Book: По законам прошлого



Фантастическая повесть

Часть первая

Глава первая

Кто бы мог подумать, что этот солнечный воскресный денек в конце августа принесет что-то необыкновенное. И не угадать сразу, плохое или хорошее.

Райка ранним утром вылетел на улицу в самом радужном настроении, хоть легкая тучка и лежала на душе — каникулы ведь заканчивались. Впереди скучная школьная осень… Может, другие и радовались, что встретятся с друзьями-одноклассниками, да у Райки их еще не появилось — только-только переехали в новый район, откуда им взяться? Первый раз в пятый класс, там и познакомится.

Раймонд Вайнов не любил ни свое имя, ни фамилию. Фамилию — за то, что она не звучала как-то по особенному, но с этим можно было еще мириться, а вот имя… Раймонд — это же надо было придумать! В школе имя сразу сократили, получилось девчачье «Райка» Сперва Раймонд пробовал сопротивляться, но не сумел придумать прозвищу равноценную замену, а вскоре и сам втянулся, стал отзываться. Вслед за одноклассниками так стали звать его учителя, а потом и собственная мама. Тогда уже и вовсе все обиды прошли — Райка так Райка.

Но это осталось в старой школе, а в новой еще неизвестно, что придумают, лучше сразу так назваться.


Застыв на минутку у подъезда, он думал, куда податься. Яркое солнце слепило глаза, но еще не было привычной жары. Всего-то девятый час утра, приличные люди еще спят. Только Райке не терпится, зовет душа на подвиги.

Неподалеку есть лесопосадка, можно там побродить. В двух кварталах — стройка, можно полазить. Воскресенье ведь, кто там будет сторожить. А еще можно на пруд съездить, кажется, три остановки на троллейбусе.

Вот так всегда — дорог сотни, а что выбрать? Райка решил понадеяться на свои не слишком загорелые ноги в джинсовых шортах. Пусть сами идут, куда пожелают. Правда, им придется посоветоваться с глазами.

И вот, посовещавшись, глаза и ноги выбрали, наконец, путь. Щелкая сандалиями по асфальту, Райка зашагал, сунув руки в кармашки, вдоль девятиэтажек, разглядывая достопримечательности своего (теперь — своего) района.

Постепенно подтянулся народ — неспешный и ленивый, толком не проснувшийся. Бабульки оккупировали лавочки у подъездов, мамаши с детьми — детские площадки.

Однако прогулка завершилась, едва начавшись.

— О, привет! — услыхал Райка и вздрогнул от неожиданности. Оказалось, что ему навстречу шел дядя Игорь, а Райка его совершенно не замечал, погрузившись в свои мысли.

— Дядь Игорь, здрасьте, — улыбнулся Райка и получил в ответ такую же добродушную улыбку.


Дядя Игорь — неплохой мужик, мамин друг. Ну, как друг… У взрослых это по другому называется. У них — любовь… А Райка и не спорит, раз им с мамой хорошо вместе. Только дядя Игорь никак не переселится к ним в дом. Добирается почти через весь город, а предложение сделать не решается. Стесняется, наверное. А ведь уже больше года знакомы. Райка с ними замучился, того и гляди, сам возьмется за дело. Как дети, честное слово!


— Здравствуй, — дядя Игорь широкой ладонью поворошил Райкины светлые волосы. — Куда в такую рань? Спал бы себе и спал.

— Да я так, гуляю. А вы к маме?

— И к маме, и к тебе. Но раз ты мне раньше встретился, то и подарок тебе раньше. Держи. В честь начала учебного года. Правда, не знаю, праздник это для тебя или наоборот.


Дядя Игорь протянул Райке большую книжку в блестящей глянцевой обложке.

Райка взял книгу в обе руки — тяжелая… И широко раскрыл глаза:

— Ух ты-ы-ы… — протянул он восхищенно. — Супер… Спасибо…

— Ну, читай, а я пошел, — усмехнулся дядя Игорь и двинулся в сторону их дома.


Райка даже не заметил его ухода — с обложки на него глядел, скаля острые зубы, громадный тираннозавр в кирпичного цвета коже, на громадных мощных лапах. Название гласило: «История Земли в картинках. Для больших и маленьких.»

Не в силах терпеть, Райка примостился на врытую в землю шину и раскрыл книгу где-то в середине, наугад. Карта материков, совершенно непохожая на те, что видел Райка в школе. Подпись гласила — «Очертания материков в мезозойскую эру.» Это было интересно, но не для улицы. Дома он все изучит основательно, а сейчас — картинки!

Райка быстро залистал вкусно пахнущие страницы. Вот, нашел — покатая спина, длинная шея, ласты на ногах. Что за зверь, ну-ка? Плезиозавр… Красавец какой…

Мальчишка потерял счет времени и забыл про реальность. Мимо ходили какие-то люди, ездили машины, играла музыка, но Райка был далеко-далеко в прошлом, среди гигантских папоротников.

— Нравится? — услыхал он вдруг над самым ухом и едва не выронил книгу. Похоже, сегодня все сговорились его пугать — сперва дядя Игорь, теперь вот этот… Высокий парень в летнем костюме — белые брюки, светлая футболка с непонятным рисунком.

— Нравится, — ответил Райка настороженно. В голове замелькали калейдоскопом мамины речи и разные страшилки из телевизора про маньяков.

— Мне тоже в детстве нравились, — добродушно сказал парень, не торопясь уходить. — А ты был в музее палеонтологии?

— Где? — переспросил Райка. Слово было знакомое, но в школе еще не проходили.

— Ну, музей такой есть, где разные древности. Да он в трех кварталах! Ты не знал, что ли?

— Ну, не знал, и что? — нахмурился Райка. — Мы только переехали сюда…

— А-а, ясно, — кивнул парень. — Потому я тебя и не видел здесь раньше. Хочешь, сходим вместе? Я покажу.


Предложение было заманчиво, но в голове продолжал биться мамин наказ: «с чужими не разговаривай и никуда не ходи!» Райка боролся сам с собой. Книгу он уже закрыл и теперь подкидывал коленкой, чувствуя ее приятную тяжесть и прохладу.

— Понимаю, — опять улыбнулся парень. — Ты молодец. Нельзя с незнакомыми никуда идти. Давай так — я пойду вперед, а ты шагов на двадцать сзади. Если что не понравится, успеешь удрать. Согласен? Кстати, меня зовут Денис.


Он протянул узкую ладонь, Райка осторожно ее пожал, представившись в свой черед:

— Райка, — и внутренне затаился, ожидая такой знакомой реакции.

— Как? — удивился Денис и с трудом подавил смешок.

— Что смешного… — обиделся мальчик. — Если полностью — Раймонд. Мама так назвала, ей Паулс нравится, композитор такой.

— Знаю, знаю, ты извини, это у меня автоматически. Ну, идем?

— Идем…


Денис двинулся по алее, Райка — за ним. Сперва Денис оглядывался, но потом перестал и пошел быстрее, мальчишка едва поспевал.

Книжка все норовила выскользнуть из подмышки, куда Райка ее запихнул, приходилось то и дело поправлять. На это ушло все внимание, да еще чуть-чуть на дорогу — следить, куда ведет незнакомый парень Денис. Подозрения так и не оставляли мальчишку до самого последнего момента, когда перед его носом оказалась большая двустворчатая дверь, более походившая на ворота. А сбоку пристроилась табличка, где за стеклом золотом сияли буквы «ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ» И внизу дни и часы работы. Воскресенье — с 10-00 до 19-00. Пришли к самому открытию…


— Ну, видишь? — довольно произнес Денис, взявшийся уже за ручку. — Обманул я тебя?

— Нет, — воздал ему должное Райка. — А уже открыто?

— Проверим… — парень потянул дверь на себя, и она мягко подалась, будто изнутри кто подтолкнул. — Входи. Или еще боишься?

— Да ну… — махнул свободной рукой Райка и решительно прошел вперед, оказавшись в полутемном коридоре. Сандалии приятно провалились в толстый ковер, который скрадывал шаги. — А куда теперь?

— Прямо, прямо, — сказал рассеянно парень. — Ты иди, я сейчас…


Райка двинулся по указанному маршруту, вдоль украшенных непонятными плакатами стен — какие-то квадраты, круги, стрелки, чепуха… А Денис выглянул на улицу, стрельнул глазами вправо-влево и, убедившись, что никто за ним не следит, сдернул табличку, висевшую всего на одном гвозде. Плотно прикрыв за собой дверь, задвинул щеколду, сунул табличку в угол и быстрым шагом направился вслед за беспечным мальчишкой, так по-глупому залетевшим в ловушку.


Лишь много позже Райка поймет, почему Денис выбрал именно его, почему на вывеске была именно эта надпись, а не любая другая.


А сейчас он шел по безлюдному коридору и удивлялся, почему музей пуст. И где вообще все экспонаты, где скелеты динозавров и чучела мамонтов?

— А где… — начал он, оборачиваясь, и не договорил. Сзади его ткнули чем-то острым под лопатку, в глазах сверкнули искры, и в голове образовалась невесомая мгла; подогнулись колени, и он рухнул на пол. Хорошо еще, на ковер — не ушибся. Впрочем, он все равно уже ничего не чувствовал.

Денис склонился над ним, осмотрел внимательно, пощупал пульс, затем сунул в карман черную машинку, похожую на мобильный телефон — именно она сшибла с ног мальчика.

— «Я поведу тебя в музей» — сказала мне сестра, — с чувством процитировал он и рассмеялся. — Какие же они доверчивые…

Подхватив мальчишку под руки, потащил его дальше, пока, наконец, не добрался до двери, единственной на весь коридор.

Глава вторая

— Очнулся? — не глядя на мальчишку, спросил Денис. Он внимательно разглядывал книгу и то и дело твердил про себя:

— Что за чушь… Откуда он взял этот бред? А это кто? Совершенно не похож… Да не такой у него гребень!


Наконец с треском захлопнул книгу и швырнул на пол.

— Пишут всякую ерунду, а потом дети читают. Я спрашиваю, очнулся?


Райка приоткрыл глаза — в голове гудело и трещало, будто туда кто-то запустил целую стаю кузнечиков и столько же шмелей.

— Где… я… — с трудом ворочая языком, спросил он. Словно в тумане он разглядел силуэт парня и сразу вспомнил, что произошло. Вспомнить-то вспомнил, да ничего не понял. — Денис, ты что? Это ты меня… стукнул? А где музей?


Хотя голова не болела, как от удара, а кололо где-то сзади, под лопаткой.

Мальчик попытался встать и уловил новую подробность — руки были крепко связаны за спиной!

— Какой там музей, — махнул рукой Денис. — Начинай уже соображать.

— Начинаю… — с тоской проговорил Райка. Видно, связан был долго, запястья стали неметь от тугих узлов. — Ты маньяк? Убьешь меня?

— Кто? — недоуменно приподнял бровь парень. — Маньяк?

Он так расхохотался, что даже Райка не выдержал и улыбнулся. В его-то положении.

— Бедные дети, везде им маньяки мерещатся. Телевизор надо меньше смотреть. Нет, я не маньяк. Ты уже способен котелком варить?

— Ну… Да… — Райка потряс головой, разгоняя остатки тумана. — Что вам от меня надо? Выкуп? Так у мамы таких денег нету. Отпустите меня!

— Как в кино, маньяки, мафия, выкуп… Придумал бы что-нибудь новенькое, — парень подошел поближе, придвинул ногой единственный в комнате стул и сел на него верхом, обняв спинку и водрузив на нее подбородок. — Ты фантастику любишь?

— Ну… Люблю… А что? — заморгал удивленно Райка. Он решительно не понимал, что от него хотят.

— Вот и молодец. Значит, нам будет легче договориться. Понимаешь… — доверительно снизил голос Денис. — Мне нужна твоя помощь, очень нужна.

— Ага, помощь… — хмыкнул Райка. — Сперва по голове шарахнул, теперь помощь.

— Извини, так уж вышло, — развел руками Денис. — Ты бы сбежал, если б я тебе на улице начал все рассказывать. А так, связан, заперт — бежать некуда. Хочешь не хочешь, а выслушаешь. Я прав?

— Сказал бы по-человечески, я б не убежал… — угрюмо спорил Райка. Хотя в самом себе он вовсе не был так уверен, может и сбежал бы. Да он и сейчас не прочь оказаться отсюда подальше. — Развяжи меня! Теперь-то чего, дверь же закрыта. Руки болят!


Денис не сдвинулся с места, покачал головой:

— Лежи, лежи, не отвалятся твои конечности. Пить хочешь?


Он выудил из спортивной сумки, что лежала на полу, бутылку с водой, свинтил ей пробку и плеснул в пластиковый стаканчик, добытый из той же сумки — по всему видно, приготовился основательно.

— Не хочу… — мотнул головой Райка и нервно добавил: — Что вам надо от меня?! Надоело уже!

— Какой нетерпеливый, — усмехнулся парень и выпил воду сам. — Ну, ладно, слушай. Знаю, что не поверишь, но ты уж постарайся.


Передвинув стул еще ближе, совсем вплотную, он сказал доверительным тоном:

— Понимаешь… Я хочу поручить тебе одно небольшое дельце. Всего-то и надо, спасти Землю.

— Как это?.. — Райка распахнул глаза, заморгал. Похоже, парень этот — обычный псих. Вот вляпался!

— Я же говорил, не поверишь, — улыбнулся Денис. — Придется объяснить… Давным-давно, вот когда водились эти забавные зверьки (он кивнул пальцем на обложку книги, с которой скалился улыбчивый тираннозавр) на Земле уже существовала цивилизация. Нет, не Атлантида, та появится гораздо позже. У тех, про кого я рассказываю, были инопланетные корни, с Сириуса.


Денис рассказывал, небрежно бросая слова, будто заранее не рассчитывал на Райкино доверие. А мальчик, естественно, не верил ни единому слову, хотя рассказ увлекал.

— А дальше? — Даже спросил он нетерпеливо, когда парень умолк и вновь принялся пить.

— Дальше… Дальше случилась катастрофа. Метеорит величиной с половину Луны шарахнул прямо в центр материка. Не выжил ни единый человек… Вымерли динозавры. Только мелкие зверьки сумели попрятаться под землей, от них и произошла вся современная живность. Да ты, наверное, читал про это.

— Читал, — согласился мальчик. — Ну а при чем же тут я? Что от меня вам надо?

— Да погоди… — поморщился парень. — Сейчас узнаешь. Жрецы этого народа предсказали гибель задолго до случившегося. Только не смогли ничего придумать, чтобы катастрофу предотвратить. Вот и ждали покорно, принося жертвы и молясь. А заодно спрятали в укромном месте все свое великое наследие — кристаллы с научными записями. Понимаешь, эти с Сириуса прилетят или нет, никто не знает. А в кристаллах столько всего интересного, что земная наука сразу двинется вперед.

— Ну, это понятно, — кивнул Райка. — Только если они такие умные, чего же не придумали ракету, чтобы метеорит вдребезги разнести? Или на Марс не улетели?

— Не получилось, — развел руками Денис, будто извиняясь за древних предков. — Их наука в других отраслях преуспела.

— Так что Земле угрожает? От чего ее спасать? И как? — Райка теперь подыгрывал парню. Он где-то читал, что с психами спорить нельзя, лучше с ними соглашаться.

— Все очень просто, ты отправляешься в прошлое и забираешь из тайника все кристаллы. Потом возвращаешься и отдаешь их мне. Все.

— Все?! И все, да? — Райка хмыкнул. — А в кармане у тебя машина времени, да?

— Ну почему же в кармане, — спокойно ответил на подколку Денис и протянул руку. На ней мальчик разглядел небольшие круглые часики. Только без стрелок, а с дисплеем. — Вот она, машина времени. Никаких кнопок, приложишь палец, мысленно укажешь дату и место назначения, и р-раз…


Проделав все это, Денис исчез… Просто растворился в воздухе, быстро, будто выключили изображение. Райка в который раз захлопал ресницами. Вот это номер!..

Но поудивляться он толком не успел, парень вновь проявился перед ним, еще более оживленный.

— Соскучился? На вот, погляди.


Денис сунул Райке под нос газету, сложенную вдвое.

— Свеженькая, краской пахнет.

— Ну и что? — непонимающе пробежал глазами черные строчки заголовков Райка. — «Урожай зерновых…» «Пленум ЦК КП Украины» "Космос-772" в полете», «Визит А.А. Громыко в ГДР» Что это?

— «Комсомолка» , — объяснил коротко Денис. — Ты на дату, на дату смотри!

Мальчик поискал в уголке дату:

— Ну… Тридцатое сентября, и что… 1975-го… ЧТО?! А… А как это?..


Удивление уже перевалило за всякую разумную грань. Все шло к тому, что Райка теперь поверит Денису безоговорочно, что бы тот ни нес. А парень был доволен произведенным эффектом.

— Ну, поверил, наконец? Или еще что-нибудь притащить? Хочешь, барабан Наполеона, на котором он сидел на Бородино? Могу принести полено, что в вязанке дров было, когда Жанну Д’Арк сожгли. Или вторую часть «Мертвых душ», что Гоголь сжег. Проходили в школе?

— Ерунда какая… — жалобно проговорил Райка и всхлипнул. — Я домой хочу, развяжи…

— Опять за свое… — вздохнул Денис. — Ты парень или девчонка какая-нибудь? Возьми себя в руки!

— Как же я возьму, если они связаны? — Райка попытался успокоиться, пошевелил за спиной онемевшими ладонями, потом посжимал кулаки, чтобы размять пальцы. — Ладно… Но все равно ничего не пойму… Почему именно я? И кто вы вообще такие? И откуда у тебя эта машина времени?

— Ой, сколько вопросов, — рассмеялся Денис. — Давай постепенно. Итак, кто мы…


Он вынул из кармашка на брюках серебристую карточку величиной с кредитку и предъявил ее Райке, как до этого — газету.

— Читай!

— Орден Темплиеров… — послушно прочитал Райка блестящие буквы и не сдержал ехидства: — Неправильно! Надо — Тамплиеров! Мы в школе проходили.

— Грамотный, да? — слегка обиженно сказал Денис. — Нет, именно Темплиеры. От латинского «tempus» — время. Понял? Ну, чтоб совсем понятно, это такая полиция времени. Следим, чтобы временная линия шла без особых скачков и без последствий для будущего. Отлавливаем заодно путешественников, что без лицензии по прошлому бродят.




Райка присвистнул — на его глазах обычный на вид парень превращался в героя романов Стругацких и Лукьяненко. И что самое интересное, берет в свою компанию его, Райку! И надо быть круглым идиотом, чтобы отказаться и убежать домой к маме. Ни один нормальный мальчишка так не поступит, только трус и плакса. Таким Райка не был, но не был он и задиристым суперменом. Прежде чем рвануть в опасное и увлекательное приключение, надо было все хорошенько разузнать.

— А почему ты сам туда не отправишься? — задал мальчик вполне логичный вопрос. — Слетал бы и забрал все, что нужно.

— Поздравляю, ты начал, наконец, соображать, — одобрительно сказал Денис. — Дело в том, что эти парни — кстати, их позже назвали гипербореями — оставили четкое условие. Кристаллы жрецов может забрать только ребенок двенадцати лет мужского пола, да еще с определенным рисунком ДНК. И представь себе, за столько веков на Земле не родился еще подходящий субъект. А уж мы все времена, все страны прошерстили. Так что, Раймонд Вайнов, ты — исключительное создание. Один такой на много-много веков. Мы за тобой с рождения наблюдаем, ждем, пока созреешь.

— С ума сойти… Так потому ты знал, что мне этот музей захочется поглядеть? И что мне книгу подарят… И что я этот район не знаю… Значит, я один такой… — шепотом выдохнул Райка, потрясенный сказанным. Он наполнился собственной значимостью, приподнял гордо подбородок, расправил плечи, — ну ладно. Допустим, я соглашусь… А если у меня ничего не получится? Ты сказал, что Землю надо спасать? Разве что-то угрожает?

— Как тебе сказать, — медленно проговорил Денис. — Я, конечно, немного преувеличил, чтобы тебя заинтересовать. До 2137 года ничего сверхопасного не случилось. Но дальше мы заглянуть не можем. Мы только по прошлому научились перемещаться, а в будущее… Его еще нет, будущего, ты же понимаешь? А в этих кристаллах есть и сведения о грядущих катастрофах на много-много веков вперед. Жрецы ведь научились предсказывать будущее, я уже говорил. Исправлять не умели, это да. Это их и сгубило. Но у нас техника покруче, может, справимся. Только надо знать, с чем… Понял теперь?

— Понял, — мигнул Райка. — Только… Я один туда отправлюсь? Я же… А если меня там поймают и… и убьют?.. Или сожрут вот эти… ящерицы двуногие…

— Иначе никак нельзя, — вздохнул с сожалением Денис. — Если к тайнику подойдешь не ты, а любой другой человек — он погибнет на месте. Разнесет на атомы! Но ты не переживай, если тебя укокошат, мы возьмем тебя из другого времени и опять отправим. Так и будем отправлять, пока не справишься.

— Ни-че-го себе!.. — приоткрыл рот Райка, вне себя от возмущения, — значит, если меня убьют, спасать никто и не кинется! Просто замените и все дела?! Да идите вы к черту, ясно?!

— Ну, чего ты развоевался? — примирительно сказал Денис. — Сам подумай, что значит один человечек по сравнению с судьбой целой планеты? Подумаешь… Запас ведь неисчерпаем — знаешь, сколько твоих копий можно понаделать? Из каждого дня, из каждой секунды! Сотни тысяч. Так что, уж постарайся хорошенько, если хочешь остаться в живых именно ты!


Райка сник… По всему выходило, что помощи ему ждать неоткуда. Эти «гости из будущего» своего по любому добьются. Заметив это, Денис решил подбодрить своего протеже:

— Ну-ну, чего ты? Может, ты и справишься. Подумаешь, всего-то тебе и нужно, что добраться до тайника, вытащить камешки и вернуться обратно. Правда, на все это тебе даются всего три дня.

— Три дня?! — опять вскинулся Райка. — Да вы что! Я же не успею! А почему так мало?!

— Ну, видишь ли… Эти жрецы, как все нормальные люди, делают все в последний момент. Вот и дотянули до самого конца, когда метеорит им на голову свалился. Да не расстраивайся. Мы тебя к самому тайнику забросим, почти вплотную. Ну, пройдешь с десяток километров, ерунда.

— Ерунда? Десять километров среди динозавров? Да там шаг ступить и то радуйся, если не загрызли. Я видел по телевизору, такие здоровенные! Как три слона!

— Ну, я уже не знаю, как тебя и уговаривать, — развел руками Денис. — Скажи коротко — согласен или нет?


Попробуй тут не согласись… Райка вздохнул:

— Да согласен, согласен… Ну, развязывай, хватит уже…


Денис внимательно посмотрел на мальчишку и понял, что нет причин ему не верить. Он вынул из сумки красивый складной ножик и полоснул по веревкам — не возиться же с узлами.

Райка принялся растирать руки, которых он почти не чувствовал. Вскоре почувствовал... будто ежика гладит, так закололи ладони. Но через несколько минут это неприятное ощущение прошло. А тем временем Райка продолжал разговор:

— Ты хоть карту мне покажи, куда идти?

— Не заблудишься, — отмахнулся Денис. Он в очередной раз полез в сумку и вынул такие же «часики», как были у него на руке. И пояснил: — Это твоя личная машина времени, единственный экземпляр, с компасом. Видишь зеленую стрелку? Она указывает на тайник. А цифры под ней — на расстояние.

— А почему одни нули? — заинтересованно спросил Райка.

— Потому что тайника в твоем времени не существует. Он погиб в тот миг, когда случилась катастрофа. Метеорит, собака, свалился почти в то место, где лежали кристаллы, представляешь? Такая неудача… Ну что стоило жрецам слетать в Гималаи и там тайник устроить? Так нет же, захотелось у себя под боком!


Райка разглядывал блестящий кружок. Такой маленький, а такой тяжелый! Даже свинец легче кажется.

— А чего это ты мне так доверяешь? — спросил он с ухмылкой. — Вот нажму сейчас и загадаю… Ну, древний Египет! Или еще что-нибудь.

— Загадывай, загадывай, — мрачно сказал Денис. — Ты в Египет, а маму с собой заберешь?

— А что мама?.. — похолодел Райка.

— Ничего. Так, к слову пришлось, — парень внимательно смотрел на мальчика. Взгляд стал колючим и холодным, как сломанная сосулька.


И мальчик склонил голову — нет у него другого выхода, можно даже не стараться.

— Я готов… — глухо прозвучал его голос. — Когда это… лететь?

— А чего тянуть? — Денис снова улыбался. Он похлопал мальчишку по плечу. — Иди, погляди, что в сумке, тебе понравится.


Резким движением он притянул сумку поближе и стал вынимать из нее разные предметы. Первым оказался черный пистолет. Небольшой, будто игрушечный.

— Нравится?

— Настоящий? — Райка не сумел сдержать восхищения. Как всякий мальчишка, он обожал оружие.

— Нет, парализатор. Мы ведь не можем тебе позволить уничтожать реликтовую фауну, — хмыкнул Денис. — Но эта пушечка собьет с ног любую живность. Правда, всего на час, но тебе хватит, чтобы унести ноги.

