home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава первая

Экскурсия

Проживание в общежитие предусматривало оплаченное трехразовое питание плюс пользование буфетом после девяти часов вечера. Как сказал Георгий Сергеевич: «Контрольное ведомство может позволить себе инвестировать в студентов за счет государства, особенно принимая во внимание, чем они потом будут заниматься».

Питание было организовано по принципу столовой, но ассортимент блюд оказался намного разнообразнее, чем где бы то ни было в аналогичных заведениях. Завтрак проходил с семи до восьми утра, обед с 13–20 до 14–20 и ужин с 19–20 до 20–20.

Обеденный зал находился прямо на закрытой территории факультета и представлял собой внушительных размеров вытянутый овал – примерное сорок метров в длину и пятнадцать в ширину. Георгий Сергеевич назвал его «Стадионом», поэтому и первокурсники стали называть также. На одном конце Стадиона была обустроена кухня и раздаточная блюд. На входе в ресторан постоянно дежурил администратор из команды завхоза Филлипыча – каждый раз он тщательно проверял у студентов и преподавателей пропуска и зорко следил, чтобы ни один посторонний не проник на территорию Стадиона.

Администратора звали Варламий Алексеевич, у него была кличка Вампир, и Кирилл быстро убедился, что она ему с точностью подходит. У Вампира были красные слезящиеся глаза (поговаривали, что он злоупотребляет компьютерными игрушками на ночь, поэтому вечно не высыпается и жутко злой), скуластое обтянутое кожей лицо и пронзительный взгляд, привыкший издалека распознавать виртуальных врагов в виртуальном убежище фюрера где-нибудь под виртуальным Берлином. Характер у него был под стать внешности, так что мало кто рисковал пускаться с ним в перепалку. Но его терпели – так уж повелось: на входе в ресторан всегда сидит Вампир, и никто устоявшийся порядок менять не собирался.

Когда Георгий Сергеевич впервые привел студентов-первокурсников на ужин, Вампир тщательно проверил у всех пропуска и поставил галочки напротив их фамилий в специальном журнале. Он попенял Георгию Сергеевичу на то факт, что до сих пор не оформлены специальные ученические вкладыши, дающие право студентам принимать пищу, и если к завтрашнему обеду они не будут готовы, то пусть никто не обижается: Вампир обязательно тиснет кляузу декану, а то и самому ректору о вопиющем нарушении учебного и производственно процессов. В ответ на отповедь замдекана только кивал головой и молчал, хотя вид у него был очень кислый. Первым делом Кирилл с его новыми товарищами Алексеем и Вадимом изучили меню. Список блюд внушал оптимизм: девять видов салатов, мясные и рыбные блюда, различные десерты и напитки, ешь – не хочу! Они решили сесть вместе – столики как раз были рассчитаны на 3–4 человека. Девчонки же разделились: Катя ужинала вместе с Сиреной, а Наталья – с Ариадной.

Ужин прошел в обычной болтовне, к его завершению Кирилл так отяжелел, что еле ворочал языком. Он едва добрел до жилого блока (отныне он будет звать его квартирой), застелил постель, умылся и немедленно завалился спать, поставив будильник на семь утра. Завтрашний день обещал быть трудным, но интересным, и к новому распорядку жизни еще предстоит приспособиться!

Утром они встретились в холле общежития. Георгий Сергеевич раздал всем необходимые «ресторанные» вкладыши с фотографией и серебристой заламинированной полосой – всё чин по чину, так что теперь Вампир ни к чему не придерется. Кирилл с интересом разглядывал Катерину – ему нравились все девчонки, но она больше других. Катя была невысокого роста, хрупкого телосложения, но с прекрасной фигурой. У нее были карие глаза, густые вьющиеся темные волосы – сейчас сплетенные в косичку, которую она перебросила через правое плечо – немного полные губы и нос с едва заметной горбинкой. В глазах постоянно мелькали смешливые зайчики, а голос напоминал звучание веселых легких колокольчиков в праздничный весенний день.

Кирилл так откровенно пялился на Катерину, что она не выдержала и показала ему язык, а потом погрозила кулаком. Девчонки пока не спешили сходиться с парнями, впрочем, здесь не было ничего удивительного – у них есть много времени узнать друг друга получше!

– Ну что, готовы? – Георгий Сергеевич принял торжественный вид, как будто собирался идти на парад, – обзорную экскурсию по зданию факультета ИТС объявляю открытой! Всем смотреть и запоминать, отныне это ваш родной дом и семья!

Факультет занимал часть правого крыла нового корпуса МГТУ – семь этажей, следующих под шифрами: седьмой-1, седьмой-2, седьмой-3, седьмой-4, седьмой-5, седьмой-7 и седьмой-777. Главный холл с охраной располагался на седьмом-3, под ним на седьмом-2 были общежития студентов, а еще ниже (на седьмом-1) – Стадион, физкультурные залы и подсобные помещения.

Этажи седьмой-3 (кроме холла), седьмой-4 и седьмой-5 были отданы под лекционные аудитории и комнаты для проведения семинарских занятий, а также под многочисленные кафедры и научные секции. Здесь в любое время суток кипела жизнь, ученые и примкнувшие к ним студенты корпели над учебниками и монографиями, бегали по коридорам, что-то бурно обсуждали в специально обустроенных курилках и хватали друг друга за грудки, пытаясь доказать правильность или заведомую ложь тех или иных научных теорий.

На седьмом-7 располагались актовый зал, дискуссионные залы и залы научных заседаний. Факультет постоянно участвовал в программах по обмену опытом, проходивших под эгидой научных конференций и сборищ, в программах международного сотрудничества и международного взаимодействия. Можно сказать, что седьмой-7 был самым публичным этажом на факультете, он имел несколько парадных входов и был настолько открыт, насколько это вообще возможно. Примерное раз в два месяца сюда приезжала бригада обеспечения секретности из ФСБ, которая с помощью шпионской аппаратуры осуществляла зачистку местности от жучков, электронных закладок и передающих видео– и аудиоустройств – они с завидной периодичностью появлялись после каждого крупного конгресса с участием иностранных ученых.

Во время проведения подобных мероприятий седьмой-7 наглухо блокировался, и попасть отсюда на сопредельные этажи факультета было невозможно. Аналогично и наоборот – чтобы добраться до залов заседаний, приходилось нарезать круги по огромному корпусу МГТУ, что жутко не нравилось ученым мужам – и иногда они устраивали перепалку, требуя предоставить им возможность ходить коротким путем. Бесполезно – декан всегда стоял на страже секретности, и ученые возмущались чисто формально, понимая, что толку от этого не будет никакого.

Выше седьмого-7 располагался седьмой-777, где находился деканат и святая святых: личные кабинеты и лаборатории заведующих направлениями. Все они были ДПН-ДА и имели соответственные привилегии – в частности, были избавлены от любой административной и хозяйственной нагрузки и занимались чистой наукой – теоретической и прикладной. Их почти никогда не видели на нижних этажах, и мало кто вообще знал их в лицо.

Георгий Сергеевич начал экскурсию с седьмого-1. Он провел ребят мимо Стадиона к спортзалам: борцовскому, гимнастическому и атлетическим. Залы представляли собой пространственную плоскую матрешку: по периметру – беговая дорожка (в том числе и для спринтерского бега), ямы, сектор для прыжков в высоту, сектор для метания технических снарядов, в середине – закрытое пространство: раздевалки, душевые, борцовские арены, тренажеры и небольшой зал штанги, а по соседству – гимнастические снаряды, включая брусья, перекладину, бревно и полноценный ковер для вольных упражнений.

Согласно терминологии факультета, спортивные арены в отличие от Стадиона-ресторана (71С1) назывались Стадион-7 (71С7). Прямо на экскурсии Георгий Сергеевич поинтересовался, каким видом спорта студенты хотели бы заниматься. Кирилл выбрал восточные единоборства и немедленно получил в качестве практиканта-наставника Алексея, которому было поручено сделать из «этого задохлика» достойного спортсмена.

Также к ним присоединилась Катерина, чему Кирилл был чрезвычайно рад. Впрочем, его радость слегка померкла – после того, как он случайно перехватил несколько заинтересованных взглядов, которые девушка исподтишка бросала на мускулистого и крепкого Алексея. Конечно, сравнивать их физическую форму было нельзя – Кирилл никогда не занимался спортом профессионально, поэтому на фоне Алексея смотрелся, как отличник-очкарик по сравнению с мощноштанговым люберецким качком.

Наталья выбрала легкую атлетику – вместе с Вадимом, хотя от него, скорее, можно было ожидать гимнастики. Зато гимнастику предпочли Ариадна и Сирена, и последняя, явно, решила пойти за компанию – у девушек уже установились прочные дружеские отношения.

Кирилл чувствовал себя не в своей тарелке. Похоже, пары мальчик-девочка определились, а лично ему совсем не хочется быть третьим лишним! Остается выбирать между Ариадной и Сиреной, и хотя они, вроде, свободны, но и одна, и вторая вызывали у него дрожь в коленках только от одной мысли, что к ним можно подойти. Впрочем, кто сказал, что ему вообще нужны какие-то особые отношения! На данном этапе он хочет просто учиться, а всё остальное готов оставить на потом – если оно вообще понадобится!

Когда с распределением в физкультурные классы было покончено (предусматривалось, что занятия будут проходить четыре раза в неделю: вторник, четверг, пятница и суббота с 17–40 до 19–05), они отправились на седьмой-3. По дороге Кирилл попытался узнать у Георгия Сергеевича, означает ли это, что ему можно не ходить на физкультуру от группы РЛ-2-11, на что получил ответ, что нет, совсем не означает. Ему нужно продолжать учебу по основной специальности (по полной программе), мало того, лично он – Георгий Сергеевич – надеется, что Кирилл будет отличником!

Что же касается остальных, то тут они сами вправе решать – никто их неволить не станет. Но если они придут к выводу, что одного факультета достаточно, то пусть имеют в виду, что здесь даются только специфические знания, и они могут остаться без стандартного профильного образования, которое потом все равно придется получать! После слов Георгия Сергеевича Вадим, Катерина и Сирена хором пообещали совмещать одну учебу с другой.

– Такое чувство, что я здесь главный ботаник! – настроение Кирилла окончательно упало, – придется пыхтеть за двоих, в то время как Алексей, Наталья и Ариадна будут прохлаждаться. Да и другие недалеко ушли, разве что Катя, которой тоже будет несладко!

Впрочем, от мысли, что Катя не будет оставаться подолгу наедине со спортсменом-Алексеем, его немного отпустило, и он заспешил вслед за остальными – хотя первым спонтанным его желанием было затеряться где– нибудь между этажами, вернуться к себе, уткнуться в подушку и заплакать от жалости к себе.

– Итак, перед вами седьмой-3! – они прошли через холл охраны и остановились в начале длинного широкого коридора с ответвлениями в обе стороны. – На первом и вторых курсах вы будете учиться именно здесь. Студенты постарше перемещаются на верхние этажи. Осмотримся?

Словно стайка утят, ведомая гусыней, они двинулись вперед.

Если смотреть сверху, план этажа представлял собой ровный симметричный чертеж: от начала коридора справа и слева – по две одинаковых размеров аудитории, потом с двух сторон боковые коридоры, ведущие к кафедрам, далее – библиотека слева и читальный зал справа, далее опять кафедры, потом два санузла и снова две кафедры.

Честно говоря, Кирилл ожидал увидеть нечто особенное, но когда он вспомнил, что здание корпуса строилось еще при СССР, то перестал удивляться убогости архитектурных решений. Ведь по тогдашним меркам учебный процесс должен был проходить исключительно квадратно-гнездовым методом, и лишние конструкторские изыски только отвлекали бы внимание студентов.

– Жаль, что только в сказках дома живут своей волшебной жизнью! Взять бы и придать учебному корпусу форму Хогвартса – или Дурмстранга, в крайнем случае! А так – имеем перед собой прозаический стройматериал, образующий стены, пол и потолок, а настоящий камень и бетон – субстанция твердая, массивная, и пока не была замечена в излишних телодвижения (форсмажор, обвал и землетрясения просьба не учитывать).

Впрочем, ощущения от этажа были весьма неплохие, пахло свежестью, и вообще, атмосферу здесь можно было назвать даже радостной – в противовес главному зданию МГТУ.

Для студентов процесс обучения на факультете был устроен совершенно по– домашнему, не нужно было носиться по этажам (не считая питания и спортивных секций) – группа занимала одну аудиторию, которая оставалась закрепленной за ней в течение двух лет. Здесь читались лекции и проводились семинары, сюда приходили преподаватели с разных кафедр, так что студенты на переменах просто отдыхали.

Была еще одна аудитория – предназначенная для самостоятельных упражнений, гораздо менее формальная, с диванами и кофейными столиками, покрытыми мягкими скатертями. Учебные классы располагались рядом, в этом году – это 73Л1 и 73Л2С: «седьмой-3 левая сторона первая» и «седьмой-3 левая сторона вторая для самостоятельных работ». Соответственно, для второго курса были предназначены 73П1 и 73П2С.

Георгий Сергеевич широко распахнул двери 73Л1 – в аудитории на удивление оказалось довольно просторно. Огромная доска шла через всю стену, одну половину ее прикрывал экран, напротив которого был установлен проектор последней модели. Чуть сбоку располагались стол преподавателя и высокая кафедра, похожую на ту, с которой выступал Ленин, призывая учредительное собрание к свержению царя-батюшки. По крайней мере, Кириллу кафедра показалась именно такой – судя по картинкам, которые он в детстве разглядывал в старых книжках.

Для каждого из студентов была зарезервирована своя парта (не стол, а именно парта) – внушительных размеров и, кажется, из дуба. Кирилл первый раз видел такие, он, как и Ариадна, не смог удержаться от удивленного возгласа. Когда же он сел за одну из них, у него немедленно возникло ощущение, что он перенесся сквозь время в восемнадцатый век, и сейчас в аудиторию войдет старый профессор в мантии и колпаке с набором гусиных перьев и чернильницей. А заодно и с розгами для воспитания баламутов– разгильдяев. Впрочем, парта была очень удобной – даже более, чем обычный стол.

– Прошу встать возле доски! – Георгий Сергеевич быстро собрал всех в кучку – Сейчас мы проведем одно важное мероприятие! Называется: «Выбери себе место!» Раз-два-три! – и он широким жестом обвел аудиторию. – Только, чур, стол преподавателя не занимать!

Парты были расставлены в два ряда: в первом – три, во втором – тоже три, а последняя – седьмая, стояла позади всех сбоку на отшибе. Войдя в аудиторию, Кирилл поразился такой странной планировке, но всё же он не предполагал, что ему предстоит участвовать в конкурсе: «Отпихни соседа!» Логичней было расставить парты, например, четыре плюс три, а так получается, что кто-то обязательно будет чувствовать себя оторванным от группы.

По странному стечению обстоятельств этим оторванным оказался именно он. Кирилл не ожидал от своих товарищей такой прыти – пока он соображал, куда бежать, ему не оставили выбора.

Наталья первой подала пример: она села на второй ряд в самую середину, слева от нее примостился Алексей, справа – Вадим. На первом ряду обосновались Ариадна, Катерина и Сирена – если смотреть от стены, противоположной двери. Кстати, окон в аудитории не было, но воздух был очень свежим, а свет, льющийся из-под потолка, мягким и успокаивающим.

По итогам распределения мест Кирилл понуро поплелся к седьмой парте, чувствуя себя не самым лучшим образом. Он не привык к такому – необходимости бороться за что-то, распихивая друг друга локтями. Как результат – он на «Камчатке» и останется там надолго. Впрочем, усевшись за парту, он быстро успокоился, а еще через минуту почувствовал, что она – парта – встретила его с распростертыми объятиями, и ему за ней будет хорошо!

– Что ж! Выбор сделан! – Георгий Сергеевич критически оглядел группу, потом сосредоточил внимание на Кирилле, хотел что-то сказать персонально ему, но передумал. – Отныне эти места закреплены за вами, и никто не имеет право менять их по своему усмотрению. В нашем деле место не менее важно, чем всё остальное, и скакать кузнечиком студентам не рекомендуется! В понедельник ровно в 14.30 прошу всем быть здесь! А теперь идем дальше!

– Итак, на седьмом-3 шесть кафедр. Слева прямо по ходу: «Кафедра истории религий и научного изучения возникновения магических предпосылок» – сокращенно ТРМ («Теоретическая религия-магия»). Как понятно из названия, кафедра занимается исследованием всего, что так или иначе связано с верой и потребностью в ней, и с магией и потребностью в ней. Сразу скажу, предмет не очень интересный, но совершенно необходимый, он закладывает основы, понимание, с чем вы будете в дальнейшем иметь дело. По программе ТРМ предусмотрено четыре часа в неделю, лекция и семинар.

Общее расписание в понедельник с утра будет висеть в холле вашего общежития. Не стоит, наверное, говорить, что пропуск занятий карается немедленно и строго. Государство не для того обеспечивает вам комфортные условия жизни и учебы, чтобы вы отлынивали и бегали за пивом! Но, кажется, я об этом уже говорил? Или нет? – Георгий Сергеевич показательно сморщился и стал чем-то похож на Водяного из старого мультика «Летучий корабль». – Хотя неважно – лишний раз напомнить не помешает!

– Идем дальше! – Георгий Сергеевич повернулся направо и указал на дверь напротив. – Кафедра «Введение в специальность». Раньше это была просто секция, но потом декан и научный совет пришли к выводу, что ее нужно повысить до уровня кафедры. Она отличается от всех остальных – прежде всего, своей исключительной направленностью на обучение студентов. Одно время администрация факультета хотела назвать ее «Кафедрой мотивации», но тогда бы возникла путаница – слово «мотивация» уже присутствует в названии одной из наших кафедр – и от этой идеи отказались. Лично как по мне, то «Введение в специальность» – самый интересный предмет на первом курсе. На кафедре работают отличные ребята, большинство – настоящие энтузиасты, и иногда послушать их лекции приходят даже академики!

– Несколько шагов вперед, и перед вами – библиотека младших курсов! – Они остановились перед дверью, над которой висела яркая табличка в багетной раме: «Хранилище мистических тайн. Филиал 73М». – Не нужно объяснять, что «М» значит «младшие»? Вообще, с нашей внутренней терминологией никогда ни у кого проблем не возникает. Она понятна и прямолинейна, как гвоздь! – Георгий Сергеевич аккуратно открыл дверь библиотеки, и они тихо зашли внутрь.

Навстречу им поднялась средних лет невысокая полная женщина в очках:

– Здравствуйте! Георгий Сергеевич, это наше новое пополнение? Дайте-ка я на вас посмотрю! Меня зовут Тамара Александровна Пшенная, Наблюдатель Магии и кандидат паранормальных наук 1-й категории, заведующая библиотекой для младших курсов. Я надеюсь (и вы можете в этом не сомневаться), что ко мне вы будете приходить не реже, чем на свидания с девушками или с юношами! А сейчас нам необходимо оформить на вас читательские билеты!

Тамара Александровна (как потом узнал Кирилл, все звали ее ТАПком, причем в мужском роде: «Тапок сказал, Тапок сегодня очень сердится») села за стол и по очереди неторопливо вписала первокурсников к себе в журнал: ФИО, год рождения, место проживания. Под местом проживания имелось в виду общежитие при факультете, которое, как оказалось, тоже имело свою аббревиатуру: 72ПК, что расшифровывалось седьмой-2, Пристанище Козерогов.

Кстати, все шесть общежитий (с первого по шестой курс) имели отдельные входы, и во время отдыха студенты между собой никак не пересекались. Соответственно, они назывались:

72ОБ – седьмой-2, Общежитие Балбесов,

72ЖН – седьмой-2, Жилище Немногословных,

72БС – седьмой-2, Блок Студентов,

72ГП – седьмой-2, Гостиница Пятаков,

72АВД – седьмой-2, Апартаменты Выходного Дня.

Никто (даже из старожилов факультета) не мог толком сказать, откуда взялись эти названия – как будто они материализовались сами собой из воздуха и явились уже как данность, и что бы не делали администрация и хозяйственный отдел, загадочные названия не сдавались и постоянно воспроизводились как среди самих студентов, так и среди преподавателей. В конце концов на такую вольность решили закрыть глаза и ввели условные обозначения уже в официальную документацию.

Пока шла запись, Кирилл с интересом рассматривал высоченные стеллажи с книгами. Понять, по какому принципу они классифицированы, могла, наверное, только Тамара Александровна – да и то, исключительно с помощью компьютера. На столе перед ней стояло три монитора, и ее рабочее место напоминало пульт диспетчера какой-нибудь высокотехнологичной электростанции или элемент командного пункта дивизии РВСН.

– Итак, молодые люди! – ТАПок закончила записывать и удовлетворенно полюбовалась на свой красивый почерк, – что бы вам хотелось взять почитать на выходные? Программа – программой, а чтение для души еще никто не отменял! Кстати, можно нескромный вопрос: вы читать-то умеете? Или привыкли исключительно в компьютерные игры играть? Шучу, шучу, отвечать не нужно! Наверное, вас уже об этом спрашивали, да, Георгий Сергеевич? – ТАПок ехидно посмотрела в сторону замдекана. – Не обращайте внимания, это наша дежурная шутка – почти точно также, как и рассказывать страшилки о возможном отчислении!

Я хочу вам порекомендовать вот эту книжку: «Подсознание, надсознание, полусознание и сверхсознание! Чему верить и как спастись от шарлатанов от магических искусств», автор Бобровников А.М. – хоть и не является нашим сотрудником, хоть и пишет для массового потребления, зато читается легко и с юмором! Впрочем, как хотите, никто настаивать не собирается!

Единственным, кто серьезно воспринял предложение заведующей библиотекой, оказался Кирилл – ведь он пока толком не понимал, о чем пойдет речь на занятиях. Оставалось надеяться, что он не окажется совсем профаном и не будет смотреться на фоне своих товарищей полным недоумком! А для этого следовало иметь хоть какие-то представления о предмете.

В читальный зал их не пустили – Тамара Александровна сказала, что там сидит зав. кафедрой ТРМ, видный ученый, и тревожить его по пустякам не стоит. Кстати, именно он будет вести в этом году их группу, так что встреча с ним не заставит себя долго ждать.

После общения с ТАПком, Георгий Сергеевич предложил зайти в аудиторию 73Л2С попить кофе. После того, как чайник вскипел, и все немного подкрепились печеньем, их знакомство с седьмым-3 продолжилось.

– Итак, на этаже находятся еще четыре кафедры. Вторая слева и самая крупная – «Кафедра медитативных практик» (КМП). Я считаю (да и не только я), что медитативные практики – основа всей магической науки, без них невозможно никакое движение вперед. И им вы будете уделять массу времени, ведь только базируясь на медитации, можно говорить о каком-либо прогрессе.

Напротив – «Кафедра основ магического очищения» (КОМО) – наверное, многие из вас понимают значение этого термина, хотя, может быть, и нет. В любом случает, и КМП, и КОМО дадут вам базовые практики, которые вы будете применять в течение всей жизни. Они подарят вам букварь (в фигуральном смысле, конечно), набор правил и путеводитель в мире мистики, магии и заплановых воздействий. Знания, которые даются на этих кафедрах – это фундамент, на котором базируется всё!

В самом конце по коридору сразу после санузлов (кстати, можно воспользоваться, пока есть минутка) расположены оставшиеся две кафедры. Место для них выбрано не случайно – подальше с глаз, из сердца вон! Слева

– «Кафедра борьбы с искушениями» (КБИ), справа – «Кафедра искоренения зла в себе» (КИЗ), хотя мы называем ее «козой». «Козу» никто не любит, преподаватели там очень странные, и среди студентов постоянно ходят слухи, что вышли они непосредственно из средневековой инквизиции, просто перерождаясь из одного физического тела в другое.

Конечно, это всё досужие выдумки, но определенная почва под столь мрачными суждениями имеется. И хотя очищение от зла в наши дни не предполагает сожжение на костре, подледное купание в проруби и побивание камнями, но зловещая аура все же дает о себе знать.

Лично мне часто кажется, что сотрудники «козы» вообще не являются частью нашего факультета, уж больно они самобытные и непредсказуемые. Однако факт остается фактом, вы обязаны прослушать два курса: «Заслуги инквизиции в вопросах очищения – история и современный взгляд» – в первом семестре, и «Ведьмовство, дьявольские обряды и темная тьма» – во втором. Но особо не пугайтесь – по ним у вас будет всего лишь зачет, в отличие от серьезных экзаменов по КМП и КОМО в конце года!

– Подводя краткий итог, – Георгий Сергеевич налил себе еще кружечку кофе и предложил сделать то же самое всем остальным, – вот эти шесть предметов: ТРМ, «Введение в специальность», КМП, КОМО, КБИ (у нас принято называть его ВСС – «выдери себя сам») и «козу» вы будете изучать два семестра.

Плюс физическая культура, что означает, что количество предметов у вас будет равняться семи. Иначе и быть не могло. Теперь предлагаю вам проявить самостоятельность, сходить пообедать и чуть-чуть передохнуть, а после мы с вами пробежимся по верхним этажам: четвертому и пятому. На остальные пока не пойдем. В принципе, вам там делать нечего.


предыдущая глава | Факультет | cледующая глава







Loading...