home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Заключение

За прошедшую неделю Google изменила и обогатила мои представления о тюльпанах, методах контроля сознания, японских сандалиях гэта, кровожадных африканских диктаторах, трехмерных обоях, острых блюдах из курицы, облицованных плиткой ванных, способах восприятия изображений живыми организмами, гигиене собак породы чихуахуа и о многом другом. Для меня очевидно, что благодаря Google сегодня я уже не тот, каким был неделю назад(1).

Джон Гаэта, главный специалист по визуальным спецэффектам в кино, приложивший руку к созданию кинотрилогии «Матрица»

Представьте, каково сделать такое для кого-то одного? А если для 90 миллионов человек, и притом каждый день? Ларри Пейдж и Сергей Брин могут с полным правом утверждать, что изменили мир. Их собственная судьба, а также судьба компании Google на сегодняшний день остаются одной из самых удивительных, захватывающих историй нынешнего века или лучшей «пока что», – как сказал бы Гомер Симпсон. Сергей же признает, что «фактор номер один наших успехов за последние семь лет – это удача»(2).

Ларри и Сергей прошли большой путь с тех времен, когда скромно праздновали первые успехи, поедая гамбургеры в кафешке Burger King, и азартно играли со своими сотрудниками в хоккей на роликах. То были старые добрые времена. А сегодня Google вступила в новые добрые времена, когда на плечах компании лежит огромная ответственность перед обществом, перед сотрудниками и акционерами.

«Многим людям со стороны кажется, что сегодня мы безмерно уверены в себе, но если посмотреть изнутри, то все это выглядит совсем не так, – говорит Крейг Сильверстайн, технический директор и первый служащий Google. – Мы понимаем, как много всего еще нам предстоит сделать, и думаю, что именно осознание этого не дает нам зазнаться»(3).

Помимо всего прочего, Google являет собой один из самых обескураживающих парадоксов нашего времени. Мы любим компанию Google, мы почти что фанатики гугления, мы открываем перед ней душу. Информация, которой снабжает нас Google, делает нас сильнее, богаче и мудрее. Информация – это вообще основа основ личной и политической свободы.

С другой стороны, мы совершенно не представляем себе, как на самом деле работает система Google. Невозможно отделаться от ощущения, что она слишком много всего знает о нас и имеет слишком большую власть над нами. И вот Google уже вызывает у нас подозрения. Весь процесс поиска в целом и контекстная реклама, слишком хорошо соответствующая предмету нашего поиска, опрокидывают наши старые представления о конфиденциальности. Когда же дело доходит до имущественных прав, то Google явно руководствуется принципом «Что мое – то мое, а что ваше – так оно тоже мое».

А вот как отзывается о Google журнал BusinessWeek: «Как корпорация Google выглядит чем-то вроде волшебной шкатулки или черного ящика, когда непонятно, что там внутри и как и во имя чего оно действует, потому что истинные намерения и методы корпорации запрятаны за непостижимыми и обезличенными математическими алгоритмами. При этом и сама поисковая система, и возведенный на ней гигантский хитовый бизнес всецело зависят как от миллионов индивидуальных пользователей, в поисках информации поневоле раскрывающих перед Google самые сокровенные свои желания, так и от тысяч компаний, согласных распахнуть двери корпоративных виртуальных хранилищ данных, чтобы питать информационной пищей ненасытную цифровую утробу Google»(4).

Многие задаются вопросом: «А правда ли, что Google не делает зла?» Сама компания Google не устает повторять, что ее главный принцип в том и состоит, чтобы не делать зла, и вполне вероятно, что Google действительно не делает зла умышленно. Но не следует забывать, что Google-парни – люди, и ничто человеческое, в том числе ошибки и заблуждения, им не чуждо, а бизнес, которым они управляют, чрезвычайно сложен. К тому же разные люди, естественно, вкладывают разный смысл в понятие зло. За те десять лет, что она существует, Google и сама пересмотрела свое понимание таких категорий, как добро и зло. На первых порах Google-парни были непреклонны в решении не допускать на свой поисковик гороскопы и финансовые рекомендации, а также чаты. Первое они считали запудриванием мозгов, второе не вызывающим доверия, ну а онлайновую болтовню – просто ненужным излишеством. Еще более категоричным было их заявление, что порнорекламы на Google не будет, хотя потом она какими-то таинственными путями все же просочилась на поисковик. Однако теперь эти представления утратили обоснованность в глазах Google, и она сдала их в архив.

Ну что же, и зло тоже берет свое.

Авторы статьи в канадской газете The Globe and Mail Мэтт Харли и Грант Робертсон настаивают на том, что «Google – это неоконченный бизнес-проект, пребывающий в стадии разработки, и что так будет всегда. Компания из Маунтин-Вью постоянно живет в состоянии бета-версии, и именно эта корпоративная философия выступает движущей силой ее беспредельной инновационности»(5).

До тех пор пока Google сохраняет высокую прибыльность и небывалые темпы роста, она может позволить себе просчеты и ошибки. Но стоит ей замедлить бег и хотя бы ненамного сдать позиции по двум критериям успеха, и на смену всеобщим восторгам придут резкие и подчас нелицеприятные оценки, как это не раз бывало с компаниями, вступившими в пору зрелости. Строго говоря, начало критике Google уже положено.

Как заявляет старший аналитик Global Equities Research Трип Чаудри, для выживания в долгосрочной перспективе требуется нечто большее, чем просто носить титул самого лучшего на свете поисковика. «Назовите мне хоть одну другую область, кроме интернет-поиска, в которой они добились бы значимых успехов, – говорит Чаудри. – Я считают, что и совету директоров, и исполнительному руководству Google требуется произвести тотальную ревизию компании»(6).

Разумеется, и инвесторы начали проявлять беспокойство по поводу благополучия Google. Начало 2008 года выглядело успешным, позиции Google были еще сильны, что подтверждал курс акций компании, который держался на уровне выше 690 долларов, что было лишь немногим меньше исторического максимума в 747,24 доллара в ноябре 2007 года. Однако в течение года акции упали на 56 %, в том числе из-за опасений, что рост доходов застопорится.

Ключевой бизнес Google и в самом деле проявил признаки замедления, однако в целом Google хватило запаса прочности, чтобы достойно пережить биржевую сумятицу конца 2008 – начала 2009 года.

Невзирая на обоснованные страхи, Google снова доказала, что остается стабильной организацией и заслуживающим доверия брендом. С каждым месяцем количество выполняемых системой поисковых запросов неизменно увеличивается.

Так же хорошо обстоят дела и с доходами от размещения рекламы – они тоже растут в хорошем темпе. В 2007 году по этому показателю Google обскакала все прочие медиа-компании, будь то онлайновые, телевизионные, печатные или радиовещательные. По объему рекламных доходов Google обошла 17 главных медиагигантов, включая таких тяжеловесов, как News Corp., Time Warner Cable, Viacom, Yahoo! Microsoft, AOL, газету The New York Times и CBS Radio. Доходы от рекламы этих 17 медиакомпаний прирастали в 2007 году 9 %-ными темпами, тогда как в целом рост доходов онлайнового бизнеса составил 28 %. У Google доходы от размещения онлайновой рекламы в 2007 году увеличились на 44 % по сравнению с 15 % у компаний Yahoo! Microsoft и AOL, вместе взятых(7). В кризисном 2008 году темпы роста рекламных доходов Google несколько замедлились и, как ожидается, продолжат замедляться и в 2009 году. Несмотря на это, Google сохраняет лидерство в своей группе и гребет деньги лопатой. Ее достоинства намного, намного весомее ее недостатков(8).

«Пожалуй, это шестой или седьмой цикл в Силиконовой долине из тех, что случались на моей памяти. Думаю, что сегодня у нас наилучшие за все время позиции, чтобы достойно пережить его». А потом Шмидт заявил, что виной всему распрекрасная здешняя погода, с чем немедленно согласился Ларри Пейдж:

Не думаю, что найдется хоть одно другое место, где мне хотелось бы жить. Вот, например, мы финансируем компанию Tesla Motors. Это чудо – разъезжать на электромобиле, да еще с запасом хода на 220 миль. А ведь их производят здесь, у нас. Таких я нигде больше в мире не встречал(9).

Конечно, в Силиконовой долине столько всего интересного, что глаза разбегаются, но в конце 2008 года компания Google объявила о намерении урезать накладные расходы и существенно сократить 10-тысячную армию сотрудников-контрактников. Жесткий режим экономии болезненно отозвался и на компании Tesla, хотя в очереди за обещанными электрородстерами толпится еще много голливудских звезд и промышленных магнатов.

По общему мнению, выживание компании Google далеко не гарантировано. Не стоит забывать, что она действует в быстро меняющейся и крайне конкурентной среде и в качестве одного из игроков высшей лиги все время вынуждена доказывать свое превосходство как в научном, так и в экономическом соперничестве. И все же у компании имеются хорошие шансы на процветание и в дальнейшем, если ее основателям не изменят осмотрительность и деловая хватка, в прошлом не раз сослужившие им добрую службу. «Google и дальше будет переписывать законы бизнеса, – предсказывает литератор и эксперт по поисковым системам Джон Баттелл. – Похоже, это одно из тех занятий, которые делают этих парней счастливыми»(10).


* * * | Google. Прошлое. Настоящее. Будущее | Чему нас учит пример Ларри и Сергея?







Loading...