Book: Печать Капетингов




Глава первая

Франция

— Ребята, ребята! По одному, не толпитесь! Вы же сами себя задерживаете — надрывалась Зинаида Васильевна.

Однако все ее увещевания были напрасны. Семиклассники столпились у автобуса, пытаясь протиснуться в открытую дверь все разом, при этом шумно галдя и смеясь на всю площадь. Это и неудивительно, ведь на экскурсию выбрались не чопорные британцы или аккуратные немцы, а безалаберные и беспечные российские школьники.

Наконец толкотня и неразбериха прекратилась, не без помощи водителя-француза, который молча встал у дверей и принялся по одному пропускать детишек внутрь его драгоценного автобуса. Это спасло машину от полного разгрома.

Зинаида Васильевна с благодарностью посмотрела на шофера и устроилась на переднем сиденье. Ребята оживленно перешептывались друг с другом, в предвкушении увлекательнейшей поездки.

Поднялась девушка-экскурсовод, взяла микрофон, щелкнула по нему ярко крашеным ногтем и начала рассказ о прекрасной стране Франции. Слегка охрипшим, но приятным голосом она принялась сыпать именами, датами и цифрами. Бесконечные — посмотрите налево, посмотрите направо — вскоре утомили большинство слушателей и дети просто разглядывали пробегающие за окном пейзажи.

А посмотреть право было на что. Вот здесь, на этой легендарной земле, совершали свои подвиги мушкетеры, Д’Артаньян с друзьями. Здесь готовил свои коварные планы великий Наполеон. Впрочем, не настолько великий, чтобы покорить Москву. А какие знаменитые актеры вспоминались школьникам — кто же не слыхал про Пьера Ришара или Бельмондо...

Париж... Город, окутанный легендами... Здесь сражался на баррикадах Гаврош, здесь сложили головы на гильотине Робеспьер, Дантон...

Все вокруг напоминало оживший учебник истории, книги Дюма и Гюго.


Вскоре город остался позади и началась бесконечная вереница сменяющих друг друга полей, деревьев, виноградников. Иногда появлялись маленькие белоснежные домики, словно созданные по чертежам из сказки о Гензель и Гретель.


Автобус несся по скоростному шоссе. Экскурсоводша устало смолкла и отключила микрофон. Зинаида Васильевна задремала...


Так прошло два с половиной часа. Автобус остановился, учительница раскрыла глаза и принялась хлопотать, высаживая детей на стоянку.

Вот он, конечный пункт экскурсии — замок Шато-Брасьен. Именно здесь предстоит провести пешеходную прогулку по старинному замку с гидом, так было указано в программе.

Машинам было запрещено въезжать на территорию замка, поэтому детям пришлось идти пешком. Они прошагали по скрипучему навесному мосту, и, раскрыв рты, вошли в огромные, кованые металлом, ворота.

Величественные стены нависли над их головами. Дети примолкли...


Изнутри замок оказался просто громадным. Семиклассники шагали по отполированной веками брусчатке и разглядывали неприступные каменные стены.

Вошли внутрь, в прохладный полумрак. Сразу повеяло сыростью и запахло плесенью...


Но пора уже познакомиться с нашим главным героем. Вот он, Игорь Томичев, самый скромный и тихий в классе. Сейчас он тоже идет позади всех, с любопытством разглядывая потемневшие от промчавшихся веков гобелены и фрески. Впечатление немного скрадывают электрические светильники, но они почти незаметны — коридоры замка все равно в полутьме.


Игорек давно не слушает гида, гораздо увлекательней вглядываться в лица на громадных портретах, что заполонили все стены. Лица дам в кружевных воротниках, украшенные диадемами, прикрытые веерами — утонченные, бледные, строгие, без тени улыбки на устах. Лица мужчин тоже строгие, но это строгость воинов, покорителей иных народов, жесткая и безжалостная.


Игорек поеживался от прохладного ветерка, что гулял даже внутри замка.

Тем временем группа школьников медленно продвигалась по залам, заглядывая в комнаты и осматривая великолепное убранство.

Замок был выстроен 9 веков назад, еще во времена Крестовых походов. Он много раз переходил из рук в руки, меняя владельцев.


Школьники шли гуськом друг за другом и, под интересный рассказ экскурсовода, рассматривали старинную обстановку. Легкий полумрак добавлял таинственности, заставляя вздрагивать от сладкого предчувствия тайны.


Прошли спальню — громадной величины покои — где впору было разместиться целой гвардейской роте. Кровать, укрытая шелковым балдахином, занимала чуть ли не всю площадь.

— Как на такой можно было спать?.. — удивлялись дети, приоткрыв рты. — Тут сам себя утром не найдешь..

Игорек тоже удивлялся. Он погладил рукой прохладную гладкую ткань и... И совершил крайне необдуманный поступок. Впрочем, думать было некогда — его одноклассники уже шагали дальше. Еще с полчаса, и экскурсия закончится, оставив лишь приятные воспоминания да полутемные снимки. А как же тайна? Игорь вмиг понял, что никогда в жизни не простит себе, если спокойно уйдет из замка. Ему вдруг захотелось, до холодка в груди, до дрожи в коленках — остаться, хоть на немного.

Ну подумаешь, еще часик побродит один по замку, потом тормознет такси и доберется до гостиницы. Если повезет, то никто и не заметит.

Итак, о необдуманном поступке... Игорек потоптался на месте, дождавшись, пока последний из школьников выйдет за дверь, и быстренько нырнул прямо под балдахин, спрятавшись под кроватью.

Притих, прижался к мраморным плитам пола. Тут же неудержимо захотелось чихнуть — в нос набилась тонна средневековой пыли. Судя по всему, пол не мели именно с тех времен.

Не сдержался — чихнул, плотно вжав нос в локоть, поворочался. Тишина навалилась, зазвенев в ушах. Послышались какие-то шорохи... И Игорек задремал — должно быть, сказалась усталость от многочисленных поездок и экскурсий.


Все прошло бы замечательно — он вылез бы из под кровати, погулял по замку, потом поймал бы такси и спокойно вернулся бы в отель, если бы не одно «но»

Дело в том, что была среда. А по средам замок-музей закрывался раньше, чем обычно. Посетителей провожали на выход, ворота закрывали, охрана расходилась по домам. Оставалась лишь пара охранников, которые всю ночь проводили в своей сторожке, мало заботясь о своем служебном долге — охране замка. Да и то, ну кому придет в голову забираться внутрь, ведь все мало-мальски ценное было перевезено в другие музеи, например в Лувр. Остались лишь фрески да тусклые гобелены, которые ни снять, ни увезти практически невозможно.


Игорек проспал часов до семи вечера. Открыл глаза и испуганно заморгал — вокруг была темнота! Потер глаза кулаком — уж не ослеп ли?! Но тут же вспомнил, где он находится и облегченно вздохнул. Медленно выбрался из-под кровати, стряхнул невидимую пыль. Побрел наощупь к двери. Выглянув в коридор, забеспокоился. Во-первых, там тоже темно, во-вторых, ни одной живой души...

Тут же забегали в голове мысли о духах и привидениях, стало жутковато. Чтобы развеять страх, стал тихонько насвистывать — стало еще тоскливей. Уж лучше молча...

Ну вот, нашел приключения на свою бедную голову! Игорек решил добираться к выходу.

Придерживаясь рукой за стену, он медленно шагал по коридору, со скрипом отворяя многочисленные тяжеленные двери. Хоть бы одна свеча или лампочка зажглась! Электричество экономят, видишь ли. Это тебе не Россия.


Сколько прошло времени, неизвестно, но вот Игорек ткнулся носом в дерево входной двери. Наконец-то!

Рано обрадовался... Подергав длинные ручки, постучав кулаками и ботинками, он устало сел прямо на пол. Дверь даже не шелохнулась, сделана была на совесть.

Посидел немного, потом снова принялся колотить, отбивая себе пятки. Потом начал кричать. Хоть бы кто отозвался!

Неужели придется до утра здесь куковать?! Вот будет переполох, когда его хватятся! Сразу звонки в полицию, в посольство — потеряли ребенка! А уж как ему влетит, когда он найдется... Лучше и не думать про этот ужас...


Кстати об ужасе... Смех смехом, но темноту, страх и одиночество никто не отменял.

Едва Игорь понял, что никто не придет на помощь, на него вновь навалилась черная тягучая тоска. Стоять в продуваемом холодном коридоре не хотелось и он решил вернуться в спальню.

Говорят, если человек проведет где-нибудь несколько часов, он начинает считать помещение своим домом. Должно быть, так произошло и с Игорем — спальня казалась ему уютней, чем все остальные помещения.


Вернувшись, Игорек конечно же не полез под кровать. Он с трудом вскарабкался на нее. А высота была чуть ниже его роста. Может, к ней скамейку подставляли?


Раскинул руки в стороны и принялся приводить мысли в порядок. Пошарил по карманам, нет ли спичек случайно, или зажигалки. Да только откуда же им взяться. Фонарик? Еще не лучше. Знать бы заранее, конечно запасся бы. И пожевать бы чего-нибудь припас — вон как желудок свело, с обеда пусто.


Интересно, сколько времени? Поднес к глазам часы. Надо же, а раньше и не замечал, что они в темноте светятся! Отец подарил их Игорю за месяц до этой поездки, и поглядеть на них без света еще не доводилось.


Зеленоватые стрелки слились воедино на цифре XII. Полночь...

Глава вторая

Ночной гость

Темнота сгустилась настолько, что казалось — можно черпать ее руками, словно густой свежезаваренный кисель. Игорь не отводил взгляд от зеленого фосфорического свечения стрелок, мысленно подгоняя их бег. Хотелось, чтобы эта страшная ночь побыстрей закончилась. И не знал — не гадал он, что впереди еще было столько сюрпризов...


В закрытой наглухо спальне вдруг пронесся ледяной смерч, развеявший тяжелые занавеси балдахина. Игорь испуганно вжался в подушки. Послышался заунывный нечеловеческий вой, напоминавший пение. И в дальнем углу, у самой стены начало разгораться зеленоватое свечение, как будто кто-то разместил там в десятки раз увеличенные стрелки от наручных часов.


По телу пробежали толпы щекочущих мурашей, дрожь заполонила каждую клеточку его тела. Душа наполнилась первобытным ужасом перед неизвестностью.

Пение прекратилось внезапно, словно выключилось. А свечение разрасталось, приобретая человеческий облик...

И вот уже там, у стены, можно было разглядеть чей-то мерцающий силуэт.

Игорь сжал уголок подушки зубами, чтобы не заскулить, словно испуганный щенок.

Неведомое существо медленно направилось к нему!.. И ведь никуда не сбежишь...

Существо приблизилось на расстояние двух-трех шагов и замерло, покачиваясь на невесть откуда взявшемся ветерке.


— Не бойся... Я не сделаю тебе ничего плохого... Мне очень нужна твоя помощь... — послышались глухие, несвязные фразы. Игорь еле разобрал их смысл. Этот диалект с трудом напоминал смесь французского с немецким.

— Кто ты? — само собой сорвалось с губ. Игорек немного знал французский, ведь кого попало в Париж не повезут — он учился в школе с углубленным изучением французского.

Поборов первую волну страха, Игорек взглянул на существо повнимательней. И поразился — перед ним стоял самый обычный ребенок, почти одного с ним возраста. И совсем не страшный вблизи, а скорее даже беспомощный.

Лицо было бледным, неживым, недвижимым. Голос исходил как бы изнутри.


— Я — принц Азаат де Лонгвиль ди Беренгар, последний из законных владельцев этого замка...

На слове «законных» неведомый призрак сделал особое ударение, и Игорек невольно переспросил:

— А почему «законных»? Разве другие были незаконными?

— Конечно. Замок был захвачен много веков назад и с тех пор наша династия прервалась. А я остался в замке с надеждой на помощь. Но еще никто не мог даже выслушать меня, не то чтобы помочь...

Игорь постепенно проникался сочувствием к странному мальчику.

— Но чем же я могу помочь?

— Сначала я расскажу тебе свою историю...

И царственный ребенок начал рассказ.

Конечно, Игорь еле-еле разбирал старинную лексику, но общий смысл уловил.


Родился принц Азаат еще во времена Людовика VI по прозвищу Толстый, в 1110 году. Этот король вел борьбу с баронами своего домена, старался ликвидировать вольницу этих мелких феодалов, разрушал их замки либо занимал их своим гарнизоном. И вскоре Людовик VI стал полным господином Иль-де-Франса.

Но при случае Людовик не брезговал и захватом совершенно независимых земель.

Так и отец Азаата, правитель крошечного герцогства размером меньше чем современный Люксембург, попал в поле зрения алчного монарха Франции.

Как и следовало ожидать, вскоре войска начали осаду. Защитники замка держались до последнего, но... Все было бесполезно. Продержавшись полтора месяца, крепость пала. Герцог Филипп де Лонгвиль ди Беренгар был убит в схватке. Так же, как и его двенадцатилетний сын... Мальчику попала в горло стрела из арбалета, когда он выглянул из бойницы... Все, кто к тому времени оставался в живых, были перебиты захватчиками, а сам замок разграблен подчистую...


Призрак смолк, переводя дух и собираясь с мыслями.

Игорь терпеливо ждал, спешить-то было все равно некуда — до утра еще далеко.


— Я оказался трусом... Обычным жалким трусом... — не жалея себя, жестко сказал Принц. — Дело в том, что... Мой прадед, который построил этот замок, приказал сделать также подземный ход. Король Людовик знал о нем и, конечно же, завалил его камнями еще в первые дни осады. Но никто, никто не знал, что есть и второй потайной ход из замка. Сведения о нем передавались только старшему сыну в роду. Во время осады об этом тоннеле знали только мой отец и я. Отец никому не рассказывал про запасной ход. Он понимал, что его воины не смогут храбро сражаться, зная о путях к отступлению. Или найдется предатель, который сообщит Людовику... Да так и не успел рассказать — он был убит почти в самом начале сражения. А я...

Я, как последняя крыса, спрятался в башне и выжидал. Я должен был спуститься вниз! Я должен был спасти людей! Наверное, я все же решился бы, но не успел. Стрела оказалась быстрей, чем моя храбрость... Понимаешь теперь, почему нет мне покоя столько веков?!

Голос Принца сорвался на крик. У Игорька сжалось сердце...

— Но чем я могу помочь? Я все сделаю, что в моих силах, только скажи!

— Я должен вернуться в прошлое и завершить незавершенное... Но я не могу... Перенести меня туда может лишь могущественный волшебник и чародей, любимый ученик Мерлина. Его имя — друид Хильдерон...


Едва Принц произнес это имя, раздался мощный громовой удар. Игорь испуганно зажал ладонями уши, но Азаат невозмутимо сказал:

— Старик не любит, когда духи разглашают его имя простым смертным... Так вот...

Он живет не здесь, а в одном из астральных миров. Нам, привидениям и духам, дорога туда заказана. Лишь живой человек, из плоти и крови, может попасть в его мир... Вот какую помощь я от тебя прошу...


Азаат замолчал. В его неподвижном взгляде ощущалась невыразимая тоска...

Игорек задумался. Как всякий московский школьник двадцать первого века, он не верил в разную магическую чушь и с колдунами был знаком лишь по книгам о Гарри Поттере да по компьютерным играм. Но вот он, в двух шагах, настоящий призрачный призрак. Протяни руку, потрогай... Тут хочешь — не хочешь, а поверишь.

А как хотелось приключений!..

И Игорек решился:

— Ладно, я согласен. Но как мне попасть к этому колдуну?

Принц Азаат заметно повеселел. Даже фосфорическое свечение вокруг его силуэта стало походить на бенгальский новогодний огонек.

— Это совсем просто. Я умею создавать астральный вихрь. Ступишь внутрь, он тебя и принесет прямиком к порогу друида. А там уж как сумеешь договориться. Он старик незлой, но иногда вредный. Ты уж с ним помягче, не спорь, не перечь. Ну, вот собственно, и все...


Набрав побольше воздуху, Игорек спрыгнул с кровати.

А Принц-призрак вытянул вперед невесомые прозрачные ладони.

Посреди комнаты возникла яркая спираль, упиравшаяся где-то высоко-высоко прямо в потолок. Игорь зажмурился, настолько было больно смотреть.

— Становись прямо в световой столб! — вскрикнул сорвавшимся от напряжения голосом Принц.

Игорь шагнул не глядя. И сразу его закружило-завертело гигантское веретено. Мысли засуетились, разбежались...

Время исчезло...



Глава третья

Могущество старого Колдуна

И тут же закрытые глаза вновь резанул яркий свет. Игорек приподнял веки, взглянул... И открыл от изумления рот.

На него обрушился каскад ярчайших красок — и ядовито-изумрудная листва, и ультрамарин небес, и рубиново-красные плоды на ветвях. Птицы всевозможных окрасок порхали чуть ли не у самого лица, нисколько не боясь пришельца.

Хрустальный родник превращался в полноводную быструю речку, в которой величаво плавали белоснежные лебеди...


Такое великолепие Игорьку и не снилось. Даже по телевизору краски были гораздо более тусклыми, чем здесь.


Через реку вел приземистый деревянный мостик. Не придумав ничего более, Игорь перешел на другую сторону и зашагал дальше по тропинке. Тропка обогнула березовый перелесок и... Рот снова раскрылся сам собой.

На этот раз удивление вызвал обычный деревенский домик, вросший в землю от старости. Раскрытая настежь калитка болталась и поскрипывала.


Игорь был готов увидать белокаменный замок или золотую башню. В крайнем случае, пещеру в неприступной скале. Именно это принято было считать прибежищем настоящего колдуна. Но крошечный домик...

Игорь усмехнулся про себя и вошел в калитку.


— Явился гость непрошенный!.. Не было печали!. Стой, где стоишь! — раздался вдруг громоподобный голос.

Мальчик даже испуганно присел. Сердце забилось пойманным воробышком.


Голос шел откуда-то сзади и Игорь рискнул оглянуться. К дому подходил громадного роста старик, напоминавший Льва Толстого с картинки в учебнике. В таких же лаптях и полотняной одежде, с такой же длинной бородой.

— Здрасьте... — робко поздоровался Игорек.

— Здравствуй и ты. Знаю, зачем пожаловал! — гудел басом старик. — А ежели не захочу я помогать, тогда что?

— Но... Кроме вас, никто не поможет... Мы вас очень просим, пожалуйста!

— Ты еще давай зареви тут! Ладно... Подумаю... Проходи пока в дом.

Конечно, Игорь и не думал плакать, но уж очень хотелось помочь Принцу обрести покой и исправить досадный проступок.


Шагнув в прохладные сени, мальчик втянул ноздрями терпкий запах ржаного хлеба. И тут же вспомнил про голод.

Словно услыхав его мысли, а может, просто голодное урчание в животе, старик сказал:

— Ладно уж. Давай к столу присаживайся. Как раз щи подоспели, да каша взошла. Мяса нет, уж извини. Не ем.

Игорь не заставил долго себя упрашивать. Сел за некрашеный деревянный стол, придвинул ароматную горячую плошку.

— Нравится? То-то... — старик сменил строгий тон на добродушный, глядя, как орудует ложкой мальчик, уплетая за обе щеки гречневую кашу. Со щами Игорь покончил так быстро, что даже успел забыть.


Запивая обед киселем, мальчик искоса поглядывал на странного деда. Даже не верилось, что перед ним столь могущественный колдун. Может, Принц что-то напутал?

А старик, должно быть, и правда умел читать мысли. Тут же и спросил:

— Удивляешься, почему я в такой лачуге обитаю? — мальчик пожал плечами, пойманный на горячем. — Это я так развлекаюсь. Живу не одну тысячу лет, понимаешь. Скучно... Вот и меняю обстановку раз в сто лет. Теперь вот, русский стиль у меня. Живу, как крестьяне в твоей России. А раньше был китайский стиль. Так я просто замучился с их рисом да палочками, еле вытерпел... Однако, вижу, устал ты с дороги, а?


Игорь не спал почти всю ночь — разве заснешь со всеми этими чудесами? Вот его и сморило. Глаза сами собой слипаться начали, а голова налилась чугунной тяжестью. Ткнулся мальчик лбом в стол и уснул, да так крепко, что и не почувствовал, как поднял его старик, словно пушинку, перенес на мягкую перину, а сам вышел во двор, кур кормить.


Должно быть, привыкший к одиночеству старый волшебник Хильдерон решил побыстрей спровадить незваного гостя. Не успел Игорек отоспаться как следует, как старик растормошил его.

— Ну, хватит, пора и честь знать. Поднимайся, да и пойдем, поговорим о твоих заботах.


Протирая глаза и зевая во весь рот, Игорь вышел в горницу, присел на табурет.


— Так вы отправите Принца в прошлое?.. — сквозь зевоту, спросил мальчик. Ответ старика мигом разогнал сон.

— Нет.

— Но почему?! — удивился Игорь и не сдержался от ехидства: — Разве для вас это сложно?

— Вот еще, сложно... — буркнул дед. — Сущие мелочи... Ты просто недослушал. Отправить в прошлое Принца я действительно не могу. Туда не могут проникнуть инфернальные сущности. Хотя для тебя это слишком заумное слово. Наверное, в школе не проходили, — старик тоже был не лыком шит и остер на язык. — В общем, в прошлое отправишься ты. Если, конечно, действительно готов помочь Принцу. Или не готов?..


Игорь прикусил губу... Вот это новости... Хотелось домой. Очень хотелось. Соскучился по родителям, по школьным и дворовым друзьям. А еще не терпелось рассказать им про свои приключения. Но... Назвался груздем... То есть, пообещал помочь, а сам еще и раздумывает! Все, решено!

— Я согласен. Только вы уж мне объясните, что и как я там делать должен...

— Хитрый какой... — ухмыльнулся в бороду старик. — Голова на плечах есть, вот и соображай. Мое дело маленькое — тебя на тыщу лет в прошлое отправить. Дальше — сам.

Вздохнул Игорек, а делать нечего.

— Ладно... Я готов...

— Вот и славно! Да только ключик-то к перемещению не у меня находится. А в том самом замке, где Принц Азаат обитает. Так что, дорога тебе пока что лежит к нему обратно. А уж оттуда — сквозь время в глубь веков.

Игорек удивленно взглянул на хитро прищурившегося колдуна.

— Ключ?.. Где же он? Как его найти?

— Ключ, да не ключ... — ответил загадкой дед. — Слушай внимательно...


Несколько минут мальчик вслушивался в речь колдуна, потом кивнул — мол, понял.

— Ну, а раз понял — отправляйся через мостик, откуда появился. Там я вызову астральный вихрь, на нем и вернешься в замок. Не хочу колдовать возле дома, ауру тревожить.

Глава четвертая

Цветик-семицветик...

Игорек попрощался и пошел по знакомой тропке, обратно — через лесок, через мост, через красивое васильковое поле.

А там уже сиял, словно громадная свеча в тысячу ватт, астральный вихрь.

Но не дошел до него Игорек — задержался в десятке шагов.

Увидал мальчик странное растение, ну просто — цветик-семицветик- Большой цветок склонил разноцветную макушку к самой земле. Полураскрытый бутон напоминал львиную пасть. Один лепесток, красный, свесился ниже других, словно язык неведомого животного.

Игорек засмотрелся на такую красоту... Словно завороженный, подошел поближе.

Как оказалось, не только он был привлечен очарованием цветка. Вверх по пологому речному берегу на тропинку выбрался лаково-блестящий лягушонок. Игорь невольно усмехнулся, так он был забавен. Подбираясь к цветку полупрыжками, лягушонок время от времени останавливался, отдыхая. Его широкий рот приоткрывался, принимая улыбчивый вид.

Он был уже совсем-совсем близко и явно намеревался запрыгнуть в эту раскрытую цветочную пасть.

У Игоря отчего-то сжалось сердце. Он словно почуял — что-то здесь нечисто... Цветок перестал ему нравится.

Пригляделся повнимательней и увидел на земле мелкие косточки. Чудесный цветок оказался хищником. Он подманивал к себе мелких зверюшек и птиц, а затем выпивал из них всю кровь без остатка. Так добывают пропитание некоторые виды орхидей или, например, болотная росянка.

Мальчик мигом все понял, нагнулся и подхватил лягушонка поперек брюшка, не обращая внимания на возмущенное брыкание.

— Беги отсюда, дурачок... — сказал Игорь и отправил лягушонка обратно в речку.

А сам повернулся к цветку, собираясь растереть его ботинком.

— Погоди — вдруг раздался знакомый окрик.

К нему приближался, размашисто шагая, колдун Хильдерон. Он провел ладонью над цветком и тот съежился, почернел, засох.

— Ты молодец!.. Выдержал мое испытание. Значит, есть у тебя душевная доброта. Теперь и правда вижу, что справишься с этой миссией.

Испытание, значит?! Игорь чуть не задохнулся от волнения. Оказывается, все было подстроено! Но сдержался, смолчал.

Старик понял, что перегнул палку, хмыкнул. И сказал:

— Ладно уж... Прощай...

И подтолкнул широкой ладонью мальчика ко все еще кружащемуся неподалеку световому вихрю.

Игорек вновь кивнул деду на прощание и шагнул в прозрачное веретено...


Странное дело — в спальне герцога было по-прежнему темно, хоть глаз выколи.

Игорь поднес часы к лицу, всмотрелся. Судя по стрелкам, прошло не более часа. А на самом деле он был в гостях у старого колдуна чуть ли не целый день! Чудеса, да и только...


Игорь закричал во весь голос:

— Принц! Азаат! Ну ты где?! Я вернулся!..

Тут же из стены показалось фиолетовое облачко, на ходу принимавшее мальчишеский облик.

— Я тебя жду-жду, а ты все не появляешься... — слегка обиженно казал Принц и тут же зачастил: — Ну как? Что он сказал? Отправит меня в прошлое? Ну не молчи!..

Игорек хотел было выдержать многозначительную паузу, но не смог:

— Нет, не отправит. Вместо тебя придется идти мне.

— Тебе?!.. — Принц безмерно поразился. — Но это же моя ошибка и исправить ее должен именно я! Разве не так? Ничего не понимаю...

— Все очень просто, — словно капризному ребенку, пояснил Игорь: — Призраки не могут по времени путешествовать. Так что... Ты мне потом расскажешь, что там и как делать, чтобы я дров не наломал. Но сейчас мы должны разыскать одну очень важную штуку. Проводи меня в Тронный Зал.

— Пойдем... — сказал Принц, хоть ничего толком и не понял.

Он потек ярким облачком по дворцовым коридорам, уверенно выбирая путь. Вскоре ребята вошли в громадный зал.

Это Игорек скорее догадался, чем увидел, что зал громадный. Светящееся вокруг Принца пространство занимало не более метра, а остальное лежало в полной мгле.

— Пришли. И что дальше? — заинтересовано спросил Принц.

— А дальше покажи, где здесь у вас трон.

— Хм... Занятно... Вот он.

У самой стены он осветил высокое массивное кресло высотой метра в два, а то и больше. А уж спинка и вовсе была в три Игорешкиных роста. Это ж каким великаном должен быть властитель, чтобы не затеряться среди этой мебели!


Но Игорек не стал долго разглядывать. Он обошел трон, присел у одной из задних стоек, что-то нажал, чем-то щелкнул.

Принц увидел, как деревянная панель раздвоилась, верхняя планка отошла. Образовалась узкая трехдюймовая щель. Игорь отважно сунул в нее ладошку, повозился, да и вытащил... великолепный перстень!


— Оу!.. Я и не знал, что здесь тайник! — вскрикнул Принц.

— Конечно, не знал... Этот перстень был спрятан в трон задолго до твоего рождения. Даже твой отец не знал о его существовании. А мне рассказал о нем друид Хильдерон. С помощью этого перстня можно перемещаться во времени. Смотри, на нем печать Капетингов!

Сверкающей ладонью Принц осветил квадратную печатку — крупная золотая лилия на лазоревом поле.

— Красиво... — шепотом протянул Игорек, прищелкнув языком.

— А как же им пользоваться? Ты знаешь?

— Да. Старик мне объяснил. Нет ничего сложного — просто одеваешь на безымянный палец правой руки, оп, и ты уже там. Ну, там, где загадаешь. А обратно если соберешься — одеть перстень на другую руку. Вот и все дела... Кстати, это одна из причин, почему нельзя призракам — ты ведь не сможешь надеть перстень...

— Да, это правда, не смогу... — печально подтвердил Принц Азаат.

— Ну давай, рассказывай, что мне там делать надо?

— Все очень просто. Появляешься в замке, находишь начальника Гвардии графа де Бришара и рассказываешь ему о подземном ходе. Он выводит из крепости всех солдат. Вот и все дела.

— Оч-чень просто... Начать и закончить... Ладно, на месте поглядим. Ну что, я пошел?

Игорек нерешительно взглянул на Принца. Тот пожал плечами.

— У тебя обязательно все получится! Я в это верю! — приободрил его Принц. И тут же: — Погоди, не надевай!

— Почему?

— Надо пройти в ту башню, где меня убили. Чтобы ты сразу там и появился, а не бегал в поисках.

— Да, пожалуй ты прав. Неизвестно, где этот перстень меня оставит... Веди.


И вновь недолгая прогулка по холодным темным коридорам. Эта ночь уже казалась Игорю бесконечной...

Поднявшись по крутой винтовой лестнице, вошли в круглую комнатку.

— Вот из этой бойницы прилетела стрела. А вот здесь я и упал... — показывал жестами Принц.

На Игорька нахлынула непонятная тоска, сжала грудь.

— Все, я пошел... — сказал он Принцу, переглотнув и уняв дрожь.

Набравшись храбрости, Игорь надел холодный золотой перстень на палец. Конечно, размер не детский, но волшебство началось!

Глава пятая

Приехали...

Пришел в себя Игорь на полу, украшенном цветной мраморной мозаикой. За стенами слышались приглушенные крики, удары. Рука испачкалась в чем-то липком, теплом. Кровь... Мальчику чуть не стало плохо.


Он поискал глазами источник этого темно-вишневого ручейка. Да, все так и есть, полностью совпадает с рассказом Принца. Вот он, лежит распростершись ниц, запрокинув голову. Глаза стеклянно смотрят в голубое небо за окном. Горло пронзила короткая толстенькая стрелка. Тело еще не успело остыть... Должно быть, все произошло только вот-вот...


Игорек чуть было не повторил вслед за Принцем его неразумный поступок — хотел подойти к бойнице и выглянуть — что же там происходит, проник ли враг в замок или его еще сдерживают.


Удержал от этой глупости сильный стук в дверь. Доски задрожали, затем дверь распахнулась настежь, а щеколда улетела далеко в угол. Ворвался высокий мужчина в блестящих доспехах. На груди красно-черный лев, вставший на задние лапы.

— Ваше Высочество! Вы...

И вдруг осекся, прервал сам себя. Его глаза, что только и были видны сквозь забрало, расширились, налились гневом.

— Негодяй! Подлый лазутчик! Ты убил нашего повелителя! Умри же!..

Все случилось буквально в три секунды — от появления Игоря в комнатке до этого бешеного нападения.

Мальчик лишь успел прикрыться рукой, а ему в лицо уже летел громадный боевой меч, весь в зазубринах.

Игорек приготовился к смерти...


Острие меча с лязгом высекло сноп искр у ног мальчика. Странно... Игорь с опаской приоткрыл зажмуренный глаз — рыцарь что-то внимательно рассматривал.


— Печать Королевского рода... Кто ты, чужеземец? — спросил он.

— Так бы сразу, — проворчал Игорь, поднимаясь с колен. — А то кричат, мечами махают, а потом разбираются... Я не убивал Принца! Вон стрела торчит, из окна прилетела. А я... его друг... — и сам понял, насколько нелепо звучит такое объяснение. Потому и заторопился:

— Мне надо встретиться с графом де Бришаром! Есть очень важные сведения!

— Граф де Бришар к вашим услугам. — скрежетнул шпорами о мрамор рыцарь.

— Вам необходимо вывести людей из замка! Иначе будет поздно, все погибнут! Это последние слова Принца!

— Увы, это невозможно... Замок обложен со всех сторон... Мы волей-неволей будем сражаться до последнего воина.

— Есть подземный ход. Мне Принц рассказал перед смертью...

— Да, я знаю. Но его давно забросали камнями.

— Это не тот! Есть еще один! Я покажу!

В глазах рыцаря зажглись огоньки надежды.

— Если это правда... О, если это только правда!.. Скорей же, поспешим! С минуты на минуту таран пробьет ворота и все будет кончено!


Игорь окинул прощальным взглядом тело Принца, глубоко вздохнул и выбежал вслед за графом.


Только сейчас, по дороге к выходу, сумел Игорек увидеть замок во всем его великолепии. Фрески еще были свежими и яркими; цветные стеклышки на окнах расцвечивали стены во всевозможные оттенки. Красная парчовая ткань свисала над дверными проемами. А дорога была устлана пушистыми толстыми коврами.


Выбежав из замка, граф де Бришар зычным голосом созвал всех, кто еще мог держаться на ногах. Со стен спустились лучники, усталые, в крови...

— Приказываю всем следовать за мной! Вернее, вот за ним... Мы сделали все, что могли. Герцог убит, его сын тоже... Замок отстоять невозможно, а погибать — бессмысленно. Это не трусость, это разумный выбор. Впрочем, кто хочет — может остаться.

Защитники крепости, переминаясь с ноги на ногу, мрачно закивали. Их было десятка три, не больше...

— Ведите нас, синьор, мы готовы... — сказал один из них, выражая всеобщее молчаливое согласие.

— Туда, в подвалы! — показал рукой Игорь и побежал первым.


Спустившись в мрачное затхлое подземелье, он быстро разыскал плиту, что укрывала вход в тоннель. Общими усилиями ее сдвинули в сторону и солдаты один за одним стали исчезать в темноте, освещенной наспех сооруженными факелами.


— Тоннель выходит в трех милях от замка, а там недалеко до границы с Фландрией. А уж там французам вас не достать. — сказал Игорь. Он хотел уже было нырнуть в проем вслед за графом, но замешкался.

Граф поглядел на него вопросительно. — В чем дело? Вы собираетесь остаться? — удивился де Бришар.

Повисла пауза, в которой явственно были слышны мощные удары тарана. Игорь о чем-то мучительно размышлял, нахмурив тонкие брови. Наконец, приняв решение, он ответил:



— Я должен остаться! Если смогу, то догоню вас. А если нет, то...

— Но зачем?! Дорога каждая минута! Мы немедленно должны покинуть крепость!

— Ну поймите же!.. Я не могу оставить тело Принца на поругание завоевателям!

— Мой Бог! Какой же я недогадливый! Вы абсолютно правы! Я иду с вами! И даже не пытайтесь возражать! — пресек робкую попытку спора граф.

Игорь метнулся обратно в башню, граф, грохоча сапогами — вслед за ним.


А ворота уже разлетались на щепы... Неудержимой лавиной ворвались на площадь французы... Кто-то заметил, что у башни мелькнула тень беглецов и небольшой отряд рыцарей Людовика отделился от общей массы, заполонившей все вокруг.


— Вы хватайте тело Принца, а я задержу их!.. — крикнул граф, взмахивая мечом.

Игорь вбежал в комнатку, дверь захлопнулась. С горечью мальчик понял, что убежать не успеет. Ни с Принцем, ни сам... Впрочем, сам он успеет убежать, достаточно лишь одеть перстень на левую руку.

Перстень...

В голову пришла очередная шальная мысль.

Игорек упал возле мертвого тела на коленки, снял с пальца болтавшееся свободно кольцо и надел его Принцу на окоченевший палец. Зачем он это сделал? Не знал и сам... Должно быть, в слабой надежде на колдовство...


А ведь действительно, перстень начал действовать!

Тело убитого мальчика вдруг шевельнулось. Невидящие глаза подернулись пеленой. И... Плоть превратилась в серую мелкую пыль... Такого Игорь не ожидал...

Перстень ударился об мозаичную плитку, зазвенел по мрамору и покатился, покатился, покатился... Игорек лишь успел проводить его взглядом, но подхватить не успел. Печатка залетела по массивное кресло. А вместе с ней и надежда на возвращение домой.

В то же мгновение за дверью раздался громкий торжествующий крик и дверь распахнулась. На полу Игорь увидел распростертое тело графа де Бришана, а над ним стоял, победно размахивая окровавленным мечом, стройный молодой рыцарь. Он был в белом одеянии с большим красным крестом на груди. На шлеме также был крест. Если бы Игорек был более сведущ в истории, он вспомнил бы, что такой плащ и шпоры носили лишь знатные рыцари из могущественного Ордена Тамплиеров или Храмовников.


Должно быть, его позабавил испуг мальчишки. Рыцарь громко рассмеялся, шагнул вперед, подхватил Игорька поперек талии и вскинул себе на плечо. При этом Игорек живо напомнил сам себе того лягушонка, что когда-то был спасен от цветка-хищника. Однако сейчас ситуация была несколько иной.


В который уже раз был проделан знакомый путь из башни. В замке уже вовсю хозяйничали грабители, тащили все подряд — серебро и золото, посуду, кубки, картины, мебель, ковры... Каждый стремился ухватить себе кусок, да пожирней... Добрались до винных погребов и началось неудержимое веселье!..

Однако люди все же были спасены...


Рыцарь, пленивший Игорька, не участвовал в грабежах — должно быть, и так был богат. Он вынес мальчишку за ворота, перекинул через седло лошади, сам вскочил на нее и помчался прочь, в неведомом направлении...

Глава шестая

У костра

Белый длинноногий жеребец резво мчался от ворот замка Шато-Брасьен по пыльной проселочной дороге, утрамбованной тысячами ног и копыт. Впереди темно-зеленым облаком стояла дубовая роща. Маленькие домишки поселян, что примостились у стен крепости, были пусты — все жители покинули обжитое жилище и ушли с пути завоевателей.


Всадник, придержав повод, медленно въехал в сумрак вековечной дубравы, настороженно глядя по сторонам. Его жеребец перенял настроение хозяина и хрипло дышал, вздымая бока.

А Игорь ворочался на неудобном седле. Высокая лука впилась в ребра, ноги затекли, голова кружилась от прилива крови. Скорей бы уже приехать хоть куда-нибудь!


Словно услыхав его молитвы, всадник спешился. Не очень вежливо стянул мальчика с коня и плюхнул его прямо на траву под громадный ствол дуба. Игорь помотал головой, затем огляделся. Только сейчас он рассмотрел обстановку.

Оказывается, они прибыли прямо во французский полевой лагерь! Широкая опушка была сплошь усеяна разноцветными шатрами. Над ними развевались треугольные полотнища знамен, привязанные к древкам копий. Чего только не было на них! Загадочные животные — драконы, львы, грифоны; лилии различных оттенков; кресты, мечи, щиты... Глаза разбегаются!.. Но у шатров было пустынно, лишь изредка промелькнут один-два оруженосца, разжигающих костры. Их хозяева, должно быть, все еще делят добычу...


Солнце клонилось к закату... Игорь лежал под деревом, связанный по рукам и ногам. Молодой рыцарь куда-то исчез, приказав не дергаться и дожидаться его. А не то хуже будет!.. Игорь и не собирался дергаться — куда тут сбежишь... Наоборот — он стремился как можно дольше удержаться у замка. Лишь так он получал возможность добыть перстень, а вместе с ним и надежду на возвращение.


Потянуло дымком и Игорь принюхался к восхитительному запаху жареного мяса. Свело желудок, так захотелось шашлычка.

Вскоре, приминая траву тяжелыми сапогами, подошел молодой рыцарь. Он уже снял доспехи и шлем. Оглядев пленника, рыцарь вновь поднял мальчика с явным намерением взвалить на плечо. Игорек вскричал: — Да сколько же можно! Развяжите меня, я сам пойду!

— А не сбежишь? — с сомнением переспросил рыцарь. Но все же вынул кинжал и перерубил веревки.

Игорь растер лодыжки и запястья, встал и поплелся вслед за рыцарем к его шатру.

Шатер представлял собой натянутое на треугольный каркас серое полотнище. У входа горел костер, а над костром кружился на вертеле большой кусок оленины. Хотя кто знает, оленина или баранина, или еще что — главное: превосходное жаркое!

Вертел вращал простоватого вида парень, должно быть — оруженосец.

— Эй, Бриар! Если подгорит — зажарю тебя самого! — весело сказал рыцарь.

— Все будет в порядке, господин граф! — уклоняясь от дыма, ответил Бриар. Его лицо раскраснелось от жара, но, похоже, дело свое он знал.

— Садись, — приказал Игорю рыцарь. — Сейчас поужинаем. А утром — в Париж!

Не было печали! В Париж Игорю совершенно не по дороге! Ну да утро вечера мудренее, может что и придумает...


Мясо не успело еще как следует прожариться, как послышалось бряцание металла, топот, громкий смех и еще более громкие радостные возгласы. На поляну въехала кавалькада конных рыцарей. Вслед за ними тащили обоз слуги. Рыцари спешивались, оживленно обсуждали детали похода, хвастались друг перед другом собственной удачей.


— Граф! Вы так рано умчались! Разве не хотелось прихватить что-нибудь на память? — к костру подошел рыцарь с синим единорогом на щите.

— Я уже получил свою добычу, — парировал граф. — Причем она будет гораздо ценнее, чем все ваши золотые побрякушки!..

— Ну-ка, ну-ка!.. — заинтересовался — единорог — Уж не про этого ли мальчишку речь?

— Именно, дорогой барон д'Альбре.

— Помилуйте, граф. Что вы нашли в этом оборванном заморыше?

— Этот заморыш, как вы изволили выразиться — всего-навсего Принц Азаат де Лонгвиль ди Беренгар!

Сказал и смолк, улыбаясь. Наслаждался эффектом.

Барон даже снял шлем, чтобы разглядеть получше мальчишку. Игорь тоже был потрясен — значит, граф принял его за Принца! Так вот почему он не прикончил пленника прямо в башне, а возится с ним, как с писаной торбой!


— Нет, граф... Что-то слабо верится. Взгляните на эту странную одежду — она впору крестьянским детям, но никак не принцам!

— Дались ему мои джинсы... — обиженно подумал Игорек. Да и рубашка вполне приличная...

— Ну, посудите сами, барон, — граф пустился в объяснения: — в замке не было ни женщин, ни детей. Герцог Филипп вывел их из крепости еще до нашего прихода. Остались лишь взрослые воины. Так откуда же по-вашему мог взяться этот мальчишка? И к тому же... Перед дверью в комнату мне пришлось сразиться, ни много ни мало, с начальником Гвардии графом де Бришаром. Вряд ли он защищал бы простого крестьянского мальчишку!

— Откуда вам известно, с кем вы сражались? — удивился барон.

— Кажется, в погоне за добычей вы слегка подзабыли кодекс рыцарской чести, — хмыкнул граф, поддев собеседника. — Мы представились друг другу перед поединком. Я ведь не убийца, как некоторые...

Барон покраснел, приняв слова графа на свой счет, но промолчал.

Игорек догадался, что статус рыцарей был слегка неравен.

— И что вы с ним намерены теперь делать? — помолчав, спросил барон.

— О, это очень просто. Я отвезу мальчишку в Париж. Передам его в дар нашему сюзерену — королю. Кто знает, может получу какую-нибудь должность при дворе.

— Да, граф, это неплохой подарок. Жаль, что убит сам герцог Филипп. Было бы весьма неплохо взять в плен и его.

— Да, да... Господин барон, позвольте пригласить вас на ужин — как раз поспело замечательное жаркое из оленины!

— Благодарю вас, господин граф. С удовольствием присоединюсь. Вот только пойду сниму эти доспехи, они уже порядком мне надоели! Такая тяжесть...

Граф с улыбкой проводил взглядом барона, а затем присел к костру.


Игорь смотрел, как ароматный жир капал в угли и, шипя, разлетался брызгами.

— Господин граф, отпустите меня!.. — сказал он вдруг. — Я же не принц, я просто... Ну...

Граф тут же прервал несвязную речь мальчика.

— Ты решил мне на ночь сказку рассказать? — насмешливо спросил он. — Думаешь, что граф Гильом Адемар III Ле Барб д'Ангулем глуп, словно новорожденный поросенок? Нет, Ваше Высочество, уж лучше вам подержать язычок за зубами.

Не поверил... Игорек совсем было загрустил, но тут перед ним поставили оловянную посудину, на которой разместился огромный кусок дымящегося мяса. И мальчишка забыл про все на свете — он отдирал, обжигаясь, куски и с наслаждением уписывал их за обе щеки, почти не жуя.


— Дорогой граф, а вот и я!.. — послышалось невдалеке. К костру направлялся барон д'Альбре. Позади него шел слуга с большим бочонком.

— Я не один, — добавил барон, присаживаясь к костру. — Со мной бочонок отличного вина из моих личных погребов. Отведайте, граф, вы не пожалеете!

— С удовольствием, — сказал граф. — Ну, и вы тоже угощайтесь. Эй, Бриар! Подай жаркое господину барону!


Несколько минут было проведено в тишине, все были заняты едой.

Утолив первый голод, рыцари разговорились. Игорь узнал много интересного — беседа шла о Крестовом Походе, что начался в 1096 году. С тех пор прошло почти тридцать лет и граф сожалел, что не участвовал в нем по молодости лет. Барон также не принимал в походе участия, но по всему видать, был только рад этому. Затем рыцари принялись расхваливать Людовика на все лады, в самых радужных красках.


— Эй ты, сними с меня сапоги, живо! — крикнул граф, порядком хлебнувший уже вина. — Я кому сказал! Ну!..

Игорь удивленно приподнял голову. Оказывается, граф крикнул это ему! Ничего себе, нашел слугу!

— Еще чего, даже не собираюсь! — гордо выпрямился мальчишка и отставил в сторону блюдо.


Граф расхохотался:

— Нет, вы только поглядите на него! С виду цыпленок, а слышится орлиный клекот! Он мне начинает нравиться! Успокойся, я пошутил!..

— Напрасно вы спускаете ему это, дорогой граф, — заметил барон д'Альбре, качая головой. — Прикажите лучше дать ему с десяток плетей, мигом станет послушным, что овечка.

У графа потемнели глаза, он хотел сказать что-то резкое, но передумал.

Солнце уже давно скрылось за деревьями. На лес плавно опустились прохладные летние сумерки.


Посидев еще немного, барон д'Альбре попрощался и ушел в свой шатер. Граф не спеша допил вино, встал, потянулся и зевнул.

— Забирайся в шатер, парень. Ночи холодные нынче, еще замерзнешь да схватишь лихорадку. Как я тогда тебя королю представлю? Давай, шевелись.

Игорек влез в шатер, растянулся на лохматой медвежьей шкуре. Граф устроился рядом, поворочался и громко захрапел.

— Бежать? Бежать!! — решил про себя мальчик. Выждал еще с полчаса, пока совсем стемнело и выглянул из шатра.

И разочарованно вздохнул: прямо напротив входа расположились несколько охранников. Побег был совершенно невозможен...

Игорь вновь откинулся на шкуру, прикрыл глаза и уснул...

Глава седьмая

O, Paris, Paris!..

Поутру слуга графа, Бриар, растолкал мальчика и выгнал из шатра. Сам граф, уже в полном облачении, нетерпеливо гарцевал на своем андалузском жеребце.

— Долго изволите почивать, Ваше Высочество! Уже солнце поднялось! Собирайтесь-ка живо!

Игорек зевнул во весь рот, протер глаза — вот и готов, что ж тут собираться-то. Бриар подсадил его в седло, перед графом, а сам примостился на очаровательного серого ослика. Никакой крупной поклажи Игорь не заметил, лишь две торбы у ослика на спине.


Уже у выхода из лагеря им навстречу неожиданно выехал барон д'Альбре. Граф поморщился — должно быть, встреча была не слишком приятной.


— Дорогой граф! — с наигранным весельем сказал барон. — Я вижу, вы действительно решили направиться в Париж? Позвольте составить вам компанию! Здесь мне делать решительно нечего — крепость пала, скоро весь отряд вернется в столицу. Но сейчас они празднуют победу и пока не выпьют все вино из погребов герцога Филиппа, с места не тронутся. Мне это, признаться, скучно...

— Ну что же, не смею вам отказать. Присоединяйтесь, барон.


Не в пример графу Гильому д'Ангулему, барон запасся основательно. Его слуги подгоняли пару лошадей, запряженных в повозку, груженую доверху разным скарбом.


Ехали всадники не спеша — впереди был долгий путь. А лишняя спешка — быстрая усталость.

Игорь дремал на ходу, мерно покачиваясь в такт лошадиному ходу.


Через пару часов солнце уже начало ощутимо припекать — стоял июль месяц. Держаться тени было сложно, дорога вела большей частью по проселкам и лугам. Зато когда путь шел через рощу, путники вздыхали посвободней.

По обеим сторонам тракта встречались оборванные селяне. Пастухи гнали стада худосочных коров да отары овец. По всему было видно, что местные бароны выжимали из своих подданных последние соки, собирая непосильную дань.

Где-то вдалеке виднелись крепостные стены. К ним время от времени тянулись телеги с мешками зерна, овощей, с корзинами фруктов.


Так монотонно и без приключений, прошел первый день пути. Пора было задуматься о ночлеге. И путники заехали на первый попавшийся постоялый двор. Хозяин радушно повстречал гостей у самого входа, проводил внутрь. Тут же велел накрывать на стол.

Устроившись у камина, рыцари попивали вино из кружек, а Игорь скромно сидел неподалеку. Его совершенно не радовала ближайшая перспектива — превратиться в подарок для короля. И он с радостью бы сбежал, но граф еще утром процедил сквозь зубы: — Надумаешь от меня скрыться — прикажу заковать в цепи. Так и запомни! Нельзя сказать, что мальчик испугался этой угрозы, но решил понадеяться на судьбу...


Второй день путешествия был точным отражением первого. Тот же пейзаж, те же встречные крестьяне, работающие в поле. Но все же эта идиллия была обманчива. Рыцари были настороженны и недоверчивы. Они не снимали доспехов даже в жару, невзирая на заливавший глаза пот. Весь запад Франции был захвачен англичанами. В эти времена войны и мелкие стычки случались чуть ли не ежедневно. Лишь временное перемирие позволило Людовику VI захватить крошечное герцогство Филиппа II де Лонгвиль ди Беренгар, и еще несколько графств и княжеств. К тому же дремучие дубравы и рощи были полны разбойников.

Потому путники и не снимали ладоней с рукояти своих мечей.


Игоря порядком измучила эта бесконечная череда дней и ночей. Скорей бы уже Париж, что ли...

* * *

На девятый день мальчик увидел городские стены.

— Вот и Париж! — сказал граф. — Теперь уже совсем недолго осталось.

На воротах рыцарей задержала городская стража, но тут же пропустили, увидав гербы на щитах.

Игорь завертел головой — очень было интересно, как выглядела столица Франции десять веков тому назад. И почти тут же разочаровался...

Париж был... как бы это помягче сказать... очень большой деревней.


Одноэтажные дома теснятся в узких и кривых улочках, по которым порой трудно было проехать даже повозке. Мостовых тогда не было и в помине, дороги покрывала пыль и липкая грязь от отходов.

В особых случаях улицы города покрывали щебнем или соломой, причем каждый житель сам стелил солому у своего дома.

На перекрестках обычно набрасывали большие камни или бревна на ширину шага — чтобы можно было перескочить через улицу как через широкий ручей. Но часто и этого оказывалось недостаточно — тогда городской магистрат собирал с каждой телеги особую пошлину, которая шла на покрытие издержек по устройству и ремонт мостовой….


Граф брезгливо правил туда, где почище, но — без особого толку. Горожане — рабочий люд, торговцы да мелкая знать — уворачивались от всадников, чтобы не попасть под копыта или под тяжелую руку.

Игорек думал, что граф собирается везти его в Лувр, но ошибся. Этот знаменитый замок был построен немного позже. История Лувра восходит к крепости, сооруженной в 1190 г. Филиппом II Августом для защиты города от набегов викингов. Впрочем, и Людовик VI выстроил себе вполне приличную резиденцию.


Вновь путь преградила зубчатая каменная стена.

— Граф Гильом Адемар III Ле Барб д'Ангулем смиренно просит аудиенцию у Его Величества Короля Франции! — услыхал капитан стражи и немедленно приказал раскрыть ворота. Точно так же представился и барон д'Альбре. Хитрец барон не стал везти в королевский замок свои трофеи, он приказал слугам везти их в свое родовое поместье, что было совсем неподалеку от Парижа.


Королевская Резиденция разительно отличалась по контрасту от Парижских улочек и площадей. Она буквально утопала в зелени и сверкала чистотой. Многочисленные цветники благоухали и кружили головы. Садовники расхаживали среди кустарников сирени величаво, словно павлины.


Войдя во дворец, граф придержал Игоря и сказал ему чуть слышно:

— Мне будет жаль с тобой расстаться, Принц. Я уже привязался к тебе... Но ничего не поделаешь, мне необходимо заслужить благорасположение короля. Не пытайся с ним даже спорить, король милостив, но вспыльчив! Не успеешь глазом моргнуть, как останешься без головы!


В огромном зале собралось около сотни придворных всех мастей. Граф и барон сразу затерялись среди них. Гости короля переговаривались полушепотом и зал был наполнен гудением, словно большой улей.


Появился мажордом. Гул стих. Мажордом трижды ударил жезлом в пол и произнес:

— Господа! Его Величество король Франции Людовик VI!

Глава восьмая

Дьявольское отродье...

Взоры придворных обратились к двери с алой бархатной занавесью. Первым оттуда выбежал, смеясь и гримасничая, карлик в шутовском колпаке и желто-зеленом кафтане. За ним величественной поступью вошел в зал сам монарх.

Игорь поднял глаза и посмотрел на короля — не смог сдержать любопытства, ведь это был первый живой король в его жизни! Принца-то он уже видел...

Его Величество был облачен в пурпурную мантию, под которой виднелся белый кафтан и белоснежные шаровары. Людовик Шестой действительно соответствовал своему прозвищу «Толстый» которым наградил его народ.

Он подошел к невысокой скамье без спинки, что стояла у дальней стены, и сел на бархатные подушки. Шут примостился у его ног. Вслед за королем вошли королева, трое сыновей и придворные из королевской свиты — пажи, фрейлины. Они полукругом окружили Людовика и подобострастно замерли.

Мажордом вновь появился в центре зала и стал по одному выкликать королевских гостей в порядке их знатности и родовитости. Князья, бароны, графы подходили к королю, склоняясь в поклоне и выражали самую искреннюю почтительность и рассыпались в цветастых восхвалениях.

Подошел и черед графа Гильома д'Ангулема.

— Ваше Величество! — начал он. — Мы с господином бароном д'Альбре только что прибыли с северных границ Франции, чтобы сообщить радостную весть — замок Шато-Брасьен пал! Сам же герцог Филипп был убит при штурме крепости.

— Прекрасная весть! — усмехнулся Людовик Шестой. — Конечно, жаль, что Филипп убит — он был неплохой воин. Но — A la ger, com a la ger. Благодарю, граф. Вы действительно порадовали нас! А кто этот славный мальчуган? Пусть подойдет поближе...

Граф подтолкнул Игоря. Мальчик нехотя приблизился к королю и неловко поклонился.

— Ваше Величество! Этот юноша — мой пленник. Это сын короля Филиппа принц Азаат де Лонгвиль ди Беренгар.

— О, вот как... — удивился король, оглядел мальчика и приторно растянул губы в улыбке. — Подойди, подойди, не бойся!..

Игорек приблизился почти вплотную к смешному толстяку. Шут ревниво хмыкнул, подвинулся. Людовик ласково потрепал мальчика по щеке пухлой ладонью, приподнял за подбородок.

— Славный, славный мальчуган! — приговаривал он. — Пожалуй, мы взяли бы тебя в пажи. Что вы намерены делать с ним, граф?

Граф Гильом д'Ангулем произнес, склонив голову:

— Мой король! Я привел принца лишь для того, чтобы предложить его в дар Вашему Величеству! И буду несказанно счастлив, если вы этот дар примете!

Должно быть, король и не ждал иного ответа. Он милостиво кивнул графу, вновь погладил мальчика по щеке и указал на место подле себя.

Стать слугой этого толстяка! Прислуживать в спальне и за обедом, носить за ним шелковые подушки — это ли занятие для мальчика XXI века!

Игорь уже совсем было собрался высказать отказ прямо в лицо Людовику, но тут вмешалось Провидение в лице барона д'Альбре.

Все это время барон скромно стоял поодаль от графа и, казалось, был совершенно безучастен к происходящему.

И вот сейчас барон шагнул вперед, отвесил низкий поклон и сказал:

— Ваше Величество! Осмелюсь заявить о государственной измене!

Король насторожился. Его добродушие растворилось без следа.

— Говорите, барон! — приказал он. — Кого вы обвиняете в измене?

Тут же, повинуясь неслышно отданному приказу, в зал вошла стража. Отряд кирасиров выстроился вдоль стен и ощетинился копьями.

— Ваше Величество! Я обвиняю в государственной измене и заговоре графа Гильома Адемар III Ле Барб д'Ангулема!

Граф был безмерно поражен! И эту змею он сам привел во дворец! Делил с подлым предателем кров и хлеб!

— Объяснитесь, барон... Если это всего лишь неправый навет...

— О, Ваше королевское Величество! Разве я посмел бы... — заторопился барон. — Я заявляю пред лицом моего августейшего монарха — этот мальчик — суть Сатана в обличье ребенка! Граф заключил с ним договор с целью извести моего короля!

— Доказательства! — вскричали вокруг.

— Ваше Величество! Велите снять с мальчика рубаху. У него на запястье — дьявольский браслет! Он применяет его для колдовства!..

Людовик махнул рукой и с Игоря мигом стянули рубашку, отрывая пуговицы.

Часы! Так вот о чем толковал барон! — догадался Игорек.

На графа было страшно смотреть — он смертельно побледнел, ссутулился, куда девалась гордая рыцарская осанка.

Как же он мог прозевать... Ведь это первейшая заповедь — обыскать пленника до нитки! Под рубахой за все время пути разглядеть этот браслет было трудно. И все же барону это удалось. А он, граф, был слишком доверчив и беспечен...

Барон, барон... Сколько лет он ждал удобного случая! Он всегда завидовал графу, его богатству, красоте, молодости, силе — да всему! Наконец — свершилось!..

Король недолго размышлял. Он бросил в пространство:

— Немедленно направьте герольдов в Нотр-Дам. Пусть пригласят архиепископа. Это его прерогатива — борьба с Дьяволом. Да поживей там!

Час прошел в томительном ожидании.

Игорек так и остался стоять подле короля, без рубашки, слегка испуган. Он находился в такой странной растерянности... Трудно что либо предпринять, когда от тебя ровным счетом ничего не зависит. Когда кто-то другой решает твою судьбу... Мальчику даже не позволили одеть рубашку. Так и стоял на виду у всех, обняв себя за плечи и подрагивая от сквозняков, гулявших по залу.

— Его Высокопреосвященство архиепископ Парижский кардинал де Ла Руе! — воскликнул мажордом.

Сухощавый, в алой сутане и митре с крестом, прошелестел по мрамору кардинал. Он уже знал, зачем приглашен к королю и прямиком направился к мальчику. Внимательно оглядел его, обойдя вокруг. Взял за руку и поднес часы повыше, покачал головой...

Выражение его лица было непроницаемо, узкие бескровные губы сомкнулись в прямую линию. Отпустив ладонь Игоря, кардинал посмотрел ему прямо в глаза. Колючий, опасный взгляд, словно у кобры перед прыжком...

Архиепископ обернулся к королю, поклонился и произнес следующее:

— Ваше Величество! Барон д'Альбре совершенно прав. Этот мальчишка — перевоплощение Сатаны в человеческий облик! Браслет покрыт колдовскими письменами, а в его глазах я увидел дьявольский огонь! Немедленно извольте приказать сжечь демона на площади у собора Нотр-Дам! Дьявольское отродье должно быть уничтожено!..

— Но это же не браслет! Это обычные часы! — не выдержал Игорь. Он все еще верил, что сможет образумить этих темных невежественных дворян.

— Ложь. Часы выглядят совершенно иначе и уж никак не могут быть надеты на руку. Солнечные и водяные часы гораздо больше размером. А песочные и вовсе по другому выглядят — в виде двух колб. Не вводи нас в заблуждение, наместник Сатаны! — спокойно ответствовал кардинал.

А король все еще молчал, размышляя. Уж очень ему не хотелось вступать в спор с рыцарем из Ордена Тамплиеров...

Этот Орден был основан около 1118 года рыцарями Гуго де Пайен и Жоффруа де Сен-Омаром. Первоначальной целью Ордена была охрана дорог в Святую Землю и защита паломников. Об их деяниях стали ходить легенды, их могущества стали бояться даже короли...


Наконец король спросил:

— Граф... Вы имеете что возразить барону д'Альбре?

— Ваше Величество! Я и в мыслях не держал... Барон обвиняет меня в измене, в клятвопреступлении! Эти слова можно смыть только кровью! Я вызову барона на поединок!


У короля блеснули глаза — он уже понял, как не рассориться с Папой Римским и не навлечь гнев Храмовников. Он произнес:


— О, нет, граф. Поединок действительно состоится, но по другим мотивам. Пусть сам Господь наш рассудит, кто прав, кто виновен. Если погибнет барон — значит он возвел напраслину и мальчик не приспешник Дьявола. Если же... Тогда ничто не спасет мальчишку от всеочищающего костра! И последнее: вызов должен бросить барон, а не вы. Барон д'Альбре! Извольте бросить перчатку!


Барон не ждал такого поворота. Но перечить самому королю он не смел. Стянул с руки черную тяжелую перчатку и швырнул ее к ногам графа. Граф проткнул ее мечом, поднял и сказал: — К вашим услугам, господин барон! В любое удобное для вас время!


— Зачем же надолго откладывать, — расслаблено сказал Людовик. — Через три дня состоится турнир, вот на нем и сойдетесь. А пока что — аудиенция завершена! Мальчишку — в темницу, граф и барон — ждем вас на турнире...

С этими словами Людовик VI поднял грузное тело и ушел, не оглядываясь.


Граф воспрял духом. Как соперник, барон был никакой. Он слетит с коня при легчайшем ударе копья! Барон был силен только на словах, либо в драке с безоружным противником. Тогда он сек мечом на все стороны. Но стоило дать хоть слабый отпор, и барон тут же прятался за спины других. На турнире граф несомненно поквитается за злой навет!


Часы сдернули с руки Игоря, завернули в материю, окропленную святой водой и архиепископ унес их с собой. Кардинал был недоволен решением короля и дал себе зарок — даже если граф победит в поединке, мальчишке все равно суждена смерть!


Слабо сопротивляющегося мальчика потащили в крепостные подвалы. Впихнули в полутемный склеп, сдернули всю до нитки — бесовскую одежду. Взамен выдали лишь балахон из полусгнившей дерюги. И заперли ржавую решетку за его спиной. Лишь тусклый свет факела разгонял тьму...

Не выдержав, Игорь упал на прелую солому и заплакал...

Глава девятая

Турнир

Действо началось, едва солнце подошло к зениту.


Ристалище представляло собой огромное поле на окраине Парижа. Четырехугольное поле было обнесено деревянным барьером. Рядом воздвигали скамейки, ложи, палатки для зрителей.


Турниры обычно устраивались королем, либо баронами, крупными сеньорами по особенно торжественным случаям: в честь браков королей, принцев крови, в связи с рождением наследников, заключением мира и т.д. На турнир собирались рыцари со всех концов Европы...

Горожане и знать попроще занимали обычные деревянные скамейки, простолюдины и вовсе стояли с начала до завершения.

Для короля и его свиты был установлен высокий помост, откуда хорошо просматривалось все пространство.

Ход турнира регламентировался особым кодексом, за соблюдением которого следили герольды, они называли имена участников и условия турнира. В один день закончить турнир было нереально — рыцари просто не успели бы проявить все свои лучшие воинские качества. Но поединок между графом д'Ангулемом и бароном д'Альбре было решено провести в конце первого же турнирного дня...


Короля внесли на ристалище шестеро дюжих слуг. Носилки поставили у золоченого помоста, украшенного сине-белой тканью. Людовик Шестой поднялся по ступеням и сел на обитый красной парчой трон. Тут же устроились все придворные: дамы, кавалеры, их пажи и фрейлины.

Король приветствовал зрителей ленивым взмахом руки и подал знак герольдам трубить начало.

Когда герольды закончили оглашение свода правил, на поле один за другим стали появляться рыцари. Турнир начался с поединка рыцарей, только что посвященных в рыцарское звание, которых называли «жюте».

Они величаво вели коней вдоль галерей и останавливались против королевского трона.


Вначале необходимо было проделать несколько несложных упражнений:

...сломать ударом копья вертикально стоящий шест;

...снять копьем висящее кольцо;

...метнуть на скаку копье в «свинью» — кипу сена — из-за барьера;

...поднять копьем платок с земли;

...срубить мечом верхушку яблока, нанизанного на копье (причем нельзя было задеть наконечник копья);

Все упражнения надо было делать на мощном галопе (практически карьере), на каждое давалась только одна (!) попытка.

Не все рыцари с легкостью проделали эти упражнения, кое-кто под громкие крики с галерей поспешил с ристалища прочь.


Наступил черед поединков.

Двенадцать самых храбрых, самых знатных и самых умелых рыцарей продолжили турнирные состязания.

Рыцари разбились на пары по жребию. Причем каждый из них выбирал, будет ли он сражаться острым копьем или с затупленным наконечником.


Пары одна за другой схлестывались в схватке, лошади вздымали пыль, копья звенели о щиты... Зрители криками подбадривали друг друга и поединщиков. Упавший из седла не всегда поднимался сам, иных уносили с поля слуги. А победители преподносили дамам своего сердца шарф с гербом побежденного, срезанный с его шлема. А вдобавок получали доспехи и коня побежденного.


Когда все схватки завершились, пришел черед седьмой пары — графа и барона.

Зрители смолкли; король приказал музыкантам прекратить игру.

Все понимали, что сейчас уже не игра, а произойдет настоящее смертоубийство, никак иначе этот спор не закончится.


В полной тишине с разных сторон поля выехали два рыцаря.

Граф был облачен в белый плащ с алым крестом поверх доспехов. На коня также была накинута белая попона. Длинное копье украшал вымпел с гербом: грифон с распростертыми крыльями и с мечом в лапах.

У барона плащ был синим, а лазоревая попона превращала его лошадь в почти точную копию родового герба — синего единорога.

Под частую дробь барабанов соперники стали сближаться. Сперва медленно, затем коней перевели в галоп.


Король привстал с кресла и в волнении подался вперед, стремясь не пропустить ни единого мгновения поединка.

Всадники были уже в двух десятках шагов друг от друга. Солнце горело на металле щитов, пестрые шарфы развевались на шлемах...


Никто не понял, что же случилось в миг, когда рыцари пересеклись друг с другом — все случилось слишком быстро.

Зрители заметили лишь результат стычки — один из всадников после удара пригнулся к седлу, покачался на стременах, упал и остался лежать без движения. Его конь по инерции промчался дальше и с громким ржанием убежал с ристалища, не давшись слугам.

Второй всадник победно взметнул копье над головой, обернувшись к королю. С острия еще стекала кровь, а рыцарь уже поднимал забрало и подгонял коня к королевскому трону.

Людовик VI поднялся и громко поздравил рыцаря с очевидной победой. Стоявший за троном архиепископ Парижский не мог и не хотел сдерживать радость при виде результата поединка.


Граф Гильом Адемар III Ле Барб д'Ангулем был убит...


Чего же не разглядели ни король, ни придворные? Как мог ленивый, неуклюжий и трусливый негодяй одержать верх?

Все объясняется очень просто. Барон понимал, что не имеет ни малейшего шанса, потому пошел на хитрость.

На свой щит он прикрепил гладко отполированную бронзовую пластинку, незаметную издали. И в трех шагах от соперника повернул щит так, что солнце ударило графу в глаза, на мгновение ослепив. Этого барону вполне хватило, чтобы вонзить копье в самое уязвимое место, слабо прикрытое доспехами и вовсе не прикрытое щитом — в гортань. Попасть было невероятно трудно, однако барону вдобавок ко всему еще и просто повезло.

Если бы этот бесчестный прием был раскрыт, барона ожидало бы всеобщее презрение и лишение рыцарского звания. Но барон все предусмотрел. Убив графа, воспользовавшись всеобщим замешательством, он тут же, у всех на глазах, передал щит оруженосцу и взял у него другой.

Победителей, как известно, не судят...


Больше нашему путешественнику во времени Игорьку Томичеву двенадцати лет от роду не мог помочь никто, кроме... чуда.


Турнир продолжился своим чередом, рыцари состязались до сумерек. Затем начались безудержные пиры — вино лилось рекою, мясо жарилось на жаровнях, горланили песни... Праздник завершился лишь к утру, чтобы продолжиться на рассвете...

Глава десятая

И вновь — у костра

Три бесконечных дня Игорек провел в затхлом темном подвале. Солнце не проникало под его своды, и непонятно было, ночь сейчас, день ли... От сырости начинало ломить в коленках, постоянно бил озноб. Раз в день стражник отпирал решетку, вносил деревянную чашку с отвратительного вида похлебкой да кусок черствого черного хлеба. Воду не приносили, потому что ее и так было в избытке — в углу темницы по стенам сочился ручеек и мальчик подставлял под него чашку.

Игорь вспоминал прочитанные раньше книги о приключениях пленников — «Граф Монте-Кристо» , «Айвенго», романы Дюма. В большинстве из них узникам удавалось благополучно бежать. Игорю было слишком тоскливо сидеть без дела и уповать на судьбу — достаточно того, что он уже попал в жуткое положение. От исхода турнира зависела его жизнь...

И он принялся потихоньку рыть подкоп. Там, где земля была помягче от воды, он и начал копать. По ночам, осторожно и тихо, осколком глиняного черепка, подобранного тут же. Землю он разбрасывал по полу, утаптывал и прикрывал соломой, чтобы не было заметно. Стражники были безразличны на вид, они даже не осматривали склеп, в полной уверенности, что побег невозможен. Да и слишком было темно, чтобы разглядеть свежую землю.

Донимали не только сырость, голод и неизвестность. По ночам появлялись гости — черные шустрые крысы. Они чувствовали себя хозяевами, нисколько не опасаясь присутствия человека. Сновали по темнице, выискивая остатки еды, попискивали, задевали мальчика хвостами и лапками. Игорек боялся уснуть, потому и рыл без перерыва глину. Нахальные животные обнаглели настолько, что вскоре стали появляться и днем.

А яма становилась все глубже. В ночь третьего дня Игорю уже удавалось протиснуться в нее по плечи. И если бы он сидел столько же лет, как граф Монте-Кристо, то побег бы наверняка удался.


На рассвете четвертого дня стражник вытолкал мальчишку из подвала и повел наверх. В глаза ударил дневной свет — Игорь зажмурился, пошатнулся. Упасть ему не дали, стражник придержал за плечо.

Когда Игорек раскрыл глаза, он увидел, что вокруг собралось много народу — десяток стражников, дворяне в ярких кафтанах, знатные горожане. Они окружили мальчика, но никто не произнес ни слова.

Ноги чуть не подломились, словно соломинки; сердце зашлось в бешеном ритме — Игорь понял, что случилось что-то невероятно страшное.

Стражники расступились и вперед вышел некто, с ног до головы укутанный в черный плащ. Он сдернул капюшон и Игорь узнал этого человека. Архиепископ Парижский кардинал де Ла Руе!

Со змеиной усмешкой на устах кардинал развернул свиток, что держал в руках, и зачитал указ:

— ...Ваше дело было рассмотрено лицами весьма учеными и великих познаний; ваши преступления являются столь тяжкими и столь дурного свойства, что, в видах примерного наказания, решено и постановлено, что сегодня вы должны умереть: вы предупреждены и приготовлены и, дабы вы могли исполнить сие, как подобает, можете принести молитву.

— Я не умею... — прошептал Игорь, побледнев.

Вокруг прокатилась волна осуждения. И если еще кто-то сомневался, то теперь, после столь неосторожно брошенной фразы, сочувствующих уже не осталось.

— В костер его! — послышались сперва негромкие, а затем все более мощные возгласы.

Игорю скрутили руки за спиной, напялили серый балахон и стражники впихнули мальчика в заранее приготовленную клетку, установленную на телеге.

Вся процессия выехала из ворот замка и двинулась по узким улочкам Парижа. Постепенно вокруг собирался праздный народ, принимавшийся вопить:

— На костер!! — вслед за остальными...


На главной площади уже был сооружен эшафот — высокий помост со столбом в центре. Столб был с перекладиной, напоминая собой распятие.

Игорь уже не мог идти сам, его просто втащили наверх и накрепко привязали к столбу. Тут же натащили кучи хвороста, заранее заготовленные.

Площадь была полна народу — никто не хотел упустить такое зрелище. Хотя по тем временам турниры случались гораздо реже, чем сожжение еретиков. В толпе сновали торговцы едой и питьем, они неплохо наживались в такие дни.


К мальчику подступил священник — не кардинал, а попроще. Он поднес к губам Игоря крест, но мальчик отшатнулся, совершенно не думая о последствиях. Народ зашумел, заволновался. Кто-то швырнул камень, но его быстро утихомирили — не для того здесь собрались.

Толпа ждала прибытия короля — лишь он мог повелеть начать.

И Людовик вскоре пожаловал. Его внесли на тех же носилках, что и на турнир. Король взобрался на помост и самолично подошел к осужденному.

— Нам очень жаль, что так все получилось, — грустно сказал король. И похоже, что он говорил искренне. — Мы не можем вступать в споры с Папой Римским, потому ты должен умереть. Прощай и иди с миром...

Людовик перекрестил мальчика и удалился на верхний этаж собора Нотр-Дам, где все и происходило.

Взошел на эшафот кардинал, надел на голову мальчику миртовый венок, также осенил крестом, почти бегом спустился со ступеней и взмахнул рукой.

Молодой прелат стал читать полный перечень преступлений обвиняемого. С каждым предложением толпа все более возмущалась.

Тут был и сговор с Дьяволом, и порча посевов, и отравление воды в Сене, и мор скотины — в общем, сплошной источник бед и несчастий.


По завершении Церковный хор затянул заунывный траурный гимн. Потом столь же скучная и долгая месса... Но к обеденной поре весь ритуал был исчерпан.


Игорек поглядывал из-под капюшона, накинутого на голову, за происходящим. В передних рядах он разглядел рыцаря, чей щит был слишком знакомым. Синий глаз единорога, казалось, насмешливо провожал мальчишку в последний поход, откуда не возвращаются...

С неба начал накрапывать мелкий дождь, словно сама природа скорбила.


Толпа черной тучей заполонила площадь и замерла в ожидании.

Все взгляды были устремлены на балкон — на короля. Людовик поднял вверх платок и бросил руку вниз.

По этому сигналу с четырех сторон к хворосту поднесли просмоленные факела. Столб с привязанным мальчиком заволокло дымом... Пламя принялось с хрустом пожирать дерево, обдавая жаром босые ступни мальчика. Он не выдержал и громко закричал. Этот крик подхватила толпа, многократно усилив и превратив его в радостный рев.


Еще несколько мгновений, и лишь пепел развеется на ветру...

Глава одиннадцатая

А тем временем...

В ту ночь, когда Игорек отправился на сотни веков в прошлое, принц Азаат не мог найти себе места. Он бродил по темным анфиладам замка, перетекая из комнаты в комнату. В его неприкаянной душе ожило дремавшее все это время чувство — надежда. Принц поверил, что российский школьник сможет исполнить его просьбу и загладить страшный грех трусости и предательства.

Утром, едва в далекой деревеньке прокричал петух, принц должен был раствориться в предрассветной дымке. Днем принц обычно забивался в темный подвал, в тот самый, где находилась плита подземного хода, и ждал очередную полночь.

Но сейчас он не мог успокоиться. Он не обратил внимания на петушиные истошные вопли, не обратил внимания на струны солнечного света, проникающие сквозь тяжелые ставни.

Маленький призрак в роскошных одеяниях возникал то тут, то там, пугая экскурсантов. Группа японских туристов, обвешанных видеокамерами и фотоаппаратами, оживленно зачирикала и принялась щелкать блицами, когда принц показался прямо из стены над давно угасшим камином. Призрак плавно двигался на них, глядя в никуда невидящими глазами.

Японцы не удивились — экскурсовод им давно поведал о царящем в замке привидении. Да и то — ну какой уважающий себя дворец без своего призрака!

А вот группка бойскаутов из Америки с криками и визгом рассыпалась по всему залу, забиваясь под кресла и скамьи. Дети были здорово испуганы. Потом их с трудом уговорили продолжить осмотр.

Принц не хотел никого пугать, так уж получилось...


В тот миг, когда Игорь в прошлом надел перстень на руку убитого принца, призрак пытался перейти в очередной зал. И вдруг пребольно стукнулся лбом о деревянную панель!

Принц отпрянул от стены, ничего не понимая и хлопая глазами. Он вновь попробовал взять преграду, с разгону. В результате отлетел и приземлился на четвереньки, потирая ушибленный нос. Что за наваждение!

Мальчик подошел к стене, ощупал руками и сделал удивительное открытие: стена обрела объем и плотность! Или...

Нет! Это он сам обрел плоть! Принц подпрыгнул от восторга, ударив воздух кулаком. О таком он даже не смел и мечтать!.. Кровь, настоящая живая кровь, заструилась по жилам; лицо раскраснелось; зеленые глаза распахнулись и заблестели. Он жил! Он больше не призрак!!


Принц помчался по коридору, не разбирая пути. Он просто хотел вновь ощутить резвость юного тела и тугой ветер, забивающий дыхание.

Встреченный по пути служитель музея отшатнулся, увидев бегущего мальчика в царственном одеянии, словно соскочившего с одной из картин.

Точно маленький жеребенок, носился принц Азаат по замку и все не мог успокоиться. Он напрочь забыл и про Игоря, и про то, какой нынче век. Он наслаждался каждой секундой, каждым крошечным мигом в нечаянно обретенном теле.


Наконец он устало свалился на сафьяновый пуфик, прислонился вспотевшей спиной к какой-то фреске и прикрыл глаза. Грудь высоко вздымалась, наполняя легкие. Голова стала ясной, легкой, в ней струились самые радужные мысли и воспоминания.

Но что-то не давало покоя принцу, что-то тревожило. Тонкой иголкой покалывало прямо в гулко стучащее сердце:

— Игорь!..

Почему он не возвращается? Уже прошло полдня, наверняка Игорь все исполнил, о чем просил принц. Пора бы уже и обратно!

Мальчик забеспокоился не на шутку. Может, что-то пошло не так, наперекор разработанному плану? Но как это проверить?

Принц не мог спокойно ждать и бездействовать. Он принял решение — помочь может лишь все тот же колдун Хильдерон!

Нельзя было терять ни секунды — принц чувствовал, как энергия буквально стекает с него и расплывается повсюду невидимыми нитями. Еще немного, и он превратится в самого обыкновенного мальчишку.

Принц собрал воедино все, что еще осталось от магической ауры и создал астральный вихрь. Благо, что туристы не сунулись в этот зал — вот бы удивились.

Мальчик быстро вошел в светящийся столб и растворился в пространстве...

* * *

Принц никогда не бывал здесь, но каким-то шестым чувством догадался, где дом старика. Туда он и помчался, не разбирая дороги, не глядя под ноги. Кузнечики разлетались из-под старинных кожаных туфель; пестрые колибри вились над головой, стараясь поспеть за ним, но тут же отставали.


Вот показался дом старого колдуна.

Дед орудовал тяпкой на огороде, прореживая рассаду. Услыхав топот, выпрямился, потер поясницу:

— Еще один! Да сколько же вас там?! Только избавился от гостя, второй пожаловал! Вы уж там соберитесь все скопом, да и заявляйтесь ко мне, чтоб сразу деда доконать! Ну, чего надоть?


Принц остановился перед ним, словно мышонок перед горой, отдышался и сказал:

— Вы Игоря в прошлое отправили, а он там уже долго что-то... Может, он в беду попал? Помогите! Ну пожалуйста!.. Вы же все можете!..

— Ты погоди, не шебуршись. Скажи сперва, как из призрака в человека оборотился? Хотя, откуда тебе знать-то. Ладно, так и быть. Идем в избу, погляжу в кристалл магический. Что в прошлом делается, все покажет.


Вошли в прохладную горницу. Дед вынул из сундучка большой хрустальный шар, установил его на подставку. Сомкнул над шаром мозолистые ладони, пошептал заклинание.

Шар затуманился, затем заискрился, точно наполнился светлячками. И принц вскоре разглядел на поверхности шара изображение — маленькое, но вполне различимое.

Игорь ехал на коне с каким-то рыцарем по проселочной дороге. Усталый, с запыленным лицом, но живой.

У принца отлегло от сердца.

— А что теперь? Вы можете его вернуть сюда?

— Чего это я буду зазря колдовскую силу расходовать? Перстень у него есть, вот пусть сам и выбирается, — проворчал дед.

— Так почему же не выбирается? — удивился принц.

— Я почем знаю... Погоди-ка...

Старик проделал пару движений над шаром — изображение увеличилось. Стали видны руки Игорька. Перстня на них не было.

— Та-а-к... Потерял, что ли... Или отняли? Поглядим... Где же он... А, вот он, перстенек наш... Ишь, куда спрятался...

Шар высветил потаенное местечко под креслом, в щели между мозаичных плиток в полу.

— Потерял... — расстроился принц Азаат. — Как же теперь...

— Ты еще мне тут сырость разведи! — шикнул на него старик. — Сам потерял, пусть сам и ищет! Пока над ним не каплет, пускай там поживет. Погуляет по рыцарским вотчинам, будет о чем вспомнить. А если уж совсем припечет, тогда и будем думать, как выручить.

Принц начал было спорить, но колдун сдвинул могучие брови.

— Ступай отсюда, паренек, пока цел. Не до тебя, огород сохнет, поливать надо.

— Давайте, я вам помогу!

Старик задумался. Он хоть и могущественный волшебник, а старость — не радость. Спина ломит, колени не сгибаются.

— Ладно, помогай. Будем поглядывать в мой шар, не приключилось ли беды какой с твоим дружком. А пока что живи здесь. Или может тебя обратно в замок отправить?

— Нет! — вскрикнул принц. — Только не в замок! Он мне уже в печенках сидит, замок этот! Надоело!

— И то правда, негоже ребенку по пыльным закоулкам бродить. Поживи тут, на природе. Ну, пойдем, покажу где колодец...

* * *

Вот уже вторую неделю жил принц Азаат у старого колдуна. Бледный, худощавый и тщедушный мальчик за это время окреп, мускулы налились силой, а тело здоровьем. Днем принц помогал старику на огороде и в саду, по вечерам убегал на речку, купался в свое удовольствие. Валялся на шелковистой изумрудной траве, вслушивался в птичьи трели. Как же не хватало ему всего этого в мрачных подвалах и коридорах замка Шато-Брасьен... Принц даже перетащил свой топчан из избы во двор, чтобы и спать на свежем воздухе. Бескрайнее небо над головой казалось ему во сто крат лучше, чем любая крыша.


И каждый день упрашивал принц старика заглянуть в волшебный шар, посмотреть — не случилась ли беда с Игорем.

Колдун ворчал, но усаживался за стол перед шаром. Впрочем, ворчал он просто из вредности, а сам уже давно с интересом наблюдал за приключениями мальчика Игоря в средневековой Франции...


Однажды утром принц проснулся ни свет, ни заря. Он лежал, сунув руки под голову, смотрел на розовеющий небосклон. Почему-то стало так тоскливо, что даже выступили слезы. Принц перепугался — наверное, случилось несчастье, но что именно?


Не дожидаясь, пока поднимется солнце, он вскочил, вбежал в избу и растолкал колдуна. Тот спросонок ничего не мог понять, отмахивался, как от назойливой мухи. Но принц не унимался. Он все тряс и тряс деда за плечо, пока не поднял с постели.

— Да угомонись ты... — зевая, сказал старик. — Ну что случилось?

— Я не знаю. Но чувствую — Игорь попал в беду! Посмотрите в свой шар!

— Посмотрите, посмотрите... Спать не дает, еще и командует... Превращу в крысенка или вовсе по ветру развею, будешь знать... — бормотал полусонный старик, устанавливая шар.

После привычных пассов появилось тусклое изображение...

На широкой площади, заполненной народом — столб. К столбу привязан их Игорек. Факелы в руках у монахов и кипы хвороста у подножия столба говорили без слов...


У старика выступила на лбу испарина.

— Ах, я старый дурень... Дотянул!.. Думал, все обойдется, а оно вон как вышло!

Принц был бледен, губы дрожали. Он затряс старика за рубаху:

— Сделайте же что-нибудь! Его сейчас сожгут! Это... Это... Нельзя так! Давайте, я за него там встану, а вы его сюда...

— Да погоди... Дай подумать...

— Некогда думать! Они уже начинают!


В шаре начиналось страшное: толстый монах поднес факел к охапке соломы. Вспыхнуло и затлелось пламя.

— Так... Держи этот нож, — старик протянул принцу кухонный ножик. — Сейчас перенесу тебя туда, разрежешь веревки. Потом хватай своего друга и держи покрепче, а смерч вынесет вас обоих сюда. Пошли на двор, там сподручней. Быстрее!..

Подгонять принца не было нужды, он вылетел на улицу и в нетерпении прижал кулаки к груди.

Старик вызвал астральный смерч, подтолкнул в него принца. Мальчик вошел в светящийся столб и растворился, словно и не было...

* * *

Дым уже щипал глаза, принялась тлеть одежда. Ноги лизнуло разгоравшееся пламя. Игорек не выдержал, глубоко вздохнул и обмяк, повиснув на веревках. Сознание покинуло его.

Потому и не видел мальчик, как внезапно, из пустоты, ударил в помост яркий упругий луч света, превратившись в гигантский вихрь. Он охватил костер, расшвыряв вокруг сухой хворост и соломенные клочья.

Мальчик не видел, как тлеющая головешка влетела за шиворот панциря барону д'Альбре, заставив его заплясать на месте, пытаясь вытащить обжигающую деревяшку.

Мальчик не видел, как архиепископ слетел с помоста и покатился по ступенькам, с ужасом вопя во все горло и закрывая лицо руками.

Мальчик не видел, как король поднялся с кресла и принялся креститься, замахав руками, словно мельница крыльями.

Мальчик не видел, как шарахнулась от эшафота праздная толпа, приняв астральный вихрь за чудесное знамение.


И еще мальчик не видел, как из вихря появился его царственный друг. Принц, не теряя ни секунды, полоснул по веревкам, подхватил ослабевшее тело и крепко прижал к себе.

В тот же миг светящийся столб вознесся к небу, оставив после себя лишь голый, слегка опаленный помост, да развеянные по ветру тлеющие уголья.

Тем все и закончилось...

Долго потом люди думали и гадали, что же это было. Говорили про комету, про козни Дьявола, про Божий знак — но так никто и не понял, что же произошло на самом деле.

Глава двенадцатая

Неизвестность

Звоном в ушах навалилась тишина. Принц раскрыл глаза, что жмурились от яркого света во время путешествия. И безмерно поразился: не было ни знакомого луга, ни речки, ни домика, где жил старый друид Хильдерон...

Пейзаж совершенно изменился...


Принц осторожно опустил на землю тело Игоря, все еще не пришедшего в себя и лишь затем огляделся вокруг. И было чему удивляться!

Мальчишки словно попали внутрь гигантской перламутровой раковины. Алый небосвод низко нависал над головой, почти сливаясь с кроваво-розовым песчаным полем, не имевшим границ. Сколько доставал взгляд — песок, песок, песок... Дюны накатывались одна на другую подобно океанским волнам.

И словно одинокая корабельная мачта посреди этого безбрежного песчаного океана, в сотне шагов от них — стройная пальма. Как она умудрилась выжить, было известно лишь ей самой.

Принц глубоко вздохнул, приподнял Игорька за плечи и, поднатужась, потащил к этой пальме. Несколько минут он тянул друга, время от времени падая в изнеможении рядом. Но деревенская жизнь не прошла даром и сил хватило.

Принц прислонил Игорька к шершавому стволу, растянулся рядом. Подождав, пока усталость растворится, он осторожно похлопал мальчика по щекам:

— Эй, давай просыпайся! А то мне уже скучно!

Игорь приоткрыл глаза, поморгал.

— А где костер? Где все? Ты... кто?... А, принц... Я снова в замке?

— Нет костра, сгорел весь. Но без тебя. А до замка еще далеко, я и сам не знаю, где он. И где мы, тоже не знаю. Давай приходи в себя и будем думать... Мы должны были у старика-колдуна очутиться, а попали вот сюда...

Принц выглядел расстроенным, он уже надеялся, что все приключения позади, а не тут-то было...


Игорь заоглядывался по сторонам. — Ничего не понимаю... И пить хочется... Жарко... Он перевел взгляд вверх и сказал:

— Смотри, кокосы. Кто полезет?

Принц пожал плечами — не царское это дело, по пальмам лазать. Но Игорек был еще слишком слаб после перенесенных волнений.


Принц Азаат нехотя разулся, поправил за поясом нож — хорошо, что не выронил там, у костра — и полез наверх, ловко перебирая босыми ступнями. Он словно в Африке родился, так уверенно пробираясь по стволу к верхушке. Там, на высоте двухэтажного дома, он крепко сжал ствол коленями и принялся отпиливать гроздь коричневых мохнатых орехов. Минуты через две они тяжело грохнулись о песок. Игорек даже вздрогнул, представив, что получил такой штукой по голове...

Принц так же ловко и быстро спустился вниз.

Он присел на песок и притянул к себе гроздь кокосов. Срезал один и покрутил в руках: — Как его едят-то? Твердый какой... К нам в замок привозили из Алжира такие, но я уже раскрытые ел. Вкусно, а как туда добраться? Принц поковырял скорлупу ножом.

Игорь посмотрел на его мучения и отобрал ножик. — Я по телевизору видел — надо проковырять дырочку и пить молоко. Сейчас... Шепотом поминая всех чертячьих родственников, Игорек скреб по твердой кожуре, срезая волокна и расковыривая миллиметр за миллиметром. Наконец лезвие провалилось внутрь. Увеличив отверстие, Игорь великодушно протянул орех принцу.

Принц сделал глоток, замер, прислушиваясь к себе — а что, вкусно! Выпив немного сладковатого прозрачного сока, передал орех Игорю.

Немного утолив жажду, мальчишки повеселели. Но тут же насели другие мысли — что делать, куда идти... И где они вообще находятся сейчас?!


— Так... Солнце там, — задумчиво протянул Игорь, — значит север там, юг — там...

Он показывал руками направления, да только толку было маловато.

— Ты идти можешь? Отдохнул уже? — прервал его принц.

— Могу... Наверное... Надо попробовать...

Игорек, держась за ствол, стал подниматься.


— НЕ НАДО НИКУДА ИДТИ! — послышалось вдруг. Голос был ровный, спокойный, чуть слышный.

— Эй, кто это? — Игорь оглянулся, но никого не увидел. — Это ты сказал? — спросил он у принца.

— Не-а... — простодушно ответил принц Азаат, тоже растерянно оглядываясь вокруг.

— ХВАТИТ ГЛАЗАМИ НА ВСЕ СТОРОНЫ ВРАЩАТЬ! ЭТО Я С ВАМИ ГОВОРЮ — ПАЛЬМА! ПОНРАВИЛИСЬ ОРЕХИ-ТО?


— Может, нам голову напекло? — приоткрыл рот Игорь. — Не можем же мы оба сразу с ума съехать!

Принцу было легче принять говорящую пальму — сам недавно был сказкой.

— Мы очень рады с вами познакомиться, — вежливо сказал он. — Не подскажете ли, где мы находимся и как отсюда выбраться?

— А ЗАЧЕМ ВАМ ВЫБИРАТЬСЯ? МНЕ ТАК СКУЧНО ОДНОЙ. ВОТ И ЖИВИТЕ РЯДОМ.

— Но мы не можем здесь оставаться!.. Нам к людям надо. Вот ему домой пора уже, родители волнуются. Да и мне незачем по пустыням бродить. Как пройти к колдуну Хильдерону?


Пальма пошевелила плотными серо-зелеными листьями, хоть и не было ветра. Помолчала... И, резко изменив тон, громко заявила:

— Ну, ладно, поиграли в гостеприимность, да и хватит. Ловко я вас обманул, а? Замечательная маскировка! Пора принимать свой обычный вид! Отойдите-ка в сторонку, не зашибить бы невзначай!


Мальчишки резво отбежали на десяток шагов, недоуменно переглядываясь. А дерево резко изогнуло ствол, вытягивая корни из песка. Уменьшилось наполовину в размере, потом напустило вокруг себя рыжий густой туман. Раздались глухие удары, напоминающие кузнечный молот. Сквозь туман посыпались разноцветные искры, взвился сноп пламени...

Игорь незаметно для себя сжал ладошку принца, напрягся, готовый в любой миг умчаться от непонятного зрелища. Принц был немного спокойней, но и его неизвестность не радовала...


Все стихло, туман развеялся. И перед ребятами предстал черный как смоль, высокий, лаково-блестящий ДЕМОН!

По другому его и назвать-то нельзя было — крылатый, с длинными рогами на голове, закутанный в шелковый плащ мужчина средних лет.


— Здрасьте... — автоматически пробормотал Игорек.

— Виделись... — съязвил Демон. — Посеяли перстенек, детишки? Как же это вы умудрились — такую ценную вещь потерять! Нехорошо!

— Так получилось... — попытался оправдаться Игорь, но тут же спохватился: — А вы откуда знаете про перстень? И вообще, кто вы такой?

Принц дернул его за рукав балахона — не спорь с темными силами, опасно для жизни!


— Кто я такой... Кто я такой... Действительно, кто же я такой?.. — явно издеваясь, приторно пропел Демон. — Я тот, кто может стереть в порошок миллион таких мелких букашек, как вы, одним движением мизинца! В общем, мне надоела болтовня — предлагаю вам сделку. Откажетесь — навсегда остаетесь в этой пустыне. Протянете от силы неделю, без еды, без воды. Пальм-то здесь больше не растет. Кстати, это я вас перехватил по дороге к колдуну вашему. Удачно получилось, не правда ли?


Острое, похожее на топор, лицо Демона исказилось в ухмылке — он был доволен своей ловкостью и хитростью.

— И что же мы должны сделать? — принц и не рассчитывал так легко отделаться от этого существа.

— О, сущие пустяки. Пункт первый — принести мне тот перстень, что вы потеряли. Сам бы слетал, да не могу появляться в мире людишек. Слишком мощные силы на гранях между нашими мирами. Для начала хватит, а потом продолжим перечисление пунктов договора.

— А сколько всего таких пунктов? Наверное, тоже миллион?

— Нет, нет, чуть поменьше — всего три. Не хочу забивать вам голову заранее, постепенно узнаете. Итак, кто отправится?

— Как кто? Мы вдвоем, конечно!

— Вы за кого меня держите? Так я вас двоих и отпущу! Нет, один в заложниках задержится. Бросайте жребий, что ли. Да поживей!


— Я пойду! — сказали мальчишки в унисон и прыснули от такого совпадения.

— Я должен идти, — повторил принц. — Это мой замок, я там все знаю, всю обстановку. Сразу найду перстень. Я видел в волшебном шаре, куда он закатился.

Игорь заспорил:

— Почему это ты!.. Я его потерял, значит и идти мне!

Так продолжалось с минуту, пока Демону не надоело.

— Вот завелись! Все, я сам решу за вас. Пойдешь ты! — и ткнул длинным ногтем в принца.

Не дожидаясь ответа, взмахнул плащом, взметнув руки над головой. Песок закружился, вокруг принца Азаата образовалась глубокая воронка.

Игорь закрыл лицо капюшоном, когда мелкие песчинки ударили в лицо. Когда ветер унялся, он приоткрыл щелку, выглянул — принц исчез. Только Демон, широко улыбаясь, шевелил крыльями неподалеку...

Глава тринадцатая

Игры в «песочнице»

Повисла пауза. С тихим шелестом перекатывались песчинки, обгоняя друг друга. Небо медленно набирало багровую сочность — близились сумерки.

Игорек стоял перед странным и страшным существом, чувствуя себя таким беззащитным и слабым, что просто не знал, куда деваться от стыда. Словно Демон сорвал с него взглядом одежду и распял на потеху невидимой публике.

А сам Демон насмешливо разглядывал мальчишку и откровенно скучал. Он широко зевнул, обнажив желтые изогнутые клыки.

— Эй, развлечемся, может? Пока твой дружок по Средневековью шастает.

— Мне не до игрушек... — мрачно ответил Игорь, переступив босыми ногами. Хорошо еще, что песок не был раскален, как в настоящей пустыне.

Демон назидательно возразил:

— Развлечения никому еще не вредили. Надо же нам как-нибудь время убить! А впрочем, тебя никто и не спрашивает. Игра начинается!

Перед мальчиком в песок вонзился блестящий меч с большим рубином на рукоятке. Игорь опасливо отступил.

— Бери, бери, не стесняйся! Он тебе сейчас пригодится! — крикнул Демон и в тот же миг песок забурлил, вспенился, покрылся бурунами.

Из-под дюн медленно вырастали шлемы песчаного воинства — сотни и сотни одинаковых солдат-близнецов. Они были невысокого роста, под стать мальчишке. Но количество!..

И вся эта песочная армада медленно наступала на Игорька, угрожая смять его, растереть в пыль...

Вот так игру затеял этот Демон... Стоит на бархане, ухмыляется, гад...


Игорь выдернул меч, приладился к рукоятке — не слишком тяжелый, впору. Взмахнул и со свистом разрубил воздух перед собой.


— Молодец! Давай, давай, руби их, не жалей! Если, конечно, хочешь жить!.. — фатальная издевка звучала в устах демона как смертный приговор.


Игорек рубанул первого — песчаника- , что вылез на рожон перед остальными. Лезвие с хрустом вошло в шею и солдат распался надвое — по диагонали. Попробуйте в ближайшей песочнице слепить песочную бабку и полоснуть по ней ножом — вот примерно то же происходило и теперь, только увеличенное десятикратно.

Игорек вертелся, как заведенный — он вращал меч, разбивая головы и туловища «песчаников» , а они все лезли и лезли, напирая друг на друга.

Демон весело хохотал, так потешно мальчишка расправлялся с песочным фантомом.

Но так долго продолжаться не могло — он ведь не спартанец какой-нибудь, а обычный московский школьник. Силы оставили мальчика и он устало опустился на песок, бросив рядом меч.

— Ну и пусть... — обиженно шептал он себе под нос, — пусть убивают. Пусть что хотят делают, все равно... Надоело... Играть он, видите ли, хочет... А я не хочу в такие игры... Гад... Слезы бисеринками скатились по пыльным щекам.

Демон щелкнул пальцами и песочное воинство рассыпалось в прах.

— Э, слабоват ты оказался! Даже полчаса не выдержал. А я-то думал... Ладно, отдыхай. Вот тебе, заслужил...

На этот раз перед Игорем возник из пространства хрустальный столик с фруктами и кувшинами.

— Ешь, пей, да друга своего поджидай. А я отлучусь ненадолго — дела, понимаешь. Не скучай!..


Демон укутался плащом и взвился в воздух подобно ракете — лишь белесая дымка напоминала о нем...


* * *

Принц больно стукнулся пятками о каменные плитки пола, зашипел сквозь зубы и огляделся. Вокруг увидел знакомую с детства обстановку — и тут же нахлынули воспоминания...


Вот он сидит на краешке большого дубового стула и внимательно прислушивается к лязгу оружия, свисту стрел и громким крикам во дворе...

Вот он, не выдержав тоскливого ожидания, подходит крадучись к узкому окну...

Вот он, прищурив глаза от солнечного света, глядит с башни вниз...

А вот он уже на полу. Хлещет кровь... Маленькая стрела торчит из горла у самого подбородка...

Эту последнюю картинку принц видит словно со стороны.


Голова раскалывается от видений... Принц сжимает ладонями виски, покачивается из стороны в сторону, закрыв глаза.

Постепенно успокоившись, он снова смотрит по сторонам.

Нет, это были лишь видения — битва уже в прошлом.


Принцу нестерпимо захотелось пройти по замку, который еще хранил теплоту его родного дома, вспомнить об отце... Но это потом, а сперва надо разыскать перстень, за которым он, собственно, и прибыл.

Что тут искать-то? Минутное дело...

Принц Азаат нырнул под кресло, протянул руку, пошарил там. Нащупав в трещине прохладный металл, вынул перстень и сунул в поясной кармашек.


Теперь можно и прогуляться. Конечно, там, в пустыне, ждет Игорь, но... К своему стыду, принц не мог удержаться — слишком долго он не был дома, почти десять веков...

Он только пробежится по комнатам и сразу обратно!..

Безрадостное, унылое зрелище встретило принца...

Стены в темных квадратах от похищенных картин... С пола содраны ковры, под ногами валяется погнутая посуда, оставленная захватчиками в спешке... Но убитых принц не увидел, значит Игорь все же справился и спас людей!


Лишь одно тело разыскал принц во дворе, у самых ворот. Это был его отец, герцог Филипп де Лонгвиль ди Беренгар. Убил герцога камень, пущенный баллистой и перелетевший через крепостную стену.


Принц присел на колени рядом с отцом, прикрыл его лицо полой плаща. Но сердце не могло долго вынести и, стирая злые слезы кулаком, принц бросился обратно в башню. Он был просто взбешен — попадись только этот Демон на его пути, останутся от него только вороньи перья!

В сознании мальчишки все перемешалось и теперь в смерти отца он винил Демона...

В башне, на том месте, где принц появился, светилось на полу кроваво-красное кольцо. Принц шагнул в него и во мгновение ока перенесся к своему другу, что устроил небольшой пир посреди необъятной пустыни.


— Где этот трубочист? Спрятался? — в запале спросил принц, едва ступив на песок.

Игорь привстал ему навстречу:

— Ну как, нашел кольцо? Садись поешь. Смотри, сколько здесь всего!

— Нашел, нашел, куда оно денется... Понимаешь... Все эти его приказы... Что он еще заставит нас делать? Давай попробуем сбежать? У нас же перстень есть!


Игорь с сомнением поджал губу. — Не думаю, что получится... Перстень ведь только по времени может переносить, а тут в другой мир надо... А, ладно, попробуем хотя бы!.. Давай одевай быстрей, пока этого гада нету!..

Выскочив из-за столика, едва не опрокинув все яства на песок, Игорь подбежал к принцу.

Принц Азаат вынул перстень и осторожно, с опаской, надел на палец.

Взявшись за руки, ребята замерли в ожидании. И тут же вздрогнули от раздавшегося за спиной окрика:

— Эй! Вы чего это задумали?! Сбежать даже и не пытайтесь!

Демон черной тенью стоял позади них и гневно сверкал очами.

— Давайте сюда перстень, живо!

Принц перебросил сверкающую печатку прямо в руки Демону. Тот удовлетворенно покрутил перстень в руках:

— Ну, то-то же... Шутить они со мной вздумали... Все равно ничего не вышло бы... Хотел вам дать денек передохнуть, но теперь разозлили вы меня. Слушайте пункт второй нашего контракта: вам предстоит добыть для меня еще один перстень. Чему вы так удивились? Если есть один волшебный перстень, почему бы и второму не отыскаться? Лежит эта безделушка в одном небольшом сундучке, доверху набитом разным хламом. Сундучок хозяева задвинули под кровать — до поры, до времени... Живут они, народец этот, глубоко под землей, в пещерах. Любят колдовство, магию, собирают камни-самоцветы и золото льют. Называют этот народ люди по-разному — темные эльфы, тролли, горные кузнецы, гномы... Люди считают их сказочными существами. Вот глупцы!

Не любят тролли чужих, прячутся или норовят уничтожить. Много тысяч лет назад достался им в наследство этот перстенек. Ну зачем он дикому, необразованному племени? Валяется без пользы. Вот и принесите его мне. Теперь твоя очередь! — резко оборвал речь Демон и вонзил черные жала зрачков в Игорька. — Готов? Конечно, готов, даже не спорь! Вперед!


Не успел Игорь ни глазом моргнуть, ни с принцем проститься, как вокруг него взвихрились песочные змейки, обволакивая с ног до головы. Свет померк и сознание заполнилось пустотой полета...

Глава четырнадцатая

Свет в конце тоннеля

Игорю повезло гораздо меньше, чем принцу. Тот хоть дома появлялся, а Игоря Демон перекинул в совершенно незнакомое место. Да еще и в кромешную темень! Не видать даже кончиков пальцев на вытянутой руке!

Игорек постоял, не решаясь сделать первый шаг. Вокруг него трепетал красный огненный круг. Но свечение было таким слабым, что лишь усиливало темноту.

Чуть не плача от безысходности, Игорь все же переступил через черту и нерешительно шагнул вперед. Он вытянул руки перед собой, нащупывая невидимые преграды.

И тут огненный обруч задрожал, свернулся восьмеркой, сжался в размерах и превратился в огненного мотылька! Бабочка взлетела в воздух и заплясала перед мальчиком, словно указывая путь.

Глядя на алый светлячок, порхавший перед глазами, Игорь медленно, шажок за шажком, пробирался вперед. Земля была каменистой, неровной. Босые ступни уже через минуту оказались исколоты в кровь. Руки нащупывали шершавые влажные стены — они то сходились в узкий тоннель, то разбегались, словно живые.

— Гад, вот гад... — который раз поминал Демона Игорек, ударившись коленкой о невидимый каменный выступ... Если бы не бабочка, Игорь от отчаяния уже давно сдался бы. Но он упрямо продолжал карабкаться по пологим склонам, взбираться на крутые каменные ступени, что вдруг вырастали на пути. Цеплял головой сталактиты, царапая макушку. Или сталагмиты? Ну, в общем, те каменные сосульки, что растут с потолка...


Пещера жила своей жизнью. Шорохи, вздохи, бульканье то и дело слышались из ниоткуда. Цепляли за волосы крючковатые коготки невидимых растений, свисавших со стен. Жутко становилось — может вот сейчас вскочит ему на спину что-то мохнатое, громадное, зубастое... Сердце колотилось в груди, но... Игорь упрямо шел вперед, за мотыльком.

От усталости ноги стали заплетаться, мышцы гудели, очень хотелось упасть на землю и полежать хоть минутку. Когда мальчик совсем уж было решился на отдых, глаза уколола светящаяся точка. Она висела неподвижно, но с каждым шагом росла, увеличивалась. Бабочка-проводник летела прямо к этой точке, как на свечу заблудившийся мотылек.

Игорь не сразу понял, что перед ним выход из пещерного лабиринта. А когда эта догадка заполнила его сознание, он упал на камни и всхлипнул от свалившегося облегчения — наконец-то добрался! Конечно же, мальчишка понятия не имел, что ждет его впереди, но любые чудовища во сто крат слабее, если их не скрывает темная непроглядная ночь.


Долго сидеть мотылек ему не позволил — он настойчиво порхал у лица, призывая продолжить поход. Игорь нехотя поднялся и заковылял дальше. Ноги уже переставали слушаться, занемели, налились свинцовой тяжестью. Цепляясь за стену, Игорь все же пробрался к выходу. Он прищурил глаза от яркого солнечного света.

Пещера плавно выходила в каменистую долину, поросшую мхом и кривыми вьющимися растениями. Скалы нависали над долиной, сжимая ее в своих мощных объятиях. Игорек почувствовал себя таким маленьким и беспомощным, что даже не решился переступить через порог, выйти на открытое место.


Снаружи доносился какой-то приглушенный грохот, похожий на каменный водопад. Игорь сперва не придал этому значения — может, от усталости в голове шумит. И тут же понял — голова здесь ни при чем.

Чуть в стороне от открытого пространства на горном склоне велись оживленные работы. Какие-то существа, весьма странного вида, стучали молотками по камню, откалывая от глыб куски и скидывая их вниз. Эти работники напомнили Игорю сказочных гномов из — Белоснежки — маленькие, ростом с ребенка, одетые в цветастые костюмы самых радужных оттенков. Если бы не бороды, развевающиеся по ветру, никто не признал бы в них взрослых.

Выглядели эти смешные человечки так мирно, что Игорь глубоко вздохнул, успокоившись — опасности они представлять никак не могли.


Но их помощники!.. Игорь удивился, как же это он сразу не заметил таких громадных чудовищ! Должно быть, еще не совсем пришел в себя от яркого света.

Камни, сброшенные со скалы, внизу собирали в деревянные тачки кряжистые высоченные великаны в красно-коричневых плотных куртках. Зеленая бугристая кожа, здоровенные острые клыки, злобные маленькие глазки... Такая жуть и во сне не могла приснится... Попади такому в лапы, разорвет одним движением или пополам перекусит мощными челюстями!..

Должно быть, это и есть тролли, решил про себя Игорь и затаился. Из пещеры он так и не решился выйти на свет. Да и кто бы решился!.. Жить всем охота...

Но упрямый мотылек плясал перед мальчиком, звал за собой, требовательно, настойчиво. Хотелось Игорю переждать до темноты, но ведь и Демона он тоже опасался — вдруг узнает, что он время тянет, и нашлет на принца что-то неприятное, вроде песочных армий.


Закусил Игорек губу, чтобы не дрожала от страха, и направился к гномам навстречу. И будь что будет...

Сперва его не заметили — слишком были увлечены работой. Но вот ближайший тролль, держа на весу полную тачку, вздернул ноздри и громко втянул воздух. Маленькие глазки, привыкшие больше к темноте, чем к свету, щурились, выискивая чужого.

Он что-то гортанно крикнул и бросил тачку. Забеспокоились остальные, подбежали ближе. Оживленно заспорили, перебивая друг друга.

И вот, когда Игорек приблизился шагов на сто, к нему бросился один из великанов, вминая землю чугунными ступнями.

Мальчик обреченно замер, наклонил голову и приготовился к самому худшему. Он и сам не понимал, зачем на рожон полез — это даже глупостью нельзя назвать...


Топот прекратился и ничего не произошло. Робко приподняв голову, Игорь увидел, что страшный тролль с интересом разглядывает его. Сзади его окликнули, чтобы не тянул время, а тащил добычу к остальным. Тролль обхватил трехпалыми ручищами мальчика за талию и так, на весу, направился к сотоварищам.

Гномам должно быть было несподручно спускаться вниз, они так и наблюдали со своих ступеней за происходящим.


Тролли окружили Игоря, принялись громко обсуждать — так и чудилось, что спор идет о меню на обед. Зубы щелкали над ухом мальчишки, оглушал утробный рык...

Так ни к чему и не пришли, должно быть. Расступились.

Игорь молчал — не станет же он что-то доказывать этим полуживотным с крохотным мозгом. Пауза затянулась...

Огненная бабочка пристроилась на ветку сухого, без листьев, клена — решила, что ее миссия завершена.

Все же гномы соизволили вмешаться и узнать, кто побеспокоил троллей и почему прекратили работу. Нет, спускаться они по прежнему не собирались — Игорь увидел, как ушастый тролль везет к нему на тачке старого-престарого гнома. Борода у него была даже не седой, а с зеленоватым отливом, поросшая мхом.


Старик внимательно посмотрел на мальчика, потрогал ладошкой холщовый балахон. Покачав головой, он задумался. Что-то спросил.

— Я не понимаю — простодушно ответил Игорь по-русски, потом, спохватившись, по-французски. Других языков он не знал, разве что несколько фраз на английском.

Гном прожил долгую жизнь и успел изучить языки людей.

— Кто ты такой и что здесь делаешь? — спросил он скрипучим кукольным голоском на смеси старославянского и обычного русского языков. На слух это было забавно и Игорь несмело улыбнулся.

— Я заблудился. Катался на лыжах в горах, попал в пещеру и вот к вам сюда выбрался.

— Мальчик, мальчик... — покачал головой гном, — Неужели ты думаешь, что меня можно обмануть? Ну да ладно. Оставайся у нас, пока не решим, что же с тобой делать — то ли отправить обратно к людям, то ли отдать вот им...

Игорь вздрогнул, представив, что с ним сделают тролли...

— Эй, Гроун! Отведи мальчишку в главную пещеру да проследи, пусть накормят как следует! А вечером я с ним побеседую основательно.

Ушастый тролль забросил мальчика на плечо, словно куль с мукой и, грузно перекатываясь с ноги на ногу, зашагал прочь от шахт. Игорь только и успел заметить, как вновь там закипела работа.

Глава пятнадцатая

Третье задание

Принц приканчивал уже третий персик. Сок стекал по ладоням, впитывался в песок. Думал ли Азаат про своего друга, вспоминал ли? Конечно! Но ведь и есть тоже хотелось, да еще если перед тобой столько всего вкусного!


А Демон сотворил себе из ничего шикарное позолоченное кресло и развалился в нем. Поглядывая на принца, он развлекался тем, что пускал молнии указательным пальцем в небеса. Уже стемнело и яркие фиолетовые блики были видны далеко вокруг.

Принц приноровился к оглушительному треску и вспышкам, хоть поначалу и вздрагивал.

Воздух пропитался озоном и свежестью.


Демон снова заскучал. Его очень угнетало ожидание, а что поделаешь? Сам-то он никак не мог раздобыть перстень, придется ждать возвращения мальчишки. А это ленивое создание, похоже, не торопится обратно.

Демон потянулся, громко зевнул во весь рост. И вдруг его озарило!

— Эй, поди-ка сюда! Я кое-что придумал!

Принц разогнул затекшие ноги, медленно побрел к креслу. — И чего ему еще надо от меня? — думал он.


— Нет, я определенно гений! Ты сейчас в этом убедишься! — хвастливо заявил Демон, когда принц замер перед ним. — Вот скажи, зачем же нам ждать, пока вернется твой дружок? Давай, я тебя тоже отправлю выполнять задание! Третье, последнее! Он ведь не узнает, что я тебя отпустил, все равно должен будет вернуться. Если вы, конечно, друзья?..

— Да, мы друзья, — твердо сказал принц, ни на секунду не задумавшись. — Я готов. Говори, что нужно сделать!

— Ты уже мог бы и догадаться. Третье колечко раздобудь! Вот и все, сущие пустяки.

Демон помолчал. Шелк его плаща струился по креслу вниз, подобно черной глади бездонного озера.

– Лежит последний перстень в... Нет, сперва послушай-ка вот это...

И Демон плавным загадочным и приглушенным тоном начал:

— В одном темном-темном лесу растет темный-темный дуб. В том темном-темном дубе есть темное-темное дупло. В этом темном-темном дупле живет страшный-страшный Филин... Вот у него-то на лапе и найдешь ты третий перстень!

Если бы эту сказочку услыхал Игорь, он лишь рассмеялся бы. Но принц был воспитан в таком мистическом духе, что принял все за чистую монету и побледнел от волнения.


Демон между тем продолжал, но уже в своей обычной саркастической манере:

— Должно быть, тебе любопытно, откуда на лапе филина взялось кольцо? О, это элементарно! Когда он был еще птенцом, триста лет тому назад, его папаша притащил в гнездо крысу. Кормить птенцов. А в тот день крыса сама позавтракала, откусив палец с этим перстнем у герцога фон Валленберга. Герцог был отравлен аккурат в то утро собственной сестрой, Катариной. Такое удачное стечение обстоятельств, не правда ли? Сестричка рассчитывала получить трон и наследство, но не тут то было. Через день ее заколол кинжалом родной дядя, Альфред. Но и ему не удалось в полной мере насладиться правлением — он был повешен через полгода на воротах замка. Такие тогда были времена! Впрочем, тебе-то все это знакомо непонаслышке!..

Э, что-то у тебя лицо совсем перевернулось! Испугался, не иначе. Не дрожи, принц, справишься! Лес тот совсем не страшный. Ну, разве что со всякой нечистью повстречаться придется да мечом помахать от души. Вход в лес возможен только через узкое ущелье. А охраняет его... Не скажу! Сюрприз будет!..

Переодевайся вот в эти доспехи...

С этими словами перед принцем свалилась с неба куча металла. Кольчуга, щит, пластинчатые штаны, сапоги, шлем с забралом — все это было серебристого цвета, маняще-красивое и такое надежное на вид.

Принц облачился, щелкая застежками. Металл оказался легким, почти воздушным. Игорь сказал бы, что это похоже на алюминий.

— Теперь возьми меч и попробуй, как он тебе на руку ляжет-

Меч ракетой влетел в песок перед принцем, застрял и завибрировал рукояткой кверху.

Принц выдернул поднатужившись, подержал на весу — не слишком тяжелый, в самый раз. Клинок короткий, не будет и метра. Со свистом рассек воздух перед собой.

— Браво, браво, — одобрительно сказал Демон. — Ладный воин получился! Остались сущие пустяки — всех врагов победить да перстенек добыть. Ну, нечего дальше тянуть, отправляйся!

И в очередной раз песок взыграл, вспенился у ног принца, осыпая его красной пылью. Полет в неизвестность начался...

* * *

Огненный обруч выплеснул принца аккурат перед самой расщелиной, даже не пришлось до нее добираться. Завершив миссию, сжался до размеров пятикопеечной монеты, подпрыгнул в воздух и приклеился к шлему.

Принц тут же про него благополучно забыл — впереди были заботы куда важней.


Ущелье и правда оказалось нешироким. Если встать посредине, раскинуть руки в стороны, коснуться левой стенки, то кончиком меча можно царапнуть по правой. По обе стороны нависали темные, в гранитных прожилках, скалы, не вскарабкаться...

Принц медленно, с опаской, побрел вперед. Он чутко прислушивался к малейшему шелесту, замирал при самом слабом дуновении ветерка, что слонялся неприкаянным по ущелью.

Принц ждал появления таинственного стража... Кто это — дракон, лев, медведь, кто?.. Оставалось лишь гадать и идти навстречу.

Тропинка причудливо вилась, напоминая толстого неповоротливого удава, заползшего в горное логово, да там и уснувшего навеки. Принц шагал по ней, стараясь двигаться как можно тише, чтобы даже шорох гравия не услыхало неведомое чудовище.


Но рано или поздно, всему приходит конец. Вот и тропинка привела мальчика на опушку леса. И где же ваше чудовище, господин Демон? Никого... Тихо, спокойно... Впереди, в сотне-другой шагов темная стена непроходимой чащи.

Принц замер, напряженно высматривая врага.

Да-а, не обманул Демон...

Сперва послышался рык, от которого заложило уши. Потом чья-то серая громадная лапа взрезала полосу дерна, словно плугом. А затем выскочил на открытое место и сам страж ущелья...


Глаза у принца полезли на лоб от удивления — вот уж такого он точно не ожидал! Перед ним во всей своей красе предстал громадный... ЗАЯЦ!! Размером с буйвола-тяжеловеса...

Передние клыки изогнулись кверху, словно бивни слона. Две острейшие бритвы изготовились располосовать мальчишку на ремни, мощные лапы взрыхляли землю в предвкушении кровавой трапезы. Зверь вздернул верхнюю раздвоенную губу и взревел, сотрясая верхушки деревьев.


Принц не успел оценить весь юмор ситуации, не до того было... Он стремительно выдернул меч из ножен и встал наизготовку. Заяц ринулся на него... Принц взмахнул мечом и вонзил его в шею зверю. Толстая шкура и длинная шерсть оказались прочней любого щита и чудовище отбросило мальчишку далеко в сторону.

Принц стремительно вскочил на ноги и вновь приготовился защищаться.

Должно быть, заяц решил поиграть немного. Он не спешил расправиться с жертвой — принялся подбрасывать мелкие камни в воздух, чтобы сшибить ловкую и шуструю мишень.


Долго принц не собирался бегать туда-сюда у зверя перед носом, несолидно как-то. Он замер, выждал удобный момент и рванулся вперед! Заяц как раз широко расставил лапы, чтобы поудобней схватить добычу, но удача была на стороне принца.

Клинок глубоко вонзился прямо в сердце зайца-переростка! Оставив меч там, принц тут же отскочил назад, чтобы не попасть под сабельный удар резцов зверя.


Заяц вскрикнул, совсем по-человечьи, громко застонал. Заскреб лапами по груди, стремясь выдернуть смертельную занозу, но ничего не помогло... Он упал на бок, задергался в последних судорогах и затих...

И вдруг... Громадное тело стало съеживаться, опадать, словно из надувной игрушки выпустили воздух. Все меньше, меньше...

Через несколько мгновений на месте злобного гиганта принц увидел маленького серого зайчонка. Причем живого и невредимого! Заяц вскочил на ноги, оглянулся на мальчишку, весело пробарабанил что-то на камне и стремглав умчался в лес!..

Признаться, принц очень обрадовался такому финалу. Наверное, некий волшебник заколдовал зайчонка, превратив в стража зачарованной чащи...


Как же не хотелось принцу лезть в эту самую чащу... Но делать нечего, хочешь, не хочешь, а надо... Игорь будет ждать его возвращения... Отдохнуть бы вот только самую малость, после битвы...

Глава шестнадцатая

В роли Белоснежки

Пещера, в которой обитали гномы, представляла собой уютно обставленное жилище. Маленькие стулья, невысокий стол посреди нее, камин, собранный из обожженных глиняных кирпичей, лохматые медвежьи шкуры на топчанах — все это Игорь никак не мог приписать злобному дикому племени, как рассказывал про гномов Демон.


Тролль сбросил мальчишку на ближний топчан, оскалил зубы в дикой ухмылке и негромко взрыкнул — мол, сиди и не дергайся!

А сам уселся перед входом, греться на солнышке.

Игорь был рад нежданной передышке — он растянулся на теплой мягкой шкуре и на секундочку прикрыл глаза. Пригрелся...

Усталость быстро взяла свое, склеила ему веки, затуманила голову, навеяла сон...

Странный какой-то сон и непонятный... Будто мчится по пыльной проселочной дороге мимо деревенских хат самый настоящий танк. Потом по полю, вдоль реки... С лязгом и грохотом перелетает стальная машина через ямы и овраги, мчится неведомо куда. И врага не видать, далеко убежал, наверное. И никак Игорек не может в толк взять, к чему бы этот сон, да еще так не вовремя. Насмотрелся фильмов по телевизору, еще и не такое наснится...

Сквозь сон услышал Игорек, что его кто-то за плечо толкает, пытается разбудить. Глаза-то мальчик раскрыл, а толком еще не проснулся — все бежит и бежит перед глазами тяжелая неповоротливая гусеница, вминая грязь и камни... Эта картинка так ярко запала ему в память, что никак невозможно отвертеться — крутятся колеса в голове, да и все тут.

Да, а кто же его будил-то? Оказалось — вернулись гномы с работы. Уже сидят за столом, ужинают, а самый старый его и разбудил.

— Садись к столу. Поешь сперва, потом расскажешь, кто такой. А мы все вместе решим, что с тобой делать.

В животе давно соловьи свиристели, потому Игорь и не подумал спорить. Быстренько подскочил, сел на лавку рядом с другими. Ему подали миску с кашей, ломоть хлеба, сыр придвинули. И кружку молока.

Гномы оказались не слишком разговорчивые. Молча жевали, переглядывались. Игрек не удержался от любопытства и в свою очередь искоса разглядывал их. Обычные маленькие старички, вроде даже не слишком злые. Ладони большие, мозолистые, сильные...


Уфф... Наевшись, Игорек отодвинул пустую тарелку. Сейчас полежать бы... Вроде и выспался, а глаза снова слипаются. Путешествие по пещере сильно утомило, должно быть...

Старик гном оказался проницательным и сразу разглядел состояние гостя:

— Поди приляг, после сытного ужина в самый раз будет. А я рядышком посижу, побеседуем.


Игорь снова забрался на топчан. Гномы разбрелись по пещере, устраиваясь на своих кроватях. Кто принялся штопать, кто дрова в печь подкидывать, кто ножом вырезал игрушку из полена — каждому нашлось занятие. Но Игорь заметил, что все они вполуха прислушивались к завязавшемуся разговору.


— Так откуда, говоришь, ты к нам пробрался?

— Ну, там, наверху, из деревни... На лыжах катался и провалился в яму.

— Одежа у тебя прямо скажем, не ахти... Зимой в такой не шибко побегаешь. Да и босиком на лыжах не ездют. Не хочешь, значит, правду говорить... Ну да и ладно. Не пытать же тебя, в самом деле. Пришел и пришел... Эхе-хе-х... — закряхтел старик, поглаживая бороду. ? — Утром тебя проводят к людям. А у нас и так проблем хватает, еще и с детьми возиться. Вон, через неделю-другую наши тролли разбегутся по лесам да горам. И жди их потом до осени.

— Почему разбегутся? — удивился Игорь.

— Природа у них такая. Как весна приходит, так их работать не заставишь. Самая пора бы золото добывать — тепло, солнце греет... А они женихаться убегают. Нам-то что остается, сидеть без дела. Эх, придумать бы, как без троллей работа продвигалась...

Гном склонил голову и задумался. Игорек тоже загрустил. Что тут придумаешь... Такие тачки тяжеленные маленькие гномы таскать не смогут...

Да только не дает мальчику покоя сегодняшний сон, все мелькает и мелькает перед глазами железная бесконечная гусеница от танка.

И словно озарение просветлило его голову! А что, если...

Игорь подскочил и спросил оживленно:

— А у вас есть бумага и карандаш?

Гном удивился:

— Ну, положим, найдем. Зачем тебе?

— Надо! Дайте, пожалуйста!

Кто-то из гномов пошарил на полках и добыл большой старинный фолиант. В нем было несколько пустых страниц. Подали и уголек.

Игорь принялся что-то вычерчивать. Увлекшись, он тихонько посвистывал и шептал себе под нос.

Старик внимательно наблюдал за его действиями.

Из-под уголька медленно вырисовывался чертеж непонятной конструкции. Сперва непонятной...

Но умудренный опытом старик гном быстро разглядел, что к чему. И даже принялся подсказывать:

— Это колесо вот так повернуть надо бы — тогда и силы меньше прикладывать...

Не выдержав, подобрались поближе любопытные гномы. Окружили, зашептали одобрительно. Ловко у него выходит, у мальчишки этого!

— Вот, готово! — с гордостью произнес Игорь и отодвинул от себя книгу с рисунком.

— Хороша конструкция, ничего не скажешь... — одобрительно сказал старый гном. — Сделать-то не очень сложно будет. Шкуры найдем, спицы из железа выльем... Да вот кто это все вертеть будет?

— Тоже мне, проблема. — хмыкнул кряжистый гном в синем кафтане. — пару волов запрячь, а то и четверку. Сделаем! Главное, летом работа будет, а не скукотища!


Спать сразу расхотелось — до полуночи гномы галдели, обсуждая чудную механику. Куда и подевались молчаливость да угрюмость! Игорек сперва принимал участие в спорах, но потом все же не выдержал, отполз к стене да и заснул...

* * *

На рассвете громкий стук молотков заставил Игорька выскочить из пещеры. А там уже вовсю шли плотницкие работы! Длинная лента, скроенная из воловьих шкур, лежала поодаль. Гномы пилили, строгали доски; закрепляли колеса. И когда они все это успели сделать... Неужели всего за одну ночь? И вправду говорят, очень работящий народ, ни минуты без дела не могут!..

Игорь подошел, послонялся вокруг, выискивая себе занятие. Но справлялись и без него.

— Иди лучше поешь! — предложил кто-то.

И то дело...

А к полудню уже все было закончено!

Привели пару волов, рыжих, здоровенных. Запрягли. И принялись волы медленно вращать большое колесо. Ремни от колеса протянулись к другим колесам, поменьше. Поскрипывая, с натугой, но завращалась лента метра в три шириной.

Конвейер заработал!

Гномы радостно закричали, заплясали вокруг. Подхватили главного автора — Игорька — на руки, подбрасывая вверх.

Тролли еще не понимали, что эта машина заменит их, радовались вместе со всеми.

— Спасибо тебе, мальчик... — подошел к Игорю старый гном. — Ты нам очень помог. И мы решили тебя наградить. Выбирай, что хочешь!

Что ж тут хотеть-то... Перстень ему нужен. А как об этом сказать, чтобы не вызвать подозрения?

— Можно, я посмотрю вокруг? Может, найду что подходящее.

— Конечно, смотри...

Игорь для порядка послонялся по пещере. Но сундучок он заприметил еще с вечера.

— Можно, я посмотрю этот сундук? Там что-то старинное есть, наверное?

Без лишних расспросов перед ним распахнули кованый сундучок. Под ветхими одеждами и обувью и правда разыскался холщовый мешочек. А внутри — прозрачные цветные камешки, несколько золотых монеток, резные браслеты и... перстень.

На перстне изображена змея, свернутая посредине в виде восьмерки — знак бесконечности...

— Какой красивый... — непритворно восхитился Игорь. — Можно, я его возьму? А больше мне ничего и не надо.

— Давно у нас этот сундук стоит, никто уж и не помнит, откуда взялся. Побрякушек таких у нас хватает. Людям меняем на еду и инструменты, или еще что по хозяйству. Так что бери колечко, коли по нраву пришлось. Ну, с тем и попрощаемся. Сейчас тебя проводят...

Игорь был бы рад еще погостить у гостеприимных гномов, но его ждал друг...

Мальчик не спорил, когда его повели по горной тропинке куда-то наверх. Через полчаса гном-провожатый махнул рукой и сказал:

— Вот по этой тропке и иди дальше, там селение будет. Ну, прощай!..

Едва гномы скрылись из виду, подлетел огненный мотылек. Игорь уж и позабыл про него...

Мотылек превратился в круг, приглашая мальчишку в обратный путь.

Возникла вдруг из ниоткуда пелена, окружила мальчика плотным туманом. И потащила за собой...

Глава семнадцатая

Битва в лесу

Принц Азаат убрал меч в ножны и глубоко вдохнул свежий, пропитанный весной, воздух. Солнца не было видно. Его скрыли клубящиеся свинцово-черные тучи. Они так заволокли небо, что вокруг сгустился ночной морок. И все это произошло в считанные минуты, принц даже не успел перевести дух после боя.

Грянул тысячью пушечными залпами гром. Молнии засверкали огненными зигзагами, постепенно превращаясь в сплошную фиолетовую завесу.

И тут же плотной стеной упали на землю холодные тугие струи ливня.

Принц, скользя по разом раскисшей грязи, помчался к лесу — там он надеялся укрыться от непогоды.

Бурелом так переплел вековечные стволы, что протиснуться было невероятно сложно. Обрубая сухие ветви, принц пробирался вперед. Сучья царапали доспехи, скрежет продирал до глубины души.

Дождь шумел где-то высоко вверху, даже отдельные капли не долетали до земли. Может, поэтому принц не смог разглядеть ни одного зеленого листочка. Или лес еще не проснулся от зимней спячки...

Стволы столетних дубов поросли толстым ковром из зелено-бурого мха. Под сапогами с чавканьем лопались шляпки грибов величиной с тарелку.


Принц слегка растерялся — ни тропинки, ни дорожки. Куда идти, где искать филина с колечком? Он снял шлем, поскреб ногтем блестящий кружок.

— Эй, давай просыпайся! Дорогу показывай! А то расскажу твоему хозяину, будешь знать!

Шуточная угроза подействовала: кружок отслоился от металла и заплясал впереди, приглашая вслед за собой. У мальчишки отлегло от сердца — все же он не один!..

А где же вся нечисть, встречу с которой обещал Демон? Попрятались, что ли? Никого... Стало невероятно тоскливо...

Наконец кружок подлетел к громадному дереву. На высоте в три человеческих роста чернело дупло.

Цепляясь шпорами за шершавую твердую кору, принц принялся карабкаться наверх. Руки не могли обхватить ствол, ноги скользили. Как он взобрался, принц и сам не понимал. Он твердил про себя только одно: — Еще чуть-чуть, ну еще... Еще...

Пальцы вцепились в край дупла, крепко сжали. Принц подтянулся, заглянул внутрь. Оттуда пахнуло тяжелой сыростью и гнилью. Неужели там кто-то может жить?

С громким клекотом и шипением ему в лицо бросился мягкий комок перьев, когтями и клювом расцарапал щеку и едва не лишил глаз. Принц мотнул головой — забрало, лязгнув, прикрыло лицо.

— Ну чего ты шумишь... Я ничего плохого не сделаю, — увещевал принц разгневанную птицу. — Я только перстенек сниму с твоей лапки да и все! Давай ее сюда!

Как бы не так. Филин хлопал крыльями, ухал, шипел.

Увлекшись этим сражением, принц пропустил кое-что очень важное. Когда он на секунду взглянул вниз, то обомлел...

Что там творилось...


Громадные лохматые звероподобные чудовища бились не на жизнь, а на смерть с мелкими, но очень злобными тварями. Мелюзга напоминала ожившие поленья с лапами и громадными глазами. Они нападали сразу всем скопом на одного из чудищ, валили наземь и раздирали в клочья...

Громадные звери тоже могли постоять за себя — с хрустом переламывали мощными ударами хребты «поленьям»

Увидев этот ужасный бой, принц мигом подтянулся и нырнул в дупло, не обращая внимания на возмущение филина.

— Тише ты... Смотри, что там делается! Хочешь, чтобы и нам досталось?

Филин мигнул, гугукнул... и замолчал. Наверное, понял. Так и сидели мальчик с филином, тесно прижавшись друг к другу, время от времени выглядывая из дупла и прислушиваясь к звукам, доносившимся снизу.

Глухие удары разносились по всему лесу. Деревья не выдерживали и валились наземь, задирая кверху черные узловатые корни...


Выглянув в очередной раз, принц увидел странную картинку: одно из «поленьев» поднырнуло под великана, ушло веретеном в землю. Через мгновение гигант... покрылся корой, застыл на месте, медленно превращаясь в дерево!

Вот так чудеса...

Но этот трюк срабатывал далеко не у каждого, иначе «поленья» быстро справились бы.

Земля стала влажной от крови и противно чавкала под толстыми лохматыми лапами гигантов. Которых становилось все меньше...

Дерево, на котором прятался принц, вдруг содрогнулось от удара невероятной силы. Накренилось, медленно, неотвратимо... И повалилось на землю.

Мальчик был ни жив, ни мертв. Он расшиб себе колено, больно ударился затылком, чуть не вывихнул шею. Зато филин успел выбраться из дупла до падения и теперь сидел высоко на ветке, глядя с любопытством на глупого мальчишку, который почему-то не умеет летать.

А принц и правда повел себя глупее некуда. Или от удара у него слегка помутился рассудок?

Он выглянул... А ведь иногда любопытство до добра не доводит! Вт и сейчас громадный, покрытый бурой свалявшейся шерстью великан заметил блеснувший в поваленном стволе металлический шлем и с ревом бросился к мальчишке.

Одного легкого шлепка хватило бы, чтобы расплющить нашего рыцаря в фольгу. Однако над головой великана громко захлопал крыльями филин. Он налетел с той же ожесточенностью, как полчаса назад на принца, защищая свой дом.

Гигант взревел еще громче, почти сравнявшись с громовыми раскатами. Принялся молотить по воздуху когтистыми лапами, отбиваясь от озлобленной птицы.

Филин норовил угодить в самые чувствительные места — в нос, в глаза. И посрамленный великан не выдержал такого напора, он взрыкнул обиженно, развернулся и помчался прочь, сминая на ходу «поленницу» врагов.

А филин вновь устроился на ветке, победно вертя головой, словно полководец, озирающий поле боя.

Принц, все это время сидевший ни жив, ни мертв, облегченно перевел дух. Больше он не рискнул выглядывать...

Шум битвы постепенно уходил в сторону — чудовища устали молотить друг друга и расходились по сторонам. Кто победил в поединке, принц так и не узнал. Может, ничья?

— Птичка, а птичка... Иди сюда... — ласково сказал принц, выбравшись из дупла и сев на поваленный ствол. — Я тебя очень прошу!..

Филин мигнул, щелкнул клювом. И слетел вниз, прямо на колени мальчишке.

Принц осмотрел его лапу — кольцо туго сжимало цевье, снять практически невозможно. Но не тащить же к Демону всю птицу! Да и лапу рубить совершенно не хочется. Что же делать, как снять?

Задумался принц... А, придумал! Что если...

Он спрыгнул вниз, схватил комок глины, пропитанной кровью и слизью убитых тварей. Смазал лапу птице. Чуть-чуть провернув кольцо, потянул вниз. Осторожно, медленно... Сам бы не поверил, но вот он, перстень, в его руках!

На печатке — двуглавый дракон на изумрудном фоне.

В то же мгновение блестящий кружок-проводник превратился в огненный пояс, сам наделся на талию мальчику и — лес исчез в туманной непроглядной дымке.

Цель достигнута — пришла пора возвращаться...

Глава восемнадцатая

Домой?.. Домой!!

Два ветерка-близнеца запели в унисон заунывную протяжную песню и тут же оборвали ее на первой ноте — они доставили своих пассажиров в пункт назначения и с чувством выполненного долга удалились.

Пустыня оставалась неизменной — тот же пурпурно-розовый песок и его небесное отражение.

Принц поднял забрало и обрадовано вскрикнул: — Игорь! Как я рад, что мы снова вместе! Утопая в песке по щиколотки, он помчался навстречу другу и обнял его за шею.

— Да погоди, ну! Ты же меня задавишь своими железками! — со смехом отбивался Игорек. Но и его переполняла радость.

— А где этот... Властелин колец?.. — спросил он, отдышавшись и отсмеявшись.

— Демон? Не знаю... Сейчас появится, наверное... Тебе удалось перстень найти?

— А как же! — хвастливо заявил Игорь. Он протянул вперед руку — на пальце блестело кольцо. — А у тебя получилось?

— Да, мне тоже повезло. Вот, смотри... — и принц в свою очередь снял перчатку.

Мальчишки полюбовались трофеями друг дружки.

— Как думаешь, зачем ему три кольца? Чего он задумал? — медленно проговорил принц, нахмурившись.

— Даже не могу представить... Если первое кольцо влияло на время, то эти два... Тоже чем-нибудь управляют? Только вот чем?..

Но им не удалось продолжить свои размышления. Тут как тут проявился на фоне заката черный лаковый силуэт.

— С приездом, молодые люди! — послышались раскаты громкого возгласа Демона. — Вижу, задание мое выполнили честь по чести! Давайте скорей сюда колечки да и отправляйтесь по домам!

Принц тут же простодушно бросил ему свой перстень.

— Ну а ты чего ждешь? Бросай! — торопил Демон Игорька.

Мальчишка не торопился — что-то ему не понравилась показная доброта Демона. Может он и не собирается их отпускать?

По наитию Игорек переместил кольцо с левой руки на правую. На безымянный палец.

— Эй! Ты что делаешь?! Прекрати немедленно! — заорал Демон. От его вопля принц даже пригнул голову, так заломило в ушах.

Ага, значит все правильно! — решил Игорек. Но что делать дальше?

Перстень сам решил эту задачу: словно в замедленной съемке край черного плаща Демона приподнялся и потянулся к Игорьку. Коснулся перстня и... вошел в печатку, словно в тубус пылесоса! С криком и ругательствами вслед за плащом устремился в перстень и сам Демон. Ноги, талия, вытянутая когтистая рука... Лицо Демона исказилось, словно в кривом зеркале...

— Стой! — вскрикнул вдруг очнувшийся принц.

Он подбежал к Игорю и сдернул с его пальца перстень. Демон восстановил сам себя через мгновение и замер неподалеку.

— Теперь слушай нас! — прокричал ему принц. — Сперва отдай все кольца, что мы тебе добыли!

Демон покорно вынул из кармана оба колечка и бросил на песок перед принцем.

— Рассказывай, зачем тебе все это нужно? Да не обманывай, иначе продолжим уничтожение!

— Что рассказывать... — проговорил Демон. — Кто обладает всеми тремя перстнями, тот владеет Вселенной. Только и всего... Да вижу, сорвалась моя затея...

И тут же, хитро блеснув глазами, швырнул в мальчишек огромный огненный шар.

Хорошо, что Игорек был наготове и успел надеть перстень! Шар вытянулся в тонкую струну и исчез в печатке.

— Ты что же, шутить с нами вздумал, гад?! — разозлился Игорь. — А мы тебя еще пожалеть хотели, отпустить! А ты вон что!..

— Да успокойся ты... — положил ему руку на плечо принц. — Это он напоследок... Чтобы не с позором уходить.

— Ладно, пусть убирается... Эй, сперва нас отправь обратно, откуда взял!

Демон печально кивнул и вытянул вперед руки, высвобождая энергию астральной транспортировки...

* * *

С того дня, как он распрощался с мальчишками, у старого друида Хильдерона все валилось из рук. То и дело он доставал с полки магический шар и выискивал их по всей Земле. Но тщетны были все его усилия. Дети словно растворились в неведомой стороне.

За хозяйством старик ухаживал бездумно, автоматически. Беспокойство все сильней охватывало его. Куда же они могли запропаститься?!

Вот уж не думал, не гадал, что так привяжется к простым смертным букашкам!..

И яркое солнце, и пение птиц, и буйная зелень деревьев — все было старому Хильдерону не в радость.


И вот, почти месяц спустя... Оба мальчишки свалились прямо к нему на огород! Старик остолбенел, бросил лопату.

Принц поднялся с помидорной грядки и церемонно склонил голову. Рядом вскочил Игорек. Он заулыбался, от радости позабыв все слова.

Наконец-то добрались!..

— Вот не было печали, приехали тут... — пробурчал дед. — Где вас носило? Где бродили?

За напускной строгостью он прятал собственную радость.

— Мы... — принялся рассказывать Игорь, но старик прервал его.

— Погоди, ступайте в избу, отдохните с дороги. Отобедаем, а там и рассказ послушаем.

В доме принц сбросил свой металлический наряд, порядком уже надоевший. А Игорьку старик вынул из сундука приличную одежду — и откуда у него только нашлись современные детские курточка и джинсы? Не иначе, как заранее приготовил, в подарок!

На столе появились дымящиеся тарелки с рассыпчатой картошкой, с наваристым борщом... Мальчишки налетели на еду с азартом и нескрываемым удовольствием. Расправились в считанные минуты! И от добавки не отказались.

— Ну вот, теперь и расскажите про свои приключения. — сказал старик и приготовился слушать, уложив бороду на могучий кулак.

Перебивая друг друга, взахлеб, со смехом принялись вспоминать мальчишки о гномах, о страшных лесных чудовищах, о глупом и недалеком Демоне. Это сейчас все казалось смешным и забавным...

Игорь выложил на стол все три перстня.

— Мы так и не поняли, зачем они Демону понадобились. Он сказал, чтобы владеть Вселенной. Ну ерунда ведь, правда? Разве эти колечки могут...

— Могут... Еще как могут... — мрачно подтвердил старый друид. — Вот это кольцо управляет временем, вот это — пространством. А вот это — материей. Если их надеть все три сразу то станешь неуязвимым и всемогущим. Вот так-то... Вы сделали очень большое и важное дело, лишив Демона такой власти над миром. Что бы он мог натворить, даже представить страшно!

Ребята притихли... Они не думали, что все настолько серьезно...

— Что же теперь с ними делать? — спросил принц.

— Оставьте их у меня. Я так спрячу, что никто найти не сможет, никакие демоны не доберутся!

Игорь кивнул. — Ладно, пусть у вас останутся. А что теперь нам делать? Нам домой надо!

— Ну, это проще простого. Тебя, Игорь, я в 21 век отправлю, в Москву. А принца в его время.

— Не надо!.. Я не хочу туда! — вскрикнул принц. — У меня там никого не осталось, ни родителей, ни подданных, ни дома. Что я там делать буду, как проживу?

— А как же тогда?.. — растерялся Игорь.

— Можно... можно я с тобой пойду? Ну... У тебя жить буду, а?

Принц с надеждой поглядел на него.

— Точно!.. Давай к нам! Вот здорово! Как же я сам не догадался! — несказанно обрадовался Игорь. — Мама с папой тоже будут рады, а я тем более! Знаешь, как я хотел брата! Все, мы готовы!..

Последняя фраза была для старика Хильдерона.

Он не хотел расставаться с гостями, но ничего не поделаешь. И так они невесть сколько пропадали, а дома ведь их обыскались уже.

— Ну что ж... Так тому и быть. Прощайте, ребята. Очень вы мне по сердцу пришлись. Кто знает, может еще свидимся! Удачи вам в жизни!

С этими словами старый друид вызвал фиолетовое облако, окутавшее мальчишек плотной шубкой. Через мгновение туман рассеялся... И вновь навалилось на старика одиночество...

* * *

Вот и пришел конец нашей истории. Что было с мальчишками дальше?

Два мальчика появились из ниоткуда в обычной московской квартире, напугав родителей. Потом были объятия, слезы радости и рассказы, рассказы, рассказы...

Осенью Игорь отправился в школу вместе со своим названным братом, бывшим принцем, по имени Азаат.


Но это уже совсем другая история под названием ЖИЗНЬ...

КОНЕЦ


home | my bookshelf | | Печать Капетингов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу