Book: Рэп для мента



Рэп для мента

Б. К. Седов

Рэп для мента

Купить книгу "Рэп для мента" Седов Борис

ПРОЛОГ

Если сложить миллион долларов в пачки по сотне стодолларовых купюр в каждой, то получится ровно сто пачек. Эти деньги легко умещаются в обычном «дипломате» стандартного размера. Можно спрятать этот дипломат под кровать или, завернув его в несколько слоев полиэтилена, зарыть на садовом участке, а можно для оригинальности поехать в лес и привязать дипломат к сосне на высоте восьми метров, а на стволе сделать зарубки, чтобы потом легче было найти нужное дерево.

Но из-под кровати клад легко достанут квартирные воры, которым такая добыча обеспечит безбедную старость; на месте садового участка, пока его владелец лежит в больнице с переломом позвоночника, могут выстроить сервисный центр, а где находится нужное дерево, можно попросту забыть и до конца жизни бродить по лесу, разыскивая зарубки на соснах, бормоча проклятия и цепляясь отросшей бородой за сучья.

Поэтому в старое советское время, заботясь о благополучии граждан, их призывали хранить деньги в сберегательной кассе. Теперь же, в новые времена, нельзя проехать по городу и километра, не наткнувшись на какой-нибудь «Нашбанк», или «Честнобанк», или даже «Росзапсевфинчечбанк».

Илья Семенович Ростовцев, выбирая название для своего детища, решил придумать что-нибудь пооригинальнее и посовременнее, так в Городе появился еще один банк, который ничем, кроме названия, не отличался от десятков, а то и сотен других.

Назывался он просто и понятно – «Петробабки».

Дела банка шли как у всех, миллиардами долларов не пахло, однако главную свою задачу – обогащение лично Ильи Семеновича – «Петробабки» выполняли.

А на большее он и не рассчитывал.

Делами банка, понятное дело, управлял совет директоров, состоявший из двух человек; и в эту самую минуту Илья Семенович, сидя в роскошном кресле, которому мог позавидовать сам президент, показывал своим директорам, кто в доме хозяин.

– Какие еще партнеры? – кипятился Ростовцев, роняя на настоящий персидский ковер пепел от вонючей, но дорогой сигары. – Вы что тут все, с ума посходили? Переводить деньги в Турцию! Если вас кинут, то вы будете рассчитываться со мной до конца дней своих. Немедленно отозвать бабки и больше такого не делать!

– Ну, Илья Семенович, – урезонивал его первый директор, – это же проверенные люди, они же русские, хоть и в Турции...

– Да, – поддержал второй директор, – нормальные русские. Из Гомеля.

– Вот именно, – Ростовцев воздел сигару к небу и обсыпал себя пеплом, – русские, да еще из Гомеля! Знаю я таких русских. Будь они турками или даже албанцами, я бы слова не сказал. А если русские из Гомеля – то увольте меня от таких сделок. Я сам себе русский. Почти.

Ткнув сигару в пепельницу, Ростовцев недовольно посмотрел на директоров и, переменив позу, сказал:

– Деньги из Анкары – вернуть. Все. Разговор окончен.

Он налил себе стакан минералки и жадно выпил.

День был жаркий, и Илья Семенович предпочел бы провести его в своей роскошной фазенде на берегу Залива, вдали от душного и пышущего недобрым жаром Города, но дела, дела...

Кто же еще будет заниматься делами?

Если сам не сделаешь, никто за тебя не сделает.

На лбу Ильи Семеновича выступила испарина, и, утершись белоснежным платком, он сказал:

– Ну а что там с Москвой?

Второй директор открыл было рот, чтобы ознакомить хозяина с блестящими московскими перспективами, но тут дверь в кабинет распахнулась, и на пороге появился сотрудник службы безопасности банка, одетый в черный похоронный костюм и белую рубашку.

Илья Семенович мгновенно разогрелся до температуры автомобильного прикуривателя и заорал:

– Вам что, непонятно, что у меня совещание? Как фамилия? Буркин? Гуркин?

– Чуркин моя фамилия, – растерянно ответил охранник, – тут такое дело...

Он отошел в сторону, и в кабинет, пугливо озираясь, вошла женщина неопределенного возраста. На ней был бесформенный выцветший плащ образца восемьдесят затертого года, колхозный платок, прикрывавший жалкие сероватые волосы, и толстые очки, делавшие ее глаза большими и глупыми.

Ростовцев сразу определил ее как домохозяйку.

Бедную.

– Ну и что это? – Ростовцев нахмурился. – Это у нас клиент такой пошел, что ли? Или этой мадам нужна милостыня? Так будет вам известно, что я не подаю. Буркин... Э-э-э... В общем – закрой дверь с той стороны.

Чуркин развел руками и оглянулся на женщину.

– Так у нее...

– Что у нее? – Ростовцев поморщился. – Ну что у нее может быть?

Женщина шагнула вперед и сняла плащ.

Ростовцев увидел, что у нее, и слегка побледнел.

Оба директора замерли, а охранник пятясь вышел из кабинета и осторожно закрыл за собой дверь.

На женщине красовалась офицерская портупея, на которой были закреплены несколько ярко-красных цилиндрических предметов с маркировкой на заграничном языке. Насмотревшийся американских фильмов Ростовцев моментально распознал в этих предметах мощные толовые шашки и побледнел еще больше.

Потом он увидел прикрепленную к портупее черную коробочку, на которой светились два глазка. Один из них, зеленый, горел постоянно, а другой, красный, тревожно мигал.

От коробочки к празднично сверкавшим толовым шашкам шли витые зеленые и желтые провода; другие провода, красного цвета, опутывали бесформенное туловище женщины, и было на этой сбруе еще что-то похожее на дверные глазки, но Ростовцев, уже совершенно не понимая, что происходит, не стал расспрашивать женщину о назначении тех или иных устройств, закрепленных на ней, а вместо этого громко сглотнул и, указав пальцем на страшное сооружение, громоздившееся вокруг испуганной домохозяйки, спросил:

– Это... Что это?

– Это бомба такая, – ответила домохозяйка и залилась слезами, – они меня сейчас взорвут, а у меня дети из школы должны прийти... А они говорят – иди, а то взорвем!

– Кто говорит – дети? – в голове у Ростовцева все перепуталось.

– Нет, эти... – домохозяйка с хлюпаньем потянула носом и стала размазывать по лицу черные потеки туши, – террористы...

– Какие еще террористы? – озадаченно спросил Ростовцев, не отрывая взгляда от адской машины.

– Ну, это... Они меня схватили, надели эту штуку и говорят – иди в банк, прямо к директору, мол, иди, а там сама увидишь. А я на машине, у меня от мужа «Москвич» остался, еще совсем как новенький, при Брежневе купили... А эти говорят – ехай в банк, там увидишь. А то подорвем.

Ростовцев вдруг вспомнил, как по телевизору показывали снятый камерой слежения подрыв шахидки. Люди шли плотной толпой; то место, где находилась смертница, было отмечено белым дергающимся колечком, и вдруг на экране мгновенно появилось дымно-пыльное облако. Когда оно рассеялось, асфальт в месте взрыва оказался усеян неподвижными телами и какими-то непонятными предметами, которые, скорее всего, были частями тел разорванных на куски людей.

Изображение было черно-белым и зернистым и совсем не походило на красивые голливудские взрывы, когда в фейерверке рассыпающихся праздничных искр можно полюбоваться плавно летящими по воздуху телами, автомобилями и прочими обычно не летающими предметами. И то обстоятельство, что картинка, снятая дешевой камерой слежения, была такой плохой, делало и без того страшное событие еще более страшным.

Ростовцев почувствовал, как по щеке поползла капля, выбежавшая из-под волос на виске. Он нервно стер ее, и тут из сбруи послышалось шипение.

Искаженный механический голос произнес:

– Немедленно приготовьте двести тысяч долларов и положите их в полиэтиленовый мешок. В противном случае я нажму кнопку, и от вас останется мокрое место.

Один из директоров поднялся и, осторожно ступая по ковру, начал обходить женщину, чтобы разглядеть, что на ней висит сзади.

– И без шуток, – снова раздался мертвый голос, – на женщине четыре видеокамеры, и я вижу каждое ваше движение. Выполняйте то, что я сказал.

Директор вздрогнул и на цыпочках вернулся на свой стул.

– А...

Ростовцев открыл было рот, чтобы что-то сказать, но понял, что говорить совершенно нечего и незачем.

В шахматах такая ситуация называется – мат.

А тут был мат даже не в два, а в один ход.

Человек, отдававший по радио приказы, был неизвестно где и абсолютно ничем не рисковал. Если Ростовцев заартачится, то он просто нажмет кнопку, и всех находящихся в кабинете размажет по стенам.

И все.

Никаких переговоров, никакой торговли...

А тот, неизвестный и страшный, выбросит рацию и пульт в урну и спокойно пойдет пить пиво со своими сообщниками. Для него эта ситуация была совершенно идеально беспроигрышной.

Ростовцев посопротивлялся внутри себя еще несколько секунд и задал глупый вопрос:

– А почему именно двести?

– Выполняйте, что я сказал. У вас есть пять минут. После этого я нажимаю кнопку.

Вздохнув, Ростовцев повернулся к первому директору и грустно спросил:

– У нас там наберется двести?

Первый директор торопливо ответил:

– Конечно.

– Ну, так давай неси! – раздраженно буркнул Ростовцев и с ненавистью посмотрел на женщину, которая в этот момент переминалась с ноги на ногу, зажмурившись и прижав кулак к губам. – И поторопись, слышал, что он сказал? Пять минут!

Первый директор вскочил со стула и бросился к двери, а из адской машины снова раздался искаженный голос:

– Всем остальным оставаться на местах.

Прошла минута, затем вторая, третья, и Ростовцев начал нервничать.

Он представил себе, что первый директор споткнулся на лестнице, ударился головой о ступеньку и потерял сознание. А висевший на стене старинный позолоченный корабельный хронометр равнодушно отщелкивает оставшиеся секунды жизни...

Наконец за дверью послышались торопливые шаги, и в кабинет ворвался второй директор, державший в руках зеленоватые пачки денег.

– Вот, – запыхавшись, выпалил он, – набрали.

– Отдайте деньги женщине, – проскрипел голос.

– На! – второй директор сунул охапку долларовых пачек в дрожащие руки домохозяйки и сел на свой стул.

– Покажи деньги, – приказал голос, и женщина стала поворачивать пачки перед укрепленной на ее груди камерой.

– Хорошо, – через некоторое время сказал голос, – теперь положи их в мешок.

Женщина, едва не выронив деньги, вытащила из кармана обвислой юбки старый полиэтиленовый мешок с надписью «Алла» и стала запихивать в него пачки.

Когда она закончила, голос сказал:

– Слушайте внимательно. Сейчас женщина выйдет из банка, сядет в свою машину и уедет. Вы не будете следить за ней. Мы наблюдаем за вами и, если что-то будет не так, взорвем эту женщину. Все. Можете идти.

Женщина, всхлипывая и вздрагивая, натянула свой отвратительный плащ и молча направилась к двери. Первый директор приподнял было руку, будто собираясь окликнуть ее, но Ростовцев посмотрел на него так, что тот стушевался и зажал ладони между коленями.

Когда за покинувшей кабинет домохозяйкой, уносившей двести тысяч долларов, закрылась дверь, второй директор встрепенулся и сказал:

– А может – хрен с ней, с этой бабой? Пусть ее взорвут, если хотят! А я сейчас быстренько скомандую охране, и ребята проследят...

– Мудак ты, – горестно ответил Ростовцев, – толку-то? На ней восемь шашек, я специально посчитал. Если они ее взорвут, то и от денег ничего не останется.

– Да-а-а... – расстроенно протянул первый директор.

– Вот тебе и да! – Ростовцев ударил кулаком по столу. – Вот тебе и да, и нет, и до свиданья! Как нас шваркнули! Как шваркнули!

Он вскочил с места, сделал круг по кабинету и снова упал в свое директорское кресло.

– Нет, ну как ловко! И ведь не дернешься, и не сделаешь ничего! Двести тысяч как с куста! Ну, молодцы... Мне бы таких, а то сидят тут два...

Ростовцев посмотрел на притихших директо-ров и безнадежно махнул рукой.

Первый директор кашлянул и робко спросил:

– В милицию звонить?

– В какую милицию, идиот! – успокоившийся было Ростовцев снова завелся. – Эти деньги из неучтенки?

– Да...

– Ну и что ты скажешь милиции? Пришла баба с бомбой, и мы отдали ей двести штук неучтенной зелени?

– Ну...

– Вот тебе и ну. Недоумок.

Ростовцев открыл стоявшую перед ним на столе резную деревянную шкатулку, достал толстую, как тепличный огурец, сигару, сломал ее, потом достал вторую и начал нервно обрезать конец специальным ножичком, имевшим вид миниатюрного плотницкого топорика.

– Вот этим бы топориком да тебе по башке, – пробормотал он, – милицию вызывать... Какие у нас там сейчас процентные ставки? В общем, теперь надо отбивать деньги, так что давайте, займитесь делом. Идите, свободны.

Директора встали и направились к выходу из кабинета, но Ростовцев остановил их:

– Хотя... Ладно, вызывайте ментов. Мы скажем, что она унесла то, что сегодня вложил этот, как его...

– Бердянский. Лауреат, – подсказал второй директор.

– Точно, лауреат, – кивнул Ростовцев, – так что – вызывайте.

Директора вышли, а Ростовцев прикурил сигару, выпустил клуб вонючего дыма и развел руками.

– Нет, ну надо же так! Пять минут, и двести штук как с куста! И никаких концов...



Часть первая

НЕДОЛГО МУЗЫКА ИГРАЛА...

Глава 1

СТРИПТИЗ В ГАРАЖЕ

Пустая пивная бутылка стояла прямо по середине узкой и кривой улицы, название которой Роману было неизвестно. Приняв чуть вправо, Роман раздраженно подумал о кретинах, выставляющих посуду на проезжую часть, и тут на дорогу выбежала тощая уличная кошка, которая затравленно озиралась по сторонам и жалась к асфальту.

Роман не был суеверен, а кроме того, знал, что любая автомобильная примета действует как дорожный знак, – всего лишь до перекрестка. Но киску, хоть она и совершенно не симпатичная, было жалко. Поэтому он крутанул руль, объезжая кошку, и задел левым передним колесом за бутылку. Она со звяканьем покатилась по мостовой, и в следующую секунду сзади послышался звон разбившегося стекла, и сразу за ним – громкий хлопок. Машина чуть осела на левое заднее колесо и вильнула.

– Чтоб ты сдохла! – воскликнул Роман, отлично понимая, что произошло.

Он наехал задним колесом на бутылку, раздавил ее и моментально разрезал осколками дорогую покрышку. Такое уже бывало, поэтому Роман даже не стал останавливаться, чтобы выполнить водительский ритуал, заключавшийся в осмотре поврежденного колеса, ударах руками по ляжкам и громком поношении идиотов, взявших моду сосать пиво из горлышка и оставлять пустые бутылки где придется.

Он просто снизил скорость и медленно поехал вдоль поребрика, с отвращением прислушиваясь к чавкающим звукам, доносившимся сзади. Противный резиновый скрип прерывало ритмичное хлопанье, и Роман понял, что разрезал колесо так сильно, что кусок покрышки торчит в сторону и с каждым оборотом колеса ударяет по асфальту.

Впереди показался обрамленный кучами строительного мусора въезд на территорию каких-то гаражей, и Роман с облегчением увидел закрепленный на торчавшей из земли кривой трубе кусок ржавой жести, на котором белой краской было коряво написано: «Шиноремонт».

Стрелка указывала на въезд в гаражи, и Роман решительно повернул в ту сторону. Дорога шла между рядами железных коробок, в которых автомобилисты хранили свои машины или просто старый хлам вроде поломанных стартеров, вытекших амортизаторов и прочего металлолома. Увидев на одном из этих ржавых гаражей еще одну надпись: «Шиноремонт», Роман остановился напротив его распахнутых ворот, заглушил двигатель и вышел из машины.

Сидевший на перевернутом ящике бездельник в чудовищно грязной робе посмотрел на Романа и глотнул пива из бутылки, которую он держал в левой руке.

В правой у него была беломорина.

– Колесо можно сделать? – спросил Роман.

– А что там? – хрипло поинтересовался бездельник.

– А ты оторви жопу от ящика и посмотри, – посоветовал ему Роман.

Бездельник оценивающе взглянул на Романа, потом на его дорогую серую «Вольво 860» и, решив, что кочевряжиться не стоит, со вздохом поднялся с ящика.

Обойдя машину, он взглянул на колесо и сказал:

– Тут нужно новую резину. Эту уже не сделать.

– Это я и сам знаю, – ответил Роман, – на бутылку наехал.

– Покрышка есть? – спросил бездельник.

– Нет, – ответил Роман.

– И у меня нет.

– А ты подумай, – сказал Роман, – я ведь тебе денег дам, а то выпьешь эту бутылку, а на следующую уже не будет.

– Ха! – ответил бездельник. – У меня в гараже целый ящик стоит.

Он почесал промежность, вздохнул и сказал:

– Ладно. Я сейчас схожу к Лёхе, у него как раз есть такое колесо. Подожди пока.

Он повернулся и ушел куда-то в пыльную жаркую даль.


Роман посмотрел ему вслед и огляделся.

На территории гаражей было тихо, только откуда-то издалека доносилось приглушенное завывание электродрели. Пространство между железными гаражами, раскаленными полуденным солнцем, было усыпано древним мусором, среди которого наверняка можно было обнаружить предметы, упавшие на эту мертвую землю много лет назад. Например – тридцать. Или даже пятьдесят.

В таких местах Роман всегда остро чувствовал безграничность времени и пространства, и это ему нравилось. Он чувствовал себя как бы на развалинах исчезнувшей цивилизации. Когда-то здесь кипела жизнь, люди увлеченно делали что-то, смеялись, ругались, а теперь большинства из них наверняка уже нет в живых... И вот этот охломон, ушедший неизвестно куда за колесом, забросил между гаражей, например, сломанный гаечный ключ из хромованадиевого сплава, и пролежит эта нержавеющая железка на том же самом месте еще лет сто. Или тысячу.

Прямо какой-то заброшенный марсианский город...

Почувствовав, что неплохо бы справить малую нужду, Роман посмотрел по сторонам и, увидев широкую щель между гаражами, направился туда. Щель выходила на следующий ряд гаражей, и, остановившись в ее середине, Роман занялся несложными, но важными манипуляциями с молнией на джинсах.

Закончив дело, он удовлетворенно вздохнул и стал застегиваться. В это время из соседнего проезда донесся шум автомобильного мотора, и Роман, движимый не более чем праздным любопытством, выглянул из-за гаража.

На пустом пространстве между рядами гаражей в туче медленно оседавшей пыли стоял только что подъехавший старый «Москвич 412». Левая дверь «Москвича» со скрипом отворилась, и из нее выбралась невзрачная очкастая тетка в мятом плаще, которая стала с подозрением оглядываться по сторонам.

Роман подумал, что ее привела сюда такая же, как и у него, физиологическая нужда, и ему стало неловко. Он уже решил было тихонько скрыться, но тетка, удовлетворившись осмотром местности, быстро расстегнула плащ и бросила его на землю.

Под плащом, к великому удивлению Романа, на тетке оказалась офицерская портупея, к которой были прикреплены цилиндрические толовые шашки, провода, какие-то коробочки и прочие устрашающие предметы. Расстегнув портупею, тетка небрежно бросила ее на землю, и Роман нервно моргнул.

Потом эта странная женщина сняла очки, мешковатую юбку и старушечью кофту. Все это упало на землю вслед за плащом и портупеей, и перед затаившим дыхание Романом оказалась стройная красавица, одетая в короткие шорты и красивую клетчатую рубашку навыпуск.

Когда она сняла унылый серый парик и ее каштановые волосы матовой волной рассыпались по плечам, Роман зажал рот рукой, чтобы на ляпнуть какую-нибудь глупость и не спугнуть эту таинственную красотку. Все, что он увидел, заинтриговало его до последней степени, и в голове пронеслась глупая мысль – а может быть, она снимет что-нибудь еще?

Однако раздеваться дальше девушка не стала.

Вместо этого она закинула все, что сняла с себя, в густой бурьян, потом отперла замок на воротах одного из гаражей, зашла внутрь и через полминуты выехала оттуда, сидя за рулем серебристого «БМВ 525».

Резво выскочив из «БМВ», она забрала из «Москвича» полиэтиленовый мешок, швырнула его в салон «БМВ», затем загнала «Москвич» в гараж, навесила замок, села за руль «БМВ» и дала газу. Колеса «БМВ» с шуршанием провернулись, выбросив две струи песка и пыли, и иномарка, подпрыгивая на колдобинах, скрылась за поворотом.

Некоторое время Роман стоял не шевелясь, потом потряс головой и произнес:

– Не понял.

Он действительно ничего не понял.

Поэтому для начала нужно было закурить.

Роман вышел из-за гаража и, посматривая на бурьян, в котором лежали таинственные аксессуары, превращавшие красавицу в бесполую немолодую тетку, один взгляд на которую отбивал желание жить дальше, достал сигареты.

Значит, так.

Ну, шмотки – это понятно.

А вот портупея...

На ней ведь шашки эти, красные такие, как в кино, и еще провода, наверняка и взрыватель имеется. А если там стоит таймер, который должен через минуту... Или через секунду? Если система сейчас отщелкивает последние мгновения перед самоликвидацией?

Роман глубоко затянулся и почувствовал, как внутри начинает подниматься волна знакомого упрямства, смешанная с солидной дозой адреналина. Он знал, что теперь, невзирая ни на что, он пойдет и посмотрит.

И он пошел и посмотрел.

Осторожно раздвинув заросли сорняков, Роман присел на корточки и, откинув веточкой тряпки, стал внимательно рассматривать валявшуюся на земле адскую машину. Выглядела она и на самом деле устрашающе, но...

Роман сразу заметил, что витые цветные провода были просто примотаны к глянцевым красным цилиндрам изоляционной лентой, да и сами цилиндры вблизи выглядели как театральный муляж. А когда Роман понял, что это всего лишь картонные трубки, на которые наклеена ярко-красная бумага с отпечатанными на принтере крупными заграничными надписями «Explosive» и «Dangerous», что означало «взрывчатка» и «опасно», то облегченно вздохнул и смело взял «адскую машину» в руки.

Кроме фальшивых толовых шашек и цветных витых проводов, к портупее были прикреплены несколько дверных глазков с идущими к ним проводами, а в склеенной из картона коробочке, обмотанной черной изолентой, обнаружился маленький магнитофон. В коробочке были прорезаны отверстия напротив кнопок управления, и Роман нажал на кнопку с надписью «Play».

Послышалось шипение пустой ленты, тогда Роман отмотал немного назад и снова включил воспроизведение.

Из магнитофона раздался искаженный до неопознаваемости голос:

– ... товьте двести тысяч долларов и положите их в полиэтиленовый мешок. В противном случае я нажму кнопку, и от вас останется мокрое место.

Пауза.

– И без шуток. На женщине четыре видеокамеры, и я вижу каждое ваше движение. Выполняйте то, что я сказал.

Пауза.

– Выполняйте то, что я сказал. У вас есть пять минут. После этого я нажимаю кнопку.

Пауза.

– Всем остальным оставаться на местах.

Пауза.

– Отдайте деньги женщине.

Пауза.

– Покажи деньги.

Пауза.

– Хорошо. Теперь положи их в мешок.

Пауза.

– Слушайте внимательно. Сейчас женщина выйдет из банка, сядет в свою машину и уедет. Вы не будете следить за ней. Мы наблюдаем за вами, и, если что-то будет не так, взорвем эту женщину. Все. Можешь идти.

После этого запись кончилась, и Роман, послушав еще раз шипение пустой ленты, нажал на «Стоп».

– Та-ак... – сказал он, – ничего себе!

Потом подумал и слегка изменил формулировку:

– Ни хрена себе!

Но и это выражение было слабовато, поэтому Роман взглянул в ту сторону, где исчезла серебристая «БМВ» с таинственной красоткой за рулем, вздохнул и воскликнул:

– Ни хуя себе!!!

Из-за гаражей послышался голос шиномонтажника:

– Э, чего там такое?

Роман вздрогнул и, воровато оглянувшись, откликнулся:

– Да нет, ничего особенного.

Он быстро оторвал магнитофон от портупеи и, сунув его в карман, бросил связку проводов и ремней обратно в бурьян. Потом навалил сверху несколько плоских обломков валявшейся рядом разбитой цементной плиты и поспешил к своей машине.

Работяга как раз заканчивал затягивать болты на уже отремонтированном колесе. Выпрямившись, он потер поясницу и сказал:

– Все. Готово.

– Сколько с меня? – быстро спросил Роман, боясь, что мужик, как в телевизоре, увидит в его глазах то, что только что видел он сам.

– Ну... За работу – сто сорок, а за резину – тысяча шестьсот. Новая резина, точно такая же, как у тебя, – «Нокиа».

– Хорошо, – сказал Роман и полез в карман за деньгами.

Шиномонтажник сходил в гараж, позвякал там и вышел с новой открытой бутылкой пива. Приложившись к ней, он крякнул и спросил:

– А что там было-то? Чего ты заорал-то?

– А там собака кошку трахнуть хотела, – Роман ляпнул первое, что взбрело в голову.

– Это Шницель, – усмехнулся работяга, – он ко всем пристраивается. Ему все равно, кого трахать – хоть кошку, хоть пивную бутылку.

– Да? – удивился Роман, который и не предполагал, что его вранье обернется чистой правдой.

Вообще-то он много чего не предполагал.

В частности – того, что он увидел.

А еще он понял, что эта странная и таинственная девушка накрепко засела в его мозгу, особенно жест, которым она расправила примявшиеся под париком шелковистые каштановые волосы...

– Вот, – сказал Роман, протягивая деньги шиномонтажнику.

– Ага, – ответил тот и, не считая, сунул деньги в карман грязного комбинезона.

– Ну все, спасибо, я поехал, – сказал Роман.

– Ага, – повторил мужик и расслабленно опустился на ящик.

Роман сел за руль и, потрогав лежавший в кармане магнитофон, повернул ключ зажигания. Мотор мягко заурчал, и он медленно поехал в сторону выезда из гаражей. Роман машинально крутил руль в нужные стороны и вдруг понял, что не может думать ни о чем, кроме как об этой непонятной девушке.

Что это был за маскарад?

Ограбление?

Очень может быть. Даже наверняка.

Тогда это очень интересная девушка...

Роман выехал на кривую улицу и, повернув направо, остановил машину. Нужно было подумать.

Номер.

Какой был номер у этой «БМВ»?

Так...

Вот машина выезжает из ворот гаража, поворачивается радиатором в сторону Романа, на номер падает яркий луч солнца...

Точно!

Я еще тогда подумал – «Боинг»! Номер – 767. Между прочим, блатной номерок...

А буквы? Буквы, буквы, буквы...

Роман закусил губу и, нахмурившись, полез за сигаретами.

Какие же были буквы?

Ведь появилась же какая-то ассоциация, точно появилась!

Когда Роман начинал свою карьеру автомобилиста, он с первых же дней стал машинально делать из букв, которые видел на номерах машин, слова.

Наверное, сказалась его профессия. Стихи, тексты для песен...

Роман, конечно, в первую очередь был музыкантом, но тексты сочинял тоже, поэтому слова были материалом, из которого он делал стихи и песни. Вот и в этот раз, увидев буквы на серебристом «БМВ», он совершенно автоматически сложил их в какое-то слово.

Слово... Что-то связанное... с козой? При чем тут коза?

Роман затянулся и посмотрел вслед «Запорожцу», пронесшемуся мимо него со звуком подбитого вертолета.

Коза... А что с козы? Шерсти клок? Это с овцы... Но все равно, что-то такое...

Есть! Роман ударил ладонью по рулю.

Точно – есть! Мохер!

Вот тебе и коза, и шерсть, и все прочее. МХР – мохер.

Номер машины, на которой уехала девушка, поймавшая Романа в сети любопытства и... любви? этот номер был – М 767 ХР.

И, естественно, – 78.

Роман заулыбался и выкинув окурок в окно, сказал сам себе:

– «М семьсот шестьдесят семь ХР»! Записать, что ли? Да нет, я теперь вряд ли его забуду. А насчет этой девушки... Так ведь если есть номер машины – будет и девушка! А иначе на что существует Саня Боровик?

Роман врубил первую передачу и резко нажал на железку.

«Вольво» взвыла и тяжело прыгнула вперед, мягко вдавив Романа в спинку сиденья. А он улыбался, как сбежавший с уроков школьник, и напевал:

– Мохер-мохер, мохер-мохер, и тает лед и сердце тает!

Глава 2

ПЕВЕЦ ДОЛЖЕН УМЕРЕТЬ

Багровый закат полыхал над Москва-рекой, подчеркивая темные силуэты кремлевских башен и сталинских имперских высоток. Привычную взгляду панораму портили торчавшие кое-где гигантские новоделы из стекла и бетона, считавшиеся в нынешней Москве образцами современной архитектуры и символами капиталистического процветания.

Оставляя за собой расходящиеся паутинки еле заметных волн, плавно скользил по речной глади белоснежный теплоход. На первый взгляд только отсутствие развеселых туристов на верхней палубе отличало его от обыкновенного московского речного трамвайчика, однако человек повнимательнее наверняка заметил бы непрерывно вращающуюся трубу радара на крыше капитанской рубки и укутанные в брезент предметы явно не гражданского назначения на баке и на юте.

В обшитом дубовыми панелями салоне теплохода за столом, обтянутым зеленым сукном, сидели трое немолодых мужчин. Это были члены политсовета всероссийской организации «Воля народа» – Самсон Эдуардович Бергамов, он же председатель политсовета, а также Аркадий Игнатович Телегин и Казбек Магомедович Додоев.

Прекрасные виды вечерней Москвы, проплывавшие за панорамными окнами с пуленепробиваемыми стеклами, их не волновали. Выключены были и гигантские жидкокристаллические мониторы на глухой стене салона, на которых обычно высвечивались подробные карты мира и еще более подробные – России. Электронный атлас России в свое время очень пригодился при детальной разработке широкомасштабного плана по уничтожению отребья, жирующего на казенных харчах в бесчисленных российских зонах и тюрьмах, – плана прямо-таки величавого и готически стройного в своей продуманности.

И если бы все прошло, как было задумано, сейчас оставалось бы только сидеть и принимать доклады с мест, отмечая на мониторах успешно пройденные этапы претворения плана в жизнь. Однако все пошло наперекосяк, и поэтому экраны были погашены. И пришлось не праздновать заслуженный успех, а подсчитывать напрасные потери и думать, как уклониться от безрадостных перспектив.

Бергамов пригладил пухлой рукой тщательно прилизанные седые волосы, поправил очки без оправы и глухо откашлялся.

– Ну что ж, как говорил великий дипломат Талейран, – мрачно произнес он, – чтобы преодолеть последствия катастрофы, надо в первую очередь оценить нанесенные ею убытки. Начнем с вас, Аркадий Игнатович.

Повернувшись к Телегину, Бергамов посмотрел на него.

– Что с расходами на научное обеспечение акции?

Телегин пробежался по клавиатуре ноутбука, открыл нужный файл.



– Расходы на организацию научной деятельности отдела психологических разработок составили одиннадцать с половиной миллионов долларов, включая покупку необходимого оборудования, расходы на переманивание и подкуп необходимых нам ученых, а также на приобретение и гм... изъятие интересующей нас документации по предыдущим исследованиям на тему использования 25-го кадра.

– Это все?

– К сожалению, нет, – Телегин опустил глаза, – еще около восьми миллионов ушло на обеспечение безопасности и секретности работы отдела. Пришлось приобрести территорию на Вологодчине, отстроить пару корпусов для лабораторий и жилья, замаскировать подъезды, обеспечить охрану. Потом... – Телегин замялся.

– Что еще? – недовольно спросил Бергамов, скривив тонкие губы.

– Для полной гарантии секретности пришлось организовать ликвидацию ряда ученых, непосредственно занимавшихся разработкой кода запуска программы массового самоубийства заключенных. На это ушло еще полмиллиона.

– Что это еще за средневековье, Аркадий Игнатович? Да мы с вашими шпионскими играми никаких денег не напасемся!

– Никак нельзя было иначе, Самсон Эдуардович, – Телегин отвел глаза и потер лысину ладонью, – они же знали про то, что сигналом для запуска программы массового самоубийства отщепенцев является именно та самая строчка из песни этого, Романа Меньшикова, причем исполненная им самим вживую. Сами это все и разрабатывали. Как же их отпускать-то после этого...

– Надеюсь, это все?

– Все, Самсон Эдуардович, – облегченно вздохнул Телегин, – концов нет, лабораторию на Вологодчине мы зачистили с помощью лесного пожара, там теперь и трава не растет...

– О боже, – Бергамов махнул рукой, – когда же вы избавитесь от своих разорительных военных привычек, Аркадий Игнатович! Мы с вами не в Генеральном штабе, а вокруг нас не Курская дуга. Тоньше надо работать, постиндустриальная цивилизация на дворе!

Еще раз махнув рукой, Бергамов повернулся к Додоеву:

– Ну а вы чем порадуете, Казбек Магомедович? Что у вас по расходам на практическую реализацию проекта?

– Мало хорошего, уважаемый Самсон Богданович! – встрепенулся Додоев, блестя карими глазами. – Большие деньги улетели, и все псу под хвост!

Он вынул из кармана стопку мелко исписанных листков бумаги и разложил их перед собой на столе.

– Вот! – костистый кулак Додоева лег на бумаги. – Все тут!

Он вскочил и принялся считать, загибая пальцы правой руки:

– Двадцать миллионов баксов на покупку заброшенной кинофабрики в Химках и на отступное азербайджанцам, которые сидят на этой территории, это раз. Пятнадцать миллионов на восстановление и на покупку нового оборудования в Швеции и на взятки таможне, чтоб не проводила поставки по документам, это два...

– Да вы сядьте, Казбек Магомедович, – с досадой прервал его Бергамов, – и говорите спокойно, шекспировских страстей и без вас предостаточно!

Додоев дернул щекой, однако сел.

– Хорошо, что фильмы для копирования удалось достать практически задаром, – продолжил он уже более спокойно, – с этих пиратов паршивых хоть шерсти клок. Этот, как его, Стропилло постарался напоследок, царствие ему небесное. Но копирование, вписка этого двадцать пятого кадра!

Он опять не сдержался и хлопнул кулаком по столу.

– Это же ювелирная работа, это как шайтан бритвой водит! Короче, еще пятнадцать миллионов на производство, это три.

Аккуратно вписывая цифры столбиком в свой блокнот, Бергамов мрачнел с каждой минутой.

– Ну а главное – то, что в-четвертых, – голос Додоева упал до шепота, – я честью поклялся, я людей своим словом повязал, диаспору подключил! Тысячи людей работали, развозили пленки по зонам. Взятки давали начальникам-шмональникам, чтоб крутили бесперебойно, рисковали... Что деньги! Деньги я отдал, еще восемь миллионов этих президентов американских, пропади они пропадом, но я теперь опозорен, слово не выдержал...

Додоев опустил голову и смял бумажки со своими выкладками.

Бергамов раздраженно посмотрел на него и подвел жирную черту под столбиком цифр в блокноте. Потом отодвинул от себя блокнот и встал:

– Итак, – сказал он с расстановкой, – расходы по операции, которая могла бы стать подлинным триумфом нашей организации, составляют... – он заглянул в блокнот, – ... составляют шестьдесят три миллиона долларов. Результат нулевой.

Отойдя к панорамному окну, Бергамов закурил. Тонкая коричневая сигарета подрагивала в его пальцах.

– Нет, хуже, чем нулевой! – повысил он голос, внезапно повернувшись к собравшимся.

Доставший было из кармана пачку «Беломора» Телегин вздрогнул и бросил ее на стол, так и не достав папиросу. Додоев отвернулся.

– Хуже, чем нулевой! – повторил Бергамов, вдавив в полированный подоконник едва раскуренную сигарету. – Эпохальный, можно сказать, исторический план по уничтожению уголовной сволочи, паразитирующей на теле нашей несчастной страны, план, который был способен перевернуть жизнь России и привести нас к власти – этот план сведен на нет каким-то распоясавшимся попрыгунчиком с микрофоном! И это говорите мне вы – мозг, элита из элит, руководители организации, объединяющей цвет вырождающейся нации!

Переставший сдерживаться Бергамов уже почти кричал:

– Сначала этот никчемный паяц, этот клоп, возомнивший о себе невесть что, нагло отказывается ехать на гастроли по исправительно-трудовым учреждениям и делает таким образом невозможным запуск программы на самоуничтожение окопавшихся там дармоедов! И мы – мы! – не можем с ним ничего сделать! Потом он фактически объявляет нам войну, то есть в одиночку противостоит глубоко законспирированной структуре, имеющей соратников практически во всех эшелонах власти, – и выигрывает!!! Выставляет нас на посмешище, провоцируя международный скандал, пропихнув в эфир телеинтервью с погаными разоблачениями изменника Петрова, слизняка, приспособленца, сволочи...

Взяв себя в руки, Бергамов вернулся к столу и снова сел, с раздражением отбросив в сторону блокнот.

– Если Казбек Магомедович в чем-то и прав, – помолчав, сказал он уже обычным бесстрастным голосом, – так это в том, что мы опозорены. И это никому даром не пройдет. Есть ответственный за нормальное функционирование Северо-Западного отделения организации. Изменник Петров был его креатурой, ему и было поручено разобраться с ним. Где Самоедов?

– Здесь, на верхней палубе, – тут же откликнулся Телегин и несмело улыбнулся, – волнуется в ожидании...

– Не время шутки шутить, Аркадий Игнатович, – оборвал его Бергамов, – самое время всем поволноваться, а не одному Самоедову. Давайте его сюда!

Телегин быстро подошел к пульту, расположенному под жидкокристаллическими дисплеями, нажал клавишу. Тут же с мягким шипением открылась входная дверь, и в проеме показался бледный Самоедов.

– Самоедов, что с Петровым? – не глядя спросил Бергамов.

– Самсон Эдуардович, – заторопился Самоедов, не осмеливаясь приблизиться, – я все выполнил, он уже на дне Обводного канала...

– Милиция?

– Отрабатывает единственную версию – самоубийство на почве неприязненных личных отношений с женой...

– Журналистская сволочь? – все так же не глядя осведомился Бергамов.

– Скончался позавчера от сердечной недостаточности, перетрудился, бедный, на нервной работе, мы использовали те самые порошочки, которые раздобыл еще покойный Петров у отставных химиков из кагэбэшных лабораторий...

Бергамов опять помолчал, пододвинул к себе блокнот, полистал его.

– Ладно, садись, – наконец смилостивился он, – хоть кто-то что-то путное сегодня доложил, да и тот – Самоедов...

Некоторое время все молчали. Потом Бергамов постучал ногтем по зеленому сукну стола.

– Так, – сказал он наконец, – сделанного не воротишь. Но и останавливаться мы не должны, не имеем права. На карту поставлены наш престиж, наши деньги, наше заслуженное право распоряжаться погрязшей в разрухе страной, в конце концов!

Палец Бергамова уперся в Самоедова:

– Первое!

Самоедов тут же выхватил записную книжку, Бергамов брезгливо скривился:

– Не холуйствуй, Самоедов, не перебирай! Роман Меньшиков по-прежнему за тобой. Разобраться с ним надо так, чтобы другим на веки вечные неповадно было!

– Вырезать всю его семью! – встрепенулся Додоев. – У него на глазах, а потом и его медленной смертью!

– Да нет у него семьи, – осмелился было возразить Самоедов, – один кукует...

– Значит, всех, кто ему дорог! – не унимался Додоев. – Всех, у него на глазах!

– Смерть его, конечно же, должна быть показательной, – осторожно заметил Телегин, – однако важно не засветить окончательно нашу организацию. После телевизионных разоблачений и так шуму выше крыши, даже Кремль зашевелился. Мы, само собой, гасим резонанс, возможности есть, но все же...

Бергамов поднял руку.

– Стоп! Думаю, что разработку деталей мы вполне можем доверить Адольфу Богдановичу, – он кивнул Самоедову, – в конце концов, на то он и специалист, и меру своей ответственности должен понимать. Как и необходимость реабилитироваться за свои просчеты.

Долговязая фигура Самоедова съежилась на стуле, он постарался сделаться как можно более незаметным.

– С этим все. Второе! – с нажимом продолжил Бергамов. – За приятными вещами мы должны не забывать и о главном. Задачу очистки страны от ненужных отбросов общества никто не отменял. Смею вас заверить, и не отменит.

Бергамов снова закурил и с наслаждением выпустил тонкую струйку ароматного дыма.

– Пора подумать о реализации резервного плана. Детали вам известны. Аркадий Игнатович, что с приобретением железнодорожного состава?

– Поезд практически готов, – с готовностью вскочил Телегин, – гэдээровский двойной локомотив из государственного резерва, заблаговременно списанный нами через подставных лиц еще два года назад. Подвижной состав, то есть вагоны, уже предоставил Алексеенко из путей сообщения. Десять купейных, два почтовых, четыре плацкартных с разобранными перегородками. Все они уже находятся в депо под Пензой, там пока осуществляются профилактические работы по ходовой части, покраска в соответствии с задачей. Осталось не более недели до полной готовности, за это же время туда завезут полученное по гуманитарке оборудование – оно уже растаможено в Ленинградском морском порту.

Удовлетворенно кивнув, Бергамов перевел взгляд на Додоева:

– Казбек Магомедович?

– Профсоюзы у меня вот где! – Додоев сжал костистый кулак. – Вы же знаете, Самсон Эдуардович. Никаких забастовок, заставлю поставить на линии лучших людей, поезд пулей полетит! Зеленый свет, клянусь честью!

Бергамов задумчиво побарабанил пальцами по столу, докурил сигарету и затушил окурок в массивной хрустальной пепельнице, изображающей штурвал.

– Ну все, товарищи, – сказал он с упором на последнем слове, – за дело. Действовать жестко, решительно, не отступая ни перед чем. Это наш последний шанс. Обосремся – значит, мы не способны вершить великие дела, недостойны тех воистину великих задач, которые сами перед собой поставили. И не видать нам ни власти, ни, сами понимаете, – денег. Время не ждет!

Он внимательно посмотрел на соратников. Телегин с Додоевым решительно кивнули, Самоедов задержал дыхание.

– Вольно! – улыбнулся Бергамов одними губами, отодвинул стул и направился к выходу на палубу.

Уже взявшись за полированную медную ручку двери, он бросил напоследок через плечо:

– Учти, Самоедов, – пока эта сволочь Меньшиков не сдохнет, приказа о реализации резервного плана я не отдам.

Телегин с Додоевым поднялись и молча вышли вслед за Бергамовым.

Самоедов стиснул зубы и зажмурился.

Глава 3

ВЛЮБЛЕННЫЙ ШПИОН

Покрышка, которую поставил на «Вольво» шиномонтажник из «заброшенного марсианского города», оказалась кривой. На скорости выше ста машину начинало мелко трясти, и Роман, матерясь, сбавлял скорость. Но ехать обратно и ругаться с жуликоватым бездельником не хотелось, поэтому он добрался до дома, принял душ и, поставив перед собой небольшой пластмассовый тазик с салатом от «Грин Крест», уставился в телевизор, не забывая при этом трудолюбиво работать вилкой.

На кухне уже посвистывал чайник, по телевизору показывали «Людей в черном», за окном был теплый субботний вечер, в общем – полная благодать и спокойствие. Образ девушки, которая так удивила и заинтриговала Романа, на время трапезы слегка померк и отдалился, тем более что на экране в это время здоровенный таракан карабкался на башню, держа под мышкой главную героиню.

Через некоторое время салат в тазике закончился, люди в черном прекратили свои ужимки и прыжки, и Роман, сходив на кухню за чаем, нацелился смотреть новости.

Много раз он спрашивал себя: ну что я пялюсь в этот ящик? Что я хочу увидеть в этих новостях? Ну, покажут очередного застреленного банкира или толстомордого оборотня в погонах, которого его же начальники сдали спецам за какую-нибудь провинность...

Однажды Роман решил досконально прояснить для себя эту тему.

Разборка была короткой и привела к вполне очевидному и слегка неприятному выводу: Роман обнаружил, что подсознательно ждет событий, которые были бы не менее эффектными, чем нью-йоркский кошмар одиннадцатого сентября.

События, которые в тот день сотни раз повторялись на экранах всего мира, настолько задрали планку впечатлений, что какой-нибудь очередной захват заложников волновал не больше, чем репортаж о наложении штрафа на алкоголика, перешедшего улицу в неположенном месте.

Неужели я настолько циничен и жаден до кровавых зрелищ? – спрашивал себя Роман. И, покопавшись в собственной душе, отвечал: да вроде бы нет...

Тогда в чем же дело? И ответа не было.

Слегка утешало, что, изучая себя на предмет информационных пристрастий, Роман с умилением наткнулся на наивную мечту о поимке и уничтожении главного злодея Земли, от которого происходят все беды. И, конечно, это был бы вовсе не какой-то там Бен Ладен.

Или, например, на Луне вдруг обнаружилась бы действующая база пришельцев...

В общем, Роман решил больше не лезть себе в душу, потому что ничего вразумительного найти там, по всей видимости, не получится, и продолжал регулярно смотреть новости в ожидании неизвестно чего.

На экране завертелся голубой шар в окружении появляющихся и исчезающих колец, и молодой диктор сказал:

– В начале выпуска мы покажем репортаж о чрезвычайном происшествии в Санкт-Петербурге.

Диктор исчез, а на экране появились черно-белые кадры, сделанные камерой слежения.

– В петербургском банке «Петробабки», – прозвучал голос за кадром, – произошло ограбление. Неизвестная женщина с поясом шахида...

Роман подскочил, облился чаем и впился взглядом в экран, как оголодавший вампир в горло бедной сиротки.

Съемка была некачественной и напоминала быстро сменявшие друг друга черно-белые слайды, но Роман сразу узнал в идущей по коридору фигуре ту самую бесформенную женщину, за превращением которой в молодую красавицу он наблюдал из щели между гаражами.

Потом появилось изображение с другой камеры, и Роман увидел эту же женщину, стоявшую посреди просторного кабинета. Человек в костюме передавал ей какие-то пачки, скорее всего – деньги. Напоследок показали несколько мутных кадров, на которых женщина выходила из банка и садилась в уже знакомый Роману «Москвич».

На экране снова возник диктор, который бодро сообщил, что добыча неизвестных, но изобретательных злоумышленников, использовавших в своих целях несчастную пожилую женщину, составила двести тысяч долларов. И на этой мажорной ноте Роман выключил телевизор.

Уставившись перед собой остановившимся взглядом, он пробормотал:

– Вот, значит, что за девушка...

И он снова увидел перед собой, как в замедленном повторе, изящный жест, которым девушка сняла парик, и ее медленно рассыпавшиеся по плечам каштановые волосы. И легкую улыбку на губах.

– Ага...

Роман вскочил и пробежался по комнате.

Перед его глазами услужливо прокрутился момент, когда девушка небрежно швырнула в салон «БМВ» полиэтиленовый мешок.

– А это, значит, денежки были...

Роман остановился и нахмурился:

– Злоумышленники, которые использовали ее?

Он медленно покрутил головой и уверенно сказал:

– Не было никаких злоумышленников. Нет. Она была одна и провернула это дело сама. Без всяких там... злоумышленников.

Роман посмотрел на темный экран телевизора, потом в окно, где начинал розоветь летний закат и произнес:

– Вот это мадемуазель! Я хочу эту девушку.

Шнырь подошел к его ногам и потерся о них.

– Слышишь, животное? – Роман взглянул на кота. – Это такая девушка, что другой такой за тысячу лет не найдешь. И она мне нужна. Все те розовые самки, которых ты видел в моей постели – мусор. Просто машинки для соития и продолжения рода. Понял?

Шнырь согласно мяукнул.

– Вот. Даже ты понял.

Роман мечтательно посмотрел в потолок и сказал:

– Ах, какая девушка! С такой и в огонь и в воду можно. И в постель... И навсегда.

Тут Роману в голову пришла совсем другая мысль, и он нахмурился:

– Это если только я не покажусь ей слишком скучным и примитивным... Может быть, она из бессмертных эльфов, а я просто-напросто обычный тупой человек, и нужен ей как прошлогодний снег.

Но тут же просветлел:

– Ну уж нет! Я тоже парень хоть куда. Так что... Да здравствуют Бонни и Клайд! За это дело можно и пивка.

Роман решительно направился к холодильнику.

Шнырь – тоже.

– Ладно, скотина, сегодня я добрый. Можешь рассчитывать на добавку.

Роман взял себе бутылку пива, Шнырю вывалил в миску сверхнормативную банку «Вискаса», потом схватил телефон и развалился на диване.

Набрав номер, он глотнул пива и стал ждать, когда на том конце снимут трубку.

Боровик ответил не сразу.

– Да, – сказал он холодно.

– Экий у тебя голос жестокий да страшный, – усмехнулся Роман, – мне сразу же захотелось прошептать: извините, я ошибся номером, и осторожно положить трубку.

– А, это ты... – смягчился Боровик, – привет, Ромка. Давай, говори быстро, чего нужно. Я тут занят немного...

– Он занят! – возмутился Роман. – Знаю я твои занятия. Небось изучаешь свою патологическую анатомию с какой-нибудь студенткой юридического факультета.

– Не твое собачье дело. Ну чего тебе?

– Слушай, Саня, у тебя ведь остались связи по службе?

– Конечно, а что?

– Тут, понимаешь... – Роман сделал большой глоток, – найди мне человека по номеру автомобиля. Можешь?

– Легко, – небрежно ответил Боровик.

– Тогда записывай номер.

– Диктуй, я запомню.

– Запомнишь? – недоверчиво хмыкнул Роман. – Ладно, запоминай. «М семьсот шестьдесят семь ХР». Повторяю – «Мент семьсот шестьдесят семь Хрен Редька». Понял?

– Понял. Словоблуд ты наш. А регион?

– Здешний – семьдесят восемь.

– Принято. Конец связи.

– Э! Постой! Какой конец связи? Мне это срочно нужно! – завопил Роман.

– Что значит – срочно?

– А то и значит. Сегодня нужно.

Роман помолчал и добавил:

– Понимаешь, мне нужно девушку найти.

– Девушку ему, – ехидно ответил Боровик, – то есть я сейчас должен бросить свою девушку и заняться поисками твоей?

– Ну, не должен, конечно, – смутился Роман, – но я тебя прошу! Когда ты увидишь эту девушку, сам поймешь.

– Ладно, – смилостивился Боровик, – я позвоню. Ты дома?

– Дома.

– Все, давай.

И Боровик повесил трубку.

Роман допил пиво и посмотрел на часы.

Половина десятого, солнце уже у горизонта, а на улице светло как днем.

Вот что значит – белые ночи!

Ужасно хотелось пойти пошляться по городу, но Роман решил этот вечер провести дома, дисциплинированно дожидаясь звонка от Боровика. Пива в холодильнике было хоть залейся, компания тоже имелась – Шнырь, нажравшись «Вискаса», валялся на диване и демонстративно вытягивал когтистую лапу – приглашал хозяина поиграть...

Роман вспомнил, что у него имеется несколько еще не смотренных фильмов, и это оказалось последним аргументом.

– Ладно, – сказал он Шнырю, – сегодня я с тобой.

Шнырь моргнул правым глазом и вроде бы даже кивнул.

* * *

– Слежка, шпионаж и вынюхивание, – пробормотал Роман, глядя, как стройная красавица с каштановыми волосами заходит в кафе «Кон-Тики», – а также подкрадывание с подветренной стороны, маскировка и вуайеризм.

Сегодня он встал ни свет ни заря и уже с восьми часов утра следил за подъездом, в котором проживала Елизавета Леонидовна Трубецкая, русская, тысяча девятьсот семьдесят пятого года рождения и так далее.

Боровик выполнил свое обещание и позвонил в два часа ночи.

Роман, испугав Шныря, вскочил с дивана, на котором задремал под новые «Звездные войны», и схватил трубку.

– Записывай, – сказал Боровик.

И продиктовал данные о Елизавете Трубецкой.

– Хорошая фамилия, – сказал он напоследок, – не то что у шапировской подстилки – Шурыгина. Может быть, тебе хоть на этот раз повезет?

– Тьфу-тьфу-тьфу! – Роман замахал рукой, хотя Боровик этого и не мог увидеть. – Не знаю. Ничего не знаю. Никто ничего не знает. Увидим.

– Увидим, – согласился Боровик, – ну что, все?

– Все, – подтвердил Роман. – А как там у тебя со студенткой?

– Не твое собачье, – ответил Боровик и повесил трубку.

Поставив машину напротив нужного подъезда, Роман откинулся на спинку сиденья и закурил. Он не знал, сколько времени придется ждать – может быть, Елизавета Трубецкая любит поспать, как он сам, а может быть – она ранняя пташка, и с самого утра помчится по своим женским делам. Или, например, искать еще какое-нибудь развлечение вроде давешнего ограбления банка.

Кто знает...

Роман этого не знал тем более, но был готов просидеть в засаде столько, сколько потребуется.

«БМВ» с номером «М767ХР» стояла у подъезда, и, судя по всему, госпожа Трубецкая была дома. Хотя, опять же, есть люди, которые не всегда ездят на машине, а по странной прихоти, имея автомобиль, передвигаются на общественном транспорте. И Роман от всей души надеялся на то, что объект его любительской слежки не относится к этой категории.

Примерно около одиннадцати часов, когда у Романа уже заныла поясница, дверь подъезда распахнулась, и на улицу выпорхнула – именно выпорхнула – Елизавета Трубецкая. Она двигалась легко и радостно, и Роман усмехнулся – он бы тоже порхал как птичка, сорвав куш в двести тысяч долларов.

На Елизавете был колониальный костюм, состоявший из шортов цвета сафари и такой же рубашки с закатанными рукавами. А на голове у нее, и это привело Романа в телячий восторг, красовался натуральный пробковый шлем, обтянутый материй в тон костюму.

Подойдя к своей машине, Елизавета достала из кармана просторных шортов ключи и нажала на брелок. «БМВ» свистнула, щелкнула замками, и мисс Трубецкая, изящно изогнув спинку, уселась за руль.

Роман сглотнул и понял, что ему пришел конец.

То есть, конечно, никакой не конец, а наоборот, начало чего-то нового и радостного... Если, кстати сказать, оно действительно будет радостным. Но Роман отогнал эту совершенно неуместную мысль и, подождав, пока «БМВ» тронется с места, запустил двигатель.

Последующие семь часов он провел, чувствуя себя агентом частного сыскного бюро, с той только разницей, что агент получает за слежку грязные и небольшие деньги, а иногда и пулю, а Романа в перспективе ждало возможное нездешнее блаженство и прочие блистательные радости.

Елизавета заходила в магазины и какие-то офисы, заехала на заправку, а потом провела два часа в «Пассаже». И вот в этот момент Роман подумал: ни в коем случае нельзя забывать о том, что какой бы он ее себе ни представлял, она – просто женщина. И это ее свойство никуда не денется, а если он начнет воображать, что она действительно эльфийка из невероятной сказки, и наделять ее несвойственными обычным женщинам качествами, его ждет великое разочарование.

И, сворачивая вслед за серебристым «БМВ» в очередной переулок, Роман твердил, как заклинание – она просто женщина, очень красивая и необычная, но – женщина.

Помни об этом, придурок!

Наконец «БМВ» остановилась рядом с кафе «Кон-Тики», и Елизавета, выйдя из машины, направилась к входу.

– Преследование и настигание, – снова пробормотал Роман, – захват и овладение...

Он рассмеялся и решительно вышел из машины.

Какое там овладение!

Вот пошлет она его сейчас куда подальше, и закончится на этом романтичное приключение. А тогда он скажет ей: а я знаю, кто вы, поэтому извольте принадлежать мне, а то вас заложу. А она презрительно вынет из крокодиловой сумочки красивый пистолет вроде арбузовского позолоченного «Магнума» и выстрелит ему в сердце. Хотя, нет – у нее должен быть изящный женский пистолетик с перламутровой рукояткой.

Размышляя таким образом, Роман вошел в кафе и огляделся. И тут же увидел, что судьба в этот день играет на его стороне.

Все столики были полностью или частично заняты, и только за тем, где сидела Елизавета Трубецкая, не было никого, кроме нее.

Облегченно вздохнув, Роман почувствовал, как его сердце застучало быстрее, чем обычно, и, стараясь не выдать своего волнения, направился к столику Елизаветы.

Остановившись рядом с ней, он учтиво склонил голову и спросил:

– Вы позволите мне присесть за ваш столик?

Елизавета внимательно посмотрела на него и ответила:

– Вообще-то это не мой столик, но присесть можете.

– Благодарю вас, – Роман еще раз поклонился и опустился на стул, – вы уже заказали?

– Нет еще, – ответила Елизавета, – вот к нам как раз идет официант.

«К нам...» Эти слова потрясли Романа, и он, поборов непривычное смущение, сказал:

– Заказывайте, я после вас.

Елизавета кивнула и заговорила с официантом, а Роман подумал: «Слава богу, что я в самом деле хочу жрать как из пушки. Не придется притворяться и корчить из себя светского собеседника».

Закончив заказ, Елизавета посмотрела на Романа и сказала:

– А теперь вы, Роман.

– Эх, черт, – Роман засмеялся, – а я-то хотел сохранить инкогнито, а потом неожиданно удивить вас! Не вышло!

– Вот и хорошо, что не вышло, – сказала Елизавета, улыбнувшись, – вы бы попали в неловкое положение. Я – девушка вредная.

Официант, стоявший рядом, кашлянул и переступил с ноги на ногу.

– Да-да, – понятливо отозвался Роман, – сейчас... Я, знаете ли, не успел прочитать меню, так что принесите мне большой кусок жареного мяса, тарелку овощей, маленький графинчик водки и еще что-нибудь из закусок на ваше усмотрение.

Официант кивнул и удалился.

Роман посмотрел на Елизавету и сказал:

– Я сегодня ничего не ел с самого утра, так что, когда начну громко чавкать и всхрапывать от жадности, не обращайте внимания.

– Не буду, – улыбнулась Елизавета, – а чем же таким важным был занят знаменитый артист, что ему не удалось перекусить? Если не секрет, конечно.

– Не секрет, – честно ответил Роман, – шпионажем.

– Ух ты! – удивилась Елизавета. – А скажите, Роман...

– Минуточку, – Роман поднял палец, – минуточку. Это нечестно. Вы зовете меня по имени, а как мне обращаться к вам, гражданочка?

– Да, действительно, – кивнула Елизавета, – меня зовут Елизавета Трубецкая.

Роман чуть не ляпнул: «А я знаю», но вовремя сдержался и сказал:

– Очень приятно, Елизавета.

– Можно говорить – Лиза.

– Хорошо, Лиза, – улыбнулся Роман, – очень хорошо.

– Да, – кивнула Лиза, – так что там насчет шпионажа?

– Какого шпионажа? – Роман удивленно посмотрел на Лизу.

– Та-а-ак... От вопросов вы уходите с вполне профессиональной шпионской сноровкой. Ладно, бог с ним, со шпионажем, нам уже что-то несут.

Официант прикатил тележку, на которой стоял графинчик с водкой, несколько тарелок с салатами и закусками и две рюмки.

Выставив все это на стол, он уехал, а Лиза спросила:

– Вы не знаете, почему он принес две рюмки?

Роман пожал плечами и ответил:

– Наверное, из мужской солидарности. Он же понимает, что я не смогу не предложить вам выпить со мной, поэтому и принес две рюмки, чтобы не ходить потом еще раз.

– Логично, – Лиза кивнула, – а вы уверены, что я не откажусь?

– Уверен? – Роман улыбнулся. – Нет, это не то слово. Я надеюсь.

– Это хорошо, что вы не уверены, – сказала Лиза, – а то я боялась, что вы, будучи знаменитым артистом, станете вести себя... э-э-э... чересчур уверенно.

– Нет, – Роман решительно покачал головой, – не стану. Это прошло много лет назад. И, должен вам сказать, девушки, которые с готовностью идут на поводу у самоуверенного артиста, давно уже вызывают у меня... неприязнь.

– То есть – вы пресытились? – Лиза подняла бровь.

– Да, – Роман ответил ей прямым взглядом, – я пресытился. Когда доступные и на все готовые девушки валятся к тебе в постель, как картошка из мешка, это быстро надоедает. Во всяком случае – мне это уже надоело.

– Откровенно... – задумчиво сказал Лиза, – но это хорошо, что вы не стали пытаться выглядеть лучше, чем вы есть.

– Лучше не бывает, – гордо сказал Роман и взялся за горлышко графина.

Лиза засмеялась и посмотрела на него с интересом.

– А вы, оказывается, скромник!

– Скромнее не бывает! Позвольте налить вам немного шнапса, фрау Лиза?

– Фрау... – Лиза нахмурила тонкие брови, – помоему, фрау – это замужняя матрона. А я и не замужняя, и тем более не матрона.

– А я не знаю, как по-немецки обратиться к девушке, – огорчился Роман.

– Подождите-ка... – Лиза снова нахмурилась, и это очень понравилось Роману, – девушка, к девушке... Вспомнила! Фройляйн, вот как!

– Точно, – Роман одобрительно кивнул, – теперь и я вспомнил. Ведь это во всех фильмах про фашистов было. Позвольте, фройляйн Лиза, предложить вам рюмку шнапса?

Он подумал и добавил:

– Битте.

Лиза тоже подумала и ответила:

– Данке шён. То есть – валяйте, наливайте!

На сердце у Романа веял теплый весенний ветерок и радостно чирикали воробьи. Лиза, во всяком случае на первый взгляд, вполне соответствовала тому, что он навоображал о ней минувшей бессонной ночью. Все правильно – женщина, способная на такой поступок, как ограбление банка в одиночку, никак не может быть ханжой или занудой. Или, например, очевидной дурой.

Наполнив рюмки, Роман поднял свою и, посмотрев на Лизу, сказал:

– Вы позволите... Не сочтите меня оригиналом, но я бы хотел выпить вовсе не за наше знакомство. Ведь мы с вами совершенно не знакомы. То, что нам известны имена друг друга, еще ни о чем не говорит. Поэтому давайте хлопнем по рюмке этого шнапсу... ну... хотя бы за прекрасные питерские белые ночи.

– Хорошо, – Лиза кивнула, – вы хорошо сказали, правильно. Мы с вами не знакомы... А ведь и в самом деле – обычно люди только-только встретились, еще совершенно не знают друг друга, а уже пьют за знакомство.

– Точно, – подхватил Роман, – а через три бутылки – за уважение.

– Это вы время бутылками отсчитываете? – поинтересовалась Лиза.

– Что такое время – никто не знает, – ответил Роман, – а вообще его можно отсчитывать километрами, количеством выкуренных сигарет, брошенными женами... И, наконец, бутылками. Это ведь не я придумал, это один писатель, не помню кто, написал – это было четыре жены, двадцать тысяч сигарет и восемьсот бутылок виски назад.

Лиза улыбнулась и сказала:

– Этого писателя зовут Курт Воннегут.

– Вы знаете? – Роман вспомнил эту книгу. – Вы читали Воннегута?

– Ну, я много чего читала, – кивнула Лиза, – и читаю.

– Это хорошо, – сказал Роман, чувствуя, что его возносит на уровень уж никак не ниже пятого неба, – это очень хорошо... А знаете что?

– Что? – оживилась Лиза.

– Давайте выпьем за ваш колониальный костюмчик. Вот уж это точно будет не банально. Уж больно костюмчик хорош. Особенно шлем.

– Пробка! Подарок из Африки! – самодовольно ответила Лиза и подняла рюмку, – ну, за костюмчик?

– За костюмчик!

И они выпили за костюмчик.

В это время официант снова подкатил к их столику тележку и, взглянув на то, что он привез, Роман снова вспомнил, что он с самого утра, да что там с утра – со вчерашнего вечера он не ввел в свой организм ничего, кроме нескольких чашек кофе и чаю да полутора пачек сигарет.

В животе заурчало, Роман кашлянул, чтобы замаскировать это, и сказал:

– А вот и еда. Начнем?

– Начнем, – охотно отозвалась Лиза, – у вас что?

– У меня?... – Роман посмотрел на официанта.

– У вас антрекот, – сообщил официант, ставя перед Романом тарелку размером с крышку от канализационного люка.

– А вот ваша рыба, – и он поставил перед Лизой длинную тарелку, в которой лежала большая красивая рыбина, изо рта которой торчали несколько веточек укропа.

– Спасибо, – ответила Лиза и решительно подвинула тарелку поближе к себе.

По ее лицу скользнула гримаска предвкушения, и Роман, заметив это, почувствовал, как его сердце снова стукнуло лишний раз.

Посмотрев вслед уходившему официанту, он сказал:

– Хорошо, что сервис тут не очень навязчивый. Я не люблю, когда официант торчит за спиной и меняет пепельницу каждый раз, когда ты стряхнешь туда пепел.

– Я тоже, – кивнула Лиза, ловко вскрывая рыбу тяжелой двузубой вилкой.

– Хммм... – Роман посмотрел на графинчик, – а по второй?

– Конечно! Сами знаете – между первой и второй...

– Совершенно верно!

Роман наполнил рюмки и спросил:

– Ну а теперь за что? Чтобы не банально.

– Чтобы не банально... – Лиза задумалась, рисуя вилкой узоры в воздухе, – ну... ну, скажем, за процветание республики Танзания.

– Танзания? – удивился Роман. – А почему именно Танзания?

– Не знаю, – Лиза пожала плечами. – Это в Африке, а там тепло, жирафы ходят, львы всякие со слонами... Хорошо!

– Да, хорошо, – кивнул Роман, – ну, тогда за Танзанию.

Они выпили за Танзанию, и Роман сказал:

– А вот теперь...

И, схватив вилку с ножом, состроил антрекоту угрожающую гримасу.

– Первым делом, первым делом антрекоты, – плотоядно пробурчал он.

– Ну а потом все-таки девушки? – засмеялась Лиза.

– Всенепременно, – ответил Роман и нанес антрекоту резаную рану.

Глава 4

МЕНТ, ВОР, ПЕВЕЦ

«Солнце летнее сияло, крыса серая бежала»...

Глупая детская песенка назойливой шарманкой вертелась в голове у Боровика, как заевшая граммофонная пластинка. Он безуспешно пытался отогнать ее какой-нибудь более-менее связной мыслью, однако мыслей не наблюдалось. Казалось, что в мозгах навеки поселилась одна только жирная серая крыса, почему-то похожая на подполковника Кабанова из второго отдела.

Поводы для раздумий между тем имелись – причем для раздумий довольно-таки тягостных. Ровно десять минут назад канул в Лету грозный и неподкупный майор Боровик, краса и гордость ужасного для бандитов всех мастей Самого Особого Отдела УБОПа, увенчанный правительственными наградами и тремя тяжелыми ранениями суперспециалист.

Вместо него на залитую солнцем Шпалерную улицу из железных ворот управления вышел одноименный гражданский шпак тридцати с хвостиком лет от роду, безработный.

Ведомственная медицинская комиссия признала майора Боровика негодным к дальнейшему прохождению службы. Сволочи!

Боровик саданул увесистым кулаком со сбитыми костяшками пальцев по воротам и не почувствовал боли. Ворота задрожали и тут же приоткрылись. Из проема выглянул глыбообразный дежурный в камуфляже.

Увидев Боровика, он отвел глаза.

– Саня, ты чего?

– Ладно, Толик, извини. Все, я пошел, не поминайте лихом.

Не оглядываясь, Боровик зашагал по Шпалерной в сторону проспекта Чернышевского.

– Саня, – окликнул его дежурный со странной для его комплекции нерешительностью, – ты что, и пропуск уже сдал?

И увидел, как Боровик, не повернув головы и не останавливаясь, вскинул над плечом сжатый кулак с вытянутым кверху средним пальцем.

Выйдя на проспект Чернышевского, Боровик уселся на первую же попавшуюся на бульваре скамейку и закурил. Три-четыре глубокие затяжки прочистили наконец-то затуманившуюся от жгучей обиды голову, и он принялся обдумывать создавшееся положение.

А положение это получалось крайне хреновое.

Вычистили его из родного УБОПа определенно неспроста.

Как раз после того, как он отказался выполнять сомнительное поручение генерал-майора Безродного, настаивавшего на устранении сбежавшего из «Крестов» ученого Чернова. Того самого, которого подставили и посадили только потому, что он оказался свидетелем темных махинаций.

После этого его, Боровика, пытались убить и свалить все на друга ситного Рому Меньшикова, потом Рома подключил Арбуза, и они втроем разруливали это дело...

Похоже, что не разрулили.

Безродный, сволочь, его почерк!

Боровик смял окурок и со злостью зашвырнул его в урну.

– Ладно, – процедил он сквозь зубы, – подавитесь. Из ментов меня выперли – обойдусь. А вот без друзей мне теперь уж точно не обойтись никак.

Отряхнув тополиный пух с ветровки, Боровик поднялся и зашагал в сторону метро «Чернышевская». Потом вдруг ухмыльнулся и достал из кармана мобильник.

А что, подумал он, давненько не приходилось сиживать с друзьями детства в обыкновенной заштатной пивной, как в беззаботные молодые годы! Слабо знаменитому певцу на пару с криминальным авторитетом вылезти из шикарных ресторанов и окунуться в гущу народную?

Сейчас проверим.

И друзья не подкачали.

Арбуз только удивленно хмыкнул, когда Боровик сообщил ему, где он ждет друзей для посиделок, однако рассмеялся и обещал заехать за Романом, чтобы не допустить появления того на машине.

Гулять так гулять!

Ровно через полтора часа потрепанные граждане с багровыми носами и слезящимися глазами, привычно кучкующиеся у известной на всю Гражданку пивной «Мутный глаз», были поражены невиданным событием.

К пивной мягко подкатил черный «Лексус». С заднего сиденья «Лексуса» выбрались два моложавых подтянутых джентльмена, удивленно переглянулись и тут же громко со вкусом захохотали.

– Ну, Боровик, – сказал один из них, смахивая выступившую слезу, – вот это сюрприз так сюрприз! Прямо ностальгический тур под названием «назад, в страну Советов». Пошли, Ромка, не тушуйся.

И джентльмены бодро направились к входной двери, в которой выбитое в незапамятные времена стекло было заменено грязной фанерой, испещренной назидательными матерными надписями.

Пивная и впрямь способна была поразить воображение привыкшего ко всяким странностям жизни человека. Казалось, что какая-то неведомая машина времени отбросила этот уголок Гражданки лет эдак на тридцать назад. Двухэтажная стекляшка хрущевских времен, на первом этаже которой располагалось заведение, радовала глаз немытыми окнами, выщербленными стенами и полным отсутствием ставших уже привычными за годы российского капитализма светящихся кружочков с эмблемами разнообразных сортов пива. Зато имелась в наличии покосившаяся неоновая вывеска с надписью «Кафе „Уют“«.

Интерьер кафе был под стать фасаду – заплеванный пол, стены, обшитые корявыми рейками, для красоты незатейливо обработанными паяльной лампой. Вдоль стены тянулась покрытая ржавой жестью стойка с одним-единственным пивным краном, в конце стойки помещалась остекленная витринахолодильник. На полках витрины зловеще теснились бутылки с неизвестными напитками нервно-паралитического свойства и твердокаменные куски хлеба, небрежно прикрытые кильками и синюшными половинками сваренных вкрутую яиц.

Половина зала была уставлена столиками-грибами, на которых гроздьями висели посетители, все еще способные держаться на ногах. Для отдохновения тех, кто уже не мог себе этого позволить, предназначались уродливые деревянные столы с такими же скамейками, расставленные по периметру.

За одним из таких столов восседал Боровик и от души веселился, наблюдая через пыльное окно картину явления своих друзей народу.

– Заходите, гости дорогие, – гостеприимно воскликнул он, едва Роман с Арбузом появились в дверях, – присаживайтесь, вспомним годы золотые!

И широким жестом указал на стол, уставленный пивными кружками и тарелками с подозрительной снедью.

Роман с Арбузом тут же уселись и дружно взялись за кружки. После громкого чоканья, в результате которого в стороны разлетелись хлопья пены, кружки сразу опустели как минимум наполовину.

Пододвинув к себе ближайшую тарелку, Роман принюхался:

– Ну, блин! Сушки, ставрида! Классический пивной набор советского пролетария! Господи, не думал, что где-то это все еще сохранилось...

– А то! – хвастливо откликнулся Боровик. – Тут еще и пиво разбавляют, как встарь, и водочки можно в него плеснуть. И сервис на высоте – за невеликую мзду уборщица мигом в соседний гастроном за портвейном сбегает. Имеется даже семьдесят второй, сам проверял!

– Потешил, потешил, – улыбнулся Арбуз, – ну и как ты это ретро нарыл?

– Дело прошлое, пришлось в этом районе злодея одного караулить, вот и заприметил. Жив еще совок, дает дрозда!

– Злодея? – Арбуз толкнул Боровика локтем в бок. – Коллегу, значит, моего?

– Ладно, ладно! – встрял Роман. – Брек! Пивная – это святое, это как Древняя Греция во время олимпиады, полный мораторий на профессиональные раздоры!

– Нет, ты посмотри, – не унимался Арбуз, – оказывается, отечественная милиция под предлогом ловли преступного элемента рыщет по пивным в свое удовольствие?

Роман поднял кружку, отставив в сторону локоть, и торжественно провозгласил:

– А я в милицию верю! Потому что твердо знаю на примере господина майора, что она пьет, но не пьянеет!

– Ну, за милицию! – подхватил Арбуз генеральским голосом.

– Что творится! – Роман дурашливо хлопнул себя по лбу. – Смычка антиобщественных элементов с правоохранительными органами!

– И с примкнувшей к ней творческой интеллигенцией! – неожиданно для самих себя хором подхватили Арбуз с Боровиком и заржали.

От следующего дружного чока кружки враз треснули и в руках друзей остались одни стеклянные ручки. Остатки пива полились на стол, осколки со звоном брызнули в разные стороны.

– Караул, катастрофа! – пискнул Роман, давясь от смеха и выскочил из-за стола, спасаясь от пивного потопа.

Около Арбуза тут же материализовался какой-то сухонький человечек со сморщенным лицом и татуированными пальцами, почтительно прошептал что-то ему на ухо и так же незаметно испарился.

– Узнали... – криво усмехнулся Арбуз, отряхиваясь, – просят разрешить уступить нам свой столик. Пошли, пересядем.

Он кивнул головой в сторону соседнего стола, очистившегося как по мановению волшебной палочки.

– Пошли, – кивнул Боровик, – вижу, контора у тебя крепкая, не чета...

Он не договорил, мотнул головой и замолчал.

Арбуз с Романом переглянулись.

– Саня, – осторожно сказал Арбуз, – что-то ты мне не нравишься. Может, что случилось?

– Случилось, Миша, – кивнул Боровик, – потом расскажу. Ладно, пошли пересядем.

Они уселись за новый стол. Роман попытался было заказать водки, однако Арбуз остановил его.

– После того, что мы пережили, отправиться на тот свет из-за местной косорыловки? Так дело не пойдет. Как говорится, у нас с собой было, есть и будет!

И он торжественно выставил на стол припрятанную под полой пиджака литровку «Джека Дэниелса».

Боровик улыбнулся, Роман зааплодировал.

– А вот и стаканчики, – Арбуз достал из кармана кожаный футляр с никелированными стопками, – ты уж извини, Саня, но здешняя ретромойка не внушает мне доверия. Давайте-ка хлопнем по маленькой и потом ты расскажешь всетаки, что стряслось.

Наполнившая стопки до краев янтарная жидкость быстро отправились по назначению.

– Между первой и второй? – спросил Арбуз, приготовившись налить по новой.

Боровик покачал головой:

– Подожди, Миша. Кроме вас с Ромкой у меня почитай что никого не осталось...

– Эй, – откликнулся Роман, – отчего такой мрак на челе? Спасибо, конечно, на добром слове, но с какой стати ты вдруг сироту казанскую из себя изображаешь? А как же соратники по справедливой борьбе? Брось, Саня, ты же жизнь за правое дело положил, бескорыстный ты наш, за тобой весь УБОП монолитным строем!

– Каким ты был, таким ты и остался... – гнусаво пропел Боровик и грустно улыбнулся, – да вот, блин, не остался ни хрена.

Он закурил и отвернулся.

– Тут вот Миша предложил выпить за милицию, за ментов то есть. Спасибо, понимаю, – вроде как за меня. Да вот только я уже больше не мент.

Роман с Арбузом вытаращили глаза.

– Что за фокусы? Под прикрытие, что ли, ушел, как голливудский полицейский? – не поверил Роман.

– Никакого прикрытия, никаких фокусов, хотя цирк Шапито налицо. Сегодня я уволен из УБОПа – комиссовали по состоянию здоровья.

– Ну, если уж ты по состоянию здоровья для УБОПа не подходишь, то там, значит, одни сплошные Терминаторы остались, – заметил Арбуз, – сопротивление бесполезно, пойду сдаваться в КПЗ.

Боровик махнул рукой:

– Я тут пораскинул мозгами. По всему выходит, что гнобит меня не кто иной, как генерал-майор Безродный. Помните, с чего начались наши кувыркания?

– Как же, с побега Чернова из «Крестов», – ответил Арбуз, – молодец, Роман, вывез его в колонке после концерта, а то бы кранты мужчине. Уж больно много знал, бедняга, напридумывал невесть чего в своей лаборатории. Интересы шибко больших людей задел, однако.

– Как, кстати, Чернов? – спросил Роман.

– Нормально, скоро уже две недели как в Лондоне. Документы я ему сделал реальные, деньгами упаковал на первое время. Мое слово крепче гороха, – Арбуз шутливо оскалился и поддел зуб ногтем большого пальца. – И что дальше, Саня?

– А дальше вот что. После побега Чернова меня вызвал Безродный и велел найти Чернова и устранить. Я понял, что в это дело замешаны вы с Ромкой и стал волынить. А потом в меня стреляли, подставили под это дело Ромку, потом пытались добить в больнице, откуда ты меня вытащил, потом мы вместе вытаскивали Ромку, теперь вот увольнение. А Безродный, как ты сам говорил, Ромка, из этой гребаной «Воли народа», про которую вам проболтался этот, как его...

– Петров, – подсказал Роман.

– Именно. Теперь понятно?

– Понятно, – Роман кивнул головой, – понятно то, что телевизионными разоблачениями мы эту «Волю народа» не угомонили. Кстати, труп Петрова на днях нашли в Обводном, а мой дружбантелеспрут внезапно помер, хотя слабым здоровьем не отличался.

– Вот и я думаю, что нам от этой «Воли народа» теперь не отвязаться, – сказал Боровик, – слишком мы им насолили, и они прекрасно знают, кто это сделал. Думаю, что я на очереди.

– Почему?

– Да потому что я теперь один в поле. Родная контора меня больше не прикрывает. Это же классика, детективы надо читать. Прибей меня, пока я на службе – ребята землю будут рыть, до чего-нибудь да докопаются. А так – ушел, ну, пропал где-то... Вспомнят иной раз, удивятся – чегой-то Саня не звонит, забыл старых соратников. И все дела.

– Да, дела... – протянул Роман, – по этому поводу надо выпить!

Арбуз разлил еще по одной, все выпили не чокаясь.

Боровик усмехнулся:

– Эй, можно бы и чокнуться, поминать меня вроде бы еще рановато!

– С вами и впрямь чокнешься, – сказал Арбуз.

– Ну и что думаешь делать? – спросил Роман.

– Думаю, месяца два-три у меня еще есть, пока в УБОПе привыкают, что я отрезанный ломоть. Ну а потом надо шить белые тапочки.

Роман хлопнул Боровика по плечу.

– Не дрейфь, прорвемся! За три месяца что-нибудь придумаем. Правда, Миша?

– Это точно, – ответил Арбуз и нахмурился, – тем более что придумывать нам придется много чего.

Впору открывать кружок «Шевели мозговой извилиной».

– А у тебя-то что стряслось, Мишка? – спросил Роман.

– Стряслось, Ромка, и не только у меня, а у нас с тобой на пару. Такой уж сегодня, видать, день – пошла черная полоса. Не хотел я сегодня вечеринку портить, да ладно... Раз пошла такая пьянка – режь последний огурец.

Арбуз повертел в руках бутылку «Джека Дэниелса».

– Ладно, нечего наперстками цедить. Давайте допьем эту дуру из горла да и пойдем отсюда на свежий воздух. Здесь что-то шумно становится.

В пивной и впрямь становилось все шумнее и шумнее. Пьяный гомон прорезали женские взвизги, в дальнем углу за плотной завесой сизого табачного дыма угадывалась прелюдия большой пьянки, и дватри особо отличившихся персонажа уже валялись вдоль стойки, как крокодилы на отмели. Подходящие к стойке равнодушно через них перешагивали, а особо остроумные стряхивали на лежащих пену с наполненных пивом кружек.

Арбуз пустил бутылку по кругу.

После третьего круга бутылка опустела, и Роман поставил ее под стол.

– Все, вскипаем!

Друзья вышли на улицу. После прокуренной и пропитанной алкогольными парами и запахом давно не мытых тел пивной вечерний воздух казался особенно свежим.

– Ну что, вон скверик напротив, присядем? – спросил Арбуз.

Роман с Боровиком кивнули и отправились вслед за Арбузом к одиноко стоящей в чахлом скверике скамейке.

– Надо бы еще бутылку раскатать, – сказал Арбуз, когда все расселись, – нечасто удается погрузиться в атмосферу беззаботной юности. Сейчас озадачу Тюрю.

Он достал мобильник и выдал инструкции скучавшему в «Лексусе» Тюре. Черный джип тут же снялся с места, отъехал от пивной и плавно зарулил за угол.

– Ну так что, Миша, – спросил Роман, когда Арбуз засунул мобильник обратно в карман, – не тяни, давай развязывай свой мешок с неприятностями.

Арбуз закурил, помолчал немного.

– Дело такое, Рома. Помнишь Корявого, который меня заказал?

– Помню, – сразу помрачнел Роман.

– Помнишь, когда в процессе наших недавних кувырканий мы его с тобой навестили и ты помог ему отправиться в мир иной?

– И это помню.

– Так вот, пошла волна.

– С какой стати? – удивился Роман. – Там же было все чисто!

– Чисто, да не очень. Зеркало на полстены в его каморке помнишь?

– Помню, конечно. Я еще удивился, зачем в таком клоповнике зеркало, как у Леонтьева в гримерке.

– А вот зачем. За зеркалом у Корявого была еще одна каморка, типа дежурки для его быков на случай экстренных дел. И один бык там все это время находился.

– Ну и что?

– А то, что зеркало то прозрачное с обратной стороны. Как у американских копов. И бык этот, что в дежурке хоронился, нас с тобой распрекрасно видел. Как и все то, что мы с Корявым сотворили.

– Не ты сотворил, а я, – твердо сказал Роман.

– Да нет, друг детства, именно мы с тобой. Сотворил-то ты, а отвечаю я, потому что в той ситуации ты – никто, просто дурилка при мне, а я... Сам знаешь. И бык эту информацию пустил по людям.

Роман вздохнул, Боровик покачал головой. Арбуз докурил сигарету и щелчком отправил окурок в покосившуюся урну.

– Ага, – удовлетворенно сказал он, – а вот и наш гонец из Пизы.

К скамейке подошел Тюря, вежливо поздоровался с Романом и Боровиком и, передав Арбузу бумажный пакет с приятно побулькивавшим содержимым, удалился к припаркованному неподалеку «Лексусу».

– Ага, – удовлетворенно сказал Арбуз, заглянув в пакет, – молодец, Тюря. Понимает, что к чему. Мешать напитки – дурной тон.

И показал друзьям бутылку «Джека Дэниелса», точно такую же, как та, которую они только что прикончили в пивной.

– Ну что, продолжим? – Арбуз с хрустом отвинтил пробку и передал бутылку Роману.

Роман сделал несколько глотков и спросил:

– Ну и что теперь?

– А теперь, друг детства, вот что. Как бы сказал Саня, в воровском мире Питера наступил раскол. Короче, все смешалось в доме Облонских.

– Ну и какова диспозиция? – спросил Боровик, отбирая бутылку у Романа.

– Диспозиция херовая. Часть братвы конкретно требует скальп Романа, потому что Корявый хоть и беспредельшик, но какой-никакой авторитет. А авторитетов безнаказанно гасить никому не позволено.

– Позишн намба уан! – прокомментировал Боровик, оторвавшись от бутылки.

– Другая часть хочет, чтобы все было по закону. То есть собрать толковище и разобраться по чести. Мол, Роман – человек уважаемый, его песни братва всей России слушает. Да и вообще, для поддержания порядка всегда полезно выслушать позицию обвиняемого.

– И на том спасибо, – невесело усмехнулся Роман.

– В общем-то да, и на том спасибо. Потому что тех, кто настроен тебя просто грохнуть хотя бы потому, чтобы в воровском движении из-за какого-то лабуха не наступил раскол, будет поболее.

– Вот она, благодарность публики... – снова усмехнулся Роман.

– Политика, Рома, политика, – хлопнул Романа по плечу Арбуз, – как видишь, и у нас тоже. А политика не знает благодарности. Впрочем, есть и еще одна, скажем так, партия, и тоже немаленькая.

Он принял от Боровика бутылку, сделал большой глоток и перевел дух.

– И вот эта партия требует уже мою голову.

– Твою? – удивился Боровик.

– Так точно, господин-товарищ бывший майор. Потому что именно я, по их мнению, спровоцировал ситуацию – привел певца куда не надо и вообще разбирался с Корявым не по понятиям. Такие дела.

– Дела, как сажа бела, – покачал головой Роман, – Сцилла и Харибда, блин! Слева – долбаная «Воля народа», справа – долбаная воровская братия...

Воцарилось молчание. Слышно было, как на соседнем дереве лениво чирикает воробей.

– Ладно, Рома, хорош горевать, – встрепенулся наконец Арбуз, – пока это не очень горит, хотя скоро может стать и очень даже жарко. Вон, у Сани вообще непруха полная – и ничего, смотрит молодцом!

Боровик грустно улыбнулся, потом расправил плечи и гаркнул командным голосом:

– Вижу упадок духа в личном составе! Отставить! Слушай приказ! Давайте-ка как-нибудь на днях обсудим все это на трезвую голову, а пока приложим усилия к ее, головы, немедленному приведению в состояние нетрезвое!

Приказ был встречен всеобщим одобрением. Бутылка пошла по рукам с удвоенной скоростью, и виски десятилетней выдержки быстро подняло боевой дух личного состава.

– А что, господин музыкант, – принялся приставать к Роману слегка захмелевший Боровик, – как у нас там дела на личном фронте? Все меняем девок, как перчатки? Небось твоя королевская кровать скоро развалится от интенсивной эксплуатации?

– Отвяжись, монах-надомник, – отшучивался Роман и вдруг спохватился, – слушайте, я на днях такую барышню встретил! Девушка моей мечты!

– Где же ты ее встретил, Ромео недоделанный?

– Представляете, заехал я тут на шиномонтаж, пока колесо меняли – зашел отлить за гаражи...

– Ай да Ромео, – зашелся от смеха Боровик, – граф посетил сортир и повстречал там даму в изящной позе...

– Сейчас получишь этим пузырем по башке, никакое карате не поможет, рукопашник хренов! Я же серьезно!

– ... пораженный граф упал к ее ногам...

– Погоди, Саня! – Арбуз навалился на Боровика и зажал ему рот ладонью. – Ну и что, Рома, и впрямь пробрало?

– Идите в баню, жеребцы! – рассердился Роман. – Что вы понимаете в высоких чувствах? Вам бы только – одному строем ходить, а другому мелочь по карманам тырить! Все, ничего больше не расскажу, вот вам!

Роман в запальчивости сунул под нос друзьям сразу две фиги и выронил при этом бутылку. Арбуз отпустил Боровика и согнулся от хохота, а Боровик подхватил драгоценный сосуд на лету, не разлив ни капли.

– Класс! – одобрил ловкость Боровика Арбуз. – Ромка, так ты со своей мечтой познакомился все-таки или нет? Серьезно?

– Познакомился.

– А чего же ты ее сегодня с собой не взял, нам не представил?

– Где, в этом шалмане боровиковском?

Роман представил себе тонкую, изящную Лизу с поднятой от удивления бровью перед кружкой разбавленного пива и сам не смог удержаться от смеха.

– Я, между прочим, уже побывал с ней в ресторане. Мы провели там целый вечер вдвоем. И теперь я понимаю, какое счастье, что с нами не было вас – ослов и негодяев.

– Так выпьем же за любовь! – взмахнул бутылкой Боровик.

Вдруг на друзей упала тень и раздался неприятный голос.

– Так. Значит, распиваем, граждане... В общественном месте, где дети прогуливаются. Подаем, значит, такой вот пример.

Арбуз, Боровик и Роман дружно развели руками – ничего, мол, не поделаешь, да, выпиваем, да, подаем.

– А где же дети, сержант? – спросил Боровик невинным голосом.

И вправду оказавшийся сержантом упитанный милиционер огляделся и, не увидев никаких детей, нахмурился.

– Ага, умничаем. Самый умный, значит. Образованный! Вот у самого умного и попрошу для начала документики.

Боровик полез во внутренний карман и выдал сержанту красную книжечку. Милиционер открыл ее и долго изучал. Потом выпрямился и неохотно отдал честь.

– Извините, товарищ майор. Ошибочка. Понимаю, оперативная работа с контингентом. Прошу еще раз извинить.

– Вы свободны! – величественно махнул рукой Боровик.

Милиционер удалился, и приятели оскорбительно засмеялись ему вслед.

– Так мы, значит, контингент? – поинтересовался Роман. – Ну и как протекает оперативная работка, товарищ майор?

– В соответствии с запланированным графиком, – важно отвечал Боровик, потряхивая бутылкой.

Выпив по последней, друзья направились к «Лексусу», в котором их поджидал истомившийся от долгого ожидания Тюря. Немного поотстав от Романа, Арбуз тихо спросил Боровика:

– Слушай, Саня, а что же у тебя ксиву-то не отобрали?

– Хрен у меня ее кто отберет! – зло ответил Боровик и сплюнул.

Глава 5

ИСТОРИЯ С ДВОЙНИКОМ

Приятные воспоминания о свидании с Лизой были прерваны наглым звонком в дверь. Так мог звонить только Шапиро, и Роман, нецензурно выругавшись, встал с дивана и потащился в прихожую.

Открыв дверь, он спросил:

– Ты когда-нибудь научишься звонить по телефону, прежде чем тащить сюда свое брюхо? Может быть, я не один, может быть, у меня девушка! И еще – как это у тебя получается извлекать из звонка такие мерзкие наглые звуки? Вроде бы он электрический, эмоций передавать не может, а вот нажимаешь на него ты – и звук получается именно наглый. А?

Шапиро шумно ввалился в квартиру и, целенаправленно устремившись к холодильнику, сказал:

– Отвечаю по порядку. Первое – если предупреждать тебя о визите, то ты можешь попытаться сбежать. Поэтому я и не звоню. Второе – что я, девушек не видел? Я их даже в морге видел. Третье – я имею власть над материальными объектами, и они, подчиняясь мне, выражают мою сущность, как ты сказал – наглую. На самом же деле это не наглость, а смелость и уверенность в себе. Понял?

Достав бутылку пива, Шапиро сдернул с нее пробку и присосался к горлышку.

Роман смотрел на него и думал: «Вот ведь животное! А все-таки он мне нужен... Причем не только по причине своей коммерческой гениальности, а просто так, в дополнение в остальным природным условиям. Без него как-то... Пусто, что ли?»

– Так, – Шапиро оторвался от бутылки и рыгнул, – пардон. У меня имеются две новости – плохая и очень плохая. С которой начинать?

– А ты знаешь, что в древности гонцу, принесшему дурные вести, отрубали голову? – поинтересовался Роман.

– Знаю, – Шапиро достал из холодильника вторую бутылку, – жарко сегодня... А насчет моей головы, так ведь она тебе ой как нужна – своей-то нету!

– Ладно, мыслитель, – Роман усмехнулся, – давай, порти мне настроение.

Шапиро хорошенько приложился ко второй бутылке, потом шумно вздохнул и направился в комнату. Рухнув в заскрипевшее под его тушей кресло, он достал из кармана сложенную во много раз газету и бросил ее на диван.

– Читай, – сказал Шапиро и поднес бутылку к губам.

Роман с подозрением посмотрел на газету и спросил:

– Что, я опять у самого себя винчестер украл?

– Хуже, – ответил Шапиро, – да ты читай, не бойся!

Роман осторожно, словно грязную портянку, взял двумя пальцами газету и развернул ее. На самом верху второй страницы красовался крупный заголовок: «Лидер беспредельщиков».

Вздохнув, Роман посмотрел на Шапиро и спросил:

– Это про меня, что ли?

– Про тебя, про тебя, касатик! Ты читай давай, не надо вопросы задавать.

Роман уселся на диван и стал читать.

В статье говорилось о том, что вчера вечером в Екатеринбурге, после концерта знаменитого исполнителя блатного шансона Романа Меньшикова толпа его разнузданных поклонников вихрем пронеслась по мирным улицам города, круша все на своем пути, выкрикивая блатные прибаутки, оскорбляя и избивая законопослушных граждан, причем особое внимание уделялось лицам неславянской внешности.

Далее автор статьи риторически интересовался, а не захотелось ли популярному певцу криминальных страстей от слов перейти к делу? Например – попробовать свои силы в пробуждении низменных инстинктов толпы, в управлении массами, а точнее – в провоцировании беспорядков, а если захотелось, то не уподобляется ли он в этом господину Кинчеву, известному своей дешевой революционностью, на самом деле означавшей разбитые телефонные будки, разгромленные станции метро и переполненные травматологические пункты?

Нехорошо, товарищ знаменитость!

Уголовные романсы – еще куда ни шло, но прямые призывы к бесчинству и насилию – это уже криминал. И не забывайте, господин певец, что уголовный кодекс у нас один на всех.

Прочитав все это, Роман на некоторое время глубоко задумался, а потом, когда смысл прочтенного уложился в голове, спросил:

– Что значит – в Екатеринбурге? Я же вчера сам знаешь с кем в «Астории» водку кушал!

– Знаю, – кивнул Шапиро и поболтал в воздухе пустой бутылкой, – поэтому прими мои поздравления.

– Поздравления? И с чем ты меня хочешь поздравить?

– С вступлением в клуб двойников. У «Ласкового мая» двойники были, у Верки Пердючки – тоже, «Новых русских бабок» по стране комплектов пять катается, а теперь и Роман Меньшиков в двух лицах. Если не больше.

– Вот оно что... – до Романа наконец дошло, – значит, и я сподобился.

– Ага, – довольно подтвердил Шапиро, – но в каждом «плохо» есть немного «хорошо».

– Что же тут хорошего? – вздохнул Роман.

– А то, что факт появления двойника говорит о твоей безусловной и неоспоримой популярности и о такой же неоспоримой и безусловной любви народных масс. Любви – к тебе. Понял?

– Понял... – Роман поморщился, – но я бы вполне обошелся без таких свидетельств своей популярности и народной любви.

– Конечно, обошелся бы, – согласился Шапиро, – но это была просто плохая новость.

– Если это просто плохая, то какая же будет очень плохая?

– А вот ты принеси мне еще пивка, тогда расскажу.

– Ну ты и наглая морда! – восхитился Роман.

Однако с дивана встал и пивка принес.

– Спасибо, свет очей моих! – сказал Шапиро, принимая от Романа открытую бутылку.

– Ты забыл добавить – звон кошелька твоего, – усмехнулся Роман. – Ну, животное, давай свою очень плохую новость.

– Даю, – кивнул Шапиро. – Нам придется в обязательном порядке разобраться с этим двойником. Потому что это – огромный ущерб. Он попросту крадет твои деньги. Наши деньги. Большие деньги. И потом... Накрыть его – дело принципа. Вор должен сидеть! Ну, понятное дело, в тюрьму мы его отправлять не будем, однако получить с него все, что он украл и еще немножко сверху, – обязательно. А оставлять это без внимания... Нельзя, никак нельзя. И с коммерческой точки зрения, и с принципиальной. Сразу говорю тебе, что вся эта процедура непроста и небезопасна. Поэтому я и сказал, что это очень плохая новость.

– Понимаю, – Роман задумчиво посмотрел на Шапиро, – понимаю...

– Ни хрена ты пока еще не понимаешь, – Шапиро махнул рукой, – попозже поймешь. А пока звони своим друзьям – Арбузу и Боровику – и назначай прямо на сегодня встречу.

– И Арбузу, и Боровику? – удивился Роман. – Что – так серьезно?

– Я же говорил, что ты пока еще ничего не понимаешь! – Шапиро развел руками. – Я бы объяснил тебе сейчас, но не хочу повторять два раза одно и то же. Поэтому сдержи свое любопытство до того момента, когда соберутся все. Давай звони и собирай военный совет.

– Военный совет, – пробормотал Роман, берясь за телефонную трубку, – ну вы, ребе Шапиро, заинтриговали меня... Удалось, ничего не скажешь!

* * *

В роскошной квартире Арбуза, в гостиной, стоял большой круглый стол, вокруг которого сидели Арбуз, Боровик, Роман, Шапиро и Лиза.

Женщине, по твердому убеждению мужчин всего мира, не место на военном совете, поэтому первые несколько минут все, кроме Романа, чувствовали себя несколько не в своей тарелке.

Заметив это, Лиза улыбнулась и сказала:

– Господа, вы не подумайте, что я какая-нибудь кисейная барышня, у которой на уме только наряды да кавалеры. Кончайте шарить глазами по углам, и давайте говорить о делах.

Шапиро гнусно ухмыльнулся и спросил:

– Ковбой в юбке, что ли?

– Во-первых, Лёва, сегодня я не в юбке, а во-вторых – действительно ковбой. Мастер спорта по стендовой стрельбе. Не нравится – давайте стреляться.

Все засмеялись, и атмосфера разрядилась.

– Ну уж нет, – Шапиро замахал руками, – только мне и не хватало схлопотать пулю от какой-то вертихво...

– Что-о? – Лиза нахмурилась.

– Виноват! От прекрасной девушки.

– То-то.

– Ладно, – Шапиро откашлялся, – начинаю излагать. Кстати, рядом с докладчиком по всем правилам должен стоять графин с пивом и стакан.

– Понял, – Арбуз встал и вышел из комнаты.

– Итак, что мы имеем? – произнес Шапиро голосом провинциального конферансье.

– С гуся, – шепотом добавил Роман.

– Попрошу не перебивать, – недовольно буркнул Шапиро.

Из кухни вернулся Арбуз, который поставил перед Шапиро антикварный казенный графин с пивом и такой же антикварный граненый стакан за семь старых советских копеек.

– Вот это я понимаю! – восхитился Шапиро. – Ай да хозяин!

Налив себе пива, он с журчанием отправил его в желудок, сдержанно рыгнул и сказал:

– Пардон. Итак, начну.

Прикурив от стоявшей на столе зажигалки в виде бюста Ленина с отверстием в лысине, он глубоко затянулся и, выпустив дым из волосатых ноздрей, произнес лекторским голосом:

– Система двойников стала возможной тогда, когда бессовестные артисты начали работать под фонограмму. К Роману Меньшикову это, понятное дело, не относится. Первые двойники появились, как всем известно, у группы «Ласковый май». Что было потом, я не буду говорить, потому что перечислять всех двойников – вечера не хватит. Двойники – это обычная подделка. Вроде китайского «Ролекса». Все происходит просто. В город Мухосранск, а то и в более крупный населенный пункт вроде Новосибирска приезжает солидный мужчина, входит в кабинет местного руководителя и представляется директором... Ну, скажем, Романа Меньшикова. Кстати сказать, тот, кто представляется мною, должен быть евреем. Это нужно учесть. Да... Так вот, заслышав такую знаменитую фамилию, руководитель выскакивает из-за своего огромного стола и с наслаждением трясет руку лже-Шапиро. Он уже знает, что будет дальше. Самозванец без лишних слов усаживается в дорогое кресло и заявляет, что великий Роман Меньшиков, случайно проезжая мимо, пожелал осчастливить этот Мухосранск или там Новосибирск своими концертами. Чиновник тут же заявляет, что Меньшикову будет предоставлена лучшая площадка, и господин Шапиро может не беспокоиться ни о чем. Они договариваются о сроках, причем обычно концерты начинаются уже на следующий день, и дело в шляпе.

Шапиро налил себе пива, сделал несколько глотков и продолжил:

– Такая срочность объясняется тем, что им нельзя светиться с рекламной кампанией. Если развесить афиши за две недели, это может дойти до настоящего Меньшикова или до настоящего Шапиро. А так – наскочил, схватил и убежал. Но бывает и по десять концертов в одном городе. Тогда с местными специально оговаривается отсутствие рекламы. Они, понятное дело, могут заподозрить неладное, но ведь местным организаторам все равно – лишь бы деньги зашуршали. А уж деньги-то шуршат – спонсоры там всякие, отмывание...

Шапир допил пиво, посмотрел на Романа и сказал:

– А теперь об одной малю-юсенькой подробности. Тебя, Роман Меньшиков, сейчас пасут.

– То есть как – пасут? – удивился Роман.

– А вот так, – Шапиро наполнил стакан пивом, – жарко сегодня... Пасут – это на жаргоне злодеев и полицейских...

Он слегка поклонился Арбузу и Боровику.

– На жаргоне это значит... – Шапиро залпом выпил пиво, – это значит – за тобой следят. Ходит человечек специальный и смотрит за тобой. Его главная задача – следить за тем, что ты никуда не собираешься ехать. То есть – находишься на безопасном расстоянии от двойника. Безопасном для него. Ну, а человечку этому платят малую копейку, так ведь и работа у него не пыльная. Увидел, что Меньшиков лыжи в аэропорт навострил, шмыг за ним и смотрит, куда артист отправляется. Потом взял трубочку и позвонил хозяину. Дескать, объект собрался в Константинополь, так что все путем, можете продолжать. Или, например – Меньшиков едет в Сибирь. Тогда двойник со своей бригадой быстро сворачивается и делает ноги. Элементарно, Ватсон!

– Понятно, – Роман покачал головой, – вот оно как у вас...

– У кого это у нас? – возмутился Шапиро. – Старый Шапиро никогда не имел дела с двойниками!

– Ладно, ладно... – Роман махнул рукой, – ну, какие мнения имеются?

Он оглядел присутствующих.

Боровик, прищурившись, внимательно слушал пространные объяснения Шапиро, Арбуз задумчиво вертел в пальцах рюмочку с коньяком, а Лиза... Подперев подбородок пальцем, она смотрела кудато в пространство, и Роман мог бы поклясться, что выражение ее лица было мечтательным.

«Интересно, – подумал он, – о чем это она размечталась? Может быть, об очередном ограблении банка?»

– Лиза, ку-ку! – Роман помахал перед ее глазами рукой.

Лиза вздрогнула и с явным неудовольствием вернулась из своих неизвестных никому далей. Улыбнувшись, она сказала:

– Рома, ты на меня внимания не обращай. Мое дело маленькое, женское – выслушать вас всех и сказать свое решающее слово.

– Ого! – Арбуз удивленно поднял брови. – Вы, Лиза, говорите интересные вещи! Я уже заинтригован – каким будет ваше решающее слово.

– Наберитесь терпения, Миша, и вы его услышите, – пообещала Лиза.

Арбуз важно кивнул и, сдерживая улыбку, пригубил коньяк.

Потом он взял из резной шкатулки тонкую коричневую сигарку и, прикурив ее, сказал:

– Ну, я так понимаю, что Лёва уже изложил нам то главное, что он знает о подобных ситуациях. В таком случае я позволю себе добавить к сказанному кое-что, касающееся другой стороны вопроса.

Боровик повращал глазами и спросил:

– Джентльмены, это ничего, что я тут без смокинга? А то я вас слушаю и чувствую себя сиволапым мужиком, оказавшимся в палате лордов. Речи, блин, прямо как у Черчилля с Линкольном! Простите, это я так, к слову...

– А раз так, – Арбуз грозно посмотрел на Боровика, – то и помалкивай в тря... пардон, лучше в рюмку с коньяком. А хочешь, я тебе сакэ принесу? У меня есть!

– Сакэ... – Боровик поморщился, – эту разбавленную водку сам пей. Я пробовал – такая гадость! А ведь ее еще греть надо... Бр-р-р!

– А ее греют для того, – со знанием дела встрял Роман, – чтобы сильнее зацепило. Горячее, оно шибает лучше.

– Знаток ты наш, – Арбуз с сожалением посмотрел на Романа, – я тебе потом объясню, зачем ее греют. А сейчас слушай меня внимательно.

– Яволь, майн херр! – отчеканил Роман и налил себе пива из шапировского персонального графина.

– Так вот, – Арбуз выпустил колечко дыма, и Лиза беззвучно поаплодировала ему, – теперь о другом аспекте. Создание двойника – серьезное дело и большие, а в нашем случае – очень большие деньги. Структуры, которые следят за присвоением грязных денег, не могут оставить тему двойников без внимания. Поэтому беру на себя смелость заявить, что наш двойник прикрыт, и прикрыт очень серьезно. То, что за ним стоит криминал, прошу принять без доказательств. Во-первых, какой-то авторитет. Во-вторых – бригада силовиков, подчиняющаяся этому авторитету, и, конечно же, несколько человек прямо в гастрольном коллективе. Они следят за безопасностью, а также, и это весьма важно, в каждом городе, где выступает двойник, обязательно, повторяю – обязательно связываются с местным криминалом, чтобы не возникало проблем. Но местные чаще всего не знают, что имеют дело с фальшивкой.

Роман удивленно покачал головой и вздохнул:

– Век живи – век учись. И откуда ты все это знаешь? Вот я, например, и есть тот самый артист, который должен знать тему лучше всех вас, а о таких подробностях слышу впервые.

– Лучше всех нас? – язвительно хмыкнул Шапиро. – И даже лучше меня?

– Ты не в счет, – отмахнулся Роман, – я даже боюсь представить себе бездну, которая тебя породила.

– Меня породила Роза Исааковна Шапиро, в девичестве Апфельбаум.

Лиза звонко захохотала, а Роман развел руками:

– Ну как с ним говорить?

– А ты не говори, – благожелательно посоветовал Шапиро, – ты просто слушай меня и трепещи перед моей мудростью и знанием жизни.

– А иди ты со своей мудростью, – Роман приложился к стакану, – что еврею хорошо, то славянину смерть. Вот пусть лучше мистер Майкл Арбузофф скажет, не занимался ли он в своей богатой правонарушениями жизни еще и вариантами двойников?

– Нет, Ромка, такого пока не было, – сдерживая смех, ответил Арбуз, – век воли не видать.

Он подумал и добавил:

– В натуре.

– Ну что, все высказались? – Боровик оглядел собрание. – Тогда я позволю себе кое-что присовокупить. Вы не против?

– Ни в коем случае, – Арбуз взялся за бутылку, – налить тебе коньячку?

– Давай, – кивнул Боровик, – а я пока скажу, чего хотел. Собственно, там и говорить-то нечего. То, что сказал Арбуз про связи с местными бандюками, в полной мере относится и к местным ментам. Это я заявляю так же авторитетно, как Арбуз задвинул про свою уголовную тему.

Арбуз, наливая в рюмку коньяк, поморщился, но промолчал.

– То есть... Спасибо, Мишка. – Боровик взял рюмку. – То есть – бригада двойника должна быть вась-вась и с местными ментами. И опять же взятки, бабки... Падлы продажные!

Он покосился на Лизу и сказал:

– Простите, Лиза. Вырвалось.

– О чем вы говорите, Саша! – Лиза задумчиво покачала головой. – Я с вами полностью согласна, просто я нежная и трепетная девушка, в отличие от вас, грубых мужланов, не высказываю своих мнений в такой брутальной форме.

– В какой форме? – нахмурился Боровик.

– В брутальной, колхозник! – засмеялся Арбуз. – В грубой, значит. Ты вообще, кроме «Курочки Рябы» и Уголовного Кодекса, какие-нибудь книжки в своей жизни читал?

– Читал, – буркнул Боровик, – не меньше твоего.

– Ну вот и славненько, – кивнул Арбуз, – ну что, за присутствующих здесь дам? Кстати говоря, присутствующие дамы обещали высказать решающее мнение, так что мы навостряем уши и...

– И наливаете мне коньяку, – закончила за него Лиза, – языком трепать каждый может, а вот поухаживать за дамой – никто не готов.

– Простите, мадам, – Арбуз засуетился с бутылкой, – сейчас, мигом...

– Я вам не мадам! – Лиза задрала нос. – Я мадемуазель!

Выпив за присутствующих дам, все выжидательно уставились на Лизу, а она, нимало не смущаясь, сделала маленький глоток коньяку и, поставив рюмку на стол, сказала:

– Мое мнение таково...

Она посмотрела на Романа, и он вдруг увидел загоревшиеся в ее глазах бесовские огоньки.

– Вы все очень хорошо изложили ситуацию. Так хорошо, что даже я смогла понять ваше невнятное бормотание.

– Ну знаете ли! – Арбуз вытаращил глаза. – Это, как бы сказать... Волюнтаризм и диффамация!

– Что? – нахмурился Боровик.

Роман фыркнул, а Шапиро, откинувшись на спинку кресла, заржал, как лошадь.

– Так их! – злорадно воскликнул он. – В хвост и в эту, в гриву!

Лиза скромно опустила глаза и сказала:

– Я поняла, что происходит, а также поняла, что Роману нужно сидеть дома, чтобы не спугнуть двойника. Поэтому...

Она снова посмотрела на Романа, и огоньки в ее глазах разгорелись так ярко, что он подумал: при их свете можно читать газету в темноте.

– Поэтому я отправляюсь в шпионскую командировку. Знакомлюсь с двойником, выясняю его маршрут, а потом вы спокойно хватаете его в удобном для вас месте, – радостно заявила Лиза.

– Однако... – Арбуз удивленно поднял брови и одобрительно кивнул.

Роман недовольно нахмурился, Боровик, прищурившись, посмотрел на Лизу нарочито пронзительным взглядом, а Шапиро звонко хлопнул себя по жирной ляжке и восторженно произнес:

– Ой-вэй! Чтоб я так жил! Вот это женщина!

– Но-но! – Роман высокомерно посмотрел в его сторону. – Держись подальше от этой женщины, ты, дирижабль с глазами!

Потом он взглянул на Лизу и сказал:

– Лиза, я не понял. Что значит – в шпионскую командировку?

– Ну как же, Роман, – Лиза удивленно посмотрела на него, – что же тут непонятно? Я одеваюсь, собираюсь... Нет. Сначала Лёва узнает по своим каналам... Лёва, у вас ведь есть свои каналы?

Шапиро многозначительно кивнул, что означало, что уж каналы-то у него имеются.

– Вот. Лёва узнает по своим каналам, где сейчас двойник, а потом я одеваюсь, собираюсь, беру с собой небольшой чемоданчик с необходимыми вещами...

– Дама сдавала в багаж... – тихо сказал Арбуз.

– Чемодан с трупом одного несдержанного на язык джентльмена, – угрожающе произнесла Лиза.

– Все, молчу, – испуганно ответил Арбуз.

– И отправляюсь на охоту.

– Ну и как ты будешь охотиться? – скептически поинтересовался Роман.

– А как красивая девушка охотится на мужчин? Бац, и он в судорогах бьется у ее прекрасных ног.

– Главное, чтобы не между, – вырвалось у Романа, и тут же из его глаз посыпались искры.

Лиза, не размахиваясь, влепила ему оглушительную пощечину.

– Если хотите, Лиза, я могу добавить, – предложил Арбуз, осуждающе глядя на Романа.

– И я тоже, – Боровик недобро посмотрел на приятеля.

– И я, и я! – присоединился Шапиро. – Дайте и мне потоптать этого идиота!

– Думай, что говоришь, дубина! – Боровик пошевелил желваками на щеках. – Щас как дам в рыло!

Роман утер выступившие слезы и сказал:

– Прости, Лиза, само выскочило.

– А я и не сержусь особенно, – Лиза пожала плечами, – это я тебе, чтобы думал, прежде чем говорить. Я же понимаю, ты привык к тому, что артист легко хапает любую девушку и тащит ее в номер с известными целями. Ведь так? Так вот – я девушка труднодоступная. А тебе просто повезло, что ты меня встретил. Если бы не я, ты бы до сих пор бился в судорогах между ногами разных готовых на все шлюх.

Роману стало стыдно, и он опустил голову.

– Ладно, я тебя прощаю, – Лиза погладила его по шее.

Потом, твердо посмотрев на Арбуза, она сказала:

– Я зацеплю этого музыкального вора так, что он будет у меня ходить на поводочке. И отдам его вам готовенького.

Арбуз кивнул и сказал:

– Да. Я думаю, что у вас получится. Только имейте в виду, что это опасно. Действительно опасно. Не для вашей девичьей, пардон, женской чести, а для вашей жизни.

– Я понимаю, – Лиза сдвинула тонкие брови, – я понимаю... Но ведь мы все обсудим и все придумаем. Ведь так?

– Обязательно, – ответил Арбуз.

Роман глубоко вздохнул и сказал:

– Ну почему, Лиза, тебя все тянет на приключения? Мало тебе...

И тут он прикусил язык, потому что ляпнуть про то, что он знает о ее банковских подвигах, было бы непростительной глупостью.

– Чего мало? – Лиза с невинным выражением лица посмотрела на Романа.

– Да так... – Роман махнул рукой, – ничего особенного.

Лиза пожала плечами, потом взяла рюмку и, сделав маленький глоток, сказала:

– Значит, так. Что мне взять с собой?

Роман подумал, потом посмотрел на приятелей и сказал:

– Лиза...

– Что, Рома? – Лиза ласково взглянула на него.

Роман нахмурился и подумал, что все-таки нехорошо утаивать от нее тот факт, что он знает о ее опасной банковской авантюре. Ведь если он любит ее, а она, соответственно, любит его, в чем у Романа не было ни малейшего сомнения, то... То будет просто безнравственно делать вид, что он ничего не знает.

Тем более теперь они в одной команде, и, чем больше знаешь друг о друге, тем лучше.

Роман решительно вздохнул и сказал:

– Лиза, давай уединимся на некоторое время, я хочу сказать тебе кое-что.

Арбуз поднял брови, а Шапиро хлопнул жирной ладонью по столу и воскликнул:

– Неужели этот поц до сих пор не признался вам в любви?

Лиза засмеялась и, положив теплую ладонь Роману на руку, сказала:

– Конечно, признался. Наверное, хочет сделать это еще раз.

Взглянув на Романа, она добавила:

– И я ничего не имею против. И сейчас, и потом, и еще множество раз.

Они встали и удалились в библиотеку. В просторной и богатой квартире Арбуза имелась даже библиотека, чем он очень гордился.

Закрыв за собой дверь, Роман подвел Лизу к большому бархатному дивану, усадил на него, а сам устроился напротив, в таком же большом и бархатном кресле.

– Лиза, – начал он, – я...

Лиза с легкой улыбкой смотрела на него и молчала.

«Что я, в самом деле, робею, как юнец на первом свидании!» – подумал Роман и тут же разозлился на себя. Это привело к тому, что он почувствовал знакомый прилив адреналина, и робость немедленно прошла. Приняв свободную позу, он закурил и, положив ногу на ногу, сказал:

– Милая Лиза, я должен сказать тебе то, о чем долгое время молчал.

– Надеюсь, не то, что у тебя имеется жена и трое детей? – усмехнулась Лиза.

– К счастью, нет, – Роман представил себя в таком положении и ужаснулся, – нет, конечно же нет. Я о другом.

Он затянулся и, помедлив секунду, рубанул сплеча:

– Я знаю, что ты поставила банк на гоп-стоп.

– И это все, что ты хотел мне сказать? – Лиза улыбнулась, и Роман растерялся. – Мой любимый глупый мальчик, то есть, конечно же, не мальчик, а молодой, но зрелый, полный сил и талантов муж... Ромка, дурак ты бестолковый, то, что тебе известно об этом, все время было написано на твоем лбу. Понятно?

– Э-э-э... – Роман нахмурился, – не очень.

– Ну что тут может быть непонятного? – Лиза соскользнула с дивана и, усевшись на толстый мягкий ковер, положила голову Роману на колени, – ты говорил со мной о том, другом, третьем, обнимал, целовал и прочее... А в глазах так и прыгало – а я знаю! А я знаю! И это было ясно как божий день. А я все думала – ну когда же ты расколешься?

– Ну вот... – Роман совершенно смутился, – вот и раскололся.

– Вот и хорошо, – Лиза прижалась щекой к его руке, – теперь у нас нет тайн друг от друга. А как ты узнал?

– Я был в гаражах, когда ты переодевалась и меняла машины. А потом увидел в новостях то, что было заснято камерой слежения в банке. Ну а дальше уж дело техники.

– И это значит, – Лиза угрожающе прищурилась, – что наша «случайная» встреча была подстроена тобой?

– Ага...

– Ах ты, коварный и расчетливый соблазнитель! – воскликнула Лиза.

Вскочив с ковра, она подтянула рукава свитера и встала перед Романом в позе разъяренной гориллы.

– Сейчас ты заплатишь за все, – зашипела она и бросилась на Романа.

Кресло с грохотом опрокинулось, и Роман, вывалившись из него, оказался лежащим на спине. Лиза уселась на нем верхом и торжествующе провозгласила:

– Бей мужиков!

Но бить почему-то не стала, а вместо этого нежно поцеловала Романа в губы.

Потом положила голову ему на грудь и прошептала:

– Дурак... Любимый дурак.

– Ага... – Роман почувствовал, что его губы помимо воли растягиваются в совершенно дурацкой улыбке, которая как нельзя кстати подтверждала слова Лизы.

– А что ты делала до того, как... Ну, в общем, до банка?

– То же, что и все, – грустно ответила Лиза, – я была обычной красавицей, которая работала продавцом-консультанатом в компьютерной фирме. Вся моя жизнь до известных событий не представляла собой ничего интересного. Институт, потом работа. А как начала работать, то жизнь стала просто невыносимой. Работа – магазин – дом, причем – одинокий дом, заметь. Я ведь не шлялась по мужикам, как некоторые.

Она презрительно сморщилась, как видно, представив себе этих самых «некоторых».

– И наконец, – Лиза гордо подняла бровь, – я поняла, что так дальше жить невозможно. И придумала план. Знаешь, как мне было страшно там, в банке?

– Представляю, – кивнул Роман.

– Ничего ты не представляешь, – отмахнулась Лиза, – я там чуть в обморок не упала.

И она замолчала, вспоминая тот страшный и счастливый день.

– А что ты будешь делать с деньгами? – зачем-то спросил Роман.

– Та-ак... – многозначительно протянула Лиза, – узнаю мужскую манеру тянуть руки к кошельку... Ну, если не жены, то любовницы.

– Не больно-то и надо, – обидчиво ответил Роман, – у меня своих хоть жопой ешь.

– Фу! – Лиза оторвала голову от его груди и неодобрительно покачала головой. – Не зря люди говорят, что все музыканты грубияны и хамы.

– Ага, – повторил Роман, – и еще они с лошадьми спят.

– Что? – Лиза вскочила. – Ты что имеешь в виду? Это я, значит, лошадь?

– Нет, – Роман, продолжая лежать на спине, замахал руками, – это просто так говорится.

Лиза поставила ногу ему на грудь и сказала:

– Скажи: тетенька, прости засранца.

– Тетенька, прости засранца! – торопливо выпалил Роман.

– То-то!

Лиза поправила волосы и уселась на диван.

– Можешь встать, – милостиво объявила она, – и подать мне пиво.

– Сию минуту, сударыня, – Роман поднялся на ноги и взялся за ручку двери.

Но открывать ее не стал, а вместо этого язвительно произнес:

– Между прочим, было весьма неосмотрительно оставлять весь маскарад там, в гаражах. А если бы кто-нибудь нашел? А если бы все эти фальшивые толовые шашки и прочие провода нашел именно тот, кому это было положено по службе?

– Чушь, – Лиза пренебрежительно махнула рукой. – Во-первых, это никоим образом не указывает на меня. А во-вторых опять же – я-то тут при чем?

Ну посуди сам – находит какой-то сыщик эти причиндалы. Ура! И что дальше? Ну?

Роман прикинул и согласился:

– Пожалуй, так оно и есть. Но все равно лучше было уничтожить улики.

– Ага, – Лиза усмехнулась, – и попасться как раз на этом.

Тут Роман понял, что умом женщину не понять, и ловко перевел разговор на более безопасную тему:

– Какой сорт пива вы предпочитаете в это время суток? – любезно осведомился он.

– Холодный! – уверенно ответила Лиза.

Глава 6

СМЕРТЬ НА ЗОНЕ

Получив очередное назначение, генералмайор Безродный был на седьмом небе от счастья. Разве мог он рассчитывать на такую блестящую карьеру – он, выпускник заштатного Псковского училища МВД, обреченный всю жизнь трубить в какомнибудь Пыталовском ГУВД с перспективой выйти на ничтожную пенсию в чине подполковника и с циррозом печени?

Конечно же, нет, если бы таинственная и могущественная «Воля народа» не взяла его под свое крыло. Правда, он и сам не подкачал – упорно трудился после окончания училища, самостоятельно вырос из младших лейтенантов в майоры, не обольщался грошовыми оброками с мелких провинциальных жуликов и так называемых предпринимателей, берег репутацию для больших дел.

А умело и лихо закрученный роман с женой инспектора Главного управления исполнения наказаний помог Безродному добиться перевода в Ленинград, прямиком в управу по Северо-Западу.

Там-то он и обратил на себя внимание «Воли народа».

Когда в одной из колоний Волховского района заключенные осмелились выразить протест против бесчеловечных условий содержания, майор Безродный проявил инициативу, оперативно прибыл на место и лично возглавил жестокое и беспощадное подавление бунтовщиков.

Через месяц он был уже полковником, перескочив через чин, а еще через неделю ему позвонил сам Адольф Богданович Самоедов, отставной генераллейтенант МВД и депутат Государственной Думы, он же – руководитель Северо-Западного регионального отделения «Воли народа».

Самоедов быстро объяснил Безродному, чьему покровительству он обязан столь быстрым служебным ростом и сделал предложение, от которого, как говорится, невозможно отказаться.

Нельзя сказать, что Василий Кимович Безродный принял это предложение без колебаний. Поначалу было страшно – стать членом законспирированной структуры, пусть и возглавляемой самыми высокопоставленными лицами, структуры, которая ставит своей целью ни больше ни меньше как захват власти в стране и перераспределение национального богатства...

Однако Самоедов убедительно доказал, что при таких покровителях бояться нечего, зато самая блестящая будущность обеспечена – и в смысле положения, и в смысле материального уровня. Такого уровня, о котором паршивые отечественные олигархи и мечтать не смеют. Василий Кимович решился, и ни разу не пожалел об этом. Впрочем, он прекрасно понимал, что отказ был бы равнозначен даже не концу карьеры, а досрочному уходу на этой жизни.

Дальше все пошло как по маслу. Генерал-майорство на блюдечке, оформленный на жену трехэтажный особняк в Парголово, круглый счет в филиале банка «Лионский кредит» на острове Мэн. Неприятно только было вспоминать о разного рода щекотливых мероприятиях, которые Безродному приходилось курировать по приказу «Воли народа». В результате этих мероприятий заброшенные могилы кладбищ Ленинградской области частенько пополнялись безымянными подселенцами – однако забыть об этом помогали дополнительные нули, исправно заносимые в банковские гроссбухи аккуратными клерками с далекого островка в проливе Ла-Манш.

И вот теперь – Москва!

О долгожданном переводе с повышением Василию Кимовичу сообщил все тот же Самоедов, и Безродный не без злорадства отметил про себя: «Все, Адольф Богданович, покомандовали мною, и хватит. Пришел черед поменяться ролями».

Собственное кресло в ранге заместителя министра, огромный кабинет в массивном здании Главного управления исполнения наказаний с видом на Воробьевы горы – это не шутка! Плюс вызов для личной беседы с самим председателем политсовета «Воли народа» Самсоном Эдуардовичем Бергамовым.

Это совершенно новый уровень и, конечно же, новая ответственность.

И новые доходы.

И новый страх...

В приемную Бергамова Безродный прибыл за десять минут до назначенного срока. Кивнув бесстрастному секретарю, он придирчиво осмотрел себя в настенном зеркале и остался доволен. Отутюженный ординарцем китель ладно сидел на коренастой фигуре, на золотых погонах с генеральским зигзагом поблескивала звездочка.

Пока единственная... Ничего, бог даст, еще обмоем и вторую, и третью.

Дождавшись приглашающего жеста секретаря, он с одобрением посмотрел на огромную двухстворчатую дверь из красного дерева, потрогал полированную бронзовую ручку в виде львиной головы и негромко, но решительно постучал.

Бергамов принял Безродного стоя у окна, наполовину прикрытого тяжелыми шторами из вишневого бархата. За окном, на другой стороне Москвареки, виднелись кремлевские башни.

«Вот это вид, прямо открытка, – мечтательно подумал Безродный, – да, это уровень!»

И тут же опомнился, услышав ровный, бесстрастный голос Бергамова:

– Здравствуйте, Василий Кимович, проходите.

Безродный направился было к столу совещаний, к которому примыкал поставленный под прямым углом письменный стол Бергамова, однако тот остановил его.

– Нет, не сюда. Давайте присядем у камина. Разговор у нас будет хотя и важный, но неофициальный, поэтому чиниться незачем.

И он указал на облицованный резным итальянским мрамором камин в противоположном углу кабинета, напротив которого стояли два глубоких низких кресла и стеклянный журнальный столик с пепельницей. Слегка поклонившись, Безродный пропустил Бергамова вперед, подождал, пока тот сядет, после чего опустился в свободное кресло сам, осторожно поддернув брюки с лампасами.

Бергамов посидел с минуту молча, пристально глядя на потрескивающие в камине поленья. Несмотря на жаркий огонь, в кабинете было прохладно – мощные кондиционеры бесшумно освежали воздух, попутно наполняя его запахом свежей хвои.

– Люблю, знаете ли, прогуляться по сосновому бору, – сказал Бергамов задумчиво, – да вот только редко выдается свободная минута для этого. Дел много, Василий Кимович, причем дел неотложных.

Он поворошил поленья чугунной кочергой с позолоченным набалдашником, тяжело вздохнул:

– А людей не хватает, Василий Кимович. Поэтому мы ценим ответственных инициативных профессионалов и заботимся о них. Не забываем, как впрочем, не забываем и своих врагов. Помните, какой девиз был у эсэсовцев?

Безродный удивленно поднял брови.

– А девиз у них был такой: «Наша честь – верность». То-то. Правильный принцип, на редкость продуктивный. Все химеры вроде каких-то там идей, чести и достоинства ничто по сравнению с верностью. Верностью, основанной на страхе и на том, что раньше называли материальным интересом. Впрочем, я отвлекся.

Бросив кочергу в серебряное ведерко, Бергамов встал, жестом остановил готового подняться вслед за ним Безродного и прошелся по устилающему пол мягкому ворсистому ковру.

– Я наслышан о вас. Сколько лет вы служите нашей организации?

– Более трех лет, Самсон Эдуардович.

– Что ж, достаточный срок. Вы служили верно, и уже успели убедиться в прямой выгоде этой службы.

– Я искренне благодарен и готов...

– Довольно, довольно. Не надо пустых слов.

Бергамов снова погрузился в кресло и пристально посмотрел на Безродного:

– Слушайте внимательно, Василий Кимович. Наступило время решительных действий, в результате которых все достояние этой страны – я подчеркиваю, все! – окажется у наших ног. И у ваших тоже, потому что принято решение включить вас в политсовет. Мы не будем больше довольствоваться крохами, мы возьмем все. А население, хоть и многочисленное, но увы – ничтожное духом, будет обеспечивать наши нужды и получать достаточное для пропитания содержание.

– Самсон Эдуардович...

– Не прерывайте! Существует план, продуманный до мелочей, который позволит нам одним ударом разрубить этот Гордиев узел и решить кое-какие проблемы на будущее. В частности, такую – в этой стране слишком много ненужных и бесполезных людей. Западные экономисты давно уже подсчитали, что на территории современной России экономически оправдано существование не более 50 миллионов обслуживающего экспорт природных ресурсов персонала. Вот и нам больше не нужно – лишние рты нам ни к чему.

– Но каким же образом...

– Молчите! Сейчас я говорю, а вы слушаете. Да... Уже сейчас, спровоцировав уничтожение наиболее вредной части населения, мы посеем хаос, и власть сама упадет к нам в руки. Ну, а уж взяв власть, мы спокойно сможем продолжить эту оздоровительную практику до достижения полной экономической целесообразности.

Указательный палец Бергамова уперся в Безродного.

– Теперь о вашей роли в этом историческом событии. Она особенная, в силу вашей профессиональной принадлежности как высокопоставленного сотрудника Главного управления исполнения наказаний. Кстати говоря, высокопоставленного благодаря нашей заботе, о чем вы, конечно же, помните.

– Я не только помню, но и безгранично ценю это, – наклонил голову Безродный.

– Отрадно. Начать массовую зачистку страны целесообразно с уголовной швали, переполняющей заведения вашего управления. Это удобно – можно науськать население на нынешние власти, объяснив ему, что только мы в состоянии эффективно бороться с преступностью, а нынешняя власть ее, наоборот, плодит, создавая тепличные условия в колониях и тюрьмах. Впрочем, на население плевать. Гораздо удобнее то, что когда на Западе поднимется вой по поводу узурпации нами власти и сопутствующих ей богатств, мы тут же свалим этот якобы геноцид на происки международного капитализма, сионизма – да чего хотите. Вызовем всемирный скандал... Впрочем, это уже не ваше дело.

Безродный не подал виду, что обижен последней фразой и осторожно спросил:

– Однако как же это будет осуществлено практически, Самсон Эдуардович?

– Не скрою, однажды мы уже пытались осуществить этот план и хотели сделать это сами. Не вышло. Теперь мы будем умнее и сделаем все чужими руками – а именно руками тех же самых западных правдолюбцев и любителей лезть в чужие дела. Что и позволит нам в конечном итоге свалить этот якобы геноцид на них самих.

– Но как?

Торжествующий Бергамов поднял вверх указательный палец:

– Вот!

Он кивнул сам себе и сказал:

– Все гениальное просто. Мы получили сведения, что поганцы из западных организаций типа «Международная амнистия», «Хьюман райтс» и «Здоровый заключенный» решили в очередной раз нас поучить. Они, видите ли, сильно озабочены эпидемией туберкулеза в российских тюрьмах и колониях. Прямо спать не могут от жалости и сострадания.

Бергамов брезгливо поморщился.

– И надумали эти поганцы ткнуть нам в нос нашей черствостью. Приготовили гуманитарный груз противотуберкулезной вакцины, достаточный для вакцинации порядка миллиона заключенных, и передали его нам в порядке безвозмездной помощи.

– То есть вы имеете в виду, что эту вакцину... – догадался Безродный.

– Именно! – подхватил Бергамов. – Их гуманитарную вакцину мы подменим на препарат собственного изготовления. И препарат этот уже разработан и изготовлен в нужном количестве в наших лабораториях на Таймыре. Это новый, еще никому не известный штамм вируса бубонной чумы, гарантирующий стопроцентный летальный исход, причем вирус с инкубационным периодом в шесть месяцев, уникальное достижение наших – подчеркиваю, наших – специалистов. Генералы-адмиралы, подбирающие кремлевские объедки, о таком и не мечтали!

– Понимаю, – медленно сказал Безродный, – чисто придумано... Акция закончится, никаких подозрений, триумфальный шум в прессе, и вдруг через полгода, когда все уже забудут, катастрофа!

– Причем для демонстрации чистоты намерений мы через наших друзей в правительстве организовали целую акцию типа «Врачи без границ». Приезжайте, мол, благодетели, к нам, сирым и убогим, сами колите свою вакцину, мы ведь без вашей помощи даже клизмой в собственную жопу попасть не в состоянии. А мы вам и поезд специальный выделим, и лекарства ваши доставим и погрузим на него за свой счет, только смилуйтесь!

– И какова реакция Запада, Самсон Эдуардович?

– В Германии, Италии и Франции уже сформирована бригада из ста пятидесяти врачей-добровольцев. Готовы вылететь в Россию по первому требованию. Ну а мы, конечно же, благородно оплачиваем им перелет.

Если у Безродного и оставались какие-то сомнения, то они улетучились без следа. Он был явно впечатлен развернутым перед ним грандиозным планом.

Бергамов благосклонно наблюдал за реакцией Безродного, откинувшись на спинку кресла. Потом он опять взялся за кочергу, поворошил поленья, выпуская снопы искр, и коротко спросил:

– Вопросы?

– Самсон Эдуардович, – Безродный сделал озабоченное лицо, – а что с поездом?

– Поезд давно готов, стоит в одном из депо Хабаровска. Более того – на него уже полностью загружена партия нашего препарата. Причем о подмене не имеют понятия даже те, кто осуществлял погрузку – наши люди подменили вакцину еще на стадии ее растаможивания во владивостокском порту. И позаботились заодно о том, чтобы навязанная нам западная дрянь оказалась там, где ей и место – на дне небольшой бухточки в заливе Золотой Рог.

– Не разумнее ли было бы продать ее куда-нибудь в Африку? – осторожно осведомился Безродный. – Все-таки деньги, да еще и дармовые...

– Брось, Василий Кимович, – Бергамов неожиданно перешел на «ты», – ход мысли, конечно, правильный, наша школа, но не до того сейчас. Надо не упустить главное. Лучше подумай о своих задачах.

– Извините, Самсон Эдуардович, увлекся. Я весь внимание.

– Ваша задача, – так же неожиданно вернулся к бесстрастному тону Бергамов, – обеспечить поезд надежным конвоем. Исключить возможность лабораторной проверки вакцины по пути следования. В пунктах назначения обеспечить доставку вакцины и врачей в исправительно-трудовые учреждения и наконец поголовную – слышите, поголовную! – вакцинацию заключенных. Вакцина должна быть использована до последнего миллиграмма. Запомните, миллион устраненных – это тот минимум, который сделает нашу акцию по-настоящему эффективной. И, наконец, исключить малейшую возможность любых неожиданностей. Вам все понятно?

– Так точно, все, – твердо сказал Безродный.

– Еще вопросы?

– Хотелось бы уточнить насчет сроков, Самсон Эдуардович.

Бергамов задумчиво поднял глаза к украшенному затейливой лепниной потолку, достал сигареты, закурил. Выпустив пару колечек ароматного дыма, с досадой покачал головой.

– Сроки, сроки... Сроки самые сжатые. Можно было бы начать хоть сейчас, да вот есть тут одна заковыка. Загогулина, как любил выражаться наш бывший алкогольный президент-дирижер... Впрочем, это опять же не ваше дело.

Потушив недокуренную сигарету, Бергамов встал, давая понять, что аудиенция закончена. Тотчас поднялся и Безродный.

– Ладно, Василий Кимович, – сказал Бергамов, помолчав немного, – приступайте. О сроках вам сообщат заблаговременно, с учетом времени, необходимого вам на подготовку. Вы свободны.

Он протянул Безродному пухлую ладонь. Безродный с уважением пожал ее и, поклонившись, вышел.

– Сроки, сроки... – повторил Бергамов ему вслед, – этот Меньшиков, конечно, тля, но береженого бог бережет... Все-таки надо дождаться его устранения.

Подойдя к селектору, он нажал клавишу.

– Самоедова ко мне на связь, срочно!

Глава 7

И ПЕСНЮ МОЖНО УКРАСТЬ

Лиза сидела в третьем ряду и с ненавистью смотрела на кривлявшегося на сцене самозванца. Двойник был одет в лагерную робу, на голове у него красовался кепарь с обвислыми краями и опущенным на глаза большим козырьком. Лицо человека, присвоившего себе чужие славу и деньги, было почти постоянно скрыто тенью от козырька, и метров с пяти он и в самом деле чем-то походил на Романа Меньшикова, но тот, кто знал Романа лично, конечно же, не купился бы на такую дешевку.

Дело было даже не в том, похож ли был двойник на Романа лицом. В конце концов, в жизни артисты обычно выглядят совсем не так, как на афишах, и это всем известно. Чувство ненависти, которую испытывала Лиза, происходило вовсе не из-за того, что этот ярмарочный урод грубо подделывается под любимого человека. Просто, зная Романа, Лиза была твердо уверена, что он никогда не ведет себя так ни в жизни, ни на сцене.

Двойник, прыгая под фонограмму Романа и делая вид, что поет, изо всех сил корчил из себя блатного, отвратительно ломался в воровской понтовой манере, топырил пальцы, сплевывал в сторону и постоянно поправлял яйца.

Сидевшие в зале люди были в восторге, и было понятно, что они принимают этого мерзкого клоуна за настоящего Романа Меньшикова. Некоторые из них вскочили со своих мест и размахивали над головой куртками и рубашками. Двойник старался разбудить в публике самые низменные инстинкты, и это ему удавалось.

Закончив песню, двойник подскочил к краю сцены и заорал в микрофон:

– Гаси ментуру! Пидаров на каркалыгу! Мент должен быть мертвый!

И зал взорвался одобрительными криками:

– Давай, Ромка! В натуре ништяк! Да здравствуют конкретные пацаны! Менты – пидорасы! Воры – в Кремль!

Двойник выставил вперед ладонь, призывая к тишине, и хриплым придушенным голосом произнес:

– А щас я конкретно спою песню про любовь. Потому что каждый конкретный пацан тоже знает, как тоскливо сидеть за колючкой и думать о том, как поганый фраер жадно смотрит на его дифчонку.

Он сделал знак музыкантам, они притворились, что заиграли, и над притихшими рядами поплыла фонограмма песни Романа Меньшикова, и не было в ней ничего ни про колючку, ни про поганого фраера.

Услышав первые же звуки, Лиза пришла в ужас – это была одна из ее любимых песен, и в ней, конечно же, не было ничего блатного, ничего воровского, просто грустная и щемящая история любви... А кривлявшийся на сцене недоумок корчил рожи, изображая грусть и страсть, жеманно двигал плечами и сокрушенно ронял голову на грудь.

Лиза почувствовала, как у нее перехватило дыхание.

Она вдруг захотела убить этого человека. Не побить, не избить, чтобы насладиться его заслуженным унижением – именно убить, чтобы он перестал дышать и издавать эти поганые звуки. Не в силах больше слушать, Лиза встала и начала пробираться к выходу из зала. Ее место тут же заняла голопупая девица лет шестнадцати, которая пожирала самозванца глазами и шевелила губами, повторяя слова песни.

Выйдя из зала, Лиза прислонилась к стене и закрыла глаза.

И к этому мерзавцу она собралась войти в доверие? Кошмар! Да с ним заговорить – и то противно...

Открыв глаза, Лиза осмотрелась и, увидев буфет, пошла в ту сторону.

Взяв бутылку пива, она села за столик и стала обдумывать свои дальнейшие действия.

* * *

Спев на бис последнюю песню, Сергей Батурин раскланялся и ушел со сцены, провожаемый визгом, криками и свистом. Пот градом катился по его лицу. Все-таки работать под фанеру, хоть и чужую, – нелегкий труд. Нужно, чтобы зритель поверил в то, что ты на самом деле работаешь в полную силу...

В коридоре, ведущем со сцены к гримеркам, уже стояла толпа подпрыгивающих на цыпочках фанаток. Ждавшие у выхода со сцены Костян и Чирик сразу же зажали Сергея между собой и повели к гримерке, решительно расталкивая толпу коллекционерок членов, как гастролеры обычно называют местных девиц, не пропускающих ни одного приезжего артиста, особенно если он популярен.

Однако, зная, что лишать желающих возможности потрогать знаменитость не следует, телохранители не слишком спешили. Да и сам Сергей говорил им, чтобы они не торопились упрятать его от толпы поклонниц, потому что он должен успеть выбрать себе очередную девчонку на ночь.

Вот и в этот раз, проходя по волнующемуся коридору молодой женской плоти, Сергей неторопливо осматривал рвущихся к нему девчонок, выбирая претендентку на постель, а то и сразу двух. Иной раз ему нравилось, когда две молоденькие шкурки стараются превзойти друг друга в постельных утехах, пытаясь понравиться звезде больше, чем другая.

Небрежно оценивая телесные достоинства каждой из желающих, Сергей вдруг натолкнулся на что-то непривычное. Во втором ряду стояла стройная и высокая девушка, одетая в длинное и дорогое шелковое платье с глубоким декольте.

Пожалуй, точнее было назвать ее молодой женщиной, и в отличие от окружавших ее возбужденных нимфеток, она была совершенно спокойна и смотрела на Сергея с легкой полуулыбкой.

Именно эта улыбка и заставила Сергея остановиться и развязно сказать:

– Ну чо, куколка, хочешь познакомиться со мной поближе?

Его слова вяло упали на пол, даже не долетев до ушей этой женщины.

Улыбка на ее лице слегка изменилась, и Сергей почувствовал себя уязвленным. Как это так – какая-то чувиха, пусть даже и отличающаяся от толпы похотливых поклонниц, и не ответила на его вопрос...

На вопрос самого Романа Меньшикова!

Сергей был уверен, что никому и в голову не придет засомневаться в подлинности его личности. Вот уже почти год он со своей бригадой колесил по стране, выдавая себя за Меньшикова. За это достаточно долгое время он свыкся с чужим именем и образом, и даже иногда ловил себя на мысли, что он-то и есть знаменитый исполнитель блатного шансона.

Он, и никто другой!

– Гоните их всех, – шепнул Сергей Костяну, – а эту оставьте.

Костян кивнул, потом сделал знак Чирику, и они начали решительно вытеснять поклонниц на лестницу. Через минуту в коридоре не было никого, кроме Лизы, Сергея и двух его телохранителей.

– Ну вы конкретно идите, – громко сказал Сергей браткам, глядя на Лизу, – а я тут пока... Чисто познакомиться хочу поближе.

Он был уверен, что такая манера разговора как нельзя больше соответствует и его имиджу, и музыкальному направлению, и вообще успеху.

Чирик и Костян скрылись в гримерке, а Сергей сбросил лагерный клифт, перекинул его через плечо и небрежно оперся рукой о стену рядом со стоявшей неподвижно девушкой, которая все так же загадочно смотрела на него.

– А чо, ты такая гордая, да? – ухмыльнулся он. – Вот я, например, совсем не гордый, хоть и знаменитый. Меня, например, конкретно Ромой кличут. А тебя?

– Ромой? – неторопливо переспросила Лиза, подняв бровь. – Роман... Хорошее имя. Оно мне нравится.

– А ты чо, на концерте была, а как меня кличут, не знаешь?

– Почему же... На афише все написано. Популярный исполнитель блатного шансона Роман Меньшиков.

Лиза улыбнулась и посмотрела Сергею в глаза.

В ее взгляде не было ничего такого, что он привык видеть в пустых блестящих глазках своих поклонниц, и это почему-то взволновало его. Эта молодая женщина была совершенно другой, и Сергей почувствовал ее превосходство. В ней была тайна, не то что в тех, которых он каждый вечер забирал себе на ночь...

– Ну так это... – Сергей слегка смутился, и это было странным и незнакомым чувством, – я чисто Роман, а ты... вы... ты?

– Меня зовут Елизавета, – мягко ответила Лиза.

В ее голосе была глубокая и волнующая тайна, и у Сергея появилось тоскливое ощущение, будто он на секунду увидел призрак далекой и недостижимой страны, в которой ему не бывать никогда.

– А чо, нормальное имя, – одобрительно кивнул Сергей, – значит, Лиза...

– Да, Лиза, – она склонила голову набок, и от этого движения у Сергея защемило под ложечкой.

– Ну и как тебе концерт, – поинтересовался Сергей, бессознательно меняя позу на менее развязную, – понравился?

– Да, мне нравятся песни Романа Меньшикова.

Лиза снова таинственно улыбнулась, и Сергей смутно припомнил, что он уже видел такую улыбку на какой-то картине...

– Ну так... – Сергей с неудовольствием почувствовал, что его обычную развязность что-то сдерживает, – может, поедем в гостиницу? Возьмем шампусика, туда-сюда...

– Туда-сюда? – Лиза усмехнулась. – А это как?

– Ну как... Обычно! – Сергей вовсе потерялся. – У меня там люкс-апартаменты, это, конкретный комфорт...

– Вы знаете, – Лиза повела плечом, и это движение показалось Сергею манящим и многообещающим, – сегодня... Сегодня, пожалуй, нет. А вот завтра... Если вы не возражаете, завтра я снова приду на ваш концерт. Мне нравятся песни Романа Меньшикова.

Тут Лиза уронила сумочку и наклонилась за ней.

Глубокое декольте на ее тонком платье приоткрылось, и Сергей увидел... Собственно, ничего особенного он там не увидел, он видел это каждый день, но это платье, эти каблуки, эти манеры... И таинственная улыбка, как на той картине.

«Да, это тебе не гастрольные шлюхи, – подумал он. – Тут целая леди, и ей нравятся мои... Тьфу! В общем, песни Романа Меньшикова. А раз я и есть как бы Роман Меньшиков, то нужно ее окучить. Потому что она совсем другая...»

Всем своим ничтожным нутром Сергей Батурин почувствовал пропасть, разделявшую его, бездарного вора от шоу-бизнеса, и эту таинственную, но совершенно определенно принадлежащую к гораздо более высокому сословию женщину.

И, как любой подлый вассал, он возжелал госпожу.

Возжелал по двум причинам: первой была наивная надежда на то, что в постели она подарит ему неизвестные прежде наслаждения, которые обычно достаются другим мужчинам, большим, талантливым и смелым, обладающим недоступными Батурину мужскими качествами, о которых он смутно подозревал.

Второй причиной была месть высшему существу за собственное ничтожество.

Как изнасилование мужчины в зоне имеет скорее социальный, чем сексуальный смысл, так Сергей, сам не отдавая себе отчета, хотел в лице этой женщины унизительно овладеть всеми, кто выше и лучше его.

Он так и думал: «Я загну ее, как козу, и засажу ей по самые помидоры, будет знать, как целку из себя строить! Благородная, бля...»

– Ну так что, – Лиза выпрямилась и снова посмотрела Сергею прямо в глаза, – мне можно прийти завтра?

– А чо не сегодня? – спросил Сергей, все же надеясь на быстрое согласие Лизы. – Там у меня нормально!

– А вы в какой гостинице живете?

– В «Стеньке Разине», – ответил Сергей.

– Ну так и я там же, – улыбнулась Лиза, – я там президентский номер снимаю.

– Президентский? – если бы у Сергея во рту была беломорина, он обязательно выронил бы ее. – Ну ты даешь, зайчонок! Чо, такая крутая?

В сравнении с президентским номером его люксапартаменты были просто ночлежкой. От удивления Сергей перестал следить за собой, и привычная блатная манера снова поперла из него.

– А ты чо, по бизнесу, что ли?

Сам не осознавая того, он в глубине души справедливо полагал, что если бабец пришла к нему за кулисы, то кто она – никакого значения не имеет. Если сама подошла, то будь ты хоть дочка президента – ноги все равно раскинешь.

Так и эта – сразу видно, что не простая, но раз сама приперлась ко мне за кулисы, значит, тянет тебя надеться на елду модного артиста по самые гланды.

– Я... – Лиза задумчиво потеребила пальцем нижнюю губу, – да, пожалуй, это можно назвать бизнесом. Во всяком случае – дело очень серьезное. Как у вас, мужчин, говорят, – крутое дело.

– Ну да... – Сергей представил, что теребит ей губу кое-чем другим, – у нас, мужчин, все иначе. А где это – президентский номер?

– На третьем этаже.

– В натуре? Так ведь и я на третьем! Во ништяк! – обрадовался Сергей. – Значит, там и увидимся. Лады?

– Возможно, – загадочно ответила Лиза.

– Да ладно, чо там – возможно! Конкретно увидимся, и все дела. Я сегодня, как приедем, переоденусь, ну, душ там, то-се... А потом в бар на верхний этаж. Там музон клевый гоняют. Придешь?

– Если там не будет слишком шумно – приду, – кивнула Лиза.

– Заметано, – Сергей кивнул, – если надо – дадим бабосов, и никакой музыки не будет. Отвечаю.

– Ну, тогда до вечера, – Лиза медленно кивнула и, повернувшись к Сергею спиной, неторопливо пошла к выходу.

Ее длинное темно-зеленое платье струилось и переливалось, облегая узкие бедра, и Сергей потряс головой.

– Ну, бля, – пробормотал он, – такой точно нужно впердолить!

* * *

На третий день знакомства Лиза позволила Сергею обнять себя за талию, и он пришел в полный восторг. Бабец оказалась не такой доступной, как остальные, но как раз это и было хорошо, потому что такие женщины в постели обычно показывают себя гораздо более страстными, чем те, которых стоит только поманить пальцем. Сергей совершенно забыл о своих многочисленных поклонницах и с наслаждением предвкушал тот момент, когда Лиза, наконец устав сопротивляться, допустит его в свой президентский номер.

А уж там...

Представляя себе, что произойдет там, Сергей чувствовал, как у него внутри все замирает. И вообще, он даже подумывал о том, не жениться ли на этой загадочной красавице. Правда, в таком случае придется либо бросить грязный бизнес музыкального вора, либо посвятить Лизу во все щекотливые тонкости этого непростого и даже опасного дела.

Сергей ввел Лизу в свой коллектив, и теперь она была с ним неразлучна.

Но, несмотря на это, Сергей постоянно чувствовал дистанцию, которую Лиза сохраняла в общении с ним. Да, она принимала знаки внимания. Да, она улыбалась ему. Да, она потрепала Сергея по щеке, когда он принес ей огромный букет дорогих роз, завернутых в розовый свадебный целлофан. Да, она не возражала против его ухаживаний...

Но Сергей чувствовал, что овладеть этой женщиной будет очень и очень непросто. И это придавало Лизе в его глазах еще большую ценность.

А Лиза тем временем, находясь во вражеском лагере уже третий день, не теряла времени даром и изучала обстановку.

Во-первых, ей удалось узнать настоящее имя двойника.

Несколько раз его по забывчивости назвали Сергеем, и однажды Лиза, невинно улыбаясь, спросила:

– А почему вас назвали Сергеем? Ведь вы же Роман.

Сергей Батурин не растерялся и непринужденно ответил:

– У меня, ну, есть брат, и мы с ним конкретно близнецы. Нас постоянно путают, и вот... Сама понимаешь.

– Понимаю, – ответила Лиза и снова улыбнулась, как Джоконда.

В коллективе «Романа Меньшикова» было одиннадцать человек.

Двое грузчиков, звукооператор, три музыканта, гримерша, директор, сам «Роман» и два молчаливых уголовных типа, которых Сергей представил Лизе как личную охрану. На самом деле это были, как и говорил Арбуз, представители криминала, прикрывавшие двойника и осуществлявшие связь с местными криминальными структурами.

В гостинице «Стенька Разин» было снято несколько номеров, и один из них, в котором проживал директор коллектива, обычно использовался как общая гостиная. В нем постоянно паслись те из бригады двойника, кому было нечего делать. Лиза тоже облюбовала себе в этом номере постоянное местечко на диване и сидела там с банкой джин-тоника, делая вид, что ей ужасно интересна жизнь артистов.

В первый день двое братков с неудовольствием следили за Лизой, а директор, толстый татарин с небольшой примесью еврейской крови, отозвал двойника в угол и долго шептался с ним, косясь на Лизу.

Их разговор закончился тем, что Сергей Батурин раздраженно махнул рукой, и Лиза услышала, как он прошипел:

– Я сказал, значит так и будет. Это моя чувиха, и она будет со мной везде, где я захочу. И нехуй мне тут измену шить!

И он ткнул в пол пальцем, подражая Жеглову, когда тот произносил свою бессмертную фразу: «Я сказал!».

Подойдя к Лизе, Батурин объявил:

– Тут кое-кто сомневается насчет тебя, но я сказал чо нужно, и все дела.

Лиза улыбнулась и ответила:

– Вы, Роман, весьма необычный человек, и я понимаю, что ваши сотрудники беспокоятся за вас. Так что вы их особенно не ругайте, ладно?

– Ладно, – Сергей широко улыбнулся, – а что, зайчонок, пошли на пляж? До концерта еще четыре часа.

От этого «зайчонка» у Лизы зазвенело в ушах, и во рту стало кисло, но она благосклонно склонила голову и ответила:

– Да, искупаться было бы неплохо... Я только зайду в номер за купальником.

– А я знаю, где есть пляж нудистов! – с надеждой произнес Сергей.

Но Лиза покачала головой и сказала:

– Я не нудистка и не раздеваюсь перед кем попало.

При этом она улыбнулась и так посмотрела на Сергея, что тот почувствовал себя на седьмом небе. Точнее, прямо перед воротами, ведущими на это самое седьмое небо. Вот еще несколько шагов, и...

Лиза встала с дивана и пошла к двери.

Она решила, что уже достаточно много узнала, и теперь, прежде чем отправляться на пляж, где Сергей будет, роняя слюни, пожирать ее глазами, собиралась позвонить в Петербург, чтобы сообщить обо всем Роману и его друзьям.

Придя в свой номер, она тщательно заперла дверь, бросила на кровать чемодан с тряпками, раскрыла его и, сев рядом, взяла на колени телефон. Сняв трубку, она набрала код, потом номер Романа и стала ждать ответа.

Глава 8

КАПКАН ДЛЯ КРАСОТКИ

Проводив Лизу взглядом, Сергей Батурин шумно выдохнул:

– Эх!

За купальником, значит, в номер пошла...

Живо представив себе раздевающуюся Лизу, Сергей не удержался и громко чмокнул. Фантазия его разыгралась, он заерзал, глубоко засунул руки в карманы джинсов и изо всех сил сжал кулаки.

Вот бы посмотреть!

Сергей понимал толк в подглядывании – еще будучи прыщавым подростком, он частенько баловался этим делом. Даже специальный буравчик носил с собой по молодости, чтобы просверливать дырки в тонких фанерных стенках женских раздевалок при школьном спортзале и на городском пляже райцентра Бобрино Новгородской области, в котором прошли золотые годы его полового созревания.

Сергей блаженно ухмыльнулся, вспомнив о том, как однажды темным вечером не поленился принести из дому стремянку на задний двор женской бани и целых пять минут наслаждался видом набитой голыми женщинами парной через высокое цокольное окно первого этажа. Правда, кончилось все печально – его согнал с выгодной позиции местный слесарь Петрович, да еще и накостылял при этом.

Стремянку отобрал, а потом, гад, сам забрался на нее и надолго приник к процарапанному просвету в белой краске, которой было закрашено окно.

Выйдя из номера, Сергей огляделся.

Гостиничный коридор был пуст.

«Ну, была не была, вспомним молодость», – подумал он и, стараясь ступать бесшумно, подошел к двери Лизиного номера. Колени его дрожали, а в животе сладко ныло, и Сергей вдруг почувствовал себя юным мальчишкой...

Уф, слава богу, нормальная замочная скважина, не какой-нибудь там французский замок, через который хрен что увидишь. Сергей еще раз оглянулся, присел на корточки и прильнул глазом к замочной скважине, подергиваясь от возбуждения.

Так, что там у нас? Короткий широкий коридор, в конце его открытая дверь, а за дверью Лиза, как на ладони. Сидит на кровати. Одетая, блин! По телефону треплется, вместо того, чтобы делом заниматься!

Разочарованно вздохнув, Сергей отвернулся было, но вдруг замер.

А о чем это она, интересно, треплется, и, главное, с кем?

Уж не хахаль ли какой на горизонте? Может он, Батурин, зря топчется, а Лиза потому такая и неприступная, что просто-напросто динаму ему крутит, шутки шутить собирается? Сам способный кинуть кого угодно, Сергей очень болезненно воспринимал, когда кидали его самого – тем более что таких случаев в его богатой сомнительными приключениями жизни было предостаточно. Поэтому он тут же приплюснул ухо к замочной скважине и принялся жадно слушать.

– Рома, здесь целая банда, – отчетливо доносился через замочную скважину торопливый голос Лизы, – человек десять, а может, и больше... Да, дают концерты от твоего имени при полных залах... Певца зовут Сергей Батурин, он ведет себя чудовищно, жутко кривляется, но народ верит. Я с ним познакомилась... Ну что ты, ничего подобного, опять ты за свое. Прекрати немедленно! Да, кстати, тут еще какие-то уголовники...

Сергей вскочил как ошпаренный, зажал рот ладонью и опрометью бросился по коридору к лифтам.

Директор Сергея Рустам Шульман сидел в своем номере за столом, покрытым газетой. На газете были аккуратно разложены пачки денег – тысячные купюры к тысячным, сотенные к сотенным, полтинники к полтинникам. Небрежно скомканные десятки валялись в картонной коробке из-под шампанского, стоявшей на полу.

Шульман подсчитывал выручку от вчерашнего концерта. Отложив в сторону последнюю пачку, он подравнял ее вспотевшими от трудов праведных ладонями и удовлетворенно крякнул.

Да, Волгоград дает цену! Без малого один миллион двести тысяч родных деревянных тугриков как с куста. Или почти что сорок три тысячи зеленых.

Приятные вычисления были прерваны отчаянным стуком в дверь.

Шульман недовольно хмыкнул, прикрыл деньги попавшимся под руку полотенцем и пошел открывать.

На пороге стоял взъерошенный Сергей.

– Рустик! – закричал он в лицо отшатнувшемуся Шульману. – Нас предали, мы в жопе! У нас шпионка! Она сейчас по телефону о нас рассказывает!

Если еврейский дедушка наградил Рустама Шульмана коммерческими дарованиями, то татарская мама через свои гены передала ему решительность и жесткость.

– Говорил тебе, придурок, не вяжись с этой Лизой, или как там ее, – злобно прошипел Шульман, мгновенно оценив обстановку. – Чирик, Костян!

Из соседней комнаты директорских апартаментов тут же появились заспанные Костян с Чириком.

– За мной! Берем эту сучку, пока тепленькая, пока не заложила нас с концами! Чирик, останься – береги бабло, как собственную жопу!

Шульман зло сверкнул глазами на Сергея.

– И ты здесь сиди, кумир миллионов, блин! Нечего...

Он не договорил, плюнул и выскочил в коридор.

Через пару минут Шульман и Костян уже стояли перед дверью номера Лизы. Запыхавшийся Шульман перевел дух и кивнул Костяну:

– Давай!

Не задумываясь, Костян вломил по дверному замку толстой рифленой подошвой своего увесистого ботинка. Дверь с хрустом распахнулась, и сидящая на кровати Лиза от неожиданности выронила трубку.

– Попалась, сучка! Кому стучала, колись! Кранты тебе!

Плечистый Костян навис над Лизой, угрожающе ощерившись, Шульман осторожно прикрыл за собой покореженную дверь, подбежал к окну и задернул штору.

Лиза быстро отодвинула телефонную трубку подальше от себя. Там, на другом конце провода, был Роман, он должен все услышать...

– Это вы попались, недоумки! – закричала она что есть силы, отпихнув Костяна. – Не скалься, урод, не испугаешь, не на такую напал!

Костян оторопело попятился, Шульман отвернулся от окна и заинтересованно поднял бровь.

– Это вы попались! – не утихала Лиза. – Ну и что вы со мной теперь сделаете? Да вы за каждый мой волосок ответите! Вы что думаете – все вам вот так и сойдет с рук? Да ни за что! Крысы! Теперь будете отвечать перед Романом, да и не только перед ним!

Опомнившись, Костян схватил телефон с волочащейся трубкой, вырвал его из розетки и швырнул о стену. Шульман схватил его за локоть.

– Постой, постой...

И зашептал что-то Костяну на ухо. Костян выслушал его и кивнул.

Вразвалочку подойдя к Лизе, он наклонился к ней:

– Слышь, милашка...

Лиза машинально повернула голову.

Костян быстрым кошачьим движением щелкнул ее костяшкой большого пальца по виску.

Лиза закрыла глаза и повалилась на кровать.

– Не переборщил? – озабоченно спросил Шульман. – Нам тут жмуры не нужны...

– Не, все как в аптеке. Минут двадцать покемарит, потом будет как огурчик.

– Ты все понял?

– Чего тут не понять! – нахмурился Костян.

– Тогда так. Быстро тащи ее в одноместный номер и сиди там с ней, охраняй. А нам надо все это шапито сворачивать – тема закрыта. Причем придется отменить уже и сегодняшний вечерний концерт.

– Блин! – выругался Костян и замахнулся на бесчувственную Лизу. – У, сука!

– Брось, – скривился Шульман, – как веревочка ни вейся... Значит, сегодня сворачиваемся, а завтра делаем отсюда ноги. Все контакты порвать, мобильники выбросить. Концов не найдут, побухтят и забудут.

– А Меньшиков?

– Ну, до завтра у нас время точно есть, а потом, если что, эта его сучка будет для нас определенной гарантией. А как концы подчистим – пусть ее отвезут куда-нибудь подальше и выпустят.

– А может... – Костян не договорил и провел указательным пальцем себе по горлу.

– И не думай! – испугался Шульман. – Оно нам надо? Бабла мы настрогали, но всех денег не заработаешь, а тема – я уже сказал – себя исчерпала. Исчезнем – и все дела. Все живы-здоровы, да еще и при бабках. И никакой уголовщины. Потом еще что-нибудь придумаем, дураков везде довольно. Ну, давай за дело.

Костян кивнул, перекинул безвольную руку Лизы себе через плечо и поволок девушку из номера, придерживая за талию.

– Ну что, нет худа без добра, – задумчиво пробормотал Шульман, глядя ему вслед, – по крайней мере, местной братве можно теперь уже не засылать, диез поставить...

Повеселев от этой приятной мысли, он огляделся напоследок, сунул в карман флакон французских духов, оставленный Лизой на журнальном столике и вышел из номера, осторожно прикрыв за собой сломанную дверь.

Глава 9

ПОЛУЧИ ПУЛЮ, БАКЛАН!

Беда не приходит одна.

Когда Арбуз поймал себя на том, что эта отнюдь не новая мысль в очередной раз пришла ему в голову, он хмыкнул и откинулся на высокую спинку своего любимого темно-коричневого кожаного кресла на колесиках. Кресло откатилось назад. Арбуз чутьчуть приподнял ноги в остроносых ботинках с высокими каблуками, не препятствуя движению, а сам в это время подумал: «При чем здесь беда?»

Дело было вечером, делать было нечего. Потому что все дела, запланированные на этот, как всегда, хлопотливый день, были уже благополучно закончены к настоящему моменту, то есть к двадцати трем часам и энному количеству минут. Какому, кстати, количеству?

Арбуз отогнул манжет рубашки, взглянул на часы и залюбовался тусклым металлическим сиянием платинового корпуса. Да, «Патек Филипп» – это всетаки вещь, стоит своих семидесяти пяти тысяч евро. Ну и подставились европейцы с выбором названия для своей объединенной валюты! Не учли неиссякаемых глубин русского народного юмора. Понятно, что веселые соотечественники перво-наперво окрестили благородные бумажки евреями.

А уж насчет того, что Филипп потек – само собой...

Арбуз зевнул.

Блин! Он же точное время собирался узнать, а не оценивать перлы народного остроумия. Вот до чего доводит приятная расслабуха в конце напряженного рабочего дня!

Пришлось еще раз посмотреть на часы. Двадцать три часа тридцать восемь минут по московскому времени.

Офис компьютерной фирмы «Пиксель», принадлежащей респектабельному бизнесмену Михаилу Арбузову, давно уже опустел. Только плечистые охранники отнюдь не молодежно-хакерского вида неусыпно бдили за мониторами наружного наблюдения и в строго определенное время совершали обход вверенной им территории.

Поэтому респектабельный бизнесмен Михаил Арбузов, он же авторитетный вор в законе Арбуз, беспрепятственно наслаждался тишиной и покоем в своем просторном кабинете, из которого так удобно было руководить не только компьютерными делами. Арбуз с хрустом потянулся и закинул ноги на гигантский письменный стол со столешницей из толстого полированного стекла.

Так что там пришло в голову насчет беды? Не одна, значит, она приходит?

Свежо, свежо, а главное – оригинально.

С другой стороны – банальность становится банальностью именно потому, что банальные вещи постоянно повторяются... Б-р-р!

Арбуз встряхнул головой.

Пора домой. День прошел удачно. Зарвавшийся Борман поставлен на место – нечего разевать рот на восьмой причал морского порта. Пивняки из Сестрорецка занесли положенное, признали свою неправоту в смысле попытки утаить доходы от новой линии по разливу нефильтрованного пива. Таможенники честно отработали гонорар – партия карельского леса пересекла финскую границу беспрепятственно. Значит, завтра надо напомнить Тюре, чтобы проверил состояние счета в «Женераль банк дю Женев». Впрочем, финские коллеги никогда не подводят.

Все, баиньки.

Резким движением убрав ноги со стола, Арбуз неторопливо принялся собирать со стеклянной столешницы всякую мелочь – сигареты, серебряную зажигалку «Зиппо», электронную записную книжку. Рассовав все это по карманам, он выбрался из уютного кресла, огляделся напоследок и вдруг обнаружил сиротливо прикорнувший на краю стеклянной плиты собственный мобильник.

Тьфу, чуть не забыл! Иди сюда, маленький...

Однако маленький, вместо того чтобы пойти к хозяину, зажужжал вибратором, зажег разноцветный экран, и просторный кабинет респектабельного бизнесмена Михаила Арбузова огласился торжественной мелодией всенародно любимой песни «Вставай, страна огромная».

Арбуз дотянулся до мобильника и посмотрел на экран. Так, подавление номера...

Чуть помедлив, Арбуз поднес мобильник к уху.

– Да?

– Вечер добрый, Михаил, так сказать, Александрович, – затараторил дребезжащий тенорок, – я...

– Почему «так сказать», – тут же прервал говорившего Арбуз, – я и есть Александрович. Был и буд у.

– Извините, извините. Я звоню, так сказать, по просьбе и поручению...

– Так по просьбе или по поручению?

– По поручению, по поручению, так сказать, Якова Михайловича...

– Вот он сам пусть и звонит, если хочет со мной говорить.

Не задумываясь, Арбуз дал отбой.

Вот тебе и успешно проведенный день!

Яков Михайлович Тягайло, он же Тягач, в представлении не нуждался. Он короновался еще в семидесятых, имел почетный стаж в виде добрых двух десятков лет лагерей и пересылок и держал сейчас практически весь север Ленинградской области – от бывшей финской границы по реке Сестре и до нынешней. Ну а после того как под этого кряжистого шестидесятивосьмилетнего старикана с кустистыми седыми бровями легли еще и бензоколонки нефтяного олигарха Дерибаскова, его авторитет стал вообще непререкаемым.

Кремень!

Одну лишь слабость имел Тягач – пригрел старенького еврея, бывшего знаменитого карточного шулера Зиновия Исааковича Гробмана, проигравшегося в свое время до смертельной закладки.

Тягач выкупил его и сделал чем-то вроде своего секретаря.

Многие удивлялись странной прихоти серьезного человека, гадали, чем же так угодил ему вышедший в тираж шулер. Да ничем. Просто Тягач навсегда сохранил воспоминание о том, как, будучи беспризорником в тяжелые послевоенные годы, он попал в детский приемник на каком-то вокзале и после этого долго болтался по разным начальникам, пока не попал в детский дом. Неизгладимое впечатление произвела на юного беспризорника манера общения начальников с простыми смертными – только через секретаря. Вот и реализовал Яков Михайлович, как только представилась возможность, свою детскую мечту – чтобы не он звонил, а его соединяли. Похожий на суетливую мартышку Гробман пришелся как нельзя более кстати, потому что вносил в этот процесс немало оживления.

Ну что ж, теперь оставалось ждать звонка самого Тягача.

А Тягач ни с того ни с сего никогда не звонил. Общих дел у него с Арбузом не было, зоны влияния давно разграничены. Значит? Значит, дело пахнет керосином. И именно то самое дело, которое они обсуждали недавно с друзьями детства после затеянных Боровиком посиделок в пивной «Мутный глаз».

Привет от покойника Корявого!

Арбуз достал сигареты, закурил.

Не прошло и минуты, как вновь зазвучала «Вставай, страна огромная».

– Да?

– Михаил свет Александрович, – зарокотал в трубке густой бас Тягача, – ну что ж ты моего Зяму обижаешь?

– Да кто его обидит, он сам кого хочешь обидит, Яков Борисович.

– Зяма? Да он от мухи ледащей шугается, не то что от тебя, – хохотнул Тягач, – ой, уморил ты меня, все бы вам, молодежи, шутки шутить над нами, стариками...

– Я слушаю, Яков Борисович, – сдержанно сказал Арбуз после небольшой паузы.

– Чего там слушать, встретиться бы нам, Михаил Александрович, да и поговорить.

– Поговорить? – спросил Арбуз, затягиваясь.

– Ну да, поговорить. Запросто поговорить, по-свойски. Да и люди того же хотят, ждут не дождутся.

– Какие люди?

– Да все те же. Наши – Кабан, что над волховскими, и Миша-шестипалый. Знаешь, небось? – Знаю.

Как не знать! Арбуз быстро прикинул – Кабан целиком на востоке области, Миша-шестипалый держит эстонскую границу. С покойным Корявым никто из них вроде бы подвязан не был.

Что ж, расклад приемлемый...

– Ну так что, Михаил Александрович?

– Со всем моим уважением, Яков Борисович.

– Вот и чудненько! – обрадовался Тягач. – А Зямато как будет рад! Прямо как на Рождество, хотя что ему до Рождества-то, нехристю... Ну да бог с ним, с Зямой. Зато Кабан с Мишей-шестипалым отблагодарят меня, грешного...

– За что же, Яков Борисович?

– Как за что? Да за счастье дружеской встречи. К тому же и повод есть – помянуть почившего раба божия Корявого, нашего общего знакомого.

– Ну что ж, и помянем, – спокойно сказал Арбуз, – когда?

– А прямо сейчас, – не менее спокойно ответил Тягач, – ты уж извини, Михаил Александрович, нам, старикам, не спится...

– Где?

– Да вот хоть на бензоколоночке моей недостроенной на двадцать четвертом километре по Выборгскому шоссе. Народу там никого, зато ангарчик есть на случай дождя. Пустой, как фраерский карман после трамвая, хоть костер пали да шашлыки жарь. Годится?

Арбуз помедлил.

– Годится.

– Только ты вот что, Михаил Александрович...

– Что?

– Ведь как не хватает нам сейчас уединения, – жалобно загудел Тягач, – кругом суета, толпа! Редко когда выпадает случай посидеть, потолковать без суеты. Так ты уж его, случай этот, не упускай.

– Я слушаю, Яков Борисович.

– Да что ты заладил, как не родной – слушаю, слушаю? Мы, например, поодиночке будем, а водил с машинами на всеволожской развилке оставим. По ночной-то поре прогуляться пешочком хотя бы и с полкилометра – разве не благодать?

– Благодать, благодать, – заверил Арбуз, – и я того же мнения.

– Великая вещь – взаимопонимание! – вздохнул Тягач. – И как его нам подчас не хватает! Ну и ладушки, значит, через два с половиной часа в ангарчике. Ангарчик приметный, не ошибешься. Крыша у него такая полукруглая, в красный революционный цвет выкрашенная. Да долго ли продержится краска, не знаю... Говорил мерзавцам, не красьте под дождем – нет, красят! Ну как найти управу на бракоделов, Михаил Александрович?

Арбуз прекрасно знал, что Тягач в состоянии найти немедленную управу на кого угодно, однако промолчал.

– Ну и ладно, – посерьезнел Тягач, – нет счастья на белом свете, и не надо. До встречи.

Отключив мобильник, Арбуз выдвинул ящик стола и достал из него наплечную кобуру с обмотанными вокруг нее ремнями. Тяжелый позолоченный «Магнум» привычно лег в руку, он пару раз подбросил его на ладони и выщелкнул обойму. Обойма была полной.

Хорошо.

Откинувшись на спинку кресла, Арбуз вставил обойму в рукоятку, передернул затвор и поставил пистолет на предохранитель Он посмотрел на кобуру, с сомнением покачал головой, после чего встал, снял пиджак и засунул «Магнум» стволом вниз под пояс брюк за спиной.

Так-то оно будет лучше.

Только надо не забыть по пути заехать домой за какой-нибудь летней курткой покороче, чтобы едва прикрывала рукоятку.

Ну, кажется, все.

Арбуз взял мобильник и набрал номер.

– Але, гараж? Тюря, готовь бронепоезд и самого себя впридачу. Намечается легкая ночная прогулка.

К месту встречи Арбуз с Тюрей подъехали минут за двадцать до назначенного времени. Когда до всеволожской развилки оставалось метров сто, Арбуз приказал Тюре остановиться и сдать назад.

Он заметил полузаросший проселок, уводящий в сторону от шоссе куда-то в лес.

– Сворачивай туда! – показал он Тюре направление.

Приглушенно урча, «Лексус» заколыхался на ухабах проселка. Скоро шоссе скрылось за обступившими машину деревьями.

– Стоп машина!

Тюря тут же нажал на тормоз, погасил фары и выключил зажигание. В наступившей тишине стало слышно, как по крыше семенит мелкий гнусный дождик, из тех, которые первые минут десять вообще не замечаешь, зато потом с удивлением обнаруживаешь, что уже насквозь промок.

– Слушай сюда! – Арбуз тронул Тюрю за плечо. – Давай-ка осторожненько посмотри, что там на развилке, на бензоколонке и в этом самом ангарчике. В любом случае не светись, иди лесом и сразу назад. Я жду тебя здесь. Давай!

Тюря кивнул головой, выбрался из джипа и осторожно прикрыл за собой дверцу. Оглядевшись по сторонам, он вынул вороненый «ТТ», передернул затвор и бесшумно исчез в густом подлеске.

Арбуз оглянулся. Шоссе абсолютно не просматривалось, только кое-где пробивался сквозь густую стену корабельных сосен отблеск освещающих его фонарей.

Значит, «Лексус» с дороги точно не виден. Эх, была бы еще и ночка потемней, ну да где ж ее взять-то, ночку темную, летней порой да на питерских широтах! Хорошо, что тучки жиденькие понагнало, хоть какой-то прок от этого поганого дождика.

Вернулся Тюря.

Забравшись в салон, он вытер мокрое лицо ладонью и коротко доложил:

– Никого.

– Ангар?

– Чисто.

– Свет?

– Горит фонарь на бензоколонке, съезд с шоссе освещен, вокруг темно, лес.

– Что там вообще?

– Кроме ангара конкретно ничего. Котлован недорытый, песок кучами.

– Развилка?

– Пусто.

Арбуз посмотрел на свой «Патек Филипп». Шесть минут до часа икс.

– Так. Сейчас едем на развилку. Там ждешь меня. С другими водилами до поры не связывайся, из машины не выходи. Будь наготове. Услышишь в ангаре один выстрел – не дергайся, пойдет пальба – гаси всех подряд. Понял?

– Понял.

– Трогай!

Тюря завел мотор, развернулся, преодолел проселок и вырулил на шоссе.

А вот и развилка. Тюря припарковался на обочине.

Почти сразу со стороны Питера засверкали фары приближающегося автомобиля, за ним еще одни. Потом высветились два луча и из-за поворота на Всеволожск.

Арбуз поправил «Магнум» за спиной, расстегнул куртку и вышел из машины.

В пустом ангаре было пыльно и сухо. Огромное пространство освещалось одной зарешеченной пятисотваттной лампочкой, болтавшейся на переноске под потолком из рифленого железа, поэтому сравнительно светло было лишь в центре ангара Именно там, на заблаговременно расставленных в кружок деревянных ящиках и расселись лицом друг к другу Арбуз, Тягач, Кабан и Миша-шестипалый.

Первым на правах старшего по возрасту нарушил установившееся было молчание Тягач.

– Ну что, други ситные, – пробасил он, обводя собравшихся цепким взглядом из-под кустистых бровей, – вот мы и собрались. Кто начнет?

Долговязый Миша-шестипалый молчал, подергивая щекой с пересекавшим ее от уха до носа шрамом, Кабан слегка пожал покатыми пухлыми плечами.

Тягач посмотрел на Арбуза.

– Ты, Михаил Александрович?

– Я пришел слушать, – ответил Арбуз, – если кому есть что сказать, пусть говорит.

– Хорошо, – вздохнул Тягач, – раз я начал, я и продолжу. Непонятки объявились, Михаил свет Александрович, рябь пошла, волна бежит. В народе говорят, что именно ты навел на покойного Корявого артиста этого, Романа Меньшикова. Ну а артист Корявого и грохнул – с твоей, опять же, подачи.

– Кто говорит?

– Земля слухом полнится, Михаил Александрович. Может, оно так, а может и нет – беда в другом. Братва волнуется. Да и как не волноваться, ведь для них мир перевернулся! Авторитетный вор вдруг берет в тему хоть и уважаемого, но пришлого артиста. И этот артист гасит Корявого, нашего братана! Без предъяв, без правильных разборов между своими, как принято! Беспредельщик, конечно, был Корявый, царствие ему небесное, но ведь какой-никакой, а все ж таки авторитет. И как мы теперь, по-твоему, руководить будем всей этой взбудораженной братвой, Михаил Александрович? Как внушать им уважение к правильным понятиям, если даже такой человек, как Арбуз, на понятия эти плюет и ничего с ним при этом не делается? Что скажешь, Михаил Александрович?

– Скажу, что ты так и не ответил на мой вопрос, Яков Борисович. Кто на меня гонит?

– Арбуз, ты дело говори, – неожиданно зло сказал Кабан, – либо вину бери, либо обставляйся. Пока еще только по Питеру сусло бродит, а ну как по всей России покатится? Тогда ведь со всех нас спросят, почему Питер в руках не держим, смуту разводим! На всероссийскую сходку прямым ходом нарываемся, и к бабке не ходи! Слабину припаяют, новых смотрящих начнут присылать, нам это надо? Так я говорю?

– Так! – одобрил Миша-шестипалый, дернув щекой.

Арбуз встал.

– Так мы до сути не доберемся. Или вы мне конкретно предъявляете того, кто на меня гонит, или я ухожу. Я жду.

Покачав плешивой шишковатой головой, Тягач с шумом выдохнул воздух.

– Эх, Михаил Александрович, Михаил Александрович! У нас ведь тут не ментовка, прокуроров промеж нами сроду не водилось. Я-то думал – поговорим по-свойски, без всех этих тити-мити, разберемся в своем кругу да и заживем, как раньше, в миру и согласии. Ну как хочешь, хозяин – барин.

Тягач достал мобильник и набрал номер.

– Сивый, запускай быка.

Некоторое время все молчали, глядя в разные стороны. Потом в дверь ангара кто-то постучал.

– Заходи! – крикнул Тягач и пристально посмотрел на Арбуза.

Дверь со скрипом приотворилась и в образовавшийся проем протиснулся розовощекий бугай лет двадцати пяти в черной кожаной куртке, спортивных штанах и кроссовках. На его скуластом безбровом лице явно читался испуг, маленькие глазки бегали.

– Давай иди поближе, не ссы, не съедят! – скомандовал Тягач и опять повернулся к Арбузу.

– Вот, Михаил Александрович, позволь тебе представить. Это Башка, можно сказать, бывший оруженосец Корявого. Тот самый свидетель, которого ты так с нас требовал. С нами не захотел побеседовать, так его, может, послушаешь.

Башка несмело подошел и остановился в паре шагов от Арбуза.

– Рожай, милок, – подбодрил его Тягач, – видишь, Михаил Александрович ждет.

– Ну, это, – нехотя забубнил Башка, глядя в сторону, – типа сижу я в этой, в каптерке, типа за стенкой от Корявого, все путем, как обычно. А там к Корявому окошко, а с другой стороны это типа зеркало. Чтобы, значит, если чего. Ну, все вижу, только как у Чарли Чаплина, типа как в немом кино. Ну, заходит вот он...

Башка мотнул коротко стриженной головой в сторону Арбуза и замер. Прямо ему в глаза смотрело дуло позолоченного «Магнума».

– Эй, эй, Михаил Александрович... – начал было Тягач, но Арбуз остановил его жестом свободной от пистолета руки.

– Хорош, Яков Борисович, – спокойно сказал Арбуз, – вы тут все хорошо и красиво говорили, и я вас внимательно слушал. Теперь я скажу. Сиди, Кабан!

Привставший было Кабан снова опустился на свой ящик, щека Миши-шестипалого задергалась с удвоенной частотой, однако он продолжал сидеть неподвижно.

Не отводя пистолет от боящегося шелохнуться Башки, Арбуз неторопливо покачался на высоких каблуках.

– Ну что, други ситные, – обратился он к застывшим на своих ящиках Тягачу, Кабану и Мише-шестипалому, – тему вы, конечно, правильно ведете. Да и как иначе! Ты, Яков Борисович, вообще генералиссимус в деле нашем скорбном, ты, Кабан, на общих глазах авторитет свой поднял, самого Кобыляева с мэров в Волховстрое сковырнул, а ведь мало кто с ним тягаться отваживался. Про Мишу вообще слов нет, чухну оборзевшую развести так, чтоб про струнке ходила и с руки кормилась, несмотря на все сопли-вопли про независимость ихнюю гребаную – это надо уметь. Правильные вы люди и уважаемые, поэтому и приехал я сюда по первому зову. Думал, помощь моя нужна. А я в помощи уважаемым людям никогда не отказываю. На том стоим. Вы меня знаете, я вас тоже знаю.

– Арбуз, какие вопросы... – начал было Кабан, но Арбуз тут же прервал его.

– А ты не знаешь, какие вопросы, Кабан? Те самые, которые вы мне тут намеками обвязываете, да вот почему-то прямо никак не ставите. А вместо этого тычете мне в нос этим бакланом корявским, у которого дерьма сейчас в штанах не меньше, чем в голове. Вот он и обосрался уже, стоило истине в глаза взглянуть, под дулом не попиздишь. И вы, уважаемые люди, с этой сопливой тварью меня, что ли, равняете? На его поганый язык хотите меня посадить?

Башка несмело шевельнулся и замычал, пытаясь что-то сказать. Арбуз взвел курок – Башка судорожно сглотнул слюну и онемел.

– Все мы помним Степу Большого, – продолжил Арбуз, не глядя на Башку, – высокого полета был человек. Пушкинские менты ножки ему лизали, гаишное сопровождение выделяли, когда Степа выбирался к заливу прокатиться. И где он теперь?

Миша-шестипалый скривился, Тягач с Кабаном потупились.

– А нет его. И почему?

Авторитеты молчали.

– А потому, что при всех своих достоинствах был у него один недостаток. Людям не верил, а шестеркам своим доверял. Слушал гнид всяких, треплющих языком почем зря. Поэтому и растерял друзей, поэтому и покоится ныне в карьере под озером Нахимовским. Ты же знаешь, кто его туда пристроил, Яков Борисович?

– Кто, кто, – нехотя сказал Тягач, – чего прошлое ворошить. Сам знаешь, Гриб его туда спровадил, его рука.

– Ну а кто этот Гриб, Яков Борисович?

– Сам, что ли, не знаешь? – вяло огрызнулся Тягач. – Телохранитель, блин, Степин, мать его...

Арбуз плюнул и перевел взгляд на Башку.

– Ты, Яков Борисович, позвал меня и я приехал. Всегда рад видеть и тебя, Кабан, и тебя, Миша. Беспокойство ваше я понимаю. Раздрай в воровском мире – последнее дело. И гасить его надо в зародыше, чтобы не допускать распространения гнили по сообществу и умаления авторитета уважаемых людей. Именно в зародыше. Да только не с того конца вы начали. Смотрите, как надо было начинать!

Грохнул выстрел, по полу со звоном покатилась отработанная гильза.

Башка отлетел к стене спиной вперед и ударился об нее своим крупным телом. Стена из тонкого листового железа спружинила и с жестяным громыханием отбросила его обратно. Башка, шатаясь, сделал шаг вперед – и оцепенел, вытаращив глаза. Потом его колени подломились, он сложился пополам и уткнулся лицом в цементный пол.

Вокруг головы немедленно расплылась поблескивающая в электрическом свете черная кровавая лужа.

Тягач, Кабан и Миша-шестипалый обменялись быстрыми взглядами и застыли в прежних позах.

Арбуз опустил пистолет.

– Вот так, – сказал он спокойно, – в зародыше.

Спрятав пистолет во внутренний карман куртки, Арбуз достал сигареты, чиркнул серебряной «Зиппо» и закурил, глубоко затянувшись.

– Ну все. Тема нашей сегодняшней встречи, кажется, исчерпана. Будьте здоровы, коллеги, я пошел.

Арбуз повернулся на каблуках и вышел из ангара, громко хлопнув дверью. От хлопка лампочка под потолком закачалась, по стенам побежали причудливые тени.

Кабан развел руками:

– Ну, Арбуз, ну, крутой!

– Крутой-то он крутой... – задумчиво протянул Тягач.

Миша-шестипалый покосился на труп Башки и дернул щекой.

Глава 10

БЕНЗИНОВЫЙ АД

Роман медленно ехал на своем «Вольво» по Большому проспекту Петроградской стороны и поглядывал по сторонам. Спешить и впрямь было некуда – прекрасная солнечная погода не располагала к излишней активности, да и из запланированных на сегодня дел оставалось только одно – заехать минут на десять во дворец спорта «Юбилейный».

Романа давно уже приглашали выступить там с сольным концертом, однако он отказывался – смущала поганая акустика «Юбилейного», не зря прозванного в музыкальных кругах сараем. Однако как раз сегодня утром тамошний звуковик по прозвищу Лоцман позвонил Роману и заверил его, что приобретенный на днях комплект трехполосных акустических систем английской фирмы «Саундлайт» снял проблему. Лоцман врать не станет, но следовало убедиться во всем лично.

Запиликал примагниченный к приборной доске телефон.

Это была Лиза.

Торопливо поздоровавшись, она начала рассказывать о происходивших в Волгограде событиях. Слушая ее, Роман мрачнел с каждой минутой. Дело оказалось более серьезным, чем он предполагал. Тяжелая злость на уверенных в своей безнаказанности недоумков, посмевших позорить его имя, туманила мозг.

Вдруг Лиза оборвала разговор на полуслове, и из мобильника донесся ее крик. Все планы вихрем вылетели из головы Романа вместе с остатками благодушного настроения, и он резко вдавил в пол педаль тормоза.

Водитель громыхавшего сзади старенького «Форда» еле успел вывернуть руль, с трудом избежал столкновения и истошно загудел клаксоном.

Роман не обратил на это ни малейшего внимания и только сильнее прижал к уху трубку.

– Это вы попались! – слышал он голос Лизы. – Ну и что вы со мной теперь сделаете? Да вы за каждый мой волосок ответите! Вы что думаете – все вам вот так и сойдет с рук? Да ни за что! Крысы! Теперь будете отвечать перед Романом, да и не только перед ним!

Роман понял, что это говорится специально для него, и сжал зубы.

Лиза в беде! Ну почему, почему он согласился на эту ее безумную авантюру!

Роман зажмурился и замотал головой, однако быстро взял себя в руки.

Стоп! Время действовать, а не переживать.

Он быстро набрал знакомый номер.

– Миша, ты где, в «Пикселе»? Саня Боровик у тебя? Еду!

Роман нажал на газ, «Вольво» взвизгнул покрышками и сорвался с места.

Совещание у Арбуза было коротким.

Выслушав Романа, Арбуз с Боровиком переглянулись.

Арбуз пододвинул к себе телефон и встал, опершись руками о стеклянную столешницу.

– Думать тут нечего, – сказал он, – вылетаем на место, в Волгоград. Вы дуйте собираться, а я сейчас тут все организую. Через час встречаемся здесь.

– Спасибо, Мишка! – Роман пожал Арбузу руку и вышел, следом за ним сорвался с места и Боровик.

Арбуз взял трубку, помедлил с минуту.

– А ведь за этим волгоградским попугаем кто-то определенно стоит, – задумчиво произнес он, почесывая нос телефонной трубкой, – придется взять с собой бригаду посерьезней...

Хмыкнув, Арбуз покачал головой и нажал кнопку вызова.

Вывернув на Каменноостровский проспект, Роман поехал по нему в сторону Троицкого моста, с трудом подавляя в себе желание вдавить педаль газа до упора. И так времени в обрез, не хватало еще и на гаишников его терять.

До моста минут пять, потом по Дворцовой набережной еще столько же, потом налево по Вознесенскому, еще раз налево и к себе на Антоненко... Минут в пятнадцать можно уложиться. Дома минут пять, потом назад минут двадцать – нет, часа точно хватит, даже еще и с запасом.

Если, конечно, не случится ничего непредвиденного.

Случайно взгляд его упал на приборную доску. Черт, бензин на нуле, уже и лампочка зажглась! Как всегда, очень кстати. До Антоненко еще туда-сюда, а на обратный путь точно не хватит, придется заправиться. Хорошо, хоть бензоколонка под боком – аккурат при въезде на Троицкий мост, там, где поворот на Петропавловку, на Кронверкскую набережную.

Ага, вот и она, родимая, и очередь, слава богу, отсутствует. Вообще никого!

Почти не снижая скорости, Роман резко вывернул руль, скрипя тормозами, вписался в поворот, проскочил между поддерживающими навес бетонными столбами и плавно подкатил к ближайшей колонке, выкрашенной яркой яично-желтой краской.

Выскочив из машины, он срывающимися пальцами отковырнул крышку топливного лючка и быстро отвинтил пробку бензобака. Еще несколько секунд ушли на то, чтобы рвануть на себя шланг, воткнуть пистолет в горловину и нажать на скобу.

Ну, давай, давай!

Заправившись, Роман сунул пистолет в колонку, в два оборота закрутил крышку бензобака и побежал к сверкавшему чисто вымытыми стеклами желто-синему павильону – платить. Когда автоматические двери с тихим шипением открылись, он вспомнил, что не запер машину, приостановился было, оглянулся, однако махнул рукой и быстро прошел внутрь.

Все это видел смуглый низкорослый паренек в мешковатом джинсовом комбинезоне, присевший на корточки в кустах, обрамлявших бензоколонку. Кусты эти были его любимым наблюдательным пунктом – вся заправка как на ладони, очень удобно отслеживать такие вот случаи.

Паренька звали Гоша-маленький, и специализировался он на автомобильных кражах. Гоша-маленький окучивал бензоколонку у Петропавловки уже второй месяц и сегодня собирался сделать здесь последний заход – с охранниками проблем не было, он сразу с ними договорился и исправно отстегивал долю от своей добычи, но вот постоянные посетители уже могли заподозрить неладное.

Ничего, бензоколонок в Питере на его век хватит.

Гоша быстрой тенью скользнул к «Вольво» и присел на корточки перед водительской дверцей. Процедура оплаты в кассе занимает не меньше двадцати-тридцати секунд, этого времени для опытного человека вполне достаточно.

Гоша-маленький был человеком опытным.

Осторожно приоткрыв дверцу, Гоша лег грудью на кожаное сиденье, быстро осмотрелся и протянул руку к бардачку.

Движение это оказалось последним в его многогрешной жизни.

Сиденье вдруг подпрыгнуло и расплющило его о потолок. В то же мгновение из-под сиденья вырвался огненный гейзер, разорвал тщедушное тельце Гоши маленького на куски и выплюнул обугленные останки через разом лопнувшие стекла. Грохота взрыва Гоша-маленький уже не услышал.

Зато его услышал нетерпеливо переминавшийся около кассы Роман.

Взрыв был настолько силен, что кассовый павильон содрогнулся. Вперемешку со стеклами посыпались с витрин пластиковые канистры с маслом и еще какие-то мелкие автомобильные причиндалы, а массивные холодильники с пивом и прохладительными напитками закачались, захлопали стеклянными дверцами, и из них, прыгая по полу, словно мячики, посыпались бутылки и банки.

Кассирша нырнула под прилавок и пронзительно завизжала.

Оглушенный Роман осторожно выглянул из-под локтя, которым инстинктивно прикрыл лицо, и увидел, что там, где только что стояла его любимая машина, полыхает жаркий костер. Тут же раздался громкий хлопок, от костра отделилось грибовидное облако из огня и смолянисто-черного дыма и плавно поплыло по ярко-синему летнему небу.

А еще Роман увидел, как из-под поваленной взрывной волной яично-желтой колонки растекается по асфальту лужа бензина. От края этой лужи до костра остается всего лишь каких-нибудь сантиметров тридцать-сорок.

Сообразив, что сейчас произойдет, Роман опрометью выскочил из павильона прямо через разбитое окно и бросился в сторону от огня, не разбирая дороги. В два прыжка он пересек Кронверкскую набережную, последним отчаянным усилием послал тело вперед, через гранитный парапет, и рухнул в прохладную маслянистую воду Кронверкского протока.

Еще до того, как он успел вынырнуть, ударил второй взрыв.

И ударил так, что Роман чуть не всплыл животом кверху, словно дохлая рыба после браконьерской толовой шашки.

Роман чуть не захлебнулся. Судорожно загребая руками и ногами, он оставался под водой до тех пор, пока легкие не всосали последнюю молекулу кислорода, и только потом позволил непреодолимой тяге к жизни выбросить себя на поверхность. Перед глазами закачались кирпично-красные стены Петропавловский крепости, и Роман, резко поведя руками в воде, обернулся.

На только что покинутом им берегу Кронверкского протока яростно гудела дымная огненная стена высотой с пятиэтажный дом. По небу проплывали какие-то тлеющие ошметки, некоторые из них с коротким шипением шлепались на воду вокруг Романа. Низкий, ревущий гул пламени покрывал все вокруг, из-за него казались еле слышными завывание сирен потревоженных автомобильных сигнализаций и испуганные крики туристов со стороны Петропавловки.

«Хорошо, что будний день, народу немного», – машинально подумал Роман и вздрогнул.

А ведь его только что пытались убить!

Роман тряхнул головой, подплыл к низкому парапету, со второй попытки вскарабкался на него и быстро зашагал вдоль кромки воды в сторону Артиллерийского музея. Потом он поднялся по береговому откосу, перебежал дорогу и скрылся между деревьями примыкающего к музею Александровского парка, так и не повстречав никого на своем пути. Благо место запущенное, хоть и в центре города. К тому же еще и будний день.

Выбравшись на заросшую осокой поляну, Роман с размаху бросился на землю и обхватил голову руками.

Надо было что-то делать. Мысли путались.

Насквозь промокший и полуоглушенный популярный певец слоняется в центре города с безумным видом... Хорошее начало для статьи в какой-нибудь поганой бульварной газетенке!

Роман с силой провел ладонью по лицу.

Перво-наперво срочно позвонить Арбузу, ведь он ждет!

Машинально схватившись за мобильник, Роман выругался. Мобильник был мокрее мокрого и не подавал признаков жизни. Естественно – чего еще можно было от него ожидать после блиц-заплыва по невским волнам?

Роман затравленно огляделся и увидел идиллическую картину, которая вполне могла бы послужить сюжетом для какого-нибудь мастера жанровой живописи из разряда художников-передвижников.

В полусотне шагов к северу среди буйно разросшихся кустов персидской сирени угадывалась неказистая скамейка, покрытая темно-зеленой краской. На скамейке спиной к Роману восседал в одиночестве юноша в белой рубашке с короткими рукавами и черных узеньких джинсах. Юноша вяло жестикулировал, периодически роняя при этом голову на грудь. Причину такого поведения понять было нетрудно – рядом с юношей на скамейке стояла темная пузатая бутылка, еще одна такая же валялась на проходящей мимо асфальтовой дорожке.

А в правой руке у юноши был мобильный телефон. Есть контакт!

Щелкнув пальцами, Роман быстро поднялся, подошел к скамейке и осторожно заглянул юноше в лицо.

Лицо, как и следовало ожидать, оказалось абсолютно бессмысленным. В уголках пухлых розовых губ пузырилась слюна, глаза закатились под веки, белобрысые брови были высоко вздернуты, как будто их обладатель чему-то очень сильно и надолго удивился. На легкий тычок в грудь парень никак не отреагировал, даже не замычал, только бессмысленно мотнул головой, как будто отгоняя назойливого комара.

Все понятно. Как начал, бедолага, отмечать выпускной вечер в школе – так до сих пор и не может остановиться.

– Извини, друг, – сказал Роман и вынул мобильник из вялых пальцев юноши.

Сопротивления, как и следовало ожидать, не последовало.

Роман облегченно вздохнул и набрал номер.

– Миша, у меня проблемы.

– Что такое?

– Блин, американский боевик, да и только!

Роман в двух словах рассказал о том, что произошло.

– Да, дела... – протянул Арбуз и замолчал.

– Ну? – нетерпеливо спросил Роман.

– Баранки гну! Значица, так. Ни в коем случае, слышишь, ни в коем случае не ходи домой. Стой, где стоишь, точнее, там, откуда видна Кронверкская набережная и не высовывайся. Через двадцать минут за тобой подъедет Тюря на черном «Лексусе», будь наготове. Трубу свою выкинь немедленно!

– Да она и так не работает, промокла насквозь...

– Тем более. Сейчас же выкинь, я сказал!

Роман достал из кармана джинсов мобильник с цветным дисплеем и цифровой фотокамерой, с сожалением посмотрел на него и решительно зашвырнул в кусты.

– Все, выкинул.

– Молодец, возьми с полки пирожок! – откликнулся Арбуз. – Теперь жди Тюрю. До скорого!

– Погоди, Миша, мне бы переодеться...

– Не волнуйся, Тюря привезет все что надо. Думаю, что мой размерчик будет тебе впору. Все, пока.

– Пока!

Приободрившийся Роман дал отбой, засунул мобильник подгулявшего выпускника в нагрудный карман его белой рубашки и неторопливо направился в сторону набережной, поглядывая на часы.

Хорошо, что они, в отличие от телефона, были водонепроницаемые...

Через полчаса переодетый во все сухое Роман уже сидел в кабинете Арбуза за знаменитым стеклянным столом и с удовольствием потягивал кофе с коньяком из маленькой фарфоровой чашечки. Арбуз куда-то вышел, попросил его подождать и никуда не отлучаться.

Наконец, минут через пятнадцать, он вернулся, прошел к своему креслу, уселся, откинувшись на спинку, и перебросил Роману через стол тоненькую книжицу в черной пластиковой обложке.

– Что это? – удивился Роман.

– Ваш новый паспорт, гражданин Кодряну... Петр Георгиевич, если не ошибаюсь, – подмигнул Арбуз, – глянь-ка на фотку, сейчас будем твой светлый лик под нее корректировать.

Роман открыл паспорт и нашел страницу с фоткой. С фотографии на него глядел какой-то угрюмый чернявый тип – если и похожий на него, Романа, то только разве что формой лица. В довершение всего у типа имелись мерзкие усы подковой, из тех, что были в моде в начале семидесятых годов и до сих пор считаются очень красивыми в Румынии, Молдавии и Турции.

– Что это за обезьяна? – Роман бросил паспорт на стол. – Что за шутки?

– Этой обезьяной, Рома, ты побудешь на ближайший отрезок времени. Так что пожалте в соседнюю комнату, господин Кодряну, гример ждет. А паспорт – извини, какой нашелся. Так что лучше радуйся, что обошлось без пластиковых вкладышей под щеки и в ноздри!

– Радуюсь, радуюсь, – буркнул Роман, поднимаясь, – когда вылетаем в Волгоград?

– Бригада готова, Боровик здесь, самолет через два часа с небольшим, – отрапортовал Арбуз, отдавая честь, – так что одного вас поджидаем-с, господин Кодряну.

Роман еще раз посмотрел на фотографию в паспорте и рассмеялся:

– Давай, давай! – улыбнулся Арбуз, однако тут же посерьезнел: – Время не ждет.

* * *

На этот раз члены политсовета «Воли народа» собрались в необычной обстановке.

Установившаяся в Москве тропическая жара плавила мозги, насыщала печным жаром асфальт и стены домов до такой степени, что кондиционеры не справлялись с раскаленным удушливым воздухом. Поэтому члены политсовета с искренней благодарностью восприняли приглашение Самсона Эдуардовича Бергамова встретиться у него на загородной вилле.

Бергамов с презрением относился к новорусским богатеям и разжиревшим чиновникам, обсевшим Рублевское шоссе, как мухи коровью лепешку. Да и повышенное внимание прессы к этому сказочному островку райской жизни на фоне всеобщей разрухи и нищеты было ни к чему. Куда в случае чего попрет с вилами доведенное до крайности население?

То-то и оно!

Настоящему государственному человеку приличествуют уединение и покой. Поэтому и обосновался Бергамов подальше от рублевской толчеи – на холмистом берегу тихой живописной речки Клязьмы, километрах в шестидесяти от столицы.

Приватизированные через министерство финансов за какие-то жалкие четыреста тысяч долларов двенадцать гектаров заповедного дубового леса с песчаным пляжем длиной в полкилометра и четырьмя прудами, соединенными весело журчащими протоками с перекинутыми через них горбатыми мостиками, стоили на самом деле по самым скромным подсчетам миллионов тридцать-сорок зеленых.

Плюс трехэтажный дом из красного каленого кирпича с островерхими башенками по углам и зимним садом на нависающей прямо над рекой террасе, открытый бассейн с подогревом, деревянная финская избушка для гостей под черепичной крышей, гараж на десять машин, огромная баня с баром, биллиардной и мостками из парилки, ведущими опять же прямо в Клязьму... На случай экстренной необходимости срочно прибыть в Москву в небольшом ангаре прямо за домом дожидался маленький серебристый вертолет, похожий на стрекозу. Что еще нужно человеку, чтобы достойно встретить старость?

Впрочем, до старости было еще далеко – как говорится, есть у нас еще в жизни дела.

Именно для обсуждения вот этих самых наиважнейших дел и собрались Бергамов, Телегин, Додоев и недавно возвышенный до членства в политсовете генерал Безродный.

После краткой экскурсии по угодьям Бергамова они проследовали под тент на берегу бассейна и разместились в шезлонгах вокруг белоснежного пляжного столика на ажурных ножках. Молчаливый плечистый официант тут же принес сумку-холодильник со льдом и прохладительными напитками, бесшумно расставил высокие стаканы, предварительно охлажденные в морозильной камере, и так же бесшумно удалился, повинуясь повелительному взмаху пухлой ладони Бергамова.

Бергамов не любил фамильярности, поэтому одеты все были строго, хотя и по-летнему – светлые брюки, сандалии, белые рубашки с короткими рукавами. Никакой пляжной безвкусицы наподобие шортов и цветастых гавайских рубашек.

– Ну что, друзья, – начал Бергамов, обведя взглядом собравшихся, – наступил решительный момент. Василий Кимович...

Безродный с достоинством кивнул.

– Василий Кимович сообщил мне, что пресловутый Роман Меньшиков больше не является помехой для нашей исторической операции. Он мертв. Можем начинать.

– Отлично! – вскричал Додоев и зааплодировал, откинувшись на спинку шезлонга.

Недовольно покосившись на него, Телегин осторожно спросил:

– А нельзя ли узнать, гм... о подробностях? Хотелось бы быть полностью уверенным, чтобы уж, знаете ли, без неожиданностей, как в прошлый раз...

– Конечно, – Бергамов повернулся к Телегину, – я понимаю ваше беспокойство, Аркадий Игнатович, слишком много неприятностей доставил нам этот поганый клоун со своими дружками. Поэтому я и попросил Василия Кимовича пригласить Самоедова, который, как вы помните, непосредственно курировал уничтожение Меньшикова. Василий Кимович, Самоедов здесь?

– Так точно, – утвердительно кивнул Безродный, – приехал со мной, дожидается в машине.

Бергамов достал из нагрудного кармана рубашки плоское переговорное устройство размером со спичечный коробок, нажал кнопку.

– Самоедова сюда!

Не прошло и минуты, как в сопровождении того же плечистого официанта появился Самоедов. Подойдя к столику, он остановился и наклонил голову.

Безродный удовлетворенно посмотрел на своего бывшего начальника и прикрыл глаза. «Ну что, голубчик, стоишь и пикнуть не смеешь, а давно ли ты мной командовал?»

– Говорите! – коротко сказал он Самоедову.

– В машине Меньшикова было установлено взрывное устройство вместе с маячком слежения, – начал Самоедов, не глядя на Безродного, – наш подрывник отслеживал передвижения Меньшикова и планировал при помощи дистанционного пульта осуществить взрыв в наиболее благоприятных обстоятельствах. То есть гарантирующих стопроцентное уничтожение объекта.

– Ну и где же сложились такие обстоятельства? – спросил Телегин.

– На бензоколонке, куда Меньшиков заехал заправиться. Взрыв и возникший после этого пожар уничтожили подчистую все вокруг в радиусе пятидесяти метров.

– И впрямь сто процентов, – проворчал Телегин, – вы бы еще атомную бомбу на Питер сбросили...

– При атомном взрыве еще можно уцелеть, если повезет, – огрызнулся Самоедов, все так же не поднимая глаз, – вы, как человек военный, должны лучше меня это знать, Аркадий Игнатович. Здесь же шансов никаких.

– Пожалуй... – задумчиво проговорил Бергамов, наполняя стакан апельсиновым соком. – Свидетели?

– Только зеваки, которые сбежались на пожар. На самой бензоколонке не было в этот момент никого, кроме кассирши, она тоже сгорела практически дотла.

– Останки Меньшикова? – быстро спросил Додоев.

– Какие там останки – ошметки на частях автомобиля, угольки.

– Ага, – удовлетворенно кивнул Телегин, – значит, из машины он даже выскочить не успел. А идентификация?

– По уголькам? – Самоедов поднял глаза и усмехнулся.

Бергамов оставил в сторону стакан и побарабанил пальцами по столу.

– Вы обеспечили официальную версию?

– Конечно, Самсон Эдуардович. Возгорание при неосторожном обращении с огнем. Все знают, что Меньшиков много курил, причем курил где попало, разбрасывал окурки, наплевательски относился к требованиям пожарной безопасности. Другие версии органами не рассматриваются – с нашей подачи, разумеется.

– Хорошо, хорошо... – протянул Бергамов и опять побарабанил пальцами по столу, – ну что ж, Адольф Богданович, считаю, что вы достойно справились с возложенным на вас поручением. И реабилитировали таким образом себя за допущенные вами промахи. Садитесь!

Он щелкнул пальцами, и плечистый официант тут же принес еще один шезлонг для Самоедова. Тот сел и, не удержавшись, метнул торжествующий взгляд на Безродного. Поймав его взгляд, Безродный нахмурился, заметивший это Додоев широко улыбнулся, блеснув крепкими зубами, и хлопнул Самоедова по плечу.

– Молодец! Хорошо, что все шито-крыто. Этот вонючий певец обломал нам то дело с зеками, так пусть теперь он горит у шайтана в печке!

– Жаль, что дружков его не удалось подорвать заодно, этих, как их там, Арбузова с Боровиком... – покачал головой Телегин.

– Да, да, дружков! – подхватил Додоев. – Сначала дружков у него на глазах, а потом и его самого!

Оглянувшись на Бергамова, Самоедов твердо сказал:

– Насколько я понял, первоочередной задачей на данный момент было стопроцентное устранение Меньшикова, поскольку Самсон Эдуардович принял решение не начинать операцию с поездом, пока этого не произойдет. Стратегические задачи организации я посчитал более важными, чем задачи личной мести.

– Адольф Богданович прав, – кивнул Бергамов, – как говорят наши итальянские друзья, месть – это такое блюдо, которое лучше подавать холодным. От нас никто не уйдет, и особенно когда мы придем к власти в этой стране при помощи поезда смерти. Там и поквитаемся со всеми, а сейчас главное – запустить поезд. Кстати, Василий Кимович, вы высказывали интересные мысли по поводу возможной доходности операции. Поделитесь с товарищами!

Безродный встал и откашлялся.

– Суть дела такова, – начал он, – сейчас мы вынуждены тратить большие средства на подготовку операции с поездом. Все это, конечно, мелочи по сравнению с доходами от эксплуатации страны в целом, когда благодаря этой операции мы возьмем власть в свои руки. Однако при правильной постановке вопроса мы можем уже сейчас не только покрыть расходы, но и получить от поезда смерти значительный доход.

Все с интересом посмотрели на Безродного, Бергамов поощрительно кивнул.

– Я посоветовался с нашими финансистами из управления по исполнению наказаний, – продолжил Безродный, приосанившись. – Ежегодно из бюджета на содержание в тюрьмах и лагерях всей этой уголовной швали выделяются огромные суммы. Питание, спецодежда, рабочий инструмент, отопление бараков, электроэнергия и так далее. Примерные прикидки дают сумму в районе ста рублей на одного заключенного в день – и это не считая расходов на охрану. То есть порядка тридцати шести миллиардов рублей на миллион заключенных в год – или без малого полтора миллиарда долларов. Я беру в расчете на миллион заключенных, потому что именно миллион заключенных предполагается уничтожить до конца года при помощи нашей вакцины.

– Ну и что? – не понял Телегин.

– Эх, Аркадий Игнатович, – позволил себе легкую фамильярность Безродный, – плохо читал ты в школьные годы бессмертное творение нашего классика Николая Васильевича Гоголя «Мертвые души»! Деньгито эти уже предусмотрены бюджетом на этот год, так?

– Так, – подтвердил Телегин.

– А переведена из них только половина, за первое полугодие. Вторую же половину начнут переводить в течение ближайших недель.

– Ну?

– Так ведь никто, кроме нас, не знает, что через полгода миллиона зеков уже не будет в живых! Чичиков покупал уже умершие души, чтобы взять под них землю, а мы можем по той же схеме изъять деньги у еще живых!

– Как, как? – оживился Додоев.

– А вот как. При помощи наших друзей из министерства финансов мы создадим некий фонд для аккумуляции и наиболее эффективного распределения денег между колониями и ИТК. Какую-то мелочь придется для видимости и вправду отдать, зато основные средства можно многократно прокручивать, а потом, когда начнется массовый падеж зеков, и вовсе сплавить в оффшор! В начавшемся бардаке навряд ли кто о них вспомнит...

– Ну а кто вспомнит – поможем забыть! – ударил кулаком по столу Додоев.

– Именно, Казбек Магомедович. Более того, через подотчетную нам прессу мы можем раздуть благородный образ нашего фонда и начать сбор пожертвований, в том числе и из-за границы.

Безродный победоносно оглядел окружающих. Все заулыбались, даже Самоедов взглянул на Безродного с уважением.

– Ай, голова, ай, голова! – восхищенно приговаривал Додоев, цокая языком. – Тебя не в ВОХР, тебя в министры финансов надо!

– Хорошая мысль! – одобрил Безродного Телегин. – Однако почему же ты, Василий Кимович, исключаешь из подсчетов расходы на охрану? Там ведь тоже получится экономия – будь здоров...

Оглянувшись на Бергамова, Безродный убедился в том, что тот внимательно слушает.

– Не могу согласиться, Аркадий Игнатович. И в данном вопросе мною руководят отнюдь не ведомственные соображения. Нельзя забывать, что внутренние войска нужны любому режиму, и тем более нам при наших обширных планах по наведению порядка в стране. Поэтому не стоит раздражать их необдуманными сокращениями. Не тот случай, потом себе дороже выйдет.

Постучав массивным золотым перстнем по стакану, Бергамов привлек к себе внимание.

– Спасибо, Василий Кимович – тепло сказал он. – Видите, друзья, вот что значит ответственно, с инициативой относиться к общему делу! Я искренне рад лишний раз убедиться в том, что мы не ошиблись в Василии Кимовиче. Думаю, что выражу общее мнение, если поблагодарю Василия Кимовича от лица организации. Это вам зачтется. Аркадий Игнатович, озаботьте наших экономистов разработкой деталей.

Телегин вынул маленький блокнот с позолоченной шариковой ручкой и сделал в нем короткую запись.

– Теперь о поезде, – продолжил Бергамов, посерьезнев, – можете считать, что отсчет времени пошел.

Додоев с Телегиным коротко кивнули, Самоедов задержал дыхание, а Безродный прикрыл глаза. Вот оно, началось! Теперь все: или пан или пропал.

– Какова готовность поезда? – спросил Бергамов после непродолжительного молчания.

– Стопроцентная! – четко отрапортовал Телегин. – Состав полностью укомплектован, стоит, можно сказать, под парами в депо под Хабаровском, охрана наша, с местными властями контакт полный. На всех вагонах нанесены красные кресты и названия задействованных нами в проекте международных организаций. Готовы и комплекты униформы для поездной бригады и врачей-добровольцев с эмблемами «Здоровый заключенный». В аэропорту Франкфурта-наМайне зафрахтован самолет, отправка европейских врачей-добровольцев – по первому сигналу.

– Прием по пути следования и стопроцентная вакцинация заключенных обеспечены? – спросил Бергамов Безродного.

– Так точно, Самсон Эдуардович. Проведена и пропаганда вакцинации среди заключенных, они ждут.

– Тогда все. Везите врачей, вы, Казбек Магомедович, запускайте кампанию в прессе. Старт поезда – через неделю, по Транссибирской магистрали от Хабаровска до Москвы. Дальнейшее по плану.

Телегин осторожно кашлянул и вопросительно взглянул на Бергамова.

– Вакцина? – понял его Бергамов. – Грузите.

Он встал, подошел к бассейну, постоял немного, глядя на бирюзовую рябь.

– Так, говорите, Василий Кимович, ждут заключенные вакцину?

– Ждут, Самсон Эдуардович.

Бергамов сплюнул прямо в бассейн, провел рукой по седым волосам и процедил сквозь зубы:

– Будет вам, блядь, вакцина.

Часть вторая

СМЕРТЕЛЬНЫЙ ЭШЕЛОН

Глава 1

ПРИГОВОР ДЛЯ БЕСПРЕДЕЛЬЩИКА

Номер, в котором Лиза просидела взаперти всю ночь, располагался в дальнем, дешевом крыле гостиницы, где обычно останавливались колхозники, водители и подозрительные личности с темными волосами и явно выраженным кавказским акцентом.

Костян, приставленный сторожить ее, тоже не спал.

Он сидел в кресле перед телевизором, включив местную эротическую программу и неутомимо пялясь на жеманных потаскух с силиконовыми бюстами, которые ползали по диванам, извивались под душем и щекотали друг друга в разных местах длинными ногтями.

Наконец за окном посветлело, и примерно в половине восьмого в номер постучали условным стуком. Бросив на Лизу грозный взгляд – дескать, сиди, не рыпайся – Костян, подошел к двери и спросил:

– Кто там?

– Это я, открывай, – послышался недовольный голос Сергея Батурина.

Костян отпер дверь, и двойник вошел в номер, держа в руках газету.

– Ну что, краля, не соскучилась без меня? – поинтересовался он, криво усмехнувшись.

Лиза даже не посмотрела на него.

– А у меня для тебя новости, – сказал Батурин, усаживаясь в кресло, стоявшее напротив дивана, на котором сидела Лиза.

– Какие новости могут быть у такого подонка? – брезгливо спросила Лиза.

– А вот такие! – Батурин швырнул ей на колени газету. – Вот тебе свежая газета, читай про своего Меньшикова. Пиздец ему пришел, сгорел на хрен!

Лиза нахмурилась и взглянула на газету «Утренняя Волга», которая была развернута на статье с крупным заголовком «Смерть в бензиновом аду».

Взяв газету в руки, она начала читать, и буквы поплыли перед ее глазами.

Журналист, носивший псевдоним «Артем Близоруков», писал о том, что вчера поздно вечером на бензоколонке у Петропавловской крепости взорвалась и дотла сгорела машина известного исполнителя блатного шансона Романа Меньшикова. Его обгоревший до полной неузнаваемости труп был обнаружен в салоне машины. Шансов спастись у Меньшикова не было, потому что, во-первых, взрыв неустановленного устройства, заложенного под сиденьем, произошел, когда певец остановился у колонки и еще находился за рулем, а во-вторых – немедленно вспыхнули тридцать тонн бензина, имевшегося в двух подземных танках.

И теперь ведется следствие, которое, понятное дело, вряд ли обнаружит злоумышленников, а останки любимого народом певца будут преданы земле в закрытом гробу. Похороны состоятся через три дня на Смоленском кладбище, недалеко от могил Майка Науменко и Дюши Романова.

Вечная память безвременно ушедшему певцу.

Выронив газету, Лиза беспомощно посмотрела на Батурина, и он, злобно усмехнувшись, произнес:

– Ну что, прочла? Конец твоему кобелю, поджарился. Мне, чтоб ты знала, на него насрать. Но тему придется прикрыть. А жаль... Хорошие песенки писал твой хахаль! И хорошие денежки мы заработали на этих песенках. А я еще поверил, как дурак, что ты действительно на меня повелась. Надо же! И ведь я так и не трахнул тебя... Кстати, еще не поздно. Слышь, Костян, на пару будешь?

Лиза почти не понимала, что говорит развалившийся в кресле двойник, перед ее глазами появлялись то улыбающееся лицо Романа, то черный дым над горящей заправкой. Он сгорел в огне...

Какая страшная смерть! И теперь Лиза никогда не увидит его, не обнимет...

И его песни будут звучать только с дисков, которыми будут бойко торговать расторопные дельцы, для которых смерть артиста – всего лишь удачный повод поднять тиражи.

Лиза подняла глаза на злорадствовавшего Батурина. Что он такое несет?

– ... дурачок, что ли? Нет, красотка, – гнал свое Батурин, – у меня и не такие ноги раскидывали! Ну что, трахнуть тебя прямо сейчас? Я еще не трахал свежих вдовушек...

Вдруг дверь с грохотом распахнулась и на пороге показался Арбуз.

– Трахни себя, – сказал он и по-хозяйски неторопливо вошел в номер.

Следом за ним вошли четверо широкоплечих суровых мужчин с поломанными носами и мятыми ушами. Увидев их, Костян сжался и прилип к стулу, а Батурин умолк на полуслове и смертельно побледнел.

– Ну что, тварь, отпелся? – ласково спросил Арбуз. – Ну-ка, подай мне вон то кресло!

Батурин торопливо вскочил и поставил перед Арбузом кресло.

– А сам отойди в уголок и стой там, пока тебя не позовут, – Арбуз оперся рукой на спинку кресла и посмотрел на растерянную Лизу. – А что это вы тут рассопливились, позвольте вас спросить?

– Миша! – Лиза вскочила с дивана и, бросившись к Арбузу, повисла у него на шее. – Миша! Вы еще ничего не знаете? Роман погиб, он умер! Сгорел на бензоколонке!

Тут Лиза зарыдала в голос, а Арбуз, крякнув, погладил ее по голове и осторожно усадил на диван.

– Как это сгорел? – удивленно спросил он.

Лиза подняла на него полные слез глаза и, шмыгая носом, произнесла прерывающимся голосом:

– В газете написано... А этот подонок еще радуется...

– А он больше не будет радоваться, – заверил Лизу Арбуз.

Взяв газету, он начал внимательно читать статью, а Лиза в это время, утирая слезы, взглянула на неподвижно стоявших в стратегических точках комнаты силовиков Арбуза. За плечом одного из них маячил какой-то малоприятный незнакомый тип с мерзкими молдавскими усами. Лица его Лиза не разглядела из-за слез, да и не до того ей было, чтобы разглядывать каких-то совершенно не нужных ей людей.

– Ну что же... – сказал Арбуз, закончив чтение, – грустная статья, ничего не скажешь. На, Ромка, почитай!

Он протянул газету стоявшему у двери молдаванину, а Лиза, с удивлением посмотрев на того, кого Арбуз назвал Ромкой, почувствовала, как комната поплыла перед ее глазами. В человеке, который одними только своими усами вызвал у нее чувство неприязни, она с удивлением узнала Романа.

Чаша переживаний оказалась велика для Лизы, и она потеряла сознание.

– Ну вот, сомлела, – усмехнулся Арбуз, – эх, бабы...

Роман, посмотрев на Лизу, лежавшую на диване с закрытыми глазами, перевел взгляд на прилипшего к стене двойника и, поморщившись, сорвал крепко приклеенные усы.

– Ну что, пидар, узнаешь? – спросил он и шагнул к Батурину.

– Я... На эту тему не со мной! – торопливо забормотал тот, вжавшись в стену. – Есть крутые люди, это они держат тему, а я только работаю под ними... Все с ними.

– С ними мы еще разберемся, – кивнул Арбуз, – но ты ответишь в первую очередь.

Он повернулся к Роману и спросил:

– Как там Жеглов сказал? С солдатом вражеской армии все просто, он воюет с оружием в руках, и его вина не требует доказательств, вроде так?

Снова взглянув на двойника, Арбуз сказал:

– Вот ты и пойман на месте с поличным, гнус! И еще девушку обижаешь... Ты ее вроде трахнуть хотел вместе с этим уродом? – Арбуз бросил взгляд на Костяна. – Встань, козел, когда о тебе говорят!

Костян вскочил со стула, и Арбуз недобро усмехнулся.

– Ты, я вижу, парниша конкретный... Ну что же, значит, и ответишь конкретно. По понятиям.

Костян опустил глаза, боясь посмотреть на Арбуза.

Он гораздо лучше Батурина понимал, что за человек стоит перед ним, и понимал, что в его жизни настали плохие времена.

Роман подошел к Батурину и спросил:

– Ну как, хорошо звездой быть? И деньги хорошие, и девок невпроворот... А?

И неожиданно ударил двойника в голову.

Удар пришелся в левый висок, Батурин замычал, поднял руки к лицу, потом безвольно уронил их и сполз по стене на пол.

Роман несколько раз пнул его, а Арбуз, снисходительно усмехнувшись, сказал:

– Ты бы вообще-то девушкой занялся, Тайсон недожаренный. С этими уродами успеется...

Роман неохотно отошел от неподвижного тела Батурина и посмотрел на Лизу.

– Так... – озабоченно сказал он, – тут нужно мокрое полотенце.

И добавил:

– А мне – бутылочку пива. Чтобы рука верная была...

* * *

Ангар – изделие военное.

Но, если очень хочется, то можно приспособить его к любым гражданским нуждам. Например – устроить в нем колхозный рынок или, например, фестиваль поп-музыки. Или выставку современной скульптуры, которая с легкостью превращается в тематическую конференцию «Творчество душевнобольных».

Однако вор в законе Виктор Касторов по прозвищу Бритва рассудил, что нездоровая суета вокруг принадлежащей ему недвижимости ни к чему, поэтому авиационные ангары, которых Бритва по случаю откупил ровно восемь штук, ничем не привлекали к себе внимания – как стояли тридцать лет, так и стоят – обычные алюминиевые сараи за колючей проволокой, только очень большие.

Когда-то Бритва был простым и скромным карманником, неизвестным никому, кроме корешей и оперов, а ангары принадлежали авиационной части и охранялись как зеница ока, то есть – зрачок глаза. Но все меняется в этом мире, и Бритва стал смотрящим по Волгограду, а ангары потеряли краснознаменную невинность и перешли в собственность Бритвы. Новый владелец пока еще не решил, как с наибольшей пользой распорядиться доставшейся ему по дешевке собственностью, и использовал ангары от случая к случаю – как придется.

На этот раз к Бритве обратился известный питерский авторитет Арбуз, который попросил предоставить ему охраняемое пространство для того, чтобы разобраться с тюменским авторитетом, носившим погонялово Чукча. Собственно, разобраться он хотел не с Чукчей, а с пойманным на месте преступления двойником знаменитого певца Романа Меньшикова, но двойник категорически отказался отвечать за себя сам, ссылаясь на Чукчу.

Ну что же – Чукча так Чукча – Арбуз пожал плечами, и на горизонте появился вызванный из Тюмени Чукча, которому не понравился такой поворот событий, однако он рассчитывал выехать на наглости и беспределе, которые до сих пор не подводили его.

Предоставив помещение для разборки, Бритва, который любил, чтобы все было по высшему разряду, устроил в ангаре некое подобие английского парламента. Гладкий бетонный пол застелили старым бархатным занавесом, оставшимся еще от советских времен, на небольшом постаменте поставили старое кресло с высокой спинкой, неизвестно откуда и как попавшее в ангар, а перед ним, справа и слева, располагались напротив друг друга два роскошных кожаных дивана, принадлежавшие прежде руководству части, а потом перешедшие вместе с ангарами к новому владельцу.

Бритва, словно король Лир, сидел на высоком троне, рядом с ним в интуристовских креслах сидели трое мрачных крепких ребят, которых при других обстоятельствах можно было бы назвать присяжными, а перед ними на диванах расположились оппоненты, которые по понятным причинам смотрели друг на друга без особой симпатии.

На одном диване сидели Чукча и Сергей Батурин, на другом – Арбуз с Романом. На улице вдоль стен ангара стояли вооруженные люди Бритвы, так что общая безопасность была обеспечена, а оружие сторон лежало на столе, стоявшем у стены, под присмотром дюжего братка, который не сводил восхищенного взгляда с позолоченного «Магнума» Арбуза.

Солидно кашлянув, Бритва произнес:

– Итак, господа, прошу вас начинать. Если у кого в горле пересохло – не стесняйтесь, сами видите: у нас все есть.

И в самом деле – погибнуть от жажды в этом ангаре было никак нельзя.

Около каждого из диванов имелся столик, на котором теснились бутылки с пивом, водкой и безалкогольными напитками. Такой же столик стоял и рядом с троном, на котором восседал Бритва, так что все присутствующие имели возможность как утолить жажду пивом, так и смягчить душу водкой. Именно на это и рассчитывал Бритва, который был прекрасно осведомлен о железном характере Арбуза и о беспредельной наглости Чукчи.

– А чо тут начинать, – развязно произнес Чукча, – тут можно как начать, так сразу и закончить.

Он взял со стоявшего рядом с ним столика бутылку пива, открыл ее и жадно присосался к горлышку. Арбуз с каменным лицом следил за действиями Чукчи и только слегка поморщился, когда тот громко рыгнул, оторвавшись от бутылки.

– Оно ведь как, – рассудительно сказал Чукча и закурил, – оно ведь если всем хватает, то и ништяк.

– Что значит – всем хватает? – нахмурился Арбуз. – Потрудись объяснить.

– А то и значит, – Чукча выпустил дым в сторону Арбуза, – смотри сам. Твой артист деньгу гребет, а всех грядок ему все равно не окучить. Так что надо делиться с братвой. Вот мы и подобрали то, что твой Меньшиков не поднял. Ему ведь одной жопой на всех свадьбах все равно не успеть, а так – другим хорошим людям польза.

Чукча не заметил бледности, внезапно появившейся на лице Арбуза, что являлось очень нехорошим знаком, и повел рукой в сторону «хорошего человека». Сергей Батурин кивнул, и Чукча уверенно завершил первую часть своего выступления словами:

– Даже Бог велел делиться.

Арбуз нехорошо посмотрел на Чукчу и усмехнулся:

– Делиться, говоришь? Это ты можешь лохам втирать, которых ты на ровном месте на бабки разводишь. А насчет делиться – так, может быть, хочешь трудом поделиться? Или талантами? Тогда и на долю честную можешь рассчитывать.

– А чо, я трудом не поделился, что ли? – Чукча взял вторую бутылку пива. – Ты посмотри – бригаду собрать надо, всем заплатить надо, костюмы надо, билеты, гостиница, всяко-разно... Это что тебе – не труд? Это же голимые бабки, которые я имею полное право отбить.

Арбуз громко засмеялся:

– Да ты, уважаемый, сам-то понял, что сказал? У тебя получается, что если ты потратился на транспорт и инструменты для взлома, то терпила тебе уже просто по жизни должен? Вот это здорово! Только Роман Меньшиков, к деньгам которого ты протянул руки, – не терпила. А деньги... Ты, между прочим, и к моим деньгам притронулся. И это уже совершенно другое дело. Отвечать придется повзрослому.

– А чо отвечать-то? – вскинулся Чукча. – Чо отвечать? Мой артист твоего не хуже, между прочим! И публика его любит! И это еще разобраться надо, кто тут настоящий, и кто кому денег должен!

Арбуз захохотал, откинувшись на спинку кресла и показывая отличные металлокерамические зубы.

– Ай, молодца! – воскликнул он. – Ай, угодил! Давно я такого не слышал!

– А что тут слышать? – удивился Чукча, который не понял, чем это он так развеселил Арбуза. – Это мы с тобой авторитеты, а артист твой – он все равно дурилка картонная, и не он решает, что как по понятиям будет.

– Ты, козел, – Роман, чувствуя, как холодная волна поднимается от солнечного сплетения к ушам, встал с дивана, – ты свою пасть закрой, а то я тебе безо всяких понятий зубы в глаза переставлю!

– Што-о? – Чукча прищурился. – Ты кого козлом назвал?

– Тебя, урод! – Роман засунул руки в карманы. – И если хочешь, прямо сейчас обломаю тебе рога твои крысиные.

– Сядь на место, – Арбуз сильно дернул Романа за ремень, и Роман с размаху уселся на диван.

Арбуз встал между Романом и побагровевшим Чукчей и сказал:

– Между прочим, не знаю, как насчет козла, а то, что ты – крыса, так это точно.

– Ну, падла, ты за козла ответишь, – Чукча пытался выглянуть из-за Арбуза, – ответишь, бля буду!

– А может, сначала я за крысу отвечу? – спросил Арбуз и повернулся к Бритве. – Слушай, Виктор Батькович, поставь-ка тут парочку крепких ребят, а то сейчас начнется поединок в первом полусреднем весе.

Бритва, которому было ужасно интересно наблюдать разборку, кивнул и, достав из кармана трубку, пробормотал в нее несколько фраз.

Тут же дверь ангара распахнулась, и вошли двое его боевиков.

Один из них встал за спиной порывавшегося вскочить Чукчи, другой поместился за спинкой дивана, на котором сидел с трудом сдерживавший бешенство Роман.

– Вы, это... – Бритва посмотрел на своих братков, – вы их придерживайте, если что. Но – с полным уважением.

Братки кивнули и по-деловому посмотрели на своих подопечных.

Арбуз сел на диван и, достав сигареты, повторил:

– Ты, Чукча, себя со мной не равняй. Авторитет он, понимаешь! Ты не авторитет, а крыса. И я за свои слова отвечаю.

Закурив, он взглянул на Чукчу и сказал:

– Во-первых, ты не лишнее подобрал, а просто украл с чужой, как ты сам выразился, грядки. То, что творил твой подопечный, называется просто воровством. А в данном случае – крысятничеством, потому что Роман Меньшиков не просто артист, а человек, работающий под крышей. А крыша эта – я. И ты украл мои деньги.

– Да ладно, украл не украл... Ты по делу говори, – ответил Чукча.

– А я, стало быть, не по делу говорю? – прищурился Арбуз. – Тебя вообще кто авторитетом признал? Беспредельщики тюменские, что ли? Ты эти базары оставь для тех, кого разводишь. А если ты думаешь, что можешь развести меня, так я тебя в этом быстро разуверю. Слушай внимательно, что я буду говорить. Во всем мире есть такое понятие – интеллектуальная собственность. И песни Романа Меньшикова являются этой самой интеллектуальной собственностью, которая принадлежит не только ему, но и другим людям. Серьезным, между прочим, людям.

– Между прочим, – вмешался в разговор Бритва, который уже понял, что ситуация складывается далеко не в пользу Чукчи, – я только вчера узнал, что на сцене двойник. Те люди из его бригады, которые обратились к местному обществу с просьбой поддержать порядок в случае чего, говорили, что выступать будет настоящий Роман Меньшиков. Так что ты, Чукча, косяка оттопырил. Извините, что вмешался в разговор.

Бритва взял со стола бутылку и налил себе водки.

– А это ничего, что вмешался, – сказал Арбуз, – получается, что ты свидетель, да и не только свидетель. Эти уроды и тебя обманули, так что имеешь полное право выставить претензию.

– Это кто тебе здесь урод? – угрожающе подался вперед Чукча.

– А здесь два урода, – хладнокровно ответил Арбуз, – что ты, что петух этот, который на сцене прыгал – оба хороши. Если не нравится, можем на кулачках побиться. Я тебе с удовольствием башку сверну.

– Что-о?

– Заткнись, – Арбуз презрительно взглянул на Чукчу, – ты для меня никто, понял? Я еще думал, что это за авторитет такой образовался, которому крысятничать не западло, а когда увидел твое рыло, то сразу все понял. Ты, гнида, такой же авторит, как я замполит. И теперь я знаю, как с тобой разговаривать.

– Ну и как ты будешь со мной разговаривать?

Чукча изо всех сил старался сохранить достоинство, но получалось так, что он стремительно падал в глазах всех присутствующих, в том числе и своего подопечного – Сергея Батурина, которого он год назад убедил заняться музыкальным воровством. И сейчас Сергей чувствовал, что неминуемая расплата, мысли о которой он привычно отгонял весь этот в общем-то удачный год, настала.

– Очень просто, – Арбуз аккуратно стряхнул пепел в тарелку, служившую пепельницей, – вообще-то лично я просто пристрелил бы тебя. Но... Но есть варианты поинтереснее.

– Ну-ну, интересно... – Чукча цыкнул зубом и сплюнул на пол.

Арбуз брезгливо посмотрел на него и сказал:

– А ты зря блатного из себя корчишь. Все равно свиньей как был, так и останешься.

Чукча дернул плечом, но промолчал.

– Значит, так, – Арбуз затушил сигарету и твердо посмотрел Чукче в глаза, – меня зовут Михаил Арбузов. Я – коронованный вор в законе. А ты – тварь поганая. До того, как я тебя увидел, я не знал этого. А теперь узнал, и ты будешь внимательно слушать то, что я тебе скажу. Бритва и его люди – свидетели, и ты потом не сможешь сказать, что ничего не слышал.

Чукча сжал зубы, а Сергей Батурин прикрыл глаза рукой, будто задумался о чем-то. Ему было страшно...

– Как мне стало известно, – медленно начал Арбуз, – этот козел под твоим чутким руководством удачно косил под Меньшикова почти целый год. Поэтому я посчитал кое-что и теперь объявляю тебе, что ты должен мне, подчеркиваю – мне, а не Роману Меньшикову, которого ты не уважаешь, девятьсот тысяч долларов. Вы за этот год хапнули больше, но я говорю – девятьсот тысяч долларов. Даю тебе десять дней, чтобы найти деньги. Это не такая уж большая сумма, если учитывать то, что ты успел у меня украсть.

– А блюдечка с голубой каемочкой тебе не надо? – ощерился Чукча.

– Нет, не надо, – спокойно ответил Арбуз, – и не думай, что сможешь выкрутиться. Конец твоей веревочке уже пришел.

Арбуз открыл бутылку пива и сказал:

– Но это еще не все. По причинам, объяснять которые тебе я не намерен, все твои люди останутся под замком до того момента, когда ты принесешь деньги. Они не будут заложниками, это мне ни к чему. Просто... Тебе не нужно знать почему. Далее...

Приложившись к бутылке, Арбуз закурил.

– Далее. Никто не должен знать, что Роман Меньшиков жив. Если ты откроешь рот и ляпнешь где-нибудь об этом, я убью тебя независимо о того, принесешь ты деньги или нет.

– Крутой, что ли? – Чукча попытался изобразить презрение.

– Да, – кивнул Арбуз, – крутой. И не стоит пытаться сохранить хорошую мину при плохой игре. Ты проиграл, и будь любезен заплатить проигрыш.

Арбуз встал и посмотрел на Бритву.

– Виктор, я надеюсь, мы с тобой хорошо понимаем друг друга?

– Да, конечно, – кивнул Бритва.

Он действительно понял, кто есть кто в этой ситуации, и никаких сомнений относительно того, чью сторону следует принять, у него не было.

– Тогда позаботься о том, чтобы вся его бригада, – Арбуз кивнул на двойника, – посидела под замком до тех пор, пока я не попрошу тебя освободить их.

– Смотри, ответишь! – Чукча угрожающе взглянул на Бритву.

Арбуз засмеялся, а Бритва встал со своего трона и, подойдя к Чукче, сказал:

– Да ты, видать, действительно отмороженный! Я ведь тоже вор в законе, чтоб ты знал. Я бы тебя сейчас с удовольствием порезал на ленточки, чтобы ты думал, прежде чем рот открывать, но...

Бритва посмотрел на Арбуза и вздохнул:

– Но уважаемый Арбуз хочет другого. Мы, понимаешь ли, люди уважаемые, и поэтому уважаем друг друга. А ты – кусок дерьма. Поэтому иди и делай то, что тебе сказали. И не забывай, что язык нужно держать на привязи. А то ведь это Арбуз обещал не трогать тебя, если ты ответишь деньгами за свои дела, а я – не обещал.

– Я, между прочим, тоже не обещал, – задумчиво сказал Арбуз.

– Правда? – удивился Бритва. – А я и не заметил.

Оба засмеялись, потом Бритва сказал:

– Ну, чего ты ждешь? Иди!

Чукча встал и пошел к выходу из ангара.

Уже в дверях он остановился и открыл было рот, но только махнул рукой и вышел.

Арбуз усмехнулся и сказал:

– Да-а-а... С головой у него совсем плохо.

– Ну, не то чтобы совсем, – возразил Бритва, – однако некоторые части мозга не работают вовсе.

– Точно, – Арбуз засмеялся, – а как насчет по рюмочке?

– Обязательно!

В это время Роман пересел на тот диван, в углу которого сжался оставшийся без поддержки двойник, и ласково спросил:

– А не расскажешь ли ты мне, дружочек, как ты подслушивал под дверью, когда Лиза разговаривала со мной?

Глава 2

СМЕРТЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ

Мысли лениво текли в голове у Романа, как неспешные волжские воды, тихим плеском обозначавшие свое присутствие метрах в пятидесяти ниже по берегу. Последние лучи заходящего солнца золотили верхушки лип и тополей, окаймлявших набережную, и гасли в окнах массивных сталинских домов, покрывая причудливыми тенями их фасады с бесчисленными колоннами, арками на манер древнеримских и прочими архитектурными излишествами.

Одной рукой Роман похлопывал по теплому гранитному парапету, прокаленному дневной сорокаградусной жарой, другой обнимал прижавшуюся к нему Лизу. Редкие гудки далеких пароходов, доносимые прохладным ветром откуда-то с верховьев Волги, только подчеркивали звенящую вечернюю тишину.

Одним словом, было хорошо.

После всех треволнений прошедших дней и вчерашней разборки у Бритвы Роман решил передохнуть денек-другой и задержаться ненадолго в Волгограде – конечно же, вместе с Лизой. В които веки представилась возможность беззаботно насладиться жарким волжским летом и хоть на время забыть обо всех этих Чукчах, Корявых, «Воле народа» и о прочей нечисти...

Когда Роман посвятил Арбуза в свои планы, Арбуз хмыкнул и недовольно покачал головой, однако потом подумал и согласился, что так оно, может быть, даже и к лучшему. В конце концов, Роману сейчас полезно побыть где-нибудь подальше от Питера и от уверенной в его гибели «Воли народа». В случае какой-нибудь пиковой ситуации в Волгограде Романа с Лизой может прикрыть тот же Бритва, однозначно вставший на их сторону – ну а он, Арбуз, пока разведает на месте, как там дела и куда ветер дует.

– Ладно, гуляй, – разрешил наконец Арбуз Роману, – только грим не вздумай снимать. Я отзвонюсь, как и что.

На том и порешили.

Тем же вечером Роман с Лизой проводили Арбуза и его людей на питерский самолет, потом вернулись в гостиницу и всю ночь блаженствовали в президентском номере Лизы. Угомонившись только под утро, они проспали до полудня, пообедали в гостиничном ресторане и отправились выполнять следующий пункт намеченной программы – бездумно бродить по Волгограду и наслаждаться окрестными красотами.

Волгоград оказался городом весьма занимательным – километров восемьдесят в длину и всего лишь десять-пятнадцать в ширину. Беглый просмотр купленного в ближайшем газетном киоске плана показал, что незримая тень блаженной памяти Иосифа Виссарионовича плотно витает над ним до сих пор, несмотря на все старания послеперестроечных властей. Даже названия районов и улиц были, как на подбор – районы Дзержинский, Ворошиловский, Тракторозаводской, площадь Павших героев, проспект Ленина, улица Советская – хоть сейчас опять Волгоград в Сталинград переименовывай.

Роман с Лизой отправились на проспект Ленина и тут же оказались как будто бы на каком-то бесконечном Московском проспекте, только с бульваром посередине. Быстро утомившись от буйства сталинского ампира, они поймали такси и попросили пожилого водителя отвезти их на Волгу. Водитель был такой просьбой немало удивлен.

– Дык вон же она, везде! – сказал он недоуменно и описал рукой дугу градусов на сто восемьдесят. – Вы, ребята, видно, приезжие, так давайте я вас лучше на рыбный рынок отвезу, он как раз на берегу и есть. Там и пристань рядом, на острова поедете, нечего в такую жару по городу шляться.

На рыбном рынке и впрямь оказалось гораздо интереснее, чем на проспекте Ленина. Фронтон помпезного здания рынка, отдаленно напоминающего знаменитый храм Артемиды в Эфесе, украшал транспарант с огромными буквами: «Будьте, граждане, культурны, не бросайте мимо урны!»

– Уже хорошо! – засмеялся Роман, выбираясь из машины и подавая руку Лизе. – Вот здесь, я вижу, точно не соскучишься. Что еще посоветуете, дядя?

– Берите воблу астраханскую, балык, – напутствовал их водитель, – белорыбицу не берите, растает по такой жаре. Ну и дуйте на острова, а о пиве не беспокойтесь, там его навалом. Счастливо!

День пролетел незаметно. Пляж размером с футбольное поле, покрытый белым горячим песком, теплая ленивая волжская вода, потрясающий вид вверх по реке, небеса, впитавшие голубизну вод, – напрочь отбили чувство времени. Одно портило настроение Роману – проклятый грим и молдавско-румынские усы подковой мало того, что выглядели предельно по-дурацки, так еще и лишали его возможности искупаться как следует. Приходилось утешаться беготней с Лизой по мелководью да наблюдением из-под тента с пивной стойкой и неожиданно вкусным жигулевским пивом местного разлива за заплывами Лизы чуть ли не до противоположного берега.

Хорошо, что бармен за стойкой вовремя напомнил о том, что через десять минут отходит последний катер, а то бы они так и остались на острове на всю ночь. Катер доставил Романа с Лизой прямо к подножию гигантской гранитной лестницы, спускающейся к Волге от Аллеи Героев, и они еще успели полюбоваться на знаменитый волжский закат.

– Боже мой, как хорошо, – прошептала Лиза, прижавшись щекой к плечу Романа, – в жизни не видела такой красоты... Давай погуляем еще немного?

– Так, девушка, значит, об уединении со мной больше не мечтаем? – вскинул брови Роман и тут взгляд его упал на табличку с названием набережной. – Ого! Вопрос снят! Ну как же джентльмену с дамой не прогуляться по набережной имени Шестьдесят второй армии? Шестьдесят первая не простит!

Лиза ткнула его в бок локтем, они взялись за руки и медленно пошли по гранитным плитам вдоль берега Волги.

– Неужели тебе не хорошо? – спросила Лиза, поглаживая руку Романа. – Скажи что-нибудь...

– Мне хорошо уже потому, что я весь день не видел зеркала и свою мерзкую рожу в нем. Соответственно, плохо, потому что ты эту рожу вынуждена видеть.

– Ну что ты, Ромка, – улыбнулась Лиза, – я же знаю, что это ты со мной, и никакая рожа меня не пугает!

– Зато меня пугает, – буркнул Роман, – и раздражает этими усиками и гопницкой челкой, и вообще я себя чувствую полным идиотом.

– Господи, ну ты и глупый какой! Ну кто тут тебя видит, кроме меня? А я тебя всякого люблю, хоть с усами, хоть с челкой, хоть и вообще лысого.

Роман оглянулся. На набережной, бесконечной, как и все параллельные Волге волгоградские улицы, действительно не было ни души.

Повернувшись к Лизе, Роман крепко обнял ее.

– Ну и ну, – зашептал он Лизе прямо в ухо, зарывшись в ее волосы – значит, вам, девушка, все равно с кем, хоть с усатым, хоть с волосатым...

– Как сказать, уважаемый джентльмен, я вообще-то, как вам уже было сказано, девушка труднодоступная!

Лиза засмеялась, шлепнула Романа по щеке и, легонько оттолкнув его, быстро пошла вперед, однако почти сразу остановилась.

– Ромка, смотри, здесь скамейка! Давай, посидим немного, посмотрим еще на Волгу?

– Много мы увидим в такой темени! – хмыкнул Роман.

В стремительно сгущающихся сумерках и впрямь было трудно хоть что-то разглядеть – и уж тем более в той части набережной, куда забрели Роман с Лизой. Раскидистые деревья с мощными кронами вплотную подобрались к гранитным плитам, в непроглядной тени одного из них как раз и угадывалась скамейка, на которую указывала Лиза.

– Садись, садись, Ромео Кишиневский!

Роман подошел, сел рядом с Лизой и взял ее за руку. Он хотел сказать что-нибудь смешное, но не смог – в горле откуда-то появился мягкий теплый комок.

– Лиза, я...

– Что, милуетесь, голубки? – заскрипел вдруг сзади хриплый прокуренный голос.

Роман резко обернулся и инстинктивно отпрянул.

Прямо в лицо ему сипло дышал перегаром какой-то урод, появившийся из-за спинки скамейки, как черт из коробочки. В руке у урода в лунном свете тускло отсвечивал нож с узким длинным лезвием.

– Чукча! – невольно воскликнул Роман.

– Ага, узнал, – удовлетворенно констатировал Чукча и вдруг с обезьяньей ловкостью притиснул лезвие ножа к горлу Романа, одновременно схватив его другой рукой за волосы.

– Недолго миловаться осталось, недолго, – забормотал Чукча, откидывая голову Романа назад и заглядывая ему в лицо, – сейчас ты запоешь у меня, сука!

Чукча был зол до остервенения.

Вообще-то он обозлился на весь белый свет еще в раннем детстве, в родной беспросветной Тюмени. Дворовые пацанята не хотели водиться с вороватым сопливым заморышем, как ни старался он показаться в их глазах бывалым и своим в доску. Он стал курить чуть ли не с первого класса, уже в тринадцать лет впервые напился, в одиночку вылакав украденную у соседа бутылку вина прямо в песочнице, на глазах у всей дворовой шпаны – ничего не помогало. Не помог даже демонстративный взлом продуктового ларька на соседней улице, в результате которого он попал в специнтернат. Ребята постарше вроде бы и приняли его после этого в свой круг, даже погонялом наделили, чтобы все было, как у больших, прозвали Чукчей за вечно прищуренные припухшие глазки, однако до себя так и не подняли. Использовали в основном на побегушках – за бормотухой сгонять, постоять на стреме в то время, как они обчищали карманы у очередного подгулявшего забулдыги. И вместо ожидаемой благодарности не скупились при этом на тумаки, пендели и прочие знаки безоговорочного презрения.

Возвращаясь под утро домой в комнату в дощатом и продуваемом всеми ветрами бараке, которую он занимал вместе с беспробудно пьющей матерью, Чукча валился не раздеваясь на продавленную раскладушку и наливался тяжелой злостью.

К семнадцати годам он уже был зол настолько, что среди бела дня на глазах у прохожих проломил кирпичом голову случайному мужчине, который показался ему чересчур жизнерадостным. С тех пор и начались скитания Чукчи по разнообразным местам лишения свободы, в которые он попадал в основном за проступки, удивляющие своей жестокостью и немотивированностью.

Постепенно Чукча приобрел репутацию безбашенного беспредельщика, однако авторитета не было и в помине. Даже в родной Тюмени Чукчу хоть и побаивались, но не уважали.

И вот теперь, когда, казалось бы, забрезжил свет в окошке, когда он раскрутил наконец собственное дело, которое должно было принести ему не только хорошие бабки, но и долгожданный авторитет, – опять облом!

После сходняка у Бритвы Чукча бросился было собирать отступное, сунулся к волгоградским авторитетам, понадеявшись на свою какую-никакую, а все-таки славу. Где-то в глубине насквозь озлобленной души он, несмотря ни на что, считал себя авторитетом всероссийского масштаба. Однако вовремя пущенная Бритвой и Арбузом информация сделала свое дело – бизнес с двойником повсеместно был признан крысятническим, и волгоградские авторитеты Чукчу послали. Далеко и надолго.

С отчаяния Чукча принялся названивать в родную Тюмень, однако уже после третьего звонка понял, что и там облом.

Впереди – могила.

Жизнь лопнула как мыльный пузырь.

Тут-то и накрыла Чукчу такая злоба, которую даже он никогда в своей жизни не испытывал.

Лабух, поганый лабух, все из-за него!

Разорвать, вынуть печень, изрезать на куски!

Всю ночь ошалевший от злости Чукча караулил Романа с Лизой у гостиницы, спрятавшись в круглосуточном ларьке, который притулился прямо у гостиничного крыльца. Насмерть перепуганный продавец сидел все это время под прилавком, не смея пошевелиться под дулом подрагивающего в руке Чукчи «ТТ». Сам же Чукча при этом до рези в глазах пялился на входную дверь гостиницы и непрерывно пил водку, наугад снимая бутылки с прилавков и отвлекаясь только на то, чтобы молча отпустить пиво случайным ночным покупателям.

Где-то под утро, уже на втором литре, Чукчу отпустило, он кое-как пришел в себя и начал более-менее соображать. Подумав немного, он ударом рукоятки пистолета по затылку вырубил продавца, выскользнул из ларька и схватился за мобильник.

Чего ж самому-то, в самом деле, напрягаться по мелочи? Нет, для себя мы оставим самое сладкое, и не на пулю пойдет этот лабух поганый, а на ножик вострый, чтобы лучше почувствовал.

Уже через полчаса знакомый наркот, вызванный Чукчей по телефону, доставил все нужные сведения. Болтливая дежурная администраторша за какие-нибудь полсотни баксов охотно сообщила полезную информацию – сладкая парочка отчаливать сегодня не собирается и забронировала за собой номер еще на одну ночь.

Пока подогретый фальшивой сотней долларов наркот с энтузиазмом следил за перемещениями поганого лабуха и его биксы, Чукча позволил себе немного расслабиться. Он сгонял на частнике в цыганскую слободку на окраине Тракторозаводского района и хорошенько подогрелся героином. Так что к тому времени, когда наркот сообщил ему по мобильнику об отбытии сладкой парочки с острова, Чукча был уже вполне готов.

И вот наступил его звездный час.

– Ну что, будешь петь, гнида? – шипел Чукча, с наслаждением деря Романа за волосы и вдавливая нож ему в горло. – Чего же не поешь, козел, петух сраный?

Внезапно Чукча вскрикнул и ослабил хватку. Воспользовавшись этим, Роман кувырком слетел со скамейки и тут же вскочил на ноги.

– Кусаться, сучка?! – заорал Чукча, наотмашь хлестнув Лизу по лицу.

Лиза отшатнулась, Роман бросился на Чукчу, однако Чукча успел первым. Перепрыгнув через спинку скамейки, он рывком поставил Лизу на ноги и спрятался за ней, выставив нож вперед прямо Роману в глаза.

– А что, так даже и лучше, – хохотнул Чукча и вдруг прижал острие ножа к шее девушки, – хорошо, конечно, тебя порезать, а ее – так еще и интереснее! Тебе же больнее будет, ты же у меня на говно изойдешь, корчиться будешь, как червяк, сапоги мне лизать... Мне все одно могила, а я один в могилу не пойду!

Роман остолбенел, сердце пулеметом забилось у него в груди, голову наполнил оглушительный звон.

Этот урод явно не в себе, ведь зарежет, как пить дать, зарежет, и не крякнет...

Что делать?

Между тем Чукча, не отпуская Лизу, отступил на пару шагов и громко чмокнул ее прямо в нежно и беззащитно белеющую в темноте шею.

– Эх, хороша шейка! – прогнусавил он с издевкой. – Вот по такой-то лебединой шейке да ножичком! Ты что же думал, тебе всю жизнь будет фарт с такими вот бабами перины мять да сладкими песенками народ дурить? А честным людям, значит, хрен под нос? Стоять!

Заметив, что Роман подался было вперед, Чукча надавил ножом на Лизину шею. Лиза тонко вскрикнула, из-под острия ножа под воротник ее рубашки скатилась капля крови.

– А вот и кровушка, – удовлетворенно сказал Чукча, – а ну-ка попробуем, как там она...

Пальцем свободной от ножа руки Чукча стер кровь с Лизиной шеи, старательно облизал палец и зажмурился.

– Да ничего такого и особенного, могла бы быть и послаще, у такой-то мягкой крали. Что, лабух, не хочешь попробовать? Сравнялись мы с тобой, оба ляльку пользуем, ты трахал, а я, вишь, кровь пью!

Чукча довольно засмеялся. Роман с трудом сдерживался, чтобы не наброситься на него – понимал, что это бесполезно, Лизу так не спасешь.

Но что же делать, ведь должен же быть какой-то выход, не может быть, не должно быть, чтобы она вот так и погибла...

– Ты вот что, – помрачнел Чукча, – что-то ты больно спокойный, кореш. Вижу, что не хватает в тебе понимания глубины твоей вины и трагизма твоего положения. Ну да ничего, это дело мы сейчас быстро поправим, чтобы тебя до самых печенок проняло.

Хлесткий удар по пояснице согнул Лизу, она со стоном опустилась на колени. Чукча перехватил нож и упер лезвие ей под подбородок.

– Смотри, падла, – сказал Чукча, уставившись на Романа тяжелым взглядом, – вот так, как овечку, ме-ме...

Похолодевший Роман затаил дыхание и напрягся, как пружина.

– Ты зенки не таращь, ты меня слушай, – деревянным голосом продолжил Чукча, – ты что же, падла, думал, что тебе все это с рук сойдет? Я это дело выдумал, я душу в него вложил, я руководил им со шконки, я отсидел шестеру от звонка до звонка и только два месяца назад откинулся, чтобы на дело это сесть. А теперь ты, лабух поганый, мне жизнь кончить хочешь?

Чукча вдруг отрывисто захохотал:

– Сейчас я твоей лярве кровь пущу. А ты смотреть будешь и песни мне при этом петь будешь, и не пикнешь. Хорошо споешь – я твою лярву не больно зарежу, быстро. Плохо, без желания – буду пилить ейное нежное горлышко, как сырой пень тупой ножовкой, чтобы помучилась как следует, да и ты вместе с ней. Ну, пой, падла, я слушать желаю!

И тут Романа осенило.

Чукча только что сказал, что он вернулся с зоны всего два месяца назад. А это значит... Это значит, что он наверняка прошел обработку фильмами с двадцать пятым кадром, которыми «Воля народа» начала зомбировать зеков еще с прошлой зимы!

Значит, он запрограммирован на самоубийство, и программа эта запускается его, Романа, песней, той самой, которую он исключил из всех концертных программ и дал себе слово забыть навсегда – «Воля тебя не забудет».

Роман пристально посмотрел Чукче прямо в глаза и негромко запел, старательно выговаривая слова.

– Воля тебя не забудет, воля тебя сбережет, – раздался над притихшим ночным берегом Волги кодовый припев, сочиненный специалистами из отдела психологических разработок.

Не веря своим ушам, Лиза беззвучно заплакала и открыла рот в немом крике – она подумала, что Роман сошел с ума. И тут свершилось чудо.

Чукча вдруг резко выпрямился, отпустил Лизу, которая без сил повалилась на землю, и отвел руку с ножом далеко в сторону. Лиза, всхлипывая, отползла в сторону и уткнулась лицом в траву.

А Роман все повторял и повторял две главные строчки припева, не отводя пронзительного взгляда от Чукчи.

Лицо Чукчи сделалось похожим на бесстрастный лик какого-то монгольского божка, остекленевшие глаза тупо смотрели в пустоту из-под полуприкрытых век. Подчиняясь ритму пения Романа, Чукча медленно поднял нож на уровень груди, взялся за рукоятку обеими руками и развернул его лезвием к собственному горлу.

– Сделай это сейчас, сделай это сейчас! – с силой произнес Роман, вкладывая в эти слова всю свою энергию.

Вдруг Чукча широко раскрыл глаза.

– Давай! – выдохнул Роман, почти теряя сознание от напряжения.

Чукча взвизгнул и обеими руками всадил нож себе в горло. Кровь пульсирующим ручьем полилась ему на грудь, он захрипел и повалился ничком прямо под ноги Роману.

Тишина внезапно навалилась на уши, не было слышно даже плеска волжских волн. Тошнотворная слабость охватила Романа, руки его дрожали, в голове было абсолютно пусто.

Что с Лизой? – мелькнула в помутневшем сознании одинокая мысль.

Тяжело ступая на ватных негнущихся ногах, Роман обошел растекающуюся из-под Чукчи лужу крови, опустился на колени рядом с Лизой и тронул ее за плечо.

– Лиза!

Лиза не отвечала. Лицо ее было иссиня-бледным, глаза закрыты, казалось, что она не дышит.

Осторожно перевернув Лизу на спину, Роман похлопал ее по щекам. Лиза коротко вздохнула, и ресницы ее затрепетали.

Слава богу, это всего лишь обморок.

Роман поднял Лизу на руки и побрел, спотыкаясь, в сторону Аллеи Героев. Гранитная лестница казалась бесконечной, и когда впереди наконец-то показалась ярко освещенная оранжево-желтыми фонарями улица Маршала Чуйкова, Роман уже основательно выбился из сил.

Усадив Лизу на первую попавшуюся скамейку, Роман бросился ловить машину, однако редкие таксисты и частники проносились мимо него, даже не притормаживая, стоило им только заметить бессильно откинувшуюся на скамейке Лизу.

Плюнув, Роман огляделся и с радостью обнаружил, что, несмотря на поздний час, кое-какая жизнь на абсолютно пустынной на первый взгляд улице Маршала Чуйкова все-таки теплится.

На фасаде второго от скамейки дома по противоположной стороне улицы ярко горела переливающаяся всеми цветами радуги надпись «Продукты, 24 часа». Дверь в «Продукты» была открыта настежь, напротив двери прямо на тротуаре стояла насквозь проржавевшая «копейка» неопределенного цвета с открытым багажником. Разгрузкой багажника занимался какой-то мужчина, расторопно перетаскивающий в магазин картонные коробки с позвякивающим содержимым.

Мужчина оказался средних лет лицом кавказской национальности. Выслушав Романа, он равнодушно пожал плечами.

– Гостиница «Мамай», говоришь? Почему нет?

– Слышь, друг, – попросил Роман, – и достань нам какого-нибудь коньяку поприличнее из своих коробочек.

– Почему нет? – повторил кавказец и закопошился в багажнике.

– Вот, бери, дагестанский, настоящий, у меня весь хороший... – он протянул Роману бутылку, не удержался и покосился на Лизу, – а безобразничать не будешь?

– Не буду, не буду, – усмехнулся Роман, – я на сегодня уже отбезобразничал.

– Ну тогда поехали! – кавказец решительно захлопнул багажник. – Этот товар-шманар потом разгружу, не убежит. Сто баксов, и ты дома, дорогой!

Гостиница была километрах в двух, максимум в трех, однако Роман махнул рукой и согласился. Вдвоем они усадили Лизу на заднее сиденье, Роман примостился рядом. Когда «копейка», взвыв натруженным мотором, рванула с места, Лиза пришла в себя и открыла глаза.

– Что это было, Рома? Какой ужас...

– Не волнуйся, все обошлось.

– А где этот тип, он такой страшный, все как во сне...

– Он ушел, забудь. Давай-ка лучше выпьем.

Роман открыл коньяк, протянул бутылку Лизе. Сделав маленький глоток, Лиза поперхнулась, закашлялась, потом облегченно вздохнула и уткнулась лицом в грудь Роману.

В зеркале заднего вида мелькнули глаза кавказца, Роман встретился с ним взглядом. Кавказец усмехнулся и замурлыкал под нос какую-то восточную мелодию.

Глава 3

КАК СТАТЬ ТРУПОМ

– ... Вот такие дела, – Роман закончил рассказ о волгоградских приключениях и потянулся за рюмкой.

Роман, Лиза, Боровик и Арбуз сидели в кабинете Арбуза за огромным стеклянным столом, в центре которого в окружении разнообразных маринадов и соленостей располагалась запотевшая двухлитровка «Смирновки», установленная на штативе из бронзовой проволоки на манер колодезного журавля. В углу кабинета глухо бормотал телевизор с плазменным экраном в полстены.

Арбуз ухватился за горлышко, наклонил бутылку и поочередно наполнил рюмки.

– Ну что, выпьем за ваше чудесное избавление! – торжественно провозгласил он.

И добавил после того, как все выпили, задумчиво похрустывая пупырчатым нежинским огурчиком:

– А ты ведь, друг детства, теперь у нас вроде как маг и волшебник, Гэндальф, едрен-батон...

– Тихо, тихо! – прервал его Боровик и схватился за пульт телевизора. – Опять про Ромку!

На экране появился мрачный диктор на фоне заставки «Криминальная хроника», Боровик прибавил звук.

– ... дополнительная информация о недавней трагической гибели известного певца Романа Меньшикова, – донеслось из телевизора. – Милиция продолжает расследование. Напомню, что популярный исполнитель так называемого русского шансона погиб в результате взрыва бензоколонки прямо в центре города, на углу Каменноостровского проспекта и Кронверкской набережной. Отрабатывая различные версии, в том числе и версию теракта, милиция пришла к однозначному выводу – взрыв произошел в результате неосторожного обращения с огнем самого Романа Меньшикова. Таким образом, дело в ближайшее время будет прекращено...

Боровик щелкнул кнопкой на пульте, и экран погас.

– Ну что, покойник, – подмигнул Арбуз, пододвигая к Роману «Смирнова», – вечная тебе память! Наливай, выпьем за помин души твоей грешной.

Разлив водку по рюмкам, Роман откинулся на спинку кресла и закурил.

– А что, может, это и к лучшему. По всему выходит, что некоторое время мне нужно побыть инкогнито.

– «Воля народа» не дремлет! – поддакнул Боровик.

– Еще как не дремлет, – Роман повернулся к Арбузу, – Миша, дай мне твою машину!

– Свою не дам!

– А я тебе хрен когда-нибудь налью!

Арбуз поднял руки вверх:

– Против лома нет приема! Приятно, когда человек обладает непреодолимой силой убеждения.

Нагнувшись, Арбуз пошарил в сейфе, вмонтированном в тумбочку стола, достал оттуда пластиковую карточку со связкой ключей и перекинул их Роману через стол.

– Свою машину не дам, возьми вот эту.

– Небось рухлядь какая-нибудь? – подозрительно спросил Роман, разглядывая ключи и документы.

– Да уж не «Ламборджини», тебе сейчас светиться ни к чему. Не боись, старый добрый «БМВ».

– А еще... – Роман взял свою рюмку и задумался.

– Что – еще? – поинтересовался Арбуз.

– Мне бы пистолет...

– Что? – удивился Арбуз.

– Пистолет, вот что, – раздраженно сказал Роман и залпом выпил водку, – это такая штука, которая стреляет пулями. Понимаешь, сейчас у нас настало опасное время, и вы-то вооружены, а я голый, как в бане.

– Понимаю, – ответил Арбуз, – понимаю и поддерживаю.

Он вопросительно посмотрел на Боровика, и тот, немного подумав, кивнул.

– Значица, слушай, – сказал Арбуз, – сам я тебе оружия не дам, чтобы потом в случае чего не пришлось врать. А ты сегодня приезжай в пять часов на рынок «Юнона», встань около рекламы «GSM» и стой. Будь одет так же, как сейчас. К тебе подойдут.

– Понятно. А как...

– Не надо задавать лишних вопросов, – мягко прервал его Арбуз.

– Понятно.

Роман посмотрел на часы.

– Так ведь уже половина четвертого, – сказал он озабоченно, – надо потихоньку собираться.

– Вот и давай, – усмехнулся Арбуз, – а мы тут без тебя водочки выпьем.

– Алкоголики, – фыркнул Роман и поднялся с кресла.

* * *

Ровно в пять часов Роман, загримированный и замаскированный большими черными очками, стоял под огромным рекламным щитом, призывающим познать счастье в жизни всего лишь за восемь центов в минуту, и глазел по сторонам. Вокруг сновали покупатели, продавцы, спекулянты, карманники и просто темные личности.

Жизнь била ключом.

К нему подошел какой-то ханыга в потертой камуфляжной форме и спросил:

– Что-нибудь ищем?

– Нет, – ответил Роман и повернулся к нему спиной.

– Роман, – сказал ханыга.

Роман обернулся и посмотрел на ханыгу повнимательнее. Оказалось, что он не очень-то ханыга. У него был трезвый и твердый взгляд.

– Какой ствол тебе нужен? – спокойно глядя на Романа, продолжил этот странный человек.

Роман слегка растерялся, затем достал сигареты, закурил и ответил:

– Да я и сам не знаю. Не очень-то разбираюсь в этом. Но желательно импортный и дорогой. Я имею в виду – уважаемой фирмы. И с глушителем.

Затянувшись, он добавил:

– И патронов штук двести.

Человек усмехнулся и спросил:

– Куда тебе столько?

– Надо же пострелять в лесу, привыкнуть...

Человек кивнул и задал следующий вопрос:

– Деньги при себе?

– Конечно, – ответил Роман.

– Покажи.

Роман вынул из кармана внушительную пачку стодолларовых купюр.

– Пошли, – сказал человек и направился к выходу с рынка.

Роман молча догнал его, и они пошли рядом.

– Где твоя машина? – спросил человек, и Роман указал на серую «пятерку», стоявшую среди других машин.

Арбуз настоял, чтобы Роман не светился на рынке на своей машине, и ему пришлось, проклиная все на свете, трястись через весь город на «Жигулях». Единственным утешением было то, что у этих «Жигулей» оказался форсированный двигатель. Пока Роман ехал по городу в сторону Юго-Запада, он не мог удержаться и нанес смертельное оскорбление нескольким водителям дорогих и мощных машин. На Московском он ушел от огромного джипа, как от «уазика». Тот нагнал его у Технологического института на красном свете, встал рядом и долго пялился на такую невидаль. На желтом он газанул, попытавшись взять реванш, но Роман улетел вперед, как косточка от сливы, выпущенная из сжатых пальцев.

– Садись в машину и жди минут пять.

После этих слов фальшивый ханыга резко развернулся и пошел обратно.

Роман подошел к машине, сел в нее, открыл окна и выдернул кнопку правой двери, чтобы тот, кто придет, мог сразу сесть к нему.

Прошло десять минут.

Правая дверь открылась, и в машину сел совсем молодой парень в бейсбольной кепке, с плейером и вообще всем своим обликом походивший на студента первых курсов. На плече он имел спортивную сумку.

– Поехали, – сказал он, захлопнув дверь.

– Тебе что здесь нужно? – поинтересовался Роман. – Не ошибся случайно машиной, юноша?

– Поехали, поехали, – повторил студент и многозначительно похлопал по сумке рукой.

– А, понятно. Прошу прощения, – слегка смутился Роман и запустил двигатель, – куда ехать-то?

– Пока прямо.

– Понял, – ответил Роман и поехал прямо.

Потом последовали повороты налево, направо, туда, за этот гараж, за тот бульдозер, и наконец машина выехала на обширную свалку, где, по всей видимости, было самое подходящее место для совершения такой сделки.

По команде студента Роман остановил машину и заглушил двигатель. Студент открыл сумку и достал из нее небольшой черный кейс из твердого пластика под натуральную кожу. Кейс выглядел шикарно. Но, когда студент открыл его, Роман понял, что кейс по сравнению с его содержимым – ерунда.

Внутри лежало настоящее оружие. Не убогий «Макаров» и не грубый, как дворницкий лом, «ТТ», а грозный и изящный пистолет, созданный и изготовленный не мозгами коммунистов и руками алкоголиков, а уважающими свои головы и свой труд оружейниками Запада.

Студент вынул его из выдавленного по силуэту гнезда, затем присоединил глушитель, для которого в кейсе тоже было особое место, и, ловко вбив в рукоятку обойму, посмотрел на Романа. Тот молчал.

– «Беретта», шестнадцать зарядов, режим автоматической стрельбы, – объявил студент. – Пойдемте постреляем.

Они вышли из машины, и студент вдруг сказал:

– А вы не боитесь, что я вас сейчас завалю и уйду с вашими денежками?

– Нет, не боюсь, – спокойно ответил Роман и улыбнулся.

– Правильно, – улыбнулся в ответ студент, – теперь слушайте внимательно. Я буду вас инструктировать.

И он, разрядив пистолет и передернув затвор, начал рассказывать Роману, как он устроен и как им пользоваться. Лекция продолжалась минут десять. После этого студент вручил пистолет Роману и попросил его показать, как тот понял урок. Роман, хотя и не так ловко, как его молодой инструктор, но все же смог сделать все, что нужно.

– Годится, – похвалил его студент, – а если что будет непонятно, там еще есть инструкция для чайников. Правда, она на немецком, но зато с картинками. Теперь смотрите.

И он, опять зарядив «Беретту», передернул затвор и, направив пистолет в сторону, нажал на спуск. Раздался тихий хлопок. Звон разлетевшейся бутылки, валявшейся в десятке метров, был гораздо громче.

– Ну, теперь сами, – сказал студент и, ловко крутанув пистолет так, что он оказался рукояткой вперед, протянул его Роману.

Роман взял «Беретту», прицелился в старый ботинок, лежавший метрах в пяти и выстрелил. Он почувствовал мощный, но сдержанный толчок в руку, а ботинок, кувыркаясь, отлетел в сторону.

– Хорошо, – одобрил студент, – теперь можно перейти к финансовому вопросу.

Роман, держа пистолет в опущенной руке, прищурился и, глядя на студента, спросил:

– А вы не боитесь, что я завалю вас и уйду с вашей пушкой?

– Нет, не боюсь, – ответил студент, и оба засмеялись.

Студент получил две тысячи долларов, а Роман – красивый кейс с «Береттой» внутри, удобную подмышечную кобуру и триста патронов. Он решил пострелять побольше, чтобы привыкнуть к оружию.

Напоследок Роман спросил:

– Вы, наверное, в курсе дела... Как быть, если менты случайно обнаружат у меня пистолет?

Студент был в курсе дела, потому что тут же ответил:

– От трехсот до пятисот баксов. И – гуляй. Если упрутся – штука. Но это уже выше крыши. Еще и руки жать будут.

Роман завернул покупки в пластиковый мешок, сунул их в багажник, и участники незаконного оборота оружия уселись в машину.

– Вас куда? – спросил Роман, заводя машину.

– На то же место, – ответил студент и всунул в уши пилюли, соединенные тонкими проводками с плейером.

Когда они подъехали ко входу в рынок и Роман остановил машину, студент тут же без единого слова вышел и исчез в толпе.

«О как!» – подумал Роман и поехал за город пострелять.

Ему не терпелось самостоятельно испытать новую игрушку, которая, не дай бог, конечно, но сможет спасти его при случае. Но, покупая пистолет, Роман еще не знал, что оружие тоже хочет жить, то есть – стрелять. И вовсе не по бутылкам и старым башмакам...

* * *

Теперь вооруженный, Роман покинул рынок на неприглядной, но очень быстрой машине. Он решил поехать в сторону Петергофа и там потренироваться в стрельбе. Сидящий за рулем отвратительно выкрашенной серой «пятерки», он в своем дурацком гриме и больших немодных черных очках выглядел как классический лох, выехавший покататься, а то и подхалтурить ясным летним вечерком.

«Мерседес-190», в народе – «недоносок», пристроившийся за ним, Роман заметил, еще отъезжая от рынка. Слегка газанув, он оторвался, но на следующем светофоре «недоносок» встал рядом, и Роман увидел сидящих в нем четверых начинающих уголовников. Вполне самоуверенных и явно ищущих объект для развлечений, а то и для чегонибудь похуже.

Первой в голову Романа пришла мысль о том, что его вычислили какие-нибудь враги, в которых у него теперь недостатка не было, и сейчас начнутся репрессивные меры. Но она быстро исчезла, потому что сидевшие в машине, судя по мимике и издевательским жестам, просто обсуждали очкастого лоха. Когда загорелся желтый, «недоносок» рванулся вперед, сразу же перестроился в тот же ряд, что и «пятерка» Романа, и, когда она тронулась, резко остановился.

Роман вовремя нажал на тормоз и остановился в двух метрах от бампера «недоноска». Тут же выкрутив руль вправо, он нажал на газ и, быстро объехав стоявший «Мерседес», продолжил свой путь.

Он мог с легкостью уехать от проявивших к нему нездоровый интерес дорожных хулиганов, но вдруг почувствовал совершенно новое ощущение. Ему захотелось поиграть с ними. «Беретта» под мышкой вселяла в него незнакомое доселе чувство силы и превосходства. Он точно знал, что, если понадобится, то заставит этих бритых уродов навалить в штаны. Он просто продырявит им стекло, и этого будет достаточно. Они подумают, что нарвались на законспирированного крутого, и будут счастливы, когда он скомандует им отвалить. Кроме того, можно произнести несколько слов, которые заставят их вспомнить о существовании такой организации, как, например, ФСБ. И это даже будет лучше, потому что тогда они не будут и думать о том, чтобы искать обидчика.

«Мерседес» тем временем завизжал покрышками и, сорвавшись с места, бросился в погоню. Тут же догнав «пятерку», водитель «Мерса» объехал ее слева и, резко повернув руль, направил свою машину прямо в дверь, за которой сидел Роман.

Роман не обратил на это никакого внимания, и раздухарившийся баклан, рассчитывавший на то, что испуганный Роман тоже рванет вправо, был вынужден ударить в тормоз и резко отвернуть влево, чтобы избежать столкновения.

Позорно закончившийся маневр разозлил претендента на высокое звание настоящего бандита, и он опять нажал на газ. «Мерседес» снова завизжал резиной и, виляя, стал догонять «пятерку».

Тут Роман слегка придавил педаль газа и в несколько секунд оторвался от преследователя метров на пятьдесят. После этого он снизил скорость до семидесяти и снова поехал чинно, но при этом внимательно глядя в зеркало.

Он решил сам раздразнить этих подонков и довести их до белого каления. Когда «Мерседес» снова попытался его обогнать, Роман нажал на тормоз, подставив ему свой позорно выкрашенный зад.

Такой наглости бандюки не ожидали, и «Мерседес», сильно клюнув носом и проехав несколько метров юзом, остановился. Роман спокойно поехал дальше. Игра захватила его. Глядя в зеркало, он видел, что «недоносок» стоит, не трогаясь с места. Отъехав метров на двести, он тоже остановился и стал ждать. Когда «недоносок» наконец тронулся и стал быстро набирать скорость, Роман тоже стартовал, удерживая дистанцию.

Так они долетели до поворота на Петергофское шоссе.

Свернув направо, Роман прибавил ходу и стал, не снижая скорости, подставлять бампер пытавшемуся обогнать его «Мерседесу». Он видел в зеркале, что из правого окна высунулся разъяренный бритоголовый молодчик и, размахивая рукой, кричал ему что-то. До Романа доносились обрывки слов «козел», «пидорас», «петух» и прочие смертельные оскорбления.

Наконец обе машины на скорости около ста выехали за пределы города, и Роман увидел справа огромный пустырь, заваленный кучами земли и строительного мусора.

«Здесь», – вдруг прозвучал в его голове какой-то знакомый голос, и в этот момент «Мерседес», бешено взвыв двигателем, рванулся на обгон. Когда он поравнялся с машиной Романа, тот нажал на тормоз и, с трудом удерживая «пятерку» от юза, быстро остановился. Водитель «недоноска» тоже попытался остановить машину, но попал на тот участок дороги, где с пустыря выезжали грузовики и выносили на своих колесах глину, песок и прочую грязь.

Асфальт в этом месте был покрыт сухой смесью, которая не способствовала эффективному торможению, и «Мерседес» резко развернуло и понесло дальше юзом. Пока он, поднимая пыль, летел багажником вперед, удаляясь от остановившейся «пятерки», Роман вышел из машины и быстро пошел в сторону пустыря. Он ни о чем не думал и только чувствовал, как его сердце бьется ровно, сильно и скоро.

Наконец «недоносок» остановился, все его двери одновременно открылись и из них выскочили четверо очень злых и очень некультурных парней. Они дружно бросились вдогонку за Романом, напоминая свору псов, завидевших легкую добычу. Между ними и жертвой было около ста метров, и, пробежав несколько шагов и поняв, что очкастому лоху все равно скрыться негде, они перешли на шаг. При этом в спину Роману летели неприятные фразы, рисующие его ближайшее будущее.

– Ты, мокрожопый, а ну, стой, сейчас мы тебя пялить будем! – кричал спешивший впереди всех громила с татуировкой на предплечье, изображавшей кинжал, обвитый змеей.

– Ты чо, не понял, козел? Стой, тебе говорят! – поддерживал его другой, у которого нос и уши можно было поменять местами без ущерба для внешнего вида.

– Да ты не бойся, мы поговорить только, – урезонивал уходящего Романа третий, доставая из заднего кармана нож-бабочку.

Четвертый шагал молча, но зато оглядывался, просекая поляну, удовлетворенно констатируя, что свидетелей нет.

Расстояние между Романом и преследователями быстро сокращалось, но тут он наконец дошел до высоких холмов наваленного грунта и скрылся за одним из них.

Быстро вынув из кобуры «Беретту», он передернул затвор и, дойдя до противоположной стороны небольшой арены, ограниченной со всех сторон кучами земли и мусора, остановился. Повернувшись лицом в ту сторону, откуда через несколько секунд должны были появиться его преследователи, он заложил руки за спину, держа в одной из них пистолет, и стал ждать.

Только сейчас к нему пришла первая за несколько десятков секунд, осознанная мысль. Роман представил себе, что с ним будет, если «Беретта» не выполнит свою работу. Его просто убьют. И вовсе не для того, чтобы после этого съесть. Это было бы естественно, хотя и крайне нежелательно. Все животные делают так, чтобы жить. Нет, его убьют просто так. С удовольствием. А потом поедут к блядям тратить несколько тысяч долларов, которые были у Романа с собой.

В это время из-за кучи мусора выскочили разгоряченные бандюганы и, увидев стоявшего неподвижно Романа, тоже остановились.

И тут время прекратило на несколько мгновений свой бег.

Изображение в глазах Романа несколько раз поменялось на негативное и обратно, затем в ушах зашумело все сильней и сильней, и вдруг звук оборвался. От ступней до макушки пробежала морозная волна и исчезла. И снова внутри раздался тот же голос, который произнес: «Сейчас».

Стоп-кадр прекратился, и Роман увидел суть происходящего.

Перед ним, в предвкушении удовольствия от безнаказанной расправы, стояли четыре возбужденных погоней пса. Они не спешили. Они продлевали удовольствие. Они спокойно закурили и ласкали Романа глазами, сладострастно представляя, как этот человек будет медленно умирать, обгадившись от боли. Как его оторванная печень будет пытаться спрятаться от безжалостных ударов умелых рук и ног. А этот, с ножичком в руках, уже возбудился, воображая, как он победно проникает в тело Романа с черного хода, даже если тот будет уже мертв.

Мысли опять исчезли, и Роман вынул из-за спины «Беретту».

Время текло неправдоподобно медленно, и можно было видеть, как меняются выражения лиц одновременно у всех четверых.

Вожак стаи, только что кричавший вдогонку Роману, что будет пялить его, выронил изо рта сигарету и с удивленным выражением лица протянул руку, указывая пальцем на пистолет.

Между ними было около десяти метров. Роман поднял пистолет и выстрелил ему в центр груди.

Пуля пробила вожаку грудину и, отклонившись, пролетела сквозь сердце, словно сквозь облачко дыма от сигареты, затем врезалась в левую лопатку, расколов ее на несколько частей. После этого она, потеряв скорость, пробила кожу и, уже не представляя себой никакой опасности, осталась под футболкой.

Телом вожака больше никто не управлял, и оно свалилось некрасивой кучей. На его джинсах появилось быстро увеличивающееся темное пятно. И это было совсем не так романтично, как в кино.

Тут же раздался еще один негромкий хлопок.

Тот, кто несколько секунд назад небрежно чистил ногти обоюдоострым стилетом «бабочка», сработанным в Гонконге, получил невероятный удар в голову. Удар был черного цвета и навсегда закрыл от него Вселенную.

Пока он падал, Роман выстрелил еще раз.

Молчаливому исследователю поляны повезло меньше.

Третий выстрел был не такой ковбойский, как два предыдущих, и пуля прошила ему живот, вылетела из спины в двух сантиметрах от позвоночника и попала в руку четвертому, который в это время разворачивался, собираясь сделать ноги.

Раненный в живот отморозок повалился на пыльную землю, прижимая руки к животу и скуля, а тот, которому задело руку, остановился и, кривясь от боли, быстро заговорил:

– Да ты чо братан мы же ничего ладно тебе не стреляй не надо да все нормально это все Тарзан хочешь мерса забери я же ничего братан не надо братан...

– Я тебе не брат, – произнес Роман и нажал на спуск.

Смертельная сталь перечеркнула гортань и шейные позвонки испуганного разбойника, и он перестал жить.

Роман огляделся и увидел перед собой три несомненных трупа, валявшихся в пыли в разных позах и одного живого подонка, который лежал в той же пыли, но, в отличие от своих неподвижных друзей, постоянно менял позы, издавая при этом звуки боли, страха и ненависти.

Роман подошел к нему, и они посмотрели друг другу в глаза.

Лежавший молчал, глядя на Романа, и корчился.

Роман направил пистолет ему в голову, и тихий выстрел «Беретты» поставил точку в этой короткой, нелепой и страшной истории. На правом виске лежавшего появилась маленькая дырочка, из которой тут же забила пульсирующим фонтанчиком черная кровь.

Все четверо были мертвы. Прошло не более минуты.

Роман, все еще не имея в голове никаких мыслей, которые можно было бы выразить словами, и не испытывая никаких чувств, словно он был роботом, убрал пистолет в кобуру и, посмотрев еще раз на дело рук своих, пошел обратно.

Выйдя из-за мусорного кургана, он вдруг удивился тому, что пыль, которую поднял летевший юзом «Мерседес», еще не совсем улеглась и окружала стоявший задом наперед черный автомобиль легкой дымкой, светящейся в розовых лучах низкого солнца.

Роман сел за руль «пятерки», завел двигатель, развернулся и поехал в сторону Города. У него появилось желание – он вдруг очень сильно захотел увидеть Лизу.

А о том, что произошло на пустыре, он поклялся себе не говорить никому и никогда.

Даже Арбузу.

Глава 4

А КТО ТАМ В ГРОБУ?

В этот день на Волковском кладбище негде было яблоку упасть.

Камчатская улица, Волковский проспект, Расстанный переулок – все эти улицы и улочки, окружавшие кладбище, были заставлены автомобилями, на которых приехали желающие проводить в последний путь трагически погибшего любимца публики Романа Меньшикова.

К нескольким входам на кладбище отовсюду подходили люди, которые несли венки и букеты, а у главных ворот шла оживленная торговля свечами и прочими атрибутами похоронного шоу. Нищие инвалиды, которые, как всегда, были в курсе дела, делали трагические лица и протягивали к посетителям грязные руки со словами:

– Подайте на горькую чарку! Мы тоже любили усопшего раба божьего Романа...

Им охотно подавали, и инвалиды, ловко пряча подогнутые здоровые ноги в живописных лохмотьях, радовались удачному дню.

– Вот бы так каждый день! – мечтательно просипел один из них, убирая пятисотенную, полученную от здоровенного братка в траурном костюме, в самый дальний и глубокий карман.

– Ага, – отозвался другой, поправляя фальшивую повязку на глазу, – только откуда же столько певцов взять? Подайте на поминки!

Над кладбищем, словно на первомайской демонстрации, разносилась музыка.

Из нескольких огромных колонок, установленных по обеим сторонам уже вырытой могилы, звучали песни Романа, на лицах пришедших на похороны людей были скорбь и горе, а некоторые особенно чувствительные девушки рыдали, не стесняясь этого.

– Несут, несут... – прошелестело по толпе, и все повернулись в сторону часовни, из дверей которой показалась траурная процессия, сопровождавшая дорогой полированный гроб, купленный на собранные поклонниками деньги.

Роман поправил парик и, криво усмехнувшись, прошептал на ухо державшейся за его локоть Лизе:

– Не каждому удается побывать на собственных похоронах!

Лиза прижалась к нему и ответила:

– Почему же не каждому? Обязательно каждому, но вот только в каком качестве... Если как зритель, то действительно не каждому. А так-то всякий побывает.

– Вот именно, – хмыкнул Роман, – в качестве покойника каждый дурак может. А ты попробуй так, как я!

Стоявший рядом с ними подвыпивший мужичок повернулся к Роману и, понизив голос, доверительно произнес:

– Там внутри еще один гроб. Стальной. А в нем – цинковый. Меньшиков-то сгорел вчистую, одни шкварки остались.

– Да что вы говорите? – удивился Роман. – А откуда вы знаете?

– А у меня племяш на этом кладбище работает. Могильщиком. Вон он у могилы стоит, с лопатой. А я, стало быть, его дядя.

– Понятно... – сказал Роман, – тогда понятно...

– А отпевали его аж трое попов, – продолжал мужичок, – два часа без передыху.

– Почему так? – поинтересовался Роман.

– А молитва, она через сталь плохо проходит, – со знанием дела ответил дядя могильщика, – через цинк еще ничего, а через сталь – ни в какую. Но если попов трое, и не меньше двух часов, тогда нормально.

– Надо же! – Роман покрутил головой, с трудом сдерживая смех. – А я и не знал...

– Век живи, век учись, – назидательно сказал мужичок и достал из кармана початую маленькую, – будешь? За упокой души раба божьего?

– Нет, спасибо, – отказался Роман, – сейчас не хочу.

– Ну и ладно, – охотно согласился мужичок, – а я выпью. А то шланги со вчерашнего горят.

Приложившись к горлышку, он громко забулькал, и до Романа донесся едкий запах дешевой самопальной водки.

Сморщившись, Роман повернулся к Лизе и тихо сказал:

– Давай подойдем поближе, интересно, что дальше будет.

– Как хочешь, – Лиза пожала плечами, – только ничего интересного ты там не увидишь.

В это время процессия приблизилась к могиле, и тяжелый гроб поставили на специальные козлы. Толпа придвинулась вплотную к гробу, и одетый в сверкавшую золотым шитьем рясу священник начал читать молитву.

Прислушавшись, Роман взглянул на Лизу и сказал:

– Ладно, идем отсюда. Я удовлетворен. А слушать то, что бормочет этот разодетый попугай, у меня нет ни малейшего желания.

– Не любишь ты их, – язвительно произнесла Лиза.

– Не люблю, – со вздохом согласился Роман, – ни попов, ни раввинов, ни этих, которые по исламу – никого не люблю. Такова природа моего естества. Пошли.

Роман поправил очки, которые постоянно норовили сползти на кончик носа, и, бережно поддерживая Лизу под локоть, направился к выходу.

Однако, не успели они пройти и десяти шагов, как Роман резко остановился и прошептал:

– Вот он! Я его узнал!

– Кто? – тоже шепотом спросила Лиза.

– Вот тот, стоит у памятника с ангелом. По телефону разговаривает.

– Вижу, – кивнула Лиза, – давай подойдем поближе.

Сделав траурные лица, Роман и Лиза медленно приблизились к респектабельному господину в черном костюме, с озабоченным лицом говорящему в трубку, и остановились в двух шагах от него.

Лиза низко опустила голову, сделав вид, что ее гнетет неутешное горе, а Роман, склонившись к ней, притворился, что пытается успокоить поклонницу знаменитого певца.

– Да все уже, – говорил заинтересовавший Романа человек, – сейчас закапывать будут. Туда ему и дорога. Да. Да. Конечно. И всех этих поганых зеков следом. Но не сразу.

Он засмеялся, услышав ответ собеседника.

– Да, я тоже так думаю. Гитлер действовал слишком грубо. Но время-то идет, люди умнеют, я имею в виду нас, конечно же. Хорошо. Я сейчас заеду в какую-нибудь харчевню пообедать, а потом отзвонюсь. Всего доброго, товарищ генерал.

Засунув трубку в карман, господин бдительно огляделся и быстро пошел к выходу кладбища. Роман схватил Лизу за руку и направился следом.

– Кто это? – спросила Лиза, спеша за широко шагавшим Романом.

– Это... Это очень плохой человек. И это именно они – а их там целая компания – взорвали мою машину. Я тебе потом расскажу, что это за люди. Но сейчас поверь на слово – они очень опасны. Очень. И я попрошу тебя сделать одну вещь...

– Убить его? – кровожадно спросила Лиза, сверля взглядом черную пиджачную спину, маячившую впереди.

– Нет, – Роман усмехнулся, – это удовольствие я приберегу для себя. А тебя хочу попросить... Ты ведь любишь шпионаж?

– Обожаю! – обрадовалась Лиза. – Ты хочешь, чтобы я пошпионила за ним?

– Совершенно верно, – кивнул Роман, – но не просто пошпионила, а...

– А соблазнила его? – перебила Лиза.

– Вот еще, – возмутился Роман, – только этого не хватало! Не перебивай меня! Тебе бы только соблазнять! Хотя... В общем – так. Он сейчас едет жрать, и это займет часа два. Я знаю эту публику, они любят поковыряться в меню, выяснить, каким сортом майонеза заправлен салат, какого года водка и все такое прочее. А потом расплачиваются копейка в копейку. Ну да ладно, не об этом речь. Ты сядешь рядом с ним и сделаешь так, чтобы он начал прыгать вокруг тебя, как блоха вокруг собаки. А я тем временем привезу одну вещь и незаметно передам ее тебе. Потом ты уйдешь и забудешь эту вещь на его столике. И все.

– И все... – разочарованно протянула Лиза, – а как же слежка, погоня, перестрелка?

– Слежка и погоня тебе? А ты загляни в тот стальной гроб, сквозь который молитвы не проходят, и увидишь, чем иногда заканчивается слежка. Ты что, до сих пор не поняла, что меня хотели натурально убить? И ведь убили, только не меня, а кого-то другого. Убили, понимаешь? Лишили жизни. Так что делай то, что я тебе говорю, и никакой самодеятельности.

– Так точно, ваше благородие, – грустно ответила Лиза, – яволь.

– Вот так, – сказал Роман, – и не надо кукситься.

Они вышли на Камчатскую и сели в арбузовскую «БМВ» одновременно с господином в черном, важно поместившем свое дородное тело в черный «Мерседес» с сильно тонированными стеклами.

«Мерседес» плавно тронулся с места, и Роман медленно поехал вслед за ним.

Доехав до Лиговки, «Мерседес» свернул направо, и Роман пробормотал:

– Интересно, где он жрать собирается?

– А я тоже проголодалась, – сказала Лиза.

* * *

Кирилл Сергеевич Таратайкин остановил машину напротив входа в ресторан «Северная амброзия», что на Садовой, и неторопливо вышел из салона. Швейцар, стоявший у тяжелой дубовой двери, отделанной самоварным золотом, сразу определил солидного клиента и, распахнув дверь, изобразил на помятом в боксерских поединках лице радость и гостеприимство.

– Добро пожаловать! – провозгласил он, открывая дверь еще шире. – Всегда рады дорогим гостям.

Эта фраза должна была направить мысли посетителя в определенное русло, после чего швейцар обычно получал купюру. Но не тут-то было. Важный господин небрежно кивнул ему и прошел в фойе ресторана, как в собственную прихожую. Видно было, что он привык везде чувствовать себя хозяином.

Улыбка швейцара превратилась в кривую гримасу, и он пробормотал:

– Жаба, бля...

Войдя в зал ресторана, Кирилл Сергеевич неторопливо огляделся и, не обращая внимания на засуетившегося рядом с ним лысого полноватого официанта, направился к большому столу, стоявшему у окна. Официант терпеливо дождался, когда Кирилл Сергеевич усядется, и, выражая всей своей позой готовность услужить, склонился к клиенту.

– Я вас слушаю, – сладко произнес он.

– Любезный... э-э-э... Для начала принесите мне минеральной воды.

– Так... – официант черкнул в блокноте с усердием пророка Моисея, спешащего запечатлеть на скрижалях инструкции Создателя.

– И меню, – Кирилл Сергеевич откинулся на бархатную спинку стула. – А насчет воды... У вас «Ессентуки» семнадцатый номер есть?

– Обязательно! – заверил его официант.

– Давайте, – позволил Кирилл Сергеевич, и официант, бережно закрыв блокнот, хранивший на своих страницах бесценные пожелания Кирилла Сергеевича, бесшумно удалился.

Кирилл Сергеевич постучал пальцами по белоснежной скатерти и лениво окинул взором зал ресторана. Все вокруг было привычно и знакомо. И жалкие потуги хозяина создать впечатление роскоши были видны как на ладони. Но только таким, как Кирилл Сергеевич.

А прочему плебсу, независимо от уровня доходов, присутствие в столь роскошном месте, как ресторан «Северная амброзия», придавало сладости в жизни и уверенности в себе.

В зале было пусто, и поэтому, когда витражная дверь медленно открылась, Кирилл Сергеевич машинально посмотрел в ту сторону. И тут же поправил галстук.

Кроме того, он незаметно пробежался пальцами по брючным пуговицам, чтобы убедиться, что все они застегнуты. Кирилл Сергеевич был консерватором и предпочитал брюки на пуговицах, считая, что молния годится только для джинсов, которыми он тоже не брезговал, зная, что джинсам уже не меньше двухсот лет, и поэтому считать их новомодным поветрием было бы глупо.

Итак, дверь открылась, и в пустой зал, задумчиво улыбаясь, вошла девушка лет двадцати с небольшим. Была ли она комсомолкой – неизвестно, но в том, что она красавица и спортсменка, у Кирилла Сергеевича не возникло никаких сомнений.

Оглядевшись, она заметила замершего, словно бюст академика Павлова, Кирилла Сергеевича, и вежливо улыбнулась ему. Кирилл Сергеевич быстро кивнул в ответ и придал лицу выражение под названием «вы прекрасно выглядите сегодня».

Девушка сделала несколько медленных шагов, будто не могла решить, за какой стол сесть, и Кирилл Сергеевич успел за это время оглядеть и оценить ее.

Во-первых, она не была проституткой, заглянувшей в ресторан в поисках клиента. Часто пользовавшийся услугами женщин этого сорта Кирилл Сергеевич умел безошибочно отличать проституток от прочих женщин.

Во-вторых, эта девушка была одета совершенно не в современном стиле, давно уже намозолившем Кириллу Сергеевичу глаза, а ему было известно, что если хочешь выглядеть привлекательно, то ни в коем случае не следуй моде.

Это придавало девушке дополнительную прелесть.

А ее основные прелести из тех, что были доступны взгляду, заключались в густых каштановых волосах, волной падавших на плечи, в самих плечах, обнаженных и спортивно развернутых, в благородной осанке и плавных, но уверенных движениях, а также просто в красоте, которая не вызывала никаких сомнений типа «а бабки-то у нее подгуляли».

Скромное, но дорогое длинное темно-зеленое платье с открытыми плечами, классические туфли на высоком каблуке, матово блеснувший тонкий браслет на запястье – все это производило впечатление прекрасного вкуса и богатства, скрытого за хорошо продуманной скромностью.

Кроме того, на лице девушки не было никакой косметики.

Кирилл Сергеевич почувствовал, что в нем просыпается давно и крепко спавший джентльмен. Сам себе удивляясь, он встал с кресла и шагнул навстречу этой необыкновенной девушке. Чем именно она его удивила, он не знал, но чувствовал себя странно и приятно. Кашлянув, Кирилл Сергеевич широко улыбнулся, зная, что его зубы за четырнадцать тысяч долларов производят отличное впечатление, и сказал:

– Позвольте предложить вам место за моим столом. В зале больше никого нет, а я хорошо умею дрессировать официантов.

Девушка подняла бровь, улыбнулась и ответила:

– Я тоже умею их дрессировать.

По ее улыбке было видно, что дрессировать она умеет не только официантов.

– Но это не ответ, – Кирилл Сергеевич улыбнулся еще шире.

– А вы не задавали вопросов, – девушка охотно поддерживала начавшуюся беседу.

– Простите, – Кирилл Сергеевич склонил голову, – тогда в форме вопроса. Не согласитесь ли вы присесть за мой стол и позволить мне поухаживать за вами?

Девушка, не переставая загадочно улыбаться, оглядела Кирилла Сергеевича и, судя по всему, осталась довольна результатами осмотра.

– Соглашусь.

Она благосклонно кивнула, и Кирилл Сергеевич расторопно отодвинул тяжелый стул с бархатным сиденьем. Изящно выгнув спину, девушка уселась на стул и положила перед собой небольшой антикварного вида ридикюль.

Кирилл Сергеевич вернулся на свое место и, предполагая, что дело пахнет любовным приключением, нетерпеливо посмотрел в ту сторону, откуда должен был появиться официант. Однако не более чем через десять секунд он появился откуда-то сзади и, поставив на стол бутылку минеральной воды, положил перед Лизой, а затем и перед Кириллом Сергеевичем меню.

Раскрыв толстую папку из натуральной кожи, Лиза, подняв бровь, стала изучать меню, а Кирилл Сергеевич следил за ее плавными движениями и восхищался.

Любовное... Конечно же, не любовное, а просто сексуальное приключение маячило у него перед глазами, и Кирилл Сергеевич уже представлял себе, как именно он будет использовать эту красивую, да что там красивую! – прекрасную девушку.

О любви он и не думал, да и не знал функционер тайной организации «Воля народа» Кирилл Сергеевич Таратайкин, что такое любовь. Ему было известно только, что женщиной можно владеть, и что при определенных условиях, таких как богатство и власть, овладеть можно практически любой женщиной.

Богатство у него было, власть, хоть и тайная, – тоже, так что Лиза представлялась ему просто очередной киской, хотя, положа руку на сердце, Кирилл Сергеевич готов был признать, что таких девушек у него еще не было.

И, возможно, ему придется продемонстрировать больше власти и потратить больше денег, чем обычно, но овчинка, судя по всему, стоила выделки. То есть – Лиза даже при беглом осмотре стоила того, чтобы не скупясь потратиться на нее.

А если она и на самом деле окажется такой, как представлял себе Кирилл Сергеевич, то можно будет приблизить ее к себе и сделать, например, секретаршей.

Очень удобно, кстати...

Все эти рассуждения промелькнули в голове Таратайкина за несколько секунд, и, подумав, что дело решенное, Кирилл Сергеевич удовлетворенно потер руки и хозяйским тоном осведомился:

– Ну-с, что будем заказывать?

– Вы – что хотите, – с любезной улыбкой ответила Лиза, – а я еще не решила. Можете пока налить мне минеральной воды.

Кирилла Сергеевича слегка покоробила такая демонстрация независимости, но его рука помимо воли взяла бутылку и стала наливать «Ессентуки» в высокий бокал.

– Кстати, я не люблю «Ессентуки», – заметила Лиза, – скажите, чтобы принесли «Боржоми».

Рука Кирилла Сергеевича дрогнула, и минералка, шипя, пролилась на скатерть.

– Э-э-э... «Боржоми»? – удивился Кирилл Сергеевич. – А «Ессентуки» что? Не годятся?

Лиза скользнула равнодушным взглядом по бутылке с «Ессентуками» и, повернув голову, позвала мелодичным голосом:

– Официант!

Кирилл Сергеевич торопливо поставил бутылку на стол и сказал:

– Не беспокойтесь, я все устрою!

Лиза отчужденно посмотрела на него, словно на водителя троллейбуса, затем улыбнулась, отчего снова превратилась в приятную и готовую к светской беседе даму, и сказала:

– Раз уж вы пригласили меня за свой стол, то потрудитесь выполнять каждое мое желание. Каждое, понимаете?

Она многозначительно взглянула на Кирилла Сергеевича, и у него сладко заныло под ложечкой. Она сказала – каждое...

– Я люблю, когда за мной ухаживают, а это значит – повинуются.

Кирилл Сергеевич почувствовал, как на его лбу неожиданно выступил пот.

Эта женщина в первые же минуты их знакомства оказалась совсем не такой, какой он себе представил.

Кирилл Сергеевич уже успел разглядеть и гладкость ее кожи, и упругость груди, скрытой под тонким шелком платья, и ее тонкие изящные запястья, пальцы с удлиненными овальными ногтями...

Как видно, чтобы овладеть этой женщиной, ему придется изрядно потрудиться, но уж и результат обещает быть из ряда вон выходящим. А чтобы в решительный момент не ударить в грязь лицом, Кирилл Сергеевич всегда имел стеклянную трубочку с маленькими розовыми таблетками. Он презирал всякую разрекламированную дешевую дрянь вроде «Виагры» и предпочитал использовать разработанное в кремлевских лабораториях средство с откровенным названием «Стояк».

Но сейчас и без всякого «Стояка» он уже чувствовал, что способен на великие постельные подвиги. И немалую роль в таком воодушевлении сыграл факт, что девушка – кстати, а как ее зовут? – неожиданно оказалась с норовом.

– Бутылку «Боржоми», – отрывисто приказал Кирилл Сергеевич подошедшему на зов Лизы официанту, и тот, вежливо кивнув, удалился.

Кирилл Сергеевич повернулся к Лизе и, чувствуя давно забытый душевный подъем, изобразил обольстительную улыбку:

– Позвольте представиться, меня зовут Кирилл Сергеевич.

Он коротко склонил голову, а Лиза, улыбнувшись, ответила:

– Меня зовут Елизаветой.

– Стало быть – Лизой? – Кирилл Сергеевич вопросительно взглянул на Лизу.

– Нет, – Лиза посмотрела ему прямо в глаза, – именно Елизаветой. Лизой меня называют только близко знакомые люди.

– Ну так давайте станем близко знакомыми, – ответил Кирилл Сергеевич.

И тут же понял, что машинально выдал дежурную фразу, которая прозвучала совершенно неуместно, как рев ишака на скрипичном концерте. Эта фраза была еще и кодовой, потому что любая женщина сразу понимала, о чем идет речь, и, учитывая очевидное богатство и положение Кирилла Сергеевича, немедленно отвечала согласием.

– Простите, – добавил Кирилл Сергеевич, – я имел в виду – давайте познакомимся... В смысле узнаем друг о друге что-нибудь интересное.

Он понял, что растерялся, и, чтобы скрыть неожиданное смущение, стал разглаживать лежавшую на столе салфетку.

– Интересное? – Лиза задумчиво посмотрела на него. – А что интересного может быть в случайно встреченном человеке? Вообще-то... Этот человек может оказаться знаменитым путешественником или командиром космического корабля. Или великим поэтом, а то – талантливым художником. Гениальным хирургом, например... Или серийным убийцей вроде доктора Лектера. Правда, такое знакомство чревато неожиданной и страшной развязкой, но это только придает ситуации пикантность. Вы случайно не серийный маньяк?

Кирилл Сергеевич удивленно посмотрел на Лизу, затем понял, что она просто пошутила, и, засмеявшись, ответил:

– Маньяк... Нет, я не маньяк. Я простой чиновник. Ну, может быть, не совсем простой, но – чиновник. Бюрократ, так сказать.

– Бюрократ... – Лиза задумчиво посмотрел на Кирилла Сергеевича, – канцелярский властитель. Власть... Вы имеете власть?

– Я? – Кирилл Сергеевич слегка растерялся от такого прямого вопроса. – Ну, в общем... Да, я имею власть.

Он кивнул, подтверждая сказанное, и в этот момент официант принес «Боржоми». Кирилл Сергеевич торопливо взял с подноса бутылку и наполнил бокал Лизы.

– Благодарю вас, – Лиза взглянула на Кирилла Сергеевича почти ласково, и его сердце стукнуло лишний раз.

Она поднесла бокал к губам, и Кирилл Сергеевич, незаметно переведя дух, спросил:

– А вы?

– Что я? – Лиза снова посмотрела на него.

– Ну... Я – чиновник. А кто вы?

– А я женщина, – улыбнувшись, ответила Лиза, – причем женщина красивая и капризная.

– Красивой женщине можно простить любые капризы, – нашелся Кирилл Сергеевич.

Все происходило как-то необычно, и ему приходилось подыскивать совершенно другие слова, совсем не те, которые он произносил, знакомясь с очередной женщиной. Обычно подобная беседа представляла собой набор стандартных фраз, посредством которых стороны, не называя ничего открыто, договаривались об условиях сексуальной сделки. Теперь же все было совершенно иначе, и в голову Кирилла Сергеевича почему-то лезли фразы из дурацких романов про жизнь аристократии:

... Граф, небрежно играя перчаткой...

... Баронесса томно закрыла глаза и откинулась на его плечо...

... Позвольте мне забыться у ваших ног...

... Вы наглец, сударь! Хотя постойте, не уходите, ваши речи так соблазнительны...

Кирилл Сергеевич налил себе «Ессентуки», и неожиданно произнес:

– Да, баронесса, вы – красивая женщина. И с каждой минутой я убеждаюсь в этом все больше и больше.

Лиза с удивлением посмотрела на него, потом звонко расхохоталась и сказала:

– Бюрократ заговорил языком светского романа. Это так мило! Вы и на своих бюрократических сборищах так выражаетесь?

Чувствуя, что кресло уходит из-под него, Кирилл Сергеевич помотал головой и ответил:

– Нет, там другой язык и вообще другие темы.

– А какие? – Лиза с интересом посмотрела на него. – Мне всегда было интересно узнать, о чем бюрократы говорят друг с другом без свидетелей. Например – Иван Иваныч, какую взятку вы порекомендуете взять с этого директора детского дома? Примерно так?

– Примерно так, – Кирилл Сергеевич натянуто улыбнулся, – но это грязная сторона моей жизни.

– Тогда расскажите о чистой стороне, – Лиза поставила локоть на стол и подперла щеку кулачком, приготовившись слушать о чистой и светлой стороне жизни Кирилла Сергеевича.

Но тут, на счастье вконец растерявшегося Кирилла Сергеевича, в ридикюле у Лизы заиграла тихая музыка.

– Извините, – сказала она, и достав телефон, приложила его к уху, – я слушаю вас. Что вы говорите? Простите, здесь плохо принимает, сейчас я выйду...

Кивнув Кириллу Сергеевичу, Лиза встала, взяла со стола ридикюль и направилась к выходу. Кирилл Сергеевич забеспокоился – а вдруг она уйдет, даже не попрощавшись? А как же приключение? Романтическое приключение? Вот она только что сидела напротив, и тут же пропала, исчезла в туманной дымке...

В туманной дымке?

Кирилл Сергеевич наморщил лоб и почесал щеку.

И откуда только взялись такие выражения в его голове? Да-а-а... Эта женщина...

Он подумал, как бы охарактеризовать эту женщину, но в памяти отыскалась только сцена из «Бриллиантовой руки», когда Никулин, описывая Светличную, сделал многозначительное лицо, и, не найдя слов, решительно сказал: «О!!!»

Да, это – женщина!

И Кирилл Сергеевич решил, что, если она вернется, то он сделает все, чтобы не упустить ее, чтобы приблизиться к ней и овладеть.

И, если удастся, уже не отпускать.

Через минуту дверь отворилась, и, к великому облегчению Кирилла Сергеевича, на пороге показалась Лиза. Она улыбнулась и пошла к столу, плавно двигая узкими бедрами, обтянутыми дорогим темно-зеленым шелком.

Кирилл Сергеевич сглотнул и машинально привстал.

Жестом, достойным принцессы, Лиза усадила его на место и, подойдя к своему стулу, легко опустилась на него.

– Вам звонили по делу, или... – ревниво спросил Кирилл Сергеевич.

– По делу, – улыбнулась Лиза, – а теперь я хотела бы посоветоваться с официантом.

– Сию минуту!

Кирилл Сергеевич повернулся в сторону стойки и требовательно произнес:

– Официант!

Лиза тем временем раскрыла ридикюль и достала из него массивный золотой портсигар, на крышке которого красовался охваченный лапками платинового паука рубин. Кирилл Сергеевич, на лице которого все еще присутствовал брезгливый прищур, вызванный нерасторопностью официанта, вытаращился на портсигар, и в его голове мелькнула мысль: «Ого, а девушка-то не бедная!»

Он кашлянул и, тонко улыбнувшись, спросил:

– А могу я поинтересоваться, чем занимается красивая и капризная девушка?

– Вы любопытны, однако... – Лиза загадочно посмотрела на Кирилла Сергеевича, – но я, пожалуй, скажу вам. Ничего особенного – я граблю банки.

– Грабите банки? – Кирилл Сергеевич откинулся на спинку стула и захохотал. – Если бы ко мне пришла такая прекрасная грабительница, я бы отдал ей все, что есть.

– А у вас имеется банк?

– К сожалению, нет, – Кирилл Сергеевич развел руками, – чего нет, того нет.

– Жаль, – Лиза разочарованно вздохнула, – такой приятный джентльмен, и не имеет собственного банка.

– Ну, это можно поправить, – Кирилл Сергеевич приосанился, – кто знает, что будет завтра... Мы ведь сами куем свою судьбу, так что – может быть, и банк будет.

– Это хорошо, – кивнула Лиза, – но тогда вы рискуете быть ограбленным.

– Если вами – не имею ничего против.

– Ловлю вас на слове, – Лиза прищурилась, – когда у вас появится свой банк, не забудьте сказать мне об этом.

В этой фразе Кирилл Сергеевич усмотрел закамуфлированный намек на продолжение знакомства, и его настроение резко улучшилось.

– А вот и официант, – сказал он и повернулся. – Что же вы, любезный, заставляете себя ждать? Примите заказ у дамы, а потом – ко мне.

Последняя фраза была сказана тоном, которым Кирилл Сергеевич обычно приглашал кого-нибудь из подчиненных в свой кабинет на расправу. Официант бросил на него насмешливый взгляд, но Кирилл Сергеевич был занят разглядыванием портсигара и ничего не заметил.

Через несколько минут, когда заказ наконец был сделан, официант отбыл на кухню, а Кирилл Сергеевич спросил у Лизы:

– Вы, Елизавета, я так понимаю, курите?

– Вы правильно понимаете, Кирилл Мефодьевич, – улыбнулась Лиза.

Кирилла Сергеевича слегка перекосило.

Кириллом Мефодьевичем его называл начальник, которому Кирилл Сергеевич от всей души желал смерти, причем по возможности – мучительной, и поэтому шутка Лизы больно царапнула его, напомнив к тому же о делах скорбных.

Сейчас это было очень некстати, и Кирилл Сергеевич, с трудом сдержав недовольную гримасу, сухо произнес:

– Я вообще-то Сергеевич.

– Простите, – Лиза виновато взглянула на него, – это наверное, Кирилл с Мефодием навеяли. Весьма почтенные джентльмены. Они ведь азбуку нам придумали, так что моя ошибка не должна вас обидеть. И вообще – их потом святыми назначили. Но все равно – простите.

– Ну... – Кирилл Сергеевич слегка оттаял, – я не обижаюсь. Просто меня иногда так называет человек, к которому я отношусь, мягко скажем, без особой симпатии. Если бы не он – да ради бога! А так...

– Не буду, – Лиза решительно кивнула и открыла портсигар, – я закурю, пока еду не принесли...

– А портсигарчик у вас прямо как у Роланда! – сказал Кирилл Сергеевич.

– Роланд не курил, – ответила Лиза, доставая из портсигара сигарету, – он жил в восьмом веке, а тогда Европа еще не знала табака. Наверное, вы имели в виду Воланда?

– Точно, Воланда, – Кирилл Сергеевич замахал рукой, – его самого. Это который у Булгакова. Я в юности увлекался... Но потом перешел на более серьезные, настоящие, так сказать, книги.

– Это на какие же? – с любопытством посмотрев на него, спросила Лиза.

– Ну... Герцен там... Толстой... Ницше опять же. Вы читали Ницше?

– Читала, – кивнула Лиза и, сложив губы трубочкой, выпустила в сторону тонкую струйку дыма.

– Ну и как?

Лиза усмехнулась и ответила:

– Вы хотите поговорить с красивой и капризной женщиной о Ницше?

– Ни в коем случае! – теперь Кирилл Сергеевич замахал обеими руками.

– Правильно, – одобрительно кивнула Лиза, – с красивой и капризной женщиной нужно говорить о ее красоте, но старательно обходить тему ее капризов. Скажите мне что-нибудь о том, какая я красивая.

Кирилл Сергеевич растерялся.

В голову не приходило ничего, кроме «кисок», «рыбок» и «зайчат».

– Э-э-э... Вы знаете, я не умею.

– А разве Герцен и Толстой не научили? – Лиза насмешливо прищурилась, – значит, надо было других читать.

Глава 5

ГЕНОЦИД ПО-РУССКИ

Высадив Лизу у ресторана, в дверях которого скрылся человек из «Воли народа», Роман помчался к Арбузу, на ходу набирая его номер.

Человек, которого он узнал на кладбище, заходил в кабинет ныне покойного Сергея Ивановича в тот момент, когда Арбуз имел с ним откровенный разговор, который был снят вмонтированной в золотой портсигар камерой. Камера исправно зафиксировала его появление, и Роман хорошо запомнил это сытое самоуверенное лицо.

И теперь Роман хотел, чтобы Лиза «забыла» портсигар в ресторане.

С тех пор, когда Арбуз отснял разоблачительную беседу с Сергеем Ивановичем, портсигар переделали, и теперь он работал только как радиопередатчик, но зато благодаря новомодной плутониевой батарейке он мог передавать полгода без перерыва.

– И зачем тебе портсигар? – поинтересовался Арбуз, когда Роман, запыхавшись, ворвался к нему в кабинет.

– Потом расскажу, – торопливо буркнул Роман.

Он схватил портсигар, лежавший рядом с факсом, открыл его, и, выхватив из нагрудного кармана Арбуза шариковую ручку, осторожно нажал на скрытую между лапками платинового паука микроскопическую кнопочку.

Портсигар тихо пискнул, и Роман удовлетворенно кивнул.

– Включено, – сказал он, – а ну, давай проверим!

Арбуз усмехнулся и, выдвинув ящик стеклянного стола, включил приемник, выглядевший как допотопная шпионская рация.

Роман подул на паука, и из приемника донеслось громкое шипение.

– О’кей! – Роман сунул портсигар в карман. – Я побежал.

– Не забудь потом прибежать и рассказать, что ты там затеял, – сказал ему вслед Арбуз.

– Не забуду, – донеслось из коридора.

Подъехав к ресторану, Роман позвонил Лизе, и через полминуты она вышла, держа в руке телефон. Вручив ей портсигар, Роман сказал:

– Забудь его на столе, и это главное. Заморочь этому типу голову так, чтобы он и думать забыл о портсигаре. А дальше все получится само собой.

– Яволь, майн шпионмейстер! – ответила Лиза и, чмокнув Романа в губы, скрылась в полутемном фойе.

* * *

Обед подходил к концу, и Кирилл Сергеевич, который наконец почувствовал себя раскованно, сыпал анекдотами, каламбурил и вообще распускал перья как мог.

Лиза благосклонно улыбалась его шуткам, большинство из которых были с солидной бородой, отвечала остроумными колкостями, на которые Кирилл Сергеевич уже не реагировал так болезненно, как в первые минуты их знакомства. И вообще он был теперь уверен, что лед тронулся и господам присяжным заседателям осталось только застелить для него и Лизы ложе и выстроиться в почетном карауле с зажженными свечками в руках.

Однако Кирилл Сергеевич понимал: это будет не сегодня, но ничего против не имел, так как знал, что моментальные связи и заканчиваются моментально.

А эта девушка... Он не хотел, чтобы она была моментальной связью.

Кириллу Сергеевичу уже представлялось, как она сидит в приемной, сортируя посетителей, как его однопартийцы с завистью и вожделением смотрят на нее, а также – как он вызывает ее в кабинет, запирает дверь, и на огромном кожаном диване...

– Однако мне пора, – неожиданно сказала Лиза и встала.

– То есть вот прямо сейчас? – удивился Кирилл Сергеевич, для которого вечеринка еще только начиналась.

– Да, – улыбнулась Лиза.

– Тогда возьмите мою визитку и обязательно, – Кирилл Сергеевич сделал ударение на слове «обязательно», – позвоните мне в ближайшее время.

– Хорошо, – Лиза взяла золоченую визитку и прочитала вслух: – Таратайкин Кирилл Сергеевич, Комитет по управлению общими ресурсами. Ого! А вы, оказывается, не простой бюрократ, господин Таратайкин! Вы, оказывается, очень даже большой бюрократ. А где же ваша карета с гербами?

– Ну, – Кирилл Сергеевич пожал плечами, – карета стоит у дверей. Правда, она без гербов, с гербами у меня другая карета... Кстати! Может быть, отвезти вас куда-нибудь?

– Нет, не надо, – вежливо, но твердо ответила Лиза, – я сама доберусь.

– Ну, как хотите, – разочарованно произнес Кирилл Сергеевич.

– Я позвоню вам, – пообещала Лиза и протянула Кириллу Сергеевичу руку.

Он склонился и осторожно прикоснулся губами к узкой изящной кисти.

Лиза кивнула ему и пошла к выходу.

Глядя ей вслед, Кирилл Сергеевич глупо улыбался и шевелил губами, пытаясь снова ощутить это невесомое прикосновение, напоминавшее теплый шелк...

Когда за Лизой закрылась дверь, Кирилл Сергеевич глубоко вздохнул и сказал:

– Да-а-а... Это – женщина.

И тут же ему вспомнилась вчерашняя соска, которой он дал тысячу рублей за несколько часов сомнительного удовольствия. Правда, ей было всего шестнадцать лет, и она была почти не потасканная, но в сравнении с Лизой...

Кирилл Сергеевич передернул плечами.

Бр-р-р!

Оглянувшись, он повелительно произнес:

– Официант! Счет!

Через несколько минут на белоснежной скатерти перед ним появился листок счета, и небрежно взглянув на цифры, Кирилл Сергеевич протянул официанту несколько купюр.

– Сдачу оставьте себе.

Официант с благодарностью поклонился и взял со стола брошенную Лизой салфетку. Под ней тускло сверкнул массивный золотой портсигар с платиновым пауком, державшим в лапах огромный рубин.

Кирилл Сергеевич мгновенно среагировал на эту неожиданную находку и сказал:

– Вот черт, чуть не забыл! Спасибо, что нашли.

Официант кивнул и ответил:

– Если бы и забыли, то ничего страшного. У нас ничего не пропадает.

– Очень хорошо, – Кирилл Сергеевич сунул портсигар в карман и встал, – всего доброго.

– Приходите еще, – сказал официант и стал убирать со стола.

Когда Кирилл Сергеевич открывал дверь в фойе, официант посмотрел ему вслед и криво улыбнулся. Он видел, что на самом деле портсигар достала из своей сумочки сидевшая напротив этого немолодого ловеласа девушка.

* * *

– Ну и все, – сказал Арбуз, выключая приемник, – слушать больше нечего.

– Да?... – Роман недоверчиво посмотрел на него.

– Конечно, нечего, – усмехнулся Арбуз, – или ты хочешь послушать, как портсигар шуршит у него в кармане? Так это можно слушать круглые сутки.

– А как же тогда...

– Тебе, тупому музыканту, который только и может, что дергать доверчивых слушателей за примитивные струны души, этого не понять. Но я, так и быть, объясню. В общем, сейчас я переключу вот этот тумблер... – Арбуз щелкнул массивным переключателем на приемнике, – и теперь передатчик будет включаться только при звуках человеческого голоса. А эти звуки будут записываться на винчестер вот этого компьютера. Объяснить тебе, что такое винчестер?

– Дурацкие у вас шутки, боцман, – Роман невесело усмехнулся, – мне вполне хватило той истории с винчестером.

– Ну, хватило так хватило, – покладисто кивнул Арбуз, – в общем, мы избавлены от прослушивания всякого чавканья, журчания и прочего выпускания газов. А вот если рядом с портсигаром кто-нибудь заговорит, то он включится, и их подлые и коварные разговоры будут записаны. Да что я тебе объясняю! Ты ведь все это и сам знаешь.

– Знаю, – согласился Роман, – давай сюда пиво!

Примерно через полчаса дверь в кабинет открылась, и на пороге показалась Лиза.

– Привет шпионам! – сказала она и прошла к дивану. – Я желаю чая. Как было слышно?

– Слышно было отлично, – ответил Арбуз, задирая ноги на стеклянный стол, – а голос у вас, как у пионервожатой.

– Это в каком смысле? – с подозрением спросила Лиза.

– Это в смысле молодости и бодрости. Вот если бы я сказал, что голос у вас, словно у вагоновожатой...

Роман заржал, и Лиза замахнулась на него ридикюлем.

– Я не про свой голос спрашиваю. Этого... ловеласа было слышно?

– Было, было, – успокоил ее Роман, наливая в прозрачную кружку чай, – все было хорошо слышно.

Лиза уселась на диван и, приняв от Арбуза чашку с дымящимся чаем, сказала:

– Ну хорошо. А теперь, может быть, кто-нибудь объяснит мне, что это за нехорошие люди такие, что нужно устраивать за ними слежку.

Роман вздохнул и ответил:

– А может, не надо? Меньше знаешь – дольше живешь.

– Надо, Рома, надо, – процитировала Лиза, – а насчет того, сколько я проживу, так знай, что я намерила себе столько – двести лет туда-сюда ничего не меняют.

Арбуз засмеялся, и Роман сказал:

– А ты зря смеешься. Рассказывать-то тебе придется.

– Мне?

– Да, именно тебе. Ты ведь в любом случае знаешь об этой долбаной «Воле народа» больше моего. Так что давай. А я пока пивка выпью.

Арбуз покачал головой, но деваться было некуда, и он начал рассказывать Лизе краткую историю «Воли народа» и ее непростых отношений с отдельными гражданами, в частности – с популярным певцом Романом Меньшиковым.

Роман пил пиво и в нужных местах вставлял реплики, в основном типа – «а он ему как даст, тот аж ногами накрылся!»

Наконец Лиза была посвящена во все или почти во все подробности, и Арбуз, демонстративно утерев со лба несуществующий пот, сказал:

– Все, хватит. Что я вам – лектор, что ли?

– А у тебя хорошо получается, – похвалил его Роман, – век бы слушал!

– А пошел ты! – ответил Арбуз. – Тоже мне слушатель. Налил бы лучше пива!

– Легко, – ответил Роман и полез в холодильник.

В это время Арбуз нацепил на голову наушники и сказал:

– А я пока послушаю, о чем говорят наши друзья из «Воли народа».

Он щелкнул тумблером на приемнике, стоявшем в ящике стола и, приняв от Романа полный стакан пива, откинулся на спинку кресла. Глотнув пива, он поставил стакан на стол и прикрыл глаза.

Роман посмотрел на него и тихо спросил Лизу:

– Этот хмырь дал тебе свою карточку?

– Точно! – кивнула Лиза. – А я совсем забыла о ней.

Покопавшись в ридикюле, она вынула расписную визитку господина Таратайкина и протянула ее Роману. Он внимательно изучил визитку и недобро усмехнулся:

– Комитет по управлению общими ресурсами. Ишь ты! Это, значит, хозяева жизни. Ну ладно... Еще посмотрим, кто тут хозяева.

– Ромка, а я, честно говоря, устала и хочу поехать домой, – сказала Лиза.

– Да? – Роман сунул визитку в карман. – Тогда я не прочь поехать с тобой и помочь тебе отдохнуть как следует.

– Знаю я этот твой отдых, – улыбнулась Лиза, – после него ноги еле ходят.

– А ты, чтобы они ходили...

И Роман, склонившись к уху Лизы, прошептал что-то.

– Дурак! – засмеялась она и тоже зашептала на ухо Роману.

Так они шептались, хихикая и толкая друг друга, минут десять, и вдруг Арбуз, который неподвижно сидел с наушниками на голове, открыл глаза, подскочил и изумленно произнес:

– Ни хрена себе!

– Что такое? – удивился Роман.

– Тихо! – Арбуз поднял палец. – Тихо...

Все замерли, и на протяжении нескольких минут Арбуз то хмурился, то удивленно поднимал брови, то зловеще щурился, а Лиза с Романом молча следили за ним, пытаясь угадать, что же он услышал.

Наконец Арбуз снял наушники и, выключив приемник, сказал:

– Да-а-а... Это нечто новенькое.

– Что новенькое-то? – недовольно спросил Роман. – Между прочим, мог бы включить громкую трансляцию, чтобы все слышали.

– Извини, забыл, – ответил Арбуз, – но тут такое, понимаешь, что всякий бы забыл...

– Да что там такое? – возмутился Роман. – Давай говори, а то сейчас получишь бутылкой по башке!

– Кстати, насчет бутылки...

Арбуз встал и достал из холодильника запотевшую бутылку лимонной «Финляндии».

Поставив на стол три хрустальные стопки, он налил себе и сказал:

– Тоста не будет, так что если кто хочет, пусть наливает сам. А лично я выпью, потому что такие новости на трезвую голову узнавать вредно.

– Да какие новости-то? – Роман нервно схватил бутылку.

Арбуз залпом выпил водку, поморщился и ответил:

– Горячо любимая нами «Воля народа» все никак не может угомониться, и теперь они придумали новый способ угробить российских зэков.

– То есть как это? – Роман, налив себе, вопросительно посмотрел на Лизу, и она отрицательно покачала головой. – Один раз не удалось, так они снова?

– Вот именно, – Арбуз закурил и озабоченно посмотрел в окно, – именно снова. Но на этот раз все будет иначе. Они решили проехаться по зонам и тюрьмам России на каком-то «Поезде здоровья» и сделать всем прививку от туберкулеза. И все это, между прочим, под эгидой международной организации «Здоровый зэк». Никогда о такой не слышал!

– Ну, прививка, так что с того? – нетерпеливо спросил Роман.

– А то, что это не прививка будет, а заражение каким-то хитрым вирусом. И через полгода все зэки поставят кеды в угол. А выглядеть все это будет как эпидемия.

– Не может быть! – воскликнул Роман и от волнения выпил еще одну рюмку.

– Еще как может, – невесело покачал головой Арбуз, – ты что, думаешь, что я это сам придумал, чтобы вас развлечь? Ты лучше изобрети, что с этим поездом делать.

– Ну как... – Роман поднял брови, – уничтожить его надо.

– Это понятно, – кивнул Арбуз, – но как? Это ведь тебе не мину в «Москвич» заложить.

– Тогда надо... – Роман нахмурился, – тогда... Нужно захватить этот поезд.

Лиза засмеялась.

– Вот видишь, даже женщина смеется, – сказал Арбуз и проворно нагнулся, увернувшись от полетевшей в его голову чайной ложки.

– В следующий раз будет чашка, – пригрозила Лиза.

– А что я такого сказал? – удивился Арбуз. – Ничего особенного. А насчет захвата поезда – чушь собачья. Он ведь гуманитарный, значит, будет охраняться, и, между прочим, охранять его будут солдатики «Воли народа». А они не такие простые ребята, чтобы просто сказать им – вылезай, приехали.

– Тогда... Тогда нужно навести на поезд спутникшпион, чтобы он опознал его, как вражеский объект, – глубокомысленно произнес Роман.

Арбуз посмотрел на Лизу и покрутил пальцем у виска.

Лиза поджала губы и горестно покачала головой.

– Ну, если вы такие умные, тогда предложите что-нибудь сами, – обиженно сказал Роман и полез в холодильник за пивом, – не хочу я больше вашей водки.

Глава 6

АВТОРИТЕТ ПОД ДОМАШНИМ АРЕСТОМ

Яков Борисович Тягайло, он же Тягач, оторвал от уха телефонную трубку, с укоризной посмотрел на нее и покачал головой, сдвинув мохнатые седые брови.

Вслед за ним точно так же покачал головой и сидящий напротив него за столом маленький старичок в пейсах, удивительно похожий на суетливую мартышку. Только в отличие от Тягайло он не нахмурился, а сложил брови домиком, отчего сразу же приобрел печальный и тревожный вид.

– Я же говорил, что добром это дело не кончится! – доносился между тем из трубки нервный голос. – Ну и что, что Арбуз крутой как вареное яйцо? Все равно волна пошла, вологодские за Корявого вписались, Федя Темный аж с барнаульской кичи звонил! Базар идет, что теперь уже и в Волгограде у Арбуза какие-то заморочки...

Старичок-еврей еще раз покачал головой и молитвенно сложил перед грудью морщинистые ладошки. Погрозив ему пальцем, Тягач снова прижал трубку к уху.

– Стой, Кабан, не тарахти! – остановил он собеседника. – Ну что у вас, у молодых, за привычка? Так и норовите застращать пожилого человека до полусмерти!

– Тебя, Борисыч, застращаешь! – буркнул Кабан на другом конце провода, сбавив тон. – Да вот только по всему выходит, что и тебе побеспокоиться не мешало бы. Разве не я говорил перед тобой, Мишейшестипалым и Арбузом, что подведет нас Арбуз под всероссийскую сходку? Ну вот и вышел каменный цветок у Данилы-мастера. Мне из-за Арбуза подставляться – не климат! А ты что скажешь?

Тягач пожевал губами и поднял глаза к потолку.

– Что же тебе сказать-то, милок? Анекдот про прапорщика и пальму с кокосами на необитаемом острове слышал? То-то. Жизнь – не необитаемый остров, тут не трясти, тут думать надо, тем более в таком деле, как наше. А ты заладил – климат, не климат...

– Так что делать-то будем, Борисыч? При таких раскладах нам надо вместе держаться.

– А ты заезжай ко мне на огонек, Мишу прихвати, вот все и покалякаем. Прямо сегодня вечерком и заезжайте, часиков в восемь-девять. Уважьте старика, лады?

На другом конце провода замолчали.

– Лады, – ответил наконец Кабан, – благодарствую за приглашение, Борисыч.

– Ну, тогда до встречи, – удовлетворенно сказал Тягач и дал отбой.

Повесив трубку, Тягач пристально посмотрел на пейсатого старичка.

– Ну, что скажешь, Зяма?

Старичок воздел к небу морщинистые лапки:

– Таки что тут скажешь, Яков Борисович? Это как тогда, когда я имел такую глупость проиграться этим кишиневским марамоям и еще не знал, что вы, Яков Борисович, дай бог вам здоровья, меня выкупите, я тогда сказал себе: Зяма, у тебя есть одна большая неприятность!

– Одна большая неприятность, говоришь? – задумчиво спросил Тягач и опять пожевал губами. – Ну, одна не одна, а вот то, что большая, это ты в точку попал, Зиновий свет мой Исаакович. И похоже, что ее зовут Арбузом...

Тягач любил подчеркивать свою старорежимность, которую считал признаком солидности и основательности. Поэтому он не признавал всяких там новомодных офисов и практически безвылазно сидел в своей, как он выражался, берлоге, выбираясь из нее только в случае крайней необходимости. Оттуда и делами руководил.

Берлога была под стать хозяину.

Еще в конце восьмидесятых, как только представилась легальная возможность, Тягач отхватил себе участок соток в восемьдесят в Парголово, прямо у Шуваловского парка. До Тягача там тихо бедствовал какой-то полуразвалившийся дом культуры, который Тягач приватизировал и тут же снес под корень. Потом к участку были приплюсованы еще соток пятьдесят за счет соседей из числа местных аборигенов, страшно обрадовавшихся тому, что их переселили из старых бревенчатых домов без водопровода и канализации в отдельные двухкомнатные хрущовки где-то под Гореловом. О реальной цене своих участков аборигены, понятное дело, и не задумывались.

Вот там-то и обосновался Тягач в трехэтажной домине-крепости с узкими, как бойницы, окнами. Меблировка соответствовала – всюду ковры, хрустальные люстры, резные буфеты и горки из красного дерева, глубокие удобные кресла, диваны с валиками, торшеры. По стенам развешаны сверкающие начищенной медью барометры, лосиные рога, жанровые картины художников-передвижников. Переднюю украшало чучело медведя, заваленного как-то лично Тягачом на охоте.

Кроме домины-крепости, на участке имелись также баня, пруд с карасями и разнообразные хозяйственные постройки, крепкие и приземистые. Излишеств не наблюдалось, разве что пара застекленных теплиц с подогревом, предназначенных для бесперебойной поставки на стол свежих и экологически чистых овощей, да тир в подвале, который правильнее было бы назвать бункером, где Тягач любил побаловаться на досуге стрельбой из охотничьей двухстволки-вертикалки «Зауэр» образца 1956 года и двадцатизарядного пистолета «Маузер К-96». Никаких других видов стрелкового оружия он не признавал и относился к ним с презрением.

Трехметровый кирпичный забор с установленными по периметру камерами видеонаблюдения и с десяток неприметных охранников, по внешнему виду ничем не отличающихся от стандартных окрестных мужичков, надежно оберегали покой хозяина. Соседи из числа простых парголовских аборигенов даже не догадывались, чем на самом деле занимается Тягач, и считали его кем-то вроде среднего ранга партийного или хозяйственного руководителя советских времен на пенсии.

Тягач соседей не обижал и жил с ними в мире и согласии. Выбираясь время от времени в Шуваловский парк на прогулку, он со всеми здоровался и никому не отказывал в мелких просьбах – денежек там одолжить до получки или бабушку чью-нибудь подбросить до городского собеса. Ну а после того, как вдруг оказались заасфальтированными и прекрасно освещенными все прилегающие к берлоге Тягача непролазные проселки и из Шуваловского парка как по мановению волшебной палочки исчезли наводнявшие его с незапамятных времен хулиганы, соседи окончательно прониклись безграничным уважением к Тягачу и стали называть его не иначе, как благодетелем.

Это Тягачу очень нравилось, чего греха таить.

Поручив Зяме Гробману приготовить все необходимое для встречи гостей, Тягач удалился в одну из теплиц – сосредоточиться перед серьезным разговором и заодно проверить, как там вызревают помидорчики сорта «виноградная лоза», которые он очень любил.

Когда минут через сорок он вернулся в дом и прошел в гостиную, там все уже было готово. Гробман постарался на славу.

Овальный дубовый стол ломился от домашних солений, маринадов и разнообразной снеди прямиком с Сытного рынка. Вокруг стола были аккуратно расставлены три стула с высокими спинками, обтянутыми черной кожей, бронзовые пирамидальные шляпки обивочных гвоздей на них тускло мерцали в свете подвешенной к лепному потолку лампы под оранжевым с бахромой абажуром. Полдюжины литровых бутылок водки «Московская особая» – другой Тягач не признавал – томились за стеклянной дверцей холодильника-бара. Между холодильником и столом стоял сам Гробман, потирая ладошки и вопросительно поглядывая на Тягача.

– Молодец, Зяма! – сказал Тягач. – Только ты вот что, тащи-ка сюда и четвертый стул. Посидишь с нами за компанию, послушаешь, может, и умное чего скажешь.

Гробман страдальчески поднял брови, однако возражать не стал и покорно приставил к столу еще один стул.

– Садись, садись! – подбодрил его Тягач и взглянул на часы. – Аккурат половина девятого, сейчас гости дорогие нагрянут.

Двухметровые напольные часы в углу зашипели, и гостиная наполнилась мелодичным звоном. Не успели они отзвонить, как раздался стук в дверь.

– А вот и они, – сказал Тягач и пошел встречать гостей.

Для начала выпили по рюмке, хорошенько закусили. Соблюдая обычай, Кабан с Мишей-шестипалым похвалили домашние соленья-маринады – знали, что Тягачу это будет приятно. Тягач в ответ рассказал несколько рецептов, похвастался чудо-помидорами, созревания которых он ожидает со дня на день. За процветание огородного хозяйства Тягача выпили по второй, Гробман рассказал подходящий к случаю еврейский анекдот.

– Давай к делу, Борисыч, – сказал наконец Кабан, когда все формальности были исполнены, – тучи ходят, время не ждет.

– Давай, – согласился Тягач. – Ну так что там вокруг Арбуза?

– Туго, Борисыч. Как я говорил, так и вышло. По России бухтеж пошел. Люди недовольны, что покойный арбузовский лабух Корявого грохнул. Говорят, какой ни есть Корявый, а так не положено, не по понятиям, чтобы авторитет авторитета чужаку сдавал. Мол, если даже и была у Арбуза к Корявому справедливая претензия, так он должен был ему предъяву сделать и по понятиям разобраться в присутствии уважаемых людей. А так, мол, это голимый беспредел и нарушение законов, и за это Арбуза надо наказать.

– Ну так ведь это на Арбуза гон, нам-то что, – прищурился Тягач.

– А то, что через Арбуза волна и на нас катится. Питерские, мол, не могут территорию держать, раздрай допускают, слабину дают. Авторитеты у них косяки порют, а они только рты разевают, приплели и то, что Арбуз у нас на глазах Башку загасил вместо оправданий по понятиям, а мы конкретно это дело схавали. Короче, через Арбуза базар возник, что хилые мы и не пора ли нас менять.

– Н-да... – Тягач почесал лысину, – это нехорошо.

– Куда как нехорошо, Борисыч! Сам знаешь, волк споткнется – стая только и ждет. А ведь я говорил!

– Говорил, говорил! Языком шлепать всяк горазд...

Тягач налил себе водки и выпил, не закусывая, помолчал немного.

– Ладно, – сказал он спокойно, – ты, Миша, чего молчишь?

– Мне тоже звонили, – дернул щекой Миша-шестипалый, – из Ростова-на-Дону, причем сам Мохнатый. Там еще дела.

– Мохнатый? – быстро переспросил Тягач, вскинув брови. – Что еще за дела?

– Ну, не у них, а в Волгограде, они же там плотно завязаны. Там тоже с Арбузом непонятки. Типа Арбуз вписал местного Бритву на разборку с тюменским Чукчей...

– Знаю, – кивнул Тягач, – говноед еще тот.

– Говноед не говноед, а тоже братве не чужой. Арбуз на разборке повесил на Чукчу отступное за косяк, Бритва подписался. Все вроде по понятиям, ан нет. Арбуз отбывает в Питер, а Чукчу находят с пером в глотке. Мохнатый недоволен, спрашивает, что у вас в Питере вообще делается, живы ли вы там.

– Опять Арбуз! – Кабан ударил кулаком по столу, его рюмка опрокинулась. – Вы что, не въезжаете, что он нас всех подставляет?

Укоризненно посмотрев на него, Тягач поставил рюмку на место, наполнил ее водкой.

– Не горячись, Кабан, выпей. И ты выпей, Миша. Налей-ка ему, Зяма. А я пока пойду позвоню в Москву, покалякаю-ка по-стариковски с Французом.

Кабан с Мишей-шестипалым переглянулись.

– Надо ли? – осторожно спросил Кабан.

– Надо, – коротоко ответил Тягач и вышел из гостиной.

Разговор с Москвой получился долгий. Кабан с Мишей успели пропустить по четыре рюмки и накуриться до одури, а Тягач все не возвращался. Попытки Гробмана развеять установившуюся за столом тревожную атмосферу очередным еврейским анекдотом успеха не имели.

Наконец Тягач вернулся.

Покряхтывая, он опустился на свой стул и мрачно оглядел собравшихся.

– Ну что, какие там дела? – не вытерпел Кабан.

– Дела, что называется, как сажа бела, – буркнул Тягач, налил себе водки и подцепил на вилку маринованный гриб, – идет-грядет зеленый шум. Приплыли мы прямиком ко всероссийской сходке.

– Оба-на... – протянул Миша-шестипалый, – и что?

– Да все то же, только вид сбоку. Ждет нас, голуби мои, отчет о проделанной работе, как граждане начальники изволят выражаться. И, как говорят те же граждане начальники, с возможными оргвыводами. Вот такие дела.

– Когда?

– Через неделю.

– И где?

– Ты, Миша, как не родной, в самом деле. Ну конечно же у нас, в Питере.

Кабан с силой вдавил недокуренную сигарету в пепельницу, Гробман привычно воздел руки к небу.

– Ай, ай, как нехорошо, – залопотал он, раскачиваясь. – Когда я еще хорошо управлял картами, как-то я видел такую сходку в Белгороде, так там потом поставили смотрящего из Москвы...

– Цыц, Зяма! – прикрикнул на него Тягач. – Не до твоих мемуаров сейчас.

Опрокинув рюмку, он долго жевал гриб, собираясь с мыслями.

– Арбуз во всех этих делах заноза! – прервал его раздумья Кабан. – Надо что-то решать. Правильно я говорю, Миша?

Миша-шестипалый кивнул и посмотрел на Тягача.

– По старшинству тебе говорить, Борисыч.

– Ладушки, – сказал Тягач, нахмурившись, – будем решать. Мое стариковское мнение такое. Арбуз, спору нет, вор уважаемый и авторитетный. Однако всю общину из-за него под удар подставлять негоже. И выход здесь, по моему стариковскому разумению, один-единственный и другого нет. Надо повернуть толковище на разборку не с питерской общиной, а с Арбузом лично, тогда все и срастется, и мы будем при козырях.

– Верно! – подхватил Кабан. – А для этого нужно сделать так, чтобы Арбуз не сам на сходку пришел, а чтоб мы его туда привели. Тогда можно обставиться, что для этого мы, мол, братву и встречаем, чтобы с полной уважухой ко всем непонятки разрешить. Так, Миша?

После небольшой паузы Миша-шестипалый дернул щекой и опять кивнул.

Все замолчали, настороженно глядя друг на друга. Один Гробман демонстративно закрыл глаза и тихонько бормотал что-то себе под нос.

Тишину нарушил Тягач.

– Решили так решили, – буркнул он, – здесь барышень нет, посрать да родить нельзя погодить. Берем Арбуза и точка. Со всем уважением к его заслугам, чтобы все было по понятиям, но берем. Держим до сходки и представляем на толковище, пусть братва судит-рядит. Все согласны? Говори, Кабан!

– Да.

– Ты, Миша?

– Да.

– Ну вот и все, суши портянки. Зяма, наливай!

* * *

Слежку Арбуз обнаружил сразу.

Подъехав поутру к своему офису на углу Литейного и Некрасова и выйдя из машины, он краем глаза срисовал неприметную вишневую «девятку» с тонированными стеклами, мирно припаркованную на противоположной стороне Литейного метрах в пятнадцати впереди. Стекло со стороны водителя было приспущено на пару сантиметров, из образовавшейся щели прихотливой змейкой вился сизый сигаретный дымок.

– Ну-ну, – вздохнул Арбуз, неторопливо прикурил и направился к входной двери из бронированного стекла.

Уже взявшись за грибообразную дверную ручку, он помедлил секунду и, не оборачиваясь, внимательно посмотрел на отражение «девятки» в полированной стеклянной поверхности. Отметил, что водительское окно уже закрыто, а обрубленная змейка табачного дыма медленно тает в воздухе на манер улыбки чеширского кота из сказки Льюиса Кэролла «Алиса в стране чудес».

Арбуз хмыкнул, рывком открыл дверь и прошел внутрь. В вестибюле его почтительно приветствовал плечистый наголо стриженный коренастый охранник в черном костюме, пиджак которого откровенно оттопыривался в районе левой подмышки.

Поманив его пальцем, Арбуз кивнул на «девятку» и коротко спросил:

– Давно?

– Да уж минут двадцать, как маячат, Михаил Александрович. Я их на мониторе засек. Проверить?

– Не надо. Тюря здесь?

– Здесь. Как раз насчет финской древесины приехали, разбирается.

– Хорошо.

К себе на второй этаж Арбуз подниматься не стал. Вместо этого он отошел в глубь вестибюля, достал мобильник, пощелкал кнопками.

– Тюря? Спустись-ка вниз, дело есть.

В ожидании Тюри Арбуз задумчиво покусывал короткую толстую антенну мобильника. Торчать целый день в офисе он сегодня не собирался, планировал заехать минут на десять, посмотреть, как идут дела, а потом навестить Романа с Лизой, оставив на хозяйстве верного Тюрю. Роман с Лизой еще вчера были препровождены в надежное бунгало на Карельском перешейке – в то самое, в котором Арбуз прятал выкраденного из «Крестов» Чернова до его отправки за границу.

И вот на тебе, хвост. Очень любопытно узнать, кто же это так трогательно о нем заботится. Ага, а вот и Тюря.

– Вишневую «девятку» видишь? – вместо приветствия спросил Арбуз.

– Вижу, Череп уже докладывал.

– Слушай сюда. На Некрасова телефон-автомат, знаешь?

– Да.

– Выйди через двор и дуй туда. Позвони в ментовку, скажи, что видел, как в вишневую «девятку» садились подозрительные черножопые, какие-то мешки там у них странные, у одного распахнулся пиджак, и ты засек под пиджаком... ну, хотя бы пистолет. Или нет, лучше обрез. Дашь адрес и сразу отбой. Понял?

– Как не понять! – улыбнулся Тюря. – За последние взрывы ментам хвост накрутили, землю роют насчет терроризма. Враз будут здесь всем кагалом, палку срубить на халяву, благо отделение за углом...

– Правильно мыслишь. Действуй!

Проводив Тюрю, Арбуз поудобнее устроился у приоткрытого по случаю жаркого дня окна, не выпуская из виду вишневую «девятку». Менты не заставили себя долго ждать – терроризм и впрямь нынче в почете.

Не прошло и десяти минут после ухода Тюри, как с улицы Некрасова на Литейный с визгом вырулили два милицейских уазика и намертво блокировали «девятку» с двух сторон. Из уазиков высыпали автоматчики в касках и бронежилетах, взяли «девятку» на прицел. Один из них осторожно постучал в тонированное стекло.

– Эй, в машине! Вышли без глупостей наружу и предъявили документы.

После небольшой паузы двери «девятки» открылись и из нее выбрались двое средних лет мужичков вполне обыкновенной наружности.

– Ба, знакомые все лица, – пробормотал Арбуз и отвернулся.

Дальнейшее его уже не интересовало.

Мужичков этих он прекрасно знал – это были Шуруп и Кактус, самые что ни на есть доверенные лица разлюбезного Якова Борисовича Тягайло, сиречь Тягача. Несмотря на незамысловатую внешность, были они великими мастерами на всякие хитроумные штуки. Тягач их берег и использовал только в делах исключительной деликатности и ответственности – например, в таких, когда оказывалось позарез необходимо, чтобы, скажем, какой-нибудь важный и хорошо охраняемый человек вдруг бесследно исчез.

Из-за приоткрытого окна было слышно, как Шуруп с Кактусом что-то плаксиво канючили, а также отрывистые команды ментов, приступивших к досмотру «девятки». Арбуз покачал головой и направился к себе в кабинет.

Проходя через приемную, он кивнул привставшей было Танюше: – Меня нет!

Расположившись в уютном кожаном кресле на колесиках, Арбуз закинул ноги на стеклянную столешницу и задумался. Ай да Тягач! Ну и зачем ему все это понадобилось? В то, что Тягач вознамерился его, Арбуза, просто-напросто грохнуть, Арбуз ни на секунду не поверил, несмотря на весьма красноречивое для понимающих людей присутствие под окнами фирмы «Пиксель» таких специалистов, как Шуруп с Кактусом. Слишком привержен Тягач к старинным воровским законам, чтобы пойти на такой откровенный беспредел по отношению к другому авторитетному вору. Да и по делам они никак не пересекались, наоборот, даже иногда помогали друг другу – ведь сферы влияния давно уже были разграничены по обоюдному сердечному согласию.

Инцидент по поводу Корявого, конечно же, не в счет – так, рабочий момент, поговорили, всё выяснили и разошлись. Тогда что же?

А вот мы сейчас это у него у самого и выясним.

Арбуз рывком снял ноги со стола, пододвинул к себе телефон и набрал домашний номер Тягача.

Трубку поднял Зяма Гробман.

– Ой, Михаил Александрович, дай бог вам здоровья, как я рад вас, так сказать, слышать... – затараторил он, как только услышал голос Арбуза.

– А что, есть основания сомневаться в моем здоровье?

– Типун вам на язык, Михаил Александрович, что вы такое говорите...

– Яков Борисович далеко?

– Здесь, здесь, тоже так будет рад с вами поговорить, что я даже не знаю...

Из трубки донеслось шуршание, и после непродолжительного молчания раздался низкий голос Тягача:

– Здравствуй, Михаил Александрович! Молодец, что позвонил, не забываешь старика. Что скажешь хорошего?

– Яков Борисович, с чего это ты за мной приглядывать начал? – прямо спросил Арбуз. – Если узнать чего хочешь, так скажи, у меня от уважаемых людей секретов нет!

– А-а, это ты про Шурупа и Кактуса, – нимало не смутился Тягач, – так это они не за тобой посланы приглядывать. Наоборот, за теми, кто тебя, мил человек, припасти решил. И оберечь тебя таким образом.

– Благодарствую за заботу, но у меня и своих оберегателей достаточно. Объяснись, Яков Борисович.

– Не телефонный это разговор, – вздохнул Тягач. – Прямо с утра прошел шепот от верных людей, что тобой сильно заинтересовались, Михаил свет мой Александрович. И тобой, и друзьями твоими. Мол, хвостик за тобой увязался. Вот я и решил это дело проверить, подстраховать тебя, прости уж старика за своеволие. Зря тревожить тебя не хотел, думал сперва результатов дождаться. А ну как липа? А ты, вишь, взял да и сам позвонил.

– Кто заинтересовался?

– Говорю же, что не телефонный это разговор, Михаил Александрович. Ты вот что, может, заскочишь ко мне на полчасика, ну хоть прямо сейчас? Мы бы и поговорили, дело-то, похоже, серьезное.

Арбуз помедлил немного:

– Хорошо, я приеду.

– И вот еще что, Михаил Александрович. Ты уж будь другом, возьми машинку какую-нибудь понеприметней, а кого-нибудь из ребят пусти сначала на своей тачке покататься – так, на всякий случай, а потом уж и сам отправляйся. Чтобы хвостик-то не узнал, что мы с тобой встречаемся, ей-богу, так лучше будет, поверь старику, жизнью битому. Для нас обоих лучше. Уважь старика, лады?

– Хорошо, – повторил Арбуз и дал отбой.

Услышав короткие гудки, Тягач положил трубку и внимательно посмотрел на сидящего напротив него Зяму Гробмана.

– Пятерка в дневник тебе, Зяма. Сработало, повелся Арбуз.

Зяма потупил глазки и довольно улыбнулся:

– А как вы думаете, могло бы не сработать, Яков Борисович, дай бог вам здоровья? Как только Михаил Александрович увидел Шурупа с Кактусом, он же не мог не позвонить, он же умный человек! И как умный человек, он никак не мог их не увидеть, дай бог ему здоровья. А как иначе можно было сделать так, чтобы он приехал к нам сам, да еще и один? Ведь Михаил Александрович не только умный, он еще и смелый, и благородный, он любит друзей и уважает братву, надо же этим пользоваться... Нет, Зяма еще не забыл, какие он делал комбинации, и не только в картах!

– Ладно, раскудахтался, – добродушно пробурчал Тягач, – гречневая каша сама себя хвалит. Пойди-ка лучше подготовь ребят. Да не забудь поставить кого-нибудь у поворота с Выборгского шоссе, для уверенности, что он точно один приедет.

Гробман негодующе пожал плечами, как бы говоря, что уж о таких-то очевидных вещах ему можно было бы и не напоминать.

– Тебе бы, Зяма, в Мосаде трудиться! – рассмеялся Тягач. – Давай действуй. Я в теплице.

* * *

Арбуз не колебался ни секунды – ехать надо.

Сборы были недолгими. Старый добрый позолоченный «Магнум» привычно лег в наплечную кобуру, верный Тюря, с облегчением оторвавшийся от изнурительных переговоров с туго соображающими северными соседями, в момент организовал неприметную серую «десятку», реквизировав ее на пару часов у кого-то из охранников. Советом Тягача насчет отвлекающего маневра Арбуз пренебрег, посчитал ниже своего достоинства до такой уж степени шугаться в собственном городе.

Все, пора.

Однако стоило Арбузу выбраться из-за стола, как из приемной послышались протестующие возгласы Тани, дверь без стука распахнулась, и на пороге кабинета материализовался широко улыбающийся Боровик.

– Привет, Миша! Проезжал тут мимо, ну и решил зайти, проведать друга детства запросто, без звонка. Не возражаешь?

– Что за вопросы, Саня? Только я сейчас уезжаю, заморочка одна появилась. Давай-ка лучше вечером пересечемся, можем Рому вместе проведать, посидим там как следует.

Улыбка сошла с лица Боровика.

– Заморочка? Что-нибудь по наши души, Миша?

– Сам не знаю пока, но похоже, что какая-то фигня заваривается. В общем, еду, чтобы понять что к чему.

– Хорош темнить, Миша, – нахмурился Боровик, – старый опер тему нюхом чует. Что стряслось?

– Хорошо, что бог миловал к тебе на допрос попасть, друг ситный, не то бы точно раскололся, уронил высокую марку питерского криминалитета. Как говаривала моя бабушка, царствие ей небесное, отвяжись, худая жисть! Сам разберусь, мои дела.

– И не надейся, Миша. Наши дела теперь общие, как будто сам не знаешь. Короче, пока не расскажешь, я тебя отсюда не выпущу, и не надейся. Ну?

Арбуз махнул рукой и рассказал об обнаруженной слежке и о последующем разговоре с Тягачом.

– Вот такие дела, друг детства. Что скажешь?

– Что, что... – протянул Боровик, – знаю я эту публику, и Тягача, он же Тягайло, Яков Борисович, и Зяму этого, он же Гробман, Зиновий Исаакович. Все были у нас в разработке, народец еще тот, подходов к ним днем с огнем не найти... Да что я тебе объясняю, они же твои коллеги, миль пардон, мсье Арбузов. Скажу только, что Зяма тягачевский – корефан еще тот, совсем не так прост, как кажется. И одному тебе в это паучье логово ехать ну никак нельзя.

– Саня, это вопрос решенный. Слабину здесь дать – себя не уважать.

– Диву даюсь на понятия ваши корявые, – покачал головой Боровик, – ведь сам знаешь, что это за фрукты...

– Понятия наши не корявые, – твердо сказал Арбуз, – и уважающие себя люди не зря их держатся. Все, проехали, Саня.

– Хорошо, не считаешь возможным своих взять, я с тобой поеду.

Арбуз посмотрел Боровику в глаза и отрезал:

– Нет, Саня. Будь здесь. Отвечаешь за Рому с Лизой.

Арбуза ждали.

Стоило ему подъехать к покрытым серой шаровой краской воротам из двухмиллиметровой стали, как створки ворот тут же разъехались в стороны с тихим шипением. За воротами обнаружились три невзрачных мужичка с помповыми ружьями, на удивление похожие на Шурупа с Кактусом. Арбуз опустил стекло, к нему тут же подошел один из мужичков, вежливо поздоровался и показал на навес в глубине двора, под которым располагался автопарк Тягача – пара джипов, микроавтобус «Мерседес», «БМВ-шестерка» для представительских выездов и натуральная «Победа» с родной отделкой и реставрированным родным мотором, выпущенная аккурат в год смерти Сталина.

«Победа» была любимой игрушкой Тягача наряду с двухстволкой «Зауэр» и вороненым маузером. Особенно радовали его зеленый круглый индикатор лампового приемника и набалдашник из слоновой кости на кулисе переключения передач на рулевой колонке. «Победу» Тягач никому не доверял, даже мыл ее сам лично.

Именно у этой самой «Победы» Арбуз и припарковался. Стоило Арбузу выйти из машины, как к нему тотчас же подскочил один из мужичков и извиняющимся тоном попросил сдать оружие.

– Не сердитесь, Михаил Александрович, – сказал он, почтительно принимая «Магнум», – мы люди маленькие, так уж у нас принято, а пистолетик ваш будет в целости и сохранности, не извольте сомневаться.

Арбуз молча кивнул и направился к дому, где его поджидал стоящий на крыльце с распростертыми объятиями Тягач.

– Рад, рад, Михаил Александрович, рад, что уважил старика, милости прошу! – пробасил он, пожимая руку Арбузу и провел его в гостиную.

В гостиной они уселись друг напротив друга за овальным дубовым столом. Зяма Гробман тут же водрузил на стол поднос, на котором красовались запотевшая бутылка «Московской особой» и фарфоровые пиалы с солеными рыжиками и маринованными огурчиками, однако Арбуз от угощения отказался.

– Что же ты, Михаил Александрович, – удивился Тягач, – никак брезгуешь моим хлебом-солью?

– Побойся бога, Яков Борисович. Я же на минуту, как и договаривались. Расскажи, что случилось, зачем звал. Посидеть по-свойски всегда успеем.

– На минуту, говоришь? Боюсь, не выйдет у нас с тобой минутой-то отделаться, вишь, какое дело... Ну да ладно, вольному воля, а я с твоего разрешения выпью, не обессудь.

Тягач неторопливо налил себе водки, выпил и захрустел огурчиком, поглядывая на Арбуза.

– Яков Борисович, – вздохнул Арбуз, – не тяни. Что за дела?

– Дела такие, что надо бы тебе, Михаил Александрович, поберечься.

– Спасибо, я уже в курсе. Буду признателен, если...

– Укрыться бы надо тебе, мил человек, – не слушая Арбуза, продолжил Тягач, – а укрыться тебе лучше всего у меня, вот ведь какая история, Михаил Александрович!

Арбуз оглянулся на стоящего у него за спиной Гробмана.

– Яков Борисович, не темни, не к лицу тебе это, – резко сказал он, – я не Бобик из-под забора!

Крякнув, Тягач встал и прошелся по гостиной.

– Да уж какой там Бобик, – сказал он наконец, – ладно, Михаил Александрович, темнить не будем. Братва предьяву тебе делает, через неделю всероссийский сходняк по твою душу. А пока выпало мне уважительно поберечь тебя, я уже и местечко приготовил, будешь как у Христа за пазухой.

Лицо Арбуза окаменело:

– Ты, Яков Борисович, не много ли берешь на себя?

– Может, и много, Михаил Александрович, но такая уж, видать, выпала мне тягота. Ты не горячись, а побудь недельку у меня в гостях, деваться некуда. Извини, что в подвале, но там все путем – ковры, диваны, видик, этот, как его, прости господи, все запомнить не могу... А, блин, ди-ви-ди! И все прочее по первому твоему требованию, не сомневайся. Захочешь ляльку для баловства – и лялька будет, мнето, старику это ни к чему, а ваши годы молодые, как не понять! Давай, Михаил Александрович, по-хорошему. Ребятки тебя проводят, они же и оберегать будут. Ребятки надежные, да ты их знаешь. Эй!

Дверь в гостиную тут же распахнулась, за ней обнаружились Шуруп и Кактус с пистолетами в руках. Не говоря ни слова, они подошли к Арбузу и встали по обе стороны от него.

– Плохо кончишь, Яков Борисович, – покачал головой Арбуз, – жизнь таких подлянок не прощает. Ну и занесло тебя на старости лет!

– Ну, уж как есть так и есть, – Тягач отвел глаза, – ты лучше о себе подумай. На толковище ведь тебя рвать будут, и я за тебя подписываться не стану. И Кабан не станет, и Миша-шестипалый. Как там наши предки говаривали? Дружба дружбой, а табачок врозь. Не обессудь, мил человек, своя рубашка ближе к телу. Иди, отдохни напоследок.

Арбуз молча встал. Шуруп с Кактусом хотели было взять его под руки, однако сразу опомнились – богатый жизненный опыт подсказал им, что этого делать не следует.

Когда дверь за ними закрылась, Тягач хмуро посмотрел на Гробмана.

– Ай, вейз мир! – пожал плечами Гробман. – И не таких я видел, когда еще умел делать картами удивительные вещи, и не только картами, заметьте, Яков Борисович, дай бог вам здоровья. Вы только сделайте одолжение, напомните ребяткам, чтобы, так сказать, телефончик не забыли забрать у Михаила Александровича...

Глава 7

ЦИГЕЛЬ-ЦИГЕЛЬ, АЙ-ЛЮ-ЛЮ!

Боровик ждал Арбуза у него в кабинете, попивая предложенный Таней кофе. Когда пошел третий час ожидания, он принялся названивать Арбузу на мобильник, однако ровный женский голос каждый раз оповещал его, что «аппарат абонента выключен или находится вне зоны обслуживания». Так оно и было – изъятая у Арбуза трубка мирно покоилась рядом с вертикалкой «Зауэр» в несгораемом шкафу, вделанном в бетонную стену подвального тира берлоги Тягача.

Поняв, что его худшие подозрения подтверждаются, Боровик заглянул к Тюре, избавившемуся наконец-то от тормозных финских барыг, и в двух словах обрисовал ситуацию. Они поговорили немного, после чего Тюря выдал Боровику никелированную пятнадцатизарядную «Беретту» и пожелал ему удачи.

Порешили на том, что Боровик поедет на разведку и попытается на месте понять, что к чему. Тюря же по-прежнему останется на хозяйстве и будет в полной боевой готовности ожидать развития событий.

По оперативным разработкам, проведенным на прежнем месте службы, Боровик прекрасно знал, где обитает Тягач. Знал он и про телекамеры видеонаблюдения, и про трехметровый забор, увенчанный колючей проволокой под напряжением в пару тысяч вольт, и про вооруженную охрану.

Поэтому он оставил свою верную «копейку» на Выборгском шоссе и пешком, прячась за деревьями, подобрался к усадьбе Тягача со стороны Шуваловского парка. Когда до усадьбы оставалось метров пятьдесят и красный кирпичный забор со стальными воротами явственно обозначился впереди, Боровик выбрал дерево потолще, присел на корточки за шершавым стволом и огляделся.

Да, вот уж у кого дом и впрямь его крепость. Такую твердыню только с ОМОНом и штурмовать, да как бы еще не пришлось и у саперов помощи просить.

И тут Боровику несказанно повезло.

Оснащенная глазком телекамеры дверь рядом с воротами приоткрылась, и в образовавшуюся щель на улицу выскользнул маленький сморщенный человечек. Человечек с удовольствием посмотрел на безоблачное небо, начинающее розоветь в предзакатных лучах уже коснувшегося верхушек деревьев солнца, кивнул самому себе и неторопливо двинулся в глубь Шуваловского парка по дорожке, посыпанной светлым речным песком и окаймленной бордюром из половинок таких же красных, как забор Тягача, кирпичей.

И дорожка эта проходила метрах в пяти от того дерева, за которым прятался Боровик.

– Ай-яй-яй, как хорошо, – прошептал Боровик, который, конечно, сразу же узнал завсегдатая всех ментовских картотек Зяму Гробмана, – похоже, что удача решила на манер Гюльчатай наконец-то показать вам свое прекрасное личико, товарищ бывший майор... А мы в ответ ей сейчас покажем, что бывших майоров не бывает...

Осторожно перемещаясь по периметру ствола, Боровик пропустил Гробмана мимо себя, подождал немного и последовал за ним, бесшумно перебегая от дерева к дереву.

Когда берлога Тягача скрылась за деревьями, он вышел на дорожку метрах в десяти позади Гробмана и негромко скомандовал:

– Стой!

Гробман тут же остановился и замер как вкопанный.

– Теперь медленно поворачивайся без шума и лишних телодвижений. Стреляю без предупреждения.

Мелко перебирая ногами на манер оловянного солдатика из детского спектакля, Гробман развернулся лицом к Боровику и всплеснул руками:

– Боже ж мой, какая встреча, гражданин майор, а я слышал, что вас уволили из органов, дай вам бог здоровья...

Гробман осекся, увидев направленное на него дуло пистолета.

– Именно так, Зяма, – кивнул Боровик, указывая глазами на «Беретту». – Я теперь частное лицо, и безо всяких ордеров прямо здесь грохну тебя, если ты, например, выведешь меня из себя. А чтобы не раздражать меня, у тебя имеется всего лишь одна возможность. Без утайки рассказать, что сталось с прибывшим в ваше логово около четырех-пяти часов тому назад Михаилом Александровичем Арбузовым. Я слушаю.

– Помилуйте, гражданин майор, я старый бедный еврей, живу в этом доме для куска хлеба, из милости от Якова Борисовича, дай бог ему здоровья, откуда мне знать...

Раздался сухой щелчок взводимого курка.

Гробман вздрогнул и замолчал.

– Ты только передо мной-то сиротой казанской не прикидывайся, Зяма! – лениво протянул Боровик. – Повторяю для особо тупых. Где Арбуз и что с ним? Считаю до трех. Раз!

– Гражданин майор...

– Два!

– Да что же это делается, среди бела дня убивают, так сказать, пожилого ни в чем не повинного человека...

– Два с половиной...

– Стойте! Я все скажу.

Всплеснув руками, Гробман поднял маленькие морщинистые ладони к небу.

– Видит бог, я тут ни при чем, я маленький человек, и только не говорите ничего Якову Борисовичу, я вас умоляю, гражданин майор!

– Два с половиной...

– Михаил Александрович жив-здоров, он в подвале у Якова Борисовича, но в очень приличных условиях, чтоб мне так жить.

– Какого хрена?

– К Михаилу Александровичу у провинциальной и столичной братвы претензии по поводу Корявого, Чукчи и этого певца, которого взорвали, дай бог ему здоровья. Будут судить его на всероссийской сходке через неделю, и по секрету скажу вам, что Яков Борисович с Кабаном и Мишей-шестипалым будут его сдавать. Ну что поделаешь, если им тоже надо кушать, и совсем не надо, чтобы из-за Михаила Александровича они имели неприятности? Только я вам ничего не говорил, гражданин начальник, это я только ради вас и огромного к вам уважения...

– Ладно, замолчал! – прервал Боровик Гробмана и задумался.

Решение пришло быстро. Была не была, а ну как проскочит?

– Мобильник есть? – спросил он у Гробмана, не отводя от него дула пистолета.

– Конечно есть, пожалуйста, пользуйтесь, не считайте времени, дай бог вам здоровья, правда, там совсем немного денег...

– Набирай Тягача!

– Зачем вам Яков Борисович? – в ужасе пискнул Гробман. – Мы же с вами договорились!

– Два с половиной...

– Сейчас, сейчас!

Дрожащими руками Гробман вытащил откуда-то из-за пазухи телефон, потыкал пальцем в кнопки и протянул его Боровику.

– Пожалуйста, но только имейте сожаление к старому человеку...

Тягач откликнулся почти сразу.

– Зяма, ты? – спросил он, когда на дисплее его мобильника высветился номер трубки Гробмана. – Где тебя носит? Хватит гулять, ужинать пора.

– Говорит майор Боровик.

– Фу-ты ну-ты, ножки гнуты, – спокойно сказал Тягач. – Ты же вроде теперь бывший, а, Боровик? Или зря болтают люди?

– Ты же знаешь, Тягач, в нашем деле бывших не бывает, – так же спокойно ответил Боровик, – дело к тебе есть.

– И какое же у отставного мента может быть ко мне дело?

– Меняю Зяму на Арбуза.

Тягач помолчал немного и равнодушно отрезал:

– Не пойдет.

– Зяму не жалко?

– А что ты с ним сделаешь, мусор? Впрочем, что хочешь, то и делай, некогда мне с тобой тут лясы точить. Ужин ждет. Бывай!

Послышались короткие гудки. Боровик плюнул и бросил мобильник под ноги жадно ловившему обрывки разговора Гробману.

– Вот так, Зяма. Отказался от тебя Тягач.

– О, вейз мир! – горестно запричитал Гробман, раскачиваясь. – Какая черная неблагодарность, теперь вы видите, что бедный Зяма абсолютно ни при чем...

– Ладно, пошел отсюда! – прикрикнул на него Боровик и, не оглядываясь, быстро зашагал в сторону Выборгского шоссе, пряча на ходу пистолет во внутренний карман пиджака.

Добравшись до машины, он достал мобильник и быстро набрал номер.

– Рома, ты на месте, в бунгало? С вами все в порядке? Плохо дело, Рома, Арбуз в капкане, и мы теперь без него остались. Надеюсь, временно. Жди, скоро буду.

* * *

Ну всё, скорее к Роману, время не ждет.

Боровик протянул было руку к замку зажигания, однако тут же отдернул ее и хлопнул себя ладонью по лбу.

А куда, собственно говоря, ехать-то? Когда провожали Рому с Лизой, Арбуз объяснял Боровику, как до их укрытия добраться, даже чертил на бумажке какую-то схему – да вот беда, осталась бумажка в офисе, никто ведь не думал, что с Арбузом такое может приключиться... Да и выпито, между прочим, было немало. Так что и сам Рома в деле его поисков наверняка не помощник, тем более что отвозили их туда ночью.

А Карельский перешеек большой, размером аккурат с пресловутую Чечню, между прочим. Интересно представить себе пятнадцатилетнюю партизанскую войну на Карельском перешейке, с неуловимыми полчищами боевиков – так, ради любопытства...

Тьфу! Ну и что дальше?

– Мудак! – Боровик хлопнул себя по лбу. – Совсем нюх потерял, майор! А Тюря на что? Пришла пора окончательно сраститься с уголовным элементом!

Тюря подобрал Боровика на выезде из города, «копейку» они бросили на ближайшей бензоколонке и продолжили путь на черном «Лексусе», на котором приехал Тюря. После сорокаминутной гонки по Выборгскому шоссе слева между сосен показалось большое озеро.

– Глубокое называется! – объявил Тюря и вывернул руль.

«Лексус» запрыгал по ухабам и покатил по проселку, ведущему вдоль берега. Они обогнули озеро с севера и начали было потихоньку удаляться от берега, как вдруг Тюря решительно свернул на совсем уж незаметную какую-то одноколейную тропку и углубился в заросли прибрежного подлеска.

Через пару сотен метров одноколейная тропка вдруг превратилась во вполне приличную асфальтированную дорогу, которая сначала нырнула в заболоченную низину, а потом вдруг вывела их на высокий берег, поросший могучими корабельными соснами и спускающийся гранитными уступами к узкому песчаному пляжу.

Тюря притормозил.

– Ого! – оценил размеры озера Боровик, убедившись, что противоположный берег его теряется в вечерней дымке.

– Здоровое, – подтвердил Тюря, – оно вроде теннисной ракетки, здесь широкая часть, а на юге как бы ручка. Там Староселье, лагеря всякие пионерские бывшие, пляжи, а здесь пусто, как у Робинзона Крузо за пазухой. Вообще никого не бывает, и дорог никаких нет, только наша. Болота кругом.

– Ну и где схрон ваш?

– Схронов не держим. Туристическая база «Уют»!

Тюря показал рукой вперед.

Там высокий берег расступался, открывая путь для впадающей в озеро речушки. В небольшой узкой долине виднелись выстроившиеся вдоль кромки воды аккуратные приземистые коттеджи, выкрашенные неприметной зеленой краской. Прямо напротив устья речушки уходила на юг гряда мелких скалистых островов, которую замыкал остров побольше, покрытый густым лесом.

Оценив диспозицию, Боровик отметил про себя, что сделай он сейчас десяток шагов назад, и коттеджи тут же скроются из виду, как будто их и не бывало. Да и с озера туристическую базу «Уют», похоже, не углядеть – острова закрывают.

– Тут еще и телекамеры, и на подъезде, и на островах, – угадал ход его мыслей Тюря, – и тросы с руку толщиной между островами под водой пущены, чтобы не заплывал кто не надо по глупости. А на том острове, который самый большой, он Стерегущий называется, отдельная резиденция для особо нуждающихся в уединенном отдыхе. Там, кстати, Чернов отсиживался, Михаил Александрович сказал туда его определить.

– А Рома с Лизой?

– Они здесь, на берегу, – рассмеялся Тюря. – Прошу, господин-товарищ майор.

«Лексус» неторопливо сполз с высокого берега, обогнул двухметровый покрытый камуфляжными пятнами забор из бетонных плит, который Боровик издали даже и не заметил, и миновал некое подобие КПП с гостеприимно раскрытыми стальными воротами. На крыльце ближайшего к озеру коттеджа тут же показался встревоженный Роман, бережно придерживающий за плечи Лизу.

– Что, Саня, покой нам только снится? – спросил он Боровика, пожимая ему руку.

– Похоже на то. Пошли, думу будем думать.

Однако думать долго не пришлось.

Едва они расположились вокруг уютно потрескивающего сухими березовыми дровами камина и Боровик в двух словах рассказал о том, что случилось с Арбузом, как раздался стук в дверь и, не дожидаясь разрешения, вошел явно взволнованный Тюря.

– Извините, конечно, но тут новая бодяга, – Тюря показал на свой мобильник. – Звонит браток, которого я оставил портсигар Михаила Александровича слушать. Гляньте-ка, чего он там записал... Давай, Череп!

Тюря протянул мобильник Роману. Тот некоторое время молча слушал, потом попросил повторить и передал трубку Боровику.

– Н-да, – протянул Боровик, когда запись закончилась, – вот тебе, бабушка, и Юрьев день...

Роман, Боровик и Тюря переглянулись, Лиза непонимающе посмотрела на них.

– Началось, Лиза, – нарушил молчание Роман, – причем все сразу. В дополнение к Мишиным несчастьям еще и «Воля народа» зашевелилась, ровно через четыре дня в Новосибирск прибывает поезд их поганый, ну, помнишь, мы обсуждали... Там на поезд подсадят врачей всех этих, добровольцев, и заграничных, и наших, которые ни сном ни духом не знают о том, что вакцину давно подменили! В Новосибирске аэропорт худо-бедно международный, получше, чем в Хабаровске, так их туда сразу и доставят всех скопом, вместе с журналистами. А потом сразу на первую зону, под Листвянку...

– Господи, ну неужели ничего нельзя исправить? – всплеснула Лиза руками. – Ведь пока они доедут до Новосибирска, еще есть время хоть что-то исправить, разоблачить их как-нибудь, что ли!

Потупившийся было Боровик поднял глаза:

– Подождите-ка, подождите! Выходит, что на всем перегоне от Хабаровска до Новосибирска на поезде будет только команда этой «Воли народа».

– Ну? – спросил Роман.

– А это почти двое суток по тайге, только сопки кругом, да один полустанок паршивый на сотню километров. А ну как под откос его?

Роман усмехнулся.

– Ты, Саня, не иначе, как в детстве книжек про белорусских партизан начитался, про рельсовую войну. Я когда узнал про этот поезд, так сам с ходу предложил Мишке его захватить, но ведь и в самом деле глупость все это.

– Захватить одно, а пустить под откос – другое. Это уж можете мне поверить, я от отдела нашего по командировкам в Чечню помотался. Тем более что нормальных-то людей там не будет, совесть мучить не будет!

Роман покрутил пальцем у виска, однако призадумался.

– Оп-па! – сказал он вдруг. – А ведь если бы это дело, чем черт не шутит, удалось, можно и Мишку выручить...

– Как? – подались вперед Тюря с Боровиком.

– Да очень просто! Тогда была бы возможность объяснить всем людям, которые на Мишку сейчас катят, что он все делал только для того, чтобы отвести от братвы подлянку эту неслыханную, для того и меня привлек, а не в нарушение законов всяких там воровских!

– Точно! – просиял Тюря. – Братва поймет!

Подкинув пару поленьев в камин, Боровик поворошил угли и сказал серьезно:

– Все, шутки в сторону. Получается, что куда ни кинь, всюду клин. Надо собираться в Новосибирск, на месте разбираться. Есть у меня там дружок из спецов, он по-прежнему в системе, и человек правильный – думаю, поможет.

Роман кивнул.

– Решено! За тобой, Толя, забота о Мише, – обратился он к Тюре. – Берлогу этого Тягача надо обложить так, чтобы мышь не проскочила.

– Постойте, – запротестовал Тюря, – у меня наколки на новосибирскую братву...

– Наколки эти ты передашь нам с Саней, – твердо сказал Роман, – а здесь ты нужнее. Не спорь, пожалуйста.

Махнув рукой, Тюря отошел в сторону, и тут напомнила о себе Лиза.

– Обо мне, кажется, никто уже и не думает? – с вызовом спросила она. – Как Мату Хари изображать, так сразу Лиза, а как в Новосибирск, так без меня? Дудки! Я еду с вами.

Внимательно посмотрев на Лизу, Роман тут же понял, что спорить бесполезно, однако это его почему-то ничуть не огорчило. Он обреченно махнул рукой, невольно повторив жест Тюри, чем вызвал дружный смех всех присутствующих.

– Ладно, Мата Хари, собирайся в путь-дорогу. Толя, помоги с билетами, нужно вылететь ближайшим рейсом. И не забудь отзвониться в Новосибирск, приготовь тамошнюю братву.

– Все будет! – кивнул Тюря и тут же удалился.

Проводив его удивленным взглядом, Боровик присвистнул:

– Ну ты, Рома, матереешь на глазах! Прямо отецкомандир. И откуда это у артиста, напитками и женщинами избалованного? Да у меня так сержанты не бегали, а Тюря тебя три раза увидел – а уже не хуже, чем Мишку слушается! Не пойму, то ли погоны тебе впору нашивать, то ли эполеты синие на плечи накалывать...

Глава 8

СИБИРСКИЙ МЕНТ

В самолете Роман маялся.

Лиза, уронив голову ему на плечо, мирно посапывала, Боровик, откинув спинку кресла до предела и изрядно придавив таким образом тучную соседку сзади, заливисто храпел, нимало не смущаясь ее кокетливыми попискиваниями, Роману же заснуть так и не удалось.

Не помогла даже обтянутая кожей плоская металлическая фляжка с пол-литрой текилы, предоставленная заботливым Тюрей, прекрасно знавшим на основании собственного богатого опыта, что в самолетах Аэрофлота на внутренних рейсах больше двух поганых пластиковых стаканчиков алкоголя ни за какие деньги не допросишься – сколько бы там ни трендели по поводу нового капиталистического сервиса. Перед иностранцами на заграничных линиях они, конечно, горазды стелиться, а у своих как тырили, так и тырят, суки.

Роман поболтал остатками текилы во фляжке, вздохнул и решительно завинтил крышку. Осторожно отстранив Лизу, он выглянул в иллюминатор.

Во как! Уже светает. Ярко-розовая полоса вспыхнула на фоне фиолетового неба и резко очертила рваный горизонт бескрайнего поля облаков. Ну да, вылетели во второй половине дня, плюс три часа разницы во времени, значит, пора бы и Новосибирску показаться...

Не спалось Роману по двум причинам.

Во-первых, мешал дурацкий молдаванско-румынский грим, от которого он успел было уже отвыкнуть за время пребывания на так называемой туристической базе «Уют» и которым вновь пришлось изуродовать собственное лицо в преддверии дальнего перелета.

А во-вторых, конечно же, проклятые сомнения. А ну как ничего не выйдет? Незнакомый город, летим, как на Луну, экипаж «Аполлона», командор Армстронг, блин...

Тягучая дремота туманила мозги, однако беспокойные мысли не давали им отключиться...

Бессонная ночь, проведенная в ожидании вылета из Питера, не прошла даром – Тюря связался с новосибирскими братками, братки вывели на главного, обещали достойно встретить посланцев уважаемого Арбуза, оказать им помощь и снабдить всем необходимым, благо до Новосибирска буча вокруг Арбуза еще не докатилась. Боровик тоже долго шептался с кем-то по телефону, под конец объявил с довольным видом, что кореш его на месте и есть кое-какие завязки...

Завязки, завязки...

Роман встряхнул головой и тут же уронил ее на грудь.

Когда усталая стюардесса с вымученной улыбкой на плохо накрашенных губах вышла в салон и равнодушно порекомендовала уважаемым пассажирам пристегнуть ремни перед посадкой, он уже крепко спал.

В Новосибирск приземлились около пяти утра по местному времени. Пока получали багаж, прошло еще где-то полчаса, так что к тому времени, когда позевывающие Роман с Лизой и Боровик выбрались из неказистой двухэтажной стекляшки новосибирского аэровокзала, было уже почти светло.

Они оказались на довольно большой пустой площади, покрытой потрескавшимся асфальтом и уставленной по периметру тускло светящимися в предрассветных сумерках круглосуточными ларьками, полки которых пестрели немудреными товарами из серии «выпить-покурить», столь хорошо знакомыми каждому, кто хоть когда-нибудь путешествовал по просторам матушки-России.

Вокруг простиралась бескрайняя степь, в которую от площади уходили в разных направлениях три шоссе.

– Ага, – успел промычать между двумя зевками Боровик, – известная картина художника Васнецова из старинной жизни «Витязи на распутье». Кто там в сказках добрым молодцам в таких случаях дорогуто показывал, Баба-Яга с клюкой?

– Старик-Боровик! – буркнул невыспавшийся Роман, поежился от прохладного не по сезону ветерка и вдруг почувствовал, как кто-то легонько теребит его за локоть.

Он резко обернулся и чуть не рассмеялся.

Рядом с ним и впрямь стояла неизвестно откуда взявшаяся сморщенная старушенция в платке, аккуратно повязанным домиком.

– Туда, туда, – прошамкала старушка, указывая на припаркованную возле одного из ларьков белую «Газель», – туда, там вас ждут.

– Кто ждет? – машинально спросил Роман.

– Кто-кто... Кому надо, те и ждут. Идите, не бойтесь.

Роман присмотрелся и увидел, как из «Газели» выбрался какой-то бородач в штормовке и приветственно помахал рукой.

Когда Роман с Лизой и держащийся чуть сзади Боровик подошли к нему, бородач откатил в сторону пассажирскую дверь, выплюнул прилипшую к губе сигарету и сказал:

– От Семафора. Будьте здоровы, залезайте.

Ехали молча. Скоро показалась развилка с указателем на центр Новосибирска, однако бородач решительно повернул в противоположную сторону.

– Что, в город не поедем? – не удержался и спросил Роман.

Бородач помолчал минут пять, и только после того, как Роман окончательно потерял надежду на то, чтобы хоть чего-нибудь от него добиться, вдруг неожиданно добродушно ответил:

– Не-е, у Семафора база на водохранилище. Ну, на Оби. Ему в городе душно. Да вы не волнуйтесь, доставлю в лучшем виде.

Покосившись на задремавшую Лизу и на внимательно зыркающего по сторонам Боровика, Роман отвернулся к окну и прикрыл глаза.

После этого бородач нарушил молчание только минут через сорок.

– Во, приехали, база! – сказал он, тронув Романа за плечо. – Буди свою компанию.

«Газель» с выключенным мотором стояла на берегу бескрайнего моря, по которому мерно катились волны с пенистыми гребешками. Вдоль берега выстроились грязно-желтые хрущевские пятиэтажки, до боли напоминающие какую-нибудь улицу Костюшко в Питере. Из-за крыш пятиэтажек виднелись темно-зеленые верхушки кедров начинающейся прямо за домами тайги.

– Во! – еще раз сказал бородач и подмигнул. – Поселок Промышленный, улица Русская, – пошли, Семафор ждет. Скромно живет, закона придерживается!

И уважительно поднял кверху коричневый от табака мозолистый указательный палец с потрескавшимся толстым ногтем.

Седой как лунь Семафор, поджидавший гостей в крохотной гостиной скромно обставленной двухкомнатной квартирки на первом этаже, сразу перешел к делу.

– Арбуза знаю, Тюрю знаю, – сказал он, кивнув вместо приветствия, – про проблемы Тюря дал знать, слышал и про гон на Арбуза. Арбузу верю, чем могу – помогу. Чего там за поезд? Тюря не стал по трубе молотить, сказал, что вы сами расскажете.

Роман собрался с мыслями и рассказал про «Поезд смерти», тщательно подбирая слова и стараясь быть как можно более убедительным.

– Н-да... – вздохнул Семафор и загасил окурок «Беломора» татуированными пальцами, – чего только не придумают враги наши, чтобы со свету нас сжить! Серьезное какое дело-то заваривается, а? А вы кто, кстати, сами-то будете? Вот ты, например, что-то ты на мента больно смахиваешь, гость мой далекий?

Татуированный палец уперся в грудь Боровику, бородач, стоящий у двери, ведущей в коридор, сноровисто сунул правую руку под полу штормовки.

– А я мент и есть, – спокойно ответил Боровик, – правда, бывший. И сюда приехал не службу ментовскую справлять, а людей выручать. В том числе и своего друга Мишу Арбузова.

– Значит, не наш, – констатировал Семафор, – а нет ли тут подставы какой, гости дорогие? Объявитесь. Вот и люди вас послушают.

Не вынимая руку из-под полы штормовки, бородач тихонько свистнул, и из соседней комнаты в гостиную тут же вошел коренастый кудрявый парень с вороненым «ТТ» наизготовку. Еще один появился из-за плеча не двигающегося с места бородача и, проскользнув мимо него, занял позицию у окна.

Семафор поковырялся в нагрудном кармане рубашки, подцепил папиросу и неторопливо закурил.

– Что притихли? Ждем-с!

Оглянувшись на замершую Лизу, Роман успокаивающе поднял ладони, потом взялся за ненавистные усы и содрал их с лица, чуть не взвыв от боли. После этого снял очки и уже более осторожно принялся за парик.

– Ну что, узнали? – криво усмехнувшись, поинтересовался он.

Кудрявый браток опустил пистолет и удивленно воскликнул:

– Опа! Так ведь тебя похоронили!

– Как видишь, неглубоко, – ответил Роман и стал растирать верхнюю губу, которая горела после того, как он безжалостно отодрал усы.

– Слышь, Семафор, – браток оглянулся, – это ведь кто... Это ведь Роман Меньшиков! Живой и здоровый!

Семафор нахмурился и пригляделся к Роману.

– Певец, что ли?

– Он самый, – сказал Роман, – певец.

– А я слышал, что ты сгорел, – прищурился Семафор.

– Сгорел, да не я, – усмехнулся Роман.

– Чудеса на белом свете творятся, – вздохнул Семафор, – ну да ладно, потом расскажешь. С тобой ясно. Ты хоть и не из братвы, но все равно вроде как наш. Да я и сам твои песни слушаю иногда... А это кто?

Он кивнул на Боровика и Лизу.

– Ну, – Роман пожал плечами, – девушка со мной, но только она не просто девушка, а такая, что и братки некоторые отдыхают. А Боровик – он действительно бывший правильный мент. А теперь он тоже со мной. И нам на самом деле нужна помощь.

– Ладно, – седой авторитет бережно разгладил морщинистой ладонью скатерть, – будет вам помощь.

– Уважаемый, – Боровик посмотрел на Семафора, – если мы уже выяснили, кто да откуда, то пусть Роман с Лизой тут остаются, а мне нужно со своими связаться. Так что я пошел.

– Со своими – значит, с ментами? – Семафор неодобрительно посмотрел на Боровика поверх очков.

– С ментами, – Боровик вздохнул и развел руками, – с ними самыми... Только не со всеми, а с одним. Надежный человек, и, кроме того, без него тут ничего не получится.

– Ну, ступай, ступай, – Семафор поджал губы, – надо же, с ментами вместе работать буду...

– Ну и что? – засмеялся Роман. – В других делах работаете и – ничего. А тут дело правильное, благородное – братву спасать, так что ничего особенного. Кстати!

Роман пристально посмотрел на Семафора.

– Как вас по имени-отчеству, а то неудобно как-то, человек вы пожилой, не по кликухе же обращаться.

– Анатолий Афанасьевич, – ответил Семафор, – так называй.

– Хорошо, – кивнул Роман, – так вот, Анатолий Афанасьевич, не в службу, а в дружбу, а точнее – в интересах дела, не найдется ли у вас какой машинки для моего друга Боровика? Пешком ведь не много дел наделаешь, а времени у нас в обрез. Мы-то с вами остаемся, а Боровику по городу колесить.

– Ишь, – Семафор помотал головой и усмехнулся, – машинку ему... Ладно, будет ему машинка. Раз от Арбуза люди, отказать не могу. Только имейте в виду, «Лексусов» да «Хаммеров» у нас нет. Кстати говоря, Боровик – это погонялово такое?

– Нет, – улыбнулся Боровик, – это фамилия. Меня Александром звать.

– Шуриком, значит, – кивнул Семафор.

– Ага, Шуриком, – Боровик улыбнулся еще шире.

Семафор, кряхтя, обернулся и сказал бородачу:

– Дай Шурику синюю «шестерку». И не забудь доверенность выписать.

Бородач кивнул Боровику, и они вместе вышли.

Семафор повернулся в Роману, потом придирчиво осмотрел Лизу и, оставшись доволен результатом осмотра, сказал:

– Как насчет закусить с дорожки? Ну и по рюмочке, конечно.

– Вы очень любезны, – Лиза обворожительно улыбнулась.

– Ишь ты, любезен... – хмыкнул Семафор.

И слегка выпрямился.

– Вадик! – крикнул он в кухню. – Организуй нам тут на стол!

– Сейчас, – ответил невидимый Вадик, – шесть секунд!

– А мы тут пока потолкуем о делах наших скорбных.

Семафор подмигнул, и Роман с удивлением увидел, что не так уж он и стар, этот седой сибирский авторитет...

– Ну так что там с Арбузом? – спросил Семафор, поставив локти на стол и подперев кулаками подбородок. – И вообще, какой у вас план?

– Ну, насчет плана вы слегка преувеличили, – ответил Роман, – но некоторые наметки есть...

* * *

Боровику повезло.

В первом же отделе милиции, где он предъявил свое удостоверение, которое не сдал, увольняясь из органов, ему дали адрес и телефон Кости Ладыгина, старого друга, товарища и собутыльника. Костя все так же работал в городском управлении по борьбе с организованной преступностью, только звездочек у него на погонах стало теперь не три, а четыре.

Боровик позвонил ему прямо из отделения и, услышав недовольный голос старого друга, произнес служебным голосом:

– Капитан Ладыгин?

– Идите все к черту! – раздраженно ответил капитан Ладыгин. – У меня сегодня законный выходной. Между прочим – первый за два месяца.

– Вот я тебе и помогу провести его правильно и плодотворно, – сказал Боровик уже нормальным голосом.

– Это... – капитан Ладыгин задумался, – это, значит, гости из чухонских болот прикатили?

– Так точно! – радостно ответил Боровик. – Оттуда.

– Значит, так, маршал Боровик, – решительно заявил капитан Ладыгин, – немедленно ко мне. С бутылкой. Лучше – с двумя.

– Нет, генералиссимус Ладыгин, – возразил Боровик, – с одной, но большой, – Ладно, записывай адрес, – сказал Ладыгин.

– А он у меня уже есть, – ответил Боровик, – я из восьмого отдела звоню. Мне тебя сдали с потрохами.

Он посмотрел на дежурного и подмигнул ему.

Дежурный ответил ему глубоким вздохом и негромко произнес:

– Бутылка... Большая...

Боровик развел одной рукой, потому что вторая была занята трубкой, и сказал:

– Все, мчусь. Сейчас только у дежурного спрошу, как проехать побыстрее, и мчусь. Как северный олень.

– На чем это ты мчишься? – с подозрением спросил Ладыгин.

– На машине. – Боровик подумал и добавил: – На служебной.

– Ну, давай, давай. Жду, – сказал Ладыгин и повесил трубку.

Боровик подмигнув дежурному еще раз, потом резво выскочил на улицу и, шуганув кота, забравшегося на крышу синей «шестерки», запрыгнул за руль.

– Значица, улица Большевиков, шесть тридцать один, – пробормотал он и повернул ключ зажигания.

* * *

– Тут у нас, понимаешь, не столица, – сказал уже слегка захмелевший капитан Костик Ладыгин, наливая по седьмой, – тут у нас по сравнению с Питером глухомань и тишина. Но это только в части культурной жизни и цивилизации. А во всем остальном, то есть в бандитах, группировках всякого вида, наркобизнесе, убийствах и прочих радостях недостатка не имеем.

– И то хорошо, – хмыкнул Боровик, следя за бутылкой.

– А насчет того, что ты рассказал об этом поезде... – Ладыгин поставил пустую бутылку под стол, – скажу тебе честно – будь моя воля, я бы этот поезд с оркестром провожал. Чтобы всю эту нечисть вытравить, как тараканов. Но...

Он глубоко и грустно вздохнул.

– Вот именно – но! – Боровик тоже вздохнул. – Мы ведь с тобой слуги закона...

– Да, закона, – Ладыгин поморщился, – да только закон этот... По закону можно просто сообщить об этом поезде, и его тормознут. Ну а дальше – аресты, задержания, статьи в газетах. Мечты, мечты!...

– Да уж, мечты, – кивнул Боровик, зацепляя на вилку кусок огурца, – а на самом деле – сообщишь и, скорее всего, исчезнешь, как струйка дыма.

Для наглядности он глубоко затянулся и выпустил в сторону открытого окна струйку сизого сигаретного дыма.

– Так что все-таки придется действовать не по закону, – подытожил Ладыгин, – и я уже знаю, как именно.

– Ну-ка, ну-ка! – Боровик откинулся на спинку шаткого стула и уставился на Ладыгина трезвыми глазами.

– А давай вторую откроем, – предложил Ладыгин.

– Не, Костик, не давай, – решительно ответил Боровик, – литруху мы убрали? Убрали. О былом и о подвигах наших поговорили? Поговорили. И хорош. У меня счет на часы идет, так что... Вторую раскатаем, если все закончится как надо. Так что давай, говори, что там у тебя за вариант.

– Ладно, – Ладыгин вздохнул, – но тогда ко второй третью придется взять.

– Обязательно возьмем, – заверил его Боровик, – и третью, и четвертую, а если сил хватит, то и пятую. Что мы – не мужики, что ли?

– Мужики, – уверенно кивнул Ладыгин, – самые что ни на есть мужики. А насчет варианта... Есть тут один персонаж. Зовут его – Шамиль Бездырдоев. Мы о нем много чего знаем, но взять не на чем. А если он впишется в наше дело, то тут-то мы его и повяжем. И овцы целы будут, и волки сыты.

– Ага, – усмехнулся Боровик, – овцы – это, стало быть, зэки. А волки – это мы с тобой и прочие дураки, утомленные борьбой с преступностью.

– Примерно так, – с невеселой улыбкой ответил Ладыгин.

– Ну и что там этот твой Бездыр... Пыр... Как его?

Глава 9

ХАЛТУРА ДЛЯ ТЕРРОРИСТА

Шамиль Бездырдоев стоял у прилавка, на котором аккуратными кучками были разложены помидоры, баклажаны, хурма и прочие дары южной природы, и жевал малосольный огурец.

Вот уже вторую неделю он не знал, куда себя деть.

Живя в гостинице «Придорожная», он ничем не выделялся из общей массы южан, торговавших на новосибирских рынках, и чувствовал себя в безопасности. Такое состояние для профессионального боевика и террориста было непривычным и тоскливым. Горячая душа Бездырдоева требовала дела – стрельбы и взрывов.

Но детский дом, ради подрыва которого Бездырдоев прибыл в Новосибирск, сгорел сам собой за несколько часов до взрыва, никто при этом не пострадал. Группировка, членом которой был Бездырдоев, была полностью уничтожена во время спецоперации в Чечне, а местную чеченскую бригаду, к которой Бездырдоев попытался примкнуть, повязали, и он только чудом ускользнул во время задержания, в общем – все было из рук вон плохо.

И теперь он стоял у прилавка и жевал малосольный огурец. Только что он выпил полстакана водки местного подвального разлива, и ядовитая жидкость, неохотно опустившаяся в его желудок, требовала затычки. Прикончив огурец, Бездырдоев достал сигареты и закурил.

Деньги у него пока что были, и их должно было хватить минимум на месяц.

А что потом?

– Слушай, дорогой, – обратился к нему хозяин прилавка, южанин неизвестной народности, отказывавшийся открыть свою национальную принадлежность и принципиально разговаривавший только на русском, – давай ко мне в продавцы! А то, понимаешь, ходишь без дела, зря деньги тратишь! Будешь работать, помидоры-мамидоры продавать, русских Наташек завлекать, знаешь, какие они согласные?

Бездырдоев поморщился и ответил:

– У меня работа другая.

– Какая-такая работа! – всплеснул руками торговец. – Уже десять дней гуляешь тут, водку пьешь и мои огурцы кушаешь – разве это работа? Мне огурцов не жалко, кушай на здоровье, хоть все съешь, но я не понимаю – что за работа такая?

– Тебе не нужно понимать, – хмуро ответил Бездырдоев, – не спрашивай меня, хорошо?

– Ну хорошо... – торговец развел руками, – не буду. И все равно не понимаю.

Он отвернулся и стал придавать и без того аккуратным кучкам фруктов и овощей совершенную геометрическую форму.

Бездырдоев подумал и решил сходить в рыночную столовую пообедать.

Оттолкнувшись от прилавка, он уже сделал несколько шагов в нужную сторону, но тут увидел перед собой невысокого черноволосого мужчину в неприметной одежде и больших черных очках.

– Шамиль? – вопросительно произнес мужчина.

Бездырдоев напрягся, но мужчина едва заметно улыбнулся и сказал:

– Не беспокойся. Есть интересный разговор. Пойдем куда-нибудь, поговорим без свидетелей.

Бездырдоев внимательно оглядел мужчину, явного южанина, и спросил по-чеченски:

– А ты сам откуда?

Мужчина ответил на русском:

– Говорить будем только по-русски. Чтобы не привлекать внимания.

Непонятная логика собеседника удивила Бездырдоева, но в нем пробудился интерес, и, кроме того, тут же отступила мучившая десять дней скука.

– Ну что же, пошли, если не шутишь, – ответил Бездырдоев, – пойдем в столовую, я как раз туда собирался.

– Пойдем, – мужчина кивнул и, повернувшись к Бездырдоеву спиной, направился к столовой, возле которой неторопливо прохаживались отошедшие перекусить продавцы, большинство из них Бездырдоев уже знал в лицо.

«Не боится поворачиваться спиной, – подумал Бездырдоев, шагая за незнакомцем, – это хорошо. Настоящий мужчина. Но кто же он такой? И что ему нужно?»

Взяв по котлете с картофельным пюре и по двести граммов водки, Бездырдоев и незнакомец уселись за дальний столик и посмотрели друг на друга. Сидевший напротив Бездырдоева человек так и не снял очки, и это раздражало террориста.

Подняв свой стакан, брюнет в черных очках сказал:

– Меня зовут Муса. Тебя – Шамиль Бездырдоев. Выпьем за знакомство.

Бездырдоева неприятно поразило то, что этот непонятный Муса знает его фамилию, но он тоже поднял стакан, и они чокнулись.

– Твое здоровье, – сказал Муса и выпил полстакана водки.

Бездырдоев сделал то же самое, и несколько следующих минут оба были заняты котлетами и картофельным пюре. Наконец, прожевав и проглотив половину порции, Муса цыкнул зубом и достал сигареты.

– Я буду говорить, а ты – слушать. Если тебе что-то не понравится, ты можешь в любую минуту встать и уйти. И нашего разговора не было. Но предупреждаю сразу – у нас длинные руки, и мы не любим длинных языков. Понимаешь?

Бездырдоев молча кивнул.

Такие вещи он понимал, знал он также и о том, что обижаться на это не следует. Это просто деловой разговор.

– Вот и хорошо, – кивнул Муса, – а теперь о деле. Мы ведь не женщины, чтобы трепать языком попусту, верно?

Бездырдоев снова кивнул.

– Ты неразговорчивый человек, – Муса слабо улыбнулся, и его улыбка напомнила Бездырдоеву Бен Ладена, – это тоже хорошо.

– Говори о деле, – Бездырдоев тоже достал сигареты.

Муса поднес ему зажигалку, и Бездырдоев увидел на пальцах собеседника следы уничтоженной татуировки.

– Мы знаем, кто ты такой. Знаем также, что ты остался не у дел... – Муса затянулся, – и хотим предложить тебе работу по специальности.

– По какой специальности? – равнодушно поинтересовался Бездырдоев.

– Ты хладнокровный человек, – одобрительно кивнул Муса, – такие люди нам нужны. А насчет специальности... Ты ведь профессиональный подрывник, так что работа как раз для тебя. Что скажешь?

– Продолжай, – ответил Бездырдоев.

– Хорошо, – Муса снова кивнул.

Он достал из внутреннего кармана бумажный конверт и положил его на стол перед Бездырдоевым.

– Посмотри, – сказал он.

Бездырдоев открыл клапан конверта и заглянул внутрь.

Там была тонкая пачка стодолларовых купюр.

Достав одну, Бездырдоев внимательно смотрел ее и убедился, что купюра настоящая. Положив ее обратно, он взглянул на Мусу и спросил:

– Сколько здесь?

– Три тысячи, – ответил Муса, – еще пять будет после завершения операции. А потом, если все будет хорошо, мы возьмем тебя к себе, и тебе больше не придется думать, чем заняться.

– Что нужно сделать? – спросил Бездырдоев.

– И ты даже не спрашиваешь, кто мы?

– Потом узнаю, – ответил подрывник.

– Слушай, Шамиль, ты мне нравишься! – скупо улыбнувшись, сказал Муса. – Давай выпьем за то, чтобы работать долго и плодотворно.

– Давай, – ответил Бездырдоев, и они выпили.

Окончательно расправившись с котлетами, Шамиль и Муса снова закурили, и Шамиль сказал:

– Ну что же... Сейчас я расскажу тебе о деле.

Он огляделся и, убедившись, что вокруг никого нет, продолжил:

– Русские затеяли новую игру, и их нужно остановить. Через два дня в сторону бывших советских южных республик отправляется специальный состав, замаскированный под санитарный поезд. В нем – образцы нового оружия, специально предназначенного для ведения боевых действий в горах, и это оружие хотят испытать на наших братьях. Я не буду говорить тебе, что это за оружие, но, поверь на слово, аналогов ему нет нигде в мире. Этот поезд нужно пустить под откос. А для такого важного дела нужен специалист высокого уровня. Такой, как ты. Ну что, согласен?

Бездырдоев посмотрел на лежавший перед ним конверт с деньгами, потом взглянул в непроницаемые черные очки сидевшего перед ним человека и ответил:

– Согласен. Эта работа как раз для меня.

Муса облегченно вздохнул:

– Я знал, что ты согласишься. В руководстве долго спорили, кому поручить такое важное задание, и не все, скажу тебе честно, были согласны с твоей кандидатурой. Но я настоял на своем и не ошибся.

– Что за организация? – спросил Бездырдоев.

Муса тут же посерьезнел и ответил:

– Организация очень серьезная. Ты узнаешь об этом, только если успешно выполнишь задание. Это будет твоим экзаменом. Если ты выдержишь его, то узнаешь о нашей организации.

– Хорошо, – кивнул Бездырдоев.

Муса прикурил сигарету от еще не погасшего окурка предыдущей и сказал:

– Но это еще не все. Теперь ты знаешь о деле и согласился выполнить задание. Но если поезд пройдет целым и невредимым, на тебе будет великая вина, и тебя казнят. Ты умрешь страшной смертью.

Бездырдоев усмехнулся и ответил:

– Поезд не пройдет. Но для этого мне нужно... Муса, ты запишешь или запомнишь?

– В нашем деле, – сказал Муса, – записи опасны, поэтому говори – я запомню все до последнего слова.

– Тогда слушай, – Шамиль наклонился к нему, – во-первых, радиовзрыватели «Гефест 316», восемь штук. Кроме того...

* * *

Белый литерный поезд, украшенный красными крестами и рекламами спонсоров, с ходу вылетел на высокий ажурный мост, висевший над глубоким ущельем. Клепаные стальные конструкции моста задрожали, принимая на себя полторы сотни тонн несущегося по отполированным рельсам состава. По вагонам заскользили решетчатые тени, колеса звонко защелкали на стыках, и по ущелью, отражаясь от скал, полетели резкие железные звуки.

Мост был построен сорок лет назад, и с тех пор исправно служил людям, пропуская через себя пассажирские поезда, набитые спящими и жующими людьми, и грузовые составы, под тяжестью которых незаметно для глаза изгибался и напрягался его стальной скелет.

Десятки поездов днем и ночью пролетали по этому мосту, и каждый раз ущелье оглашалось металлическим стуком и гулом. А когда последний из вагонов съезжал с моста, и поезд скрывался в тесном лесном коридоре, снова наступала тишина, и становились слышны негромкие звуки тайги, голоса птиц и журчание узкой речки, струившейся по каменистому дну ущелья.

Выехав на мост, поезд громко вскрикнул, и над тайгой пронеслось эхо. Так бывало каждый раз на протяжении вот уже сорока лет, но то, что произошло в следующую секунду, никак не вписывалось в привычную картину однообразных событий.

В ущелье вдруг раздался оглушительный хлопок, и на изгибе одной из двух огромных ажурных арок, поддерживавших двухсотметровый стальной пролет моста, по которому были проложены рельсы, расцвел грязно-красный огненный цветок.

Мост вздрогнул, и его изящные очертания исказились.

В следующий момент над ущельем пронесся протяжный металлический скрежет, и арка стала складываться, как плотницкий метр. Не выдержав нагрузки, начали лопаться элементы второй арки, потом мост прогнулся, и раздались звуки сминающегося и рвущегося металла.

Середина моста медленно провалилась, и перед поездом образовалось пустое пространство, перелететь через которое смог бы разве что бессмертный Индиана Джонс на своей любимой шахтерской вагонетке. Поезд по инерции несся вперед, но теперь его движение перестало быть прямым, как начерченная на ватмане линия. Земля безжалостно притягивала к себе скованную вереницу вагонов, и они, потеряв стальную дорожку под колесами, обреченно направились к земле, рисуя в воздухе идеальную дугу.

Рядом с вагонами, сталкивавшимися и переворачивавшимися в воздухе, падали изуродованные взрывом элементы стальной конструкции моста. Это выглядело красивой игрой, и казалось, что, упав на землю, вагоны начнут весело кувыркаться, подскакивать и раскатываться, но все произошло иначе.

Локомотив, с размаху ткнувшись в дно ущелья, поднял фонтан земли и камней, затем резко повалился набок, и сверху на него посыпались вагоны. Они гнулись и раскрывались, как лопнувшие обувные коробки, и из них беспорядочно вываливалось содержимое – разнообразные вещи, множество коробок, украшенных теми же красными крестами, и окровавленные мертвые люди, не выдержавшие падения с высоты больше сотни метров.

Пять белых, еще несколько секунд назад радостно несшихся по тайге вагонов упали на локомотив с мерной последовательностью падающих костяшек домино и, как бы обессилев, раскатились в разные стороны. Все это сопровождалось грохотом, скрежетом и лязгом металла. Через несколько секунд все утихло, но тут во второй, пока что лишь согнувшейся, арке лопнул последний раскос, удерживавший ее от полного разрушения.

Арка покосилась, и ущелье снова заполнил звук умирающего металла. Сгибаясь и лопаясь, огромная металлическая конструкция упала на раскатившиеся по каменистому дну ущелья искореженные вагоны. Жестокий поцелуй стали и гранита высек метелочку искр, которые попали на пересохший от жары вереск, и над кустарником появился легкий дымок.

В это время из разорванного топливного бака локомотива, тихо булькая, вытекала резко пахнувшая солярка, и, когда извилистый ручеек горючего достиг тлевшего вереска, вспыхнул огонь. Сначала маленький, потом больше, потом в воздух полетела жирная копоть, и наконец огонь, пробежав по поверхности горючего, достиг топливного бака.

Раздался взрыв, и четыре тонны солярки, расплескавшись по камням, вспыхнули неярким коптящим огнем. В воздух поднялось черное облако дыма, и огонь, разливаясь по перевернутым вагонам, приступил к своему неопрятному пиршеству.

Когда затих последний звук катастрофы и снова стал слышен шум бежавшей далеко внизу воды, из-за чахлых кустов, торчавших на вершине высокого утеса, поднялась человеческая фигура.

– Аллах акбар! – с торжеством произнес Шамиль Бездырдоев.

На его лице появилась жестокая улыбка, затем он широко размахнулся и швырнул пульт радиоуправления в пропасть, вдогонку за вагонами, людьми и мостом...

Шамиль уже повернулся, чтобы покинуть место событий, но тут снизу, от подножия утеса, послышался усиленный мегафоном приказ:

– Стоять, Бездырдоев! Руки на голову!

Бездырдоев вздрогнул и быстро выхватил из-за пазухи еще один пульт, поменьше. Сжав его в кулаке, он поднял руку высоко над головой и, еще раз крикнув «Аллах акбар!», бросился с каменного уступа навстречу земле. В середине полета он нажал на кнопку пульта, и спрятавшиеся в кустах люди увидели, как его тело с громким хлопком превратилось в грязно-кровавую кляксу, брызги которой мокрыми ошметками упали на каменистое дно ущелья.

Роман выпрямился и, выйдя из укрытия, покачал головой.

– Ну вот, спасли зэков, мать их... – только и смог произнести он.

Боровик подошел к нему и, положив руку на плечо, сказал:

– Жаль, что этого урода не взяли.

Из кустов донесся голос Ладыгина:

– Вот именно! Значит, не видать мне повышения. Хорошо еще, что я никому не рассказал об этой истории. Черт, зацепился за сучок, теперь не выбраться...

Глава 10

ОТ ТЮРЬМЫ НЕ ЗАРЕКАЙСЯ

Роман сидел на нагретой солнцем каменной ступени и остановившимися глазами смотрел на то, как Нева уверенно катила на запад свои темные воды. Он не был на этом месте самое малое тысячу лет и теперь со странным чувством вспоминал счастливую беззаботную юность, когда, напившись с друзьями портвейна, неоднократно залезал на гладкие спины сфинксов, отполированные такими же шалопаями, а однажды даже нырнул в Неву с этих самых ступеней прямо в одежде.

За его спиной молчаливо стояло здание Академии художеств; когда-то, очень давно, Роман мечтал о том, чтобы стать художником. К сожалению, у него не хватило талантов. А может быть – к счастью.

Кто знает...

Роман вздохнул и, взяв стоявшую рядом с ним бутылку, глотнул пива.

Потом он поставил бутылку на место, достал сигареты и неторопливо закурил. Дым от сигареты уплыл в низкое балтийское небо, и, проводив его глазами, Роман подумал – а что было бы, если бы его жизнь пошла совсем по другой дороге? Конечно же, это глупость, потому что ту, другую жизнь он принял бы как единственную и, возможно, тоже рассуждал бы: а если бы...

И тогда он был бы совсем другим человеком.

Он не стал бы певцом, не пел бы песен о свободе и тюрьме, не оказался бы втянутым в странный и страшный узел событий, у него не было бы друзей – Арбуза и Боровика, не было бы Лизы...

Роман много думал о том, как прихотливо и порой неожиданно судьба раскидывает свои узорные сети, и иногда ему хотелось что-то изменить, но он понимал, что это желание бессмысленно, и, кроме того, если изменить судьбу, то пропадет все то, что ждет тебя впереди, а ведь оно может быть очень важным и принадлежащим только тебе, ждущим тебя.

Лиза...

Сейчас она у себя дома, и через два часа Роман снова увидит ее.

Они договорились встретиться на Стрелке Васильевского острова, чтобы погулять и посмотреть на Неву, а потом пойти куда-нибудь поужинать, а потом... Потом они поедут к Роману.

Между прочим, в силу обстоятельств Лиза так и не была еще в гостях у Романа.

Тут Роман вспомнил, что дома у него, как всегда, бардак, и прежде чем приглашать любимую женщину, стоило бы навести порядок, но потом он подумал – ерунда это все, пусть Лиза видит его таким, какой он есть. А если ей не понравится разгром, который, как всегда, царил в квартире Романа, то пусть сама и займется уборкой.

А завтра нужно будет отправляться выручать Арбуза...

Роман усмехнулся и снова глотнул пива.

Неожиданно справа от него на ступени уверенно опустился какой-то крепкий коротко стриженный парень с телефоном в руке. Роман поморщился – не мог сесть подальше, что ли? Но слева тоже появился незваный сосед, и тоже крепкий, и тоже коротко стриженный.

Что-то тут не так, успел подумать Роман, и тут усевшийся справа человек повернул голову и, прямо взглянув на Романа, спросил:

– Роман Меньшиков?

– И что дальше? – недовольно поинтересовался Роман.

– Я спрашиваю, вы – Роман Меньшиков? – повторил здоровяк.

– Да, я Роман Меньшиков. Что нужно?

– Ну... Как тебе сказать, – здоровяк перешел на «ты», – вообще-то ты и нужен.

– Кому? – Роман подумал, что снова начались бандитские непонятки, и, зная, что за его спиной имеется Арбуз, чувствовал себя уверенно.

Неважно, что Арбуз сейчас в неволе, все равно...

– Понимаешь, – здоровяк замялся, – я ведь знаю, кто ты такой. Певец и все прочее. И песни твои мне нравятся. Но у меня такая работа.

– Какая работа?

– Мы – честные менты. А я – самый честный из присутствующих. И сейчас мы будем проводить задержание.

Роман оглянулся.

Кроме сидевших у него по бокам крепких парней, за спиной Романа оказались еще двое. Тоже крепких.

– Меня, что ли, задерживать? – удивился Роман. – А за что?

– За участие в организации побега из следственного изолятора особо опасного преступника, – четко ответил честный мент.

– Во как...

Роман тут же вспомнил концерт в «Крестах», и ему стало тоскливо.

– Можно было повязать тебя по полной – мордой в асфальт, руки за спину и все такое прочее, но... Ты ведь не бандит, не вооружен... Кстати – оружие есть?

– Нет, откуда ему быть, – криво усмехнулся Роман.

И возблагодарил всех богов за то, что сегодня у него хватило ума не взять с собой на всякий случай «Беретту».

– Вот и хорошо, – честный мент встал, – тогда пошли.

Роман тоже встал и отряхнул брюки.

Посмотрев на честного мента, он сказал:

– Слушай, тут такое дело... У меня через два часа свидание с любимой женщиной. Я бы хотел позвонить ей.

Честный мент взглянул на своих коллег, плотно стоявших рядом с Романом и, вздохнув, сказал:

– Звони. Можешь даже сказать, что тебя арестовали. Но ничего лишнего. И еще – мы из уважения оказываем тебе любезность. Нарушаем закон. И если ты раззвонишь о том, что я позволил тебе воспользоваться телефоном, мы же тебя и уроем. Невзирая на уважение. Понятно?

– Понятно, – кивнул Роман, – не извольте беспокоиться.

Он медленно, чтобы не нервировать честных ментов, достал из кармана трубку.

Набрав номер, он дождался ответа и сказал:

– Лиза, свидание отменяется. Меня арестовали.

После этого он небрежно бросил трубку в воду.

Она громко булькнула и, описав спираль, скрылась в мутной глубине.

– Красиво, – честный мент усмехнулся, – ну что, пошли.

– А куда поедем-то? – спросил Роман.

– В «Кресты», – ответил спец.

– Это... – Роман нахмурился и посмотрел на свою новую «БМВ», – имею последнее желание.

Менты засмеялись, и самый честный из них спросил:

– Какое?

– Отгоните машину на Некрасова.

– К Арбузу, что ли? Так ведь его сейчас нет.

– Ну и что? Все равно к нему. Там за машиной присмотрят.

– Ладно, – ответил честный мент и повернулся к коллеге: – Викторыч, отгонишь телегу?

– Отгоню, – кивнул Викторыч, у которого на щеке имелся большой красивый шрам, – давай ключи.

Роман отдал ключи, и Викторыч, легко взбежав по ступеням, направился к машине Романа.

– А мы поедем в той, – самый честный мент указал на невзрачную «шестерку», стоявшую вплотную к заднему бамперу «БМВ».

Роман шел к ментовской машине и чувствовал, что сопровождавшие его спецы совершенно не напрягаются. Они были уверены, что Роман не будет делать глупостей. И наверняка со стороны все четверо выглядели как одна дружная компания. Самый честный мент сел за руль «шестерки», Роман разместился на тесном заднем сиденье между двумя молчаливыми спецами, и тут водитель, посмотрев в зеркало на Романа, сказал:

– Значит, так. Для сведения. Саня Боровик – мой друг. И вообще – мы немного в курсе дела. Но это строго между нами. Тебе следует быть очень внимательным и осторожным. У тебя очень серьезная проблема. Из твоей шкуры хотят сделать бубен.

– Кто? – спросил Роман, пошевелив желваками.

– Ты сам должен знать.

– Понятно.

– Воры тебя уважают, сам знаешь, но среди них есть те, кто служит другим хозяевам. Это тоже имей в виду.

Роман кивнул.

– В общем, береги себя.

Самый честный мент вздохнул и повернул в замке ключ зажигания. Двигатель заскрежетал, но не завелся.

– Блин! – произнес самый честный мент и повернул ключ еще раз.

Двигатель медленно провернулся еще несколько раз, и аккумулятор умер.

– Блин! – повторил самый честный мент. – Придется толкать.

Роман представил себе, как сейчас в компании двух честных ментов будет толкать машину, на которой его отвезут в «Кресты», и захохотал во все горло.

– Ну что ты ржешь-то! – сказал сидевший слева от него мент. – Давай вылезай, будем толкать!

И пихнул Романа локтем.

* * *

– Да отстаньте вы от человека, – негромко сказал наголо бритый зэк в футболке с короткими рукавами, из которых торчали жилистые грабли, украшенные затейливой татуировкой, – человек только в камеру попал, надо же ему освоиться!

Оживленный гомон утих, и Роман понял, что татуированный зэк – смотрящий по камере.

– Твоя шконка, – татуированный указал на аккуратно застеленную койку у стены. – Меня зовут Леха, погонялово – Лысый.

– А меня – Роман.

Лысый засмеялся:

– Можешь не представляться, тут тебя каждая собака знает. А некоторые даже были на твоем концерте, когда ты все «Кресты» на уши поставил. Сам я не был, сидел в карцере в это время, но пацаны рассказали.

Роман сел на койку и осмотрелся.

– Чай будешь? – спросил Лысый, усаживаясь напротив Романа.

– Если можно, – ответил Роман.

– А почему же нельзя? Слышь, Гном, организуй-ка чайку, ну и закусь, какую есть.

Низкорослый Гном кивнул и расторопно перебрался в угол, где загремел чайником и зашуршал полиэтиленовыми мешками.

– Скажи, Роман, а за что ты тут? – Лысый испытующе посмотрел на Романа.

Роман вздохнул и ответил:

– Во время того концерта побег был. Помнишь?

– Помню, – кивнул Лысый.

– Вот. А менты думают, что побег этот я организовал.

– А ты, стало быть, его не организовывал?

– Ни в коем случае, – легко ответил Роман, – я простой музыкант, песенки-гитарки, а побег – это дело опасное, сам понимаешь, так что... Не организовывал я никаких побегов.

– Складно звонишь, – одобрительно кивнул Лысый, – мы тут тоже кое-что об этом слышали. Да вот только менты – они не мы, они ведь признания добиваться будут. Ты готов?

– Не знаю, – Роман пожал плечами, – такого опыта у меня нет.

И тут же понял, что соврал.

Перед его внутренним взором появилось весьма неприятное воспоминание...

* * *

... Роман, повинуясь кивку сержанта, шагнул в кабинет, дверь за ним закрылась, и он увидел рассевшихся по разным углам кабинета трех крепких молодых мужчин, которые были похожи больше на конкретных братков, чем на сотрудников милиции. А может быть, в свободное от работы время они и были натуральными братками. По совместительству.

Роман стоял и молча смотрел на них.

Они, в свою очередь, с любопытством разглядывали его.

Наконец, когда процедура визуального исследования закончилась, один из мужчин усмехнулся и сказал:

– А что, похож! Почти как на плакате, только гаек на пальцах нет.

Другой встал и подойдя к Роману вплотную, тихо произнес:

– У мента, говоришь, шинель шершавая?

Это была строчка из песни Романа, причем из такой песни, которая для любого мента была не то чтобы неприятной, а просто оскорбительной. Братва дружно визжала от этой песни, а этим крепким ребятам, перед которыми сейчас стоял Роман, она наверняка пришлась не по душе.

Стоявший перед Романом человек сделал неуловимое движение, и Роман почувствовал, как невидимая лошадь лягнула его прямо в печень. В глазах у Романа потемнело, и резко поднявшийся к лицу пол больно ударил его в бровь.

«Да, это тебе не алкаши в камере», – успел подумать Роман и потерял сознание.

Когда он пришел в себя, все внутренности тошнотворно ныли, во рту было кисло, а руки и ноги дрожали. Он с трудом поднялся с пола и, держась за стоявший рядом стул, медленно выпрямился.

– Это тебе для начала, – сказал ударивший его человек и указал на стул, – сядь. Еще успеешь належаться.

Роман опустился на стул и, морщась, с трудом произнес:

– Может быть, кто-нибудь объяснит мне, в чем дело?

Сидевшие по углам мужчины переглянулись, затем один из них вздохнул и сказал:

– Да ты, видать, и вправду ничего не помнишь. Но это не меняет дела. Ладно, я сделаю тебе одолжение, объясню. Ты находишься в милиции. Мы – уголовные следователи. Ни о чем пока не догадываешься? Вижу, что нет... А ты – убийца. И сейчас ты будешь все вспоминать и рассказывать. Ясно?

Роман зажмурился и отрицательно покачал головой.

– Не понял, – нахмурился следователь, – не будешь рассказывать или не ясно?

– Я ничего не понимаю, – Роман потер живот и поморщился, – кого я убил? Когда? Как? Где?

– Смотри, Серега, – засмеялся один из следователей, – правильные вопросы задает! Ему бы самому в сыскари пойти...

– Возможно, – кивнул Серега, – а пока что он решил пойти в убийцы. Он раньше только пел в своих песенках про уголовную романтику, а теперь, видать, почувствовал себя крутым и решил попробовать ее в натуре. Что, артист, не так?

– Не так! – с отчаянием воскликнул Роман. – Может, вы хотя бы расскажете мне? Может, я и вправду что-то такое оттопырил, а если расскажете, то и вспомню. А сейчас – гадом буду – думаю изо всех сил, но в голове ничего такого нет.

– Эх, артист, – вздохнул Серега, – ладно, помогу тебе. Ты шел пьяный по темной улице. Увидел одинокого прохожего и подумал: а дай-ка попробую! Никого вокруг нет, свидетелей нема, все тип-топ... Достал ствол и шмальнул в этого самого прохожего два раза. Прохожий – мертвый, а ты живой, но сидишь здесь, и ждет тебя дальняя дорога и казенный дом, прямо как в твоих песенках. Кто-то жалостливый на тебя стукнул по телефону. Есть все-таки в гражданах сознательность. Вот так, артист!

Роман вытаращился на Серегу, потом недоверчиво оглядел остальных и прохрипел:

– Не-е, не годится... Какой еще пистолет?

– Какой пистолет? – Серега сузил глаза. – А вот этот!

И жестом фокусника вытащил из ящика стола полиэтиленовый мешок, в котором тусклой чернью сверкнул хищный красивый пистолет[1] .

* * *

– Вообще-то есть некоторый опыт, – сказал Роман, глядя на согнутую спину Гнома, суетившегося в углу с угощением, – было дело, приласкали меня менты. По печени, по почкам, просто по рылу...

– Ну, значит, в случае чего не растеряешься, – кивнул Лысый, – а до настоящей пресс-хаты, я надеюсь, дело не дойдет.

– Как знать... – с кряхтением отозвался из угла пожилой зэк, закутанный в потертое одеяло, – они ж, падлы, те же беспредельщики, творят, что хотят.

– Это точно, – Лысый вздохнул, – хуже мента зверя нет.

Со стороны двери послышалось металлическое лязганье, и все повернулись в ту сторону.

– Не иначе как по твою душу, – с сочувствием произнес Лысый, – не дадут человеку освоиться...

В камеру вошел пожилой прапорщик в засаленном мундире, и Лысый сказал:

– Слышь, Тарасыч, вы там что – оборзели, что ли? Еще часа не прошло, как человека на шконку кинули, и сразу на викторину тащите? Козлы!

– Сам такой, – невозмутимо ответил Тарасыч, – мое дело маленькое – сдал, принял, по коридорчику проводил... А ты меня животным обидным называешь. Вот умру я от обиды, кто тебе будет гостинцы таскать? Сейчас молодые не такие, как я, они с тебя последнюю шкуру снимут.

– Да ладно тебе, – усмехнулся Лысый, – такие, как ты, долго живут.

– Ну что, артист, пошли, – совсем по-домашнему сказал Тарасыч, – там тебя следаки ждут не дождутся.

– Лучше бы они меня совсем не дождались, – Роман неохотно поднялся с койки, – на допрос, что ли?

– А то куда же, – ответил Тарасыч, – ты, это, руки за спину убери и в коридоре не шали. Там со мной еще двое молодых, они только и ждут, как кому-нибудь по почкам навалять. Что скажут – делай сразу.

– Ладно, – кивнул Роман, – со мной проблем не будет.

– Меньшиков, на выход! – казенным голосом приказал Тарасыч и угрожающе загремел ключами.

Роман заложил руки за спину и вышел в высокий сводчатый коридор, выкрашенный в тоскливый неопределенный цвет. Вдоль коридора тянулись два ряда тяжелых дверей, запертых грубыми засовами и коряво сваренными замками.

– Направо, – скомандовал Тарасыч.

Двое молодых вертухаев, стоявших у стеночки, подошли поближе, и один из них сказал:

– Допелся, артист... Ну ничего, тут тебя быстро жизни научат.

– Вперед, – сказал Тарасыч и подтолкнул Романа в спину.

Камера, в которую привели Романа, была совершенно пустой, если не считать надежно прикрепленных к полу железного стола и железного же табурета рядом с ним. По другую сторону стола стояли три обыкновенных стула, на которых сидели трое мужчин с недобрыми лицами.

Роману указали на металлический табурет, и он, оглянувшись на Тарасыча, который кивнул ему, опустился на холодное дырчатое сиденье. Тарасыч молча вышел из камеры и Роман, положив руки на стол, посмотрел на людей, сидевших напротив него. Те, в свою очередь, разглядывали его с любопытством и вроде бы даже с некоторым злорадством.

Повисла пауза.

Роман пошевелился и сел поудобнее.

Наконец один из мужчин, державший в руке папку для бумаг, улыбнулся и сказал:

– Говорят, все великие ученые делали опыты на себе, а писатели специально отправлялись в те места, о которых им предстояло писать. Ну, тут немножко иначе вышло...

Он оглянулся на остальных, и они заулыбались.

– Даже не немножко. Тут наверное, гражданин Меньшиков Роман... э-э-э... – он заглянул в папку, – Васильевич, даже совсем наоборот вышло. Пели вы песенки про нары да про колючку, вот и накаркали беду. А ведь тюрьма – она совсем не исправляет, это всем известно. Она человека портит еще больше. Можно даже сказать – калечит она человека. Правда?

Следователь снова оглянулся, и сидевшие чуть в стороне двое других согласно закивали.

– Да, Роман Васильевич, калечит, – с огорчением сказал следователь, – приходит, бывало, человек в тюрьму... Ну, он, конечно, не сам приходит, какой же идиот сам в тюрьму попрется, его привозят. Да... Приходит человек, а выходит полчеловека. Внутренние органы отбиты, кости сломаны и плохо срослись, туберкулез... Потом еще гомосексуалисты эти противные, кстати, товарищ артист, вы случайно не по этой части? Просто можно сразу вас к своим определить. Среди артистов ведь пидоров немало, так?

Выслушав все это, Роман почувствовал знакомый холодок под ложечкой и, выпрямившись на стуле, небрежно ответил:

– Да, среди артистов пидоров богато. Но я слышал, что среди следователей тоже.

Романа понесло на волнах ледяного упрямства, и сейчас ему было абсолютно все равно, к чему его приведут неосторожные высказывания.

– Смотри, Берзин, – засмеялся следователь, – смелый артист.

– Смелый, – согласился Берзин, сидевший слева от следователя, – он, наверное, думает, что у него весь криминал за спиной, что он герой народный. Может быть, и так, но тут...

– Простите, – прервал его Роман, – я чувствую, что у нас будет длинный разговор, так, может быть, вы скажете, как к вам обращаться? Просто для удобства. Неудобно как-то тыкать пальцем в человека и говорить ему – эй, ты.

– Для удобства... – следователь усмехнулся, – хорошо. Можно обращаться просто по фамилии. Мы справедливые и совсем не гордые. Моя, например, фамилия – Несторов, это, как вы поняли – Берзин, а тот – Уздечкин Роман усмехнулся, и Уздечкин сказал:

– Еще одна усмешка по поводу моей фамилии, и останешься без зубов. Понял?

– Понял, – охотно ответил Роман, – вы, значит, будете злой следователь, а Несторов – добрый.

– Нет, Меньшиков, – холодно сказал Несторов, – мы тут все злые. И в эти игры из американских фильмов играть не собираемся. Давай-ка ближе к телу.

– Давай, – прищурился Роман.

– Значит, так, – Несторов положил папку на стол перед собой, – спрашиваю сразу – сам признаваться будешь? Для ускорения процесса.

– В чем? – весьма натурально удивился Роман.

– Понятно, – кивнул Несторов, – не будешь. Но я на всякий случай подскажу, может, ты забыл.

– А закурить можно? – спросил Роман. – Надеюсь, добрую традицию угощать подследственных сигаретами не отменили?

– Не отменили, – Несторов кинул на стол пачку «Явы» и зажигалку, – кури на здоровье.

Роман закурил, и Несторов, задумчиво посмотрев в потолок, сказал:

– Во время концерта, проходившего во дворе «Крестов», был совершен побег. Бежал особо опасный преступник Чернов. Все указывает на то, что помощь в этом деле ему оказал популярный певец Роман Меньшиков. Другого варианта не остается. Поэтому я предлагаю Меньшикову добровольно рассказать, как все было.

– А этот Чернов, – Роман глубоко затянулся, – он что натворил-то?

– Это ты меня спрашиваешь? – Несторов засмеялся. – Ну ладно, я отвечу, только имей в виду, что все эти фокусы идут в зачет против тебя. Чернов – государственный преступник, он большой ученый и большой предатель. Продавал государственные тайны на Запад. Это я тебе по-простому объясняю.

– А я-то думал, что все государственные тайны уже давно проданы, и что продают их не ученые, а чиновники, – разочарованно произнес Роман. – Эх, кто бы у меня купил какую-нибудь тайну!

– Размечтался, – хмыкнул Несторов. – Ну так что, не вспоминается ничего?

– А что может вспомниться, если ничего не было?

– А вот тут имеются показания свидетелей, – Несторов открыл папку и заглянул в нее. – Вот, например, заключенный Баландин – хорошая фамилия! – показал, что видел, как певец Роман Меньшиков в перерыве между песнями помогал Чернову переодеваться в гражданскую одежду.

– Что?!! – Роман от удивления выронил сигарету. – У этого вашего Баландина с головой все в порядке?

– Не знаю, – Несторов пожал плечами, – обвинения против него оказались ложными, и он сейчас на свободе.

– Я бы этому Баландину мозги вправил, – зло буркнул Роман.

Он медленно нагнулся и подобрал сигарету.

– Так ведь не один Баландин это видел, – Несторов захлопнул папку, – Баландин – это, так сказать, семечки!

Он снова открыл папку и, заглянув в нее, сказал:

– Вот и лейтенант внутренней службы Семеряков видел, как артист Меньшиков передавал Чернову брюки и клетчатую рубашку.

– Какую еще рубашку? – Роман не верил своим ушам.

– Клетчатую, – невозмутимо ответил Несторов, – а контролер Бобруйко видел, как Меньшиков помогал Чернову спрятаться под сиденье в автобусе.

– Не-е, ребята, – Роман помотал головой, – или у вас, или у меня что-то с головой. Скорее – у вас. Если все эти люди видели, как я помогаю Чернову бежать, то почему же они меня не задержали?

– А они, понимаешь, не поверили своим глазам. Подумали, что показалось. Как это так – знаменитый артист, и занимается такими неприглядными делами. А потом, когда побег обнаружился, то поняли, что все так на самом деле и было. И дали показания. Вот так, товарищ артист. Кроме того, имеются собственноручные показания бывшего заключенного Луценко. Чернов сам говорил ему о том, что собирается бежать во время концерта, и что Роман Меньшиков поможет ему в этом.

– А почему этот Луценко бывший?

– А потому, – с горестным видом ответил Несторов, – что, получив срок и отбыв на зону, Луценко не вынес тягот лагерной жизни и повесился бедняга...

– Слушайте, что вы мне тут лапшу на уши вешаете? – Роман вскочил с металлической табуретки.

– Сядь на место, – приказал Несторов.

Берзин и Уздечкин угрожающе поднялись у него за спиной, и Несторов спросил:

– Хочешь без почек остаться?

Роман сел и вытащил из пачки еще одну сигарету.

– Понимаешь, артист, если мы беремся за дело, то человек будет сидеть. А тебе сидеть за твои фокусы никак не меньше червонца. А чтобы не получилось больше, то нужно честно рассказать все. Тогда, глядишь, и зачтется помощь следствию. Понимаешь?

– Понимаю, – кивнул Роман, – но ничего не получится. Или вы, ребята, знаете, что делаете, тогда горе вам. Или вас используют втемную, а вы просто псы послушные, и тогда тоже горе.

– Горе нам, говоришь? – Несторов подался вперед. – Это ты что – угрожаешь, что ли?

Роман почувствовал, как мятный адреналиновый холодок поднялся к ушам, и тоже наклонился навстречу следователю.

– Угрожаю? – негромко сказал он. – Нет, не угрожаю. Просто поясняю, что происходит. Вот ты мне лучше скажи, Несторов, только честно – вы меня убить готовы?

– То есть как – убить? – нахмурился Несторов.

– Ты что, не знаешь, что такое – убить? Жизни лишить, вот что это такое. Теперь я тебе кое-что объясню, ты, главное, слушай внимательно, потому что это очень важно.

– Ну-ну, – скептически усмехнулся Несторов и достал из кармана пачку «Мальборо».

Роман подумал и медленно заговорил:

– Вы пошли на меня. Или вас послали на меня. Я точно знаю, что происходит, а вы... Может быть, знаете, может быть – нет. Где проходит граница ваших действий? До какой черты вы способны дойти? Или вам позволено дойти? Вот об этом я и спрашиваю – вы готовы меня убить, делая то, за что взялись?

– Вот еще, – пренебрежительно скривился Несторов, – руки пачкать!

– Хорошо, – Роман внимательно посмотрел на него, – а я... Смотри, что получается. Я точно знаю, в чем дело. И ты для меня – солдат вражеской армии. Враг. Может быть, тебя обманули, но это неважно. Ты готов покалечить меня сам или чужими руками, вон как красиво рассуждал насчет испорченного в тюрьме здоровья! Ты мне – враг. И я, между прочим, не какой-нибудь урка, для которого любой мент враг по определению. Я обычный мирный человек. Так вот, когда ко мне приходят со злом, я отвечу сторицей. Про меч слышал, наверное? Ну да ладно...

Роман затушил сигарету в консервной крышке, служившей пепельницей.

– В общем – так, – он сжал зубы и помолчал, – если ты нанесешь мне ощутимый вред, например – отправишь меня в пресс-хату, где меня опустят, или засадишь по сфабрикованному обвинению, а я останусь после этого жив, то, когда вся эта бодяга закончится, я приду к тебе и убью. Потому что ты или подлец или опасный дурак, которым управляют подлецы. А таких нужно убивать.

– Смотрите, как красиво говорит наш артист, – Несторов оглянулся на Уздечкина и Берзина, – вам не страшно?

– Да... Аж мурашки по коже побежали, – дурашливо поежился Уздечкин.

Берзин кивнул и сказал:

– Герой Цусимы!

– Ты не понял, Несторов, – произнес Роман.

– Чего я не понял, певец сраный?

– Я в своей жизни руководствуюсь не теми законами, которые появились на протяжении последних пятисот лет и которые служат, как выяснилось, вовсе не слабым и беззащитным, – ответил Роман. – Есть другие законы, естественные, которые устаканились за пятьсот тысяч лет. Или даже за миллион. Древние и самые правильные законы. На тебя посягают – убей. Вот такой простой закон. И ты сейчас посягаешь на меня. Несправедливо посягаешь. Поэтому знай – или ты меня убьешь, чтобы меня не стало, или сам ляжешь в землю. Это все преступники знают. Ограбил, и после этого самое надежное – грохнуть жертву, чтобы избежать преследования с ее стороны.

– Смело, – кивнул Нестров, – смело. А тебе, артист, приходилось убивать?

– Мне? – Роман посмотрел Несторову в глаза. – Что, хочешь еще эпизодов пристегнуть?

– Эпизодов? Ты употребил множественное число.

– Да, множественное, – Роман снова закурил, – но это не твое дело.

– Действительно, это не мое дело, – кивнул Несторов, – мое дело маленькое. Побег государственного преступника Чернова и непосредственное участие в осуществлении этого побега артиста Меньшикова. Ты нас сейчас развлек, спасибо тебе... Да только мы, знаешь, сколько таких речей слышали? Уши устали! Ты думаешь, что твои слова страшные, а на самом деле они – мусор. В общем – так. Думай до завтра, а завтра мы встретимся снова, и ты должен будешь говорить по делу, а не трепать языком. Иначе...

Несторов повернулся к двери и крикнул:

– Тарасыч, забирай пассажира!

ЭПИЛОГ

Вернувшись в камеру, Роман уселся на койку и, опустив голову на руки, закрыл глаза. Лысый, вальяжно развалившийся на своей шконке, внимательно посмотрел на него, затем поджал губы и сочувственно покивал.

– Ну как, Рома, понравилось? Это твой первый допрос?

Роман, не открывая глаз, помотал головой:

– Нет, не первый. Но в тюрьме – первый.

– Это не тюрьма, – вздохнул Лысый, – это следственный изолятор. Хотя, конечно, – все равно тюрьма. Решетки, вертухаи... Не били тебя?

– Нет, не били, – Роман открыл глаза и посмотрел на Лысого, – пока не били. Но намекнули, что если я не признаюсь, то... В общем, намекнули на тяжелую судьбу.

– Понятно, – усмехнулся Лысый, – это они умеют. Бить тоже умеют. Но тут, понимаешь, такое дело... Был бы ты никто и звать никак – они бы тебя уже сегодня отоварили. Но ты ведь знаменитость, да еще какая – певец! Поэтому боятся. А еще, ну ты сам знаешь, – за тебя ведь вся братва, и они опасаются, что если с тобой что-то случится, то все «Кресты» на уши встанут. А может быть, и не только «Кресты». О том, что ты на нарах паришься, наверняка уже вся Россия знает. Я имею в виду зэков. Так что ты не очень бойся.

– Ну, я не очень боюсь, – ответил Роман, – но все-таки немного не по себе.

– Понимаю, – кивнул Лысый.

В камере было тихо, и зэки, расположившиеся на своих койках, внимательно прислушивались к разговору Романа и Лысого.

– Чай будешь? – заботливо спросил Лысый.

– Вообще-то можно, – согласился Роман, – от этих разговоров со следаками в горле пересохло.

Лысый кивнул расторопному Гному и поинтересовался:

– А кто там был-то?

Роман старательно наморщил лоб, вспоминая фамилии следователей, и через несколько секунд ответил:

– Берзин, Несторов и этот, как его... Уздечкин.

– Первых двух не знаю, а вот с Уздечкиным знаком. Падла еще та, – сказал сквозь зубы Лысый.

– Возможно... – Роман взял лежавшую на одеяле пачку сигарет и неторопливо достал одну.

Лысый, следивший за его движениями, усмехнулся и сказал:

– Из тебя хороший зэк получится.

– Это как? – удивился Роман.

– А так. Вот ты первый день в камере, а уже не спешишь. Некоторые суетятся – хвать, швырк, а ты двигаешься медленно. Это хорошо.

– Лучше бы из меня никакой зэк получился, – Роман тоже усмехнулся, – мне на воле как-то больше нравится.

– Ты знаешь... – Лысый тоже закурил, – я бы, конечно, мог тебя подбодрить, типа – не тушуйся, мол, отпустят тебя, все будет тип-топ и все такое прочее. Но лучше думать о плохом. Ты лучше считай, что уже получил десятку. Тогда, если будет меньше – это вроде как приятный сюрприз. Попал в камеру – живи в ней. Слышал, наверное, поговорку – и в тюрьме люди живут.

– Слышал, – криво улыбнулся Роман, – но чем-то она мне не нравится.

– Понимаю, – кивнул Лысый, – но тут уж ничего не поделаешь. В тюрьме свои законы. И свои поговорки. Я читал где-то, как один умный сказал... Как же он сказал?... Вроде – душа летает где желает. Во как!

– Дух воспарит где хочет, – сказал Роман.

– Точно! – Лысый звонко хлопнул себя по колену. – Дух воспарит где хочет. Красиво сказано! И верно, между прочим. А кто это сказал – не помнишь?

Роман только развел руками.

Гном поставил перед Романом большую фарфоровую кружку с душистым чаем и банку с сахаром. Потом снова метнулся в угол и принес оттуда картонную коробку, в которой были навалены сухари вперемешку с печеньем.

– Спасибо, – сказал Роман, и Гном, кивнув, удалился в свой угол.

Роман взял кружку и, осторожно вытянув губы, попытался сделать глоток, но чай был еще слишком горячим.

– Пусть остынет, – сказал он и поставил кружку на место.

Посмотрев на Лысого, он спросил:

– Вот ты говоришь, не нужно суетиться, а господин Гном, например... Как бы это сказать... все делает быстро.

– Быстро... – Лысый засмеялся, – а ему так нравится. Между прочим, Гном – не шестерка. И вообще, он не браток, не блатной и не вор. Просто ему нравится делать людям приятное, а мы не возражаем. И его не обижаем. Гном, он сюда случайно попал. Не то что некоторые особо опасные государственные преступники.

Лысый подмигнул, и Роман усмехнулся.

Посмотрев на Гнома, он спросил:

– А за что?

Гном засмущался, и за него ответил Лысый:

– Гном у нас работяга, пашет на Кировском заводе. Они после получки собрались у Гнома, его вообще-то Николаем Ивановичем зовут, и накирялись как следует. Гном вырубился, все ушли, а один остался. Пошарил по хате, забрал телек и видик, и тоже ушел. Утром Гном очухался, видит – добра маловато стало. Покумекал и допер, что взять мог только один. Как его звать?

Лысый повернулся к Гному:

– Карасев, – неохотно ответил Гном.

– Вот, – Лысый глубоко затянулся, – и наш дорогой товарищ Гном от большого ума решил выкрасть свое имущество обратно. В тот же день на работе сделал в раздевалке слепок с ключей этого Карасева, и вечером, когда Карасев пошел куда-то, вломился в его хату. А хата оказалась на сигнализации. И его повязали, как последнего лоха. За кражу. А Карасев этот весь такой гордый – Гном вор! Вот теперь Гном здесь и сидит.

– И что же дальше? – Роман посмотрел на грустно сгорбившегося Гнома.

– Ну как что? – Лысый пожал плечами. – Скорее всего будет сидеть. Дадут ему года три, и – на зону.

– И ничего не сделать?

– Денег дать Карасеву, чтобы он отступился.

– Ни хрена себе! – воскликнул Роман. – Ему еще и денег!

– Ага, – усмехнулся Лысый, – дать денег, тогда все можно будет прикрыть. И дело закроют, и вообще...

– Я бы этого Карасева... – Роман сжал зубы.

– Правильно, – кивнул Лысый, – я бы тоже. Но Гном-то человек мирный, тихий, что он ему может сделать?

Роман нахмурился, потом взглянул на Гнома и спросил:

– А сколько этот твой Карасев хочет?

– Три тысячи... – тихо ответил Гном.

– Долларов?

– Нет, евро...

– Вот гнида, доллары ему уже не годятся! И этих денег у тебя, конечно, нет.

– Откуда им взяться...

– Ладно, – Роман взглянул на Лысого, потом снова на Гнома, – когда к тебе придет твой адвокат?

– Завтра.

– Пусть позвонит человеку одному... Шапиро его фамилия. И пусть Шапиро даст твоему адвокату три тысячи евро. А если не даст, то я потом ему яйца оторву. Так пусть и передаст.

– Гоги передаст! – засмеялся Лысый.

Роман отмахнулся и, пересев на койку Гнома, прошептал ему на ухо номер телефона.

– Запомнил?

– Да, – ответил удивленный Гном, – девятьсот шестьдесят два...

– Да не вслух, – поморщился Роман.

– А, понял, – Гном зажал себе рот рукой.

– А точно хватит? – спросил Роман.

– Точно, – сказал Гном, – они уже обо всем договорились, дело только за деньгами. Слушай... те, Роман Батькович, а почему это вы решили мне помочь?

– Неважно, – Роман вернулся на свою койку, – это тебя не касается.

Лысый, с веселым изумлением следивший за разговором, встрепенулся и сказал:

– Во дела! А может, ты и меня отсюда вытащишь?

Роман повернулся к нему и, посмотрев в глаза, спросил:

– Он без вины тут мается, а ты ведь за дело сидишь? Так?

Лысый отвел взгляд и неохотно ответил:

– Ну, так.

– Вот тебе и ответ.

– Ишь какой добрый! – язвительно буркнул Лысый. – Но ведь на всех таких у тебя точно евро не хватит!

– Не хватит, – кивнул Роман, – но хоть одинто разочек можно доброе дело сделать, как думаешь? И ведь три штуки евро – не такая уж и страшная сумма, правда?

– Три штуки евро, – пренебрежительно отозвался Лысый, – это один хороший вечер в кабаке.

– А для него, – Роман кивнул на Гнома, – целая жизнь. Считай, что я один раз поужинаю дома. Макаронами.

– Хорошо быть богатым, – Лысый закинул руки за голову и мечтательно прикрыл глаза.

– Хорошо, – согласился с ним Роман, – но богатым и здоровым – еще лучше.

Лысый помолчал и спросил:

– А что там с Арбузом? Прослышал я, что общество его как бы под арест взяло... И вроде к нему серьезные претензии имеются.

– Все так и есть, – кивнул Роман, – а вытащить его только я могу. И теперь не знаю, что будет. Сижу на нарах, как король на именинах, и что делать – не знаю.

– Точно... – Лысый вздохнул, – слушай, певец, а вот песни – их вообще трудно писать?

– Песни... – Роман усмехнулся, – непростой вопрос.

– А кто сказал, что будет легко? – философски ответил Лысый.

– Никто. А насчет песен... Понимаешь, Лысый... Можно так тебя называть?

– А почему же нельзя? Все путем, погонялово у меня такое.

– Хорошо. Так вот, песни. Вот ты спросишь, например, у резчика по дереву, трудно ему резать или нет. А что он может ответить, если он режет уже двадцать лет, и руки у него сами ходят? Наверное – легко. Делать это легко, но научиться трудно. Но и делать иногда тоже непросто. Одна песня сама напишется, за пятнадцать минут, будто кто-то ее тебе прямо в голову продиктовал, а другая... Как застрянешь на какой-то одной строчке, и все. Труба. Ну не лезет ничего в голову, хоть стреляйся! Представляешь – почти вся песня написана, тридцать девять строк, а сороковая – никак.

– Ну и взял бы да написал что-нибудь, и дело с концом, – с умным видом сказал Лысый. – Подумаешь, одна строчка!

– Да? А ведь ты же сам потом скажешь – хорошая песня, а вот в этой строчке Меньшиков косяка дал.

– Ну вот еще!

– Не надо, – Роман махнул рукой. – Халтура – она всегда видна, и для этого не нужно быть профессиональным критиком.

– И что, из-за одной строчки у тебя песня стоит?

– Не стоит, а лежит, – засмеялся Роман, – поверишь ли, иногда по несколько лет не могу закончить песню.

– По нескольку ле-ет... – недоверчиво протянул Лысый. – Ну вы, творческие работники, даете!

– Да уж так.

Роман взял кружку и, убедившись, что чай уже достаточно остыл, с удовольствием сделал большой глоток.

– Эх, хорошо, – сказал он и глотнул еще несколько раз.

Лысый задумался о чем-то, а потом спросил:

– А споешь нам, несчастным зэкам?

Роман поперхнулся чаем и удивленно посмотрел на Лысого:

– Что, прямо здесь?

– А почему нет? – Лысый пожал плечами. – Сам знаешь, и в тюрьме люди живут. И песни поют, между прочим.

– Так ведь... – Роман огляделся, – и гитары нет.

– Это сейчас нет, – усмехнулся Лысый, – а будет нужно – появится. Сейчас Тарасыча вызовем, и будет гитара.

Он повернулся к лежавшему на соседней койке молодому зэку и спросил:

– Слышь, Бекас, как насчет халвы?

– А что насчет халвы? – отозвался Бекас. – Гитара сейчас должна быть в тридцать восьмой, у Кренделя.

– Так здесь и гитара имеется? – поинтересовался Роман.

– Стыдно, товарищ певец, – ответил Лысый. – Поешь песни про зэков, уголовную тему знаешь, а таких элементарных вещей... Конечно, есть гитара! Как не быть. Тут много чего есть. И мобильники, и телевизоры, и видики... Все есть, главное – чтобы деньги были. Тогда – хоть оленью упряжку можно организовать.

– Да знаю я это все, – поморщился Роман, – просто... Ну, в общем, растерялся я малость, сам понимаешь.

– Понимаю, – кивнул Лысый, – вот сейчас постучим вежливо в дверь, придет Тарасыч, а мы его вежливо попросим, и он нам гитару из тридцать восьмой...

В коридоре послышались шаги.

Лысый навострил уши и недовольно нахмурился.

– Четверо идут, – уверенно сказал он, – и все – вертухаи. И гитару они нам точно не несут... Не нравится мне это.

По камере пробежал шепот.

– Цыть! – скомандовал Лысый, и снова настала тишина, нарушаемая только приближавшимися шагами.

– Значит, так, – торопливо заговорил Лысый, схватив Романа за колено, – это за тобой, точно. А раз так, значит – пресс-хата. Но ты не дрейфь. Повторяю, главное – не бойся. Покажешь страх – пропадешь. Прессовать тебя по полной не будут, потому что... Ну, сам знаешь. Но испугают серьезно. Держись.

В замке загремел ключ, и дверь со скрипом распахнулась.

На пороге стоял Тарасыч, который сразу же сделал Лысому какой-то незаметный знак, а за его спиной виднелись трое молодых вертухаев, и вид у них был весьма злорадный.

– Точно, в пресс-хату, – прошептал Лысый.

Роман кивнул и почувствовал, что ноги стали слабыми.

– Не ссы. Помни, что я тебе сказал, – торопливо добавил Лысый.

– Меньшиков, пошли, – спокойно произнес Тарасыч.

Роман сжал зубы и встал.

– А смотри, как живой, – подал голос один из вертухаев.

– Ага, – отозвался другой, – и румяный такой! Ну это ничего. Он скоро совсем побледнеет.

Выйдя в коридор, Роман повернулся лицом к стене, и третий вертухай усмехнулся:

– Смотри, знает, как себя вести! Ну что, певец, у мента, говоришь, шинель шершавая?

Он сильно толкнул Романа и приказал:

– Руки за спину!

Роман почувствовал, как на его запястьях защелкнулись браслеты, и с нехорошим чувством вспомнил, что когда в прошлый раз ему напомнили эту строчку из его песни, сразу же последовал болезненный удар.

– Эй, начальник, – раздался голос Лысого, – ты его без наручников боишься? А кандалы для ног прихватил? Может, он вас всех сейчас ногами уделает?

– Заткнись, – ответил вертухай, – а то и до тебя доберемся.

– Мне-то что, – засмеялся Лысый, – я человек привычный, я вас, уродов, и так видел, и сяк видел, и в гробу тоже видел.

– В карцер захотел? – вертухай угрожающе повернулся к Лысому.

– А ты меня не пугай, – пренебрежительно ответил Лысый, – я в карцере больше просидел, чем ты на бабах пролежал. Понял?

В камере засмеялись, и Тарасыч, мигнув Лысому, запер дверь.

– Вперед, – вертухай грубо дернул Романа за локоть и повернул его лицом в нужном направлении, – сейчас ты узнаешь, что такое тюрьма. А то, бля, песенки он пишет, мент, значит, собака поганая! Оборзел на воле, бля!

Роман почувствовал, как cлабость в ногах прошла, а под ложечкой образовался ледяной туман, который стал медленно подниматься к ушам.

– Ты не пасть раскрывай, – сказал он вертухаю, – а веди меня, куда ведешь. На воле я бы тебе быстро хлеборезку закрыл.

– Ах, какой смелый, – прошипел вертухай. – Ты ее сначала дождись, воли этой, а потом посмотрим, чем ты будешь ходить и ложку к рылу подносить!

Он больно пнул Романа в икру.

– А хочешь сейчас? – Роман поморщился. – Ты браслетики-то с меня сними, и мы с тобой по-честному, на кулачках.

– А ты что, и на кулачках умеешь? – усмехнулся вертухай. – А я думал, что ты только за струны дергать.

– Чем ты думал-то? – ответил Роман. – Печенкой своей распухшей? Ну что, хочешь проверить?

– Закрой пасть, – сказал вертухай и еще раз пнул Романа в то же место, – вот сейчас придешь в камеру и там можешь на кулачках. Сколько угодно.

Они завернули за угол, спустились по грубо сваренной лестнице и углубились в тускло освещенный коридор.

У одной из дверей вертухай грубо дернул Романа за наручники и сказал:

– Стоять!

Сняв с Романа браслеты, он усмехнулся и спросил:

– Ну что, будет последнее желание?

– А исполнишь? – поинтересовался Роман. – А то ведь я скажу какое, а ты потом откажешься.

– Закройся, – приказал вертухай и кивнул Тарасычу.

Тот с безразличным лицом отпер дверь и открыл ее.

– Заходи на эстакаду, – заржал вертухай и втолкнул Романа в камеру.

За спиной лязгнул замок, и Роман, остановившись у двери, огляделся.

У стен просторной камеры стояли всего лишь четыре койки, и на каждой из них сидел здоровенный татуированный мужик. Все они были голые до пояса.

Настала долгая пауза.

Наконец один из страшных обитателей прессхаты кашлянул и сказал:

– Ну, здорово, певец! Споешь нам?

Другой усмехнулся и добавил:

– Он и споет и спляшет, бля буду.

А третий осмотрел Романа и нежным голосом произнес нараспев:

– А ласковые песни у тебя есть?

Примечания

1

В первой части трилогии, которая называется «Романс для вора», Романа обвиняют в убийстве Боровика.


Купить книгу "Рэп для мента" Седов Борис

home | my bookshelf | | Рэп для мента |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу