Book: Обитель страха



Обитель страха

Барбара Картленд

Обитель страха

Глава 1

В холле послышались шаги. Маленькая фигурка молча бросилась к окну и спряталась за длинными бархатными шторами.

Мгновение спустя дверь в библиотеку распахнулась. Арабелла поняла: это пришел отчим. Он швырнул хлыст на стол, и ей едва не стало дурно, в кресле осталась открытая книга.

Девушке казалось, что она видит устремленный на книгу взгляд его колючих глаз под щетинистыми бровями. Вряд ли осталась незамеченной и лестница из красного дерева, стоящая под тем местом в книжном шкафу, откуда была извлечена книга.

Арабелла затаила дыхание, отчим в любой момент мог заподозрить ее присутствие и начать поиски. Только услышав, как в библиотеку вошла мать, она смогла перевести дух.

– А, вот ты где, Лоренс! – произнесла леди Дин своим мягким низким голосом. – Мне показалось, я слышала твою лошадь. Как прогулка?

– Здесь была Арабелла! – драматическим тоном возвестил сэр Лоренс, и его резкий голос эхом отдался по комнате. – Я полагал, что она больна и не выходит из комнаты.

– Да, да, это так, – торопливо проговорила леди Дин. – Она все еще неважно себя чувствует и, я уверена, не могла спуститься вниз.

– Видишь эту книгу? – спросил сэр Лоренс – Сколько раз я предупреждал Арабеллу, что не потерплю, чтобы она читала мои книги. Некоторые из них совершенно не подходят для девушки ее возраста, да и вообще, большая ученость вредит молодежи. Однако Арабелла ослушалась меня, как неоднократно делала это и прежде.

– Прошу тебя, Лоренс, не терзай себя. Я поговорю с Арабеллой.

– Нет, это я поговорю с Арабеллой, – отрезал сэр Лоренс.

– Умоляю, Лоренс, не сердись на нее! – с жаром воскликнула леди Дин после минутной паузы. – Если ты собираешься снова выпороть ее, то знай, она еще не вполне здорова. И потом, она уже слишком большая для подобных вещей.

– Как дурно вести себя, так она еще недостаточно взрослая! – резко возразил сэр Лоренс – Раз она позволяет себе делать то, что запрещено, пусть пеняет на себя.

– Ну, Лоренс, прошу тебя… – начала леди Дин, но муж перебил ее:

– Больше мы не будем говорить об этом. Завтра же утром ты пришлешь Арабеллу ко мне. А сейчас у нас нет времени: пора ехать на чай к лорду-наместнику.

Немного помолчав, как будто заставляя себя прекратить спор, леди Дин тихо спросила дрожащим голосом:

– Ты действительно считаешь, Лоренс, что мне следует надеть бриллиантовую диадему и другие драгоценности? Разумно ли это? Вся округа знает о приеме у лорда-наместника, и я уверена что эта ужасная банда разбойников будет подстерегать гостей по дороге.

– Обо всем уже позаботились, дорогая, – важно заявил сэр Лоренс – Надень диадему и забудь об этих головорезах.

– Но, Лоренс, помнишь прошлый раз? Я лишилась рубиновой парюры. Злодеи просто стаскивали кольца с пальцев! Никогда в жизни я не испытывала подобного страха и унижения!

– Я тоже! – откровенно признался сэр Лоренс – А что можно было сделать: их шестеро, а я безоружен. Да еще этот гнусный негодяй, Джентльмен Джек, или как там его, имел наглость насмехаться надо мной. Клянусь тебе, Фелисити, тот день, когда он будет болтаться на веревке за содеянное, будет счастливейшим в моей жизни!

Сэр Лоренс говорил с такой злобой в голосе, что леди Дин запротестовала:

– Нет, нет! Не говори так, Лоренс! Ты пугаешь меня. Пусть эти люди именно таковы, как ты говоришь, но их преступления, какими бы ужасными они ни были, не должны разжигать в тебе гнев, от которого ты сам можешь стать таким же жестоким, как бандиты.

Слова жены, по-видимому, уменьшили ярость сэра Лоренса, и, когда он заговорил снова, голос его звучал уже мягче:

– Ты женщина до кончиков ногтей, не правда ли, Фелисити? Впрочем, это совсем не плохо. Терпеть не могу современных молодых особ, которые ругаются последними словами, носятся сломя голову верхом и делают вид, что совершенно не нуждаются в мужском покровительстве. Но скажи мне, разве не позор, что спустя два года после окончания войны с Бонапартом мы не в состоянии заполучить полк солдат, чтобы раз и навсегда покончить с бичом нашей округи – этими разбойниками?! Да что там говорить, если сам его честь судья попал в устроенную бандитами засаду, когда возвращался с выездной сессии суда присяжных. У него забрали часы, кольцо, а у его помощника – пятьдесят гиней золотом, выданных для оплаты жилья в судебном округе.

– Судья?! – воскликнула леди Дин. – Неужели они ни перед чем не останавливаются?

– Это сущее безобразие, что бандиты до сих пор не арестованы! – Сэр Лоренс был полон гнева. – Это в прошлом веке разбойники могли терроризировать всю округу, но сейчас, в тысяча восемьсот семнадцатом году, нам давно следовало бы позаботиться о том, как передать их в руки правосудия. Все, что нам нужно для этого, – полк драгун. Я скажу сегодня об этом лорду-наместнику!

– Если мы, конечно, попадем на этот прием. – В голосе леди Дин слышалась тревога. – О Лоренс, умоляю, не заставляй меня надевать диадему. Она так бросается в глаза!

– Диадема будет в полной безопасности, – успокоил жену сэр Лоренс, – а вот ты будешь ощущать себя неприметной, если появишься у лорда-наместника без нее. Есть вероятность, правда, всего лишь вероятность, что прием почтит своим присутствием его королевское высочество.

– Его королевское высочество? Ты хочешь сказать, что принц-регент будет присутствовать на сегодняшнем вечере?

– Видишь ли, леди Хертфорд приняла приглашение, а как всем известно, Принни всюду следует за ней. Так что, Фелисити, надень свое лучшее платье, ибо я вовсе не хочу, чтобы какая-нибудь из дам изысканного общества, обитающего в Карлтон-Хаусе, смутила твой покой. Допускаю, что эти дамы очень милы, но в красоте ни одна из них не может сравниться с тобой.

– Ты льстишь мне, Лоренс! – мягко заметила леди Дин. – Но в одном ты прав, конечно, мне следует надеть драгоценности. Как хорошо, что я успела сшить на Бонд-стрит новое платье, хотя, признаться, оно оказалось возмутительно дорогим.

– Я хочу гордиться тобой, – заявил сэр Лоренс – Черт побери! Пусть те, кого интересует, почему я предпочел вдову молодой девице со свежим личиком, получат ответ сегодня. Ты прелестно выглядишь, дорогая!

– Постараюсь оправдать твое доверие, – кротко ответила леди Дин. – А теперь мне пора собираться.

– И ни о чем не беспокойся: и ты, и диадема в полной безопасности. Я сделал соответствующие приготовления. Мы поедем целой процессией в сопровождении охраны.

– Процессией? Что это значит?

– Сначала полковник Трэверс в одиночестве проделает небольшой путь до имения Башни, где его будут ждать лорд и леди Джеффри. В сопровождении их кучера и лакея, разумеется вооруженных, а также двух верховых экипажи проследуют сюда, и мы присоединимся к ним. Я возьму с собой двух лакеев, а оба наших грума поедут верхом. Таким образом, у нас будет семь вооруженных мужчин в экипажах и шесть всадников. Как тебе нравится мой хитроумный план?

– План действительно очень хорош, – пришла в восторг леди Дин. – Только тебе по силам устроить все столь превосходно. О, Лоренс, это настоящее счастье быть женой такого умного человека, как ты!

– Да, в нашем союзе сосредоточены и ум и красота, – удовлетворенно согласился сэр Лоренс – Собирайся, дорогая, мы не должны заставлять ждать ее светлость.

– Да, да, – ответила леди Дин, направляясь к дверям.

– И не забудь передать Арабелле, – продолжал сэр Лоренс, – что завтра утром я жду ее.

Леди Дин остановилась:

– Лоренс, мне нужно тебе что-то сказать. Надеюсь, ты не будешь гневаться. Я договорилась, что Арабелла уедет из дома.

В комнате повисла тишина.

– Ты уже все устроила, даже не посоветовавшись со мной? – громко спросил сэр Лоренс, и в голосе его послышались зловещие ноты.

– Разумеется, я собиралась поговорить с тобой. Когда сегодня здесь был доктор Симпсон…

– Симпсон? Кто это, черт возьми, такой?!

– Он наш новый доктор. Если ты помнишь, доктор Джарвис был вынужден удалиться от дел. У него был удар, и, боюсь, ему уже не оправиться. Молодой доктор Симпсон принял его практику.

– Какой-нибудь самонадеянный молокосос, который думает, что знает все на свете! – бушевал сэр Лоренс.

– Он производит впечатление знающего человека, и его беспокоит, что Арабелла так ослабла и похудела после болезни. Как тебе, наверное, известно, скарлатина может быть очень изнуряющей.

– Однако она вполне здорова для того, чтобы таскать мои книги, – возразил сэр Лоренс.

– У доктора Симпсона возникла идея, – храбро продолжала леди Дин, не обращая внимания на реплику мужа. – Ему крайне необходимо найти компаньонку для Бьюлы Белмонт, поэтому он предложил Арабелле поехать в замок Меридейл, чтобы она сменила обстановку и, по возможности, помогла бедной маленькой Бьюле.

– Бедной маленькой Бьюле! В самом деле? – грубо рассмеялся сэр Лоренс – Да все говорят, что у нее мозги набекрень. Чем же ей может помочь Арабелла?

– Доктор Симпсон решил, что ребенку нужна компаньонка. Всем прекрасно известно, что в замке никого нет, кроме гувернантки и престарелых слуг.

– Конечно, ведь Веселый Маркиз развлекается в Лондоне, не так ли?! – воскликнул сэр Лоренс – И, клянусь, вряд ли можно его винить за это. Кому нужен такой полусгнивший дом? Эту развалину уже давно следовало снести.

– О, Лоренс, как ты можешь говорить подобные вещи?! Просто с тех пор, как умерла леди Меридейл, дом находится в печальном запустении. По мнению доктора Симпсона, девочка отстает в развитии, потому что никогда не знала материнской ласки.

– Тошнотворная, сентиментальная чепуха! Этот ребенок, говорят, настоящее чудовище. Если молодой Меридепл хочет, чтобы кто-нибудь ухаживал за его сестрой, он должен приехать домой и устроить все сам. Что же касается места компаньонки для Арабеллы, то я в жизни не слышал подобного вздора. Ты избаловала девчонку: она просто отбилась от рук. Пустая трата времени в замке не принесет пользы ни ей, ни кому-либо другому. Я так и скажу этому доктору Всезнайке, когда встречу его!

– Мы поговорим об этом завтра, – сказала леди Дин примирительно. – Мне нужно поторапливаться, а то как бы тебе не пришлось краснеть за мой внешний вид. И потом, я вовсе не хочу остаться в одиночестве, пока вокруг тебя будут тесниться самые привлекательные женщины.

Лестные слова вернули улыбку на мрачное лицо сэра Лоренса, однако это не помешало ему сразу же, как только леди Дин покинула комнату, направиться к стулу, на котором лежала оставленная Арабеллой открытая книга.

Взяв книгу в руки, он некоторое время молча созерцал ее, а потом с силой захлопнул. Губы его все еще изгибались в едва заметной улыбке, но она уже не походила на ту, которую вызвал комплимент жены. Было что-то неприятно-зловещее в том, как он, прищурив глаза, мягко положил книгу на стол рядом с хлыстом. Минуту или две он задумчиво разглядывал оба предмета, затем, коротко усмехнувшись, вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

Прошло несколько долгих мгновений, прежде чем Арабелла осмелилась пошевелиться. Девушка прекрасно осознавала, что отчим с его дьявольской проницательностью во всем, что касалось ее, вполне мог сделать вид, что уходит, и ждать в комнате, пока она покинет свое укрытие. Однако звук его шагов раздался на мраморном полу зала, и, когда он затих совсем, Арабелла вышла из-за шторы.

Это была маленькая хрупкая девушка с нежными точеными чертами лица, невероятно худая после болезни, на целые пять недель приковавшей ее к постели. Из-за худобы темно-синие глаза казались огромными на крошечном заостренном личике, и всем своим обликом девушка напоминала несчастного заброшенного ребенка, нуждавшегося в усиленном питании и материнской ласке.

Арабелла слегка приоткрыла дверь, убедилась, что в зале никого нет, и летящей тенью скользнула по коридору на черную лестницу.

Только в уединении своей спальни девушка смогла перевести дух. Страх и напряжение ушли с ее лица, и она опустилась на скамеечку, стоявшую у туалетного столика.

Стук в дверь заставил ее вскочить на ноги. В расширившихся глазах застыла тревога.

– Кто там? – спросила она едва слышно.

– Это я, мисс Арабелла.

– Ах, заходи, Люси.

– Ее светлость желают вас видеть, – с сильным хертфордшироким акцентом сообщила Люси, румяная деревенская девушка. Ее готовили в четвертые горничные, и она считала невероятно трудным запомнить все свои обязанности.

– Сейчас иду, – сказала Арабелла и тут же с беспокойством спросила: – Она одна?

– С ними только мисс Джоунс, – сочувственно ответила Люси. – Хозяин в своей комнате.

– Спасибо, Люси, – поблагодарила Арабелла и поспешила в спальню матери, выходившую на лестничную площадку верхнего этажа.

Леди Дин сидела перед зеркалом, и горничная пристраивала сверкающую диадему поверх ее уложенных в затейливую прическу волос.

– Это прелестно, мама! – в искреннем восхищении воскликнула Арабелла, входя в комнату. – Я прихожу в восторг, когда вижу тебя в диадеме. В детстве ты казалась мне похожей на сказочную фею, и я думала, что вот-вот увижу у тебя за спиной крылья.

– Как ты себя чувствуешь, дорогая? – спросила леди Дин. – Очень прошу, береги себя. Доктор Симпсон сказал, что ты не должна переутомляться в первые дни после того, как встала после болезни.

– Клянусь, мама, я почти ничего не делала, – ответила Арабелла.

Сочтя момент подходящим, она хотела признаться, что была в библиотеке, но передумала. Слишком хорошо ей было известно, что ожидает ее завтра и какую мучительную боль это причинит матери.

– Я почти готова, Джоунс, – сказала леди Дин горничной. – Не могла бы ты постоять в коридоре и предупредить меня, когда здесь появится сэр Лоренс? Я хочу поговорить с мисс Арабеллой.

– Хорошо, миледи, – ответила Джоунс.

Эта женщина средних лет служила в доме уже десять лет и была в курсе всех возникавших в нем проблем и неприятностей. Бросив полный сочувствия взгляд на Арабеллу, она вышла из комнаты.

Леди Дин повернулась к дочери:

– Послушай, дорогая. У нас мало времени, а сказать нужно многое. Я хочу, чтобы завтра утром ты уехала.

– В замок? – поспешно спросила Арабелла. Леди Дин посмотрела дочери в лицо и сказала:

– Ты была в библиотеке. Я чувствовала это.

– Не думаю, что он о чем-нибудь догадался. Да нет, я просто уверена в этом. Иначе он нашел бы меня сразу, как только ты ушла.

– Согласна с тобой. Но как ты могла быть так неосторожна, что оставила книгу?

– Я не ожидала, что он вернется так скоро. Хотя это не вся правда, мама. Я просто зачиталась. Когда я читаю, я забываю обо всем на свете, даже об отчиме.

– Тебе нужно уехать, прежде чем он накажет тебя, – печально сказала леди Дин. – В твоем состоянии тебе просто не перенести наказания. Я не могу больше видеть, как ты страдаешь.

Арабелла стояла, не шелохнувшись.

– Мне безразлично, что он меня бьет, – тихо сказала она. – Гораздо хуже, когда он бывает любезным. О мама, как ты могла выйти замуж за такого человека?!

– Он добр ко мне, Арабелла. И потом ты забываешь, что твой дорогой папа оставил нас практически без гроша.

– Все эти проклятые карты! – с горечью сказала Арабелла.

– Ему нравилось играть, – вздохнула леди Дин. – Как он всегда раскаивался, когда проигрывал! Но когда выигрывал, тут уж нашему веселью не было предела.

– Знаю, – сказала Арабелла. – Я помню, как он возвращался домой и посылал за бутылкой шампанского. Мне тоже давали крошечный глоточек. Мы все смеялись, и наша вечеринка казалась самой прекрасной на свете. А потом он отвозил тебя в Лондон. Однажды я спросила его: "Что вы будете делать, когда приедете в Лондон?" Он поднял меня на руки, подбросил над головой и ответил: "Мы с мамой собираемся истратить наши денежки и повеселиться. Жизнь создана для того, чтобы хохотать, веселиться и пить вино, а вовсе не для того, чтобы жаловаться и жаловаться по поводу неоплаченных счетов".

Леди Дин улыбнулась.

– Ты говоришь в точности, как твой отец. Как он ненавидел счета и жалобы на них. А теперь ему больше ни о чем не надо беспокоиться.

На мгновение леди Дин закрыла глаза, словно хотела остаться наедине со своими воспоминаниями. Потом быстро сказала:

– Бесполезно, Арабелла. Мы не можем жить прошлым. Поверь мне, я вполне довольна своей жизнью с сэром Лоренсом. Я не могу удержать его только там, где дело касается тебя.

– Мне очень жаль, мама.

– Ты ни в чем не виновата, Арабелла. Просто ты обещаешь стать красавицей, а красивые женщины всегда выводят мужчин из душевного равновесия.

– Ненавижу мужчин! – воскликнула Арабелла. – Ненавижу всех до одного! Ненавижу, как они смотрят на меня, как протягивают ко мне руки. Ненавижу алчное, собственническое выражение их лиц.

Девушка содрогнулась:

– О мама! Я не хочу расти! Я хочу остаться ребенком!

– Именно это от тебя и потребуется, – сказала леди Дин.

– Что ты имеешь в виду? – заинтересовавшись, спросила Арабелла.



– Доктор Симпсон увидел тебя впервые только на прошлой неделе. Ты была в постели и казалась такой худой и маленькой, что он принял тебя за ребенка.

– Потому он и предложил мне пожить в замке?

Леди Дин утвердительно кивнула.

– Мне кажется, доктор Симпсон думает, что тебе двенадцать или тринадцать лет. Он пришел к такому выводу, и я не стала разубеждать его.

– Почему ты не сказала ему правду… ну, что мне через месяц будет восемнадцать?

– Если бы я это сделала, вряд ли он предложил бы тебе поехать в замок. Видит Бог, это вовсе не то, чего я хотела бы для тебя, Арабелла, но ты должна уехать прочь отсюда.

Арабелла взяла с туалетного столика серебряную щетку и стала вертеть ее в руках.

– А мне казалось, ты ничего не замечаешь, – тихо сказала она.

– Нет, дорогая, я все замечала. Я видела, что ты становишься все красивее и твой отчим ревнует меня к тебе. Именно чувство ревности давало ему повод жестоко наказывать тебя при любой возможности. Но ты становишься старше…

– Не будем об этом, мама, – сказала Арабелла, и в голосе ее слышалась боль. – Мы прекрасно все понимаем. Ты права: я должна уехать.

– Я думала, что делать… Я очень долго размышляла об этом, поэтому, когда доктор Симпсон сказал, что ты могла бы стать компаньонкой бедной маленькой Бьюлы, я решила, что у нас появился шанс. Ты можешь отправиться к своей крестной матери в Йоркшир или к тетушке твоего отца в Дорсет. Увы, я давно потеряла связь с ними, но теперь напишу им и выясню, как они живут и смогут ли на какое-то время приютить тебя. Но все равно, завтра ты отправишься в замок.

– К сожалению, у меня весьма смутное представление о замке и его обитателях.

– Маркиза Меридейл скончалась вскоре после рождения своей дочери Бьюлы. По слухам, девочка не вполне нормальна. Правда, доктор Симпсон полагает, что при ином, чем до сих пор, с ней обращении ее умственное развитие может измениться к лучшему. По-видимому, он считает, что в данный момент ребенок просто запущен.

– Бедное дитя!

– Со слов доктора я поняла, – продолжала леди Дин, – что он тщательно изучил историю болезни Бьюлы и, будучи молодым и полным энтузиазма, хочет опробовать свои идеи. Вряд ли тебе будет очень весело в замке, но обещаю при первой же возможности забрать тебя оттуда.

– Не тревожься, мама. Там может оказаться очень интересно. Кто это Веселый Маркиз?

– Нынешний маркиз Меридейл, разумеется. Брат Бьюлы. Боюсь, у него не слишком завидная репутация. Он был на войне, и вот уже два года после ее окончания все ждут, когда он вернется домой и займется своими владениями. Фермы приходят в упадок, фермеры ропщут, земля нуждается во вложении денег. Но его светлость предпочитает развлечения и модное общество Лондона.

– Не очень-то лестная характеристика! – заметила Арабелла. – Впрочем, хотя бы его светлость не доставит мне хлопот.

– О да, – согласилась леди Дин. – А теперь отдохни, Арабелла, и постарайся, чтобы на твоем лице снова заиграли краски. Твои волосы, прежде такие прекрасные, стали мягкими и тонкими. Доктор Симпсон говорит, что это обычное явление после сильного жара. О моя дорогая, очень прошу, сыграй ту роль, которая от тебя требуется, пока я не устрою все окончательно. Как же мне будет недоставать тебя!

Леди Дин привлекла дочь к себе.

– Ты единственное, что у меня осталось от твоего папы, – проговорила она едва слышно. – Мне нелегко расставаться с тобой, Арабелла, но я уверена, что поступаю правильно. Просто дом будет пустым… таким пустым без тебя.

– Я люблю тебя, мама, и знаю, что мне лучше уехать – в этом ты совершенно права, – только и смогла произнести Арабелла, чувствуя, что слова застревают в горле.

В дверь постучали.

– Хозяин уже спустился, миледи, – тихо предупредила Джоунс.

– Мне не следует заставлять его ждать, – сказала леди Дин, высвобождаясь из крепких объятий Арабеллы и поднимаясь со стула.

– Завтра он будет очень гневаться, мама, – предостерегла ее Арабелла. – Вряд ли ему понравится, что добыча так легко ускользнула!

– Я разберусь с ним, – уверенно ответила леди Дин, – ведь по-своему он любит меня. Завтра в восемь тридцать у черного входа будет стоять экипаж. А сейчас иди собирайся, Джоунс поможет уложить вещи. Если до твоего отъезда мы больше не увидимся, знай, что я думаю и молюсь о тебе.

– Не беспокойся обо мне, мама! – сказала полная отваги Арабелла.

Словно не в состоянии больше смотреть на дочь, леди Дин повернулась и вышла. В тусклом мерцании свечей ослепительно сверкнули бриллианты ее диадемы.

Опустевшая комната стала странно темной. Арабелла прислушалась. До нее донесся голос отчима, стук колес подъехавшего к парадному входу экипажа. Девушка подошла к окну. Отсюда были видны три кареты, отделанные расписными панелями. Каждая была запряжена парой великолепно подобранных лошадей. Украшенная серебром сбруя ярко блестела в лучах заходящего солнца. Верховые в пудреных париках и треуголках были вооружены пистолетами. Сидевший на козлах кареты отчима лакей держал на коленях мушкетон.

"О диадеме сегодня можно не беспокоиться", – с усмешкой подумала Арабелла. Шесть разбойников, наводящих ужас на всю округу, просто не осмелятся напасть на столь грозного противника.

Кавалькада тронулась. Когда она скрылась из вида, Арабелла отвернулась от окна. В комнате Джоунс задувала свечи.

– Ее светлость затмит всех дам, – сказала она.

– Больше всего на Свете мне хотелось бы увидеть ее на этом приеме! Как ты думаешь, принц-регент действительно гам будет?

– Если прием пышный, обязательно. Только мне кажется, в этой стране нашлись бы дела поважнее балов и развлечений.

– Ты права, Джоунс, – согласилась Арабелла. – Было бы вполне естественно ожидать, что принц-регент проявит интерес к судьбе тех, кто возвращается с войны: есть ли у них жилье, обеспечены ли пенсионом раненые.

– Его королевское высочество оставляет подобные проблемы политикам, – угрюмо проворчала горничная, – а они только и делают, что борются друг с другом за власть.

Арабелла тихо вздохнула.

– Мне бы хотелось больше знать о том, что происходит. Я бы с удовольствием побывала в Вестминстерском дворце, послушала речи в парламенте. Жаль, что мне не с кем серьезно поговорить о таких вещах.

– Подобные разговоры не для женщин, – не удержалась от колкости Джоунс – Ну, пойдемте, мисс Арабелла, нам нужно решить, что из одежды вы возьмете с собой. Ее светлость велела мне уложить только платья, которые вы носили девочкой, и ничего из вещей, доказывающих ваш истинный возраст. Вы так исхудали, что все старые платья будут вам впору. Благодарение Богу, я все сохранила.

– О Господи! А я думала, что навек простилась с этими младенческими нарядами, – вздохнула Арабелла.

– Ее светлость дала мне распоряжения, – напустив на себя важность, сказала Джоунс.

– Ну и отлично, – ответила Арабелла. – Тебе незачем меня спрашивать. Укладывай что хочешь. Я не собираюсь надолго задерживаться в замке, и вряд ли там кто-нибудь будет смотреть на меня. Как бы то ни было, это настоящее приключение.

Арабелла отправилась в постель с мыслью о завтрашнем дне и проснулась задолго до того, как Люси принесла ей утреннюю чашку горячего шоколада.

Пригубив напиток, Арабелла быстро надела приготовленную накануне одежду. Кончив переодеваться, она не могла сдержать улыбки. В широком платье с высокой кокеткой ей было ровно столько лет, сколько давал доктор Симпсон, если не меньше. Белые чулки, мягкие туфли без каблуков и дополнявшая туалет широкополая шляпа с бледно-голубыми лентами и искусственными маргаритками вполне подходили ребенку.

Девушка распустила волосы и причесала их на прямой пробор. Еще совсем недавно они пламенели золотом, составляя живой контраст с кожей цвета магнолии. Сейчас золото потускнело, и тяжелые пряди, казалось, подчеркивали заострившийся маленький подбородок и темные круги под большими глазами.

"Ну и ладно, – подумала Арабелла, – зато можно быть уверенной: даже отчим вряд ли посмотрит на меня такую!

Это женщина в ней боялась сэра Лоренса, ребенок, всего лишь ненавидел его за жестокость.

Собравшись в дорогу, Арабелла попрощалась с Люси, быстро спустилась вниз и через кухню выбежала на улицу. Как было условлено, здесь уже стоял экипаж. Не медля ни минуты, она вскочила в него: ее мучило опасение, что в самый последний миг из-за угла с бранью появится отчим и помешает ей.

Они благополучно миновали боковую аллею, домик привратника и оказались у северных ворот. Отсюда до замка Меридейл было десять миль по узкой и пыльной сельской дороге.

Впервые вид на замок открылся перед Арабеллой, когда экипаж проезжал по маленькой деревеньке. Сначала над верхушками деревьев показались зубчатые башни, и вот за поворотом обсаженной дубами дороги во всем великолепии вырос сам замок.

Открывшаяся картина заставила Арабеллу затаить дыхание. По рассказам отчима замок рисовался ей древней развалиной с осыпающимися стенами. Однако перед ее взором предстало мрачно-величественное сооружение из серого камня, которое возвышалось на холме, окруженное зарослями темных деревьев.

Первоначально это, очевидно, была норманнская крепость, и хотя каждое последующее поколение ее перестраивало, переделки только прибавляли замку внушительности.

Когда они подъехали ближе, Арабелла увидела озеро. По голубой от отражавшегося неба глади воды скользили белоснежные лебеди.

Миновав мост через речку, питавшую озеро, экипаж застучал колесами по гравию и остановился перед каменной лестницей, ведущей к внушительного вида двери, обитой коваными гвоздями. Арабелла вышла и, оглядевшись по сторонам, подняла голову на замок, башни которого уходили далеко ввысь. Видимо, в царствование королевы Анны узкие стрельчатые окна были заменены обычными, прямоугольными.

На фоне царившего вокруг великолепия просто неуместным было появление в дверном проеме неряшливо одетого, дряхлого дворецкого вместо внушительной, под стать дому, особы.

– Доброго вам утречка, мисс. Доктор предупредили, что вы едете. – Речь слуги звучала удивительно по-деревенски. – Только мы не ждали вас в такую рань.

– Простите, если обеспокоила вас, – быстро ответила Арабелла.

– Мне-то какое беспокойство? Я говорю о мисс Харрисон. Чай, не великая радость вставать ни свет ни заря. Ну, да ладно, Джордж вас проводит. Виноват, мисс, не могу порадеть вам: ноженьки уж не те.

– Ничего, ничего, – успокоила его Арабелла.

Джордж показался ей таким же неотесанным. Он был в одной рубахе и грязном полосатом жилете. Украшенные гербом серебряные пуговицы жилета явно не мешало бы хорошенько почистить. К тому же Джордж был небрит, и Арабелла подумала, как был бы взбешен сэр Лоренс, осмелься кто-либо из слуг предстать перед ним в подобном виде.

– Отведи молодую леди наверх в классную, Джордж, – распорядился дворецкий. – И надел бы сюртук!

– Да он в буфетной.

– Ну, ладно, – проворчал дворецкий. – Я так мыслю, тебя простят.

Арабелла ничего не сказала. Она начала осознавать, что отсутствие хозяина имеет самые разрушительные последствия. Да, в упадок пришли не только фермы.

Изящные стулья были подернуты слоем пыли, а с той поры, как в последний раз мыли окна, утекло немало воды. В доме стоял запах сырости, словно никто и никогда его не проветривал. Чем выше Арабелла поднималась по лестнице, тем непригляднее выглядело все вокруг.

Классная комната помещалась на втором этаже. В коридорах, которые вели туда, стояла прекрасная мебель, стены украшали великолепные картины, однако все выглядело неопрятным и запущенным.

Арабелла вспомнила свой дом: запах воска и лаванды, солнечный свет, струящийся через открытые окна. Здесь же просто было нечем дышать, и девушка почувствовала, как у нее падает настроение.

Джордж остановился у двери и постучал. Ответа не последовало.

– Небось еще дрыхнет, – постучав еще раз, буркнул он.

– Уже около десяти, – сказала Арабелла. На лестничной площадке она бросила взгляд на дедовские часы, которые, как это ни странно, шли.

Джордж не потрудился ответить, а просто открыл дверь. Через не задернутую портьеру Арабелла увидела большую, обставленную удобной мебелью комнату. В камине горел огонь, очевидно, до них здесь побывала горничная, которая, возможно, и отодвинула портьеру. Однако комната была пуста, и Джордж посмотрел на дверь в другом ее конце.

– Вы лучше обождите тут, – сказал он. – Она, наверное, и не подымалась.

– Прошу вас, не беспокойте мисс Харрисон!

– Не буду, – лаконично ответил Джордж и вышел, оставив Арабеллу стоять посреди комнаты.

Прием показался девушке достаточно сдержанным, если не сказать больше, но причиной всему была та поспешность, с которой ей прошлось покинуть дом. Вряд ли кто-нибудь ожидает гостей в девять тридцать поутру.

Какой-то странный звук вывел Арабеллу из оцепенения. Звук повторился, и стало ясно, что он раздается из-под большого круглого стола, покрытого свисающей до пола скатертью с бахромой.

Звук повторился снова. На этот раз Арабелла, мучимая любопытством, приподняла край скатерти и заглянула вниз.

Под столом сидела девочка в белой ночной рубашке с двумя маленькими котятами в руках. Еще два котенка лакали молоко из блюдца на полу.

– Тс-с, – сказал ребенок, забавно шепелявя. – Бьюла… не… будить… ее.

– Так ты и есть Бьюла? А меня зовут Арабелла, и я приехала поиграть с тобой.

Два маленьких глаза, похожие на голубые стеклянные шарики, пристально посмотрели на Арабеллу.

Девочка выглядела странно. Ее голова была слишком велика для туловища, круглое, ничего не выражающее лицо походило на луну. В сущности, она не была ни уродливой, ни отвратительной, и только коротко остриженные, торчащие во все стороны волосы придавали ей излишне чудаковатый вид.

– Ара… белла, – запинаясь, повторила девочка.

– Правильно, – улыбнулась Арабелла. – Почему бы тебе не вылезти, чтобы мы могли поговорить?

– Бьюла… не… будить… ее, – ответила девочка. Она повторила фразу медленно и отрывисто, словно затвердила эти слова как попугай.

– Ты говоришь о своей гувернантке? Конечно, мы не будем будить ее, это было бы ошибкой. Твои котята?

Бьюла кивнула и сжала котят еще сильнее, словно опасаясь, что их отберут. Один из зверьков мяукнул и вцепился ей в рубашку.

– Очень хорошенькие, – мягко похвалила Арабелла. – Я не буду их трогать: они же твои.

Круглые стеклянные глаза Бьюлы, не отрываясь, смотрели на нее. И вдруг, повинуясь какому-то порыву, девочка протянула ей котенка.

Арабелла не стала брать его, а только погладила.

– Держи, держи, – сказала она девочке, – он принадлежит тебе.

Обрадованная словами Арабеллы, Бьюла зашептала:

– Бьюла… знает… тайну. Бьюла… никому… не говорить. Бьюла… обещала!

– Ну и правильно, – ответила Арабелла. – Если у тебя есть тайна, ты, конечно, должна хранить ее.

В этот момент раздался звук открываемой двери, и недовольный голос спросил:

– Что происходит? Кто здесь разговаривает?

Арабелла вскочила.

Из спальни появилась довольно молодая женщина в пеньюаре с кружевами. Ее темные волосы волнами спускались по плечам. Она была довольно привлекательна, хотя и несколько вульгарна.

– Ах, это ты! – воскликнула женщина. – Та девочка, о которой говорил доктор. Естественно, мы не ждали тебя так рано.

– Простите, что я приехала в столь неурочный час, – извинилась Арабелла.

– Полагаю, так сложились обстоятельства, и не виню вас. Тебя зовут… так, дай вспомнить… Арабелла, верно? Да, да, доктор Симпсон говорил мне.

– Вы правы, – улыбнулась Арабелла.

– Я Олив Харрисон. Для вас, разумеется, мисс Харрисон.

– Конечно, – уважительно ответила девушка.

Гувернантка подошла к окну и раздвинула шторы.

– Когда горничная приходит разжигать камин, ей не позволяется трогать шторы. Весь этот стук и грохот мешают мне спать. А теперь, я думаю, вам следует перекусить.

– Благодарю вас, я не голодна.

– Не голодны, а поесть все равно следовало бы. У тебя такой вид, что плотный завтрак пойдет тебе только на пользу. В жизни не видела такого тощего, кожа да кости, создания! Впрочем, я знаю, что ты болела, ведь так?

– Да, у меня была скарлатина.

– Ничего, мы поможем тебе нарастить на кости немного мяса. В одном этому дому не откажешь: еда здесь хорошая. Я всегда говорила, что дня не останусь там, где плохо кормят.

Мисс Харрисон закончила раздвигать шторы и, направляясь к камину, дернула за сонетку.

Где-то вдалеке раздался слабый звон колокольчика.

– Горничные ждут, когда я позвоню, – бодрым голосом пояснила мисс Харрисон. – Обычно кто-нибудь одевает Бьюлу, а я в это время готовлюсь к завтраку.

Она сладко зевнула, даже не потрудившись прикрыть рот ладонью.

Теперь, когда комнату заливал солнечный свет, Арабелла: увидела, как чувственна была красота гувернантки: белоснежная кожа, обольстительно алый рот, большие голубые глаза с темными ресницами, вздымавшаяся под пеньюаром пышная грудь.



– Силы небесные! У меня просто раскалывается голова! – воскликнула мисс Харрисон.

Она подошла к шкафу, достала бутылку и, плеснув в стакан, быстро выпила. И прежде, чем запах спиртного разлился в воздухе, Арабелла уже знала, что это такое.

Коньяк на завтрак! Это была действительно очень странная гувернантка!

– Так-то лучше, – удовлетворенно проговорила мисс Харрисон. – А теперь, дорогуша, присядь-ка у камина и расскажи о себе.

Ее тон стал гораздо дружелюбнее. Устроившись в большом кресле, она жестом указала Арабелле место напротив. Но девушка ничего не замечала, не в силах отвести взгляд от предмета, сиявшего на мизинце пухлой белой руки. На мгновение она потеряла способность двигаться и видеть вокруг. Руку мисс Харрисон украшало кольцо ее матери!

Глава 2

Арабелла лежала без сна в маленькой кровати с пологом. Мысли ее все время возвращались к событиям минувшего дня, и, несмотря на усталость, через некоторое время девушка оставила бесплодную попытку уснуть. А ведь она буквально валилась с ног, когда мисс Харрисон велела горничной укладывать Бьюлу. Сейчас же сна как не бывало.

– Да и тебе, детка, пора бай-бай, – проворковала мисс Харрисон, но у Арабеллы было сильное подозрение, что трогательная забота гувернантки вызвана не отношением к ней, как к ребенку, а желанием поразвлечься со старшей горничной мисс Феллоуз. Непочатая бутылка коньяка была извлечена из шкафа и вместе с двумя хрустальными стаканами и колодой карт дожидалась своего часа.

Арабелла провела в замке едва несколько часов, а ей уже было ясно, что мисс Харрисон взяла на себя роль хозяйки. Слуги беспрекословно подчинялись ее распоряжениям, а несколько весьма недурных предметов мебели на глазах девушки перекочевали в классную.

После ленча Бьюлу уложили отдыхать в ее маленькой спальне, выходившей в классную комнату напротив апартаментов мисс Харрисон. В корзинке у кровати девочки спали ее котята.

– Она ни за что не расстанется с ними, – лениво ответила гувернантка, когда Бьюла начала рыдать о своих любимцах, а Арабелла спросила, что делать с котятами.

Было совершенно очевидно, что в вопросах воспитания мисс Харрисон решила придерживаться линии наименьшего сопротивления. Гувернантка разрешала делать все, что угодно, лишь бы это не нарушало ее покоя.

Арабелле стало ясно, почему доктор Симпсон так стремился найти кого-нибудь, кто стал бы играть с Бьюлой и по возможности учить ее. Мисс Харрисон не делала ни того, ни другого. Ее разговоры с девочкой ограничивались лишь распоряжениями садиться за стол да отправляться спать. Похоже, гувернантку совершенно не волновало, чем девочка занимается, что ее радует или огорчает.

Мисс Феллоуз оказалась худосочной, злобного вида особой. У нее, по-видимому, не было других забот, кроме как сидеть в кресле рядом с мисс Харрисон и сплетничать, сплетничать, сплетничать.

За этим занятием они и провели почти все утро, а сразу после плотного, изысканного завтрака, поданного двумя лакеями, мисс Харрисон удобно устроилась на кушетке, подложив под голову ворох подушек и укутав ноги меховым покрывалом. На маленький столик рядом с кушеткой лакей поставил поднос с коньяком, и это после обильных возлияний гувернантки за едой.

Ни минуты не сомневаясь, что мисс Харрисон вряд ли заинтересуется ее передвижениями, Арабелла тихонько выскользнула из детской, но направилась не в свою комнату, а спустилась в главные покои замка. Парадная лестница с резными перилами, увешанные фамильными портретами в золоченых рамах стены выглядели впечатляюще. А вот оценить великолепие гостиной оказалось нелегко: мебель закрывали полотняные чехлы, ставни на удлиненных окнах были заперты, а в комнате пахло плесенью и сыростью. Глубоко разочарованная Арабелла закрыла дверь.

Соседняя комната показалась девушке неинтересной, и, миновав ее, она распахнула большие двойные двери. Открывшаяся картина заставила ее задохнуться от счастья: это была библиотека!

Комната с пола до потолка была уставлена книгами, и даже в полумраке от их кожаных переплетов стены играли целым калейдоскопом красок. Арабелла бросилась раздвигать шторы, открывать пошире окна, ей хотелось впустить в комнату побольше воздуха и солнечного света.

Книги! Книги! Больше, чем она когда-либо видела, больше, чем могла бы прочитать за всю жизнь. Книги! И никто не скажет: "Чтение не для женщин", как всегда говорил ее отчим, неизменно добавляя при этом: "Мужчине нужна жена, черт возьми, а не синий чулок!"

Все в библиотеке было пропитано запахом старой кожи и пыли, которая толстым слоем покрывала все вокруг. Пробежав кончиками пальцев по книгам, Арабелла поклялась себе, что позаботится о них и вернет им былую горделивую красоту.

Высокий потолок был расписан изображениями богов и богинь, в огромном зеркале над каминной полкой отражались корешки книг. Девушка ощутила ни с чем не сравнимый восторг! Теперь ничто не помешает ей заняться своим образованием, она будет читать классику!

В латыни и греческом ее наставлял деревенский викарий. Это был широко образованный человек, любивший знания и умевший учить. Отец Арабеллы не раз говорил, что раз уж Бог не дал ему сына, дочь должна получить мужское образование.

"Почему женщин нужно непременно считать дурочками?" – как-то спросил он.

"Вот я, к примеру, не очень-то сильна в грамоте, – ответила на это мать Арабеллы. – Ты что же, считаешь меня глупой?"

Отец рассмеялся, и осторожно приподняв ее подбородок, повернул ее лицо к себе.

"Только такие прелестные женщины, как ты, могут не быть умницами, – мягко сказал он. – Арабелле никогда не сравниться с тобой в красоте. Так пусть у нее будет хоть что-то за душой, кроме хорошенького личика".

Решение отца Арабеллы было одобрено, как одобрялось все, что он предлагал. Однако новое замужество матери положило конец тому, что сэр Лоренс, ее второй муж, называл "эти дурацкие уроки".

"Лучше научи девчонку шить, – заявил он. – Домашний уют и покой, вот что понадобится ее мужу, если, конечно, ей удастся заполучить его, а вовсе не ученые дискуссии".

Старый викарий был в смятении.

"Если бы ты была юношей, ты получила бы все почетные награды в университете".

"Если бы я была юношей! – повторила Арабелла. – Кто бы знал, как мне отвратительно, что я женщина! Я ненавижу, когда мной командуют, проверяют, отдают распоряжения и заставляют повиноваться чужим желаниям".

"Дитя мое, на все воля Господня", – тихо проговорил викарий. В глазах его стояла грусть, он понимал, как глубоки страдания Арабеллы.

И вдруг, когда она меньше всего ожидала этого, дверь в мир знаний снова открылась перед ней. Книги! Девушка раскинула руки, словно хотела обнять их. С сияющими глазами она брала одну книгу за другой, пока, наконец, не остановилась на двух.

Внезапно Арабелла поняла, что уже довольно давно находится в библиотеке. Быстро закрыв окна и задернув шторы, девушка вернулась в большой зал. Она только-только поднялась по парадной лестнице, как навстречу ей заспешила молоденькая розовощекая горничная в съехавшем набок чепце.

– Ах, вот вы где, мисс Арабелла! – воскликнула запыхавшаяся девушка. – А я бегаю ищу вас повсюду. Уж думала, вы спрятались где.

– Я осматривала замок, – объяснила Арабелла. – Мисс Харрисон желает меня видеть?

– Не, не они. Они теперь будут спать до самого чая. Не хуже самой настоящей леди. Не, это мисс Мэйдерсон призывают вас.

– Мисс Мэйдерсон? А кто она?

– Сюда, мисс, – пригласила горничная, указывая на лестницу. – И так уж они, наверно, думают, куда это я запропастилась.

– Кто это мисс Мэйдерсон? – повторила свой вопрос Арабелла, – Она занимает здесь какой-нибудь пост?

Горничная боязливо посмотрела на лестницу, словно опасаясь, что их могли подслушать, и, понизив голос, ответила:

– Уж не знаю, как и объяснить, мисс. Мисс Мэйдерсон прежде была камеристкой маркизы, матери его светлости, и когда та померла – домоправительницей. Недолго, потому что случилось несчастье.

– Какое несчастье? – заинтересовалась Арабелла.

На лице горничной появилась растерянность.

– Не мне говорить об этом, мисс, и не с таким ребенком, как вы. Но я знаю, здесь было несчастье.

– Вы же понимаете, – мягко заметила Арабелла, – как сложно находиться в доме, когда не знаешь ни кто есть кто, ни какой властью обладает.

Горничная, а ей было лет шестнадцать, даже меньше, чем самой Арабелле, озорно усмехнулась.

– Кому-кому, а уж мне-то известно, что вы чувствуете, – доверительным тоном сообщила она. – Мне и самой все в замке было в диковинку, когда я первый раз заявилась сюда. Тому уж скоро пять лет. Нынче, когда его светлость в Лондоне, всем в замке заправляет мисс Харрисон. Она командует, а мисс Феллоуз у нее на побегушках. Эта парочка просто ненавидит мисс Мэйдерсон. И чего они только не делали, чтобы избавиться от нее. Ан не тут-то было! Не в их власти ее уволить, хоть они лоб себе расшиби. Только его светлость могут распорядиться, но они никогда здесь не бывают, вот мисс Мэйдерсон и остается в замке.

– И как же все устроилось? – спросила Арабелла.

– Мисс Мэйдерсон удалилась от дел, – с торжеством в голосе заявила горничная, словно сообщая о тактической победе. – У нее здесь свои покои, и она не встречается ни с мисс Харрисон, ни с мисс Феллоуз. Мы прислуживаем ей, а она требует от нас, чтобы все было без сучка и задоринки. Никто из нас не смеет ослушаться мисс Мэйдерсон, хотя мисс Феллоуз спит и видит это.

– Должно быть, все это очень неприятно, – заметила Арабелла.

– Ну, иной раз бывает аж потешно, – хихикая, ответила горничная. – По моему разумению, что-то чудное делается в замке, хоть не моего ума это дело. Мне платят хорошие денежки и кормят хоть куда. Жаловаться не приходится. Да полдюжины деревенских девчонок с удовольствием заняли бы мое место: работенка-то непыльная.

– Оно и видно, – прошептала Арабелла, вспоминая пропитанную пылью библиотеку и царящее повсюду запустение.

– Говорят, когда домоправительницей здесь была мисс Мэйдерсон, в доме все просто блестело. Сам король не мог бы пожелать лучшего.

Они спустились на первый этаж и теперь шли вдоль широкого коридора с высокими дверями из красного дерева по обе стороны.

– Тут была комната ее светлости, – прошептала горничная, указывая на одну из дверей, – а вот тут – его светлости. Понятное дело, я никогда не видала их, но все говорят, что он был очень хорошим хозяином, добрым и щедрым.

Горничная постучала в последнюю дверь, и тихий голос пригласил:

– Войдите.

– Я отыскала мисс Арабеллу, мэм, – сказала горничная, пропуская Арабеллу вперед.

– Спасибо, Роза, можешь идти, – ответила мисс Мэйдерсон и, оторвавшись от шитья, поднялась со стула.

Это была маленькая седоволосая пожилая женщина в аккуратном черном платье и черном атласном переднике, поверх которого висела золотая цепочка для ключей.

– Здравствуйте, мисс, – вежливо поприветствовала она Арабеллу.

В ответ Арабелла протянула руку и только сейчас заметила пыль на пальцах.

– Прошу прощения, у меня грязные руки, – извинилась она. – Я была в библиотеке. Не сочтите за дерзость, но я взяла там пару книг почитать.

– И обнаружили, какие они грязные, – с горечью сказала мисс Мэйдерсон.

Взяв у Арабеллы книги, она положила их на стол. Затем достала из ящика тряпку и вытерла с них пыль, выражая при этом свое крайнее неодобрение.

– Не желаете ли вымыть руки, мисс? – закончив работу, предложила мисс Мэйдерсон.

Пройдя вслед за ней через примыкавшую к комнате гардеробную, всю заставленную шкафами, Арабелла оказалась в ванной комнате. Девушка огляделась по сторонам, и ее охватил восторг. Никогда в жизни не видела она подобного великолепия! Мраморная ванна была вделана в пол, и в нее вело несколько ступенек. Пол тоже был из мрамора, а на умывальнике стоял гарнитур для умывания из великолепно отполированного серебра: тазик, кувшин и чашки.

– Какая прелесть! – воскликнула Арабелла.

– Гарнитур короля Карла II, – с гордостью сказала мисс Мэйдерсон. – После реставрации монархии его величество останавливался здесь, и это один из его подарков по случаю отъезда. А ванная комната – копия одной из тех, что ее светлость видела в Риме.

– Здесь просто чудесно! – Арабелла не могла скрыть восхищения.

– Вряд ли на всем белом свете сыщется еще одна такая. В прежние времена лакей выливал сюда почти двадцать ведер горячей воды из кухни. Вы не возражаете помыться холодной водой, мисс?

– Конечно, нет.

Вода в серебряном тазу и мыло приятно пахли, а отделанное кружевами полотенце, которое подала мисс Мэйдерсон, было из тончайшего холста.

– У меня всегда все готово на тот случай, если комнаты вдруг понадобятся, – тихо проговорила мисс Мэйдерсон, словно отвечая на молчаливый вопрос Арабеллы. – Уверена, вы не откажетесь взглянуть на спальню ее светлости.

Она открыла еще одну дверь. Более восхитительной комнаты Арабелла не только никогда не видела, но и не могла представить! Проникавшее сквозь раскрытые окна солнце заливало огромную кровать с расшитым шелковым пологом, зеркала в рамах с купидонами, отделанную золотом резную мебель и мягкий, как лебяжий пух, ковер на полу. Туалетный столик украшали свежие цветы, и Арабелла не могла отделаться от ощущения, что сейчас в комнату войдет хозяйка и вокруг снова закипит жизнь. Здесь находилось святилище прошлого, а мисс Мэйдерсон была его ревностным хранителем.

Словно прочитав мысли Арабеллы, мисс Мэйдерсон быстро проговорила:

– Давайте вернемся в мою комнату. Надеюсь, вы извините меня, мисс, за то, что я просила вас зайти ко мне: просто мне очень хотелось познакомиться с вами. У нас в замке так мало посетителей.

– Доктор Симпсон считает, что общение с компаньонкой может пойти леди Бьюле на пользу, – сказала Арабелла.

– Я в курсе того, что он предлагал привести в замок еще одного ребенка, но никак не ожидала, что он отыщет вас так быстро.

– У меня были свои причины собраться сразу же, – объяснила Арабелла и, чтобы скрыть свое замешательство, отвернулась.

– В эти комнаты попадает все солнце, – сказала мисс Мэйдерсон, когда они вернулись в ее гостиную. – Разумеется, я спала не здесь, когда ее светлость была жива: мои комнаты тогда были на втором этаже. Но сейчас я решила, что мне следует быть поближе к ее покоям.

– И содержать их в таком порядке. Было бы очень жаль… – Арабелла осеклась.

– … если бы они стали такими же, как весь замок! – закончила за нее мисс Мэйдерсон. – Когда-то здесь царили красота и изящество, теперь же не осталось ничего, кроме печального запустения.

– Разве маркиз никогда не приезжает домой?

– Его светлость был со своим полком за границей и вернулся только два года назад. Ну а теперь, как я понимаю, он очень занят в Лондоне. Его светлость живет на широкую ногу в Меридейл-Хаусе на Беркли-сквер. Мы тоже бываем в курсе последних светских новостей, когда в замок присылают за слугами или лошадьми.

– Как нехорошо! – воскликнула Арабелла и замолчала. Вряд ли ей пристало осуждать своего хозяина, пусть даже она его никогда и не видела.

– Я рада, что вы здесь, – сказала мисс Мэйдерсон, – рада за леди Бьюлу. Ей некого любить, кроме котят. А теперь, мисс, извините меня, вам пора возвращаться: мисс Харрисон будет ждать вас к чаю. Не хватало еще, чтобы она разозлилась из-за того, что вы задержались у Мэтти.

– Мэтти? Вас так называют?

– Я живу здесь уже давно, а Мэтти меня прозвал молодой хозяин, когда был ребенком. И ее светлость, думаю, любя, стала звать меня так же.

Глаза мисс Мэйдерсон затуманились.

– А как выглядит маркиз?

– Красивый и своевольный. Впрочем, кому нужны мужчины без воли и упорства.

– Вы любите его? – мягко спросила Арабелла.

– Любила, конечно, когда он был мальчиком, – быстро ответила мисс Мэйдерсон. – Но я не видела его больше восьми лет, и кто знает, что с ним сталось сейчас. Бог даст, в один прекрасный день мы выясним это.

– Вы разрешите мне заходить к вам? Я бы хотела знать, что представлял собой замок в былые дни. Бывали здесь большие приемы? Может, вы расскажете мне о детстве маркиза? У меня никогда не было братьев, а сама я всегда хотела быть мужчиной.

– К чему такое странное желание? – с улыбкой поинтересовалась мисс Мэйдерсон. – Совсем скоро вы станете молодой леди, и джентльмены будут ухаживать за вами.

– Не желаю, чтобы за мной ухаживали, – отрезала Арабелла. – Я ненавижу мужчин, да-да, я ненавижу их! Они животные, все до одного!

Девушка говорила страстно, совершенно не думая о том, какое впечатление производят ее слова, и только заметив удивленное выражение лица мисс Мэйдерсон, поняла, что позволила себе лишнее.

– Простите, – тихо проговорила она. – Мне не следовало говорить подобным образом.

– Я понимаю, – мягко сказала мисс Мэйдерсон. – А теперь, мисс, прошу вас, берите книги и возвращайтесь в классную. Приходите ко мне, когда пожелаете, в этой комнате вас всегда ждут.

– Благодарю вас, – улыбнулась Арабелла. Когда она была уже у дверей, мисс Мэйдерсон добавила:

– Будьте осторожны, умоляю вас, будьте осторожны. Я вижу, что вы не такой несмышленыш, как ожидалось. Знайте, что здесь в безопасности может быть только очень юная и очень глупая особа.

– Что вы имеете в виду?

– Ничего. К сожалению, я ничего не могу вам объяснить!

Мисс Мэйдерсон прошла через всю комнату и буквально заставила Арабеллу выйти. Подгоняемая каким-то необъяснимым чувством опасности, девушка оказалась у дверей классной комнаты как раз вовремя. Один лакей вносил поднос с коробочкой для чая и серебряными чайниками для запарки и кипятка, другой застилал стол тонкой полотняной скатертью.

Роза была совершенно права, когда утверждала, что мисс Харрисон пьет чай как истинная леди. Это была не та обыкновенная еда, которую подают в классную комнату, а изящное и богатое, и при этом чудовищно дорогое, ежедневное чаепитие.

Арабелла вошла в комнату и услышала громкое сопение пробудившейся мисс Харрисон.

– Чай! – воскликнула гувернантка. – Это то, что мне нужно. У меня в глотке пересохло, как после проповеди в страстную пятницу!

При этих словах она метнула выразительный взгляд в сторону лакеев в ожидании оценки своего остроумия, и они принужденно улыбнулись.

Бьюла проснулась и сидела в кровати с вырывающимися из рук котятами. Ее большое круглое лицо ничего не выражало, но в глазах светилась понятливость.

– Осторожно, – сказала Арабелла, – котята еще совсем маленькие. Ты забываешь, какая ты сильная по сравнению с ними.

– Они Бьюлины… все… Бьюлины, – хриплым голосом проговорила девочка, глотая слова, как будто каждое давалось ей с трудом.

– Ну, конечно, – успокоила ее девушка. – Только ты не должна делать им больно: они ведь крошки.

Арабелла отметила, что у девочки хватало сообразительности направлять свои нежные чувства не на кошку, которая могла больно оцарапать, а на безобидных котят.

Она одела Бьюлу, пригладила ей волосы и повела в классную.

Мисс Харрисон в кричащем платье из красного атласа уже восседала за столом и щедрой рукой насыпала в серебряный чайник дорогой чай из раскрытой коробочки.

– Не хотите ли чаю? – спросила она Арабеллу. – Бьюла пьет молоко.

– Шоколад… хочу… шоколад, – закричала девочка.

– Дерните колокольчик, – велела мисс Харрисон Арабелле. – Черт бы побрал этих слуг! И почему они не могут узнать у ребенка, что он хочет?

Арабелла смотрела на тарелки с кексами, лепешками, печеньем, тоненькими кусочками хлеба с маслом, но не чувствовала голода. Она и так съела больше, чем обычно, за завтраком.

– Я обедаю в шесть, – удовлетворенно сообщила мисс Харрисон, покрывая лепешку толстым слоем золотистого масла и сотового меда из хрустального блюда. – А Бьюлу укладывают в половине шестого.

Когда упиравшегося ребенка, с трудом оторвав от котят, увели спать, а ей самой гувернантка предложила возвращаться к себе, Арабелла вздохнула с облегчением.

– Спокойной ночи, мисс Харрисон, – сделав неглубокий реверанс, вежливо попрощалась девушка.

– Спокойной ночи, Арабелла, – сказала гувернантка и неожиданно спросила: – Полагаю, вы не умеете играть в пикет?

Арабелла замялась, и, прежде чем смогла ответить, мисс Харрисон продолжала:

– Ну, разумеется, нет. Я просто так подумала: больно уж мисс Феллоуз неважнецкий игрок. Но тут уж ничего не поделаешь: видно, Бог не дал умения играть в карты.

– Наверное, так оно и есть, – согласилась Арабелла.

Она не стала говорить, что благодаря стараниям отца прекрасно играет в пикет. У нее не было ни малейшего желания засиживаться в компании мисс Харрисон и мисс Феллоуз. За чаем гувернантка казалась занятой своими собственными мыслями и не делала никаких попыток поддержать разговор.

Арабелла с трудом заставляла себя не смотреть на толстую белую руку, на которой сияло кольцо ее матери: два соединенных сердца, бриллиантовое и рубиновое. Девушка прекрасно помнила, как отец принес это кольцо.

Ей было лет шесть. Она сидела на кровати родителей и разглядывала подарки Деда Мороза, которые, проснувшись, обнаружила в ногах своей постельки. Сунув руку под подушку, отец извлек оттуда маленькую бархатную коробочку.

"Это мне?" – спросила мать.

"Тебе, моя дорогая, – ответил отец, – в знак моей любви к тебе и в честь того, что это будет самое лучшее наше Рождество".

Звучавшие в голосе отца проникновенные нотки заставили Арабеллу удивленно посмотреть на него. Он нагнулся к матери и поцеловал ее в губы.

"Что бы я ни подарил тебе – ничто не может быть слишком хорошо для тебя".

Мать рассмеялась:

"Только не при ребенке, милый. Дай же мне наконец посмотреть твой подарок".

Она взяла коробочку, открыла ее и не смогла удержаться от восторженного возгласа:

"Восхитительно! В жизни не видела более прелестного кольца!"

"Позволь мне примерить его на твой пальчик", – попросил отец.

Мать протянула руку, и он надел ей кольцо на безымянный палец рядом с обручальным.

"Я в восторге, но послушай меня, это безумие: мы не можем позволить себе подобную расточительность, как тебе должно быть прекрасно известно!"

"Я просто не мог удержаться, – ответил отец. – Это два наших сердца рядом, и ничто не в силах разлучить их".

В тот момент Арабелле показалось, что комната наполнилась необыкновенным золотистым светом: так велико было счастье родителей.

Теперь же она буквально заставила себя проговорить с деланным безразличием:

– Какое у вас красивое кольцо, мисс Харрисон! Гувернантка растопырила пальцы.

– Мне тоже так кажется, – согласилась она.

– Это подарок кого-то дорогого вашему сердцу?

Последовала пауза, и мисс Харрисон резким движением спрятала руку между колен.

– Заканчивай с чаем, Бьюла, – раздраженно проговорила она. – А у тебя, Арабелла, аппетит, как у мышонка. Посмотри на себя, ты похожа на ощипанного воробья.

Гувернантка встала из-за стола и подошла к окну.

– Завтра, – проговорила она, стоя к ним спиной, – вы, детишки, сможете выйти в парк.

Лежа в постели, Арабелла снова и снова возвращалась мыслями к кольцу. Она чувствовала, как в ней нарастает волна гнева. Ну, почему, почему эта крикливо одетая, погрязшая в лени гувернантка, у которой не было никакого желания учить, но всегда имелось желание выпить, должна щеголять в драгоценностях ее матери?!

А впрочем, разве она, Арабелла, была в силах что-либо сделать? Конечно, она могла бы рассказать обо всем матери. Но даже если бы леди Дин и узнала, где находится ее кольцо, было бы очень трудно обвинить гувернантку в укрывательстве краденых вещей. Мисс Харрисон имела полное право заявить, что кольцо ей привезли из Лондона, и, если она откажется открыть имя дарителя, все дело зайдет в тупик. Однако хуже всего в этой ситуации было то, что Арабелле никак нельзя было ссориться с мисс Харрисон. Любая стычка с ней будет означать немедленное возвращение домой.

При воспоминании о сэре Лоренсе девушка поежилась. Нет, она трепетала не перед гневом отчима и даже не перед хлыстом, к которому он часто прибегал. Это было нечто совсем другое, заставлявшее ее невольно сжимать кулаки.

Должно быть, Арабелла ненадолго задремала, потому что, внезапно проснувшись, услышала, как часы пробили пять. За окном светало, и у нее возникло страстное желание выйти на свежий воздух. Казалось, что пыль и грязь этого дома проникают прямо в ноздри, и от этого болит голова и ощущается тяжесть во всем теле.

Выскользнув из кровати, девушка помылась холодной водой, оделась и накинула на плечи шаль, опасаясь утренней прохлады. Без хозяйского глаза слуги совершенно обленились и отвыкли вставать рано, поэтому, маленьким привидением бесшумно пробираясь по лестницам и коридорам, Арабелла не рисковала кого-нибудь встретить.

Она даже не пыталась открыть тяжелую дубовую парадную дверь, а решила пройти через кухню. Неслышно ступая по плохо вымытым каменным плитам коридора, девушка миновала огромную, увешанную окороками кухню, молочную, многочисленные буфетные и кладовые и, наконец, оказалась у двери, ведущей во двор.

Арабелла повернула большой ключ, отперла засов, расположенный, к счастью, довольно низко. Скрипнув, дверь открылась, и в лицо девушки пахнуло чистым, свежим утренним воздухом. Кусты и несколько яблонь стояли все в цвету. За деревьями виднелась дорожка, которая вела, по-видимому, к конюшням. Чувствуя приятное возбуждение, Арабелла направилась туда.

Она ездила верхом с трех лет. И это было еще одно удовольствие, в котором ей отказал отчим, заявив, что не в состоянии содержать еще одну лошадь вдобавок к тем, которые требовались для него самого и для экипажей. Когда лошадь была продана, Арабелла проплакала в подушку всю ночь, однако не показала отчиму, как глубоко он уязвил ее, а с каменным лицом выслушала его нравоучение о том, что девицам не пристало разъезжать верхом.

Девушка понимала, что отчим избавился от коня единственно из желания унизить ее и еще потому, что она отказывалась признать его власть над собой. Он, несомненно, знал, как она ненавидит его, и был полон решимости сломить ее дух. Она же была непреклонна в своем желании бросить ему вызов.

Это была жестокая и беспощадная схватка. По малейшему поводу сэр Лоренс хватался за хлыст. Книги, лошади – все, что, по его мнению, могло доставить Арабелле удовольствие, было запрещено. То, что она потихоньку брала книги из библиотеки, стало прекрасным предлогом для постоянных наказаний.

Желание поскорее увидеть хороших лошадей заставило девушку ускорить шаг. Рассвет только занимался. Ночная тьма уже уступала натиску первых лучей солнца, но в небе еще сияли звезды.

Арабелла прошла под аркой, служившей входом на конный двор. Конюшни оказались очень большими: в них можно было бы разместить не меньше ста лошадей. Денники, большей частью закрытые, вытянулись в длинный ряд. Внезапно в самом дальнем конце двора, там, где он слегка поворачивал, девушка заметила какое-то движение.

Инстинктивно она спряталась в темноту арки. Во двор въехал всадник.

Верховой спешился и завел лошадь в конюшню. Следом к открытому деннику подъехал еще один всадник, потом еще. Они двигались неспешно и в полной тишине, едва нарушаемой цоканьем копыт по булыжникам. Наконец двери за ними закрылись, и вновь стало тихо.

Пять мужчин, пять лошадей. Арабелла только успела задуматься над тем, что это за люди и что они здесь делают, как сердце бешено заколотилось у нее в груди: кто-то схватил ее за руку.

– Ты кто такая, черт побери?! Что тебе здесь надо?

Хватка была мертвой, державшие ее пальцы впились ей в руку так, что она едва не кричала от боли. Арабелла подняла глаза на своего обидчика. Это был мужчина средних лет с жесткими складками, идущими от носа к уголкам рта, и почти сросшимися на переносице темными бровями. Его внешность отличалась какой-то мрачной, зловещей красотой, но лицо под вульгарно сдвинутым набок цилиндром было жестоким и не сулило ничего хорошего. Он был одет в элегантный серый сюртук из плотного габардина, бриджи и начищенные ботфорты. Галстук оказался неожиданного черного цвета, но был умело и модно завязан.

Арабелла попыталась освободиться, но он только сильнее сжимал ее худенькую руку. Она чувствовала свою полнейшую беспомощность, как кролик в зубах охотничьей собаки. Что-то в лице мужчины говорило ей, что она в опасности – смертельной, непонятной опасности.

– Отвечай! – повторил он хрипло, однако голос выдавал и нем образованного человека. – Кто ты такая и почему, черт возьми, шпионишь за моими людьми?

Арабелла втянула воздух: она знала, что ей следует ответить.

– Меня зовут Арабелла, – сказала она высоким детским голоском. – Я ищу Бьюлиного котенка, он потерялся.

– Бьюла! При чем здесь эта сумасшедшая?

– Я и Бьюла – мы играем вместе, – ответила Арабелла и почувствовала, как его хватка немного ослабла. Слегка повернувшись, она смогла освободиться.

– Кис-кис-кис! – Девушка бросилась к дому, на ходу подзывая воображаемую кошку. Она знала, что мужчина наблюдает за ней, и, когда была у спасительной двери в кухню, нагнулась, словно поднимая что-то с земли. Затем, сделав вид, что несет котенка в руках, открыла дверь.

Словно кем-то преследуемая, Арабелла бросилась вверх по лестнице и, едва переводя дыхание, остановилась у дверей классной комнаты. Возможно, у нее просто разыгралось воображение, но она чувствовала себя так, словно только что чудом избежала страшной опасности. Кто этот странный мужчина, которому так не понравилось ее появление возле конюшни?

Один из Бьюлиных котят, жалобно мяукая, тщетно пытался протиснуться в приоткрытую дверь классной. Арабелла машинально подхватила его на руки и, пройдя через комнату, приоткрыла дверь Бьюлиной спальни.

Бьюла спала. В тусклом свете комнаты ее круглое лицо было безмятежно-спокойным. Похожая на карлика, девочка казалась такой маленькой и ранимой, что Арабелла почувствовала сострадание, которого не испытывала прежде. Бедная, не знающая любви Бьюла! Возможно, доктор Симпсон был прав, полагая, что она еще сможет выправиться, если у нее будет компания.

– Я попытаюсь помочь ей, – закрывая дверь комнаты, прошептала Арабелла и вдруг услышала в коридоре тяжелые, решительные шаги. Не раздумывая, она огляделась по сторонам, испытывая желание спрятаться, как нередко пряталась от отчима.

Звук шагов приближались, и, когда они послышались совсем рядом с дверью, девушка нырнула под стол, где накануне пряталась Бьюла. Длинная бахромчатая скатерть полностью скрыла ее. Шаги раздались в комнате.

– Олив? – позвал мужской голос, и Арабелла узнала того самого человека, который угрожал ей на конном дворе. – Олив? – повторил он, открывая дверь комнаты мисс Харрисон. В комнате горела свеча, и ее золотистый свет лился через дверь, которую мужчина оставил приоткрытой. – Бог мой, – услышала Арабелла сердитый голос мужчины, – что здесь происходит?

– А, это ты, Джек! – сонно воскликнула мисс Харрисон. – Я ждала, ждала тебя, да и задремала.

– Нас задержали, – ответил мужчина по имени Джек. – Поднимайся и ответь на мой вопрос! Я поймал на конном дворе какую-то девчонку. Она сказала мне, что ее зовут Арабелла и она теперь живет здесь.

– Да, это так, – ответила мисс Харрисон. – Но что она делала у конюшни в такой час?

– Она сказала, что ищет какого-то котенка. А теперь послушай меня, Олив, я не потерплю здесь никаких посторонних, какого бы они ни были возраста. Ты сама знаешь не хуже меня, как это опасно.

– Я не виновата, – печально ответила мисс Харрисон. – Это все доктор Симпсон, наш новый врач. Он сказал, что найдет ребенка, который будет жить здесь и играть с Бьюлой. Как я могла отказаться? И прежде чем я узнала, что происходит, Арабелла была уже здесь. Вряд ли от этого маленького, тихого создания можно ждать неприятностей.

– Почему же она уехала из дома?

– Говорят, не поладила с отчимом.

– А кто он?

– Сэр Лоренс Дин. Ты знаешь его?

Раздался смех, неприятный, циничный смех.

– Так вот это чье отродье! – Смех внезапно прекратился. – Но это опасно. Немедленно избавься от нее!

– А под каким предлогом? – слабо сопротивлялась мисс Харрисон. – Ну какой от нее вред, в самом деле? А если она поможет Бьюле…

– Бьюле! Да ничто ей не поможет! – воскликнул мужчина. – Ее нужно было придушить сразу, как только она родилась. Такие чудовища не должны жить. Разве я не говорил тебе, что с большим удовольствием, да-да, удовольствием, голыми руками удушил бы эту скулящую дурочку? Так вот, еще раз повторяю мое условие: один звук от кого-нибудь в этом доме – и ей не жить!

– Ну, не будь же таким вспыльчивым, – взмолилась мисс Харрисон. – От Бьюлы никому никакого вреда. И потом, учти, если бы не она, вряд ли бы я была здесь.

– Я вовсе не хочу, чтобы меня вздернули из-за какой-то уродины с поехавшей крышей, – разгневанно заявил мужчина.

– Успокойся! – вскричала мисс Харрисон. – В данный момент Арабелла не представляет для тебя никакой опасности. Приляг, мой дорогой, ты утомлен. Как же долго я ждала тебя!

– Так уверена в себе, да? – мрачно заметил мужчина.

– Я уверена лишь в том, что ты устал, продрог и зол, как черт. Иди ко мне, я тебя согрею. Поспишь немного, и все покажется не таким мрачным. Иди же ко мне, Джек, я жду тебя! И запри дверь.

Дверь спальни с шумом закрылась. Арабелла сидела очень тихо, потом поднесла руки ко рту, чтобы не закричать. Теперь она знала, с кем свела ее судьба. Это был Джентльмен Джек, вселяющий страх и вызывающий всеобщую ненависть разбойник, самый опасный к северу от Лондона.

Глава 3

– Проклятье! – воскликнул раздосадованный лорд Лоудер, отодвигаясь от карточного стола. – Я должен вам уже пять тысяч гиней, а у меня в кармане блоха на цепи. Я не могу позволить себе увязнуть еще глубже!

Сидящий напротив человек перетасовал карты длинными тонкими пальцами и насмешливо заметил:

– Вы мокрая курица, Лоудер!

На миг воцарилось молчание. Стоявшие вокруг стола несколько членов карточного клуба «Крокфордз» замерли. Лорд Лоудер встал. Его мальчишеское лицо пылало от гнева.

– Черт возьми! – в ярости вскричал он. – Вы не смеете обвинять меня в трусости.

Сэр Мерсер Херон не успел ответить, его прервал раздавшийся у дверей голос:

– Я тоже так думаю. Если бы вы видели его в битве при Ватерлоо, вы бы ни минуты не сомневались, что перед вами настоящий герой.

Сэр Мерсер Херон повернулся к говорящему и ледяным тоном процедил сквозь зубы:

– Ах, это вы, Меридейл. А дозволено ли мне будет спросить, что вам за дело?

– Мы с Тони Лоудером сражались вместе, – ответил маркиз Меридейл, подходя ближе к крытому зеленым сукном столу. – На поле боя между людьми возникает чувство товарищества, вряд ли понятное английским джентльменам, которые только и знают, что валяться в постели, а сражаются только будучи в подпитии! Очень нелегко признаться, что проиграл уже достаточно, и я хвалю Тони за его мужество. Вы другого мнения, Херон?

Маркиз ни разу не повысил голоса, напротив, он говорил с нарочитым спокойствием. Однако звучавшая в его словах скрытая враждебность была очевидна всем присутствующим.

– Если его светлость желает удалиться, что ж, это его право, – угрюмо произнес сэр Мерсер.

Лениво-непринужденная манера поведения маркиза внезапно изменилась. Он сдвинул стул, на котором только что сидел его приятель, и, сев напротив сэра Мерсера, бросил:

– Если вы горите желанием продолжить игру, Херон, я с удовольствием составлю вам компанию. Если мне не изменяет память, в прошлый раз именно вы покинули карточный стол в некотором огорчении.

Сэр Мерсер Херон поднялся из-за стола. Резкие черты его лица исказились от едва сдерживаемого гнева, сузившиеся глаза сверкали.

– Не имею желания играть с вами, милорд маркиз. Ваша беспримерная наглость не способствует дружескому общению.

– Мокрая курица, да? – усмехнулся маркиз, и его голос был слышен всем в комнате.

На мгновение сэр Мерсер задержал на нем враждебный взгляд, потом повернулся и быстро направился к дверям. Откинув голову, маркиз Меридейл громко расхохотался.

– Устрашающий тип этот Херон, – сказал он. – Вот видишь, Тони, лобовая атака может быть очень успешной.

– По-моему, ты напал на него с тыла! – фыркнул из большого кожаного кресла герцог Веллингтон.

– Как бы то ни было, сейчас он повержен, ваша милость, – бодрым голосом сказал маркиз и уже тише спросил у приятеля: – Ну можно ли быть таким глупцом, чтобы играть с человеком не нашего круга, Тони?

– Мне бросили вызов, а я не люблю отступать, – объяснил Тони.

– Херон всегда выискивает жертву среди рассеянных молокососов, – улыбнулся маркиз Меридейл.

– Черт возьми! Вы не смеете говорить со мной подобным образом! – огрызнулся лорд Лоудер. – Да, я молод, однако не настолько глуп, чтобы не видеть, когда меня надувают. Просто у джентльмена есть определенные обязательства.

– Но не в размере пяти тысяч золотых гиней, которых у него нет! – отрезал маркиз. – Пошли выпьем. Нам еще предстоит подумать, где в течение недели раздобыть деньги.

Лорд Лоудер побледнел, как будто сознание непомерности долга вызвало у него внезапный приступ дурноты.

– Простите, – нетвердо произнес он и вышел из комнаты, оставив маркиза в полном недоумении.

– Вот поступок порядочного человека, – раздался позади маркиза низкий голос.

Повернувшись, он увидел одного из старейших членов клуба, отставного судью, которого уважали и любили даже самые молодые и несерьезные люди.

– Не могу понять, почему вы приняли Херона в клуб, – сказал лорд Меридейл. – Это же не джентльмен! Он нарочно выбирает самых слабых игроков и с неизменным постоянством заставляет их проигрывать больше, чем они могут позволить.

– Здесь не пансионат для благородных девиц, – тихо заметил судья.

– Конечно, нет. Но Тони – отличный парень, просто иногда любит порисоваться и показать себя эдаким светским львом.

– Предложите ему вернуться в деревню. Я знаком с его матерью. Она извелась от беспокойства, как бы ее единственный сын не попал в какую-нибудь переделку вместе с весельчаками вроде вас.

– Сомневаюсь, что он послушает меня.

– Почему же? В это время года в деревне очень славно. Да и всем вам не мешало бы глотнуть свежего воздуха вместо шампанского, поскакать галопом по парку вместо того, чтобы гоняться по публичным домам за модными кокотками или слушать принца-регента в его золоченой бонбоньерке, этой пародии на то, что когда-то было Карлтон-Хаусом.

Маркиз рассмеялся.

– Я почти жалею, что не предстал перед вами, когда вы восседали на судейском месте. Слушая ваши обороты речи, невозможно сдержать смех.

– Но я абсолютно серьезен, – настаивал судья. – Молодой Лоудер не единственный, кто выставил себя болваном. До меня дошли слухи, что в Меридейле все заросло травой.

Маркиз замер.

– Кто вам сказал?

– Мои друзья из Хертфордишра. А почему бы вам не убедиться в этом самому? Помещика, проживающего вдали от своего имения, ожидают стропила, изъеденные древоточцем. Вам, разумеется, это хорошо известно.

Маркиз сдержанно поклонился.

– По-видимому, сэр, вы гораздо лучше осведомлены о состоянии моей собственности, чем я сам, – сказал он тихо, но в голосе его слышался гнев.

Он вышел из комнаты и, миновав большой зал, спустился на улицу. Факельщик подозвал его экипаж, и маркиз велел лакею ехать в Карлтон-Хаус.

С самого начала он собирался именно туда, принц-регент позвал его на один из больших приемов, ставших уже привычными для высшего света, и теперь никак не мог взять в толк, почему свалял такого дурака: по пути заехал в «Крокфордз», ввязался в спор с сэром Мерсером Хероном, а затем в малоприятный разговор с судьей.

Маркиз уже сожалел о том порыве, который привел его сюда. Впрочем, оставаясь до конца честным, он вынужден был признать, что, хотя слова судьи и задели его за живое, стычка с сэром Мерсером позабавила его. Кроме того, он был доволен, что уберег лорда Лоудера от ссоры, грозившей кончиться бессмысленной и, возможно, трагической дуэлью.

"В Меридейле все заросло травой!" Маркиз попытался представить, как выглядит поместье сейчас, когда весна творит чудеса и в садах царит буйство красок: белая, лиловая и пурпурная сирень, розовые на фоне неба цветы персика и миндаля, вздымающиеся в траве золотистые воронки нарциссов. А позади этого великолепия – сам замок, серый и величественный. Неприступная крепость и одновременно дом, целых двадцать лет любимый больше всего на свете, любимый – пока не пришла беда.

Карета торжественно остановилась. Лакей в ливрее королевского дворца распахнул дверь. Ослепительно яркий свет отразился в белых колоннах. Миновав толпу придворных и слуг, маркиз оказался внутри Карлтон-Хауса.

Голубые шторы, расшитые золотыми лилиями, обильно золоченные пилястры с каннелюрами, украшенные белыми страусовыми перьями ламбрекены, розовый атлас, затканный гирляндами, фриз, изображающий Минерву в окружении сфинксов – все это промелькнуло перед глазами маркиза, пока он в поисках хозяина переходил из комнаты в комнату.

Дамы поворачивались в сторону маркиза, их голоса приветствовали его, руки в перчатках протягивались для поцелуя. В платьях из атласа, кисеи и дымчатого муслина нежнейших оттенков они напоминали букет цветов. Красоту женщин подчеркивали многочисленные картины, собранные принцем со всего света и до сих пор не оплаченные.

Нигде не было и следа принца-регента.

– Джулиус! – вдруг позвал маркиза властный голос.

Он обернулся. Глазам его предстало видение в платье из прозрачной серебристой кисеи, которое больше открывало, чем прятало стройное тело с волнующими изгибами. Великолепное изумрудное ожерелье украшало длинную белую шейку.

– Джулиус! Клянусь, я уже перестала тебя ждать. Ты же обещал, что приедешь рано.

– Прости, Сибил, – сказал маркиз, поднося к губам затянутую в перчатку руку женщины. – Меня задержали.

– В «Уайтс» или в "Крокфордзе"? – поинтересовалась леди Сибил Шератон.

Она была потрясающе красива. Темные кудри обрамляли прелестное лицо, которое можно было бы назвать классическим, если бы не чуть раскосые глаза, придававшие ее облику нечто восточное.

– Нет, нет, не отвечай. Достаточно того, что ты здесь. Отвезешь меня домой?

– Почту за великую честь, – галантно ответил маркиз.

Сибил повернула к нему лицо. Взгляд обращенных на него глаз был так откровенен, что маркиз почувствовал себя неуютно.

Он много раз говорил себе, что светские сплетни его не интересуют. Тем не менее, ему вовсе не хотелось попасть на язычок кумушкам из «Олмакса», этим великосветским поборникам морали, которые легко выдавали индульгенции себе, но были нетерпимы к слабостям других.

– Где его королевское высочество? – спросил маркиз.

– Флиртует где-нибудь с неугомонной леди Хертфорд, – с язвительной насмешкой ответила леди Сибил. – Слышал последнюю сплетню? Лорд Грей назвал леди Хертфорд "опасной тайной, скрытой сенью трона".

– Тш-ш! – Несдержанность леди Сибил привела маркиза в замешательство: в Карлтон-Хаусе подобные вещи не произносились даже шепотом. Однако в глазах его заиграли огоньки. Весь Лондон уже сыт по горло жеманным лукавством леди Хертфорд, а мертвая хватка, которой она держала регента, стала темой бесконечных анекдотов.

– Мне нужно найти его, – сказал маркиз.

– Я пойду с тобой, – предложила леди Сибил, и они вместе пошли по заполненным гостями комнатам.

Леди Сибил Шератон была вдовой. Ее муж погиб в одном из сражений на Пиренейском полуострове, и ходили слухи, что его гибель только приблизила неминуемый конец их брака. Еще при жизни мужа леди Сибил пришлось очень по вкусу блестящее общество, собиравшееся вокруг принца Уэльского в Карлтон-Хаусе.

Основным источником беспокойства для леди Сибил было то, что, выйдя по страстной любви замуж за статного красавца офицера из гвардии, она не подумала, как будет жить, не имея денег для удовлетворения своих бесконечных дорогостоящих причуд.

Отец леди Сибил умер весь в долгах, и то, что еще осталось от фамильного имущества, унаследовали ее братья. Они надеялись, что Сибил сделает хорошую партию, подразумевая под этим богатого и щедрого мужа. Но она позволила чувствам взять верх над разумом.

Война милосердно спасла леди Сибил от неизбежных последствий ее безрассудства. Больше она не собиралась повторить ту же ошибку. За годы замужества и вдовства она поняла, что для той жизни, которая ей так нравилась, необходимы две вещи: положение в обществе и деньги.

У нее не было сомнений, что в маркизе Меридейле она, наконец, обрела то, что искала. Больше того, вскоре после знакомства с ним ей вдруг стало ясно, что он привлекал ее не только своим богатством и титулом, но и тем, что возбуждал в ней такое же желание, как прежде покойный муж.

Проблема, однако, заключалась в том, что маркиз совершенно не выказывал желания превратить их связь в нечто более постоянное. Он никогда не заговаривал о женитьбе, и, хотя Сибил убеждала себя быть более мудрой и не поддаваться той всепоглощающей страсти, которая с самой первой встречи бросила их друг другу в объятия, у нее было неприятное чувство, что, прояви она излишнюю суровость, маркиз умчится от нее в поисках более доступных ласк.

– Джулиус! – попыталась привлечь внимание маркиза леди Сибил, прогуливаясь вместе с ним по зимнему саду.

Зимний сад, гордость принца-регента, был построен в виде небольшого псевдоготического собора. От опиравшихся на колонны арок вверх к крыше с отверстиями для света шла покрытая лаком веерообразная решетка для вьющихся растений. Убранство дополняли малиновые занавеси и украшенные гербами витражи.

Через арочный портал они вышли в парк. Там, где на ровных лужайках днем чистили перышки надменные павлины, сейчас все было залито светом сотен китайских фонариков, сиявших во мраке теплой, безветренной ночи.

– Джулиус! – повторила леди Сибил повелительным тоном. – Ты до сих пор не сказал мне, как я сегодня выгляжу!

– Просто великолепно! – сказал маркиз, однако было видно, что мысли его заняты чем-то другим.

– Что-то случилось?

– О нет, ничего особенного. Просто я немного встревожен.

– Чем же? – предчувствуя недоброе, спросила леди Сибил. На мгновение ей показалось, будто холодная рука сжала ей сердце. А что, если до маркиза дошли какие-нибудь слухи? Да, она была очень осторожна, но… кто знает.

– Вряд ли тебе это интересно, – уклончиво ответил маркиз.

– Я хочу знать… я должна знать, – настаивала леди Сибил.

Они остановились. Маркиз огляделся, пытаясь определить, нет ли принца здесь, в парке.

Леди Сибил потянула за отворот его атласного фрака.

– Посмотри на меня, Джулиус! Посмотри! Мне тяжело переносить твое безразличие!

– Нет, нет, я вовсе не безразличен, – запротестовал маркиз. Он посмотрел на леди Сибил, и голос его смягчился. – Ты выглядишь божественно, Сибил, и тебе это прекрасно известно. Эти изумруды тебе очень к лицу. Я доволен, что ты уговорила меня купить их.

– Это чудесный подарок. – Голос леди Сибил был мягким и обольстительным. – Напомни мне, чтобы я поблагодарила тебя за него… еще раз.

Слова ее звучали маняще, глаза под подкрашенными ресницами светились.

Но маркиза трудно было поколебать.

– А вот и Принни! – воскликнул он.

В дальнем конце зимнего сада находился круглый буфет с золотой посудой, украшенный цветами и серебристо-розовым медальоном с инициалами "Г. П. Р".

Маркиз увидел принца-регента. С лентой и звездой ордена Подвязки на груди, очень представительный, несмотря на тучность и нездоровый румянец, он, держа бокал в руке, направлялся от буфета к накрытым под большими шатрами в парке столам.

Даже сквозь грохот оркестров, а их было четыре, галдеж и смех маркиз различал звук вылетающих пробок. На мгновение ему показалось, что снова звучит канонада, но он отогнал воспоминания и устремился к хозяину.

– Меридейл! – воскликнул регент, заметив его. – Мне показалось, что ты забыл о моем приглашении!

– О сир! Разве мог я забыть об оказанной мне высочайшей чести? И потом, я приехал уже некоторое время назад, но ваше королевское величество были так заняты, что я не хотел вас беспокоить, – ответил маркиз и посмотрел на леди Хертфорд.

Прикрывая веером жеманно-кокетливую улыбку, она протянула ему руку для поцелуя.

– Я всегда говорила его королевскому высочеству, что у вас есть природное чутье и деликатность, – улыбнулась леди Хертфорд. – В отличие от многих известных нам людей.

Маркиз понял, что она имеет в виду тех, кто осуждал безрассудное увлечение принца-регента ею, находя его излишне сильным, а по сути дела, просто дорогим.

– Ваша светлость очень добры, – пробормотал маркиз. – Молю вас замолвить за меня словечко его королевскому высочеству: хочу просить его о нижайшей милости.

– Милости? – поспешно спросил регент. – Какой?

Он не любил никаких просьб, особенно если с ними обращались в те минуты, когда после обильной еды и питья он не мог полностью доверять своему здравому смыслу.

– Я прошу позволить мне, – ответил маркиз, – отклонить ваше высочайшее приглашение сопровождать вас на скачки.

– Отклонить? Это почему же?

Если принц-регент и не выносил чего-то, так это когда не все из его друзей были рядом. Он был уже немолод, но ему по-прежнему нравилось считать себя эдаким лихим франтом, предводителем великосветских прожигателей жизни.

Ему нравилось, когда на скачки его сопровождали молодые светские щеголи. В их компании он чувствовал себя молодым. С ними он забывал, что с тех пор, как доктора запретили ему затягиваться в корсет, ему легче сидеть, чем стоять.

– Может, тебя ждут более приятные обязанности? – язвительно проговорил регент, не дожидаясь объяснений маркиза.

– Это было бы просто невозможно, сир, – ответил маркиз. – Я только прошу у вашего королевского высочества дозволения съездить домой. Кое-что там требует моего присутствия.

Выражение неодобрения на лице регента исчезло.

– В таком случае, – великодушно заявил он, – я разрешаю тебе не ездить с нами на скачки. Нам будет недоставать тебя, Меридейл. Возвращайся поскорее!

– Я постараюсь сделать свою поездку возможно более непродолжительной.

– Вот и молодец! – сказал регент, положив пухлую руку на плечо маркиза, и бок о бок с щебечущей леди Хертфорд направился к столу. Там била вверх сверкающая струя маленького фонтана. Низвергаясь, она бежала потоком между покрытых мхом берегов с перекинутыми через них крошечными причудливыми мостиками.

Пока маркиз наблюдал за регентом, к нему снова подошла леди Сибил.

– Я слышала твой разговор с регентом, – прошептала она. – Что произошло у тебя дома?

– Это мне и предстоит выяснить.

– Я еду с тобой, – отрезала леди Сибил. – Видит Бог, я по горло сыта этим лондонским сезоном. В конце концов, это лишь бесконечные светские рауты, которые ничем не отличаются один от другого.

– Ты умрешь в замке от скуки! – сказал маркиз. – Я сам не был там с тех пор, как моя… – Он осекся. – Уже семь, нет, скоро восемь лет.

– Так долго?! – воскликнула леди Сибил.

– Я почти все это время был за границей, – объяснил маркиз, оправдываясь скорее перед собой, чем перед собеседницей.

– Значит, ты даже не имеешь представления, что там делается? Как интересно! Будто открываешь новый мир. К тому же я слышала, как великолепен Меридейл и хотела бы убедиться в этом сама.

– Мы не можем ехать вдвоем, – возразил маркиз.

– А кто узнает? В Лондоне мы никому не скажем, а сельские пуритане вряд ли ожидают тебя. Если же, дорогой Джулиус, ты чувствуешь, что не можешь обойтись без провожатого, ради Бога, давай пригласим с собой Ричарда.

– Послушай, Сибил, – начал было маркиз, но леди Сибил уже окликнула высокого молодого человека приятной наружности, стоявшего среди вазонов с цветами.

– Ричард!

Бледное лицо Ричарда осветила улыбка. Изящно завязанный галстук, бриллиантовая булавка, цепочка с бренчащими на ней брелоками – все выдавало в нем денди до мозга костей.

– Ваш покорный слуга, мадам, – подходя к ним, поприветствовал он леди Сибил, а затем обратился к маркизу: – Где ты был, Джулиус? Я всюду искал тебя.

– У нас есть план, – сказала леди Сибил, не дав маркизу опомниться. – Джулиус должен посетить свое поместье. Поверишь ли, он не был там почти восемь лет! Я хочу сопровождать его и прошу тебя поехать с нами, ибо Джулиус боится появиться там вдвоем со мной и поставить под угрозу свою безупречную репутацию!

– Да не говорил я ничего подобного! – запротестовал маркиз.

Капитан Ричард Хантингтон рассмеялся.

– Превосходное предложение. Ближайшие дни обещают быть жаркими. Я только что беседовал с одним из этих старых зануд, которые мнят себя предсказателями погоды. Я уверен, что на этот раз он не ошибся. О Боже, от здешней духоты можно заработать судороги!

– Тогда давайте уйдем отсюда, – предложил маркиз. – Ты уже говорил с Принни?

– Я сделал уйму подобающих случаю вещей, – ответил Ричард, – и поцеловал такое количество ручек, что губы заболели. Предлагаю поехать к тебе и напиться.

– Времени нет. Я отбываю завтра рано утром.

– Почему столь внезапное решение? – поинтересовался Ричард.

– Я просто подумал, что должен побывать дома.

– Мне казалось, прежде у тебя были какие-то особые причины не ездить туда. Если не ошибаюсь, однажды во Франции ты сказал, что даже если тебя не убьют, – а тогда все мы даже не надеялись остаться в живых, ты навсегда покончил с дедовским наследием, замком и тому подобной ерундой.

– Наверное, я тогда здорово надрался. Только спьяну можно говорить подобные вещи, разве нет?

– Вот и я тогда подумал, что у тебя не все в порядке с головой. Любому понятно, что, имея такой дом, как Меридейл, рано или поздно захочешь побывать в нем.

– Конечно, – согласился маркиз.

Какие-то нотки в его голосе заставили леди Сибил внимательно посмотреть на него.

"С ним всегда связана какая-то тайна", – подумала она. Даже в мгновения самой исступленной страсти она ощущала, что он подавляет свои чувства. Что-то удерживало его, что-то, чего она не могла понять и чему не могла дать названия.

Быть может, замок откроет ей тайны маркиза. В любом случае, в деревне, один на один с маркизом, она гораздо быстрее добьется от него предложения.

Она вспомнила о счетах, которые заполняли два ящика ее секретера, о становившихся все более назойливыми кредиторах. Он должен, должен решиться на брак не позднее следующего месяца!

– Мы отвезем тебя на Стенхоуп-стрит, Сибил, – сказал маркиз, и, как ни хотелось ей настоять на своей поездке в Меридейл-Хаус, чтобы там обсудить их совместный жизненный путь, она, достаточно хорошо зная мужчин, понимала: сегодня, по крайней мере, ему не до нее.

Тем не менее, прощаясь, маркиз в долгом поцелуе склонился к ее руке, и леди Сибил, несмотря на присутствие Ричарда и слуг, прижалась щекой к его щеке.

– Спокойной ночи, любимый! – прошептала она. – Я буду готова к поездке.

– Ты все-таки хочешь ехать со мной? Хочу предупредить, что в замке может не оказаться привычных тебе удобств.

По его тону чувствовалось, что подобное вряд ли возможно и он просто ищет отговорку, чтобы поехать одному.

– Нет, нет! Ты не должен быть таким себялюбцем! Вдруг ты попадешь в какую-нибудь переделку, а мы с Ричардом ничего не будем знать? Поэтому, будь добр, пришли за мной спою карету завтра к десяти часам. Или это будет твой фаэтон?

Впрочем, ответ на последний вопрос был ей и так известен.

– Ну, хорошо, пусть будет фаэтон, – вздохнула она. – Но повозка за моей горничной и багажом должна приехать пораньше: Бог знает, что солнце и ветер могут сделать с моим лицом.

– Разумно ли ты поступаешь? – осторожно спросил Ричард, когда экипаж вез его и маркиза с Стенхоуп-стрит на Баркли-сквер.

Маркиз не стал делать вид, что не понял вопроса.

– Что еду вместе с Сибил? – спросил он. – Конечно, нет. Это просто чертовски глупо! Но она настаивает, и, если ей доставляет удовольствие вести себя вызывающе, почему я должен мешать?

– Она хочет выйти за тебя замуж. Тебе это, разумеется, известно?

– Я никогда не женюсь, – твердо заявил маркиз. – Я не говорил об этом раньше, не собираюсь делать этого и впредь, но по причинам, которые не стану открывать, о моей женитьбе на Сибил или на ком-либо другом не может быть и речи.

– Но почему? Почему?

– Позволь мне сохранить это в тайне. И еще, Ричард, ты очень обяжешь меня, если не поедешь с нами. Тебя пригласила Сибил, если ты помнишь. Не я! Я хочу отправиться в замок один. Если Сибил жаждет поехать со мной – ради Бога. Тебе же я не могу оказать гостеприимства.

– Ну, если так… – почувствовав себя обиженным, начал Ричард.

– О нет, умоляю, не пойми меня превратно. Ты мой лучший друг, Ричард, и я не пожалею для тебя последней рубашки. Однако завтра я хочу поехать домой без тебя.

– Вместе с Сибил!

Маркиз пожал плечами и улыбнулся, но в его улыбке не было веселья.

– Возможно, это и к лучшему, что она побывает в Меридейле, – сказал маркиз, и больше Ричард не смог добиться от него ни слова.

День обещал быть ясным и солнечным. Выйдя из своего дома на Стенхоуп-стрит, леди Сибил почувствовала почти умиротворение при виде высокого фаэтона с желтыми колесами, запряженного парой превосходно подобранных гнедых лошадей.

Маркиз в дорожном пальто и с касторовой шляпой в руках ожидал, пока она спустится по лестнице. Несмотря на то, что лечь пришлось поздно, леди Сибил выглядела восхитительно.

– Настоящее приключение! – воскликнула она, кинув на маркиза дерзкий взгляд. В большой соломенной шляпке с завязанными под подбородком лентами и струящемся вокруг ног дорожном платье цвета давленой земляники, леди Сибил, без сомнения, была само очарование.

Когда они свернули на Парк-Лейн, маркиз удовлетворенно отметил, что в этот ранний час представители высшего света еще не покидали своих домов. В противном случае злые языки наверняка заговорили бы о тайном бегстве маркиза Меридейла и леди Сибил Шератон.

В это утро с лица Маркиза не сходила мрачная усмешка, как от горько-циничной шутки, известной только одному ему. Взгляд его потемневших глаз был жесток, словно путешествие не доставляло ему никакого удовольствия.

– А где Ричард? – спросила леди Сибил.

– Он остался в Лондоне, – ответил маркиз. – Я предпочел поездку вдвоем с тобой.

Слова маркиза доставили Сибил удовольствие, и ее трепещущая рука потянулась к нему.

– И мне этого хотелось, но я боялась, что ты будешь возражать.

– То, что ты едешь со мной, не совсем удобно, я предупреждал тебя. Если кто-нибудь узнает…

– Только не от меня. Я приказала слугам говорить всем, что я нахожусь с визитом у захворавшей бабушки. Поверишь ли, но никто особенно и не интересуется. К тому же многие из тех модных молодых особ, что бросают красноречивые взгляды в твою сторону, будут только рады избавиться от меня! Их будет согревать надежда, что ты вернешься в одиночестве и они смогут запустить в тебя свои коготки!

– Ты льстишь мне.

– Джулиус, давай постараемся получить удовольствие от общества друг друга! – с жаром воскликнула леди Сибил. – Не так уж часто мы бываем вдвоем. Сегодня ты сможешь рассказать о себе. До последнего времени ты был не очень-то красноречив по этому поводу.

– Вряд ли эту тему можно считать интересной.

Что-то в голосе маркиза подсказало Сибил, что он не желает продолжать разговор на эту тему.

Они перекусили в небольшом деревенском трактире милях в пятнадцати от Лондона.

– Мы не будем менять лошадей, – сказал маркиз своему груму. – Просто вычисти их и дай отдохнуть. Здесь уже недалеко.

– Очень хорошо, милорд.

Маркиз спрыгнул с фаэтона и помог спуститься леди Сибил. Жена трактирщика проводила ее в спальню умыться и привести в порядок выбившиеся из-под шляпки волосы.

Покончив с туалетом, леди Сибил нашла маркиза в отведенной им гостиной. Неслышно войдя в комнату, она поразилась выражению его лица.

– Что-то случилось, Джулиус? – невольно вырвалось у нее.

Маркиз поднялся, и леди Сибил поняла, что его проблемы так и останутся для нее тайной.

– Хозяин может подать горячих вальдшнепов и пирог с устрицами либо холодную закуску из баранины, голубей, поросячьей головы и ветчины. Что тебе заказать?

– Я бы предпочла чего-нибудь холодненького. Немного ветчины, например. И, пожалуйста, Джулиус, налей мне этого вина. У меня першит в горле от пыли.

За едой она изо всех сил старалась развлечь его рассказами о сплетнях, обсуждавшихся на вчерашнем званом вечере, о последней выходке принцессы Уэльской, называвшей своего мужа Великий Магомет, о большой обиде миссис Фицхерберт на теперешнее равнодушие к ней принца, и это несмотря на то, что прежде считал ее чуть ли не женой.

– От принцев нельзя ждать благодарности, – заметил маркиз.

– Однако иногда можно получить ее от простого смертного. Помнишь, я обещала отблагодарить тебя за ожерелье?

– Оно так много для тебя значит?

– Ну, конечно! Я просто очарована им. Видел бы ты, какие взгляды бросали на меня вчера мои так называемые подруги. С каким наслаждением они сорвали бы изумруды с моей шеи, да еще и исцарапали бы меня при этом!

По какой-то непостижимой причине маркиз был почти обрадован словами леди Сибил.

– Я должен подарить тебе подходящие сережки, – сказал он и под аккомпанемент ее восторженных благодарностей встал из-за стола. – Поехали! Теперь я готов ко всему, что бы меня ни ждало!

– Ты будто предчувствуешь недоброе, – с удивительной проницательностью отметила леди Сибил. Она обратила внимание, что за едой маркиз, вопреки обыкновению, много пил. Вот и сейчас, накинув пальто и взяв шляпу, он потянулся за новым бокалом вина.

Осушив его одним глотком и позабыв вдруг о хороших манерах, маркиз, не дожидаясь своей спутницы, заспешил по коридору на конный двор.

Лошади уже ждали. Он помог леди Сибил устроиться, сам же сел на кучерское место и взял вожжи.

Маркиз славился своим умением править лошадьми, но никогда она не видела, чтобы он мчался так безудержно. И лошади, отзываясь на его настойчивую требовательность, не выказывали признаков усталости. Колеса, казалось, летели над белой от пыли дорогой, пока, наконец, фаэтон не свернул в массивные каменные ворота замка.

Вместо того чтобы после бешеной скачки поехать по подъездной дороге, маркиз, к удивлению леди Сибил, вдруг изменил свои намерения. Фаэтон закружил по узким аллеям парка, и над верхушками деревьев то там, то здесь замелькали остроконечные башни замка.

– Куда мы? – спросила леди Сибил.

– Нам незачем торопиться, – ответил маркиз, и ей показалось, что он стремится оттянуть момент встречи с родным домом.

Они проезжали по волшебной березовой роще, когда до них донеслись звуки голосов. Среди расступившихся деревьев показалось лесное озеро, окруженное цветущими кустарниками. Весенняя зелень склонившихся над берегами раскидистых ив ярко выделялась на фоне освещенной солнцем воды.

Снова послышались веселые голоса, и высоко на вершине нависавшей над озером скалы они увидели маленькую девичью фигурку. Залитая солнцем, она казалась сделанной из слоновой кости, а рассыпавшиеся по плечам рыжеватые волосы пламенели в его золотистых лучах.

Стоя на самом краю скалы, совершенно обнаженная, она разговаривала с другим ребенком, который сидел у кромки воды и, болтая в воде ногами, пускал фонтаны серебристых брызг.

Одна из лошадей дернулась и зазвенела уздечкой. Девочка на скале замерла, посмотрела в ту сторону, откуда раздался звук, и бросилась в озеро.

На мгновение тело ее выгнулось дугой высоко в воздухе, а затем стрелой вонзилось в воду. Это был прекрасный миг, настолько прекрасный, насколько и неожиданный.

Леди Сибил задохнулась от изумления.

– Кто это? – спросила она маркиза, не сводившего глаз с ребенка, сидевшего внизу.

– Понятия не имею, – ответил он холодно и подхлестнул лошадей.

Глава 4

Арабелла долго провожала фаэтон взглядом. Испытывая огромное смущение оттого, что ее видели, что застали за предосудительным, на ее взгляд, занятием, она, тем не менее, не могла не восхититься красотой изумительной пары лошадей и мастерством правившего ими возницы. Кем бы он ни был, его манера управляться с лошадьми выдавала в нем истинного коринфянина.

Как только фаэтон скрылся из вида, Арабелла вышла на берег и оттащила Бьюлу от воды.

– Нет! Нет! – сопротивлялась девочка. – Бьюла… плескаться в водичке.

– Нам надо возвращаться, – сказала Арабелла, торопливо одеваясь.

Отправляясь с Бьюлой на прогулку, она вовсе и не думала о купании. Решиться на подобное безрассудство ее заставил какой-то внезапный порыв, о котором она теперь горько сожалела.

Сегодня мисс Харрисон вместо прогулки в парке велела им ехать кататься. У Арабеллы, предвкушавшей возможность поупражняться на воздухе, упало сердце, однако спорить она не стала. Ей было ясно: гувернантка опасается, как бы она снова не наведалась в конюшни, не оказалась бы там, где ей быть не положено. Вот почему сразу после завтрака Арабеллу отправили за шляпкой, а Бьюлу нарядили в чепчик и пелерину.

Мисс Харрисон была слишком ленива, чтобы проводить их до ожидавшей у переднего крыльца повозки, запряженной пони. Сначала Бьюлу несла горничная, а на лестнице девочку взял лакей Джордж. Он болтал с ней, подбрасывал, словно игрушку, вверх, отчего она заливалась хохотом и повторяла: 'Еще, еще!", пока Джордж наконец не сказал ей строгим голосом:

– У вас головка заболит, и тогда мне пропишут по первое число!

При этом он подмигнул Арабелле, мол, его это не очень-то и пугает, и девушка не могла удержаться от мысли, как к подобным манерам отнесся бы сэр Лоренс. Джордж не только был на удивление фамильярен, но и позволял себе расхаживать по дому в одной рубашке и желто-голубом полосатом жилете, по-видимому, обозначавшем ливрею.

– Развлекайтесь! – помахал рукой им вслед Джордж, когда повозка тронулась.

На козлах сидел грум, дряхлый и совершенно глухой, в этом Арабелла быстро убедилась, попытавшись завязать с ним беседу, а везший их ожиревший пони явно страдал от недостатка движения. Но как бы то ни было, в открытой тележке они могли насладиться свежим воздухом и солнечными лучами, ласкающими лица.

Прохладное утро перешло в жаркий день. Никогда еще окружающая природа не казалась Арабелле такой восхитительной. Среди молодой весенней зелени начинали появляться первые летние цветы.

Бьюла была в восторге от поездки.

– Но… пошел! Но! Но! – все время приговаривала она, и забавная бессвязная речь выдавала ее физический изъян да же сильнее, чем искривленное тело.

Арабелла с грустью подумала, что с возрастом девочка может стать отталкивающе уродливой, но сейчас и слишком большая голова, и похожее на луну лицо были полны младенческого очарования. Да, Бьюла казалась странной, но ее вид не мог вызвать ничего, кроме сострадания.

Они ехали по неровной пыльной дороге, которая кольцом охватывала парк. Как же Арабелле хотелось пробежаться по траве, походить среди деревьев, ощутить аромат сосен, услышать, как шуршат под ногами прошлогодние листья!

Внезапно среди деревьев показались первоцветы, целая золотистая полянка, с рассыпанными среди них лиловыми фиалками.

– Стойте! – не удержавшись, закричала девушка груму – Остановитесь, пожалуйста!

Ей пришлось повторить свою просьбу несколько раз, прежде чем он понял, что от него хотят. Он остановил пони и открыл дверь повозки.

Арабелла подхватила ребенка на руки. Ноша была нелегкой, но она благополучно перенесла девочку в лес и, поставив на землю, велела идти.

Девушка вполне правильно рассудила, что Бьюле следует гораздо больше ходить самой. Разумеется, окружающим было проще носить девочку на руках, чем поощрять ее неверные шаги или терпеливо дожидаться, пока она доковыляет до нужного места.

Бьюла с готовностью согласилась походить, и Арабелла медленно повела ее по лесу, радуясь волнению колокольчиков, восторженным криком приветствуя оленей, в испуге покидающих свое обиталище.

Именно в этот момент перед ними предстало лесное озеро в окружении склонившихся над неподвижной водой ив. Освещенная солнцем вода казалась золотой, а там, куда лучи его не доходили, была таинственно-зеленой. Воистину зачарованный уголок!

– Посмотри, Бьюла! – воскликнула Арабелла. – Ты только посмотри, как красиво! Сюда приходят олени пить воду.

И здесь водится рыба – маленькие форельки с пестренькими коричневыми спинками.

Тяжело дышавшая от непривычно долгой ходьбы Бьюла ничего не ответила. Не в силах больше ждать, Арабелла подхватила девочку на руки и понесла к озеру.

– Водичка! Водичка! – радостно кричала довольная Бьюла.

Внезапно Арабелле пришла в голову идея.

– Хочешь поплескаться? – спросила она девочку. На лице Бьюлы выразилось недоумение.

– Сунуть ножки в воду и болтать ими.

Девочка с готовностью сделала шаг вперед.

– Нет, нет! Сначала сними туфли! – рассмеялась Арабелла и, усадив девочку на мох, сняла с нее туфли и чулки.

Поддерживаемая Арабеллой, она сначала осторожно, а потом все смелее стала шлепать ногами по прозрачной воде.

– Ну, вот ты и плещешься.

– Бьюла плещется… плещется! – повторила Бьюла, и ее неподдельный восторг вызвал у Арабеллы улыбку.

Попробовав воду рукой и убедившись, что она нехолодная, девушка приняла решение. Она часто купалась с отцом к озере около дома. После бешеной скачки они отпускали лошадей на водопой, а сами погружались в прохладную чистую воду.

"Ты плаваешь, как маленький дельфин", – глядя на Арабеллу, говорил отец.

Вспомнив его слова, девушка повернулась к Бьюле:

– Хочешь посмотреть, как я плаваю? Я покажу тебе, как кувыркаются в воде дельфины.

– Плавать? – переспросила девочка.

Арабелла быстро убедила себя, что ее купание в озере вполне можно считать частью Бьюлиного образования, поэтому пока девочка плескалась в воде у берега, она быстро разделась. Конечно, можно было бы искупаться в сорочке, обычно она так и делала, когда была с отцом, но сейчас она боялась, что свое появление в замке с мокрой сорочкой ей придется как-то объяснить.

Арабелла была уверена, что мисс Харрисон, как, впрочем, и большинство окружающих, придет в ужас от одной только мысли, что она купалась в общественном месте, пусть даже в таком, где ее никто не мог видеть. Мать Арабеллы слишком часто выражала общепринятую точку зрения по этому вопросу.

"Девочке не пристало купаться у всех на виду, словно мальчику или мужчине, – говорила она. – Вряд ли кто-нибудь одобрит такое поведение".

"А никто и не узнает, – отвечал отец. – Если, конечно, ты не расскажешь".

"Подозревать меня в подобных вещах! Я настолько потрясена вашим поведением, что даже и говорить о нем не хочу!" – возмущалась мать, но они только смеялись над ней.

И сейчас Арабелла, зная, что рядом с ней только Бьюла, которая полностью на ее стороне, вошла в воду. Ощущение прохлады на обнаженном теле явилось как потрясение, но это было потрясение от восторга. Она поплыла через озеро, а потом назад к девочке, не сводившей с нее взгляда широко распахнутых глаз.

– Смотри, Бьюла, сейчас я стану дельфином!

Арабелла кувыркалась в воде, погружалась в прохладную глубину и, стряхивая волосы с глаз, появлялась на поверхности.

– Еще! Еще! – заливаясь хохотом, кричала Бьюла.

– Знаешь, что я сейчас сделаю? – сказала Арабелла. – Видишь вот эту скалу? Я заберусь на ее вершину и нырну оттуда в озеро.

– Нырнешь? – с любопытством переспросила девочка. Слушая Арабеллу, она узнавала множество новых слов.

– Да, нырну, как птичка. Я брошусь вниз, как ласточка, когда она хочет пить. Смотри, Бьюла!

Девушка побежала к скале. Пробивавшийся сквозь деревья солнечный свет бросал загадочные тени на ее белоснежную кожу. Поверхность скалы, этого векового памятника вулканической эры, часовым стоящего у озера, была ровной и скользкой, поэтому взбираться по ней было нелегко. Но вот все позади, и Арабелла вытянулась во весь рост на вершине, глядя вниз на Бьюлу.

– Нырять… нырять!

– Смотри, Бьюла! Я ласточка! – закричала Арабелла, широко, словно крылья, раскидывая руки. Внезапно ее внимание привлек какой-то звук, и она с ужасом увидела на другом берегу озера звенящую уздечкой лошадь.

Теперь, уже одетая в казавшееся холодным и влажным платье, она, опустившись на колени перед Бьюлой, надевала ей чулки и туфли.

– Бьюла… плескаться! – сердито требовала девочка.

– На сегодня достаточно. Послушай, Бьюла, не говори никому, что ты болтала ножками в воде, а я купалась. Это секрет. Секрет!

Маленькие глазки девочки вспыхнули: это слово ей было понятно.

– Бьюла знает два секрета, – продолжала Арабелла. – Помни, никому нельзя говорить, что мы с тобой делали.

– Бьюла знает… секрет, – нараспев повторила Бьюла, и девушке оставалось только надеяться, что она все поняла.

Арабелла надела на мокрую голову шляпу. Конечно, волосы не мешало бы чем-нибудь вытереть, сейчас же она их просто хорошенько отжала, благо после ее болезни они были не такими длинными. Потом, в замке, она высушит их как следует, пока мисс Харрисон будет почивать перед обедом.

– Прошу вас, едем домой! – прокричала девушка глухому кучеру. Да он и сам собирался возвращаться, о чем ясно говорила развернутая повозка.

Обратный путь оказался гораздо короче, и очень скоро повозка уже стояла у парадного крыльца замка. У Арабеллы вырвался вздох облегчения: фаэтона нигде не было видно, скорее всего, по Меридейл-парку проезжал какой-нибудь сквайр из поместья по соседству.

Только на миг там, на озере, ей стало страшно оттого, что джентльмен, так внимательно смотревший на нее с другого берега, мог быть маркизом Меридейлом. Но уже в следующее мгновение подобная мысль показалась ей нелепой: если бы маркиз собирался домой, он непременно известил бы об этом, и сейчас бы в замке все сбивались с ног, готовясь к его приезду.

Сейчас, когда чувство тревоги покинуло ее, Арабелла, ощущая на плечах влажные волосы, уже сожалела, что одевалась в такой спешке. Впрочем, изменить ничего было нельзя, поэтому она просто поблагодарила кучера и заставила Бьюлу сделать то же самое.

– Спасибо, – с подсказки Арабеллы почти гордо сказала девочка.

Старик покрутил свой чуб.

– С превеликим нашим удовольствием, миледи. Рад был нам услужить, – сказал он и поехал по направлению к конюшне.

Парадная дверь была открыта, но их никто не встречал. Арабелле пришлось подхватить Бьюлу на руки и самой внести в замок. Бросив прощальный взгляд на парк, она внезапно почувствовала страстное нежелание покидать залитую солнечным светом улицу.

И в этот миг на главной аллее парка появился фаэтон. Его желтые колеса сверкали, на украшенных серебром уздечках бежавших рысью гнедых лошадей играло солнце.

Арабелла с Бьюлой на руках прошла через зал и заспешила вверх по парадной лестнице.

– Вот вы где, мисс! – донесся до нее голос Розы, появившейся на пороге одной из спален второго этажа. – А я жду не дождусь вас. Ой, вы не должны таскать ее светлость по лестнице. Где этот Джордж, хотела бы я знать?

– Кажется, нигде поблизости его нет, – ответила Арабелла. – Отнесите, пожалуйста, леди Бьюлу к мисс Харрисон: я хочу пройти к себе.

– Конечно, мисс. Пойдемте, ваша светлость. Вы хорошо покатались? Куда вы ездили?

Во взгляде Бьюлы появилась хитринка.

– Секрет. Бьюла… не выдает… секрет.

– А я, стало быть, не должна спрашивать, верно? – задала вопрос Роза, поднимаясь с Бьюлой на следующий этаж.

Голоса их звучали все глуше и глуше, но Арабелла не торопилась в свою комнату: желание узнать, подъедет ли фаэтон к парадному крыльцу, удерживало ее на месте.

Мгновение спустя колеса застучали по гравию и лошади остановились. Перед глазами девушки мелькнуло розовое дорожное платье и изящная шляпка сидевшей рядом с возницей дамы, бросившийся к лошадям грум в цилиндре с гербом и темно-красной ливрее.

Арабелла стянула шляпу и спряталась за резной балюстрадой, тянувшейся вдоль всей лестничной площадки второго этажа. Она знала, что ей следует уйти, но желание остаться и посмотреть было слишком велико.

Правивший лошадьми джентльмен поднялся по ступенькам крыльца. У Арабеллы было лишь мимолетное впечатление от встречи с ним на озере, сейчас же она увидела, что он необычайно хорош собой. Он носил платье с той элегантностью, по которой Арабелла сразу распознала в нем настоящего денди даже раньше, чем оценила по достоинству его дорожное пальто с несколькими пелеринами и до блеска начищенные сапоги.

– Думаю, мне следует позвонить, – услышала Арабелла его голос – Меня не ждут, Сибил. Я предупреждал, что тебе будет неудобно!

– Ты же знаешь, единственное мое желание, быть рядом с тобой, – ответило видение в розовом, когда они входили в зал. Арабелла не могла не отдать должного красоте женщины. Чуть раскосые темные глаза, рот с полными яркими губами придавали ей экзотический, почти восточный вид. Немного бесцеремонным жестом она положила руку на плечо джентльмена. – Я счастлива, что вижу замок, Джулиус, – проговорила женщина мягким чарующим голосом.

– Вряд ли можно сказать, что нам оказан радушный прием, – резко ответил ее спутник.

Он подошел к камину и нетерпеливо дернул за украшенную кисточкой сонетку.

Арабелла представила провод, тянущийся по длинному коридору в буфетную, где отчаянно звенит колокольчик, привлекая, возможно, чье-нибудь внимание.

– Грязь и запустение кругом, – с презрением заметил джентльмен.

Остановившись в центре зала, он посмотрел вверх на картины, затем скользнул взглядом по давно не полированной мебели.

– Здесь у моей матушки всегда стояли цветы, – тихо сказал он, глядя на золоченый пристенный столик с прекрасной мраморной столешницей.

Арабелла вздрогнула. Да, это был маркиз собственной персоной!

Сомнений больше не осталось, никого не поставив в известность, он вернулся домой. Арабелле показалось, что она поняла это в тот самый миг, когда увидела у озера фаэтон, и сейчас, мучимая любопытством и одновременно предчувствием недоброго, с тревогой думала, что будет дальше. Предупредит ли мисс Харрисон Джентльмена Джека? Уберут ли разбойники своих лошадей из конюшни? И вообще, как будут развиваться события в замке?

Все это очень напомнило Арабелле когда-то прочитанное. Она испытывала ужасную неловкость оттого, что подсматривает за маркизом, и все равно не торопилась вернуться в свою спальню.

Раздраженный маркиз позвонил еще раз.

– Куда, черт возьми, все подевались? – спросил он, и в его голосе явственно слышался гнев.

Его спутница опустилась в кресло у пустого камина и рассмеялась:

– Ты хочешь слишком многого, Джулиус. Кот из дома – мыши в пляс! Когда ты отправляешься странствовать, за порядком в доме должна следить твоя жена.

Скрытый смысл ее слов не ускользнул от внимания Арабеллы, однако маркиз сделал вид, что ничего не слышал. В этот момент откуда-то со стороны кухни раздались шаги.

– Ну, ладно, ладно! Иду! – послышался голос, и Арабелла узнала Джорджа.

Как и был, без ливреи, в ковровых шлепанцах, с взъерошенными волосами, Джордж бодрым шагом вошел в зал.

– Чего там? – начал он, но при виде ожидавших его людей осекся. – Просим прощения, сэр. Я не знал, что это вы звоните.

– А я и не звоню, – ледяным тоном сказал маркиз. – Я твой хозяин, и мне хотелось бы знать, что здесь творится. Где Тернер?

– Мистера… мистера Тернера здесь больше нет, – после некоторого замешательства ответил Джордж. – Нынче дворецким мистер Джекобс.

– Джекобс? Никогда не слышал о таком! – воскликнул маркиз. – Немедленно пришлите его ко мне.

Джордж уже собрался идти выполнять приказание, но в зал неуверенной походкой вошел старый Джекобс.

– Мне почудился звонок, – прошамкал он.

Маркиз внимательно посмотрел на старика.

– Джекобс! Разумеется, я знаю тебя! Ты никакой не дворецкий! Когда я был ребенком, ты выполнял в замке только случайную работу.

– Господи помилуй! Да ведь это никак его светлость! – воскликнул Джекобс – Вот и ладно, что вы приехали, милорд! Правильно, я выполнял случайную работу, пока не ушел мистер Тернер. Тогда они велели мне занять его место.

– Они? Что еще за "они"? – удивился маркиз. На лице старика появилась растерянность.

– Кажись, мисс Феллоуз распорядились, милорд.

– Мисс Феллоуз? Кто это такая? А где Мэтти… мисс Мэйдерсон?

– В своей комнате, где ж ей еще быть?

Маркиз посмотрел на Джорджа.

– Иди сообщи ей, что я здесь.

Довольный тем, что появилось хоть какое-то дело, Джордж бросился вверх по лестнице, перепрыгивая сразу через три ступеньки. Ни он, ни мисс Мэйдерсон, мгновение спустя торопливо прошелестевшая по коридору платьем, не заметили притаившуюся в тени перил Арабеллу.

Маркиз был занят беседой с леди Сибил, поэтому не сразу увидел мисс Мэйдерсон. Она почти дошла до конца лестницы, когда радостным возгласом он наконец приветствовал ее.

– Мэтти! Рад снова встретиться с тобой.

Миновав последние ступеньки, мисс Мэйдерсон сделала реверанс.

– Большое счастье видеть вашу светлость после столь долгой разлуки, – ответила она. – Но почему ваша светлость не известили нас о своем приезде?

– Ну, это вполне понятно. Мэтти, что здесь творится? Посмотри на эту пыль! Цветов нет! Лакей в одной рубашке без ливреи! И, Боже правый, кто назначил старого Джекобса дворецким? Он способен быть дворецким не больше, чем командовать полком.

– Тернер пожелал удалиться от дел.

– Почему, черт возьми? Ему никак не может быть больше пятидесяти.

– Думаю, милорд, у Тернера были свои резоны, – ответила мисс Мэйдерсон, и по ее тону стало ясно, что она не может или не хочет раскрыть истинные причины его отставки.

– Он получил новое место? – добивался маркиз.

– О нет. Он живет в деревне в том доме, который ему дал его светлость ваш покойный батюшка.

– Тогда пошлите за ним, – тоном, не терпящим возражений, приказал маркиз. – Отправьте грума, пусть он сообщит Тернеру, что я приехал и требую его к себе.

– Очень хорошо, милорд, – ответила мисс Мэйдерсон.

– Это нужно сделать немедленно, – резко добавил маркиз. – Эй, ты! Как там тебя?

Он показал на Джорджа, который вернулся следом за мисс Мэйдерсон и теперь раскрыв рот следил за происходящим.

– Джордж, милорд.

– Ты слышал распоряжение? Иди на конюшню и пошли грума в деревню. Сейчас же надень ливрею, и чтобы я больше не видел тебя в подобной обуви!

– Конечно, милорд, спасибо, милорд, – пробормотал Джордж и бросился выполнять приказ.

– А ты, – приказал маркиз Джекобсу, – принеси из погреба вина. Думаю, леди не откажется от бокала мадеры. А мне коньяку. Надеюсь, вам удавалось держать погреб на замке? А может, все уже давным-давно выпито?

– Нет, милорд. Я сейчас же все принесу, – ответил старый Джекобс.

Он зашаркал ногами к дверям, а маркиз обратился к мисс Мэйдерсон.

– Ну, Мэтти, что здесь происходит? – уже более мягко спросил он.

– Боюсь, милорд, нынче в замке все не так, как прежде.

– Вижу, – угрюмо проговорил маркиз. – Я ожидал увидеть здесь все в чехлах от пыли – это было бы вполне естественно, а что нашел? Дверь, оставленную без присмотра? Полуодетого лакея? Старого Джекобса, выряженного словно для роли дворецкого в театре? Боже милостивый, Мэтти, неужели ты не замечаешь всего этого?

– Я не имею к этому никакого отношения.

– А кто имеет?

– Я была личной горничной ее светлости. После ее кончины у меня больше не было официального положения в замке.

– Но я полагал, что все должно было остаться на твоем попечении.

– На этот счет от вас не поступило никаких распоряжений.

– Боже милостивый! Неужто я должен разжевывать все, что касается моего собственного дома?! Мне всегда казалось, что в мое отсутствие все в доме должно идти по раз и навсегда заведенному порядку. Будучи за границей, я регулярно получал сообщения от управляющего. Шелтэм всегда заверял меня, что в имении полный порядок.

– Мистер Шелтэм скончался три года назад, а до этого долго болел. Конечно, он, как мог, старался, но боюсь, многое в замке вышло у него из подчинения, да и к тому же он предпочитал зря ни о чем не беспокоиться.

– И тогда все начало рассыпаться и приходить в упадок! – воскликнул маркиз. – Ладно, Мэтти, нам придется привести все в порядок. С этой минуты я назначаю тебя домоправительницей. Ты будешь вести хозяйство в замке и снова устроишь все так, как было при моей матушке.

Мисс Мэйдерсон поклонилась.

– Я сделаю все, что в моих силах, милорд, но это будет нелегко.

– Если возникнут проблемы, обращайся ко мне.

Мисс Мэйдерсон вскинула брови.

– Значит, ваша светлость остается?

– Конечно. А ты что думала? И, как видишь, я не один. Это, Мэтти, леди Сибил Шератон, мой большой друг. Ее муж погиб в битве при Ватерлоо.

– Добрый день, ваша светлость, – сказала мисс Мэйдерсон, склоняясь в почтительном поклоне.

– Моя горничная с багажом прибудет с минуты на минуту, – надменно ответила леди Сибил. – Надеюсь, вы проследите, чтобы постели были как следует проветрены? В доме, где долгое время никто не жил, состояние постелей всегда вызывает у меня особое опасение!

– Я сейчас же велю положить в кровати нагретые кирпичи, – заверила ее мисс Мэйдерсон.

– А как насчет обеда? Можем ли мы рассчитывать на какую-нибудь еду? – поинтересовался маркиз.

– Повариха Кумб по-прежнему с нами, – ответила мисс Мэйдерсон.

– Благодарение Господу! – воскликнул маркиз. – Пойду повидаю ее. Думаю, ей захочется вспомнить, как я ребенком пробирался к ней в кухню и просил испечь мне пряничных человечков.

– На вашем месте, милорд, я не стала бы делать этого, – остановила мисс Мэйдерсон порывавшегося уйти маркиза.

– Да? – переспросил маркиз.

– Да, милорд. Дайте им время. Вашего приезда никто не ожидал. В замке предстоит о многом позаботиться, прежде чем вы почувствуете, что вы у себя дома.

– Что же все-таки здесь было, Мэтти? – тихо спросил маркиз, словно догадываясь, что от него что-то скрывают.

– Все будет в порядке, но ваша светлость должны проявить терпение, – ласково ответила мисс Мэйдерсон. – Позвольте мне сначала подготовить гостиную. Если вы с ее светлостью пожелаете погулять в парке или посидеть здесь… нет, вам лучше перейти в библиотеку.

– Мы останемся здесь, – почти вызывающе ответил маркиз. – Я желаю видеть, что здесь происходит. Но сначала загляну в библиотеку.

– Как скажете, милорд, – покорно согласилась мисс Мэйдерсон, словно смиряясь с неизбежным.

Исполненная достоинства, она стала подниматься по лестнице. Из своего укрытия Арабелла видела, как к лестнице подошла мисс Феллоуз и, заметив мисс Мэйдерсон, застыла от удивления.

– Это вы, мисс Мэйдерсон! – с кислой миной воскликнула горничная.

– А я как раз иду за вами. Его светлость только что прибыл в замок и возложил на меня заботы о доме. Как вы сами понимаете, предстоит много работы, поэтому очень прошу вас собрать ваших горничных и открыть гостиную. После этого приготовьте елизаветинские покои для леди Сибил Шератон. Его светлость будет спать в комнате своего батюшки. Благодарение Богу, она находилась на моем попечении, поэтому работы там совсем немного.

– Его светлость приехали?! – вскричала мисс Феллоуз. – Почему мне не сказали? И что значит: его светлость назначили вас старшей? Старшая здесь мисс Харрисон.

– Увы, больше нет, – спокойно ответила мисс Мэйдерсон, – Не будете ли вы так любезны сообщить мисс Харрисон о решении его светлости? Если у вас какие-то сомнения, можете спуститься в зал и высказать их его светлости.

Лицо горничной исказилось гневом, за которым скрывалось нечто другое.

– Не хотите ли вы сказать, что сообщили его светлости о нем? – спросила она едва слышно для Арабеллы.

– Сообщила что? – четко и ясно переспросила мисс Мэйдерсон. – Боюсь, мисс Феллоуз, я не совсем понимаю, о чем речь. Может, вы, не теряя зря времени, передадите горничным то, о чем я просила?

Мгновение мисс Феллоуз колебалась, словно хотела отказаться. Затем, тряхнув головой, развернулась и стремительно ушла, явно решив выполнять распоряжения мисс Мэйдерсон.

Следившая за развитием событий Арабелла совершенно забыла, где находится, и только когда мисс Мэйдерсон едва не наткнулась на нее, смущаясь, вышла из своего убежища.

– А, это вы, мисс Арабелла. Значит, вы с леди Бьюлой уже вернулись с прогулки?

– О да.

– Тогда, может, дорогая, вы посмотрите, не готов ли ваш чай? – мягко сказала мисс Мэйдерсон. – Я не знаю, пожелает ли его светлость увидеть сегодня леди Бьюлу, однако на всякий случай пусть мисс Харрисон нарядит девочку в ее лучшее платье.

– Я передам мисс Харрисон вашу просьбу, – ответила Арабелла и побежала на второй этаж.

Прежде всего она зашла в свою комнату и хорошенько вытерла волосы. Почти сухие, они распушились вокруг ее лица, придавая ей почти детский вид.

Вместо испачканного в лесу платья Арабелла надела другое, которое носила лет шесть тому назад. Муслиновое с узором из веточек, оно еще недавно предназначалось в подарок какой-нибудь девочке из бедной семьи, а теперь, обнаруженное мисс Джоунс в верхнем ящике комода в детской, пришлось Арабелле впору, хотя и было немного коротковато.

Завершив туалет белыми чулками и туфлями без каблуков, девушка решила, что если кто и определит ее истинный возраст, то это будет человек, одаренный исключительной наблюдательностью.

Переодевшись, Арабелла поспешила в классную, где обнаружила, что весть о приезде его светлости еще не достигла ушей мисс Харрисон. Сладко зевая, гувернантка, одетая в кричащее неглиже, которое обычно носила ^а завтраком, появилась на пороге своей спальни.

– Который час? – спросила она. – Кажется, я проспала дольше, чем собиралась. Будь хорошей девочкой, позвони и узнай, где мой чай. Не могу понять, почему его до сих пор не принесли.

– Боюсь, все в доме слишком заняты. Видите ли, приехал его светлость маркиз, – сказала Арабелла, и в тот же миг ей показалось, что мисс Харрисон вот-вот лишится чувств. Она схватилась за спинку стула и сдавленно произнесла:

– Повтори, что ты сказала?

– Приехал его светлость маркиз. С ним прибыла леди Сибил Шератон, и мисс Мэйдерсон по указанию его светлости руководит уборкой и подготовкой комнат.

– Мисс Мэйдерсон? – Гувернантка бессильно рухнула на диван, будто у нее подкосились ноги. – Когда он приехал?

– Примерно четверть часа назад.

– И собирается остаться?

– Я слышала, как его светлость сказал, что его намерения именно таковы.

– Нет, нет! Это просто невозможно! Он не может остаться! – сказала мисс Харрисон, обращаясь скорее к себе самой.

– Но ведь это его дом, – напомнила Арабелла. – Удивительно, что его не было в замке целых восемь лет. Но он дрался с французами, а теперь, когда война кончилась, ничто не мешает ему вернуться. Думаю, он собирается жить здесь.

При этих словах и без того бледное лицо мисс Харрисон лишилось последних красок.

– Жить здесь?! – Гувернантка закрыла лицо руками, пытаясь отогнать нарисованную Арабеллой картину. – Он спрашивал Бьюлу? – после долгой паузы проговорила наконец она.

– Еще нет.

Мисс Харрисон поднялась с дивана и подошла к окну.

– О Боже, – донесся до Арабеллы ее шепот. – Что делать? Что делать?

– Мисс Мэйдерсон посоветовала нарядить Бьюлу, – сказала девушка. – На всякий случай. Вдруг его светлость пожелает увидать ее.

Гувернантка тяжело вздохнула и, не сказав больше ни слова, скрылась в спальне. Дверь за ней с грохотом закрылась, и Арабелла осталась в полном одиночестве.

Не зная, что ей дальше делать, девушка направилась к Бьюле в детскую. Роза уже переменила девочке платье и сейчас, напевая песенку, надевала ей туфли. На Бьюле было чистое льняное платье с буфами, не самое лучшее в ее гардеробе, но, несомненно, красивое, поэтому снова переодевать девочку не было никакой нужды.

– Думаю, мисс Феллоуз будет вас разыскивать, – обратилась Арабелла к Розе. – Прибыл его светлость маркиз, и нужно очень многое сделать. Если у вас будет возможность, попросите лакея принести для ее светлости чашку шоколада. Мисс Харрисон может обойтись без чая, а Бьюле после прогулки необходимо чем-нибудь подкрепиться.

– Шоколад! Бьюла хочет… шоколад! – закричала девочка.

– Вы сказали, приехал его светлость? – спросила Роза. – Это означает настоящую встряску для всех нас!

– Мне кажется, будет очень много работы. Мы обе прекрасно знаем, что в замке очень грязно.

Роза захихикала, а Арабелла услышала, что в детскую кто-то вошел. Она обернулась и через открытую дверь увидела мисс Феллоуз. Бледная, с искаженным лицом и сжатыми губами старшая горничная направилась прямо к дверям комнаты мисс Харрисон и не постучав вошла.

Дверь осталась приоткрытой, и Арабелле был прекрасно слышен весь разговор.

– Ты слышала, он приехал? – спросила мисс Феллоуз.

– Да, – ответила мисс Харрисон. – Что мне делать? Умоляю, скажи мне, что делать!

– Ничего. Нам остается лишь надеяться, что он ничего не узнает.

– Я должна предупредить Джека!

– А как? Я знала, ты примешь все близко к сердцу, поэтому и пришла сюда. Не теряй присутствия духа. Ты сможешь предупредить мистера Джека, когда он снова будет в замке.

– Но ему же опасно появляться здесь! – истерично закричала мисс Харрисон.

– Почему? – попыталась успокоить ее мисс Феллоуз. – Он никогда не входит с парадного крыльца. Его светлость будет совершенно в противоположном конце замка. Просто не бери все это в голову! Однако у меня еще не все. Поверишь ли, но эта старая карга Мэйдерсон снова в фаворе. Мистеру Джеку нужно было при первой же возможности выкинуть ее отсюда!

– Он пытался, когда умер старый Шелтэм. Но Мэйдерсон и не подумала уйти, представляешь? Думаешь, она расскажет что-нибудь?

– Вряд ли. Ей прекрасно известно, что мистер Джек сделает с Бьюлой, если кто-нибудь донесет на него. К тому же он пригрозил семьям всех, кто служит в замке. Старый Джекобс души не чает в своей внучке, а повариха Кумб дрожит от страха, что Джек причинит какой-нибудь вред ее младшему сыну. Он у нее придурковатый, и за это мистер Джек ненавидит его. Но Кумб обожает парня и не скажет ни слова.

– Феллоуз, ты просто возродила меня к жизни! – воскликнула мисс Харрисон. – Когда Арабелла сообщила о приезде его светлости, я думала, что упаду. На самом деле так оно и случилось.

– А теперь оденься на тот случай, если его светлость захочет увидеть тебя, и помалкивай, – наставляла гувернантку мисс Феллоуз. – Насколько он должен знать, ты не имеешь никакого отношения к тому, как содержался замок. По возможности вали все на мисс Мэйдерсон. Или прикинься простушкой. И держи рот на замке. Ты здесь только для того, чтобы смотреть за Бьюлой.

– И верно, – согласилась мисс Харрисон. – Но, Феллоуз, я боюсь, я просто до смерти боюсь.

– Все будет в порядке, – заверила ее мисс Феллоуз. – И оденься наконец. Ты же не хочешь, чтобы его светлость застал тебя посреди дня в таком виде.

– Конечно, конечно.

– Я приду, как только смогу, – пообещала мисс Феллоуз и быстро вышла в коридор.

Арабелла не могла сдержать улыбки, когда десять минут спустя из своей комнаты появилась мисс Харрисон в скромном черном платье, аккуратно причесанная.

Бьюла сидела за столом и пила шоколад, который принес ей Джордж.

– Боюсь, сегодня чая мы не получим, – сказала мисс Харрисон деланно-бодрым тоном, – но позже у вас, Арабелла, будет ужин. Может, дорогая, вы желаете какое-нибудь особенное блюдо?

– Нет, благодарю вас, меня вполне удовлетворит то, что принесут, – ответила Арабелла, справедливо полагая, что сейчас любые ее просьбы вряд ли вызовут восторг на кухне.

– Приезд его светлости, волнующее событие для нас, – заявила мисс Харрисон. – Ты поняла, Бьюла? Приехал твой брат. Твой брат, маркиз.

– Map… киз? – повторила Бьюла.

– Она не понимает, – сказала Арабелла. – Разрешите, я потом объясню ей.

– Хорошая мысль, – одобрила гувернантка.

В этот вечер они допоздна просидели в классной, но вниз их так и не позвали, и сам маркиз к ним тоже не пришел. Джордж подал ужин, на сей раз не такой обильный и изысканный, как обычно. Мисс Харрисон не жаловалась.

Ее усилия казаться радостной по поводу приезда маркиза постепенно сошли на нет. Она молча сидела, глядя в пространство перед собой. Между бровями пролегла суровая складка, пальцы сплетались и расплетались, ее нервное напряжение было очевидным.

Арабелла размышляла о том, придет ли сегодня ночью Джентльмен Джек. Бывает ли он здесь каждую ночь или у разбойников есть и другие убежища?

Столько вопросов требовало ответа, но задавать их было просто немыслимо! Арабелла знала, что мисс Феллоуз и мисс Мэйдерсон в курсе происходящего, а это было уже кое-что.

Почему мисс Мэйдерсон мирилась с этим обманом? И действительно ли Джентльмен Джек грозил расправиться с семьями работавших в замке, если кто-нибудь посмеет сообщить о нем властям?

После некоторого размышления девушка пришла к выводу, что держать в страхе прислугу не так уж и трудно. Почти все, кто служил в замке, были из близлежащей деревни. Прекрасно знающий округу разбойник угрозами и шантажом легко мог добиться от местных жителей всего, чего хотел. Он и его бандиты имели ружья, которые употребили бы, не раздумывая, против всякого, кто посмел бы бросить им вызов или донести на них.

Шесть вооруженных разбойников были грозным противником для беззащитных обитателей маленькой деревушки. Понадобилась бы целая рота драгун, чтобы раз и навсегда покончить с бандитами.

Теперь Арабелла начала понимать, что испытали безоружные люди, оставшиеся без хозяина и отданные на милость такого человека, как Джентльмен Джек. Но самое главное – он угрожал Бьюле. Это было ясно не только из слов мисс Феллоуз, но и из разговора Джентльмена Джека с мисс Харрисон, который Арабелла подслушала, даже еще не зная, кто он есть на самом деле.

И сам маркиз, совершенно не ведая этого, оказался вовлеченным в смертельно опасные события. Да, он вернулся домой, но это был не прежний тихий прелестный угонок. Это было убежище банды жестоких и беспощадных людей… людей, готовых на все в схватке за свою жизнь и свободу.

Глава 5

– В буфетной побились об заклад, что он женится на ней еще до Рождества.

– Когда мистер Тернер вошел в комнату, она, бесстыжая, сидела на постели его светлости.

– Ее горничная говорит, что у нее нрав дьяволицы.

– Никакая прислуга не держится у нее больше месяца.

– Поговаривают даже, что… – Здесь мисс Феллоуз перешла на шепот, и конец фразы не достиг ушей Арабеллы.

И чего только не наслушалась она в детской за последние дни! По какой-то неведомой причине господа всегда вели себя со слугами так, словно те глухонемые, а все вместе они дружно игнорировали присутствие детей. Считалось, что дети не прислушиваются к разговорам взрослых.

Вряд ли в замке происходило хоть что-нибудь, о чем не становилось бы известно в детской. Шел уже третий день пребывания маркиза в замке, но Арабелла так и не видела его. Он не посылал за Бьюлой и не приходил в детскую.

– А мы думали, он пожелает увидеть свою маленькую сестру, – время от времени печально повторяла мисс Харрисон, но у Арабеллы было сильное подозрение, что при этом она вздыхает с облегчением.

У гувернантки не было, ни малейшего желания встречаться с маркизом. После двух дней постоянного напряжения, когда она в своем лучшем платье сидела в детской, ожидая, что ее призовут к его светлости, она позволила себе расслабиться: выпивала прежнее количество вина и сразу после еды удалялась на покой.

И теперь она сладко зевала прямо в лицо мисс Феллоуз, несмотря на все захватывающие излияния последней.

– Мне нужно отдохнуть, – сказала гувернантка. – Приходи после чая, если вырвешься.

– Постараюсь, – ответила мисс Феллоуз. – Сейчас в замке такое творится, что я не принадлежу себе ни душой, ни телом. Мисс Мэйдерсон требует меня каждую минуту. В деревне наняли четырех горничных, а у мистера Тернера пять новых лакеев!

– Джорджу дали отставку?

– Нет, нет, он здесь. Ушел только один старый Джекобс. Но говорят, что его светлость обошелся с ним более чем великодушно.

Старшая горничная поднялась:

– Ну, ладно, пора приниматься за работу. Если так будет продолжаться, то еще прежде, чем мисс Мэйдерсон почувствует усталость, я упаду бездыханная.

Мисс Харрисон снова зевнула: интерес к беседе у нее полностью иссяк.

– А ты, Арабелла, – сказала она хмуро, – вели Розе надеть на Бьюлу чепчик и отправляйтесь в парк. Вам обеим свежий воздух не повредит. С тех пор, как ты здесь, в твоем лице немного прибавилось красок.

– Да, мисс Харрисон, – покорно согласилась Арабелла.

День был ясный и солнечный, и, как только лакей снес Бьюлу по лестнице в парк, Арабелла предложила:

– Давай-ка, Бьюла, посмотрим, как ты умеешь бегать! Мы побежим с тобой наперегонки.

Каждое новое движение едва ковылявшей Бьюле давалось с трудом, однако, несмотря на это, ей удалось изобразить некое подобие бега. Пытаясь подражать легким, изящным движениям Арабеллы, бедная девочка со своими плохо действующими ногами и неуклюжим телом казалась нелепой.

Поощряемая Арабеллой Бьюла добежала до конца длинной зеленой просеки. Здесь у маленькой беседки они устроились на траве. Вид пыхтящей от усердия девочки вызвал у Арабеллы улыбку.

– Ты слишком толстенькая. Вот в чем дело! – сказала она, снимая с Бьюлы чепчик, а затем стаскивая свою шляпу.

– Бьюла… толстая! – сказала девочка. – Арабелла… худая!

– Правильно, молодец, – похвалила Арабелла.

Она научила Бьюлу множеству новых слов и теперь, как и доктор Симпсон, думала, что, хотя девочка не будет вполне нормальной, ее умственные способности можно развить, если серьезно взяться за это.

– А теперь, Бьюла, скажи, сколько ты видишь бабочек? Девочка растопырила пальцы.

– Один, два… четыре, пять…

– Ты забыла "три".

– Три, три, три! – закричала Бьюла.

– Всего будет девять. Ничего! Ты будешь очень умной девочкой.

– Бьюла умная! – сказала довольная девочка.

– Я умная! – поправила ее Арабелла. – Повтори, Бьюла: "Я умная".

– Я… умная.

Они посидели у беседки еще немного. Потом Арабелла подняла Бьюлу и, держа за руку, повела в глубь парка. Исследование замка доставляло девушке ни с чем не сравнимое наслаждение, и многие уголки в его окрестностях были ей уже знакомы. Она как раз собиралась показать Бьюле статую, стоявшую в центре небольшого пруда с серебряными карасями, когда впереди показалась знакомая фигура.

Хотя Арабелла не встречалась с маркизом, она украдкой частенько наблюдала за ним, видела в окно и выслушивала бесконечные, как ей казалось, домыслы и толки о его романе с леди Сибил.

Каждый раз, думая о маркизе, Арабелла внушала себе, что всеми силами души презирает его. Типичный прожигатель жизни! Человек, пренебрегший своим поместьем, замком, всем дедовским наследием ради беспутной и разгульной жизни в Лондоне. Ее вовсе не возмущало и не удивляло то, что его «аморетта», леди Сибил, явилась в замок вдвоем с маркизом и они, не таясь, живут вместе. Да и можно ли было ожидать чего-то другого от порочного аристократа?! Сравнивая маркиза с сэром Лоренсом Дином, Арабелла еще раз убедилась в том, что все мужчины отвратительны и не заслуживают ничего, кроме презрения.

То, что слуги считали маркиза щедрым и великодушным, а мисс Мэйдерсон просто обожала его, не производило на Арабеллу никакого впечатления. Не так уж и трудно быть любезным с тем, к кому относишься свысока!

Арабелла была уверена, что только человек, утративший всякое представление о приличиях, мог, как он, позволить себе приехать домой с любовницей.

Однако внешность шедшего навстречу им маркиза, прекрасная фигура, здоровый и благополучный вид, никак не вписывалась в представший мысленному взору Арабеллы образ распутника и героя скандалов.

У его ног резвились две собаки: очевидно, он вывел их па прогулку. Не видя рядом леди Сибил, Арабелла решила, что той подобные развлечения не по вкусу.

Погруженный в свои мысли, маркиз не сразу заметил девочек: они стояли на садовой дорожке и были скрыты цветущим кустом азалии. Проходя мимо, маркиз, привлеченный каким-то движением, вдруг повернул голову в их сторону и остановился. Увидев Бьюлу, он, казалось, оцепенел. Выражение его лица было каким-то странным.

Некоторое время никто из них не двигался, потом маркиз с видимым усилием оторвал взгляд от Бьюлы и посмотрел на Арабеллу. В глазах его мелькнуло какое-то воспоминание.

– Но я думал… Да вы же просто ребенок!

Арабелла сделала книксен.

– Меня зовут Арабелла, милорд, а это Бьюла.

Девушка не знала, почему взяла на себя труд всех знакомить. Но ей почему-то казалось важным что-нибудь сказать.

– Я знаю, что это Бьюла, – ответил маркиз глухо.

– Скажи «Здравствуйте», Бьюла.

– Собачки! Собачки! – закричала девочка, показывая пухлым пальцем на спаниелей.

Маркиз взглянул на Бьюлу, и снова на лице его появилось странное выражение. Это была не гадливость и не ужас. Напротив, Арабелле показалось, что, опасавшись увидеть нечто гораздо худшее, он теперь испытывает облегчение. Девушка говорила себе, что у нее разыгралось воображение, но, тем не менее, помнила, как побледнело его загоревшее лицо, когда он впервые увидел Бьюлу.

Маркиз снова перевел взгляд на Арабеллу, отметив про себя ее рассыпавшиеся по плечам рыжевато-золотые волосы. Внезапно лицо его осветилось улыбкой.

– Мне кажется, это вы купались в озере, когда я проезжал мимо.

Волна краски залила щеки Арабеллы: надежда, что он забудет об увиденном либо не узнает ее, не оправдалась. За волнующими событиями минувших дней она совершенно забыла о встрече в лесу, хотя узнав, с кем ее свела судьба, вначале чувствовала смущение.

– Я… просто поддалась порыву. Было так жарко…

– Вам нет нужды оправдываться, – перебил ее маркиз. – Ребенком я тоже купался в этом месте и получал взбучку.

Арабелла вдруг поймала себя на том, что улыбается.

– И почему всегда запрещают делать именно то, что больше всего хочется? – спросила она.

– Что ж, быть ребенком порой нелегко. И тем не менее, только став взрослым, начинаешь понимать, какое счастливое время – детство.

– Это зависит от того, где ты живешь, не так ли? И с кем.

На лицо девушки набежала тень. Она подумала о том, что ее собственное счастье было разрушено отчимом.

– Я могу предположить, – мягко сказал маркиз, – что ваша жизнь не была безоблачной. Поэтому вы здесь, верно?

Проницательность маркиза поразила Арабеллу.

– Да, – ответила она. – Но мне нравится быть с Бьюлой. Я уже смогла научить ее множеству вещей. К сожалению, никто не потрудился сделать это раньше.

– Почему? – нахмурился маркиз. – Я же распорядился платить приличное содержание нянькам и гувернанткам и обеспечить Бьюлу всем необходимым.

– Она всем довольна, – ответила Арабелла, и действительно, в этот момент Бьюла выглядела вполне счастливой, играя со спаниелями, которые, как и подобает их породе, благодарно лизали ей лицо.

Маркиз, казалось, избегал смотреть в сторону сестры и не сводил глаз с Арабеллы.

– Вы очень худы, – сказал он. – Надеюсь, вас хорошо кормят?

– Я была больна, – объяснила девушка. – А еда здесь превосходная.

– Миссис Кумб служит в замке с незапамятных времен. Она появилась здесь совсем девчонкой и прошла длинный путь от посудомойки до поварихи. До нее здесь работала ее мать, а еще раньше – бабка. Надеюсь, вы понимаете, какие мы феодалы.

Арабелла отметила про себя, что он обращается с ней как со взрослой и ему доставляет удовольствие говорить о своем доме. Вряд ли он обсуждал свои домашние проблемы с леди Сибил: скорее всего, они не интересовали ее, если только не затрагивали лично.

Девушка вспомнила рассказ мисс Феллоуз:

"Тернер говорит, что за едой леди Сибил и его светлость всегда очень мило беседуют и много смеются. Но стоит разговору зайти об их друзьях, тут уж берегись – язычок у нее, что осиное жало".

Совершенно не отдавая себе отчета, Арабелла удивительно к месту заметила:

– Замок и парк просто восхитительны!

– Я рад, что вам нравится. – Лицо маркиза осветилось улыбкой. – Когда отец вступил в права наследства, парк находился в печальном забвении, и матушка своими руками привела здесь все в порядок. Через неделю зацветут розы. Наш розарий – самое прекрасное место на всем белом свете. А цветники? Вы видели здешние цветники? – Позвольте, я покажу, – получив отрицательный ответ, предложил маркиз.

Арабелла взяла Бьюлу за руку и уже хотела попросить маркиза взять девочку за другую, так они могли бы идти быстрее, однако какое-то шестое чувство подсказало ей, что ему неприятно прикасаться к сестре. Ребенок вызывал у него отвращение, вполне понятное Арабелле.

По ее подсчетам, когда родилась Бьюла, маркизу было лет двадцать. Уродство девочки, очевидно, стало для него настоящим ударом. Не потому ли он не вернулся домой после окончания войны?

Они шли не торопясь, и по дороге маркиз рассказывал о парке.

– Матушка специально изучала растения. Она воссоздала парк в том виде, каким он был при короле Генрихе Восьмом. В библиотеке отыскался план парка с названиями всех высаживаемых в нем растений.

Маркиз распахнул железную калитку в тисовом заборе, и они оказались среди симметрично разбитых клумб с бордюром из карликовой бирючины.

С первого же взгляда было видно, что цветник давно не знал заботливой руки. Сохранившиеся еще кустарники наполняли воздух своим ароматом, однако клумбы заросли сорняками, а на месте погибших растений зияли проплешины. И несмотря ни на что, распустившиеся цветы придавали парку веселый живописный вид.

– Черт! – с досадой воскликнул маркиз. – И здесь полное разорение!

– Вы были слишком далеко, – мягко заметила Арабелла. – А у людей часто опускаются руки, когда их работу некому похвалить или поругать.

Лицо маркиза постепенно прояснилось:

– Вы совершенно правы!

– Мой отец говорил, – продолжала девушка, – что садовник – это тот же живописец. Если вы не посоветуетесь с ним, он не создаст картину, которую вам хочется. Если не будете превозносить его творение, в следующий раз он не проявит должного усердия.

– Это правда, – согласился маркиз. – Я был глупцом, что отсутствовал так долго.

Он посмотрел на Бьюлу и неожиданно наклонился перед ней так, что их глаза оказались на одном уровне.

– Бьюла, – сказал он, – я твой брат. Ты знаешь это?

– Б… брат, – повторила девочка.

– Нет, скажи Джулиус. Джулиус!

– Джу-ли-ус, – с трудом выговорила она.

Маркиз выпрямился:

– Ну, вот. Теперь мы представлены друг другу, как положено.

У Арабеллы было такое ощущение, что на ее глазах скачущий всадник перемахнул через высоченное препятствие.

– Я поговорю с садовником, – проговорил маркиз, еще раз оглядевшись по сторонам.

– Попросите его, чтобы в память вашей матушки здесь стало так же прекрасно, как прежде! – воскликнула Арабелла. – Мне кажется, все в замке любили ее.

– Я сделаю это, – пообещал маркиз. – Она действительно была замечательным человеком.

Он вздохнул и посмотрел на замок, словно ждал, что матушка вот-вот помашет ему из окна или выйдет навстречу.

– Вам недостает ее? – спросила Арабелла.

– Да, – уклончиво ответил маркиз и стало ясно, что глубокая скорбь о матери до сих пор не позволяет ему спокойно говорить о своих чувствах к ней. – Что вы за занятное маленькое создание, – внезапно сказал он, переводя разговор на другую тему. – Невозможно представить, чтобы я вот так разговаривал с другими детьми. Признайтесь, сколько вам лет?

– Вполне достаточно, чтобы меня сочли подходящей компаньонкой для Бьюлы.

– Ей очень посчастливилось, что у нее есть вы. Чья это была идея пригласить вас?

– Нового доктора. Он по всей округе искал Бьюле подружку и остановил свой выбор на мне.

– Кто бы он ни был, этот ваш доктор, ему не откажешь в здравом смысле, – одобрил маркиз и неожиданно добавил: – Знаете что? Я бы хотел как-нибудь прокатить вас в фаэтоне. Уверен, вам понравится.

– Бьюла будет очень довольна, – ответила Арабелла и потому мимолетному взгляду, который маркиз бросил на сестру, поняла, что на девочку его приглашение явно не распространялось.

Медленным шагом они возвращались в замок.

– Я должен навестить вас в классной. – Слова маркиза прозвучали так, словно он принял решение для себя, а не давал обещание Арабелле. – Только подумать, ведь раньше это была моя детская. Вашу гувернантку зовут… так, позвольте…

– … мисс Харрисон, – подсказала Арабелла.

– Да, да, Мэтти мне говорила. Глупо, конечно, но там на озере я подумал, что гувернантка – вы!

– О нет! Мы просто прогуливали занятия. Мисс Харрисон ни за что бы не одобрила такого поведения.

– Мне очень жаль, что я напугал вас в лесу. Просто невезение какое-то! Я сотни раз купался в этом самом месте, и никто никогда меня не видел. Единственное, что меня выдавало, это мокрые волосы. Няньки и учителя вечно ворчали, что я подхвачу простуду.

– И такое случалось?

– Я был здоров как бык!

– Бык… бык! – закричала вдруг Бьюла, из всего разговора ухватившая единственное слово. Маркиз и Арабелла расхохотались.

– Каким путем вы возвращаетесь в замок? – осведомился маркиз.

– Через крыльцо, выходящее в парк.

– Ну, а мне с собаками лучше дойти до парадного входа.

Арабелла почувствовала, что теперь, когда они вернулись домой, маркиз стремится поскорее избавиться от них, чтобы Бьюла, не дай Бог, не попалась на глаза леди Сибил.

– До свидания, – попрощалась девушка, когда они подошли к крыльцу.

Маркиз не отрываясь смотрел на маленькое заостренное личико девушки. Играющие в ее волосах солнечные лучи превратили их в мерцающее пламя, а темная глубина устремленных на него больших глаз заставляла вспомнить о фиалках.

– Я не забуду о своем обещании, – сказал маркиз.

– Мы будем с нетерпением ждать вашего приглашения, – ответила Арабелла. Что-то в лице маркиза притягивало ее взгляд, и отвести его было почти невозможно, – Скажи брату "До свидания", – обратилась она к Бьюле, обнимавшей спаниелей.

– Пока, собачки, – пролепетала девочка, – До… свидания, собачки. Бьюла еще увидит вас… скоро.

В дверях показался Джордж.

– А кто поедет сейчас у Джорджа на закорках? – бодрым голосом приветствовал он Бьюлу, но увидев маркиза, осекся, – Просим прощения, милорд.

– Я очень рад, что вы так внимательны к нуждам ее светлости, – проговорил маркиз и, приподняв шляпу, попрощался: – Всего хорошего, Арабелла.

Сопровождаемый собаками, маркиз удалился, а Арабелла и Джордж, повинуясь какому-то неясному порыву, еще долго смотрели ему вслед.

– Наконец-то они свиделись с ее светлостью, – несколько бесцеремонно проговорил Джордж. – Где вы с ним повстречались, мисс Арабелла?

– В парке.

– А мы уж стали биться об заклад, пожелают ли его светлость повидать леди Бьюлу.

Арабелла молчала. Она знала, что не следует поощрять в слугах фамильярность и позволять им обсуждать поступки своего хозяина. Но в глазах самих слуг она была просто ребенком, которого вполне можно не брать в расчет. Да и ее жизненные обстоятельства наверняка внушали им подозрение: с чего это она подалась в компаньонки?

– Каков франт, верно? – с восторгом школьника, превозносящего героя, спросил Джордж. – А видели б вы его верхом! Мой дядька, а он старший конюх, говорит, что не видал среди господ никого с лучшей посадкой. Кое-кто не соглашается, говорит, ихний папаша сидел на лошади даже получше. Я-то слыхал, что старый маркиз мог творить с лошадьми ну прямо чудеса!

Джордж подхватил Бьюлу и понес наверх. У дверей классной он спустил ее на пол, а сам, разминая затекшие мышцы, подошел к окну.

– Да, одни понимают лошадей, другие нет, – проговорил он, как бы развивая свою мысль. – Взять, к примеру, эту леди Сибил. Дядька говорит, будь его воля, он бы за версту не подпустил ее к коням, кроме разве что деревянных. А, вот и она, легка на помине!

Арабелла встала рядом с Джорджем.

– Разве ее светлость каталась верхом одна?

– После завтрака мадам сильно разгневались, когда его светлость пожелал вывести собак. Им, говорит, нужно делать моцион. Леди Сибил ему, мол, а как же я. Его светлость отвечает: "Я скоро". А она: "Когда вернешься, меня здесь не будет!" Он на нее ни малейшего внимания. Если хотите знать мое мнение, его светлости стоит только пальцем поманить, и любая женщина прибежит к нему на задних лапках.

Арабелла выглянула в окно. Леди Сибил в изящной изумрудно-зеленой амазонке въезжала на посыпанную гравием площадку перед замком. Лошадь ее не слушалась, шла боком, пыталась встать на дыбы и вообще всячески демонстрировала свое презрение к седоку.

– Наши лошади застоялись, – заметил Джордж. – Дядька постарел, его помощников повыгоняли. Но теперь его светлость сам займется конюшней, лошадям требуется мужская рука.

Лошадь леди Сибил снова встала на дыбы, а затем неожиданно лягнулась задними ногами. Арабелла с первого взгляда поняла, что животное просто расшалилось, а леди Сибил не может справиться с ним. Она сидела злая, напряженная, слишком сильно натянув вожжи. На ее надменном лице было написано раздражение.

Подбежавший грум схватил лошадь под уздцы. Внезапно животное шарахнулось, испугавшись чего-то, и леди Сибил вылетела бы из седла, если бы в последний момент не вцепилась в луку седла.

Грум помог ей спешиться и стал успокаивать лошадь.

– Тпру, дружище, – ласково приговаривал он. – Тпру же!

– Вот уж действительно, тпру, – фыркнула леди Сибил. – Это не лошадь, а сущий дьявол. Ее нужно как следует проучить.

В руках у леди Сибил был небольшой хлыст с серебряной ручкой, и теперь, чувствуя себя в безопасности, она стегнула им животное.

Удары посыпались один за другим. Грум с трудом удерживал испуганную, готовую понести лошадь.

– И проследите, чтобы она мне больше не попадалась! – отрубила леди Сибил и в ярости вошла в дом.

– Какая жестокость! – ошеломленно воскликнула Арабелла. – Это же просто молодая лошадь!

– И притом одна из лучших в конюшне. Правильно мой дядька говорил про леди Сибил. – Джордж не скрывал своего отвращения.

– Какой гадкий поступок! – горячилась девушка. – Его светлость непременно должен узнать об этом.

Джордж с усмешкой посмотрел на Арабеллу:

– Ну, и кто же побежит наушничать? Только не я, себе дороже! И потом, когда ее светлость станет здесь хозяйкой, она наверняка припомнит оскорбление.

– Действительно, мы ничего не можем сказать, – вынуждена была согласиться девушка, хотя все в ней восставало против подобного обращения с животным, да еще столь прекрасным.

Роза отвела Бьюлу в спальню, а Арабелла отправилась к себе. Она не стала приводить себя в порядок, а долго сидела у туалетного столика, глядя в зеркало невидящими глазами. Да, возможно, маркиз и заслуживает презрения, но даже самому дурному человеку на свете не пожелает она такой жены, как леди Сибил Шератон.

В памяти девушки всплыли обрывки того, что рассказывала мисс Феллоуз, черпавшая свои сведения о леди Сибил у ее камеристки, говорливой особы, готовой излить душу всякому, кто будет слушать: "по уши в долгах"… "приняла решение обязательно выйти замуж к концу лета"… готова пуститься во все тяжкие там, где дело касается маркиза"… "ее вспышки гнева ужасны"… "никакие слуги не задерживаются у нее".

Значит, когда леди Сибил станет хозяйкой замка, Мэтти, Роза и Джордж или уйдут из него сами или им откажут от места.

Внезапно Арабелла почувствовала ненависть к избалованной, порочной красавице. Эта аристократка по рождению была ничем не лучше тех падших созданий, о которых мать Арабеллы однажды говорила, понизив до шепота голос.

Конечно, если бы Арабелла была так наивна и простодушна, как подобает в ее возрасте, вряд ли она разбиралась бы в таких вопросах. Чтение позволило ей узнать гораздо больше, чем любые родители осмелились бы поведать своей юной дочери.

В библиотеке ей попалась история семейства Борджиа и сочинения древнеримского сатирика Ювенала, описавшего весьма вольные нравы погрязшего в распутстве общества с такой откровенностью, что леди Дин наверняка пришла бы в ужас, будь она в курсе того, какие книги читает ее дочь.

Миновавшие столетия мало, что изменили в человеческой натуре, каждому, кто хоть немного знаком с историей, известно это. В любой эпохе Арабелла могла бы отыскать свою леди Сибил и от этого еще сильнее презирала маркиза за его слепоту в отношении этой женщины.

Да и знал ли, он леди Сибил? С ним она могла быть милой и ласковой, и тогда прозрение наступит слишком поздно: о ее низости и жестокости ему станет известно только после женитьбы.

И Арабелла решила, что ради замка и всех его обитателей нужно избавиться от леди Сибил Шератон. Если она останется, будут страдать не только лошади.

За последние дни все в замке стало иным. Солнечный свет лился сквозь чисто вымытые окна, цветы, стоявшие теперь повсюду, наполняли воздух своим благоуханием, и к их аромату примешивались запахи лаванды и воска. Полы были такими чистыми, что Арабелла просто боялась ступать на них, а в свежеотполированную мебель можно было смотреться как в зеркало.

И везде чувствовался хозяйский глаз мисс Мэйдерсон. Она то распекала горничных за неправильно разложенные камины, то учила их выбивать ковры, чтобы краски заиграли во всей красе, то заставляла убирать одну комнату за другой, пока, по словам Розы, девушки чуть не падали замертво.

С возвращением дворецкого Тернера произошли изменения и в его епархии. Высокие молодые лакеи в напудренных париках и опрятных ливреях со сверкающими пуговицами стояли на страже парадного входа. Слуги с таким усердием начищали серебро, что, как сообщил Арабелле Джордж, едва не стерли с него пробирные клейма. А на кухне, в царстве миссис Кумб, были сверкающие чистотой плитки пола, новые посудомойки и сутолока, начинавшаяся ровно в пять утра.

Но за всем этим по-прежнему скрывался глубокий, всепоглощающий страх. Да, маркиз вернулся домой, но как и прежде, он пребывал в неведении относительно того, что делалось здесь в его отсутствие. Неизвестно было также и то, что думал о происходящем в замке Джентльмен Джек.

Арабелла и не желала ничего знать. По вечерам перед сном она запирала дверь своей спальни, а ложась в кровать, с головой накрывалась одеялом, чтобы не слышать шагов Джентльмена Джека, когда он будет пробираться в комнату мисс Харрисон.

Тем не менее, все указывало на то, что он не появлялся. В глазах мисс Харрисон появилась настороженность, лицо застыло как маска. А по тому, как часто она подходила к шкафчику за очередной порцией коньяка, Арабелла поняла, что гувернантка находится на грани нервного срыва.

Рано или поздно кто-нибудь обязательно расскажет маркизу о Джентльмене Джеке, Арабелла не сомневалась в этом. Но кому по силам такой поступок: ведь страх, в котором разбойники держали всю округу, был вполне реален. И даже если маркизу станет все известно, что может сделать один человек, если, конечно, он не позовет на помощь отряд драгун, против банды вооруженных головорезов?

Как бы то ни было, решила девушка, маркиза следует предупредить. Но прежде она избавится от леди Сибил.

Она как раз размышляла над тем, как это получше сделать, когда невольно ухватила слова мисс Феллоуз:

– Держите этих кошек в детской, мисс Харрисон, не позволяйте им разгуливать по всему дому. Дело не только в том, что от них все вверх дном, а я не желаю за ними чистить. Главное, камеристка сказала, что ее светлость совершенно не выносит кошек.

"Ее светлость не выносит кошек!" – каким образом она, Арабелла, могла бы этим воспользоваться?

Девушка тихонько выскользнула из комнаты и спустилась на второй этаж. Покои леди Сибил находились как раз напротив лестницы.

До Арабеллы донесся звук голосов, и, перегнувшись через перила, она увидела, как ее светлость под руку с маркизом входят в зал из гостиной.

– Ты проявил ко мне невнимание, – надув губки, своим красивым голосом говорила леди Сибил, – поэтому я отправилась на верховую прогулку одна. Мне было так тоскливо и одиноко, что я подумала, не лучше ли мне вернуться в Лондон, где наверняка найдется хоть кто-нибудь ценящий меня.

– Только сегодня утром ты заявила, что не желаешь кататься, – возразил маркиз.

– Я передумала, – парировала леди Сибил, – преимущество, дарованное женщине. Но положа руку на сердце признаюсь, что без тебя не получила от прогулки никакого удовольствия. Все кажется таким занятным, когда мы вместе. Неужели ты, Джулиус, до сих пор не понял этого?!

– Ты льстишь мне, Сибил!

– Когда ты приводишь меня в ярость, – тихо сказала леди Сибил, – мне кажется, я еще больше… люблю, нет, скажу лучше… желаю тебя.

Не отпуская руки маркиза, она откинула голову и заглянула в его глаза. Арабелла еще раз увидела, как она прекрасна. Брови, черные как вороново крыло, разлетались над удивительной формы глазами, а темные волосы подчеркивали безупречность кожи.

– Мне жаль, если я огорчил тебя, – извинился маркиз, оставаясь невосприимчивым к завлекающему блеску глаз леди Сибил, – но мне необходимо делать моцион. Из-за тебя я не поехал верхом. Вместо этого я прошел три мили пешком до леса. Помнишь, я показывал тебе вчера за полем?

– Конечно, помню, – нетерпеливо ответила леди Сибил, которую вряд ли интересовало, где он был. – Скажи мне только, Джулиус, ты скучал по мне? Думал ли обо мне, проделывая столь длинный путь? А возвращаясь домой, ускорил ли шаг при мысли, что я в замке и жду тебя?

– Даже если я и торопился, все мои усилия были впустую, – улыбнулся маркиз. – Когда я вернулся, мне сообщили, что ты еще не приехала, и кроме того, взяла Пегаса. Эта лошадь не для тебя, Сибил!

– Ну, в этом я скоро убедилась. В жизни не ездила на таком непокорном животном!

– Ты не права, Сибил, – возразил маркиз. – Нам обоим прекрасно известно, что тебе нужна спокойная, хорошо выезженная лошадь. Готов поспорить, ты взяла Пегаса только для того, чтобы досадить мне. Ты знала, что в замке есть несколько лошадей, которых нужно тренировать, и я сам собирался заняться этим.

– Право же, Джулиус! Ты все превратно понял, – резко проговорила леди Сибил, убирая руку.

Они на грани ссоры, с удовлетворением отметила Арабелла и вдруг почувствовала, как что-то мягкое трется о ее ногу. Девушка нагнулась и увидела одного из Бьюлиных котят. Взяв его на руки, она гладила его мягкую шерстку: теперь ей было ясно, что нужно делать.

С котенком в руках Арабелла проскользнула в спальню леди Сибил. Это была огромная, одна из самых пышных в замке комната с внушительного вида золоченой кроватью под пологом на четырех резных столбиках. Кровать была знаменита тем, что в ней однажды спала сама королева-девственница.

Девушка только скользнула взглядом по кровати: все ее внимание было приковано к туалетному столику, который, как она и ожидала, был заставлен всевозможными кремами и притираниями. Великосветские красавицы не жалели денег на то, чтобы хорошо выглядеть. Тени для век, губная помада, средства ухода за кожей, начиная с кремов на гусином жиру и кончая настойками на росе, собранной с цветочных лепестков в ночь полнолуния, стоили целое состояние.

Туалетный столик леди Сибил буквально ломился от разных снадобий. Арабелла вынула пробки из флаконов и вылила их содержимое на полированную поверхность. В небольшой лужице перемешалось не меньше дюжины различных жидкостей. Затем она сняла крышки с баночек. Некоторые баночки свалились, как пьяные, крем начал медленно вытекать наружу.

А посреди устроенного ею бедлама Арабелла усадила котенка. И как раз вовремя, на лестнице раздались чьи-то шаги. Девушка бросилась из комнаты и в дверях столкнулась с леди Сибил.

– Что ты здесь делаешь, девочка? – резко спросила та.

Арабелла присела в поклоне.

– Я ищу Бьюлиного котенка, миледи, – ответила она, думая о том, что уже второй раз использует эту отговорку.

– Здесь его определенно быть не может, – заявила леди Сибил. – Если и существует животное, которое я терпеть не могу, так это ко…

Не успела она договорить слово, как увидела котенка, сидевшего на туалетном столике среди разбросанных баночек и бутылочек. Мгновение она беззвучно открывала и закрывала рот, потом пронзительно закричала. Крик повторился еще и еще раз, и тогда на лестнице раздались торопливые шаги. Арабелла поняла, что это маркиз.

– Так вот он где! – громко закричала она и схватила котенка как раз в тот момент, когда леди Сибил уже готова была одним ударом уничтожить это крошечное создание.

Прижимая котенка к груди, Арабелла смотрела на разгневанную фурию с горящими глазами и искаженным от гнева лицом.

– Немедленно убери этого кота отсюда! – неистовствовала леди Сибил. – Посмотрите, что он сделал с косметикой! Мои драгоценные притирания! Дай его сюда, я оторву ему голову!

– Что здесь происходит? – раздался спокойный голос.

Леди Сибил повернулась к маркизу.

– Полюбуйся, что устроила эта тварь! – сказала она, указывая на туалетный столик. – Все знают, что я не терплю кошек, и тем не менее, это мерзкое создание пробралось сюда. Мне прекрасно известно, чьи это кошки. Твоей сестрицы, этой уродливой идиотки, которую ты прячешь от меня. Позволь сообщить тебе, что я собираюсь наказать ее. Да, да! Я накажу ее за то, что она не следит за этими проклятыми животными и позволяет им отравлять мне жизнь!

Арабелла внимательно смотрела на маркиза. При упоминании Бьюлы он побледнел, от нахлынувшего гнева лицо его сделалось жестким и неумолимым.

– Замолчи! – сказал он, и его негромкий голос отрезвил разъяренную леди Сибил как ничто другое. Удивленно глядя на маркиза, она перестала кричать. Красота ее вдруг увяла, во внешности появилось что-то грубое и непривлекательное. – Приношу свои глубочайшие извинения, – ледяным тоном медленно продолжал маркиз, – за ущерб, нанесенный имуществу вашей светлости. Уверен, вы пожелаете незамедлительно приобрести новые вещи взамен утраченных. Не позднее чем через час будет подан экипаж, который доставит вашу светлость в Лондон. Само собой разумеется, я готов возместить все ваши расходы.

С этими словами он развернулся на каблуках и вышел из комнаты. Только после его ухода леди Сибил осознала, что произошло.

– Джулиус! Джулиус! – закричала она и бросилась вслед за ним из комнаты. – Джулиус, прости меня, – с лестничной площадки вдогонку маркизу молила леди Сибил. – Я просто потеряла самообладание. Мне не следовало говорить о твоей сестре подобным образом. Поверь мне!

Арабелла с котенком в руках тоже вышла на лестницу. Маркиз неспешно шел вниз по ступенькам. Спустившись в зал, он щелчком пальцев подманил лежавших на коврике у камина спаниелей. Лакей подал ему шляпу с высокой тульей.

– Джулиус! – снова окликнула маркиза леди Сибил. – Умоляю, выслушай меня!

Не оглядываясь, маркиз вышел из дома и направился в сторону конюшен. Леди Сибил сжала кулаки. Из груди ее вырвался звук, в котором одновременно слышались и слезы и ярость.

В этот момент Арабелла решила, что и ей пора исчезнуть. Пока леди Сибил не видела ее, она быстро поднялась на третий этаж. Бьюлин котенок был возвращен в классную: он сделал свое дело.

С чувством удовлетворения девушка думала, что всего через час леди Сибил навсегда исчезнет из замка и из жизни маркиза.

Глава 6

Фаэтон быстро мчался по узким дорожкам, которые кружили по парку, вели к фермам и уходили дальше в поля и леса поместья.

Солнце было теплым и ласковым. Обняв Бьюлу за плечи, Арабелла думала, что уже давно не была так счастлива.

– Быстрее… быстрее, – кричала Бьюла.

Маркиз с улыбкой посмотрел на нее:

– Если я буду погонять сильнее, у лошадей вырастут крылья и они полетят по воздуху.

Маркиз был в хорошем настроении и уже более свободно чувствовал себя с Бьюлой. Он больше не смотрел на сестру с тем странным выражением, которое появлялось на его лице прежде.

Судя по всему, потеря общества леди Сибил не очень волновала его. Напротив, он, по-видимому, испытывал облегчение оттого, что избавился от взбалмошной светской красавицы и может побыть один. Он будто заново открывал для себя свой дом, и ему было интересно.

Никогда прежде замок не ведал такой заботы. Мебель и полы сияли как зеркало. Оконные стекла были так чисты, что в серой оправе величественного здания сверкали драгоценными камнями. Казалось, что замок возродился к новой жизни. Но Арабелла знала, что это лишь внешнее впечатление: тень мрачной тайны рано или поздно поглотит веселый блеск. Она не могла сказать себе, что все это ее не касается. Слишком сильно оказалась она вовлеченной в происходящее и только покинув замок могла бы распутать завязавшиеся узлы.

Десятки раз собиралась Арабелла открыть маркизу правду и каждый раз вспоминала свою встречу с Джентльменом Джеком на конном дворе. Его угрозы расправиться с семьями слуг и даже убить Бьюлу были не пустым звуком. Нет, он говорил серьезно!

До тех пор, пока разбойников не переловили – всех до единого человека, чтобы не осталось никого, способного отомстить, – многие были обречены на страдания.

– Куда вы нас везете? – спросила Арабелла, думая о том, как маркиз хорош собой. Никто из известных ей мужчин не смог бы сравниться с ним в умении править лошадьми. Здесь он был просто бесподобен.

– Мы едем на одну из моих ферм. Должен признаться, Арабелла, мне было неведомо, что деревенская жизнь может быть такой насыщенной. Последние несколько дней я только и делал, что работал. Я встречался и беседовал с фермерами, доверенными лицами, управляющими, пастухами, грумами. Просто голова идет кругом! А сколько всего еще предстоит сделать?

– Но ведь вам это нравится, – улыбнулась Арабелла.

– Да? Почему вы так думаете?

– Я уверена, что любой человек непременно должен чем-то заниматься, – пояснила девушка. – Мужчинам нравится, когда у них есть какое-то дело. И женщинам тоже. От безделья люди становятся скучными и раздражительными.

– Для вашего юного возраста вы очень наблюдательны, – ответил маркиз. – Тем не менее, вы правы. Самые счастливые дни своей жизни я провел в полку. Мы постоянно атаковали, и ни у кого из нас не было иных забот, кроме как остаться в живых.

– Как бы мне хотелось послушать ваши рассказы о войне. Если бы я была мужчиной, я непременно бы пошла в армию. Увы, я только слабая женщина! – с горечью сказала Арабелла.

Маркиз рассмеялся:

– Через два-три года вы уже не станете роптать, что родилась женщиной. Вы превратитесь в настоящую красавицу, маленькая Арабелла. Кто-нибудь говорил вам об этом? Совсем скоро эта белоснежная кожа, эти золотисто-рыжие волосы будут приводить в трепет восторга всех окрестных модников.

Арабелла уже собиралась сказать, что у нее нет ни малейшего желания возбуждать интерес в мужчинах, когда вдруг поняла, что маркиз совершенно ничего не знает о ее происхождении. Наверняка ему просто сказали, что в замке появилась местная девочка, которая играет с Бьюлой. Разумеется, он не мог не видеть ее образованности, осанки и манеры держаться, говоривших о благородной крови, но вряд ли ему приходило в голову, что ее родители занимают высокое положение в обществе. А это, думала Арабелла, самое лучшее, что могло произойти.

Отправляясь с маркизом кататься, Арабелла опасалась встретить кого-нибудь из знакомых, старинную подругу своей матери, вышедшего поохотиться приятеля сэра Лоренса: замок находился всего в двадцати пяти милях от ее родного дома, дома, где она провела счастливые годы, пока был жив отец.

Но в парке им никто не попался, поэтому, вздохнув с облегчением, Арабелла воздержалась от готового сорваться с губ ответа и со смешком в голосе сказала:

– Очень сомневаюсь, что здесь меня будет окружать толпа поклонников.

– Думаю, сейчас в замке довольно тоскливо. Вот во времена моей юности замок всегда был полон людей. Тогда была жива моя матушка, а она просто обожала принимать гостей. Она устраивала званые обеды, балы, гонки собак, а зимой всевозможные забавы для охотников.

– Звучит очень торжественно, – заметила Арабелла.

– Что вы! У матушки все получалось так замечательно! Конечно, я участвовал не во всех увеселениях, но для меня всегда находилось какое-нибудь важное задание.

– Ну, в любом доме всегда найдется не меньше дюжины дел, требующих хозяйского глаза.

– Да, теперь я начинаю понимать это, – улыбнулся маркиз. – Вот только что будет с моим домом в Лондоне? Кто будет присматривать за ним, если я обоснуюсь здесь надолго?

– Вам нравится в Лондоне?

– Мне казалось, да. Жизнь там веселая и беспечная – всегда найдется чему посвятить время.

– Чему, например?

Маркиз рассмеялся:

– Вы очень любопытны. Если я скажу: скачки, карты, петушиные и кулачные бои, вас это сильно шокирует?

– Думаю, нет. Это развлечения, вполне достойные джентльмена.

– А как насчет балов и театров, светских раутов и маскарадов, а также прелестной дамы в качестве спутницы? – поддразнил Арабеллу маркиз.

– Это доставляет вам удовольствие? – насмешливо спросила девушка.

– Конечно. Дамы Сент-Джеймского двора очень недурны.

– Как леди Сибил? – не удержалась от язвительного вопроса Арабелла.

– Да, как леди Сибил. Вам она понравилась?

– Леди Сибил била вашу лошадь кнутом по голове. Моим единственным желанием было отхлестать этим кнутом ее саму!

Маркиз внимательно посмотрел на Арабеллу.

– В гневе вы становитесь весьма опасны, – усмехнулся он и, словно осененный какой-то мыслью, спросил: – Арабелла, признайтесь, это вы подбросили котенка в комнату леди Сибил?

Вопрос был настолько неожиданным, что девушка почувствовала, как краска горячей волной заливает щеки.

– Отвечайте же, Арабелла, – Слова звучали как приказ.

Девушка молчала. Маркиз взял ее за плечо и попытался повернуть лицом к себе.

– Не трогайте меня! – с невольной резкостью воскликнула она, позабыв, что подобные слова и тон совершенно не пристали ребенку.

На лице маркиза появилось удивленное выражение. Он остановил лошадь и повернулся к Арабелле. Перед ним был точеный профиль с маленьким носиком и решительно сжатые губы. Девушка сняла шляпу, и рассыпавшиеся волосы упали ей на лицо.

Маркиз молча смотрел на Арабеллу и думал о том, как прелестно это странное дитя.

– Я жду, Арабелла, – строгим голосом напомнил он, полный решимости докопаться до истины.

– Поехали! – закричала Бьюла. – Лошадки… поехали! Быстро… быстро!

– Нет, – возразил маркиз, – лошади будут стоять, пока Арабелла не ответит на мой вопрос.

– Не можем же мы сидеть здесь всю ночь, – с вызовом проговорила девушка.

– Отчего же? Я готов. Мне нужна правда, и я ее добьюсь.

Арабелла повернулась к маркизу, и глаза их встретились.

– Хорошо, – едва сдерживая гнев, сказала она. – Вы узнаете правду. Я видела из окна, как леди Сибил избивала вашего коня. Она взяла его нарочно, только чтобы досадить вам. Конь почувствовал плохую наездницу и разыгрался под ней. Когда леди Сибил спешилась, она без всякой необходимости жестоко отхлестала его. А он был просто невыезжен как следует, наверное, потому, что в ваше отсутствие им никто не занимался.

Маркиз, не отрываясь, смотрел на сверкающие глаза Арабеллы, ее оживленное лицо.

– Да, прямой удар левой, – тихо сказал он, когда девушка замолчала. – Благодарю вас за искренность, Арабелла, однако впредь прошу вашего позволения самому разбираться с моими гостями без привлечения подобных драконовских мер.

– Разве вы велели бы леди Сибил уехать? – проницательно заметила Арабелла. – По-моему, ее светлость намеревалась остаться.

– Вы самое необыкновенное дитя из всех, что я знаю. Рассудительна не по годам! – воскликнул маркиз. – Даже и не знаю: посмеяться над вами или хорошенько отшлепать.

– Вперед… вперед! – настойчиво требовала Бьюла.

– Хорошо, – ответил маркиз, – будем считать вопрос исчерпанным. Однако хочу сказать, Бьюла, что благодаря твоей подруге Арабелле у меня появился повод для размышлений.

Арабелла ничего не ответила, и некоторое время они ехали в молчании. Внезапно среди деревьев девушка увидела то самое озеро, в котором купалась в день приезда маркиза. Заметив направление ее взгляда, маркиз с усмешкой в голосе спросил:

– Не желаете ли искупаться?

– Ара-белла… купаться! – услышав знакомое слово, в восторге закричала Бьюла. – Бьюла… болтать ножками.

– Может, остановимся? – спросил маркиз.

Заливаясь краской, Арабелла покачала головой.

– Нет… нет, – только и смогла едва слышно произнести она. Гнев улетучился, и теперь ее охватили робость и смущение. Не разумнее ли было бы солгать, как она нередко лгала отчиму?

Арабелла чувствовала, что, если бы она стала отрицать всякое свое участие в появлении котенка в спальне леди Сибил, маркиз непременно поверил бы ей. И тем не менее, сказать ему неправду было почему-то невозможно.

Между тем лошади продолжали свой путь, и вскоре на горизонте показалась ферма с беспорядочно разбросанными службами и пасущимся в поле стадом золотисто-желтых коров.

– Это ферма Исткота, – сказал маркиз. – Всегда считал его одним из лучших фермеров в поместье, а сейчас он вдруг вздумал отказаться от аренды. Не могу понять почему.

Фаэтон торжественно въехал во двор. Навстречу заспешил хозяин, большой и крепкий мужчина.

– Добрый день, милорд. Вот уж не думал, что вы почтите нас своим приездом. Все ждал, когда вы призовете меня к себе в замок.

– Я решил сам посмотреть, что здесь происходит.

– Прошу в дом, милорд, – пригласил фермер. – Моя хозяйка с удовольствием нальет вам стаканчик холодного эля.

– Это именно то, что мне сейчас нужно, – обрадовался маркиз. – Пойдемте, девочки!

Он спрыгнул с фаэтона, а сидевший на запятках грум бросился к лошадям. Маркиз сначала осторожно спустил на землю Бьюлу, затем обратился к Арабелле. Некоторое время она в нерешительности стояла, глядя сверху вниз на маркиза.

– Я знаю, вы не любите, когда к вам прикасаются, – с улыбкой сказал он, – но если вы упадете, то испачкаете свое нарядное платье.

Не говоря ни слова, Арабелла сделала шаг вперед, и надежные руки подхватили ее. На мгновение девушка оказалась совсем близко к маркизу, но вместо привычного отвращения, которое всегда охватывало ее в присутствии отчима, она почувствовала вдруг уверенность и покой, словно ей больше ничего не нужно было бояться. Впрочем, оказавшись на земле, Арабелла решила, что все это ей показалось.

В большом доме, куда они вошли вслед за хозяином, девочкам предложили по кружке парного молока, а маркизу – высокий стакан домашнего эля.

Низкие потолки комнат покоились на балках из темного мореного дуба, которые в незапамятные времена служили бимсами кораблей. В доме восхитительно пахло свежевыпеченным хлебом.

Миссис Исткот, пышногрудая хлопотливая женщина с розовыми щеками и приветливой материнской улыбкой пригласила гостей в скромную общую комнату.

– Счастлива снова видеть вас, милорд, – приветствовала она маркиза. – Немало воды утекло с тех пор, как вы были здесь в последний раз.

– До сих пор помню ваш пирог со свининой, – ответил маркиз. – Вы всегда угощали меня им, когда я после бешеной скачки добирался сюда. Вы по-прежнему печете его?

– Да, ваша светлость. Только вчера пекла. Не желаете ли отведать кусочек?

– Не откажусь от столь щедрого предложения, – улыбнулся маркиз.

– И для юных леди у меня кое-что найдется, – сказала миссис Исткот и заспешила на кухню.

Маркиз опустился на один из стульев с высокой спинкой, которые стояли у открытого очага.

– Итак, Исткот, – обратился он к фермеру, – что случилось?

Старший из мужчин отвел глаза:

– Хочу переехать, милорд.

– Что за вздор! – воскликнул маркиз. – Три поколения вашей семьи жили на этой ферме. Наши с тобой отцы частенько говорили, каким превосходным фермером был твой Дед.

– Очень сожалею, милорд, но таково мое решение.

С улицы донесся какой-то звук, и сидевшая на низенькой скамеечке Арабелла выглянула в окно.

Хорошенькая пухленькая девушка лет шестнадцати держала за руку девчушку лет семи. В некотором отдалении от них стоял маленький мальчик, годом или двумя моложе сестренки. Их сходство с отцом бросалось в глаза.

– Послушай, Исткот, – продолжал маркиз. – Знаю, ты пережил трудные времена. Я уже понял, что Шелтэм был неважным управляющим, а может, стал таким, когда заболел. Если у тебя есть жалобы, я постараюсь все уладить. Теперь я буду часто наведываться в замок. Наверное, мне давно следовало бы вернуться домой, но разные обстоятельства удерживали меня.

– Вы были откровенны со мной, милорд. И мне хотелось бы ответить вам тем же. Увы, я не могу этого сделать. Значит, придется уезжать.

Маркиз в недоумении посмотрел на фермера. В этот момент дверь открылась, и в комнату вошла миссис Исткот. Ее тяжело груженный поднос был заставленной едой: большой пирог со свининой блестел аппетитной хрустящей корочкой, ломти хлеба наполняли комнату ароматом свежей выпечки. Здесь же был сдобный фруктовый кекс, золотистое масло и горшочек домашнего клубничного варенья, помеченный неграмотными каракулями.

Хозяйка накрыла стол белоснежной скатертью и быстро расставила приборы.

– Варенье! – закричала Бьюла. – Дайте Бьюле… варенье!

– Нужно сказать «пожалуйста», – машинально поправила Арабелла.

– Пожалуйста, – послушно повторила девочка. – Варенье, много… варенье.

Миссис Исткот улыбнулась:

– Сейчас, сейчас, деточка. У моих ребятишек первейшее лакомство горячий хлеб прямо из печки и клубничное варенье. Скажу, что варенье сохранилось просто прекрасно, скоро уж надо будет варить новое. Может, ее светлость захотят взять горшочек варенья с собой?

– Конечно, захочет, – ответила Арабелла.

– А вы, дорогая? – обратилась к ней миссис Исткот. – Что бы вы желали скушать?

– Наверное, немного хлеба с маслом. Мы только недавно завтракали.

– Лишний кусочек вам совсем не повредит. Уж больно вы худы, мисс, – с улыбкой заметила миссис Исткот и стала намазывать масло на хлеб.

– Ну, миссис Исткот, – сказал маркиз, занимая место за столом, – взываю к вашему здравому смыслу. Что это вы надумали? Уезжать с фермы?

– Видит Господь, нам совсем не хочется этого, – быстро ответила миссис Исткот. – А что остается делать? У нас дети, и Марлен стала совсем взрослой.

– Ничего не понимаю, – недоумевал маркиз.

– Да, милорд, – согласилась фермерша. – И вряд ли вам кто-нибудь объяснит. Во всяком случае, не мы, живущие в таком отдалении от всех.

– Эй, мать, – перебил жену мистер Исткот, – попридержи язык. Ради всего святого, думай, что говоришь.

– А я и думаю! Думаю, – запальчиво ответила женщина. – Но его светлость правы: у меня сердце разрывается от одной только мысли, что надо уезжать отсюда, бросать свой угол. Боже мой, неужели ничего нельзя сделать?!

Миссис Исткот зарыдала и, вытирая слезы передником, вышла из комнаты.

– Что же здесь все-таки происходит? – никак не мог успокоиться маркиз.

– Простите, милорд, если покажусь вам дерзким, – тяжело вздохнув, начал фермер, – но больше мы вам ничего не скажем. И так уже наговорили много лишнего. Мое решение твердое. Я оставляю все здесь в полном порядке…

У мужчины, казалось, перехватило голос, и, не добавив больше ни слова, он вслед за женой оставил комнату.

– Ради всего святого, растолкуйте мне, что все это значит?! – в полной растерянности воскликнул маркиз.

Арабелла была уже почти готова открыть маркизу правду, но голоса игравших на дворе детей заставили ее отказаться от своего намерения. Разве имеет она право говорить? А вдруг Джентльмен Джек обнаружит, что после посещения Исткотов маркиз начал что-то подозревать, и расправится с Марлен и ее сестрой и братом?

Не исключено, что Исткоты страшились не только за жизнь детей. Марлен превратилась в хорошенькую девушку, а хозяйничавшие в округе разбойники были печально известны своим дурным отношением к женщинам. Сколько всяких историй шепотом передавали друг другу слуги, когда Арабелла жила еще дома!

– Нет, я все-таки докопаюсь до сути, – пробормотал маркиз, обращаясь как бы к самому себе. – Я заставлю их все выложить.

– Прошу вас, не требуйте от них слишком многого, – вдруг вырвалось у Арабеллы.

Маркиз удивленно посмотрел на нее:

– Вам что-нибудь известно?

– Ничего. Но я вижу, что эти люди чем-то напуганы. Откройся они вам, и это может навлечь на них страшную кару.

– Даже и представить не могу, о чем идет речь, – растерялся маркиз.

– Мне трудно объяснить это, – медленно начала Арабелла, тщательно подбирая слова, – но я знаю, что вы нанесете непоправимый вред, если заставите мистера Исткота открыть вам то, что он наверное предпочел бы оставить в тайне.

– Но это же просто непостижимо! Они любят свою ферму и всегда были счастливы здесь. Вы сами видели, как разрыдалась миссис Исткот, когда я попросил ее не уезжать! И дело не в аренде! Я уведомил всех арендаторов, что на год отменяю рентную плату, чтобы они смогли привести все в порядок. Я предложил покрыть расходы на покупку плугов, лошадей, скотины. Мог ли я сделать больше?!

– Это поистине великодушный поступок. Я знаю, что большинство фермеров в округе отчаянно нуждаются. Их дела шли неплохо во время войны, но теперь парламент чинит фермерам препоны при продаже ими зерна.

– Помню, отец говорил, что так было всегда. Во время войны государство всячески поощряет фермеров, а когда она кончается, норовит взять их измором. Однако это вовсе не объясняет поведение Исткотов. Почему они не могут сказать мне, в чем дело?

– Не настаивайте, прошу вас, – взмолилась Арабелла.

Маркиз встал из-за стола, так и не притронувшись к пирогу.

– Наверное, вы правы, – сказал он. – И все равно, я не успокоюсь, пока все не выясню.

Он был полон такой решимости, что Арабелла испугалась. Разве может один человек противостоять целой банде, державшей в страхе все население округи? Она прекрасно сознавала, каким образом Джентльмен Джек и его головорезы сумели подчинить себе всех и вся. При их беспощадности это было совсем нетрудно. Время от времени, когда становилось слишком горячо, бандиты искали укрытия на окрестных фермах, и вряд ли среди фермеров нашелся бы хоть один, кто осмелился бы отказать вооруженным, готовым на все разбойникам, которые к тому же угрожали расправиться с его детьми.

"Ведь должен же быть какой-то выход!" – на обратном пути в замок думала полная отчаяния Арабелла и не представляла, что можно сделать, хотя, как ей казалось, приложила все усилия, чтобы найти возможность рассечь этот трагически затянувшийся узел.

Глубоко погруженный в свои мысли маркиз тоже молчал нею дорогу. И только неугомонная Бьюла все время требовала ехать быстрее, пока, наконец, ее не сморил сон и она не уснула, прислонившись к Арабелле.

– В конце концов, кто-нибудь просветит меня? – прервал молчание маркиз. – Вы родом из этих мест и должны хотя бы догадываться, откуда дует ветер.

– Даже не знаю, о чем и подумать, – ответила девушка. Может, вам лучше вернуться в Лондон?

– С какой стати?

– Мне кажется, – начала Арабелла, тщательно обдумывая каждое слово, – что люди боятся говорить, потому что им угрожают. Если бы вы вернулись в Лондон, то, возможно, какой-нибудь человек и осмелился бы сообщить вам о том, что стряслось. Главное, чтобы нельзя было установить, кто послал вам весточку.

Ей было нелегко выразить мысль, только что пришедшую в голову, и маркиз ухватился за одно из слов.

– Люди? – спросил он. – Уж не хотите ли вы сказать, что здесь замешаны не только Исткоты?

– Не знаю.

– Уверен, что вам известно гораздо больше, чем вы говорите.

Арабелла отрицательно покачала головой, а про себя подумала, что ей следует быть осторожнее: обмануть маркиза оказалось не так-то просто.

Через некоторое время они добрались до замка. Маркиз снял с фаэтона пробудившуюся Бьюлу, затем повернулся к Арабелле.

– Желаете сойти сами? – спросил он, поддразнивая ее, как ребенка.

– О нет. Вы можете помочь мне, – ответила Арабелла таким тоном, словно этим разрешением оказывала маркизу великую честь.

– Весьма польщен! – саркастически усмехнулся маркиз.

Он подхватил девушку, но не стал опускать на землю, а держал ее на руках, разглядывая маленькое заостренное личико, рассыпавшиеся по плечам рыжеватые волосы.

– Ну что, очень плохо? – спросил он. – Вы невесомы, словно пушинка. Мне кажется, я мог бы на одном дыхании отнести вас на самую высокую башню.

– Пустите меня, – тихим голосом приказала Арабелла.

– Почему вы так не любите, когда до вас дотрагиваются?

– Пустите меня, – повторила девушка.

– Вас обидел кто-нибудь? Причинить зло такому хрупкому созданию, как вы, – это все равно что оторвать крылья бабочке.

Так и не отпуская Арабеллу, маркиз поднялся по лестнице и вошел в парадный зал. Джордж с Бьюлой на руках поднимался в детскую, и девочка пыталась рассказать ему, как быстро ехали лошадки.

Маркиз посмотрел им вслед, потом перевел взгляд на Арабеллу.

– Мне вас тоже отнести или вы уже большая и можете идти сами? – пошутил он, но у Арабеллы перехватило дыхание.

Рядом с маркизом она могла совершенно забыть о страхе, опутавшем замок и его окрестности. Девушка чувствовала, и это было странно и необъяснимо, что вовсе не стала бы возражать, если бы он так и нес ее на руках, но вопреки этому чувству вдруг начала вырываться.

Это был ее протест не лично против маркиза: она выражала свое отношение ко всем мужчинам, не вызывавшим в ней ничего, кроме страха и ненависти.

Бившаяся в руках маркиза Арабелла заставила его подумать о попавшей в сети пичужке, и он тотчас опустил девушку на нижнюю ступеньку парадной лестницы.

– Вы маленькая обезьянка! – воскликнул он. – Даже и не знаю, что с вами делать. Наверное, мне следовало бы рассердиться на вас за то, как вы обошлись с леди Сибил. И кроме того, я убежден, что об Исткотах и их намерении уехать вы знаете гораздо больше, чем говорите. Сейчас я не буду настаивать, но помните, Арабелла, мне всегда удается добиться своего. Я раскрою эту тайну!

Голос маркиза звучал громко, и Арабеллу охватил ужас: они вернулись в замок и их разговор могли подслушать. И передать Джентльмену Джеку. Кого винить тогда?

Пробормотав в ответ что-то невнятное, девушка развернулась и побежала вверх по лестнице, а на красивом лице маркиза появилось удивленное выражение.

Оказавшись в своей комнате, Арабелла предалась размышлениям. Было отчего схватиться за голову! Что, если кто-нибудь из обитателей замка передаст слова маркиза Джентльмену Джеку? Вряд ли это могла быть мисс Харрисон, лень прочно удерживала ее в комнате. Скорее всего, осведомителя следовало искать среди лакеев или горничных. Слуг в замке было великое множество, и во власти Джентльмена Джека мог находиться любой: и тот, кто служил здесь еще до приезда маркиза, и только что нанятый в деревне.

Если уж Исткоты, жившие на таком удалении от замка, боялись разбойников, что же тогда говорить о тех, кто обитал у самых его ворот? На этот трагический вопрос у Арабеллы не было ответа, но она знала одно: рано или поздно надо будет что-то делать.

Девушка вымыла лицо и руки, привела в порядок волосы, платье и направилась в классную. В комнату она вошла одновременно с пробудившейся от дневного сна мисс Харрисон.

– Хорошо покатались, детки? – спросила гувернантка.

– Быстро… ехали очень… быстро, – ответила Бьюла. Мисс Харрисон зевнула: ее совсем не интересовало, чем они занимались.

– Распорядись, чтобы принесли чай, – приказала она Арабелле.

Едва девушка успела дернуть за шнурок сонетки, как в комнату влетела мисс Феллоуз.

– Вы уже встали, мисс Харрисон?! – воскликнула она. – А у меня новость. Уверена, она вас заинтересует.

– Что еще такое?

– К нам едет лорд главный судья. Полчаса назад прибыл грум с посланием: его светлость судья просит позволения остановиться в замке по дороге из Уилтшира в Лондон.

– Милостивый Боже! Мы по-прежнему продолжаем источать гостеприимство? – ядовито заметила мисс Харрисон. – Сначала маркиз с любовницей, теперь еще этот джентльмен!

– В прежние времена лорд главный судья был здесь постоянным гостем, хотя последние годы, конечно, не наведывался. Странно, как это он проведал о приезде маркиза?

– Ну, новости распространяются быстро, – лаконично ответила гувернантка.

– Тернер, по крайней мере, может быть доволен: у него теперь появилась возможность похвалиться своим серебром. Я уже приготовила западную комнату. Мэйдерсон распорядилась, кто ж еще. Везде сует свой нос! Даже не дожидаясь его светлости маркиза, отослала гонца обратно с приглашением лорду главному судье.

– Не много ли она на себя берет?! – вскричала мисс Харрисон. – Надеюсь, хоть маркиз поставит на место эту самоуверенную особу.

– И не ждите, – с кислой миной отозвалась мисс Феллоуз. – Что бы ни сделала "дорогая Мэтти", он все считает безупречным.

– Ну и черт с ним. Полагаю, кое-кому этот визит тоже доставит удовольствие, – многозначительно проговорила гувернантка, но от Арабеллы не ускользнул скрытый в ее словах смысл.

– Вам придется предупредить его, да? – перешла на шепот мисс Феллоуз.

– Разумеется, я скажу ему. У меня предчувствие, что сегодня он явится.

Они говорили так тихо, что Арабелла, которая, сидя на полу, искала в шкафу с игрушками Бьюлины кубики, едва могла слышать их.

– Ну, ладно, мне пора, – сказала мисс Феллоуз. – Я подумала, вы заинтересуетесь.

– Спасибо, – поблагодарила мисс Харрисон, и старшая горничная вышла.

Итак, сегодня можно ожидать визита Джентльмена Джека. Не настал ли момент, размышляла Арабелла, открыть все маркизу? Но что он будет делать, когда узнает правду?

Арабелла понимала, что вполне в духе маркиза бросить вызов главарю шайки. Перед глазами даже вставала сцена поединка: два мужчины с пистолетами в руках идут навстречу друг другу. Однако уже в следующий момент в памяти всплыли разные истории о разбойниках: о том, как метко они стреляют, с какой беспощадностью расправляются со всяким, кто посмеет оказать им сопротивление.

Вот так, в стычке с бандитами погиб один из друзей отца. Это был крепкий и сильный мужчина, отчаянный любитель верховой охоты с собаками. И этот человек, без всякого сомнения, прекрасно знавший, как обращаться с оружием, получил пулю, а все, что было при нем, забрали разбойники. Жена несчастного, с которой бандиты содрали все драгоценности, без чувств лежала в придорожной канаве, пока какой-то случайный проезжий не отвез ее домой.

По округе поползли слухи. Разбойников пытались искать, и, естественно, никого не нашли: разве могло тогда кому-нибудь прийти в голову, что разбойники укрываются в замке.

Сейчас Арабелла считала, что судебные власти графства проявили свою ограниченность, оказавшись не в состоянии даже предположить, что Джентльмен Джек пожелает прятаться с комфортом. А он и прозвище свое получил за то, что всегда был изящно одет и, по клятвенным заверением тех, кто его видел, казался человеком благородного происхождения или, по крайней мере, обладал речью настоящего джентльмена.

"Они клянутся, что этот разбойник говорит без всякого акцента, – говорил отец Арабеллы ее матери. – Вполне возможно, что он может оказаться одним из наших друзей, дорогая. Очень недурной способ платить кредиторам!"

"И совершенно неподходящий для тебя, ты недостаточно жестокосерден, – со смехом отвечала матушка. – Все знают, стоит тебе услышать от какого-нибудь мужчины душещипательную историю или заметить на глазах женщины малейший намек на слезы, и ты готов выложить последний грош".

"Единственное, что мне всегда хотелось похитить, – это ты, мое сокровище. И скажи, что я не преуспел в этом?! Ты вполне могла выйти замуж за более богатого и знатного человека".

"Я вышла замуж за любимого человека. Может ли женщина желать большего?"

Арабелла поежилась. Воспоминания о прошлом были невыносимы: отца больше нет, а его место рядом с матушкой нанял сэр Лоренс.

Если бы Джентльмен Джек подстрелил этого человека, Арабелла, возможно, испытала бы облегчение. Но сэр Лоренс слишком дрожал за свою жизнь и с готовностью отдал бы разбойникам последнюю рубашку, даже и не думая сопротивляться. Уж он-то прекрасно знал, каким смертоносным становилось оружие в руках Джентльмена Джека.

Теперь, когда в замке ждали лорда главного судью, не настало ли время ей, Арабелле, открыть глаза маркизу на происходящее? В конце концов, его светлость судья был единственным человеком, способным оказать давление на власти. Может, тогда они наконец подумают о людях и очистят округу от разбойников.

"Я должна все хорошенько обдумать, – сказала себе Арабелла. – Нужно что-то делать".

Погруженная в свои мысли, она, совершенно не сознавая того, выстроила из кубиков целый замок.

– Арабелла, хватит играться. Иди пить чай, – раздался резкий голос мисс Харрисон. – Такая большая, а все игрушки на уме. Пора бы уж и самой знать, что делать, а не ждать подсказки.

Под эту почти пророческую реплику гувернантки Арабелла поднялась с пола и направилась к накрытому столу.

Глава 7

Наконец-то Арабелла была в своей комнате. Во время ужина лакей принес письмо от матушки, но она не стала читать его в присутствии мисс Харрисон, а ждала той минуты, когда останется одна.

Теперь желанный миг настал, и Арабелла, горя желанием узнать, что в письме, нетерпеливо вскрыла конверт. В до обидного короткой записке матушка аккуратным изящным почерком писала:

"Моя дорогая, без тебя здесь так тихо и пусто, но все равно я молюсь за то, чтобы ты была счастлива в замке и не думала о возвращении домой. Твой отчим очень гневался из-за того, что ты уехала без его позволения, и было бы крайне неразумно с твоей стороны встретиться с ним сейчас, когда раздражение его не улеглось. И боюсь, что даже когда гнев его пройдет, он не откажется от мысли наказать тебя как можно строже. Я получила известие, что сестра твоего отца очень нездорова и не может оказать тебе гостеприимство. Поэтому умоляю тебя, моя дорогая девочка, постарайся, чтобы тебе было хорошо там, где ты находишься сейчас. К сожалению, пока я не могу предложить никакого другого места, где ты могла бы найти приют. С искренней надеждой, что Господь не оставит тебя своим благословением страстно любящая тебя мама".

Арабелла перечитала письмо еще раз и крепко закрыла глаза, пытаясь отогнать закипавшие слезы. Теперь она знала, что не может вернуться домой, и нигде, кроме замка, не найти ей убежища от жестокости отчима.

Слишком хорошо Арабелле был известен необузданный нрав сэра Лоренса, слишком хорошо она помнила, каково это – сжиматься под ударами его хлыста и знать, что он так и будет бить ее, пока не вырвет мольбу о пощаде. Однажды она бросила отчиму вызов и выдержала всю пытку, так и не издав ни звука, пока без чувств не повалилась к его ногам.

Уже потом Арабелла поняла, что рано или поздно ей придется подчиниться силе, сдаться, как желал того отчим, на его милость. Но в одном он мог не сомневаться: даже моля о пощаде, она останется непокоренной и, пока живет и дышит, будет бороться с ним.

Тихо всхлипнув, девушка смахнула слезу. Да, сэр Лоренс изгнал ее из дома, своей беспримерной жестокостью разлучил с матушкой, но он никогда не заставит ее склонить голову.

– Ему не сломить мою волю! – как клятву произнесла Арабелла и, спрятав письмо в ящик стола, начала переодеваться.

Она решила, наконец, что после того, как маркиз и судья кончат ужинать, она спустится вниз и откроет им правду. Так дальше продолжаться не может, маркиз должен узнать о том, что творится в замке. А в сложившейся ситуации кто, как не главный судья, может дать ему дельный совет?

Среди вещей, уложенных для нее матушкиной камеристкой, Арабелла отыскала свое бальное платье, которое носила одиннадцатилетней девочкой почти семь лет назад. Платье было очень красивое, и ей хотелось, чтобы оно снова пришлось впору. Она и сейчас помнила, сколько восхищенных отзывов получил ее отец, когда она впервые появилась в нем на каком-то балу.

"Я только и слышу сегодня, что Арабелла просто очаровательна!" – с гордостью говорила матушка.

"Значит, о моей дочери скоро будут говорить "несравненная"? – улыбаясь, спросил отец. – "Да, не долго дамам Сент-Джеймского двора почивать на лаврах!"

Интересно, что сказал бы отец, если бы мог увидеть ее сейчас, но вовсе не окруженную толпой светских щеголей, осыпающих ее комплиментами, а вовлеченную в опасное противостояние с бандой головорезов.

Арабелла вздохнула. Как же ей не хватает отца! Порой тоска по нему становилась просто невыносимой, и она искала и находила в маркизе черты сходства с ним. В самом деле, у обоих были тонкие черты лица, оба держались с тем непринужденным изяществом, которое позволяло им даже разодевшись в пух и прах, не выглядеть самодовольными фатами. И обоих отличала доброта, чего никак нельзя было сказать о сэре Лоренсе Дине – это она поняла сразу, как только увидела его.

Размышляя на эту тему, Арабелла вдруг вспомнила, что ненавидит мужчин, а уж маркиз был мужчиной в полном смысле этого слова. Впрочем, с усмешкой подумала девушка, а намного ли лучше женщины вроде леди Сибил или, к примеру, мисс Харрисон?

"Наверное, мне следовало бы стать монахиней", – решила Арабелла, но тут же отогнала эту нелепую идею: посмотрев на себя в зеркало, она поняла, что вовсе не имеет желания отречься от мирской суеты и вести жизнь затворницы.

Внезапно ее охватил ни с чем не сравнимый трепет восторга. Она предвкушала рискованное приключение! Пусть ее ждут трудности, пусть даже подстерегает смертельная опасность, но если есть способ противопоставить грубой силе рассудок и волю, она непременно найдет, как это сделать!

Арабелла закончила переодеваться. В тесноватом платье с кружевной вставкой и голубым кушаком она выглядела именно двенадцатилетней и ни годом старше. Сделав пробор, девушка прошлась по волосам щеткой, и они заблестели на плечах мягкими огненно-золотыми волнами. Среди вещей отыскалась лента, которой матушка завязывала ее непокорные локоны. Как последнюю уступку своему кокетству, Арабелла сделала сзади на волосах бант и решила, что на золотом фоне голубая лента выглядит очень неплохо.

У нее еще было время: после ужина мужчины наверняка захотят задержаться в гостиной со стаканчиком портвейна. Когда же, по ее расчетам, им пришло время перебраться в библиотеку, Арабелла взяла одну из книг и неслышно скользнула по коридору к парадной лестнице.

Всюду горели свечи в серебряных подсвечниках, сверкали хрустальные канделябры. На консольном столике у лестницы стояла большая ваза с сиренью, а камин, уже не используемый по случаю наступления лета, был заполнен источавшими тонкий аромат гвоздиками, лилиями, азалиями из оранжереи. И вообще все в доме выглядело совсем не так, как в день приезда Арабеллы.

Она остановилась на лестнице и прислушалась. Сквозь толстые двери библиотеки доносились голоса. Как она и предполагала, мужчины были там.

Джордж, сегодня прислуживающий в холле, ободряюще улыбнулся Арабелле, но, как подобает образцовому лакею, в беседу вступать не стал, хотя всего неделю назад не преминул бы сделать это.

Девушка осторожно подошла к дверям библиотеки. Теперь она слышала маркиза вполне отчетливо. Он говорил очень громко, из чего следовало: лорд главный судья был глух. Приоткрыв дверь, Арабелла скользнула в комнату. И, как это бывало прежде, ее охватил трепет восторга при виде сказочного обилия собранных здесь книг.

Прошло несколько мгновений, прежде чем маркиз, сидевший вместе со своим гостем у камина, заметил ее. Глаза его загорелись, и по выражению его лица Арабелла поняла, что ее визит хоть как-то оживил тянувшийся нудно и тоскливо вечер.

– Арабелла! – воскликнул маркиз. – Вот уж не ожидал увидеть вас здесь, да еще так поздно.

– Извините за вторжение, милорд, – приседая в реверансе, мягко ответила Арабелла. – Я думала, что вы в гостиной. Мне хотелось поменять книгу.

– Позвольте мне представить вас его светлости, – сказал маркиз. Поднявшись со своего места, он взял девушку за руку и подвел к лорду главному судье.

Одного взгляда на судью ей было достаточно, чтобы понять, что все так тщательно продуманные планы рушатся и обломки их летят к ее ногам. Да разве мог этот очень пожилой человек вникнуть в хитросплетения ситуации, сложившейся в замке и вокруг него?!

Она почему-то представляла судью представительным мужчиной с незаурядной внешностью, пусть старым, но обладающим той мудростью, которая приобретается лишь за долгие годы службы. Перед ней же сидел маленький, сморщенный человечек с костлявыми, точно у скелета, руками, сложенными на набалдашнике трости. Зрение его слабело: разглядывая Арабеллу, он прищурил глаза с морщинистыми веками, словно ему было трудно сфокусировать взгляд.

– Это Арабелла, милорд, – сказал маркиз так громко, что его слова эхом разнеслись по комнате. – Моя гостья.

– Вы сказали, Аннабелла? – дребезжащим голосом переспросил судья.

– Арабелла, милорд.

– Прелестное дитя. Ваша сестра?

– Нет, милорд. Моя сестра… э… гораздо моложе и давно уже спит.

– Моложе, говорите… а эта девочка?

– Это Арабелла.

– Прелестное дитя, – без всякого интереса повторил судья.

Арабелла тихо вздохнула.

– Можно мне поменять книгу? – спросила она маркиза.

– Ну, конечно. Только позвольте мне взглянуть, что вы выбрали для чтения.

Он взял книгу, и только в этот момент Арабелла обнаружила, что это том на латыни. На миг у нее замерло сердце, вдруг маркиз догадается о ее истинном возрасте, но тот, едва взглянув на книгу, рассмеялся:

– Наверное, вы взяли ее в спешке. Вряд ли для вас это увлекательное чтение.

– Да, милорд. Поэтому я и принесла ее обратно.

– Мои любимые книги находятся на третьей полке от окна.

– Спасибо, ваша светлость, – делая книксен, поблагодарила Арабелла.

– Я провожу вас, – предложил маркиз, и ей стало ясно, что он ищет предлог, чтобы хоть ненадолго покинуть общество судьи.

Они прошли через всю библиотеку.

– Та самая полка, – показал маркиз. – Думаю, после моего отъезда до этих книг никто не дотрагивался.

Он пробежался пальцами по корешкам.

– Вот от этой я когда-то получил огромное удовольствие, – проговорил маркиз, вынимая одну за другой несколько книг и листая их в поисках знакомого рисунка. – Как же я всегда над ним смеялся!

– Прекрасный рисунок.

– Какие книги вы любите? – поинтересовался маркиз.

– Все! – воскликнула девушка. – Если человек изголодался по чтению, если он долго был лишен книг, нет для него прекраснее места на земле, чем такая библиотека!

Арабелла нежно дотронулась до книг, и глаза ее засветились счастьем: теперь никто на свете не отнимет у нее радости чтения! Внезапно она почувствовала, что маркиз больше не смотрит на книги. Взгляд его скользил по ее лицу, по отражавшим блеск канделябров волосам, по широко распахнутым, полным счастья глазам, по восторженной улыбке, застывшей на губах.

– Все-таки странный вы ребенок, – наконец проговорил маркиз. – Мне почему-то очень интересно знать, о чем вы думаете. Чем занята ваша прелестная головка, Арабелла?

Мгновение девушка колебалась. "Сказать или не сказать?" – мучилась она вопросом и все-таки решила промолчать. Нет, она не могла быть уверена в маркизе. Как он поведет себя, узнав правду? Ей почему-то казалось, что безрассудная и даже ненужная храбрость заставит его бросить вызов разбойникам и, возможно, один на один сразиться с Джентльменом Джеком. А исход такого поединка можно было считать предрешенным: рука этого головореза не дрогнет, и он без всякой жалости расправится с маркизом.

И кто выиграет от этого? Уж никак не обитатели замка и не жители окрестных деревень, страдавшие под гнетом шайки бандитов.

– Вы хотели мне что-то сказать, – напомнил маркиз.

– Не сейчас, – ответила Арабелла. – Вашей светлости нужно возвращаться к гостю.

Маркиз широко, как мальчишка, улыбнулся.

– Это так же нелегко, как ехать верхом через пашню, – пожаловался он, и Арабелла рассмеялась.

– Я даже представить не могла, что он в таких преклонных летах, – перешла она на шепот.

– Вам незачем понижать голос, – громко ответил маркиз, и в глазах его запрыгали огоньки. – Сидя за ужином напротив меня, его светлость не расслышал ни слова из моей, осмелюсь сказать, изысканнейшей речи.

– Не слишком ли он стар для своей должности?

– В конце года его светлость собирается удалиться от дел. Старики всегда цепко держатся за свое место. Они упиваются властью и приходят в ужас от одной только мысли о том, что придется передать ее кому-то помоложе, пусть даже этому парню никак не меньше шестидесяти!

Слова маркиза позабавили Арабеллу.

– Вы еще не выбрали книгу, – сказал маркиз. – Возьмите вот эту.

Арабелла покачала головой.

– Я ее уже читала.

– В самом деле? А я прочитал ее, когда был на последнем семестре в Итоне. Хочу сказать, что вы не по годам развиты. А может, вы из тех ужасных особ, про которых говорят "ума палата"?

– Это так страшно? Или вы предпочитаете тех женщин, которые строят глазки любому мужчине и прикрывают веером жеманную улыбку?

Арабелла говорила, не отдавая отчета в своих словах, и только когда маркиз откинул голову и оглушительно расхохотался, вдруг поняла, что ее высказывания могут показаться по меньшей мере странными в устах ребенка.

– Я должна идти, – быстро проговорила она, не глядя схватила какую-то книгу и, сделав торопливый книксен, заторопилась к дверям.

– Подождите, Арабелла! – остановил ее маркиз. – Останьтесь, прошу вас. Я просто жажду познакомиться с другими вашими суждениями.

– Мне давно пора быть в постели. Мисс Харрисон будет гневаться, если узнает, что я была внизу.

– Не тревожьтесь, я постараюсь ее успокоить. К тому же у меня есть сильное подозрение, что вы не потрудились сообщить ей, куда направляетесь.

И снова Арабелла не могла удержаться от смеха. Ей очень нравились морщинки в уголках глаз маркиза, которые появлялись, когда его что-то забавляло. Да, он мог вести беспутный образ жизни, мог легкомысленно относиться к своей собственности, но в умении располагать к себе ему не было равных.

– А, так значит, вы отлыниваете от своих обязанностей, – с притворной строгостью проговорил маркиз. – Но вместо того чтобы пожурить вас, хотя мне, наверное, следовало бы сделать это, завтра я покажу вам потайную лестницу, о которой, кроме меня, не знает ни одна живая душа.

– Потайной ход! – воскликнула заинтригованная Арабелла.

– Да. На самом деле в замке их два или три, но больше других мое воображение волновал тот, который шел из детской на первый этаж. И не то чтобы он был особенно важен. В восточном крыле есть гораздо лучше, из башни в подвал. Но о нем знают все, а тот, который в детской, был только моим. По нему я удирал от нянек и учителей, когда они думали, что я крепко сплю.

– А в какой он комнате? – заинтересовалась Арабелла.

– А вот и не скажу! – заявил маркиз. – Завтра вы сами все увидите и пообещаете хранить в тайне. Я обнаружил эту лестницу совершенно случайно, когда за какой-то проступок пыл заперт в комнате. С тех пор мне всегда хотелось, что бы меня наказывали только таким образом.

– И наказание вроде бы не было наказанием! – улыбнулась Арабелла.

– Именно так. А в результате я вырос закоренелым грешником. И все потому, что меня никогда по-настоящему не наказывали.

Маркиз шутил, но Арабелла была твердо убеждена, что, сам того не сознавая, он говорил правду. Как бы то ни было, она не могла заставить себя презирать этого полного жизни и веселья молодого человека, хотя, наверное, и следовало бы.

– Так и вижу себя крадущимся по темной узкой лестнице на второй этаж, – продолжал маркиз, – а оттуда в сад. Так я удирал из детской десятки раз и ни разу не попался.

– А теперь хотите открыть свой секрет мне!

– Завтра!

– Вы очень добры, милорд. Доброй ночи.

Арабелла уже готова была уйти, но вдруг, к своему ужасу, обнаружила, что маркиз протянул руки и приподнял ее над полом. Теперь глаза их были на одном уровне.

– Не хотите поцеловать меня на прощание? – шутливо просил он.

– Нет! Конечно нет! – вскричала Арабелла и в полном замешательстве добавила: – Пустите! Пожалуйста, пустите меня!

Звучавшая в ее голосе настойчивость удивила маркиза, и некоторое время он не сводил с нее взгляда глубоких синих глаз.

– Да вы чем-то напутаны! – воскликнул он. – Бедная малышка. Скажите мне, чего вы так боитесь?

Он осторожно опустил Арабеллу на пол. На его красивом лице было написано беспокойство.

– Вас кто-то обидел, Арабелла? У ребенка не может, не должно быть такого взгляда, как у вас! Что случилось?

– Я не люблю, когда ко мне прикасаются, – защищаясь, ответила девушка.

– Кто внушил вам такое отвращение? Я?

– Мужчины! Все они – животные… жестокие и бессердечные! Я ненавижу их! Да, да, я ненавижу мужчин!

Арабелла говорила в каком-то странном исступлении, словно в очередной раз вспоминала, как хлыст сэра Лоренса снова и снова обрушивается на нее, доводя до полубезумия, а она корчится и извивается под ударами, вся во власти этого человека.

– Арабелла! – Голос маркиза, казалось, вырвал ее из плена бередящих душу мрачных воспоминаний. Она вдруг поняла, что, дав волю чувствам, говорила, совершенно не думая, какое впечатление производят ее слова.

Лицо маркиза выражало крайнее недоумение, в глазах застыли смятение и тревога. Теперь он сидел в кресле, и, хотя руки его были сложены на коленях, Арабелле казалось, что он протягивает их к ней, словно желая привлечь к себе. Она хотела повернуться и уйти, но что-то удерживало ее на месте.

– Кто из нас, мужчин, нанес вам такую рану, что теперь в каждом вы видите своего врага? – спросил маркиз. – Я мужчина, но я ваш друг, Арабелла, и хочу помочь вам.

Девушка прикрыла глаза, как будто хотела отгородиться от его доброго, участливого лица.

– Простите, милорд, – произнесла она уже другим тоном, – мне не следовало говорить подобным образом.

– Вы вольны говорить, как вам заблагорассудится. Я только хотел бы знать, что вселило в вас такую неприязнь к мужчинам. Согласен, среди мужчин встречаются всякие, и все-таки большинство из нас ставят женщину превыше всего и считают ее воплощением самого прекрасного и возвышенного в жизни.

Звучавшая в голосе маркиза нежность удивила Арабеллу.

– Жаль, что моя матушка не может поговорить с вами, продолжал он. – Она бы поняла вас. Наверное, я, как мужчина, не в состоянии решить ваши проблемы, но одно обещаю твердо: если кто-нибудь посмеет обидеть вас, словом или делом – неважно, он будет иметь дело со мной. Я готов убить всякого, лишь бы этот страх исчез с вашего лица! Вы верите мне, Арабелла?

И снова, как будто против своей воли, Арабелла посмотрела в лицо маркизу. Между ними пробежали невидимые флюиды, установилась какая-то магнетическая связь, от которой трепетало сердце и перехватывало дыхание.

Стало на удивление тихо. Некоторое время они стояли не двигаясь, и вдруг Арабелла, всхлипнув, ринулась вон. Не оглядываясь, девушка побежала через библиотеку, через зал, а затем вверх по лестнице. Несколько раз ей казалось, что маркиз окликает ее, но она не остановилась: сейчас ей хотелось одного – укрыться где-нибудь.

Только в своей спальне, за закрытой дверью Арабелла почувствовала, как пылают щеки, как сильно бьется сердце, точно хочет вырваться из груди. Она бросилась на кровать и постаралась привести мысли в порядок, но могла думать лишь о нежности, звучавшей в голосе маркиза, о выражении его глаз.

Прошло время, прежде чем Арабелла вспомнила, что так и не рассказала маркизу о разбойниках. Впрочем, разве была бы какая-то польза, осуществи она это свое намерение? И мог ли старый, глухой человек, пусть даже и лорд главный судья, обеспечить защиту от шести отпетых вооруженных головорезов, готовых перегрызть горло любому, кто будет угрожать их свободе. Помощь могла прийти только из Лондона, но любая попытка что-либо объяснить судье была обречена на провал из-за его дряхлости и глухоты.

Арабелла встала с кровати и начала медленно раздеваться. Времени на это ушло немало: когда она, наконец, забралась в постель и задула свечу, часы на конном дворе пробили полночь.

Когда в коридоре раздались шаги, она уже знала, чьи они. Тем не менее, ей хотелось знать наверняка.

Она выбралась из постели и осторожно приоткрыла дверь. Шаги теперь слышались у классной комнаты, и в следующую минуту до нее донесся звук открываемой двери в спальню мисс Харрисон. Совершенно пренебрегая грозившей опасностью, девушка скользнула в тускло освещенный коридор, а затем бесшумной тенью прокралась в классную.

Из-под двери в спальню мисс Харрисон виднелся свет, отчетливо слышались голоса.

– Благодарение Господу, ты пришел! – воскликнула гувернантка. – Я чуть с ума не сошла! Где ты был?

– В Бедфордшире, – ответил разбойник. – Получили неплохой улов. И для тебя, мой попугайчик, есть подарочек. Как засверкают твои глазки, когда ты его увидишь!

– Джек! Слышал, что произошло? Его светлость вернулся.

– Знаю, – вполне бодрым тоном ответил Джентльмен Джек. – Нашлось не меньше дюжины, так сказать, доброжелателей, которые сообщили мне эту новость, не успел я пересечь границу графства! Видела бы ты их искаженные от страха лица!

– Тебе не следовало здесь появляться, – взволнованно сказала мисс Харрисон, – Это опасно.

Джентльмен Джек расхохотался.

– Для кого? Перестань трястись, Олив, и предоставь все мне. Может, оно и к лучшему, что этот чванливый петушок вернулся к своей навозной куче. Вот увидишь, скоро он закукарекает совсем по-другому.

– Но его светлость живет здесь!

– Ну и что? Надеюсь, ты не ждешь его сегодня ночью с визитом?

– Джек! Как ты можешь говорить такие вещи?! Теперь здесь всем заправляет мисс Мэйдерсон, а я даже понятия не имею, что делается в доме.

– Она здесь долго не задержится, – угрожающим тоном пообещал Джентльмен Джек. – Ты будешь хозяйкой замка.

– Как это? Что ты имеешь в виду?

– У меня есть кое-какие мысли.

– Ты знаешь, что сегодня в замке гостит лорд главный судья?

– Да, это мне известно, как известно и кое-что другое. Думаю, любовь моя, ты заинтересуешься. У судьи с собой тысяча золотых соверенов, которые власти Бедфорда желают поместить в лондонский банк. Они почему-то думают, что у этого старого осла деньги будут в безопасности. Ну что ж, пусть это послужит им хорошим уроком!

– Но ты же не собираешься ограбить самого главного судью?

– А как ты думаешь? Неужели я позволю ускользнуть такой добыче?

– Джек, если это произойдет в замке, все сразу догадаются, чьих это рук дело.

– Не будь дурочкой, моя голубка. Поверь, я еще не лишился здравого смысла. В окрестностях замка никогда и ничего не произойдет. Здесь наша крепость, наше убежище. Нет, мы перехватим судью его величества по дороге. – Джентльмен Джек сделал паузу, потом, самодовольно посмеиваясь, продолжил: – Ты еще не все знаешь. Вместе с судьей будет один человек, от которого я хочу как можно скорее избавиться.

– Боже, о ком это ты?

– О нашем благороднейшем маркизе, о ком же еще. – Голос разбойника был зловеще-глумливым.

– А если он не пожелает уехать из замка?

– Все предусмотрено. Маркиз получит послание, требующее его безотлагательного возвращения в Лондон. Прикажет заложить фаэтон, и тут-то выяснится, что колесо по непонятной причине погнулось.

– И что дальше?

– Это же ясно как день, моя жирненькая куропаточка! Ему придется поехать вместе с судьей в его карете. А уж я своего шанса не упущу!

– Ты хочешь убить его?! – в ужасе вскричала мисс Харрисон.

– Нет, нет, дорогуша, это вовсе не преднамеренное убийство, – ответил Джентльмен Джек. – Черт бы побрал эти сапоги!

Раздавшийся следом грохот заставил Арабеллу буквально подпрыгнуть на месте.

– Нет, – продолжал разбойник. – Преднамеренное, хладнокровное убийство не в моих правилах, по крайней мере, при свидетелях. Я дорожу своей репутацией. Не забывай, меня называют джентльменом. И не только потому, что я являюсь таковым по праву рождения, но и потому, что держусь, как подобает благородному человеку, и хватаюсь за оружие лишь в целях защиты. Между тем, и ты это прекрасно знаешь, нет такого светского щеголя, который не мечтал бы прострелить во мне дырку. А если моя пуля летит быстрее, мне грех жаловаться.

– Значит, маркиз обречен, – нервно проговорила гувернантка. – А потом, Джек, что будет потом?

– У меня свои планы, – напыщенно заявил Джентльмен Джек. – Грандиозные планы, Олив. В них есть место и тебе, и мне. Это наши с тобой планы на будущее. Разве я заурядный рыцарь с большой дороги? Нет, душа моя, у меня есть ум и знания, и вот уже долгое время я вынашиваю кое-какие идеи.

– Что же будет? – спросила трепещущая от страха мисс Харрисон.

– Придет время – узнаешь, – ответил разбойник, успокаивая ее. – Ты что, хочешь, чтобы мы всю ночь трепали языками? А я-то думал, ты мне рада.

– Рада, Джек, конечно, рада. Просто не выразить словами, как я истосковалась по тебе. Но, Боже мой, мне страшно! Я боюсь за тебя и за себя. А вдруг что-нибудь пойдет не так и тебя схватят? Ты подумал обо мне?

– Меня не схватят, – не без хвастовства заявил Джентльмен Джек. – Ну же, Олив, поцелуй меня! Я хочу видеть, как мое прикосновение заставляет тебя трепетать. И перестань забивать свою хорошенькую пустую головку вещами, в которых ничего не смыслишь.

– О Джек! – в исступлении прошептала мисс Харрисон.

Арабелла отошла от двери. Она узнала вполне достаточно и теперь просто обязана была предупредить маркиза.

Неслышными шагами она бросилась через классную и, скользнув в коридор, помчалась в свою комнату. Вдруг что-то заставило ее остановиться и затаиться в тени. Свечи уже догорали, но ошибиться было невозможно: в конце коридора стоял мужчина в низко надвинутой на лицо шляпе, в ботфортах и с пистолетом за поясом. Едва взглянув на него, Арабелла развернулась и побежала в другую сторону. Там, где коридор поворачивал к лестнице, она увидела еще одного человека!

Сегодня Джентльмен Джек предпочел не искушать судьбу. Всюду стояли его приспешники, и Арабелла знала, что их бдительности ей не обмануть.

Глава 8

Лежа в темноте без сна, Арабелла снова и снова перебирала в уме события минувшего дня. Теперь, по здравом размышлении, она пришла к выводу, что ее намерение передать маркизу содержание разговора Джентльмена Джека и мисс Харрисон было ошибочным. Пока маркиз оставался в замке, пока их пути с Джентльменом Джеком не пересекались, он мог чувствовать себя в полной безопасности.

Вряд ли можно было рассчитывать на то, что этот разбойник станет руководствоваться законами чести. Однако он говорил, что при свидетелях никогда не идет на хладнокровное убийство, и Арабелле оставалось только молиться, чтобы он не нарушил свое слово.

В данный же момент основная трудность заключалась в том, чтобы удержать маркиза от поездки в Лондон вместе с лордом главным судьей. Арабелла была убеждена, что, узнай маркиз всю правду, не помогли бы никакие ее мольбы остаться. Напротив, он счел бы делом чести встретиться в поединке с Джентльменом Джеком да еще при этом простодушно полагал бы, что многие из служивших ему, а до этого его отцу, выступят против разбойников на его стороне. Увы, он отсутствовал слишком долго, и его слуги при всем желании проявить преданность господину на первое место все же ставили семейные узы, свою собственную плоть и кровь. Да, коварства Джентльмену Джеку было не занимать, в каждом он находил уязвимое место, будь то семья фермера Исткота, дурачок сын поварихи Кумб или внучка старого Джекобса, и бил по нему. Об этих людях Арабелла знала, а сколько еще было тех, кого безоглядный, всепоглощающий страх держал в беспрекословном подчинении разбойникам!

Бесконечные размышления и попытки Арабеллы найти убедительную причину, заставившую бы маркиза остаться в замке, оказались тщетными. Девушка понимала, что за всем стоят измена и предательство, и грум, который принесет записку, вызывающую маркиза в Лондон, и конюх, который сообщит о поломке фаэтона, участники заговора. Гордиев узел трагических проблем, казалось, затягивался все туже по мере того, как она пыталась найти хоть какой-то выход. Только под утро Арабелла наконец решила, что нужно делать. Она быстро оделась, вышла из комнаты и в коридоре столкнулась с Джорджем, который нес завтрак в классную.

– Доброго утречка, мисс Арабелла, – бодро приветствовал он ее.

– Доброе утро, Джордж. Вы не знаете, во сколько лорд главный судья отбывает в Лондон?

– Имеете охоту поцеловать его на прощание? – дерзко спросил лакей. – Так, завтрак будет подан в полдевятого, а карету велено заложить на половину десятого.

– Спасибо, Джордж, – сказала Арабелла и заспешила в классную.

Бьюла уже проснулась и сидела в кровати, как обычно, играя с котятами.

– Сейчас будем одеваться, – сказала Арабелла. – Нас ждет что-то очень интересное!

– Интересное? – переспросила Бьюла, округляя глаза.

– Да, и это секрет.

Слово «секрет» имело на девочку магическое воздействие.

– Секрет… секрет, – повторяла она. – Еще… секрет. Бью-ла любит… секреты.

– Я люблю секреты, – поправила Арабелла.

Когда в комнате появилась Роза, Бьюла была уже одета.

– Я одела ее светлость, – объяснила Арабелла. – Мы хотим пораньше выйти на прогулку.

– Это замечательно, – похвалила Роза. – Хотите сказать "до свидания" его светлости? Нам как раз сообщили, что они отбывают в Лондон.

– Несколько неожиданно, верно? – намеренно спросила Арабелла. – Вчера он ничего не говорил об этом.

– О да, сегодня рано утром грум доставил ему какое-то послание.

– Из Лондона?

– Наверное, – равнодушно ответила Роза. – Как бы то ни было, его светлость уезжают. Надеюсь, они еще вернутся. Ну, такой красавчик, прямо сердце замирает! И настоящий форсун, как прозвали его наши лакеи.

Интересно, подумала Арабелла, как бы заговорила Роза, если бы узнала, что еще до захода солнца маркиза может не оказаться в живых. Попыталась бы она помочь или, как другие, промолчала бы, трепеща от страха перед Джентльменом Джеком?

Завтрак в классной подавали в восемь. Когда, сильно задержавшись, из своей комнаты выплыла мисс Харрисон, Бьюла, хотя и ела раздражающе медленно, уже кончала завтракать.

– Я пообещала показать Бьюле, как будут отъезжать карета лорда главного судьи и его всадники, – объяснила Арабелла в ответ на замечание мисс Харрисон, что они приступили к завтраку без нее.

Гувернантка выглядела усталой и раздраженной. Даже не взглянув на накрытый стол, она направилась прямехонько к своему любимому шкафчику и достала заветную бутылку. После рюмки коньяка апатия мисс Харрисон слегка поубавилась, и, хотя глаза ее по-прежнему слипались от сна, она уже была готова позабавиться стоявшими на столе деликатесами в серебряных тарелках.

– Когда уезжает лорд главный судья? – после долгого молчания спросила гувернантка.

– В половине десятого. Мне кажется, Бьюле будет лучше виден кортеж отъезжающих, если мы немного пройдем с ней по подъездной аллее.

– Только никому не докучайте. Просто помашите рукой и сделайте книксен, – машинально проговорила гувернантка, погруженная в собственные мысли.

С распущенными по плечам темными волосами мисс Харрисон выглядела удивительно сладострастно. И как только женщина, думала Арабелла, пусть даже самая грубая и вульгарная, могла взять в любовники человека вроде Джентльмена Джека!

– Я собираюсь отдыхать, – заявила гувернантка, – и не желаю, чтобы меня беспокоили. Вы можете погулять подольше, мне не нужен шум в классной.

– Конечно, конечно, – ответила Арабелла. – Можно нам идти? Очень сложно заставить Бьюлу поторопиться.

– Попроси кого-нибудь понести ее, – сладко зевнув, сказала гувернантка и снова устремилась к шкафчику с коньяком.

Арабелла быстро подняла Бьюлу из-за стола, надела на нее чепчик и понесла к лестнице. Пока она раздумывала, сможет ли снести девочку вниз, на лестнице появился Джордж.

– Ага! – воскликнул он. – Ранехонько вы сегодня. Далеко ли путь держите? Бьюсь об заклад, затеваете проказы.

– Коняшки. Идем… смотреть… коняшки, – опередив Арабеллу, ответила Бьюла.

– Любит скотинку, верно? – сказал лакей Арабелле.

– О да, – согласилась она. – Потому я и подумала, что ей захочется посмотреть, как лорд главный судья будет отъезжать в Лондон.

– Можете и его светлости помахать ручкой на прощание. Они собираются ехать вместе с судьей в его карете, – по секрету сообщил Джордж.

– В самом деле? А почему не в фаэтоне? – простодушно спросила Арабелла, хотя ответ знала заранее.

– Я слыхал, там чего-то не то с колесом. Его светлость ругались на чем свет стоит, когда Тернер принес это известие из конюшни. Да уж, поди, невелика радость всю дорогу кричать глухой тетере в ухо!

– Верно, – согласилась Арабелла. – С такими людьми очень нелегко.

– Ничего не попишешь, надо терпеть, – усмехнулся Джордж. – Это старик его пригласил. "Мой мальчик, – говорит, – ты поедешь со мной. В карете, – говорит, – места хватит". Поглядели бы вы тогда на его светлость! А делать нечего, пришлось согласиться.

– И когда это произошло?

– Чуть только господа спустились к завтраку. Я был в зале, когда Тернер оповестил его светлость, что фаэтон не в порядке. Вот так дела! Вчера я сам видал этот фаэтон и не приметил ничего чудного.

– В чем же тогда дело?

– Сном-духом не ведаю, но как, бывало, говорил мой дядька, худая сбруя – несчастный выезд.

Арабелла не могла не отдать должного Джентльмену Джеку: замыслено все было очень умно. Неужели он сумел предусмотреть каждую деталь? Или ему помогал Тернер? Значит, и дворецкий вместе с другими участвует в заговоре? Девушку охватило отчаяние. Ей казалось, будто они с маркизом попали в окружение враждебных туземцев, потрясающих отравленными копьями. Не желая больше слушать откровения Джорджа, она подхватила Бьюлу и вышла в парк.

Девушке хотелось уйти куда-нибудь подальше от замка, но с едва ковыляющей Бьюлой это было вряд ли осуществимо. Арабелла взяла девочку на руки.

– Бьюла… идти! – категорически воспротивилась та.

– Я хочу с тобой кое-чем поделиться, – попыталась умиротворить ее Арабелла. – Это секрет, и притом очень-очень важный! Мне нужна твоя помощь.

– Секрет! Бьюла любить… секреты!

– Я знаю. То, что я тебе скажу, очень большой секрет. Послушай меня, Бьюла. Это очень важно.

Нести тяжелого ребенка на руках и еще говорить при этом оказалось задачей не из легких. Тем не менее, Арабелле как-то удалось справиться. Они миновали мост, когда оказались под сенью величавых дубов, которые росли по обе стороны аллеи, протянувшейся до самых въездных ворот.

Деревья частично скрывали замок, но Арабелла с Бьюлой устроились на большой лужайке, находившейся чуть в стороне от аллеи. Усадив девочку на траву, Арабелла еще раз повторила ей, что от нее требуется.

– Не забудь, Бьюла! Когда услышишь, что я подхожу, закрой глазки и лежи очень смирно. Помни, это наш с тобой секрет.

Бьюла кивнула.

– Секрет… секрет! Бьюла… закроет… глазки.

Арабелла посмотрела в направлении замка. Карета, прежде стоявшая у входа, тронулась в путь.

– Не забудь закрыть глазки, Бьюла, – еще раз повторила девушка и во весь дух, как только позволяла густая трава, бросилась обратно к аллее. Когда, наконец, карета застучала колесами по мосту, она вышла на дорогу и стала махать рукой.

Сначала Арабелле показалось, что кучер вовсе не собирается останавливаться. Тем не менее, она продолжала стоять, пока лошади, натянув вожжи и закусив удила, не замерли на месте, чуть не наехав на нее.

Из окна кареты выглянул маркиз.

– В чем дело? Почему мы встали? – спросил он, не замечая Арабеллу.

– Это девочка, милорд, – ответил кучер.

Арабелла подбежала к карете и, едва переводя дыхание, заговорила:

– Милорд, Бьюла упала. Мне кажется, она без сознания! Прошу вас, пойдемте посмотрим.

– Сию минуту! – не размышляя, согласился маркиз.

С козел спрыгнул лакей и открыл маркизу дверцу.

– Что такое? Что случилось? – откуда-то из глубины кареты раздался недовольный старческий голос.

– Боюсь, какая-то неприятность с моей сестрой, милорд.

– Вас подождать?

Маркиз заколебался.

– Здесь нужно немного пройти, – обратилась к нему взволнованная Арабелла.

– Нет, я не хочу задерживать лошадей, – наконец принял решение маркиз и, добавив: – До свидания, милорд. Очень, очень жаль, что я не смогу сопровождать вас в Лондон, – вылез из кареты. – Пошел! – крикнул он кучеру.

Пришпорив коней, верховые в белых париках и островерхих шляпах встали впереди экипажа, и, поднимая облако пыли, вся кавалькада тронулась.

Маркиз взял Арабеллу за руку.

– Что произошло? – тихо спросил он. – Бьюла поранилась?

– Не знаю, – ответила девушка.

– Почему это вы оказались здесь одни? – В голосе маркиза слышалось раздражение.

Арабелла решила, что чем меньше вопросов будет задано, тем лучше.

– Скорее, – совсем по-детски потянула она маркиза за руку. – Бьюла вон там, в парке.

Они пошли через парк, и Арабелла начала говорить нарочито громко, чтобы Бьюла могла ее слышать.

– Сегодня такой прекрасный день, и Бьюле захотелось посмотреть на лошадей. Она так любит животных!

Звук голоса Арабеллы возымел именно то действие, на которое она рассчитывала: когда они добрались до Бьюлы, девочка неподвижно лежала на траве с закрытыми глазами.

– Вот она! – воскликнула Арабелла.

– Она упала? – спросил маркиз.

– Да, думаю, она споткнулась о корень, – ответила девушка и, заметив, что губы Бьюлы подрагивают, поняла, что нужно быстро действовать.

– Может… если бы вы намочили носовой платок, – обратилась она к маркизу и указала в направлении озера.

– Хорошо, – согласился маркиз и, бросив шляпу прямо на траву, поспешно отправился выполнять ее просьбу.

В сюртуке из темно-синего габардина, сидевшем на нем без единой морщинки, в высоких ботфортах маркиз был сама элегантность, и Арабелла не могла не оценить этого.

Между тем девочка открыла глаза и захихикала:

– Бьюла… знает… секрет.

– Ты молодчина, – шепотом похвалила ее Арабелла.

– Бьюла… плескаться… в озере! – возбужденно залепетала Бьюла.

– Не сейчас. Подожди, пока вернется его светлость.

– Бьюла знает… раз… два… три секрета, – не унималась девочка.

– Ты должна молчать об этом, – предупредила ее Арабелла, – а не то твои секреты больше не будут секретами.

– По-моему, ей лучше, – заметил возвратившийся к этому времени маркиз.

– Должно быть, девочка потеряла сознание от удара, – ответила Арабелла. – Если теперь она немного посидит, все будет в порядке.

– Может, отнести ее в замок и послать за доктором? – предложил маркиз.

– Бьюла… хочет… плескаться! – настаивала девочка.

– Честно говоря, мне кажется, с ней нет ничего серьезного, – решительно проговорила Арабелла. – Думаю, она совсем оправилась, хотя, признаться, вначале я очень испугалась.

– О… правилась, – повторила Бьюла. Маркиз улыбнулся.

– Сдается мне, что обе вы большие притворщицы.

– Притвор… щицы? – с округлившимися от удивления глазами переспросила Бьюла.

– Она не знает этого слова, – быстро объяснила Арабелла. – Давайте отведем ее к озеру. Чем скорее она забудет о случившемся, тем лучше!

– Бьюла… плескаться!

Маркиз взял ее на руки:

– Тогда пошли.

Он устроил девочку у кромки озера среди маргариток и показал, как нужно кидать камешки, чтобы от них шли круги по воде, а сам растянулся на земле под дубом.

– Должен признаться, лежать вот так на солнце очень приятно. Даже несмотря на то, что благодаря вам моей карьере в высшем свете пришел конец.

– Какова же моя заслуга в этом?

– Утром я получил известие, что принц-регент и леди Хертфорд желают сегодня почтить своим присутствием Меридейл-Хаус. Видите ли, очень сложно объяснить его королевскому высочеству, что у его поданных могут оказаться более интересные занятия!

– Его высочество будет гневаться на вас?

– Скорее почувствует себя уязвленным. Принни всегда испытывает уколы ревности, когда умы его подданных заняты чем-то другим, кроме него самого.

– Довольно эгоистично с его стороны.

– В этом весь его высочество! – улыбнулся маркиз. – А если вы будете говорить подобные вещи, вас посадят в Тауэр и отрубят голову.

Арабелла рассмеялась: слова маркиза показались ей забавными.

– Совсем забыл, – быстро спохватился маркиз, – что такая серьезная, начитанная молодая особа, как вы, не поверит высокопарным высказываниям.

– Слишком много испытаний свалилось на меня сегодня, чтобы бояться быть обезглавленной! Вам известно что-нибудь о разбойниках, которые хозяйничают на хертфордширской дороге? Как вы думаете, лорду главному судье ничто не угрожает?

Маркиз с любопытством посмотрел на Арабеллу, скромно устроившуюся рядом с ним на траве.

– Разумеется, его светлость в полной безопасности, – уверенно заявил он. – Откуда в вашей головке подобные фантазии?

– Увы, это правда.

– Я слышал об этих людях, – признался маркиз, – но мне всегда казалось, что слухи о них сильно преувеличены. Говорят, и на улицах Лондона шалят разбойники, но я никогда не удостаивался внимания с их стороны.

– Возможно, вы не выходите из дома без сопровождения. Однако, уверяю вас, хертфордширские бандиты очень опасны. Разговоры об их бесчинствах идут уже давно.

– Тогда пусть пеняют на себя, если скажут мне "кошелек или жизнь"! Я без малейшего сожаления прострелю дырку в любом.

Арабелла вздохнула. Другого ответа от маркиза она и не ждала. И Джентльмен Джек, готовый стрелять наверняка, тоже.

– У вас есть с собой пистолет? – спросила она.

– Сейчас, когда вы заговорили об этом, я вспомнил, что оставил оружие в карете его светлости. Ну да ладно! Может, мой пистолет послужит ему защитой.

– Его руки слишком дряхлы и немощны, чтобы держать оружие.

– Что за кровожадная девчонка! Мне кажется, вы втайне надеетесь, что эти ваши разбойники нападут на судью. Хотите пари? Ставлю пятьсот фунтов против венка из маргариток, который вы плетете, что он благополучно доберется до Лондона.

Отдав должное простому способу заработать деньги, Арабелла все-таки отрицательно покачала головой.

– Этот венок для Бьюлы, – сказала она. – И кроме того, я не одобряю в женщинах страсть к азартным играм.

– Мои друзья ни за что не согласятся с вами. Риск при игре в фараон приятно щекочет им нервы.

– Нет ничего бессмысленнее азартных игр, – резко бросила Арабелла, вспомнив, как после смерти отца его карточные долги оставили матушку без гроша за душой.

– Эх вы, пуританка! – уколол ее маркиз. – Неужели вам хочется, чтобы жизнь оказалась лишенной всех удовольствий?

– Разве для вас не существует иных радостей, кроме как швырять на карточный стол деньги, которые могли бы помочь другим людям или приумножить вашу собственность? Всегда существует опасность, что из-за вашего проигрыша будет страдать кто-то другой.

Маркиз удивленно молчал.

– Как говорится, устами младенца… – наконец сказал он. – Вы правы, разумеется, вы правы. Но, черт возьми, кто бы мог подумать, что мне придется выслушивать нравоучения в моем собственном парке.

– Простите.

– Не извиняйтесь. Это было хоть и неожиданно, но бодряще. Вы полны сюрпризов, Арабелла! Клянусь, на целом свете нет второй такой, как вы.

Арабелла посмотрела в его сторону. "Как легко с ним разговаривать", – подумала она.

– Вы очень красивы, Арабелла, – медленно начал маркиз таким тихим голосом, что девушка едва слышала его. – Интересно, какой вы станете, когда вырастете? Сейчас вы напоминаете сошедшего с небес ангела. Много ли пройдет времени, прежде чем вы утратите свою нынешнюю чистоту и невинность?

В словах маркиза было нечто, отчего Арабелла густо залилась краской и отвернулась. Маркиз же, словно догадавшись, что сказал слишком много, внезапно перевел разговор на другую тему.

– Знаете, что мы сейчас сделаем? Я вернусь в замок и поищу для нас средство передвижения. Может, фаэтон уже исправен. Если же нет, в конюшне наверняка что-нибудь найдется. У моего отца было множество всяких экипажей… Одному Господу известно, что с ними стало!

– Бьюла будет в восторге от катания!

– Я скоро, – пообещал маркиз, поднимаясь с земли. – Нужно еще написать принцу-регенту, что непредвиденные семейные обстоятельства не позволили мне оказать ему гостеприимство в Меридейл-Хаусе.

– И он поймет?

– А что ему еще остается делать? – вопросом на вопрос ответил маркиз, и в глазах его заплясали озорные огоньки. – Не могу же я быть одновременно и здесь, и в Лондоне. По-моему, это ясно любому, даже Бьюле.

– Бьюла… хочет… камешки, – закричала девочка, услышав свое имя.

– Сейчас, сейчас, – пообещала Арабелла.

– А вы потихоньку идите к аллее, – сказал маркиз.

Он быстрым шагом пошел по направлению к замку, а Арабелла осталась возносить небесам благодарственную молитву. Пусть разбойники ждут свою добычу, на сей раз маркизу удалось ускользнуть от них. Ей же теперь предстояло самым тщательным образом объяснить все мисс Харрисон, чтобы у Джентльмена Джека не появилось даже и тени подозрения, что поступок маркиза мог быть вызван чем-то иным, кроме искренней заботы о сестре.

Глядя вслед маркизу, Арабелла видела возвышавшиеся над деревьями каменные башни. Замок представал невыразимо величественной громадой, и не верилось, что за его неприступными стенами разливается удушливый страх. Ее нисколько не удивляло, что рассказы о разбойниках оставили маркиза равнодушным: он поверил бы в происходящее только в том случае, если бы сам услышал, как Джентльмен Джек говорит о своих зловещих планах.

Внезапно трава, деревья, замок поплыли у Арабеллы перед глазами и скрылись в какой-то темной пелене. От страха, железным обручем сжимавшего сердце и не дававшего вздохнуть полной грудью, хотелось кричать во весь голос. Нет, решила девушка, это было бы самое настоящее малодушие, и отец ни за что бы не одобрил его. Она должна бороться, пусть даже это будет борьба в одиночку, за маркиза, за тех, кого придавила железная рука Джентльмена Джека.

– Господи, помоги мне! Прошу Тебя! – взывала Арабелла к небесам, и какое-то непостижимое чувство подсказывало ей, что ее молитвы будут услышаны.

Они с Бьюлой добрались до аллеи, но маркиза еще не было. Девочка начала капризничать, и лишь обещание покататься на лошадках ненадолго утихомирило ее.

Арабелла уже почти впала в панику, опасаясь, не случилось ли чего с маркизом, когда раздался стук копыт и со стороны конюшен показался его собственный фаэтон с парой гнедых лошадей.

В тот же миг Бьюла вся расплылась в улыбке.

– Но, но, лошадки! – закричала она. – Бьюла поедет… на лошадке!

Грум спрыгнул на землю и помог устроиться сначала Бьюле, а потом Арабелле рядом с сидевшим на месте кучера маркизом. Взгляд девушки скользнул по лицу маркиза, и ей показалось, что он чем-то подавлен.

– Боюсь, вы решили, что я отсутствовал чрезмерно долго, – улыбнувшись Арабелле, тихо сказал маркиз.

– Да, я уже начала беспокоиться. Думала, вы забыли о нас.

– Нет, нет, ничего подобного!

– И фаэтон успели починить!

– Так мне, по крайней мере, сказали. Вернусь в Лондон, прикажу своему каретному мастеру как следует посмотреть его. У меня есть весьма неприятное подозрение, что фаэтон с самого начала был в порядке.

Некоторое время они ехали очень быстро. Мастерство, с которым маркиз преодолевал повороты и держал в беспрекословном подчинении свою пару гнедых, приводило Арабеллу в восторг. Лошади были полны сил, бежали резво, и продолжать разговор стало затруднительно. Бьюла молчала от переполнявшего ее восторга, маркиз, судя по всему, не был склонен к беседам, и Арабелла залюбовалась открывшейся перед ней живописной картиной: живой изгородью из усыпанного бело-розовыми цветами шиповника, желтеющими в зелени травы ирисами, тянущимися к небу свечками каштанов.

Когда они свернули к дому, сердце Арабеллы сжалось от тоски: так ей не хотелось возвращаться к действительности. Поездка пролетела как один волшебный миг, миг, когда отдавшись бешеной скачке, они были так близки друг другу, что не нужны стали никакие слова.

Маркиз, торжественно остановил лошадей у парадного входа в замок. Навстречу им поспешил лакей и сначала помог спуститься Арабелле, а потом понес Бьюлу в дом. Улучив минутку, девушка обратилась к маркизу.

– Благодарю вас, – тихо сказала она. – Это была восхитительная поездка!

– Увидимся за завтраком, – ответил маркиз и слегка подстегнул лошадей.

Лошади рванули с места, так что груму, который никак не ожидал, что маркиз сам пожелает позаботиться о фаэтоне, пришлось бежать следом и на ходу взбираться на запятки.

Она будет завтракать с маркизом, подумала Арабелла. Интересно, как бы отнеслась к этой новости мисс Харрисон?!

Когда девушка вошла в дом, взору ее открылась удивительная картина: в сопровождении Розы с саквояжем и шалью в руках, по парадной лестнице спускалась мисс Харрисон и при этом сердито переругивалась с мисс Мэйдерсон, которая, сложив руки на черном шелковом переднике, стояла в центре зала.

– Если вы думаете, что я, как нашкодившая служанка, уйду через заднее крыльцо, вы глубоко ошибаетесь! – высоким, пронзительным голосом кричала гувернантка. – Думаете, избавились от меня? Нет, я еще вернусь, и уж тогда берегитесь, никому из вас не поздоровится!

Спустившись с лестницы, она оказалась лицом к лицу с мисс Мэйдерсон.

– Это все твоих рук дело, старая интриганка! – с искаженным от злобы лицом бушевала мисс Харрисон. – Но помяни мое слово, вы еще очень пожалеете об этом – все до одного. И даже скорее, чем думаете!

– Экипаж ожидает вас, – с ледяным спокойствием медленно сказала мисс Мэйдерсон.

Гувернантка на мгновение заколебалась, словно желая оставить последнее слово за собой, презрительно вскинула голову и извергая проклятья, которые Арабелла никак не ожидала услышать из уст женщины, величаво выплыла из зала.

Мисс Мэйдерсон с побледневшим лицом долго смотрела вслед гувернантке. Затем, словно очнувшись, повернулась к стоявшему с Бьюлой на руках лакею.

– Чего ты ждешь, Джеймс? Отправляйся-ка в классную. А вас, мисс Арабелла, я прошу пойти со мной.

Когда они вошли в комнату, мисс Мэйдерсон плотно закрыла дверь.

– Боюсь, мисс Арабелла, – тихо сказала она, – как бы не случилась беда. Его светлость отослал мисс Харрисон.

– Насовсем?

На лице мисс Мэйдерсон отразилась тревога.

– О да. Его светлость поднялся в классную и застал мисс Харрисон полуодетой. К тому же выяснилось, что она… – мисс Мэйдерсон замялась, подыскивая нужное слово.

– … выпила слишком много коньяка, – вместо нее закончила Арабелла.

– Я подозревала, что от вас не ускользнет ее… маленькая слабость, – призналась мисс Мэйдерсон.

– Значит, его светлость велел ей оставить замок? – спросила Арабелла.

Мисс Мэйдерсон кивнула.

– Боюсь, всех нас ждут большие трудности, – с усилием проговорила она. – Его светлость попросил меня найти другую гувернантку. Я могу взять местную девушку или послать за кем-нибудь в Лондон. А вас, мисс Арабелла, я очень прошу делать для ее светлости все, что в ваших силах, пока мы не подыщем кого-нибудь.

Арабелла глубоко вздохнула.

– Вы же знаете, мисс Мэйдерсон, – тихо проговорила она, – что в данный момент мы не можем допустить присутствия постороннего человека.

Мисс Мэйдерсон посмотрела на девушку округлившимися от страха глазами.

– Мне следует сказать правду, – продолжала Арабелла. – Я гораздо старше, чем выгляжу, – мне уже почти восемнадцать. После болезни я так исхудала, что вполне могла сойти за ребенка. Но я не ребенок, и мне прекрасно известно, что происходит в замке!

– Вы знаете о… нем? – едва выдохнула мисс Мэйдерсон.

– Я видела его, слышала его речи, – ответила Арабелла, – и хочу, чтобы вы знали: маркизу грозит смертельная опасность.

– О нет! – вскричала мисс Мэйдерсон, закрывая лицо руками.

– Нам придется обратиться за помощью, но это будет нелегко, – сказала Арабелла. – Джентльмен Джек собирается напасть на карету лорда главного судьи. Может, именно сейчас это и происходит!

– Боже, нет! – снова простонала мисс Мэйдерсон.

– Я знаю, какую власть над всеми вами имеет этот страшный человек.

– Мне давно следовало предупредить маркиза о том, что делается в замке, – прерывающимся голосом призналась мисс Мэйдерсон. – Но я столько лет не видела его, что не знала, как он прореагирует.

– Это не ваша вина, – попыталась успокоить ее Арабелла. – Мы должны быть очень осторожны. Джентльмен Джек хочет уничтожить его светлость!

Слова Арабеллы буквально сразили мисс Мэйдерсон. Голова ее бессильно опустилась, руки задрожали.

– По крайней мере, вам не придется искать новую гувернантку для Бьюлы, – сказала Арабелла. – Сейчас единственная проблема – это мой внешний вид. Не могли бы вы найти мне более приличествующее моему возрасту платье?

Эта простая просьба, казалось, возродила мисс Мэйдерсон к жизни. Она перестала дрожать и проговорила совсем другим тоном:

– Разумеется, могу, мисс Арабелла. Все платья ее светлости здесь. Конечно, вам они будут немного длинноваты, но я легко переделаю их для вас. Ее светлость обладала на редкость изящной фигурой.

Миновав ванную комнату, они прошли через прелестную, залитую солнцем спальню покойной маркизы и оказались в гардеробной, вдоль всех четырех стен которой тянулись шкафы с зеркальными дверями. Мисс Мэйдерсон распахнула один из шкафов, и свету явился настоящий калейдоскоп красок. Нарядные розовые, голубые, желтые, зеленые, белые платья казались яркими цветами в саду. Комната наполнилась нежным ароматом лаванды и экзотическим запахом неизвестных Арабелле духов.

– Ее светлость всегда шла впереди моды, – с гордостью заявила мисс Мэйдерсон. – Она первой стала носить платья с высокой талией, когда здесь и слыхом не слыхивали о них. В Лондоне благодаря ей стали популярны цветные муслины. Посмотрите, мисс! Вот в этом платье она была на своем последнем балу. – С этими словами мисс Мэйдерсон достала платье из нежно-розового газа, расшитое бриллиантами и жемчугом. Его изысканная красота и изящество сделали бы честь самой королеве.

– Оно прелестно, – тихо проговорила Арабелла. – Я буду вам очень благодарна, если вы найдете время и покажете мне все эти великолепные наряды. А сейчас я прошу что-нибудь самое простое, какое-нибудь подходящее для гувернантки платье.

Час спустя маркиз, посмотрев на золотые часы, нетерпеливо проговорил:

– Передайте мисс Арабелле, что я жду ее к завтраку!

– Думаю, молодая леди спустится с минуты на минуту, – извиняющимся тоном объяснил дворецкий. – По-моему, она помогает укладывать ее светлость.

– Ее светлость не будет завтракать с нами?

– Нет, милорд, – ответил Тернер. – Мисс Мэйдерсон сказала, что ее светлость немного утомлена утренней прогулкой. Поэтому она перекусила в классной и теперь отдыхает.

– Весьма разумно, – одобрил маркиз. – Однако уже поздно, Тернер, а я еще не ел!

– Да, милорд. А вот и мисс Арабелла.

Прозвучавшие в голосе Тернера удивленные нотки привлекли внимание маркиза, и в следующую секунду он застыл от изумления при виде входившей в комнату Арабеллы.

На ней было бледно-зеленое муслиновое платье с красиво уложенной белой кружевной косынкой. Платье облегало фигуру девушки, выгодно подчеркивая изящные линии ее тела, прежде полностью скрытые детскими нарядами. Волосы были уложены в высокую прическу, похожую на ту, которую леди Дин переняла во время последней поездки в Лондон.

В дверях Арабелла остановилась. Она посмотрела на маркиза. Взгляды их встретились, и, казалось, на целую вечность в комнате воцарилась тишина. Наконец маркиз тихо сказал:

– Значит, все-таки вас я видел на скале у пруда в день своего приезда!

Что угодно ожидала Арабелла услышать от маркиза по поводу ее изменившегося облика, только не это! Жаркая волна краски, залившей ей лицо, сделала ее очень юной, уязвимой и в то же время очень женственной.

– Доктор решил, что я по возрасту вполне подхожу в подружки Бьюле, и я по личным причинам приняла его предложение, – объяснила она.

– Мне все время казалось невероятным, что вы еще ребенок, настолько вы были умны и интересны. Теперь-то я понимаю, в чем дело! Скажите, почему вы решили открыться?

– Потому что хочу просить вас об одолжении.

– Одолжении? – переспросил маркиз.

Теперь, когда Арабелла подошла к нему, он видел написанное на ее лице беспокойство и вопрошающий взгляд.

– Я хочу, чтобы вы позволили мне стать гувернанткой Бьюлы вместо мисс Харрисон.

– Почему вы терпели эту неряшливую полупьяную особу? – сердито спросил он. – Почему меня не поставили в известность?

– Я чувствовала, что не вправе сделать это. Помните, я была всего лишь ребенком, которого прислали сюда играть с Бьюлой.

– А Мэтти знала! И все слуги тоже! – воскликнул маркиз. – И как они только могли допустить, чтобы эта ужасная женщина оставалась у меня в услужении?! Уму непостижимо! В былые времена подобную особу не пустили бы даже на порог замка.

– Вы долго отсутствовали, – напомнила ему Арабелла.

– Слишком долго, как я теперь начинаю понимать! Впрочем, мне казалось, что из уважения к моим покойным родителям, если уж не в знак благодарности за хорошее отношение, слуги могли бы позаботиться о том, чтобы подобные люди и близко не подходили к члену нашей семьи.

– Они не нанимали мисс Харрисон. Интересно, кто это сделал?

– Мне сказали, что это был Шелтэм. В таком случае он, наверное, просто повредился умом. Ни одно почтенное семейство не потерпит у себя подобную особу!

– Возможно, для подобного решения были свои причины, – нерешительно вставила Арабелла.

Маркиз удивленно посмотрел на нее:

– Причины? Какие? Вот и Мэтти говорит то же самое. Кругом какие-то тайны. За моей спиной что-то происходит, а я ничего не знаю! Может быть, вы скажете мне правду?

Арабелла ничего не сказала, и маркиз продолжил:

– Ну, разумеется, нет! Вы, как и все остальные, полны решимости продолжать этот обман. Я считал вас ребенком, а теперь узнаю, что заблуждался. Сколько вам лет?

– Почти… почти восемнадцать.

– Настоящая женщина! – воскликнул маркиз. – По крайней мере, уже достаточно взрослая, чтобы знать разницу между добром и злом.

– Но я была не в состоянии ничего сделать! – запротестовала Арабелла.

Некоторое время маркиз пристально смотрел на нее, и постепенно лицо его смягчилось.

– Наверное, это так, – согласился он. – Вы по-прежнему хотите остаться?

– У меня нет желания покидать замок. Позвольте мне и дальше заботиться о Бьюле. Она доверяет мне и, по-моему, начинает ко мне привязываться. Я чувствую, что могу помочь ей как никто другой.

– Конечно, оставайтесь, если таково ваше желание.

– Спасибо, огромное спасибо. Я боялась, что вы сочтете меня слишком молодой.

Уголки губ маркиза задергались, и в следующее мгновение он уже громко смеялся.

– Вы неисправимы, Арабелла! Вам ничего не стоит заставить любого мужчину плясать под вашу дудку. Кто научил вас всем этим штучкам?

– Никто, – скромно ответила Арабелла. – Должно быть, склонность к обману – мой природный дар.

– Не знаю, что и подумать. То вы кажетесь ангелом, а уже в следующее мгновение превращаетесь в сущего дьяволенка. Впрочем, кем бы вы ни были, сейчас я так голоден, что проглотил бы целого бычка. Остается надеяться, что одного для нас закололи.

Маркиз повернулся к дверям.

– Гувернантки не едят за одним столом с хозяевами, милорд, – нерешительно произнесла Арабелла. – Не кажется ли вам, что мне следует вернуться в классную?

– Ну и кого это удивит? – спросил маркиз. – Я вижу, Арабелла, что вы очень странная гувернантка. Но как бы там ни было, с этого момента вы будете принимать пищу вместе со мной за этим столом. Это приказ!

Хотя маркиз говорил шутливым тоном, что-то в его лице заставило Арабеллу опустить глаза. Длинные темные ресницы затрепетали на щеках.

– Хорошо, милорд, – кротко сказала девушка.

Глава 9

Возможно оттого, что больше не нужно было притворяться и прибегать к различным уловкам, завтрак показался Арабелле восхитительным. Ослепленная великолепием баронского зала, в котором вершили правосудие и пировали еще норманны, она не запомнила ни одного кушанья из той бесчисленной вереницы, что ставили перед ней лакеи в напудренных париках и нарядных ливреях.

Арабелле казалось, что они с маркизом одни, и этому странному ощущению не мешали ни дворецкий, ни сновавшие вокруг стола многочисленные слуги. Впервые она могла говорить с маркизом на равных, забыв, что он должен считать ее ребенком.

Завтрак пролетел как одно мгновение, и, когда на каминной полке мелодично забили часы, Арабеллу вдруг охватило смущение.

– Мне нужно идти, – с виноватым видом сказала она. – Вдруг ее светлость проснулась?

Маркиз неохотно поднялся из-за стола.

– У меня сегодня назначена встреча. Я договорился с торговцем посмотреть лошадей. Может, среди них найдется пара чистокровок, достойных пополнить мою конюшню.

– А как имя этого торговца? – поинтересовалась Арабелла.

– Хэнсон. Вы знаете его?

– О да, и он вполне заслуживает доверия. Если он говорит, что какая-то лошадь обладает хорошим ходом, можете быть спокойны: при более близком знакомстве одышки у нее не обнаружится.

– Ваше знание здешней жизни воистину неоценимо, – улыбнулся маркиз, но Арабелла быстро перевела разговор на другую тему. Ей вовсе не хотелось, чтобы маркиз узнал, кто она и откуда: как и прежде, существовала опасность, что сэр Лоренс начнет ее розыски. Если же при этом он выяснит, что маркиз находится в замке, можно не сомневаться: ей немедленно прикажут вернуться домой.

Покинув столовую, маркиз и Арабелла по длинному коридору прошли в зал.

– Спасибо за приглашение на завтрак, – робко поблагодарила Арабелла.

– Не согласитесь ли отобедать вместе со мной? – спросил маркиз.

Девушка заколебалась.

– Вы не можете обречь меня на обед в одиночестве, – настаивал маркиз.

– Приличия не позволяют гувернантке есть вместе с хозяином, – улыбнувшись, заметила Арабелла.

– Приличия не позволяют гувернантке иметь такую внешность, как ваша! И потом, после обеда мы могли бы пойти в библиотеку посмотреть книги. У меня сильное подозрение, что та латинская книга была взята вами отнюдь не по ошибке.

– Да, я немного читаю по-латыни, – призналась Арабелла.

– Сколь разносторонне вы подготовлены, – поддразнил ее маркиз. – Думаю, вам пора взяться за мое образование.

– Осмелюсь заметить, что вашей светлости еще есть чему поучиться, – дерзко ответила девушка и побежала вверх по лестнице.

– Арабелла! – остановил ее повелительный голос маркиза.

– Да, милорд?

Он внимательно посмотрел на нее, и вновь что-то в его взгляде заставило девушку почувствовать безотчетное смущение.

– Вы пообедаете со мной?

– Это просьба или приказание вашей светлости?

– И то, и другое. Я покорнейше прошу вас отобедать вместе со мной. Однако в случае вашего отказа мне, безусловно, придется отдать приказание!

– Тогда мне ничего не остается делать, как с благодарностью согласиться. Хорошо, милорд, я буду обедать с вами.

Размышляя по дороге в классную, почему она приняла приглашение, Арабелла говорила себе, что сделала это только ради маркиза: было очень важно, чтобы он оставался в замке, а не стремился в Лондон на поиски развлечений.

И все же мысль о предстоящем обеде волновала ее. Никогда еще она не обедала наедине с мужчиной и потому задавалась вопросом, что сказала бы на это матушка? Леди Дин наверняка была бы категорически против, но разве могла она, Арабелла, оставаться безучастной, когда над замком и самим маркизом нависла смертельная опасность?!

"Он должен оставаться здесь", – говорила себе Арабелла и одновременно думала о том, какой предлог придумать в следующий раз, когда маркиз вознамерится посетить Лондон.

В классной вовсю хозяйничали мисс Мэйдерсон и две горничные. Они сложили Бьюлины игрушки посреди комнаты и теперь вынимали из шкафов ее одежду.

– Вы переезжаете вниз, мисс Арабелла, – пояснила мисс Мэйдерсон. – Классная и спальни нуждаются в основательной приборке, а ее светлость и вы поживете пока внизу.

Арабелла встретилась взглядом с мисс Мэйдерсон, и между ними установилось молчаливое понимание. Проницательность домоправительницы вызвала у девушки самые благодарные чувства: ей было бы страшно остаться вдвоем с Бьюлой в той части дома, куда так легко мог проникнуть Джентльмен Джек.

– Спасибо, – тихо сказала девушка.

– Я разместила вас на первом этаже, недалеко от комнаты маркиза, – обратилась к ней мисс Мэйдерсон, когда нагруженные тяжелыми вещами горничные наконец ушли. – Если вы чего-то испугаетесь и закричите, он вас услышит. Ну и в любом случае, там будут собаки его светлости, которые обязательно залают, если кто-нибудь приблизится к его спальне.

В словах мисс Мэйдерсон Арабелла уловила беспокойство за маркиза.

– Пока его светлость находится в замке, ему ничто не угрожает, – заверила она домоправительницу.

– Думаю, что именно поэтому вы убедили его не ехать с лордом главным судьей.

– Я сказала ему, что леди Бьюла сильно ударилась, – объяснила девушка. – Мы должны как-то исхитриться и попросить помощи в Лондоне.

На лице мисс Мэйдерсон появился страх.

– Если Джентльмен Джек узнает об этом… – начала она.

– В том-то и дело, – подчеркнула Арабелла. – Он ничего не должен знать до самой последней минуты, когда будет уже слишком поздно.

– Мы не сможем послать грума, – шепотом сказала мисс Мэйдерсон. – Они все у него под пятой.

– Я ожидала нечто подобное, – ответила Арабелла.

Она подошла к окну и устремила невидящий взгляд на озеро. Какое-то движение заставило ее посмотреть вниз. Из парадных дверей вышел маркиз и уселся на черного жеребца, которого с трудом удерживал грум. Устроившись в седле, маркиз осадил гарцующую лошадь и направился к подъездной аллее.

Внезапно Арабеллу охватило страстное желание оказаться верхом на лошади, промчаться галопом по мягкому дерну, ощутить свежий ветер на щеках.

– У меня есть идея, – в волнении повернулась она к мисс Мэйдерсон. – Среди вещей ее светлости есть амазонка?

– Конечно.

– Не могли бы вы подогнать ее по моей фигуре? Наверное, я прошу слишком о многом, но если бы мне удалось уговорить его светлость взять меня на верховую прогулку, возможно, я смогла бы ускользнуть от разбойников и пробраться в Лондон.

– Вы не должны так рисковать, – быстро возразила мисс Мэйдерсон.

– Мы и так все рискуем. Уверена, Джентльмен Джек не задумываясь убьет любого из нас, если это будет нужно для его целей. Но сейчас главное для нас – маркиз, ибо по каким-то непонятным мне причинам Джентльмен Джек вознамерился убить его.

Руки мисс Мэйдерсон задрожали, но, когда она заговорила, голос ее был спокоен.

– Хорошо, мисс, амазонка будет перешита. На самом деле я уже засадила младших горничных за переделку платьев, которые могли бы вам пригодиться.

– Простите, что мне приходится пользоваться вещами ее светлости, но вы, наверное, понимаете, я не могу послать домой за своими.

– Даже если бы это и было возможно, в этом нет никакой необходимости, – заявила мисс Мэйдерсон. – Я храню множество платьев, которые великолепно подойдут вам. Уверена, ее светлость была бы только рада, если бы вы их взяли.

– Вы позволите мне потом взглянуть на них? – спросила Арабелла. – Возможно, сейчас, когда нас подстерегает беда, моя радость выглядит неуместной, но я счастлива при мысли о том, что у меня будут такие чудесные наряды. Из этих детских платьев я уже давно выросла!

– Вы были прелестным ребенком, – с улыбкой заметила мисс Мэйдерсон. – Теперь вы очаровательная молодая леди.

– Вы мне льстите! – рассмеялась Арабелла, однако слова домоправительницы доставили ей удовольствие.

В классной пробудившаяся от дневного сна Бьюла наряжала отчаянно сопротивлявшегося котенка в кукольный чепчик.

– Осторожнее! – предупредила ее Арабелла. – Ты делаешь ему больно.

Она забрала котенка, а когда Бьюла начала протестовать, сказала:

– Быстренько вставай! Нас ждет много интересного. Мы перебираемся вниз, и ты будешь спать в комнате для гостей рядом с комнатой своего брата.

– Пере… бираемся? – спросила девочка.

– Да. Эту комнату будут мыть и убирать, а потом ты сюда вернешься. Пока же у тебя будет новая классная и новая спальня. Правда, здорово?

К удивлению Арабеллы, лицо Бьюлы помрачнело.

– Бьюла останется… где секрет! – после молчания заявила она.

– Твой секрет здесь? – спросила Арабелла, надевая на девочку платье. – Тогда, может, мы возьмем его с собой?

– Бьюла… никому не расскажет… секрет.

– Ну, разумеется. Выдавать секрет нельзя ни в коем случае, – согласилась Арабелла. – Но если ты хочешь отнести эту вещь вниз, я обещаю закрыть глаза и не подглядывать.

Арабелла застегнула Бьюле платье, и девочка направилась в противоположный конец комнаты.

– Бьюлин… секрет… здесь, – заявила она, указывая на белую панель.

Классная находилась в старой части замка. Толстые стены здесь были обшиты деревянными панелями времен короля Генриха Восьмого. Классная и спальня были выкрашены белым, но сквозь потрескавшуюся краску просвечивала дубовая основа панелей.

– В стене? – спросила Арабелла. – Секрет не может находиться в стене.

– Секрет… здесь! – стояла на своем Бьюла.

Арабелла подошла поближе, и вдруг ее осенило. Что, если именно здесь находится та самая потайная лестница, которой в детстве пользовался маркиз? Девушка вспомнила обещание его светлости показать ей эту лестницу. Вот было бы здорово отыскать ее самой!

– Ну, и где же твой секрет?

– Там… там! – показала Бьюла.

Арабелла нагнулась и внимательно посмотрела на панель. Если потайной ход находился именно здесь, то дверной проем наверняка был замаскирован резным орнаментом, а запирающее устройство скрывалось за одним из деревянных цветов, в изобилии украшавших панели.

Девушка пробежалась пальцами по деревянной резьбе.

– Бьюлин… секрет… там! – снова повторила девочка.

Арабелла потрогала еще один завиток узора, теперь немного повыше. Раздался щелчок, и часть панельной обшивки отодвинулась.

– Вот он… Бьюлин секрет! – закричала девочка, от радости подпрыгивая и хлопая в ладоши. – Хорошо… хорошо! Бьюла… никому не рассказывала!

Арабелла не могла вымолвить ни слова. За открывшейся панелью ее изумленному взору предстало сказочное скопление сокровищ: сверкающая россыпь жемчугов, бриллиантов, рубинов, изумрудов, бесчисленные сумочки из кожи, бархата, атласа, холщовые мешки с тускло блестевшими золотыми соверенами. Неудивительно, что мисс Харрисон была так напугана! Здесь хранилась добыча, захваченная в результате сотен вооруженных грабежей, налетов и, возможно, убийств!

По-видимому, Бьюла призналась мисс Харрисон, что видела, как Джентльмен Джек прячет свои трофеи. Зная, чем это открытие грозит девочке, гувернантка потребовала от нее хранить все в тайне. Конечно, вряд ли разбойник стал бы вести разговоры с Бьюлой, хотя риск, что она проговорится, был очень велик. Если бы это случилось и Джентльмену Джеку стало известно, что ненавистный ему ребенок знает о тайнике, последствия этого были бы самые трагические.

Не смея больше смотреть на сокровища, Арабелла быстро закрыла панель.

– Послушай, Бьюла, – обратилась она к девочке. – У тебя замечательный секрет! Но раз это секрет, мы никому не должны говорить о нем. Понимаешь? Ты должна молчать.

– Бьюла… никому не говорить. Бьюла… обещала.

– Здесь он будет в полной безопасности, – быстро объяснила Арабелла, понимая, что девочка не хочет расставаться со своей тайной, – а дня через два мы с тобой заберем все эти вещи вниз.

Только таким образом, по мнению Арабеллы, можно было заставить девочку молчать о том, с чем она вынуждена была расстаться.

– Вернемся, – радостно повторила Бьюла.

– Конечно. А ты никому ничего не говори. Хорошо? Помни, Бьюла, это секрет!

Девочка кивнула.

– Мы оставим Каролину охранять наш секрет, – сказала Арабелла, взяв в руки любимую Бьюлину куклу.

– Каролина… охранять секрет.

– Правильно. А теперь пойдем вниз.

Они вышли в коридор, и подоспевшая к этому времени Роза взяла Бьюлу на руки.

– Пойдемте посмотрим новую комнату вашей светлости. У вас, как у настоящей принцессы, будет большая-пребольшая кровать.

– Бьюла… принцесса, – пролепетала девочка.

На мгновение у Арабеллы все поплыло перед глазами. Когда же придет конец всем этим неприятным сюрпризам и потрясениям, которые подстерегают в замке на каждом шагу?! Взяв себя в руки, она снова подумала о Джентльмене Джеке. Да, он поступил очень умно, воспользовавшись потайной лестницей для хранения своих приумножаемых ночь за ночью богатств.

Ее всегда интересовало, что разбойники делают с награбленным добром. Она вспомнила размышления сэра Лоренса о тех ювелирах, которые не боятся покупать краденые драгоценности, многие из которых прекрасно известны в их кругу.

Теперь ответ ей известен! Самые лучшие драгоценности Джентльмен Джек хранил на тот случай, если его прижмет нужда или он сам сочтет за лучшее покинуть страну. Арабелле нередко приходилось слышать, что разбойники и контрабандисты связаны друг с другом. Из Франции контрабандисты ввозили коньяк, чай и другие облагаемые высокой пошлиной товары, а обратно переправляли драгоценности и золотые соверены, которые свободно обращались на континенте.

"Может, мне поискать матушкины рубины", – подумала Арабелла и тут же отказалась от этой идеи. Ее буквально передернуло от одной только мысли, что придется дотрагиваться до воровских трофеев, вырванных угрозами у тех, кто нередко отдавал разбойникам последнее.

Бьюлин секрет ясно выявил одно: Джентльмен Джек будет возвращаться сюда всякий раз, когда ему понадобятся деньги. Разбойник считал замок своим прибежищем и едва ли мог позволить себе отказаться от него. Напротив, на его месте подобное укрытие следовало как можно дольше сохранять в неприкосновенности.

Выбранные мисс Мэйдерсон спальни и классная оказались восхитительными, и, немного освоившись на новом месте, Арабелла вывела Бьюлу в парк. Не встретив нигде маркиза, они миновали пруд с серебряными карасями и оказались в цветнике. Здесь были немалые перемены. Три садовника приводили цветник в порядок, удаляя сорняки и высаживая новые цветы на месте засохших.

– Это только на нынешний год, – объяснил старый садовник, заметив, что Арабелла наблюдает за его работой. – А уж следующей весной мы посадим точно те кустарники и цветы, что росли у ее светлости.

– Наверное, это будет очень красиво, – улыбнулась Арабелла. – К тому же многие растения очень полезны: они исцеляют от многих болезней. Моя матушка лечила нас только травами.

– Да, травки хороши от живота и от горла, – согласился старик. – Но подождите до следующей весны, мисс. Тогда в этом самом цветнике будет расти все, что любая леди хотела бы иметь в своей кладовой.

"Интересно, буду ли я здесь тогда?" – с болью подумала Арабелла. Она вдруг поняла, что за совсем короткое время успела полюбить замок. Вопреки плетущимся интригам, мраку неизвестности, страху, витавшему за тяжелыми стенами, замок вызывал у нее доселе незнакомые чувства. Она не только восхищалась его великолепием, но и начинала понимать, почему человек, пробывший здесь даже совсем недолго, обязательно захочет вернуться. Живя в замке, каждый начинал ощущать себя частью его истории.

– "Осаду замок встретит лишь презреньем", – вслух прочитала Арабелла пришедшие на ум строчки и поежилась при мысли о том, что замок Меридейл осажден изнутри: враг притаился в его стенах.

Бьюла устала, и обратно в замок ее пришлось нести на руках. В новой детской они немного поиграли, а когда пришла Роза, чтобы выкупать девочку перед сном, Арабелла тихонько выскользнула в коридор.

– Входите, мисс Арабелла, – пригласила мисс Мэйдерсон, когда девушка, постучав, приоткрыла дверь ее комнаты.

Домоправительница сидела за столиком у окна и подшивала платье. Отрезав нитку, она приподняла его и показала Арабелле.

– Это мне? – едва вымолвила девушка.

– Вы наденете это сегодня.

Платье из тончайшего газа было нежно-голубого цвета, цвета самого бледного барвинка, когда-либо поднимавшего головку к солнцу. Корсаж был расшит крошечными капельками бриллиантов, высокую талию охватывали ленты из великолепного атласа в тон платью.

– Какая прелесть! – воскликнула Арабелла.

– Ткань была привезена контрабандой из Франции во время войны, – сказала мисс Мэйдерсон. – Возможно, это был непатриотичный поступок, но, увидев этот материал в магазине на Бонд-стрит, ее светлость не устояла перед искушением.

"Я знаю, что достойна всяческого осуждения, – сказала мне ее светлость, – но если бы я не купила эту ткань, это сделал кто-нибудь другой. Мне так хочется хорошо выглядеть. Ради его светлости. Сейчас у него и своих забот предостаточно, чтобы ему еще досаждала отчаянно скучная жена!"

– Уверена, что ее светлость вовсе не была такой, – сказала Арабелла.

– Вы совершенно правы, – согласилась мисс Мэйдерсон. – Ее светлость была как ясное солнышко, красивая, всегда изящно одетая. Покойный маркиз просто обожал ее. Да и все мы тоже.

Теплота, звучавшая в голосе домоправительницы, не оставила Арабеллу равнодушной.

– Вы действительно не имеете ничего против, если я стану носить платья ее светлости? – мягко спросила она. – Вы с такой заботой хранили их, что не будет ли святотатством с моей стороны надевать их?

– Ваша красота достойна этих платьев, – ответила мисс Мэйдерсон просто.

– Как вы добры ко мне! – сказала девушка и поцеловала ее в щеку.

– Если вы будете продолжать подобные речи, я могу заплакать, – мягко укорила Арабеллу мисс Мэйдерсон. – Это вы добры ко все нам. С тех пор как вы появились в замке, все здесь кажется другим. Вы возродили меня к жизни, а наша маленькая леди благодаря вам набирается ума-разума. Только посмотрите, она стала говорить вполне разумно. Да и маркизу, по крайней мере, сейчас, ничто не угрожает.

– Почему вы ничего не предприняли, когда Джентльмен Джек впервые здесь объявился? – задала вопрос Арабелла и, к своему удивлению, увидела, что лицо мисс Мэйдерсон стало совершенно непроницаемым, словно окно, закрытое ставнями.

– Если вы позволите, мисс, – сухо сказала домоправительница, – я не буду говорить на эту тему. Пойдемте лучше посмотрим, какие платья я выбрала для вас. Они лежат на кровати. Я взяла только те, которые подойдут молодой девушке, продолжала она. – Не следует забывать, что ее светлости было тридцать девять, когда она… когда она скончалась.

– Так мало?! – воскликнула Арабелла.

– Да. Когда она вышла замуж, ей было неполных восемнадцать.

– Как и мне, – улыбнулась девушка.

– А его светлость родился через год.

– Значит, между ним и Бьюлой большая разница в возрасте?

– Выходит, так, – согласилась мисс Мэйдерсон. – А теперь, мисс, взгляните на платья и скажите, нравятся ли они вам.

– Ну, конечно, – ответила Арабелла, сознавая, что бывшая камеристка не желает продолжать разговор о своей госпоже.

Платья из крепа, газа и муслина были одно восхитительнее другого и напоминали цветы в саду. Они совершенно не выглядели старомодными, и теперь для Арабеллы их нужно было лишь чуть обузить в талии и подшить.

При виде платья для верховой езды девушка пришла в восторг. О такой темно-синей бархатной амазонке с отделанным галунами лифом любой женщине можно было лишь мечтать.

– Я бы хотела просить маркиза взять меня завтра на прогулку верхом, – сказала девушка и, обратившись к домоправительнице, добавила: – О, мисс Мэйдерсон, как мне отблагодарить вас за то, что вы для меня сделали!

– Может, будете называть меня Мэтти?

– Почту за честь, Мэтти. А теперь мне нужно возвращаться к ее светлости.

– Я отнесу платье в вашу спальню, а потом приду уложить вам волосы. На обеде с его светлостью вы должны показаться во всем блеске.

– Вам не будет стыдно за меня.

Нет, она ни у кого не вызовет чувство стыда, Арабелла поняла это, когда спустившись к обеду, поймала на себе взгляд маркиза. Новое голубое платье немного смущало девушку: облегая фигуру, оно делало ее похожей на сильфиду и в то же время подчеркивало изящные линии начинавшего наливаться зрелостью тела.

Теперь, когда вдали от отчима Арабелла избавилась от прежней скованности, ее болезненная хрупкость больше не бросалась в глаза, а уверенность в себе сделала ее выше ростом. Не изменились только глаза, огромные на маленьком личике с белоснежной кожей.

Именно ее кожа привела маркиза в восторг. Нежная, как лепесток магнолии, она была просто восхитительной на фоне голубого платья девушки и ее золотых волос.

Арабелла присела в почтительном реверансе. Маркиз ответил поклоном в лучших придворных традициях и склонился к ее руке. Ощутив прикосновение его губ, девушка на мгновение замерла, но в это время Тернер доложил об обеде, и маркиз, отпустив ее руку и церемонно предложив свою, повел ее к столу.

Атмосфера за обедом была менее оживленной, чем за завтраком. Порой посреди разговора вдруг воцарялась странная тишина: Арабелла и маркиз смотрели в глаза друг другу, и в этот миг им не нужны были никакие слова.

Когда после обеда они остались в библиотеке вдвоем, девушка неожиданно почувствовала себя не в своей тарелке.

– Пожалуй, мне лучше вернуться к Бьюле, – неуверенно сказала она.

– Разве вы не оставили с ней горничную?

– Конечно, оставила. Роза сидит в гостиной, а дверь в спальню Бьюлы всегда немного приоткрыта.

– Тогда вам не о чем беспокоиться. Если бы понадобилось ваше присутствие, вам непременно дали бы знать, – сказал маркиз, не спуская глаз с устремившейся к книжным полкам Арабеллы. – Вы избегаете меня, Арабелла? – спросил он и, не дождавшись ответа, прибавил: – Я хочу знать.

Когда молчать дальше стало невозможно, девушка с робкой улыбкой ответила:

– Мне кажется, я чувствую себя немного скованно потому, что мы с вашей светлостью одни.

– Вы никогда не обедали с мужчиной?

Арабелла покачала головой.

– Значит, мне оказана великая честь быть первым. Ну, разве не замечательно встретить столь прекрасную, сколь и неискушенную молодую особу?! Признаться, я и не верил, что в мире существуют женщины, подобные вам.

– Наверное, существуют, но только не в Лондоне! – вспыхнула Арабелла.

– Почему вам так претит светское общество? – поинтересовался маркиз. Было видно, что гнев девушки его забавляет. – Может, в вас говорит зависть? Вот уж напрасно. Уверяю вас, Арабелла, ни одна из признанных великосветских красавиц и мизинца вашего не стоит.

– По-моему, милорд, вы просто смеетесь надо мной.

– Боже милостивый! Вы мне не верите?! Разве вы никогда не смотрелись в зеркало? Да вы же красавица, Арабелла. Пленительная! Несравненная! Одного вашего появления в Карлтон-Хаусе было бы достаточно, чтобы свести с ума его высочество принца-регента. Ну не преступление ли, что вы заперты здесь, где настоящую красоту могут оценить разве что местная деревенщина да ваш покорный слуга?!

Ничего не ответив, Арабелла снова повернулась к книжным полкам.

– Подойдите ко мне, Арабелла, – приказал маркиз. – Я устал беседовать с вашей спиной. Прошу вас!

Немного поколебавшись, Арабелла сочла за лучшее повиноваться и медленно отошла от полок. Пламя свечей играло в золотистых волосах девушки, изящные складки одежды подчеркивали ее хрупкость и грацию. Не дойдя до маркиза, она в нерешительности остановилась и бросила на него встревоженный взгляд. Глаза их встретились, и на этот раз, пренебрегая правилами этикета, отвернулся маркиз.

– Вам лучше уехать отсюда, – внезапно сказал он.

– Уехать? – в недоумении переспросила девушка.

– Да, да, уехать. Домой или куда-либо еще. – Голос маркиза звучал хрипло. – Вам нельзя здесь оставаться.

– Почему? Разве я чем-нибудь провинилась? Нет, я не могу уехать!

– Вы сделаете, как велено, – не глядя на Арабеллу, проговорил маркиз. – Я распоряжусь насчет экипажа.

– Но почему? Почему вы так говорите? – взмолилась девушка. – Я чем-то вас обидела? Или что-то сделала не так? Да поймите же, я не могу вернуться домой!

Голос девушки дрогнул, и маркиз посмотрел на нее.

– Как вы думаете, – сказал он, – я смогу оставаться с вами под одной крышей и не пожелать вашей близости? Мне ничего не стоит завести интрижку с женщиной, искушенной в жизни и знающей, что она делает, а вы слишком молоды и невинны, чтобы я посмел оскорбить вас своими домогательствами! Да, как мужчина, я страстно хочу вашей любви, но, как порядочный человек, понимаю: вы не для меня!

Арабелла подняла изумленные глаза на маркиза, и выражение его лица, полыхавший во взгляде огонь лучше всяких слов сказали ей, откуда у нее это странное чувство, от которого перехватывает дыхание, а сердце готово вырваться из груди.

Как зачарованные, стояли они, глядя друг на друга.

– Не смотрите на меня так, Арабелла, – хриплым от сдерживаемой страсти голосом прервал молчание маркиз. – Вам и представить трудно, что вы со мной делаете. О, как я хочу быть с вами, Арабелла, как хочу целовать вас! Боюсь только, что после этого вы возненавидите меня. Впрочем, может, оно и к лучшему: вам будет легче оставить этот дом.

Маркиз сделал шаг, и всем своим существом девушка почувствовала его близость. Она ощутила его прикосновения, но – удивительно! – ей совершенно не было страшно.

– Арабелла! – выдохнул маркиз и, не в силах больше выносить страшное напряжение, привлек ее к себе.

Он сжал ее в своих объятиях так сильно, что стало трудно дышать. Арабелла хотела вырваться, но маркиз закрыл ей рот поцелуем. От прикосновения его губ где-то внутри ее вспыхнул огонь, и невозможно было не только сопротивляться маркизу, но и просто шевелиться. А впрочем, разве ей хотелось этого?!

"Так вот что значит любовь, – думала про себя Арабелла. – Я принадлежу ему, и мы единое целое! Мы едины!"

Она чувствовала, как поцелуи его становятся все более и более страстными, но по-прежнему не могла сдвинуться с места…

Маркиз отпустил ее так же внезапно, как и обнял, поэтому девушке пришлось схватиться за спинку стула, чтобы не упасть.

– Надеюсь, теперь вы поняли, – сказал он, – и поэтому уезжайте. Уезжайте немедленно, пока я еще в состоянии вас отпустить.

Медленным движением Арабелла поднесла пальцы к губам. Ее пронизывали дрожь и странное возбуждение, как будто все ее тело было объято пламенем.

Маркиз отошел в дальний конец комнаты.

– Идите, Арабелла, – отвернувшись, проговорил он. – Чего вы ждете?

Девушка не шелохнулась: она не могла уйти, даже если бы и захотела.

– Я люблю вас, Арабелла! – воскликнул маркиз, и выражение его глаз повергло ее в смятение. – Понимаете, люблю, и мне все равно, кто вы и откуда. Мне кажется, я полюбил в то самое мгновение, как увидел на вершине скалы у озера. Ваша красота была ослепительной – я в жизни не встречал ничего подобного! А когда вы, пронзив воздух, вошли в серебряную гладь воды, вы показались мне сказочной богиней, существом из другого мира. Там, на озере, – продолжил после паузы маркиз, – мне было даровано доступное лишь избранным счастье увидеть совершенство. Когда же я обнаружил, что вы всего лишь ребенок, меня охватила растерянность: ведь не обманывали же меня собственные глаза! Но вы были очень убедительны, и я поверил вам, хотя воспоминания о тех мгновениях истинной красоты неотступно преследовали меня.

Маркиз закрыл глаза руками, словно хотел остаться наедине со своей памятью.

– А потом мы встретились в парке, и я уже не смог думать ни о чем, кроме вас – маленькой девочки из классной комнаты, так непохожей на других. Я говорил себе, что меня просто забавляет ваше общество. Это теперь я знаю: меня непреодолимо влекло к вам. – Голос маркиза зазвучал глуше: – Когда сегодня перед ленчем вы вошли в гостиную, я понял, что именно вас ждал всю свою жизнь.

Маркиз умолк. Арабелла протянула ему руки, и, хотя пальцы ее дрожали, девушка улыбалась.

– Но почему вы так расстроены? – спросила она.

– Я не испугал вас? О Арабелла, есть ли на свете другая такая, как вы?!

Маркиз снова обнял ее и начал целовать со страстью человека, изголодавшегося по любви.

– Я люблю тебя! Люблю! – повторял он, осыпая поцелуями ее губы, глаза, щеки, лоб и то место на белоснежной шее, где билась маленькая жилка. – О моя возлюбленная крошка, разве я думал, что обрету тебя?!

Он сжал Арабеллу в своих объятиях, так что у нее перехватило дыхание, и вдруг хриплым от звучавшей в нем боли голосом сказал:

– Мы должны расстаться – я никогда, слышите, никогда не смогу жениться на вас!

Глава 10

Арабелла сидела в своей комнате у секретера и сочиняла письмо. Уже полдюжины листков бумаги было скомкано и отброшено, а написанное все не удовлетворяло ее.

Наконец девушка запечатала письмо сургучом и надписала адрес: "Парламент, министру внутренних дел". Потом собрала испорченные листки, мелко изорвала их и сунула в камин. Что бы ни случилось, никто в замке не должен знать, кто ее адресат. А что министр внутренних дел, именно тот человек, у которого следует искать защиты от разбойников, Арабелла поняла за те несколько часов, которые провела без сна, расставшись с маркизом.

Теперь оставалось только ждать, когда представится случай отправить письмо в Лондон. Мисс Мэйдерсон говорила, что время от времени из Меридейл-Хауса кто-нибудь приезжает за слугами. Значит, можно надеяться, что рано или поздно здесь появится человек, не связанный родством ни с кем в замке или в поместье.

Конкретного плана действий Арабелла не имела, однако решила на всякий случай подготовить письмо, чтобы потом не сочинять его в спешке, когда не будет возможности тщательно обдумать каждое слово.

Когда опасное послание было написано, девушка после некоторых размышлений спрятала его в зеленую бархатную сумочку, доставшуюся ей вместе с платьями маркизы.

Покончив с делами, Арабелла выглянула в окно. Было совсем рано: на небе едва брезжила алая полоска зари. Девушка сняла шаль, наброшенную поверх ночной сорочки, и скользнула в постель. Свежесть утреннего ветерка, ворвавшегося в открытое окно, ласкала лицо и успокаивала кожу, опаленную жаром страстных губ маркиза.

Арабелла прикрыла глаза и снова ясно услышала его хриплый голос:

"Я никогда не смогу жениться на вас!"

В первое мгновение у нее было такое чувство, будто ее ударили. Когда она заговорила, собственный голос показался ей чужим.

"Это из-за различия в нашем положении?" – только и спросила она.

Глаза маркиза полыхнули огнем.

"И как только подобное могло прийти вам в голову?! Да, мне неизвестно, из какой вы семьи, зато мне известно другое: вы оказали бы мне высочайшую честь, согласившись стать моей женой. Это я считал бы себя недостойным вас".

"Тогда я ничего не понимаю", – едва слышно произнесла Арабелла.

Маркиз приблизился к ней.

"О моя возлюбленная девочка! Я сделал вам больно, – сокрушенно проговорил он. – Обидеть вас все равно, что оторвать крылья у бабочки: вы так же хрупки и так же прекрасны.

В голосе маркиза зазвучали глубокие, ласкающие ноты, и вдруг настроение его резко переменилось.

Вы снова вводите меня в искушение, Арабелла. Когда я смотрю в ваши глаза, я забываю обо всем на свете, когда вижу ваши подрагивающие губы, думаю только о том, что страстно хочу их целовать. Ну не пытка ли это?! Если вы останетесь, уехать придется мне!"

"Нет, нет! – вскричала Арабелла, вспомнив о той смертельной опасности, которая подстерегала маркиза за пределами замка. – Ни в коем случае! Если бы объяснили мне…"

"Почему я не могу жениться? – перебил ее маркиз. – А разве это не очевидно?"

"Нет", – ответила Арабелла, устремив на него полный недоумения взгляд.

"Даже когда вы смотрите на Бьюлу?" – тихо спросил маркиз.

"Бьюлу?!"

"Именно. Неужели вы полагаете, я хочу, чтобы мой ребенок оказался таким, как она? Только представьте, что это мой сын… наследник титула и всего, чем я владею!"

"Но это невозможно", – начала Арабелла.

"К чему слова, – прервал ее маркиз. – Это у нас в роду. В крови Бельмонтов, которой я так гордился! Я изучал историю своего рода. Один мой предок был казначеем короля Генриха Восьмого, другой командовал армией у Карла Второго. Мой прапрапрадед дрался с Мальборо. Все это были сильные, красивые люди, которыми гордилась бы любая семья".

"Бьюла, без сомнения, является печальным исключением".

"Ой ли? Кто знает, какие семейные тайны хранит история? А вдруг уродство и безумие передаются в нашем роду из поколения в поколение?"

В голосе маркиза было столько боли, что Арабелла сочувственно положила руку ему на плечо.

"Прошу вас, милорд, не мучьте себя! Ваши подозрения беспочвенны".

"Разве у вас есть доказательства? – ответил маркиз и, закрыв лицо руками, отвернулся. – Теперь вы знаете, – через некоторое время снова заговорил он, – почему я все это время не приезжал домой".

"Вам было страшно видеть девочку?"

"Страшно! Я, человек, которого отмечали за храбрость в бою, человек, ни разу не дрогнувший перед лицом неприятеля, превращался в жалкого труса при мысли о встрече с этим несчастным созданием!"

"Но вы же видели ее раньше?"

"Мне следует рассказать все с самого начала. Я поклялся никогда не говорить на эту тему, но вы должны знать, почему моя любовь к вам, всего лишь волшебный сон, который лучше забыть".

"Я никогда не сделаю этого!" – отрезала Арабелла.

"О дорогая! За эти слова я люблю вас еще больше. Но выслушайте же меня до конца. Может, тогда и в ваших глазах я буду так же обречен, как в своих собственных".

"Давайте присядем", – мягко предложила Арабелла, увлекая маркиза на софу около камина. Лицо его было странно осунувшимся: за то время, что они провели в этой комнате, он, казалось, постарел на несколько лет.

"Несчастье с отцом произошло, когда я был в Оксфорде. Узнав об этом, я бросился домой и застал его в очень плохом состоянии. На мое предложение остаться матушка ответила отказом: она не хотела, чтобы я бросал учебу. Мне было двадцать тогда, и мой диплом представлялся нам обоим чем-то очень важным. Я продолжил занятия и снова появился дома только на каникулах. Отец угасал, а матушка находилась в постоянном нервном напряжении, что было на нее совсем не похоже. Более того, она была на грани срыва, беспричинно плакала и буквально цеплялась за меня, когда мне пришло время возвращаться в университет. Вполне естественно, что подобное матушкино состояние я объяснял ее тревогой за отца. Врачи почти не оставляли отцу надежд на выздоровление, – сделав над собой усилие, продолжал маркиз, – тем не менее известие о его кончине было для меня настоящим ударом. Я поспешил домой, чтобы помочь матушке с похоронами. Именно тогда у меня закралось подозрение, что она ждет ребенка. Я не стал докучать ей расспросами и отправился к Мэтти: Она подтвердила мою догадку. Мне показалось странным, что матушка не сказала мне обо всем сама. Ее недоверие глубоко уязвило меня".

И снова в голосе маркиза послышалась боль, глубоко тронувшая Арабеллу.

"Впервые в жизни мне казалось, что нас разделяет какая-то стена. А ведь до этого мы были очень близки. Возможно, между матерью и сыном всегда существуют особые отношения, непохожие ни на какие другие. Как бы то ни было, я чувствовал матушкину отчужденность, и меня это очень задевало. Похороны состоялись на следующий день. У могилы матушка свалилась без чувств. Мы отнесли ее домой. Ночью родился ребенок – раньше срока, как мне сказали".

Маркиз умолк. Арабелла почувствовала горячую волну сострадания, но нужные слова почему-то не приходили.

"Вы должны знать еще кое-что, – через некоторое время возобновил он свой рассказ. – Когда мне было лет пять или шесть, один из пастухов, желая, видимо, позабавить меня, показал мне ягненка, родившегося с двумя головами. Даже взрослому стало бы не по себе от подобного зрелища. У ребенка оно вызвало настоящий ужас! Помню страшную дурноту, которая охватила меня. Я опрометью побежал домой и спрятался в своей спальне. Никто, даже матушка, не знал, что случилось, меня же стали преследовать кошмары. Мне снились омерзительные чудовища, от которых не было никакого спасения".

"Бедный ребенок", – прошептала Арабелла.

"Думаю, свой тайный страх есть у каждого, – отозвался маркиз. – Что же касается меня, то, может, потому, что после того случая всякие уродства вызывают у меня болезненное отвращение, мой удел, постоянно сталкиваться с ними. Где бы я ни находился, в бродячем цирке, на скачках, да просто в любой толпе, кто-нибудь своим ущербным видом обязательно напоминал мне о моем тяжком кресте, моей родной сестре Бьюле!"

"Как вы можете так говорить о ней! Бедняжка так жалка и беспомощна!"

"Мне известны эти несчастные создания. Годами они остаются совершенно безобидными, а потом вдруг превращаются в угрозу для тех, к кому все это время испытывали привязанность. Они могут впасть в полное безумие, и тогда остается одно: держать их под замком, дожидаясь, когда смерть избавит их от мучений – несчастные редко доживают до двадцати".

Арабелла тихо вскрикнула.

"Поверьте, Арабелла, – продолжал маркиз, – я приложил все усилия, чтобы выяснить, можно ли помочь Бьюле. Да, я не приезжал домой, потому что мне невыносимо было видеть ее, но я распорядился как следует ухаживать за ней, а два года назад, после возвращения из Франции, советовался относительно ее случая с медицинскими светилами Лондона. Все они в один голос заявили: сделать ничего нельзя!"

"Но почему все это должно отравлять вам жизнь?!" – воскликнула Арабелла.

"Отравлять жизнь? – с горькой усмешкой повторил маркиз. Да могу ли я считать себя нормальным человеком, зная, что в моих жилах течет дурная кровь! Жаль, что вы не знали моего отца. Это был красивый и сильный мужчина с великолепной внешностью. Как я восхищался им! И тем не менее, это он дал жизнь жалкому безмозглому уродцу".

"Как только Господь допускает такое?!"

"Господь? Да разве Он знает? Или, может, ему есть дело? Как я молил Его, чтобы то, что в один прекрасный день мне показала повитуха, оказалось только плодом моей больной фантазии! Но нет, мне не приснился кошмарный сон, и я не стал жертвой галлюцинаций: Бьюла была существом из плоти и крови".

"Этот ваш тайный страх… – прошептала Арабелла, – не можем ли мы сражаться с ним вместе?"

Маркиз поднес ее руку к губам.

"Я люблю вас, – сказал он. – Я обожаю в вас все: вашу нежность, мягкость, вашу чуткость. Но помочь мне не в состоянии никто. Никто, Арабелла, и я знал это, спасаясь бегством из замка в день появления Бьюлы на свет".

"И вы не попрощались с матушкой?"

Маркиз покачал головой. В глазах его отразилась такая мука, что Арабелла почти физически ощущала ее.

"В тот момент я был просто не в состоянии говорить с ней, – признался он, – и теперь, когда ее больше нет, до конца жизни не прощу себе этого!"

"Как ужасно".

"Я не хотел быть жестоким, хотя сейчас понимаю, что причинил ей невыносимую боль. Меня охватил тот же слепой страх, что и тогда, в детстве, и я обратился в позорное бегство".

"Возможно, ваша матушка поняла вас", – попыталась успокоить маркиза Арабелла.

"Нет. Она просто подумала, что я грубое, бессердечное животное. Единственный сын, вместо того чтобы быть опорой матери в трудную минуту, как истинный эгоист думает лишь о себе".

"Вас можно понять", – сочувственно проговорила Арабелла.

"Я совершил омерзительный поступок, – отрезал маркиз. – В Оксфорд я уже не вернулся, а поехал в свой полк: отец устроил таким образом, чтобы после получения диплома мне полагался офицерский чин. Через два дня после прибытия я вместе с полком отправился в Португалию".

"И вы снова не повидались с матушкой?"

"Тогда я думал, что мне нечего ей сказать, а теперь казню себя не только за трусость и жестокость, но и за то, что не был с ней, когда она больше всего во мне нуждалась. – Маркиз тяжело вздохнул: – Теперь вы видите, что я за человек. Такой человек недостоин любви, поэтому забудьте обо мне, Арабелла".

"Посмотрите на меня", – попросила Арабелла.

Повинуясь, маркиз заглянул в обращенные на него фиалковые глаза и увидел в них понимание, сочувствие, любовь, которые, казалось, окутывали его исцеляющей дымкой.

"Я люблю вас, – тихо проговорила девушка, – люблю так сильно, как вообще невозможно любить. И спасибо за то, что сказали мне правду".

Маркиз обнял Арабеллу. Крепко прижимая девушку к груди, он зарылся лицом во впадинку у основания ее нежной шейки, и ей показалось, что он близок к слезам. Теперь ей виделось все, о чем умолчал маркиз: его невыносимые страдания при мысли о выпавшем на долю матушки, ночи, когда он лежал без сна, кляня себя за малодушие и терзаясь невозможностью ничего исправить.

"Ничего, ничего, – успокаивающе проговорила она. – Ваша матушка любила вас, поэтому поняла бы, что вы испытали при виде ребенка. А может, и у нее самой возникли подобные чувства".

"Я не поддержал ее в трудную минуту, – повторил маркиз. – Кто знает, вдруг точно так же я поступлю с любой женщиной, доверившей мне свою судьбу? Вот почему, любовь моя, мам лучше расстаться. Мне нет места в вашей жизни!"

"Я не оставлю вас", – заявила Арабелла.

"Вы должны, – отстранив девушку, сказал маркиз с прежними властными нотками в голосе. – Найдите себе хорошего человека с безупречной репутацией, который женится на вас и подарит крепких, здоровых детей. Мне же это счастье недоступно".

"Вам пора перестать думать о своих несчастьях! – пылко воскликнула Арабелла. – Вы не смеете калечить себе жизнь нелепыми страхами и подозрениями!"

"Думаете, я не пытался их рассеять? На войне в пылу сражения я ненадолго забывал о своих несчастьях, а вернувшись из Франции, с головой окунулся в великосветские забавы. Меня так и прозвали: "Веселый Маркиз". Слышали?"

"Да", – призналась Арабелла.

"Мои друзья с удовольствием поведают вам, каким развеселым я становлюсь, когда хорошенько накачаюсь вином. – Губы маркиза искривились в циничной усмешке. – Но стоит мне закрыть дверь и остаться в одиночестве, как я сразу вспоминаю, кто я есть на самом деле".

"Вы не можете всю свою жизнь провести в унынии".

"А я и не собираюсь! – парировал маркиз, поднимаясь с софы. – Всегда найдутся очаровательницы вроде леди Сибил, которые помогут скрасить жизнь! А еще всегда будут французский коньяк, карточные столы под зеленым сукном и друзья! Не нужно меня жалеть, Арабелла. Меня ждет совсем неплохая жизнь… но в одиночестве".

"Значит, я вам совсем не нужна?" – дрогнувшим голосом спросила Арабелла.

"Не нужна?! – Слова маркиза прозвучали резко, как выстрел. – Разве вам неизвестно, как я нуждаюсь в вас? Вы самое совершенное и целомудренное создание, какое я только встречал в жизни, и та женщина, о которой только может мечтать любой мужчина. В вас столько чистоты, что я не посмею омрачить ее ничем злым и безобразным. Единственное, чего я не в состоянии вынести, – это ваше враждебное отношение!"

"Этого никогда не будет", – сказала Арабелла просто. "Моя дорогая, вы так молоды и не представляете, что вам придется испытать, если рожденный вами ребенок – мой ребенок – будет таким, как Бьюла".

Арабелла ничего не сказала: возразить было нечего. В ответ на ее молчание маркиз рассмеялся, и в этом смехе не было веселья.

"Как видите, все ясно без слов. Идите спать, Арабелла, уже поздно. Завтра мы постараемся все решить".

"Я никуда не уеду".

"Это невозможно. Если вы останетесь, я могу больше не захотеть быть благородным и приносить себя в жертву. Я забуду о ваших совершенствах и буду помнить лишь о том, что вы женщина. Женщина, которую я обожаю и в которой нуждаюсь больше всего на свете!

"Я не могу вас оставить", – прошептала Арабелла. На ее побелевшем лице бездонными заводями выделялись потемневшие от страдания глаза.

Маркиз поймал ее взгляд, и между ними установилась какая-то почти магическая связь, которую, казалось, ничто не в силах было разрушить.

"Я люблю вас, Арабелла, – прошептал маркиз. – Как я желал бы осыпать поцелуями вас всю, от прелестной огненной головки до маленьких ножек! А теперь идите, или я забуду, что вы пользуетесь моим гостеприимством. Ложитесь спать и выкиньте из головы человека, который вас недостоин".

Что-то в голосе маркиза подсказало Арабелле, что он находится на грани срыва и дальше испытывать его выдержку она не имеет права.

"Хорошо, – согласилась она, – я ухожу, но только потому, что такова ваша воля. Однако не думайте, что я потерпела поражение или сдалась! Я буду бороться за вас и против вас, хотя в одном вы, наверное, и правы: сейчас не время и не место".

Подойдя к маркизу, Арабелла заглянула ему в глаза, и от детской доверчивости ее взгляда у него заныло сердце. Очень бережно он привлек девушку к себе, и его губы начали искать ее рот. Прежняя исступленная страсть в нем уступила место нежности, но поцелуи, как и прежде, опаляли огнем.

Почувствовав, как разгоравшееся в нем пламя перекидывается на нее, девушка отстранилась и пошла к выходу. Проходя по комнате, она знала, что маркиз стоит, сжав побелевшие пальцы в кулаки, и смотрит ей вслед.

Уже в дверях Арабелла обернулась.

"Прошу вас, хотя бы сегодня не думайте ни о чем, кроме нашей любви, – тихо сказала она и, добавив: – Спокойной ночи", – вышла из комнаты прежде, чем маркиз успел ответить.

Только в своей спальне Арабелла обнаружила, что лицо ее залито слезами. Она плакала, сама того не замечая, от душевной боли за маркиза, от сознания того тупика, в котором оба они оказались. Единственным утешением для нее было то, что маркиз ничего не знал о разбойниках и его переживания не усугублялись волнением за домочадцев.

Внезапно Арабелла вспомнила о Джентльмене Джеке. В голову закралась страшная мысль: что, если узнав об изгнании мисс Харрисон, он в желании отомстить расправится со всеми в замке? Вдруг он убьет маркиза?

Нет, решила девушка, вряд ли разбойник осмелится на подобный шаг, так серьезны будут его последствия. Слишком важная персона маркиз, чтобы за его убийцей не началась настоящая охота. Для Джентльмена Джека это могло означать лишь одно: неминуемую кару, поэтому он стал бы действовать более тонко. Ей же, Арабелле, оставалось уповать лишь на то, что у нее будет возможность передать весточку в Лондон.

Именно тогда она подумала о письме и, встав с постели, раздвинула шторы, чтобы можно было писать при свете занимавшейся зари…

Забывшуюся сном Арабеллу разбудила горничная. Девушка быстро встала, оделась и пошла в классную, где ее уже ждал завтрак.

Когда с едой было покончено и Бьюла накормлена, Арабелла почувствовала страстное желание увидеть маркиза. Ей просто необходимо было узнать, каковы его планы: страх, что он надумает отправиться в Лондон и попадет в расставленные Джентльменом Джеком сети, не оставлял ее ни на минуту.

Оторвав Бьюлу от котят, которых та кормила молоком и кусочками рыбы, девушка вместе с ней спустилась вниз.

– Его светлость закончили завтрак? – спросила она встретившегося ей лакея.

– Еще нет, мисс.

У дверей столовой Арабелла заколебалась. Подобный визит совершенно не вписывался в рамки светских приличий и очень походил на вторжение. Впрочем, до условностей ли ей, если речь идет о маркизе! Девушка решительно открыла дверь.

Заметив ее, маркиз вскочил из-за стола. Лицо его просветлело, хотя сам он выглядел изможденным, а под глазами легли черные тени.

– Арабелла! – воскликнул маркиз. – Я думал о вас.

– Мне хотелось бы поговорить с вами, – ответила Арабелла, входя в комнату, и повернулась к девочке, которую держала за руку: – Скажи "доброе утро", Бьюла.

– Бьюла… хочет персик! – заявила девочка, жадно глядя на стоявшее в центре стола блюдо с персиками из оранжереи.

– Почему бы и нет, – откликнулся маркиз.

– Можно, она съест его здесь? – осведомилась Арабелла.

– Конечно. Тернер, подушку ее светлости.

Тернер положил подушку на стул и усадил на нее Бьюлу. Арабелла устроилась за столом рядом.

– Ей нужен передник, – сказала она дворецкому.

– Я немедленно пошлю за ним в детскую, мисс, – ответил Тернер.

Арабелла взяла персик и золотым десертным ножом с перламутровой ручкой стала очищать его.

– Вы собирались мне что-то сказать, – напомнил маркиз сосредоточившейся на своем занятии девушке.

– О да, милорд. Я хотела просить вашего позволения иногда кататься на лошади.

– Разумеется, Арабелла, – сразу же согласился маркиз. – С моей стороны большое упущение не предложить вам этого раньше! Уверен, вы прекрасная наездница.

– Хотелось бы думать, – без тени хвастовства ответила девушка. Мысль отправиться в Лондон на лошади по-прежнему привлекала ее, поэтому ей было очень важно приучить грумов к своим – появлениям в конюшне и верховым прогулкам по парку, чтобы в случае чего они ни о чем не догадались.

– Когда же мы поедем кататься? – В голосе маркиза слышалось нетерпение. – Сегодня? Сейчас?

– Я думала, у вас другие планы, – уклончиво ответила Арабелла.

В этот момент неожиданно открылась дверь, и из буфетной появилась мисс Мэйдерсон. Поклонившись маркизу, она протянула Арабелле обшитый кружевом детский передник.

– Прошу прощения за задержку, мисс, но передник ее светлости потерялся при переезде, и мне пришлось искать другой. Сейчас Роза приводит вещи в порядок. Обещаю, что ничего подобного больше не повторится.

– Ничего страшного, благодарю вас, – начала Арабелла, но тут распахнулась еще одна дверь, и в комнату вошел какой-то джентльмен.

Арабелла восхищенно посмотрела на него: такого прекрасно одетого мужчину она видела впервые. На нем был оливково-зеленый кафтан для верховой езды, вязаные бриджи без единой морщинки, а начищенные ботфорты, казалось, отражали комнату. Довершал костюм галстук, завязанный узлом «водопад», который ввел в моду Красавчик Браммель.

– Рекорд! – вскричал джентльмен. – Рекорд, мой мальчик. От Мэйфейра до Меридейла за пятьдесят пять минут. ну, что скажешь?

– Ричард! – откликнулся маркиз. – Вот уж не ожидал тебя увидеть!

– Знаю, – ответил Ричард Хантингтон. – Ты же отказался меня пригласить, помнишь? Я здесь с посланием от одной нужной особы. Не кто иной, как наш горячо любимый принц-регент жаждет видеть тебя на обеде в Карлтон-Хаусе. Обед почтит своим присутствием Паоло ди Коллалто, который потом будет петь.

– Ну, и кто… – начал маркиз, но его прервал истошный крик Бьюлы.

– Больно!

– Извините, ваша светлость, – пробормотала Арабелла: она слишком сильно затянула передник на шее девочки. – Вот ваш персик.

Засмотревшись на гостя, Арабелла совсем забыла о том, что Бьюла ждет свою тарелку.

– Прошу прощения, – вмешался маркиз, – я не представил вас. В самом деле, Ричард, твое появление застало меня врасплох. Арабелла, это капитан Ричард Хантингтон, мой очень близкий друг. Мисс Арабелла…

Маркиз запнулся, на лице его появилось выражение почти комического замешательства, и Арабелле вдруг стало ясно: столько всего произошло между ними, а он и понятия не имел о ее фамилии.

– … Рассел, – быстро закончила она, подавая капитану Хантингтону руку.

– А это моя сестра, – добавил маркиз неестественно громко.

Ричард Хантингтон поклонился, и лицо его при этом сохранило прежнее выражение. Он вовсе не выглядел удивленным: очевидно, был готов к подобному зрелищу.

– Позволь также представить большого друга нашей семьи, – продолжал маркиз. – Мисс Мэйдерсон в замке с тех пор, как я себя помню. Думаю, ты наслышан о ней.

– Правда, мисс Мэйдерсон, – улыбнулся Ричард, подавая домоправительнице руку, – его светлость много рассказывал о вас. Слышали бы вы, что это были за лестные слова…

– Благодарю вас, – поклонилась домоправительница.

– Тернер, прибор капитану Хантингтону, – распорядился маркиз. – Полагаю, ты не откажешься немного перекусить?

– Перекусить?! – воскликнул Ричард. – Да я готов проглотить быка!

– И запить бочкой вина, – закончил за него маркиз. – Ты и в самом деле умудрился добраться сюда меньше чем за час?

– Думаешь, шучу? Ровно пятьдесят пять минут, и это включая небольшую задержку, когда я останавливался спросить дорогу. Мне хотелось проверить, на что способна лошадка, которую я в прошлом месяце приобрел на аукционе «Таттерсоллз». Помнишь, как пренебрежительно ты о ней отзывался? Так вот, скажу одно: ты был не прав. Лучшего чистокровного скакуна трудно и представить.

– Ты что-то говорил о Принни, – напомнил маркиз.

– Ах, да, – ответил Ричард. – Вчера я с ним встречался, и он самым настоятельным образом приказал тебе быть на сегодняшнем обеде и познакомиться с этим итальянским парнем.

– Итальянец в Карлтон-Хаусе?! Принни умом повредился, что ли?

– Ничего похожего! Между прочим, весьма романтическая история. Будучи итальянцем, этот человек должен был воевать против нас, но из-за ненависти к Наполеону стал разведчиком.

– Разведчиком?! – воскликнул маркиз.

– Да, он собирал сведения, представляющие интерес для Британии, и каким-то образом передавал их нашему командованию.

– Удивительно, – сказал маркиз.

– Этот итальянец из родовитой семьи, на самом деле он граф ди Коллалто. Но дворянский титул ограничивал его свободу, и он стал профессионально заниматься пением: голос у него всегда был великолепный. Карьера певца позволяла ему свободно разъезжать по всей Италии, выступать перед действующей армией, быть принятым при итальянском дворе и даже петь для французской императрицы.

– Шустрый малый, однако, – заметил маркиз.

– Говорят, во время войны он умудрился дважды побывать в Англии. Прошмыгнул туда-сюда, а наполеоновские ищейки так ничего и не унюхали.

– Что-то не верится, – поддел Ричарда маркиз. – По-моему, ты сочиняешь.

– Никогда, – отрезал Ричард. – Сам Принни собирается наградить его орденом. Как бы там ни было, его королевское высочество желает, чтобы ты присутствовал на обеде, а потом насладился пением. Что до меня, то я спокойно обошелся бы без этого кошачьего концерта.

– Ты всегда был неотесанным, – улыбнулся маркиз. – Сожалею, друг мой, но тебе придется передать Принни мои извинения. Сейчас я слишком занят здесь, чтобы слоняться по Лондону.

– Приохотился к деревенской жизни? – спросил Ричард, – Представляю, какой шум поднимется в Карлтон-Хаусе, но не виню тебя. – И он посмотрел в сторону Арабеллы.

Девушка вспыхнула и занялась Бьюлой, которая скидывала на скатерть кусочки персика со своей тарелки.

В этот момент маркиз вдруг заметил, что мисс Мэйдерсон сосредоточенно слушает капитана Хантингтона. Ей давно уже следовало уйти, но рассказ гостя, казалось, полностью завладел ее вниманием. Тихое "ты свободна, Мэтти" маркиза вернуло ее к действительности. Поклонившись, домоправительница вышла из комнаты.

– Значит, не вернешься в лоно света, – проговорил Ричард, щедро накладывая себе бараньих котлет.

– Нет. Теперь, когда я здесь, не могу понять, почему деревенский пейзаж прежде казался мне нестерпимо скучным. Тебе и самому не мешало бы для разнообразия вкусить прелестей жизни в деревне.

– Вкушал неоднократно. И всегда она навевала на меня тоску и уныние, особенно в дождливую погоду, – ответил Ричард и, прихлебнув вина из бокала, налитого дворецким, продолжил: – Если так пойдет и дальше, я скоро совсем один останусь. Регент собирается в Брайтелмстоун – Боже, что за отвратительную бонбоньерку он там строит! Тони Лоудер отправился в Дорсет в свое имение, и вряд ли мы когда-нибудь снова увидим его.

– Тони уехал домой?

– Я знал, что это известие тебя порадует. Хочу тебе также сказать, что я не одинок в своем отношении к свежему воздуху и резвящимся барашкам. Его разделяет один из твоих друзей, недавно снова занявший место в кругу единомышленников.

Лицо маркиза застыло.

– Ты имеешь в виду леди Сибил?

– Точно, старик, угадал с первого раза. Чего только она о тебе не наговорила, сам знаешь, у нее не язычок, а змеиное жало.

– Меня это не интересует, – хмуро ответил маркиз.

– Она даже хочет уговорить кого-нибудь вызвать тебя на дуэль. Последний, к кому она искала подходы, был не кто иной, как твой старинный приятель, этот самодовольный хлыщ Мерсер Херон!

– Этот трусливый пустомеля?! Он будет последним, кто сможет прострелить во мне дырку!

– Я тоже так думаю, – благодушно согласился Ричард, налегая на телячью вырезку с трюфелями.

– Еще кларета? – предложил маркиз. – Тебе понадобится много сил, если обратно ты думаешь мчаться с той же скоростью, что и сюда. Может, останешься на ленч?

– Нет, мне пора отбывать, не смею навязывать свое общество тому, кто им тяготится!

– Не будь глупцом, Ричард. Причины, по которой я не хотел видеть тебя здесь, больше не существует. – Маркиз бросил выразительный взгляд на Бьюлу.

– У тебя не должно быть секретов от друга, – заметил Ричард, – тем более, если они не имеют никакого значения.

– Для тебя – да, – быстро ответил маркиз, – но не для других.

– То, о чем повсюду твердила леди Сибил – вот болтунья! – совершенно не важно для твоих истинных друзей, Джулиус. А если ты думаешь, что у тебя таковых не имеется, то глубоко ошибаешься.

У Арабеллы возникло теплое чувство к капитану Хантингтону. Он нашел нужные слова, чтобы ободрить маркиза, пытавшегося сохранить в тайне уродство сестры.

– С вашего позволения, милорд, – обратилась она к маркизу, – я выведу Бьюлу на прогулку.

– Конечно, Арабелла, – ответил маркиз, и девушка заметила, что выражение, появившееся в его глазах, не ускользнуло от внимания Ричарда.

– Милостивый Боже, Джулиус! – уже выходя, услышала она голос – Кто, черт возьми, это прелестное создание?! В жизни не видел ничего подобного.

Ответа маркиза Арабелла не услышала. Ее занимало другое: как передать капитану Хантингтону то письмо, что лежало у нее в сумочке. С чувством благодарности небесам она думала, что этот человек послан в ответ на ее молитвы. Возвращаясь в Лондон кратчайшим путем через поля и по малолюдным дорогам, он вряд ли наткнется на разбойников.

Занятая своими мыслями, Арабелла не заметила, как к ней подошла мисс Мэйдерсон. Голос домоправительницы вывел ее из задумчивости, и, обернувшись, она увидела в ее руке письмо.

– Извините, мисс Арабелла, но если у вас будет возможность увидеть капитана Хантингтона до его отъезда, не попросите ли вы его передать это письмо итальянскому певцу синьору Паоло ди Коллалто?

– Разумеется, – удивленно ответила Арабелла.

– Скажите также капитану, что сеньор ди Коллалто должен получить письмо как можно быстрее, дело не терпит отлагательства, – добавила мисс Мэйдерсон шепотом.

– Постараюсь, – ответила Арабелла, решив, что вручит это письмо вместе со своим. – Вам знаком этот джентльмен… – хотела спросить девушка, но мисс Мэйдерсон уже пошла прочь. По ее быстрому шагу было ясно, что она не желает, чтобы ее кто-нибудь увидел.

Глава 11

Арабелла медлила с прогулкой, отыскивая все новые и новые предлоги, чтобы еще задержаться в холле. Сначала она сказала Джорджу, что туфли на Бьюле слишком легкие, и послала его за другими. Потом долго переобувала девочку и, чтобы еще потянуть время, немного поиграла с ней. Наконец раздались голоса маркиза и капитана Хантингтона, и мужчины вышли из столовой.

– Сожалею, что не могу остаться, Джулиус, – говорил Ричард, – особенно теперь, когда ты переменил тон и буквально источаешь радушие. Но Принни будет до глубины души обижен, если ни один из нас не появится на его обеде.

– Замолви за меня словечко перед ним, – попросил маркиз. – Не хочу, чтобы, когда вернусь, меня встретили с угрюмым видом.

– И когда же ожидать тебя?

– Пока не знаю, но можешь передать Мерсеру Херону, что я готов встретиться с ним в любое время и в любом месте.

– Этого будет достаточно, чтобы от страха он скрылся за Ла-Маншем, – рассмеялся Ричард. – Уж ему-то известно, что, в стрельбе из пистолета тебе нет равных.

– С каким удовольствием я продырявил бы его, но чувствую, вызова от него не последует.

– Да, верно, – согласился Ричард. – Засим я должен откланяться, но прежде хочу показать тебе свою лошадь. Это превосходное животное, и, черт побери, оно стоит каждой из двухсот гиней, что я за нее заплатил!

– Посмотрю с превеликим удовольствием! – воскликнул маркиз.

Они направились к дверям, и в этот момент Арабелла вышла из своего укрытия за парадной лестницей.

– Простите, милорд, – обратилась она к маркизу, – но мисс Мэйдерсон спрашивает, не затруднит ли вас написать записку в Меридейл-Хаус и распорядиться прислать вам еще одежды. Ваш камердинер жаловался, и мисс Мэйдерсон подумала, раз капитан Хантингтон едет в Лондон, может, он будет так любезен и передаст ваши указания.

Это был единственный предлог, который она второпях смогла придумать, чтобы ненадолго отослать маркиза. Он нахмурился и слегка раздраженно ответил:

– Хорошо. Не пойму только, почему Мэтти не может сама написать Тимпсону. Я сейчас, – бросил он Ричарду и направился в библиотеку.

Капитан Хантингтон хотел было последовать туда же, но Арабелла, тронув его за плечо, прошептала: "Подождите секундочку" – и, дождавшись, когда они будут одни, вложила в руки удивленному Ричарду два письма.

– Сделайте милость, передайте это тоже в Меридейл-Хаус, – громко сказала она, зная, что их слушают лакеи. – Это очень важные послания, а здешняя почта и медлительна, и, увы, печально известна своей ненадежностью. Вы меня поняли?

– Конечно, – услужливо ответил капитан Хантингтон.

Он прочитал адрес на верхнем конверте, и лицо его отразило крайнее изумление.

– Вскроете его, когда отъедете подальше от замка, – шепотом сказала Арабелла, а вслух произнесла: – Необходимо, чтобы письма попали по назначению как можно быстрее.

Капитан Хантингтон посмотрел на девушку так, словно принял ее слова за шутку, но увидев выражение ее лица, полные отчаяния глаза, молча положил письма во внутренний карман кафтана.

– Я передам их незамедлительно, – пообещал он.

В этот момент из библиотеки появился маркиз с листком бумаги в руке:

– Чертовски мило с твоей стороны поработать посыльным!

– Всегда рад услужить! – улыбнулся Ричард.

Он поклонился Арабелле и вместе с маркизом вышел во двор, где стояла его лошадь.

– Пойдем посмотрим коняшку, – сказала она Бьюле, беря ее на руки.

Вряд ли подобное поведение можно было назвать светским, но Арабелла опасалась, что капитан Хантингтон скажет что-нибудь, а маркиз потребует объяснений. Поэтому, пока мужчины разглядывали большую гнедую лошадь, на которой Ричард установил свой рекорд, она с Бьюлой на руках стояла на верху лестницы.

Великолепное животное с примесью арабских кровей беспокойно било копытами и рвалось с места.

– Превосходный экземпляр! – заметил маркиз. – Поздравляю с удачным приобретением.

– Думаю, если бы ты в тот день был на аукционе, то перебил бы мою цену, – рассмеялся Ричард. – Завтра опять торги, и кто знает, что мне посчастливится купить в отсутствие такого соперника, как ты.

– В следующем месяце я собирался пополнять свою конюшню, а теперь боюсь, как бы к тому времени ты не скупил всех лучших лошадей.

Капитан Хантингтон уже готов был сесть на лошадь, как вдруг сказал:

– А! Чуть не забыл. Когда я ехал сюда, мне пришлось спросить дорогу у проезжавшего мимо всадника. Малый прямо-таки раздувался от сознания собственной важности и показался мне важной птицей. Он утверждал, что его падчерица находится в замке, а я позволил себе ему не поверить: уж больно он поносил и сам замок, и его хозяина.

– Как зовут этого человека? – спросил маркиз.

– Дин – сэр Лоренс Дин, – ответил Ричард. – Ты знаком с ним?

– Кажется, нет.

– Ну, тогда его падчерица, наверное, прячется где-нибудь в твоем родовом гнезде, – улыбнулся Ричард.

С этими словами он вскочил в седло, грум отпустил поводья, и лошадь встала на дыбы.

– Не задерживайся здесь слишком долго, мой друг, – глядя на маркиза сверху вниз, сказал Ричард. – Без тебя в Лондоне смертельная тоска.

Некоторое время маркиз смотрел вслед ехавшей легким галопом лошади, потом повернулся и стал подниматься по лестнице. Его хмурое лицо, сдвинутые брови говорили о сдерживаемом гневе.

– Арабелла, я хочу поговорить с вами! – бросил он на ходу и направился в библиотеку.

Арабелла передала Бьюлу Джорджу.

– Отнесите, пожалуйста, ее светлость Розе.

– Хочу гулять! – закричала девочка.

– Сейчас, сейчас, детка, – успокоила ее Арабелла и, мучимая дурными предчувствиями, заторопилась в библиотеку.

Когда она открыла дверь, маркиз стоял у окна. Увидев ее, он некоторое время молчал, потом резко спросил:

– Почему вы мне ничего не сказали?

– Что именно?

– Не притворяйтесь, Арабелла. – Маркиз был непреклонен. – Вы не настолько наивны, чтобы не понимать, о чем идет речь. Каким я был болваном, что в первую очередь не узнал вашего имени! Впрочем, мне казалось…

– … что я самая простая местная девушка, – вместо него закончила Арабелла. – Я это сразу поняла, но решила, что ваша ошибка не имеет никакого значения.

– Не имеет значения? – раздраженно переспросил маркиз. – Очень даже имеет – из-за меня окажется скомпрометированной падчерица сэра Лоренса Дина! Как вообще можно объяснить, что вы находитесь здесь одна?

– Отчиму не обязательно знать все подробности.

– Арабелла, не будьте глупы. После того как ваш отчим встретил Ричарда, ему ничего не стоит догадаться, что я здесь. Да любой местный житель может заглянуть в замок и увидеть меня. У вас есть мать?

– Конечно. После смерти моего отца, три года назад, она вышла замуж за сэра Лоренса. Я ненавижу его! Потому-то матушка и устроила так, чтобы я оказалась здесь в качестве Бьюлиной компаньонки.

– Под видом ребенка?

– Доктор Симпсон впервые увидел меня во время моей болезни и решил, что я гораздо моложе, чем есть на самом деле. Это было решением моих проблем, и матушка отправила меня в замок, подальше от сэра Лоренса.

В голосе Арабеллы слышалось столько муки, что маркизу захотелось прижать ее к себе и утешить. Усилием воли он сдержал себя.

– Этот затянувшийся узел нужно раз и навсегда распутать. Арабелла, вы обязаны вернуться домой!

– Ни за что! – ответила девушка.

– Есть еще только один выход. Вы должны выйти за меня замуж. Если вы согласитесь на это, обещаю после венчания навсегда исчезнуть из вашей жизни. Находясь с вами под одной крышей, разве не захочу я сделать вас своей?! Но как раз на это я и не имею права.

– Я не вернусь туда! Не вернусь! – вскричала Арабелла. – Мне пришлось уйти из дома, потому что он собирался избить меня, а я была слишком слаба, чтобы вынести это.

– Он бил вас?! – воскликнул потрясенный маркиз.

– Каждый раз, когда находил повод.

– О моя дорогая! Так вот откуда ваш страх.

– Я не могу вернуться! Не могу! – повторяла Арабелла.

– В таком случае уеду я, – принял решение маркиз.

– Нет, нет! Это невозможно! Я не вправе просить вас об этом.

– Так что же делать? Единственный выход – жениться на вас. Тогда, по крайней мере, вы будете носить мое имя, а я смогу обеспечить вас и позаботиться о вашем благополучии.

– Нет, подобное предложение не для меня, – с гордостью сказала Арабелла. – Я буду сама зарабатывать на жизнь. И это не вы, а я должна уехать в Лондон. Думаю, я смогу найти место компаньонки или гувернантки.

– Вам кажется, что можно получить работу, обладая такой внешностью, как ваша? – ласковым тоном спросил маркиз. – Вы очень красивы, Арабелла, и ни одна женщина не потерпит вашего присутствия в своем доме, оно сулит неприятности.

– Как же нам быть? – В голосе девушки звучала безысходность.

– Не знаю.

– Ну давайте хотя бы на сегодня оставим эту проблему, – попросила Арабелла, думая о тех письмах, что вез Ричард Хантигтон. Может, наконец, Джентльмену Джеку воздастся по заслугам, и тогда ей не нужно будет бояться, что по дороге в Лондон маркиз попадет под пули разбойников.

– Нет! – Маркиз был непреклонен. – Мы обязаны найти решение, и это предстоит сделать мне, хотя, видит Бог, я блуждаю в потемках.

– Тогда не будем ничего делать! – взмолилась девушка. – Вы собирались на верховую прогулку. Почему бы вам не осуществить свое намерение?

Маркиз приблизился к Арабелле и заглянул ей в лицо. Под его взглядом щеки девушки залил густой румянец: ей казалось, будто он целует ее.

– Я должна принести Бьюлу, – в замешательстве пробормотала она.

– Подождите, Арабелла! Пойдемте со мной. После приезда я еще не наведывался в свои конюшни, а лошадь Ричарда навела меня на мысль об их расширении. Мы посмотрим, чем я располагаю, и решим, что еще следует приобрести. Давайте хотя бы ненадолго представим, что мы самые обычные люди, просто мужчина и женщина, любящие друг друга.

– Уж скорее высокородный дворянин и местная девушка из простой семьи!

Арабелла шутила, но маркиз был серьезен:

– Надо было быть настоящим безумцем, чтобы ничего не заметить. С самой первой нашей встречи, Арабелла, вы заинтересовали и одновременно озадачили меня. Околдованный вами, мог ли я в чем-то сомневаться? Но клянусь вам, что и теперь, если бы только это было возможно, я снова стал бы просить вас оказать мне великую честь и стать моей женой.

На последних словах голос его дрогнул. Та мучительная боль, которую он испытал накануне, рассказывая историю своей жизни, вернулась снова и встала между ним и Арабеллой непреодолимой преградой.

Едва сдерживая подступавшие слезы, Арабелла отвернулась:

– Я п… пойду за Бьюлой.

– Постойте, Арабелла! – хотел остановить ее маркиз, но девушки уже не было в комнате.

В конюшне Бьюла пришла в неописуемый восторг.

– Разве она никогда не бывала здесь? – удивленно спросил маркиз при виде того упоения, с которым девочка гладила лошадей и давала им морковь.

– Должно быть, мисс Харрисон не любила животных, – быстро ответила Арабелла.

Она видела, как встревожен старший конюх неожиданным визитом маркиза, и сердце ее сжималось от дурного предчувствия. Вряд ли разбойники держали своих лошадей в конюшне маркиза сейчас, когда сам он был дома, не настолько же они глупы! Однако, переходя от одного денника к другому, Арабелла чувствовала, как нарастает напряжение тех, кто их сопровождал.

Внезапно маркиз остановился перед денником с серой кобылой.

– Это не моя лошадь, Эбби! – воскликнул он. – Откуда она взялась?

Старший конюх растерялся.

– Ее купил мистер Шелтэм, милорд.

– Шелтэм?! Что-то не припомню, чтобы уполномочивал его приобретать для меня лошадей.

– Вы были… за границей, милорд, и он решил, что… так… нужно, – заикаясь и пряча глаза, проговорил старший конюх – он чувствовал себя явно не в своей тарелке.

– Она одна? – спросил маркиз.

– Нет, милорд, есть и другие.

– Сколько?

– Шесть, милорд.

Беспримерная дерзость разбойников восхитила Арабеллу: без всякого сомнения, это были их лошади. Какие еще грабители имели резервных лошадей, лошадей, которых можно было легко переменить и содержать в конюшне, где ни у кого не возникало подозрений относительно их владельца? Ничего удивительного, что разбойники появлялись в разных частях графства и без труда уходили от любой погони!

– Очень странно, – недоумевая, проговорил маркиз. – Первый раз слышу, чтобы управляющий по собственному почину приобретал лошадей, да еще в таких количествах. Не помню, чтобы он писал мне об этой покупке, хотя, кажется, я получил все его письма.

– Одно, наверное, все-таки потерялось, – сказал старший конюх. – Мистер Шелтэм наверняка известил вашу светлость.

– Лошади совсем молодые. Значит, – вслух размышлял маркиз, – когда Шелтэм покупал их, они были еще жеребятами.

Маркиз внимательно, одну за другой, осмотрел лошадей и, не говоря ни слова, вышел из конюшни.

– Здесь кроется какая-то тайна, – сказал он, когда они были уже далеко от конюшен и никто не мог их услышать. – Не верю, что Шелтэм купил этих лошадей. Он давным-давно в могиле, а той первой лошади, что я увидел, никак не больше трех лет. Пока еще я в состоянии определить возраст лошади! Какие у вас будут предложения? – после некоторой паузы спросил маркиз. – Думаю, истина заключается в том, что вы знаете обо всем этом гораздо больше, чем я.

Арабелла рассмеялась:

– Я не могу отвечать за все тайны вашего дома, милорд.

– Здесь что-то происходит, – развивал мысль маркиз, обращаясь скорее к себе, чем к Арабелле. – Сначала Исткоты, потом эти лошади, и, наконец, попустительство Мэтти полнейшему упадку замка. Просто непостижимо!

– Бьюле уже пора завтракать, – заметила Арабелла.

– Вы будете завтракать со мной! – В голосе маркиза слышались властные нотки.

– А потом вы отправитесь на верховую прогулку?

– Нет, лучше мы все вместе поедем кататься. В конюшне я заметил двухколесную коляску. Конечно, она не так быстроходна, как мой фаэтон, но гораздо более удобна для дам. Сочту за великую честь, если вы согласитесь составить мне компанию.

– Нам с Бьюлой это доставит огромное удовольствие! – улыбнулась девушка.

Она отвела Бьюлу в детскую и переодела в другое платье. Конечно, из-за прогулки девочке придется пропустить дневной сон, но Арабелла решила, что один раз это не так страшно, а вечером она уложит ее пораньше. То, что маркиз решил провести время с ними, радовало девушку: если бы он уехал один, она бы места себе не находила от беспокойства за него.

Ее не покидало ощущение растущей напряженности, которая как будто расползалась по всему замку ядовитым облаком. Вся надежда теперь была только на Ричарда Хантингтона. "Наверное, он уже давно в Лондоне, – думала Арабелла, – особенно если ехал так же быстро, как сюда. Интересно, трудно ли ему будет связаться с министром внутренних дел? И поверит ли эта августейшая особа тому, что написано в письме? А если поверит, поспешит ли послать в Хертфордшир солдат?"

Арабелла попыталась прикинуть, когда может подоспеть помощь, но не смогла, слишком многое ей было неизвестно: и отношение капитана Хантингтона к ее письму, и сколько времени ему понадобится, чтобы найти министра внутренних дел, и будут ли под рукой свободные войска, да и вообще, вызовет ли ответные действия та скудная информация, которую содержало письмо.

– Бьюла… кушать!

– Знаю, детка. Мы будет завтракать вместе с твоим братом. Ты рада?

– Д… Джулиус!

– Правильно, Джулиус, – сказала Арабелла и почувствовала, как при имени маркиза ее охватил трепет.

"Джулиус, Джулиус!" – шепотом повторила девушка несколько раз. Она любит его! Она любит его так сильно, что будущее без него для нее невозможно!

Страшась расспросов маркиза о странном случае в конюшне, Арабелла во время ленча постоянно занимала маркиза разговорами. Она рассказывала ему о деревенской жизни и местных жителях, вспоминала, как ребенком ходила с отцом на охоту, как он учил ее плавать и делать многое другое, чему обычно учат только мальчиков.

– Он всегда жалел, что я не мальчик, и я тоже.

– В отличие от вас я просто счастлив, что у вашего отца родилась именно дочь! – заявил маркиз.

Под взглядом его внимательных глаз Арабелла слегка покраснела. Куда-то ушел царивший в замке страх, позабылись трудности, которые рано или поздно неминуемо должны были разлучить их. Все казалось напоенным каким-то очарованием, и даже Бьюла была счастлива, поглощая лакомства, специально приготовленные для нее миссис Кумб.

– Пойдемте на солнце, – сказал маркиз, когда с едой было покончено. – Мой отец, бывало, говорил: "Готовь сено, пока солнце сияет". Вот мой девиз на сегодня! Давайте же хоть ненадолго забудем, что наступит завтрашний день!

Коляска, в которую они сели, была намного ниже и, запряженная двумя вороными лошадьми маркиза, выглядела гораздо элегантнее его несколько вычурного фаэтона. Развернувшись перед замком, лошади медленно поехали по подъездной аллее и дальше через мост, и Арабелле показалось, что она не видела более вышколенной пары.

– На вашем месте я бы поехал дорогой, которая ведет к лесу, милорд, – сказал старший конюх, когда они уже трогались. – После ремонта она не такая ухабистая, и вашим дамам будет спокойнее.

– Спасибо, Эбби. Пожалуй, мне следовало бы заняться дорогами, верно?

– Да, милорд, они не в очень хорошем состоянии.

Старший конюх выглядел совершенно больным. Конечно, он был стар, но не возрастом объяснялась его смертельная бледность и это слишком хорошо знакомое Арабелле выражение глаз. Страх! Какими бедами грозил ему их визит в конюшню? А может, не случайно он предложил им воспользоваться именно этой дорогой? – задалась вопросами Арабелла и тут же отогнала их. Ничто не должно омрачать этот золотой от солнца ее день с маркизом!

Лошади мчались быстро, оставляя замок все дальше и дальше. Дорога шла в гору, и сверху Арабелла видела протянувшуюся почти на две мили полосу деревьев, которые защищали замок от северного ветра.

– Ребенком, – сказал маркиз, – я думал, что в лесу живут драконы.

– Я тоже верила в драконов, – улыбнулась Арабелла.

– И в рыцаря, который спасает вас от них? Как бы я хотел оказаться на его месте!

– И мне бы хотелось, чтобы этим рыцарем были именно вы.

– Дра… коны! – закричала Бьюла, вызвав общий смех.

– Бьюла становится все более сообразительной, – сказала Арабелла. – Она запоминает такие слова, о которых и не подумаешь, что они ей понятны.

– Вы нашли к ней хороший подход, – похвалил ее маркиз, но продолжать разговор о сестре не захотел.

– Расскажите мне, пожалуйста, еще что-нибудь о своем детстве, – перевела разговор на другую тему Арабелла.

– Наверное, потому что был единственным ребенком, я часто уходил в мир своих фантазий, – начал маркиз и внезапно умолк.

Девушка посмотрела в направлении его взгляда и тихо вскрикнула. Сердце сжала ледяная рука. Из леса навстречу им выехали шесть всадников, и, еще не видя их главаря, она уже знала, кто они и что им нужно.

На мгновение ей показалось, что слова застревают у нее в горле, и, когда маркиз натянул поводья, она едва выдохнула:

– Это… разбойники!

– Разбойники?! – повторил маркиз. – Проклятье! У меня, как назло, нет оружия!

– Будьте осторожны! О, Джулиус, ради всего святого будьте осторожны!

Маркиз не мог не услышать звучавшего в словах Арабеллы отчаяния. Кроме того, она в первый раз, сама того не замечая, назвала его по имени.

– Вы, наверное, все-таки ошиблись, – сказал он ей твердо, но разбойники уже приближались к ним, а один из них преградил дорогу их коляске так, что маркиз был вынужден остановить лошадей.

– Добрый день, милорд маркиз. Счастлив видеть вас снова после стольких лет.

– Кто вы такой и что вам нужно? – холодно спросил маркиз.

– Вы все узнаете, но в свое время, – ответил Джентльмен Джек. – Мои люди проводят вас туда, где мы сможем спокойно поговорить.

– И где это?

– Не стану объяснять. Будет лучше, если вы поедете за всадником.

– С какой стати, черт побери? – гневно бросил маркиз.

Джентльмен Джек достал из-за пояса пистолет.

– У меня нет времени на препирательства. Делайте, что велено, или вашими лошадьми будет править мой человек.

– Не перечьте ему, – шепнула Арабелла, кладя руку на плечо маркиза.

По его лицу было ясно, что ему стоило больших усилий подчиниться Джентльмену Джеку. Но что мог он сделать один и без оружия против шести вооруженных разбойников, да еще когда Арабелла и Бьюла рядом?!

Теперь тот всадник, что преграждал им дорогу, скакал впереди. Остальные разбойники ехали рядом с коляской. "Мы пленники!" – в полном отчаянии думала Арабелла. Трепеща от страха, она уповала лишь на то, что Джентльмен Джек оправдает свое прозвище и не станет стрелять в безоружного.

– Лошадки… еще лошадки! – радовалась Бьюла. Арабелла обхватила ее рукой и прижала к себе.

Дорога, по которой они ехали, свернула в лес и запетляла среди деревьев. Очень скоро впереди показался старый амбар, в каких фермеры обычно хранят корм для скота. Выстроенный посреди небольшой поляны, он, по-видимому, стоял здесь уже целую вечность, и теперь его потрепанные бревенчатые стены и видавшая виды соломенная крыша сильно нуждались в ремонте.

– Заходите, – сказал Джентльмен Джек.

– С какой это стати я буду слушать ваши приказания! – гневно воскликнул маркиз.

– Просто в данном случае у вас нет выбора, – кривя губы, ответил разбойник.

Два разбойника подошли к лошадям маркиза. И они, и остальные четверо были без масок, и Арабелла видела, какой злобы и жестокости исполнены эти люди. Лица некоторых покрывали шрамы и следы от оспы, но сами они были хорошо одеты, а их лошади выглядели ухоженными и находились в прекрасном состоянии.

Маркиз демонстрировал явное нежелание покидать коляску.

– Мне применить силу? – спросил Джентльмен Джек.

– Пошел к черту! – выругался маркиз, однако спустился с коляски и снял сначала Бьюлу, а потом Арабеллу.

– Будьте осторожны, – шепнула ему Арабелла.

– Разве мне остается что-то другое? – раздраженно бросил он в ответ.

Под конвоем Джентльмена Джека и трех разбойников они вошли в амбар. Еще три разбойника остались с лошадьми.

Амбар заполняла полусгнившая солома. Четыре крепких столба из почерневшего дерева поддерживали крышу, и, судя по запаху навоза и кожи, здесь было еще одно потайное место, где разбойники прятали лошадей.

– Ну и что все это значит? – спросил маркиз, глядя в лицо Джентльмену Джеку.

На злобно-насмешливом лице разбойника появилась неприятная улыбка.

– Вот мы и встретились, мой дорогой кузен, – ответил он.

– Кузен?! – воскликнул маркиз. – Вы мне не родственник!

– Ошибаетесь, и у меня давно было желание рассказать вам о нашем родстве – родстве по крови! – Джентльмен Джек глумливо рассмеялся и, щелкнув пальцами, скомандовал своим людям: – Свяжите его!

Разбойники набросились на сопротивлявшегося маркиза и поволокли к одному из столбов.

– Пустите меня, черт побери! – услышала Арабелла его голос. Ударом кулака ему удалось уложить одного из разбойников, но силы были слишком неравны, и в следующее мгновение он, в разорванном кафтане и без шляпы, стоял у столба, привязанный к нему веревками.

Предусмотрительно обезопасив маркиза, разбойники схватили Арабеллу и, прежде чем она осознала происходящее, прикрутили к другому столбу так, что веревка впилась ей в руки.

– Не тронь ее, слышишь, ты, свинья! – крикнул маркиз Джентльмену Джеку. – Она тебе ничего не сделала!

Не удостоив маркиза своим вниманием, главарь разбойников снова щелкнул пальцами, на этот раз указывая на Бьюлу. Девочку потащили к третьему столбу. Сначала она решила, что с ней играют, но потом начала хныкать и звать Арабеллу.

– Больно… они делают больно… Бьюле!

Жалобные крики девочки оставили Джентльмена Джека совершенно равнодушным.

– Теперь сено, – приказал он.

Его люди принесли несколько охапок сена, более сухого и свежего, чем то, которым был забит амбар, и сложили их у ног маркиза и Арабеллы. Потом то же самое они проделали с Бьюлой.

Девочка перестала плакать и как завороженная молча следила за действиями разбойников. И Арабелла была не в силах говорить: в душу закрадывались столь страшные подозрения, что облечь их в слова было просто невозможно.

– Что вы, черт возьми, делаете? – спросил маркиз. Это был вопрос, на который Арабелле тоже хотелось бы получить ответ.

Разбойники кончили укладывать сено и ждали от Джентльмена Джека дальнейших распоряжений.

– Отправляйтесь на ферму Исткотов, – сказал он. – Встретимся там через полчаса. Коляску оставьте мне, а мою лошадь возьмите с собой. Езжайте через лес и не попадайтесь никому на глаза.

– Нас никто не увидит, – хриплым голосом ответил один из разбойников.

В первый раз за все это время кто-то из людей Джентльмена Джека заговорил. До этого никто из них не произнес ни слова, и их молчание производило более устрашающее впечатление, чем все, что они делали.

– Ну что, мой петушок, – глумливо ухмыльнулся Джентльмен Джек, – подрастерял свою спесь?

– Какого черта! Что за игру вы затеяли?! – вне себя от ярости вскричал маркиз.

– Это не игра, – ответил Джентльмен Джек.

– Если мы не вернемся в замок, мои слуги станут нас искать.

На лице Джентльмена Джека появилась неприятная улыбка:

– Слуги получили мои распоряжения.

– Ваши распоряжения?! С чего это вдруг мои слуги станут вас слушать? – спросил крайне изумленный маркиз.

– Замок фактически стал моим, хотя носит пока чужое имя. Теперь же, мой дорогой кузен, я собираюсь сделать так, чтобы он принадлежал мне и по закону.

– Что за бред?! Вы сумасшедший!

– Позвольте мне сначала объяснить наши родственные отношения, – начал Джентльмен Джек. Всем своим видом он демонстрировал, что наслаждается каждым мгновением этой словесной перепалки. – Ваш дядя – младший брат вашего отца – соблазнил мою будущую мать. Это была привлекательная девица, естественно, недостойная, чтобы один из Бельмонтов с их напыщенными манерами и великосветскими замашками снизошел до нее, но, безусловно, достойная того, чтобы он уложил ее в постель. Я явился плодом распутства вашего дядюшки, и, будучи истинным джентльменом, он расплатился золотом за удовольствие. Что еще мог он предложить дочери простого трактирщика?

Саркастический тон Джентльмена Джека лучше всяких слов говорил, как глубоко он уязвлен.

– Как звали вашу мать? – спросил маркиз.

– Уайлдер. Помните старого Уайлдера, который когда-то держал в деревне трактир "Бекас и белка"? Так вот, это был мой дед.

– Мне очень жаль, если моя семья заставила вас страдать, – сказал маркиз.

– Конечно, я должен испытывать гордость оттого, что во мне течет кровь Бельмонтов, и покорнейше благодарить вашего дядю за те золотые гинеи, которыми он оплатил мое образование. Да, да, дорогой кузен, я получил образование, и потому меня называют Джентльменом Джеком.

– Джентльмен Джек?! – воскликнул маркиз. – Как! Я слышал о вас. Это ваша шайка терроризирует весь Хертфордшир!

– А ваш замок – штаб этой шайки, – ответил разбойник.

– Лошади! – догадался маркиз. – И вы упоминали Исткотов. Теперь мне понятно, почему они вдруг захотели уехать.

– Когда я буду владеть замком, им расхочется уезжать. Мне нужны фермеры, которые обрабатывали бы мою землю как должно, а не доводили бы ее до полного запустения, как было при вас, мой бравый кузен, предпочитающий Карлтон-Хаус замку Меридейл.

– Теперь я вернулся и намерен здесь остаться!

– Как это ни печально, но ваше желание неосуществимо: слишком поздно. Сегодня, когда благородный маркиз Меридейл умрет, я заявлю свои права на наследство, то самое наследство, которое полагается мне по праву рождения, пусть я и имел несчастье появиться на свет вне брака.

– Вы не в своем уме! У вас нет никаких прав на замок: ни один суд в мире не примет ваши наглые притязания.

– Знаю, мой дорогой кузен. Разве могут приблудные дети высокородных отцов ждать справедливости?! Нет, любезный кузен, не считайте меня круглым дураком! То, что я предъявлю, будет завещанием в мою пользу, которым вы пожелали исправить зло, причиненное вашим предком невинной деревенской девушке, по моему мнению, приложившей все усилия, чтобы заманить его в постель.

– Завещание? Какое завещание? – удивился маркиз.

– О, все будет очень убедительно. – На губах Джентльмена Джека появилась самодовольная ухмылка. – В конторе Шелтэма мы нашли несколько образцов вашей подписи. Один из моих людей весьма искусно подделывает подчерки, и доказать подлог сможет только очень опытный адвокат. Но, увы, дорогой родственничек, вы будете слишком далеко, чтобы нанять кого бы то ни было! На мгновение воцарилась тишина.

– Что вы собираетесь со мной сделать? – спросил маркиз.

– Я прикажу поджечь амбар, – с ледяным спокойствием ответил Джентльмен Джек.

– Нет! Нет! Вы не смеете! – закричала Арабелла. – Это бесчеловечно!

При звуке ее срывающегося от страха голоса Бьюлу охватил ужас. Тихо скулившая до этой минуты, она вдруг начала кричать – душераздирающие вопли с трудом вырывались из ее груди.

– Неужели вы это всерьез? – тихо спросил маркиз.

– Да уймите же, наконец, эту сумасшедшую! – сорвался на крик Джентльмен Джек.

– Бьюла, детка, замолчи, – взмолилась Арабелла, но насмерть испуганная девочка закричала еще громче.

– Проклятая умалишенная! Я не слышу собственного голоса! – воскликнул разбойник и, повернувшись, выстрелил в Бьюлу. Звук выстрела сотряс стены амбара.

Тело девочки обмякло и повисло на веревках, которыми она была привязана к столбу.

– Будь ты проклят! – закричал маркиз, а Арабелла в ужасе закрыла глаза.

– Жаль, что я не сделал этого раньше, – улыбнулся Джентльмен Джек, перезаряжая пистолет. – Мне всегда было отвратительно это мерзкое отродье. А к вам, милорд маркиз, я проявлю милосердие. Не потому, что меня волнует, будете вы страдать или нет, – напротив, мне доставило бы большое удовольствие слышать ваши крики, пока будет гореть амбар, – а потому, что тороплюсь на ферму Исткотов. Сегодня мое войско будет распущено, и со всеми я сполна расплачусь собранными мной трофеями.

– Теми, что в Бьюлиной комнате! – ахнула Арабелла.

– Значит, ты все разнюхала? – прорычал Джентльмен Джек. – Мне следовало придушить тебя в то самое утро, когда я заметил, как ты шныряешь вокруг конюшен. Впрочем, сейчас это не имеет значения. Мои люди рассеются по всему графству, получив от плодов наших незабываемых встреч с местной знатью на Королевской дороге. А потом, дорогой кузен, Джентльмен Джек превратится в Джека Уайлдера, джентльмена и хозяина замка Меридейл.

– Возмездие настигнет! – вскричал маркиз. – Ты будешь болтаться на виселице.

– Сомневаюсь, чтобы кто-то стал оспаривать мои права на замок. А посему, милорд маркиз, кончайте свои молитвы, я собираюсь пристрелить вас. Но прежде я разделаюсь с вашей пташкой. Уверен, вы предпочтете видеть ее мертвой, чем согласитесь предстать перед ней слабым, беспомощным, растерявшим все свое мужество.

– Отпусти ее! – хриплым голосом крикнул маркиз. – Ради всего святого, отпусти ее. Разве с ней ты враждуешь?

– Отпустить, чтобы она начала болтать по всей округе? – глумливо спросил разбойник. – Нет, слуга покорный. Итак, разговор окончен, время не ждет.

Он поднял дуло пистолета.

– Боже милостивый, – шепотом молилась Арабелла, – дай мне силы быть храброй.

– Стой! – раздался вдруг чей-то голос – Ты забыл кое-что!

Арабелла открыла глаза. В дверях стояла женщина в изящной красной амазонке и черной шляпе с алой вуалью.

На миг стало очень тихо. Глядя округлившимися от ужаса глазами, словно перед ним было привидение, Джентльмен Джек сдавленно проговорил: "Мириам!", и в следующее мгновение женщина выстрелила в него из маленького пистолета.

Казалось, пуля не задела его. Несколько секунд он оцепенело стоял, уронив руку с пистолетом. Потом зашатался, начал медленно оседать и с грохотом свалился на пол.

Даже не взглянув на разбойника, женщина прошла в глубь амбара.

– Мама! Неужели это ты?! – изменившимся до неузнаваемости голосом вскричал маркиз.

– Да, дорогой, это я, – ответила женщина, – и, благодарение Господу, вовремя. Больше всего на свете я боялась, что опоздаю и случится что-нибудь страшное. Мэтти сказала мне, что вы поехали по направлению к лесу, поэтому я сразу догадалась, куда он мог вас отвести.

Она подошла к маркизу и, поднявшись на носки, поцеловала его.

Теперь Арабелла могла как следует разглядеть ее. Она была уже немолода, но безупречная красота черт и неповторимое очарование всего облика казались неподвластными времени.

– Сейчас я развяжу тебя. А, вижу, узел сзади! – сказала маркизу его мать и немного ослабила туго затянутые веревки.

Приложив усилие и освободившись от пут, маркиз крепко обнял ее.

– Не могу поверить! Неужели это не сон?! Мне сказали, что ты умерла, а Шелтэм написал о твоих похоронах.

– Знаю, милый. Когда ты выслушаешь мой рассказ, тебе станет понятно, почему я поступила так, а не иначе.

Она посмотрела на распростертую на полу девочку и тихо добавила:

– Бедная маленькая Бьюла! Я не смогла спасти ее, но, может, оно и к лучшему, что ей суждено умереть.

– Мама! Как ты можешь говорить такое?! – воскликнул маркиз. – Он пристрелил ее совершенно хладнокровно. Да, я испытывал к ней весьма непростые чувства, но видеть, как убивают ребенка…

– Я понимаю тебя, – ответила его матушка. – Но у него были свои причины ненавидеть ее.

Как только маркиз развязал опутывавшие ее веревки, Арабелла бросилась к Бьюле. Прижимая к груди обмякшее, безжизненное тельце, она тщетно надеялась, что в девочке еще теплится жизнь.

– Она мертва, – услышала Арабелла рядом с собой голос маркиза.

– Вы… вы уверены? – дрогнувшим голосом спросила она.

– Все кончено, – тихо ответил маркиз и закрыл лицо Бьюлы носовым платком.

Затем он помог Арабелле подняться, почти силой увлекая ее прочь от неподвижной фигурки на полу.

– Пойдемте отсюда, – сказала мать маркиза, когда они подошли к ней. – Мне невыносим вид этого человека: мне кажется, что и после смерти он источает зло.

В дальнем конце амбара высокие кучи полусгнившей соломы скрыли от них тела убитых.

– Почему бы нам не пойти в замок? – предложил маркиз.

– Нет времени, – ответила его матушка. – Мне пора возвращаться в Лондон. И учти, Джулиус, я умерла!

– Умерла? – переспросил маркиз, словно до него не дошел смысл сказанного.

– Да, умерла для всех, кроме тебя и Мэтти. Так лучше, мой дорогой.

– Ничего не понимаю… – сказал маркиз.

– Я виновата перед тобой, но поступить иначе было просто невозможно. Из-за Джека Уайлдера я должна была умереть. Ради всех остальных…

– Он угрожал тебе?

– Хуже.

Опустившись на одну из охапок сена, она жестом пригласила сына сесть рядом, а затем подала руку Арабелле.

– Вы очень милы, дитя мое, и, по-моему, неравнодушны к моему сыну.

– Не будем об этом, мама, – перебил свою матушку маркиз.

Она улыбнулась в ответ и, притянув к себе Арабеллу, усадила рядом с собой.

– А теперь я расскажу вам о том, что произошло. К сожалению, у меня очень мало времени. Как ты знаешь, Джулиус, мы с твоим отцом были очень счастливы вместе. Он женился на мне, когда я была совсем молодой. Несмотря на большую разницу в возрасте, я страстно любила его, и мое чувство было взаимным. Однажды, когда ты был в Оксфорде, твоему отцу пришлось на несколько дней уехать в Лондон по какому-то неотложному делу. Я не захотела сопровождать его и осталась в замке. В первую же ночь Джек Уайлдер явился в мою комнату.

– Как он посмел?! – вскричал маркиз. – И почему ты не приказала вышвырнуть его?

– В западном крыле, кроме меня, никого не было. Я пыталась сопротивляться и боролась с ним, пока не потеряла сознание. Когда я пришла в себя, его уже не было, но, прежде чем уйти, он воспользовался моей беспомощностью.

– Мама! – Маркиз сжал пальцы матери с такой силой, что они побелели.

– Конечно, я знала, кто он такой. Уже некоторое время шли слухи, что внук старого Уайлдера сколотил шайку и промышляет с ней на дорогах в Лондон. Естественно, я не собиралась обсуждать случившееся ни с кем из слуг, а стала ждать возвращения твоего отца.

– И ты сказала ему?

– Его привезли умирающим: экипаж потерпел ужасное крушение. Врачи всерьез опасались за него, поэтому я решила, что расскажу ему обо всем, как только жизнь его будет вне опасности. Но очень скоро я обнаружила, что жду ребенка.

– Боже милостивый, – каким-то надтреснутым голосом произнес маркиз.

– Сначала я хотела умереть, – продолжала его мать, – но потом поняла, что должна пощадить твоего отца. Если бы он узнал о случившемся со мной, это стоило бы ему жизни.

– Так значит, это был ребенок Уайлдера, – едва слышно сказал маркиз.

– Ребенок Уайлдера, и родился он через два дня после смерти моего мужа.

– Сколько же тебе пришлось выстрадать!

– Мне казалось невозможным вынести тот ад, в который превратилась моя жизнь, пока я носила Бьюлу. Уайлдер приходил в замок, когда хотел. Я пыталась помещать ему, но слуги уже были напуганы, мне же он пригрозил тем, что, если я выдам его властям, он расскажет всем о нашей связи.

– Если бы я только мог убить его!

– От него я узнала, что он отец нескольких детей, и все они родились умственно или физически неполноценными. Безумие в семье его матери было наследственным. Мать Уайлдера, о которой он говорил, что ее соблазнил твой дядя, кончила свои дни в лечебнице для умалишенных, его бабка потеряла рассудок и утонула. Еще несколько женщин среди материнской родни были помешанными. Это проклятие нашего рода, говорил он, и ненавидел всех своих дочерей, желая им только смерти.

Маркиз закрыл лицо руками.

– О мой дорогой! – мягко сказала его мать. – Мне понятны и твои чувства при виде новорожденной Бьюлы, и твой поспешный отъезд. Ты принял самое разумное решение, присоединиться к своему полку.

– Я знал, что не имею права жениться: ведь и мой ребенок мог родиться таким, как Бьюла.

– А я и не подумала, что тебя будут терзать подобные мысли! Мне с самого начала следовало открыться тебе, но, пойми, Джулиус, все было очень непросто. После смерти твоего отца Уайлдер вознамерился жениться на мне. Он был просто одержим идеей жить в замке… быть здесь хозяином и самый простой путь к достижению этого видел в женитьбе на мне. А после этого он, без всякого сомнения, расправился бы с тобой!

– Почему я не знал всего этого… Я пристрелил бы его как бешеную собаку! – заявил маркиз.

– Меня охватила паника, мой рассудок изнемогал от страха и страшного напряжения. Я кинулась в Лондон, где встретила своего старинного друга, герцога ди Коллалто, прибывшего в Англию с секретной миссией. Мы с твоим отцом останавливались у графа, когда были в Италии, и я всегда знала, что он влюблен в меня. Ему-то я и поведала о своем отчаянном положении.

– И ты получила от него помощь, – сказал маркиз.

– Он женился на мне, – ответила его мать просто. – Но прежде я должна была исчезнуть. Мы знали, что имеем дело с человеком без чести и совести. Уайлдер мог учинить страшный скандал, заявив, что Бьюла – его ребенок. Доброе имя семьи оказалось бы опороченным, чего я, из любви к твоему отцу, ни в коем случае не могла допустить. И именно Паоло договорился обо всем с нашей дорогой Мэтти.

– Выходит, она все это время знала, что ты жива? – спросил маркиз.

– Да, и, когда была возможность, поддерживала со мной связь. Это она сообщила мне, что ты не вернулся в замок. Поэтому я и не пыталась наладить контакт с тобой: думала, что у тебя теперь своя жизнь. И, разумеется, пока шла война, о моем возвращении в Англию не могло быть и речи.

– Но ведь ты же приехала! – воскликнул маркиз.

– Тайно, мой милый, тайно! – улыбнулась его мать. – Сегодня Паоло будет в Карлтон-Хаусе, а я не смогу его сопровождать. Никто не должен видеть меня, Джулиус, ни у кого не должно возникнуть подозрения, что маркиза Меридейл не покоится в семейной усыпальнице рядом со своим мужем.

– Я никогда не ставил под сомнение твою кончину, – сказал маркиз, – и даже сейчас не могу поверить, что ты жива!

– Да, я жива и замужем за итальянцем. Там, в Италии, все очень добры к герцогине ди Коллалто, англичанке по рождению, но, уверяю тебя, никто и помыслить не может, что у жены их самого знаменитого певца в высшей степени странное прошлое.

– А твой супруг…

– Мы очень счастливы. Он горячо любит меня, и думаю, Джулиус, ты тоже полюбишь его. Это человек большой отваги: сведения, которые он во время войны сумел передать союзным армиям, просто бесценны. Он поступил очень умно, став профессиональным певцом. И итальянцы, и французы позволят все, что угодно, человеку, который поет как ангел. – Она сделала паузу, затем добавила: – Сегодня принц-регент вручит Паоло орден Британской империи. Я рада за мужа, но буду по-настоящему счастлива только когда снова окажусь в Италии.

– Как, я больше не увижу тебя?! – вырвалось у маркиза.

– До моего отъезда, к сожалению, нет, – ответила его мать. – Но кажется мне, очень скоро перед тобой встанет вопрос, где провести медовый месяц, и мы с Паоло будем счастливы принять тебя и твою жену в нашем поместье на юге Италии.

С этими словами она подошла к сыну, обвила его шею руками и притянула к себе его лицо.

– Мой дорогой сын! Хочу, чтобы ты понял: я всегда любила тебя больше жизни и именно поэтому сделала все, чтобы ты не знал о моих страданиях и унижениях. Возможно, я была не права и мне следовало больше доверять тебе. Но, видит Бог, ты был так молод!

– Как жаль, что ты не открылась мне! – воскликнул маркиз и крепко обнял свою мать.

– Забудьте обо всем, что произошло, – мягко обратилась она к Арабелле. – Джек Уайлдер мертв, и, благодарение Богу, его зло умерло вместе с ним.

Мать и сын вышли из амбара. До Арабеллы донеслись сначала звуки их голосов, затем стук копыт удаляющейся лошади, а мгновение спустя маркиз снова был рядом с ней.

Не говоря ни слова, он подхватил ее на руки. Девушка спрятала лицо у него на груди, и он понес ее прочь из амбара, подальше в лес.

Открыв глаза, Арабелла увидела освещенные солнцем ветви деревьев. Громко пели птицы. Так и держа девушку на руках, маркиз сказал:

– Мы должны сделать очень много. Само собой разумеется, никто не должен узнать, что нас спасла моя матушка. Я буду говорить, что убил этого разбойника после того, как он застрелил Бьюлу.

– У меня есть гораздо лучшая идея, – заявила Арабелла.

– Какая? – спросил маркиз, опуская ее на землю.

– Почему бы нам не поступить так, как предполагал Джентльмен Джек, и не спалить амбар? Это избавит нас от массы хлопот. Тела убитых не будут обнаружены, и вам не придется объяснять, каким образом вы могли застрелить разбойника, не имея при себе пистолета, или почему он ненавидел Бьюлу.

Маркиз сосредоточенно слушал девушку, а она, сделав паузу, продолжала:

– Я предлагаю следующее: Джентльмен Джек собирался сжечь всех нас вместе с амбаром, однако каким-то чудом вам удалось освободиться. Вы боролись с разбойником, и в результате он остался в горящем амбаре, а меня вы смогли вынести из огня.

– Вы правы, – согласился маркиз. – Ваша версия не потребует сложных объяснений.

Он вернулся в амбар, и через некоторое время оттуда потянуло дымом. Запах становился все сильнее и сильнее, и вдруг из открытой двери вырвались желтые языки пламени. Охваченная ни с чем не сравнимым ужасом, Арабелла думала, что маркиз попал в огненную западню, пока, наконец, не увидела его живым и невредимым.

И тогда земля устремилась ей навстречу, деревья закружились и – стали падать ей на голову, а потом все поглотила кромешная тьма.

Глава 12

Арабелла открыла глаза. В первый момент она не могла понять, где находится, но, увидев в ногах своей кровати взволнованную Мэтти, сразу все вспомнила.

… Придя в себя, девушка почувствовала, что ее крепко держат сильные руки маркиза. Его озабоченное лицо склонилось над ней, и весь ужас пережитого в полыхающем теперь амбаре отступил куда-то.

Прижимая девушку к себе, маркиз понес ее к коляске.

"Мы должны возвращаться в замок", – сказал он.

"Да, да, – откликнулась она, – со мной все в порядке".

"Держитесь-ка крепче. Я собираюсь пустить лошадей вскачь".

Арабелла еще не вполне оправилась от обморока и не поинтересовалась, чем вызвана подобная спешка. Она только смутно видела, как мечутся привязанные к дереву лошади, и слышала их беспокойное ржание, они пугались запаха дыма и треска пламени.

Отвязав и успокоив лошадей, маркиз развернул коляску и тронулся в путь. Он мчался во весь опор и при этом правил с таким мастерством, что лошади повиновались малейшему движению его рук, а коляска ни на миг не теряла устойчивости.

Очень скоро впереди вырос замок. При виде его серой неприступной громады Арабелла поняла, почему они так спешили: защемившее вдруг сердце сказало ей, что маркизу все еще грозит опасность.

Лошади пронеслись по подъездной аллее и замерли у дверей замка.

"Верховую лошадь, немедленно! – коротко бросил маркиз торопливо подбежавшему конюху. – Самую быструю в конюшне!"

Конюх бросился выполнять распоряжение, два других занялись лошадьми, а маркиз подхватил Арабеллу и осторожно снял с коляски. Внезапная слабость охватила девушку: ей показалось, что она не удержится на ногах.

Словно почувствовав ее опасения, маркиз на руках внес ее в замок и только здесь спустил на пол. По его отчужденному виду Арабелла догадалась, что мыслями он сейчас где-то далеко, а она отошла для него на задний план.

"Куда вы?" – уже заранее зная ответ, спросила она.

"Не хочу, чтобы эти проклятые головорезы скрылись!"

"Вы не можете ехать один! – вскричала Арабелла. – Они убьют вас – ведь их же пятеро! О Джулиус, не торопитесь: я вызвала солдат".

"Вы вызвали солдат? – ошеломленно переспросил маркиз. – Что все это значит?"

"Капитан Хантингтон должен был передать министру внутренних дел мое письмо. Дело в том, что уже некоторое время я знала о происходящем в замке, но сказать вам ничего не могла. Джентльмен Джек держал всех в страхе: и прислугу в замке, и тех, кто живет в поместье".

"Понимаю, – нетерпеливо проговорил маркиз. – Но солдаты! Есть ли хоть какая-то вероятность, что они прибудут сюда вовремя?"

"Не знаю, – честно призналась Арабелла. – Я просила капитана Хантингтона прочитать мое письмо. Возможно, он что-нибудь предпримет".

"Я не могу полагаться на то, что военные придут нам на помощь. Как только разбойники узнают о смерти своего главаря, они немедленно скроются! Можете не сомневаться! – сказал маркиз. – Принесите мой пистолет", – обратился он к дворецкому.

Лицо Тернера отразило крайнее изумление. Низким от волнения голосом он сказал:

"Простите мою дерзость, милорд, но насколько я понял из ваших слов, главарь разбойников мертв?"

"Да, – ответил маркиз. – Труп Джентльмена Джека, кажется, именно так вы его называете, лежит в лесу".

"Что за великолепное известие, ваша светлость! И к тому же долгожданное!" – воскликнул дворецкий, а на лицах слушавших разговор лакеев Арабелла заметила возбуждение.

"Однако пять разбойников живы и скрываются на ферме Исткотов, – продолжал маркиз. – Их нужно схватить. Если среди мужчин найдутся смельчаки, готовые пойти со мной, я буду только благодарен за помощь".

Тернер немедленно начал давать распоряжения.

"Джордж, – сказал он, – беги в конюшню и передай Эбби, что сказал его светлость. Ручаюсь, милорд, у вас не будет недостатка во всадниках! Здесь просто нет такого человека, который не пострадал бы от Джентльмена Джека и его шайки".

"Жаль только, что ни у кого недостало смелости заговорить о разбойниках раньше," – сухо заметил маркиз, и, едва он кончил говорить, как лакей, ближе всех стоявший к дверям, воскликнул:

"Едут, милорд, я вижу их!"

"Кого?" – осведомился маркиз.

"Солдат! Да вон армейская повозка едет по аллее".

Теперь Арабелла могла вздохнуть с облегчением: маркиз больше не будет безрассудно пытаться сам схватить разбойников.

В поднявшейся суматохе об условностях было забыто. Маркиз в сопровождении Тернера и двух лакеев вышел на лестницу. Арабелла, стараясь держаться сзади, последовала за ними. В этот момент она, как и много раз прежде, пожалела, что родилась женщиной и не может принять участие в опасном и воистину мужском предприятии.

Повозка, запряженная четверкой рослых лошадей, застучала колесами по мосту. Сопровождавший ее всадник пришпорил коня и рысью устремился к замку.

В своем ярко-красном мундире подъехавший офицер был просто великолепен. Он церемонно приветствовал маркиза, но лицо его при этом расплылось в широкой улыбке.

"Прибыли тебе на выручку, Меридейл, – сказал он. – Спешили, как могли".

"Джеральд! – воскликнул маркиз. – Давненько я не имел счастья лицезреть твою физиономию – пожалуй, с тех пор, как ты спас меня при Ватерлоо. Но ведь вы не могли прибыть из Лондона так быстро!"

"Конечно, нет! – спрыгивая с лошади, ответил Джеральд. – Ричард знал, что мы на маневрах в Хэтфилде. Это он убедил нашего полковника послать помощь, сказав, что тебе грозит смертельная опасность. Со мной прибыло восемь человек, самые лучшие наши вояки. Некоторые из них служили с тобой во Франции".

"Покончим с разбойниками и обязательно вспомним минувшие дни! – сказал маркиз. – Пусть твои люди не выходят из повозки – моя лошадь сейчас будет готова. Мы поедем прямо в логово бандитов".

В этот момент из конюшен появились конюхи. Один вел коня маркиза, еще четверо, вооруженные пистолетами всевозможных типов и размеров, ехали верхом. При виде солдат лица их удивленно вытянулись.

"Ну, теперь мы внушительная сила, – заметил маркиз, вскакивая в седло. – Главное, не дать этим негодяям уйти. Если им удастся ускользнуть, не исключено, что они начнут мстить тем беззащитным людям, которых все это время держали в страхе. Поэтому, Джеральд, это должна быть хорошо продуманная атака сразу с нескольких сторон. Разбойников необходимо взять в кольцо".

"Неплохо задумано, – согласился Джеральд. – Впрочем, ты всегда славился своим умением развернуть войска".

Они поскакали вперед, повозка и всадники двинулись следом за ними.

"Позволим им уйти подальше, а потом окружим ферму", – послышались слова маркиза, и в следующее мгновение звуки его голоса утонули в цоканье копыт и грохоте колес.

Чувство внезапного одиночества овладело Арабеллой. Маркиз забыл о ней. Когда впереди ждет схватка, в мыслях мужчины больше нет места женщине.

Девушка совсем пала духом. Последние силы покинули ее, и она вынуждена была уцепиться за перила. Подоспевшая на выручку Мэтти поддержала ее и помогла добраться до спальни.

"Что с ее светлостью?" – тихо спросила она у дверей комнаты.

По щекам Арабеллы покатились слезы.

"Джентльмен Джек убил ее, – прошептала она. – О Мэтти! Это был настоящий кошмар. Бедняжка, разве она в чем-нибудь виновата?"

"Он всегда ненавидел ее светлость. Не плачьте, мисс: ее светлость теперь рядом с Всевышним. Ей не суждено было стать вполне нормальной, сколько бы вы ни учили ее. А вы, видит Бог, не жалели сил".

"Это было ужасно, ужасно!" – сквозь слезы повторяла Арабелла. Мэтти помогла ей лечь, сходила за горячим питьем, а она все плакала и плакала, не в силах успокоиться. Наконец драматические события дня и бессонная ночь накануне взяли свое: ничего вокруг для нее больше не существовало…

Мэтти принесла теплого бульона, и, хотя Арабелла не чувствовала голода, она, чтобы не обидеть добрую женщину, стала пить его маленькими глотками.

– Который теперь час? – спросила она у Мэтти.

– Около пяти.

– Ну что там? – Арабелла отставила чашку с бульоном. – Ох, Мэтти, как я могла уснуть, когда происходят такие важные события?!

– Просто у вас совсем не осталось сил, и сон пошел вам только на пользу.

– Так что же все-таки там? – повторила Арабелла свой вопрос.

– Один разбойник убит, два солдата ранены. С бандитами покончено раз и навсегда, и, насколько я поняла, это не составило большого труда: без своего главаря они превратились в стадо овец.

– Их забрали в Лондон?

– Да, и теперь повесят на Тайберне, – с удовлетворением ответила Мэтти. – Слышала, народ в деревне охвачен неуемным ликованием. Тернер подозревает, что по всей дороге в Лондон затеваются празднества. Новости разносятся быстро, а люди так настрадались от бандитов, что готовы на коленях благодарить Всевышнего за избавление от несчастий.

Арабелла поднялась с постели.

– Хочу пойти вниз и сама обо всем услышать.

– Таково и желание его светлости. Он просил вас прийти, как только вы будете хорошо себя чувствовать.

– Хорошо себя чувствовать! – воскликнула Арабелла, – Да его светлость сочтет меня кисейной барышней, которая слегла в постель с приступом меланхолии.

Она начала снимать пеньюар и вдруг резко остановилась: посреди комнаты стоял кожаный дорожный сундук. Рядом притулился ее, Арабеллы, собственный старомодный саквояж. Очевидно, Мэтти укладывала вещи – и сундук, и саквояж были открыты, на стуле лежало несколько платьев.

Арабелла ничего не спросила, и так было ясно: маркиз отсылает ее. Да и могла ли она оставаться в замке? Очень скоро соседи узнают о случившемся и поспешат к маркизу с выражением восхищения и просто подгоняемые желанием узнать, каким он стал после стольких лет отсутствия. Потом последуют бесчисленные объяснения, встречи с адвокатами, расспросы мировых судей о гибели Бьюлы и Джентльмена Джека. Да, подумала Арабелла, ей придется уехать, и нужно только молить Бога, чтобы маркиз не отправил ее домой: мысль о том, что снова придется выносить жестокость сэра Лоренса, повергала ее в ужас.

За этими печальными размышлениями она кончила переодеваться и только теперь заметила, что Мэтти подала ей новое платье, прелестный наряд из белого батиста, отделанный драгоценным венецианским кружевом.

– К этому платью у ее светлости было особое ожерелье с медальоном, – сказала Мэтти, – и думаю, она не стала бы возражать, если бы вы надели его сегодня.

– Ее светлость так хороша, – отозвалась Арабелла и увидела, что ее слова доставили пожилой женщине удовольствие.

– Для меня на всем белом свете нет никого красивее! – воскликнула домоправительница.

– Знаете ли вы, что только благодаря вам маркиз и я остались в живых?

– Да, его светлость мне все рассказал. У меня не было сомнений, что госпожа окажется на высоте! А что она в Англии, я поняла из слов капитана Хантингтона, когда он приезжал сюда.

Продолжая разговаривать с Арабеллой, Мэтти достала из бархатной коробочки великолепное жемчужное ожерелье. В мерцании свечей засверкал усыпанный бриллиантами медальон. Миниатюрный портрет на обратной стороне его изображал маленького мальчика.

– Это его светлость? – спросила Арабелла.

Мэтти кивнула и, надев ожерелье на шею девушки, застегнула украшенный жемчугом и бриллиантами фермуар.

– Оно слишком роскошно для меня, и к тому же ее светлость, наверное, была бы против, чтобы я брала ее драгоценности, – протестовала Арабелла, а между тем не могла не видеть, что украшение ей очень к лицу и в самом деле является как бы частью платья.

– И все-таки наденьте ожерелье, мисс.

– Хорошо. Я верну его, когда буду уезжать, – ответила Арабелла и ей показалось, что каждое слово острым ножом вонзилось в сердце.

– К этому платью есть еще шляпка в тон и отделанная страусовыми перьями пелерина, – сказала Мэтти. – Я уложу их с вашими вещами.

Арабелла на мгновение закрыла глаза, пытаясь справиться с мучительной болью, пронзавшей ее при мысли об отъезде, потом гордо вскинула голову, а гордости ей всегда было не занимать – и пошла вниз по парадной лестнице.

Лакей торопливо распахнул перед ней двери библиотеки. Маркиз сидел за столом, углубившись в какие-то бумаги, и Арабелла невольно залюбовалась его благородным лицом, блуждавшей на губах счастливой улыбкой, элегантным кафтаном из синего атласа и белоснежным галстуком.

– Арабелла! – заметив ее и вскакивая из-за стола, воскликнул он. – Вы очень вовремя, я как раз покончил с делами.

Девушка прошла в глубь комнаты. Ей почему-то казалось, что маркиз старается смотреть не на нее, а на свои бумаги.

– У меня масса планов, – тихо сказал он, – и я хочу надеяться, что они получат ваше благословение.

Арабелла молчала, стараясь сохранять самообладание, и думала о том, хватит ли ей сил держаться с достоинством, когда придет время сказать друг другу "прощай".

– Мы должны немедленно уехать отсюда! – продолжал маркиз.

– Мы? – Собственный голос показался Арабелле незнакомым.

– Да, – ответил маркиз. – Тернер говорит, что, завидев зарево, люди устремились в лес. Скоро здесь будет полно посетителей, а я совершенно не в силах выносить их бесконечные вопросы и пространные воспоминания о прошлом. Будущее – вот что меня волнует сейчас. Поэтому я решил, – по-прежнему не отрывая глаз от своих бумаг, продолжал маркиз, – что лучше всего будет, разумеется, с вашего согласия, немедленно покинуть замок и поспешить в Хай-Уайкомб под кров моего крестного отца. Он епископ и, хотя давно удалился от дел, с превеликой радостью сегодня же обвенчает нас в домашней часовне. Наверняка вы захотите отправить весточку своей матушке. Мой грум в полном вашем распоряжении.

Арабелла ничего не ответила, поэтому после небольшой паузы маркиз заговорил снова:

– Завтра мы будем в Дувре, откуда на моей яхте переправимся через Ла-Манш. Я хочу показать вам Францию, вместе с вами впервые увидеть Италию и побывать у матушки и ее супруга в имении Коллалто. Одобряете ли вы мои замыслы?

– Вам нет нужды считать себя обязанным жениться на мне, милорд! – очень тихо, тщательно выговаривая каждое слово, ответила Арабелла. – Никто не узнает, что мое место в замке было иным, чем подобает ребенку. Матушка же сочтет вполне достаточным, что все время, пока вы были здесь, я находилась под присмотром мисс Мэйдерсон. Тем не менее я была бы очень признательна, если бы вы, ваша светлость, отправили меня в Лондон, а не в дом отчима!

Девушка умолкла. Маркиз встал из-за стола и подошел к ней.

– О Арабелла, – мягко сказал он. Глаза его блестели, лицо освещала улыбка. – Моя дорогая, наивная девочка! Разве вы не поняли, почему я говорил с вами таким казенным тоном? Да осмелься я поднять на вас глаза, все мои планы так и остались бы невысказанными! И вовсе не связанный какими-то обязательствами хочу я жениться на вас: условности для меня и гроша ломаного не стоят. Я делаю вам предложение только по одной причине – я люблю вас. Если же вы мне откажете, я просто заставлю вас подчиниться моей воле, ибо нет мне жизни без вас, мое сокровище.

Девушка подняла глаза на маркиза, и ему показалось, что комната вспыхнула сотнями огней.

– Это правда, Арабелла, – сказал он с такими нотами в голосе, что сердце девушки замерло в груди. – Когда этот негодяй грозил вам смертью, я решил, что не буду жить, если с вами что-нибудь случится. Я люблю вас, моя дорогая, люблю так сильно, как просто невозможно любить женщину!

У Арабеллы перехватило горло. Она хотела что-то ответить, но слова замерли на губах.

– И еще одно я хотел бы сказать, – добавил маркиз. – Тайный страх, терзавший меня все эти годы, рассеялся. Моя обитель страха рухнула. А ваша, Арабелла? Много раз вы повторяли, что не выносите, когда до вас дотрагиваются. На один восхитительный миг я сумел победить это ваше чувство, и теперь мое единственное желание, чтобы миг обратился вечностью, ибо если мы поженимся, то как бы вы ни молили меня, сколько бы ни пытались ускользнуть, не в моих силах будет не целовать вас, не прикасаться к вам, не держать в своих объятиях. Я не могу без вас и, заполучив в жены, не отпущу ни за что на свете. Но знайте, если вы пожелаете уйти сейчас, клянусь, я не стану вас удерживать.

На лице маркиза Арабелла заметила выражение душевной тревоги, он боялся потерять ее. Стук собственного сердца показался девушке оглушительней грома, ее вдруг охватило ощущение полета.

Маркиз протянул к ней руки, и она вся затрепетала от ни с чем не сравнимого душевного восторга и возбуждения.

– Ответьте мне, Арабелла! – приказал маркиз с так хорошо знакомыми ей властными нотами в голосе. – Ответьте же: ведь целая жизнь зависит от одного вашего ответа.

Внезапно Арабелла почувствовала невероятное смущение. Перед ней был мужчина, о котором она когда-то в неведении думала, что презирает его. Теперь он владел всем ее сердцем, но признаться в этом было просто невозможно.

Девушка опустила глаза. Тени от ресниц легли на лицо, подчеркивая безупречную белизну кожи.

– Вы боитесь меня? – нежно спросил маркиз, увидев, что она вся дрожит.

– Н… немного, – едва слышно ответила Арабелла, испытывая страх вовсе не перед ним, а перед той бурей чувств, которая рождалась в ней при мысли о его прикосновениях.

– У меня и в мыслях не было пугать вас, дорогая. Мне просто нужно знать, что вы моя и не ответите мне сопротивлением.

Сердце девушки бешено колотилось.

– Отвечай же, Арабелла! – в отчаянии почти выкрикнул маркиз, не в состоянии больше выносить мучительную не определенность.

Кровь бросилась к щекам Арабеллы, дыхание стало частым и прерывистым.

– Я подумала, – тихо ответила она, – может, когда-нибудь… когда мы поженимся… мы искупаемся вместе в том маленьком лесном озере.

У маркиза вырвалось восклицание, в котором слились и радость и торжество. Страстно прижимая к себе Арабеллу, он закрыл ей рот властным поцелуем. Вселенная закружилась, и два человека в ней забыли обо всем, кроме своей любви.


home | my bookshelf | | Обитель страха |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу