home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


12. Доминирующая сила в отрасли?

Этот мир принадлежит Google, мы же не более чем его обитатели(1).

Крис Толлс, вице-президент по маркетингу компании Topix

Я мыслю, следовательно, я гуглю(2).

Дейвид Смит, обозреватель газеты The Guardian

Блогер Пол Форд выложил в блоге статью со своими соображениями насчет будущего и озаглавил ее «Как Google побивает Amazon и eBay в Семантической сети». В качестве иллюстрации автор приводит небрежно набросанную карикатуру изображающую гигантского робота, который, стоя на земном шаре, провозглашает: «Я – Гугльбот, я правлю Землей». Большинство тех, кто видел карикатуру, расценили ее как увесистый камень в огород Google. Исключение составляли сами сотрудники компании. Они обратились к Форду за разрешением растиражировать картинку на своих любимых футболках. Конечно, Форд отказался, но все равно вскоре его рисунок появился во всех офисах Google – изображения Гугльбота красовались на стенах, досках для объявлений и на столах сотрудников компании(3).

Все это смахивает на самодовольство, не правда ли? А как сохранить титул лидера Силиконовой долины без доброй порции самоуверенности? «Многие в Силиконовой долине определенно грешат этакой спесивой самоуверенностью, дескать, "мы это можем", – признает Марк Тарпеннинг, программист и один из основателей компании Tesla Motors. – С другой стороны, предпринимателям не обойтись без некоторой толики дерзкой самоуверенности, ведь стоит представить себе все эти сложности, руки опустятся, и тогда ничего не добьешься»(4).

Не приходится сомневаться, что компания Google давно уже коронованный король интернет-поиска, но даже отраслевым экспертам не под силу оценить масштабы и пределы ее могущества. Как написал в 2007 году журнал BusinessWeek, многих всерьез беспокоят бескрайние возможности Google по сбору данных. Публицист Джордж Дайсон, пишущий на темы истории техники и высоких технологий, автор нашумевшей книги Darwin Among the Machines: The Evolution of Global Intelligence («Дарвин среди машин: эволюция глобального интеллекта»), полагает, что компания Google может представлять угрозу национальной безопасности не дурными намерениями, а всего лишь в силу самого факта существования ее колоссального хранилища данных.

«Такая гигантская концентрация денег и власти в одних руках уже сама по себе опасна», – утверждает Дайсон, и ему можно верить, так как до сих пор время от времени он консультирует Пентагон по проблеме потенциальных угроз. Хотя он и не считает, что Google следует воспринимать в качестве такой угрозы, но делает акцент на другой, более очевидной опасности: будучи ныне существенной частью Интернета, обширная сеть, построенная Google, «быстро превращается в национальную инфраструктуру жизненно важного значения». Случись что с компанией, продолжает Дайсон, будь то результат действия рыночных сил, или террористическая атака на серверное хозяйство, или что другое в том же роде, – и под угрозой окажется национальная безопасность страны(5).

Венчурный инвестор Эстер Дайсон, поддерживающая тесные связи с Google, пишет:

Опасность в том, что компания Google сумела сконцентрировать в своих руках огромный объем информации, что, вероятно, можно расценивать как концентрацию власти. Google не только раскрывает пользователям информацию, которая содержится в Сети; она также активно собирает данные о поведении пользователей, не делясь ею ни с кем. И если с помощью моделей поведения пользователей, которые строит Google, можно проследить за распространением эпидемии гриппа и определить коммерческие перспективы какого-нибудь фильма, то с таким же успехом, наверное, можно прогнозировать рыночные подвижки или даже революции, нет?(6)

«А может, даже манипулировать поведением интернет-серферов и навязывать им определенный образ мыслей и действий?» – добавим мы от себя. Вся штука в том, что большинство пользователей не представляют себе, насколько хорошо осведомлена Google об их желаниях и пристрастиях, равно как и того, с какой легкостью компания Google может манипулировать результатами поиска, информацией, рекламой и всем прочим, чтобы направить их помыслы в нужное ей русло. Могущество пропаганды и ее главная особенность в том, что люди, как правило, сами не замечают, что их сознанием манипулируют.

Google представляется онлайновым великаном, которому нет преград и который способен расти теми же темпами, что и сам Интернет. На корпоративном уровне Google бросает вызов всему, что хотя бы отдаленно относится к сфере ее бизнеса. Так, в 2008 году она вывела на рынок мобильных телефонов свой продукт Gl, явившийся прямым конкурентом ранее представленного компанией Apple смартфона iPhone; ее браузер Chrome призван перехватить клиентов у компании Microsoft, а совсем недавно Google запустила для публичного пользования проект собственной электронной библиотеки Knol, чем грозит подорвать позиции Википедии, в отличие от которой в Knol авторами статей выступают только эксперты в соответствующей области знаний.

Бывший глава Intel Энди Гроув называет Google компанией «на стероидах, которая протянула щупальца в каждую отрасль».

«У Microsoft власть была интраиндустриального свойства, – отмечает Гроув, имея в виду что компания могла влиять только на отраслевых игроков, – тогда как Google достигла такого могущества, что способна влиять на положение дел в других отраслях»(7).

«Но власть Google законна и вполне заслуженна, – возражает топ-менеджер компании Google Марисса Майер. – Наше влияние зиждется на доверии к нам со стороны конечных пользователей, и мы добились этого, ставя интересы пользователей превыше всего. Стоит нам отодвинуть их на второй план, и нашему влиянию конец»(8).

Эстер Дайсон склонна согласиться с этим, отмечая, что у пользователей всегда есть возможность переключиться на другую поисковую систему, если им что-то не понравится у Google. И Дайсон делает следующий вывод:

Та Google, которая несет ответственность перед своими пользователями: рядовыми потребителями, осуществляющими интернет-поиск, рекламодателями, инвесторами, властями, – будет лучше подготовлена к тому, чтобы приносить больше блага обществу в условиях сегодняшнего частично открытого рынка. Короче говоря, я не вижу другой регуляторной системы, которой можно было бы доверять больше, чем нынешнему рынку, этому безнравственному миру конфликтующих интересов. Как бы ни соблазняли компанию Google возможности получить сиюминутный выигрыш (скажем, сманипулировать поисковыми результатами, раскрыть личные данные пользователей, надавить своим авторитетом), она рискует потерять многое – в этом нет никаких сомнений, – если поддастся искушению, учитывая, что она существует в мире, где каждый ее шаг – объект пристального внимания(9).

Аргументация Эстер Дайсон во многом сходна с комментариями по адресу индустрии кредитно-финансовых услуг, естественно относящимися к докризисным временам, когда еще не было признаков грядущих громких провалов осени 2008 года. В двух словах суть высказывания Дайсон заключается в том, что честность и эффективность системы поддерживается за счет взаимодействия рынка, конкурентов и потребителей. Недавний провал этой концепции подвел американцев к мнению, что наряду с творческой силой и энергией предприимчивости, которые рождает система свободного рынка, для каждой отрасли должен быть предусмотрен кодекс поведения и общий надзор.


Свободные частоты | Google. Прошлое. Настоящее. Будущее | * * *







Loading...