Book: Романс для вора



Романс для вора

Б. К. Седов

Романс для вора

Купить книгу "Романс для вора" Седов Борис

ПРОЛОГ

Роман поднялся с постели и, потирая слегка занемевшую руку, подошел к музыкальному центру. Подумав немного, взял с полки лазерный диск с дирижаблем и римской цифрой «три» на обложке, достал его из коробки и засунул в проигрыватель. В массивных колонках мощностью по пятьсот ватт каждая зашипело, и квартиру сотрясли звуки Immigrant Song.

Сразу взбодрившись, Роман подошел к окну, распахнул его и, еще раз глубоко вздохнув, но теперь уже с удовольствием, отправился в душ.

Эту квартиру Роман Меньшиков купил чуть больше года назад.

Тогда в ней жили старичок со старушкой, которые, судя по всему, были предпоследними в каком-то древнем дворянском роду. Их дети давно уехали в далекие заграницы, содержать огромную квартиру в сто семьдесят метров старикам было не по силам, и далекие родственники то ли Рюриковичей, то ли Романовых решили уехать к детям, а квартиру, понятное дело, продать.

Четырехкомнатная квартира в переулке Антоненко, в трех минутах ходьбы от Исаакиевского собора, находилась на третьем этаже. Старинная мебель, которую увезти за границу не представлялось никакой возможности, была продана.

Столовый гарнитур, в который входили большой овальный стол на львиных ногах, двенадцать стульев, вызывавшие острое желание вспороть их складным ножом, и кафедральный буфет, достававший до четырехметрового потолка, украшенного лепными ангелочками, уехал в богатый частный дом за городом, камин был разобран и увезен в Финляндию, а огромную дубовую кровать весом в тонну Роман оставил себе.

На этой кровати, говорил он посещавшим его девушкам, хорошо резать королей. Но я не король, поэтому мне такая участь не грозит. Девушки обычно хихикали и охотно делали на этой кровати все остальное.

Опустевшая квартира была подвергнута евроремонту, выкрашена в светлые тона, и Роман первое время часто аукал, прислушиваясь к улетавшему в дальние комнаты эху.

Сменив хозяина, квартира стала совершенно другой.

Теперь на стенах висели постеры с изображениями великих волосатых ребят, а именно – Мика Джаггера, Карлоса Сантаны, Роберта Планта, Джимми Хендрикса и прочих монстров рока и блюза.

Среди них скромно помещался плакат девяносто на метр двадцать, на котором красовался сам Роман с микрофоном в руке. На пальцах этой руки сверкали аж целых три перстня с огромными фальшивыми бриллиантами, взгляд Романа был задушевен и проницателен, а его прическа была уложена волосок к волоску.

Роману не нравился этот портрет, но менеджер и спонсор Романа Лева Шапиро, толстый и рослый еврей, назвал его адиетом, да и девушки одобряли такой имидж...

Поэтому портрет висел, Роман со временем привык к нему и перестал раздражаться, глядя на свой конфетный образ, который совершенно не соответствовал стилю его существования.

На большом столе, располагавшемся у окна, стоял мощный компьютер с жидкокристаллическим дисплеем в двадцать три дюйма, рядом с ним можно было увидеть развалившуюся пачку лазерных дисков с портретом Романа и надписью «Вера без надежды». Надпись была сделана из колючей проволоки, а сам Роман, облаченный в телогрейку и лагерный кепарь, держал в зубах беломорину, его щеки покрывала модная трехдневная щетина, и никаких перстней на пальцах, естественно, не было.

Именно на этом диске Роман Меньшиков заработал те самые пятьдесят тысяч долларов, на которые купил квартиру. Квартира стоила как минимум в четыре раза больше, и Роман понимал, что ему неслыханно повезло.

Но не в одном везении было дело.

На эту квартиру претендовали гораздо более состоятельные люди, готовые заплатить полную стоимость, а также произвести на Романа некоторое давление, с тем чтобы он убрался с глаз долой, но другие люди, те, для которых Роман сочинял и пел свои песни, объяснили тем богатым людям, что они не правы, и богатеи тихо исчезли.

И теперь Роман жил один в просторной буржуйской квартире и был уверен в том, что никакой гегемон не придет его раскулачивать. А если и придет, то точно так же и уйдет.

И для этой уверенности у Романа были все основания.

Роман Меньшиков был популярным автором-исполнителем в стиле уголовного шансона, его диски расходились миллионными тиражами, а братва по всей России была готова носить его на руках.

Такие дела.

Из ванной доносился плеск, и сидевший на подоконнике рыжий кот по имени Шнырь терпеливо ждал, когда его повелитель выйдет и даст бедному несчастному животному ежедневную порцию «Вискаса».

Наконец плеск прекратился, и из ванной с полотенцем на шее вышел мокрый Роман.

Он посмотрел на Шныря, сделал музыку потише и сказал:

– Ну что, скотина безрогая, жрать небось хочешь?

Скотина соскочила с подоконника и, подойдя к Роману, стала тереться о его ноги, мурлыча и преданно щуря глаза.

– Жрать-то ты готов, – укоризненно произнес Роман, – а чтобы хоть раз бардак в комнате прибрать – так нет тебя!

Роман направился к холодильнику, и Шнырь, путаясь под ногами, последовал за ним. Достав банку «Вискаса», Роман содрал с нее крышку и вывалил содержимое в алюминиевую миску, которую привез с концерта, проходившего на территории одного из исправительных учреждений.

Миску подарил ему старый зэк, который сказал, что она фартовая, и Роман, рассыпавшись в благодарностях, бережно засунул ее в дорогой гастрольный баул. Однако, приехав домой, он рассудил, что такого фарта ему и даром не надо, и из миски с тех пор стал жрать Шнырь.

Какое имя – такая и посуда.

Засунув два куска белого хлеба в тостер, Роман включил кофеварку и стал неторопливо вытираться, рассеянно оглядывая свое богатое пристанище.

У стены стояла трехметровая открытая вешалка, на которой теснились рубашки, футболки и разнообразные порты. На другой вешалке, покороче, можно было найти десяток костюмов на все случаи жизни, а рядом с ней, на бюсте Льва Толстого, стоявшем на высокой стеклянной тумбе, красовался черный кружевной бюстгальтер, размер которого заставлял глубоко задуматься.

У другой стены стоял двухметровый плазменный телевизор, по бокам которого высились колонки домашнего кинотеатра, третью стену целиком занимал книжный стеллаж, забитый шедеврами мировой литературы вперемешку с современными бестселлерами типа «Знахаря» или «Акулы», а в углу помещалась полноразмерная статуя «Писающий мальчик».

Мальчику было лет сорок, и в том, что он именно писал, уверенности не было, но то, за что он держался правой мускулистой рукой, внушало уважение. Тем не менее на постаменте было написано, что это именно мальчик, и что он именно писает.

Роман усмехнулся и сказал Шнырю:

– Тот, кто скажет, что это девочка, может бросить в меня камень.

После этого, бросив полотенце на развороченную постель, Роман уселся завтракать. От холодильника доносилось чавканье, которое не могла заглушить даже музыка Led Zeppelin, и Роман, покосившись на кота, сказал:

– Ну и манеры у вас, сударь!

Шнырь и ухом не повел.

Роман вздохнул и налил себе кофе.

Как раз в этот момент тостер лязгнул и выбросил два куска подгоревшего хлеба. Чертыхнувшись, Роман выбросил испорченные тосты в ведро и стал намазывать масло на обыкновенный честный белый хлеб. Потом он положил сверху обыкновенный честный кусок белой рыбы толщиной в два пальца и, вздохнув, откусил солидный кусок.

Закончив завтрак, Роман посмотрел на Шныря и сказал:

– Эх, умел бы ты мыть посуду...

Шнырь в это время намывался, замахиваясь лапой через ухо, и Роман добавил:

– А вот гостей не надо. Хотя... Сегодня, наверное, не избежать.

И стал одеваться.

Нацепив гавайскую рубашку с пальмами и красотками в черных очках, Роман влез в просторные брюки из модно примятой холстины, засунул босые ноги в настоящие мексиканские мокасины с подметкой из автомобильной покрышки и, посмотрев в большое зеркало, заявил:

– Хорош, мерзавец!

Небрежно причесавшись, он сунул в карман мобильник, взял с антикварной тумбочки ключи от машины и, погрозив Шнырю кулаком, вышел из квартиры. Сбежав по широкой гулкой лестнице, Роман вежливо поприветствовал пожилую консьержку и распахнул тяжелую дверь.

В лицо дохнуло городской летней жарой, и, достав из нагрудного кармана рубашки черные очки «Рэйбан», Роман нацепил их на нос. Потом он нажал на кнопку автомобильного пульта, и серый «Вольво-860», смирно стоявший у стеночки, тихонько свистнул.

– А мы сейчас и тебя накормим, – пообещал Роман, подходя к машине, – первым делом – на заправку.

Часть первая

С ПЕСНЕЙ ПО ЗОНАМ

Глава 1

ЗВЕЗДА ДЛЯ КАТОРЖНИКА

Студия звукозаписи «Саундбластер» находилась на Фонтанке недалеко от Аничкова моста, в просторном подвале старинного дома со статуями на крыше Владелец студии Сергей Корягин, которого близкие друзья естественным образом называли Корягой, в свое время пытался стать музыкантом, но недостаток таланта, а главное – полное отсутствие музыкального слуха сделали его мечту невыполнимой. Тогда Коряга напрягся и, занявшись сначала незаконной спекуляцией, а потом вполне законным бизнесом, сколотил небольшое состояние, которое потратил частью на приобретение и ремонт помещения общей площадью четыреста метров, а частью на закупку необходимого оборудования. И теперь его студия звукозаписи легко била по всем показателям даже знаменитую советскую «Мелодию».

Для современной цифровой записи имелось нужное количество компьютеров и сопутствующих приборов, но гордостью Коряги были сорокавосьмиканальный аналоговый магнитофон «Штудер», привезенный из Швеции, и четырехметровый пульт «Мираж», поражавший воображение количеством ручек, движков и индикаторов Коряга неоднократно заявлял, что может принять в своей студии хоть «Роллинг Стоунз», хоть «Пинк Флойд», и похоже, это не было пустым бахвальством. Неделю назад по городу пронесся слух, что его видели в компании с самим Марком Нофлером, и теперь Корягу изводили вопросами – а скоро ли знаменитый гитарист начнет писаться в его прекрасной студии?

Однако до Нофлера дело пока не дошло, зато расположившиеся на итальянском диване Сергей Корягин, Лева Шапиро, а также молодая блондинка, сидевшая рядом с Шапиро, наблюдали через пятислойное голубоватое стекло, как суперзвезда российского масштаба Роман Меньшиков заканчивает запись нового альбома с условным названием «Крестный сын».

Роман стоял перед большим микрофоном, похожим на противотанковую гранату, и, придерживая наушники, уже в четырнадцатый раз пел последние строчки своего нового хита:

... И любовь и мечту о свободе я пронес через лагерный ад.

На этот раз получилось неплохо, и звукотехник, наблюдавший за Романом через другое окно, поднял большой палец.

Роман испустил протяжный вздох, сорвал наушники и бросил их на покрытый толстым ковром пол. Открыв тяжелую дверь, он вышел из тонателье и, рухнув в глубокое мягкое кресло, решительно заявил:

– Все. Аллес капут. Если кому что не нравится – пусть Шапиро перепевает.

Всем было известно, что певческий голос Левы Шапиро похож на вопли голодного ишака, и в комнате раздался дружный смех.

Громче всех смеялся сам Шапиро.

– Я могу, конечно, спеть, но тебе это дорого обойдется, – сказал он, открывая для Романа банку пива, – а кроме того, все твои поклонники тут же переметнутся ко мне, и ты останешься с носом. Только моя гуманность удерживает меня от такого решительного шага.

Роман приложился к банке с пивом и посмотрел поверх нее на Корягу.

Тот кивнул и сказал:

– Все в порядке. Запись окончена. Остальное сделает звукорежиссер. Но ты тоже должен быть на сведении[1] , сам знаешь.

Роман оторвался от пива и ответил:

– Конечно, знаю. Кстати, когда оно начнется?

– А завтра и начнется, – сказал Коряга. – Давай часов в одиннадцать?

– Ты что, с ума сошел? – возмутился Роман. – Никакой уважающий себя артист раньше двенадцати не просыпается.

– Слушай, артист, – вмешался Шапиро, – а давай ты завтра будешь уважать не себя, а меня? Я ведь плачу этому кровопийце наличными.

Он кивнул на Корягу.

Тот сделал оскорбленное лицо и сказал:

– Это я кровопийца? Сам ты жаба!

Коряга повернулся к Роману и стал жаловаться, отпихивая руку Шапиро, который пытался ухватить его за мышцу повыше колена:

– Представляешь – я взял с него за пятьсот часов всего лишь по пятьдесят долларов. Это – жалкие двадцать пять тысяч долларов. Вы загребете на этом альбоме в пятьдесят раз больше. А он еще меня кровопийцей обзывает! Жаба!

– Это ты жаба! – возопил Шапиро и наконец ущипнул Корягу, который ойкнул и подскочил. – Ты этих, как их... «Мокрых попок» за десять долларов писал. А с меня полтинник дерешь!

– Так ведь они кто – тупые мокрощелки! А тут – талант, а талант денег стоит.

– Кому денег стоит? – не понял Шапиро.

– Тебе, кому же еще! – засмеялся Коряга.

– Ну ты и жучара, – Шапиро покрутил головой. – Ты случайно не хохол?

– Нет. Натуральный русский. А что?

– А то, что там, где хохол прошел...

– Там тебе, Шапиро, делать нечего, – закончил Коряга. – Но я не хохол, так что не беспокойся. Будешь жить.

– Говорил мне мой покойный папа Самуил Аронович Шапиро, – горестно покачал головой Шапиро, – ты, говорил он, будь с этими гоями поосторожней. Потому что среди них попадаются такие жиды, которым никакой погром не страшен.

– Эй вы, сыны русско-еврейской ассимиляции! – вмешался Роман, смеясь. – Хватит выяснять, кто из вас больший жид. Я жрать хочу!

– Так поехали! – Шапиро развел руками. – Я не понимаю, что мы здесь сидим? Стол в «Астории» заказан, грядка уже наверняка накрыта, так что – по коням! Там и поговорим о дальнейших делах.

– Скорбных, – вставил Коряга.

– Сам ты скорбный, – сказал Шапиро. – Едешь с нами?

– Нет, – с сожалением ответил Коряга, – это у вас, у артистов, жизнь как сало с мармеладом, а мы, труженики звукозаписи...

– Понятно, – прервал его Шапиро, – жажда наживы.

– Она самая, – сказал Коряга и поднялся с дивана. – Так что валите отсюда. Ко мне сейчас артистки приедут. Записываться.

– Артистки? – оживился Роман. – Какие артистки?

– Обыкновенные, – усмехнулся Коряга, – молодые, красивые и с сиськами. А также с прочими атрибутами молодого тела. Но вот только рот им открывать можно только для пения или для чего-нибудь еще... А если позволить им разговаривать, то ты, любитель молодых артисток, первым застрелишься на хрен.

– А о чем мне с ними разговаривать? – удивился Роман. – Они же не для разговоров...

– Давайте, давайте, – Коряга стал делать красноречивые жесты в сторону двери, – вам пора в кабак. О скорбных делах калякать.

– Пошли, Марина, – сказал Шапиро, и блондинка, сидевшая рядом с ним, поднялась с дивана, сексуально разгладив на бедрах короткую юбку.

Первым в дверь прошел Шапиро, и Марина, воспользовавшись тем, что он повернулся к ней спиной, пощекотала пальцем ладонь Романа. Почувствовав это, Роман поймал ее палец и несильно сжал его.

Марина глубоко вздохнула и закатила глаза.

– Что ты вздыхаешь? – поинтересовался Шапиро, не оборачиваясь.

– Утомилась я тут сидеть, – ответила Марина.

Это было чистой правдой, поэтому ответ прозвучал совершенно натурально. А Марина еще раз пощекотала ладонь Романа и, проехавшись тугой грудью по его плечу, быстро вышла на улицу вслед за Шапиро.

«Ну, сука похотливая, мало тебе твоего борова!» – подумал Роман и тоже вышел.

Было около шести часов вечера, но солнце светило ярко и на небе не было ни одного облачка.

* * *

Войдя первым в зал ресторана, Шапиро повернулся к Роману и сказал:

– Вон тот стол в углу.

И указал на большой, заставленный снедью и выпивкой стол, за которым уже сидели несколько человек.

– Это твои акулы бизнеса? – спросил Роман.

– Они самые, – ответил Шапиро, – и я тебя очень прошу, веди себя с ними без твоих обычных вывертов. Я понимаю, ты – суперзвезда, но... Разговор будет очень важным, и я не хотел бы, чтобы из-за твоих капризов дело сорвалось.

– Так что за дело-то? Ты уже целую неделю долдонишь мне про это дело, а в чем оно состоит – не говоришь.

– Сюрприз, сударь! – Шапиро хитро прищурился. – Но сюрприз приятный. Поверь мне.

– Ну смотри, сын гюрзы и раввина, – Роман погрозил Шапиро пальцем, – верю. Пошли к твоим бизнесменам.

Они прошли к столу, причем по дороге Роману пришлось несколько раз ответить вежливым кивком на приветственные возгласы, доносившиеся из-за столиков.

Его, как всегда, узнали.

Один из сидевших в углу братков поднял рюмку с водкой и громко спел:

– Я пью за то, чтобы колючка превратилась в гирлянду ароматных алых роз!

Это была строчка из песни Романа.

Улыбнувшись братку, он кивнул и, пройдя еще несколько шагов, оказался у накрытого специально ради него стола. Устало опустившись в обитое полосатым бархатом кресло, он оглядел сидевших за столом людей и взглянул на Шапиро.

Тот, оживившись, тоже осмотрел собравшуюся за столом компанию и сказал:

– Позвольте мне представить вас друг другу. Ну, Романа представлять не надо, а остальных господ... Режиссер нового проекта, о котором Роман впервые услышит именно сейчас, – Леонид Край.



Седоватый, коротко стриженный мужчина лет сорока с мелкими морщинками вокруг глаз слегка приподнялся с кресла и протянул Роману руку.

Ответив на рукопожатие, Роман сказал:

– Роман.

– Леонид, – улыбнулся Край.

– Директор телевизионной компании «Балтийский экран» Евгений Старостин, – продолжил Шапиро.

– То-то я и думаю, где же я вас видел, – вспомнил Роман. – Очень приятно.

– Мне тоже, – ответил Старостин и пожал протянутую руку Романа.

– Спонсор проекта – директор сети бензоколонок «Факел» Александр Каценеленбоген, – Шапиро повел рукой в сторону маленького полного брюнета.

– Ага, – Роман протянул ему руку, – судя по специальности спонсора, проект серьезный.

– А мы мелочами не занимаемся, – ответил бензиновый король и пожал руку Романа неожиданно крепкой лапкой.

– И, наконец, – Шапиро посмотрел на сурового мужчину в годах, который равнодушно наблюдал за процедурой знакомства, – заместитель начальника «Крестов» Александр Федорович Бурдюк.

Бурдюк криво ухмыльнулся и наклонил голову.

Роман, приветливо улыбнувшись, пожал его большую, но вялую руку.

– Итак, – Шапиро с шуршанием потер ладони друг о друга, – начнем, пожалуй. Я имею в виду – выпьем по первой.

Он наполнил рюмки и произнес:

– Сегодня Роман закончил запись нового альбома, и я предлагаю выпить именно за это. Естественно, когда он выйдет, каждый из присутствующих получит подарочный экземпляр. Итак, за талант нашего Романа!

Шапиро поднял рюмку и, подмигнув Роману, ловко опрокинул ее в рот.

Все последовали его примеру, а затем Шапиро сказал:

– Давайте пока что перекусим. Я должен заботиться об артисте и следить за тем, чтобы он всегда был сыт.

– И пьян, – улыбнулся Роман.

– Ну уж нет! – решительно возразил Шапиро. – Пьянка сгубила не одного артиста. Вспомни хотя бы того же Высоцкого. А ты кушай, мой маленький, а то ты такой худенький!

Роман засмеялся и ответил:

– Зато тебе поголодать не мешало бы. Вон какой дирижабль отрастил!

– Мне по рангу положено, – Шапиро довольно погладил объемистое брюхо, – я должен выглядеть солидно и представительно, чтобы всякие малахольные вроде тебя трепетали при одном моем виде.

Так, за шуточками и прибауточками, прошло около получаса.

Наконец первый голод был утолен, несколько рюмок водки сделали атмосферу за столом более непринужденной, и Шапиро приступил к изложению сюрприза.

– Итак, – сказал он, откинувшись на спинку кресла, – сейчас я расскажу тебе о гениальном проекте, в создании которого я играю далеко не последнюю роль.

– Валяй! – благодушно ответил Роман и закурил.

– Валяю, – кивнул Шапиро, – итак.

Он оглядел присутствующих и повторил:

– Итак. Проект «Чистое небо над зоной». Как тебе название?

– Ничего, – Роман кивнул. – Пока нормально.

– Пока! – фыркнул Шапиро. – Ты слушай дальше! Значит, так. Ты даешь благотворительный концерт в «Крестах» под открытым небом. Концерт будет транслироваться в прямом эфире компанией «Балтийский экран», – Шапиро кивнул в сторону Евгения Старостина, – а также записываться этой же компанией на видео. А потом выйдут сразу два диска в одной коробке – аудио «Крестный сын», который ты сегодня закончил, и DVD «Чистое небо над зоной». Замначальника «Крестов» господин Бурдюк обеспечит свою сторону. Усек?

Роман задумчиво посмотрел на довольно ухмылявшегося Шапиро и улыбнулся:

– Хитер бобер! А идея действительно неплоха.

– Неплоха? – возмутился Шапиро. – Идея просто гениальна! А в коммерческом смысле – так и вообще выше всяких известных планок. Два миллиона коробок улетят, как ласточки в Африку. Умножать умеешь?

– Умею, – кивнул Роман.

– Вот и хорошо. А теперь о делах скорбных, то есть денежных. Господин Каценеленбоген, – Шапиро посмотрел на маленького брюнета, – готов покрыть все расходы. В первую очередь – участие «Балтийского экрана». Ну там... Съемочная группа, персонал, транспорт и прочее. И, конечно, повышенные гонорары для всех сотрудников. А чтобы ты, артист, проникся всеми селезенками, скажу тебе, что гонорар месье Старостина составляет сорок тысяч. Долларов. Я ввожу тебя в курс финансовых дел, чтобы ты отнесся к предстоящей акции с полной ответственностью.

– А я, между прочим, всегда с полной ответственностью, – обидчиво сказал Роман.

– Ага, – саркастически кивнул Шапиро. – А кто прошлым летом в Екатеринбурге на банкете после концерта швырнул в мэра курицей?

– А ты хоть помнишь, что он, падла, сказал? Давай, говорит, артист, сбацай начальнику жизни! Ну я ему и сбацал курицей по рылу... Начальник, бля!

– Ладно, ладно, – усмехнулся Шапиро, – из присутствующих никто тебе таких глупостей говорить не будет.

Он оглядел компанию, и все дружно кивнули.

– Теперь о площадке, – Шапиро взглянул на Бурдюка.

Бурдюк сделал внимательное лицо.

– Насколько я понимаю, концерт будет проходить во дворе. Так, Александр Федорович?

– Так, Лев Самуилович, – согласился Бурдюк, – это мы обеспечим. Но тут есть еще нюансики.

– Давайте ваши нюансики, – с готовностью произнес Шапиро и взялся за бутылку, – для того и собрались.

– Значит, так, – взгляд Бурдюка неотрывно следовал за бутылкой, совершавшей сложные эволюции над рюмками, – первым делом нужно организовать какиенибудь подарки заключенным. Потому что... В общем, чтобы все было красиво и гуманно.

– Сделаем, – кивнул Шапиро.

– Дальше. Начальник заведения намекает...

– На сколько он намекает? – с пониманием подхватил Шапиро.

– На десять.

– Будет ему десять, – улыбнулся маленький Каценеленбоген. – Главное, чтобы он не забыл, от кого эти деньги пришли. Мало ли что... От сумы да от тюрьмы, знаете ли...

– Забудет он – не забуду я, – пообещал Бурдюк. – Ну а по части физической помощи – если нужно, пришлю сидельцев сколько нужно. Поднести там, поставить...

– Спасибо, не нужно, – вежливо сказал Старостин, – у меня все это персонал делает. Аппаратура, знаете ли, дорогая. Если зэк уронит что-нибудь, кто будет платить?

– Как хотите, – Бурдюк пожал плечами.

Шапиро повернулся к Леониду Краю, который сосредоточенно выковыривал из салата кусочки курицы, аккуратно складывая их на край тарелки, и сказал:

– Теперь – сценарий.

Край оставил салат в покое и, вытерев губы салфеткой, сказал приятным баритоном:

– Сценарий... Ну, собственно, ничего особенного я не предполагаю. Но нужно, чтобы в кульминации зэки раскачивались, взявшись за руки, а потом, когда мы выпустим голубей...

– Каких голубей? – удивился Бурдюк.

– Обычных сизых голубей. Символ, так сказать, мира и свободы. Привезем с собой несколько сотен в коробках и выпустим в нужный момент. А зэки чтобы мечтательно смотрели на них и протягивали к небу руки. Кстати, надо организовать, чтобы небо в этот день было действительно чистым. А то знаете, как у нас в Питере – то солнце, то дождь... А ведь проект «Чистое небо над зоной» называется.

– Организуем, – уверенно сказал Каценеленбоген, – дадим военным денег, они по небу полетают, выпустят там эту гадость, как ее...

– Азотистое серебро, – со знанием дела вставил Роман.

– Вот-вот, серебро. В общем, будет вам чистое небо.

– Отлично, – Шапиро поднял рюмку. – Ну что, помоему, основные моменты обсудили.

– Почти все, – сказал Край. – Там по сценарию еще кое-что есть, но это потом, в рабочем порядке.

– Тогда – за успех нашего безнадежного дела!

Над столом раздался хрустальный звон, и после этого несколько минут все были заняты исключительно закусками.

Проглотив несколько соленых груздей, Бурдюк посмотрел на часы и сказал:

– Однако мне пора. Служба.

Он встал и, пожав всем руки, удалился.

Шапиро посмотрел ему вслед и сказал:

– А все-таки от него воняет. Какой-то казарменной гадостью.

– Да, – согласился с ним Каценеленбоген, – этот запах ничем не перебить. Одень его хоть в «Версаче», а разить все равно будет.

– Господа, господа, – улыбнулся Край, – о заместителе начальника следственного изолятора нужно говорить или хорошо, или ничего.

– Так ведь он вроде бы пока что живой? – сказал Старостин.

– Это только с виду, – хмыкнул Край, – а так – труп трупом. Разве что ходит и разговаривает. Обыкновенный зомби. И воняет от него не казармой, а могилой.

– А ведь он наш партнер, – сказал Каценеленбоген.

– Да, – согласился с ним Старостин, – все-таки бизнес – грязное дело. Иной раз приходится расшаркиваться с такими... уродами.

– Надеюсь, к присутствующим это не относится, – вставил Шапиро.

– О, нет! – оживился Каценеленбоген. – Конечно, нет! Мы все милые люди, переводим старушек через дорогу и жертвуем деньги на развитие в Эфиопии лыжного спорта.

Все засмеялись, а Край сказал:

– Мне, между прочим, тоже идти пора. Так что вы, когда я уйду, кости мне не мойте. Я чувствительный. Икать буду.

Каценеленбоген взглянул на часы и поддержал его:

– Действительно, пора. Мы, акулы бизнеса... Кстати, – он посмотрел на Старостина, – Евгений, у меня есть к вам несколько вопросов, не интересных нашим гуманитариям.

Он с милой улыбкой взглянул на Романа и встал.

– Ну, если есть вопросы, – Старостин тоже поднялся, – тогда мы вас покидаем.

Все встали, обменялись рукопожатиями, и акулы бизнеса ушли.

За столом остались Роман, Шапиро и Марина, которая со скучающим видом разглядывала посетителей ресторана.

– Ну вот, деловая часть сегодняшнего вечера закончена, – с удовлетворением произнес Шапиро.

Роман зевнул и сказал:

– Слушай, Лева, ты в следующий раз все это без меня решай. Мне на ваших деловых встречах просто скучно. Ты обратил внимание, что я все время молчал?

– Дурак, – укоризненно сказал Шапиро, – на этой встрече обсуждались условия продажи товара. Товар – это ты. Товар должен быть лицом. Вот твое лицо тут и торчало. Понял?

– Да понял я, – поморщился Роман. – Генерал на свадьбе...

– Ну, не без этого, – согласился с ним Шапиро, – однако ничего не попишешь. Таковы правила игры. Тебе налить?

– Давай, – Роман кивнул, – и налей в другую рюмку, побольше. А то эти церемониальные рюмочки по пятнадцать граммов... Рука устанет поднимать, прежде чем окосеешь.

– Ты это, – Шапиро разлил водку, – ты подожди косеть. У меня к тебе еще один разговор есть. Поинтереснее, чем этот концерт в «Крестах».

– И даже поинтереснее, чем два миллиона коробок с дисками?

– Очень может быть, – задумчиво сказал Шапиро, – потому что на этом деле можно заработать нечто большее, чем просто одноразовый ящик денег.

– Интересно... – Роман поднял рюмку и посмотрел на сидевшую рядом с ним Марину. – Ну, тогда за присутствующих здесь дам.

– Вспомнили наконец, – фыркнула Марина и подняла бокал с шампанским. – От этих ваших деловых разговоров мне просто тошно стало.

– Понимаешь ли, Мариночка, – сладко сказал Шапиро, – женщина, она украшение жизни. И ты на этой встрече деловых мужчин была подобна букету роз.

– Ага, знаю, – усмехнулась Марина, – «... ты служишь украшением стола». Так?

– Ну что ты! – обиженно прогудел Шапиро. – Вовсе не так.

– А ну тебя, – Марина махнула на Шапиро рукой, – не оправдывайся. Давай лучше выпьем за Романа, который служит тебе если не украшением стола, то уж всяко источником дохода.

– Так... – мрачно произнес Шапиро. – Женский яд полился бурным потоком.

– Да ладно тебе, Марина, – засмеялся Роман, – все путем. Каждый делает свое дело, и каждый получает то, что заработал. Ну куда бы я делся без Левы? Пел песенки по клубам? Разносил бы свои домодельные кассеты по радиостанциям? Это ведь действительно бизнес, и талант автора иногда значит даже меньше, чем дар администратора.

– Золотые слова! – вскричал Шапиро. – Вот, слушай, Марина, его устами глаголет истина.

– Фи, младенца нашел... – Марина повела плечами.

– Нет, это не младенец! – с воодушевлением продолжал Шапиро. – Это зрелый муж, и его слова – слова половозрелого, умудренного жизненным опытом мужа.

Он повернулся к Роману и сказал:

– Твои слова да Богу в уши. А то все только и знают – кровопийца, упырь, пиявка! А о том, что для этого тоже дар нужен, и дар немалый, почему-то забывают.

– Я не забываю, – заверил его Роман и поднял рюмку. – Ну, за тебя, упыря!

– За тебя, клоуна! – Лева Шапиро тоже поднял свою рюмку.

– А о присутствующих здесь дамах вы уже забыли, – укоризненно покачала головой Марина. – Чего еще ждать от тупых мужланов...

– Прости, Мариночка, увлеклись. За тебя, конечно, за кого же еще можно пить!

– Не напомнишь, так и не вспомнят, – Марина вздохнула и подняла бокал с шампанским.

– Ну, поехали! – Роман залпом выпил водку и, поставив пустую рюмку на стол, потянулся за маринованным огурчиком.

Шапиро, для оригинальности занюхав водку рукавом, достал сигареты и сказал:

– А теперь слушай гениальный план, сочиненный сыном работника торговли и школьной учительницы.

– Ну давай! – Роман почувствовал, как правильная доза водки разожгла в желудке огонь, и тоже потянулся за сигаретами.

– Значит, так... – Шапиро сложил толстые губы трубочкой и выпустил дым в потолок. – Идея, значит, такая. Ты знаешь, сколько в России э-э-э... исправительных учреждений?

– Тюрем, что ли?

– Да. Тюрем и зон.

– Нет, – Роман пожал плечами. – Откуда мне знать?

– А ведь ты певец уголовной романтики. Должен был хотя бы поинтересоваться. Ну да ладно.

Шапиро затянулся и, пустив дым носом, сказал:

– Больше тысячи. Точных данных на теперешнее время у меня нет, но посуди сам – на девяносто восьмой год только колоний было семьсот пятьдесят. Плюс следственные изоляторы, тюрьмы. Пусть даже не больше, пусть тысяча. Представляешь, какая поляна?

– Ну, представляю. И что?

– А то, что мы отправимся в длительное турне по тюрьмам и зонам. Например – на год.

– Хорошо, – кивнул Роман, – но ведь зэки – народ бедный, откуда у них деньги на билеты?

– Во-первых, не такие уж они и бедные – за колючкой вертятся суммы, о которых ты даже не подозреваешь, а во-вторых – никто с них денег брать не будет. Так не делается. Деньги появятся от спонсоров. А уж спонсоров я найду таких, что закачаешься. Кроме того, у спонсоров будет свой интерес, и нас он никак не касается.

– А что нас касается?

– А то, что ты получишь за этот год столько денег, сколько тебе и в кошмарном сне не приснится. А кроме того – и это главное, – ты заработаешь такую репутацию, что деньги тебе просто не будут нужны.

– Деньги всегда нужны, – Роман поднял бровь, – потому что репутацию можно и потерять, и что тогда останется?

– Ну хорошо, пусть так. Но ведь и денег ты заработаешь просто шквал!

– И для этого мне нужно будет целый год таскаться по тюрьмам и зонам?

– Ну да. Так ведь работа у тебя такая, сам знаешь – жизнь артиста...

– Блин... – Роман задумчиво посмотрел на бутылку, – целый год... Это ведь все равно, что самому отсидеть!

Он взглянул на Шапиро и решительно сказал:

– Нет. Не годится. Не хочу.

– Ты идиот!

За соседними столиками оглянулись, а из угла, где сидели братки, поднялся жилистый парень с короткой стрижкой и, подойдя к столу Романа, вежливо поинтересовался:

– Братуха, у тебя проблемы с этим?

Он кивнул на Шапиро.

– Нет, брат, – засмеялся Роман, – это мой директор, и мы тут решаем серьезные вопросы.

– Ну извини, если что не так. А если что – только моргни.

– Понял, – кивнул Роман.

Браток бросил на Шапиро многозначительный взгляд и удалился.

Роман дождался, пока браток сел на свое место, и тихо сказал:

– И ты хочешь, чтобы я провел целый год вот с такими? Ладно, я пою для них песни, но сам-то я другой, я вовсе не бандит, я не какой-нибудь там конкретный, по фене не ботаю, живу не по понятиям, понимаешь? А ты хочешь ради денег упрятать меня за колючку на целый год. Свинья ты, Шапиро, вот ты кто!

– Сам ты свинья, Меньшиков, – ответил Шапиро. – Мы же партнеры, и я предлагаю тебе золотое дело. Ты можешь заработать за этот год...

Он сделал паузу и раздельно сказал:

– Два. Миллиона. Долларов.

– Нет, не хочу, – сказал Роман, чувствуя, как им начинает овладевать давно знакомый демон упрямства.

Он знал, что когда внутри у него появляется эта отталкивающая сила, тут уже ничего не поделаешь. Можно упрашивать, грозить чем угодно, но он будет говорить «нет», получая от этого странное наслаждение.

– Не поеду, – сказал Роман и поднялся. – Считай, что этого разговора не было.

– Идиот, – повторил Шапиро и опасливо оглянулся на столик, где сидели братки.

– Все равно не поеду, – Роман налил себе водки и залпом выпил ее, – а поеду я домой. Спать. Вот возьму по дороге бутыль шнапса и буду с ней спать.

Марина хихикнула.

– Ну и поезжай, – Шапиро обиженно смотрел в сторону. – Потом волосы на жопе рвать будешь. Такие предложения, знаешь ли, не каждый день делают. А мне еще со спонсорами объясняться.

– Так ты уже с ними договорился? Без меня?

– Но мы ведь работаем вместе, и я даже предположить не мог, что ты упрешься, как ишак. Год за колючкой ему не нравится... Некоторые по двадцать лет сидят, и ничего.

– Так они за дело сидят. Вот замочу тебя... – Роман посмотрел на Марину, – Марину еще и до кучи человек пятнадцать, тогда и буду сидеть там до второго пришествия.



– Не будешь, – мстительно ответил Шапиро, все так же глядя в сторону, – тебе вышку дадут. Я сам взятку судье дам, чтоб тебя расстреляли как врага народа.

– Да не стреляют уж теперь, – засмеялся Роман. – И вообще, как ты судье взятку дашь, если будешь моей первой жертвой?

– А я завещание верным людям оставлю. Сегодня же.

– Ладно, упырь, позвони мне завтра.

Роман протянул Леве руку, и тот не глядя небрежно дотронулся до нее.

Марина, воспользовавшись тем, что Шапиро смотрел в сторону, едва заметно кивнула Роману, вопросительно глядя на него, и Роман ответил ей утвердительным кивком.

Когда Роман ушел, Марина взяла Шапиро под руку и сказала:

– Левчик, выпей водки, а то опять будешь нервничать. Да не эту детскую рюмочку, что ты – не мужик, что ли?

Глава 2

ВОЛЯ ТЫ, ВОЛЯ, ГОРЬКАЯ ДОЛЯ...

Огромный черный «БМВ» с выключенной мигалкой неторопливо свернул под запрещающий знак и уверенно поплыл прямо по пешеходной аллее Павловского парка. Аллея вела в глубь так называемой дикой части парка – той, что восточнее речки Славянки и Розовопавильонных прудов. Тонированные стекла «БМВ» равнодушно отражали окрестные красоты.

Так же равнодушно смотрел на них и единственный пассажир машины – Сергей Иванович Петров, депутат Государственной думы и председатель комитета по стратегическому планированию. Не до красот ему было – впереди важная встреча. Точнее, совещание.

Причем такое, которое лучше проводить не в уютном офисе или полагающейся депутату приемной. Отнюдь не все вопросы государственной важности надо решать на виду у десятков случайных людей, каждый из которых при этом может оказаться совсем не случайным. Конечно, проверенные люди еженедельно сканировали его кабинет и приемную на предмет разнообразных электронных сюрпризов, и пока все было чисто – однако именно это и тревожило Сергея Ивановича. Слишком высоко он взлетел, чтобы им так демонстративно никто не интересовался, и слишком хорошо знал нравы и методы своих коллег по высокой политике.

Да и техника современная, мать ее, прет, где не надо, семимильными шагами!

Что толку во всех этих сканированиях, если вполне можно записать любой разговор и без клопов – просто считывая лазером колебания оконного стекла!

Хоть с двухсот метров, хоть с пятисот. А все окна кирпичом не заложишь, тем более автомобильные.

Поэтому лучше уж вот так – в пригородном парке, в будний день, в малолюдной его части. Там, где огромная поляна, а в самом центре ее – естественная беседка в виде небольшой рощицы. Круг белых берез называется. Не подберешься незаметно ни с каким лазером-шмазером.

Сергей Иванович завозился в недрах пахнущего кожей просторного салона, устроился поудобнее. С усмешкой посмотрел на жмущихся к обочинам аллеи редких прохожих. Большинство из них безропотно уступали дорогу государственному автомобилю. Однако некоторые отваживались на робкий бунт – загораживали дорогу до последнего, даже когда массивный черненый бампер уже готов был упереться в задницу. Мол, ничего не знаю, иду, где положено, имею право. Ну и что? Все равно потом трусливо прыгали в сторону. Да еще и с виноватой улыбочкой на всякий случай – я ничего такого, просто не заметил!

Ага, вот и самый смелый выискался!

Сергей Иванович заметил в зеркале заднего вида, как какой-то потертый старикан показал фигу вслед отъехавшему уже метров на тридцать «БМВ», да еще и плюнул. Ну прямо Стенька Разин! Заступник народных бедствий Радищев!

Да, дрянь народец...

Сергей Иванович поморщился и вздохнул.

Что делать – какой есть. Как там у писателя Бунина в «Окаянных днях»? Что-то насчет людей, которыми можно управлять, только притиснув дуло нагана к их виску... Только тогда из этих людей может выйти хоть какой-нибудь прок, какая-то польза для государства.

Молодец Бунин! Не зря жена уговорила прочитать его.

«Действительно, а как иначе? – подумал Сергей Иванович. – Ведь именно к пользе государства мы и стремимся».

Говоря «мы», Сергей Иванович, конечно, уж никак не имел в виду партию «Великая Россия», по спискам которой прошел в Думу в этот раз. Давно он не питал никаких иллюзий по поводу всей этой партийной суеты, которая если для чего и нужна, так только для того, чтобы своевременно выпускать у населения пар в свисток. Да еще стоять горой за начальство, получая за это благодарность в виде доступа к бюджетным молочным рекам и кисельным берегам.

Поэтому он и менял партии, как перчатки, все время оказываясь в той, которая к начальству поближе. И коммунистом был, и демократом, и у Черномырдина в «Нашем доме» отметился, теперь вот в «Великой России». Ну и что? Население в этих партиях все равно ни ухом ни рылом, а опытные в государственном управлении люди России нужны.

А кто сравнится по политическому опыту с тем же Сергеем Ивановичем Петровым? Бывший адвокат, семнадцать лет в парламенте – сначала в Верховном Совете, теперь вот в Думе. И не на задней скамейке – в ведущих комитетах и комиссиях. И все время на правильных позициях.

Как такого не заметить? Вот и заметили, и сразу стало ясно Сергею Ивановичу, что есть организации посерьезнее всех этих клоунских партий. Поначалу даже испугался.

А началось все буднично и просто.

Как-то Сергей Иванович обедал в думском кафе.

Расправился с наваристым борщом за четырнадцать рублей пятьдесят копеек, с котлетой по-киевски за десятку. Отдуваясь, вытянул «маленький двойной» арабики за пятерку. И уже было собрался уходить, когда к его столику подошел старый знакомый – Адольф Богданович Самоедов. Тоже депутат, отставной милицейский генерал, уже второй срок заседающий в комитете по охране правопорядка.

Сергей Иванович сошелся с ним на первомайской пьянке в приемной у председателя фракции. Здорово выпили тогда! Кое-каких слуг народа так и оставили на диванах до утра, а один из них не пожалел и старинной китайской вазы, коллективного подарка председателю фракции от товарищей по партии – наблевал туда, подлец!

На такой вот вечеринке и разговорились под виски «Глендфиш» двенадцатилетней выдержки.

Добродушно поиронизировали над нынешним своим партийным пристанищем (Самоедов тоже был не дурак нос по ветру держать). Сошлись на том, что организующая сила обществу, конечно же, необходима – тем более такому недоразвитому, как наше. И не дело, когда рулить государством пытаются всякие шуты гороховые. Это под силу только ответственным, опытным людям. Только такие люди способны укрепить державу, повести неразумных сограждан по правильному пути. И вовсе необязательно спрашивать об этом самих граждан – что поделаешь, если они не в состоянии понять своей собственной пользы...

Посокрушались: в том-то и беда наша, что нет сейчас такой вот сознательной, полезной для государства силы. Всяк себе рвет, не понимают, что сообща можно гораздо большего добиться. И ведь сколько швали мешает безнаказанно, путается под ногами!

– Кстати, Сергей Иванович, – вдруг прищурился Самоедов, – а помнишь, в начале девяностых ходили слухи о такой организации – «Белая стрела»?

Они уже выпили на брудершафт и перешли на «ты».

– Припоминаю, – кивнул Петров, – было что-то в газетах. Вроде бы какие-то шибко идейные менты отчаялись бороться с преступностью по закону и решили наводить порядок сами – казнить особо зарвавшийся криминалитет без суда и следствия. Как бы по законам военного времени.

Подвыпивший Сергей Иванович попытался замаскировать внезапно подступившую икоту ироническим смешком.

– Да ведь время-то и впрямь почти военное было! – не поддержал веселости собеседника Самоедов. – Что же им оставалось – сидеть сложа руки, когда демократические суды скопом оправдывали насильников и грабителей?

– Постой, Адольф Богданович, но ведь это же слухи. Безответственные газетеры для поднятия тиражей придумали какую-то пародию на колумбийские эскадроны смерти шестидесятых годов – и все дела!

– А ты подумай вот о чем. Ведь любой слух, даже самый глупый, отражает какие-то общественные ожидания. Между прочим, в середине девяностых «Белая стрела» всплывала на некоторых судебных процессах – кажется, в Воронеже и еще где-то. Так не пример ли это той самой необходимой обществу активности ответственных государственных людей, о которой мы говорили? Может, из таких зерен и проклюнутся ростки нашей новой государственности? И нашего благосостояния?

Самоедов испытующе посмотрел на Петрова.

Тот не нашелся, что ответить, и поспешил перевести разговор на заблеванную китайскую вазу.

Больше они ни о чем таком не беседовали, только перекидывались ничего не значащими фразами в думских кулуарах. Самоедов всегда проявлял повышенное радушие, однако поглядывал на Сергея Ивановича хитровато, так что тому становилось немного не по себе.

И вот теперь Самоедов подсел к Сергею Ивановичу в думском кафе, и тот каким-то потаенным углом своего желудка сразу понял, что хиханьки-хаханьки кончились.

«Ко мне присматривались, – с тревогой и несмелой надеждой подумал он, – и, кажется, присмотрелись».

Так оно и вышло.

Адольф Богданович привез Петрова к себе на дачу. Попарил в бане, угостил запотевшей водкой и домашними соленьями. И потом, уже совершенно не таясь, выложил ему много интересного.

К Сергею Ивановичу действительно присматривались.

Очень серьезные и солидные люди из самых верхов. Обладающие реальной властью, но до поры до времени вынужденные мириться с тем бардаком, в который скатилась страна. Когда кривляющимся безродным жуликам за бесценок роздано народное достояние, а заслуженные государственные люди вынуждены пробавляться крохами с их стола.

За державу обидно!

Сначала Сергей Иванович особого доверия не вызывал. Все-таки бывший адвокат. Да и имя-фамилиюотчество поменял как-то карикатурно, без ума. Понятно, что Семен Исаевич Питкин – это вообще черт знает что, только в адвокатишках и шнырять. Но и из таких вот в Сергеи Ивановичи Петровы прыгать – тоже не подарок. Получился какой-то суперположительный персонаж из дурацких шпионских книжек про майора Пронина. Вкус-то надо иметь! Вон, тот же Самоедов – Адольф, а ничего, держится молодцом, никто ему не пеняет. Надо все-таки меру знать.

Однако при более тщательном рассмотрении сомнения в Сергее Ивановиче отпали. Расчетлив, прагматичен, вперед не лезет, но и позади не топчется. Ценит покровительство. На балаганные химеры типа идейной твердолобости давно наплевал с высокой вышки. Над так называемой публичной политикой смеется.

Годится!

– Так что теперь ты, Сергей Иванович, наш! – Самоедов, хоть и в банной простыне, выглядел очень впечатляюще. – И не пожалеешь об этом. Нас пока не так много, но мы на самом верху и знаем, что делать. За нами будущее!

Они еще выпили, дружно похрустели ядреными огурчиками. Сергея Ивановича отпустило. Он с благодарностью посмотрел на Самоедова и пожал ему руку.

– Работать будем вместе, – тепло в голосе Самоедова было неподдельным, – гадам спуску не дадим. Придет время – увидишь и наших отцов-основателей, а пока принимайся за питерский филиал. Так что ли, Исаич?

И увидев, что Петров покраснел, весело захохотал.

– Да ты не тушуйся! Исаич, Иваныч – нам все едино, хоть Магомедыч! Мы теперь – одна семья.

Сколько прошло с тех пор? Кажется, три с лишним года. Три с лишним года, как Сергей Иванович Петров руководит питерским филиалом организации «Воля народа». Организации могущественной и хорошо законспирированной.

И едет Сергей Иванович на встречу все с тем же Адольфом Богдановичем Самоедовым. В миру – отставным ментом, мелким депутатишкой из какой-то дрянной, никому не нужной комиссии. А на самом деле – начальником северо-западного куста «Воли народа».

Очень удобная структура – когда руководители организации знают только своих непосредственных подчиненных. Да еще одного человека из более высокого звена. Только одного. В крайнем случае цепочка обрывается моментально. Правда, пока таких крайних случаев не наблюдалось. У «Воли народа» высокие покровители.

Да и о своих умеют заботиться.

Сергей Иванович довольно похлопал по кожаному автомобильному сиденью. С такими начальниками он за будущее мог не беспокоиться.

Однако и спрос велик!

Нелегко далось Сергею Петровичу его нынешнее положение. Его, конечно, вывели на нужных людей, предоставили команду – однако доказывать свою полезность все равно приходилось собственным горбом. О некоторых вещах хотелось бы поскорее забыть. Да вот не забывается.

Особенно неприятна последняя история – Сергей Иванович поморщился, как от зубной боли. Несколько месяцев назад он получил приказ организовать устранение одной зарвавшейся шишки.

Шишка числился владельцем охранного агентства и был вхож в самые что ни на есть городские верхи. И решил, что через эти верхи он вполне вправе дотянуться и до самого Олимпа – тем более что возможность в принципе была. И очень большое желание.

А вот руководителям «Воли народа» это было ни к чему.

Поэтому Сергею Ивановичу пришлось попотеть. Зарвавшийся охранник свою персону берег и знал в этом деле толк. Как ни совались к нему – все без толку. Тут-то и сработал адвокатский ум Сергея Ивановича. Он связался с отставными химиками из кагэбэшных лабораторий. Клиент получил по почте поздравительную открытку ко дню рождения. Поднес открытку к глазам – о его близорукости было хорошо известно. Прочитал, чихнул пару раз – да и помер через неделю.

От сердечной недостаточности.

Наверху остались довольны, но Сергею Ивановичу до сих пор было как-то не по себе. Нет, покойник ему, конечно, по ночам не являлся. Беспокоило другое: слишком много народу пришлось привлечь, да и многоопытные соратники покойного в сердечную недостаточность не очень поверили. Пошла возня в газетах. А ну как наверху решат, что в интересах дела пора рвать цепочку? Да и порвут, изъяв из нее Сергея Ивановича лично?

Причем навсегда.

Тьф у!

Шины мягко шуршали по кирпичной крошке аллеи. Впереди показался просвет – та самая поляна, в центре которой и назначена встреча. Сергей Иванович щелкнул замками «дипломата», достал сложенную вчетверо бумагу. Еще раз перечитал ее.

Исх. номер 1032

Воля народа.

В трехмесячный срок надлежит организовать гастрольное турне исполнителя Романа Меньшикова и его коллектива по исправительным учреждениям Российской Федерации. Список прилагается. Предлог: благотворительность, презентация нового альбома. Обеспечить наличие в программе Меньшикова песни «Воля вас не забудет», предоставленной московским отделом психологических разработок. Обратить особое внимание на обязательное наличие этой песни в программе каждого концерта, обязательно с повторением на «бис».

Ответственный – Петров С. И. Контроль – Самоедов А. Б.

Сергей Иванович пожал плечами. Иногда трудно уследить за ходом мысли вышестоящих товарищей. Однако его дело – не обсуждать приказы, а исполнять.

Он спрятал бумагу в дипломат и опять поежился. Сначала он не понимал, зачем нужны все эти приказы – какими-то играми в Штирлица попахивает. Но потом адвокатский ум подсказал: еще как нужны! Свою-то бумажку он, конечно, уничтожит – а вот где-то там, наверху, все эти бумажки наверняка складываются в папочки и аккуратно хранятся. Если что – потом не отвертишься! Лучшая гарантия преданности и молчаливости. Отечественный вариант закона омерты, столь уважаемого сицилийской мафией.

Ну и ладно. Все равно назад пути нет.

А вот и Самоедов.

«БМВ» выкатился на опушку поляны. Метрах в двухстах, в небольшой березовой рощице, маячила знакомая фигура. Точно такой же черный «БМВ» с мигалкой поджидал Самоедова на противоположном выезде – так договорились.

– Ну здравствуй, здравствуй, Иваныч! – как всегда радушно приветствовал Самоедов подошедшего Петрова. – Удивлен поди новым заданьицем?

– Начальству виднее! – развел руками Петров.

– И это правильно, как говаривал наш Меченый! Ну и бог с ним – а точнее, черт. Ты и сам понимаешь, что дело тут не в каком-то паршивом Меньшикове. Однако сунуть его в эти гастроли надо – есть такое слово, слыхал? Для большого дела, о котором узнаешь в свое время. Докладывай.

– К сожалению, докладывать пока нечего, Адольф Богданович. Я провел всю необходимую работу. По моему заданию втемную обработали директора этого Меньшикова, соблазнили деньгами, масштабом проекта. Директор повелся по всем пунктам. Однако Меньшиков встал в позу и отказался наотрез.

– Что за херня? Какое его собачье дело! Нажать на директора!

– Директор сам в панике. Парень он жадный, локти кусает – а сделать ничего не может. По моим сведениям, они разругались вдрызг на этой почве. Похоже, Меньшиков пошел на принцип.

– На принцип, говоришь? – Самоедов призадумался. – Значит, артистик наш своевольным оказался...

– Может быть, заменить его? Этих певунов – как собак нерезаных, за такие деньги только свистни! Подумаешь – популярный исполнитель, нам же не билеты на него продавать.

– Нет! Об этом не может быть и речи! Слишком много уже завязано именно на нем и на его песенках. Машина уже запущена – понимаешь? Такая машина, что, если не справимся, она по всем нам катком пройдет. Тут или пан, или пропал. Или высоко взлетим – или каюк нам, кранты, понимаешь? И нам, и нашему делу. Бог с ней, с его популярностью – хотя и она должна сыграть свою роль. Есть другие, более важные нюансы.

Самоедов достал носовой платок и обмахнул запылившиеся лакированные ботинки.

– Ладно! – наконец сказал он. – На принцип, говоришь, Меньшиков пошел. Это ничего. Мы тоже туда сходим. Может, и одумается паренек. Есть у нас способы. Кстати, как раз с твоим предшественником интересно получилось. Отличили, посадили на хорошее место. Казалось бы – сиди да работай, скромно и на совесть. Награды, как говорится, найдут героев. Так нет – начал канючить. Заслуги стал выпячивать, полез с просьбами долю ему увеличить. Ну ладно, один раз увеличили, пошли навстречу. Так нет – опять за свое. Тут уж щелкнули слегка по носу. Дали понять, что наверху сами знают, кого казнить, кого миловать, и когда... Ну и что? Понимающий и ответственный человек мигом бы понял. А этот неугомонный вроде попритих, но начал с другого конца. На общественные деньги фирмочки разные принялся печь, как блины. Слов нет, мастер – как что через них провернет, так сразу все и возместит, да еще и с процентами. Однако насторожил – таких вот инициативников у нас не любят. Присмотр за ним стал построже. Очень скоро оказалось, что не зря. Получил с азеров за тротиловые шашки штук под двести «зеленых», да и двинул их в одночасье на Каймановы острова. А сам – канадский паспорт в зубы и в аэропорт. Обо всем позаботился, значит. Как будто у нас в МИДе да в консульствах своих людей нет. Ну и прихватили его прямо в аэропорту, на автомобильной стоянке. Придушили слегка, чтоб не рыпался, – и на дамбу. А там хорошее место такое было, недостроенное, сплошь опалубка да арматура, только бетона и не хватало. Как цивилизованные люди, спросили сначала по-хорошему. Номер счета на Кайманах – и будет тебе все-таки полегче. Уперся, глаза пучит. Перешли к специальным методам. Пристегнули наручниками к арматуре, да и давай бетон заливать. Сначала по щиколотки, потом по колени. Как дошло до пояса – заговорил. Точнее, захрипел. Жидкий бетон – не перина пуховая, давит так, что и не пернешь.

Петров сочувственно покачал головой и сглотнул.

– Слаб все-таки человек! – продолжал Самоедов. – Ведь понятно уже, что все, допрыгался – а за поганую жизнь свою держится. Причем и держится-то попоганенькому. Пока доливали бетончика потихоньку – все выкашлял да выхрипел, даже чего и не спрашивали. И номер счета в банке на Каймановых островах с паролем и кодом доступа, и даже регистрационные номера и счета фирмочек своих поганых. А уж когда одна голова над бетоном осталась – и вовсе смех. Башкой дергает, кровью давится – а все чего-то булькает, фамилии подставных директоров выкладывает. Ну а потом, когда его уж там додавило, – затих. Подождали, головенку прострелили в знак милосердия – да и долили бетоном по самый край опалубки. Хорошая получилась опора для дамбы, внесли посильный трудовой вклад в бездарно профуканное достояние Родины! Вот так, Иваныч, кто-то разбазаривает – а мы пашем.

Таких рассказов Петров от Адольфа Богдановича еще не слышал.

Ему стало неприятно: что это за намеки, он что – плохо работает?

– Брось, Иваныч, речь вовсе не о тебе, – успокоил его Самоедов. – Так, вспомнилась к случаю приятная мелочишка. А к тебе никаких претензий. Химики эти с сердечной недостаточностью – вообще просто класс. Чистоплотен больно – ну так и это дело наживное. Да и Меньшиков нужен нам здоровеньким и голосистым. Пока... А способы у нас – разные.

И перевел разговор на другие темы.

Прощаясь, Самоедов приказал Петрову быть наготове – в ближайшем будущем ему будет сообщено, что делать с этим упрямым Меньшиковым.

Глава 3

ВОР, МЕНТ, ПЕВЕЦ

Утром Роман проснулся оттого, что из автответчика доносился искаженный телефонной линией голос Шапиро:

– Проснись, животное! Хватит дрыхнуть! Ты меня слышишь? Опять, наверное, водки вечером насосался... Вставай, мать твою!!! Надо ехать подписывать контракт.

Роман откинул одеяло и, с облегчением убедившись, что, кроме него, в постели никого нет, бодро спрыгнул с кровати.

Подойдя к вопившему голосом Шапиро телефону, Роман снял трубку.

– Ну что ты орешь, словно раввин, попавший в руки исламских фундаменталистов? Слышу я тебя, слышу...

– Ни хрена ты меня не слышишь, – облегченно ответил Шапиро, – у тебя уши водкой залиты. Ты помнишь, что сегодня нам подписывать контракт?

– Ну, помню, – Роман потянулся и зевнул.

– Он еще нагло зевает! А ты помнишь, во сколько это должно произойти?

– А это ты должен помнить, – парировал Роман, – на то ты и директор. На то я тебе и позволяю пить мою христианскую кровь.

– Ну так вот – напоминаю. Встреча с людьми назначена на два. А сейчас уже половина первого. И ты еще зеваешь.

– Ладно, не гундось, – Роман посмотрел на стенные часы. – Где, ты сказал, встреча?

– Где... В рубиновой звезде! Ни хрена не помнит! В конторе у меня, понял?

– Понял, понял, – Роман раздраженно поморщился. – Все, конец связи. Мне еще нужно привести себя в порядок.

Он бросил трубку и, зевнув еще раз, отправился в душ.

Контора Левы Шапиро, в которой он вершил свои делишки, находилась на улице Рубинштейна, в доме напротив бывшего рок-клуба.

В смутное советское время, когда жизнь в рок-клубе била ключом по всем частям тела, а особенно по печени, Лева, частенько заходивший в клуб и имевший продолжительные разговоры с его руководством, пытался направить события в правильное русло, а именно, сделать так, чтобы музыкальный клуб оправдывал свое название и предназначение. Лева хотел, чтобы на сцене клуба каждый день играли разные хорошие группы, чтобы в кассу клуба небольшим, но постоянным ручейком текли деньги от посетителей, но руководству это было не нужно, и через некоторое время Лева понял, что клуб создан для других целей.

Во-первых, в этом клубе советским спецслужбам было удобно собрать в одном месте всех неблагонадежных разгильдяев, которыми в большинстве своем являются музыканты, чтобы следить за ними, а вовторых – для членов руководства клуба он был прекрасным уютным гнездом, в котором можно было отлично проводить время, предаваясь разнообразным приятным порокам и излишествам. Правда, это приводило организмы постоянных посетителей в негодное состояние, но, пока они были молодыми, это никого не беспокоило.

Через какое-то время некоторые не отличавшиеся выносливостью члены клуба начали умирать от этих самых излишеств, во дворе постоянно толклись многочисленные некрофилы, украшавшие стены похожими портретами усопших кумиров и строчками из их песен, в общем, все пошло наперекосяк, и Лева, плюнув на рок-клуб, занялся музыкальной коммерцией.

Он организовал кооператив, который производил огромное количество кассет с записями популярных советских рок-групп, и дела его резко пошли в гору. Со временем кооператив стал выпускать и видеокассеты, состояние Левы росло, и к концу тысячелетия он стал обладателем крупнейшего в городе музыкального центра.

В доме на Рубинштейна находилось одиннадцать принадлежащих ему репетиционных студий и несколько дочерних фирм, занимавшихся неизвестно чем, но именно эти темные лошадки и приносили Леве львиную долю его доходов.

А два года назад он, изменив корявой рок-музыке российского разлива, обратил свой многоопытный взор на воровской шансон и сделал Роману Меньшикову, который медленно, но верно завоевывал популярность в этом жанре, предложение, от которого тот не смог отказаться.

Через неделю во всех вагонах метро появились портреты Романа, радиостанция «Радио Шансон» стала каждый час крутить его новую песню «Я со шконки гляжу на Багамы», и однажды Роман проснулся суперзвездой.

С тех пор прошло полтора года, и теперь Роман пожинал плоды как своего таланта, так и коммерческого гения Левы Шапиро.

Плоды были разнообразными.

Чаще всего Романа узнавали и просили автограф. Кроме того, ему приходилось расшаркиваться с многочисленными братками, которые, узнавая популярного исполнителя близких их сердцам песен, непременно желали выразить ему свой респект. В ресторанах Роману постоянно присылали с соседних столиков бутылки с коньяком и шампанским, а иногда просили выйти на сцену и спеть что-нибудь вроде «У мента шинель шершавая».

Роману все это давно уже надоело, но Лева настойчиво внушал ему, что морщить жопу не след, потому что это ведь его публика, и нужно поддерживать реноме, которое в конечном счете превращается в деньги. Тут возражать уже не приходилось, и Роман с белозубой улыбкой за восемь тысяч долларов благосклонно принимал знаки внимания от всех подряд.

А однажды, услышав во дворе женский голос, звавший его по имени, он выглянул в окно и увидел незнакомую молодую женщину, рядом с которой стояли двое ребятишек лет по пять, а третьего, грудного, она держала на руках.

Увидев в окне Романа, женщина завопила:

– Ось, дитятки, подывытеся на свойого тату! Тату, на шо ж ты нас покынув?

Роман в ужасе захлопнул окно и, выпучив глаза, рухнул на диван.

Придя в себя, он позвонил Леве.

Услышав эту душещипательную историю, Шапиро заржал, как лошадь, и сказал, что Роман не первый и не последний, кто оказывается в такой ситуации. Это было и с Макаревичем, и с Антоновым, и даже Леонтьев, несмотря на то что у него, по слухам, совсем другая ориентация, не избежал многочисленных покушений со стороны глупых самок, наивно рассчитывавших на толстый кошелек популярного артиста.

В общем, Роман был нормальной звездой, и справедливости ради следует отметить, что его это совершенно не испортило.

Поставив машину напротив конторы Левы Шапиро, Роман подошел к подъезду с металлической дверью, покрытой дорогим финским лаком цвета темного золота, и нажал на кнопку связи с охраной. Через несколько секунд замок щелкнул, и, толкнув тяжелую дверь, Роман вошел в небольшой прохладный вестибюль.

– Привет артистам!

Охранник с мятыми ушами и проваленным носом, сидевший в кресле перед маленьким телевизором, поднял руку в приветственном брежневском жесте, и Роман отсалютовал ему в ответ.

– Как служба? – спросил Роман, проходя к лестнице, покрытой багряной ковровой дорожкой.

– Ништяк, – ответил охранник, – наши выигрывают!

– Да ну! – удивился Роман и поставил ногу на первую ступеньку. – А во что выигрывают-то?

– В футбол. «Зенит» против «Тигров Сыктывкара». Пять – один.

– Ага... – Роман усмехнулся. – Это серьезно.

– Ну! Во, смотри, снова чуть не забили! Наши с этими тиграми разберутся, как два пальца...

– Два пальца в рот – это победа! – провозгласил Роман и стал подниматься на второй этаж, где находился офис Шапиро.

Лев Самуилович Шапиро сидел за огромным столом и курил тонкую черную сигарку. Справа от него сидел спонсор проекта Александр Каценеленбоген, а слева – режиссер Леонид Край.

Пожав всем руки, Роман уселся напротив Шапиро и сказал:

– Ну вот, я приехал. Таки что ты от меня хочешь?

– Таки я хочу, чтобы ты ознакомился с контрактом и подписал его.

Шапиро перекинул через стол толстую папку, и Роман, с тоской поглядев на нее, сказал:

– Слушай, Лева, иди ты в жопу! Ты хочешь, чтобы я читал этот талмуд? Я забыл буквы. У меня куриная слепота. Я вообще неграмотный. Давай я поставлю крестик где надо, и все.

– Но ты же должен знать, что в контракте!

– Это ты должен знать, а я простой артист. Песни пою. И вникать в эту вашу канцелярско-бюрократическую паранойю не намерен.

– А если я подсуну тебе на подпись контракт, по которому ты станешь моим рабом до скончания твоего, дай тебе бог долгой жизни, века?

– А тогда я скажу своим поклонникам, что мой директор Шапиро – чувствуешь, как звучит эта фамилия? – обманывает меня, а по ночам пьет кровь христианских младенцев. И что будет дальше – представляешь?

– Вот сволочь! – Шапиро засмеялся и посмотрел на Каценеленбогена. – И как с таким работать? Но ведь талантлив, подлец! И народ его любит.

Он посмотрел на папку и сказал:

– Ладно. Можешь не читать. Можешь поверить старому Шапиро.

– Старому? – Роман поднял брови. – Тебе ведь еще и сорока нет.

– Но какие это годы! – Шапиро всплеснул руками. – Год за три! Даже за четыре!

– Ладно, старикашечка, давай ручку. Где тут нужно расписаться?

– Вот здесь и здесь, – Шапиро открыл папку на последних страницах и подсунул ее Роману, – и еще здесь.

Роман поставил три неразборчивые закорючки и бросил ручку на стол.

– Вот так люди попадают в рабство, – вздохнул он. – Между прочим, сколько мне там причитается по этой бумаге?

– А ты бы сам почитал, – усмехнулся Шапиро, – три рубля пятьдесят копеек.

– Сказал – читать не умею! Говори давай!

– А причитается тебе... – Шапиро закатил глаза к потолку. – Сорок пять тысяч убитых енотов.

– Убитых евреев, – поправил его Роман.

– Я же говорил, что он антисемит, – Шапиро развел руками, – а вы не верили.

Леонид Край улыбнулся и сказал:

– Знаем мы таких антисемитов. А потом выясняется, что у него дедушка из Бердичева и фамилия его была Циферблат.

– Мы из Рюриковичей, – Роман задрал нос, – и попрошу!

– Ладно, славянин, – сказал Шапиро, – слушай дальше. Значит, – сорок пять тысяч долларов за запись альбома, за концерт в «Крестах» и за твои права на видеоматериалы с этого концерта. Ты отдаешь их мне. И еще проценты с продажи дисков. Напомню – два диска в одной коробке. Аудио – «Крестный сын» и видео – «Чистое небо над зоной». Твоих тут одиннадцать процентов.

– А сколько коробок? – поинтересовался Роман.

– Два миллиона.

– Это сколько же будет? – Роман нахмурил лоб. – Два миллиона... А диски по... Ну его к черту! Сам посчитаешь. Мне только этой бухгалтерии и не хватает для полного счастья! Потом дашь мне сколько причитается, и все дела.

Каценеленбоген всплеснул короткими ручками и воскликнул:

– Лев, ну как вы можете быть недовольным таким партнером? Это же золото, а не партнер! Видите, он полностью вам доверяет! А это нужно ценить.

– А главное, – Шапиро снова мечтательно закатил глаза, – какой простор для злоупотреблений и для обмана... Сказка!

Край усмехнулся и посмотрел на Романа:

– Здорово у вас тут все... Мне бы такого директора.

– Вот уж нет, – Роман погрозил ему пальцем, – не отдам. А если захочет уйти – так я его закажу.

Он посмотрел на Шапиро и грозно произнес:

– Если ты вздумаешь меня бросить – так не доставайся же ты никому! Твой жирный и холодный труп найдут в Обводном.

– Строг, – засмеялся Каценеленбоген, – но справедлив!

– Ладно, – сказал Шапиро и чинно сложил руки перед собой, – посмеялись, и хорош. Пусть теперь господин режиссер подробно изложит нам концепцию своего высокохудожественного видения.

Он повернулся к Краю, и тот, откашлявшись, произнес:

– Ну что же... Изложить можно. Я даже принес кое-какие заготовки по части видео, – он достал из портфеля коробку с лазерными дисками. – А как тут у вас насчет пива?

– Насчет пива у нас все в порядке, – ответил Шапиро и нажал кнопку на селекторе. – Валюша, принеси-ка нам пивка!

* * *

Роман не видел Саню Боровика уже почти целый месяц.

И поэтому, выйдя из офиса Левы Шапиро, он сначала зажмурился, ослепленный ярким солнцем после полумрака прохладного офиса, а потом сел в машину и поехал на улицу Шпалерную, бывшую Воинова, где в невзрачном доме с глухими воротами, выкрашенными в грязно-серый цвет, располагался самый особый и страшный отдел УБОП.

Позвонив в звонок и затем расположив лицо напротив мутного исцарапанного глазка из толстого стекла, он стал терпеливо ждать. За воротами послышались шаги, глазок потемнел, и через несколько секунд низкая железная дверь в воротах со скрипом распахнулась.

– Здоров, артист!

Знакомый Роману дежурный, носивший многозначительную фамилию Мясной, улыбнулся и шагнул в сторону, пропуская Романа внутрь.

– Здоровей видали! – привычно ответил Роман и протянул Мясному руку.

– Твой дружбан у себя сидит, так что ты как раз вовремя, – сказал Мясной, крепко стиснув руку Романа. – Когда новый альбом выйдет? А то все обещаешь, обещаешь...

– Уже скоро, – ответил Роман и напрягся изо всех сил, – вчера закончили запись, так что – теперь уже скоро.

– А рука у тебя крепкая, – одобрительно кивнул Мясной. – Даром что артист!

– А что, артисты обязательно хилыми должны быть? – улыбнулся Роман. – Вон в группе «Пантера» солист бычара какой! С таким не пошутишь.

– «Пантера»? – Мясной нахмурился. – Не слыхал такую.

– Ну, это заграничная группа.

– А я думал, наша... Ладно, топай в дежурку, дорогу знаешь.

Роман кивнул и пошел в другой угол двора, где находился вход в отдел.

За его спиной лязгнул массивный засов, и Роман представил себе, что это, отсекая его от привычной жизни, захлопнулась дверь тюремной камеры. Передернув плечами, он трижды сплюнул через левое плечо и негромко сказал сам себе вслух:

– Ты что же это, суеверным уже стал? Немедленно прекратить!

– Что прекратить? – поинтересовался вышедший из распахнувшейся в этот момент двери рослый бугай в штатском.

– А это я сам с собой разговариваю.

– Так... – Бугай остановился и протянул Роману руку, – значица, популярный артист поехал головой... Ты что же это, нашего Саню огорчить хочешь?

– У нашего Сани, – Роман ответил на осторожное рукопожатие, – тоже в голове тараканы бегают. Ты же, Володя, сам мне рассказывал, что он со своей пушкой разговаривает, как с живой. А я с собой разговариваю, но ведь я же человек – так что все нормально.

– Ладно, – согласился Володя, – будем считать, что тебе еще рано сдаваться на Пряжку[2] .

– Будем, – кивнул Роман и шагнул в дверь.

Сделав ручкой сидевшему за толстым стеклом дежурному, Роман поднялся по лестнице на второй этаж и, подойдя к кабинету, на двери которого был прибит гардеробный номерок с цифрами «11», постучал особым манером.

– Заходи, Ромка, – послышалось из-за двери, и Роман вошел.

За убогим канцелярским столом с обгрызанными углами сидел широкоплечий мужчина с короткой стрижкой и тонким шрамом, пересекавшим левую щеку от виска до подбородка. Этот шрам хоть и украшал мужественное лицо сидевшего за столом Сани Боровика, никакого отношения к его работе не имел и появился еще в юности, когда Саня в первый раз попытался побриться отцовской опасной бритвой.

Саня поднялся и, обойдя стол, пожал руку Романа, а потом притиснул его к своей широкой и твердой, словно кирпичная стена, груди.

– Давненько не заходил, – с улыбкой пробурчал он и, отпустив Романа, снова уселся на шаткий стул.

– А ты мне давненько не звонил, – ответил Роман и сел на такой же стул, стоявший перед столом.

– Дела, знаешь ли...

– Знаю, – Роман кивнул и достал сигареты, – и только поэтому прощаю.

– Он прощает! – Боровик усмехнулся и со скрипом отворил дверцу сейфа, выкрашенного в защитный цвет. – Пиво будешь?

– Нет, я ведь за рулем, – сказал Роман.

– А я буду.

Боровик вытащил из сейфа бутылку «Балтики» и, ловко открыв ее, с жадностью приложился к горлышку.

Роман посмотрел на него и подумал:

«А ведь мы дружим уже... Так. Нам сейчас по тридцать семь, а познакомились мы в первом классе, стало быть – уже тридцать лет. Ничего себе... Получается, что с тех пор как мы бегали в школу с портфельчиками и хватали девчонок за косички, еще не зная, что их следует хватать совсем за другие места, прошла уже почти целая треть века! И теперь Саня Боровик работает в этом самом страшном отделе УБОП, а я распеваю песенки, пользующиеся особой популярностью как раз у тех, кого он ловит и ненавидит...»

Стряхнув пепел в мятую банку из-под «Нескафе», Роман снова взглянул на Боровика и сказал:

– Что-то ты сегодня всасываешь пиво с особой жадностью. А?

Боровик оторвался от бутылки и неохотно признался:

– Да вчера... В общем, вчера дал как следует, вот сегодня меня и колбасит.

– Ты же вроде не склонен к злоупотреблению, – удивился Роман, – железный человек, кремень, и вообще.

– Ну да, железный... – усмехнулся Боровик и, допив пиво, убрал пустую бутылку в сейф. – Будешь тут железным... Уф, вроде полегче стало!

– Натуральный алкаш! – Роман укоризненно покачал головой. – Про таких, как ты, потом пишут: сгорел на работе. Щадят, так сказать, общественное мнение.

– Я бы это общественное мнение... – Боровик закурил и выпустил дым в сторону открытой форточки.

– Ладно, – Роман кивнул, – замнем для ясности. – Давай колись, что там у тебя произошло. Я ведь музыкант, стало быть – человек чувствительный, и поэтому чувствую, что у тебя произошла какая-то лажа.

Покайся, глядишь – и легче станет. Ты ведь так своим клиентам говоришь?

– Нет, не так, – хмыкнул Боровик, – я им обычно говорю: колись, падла, иначе организую тебе еще одну дырку в башке, а труп – в Неву. Тут рядом.

– Ладно, – Роман сделал свирепое лицо. – Колись, падла!

– Нет у тебя убедительности, – Боровик вздохнул и помрачнел. – А если серьезно, то... На зоне повесился тот самый, который... Ну помнишь, я тебе рассказывал про сестру?

* * *

Да, Роман помнил эту кошмарную историю.

Восемь лет назад Саня поздним вечером ехал с работы домой на своей занюханной «копейке». Вечер был теплым, и окна машины были открыты. Срезая угол, Саня, как всегда, поехал через пустырь, и тут до его слуха донесся приглушенный женский крик.

Резко остановив машину, он заглушил двигатель и прислушался.

Из черневших в темноте кустов доносились звуки возни и жалобные женские стоны. Не раздумывая, Саня выскочил из машины и бросился в ту сторону. За кустами он увидел неприятную, но не очень оригинальную картину – трое юных отморозков насиловали девушку.

Саня рассвирепел и, злорадно предвкушая, что с этими уродами будет на зоне, бросился на них, чтобы повязать и сдать куда положено. Физической силы и боевых навыков у него хватило бы и на семерых таких, как эти семнадцатилетние подонки. Но когда он увидел, что жертвой была не какая-то абстрактная девушка, а его младшая сестра Наташа, которой он тысячу раз строго наказывал не шляться по улицам в темноте, его намерения тут же изменились.

Саня Боровик просто забил их насмерть голыми руками.

А когда он поднял с земли окровавленную сестру, то увидел, что она уже мертва. Насильники слегка порезали ее ножом, но, не будучи знакомы с анатомией, задели бедренную артерию.

И Наташа просто истекла кровью.

Горе и ужас охватили Саню, но трезвость ума и профессиональный образ мыслей помогли ему избежать стандартного развития событий, которое привело бы его к бессмысленному наказанию. Саня за свою жизнь видел много смертей и понимал, что умершего человека не вернуть, а живые должны продолжать жить.

Поэтому он бережно положил Наташу на землю, внимательно осмотрел трупы насильников, чтобы убедиться в том, что они больше никогда не будут дышать, и быстренько покидал их в большой мусорный контейнер, стоявший неподалеку.

Потом он сел в машину и запустил двигатель.

Когда, рывком тронувшись с места, он в последний раз оглянулся на место кровавой трагедии, машина с глухим стуком ударилась обо что-то. Посмотрев вперед, Саня ничего не увидел и, решив, что просто зацепился за какой-нибудь пень, уехал.

Вернувшись домой, он выпил бутылку водки и стал ждать.

Он знал, что в течение ночи патрульная машина проезжает через пустырь несколько раз, и мертвое тело Наташи обязательно будет обнаружено.

Ожидание продлилось до четырех часов утра.

Когда раздался телефонный звонок, Саня почувствовал, как его сердце тоскливо сжалось, но преодолел себя и, сняв трубку, сонным голосом ответил:

– Да-а-а...

– Это квартира Боровиков?

– Ну, – недовольно ответил Саня, – я Боровик. А вы кто?

– Это говорят из четвертого отделения милиции. Прошу вас срочно прибыть к нам.

– Это еще зачем? – возмутился Саня.

– Для опознания, – ответили ему.

– Для какого опознания?

– Товарищ Боровик, я знаю, где вы работаете, поэтому прошу не задавать лишних вопросов и быстренько прийти. Дело касается вашей сестры.

– Ах, она такая-сякая! – вскричал Боровик. – Ввязалась-таки в историю! Ну, я ей покажу.

И, чувствуя, что лгать и притворяться дальше выше его сил, бросил трубку.

Однако, придя в отделение, он сделал грозное лицо и требовательно произнес:

– Ну, где она? Я ей сейчас шкуру на заднице спущу!

Дежурный, пожилой майор, вздохнул и сказал:

– Вы, это, присядьте. А сестра ваша... В общем, она в морге.

– Как в морге? – Боровик вытаращился на майора.

– Вашу сестру изнасиловали и убили. Преступник задержан.

– Задержан? – Боровик вытаращился еще больше, но теперь уже совершенно натурально. – Где он, дайте его мне!

– Нет, – решительно ответил майор, – его будут судить по всей строгости закона. А если вы его сейчас прикончите, то судить будут вас. Так что – простите.

– Но как же так...

И тут Боровик позволил себе заплакать.

Через некоторое время, когда он немного успокоился, майор, взяв с Боровика слово не делать глупостей, отвел его в подвальный этаж и, откинув заглушку с глазка, сказал:

– Можете посмотреть. На этом типе уже было восемь эпизодов, а ваша сестра... простите... девятая. Всесоюзный розыск и прочие медали.

Боровик заглянул в глазок и увидел сидевшего на топчане спиной к двери худощавого типа, который, судя по движениям руки, мастурбировал.

– Отмажется, – уверенно сказал Боровик. – То есть его отмажут. Попадет вместо зоны в дурик.

– А вы думаете, там лучше? – невесело усмехнулся майор.

– Я думаю, что лучше бы его убили при задержании, – ответил Боровик.

Сверху донеслось:

– Товарищ майор, машина приехала!

Майор взглянул на Боровика и сказал:

– Это за вами. Пора ехать в морг на опознание.

И, держась за перила, стал подниматься на первый этаж.

Потом был суд, на котором насильника, случайно подвернувшегося в тот вечер, признали вменяемым и дали ему двадцать два года строгого режима.

И вот однажды, находясь в состоянии сильного подпития, Боровик рассказал Роману всю правду о той истории. Роман, знавший о трагической гибели Наташи, но не более того, только крякнул и сказал:

– Ну ты, блин, даешь... А вообще все правильно.

И налил еще водки.

С тех пор Боровик время от времени впадал в тоску, разрываясь между служебными иллюзиями, касавшимися законности, и суровой справедливостью жизни. Он считал, что насильник должен был сидеть только за свое, и то, что ему приписали изнасилование и убийство Наташи – неправильно.

А Роман каждый раз говорил ему:

– Слушай, Шарапов, ты эти свои розовые представления о чистых руках брось. У хирургов, знаешь ли, руки в крови и в дерьме пациентов. Главное, чтобы на твоих руках не оставалось ничего такого, чего бы ты не смог отмыть после операции. Понимаешь?

– Понимаю, – хмурился Боровик, – но только...

– Ничего не только, – обрывал его Роман. – Этот урод, если бы не оказался случайно рядом с... В общем – там... Так он бы еще дел наделал. Так что нет худа без добра. Пусть сидит.

– Но ты имей в виду, что правду знаешь только ты один, – говорил Боровик, – так что...

– Что – так что? – усмехался Роман. – Замочишь, что ли?

– Ну, не замочу, но ребра пересчитаю.

– Дурак, – говорил Роман, – наливай, дурак.

И Боровик наливал.

И они выпивали.

* * *

Роман вздохнул и сказал:

– Ну и что? Повесился – так туда ему и дорога. Таких, как он, нужно вешать, потом оживлять, потом снова вешать, и так до самой смерти.

– До какой смерти? – не понял Боровик.

– До последней, которая в старости будет.

– Ну, ты добрый! – Боровик покрутил головой и достал из сейфа еще одну бутылку. – Прямо как Махатма Ганди.

Открыв ее, он сделал несколько глотков и, помолчав немного, спросил:

– Ну а как там наш Мишка?

– А я все думал, спросишь ты или нет, – усмехнулся Роман.

– Ну вот видишь – спросил, – ответил Боровик.

– А что ему сделается? – Роман пожал плечами. – Сидит у себя, руководит злодеями.

– Злодеями... – Боровик взглянул на Романа. – Вот именно – злодеями.

Мишка Арбуз, а точнее – Михаил Арбузов, был третьим в их дружной компании.

Тридцать лет назад они встретились в первом классе и не расставались ни на один день до самого окончания школы. Десять лет, проведенные вместе, сблизили троих маленьких мужчин, и они считали себя друзьями, которые должны быть вместе всю жизнь и умереть в один день.

Желательно – при исполнении какого-нибудь особенно героического подвига.

Но в жизни все складывается совсем иначе, и через несколько лет после окончания школы Саня Боровик стал оперуполномоченным, Ромка Меньшиков встал на извилистую дорожку музыканта, а Мишка Арбузов стяжал успех на уголовном поприще.

С тех пор Боровик и Арбуз не встречались ни разу из вполне понятных принципиальных соображений, однако интереса друг к другу не потеряли, и связующим звеном между ними был Роман.

Его забавляло, как то один, то другой с наигранным равнодушием, как бы между делом, спрашивали друг о друге – что там поделывает этот охломон? И Роман с удовольствием рассказывал, что происходит по другую сторону баррикад.

А поскольку жанром Романа была уголовная романтика, дружба с суперспецом и уголовным авторитетом весьма помогала ему в написании песен, и они всегда были полны жизненной правды и настоящего понимания нелегкой судьбы человека, вылетевшего на повороте из сияющего благополучными огнями поезда жизни.

Роман считал, что к этой категории людей относятся не только преступники, но и те, кто их ловит. Боровик и Арбуз не возражали и охотно рассказывали ему о многочисленных тягостях и редких радостях в своей жизни, так что упрекнуть Романа в поверхностном знании темы было невозможно.

Его популярность росла, а вместе с ней росло и его благосостояние.

– Злодеями... – повторил Боровик. – А знаешь, Ромка, я вот иногда думаю...

– Тебе вредно думать, – прервал его Роман, – тебе нужно этих самых злодеев ловить, а не думать.

– Прибью, – Боровик погрозил Роману мощным шишковатым кулаком, – у меня удар – две тонны.

Он глотнул пива и сказал:

– Представляешь, Мишка ведь сейчас вор в законе... А я суперспец и при случае должен этого вора в законе повязать и представить суду, в составе которого будут сидеть люди, гораздо более плохие, чем сам Мишка. И они будут его судить, с лицемерным негодованием разрывая на себе дорогие одежды, и присудят ему... В общем – присудят, не поскупятся, будь уверен. Так вот что я думаю. Если судьба столкнет нас лоб в лоб – что же мне делать? Пулю себе в этот самый лоб пустить, что ли?

– Пулю в лоб... – задумчиво повторил Роман. – А что, это красиво. Прямо как в дореволюционном романе. Офицерская честь и все такое. Не возражаю. А я приду на похороны и пролью скупую мужскую слезу.

– Вот только это меня и удерживает, – кивнул Боровик. – Не хочу, чтоб ты, сволочь, на моих дурацких поминках слезы лил. Вместе с известным нам обоим уголовным авторитетом.

– Тогда задача представляется мне неразрешимой, – Роман развел руками. – Тут или вязать этого авторитета, или...

– Зря мы все-таки тогда... – Боровик тяжело вздохнул. – Дураки были, молодые да глупые, совсем без мозгов... А упрямства хватило у обоих.

– Да уж, – кивнул Роман, – с упрямством у вас и сейчас все в порядке.

– Что значит – у вас? – возмутился Боровик. – А ты, значит, покладистый, как зайчик? Да ты... Таких впертых баранов, как ты, днем с огнем не сыскать! А если случайно найдешь, то сразу давать знак качества и почетную грамоту «За непревзойденное твердолобое упрямство».

– Ну давай, я не возражаю, – засмеялся Роман. – Где она, твоя почетная грамота? Готов принять.

– А пошел ты!

– Между прочим, я сейчас и на самом деле пойду. – Роман встал и посмотрел на часы. – Дела, знаешь ли... А насчет моего упрямства, так ведь область моей деятельности такова, что оно не может принести людям никакого вреда. Съел?

– Съел.

Боровик махнул рукой и, убрав пустую бутылку в сейф, достал оттуда третью.

– Ладно, алкаш, – Роман с осуждением посмотрел на бутылку, – смотри не начни спьяну палить по законопослушным гражданам.

– Ха! – Боровик открыл бутылку. – Найди мне хоть одного полностью законопослушного, и я тут же уволюсь из органов.

– А куда ты денешься? – ядовито поинтересовался Роман. – Кому ты нужен? Что ты умеешь делать?

– Пойду в школу учителем физкультуры, – без запинки ответил Боровик. – Уж это у меня получится.

– Знаю я, что тебе на самом деле нужно, – усмехнулся Роман. – Старшеклассниц за сиськи хватать. Под видом оказания помощи при выполнении гимнастических упражнений.

– Дурак ты, Меньшиков, – ответил Боровик, – как был дурак, так и остался. Давай вали по своим делам. И это... Если увидишь Мишку...

– Ладно, сам знаю, – сказал Роман, – говорить ему ничего не буду, а о нем все узнаю и расскажу тебе. Вы – два идиота. Каждый раз просите меня об одном и том же.

– Все, давай вали, – недовольно нахмурился Боровик, – у меня тоже дела есть.

– Ладно, ухожу, – улыбнулся Роман.

Пожав Боровику руку, он вышел из кабинета и, закрывая за собой дверь, услышал, как заскрипела дверца сейфа.

Глава 4

КАК СТАТЬ АВТОРИТЕТОМ

Компьютерная фирма «Пиксель» располагалась на углу Литейного проспекта и улицы Некрасова.

Для непосвященного слова «компьютерная фирма» означали организацию, в которой изобретают и производят компьютеры, но любой сведущий человек знал, что все, даже самые авторитетные компьютерные фирмы – всего лишь перекупщики, собирающие из китайского железа российские компьютеры.

Фирма «Пиксель» ничем не отличалась от любой другой, и в торговом зале, располагавшемся на первом этаже, можно было увидеть множество мониторов, на которых лениво плавали одни и те же рыбы, ряды открытых, словно чемодан обворованного командировочного, ноутбуков, а также стеклянные стеллажи, на которых были разложены разнообразные комплектующие детали и лазерные диски с программами, играми и фильмами.

По залу бродили изнывающие от безделья сотрудники, которые бросались к любому случайно зашедшему в магазин человеку с идиотским вопросом:

– Вам чем-нибудь помочь?

Этот вызывающий недоумение и раздражение вопрос появился в лексиконе работников российской сферы обслуживания сравнительно недавно и был лишь одним из многочисленных неологизмов, проникших в русский язык из английского.

А точнее – из американского.

А еще точнее – из американских фильмов.

Много нелепых фраз прижилось в русском языке за последние годы, но одна из них, самая невероятная, так и не нашла себе места. Все-таки когда у человека, упавшего с тридцатого этажа, а по дороге еще и ударившегося несколько раз об архитектурные украшения, спрашивают: «У вас все в порядке?» – это уже слишком.

Войдя в торговый зал «Пикселя», Роман сразу же подвергся нападению нового сотрудника, который еще не знал его.

– Вам чем-нибудь помочь? – с лучезарной улыбкой свидетеля Иеговы поинтересовался молодой человек в черных брюках и белой рубашке с закатанными рукавами.

– Мне?

Роман смерил рьяного молодого торгаша оценивающим взглядом и, видя, что остальные продавцы, знавшие его, с интересом следят за ситуацией, нахмурился, помял подбородок и ответил:

– Как вам сказать... Там на улице стоит моя машина. Вы не могли бы поменять правое заднее колесо, по-моему, оно слегка спустило. Да, и еще стекла. Протереть стекла. Кстати, у меня дома нужно еще мебель переставить.

Улыбка медленно сползла с лица начинающего бизнесмена, он не нашелся, что ответить, а Роман, подмигнув другим продавцам, добавил:

– И еще почистить ботинки.

Продавец растерянно оглянулся в поисках поддержки, но, увидев довольные улыбающиеся физиономии, понял, что его разыграли.

– Извините, – снова улыбнулся он, – я не знал, что вы постоянный...

– А если бы не постоянный, – ответил Роман, проходя мимо него, как мимо вещи, – то, значит, можно задавать идиотские вопросы?

Подойдя к старшему продавцу, Роман милостиво подал ему руку и сказал:

– Толик, блин! Я сколько раз говорил тебе – береги наш великий и могучий! А ты что?

Толик пожал плечами и ответил:

– А бесполезно. Против течения все равно не попрешь.

– Ага. В канализации тоже течение имеется. И если ты туда попадешь, то, значит, так и будешь плыть, пока тебя не вынесет куда-нибудь в сливную яму?

– Так ведь... Все так разговаривают! – сказал Толик. – И ничего другого вроде уже и не понимают.

– Да уж, – вздохнул Роман, – каких трудов мне стоило отучить тебя говорить: «Что вы хотели»... Вроде отучил, а теперь – «Вам чем-нибудь помочь?»

Роман помолчал и добавил:

– Лингвисты, блин... Ладно. Михаил Александрович у себя?

– Да, – кивнул Толик, – наверху сидит.

Кивнув ему, Роман вошел в дверь с надписью «только для персонала» и стал подниматься по лестнице, ворча под нос:

– Вам чем-нибудь помочь... Уроды! Слышал бы вас Пушкин...

Добравшись до второго этажа, Роман кивнул скучавшему на стуле здоровяку с короткой стрижкой и недобрым лицом, который, узнав его, скупо улыбнулся, и остановился перед белой финской дверью, на которой имелась позолоченная табличка:

«Фирма „Пиксель“. Генеральный директор М. А. Арбузов».

Подмигнув охраннику, а точнее – братку, оберегавшему покой и саму жизнь вора в законе Арбуза, Роман постучал в дверь и прислушался.

– Войдите, – донеслось из кабинета.

Роман толкнул дверь и вошел.

На белом кожаном диване, стоявшем напротив большого телевизора, сидел худощавый мужчина в светлом костюме и черной рубашке. Увидев Романа, он улыбнулся, неторопливо поднялся с дивана и сказал:

– Привет, Ромка!

– Привет, Мишка! – ответил Роман, и они обнялись накрест.

– Присаживайся, – Арбуз гостеприимно повел рукой в сторону дивана. – Чай, кофе, потанцуем?

– Чай, кофе – да, – кивнул Роман, опускаясь на пышные подушки дивана, – а насчет «потанцуем» – нас могут неправильно понять. Особенно твои сотрудники.

– Это точно, – засмеялся Арбуз. – Значит, танцы отменяются.

Он подошел к стеклянному столу, на котором имелись телефоны, компьютер, факс и прочие чудеса оргтехники, и сказал в селектор:

– Танечка, принеси нам чайку и кофейку. И всего другого, что полагается.

– Сию минуту, Михаил Александрович, – нежно пропищал селектор в ответ.

– Ишь ты, – усмехнулся Роман, – «сию минуту»... У Боровика вовсе не так жирно, как у тебя. Он лично, без всяких слуг, достает жалкую бутылку пива из своего ржавого сейфа.

– А вот нечего было в менты идти, – назидательно ответил Арбуз и уселся в просторное министерское кресло с высокой спинкой.

Открыв коробку сигар, он придирчиво выбрал одну из них, обрезал ее гильотинкой в виде зубастой головы вампира и сказал:

– Тебе не предлагаю. Знаю, что ты не любишь сигары.

Затем он прикурил от зажигалки, изображавшей статую Свободы, и, выпустив под стол струю вонючего дыма, спросил:

– Ну и что там у тебя?

– А что у меня? – Роман пожал плечами. – У меня все как обычно. Сам знаешь – артисты, гастроли, поклонницы... Ну, правда, есть еще новости. Буду давать благотворительный концерт в «Крестах».

– Да ну! – Арбуз весело удивился. – Прямо в самих «Крестах», говоришь?

– Ага. Во дворе, под открытым небом.

– Это здорово... – Арбуз прищурился. – Это, знаешь ли, очень даже интересно.

– Ну, в общем, ничего интересного. Я ведь уже выступал несколько раз в колониях.

– Не-е-е, ты не путай. Колонии – это тебе не «Кресты». Колония общего режима – это что-то вроде принудительного пионерлагеря. Ну разве что с вертухаями и прочими радостями. А «Кресты» хоть и считаются изолятором временного содержания – всетаки тюрьма. Настоящая, с мрачными казематами и страшными злодеями, сидящими в камерах.

– Злодеями... – Роман вспомнил разговор с Боровиком. – Что же ты так неласково своих коллег называешь?

– Как хочу, так и называю, – усмехнулся Арбуз. – Так, говоришь, в «Крестах» петь будешь?

– Ну, если ничего не изменится – буду, – кивнул Роман.

– Не изменится, – уверенно сказал Арбуз. – Такие решения не меняются. Ты же понимаешь, что до того, как тебе предложили выступить там, все было обсуждено и одобрено на самых разных уровнях и в самых разных... э-э-э... сообществах.

– Понимаю. О, кстати, чуть не забыл!

Роман полез во внутренний карман просторной холщовой куртки и извлек оттуда запечатанный лазерный диск.

– Я тебе обещал и вот – держу слово. Как это у вас говорится – за базар отвечаю. «Татуированный ангел», мой последний альбом.

– Это здорово! – обрадовался Арбуз. – А я уж думал, ты забыл о своем старом друге. Все девкам раздарил.

– Ну вот еще! – возмутился Роман. – Может быть, я и свинья, но не до такой же степени. Давай ручку, автограф напишу.

– Давай-давай, автограф – это хорошо.

Арбуз нашел на столе ручку и швырнул ее сидевшему на диване Роману.

Тот поймал ручку в воздухе и, распечатав альбом, начал писать на вкладыше автограф.

– Вот черт... – выругался он, – бумага эта лакированная... На ней лучше фломастером писать. Так... И вот так. Держи!

Закрыв коробку, он бросил ее Арбузу.

Поймав ее не менее ловко, чем Роман поймал ручку, Арбуз открыл альбом и стал читать вслух дарственную надпись.

– Так... Дорогому Арбузу от друга детства. На память, – в интонациях Арбуза появилась язвительность, – а также с наилучшими чувствами и пожеланиями. Что за банальщина! Ты бы еще пожелал мне счастья в личной жизни.

– И успехов в труде.

– Вот-вот. Ты же для песен нормальные тексты пишешь, значит, владеешь словом! А тут – такую поденщину написал.

– Ну ладно тебе, – Роман смутился, – банальщина, поденщина... Хочешь, другой подпишу, поооригинальнее?

– Нет уж, дорогой друг детства, пусть это свидетельство позора останется у меня. Я тебя им потом шпынять буду. А ты будешь извиваться, как ужака под вилами.

Арбуз спрятал диск в стеклянный ящик стеклянного стола и сказал:

– Не зря говорят, что музыканты тупые. У них все способности в чувства уходят.

– Сам ты тупой, – фыркнул Роман. – Ты скажи лучше, зачем тебе стеклянный стол?

– О! – Арбуз поднял палец. – Это символ того, что мой компьютерный бизнес совершенно прозрачен. Никакого левака, все документы на виду, в общем – ангел.

– Татуированный, – усмехнулся Роман.

– Точно! Как твой диск – «Татуированный ангел». Видишь, как все совпадает? Линии жизни и слои событий располагаются и складываются не просто так. – Арбуз откинулся на спинку кресла и задумчиво поднял глаза к потолку. – Великий Конфуций говорил...

Бесшумно открылась дверь, и на пороге показалась стройная девушка в короткой юбке, катившая перед собой столик на колесах. На столике стояли чашки, сахарница, электрический чайник, над коротким носиком которого вился пар, а также вазочка с печеньем, банка растворимого кофе и бутылка армянского коньяка. Подкатив столик к дивану, девушка сделала книксен и удалилась, виляя бедрами. Роман посмотрел ей вслед, а потом вопросительно взглянул на Арбуза.

– Нет! – Арбуз решительно замахал пальцем. – Ничего подобного! Никаких таких дел! Сам знаешь: бабы доведут до цугундера. Особенно сотрудницы. Так что – никакого интима. Танечка, конечно, девушка видная и на любого мужчину действует безотказно, гормоны так и прут, но – ни в коем случае.

– Правильно, – согласился с ним Роман. – Если все обстоит именно так, как ты говоришь, то это хорошо. А то, знаешь ли, известные дела – секретаршу на столе... И прочий инвентарь. Ну тогда расскажи, как у тебя дела на фронте организованной преступности.

– Ну, – Арбуз пожал плечами, – преступаем помаленьку. Но ты меня лучше об этом не спрашивай.

Я тебе уже сколько раз говорил, меньше знаешь – дольше живешь. Ты мне лучше расскажи, что там у Боровика. Пиво из ржавого сейфа – это ясно.

– А я, кстати, только что от него, – сказал Роман, зачерпывая из банки растворимый кофе.

– Ну-ну? – Арбуз взял со столика бутылку и начал отвинчивать пробку. – И что у него там?

– А... – Роман поморщился, – страдает наш Боровичок.

– Страдает? – преувеличенно удивился Арбуз. – А с чего ему страдать-то? Жизнь у него праведная, ловит злодеев, излишеств, кроме обычного пива с обычной водкой, не знает...

– Да у него... Короче говоря, на зоне повесился тот самый маньяк, который убил его сестру.

– Подумаешь! – небрежно бросил Арбуз. – Повесился, и слава богу. Радоваться нужно, а он страдает...

– А он, видишь ли, справедливости хочет, как тот Шарапов. Чтобы все по закону и прочее.

Арбуз налил себе коньяку и вопросительно поглядел на Романа.

– Будешь?

– Не, я за рулем.

– Ну и что? – усмехнулся Арбуз. – У тебя что, нет денег, чтобы откупиться от поганого мента? Могу ссудить нищему артисту.

– Сам ты нищий похититель кошельков! – Роман пренебрежительно взглянул на бутылку, которую Арбуз вертел в воздухе.

– Кто – я? – Арбуз обиженно посмотрел на Романа. – За всю жизнь ни одного кошелька. Что я тебе – карманник, что ли?

– То есть – чужого не берем, – язвительно заметил Роман.

– Слушай, моралист, кончай тут антимонии разводить. Будешь пить или нет?

– Буду, – обреченно кивнул Роман, – куда же от тебя денешься...

– Вот так, – Арбуз наполнил вторую рюмку. – Давай тогда за Боровика, чтобы он не очень там грустил на ниве борьбы за всемирную справедливость.

– Давай, – Роман поднял рюмку и посмотрел сквозь нее на свет. – Хороший коньяк... А все-таки вы с Боровиком два идиота. Вот так вот, за пять минут, поломать себе жизнь могут только полные недоумки.

* * *

Двадцать лет назад, после выпускного вечера, трое неразлучных друзей – Саня Боровик, Ромка Меньшиков и Мишка Арбузов – оторвались от шумной толпы бывших одноклассников, вооружились тремя большими бутылками портвейна «Массандра» и отправились на набережную реки Смоленки.

Такое серьезное событие, как окончание школы, по их мнению, следовало отметить вдумчиво и со всем пониманием, что настало время взрослой жизни, а вовсе не так, как все остальные оболтусы. Конечно же, ничего оригинального в их ощущениях и рассуждениях не было, потому что и до них миллионы молодых людей покидали привычные стены школы и были совершенно уверены в собственной неповторимости.

– Ну вот, – сказал Мишка Арбузов, открывая вторую бутылку, – закончилась эра коротких штанишек.

– И начинается светлое время ответственного бритья по утрам и опозданий на службу, – подхватил Ромка Меньшиков, сидя на теплом парапете и болтая ногами над неподвижной Смоленкой.

– А поэтому мы теперь имеем полное взрослое право попадать в вытрезвитель, – резюмировал Саня Боровик.

Отобрав открытую бутылку у Мишки, он встал в позу горниста и сделал несколько крупных глотков.

Было два часа ночи, белая петербургская ночь была прекрасна, и каждого из трех друзей ждали великое будущее, блестящая карьера и невиданное доселе счастье в личной жизни. К четырем часам утра, когда вино закончилось и пришлось посетить ближайшего подпольного торговца спиртным, взгляды на жизнь несколько изменились и в них появилась некая толика скорби, которая обычно умножается пропорционально мудрости.

А в половине шестого Саня Боровик зашвырнул пустую бутылку на середину Смоленки и объявил:

– Лично я решил посвятить свою жизнь борьбе со злом. А поскольку в этой стране для осуществления такого намерения есть только один путь, то завтра же, ну... послезавтра иду подавать заявление в школу милиции.

– Что? – Мишка Арбуз спрыгнул с парапета и покачнулся. – Ты хочешь стать поганым ментом?

– Юноша! – Боровик поднял палец и тоже покачнулся. – Каждый болван знает, что не место красит человека, а человек – место. Похоже, что вам это неизвестно.

– Нам это известно, – ответил Мишка и икнул, – но нам еще известно, что среда формирует личность. И когда ты попадешь к ментам, то со временем станешь таким же подонком, как все они.

– Среда формирует личность... – Ромка широко открыл глаза. – Какие умные слова! Никогда бы не подумал, что это говорят мои друзья, которые обычно не утруждают себя...

Тут его затошнило, и он был вынужден прервать фразу и склониться над черными водами Смоленки.

– Слабак! – Саня презрительно посмотрел на него. – Таких, как ты, ждет карьера приемщика стеклотары.

– Может быть, и ждет, – простонал Ромка и вытер губы, – но тебе не мешало бы знать, что в эту ментовскую школу принимают только после армии.

Мишка, который в это время что-то напряженно обдумывал, решительно шлепнул ладонью по парапету и сказал:

– Значит, ментом хочешь стать. Так?

– Так! – с вызовом ответил Саня. – И не просто хочу, а стану.

– Ладно, – покладисто кивнул Мишка, – а я в таком случае стану вором в законе. Понял?

– Вором в законе? – Ромка повернулся к Мишке. – Тогда не забывай, что тебе предстоит совершить множество мелких и крупных гадостей и мерзостей, прежде чем ты заслужишь ранг вора в законе. Так что ребята – флаг вам в руки! Один – бодрым строевым шагом в армию, а другой – в троллейбус, кошельки воровать. Желаю успеха.

Он еще раз икнул и нагнулся за стоявшей на асфальте бутылкой пива.

В это время Мишка злобно прошипел:

– Мент поганый...

И дал Сане в глаз.

Саня взвыл и бросился на Мишку, выкрикивая:

– Вор! Вор! Кошелек у старушки двинул!

Сцепившись, они повалились на асфальт, и Ромка, глотнув пива, стал комментировать происходящее:

– Борьба с организованной преступностью приобрела неслыханный размах. Удар, еще удар... Похоже, что силы правопорядка терпят поражение. Нет, инициатива снова перешла в руки генерала милиции Александра Боровика...

В это время невдалеке послышался неровный шум мотора, и из-за угла Четвертой линии медленно вывернул милицейский «Уазик».

– Атас! Менты! – воскликнул Ромка, и представители противоборствующих сторон, резво вскочив на ноги, бросились наутек.

Ромка последовал за ними, и на этом выпускной вечер закончился.

Расстались они на углу Седьмой и Малого, никаких прощальных слов при этом сказано не было, и Ромка, вздохнув, побрел домой, на Двадцать вторую линию.

На следующий день, проспавшись после бурно проведенной ночи, он позвонил сначала одному, а потом второму своему приятелю, но их не было дома. Не появились они и на второй день, и лишь на третий, случайно встретив Саню возле метро «Василеостровская», Ромка удивился его короткой стрижке.

– Ты это чего? – спросил он, указывая пальцем на голову Саньки.

– А ничего, – буркнул тот, – в армию иду, вот чего.

– В армию? Ты что, всерьез тогда говорил?

– Конечно, всерьез! – Саня потрогал синяк под глазом. – Причем не просто в армию, а в спецназ. Я ведь айкидо занимаюсь, сам знаешь. Вчера был в военкомате и все такое... Третьего числа уезжаю.

– А как же мы? А Мишка?

– Пошел он, этот Мишка! – Саня снова потрогал синяк. – Вот пусть теперь вором становится. А я его... В общем – пошел он!

– Идиоты... – Ромка потерянно огляделся. – Это вот так вот, просто, спьяну... Может, подумаешь еще?

– Все уже обдумано, – отрезал Саня. – Держи корягу. А мне еще за некоторыми справками надо идти. Спецназ – это тебе не детский сад.

– Идиоты... – Ромка машинально пожал протянутую руку и пошел домой переваривать новости.

А дома его ждал очередной сюрприз.

Войдя в квартиру, он, как всегда, прямиком отправился на кухню.

На кухне перед маленьким черно-белым телевизором сидела бабушка, которая, увидев Ромку, скорбно поджала губы и сказала:

– Допрыгался твой Мишка.

– Что значит – допрыгался? – в груди у Ромки екнуло. – Что с ним такое?

– А то, – бабушка горестно вздохнула, – по тиливизиру показали твоего Мишку. Он с какими-то архаровцами ларек ограбил. А продавец в больницу угодил.

– Не может быть! – Ромка почувствовал слабость в ногах и присел на стул. – Он же не такой...

– А вот оказалось, что такой. – Бабушка разгладила на коленях передник. – Вот так смотришь – вроде приличный мальчик, а он по ночам ларьки грабит. А я еще раньше сердцем чуяла...

– Да ничего ты там не чуяла, – отмахнулся Ромка и бросился к телефону, чтобы срочно позвонить Саньке.

Но, сделав два шага, остановился.

Что толку ему звонить!

Во-первых, его нет дома, а во-вторых...

Во-вторых, Санька наверняка скажет: так ему и надо, вору в законе недоделанному.

Ромка вздохнул и, пройдя в свою комнату, снял с полки том Джека Лондона, в котором у него хранились праведные сбережения. Взяв из них десять рублей, Ромка переоделся и отправился в пивной бар, где, как взрослый уже человек, рассчитывал утопить свои горести и печали, а также почерпнуть малую толику истины.

Если не в вине, так в пиве.

* * *

– Только полные недоумки, – повторил Роман и поднял рюмку. – Значит, за Боровика. – За него, – кивнул Арбуз. Они выпили, и Роман, поморщившись, сказал: – А коньячок-то твой того... – Что – того? – удивился Арбуз. – Клопами воняет.

– Темнота! – рассмеялся Арбуз. – А еще артист. Коньяк – он и должен клопами вонять. Иначе он не коньяк. Причем клопами лесными, плечистыми. Понял?

– Плечистыми... – Роман усмехнулся. – Это у нас Саня плечистый.

– Он-то – да, пожалуй...

Роман закурил и, задумчиво посмотрев на Арбуза, сказал:

– Сказать кому – не поверят. Один из упрямства стал спецом, а другой на спор – вором в законе. Это надо же! Глупый и страшный зигзаг человеческих судеб...

– Ишь ты, как красиво завернул... – вздохнул Арбуз. – А ты об этом песню напиши. Про то, как были двое друзей, и один стал ментом, а другой вором.

– Ага, – подхватил Роман, – а отец вора – прокурор, а мать мента – престарелая проститутка. А потом вор убивает какую-то девку, и она оказывается его внебрачной сестрой. А в конце – все умирают от горя прямо в зале суда. И все зэки, услышав эту песню, будут рыдать и плакать.

– Дурак, – засмеялся Арбуз, – вечно ты все опошлишь!

– Да не дурак я, а просто этих песен с таким сюжетом знаешь сколько есть?

– Знаю, знаю, – кивнул Арбуз.

– Ну вот и хорошо. И вообще, что-то мы все о грустном... А ну, давай еще по рюмахе!

– Вот это я понимаю. Давай.

Арбуз взялся за бутылку, а Роман, следя за его манипуляциями, спросил:

– Ну а как там дочка твоя?

Арбуз вздрогнул и, едва не выронив бутылку, воровато оглянулся на дверь.

– Ты что, вообще охренел? – прошипел он. – Говорить об этом здесь! Откуда я знаю, может быть, здесь стены имеют уши... Идиот! Кретин!

– Да ладно, – Роман растерянно посмотрел на Арбуза, – что я такого особенного сказал?

– Я же тебе, болвану, объяснял, что у вора в законе не должно быть ничего и никого. Ни своего дома, ни богатства, ни жены, ни детей. А он про дочку... Недоумок! Ты ведь песни о нашей жизни пишешь, должен знать, что к чему.

– Ну все, все... Понял я.

– Ни хрена ты не понял, – тихим и злым голосом сказал Арбуз. – Убью дурака, вот тогда поймешь. Я не шучу – в натуре убью. Если из-за твоего длинного языка общество узнает про мою дочь – молись. Век воли не видать.

– Ну ты, блин, даешь! – Роман был ошарашен. – Ты это... не слишком?

– Ничего не слишком, – ответил Арбуз, – я сказал, а ты слышал. И хватит об этом. Давай за Боровика.

Он поднял свою рюмку, а Роман, машинально повторив его жест, вспомнил Алину, гражданскую жену Арбуза.

Десять лет назад, когда Арбуз еще не был вором в законе, но уже имел статус признанного авторитета, он случайно забрел в Мариинский театр на «Аиду» и там опять же случайно встретил молодую красивую женщину, которая покорила его тем, что у нее один глаз был зеленым, а другой – карим.

Потом он неоднократно повторял, что все в тот вечер было вовсе не случайным, а заранее начертанным на скрижалях событий и встреча с Алиной была предопределена звездами, планетами и нитями судьбы.

Они стали встречаться, потом Алина переехала в специально купленную Арбузом квартиру, которую он выдал за свое фамильное гнездо, и началась счастливая семейная жизнь. Арбуз убедил свою избранницу в том, что вступать в законный брак необязательно и даже вредно, потому что казенное вмешательство в личные отношения недопустимо, а любовь и счастье прекрасно чувствуют себя и без фиолетового штампа.

Алина не возражала.

Арбуз сразу предупредил ее, что работает в «ящике», то есть в закрытом секретном институте, и поэтому рассказывать о своей работе не будет. Это тоже вполне устраивало Алину, и об их совместной жизни знали только Роман и Боровик.

Роман – на правах друга семьи, а Боровик – из его рассказов.

Через год Алина забеременела, что привело уголовного авторитета Арбуза в состояние полного восторга, граничившего с радостным помешательством, а еще через девять месяцев родилась девочка, которую назвали Марией.

Арбуз был на седьмом небе, но в своих кругах этого не показывал, и никто не мог бы даже предположить, что безжалостный и страшный криминальный авторитет Арбуз в свободное от основных дел время превращается в нежного мужа и любящего отца.

Так продолжалось около четырех месяцев, и однажды Алина, поехав в гости к своей лучшей подруге, задержалась у нее до темноты. Когда они наконец наговорились на все специальные женские темы и Алина покинула гостеприимный дом подруги, то, чтобы поскорее дойти до остановки, она пошла через пустырь. И там, среди редких кустов и множества ям, в которых сам черт поломал бы свои копыта, неизвестно откуда взявшаяся легковая машина сбила ее и скрылась в темноте.

Сам удар был не очень сильным и не принес ей особого вреда, но, падая, Алина попала головой прямо на обломок бетонной конструкции, которых на любом пустыре найдется великое множество.

Потеряв сознание, Алина через несколько минут все же пришла в себя и, ничего не соображая, побрела в неизвестном направлении. В это время кровь из лопнувшего сосуда заполняла ее череп и сдавливала мозг все сильнее и сильнее. Через десять минут Алина снова потеряла сознание, но на этот раз прийти в себя ей так и не удалось.

Ее труп обнаружили только на третий день, и Арбуз, поседевший и постаревший, похоронил ее на Волковском кладбище, недалеко от могил Майка Науменко и Дюши Романова.

Сказавшись в воровском обществе больным, Арбуз три недели пил горькую, а потом, резко завязав, пришел в норму и вернулся к делам. С тех пор братки старались не попадаться ему на глаза попусту, потому что многие решения его стали неожиданными и неприятными, а двух конкретных пацанов, которые незначительно нарушили воровской закон, Арбуз просто застрелил.

И на лице его при этом было какое-то странное и непонятное выражение, которое вовсе не говорило в пользу того, что за время болезни он стал добрее или гуманнее.

Днем Арбуз вершил воровские дела, а вечером спешил на свою тайную квартиру, где за четырехмесячной Марией следила нанятая за тысячу долларов в месяц няня. За такие деньги она ухаживала за девочкой едва ли не с большим усердием, чем следила бы за своим ребенком, если бы он у нее был.

Няня жила в одной из комнат принадлежавшей Арбузу пятикомнатной квартиры на Зверинской улице. Условия ее службы были просты – находиться при ребенке постоянно, делать все, что должна делать мать, и не помышлять о близости с работодателем.

Теперь девочке было уже восемь, она ходила в частную школу, и сердце Арбуза ревниво вздрагивало при мысли о том, что через каких-то десять лет, если не раньше, Мария начнет обниматься и целоваться с безголовыми и несдержанными юношами, а потом...

Страшно подумать!

Когда Арбуз делился этими соображениями с Романом, тот только смеялся и говорил:

– Ну ты сам вспомни себя и наших девчонок. Все нормально! Все так и должно быть!

– Да я понимаю... – тяжело вздыхал Арбуз, – но как подумаю, что какой-нибудь охломон полезет ей в трусы...

– Обязательно полезет, – кивал Роман, – и правильно сделает. А ей, между прочим, будет от этого только приятно. А то, что будет потом, – так это вообще праздник! Ты вспомни себя в юные годы и еще вспомни, что ничего нет нового под солнцем.

– Под луной, – поправлял его Арбуз.

– Ну, под луной, – соглашался Роман, – а под луной, между прочим, – тем более. Ночь, все такое...

– Ты о чем задумался? – голос Арбуза отвлек Романа от воспоминаний.

– А? – Роман вздрогнул. – Да так... Вспомнил кое-что.

– Ты сюда что – вспоминать пришел?

– Отвяжись, худая жись! – через силу усмехнулся Роман. – И налей коньяка твоего вонючего.

– Вонючего... – поморщился Арбуз. – А раз вонючий, так что ж ты его пьешь?

– Так у тебя же ничего другого нет.

– У меня есть все, – самоуверенно заявил Арбуз, – но я тебе не дам. Пей вонючий в наказание.

Наполнив рюмки, он поставил бутылку на стол и сказал:

– А вот за тебя, артиста, мы сегодня еще не пили. Кстати, когда, ты говоришь, у тебя будет концерт в «Крестах»?

Глава 5

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ ЗЭКОВ

Сергей Иванович Петров любил столичную жизнь.

Да и как ее не любить – особенно если благосклонная судьба и собственная сноровка позволили тебе пробраться в самый что ни на есть политический бомонд стать членом элиты!

Сергей Иванович любил это слово.

Банкеты, презентации, кремлевские приемы...

Все это позволяло не только с приятностью проводить время, но и моментально решать вопросы, на улаживание которых в провинциальном Питере потребовался бы не один месяц. На развеселых московских мероприятиях «для своих» куда ни плюнь – везде какая-нибудь шишка.

Поначалу у Сергея Ивановича аж дух захватывало – какие судьбоносные решения принимаются в Москве запросто, за рюмкой-другой, безо всяких обсуждений, согласований и запросов! Какие суммы буквально витают в воздухе! С какой великолепной легкостью перетекают они из кармана в карман!

Да, не зря говорят, что нынешняя Москва – не столица, а государство. А Россия – ее колония, заселенная глупыми и бесправными туземцами, для которых и существуют всякие там законы.

Поэтому практически все свои депутатские годы Сергей Иванович провел в Москве, наведываясь в родной Питер только в случае крайней необходимости. О чем ничуть не жалел.

Однако с недавних пор все изменилось.

После того как Сергей Петрович возглавил питерский филиал «Воли народа», околачиваться каждый божий день в столице ему стало недосуг. Да и неинтересно. Он по-прежнему депутатствовал в Государственной думе, возглавлял комитет по стратегическому планированию, однако прежнего удовлетворения ему это уже не приносило. В Думе он теперь появлялся не чаще, чем раза три-четыре в месяц – отметиться, пообщаться в кулуарах, кое-что уладить. С улыбкой вспоминал Сергей Петрович, как по-щенячьи радовался, когда ему наконец-то удалось заполучить себе вожделенный думский комитет. Какая власть, думалось ему, какие перспективы, в том числе и финансовые!

А оказалось, что никакие – в сравнении с теми, которые позже открылись перед ним в «Воле народа». Клопиное мельтешение в Думе, грызня за убогие полуобщественные должностишки, выклянчивание откатов у новорусских буржуев за налоговые льготы или за передачу им очередного месторождения, вечный страх, что кинут, не отдадут выклянченное или дадут раза в два меньше, чем договаривались...

Бывало и такое – и ничего, приходилось утираться, да еще и терпеть при этом высокомерно-пренебрежительные взгляды так называемых коллег. Как же – слабак, не смог раскрутить барыгу! Где же профессионализм слуги народа? Глядишь – и снизил свой прейскурант за парламентские услуги, слухи в думских кулуарах распространяются быстро.

И кто-то еще смеет вякать насчет непомерно высокой депутатской зарплаты и якобы незаслуженных льгот! Покрутились бы сами на шестьдесят кусков деревянных в месяц! Что, из этих грошей еще и за всякие там телефоны – санатории – машины – квартиры платить? Хрен! Совсем оборзело население. Откаты не каждый день бывают, иной раз за месяц и двух-трех законопроектов не наберется!

И это власть?

Зато теперь Сергей Иванович ни у кого ничего не просит – просят у него. Тем более никто даже подумать не посмеет, чтобы его кинуть, – кому из серьезных людей придет в голову пойти против «Воли народа»?

Кому пришло – тому уже больше ничего не придет. Теперь уже некуда.

Вот это власть! Реальная.

И олицетворяют ее не фельетонные бандиты и олигархи с депутатами, а высокопоставленные товарищи. Настоящие государственники. Которые хоть и в тени до поры до времени, однако всегда прикроют своих, если надо. И которые оценили способности Сергея Ивановича, выделили его из серой думской массы.

Важно только не давать повода усомниться в том, что ты свой.

Единственное, что огорчало Сергея Ивановича, – так это то, что он до сих пор не удостоился личного знакомства с небожителями, с руководством «Воли народа». До верхов его не допускали. Одни только приказы по закодированному адресу электронной почты да распоряжения Самоедова.

Однако он понимал: так надо. Ну что ж, всему свое время.

И вот это время, кажется, пришло.

Ровно через неделю после того, как Сергей Иванович встретился с Самоедовым в Павловском парке, Самоедов сам позвонил ему в кабинет. Кабинет Сергея Павловича располагался в офисе неприметной с виду нотариальной конторы «Пульс» и достался ему в качестве штаб-квартиры в наследство от предшественника, так печально закончившего свои дни в дамбе.

Это обстоятельство поначалу коробило Сергея Ивановича, однако ничего, попривык. Особенно когда оценил все удобства – одноэтажный флигель в двух шагах от Каменноостровского проспекта, окна с пуленепробиваемыми стеклами, просторный бетонированный подвал с запасным выходом через магазин «Продукты 24 часа» в соседнем здании. Магазин, понятное дело, принадлежал все той же нотариальной конторе. Ну и, конечно, сам кабинет – прекрасно обставленный, оборудованный электронной системой защиты от прослушивания и выделенной системой связи. Той самой, которую в советские времена называли «вертушкой».

Именно по «вертушке» и позвонил Самоедов.

Поэтому разговаривали почти без опасений.

– Ну что, Иваныч, – Самоедов, как всегда, был бодр и весел, – заждался?

– Всегда готов! – бодро пошутил в ответ Сергей Иванович.

– Молодец! Пора, пора, труба зовет. Собирайся-ка к нам, в Москву. Как говорится, вставайте, граф, вас ждут великие дела!

Сергей Иванович даже задохнулся от радости, но вида постарался не подать.

– А я уже встал! – вдруг вырвалось у него.

– Ты встал или у тебя встал? – захохотал на другом конце провода Самоедов. – Ты там не пукнул от счастья? Правильно, пришел и твой черед. Шутки в сторону – будем тебя в люди выводить.

– Спасибо, Адольф Богданович, за доверие. Понимаю, что без ваших рекомендаций...

– Хорош приседать, Иваныч, не в пансионе. У нас просто: заслужил – получи. Причем, заметь, и хорошее, и плохое. Решено позволить тебе присутствовать на политсовете. Посмотреть на тебя, заодно ввести, так сказать, в курс стратегии, чтоб сознательно трудился на общее благо. И на свое, ха-ха.

Деревянный смешок Самоедова не понравился Сергею Ивановичу.

– А как с этими... гм... гастролями?

– Там и узнаешь, что к чему. Короче, чтобы завтра в девять нуль-нуль был уже в Шереметьево. Я тебя там встречу и лично отвезу куда надо. Так что даже и в квартирку свою не успеешь заскочить, что на Земляном валу. Понял, что ли, Исаич – ой, извини, Иваныч?

Самоедов дал отбой.

Сергей Иванович скривился.

Умеет же человек испортить удовольствие! И Исаичем опять уколол, и квартиру московскую припомнил.

Последнее особенно неприятно.

Еще в середине девяностых Сергей Иванович выхлопотал себе во временное пользование прекрасную пятикомнатную квартиру в сталинском номенклатурном доме – как нуждающийся иногородний депутат. Третий этаж, двести пятьдесят метров общей площади, потолки четыре без малого метра, два эркера, балкон, паркет, дежурный внизу в гигантском мраморном холле с колоннами – и всего-то за три тысячи зеленых в конвертике, вовремя подсунутых в папку с заявлением. Живи да радуйся!

Вот он и радовался.

А когда пришло время квартиру эту сдавать в связи с окончанием первого депутатского срока, повторил испытанный прием. Теперь уже тридцать тысяч зеленых в конвертике, уже можно было себе позволить – не зря же народу служил, четыре года горбатился, как папа Карло, пара посиделок в ресторане «Балчуг» – и дело в шляпе. Приватизировал заветное жилище, и тут же переоформил его на жену. Точнее, на ее девичью фамилию.

Теперь квартира эта по московским меркам стоит тысяч четыреста минимум, да еще полтинник можно смело накинуть за местоположение, за то, что Филипп Киркоров в соседях, – Земляной вал, чего тут говорить! А главное – все шито-крыто, комар носа не подточит. Адвокат – он и в депутатах адвокат.

Но оказалось, что не шито-крыто.

Хорошо изучили Сергея Ивановича старшие товарищи из «Воли народа»...

Сергей Иванович живо представил себе, какого рода досье на него ждет своего часа в недрах родной организации, и поежился. Нет, все-таки это неправильно – в такой радостный день тыкать в нос невинными шалостями прошлых лет. Лишний раз напоминать, что пути назад нет. Как будто он и так этого не понимает.

Ну и бог с ним.

Сергей Иванович прошел в примыкающую к кабинету небольшую комнату отдыха. Щелкнул пультом музыкального центра. Из тонких, как палка от швабры, хай-тековских колонок раздался голос Романа Меньшикова: «Воля вас не забудет». Эту песню Сергей Иванович слушал уже раз десять.

«Ну и что тут такого, – вяло подумал он, – почему именно этот Меньшиков?»

Махнул рукой, подошел к бару.

Достал зеленоватую пахучую бразильскую сигару, налил полстакана коньяка. Остановился перед вделанным в дверь зеркалом в массивной бронзовой оправе.

– Ладно, – сказал, глядя своему отражению в глаза, – давай выпьем за тебя. Заслужил.

Выпил, попыхтел с полчасика сигарой, развалившись на белом кожаном диване. Вызвал машину – и отправился в «Пулково».

Самолет приземлился вовремя.

Стоило Сергею Петровичу появиться в зале прибытия, как к нему тотчас же подошел неприметный молодой человек в сером костюме, вежливо поприветствовал и пригласил следовать за ним.

Вышли на улицу.

Сергей Петрович прикрыл глаза рукой от яркого утреннего солнца и отметил про себя, что в Питере дождь. Да, угораздило Петра Алексеевича вляпаться со своим любимым детищем в промозглое болото.

Молодой человек подвел Сергея Петровича к скромному бежевому «вольво» и испарился. За рулем «вольво» сидел Самоедов.

– Привет, Иваныч, залезай! – улыбнулся он, приоткрыв дверцу.

И, заметив удивленный взгляд Петрова, наставительно объяснил:

– Да-да, вот так, по-простецки. Безо всяких мигалок и водителей. Сейчас нам лишние глазки да ушки ни к чему.

Сергей Иванович пожал плечами и уселся рядом с Самоедовым.

Тот сразу же тронул с места. Вел машину он уверенно, но не гнал, тщательно соблюдая правила. Перехватив немного удивленный взгляд Сергея Ивановича, хитро прищурился:

– Не боись, могем и по-другому. С шиком, гиканьем и посвистом. Я ведь в родной ментуре не всю жизнь штаны с лампасами по кабинетам протирал.

Сергей Иванович посмотрел на его изборожденное глубокими морщинами жесткое лицо с коротким кривым шрамом на лбу, на жилистые руки, цепко сжимающие руль, и подумал, что биография у его непосредственного начальника, должно быть, интересная. Однако от расспросов воздержался – излишнее любопытство в организации не поощрялось.

Поэтому не спросил и о том, куда они едут, – сам скажет, если нужно.

Самоедов же молча крутил баранку. Сергей Иванович, убаюканный плавным ходом машины, быстро задремал – сказалось полуночное бдение в вип-зале «Пулкова». Да и в самолете не удалось глаз сомкнуть – не до того было, волновался.

Проснулся он от толчка в плечо.

– Хорош балдеть, начинай приседания! – довольно захохотал Самоедов, когда Сергей Иванович спросонья выпучил глаза. – Приехали!

Сергей Иванович огляделся. Москву он знал неплохо, поэтому сразу определил, что находятся они на набережной Москвы-реки, где-то в районе парка имени Горького. Ага, вот и пристань и надпись на ней – «ЦПКО им. Горького».

– Туда, туда, – подтвердил Самоедов, указывая на пристань, – поплаваем маненько, воздухом подышим. Есть тут у нас одна посудина специально для таких случаев.

Посудина при ближайшем рассмотрении оказалась средних размеров олепительно белым корабликом, смахивающим на обыкновенный речной трамвайчик. Из тех, которые круглосуточно десятками снуют по Москве-реке, битком набитые галдящими полупьяными отдыхающими.

Однако сходство было чисто внешним.

Сергей Иванович понял это сразу, как только ступил на борт так называемой посудины.

Во-первых, очевидный военный дух.

Команда из молчаливых крепких ребят в черной униформе, у каждого на боку кобура с пистолетом. Стерильная чистота палубы. В довершение всего – укутанные брезентом пулеметы на носу и на корме и еще что-то явно стреляющее на крыше капитанской рубки. Бесшумно вращающаяся горизонтальная труба антенны радара, тарелка спутника.

Во-вторых – салон, в который Самоедов провел Сергея Ивановича. Салон этот сразу же напомнил Сергею Ивановичу сталинский зал совещаний из старых фильмов о войне. Дубовые панели в простенках между панорамными окнами с бархатными темно-вишневыми шторами, овальный стол, обтянутый зеленым сукном, вокруг него – кожаные кресла с высокими спинками.

Хрустальная горка с напитками в углу. На глухой задней стене – карта мира и карта России. Только карты не на бумаге, а на огромных жидкокристаллических мониторах. Рядом с ними – замысловатый пульт управления, напоминающий клавиатуру компьютера, только гораздо больших размеров.

– Ого! – только и смог сказать Сергей Иванович.

– Что, картина Репина «Не ждали»? – усмехнулся Самоедов, довольный произведенным впечатлением. – Вот такой вот плавучий командный пункт. Еще и каюты в трюме имеются с ванными и гальюнами. И стекла пуленепробиваемые, и корпус бронированный. Да и поплывем не на каких-нибудь там винтах, а на турбореактивных гидромониторах – узлов тридцать в случае необходимости можно выдать. Только нет такой необходимости – бегать нам не от кого, а догнать кого надо – и без нас догонят. Ну ладно, сиди, жди. Скоро будут. Не ссы, не съедят. Хватани для храбрости, да только не увлекайся!

Он кивнул головой на хрустальную горку и вышел.

Сергей Иванович вспотел. Сердце гулко билось – вот-вот выскочит из груди. Каждая секунда казалась вечностью. Он подошел было к окну, надеясь вытереть о портьеру мокрые ладони, но тут же отдернул руки.

Дверь в салон открылась с мягким шипением.

Вошли трое.

За их спинами торчал долговязый Самоедов.

Сергей Иванович двинулся было им навстречу, но тут же остановился. Боже, да он их всех знает!

Вон тот, высокий, полный, с холеным лицом, гладко зачесанными назад седыми волосами и в очках без оправы, – Самсон Эдуардович Бергамов. Хоть он и не работает больше в министерстве финансов, однако, говорят, по-прежнему вертит бюджетом, как хочет.

Плотный лысый крепыш с массивной челюстью – Аркадий Игнатович Телегин. В прошлом – генштабист, теперь – председатель независимого союза офицеров, думский активист.

Третий, горбоносый брюнет, – Казбек Магомедович Додоев. Профсоюзы.

Сергей Иванович бог знает сколько раз встречал их в кулуарах Госдумы, на расширенных заседаниях правительства и не верил теперь своим глазам. Там они нисколько не выделялись из общей массы, но сейчас перед ним стояли совсем другие люди. Исходящая от них высокомерная уверенность подавляла, обычно невыразительные глаза отливали стальной жестокостью. Сейчас они были такими, какие они есть на самом деле, – и Сергей Иванович поразился их умению владеть собой и скрывать свою истинную сущность.

Некоторое время вошедшие молча разглядывали Сергея Ивановича. Наконец молчание прервал Бергамов.

– Присядем. В ногах, как говорится, правды нет.

Самоедов ободряюще кивнул Сергею Ивановичу.

Все расселись вокруг стола. Бергамов, Телегин, Додоев и Самоедов – с одной стороны, Сергей Иванович – с другой.

«Как в трибунале», – мелькнуло в голове у него.

– Ну что ж, начнем, – Бергамов вдруг скупо улыбнулся, и у Сергея Ивановича отлегло от сердца.

Свой, свой!

– Думаю, что выражу общее мнение, – продолжил Бергамов, – если скажу, что мы рады приветствовать нашего нового товарища. Достаточно долгая проверка подтвердила, что он достоин доверия.

Остальные согласно кивнули.

– Более того. Высокие деловые качества и инициативность, проявленные Сергеем Ивановичем в процессе выполнения возложенных на него поручений, позволили нам сделать вывод о возможности привлечения Сергея Ивановича не только к исполнению, но и к обсуждению и принятию определенных решений политического совета «Воли народа», который мы имеем честь представлять. Естественно, в той части, которая касается вверенного ему подразделения.

Додоев тихонько кашлянул.

Бергамов замолчал и вопросительно посмотрел на него.

– Уважаемые! – тихо сказал Додоев. – Ну посмотрите – волнуется человек! Совсем бледный! Давайте же выпьем для начала по народному обычаю, поздравим его! И ему станет легче, и нам веселей. Как говорят в народе, большое дело надо делать с легким сердцем!

Члены политсовета переглянулись и заулыбались.

Самоедов подмигнул Сергею Ивановичу и тот сразу догадался, что с его стороны будет самым уместным в этот момент. Быстро, но не суетясь, он подошел к горке, по наитию достал серебряный поднос, шарообразные хрустальные бокалы размером с крупное яблоко, бутылку двадцатилетнего коньяка «Хеннесси».

Ловко орудуя обнаруженным там же пробочником, откупорил бутылку. Составил все это на поднос и водрузил его в центр стола.

Додоев наполнил бокалы и поднялся.

– Так выпьем же за нашего нового товарища! За наше дело, которое позволит нам жить богато и счастливо в успокоенной стране! За «Волю народа»!

Все выпили.

Обстановка сразу же сделалась менее официальной. Бергамов постучал массивным обручальным кольцом по бокалу, требуя внимания.

– Думаю, настало время посвятить Сергея Ивановича в стратегические планы нашей организации.

Он встал и прошелся по салону, собираясь с мыслями.

Подошел к карте России.

– Как говаривали предки, земля наша велика и обильна – но порядка в ней нет.

Пухлая рука легла на карту где-то в районе Урала.

– Народ глуп. Мечется без пастыря, как стадо баранов, не в силах даже внятно сформулировать свои интересы, не то что их отстаивать. Верит всякой ерунде и готов за нее жизнь положить – лишь бы соврали красиво. Однако терпелив и работящ, что важно. Управление – бездарно, что при царе-батюшке, что при коммунистах. И уж тем более сейчас. Вместо ясных, осознанных прагматических целей – беспочвенные химеры. Самодержавие, православие, народность, коммунистическое царство божие на земле, общечеловеческие ценности, какой-то там народный капитализм – бред, не имеющий ничего общего с реальностью. Годится только как красивая сказка для мобилизации быдла, да и то на самое непродолжительное время.

Бергамов подошел к столу, оперся на него, нависая над Сергеем Ивановичем. Тон его становился все жестче и жестче.

Сергею Ивановичу опять стало не по себе.

– Между тем все очень просто. Для успешного и эффективного функционирования такого государства, как Россия, необходимо неукоснительное соблюдение всего лишь трех основополагающих принципов.

– Простите, каких? – пискнул неожиданно для самого себя Сергей Иванович.

Бергамов досадливо дернул головой.

Видно было, что он увлекся, говорит о наболевшем и давно уже продуманном до мелочей.

– Первое. Несменяемая власть ответственных людей, которым одновременно принадлежит и все достояние России. Богатства России слишком велики, чтобы рассовывать их по частным карманам. Народ профукает, как пьяница в кабаке, а олигархи растащат по заграничным крысиным норам. Второе. Народ должен работать и получать за это скромное, но достаточное содержание. Дело власти – научить тех, кто не может, и заставить тех, кто не хочет. Как детям не дают спичек, так и народу нашему всякие там свободы ни к чему. Для его же собственного блага и для стабильности государства.

– А третье? – опять высунулся Сергей Иванович.

Самоедов сморщился, как будто лимон проглотил. Однако Бергамов уже ни на что не обращал внимания.

– И третье, – загремел он. – Никаких собственных промышленностей, наук, искусств и прочей дребедени. Богатство России – недра. Зачем же все остальное? Народу это не нужно! Народу нужна уверенность в завтрашнем дне. А государству нужны сильные внутренние войска, спецслужбы – для поддержания этой самой уверенности. Сырьевой придаток? Да, мы не боимся этого слова. Только привязавшись к Западу сырьевой пуповиной, мы будем в состоянии стравить его с Китаем и обеспечить таким образом защиту наших восточных рубежей. А Западу незачем будет нас оккупировать, если мы сами установим в своей стране жесткий порядок. Только таким путем мы сможем обеспечить целостность и независимость нашего государства – под нашим руководством.

Бергамов первел дух.

Отошел к окну, повернулся к собравшимся спиной, достал из массивного золотого портсигара с монограммой тонкую коричневую сигарету, закурил.

– Видишь как, Сергей Иванович? – раздался вкрадчивый голос Телегина. – А иначе никак! Ну, тебе тут Самсон Эдуардович теорию изложил, а я, пока он отдыхает, к практике перейду. К той ее части, которая на данный момент непосредственно тебя, милок, касается.

Телегин поднялся со своего места, обошел вокруг стола и пересел в соседнее с Сергеем Ивановичем кресло.

– Маргарет Тэтчер, умная баба, – начал он, придвинувшись поближе, – говорят, обмолвилась как-то: мол, для нормального экономического функционирования России достаточно пятнадцати миллионов человек. Или пятидесяти – точно уже не припомню. То есть именно столько надо, чтобы трубу нашу бесперебойно обслуживали и с этого питались. Может, она и приврала сгоряча, но то, что народишку лишнего у нас развелось, – это факт. Да ты выпей, не сиди сычом.

Телегин плеснул коньяку в бокал и придвинул его к Сергею Ивановичу. Тот машинально выпил.

– Шляются, понимаешь, всякие бездельники, болтают почем зря, смуту разводят. Преступность опять же растет не по дням, а по часам. А нам, будущим рачительным хозяевам, вредный народ содержать накладно, да и хлопотно. Вот и пришли мы к выводу, что надо вредный народ сокращать.

– Как это – сокращать? – пролепетал Сергей Иванович.

– Да вот так – чтобы к моменту нашего окончательного прихода к заслуженной власти народишки этого и вовсе не осталось. А остался бы только народ послушный, работящий и о журавлях в небе не мечтающий. Оно, конечно, и так при нынешней жизни где-то по миллиону в год вымирает – но этого мало.

– Мало? – под пристальным взглядом Телегина Сергей Иванович завертел головой и вдруг увидел, что за окном проплывает Кремль.

Надо же!

Оказывается, они давно уже плывут – и ни шума двигателей, ни подрагивания корпуса, ничего.

– Мало! Эдак можно лет пятьдесят у моря погоды дожидаться. Вот мы и решили, что сейчас самое время подключиться к этому, будем так говорить, процессу. И начать с самых вредных и бесполезных – с тех, которые по тюрьмам да по зонам сидят.

– Как тараканов их! – подключился внимательно следивший за разговором Додоев. – Всех под корень, билят!

Блестя карими глазами, он рубанул ладонью воздух.

– Позвольте, – в Сергее Ивановиче вдруг проснулся адвокат, – а как же с теми, кто искренне встал на путь исправления или оказался жертвой судебной ошибки? Кого просто-напросто подставили, наконец!

– Э-э-э, голубчик, – протянул Телегин, – с чего это в тебе, Сергей Иванович, юриспруденция с гуманизмом вдруг забродили – и это при твоих-то нынешних занятиях? Нам ли думать о таких мелочах, когда решается судьба страны? Тысячей больше, тысячей меньше – какая разница! Главное – технологически удобно. Более миллиона необязательных для государства людишек собраны в определенных хорошо охраняемых местах. Можно решить проблему одним махом.

– Бац – и нет никого! – гортанно засмеялся Додоев.

– Неужели бомбардировка? – прошептал вконец растерявшийся Сергей Иванович. – И что же... атомная?

– Ну, брат, ты глупеешь на глазах! – Телегин развел руками. – У нас тут, слава богу, пока еще не Голливуд, «Звездные войны» в повседневный быт не внедрены. Да и нет пока еще возможности прибегать к столь радикальным средствам. Хотя кто его знает...

Он побарабанил пальцами по столу.

– Ладно. Есть возможность решить проблему без лишней огласки, но не менее эффективно. Ребята из отдела психологических разработок позаботились об этом. Вот почему нам понадобился этот, как его...

– Роман Меньшиков, – подсказал Самоедов.

– Да, именно он, спасибо. Тот, который на твоей территории, Сергей Иванович. Он будет своего рода детонатором – впрочем, в подробности тебя посвятит Адольф Богданович.

Телегин встал, давая понять, что разговор закончен. Сергей Иванович машинально посмотрел в окно. Впереди показался какой-то мост – кажется, Новоспасский или как там его. Рядом пристань.

– А теперь – на посошок, по народному обычаю! – подал голос Додоев и ловко разлил остатки коньяка.

Бергамов отвернулся от окна и подошел к столу.

Все встали.

– Ну что ж, – сказал он веско, – Сергей Иванович теперь знает не только что он делает, но и зачем и почему. Уверен, что он в состоянии оценить то высокое доверие, которое ему оказано. Поздравляю вас, Сергей Иванович.

Выпил, чуть помедлил и подал Сергею Ивановичу руку. То же сделали и остальные.

Не прощаясь, члены политсовета вышли.

Сергей Иванович и Самоедов остались вдвоем.

Самоедов вздохнул с облегчением.

Пошарил в горке, не разбирая, вытащил бутылку какого-то вина. Выдернул зубами пробку, прямо из горлышка сделал несколько крупных глотков. Перевел дух.

– Ну что, в целом молодца, – он похлопал Сергея Ивановича по плечу. – Вякнул, конечно, пару раз не по делу. Ничего, понятно, что со страху, – с кем не бывает. А мне-то каково! Ведь за тебя с меня спрос с первого.

Сергей Иванович ответил благодарным взглядом. Он был одновременно и обрадован, и ошеломлен услышанным.

– А теперь садись и слушай сюда, – Самоедов отставил бутылку и уселся рядом с Сергеем Ивановичем. – Значит, тема здесь такая...

И рассказал Сергею Ивановичу такое, от чего Сергей Иванович наверняка обалдел бы еще больше – если бы смог.

Отдел психологических разработок «Воли народа» занимался методиками массового манипулирования. Проще говоря – способами управления сознанием и поступками человека помимо его воли. Причем не только отдельно взятого человека, а сотен и тысяч людей одновременно.

И достиг он в этом немалых успехов, что немудрено, так как к работе в отделе были привлечены ведущие отечественные специалисты – психологи, социологи, химики, психиатры, наркологи. Те, которых в массовом порядке вышвырнули на улицу после прекращения бюджетного финансирования их НИИ и лабораторий. В отличие от государства, «Воля народа» для достижения своих целей денег не жалела.

– Кстати, на тебя обратили внимание как раз после того, когда ты догадался отставных кагэбэшных химиков к работе привлечь, – уточнил Самоедов. – Понравилось, что нестандартно мыслишь. Учитываешь достижения научно-технического прогресса!

А потом Самоедов рассказал Сергею Ивановичу, что одна из последних разработок отдела была основана на использовании эффекта 25-го кадра.

Всего лишь один лишний кадр в секунду способен гвоздем внедриться в подсознание человека, смотрящего на экран, и при этом останется незамеченным. Информация, заложенная в нем, намертво оседает в темных подвалах мозга. Проходит время – и человек, как робот, совершает те или иные поступки, сам не зная почему.

Покупает какой-нибудь товар, если его изображение было в 25-м кадре.

Выполняет команду, обозначенную в нем.

Например, убивает себя.

Этим и решило воспользоваться руководство «Воли народа».

Хитрость была в том, чтобы запрограммировать установку на самоубийство, взвести курок – но до поры до времени не спускать его.

А спустить только по команде.

Справились и с этим.

На заброшенной кинофабрике в Химках оборудовали производство. Были изготовлены тысячи кинолент популярных фильмов с бомбами замедленного действия – с 25-м кадром, настраивающим на неотвратимое самоубийство. Причем код был построен так, что оказывал воздействие только на пациентов в тюремных робах.

Ну а в качестве сигнала для запуска программы массового самоуничтожения выбрали после долгих раздумий голос Романа Меньшикова, напевающий рефрен из его нового хита – «Воля вас не забудет». Доходчиво и со смыслом. Сам думай, какая воля тебя не забыла – без кавычек или с кавычками и с большой буквы.

Казалось, что это очень удобно: Меньшиков невероятно популярен среди уголовного и полууголовного элемента. Кого, как не его, отправить в турне по зонам, когда наступит час «икс»! Да его там примут с распростертыми объятиями. Самого же Меньшикова никто до поры и не спрашивал – чего там беспокоиться.

Деньги решают все.

Ну а потом – кто будет виноват, когда через некоторое время после отъезда популярного исполнителя среди уголовного элемента вдруг разразится массовая эпидемия самоубийств?

Да никто.

Полгода ушло на то, чтобы по своим каналам внедрить заряженные фильмы в десятки ИТК и лагерей. Еще полгода доверенные люди неустанно крутили эти фильмы по лагерным клубам.

И вот теперь, когда все готово и осталось только поднести спичку к бикфордову шнуру, – этот паршивец кочевряжится!

Столько сил, столько времени, столько ума, столько денег потрачено – и все псу под хвост?

Короче, на кону – престиж организации.

Дело чести.

– Теперь ты понимаешь, Иваныч, – закончил свой рассказ Самоедов, – что если мы не справимся с этим Меньшиковым, то нам конкретный пиздец. Обоим.

Приунывший было Сергей Иванович несколько приободрился – все-таки Самоедов не отделяет себя от него. Однако перспектива все равно оставалась безрадостной.

– Так что же делать, Адольф Богданович? – спросил он, с надеждой глядя на Самоедова. – Ведь паршивец отказался категорически, я вам уже докладывал!

– Эх, Иваныч, – ухмыльнулся Самоедов, – хороший ты парень, а сразу видно, что в ментуре не служил. Самого упертого человека можно на ум навести, если поставить его в такие условия, чтобы отказаться он ну никак не мог. Потому как если откажется – то ему ну очень плохо будет. Слушай сюда...

Через полчаса Самоедов с Петровым сошли на берег. Сергей Иванович выглядел заметно повеселевшим, Самоедов хитро поглядывал на него. На другой стороне набережной, напротив дебаркадера пристани, стоял бежевый «вольво», заботливо перегнанный кем-то с другого конца города.

– Ну что, Иваныч, решили. Никуда не денется твой Меньшиков.

Сергей Иванович кивнул.

– Ребят я подгоню на днях, предварительно звякну, – Самоедов посмотрел на часы. – Сколько там? Еще пяти нет! Слушай, давай-ка снимем стресс – завалимся ну хоть в «Золотой олень». Посидим, о делах ни слова, а потом отправим тебя на «Красной стреле» – отоспишься, как в колыбельке!

Сергей Иванович подумал и махнул рукой.

– Давай, Адольф Богданыч!

Самоедов достал мобильник и вызвал водителя.

Дальнейшее Сергей Иванович запомнил смутно.

Переживания тяжелого дня дали себя знать, и он напился почти мгновенно. Сначала сидели в «Золотом олене», потом поперлись в какой-то клуб – «Манхэттен», что ли... Ну да, «Манхэттен», в гостинице «Россия».

Сергей Иванович там порывался танцевать, а Самоедов его урезонивал. Потом вроде на спор плескались «Текилой» в бармена – кто попадет на лысину, потом еще что-то... Хорошо хоть водитель-телохранитель неотступно следовал за ними, гасил назревавшие конфликты в зародыше. Тьфу!

Окончательно пришел в себя Сергей Иванович только в поезде, лежа на диване эсвэшного купе. Соседний диван был пуст – молодец самоедовский парень, догадался скупить купе целиком. За окном мелькали какие-то фонари, тихонько позвякивала ложечка в стакане с остывшим чаем.

– Господи, куда ты меня занес? – прошептал Сергей Иванович слипающимися от сухости губами и провалился в тяжелый похмельный сон.

Глава 6

У КРАЛИ ПЕСНЮ...

Поезд прибыл на Московский вокзал точно по расписанию, в 9.30 утра. Шоферу Сергей Иванович так и не позвонил – не хотелось засвечиваться перед подчиненными в помятом виде. Решил добираться сам.

Частных извозчиков он презирал – особенно тех, с мутными глазами, что слоняются по перрону Московского вокзала, покручивая на пальцах ключи от зажигания. Поэтому, как только вышел из вагона, подозвал носильщика сунул ему десять баксов и приказал подогнать такси к выходу на площадь Восстания. Носильщик тут же бросил тележку и помчался, как заяц, – только пятки засверкали.

Сидя в такси и вспоминая вчерашние разговоры, Сергей Иванович терзался смутными сомнениями. Ну и каша заваривается! Это уже не просто криминал, это политика, причем очень и очень большая. Но и перспективы наполеоновские – шуточное ли дело, положить в карман одну шестую часть суши со всеми потрохами!

Нет, все-таки дело стоящее. Не каждому выпадает шанс войти в историю. Да и покровители серьезные – с такими связями и таким влиянием в верхах они уж точно не подведут.

Правильный выбор!

А вот и Карповка Родной дом, облицованный серым гранитом, кованая узорчатая решетка палисадника. Добротный скандинавский стиль.

Здесь и находилось родовое гнездо Сергея Ивановича – как он любил его называть. Поначалу родовое гнездо представляло собой двухкомнатную квартиру на третьем этаже, унаследованную Сергеем Ивановичем от покойных родителей. Родители приехали в Ленинград из Тамбова еще в 30-х годах, поэтому Сергей Иванович всячески подчеркивал, что он коренной ленинградец, и гордился этим. Особенно в последнее время, когда числиться питерским стало очень даже выгодно.

Двухкомнатная квартира пустовала после какогото репрессированного, и родителей Сергея Ивановича поощрили ею за заслуги. За какие – никто не распространялся.

Впоследствии Сергей Иванович переселил с ничтожной доплатой в Красное Село соседей – бесхозных божьих одуванчиков. После чего родовое гнездо превратилось в полноценные четырехкомнатные просторные апартаменты, отремонтированные и обставленные в стиле «петербургский модерн». Теперь Сергей Иванович даже намекал иногда в компании гостей, что его предки жили в этой квартире и до революции. Этому способствовали старинные напольные часы, почему-то не вывезенные НКВД после репрессированного.

Сунув таксисту несколько мелких зеленых бумажек, Сергей Иванович прошел в парадную. Кивнул охраннику и, минуя лифт, взбежал по мраморной лестнице на третий этаж – моцион!

Дома, как обычно, никого не было.

Дочь давно в Москве, делает вид, что учится на платном отделении МГИМО, – не дает залеживаться папиным капиталам. Жена, скорее всего, в солярии, старая кляча. Ну и хорошо. Давно бы поменял, да положение не позволяет.

Сергей Иванович прошел на кухню, скинул пиджак, ослабил узел галстука. Достал из холодильника бутылку «Туборга», открыл. С удовольствием присел на нагретый солнцем широкий мраморный подоконник, предвкушая первый глоток.

И тут же из кармана валяющегося на стуле пиджака зацокала «Степь да степь кругом». Мобильник – да еще и тот, номер которого знают немногие.

Доставая трубку, Сергей Иванович взглянул на дисплей – так и есть, Самоедов!

– Здоров, Иваныч! – раздался до боли знакомый голос. – Давай за дело! Спать некогда!

– Есть новости? – осторожно осведомился Сергей Иванович.

– Те ребята, о которых я тебе вчера говорил, будут в «Пульсе» в четырнадцать, – посерьезнел Самоедов. – Они подскажут одного человечка, через которого нашего друга можно сделать более сговорчивым – в русле той идейки, которую мы вчера обсуждали. Понял?

– Понял.

– Хорошо. И сразу действуй, ничего не откладывай! Спать некогда! – повторил Самоедов и дал отбой.

Сергей Иванович залпом выпил «Туборг», заказал машину на тринадцать ноль-ноль и направился в ванную.

После ухода самоедовских ребят Сергей Иванович еще долго сидел в своем кабинете, вычерчивая пальцем на полированной поверхности стола разнообразные кривые. Обдумывал то, что они ему сообщили.

Как там его, Стропилло, что ли...

Мастырит, значит, для вида какую-то малотиражную лицензионную музыкальную продукцию, а сам по уши увяз совсем в других, гораздо более выгодных делах.

Хорошо!

Во-первых, свой в музыкальном мире. Во-вторых – жаден, привык к легким отношениям с законом. В-третьих – крючочки на него имеются, ой какие хорошие крючочки!

Сергей Иванович еще раз бегло пересмотрел оставленные ему бумаги. Вот они, крючочки, все тут. И полный список выпущенной Стропилло за последние годы левой продукции, и адресное прохождение черного нала, и контрагенты – все как на ладони. Да тут лет на десять. А в свете последних веяний насчет борьбы с пиратством – так и на образцово-показательный процесс может потянуть!

То-то удивится, болезный, что его же крыша его и сдала!

Подходящий персонаж. И подходы к нему есть.

Сергей Иванович пододвинул поближе одну из самоедовских бумаг и потянулся к телефонной трубке.

– Господин Стропилло? – солидно осведомился он, как только дождался ответа. – Мне порекомендовал обратиться к вам Анатолий Семенович.

Реакция на другом конце провода явно была положительной.

Сергей Иванович ухмыльнулся.

– Хотелось бы поговорить с вами насчет крупного заказа, не обремененного излишним крючкотворством. Понимаете?

Стропилло, конечно же, понимал.

– Давайте встретимся. Нет, зачем же у вас в офисе? Лучше где-нибудь в неофициальной обстановке. Вы же на Обводном, кажется, располагаетесь? Там неподалеку отменный стейк-хауз. Ага, знаете. Ну вот, там и увидимся – скажем, через час. До встречи.

Попался, голубчик!

Стропилло оказался развязным одутловатым типом лет пятидесяти с редкими кошачьими усиками, торчащими в разные стороны. Сергей Иванович вежливо пригласил его к столу и решил много времени на разговоры не тратить.

– Андрей Владимирович, – начал он с места в карьер, – я хочу предложить вам заработать приличную сумму, но только не тем способом, который является для вас наиболее привычным. Кстати, насчет привычного способа – не угодно ли ознакомиться?

Сергей Иванович порылся в дипломате и разложил перед собеседником самоедовские бумаги.

Стропилло нахмурился и принялся внимательно их изучать. Однако нимало не смутился.

– Ну и что? Вы по делу говорите – я про себя и так все знаю.

– По делу? Хорошо. Нам известно о ваших, скажем так, связях в криминальных кругах – связях, без которых вам навряд ли удалось бы так широко развернуться.

Сергей Иванович кивнул на бумаги.

– Так вот, давайте без экивоков. Нам необходимо заполучить мастер-диск нового альбома наверняка известного вам Романа Меньшикова. Мастер в единственном пока экземпляре хранится на хард-диске компьютера, компьютер – в студии «Саундбластер», что на Фонтанке. Владельцем там Сергей Корягин. Прямо как в сказке про кащееву смерть. Я доходчиво излагаю? Так вот, перефразируя известное высказывание из фильма «Операция „Ы“«– за организацию такого вот незначительного мероприятия вы получите двадцать тысяч долларов. Незамедлительно и наличными.

– Отвечу словами из того же фильма: это несерьезно! – немедленно отозвался Стропилло. – Вы тут появляетесь, прикрываясь именем уважаемого мною Анатолия Семеновича, тычете в нос филькиными бумажками, а потом склоняете к какой-то уголовщине. Да я вас знать не знаю и знать не хочу! Я что, похож на больного?

– Пока нет. Что же касается уважаемого Анатолия Семеновича, то для вас было бы неплохо прямо сейчас ему позвонить.

Фыркнув, Стропилло достал мобильник, набрал номер. Слушал пару минут, отвечая междометиями – видно было, что его прерывают. Отложил мобильник с гораздо менее самоуверенным видом.

– Ну что, понял, откуда ветер дует? – решил поддать жару Сергей Иванович. – Ты что, пащенок, думал, что сам по себе болтаешься, как говно в проруби, у всех на виду со своей херней? Думал, крыше платишь, ментам скурвившимся платишь – и все дела? На Литейный стучать бегал – и никто ничего не узнает? А как тебе это понравится?

Сергей Иванович шлепнул на стол еще одну бумагу – копию давнего стропилловского обязательства сотрудничать с органами под псевдонимом «Бульба».

– Нет, голуба. Всякий фарт до поры до времени. Не за красивые глаза тебе тут жировать давали. Тут копейками не отделаешься, пора благодарность показать – искреннюю и неподдельную. Про дешевые замазки свои можешь забыть – не они тебя все эти годы оберегали. Кстати, позвони и остальным своим друзьям – как они к тебе отнесутся, если ознакомятся с этой бумаженцией?

Стропилло только махнул рукой. Он уже все понял.

– Ну вот, Андрей Владимирович, – улыбнулся Сергей Иванович как ни в чем не бывало, – я рад, что мы договорились. Деньги ждут вас. Позвоните, когда все будет готово.

Сергей Иванович встал, бросил на стол визитную карточку и вышел.

Стропилло долго еще сидел за столом один, сокрушенно покачивая головой и тяжело вздыхая. При особенно тяжелых вздохах оттопыренные волосинки усов залезали ему в нос, и он громко чихал.

Наконец он собрал со стола оставленные ему Сергеем Ивановичем бумаги, со злобой скомкал их и запихнул в карман. Подумал еще немного, достал мобильник и набрал номер.

– Здорово, Батон!

* * *

Роман проснулся от того, что дверной звонок дребезжал не переставая.

Нацепив халат, он вышел в гостиную.

Звонок продолжал дребезжать.

– Да иду я, иду! – крикнул Роман, направляясь в прихожую.

Похоже, незваный визитер услышал его, потому что звонок смолк.

Открыв дверь, Роман увидел перед собой Шапиро, но выглядел тот далеко не лучшим образом. Впустив гостя, Роман запер дверь и, проходя вслед за Шапиро в гостиную, поинтересовался:

– Ну что, у тебя уже наконец был погром? Пьяные бородатые казаки с шашками?

– Если бы... – Шапиро горестно вздохнул и, похозяйски пройдя в кухню, распахнул дверцу холодильника. – Если бы казаки, я бы им денег дал и водки налил. И они бы тут же стали юдофилами. Хуже. Намного хуже.

– А что может быть хуже?

– А то... – Шапиро достал из холодильника бутылку пива. – А то, что погром устроили не у меня дома, а в студии. Сторож лежит в больничке с проломанной головой, а компьютер, в котором весь твой последний альбом, отсутствует.

– То есть как? – Роман нахмурился и сел в кресло.

– А вот так! – рявкнул Шапиро и жадно присосался к бутылке.

Сделав несколько крупных глотков, он с чмоканьем оторвался от горлышка и прохрипел:

– Сторожу дали по башке и унесли компьютер. Понял? Или еще раз повторить, в стихах?

– Нет, в стихах не надо, – торопливо ответил Роман и нахмурился. – Это значит, два месяца работы коту под хвост...

– Два месяца? – Шапиро саркастически оскалился и, допив пиво, громко рыгнул. – Ты думаешь только о двух месяцах работы? Идиот! Безответственный идиот! Творческая, мать твою, личность! А то, что на тебе по контракту висит неустойка три миллиона баксов, – это уже не важно?

– То есть как три миллиона? – удивился Роман.

– А вот так, – злобно скривился Шапиро. – Три миллиона убитых евреев. И первый из них – я! Потому что эта неустойка висит на нас с тобой. Поровну.

– Что-то я не помню... – начал было Роман.

– А нужно было контракт читать. Я, говорит, неграмотный! У меня куриная слепота! Дайте я крестик поставлю! Мудак!

– И что теперь делать?

– Ха! Он теперь будет спрашивать у старого Шапиро – что делать. Спроси у Чернышевского. Пойди и повесься – вот что теперь делать! И не вздумай, сволочь, потому что тогда вся эта неустойка будет на мне одном.

– А какая тебе разница – полтора миллиона или три?

– Есть разница, – буркнул Шапиро и, кряхтя, достал из холодильника еще одну бутылку пива.

– Ага, – усмехнулся Роман, – значит, полтора у тебя есть, а три – уже многовато. Понимаю.

– Не твое дело, что у меня есть.

– Ладно, ладно... А что, копии альбома у нас нет?

– В том-то и дело, что нет! – Шапиро с ненавистью посмотрел на подошедшего к нему Шныря, который, радостно задрав хвост, разглядывал гостя. – Мы же сами решили, что не нужна копия, чтобы ее не украли. Так теперь украли сразу все.

Роман встал, вышел в кухню и поставил чайник.

Вернувшись в гостиную, он увидел, что Шапиро, нагнувшись, чешет Шныря за ухом, приговаривая:

– И ты тоже антисемит. Не урчи, я знаю точно.

Снова усевшись в кресло, Роман посмотрел на идиллическую картину и сказал:

– А у меня, честно говоря, эти запредельные суммы как-то не укладываются в голове. Вроде как кто-то мне скажет: ты должен три галактики. Пустой звук.

– Это ничего, – многозначительно кивнул Шапиро, – вот придут к тебе люди за деньгами, сразу поймешь, что речь не о галактиках идет.

– Ну, придут, – Роман пожал плечами, – так ведь этих денег все равно нет! Что они – убивать меня будут?

– Нет, убивать не будут. А вот настоящий рабский контракт ты подпишешь. И будешь гундосить про колючку да про зону всю оставшуюся жизнь.

– Да?... – Роман задумался, потом встал и прошелся по гостиной. – Всю оставшуюся жизнь, говоришь? Ан не буду!

– Это как же? – Шапиро приложился к горлышку и посмотрел на Романа поверх бутылки.

– А вот так. Есть и у нас методы против всяких там сапрыкиных.

– А ну-ка расскажи мне, дурному! – усмехнулся Шапиро. – Может, и я у тебя кое-чему научусь?

– Научишься, – пообещал Роман, – но потом. А теперь вали отсюда. Мне одеваться нужно и вообще... Действовать.

– Ну-ну, – хмыкнул Шапиро и встал, – ты только не вздумай свалить из города.

– У тебя что – совсем в голове помутилось? – спросил Роман. – Кстати, ты в милицию заявление подал?

– Конечно, подал, – обиделся Шапиро. – Первым делом вызвал ментов, поставил им бутылку «Наполеона», чтобы работалось веселее... Протокол, осмотр места происшествия – все как положено.

– Хорошо, – Роман посмотрел на стенные часы, – хотя можно было и не вызывать.

– Что значит – не вызывать?

– Да так, ничего... Давай чеши.

– Ты дома будешь? – спросил Шапиро и встал.

Он, похоже, несколько успокоился.

– Конечно, нет, – ответил Роман, – но я же при трубке.

– Да... – кивнул Шапиро, – звони, если что.

Почесав напоследок Шныря, он вышел из гостиной, и Роман услышал щелчок замка. Выглянув на всякий случай в прихожую, Роман убедился, что Шапиро действительно ушел, и, облегченно вздохнув, направился в спальню.

Подойдя к шкафу, он осторожно приоткрыл дверцу и услышал тихое похрапывание.

– Так... – грустно сказал он, – тут вселенные рушатся, а это животное знай себе спит! А ну вставай, куртизанка!

* * *

– И копии нет, – сказал Арбуз.

– И копии нет, – вздохнув, согласился с ним Роман.

Они медленно шли по дорожке Летнего сада, и сытые голуби неохотно уступали им дорогу, переваливаясь с боку на бок, словно утки.

– Ну а я-то что могу сделать? – спросил Арбуз, отшвыривая ногой в замшевом мокасине мелкий камешек.

– А я скажу тебе, – кивнул Роман, – правда, это только мои рассуждения, но будем надеяться, они окажутся верными.

– Ну давай, – Арбуз свернул на боковую дорожку и осторожно уселся на скамью, предварительно смахнув с нее пыль.

Роман сел рядом и, достав сигареты, сказал:

– Ограбить богатую студию, с сигнализацией и охранником, да еще проломить голову этому охраннику – это, знаешь ли, не пенсию у старушки отнять. Тут и решительность нужна и, прости меня, конечно, но – криминальный опыт.

– Прощаю, – снисходительно улыбнулся Арбуз. – Ну и что дальше?

– А то, – Роман закурил, и легкий ветерок унес клочок голубоватого дыма, – что в студии было много чего дорогого. И для знатока оборудования, и для лоха, который впервые пошел на грабеж. Одних микрофонов «Нойман» – восемь штук, а они по три тысячи долларов стоят. И вообще – там было достаточно блестящих и красивых вещей, которые выглядят на миллион долларов. А взяли именно компьютер, который никому не нужен. Этого железа на каждом углу продается – хоть жопой ешь, чуть ли не на вес. Согласен?

– Согласен, – Арбуз посмотрел в небо. – Ты продолжай, продолжай, как говорил дорогой товарищ Жеглов.

– Продолжаю. Значит, шли именно за компьютером. А именно – за его винчестером. И то, что унесли весь ящик, а не один только хард-диск, говорит о том, что времени у них не было разобрать его. Или испугались. Или еще что-нибудь.

– Это все понятно, Ромка, – улыбнулся Арбуз. – Картину преступления, как говорит наш Боровичок, я себе вполне представляю. И, между прочим, изнутри, так сказать. Но ты давай переходи к главному.

– Ладно, перехожу, – Роман стряхнул пепел и посмотрел на Арбуза, – только сначала закончу о компьютере. Я уверен, что украли конкретно мой диск. Зачем – пока не понимаю. Выпустить его пиратским образом без наличия в продаже оригинального альбома – сам понимаешь, никакие идиоты не осмелятся. Им сразу же головы поотворачивают. Навсегда. Значит, украли его для того, чтобы он не вышел. Или для того, чтобы подставить меня. Усек?

– Да я это еще с первых твоих слов усек, – пренебрежительно ответил Арбуз, – это для тебя, лоха, такие вещи – экзотика. А мы, воротилы теневого бизнеса и организованной преступности, именно такими комбинациями и живем.

– Ладно, – кивнул Роман, – с этим ясно. Теперь перехожу к главному. Раз, как мы уже выяснили, дело сделали профессионалы, да еще и по чьему-то заказу, тут тебе карты в руки. Ты ведь у нас уголовный авторитет, вор в законе, вот и давай – пошустри по своему ведомству. Тебе это сделать просто.

– Ну, не так уж и просто, – Арбуз кинул окурок в урну, – но возможно. Только ты не думай, что я свистну – и все сразу бросятся искать твой винчестер. Это не так делается. Но, повторяю, делается.

– Мишка, – Роман просительно посмотрел на Арбуза, – найди ты его, честное слово! Ведь три миллиона баксов неустойки – это такие вилы, что ни в сказке сказать...

– Да не боись ты! – Арбуз потрепал Романа по колену. – Все не так страшно. Тут ведь оно как...

Он задумчиво посмотрел на Романа и повторил:

– Оно ведь как... Предположим, ты не находишь альбом и к тебе приходят твои контрагенты по контракту. Ты говоришь: извините, ребята, нет альбома. А они говорят: ну тогда отвечай. А вот те, которые потом придут тебя к ответу ставить, вот с ними-то мы и поговорим. Тут уж будь уверен, я свою масть покажу. И вот тогда мы узнаем, кому было нужно, чтобы ты оказался подставлен.

– Слушай! – Роман ошеломленно хлопнул себя по лбу. – Мне только сейчас в голову пришло... Нет, не может быть.

– Что не может быть? – нахмурился Арбуз.

– Ну, это... А вдруг это сам Шапиро?

– Теоретически возможно, – кивнул Арбуз, – но только в том случае, если Шапиро не видит смысла в вашем дальнейшем сотрудничестве. А это, насколько я понимаю, вовсе не так. Понимаешь, ты нужен ему в добром здравии и хорошем настроении. Последнее особенно важно. Ты нужен ему и всем прочим, кто кормится с тебя, веселым, бодрым и трудоспособным. И творчески активным. А если повесить на тебя такой долг, то ты моментально скиснешь, а кислый продукт никому не нужен. Это ведь не кефирная лавочка!

– Да, пожалуй...

– Не «пожалуй», а совершенно точно.

Арбуз поднялся со скамьи, бережно разгладил модные бежевые брюки и, хлопнув Романа по плечу, сказал:

– Пошли отсюда. У меня еще дела имеются. И, между прочим, первое теперь среди них – твое.

Глава 7

ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА

Фирма «Суперхит», в отличие от принадлежащего Леве Шапиро «Саундбластера», своей деятельности не афишировала и располагалась не в старинном особняке в центре города, а в полуразвалившемся, но еще не списанном доме на Обводном канале.

Как и контора Шапиро, «Суперхит» производил аудио– и видеозаписи на потребу населению, но основным и весьма серьезным источником дохода владельцев «Суперхита» было пиратство. Понятное дело, не реял над зданием, в котором располагалась контора, черный флаг с черепом и костями, не стояли у набережной Обводного корабли с кровожадными одноглазыми матросами на борту, но доходы Андрея Стропилло, генерального директора и основного совладельца «Суперхита», намного превосходили добычу средневековых флибустьеров, добывавших сокровища в открытом море с риском для жизни.

Андрей Владимирович Стропилло как раз заканчивал телефонный разговор с одним из своих контрагентов, когда раздался стук в дверь.

Повесив трубку, Стропилло повернулся к двери и громко сказал:

– Войдите.

Дверь распахнулась, и на пороге появились трое братков, которые по привычке сначала бегло оглядели кабинет, а потом уже зашли.

– Приветствую вас, господа, – радушно произнес Стропилло и указал на продавленный диван, стоявший напротив его покосившегося директорского стола.

Со своего места он не поднялся и руки визитерам не подал.

– Здорово, хозяин, – ответил один из братков по кличке Батон, и они дружно уселись на заскрипевший диван.

– Ну как, сделали дело? – доброжелательно поинтересовался Стропилло.

– Конечно, сделали, – ответил Батон и оглянулся на сидевших рядом с ним сотоварищей.

Щербатый и Глюк согласно закивали.

– А вот я слышал, что не чисто вы его сделали. – Стропилло взял со стола авторучку и стал внимательно рассматривать ее, вертя в пальцах.

– А это к делу не относится, – заявил Батон и снова оглянулся на братков.

Те снова дружно кивнули.

– Это как сказать, – покачал головой Стропилло, – может быть, не относится, а может быть – как раз очень даже относится. Ведь если охранник этот крякнет в больничке, то вас будут искать по-взрослому, а раз так – то вполне возможно, что найдут. А найдут – так спросят обо всем. А если спросят, то кто-нибудь из вас обязательно скажет, что послал, мол, нас в эту студию господин Стропилло. И что тогда?

– Ну ты, Андрюха, скажешь! – засмеялся Батон. – Целую сказку соорудил!

– Я тебе не Андрюха, а Андрей Владимирович! – Стропилло повысил голос. – Это ты там у себя, среди братвы, можешь быть запанибрата с кем угодно, а здесь такие номера не пройдут. У нас с тобой сделка. И нужно вести себя как деловые люди, а не как шпана в подворотне.

– Извините, Андрей Владимирович, – Батон понурился, – виноват, исправлюсь.

– Ладно... – Стропилло махнул рукой. – Принесли?

– Принесли, – встрепенулся Батон и кивнул Глюку.

Тот важно кивнул в ответ и достал из-за пазухи небольшой, тщательно завернутый в тряпку увесистый пакет.

– Вот, Андрей Владимирович! – Глюк встал и, шагнув вперед, положил сверток на стол перед Стропилло.

– А я слышал, что вы весь компьютер унесли.

– Ну да, весь, – кивнул Батон, – не было времени его разбирать. Сигнализация заорала, да и этот... охранник заквакал. Но мы его, в смысле – компьютер, в машине разобрали и на помойку выбросили, так что никаких следов. А насчет охранника не беспокойтесь. Ничего с его башкой не случится. Ну там, рассечение, кровища, понятное дело... Сотрясение, конечно. Только у него там сотрясать-то особенно нечего – такой бычара накачанный, а головка маленькая, не больше, чем в штанах.

– Гы-ы-ы! – заржал Щербатый. – Точно, как в штанах!

– Засохни, – приказал Батон, и Щербатый засох.

– Ну ладно, – кивнул Стропилло, – сейчас посмотрим...

Он развернул пакет и, внимательно осмотрев винчестер, присоединил его к стоявшему на столе компьютеру без корпуса. Пощелкав мышью, Стропилло посмотрел на экран и довольно усмехнулся.

– Все в порядке, – сказал он, – работу принимаю.

– Ну вот, – облегченно сказал Батон, – а говорили – не чисто...

– А я и сейчас скажу, что не чисто. Ну да ладно...

Стропилло открыл ящик стола и достал оттуда перетянутую цветной банковской резинкой пачку долларов.

– Заработали – получите, – сказал он и бросил пачку Батону на колени.

Батон сделал серьезное и равнодушное лицо и, сняв резинку, стал неторопливо пересчитывать деньги. По мере того как пачка подходила к концу, его лицо изменялось, и, переложив последнюю бумажку, он удивленно спросил:

– А почему это здесь только пять тысяч? Вы же обещали десять. Мы так не договаривались!

– А мы и с Арбузом не договаривались, – тихо сказал Стропилло, подавшись вперед. – Вы ведь Арбуза братва, и каждое дело должно через него проходить. Так ведь? И если бы я сделал заказ у него, то сколько бы вам досталось? Посчитай! А так пятеру на всех – и никто ничего. Может быть, ты чем-то недоволен? Давай у Арбуза спросим? Он рассудит!

На лице Батона появилось выражение ненависти.

– Ну ты, Стропилло, жучара... – медленно произнес он.

– Слышь, там чего, не хватает? – спросил Глюк. – Так это, добить надо!

– Засохни! – не оборачиваясь, бросил Батон.

Он встал и, засунув руки в карманы, сказал:

– Вообще-то среди своих так не делают.

– А кто тебе сказал, что мы свои? – удивился Стропилло. – Мы никогда своими не были. За работу спасибо, денег я вам дал, еще вопросы есть?

– Нет вопросов, – коротко ответил Батон.

– Ну тогда – до свидания. – Стропилло откинулся на спинку кресла. – А если есть вопросы, то их можно и с Арбузом обсудить.

– Пошли, пацаны, – сказал Батон и, резко повернувшись, взялся за ручку двери.

Уже открыв дверь, он оглянулся и сказал:

– Жизнь короткая, дорожки узенькие, глядишь – и встретимся.

– Обязательно встретимся, – кивнул Стропилло, – только не забудь на эту встречу Арбуза пригласить.

Братки вышли, плотно затворив за собой дверь, а Стропилло, удовлетворенно усмехнувшись, пробормотал:

– Своего себе нашел... Сявка!

Потом он повернулся к компьютеру и сказал нараспев:

– А теперь послушаем, что нам Роман Меньшиков споет.

Он щелкнул мышью, и из маленьких компьютерных колонок раздалось:

... И за колючкой незабудки расцветают, и в сердце вора распускается весна...

Стропилло хмыкнул и, подвинув к себе раздолбанный телефон, снял трубку.

* * *

Хлопотливо проведенный день подходил к концу.

Можно было уходить, однако Стропилло не торопился, с удовольствием вспоминая, как он надул тупоголовых братков. И поделом! Не фиг клювом щелкать, кто смел, тот и съел. Он нисколько не сомневался в своей правоте – развод был произведен, так сказать, на законных основаниях.

Все не так уж и плохо. Неприятная встреча обернулась приличным кушем. Что там у нас? Двадцать обещал строгий господин, пять отдано браткам – в активе пятнадцать. Вот так и создаются великие состояния.

Да и строгому господину полезно угодить. Раз потребовались его, Стропилло, услуги – значит, он в цене! Из этого тоже можно будет попробовать впоследствии извлечь какую-нибудь дополнительную выгоду.

Весело насвистывая, Стропилло упаковал винчестер с альбомом Меньшикова в черную дерматиновую сумку, повесил ее на плечо. Направился к двери.

И тут затренькал мобильник.

Стропилло с недовольным видом вытащил его из кармана и первым делом посмотрел на дисплей. Он отвечал по мобильнику только тогда, когда на дисплее высвечивался номер звонящего. Ведь входящие звонки в таком случае бесплатные! Несмотря на все свои доходы, Стропилло был скуповат.

На этот раз звонил тот, с кем нельзя было не поговорить – авторитетный в определенных кругах мужчина по прозвищу Квадрат, который оказывал Стропилло некоторое покровительство.

– Да, Анатолий Семенович, здравствуйте... – кисло выдавил Стропилло, вспоминая, как его вздрючили во время встречи в стейк-хаузе.

– Слушай-ка меня, – сказал Квадрат, не здороваясь, – то, что ты сделал дело, – молодец, конечно. Этим большим людям отказывать нельзя, я тебе уже сказал.

– Как вы сказали, так и сделал, – буркнул Стропилло.

– Э-э, нет! Не я тебе сказал – они сказали. А вот то, как сделал, – мудак последний, понял?

– Постойте, постойте...

