Book: Стихотворения 1903-1905 годов



ВЧЕРА

Мы ехали за город шумной толпой,

Мы веселы были и пели.

Звенел, разносился наш смех молодой,

Сливаяся с шумом метели.


Все, что попадалося нам на пути,

Остроты и смех возбуждало;

Старик, что с дороги замедлил сойти,

Когда его тройка нагнала,


Ухабы и снег, что обильно на нас

С беззвездного неба валился.

И тройка за тройкой со звоном неслась,

И шум голосом разносился.


Мы лесом поедем, и вторит нам лес,

Звучат колокольчики бойко.

А город из виду давно уж исчез...

Эй, ты, разудалая тройка!


Мы песню затянем, и песня звучит

Тоскою о бедном народе,

Что спину, под палки подставивши, спит

И грезить забыл о свободе.


То грянем другую: проснется народ,

Конец его сну-исполину;

Поймет он, кто кровь его жадно сосет,

И в руки возьмет он дубину.


Вот кончится лес, и мы полем летим;

Огни показались деревни.

Как скоро! И мы ямщику говорим:

Левее, левее, к харчевне!


Не в пустословии речей, —

В страданиях народа,

В безумных криках палачей

Рождается свобода.


Чтоб старый мир был обновлен

Взаимною любовью,

Он должен быть дотла сожжен

И залит алой кровью.


Когда он будет испеплён,

И кровью все покрыто,

Лишь из кровавых выйдет волн

Свобода — Афродита.

* * *

«Гляжу в лицо я пылающей тверди...»

Гляжу в лицо я пылающей тверди.

Тверд и ровен мой гулкий шаг.

Шелестит на высоко поднятой жерди

Победное знамя — красный флаг.


3а мною в волнах зычных напева

Мерный топот тысячи ног,

И полна наша песня священного гнева:

Нам ненавистен царский чертог.


Пусть не один предатель меж нами

С поднятым взором, горящим лицом.

Глухо дрожит земля под ногами,

Солнце пылает полдневным венцом.


В воздухе пыльном ходит волнами

Дерзкая песня — полуденный гром.

* * *

«Опять дышу полей целительной отравой...»

Опять дышу полей целительной отравой.

Весенний небосклон и ясен и глубок;

И осиян лучей воскресшей славой,

Как пышный храм, как храм золотоглавый,

Горит зарей забрызганный восток.

И воздух молодой, не нежащий и пряный,

Меня холодною водою обдает.

Иду в полях, весенним ветром пьяный,

И в теле крови ток багряный

По жилам бег стремительный несет.

Как любо мне впивать всю ширь, всю

                                 мощь земную,

                                            до дна.

Я            забыл, о прошлом не тоскую.

Я вольный зверь. Я только смутно чую

И нежности твоей не знаю, о Весна!

* * *

«Скажи, зачем в безлунный час, царевна...»

Скажи, зачем в безлунный час, царевна,

Когда высок и светел небосклон,

Твой темный взор над свитками склонен,

                      гневно.

О, знаю, ты едва ли различишь,

Где горестный и где победный стих...

* * *

«Я ушел далёко. Спал и видел сны...»

Я ушел далёко. Спал и видел сны.

Видел, видел око светлое Весны.

Радостное чудо — грезы первых снов,

Светлый мир откуда вечно юн и нов.

Сплю, благой и тихий, грежу без конца,

Творчеством великий, нежностью Отца..

* * *

«На что мне блеск зари златистой...»

На что мне блеск зари златистой

И полдня пламенные сны?

Милей звезда на тверди чистой,

Дыханье полночи душистой,

Улыбка томная луны...

* * *

«Жизнью правят неизменно...»

Жизнью правят неизменно

В белый резкий день,

И скрываются смиренно,

Как стезей своей священной

Наплывает тень...

* * *

«Здравствуй, милый! Как здоровье...»

Здравствуй, милый! Как здоровье?

Как хозяйство? Так и сяк.

Только первое условье:

От дождя беречь костяк.

Домовина подгнивает,

Камень съехал. Как тут быть?

Уж немножко поддувает.

Тяжеленько стало жить.

Сплетни тоже надоели,

         Смекни, брат, сам:

За последних две недели

Сорок баб прислали нам...

* * *

«Ваш поцелуй, мне данный неохотно...»

Ваш поцелуй, мне данный неохотно,

Надменный взор, сказавший гордо: пусть!

Вы все ж рассеяли души сухую грусть,

И вот опять я весел беззаботно.

Чтоб обмануть себя, достаточно ль...

Нет, нужно что-нибудь и проще и ясней.

Взор, поцелуй, и вот опять на много дней

Моя любовь и счастие без меры.

Пусть взор светился Ваш

            брезгливостию грубой

Его мне дали Ваши губы.

* * *

«Уходит, сбиваясь, дорога...»

Уходит, сбиваясь, дорога,

Уходит на темный пустырь.

Обетов нарушил я много,

Покинул святой монастырь.

Иду я, угрюмый безбожник,

Куда только очи глядят...

* * *

«Мы за море пустились...»

Мы за море пустились.

Вы едете далеко.

Простите! Добрый путь!

Авось, домой вернетесь,

Домой когда-нибудь.

Но только вот условье:

Когда...

Как будете домой.

* * *

«Я в ночь ухожу без возврата...»

Я в ночь ухожу без возврата,

Один, истомленный и сирый.

Моя светозарная тень,

Ты краткий румянец заката,

Ты вздох отлетающей лиры,

Больной, угасающий день...

* * *

«Отзвенели крылья гусаров...»

Отзвенели крылья гусаров,

Не вздымают кони их пыль.

Только сосны в дыме пожаров

Вспоминают старинную быль.


Только помнят широкие степи

Про налеты гусаров лихих,

Только в сердце темном, как в склепе,

Еле теплится память о них.


...Ой вы, гуси, вы серые птицы,

Пролетите над степью, звеня,

От чужой, от немилой границы

Унесите, возьмите меня!


Не могу я томиться здесь больше,

Сердце жжет пробудившийся жар...

На поля обездоленной Польши,

                         пожар

На поля, где посеяны кости,

Где пируют незваные гости...

* * *

«Пускай мой прах в стране немилой...»

Пускай мой прах в стране немилой

Сокроет хладная земля, —

Над здешней вечною могилой

Нетленны Ваши тополя.




home | my bookshelf | | Стихотворения 1903-1905 годов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу