home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава четвертая

Весенняя сессия

– Если вы еще не забыли, скоро годовые экзамены! – Толкачев рассадил всех в кофейне 73Л2С и встал напротив. – Всего каких-то две недели, и все шесть предметов раскроются перед вами во всей красе! Вернее, это вы раскроетесь перед ними, и придется нести ответ! Готовы? Хорошо! Сессия – штука серьезная и очень ответственная!

Сейчас нам предстоит решить несколько организационных вопросов – в частности, утвердить расписание экзаменов. Наш факультет имеет особый статус и особые привилегии – и некоторые из них распространяются на студентов. Например, вы можете сами определить, какой по счету будет «коза» – первой или последней (или вдруг – в середине!). Слушаю варианты!

Студенты загалдели. Мнения были разными, но в итоге пришли к выводу, что лучше сразу сбросить «козу» с плеч, а уже потом браться за все остальное. «Козу» было решено провести на неделю раньше, чтобы еще оставалось время восстановиться после общения с Палачом. Далее по плану шли КОМО, КМП, ТРМ и на закуску – КБИ – экзамен-семинар и «Введение в специальность» в виде то ли зачета, то ли все того же семинара. На каждый предмет отводилось по три дня на подготовку.

– Идем дальше! – после того, как с расписанием экзаменов было покончено, замдекана вынул из портфеля видавшую виды тесемочную папку из прессованного картона и авторитетно постучал по ней пальцем. – Здесь у меня результаты практических работ – в частности, резюме, составленные вашими кураторами. На их основании, а также в соответствие с имеющейся у нас дополнительной информацией, мы выставили оценки каждому из вас.

У нас разработана уникальная методика определения успешности того или иного студента – вам еще предстоит о ней узнать, только немного позже. А пока скажу только одно – по практическим работами пятьдесят баллов отдается на откуп непосредственно руководителям практики, пятьдесят баллов мы оставляем за собой.

Итак, результаты. Первая цифра выставлена вашими кураторами, вторая – нами. Сумма в итоге определяет конечный балл


Факультет

Толкачев прочитал и отложил ведомость с результатами в сторону:

– О чем говорят ваши оценки? Пять «отлично» и два «хорошо». В общем, неплохо, но! В случае с Мишиной со стороны ее куратора прослеживается либо предвзятое, либо ярко выраженное скептическое отношение. Что ж! Географическое общество – не подарок! Ученых просто так на голую магию не возьмешь, им нужно еще и еще раз доказывать, что есть нечто, о чем они не имеют ни малейшего представления. Вероятно, Наталья не была убедительна, что, впрочем, совсем не является провалом, а говорит только об одном – нужно серьезно проанализировать, какие ошибки она совершила, и можно ли было как-то повлиять на ситуацию иным способом. Наталья, тебе понятно?

Георгий Сергеевич дождался утвердительного ответа и перешел к Вадиму.

– Теперь что касается тебя. В принципе, ты мог претендовать и на «пятерку», если бы сразу отринул свое чувство собственной значимости и включился в работу. Видишь ли – ты думаешь, что ты что-то знаешь. И ценишь себя за свои знания. Но другие не знают, что ты что-то знаешь – им вообще все равно, кто ты такой и что умеешь, и здесь изображать из себя фанфарона бессмысленно и контрпродуктивно. Твоя задача заключается в следующем – будь проще, научись закрываться и не выпячивать свои способности. И тогда люди не будут воспринимать тебя, как выскочку и излишне надутого персонажа. Уяснил?

Кирилл посмотрел на Вадима – того буквально выворачивало изнутри от еле сдерживаемого гнева. Однако ничего не поделаешь – прилюдная порка всегда являлась одним из эффективнейших средств воспитания. Если Вадик наконец-то пересилит сам себя, его жизнь изменится до неузнаваемости – а цель преподавателей ему в этом помочь.

Кирилл! – Георгий Сергеевич расплылся в улыбке, и Кирилл почувствовал похвалу, исходящую от замдекана. – Ты молодец! У нас не принято широко распространяться об успехах или неудачах студентов, мы говорим только самое необходимое, поэтому вот тебе конверт, о его содержимом лучше не распространяться, прочтешь позже и действуй согласно полученным инструкциям. Засим, давайте заканчивать!

Замдекана ушел, следом потянулись студенты. Кирилл остался сидеть, у него возникло желание переговорить с Натальей, и он взглядом удержал девушку в аудитории. За последний месяц их дружба окрепла (именно дружба без всяких иных тонкостей), а вот с Варей наоборот – взаимоотношения рассыпались в труху. У нее появилось новое увлечение, а Кирилл не протестовал. Причем, не протестовал видимо и открыто.

Он уже понял, что равнодушие – самое сильное оружие, которое имеется в его распоряжении, и применял его, не задумываясь. И, вероятно, эта его позиция больше всего бесила Варю, которая, как красивая девушка, ожидала от Кирилла вспышек ревности, проявлений неудовольства или иных чувств.

Вот и сейчас она ненадолго остановилась у выхода, мельком взглянула на Кирилла, подавила желание что-то сказать, а потом с размаху хлопнула дверью – Кирилл даже вздрогнул от неожиданности.

– Не боишься, что порчу прилепит! – они подождали, пока остальные выйдут, и Наталья села рядом с Кириллом, – ведь может!

– Не, не боюсь! – Кирилл легкомысленно мотнул головой, – в данном конкретном вопросе неправа именно она, так что пусть и отдувается! А на порчу она не пойдет – себе дороже может оказаться!

– Ладно, проехали! – Наталья, вопреки ощущениям Кирилла, выглядела удовлетворительно. Он, как друг, опасался, что «четверка» по практике выведет ее из себя, но Наталья, вроде, уже и думать о ней забыла – с глаз долой, из сердца вон! – Ну, раскрой конвертик, не терпится узнать, что там тебе написали!

Наталья громко рассмеялась – Кирилл и не думал ей отказывать. Он чувствовал, этой девушке он может доверять.

Приглашение.

Дано Раевскому Кириллу Борисовичу от имени Министра Иностранных Дел Российской Федерации на участие в торжественной ежегодной церемонии награждения особо отличившихся лиц, состоящих на государственной службе.

Церемония пройдет в пятницу 16 мая 2015 года в 19–00 в Большом Кремлевском дворце. Все необходимые формальности просьба уточнять заранее.

Государственный Советник Российской Федерации Первого Класса

Щербень П. И.

– Вот это да! – Наталья выпучила глаза и стала похожа на большую смешную камбалу. Она, вообще, настолько классно преображалась, что иногда, глядя на нее, Кирилл смеялся до колик в животе. Способности к лицедейству и мимикрии были заложены в ней с детства, а сейчас она отточила их до совершенства. Наталья часто говорила, что если с магией у нее не сложится, то сцена обретет в ее лице умопомрачительного клоуна – осталось только найти, перед кем выступать.

Кирилл вертел в руках приглашение и не знал, что сказать. Сейчас понедельник – до пятницы осталось всего три дня.

– Тебя чем-то будут награждать? – голос Натальи звучал серьезно, – может, расскажешь, чем занимался на практике? Ты, вроде, даже куда-то уезжал?

– Да ничего особенного! – Кириллу очень хотелось выложить Наталье всё, но с него взяли строгую подписку о неразглашении. Он и сам понимал, что тогда в штаб-квартире ОБСЕ сыграл в серьезную взрослую игру и, кажется, выиграл. Переговоры министра и его коллеги из Государственного Департамента США закончились удачно – стороны, несмотря на первоначальный скепсис и журналистов, и экспертов, подписали взаимообязывающие протоколы и достигли серьезного прорыва в отношениях. В этом была и его – Кирилла – заслуга, он это чувствовал.

После той поездки он восстанавливался две недели. Энергия, затраченная им на видение и борьбу с противниками из-за океана, была громадной – без посторонней внешней поддержки (его небесный покровитель мобилизовал под свое начало просто легион единомышленников), Кирилла раздавило бы, как утлое деревянное суденышко килем могучего линкора.

Урок вышел отменным – вряд ли какая-нибудь иная ситуация могла более наглядно подтвердить слабость отдельного человека. И наоборот – силу сообщества. Кирилл сделал определенные выводы – одним из них был полный отказ от самоуверенности, свойственной ему раньше. Кирилл изменился – как внутренне, так и внешне, и, конечно, его товарищи не могли этого не заметить. Он стал более замкнут и менее разговорчив. Он повзрослел.

– Да ничего особенного там не было, всё точь-в-точь по нашему профилю, и я, честно, не знаю, зачем меня куда-то приглашают! – Кирилл взял Наталью за руку, дескать – верь мне! Но кого он хотел обмануть!

– Ах ты, маленький противный лгунишка! – Наталья в ответ неожиданно дунула ему в лицо, и он зажмурился, – прежде чем врать, сначала спрячь самодовольное выражение, и помни, варвар, что стоишь перед Цезарем!

– Ладно, ладно, сдаюсь! – Кирилл закрылся руками, уходя в оборону, – всё! Не смею лгать, но и рассказать ничего не могу, поверь на слово – так будет лучше нам обоим! Ну, может быть, как-нибудь потом! – он должен был что-то пообещать – ведь просто так от него не отвяжутся!

– Договорились! – Наталья чмокнула Кирилла в щеку, – а теперь, налей мне кофе, варвар! Возлюби своего Цезаря, как себя самого!


предыдущая глава | Факультет | cледующая глава







Loading...