— А зарядов хватит? — прозвучал практичный вопрос.

— Хватит, хватит. Их хватит, чтобы уложить ВСЕХ динозавров на всей Земле. Атомные батарейки, что ж ты хотел. Но не суйся в воду — на морских животных не действует. А там водятся такие щучки, что кита перекусят пополам, как креветку, не то, что такого муравья, как ты. Так… Ну, фляжка с водой, это просто. Зато вот эта штуковина… Слышал про скатерть-самобранку? Вот и наши ученые тоже сказки в детстве читали.


Денис выудил из сумки свернутый рулончик серебристой ткани, развернул.

— Жмешь на кнопочку, и…


Он прижал пальцем синий кружок, нарисованный на скатерке, послышался короткий писк и Райка вскрикнул — перед ним появились три круглых коробочки.

— Что это? Еда, что ли? — он с трудом скрыл разочарование.. Ждал ведь пир горой, а тут консервы какие-то.

— Еда. По-вашему — «завтрак туриста» Чего нос воротишь? Вкусно, я сам не раз этим спасался. Ну, полюбовались и хватит. С остальным сам разберешься, ничего сложного.


Денис смахнул банки со скатерти, свернул ее в рулон и вернул в сумку. Туда же отправились пистолет, консервы и книга.

— А книга зачем? Тяжелая!

— Черт…Задурил ты мне голову… — Денис вытащил книгу, отложил в сторону. — Она тебе без надобности. Названия, с кем встречался, узнаешь и дома. Одел машинку?

— Ага… — Райка поправил на руке кружок.

— Ну и кого ждем? Жми пальцем и мысленно говори… Так, стоп… Ты такое и не повторишь, наверное. На вот, по бумажке прочитай!


Денис наскоро нацарапал что-то карандашом на так вовремя подвернувшейся «Комсомолке» и передал ее Райке. Мальчик взглянул, поморгал:

— Ого! Язык сломаешь… Меловой период, конец мезозойской эры, 65 миллионов 120 тысяч 543 год, 23 апреля?! Кошмар…

— Ничего, ничего, ты повтори, а машинка сама разберется. Ну, Раймонд, прощаться не будем, я надеюсь на встречу…


Денис неловко притянул мальчика к себе, обнял:

— Привык я к тебе, что ли… Сумку не забудь.

Он забросил сумку Райке на плечо:

— Хватит прощаний, говори уже дату!


Мальчик вздохнул, обвел глазами комнату, затем прочитал про себя текст, стараясь не ошибиться — а то занесет черт знает куда.

И нажал пальцем на экранчик…

Глава третья

Сердце колотилось так, что казалось — еще немного и выскочит из груди, помчится впереди хозяина в неведомые дали. Райка даже не успел моргнуть, а на него уже навалилась черная мгла, стирающая все краски и звуки. Голова слегка закружилась, ноги превратились в ломкие соломинки и колени подогнулись.

Но упал мальчик не на пол в комнате а на белый-белый песок… Именно его блеск был первым, что увидел Райка, открыв глаза. Сперва ему даже показалось, что это снег, но безумная жара исправила эту ошибку. Райка повертел головой, и у него захватило дух от величия картинки…

Слева — бескрайняя синяя гладь океана, до самого горизонта… Справа — высоченная зеленая стена едва не до самых небес. А в небе — яркое солнце, чуть ли не вдвое больше размером, чем привычное для Райки солнышко… Полное впечатление, что попал на другую планету!

— Ой, мама… — пискнул мальчик. Только сейчас он понял, в какую авантюру его затянули.

Из чащи доносились непривычные уху городского ребенка звуки — писк, скрежет, резкие вопли, треск веток. А вершиной всей этой какофонии — утробный рев, заглушивший бы наверное даже рев взлетающего самолета.

Райка, придя в себя, вспомнил о задании. Он взглянул на стрелку — как назло, она указывала именно в сторону леса. Райке вовсе не улыбалось отправляться на съедение невидимым пока «ящерицам» и он медленно побрел по прибрежной кромке, в надежде, что появится просека или поляна. Тогда уж он и пойдет к тайнику по ровной тропинке.

Дорога затянулась — лес стоял глухой стеной.

Высоко в небе мельтешили черные точки. Какие-то птички шустро гонялись друг за дружкой, время от времени падая в воду и выхватывая блестящих рыбин. Одна птичка замешкалась и пролетела прямо перед носом у Райки так близко, что он сумел разглядеть ее. Перьев на птичке не было, а крылья напоминали крылья летучих мышей. Острая пасть существа была усеяна многочисленными зубками. Да, птичкой ее можно назвать с очень большой натяжкой, хоть величиной она была с откормленного гуся.

— Птеродактиль, — проговорил вслух мальчик, потому что это было единственное название для летающих гадов, которое он запомнил из уроков истории. А кто это был на самом деле, пусть потом разбираются ученые.


К жаре, показавшейся адской в первые минуты, Райка уже притерпелся. Но зачем мучиться, если можно облегчить страдания. Он стянул футболку и подошел к воде, хоть Денис и запретил ему это строго-настрого, да кто же помнит умные советы. Намочив футболку, мальчик повязал ее на голову, превратив в восточный тюрбан. Ну вот, хоть немного полегче. Правда, еще эта ужасная влажность… Райка еще не бывал в сауне, иначе знал бы, с чем сравнить местный климат.


Ноги увязали в песке, постепенно усталость стала брать свое, а просвета в лесной чаще не было видно. Совсем отчаявшись, Райка вздохнул и повернул к зеленой стене. Но отойти от воды не успел, как оттуда стал выбираться на берег новый персонаж, словно сбежавший из фильма ужасов.

Громадный краб… Ну, не то чтобы громадный — просто он таким показался Райке поначалу, у страха глаза велики. Панцирь величиной с автомобильную покрышку, только цвет не черный, а нежно-розовый. Краб строго погрозил остолбеневшему мальчишке большой клешней и щелкнул так, что уши заложило. Фиолетовые глазки размером с теннисный шарик на тонких стебельках зашевелились, оглядывая потенциальную добычу с ног до головы. Но видно, мальчик не прельстил его, и краб отвернулся, заскользил по песку на игольчатых лапах.

Райка со свистом выдохнул воздух — ну и встреча… И ведь прошло-то всего ничего! Кстати, сколько? Он посмотрел на часики — прошло два с половиной часа с момента приземления. Как быстро летит время… Так не заметишь, как три дня пролетит…

Судя по цифрам, до цели было всего десять километров. Но что значит 10 км, если на каждом шагу тебе грозит жестокая смерть?..

И Райка, наконец, сделал то, что надо было проделать в первую же минуту — он сбросил на песок сумку, лихорадочно порыскал в ней, выдернул пистолет и вцепился в ребристую рукоятку так, что пальцы побелели. Пусть теперь кто-нибудь сунется!

И хоть сразу наступило относительное спокойствие на душе, мальчик направился к лесу с дрожью в коленках. Да и кто бы на его месте сумел полностью совладать с первобытным страхом…

Зеленая стена приближалась, распадаясь на мелкие детали — стебли лиан, переплетающие высоченные стволы араукарий; папоротники, разросшиеся пышными ветвями; бочкообразные пальмы, чешуйчатые, как кожа крокодила. И множество прочих растений, названия которым не знал не только Райка, но и весь ученый мир.

В нос шибанул отвратительный запах — смесь гнили, тухлого мяса, прелой листвы… Райка даже вынужден был дышать ртом, иначе рисковал задохнуться.

Он набрался смелости и протиснулся в узкую щель между лиан. Колючки вцепились в него, расцарапали кожу, попытались содрать шорты, но мальчишка дернулся посильней и спасся из когтистых зеленых лап. Если тут даже растения такие злющие, чего ждать от животных?..


Ноги провалились по щиколотку в холодную черную жижу, Райка взвизгнул и выскочил из колдобины, перепрыгнул на твердое, как ему показалось, место. Но ошибся и теперь провалился в яму по колено. Затрепыхался растерянно, схватился за ветку, поросшую мягкими иголочками — это помогло ему выбраться. Теперь он стал осторожней и не прыгал, а шагал медленно, тщательно прощупывая почву, прежде чем ступить.

В отличие от морского побережья, здесь солнца не было — его жгучие лучи не могли пробиться сквозь раскидистую крону деревьев. Это спасало немного от жары, но духота и влажность донимали еще сильнее. Райка брел весь мокрый от пота и сыпавшихся на него капель.

А вокруг сновала мелкая живность. Издалека казавшаяся мелкой… Но когда к его ногам подобрался местный паучок, глаза мальчика распахнулись от ужаса, а к горлу подкатил ком. Мохнатый паук был величиной с футбольный мяч, разрезанный пополам, а благодаря лапам казался еще больше. Он мрачно посмотрел на мальчика, пошевелил блестящими черными жвалами, изготовился к прыжку… Именно на нем Райка поспешил опробовать свой пистолет, который ни на секунду не выпускал из вспотевшей ладони.

— Пиу… — сказал пистолет, и в паука полетела яркая синяя молния.

— Ух ты… — сказал Райка.

Только паук ничего не сказал. Не успел. Он поджал под себя все восемь лап и замер без движения.

Как обещал Денис, действие парализатора должно продлиться не меньше часа, но Райка не стал рисковать, поспешил убраться подальше. Впрочем, подобной живности было здесь полным-полно, мальчишка только и успевал отстреливаться направо и налево. Громадные стрекозы, скорпионы сине-зеленого цвета, пауки всех оттенков радуги — все мечтали позавтракать Райкой. Но и им несладко жилось — не прошло и десяти минут, как Райка познакомился с еще более крупными обитателями джунглей.


Но прежде Райка заметил, что умудрился потерять сандалии. Они давно уже раскисли и едва держались, но в какой болотистой дыре они нашли приют, мальчик не уследил. И неудивительно, он едва передвигал ноги — усталость постепенно наваливалась на плечи, заставляя все чаще останавливаться. Хорошо бы прилечь, да разве можно проделать такое среди мириада копошащихся тварей?.. Всхлипывая от жалости к самому себе, мальчишка упорно продвигался вперед, то и дело сверяясь с зеленой стрелкой.


Внезапно деревья расступились, и Райка увидел две высокие скалы, а между ними — почти ровную зеленую долину. Может, это и есть долгожданная цель его путешествия? Насколько возможно, он ускорил шаг.

А это еще кто? Райка остановился, выставил перед собой оружие. Ему навстречу бежала стайка шустрых созданий, высотой со взрослого человека, напоминающие страусов. Мальчик на всякий случай отступил назад, к лесу.


Мощные задние лапы позволяли созданиям совершать прыжки, которым позавидовал бы любой кенгуру. Но прыгали они не на обеих лапах сразу, а более привычными для взгляда шагами. Шкура песочного цвета, побитая зелеными пятнами, почти сливалась с окружающим пейзажем.



В книге, которая осталась в современном Райке мире, эти существа назывались Huaxiagnathus — их рост достигал двух метров, передвигались стаями по пять-десять особей. Питались преимущественно падалью и остатками пиршеств других хищников покрупнее. Однако при случае могли перекусить и мелкой добычей. Мальчик из вида Homo Sapiens вполне подходил на эту роль…


Визгливо перекликаясь, двуногие ящеры прибавили скорость, и теперь не было сомнений, что они заметили Райку.

— А ну назад! — громко крикнул он и погрозил чудищам кулаком.

Так его и послушались! Взрыхливая хвостами песок, huaxiagnathus’ы шли на цель по прямой, щелкая челюстями и сверкая желтыми маленькими глазками.

— Ну держитесь… — Райка стиснул зубы и нажал плоский выступ курка. Синяя молния свалила самого наглого из доисторических «страусов»


Его собратья не стали терять времени, а тут же впилась в поверженного соплеменника зубами, терзая еще живую плоть. Мальчик испуганно раскрыл рот — он вовсе не желал подобной участи для ящера!

Хруст костей, чавканье, вопли, похожие на птичьи, разнеслись по округе — «страусы» устроили потасовку, отчаянно сражаясь за каждый кусок. Воспользовавшись этим, Райка обошел «столовую» по дуге, то и дело оглядываясь, чтобы не настигли с тыла. Добежав до камней, он перепрыгнул невысокий вал. Быстро окинув взглядом территорию, Райка понял, что обрел относительно спокойное убежище. Во всяком случае, это было некое подобие пещерки без потолка.

Отдышавшись, мальчишка ощутил сильное жжение в ногах, посмотрел и охнул… К икрам и лодыжкам присосались черные мерзкие пиявки величиной с сосиску. Или они уже до такой степени насосались крови, или были такими от природы.

— Вот заразы… — прошипел Райка и попытался отодрать одну. Упругое скользкое тельце не поддавалось, крутилось во все стороны.

Мальчик вспомнил, как снимали пиявок в одном фильме. Порывшись в сумке, нашел зажигалку — во всяком случае, эта штуковина выглядела именно так, хотя кто знает, что могли напихать парни из 22 века. Нажав на единственную кнопку, Райка едва успел одернуть вторую руку — красно-синий язычок пламени лизнул ладонь.

Вдохновленный находкой, Райка поднес огонек к одной пиявке, но не вплотную, чтобы не лопнула. Тварь заворочалась активнее, ей явно не понравилась роль Жанны Д’Арк. Покрутившись, она наконец отпала.

— Ага! — воскликнул мальчик и принялся за дело. Вскоре у его ног извивались полдюжины здоровенных гадин. А Райка снова закопался в сумку. Не может быть, чтобы ему не положили аптечку — ноги ведь в розовых отметинах, что сильно зудели и чесались, да и вообще на нем живого места нет от колючек. А если попадет болотная грязь?

Вместо аптечки отыскался маленький сиреневый баллончик. Может, это подойдет? Райка пшикнул в сторону, потом еще раз на одну из пиявок. Белесое облачко окутало тварь, но та продолжила извиваться, как ни в чем не бывало. Значит, не смертельно, решил мальчишка и пшикнул себе на ногу. Будь что будет!

И в ту же секунду с удивлением увидел, как точки от укусов стали буквально на глазах затягиваться пленочкой, а через несколько секунд от них и следа не осталось! Боль и жжение прекратилось, а заодно исчезла и усталость в ногах. Да… Это было просто супер-лекарство! Современная Райке медицина до таких высот еще не поднялась.

Залечив наиболее сильные царапины и порезы, Райка вернул баллончик на место, вытянулся на прогретых солнцем камнях и прикрыл глаза. Самое время немного отдохнуть от долгого перехода…

Глава четвертая

Райке очень не хотелось покидать спокойное местечко, когда еще выпадет шанс вот так посидеть, не думая о врагах? А тут еще живот стал подавать сигналы хозяину, что пора обедать.

Брезгливо сдвинув в сторону пиявок, уже слегка подвяленных на солнце и застывших безжизненно, Райка выудил из сумки банку консервов. Ну-ка, отведаем еду будущего! Как открывать-то…

Мальчик повертел в руках наглухо запаянную со всех сторон банку, заприметил небольшой бугорок. Похоже на кнопку, значит — жмем.

Пш-ш-ш… Верхняя крышка чуть приподнялась, а банка стала нагреваться.

Ух ты, с подогревом! Райка быстренько поставил банку на каменный выступ. А запах какой, м-мм-м… Райка потянул носом восхитительно вкусный запах — похоже на шашлык. Здорово!

Не выдержав, он сунул в банку пальцы и вытащил кусок мяса, горячего, сочного. Отправил в рот и причмокнул от удовольствия — и вправду вкуснотища!

Однако вскоре оказалось, что не только ему понравился этот приятный запах — появился еще один персонаж. Сперва за стенкой послышалось нежное курлыканье, потом в узкий вход протиснулось очаровательное создание — ростом Райке по грудь, в темно-зеленой коже, с узкой мордой-клювиком. Двуногое существо вращало глазками и квохтало, как цыпленок-переросток. Райка сразу понял, что это чей-то детеныш, так наивно и смело он себя вел. Протянул длинную морщинистую шейку, ущипнул мальчишку за руку. Не больно, просто показывая, что неплохо бы поделиться.

Райка понял намек и протянул детенышу на ладони кусок мяса. Гость пискнул довольно и склевал добычу. По всему видно — понравилось. Банки консервов вполне хватило на двоих, хотя детеныш был иного мнения. Он требовал продолжения банкета и Райка не устоял, скормил ему еще целую банку дармовой тушенки.

И тут появилась мамаша… Да еще с каким недовольным видом!

Над головой мальчика раздался грозный рев. Он задрал голову и увидал, что в «крышу» заглядывает огромный, налитый яростью, глаз. Мамаша попыталась втиснуть оскаленную морду , но отверстие оказалось слишком узким. Входная дверь тоже не впустила ее. Родительский гнев был страшен — Райка с испугом смотрел, как громадный динозавр щелкает зубами у входа в пещеру и топочет задними лапами.

— Ну скажи ты ей, что я тебя не тронул… — шепнул Райка детенышу. Тот повертел головкой, чирикнул что-то веселое, но уходить не собирался. Тыкался мордочкой Райке под мышку, прося добавки.

— Все, нету больше, — соврал Райка. Третью банку доставать было лень, да и вообще — кто знает, сработает ли «скатерть»


В научном мире маму этого симпатичного детеныша назвали Ceratosaurus — «рогатый ящер»


И действительно, у этого громадного ящера — а по высоте он вполне смог бы заглянуть в окна третьего этажа — был кожаный рог на носу и зазубренный гребень, идущий по его спине. Можно было подумать, что это какой-то сказочный дракон! Вдобавок изогнутые зубы и мощные когти на ногах весьма впечатляли.

Райка решил, что пора заканчивать эти ясли и принялся выпихивать детеныша наружу. Конечно, динозаврий ребенок воспротивился и заверещал, чем добавил маме беспокойства. Она принялась колотить хвостом, взбивая облака пыли.

— Да иди же, мама ждет! — приговаривал Райка, толкая детеныша. Его кожа была прохладной, сухой, совсем не похожей на лягушачью, как Райка себе представлял раньше.


Наконец, невзирая на сопротивление, детеныш оказался снаружи. Послышался торжествующий рев мамаши, она кинулась к ненаглядному отпрыску и принялась тыкаться в него мордой — видимо, обнюхивая. Убедившись, что сын жив-здоров, она поуспокоилась и, рыкнув на прощание, удалилась прочь, уводя за собой несмышленыша.

Обычно цератозавры охотятся стаей, но мама с детенышем, очевидно, бродили в одиночку. Иначе Райке пришлось бы несладко…


— Уффф, ну ничего себе! — мальчик оттер со лба пот. — Вот так пообедал! Того и гляди, сам попаду кому-нибудь на ужин.


Однако шутки шутками, а время бежит вперед, и быстрее, чем хотелось бы. Судя по мелькающим циферкам, шел уже пятый час пребывания в меловом периоде. Райка осторожно выглянул наружу.

Вроде бы пусто… На том месте, где он оставил стайку huaxiagnathus’ов, лежали лишь дочиста обглоданные косточки их незадачливого соплеменника. Остальной живности в округе не наблюдалось. Правда, обзор был небольшой, но мальчик понадеялся на лучшее и выбрался из убежища. Поправил на плече сумку, прищурившись, посмотрел на небо — солнце еще высоко, до вечера далеко. А тайник уже в восьми километрах (два он прошагал по первобытным джунглям) — просто рукой подать!


Райка пошел по каменистой почве. Камешки пребольно впивались в непривыкшие к такой дороге ступни, Райка то и дело шипел и поджимал их.

Перед ним перебежал дорогу длинный, неповоротливый броненосец, или, скорее, помесь броненосца с вараном. Во всяком случае, он выглядел именно так, как на картинке из зоологии. Только в длину несколько больше — метра четыре! Называют этого зверя Silvisaurus. Покрытый панцирем, что состоял из мозаичного набора тесно расположенных маленьких кнопок и рядов пластин размером с блюдце, перемежающийся костяными шипами, он был почти недоступен зубам и когтям даже самых крупных хищников. Потому «перебежал» — это было сильно сказано. Нет, он шагал беспечно, оставляя глубокие отпечатки в пыли. Лениво повернув голову, окинул мальчика коровьим взглядом. Райка уже изготовился было бежать, но ящер прошагал дальше — мальчики его не интересовали, он питался папоротниками и прочей травкой.

Райка покачал головой, дождался, пока хвост «броненосца» сползет с тропки, и лишь затем двинулся дальше. Не хватало еще наступить…

Путь освободился, дорога пошла в гору, потекла между двух больших скал.

Райка шел осторожно, внимательно вглядываясь в каждый камешек, вдруг вылезет еще какая-нибудь зверюга. В мелкие камни-то он вглядывался, да как в басне — «слона и не приметил»

Слева внезапно шевельнулся огромный камень. Сперва Райка подумал, что валун сейчас покатится по тропке вниз, отскочил с его пути, вжался в камни. Но присмотревшись, понял — этот «камень» живой!

Выглянула голова, блеснули хищные глаза. Чудовище, отдыхавшее после удачной охоты, почуяло новую добычу. Громадный мегалозавр (Megalosaurus) — вот кто оказался на Райкиной дороге. Ученые, не слишком мудрствуя, назвали его «большой ящер» Теперь мальчик убедился, что название слабовато — не просто большой, а гигантский! Взглядом измерить сложно, но по исследованиям все тех же ученых, эти твари достигали в высоту девяти метров и весили не меньше тонны.

Голова у мегалозавра была большая и вооружена острыми хищными зубами, а его шея очень гибкой. Массивные ноги держали большой вес, на лапах было, три опорных пальца, а еще один торчал назад. Передние лапы были меньше задних, на них было то ли три, то ли четыре пальца, не разглядеть. Длинный хвост помогал ящеру удерживать равновесие.

Райка видел подобных чудищ в американских фильмах, но вот так, вживую…

— Мама… — сказал сдавленно он. А ноги уже развернулись и помчались вниз по тропке. Очевидно, тело в опасных ситуациях начинает действовать отдельно от мозга.


Позади слышался топот, земля тряслась, сверху сыпались камни. Райка мчался так, как не бегал еще ни разу в жизни. Но увы, на двадцать его шагов ящер делал один свой.

— Идиот… — выругал сам себя Райка и резко развернулся, вскинул руку с пистолетом… И опять сказал: — Мама!!


Пистолета в руке не было! Как полный идиот, беспечный и наивный, он забыл оружие в пещерке, когда кормил детеныша динозавра. Делать было нечего — мальчишка опять побежал. Но скоро тропинка выведет его на открытое место и там уж гигантский ящер точно настигнет…

Райка почти смирился с неизбежным, но сюрпризы в «затерянном мире» были на каждом шагу. Чья-то лапа перехватила мальчика и потащила вбок, в узкое ущелье, которое он не заметил впопыхах. За спиной раздался утробный рев — добыча ускользнула из-под самого носа! Это взбесило мегалозавра до такой степени, что он принялся крушить все, что видел, в пыль.

А Райку тащили все дальше и дальше… И кто его спас, мальчик не видел — в ущелье было темно и мрачно… Да еще вопрос, спасали его или наоборот — из огня да в полымя?

Глава пятая

Ущелье становилось все уже и уже. Вскоре и спасатель, и Райка едва протискивались среди песчаника. Но все же не застряли, хоть мальчишке уже мерещилась подобная перспектива. Его волокли за ворот, развернув спиной, так что оставалось лишь шустро перебирать ногами, иначе рисковал задохнуться.

Наконец дорожка привела в пещеру, которая показалась огромной — конечно, по сравнению с ущельем.

Вход был задвинут почти круглым камнем высотой с взрослого человека. Кто мог сдвинуть такую махину с места, Райка не представлял. По всей окружности камня били рассеянные солнечные лучи, они и освещали внутреннее пространство.

Райку уронили на пол и, конечно, он первым делом попытался разглядеть, кто же его, собственно, волок. Стоя на четвереньках, мальчик воззрился снизу вверх на… небольшую гориллу… Именно так выглядело это существо, покрытое черной шерсткой…

— Ой-ё… произнес удивленно Райка.


Горилл он видел в зоопарке, неандертальцев — на страницах учебника. Существо представляло собой забавную помесь тех и других. Морду уже можно было называть лицом — умное, выразительное, с мимикой, почти без шерсти. Слегка согнута спина, полусогнуты лапы. А в целом, довольно симпатичный обезьяныш.

Да, именно обезьяныш — хоть и силы у него немеряно, раз сумел утащить Райку в такую даль, но жестами и повадками — ребенок. Он довольно скалил зубы, повизгивал, размахивая несоразмерно длинными кистями.

— Урргыыхх, — прозвучало из его уст.

— Чего? — переспросил Райка и тут же из его сумки послышалось глухое:

«Ты кто?»

— Ничего себе… — удивленно проговорил Райка. Заглянув в сумку, он поискал источник звуков. Им оказалась черная коробочка «без окон, без дверей» То есть, литой полированный корпус без кнопок, рычажков, индикаторов — вообще без ничего.

— Ух ты… — мальчик повертел новую игрушку в руках.

— Я — Райка! — произнес он, старательно выговаривая звуки.

— Арргыы Ррахка… — повторила штуковина из далекого будущего.

Это повергло обезьяныша в неописуемый восторг. Он кувыркнулся через голову, поколотил себя в грудь, повизжал что-то неразборчивое даже для «переводчика»

— Крракх! — наконец сказал он, успокоившись. Чтобы гость понял сказанное, ткнул себя в живот толстеньким пальцем.

Райка понял — это такое имя.

— Крракх? — повторил он и улыбнулся. — Ты Крракх, я — Райка!

— Гыых, — обрадовано оскалился юный абориген.

— А где все остальные? — задал логичный вопрос Райка. Такая большая пещера, а народу нет. И ребенка одного оставили.

Транслятор перевел его вопрос, обезьяныш послушал, склонив голову набок. А затем принялся за ответ — он принялся притоптывать на месте, махать лапами, бормотать:

— Аггырр, грыыхх, хрруммм… — и прочие подобные перлы первобытнообщинного диалекта.

Продолжалась эта пляска не меньше минуты, а в результате транслятор выдал перевод:

— Охота.

Крракх поднял брови, (точнее, надбровные дуги) удивившись такой лаконичности.

— А-а, на охоте! — закивал Райка. — А ты дом сторожишь, да? Ой, а кто же камень сдвинет, когда все придут? Он ведь изнутри открывается!

Выслушав в свою очередь перевод, Крракх довольно сказал:

— Я! (Здесь и в дальнейшем — перевод транслятора)

Райка захлопал глазами — как этот малыш (ну, всего-то на голову выше Райки) сдвинет с места здоровенный валун? Но решил не спорить — вернется племя, сам все увидит.

А тем временем он решил познакомиться с местным бытом. Как они тут живут, интересно ведь! И Райка отправился на экскурсию по пещере, в сопровождении обезьяныша.

У стен лежали шкуры — твердые, хрустящие, тонкие, будто плащи. Наверное, ими укрывались. И то правда, климат жаркий, шубы не нужны. Тем более, что сами «люди» шубы на себе таскают. Вон какой Крракх пушистый, как медвежонок.

— А чем вы питаетесь? — любопытничал Райка и совал нос во все закоулки.

— Мясо, — отвечал Крракх и тыкал Райке под нос кусок вяленой динозаврятины.

Бе-е, от того неприглядного на вид куска так несло тухлятиной, что мальчишка отворотил нос. И решил угостить обезьяныша тушенкой 22 века. Пусть полакомится.

— Иди сюда, — с загадочным видом поманил он Крракха поближе к сумке и вынул третью, последнюю, банку.

Пшшш… — раздалось из нее. Крракх испугался и отпрыгнул сразу метра на полтора.

— Да не бойся! — рассмеялся Райка. — Она не кусается!

Но Крракх сидел в стороне и подошел только на невообразимо вкусный запах, что разнесся по пещере. Принюхиваясь широкими ноздрями, обезьяныш медленно подбирался поближе. Райка ждал, не шевелясь, чтобы не испугать еще больше.

— На, держи, — сказал он, выудив из банки кусок теплого мяса. — Вкусно! Ням-ням!


Крракх взял мясо на ладонь, потрогал губами.

— Урррххх, — заурчал он и принялся жевать. На его лице отразилось такое удовольствие, что Райка даже позавидовал.

— Еще! — Крракх требовательно протянул руку. Райка не противился, банки хватит на двоих. В голову забралась прагматичная мыслишка — а прокормит ли «скатерть» все племя? Крракх непременно расскажет о необычном угощении, захотят попробовать все. И если Райка не сможет обеспечить ужин… Тогда поужинают им самим… А что, запросто — нравы тут некультурные, первобытные. Сожрут и не подавятся.


В душу закралось беспокойство, захотелось унести ноги. Но пока что можно повременить — Крракх забавный и кушать Райку вроде не собирается.

Когда банка опустела, Крракх принялся выпрашивать еще, но Райка не соглашался, отнекивался и мотал головой, показывая, что еды больше нет. Разочарованный обезьяныш вздохнул, но видимо, был приучен к подобному отношению от старших и быстро успокоился. А Райка продолжил обход пещеры, хотя, если честно, смотреть было особо и не на что.

Вдруг Крракх взвизгнул, подпрыгнул на месте и метнулся к самой дальней стене, куда не доставал солнечный свет. Через мгновение оттуда донесся такой жалобный вой, что Райка перепугался и побежал смотреть, что приключилось.


Обезьяныш сидел на полу, качаясь из стороны в сторону и схватившись за голову. Перед ним лежало черное кострище с обугленными ветками. Райка сперва не понял, а потом протянул руку, потрогал угли — они уже успели остыть…

Мальчик смекнул, что Крракх не только сторожил пещеру (а чего ее сторожить, если вход закрыт?) Нет, на него была возложена гораздо более важная миссия — охранять очаг! Кормить огонь сухими ветками, что были сложены рядом. А малыш увлекся, побежал гулять, заодно спас Райку. Но огонь прозевал… И навряд ли ему простят подобное отношение, ведь огонь — священен!

Райка присел рядом, погладил по жесткой шерстке:

— Ну успокойся… Сейчас что-нибудь придумаем… Ой, знаю!


Он подхватился и бросился к сумке.

— Смотри, что у меня есть! — вернувшись, Райка повертел перед носом обезьяныша зажигалкой, которой недавно жег пиявок. Но Крракх поглядел на непонятную штуковину печальными влажными глазами — он не понимал, как из нее можно вытащить жгуче-алый Огонь.


Представляя себя Прометеем, Райка загадочно улыбнулся и нажал кнопочку. Появился тонкий язычок пламени, который мальчик поднес к брошенной в очаг вязанке. Затрещали ветки, озарились закопченные стены…

Крракх воззрился на это чудо, вытянул губы трубочкой, коротко взвыл и заплясал от восторга. Ухватив Райку за руки, вовлек и его в свой бешеный танец. Мальчишки поплясали от души, да так, что с потолка посыпалась мелкая крошка.

Под конец Крракх обхватил Райку, прижимая к себе, только косточки захрустели.

— Ай-я… — пискнул мальчик, — ну все, все! Хватит, пусти! Давай, я тебя научу огонь добывать, хочешь?

Транслятор перевел его предложение и Крракх с радостью закивал косматой головой.

— Нужен кремень, — деловито сказал Райка и принялся перебирать камешки, валявшиеся на полу. Обезьяныш подключился к поискам и подавал Райке один камешек за другим. Но ничего похожего пока не отыскалось.

— Нету… Надо бы на улице поглядеть… — вздохнул Райка.

Крракх почесал в затылке — ему нельзя отпирать пещеру. Конечно, воровать у них нечего, но ворвется какой-нибудь динозавр и устроит себе лежбище. Выгоняй его потом, замучаешься!

Однако огонь гораздо важнее, без него можно и вовсе погибнуть. Крракх махнул рукой и подошел к камню. Рядом лежала большая палка, толстая, длинная. Обезьяныш схватил ее, сунул в отверстие, выдолбленное под камнем. Поднажал… Палка сработала, как рычаг, и камень шевельнулся!.. Пошатался на месте… Крракх крякнул от натуги, повис на палке всем весом. И валун откатился, приоткрыв вход на полметра. А больше и не надо было.

Райка во все глаза смотрел за этим достижением первобытной технической мысли. Значит, не такие уж и отсталые наши предки, подумал он.

— Не придавит? — спросил мальчик с опаской, потрогав рукой валун.

— Нет! — коротко заявил Крракх и похлопал камень ладонью, как хлопают норовистого скакуна по крупу. — Крепко! Пошли.

Он выглянул наружу первым, пощурился на солнце, принюхался. Врагов поблизости не обнаружилось и Крракх вылез. Потянувшись, раскинул руки в стороны.

Райка вышел следом, предварительно вскинув на плечо свою сумку — кто знает, удастся ли вернуться. А вещи должны быть всегда при себе. Хватит и потерянного пистолета…

После встречи с мегалозавром, Райка пугался собственной тени. У этих чудищ есть очаровательная привычка возникать из ниоткуда.

Да и пейзаж вокруг не располагал к беспечности — нагромождение камней всевозможных размеров и окрасок, а за любым могла притаиться опасность.

Понадеявшись на чуткий нос обезьяныша, Райка все же рискнул отойти от пещеры на несколько шагов и принялся за поиски кремня. Присев на корточки, он перебрал камешки один за другим, царапал их ногтем, даже лизнул несколько, смывая пыль. Наконец, ему повезло. Покопавшись в песке, он раздобыл полупрозрачный окатыш сиреневого цвета, очень красивый. Впрочем, Райка не был уверен, что этот камешек подойдет и на всякий случай отыскал еще тройку.

— Все, нашел, — сообщил он Крракху, что стоял рядом и сторожил подходы. — Идем обратно.

Вернувшись в пещеру, они задвинули камнем вход, Райка помогал. Вернее, делал вид, что помогает — силенок явно не хватало. Да Крракх и сам справился на «отлично».

— Ну, давай попробуем, — не слишком уверенно сказал Райка. — Железку бы какую…

Взгляд пошарил по полу — нет, железо и сталь были в этом мире еще неведомы. Значит, опять лезть в сумку. Та-ак… Рука натыкалась лишь на бумагу, пластик и ткань, прохлада металла не чувствовалась. Лишь на самом дне пальцы наткнулись на подходящий предмет. Мальчик потянул и на свет выглянула… большая подкова!

— Ого! — сказал Райка, приоткрыв рот от удивления. — Откуда она взялась?!

Похоже, Денис, укладывая сумку, прошелся по временному периоду Райкиного путешествия и предусмотрел возможную встречу с доисторическими предками.


Истины ради, следует сказать, что наука отрицает возможность появления человека во времена динозавров.

По мнению ученых, разделение далеких предков человека и человекообразных обезьян произошло от 10 до 4 млн. лет назад. Первые ископаемые остатки далеких предков человека с возрастом от 4 до 3,5 млн. лет найдены в Эфиопии и отнесены к роду австралопитеков.

И лишь 250 тыс. лет назад возникла новая ветвь рода человек — неандертальцы. А люди, напоминавшие современных, появились всего 40 тыс. лет назад, и назвали их — кроманьонцы.


Но, наверное, сотню-другую лет спустя эти данные будут уточнены.

Во всяком случае, вот он, первобытный человек, сидит напротив Райки и внимательно следит за таинством добывания огня…


Райка сморщил нос, вспоминая азы — у него был лишь теоретический опыт, из книжек да фильмов. В них герои с легкостью высекали снопы искр, поджигая бумагу или щепки. А вот как будет на практике?

Прежде всего, нужен трут. Пошарив в «волшебном сундучке», то есть, в сумке, Райка выудил маленький блокнотик. Оторвал листок, скомкал его, вложил между тонких веточек. Затем взял в руку камешек, в другую — тяжелую подкову. И ударил. Потом еще и еще, но искр не было. Решив, что камень неподходящий, он взял второй. Однако лишь на третьем камешке удалось высечь слабенький фонтанчик искр. Райка хмыкнул довольно — кажется, получается!

Примерившись, ударил посильнее, наискось.

Крракх сидел, сморщив лоб от усердия, в его умных глазках появлялись проблески мысли.

— Дай! — вдруг потребовал он, выдернул из рук Райки кремень с подковой и принялся колотить их друг о друга сильно-сильно, быстро-быстро, будто с рождения только этим и занимался.

Искры полились на бумагу сплошной светящейся змейкой, появился легкий дымок. Райка тут же склонился поближе и принялся раздувать едва заметный огонек.

— Ур-ра!!! — Завопил он, когда окрепшее пламя принялось жадно лизать ветки. И на всякий случай поскорее перепрятал зажигалку обратно в сумку. Не положено предметам из будущего появляться в прошлом. Разве что пистолет… Как бы его разыскать-то?.

Крракх сидел на корточках, жутко довольный собой. Держа в руках кремень и подкову, он походил на царя со скипетром и державой. Да и выражение лица было под стать царскому — будто весь мир лег к его ногам. Впрочем, ведь так оно и было: теперь он стал полноправным членом своего племени, а то и под стать старейшине. Ведь только он умеет теперь добывать самое ценное — огонь.

Райка передвинул ветки, соединив оба костерка в один.

— Ну, теперь тебя никто не посмеет тронуть, — улыбаясь, сказал он, а глянув мельком на руку, добавил обеспокоено: — Только я не могу больше здесь оставаться. Мне надо идти дальше. Понимаешь? Очень надо…


Шел седьмой час пребывания в прошлом…

Глава шестая

Мальчишки распрощались, Крракх с грустью в глазах косолапо повел Райку к выходу. Но едва они сделали два-три шага, как раздался стук по камню — похожий на барабанную дробь, но не такой звонкий.

Обезьяныш всполошился, побежал вперед и поспешил отвалить камень. В образовавшуюся щель стали входить возвратившиеся домой люди.

Крракх бросился к первому из них, радостно визжа, подпрыгивая и приседая. Он начал было рассказывать о случившихся за время отсутствия племени событиях, но слушать его никто не стал. Высокий, кряжистый, широкоплечий «неандерталец» влепил мальчишке такую затрещину, что тот отлетел и едва не сшиб Райку с ног, хорошо, что тот вовремя среагировал и отпрянул.


— За что?! — перевел транслятор жалобный вопль Крракха.

— Ты выходил! Следы у входа! Ты нарушил табу! — был ему строгий ответ. — Огонь цел?

— Да… — обиженно буркнул Крракх, потер щеку и махнул лапой в сторону пламени.

— Твое счастье, — проворчал высокий и пошел проверять, достаточно ли у огня корма.


Остальным до Крракха, казалось, не было никакого дела. Они устало сбрасывали на землю добычу — две туши каких-то не слишком крупных ящеров, охапки веток, связки лиан. Все пригодится в хозяйстве.

Райка убрался с глаз подальше, сжался в комок, но на него все равно обратили внимание.

Самка, судя по отвисшей груди, вдруг коротко взвизгнула и с шумом потянула носом воздух. Потом заверещала, забегала от одного к другому, хватая за руки и показывая в уголок, где притаился Райка.

Грозно рыча и скаля зубы, к перепуганному мальчишке направились все сразу — их было человек семь, в темноте не пересчитать. Кто знает, что они сделали бы с ним, но Крракх ринулся наперерез соплеменникам и загородил Райку собой.

— Друг! — крикнул он, указывая на Райку. — Он научил делать огонь!

— Что? Как? — спросил удивленно тот, высокий, что наверняка был в племени вождем.


Крракх засуетился, отыскал на полу подкову и кремень, сгреб в кучку ветки и снова разжег костер, теперь — на глазах у всего племени.

Это вызвало восторг и вместе с тем, страх.


Высокий взял подкову, понюхал, помахал ею, потом стукнул по кремню, но попал по пальцу и зашипел от боли. Выбросив все из рук, сунул палец в рот, помусолил, пока боль не стихла.

— Он научил? — недоверчиво кивнул он на Райку.

— Да…

Высокий подошел ближе к гостю, склонился, заглядывая мальчику в глаза. Райка замер ни жив, ни мертв. Он тоже глядел на косматое лицо, довольно дикое на вид — широкоскулое, с плоским носом, маленькими глазками.

Вождь протянул руку и потрогал Райкину одежду — наверное, вообразил, что это его шкурка.

— Друг? — выдохнул он в лицо мальчишке.

— Да! — подтвердил Райка, надеясь, что транслятор переведет все правильно.


— Гы-ых! — рявкнул вождь и хлопнул мальчика по плечу, едва не вогнав его в пол. Но поскольку Крракх довольно скалился, Райка понял, что это был жест одобрения, а не злости.

Высокий сказал во всеуслышание:

— Еда!

Оказалось, что все только и ждали это — разом накинулись на принесенную добычу и принялись разделывать. Райку сразу замутило, он отвернулся. Городское дитя, он даже не видел, как потрошат курицу. А тут такой ужас.


— Ешь! — Крракх подобрался к другу и сунул ему окровавленный кусок.

Райка автоматически взял мясо, но есть не стал — держал на вытянутой руке, брезгливо морщась. Однако Крракх не отставал и, кажется, готов был обидеться, что его угощение отвергают.

Тогда Райка, чтобы не нарушать местных обычаев, все же решил отведать. Но не есть же сырым! И мальчишка понес мясо к огню. Сгреб угли в сторонку, уложил на них свежатинку, стал ждать.

Едва потянуло жареным, все одновременно подняли головы, стали ловить запах.

— Что ты делаешь? — заинтересовался Крракх.

— Мясо жарю, — пояснил Райка.

— Что? — переспросил обезьяныш.

Видимо, в их племени такого слова еще не было, раз транслятор не справился с переводом. Райка не стал объяснять, просто достал закопченную ножку и попробовал надкусить. К своему удивлению, это оказалось довольно вкусным — мясо слегка сладковатое, похоже на утку.

— На, попробуй, — и дал Крракху.

Тот понюхал, потрогал губами, лизнул. Наконец, довольно заурчав, впился зубами в сочное жаркое. Ел он с таким удовольствием, что его тут же отодвинули в сторону, а мясо отобрали — каждому хотелось попробовать новое блюдо.

Аборигены принялись оживленно обсуждать случившееся, а особенно — кулинарные преимущества поджаренного мяса.

Вождь не стал тянуть — сунул в костер новую порцию. Но когда кто-то попробовал последовать его примеру, был жестоко наказан и отогнан прочь — в племени была жесткая иерархия. Лишь когда вождь наелся и улегся отдыхать, к огню потянулись остальные. Сырым мясо больше не хотел есть никто.


Пир продолжался долго, пока от ящеров не остались лишь косточки. Райка тоже поел немного, но совсем чуть-чуть — его зубы не привыкли к жесткому полусырому мясу. Да и не известно, как отзовется изнеженный желудок городского ребенка.

Однако, времени действительно прошло слишком много, пора было отправляться в путь.

— Крракх, я ухожу, — сказал решительно Райка, закидывая сумку на плечо.

Обезьяныш подбежал к нему, жалобно скуля — ему не хотелось расставаться. В племени не было больше детенышей, а с взрослыми разве жизнь?

— Надо идти, — вздохнул Райка, потрепал обезьяныша по плечу и подошел к камню. — Открой, пожалуйста.


Делать нечего, Крракх отвалил камень. В ответ на недовольные возгласы, он оскалился и взрыкнул, объясняя, что ненадолго и что врагов поблизости нет. А поскольку вождь мирно спал, никто не полез разбираться.

— Прощай, может, еще увидимся, — Райка посмотрел на Крракха и протянул руку. Тот не понял, что значит этот жест, попрощался по своему — крепко обнял Райку, ухватил его ухо губами и немного пожевал. Должно быть, это у них такой прообраз дружеского поцелуя.

Райка рассмеялся от щекотки и выскользнул из пещеры. Камень завалил вход и мальчик остался один на один с доисторической эпохой.

Взглянув на компас, Райка направился в указанном зеленой стрелкой направлении.

Тайник был уже близко.

Судя по часам, близился вечер, но небо по-прежнему светилось синевой. Только синева эта побледнела, стала неестественно-яркой. Создавалось впечатление, что солнце спряталось, а сияние осталось. Это было очень странно и непонятно, до той лишь поры, как Райка вспомнил о гигантском метеорите, что мчится к Земле и рухнет через трое суток. Видимо, это он разгонял ночную тьму.

Стало жутковато — мальчик вдруг отчетливо понял, что может остаться здесь навсегда. Вернее — навсегда исчезнуть…

Глава седьмая

Похоже, мясо динозавра было куда питательней, чем «тушенка» из будущего. Хоть в ней наверняка все сбалансировано и куча всяких витаминов, но живое мясо ничем не заменить.

После обеда в Райке появилась такая энергия, что хотелось не шагать, а прыгать с камня на камень, или просто взмахнуть руками, да и полететь.

Однако приходилось осторожно пробираться между нагромождениями валунов и обломков скал, мимо ползучих корней и колючих кустарников. Да еще оглядываться каждый миг, потому что Райка кожей чувствовал, что отовсюду за ним наблюдают чьи-то голодные глаза.

Сумка опять соскользнула с плеча, мальчик чертыхнулся и вскинул ее обратно. Достало уже поправлять, так неудобно! Но вдруг почувствовал, как ремешок под ладонью расслоился надвое. Это показалось Райке весьма странным — он сдернул сумку и рассмотрел ручку получше. Оказалось, что это вовсе и не ручка, а сдвоенные лямки!

— Ух ты… — сказал себе под нос Райка, развел ремни и накинул их на плечи.

Ну вот, совсем другое дело! С рюкзачком за спиной шагать стало гораздо удобней, да и руки освободились. Можно взять, к примеру, вот этот обломок дерева — замечательная дубинка. От мелких тварей можно оборониться. Правда, от крупных придется по прежнему драпать, но что поделаешь, такова она, первобытная жизнь. Сам виноват — прошляпил оружие!


Долго ли, коротко, то пригибаясь за валуном, то ускоряя шаг, то вовсе переходя на стремительный бег, Райка пробирался все дальше к намеченной не им цели.

— Оп-па… — пробормотал он, в очередной раз мельком глянув на часы-компас. Стрелка впервые за все время повела себя странно — запульсировала. — Чего это с ней…


Мальчик постучал ногтем, потряс рукой, но стрелка продолжала мигать. А тут еще и с цифрами непорядок, они почему-то превратились в нули — расстояние до цели стало минимальным. Райка растерянно огляделся кругом.

— Да-а, кажется, приехали…


Он стоял на ровной, будто парта, площадке, только размер был побольше — с половину школьного спортзала. Если бы дело не происходило в далеком прошлом, Райка готов был поклясться, что поле заасфальтировано! Он даже пощупал рукой этот тепловатый, прогретый солнцем серый материал. Ну, асфальт и все тут! Мальчишка хмыкнул и, так и оставшись на корточках, принялся размышлять вслух (а вокруг ни души, даже звери попрятались…)

— Похоже, что тайник где-то здесь… Ну, и как его искать? Я что, должен этот асфальт перекапывать? Могли бы и отбойный молоток мне в сумку положить! О, а может есть?


Он сдернул лямки и принялся копаться в сумке, но, естественно, ничего похожего на молоток или лопату не обнаружилось. Глотнув воды, мальчик притих. Что делать дальше, он не знал, а идти было некуда.

Но уже через минуту он вновь превратился в исследователя, вскочил и стал внимательно изучать площадку, окруженную нагромождениями песчаника и известняка. То постукивая ногой, то щупая руками, то грохая подобранным камнем по подозрительным выпуклостям, Райка медленно пробирался шаг за шагом по всей площадке от одного края к другому. Когда устал и вымотался окончательно, сел и обиженно пробормотал:

— Да ну вас к черту… Сами ищите свой тайник… — нервное напряжение дало о себе знать и выплеснулось громким воплем: — Куда вы его спрятали?!!! ГДЕ ВАШ ТАЙНИК?!


Ответом на этот отчаянный крик стало басовитое гудение, словно громадный шмель проснулся и сейчас летит выяснять, какой дурень посмел его разбудить. Земля под мальчишкой завибрировала, Райка испуганно вскочил.

— Мама… — прошептал он, глаза стали квадратными, и было отчего!


В самом центре площадки стала расти трещина… Сперва толщиной с ладошку, она расширялась, как мост в Петербурге (Райке повезло однажды увидеть это) Но мост поднимался, а здесь края ямы просто расходились в стороны. Мальчишка опасливо отбежал подальше и наблюдал издалека.


Щель разрубила площадку ровно посредине черным проемом и остановилась. Минуту погодя, из глубины появилось багрово-желтое свечение, факелом поднявшееся на высоту второго этажа. Райка задрал голову, полюбовался на пламя. Только это было какое-то ненастоящее пламя — жар не чувствовался, да и сам огонь не переливался, а просто светил, как прожектор. Не успел мальчишка соскучиться, глядя на яркий столб, как из расщелины медленно и плавно поднялась небольшая кабинка, похожая на телефонную будку, только размером поменьше.

— И что, мне туда лезть, что ли? — у Райки дрогнули губы, совершенно не хотелось отправляться в преисподнюю.

На свое счастье, он быстро понял, что такое путешествие от него и не требуют — кабинка зависла в воздухе, перекатилась в сторону и опустилась на «асфальт»

— А-а! Типа посылка? — осенило мальчишку.

В ответ на его догадку кабинка исчезла под землей, свечение погасло, а щель стала зарастать. Обратный процесс шел не в пример быстрее, невидимые механизмы справились за полминуты.

Райка с любопытством разглядывал небольшую черную коробочку, оставшуюся после всех этих манипуляций с огнями и трещинами. Сразу бежать к ней и хватать он не решился, Но и торчать в стороне, когда каждая минутка на счету, мальчишка не собирался. Он медленно подошел, тронул коробочку ногой — не подпрыгнет ли, словно лягушка, не шарахнет ли по голове? Поскольку коробочка не шелохнулась, Райка взял ее в руки. Черная поверхность приятно холодила ладони, мальчишка даже приложил к щеке, довольно щурясь. И, как всякий ребенок, захотел узнать, что же, собственно, у нее внутри.

Ни кнопок, ни отверстий для ключа он не обнаружил. Понажимал, покрутил, позаглядывал со всех сторон. И ногтем не подцепишь, и ножом не сковырнешь. Отчаявшись, Райка даже попытался укусить неподатливую шкатулку. Бесполезно, только зубы заныли.

Оно и неудивительно. Кто же позволит какому-то мальчишке лезть грязными руками в святая святых — в сокровищницу, в хранилище Знания!

Райка наконец махнул рукой, сердито запихал коробочку в сумку. С чувством выполненного долга, мальчик нажал на окошко в часах. По словам Дениса, он должен при этом оказаться дома. Как бы не так! Вокруг были все те же скалы, а над головой — все то же небо с огромной луной. Машинка времени не сработала…

— Эй, ну я нашел! — подождав чуть-чуть, крикнул он в пространство. — Забирайте меня отсюда! А то надоело!


Никто не откликнулся, а Райка затоптался на месте, удивившись такому повороту. Он-то надеялся, что его вернут домой в ту же секунду, как шкатулка окажется в его руках!

— Ну, вы что там, оглохли?! — возмутился он и, вспомнив о средстве передвижения, поднес к губам часики. — Просыпайтесь! Ау! Я домой хочу!

Никакого ответа… Только ветерок взъерошил его волосы, забрался под футболку, заставив мальчишку поежиться и растереть локти.

Поморгав повлажневшими ресницами, Райка стал лихорадочно искать выход из глупейшей ситуации. Похоже, что-то пошло не так, как рассчитывали Денис и его сотоварищи. Но что именно?..

— Вот я дубина… — хлопнул себя по лбу Райка, приложившись от души. — Они же не могут подходить к тайнику! Здесь ведь защита! Значит… Значит, я должен вернуться туда, где появился! Блин…


Сперва обрадовавшись, мальчик тут же сник — тащиться в такую даль, полную опасностей, ему совсем не улыбалось. Но делать нечего, иначе домой не вернуться. Хорошо хоть, дорога была чуть-чуть знакома. А в плюсы Райка зачислил возможную встречу с симпатичным неандертальским детенышем Крракхом. Да и потерянный пистолет неплохо бы отыскать.

Тяжело вздохнув, Райка поправил лямки и поплелся в обратный путь…

Взглянув на часы, он убедился, что догадка была правильной — теперь зеленая стрелка показывала в противоположную от тайника сторону, к месту посадки.

Райка повеселел, подхватил свою дубинку, помахал ею — пусть только сунутся! Однако опасность пришла к нему совсем не оттуда, где ожидалась.

Не прошло и пяти минут, как над головой послышалось хлопанье крыльев, гортанный крик, мальчишку накрыла большая тень, и… Райка взлетел в воздух!

Он задергался, лямки впились в плечи. Можно было выскользнуть из них, но земля удалялась так стремительно, что прыгать было уже поздно. И Райка наоборот, сцепил руки в замок и повис без движения. Задрав голову, он попытался разглядеть, кто же, собственно, его таинственный похититель.

Взгляд скользнул по кожистому животу, а дальше — оскаленная морда с мелкими зубками, похожая на пеликаний клюв.

— Ох и чудище… — прошептал про себя Райка, похолодев от страха.


Эта «птичка» называлась в ученом мире pteranodon… Размах крыльев птеранодона превышал шесть метров. Между сильно удлинёнными пальцами кистей и телом имелась натянутая тонкая кожистая перепонка — своеобразные крылья, подобно летучей мыши. На голове заметен направленный назад затылочный гребень. Птеранодоны жили вблизи морского берега и питались рыбой.

Видимо, эта тварь перепутала Райку с какой-нибудь местной сухопутной селедкой и решила отужинать. Но почему-то не стала устраивать пир на месте, а потащила мальчишку с собой. Утешало только одно — она мчалась в нужном направлении, к морю.

«Только бы не отпустила…» — металось в голове у мальчишки, пока он болтался в цепких когтях.

Под ногами проносились шапки деревьев, буро-зеленые в лунном свете. Вскоре Райка немного успокоился, а потом ему даже начал нравиться этот неожиданный полет.

Птеранодон изредка взмахивал крыльями, но по большей части парил, поймав восходящие потоки воздуха. Еще реже он оборачивался и косил маленьким желтым глазом на пленника.

Джунгли сменились тонкой песчаной полоской, а затем — безбрежной водной гладью.

— Она что, утопить меня собралась? — буркнул Райка. Сердце трепыхнулось и помчалось в пятки, по спине суетливо пробежали мурашки. Плавал он плохо… А учитывая количество голодных морских чудовищ, ему даже поплавать толком никто не даст.


Но ящер не отпускал мальчика, а упрямо тащил все дальше и дальше, пока Райка не углядел наползающую на горизонт черную тушу земли. Остров или материк…

Глава восьмая

Перед Райкиными глазами уже рисовалась мрачная картина — гнездо на вершине скалы, а в нем голодные разинутые рты «птичкиных» птенцов, такие же страшные, как у мамаши. Разорвут на мелкие клочки в секунду, мяукнуть не успеешь…

Волны на океанской поверхности мерно шли к далекому берегу, ящер летел за ними вслед, плавно спускаясь все ниже. Райка уже подумывал, а не спрыгнуть ли в воду. Там хоть какой-то шанс выжить, чем в гнезде с динозаврятами.

Но пока он раздумывал, берег приблизился настолько, что можно было разглядеть местный пейзаж. И в который раз за этот долгий день, мальчик удивленно присвистнул.

Вместо ожидаемого нагромождения скал и диких разросшихся джунглей, он увидел с высоты ровные прямоугольнички городских кварталов! Нарезанные, словно под линейку, поля; аккуратные квадратики зданий…

Впрочем, Райка сразу вспомнил о рассказах Дениса — наверное, это город тех самых, как же их там… гипербореев. Бр-р-р, ну и название они себе придумали, мороз по коже.

Но почему ящер тащит добычу именно туда?!

Прыгать Райке расхотелось, он решил дождаться ответа на все эти загадки.

Земля приближалась, птеранодон спланировал в последний раз и отпустил хватку, а сам спокойно сел рядом. Райка шмякнулся с высоты метра в полтора, стукнувшись пятками и ладонями. Не подав виду, что больно, мужественно выпрямился.

— И куда ты меня притащил? — строго спросил он у сидящего рядом ящера, скалившего клюв в ухмылке.

Не дождавшись ответа от глупого создания, мальчишка оглянулся — он стоял посреди небольшого дворика, огороженного высоким глухим каменным забором. Неподалеку расположился симпатичный бассейн, в котором блестела вода. Кусты какого-то хвойного, ровно подстриженные, были живописно разбросаны тут и там. В двух десятках метров расположился дом владельца — настоящий дворец, только маленький, с четырьмя колоннами.

Решив, что пора заявить о прибытии, птеранодон заорал дурным голосом, перепугав мальчишку:

– Заткнись, дубина! — шикнул на него Райка, сжавшись и приготовившись драпать (знать бы еще, куда!)


В следующую минуту произошли одновременно два события: рядом с ящером, доставившим Райку, приземлились два его собрата, такие же отвратительно-уродливые. А из здания вышел господин в синих свободных одеждах, напоминавших римскую тогу. То ли от одежды, то ли так и было от рождения, лицо господина заметно отливало голубым цветом, а сама голова была непропорционально вытянута вверх. Да и глаза были мало похожи на привычные человеческие — слишком черные и слишком большие.

Райке стало не по себе, он сглотнул и невольно подобрался, снова пожалев о потерянном оружии. Ему пришлось задирать голову, потому что вдобавок к грозному внешнему виду, у господина был и весьма внушительный рост — больше двух метров.

Он остановился в трех шагах и оглядел мальчишку, а из-за спины появился, по всей видимости, слуга — помельче ростом, пожиже в манерах, да и в руках у него была корзина с рыбой.

Слуга грохнул ею о плиты, прямо перед мордами «пеликанов» и те бросились ужинать, суетясь, отталкивая друг друга и жадно заглатывая рыбешку. Господин снисходительно взглянул на них, но не пресек безобразие — заслужили.

— Иррмаан вррраана а? — спросил он у Райки каркающим хриплым тенорком, очень напоминающим клекот его подопечных.


Райка свел брови, пытаясь проникнуть в смысл сказанного — не получилось. В волнении от перелета и неожиданной встречи он позабыл о «переводчике», что лежал в сумке.

— Иррмаан вррраана а? — повторил вопрос «синий» господин, уже с явным недовольством в голосе.

— Не понимаю! — ответил мальчик, пожал плечами, и широко улыбнулся, для верности.

Поняв, что ничего не добьется, господин начал действовать — он подошел к Райке, сдернул с плеч сумку, вытряхнул содержимое на плиты дворика и принялся оживленно копаться в Райкиных пожитках.

— Что вы делаете?! — возмутился мальчишка, бросился к нему и стал запихивать свое добро обратно.


Господин с интересом понаблюдал за его действиями, в черных глазах появилось безмерное удивление. Не вмешиваясь, он поднес к губам блестящий свисток, висевший на цепочке на его груди, и свистнул.

Тут же из дома выбежала парочка двуногих тварей — уменьшенная копия тираннозавра, ростом с Райку. Оскалившись и рыча, они подбежали к мальчику и обступили его с боков. По их полным ярости глазам, Райка понял, что шевельни он хоть мизинцем, «собачки» тут же вцепятся в его горло.

— Гррууннен врраа гуурр! — скомандовал господин, глядя в упор на Райку. «Транслятор», выдернутый из сумки, на этот раз перевел все дословно: — Отойди и стой спокойно!


Мальчишка вынужден был повиноваться. Он медленно выпрямился, стараясь не делать резких движений, и застыл, как памятник самому себе. Господин одобрительно кивнул и продолжил разбираться с вещами, поднимая их одну за другой и кидая обратно в сумку после детального исследования. Если что-то было ему непонятно, обращался к Райке.

— Что это? — спросил он, вертя в руках фляжку.

— Фляга, пить, — пояснил мальчик.

Господин скрутил крышку и принюхался. Поднес ко рту, но рука замерла.

— Ты! — велел он и отдал Райке. Мальчишка спокойно глотнул. Фляжку у него тут же отобрали и напиток продегустировал хозяин дома. Что он хотел отведать, было непонятно, но обычная вода ему не слишком понравилась. Скривив губы, он закрыл флягу и швырнул ее на дно сумки.

После этого остальные предметы возвращались в сумку уже быстрее — было заметно, что он явно что-то искал. И нашел!

— Аррхххррр… — глухо рассмеялся он, схватив коробочку из тайника. — Ты ее все-таки принес!

— Положите! — вскрикнул невольно Райка, дернувшись всем телом, вызвав у «собачек» очередной приступ бешенства. — Это нельзя! Это не ваше!

— Хорошая шутка! — одобрительно кивнул господин. — Но ты ошибся, теперь это мое! Не для того я неделю следил за Смертным Ложем, чтобы отказаться от Камней Познания. Мои пташки славно потрудились.


Протянув длинную руку, он потрепал ближнего птеранодона по холке.

— Вы не понимаете! — с тоской пробовал усовестить его Райка. — Я прибыл из будущего! Там очень ждут эти камни! Отдайте!

— Нет, это ты не понимаешь, — ласково пропел господин и выпрямился во весь рост, нависнув над мальчишкой. — Я — Верховный Граарр государства Гиперборейского! И мне решать, что я могу делать, а что не могу! А могу я ВСЕ! Понял? Моя власть безгранична! Я не позволю кучке жрецов разбазаривать великие знания! Они вообразили, что завтра наступит конец света! И представь, им все поверили! В такую чушь!


Голос Верховного Грраарра креп и заполнял собой весь двор, заставив мальчишку вжать голову в плечи.

— Но это правда! — пискнул он и прикусил язычок.

— Что правда? — недоуменно переспросил Грраарр.

— Завтра на Землю упадет метеорит…

— И ты туда же! — взъярился господин, воздев руки к небу и напугав «птичек», с воплем отбежавших на безопасное расстояние. — Я устал объяснять, что не будет никакого метеорита! Это все блажь жрецов!

Райка больше не спорил, он лишь хотел поскорее убраться отсюда, но коробочка была в руках Верховного Грраарра (интересно, это имя или должность?)

— Что же мне с тобой делать? — задумчиво пробормотал Грраарр, потерев подбородок. — Скормить птурхам? (Райка поежился — это еще что за звери?..) Пожалуй, это всегда успеется. Сейчас уже поздно, ночь. А завтра с утра я допрошу тебя по всей форме, обо всем, что знаешь и что не знаешь. Глум, оттащи мальчишку в подвал, да не забудь запереть! Знаю я тебя, разгильдяй…


Хозяин зевнул, широко разевая рот, и отправился в дом. В одной руке он нес сумку гостя, в другой — шкатулку с кристаллами.

— Стойте! — вскрикнул Райка. Если бы не караулившие его «собачки», рванулся бы вслед за вредным дядькой. — Мне домой надо! Отдайте!


Верховный Грраарр даже ухом не повел, задернул за собой полог, не обернувшись.

— Рууухрр! — скомандовал подошедший слуга и хлопнул мальчика по плечу. Поскольку хозяин утащил «транслятор», перевода не последовало, да Райка и так понял, что его приглашают в каземат.

— Сам туда иди, — угрюмо пробормотал он, но готовый к такому отпору Глум ухватил его за шиворот и поволок к дому.

Райке пришлось лишь переступать ногами, иначе рисковал задохнуться в собственной футболке. «Собачки» весело сопровождали их, тявкая друг на друга и болтая длинными хвостами.


Минуя главный вход, слуга повел мальчишку вглубь двора, и обстановка становилась все менее нарядной. Конечно, здесь тоже прибирались, но за кустарниками ухаживали не так тщательно, да и стены уже требовали новой покраски.

В небольшой пристройке, куда, наконец, дотащили Райку, была всего одна дверь, в нее и впихнули пленника — а именно такой статус у него теперь был.

— Полегче! — недовольно кинул Райка, когда его уронили на каменный мокрый пол. Но слуга не стал слушать его капризы, а молча задвинул скрипучий засов.

Послушав, как шелестит песок под ногами удаляющегося Глума, Райка приуныл. Вместе с темнотой на него навалилась такая тоска, хоть вой в голос.

Окна в подвале не было, но тех мгновений, пока не захлопнулась дверь, Райке хватило, чтобы хоть немного оглядеть помещение. Даже если наверху утопали в роскоши, в подвале все было гораздо проще и беднее. Лишь четыре стены, холодный каменный пол, залитый лужами — вода где-то звонко капала, отдаваясь эхом в ушах.

Райка чихнул, вытер нос рукавом и отправился на поиски относительно сухого места для ночевки. Ему повезло — отыскал у стены брошенную на пол доску — видимо, заменявшую постель — и улегся на нее, подогнув под себя коленки и озябшие руки.

— Придурки, — жалобно проскулил он, — загнали меня черт знает куда и вытаскивать не собираетесь… Вот что мне теперь делать? Послезавтра свалится метеорит на голову и что? Я так и останусь в этом подвале? Я домой хочу, к маме…


И снова ответом ему было молчание… Потыкав еще немного в бесполезные часики (Верховный Грраарр не отобрал их, не обратив внимания на побрякушку) Райка смирился и закрыл глаза. Должно быть, он и вправду сильно вымотался — уснул моментально…

Глава девятая

— И долго ты еще дрыхнуть собрался? — приснилось Райке во сне ехидное замечание.

— М-м-м? — промычал он недовольно, втискивая коленки в подмышки.

— Я говорю, попу не отморозь! — не отставал нахальный голосок. — Вставай уже!

— Что… Кто это? — с трудом разлепляя ресницы, пробормотал Райка. В подвале было все так же темно, но глаза уже привыкли. Только незнакомца не было видно, да и голос шел откуда-то сзади.

Райка приподнялся, выгнул шею и разглядел чей-то силуэт.

— Ты кто? — повторил он, невольно стискивая кулаки — вдруг придется обороняться!

— Как говорят у вас — дед Пихто! — хихикнул ночной гость. — Ну, ты и разоспался, не добудиться! Вставай!

— Да чего вставать-то? — удивился такой настырности Райка.

— Ой, как же с вами сложно… — взялся за голову силуэт. — Ты собираешься кристаллы возвращать или нет?!

— КАК?! Как я их верну? Я ж в подвале, если ты не заметил! — у Райки в голосе прорезалось недовольство. Он и так продрог до кости, зуб на зуб не попадает, а тут приходят какие-то нахальные личности и требуют невозможного!

— Уффф… Ты книжки читаешь вообще? — голосок стал снисходительным, — да каждый приличный пленник просто обязан устроить себе побег! А ты? Разлегся, как король, и спишь!

Этот диалог начал Райку утомлять:

— Вот пристал… Чем я дверь открою? Пальцем? А подкоп чем сделаю? Твоим длинным языком? Сперва подсказал бы, а потом уже смеялся! И вообще, ты кто такой? Эй, стой! Может, тебя из будущего прислали?!


Новая догадка заставила Райку подлететь, как на пружинках. Он подбежал поближе, и силуэт превратился в обычного на вид мальчишку, хоть подробности и были невидны в темноте — лишь светлое пятно рубашки да темные шорты, чуть повыше колен.

— Додумался, поздравляю, — сверкнула белозубая улыбка. — Конечно же, я из будущего. Прибыл тебя спасать, а заодно и кристаллы.

— И что же для вас важнее? — с комом в горле грустно спросил Райка. — Камешки или я?

— Честно? Камешки! — хмыкнул мальчишка. — Шучу, шучу! У меня задание забрать и тебя, и их.

— Ну, спасибо… — вздохнул Райка. — Как тебя зовут хоть?

— Как… — задумчиво проговорил мальчик, на минутку утеряв ершистость и смешливость. — Имя в тех. паспорте — ANDR 137/17 double.

— Чего-о? — протянул Райка. — Как это?

— Как, как… Робот я, что непонятно? Андроид. Не видел, что ли, ни разу?

— Где ж я увижу-то… В кино видел, в «Терминаторе». А ты не врешь? Слушай, а может, ты мне вообще снишься? И на самом деле тебя не существует? — засомневался Райка.

— Ах, снюсь? — мальчишка со странным именем ухватил Райку за нос двумя пальцами и сжал. — Ну, существую?

— Да, да, пусти! — расхохотался Райка и принялся тереть освобожденный нос. — Существуешь! Просто странно это все. Андр, Андр… Можно, я тебя буду звать Андрюшка? Мне так привычней.

— Да на здоровье, — согласился андроид. — Андрюшка… А что, мне нравится!.. Давай уже выбираться отсюда. Сейчас открою дверь, проберемся в дом, заберем камни и домой! Согласен?

— И всего-то?.. А как ты откроешь? Чем?

— Р-р-р-р, — прорычал грозно Андрюшка. — Взглядом! У меня в зрачках лазеры!

У Райки так вытянулось лицо, что роботенок не выдержал и рассмеялся:

— Шучу! А ты и поверил!

— Что, нету лазеров? — заморгал Райка.

— Нету! В зрачках — нету.

Андрюшка вытянул руку, щелкнул костяшками пальцев и Райка увидал, как тонкий зеленоватый лучик выбился из указательного пальца андроида. Добравшись до двери, луч с шипением принялся скользить по доскам, набухшим от влаги, вырезая замок.

Когда образовался черный квадрат, Андрюшка с силой ткнул его кулаком, вышибая наружу.

— Ну вот, дверь и открыта. Добро пожаловать на свободу, — кротко проговорил он, раскрывая перед обалдевшим Райкой двери.

Лунный свет проник внутрь и Райка сумел рассмотреть своего освободителя. Обычный на вид мальчишка, ничего «железного» в нем не было и в помине. Тонкое смышленое лицо, чуть раскосые глаза, коротко стриженый… Мальчишка вызывал доверие и располагал к дружбе, а Райке и не надо большего, он устал от одиночества и постоянного напряжения.

— Это Денис тебя прислал, да? — спросил Райка, не решившись сразу шагнуть за порог.

— Денис? Ха! Да твой Денис уже отстранен от проекта! — Андрюшка опять пощелкал пальцами, видимо — пряча лазерную пушечку.

— Отстранен?! Почему? — приоткрыл рот Райка.

— Приветик! Отправил невинного ребенка к динозаврам, неподготовленного совсем! Надо было сперва отбить, поперчить, посолить, потом уже пихать в их пасти! — Андрюшка едва сдерживал улыбку. Ему, похоже, очень нравилось дразнить Райку. — Да шучу! Надо было тебя научить стрелять, погонять по тренажерам. Железо потягать, чтобы нарастить мускулы, а уже затем и в путь.

— А-а, понял… — кивнул Райка. — Вот из-за меня ему влетело, да?

— Вообще-то, — согнал усмешку андроид, — Денис, по-моему, прав. Если бы он начал тебя готовить по полной программе рейнджера, ты и за полгода бы здесь не оказался. А начальство непременно прознало бы про его фокусы и вовсе запретило.

— Да ну, запретило, как же! — презрительно махнул рукой Райка. — Он мне такое понарассказывал! Вы же меня и за муху не считаете, а? Он сказал, что вы можете нашлепать моих копий хоть миллион.

— Ерунда, — уверенно отрезал Андрюшка. — Это в вашем времени люди мрут, как мухи! То война, то болезни, то еще какая-нибудь гадость. То социализм, то капитализм, то феодализм, дурью маетесь. А у нас — гуманизм! Понял?


Он многозначительно поднял палец.

— Это как? — переспросил Райка.

— А так — человек человеку — друг, товарищ, брат и любовник! Ой, то есть, тьфу… Это тебе еще рано, ты еще маленький.

— Да ну тебя, опять издеваешься, — надулся Райка.

— Ну, почти, — улыбнулся Андрюшка и хлопнул мальчишку по плечу. — Хватит болтать, скоро утро. Идем, только тшш… Тихо…


С этими словами он выскользнул наружу, пригнулся и пошел, крадучись, вдоль стены. Райке ничего не оставалось, как проследовать за ним.

— А тут эти… Собачки динозаврие… — шепнул он в спину Андрюшке.

— Кто? — обернулся тот.

— Ну, ящерицы такие двуногие, злющие! Может, они дом сторожат?

— Хм… Может быть…

Роботенок тронул себя за бедро и расстегнул кобуру, которую Райка не приметил сразу.

— О, и у меня такой был! — узнал он пистолет, точь-в-точь, как утерянный им в дороге.

— Был? Почему был? А куда дел?

— Да я это… Уронил, в общем, — замялся Райка.

— Ясно… — Андрюшка не стал заморачиваться подробностями, не до них. — Ну, и где твои собачки?


Словно услыхав, что речь зашла про них, из-за угла вынырнули две бесшумные тени. Ночью они вели себя совсем не так, как днем — двигались плавно и слаженно, словно привидения, голос не подавали.

— Явились, — прокомментировал Андрюшка и дважды выстрелил.

Оба ящера свалились на землю так же тихо, как примчались сюда.

— И сколько они так проваляются? — со знанием дела спросил Райка. — Час?

— Нет, побольше. На шесть часов заряд. Тебе ведь детский пистолет дали.

— Что-о? — забывшись, Райка спросил громче, чем следовало.

— Тшш, да тише! — зашипел Андрюшка. — Что непонятного? Дали бы тебе боевой парализатор, а ты бы в себя самого шмякнул с непривычки? Да за шесть часов твои косточки по всем джунглям бы растащили! Если б осталось, чего растаскивать… А так, за час, может, и не успеют сожрать.


Райка снова обиделся:

— Вы меня там что, за младенца держите? Я же до тайника добрался все-таки! Разве нет?! Если бы вы меня оттуда сразу вытащили, и проблем бы не было! Почему часы не сработали, а?!

— Да что ты развоевался? — миролюбиво осадил его Андрюша. — С часами то же самое, что и с пистолетом — они… ну, не детские, правда, но ненастоящие.

— Как это?.. — ничего не понимал Райка.

— А так. Часы и компас работают, а машина времени — нет. Ясно?

— Ерунда! Я же сам видел, как Денис кнопку нажал на вот этих самых часиках!

— Ха! Да фокус обычный, — отмахнулся Андрюшка. — Как бы тебе это объяснить… Каждому рейнджеру в комплект с настоящей машинкой выдаются вот такие пустышки. Если в прошлом понадобится кого-нибудь спасти и перетащить в будущее, ему надевают пустышку и отправляют на нее сигнал. Оп, и готово! Рейнджер остается в прошлом и спокойно продолжает выполнять задание, а несчастный, которому грозила гибель, оказывается в спокойном времени.

— Да-а… — ошеломленно протянул Райка. — И много вы так спасли? Наверное, великих ученых, да? Мы недавно проходили про Коперника. Его на костре сожгли. Вы его, наверное, к себе перетащили?

— Нет-нет, ты что! — усмехнулся роботенок. — Мы спасаем не таких великих и знаменитых, а совсем неизвестных. И по большей части, детей. Просчитываем геном, выявляем особо талантливых, и вытаскиваем из войн, эпидемий, катаклизмов. А уже в нашем времени они и начинают двигать науку и искусство. Ясно теперь? Слушай, может, хватит болтовни? Займемся делом? Мы уже десять минут торчим, как верблюд на льдине! Или обратно в подвал желаешь?

— Все-все, я заткнулся! — Райка поспешно прикрыл рот ладошками, но не выдержал и прыснул. Андрюшка пихнул его в бок кулаком и продолжил прерванный динозаврами и беседой путь.

Часть вторая

Глава десятая

В доме не было дверей. Похоже, что о подвале здесь беспокоились тщательней, чем о хозяйском имуществе. Порог был занавешен лишь цветастой шторой, толстой, как ковер.

Мальчишки притаились за небольшим портиком у порога, притихли.

— Спят, — уверенно прошептал Андрюшка, прислушавшись. — В доме пятеро!

— Откуда ты знаешь? — недоверчиво спросил Райка.

— Ха, во мне столько всего понапихано! — похвастался андроид. — Перечислять замучаюсь. Ну, я пошел!

— Может, лучше я первый? — неуверенно возразил Райка, втайне надеясь, что Андрюшка его задвинет на вторую роль — было страшновато лезть внутрь темного безмолвного помещения.

— Ну, иди, — вопреки ожиданиям, немедленно согласился Андрюшка. — У тебя, наверное, фонарик есть? Или встроены датчики ночного видения? Да?

— Нет, нету… — промямлил Райка, сникая.

— Вот то-то! — довольный собой, сказал Андрюшка. — Сиди здесь и не дергайся! А то свалишь там какую-нибудь вазу на пол, перебудишь всех.

Щелкнув снисходительно Райку по кончику носа, он прокрался к пологу и поднырнул под него.

Темнота Андрюшку не страшила, он вообще ее не замечал — зрение перестроилось на ночное. Но все равно, двигался он медленно, стараясь не зацепить резную мебель, расставленную без всякого порядка тут и там. На столиках, высотой по колено, были разложены подносы с угощениями. На современные фрукты это было мало похоже — в те стародавние времена росли совсем другие деревья.

Светильники, также стоявшие на столиках, угасли, в них прогорело масло, а зажечь было некому — слуги преспокойно спали в своих каморках.

Роботенок по внутренним сканерам отыскал комнату хозяина. Поскольку от контейнера с кристаллами исходило слабое излучение, найти его не составило труда. В стене — небольшой тайничок, ерунда для опытного взломщика. Андрюшка, конечно, таковым не являлся, но срезал замок в два счета.

Собираясь уже уходить, заприметил на полу сумку и подхватил ее — Райка обрадуется.

Верховный Грраарр зашевелился, заворочался, всхрапнул. Андрюшка стремительно свалился на пол и закатился под стол. Но все было спокойно — храп стих, хозяин дома вновь крепко уснул.

И мальчишка спокойно ретировался, никого не потревожив.

— Ну что, соскучился? — он спрыгнул с портика прямо перед Райкой. — Держи свою сумку, не теряй больше!

— Ух ты! Нашел? Здорово! — восхищенно проговорил Райка, сразу сунув нос внутрь, проверяя, все ли на месте. — А камешки тоже нашел?

— А ты сомневался? Вот они, — Андрюшка повертел черной коробочкой. — Все, хорошего понемножку. Наигрались, пора домой.


Он занялся своими часами, настраивая их. Но напрасно он решил, что все так легко получилось. В Райкиной голове вдруг что-то перещелкнуло. Он часто-часто заморгал:

— Как, уже?.. Так быстро? Ой-ё… Андрюш… Давай останемся! Ну, хоть на немножко! Да я себе в жизни не прощу, что удрал так быстро, ничего не посмотрев толком! В городе, наверное, столько всего интересного! Андрюш, ну давай сходим! Ну, пожалуйста!

— Ты спятил? — с сочувствием посмотрел на него роботенок и покрутил у виска пальцем. — Крыша уехала, как у вас говорят? Задание выполнено, зачем тут торчать дольше? Все, я включаю, приготовься!

— Нет! Стой, не надо! — вскрикнул Райка и ухватил его за руки, не давая нажать. — Ну, еще хоть на полдня!

— Ты давай соображать начинай уже! — раздраженно оттолкнул его Андрюшка. — Послезавтра утром здесь будет ад! А если мы задержимся?! Я обязан тебя спасти, понимаешь?! Райка, не дури! Давай руку!

— Нет! Я остаюсь! — Райка, что называется, закусил удила. Он отбежал прочь и помчался по дорожке, посыпанной песком, к воротам, что виднелись вдали.

— Вот дурак… — прошипел Андрюшка и побежал вслед за подопечным, сошедшим с ума.


Скорость у андроида была не в пример больше. Капризного мальчишку он настиг еще на выходе со двора, свалил на землю и прижал, сминая сопротивление.

— Да успокойся ты! Ладно, черт с тобой, останемся, — зашептал он в ухо вредного создания, копошащегося под ним. — Но выполнять мои приказания, понял? Иначе я ни за что не ручаюсь. Согласен?

— Согласен, согласен! — обрадовался Райка. — Отпусти!

Андрюшка слез с него и сказал:

— Первым делом, надо переодеться. В этой одежде нас сразу опознают.

— Да? А то, что мы ни слова не знаем на их языке, думаешь, не заметят?

— Ну, во-первых, не говори за нас обоих, — спокойно ответил Андрюшка и произнес длинную фразу на уже знакомом Райке гремящем и шипящем языке. — А во-вторых, здесь, в столице, собрался самый разный народ, говорящий на сотне языков. Понимаешь? Языки-то разные, а одежда одинаковая.

— Во дают! — цокнул языком Райка. — Дикий народ!

— И не говори. Ну что, я пошел обратно, за одеждой…

— Ой… Снова? — огорчился Райка. — Сцапают…

— Ерунда! — храбро ответил Андрюшка. — Спрячься где-нибудь и жди.


Райка влез в середину ближайшего куста, о чем тут же пожалел — колючки впились в голые локти, заставив мальчишку зашипеть от боли. Но Райка мужественно терпел, а что делать, начни он суетиться и выдираться наружу, обязательно поднялся бы шум. Так, в борьбе со злобным декоративным растением, прошли минут десять-пятнадцать.

— Ты чего тут возишься? — послышался, наконец, знакомый шепот. — А-а, ясно. Давай руку! Осторожней, вот сюда вылезай…


Райка попятился задом в раздвинутые Андрюшкой ветки и спасся, оставив кустарнику на память клочок футболки.

— Вот зараза! — возмущенно заявил Райка, пихнув кустарник пяткой. — Царапается!

— Да ну его, забудь! Идем! — Андрюшка схватил его за руку и потащил в ворота. — Мы и так здесь полночи шляемся!

— Одежду нашел? — по дороге спросил его Райка.

— А то! На двоих! — Андрюшка показал сверток, что держал в руках. — Хорошо, что у этого дядьки дети есть. Как раз наш размер. Так, вон туда двигаем!


Резко изменив направление, он втащил Райку в небольшую беседку, увитую плющом по макушку.

— Раздевайся! — продолжал командовать Андрюшка и сам первым подал пример. Стянув шорты и футболку, запихнул их в Райкину сумку, нисколько не стесняясь наготы.

Райке ничего не оставалось, и он тоже принялся разоблачаться. Невольно скосив глаза, он оглядел Андрюшку — голым он тоже выглядел вполне обычным мальчишкой. А может, он врет, что робот? Хотя зачем это ему…

— Чего застыл? Быстрее! — поторопил его Андрюшка, разворачивая пакет.

— Платья?! — возмутился до глубины души Райка, увидав оранжевые наряды. — Не одену!

— Какие платья, ты что! Это хитон! — пояснил Андрюшка. — Проходили по истории? Эй, а трусы ты кому оставил? Снимай!

— Не… — смущенно пробормотал Райка, подтягивая последний оплот цивилизации на своем теле. Если не считать часиков, конечно.

— Ты не понимаешь, — печально сообщил Андрюшка. — Лучше снять трусы, чем завтра с тебя снимут голову. Хозяин дома поднимет на уши весь город, когда поймет, что ты удрал вместе с кристаллами! Впрочем, еще не поздно, мы можем отправиться домой.

— Еще чего… — Райка отвернулся, покраснел и решительно стянул трусы.

Затем поскорее схватил принесенные тряпки.

— Как их одевать-то? — спросил он, неловко повертев в руках и запутавшись в складках гладкого шелка. А может, и не шелка, кто их знает.

— Дай, — Андрюшка отобрал одежду, развернул Райку к себе, не обращая внимания на стыдливые попытки закрыться. Накинул хитон на голову Райке и отпустил. Ткань хлынула вниз, облекая мальчишку, словно в кокон. Андрюшка отошел на шаг, полюбовался и сказал с чувством: — Красавчик! Одно загляденье.

— По шее дам, — вяло огрызнулся Райка, вертя головой и осматривая себя. А ведь ничего, даже приятно — прохладно и удобно.

Андрюшка быстренько накинул второй хитон, запихнул ненужную одежду в сумку.

— Ну вот, поздравляю, — сказал он. — Теперь ты гражданин великой Гиперборейской Империи. Но лучше прикинься глухонемым, а разговаривать буду я, если придется.

— Ладно, — кивнул Райка, вскидывая сумку на плечо.

— Ну, а раз так, идем поближе к городской площади. Там весь народ собирается, и все главные события происходят. Вот там и поглядишь, как тут народ живет.


Андрюшка похлопал Райку по спине и подтолкнул к выходу из беседки.

На небе по-прежнему ярко светила луна, а чуть левее от нее мальчишки увидали размером поменьше белый шарик.

— Метеорит… — с тревогой прошептал Андрюшка. — Райка, Райка, и зачем я тебя слушаю…

Глава одиннадцатая

Остаток ночи мальчишки провели под деревянным настилом на краю площади, до которой добрались без приключений, перебежками, прячась и озираясь. Правда, встретилась городская стража — несколько воинов в блестящих латах, с копьями. Присутствие рядом со стражниками ящеров Райку уже не удивляло. Здесь одомашнили динозавров, поставили на службу человечеству, молодцы. Ящеры, похожие на прочих, уже виденных Райкой во время путешествия, имели одну особенность, из-за которой и получили свое название — Deinonychus — «ужасный коготь»

При ходьбе дейноних опирался на два пальца, а третий, заканчивающийся огромным когтем в 13 — 15 сантиметров, был ему необходим во время охоты. Ученые называют этот коготь настоящим чудом природы. Во-первых, он был очень острым, во-вторых, изогнут был так, что при малейшем сопротивлении жертвы распарывал ее тело.

Кроме когтя, у дейнониха были острые загнутые зубы, очень похожие на зубы современного леопарда. В длину дейноних достигал 3 метров, а весил не более 70 килограммов. Он бесстрашно нападал на существ гораздо больших, чем он сам. Обычно его добычей становились молодые игуанодоны и гипсифилодоны, зефирозавры и тенонтозавры.

Внимательно изучив череп ящера, ученые пришли к выводу, что дейнонихи обладали острым зрением и поэтому могли охотиться не только днем, но и глубокой ночью. Большой длинный хвост служил им для разных целей. Во время бега — чтобы сохранить равновесие и быстро изменить направление движения, во время борьбы с добычей — для опоры.

Вот такие красавцы заменяли сторожевых псов для городской стражи. К счастью, Андрюшка вычислил их загодя, и мальчишки успели спрятаться.


— Видел? — с дрожью в голосе проговорил Райка, когда опасность миновала. — А я почти целый день шел среди этих тварей! И ничего, справился.

— Молодец, молодец, — похвалил его андроид, одарив улыбкой. — Я ничего и не говорю, ты вправду отлично поработал. Честно, не всякий взрослый справлялся с заданием в подобных условиях. Были и такие, кто жал кнопку возврата при первых признаках опасности. Рейнджеры называется!

— Разве такое возможно? — засомневался Райка. — Вы же их готовите, да еще как! Наверняка натаскиваете на любые неожиданности.

— Ну, в принципе да, — согласился Андрюшка. — Только если тебе скалится здоровенная пасть тираннозавра и готовится перекусить тебя пополам, забудешь и про пистолет, и про все на свете. Но меня приготовили только часов через десять после твоего старта, так что, раньше я никак не мог появиться.

— А чего так долго?

— Денис хорошо все обустроил, маскировка и конспирация на высшем уровне. Пока вычислили, пока вызвали, пока разобрались… Вот время и натикало.

— Не понял! — удивился Райка. — А почему не выставить нужное время? Чтобы сразу, как я отправился…

— А, — отмахнулся Андрюшка. — С этим временем вечно какие-то непонятки. Долго объяснять, темпоральная механика. Не забивай себе голову. Главное, что я здесь и ты уже в безопасности. Почти… Только с головой у тебя явно не в порядке, а я пошел на поводу!

— Ну не обижайся, — подкатил к нему Райка. — Мне очень-очень хочется поглядеть, как здесь живут. Вот немножко побродим по городу и сразу домой! Честное слово!

— Ох, не верится мне, что все обойдется, — вздохнул Андрюшка. — Ладно, давай спать уже.

Он улегся на землю, подставил Райке мягкий живот и сказал великодушно:

— Клади голову. Это тебе вместо подушки, пользуйся.


Райка не стал противиться — спать хотелось невыносимо, глаза слипались, а челюсти ломила зевота. Он приткнулся к роботенку и закрыл глаза, тут же проваливаясь в черную яму без сновидений.

А Андрюшка долго лежал, глядя в дощатый потолок и просчитывая возможные варианты завтрашних событий, хотя разве можно все предусмотреть…

* * *

— Доброе утро, — Андрюшка щекотнул сладко разоспавшегося Райку под подбородком. — Проспишь все на свете.

— А? Ммррммр… — мурлыкнул Райка и потянулся, едва не ткнув кулаком Андрюшке в нос. — Что, уже?

— Уже, — вздохнул роботенок. — Скоро народ начнет собираться, надо подождать и в толпу замешаться.

— Ага, ладно, — Райка протер глаза и присел. — Ты спал хоть?

— Поспишь тут, как же, — хмыкнул Андрюшка. — Ты ворочаешься, все пузо мне головой помял.

— Извини…

— Да я шучу, — как обычно, хихикнул Андрюшка. — Андроидам сон почти не нужен, час-два и хватит. С едой, кстати, та же история, две-три крошки от силы. О, кстати! Я тебя сейчас кормить буду. В сумке должна быть «скатерть-самобранка» Положил Денис? Она в комплект входит.

— Положил, положил, — Райка с готовностью кинулся к сумке, порыскал внутри и вынул сверток.

Умелыми движениями Андрюшка развернул скатерть, нажал на кнопку и так же быстро открыл появившуюся банку.

— Ешь, — сунул он Райке нагревшийся завтрак.

Вдохнув вкусный запах, Райка ощутил зверский голод и принялся кидать в рот один кусок за другим, прямо пальцами — искать ложку в сумке не было ни сил, ни желания.

— Ты себе тоже открой! — с полным ртом, проговорил он.

— Обязательно, — Андрюшка и без посторонних советов уже открывал вторую банку.

Съев в один присест сразу полбанки, Райка достал фляжку, глотнул, передал товарищу.

— Слушай, а пистолет ты чего не одел? — спросил он вдруг.

— Толку с него, — отмахнулся Андрюшка.

— Ты что! Как это? — замигал Райка. — Как же без оружия?! А вдруг нападут?!

— Ну, нападут… — ровным безжизненным голосом отвечал андроид. — Все равно я не смогу отстреливаться.

— Почему?! — ничего не понял Райка. — Вчера же ты стрелял!

— Там людей не было, — Андрюшка сунул нос в банку и не поднимал глаза.

— Да объясни ты толком!

— Ладно, скажу, — решил, наконец, роботенок и отставил банку. — Я не могу стрелять в людей. Даже из парализатора.

Райка молча ждал продолжения.

— Ты читал Айзека Азимова? — спросил андроид.

— Конечно, — кивнул Райка. — Он фантастику писал, мне нравится.

— Так вот… Он один из первых начал про роботов писать, когда они еще только входили в производство. И его тремя законами роботехники пользуются все конструктора. Во всяком случае, должны пользоваться. Ты помнишь эти законы?

— Ну… Нет… — Райка попытался вспомнить, но куда там, и близко не получилось.

Увидев это, Андрюшка сам озвучил их:

— Первый… Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.

Второй, Робот должен повиноваться всем приказам, которые дает человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону. И третий: Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому и Второму Законам.

Понял теперь?

— Понял… — прошептал Райка. — Значит, по первому закону ты не можешь ни в кого стрелять… Тогда дай пистолет мне!

— Ха, ну ты даешь! Это ведь тоже первый закон. Выстрелишь в себя случайно…

Райка подумал немного и хитро сверкнул глазами:

— А по второму закону ты обязан меня слушать! Только почему-то получается у нас наоборот. Вот прикажу дать мне пистолет!

Андрюшка усмехнулся и скрутил из трех пальцев известную фигуру, сунул ее Райке под нос:

— Фигвам тебе! Я исполняю приказы только Мастеров-Темплиеров. Такая уж программа, понял? Это для того, чтобы спасать было удобней. А то примется каждый мной командовать, и что тогда получится? Ничего хорошего!

— Да-а, хитрые вы… — Райка почесал в затылке. — А откуда ты так хорошо знаешь все наши словечки? «Фигвам», и про Азимова…

— А я на вашем времени специализируюсь, конец двадцатого — начало двадцать первого веков, — хвастливо сообщил андроид. — Я все книги перечитал, фильмы пересмотрел, так что — я теперь все про вас знаю!

— И как, все-все запомнил? — не поверил Райка.

— В основном. Если что, ты мне подскажешь. Ну, доедай, — велел Андрюшка и быстренько уничтожил еду в своей банке.

Райка тоже управился с завтраком, вытер пальцы о свой хитон.

— Слушай, — пришла вдруг к нему в голову мысль: — А если на меня нападут? Ты будешь защищать или в сторонке постоишь? Что твои законы говорят?

— Буду защищать, — ответил глухо Андрюшка и помрачнел: — Но ограниченно. Поэтому, лучше бы тебе не попадаться…

Что означает это «ограниченно», можно было лишь догадываться, но Райка такой фантазией не обладал. Он лишь пожал плечами и выбросил из головы всякие глупости.

— Ага, уже десятка два, — довольно пробормотал себе под нос Андрюшка, выглядывая в щели между досками. — Еще минут десять и можем вылезать!

Мальчишки с нетерпением наблюдали, как площадь заполняется людьми.

Глава двенадцатая

— Не передумал? — Андрюшка обернулся и строго посмотрел на Райку. — Еще не поздно, только нажать кнопку — и ты дома. Мама ждет…

Райка понурился, расковырял ногтем ямку в песке. Но, подумав немного, вскинул голову:

— Мы только на пару часов! Походим здесь, поглядим и сразу домой! Интересно же!

— Эх… Ну, была не была! Я первый, ты за мной. И не забудь, ты — глухонемой, — сказал Андрюшка и вылез из укрытия.


Райка сразу вынырнул вслед за ним. На мальчишек никто не обратил внимания, зато Райка буквально задохнулся от нахлынувших впечатлений. Первое, что он увидел — треугольная громадина, уходящая вершиной в небо. Это была пирамида, мальчишка видел похожие по телевизору. Точь-в-точь египетская, если бы не ярко-алое покрытие. И золоченые ступени, ведущие на самый верх.

— Андрюшка… Красиво как… — проговорил Райка, когда сумел справиться с собой. — И как мы ночью ее не заметили…

— «Слона-то я и не приметил» — в привычной манере уколол его андроид, процитировав классика. — Пошли уже, чего на месте торчать.


Главная площадь города была под стать пирамиде, у подножия которой она расположилась. Широкое поле, заполненное самым разнообразным людом и постройками.

Неспешно двигались разукрашенные паланкины, влекомые четверкой или восьмеркой рабов, в зависимости от знатности пассажира. Перед паланкином обязательно шествовал глашатай, криком освобождающий дорогу. Когда занавесь паланкина приоткрывалась, мальчишки замечали, что у вельмож такие же светло-синие лица и вытянутые черепа, как у Верховного Гррарра. У всех же остальных жителей внешность была самая обычная, европейская, привычная глазу.

Сновали оранжевые хитоны, веселыми солнечными пятнышками вызывающие невольную улыбку у большинства взрослых — это резвились детишки, коих было здесь несметное множество. Они играли в непонятные Райке игры, изображая каких-то животных, должно быть — ящеров. Вот один мальчишка, чуть повыше Райки, заревел, как медведь (во всяком случае, его тонкий ломающийся голосок должен был напомнить яростное рычание зверя) и, пошатываясь, пошел, воздев руки, на маленькую девочку. Девчонка старательно показала, что перепугана до смерти, но ее мордашка говорила об обратном.

Сценка была занимательной, но мальчишки зашагали дальше — не стоять же на одном месте, когда время поджимает, а посмотреть надо так много.


Райка заметил, что одежды у жителей города не так разнообразны, как показалось вначале из-за их пестроты и хаоса на площади. Оранжевые хитоны у детей; серая неброская накидка у рабов — а в том, что это рабы, Райка не сомневался, слишком пустой и унылый был у них взгляд; пурпурные тоги у вельмож; серебряные латы и у стражников — вот, пожалуй, и все основные цвета. Словно кто-то обрядил всех в одинаковую форму.

— Смотри, вон там рынок, — дернул его за руку Андрюшка. — Идем?

Мальчишки пробежались немного и оказались среди лавок, шатров и деревянных столов. Все пространство было уставлено всевозможным товаром, даже на земле громоздились кувшины, корзины, наполненные местными продуктами.

— Ох, сколько тут всего, — улыбнулся Райка.

Он ухватил из одной кучи небольшой фиолетовый шарик, повертел в руках — то ли ягода, то ли фрукт, непонятно. Более знакомый с местным бытом, Андрюшка взял шарик у Райки и разломил пополам:

— Ешь, вкусно! — позволил он. — Только кожуру выбрось. И прекрати болтать, ты глухонемой!

Райка хлопнул себя по губам, отключая речь, и попробовал «фрукт». Вкус… ммм… скажем, на любителя. Смесь селедки с малиной. Очень странное блюдо…

Райка незаметно выплюнул в кулак эту гадость, ткнул локтем Андрюшку. Сказать хотелось многое, да нельзя. Роботенок ухмыльнулся и пошел вперед.

— Хей! Харргд ноомарр ва! — крикнул им кто-то.

Андрюшка обернулся — толстяк с добрыми глазами приветственно махнул им рукой, подзывая к своему товару.

— Идем посмотрим, чего ему надо, — сказал андроид и подошел ближе.

— Харргд! Ноомарр кис! — толстяк радушно обвел разложенные на столике продукты непривычного Райке вида.

— Угощает… — перевел Андрюшка и ответил на местном диалекте: — У нас нет денег, уважаемый.

— Ай, какие деньги! — улыбался толстяк, поглядывая то на одного мальчишку, то на другого. — Когда у детей были деньги? Берите, пробуйте! Потом придете с родителями, возьмете еще!

— Благодарю, — вежливо кивнул Андрюшка и взял одну лиловую штуковину. Вторую, ядовито-зеленого цвета, он сунул Райке. — Ешь давай, а то обидится…

— А вы не местные, да? — спросил словоохотливый торговец. — Откуда же?

— Из провинции Тенотирртль, что на севере, — сказал Андрюша. — Это мой брат, он глухонемой.

— Да-да, бедный ребенок, — сказал с сочувствием торговец и погладил Райку по голове. — Почему вы одни? Где родители? Время слишком опасное, чтобы дети гуляли одни.

— Наш отец отправился к Верховному Грраарру, по его вызову, а нам велел ждать на площади.

— А-а, понятно, — закивал торговец и добавил таинственно: — А вы слышали, что завтра конец света? Люди просто с ума сошли! Только я не верю… Жрецы пугают, чтобы народ власть уважал больше. Только, тсс, за такие речи можно угодить в подземные катакомбы! Или на рудники…


Райка вполуха слушал, что говорят торговец и Андрюшка, но ничего не понимал — речь слилась для него в сплошное рычание, шипение и свист. Чтобы не умереть со скуки, он поизучал немного подаренную штуковину — зеленая, круглая, напоминала недозрелый крыжовник. Такая же полупрозрачная, хоть величиной со сливу. Наконец, набравшись смелости, осторожно коснулся блестящей поверхности языком. Ожидая все, что угодно, он был приятно удивлен — обычная конфета, сладкая, с мятным вкусом. Райка больше не стал тянуть, а сунул ее в рот. Глаза заблестели, на губах появилась улыбка — конфета приятно охлаждала, что было совсем не лишнее — солнце уже поднялось, и наступила ощутимая жара.

Андрюшка искоса поглядывал на него, тоже улыбаясь. Когда Райка осмелился попробовать конфету, роботенок хмыкнул, но промолчал — если он расскажет, из чего делают эти сласти, у Райки надолго пропадет аппетит.

Впрочем, ничего сверхнеприятного. Конфеты изготавливали из желчи ящера, что назвали позже гипсилофодон («Зуб с высоким гребнем») Он был не крупнее современного взрослого человека, до двух метров ростом. Этот робкий травоядный ящер жил на Земле в ранний меловой период и предположительно вёл стадный образ жизни. Чтобы выжить, этим ящерам приходилось очень быстро бегать, но люди научились ставить на них ловушки. Желчь этого ящера, горькая в свежем виде, становится приторно-сладкой при длительной, до трех часов, варке. Застывая, она превращается в леденцы — любимое лакомство местной детворы. Но Райке про эти подробности лучше не знать.

— А еще они говорят, — продолжал торговец, склонившись над столом, — что всем надо срочно покинуть остров! Представляете? Конечно, почти вся знать уже закупила корабли, а куда деваться нам, простому люду? Слышите, что на площади творится? Народ требует разъяснений, иначе грозит бунтом!

Андрюшка вежливо кивал и поддакивал, время от времени вставляя пару малозначащих фраз. Решив, что достаточно наговорились, он распрощался с торговцем и утащил Райку.

— Слушай, становится небезопасно, — сказал он. — Если толпа ринется на стражу, мало не покажется. Ты еще не нагулялся?

— Да ну, ерунда! — беспечно ответил Райка, долизывая сладкий шарик. — Еще чуть-чуть. Идем вон туда! Там что-то интересное!


И запрыгал к широкому деревянному подиуму, занавешенному цветными тканями. У подиума толпился народ, а гул стоял невообразимый — все разговаривали друг с другом на повышенных тонах, будто это не Райка, а все они изображали глухоту.

Толпу быстро и со знанием дела окружила цепочка стражников, за ней встала вторая цепь. Явно ожидались беспорядки…

— Райка, смотри! — вскрикнул вдруг Андрюшка, показывая пальцем на подиум.

По лестнице поднимался хорошо знакомый господин — Верховный Грраарр!

— Ну все… Если он нас узнает… — Райка приткнулся за каким-то парнем, стараясь стать незаметным.

Андрюшка смолчал, ему все больше и больше не нравилось, что Райка так им вертит.

При первых же звуках голоса Верховного Грраарра гул, витавший над толпой, стих. Это лишний раз убедило мальчишек, что Райка был в плену очень влиятельного чиновника.

Речь так захватила народ, что слушали не шевелясь, буквально заглядывая в рот правителю, ловя каждое слово. О чем он говорил, роботенок не переводил Райке, но и так было понятно, что тема одна — обещанный конец света.

Время от времени Верховный прерывался, то глотнуть воды, то отдать указания офицерам стражи, подходившим к нему.

— Райка, беги! — крикнул вдруг Андрюшка. — Я их отвлеку!


Райка встрепенулся — он так увлекся речью Верховного, что совсем потерял чувство опасности. А оказалось, напрасно — резко обернувшись, он увидел, что со всех сторон окружен подбегавшими стражниками. Андрюшка метнулся в сторону, но на него даже не обратили внимание, ведь Верховный Грраарр отдал приказ только об одном мальчишке, про второго он не знал.

Андроид остановился поодаль, но ничего не смог поделать. Убежать Райка не успевал, а стрелять нельзя…


Райка заметался, выискивая лазейку, но народ тоже принял участие в увлекательном аттракционе — поймать перепуганного чужеземца. И кто знает, может Райка и убежал бы все же, но его добило поведение Андрюшки. Роботенок спокойно стоял, наблюдая, а затем… вокруг него образовалось легкое облачко. Оно окутало мальчишку, а когда развеялось, от Андрюшки и след простыл. Неужели он сбежал в свое будущее! Забрал и сумку, и пистолет… А что, кристаллы ведь у него, зачем еще нужен какой-то глупый мальчишка? Такое предательство подкосило Райку, пропала охота к сопротивлению, и он спокойно отдал себя в руки подбежавшей стражи.

Двое здоровенных воинов ухватили Райку подмышки и, держа на весу, потащили к дому Верховного Грраарра — путь туда Райка хорошо помнил…

Глава тринадцатая

Дорога и вправду была знакома, да только конечный пункт оказался иным. Вместо подвала, откуда они с Андрюшкой сбежали, Райку притащили в небольшое одноэтажное здание из белого камня, спрятанное в глубине большого подворья. Правда, вскоре выяснилось, что это была лишь оболочка для непосвященных, а основная часть находилась под землей.

Мальчика втолкнули внутрь, остановились перед каменной дверью. Что это камень, Райка сразу определил по шероховатости материала. Ну не дерево же!

Один из воинов нажал на выпуклость в стене, и дверь плавно ушла вбок, открывая темный тоннель, идущий вниз. Райку подтолкнули в спину, и он зашагал по ступенькам, рискуя свалиться и свернуть себе шею.

Спускались долго, Райка успел утомиться, но его постоянно толкали в спину то рукой, то древком копья. Наконец спуск завершился, но не закончился поход — тоннель извивался, как хвост питона, запомнить повороты было невозможно. Как воины находили путь в кромешной тьме, Райка решительно не понимал. Но в глубине души он очень хотел, чтобы дорога затянулась как можно дольше.

По пути Райка пару раз чиркнул локтем по стенам и удивился — они были мягкими, будто плюшевыми. Пощупав, теперь уже специально, он понял — стены от старости поросли мхом. Мальчишка передернул плечами — бр-р-р... Может, тут еще и пауки водятся или какая-то другая гадость…

Впереди забрезжил тусклый свет, и стражники ускорили шаг — им тоже надоело идти, по всей видимости.

В конце этого бесконечного коридора Райка увидел три двери, одна из которых была гостеприимно распахнута настежь. В нее и ввели пленника.

Мальчишка рассмотрел обстановку и ему стало нехорошо… Средневековые застенки, да и только…

На стенах закреплены факелы, разгоняющие тьму. Чуть в стороне разогревается жаровня с вишневыми угольями. Блестящий от пота, слуга в одном переднике то и дело ворошит их железной кочергой, чтобы не гасли. Две деревянные скамьи по обе стороны комнаты, похожей на склеп. Еще дальше — круглое деревянное колесо с перекладинами. И совсем добила Райку подвешенная к потолку кованая цепь… Хоть ветра в подвале не было и в помине, цепь отчего-то еле слышно позвякивала. Будто звала к себе юного узника...


Предназначение многих мрачных предметов в подвале мальчишке было малопонятно, но ничего хорошего не предвещало.

— Что я сделал? — пробормотал Райка, но его никто не слушал.

Ухватив за руки, подтащили к плетеному креслу и привязали крепко-накрепко, не шелохнешься. Подергавшись немного, Райка притих, ожидая с испугом появления Верховного. Ведь наверняка именно он отдал приказ схватить беглеца.


Райка не ошибся — связанные конечности еще не затекли, как вошел Верховный Грраарр. Он уселся напротив Райки, устало вытер пот со лба и взглянул на мальчика.

— Арргнаа рва? — спросил он и облокотился о столик, стоящий перед ним.

— Не понимаю, — попытался пожать плечами Райка, но даже это слабое движение ему не удалось.


Грраарр кивнул, жестом отослав стражников. Дождавшись, когда дверь захлопнется, он уставился на мальчишку тяжелым немигающим взглядом.

В ту же секунду Райка ощутил, как что-то влезает ему в голову и начинает ворочать там, внутри, когтистой лапой. Боль, сперва слабая, разрослась и захватила все Райкино сознание. Он застонал, задышал часто-часто, задергался на веревках, едва не выворачивая суставы. Но лапа беспощадно выгребала из его головы все, что там было спрятано — в памяти, в подсознании. Наконец, не выдержав, мальчишка закричал. И сразу все стихло, только остался звон в ушах, но и он постепенно ослабел и растаял.

— Живой? — сочувственно спросил Грраарр, улыбаясь тонкими губами. — Здравствуй, мальчик Раймонд из двадцать первого века от Рождества Христова. Ты слишком глуп, чтобы от меня бегать. Ты даже не заметил, что все мальчишки в империи черноволосы, а у тебя они светлые. Такую примету видно издалека.

Говорил он на чистом русском языке без малейшего акцента.

— Что вы со мной сделали? — едва шевеля языком, прошептал Райка, а в теле противно растворялась мутная слабость, заполнившая каждую клеточку.

— Здесь вопросы задаю я, — ответил Грраарр, но все же соизволил пояснить: — я мельком пробежался по твоему сознанию, вычленив лингво составляющую. Надо же нам как-то общаться. Вопросов у меня много, но главный один — где кристаллы?

— А что, не могли узнать, пока в голове у меня копались? — хоть как было плохо, но Райка не желал сдаваться.

— Представь себе, не мог, — развел руками Грраарр. — Если бы я начал работать более тщательно, ты бы не выдержал. А зачем мне нужен мальчишка — комнатное растение? У меня на тебя большие планы.

— Какие еще планы? Завтра от вашей страны даже пылинки не останется, — устало сказал Райка. — Неужели вы еще не поверили в это? Лучше бы на корабль бежали…

— Прекрати сеять панику, — жестко сказал Верховный. — Я велел за такие разговоры казнить на месте! Где кристаллы, я спрашиваю?!

— Нету… Потерял… Когда убегал…

— Врешь! По глазам вижу, врешь!


Верховный Грраарр хлопнул в ладоши, и в подвал вернулись оба стражника. Последовала какая-то команда на их языке, и один солдат влепил Райке затрещину. Мальчишка взвизгнул и попытался отъехать на стуле, едва не свалился.

— Что я сделал?! — крикнул он с обидой. — За что?!

— За то, что не отвечаешь на мой вопрос, — немного успокоившись, сказал Верховный. — Я повторяю еще раз, и если не ответишь, сильно пожалеешь. Где кристаллы? Где ты их спрятал?

— Я не помню! — отчаянно крикнул Райка.

— Ответ неправильный, — грустно прокомментировал Грраарр. — Будем освежать память. Взгляни-ка сюда!


Райка поднял голову, а один из стражников поставил перед ним на стол черный перламутровый ящичек. Грраарр снял крышку и Райке стало плохо — внутри переливались багровым пламенем, отражая факельный свет, металлические предметы весьма угрожающего вида. Какие-то ножики, клещи, молоточки, иглы… Не всем Райка смог даже придумать предназначение. Но затрепетавшее сердце подсказало — все это вызывает жуткую, нестерпимую боль.

— Не надо… — пролепетал он, отворачиваясь. — Я честно не помню…

— Продолжает упорствовать, — вздохнул Верховный, захлопывая ящик. — Ну что же, ты сам выбрал свою участь. Эти орудия мы пока прибережем, а начнем с самого простого.


Он вновь скомандовал что-то скрипучим, как трель сверчка, тоном, и стражники отвязали Райку. Сдернув с него хитон, протащили через комнату и разложили на скамье. Она показалась Райке при первом знакомстве обычной, но он ошибся — у скамьи была хитрая конструкция, и мальчик в этом быстро убедился.

Лодыжки и кисти закрепили, но уже не веревками, а кожаными ремнями, растянув мальчишку.

— Ну что, готов? Начнем потихоньку... — ласково проговорил Верховный Грраарр и осторожно крутнул деревянное колесико, приколоченное в изголовье. Это дело он не мог доверить стражникам, а то еще перестараются.


Скамья скрипнула, пришла в движение. По центру, где поясница, в дереве появилась трещина. Она росла, расширялась. А Райкино тело растягивалось...

Грраарр крутил колесико не спеша, поглядывая на мальчишку, часто останавливаясь и давая отдых. Заодно задавая один и тот же вопрос:

— Где ты спрятал кристаллы?


Сначала Райка только презрительно улыбался, чтобы скрыть смущение — выставлен голышом на потеху публике! — но очень быстро ему стало не до смеха… Мальчишку буквально разрывало на части. Мускулы под незагорелой кожей натянулись, как резиновые жгуты. На шее отчетливо проступили вены, а лицо раскраснелось. Едва Грраарр касался колёсика, как суставы отзывались хрустом, который казался мальчику оглушительно громким. Боль вливалась в тело широким потоком, захлестывая, изгоняя волю.

Райка не сдерживался, отчаянно вопил, но в его голосе не было ничего членораздельного, только пару раз позвал маму…

Вскоре на нем можно было уже играть, как на скрипке. Только тронь смычком, и загудят его нервы, запоет каждая жилочка!

— Да, парень, крепкий ты орешек, — с некоторым уважением в тоне заметил Грраарр. — Но это ведь еще только начало.


Он похлопал Райку по животу, зазвеневшему, словно барабан. Ну не парень, а целый оркестр!

— Ладно, хватит, — Верховный стал крутить колесо в обратную сторону, сближая деревянные части скамьи. Чтобы кожу не защемило, он немного приподнял Райку. — Вот та-ак... Полежи минутку, отдохни.


Он вернулся за стол, а стражники, повинуясь новой команде, сняли с Райки ремни. Да его можно было больше и не связывать — после такой жестокой растяжки мальчик не то, что сбежать, даже шевельнуть мизинцем был неспособен!

— Вот сейчас отдохнешь, — продолжал разговор Верховный, — прокачу тебя на колесе. Это только на первый взгляд оно такое безобидное. А если раскрутить как следует, то от прилива крови бывает, глаза лопаются! Уж прости за подробность. Но если хочешь, можем заменить на ящик с шипами. Они небольшие, с половину твоего мизинца, но острые, в тело вонзаются, будто бронзовый нож в хвост краппы. Одной минуты на таком ложе хватает, чтобы развязался язык у самого молчаливого упрямца! Ну что, пришел в себя? Продолжим?


Райка заплакал, слезы покатились из глаз, но разве они тронут кого-нибудь здесь?..

Внезапно дверь распахнулась и в комнате появился незнакомец. Верховный Грраарр вскочил с таким удивленным видом, что у Райки даже слезы просохли. Похоже, что незваный гость нарушил планы палача. И мальчик воспрял духом!

Глава четырнадцатая

Гость (хоть вел он себя, словно хозяин) выглядел весьма колоритно, Райка даже рот приоткрыл. Белый балахон, ниспадающий до пола; длинный посох в руках, украшенный резной головкой какого-то чудища; головной убор странной формы — белый колпак с темным рисунком, сделанным тонкими изломанными линиями. Но самым притягивающим было лицо незнакомца. Строгое, с большими черными глазами, оно очень походило на лицо Верховного Грраарра — с одного взгляда ясно, что принадлежат оба к одной расе. Только в свете факелов лицо гостя казалось иссиня-черным. Такой черноты не достигали даже негры, что встречались Райке в России. Вдобавок ко всему, вошедший оказался дряхлым стариком, судя по морщинам, которые не могли скрыть ни черная кожа, ни тусклый свет.

— Хрраанна ва ррэу? — старик заговорил, и голос его показался глухим, потусторонним.

Верховный Грраарр сжал кулаки, но, взяв себя в руки, ответил спокойно. Завязался диалог, смысла которого Райка не понимал. Однако читателю будет небезынтересен перевод.


— Что здесь происходит? — спросил старик, строго взглянув на Верховного, затем перевел взгляд на лежащего на скамье обнаженного мальчишку, испуганного и дрожащего. — Почему ты не сообщил Кругу Солнца о Посланнике Времени? Почему я должен узнавать о новостях с чужого голоса?

— Какой еще посланник? — переспросил Грраарр. — О Великий Кетсаль, зачем ты потревожил себя столь долгим переходом? Да, мальчишка, по его словам, явился из будущего, но разве можно поверить в этот бред? Я допрашиваю его, но он упорно молчит. Позволь, я продолжу.

— Ты понимаешь его язык? — заинтересовался Великий жрец Кетсаль, властелин Круга Солнца — верховной власти жрецов в государстве Гипербореев.

— Да, я вытащил лингво из его сознания.

— Бедный малыш, — покачал головой старик. — Надеюсь, ты прошелся лишь поверхностно?

— Безусловно, иначе он бы не выдержал.

— Мне бы хотелось послушать, что он рассказывает, — задумчиво пробормотал Великий Кетсаль. — Но повторное вторжение он не перенесет. Поступим иначе…


Старик подошел к скамье вплотную, встретил взглядом Райкин взгляд. Мальчик содрогнулся всем телом, решив, что у него вновь начнут копаться в голове:

— Не надо!! — закричал жалобно он и попытался вскочить, но его придержал за плечи стоявший настороже воин.


Пока занимались Райкой, в подвал неслышно вошли четверо воинов — охрана старого жреца. Грраарр с недовольством отметил это обстоятельство — в случае чего, перевес не на его стороне. Хотя сопротивляться Великому Жрецу даже на словах — смерти подобно.

Не обращая внимания на отчаянные Райкины вопли, старик не отводил немигающий взгляд.

Райка всхлипнул и приготовился к новой волне обжигающей боли. Однако ее все не было, напротив — голову мальчика стала наполнять прохлада, снимающая усталость, напряжение, облегчающая и восстанавливающая.

Райка расслабился, растекся по скамье, словно маленькая медузка.

— Грруунн, — проговорил старик и Райка к своему удивлению понял, что это значит… Всего-навсего: «Закончили…»

Мальчик улыбнулся, и с губ невольно сорвалось:

— Хрраа вррооглл ва!

Булькающие, звенящие, гремящие звуки, совершенно непохожие на русскую речь, но, тем не менее, Райка свободно произносил и понимал их! «Мне совсем не больно!» — сказал он на местном диалекте.

Старик жрец торжествующе растянул тонкие сухие губы в улыбке и обернулся к Грраарру:

— И что тебе стоило сделать так же? Зачем подвергать мальчика опасности вторжения в мозг?

Верховный Грраар нахмурился, но ответил вежливо:

— Хорошие мысли всегда приходят после. Ты мудрее меня, о Великий Кетсаль, и с этим никто не осмелится поспорить.

Старик шевельнул пальцем и по этому знаку ему тут же подставили кресло.

— Расскажи мне все, — сказал он, усаживаясь против Райки. — Но говори одну лишь правду.

— Конечно, я все расскажу, всю правду! — с жаром ответил мальчик.

Он скрестил ладошки, прикрывшись, и принялся рассказывать, но не совсем всю, и не совсем правду, тщательно подбирая слова, благо голова была свежа и соображала как никогда раньше.

— Великий Грааль! Ой, то есть, Великий Кетсаль! — начал он с конфуза, — мое имя — Раймонд. Я родился в 1995 году, мне сейчас почти двенадцать. Ну, не важно… Один человек сказал мне, чтобы я прибыл в ваше время и взял эти, как их… кристаллы какие-то. Ну, я прилетел и добрался до тайника. Там такая кабинка вылезла, а в ней была шкатулка. Вот я ее взял и пошел обратно, к морю. А там какая-то ящерица летающая, птеродактиль, меня за шкирку схватила и притащила вот к нему во двор! Потом он меня в подвал запер, а я убежал! Потом он меня на площади сцапал и сюда приволок и мучить стал! Скажите ему, чтобы отпустил!


Верховного Грраарра Райка вовсе не жалел, обвинял его во всем, чтобы знал, гад, как издеваться над беззащитным ребенком! Грраарр не остался в долгу:

— Пусть еще расскажет, как ему удалось вырезать замок из двери толщиной в двадцать диров! Наверняка у них в будущем есть тайные знания, чтобы голыми руками резать дерево и железо.

— Это неважно… — проговорил Великий Кетсаль, покачивая жезлом, что держал меж коленей. — Ты говоришь, мальчик, что прибыл за кристаллами? Где же они?

— Я это… — сглотнул Райка пересохшим горлом, — я их потерял, когда убегал с площади. Пусть поищут, как следует…

— Ложь, — отрезал Грраарр. — Площадь обыскали, прощупав каждую пядь. Ничего не найдено!

— Вот что я скажу, — жрец стукнул жезлом о каменный пол, требуя тишину. — Все идет так, как записано в древних преданиях… Перед катастрофой, что уничтожит все живое на Земле, прибудет Посланник Времени, и возьмет тайные Знания, и унесет в далекое будущее, для потомков. А ты, Верховный Грраарр, посмел идти наперекор Судьбе! О наказании я еще подумаю, сейчас не время. Скажи, мальчик, когда наступит катастрофа? Знаешь ли ты точную дату?

— Да, — сдавленно пробормотал Райка. — Завтра в полдень…

— Как мало у нас осталось, — печально проговорил старик, закрывая глаза рукой.

— Он наверняка лжет, — возмутился Грраарр. — Мало того, что он украл кристаллы, так он еще и осмелился запугивать нас! О Великий, позволь, я испытаю на нем мое изобретение! Золотой шлем, усеянный шипами. Заговорит, как миленький!

Райка стиснул зубы, сдерживая рвущийся из груди стон — если старик согласится, то…

Но жрец молчал, обдумывая ситуацию.

— Скажи, где кристаллы? Ты успел передать их в будущее? — спросил он, и от его жгучего взгляда невозможно было укрыться. — Если солжешь, я уйду и оставлю тебя во власти Грраарра.

— Успел… — наконец сдался Райка. Какой ему смысл выгораживать предателя, если Андрюшка давным-давно испарился? — Со мной был еще один мальчик… Его прислали мне на помощь. Это он открыл дверь, это он забрал с собой камни. Честное слово, я не обманываю!

— Ну что же, раз так, дело сделано, — старик поднялся, кряхтя. — Мальчишку я забираю с собой. В предании есть продолжение… Если Посланник Времени добудет из тайника кристаллы Знания, но не вернется обратно, а останется, то ему надлежит взойти Дорогой Веры к алтарю Солнца. Идем, мальчик Раймонд! Облачите его…


Райку подхватили, поставили на ноги, и надели такой же белый балахон, как у жреца, только размером поменьше. Верховный Грраарр молчал, не вмешивался — он был рад уже тому, что все, похоже, обошлось.

Райка улыбался, хлопал ресницами, поворачивался, как требовали, не понимая, куда ему надо взойти и куда его сейчас вообще поведут. Главное, что он понял — ужасный подвал он покинет и пытки отменяются. Большего ему и не надо было.


Зато Верховный Грраарр прекрасно все понял. Когда Райку вывели за дверь и в подвале остались только слуга и двое его воинов, Грраарр произнес еле слышно:

— Лучше бы я тебя пытал, мальчик Раймонд…

Впервые за много лет в его глазах мелькнуло нечто, похожее на сочувствие.

* * *

Великий Жрец шел по тоннелю, положив руку на плечо Райке. То ли держался за него, то ли придерживал, чтобы не сбежал. Это была излишняя предосторожность — Райка едва ковылял. После растяжки ноги еще плохо слушались, в коленках похрустывало, а плечи болели так, словно он только что сбросил с них мешок картошки.

— Не обижайся на Верховного Грраарра, — говорил старик по дороге. — Он исполнял свой долг. Чужеземцев надо опасаться, это ведь всем известно. Сперва зайдет такой вот, как ты, ребенок, все разведает, донесет врагам. А врагов у нас много, Раймонд, очень много. Сам понимаешь, богатство и власть многим режут взор, а зависть мутит душу. Или в твоем времени не так?

— Так, — соглашался Райка. — У нас тоже войны постоянно. Не понимаю, почему не жить в мире?! Что им не хватает?

— Нужна сила. Вот получите наши кристаллы Знания, и наступит всеобщий мир. Если, конечно, сумеете прочитать и понять.

— Мы не сумеем, — вздохнул Райка. — Кристаллы попадут в позднее время, лет на сто-двести после меня.

— Да? — удивился старик. — Зачем же ты согласился им помогать? Зачем подверг себя смертельным испытаниям?

— Так получилось, — Райка неопределенно шевельнул ладонью. А что он мог объяснить? Что купился на угрозы Дениса, а потом поддался собственному любопытству? Все так глупо… Зато интересно! Ни один мальчишка на земле не побывал в таких приключениях!

— Вот мы и пришли! — сказал вдруг старый жрец и остановился.

Райка поднял голову — странно… За разговором он и не заметил, что тоннель где-то свернул и их процессия подошла к другому выходу.

Перед ними высилась дверь, мощная, неприступная. Не дверь, а самые настоящие ворота. Покрытые позолотой, они блестели, отражая факела, что несла стража.

Великий Кетсаль ткнул жезлом в углубление на двери, послышался скрежет — не могли смазать, что ли! — и створки двери разошлись в стороны. Яркий солнечный свет ослепил Райку, заставил зажмуриться. А в уши ударил грохот барабанов и гул шумной толпы, что встречала их появление.

— Ой, мама… — прошептал Райка испуганно и повел плечами.

Перед ним расстилалась площадь, полная народа, а прямо за их спинами высилась пурпурной громадиной пирамида. К ней вела узкая дорожка, разрубающая площадь надвое. Словно специально для Райки расстелили, приглашая проследовать.

Что ему оставалось делать, он и пошел, сопровождаемый стражниками, вслед за стариком жрецом.

Глава пятнадцатая

Толпа у подножия пирамиды волновалась, шумела, перекатываясь волнами, подобно океану под напором ветра. Райка шел по бесконечно длинной ковровой дорожке, такой же ярко-алой, как пирамида, где заканчивался его путь.

И чем дальше он шел, тем сильнее в душу проникало беспокойство. Виной тому было странное, непонятное поведение людей. Они кричали восхваления, воздевая руки к небу в благоговейном экстазе, затем падали ниц. И что самое удивительное — не перед Великим Жрецом — он шел позади — а перед маленьким мальчиком, ничего не понимающим в происходящем. Это какая-то ошибка, думал Райка, вертя головой на все стороны.

Часы на руке у него были все те же, «ненастоящие», пустышка, как назвал их Андрюшка, и домой попасть с их помощью не светило. Но Райка почему-то не беспокоился, будто надеялся, что все вокруг — только сон, загадочный и невероятный.

А может, он просто не до конца верил в Андрюшкино предательство? Райка и сам не отдавал себе отчета в том, что творилось у него внутри.

Между тем, дорожка, сколь длинная она ни была, все же закончилась. Ровно там, где началась высокая каменная лестница, выбеленная белой краской. И как дорожка разделяла площадь пополам, так лестница разделила надвое пирамиду.

Райка посмотрел на старого жреца и получил новое указание:

— Вот твой путь, Раймонд, — проговорил Великий Кетсаль, указывая жезлом-посохом наверх. — Ты поднимешься один на самую вершину, там тебя уже ждут.

— Кто? — невольно спросил Райка.

— Увидишь. Ты пройдешь обряд посвящения на алтаре Солнца. Ступай! Да будь осторожен, ступени слишком крутые.

Райка обернулся — над площадью повисла такая тишина, что можно было услыхать, как кричит о чем-то парящий высоко в небе рамфоринх. Этих птичек Райка видел только на картинках.

Мальчик вздохнул и поставил ногу на ступеньку — осторожно, с замиранием сердца, будто пробовал воду на речке, не холодная ли. Но делать нечего, он был вынужден подчиниться. И Райка стал подниматься, все выше и выше, время от времени оглядываясь. Только когда высота стала приличной, он перестал смотреть вниз — того и гляди, голова закружится.

Ступенька за ступенькой, мышцы на ногах заныли, Райка остановился, перевел дух. Хоть бы эскалатор придумали…

Толпа напряженно ждала, пока он поднимется, и хранила безмолвие.

Наконец, с остановками, Райка добрался до вершины. Она, вершина, представляла собой площадку, просторную, ровную, уложенную мраморными плитами.

По периметру площадка была украшена изображениями раковин — символов воды, и бабочек — символов огня и солнца. На краях платформы были расположены статуи, в руки которых по большим праздникам вкладывались знамена. А чтобы ненароком не свалиться вниз, площадку окружала изгородь из каменных голов неизвестных Райке гадов, зубастых и отвратительных.

Посреди — круглый стол из черного гладкого материала. Видимо, это и есть тот самый Алтарь Солнца? Почему же он тогда черный? Райка пожал плечами, но больше ни о чем подумать не успел — раскрылись плиты в полу, и появилась кабина — точь-в-точь, как на тайнике, только побольше размером. Из нее один за другим появились несколько человек…

Великий Кетсаль, (ага, сам на лифте приехал, хитренький какой! Так высоко он бы точно не сумел подняться по лестнице!) и еще пятеро жрецов. Все в белых одеяниях, с серьезными бесстрастными лицами.

Они окружили алтарь, а старик жрец подошел к Райке и взял за руку.

— Пойдем со мной.

Райка подчинился, и они подошли к самому краю площадки. Внизу, далеко-далеко, колыхалась людская масса, еще сильнее похожая отсюда на океанские волны.

А вокруг раскинулся сам город — величественный пейзаж открывался сверху, Райка не мог наглядеться.

Главные улицы города были широкими и прямыми, разделенными на две части — одна предназначалась для пешеходов, а другая представляла собой канал для движения лодок, словно в Венеции. На фоне одноэтажных домов обычных жителей особенно выделялись пирамидальные храмы, и дворцы знати, величественные, не в пример небольшому домику Верховного Грраарра. То ли он был чересчур скромным, то ли это была лишь дачная резиденция.


Старик ткнул посохом в мраморную плиту, и перед ним поднялось какое-то каменное приспособление, словно трибунка.

— Слушайте, люди Кольуаррана! Слушайте, жители Вечной империи Гипербореев! Небо разгневалось! Боги ниспослали на наше горе Огненный Глаз, летящий со скоростью пущенной стрелы! (посох устремился ввысь, указывая на белый раскаленный шар, что почти сравнялся по яркости с солнечным диском.) Завтра упадет он на наш благословенный остров и разверзнется земля, и поглотит наши дома, и наших детей, и нас самих, жители Кольуаррана! Тучи пепла и дыма вознесутся и скроют солнце, и воцарится вечная тьма! Там, где вы радуетесь жизни сегодня, завтра разольется безбрежное море и наступит Всемирный Потоп!


Голос жреца усилился многократно, превратился в гром, разнесся во все уголки столицы. По площади волной прокатился стон, люди пали на колени, с мольбой и надеждой глядя на вершину пирамиды, где едва различимо белел балахон Великого Жреца Кетсаля.

«Микрофон… — подумал Райка, дитя XX1 века. — И усилитель». Но и его заполонила тревога от жутких сцен, нарисованных стариком Кетсалем.


— Но не впадайте в пучину отчаяния, дети земли Гиперборейской! Ибо пришло к нам спасение в лице этого славного отрока! — старик положил руку на плечо Райке, будто снизу это кто-нибудь смог бы разглядеть. — Небо смилостивилось над нами! Сегодня, ровно в полдень, взойдет на алтарь Солнца этот прекрасный юноша и спасет нашу страну от гибели! Возрадуйтесь же, и возблагодарите богов, люди Кольуаррана!


Радоваться, так радоваться, народ никогда не прочь устроить лишний праздник. Зазвенела музыка, загремели барабаны, послышался смех детей, которых, наконец, отпустили играть.


Райка повернулся к жрецу:

— А что за алтарь? Этот? И как я на него взойду? Постою просто? А зачем? Вы же знаете, что метеорит все равно упадет! Зачем вы обманываете людей?

— Слишком много вопросов, — одними губами усмехнулся темнолицый старик. Он взмахнул рукой и к ним подошел один из пятерки жрецов. В руках у него была небольшая чаша.

— Испей, — велел Великий Кетсаль. — Это входит в обряд посвящения. Если, конечно, ты не боишься.


Мудрый и старый, жрец знал, на что ловить глупых наивных мальчишек. Райка возмутился и тут же схватил чашу в обе ладони. Он сделал небольшой глоток — сладкий приторный напиток оказался очень приятным на вкус. Мальчишка не мешкал более и осушил чашу до дна, чем вызвал одобрительную улыбку у старика Кетсаля:

— Вот и славно, — похвалил он и сощурился, замолчав. Будто чего-то ждал, с нетерпением поигрывая набалдашником жезла.

И тут с Райкой стало твориться что-то совершенно непонятное. Ему показалось, что голова отделилась от тела и они живут своей жизнью. Он все видел, все слышал, все понимал, но не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой; он даже не мог повернуть голову — шея тоже отказалась повиноваться.

— Что со мной? — хотел спросить он, но голос превратился в шипение, как из лопнувшего воздушного шарика.

Райка перепугался, но кроме хлопанья ресницами, не мог сделать совершенно ничего для своего спасения.

— Ну вот, мальчик Раймонд, — удовлетворенно произнес старик жрец. — Теперь ты полностью подготовлен к прохождению церемонии. Раздеть!


По этому повелению Райке подняли вверх руки и сдернули балахон. Обездвиженное тело возложили на алтарь, словно деревянную куклу, безропотную и послушную.

Двое жрецов держали Райку за руки, двое — за ноги. Пятый придерживал голову, отчаянно пытавшуюся что-то крикнуть, и бешено вращавшую глазами.

Тот, кто схватил за левую руку, сорвал часики, повертел, рассматривая, и спрятал в складках одеяния — видно, понравилась блестящая безделушка.

С большим запозданием до Райки дошло, наконец, что неспроста его сюда притащили. В памяти всплыли все прочитанные книги о нравах древних племен, об ацтеках, майя и прочих индейцах.

Неужели его собираются принести в жертву?! Каким же надо быть идиотом, чтобы оказаться на жертвенном алтаре, да еще почти добровольно!!

У Великого Жреца в руках уже сверкнул золотом жертвенный кривой нож, а в ногах мальчишки появился хрустальный череп, слепящий глаза, преломляя лучи двух светил — Солнца и летящего к Земле метеорита. Красота черепа на миг заворожила мальчика, и Райка с удовольствием полюбовался бы им, но только не в такой ситуации!

— Я не хочу! МАМА!! Не надо!! — кричал он, но только хриплое шипение вырывалось наружу.


Жрец подошел ближе, и его бездонные черные глаза поглотили остаток воли мальчика.

— ПРИШЕЛ ЧАС… — провозгласил Великий Кетсаль и вознес руку с кинжалом над худенькой грудью мальчишки.

Сейчас острый нож взрежет натянутую кожу, и горячее трепещущее сердце ляжет на золотой поднос…

Глава шестнадцатая

Кинжал все же успел отведать крови… Он клюнул Райкину грудь, уколол, оставив красную каплю, но тут же выпал из ослабленной кисти жреца. Да и сам старик Кетсаль не удержался на ногах, а рухнул на мрамор, закатывая глаза. Вслед за ним, один за другим, свалились и остальные жрецы Солнца.

Райка услышал хлопки и сразу понял, что это парализатор. Но кто стрелял?! Неужели…

Все еще не решаясь поверить, Райка попытался выгнуться, чтобы рассмотреть, то же стрелял, однако по-прежнему не мог шевельнуться.

Лишь через полминуты где-то сзади послышалось шевеление и еле слышный голос:

— Райка…

Держась за стол, перебирая по нему руками, к Райке подполз Андрюшка. Ну конечно! Райка так до конца и не поверил, что его предали. У него было множество вопросов к роботенку, но не было голоса. Мальчишка мог только следить за действиями друга (да, друга! Только сейчас Райка понял, насколько дорог ему этот маленький андроид).

Андрюшка едва держался на ногах. Если бы не жертвенник, наверняка упал бы вслед за жрецами. На его лицо было страшно смотреть — оно было искажено болью, побледнело, губы стали неестественно синими.

Райка перепугался, напряг все мускулы, пытаясь хоть как-то обрести силы. Увы, все тщетно, зелье, которым его опоили, сбивало с ног почище парализатора.

Андрюшка тоже не мешкал, подобрался еще ближе, почти вплотную и зашептал, растрачивая остаток жизни:

— Где твои… часы… Я запущу программу… и ты отправ…ишься домой…

Райка невразумительно простонал, хотел сказать, что часы украл жрец. Андрюшка и сам уже заметил, что обе руки у Райки пусты, часы исчезли.

— Придется моими… — сказал он и пошатнулся. С большим трудом снял с себя машинку, нацепил Райке. — Программа установл… Все, прощ… Прощай…

— Но почему?! Почему?! — хотел спросить Райка, стон стал еще громче.

— Первый закон… — прошептал Андрюшка, уже без слов понимавший своего товарища. — Я осмелился… Повредить людям…

Больше он ничего не успел добавить. Ноги подкосились, и андроид упал, стукнувшись головой об одного из жрецов.

— Нет… Я не хочу… Андрюша!! НЕТ!! — кричал беззвучно Райка, крупные слезы покатились из глаз.

В запасе у него было шесть часов, пока очнутся жрецы, но ждать было невозможно. Вдруг кто-то захочет проверить, как идет церемония?

Однако это была лишь одна, второстепенная мысль. А главное — что с Андрюшкой?! Ему надо помочь! Его обязательно нужно вылечить!

Райка содрогнулся всем телом, призвав на помощь всю силу воли. Медленно-медленно шевельнул рукой. Вернее, сперва одним пальцем, затем — другим… И сковывающая его слабость не выдержала такого натиска, стала отступать. Преодолевая себя, Райка перекатился на бок, затем соскользнул со стола вниз, встретившись лицом к лицу со стариком Кетсалем.

Мальчик вздрогнул, увидев черное невидящее лицо, поскорее отполз.

Вот и Андрюшка… Он лежал, подогнув под себя ногу, уткнувшись лицом в мрамор, будто спал.

— Андр… — онемевшим языком трудно было шевелить, речь получалась несвязной, шепелявой: — Прошнишь… Шлышишь…


Даже незаметно, дышит он или уже нет… Райка тронул запястье андроида — кисть была холодна, будто мрамор, на котором лежал Андрюшка. И все же, не желая верить в такой исход, Райка стал бороться. Он не умел делать искусственное дыхание, но не раз видел, как это делается.

Перевернув Андрюшку на спину, стал нажимать на его грудь, и в перерывах вдыхать воздух в неподвижные губы. К сожалению, надолго Райки не хватило — он был настолько слаб, что даже нажать толком не мог.

— Прошти… — всхлипывая, сказал Райка. — Я не могу…

У них оставался единственный выход.

Райка подтянул за ремень валявшуюся рядом сумку, обхватил Андрюшку так крепко, что оторвать не сумел бы никто на свете. И лишь затем нажал на квадратное окошко в часах…


Мальчишку охватила уже знакомая чернота — начался переход во времени. Слабость не отпускала, наоборот — умножилась. Но все равно, Райка крепко цеплялся за Андрюшкину одежду, за его руки, сплетаясь в тугой неразрывный узел. Машина времени просто обязана вытащить их обоих! Иначе грош ей цена…

* * *

В нос ударил резкий неприятный запах, мигом просветливший голову и растопыривший глаза. Райка вскинулся, ошалело огляделся вокруг.

— С прибытием, — сказал кто-то весело.

Взгляд сфокусировался на источнике звука — молодой парень, чуть постарше Дениса, но в принципе одногодки. Мальчик смотрел на него несколько секунд, пытаясь вспомнить, куда на этот раз занесла нелегкая.

Память прорезалась быстро, тем более, что руки ощутили непривычную тяжесть — он все еще сжимал Андрюшкино тело.

— Получилось! — вскрикнул Райка и притянул к себе роботенка: — Слышишь, получилось! Мы сбежали оттуда! Андрюш, давай просыпайся! Мы в безопасности!

— Дай-ка его нам, — сказал парень и отобрал андроида. — А тобой док займется.


Обоих мальчишек взяли в обработку. Райку уложили на мягкую и теплую кушетку, и его стал исследовать пожилой мужчина в пластиковом халате — тонком и хрустящем, а над Андрюшкой склонились сразу трое — тот парень и два похожих на него мастера, в синих комбинезонах.

Доктор присоединял к Райке какие-то непонятные коробочки, проводки, клеммы. Приборчики гудели, чирикали, пищали, мигали лампочками — в общем, было весело и увлекательно.

— Уколы не будете делать? — спросил мальчик на всякий случай.

— Нет, это пережиток старины, у нас другие методы, — спокойно возразил доктор и прижал к его предплечью очередную коробочку.

Сразу в теле наступила необычайная легкость, будто Райка отсыпался целую неделю.

— Ну, как? — спросил доктор, оттягивая Райкино веко.

— Здорово! — заулыбался мальчишка. — А что это?

— Название тебе ничего не скажет. Ну, допустим, комплексный восстановитель здоровья. Так тебе понятней будет. Он сразу все системы приводит в норму. Если, конечно, случай легкий, как у тебя.

— Ой! — пискнул Райка, сообразив, что он все еще совершенно голый, после недовведенного до конца обряда жертвоприношения. — Мне бы это… Одеться…

— Да-да, несомненно, — задумчиво проговорил доктор, хотя ему так было даже удобней обследовать пациента, и крикнул в сторону: — Фройлих, принеси халат или что там под рукой!

Примчался молодой человек со странным именем, помог облачить Райку в темно-синий халат, наверняка с плеча какого-нибудь техника, потому что — большой, укутавший мальчишку с ног до головы.

Райке надоело валяться, и он присел на кушетку. Болтая ногами, он поглядывал вокруг, пока доктор продолжал колдовать над ним со своими приборами.

— СТОЙТЕ!! — заорал вдруг Райка не своим голосом и вылетел из кабинета с прозрачными стенами, куда его определили.

Он помчался по коридору, развевая полами халата. Там, впереди, один из техников тащил Андрюшкино тело. Тащил, схватив за руку, как манекен, как куклу.

— Ты что делаешь!! — завопил Райка, подбегая, и набросился с кулаками. Ударив несколько раз в грудь и живот удивленному до невозможности парню, мальчишка упал на колени рядом с другом и вновь обхватил его:

— Андрюш, ну ты чего?! Ну, проснись уже! Да что с тобой?!


Если раньше у андроида еще были хоть какие-то признаки жизни, то сейчас… Сейчас он был мертв… Абсолютно и без сомнения…

Райка завыл, заскулил, без слез, с сухими невидящими глазами. Даже каменное сердце треснуло бы пополам, но техник спросил недоуменно:

— И чего так убиваться…

— Что? — заморгал Райка, глотая стон, от такого несоответствия своего горя и спокойного тона стоящего рядом парня. — Он же умер!

— Ну и что? Не понимаю… Жестик отпахал свое, теперь в утилизацию, обычное дело. Чего реветь-то?

— О чем ты говоришь? — шепотом спросил Райка, уставившись на психа во все глаза. — Он УМЕР! Ты не понимаешь? Он мой друг! И он умер! Какой к черту жестик?! Какая утилизация?! Его к врачу надо! Может еще оживет!

— Док, ты его хорошо подлечил? — спросил парень у подошедшего доктора. — О, черт, я же совсем забыл! Он ведь из прошлого! У нас ни один ребенок не будет переживать из за жестика.

— Да что за жестик такой?! — со злостью прокричал Райка.

— Жестик, жестянка, робот, андроид, что непонятно? — расшифровал техник.

— Так отремонтируйте!

— Ерунда. Ремонт обойдется в три раза дороже, чем создание нового, — отрезал парень. — Док, ты бы забрал его? Мешает ведь.

— Не дам! — в истерике кричал Райка, вцепившись в Андрюшкино тело, как клещами. — Со мной тащите, фашисты! В печку! Со мной! Не пущу!

— Что ты будешь делать, — развел руками доктор и пощупал мальчику лоб. — Надо подождать, пока успокоится.

— У меня график, некогда ждать, — отрезал техник, но продолжать путь не стал.


Райка смотрел снизу вверх на обступивших их людей, крепко обнимая роботенка, и твердил в исступлении:

— Не отдам! Слышите? Он мне жизнь спас, теперь я спасу его! Что хотите, делайте!

— Мда, ситуация, — сказал техник постарше. — Ты пойми, у твоего киборга все внутри выгорело! Только блок сознания почти не пострадал, там защита сильная, не пробиться. Что он такое натворил, что такие повреждения? Предохранители в тело вплавились! Что у вас там произошло?

— Он выстрелил из парализатора, — ответил Райка.

Рабочий присвистнул:

— Спорим, что в человека? Хотя и тогда так сильно бы не погорело.

— В шестерых… — прошептал Райка еле слышно.

Раздались удивленные возгласы, кто-то присвистнул.

— Не часто гражданские киборги нарушают законы роботехники, — покачал головой доктор. — Только боевые, но в них такая программа и не вшита. Ребята правы, восстановить не получится… Ты смирись.

— НЕТ!! — выкрикнул Райка и, обернувшись к Андрюшке, ласково погладил ладонями по холодным щекам. — Вы его почините, или я тут все разнесу к чертовой бабушке…

— Ну, я не знаю, — раздосадовано почесал в затылке старший техник. — Я вызываю Магистра, пусть он и решает. Скажет чинить, будем чинить. Только сперва пусть смету выправит.


Он отошел в сторону и склонился над пультом. Переговорив вполголоса с кем-то, вернулся:

— Магистр сейчас прибудет. Парни, разойдитесь по местам, если не хотите неприятностей.


Но и без его команды все разлетелись чуть ли не бегом — видно, Магистра здесь уважали. Или боялись.

Райка притих, запахнулся в халат, прикрыв им и Андрюшку, словно пытался согреть.


— Ну, что тут у вас, — послышался усталый спокойный голос.

К месту происшествия подошел высокий мужчина в посеребренном облегающем костюме — скафандр без шлема, да и только.

Райка с надеждой обернулся к нему:

— Пожалуйста, помогите оживить Андрюшку!

Глава семнадцатая

Магистр ордена подошел ближе, присел на корточки против Райки и сказал благожелательно:

— Здравствуй. Позволь представиться — Виктор Матвеев, Магистр Ордена Темплиеров, восьмой. С тобой я уже знаком, правда, заочно, Раймонд. Так в чем проблема? Рассказывай.

— А чего рассказывать?! — Райка развел руками, показывая на лежащее у его ног тело. — Не хотят оживлять! Он мой друг, понимаете?!

— Как тебе сказать, — проговорил Виктор, щупая у андроида шею и запястье. — Признаться, я впервые вижу, чтобы жестянку в друзья записали. Он уже отработан. Мне доложили, что выгорело все подчистую, кроме двух-трех блоков. Чтобы восстановить, не хватит моей зарплаты за год. А новая модель обойдется всего в трехмесячную. Разницу улавливаешь? Математику изучал? Пульса нет… Так что, не дури, парень, а готовься к отправке домой.

— Нет! — резко заявил Райка, снова цепляясь за Андрюшку. — Да что вы за люди! Он мне жизнь спас! Он помог вам эти дурацкие камни привезти! А вы его чинить не хотите!

— Ох, какой же ты упрямый, — поняв, что дело принимает долгий оборот, Магистр принял решение: — Парни, берите обоих и тащите в мед. блок. Там поудобней.

Андроида подняли двое, а Райка, ни на секунду не собиравшийся упускать Андрюшку из вида, отправился сам, пешком.

В прозрачном кабинете роботенка положили на пол, а Райку усадили на кушетку. И Магистр продолжил беседу, в надежде уговорить мальчишку не разбазаривать средства попусту:

— Вот представь… Погоди, ты из XX века? Тогда представь, что у тебя есть патефон…

— У нас уже компьютеры, — с некоторой обидой возразил Райка.

— А-а, извини. Еще лучше — представь, что у тебя компьютер поломался. Ты что делаешь? Относишь в мастерскую, там меняют детали, так? А если выгорит все внутри? И ремонт тебе обойдется втридорога! Будешь чинить, потому что он твой друг? Ну, согласись, это ведь бред! Что тебе так понравилось в этом киборге? Внешняя оболочка? Так это поправимо, мы сделаем точно такую же и заполним новыми деталями. Так тебя устроит?

— Нет! Мне другой не нужен! — отрезал, ни секунды не думая, Райка. — Оживить надо только его! Это мой Андрюшка, это мой друг, а не какая-то новая копия!

Магистр выразительно взглянул на доктора, тот пожал плечами.

— Ну, хорошо, — Виктор решил зайти с другой стороны. Он постучал пальцем по голове андроида: — У него внутри только электроника, снаружи — био-оболочка. Между ними произошла полная рассинхронизация. Это значит, что их невозможно соединить, даже если поменять блоки. Он уже не будет твоим другом, это будет иной киборг, понимаешь?

— Не понимаю, и понимать не хочу! — у Райки гневно налились темнотой глаза. — Вы придумываете причины, чтобы не платить за ремонт! Если у вас все такие бедные, зачем вам кристаллы, что я принес? Вы их что, на рынке продадите?

— Ну, ты и штучка! — рассмеялся Магистр. — Надо тебя показать Магистру по финансам, пусть поучится долги выбивать. А интересно, если бы этот робот был в другом облике? Железная коробка, или пластиковая. Ты бы и тогда с ним подружился?

— Не знаю, — растерялся Райка. — А зачем вы их в человеческое тело пихаете?

— Так удобней, — пояснил Виктор. — Уборщики, няньки, продавцы и прочая обслуга. Глазу привычней, понимаешь? А если надо в прошлое отправить, так и вовсе незаменимы. Боевые киборги у нас другой формы — гигантские насекомые, шагающие танки, чтобы устрашить врага.

— А у вас тоже есть враги? — удивился Райка. — Андрюшка говорил, что у вас этот, гуманизм! Откуда же враги?

— Он говорил про всю землю или только про нашу страну? — в свой черед спросил Виктор, улыбнувшись.

— Не помню.

— Вот то-то и оно. Есть еще несознательные правительства, что живут вчерашним днем. Но их все меньше и меньше.

— Уничтожаете? — понимающе спросил Райка.

— Нет, что ты. Разные методы применяются, правда, не всегда удачно.


Райка встряхнулся — что-то они все болтают и болтают, а Андрюшка между тем по-прежнему мертв!

— В общем, я свое задание выполнил? Выполнил! — подытожил мальчик. — Я имею право на награду? Имею! Вот и оживите Андрюшку! Иначе будет нечестно…

— Эх, ну что с тобой поделаешь, — сдался Магистр и крикнул в дверь, — старшего смены!


Вошел уже знакомый Райке пожилой механик, Виктор поднялся ему навстречу:

— Значит, так… — сказал он. — Цикл полного восстановления с заменой биомассы и электроники. Все чипы с нуля, кроме блоков сознания, чувств и памяти. И вот еще что…


Дальнейший разговор Райка не услышал, потому что взрослые вышли из блока, оставив мальчишек одних.

— Тебя обязательно вылечат, — ласково проговорил Райка, погладив Андрюшку по отвердевшей холодной щеке. Теперь андроид был неотличим от манекенов, что Райка видел в магазинах одежды.


Вошли два техника, споро подхватили Андрюшку — один подмышки, второй за ноги, и куда-то понесли. Райка не собирался ждать у моря погоды и вылетел вслед за ними. Тут его и перехватил Магистр:

— Стой-стой, куда разогнался?

— Туда! Пустите! Я должен быть рядом! — как норовистый жеребенок, взбрыкнул ногами Райка.

— Ну, что ты все суетишься. Я же обещал, что восстановим. Только туда нельзя посторонним, разве непонятно? Там вакуум, стерильность. Да успокойся же!


Виктор поставил Райку на землю, но крепко придерживал за плечи.

— А вдруг они Андрюшку… Расплавят и все… — мальчик угрюмо дергал поясок халата.

— Не волнуйся, — в который раз сказал Магистр и взглянул на часы: — Через три… ну, четыре часа твой жестик будет, как новенький.

— Перестаньте его жестиком обзывать! — вскинулся Райка. — Он хороший!

— Ладно, извини. Пойдем обратно в мед. отсек? Тебе надо отдохнуть. Позавтракаешь, поспишь. Вернее, уже поужинаешь, вечер на дворе.

Хоть Райка не ел с самого утра, если не считать банки консервов, его замутило от одной мысли, что он будет что-то жевать, когда его лучший друг находится между жизнью и смертью.

— Не хочу я есть, — переглатывая, ответил мальчик. — Я так посижу…

Виктор посмотрел на него, хмыкнул:

— А что, тебя часто приглашали в XXII век?

— Нет, — растерянно сказал Райка. — Первый раз… А что?

— Да вот я думаю, чего ты будешь торчать на какой-то кушетке, если можно тут столько интересного посмотреть? Пока твоего жес… кхм… киборга ремонтируют, я могу тебе показать кое-что. Хочешь?

— Конечно! — с готовностью согласился Райка, в котором любопытство просыпалось моментально, был бы повод.

— Вот и замечательно. Только босиком ты много не нагуляешь, — заметил Виктор, подозвал одного из техников и велел добыть комплект одежды для ребенка, а сам подхватил Райку на руки. — Прокатишься верхом, если ты не возражаешь.


Райка не возражал — события этого дня порядком утомили его, несмотря на местные лекарства.

Одной рукой придерживая Райку, другой Виктор нажал на кнопку в стене и перед ними раскрылись ворота. Внутри было темно, но щелкнул другой тумблер и в глаза мальчишке ударил яркий свет. Он зажмурился, а открыв глаза, не удержался от восхищенного возгласа:

— Ух ты… Супер… НИЧЕГО СЕБЕ!


Было от чего потерять голову — в ангаре, что раскинулся перед ними, стояли почти вплотную друг к другу десятки космических катеров. Райка сразу понял, что это, потому что видел не раз в кино именно такую технику. Корпус размером с автобус, черного непроницаемого цвета; матовое стекло пилотной кабины; полукруглые плоскости крыльев; изящные шасси, похожие на лапы кузнечика — Райка просто залюбовался.

— Что это? — спросил он. — Космолеты?

— Нравится?

— А то! В жизни не видел такое!.. Они что, все летают?

— Вон там, поменьше, корабли разведки, — пояснял Виктор, показывая рукой. — Вон те, потяжелее, это транспортники. Пассажирских здесь нет, они в другом отсеке. А в той стороне — боевые.

— Зачем так много? На Луну летаете?

— Хм, Луна… Нет, Луна обслуживается другими компаниями. А наша покруче будет. У нас межзвездные экспедиции. Вот, к примеру, скоро начинаем захват планеты Крон-ле-Бёф, рядышком с Альтаиром. Слыхал?


Если бы не стоящие перед самым носом десятки готовых к старту кораблей, Райка решил бы, что над ним просто смеются. Но как тут не поверить?

— Слыхал, — кивнул мальчик, поерзав. — А что значит, захват? Колонию сделаете? А жителей куда?

Виктор кашлянул:

— Начитался книжек? Или фильмов насмотрелся? Я изучал ваш кинематограф, там сплошные злодеи. Всех жителей в рабство, да? Успокойся. Мы проводим захват безлюдных планет, пригодных для жизни. И представь, таких в галактике тоже немеряно.

— Ну, тогда ладно, — сказал Райка. — А можно мне в кабину?

— Я так и знал! — расхохотался Магистр. — Какой нормальный мальчишка откажется побывать внутри космолета? Я сам в детстве не вылезал из учебных катеров. Так и быть, открою один. Будешь потом дома хвастать. Только ведь никто не поверит!


Конечно, не поверят. Райка и сам не поверил бы еще три дня тому назад, что перед ним раскроется люк космического корабля.

— Лезь первый, — позволил Виктор, посмеиваясь.

Райка поддернул полы халата и шагнул на ребристые ступеньки. Внутри было темно, пробираться пришлось наощупь.

— Не зацепись там за что-нибудь, — советовал Виктор, пробиравшийся позади.

— А в окна почему свет не пробивается? — спросил Райка. — Они в кабине вон какие огромные!

— Смеешься? Да если бы они прозрачными были, Солнце прожарило бы пилотов в одну секунду. Нет, там видеоэкраны, с защитой. Сейчас доберемся и включу.


Изнутри корабль казался намного больше, чем снаружи. Но, тем не менее, до кабины добрались. Виктор включил внутреннее освещение и Райка, уже уставший удивляться, только вскинул глаза к потолку, выказывая свои чувства. Кабина была расцвечена огоньками, переливающимися всеми цветами радуги. Попробуй, разберись в таком калейдоскопе приборов, датчиков, терминалов.

— Зачем столько? — спросил Райка. — Как у нас в самолете. И вы их все знаете?

— Знаю, — спокойно ответил Виктор, усаживая мальчика в кресло. — У нас не обучают, а вкладывают в подсознание готовую программу. Хотя подготовка затем серьезная. На тренажерах, в учебных полетах с инструктором к Луне, к Марсу.

— А давайте… — Райка поразился собственной наглости, но решил рискнуть: — а давайте полетаем… Совсем чуть-чуть, а? Хоть минуточку! Когда я еще в космосе окажусь?

— Да-а, парень, с тобой не соскучишься, — протянул Магистр. — Но на этот раз твоя просьба невыполнима. Пассажиров у нас, конечно, выпускают в полет, но строго после мед. обследования и предполетной подготовки. Минимум неделя.

— У-у… Жалко, — расстроился Райка, но не очень сильно, потому что и не рассчитывал на такое счастье. — А что, этот корабль прямо через всю Галактику пролетит? Такой маленький?

— Ну что ты, нет, конечно. Все это богатство загрузят в один большой транспортник, и уже он доставит груз к точке. А на месте мы вокруг звезды разлетимся, начнем работы по освоению. Понятно?

— Ага, здорово. А долго лететь?

— Год, — коротко ответил Виктор, немного заскучав. — Может, пойдем обратно?

— Еще минуточку! — попросил Райка, не в силах покинуть корабль. — А можно нажать что-нибудь?

— Ну, жми, — позволил Виктор.

Но когда Райка протянул палец к яркой красной кнопке, Магистр одним броском перехватил руку мальчика.

— Только не эту! Ну ты и выбрал!

— А что? Почему нельзя?

— Это кнопка аварийной вентиляции кабины, на случай отравления или разгерметизации. Нас бы в стенки впечатало, без крепежей.

— Понятно… — сказал Райка, хоть мало что понял. Ко второй кнопочке он уже тянулся с опаской, готовый к чему угодно.


Но зеленый квадратик оказался безобидным — включил дисплей с картой полета. Больше Райка не жал ничего, не рискнул.

К тому же, Виктор решительно поднялся и сказал:

— Хватит, космолетчик, прилетели. Идем на посадку. А то твоего друга приведут, а ты где-то в космосе болтаешься.

— Ой, точно! — спохватился Райка. — Сколько уже времени прошло?

— Полтора часа.

— Сколько?! Так много? — Райка был уверен, что пробежало не больше получаса. И впрямь надо было торопиться.


Вернувшись обратно, Магистр стал выяснять, что с андроидом, на какой стадии работы.

— Ну, все в порядке, — сказал он, вернувшись к Райке в мед. отсек. — Через пятнадцать минут ты увидишь своего киборга. Он сейчас проходит закрепление и закачку физ. раствором.

— Это… кровь, что ли? — нахмурился Райка.

— Да, в каком-то смысле, кровь.

— Я думал, в нем настоящая…

— Как тебе сказать, — вмешался в разговор доктор, более сведущий в этих вопросах. — Физраствор только на первых порах в теле андроида, а через сутки он перерабатывается в настоящую кровь. Почти настоящую. Сам понимаешь, это все же не человек.

— Да… — вздохнул печально Райка, но тут же вскинул голову: — а мой Андрюшка — самый настоящий человек, даже еще лучше!

— Вот и поспорь с таким! — рассмеялся Виктор и потрепал Райку по волосам. — Защищает друга до последнего. Молодец. Ну, чтобы время быстрее прошло, может, хоть чаю выпьешь?

— Чай? Ну, чай ладно, можно, — милостиво согласился Райка.

К нему подкатили столик на колесиках, уставленный приборами и пирожными с печеньем. Райка с удовольствием глотнул горячий ароматный напиток.


— Добрый вечер… — послышалось от дверей.

Райка поглядел поверх чашки и… едва не опрокинул ее на колени доктору, так поспешил навстречу Андрюшке, что появился в отсеке.

Глава восемнадцатая

Чашку, поставленную Райкой мимо стола, подхватил Магистр, а самого Райку едва успел схватить за шиворот доктор:

— Куда?! Ты что, нельзя! К нему сейчас даже прикасаться нежелательно, — сказал док, придерживая рвущегося из его рук мальчишку, — Все сырое внутри, погоди хоть час! Еще наобнимаешься.


Райка замер, испугавшись, что мог повредить с таким трудом оживленного друга.

— Андрюшка, ты… Живой… — издалека проговорил он, не отводя радостный взгляд. — Ты как? Болит что-то?

— Нет, ничего не болит, — улыбаясь, ответил Андрюшка. — Я в полном порядке.


Роботенок был облачен в темно-коричневый костюмчик, аккуратный и чистый. Точно такой же принесли и Райке. Стыдливо ежась под чужими взглядами, мальчишка сбросил халат и оделся.

— Просто близнецы-братья, — довольно сказал Виктор, когда мальчишки встали рядышком друг с другом. — Ну, Раймонд, я свое слово сдержал, больше тебя здесь ничего не держит. Давай руку.


Райка протянул руку, и Магистр надел на его запястье часы-машинку.

— Пустышка? — с пониманием дела оценил Райка.

— Уже в курсе? Да, конечно. Не дам ведь я тебе настоящую, а то знаю я вас, мальчишек. Сразу куда-нибудь еще отправишься. Ну что, готов? Я нажимаю.

— Стойте! Подождите, — воскликнул Райка и повернулся к андроиду: — Андрюш… Ты мой самый-самый лучший друг. Я никогда не забуду, как мы с тобой… Как ты меня спас… И может, мы когда-нибудь еще встретимся… Прощай…


У Райки повлажнели глаза, он взял роботенка за руку, крепко пожал. Очень хотелось обнять, но не решился. А сам Андрюшка по-прежнему широко улыбался и, казалось, не слишком понимал, что вообще происходит.

— Что-то я не понял, — сказал Виктор. — Ты так прощаешься, будто на веки вечные.

— А… А разве нет? — удивился Райка.

— Ох, прости, это моя вина, — сдерживая смех, покусывал губу Магистр. — Я совсем забыл предупредить, что решением Совета Магистров андроид класса Экстра, за номером 137 дробь 17 дубль, передается в полное владение Раймонду Вайнову.

— Что-о? — Райка заморгал со скоростью крылышек стрекозы. — Как это?!

— Перевожу на понятный язык — он твой! Насовсем.


В мед. отсек набилось уже много народу, всем хотелось поглядеть, чем закончится визит гостя из прошлого. На лицах техников, доктора, Магистра светились добрые улыбки.

— Ух, ты… — прошептал Райка, не веря своему счастью. — Честно?!

— Магистры Темплиеров никогда не лгут, — на секунду согнав усмешку, сказал Виктор. — Возьми его покрепче за руки. Ты правильно угадал, часы способны унести во времени двоих. Это и спасло вас.

— Андрюшка, ты слышишь?! Мы домой едем, ко мне! Вот здорово, да?! — Райка больше не мог сдержаться, чувства переполняли его до краев. Он обнял роботенка за плечи и ткнулся носом куда-то в шею. Всхлипнув пару раз, отпустил.

— Я его не помял? — с тревогой спросил мальчишка у доктора.

— Нет, ничего, ты аккуратный, — успокоил его док. — Но следи, чтобы хоть сутки-двое не было сильных нагрузок, пока не закрепится.

Райка кивнул и взял андроида за обе руки, с удовольствием отметив, что кисти у Андрюшки теперь теплые, а не холодные, как лед.

— Мы готовы! — сообщил он.

— Значит, в путь, — завершил сцену прощания Магистр. — Я не беру с тебя клятв о молчании, рассказывай, сколько хочешь. Но учти, что рискуешь попасть в больницу с такими фантазиями. Прощай, мальчик Раймонд!

— Ой, стойте! — спохватился Райка. — Я спросить забыл! А что с Денисом? Вы его не сильно наказали?

— Денис? Ну, не знаю, это как посмотреть, — Виктор придержал палец над экранчиком часов. — Мы отправили его в экспедицию во времена Ивана Четвертого. Слышал про такого?

— Конечно! Иван Грозный! — блеснул эрудицией Райка. — Жуткие времена…

— Вот-вот, и я про то же. Денису придется покрутиться. Ну, все, домой! У нас еще работы полно, не все же с тобой и киборгом возиться.


Это было последнее, что услыхал Райка, а стеклянные стены бокса — последнее, что он увидел в будущем.

Все растворилось в темноте, голова стала пустой, как бутылка с выпитой «Колой»

А когда ноги ощутили твердый пол и глаза приоткрылись, вокруг были обычные крашеные в зеленый цвет стены. В этой комнатке начиналось Райкино путешествие в мир динозавров…


— О, Андрюшка, смотри! — Райка ухватил валявшуюся на полу книгу. — Меня ждет, видишь?


Он раскрыл книгу на первой попавшейся странице и со смехом повернул к роботенку:

— Узнаешь? Ящеры охраны, мы ночью видели. А называется… Сейчас… Дей-но-них. Придумают же, а? Дейноних… Почти не похож. Ладно, потом полистаем, сейчас домой надо бежать. Наверное, мама там волнуется. Андрюш, ты в порядке?


Райка посмотрел на друга, погладил его по плечу, все еще не веря, что это не сон. Для полной убедительности крепко ущипнул себя за руку. Больно… Значит — не сон!

— Обалдеть, да? Андрюш, ну ты чего все молчишь?


Прошло уже три минуты, а андроид только улыбался и не произнес ни слова. Райка немного забеспокоился, но списал такое поведение на последствия шока — еще бы, не каждый день тебя убивают, а потом склеивают заново. Тут кто угодно потеряет дар речи.

— Пойдем домой, Андрюш? — Райка подставил локоть и помог роботенку подняться.

— Слушаюсь, хозяин, — наконец произнес Андрюшка. — Мы идем домой.

— Какой еще хозяин, — недовольно сморщил нос Райка, но не придал значения, а поскорее повел друга на выход. Может, на свежем воздухе полегчает. Книгу сунул подмышку, дома еще полистает.


Прошли длинным коридором, выбрались на улицу. Райка с удовольствием вдохнул родной запах — совсем другое дело! Нет изнуряющей влажной духоты, пропитанной гнилью болот. Небо уже начало темнеть, близился вечер. Часов шесть, должно быть. Интересно, а число какое? Ох, и влетит от мамы!

Искоса поглядывая на Андрюшку, Райка заметил, что тот по-прежнему улыбается. Только улыбка была какой-то неестественной, чересчур радостной и довольной. Даже прохожие, что попадались навстречу, сперва улыбались в ответ, но тут же оглядывались, заподозрив что-то неладное.

Райке очень не понравилось такое внимание, и он сказал с легким раздражением в голосе:

— Андрюш, да перестань ты улыбаться, как дурак!

— Слушаюсь, хозяин! — бросил Андрюшка вторую фразу в Райкином времени.

— Вот заладил, хозяин, хозяин. Прикалываешься? Мы же друзья! Разве нет?

— Да, хозяин, мы друзья. — уже без улыбки повторил роботенок.


Райка остановился, заглянул ему в глаза:

— Что с тобой? Ничего не понимаю… Объясни, в чем дело? Ты совсем на себя не похож!

— Все хорошо, хозяин. Я готов исполнить любой твой приказ, — последовал Андрюшкин ответ.

— Я тебя сейчас тресну! — начал выходить из себя Райка. — Вот этой книжкой тресну! Видишь, толстая какая!

— Конечно, хозяин. Как пожелаешь, — кротко отвечал Андрюшка.

Райка скрипнул зубами и потащил роботенка к своему дому. Может там, в уютной обстановке, андроид очнется от спячки?


— Вот ты где! — послышался звонкий женский возглас.

— Ой, мама! — отозвался Райка и помчался навстречу.

— А мы с дядей Игорем уже тебя искать вышли, — сказала мама, обнимая непутевого сына. — Где ты болтаешься? Это твой знакомый?

— Это мой друг, знакомься! — гордо поправил ее Райка и поманил к себе Андрюшку. — Его зовут Андрей. Дядь Игорь, здрасьте!

— Здравствуй, — с улыбкой ответил мамин приятель. — Утром виделись, правда. Как книга, почитал? Понравилось?

— Да, очень интересная! Спасибо! Я дома еще буду изучать.

— Ну, все перезнакомились, пойдемте домой? — сказала Райкина мама. — Андрей, ты пойдешь к нам в гости? Или тебя родители дома ждут?

— Он с нами, с нами! — ответил за друга Райка. — Чай попьем. Мам, мы такие голодные!

— Да, конечно же, бегите в дом. Райка, подожди! А что это на тебе за костюм? Откуда? Ты выходил в другой одежде.

— Мам, потом, ладно? Это длинная история!


Райка поспешил уволочь Андрюшку в подъезд, пока он снова не завел свое «Хозяин, хозяин» И что на него нашло, спрашивается?

В квартире мальчишки спрятались в Райкину комнату, пока мама собирала на стол.

— Я ничего не понимаю, — развел Райка руками. — Ты совсем на себя не похож. Объясни! Андрюш, что с тобой сделали?

— Да, хозяин, объясняю, — покорно сказал андроид. — Я в полном твоем подчинении и обязан исполнять любые приказы. Кроме самоуничтожения и нанесения вреда другим людям.

— Знаю, знаю, три закона… — кивнул Райка и нахмурился. — Но я не хочу! Что это за фокусы?! Что они в тебя напихали?!


Он поднес к лицу часы-машинку и крикнул:

— Вы что устроили?! Я вас спрашиваю! Я же просил ничего не менять!! Зачем вы это сделали?! Виктор!! Слышите? Магистр!

— Слышу, слышу, — посреди комнаты материализовался Магистр с не слишком довольным видом. — Я так и знал. Как чувствовал, продолжал наблюдение. Ну, и что не понравилось?

— КАК ЧТО?! Андрюшка мне другом был, понимаете? ДРУГОМ!! А сейчас он кто? Раб, слуга! Зачем вы так с ним?!

— Что за капризы… Мы ведь хотели как лучше, — Виктор присел на кровать. — Я велел добавить индивидуальный модуль послушания. Раньше киборг подчинялся только Совету, а сейчас — тебе лично. Чем плохо? Будет делать, что велишь.

— Вы правда не понимаете или придуриваетесь? — сорвался Райка. — Извините… В общем, уберите к чертовой бабушке этот дурацкий модуль и пусть будет как раньше. Пусть он вообще ничьи приказы не слушает, только себя самого! Ну пожалуйста!


— Да как скажешь, мне без разницы, — шевельнул плечом Виктор.

Он поднялся, подошел к андроиду и развернул спиной к себе. Поводил между лопаток пальцами, нажимая и чем-то щелкая.

Райка не видел, что он там делает, будто нарочно загородил собою.

— Готово, — сказал Виктор и показал маленькую черную горошину. — Вот этот модуль. Ну-ка, прикажи ему что-нибудь.

— Андрюшка! Подпрыгни! — велел Райка с замиранием в голосе.

— Сам прыгай. Я тебе что, кузнечик? — недовольно ответил андроид и щелкнул Райку пальцем по лбу.

— Ура!! — завопил Райка и запрыгал сам, как ему и посоветовали. Да так, что едва не сшиб своего друга с ног. — Вернулся!!

— Псих, — заулыбался Андрюшка, но теперь улыбка была вполне нормальная, человеческая.

— Ну, я вижу, что у вас тут полный караул, — не сдержал улыбки и Магистр. — Развлекайтесь, а мне пора. Да, и вот еще что. Раймонд, тебе придется придумать хорошую легенду, откуда взялся этот молодой человек. Чтобы поверила и мама, и прочие лица. Счастливо оставаться, парни!


Магистр исчез, и как нельзя вовремя — в комнату заглянул дядя Игорь:

— Что у вас тут за шум? Райка, мама зовет за стол.

— Идем, дядь Игорь! — возбужденно крикнул Райка и сказал, глядя на друга: — Теперь я самый счастливый на свете, честное слово!

— Ничего, скоро ты начнешь пищать и ругаться, — пообещал Андрюшка и защекотал Райку по ребрам. — И вообще, пошли есть, а то я тебя съем!

— Эх… — вспомнил вдруг Райка и поскучнел: — а ведь там все погибли, представляешь? И Крракх…

— Кто это?

— Да один обезьяныш… Маленький. Они в пещере жили, я там в гостях был. Так жалко его…

— Да? А, конечно, там какое-то племя неподалеку обитало, я изучал маршрут, — сказал, кивая, Андрюшка. — А если жалко, давай его вытащим?

— Как? — уныло спросил Райка.

— Ну-у… Это уже второй вопрос, — с загадочным видом произнес Андрюшка и… выудил из кармана часы.

— Это… Да?! Машинка?

— Угу, — хмыкнул, весело подмигнув, Андрюшка. — У меня их никто не отобрал, когда ремонт производили. Потом я их перепрятал.

— Ну, ты даешь, — покачал головой Райка, взвешивая на руке часики. — А это не пустышка, точно?

— Точнее не бывает, — авторитетно сказал Андрюша. — Так что, в любое время и в любую точку.

— Супер… Ладно, прячь в карман и пошли, поедим, пока нас мама звать не пришла. А то оба по шее получим.


Мальчишки появились на кухне, устроились за столом и принялись глотать блинчики. Райка попытался начать рассказ, но рот был слишком занят, слова получались неразборчивые. Мама хлопнула сына полотенцем и сказала:

— Поешь сперва, еще успеешь мне наврать с три короба. Нет, Игорь, какая фантазия! Какие-то динозавры, роботы, метеориты. Райка, ты слишком много книжек перечитал. Андрюша, я очень рада, что у него, наконец, появился товарищ. Мы ведь недавно переехали, и он никак познакомиться не может с ребятами.

— Мы только сегодня встретились, — честно ответил роботенок. — И уже подружились.

— Да, мам, он мой друг. Мам, можно, он переночует у нас?

— Как, так сразу? Я даже не знаю, — растерялась мама, но дядя Игорь поддержал мальчишек.

— Наташа, обычное дело, ночевка у друзей. Главное, чтобы всю ночь не проболтали, а поспали хоть немножко. И в Интернете не засиживайтесь.

— Ладно, — Райка был готов соглашаться на что угодно. А легенду о появлении нового члена семьи они вместе и придумают ночью. — Мам, я уже наелся.

— Я тоже, спасибо, — Андрюшка тоже поторопился, а то блинов оставалось еще много, а живот был полон.

— На здоровье, — улыбнулась мама. — Идите, отдыхайте. Я вижу, что вы весь день пробегали где-то по очень важным делам. Допрос я вам устрою завтра утром.

Райка рассмеялся, потерся щекой о ее локоть и умчался вместе с Андрюшкой в свою комнату.

— Нравится тебе моя мама? — спросил он первым делом.

— Еще бы, — вздохнул андроид. — Мне бы такую… Да мне бы хоть какую, только нельзя. Киборгам мамы не положено.

— Да ну тебя, — расстроился Райка. — Ты теперь у нас будешь жить, значит — и мама у нас будет общая. Хочешь? Будешь… Будешь мой брат!

— Ты серьезно?

— Да!

Андрюшка просиял, свернул глазами:

— ТЫ ДАЖЕ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ, КАК МНЕ ЭТОГО ХОЧЕТСЯ!

— Ну, вот и хорошо, — вздохнул облегченно Райка, что все так замечательно складывается.

Новоприобретенный брат присел к нему поближе:

— Я буду тебя защищать. Я буду тебе самым лучшим братом на свете. Обещаю…

— Ладно… Слушай, а батарейки у тебя не кончатся? — хохотнул Райка, хотя шутка была наполовину всерьез. — Куда их тебе запихнули, а? Как менять?

— Никак, — усмехнулся Андрюшка. — Вечные, замене не подлежат.

— Это хорошо, — успокоился Райка. — Давай книжку полистаем? Там много наших знакомых.

— Давай…


Мальчишки положили книгу на стол, склонились над ней и снова погрузились в доисторическую эпоху.

О будущих приключениях они пока не задумывались, но не было сомнения, что эти приключения не за горами.

Ведь каникулы еще не закончились!..

КОНЕЦ


home | my bookshelf | | По законам прошлого |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.5 из 5



Оцените эту книгу