– Стоять у тебя в морге будет, – оборвал его Квадрат. – Ты знаешь, что Меньшиков с Арбузом в корефанах? И у тебя хватило ума подписывать на это дело арбузовских пацанов, да еще и втихую от Арбуза?! Молчи, урод, я все знаю!

Стропилло и так молчал.

– Короче! Теперь Арбуз наладился собственное следствие производить – его Меньшиков попросил. А я из-за тебя с Арбузом воевать не собираюсь. И если квакнешь, что заказ через меня пришел, – конец тебе. Я скомандую, и тебя просто пристрелят. Так что выкручивайся, как хочешь. Ну а как перед большими людьми обставишься – это уж совсем твое дело. Мне не звони, надо будет, сам позвоню.

Стропилло как стоял – так и плюхнулся задом прямо на свой захламленный стол. На пол посыпались какие-то бумажки, фломастеры, кассеты...

Надо же так вляпаться!

Он принялся лихорадочно соображать, бегая взадвперед по кабинету. Ну нет, Стропилло голыми руками не возьмешь. Блин, как обидно! Придется не только делиться заработанным, но и наверняка тратить собственные кровные бабки.

Но постепенно в его пронырливой голове прояснилось.

Главное – оторваться от Арбуза, остальное потом. О неизбежной встрече с Сергеем Ивановичем он старался пока не думать.

О господи, и ведь без Батона не обойтись!

Блин! Блин!

И это после того, как Стропилло так изящно кинул его! Однако ради дела придется засунуть в жопу самолюбие и расстелиться половиком. Ничего, потом поквитаемся.

Стропилло порылся в сейфе, достал зеленую пачку толщиной в палец. С тоской посмотрел на нее.

Морщась и извиваясь от унижения, набрал номер.

– Ты что, Стропилло, трехголовый, что ли? – послышался удивленный голос Батона. – Забыл, как мы расстались?

– Ладно, ладно, Батон, – зашипел Стропилло, – ты был прав, а я ошибся. И готов свою ошибку исправить. Приезжай, получишь остальное и... И еще бонус, так сказать – за моральный ущерб.

– Во, другое дело, – обрадовался Батон, – сразу видно, что деловой человек. А то, что ошибся, так с кем не бывает!

– Давай, приезжай, да побыстрее, – нетерпеливо сказал Стропилло. – Тут для тебя еще дело есть. А деньги, чтобы ты не сомневался, получишь сразу.

– Лечу мухой! – и Батон отключился.

Стропилло взглянул на пачку долларов, лежавшую на столе, и его сердце сжалось, как если бы он увидел восьмилетнюю девочку с трогательными косичками, погибшую под колесами грузовика.

* * *

В этот вечер Роман решил сходить в кино. Почему бы не побаловать себя, не вспомнить детство золотое? А заодно и отдохнуть немного от людей. Иногда Роман уставал от общения, которое являлось неотъемлемой частью его профессии.

Задумано – сделано.

Он тормознул у первого попавшегося газетного киоска, купил журнальчик «Досуг». Так, что там у нас? Ага, «Звездные войны», часть третья, «Мираж-синема». Годится!

Фильм оказался как раз под настроение – без лишних умствований, прекрасно сделанный, как и все прочие творения неугомонного Джорджа Лукаса. Выйдя из кинотеатра, Роман бодро направился к своему серому «вольво». Пикнул сигнализацией и уже приоткрыл было дверцу, как вдруг взгляд его упал на переднее колесо.

Вот зараза!

Колесо было спущено.

Роман, конечно, слышал о барсеточниках, которые разными способами отвлекают водителя, для того чтобы пошарить в салоне его автомобиля. Но на этот счет он был спокоен – как говорится, все свое всегда носил с собой. Поэтому безбоязненно достал из багажника запаску, домкрат, ключ-баллонник и присел перед спущенным колесом.

– Братва, гляди – да это же сам Меньшиков! – донеслось сзади.

Роман оглянулся.

Трое типичных братков восторженно толкали друг друга локтями в полуметре от него. Молодые бритоголовые крепыши были похожи друг на друга, как однояйцевые близнецы. Это были Батон, Щербатый и Глюк.

Роман привык к таким сценам, поэтому ничуть не удивился.

– Здорово, ребята, – он приветливо подмигнул.

– Брат, ты чо – загораешь? Давай поможем, не проблема! – Радость братков была неподдельной. – А ты плакат подпишешь? Ща Глюк сгоняет в киоск, купит, а ты пока отдыхай, мы все сделаем.

Роман, улыбаясь, отошел в сторонку. Глюк припустил за плакатом, а Батон со Щербатым, пыхтя, склонились над колесом. Через пару минут Глюк вернулся. Плакат – именно тот, нелюбимый, с бриллиантовыми перстнями – разложили на капоте. Роман принялся его подписывать, окруженный братками, с придыханием сопящими друг другу в бритые затылки.

Ну вот и все.

Колесо заменено, плакат подписан. Довольные братки по очереди торжественно пожали Роману руку и удалились. Роман помахал им на прощание рукой, сел в машину.

* * *

В это время Стропилло лихорадочно тыкал мокрым от пота пальцем в кнопки мобильника, набирая номер знакомого прикормленного мента. Сейчас главное – не проколоться по времени.

– Але, Петрович, – с облегчением выдохнул он, услышав наконец знакомый голос, – тут такое дело...

Отзвонившись ментам и натравив их на Романа, торжествующий Стропилло с размаху откинулся на спинку кресла и чуть было не кувыркнулся навзничь. Старенькое кресло на колесиках не выдержало толчка его массивного туловища – спинка с жалобным хрустом надломилась.

С трудом удержав равновесие, Стропилло пообещал самому себе: даст бог, пронесет, не буду больше побираться по помойкам. Заведу приличную мебель.

Нет, пока он молодец.

Все идет по плану. Менты сейчас уже наверняка нашли подброшенный винчестер и прессуют Романа по полной. Им-то хорошо – и галочку за закрытое дело получат, и денежки. И братки довольны – тоже приподнялись на непыльной работенке.

Один Стропилло отдувайся за всех, выкладывай свои кровные.

И все из-за этого говнюка!

Стропилло со злобой подумал о Романе: везунчик, гад, на халяву тысячи гребет! Надо бы приложить его покрепче, поставить жирную точку в изящной комбинации. Как там любит повторять к месту и не к месту романовский дружок Шапиро: пиар превыше всего? Будет вам пиар, такой, что мало не покажется.

Стропилло достал пухлую записную книжку, перетянутую аптечной резинкой. Долго рылся в засаленных страницах, по-паучьи перебирая пальцами.

Так, вот он, Аркадий Паршута, ежедневная газета «Независимый питерский наблюдатель». Даром что выпускающий редактор, а на халяву пьет, как лошадь, – Стропилло бухал как-то с ним за кулисами БКЗ «Октябрьский», еле отвязался.

За копейку удавится, сто процентов. Он-то мне и нужен, голубчик.

Стропилло посмотрел на часы – начало двенадцатого. Есть шанс успеть.

Через пару минут он уже катил по Обводному на своей дребезжащей «девятке».

Редакция популярной желтой газеты помещалась в расселенной коммуналке с окнами во двор-колодец. Паршута обнаружился в дальней, насквозь прокуренной комнате. Выпускающий редактор сидел, уронив голову на руки, за заваленным бумагами столом и мутными глазами таращился на только что распечатанную верстку свежего номера – явно маялся после вчерашнего. Догадливый Стропилло тут же поставил перед ним запотевшую бутылку «Старопрамена».

– О, Андрюха! – оживился Паршута. – Молодец! А то горбачусь тут с раннего утра, как папа Карло, – даже поправиться некогда!

Стропилло деликатно подождал, пока пиво отправится по назначению, и перешел к делу.

– Аркаша, есть сенсационный материал. Только для тебя!

– Оставь, посмотрю как-нибудь.

– Ты не понял. Это реальная бомба, и ее нужно ставить на завтра – иначе перепреет.

– Тебе-то что за резон? – Паршута пристально посмотрел на Стропилло.

В его отчасти просветлевших мозгах явно началась какая-то деятельность.

– Резон не мне, а тебе. Ты же хочешь, чтобы твою газетку рвали из рук, как горячие пирожки?

– Э-э, не знаешь ты нашей темы, Андрюха! – печально протянул Паршута. – Мне-то за тираж не приплачивают, на окладе сижу. Все главный с учредителями пилят.

Стропилло в который уже раз за сегодняшний день тяжело вздохнул. Проклятые усики опять полезли в ноздри.

– Аркаша, – проникновенно начал он, – ты меня знаешь. Сочтемся.

– То-то и оно, что знаю, – буркнул Паршута. – Три. Зеленью.

– Ты что?... – задохнулся Стропилло. – Да за такие бабки...

– Тише ты! – Паршута оглянулся на дверь.

Встал, поплотнее прикрыл ее.

– Не нравится – пожалуйста, милости просим в отдел рекламы. Можешь выкупить площадь, хоть целую полосу. По двадцать баксов за квадратный сантиметр. Оформляй по договору, глядишь, через недельку и напечатаем. Теперь смотри...

Он принялся загибать пальцы.

– Во-первых, я рискую. Отдел рекламы вовсю сечет левые заказные материалы и если что – стучит учредителям. А оттуда уж отвешивают по полной, можешь поверить. Во-вторых, номер сверстан, значит, надо отстегнуть верстальщику за дополнительную работу. В-третьих, номер должен быть отправлен в типографию через полчаса. Пойду тебе навстречу – опоздаю, значит, на меня штраф, ползарплаты как не бывало. Вот такие пироги.

Стропилло обреченно кивнул.

Сволочь, вымогатель! Не надо было ему пива приносить – может, на мутную голову и подешевле бы повелся...

– Кстати, а где материальчик? – вспомнил вдруг Паршута. – Неплохо бы вообще сначала посмотреть, что это за бомба. Мне за клевету судиться не резон, учредители в случае чего вытягивать не станут, сами подтолкнут!

– Материала в готовом виде нет, есть тема.

– Так тогда тебе надо еще и мальчика подослать, чтоб расписал все как следует. И это в такие сроки! Нет, Андрюха, три тонны и ни копья меньше, да еще и пятихатку на мальчика приготовь.

– Хер тебе в сраку по самые помидоры! – заорал взбешенный Стропилло. – Две с половиной, или я ухожу, не ты один в городе! В ножки мне должен поклониться, что я к тебе пришел, таких листков-глистков на каждом углу хоть жопой ешь!

Паршута струхнул – а ну как и вправду уйдет?

Честно говоря, он и тысяче зеленых был бы рад по уши, никогда таких денег в руках не держал. Нет, надо соглашаться, пока не поздно.

– Хорошо, только для тебя, – якобы нехотя выдавил он. – Что за тема?

– Певец Роман Меньшиков залетел на краже с телесными повреждениями. Сведения верные, из милиции.

– Хорошо! – оживился Паршута. – Это достойный информационный повод! Отдел рекламы утрется докапываться. Популярный исполнитель тюремных песен воплотил в жизнь свои подсознательные устремления! Психологии подпустим, фрейдизма...

– Короче!

– А короче так: деньги на бочку, и я запускаю процесс. Только так, и никак не иначе.

Паршута протянул руку к телефону, выжидательно посмотрел на Стропилло.

Стропилло плюнул и, скривившись, выложил деньги.

Паршута набрал номер.

– Света? Тормозни верстальщика. Пусть приготовит на первой полосе место тысяч на пять знаков и ждет нового материала. Что выкинуть? Да политику пусть всю на хер уберет. Кто там у нас из журналюг на подхвате? Андрюха Бурлаковский? Годится, бегом ко мне.

Повесил трубку и тщательно пересчитал купюры.

* * *

Был уже первый час ночи, когда Роман вырулил в переулок Антоненко.

«Ну что, на горшочек – и в кровать», – устало подумал он. Неожиданно впереди в свете фар замаячила полосатая палка со светящимся наконечником.

Опять двадцать пять! Роман потянулся к бардачку и убедился – компакт-диски имеются. Значит, все в порядке – не было случая, чтобы незамысловатый презент от популярного исполнителя не помог работникам свистка забыть об их претензиях. Он плавно подъехал к поребрику и остановился.

Приоткрыл окно.

– Лейтенант Колбанов! – отрекомендовался подошедший гибэдэдэшник и небрежно подбросил руку куда-то в район подбородка. – Ваши документы сюда.

– Лейтенант, а в чем дело? – дружелюбно начал было Роман. – Я домой еду, вон моя парадная...

– Показал документы, быстро! – отрезал гибэдэдэшник неприязненно.

Роман пожал плечами и протянул в окно права и техпаспорт. Пригляделся – впереди, за гаишными «Жигулями», угадывался силуэт милицейского «уазика», окруженный темными фигурами. Что-то было не так.

Лейтенант долго изучал документы, подсвечивая себе фонариком. Роман уже начал прикидывать, не пора ли предложить в подарок свой альбом, как вдруг не поверил своим ушам:

– А ну вышел из машины!

Явный перебор.

– Нельзя ли повежливее, лейтенант? – Роман против воли начал потихоньку злиться. – Мы с вами на брудершафт, кажется, еще не пили!

– Никак гражданин артист гневаться изволят? – Лейтенант уже откровенно издевался, не оставляя сомнений в том, что он узнал Романа. – Берденко!

Из темноты появился Берденко в каске и с автоматом. Насупившись, встал рядом с лейтенантом.

– Будьте добры, уважаемый и всеми горячо любимый Роман Батькович, выйти из машины и положить драгоценные ваши ручки на капот!

Роман подчинился – выбора не было.

– Ты что, лейтенант, с американскими фильмами в детстве переборщил? – только и смог сказать он.

– Ох, как мы заговорили! – встрепенулся лейтенант. – Некоторые шибко умные и популярные товарищи, как видно, считают, что они выше всех и закон им не указ. А вот мы сейчас подумаем, как их вывести из этого нехорошего заблуждения.

Он картинно приставил палец ко лбу.

– О! А осмотрим-ка мы сейчас машину гражданина артиста в полном соответствии с предоставленными нам отечественным законодательством правами!

«Бред! – подумал Роман. – Деревенский драмкружок!»

Горячая волна возмущения ударила в голову, нехорошие предчувствия охватили его – и не зря. Как из-под земли выросли непонятные люди в штатском. Откуда-то приволокли полупьяных понятых – оборванных тетку с мужиком неопределенного возраста.

Один из штатских демонстративно помахал руками наподобие фокусника в цирке – только что не сказал, как в анекдоте: «А ручки-то, вот они!».

Он без колебаний сунулся под водительское сиденье и сразу же достал оттуда маленькую сумку из черного дерматина.

«Братки-поклонники!» – молнией сверкнуло в мозгу Романа.

Из сумки извлекли тряпичный сверток.

Из свертка – плоскую металлическую коробочку.

– Тю! – картинно обрадовался штатский. – Дак то ж тот самый винчестер, який у нас по ориентировкам проходит! Воруем, значит, господин артист?

Роман молча отвернулся. Он понял, что оправдываться, пытаться что-то объяснять – бесполезно.

Он молчал, и когда его отвезли в отделение, предварительно отобрав мобильник, и когда не дали позвонить, и когда составляли протокол. Только отказался подписываться где бы то ни было, что нимало не смутило допрашивающих. Потом долго сидел в обезъяннике за компанию со спящим в луже собственной мочи алкашом. Дежурные менты притащили со склада вещественных доказательств чей-то фотоаппарат и вовсю щелкали популярного исполнителя, а потом и себя самих на его фоне. Тупо шутили.

Роман молчал.

В одиннадцать часов утра пришел следователь и выпустил его под подписку о невыезде.

* * *

Появление на складе вещественных доказательств новенького винчестера не осталось незамеченным для старшего сержанта Кузяева, явившегося рано утром на дежурство. И немудрено – склад помещался в кладовке уборщицы тети Поли, вещдоки мирно соседствовали с ведрами, половыми тряпками и швабрами, так что каждый желающий спокойно мог на них полюбоваться, поковырявшись предварительно гвоздиком в незамысловатом замке. Старший сержант Кузяев был как раз из числа любопытных – в детстве посещал кружок в районном дворце пионеров, увлекался техникой. Периодическая ревизия склада была для него как хобби – и он производил ее не реже чем раз в неделю.

– Жирная вещь! – в восторге прошептал Кузяев, наметанным глазом выделив винчестер среди покрытых запекшейся кровью кухонных топориков, ржавых ножей и прочей дряни.

Придирчиво осмотрев винчестер, Кузяев восхитился:

– Ого! Триста гигабайт!

Вот куда наверняка влезет новая, третья версия стрелялки «Дум», о которой так давно мечтала его дочка!

Хорошо, когда проживаешь рядом с местом службы. Кузяев оперативно смотался домой, быстро вытащил хилый винчестер из своего старенького компьютера. В обеденный перерыв опять пробрался на склад и произвел замену.

Предвкушая радость дочки, еле дождался окончания дежурства. Заскочил на Сенную, погрозил пальцем знакомому ларечнику, и тот безропотно выдал три компакт-диска с игрой – объемистая, собака!

Придя домой, Кузяев умело установил новый винчестер, пощелкал клавишами. На экране дисплея появились какие-то крючочки с синусоидами. Не колеблясь, затер всю эту херню. Установил «Дум». Сияя от удовольствия, позвал дочку.

– Играй, Танюша!

Он был хорошим отцом.

А новый альбом Романа Меньшикова прекратил свое существование.

Часть вторая

СВОБОДА ИЛИ СМЕРТЬ

Глава 1

ПЕСНЯ ЛЕТИТ НАД «КРЕСТАМИ»

Подъехав к дому, Роман зевнул, потом понюхал рукав, от которого воняло казенной гнусью, передернул плечами и собрался было уже вылезти из машины, но тут в кармане запиликала трубка. Посмотрев на дисплей, он поморщился – это звонил Шапиро Роман неторопливо вышел из машины, аккуратно захлопнул дверь, достал из кармана сигареты, закурил и только после этого, поднеся трубку к уху, сказал:

– Ну, что тебе нужно?

– А что ты не отвечаешь?

– Я машиной управлял. Ты ведь не хочешь, чтобы я попал в аварию?

– Нет, не хочу Зато я хочу, чтобы ты все-таки перестал морщить жопу и согласился на турне. Еще раз пытаюсь довести до твоего сознания важную мысль. Такой шанс выпадает один раз в жизни. Во-первых – куча наличных денег, а во-вторых – полное и окончательное завоевание публики Твоей, именно твоей публики.

– А я тебе еще раз отвечаю – нет! Мне вовсе не хочется провести год за колючей проволокой. И хватит об этом.

– Но послушай...

Роман сжал зубы и прервал разговор.

Подумав, он выключил трубку совсем.

После ночной истории с ментами ему очень не хотелось, чтобы Шапиро продолжал надоедать ему с этим, хотя и выгодным, но уж очень безрадостным деловым предложением.

Войдя в прохладный подъезд и поднявшись по лестнице, Роман увидел, что в его дверь, а точнее – за ручку его двери засунута свернутая газета. Выдернув ее, Роман уже собрался было с матюгами бросить ее в пролет, как делал всегда, но его внимание привлекли два слова на свернутой странице – «воровской песни».

– Интересно, – сказал Роман и не стал выкидывать газету.

Войдя в квартиру, он бросил газету на диван, задал корма Шнырю, поставил чайник и, сев на диван рядом с развернувшейся газетой, прочитал заголовок.

В полном виде он выглядел так:

«От воровской песни до преступления – один шаг».

– Ни хрена себе! – воскликнул Роман и стал читать статью.

Неизвестный журналист под громким псевдонимом Громовержец писал о том, что из надежных источников ему стало известно, как популярный исполнитель блатного шансона Роман Меньшиков украл сам у себя компьютер с готовым альбомом и даже не погнушался при этом разбить голову охраннику, у которого дома семья и семеро по лавкам.

И сделал он это не иначе как для того, чтобы:

А. Поднять рейтинг.

Б. Через подставных вымогателей затребовать с самого себя, а главное – со спонсоров проекта кругленькую сумму, которую он, естественно, намеревался положить в собственный карман.

И только благодаря бдительности недремлющих сотрудников правоохранительных органов этот подлый план был сорван.

Ай-яй-яй!

Как не стыдно артисту!

И как таких земля носит?

А что скажут братки, которые до этого прискорбного события души не чаяли в исполнителе воровских песен Романе Меньшикове?

Этим риторическим вопросом статья заканчивалась.

Роман, не веря своим глазам, перевернул газету и прочитал ее название – «Независимый питерский обозреватель».

– Ну, падлы, – только и пришло ему в голову, – ну, паскуды!

Он швырнул газету на пол, и тут в прихожей раздался звонок.

Решив, что это Шапиро пришел продолжать свои надоедания, Роман выскочил в прихожую и распахнул дверь, уже открыв рот, чтобы высказать назойливому менеджеру все, что он думает...

И неожиданно получил сильный удар в лицо.

Отшатнувшись назад, он успел увидеть стоявшего в дверях Арбуза, за спиной которого маячили двое здоровых братков. Лицо Арбуза было искажено злобной гримасой, а в руке он держал такую же газету, как и та, что валялась на полу в гостиной.

Втолкнув Романа в глубину прихожей, Арбуз обернулся к браткам и сказал:

– Вы там погуляйте пока.

Потом он захлопнул дверь и спросил:

– Что же ты творишь, друг детства? Решил крысятничеством заняться?

– Ты что, Мишка? – воскликнул Роман, держась за ушибленную скулу. – Совсем спятил?

– Это ты, я вижу, голову потерял, – отрывисто бросил Арбуз и, затолкав Романа в гостиную, пихнул его на диван.

Роман уселся прямо на развалившегося Шныря, и тот с шипением бросился вон из гостиной. А Арбуз, поставив напротив Романа стул спинкой вперед, сел на него верхом и сказал:

– Ну давай, рассказывай.

– А что тебе рассказывать? – с вызовом ответил Роман. – Вламывается, бьет человека в табло, и еще рассказывай ему!

– А я могу и добавить, – пообещал Арбуз.

– А если обратно прилетит? – оскалился Роман. – Братки-то на лестнице остались, товарищ авторитет!

Арбуз посмотрел на валявшуюся посреди гостиной газету и, усмехнувшись, спросил:

– Ну что, читаешь о своих подвигах? Все ли так прошло, как надо?

– Да ты, видать, совсем ума лишился! – возопил Роман. – Ты что, веришь тому, что там написано? Ты что, меня не знаешь?

– Знаю, – ответил Арбуз, – но люди меняются. Откуда мне знать, может быть, ты превратился в стяжателя и решил, что все средства хороши?

– Мишка, не будь идиотом! Всякое я делал в своей жизни, но такое... Это же подлость высшей марки!

– Так ведь ты у нас и артист высшей марки.

– Слушай, – Роман нахмурился, – это что же получается? Любой пидор может обвинить кого угодно в чем угодно, и лучший друг тут же будет бить этого человека в лицо? Ну так я это исправлю. Я найду этого, как его... Громовержца, надо же, какой псевдонимчик взял! И я ему его громы и молнии в жопу забью.

– А с ним мы тоже разберемся, будь уверен, – Арбуз достал сигареты, – но пока что ты меня очень огорчил. Очень. Так, как никто в жизни. И имей в виду, что если этот Громовержец прав, то...

– Понятно, – Роман криво усмехнулся, – Платон мне друг, но истина дороже?

– Да. Истина дороже.

Арбуз закурил, и Роман увидел на его лице неподдельное горе.

– Надо же, – задумчиво произнес Арбуз и стряхнул пепел на пол, – такая нежданка...

– Так ты и в самом деле веришь этому? – Роман пристально посмотрел на Арбуза.

– Я никому. И ничему. Не верю, – раздельно ответил Арбуз. – Я не имею права верить. Если бы ты знал, какие искренние глаза я видел, какие клятвы слышал, а потом оказывалось, что... В общем – не верю. До тех пор, пока не будет доказано то или другое.

– Но ведь и то, что написал этот щелкопер, тоже не доказано!

– Верно, – кивнул Арбуз, – но... Тут, понимаешь, какое дело... Ведь он взял на себя смелость высказаться в печати, перед всем народом, а это говорит о том, что человек готов ответить за свои слова.

– Вот он и ответит, – зловеще произнес Роман, – ох, ответит...

– Может быть, – согласился Арбуз, – но пока что не он, а именно ты в незавидном положении. И я не знаю, что делать.

– Кофе будешь? – миролюбиво спросил Роман.

– Кофе... – Арбуз нахмурился, затем вздохнул. – Буду, куда ж я денусь.

Роман встал и, потирая ушибленную скулу, пошел на кухню, где из чайника давно уже шел пар.

Арбуз тоже прошел в кухню и, остановившись в дверях, оперся плечом на косяк. Следя за тем, как Роман занимается кофейными процедурами, он задумчиво сказал:

– Я тоже не хочу верить, что это ты сам двинул у себя винчестер. Но пока не могу. Однако... Однако есть способ закрыть эту тему в любом случае. Если ты поможешь своему старому другу, я забуду о твоей... ошибке. И позабочусь о том, чтобы никто никогда о ней не вспомнил.

– А если не было этой ошибки? – Роман, держа в руке сахарницу, обернулся к Арбузу.

– А если не было... Тогда я все равно собирался обратиться к тебе.

– Ну так обратись просто так.

– Просто так... – Арбуз поморщился. – Знаешь, что это значит?

– Знаю, – хмыкнул Роман, – но это только у таких уродов, как твои татуированные зольдатики. А у всех нормальных людей это не значит ничего особенного.

– А ты можешь назвать их уродами в лицо? – усмехнулся Арбуз.

– Наверное, нет, – признался Роман, – страшно. Но если будет очень надо – то, конечно, назову.

– Лучше бы такого случая не было, – вздохнул Арбуз.

– Да, – кивнул Роман. – Ну так что там у тебя, излагай!

Арбуз помолчал, потом, посторонившись, пропустил Романа, который нес в комнату поднос с кофе и прочими сопутствующими лакомствами, и сказал:

– Мы все не ангелы, а некоторые из нас даже очень. Но есть один человек, который попал в тюрьму совершенно ни за что, и сидеть ему там никак нельзя.

Арбуз помолчал и продолжил:

– Потому что из него сделали крайнего, чтобы закруглить одну очень важную и страшную тему. Его засудят, дело закроют, а потом его в тюрьме убьют. И концы в воду. Нужно помочь ему бежать. Иначе я не смогу спокойно жить.

Роман поставил поднос на журнальный столик, отшвырнул ногой валявшуюся посреди комнаты злополучную газету и, сев на диван, сказал:

– Садитесь жрать, пажалиста!

– Спасибо, – ответил Арбуз и, развернув стул как следует, сел напротив Романа.

– А чем же я тебе могу помочь? – спросил Роман, насыпая себе растворимый кофе. – Напильник в булочке? Веревочную лестницу?

– Нет, – Арбуз усмехнулся. – Теперь не те времена. Так ты мне скажи – поможешь? Сделаешь то, что потребуется?

Роман помолчал, а потом, посмотрев Арбузу прямо в лицо, ответил:

– Сделаю. Для тебя – сделаю. Но только ты не думай, что это из-за...

И он посмотрел на валявшуюся под батареей газету.

Арбуз тоже посмотрел туда и сказал:

– А я и не думаю. Этот вопрос пока остается открытым. Ну а раз ты сделаешь, тогда слушай. Когда, ты говоришь, у тебя концерт в «Крестах»?

* * *

Тюремный двор не место для концертов.

Но когда очень хочется, можно сделать многое.

Можно заставить слона танцевать на арене с бантиком на шее, можно сделать из мужчины подобие женщины, отрезав одно и пришив другое, можно повернуть реки вспять, а можно за восемь часов построить во дворе «Крестов» огромную конструкцию, включающую в себя сцену, порталы, фермы для светотехники и многое другое.

Двадцать два монтировщика, которые пахали, словно Стаханов в приступе белой горячки, создали из металлических труб, угольников и сложных узловых элементов умопомрачительный решетчатый дворец, а другие специалисты навесили на его ажурные переплетения сотни три разнокалиберных прожекторов и светильников. В это время по краям сцены, уже застланной толстыми фанерными щитами, были возведены две зловещие башни, состоявшие из множества черных ящиков. В передних стенках ящиков были отверстия, в которых виднелись громкоговорители устрашающих размеров, а на самом верху этих мрачных нагромождений красовались черные металлические рупоры, направленные в сторону публики и напоминавшие о трубах Страшного суда, перспектива которого, впрочем, эту самую публику совершенно не беспокоила.

Начальник «Крестов» Николай Васильевич Валуев, вышедший во двор, посмотрел на это сооружение, ужаснулся и отправился к себе в кабинет выпить коньячку, чтобы успокоить нервы, а заодно и пересчитать деньги, полученные от организаторов концерта. За делами до сих пор не удосужился проверить сумму, которую предстояло разделить между заинтересованными лицами из тюремной администрации.

Вчера, когда в кабинет Валуева почтительно привели маленького плотного еврея с труднопроизносимой фамилией Каценеленбоген, который представился генеральным спонсором готовящегося мероприятия, матерый вертухай совершенно машинально стал прикидывать, в какую бы камеру его отправить.

Каценеленбоген, вальяжно расположившись в казенном кресле напротив Валуева, по-свойски улыбнулся и, болтая в воздухе короткими ножками, не достававшими до пола, расстегнул тонкий пластмасовый портфельчик и поинтересовался:

– Простите, Николай Васильевич, а у вас в кабинете... Стены имеют уши?

– Нет, – скупо улыбнулся Валуев, – вообще-то в тюрьме, конечно, имеются и камеры наблюдения, и микрофоны... контроля, но тут – нет. В кабинете начальника тюрьмы происходят важные служебные разговоры и... В общем...

– Понятно, – кивнул Каценеленбоген, – я понимаю.

Он вынул из портфельчика тонкую папку с бумагами, а также пять пачек зеленоватых денег.

Папку он отложил в сторону, а деньги с милой улыбкой осторожно разместил на углу стола.

– Я не знаю, куда их положить, – сказал он, улыбнувшись еще ласковее, – вы уж сами... Здесь ровно пятьдесят.

Валуев кивнул и небрежно сгреб деньги в ящик стола.

– А это, – Каценеленбоген открыл папку, – это уже дела общественные. Спонсорская помощь томящимся, так сказать, в неволе заключенным. Вот документы на получение от фирмы «Авиценна» товаров гигиены. Адрес склада указан. Это – накладная, по которой вы получите семьдесят пять телевизоров. Здесь... так, где он... ага! Оплаченный счет на косметический ремонт здания со стороны Невы. Ну, тут еще всякое разное, я вам позже расскажу. И главное...

Каценеленбоген внимательно посмотрел в глаза Валуеву, и тот увидел, что взгляд визитера совсем не такой добрый, как его улыбка. Скорее, он был даже холодным и жестоким.

– Главное... Упаси вас боже перепутать личную шерсть с государственной. Если мы, я имею в виду себя и других финансово участвующих в этом деле людей, говорим: это – вам, а это – зэкам, значит, так оно и должно быть. Буду совершенно откровенен. Это, знаете ли, облегчает взаимопонимание. Нашего привычного российского воровства мы не потерпим. Если нам станет известно, что вы – я имею в виду администрацию тюрьмы – прикарманили хотя бы одну пачку сигарет из того, что предназначено заключенным... В общем, лучше бы этого не было. У нас хорошие информаторы везде, так что...

Каценеленбоген улыбнулся и снова превратился в этакого милого и доброго еврейского дядюшку.

– Но я думаю, что никаких проблем у нас с вами не возникнет, – закончил он свою речь. – Что-то сегодня жарко... У вас есть «Боржом»?

И разговор перешел на более спокойную тему подготовки тюремного двора к концерту.

Это было вчера, а сегодня, войдя в кабинет, Валуев подошел к стенному шкафу, открыл его и достал бутылку армянского коньяка двадцатилетней выдержки. Налив рюмочку, он поставил бутылку на место, закрыл шкаф и уже поднес коньяк к губам...

В это время во дворе тюрьмы раздался дикий визг, будто сразу тысяча автомобилей затормозила юзом, потом прозвучал оглушительный электрический щелчок, а после этого чудовищный голос спокойно произнес:

– Раз, два, три. Раз, два, три. Проверка.

Таким голосом мог бы говорить великан, с любопытством наклонившийся над «Крестами» и думающий о том, растоптать этот игрушечные домики сразу или погодить немного.

Валуев облился коньяком и замер.

Его истерзанное страхом, ненавистью и жадностью сердце забилось, как лягушка, пойманная цаплей, и он выронил рюмку, с тихим звоном и плеском разбившуюся у его ног. В глазах потемнело, ноги стали холодными, а руки задрожали и ослабли.

Усилием воли выдавив из себя дрожь, Валуев посмотрел на разлившийся коньяк и хрипло произнес:

– Блядь!

Привычное заклинание вернуло ему уверенность, он прокашлялся и, снова налив себе в другую рюмку коньяка, выпил его одним глотком.

Подумав, Валуев поставил пустую рюмку в шкаф и, приложившись к горлышку, сделал несколько крупных глотков.

– Во, теперь другое дело, – севшим голосом уловлетворенно сказал он, – а то эти рюмочки... Блядь.

Убрав бутылку, Валуев сел за стол, закурил и выдвинул ящик, в котором со вчерашнего дня лежали спонсорские доллары. Вытащив все пять пачек, он собрался пересчитать деньги, и вовсе не из недоверия, а просто из любви к этим таким приятным, шершавым, зеленоватым листочкам, в которых, как пелось в одной из песен Романа Меньшикова, было все – богатство, власть и слава.

– Ну, слава нам не нужна, – усмехнулся Валуев, срывая с пачки цветную банковскую резинку, – власть у нас и так имеется – дай боже, а богатство, оно всегда полезно...

Но тут на столе зазвенел внутренний телефон, и Валуев, выругавшись, снял трубку.

– Але, – недовольным голосом сказал он.

– Николай Васильич, – это звонил с проходной его заместитель подполковник Голыба, – артисты приехали.

– Ну и что? – нахмурился Валуев. – Не знаешь, что делать? Блядь, ну вы там тупые, блядь! Все ведь уже решено и расписано. Артистов прямо с проходной – на сцену, после концерта со сцены на проходную. И все.

– Проверять?

– Кого, Меньшикова? – Валуев презрительно хмыкнул. – Не надо. А то потом напишет песню про злых вертухаев. Ты лучше скажи: вы проследили, чтобы во время установки этой ихней аппаратуры ни одного зэка во дворе не было?

– Обижаешь, начальник, – ответил Голыба.

– Тебя обидишь, – усмехнулся Валуев. – Ладно, давай выполняй.

– А ты, Николай Васильич, сам-то выйдешь послушать?

– Потом, попозже.

– Ну, давай.

Голыба повесил трубку, и Валуев наконец приступил к столь любимому им пересчету и раскладыванию денег на несколько пачек. Пачки получались разные – одна весьма побольше, остальные, числом шесть – весьма поменьше. Каждому – свое!

* * *

Концерт подходил к концу.

На сцене сверкали разноцветные огни, из дымовых генераторов валил плотный тяжелый туман, который, переваливаясь через край сцены, падал на столпившихся у сцены зэков, огромные черные колонки издавали звуки, от которых внутренности слушателей искали более удобное положение, а Роман, стоя у самой рампы, размахивал рваной тельняшкой и пел:

... Я снова пройду по граниту Невы, Там, где Петропавловки звон, И воспоминания мрачной тюрьмы Растают, как призрачный сон...

И возбужденные зэки, тоже размахивая какими-то тряпками, подхватили припев:

... Ах воля ты, воля, Желанная доля, Прими и прости, обними!

Прожектора сверкали, дым валил, оглушительные звуки метались в тесном тюремном дворе, и в тот момент, когда свет на сцене неожиданно погас, а с высокой ажурной конструкции полетели в синее балтийское небо ослепительные огни фейерверка, никто не заметил, как на сцену проскользнул одетый в черное человек с закрытым темной повязкой лицом.

Проскользнув между колонками, он подбежал к одной из них, самой большой, повозился несколько секунд и, открыв потайную дверцу, спрятался внутрь. Дверца закрылась за ним, и даже музыканты не увидели, что произошло.

Повторив еще несколько раз рефрен, Роман поднял руки к небу и запрокинул голову. Музыканты поддали жару, звукорежиссер добавил громкости, и через несколько секунд заключительный аккорд резко оборвался.

Толпа завопила, а Роман, тяжело дыша, улыбнулся и сказал в микрофон:

– Спасибо. Спасибо.

Обведя взглядом публику, он сделал серьезное лицо и произнес с интонациями Высоцкого:

– Граждане бандиты! – и продолжил нормальным голосом. – На этом наш концерт закончился. Перед вами выступали я, Роман Меньшиков, и группа «Двенадцатый этап». Желаю всем поскорее потоптать гранит вольной набережной. Спасибо.

Он махнул рукой, и музыканты повторили заключительный аккорд.

Огни прожекторов погасли, и тюремный двор сразу же обрел свой обычный унылый вид.

Вдоль сцены тут же выстроились вертухаи. К микрофону подошел замначальника «Крестов» подполковник Голыба и сказал:

– А теперь все по камерам. И тихонечко, как зайчики. Сами знаете.

Зэки недовольно загудели, но, хоть на зайчиков в этот момент они не походили совершенно, послушно пошли в указанном направлении.

Все они знали, что такое карцер.

Бригада монтировщиков бросилась разбирать сцену, телевизионщики начали сворачивать свое хозяйство, а Роман, подозвав технического директора Гришу Быкова, сказал:

– Малый комплект аппаратуры погрузите в мой автобус. У меня завтра выступление на корпоративной вечеринке, на пивзаводе «Балтика».

Гриша кивнул и уже собрался отдать соответствующее распоряжение, но Роман тронул его за локоть и добавил:

– Да, и эту новую колонку, которую я взял попробовать, не забудь. Я решил ее вернуть. Что-то мне звук из нее не нравится.

– Ха! – усмехнулся Гриша. – Тебе звук из нее потому не нравится, что из нее вообще звука не было.

– То-то я и думаю – что за херня! – возмутился Роман. – Ну тогда тем более. Давай грузи.

Вытираясь услужливо поданным молоденькой гримершей полотенцем, Роман медленно спустился со сцены и направился в угол двора, где под присмотром нескольких вертухаев стоял небольшой полугрузовой автобус «Мерседес». В передней части салона имелось двенадцать удобных кресел, а за ними было достаточно места для того, чтобы разместить небольшой комплект аппаратуры.

Плюхнувшись на мягкое сиденье, Роман принял из рук заботливого Шапиро открытую банку с немецким пивом, сделал несколько глотков и сказал:

– Вроде нормально прошло.

– Все путем, – ответил Шапиро. – Тебе нужно жить в государстве зэков. Там ты будешь просто богом.

– Вот уж увольте, – Роман замотал головой. – Знаю я, на что ты намекаешь. Не поеду я по зонам да по тюрьмам. Забудь.

Шапиро пожал плечами – дескать, я вовсе не это имел в виду, но ничего не сказал. А Роман достал из кармана мобильник и, набрав номер, заговорил недовольным тоном:

– Слушай, Дрызлов, твоя колонка – говно. Да не надо мне ничего говорить! Она просто не работает. Все, все, не нужно меня уговаривать. Подожди.

Прикрыв трубку рукой, Роман повернулся к Шапиро и спросил:

– Мы как ехать будем?

– Ну... Сначала на базу, на Рубинштейна, а оттуда ты уж сам, на своей телеге.

– Понятно. Значит, – по Литейному.

Глотнув пива, Роман сказал в трубку:

– Значит, так. Примерно через полчаса я буду на углу Литейного и Чайковского, будь там. Заберешь свое барахло. Что значит – не успеешь? Я просто выставлю твой долбаный ящик на асфальт и уеду. Не успеешь – твои проблемы. Все. Давай.

Убрав трубку в карман, он допил пиво и сказал:

– Остановимся на углу Литейного и Чайковского. Там будут люди, которые заберут колонку. И чтобы я еще связался с этими самопальщиками...

– А я тебе всегда говорил, – назидательно произнес Шапиро, – лучше заплатить дорого, но купить фирменную вещь. Я вообще не понимаю, зачем ты связался с этим, как ты его назвал...

– Не важно, – отмахнулся Роман, – проехали.

Когда «мерседес» подъезжал к перекрестку Литейного и Чайковского, Роман посмотрел вперед и сказал:

– Вон они стоят. Притормози.

Водитель кивнул, и автобус, переехав через перекресток, плавно остановился рядом с «Газелью», у которой была открыта задняя дверь. Двое людей подошли к грузовому отсеку «мерседеса», и один из них спросил пропитым голосом:

– Которую тут брать?

– Вон ту, – Роман оглянулся назад, – да не эту, а вон ту, с белой окантовкой. И скажите своему начальнику, чтобы он больше не предлагал мне всякое барахло.

– Это ты, хозяин, сам ему скажи. Мы люди маленькие.

Сноровисто подхватив объемистую колонку, посыльные небрежно запихали ее в «Газель», с жестяным лязгом захлопнули дверь, заперев ее кривой железякой, и укатили.

– Поехали, – брюзгливо сказал Шапиро, который неодобрительно следил за их действиями, – нам еще разгружаться...

Глава 2

ДВА МИЛЛИАРДА ЗА КЛОН

Сидя у себя в кабинете, Стропилло размышлял.

Он был доволен – как же, блеснул недюжинным умом, отвел от себя беду неминучую Вчера Батон сообщил ему, что Арбуз определенно схавал наживку – пошел по ложному следу, во всем винит своего дружбана Меньшикова Есть основания надеяться, что теперь уже бывшего дружбана.

Денег, конечно, жалко до слез...

Ну да ничего, наверстаем.

Стропилло подбросил на ладони диск с последним видео группы «Лайбах». Дураки все-таки западники! Думают, их пионерские защиты против копирования смогут устоять перед простыми российскими хакерами Фигушки!

Молодец Миша-студент, расколол всю эту дребедень за каких-нибудь пару часов. За что и получил свои заслуженные двадцать баксов. И достаточно – все равно на косяки да на игровые автоматы протранжирит, на большее у него ума не хватит. А мы запустим это дело в призводство и нагреемся кусков на пятьдесят-шестьдесят Если же удастся двинуть партию в Москву – то и на все сто.

Стропилло мечтательно прикрыл глаза.

Он искренне считал себя не каким-то там примитивным жуликом, а двигателем прогресса, несущим культуру в массы, – и гордился этим. Многие ли в нашей нищей стране могут позволить себе покупать лицензированные фирменные диски по четырестапятьсот рублей? То-то А стропилловские, за сотню, – всегда пожалуйста. А компьютерные программы? Те, которые на Западе по триста долларов каждая и которых у Стропилло по десятку на диске, а диск за ту же сотню, и не долларов, а наших, родных, деревянных? Так кто у нас настоящий патриот – не на словах, а на деле?

Нет, все хорошо и правильно. Единственное, что портит аппетит, – воспоминания об этом строгом мужчине, Сергее Ивановиче.

Кстати, об аппетите.

Стропилло порылся в полиэтиленовом пакете, достал бутерброд с полукопченой колбасой. Принялся задумчиво жевать, обильно посыпая крошками несвежую футболку с надписью «Рок против наркотиков».

Серьезные же люди, должны понимать: раз винчестер в милиции, то с него, Стропилло, взятки гладки. Наверняка отстанут. Обойдется!

Однако не обошлось.

В кабинет без стука вошли двое. Один – пожилой, сухонький, в бежевом полотняном костюме, болтающемся, как на вешалке. Другой – помоложе, плечистый, весь в черном.

Вошедшие брезгливо покосились на засаленный диван. Тот, что помоложе, плотно закрыл за собой дверь. Пожилой прошел к окну и уселся на подоконник, предварительно смахнув с него пыль носовым платком. Молча уставился на Стропилло.

Стропилло неуклюже выбрался из кресла, с трудом проглотил недожеванный кусок бутерброда и неожиданно для самого себя встал навытяжку.

– Привет от Сергея Ивановича, – проскрипел наконец пожилой. – Где винчестер?

Сердце пирата ухнуло куда-то в область желудка, как оборвавшийся лифт.

– Я... – с трудом выдавил он. – У меня его сейчас нет...

– Где винчестер? – повторил пожилой.

– Украли, – пролепетал Стропилло и зажмурился.

Пожилой отвернулся и посмотрел в окно. Желваки под пергаментной кожей на его скулах ходили ходуном.

– Ты очень глуп. Глуп настолько, что даже не в состоянии представить себе, что тебя ждет.

Стропилло был на грани обморока.

– Ты даже не понял, что тебе отдан приказ, за исполнение которого ты отвечаешь головой. Как и за винчестер, где бы он ни находился.

Пожилой встал. Стропилло рухнул в кресло – ноги предательски подкосились.

– Слушай внимательно. У тебя есть сутки. Завтра в двадцать ноль-ноль винчестер должен быть здесь. У тебя его заберут. Все.

Пожилой кивнул плечистому в черном и вышел. Прежде чем последовать за ним, плечистый задержался у порога и весело подмигнул оцепеневшему Стропилло.

– Сдо-о-хнешь, голуба, – протянул он на прощание с издевательским сочувствием, – ой как нехорошо сдохнешь!

И хлопнул дверью так, что жалобно задребезжали оконные стекла.

Хлопок словно оказался сигналом для многострадального кресла, в котором застыл ошарашенный Стропилло. С громким хрустом спинка кресла окончательно отломилась от сиденья, Стропилло полетел на пол, сильно приложившись затылком. Выкатился из кресла и замер в нелепой позе, не решаясь подняться.

Стропилло долго лежал, в ужасе схватившись обеими руками за свои жидкие патлы. Колотил по полу кулаками, пару раз даже поскулил тихонько.

Попал! Ох, как попал!

Боже, что делать?

Наконец способность хоть что-то соображать стала потихоньку к нему возвращаться.

Менты! Ну конечно же, срочно звонить ментам! Пусть они обдерут его, как липку, отоспятся по полной программе – не до жиру, быть бы живу. Скорее, может быть, есть еще возможность как-нибудь вывернуться.

Стропилло вскочил, бросился к телефону. Промахиваясь, заколотил по клавишам пальцем. С замиранием сердца, холодея, отсчитывал нестерпимо длинные гудки.

Ну давай же, давай!

Наконец-то.

– Лейтенант Колбанов слушает! – раздался в трубке ленивый тенорок.

– Петрович, это я, – затараторил Стропилло срывающимся голосом. – Мне до зарезу нужен винчестер. Ну тот, ты понимаешь...

– Андрей, ты, что ли? Что за паника в обозе? То дай, то подай! У нас тут не бакалейная торговля, винчестер твой давно заприходован как вещдок. Сам просил – а мы, как просил, так и сделали, мы слово офицерское держим.

– Петрович, все изменилось, труба! Отдай, Христомбогом прошу! Ты же знаешь – я в долгу не останусь!

– Я пока еще не у тебя на зарплате, а у государства. Не забывайся, Стропилло, не зли меня!

Стропилло в отчаянии изо всех сил пнул ногой ни в чем не повинный стол и чуть не взвыл от боли. Вдруг его осенило.

– Петрович, я вам свой винчестер принесу, номера перебьем – ну какая вам разница?

– Стропилло, ты совсем охренел, если в открытую на уголовку меня вписать пытаешься, – разозлился Петрович. – Достал с этим винчестером! Поднял хай из-за пустой жестянки, говна-пирога, ведь в ней к тому же и нет ничего!

– Как нет ничего? – прошептал Стропилло немеющими губами.

– Да так и нет, Кузяев проверял. Там даже «Виндоуз» не установлен, все чисто, как у новорожденного в жопе. Да и памяти с гулькин нос. У нас следак теперь репу чешет – с какого перепою этот Меньшиков на такую бесполезную хрень позарился? Должно быть, напутал что-то.

– Не может быть! – завопил Стропилло. – Я сейчас приеду, посмотрю сам!

– Это ты в своей хайкиной конторе будешь распоряжаться, – спокойно парировал Петрович, – хотя, конечно, по старой дружбе и могу пойти навстречу где-нибудь на следующей недельке. Если хорошо попросишь, конечно. Найдешь весомые доводы, так сказать. Да только ничего ты там не обнаружишь. У нас и акт научно-технической экспертизы на этот счет имеется. А пока иди в баню. Говорю – достал!

Петрович дал отбой.

Стропилло с трудом оторвал от уха трубку и уставился на нее остекленевшими глазами.

* * *

Начальник «Крестов» Валуев был в полном ауте. Заперся в кабинете, непрерывно курил, никого к себе не допускал. Безуспешно пытался прийти в себя.

Побег!

Да еще какой – сорвался именно тот, за кем было неофициально приказано присматривать с особой тщательностью. Когда вчера по окончании концерта в ходе вечерней поверки обнаружилось, что один заключенный отсутствует, Валуев не поверил своим ушам. Приказал пересчитать.

Пересчитали – все равно не хватает.

Рассвирепевший Валуев поднял охрану в ружье, велел выгнать всех мерзавцев из камер в коридоры, прощупать каждый матрац. Лично ходил по камерам, заодно расколошматил о стену три обнаруженных попутно мобильника. По двору пустили собак – может, спрятался где-нибудь, гад.

Бесполезно.

Пришлось доложить начальству. Обрадовать среди ночи.

И вот теперь по городу бушевали всевозможные «перехваты» и «вихри», а полковник Валуев с тоской наблюдал хилый петербургский рассвет в окно своего кабинета. Пока еще полковник...

Блядь!

Привычное заклинание не помогало, не помогала и заветная бутылка двадцатилетнего армянского коньяка, перекочевавшая из стенного шкафа на письменный стол.

Вот тебе и концерт, вот тебе и фанфары.

Прав был осторожный Голыба, когда сомневался, стоит ли связываться с таким непривычным мероприятием. И почему он его не послушал?

А потому.

Полста тысяч долларов на дороге не валяются. Квартира новая что – не нужна? Куда как хорошо справить новоселье в штанах с генеральскими лампасами, до которых, казалось, рукой подать!

Справил, блядь!

Нет, правду говорят, что жизнь человеческая – как зебра. Светлую полосу неизбежно сменяет черная. Утешение, конечно, так себе.

Но кто, как?

Струнодеры эти все – понятное дело, не в счет. Кишка тонка замутить такой серьезный коленкор, да и ни к чему им это. Легкие денежки на песенках про тюремную романтику сшибать – это тебе не самому парашу нюхать.

Ну что ж, копнем пациентов.

И начнем со смотрящего. Раз ты смотрящий, так и смотри в оба.

С тебя и спрос.

Валуев убрал коньяк в шкаф и нажал кнопку селектора.

– Из сто тринадцатой Батурина ко мне!

Руслан Григорьевич Батурин по кличке Мельник из своих неполных пятидесяти двух лет провел за решеткой считай что половину. Посторонний человек ни за что бы не поверил, что этот благообразный лысоватый молчун с лицом в меру пьющего интеллигента прошел долгий и тернистый путь от рядового карманника до смотрящего главного питерского изолятора временного содержания.

Однако при ближайшем знакомстве сомнения наверняка бы отпали.

Оказавшись в валуевском кабинете, Мельник молча дождался, пока выйдет конвоир. Не спрашивая, сел. Валуев так же молча следил за ним налитыми кровью глазами, тиская очередной окурок в переполненной пепельнице.

– Удобно, Мельник? – спросил он свистящим шепотом, еле сдерживаясь. – Нигде не жмет?

– Бывает хуже, начальник.

– Хуже тебе будет в карцере. Еще хуже – в зоне на Металлострое, среди пантелеевских быков, для которых ты как красная тряпка. И уж совсем плохо – в ментовской прессовальне под Пупышево, которую я тебе устрою как с куста, блядь буду!

Валуев с размаха хлопнул по столу растопыренной ладонью Мельник криво ухмыльнулся.

– Обижаешь, начальник. Что за страсти спозаранку, да еще и натощак?

– Страсти? Ты что, всерьез тут себя хозяином-барином возомнил? Думаешь, так и будешь жировать зазря в четырехместном люксе с холодильниками-телевизорами да со свиданками в отдельной комнате? Мигну – и нет тебя!

– Твоя сила, твои козыри. А вообще, начальник, я к тебе в соратники не подписывался и подписываться не собираюсь, так что нечего и пенять за сносную жизнь. Моя забота – порядок на местах.

– Так что ж ты, сучий потрох, за своими гавриками не смотришь? – Валуев приподнялся, опираясь руками о стол. – Что, никто не знал, что этот Чернов в побег собирается? Ну и что ты за смотрящий после этого?

– Ты, начальник, наши законы знаешь, – нехотя процедил Мельник, – у тебя своих наседок полно, с них и спрашивай.

– Мудак! Чернов этот – не ваш. Он враг – считай, что политический, космо... космополит безродный! От него одна гниль и зараза. Такого сдать не в падлу, а в заслугу по всем понятиям, и нашим, и вашим. А он совершает побег, можно сказать, у всех на виду!

Валуев смахнул пот со лба, отдышался.

– Короче. За Черновым был пригляд от очень серьезных людей. И теперь перед ними придется отвечать. Ну а люди эти такие серьезные, что даже я, начальник тюрьмы, для них все равно что пыль на ботинке. Смахнут и не заметят. А уж ты, будь ты хоть трижды смотрящий, вообще микроб!

Мельник напряженно молчал.

Валуев обошел стол и навис над ним, уперев руки в толстые бока.

– Теперь слушай. Шутки в сторону. Я тебя размажу, можешь не сомневаться. Разворошу всю твою шоблу, рассую по ссученным хатам, покоя никому не дам. Кровавыми слезами умоетесь! Сделаю, как говорю, ты меня знаешь – если только не предоставишь мне этого Чернова на блюдечке со всеми потрохами. Понял?

Мельник молча кивнул головой.

– Все. Иди отсюда, тряси своих урок.

Спровадив Мельника, Валуев взял со стола бутылку и сделал несколько глотков прямо из горлышка. Выдержанный коньяк наконец-то помог – на душе стало хоть немного поспокойнее.

Не может быть, чтобы Мельник ничего не раскопал. А там, глядишь, и удастся как-нибудь прогнуться – бог даст, сохранить должность и звездочки. О генеральстве, конечно же, следовало в любом случае забыть раз и навсегда.

Тонко затренькал черный эбонитовый телефон. Валуев машинально взглянул на часы – девять. Сейчас потребуют к отчету, понеслась звезда по кочкам.

– Валуев? – осведомился вальяжный голос.

– Здравия желаю, товарищ генерал-майор!

– Ну, что там у тебя?

Валуев замешкался.

– Оглох? – тут же донесся властный окрик.

– Товарищ генерал-майор, приняты все необходимые меры, проводится комплекс активных мероприятий...

– Результаты?

– Пока никаких, – прошептал Валуев, изогнувшись от подобострастия.

На другом конце провода воцарилась тишина. Потом из трубки донеслось:

– Смотри, по краю ходишь...

И короткие гудки.

Валуев моментально покрылся холодным, липким потом.

* * *

Нет сна слаще, чем утренний, особенно когда можно позволить себе не вскакивать спозаранку под занудное пиликанье будильника. Можно сладко потягиваться, ворочаться, поплотнее закутываясь в теплое одеяло... Пока не надоест.

Сергей Иванович очень ценил такое вот времяпрепровождение, тем более что не часто мог себе его позволить. Иногда, когда выпадало свободное утро, даже специально ставил будильник на заведомо ранний час. Куда как приятно вскочить спросонья, ошалело озираясь, – и вдруг понять, что тревога ложная, можно спать дальше! Снова откинуться на подушку и медленно погружаться в блаженную дремоту, специально оттягивая мгновение окончательного засыпания.

Кайф!

Именно на такой кайф рассчитывал Сергей Иванович, укладываясь в кровать накануне вечером. Пришлось засидеться допоздна – дожидался доклада о том, как пройдет урезонивание зарвавшегося Стропилло. Совсем нюх потерял, паскуда, вздумал в бирюльки играть. Ну ничего, судя по всему, понял наконец, с кем имеет дело.

Говорят, чуть не обосрался со страху, задергался, как клоун на ниточках.

Это хорошо. Однако для профилактики придется поучить его еще разочек, когда все закончится, – чтобы в дальнейшем и пикнуть не смел. С кадрами надо работать грамотно.

Так что почивать Сергей Иванович отправился с чувством полного удовлетворения. Еще и почитал на сон грядущий какой-то детективчик, оттолкнув локтем жену, пристававшую с глупостями. Господи, какую херню пишут! Знали бы, как все происходит на самом деле, у серьезных людей!

Ладно, баю-баюшки-баю, не ложитесь на краю...

Хрен меня кто поднимет завтра раньше двенадцати!

Однако утро началось для Сергея Ивановича совсем не так, как он планировал. Разбудил его ни свет ни заря мобильник – тот самый, для специальных звонков. Пока ворочался, нашаривая часы, – блин, восемь утра, кого несет в такую рань! – пока с отвращением таращился на храпящую жену, размалеванную каким-то дурацким ночным кремом запредельной стоимости, мобильник умолк.

Сергей Иванович потянулся к тумбочке, вытащил мобильник из-под недочитанного детектива. Поднес дисплей к слипающимся спросонья глазам.

Самоедов! Сон как рукой сняло.

Сергей Иванович вскочил, быстро вышел на кухню и нажал кнопку вызова непринятого звонка.

– Адольф Богданович? – преувеличенно бодрым голосом произнес Сергей Иванович.

– Мобильником, Иваныч, не тараканов давят, а обеспечивают оперативную связь в любое время суток, – без тени обычной шутливости мрачно буркнул Самоедов. – Я из Шереметьева, через пару часов буду в Ленинграде.

– Адольф Богданович, со Стропилло все в порядке, мои люди провели работу...

– Не тарахти! О каждом своем чихе докладывать нечего, отчитаешься по результатам. Новая забота появилась.

– Неприятности? – осторожно осведомился Сергей Иванович.

– Узнаешь. Пришли-ка за мной в Пулково машину, а сам подгребай к одиннадцати к себе в офис. Да подгони ребят с аппаратурой, пусть пошарят лишний раз насчет клопов – человек один будет со мной. Серьезный человек. Там и поговорим. Все, отбой.

Сергей Иванович отложил мобильник и задумался.

Ох, не к добру все это!

Да, прав смекалистый русский народ – чем дальше в лес, тем больше дров.

В половине одиннадцатого Сергей Иванович уже сидел за столом в своем кабинете и лично наблюдал за хлопотливыми ребятами в наушниках и с портативными магнитными антеннами в руках. Ребята обшарили каждый сантиметр – стены, пол, потолок, мебель, окна, кадку с экзотическим растением диффимбахией.

Все чисто, слава богу.

Сергей Иванович проводил их и вернулся к столу. Нажал спрятанную под полированной столешницей кнопку, и тут же бесшумно опустились наружные металлические ставни из наборных пластин, декорированных под бамбук. Довольно усмехнулся – нет, не зря он велел их установить. Теперь до окон никаким лазерным лучом не добраться, возможность внешнего прослушивания по колебаниям стекол пресечена на корню. Темновато вот только.

Включив настольную лампу с зеленым абажуром, Сергей Иванович посмотрел на часы. Так, одиннадцать...

И тут же раздался стук в дверь.

Вошел Самоедов, за ним – плотный низкорослый мужчина в темно-синем костюме, седой, в черных очках.

Пожали друг другу руки, расселись вокруг стола. Самоедов вопросительно посмотрел на Сергея Ивановича, молча показал глазами на стены и потолок. Сергей Иванович кивнул.

– Познакомься, Сергей Иванович, – Самоедов указал на своего спутника, – Василий Кимович Безродный, генерал-майор. Главное управление исполнения наказаний, командует Северо-Западом. В нашей организации с первого дня.

– Очень рад! – откликнулся Сергей Иванович и тут же подумал, что радоваться на самом деле нечему.

Вот тебе и доверие!

Ему, руководителю петербургского филиала, только на третий год соизволили сообщить, что на его территории активно действует высокопоставленный член «Воли народа»!

На территории, за которую он, между прочим, отвечает головой.

Смятение Сергея Ивановича не укрылось от Самоедова.

– Не до глупостей, Иваныч! – строго сказал он. – Не барышня. Дело куда как серьезное. Сейчас Василий Кимович доложит последнюю информацию.

– Значит, так, – тут же начал Безродный ровным, невыразительным голосом, – сегодня ночью прошло сообщение о побеге из «Крестов» некоего Чернова Игоря Анатольевича. Факт побега был зафиксирован на вечерней поверке сразу после благотворительного концерта певца Романа Меньшикова на территории изолятора. Принятые по поиску и поимке меры по горячим следам результатов не дали. В девять я принял доклад от начальника «Крестов» полковника Валуева – ничего. Валуев сейчас трясет заключенных, так что возможны подвижки – Валуев землю будет рыть, знает, что висит на волоске. В полдень пройдет доклад по УВД, возможна дополнительная информация. На данный момент у меня все.

Безродный замолчал.

– Ну а теперь я тут кое-что поясню, – Самоедов встал и прошелся по кабинету. – И тебе, Сергей Иванович, и тебе, Василий Кимович. Чтобы вы поняли, какая глубокая жопа нависла из-за этого Чернова и над нами, и над нашим общим делом.

Самоедов помолчал и, тяжело вздохнув, произнес:

– Беглый Чернов – старший научный сотрудник Государственного института генетики. До посадки заведовал лабораторией новых технологий в области клонирования и исследований генома. Институт этот такого уровня секретности, что и самому товарищу Берии в его шарашках не снилась. Чудом удалось уберечь от ворья безродного, – Самоедов слегка поклонился в сторону Безродного, – ты уж извини, Василий Кимович, за каламбурчик. Ну а лаборатория черновская даже на этом фоне выделяется – внутренняя охрана из ГРУ, двойные посты, инфракрасная сигнализация на объемное проникновение, тыры-пыры, все как в швейцарском банке. Вплоть до последнего паршивого лаборанта – все в погонах.

Самоедов вынул сигарету, чиркнул зажигалкой, прикурил.

Закашлялся, тут же придавил сигарету в кадке с диффимбахией.

– Один Чернов как белая ворона – ученый, блин, интеллигент. При коммунистах даже диссидентщиной баловался, и все ему прощалось. Без него никак, голова – что твоя дыня. Да дай ты выпить чего-нибудь, Иваныч, что у тебя, как в богадельне!

Сергей Иванович сходил в комнату отдыха, принес бутылку «Хеннесси», толстые низкие стаканы, разлил коньяк.

Безродный отказался, а Самоедов выпил одним духом.

– Теперь главное. Чернов работал над специальным заказом Главного штаба. И полгода назад работу закончил. Выдал на-гора четыре папочки. Каждая из которых, если толкнуть за бугор, потянет лимонов на пятьсот зелени.

– Два миллиарда! – прошептал Сергей Иванович.

– Молодец, – криво усмехнулся Самоедов, – считать умеешь. Наше руководство тоже умеет. Вот и было решено не допустить неизбежного разбазаривания ценных открытий внутри страны. Нам эти деньги нужнее, чем бесхребетному нынешнему режиму и оболваненному им населению.

– А что Главный штаб? – спросил Безродный.

– Тебе ли, Василий Кимович, объяснять, что нашей агентурой в этой стране пронизано все снизу доверху. Десятки людей работали над выемкой документации, над каналами ее переправки на Запад, подбирали клиентов. Пришлось посвятить в некоторые детали Чернова, он был необходим для полноты научного обеспечения проекта. Есть основания полагать, что и до всего остального он додумался. Пошевелил дыней, мать его.

– И что теперь? – осторожно осведомился Сергей Иванович.

– А теперь вот что. Чернов на свободе, жив-здоров. Между тем он определенно знает если не всю, то по крайней мере большую часть цепочки по продаже его разработок. Он для нас и для нашего дела хуже гремучей змеи. Начнет свистеть по диссидентской привычке, дойдет до Кремля – и всем нам каюк. Там не прощают тех, кто не делится. Организуют слив в газеты, тыр-пыр, восемь дыр, распродажа военных тайн, натравят вояк – да нас тут же порвут, как Тузик грелку! Завистников хоть жопой ешь. А вроде все было предусмотрено...

Самоедов посмотрел на Безродного.

– Тут Василий Кимович поскромничал, не поделился сокровенным. Давай-давай, господин-товарищ генерал-майор, не тушуйся!

– Был приказ, – нехотя процедил Безродный, – упаковать Чернова по правдоподобному обвинению и уничтожить его в «Крестах» руками заключенных.

– Ну и что, Василий Кимович? – зловеще осведомился Самоедов.

– Первая часть приказа выполнена, – буркнул Безродный, – вторая – нет.

– Вот такой расклад, други милые, – Самоедов снова закурил. – Если «Воля народа» будет засвечена, нас с вами зачистят в первую очередь.

Самоедов плеснул себе коньяку и молча выпил.

– Я сейчас не буду разбор полетов устраивать, еще не время, – он снова покосился на Безродного, – лучше давайте вместе думать, как из этого говна выбираться будем. Мы теперь накрепко одной веревочкой связаны.

Еще помолчали.

Наконец Безродный встал и снял темные очки. У него были маленькие невыразительные глазки и, как показалось Сергею Ивановичу, один из них был стеклянным.

– Понимаю, что основная нагрузка по исправлению ошибки должна лечь на меня, – медленно начал Безродный. – Думаю, что еще не все потеряно.

– Начало хорошее, – ядовито заметил Самоедов, – возрождает оптимизм в приунывших массах.

– Считаю необходимым следующее, – Безродный повертел в руках очки и бросил их на стол, – во-первых, дожать Валуева. Он вполне способен разговорить свой контингент. Уверен, что таким образом мы сможем вычислить организаторов побега.

Самоедов кивнул, Сергей Иванович машинально повторил его движение.

– Во-вторых, используя полученную информацию, активизировать поиск Чернова по линии МВД. Причем поручить это дело конкретному ответственному специалисту из органов. Мотивированному на выполнение служебного долга, с установкой на уничтожение опасного преступника, враждебного для государства.

– Кандидатура? – коротко спросил Самоедов.

– Имеется, и довольно известная. Майор Боровик. Хороший специалист, помешан на борьбе за справедливость. Эдакий Клинт Иствуд, – Безродный позволил себе улыбнуться. – Считает, что у него связаны руки, что ему не дают эффективно бороться с преступностью. Думаю, его легко можно будет мотивировать в духе неофициального ответственного задания на благо Родины.

– Да, не перевелись еще на Руси юродивые, – задумчиво протянул Самоедов. – А вообще – неплохо! Ну, тебе и карты в руки, Василий Кимович. Действуй.

* * *

Подумав, Безродный решил вызвать Боровика прямо к себе в служебный кабинет. Договориться с приятелями из числа гувэдэшных начальников не составило труда – все знали о дерзком побеге из «Крестов» и ничуть не удивлялись повышенной активности смежников.

Вызвал на шесть вечера – самое время, конец рабочего дня. Лишний народ уже разойдется по домам. По пути заехал домой, переоделся в форму. Добравшись до кабинета, занялся текущими делами. Периодически долбил вконец издерганного Валуева требовательными звонками.

Ага, ну вот и шесть.

Встал, поправил портрет президента, переставил с подоконника на стол бюст Дзержинского. Вот так, строго и патриотично.

Хороший антураж.

Ровно в шесть дежурный доложил о приезде Боровика.

Безродный встретил его у дверей, тепло пожал руку, усадил за стол для совещаний, сам демократично сел рядом. Он умел быть обаятельным.

– Ну что, майор, наслышан о наших бедах?

– Вы о побеге? – сдержанно спросил Боровик. – Товарищ генерал...

– Василий Кимович, просто Василий Кимович, – прервал его Безродный. – Не люблю я этих чинов, особенно в разговоре с соратниками по общему делу.

Безродный устало потер лоб ладонью.

– Наглеют преступники, майор. Пользуются беззубостью власти, которая нас, старых служак, ни в грош не ставит. Веришь – иной раз выть хочется от бессилия! Вот он, гад, руки по локоть в крови, насильник, загубивший не одну невинную душу, – и уходит от суда под треск адвокатской болтовни, опять убивает, грабит, уверенный в своей безнаказанности. А если и попадет в тюрьму – то живет там, как в санатории, окруженный холуями. И в любом случае смеется над нами – над теми немногими, кто еще верит в необходимость торжества справедливости. За державу обидно!

Безродный тяжело вздохнул.

– Ладно, это все лирика. Ты, майор, меня понимаешь – наслышан о тебе как о честном, болеющем за дело человеке. Поэтому и хочу обратиться с просьбой.

Рука Безродного легла на плечо Боровика.

– Эту гниду надо поймать, майор. Чернов мало что преступник, он хуже того – предатель. Настоящий, закоренелый враг нашей Родины! Всегда издевался над тем, что для нас свято, и кончил продажей за границу государственных секретов. Народное достояние, за которое десятки честных патриотов жизни не жалели, променял на иудины сребреники. Продал террористам, которые взрывают и травят наших жен и детей. Дал им в руки смертельное оружие.

Безродный встал и зашагал по кабинету – якобы не смог сдержать волнения.

– И ведь до чего дошло – еле посадили иуду! Пришлось даже факты подтасовывать, скажу честно. Что делать, если нынешний бардак просто заставляет переступать через неправедный закон ради торжества высшей справедливости! Знаешь, как говорят: если не мы, то кто? Кури!

Достав из кармана кителя пачку «Парламента», Безродный бросил ее на стол.

– Кури, майор! Ты парень правильный, поэтому и обращаюсь к тебе. Нас таких немного осталось в этом бардаке. Поймай мне Чернова, помощь любую обеспечу. Возьми это на себя – ты сможешь. Больше тебе скажу – если пристрелишь гада, никто не заплачет, а мы тебя прикроем. Ведь он же вывернется, паскуда, через пару лет уже на свободе будет – примеров сколько хочешь! Да на тебя жертвы террора молиться будут! Ну что, поймаешь?

– Я готов, – медленно ответил Боровик.

– Ну вот и ладушки. С начальством твоим я договорюсь, приказ будет. Приступай, ни пуха ни пера.

Боровик вышел.

Безродный с улыбкой посмотрел ему вслед.

Как там сказал Самоедов – не перевелись юродивые на Руси?

И впрямь не перевелись. И это правильно, как говаривал пятнистый генсек.

В нашем деле без них никак.

Глава 3

ЕСЛИ ДРУГ ОКАЗАЛСЯ ВДРУГ...

На Казанской улице, напротив фитнес-центра, стояла грязно-желтая старая «копейка», за рулем которой сидел широкоплечий молодой мужчина с твердым лицом и короткой стрижкой. Выставив локоть в окно, он курил, и легкий ветерок вытягивал из салона сизый дым Лицо мужчины, и без того не очень дружелюбное, было омрачено невеселыми размышлениями. Поэтому подошедший к машине бомж, который открыл было рот, чтобы попросить о спонсорской помощи, посмотрел на мужчину поближе, закрыл рот и удалился без суеты, но быстро.

Для того чтобы выяснить, каким именно образом был совершен побег, Сане Боровику не понадобилось слишком много времени. Всего лишь за несколько часов пребывания на территории «Крестов» и разговоров с людьми, которых он выбирал по одному ему известным признакам, Боровик понял, что Чернов покинул территорию тюрьмы вместе с музыкантами. Дальнейшие размышления привели Боровика к неутешительному выводу, что его друг Роман Меньшиков имеет к побегу самое непосредственное отношение.

Утвердившись в этом мнении, Боровик ничего не сказал Валуеву и отнюдь не помчался к инициаторам расследования с докладом. Он прекрасно понимал, чем это обернется для Меньшикова, и демон сомнения снова овладел им.

С одной стороны, Роман его друг, и никакие подвиги безалаберного артиста не могли изменить отношение Боровика к нему.

С другой стороны, Роман помог бежать из тюрьмы человеку, которого ему охарактеризовали как крайне опасного, и это делало Романа пособником в серьезном и таинственном деле...

Все эти размышления не улучшили настроения Боровика, и он, швырнув окурок в окно, длинно и громко выругался, чем привел в ужас проходившую в этот момент мимо его машины древнюю старушку из бывших.

– И это в Петербурге, в европейской культурной столице... – вздохнула старушка и поковыляла дальше.

Боровику стало стыдно, и он, почувствовав, что сидеть дальше на одном месте просто невозможно, повернул ключ зажигания. «Копейка» затряслась, выпустила клуб ядовитого дыма и, лязгая и потрескивая, тронулась с места.

Повернув в переулок Антоненко, Боровик остановился напротив дома, в котором жил Роман, и заглушил двигатель. Выйдя из машины, он услышал за спиной голос:

– Уберите отсюда машину. Здесь нельзя парковаться.

Боровик медленно обернулся и увидел охранника, стоявшего рядом с входом в ювелирный салон, на витрине которого было наклеено объявление, говорящее о том, что здесь покупают золото, серебро и драгоценные камни. На лице охранника были написаны отвращение, касавшееся раздолбанной «копейки», а также полная уверенность в своей правоте.

Смерив охранника взглядом, Боровик лениво поинтересовался:

– Это кто сказал?

– Это я сказал, – ответил охранник. – Убери свою помойку.

– Слушай, ты, баран, – Боровик почувствовал, как в нем начинает подниматься адреналиновая волна, – если ты еще раз вякнешь, то уедешь отсюда в багажнике этой помойки. А эту вашу поганую лавку, в которой скупают краденое, поставят раком.

Охранник не внял его словам и все-таки попытался что-то сказать.

– Ты плохо понял? – Боровик остановил его жестом. – Может быть, ты хочешь, чтобы сюда приехали «маски-шоу»? Сейчас организуем. А тебе лично я все ребра пересчитаю. У меня сегодня плохое настроение.

На скулах охранника заиграли желваки, но он, судя по всему, правильно понял намек насчет ОМОНа, поэтому, просверлив Боровика злобным взглядом, молча отвернулся.

Боровик нахмурился и, в глубине души сожалея, что охранник оказался таким понятливым, перешел узкую улицу.

* * *

Роман Меньшиков сидел за кухонным столом в одних трусах и пил водку.

События последних дней совершенно выбили его из привычной благополучной колеи, и Роман, чувствуя, что все пошло наперекосяк, решил успокоить душу старинным русским способом. Купив литровку «Финляндии» и банку маринованных огурцов, он заперся дома, отключил телефон и начал старательно наливаться водкой.

– Что же это такое происходит? – бормотал он, вылавливая пальцем увертливый огурец.

Сначала – кража винчестера.

Потом этот винчестер подбрасывают в его машину.

Дальше еще лучше – ссора с лучшим другом, причем этот самый друг бьет его по лицу. А если лучших друзей двое – подумал Роман – то кто же из них лучший?

Ответа на такой глупый вопрос не нашлось, и мысль Романа, шарахаясь из стороны в сторону, побежала дальше.

А дальше было натуральное уголовное преступление. Организация побега из следственного изолятора. Правда, Арбуз убеждал его, что человек, которого нужно вытащить из «Крестов», вовсе не злодей, а наоборот, – жертва грязных и мрачных интриг.

Роман поверил Арбузу, но здравый смысл настойчиво говорил о том, что даже самый наилучший друг, если он вор в законе, может лгать. Как это у них принято говорить – ничего личного, это просто бизнес. И вполне возможно, Арбуз ввел Романа в заблуждение, преследуя свои собственные цели в каких-то уголовных делах.

Возможно...

– Но как мне этого не хочется, – вздохнул Роман и наполнил стопку.

За час он выпил полбутылки и уже чувствовал себя пьяным.

Однако желанное расслабление не приходило, поэтому Роман решил напиться до бессознательного состояния, чтобы просто вырубиться и не думать обо всей этой хреновине. Он понимал, что утром будет плохо, но на этот случай в углу стоял ящик немецкого пива, и Роман чувствовал себя уверенно.

Ну сорвется он в штопор...

Первый раз, что ли?

И не первый, и, видимо, не последний.

Залпом выпив водку, Роман закинул в рот маленький огурчик и, морщась, принялся его жевать.

В прихожей раздался звонок.

– Сейчас опять в морду получу, – усмехнулся Роман и встал с табуретки.

Его сильно повело в сторону, и, ударившись грудью о холодильник, Роман удивился:

– Ишь ты, как меня потащило! Ладно, посмотрим, кто там приперся...

Выйдя в прихожую, Роман распахнул входную дверь и увидел стоявшего на пороге Саню Боровика.

Обрадовавшись, Роман раскинул руки и с чувством сказал:

– Здравствуй, старый друг! Заходи! Мой дом – твой дом. Хочешь – пей, хочешь – ешь, хочешь – живи тут до скончания века.

Зайдя в прихожую, Боровик проигнорировал протянутую руку Романа и направился на кухню.

– Ты не хочешь пожать руку своему другу? – пьяно изумился Роман.

Боровик сел на свободную табуретку и мрачно ответил:

– Друг, говоришь? Мои друзья преступникам побеги не устраивают.

– А, вот ты о чем... – криво усмехнулся Роман и сел напротив Боровика. – А ты, стало быть, уже знаешь.

– Стало быть, знаю, – кивнул Боровик. – Налей водки.

– Сам налей, – ответил Роман, – а то вдруг я тебе яду подсыплю. Чтобы избавиться от преследователя.

Боровик мрачно посмотрел на Романа, затем встал, взял с кухонной полки стопку и, сев на место, наполнил ее.

– Тоста не предлагаю, – сказал он и выпил водку.

– Понимаю, – усмехнулся Роман, – вы, стражи закона, с преступниками не пьете.

Он налил себе и сказал:

– А мы, преступники, не пьем со стражами закона.

И тоже выпил.

В кухне повисло напряженное молчание.

Боровик закурил, стряхнул пепел в раковину и сказал:

– Давай рассказывай все как есть. Иначе я из тебя душу вытрясу, не посмотрю, что друг. Хотя какой ты теперь друг... Короче, я тебя слушаю.

– Все как есть... – Роман налил себе еще одну стопку и поднял ее на уровень глаз. – Это что, с самого начала?

– Да.

– Ну, это... В начале было Слово, – начал Роман нараспев.

– Прекрати, – угрожающе произнес Боровик, – я не шучу.

– Какие тут шутки, – тоскливо ответил Роман, – тут уже, знаешь ли, не до шуток...

Он опрокинул стопку в себя и, покачнувшись, поставил ее мимо стола.

Стопка укатилась под раковину, и Роман, весь скривившись, сдавленным голосом произнес:

– Вот, блин... Похоже, я уже готов.

Он посмотрел на Боровика разъезжающимися глазами, потом неверной рукой достал сигарету и, отмахнувшись от Боровика, который поднес ему зажигалку, сказал:

– Не надо. Я как-нибудь сам.

Взяв из вазы другую зажигалку, он прикурил, подпалив себе при этом бровь, и, старательно установив локоть на стол, задумчиво сказал:

– Тут, понимаешь, какая херня получается... Одно за другим. Сначала грабанули студию и унесли не что-нибудь дорогое, а именно винчестер с моим новым альбомом. Потом этот винчестер подбросили ко мне в машину, а поганые менты остановили меня, и один из них, паскуда, с первой же попытки нашел его. Чуешь?

Роман икнул.

– А понятые, блядь, у них уже при себе были. Наготове. Чуешь, суперспец? Вот я и думаю, кому это нужно было... И ничего не понимаю. А на следующее утро уже и газетка вышла со статьей. Знаменитый, мол, уголовный певец решил сам попробовать криминала. И все такое прочее. Она там, в комнате, валяется... Ладно, хрен с ним, не в этом дело. А побег... Ну что же, будет тебе про побег. Приходит ко мне, стало быть, Арбуз.

– Арбуз? – Боровик удивленно поднял брови.

– А что ты удивляешься? – Роман с пьяной пренебрежительностью пожал плечами. – Он у нас что, директор пансионата для больных детей, что ли? Обыкновенный вор в законе. Твой, так сказать, оппонент. И я вообще удивляюсь, почему ты его до сих пор не повязал? Пренебрегаешь служебным долгом? Закрываешь глаза на преступность? Дружков своих покрываешь?

Роман ехидно прищурился.

– Слушай, – зло сказал Боровик, – я тебе сейчас в табло дам!

– Во! – Роман поднял палец. – Вот именно! Приходит Арбуз и первым делом дает мне в табло. Гад ползучий! Друга – по лицу... И говорит – ты, говорит, сволочь. Ты, говорит, сам у себя украл винчестер, чтобы это... Ну, выкуп там со спонсоров потребовать или еще что. Поэтому, говорит, ты сволочь. Я ему говорю – не я это, а он не верит... Мне не верит!

Роман выпучил глаза и стал тыкать себя пальцем в грудь.

– Мне – и не верит!

Он помолчал и продолжил:

– Ладно, говорит, разберемся. А у меня, говорит, в смысле – у него, ко мне разговор деловой есть. А поскольку я, то есть – я, виноватый, то я ему отказать не смогу. И рассказывает мне про этого человека. Говорит, что он невиновный, что его посадили специально и что его в тюрьме убьют. И, говорит, не в том дело, что его убьют, людей, мол, и так каждый день убивают... А в том дело, что этот человек единственный свидетель какого-то очень страшного... Ну, заговора, что ли... И поэтому его нужно спасти, потому что иначе он, Арбуз, стало быть, спокойно спать не сможет.

Роман налил себе водки, выпил ее и пьяным голосом сказал:

– Не сможет спать... А ему и так спать неспокойно. Попробуй-ка одной рукой воровскими делами ворочать, а другой – дочку растить. Да еще и без матери.

Боровик с удивленим посмотрел на Романа, потому что ни о какой дочке Арбуза никогда не слышал, а тот, не замечая ничего, продолжал:

– Представляешь, каково ему, вору в законе? Ведь если общество узнает, что он заботливый отец, ему ведь порицание вынесут. Ты что же, скажут ему братья-воры, ты ведь не имеешь права! Ты ведь... Ни семьи, ни детей! Закон! Понятия! Паскуды... А у него и так горе – до сих пор по жене своей тоскует. Ну, не жена она ему была, в смысле – не официальная... А так – настоящая жена. Любовь там, нежность, верность... И вот однажды она не вернулась вечером от подруги, а через два дня ее мертвую нашли. На пустыре. Ее машина какая-то сбила и уехала. В Купчине это было, восемь лет назад. И осталась Арбузу дочка шести месяцев. Как Лонгрену... Читал «Алые паруса» Грина?

– Читал, – Боровик машинально кивнул, но было видно, что он озабочен какой-то мыслью.

Однако Роман по причине сильного опьянения не заметил этого.

– Как Лонгрену... Да. И вот наш вор в законе начинает растить маленькую дочку. Заботливый отец и прочее... Это ведь нужно умело скрывать от криминального сообщества, понимаешь? В общем...

– Слушай-ка, – Боровик решительно прервал пьяные излияния Романа, – а когда у него жена погибла?

– Это... – Роман нахмурился. – Девяносто седьмой год, август... Подожди... Ага! Четырнадцатого августа девяносто седьмого года. В Купчине это было, на пустыре около недостроенного метро. Угол Бухарестской и Турку.

Боровик побледнел и закрыл глаза.

– Ее какая-то машина сбила, – продолжал Роман, не замечая изменившегося лица Боровика, – она упала и угодила головой на камень. А потом встала и пошла куда-то уже без сознания. То есть – не соображала, куда идет. Поэтому ее и не нашли сразу. Она в бурьяны забрела...

Боровику стало не по себе.

Пьяный голос Романа отдалился и бубнил где-то на границе восприятия, а перед Саней Боровиком снова развернулись события той кошмарной ночи четырнадцатого августа девяносто седьмого года.

Вот он едет через пустырь, вот выскакивает из машины, чтобы разорвать молодых подонков, вот он с ужасом видит, что они насилуют не какую-то постороннюю девушку, а его младшую сестру Наташу...

И тогда он убил их, а Наташа умерла на месте от сильной потери крови.

А потом, когда он, спрятав трупы насильников в контейнер со строительным мусором, уезжал с места событий, то оглянулся...

И в это время машина ударилась во что-то мягкое, но, когда Боровик снова посмотрел вперед, то ничего не увидел.

А это, оказывается, была жена Арбуза...

Он убил ее своей машиной.

Он убил ее...

– ... а Алинка, жена арбузовская тайная, такая хорошая была, – вернулся к Боровику голос Романа, – а дочка у него какая сейчас выросла! Мария называется. Такая девчонка! Вот подрастет еще – женюсь!

– Заткнись, – произнес Боровик сквозь зубы.

Роман замолчал, а потом обиженно произнес:

– То ему рассказывай всю подноготную, то заткнись...

Боровик пошарил взглядом по кухне, потом взял с полки большой стакан и наполнил его водкой.

– Эй, ты что? Мне-то оставь! – запротестовал Роман.

Не обращая на него внимания, Боровик залпом выпил водку и молча вышел из квартиры, захлопнув за собой дверь.

– Ну и дружки у меня... – Роман посмотрел на опустевшую бутылку. – Один в морду дал, а другой всю водку выжрал. И ведь еще неизвестно, что хуже.

Он встал с табуретки и, держась за стену, прошел в гостиную.

– А у нас пиво имеется, – хвастливо заявил он сам себе. – Боровик водку выжрал, а пиво не заметил.

К его ногам подошел Шнырь и, задрав голову, требовательно мяукнул.

– Что, и тебе пива? – удивился Роман. – Не-ет, брат. Пиво не для тебя. А тебе я сейчас, несмотря на то, что пьян, все-таки задам корма. Пошли.

И, сделав рукой приглашающий жест, Роман снова направился в кухню.

– Сейчас, – сказал он открывая холодильник и доставая из него банку «Вискаса», – сейчас. Сейчас прольется чья-то кровь. Главное, чтобы не моя. Понял, скотина? А пива я тебе все равно не дам.

* * *

Боровик в три затяжки выкурил сигарету, швырнул ее на тротуар. Со злостью растоптал окурок каблуком. Пора звонить генерал-майору Безродному, отчитываться о проделанной работе.

Ну и что сказать?

Что побег матерого изменника и врага народа Чернова организовал популярный певец Роман Меньшиков по заказу криминального авторитета Арбуза?

Тогда Ромке каюк.

И никакие заслуги на ниве воспевания тюремной романтики не спасут. Может, в лагере они и помогли бы ужиться среди местного контингента, да вот беда – до лагеря Ромка скорее всего просто не доживет.

Богатый опыт подсказывал Боровику, что чем глубже залезаешь в серьезные, да к тому же еще и попахивающие политикой дела, тем дальше от закона и тем ближе к могиле. Ну а в том, что дело это серьезное и с политическим замесом, после разговора с Безродным сомнений не было.

Арбуз тоже долго не протянет, ясный перец.

Государственная машина в случае необходимости еще способна ощериться – схрумкать какого угодно авторитета так, что и косточек не останется.

А тут еще удар ниже пояса – арбузовская жена...

Боровик глухо застонал, как от зубной боли. Подошел к своей «копейке», пнул ногой колесо. Подумал, что и сам висит на волоске – даже в голливудских фильмах те, кто слишком много знает, долго не живут.

Да, втравил ты меня в историю, друг детства.

Придется с этой историей разбираться. А пока нужно хоть на время обезопасить дружков ситных от неумолимой государственной машины.

Боровик достал мобильник, визитку Безродного. Набрал номер.

– Товарищ генерал-майор, говорит майор Боровик. Так точно, через тридцать минут буду у вас.

Похлопал «копейку» по желтому помятому боку.

– Ну что – поехали, цыпа?

На этот раз Безродный не встречал Боровика у дверей, однако из-за стола приподнялся, взмахом руки пригласил сесть напротив.

– Чем порадуешь, майор? Знаю, что ты в «Крестах» отметился, народишко тамошний хорошо потряс. Ну, и каковы результаты?

– Думаю, что уже можно сделать некоторые выводы, – осторожно начал Боровик, – похоже, что Чернов действовал в одиночку.

– На чем основываешься?

– Чернов ни с кем в «Крестах» близко не сошелся. Авторитеты, способные оказать реальную помощь в организации побега, держали его за хлюпика, интеллигента. Даже не гоняли особенно – он был для них пустое место. С другими категориями заключенных Чернов тоже практически не контачил – надзиратели все как один отметили его замкнутость и нелюдимость. Состояние на грани глубокой депрессии.

– Ну-ну, – протянул Безродный, – и как же такой доходяга умудрился дернуть из самого неприступного ИВС нашего города?

– Скорее всего здесь сработала редкая комбинация случайных факторов. Неразбериха, связанная с концертом, небрежность кого-либо из охранников. Просто приоткрылась какая-то щель – и Чернов тут же юркнул в нее. Может быть, даже неожиданно для самого себя.

– Да ты психолог, майор, прямо «Преступление и наказание» какое-то! – продемонстрировал начитанность Безродный. – А за концерт ты не подумал зацепиться? Как насчет того, чтобы поискать пособников среди этой публики?

– Ну что вы, – Боровик позволил себе небрежно махнуть рукой, – отпадает по всем пунктам. Побег и концерт определенно разнесены по времени. Наконец, весь транспорт тщательно контролировался на въезде и тем более на выезде – они муху навозную не смогли бы спрятать, не то что человека. Я лично все проверил, так оно и было.

Боровик знал, что начальник «Крестов» даже под страхом смерти не сознается в том, что прошляпил проверку на выезде, поэтому блефовал безбоязненно.

Безродный повертел в руках бюст Дзержинского.

Встал, переставил его со стола на подоконник. Поправил штору, окаймленную плюшевыми шариками. Посмотрел в окно.

– Эх, хорошо на улице, майор! А мы вынуждены в грязи копаться. Государевы слуги. На нас одна надежда в смутные нынешние времена. Может, и помянут потомки добрым словом, не забудут тех, кто в тяжелые годы делал все, чтобы спасти страну от бардака и беззакония.

Безродный вернулся за стол, взял в руки карандаш.

– Хорошо ты все изложил, убедительно. Да вот только толку не вижу от твоих стараний.

– Товарищ генерал-майор, – твердо сказал Боровик, – я привык отвечать за свои действия. Ситуация сложная, за один день не распутать. Необходимо тщательно допросить всю охрану, надзирателей, восстановить мельчайшие подробности каждой секунды того вечера.

– Как ты говоришь – привык отвечать? – спросил Безродный. – Ну что же, это справедливо...

Карандаш в руках Безродного застыл в воздухе.

– Эх, Саша! И дело-то ведь какое ответственное, серьезное! В полном смысле этого слова государственной важности дело. На таком деле можно и звездопад себе на погоны заслужить, а можно и вовсе звездочек этих самых лишиться. Тут уж, как говорится, либо грудь в крестах – либо голова в кустах.

«Вот тебе пряник – вот тебе и кнут», – подумал Боровик.

– А можно и вовсе жизнь поломать и себе, и своим близким. Если, скажем, в срок не уложишься. Да и что такое жизнь человеческая по сравнению с интересами страны, народа? Былинка на ветру.

Безродный чмокнул губами, покачал головой.

– Ладно, Саша, иди работай. Помни, что каждая минута на счету! На тебя одна надежда, смотри – не подведи.

Боровик встал и вышел.

Карандаш с хрустом переломился в руках Безродного. Он с досадой посмотрел на обломки и швырнул их в корзину для бумаг.

– Работай, Саша, работай, – пробормотал он, – о себе не забывай...

Глава 4

ПРОГУЛКА В БАГАЖНИКЕ

Обмен информацией в отечественных тюрьмах во все времена был налажен безукоризненно Ползли по протянутым между окнами ниткам малявы, летели за ограду письма-шарики, выдуваемые через свернутые в трубку газеты, – и никакое самое строгое начальство ничего с этим поделать не могло. Сколько ни махали надзиратели метлами, остервенело сметая со стен паутину бесчисленных «дорог» – все напрасно. Пройдет каких-нибудь пара часов – и «дороги» опять тут как тут.

Ну а уж когда появилась мобильная связь, то и надзиратели дрогнули под неукротимым напором всепобеждающего рынка...

«Кресты» в этом смысле не были исключением.

О побеге Чернова в большинстве камер узнали почти сразу.

Везде только об этом и говорили – радовались позору ментов, обсуждали возможные варианты, делились воспоминаниями.

Доверенные люди смотрящего Мельника тщательно фильтровали всю эту болтовню. К тем, кто действительно что-то видел, подсаживались. Заводили конкретный разговор о деталях. Добытая таким образом информация неуклонно стекалась к Мельнику, а он обдумывал ее и делал выводы.

Поганое это, конечно, дело, вора недостойное, – кума тешить.

Да ведь делать нечего – загнал в угол гад Валуев, придется терпеть до поры – вон даже в церкви радетелям за общее благо грехи отпускают.

Постепенно мозаика сложилась в четкую картину.

Ну и ну!

Мельник даже присвистнул от удивления и прикинул, что пора отправляться на прием к начальнику. Однако проситься к куму в гости – это уж совсем в падлу. Дойдет до зоны – прощай, авторитет, сварочный электрод в башке или полотенце с узлом-удавкой на шее обеспечены.

Мельник подумал и приказал сокамерникам устроить махаловку пошумнее. Когда в камеру ворвались надзиратели, он объявил себя ее зачинщиком, после чего, довольно усмехаясь, отправился в карцер.

Имеющий уши да услышит.

Если гора не идет к Магомету, то умный хачик должен прогуляться сам.

Полковник Валуев дураком никогда не был, разве что в раннем детстве, когда мечтал стать продавцом газетного киоска, – однако это быстро прошло. Поэтому когда ему доложили, что смотрящий Мельник ни с того ни с сего обосновался в карцере, он сразу понял, что к чему.

Есть контакт!

Наверняка нарыл что-нибудь, умывальников начальник и мочалок командир.

Ну что ж, мы нашу гордость припрячем до поры до времени, не до нее сейчас. Пойдем навстречу. То есть на встречу. А уж потом посмотрим, кто еще набегается до посинения. Ой, не понравится тюремной братве, если она узнает, что смотрящий у начальника ищейкой промышлял!

Теперь вы, гражданин Батурин, у нас вот где!

Валуев крепко сжал волосатый кулак, внимательно осмотрел его со всех сторон и, убедившись в том, что кулак выглядит, как всегда, внушительно, направился в карцер.

Карцер представлял собой клетушку без окна площадью примерно шесть квадратных метров. Освещен он был, как операционная в хорошей больнице, – пятисотваттная лампочка солнцем пылала под потолком день и ночь, чтобы нарушителям режима жизнь медом не казалась. Интерьер изысканностью не отличался – шершавые бетонные пол и стены, у противоположной от входа стены голые деревянные нары.

На нарах – Мельник.

Валуев кивнул сопровождавшему его надзирателю, чтобы тот вышел. Надзиратель, звеня ключами, молча удалился в коридор и плотно прикрыл за собой массивную железную дверь с глазком и кормушкой.

– Ну? – спросил Валуев, остановившись прямо под солнцеподобной лампочкой. – Что скажешь?

Он отметил про себя, что Мельник даже и не подумал встать.

Ничего – запишем, потом сочтемся.

– Молодец, начальник, – протянул Мельник, глядя в угол, – я так и думал, что догадаешься.

– Хорош героя корчить! – потерял терпение Валуев. – В камере перед своими уродами синими будешь комедии ломать! Говори, что знаешь!

Мельник поморщился, пожевал губами.

– Ладно, – наконец сказал он нехотя, – люди говорят, видели кое-что.

– Что?!

– По всему выходит, что человечка-то твоего артист увез.

– Врешь!

– Начальник, мне врать при таких раскладах не с руки. Говорю – люди видели. Видели, как под конец разгуляева он к херне этой намылился. Ну, где ящики с динамиками. А после его уже нигде не было, и со двора он не возвращался, точняк. Ящики здоровые – в любой ложись, как в ванну. Вот и думай.

Повисла пауза, во время которой Валуев напряженно ворочал мозгами.

Блядь!

А ведь так оно и есть!

Не удержавшись, Валуев врезал по стене кулаком.

– Ну артист, сука! Подвел-таки под монастырь... – злобно выдавил он и, потирая ушибленный кулак, с ненавистью помотрел на Мельника.

– Кто из твоих гавриков ему помогал?

– Никто. Сам сказал – чужой он нам. С какой стати геморрой наживать?

Валуев поостыл.

– Ладно, молодец. Возьми с полки пирожок. От карцера я тебя освобождаю.

– Э, нет, начальник, – усмехнулся Мельник, – оставь. Я уж лучше досижу, что положено, а то по хатам слухи быстро бегают, сам знаешь.

Валуев внимательно посмотрел на него, смахнул пот с плеши, которую успела изрядно подрумянить пятисотваттная лампочка и, невесело вздохнув, постучал в дверь.

– Хер с тобой, сиди, – нехотя буркнул он через плечо, выходя, – скажу, чтобы свет тебе на ночь выключали.

По пути к себе в кабинет Валуев с трудом удерживался от того, чтобы перейти на бег трусцой. Теперь главное – срочно доложиться наверх, любой ценой опередить этого майора из УБОПа, который целый день болтался по изолятору, вынюхивал, выспрашивал. Вылетела из головы его фамилия – Боровик, что ли? Да, точно, Боровик. И ведь не избавиться было от этого Боровика – как же, прикрыт приказом из управления! Знать бы, что он там нанюхал.

Валуев ворвался в кабинет, схватил трубку, быстро набрал знакомый номер.

– Товарищ генерал-майор? Докладывает полковник Валуев. Василий Кимович, есть ценная информация, мое расследование дало результаты.

Выслушав доклад полковника Валуева, генералмайор Безродный призадумался. Дело принимало интересный оборот.

Весьма интересный.

Так.

Очень хорошо, что Самоедов ввиду напряженности текущего момента решил задержаться в Питере на несколько дней. Сейчас самое время еще раз повстречаться, обсудить новые обстоятельства. Пожалуй, лучше всего сделать это там же, где и в прошлый раз, у Петрова в «Пульсе» – и помещение подходящее, хорошо оборудованное, да и Петров небось переживает, ждет новостей.

Тоже мне, региональный босс...

Безродный усмехнулся, полистал ежедневник, отыскивая питерские координаты Самоедова. У Самоедова губа не дура, обосновался не где-нибудь, а в гостинице «Кристалл-Палас», прямо на Невском.

Ну что ж, имеет право, да и до «Пульса» рукой подать.

Когда через пару часов Безродный вошел в кабинет Сергея Ивановича, Самоедов был уже там. Все было, как в прошлый раз, – закрытые наружные ставни, полумрак, мягкий свет зеленой лампы, в углу кадка с экзотическим растением диффимбахией. Безродный машинально покосился на нее – молодцы, самоедовский окурок уже убрали.

– Ну давай, радуй, Василий Кимович, – нетерпеливо приветствовал его Самоедов.

– Докладываю. Достоверно установлено: Чернов вывезен вместе с аппаратурой певца Меньшикова непосредственно после концерта во дворе изолятора.

– Кем установлено? – быстро спросил Самоедов. – Клинт Иствуд этот твой разродился, Боровик?

– Расследование Боровика пока не дало результатов. Полковник Валуев постарался, начальник «Крестов». Поработал с контингентом.

– Интересно, интересно, – Самоедов перевел взгляд на Сергея Ивановича. – Значит, Меньшиков. Ну а ты что скажешь, Иваныч?

Сергей Иванович хоть и был напуган историей с Черновым, однако и о предыдущем своем задании не забывал. Поэтому сразу сопоставил события.

– Скажу, что это еще и лучше, – твердо ответил он. – Теперь Меньшиков окончательно у нас в руках! Нет нужды возиться со Стропиллой, искать винчестер. Припугнем организацией побега – запляшет, как миленький, соловьем запоет. Куда скажем – туда и поедет и не пикнет.

– Тебе, Иваныч, где бы ни работать, лишь бы не работать, – недовольно пробурчал Самоедов. – Обрадовался, нет ему нужды со Стропиллой возиться! Не надейся, еще повозишься. А вот насчет Меньшикова ты, пожалуй прав. Нет худа без добра...

Самоедов почесал нос, внимательно посмотрел на Безродного.

– Слушай, Василий Кимович, а Клинт Иствуд-то этот твой хваленый никак нам врет? – внезапно спросил он.

– Адольф Богданович...

– Пятьдесят девять лет уже Адольф Богданыч! – отрезал Самоедов. – Тупой вертухай вмиг распутал то, к чему великий спец даже и подступиться не сумел? Ты что гонишь-то? Давай колись, выкладывай все, что знаешь!

Безродный потупился.

Передвинул какую-то папку на столе Сергея Ивановича.

– Скажу честно. Мне самому показалась подозрительной медлительность Боровика. Я навел справки. Боровик – друг детства Романа Меньшикова.

– Так что ж ты совал его нам, как крашеное яичко в Пасху? – взорвался Самоедов. – Раньше нельзя было справки навести? Конечно, врет, поганец, дружка спасает! Смотри, генерал-майор, твоя кандидатура, ты за него ручался!

Сергей Иванович со злорадством отметил, что Безродный заметно побледнел.

Однако самообладания он все же не потерял.

– Адольф Богданович, важен результат. Концы обнаружены, теперь добраться до Чернова не составит труда. Одновременно мы получаем подарок – надежнейший и постоянный рычаг влияния на Меньшикова.

– Подарки получать невелика заслуга, Василий Кимович, – Самоедов опять взял себя в руки, – а вот с теми, кто не оправдал доверия, надо разбираться. Причем беспощадно. Чтобы другим неповадно было. Это и к тебе относится, Сергей Иванович, Стропилло – твоя забота!

Сергей Иванович молча проглотил упрек.

Самоедов закурил, собираясь с мыслями, машинально сунулся было к кадке с диффимбахией стряхнуть пепел – однако опомнился, пододвинул к себе серебряную пепельницу.

– Слушайте сюда, други ситные. Раз Боровик с Меньшиковым одной веревочкой связаны – разбираться будем с обоими. Но и о делах наших главных не забывать. Есть кое-какая мысля. По всему выходит – появился у нас шанс одним ударом поубивать всех зайцев в округе. Совсем уж лохами будем, если не воспользуемся. Однако придется попотеть. Всем.

Сергей Ивановыч и Безродный синхронно кивнули, выражая полную готовность. Судя по всему, к Самоедову вернулось хорошее настроение. Он приподнялся из кресла, посмотрел было на пепельницу, махнул рукой и щелчком отправил окурок в кадку.

– Значица так, как говаривал товарищ Жеглов. Диспозиция будет следующая...

* * *

Роман стоял на балюстраде Исаакиевского собора и, опершись руками на шершавый каменный парапет, следил за проплывавшими облаками.

Ему страшно хотелось пить, но к ларьку, который виднелся далеко внизу, нужно было спускаться по узким винтовым лестницам, а времени на это уже не оставалось. С минуты на минуту должно было произойти что-то очень важное, но что именно, Роман забыл, однако знал, что он должен оставаться здесь, чтобы не пропустить это.

Посмотрев в сторону переулка Антоненко, Роман неожиданно увидел Леву Шапиро, который стоял на углу и, подпрыгивая от нетерпения, размахивал какимто небольшим предметом. Роман напряг зрение и, к своему удивлению, смог разглядеть, что именно было в руке Шапиро.

Это был компьютерный винчестер.

Присмотревшись повнимательнее, Роман прочитал серийный номер и окончательно убедился в том, что это был именно тот винчестер, который пропал несколько дней назад и из-за которого началась вся эта катавасия.

Рядом с Шапиро стояли Арбуз и Боровик, которые тоже смотрели на Романа и делали ему знаки. Странно... Ведь Арбуз с Боровиком не встречаются. Может быть, произошло что-то, о чем Роман не знает?

Странно...

И вообще – слишком много странного.

Чего он ждет на балюстраде собора?

Откуда взялся винчестер?

Почему Арбуз с Боровиком улыбаются ему и машут руками – дескать, спускайся, долго еще тебя ждать?

А как он смог прочитать серийный номер на винчестере с такого расстоянии?

Что-то было не так.

Тут из-за угла вышел маленький Каценеленбоген, который держал в руке какой-то предмет, и в этом предмете Роман с ужасом узнал отрезанную голову шапировской любовницы Марины. С искромсанной шеи на асфальт падали красные капли, и Роману стало не по себе. Пересохшее горло схватила судорога, и Роман почувствовал, что его сейчас вырвет.

И вдруг за его спиной раздался детский возглас:

– Мама, смотри!

Роман, понятное дело, не был мамой этого ребенка, но машинально оглянулся.

Девочка лет десяти указывала куда-то пальцем, и, посмотрев в ту сторону, Роман увидел быстро приближавшийся к собору «Ил-86», в кабине которого сидел знакомый азербайджанец из магазина «24 часа».

На зеркале заднего вида болтались четки, а за уплотнитель стекла были засунуты несколько лазерных дисков, которые, по убеждению некоторых водителей, защищают от дорожного радара.

Какое зеркало заднего вида? Какие диски? Это же самолет!

И он летит прямо на меня – дошло вдруг до Романа.

Он дернулся было бежать, но, поняв, что метаться поздно, посмотрел в глаза азербайджанцу. Тот довольно улыбнулся, и в этот момент самолет врезался в собор чуть ниже того места, где стоял Роман.

Раздался оглушительный грохот, Роман почувствовал, как опора ушла из-под его ног и он полетел вниз в туче пыли вместе с обломками камня, кусками балюстрады, смятыми листами зеленой кровельной жести, каменными ангелами и людьми, всего лишь несколько секунд назад стоявшими рядом с ним.

Романа развернуло лицом вверх, и он увидел, как огромный золоченый крест, покачнувшись, наклонился, а потом вместе с фрагментом купола провалился внутрь собора. Раздался громовой удар, и из пролома, в который упал крест, поднялось облако пыли.

А Роман все падал.

В его голове мелькнула мысль о том, что он давно уже должен был лежать под грудой развалин, но этого почему-то до сих пор не случилось. Вокруг Романа мелькали толстые обломки стен, каменная крошка, человеческие тела, и этому не было конца.

Вдруг Роман с удивлением услышал, что сквозь грохот, скрежет и истошные человеческие крики прорвался совершенно неуместный звук дверного звонка. Причем именно того самого звонка, который имелся в прихожей его квартиры.

Этот знакомый звук становился все ближе и громче, потом картина катастрофы подернулась рябью, и Роман проснулся. С трудом открыв глаза, он сглотнул и почувствовал, что во рту сухо и пыльно, как во внутренностях старого телевизора.

Звонок звонил не переставая, и Роман, прохрипев несколько матерных слов, с трудом сел. Комната тут же поплыла вокруг него, но, схватившись дрожащей рукой за спинку кровати, Роман смог удержать равновесие.

На стуле сидел Шнырь, который внимательно и даже как бы с любопытством следил за Романом.

– Это ты насрал мне в рот? – прошептал Роман и медленно встал.

Из прихожей доносился непрекращавшийся звон.

На глаза Роману попалась коробка с немецким пивом, и он понял, что нужно немедленно промочить горло, иначе будет совсем плохо. А тот кретин, который стоит за дверью и настырно давит на кнопку звонка – подождет.

Вытащив из коробки одну из остававшихся в ней трех бутылок, Роман присосался к горлышку и оторвался от него только тогда, когда бутылка опустела.

Жадно вздохнув несколько раз, словно он только что вынырнул из-под воды, Роман бросил бутылку в угол и взял вторую.

А звонок все не умолкал.

– Звони, звони, – сказал Роман, открывая пиво, – вот я сейчас открою дверь и позвоню тебе по башке...

От второй бутылки он отпил только половину и, сочтя, что пока хватит, направился в прихожую, хватаясь за стены, потому что его кидало из стороны в сторону, а пол предательски уходил из-под ног.

Открыв дверь, Роман с трудом сфокусировал глаза на стоявшей за дверью фигуре и узнал Шапиро. За его спиной виднелись какие-то люди, но Роман тут же забыл об этом.

– Ну заходи, – сказал он и шагнул в сторону.

При этом его повело, и Роман повалился на вешалку, сорвав висевшую на ней одежду. Рухнув на пол, Роман ощутил себя лежащим на потолке и обеспокоенно сказал стоявшему внизу Шапиро:

– Ты только осторожно... Здесь у меня штормит. Пива хочешь?

– Потом, потом, – торопливо ответил Шапиро, колыхаясь и ускользая из фокуса, – поехали со мной, дело есть.

– Куда поехали-то? – спросил Роман, шевеля непослушными руками и пытаясь спуститься вниз, на пол.

– Там узнаешь. Важное дело.

– Дело... – Роман почувствовал, что пиво дошло куда надо и в теле появилось сладкое ощущение блаженства. – Дела у прокурора... Дело, тело, надоело...

Глаза Романа закрылись, и Шапиро вместе с прихожей, а заодно и со всей вселенной исчезли.

Шапиро оглянулся на уже вошедших в прихожую людей и сказал:

– Ну вот, видите...

– Видим, – кивнул один из них, постарше и посолиднее, – но это ничего.

Он обернулся к двум другим и приказал:

– В машину его.

Те сноровисто взяли Романа за руки-ноги и потащили его вниз по лестнице.

– А вы, – главный снова повернулся к Шапиро, – помните, что хоть я и не беру с вас расписку о неразглашении, длинный язык может сослужить вам плохую службу.

– Я... я понимаю, – ответил бледный Шапиро.

– Вот и хорошо, – кивнул главный, – так что желаю здравствовать. Мы вам еще позвоним.

Он вышел из квартиры, а Шапиро бросился к окну и успел увидеть, как бесчувственное тело Романа закинули в просторный багажник «мерседеса», на котором Шапиро привезли к Роману, затем трое сотрудников отдела по борьбе неизвестно с чем неторопливо уселись в машину, и «мерседес» медленно выехал из двора.

Шапиро вытер со лба пот, потом прошел в комнату и, обнаружив в углу коробку с последней бутылкой пива, сказал тершемуся у ног Шнырю:

– И не надейся. Здесь только одна.

Достав бутылку, он открыл ее и, сделав несколько глотков, вышел в кухню.

Там он уселся за стол, закурил и обратился к Шнырю:

– Может быть, ты сможешь объяснить мне, зачем эти люди выдернули бедного Шапиро из теплой постели? Они что, не могли сами, без меня, приехать к Роману? Зачем я им понадобился? Не знаешь?

Шнырь не знал, а если и знал, то молчал, как партизан в вытрезвителе.

– Молчишь, – вздохнул Шапиро, – и вообще, кто они такие? Удостоверения... Ну да, удостоверения, но я не успел прочитать, с чем они там борются. Плохо это все...

Шнырь промолчал, а потом подошел к холодильнику и стал царапать дверь когтистой лапой.

– Жрать. Тебе бы только жрать, – огорченно сказал Шапиро, – а как помочь Шапиро советом, так нет тебя...

Шапиро снова вздохнул, потом встал и, отпихивая ногой оживившегося Шныря, подошел к холодильнику.

Глава 5

БЕЖАТЬ, БЕЖАТЬ И ЕЩЕ РАЗ БЕЖАТЬ!

Арбуз сидел за стеклянным столом и, вертя в пальцах авторучку, слушал доклад одного из бригадиров, наиболее приближенного к нему сотрудника Володи Тюрина, которого, понятное дело, все называли Тюрей.

– Мне прям неловко, Михаил Александрович, – гудел Тюря, – но я выяснил, что студию Меньшикова грабанули наши братки.

– Что-о? – Арбуз сломал авторучку пополам и подался вперед. – Что ты сказал?

– Ну, это, – Тюря вжался в спинку кресла, – наши, стало быть, братки там были.

– Кто именно? – прищурился Арбуз. – Говори! Тюря вздохнул и, чувствуя, что обрекает братков на долю горькую, ответил:

– Батон, Щербатый и Глюк.

– Так, – Арбуз зловеще кивнул, – хорошо. Быстро их ко мне. Быстро! Одна нога здесь, другая там! И зачем я их зову – не говори. Понял?

– Понял.

Тюря вскочил и выбежал из кабинета.

– Ну, блядь, я вам устрою... – произнес Арбуз и нажал на кнопку селектора.

– Да, Михаил Александрович, – пропищал в динамике нежный голос Танечки.

– Принеси-ка мне кофейку, – распорядился Арбуз.

– Сейчас, Михаил Александрович, – ответила Танечка, и селектор умолк.

Через минуту дверь бесшумно отворилась, и Танечка поставила перед Арбузом маленький поднос, на котором имелась дымящаяся чашка кофе и кусочек сахара на отдельном блюдце.

– Спасибо, Танечка, – улыбнулся Арбуз, – что бы я без тебя делал? Кстати, скоро ко мне придут люди, так ты, пока они будут здесь, всех остальных заворачивай, пока эти не уйдут.

Танечка кивнула, потом скромно потупилась и пошла к двери, виляя бедрами больше, чем обычно. Она не понимала, почему такой видный мужчина, как Михаил Александрович, до сих пор не не обратил на нее своего особого мужского внимания, и это разжигало в ней как любопытство, так и желание.

Она вздохнула и вышла из кабинета.

Арбуз, проводив ее взглядом, тоже вздохнул и подумал, что если он все-таки решит завалить Танечку в койку, сначала нужно будет ее уволить.

Из принципиальных соображений.

А поскольку в качестве секретарши она все-таки представлялась ему гораздо нужнее, чем в качестве любовницы, койка отменялась. Арбуз с сожалением вздохнул еще раз и, взяв с блюдечка кусок сахара, бросил его в чашку и стал задумчиво вертеть в чашке ложкой.

Примерно через полчаса в приемной послышались голоса, и Арбуз, который успел за это время выпить еще две чашки кофе, нехорошо усмехнулся. В дверь постучали, и на пороге показались Батон, Щербатый и Глюк.

– Ну заходите, – Арбуз холодно улыбнулся и встал. – Кто у вас старший? Кажется ты, Батон?

– Ну какой я старший, – Батон пожал плечами, – так, слегка...

– Слегка, говоришь? – Арбуз вышел из-за стола. – А ну-ка сядь в мое кресло.

– Зачем? – удивился Батон.

– Сядь, – жестко приказал Арбуз.

Батон, чувствуя что-то неладное, весь сжался, однако обошел стеклянный стол и осторожно уселся в мягкое министерское кресло Арбуза.

Арбуз критически осмотрел его и задумчиво сказал:

– Нет... Все-таки что-то не так. А ты как думаешь?

– Что я думаю? – Батон вовсе растерялся.

– Подходит тебе это кресло? Это место? – заботливо спросил Арбуз.

– Ну, это... Это ведь ваше кресло.

– Правильно, – кивнул Арбуз и повернувшись к Щербатому и Глюку, которые так и стояли у двери, сказал:

– Сядьте на диван, не маячьте.

Братки быстро уселись на диван и притихли, не понимая, что происходит.

– Да, – сказал Арбуз Глюку, – это мое кресло, и это мое место. А твое место – знаешь, где?

Он подошел к столу и, опершись руками на его стеклянную поверхность, наклонился к замершему Батону.

– Твое место – под нарами. Хотя нет... Твое место – у параши. Понял?

Арбуз выпрямился и, сложив руки за спиной, медленно заговорил:

– Ты, гнида, шестерка вонючая! Может быть, ты решил, что ты сам себе хозяин? Что Арбуз уже не годится, чтобы принимать решения? Вы, козлы винторогие, сами решаете, куда идти и какие дела делать? А я, стало быть, уже не при делах? Может быть, ты уже решил заказать меня и занять мое место? Ну что же... И так бывает. А может быть, ты уже стал вором в законе, только я по своей глупости не знаю об этом? А?

Батон съежился под градом падавших на него риторических вопросов и боялся даже дышать.

– Ты, пидор, – продолжал прессовать его Арбуз, – ты что себе думаешь? Вы, уроды, идете грабить студию моего друга и думаете, что такой косяк сойдет вам с рук? Так я тебя грохну прямо сейчас.

Арбуз подошел к сейфу и вынул из него огромный позолоченный «Магнум» пятидесятого калибра.

– Ну что, козел, сделать тебе дырку в башке? – спросил Арбуз и передернул затвор пистолета.

Батон молчал.

– Не слышу ответа! – сказал Арбуз и приставил ствол к голове Батона.

Батон закрыл глаза и еле слышно прошептал:

– Нет, не сделать...

– Ах, не сделать... – протянул Арбуз и опустил пистолет, – было бы странно, если бы ты ответил – сделать. Ну ладно, убить тебя я всегда успею.

Арбуз брезгливо посмотрел на Батона и сказал:

– Вас, любезный, не затруднит освободить мое кресло?

Батон выскочил из-за стола, как пробка из бутылки.

– Туда, – Арбуз кивнул в сторону дивана, на котором жались Глюк и Щербатый.

Усевшись на диван рядом с корешами, Батон зажал дрожащие руки между колен и уставился в пол.

Арбуз же, сев в свое кресло, положил пистолет на стол и приказал:

– Рассказывайте, кому отдали винчестер.

Батон посмотрел на братков и как старший группы сказал:

– Мы его этому... Стропилле отдали.

– Стропилле? Интересное дело... Ну и что дальше?

– А дальше ничего, – ответил Батон и сжал зубы.

Он понимал, что если Арбуз узнает, что именно они же и подложили винчестер в машину Романа, тут же им всем и конец.

Арбуз может убить их всех прямо тут.

С него станется.

Щербатый с Глюком тоже понимали это, поэтому благоразумно молчали, предоставив Батону вытаскивать их из беды.

– Получили от него десятку и отвалили.

– Десятку чего? – спросил Арбуз.

– Десятку долларов, – неохотно ответил Батон.

– Десять тысяч долларов? – удивился Арбуз. – Неплохо, неплохо! Шестерка берет с заказчика за ограбление десять тысяч долларов... Ну а мне-то, мне – бедному криминальному авторитету, который пролетел в этом деле, как фанера над Магаданом, вы что-нибудь оставили? Ну хоть долларов пятьдесят? А?

Батон снова сжался и уставился в пол.

– Не оставили... – горестно вздохнул Арбуз. – Айяй-яй!

– Так это, – пробубнил Батон, – деньги в целости, может...

– Может, отдать их мне? – перебил его Арбуз. – То есть деньги за ограбление моего друга принести мне. Прекрасно! Отлично! Неси, но только знай, что ты их сожрешь, падла вонючая.

Арбуз взял пистолет и, повертев им в воздухе, сказал:

– Валите отсюда! И ждите моего решения. Я еще не знаю, что с вами делать. И, между прочим, имейте в виду, что все вышесказанное относится к каждому из вас. Быстро вон!

Братки исчезли из кабинета со скоростью падающего в колодец ведра, и Арбуз удивленно поднял брови.

– Да, – сказал он, – ноги они быстро делают...

Убрав пистолет в сейф, Арбуз снова сел в кресло и, нажав на кнопку селектора, устало произнес:

– Танечка, еще кофе. И коньяку. Да, и еще – Тюря там далеко?

– Нет, Михаил Александрович, он внизу, в магазине, с ребятами треплется.

– Давай его сюда. Но сначала – кофе и коньяк.

Когда Тюря вошел в кабинет Арбуза, он увидел босса в явно расстроенных чувствах. Перед Арбузом стояла бутылка коньяка, а рядом с ней – две рюмочки, одна из которых была пуста.

– Присаживайся, Володя, – гостеприимно повел рукой Арбуз. – Выпьешь со мной?

– Ну, это... – Тюря смущенно улыбнулся. – С вами – отчего ж не выпить-то.

– Вот и я говорю, – кивнул Арбуз, – давай наливай себе сам.

Тюря осторожно уселся на стул напротив Арбуза, налил себе коньячку и, подняв рюмку, сказал:

– Вы извините, Михаил Александрович, но... Может, проблемы какие? А то у вас вид такой... Расстроенный.

– Все ты видишь, – усмехнулся Арбуз, – ничего от тебя не скрыть. Даже страшно. Ну, будь здоров!

Арбуз выпил коньяк, и Тюря последовал его примеру.

– Ты лимончик возьми, – посоветовал Арбуз и сам взял с блюдечка тонкий ломтик лимона, – с коньяком в самый раз.

Тюря закинул в рот прозрачный желтый кружочек, а Арбуз закурил и сказал:

– Прав ты, Володя, есть проблема. Эти трое уродов...

– Батоновские братки? – уточнил Тюря.

– Они самые. Ты ведь знаешь, что Роман Меньшиков мой друг?

– Ну как же! – Тюря улыбнулся и развел руками.

– Вот... А эти пидоры безголовые приняли от одного человечка заказ и ограбили его студию. Украли компьютер с его последним альбомом.

– Постойте, – Тюря нахмурился, – это вот то, о чем в газете писали? Что Роман – вы извините, конечно, – сам у себя украл винчестер с альбомом?

– Да, именно об этом и писали.

– А двинул, значит, Батон со своими уродами... Ну так я вам скажу, что я и не поверил тому, что в газетке пропечатали. Я просто молчал, не мое это дело, он ведь друг вам... А теперь получается вот оно как!

– Да, – Арбуз грустно кивнул.

– Ну так это, они сейчас через магазин вышли, так может, завернуть их?

– Не надо, – Арбуз махнул рукой, – я им только что вставил по самые помидоры. Пусть пока подумают.

– Так это... Вы, конечно, извините, Михаил Александрович, но за такие косяки вставлять нужно так, чтобы на носилках выносили!

– Правильно понимаешь, – одобрительно сказал Арбуз, – и поэтому, если я приму по их вопросу какое-нибудь специальное решение, то поручу его именно тебе. Справишься?

– Обижаете, – гордо нахмурился Тюря.

– Ладно, ладно, – засмеялся Арбуз, – все путем. Успокойся. А пока... Налей-ка, брат, еще по рюмочке.

Тюря наполнил рюмки коньяком, Арбуз взял свою и, рассматривая ее на свет, задумчиво сказал:

– А человечек этот... заказчик, он человечек, в общем-то, известный. Пиратским делом занимается. Лазерные диски, DVD, музыка, программное обеспечение, короче – махровый пират. Зовут его – Андрей Стропилло.

– А, знаю! – оживился Тюря. – Знаю такого.

– Тогда бери его за жабры и – сюда ко мне. Буду из него душу вынимать.

На лице Тюри отразилось сомнение.

– Что-нибудь не так? – спросил Арбуз.

– Да, Михаил Александрович, – кивнул Тюря, – есть проблема. Стропилло этот, он ведь пират не простой, он пират известный, и крыша у него серьезная. Так что – сами понимаете, нужно все правильно сделать.

– А кто у него крыша?

– А крыша у него – Квадрат.

– Квадрат... – Арбуз медленно кивнул. – Ну что же, Квадрат – человек действительно уважаемый, но ведь и я тоже не на помойке найденный, как ты считаешь?

Тюря только развел руками, признавая тот непреложный факт, что такие люди, как Арбуз, на помойке не валяются.

– Вот, – кивнул Арбуз, – а поэтому мы сейчас позвоним уважаемому человеку Квадрату и дипломатично с ним поговорим.

Арбуз выпил коньяк, подмигнул Тюре, и, подвинув к себе телефонный аппарат, выполненный в виде автомобиля «Феррари», снял трубку.

Набрав номер, он взял сигарету и указал глазами на зажигалку, лежавшую на дальнем конце стола. Тюря поднес шефу огонек, Арбуз прикурил и, поблагодарив помощника кивком, сказал в трубку:

– Анатолий Семенович? Добрый день, уважаемый! Это вас Михаил Александрович беспокоит.

– А, Мишель, добрый день! – ответил Квадрат. – Как здоровье, как дела?

– Здоровье нормально, спасибо, Толик! А дела... В общем – тоже нормально, но имеется небольшая проблемка. И без тебя мне никак не обойтись.

– Ну что же, чем смогу... Давай говори.

– Ты слышал историю с певцом нашим?

– Да слышал... – по голосу Квадрата было слышно, что он поморщился. – Эта история, Миша, дерьмом пахнет. Какой-то в ней левак имеется.

– Точно! – воскликнул Арбуз. – Ты понимаешь меня с полуслова.

– Ну так мы же с тобой понятливые ребята, – усмехнулся Квадрат.

– Вот именно. И есть в истории этой очень для меня огорчительный нюанс. Оказалось, что студию поставили мои люди.

– Да ты что! – поразился Квадрат. – А ты-то что?

– Так ведь я не знал ничего, они решили, что сами с усами.

– Ну так надо им эти усы оторвать! Вместе с головами.

– Это никуда не денется. Но есть и еще один нюанс. Как раз по поводу этого нюанса я тебе, Толик, и звоню.

– Я слушаю тебя, Мишель.

– Под тобой человечек один ходит, по пиратским делам. Знаешь такого?

– Конечно, знаю, – ответил Квадрат, – все бедным прикидывается. И такой, понимаешь, жучара – никак его на укрывании доходов не поймать! Хоть ОБХСС вызывай! Платит, конечно... Но с большим скрипом и мало. И, к слову об усах, они у него вечно в соплях.

– Значит, мы понимаем, о ком речь?

– Конечно, понимаем! Ну так что этот человечек мой?

– А то, что это именно он заказал ограбление студии.

– Да что ты говоришь! – возмутился Квадрат. – Да я ему жопу разорву до самого затылка! Да он у меня...

– А вот тут подожди, уважаемый Анатолий Семенович, – прервал его Арбуз, – вот тут-то у меня к тебе как раз и просьбишка ничтожная имеется. Отдай его мне, ладно? А за мной не заржавеет, сочтемся. Считай, что я твой должник.

– Ну что ты, Михаил Александрович, – обиделся Квадрат, – какие долги могут быть между своими! Забирай, пользуйся! А потом, когда все с ним решишь, уж я сам с ним разберусь. Он у меня, бля...

– Вот и хорошо, Толик, – Арбуз снова подмигнул Тюре, – вот и спасибо тебе. Ну, будь здоров, а я по скорбным делам ударю.

– Давай, Мишель, ударяй.

– Удачи!

– Удачи!

Арбуз повесил трубку и посмотрел на Тюрю.

В его взгляде Тюря не увидел ничего хорошего для Стропилло, поэтому понимающе улыбнулся и спросил:

– Ну что, везти?

– Вези его сюда, болезного, – кивнул Арбуз, – мы его будем от жадности и от прочих болезней лечить. Косяки выпрямлять, мозги вправлять... Давай!

Тюря встал и быстро вышел из кабинета.

Арбуз налил себе еще рюмочку и, выпив ее, вздохнул:

– А все-таки эта Танечка ничего себе барышня, возбуждает... Может быть, все-таки уволить ее?

В это время Батон, Глюк и Щербатый удалялись от Петербурга каждый в свою сторону, но все – с максимально возможной скоростью.

Когда трое проштрафившихся братков вышли из офиса Арбуза на улицу и завернули на Литейный, Батон остановился, передернул плечами и сказал:

– Значит, так. Арбуз пока не знает, что это мы подбросили Меньшикову винчестер. А как узнает, тут нам и конец. Он просто убьет нас, всех троих. Поэтому теперь каждый сам за себя. Из города нужно соскакивать, иначе – кранты. Вы Арбуза знаете.

Батон достал из кармана деньги и, быстро разделив их, вручил каждому братку причитающуюся долю. После этого он ступил на проезжую часть и поднял руку.

Рядом с ним тут же остановилась машина.

Сказав несколько слов водителю, Батон сел рядом с ним и, взглянув на братков, в растерянности смотревших на него, сказал:

– Сваливайте, я вам говорю! И никогда сюда не возвращайтесь. Если попытаетесь меня найти – загашу на месте.

Он захлопнул дверь, и машина тронулась, унося Батона в неизвестность.

Глюк посмотрел на Щербатого и сказал:

– Я чо-то не понял.

Щербатый с сожалением взглянул на него и ответил:

– А ты у Арбуза спроси. Он тебе объяснит. И про меня, между прочим, тоже забудь. Понял?

– Понял... – сказал Глюк, хотя на самом деле он понял только то, что теперь не знает, куда себя деть.

Посмотрев в спину Щербатого, который уже удалялся в сторону Невского, Глюк почесался и сказал сам себе:

– Во, бля, дела... Теперь, значит, ноги делать надо...

И зачем-то стал пересчитывать доллары, которые вручил ему Батон.

Глава 6

З АЧЕМ ТЫ УБИЛ ДРУГА?

Боровик места себе не находил – все маялся проклятыми вопросами.

Мысли роились в его голове, как растревоженные весенние мухи. Из двух русских народных загадок – кто виноват и что делать – первая была им уже разгадана. А вот со второй, послужившей таким хлестким заголовком к нелюбимому со школы роману Николая Гавриловича Чернышевского, совладать никак не получалось.

И даже работа уже не приносила удовлетворения.

Раньше все было просто и понятно: он за хороших и честных, его задача – бескомпромиссно гнобить плохих. Немудреная схема позволяла прочно стоять на ногах в этом говенном мире, чувствовать уверенность в своей правоте.

Теперь же все перемешалось – поди разбери, где хороший, где плохой Ромку, что ли, в плохие записать? Чего стоит тогда дружба с пеленок?

А Безродного с его темными заморочками и угрозами, значит, в хорошие – по профессиональной принадлежности? Тьфу! «Все смешалось в доме Облонских», – промелькнула в голове еще одна цитата из школьной программы.

– Еще как смешалось! – согласился невесело Боровик и взглянул на часы.

Уже девять вечера, а он все еще на службе. Да провались она пропадом!

На душе было муторно, и вдруг нестерпимо захотелось нажраться. Тупо, в одиночку, изливая душу случайным собеседникам. А что, и нажрусь.

Боровик потянулся, зашвырнул в сейф несколько папок с текущими делами. Поколебавшись секунду, отправил туда же кобуру с пистолетом – от греха подальше. Он знал, что иногда по пьяни становится агрессивным.

Пора, труба зовет!

Выйдя на знакомую до боли Шпалерную, Боровик решил не откладывать дела в долгий ящик и начать загул немедленно. Благо разнообразных заведений в окрестностях было хоть пруд пруди. Говорят, у английских джентльменов есть старая добрая традиция, «паб кролл» называется – не просыхая, таскаться из пивной в пивную до полного изнеможения.

А мы чем хуже?

Машину, конечно, придется оставить. Ничего, доберемся как-нибудь до дома с божьей помощью, метро пока еще функционирует. А вот и подходящее заведение.

Будет номером раз.

Боровик прощально помахал своей верной «копейке» и бодро зашагал к ближайшему подвальчику, над которым призывно светилась эмблема пива «Старый мельник».

«Паб кролл» удался на славу.

По пути к метро «Чернышевская» Боровик осчастливил своим присутствием штук пять разнообразных забегаловок. Однако головы не терял, неумолимо придерживался правила – в нечетных пил только пиво, а в четных – только водку. Жизнь понемногу стала казаться не такой уж мерзкой и беспросветной.

Планировал добавить у «Электросилы» – и на тебе, облом.

Поднявшись на поверхность, с удивлением обнаружил, что ларьки вокруг станции снесены подчистую. Вот что значит редко ездить на метро! Ну да, это они с терроризмом так борются на радость владельцам крупных магазинов.

Ладно, добавим у родного порога, в Купчине, решил Боровик. Ревизия кошелька показала наличие в остатке неполных ста рублей. Частник отменяется, да здравствует автобус. А вот и он, заветный номер девяносто пять.

Выбираясь из автобуса на углу Будапештской и Бела Куна, Боровик почувствовал, что все-таки здорово окосел. Это неприятно – старенькая мама очень переживала, когда он приходил домой навеселе. Ничего, до дома минут пятнадцать пешком. Пока идешь по улице Турку вдоль пустыря, продуваемого всеми возможными ветрами, поневоле проветришься.

А вот бутылочку пивка в дорогу все равно полезно прихватить. Благо ларек на остановке жив-здоров, Бен Ладена тут явно не опасаются.

Затарившись, Боровик бодро зашагал к дому, прихлебывая пивко и преувеличенно твердо чеканя шаг. В конце концов, уже первый час. Мама наверняка спит – осталось не разбудить ее при проникновении в собственный адрес, и мероприятие по индивидуальному снятию стресса можно считать успешно завершенным.

А это еще что?

Какой-то алкаш, мыча, копошился прямо у дверей боровиковской парадной, откровенно роясь в ширинке. Блин, опять!

Боровик терпеть не мог уродов, обоссавших почитай что весь город. Вон пустырь рядом, приспичило – вали туда, никто тебе слова не скажет! Нет, надо гадить именно там, где люди живут, дети малые ходят.

– Эй ты, урод! – гаркнул Боровик. – Пошел отсюда, башку отверну!

Алкаш дурашливо захихикал, повернулся и вдруг неожиданно пристально посмотрел на Боровика.

«Странные у него глаза», – подумал Боровик и тут же понял, почему они такие странные.

В свете газового фонаря глаза эти были холодные, как лед, серые, с голубым отливом – а главное, абсолютно, неправдоподобно трезвые!

И было в его лице что-то знакомое...

Алкаш резко выбросил вперед правую руку, ту самую, которой так самозабвенно копался в ширинке. В руке у него был пистолет. Кинематографически красивый, тускло поблескивающий вороненой сталью в свете уличного фонаря, с тупым цилиндром глушителя на конце ствола.

Черный глазок дула немедленно уставился Боровику прямо в грудь.

«Калибр девять миллиметров, „Беретта М-92“, пятнадцатизарядный...» – молнией пронелось у него в мозгу. Он инстинктивно заслонился правой рукой, в которой все еще сжимал недопитую бутылку пива.

И тут же смачно харкнул выстрел.

Бутылка разлетелась вдребезги, Боровик почувствовал удар в правую сторону груди, и в голове сразу стало гулко и звонко, как в пустом стальном ангаре. Небо свернулось в какую-то непонятную воронку и медленно закружилось, по нему картинно проплывали осколки стекла вперемешку с хлопьями пивной пены.

Еще хлопок – и тут же тупой удар под левую ключицу.

Асфальт накренился и ударил Боровика по затылку. Он еще успел поднести к глазам окровавленную руку, с недоумением посмотрел на нее.

Потом небо лопнуло и разлетелось на куски.

Алкаш подошел к распростертому на асфальте телу, внимательно посмотрел на него. Махнул рукой, в которой вспыхнул неизвестно откуда взявшийся фонарик.

Из-за ближайшей помойки тут же выдвинулась машина с выключенными фарами, бесшумно подкатила к парадной. Алкаш открыл багажник, на пару с водителем выгрузил из него бесчувственное туловище.

Туловище уложили на асфальт, алкаш поправил позу, приладил к откинутой руке свой пистолет и отбежал за угол дома. Взвизгнули покрышки, машина сорвалась с места и исчезла в темноте.

Не прошло и минуты, как в ближайшем отделении милиции раздался телефонный звонок.

– Але, у нас тут около дома перестрелка. Два туловища валяются – одно убитое, а другое в дупель пьяное с пистолетом в руке...

Милицию обычно не дождешься, однако в некоторых случаях она реагирует довольно-таки оперативно. Например, если и преступление налицо, и преступник к нему прилагается, да еще в бессознательном состоянии. Поэтому стоявшему в темноте убийце, наряженному алкашом, не пришлось долго ждать. Убедившись, что завывающий сиреной облупленный «УАЗ» появился на месте происшествия, он поднес к уху мобильник, который все это время не выпускал из рук, и коротко сказал:

– Есть.

После чего выключил мобильник и неторопливо зашагал в глубь двора.

Когда захлопали дверцы «УАЗа», он даже не оглянулся.

Из «УАЗа» выбрались двое в милицейской форме и один штатский. Штатский тут же подошел к распростертым телам, долго их разглядывал.

– Так, этот, похоже, отбегался. Постойте... Блин, да это же Боровик, Саня Боровик! Толик, глянь-ка, ты ж его сто раз видел, он вместе с нами Косолапого полгода назад брал!

Молодой лейтенант присоединился к штатскому.

– Елы-палы, точно он! Тот самый, из УБОПа, классный парень... Да что ж за гнида его замочила?

Оба склонились над вторым телом.

– Дышит, кажись... Да он, сука, пьяный вусмерть! Ну, падла, пиздец тебе, на лучших людей руку поднял!

Лейтенант Толик вдруг осекся.

– Слышь, Володя, глазам не верю – этот, с пистолетом, вроде певец...

– Какой еще певец?

– Ну, который уголовную романтику поет, Роман Меньшиков.

– Допелся, сволочь! – с ненавистью прошипел Володя в штатском. – Теперь на киче будет петь!

Он был дружен с Боровиком, уважал его, и поэтому не удержался и пнул бесчувственное тело Романа.

– Странно как-то, – лейтенант Толик явно был ошарашен.

– Чего странного? Обожрался халявными бабками, ошалел от бухла и блядей, король жизни, блин! Ну, сука, держись, лет двести тебе обеспечено. Ненавижу! Своими бы руками...

Володя отвернулся, сунул в рот «Беломорину», прикурил с третьей попытки, ломая дрожащими руками спички.

– Короче! – прикрикнул он на Толика. – Не хлопай глазами, вызывай группу, экспертов, «Скорую». Гниду паковать по полной, Саню не трогать до докторов... Пистолет беречь пуще глаза, чтобы каждый отпечаток сверкал, как у кота яйца! Чтобы сволочь эта никакими своими погаными бабками уже не отмазалась.

Махнул рукой и опять отвернулся.

* * *

С того момента, как Роман, валяясь на полу в собственной прихожей, сладко смежил веки, прошло, как ему показалось, всего лишь несколько секунд. Однако, когда он снова открыл глаза, то удивился тому, как сильно изменилась обстановка.

– Во, очухался! – прохрипел чей-то грубый голос.

– Смотри, зенками ворочает, – ответил ему кто-то другой.

Роман с превеликим трудом оторвал голову от какой-то жесткой поверхности, на которой он лежал лицом вверх и повел глазами по сторонам.

То, что он увидел, было похоже на сбывшийся дурной сон.

В камере, а в том, что это была именно камера, сомневаться не приходилось, кроме Романа находились еще четверо типов, причем таких, что у Романа сразу засосало под ложечкой. Размером камера была примерно четыре на четыре, и половину площади занимали дощатые нары, на краю которых он и лежал.

С трудом приподнявшись, Роман спустил босые ноги на пол и сел.

В голове сразу же застучало, а перед глазами завертелись цветные круги.

– Где я? – прохрипел он и закашлялся.

– Он не знает, куда попал! – Один из расположившихся на нарах уродов гнусно заржал. – В непонятках, значица! Ты, дорогой товарищ, в милиции, а потом, если доживешь, будешь в тюрьме. А пока в подвале двести восьмого отдела нашей родной милиции, в застенках гестапо.

Роман подождал, пока в голове несколько прояснилось, потом осмотрелся повнимательнее и увидел, что находится в компании двух синих алкашей, которые, судя по всему, не побрезговали бы поужинать трупом подохшего товарища, и двух бессистемно татуированных уголовников самого низкого ранга, из тех, кто не относится ни к каким преступным сообществам по причине своей никчемности.

Возраст всех четверых не поддавался определению.

– А где мои ботинки? – спросил Роман, пошевелив босыми пальцами.

– А твои ботинки у меня, – ответил один из уголовников, коротко стриженный и с гноящимися глазами. – Тебе они ни к чему, а мне в самый раз.

– Понятно, – кивнул Роман, – все понятно.

– А чо тебе понятно? – вскинулся другой уголовник, мелкий и лысый, с переломанным носом и с татуировкой на жилистых руках, торчавших из коротких рукавов футболки. – Не, ты слышал, Валет, ему понятно! Чо тебе понятно?

Он соскочил с нар и встал перед Романом, покачиваясь с пятки на носок.

– Ты чо, понятливый, что ли? Ты, может, понятия знаешь? Так тут тебе понятий не будет, понял?

Он размахнулся и изо всей силы ударил Романа в расслабленный живот.

Роман задохнулся и свалился на пол.

– Он, бля, понятливый! – орал татуированный, пиная Романа. – Ты, бля, будешь тут понятия разводить? Я тебе, бля, разведу!

От его ударов Роман закатился под нары, и татуированный, перестав пинаться, удовлетворенно произнес:

– Во, бля, там тебе и место – под нарами. Жалко, что здесь параши нет, а то бы ты с ней пообнимался. Знаешь, как хорошо с парашей обниматься?

К Роману возвратилось дыхание, и он ответил из-под нар:

– Нет, не знаю. Может, ты расскажешь?

– Что? – возмутился татуированный. – Что ты там вякнул? А ну, вылезай! Вылезай, а то хуже будет.

Роман понимал, что эти люди не имеют никакого отношения к настоящему криминальному миру, иначе они наверняка узнали бы его. Это были подонки, отбросы, шваль, из тех, знакомством с которыми побрезгует любой хоть сколько-нибудь уважающий себя преступник.

Но это не делало их менее опасными.

Стая вонючих гиен может разорвать и льва.

А поскольку считать себя львом Роман не мог ни в каком случае, ему следовало быть очень осторожным и смотреть в оба. Эти люди могут просто от нечего делать запинать его до смерти, а менты... А менты выкинут труп на улицу и скажут, что никакого Романа тут не было.

Известное дело.

Роман решил подыграть самолюбию татуированного и робко подал голос из-под нар:

– Да... Я вылезу, а ты снова ударишь меня...

Татуированный довольно ухмыльнулся и ответил:

– Не ссы! Будешь вести себя хорошо, никто тебя не тронет.

– Не тронем, не бойся, – подтвердил сидевший на нарах Валет. – Правда, Лысый?

Роман, внимательно следя за ногами Лысого, осторожно вылез из-под нар и снова сел на край грязного деревянного помоста.

– Ну што, певец, допрыгался? – спросил Валет.

Все таки узнали – подумал Роман. А почему тогда такое отношение?

Странно...

– Ты что, вопроса не слышал? – повторил Валет Роман почувствовал, что в нем начинает просыпаться каменное упрямство, то самое, подчиняясь которому он наотрез отказался от гастрольного турне по лагерям и тюрьмам. Лагерям и тюрьмам...

Интересно, а этот, с гнойными глазами...

Заложив руки за спину, Роман повернулся к сидевшему на нарах типу и сказал:

– Вопроса не было. А вот у меня к тебе имеется несколько вопросов.

Роман понимал, что рискует, но уже ничего не мог с собой поделать.

Его несло на холодных волнах адреналина.

– Чо ты сказал? – стоявший перед Романом Лысый резко дернулся, рассчитывая испугать Романа, но тот не шелохнулся. – Может, тебе почки опустить?

– Подожди, Лысый, – с повелительными интонациями пахана произнес Валет, – не тронь его. Пока.

Он посмотрел на Романа и сказал:

– Человек в непонятках, может, ему объяснить что-то надо. Ну, что у тебя там за вопросы?

– Вопрос первый, – Роман стиснул зубы, чувствуя, как его начинает трясти от ненависти, – как я сюда попал?

– Как он сюда попал! – Лысый хлопнул себя по коленям и затрясся от смеха, показывая редкие зубы. – Как он сюда попал! Убил человека и спрашивает, как он сюда попал!

«То есть как – убил?» – мелькнуло в голове у Романа.

– Заткнись, Лысый, – раздраженно бросил Валет и посмотрел на Романа. – Это ты следакам грузи, что ты ничего не помнишь. Еще вопросы есть?

– Есть, – Роман посмотрел на Валета и в который уже раз за свою жизнь пожалел, что он не чем-пион по боям без правил в тяжелом весе. – Вот ты, ты тут кто – смотрящий по камере? А вообще по жизни – авторитет, вор в законе или так, прикидываешься? Похоже, что ты паханом себя чувствуешь только в ментуре, в камере для алкашей. А на зоне или в тюрьме – обыкновенный чушок. Грязь. Что скажешь?

Валет сузил глаза, а Лысый, на секунду потеряв дар речи от такой наглости, завопил:

– Ах ты, падла! К тебе по-человечески, а ты пасть разеваешь не по делу? Ты это в своих песенках крутой, а тут тебе не концертный зал, тут мы тебе сами концерт устроим! Думаешь, чистенький да богатенький, так все можно? Бей его, братва!

И он бросился на Романа, целя растопыренными пальцами в глаза.

Роман прикрылся, как мог, и повалился на пол, успев только подумать, что все объясняется очень просто. Обыкновенная ненависть нищей дряни к богатому и благополучному человеку. Классовое сознание...

На него обрушился град ударов, и похоже было, что в избиении участвуют все, включая безобидных на первый взгляд алкашей. Роман свернулся в клубок и постарался прислониться спиной к стене, чтобы уберечь почки и позвоночник.

– Вот тебе, падла! – визгливо выкрикивал Лысый, торопливо и поэтому не очень больно выбрасывая в Романа ноги. – Песенки ему, бля! Сука! Гнида!

Валет действовал молча и более результативно, чем его истеричный кореш, поэтому Роман отличал его редкие, но весьма ощутимые удары.

А двое алкашей просто толклись рядом и неумело пытались поучаствовать в экзекуции.

* * *

Сержант Сардинов оторвался от глазка и с громким лязгом решительно отодвинул засов. Распахнув дверь в камеру, он шагнул внутрь и без особого возмущения сказал:

– Ну, что вы тут устроили? А ну, прекратить!

Лягнув Романа еще несколько раз, чему Сардинов отнюдь не мешал, запыхавшиеся экзекуторы угомонились и, произнося грозные и гордые фразы, забрались на нары.

Роман поднял голову и посмотрел на сержанта.

– Ну что, артист, вставай, пошли! – сказал тот, и Роман, держась за помятые бока, с кряхтением поднялся.

– Руки за спину и вперед, – Сардинов мотнул головой в сторону двери.

Роман шагнул в указанном направлении, а Валет в это время по-свойски обратился к сержанту:

– Слышь, начальник, курево кончилось!

Сардинов взглянул на него и миролюбиво ответил:

– Ну что, пусть Бильдюгин сбегает.

Один из алкашей суетливо слез с нар и, преданно глядя в глаза сержанту, неуверенно сказал:

– Так это, деньги...

Сардинов добродушно засмеялся:

– Вечно у вас денег нет! Возьми у капитана, он там в дежурке сидит.

Роман слушал их неторопливый разговор и думал:

«Они тут все свои. Просто все свои, родные, правильно этот урод сказал – родная милиция. И даже деньги общие... А эти двое уголовников, значит, как бы пресс-команда. Вот тебе, артист, новая тема для песни! И даже все на собственной шкуре испытал...»

Алкаш прошмыгнул мимо сержанта и засеменил вверх по лестнице. А Сардинов, заперев дверь в камеру, сказал:

– Давай шагай, и без фокусов.

– Какие фокусы... – невесело усмехнулся Роман.

– Разговорчики! – прикрикнул сержант и сильно толкнул Романа в спину.

Роман качнулся вперед и стал подниматься по лестнице, слыша за собой недовольное сопение сержанта.

Войдя в дежурку, Роман увидел сидевшего за столом пожилого капитана, перед которым, униженно ссутулившись, стоял посланный за сигаретами алкаш.

– Опять тебе денег... – брюзгливым барским тоном говорил капитан. – Ты когда свои зарабатывать будешь?

– Так ведь не мне, – угодливо улыбался алкаш, – там внизу люди...

– Люди, – усмехнулся капитан. – Хуй на блюде! Людей нашел. Таких людей – за хуй да в музей!

Алкаш подобострастно хихикнул.

– И вообще, ты мне когда обещал мобильник принести? Я за тебя думать должен? Смотри, лопнет мое терпение!

– Так ведь она, дочка, значит, за ним смотрит, надо же минутку улучить, да и сделать все так, чтобы она на меня не подумала...

– Вот и думай!

Тут капитан увидел стоявшего в дверях Романа.

Кашлянув, он бросил на него недовольный взгляд и прервал беседу с алкашом.

Достав из кармана пачку денег, капитан бросил на стол двести рублей и сказал:

– Значит, так. Возьмешь сигарет на пятьдесят рублей, а на остальное пивка для усталых милиционеров. Правильно, Сардинов?

– Абсолютно! – сержант одобрительно кивнул и указал пальцем на Романа. – Этого куда?

– Этого в четвертый кабинет. Там его уже ждут.

– Пошли, – сказал Сардинов и опять толкнул Романа в спину.

Они поднялись на второй этаж и остановились напротив двери с табличкой «следователь». Сардинов открыл ее и сказал внутрь:

– Привел артиста.

– Давай его сюда, – донеслось из-за двери.

Роман, повинуясь кивку сержанта, шагнул в кабинет, дверь за ним закрылась, и он увидел рассевшихся по разным углам кабинета трех крепких молодых мужчин, которые были похожи больше на конкретных братков, чем на сотрудников милиции. А может быть, в свободное от работы время они и были натуральными братками.

По совместительству.

Роман стоял и молча смотрел на них.

Они, в свою очередь, с любопытством разглядывали его.

Наконец, когда процедура визуального исследования закончилась, один из мужчин усмехнулся и сказал:

– А что, похож! Почти как на плакате, только гаек на пальцах нет.

Другой встал и, подойдя к Роману вплотную, тихо произнес:

– У мента, говоришь, шинель шершавая?

Это была строчка из песни Романа, причем из такой песни, которая для любого мента была не то чтобы неприятной, а просто оскорбительной. Братва дружно визжала от этой песни, а этим крепким ребятам, перед которыми сейчас стоял Роман, она наверняка не пришлась по душе.

Стоявший перед Романом человек сделал неуловимое движение, и Роман почувствовал, как невидимая лошадь лягнула его прямо в печень. В глазах у Романа потемнело, и резко поднявшийся к лицу пол больно ударил его в бровь.

Да, это тебе не алкаши в камере, успел подумать Роман и потерял сознание.

Когда он пришел в себя, все внутренности тошнотворно ныли, во рту было кисло, а руки и ноги дрожали. Он с трудом поднялся с пола и, держась за стоявший рядом стул, медленно выпрямился.

– Это тебе для начала, – сказал ударивший его человек и указал на стул. – Сядь. Еще успеешь належаться.

Роман опустился на стул и, морщась, с трудом произнес:

– Может быть, кто-нибудь объяснит мне, в чем дело?

Сидевшие по углам мужчины переглянулись, затем один из них вздохнул и сказал:

– Да ты, видать, и вправду ничего не помнишь. Но это не меняет дела. Ладно, я сделаю тебе одолжение, объясню. Ты находишься в милиции. Мы – уголовные следователи. Ни о чем пока не догадываешься? Вижу, что нет... А ты – убийца. И сейчас ты будешь все вспоминать и рассказывать. Ясно?

Роман зажмурился и отрицательно покачал головой.

– Не понял, – нахмурился следователь. – Не будешь рассказывать или не ясно?

– Я ничего не понимаю, – Роман потер живот и поморщился. – Кого я убил? Когда? Как? Где?

– Смотри, Серега, – засмеялся один из следователей, – правильные вопросы задает! Ему бы самому в сыскари пойти...

– Возможно, – кивнул Серега, – а пока что он решил пойти в убийцы. Он раньше только пел в своих песенках про уголовную романтику, а теперь, видать, почувствовал себя крутым и решил попробовать ее в натуре. Что, артист, не так?

– Не так! – с отчаянием воскликнул Роман. – Может, вы хотя бы расскажете мне? Может, я, и вправду что-то такое оттопырил, а если расскажете, то и вспомню. А сейчас – гадом буду – думаю изо всех сил, но в голове ничего такого нет.

– Эх, артист, – вздохнул Серега, – ладно, помогу тебе. Ты шел пьяный по темной улице. Увидел одинокого прохожего и подумал: а дай-ка попробую! Никого вокруг нет, свидетелей нема, все тип-топ... Достал ствол и шмальнул в этого самого прохожего два раза. Прохожий – мертвый, а ты живой, сидишь здесь, и ждет тебя дальняя дорога и казенный дом, прямо как в твоих песенках. Кто-то жалостливый на тебя стукнул по телефону. Есть все-таки в гражданах сознательность. Вот так, артист!

Роман вытаращился на Серегу, потом недоверчиво оглядел остальных и прохрипел:

– Не-е, не годится... Какой еще пистолет?

– Какой пистолет? – Серега сузил глаза. – А вот этот!

И жестом фокусника вытащил из ящика стола полиэтиленовый мешок, в котором тусклой чернью сверкнул хищный красивый пистолет.

– Вот такой пистолет, – сказал Серега, держа мешок за угол и поворачивая его перед Романом. – Хороший, между прочим, пистолет ты себе выбрал – «Беретта»... Я бы от такого не отказался, а то хожу, как дурак, с «Макаром»!

– Это не мой пистолет, – решительно сказал Роман, и все засмеялись.

Он и сам понял, насколько банально и глупо прозвучало его заявление. Сглотнув, Роман сказал:

– А попить можно? А то во рту словно веником прошлись...

– Попить? – Серега посмотрел на коллег. – Дадим ему попить?

Коллеги кивнули, и Серега, нагнувшись, достал из-под стола большую бутылку «Боржоми».

– На, пей, и потом не сочиняй песен о том, какие следаки педерасты.

Роман взял бутыль, открыл ее и жадно присосался к горлышку.

Когда бутыль опустела наполовину, он с трудом оторвался от нее, завинтил пробку и, сдерживая отрыжку, протянул бутыль обратно.

– Нет уж, – усмехнулся Серега, – она теперь твоя. Думаешь, мы после тебя пить будем?

– Извини... те, – сказал Роман и поставил бутыль на пол рядом с собой.

– А ты хоть знаешь, кого ты завалил? – спросил Серега, закуривая и протягивая пачку Роману.

– Я никого не... – Роман нахмурился. – Нет, не знаю.

– А завалил ты человека, за которого тебя обязательно порвут на клочки. Это только мы такие добрые. А те, кто с ним работал, сделают из тебя мокрое место. Можешь поверить мне на слово.

– Да что это за человек-то такой?

– А это, артист, человек из очень особого отдела, высокий специалист, профессионал и вообще – таких героями называют. А ты, шкура микрофонная, за просто так его убил. Я скажу тебе, как его зовут, то есть – звали... Но это имя ничего тебе не скажет.

– Ну так давай говори, чего тянешь, – сказал Роман сквозь зубы.

– А ты не нукай, не запряг, – Серега затянулся и внимательно посмотрел на огонек сигареты, – а звали его – Александр Боровик.

– Саня? – Роман вскочил. – Ты что несешь, недоумок! Это же мой друг!

– Сядь! – Серега повысил голос.

– Иди ты к черту, идиот! – выкрикнул Роман. – Вы тут что, с ума все посходили, что ли?

Сидевший сбоку от Романа плечистый парень быстро встал и ударил его в голову. Удар пришелся в висок, и Роман, покачнувшись, съехал по стене на пол. Парень развернул Романа спиной к себе и, присев на корточки, сильно ткнул его кулаком ниже ребер. Опоясывающая боль остановила дыхание Романа, и он снова потерял сознание.

Очнулся Роман оттого, что на его лицо, шипя, лился «Боржоми».

– Все, – просипел он, – не надо больше. Я его лучше выпью.

– Смотри, соображает, – усмехнулся кто-то, и вода перестала литься.

Роман с трудом поднялся с пола и сел на стул.

– Дай воды, – сказал он и протянул руку.

– На.

Серега, с интересом глядя на Романа, протянул ему бутылку.

Роман допил «Боржоми» и поставил пустую бутылку на пол.

– Спасибо, – сказал он. – А можно еще сигарету?

– Можно, – сказал Серега. – Следователь должен относиться к подследственному с пониманием.

Роман закурил и, усевшись поудобнее, сказал:

– Ладно. Вы мне рассказали, что я якобы... Подчеркиваю – якобы натворил. А теперь я вам расскажу кое-что свое. Идет?

– Идет, – покладисто кивнул Серега. – Почему бы и нет!

Роман покосился на сидевшего теперь у него за спиной плечистого парня, того самого, который бил его, и спросил:

– А можно, этот... – он кивнул назад, – этот сотрудник сядет в другое место. Я не люблю, когда кто-то есть у меня за спиной.

– Нет, нельзя, – спокойно ответил Серега, – вопервых, мне насрать, что ты там любишь или не любишь, а во-вторых, если ты снова позволишь себе что-нибудь лишнее, он тебя так приложит, что ты сразу поймешь, что прежде были только цветочки.

– Ладно, – хмуро сказал Роман, – пусть сидит.

– Добрый ты! – засмеялся Серега. – Давай грузи, что у тебя там.

Роман затянулся и сказал:

– Саня Боровик – мой самый старый друг. Понимаешь, следователь? Друг! Настоящий! И мы дружим уже тридцать лет. С первого класса.

– Ну и что? – Серега пожал плечами. – Вот тут как раз и может оказаться мотив для убийства. Если бы ты его не знал – тогда действительно зачем тебе его убивать? А так – хоть ревность, хоть ссора... Очень распространенное явление – старые друзья ссорятся насмерть, и один убивает другого.

– Понимаю, – кивнул Роман, – но тут не то... Кстати!

Он вскинул голову и посмотрел на Серегу.

– Кстати! В этом самом особом отделе меня все знают, и любой может подтвердить, какие у нас были отношения.

– Это все слова, – ответил Серега, – а дела говорят о другом. Тебя нашли рядом с трупом Боровика, и в твоей руке была эта «Беретта», а две пули из нее были в Боровике. И, как сказал Жеглов, эта улика перевесит тысячу других. Так что плохи твои дела, артист... Ну что, будешь признаваться?

– Да не в чем мне признаваться, – Роман горестно махнул рукой, – разве что я совсем сошел с ума и мое место в дурдоме...

– На невменяемость хочешь закосить? – Серега криво усмехнулся. – Не получится. Тебя мигом расколют. Так что в последний раз спрашиваю – признаешься?

– Нет, не признаюсь, – Роман опустил голову. – Делайте что знаете...

– Ну как хочешь, – Серега неодобрительно поджал губы, – смотри сам. Чистосердечное признание... Ну, в общем, сам знаешь. Сейчас отправишься в камеру, а утром отвезут тебя в другое место, и там с тобой будут другие разговоры.

Серега снял трубку, набрал две цифры и сказал:

– Забирайте его обратно. Молчит, не понимает своей выгоды.

– Это опять туда, к этим? – Роман посмотрел на Серегу.

– Опять к этим, – кивнул Серега, затем встал и убрал сигареты в карман. – Других у нас не имеется.

Глава 7

КАПКАН ДЛЯ ПИРАТА

Маленькое кафе на Литейном неподалеку от казино «Олимпия» пользовалось заслуженной популярностью. Кормили там вкусно и недорого, увеселению клиентов способствовал богатый выбор спиртных напитков, уютный интерьер, что называется, располагал. Место было бойкое – центр города как-никак, – но в то же время и не слишком шумное, по крайней мере, в первой половине дня всегда можно было с уверенностью расчитывать на свободный столик.

Поэтому генерал-майор Безродный недолго думал, когда выбирал место для предстоящего свидания. В кафе это он захаживал не раз и успел хорошо его изучить.

Свидание предстояло, конечно же, не любовное, а самое что ни на есть деловое. Поскольку первый этап спланированной Самоедовым операции прошел успешно, следовало поощрить ее непосредственного исполнителя и организатора. Проще говоря, подкинуть ему денежных знаков на личные расходы.

Безродный был доволен.

Он, конечно, здорово прокололся, порекомендовав Самоедову этого самого Боровика, – однако сумел тут же реабилитироваться, оперативно подобрав другого, гораздо более надежного и эффективного исполнителя День выдался жаркий и солнечный, под стать настроению. Без четверти двенадцать черная служебная «Волга» доставила Безродного прямо ко входу в кафе.

– Свободен! – сказал Безродный водителю, выходя из машины. – Заберешь меня на этом же месте через полчаса.

И направился в кафе, небрежно сунув под мышку невзрачный полиэтиленовый пакет – из тех, что в провинции почему-то упорно называют кульками. В пакете лежал конверт, в конверте – десять тысяч евро новенькими сотенными купюрами. Поощрение именно в евро, а не в долларах было особым знаком благоволения к поощряемому объекту.

В кафе Безродный расположился за дальним столиком у окна, пакет бросил на соседний свободный стул. В ожидании заказанного кофе закурил, наслаждаясь редкими минутами бездумного отдыха. Он был уверен в своем нынешнем протеже и знал, что тот не опоздает. Парень, может, и не такой супер-пупер, как Боровик, зато тихий, послушный и исполнительный. Хватит с нас суперов-пуперов, один раз уже обожглись, достаточно.

И точно – ровно в полдень в кафе вошел худощавый блондин средних лет, подошел с столику Безродного, приветливо улыбнулся.

– Физкультпривет! Садись, МВД! – пошутил Безродный и радушно указал на стул, тот самый, на котором лежал пакет.

При упоминании об МВД блондин укоризненно дернул головой, однако тут же опять заулыбался, зыркнул глазами на пакет. Безродный кивнул, многозначительно приподняв брови.

– Садись, садись!

Блондин аккуратно снял пакет со стула, присел, переложил пакет себе на колени, поздоровался:

– Добрый день, Василий Кимович.

Официантка принесла кофе.

Блондин подождал, пока она отойдет, и осторожно заглянул в пакет, немного покраснев. Тут же покраснел еще больше и вопросительно посмотрел на Безродного.

– Да, это не ошибка, – с улыбкой кивнул Безродный. – Не пять, а десять.

– Благодарю вас, Василий Кимович, однако...

– Ты сделал все, как мы и договаривались. Обеспечил отработку и мента, и артиста, причем не формально, а со смекалкой. Скажу прямо – на «отлично»!

Безродный поднял вверх указательный палец.

– Это отмечено. Есть мнение поручить тебе новое задание.

Блондин потупился, благодарно наклонил голову.

– Поэтому и десять, а не пять. Можешь считать авансом.

Наступившая пауза была почти торжественной.

Наконец блондин снова поднял глаза.

Безродный тут же отметил, что взгляд у парня цепкий, жесткий – ай да тихоня! Он еще раз поздравил себя с правильным выбором.

– Ну?

– Я ценю ваше доверие, Василий Кимович, – твердо сказал блондин, – и ваше... понимание. Я готов.

– Тогда слушай и запоминай.

Отодвинув чашку с нетронутым кофе, Безродный перегнулся через стол.

– Про человечка по фамилии Чернов, который ушел из «Крестов», ты наверняка слышал – и ваша система, и наша который день из-за этого на ушах. Так вот, человечка этого надо найти. Причем совсем не обязательно живого. Понял?

Блондин молча кивнул.

– Найдешь – получишь вдвое больше, чем там, – Безродный показал глазами на конверт. – Найдешь неживого – втрое больше. Но с доказательствами!

Он постучал указательным пальцем по столу.

– Сам особенно не светись, направляй ситуацию, больше действуй чужими руками. Умеешь, убедились. Если нужно кого поощрить – не жмись, деньги будут. Войди в контакт с полковником Валуевым, я дам отмашку. Срок – неделя. Вопросы?

Блондин подумал немного, покачал головой.

– Вопросов нет, Василий Кимович. Я все понял.

– У матросов нет вопросов! – неожиданно развеселился Безродный. – Молодец! Ты во флоте случайно не служил?

Он в два глотка выпил остывший кофе, поднялся.

Тут же встал и блондин.

– Действуй, старайся как следует. Ты уж не обессудь – если ничего у тебя не выйдет, одним ведь лишением премии дело не обойдется... Сам должен понимать!

Блондин вытянулся и слегка побледнел.

– Так точно!

– Ну-ну, ты еще честь мне отдай! – усмехнулся Безродный. – Садись, не срами перед людьми, сейчас кофе тебе принесут. А мне пора. Успехов тебе в труде и ба-а-льшого счастья в личной жизни.

Он подмигнул блондину и вышел, закуривая на ходу.

До назначенного водителю срока оставалось еще минут десять, так что вполне можно было пройтись немного по Литейному, насладиться такой редкой для Питера солнечной погодой.

А паренек определенно ничего, толк из него выйдет.

Не то что Боровик, царствие ему небесное...

* * *

Страх, как известно, плохой советчик.

Когда менты, которых Стропилло считал своими, послали его куда подальше, он окончательно убедился, что злополучного винчестера ему не видать, как собственных ушей. И тогда его охватил уже не какой-то там примитивный страх, а самый настоящий животный ужас. Тот самый тихий, бездонный ужас, от которого человек теряет остатки соображения и превращается в безмозглую амебу, способную только на судорожные бессмысленные подергивания.

Так что от тихого ужаса советов и вовсе ждать не приходится – даже плохих.

Поэтому неудивительно, что в отчаянной попытке скрыться от страшных посланцев строгого мужчины Сергея Ивановича Андрей Стропилло совершил череду абсолютно безумных поступков.

Он перестал появляться дома, шарахался от знакомых, отключил телефон.

Колеся целыми днями по городу на своей дребезжащей «девятке», Стропилло метался от банка к банку, от одной риэлторской конторы к другой, а ближе к вечеру покупал билет на экскурсионный теплоход до Шлиссельбурга и обратно.

До расвета ворочался он на жестких скамейках салона нижней палубы, тщетно пытаясь хотя бы задремать. Вместо сна наваливались редкие минуты тревожного забытья с непременными кошмарами в виде гигантских пауков, жадных до его, стропилловской, крови.

Стропилло решил разбросать капиталы по заштатным городам бескрайней Российской Федерации и укрыться в какой-нибудь выморочной деревне без связи и электричества. Пересидеть некоторое время, а потом окончательно замести следы, хаотично колеся по стране и подбирая потихоньку свои денежки.

Поэтому и сновал он по банкам и телеграфам, неутомимо рассылая переводы до востребования в какие-то Крестцы, Колупаевски, Мироняги и прочие Малые Броды, выбирая названия городов по карманному атласу и тщательно переписывая их в свою засаленную записную книжку.

В риэлторские конторы Стропилло наведывался в надежде подобрать подходящую избу, желательно в Новгородской области или на Вологодчине. Он слышал как-то по радио, что там полно глухих мест – не хуже, чем в пойме реки Амазонки.

И где бы ни появлялся Стропилло, везде раздавалось его невнятное бормотание:

– Ничего, ничего... Ничего, ничего...

Наконец все было готово.

Безумная активность принесла свои плоды.

Подходящая изба была найдена в Пыталовском районе Псковской области. Стропилло очень обрадовался тому, что в радиусе пяти километров от его будущего укрытия постоянных жителей вообще не имелось, а единственная ведущая в те места проселочная дорога оставалась мало-мальски проходимой только два месяца в году.

– Вы, наверное, философ, отшельник? – почтительно осведомилась молоденькая сотрудница агентства, оформлявшая документы на избу. – Книгу какую-нибудь собираетесь в уединении написать?

– Ничего, ничего, – торопил ее Стропилло, – ничего...

Деньги – по крайней мере те, которые хранились в питерских банках, – тоже были распиханы неизвестно куда практически подчистую. Свою записную книжку Стропилло хранил теперь в специальном мешочке, повесив его на шнурок вместе с нательным крестиком.

Оставалось самое последнее – зайти в офис и забрать из сейфа остатки наличных долларов.

Своего собственного офиса Стропилло теперь боялся, как черт ладана.

Он долго болтался по набережной Обводного, периодически отсиживаясь в подворотнях, чтобы не примелькаться. Машину из тех же соображений пришлось оставить за тридевять земель, на Старопетергофском.

Стропилло с ненавистью смотрел на свет в окнах родной конторы и считал минуты, проклиная своих тупоголовых работников, уверенных в том, что шеф находится в длительной заграничной командировке.

Наконец свет погас.

Короткими перебежками Стропилло стал приближаться к обитой железом двери, затравленно оглядываясь и приговаривая по въевшейся привычке:

– Ничего, ничего...

Добежав до двери, Стропилло открыл ее своим ключом, быстро набрал код на вделанном в стену маленьком пульте и отключил сигнализацию. Тут же захлопнул дверь и упал на нее взмокшей спиной уже изнутри.

Уф!

Кажется, никто не заметил.

Перепрыгивая через две ступеньки, Стропилло взлетел по темной лестнице на второй этаж, задыхаясь, отпер свой кабинет, бросился к сейфу. Набить черную дерматиновую сумку «зеленью» было делом одной минуты. Все, можно уходить.

Стропилло повесил сумку на плечо, отдуваясь, спустился вниз и замер перед выходной дверью.

Набравшись духу, рванул ее на себя – и тут же оторопело отпрянул.

Навстречу ему из вечернего сумрака шагнули две темные фигуры.

– Ну что, Стропилло, – раздался низкий, хриплый голос, – пора в путь-дорогу. Арбуз ждет.

– Ничего, ничего, – забормотал Стропилло, пятясь, – ничего...

И тут он дико взвизгнул, швырнул сумку с деньгами под ноги непрошеным визитерам и вихрем полетел вверх по лестнице. Вознося хвалу небесным силам за то, что они не напомнили ему о необходимости запереть дверь перед уходом, Стропилло ворвался в свой кабинет, захлопнул дверь и навалился на нее всем телом, защелкивая срывающимися пальцами внутреннюю щеколду.

Снаружи послышались увесистые удары.

– Открывай, Стропилло, хуже будет!

Стропилло метнулся к телефону.

Крыша!

Его крыша – Квадрат, он просто обязан защитить, отвести Арбуза, денежки отстегивались исправно, пусть не все, но все-таки отстегивались, Квадрат поможет... Ну!

– Але! – откликнулся наконец-то Квадрат.

– Квадрат, это я! – завопил Стропилло. – Квадрат, на меня наехали люди Арбуза, надо срочно что-то делать, они сейчас дверь выломают...

– Стропилло, ты, что ли? – лениво осведомился Квадрат.

– Квадрат, помоги... – Стропилло уже был на грани истерики, – я же платил!

– Платить – твоя обязанность, а не привилегия, – отчеканил Квадрат. – Ты меня достал. Сотрись, придурок, свое говно сам разгребай.

Стропилло уронил трубку и вжался затылком в стену, не в силах оторвать остекленевшего взгляда от содрогающейся под мощными ударами двери. Наконец щеколда не выдержала, и дверь с треском распахнулась. В кабинет неспешно вошли арбузовские братки. Так же неспешно приблизились они к оцепенелому Стропилло, взяли его под локотки и потащили к выходу. Стропилло не сопротивлялся, только тихо бормотал:

– Ничего, ничего...

Арбуз встретил Стропилло почти ласково.

– Какие люди, – протянул он, – и без охраны! Ах, нет, простите, конечно же, с охраной, я забыл о вашем высоком социальном статусе, достопочтенный Андрей Владимирович.

Арбуз подмигнул Стропилле и кивком головы отослал доставивших его братков.

– Возьмите стул, Андрей Владимирович, подсаживайтесь к столу, – Арбуз показал рукой на знаменитый стеклянный стол. – Коньячку не хотите? Разговор у нас будет длинный, это ничего, что я на «вы»?

Стропилло вздрогнул, однако взял стул и нехотя подсел к стеклянной плите. Арбуз помолчал немного.

– Коньячку, значит, не хотите? И правильно, алкоголь разрушает печень и туманит мозги, а они вам сегодня еще ох как понадобятся. Почему-то я в этом абсолютно уверен. А вы как?

Насупившийся Стропилло не отвечал.

– Молчите, – констатировал Арбуз, встал и прошелся по кабинету, – а вы не находите, что это невежливо, в конце концов? Я стараюсь, развлекаю вас приличным разговором, а вы как воды в рот набрали. Нехорошо! Впору и обидеться.

– Я... Я ничего... – промямлил Стропилло и опять замолк.

Арбуз вскинул брови в знак радостного удивления.

– Ну вот и услышал я ваш божественный голос, Андрей Владимирович! Вы уж как хотите, а я за это обязательно выпью.

Вызванная по селектору Танюша тут же принесла рюмку коньяка на подносе. Арбуз торжественно поднял ее.

– Пью за ваше здоровье, Андрей Владимирович! За ваше здоровье, которое вы совершенно не бережете, ввязываясь в крайне сомнительные авантюры.

По-гусарски держа локоть на отлете, Арбуз поднес рюмку к губам, выпил ее одним глотком и сел в свое министерское кресло, выложив на стол жилистые руки.

– Хорош шутковать, Стропилло. Я тебя развлек, как умел, теперь твой черед. Рассказывай, мил человек, что с винчестером сделал.

Давно ожидавший этого вопроса Стропилло похолодел.

– Какой винчестер? – заторопился он. – Если тот, на котором колотый «Лайбах», так он у меня в сейфе, я его еще не запускал в производство... Но я готов отстегивать, сколько положено, я...

– Стропилло, – зловеще прервал его Арбуз, сжав кулаки, – не держи меня за идиота. Гнилой базар побоку! Где винчестер?

– Арбуз... э-э, Михаил Александрович...

– Молчать, сученыш! Ты замутил моих людей, сделал из них врагов, которых я вынужден теперь своими руками уничтожать, ты разбил жизнь моему лучшему другу, который мне ближе брата родного. Ты в мою жизнь посмел сунуться своим слюнявым мурлом, ты виляешь, как пиявка извилистая, – и думаешь остаться целым-невредимым?

Арбуз тяжело дышал. Он был страшен.

– Не надейся, не останешься! И легкой пули не дождешься. Прямо здесь, в подвале, будут тебя живого на кусочки резать и тебе же в рот твое же собственное сало запихивать.

– Я не знал! – заголосил Стропилло. – Я вообще ни при чем! Арбуз, разберись!

– Разобраться? Для тебя, клоп вонючий, сейчас один путь, только одна малюсенькая надежда, чтобы хоть на самый тоненький волосок свою никчемную жизнь протянуть. Говори, что знаешь, повторять больше не буду!

Стропилло поплыл.

Однако в самых дальних уголках его мечущегося в панике мозга все-таки шла напряженная работа, и одна, самая главная, мысль сидела в голове гвоздем – не сболтнуть лишнего!

– Сигарету можно? – еле шевеля губами попросил он, хотя никогда в жизни не курил.

– Здесь не ментура! – отрезал Арбуз и потянулся к селектору. – Тюрина ко мне!

– Подождите, подождите! – всхлипнул Стропилло. – Я все расскажу, все, что знаю...

И он рассказал, торопясь и захлебываясь, о том, как заказал украсть винчестер, как потом, испугавшись, подбросил его Роману. Постепенно Стропилло начал успокаиваться, обреченно сыпал все новыми и новыми подробностями, надеясь хоть как-нибудь отмазаться или хотя бы потянуть время.

И тут сработал засевший в голове гвоздь.

Стоп!

О страшном Сергее Ивановиче, заказавшем кражу винчестера, и о натравленных на Романа ментах нельзя было упоминать ни под каким видом. Потому что за этим порогом поджидала смерть, страшная, как дорожный каток, за рулем которого сидит обезьяна.

Стропилло замолчал. Внимательно слушавший его Арбуз устало опустил глаза.

– Ну и зачем ты всей этой дрянью поганой занимался? – Он покрутил в пальцах пустую рюмку, поставил ее на стол. – Статейка паршивая тоже ведь твоя работа?

– Я испугался, запутался, подумал, что так отведу от себя подозрения... Жадность проклятая, деньги, я измучился! Послушайте, я уже другой, жизнь меня научила. Я все бросил, хочу уехать, забыть, начать новую жизнь...

Стропилло бормотал и бормотал, постепенно затихая.

Арбуз брезгливо смотрел на него.

– Руки о тебя тошно марать, слизняк! – сказал он с отвращением, когда Стропилло окончательно замолк.

Арбуз отвернулся. Некоторое время он молчал, потом процедил, не оборачиваясь:

– Это хорошо, что ты разочаровался в деньгах. Скоро их у тебя не будет. А именно – через три дня. Через три дня ты принесешь сюда ровно один миллион долларов сэ-шэ-а. Ровно один миллион. А теперь пшел вон.

Не веря своим ушам, Стропилло встал и на негнущихся ногах поплелся к выходу. Арбуз снова нажал клавишу селектора.

– Танюша, проветри у меня как следует. И скажи ребятам, чтобы этого пропустили.

– Ничего-ничего-ничего... – шептал Стропилло машинально, спускаясь по лестнице.

Глава 8

БЕРЕГИСЬ, ТЕБЯ ЗАКАЗАЛИ!

Отпустив Стропилло, Арбуз долго сидел за своим стеклянным столом и курил одну сигарету за другой. Происходящее все больше не нравилось ему, и Арбуз то чертыхался, то хватался за телефон, а потом бросал трубку, то наливал себе рюмку водки и выпивал ее, не чувствуя вкуса.

Наконец он хлопнул рукой по столу и сказал себе:

– Все. Хватит.

После этого налил еще одну рюмку и, отставив ее пока что в сторонку, достал из стеклянного ящика стола большую папку Положив ее перед собой, он подпер голову руками и задумался.

В этой папке среди прочих бумаг имелся листок, на котором рукой Романа был написан рабочий телефон Боровика Тогда Арбуз упирался, говорил, что этот телефон ему не нужен, что такие друзья, как Боровик, ему тем более не нужны, но Роман был настойчив, и после того как он сказал, что мало ли что, а Боровик знает, где его найти, Арбуз согласился принять эту бумажку.

И теперь Арбуз постепенно смирялся с мыслью, что этот номер все-таки придется набрать. Он раскрыл папку, нашел нужный листок и с протяжным страдальческим вздохом в очередной раз снял трубку. Неохотно потыкав пальцем в кнопки, он поднес трубку к уху и стал ждать ответа.

– Калинин слушает, – отозвался после нескольких гудков бодрый голос.

– Добрый вечер, – вежливо сказал Арбуз. – А могу я поговорить с господином Боровиком?

– Нет, не можете, – бодрость в голосе Калинина сменилась на мрачность.

– А когда смогу?

– Неизвестно. Он в больнице.

– В больнице? – Арбуз забеспокоился. – А что с ним? В какой он больнице?

– Кто это говорит? – требовательно спросил Калинин.

– Это говорит его школьный друг.

– Как звать?

– Меня? Э-э-э... Михаил Арбузов.

– Арбузов? – в голосе Калинина прозвучало подозрение. – Знаем мы одного Арбузова... Его еще Арбузом кличут.

– Это я и есть, – вздохнул Арбуз.

– Арбуз, что ли? Тот самый? Вор в законе? Ну и что тебе нужно от нашего товарища?

– Это вам он товарищ, – Арбуз начал закипать, – а мне он друг. Понял, мусор?

– Что-о?

– Извини, Калинин, сорвалось, нервы расходились. Мы действительно старые друзья, с самой школы. А что с ним такое?

– Что с ним... – проворчал Калинин, – ранили его, вот что с ним.

– Сильно?

– Сильно.

– Слушай, начальник, не томи душу, давай говори, в какой он больнице. Я действительно его друг! Ну хочешь, я к вам в контору приеду, вместе его навестим?

– Вот еще, – фыркнул Калинин, – больше мне делать нечего! Ладно... Он в госпитале имени святого мученика Себастьяна. Знаешь такой?

– Знаю. Какая палата?

– Отделение реанимации, палата номер восемь.

– Ну спасибо, друг!

– Тоже мне друга нашел! – и Калинин закончил разговор.

Арбуз осторожно повесил трубку и посмотрел на ждавшую его рюмку.

Потом он нажал на кнопку селектора и сказал:

– Танюшка, найди-ка мне Тюрина, да побыстрее. Скажи, чтобы он ребят собрал, какие есть.

– Хорошо, Михаил Александрович, – ответила Танюшка.

Арбуз отпустил кнопку и снова посмотрел на рюмку.

– Эх, грехи мои тяжкие... – вздохнул он и выпил водку.

* * *

В просторном вестибюле госпиталя имени святого мученика Себастьяна было прохладно и тихо. Основной наплыв посетителей закончился, и дежурный в камуфляжной форме, сидевший у тумбочки перед маленьким черно-белым телевизором, расслабленно почесывался, предвкушая тот момент, когда он наконец сможет приложиться к припасенной на вечер бутылке пива.

Дверь с улицы открылась, и в вестибюль неторопливо вошли несколько человек. Посмотрев на них, охранник подобрался, потому что с первого взгляда опознал в них особую категорию людей, для которых, мягко выражаясь, закон не писан. Впереди шел худощавый седой мужчина средних лет в легком бежевом плаще, а следом за ним – двое в черных костюмах, массивные и мускулистые.

Дежурный приподнялся со стула, но мужчина остановил его жестом и, улыбнувшись, сказал:

– Уважаемый, вы не беспокойтесь. Мы пришли к товарищу, и вы окажете нам большую любезность, если не будете совершать нелепых действий. Вы меня понимаете?

Нахмурившись, дежурный неохотно кивнул.

А седой мужчина, внимательно посмотрев на него, добавил:

– Я знаю, о чем вы думаете. Ну так я обещаю вам, что никаких проблем не возникнет и стрельбы тоже не будет. Я знаю, иногда в больницу приходят, чтобы закончить незавершенную работу... Но это не тот случай. Так что расслабьтесь и ни о чем не беспокойтесь.

Он подумал и, достав из кармана пятисотрублевую купюру, положил ее на тумбочку.

– Возьмите это. Небольшая прибавка к жалованью.

Еще раз улыбнувшись, мужчина направился к лифту, а последний из сопровождавших его боевиков, проходя мимо дежурного, остановился на секунду и сказал:

– Ты понял? Квакнешь – попадешь в реанимацию.

И, потрепав охранника по плечу, пошел дальше.

Большой лифт, стенки которого были до последней степени исшарканы каталками, со скрипом поднялся на третий этаж, и его двери медленно разъехались.

Выйдя в широкий коридор, Арбуз и сопровождавшие его братки уверенно повернули направо, но тут же наткнулись на двух сидевших у стены мужчин, которые при виде нежданных гостей встали и перегородили им дорогу. Еще двое сидели на стульях чуть подальше, у дверей одной из палат. Они тоже встали и непринужденно засунули правые руки под пиджаки.

– Вы к кому? – спокойно поинтересовался один из охранявших Боровика спецов.

– А вы кто такой, чтобы спрашивать меня? – так же спокойно спросил Арбуз.

Спец достал из кармана удостоверение и, махнув им в воздухе, ответил:

– Капитан Шелепин. УБОП.

– Ага, – Арбуз кивнул. – Боровика, стало быть, охраняете.

Капитан Шелепин прищурился и сказал:

– Вы не ответили на мой вопрос.

Арбуз пожал плечами и ответил:

– Ну что же... Пусть все будет правильно и вежливо. Позвольте представиться: вор в законе Михаил Александрович Арбузов.

– Арбуз? – Шелепин поднял брови. – Тот самый?

– Ага. Тот самый. А чтобы избавить вас от необходимости задавать лишние вопросы, скажу, что Саня Боровик – мой друг детства и я пришел его навестить.

– Ну-ну, – усмехнулся Шелепин, – а за вашей спиной неутешные родственники.

– Что значит – неутешные? – забеспокоился Арбуз.

– Да это я так, к слову.

– А вы, уважаемый, за словами-то следите, – нахмурился Арбуз, – слово, оно как пуля – вылетит, не поймаешь. А если бы я сейчас разволновался и схватил инфаркт?

– Вот уж не надо, – засмеялся Шелепин, – у таких, как вы, на ровном месте инфарктов не бывает.

– У таких, как вы, – тоже, – парировал Арбуз. – В общем, я пришел навестить друга и надеюсь, что у нас с вами не будет проблем. Мои люди останутся в коридоре, можете с ними пока покалякать... о делах скорбных. А я пойду к Сане. Вы не против?

Шелепин помолчал, потом посмотрел на стоявшего рядом с ним спеца, тот пожал плечами, и тогда Шелепин, вздохнув, сказал:

– Ладно, идите. Только оружие сдайте.

Арбуз развел руками и ответил:

– Конечно, какой разговор! Пожалуйста.

Он достал из кармана плаща огромный позолоченный «Магнум» пятидесятого калибра и протянул его Шелепину рукояткой вперед.

– Ух ты! – восхитился Шелепин, принимая оружие. – Вот это ствол! Витька, посмотри!

Стоявший рядом с ним Витька восхищенно поджал губы и одобрительно покачал головой.

– Да-а... Знатная пушка.

– Говна не держим, – гордо произнес Арбуз.

– Ладно, идите, – Шелепин кивнул головой в сторону палаты Боровика, – а мы тут пока с вашими посидим...

– Благодарю вас, – вежливо ответил Арбуз и пошел к палате.

Взявшись за ручку двери, он обернулся и сказал:

– Кончайте вы подмышки чесать! Что у вас у всех – блохи, что ли?

Войдя в палату, Арбуз почувствовал, что сердце его сжалось.

Саня Боровик, рослый и мощный, лежал на большой металлической кровати со множеством рычагов и штурвалов и выглядел в высшей степени беспомощно и жалко. В вене у него была капельница, под носом – прилепленная пластырем кислородная трубочка, а под кроватью виднелась позорящая достоинство настоящего мужчины утка.

Услышав, что открылась дверь, Боровик разлепил веки и, увидев, кто вошел, тут же снова зажмурился. Подождав несколько секунд, он снова открыл глаза, на этот раз уже достаточно широко, и криво улыбнувшись, тихо сказал:

– Явился... Ну здравствуй, Мишка, сто лет не виделись.

Арбуз почувствовал, что у него защипало в глазах, и ответил:

– Здравствуй, Саня...

При этом у него в горле предательски пискнуло, и на щеку выскочила неожиданная слеза.

– Ишь ты... – прошептал Боровик, – растрогался, сукин сын. Вор в законе плакать не может.

– Иди ты в жопу, идиот, – ответил Арбуз и громко шмыгнул носом, – это у меня от здешних запахов аллергия открылась.

Арбуз достал платок и старательно высморкался, затем подвинул к кровати стул и сел рядом с Боровиком.

– Ну как ты тут? – заботливо спросил он.

– Как... Каком кверху, – ответил Боровик, – две пули в груди. Были – их уже достали. Ни один жизненно важный орган не задет, так что все путем. Однако болит, сволочь!

– Ну, раз так, – облегченно вздохнул Арбуз, – тогда все нормально. Дырки заживут, и будешь хвастаться девкам – бандитская пуля. Эх, сколько же лет прошло! Тебя просто не узнать...

– Слушай, Мишка, – сказал Боровик и с трудом повернулся на правый бок, – болит, гадина... Всякие сантименты сейчас нужно отложить. О наших с тобой жизнях поговорим потом. А сейчас есть гораздо более важные дела.

– Ну давай, излагай, – Арбуз достал сигареты. – Здесь курить-то можно?

– Можно, я разрешаю, – кивнул Боровик. – А дела действительно нехорошие... Вот ты сказал – бандитская пуля.

– Ну сказал, – Арбуз выпустил дым в сторону открытой форточки, – и что?

– А то, что она вовсе не бандитская.

– То есть как? – удивился Арбуз. – Ревнивый муж стрельнул, что ли?

– Если бы, – усмехнулся Боровик. – В общем, так. Происходит что-то странное. Менты сказали мне, что человека, стрелявшего в меня, задержали с поличным, то есть – с пушкой в руке. И знаешь, кого они назвали?

– Ну и кого?

– Нашего Ромку.

– Да ты что? – Арбуз вскочил, опрокинув стул. – Этого не может быть!

– Конечно, не может, – согласился с ним Боровик, – я же видел того, кто стрелял. Это бывший спец из УБОПА, а теперь он прислуживает пидорам из мэрии.

– Интересно, – Арбуз сузил глаза, – интересненько...

– Вот и я говорю, – кивнул Боровик и вздохнул. – Слушай, Мишка, дай-ка мне сигарету. Врач не разрешает, но я думаю, что ничего страшного не произойдет.

– Он думает! – Арбуз хмыкнул и полез в карман.

* * *

Когда Стропилло на негнущихся ногах выбрался из офиса Арбуза, он ничего не соображал – просто тихо радовался самому факту своего существования.

Однако не прошло и пары-тройки минут, как его изворотливый мозг начал потихоньку оживать. И тут же его накрыла тяжелая оглушающая волна – миллион!

Стропилло взвыл и побежал по тротуару, не разбирая пути.

Одна мысль лихорадочно билась в голове – бежать! Вот он и бежал, куда глаза глядят. Редкие прохожие в испуге шарахались от него, что и неудивительно – бегущий Стропилло нелепо размахивал руками, лицо его было искажено, выпученные глаза странно блестели.

Стоп!

Инстинкт самоохранения все-таки начал отрабатывать свой последний ресурс, смог заставить мозг прекратить панику и заняться поисками выхода из жуткой ситуации.

Куда бежать, если арбузовские братки, перед тем как отпустить Стропилло, отобрали все имевшиеся у него при себе бумаги? В том числе и документы на избу в Пыталовском районе, и даже заветную записную книжку со списком городов, в которые Стропилло переводил свои денежки. Поди теперь вспомни их, тем более в таком состоянии...

Стропилло закусил губу и принялся озираться, пытаясь определить, куда занес его безумный бег. Господи, да он, никак, уже всю Некрасова пропахал, вон, до «Октябрьского» рукой подать!

Он вдруг сообразил что-то, метнулся на проезжую часть и растопырил руки перед первой попавшейся машиной. Раздался резкий визг тормозов. Водитель новенькой бледно-зеленой «десятки» высунулся из открытого по случаю теплой погоды окна и уже было окрыл рот для произнесения матерной тирады, как вдруг увидел зеленый, как его машина, полтинник, зажатый в кулаке у Стропилло. Дверь «десятки» тут же гостеприимно распахнулась, и Стропилло тяжело плюхнулся на сиденье.

– Старопетергофский! – буркнул он, тяжело сопя.

Первым делом следовало забрать собственную машину – а там посмотрим.

Через полчаса Стропилло уже сидел за рулем своей «девятки» и напряженно размышлял.

Миллион...

Еще совсем недавно Стропилло был готов все отдать, лишь бы вырваться от Арбуза живым и невредимым. Теперь, когда непосредственная опасность хоть на время, но отступила, мысли его постепенно приняли другое направление.

Отдать миллион, оказаться у разбитого корыта из-за нелепого стечения случайных, как он считал, обстоятельств?

Нет, так не пойдет, он, Андрей Владимирович Стропилло, еще поборется. На расстоянии Арбуз уже не казался таким страшным и неумолимым.

Стропилло нервно забарабанил пальцами по рулю и сам испугался вдруг пришедшей в голову мысли. От Арбуза не уйдешь, теперь он знает о Стропилле всю его подноготную и ни за что не выпустит его из своих рук. Тут и миллион не поможет – где гарантия, что, даже выложив денежки, не получишь пулю в голову вместо сдачи?

То-то.

Значит, единственный выход...

Стропилло оглянулся по сторонам. Оранжевые фонари боролись с ночной темнотой, тускло освещая пустой проспект. Накрапывал мелкий дождь.

Единственный выход – устранить Арбуза и раз и навсегда забыть о нем, как забывают, проснувшись, о ночном кошмаре.

Стропилло шумно выдохнул. Решение было принято.

Осталось подобрать исполнителя.

Проклятый Квадрат предал, наплевал на давние отношения, сдал Стропилло Арбузу с потрохами. Вот и верь после этого людям.

– Хорошо бы и его тоже замочить, – мстительно прошептал Стропилло. – Ничего, ничего...

Корявый!

Ну конечно же – он, и только он!

Беспредельщик, руководит бандой таких же отморозков, даже большие люди, не чета Стропилле, относятся к нему с осторожностью. Да и с Арбузом он, говорят, на ножах – пару раз Арбуз пресекал какую-то очередную его беспредельщину, чуть самого на тот свет при этом не отправил.

Стропилло похвалил себя за предусмотрительность. Когда на заре своей предпринимательской деятельности он метался в поисках крыши, знающие люди свели его с Корявым. Тогда Стропилло испугался жестокости и непредсказуемости авторитета, предпочел лечь под Квадрата – однако хорошие отношения с Корявым на всякий случай сохранил, периодически засылал ему презенты в виде наборов компакт-дисков своего производства вперемежку с бутылками дорогого коньяка. Так, на всякий случай, – вроде как небольшие сувениры в знак искреннего уважения.

Теперь вот пригодилось.

Стропилло завел мотор, врубил сразу вторую скорость, нетерпеливо вдавил в пол педаль газа. «Девятка» с жалобным визгом понеслась навстречу потихоньку расходившемуся дождю.

Корявый обычно спал днем, ночи же просиживал в задних комнатах небольшой круглосуточно работающей бильярдной «Карамболь» на улице Восстания – руководил оттуда делами, если не было нужды принимать в них участия самому.

Пулей влетев в пустую по случаю ночного времени бильярдную, Стропилло сразу же бросился к пожилому маклеру в запачканной мелом жилетке, что-то горячо зашептал ему на ухо. Маклер внимательно выслушал его, кивнул и исчез за небольшой деревянной дверью в углу зала. Через пару минут он вернулся и поманил Стропилло пальцем.

Стропилло облегченно вздохнул и нырнул в низкую дверь.

Корявый сидел за журнальным столиком, обложившись мобильниками и потягивая пиво из большой литровой кружки. Он молча поднял на Стропилло свои желтые полусумасшедшие глаза с расширенными от кокаина зрачками.

– Ну что, добегался, попрыгунчик? – спросил он равнодушно, ничуть не удивившись появлению взъерошенного и мокрого от дождя визитера. – Достали тебя арбузовские ребята?

– Ты знаешь? – Стропилло застыл у дверей.

– Земля слухами полнится. Знаю, что раз Арбуз спустил с поводка своих торпед, то зуб на тебя он наточил длиною с километр. Ну и что тебе от меня нужно?

Стропилло судорожно вздохнул, задержал дыхание и решился.

– Корявый, час «икс» пробил. Арбуз кислород перекрыл по самое некуда, если не избавлюсь от него – мне конец. Поэтому я к тебе. Плачу наличными...

Он еще раз задержал дыхание, махнул рукой.

– Сто кусков зеленью сразу, еще сто – потом. Всего двести.

– Когда? – все так же равнодушно спросил Корявый, однако Стропилло с радостью отметил, что его желтые глаза зажглись злым огоньком, зрачки сузились.

– Срочно. Сегодня.

Корявый отхлебнул пива, взял со столика мятую пачку «Беломора», повертел в цепких татуированных пальцах и бросил обратно.

– Вот так всегда. Как припечет – сразу Корявый. Что ж ты, тихоня, до сих пор меня сторонился, Квадрату жопу языком полировал? Ну и что, помог тебе твой Квадрат?

– Корявый, не время, – Стропилло напряженно изогнулся, заглянул Корявому в глаза, – я виноват, жизнь научила, помоги...

Корявый откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза.

– Ну и чем тебе Арбуз так крепко насолил?

– Это мое дело, – насупился Стропилло.

– Ну что же... Твое – так твое.

Стопилло ждал с замиранием сердца.

– Ладно, – сказал, наконец, Корявый, – благодари бога, что у меня к Арбузу свой счет имеется. Так что не трясись, как глист на морозе, – завалим. Деньги сюда к девяти утра, все сразу.

Стропилло выдохнул и громко икнул.

Корявый усмехнулся:

– Эк тебя колбасит! Пивка хочешь?

Глава 9

МЕРТВЫЕ НЕ ПОТЕЮТ

Наступившая ночь оказалась богатой на события.

Не спал Стропилло, скрючившийся на мокрой от дождя скамейке салона верхней палубы экскурсионного теплохода «Площадь Декабристов – Шлиссельбург», на который он по укоренившейся в последнее время привычке устремился сразу же после разговора с Корявым. На нижней палубе места не нашлось – выходной, как-никак, – поэтому пришлось устроиться на верхней. Колыхающийся на ветру тент от дождя не спасал, однако Стропилло это не смущало – он судорожно сжимал в руке мобильник, и на мобильнике этом сосредоточилась вся его энергия, устремленная на один простой, как репа, вопрос – выжить. А выживание зависело на данный момент только от одного – от звонка Корявого с отчетом о выполненном заказе. О дальнейшем Стропилло старался не думать.

Не спал и генерал-майор Безродный, озабоченный поздним звонком скромного блондина – того самого, с которым он встречался накануне вечером в кофейне на Литейном. Блондин долго мямлил что-то невразумительное, однако в конце концов сознался, что задание, за выполнение которого его так щедро поощрил Безродный, оказалось выполненным не полностью.

Боровика недострелили.

Он жив и валяется в госпитале имени святого мученика Себастьяна под охраной коллег из УБОПа.

– Спасибо вам, дорогие друзья, – проскрежетал Безродный враз онемевшими челюстями и повесил трубку.

Стараясь не беспокоить жену, он потихоньку выбрался из-под одеяла. Потыкался под кроватью, тапок так и не нашел, босиком, в одной пижаме осторожно прошлепал на кухню.

Ничтожные бляди.

Не на кого положиться в этой убогой стране... Безродный помотал головой, стиснул увесистые кулаки. Как ни верти, а выходит, что он дважды подставился, порекомендовав «Воле народа» сначала Боровика, а потом и этого блондина, и оба раза обосрался.

И теперь единственный шанс остаться после этого в живых – немедленно добить раненого Боровика. Безродный захватил в горсть попавшуюся под руку деревянную солонку и с хрустом раздавил ее в кулаке. Некоторое время смотрел на обломки и просыпающуюся между пальцами соль, и это напомнило ему песочные часы, равнодушно отмеривающие минуты его оставшейся жизни.

Он достал мобильник, мрачно посмотрел в темное, как чернила, окно и набрал номер.

Ровно через полчаса в просторном и гулко-пустом по ночному времени вестибюле госпиталя святого Себастьяна наступило заметное оживление. Вежливый стук во входную дверь из толстого стекла в конце концов разбудил камуфлированного охранника, задремавшего было за своей тумбочкой перед черно-белым экраном, на котором мелькали какие-то попки-сиськи из разряда очередных лауреаток «Фабрики звезд». Хорошо дремать под них с внеплановой пятисотенной бумажкой в кармане, да еще и после бутылочки пивка!

К сожалению, кайф быстро закончился.

Не успел охранник доковылять до двери и лениво осведомиться, кого там несет в такой поздний час, как тут же прозвучали смягченные глушителями выстрелы.

Неизвестные даже не потрудились дождаться, когда расслабившийся страж ворот откроет дверь – им это было ни к чему. Туловище охранника еще медленно заваливалось набок, фонтанируя тугими струйками крови из рваных дырок, прихотливо разбросанных между грудью и подбородком – а три фигуры в черных комбинезонах уже проскочили через осыпавшийся кубиками каленого стекла проем двери и, бесшумно скользя по мрамотному полу, короткими перебежками подобрались к лифту.

Двое сразу зашли в лифт, который тут же тронулся с места с поскрипыванием и постукиванием, а третий устремился вверх по пожарной лестнице. Остановившись на третьем этаже, лифт мелодично запиликал, и этот звук не прошел мимо уха Арбуза, расслабившегося было у больничной постели вновь обретенного друга.

– Стоп базар! – моментально среагировал он, так и не достав наполовину вытащенную из пачки сигарету. – Эх, черт, пушка-то моя у твоего парня... Давай под кровать, быстро!

Арбуз метнулся к двери, осторожно присел на корточки, приоткрыл ее на полсантиметра указательным пальцем.

Увиденное не внушало оптимизма.

Череда негромких хлопков – и тяжелое тело грузно рухнуло об пол прямо напротив приоткрытой Арбузом щели. Вместе с откинутой рукой брякнул о линолеум штатный «Макаров», а из внутреннего кармана убитого Витька выскользнул родной позолоченный «Магнум».

Из коридора донесся дробный треск выстрелов – как будто рассвирепевший великан изо всех сил колотил доской по листу фанеры. «Свои» – мелькнуло в голове у Арбуза, и он успел еще удивиться, что вот надо же – дожил до того, что равняет своих торпед с ментами, охраняющими друга детства. Ни у тех ни у других позорных глушителей отроду не водилось. В ответ, словно по заказу, раздались глухие хлопки как раз тех самых позорных глушителей. Запахло удушливой и едкой пороховой гарью.

Настала тишина.

Арбуз распластался на полу, осторожно приоткрыл дверь еще на полсантиметра. Выждав секунду, молниеносным движением вцепился в рукоятку валяющегося на расстоянии вытянутой руки «Магнума», рванул его к себе.

Бац!

В уши ударил глухой хлопок глушителя, и пуля с визгом вырвала из пола кусок линолеума как раз на том месте, где только что покоилась золоченая рукоятка.

Успел!

Арбуз захлопнул дверь, привалился спиной к косяку. Главное сделано, ствол «Магнума» у плеча, пора позаботиться о друге ситном.

А друг ситный в это время, молниеносно содрав с себя пластиковые привязки ко всяким там капельницам и прочим загадочным медицинским приборам, с похвальной расторопностью распростерся под больничной койкой.

По крайней мере в этом смысле все было в порядке.

Зато в остальных смыслах – не очень.

Полное отсутствие жизнерадостного пистолетного треска поневоле наводило на печальные размышления. Вражеские глушители в этом матче явно выигрывали.

Арбуз повернулся к Боровику.

– Ну что, Саня, вспомним детство золотое?

– Давай, Мишка, придумай что-нибудь, ты ведь у нас на выдумки мастак...

У Арбуза снова защипало в глазах. Несгибаемый друг детства впервые попросил его о помощи.

– Давай-давай, живы будем – не помрем. Держись за спину, прорвемся.

Боровик подполз к Арбузу, оперся о его плечо. Арбуз передернул на всякий случай затвор «Магнума» – убедился, что не засела в нем клином пустая отработанная гильза. Ну, пора.

Арбуз рывком распахнул дверь в коридор и уставил в открывшийся проем позолоченное дуло. И тут же понял, что шансов – не то что ноль, а скорее минус пять или даже минус десять – это если измерять по десятибалльной шкале. Справа у лифта маячили двое в черных комбинезонах и с пистолетами наизготовку. Слева, у выхода на пожарную лестницу – еще один в такой же позиции.

А пол коридора был буквально усеян мертвыми телами. «Двое моих, четверо боровиковских», – машинально сосчитал Арбуз. Пистолет в его руке дрогнул.

И тут свершилось чудо.

Из палаты напротив вдруг выехала каталка с накрытым простыней бездыханным телом, ведомая пожилой медсестрой, бесстрастно поджимающей морщинистые губы.

– Ну, выручай, новопреставленный раб божий... – прошептал Арбуз.

Дальнейшее происходило, как в старом кино, когда лента проматывается в замедленном темпе. Арбуз отпихнул от себя Боровика, упал на бок и изо всех сил врезал ногой по правому переднему колесу каталки.

Каталка со скрипом повернулась и покатилась в сторону лифта, и тут же загрохотал арбузовский «Магнум». Он выплевывал увесистые тупорылые пули до тех пор, пока патроны не кончились и затворную раму не заклинило в крайнем заднем положении. Тогда в наступившей тишине стал слышен истошный визг пожилой медсестры.

Человека с пистолетом у выхода на пожарную лестницу уже не наблюдалось – он был сметен выстрелами, пробил своим телом стеклянную дверь и вывалился в темноту вместе с ее осколками.

А двое у лифта оцепенело уставились на катящуюся к ним коляску с мертвецом, теряя таким образом драгоценные секунды. Именно этих секунд и хватило Арбузу для того, чтобы ухватить Боровика за шиворот больничной пижамы и дотащить его до ощетинившейся осколками стекла двери на пожарную лестницу.

Оставив на этих осколках добрую половину своего пиджака от Карло Гуччи, Арбуз поволок Боровика вниз по ржавым металлическим ступенькам, остервенело матерясь и прикрываясь свободной рукой от хлещущего в лицо дождя.

– Тюря! – хрипло крикнул он вниз. – Прикрой!

Повторять не пришлось.

Когда один из убийц зо звоном вылетел из стеклянной двери третьего этажа, Тюря сразу понял, что дело пахнет жареным, выхватил из-под сиденья «Лексуса» похожую на обыкновенный дипломат металлическую коробочку, с лязгом распахнул ее, и в его руках оказался малогабаритный автомат «Кипарис».

Как только следом за Арбузом, тащившим Боровика, на площадке пожарной лестницы показались преследователи, Тюря нажал на спуск, прозвучала короткая очередь, и темные фигуры рухнули – одна на асфальт с высоты третьего этажа, а другая, скатившись на один марш гремучей железной лестницы, повисла на криво сваренных перилах.

Арбуз на последнем издыхании втащил Боровика на заднее сиденье «Лексуса», Тюря прыгнул за руль и втопил в пол педаль газа.

– Ну ты даешь, друг детства, – пробормотал Боровик, валясь на мягкие кожаные подушки, – и автоматик-то у тебя особенный, не каждому из наших такой посчастливится...

И вырубился.

* * *

Однако на этом бурные события не закончились, потому что волею обстоятельств кроме вышеперечисленных персонажей были лишены ночного сна и люди Корявого, занятые подготовкой ликвидации ненавистного Арбуза.

Корявый отрядил на это ответственное дело двух самых надежных своих подручных – Толика Гриба и Миху Опоссума. Знал, что эти не подведут – костьми лягут, а завалят, не поморщившись, хоть отца родного. Им заблудшие души оприходовать не впервой.

Гриб с Опоссумом быстро провентилировали ситуацию и выяснили, что Арбуз в настоящий момент пребывает в больничке у какого-то своего дружка. Ничего, пусть отведет душу напоследок, ему самому скоро больничка уже не поможет. Значит, самый верняк – дожидаться Арбуза у его собственной хавиры. Арбуз, типа, под смелого косит, обычно ездит без охраны, с одним водителем, значит – никаких проблем возникнуть не должно.

В два часа ночи Гриб с Опоссумом уже были на Моховой.

Тачку – неприметную вишневую «восьмерку» с тонированными стеклами – оставили в начале улицы, а сами прогулялись пешком метров пятьдесят до темнокрасного пятиэтажного дома, в котором квартировал Арбуз. Арбузовская парадная была во внутреннем дворе-колодце с покушениями на чахлую озелененность.

Совсем хорошо – милое дело отоварить клиента в темной подворотне!

Гриб вытащил из-за пояса замызганных джинсов увесистый «Стечкин», передернул затвор и, шмыгнув в подворотню, присел на корточки между двумя мусорными баками. Опоссум принялся прогуливаться по тротуару на противоположной стороне улицы.

Эх, жаль, собачку какую-нибудь паршивую не догадались прихватить, совсем вышло бы натурально. Он держал руку в кармане ветровки, крепко ухватившись за рифленую рукоятку старого доброго «ТТ».

Томительно тянулись минуты.

Опоссум не выдержал, посмотрел на часы. Блин, уже половина четвертого! Он быстро огляделся, перебежал улицу.

– Слышь, Гриб! Где этот хренов Арбуз, уж не случилось ли чего?

– Ты чо делаешь, сука? – донесся из темноты злобный шепот Гриба. – Не маячь, вали туда, где стоял! Он же в любую минуту может подъехать, куда он денется... Ну вот, говорил тебе, падла!

Со стороны улицы Пестеля послышался мягкий шум мотора, и на Моховую выехал черный арбузовский «Лексус» с погашенными фарами. Арбуз на заднем сиденье бережно придерживал за плечи все еще не пришедшего в себя Боровика, Тюря за рулем напряженно вглядывался в освещенное тусклыми уличными фонарями пространство. После кувырканий в больнице он был готов ко всему.

И не зря.

Вот оно!

Из подворотни в сторону от «Лексуса» шарахнулась какая-то тень, замерла в углублении парадной на противоположной стороне улицы. Тюря резко тормознул и врубил дальний свет. Сомнений больше не было – в руке у темной фигуры в свете фар откровенно обозначилось вороненое дуло пистолета.

– Шеф, стоп машина, очередная гниль на горизонте! – крикнул Тюря и выкатился на асфальт, на ходу раскладывая свой «Кипарис».

Раздался треск короткой очереди, пули горохом защелкали по каменной стене, а потом щелканье сменилось мягким хрустом. Из углубления в стене нетвердо вышел Опоссум. На его ветровке явственно обозначились две вырванные клочками дыры, вокруг которых стремительно расплывались темно-красные пятна.

Глухо звякнул выпавший из его ослабевших пальцев «ТТ», и Опоссум тяжело рухнул навзничь, в дополнение к своим явно не совместимым с жизнью ранениям еще и раскроив себе череп об асфальт.

Тут же захлопали выстрелы из подворотни. Гриб перекинул флажок предохранителя на автоматическую стрельбу и остервенело палил в «Лексус», выставив худую руку со «Стечкиным» из-за мусорного бака.

Со звоном осыпалось лобовое стекло. Арбуз успел столкнуть Боровика на пол между сиденьями и пригнулся. Две пули тут же впились в спинку сиденья как раз на том месте, где только что мирно покоилась голова Боровика.

Тюря вскочил, бросился к подворотне, снова упал на асфальт и добил остатки обоймы, вспоров очередью мусорные баки. Из темноты донесся короткий вскрик, и «Стечкин» замолк. Тюря осторожно подполз поближе, заметил валяющийся на асфальте пистолет и притянул его к себе стволом своего «Кипариса». Заглянув в темное пространство между баками, он тут же махнул рукой Арбузу:

– Шеф, этот еще дышит!

Арбуз выбрался из машины, оглянулся на Боровика и быстро прошел в подворотню. Гриб вытаращил полные предсмертного ужаса глаза, попытался отползти. Арбуз без колебаний вдавил каблук в кровоточащую рану у него на груди.

– Говори, падла, кто послал!

Гриб задохнулся от страшной боли и прошептал немеющими губами:

– Не надо... Корявый послал, Корявый... Стропилло заказчик...

Изо рта у него пошла кровь, и он откинул голову на асфальт.

Арбуз брезгливо вытер каблук о труп и убрал ногу.

– Ну, падлы, погодите. Тюря, «Лексус» отогнать, жмуриков быстро в мусорный бак. Чтобы через пять минут здесь были ребята и увезли бак на свалку. Слишком много шума, сейчас наверняка припрутся менты – твое дело их задержать на подъездах, пока ребята не приберут концы. Делай что хочешь, не мне тебя учить – под колеса ложись, деньгами сыпь, в морду кому постарше заедь, из ментуры я завтра тебя вытащу. Все, пошел.

Арбуз вернулся к машине, извлек из нее отчасти оклемавшегося Боровика и повел его к себе, осторожно придерживая за плечи.

Тюря достал мобильник и быстро защелкал кнопками.

* * *

Боровик лежал на роскошной кровати Арбуза и капризничал.

– Ай, доктор, больно! Ай, щипет! Ой, не могу! Зачем вы меня мучаете, вы смерти моей хотите?

Арбуз же, развалившись в мягком глубоком кресле, держал в руке высокий стакан с красным сухим вином и, пуская в потолок кольца сигарного дыма, давал доктору советы.

– А вы, Илья Абрамович, нажмите ему посильнее, чтобы проняло. И налейте йоду побольше, а то он еще не прочувствовал. А скажите, доктор, вот для общего оздоровления – может быть, больному нужно клизму поставить?

– Это тебе нужно клизму поставить, причем в голову! – откликнулся Боровик. – Промыть для профилактики. Ай, доктор, щекотно!

Личный доктор Арбуза Илья Абрамович Шнеерсон был срочно вызван на квартиру к своему работодателю, где ему предъявили дважды раненного в грудь Саню Боровика. Доктор Шнеерсон не привык задавать лишних вопросов, поэтому спросил только:

– Откуда привезли?

– Из госпиталя имени святого мученика Себастьяна, – без запинки ответил Арбуз. – Пули уже вытащили, а остальное придется делать вам.

– Хорошая больничка, – кивнул доктор Шнеерсон, – там у меня двоюродный брат мужа моей сестры работает.

– Мужа... Брата... – Арбуз покрутил головой. – Ладно, Илья Абрамович, оставим в покое ваших родственников. Работайте.

Доктор Шнеерсон вымыл руки, вооружился ножницами и в два счета снял с Боровика все повязки. Полюбовавшись на раны, он пощупал грудь Боровика, потом выслушал его старомодным стетоскопом и удовлетворенно сказал:

– Ну что... Собственно говоря, мои коллеги из Себастьяновского госпиталя уже все сделали. Сейчас я еще раз обработаю раны, наложу свежие повязки, а дальше – дело времени. Молодой здоровый организм сам все исправит. Никакой опасности нет, так что можете не беспокоиться.

– Слышал, что доктор сказал? – самодовольно произнес Боровик. – Молодой и здоровый.

– Но он не сказал – умный и красивый, – ответил Арбуз. – И скоро наш больной встанет на ноги?

– А он уже может, если ему хочется, – сказал доктор Шнеерсон, доставая из антикварного саквояжа медикаменты и бинты, – но лучше полежать.

– А скажите, доктор, – поинтересовался Боровик, – сухое красное вино поможет молодому и здоровому организму быстрее справиться с болезнью?

Доктор Шнеерсон усмехнулся и ответил:

– Вы не больны, молодой человек. Вы ранены, и это две большие разницы. А если вам хочется выпить, то медицина не возражает.

– А медицина не возражает, – спросил Арбуз, – если этому молодому и здоровому дать по шее разочек?

– Не возражает, – покладисто ответил доктор Шнеерсон, – шея у него для этого вполне подходящая. А кроме того, он ранен не в шею, а в грудь. Так что в целях профилактики, если сочтете нужным... Так, господин хороший, повернитесь-ка на правый бок!

Когда доктор Шнеерсон закончил свою работу и вышел в прихожую, держа в одной руке саквояж, а в другой – шляпу, Арбуз, провожавший его, достал из кармана тонкий конверт и сказал:

– Уважаемый Илья Абрамович, здесь две тысячи долларов. Надеюсь, этого достаточно?

– Более чем, – ответил доктор Шнеерсон, принимая конверт и убирая его в карман, – а насчет нашего пациента я скажу, что молодому человеку страшно повезло. Такие ранения случаются раз в пятьдесят лет. Две пули в грудной полости – и не затронут ни один орган. Вообще ни один! Вы обратили внимание, что пули были извлечены через раневые каналы?

– Э-э-э... Обратил, – соврал Арбуз. – Интересный случай.

– Вот, – доктор Шнеерсон кивнул, – так что с вашим товарищем будет все в порядке, а если что – звоните. Завтра приду на перевязку.

Когда Арбуз вернулся в комнату, он увидел, что Боровик стоит у стола и с вороватым видом наливает себе сухое красное вино.

– А доктор сказал, что мне можно вставать. И вино тоже можно.

– Ладно... – Арбуз махнул рукой, – я тоже с тобой выпью. За счастливое спасение.

– И это правильно! – воскликнул Боровик и поморщился. – А все-таки ноет, собака...

– А ну давай в койку, – прикрикнул на него Арбуз, – я сам тебе дам, что нужно.

Боровик, держа в руке стакан с вином, забрался под одеяло, и они выпили сначала за чудесное спасение, потом за спасителя, потом за встречу после долгой разлуки, а потом Боровик хлопнул себя по лбу и сказал:

– Ну я тупой! Дай-ка мне телефон, да побыстрее.

Арбуз швырнул ему на одеяло трубку, и Боровик, набрав номер, сказал:

– Калинин? Это я. Да живой, живой. Неважно, где. На конспиративной квартире. Значит, слушай меня внимательно. За мое якобы убийство задержан Роман Меньшиков, певец, ну знаешь – он ко мне часто приходит. Да. Так он сейчас в ментах, и его срочно нужно оттуда выдернуть. Его подставили, и я чувствую, что если его не забрать оттуда немедленно, может случиться что-то очень плохое. Понял? Бери ребят и вытаскивай его. Причем прямо сейчас, по тревоге. Давай. А потом позвонишь мне по этому номеру, и я скажу, куда его привезти. Номер у тебя высветился? Все, действуй!

Закончив разговор, Боровик глубоко вздохнул, как после тяжелой работы, и сказал:

– Ну, наливай. Медицина не возражает!

* * *

Дежурный по двести восьмому отделению милиции капитан Колобродов только что выпил третью бутылку пива, и ему было хорошо и спокойно. Происшествий, заслуживающих внимания, не наблюдалось, обычная рутина – алкаши и всякая мелочь пузатая, вроде юных недоумков, отобравших у девчонки мобильник. Мобильник этот лежал теперь перед капитаном Колобродовым, и он лениво думал о том, как бы половчее прибрать красивый телефончик к рукам.

Дверь, ведущая на улицу, отворилась, и в отделение вошли двое серьезных мужчин. Один из них, явно главный, подошел к амбразуре в большом окне из толстого органического стекла и показал удостоверение УБОП. Второй, с боксерским носом, по-хозяйски оглядел помещение и, толкнув незапертую дверь, шагнул в дежурку, где за столом сидел Колобродов.

– Здорово, капитан, – сказал он и улыбнулся. – Как служба?

– Нормально, – ответил Колобродов, чувствуя, что происходит что-то не то. – Вам что нужно?

– Нам-то? – Боксер кивнул главному, и тот тоже вошел в дежурку. – Да ничего особенного.

Они переглянулись, потом синхронно достали пистолеты и направили их на Колобродова.

– Где помощник? – спросил боксер. – Быстро!

– Там, – растерявшийся Колобродов мотнул головой в сторону полуоткрытой двери, за которой сидел помощник дежурного.

– Хорошо, – сказал боксер и подошел к двери.

Распахнув ее, он сказал сидевшему за кроссвордом помощнику:

– Руки на стол и ни гу-гу. Это ограбление.

– Какое ограбление? – удивился помощник, кладя руки поверх газеты с кроссвордом.

– Такое.

Боксер, не поворачиваясь, сказал главному:

– Можно.

Главный достал свободной рукой рацию и, нажав кнопку, сказал:

– Заходим!

Тут же уличная дверь распахнулась, и в отделение, не особенно торопясь, но и не мешкая, вошли восемь человек в омоновских масках и с короткими автоматами. За считанные секунды двести восьмое отделение милиции было захвачено без единого выстрела.

– Это что – учения? – сообразил Колобродов.

– Ага, учения, – кивнул главный. – Сейчас будем вас жизни учить. Где артист?

– Какой артист? – не понял Колобродов.

– Не зли меня, – угрожающе сказал главный. – Еще раз спрашиваю, где Роман Меньшиков?

– А, этот, – Колобродов вытер вспотевший лоб. – Он внизу, во второй камере.

– Коля, – главный обратился к одному из стоявших у него за спиной спецов, – давайте вниз и забирайте Меньшикова.

– Что значит – забирайте? – попытался возмутиться Колобродов. – Он задержан за убийство.

– Никакого убийства не было, – отчеканил главный, – его подставили, и если я узнаю, что ты, козел, к этому причастен, молись своему пивному богу. Вопросы есть?

– Так ведь... Звонить будут, спрашивать, а что я отвечу?

– Ладно, помогу тебе добрым советом, – усмехнулся главный. – Когда позвонят, скажешь – один из твоих ментов по ошибке выпустил этого человека вместо какого-нибудь алкаша. А нас тут и не было. Тебя, конечно, вздрючат, но так тебе и надо. Будешь знать, что такое хорошо и что такое плохо. Еще раз говорю тебе, что этот человек – не убийца. Так что по большому счету тебе ничего не грозит. Понял?

– По... Понял, – Колобродов сглотнул.

– Вот и хорошо, – кивнул главный, – а пить пиво на посту – нехорошо. От тебя разит, как из бочки. Пожуй резинку.

На лестнице послышался топот, и в дежурку вошли трое спецов и Роман.

– Темницы рухнут, и свобода... – продекламировал главный. – Пошли отсюда, господин артист.

Захватчики, топая подкованными сапогами, удалились с добычей, а главный, задержавшись на пороге, сказал Колобродову:

– А представляешь, если бы это были не мы, а бандиты? Вы не милиционеры, а говно. Твари поганые. Воры в погонах. Пострелять бы вас всех...

Он вышел, громко хлопнув дверью, а Колобродов, тупо посмотрев вслед, достал из стола четвертую бутылку пива и, подумав, громко спросил:

– Эй, Сидоров, ты там живой?

– Живой, – отозвался помощник. – Эти ушли?

– Ушли. Слушай, надо бы за водочкой сгонять, пиво тут не поможет.

Глава 10

МИКРОФОН И ПИСТОЛЕТ

– ... Тогда папаша и говорит: ну что, дочка, помогли тебе твои ляхи?

Все засмеялись, а Боровик, поморщившись, сказал:

– Не нужно меня смешить. Мне же больно смеяться!

– Ладно, – Роман махнул рукой, – тогда давайте поговорим о грустном. Повеселились, и хватит.

– Давай, – Арбуз взял бутылку и налил всем вина.

Трое друзей сидели за большим круглым столом в квартире Арбуза и вспоминали счастливые школьные годы. Потом разговор перешел на женщин, затем посыпались анекдоты, которых Роман знал превеликое множество, и наконец настало время поговорить о серьезных вещах.

Роман сделал несколько глотков и сказал:

– А если о грустном... Тогда получается очень странная картина. Странная, неприятная и таинственная. И я не могу больше быть пассивным и делать вид, что все эти события случайны, что они пройдут сами собой, как плохая погода. Или что кто-то сделает все за меня.

– Ну-ну, – хмыкнул Арбуз.

– Ничего не «ну-ну»! Вот давайте восстановим хронологию событий.

– Давайте, – кивнул Боровик.

– Я начну с самого начала, и это будет действительно интересно. Ты, Боровичок, наверное думаешь, что все началось с того, что ограбили студию. Так вот нет! Все началось с того, что я закончил работу над альбомом. Потом была встреча в кабаке со спонсорами проекта «Чистое небо над зоной». Это, значит, концерт в «Крестах» и потом выпуск двух дисков в одной коробке – DVD с этим концертом и новый альбом «Крестный сын». И вот тогда-то мой дорогой ребе Шапиро начал окучивать меня на тему того, чтобы я поехал в турне по зонам и тюрьмам России. На целый год, представляте!

– А что, хорошая мысль, – одобрительно кивнул Арбуз, – вполне достойная в коммерческом смысле.

– Это, может быть, для тебя как для профессионального преступника тюрьма – дом родной, а я как-нибудь обойдусь без таких сомнительных удовольствий. Год за колючкой – да я ни за какие деньги не соглашусь на такое! Ладно... Потом крадут винчестер, а Шапиро продолжает надоедать мне с этими гастролями. Потом винчестер мне подбрасывают, и тут же – статейка в газетке. Блин! А потом приходит Арбуз и говорит: ты, мол, провинился, поэтому давай спасай какого-то там урку из тюрьмы.

Арбуз остро взглянул на Романа, и тот сказал:

– А ты, Мишка, на меня глазами не сверкай! Я еще не все сказал. Вот когда скажу все, тогда увидишь, о чем идет речь.

Он глотнул вина и продолжил:

– Ну, спас я его. А Шапиро все пристает – поехали по тюрьмам, денег срубим. Я продолжаю отказываться. Тогда они убивают Боровика...

Боровик засмеялся и сказал:

– Ну, если я уже на небе и вы – те самые ангелы, значит, я здорово просчитался.

– А кто тебе сказал, что ты попал в рай? – усмехнулся Арбуз.

– Ну, не в рай, какая разница... Между прочим, некие высокопоставленные люди поручили мне найти того, кто устроил побег, и я нашел его. Тебя, значит. А потом я соврал им, и, похоже, они мне не поверили.

– Вот поэтому они и убили Боровика, – настойчиво продолжал Роман, – и положили рядом меня в бессознательном состоянии. С пушкой в руке. А сдал меня этим людям опять же – кто? Да тот самый Шапиро.

– Шапиро? – удивился Боровик.

– Да, Шапиро, – кивнул Роман. – Я, пока в ментах сидел, очухался и все вспомнил. Он привел ко мне каких-то людей, и они увезли меня в багажнике. Я хоть и без сознания был, но все же не совсем. А дальше вы все знаете. И получается из этого... Ну скажи, Саня, что получается?

– А я раненый, – отперся Боровик, – у меня голова плохо работает.

– Ты, между прочим, не в голову раненый. Ну да ладно... И получается из этого то, что за всем этим балаганом стоят какие-то очень настойчивые люди, и что им нужно, мы пока не знаем.

– Может быть, конкуренция? – неуверенно предположил Боровик.

– Да какая там конкуренция, – пренебрежительно отмахнулся Роман. – Я, знаешь ли, вне всякой конкуренции.

Он повернулся к Арбузу и сказал:

– Между прочим, тебя не затруднит объяснить поподробнее, что это за человек, который уехал из «Крестов» в моей колонке?

Арбуз помялся, закурил и ответил:

– Я не буду распинаться, скажу коротко. Этот человек – единственный, кто знает всю цепочку сделки по продаже на Запад украденных в Государственном институте генетики сверхсекретных технологий из области клонирования и исследований генома. Главное – украденные разработки были сделаны по заказу Главного штаба. Так что это все – военная тайна.

Боровик усмехнулся и сказал:

– Так ты, Михрюндий, значит, государственными секретами торгуешь...

Арбуз поморщился:

– Да какое там! Больно надо.

– А кто его упрятал в «Кресты»? – требовательно спросил Боровик.

– Похоже, что те же люди из мэрии.

Роман поднял брови и протянул:

– Во-от оно как... И там люди из мэрии, и тут люди из мэрии. Интересное дело получается! Это значит, ребята, мы все сыграли как марионетки. Ну что же... Тогда настала пора обрывать нити. А для этого нужно просто убить всех, кто имел к этому отношение, иначе конца этой бодяге не будет. Иначе они сами нас всех угробят.

Боровик взглянул на Романа и заметил:

– Слушай, артист, убийствами заниматься – это тебе не песенки про мокруху петь. Ты хоть понимаешь, куда лезешь?

– А вот и посмотрим, – ответил Роман.

Он почувствовал, что им начинает овладевать то самое ослиное упрямство, которое иногда приводило к победам, но чаще – к проблемам. Однако Роман ничего не мог с этим поделать, поэтому, набычившись, упрямо повторил:

– Вот и посмотрим, чего я стою.

Арбуз вздохнул, налил себе вина и сказал:

– Между прочим, вот мне сейчас звонили... Те самые пидоры из мэрии. У них моя дочка. И они говорят, что я должен встретиться с их человеком и сделать то, что он скажет. И я даже не знаю, что они потребуют на этот раз.

– Час от часу не легче, – Боровик помотал головой. – Чую я, ребята, что заварушка получается очень даже неприятная.

– А почему это, интересно, ты не удивляешься, что у меня есть дочка? – поинтересовался Арбуз.

За Боровика ответил Роман:

– Это я ему сказал.

– Гад ты все-таки, друг детства, – грустно сказал Арбуз. – Я-то думал, что ты умеешь язык за зубами держать...

– Может быть, и гад, – согласился Роман, – но уж всяко не такой, как те, кто забрал твою девочку. Поэтому еще раз говорю: надо с этими гнидами разобраться. Навсегда и окончательно, иначе не будет нам жизни.

– Всех не перевешаешь, – с сожалением вздохнул Боровик.

– Да, – кивнул Роман, – веревок не хватит. Но уж до Шапиро я добраться смогу. Сейчас нужно поехать к нему и вытрясти из его жирного тела его маленькую душу.

– Я-то сейчас не боец, – огорчился Боровик.

– И без тебя справимся, – ответил Роман, вставая. – Я и сам его раком поставлю.

– Ишь какой резкий, – усмехнулся Арбуз. – Прямо авторитет!

– Какой есть. – Роман налил себе вина и залпом выпил. – Поехали! Или ты тут останешься?

– Поехали, поехали, – кивнул Арбуз, – только в туалет схожу. А то мало ли – увижу Шапиро, испугаюсь и намочу штанишки.

* * *

Лева Шапиро сидел дома и пил жидкий чай.

По телевизору показывали «Свой среди чужих», и Шапиро, вздыхая, повторял вслед за персонажем:

– Это нужно одному. Это нужно одному...

И представлял, что потертая кожаная сумка, набитая золотом-брильянтами, стоит на стуле рядом с ним.

Зазвонил телефон, и Шапиро, с ненавистью посмотрев на изобретение мистера Бэлла, снял трубку.

– Я слушаю, – утомленно сказал он.

– Здорово, Лева!

Голос Романа был жизнерадостным, и Шапиро с облегчением подумал, что Меньшиков, слава богу, ничего не помнит.

– Привет, Ромка, – ответил Шапиро, придав своему голосу нужный оттенок дружелюбия и приветливости.

– Слушай, Лева, давай встретимся! Тут со мной такое произошло, но это потом. А сейчас есть разговор о важном и выгодном деле. Я за тобой заеду, и мы отправимся в ресторанчик, мне, честно говоря, не помешало бы опохмелиться. Там и поговорим.

– А что за дело-то?

– Там расскажу. Разговор не для телефона. Но дело действительно важное и выгодное.

– Что за тайны мадридского двора? – недовольно произнес Шапиро. – Ладно, давай подъезжай. Ты скоро будешь?

– Примерно через полчаса. Когда подъеду, звякну тебе снизу, и сразу выходи.

– Ладно, – ответил Шапиро и повесил трубку.

«Главное, – подумал он, – вести себя естественно, когда Меньшиков будет рассказывать, что с ним произошло. А там посмотрим, что у него за дело».

Когда Шапиро вышел в темный двор, он увидел стоявшую напротив подъезда меньшиковскую «вольво». Роман сидел за рулем и курил, выпуская дым в открытое окно машины.

– Здорово, кровопийца, – приветствовал он Шапиро.

– Здорово, кормилец, – язвительно ответил Шапиро и, обойдя машину, сел рядом с Романом. – Куда поедем?

– Куда надо, – раздался голос с заднего сиденья, и Шапиро почувствовал, что к его затылку прижалась холодная железка. – Сиди тихо. Иначе...

Железка прижалась сильнее, и Шапиро стало больно.

Роман повернул ключ зажигания, мотор тихо заурчал, и «вольво» мягко тронулась с места. Выехав со двора, машина несколько раз повернула то направо, то налево, потом оказалась на какой-то мрачной незнакомой улице без единого фонаря и наконец, раскачиваясь на ухабах, выехала на большой пустырь.

Выключив двигатель, Роман повернулся к Шапиро и сказал:

– Все, приехали.

Помолчав, он добавил:

– Ты приехал, понимаешь? Выходи.

Шапиро, подталкиваемый сидевшим сзади человеком, выбрался из машины и тут же получил от уже стоявшего напротив его двери Романа по зубам. Во рту появился соленый вкус, и Шапиро, закрывшись локтем, заныл:

– За что?

– За что? – удивился Роман. – А за то, что ты меня сдал. Ты думаешь, когда меня грузили в багажник, я ничего не соображал? Ошибаешься. Я действительно ничего не понимал сначала, а потом, уже в ментах, все-таки вспомнил. И прихожую вспомнил, и людей, которых ты привел. А дальше началось самое интересное. Но об этом я тебе пока что ничего рассказывать не буду.

– Ну что ты, в самом деле, – Шапиро нервно оглянулся на стоявшего у него за спиной Арбуза. – Ты же сказал, что важное и выгодное дело...

– Конечно, важное! – ответил Роман. – Тут кругом трупы один за другим валятся – разве это не важно? А то, что ты сейчас будешь жизнь свою выговаривать, – разве это не выгодно для тебя?

Роман стоял напротив Шапиро и смотрел прямо ему в глаза.

Наблюдавший за этой сценой Арбуз только удивлялся неожиданной перемене, произошедшей с его другом. Надо же, артист дает! И откуда только такая жесткость? И лицо какое-то незнакомое стало... Неприятное лицо, недоброе. Такой парниша и на самом деле убьет и глазом не моргнет!

– Ну давай, рассказывай, паскуда, – приказал Роман и, закурив, оперся задом на капот «вольво».

И опять Арбуз увидел перед собой не популярного певца, а жестокого, не останавливающегося ни перед чем человека, для которого чужая жизнь ничего не стоит.

– Давай, давай, – подбодрил Шапиро Роман, – тебя пока что никто не убивает.

– Что рассказывать-то?

– А все рассказывай. Для начала – почему это ты так настойчиво навязывал мне это турне по тюрьмам и зонам.

Шапиро насупился, и Роман сказал:

– Понятно, не хочешь говорить... Так я тебе помогу.

И он неожиданно ударил Шапиро в живот.

– Я в молодости в секцию карате ходил, а вот теперь пригодилось, – с удовлетворением сказал Роман и ударил скрючившегося от боли Шапиро по почкам. – А это тебе как – нравится?

Шапиро что-то промычал, и Роман, нагнувшись к нему, спросил:

– Что? Я не расслышал. Повтори.

Арбуз усмехнулся и убрал пистолет.

Похоже, наш Романчик не нуждается в поддержке.

Ишь, как прессует клиента, красота, да и только!

Шапиро с трудом выпрямился и простонал:

– Не бей меня, не надо...

– Да? – Роман картинно удивился. – А меня вот в ментах били. И менты били, и в камере подонки всякие... Менты решили там самодеятельную прессхату организовать, правда, исполнители гнилые оказались, но все равно неприятно. Так что тебе еще повезло, я один стараюсь, а меня сразу несколько человек окучивали. Хотя какие они люди... Ладно, хватит лирики. Говори, а то сейчас кровью умоешься!

Шапиро опасливо посмотрел на Романа и сказал:

– Если я тебе расскажу, они меня убьют.

– Понимаю, – кивнул Роман, – ты предпочитаешь принять смерть от товарища, которого ты предал. Так?

Он сунул руку за пазуху, а Арбуз фыркнул и отвернулся.

– Нет, – дрожащим голосом ответил Шапиро.

– Тогда давай, облегчи душу, как говорил товарищ Жеглов.

Шапиро вздохнул и неуверенно сказал:

– В общем... Есть такая организация, тайная... «Воля народа» называется.

– «Воля народа»? Это в смысле – воля еврейского народа? – насмешливо спросил Роман.

– Да какого там еврейского! – сморщился Шапиро. – Вашего, гойского! Вы же сами, хлебом не корми, организуете всякие конторы, чтобы своим же жизнь портить. Бей своих, чтобы чужие боялись, – это что, еврейская пословица?

– Понял. Дальше.

– Так вот, люди из этой вашей «Воли народа» вышли на меня и... И они хотят, чтобы ты поехал в это турне. Они очень настойчивы. Заплатили мне денег, чтобы я тебя уговорил. И еще намеки всякие угрожающие... Серьезные, между прочим, люди.

– А зачем же я им нужен? – Роман задумчиво нахмурился. – Обычный артист, ну, популярный...

– Я не знаю, – измученным голосом произнес Шапиро, – я ничего не знаю. Что знал – все сказал. И теперь они меня убьют.

– Да с чего ты взял, что убьют? Что за чушь?

– Ты бы их видел... Так вроде приличные бизнесмены, а приглядишься – НКВД пополам с гестапо.

– Это точно, – вмешался Арбуз, – правильное определение. Я бы сам лучше не сказал.

– Так... – Роман посмотрел в темноту, будто надеялся увидеть там ответ на все свои вопросы. – Значит, так... Тогда я сам у них спрошу. И они мне ответят.

Арбуз поднял бровь, но ничего не сказал.

– Ты, – Роман ткнул Шапиро пальцем в грудь, – ты валишь домой и сидишь тихо, как мышка. Если откроешь рот и расскажешь кому-нибудь о нашем разговоре – считай, что ты труп. Понял?

– Понял, – кивнул Шапиро. – Можно идти?

– Можно, – разрешил Роман.

Шапиро тут же повернулся к нему спиной и исчез в темноте.

Роман повернулся к Арбузу и спросил:

– Слушай-ка... Вернемся к нашим баранам. То есть – к тебе.

– Это кто это тут тебе баран? – возмутился Арбуз.

– Ладно, – засмеялся Роман, – кергуду, шутка.

– Шутник, блин, – проворчал Арбуз, доставая сигареты. – Ты когда руку за пазуху сунул, я и сам чуть было не поверил, что там у тебя пушка имеется.

– А откуда ты знаешь, что там ее нет? – ответил Роман.

Арбуз внимательно посмотрел на него, потом неторопливо прикурил и спросил:

– Так что ты там говорил насчет баранов?

– Да, – Роман снова посмотрел в темноту, – насчет баранов. Насчет тех двух баранов, которых в мусорке увезли. Ты что – такая важная фигура, чтобы на тебя покушение устраивать?

– Ну, – Арбуз пожал плечами, – фигура я, конечно, ничего, но дело не в этом. Просто я повесил на Стропилло миллион баксов отступного за его фокусы, и он решил, что дешевле будет меня убить.

– А кому он тебя заказал?

– Корявому. Есть такой авторитет гниловатый. Я с ним не дружу, а Стропилло, как видно, знал об этом.

Роман нахмурился, потом решительно хлопнул ладонью по капоту «вольво» и сказал:

– Тогда поехали к Корявому.

– Ты спятил! – воскликнул Арбуз. – Не надо так торопить события! Такие дела так не делаются.

– Я не знаю, как они делаются у вас, – Роман холодно взглянул на Арбуза, – а у меня они делаются так и только так. Не хочешь ехать – не надо. Тогда я один поеду. Только дай мне ствол.

– Вот еще! – Арбуз усмехнулся. – Ты, стало быть, поедешь дела делать, а я буду в кустах отсиживаться? Ну уж нет. Но имей в виду...

– Ничего я не буду иметь в виду, – оборвал его Роман. – Он заказал твое убийство, а ты говоришь, что дела так не делаются. Едешь со мной?

– Еду, – кивнул Арбуз.

– Тогда садись в машину, – и Роман, распахнув дверь, решительно уселся за руль.

– Ну и дела, – обескураженно пробормотал Арбуз, – чудеса какие-то происходят на белом свете... Был артист, песенки пел, а теперь – прямо криминальный герой какой-то! Да-а-а...

Глава 11

КАРАМБОЛЬ В ПОДВАЛЕ

Корявый сидел в своем кабинете, скрытом в недрах круглосуточной бильярдной «Карамболь», и старательно сворачивал в трубочку стодолларовую бумажку. Перед ним на толстом зеленоватом стекле, покрывавшем письменный стол, красовались две аккуратные дорожки колумбийского кокаина высочайшего качества, расчерченные, как и положено, кредитной карточкой «Виза».

Закончив сворачивать трубочку, Корявый, зажав ноздрю большим пальцем, энергично высморкался в угол, затем, зажав другую ноздрю, повторил процедуру и уже нагнулся над столом, чтобы вдохнуть белый порошок, который обещал озарить его мозг ослепительно ярким светом пронзительной истины, сделать его прозрачным, как морозный горный воздух, и, отразившись от внутренней стороны купола черепа, промчаться по всему телу радостной и свежей волной...

Но тут в соседнем помещении послышался какой-то непонятный шум, потом с грохотом упал стул, и дверь в кабинет Корявого распахнулась, ударившись о стену.

На пороге стояли Роман Меньшиков и Михаил Александрович Арбузов – вор в законе Арбуз, который давно уже должен был лежать, надежно приколоченный к асфальту контрольным выстрелом в голову.

Корявый выронил долларовую трубочку, и она, упав на стол, начала медленно разворачиваться.

Достав из-за пазухи внушительный позолоченный «Магнум», Арбуз шагнул к столу и сказал:

– Ну что, Корявый, не ждал? Вот оно как в жизнито бывает... Твои корявые киллеры гниют на помойке, а сейчас и ты сдохнешь.

Корявый покосился на кокаиновые дорожки, и Арбуз усмехнулся:

– Что, поломал я тебе кайф? Ну да это ничего... Ты скажи лучше, сколько тебе дал Стропилло за мою жизнь?

Сделав шаг назад, Арбуз сел на стул и быстро навинтил на ствол «Магнума» глушитель. А Корявый, еще раз зыркнув на кокаин, неохотно ответил:

– Двести.

Арбуз удивленно поднял брови:

– М-м-м! Неплохо! Даже очень неплохо. За такие деньги можно и мэра завалить. Видать, Стропилло решил не скупиться на этот раз. Но ты не выполнил работу, поэтому гони деньги обратно. Я сам передам их Стропилло.

Корявый нерешительно поерзал в кресле, и Арбуз повысил голос:

– Шевелись, сучий потрох!

Сжав зубы, Корявый повернулся вместе с креслом к сейфу и, открыв его, достал большой толстый конверт из плотной бумаги. Бросив его на стол, Корявый буркнул:

– Вот.

И снова покосился на кокаин.

– Да ты не косись, – усмехнулся Арбуз, – вспомни лучше какую-нибудь молитву.

Арбуз передернул затвор, и Корявый, уставившись на него, с удивлением произнес:

– Да ты что, серьезно, что ли?

– Серьезнее некуда, – ответил Арбуз. – Ты же ко мне своих уродов не понарошку послал, ведь так?

– Слышь, Арбуз, – забеспокоился Корявый, – но мы же с тобой оба урки, авторитеты, это же только бизнес, ничего личного!

– Ты не урка, ты – крыса! – сказал Арбуз и поднял пистолет.

– Стой, – глаза Корявого расширились, и он загородился руками, будто это могло отвести от него пулю. – Подожди!

– Ну, что еще? – поморщился Арбуз.

– А если я скажу тебе, кто твою бабу убил? Кто сбил ее машиной и уехал, – тогда не убьешь?

– Врешь, подонок, – глаза Арбуза сузились, – брешешь, падла, жизнь тянешь!

– Не вру, – заторопился Корявый, – гадом буду, не вру! Ну что, не будешь убивать меня, если скажу?

Арбуз помолчал, раздумывая, затем внимательно посмотрел на Корявого и неохотно ответил:

– Не буду.

– Отвечаешь?

– Отвечаю.

– Ладно, – Корявый облегченно вздохнул, – только это тебе не понравится.

– Ты не базарь попусту, – нахмурился Арбуз, – говори!

Корявый опасливо покосился на него и сказал:

– Твой друг Боровик.

– Что-о? – Арбуз встал со стула и, вплотную подойдя к столу, за которым сидел Корявый, нагнулся к нему. – Что ты сказал, паскуда?

– Ты слышал, что я сказал, – с вызовом ответил Корявый, глядя, однако, на пистолет, который по-прежнему был в руке Арбуза. – Твой друг Боровик.

– Откуда знаешь? – спросил Арбуз.

– Добрые люди видели, – сказал Корявый, – а кто именно – уж извини. А насчет Боровика... Так ты сам у него спроси, он врать не будет.

Арбуз долго и мрачно молчал, а потом сказал:

– Спрошу, не сомневайся. Но если соврал ты, умирать будешь медленно.

Роман, который на всем протяжении этого разговора стоял за спиной Арбуза, шагнул вперед и спросил:

– Ну что, поговорили?

– Поговорили, – ответил Арбуз, не оборачиваясь.

– Вот и хорошо, – миролюбиво сказал Роман. – А пушка у тебя классная! Можно посмотреть?

– Посмотреть? – Арбуз удивился. – Ну на – посмотри.

Арбуз протянул Роману пистолет.

– Осторожно, он снят с предохранителя.

– Ага, – сказал Роман и посмотрел на Корявого. – Слышь, ты, перхоть! Арбуз обещал не убивать тебя. А я не обещал.

Он поднял пистолет и, быстро направив ствол в середину лба Корявого, нажал на спуск. В комнате прозвучал глухой, но туго ударивший по ушам выстрел. Голова Корявого дернулась, и между бровей появилась маленькая дырочка, из которой стала толчками выплескиваться черная кровь.

Корявый обмяк и сполз под стол.

Арбуз с удивлением взглянул на Романа и, осторожно забрав у него «Магнум», сказал:

– Ну, ты, артист, даешь! Не ожидал...

Спрятав пистолет в подмышечную кобуру, Арбуз посмотрел на торчавшую из-под стола неподвижную ногу Корявого и, словно не веря тому, что видел, покачал головой:

– А ведь оно именно так и делается. Один обещал – другой не обещал... Да ты, Ромка, прямо как настоящий гангстер! И откуда только такие таланты берутся?

– Валим отсюда, – сказал Роман и повернулся к двери.

– Ну-ну, – усмехнулся Арбуз, – как скажешь.

Когда они отъехали от бильярдной, Роман закурил и задумчиво произнес:

– Один готов...

– Один готов, говоришь? – Арбуз захохотал. – Да ты что, всех гадов порешить задумал? А кишка не тонка?

Роман затянулся и, помолчав, ответил:

– Понимаешь, Мишка, какое дело... Я сочиняю песни про жестокость и справедливость. Про верность и смерть. А в жизни? Если я сам не такой, то все мои песни – фуфло. И я сейчас себя проверил. Оказывается – я не фуфло. И все они сдохнут, это я тебе точно говорю. Так что, если ты со мной – давай. А если нет – у меня хватит денег и на оружие, и на необходимый подкуп кого надо. Решай.

Арбуз ошеломленно повертел головой и ответил: – Ну ты, блин, даешь! Конечно, я с тобой. Вот только Боровик... Ладно, приедем домой – увидим.

* * *

Боровик, Роман и Арбуз сидели за столом и не смотрели друг на друга.

Наконец Боровик тяжело вздохнул и сказал:

– Я действительно никого не видел. Ты представляешь, в каком я был состоянии? Только что убили мою сестру, потом я убил их... Всех троих. Голыми руками... И я ничего не соображал. То есть вру, конечно, – соображал я очень быстро, но был, как бы это сказать... Сумасшедший, что ли... Да, я помню, как машина ударилась во что-то мягкое, но в это время я смотрел назад, туда, где лежала... Она. Я просчитывал варианты дальнейшего. Ну, менты, расследование, сам понимаешь. Это просто какой-то злой рок... Наверное, верховному распорядителю несчастий показалось мало, и он решил добавить к этим мертвецам еще и твою жену... Я не знаю, Мишка... Ну хочешь, убей меня! Я своей жизнью не дорожу.

– Больно надо... – мрачно ответил Арбуз. – Ты хочешь, чтобы я еще и тебя туда добавил? Вот уж уволь! Но как же так? Как же так...

Он уронил голову на руки и засопел.

Роман, посмотрев на него, взялся за бутылку и сказал:

– Давайте-ка водочки, ребята. А то вы совсем закисли. Я понимаю, открытия сегодня были тяжелые, но жить-то надо!

Разлив водку по стопкам, Роман посмотрел на Арбуза, потом на совершенно потерянного Боровика и повторил:

– Давайте выпьем. Мертвых не вернуть, а живые, невольно вовлеченные в узел бед и несчастий, должны жить дальше и думать о своей жизни, а не о чужой смерти. Иначе вся жизнь превратится в сплошные поминки. Давайте. Слышишь, Арбуз, я тебе говорю!

– Да слышу я, слышу, складно звонишь... – Арбуз поднял голову и шмыгнул носом. – Но как же оно...

Он взял стопку и залпом выпил водку.

Поморщившись, Арбуз взял из вазочки огурец и сказал:

– Давай, Санька, выпей. И постараемся, как сказал Ромка, думать о жизни.

Боровик страдальчески взглянул на Арбуза, послушно взял стопку и выпил.

А Роман встал и, посмотрев на своих угрюмых приятелей, только покачал головой:

– Ладно, вы тут водочки попейте, а я, пожалуй, пойду на боковую. Не возражаете?

– Вали, – Арбуз махнул рукой и повернулся к Боровику. – Ну что, товарищ борец с всемирным злом, поговорим о нашей с тобой развеселой жизни?

Боровик обрадовался, что разговор перешел на другую тему, и, закурив, ответил:

– А почему бы и не поговорить, товарищ вор в законе... Вот, например, каким ты видишь счастливое человечество лет этак через двести? Будут там воры в законе и прочая нечисть вроде твоих подручных или как?

Роман усмехнулся и вышел из комнаты.

* * *

«Город над вольной Невой...» – бормотал с утра пораньше репродуктор, каким-то чудом сохранившийся с советских времен на омываемом свинцовыми невскими волнами причале речного порта.

С экрана телевизора, подвешенного над унылыми фанерными седалищами зала ожиданий, приятно улыбался выбритый до синевы адвокат. Адвокат хорошо поставленным голосом убедительно доказывал, что в нашумевшем недавнем изнасиловании таджикским гастарбайтером подмосковной девчонки-малолетки виновата прежде всего распущенность нравов безнадежно спившейся российской глубинки.

Пора, мол, обществу осознать: без притока иммигрантов этому самому обществу каюк в самом что ни на есть прямом и простом, как репа, экономическом смысле. Что называется, коллапс. Поэтому самое время вспомнить золотые слова легендарного баснописца дедушки Крылова – «на зеркало неча пенять, коли рожа крива» – и радостно приветствовать приток рабочей силы с Кавказа и из Средней Азии, вместо того чтобы огрызаться на незнание чужаками местных обычаев и заморачиваться насчет заведомо бесперспективной утопии вроде программы создания рабочих мест для никчемных и поголовно спившихся русских мужиков.

Небритый и опухший после бессонной ночи Стропилло дико уставился на телевизор. Он только что сошел с опостылевшего экскурсионного корыта и с ужасом осознал, что вообще не представляет себе, как жить дальше. Уютный мирок, который он с муравьиной старательностью слепил по крохам в своей крысиной норке, в одночасье рассыпался в прах.

И никаких надежд.

Последняя надежда улетучилась аккурат пять минут назад вместе с пиликанием мобильника, который Стропилло всю ночь грел в руках и только что не молился на него, как дикарь с острова Пасхи на своего деревянного идола.

Арбуз жив, Меньшиков жив, с ними еще какой-то Боровик...

Стропилло вышел на проспект Обуховской Обороны. Мокрый после дождя асфальт тускло поблескивал под лучами неяркого утреннего солнца. Пошатываясь от бессонницы, Стропилло добрел до ближайшего ларька, купил бутылку пива. Сковырнув пробку об обитый жестью прилавок, он присел было на валяющийся неподалеку пустой ящик – и тут же вскочил, потому что в его невыспавшуюся голову, как пуля, влетела спасительная мысль.

Сергей Иванович!

Как же он раньше не подумал – вот она, та самая соломинка, которую господь посылает утопающему!

Срочно позвонить ему, соглашаться на все что угодно. Это не может не сработать, потому что страшный Сергей Иванович наверняка способен одним пальцем перекрыть всех этих бандитов и ментов, все эти долбаные улицы разбитых фонарей, блин...

Стропилло зашвырнул в кусты так и не початую бутылку пива и ухватился за мобильник.

– Ничего, – бормотал он, шаря по карманам в поисках визитки Сергея Ивановича, – сам не знаешь, когда и что пригодится... Есть!

Огромная гора упала с плеч. Вот он, прямоугольник из дорогой темно-коричневой атласной бумаги, да еще и с золотой каемкой, как блюдечко у Ильфа и Петрова.

Есть контакт!

Сергей Иванович к тому времени весь испереживался. Только он принялся за решение проблемы с этим самым, как его... Меньшиковым, порадовался тому, как твердо и по-мужски круто обломал Стропилло, – и на тебе, новые цветочки в палисаднике.

Невнятные и смертельно опасные заморочки с каким-то Черновым и вдогонку – самоедовский приказ разобраться со Стропиллой. Нельзя, мол, допускать, чтобы какой-то хмырь посмел ослушаться и не выполнить порученного ему авторитетной организацией задания.

Да еще и девчонка эта, дочка арбузовская...

И все на его, Петрова, единственную и неповторимую голову.

Впору призадуматься.

Поневоле поставишь себя на место этого самого Стропилло...

Поэтому внезапному звонку Стропилло Сергей Иванович обрадовался, словно Робинзон Крузо упавшему с неба ананасу.

Однако вида, конечно, не подал. – Ну что, мерзавец, – спросил он с тщательно отработанной холодностью в ответ на невнятные сопливопли не вполне еще пришедшего в себя Стропилло, – винчестер у тебя?

– Какой там винчестер, Сергей Иванович, вы же умный человек, мы же с вами все понимаем...

«И впрямь, понимаем», – подумал Сергей Иванович и поразился судьбе-злодейке, которая заставила его равняться с этим червяком.

Себя-то он таким, естественно, не считал.

Сергей Иванович, держа трубку у уха, вышел в коридор и с удовольствием посмотрел на свое отражение в панорамном зеркале, установленном старанием постылой жены на противоположной от входной двери стене.

Настоящий «таф гай», крепкий парень, куда там Брюсу Уиллису!

– Ну?

– Сергей Иванович, я готов, я пригожусь... Не знаю, кто за вами, но я могу быть еще полезен, забудьте про всю эту мелочь, я способен на большее...

Сергей Иванович ухмыльнулся, картинно вскинул указательный палец и упер его в зеркало.

Йес!

– Ладно. Не трясись, ты теперь под такой крышей, что и Борману не снилась. Я – слышишь, я – лично говорю.

Сергей Иванович прошелся по коридору, подумал немного и вдруг придумал. Пошел ты на хер, Самоедов, не буду я за тобой неизвестно чье говно разгребать.

– Ты, слушай сюда, – сказал он оцепеневшему в ожидании Стропилле, – пошел в свой офис. Сиди там без отлучки, тебе через час привезут девчонку, смотреть пуще глаза. Это твой шанс, сиди над ней, как клуша над яйцами. Справишься – не пропадешь, будешь подо мной лично.

Сергей Иванович довольно подмигнул своему отражению в панорамном зеркале. Вот так, хватит плясать под чужую дудку, пора и свою завести на старости лет.

Какая там старость! Все еще только начинается.

Стропилло облегченно вздохнул и бросился в кусты за опрометчиво выкинутой бутылкой пива.

А ну как не все еще вытекло?

* * *

– Вставай, Робин Гуд хренов, десятый час на дворе!

Роман открыл глаза и тут же опять зажмурился, ослепленный яркими солнечными лучами, ворвавшимися в комнату из-за отдернутых Арбузом занавесок.

Арбуз подошел к кровати и настойчиво потряс Романа за плечо.

– Вставай, говорю! Есть новости.

Роман рывком сел, протер глаза и широко зевнул.

– Что случилось?

– Пока еще ничего, но самое время чему-нибудь и произойти. Только что отзвонились ребята, которых я на всякий случай поставил приглядеть за стропилловской конторой на Обводном. Час назад туда приперся сам Стропилло.

– Ну! – вскинулся Роман.

Сна как не бывало.

– Там он и сидит с тех пор, как сыч. В конторе пусто, суббота как-никак. А через полчаса после его появления подъехал черный «Брабус» с мигалкой, оттуда выгрузили какой-то ящик, затащили внутрь. Потом «Брабус» уехал. Вот такие дела, друг.

Решение созрело мгновенно.

– Миша, едем! – взволнованно заторопил Роман Арбуза. – Другого такого шанса может и не быть!

– Едем, едем. Тебе спичку зажечь, чтобы ты, как в армии, за тридцать секунд прикид к туловищу приладил, или сам поторопишься?

Роман быстро оделся, Арбуз поправил под пиджаком наплечную кобуру с «Магнумом», и они потихоньку вышли, стараясь не разбудить Боровика. Перед тем как выйти из парадной, Арбуз придержал Романа за рукав и молча протянул ему небольшой плоский браунинг.

– Держи, авось не пригодится. Заряжен.

Во дворе их уже дожидалась темно-серая «БМВ– пятерка», пригнанная заботливым Тюрей на смену изуродованному накануне «Лексусу». По случаю субботнего утра пробок не наблюдалось, поэтому до Обводного они домчались за каких-то десять минут.

Оставив Тюрю в машине, Роман с Арбузом направились к полуразвалившемуся трехэтажному дому, на облупленных грязных стенах которого нелепой заплатой выделялась ядовито-зеленая вывеска – «Суперхит». Роман сунулся было к входной, обитой железом двери, однако Арбуз остановил его.

– Давай за угол, войдем через двор, через черный ход. Там есть такая тараканья щель из соседней нежилой квартиры, о которой и сам Стропилло наверняка не знает.

Они свернули в черную, как прокопченная дымовая труба, подворотню. Там их встретили двое молчаливых незаметных пареньков, следивших по поручению Арбуза за стропилловской конторой. Пареньки указали путь к жуткой пожарной лестнице без половины ступенек и с изъеденными ржавчиной перилами. После этого, повинуясь жесту Арбуза, они молча испарились.

– Второй этаж, – шепотом подсказал Арбуз и стал осторожно подниматься по лестнице.

Роман последовал за ним.

На площадке второго этажа Арбуз достал пистолет, передернул затвор и толкнул плечом криво висящую на одной петле дверь. Они оказались в темном коридоре, свет в который едва просачивался из пустых дверных проемов заваленных строительным мусором комнат.

В конце коридора виднелась еще одна дверь – массивная, деревянная.

– Нам туда, – кивнул на нее Арбуз, – она выходит на одну площадку со стропилловским кабинетом. А снаружи заставлена стеллажом со всякой рухлядью, так что придется поднатужиться.

Они дружно навалились на дверь, сразу же с ног до головы вымазавшись в покрывавшей ее вековой пыли. Сначала дверь не поддавалась, а потом с грохотом распахнулась. Арбуз с Романом перепрыгнули через обломки обрушившегося стеллажа и устремились к полуприоткрытой двери в стропилловский кабинет на другой стороне лестничной площадки.

Арбуз пнул дверь ногой и на всякий случай отпрянул за косяк. Роман нетерпеливо оттолкнул его и ворвался в кабинет. Арбуз огляделся и прошел за ним.

За столом, выпучив глаза и беззвучно хватая воздух ртом, сидел Стропилло. Только что он упивался сладостными ощущениями утопающего, который вдруг нащупал твердую почву под ногами, – и на тебе!

Стропилло тенью метнулся к окну, в отчаянии посмотрел вниз – высоко! Он повернулся к своим неумолимым преследователям, вжался в стену оконного проема и истошно завопил:

– Я не виноват, меня заставили!

– Ну и что тебя заставили? – Арбуз лениво подошел к Стропилло и вдруг резко выбросил вперед правую руку с пистолетом.

Позолоченное дуло воткнулось в пухлый живот, и Стропилло согнулся. Резкий удар коленом по лицу вернул его в прежнее положение, кровь из разбитого носа двумя струйками оросила взъерошенные усики.

Стропилло заскулил, закрываясь локтями.

– Ах ты, тварь неугомонная! – Арбуз резким ударом отбил руки Стропилло, сунул пистолет ему под подбородок. – Где еще напакостил? Говори, подлюка! Сейчас ответишь за все!

– Это такие страшные люди! – Стропилло заверещал, как кот, которому наступили на хвост. – Они страшнее всего, что я видел! Это солидняки в возрасте, под ними само государство ходит, это они меня заставили украсть винчестер и все остальное...

– «Воля народа»? – вполголоса произнес Роман, быстро сообразив, откуда ветер дует.

– Что еще за «остальное»?! – орал между тем Арбуз, ввинчивая дуло в скулу Стропилло. – А, возиться с тобой!

Он отступил на шаг и поднял пистолет на уровень стропилловского лба.

– Молись!

Стропилло упал на колени, пополз к ногам Арбуза, обхватил голову руками.

– Это они, они! – завыл он, всхлипывая, – они и вас приказали убить, и винчестер подбросить, и ментов на Меньшикова натравить, все они! Я ничего, ничего! Они сказали, что уничтожат всю мою семью...

Вспомнив, что никакой семьи у него и в помине нет, Стропилло запнулся было, однако тут же оправился и затараторил пуще прежнего:

– Они и девчонку сюда привезли против моей воли!

– Девчонку?!

Арбуз схватил Стропилло за волосы и рывком развернул его к себе.

Стропилло поднял глаза и тут же зажмурился, уткнувшись взглядом в черный глазок дула и искаженное холодной яростью лицо Арбуза за ним.

– А теперь говори медленно и внятно, – металлической змеей пополз в уши страшный шепот, – где девчонка?

Послышался сухой щелчок взводимого курка.

Стропилло ухватился за сердце и выдавил, закатывая глаза:

– Она в подвале, вход здесь, под лестницей... С ней двое, они забрали ключи от подвальной двери, запасной комплект у меня в ящике стола... Это не я...

Вдруг в кармане у Арбуза запиликал мобильник. Он поморщился, однако вынул трубку, машинально взглянул на экран.

Это еще что?

На экране высветились буквы эсэмэски: «Папа помоги мобил не мой подвал отправляю»...

Боже мой, дочка!

У нее же не было с собой мобильника, значит, каким-то образом она смогла воспользоваться телефоном своего тюремщика!

Стропилло вдруг взвизгнул, проворно отполз к стене и замер, сверкая безумными глазами.

Арбуз мрачно посмотрел на него.

– Вставай Стропилло, побудь хоть немного человеком.

Стропилло быстро замотал головой, однако всеже приподнялся, трясясь на полусогнутых ногах.

– Ну что... Бегал ты, бегал, стучал, радовался крысиным башлям, – глухо начал Арбуз, – с поганой радостью предавал людей и многим из них поломал жизни. А кое-кого и до могилы довел. Вот и добегался, своими собственными загребущими ручонками доволок свою вредную жизнь до самой паскудной точки. Пора и тебе туда же, в могилу, – чтобы была на этом свете хоть какая-то справедливость!

Арбуз вскинул руку с «Магнумом», и Стропилло завороженно уставился на отблеск солнечного зайчика на позолоченном стволе. Выстрел отбросил его к стене. Пуля вошла директору «Суперхита» прямо в середину груди и тут же впилась в стенную штукатурку за его спиной. Стропилло медленно сполз по стене, оставляя за собой широкую красную полосу, и с глухим стуком завалился набок. Стреляная гильза, позвякивая, медленно катилась куда-то в угол.

Твердо взглянув Роману прямо в глаза, Арбуз сказал изменившимся голосом:

– Быстро в подвал!

И стремительно вышел на лестницу.

Оглянувшись на бездыханного Стропилло, Роман покачал головой и устремился следом за Арбузом, на ходу нащупывая браунинг во внутреннем кармане джинсовой куртки. На бегу он выхватил из верхнего ящика письменного стола связку ключей – не обманул покойник!

Дверь в подвал оказалась не запертой, поэтому ключи не понадобились.

Похоже, и вправду эти сволочи никого не боятся – или просто понадеялись на сигнализацию входной двери?

Теперь это уже было неважно.

Важным оказалось то, что дверь была не только не запертой, но и не смазанной.

Поэтому когда Арбуз с Романом осторожно спустились по щербатым каменным ступенькам и добрались до длинного полутемного коридора, ведущего куда-то направо, дверь за их спинами предательски заскрежетала и с лязгом ударилась о металлический косяк.

Сквозняк, блин, благословенный и проклятый теплый летний ветерок!

В ответ в конце коридора тут же метнулась чья-то тень. Метнулась она, судя по всему, к электрическому рубильнику – послышался негромкий щелчок, и коридор из полутемного превратился в окончательно темный.

Арбуз схватил Романа за руку. Они замерли, напряженно вслушиваясь в темноту. За их спинами поскрипывала раскачиваемая сквозняком дверь, из глубины коридора доносились невнятные шорохи, размываемые гулким эхом от каменных стен.

Определить что-либо по этим шорохам было невозможно.

Мобильник! – внезапно пронеслось в голове у Арбуза.

Ну конечно же, в шапке текста полученной от дочки эсэмэски обязательно должен пропечататься номер мобильника, с которого она его отправляла! А мобильник должен покоиться в кармане у охранника, он, конечно же, отбрал его у обнаглевшей девчонки.

Это был шанс.

И другого шанса, похоже, не было и не будет.

Арбуз осторожно извлек свою трубку, нащупал кнопку, дождался, когда дверь снова заскрипела.

Скрип двери заглушил пиканье нажатой кнопки, и экран зажегся.

Есть!

Арбуз с замиранием сердца тут же притиснул кнопку ответного вызова и выставил в темноту позолоченый ствол своего «Магнума».

Пошел автоматический набор. Секунда, две, три, четыре...

И вдруг оглушительно резанул по жадно вслушивающимся ушам визгливый писк «Владимирского централа». Вот он, метрах в пятнадцати по коридору и чуть правее! Тут же пистолет задергался в руке Арбуза, наполнив коридор грохотом и едкой пороховой гарью. Арбуз, не переставая стрелять, бросился вперед, через три огромных прыжка упал ничком, быстро откатился в сторону, замер. Он почти оглох от выстрелов, однако смог различить, что «Владимирский централ» все еще попискивает неподалеку.

Свободной от пистолета рукой Арбуз быстро выложил на бетонный пол свой мобильник, перевернул его экраном вверх и сильным толчком отправил в сторону источника писка. В слабом свете экрана обозначилось неподвижно лежавшее навзничь тело в черном костюме. Прямо над ним угадывался металлический квадрат распределительного щита.

Арбуз еще раз нажал на спуск, тело дернулось, однако признаков жизни так и не обнаружило.

Ползком Арбуз подобрался к распределительному щиту, осторожно встал.

– Друг детства, готов? – шепнул он в темноту. – Три, четыре...

Вспыхнул ослепительный после кромешной темноты свет.

Арбуз вжался в стену рядом с рубильником, Роман с браунингом наизготовку осторожно выглянул в коридор из лестничного проема. Коридор был пуст, в конце его виднелась железная дверь, потом коридор заворачивал куда-то влево. Остановив Романа предостерегающим жестом, Арбуз медленно заскользил вдоль стены к повороту, но на полпути замер.

Из-за угла неверными шагами вышла белобрысая и долговязая девочка в спортивном костюме. Ее крепко держал за шею невысокий бритый наголо парень в таком же черном костюме, как и лежавший на полу владелец злополучного мобильника. Умело прикрываясь худеньким телом девочки, парень замер в полуметре от металлической двери и осторожно выглянул из-за встрепанной белобрысой головы.

– Кажется, господин Арбуз? – спросил он спокойно, не заметив Романа, который успел отпрянуть на лестницу. – У меня пистолет, у вас тоже. Сейчас, не двигаясь и не меняя положения правой руки, вы медленно разожмете пальцы и уроните пистолет на пол. Если, конечно, дорожите жизнью вашей дочки.

Арбуз тяжело вздохнул, помедлил немного и выполнил приказ. Позолоченный «Магнум» тяжело брякнулся на бетонный пол.

– Теперь руки за голову и спиной ко мне.

Роман лихорадочно пытался хоть что-нибудь придумать. Напрямую парня не достать, он прикрыт арбузовской дочкой, как броней, – умеет, сволочь...

Стоп!

Как там у классика – безумству храбрых поем мы песню?

За спиной у парня – железная дверь, а ведь он, Роман, когда-то считался классным биллиардистом, напрактиковался в барах и в гостиничных ресторанах на гастролях!

Чувствуя, как адреналиновая волна взлетает от солнечного сплетения к ушам, Роман выскочил на середину коридора и наставил на парня браунинг.

– Ба, еще действующее лицо! – невозмутимо отреагировал парень, поплотнее пристраиваясь за хрупкой девчоночьей фигуркой. – С вами, любезный, такая же процедура, повторять не буду. Пушку на пол, спиной ко мне.

Роман застыл с поднятым пистолетом как будто бы в полной растерянности, сам же напряженно всматривался в предстоящую мишень. Блестящий череп парня был почти не виден из-за испуганного плачущего лица арбузовской дочки, зато прекрасно отражался в оцинкованной поверхности железной двери.

Так, сюда и нужно целиться, всегда же бил от борта, как в собственный карман, угол падения равен углу отражения... Ну, помоги господи! Роман уголком глаза поймал умоляющий взгляд застывшего с поднятыми руками Арбуза, задержал дыхание и нажал курок.

Выстрела он не услышал. Ему казалось, что он видит, как медленно уплывает от него отливающая желтизной пуля, как ударяется она о дверь, как в полном соответствии с засевшими в голове со школьных лет правилами физики рикошетом отскакивает обратно...

На самом деле три звука практически слились в один – треск выстрела, резкий металлический щелчок и хруст черепа, в который вломилась расплющившаяся о металл двери пуля. Бритый парень дернул головой и как-то даже не упал, а сложился вниз, наподобие куклы-марионетки, у которой невидимые ножницы разом отхватили поддерживающие ее нитки.

Роман опустил пистолет и закрыл лицо ладонью.

Арбуз бросился к рыдающей дочке, прижал ее к себе, долго теребил за растрепанные косички. Потом посмотрел на вмятину в оцинкованном железе, потрогал ее пальцем и, криво улыбнувшись, сказал:

– Хороший свояк исполнил...

Сдержав предательски набежавшую слезу, Арбуз улыбнулся и подумал, что две слезы за два дня – для вора в законе многовато...

Через пару часов они уже сидели в арбузовской квартире и смотрели дневные питерские новости, слегка приглушив звук, чтобы не разбудить набиравшегося сил Боровика. Дочку Арбуз сразу же отправил в надежное место под присмотр проверенных врачей и сиделок, и оттуда только что отзвонились, сказали, что девочка в порядке, пришла в себя после шока и спит как сурок.

И теперь можно было подумать о дальнейшем.

Диктор, старательно подделывавшийся под разухабистого сотрудника «Си-Эн-Эн», бубнил с экрана об опасности, которую представляют для городского хозяйства выведенные из жилого фонда дома, брошенные по неизвестным причинам на произвол судьбы. Вот, пожалуйста, – очередной пожар! Дотла сгорело давно расселенное трехэтажное здание прямо на Обводном. При этом еще и выяснилось, что в нем без должного оформления располагался офис фирмы «Суперхит». Пахнет самозахватом, наверняка не обошлось без коррупции! И, конечно, пора призвать к порядку бомжей, разводящих костры где попало.

– Да, напрактиковались мои подчиненные концы зачищать, – улыбнулся Арбуз и пощелкал пальцами перед глазами уставившегося в телевизор Романа. – Ты сюда вот лучше посмотри.

Он перебросил через журнальный столик две прямоугольные визитки из светло-коричневой бумаги, одна попроще, другая побогаче, с золотым обрезом.

– Это нашли у твоего крестника, а это у Стропиллы покойного. Нотариальная контора «Пульс» на Петроградской, почему-то при ней Сергей Иванович Петров, более известный как выдающийся народный депутат. Ну что, расскажешь другу детства про «Волю народа», о которой ты мне у Стропилло шепнул?

Роман вздохнул.

– Миша, ты когда про похищение своей дочки рассказывал, о людях из мэрии помянул. Для этой самой «Воли народа» мэрия – тьфу, как семечки, тут концы куда как выше тянутся... Похоже, придется нам в этот самый «Пульс» теперь наведаться, с Сергеем Ивановичем лично объясниться.

* * *

В это время в офисе нотариальной конторы «Пульс» Сергей Иванович Петров метался по своему кабинету, остервенело молотя кулаком правой руки по ладони левой. Ладонь от ударов давно уже распухла и покраснела, однако боли он не замечал – не до того было.

Только что Сергей Иванович проводил Адольфа Богдановича Самоедова и Василия Кимовича Безродного. Самоедов сразу же направился в «Пулково», чтобы ближайшим рейсом улететь в Москву, а генералмайор Безродный засобирался в срочную долговременную командировку с целью инспекции вверенных его попечению исправительно-трудовых учреждений Северо-Востока Российской Федерации.

По странному стечению обстоятельств именно сейчас у него вдруг возникла крайне острая в ней необходимость.

И теперь Сергей Иванович остался в Питере один.

По сути дела его бросили – да что там бросили, просто-напросто предали! И это после той информации о состоянии текущих дел «Воли народа» в Питере, которую они ему сообщили!

Боровик, оказывается, остался жив после покушения, попытка дострелить его в больнице не удалась и обернулась настоящей бойней, после которой осталось аж девять трупов – четверо убоповцев, двое бандитов и трое боевиков самой «Воли народа».

Такое случалось разве что в Чикаго времен «сухого закона».

В довершение всего пропала девчонка, при этом убиты Стропилло и еще двое боевиков уже из команды Сергея Ивановича.

Провал, полный провал по всем направлениям...

И это всесильная организация, великая и могущественная, как Гудвин из сказки про Изумрудный город?

На словах-то все горазды глаза пучить да многозначительные речи говорить, кивая на высокие кабинеты, а как дошло до дела – выходит пшик, и отвечать по полной программе одному Сергею Ивановичу!

Сергей Иванович вдруг резко остановился и прикрыл рот ладонью. Он сам испугался внезапно пришедшей ему в голову мысли.

А что, если вся эта «Воля народа» – просто-напросто блеф?

Вдруг его, Сергея Ивановича, просто-напросто развели, как самонадеянного мальчишку на привокзальном лохотроне?

В самом деле, что за идеи такие дикие с массовым самоубийством заключенных? За версту какимто Жюль Верном отдает! Мы да мы, страна будет наша – развели гигантоманию, всех денег в белые тапки не заныкаешь! В этой глупой стране можно и так неплохо прожить, понатырить деньжат безо всяких там далеко идущих тайн мадридского двора – да и за границу, подальше от местного бардака, пусть, кому больше всех нужно, сам его разгребает...

Блеф, ну конечно же, блеф!

Сергей Иванович бросился в кресло, забарабанил пальцами по полированной поверхности стола. Взгляд его упал на оставленные Безродным бумажки с ориентировками.

Вот, пожалуйста!

Простой российский уголовный авторитет Арбуз, он же Арбузов Михаил Александрович, одной левой разрушает стратегические планы всемогущей организации, перед которой вроде как трепещет вся Россия от Кремля до Камчатки!

И он, многоопытный и умный Сергей Иванович, повелся на всю эту театральщину! От досады и безысходности Сергей Иванович укусил себя за костяшку указательного пальца.

Стоп!

Арбуз...

«А что? – тут же подсказал адвокатский ум свежую мыслишку. – Не будет ли правильным в этой ситуации познакомиться с ним поближе?»

Сергей Иванович откинулся на спинку кресла и призадумался. Он уже был готов на все. Как раз в этот момент на приставленной к столу тумбочке мягко зазвонил служебный телефон.

Сергей Иванович нехотя взял трубку.

– Слушаю.

– Я был уверен, что, несмотря на субботу, застану вас в служебном кабинете, – послышался незнакомый голос.

– Почему? – машинально спросил Сергей Иванович.

– Потому что знаю, что у вас сейчас очень много дел. И дела ваши имеют самое непосредственное соприкосновение с моими. Да, извините, забыл представиться: зовут меня Михаил Александрович, фамилия моя Арбузов.

Сергей Иванович оторопел.

Ну и кто говорит, что такие совпадения бывают только в кино?

– Что вам угодно? – спросил он севшим голосом.

– Я бы хотел поговорить с вами, Сергей Иванович, просто поговорить.

«Судьба», – пронеслось в голове у Сергея Ивановича.

Он решился. Своя рубашка ближе к телу.

– Я был бы рад встрече, Михаил Александрович, – по возможности как можно многозначительнее сказал он. – Не могли бы мы увидеться у меня в офисе?

– Именно это я и хотел предложить. Буду через час.

Сергей Иванович осторожно положил трубку. Оперативно, очень оперативно вышел на него Арбуз. Лишний балл за то, чтобы иметь с ним дело.

Арбуз произвел на Сергея Ивановича крайне благоприятное впечатление с первого взгляда. Вальяжно прошел он в кабинет, сел напротив Сергея Ивановича, закинул ногу на ногу, выложил на стол массивный золотой портсигар с огромным рубином на защелке, достал из него сигарету – и только после этого заговорил.

– Здравствуйте, Сергей Иванович. Вот и свиделись.

– Здравствуйте, – солидно откликнулся Петров.

– Вы ведь, кажется, не курите? В таком случае и я воздержусь, – Арбуз убрал сигарету обратно в портсигар и отодвинул его в сторону.

Огромный рубин как будто гипнотизировал Сергея Ивановича. С трудом оторвав от него взгляд, Сергей Иванович спросил:

– Так что вы хотели мне сказать, Михаил Александрович?

Арбуз хмыкнул.

– А я хотел вас послушать, почтеннейший. Почему это жизнь закрутилась так, что вы встали у меня на пути?

Собравшись с мыслями, Сергей Иванович твердо посмотрел в глаза собеседнику.

– Волею обстоятельств я оказался вовлечен в события, которые не соответствовали моим истинным устремлениям. Я был вынужден выполнять приказы, зачастую против своей воли, и искренне огорчен, что эти события затронули ваши интересы. Более того, я всегда с уважением относился к вам и к вашей... гм... организации и даже осмелюсь высказать мнение, что при более близком знакомстве мы наверняка смогли бы найти общие, скажем так, интересы.

– Какие же такие общие интересы могут быть у нас с вами? – любезно поинтересовался Арбуз.

– Кто знает, Михаил Александрович? Человеку свойственно ошибаться. Бывает, что болеющий за дело человек убеждается, что его способности используют в мелких, корыстных целях. Почему бы не допустить в таком случае, что человек этот найдет для своих способностей новое, более достойное применение? Причем заметьте, что человек этот ценит оказываемое ему доверие и способен благодаря своему положению оправдать его.

«Да, определенно катит сегодня, – подумал Арбуз, – на ловца и зверь бежит».

– Все это, конечно, так, да ведь доверие – такая вещь, что его заслужить нужно, – протянул он.

– Со своей стороны я готов...

– Сергей Иванович, – перебил вдруг Арбуз, – а чьи приказы вы, как изволили выразиться, выполняли против воли?

Сергей Иванович замялся.

– Слушайте, любезный, – Арбуз отбросил свою напускную любезность, – сказали «а», говорите «б». Мы с вами не мальчики, люди серьезные, и танец розовых фламинго нам тут изображать ни к чему. Вы встали у меня на пути. Чувствуя, что я сильнее, предлагаете мне свои услуги. Я человек практический, незлопамятный, готов рассмотреть. Только я котами в мешке не промышляю. Товар лицом, господин Петров!

Сергей Иванович понял, что на адвокатской лошадке здесь не проедешь. Ну что ж, в конце концов, это его бросили на произвол судьбы, а не он. В кабинете посторонних ушей нет, прослушивание исключено – вполне можно натравить этого Арбуза на «Волю народа». Про план уничтожения заключенных, кстати, рассказать – они же для него свои, не может не подействовать...

И будет он, Сергей Иванович, при этом в любом случае в дамках. Достанет у «Воли народа» силы справиться с Арбузом – туда ему и дорога. Не достанет – Сергей Иванович имеет все шансы прислониться к Арбузу, заслужив у него доверие ценной информацией.

Ну и ладушки.

– Михаил Александрович, – он наклонился поближе к Арбузу, – вы должны понимать, чего мне все это стоит. Видите ли, есть такая глубоко законспирированная организация под названием «Воля народа»...

Арбуз передвинул портсигар на столе и приготовился слушать.

Сергей Иванович говорил долго, почти час. Он рассказал о «Воле народа» все, что знал, упирая на зловещий план массового уничтожения заключенных.

Все это время его рассказ фиксировала миниатюрная видеокамера, вмонтированная в массивный золотой портсигар. Объектив видеокамеры был спрятан как раз под тем самым рубином, который так гипнотизировал Сергея Ивановича. Рубин, кстати, был искусственный – у него оптические свойства лучше.

Распрощались Сергей Иванович с Арбузом почти дружески.

Арбуз обнадежил Сергея Ивановича, вполне искренне поблагодарил его за информацию и обещал дать о себе знать.

Через час с небольшим портсигар с камерой был уже у Романа.

– Ну что, друг детства, – спросил на всякий случай Арбуз, – не подведет твой журналюга?

– Не извольте сомневаться, сеньор Корлеоне, – Роман подбросил на ладони портсигар, – его программу «Факт правды» пол-России смотрит. Я уже с ним связался, все будет в порядке, следующий выпуск наш. В понедельник, в двадцать два пятнадцать. Самое смотрибельное время.

– Сколько?

– Сорок тысяч. С учетом срочности – не в баксах, а в евро.

– Ого! За сорок минут халявы на чужом материале?

– Что ты хочешь, Миша, это Москва. У него там, кстати, целая очередь из желающих слить материалы за бабки, недаром кликуху носит – Сливной бачок. Там и из органов люди толкутся, и кое-откуда повыше. Так что мне еще пришлось дружеское влияние включать, чтобы побыстрее вышло.

– Ну-ну...

Журналюга не подвел, честно отработал свои сорок тысяч «убитых евреев». Те самые «пол-России», которые не отрываются от программы «Факт правды», были в очередной раз ошарашены ею в наступивший понедельник ровно в двадцать два пятнадцать. Сорокаминутные излияния Сергея Ивановича со зловещемрачными комментариями журналюги произвели сильное впечатление.

Произвели они впечатление и на председателя политического совета организации «Воля народа» Самсона Эдуардовича Бергамова, внимательно отсмотревшего программу в своем загородном коттедже на реке Клязьме.

Когда прошли заключительные титры и замельтешила истошная реклама, Самсон Эдуардович приглушил звук и поднял глаза к потолку. Посидев так несколько минут, он пожевал губами и потянулся к телефону.

– Я. Внимание по всем направлениям. Мероприятие «Двадцать пять» отменить. Не до особого распоряжения, а вообще отменить. Завтра к десяти утра доставить Самоедова на корабль. Все.

ЭПИЛОГ

Роман сидел у овального иллюминатора и держал в руке бутылку пива.

Далеко внизу медленно проплывала поверхность Земли, расчерченная сельскохозяйственными квадратиками, извилистые узкие реки ослепительно блестели, отражая солнечный свет, и казалось, что Солнце на самом деле внизу, а реки – это просто причудливые щели, сквозь которые прорываются его лучи...

Роман оторвался от гипнотизирующей картины и приложился к бутылке.

Сегодня вечером опять концерт, на этот раз в колонии строгого режима. После всех приключений демон упрямства настойчиво посоветовал Роману все-таки поехать в турне по тюрьмам и зонам, но уже не по подсказке Шапиро, который выполнял пожелания таинственной «Воли народа», а по своей собственной воле.

Из принципа.

Никакого зомбирования зэков, понятное дело, на концертах не происходило, все было чисто. Публика хрипло верещала, вертухаи снисходительно ухмылялись, глядя на радовавшихся развлечению зэков, а Шапиро, которого Роман, несмотря на его подлое предательство, отнюдь не выгнал, считал деньги, общался с администрацией исправительных заведений и был тише воды и ниже травы.

Сейчас он, как и в прежние добрые времена, сидел рядом с Романом и озабоченно перелистывал свои бумаги, старательно запутывая состояние дел. Однако для постороннего, а таким мог быть, например, сотрудник налоговой инспекции, в бумагах была полная ясность и прозрачность.

Все-таки Шапиро – гений...

Эта мысль заставила Романа усмехнуться.

Совместны-таки гений и злодейство, – подумал он.

Хотя какой Шапиро злодей!

Просто у него не хватило ума сразу рассказать обо всем Роману. И тогда можно было бы принимать контрмеры. Предупрежден – значит, вооружен. И какой бы страшной и опасной ни была эта «Воля народа», всегда можно было бы найти способ защититься от нее. А Шапиро испугался и совершил ошибку, которая потащила за собой следующую, а потом он увяз, и...

И, в общем, все ясно.

– Слышь, Лева! – Роман повернулся к Шапиро. – Когда мы приземлимся?

– В три часа дня, – с готовностью ответил Шапиро.

– Слушай, – Роман почесал нос, – ты все-таки это... концерт в Тюмени отмени. Я не хочу.

– Но как же... – попытался возразить Шапиро.

– Я сказал – отмени, – повторил Роман, – значит, отмени. Как ты это сделаешь – твое дело. На то ты и директор. И вообще мне надоело, что ты постоянно перечишь. Вот выгоню тебя...

– Не выгонишь, – уверенно ответил Шапиро, – куда ты без меня денешься? А возьмешь кого-нибудь другого, так он будет красть в десять раз больше, чем я. Выгонишь – сам потом приползешь и будешь посыпать голову прахом.

– Ну-ну, – скептически хмыкнул Роман.

Он понимал, что Шапиро прав.

А еще он знал, что Шапиро прекрасно понимает ситуацию.

Если после всех фортелей Роман не выгнал его, значит – ценит. Поэтому Шапиро, хоть и был поначалу тихой мышью, с каждым днем становился все наглее и смелее, и Роман чувствовал, что недалек тот день, когда он снова увидит своего директора развязным и самоуверенным. И, положа руку на сердце, Роман ждал этого, потому что терпеть не мог в людях подобострастия и приниженности.

– А здорово прошла на вчерашнем концерте «Все равно ты будешь живой»! – сказал Роман.

– Да, согласен, – кивнул Шапиро, – поэтому надо будет снять клип. Кстати говоря, я уже договорился с телевизионщиками. Как вернемся – сразу на студию, и – вперед.

– Опять без меня все решил, – недовольно буркнул Роман.

– А что, ты против? – прищурился Шапиро.

– Да нет, я не против...

– Ну так и в чем дело? В тебе опять проснулся ишак?

– Не твое дело, – ответил Роман.

А сам подумал: «Вот ведь сволочь чувствительная!

Ведь все видит, все знает обо мне... Ну и ладно.

Разве мне не такой директор нужен?

Да я на другого ни за какие коврижки не соглашусь!»

– А что за телевизионщики? – теперь уже только притворяясь недовольным и капризным, поинтересовался Роман.

– А ты их знаешь, – охотно откликнулся Шапиро. – Телевизионная компания «Балтийский экран», директор – Евгений Старостин. Те же, что в «Крестах» снимали.

– Сволочь ты, Шапиро, – вздохнул Роман.

– Знаю, – самодовольно ответил Шапиро, – и еще какая!

* * *

Когда после недели ежедневных триумфальных концертов у Романа выдалась пара свободных дней, он сразу же рванул самолетом в Питер, чтобы отоспаться как следует, отлежать до изнеможения бока в своем любимом логове в переулке Антоненко.

«Двое суток вообще из кровати не вылезу, – сонно думал Роман, подремывая на заднем сиденье такси по дороге из Пулкова в центр. – Даже телевизор ни разу не включу, если и открою когда глаза, то хватит с меня и Исаакия в окне...»

Однако человек предполагает, а кое-кто располагает.

Утром Романа разбудил настырный телефонный звонок. Он тоненьким буравчиком ввинчивался в блаженно отключившийся головной мозг и не умолкал до тех пор, пока Роман не проснулся.

Проклиная себя за то, что не догадался сразу же по приезде отключить телефон, Роман вместе с одеялом скатился с кровати и нашарил трубку, уронив попутно стойку с компакт-дисками.

– Ну? – недовольно буркнул он осипшим спросонья голосом и взглянул на часы, с трудом разлепив глаза.

Боже мой, еще только половина одиннадцатого!

– Баранки гну! – весело откликнулся знакомый голос. – Наконец-то ты в городе объявился, друг детства. Дело есть.

– Мишка! – обрадовался Роман, тотчас узнав Арбуза. – Хорошо, что это ты, а то пришлось бы пугать Шныря грязной руганью спозаранку...

Шнырь, истомленный сухим кормом, которым его пичкала приходящая в отсутствие Романа домработница, уже терся неподалеку.

– Слушай, друг детства, я тут сюрприз тебе приготовил.

Роман подумал про себя, что его норма по сюрпризам за последние пару недель уже выполнена как минимум лет на двадцать вперед.

– Не боись, – угадал его мысли Арбуз, – на этот раз сюрприз приятный. Человек один хороший хочет с тобой встретиться, чуть со свету меня не сжил, пристал, как матрос к сиротке.

– Тебя, пожалуй, сживешь! – рассмеялся Роман. – Ладно, говори, где и когда, чувствую, что накрылся мой блаженный покой.

Роман наскоро взбодрился в домашней сауне и через пару часов уже входил в кабинет Арбуза, бодрый и свеженький, как пупырчатый зеленый огурчик. Навстречу ему с черного кожаного дивана поднялся немолодой полный человек с небольшой квадратной бородкой.

– Знакомьтесь, – представил их друг другу Арбуз, – это известный исполнитель криминальных баллад Роман Меньшиков. А это, Роман, твой крестник, светило отечественной науки, он же Дмитрий Игоревич Чернов.

Роман недоуменно посмотрел на Арбуза.

– Да-да, тот самый, которого ты так любезно увез из «Крестов» в колонке. И заодно, замечу, спас от неминуемой смерти.

Чернов подошел к Роману и крепко пожал ему руку.

– Спасибо, Роман. Вы действительно буквально вытащили меня с того света, и я считаю своим долгом поблагодарить вас за оказанную мне неоценимую помощь. Еще раз спасибо вам, я никогда этого не забуду.

– Да полно вам, – растроганно похлопал его по плечу Роман. – Вон Мишу надо благодарить, что расшевелил меня, грешного. Слава богу, все позади.

– Боюсь, что нет, – Чернов отвел взгляд, – боюсь, что для меня все только начинается. И кончится при этом, скорее всего, весьма печально.

Роман с Арбузом переглянулись.

– Ладно, – сказал Арбуз, – живы будем, не помрем. Нечего раньше срока себя хоронить. Присядем-ка лучше, поговорим... во, блин, заноза это «Место встречи», что ни скажешь, все оттуда! Короче, садитесь, гости дорогие. Танюша!

Все расселись вокруг знаменитого стеклянного стола. Танюша тут же принесла поднос с напитками и стаканами.

Чокнулись, выпили по первой.

– Давайте, Дмитрий Игоревич, – сказал Арбуз, – выкладывайте, отчего такой мрак на челе.

Чернов повертел в руке стакан.

– Видите ли, когда я заведовал лабораторией в Государственном институте генетики, мне пришлось заниматься одним проектом. Я вел программу по отработке новых технологий в области изменений генома и клонирования. Программа была завершена успешно, наступила стадия военной приемки – ведь заказ исходил от Главного штаба...

Чернов замялся.

– Ну и что? – не утерпел Роман.

– На этой стадии результаты исследований были украдены. И я оказался единственным, кто знает в лицо некоторых организаторов похищения документов по новым технологиям и их продажи за границу.

Удивленный Роман вскинул брови.

– Так вы тоже в этом участвовали?

– Нет, конечно же, нет. Как я понял позже, им просто-напросто было без меня не обойтись в подборе материалов, определении сферы их практического применения и выстраивании отношений с потенциальными клиентами – ведь я автор проекта, а они в этом деле профаны. Когда стало известно, что материалы украдены, я сопоставил факты и пришел к однозначным выводам. И они это знают – поэтому и упекли меня в тюрьму.

– Кстати, а что насчет практического применения? – поинтересовался Арбуз.

– В этом-то все и дело. Мое изобретение позволяет наладить массовое производство клонированных человеческих органов. А это принесет производителям миллиарды и миллиарды! И в этом причины моего пессимистического взгляда на собственное будущее. Думаю, что меня не убили сразу только потому, что держали про запас на случай необходимости какой-нибудь внезапной научной консультации. Теперь такой необходимости уже нет.

Арбуз присвистнул и откинулся на спинку кресла.

– Понятно! Международная нелегальная торговля органами-запчастями накрывается медным тазом. Десятки тысяч безработных мафиози выходят на улицы городов мира с одним воплем на устах – Чернов, Чернов, где ты, дай тебя разорвать! А по необъятным просторам нашей родины мечутся представители продающей организации примерно с таким же пожеланием.

– Так и есть, Михаил Александрович, – Чернов печально улыбнулся. – Куда ни кинь – всюду клин.

– Что же это за организация-то такая, которая в состоянии позволить себе столь широкомасштабные выходки? – спросил Арбуз.

Поникший Чернов молча пожал плечами. Роман налил ему водки, Чернов машинально выпил.

– Думаю, что здесь не обошлось без очень влиятельных людей, – сказал он наконец, – причем на государственном уровне. Слишком высокие сферы задействованы во всей этой истории.

«Воля народа» – тут же подумал Роман и вздохнул. Это уже паранойя какая-то, надо все-таки отдохнуть как следует, выкинуть из головы пережитое.

– Дмитрий Игоревич, – сказал вдруг Арбуз, – а ведь получается, что мафиози-то международным как раз выгодно вас живым и невредимым заполучить. Ведь вы знаете продавцов в лицо, через вас они смогут выйти на них и устранить всю эту компанию – прямо как в фильме «Мертвый сезон», Ролан Быков вы наш. Ну и, соответственно, сорвать распространение вашего изобретения на Западе, бизнес свой обезопасить. Здешние же влиятельные люди будут вас гасить без рассуждений, это точно.

– Получается, надо Дмитрию Игоревичу за границу, – подхватил Роман, – там безопаснее, по крайней мере в лицо его там не знают...

Чернов подумал, покачал головой.

– Знаете, я начал уже думать, что высшие силы меня наказывают какие-то, что ли. Ведь разработки мои имеют еще один аспект. Теоретически на их основе можно вносить в выращиваемые органы генетические изменения, ведущие к неизлечимым смертельным болезням, связанным с неотвратимым изменением генетического кода как самого человека, так и его потомства. В принципе можно добиться и того, чтобы болезни эти передавались от больных с имплантированными зараженными органами к здоровым людям инфекционным путем... Все это потенциально чревато глобальными эпидемиями пострашнее СПИДа и вырождением человечества. Я, конечно, не думал об этом, приступая к работе, однако мысль развивается независимо от человеческого желания, и я понял, что это не просто возможно, а лежит на поверхности! Обладая разработанной мной технологией, этот маленький шажок можно сделать в любой мало-мальски оборудованной лаборатории, даже кустарной... Я тут же подумал о террористах и ужаснулся тому, что сделал!

– Ну вот, уже и до террористов дело дошло, – улыбнулся Арбуз, – только их нам не хватало для полного счастья. Не казните вы себя так, Дмитрий Игоревич, не Нобель виноват, который динамит придумал, а тот, кто этим динамитом неповинным людям руки-ноги отрывает. А вот насчет забугорных держав Рома прав, выходит, что самое время вам туда прогуляться.

Арбуз встал, прошелся по кабинету, сел рядом с Черновым.

– Вот что, Дмитрий Игоревич. Сейчас отправим мы вас в одно надежное место на Карельском перешейке. Отдохнете там пару неделек, а за это время мы тут документики вам приготовим – не волнуйтесь, чистые, как слеза новорожденного. И отправим вас с ними в Европу переждать год-другой, пока вся эта байда не успокоится. Ну а там решим, что делать. Как вам такой вариант?

– Спасибо, – только и смог сказать Чернов. – Вы хорошие люди, Михаил Александрович, и вы, Роман...

– Ну и хорошо! – махнув рукой, Арбуз придвинул к себе поднос с бутылками. – А теперь выпьем как следует и позабудем хоть на время о всяких там горестях-неприятностях. Давай, друг детства!

И Роман дал, как, впрочем, и все остальные, включая расслабившегося наконец-то Чернова. Радостное облегчение овладело всеми, и никто не думал о завтрашнем дне.

Только вот проклятая «Воля народа» никак не выходила у Романа из головы.

И не зря.

Как раз в это время в Москве Самоедов отчитывался перед Самсоном Эдуардовичем Бергамовым о результатах проведенного им расследования. Оно касалось причин катастрофического провала в Петербурге и его виновников. Доклад Самоедова длился около часа. Он очень волновался, часто вытирал пот с бледного лица белоснежным носовым платком.

Показанная в программе «Факт правды» пленка с откровениями Петрова вызвала скандал государственного масштаба. Завыли недобитые оппозиционные газетенки, к ним тут же подключилась иностранная пресса. Некстати подвернулась сессия Европарламента, посыпались запросы. Западные враги тут же спустили с поводка демократическую международную шваль – то да се, в России готовится возврат к тоталитаризму почище сталинского, причем на самом высоком уровне... Дошло до Кремля.

Столь тщательно законспирированная «Воля народа» оказалась засвечена – и засвечена Петровым, которого, как ни верти, порекомендовал организации именно он, Адольф Богданович Самоедов, и ему было прекрасно известно, какие оргвыводы следуют обычно в таких случаях по отношению и к гораздо менее провинившимся членам организации – сам не раз приводил их в исполнение...

Выслушав Самоедова, Бергамов долго молчал. Потом вышел из-за стола, подошел к замершему навытяжку Самоедову и посмотрел ему прямо в глаза.

– Итак, вы утверждаете, что именно некий Роман Меньшиков является главным звеном в той цепи событий, которая привела к краху нашего ленинградского филиала и вызвала столь широкий резонанс в масштабах страны и за ее пределами.

Самоедов молча кивнул.

– А вы, значит, тут ни при чем.

Самоедов замер.

Бергамов тяжело вздохнул. Страна, страна... Не на кого положиться, даже Самоедов – и тот подводит.

– Слушай, Самоедов, – сказал он веско, – даю тебе последний шанс. Что делать с Петровым и с этим поганым журналистиком – сам знаешь.

Напряженно слушающий Самоедов опять кивнул.

– Ну а что касается Меньшикова, – Бергамов не сдержался и дернул щекой, – с ним разговор будет особый. Очень особый...

Бергамов подошел к окну своего кабинета. Прямо напротив окна, на другом берегу Москвы-реки, в лучах оранжевого предзакатного солнца золотился Кремль.

– Именно так, – повторил он твердо, – очень особый разговор...

Примечания

1

Сведение – окончательное редактирование звукозаписи.

2

Пряжка – народное название психиатрической лечебницы на реке Пряжке в Петербурге.


Купить книгу "Романс для вора" Седов Борис

home | my bookshelf | | Романс для вора |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу