Book: Гроза мафии



Б.К. Седов

Гроза мафии

Купить книгу "Гроза мафии" Седов Борис

ПРОЛОГ

Милицейский «уазик» свернул из Днепровского переулка в обширный, весь в старых тополях двор, каких много на Васильевском острове, и остановился возле примостившегося к брандмауэру одного из домов двухэтажному флигелю. Строение, такое же грязно-желтое, как и соседние здания, тем не менее выпадало из пейзажа. Главное отличие – скат крыши был полностью застеклен. Причем, конструкция крыши резко выделялась своим новеньким европейским видом среди окружающей запущенности.

Старший лейтенант Лемешев вылез из машины и направился к приоткрытой железной двери флигеля, возле которого топтались двое мужичин. Выглядели они колоритно. Оба – здоровенные, с огромными мозолистыми руками, высовывающимися из рукавов джинсовых курток. А вот лица у визитеров были хоть и испитые, но интеллигентные, обрамленные бородами, да и волосы несколько длиннее, чем обычно носят представители рабочего класса.

Лемешев, не первый год работавший в этом отделении, подобной публики насмотрелся по самое не могу. На вверенной территории находилась знаменитая Академия художеств, так что художников и прочих служителей муз в округе крутилось немерено. А если кто думает, что все эти творческие личности – возвышенные романтики, думающие лишь о прекрасном – тот сильно ошибается. Скорее, наоборот. Занятия творчеством почему-то располагают к принятию внутрь большого количества спиртных напитков. А дальше люди искусства ведут себя точно так же, как строители или бизнесмены, то есть, их начинает вести на подвиги. Причем, никакого удержу они не знают. Да и попробуй, удержи их... Далеко не все они хлипкие задохлики. Скажем, скульпторы, особенно те, которые работают с камнем – там силушка нужна богатырская. Не зря в кабинете начальника отделения красовались несколько очень неплохих картин, которые подарили художники, благодарные, что их подвигам не дали хода.

– Где? – спросил Лемешев у встречающих.

– Там лежит... На втором этаже.

Опер вошел внутрь. Первый этаж представлял собой нечто вроде мастерской – с верстаком и кучей всяких инструментов. Тут же притулилась электрическая плита, возле которой были свалены тарелки и сковородки. Наверх вела крутая и широкая деревянная лестница. Поднявшись, старший лейтенант очутился в просторном, очень светлом помещении. Свет лился как из боковых окон, так и сквозь застекленную крышу. По стенам висели картины, яркие, выполненные в авангардной манере – но сквозь этот авангард отчетливо просматривались знакомые до слез василеостровские дворы. Видимо художник ленился далеко ходить в поисках натуры.

В центре комнаты, на самом светлом месте, стоял мольберт, на котором красовалась еще одна недописанная картина. Дальше – массивный дубовый стол чудовищных габаритов, каких не делают уж лет сто. На нем – водочные бутылки, стаканы и какая-то немудрящая закуска. Между столом и стенами громоздились мольберты, разнообразная осветительная аппаратура и другие предметы высокого искусства.

– Там... в глубине... – отрывисто пояснил следовавший за Лемешевым один из скульпторов. Пройдя вдоль стола, опер оказался в дальнем, менее освещенном конце помещения. Тут находилась, если можно так сказать, жилая зона. Стояло кресло, на котором была навалена одежда – у стены стоял огромный диван, ровесник стола. На диване, наполовину прикрытый одеялом, лежал на спине человек неопределенного возраста в клетчатой рубахе и джинсах. Напротив сердца виднелась аккуратная дырочка от ножевого удара...

Все было понятно. Лемешев достал мобильник, вызвал опергруппу и приступил к работе.

Те двое, кто вызвал милицию, и в самом деле оказались скульпторами. Они хорошо знали убитого. Впрочем, о нем слыхали и в отделении. Потому что Сергей Самарин был в округе личностью весьма известной. Знаменитый художник, отмеченный всякими-разными международными премиями. И, что еще ценнее – зарабатывающий своими картинами очень приличные деньги. Несколько лет назад он то ли купил, то ли взял в аренду этот двухэтажный флигель. Строение находилось в состоянии полураспада и ни к какому использованию, казалось, не было пригодно. Разве что как склад чугунных чушек. Так вот, Самарин на свои деньги привел его в порядок и сделал из трущобы картинку – вплоть до того, что застеклил один из скатов крыши. Впрочем никаких других признаков преуспеяния – вроде роскошной иномарки и прочего – у него не наблюдалось. Это был невзрачный угрюмый мужик, внешне более всего походивший не на преуспевающего художника, а на алкаша, которых тут в окрестностях водилось в избытке. Ходил Самарин в каких-то шмотках, купленных на вещевом рынке, и на все, кроме своей живописи, плевать хотел. С женой он давно развелся, оставив ей квартиру – а сам жил и творил в своей мастерской. В перерывах между творчеством долго и обстоятельно пил. Впрочем, делал это тихо. Внимание милиции к нему было привлечено многочисленными жалобами соседей. Ничего существенного. Все окрестные дома до сих пор состояли по большей части из коммуналок. Видимо, кое у кого из жителей взыграло, так сказать, классовое чувство. Это ведь когда круто упакованный новый русский скупает недвижимость – все воспринимают данный факт как должное. А тут какой-то шаромыжник живет один, по сути, в особняке. Непорядок.

* * *

Тем не менее, несмотря на свой неуживчивый характер, в мастерскую Самарина народ валил валом. Оно и понятно – Академия совсем недалеко. Поэтому многие художники, заходившие туда по делам, заглядывали на огонек и во флигель. Самарин, если не был занят работой, охотно принимал гостей, поскольку в одиночестве пить не любил. При этом у него всегда были деньги, а ведь обычно у людей искусства как? Сегодня густо, а наутро пусто. Так что этот флигель являлся чем-то вроде богемной распивочной, закрытой для посторонних. Впрочем, почему закрытой? Как показали скульпторы, заносило сюда и довольно далеких от мира художников людей. Каких-то рок-музыкантов, панков и прочую публику.

– Когда Серега выпить хотел, ему было все равно с кем, – рассказывали скульпторы.

Они и труп-то обнаружили интересно. Шли по Васильевскому, мучимые жестоким похмельем. Решили поправить здоровье с чувством и с толком. Закупились – и пошли в знакомый флигель. Дверь была незаперта. Ребята поднялись на второй этаж и увидели хозяина, лежащего под одеялом лицом к стене. Решили: раз спит – пусть спит. И начали поправлять здоровье. Когда пиво закончилось, сходили за водкой и продолжили. И лишь когда стали подумывать – а не пойти ли еще, озадачились: а что это Серега все спит и спит? Тронули его за плечо, потом перевернули... Только тогда бросились звонить в милицию.

– В мастерской было что-нибудь ценное? – спросил Лемешев скульпторов.

– Начальник, вот видишь эти картины? Каждая из них стоит от двадцати до пятидесяти тысяч баксов.

– Но они ж висят...

– Эти висят. А сколько их по углам еще было распихано, кто ж это знает. И никто теперь не узнает. Он, вообще-то был скрытный донельзя.

Старший лейтенант прошелся по комнате. Всюду лежал многодневный слой пыли. Непохоже, чтобы здесь кто-нибудь производил обыск.

– А деньги у него были?

– Полно. Причем он никаким банкам не верил. Где-то хранил в загашнике.

– Да, начальник, – подал голос другой скульптор, – я раз видел, у него какие-то бандюки сидели. Конкретные такие, не мелочь. Я-то знаю, я подмолачиваю тем, что памятники им на могилки рублю. Так что насмотрелся всяких.

– И что?

– А ничего. Он с ними нормально выпивал. Мы тоже сели, познакомились. Одного, вроде, Гена звали, второго не помню. Выпили за знакомство, поговорили о том, о сем. Потом они отвалили.

Старший лейтенант потер лоб. Вот ведь повезло. Хуже не придумаешь. Хозяин пьяница, мастерская – проходной двор. Сколько было ценностей и денег – никто не знает. А ведь нельзя сбрасывать со счетов и этих скульпторов. Мало ли – выпили, повздорили, грохнули хозяина, а потом решили следы замести. Поди пойми этих богемных людей. У них там в голове черт знает что творится. А еще бандиты. На Васильевском сейчас строительный бум. И этот флигель Самарина, возможно, кому-то сильно приглянулся... В общем, пахло крутым и серьезным «глухарем».

Часть 1

КАРТИНЫ ИЗ НИОТКУДА

Глава 1

НО ПРОВЕРКА ПОДОСПЕЛА ТОЧНО

Начальник таможенного пункта «Вартсия» Николай Замятин нервно закурил и скосил глаза на сидящего в углу в кресле проверяющего. Тот был одет элегантно – хороший костюм и стильно подобранный недешевый галстук – и держался с достоинством английского лорда. И откуда они таких вот берут? Двое приехавших с ним амбалов в камуфляже без знаков различия, вооруженные автоматами, находились в соседней комнате. И собака тоже. Вот ведь – они и собаку с собой притащили. Неспроста это. Значит что-то пронюхали. Потому что к прошедшим через границу час назад финским лесовозам они отнеслись с полным безразличием. Как, впрочем, и к фургону, который регулярно мотался из Суорярви в Финляндию за разными продуктами для тамошнего магазина. Значит – ждали тех самых машин.

Замятин испытал сильное желание отойти сейчас вроде как в туалет и попытаться предупредить Ишмуратова – чтобы тот дал приказ заворачивать. Но, может, проверяющие именно этого и ждут? Ходили недавно слухи, что в Петрозаводске кому-то из больших чинов из МВД круто намылили башку за не слишком качественную работу. В итоге по всей Карелии начался очередной тур русской национальной забавы под названием «борьба с коррупцией». Со всеми ее особенностями – когда попадается тот, кто не успел спрятаться. Вот и теперь. Что им, трудно прослушать его разговор?

Но дело-то в том, что куда больше беспокоили Замятина предстоящие неприятности с местным авторитетом. Проверяющие ему ничего пришить не смогут. Груз, конечно, придется сдать. В смысле – выявить контрабанду. А то, что он проходил и раньше – а ты докажи! И еще труднее доказать, что таможня имеет к этому отношение. Зевнули? Да, простите дураков, с кем не бывает. А вот разговаривать с бандитами... Они таких вещей страсть как не любят. Ишмуратов, конечно, не отморозок. Хоть и горячий кавказский человек, но вполне разумный. Но все равно как-то неприятно.

От сигаретного дыма Замятин успокаивался. С другой стороны, от неприятностей не застрахуешься. Да и этим проверялыцикам, может, совсем не его крови надо, а просто требуется бодрый отчет: дескать, таможня не дремлет, граница на замке. В конце концов у каждого своя работа... Оставалось ждать, когда подойдут те самые машины.

...Таможенники, а вместе с ними и проверяющие с собакой, двигались вдоль трех машин – мощных «Вольво» типа «шаланда». У средней машины собака довольно тявкнула и с чувством выполненного долга выжидательно посмотрела на своего проводника. Старший из проверяющих довольно хмыкнул:

– Отворяй!

Пока открывали дверцы, водитель, до того равнодушно куривший рядом, начал нервничать. А, значит, он при делах. Впрочем, кто ж будет использовать людей втемную? Несерьезно это. Мало ли что. Груз-то специфический.

Внутри обнаружились какие-то коробки. По документам в них находились деревянные комплектующие для мебели, которую финской фирме-получателю почему-то выгоднее было производить на территории России. Наверно они, эти комплектующие, в коробках и в самом деле были. Замятин никогда внутрь этих машин не заглядывал.

Впрочем, проверяющие коробками тоже совершенно не интересовались. Значит точно знали, что искать.

– Разгружай! – бросил старший.

Тут попытался вмешаться водитель, предпринявший безнадежную попытку спасти положение.

– Послушайте! Да что такое! Меня ждут. Вы разгрузите – а кто обратно грузить будет?

– Ты тут права не качай! – рявкнул на него Замятин, изображая служебное рвение. – Надо будет – по винтикам разберем твой драндулет. Есть еще вопросы?

Водитель, кажется, уже смирился со своей судьбой. Что ж, как говорилось в каком-то фильме, умел воровать – умей и ответ держать. От судьбы не уйдешь. Все когда-нибудь попадаются.

– Не все выгружайте. Проход сделайте – и хватит! – распорядился главный.

В итоге машину не полностью разгружали, а всего лишь проделывали проход к задней стенке. Главный проверяющий участия в погрузочно-разгрузочных работах не принимал. Велев одному из таможенников присматривать за водителем, он и сам не спускал с него глаз. Хотя – дурак тот был бы, если в побежал. Куда? Кругом тайга, а впереди граница страны, которая традиционно выдает назад беглецов.

Работа шла, на обочине громоздились вынутые коробки. Впрочем, продолжалось это недолго.

– Товарищ капитан! Поглядите! Есть! – закричали из машины.

Главный с легкостью, выдававшей хорошую физическую подготовку, забрался в кузов, жалея, что испачкает свой навороченный костюм. Следом влез и Замятин. Это далось ему куда труднее – расслабился на таможенных харчах.

Широкий проход, проделанный в грузе, тянулся примерно на треть длины кузова. Дальше была пустота.

– А! Приехали, ребята... – довольным голосом сказал главный.

В глубине фуры, оказывается, были люди. В свете фонаря блестели от пота бородатые испуганные лица.

– А ну выходи! – рявкнул капитан. Никакой реакции.

– По-русски не понимаете? Сергеенко, объясни товарищам...

Один из сопровождавших проверяющего выразительно повел Калашниковым. Вид знаменитого оружия, похоже, был знаком людям в кузове – они стали послушно выбираться наружу. Было их человек двадцать, в большинстве – бородатые, смуглые, восточного типа. Одеты они были по-европейски, но как-то очень неряшливо. Что, впрочем, понятно. Поболтайся вот так в грузовике... А сколько они еще времени перемещались разными путями по нашей великой и необъятной. А сначала еще по Таджикистану... Кто бы это мог быть? Наверняка – афганцы, попытавшиеся сбежать от бесконечной гражданской войны в Европу, которая казалась им раем земным.

Замятин и не заметил, как откуда-то вынырнула «девятка», из которой вывалились парни с телекамерой. У него на душе сразу отлегло. Теперь куда спокойнее. Он тут ни при чем. Начальство в Петрозаводске, получив откуда-то информацию, решило устроить образцово-показательное шоу – «задержание нелегальных мигрантов». Ха, так под это дело, может, наоборот, какие-нибудь выгоды могут нарисоваться...

– Есть куда их запереть? – спросил он у проверяющего. – Автобус за ними я уже вызвал.

– Найдется место.

– Тогда давай. Строим их и гоним к твоему цугундеру.

И тут вдруг случилось нечто совершенно неожиданное. Один из афганцев, отпихнув соседа, прытко бросился в тайгу.

Оба сопровождающих и таможенник бросились следом. Погоня продолжалась недолго. За придорожными кустами начинался заболоченный лес. Беглецу, одетому в какие-то легкие туфли, не уйти было от накачанных натренированных парней в десантных сапогах. В общем, отбежал этот тип недалеко, его поймали, повалили мордой в мох и скрутили.

– Что это он? – спросил Замятин проверяющего.

– Черт его знает... – протянул тот. Судя по всему, он был не менее озадачен.

В самом деле, ну куда бежать человеку без документов и, наверняка без денег, не понимающему порусски, очутившемуся в глухом углу совершенно чужой страны? Да его бы комары в тайге сожрали.

Капитан оглядел беглеца. Это был худощавый безбородый, но усатый парень лет двадцати пяти. В его глазах читалась откровенная тоска.

– Что бежал? Кто такой?

В ответ тот жалобно пробормотал что-то на незнакомом языке. Понятным было только имя Аллаха.

– Может, нервы сдали у парня? – предположил Сергеенко. – Его можно понять – болтаться в такой колымаге...

– Да нет, не похоже. Бежал – значит, имел к тому основания. А ну-ка обыщи его.

Сергеенко начал деловито шмонать афганца.

– Товарищ капитан, у него что-то такое странное под рубашкой. Типа рулона. Вроде какая-то материя.

– Тащи.

Парень задергался, но, разумеется, ничего поделать не смог. Вскоре на белый свет был извлечен пакет, завернутый в полиэтилен.

– Что это? – спросил капитан.

Парень снова забормотал что-то, поминая Аллаха.

– Так, тщательно осмотреть машину. Может, там еще есть. А мы пойдем-ка, Замятин, к тебе в кабинет. Поглядим, что теперь возят нелегальные мигранты.

В кабинете капитан развернул упаковку. Внутри оказался рулон холста. Положив на стол, капитан начал тщательно его разворачивать.

– Едрить твою! Всякое я ожидал увидеть – но чтобы вот такое...

Замятин увидел две лежащие на столе картины – какие-то явно нерусские пейзажи. Вроде как, старинные.

– Вот так, – подвел итог капитан. – Ловили незаконных мигрантов, а нарвались на канал контрабанды произведений искусства. А ты об этом знал? – пронзительно глянул он на Замятина.

– Я-то тут при чем? – как можно натуральнее ответил Замятин.

– Ладно, верю, что вот об ЭТОМ ты не знал. А от остального все равно открутишься. Что ж, звони ментам, звони прямо в Петрозаводск. Пусть присылают людей...



Глава 2

ВСПЛЫВШИЕ КАРТИНЫ

Сергей Казаков, он же Казак, толкнул дверь в кабинет шефа.

– Вызывали? – и огляделся, оценивая ситуацию.

Шеф, Алексей Князев, сидел за столом, уставленным разными электронными прибамбасами, в большинстве из которых, как все знали, шеф ничего не понимал. Это был крупный, несколько полный человек средних лет – какими бывают те, кто в молодости серьезно занимался спортом, а потом прекратил; с круглым лицом, украшенным пышными черными усами. В его внешности было что-то неистребимо ментовское.

Но что самое главное, в кабинете присутствовал и хозяин, Расул Ишмуратов. Дело, судя по всему, было серьезным. Ишмуратов обычно всем своим поведением старался опровергнуть представление об азербайджанцах как о развязных и эмоциональных людях. Он всегда держался подчеркнуто сдержанно, словно брал пример с другого выдающегося кавказца – товарища Сталина. Но получалось это не всегда. Порой горячая южная кровь брала свое. Одним из признаков этого было, что Ишмуратов не мог сидеть на месте, предпочитая расхаживать по помещению. Вот и теперь он стоял у окна, затягиваясь своей любимой сигариллой.

– Пришел? Садись и слушай. Дело есть.

Сергей подвинул к себе кожаное кресло на колесиках, устроился в нем и приготовился слушать руководящие указания.

– Дело такое. Вчера на таможне тормознули машины, которые мы прикрывали. Кто-то стукнул таможенникам. Нашли там афганцев-нелегалов... – Ишмуратов сделал паузу.

Казак всем своим видом изображал внимание, одновременно прокручивая в мозгу ситуацию. Пока что все было непонятно. Тормознули – случается. Очередной стукачок завелся – тоже дело житейское. Но при чем тут он, Казак? Сергей работал у Ишмуратова кем-то вроде специалиста по неординарным ситуациям. Там, где требовалось хорошо трудиться мозгами. А поиски стукачка – это рутинная работа, по части которой у бывшего мента Князева имелись куда более квалифицированные ребята. Тем временем Ишмуратов продолжал:

– Но суть не в этом проколе. Обычное дело. Случается. Куда интересней другое. У одного из нелегалов нашли «левый» груз. И какой груз! Картины нашли старинные. Три штуки.

Дело становилось интереснее, но Казак все равно пока что ничего не понимал. Да, конечно люди, платившие Ишмуратову за то, чтобы он прикрывал их дела, поступили конкретно не по понятиям. Проворачивать необговоренные в соглашении дела – нехорошо. Эдак ведь завтра можно таким макаром и героин начать перекидывать. А на то цена совсем другая. Да и не стал бы Ишмуратов связываться с героином. Он уже взял курс на легальность – ему совсем были ни к чему игры, где тебе противостоят не ребята из местного УБОПа, с которыми налажены отличные отношения, а монстры из ФСБ со всей их техникой. Уже наигрались на всю жизнь... Но опять же – если хозяин решил кидать предъяву своим партнерам – то при чем тут Казак? Переговорный процесс, часто заканчивающийся всеобщей стрельбой – тоже не его амплуа. Хотя пострелять-то можно.

Голос Ишмуратова вывел его из состояния задумчивости.

– Мы тут с Алексеем посовещались и вот что решили. Тут кто-то третий влез. Со стороны. А ты как думаешь? Не спеши отвечать. Покури, поразмысли.

Казак закурил и стал соображать. А ведь прав его хозяин. Он особо не влезал в эту возню с перевозкой афганцев, но кое-какое представление имел. Да и бывал он в Германии, где эта транспортная цепочка заканчивалась. Что такое, по сути, транспортировка нелегалов? Люди, задолбившись жить в какой-то стране, находят доброго дядю, который берет с них по несколько тысяч баксов, чтобы доставить их в Европу. Говорят, некоторых вовсе и не довозят – тогда мигранты исчезают бесследно. Но солидные люди так не поступают. Ведь письма на родину тех, кто доехал – это дополнительная реклама. Вот и тащат их разными маршрутами по бескрайним просторам бывшего Советского Союза. В последнее время в этом увлекательном бизнесе – правда на третьих ролях – стал участвовать и Ишмуратов. Оно и понятно – Карелия, глухомань, ни наши, ни тем более финские погранцы и таможенники о подобном и раньше не слыхали. Но дело не в Ишмуратове, а в тех, кого он прикрывал на своей территории. Их работа, если вдуматься, в области «придонного слоя». Кто эти мигранты? Никто, и звать их никак. Привезут их в Германию – а куда им деваться без документов? Либо в подпольные мастерские, либо, что чаще – наркотиками торговать. Другой альтернативы нет – как говорилось в рекламе.

Ну, а все эти дела со старинными картинами? Казак мало знал про данный бизнес, но представлял себе, что это совсем иная среда, иные люди.

– А может, кто-то из их ребят подсунул случайно подвернувшийся «левак»? – высказал он предположение. – Ну, достались как-то им эти картины, вот они и решили их к своим знакомым за бугор переправить? Типа – дальше уж как-нибудь.

– Может, оно и так, – сказал Ишмуратов. – Мы тоже этот вариант пережевывали. Но, сам видишь, сколько тут непонятного. По-любому, мне не нравится, когда меня держат за дурака. В общем, мы это дело тебе поручаем. Разберись по-тихому. Кто там, что и откуда.

– Информации маловато. Кстати, я и вчера, и сегодня утром смотрел карельские криминальные новости. Об этом задержании ничего не было...

– Вот это тоже интересно. С таможни мне передали – там были телевизионщики. Причем, не ментовские. Видать, менты готовились сделать парадный отчет о своей доблести. Но, значит, передумали. Тормознули.

Князев добавил:

– Казак, наколку я тебе дам на своих людишек в ментовке. Они кое-что пронюхали, тебе обрисуют. А дальше уж давай сам. Ты, главное, набери побольше информации...

* * *

От приграничного райцентра, где свил гнездо Ишмуратов, до Петрозаводска было сто пятьдесят километров по достаточно приличной дороге. Райцентр, кстати, был продвинутый, в котором все хорошо обстояло со всякими достижениями техники – в том числе и с Интернетом. Поэтому, договорившись о встрече с человеком Князева, Казак перед выездом отодвинул в сторону секретаршу шефа, влез в Сеть и прошерстил все как петрозаводские новостные сайты, так и два-три местных, сооруженных здешними энтузиастами. Городок-то маленький, даром что тут у всех мобильники и у многих Интернет – все равно деревня. Поэтому слухи могли просочиться. Но нигде ничего не было. Значит, менты тоже углядели в этом приграничном происшествии нечто, о чем распространяться не стоит.

Он гнал свою «Тойоту»-внедорожник по шоссе и размышлял. Настороженность его боссов по поводу вроде бы незначительного происшествия понятна. В позапрошлом году чужаки уже пытались влезть на территорию Ишмуратова и устроили тут чуть ли не Курскую дугу[1] . И эти «варяги» тоже были связаны с заграницей. Так что вполне объяснимо, почему на всякие непонятки, связанные с забугорьем, Расул Тенгизович реагировал очень нервно. Его никто бы не посмел назвать трусом, но если любимым историческим персонажем Ишмуратова был Сталин – это о чем-то говорит. Как и вождь всех времен и народов, Расул Тенгизович действовал осторожно и старался просчитать события на много ходов вперед. «Сталин ужасно не любил всякие неожиданности», вспомнил Казак фразу из какой-то книги.

Очень неприятным было то, что Казак совершенно не понимал, по каким законам крутится система, с которой он столкнулся? Ведь кто они все? Говоря газетным языком, провинциальные мафиози. Как торгуют «левым» лесом и о всех подобных делах – это они знали досконально. Но тут на их поле обнаружились следы совершенно чужой и непонятной деятельности. Поэтому чувствовал себя Князев неуютно. В самом деле, ну, двинет, допустим, Ишмуратов тем людям, с которыми работал, предъяву. И получит, предположим, вполне цивилизованный ответ – да, мол, братан, это мы неправы, не проследили за своими людьми. Мы с ними разобрались, а тебе даем столько-то за обидку. И все. Но больше работать Ишмуратов с ними не станет. Казак имел дело с ребятами, занимавшимися переправкой нелегалов. Люди это были простые и незамысловатые. Для них главное – иметь чистый путь, по которому они гонят свой «товар». То, что эту дорогу запалили – ничего не значит. Через месяц-другой можно продолжать. А история с картинами так и останется темным пятном. И черт знает, что из нее выльется...

* * *

Встреча была назначена в квартире на окраине Петрозаводска, которую Казак снимал для особых случаев. Обычно с петрозаводскими ментами он встречался без таких сложностей, но тут, видимо, был особый случай. Сергей открыл полученным от шефа ключом железную дверь и проник внутрь. Квартира была стандартной двухкомнатной, минимально обставленной новой, не слишком дорогой, но приличной мебелью. В большой комнате имелся телевизор и медиасистема, в шкафу нашелся небольшой бар. Судя по всему, за хатой кто-то регулярно следил и поддерживал ее в человеческом состоянии.

Казак посмотрел на часы – до назначенного срока оставалось еще полчаса. Подойдя к бару, Сергей налил себе ямайского рома, потом вспомнил: как раз сейчас должны передавать местные новости, и включил телек. Привычка у него была такая – новости он старался просматривать постоянно. Лишняя информация еще никому не мешала.

Телек засветился, замелькали какие-то мало интересные сообщения, и вдруг прозвучало слово «Вартсия». Казак прибавил звук и вперился в экран. Корреспондент, стоя около фур, бодрым голосом докладывал об очередной удачной операции таможни. Потом показали толпу афганцев. Далее Замятин не менее бодро доложил, что граница на замке и все хорошо... О картинах не было сказано ни слова.

...В дверь три раза позвонили. Казак вырубил ящик и пошел открывать. На пороге стоял крепкий сероглазый блондин лет двадцати пяти, чей облик напоминал, почему эта земля зовется Карелией.

– Вы от Князева? Сергей? – спросил он.

Казак кивнул.

– Михаил.

Сергей пригласил его пройти в комнату.

– Пить будете?

– Коньяк есть? Я сегодня с работы отбыл с концами, так что можно и выпить.

Казак налил посетителю. Тот пригубил и перешел к делу:

– Князев просил меня информировать вас об этом случае в Вартсии...

– Кстати, я только что посмотрел новости. Почему только сейчас об этом сообщили? И не все...

– Только сейчас – потому что дураков у нас в системе много, – махнул рукой мент. – Пока согласовали, пока то да се. – А не все, потому что дело-то своеобразное... Решили, что не стоит... Как вы думаете? – Михаил пристально посмотрел на Казака.

– Может быть. Я ж пока не знаю. А, кстати, что за картинки-то?

– Вы начали с самого интересного. Точно сказать трудно. Серьезная экспертиза – штука непростая. Но из Питера вчера прискакали специалисты. Они говорят вот что: картины подписаны. На первый взгляд – подлинник. Художника зовут Робер Юбер...

– Знаете, я из художников знаю Репина, Церетели и Сашку Нефедова – есть у нас такой местный пейзажист.

– Я тоже не знаток. Да у нас специалистов-антикварщиков и нет. Но вот кое-что...

Михаил вытащил из кармана принтерную распечатку.

«Робер (Robert) Юбер (22.5.1733, Париж;,15.4.1808, там же), французский живописец. Работал в Париже. В 1754– 1765 жил в Италии. Член Королевской академии живописи и скульптуры (с 1767) и почетный вольный общник АХ в Петербурге (с 1802). Участник реконструкции парка в Версале (1775), хранитель Лувра (с 1784). Испытал влияние Дж. Б. Пиранези. Произведения Р., изображающие преимущественно античные руины, парковые виды, а также различные события из парижской жизни, отличаются богатством фантазии, тонкостью свето-воздушной перспективы; живые жанровые сценки, представленные в нарочитом контрасте с грандиозной архитектурой, вносят в пейзажи Р. элементы рококо».

– Во всех энциклопедиях этот мастер есть. В Питере в разных музеях хватает его картин. В общем, дяденька был серьезный – а значит, стоят его картины очень даже хорошо, – дополнил Михаил.

– А откуда их сперли, известно? Ведь, скорее всего, они краденые. Зачем легальные так переправлять?

– Вот тут-то самое смешное. В списке похищенных ценностей этих картин нет! Мало того, как сказали специалисты, они вообще неизвестны. Ну, это, как они же сказали, бывает часто. Живописец был плодовит как кролик.

– А этот, который гонец, что-то сказал?

– Да уж намучились с ним! Он мало того, что только на фарси говорит, так еще и запуган до полусмерти. Правда, нашелся у нас один – воевал в Афгане, знает не только язык, но и ихние понятия, так что нашел с ним общий язык. В общем, картинки этот парень получил в Питере. Там этих бедолаг-мигрантов пихнули то ли на какую-то заброшенную турбазу, то ли в санаторий... Так вот, за ними присматривали трое, и сидели они там неделю. И уже перед самым отбытием один из охранников отвел парня в сторону – оказалось, он тоже на фарси рассекает. Дал он этому горемыке пятьсот баксов. Их мы нашли, кстати. И еще дал картины. И велел зазубрить телефон. Да еще какой-то дрянью несмываемой на руке у него телефон написал. Чтобы не забыл, значит. Сказал – как прибудешь в Германию, тут же позвони. Дескать, тебе дадут за это две тысячи, а главное – возьмут на хорошую работу, не то, что остальных, которые в рабы пойдут. Разумеется, молчать велел, и запугал до смерти. Не позвонишь, дескать, или если что с товаром случится – всюду найдем, и тогда будешь Аллаха сам о смерти молить. Вот потому-то этот тип и рванул в лес.

– А телефон?

– А что телефон? Разумеется, сотовый. Да и немецкий, скорее всего. Так что никаких концов. Тем более – преступления-то нет, раз кражи не было. Нам этим заниматься недосуг. А вот вы, – Михаил усмехнулся, – может, что-то и накопаете...

* * *

Проводив Михаила, Казак снова заскрипел мозгами. Хотя что тут особо скрипеть? Ежу понятно, что надо ехать в Питер. Что, впрочем, неплохо. Давно он свою подружку Алену не видел... Кстати, она и поможет. Как-никак журналистка. Поможет сориентироваться, выведет на нужных людишек, тех, кто в живописи разбирается, а главное – знает, где это могут быть в Питере неучтенные картины. Но какая-то недодуманная мысль постоянно всплывала... А! Этот мент сказал, что про картины они намеренно придержали... И так выразительно сказал. Точно!

Казак набрал телефон Князева. Кратко отчитавшись, подвел итог:

– Надо ехать в Питер. Ну, это ладно. Но тут такой еще момент. Объясните этому вашему типу на таможне, что никаких картин у афганцев НЕ БЫЛО!

– То есть... А! Я тебя понял. Они, если это узнают, решат, что картинки куда-то уплыли по дороге, и задергаются... Хвалю, Казак. Молодец. Так и сделаем. А ты что?

– Да вот допью и на вокзал двину...

Глава 3

СЛЕД ВО ТЬМУ

В «бумере», на большой скорости прущему по ночной трассе «Скандинавия», на всю катушку горланила из магнитолы залихватская попсовая музыка. Однако водитель, крупный мужчина лет под сорок, с резкими чертами лица, был мрачен. Он небрежно держал руль, но в то же время пристально следил за дорогой. Дорога была почти совсем пустой – лишь изредка проносились со свистом по встречной полосе огромные тяжелые тени летящих из Финляндии «дальнобоев». Игорь Кудрявцев, сидевший за рулем «бумера», то и дело посматривал в зеркальце – не видно ли «хвоста»? Но шоссе позади было пустым.

Надо было спешить. Шестым чувством, которое ни раз спасало его в Афганистане, Игорь чувствовал опасность. Никаких конкретных фактов, но тем не менее... Товар отправили, а потом Игорь получил заверения, что, дескать, все путем. Но что-то ему не понравилось в этих заверениях. Как-то уж больно им хотелось убедить Игоря, что лучше дела и обстоять не могут. А потом убили Коляна... Глупо так убили, вроде как случайно. Но все это сильно Игорю не нравилось. Потом пропал Филин. Вообще пропал, с концами. Все то же спасительное шестое чувство говорило: что-то у них пошло не так. И крайними оказались он, Игорь, и его ребята. А ведь, блин, думал, что эти продавцы картинок – несерьезные люди, старательно косящие под американских деловых, какими их показывают в кинофильмах. А оказалось не все так просто...

Сейчас план был у него простой. Отвалить на одну дачку, о которой никто не знал. Посидеть там тихо и не спеша разобраться в ситуации. А уж потом решать. Кудрявцев, служивший в разведроте десанта, опасности не боялся. Но тут был случай особый. Ощущение такое, как будто находишься с завязанными глазами в темной комнате. Непонятно было – откуда станут стрелять?

Почти не снижая скорости, «бумер» вкатился в Сестрорецк. Трасса вела на мост через Разлив. Уже въехав на него, Игорь понял, что зря это сделал. Пришлось сбросить скорость, да и мост был узким. Надо было в в объезд...

Но – поздно. На той стороне моста откуда-то нарисовался «лендровер», который буквально прыгнул из темноты на трассу, перегородив проезд. Боковым зрением Кудрявев увидел в зеркале огни машины, выскочившей из поперечной улицы. Обложили.

Он резко затормозил, а потом дал задний ход. Набирая скорость, BMW пошел капотом вперед. Игорь открыл дверь и выпал из машины. Удар об асфальт был мощный, но толстая кожаная куртка его смягчила. Да и учили Игоря в свое время этому искусству – прыгать из машины на ходу... Он тут же откатился в сторону.



Те, задние, такого явно не ожидали. Они-то, судя по всему, рассчитывали влететь на мост, захлопнув ловушку. Послышался визг тормозов, затем удар железа о железо. Так, этим некоторое время будет не до него. Тем временем от «лендровера» отделились две тени. Они бежали к месту столкновения – и явно не видели Игоря, он находился вне освещенного фарами пространства. Игорь извлек пистолет. Тени попали в полосу дальнего света от «бумера». Кудрявцев сделал четыре выстрела. Двое неизвестных повалились на асфальт. Игорь двинулся назад, держась края моста, готовый к тому, что из второй машины откроют огонь. Но тем было явно не до этого. Приблизившись, Кудрявцев увидел, что на мосту стояла обычная «девятка». Лобовой удар с «бумером» превратил ее переднюю часть в металлолом. Интересоваться, кто там и что там времени не было. Игорь миновал мост и растворился в улицах пригорода Сестрорецка.

* * *

На вокзале Казака встречала Аленка. Завидев Сергея, девушка с места взяла хороший разбег и так прыгнула на него, что он, уж на что был крепкий парень, чуть не повалился на перрон.

– Наконец-то! Приперся, гад! А то сидишь в своем медвежьем углу и занимаешься разными темными делами! – орала она на весь Ладожский вокзал.

– Ты чего это так разошлась? – спросил Сергей, поцеловав девушку.

– А-а, это я вчера к подружке заехала поболтать, она тут живет неподалеку. Мы под коньячок сериал какой-то глядели. Про офигенную любовь. Вот я и прониклась... В самом деле, единственный стоящий парень – и все где-то болтается. А вокруг какие-то чмошники... Даже и переспать толком не с кем.

– Слушай... А что это ты с багажом? – спросил Казак, заметив на плече у девушки объемистую сумку.

– Так ты ж не зря сюда приехал, верно? Жить без приключений нам никак нельзя. Я и с работы отпросилась – типа веду журналисткое расследование.

Казак только хмыкнул. С Аленой Чигирь он познакомился во время одного веселого дела. Точнее, со знакомства с ней это самое дело и началось. С тех пор у них тянулась дружба, переходящая во время визитов Казака в постель. Впрочем, девушка была полезной и во многих других вещах. Она работала в медиаагентстве, которое, как считалось, выпускало газету, но на самом деле занималось «черным пиаром». То есть за определенную плату готова была смешать с дерьмом любого, на кого укажет заказчик. Там трудились зубастые волки информационных джунглей, умеющие найти компромат на кого угодно и на что угодно. Алена была волчицей не из последних. Когда-то совместные приключения с Сергеем открыли ей глаза на то, что в реальности представляет собой этот мир – и из дурочки-журналисточки, каких сотни, она стала специалисткой информационной войны. При этом на вид Алена оставалась все той же наивной дурочкой с широко открытыми на мир пустыми глазами. Именно поэтому она умудрялась в обыкновенном интервью вытягивать у разных ответственных товарищей совершенно убойную информацию. В общем, серьезная была девушка.

– Ну, и где твоя блат-хата? Ты когда звонил, сказал, что все схвачено. А то я бы нашла...

Казак огляделся. И тут же к нему подошел молодой неприметный человек.

– Вы Казак? Я вас проведу к вашей машине...

* * *

Квартира оказалась своеобразной, в таких Казаку бывать еще не приходилось. Она располагалась на Васильевском, на улице Репина – в жутко узком проезде, напоминающем улочки европейских средневековых городов типа Кракова. Но это еще что! Более всего поражала планировка жилища. Одна комната была как комната, но вот в другую вел узкий коридор из кухни – в обход первой. Все остальное было... Ну как всегда бывает на подобных квартирах, где размещаются нужные люди. Разве что имелся компьютер со всеми причиндалами.

– Вот что мне нравится у вас, у бандитов, так это хорошо налаженная инфраструктура, – сказала Алена, оглядевшись. – Приезжаешь – а рабочее место готово.

Казак врубил аппарат. На экране в углу появился значок, свидетельствующий, что с Интернетом все хорошо. Но загрузил «Оперу».

– Это уже безобразие! – послышался возмущенный голос девушки. – Если и бандиты стали сетевыми маньяками, то куда ж мир катится?

Алена стянула майку и прижалась к Сергею. Казак взял ее за плечи – и девушка сразу обмякла. Он знал эту ее особенность – переход от журналистской агрессивности к покорности мужской руке. До комнаты с кроватью было далеко – поэтому Сергей повалил ее на пол, на ходу стаскивая с девушки джинсы, а потом и сам кое-как освободился от одежды. Когда Сергей вошел в нее, она издала протяжный стон. Секс получился интенсивный, но непродолжительный. Уже вскоре Алена, блаженно жмурясь, разлеглась на Сергее.

– Надо же, как, оказывается, я тебя хотела. Вот что значит смотреть на ночь сериалы. А тут еще подружка жаловалась, дескать, она к молодому человеку пришла, вся такая-растакая, принимает на диване разные эротические позы – а он, сволочь, в монитор пялится. Она ж не в Интернете, и, значит, ему не интересна. Вот я и подумала – приедет Сергей, он из тайги, он не такой.

– У нас там, кстати, тоже Интернет.

– Вот, блин, скоро в мире романтики совсем не останется. Приедешь куда-нибудь в Африку, в джунгли – а там возле хижины сидит негр и шарится в том же самом «Живом Журнале»... Ладно, давай кофе, что ли, выпьем. Если он тут есть.

Алена слезла с Сергея, быстро оделась и двинулась на кухню. Когда туда подтянулся не очень торопившийся Казак, вода в «Сименсе» уже готовилась закипеть – а Алена раскладывала на столе какую-то нарезку из упаковок. В углу просторной кухни находился бар. Сергей вытащил оттуда бутылку виски.

– Ну, что, давай за встречу старых друзей. И за начало нашей плодотворной совместной работы.

– Про работу ты по телефону говорил, «типа подробности при встрече». Что там у нас?

В глазах девушки загорелся холодный азартный огонек. Нет, журналистика – это диагноз.

– Дело такое. Понимаешь, у нас всплыли три картины старого мастера. Судя по всему, они из Питера. Среди краденых не значатся. Так вот, нужен человек, который хорошо знает обстановку на местном художественном фронте. И хорошо бы – чтобы имел какое-то понятие о том, как серьезные картины толкают на Западе. Я, сама понимаешь, в этих делах лох лохом.

– Какой вопрос, командир, сейчас мобильник из куртки выну – и начнем...

Идея начать поиски именно так, казалась Казаку наиболее продуктивной. В самом деле, обращаться к партнерам Ишмуратова, ничего не имея, он считал лишним.

Как и искать самому тех людей, которые сунули картину бедному афганцу. Как иголку в стоге сена. Никаких толковых примет афганец не дал, где их держали – не знал... Ну, а найдешь – попадешь на исполнителей... ...Алена между тем уже вышла на связь:

– Вадим? Слушай, ты тут копал материал насчет той кражи у коллекционера... Да нет, мне эта кража по фигу, тем более, что менты уже всех повязали. Дело в другом. Ты рассказывал, что общался с каким-то мужиком, знатоком частных коллекций... Вот именно, мне он нужен. Да, дело веселое. Ты ж знаешь, я фигней не занимаюсь. Может потом расскажу... Нет, я тут с мужчиной. Очень суровым, кстати. Убьет и не заметит...

– Так, телефон я получила. Что можно тому товарищу рассказывать? – спросила Алена Сергею, прервав связь.

– То, что я тебе рассказал...

– А как зовут художника?

– Робер Юбер.

Журналистка уже набирала другой телефон.

– Андрей Ильич? – И тут ее голос стал прям-таки медовым, – вас беспокоит секретарь частного сыскного агентства Алена Чигирь... Видите ли, тут такое дело...

– Ну, все, – сказала она минут через десять. – Можно двигаться. Старикан, с которым я говорила – очень крутой реставратор. О картинах и их владельцах знает все. Судя по всему, просто на стуле подпрыгивает от нетерпения нас видеть. Говорит, быть такого не может. Так что, думаю, проблем с выкачиванием информации не будет. Двигаемся. Да, он в центре живет, так что проще на метро, чем на тачке...

Честно говоря, Казак ожидал увидеть в доме реставратора обилие картин и прочего антиквариата. Однако просторная комната с «фонарем», в которую их проводил хозяин – невысокий, плотненький и очень подвижный человек лет шестидесяти, была обставлена мебелью, которую на закате советской власти покупали хорошо зарабатывающие люди. В углу стоял компьютер. При виде его Сергей ощутил собственную техническую неполноценность. Вон, даже у стариков эта машина есть. А он себе комп приобрести так и не сподобился...

Что же касается картин, то на стенах висело всего два каких-то пейзажика, изображавших морское, судя по серому мрачному небу – Балтийское побережье.

– Это мои работы, – пояснил Аркадий Степанович, увидев, что Сергей заинтересовался картинами, – в Усть-Луге писал. Знаете, как становятся реставраторами? Все мы в юности мечтали стать художниками. Но... Не дал Бог особого таланта. То есть, чужие работы поправлять могу, а вот свои... Сами видите. Так, любительская мазня.

– Да я думал у вас собственная коллекция есть...

– Сапожник без сапог, – засмеялся реставратор. – У меня, молодой человек, в жизни не было таких денег, чтобы коллекционировать картины. Да к тому же... Я ведь до пенсии работал в Эрмитаже. Знаете, после этого собирать что-то самому... Я хоть и имею с коллекционеров свой кусок хлеба с икрой, но этих людей не понимаю. Сумасшедшие. Хотя... сейчас бизнес, вроде, цивилизуется, может, новый Третьяков из кого-нибудь вырастет...

Сергей усмехнулся, представив своего шефа в роли покровителя искусств. А с другой стороны – почему бы и нет? Если кто-нибудь доходчиво объяснит Ишмуратову, что так поступают солидные люди – он ведь и поведется. И будет в Петрозаводске Ишмуратовская галерея...

– Но, господа, я, кажется, вас заболтал. Это от волнения. Уж больно дело необычное. Присаживайтесь...

Они расселись в креслах возле журнального столика, и Алена извлекла из папки снимки картин. Мент в Петрозаводске передал их Сергею. Еще по дороге Казак договорился с Аленой, что разговор будет вести она. Потому что в живописи он разбирался, как свинья в апельсинах. Девчонка тоже не особенно была сильна в этой области, но она хотя бы Университет закончила.

– Вот эти картины. Всплыли из ниоткуда. Специалисты утверждают, что подлинные.

– А кто именно?

– Этим милиция занималась, – вмешался Казак. – Но уголовщины за ними они не нашли, дело не открыли. А наш человек, у кого они оказались, нанял проследить их историю. А то мало ли... Он человек солидный, ему репутация скупщика краденого не нужна. Да и вообще ему интересно. И он может себе позволить удовлетворить свое любопытство.

– Никогда не встречался с современными последователями Шерлока Холмса. С милиционерами-«антикварщиками» контачил не раз. Но все же чем я могу помочь?

– Вы ведь знаете питерских коллекционеров?

– Всех, чьи собрания представляют хоть какой-то интерес. Мирок-то узкий. В последнее время появилось несколько из новых русских. Я понимаю, куда вы ведете. Но Юбера в Питере у частников вообще нет. Есть одна картина в Москве. Но ЭТИХ уж точно нет.

– Скажите, а могли они где-то находиться? – спросила Алена. – Ведь во время блокады, насколько я знаю, были мародеры, кто собирал ценности по вымершим квартирам. Или другой вариант: из Германии после войны тащили всякое. Может, кто-то прихватил?

Аркадий Степанович усмехнулся.

– Какой-нибудь капитан или майор увидел в прусском замке картины, привез их, а потом держал их на своей даче?.. Наши офицеры, по большей части, люди были простые. Они тряпки тащили. Вот союзники, особенно англичане... те – да. Их тряпками было не удивить, а вот бесхозным антиквариатом... До сих пор там всплывают произведения искусства, вывезенные в сорок пятом из Германии. Что-то я по этому поводу хотел сказать... Эх, старею. Ну ладно, может, потом вспомню. Так вот, вариант, что их после войны привезли из Германии – очень маловероятный. Как и блокадный вариант. Дело не в том, что их не могли привезти оттуда, или прихватить в вымирающем городе. Могли. Но мало шансов, что с тех пор они ни разу не всплыли. Я еще допускаю, что где-нибудь в глухой деревне обнаружится уникальная старинная икона, хотя в шестидесятых-семидесятых годах глубинку по этой части тоже изрядно почистили. Тогда вспыхнула мода на иконы... А если говорить о картинах. Да, может всплыть, допустим, работа Филонова или каких-нибудь других русских авангардистов. Еще Айвазовского в провинции находили. Саврасова. Но Юбер... В России он не работал. Его картины покупала матушка Екатерина. Ну, и следом за ней, как это водилось, кое-кто из вельмож. Куда они могли пропасть? Утащил в семнадцатом какой-нибудь революционный матрос? Он, скорее, золотишко какое-нибудь утащил бы. Спрятали при приближении фашистов? Но это легенда. Все, что спрятали, потом нашли. Все, что не успели спрятать, немцы сразу, как пришли, вывезли в Германию. Господа, это не пиратский клад. Все эти вещи рано или поздно, а точнее, довольно быстро, всплывают...

– А, может, существуют никому не известные коллекции? – спросил Алена.

Реставратор добродушно рассмеялся.

– Милая девушка, я всю жизнь занимаюсь живописью. Бывал во многих странах, общался с тамошними любителями. Так вот, мне никогда не доводилось слышать о сумасшедших эстетах, которые в своем особняке или замке за запертыми дверями любуются полотнами. Это уже что-то из области плохой художественной литературы. Одним из мотивов коллекционирования антиквариата является тщеславие. Коллекционер всегда рад похвастаться тем, что он имеет. Потому-то воровать известные произведения искусства – бессмысленное дело. Вот, в 1912 году в Италии похитили «Мону Лизу». И что? Через два года ее нашли на каком-то римском чердаке. Понимаете, такую вещь продать невозможно. По той причине, что ее никто не купит. Разве что украсть и предложить вернуть за выкуп – как людей похищают. О таких случаях мне слышать приходилось. Но это из другой оперы.

– Но давайте поищем варианты. Ведь если картины есть – значит, они откуда-то взялись.

Реставратор задумался. Потом резко наклонился к девушке:

– А знаете, один вариант есть. Да-да, и достаточно вероятный. Вы, возможно, слышали, что в двадцатых годах коммунисты массово продавали произведения искусства за рубеж.

– Слышала, конечно. Об этом одно время все газеты кричали – когда было модно коммунистов обличать во всех смертных грехах.

– Этот-то грех за ними имеется. Но тут что для нас интересно? Списывали произведения искусства из музеев в обстановке, простите, полного бардака. Никакого серьезного учета не велось. Так что, возможно, кое-что и прилипло к нечистым рукам. Среди большевиков, знаете ли, были не только революционные матросы с маузерами. Имелись там и очень образованные люди. А ведь тогда многие были уверены, что советская власть долго не продержится. Мне отец рассказывал – сидели люди и ждали, что вот-вот большевистская власть рухнет и наступит нормальная жизнь. Так что могли припрятать до лучших времен. А потом – тридцать седьмой год случился. И многие видные коммунистические деятели неожиданно для себя сами оказались в роли жертв... Так что могли где-то припрятанные ценности так и остаться не найденными.

– Логично, – встрял Казак. – А потом, допустим, кто-нибудь на какие-нибудь дедовские записки наткнулся или вообще случайные люди нашли. Но что нам это дает?

– Установить, кто проводил изъятие ценностей легко. Это я по своим каналам выясню. Искусствоведы часто занимаются подобными расследованиями. Есть опытные люди.

– Разумеется, наш заказчик оплатит ваш труд и труд этих людей...

– Да бросьте! Мне и самому интересно. Я ж на пенсии, чем еще старику заниматься?

– Но только тут вот какая странность. Я уж раскрою карты. Дело в том, что эти картины пытались переправить за границу. Вопрос: зачем? Если они всплыли совершенно легально, то зачем лезть в криминал? К тому же, имеется риск все потерять. Что и случилось.

– Вообще-то на Западе произведения искусства стоят куда больше. К тому же... Знаете, я ведь в законах не очень разбираюсь. Если, допустим, их строители нашли при ремонте? Это что – клад или как-нибудь по-другому называется? Наверняка и теперь положено как-то и с кем-то делиться? С государством, с владельцем земли? А вот насчет заграницы... Ведь мелькала у меня какая-то идея. А! Ведь точно... Погодите, я включу компьютер. Мне надо в Интернет прогуляться.

Реставратор запустил машину и влез в Сеть. На экране стали мелькать различные сайты на иностранных языках.

– Так-так, где-то здесь было... А, вот нашел. Речь идет об одном немецком аукционе. Это, конечно, не «Кристи», но тоже очень престижная контора. Так вот, тут говорится, что на торги выставлены две картины Юбера.

– Эти?! – чуть не подпрыгнул Казак.

– Погодите, тут есть ссылка на репродукции... Нет, не эти. К тому же они уже проданы. Одна за два миллиона евро, другая – за два миллиона двести.

– А я думала больше... – хмыкнула Алена. – Я читала, что работу Ван Гога недавно за пятнадцать миллионов продали.

– В мире искусства тоже есть мода. Ван Гог, это как говорят в телевизоре, раскрученный брэнд. А Юбер... Да и не в моде нынче классицизм. Так, продавец пожелал остаться неизвестным.

– Даже так?

– Это ни о чем не говорит. Обычное дело на таких аукционах. А вот еще ссылка... – Аркадий Сергеевич некоторое время читал текст, потом обернулся к гостям:

– Молодые люди, почитайте, я сейчас переключу на английский вариант...

Казак кое-как мог объясняться на этом языке, но не питал иллюзий относительно глубины своих познаний. Алена двинулась к машине и некоторое время шевелила мышкой, листая страницы. Наконец, она отлипла от экрана:

– Сергей, в общем, дело такое. Там изложена, так сказать, новейшая история этих картин. Это статья из какого-то бундесовского журнала.

– Да, известный и очень солидный журнал. Печатает много статей об искусстве. Причем пишут там серьезные, понимающие люди, – подтвердил реставратор. – Они часто печатают статьи, подобные этой. Подозреваю, что по договоренности с аукционистами. Подогревают, так сказать, интерес к тем или иным произведениям, выставленным на торги.

– Заказуха, дело известное, – кивнула Алена.

– Ну так вот, в статье говорится, что в Англии, в одной из усадеб, была обнаружена коллекция картин. Они находились на чердаке. А все потому, что некий майор Стэнли в 1945 году привез их из Германии. И почти сразу же скоропостижно скончался. Его дом перешел к дальним родственникам, которые чердак обшарить не удосужились. И вот только теперь, как дошло дело до ремонта... Но интереснее другое. Картины, как здесь сказано, до войны находились в одной частной коллекции в Дрездене. Существует какой-то альбом, где представлена репродукция одной из картин. Но считалось, что коллекция погибла во время знаменитой бомбардировки Дрездена американцами. А вот значит не погибла.

– Погоди. А там сказано именно о двух найденных картинах? – спросил Казак.

– В том-то и дело, что нет! Тут автор явно и сознательно темнит. Но из текста, если я правильно поняла, получается, что картинок в этой коллекции больше. Причем там речь идет не только о Юбере. Вроде, есть и другие авторы. Но их не называют.

Услышав это, Казак почувствовал некоторое облегчение. Дело выходило из малопонятных ему сфер высокого искусства, теперь наметилось что-то знакомое и привычное. Запахло нормальными криминальными делами. Итак, что получается? Похоже, этот груз был не первым. А, возможно, и не вторым. Ведь неизвестные контрабандисты могли реализовать картины и каким-нибудь иным способом. Схема, похоже, такая. Полотна западных мастеров переправлялись за бугор, где им создавалась легенда. Дескать, они никогда Запад не покидали. Но что самое главное – это явно не разовая операция. Работает налаженная схема. То есть, где-то на российских просторах имелись произведения искусства, которые деловито толкают за бугор, выбрав для этого весьма необычный способ.

– Аркадий Сергеевич, вы тогда попытайтесь узнать о людях, занимающихся продажей картин.

– Обязательно! Что ж, поиграю в сыщика на старости лет...

Когда они уже спускались по лестнице, Алена вдруг остановилась:

– Слушай! Появилось у меня одно соображение. Конечно, я уточню у своих ребят, кто специализируется на криминале. Но я тоже криминальную хронь почитываю. И передачи типа «криминальной России» смотрю...

– Да не тяни ты!

– Так вот, мне кажется, что эти люди – дилетанты. В смысле – они никогда не занимались контрабандой предметов искусства.

– С этого места поподробнее, пожалуйста.

– Способов контрабанды картин, насколько я понимаю, много. Но вот про такой, как в нашем случае, я ни разу не слышала. И штука в чем? У контрабандистов ведь есть наверняка свои каналы, связи и все такое прочее. Но они все – не у вас в Карелии, а где-то... ну, может, в Пулково или в Домодедово, в порту... А вот предположим, что у неких людей никаких связей нет. Они не хотят лезть в криминальную среду, чтобы не засветиться. У вас ведь там, в кругах мафиози и бандитов, наверняка информация расходится...

– Это точно. Как в деревне. Все о всех если не знают, то слыхали.

– Вот именно. И тогда они начинают шевелить мозгами – и в итоге придумывают такую вот комбинацию.

– В чем-то ты прав, Чебурашка. И это меня не радует. Все по той же причине. Искать в нашей среде – одно дело. Искать в пятимиллионном городе – дело другое. И пока у нас нет других вариантов, придется лезть в мрачный период истории нашей Отчизны.

Но все вышло иначе.

Глава 4

ПРОХОДИЛИ ПО ПАРКУ СКИНХЕДЫ

Когда парочка вышла из двора на Итальянскую улицу, у Казака в кармане раздался звук разухабистого рокабилли – звонок у него был такой на мобильнике. Номер высвечивался чужой.

– Слушаю.

– Ты Казак? Я от Барина. Дело к тебе есть. С твоими мы все обкашляли. Хочешь, позвони вашим, проверь. Я позже перезвоню.

Сергей отключился и набрал номер Князева. Барин – это был как раз тот человек, которого прикрывал Ишмуратов. Видимо, «наверху» случились какие-то события.

Князев начал с ходу.

– Казак, тут начались интересные события. Барин сам на шефа вышел. У них там с нашим делом какие-то крутые косяки. Они догадываются, что с грузом было что-то не так. В общем, Барин хочет взять тебя в аренду.

– А что вы им сообщили?

– Ничего. Мы продвинули, что ты, дескать, к своей девице поехал в Питер. Так что сообщай им сам, что считаешь нужным. А что ты, кстати, выяснил?

– Кто-то внедрился со стороны. Причем левак гонят не в первый раз. В Германии уже целая система под эти штуки разработана. Остальное будем выяснять.

– Вот, блин, чуяло мое сердце... Ладно, работай.

Казак усмехнулся. Вот она – слава. Он уже был достаточно известным человеком в определенных кругах – и уже несколько раз его «одалживали» у Ишмуратова для выяснения разных сложных дел. В данном случае, правда, все было сложнее. Тут Сергей играл две роли. С одной стороны – он помогал местным бандюкам разобраться с какими-то их делами, с другой – партнер демонстрировал Ишмуратову, что скрывать ему нечего. То есть, к возникшим косякам он никакого отношения не имеет. Впрочем, кто в сомневался.

Почти сразу же раздался звонок неизвестного от Барина.

– Казак? Ну, что перетер со своим начальством?

– Да все путем.

– Слушай, ты где?

– На Итальянской, вон напротив вижу эту... Ну, где телестудия.

– Понял. Слушай, там на Малой Садовой есть чайная. Жди меня там.

* * *

– Ну, что там? – спросила Алена.

– Сейчас у нас будет встреча с местными бандитами. Где тут на Малой Садовой чайная?

– Пойдем...

Чайная была из тех новомодных заведений, что предназначены для долгого и вдумчивого сидения. Чем, собственно, немногочисленные посетители и занимались. В углу Казак приметил девушку студенческого вида, которая, похоже, готовила тут какие-то задания.

Кроме многочисленных сортов чая имелось в заведении и спиртное. Сергей чай пил исключительно почти чифирной крепости – местная водичка его не устраивала. Алену, судя по тому, как она пренебрежительно рассматривала меню, тоже. Поэтому Казак заказал два по сто коньяка и отошел к столику возле окна. Отсюда хорошо просматривалась улица, на которой кипела бурная жизнь. Все скамейки были заполнены, у стены напротив какие-то потертые волосато-бородатые люди наяривали на трех гитарах и бубне старинную застольную песню про комиссара и батьку-атамана.

Образ со стены под рубаху снял,

Хату запалил и обрез достал.

При Советах жить – торговать свой крест!

Много нас таких уходило в лес.

– Ну, что Алена, кажись, снова у нас тут начинаются развеселые дела.

– А это и к лучшему. А то в последнее время мне что-то скучно. Ты не представляешь, как задолбали всякие мелкие политики и бизнесмены, которым нужно полить грязью своих конкурентов. Ничего необычного. Поскольку каждый по уши в дерьме, компромат на них искать не фиг делать. Хорошо у нас есть один чел, которому кого-то помоями облить – просто праздник сердца... Бандиты хоть не прикрывают свои дела разговорами о благе народа.

– Не боись. Наш шеф уже планирует выдвигаться в депутаты. Да и другие... Так что скоро все авторитеты будут слугами народа.

– Может, оно и к лучшему. Они хоть дело делать умеют. К тому же, как я заметила, у них присутствует своеобразное чувство патриотизма.

– Оно конечно. Хотят сами быть хозяевами, а не работать на западного дядю.

Девушка засмеялась:

– Тема для диссертации. Роль организованной преступности в возрождении России. Смотри, кажись, твой друг подошел.

В самом деле, в чайную зашел очень спортивный парень с мелкими чертами лица. Одет он был в дорогой костюм, который, откровенно говоря, сидел на нем, как седло на корове. Впрочем, человек был не так-то прост. Бегло оглядев зал, он тут же вычислил Сергея и Алену, хотя они по виду ничем не выделялись среди других сидящих в зале парочек.

– Ты Казак, – уверенно сказал он и, не дожидаясь ответа, представился:

– А я Валера. Может, слышал про Чемодана?

– Не приходилось. Я Сергей, а это Алена, она со мной. Будет помогать работать.

– Во дела, девицы в наше дело лезут. Впрочем, тебе видней. Погоди, я чаю сейчас возьму, а то пить ужасно хочется...

Сделав заказ, Валера сразу начал рассказывать: – Барину это дело очень не понравилось. Что-то там нечисто. Фигня какая-то происходит.

– Это точно. Левак сунули. Мы, честно говоря, думали и на вас, или на ваших. Но оказалось – все куда хуже.

– А что там было, можешь сказать?

– Почему бы и не сказать? Картины там были старые. Которые стоят очень хороших денег.

– Ну, братан, ты сказанул, что вы на нас подумали. Чтобы дела какие-то мутить, надо ведь в них сечь, верно? А картины... Кто в них у нас разбирается? Барин, который образование на малолетке получал? Или, может, я в спортивной школе в них что-то понимать научился? Да для нас все эти картины – темный лес. И все у нас такие.

– Мы уже сами поняли, что тут действует кто-то со стороны. Причем люди сообразительные. Но, как мы думаем, не профессионалы.

Чемодан покачал головой.

– Это как сказать, братан. Уж больно серьезно они работают. С чего мы кипеж-то подняли? А вот с чего. Эти чурки у нас сидели в старом санатории. За ними трое наших присматривали. Ну, так вот, один пропал с концами. Другого вчера менты из пруда в Сосновке выловили. По башке его стукнули. А третьего скинхеды этой ночью убили.

– Скинхеды? Он что, всякой там национальности?

– Ага. Другую такую рязанскую рожу надо поискать. Гнусное дело. Я, кстати, еду разбираться. Поехали?

– Почему бы и не поехать?

* * *

Машина свернула с Московского проспекта, проехала вдоль парка, миновала огромное здание Спортиво-концертного комплекса и выехала на один из длинных безликих проспектов, застроенных хрущобами.

– Вон видишь тот магазин? Там его видели последний раз.

Валера припарковал машину, и они вошли в заведение. Магазин был как магазин – обычный небольшой круглосуточный супермаркет, набитый всяким разным товаром, из тех, которых понастроили во множестве по всей Руси великой. Из трех касс работала одна.

– Вот эта девка была в ту ночь, – пояснил Валера.

Они подошли к кассе.

– Добрый день, – начал Казак, мы насчет того случая ночью...

– Я ж милиции все рассказала, – торопливо ответила продавщица, невысокая плотненькая девица довольно заурядного вида.

– Девушка, мы его друзья. Мы хотим сами найти этих ублюдков. Понимаете? – С этими словами Сергей извлек стодолларовую купюру и положил на тарелочку кассы.

– А почему бы и не рассказать? – ответила продавщица, торопливо спрятав бумажку. – Дело было так. Этот ваш друг зашел где-то возле двух часов ночи. Я его знаю. Он где-то рядом живет, часто у нас отоваривается. Машину он оставил вон там, отсюда видно. Значит зашел он. И тут ввалились эти скинхеды. Человек, наверно, пятнадцать. Разбрелись по магазину. Но вели себя тихо. Этот парень, ваш друг – находился вон там, в дальнем углу. И там у них что-то случилось... Я не слышала, но ссора вышла. В общем, они все вместе вышли – и пошли вон туда, во дворы.

– Его нашли через два двора, на территории детского садика, – пояснил Валера.

– Места у нас глухие. Ночью полная пустота. Вот только в этот магазин люди и ходят... В округе других ночников нет.

– Скажите, а ведь тогда вы должны знать этих скинхедов? Парни они приметные и тоже, наверное, часто ходят.

– Никогда их не видела. И вообще странно. У нас тут все больше готы...

Алена заметила недоумение на лице Казака и пояснила:

– Готы – это такое молодежное движение. Они ходят в черном, носят длинные волосы и увлекаются разной мрачной музыкой. И, что самое главное – скинхедов они на дух не переносят.

– Все правильно, – подтвердила девушка. – У меня младший брат из них. Он иногда рассказывает, как они со скинами дерутся. Но не тут, не в нашем районе. Тут этих готов как грязи. Весь наш молодняк волосы отращивает.

Больше ничего толкового узнать не удалось.

– Я вот одного не понимаю, почему, если это была не случайность... – Начала Алена после того, как они покинули магазин.

– Да уж какая случайность. Банда отморозков глухой ночью шляется по чужому и враждебному району... И докапывается к обычному и не слабому парню. Не к негру, не к кавказцу и даже не к готу, – усмехнулся Казак.

– Так вот, а почему они его у магазина не подкараулили? Зачем им было лезть внутрь и светиться?

– Он же был на машине. Все на виду. Продавщица могла ментов вызвать, – пояснил Казак.

– Она права, – согласился Чемодан, – тем более, ментовка здесь совсем недалеко. Так что менты могли и за пять минут подъехать... Дела. Ну, поехали отсюда.

* * *

– Погоди-ка, Валера, притормози – попросил Чемодана Казак, когда машина двинулась по проспекту. – Гляди, вон там, между домами, движется расписная компания. Алена, эта и есть готы?

– Именно они, – подтвердила девушка, вглядевшись в просвет между домами. Из глубины дворов летящей походкой приближалась группа молодых людей, человек десять. Они были весьма крупного калибра и выглядели своеобразно. Большинство парней щеголяли длинными, давно не мытыми волосами, «косухами» и армейскими ботинками. Из-под расстегнутых курток виднелись черные же майки с какими-то навороченными рисунками. Две девушки смотрелись еще более интересно. Они тоже были в черном, обе с какими-то всклокоченными прическами и весьма своеобразной косметикой. В общем, для полноты имиджа девицам не хватало только метел. Получилась бы картинка «я у мамы ведьма».

– Ну, черти какие-то... – протянул Валерий.

– Слушай, Чемодан, мы сходим, проведем с ними беседу. Нет, ты лучше подожди нас в тачке, потому что на твоей физиономии крупными буквами написано, что ты о них думаешь. А мы попытаемся информацию добыть.

– Валяйте. Только я не верю, что у вас что-нибудь выйдет.

* * *

Парочка выбралась из тачки и направилась наперерез движущейся компании. Мельком глянув на свою подругу, Сергей подумал, что они могут сойти если не за своих, то за, так сказать, идейно близких. Алена была в черном. Правда, на ее майке красовалась какая-то африканская маска, а не готические ужасы, но все-таки... Сергей же на досуге любил слушать пусть не готическую, но все-таки «тяжелую» музыку, так что мог поддержать беседу.

– Здорово, мужики! – приветствовал он компанию. – Разговор у нас к вам есть интересный.

– Разговор, так разговор, почему бы и не поговорить, – сказал один из готов, парень лет двадцати пяти, похоже, лидер в этой компании. Казак, слава богу, разбирался в людях. Так вот – парень-то был серьезный. Что-то у него в биографии было такое... То ли служба в «горячей точке», то ли просто какая-нибудь мрачная спецчасть. В общем, бывший лесной егерь и участник двух «малых» войн, Сергей Казаков почувствовал своего. Собеседник, вроде бы, тоже.

– Слушай, братан, мы тут банду скинхедов ищем. Есть у нас и наших друзей к ним ряд серьезных вопросов. Очень для них неприятных.

– Скины? – засмеялся гот. – Ну, ты чел, скажешь. Нет, если у кого к скинам есть вопросы, так я только рад помочь. Но только не здесь ты этих бритых ищешь. Нас тут, вот таких, как мы, знаешь сколько? Да и все местные алконавты за нас впишутся. Не любят здесь скинов. Так что вряд ли тут мы тебе помочь можем... Ты, кстати, где служил?

– Пограничники. АПГ. Ну, это типа лесной спецназ.

– Ну, вот я и вижу что-то родное. А я в десанте. ДШБ. Так что рад бы помочь, но скинхедов тут нет.

– О чем базар, Демон? – спросил еще один парень, подошедший откуда-то со стороны.

– Да вот человек говорит, что скинхедов где-то в нашем районе видали. А я ему и объясняю, что они двадцать раз подумают, прежде чем сюда соваться.

– Слушай, а ведь он прав. Видел я скинов... Дело, в общем, так было. Я ехал поздно вечером к бабке, ну, по домашним делам. Уже метро скоро должно было закрываться. Шел через парк. И вот у Шахматного домика мне навстречу они выскочили. Много их было... Я уж думал – ну, все, чипец настал. Но – они мимо меня ускоренным маршем проперли, даже внимания не обратили. Будто я цивил какой-то. Я хотел вам звякнуть, предупредить, да впопыхах, когда собирался, мобильник дома оставил. А там закрутился, из головы выскочило.

– Может, это редскины были? – подал голос кто-то из готовской тусовки.

Алена просветила Казака:

– Есть на Западе такое течение. Те же самые бритоголовые, но они не нацисты, а совсем наоборот – прикалываются ко всяким коммунистическим делам. Но про них в наших краях я не слыхала.

– Правильно говоришь, подруга, – согласился готский лидер. – Редскинды в России обитают только в Интернете. Я бы сам хотел посмотреть на такое чудо. Слушай, а что вообще за заморочка?

– Да где-то тут друга нашего скины убили. Он здесь жил, а эти с ним в магазине схлестнулись.

– Оба на! В нашем районе эти падлы убили человека. Да еще нашего, в смысле, того, кто тут живет! Слушай, мы тут тебе будем помощниками. Это уже чересчур. Чем помочь можем?

– Для начала я твоего друга расспрошу. Братан, ты конкретно больше ничего не разглядел? Я понимаю, темно было.

– В том-то и дело, что разглядел! Там, возле домика, как раз фонарь стоит. Я одного из них узнал. Вот, Демон, помнишь была заварушка возле того клуба на Петроградской?

– Ты человеку расскажи, он-то не знает.

Парень повернулся к Сергею:

– Короче, там был музыкальный фестиваль, наши группы тоже выступали. Ну, и скины притащились. Есть у них такое слово «накрыть». То есть, внутрь бы они не полезли, да их бы и не пустили, но вот по дороге или у входа кого-нибудь отрихтовать – это они любят. В общем, там случилась на улице месиловка, потом менты подъехали. Менты – они и есть менты. Повязали всех, кто попался. Я тоже попал. И несколько скинов тоже. Меня-то почти сразу из ментовки выпустили. Но я успел одного из скинов приметить. У него на башке такой большой извилистый шрам. Вот эту башку я видел и в парке. И, что самое главное-то, фамилию я этого типа в ментовке случайно слышал. Знаешь, как это: менты задержанных спрашивают, кто да что. Я запомнил, потому, что прикололся. Тоже мне – борец за чистоту русской нации, а фамилия у него татарская.

– Какая?! – подался вперед Казак.

– Погоди, вспомню. Смешная такая фамилия, похожая на этого... попсового певца. А! Муликов!

– Это уже кое-что. А еще что-нибудь?

– Ах, да. Еще вот что интересно. Среди них один был... Как бы не совсем скин. В смысле – не бритоголовый. То есть прикинут-то он был как все они. Но башка у него была не бритая, а просто – короткая стрижка. Хотя, вообще-то, такое бывает. Если кто-нибудь из них работает в фирме, где на голый череп косо смотрят.

– А вот это еще интереснее, – сказал Сергей. – Ну что ж, мужики, спасибо, теперь мы их найдем.

– А наша помощь не нужна? – спросил Демон. – Если что – ты свистни, мы всей толпой подвалим. Мы много народа можем собрать. Пиши-ка номер моего мобильника.

Казак записал номер телефона, тепло попрощался с «неформалами» и спросил напоследок:

– Да, ребята, есть тут где-нибудь поблизости Интернет-кафе?

– На Московском, возле площади, – ответил кто-то из молодых готов, стоявших на заднем плане. – Хорошее кафе, я там от школы часто отсиживаюсь. Там Интернет быстрый.

* * *

Когда Сергей, вернувшись в машину, рассказал Чемодану о высоких переговорах, тот только головой покачал.

– Не, все-таки у Барина башка варит конкретно. Это я к тому, что он тебя привлек. Я бы с этими чмошниками так разговаривать не смог бы. А теперь, я так понял, будем искать других чмошников, только бритоголовых? Я все-таки в расклад до конца не втыкаюсь...

– Да все просто, – отозвалась Алена. – Эти скинхеды, казалось бы, шибко идейные. Борцы за русский порядок и белую расу. Но кушать-то всем хочется. А работать они не слишком любят. Я точно не знаю, но наши ребята из тех, кто криминалом занимается говорили: порой их нанимают для разных разборок. Имто что? Они и так морды бьют, а тут за деньги. К тому же, заказчики могли им и наплести что-то. Дескать, за правое дело сражаются. Сергей, ты обратил внимание, что один из них был не бритоголовый?

– Не вчера родился. И, кстати, все это подтверждает твою светлую мысль о том, что тут дилетанты работают. Чемодан, если бы вашим потребовалось кого-нибудь завалить, вы бы стали вот таким образом поступать?

– Ха, да нам бы это и в голову не пришло.

– Вот именно. А ведь кому-то пришло. И ведь ничего так, идейка-то. Если бы этот гот не узнал одного хрен найдешь. Скинхедов в городе много. Всех трясти утомишься. Да и нашли бы их, допустим, менты. Что они, стали бы копать? Поперлись придурки гасить готов. Чего сюда поперлись? А пьяные были. Готов не нашли, докопались с тоски до первого встречного. Тем более за это дают меньше, чем за заказное убийство.

– А мы в нашли? – спросил Чемодан.

– Так эти неизвестные могут ментам помочь. В смысле, сделают так, что со свидетелями будет туго. Так что надо торопиться.

Машина вырулила на Московский проспект. Долго искать не пришлось. На одном из домов виднелась неоновая надпись «Интернет-кафе».

Внутри все было как обычно. Большой зал, компьютеры, за которыми сидели, в основном, подростки. Судя по времени, они все тут околачивались, прогуливая школу, занимаясь вместо нее разжижением мозгов посредством различных игр. Со всех сторон слышались довольно натуральные выстрелы, рычание, вопли и все такое прочее.

– Эй, командир, Интернета нам сделай на эту сумму! – обратился Казак к сидевшему возле входа очкастому парню и протянул ему сотню.

– Пожалуйста, проходите вон к той машине.

– Начинаем. Алена, ты знаешь, как войти в адресную базу?

– Только она не полная. Проверяли. Многих нет.

– Не найдем, будем искать другими способами. Может и прокатит. Главное – нам повезло. Фамилия редкая. Маликовых я встречал и Мелиховых тоже. А вот Муликовых нет. Давай садись, действуй.

Алена начала деловито орудовать мышкой. Продолжалось это недолго.

– О! Их всего-то в городе человек двадцать.

– Хорошо, что не Иванова ищем, – усмехнулся Валера.

– Да уж, в этом смысле нам повезло. Теперь смотрим. Мужчина, возрастные границы от семнадцати до... ну на всякий случай – до тридцати. Хотя тридцатилетний скинхед – это у меня в голове не укладывается.

– Есть только один. Сейчас ему девятнадцать. Проживает на проспекте Маршала Говорова, адрес...

* * *

– Слушай, Казак, а нам, кажись, снова сильно повезло, – сказал Чемодан, оглядев стандартный двор, окруженный многоэтажками, с детской площадкой посередине. Через эту площадку двигался субъект в классическом наряде скинхеда – зеленый «бомбер», подвернутые голубые джинсы, из-под которых виднелись тяжелые ботинки.

Машина с командой недавно прибыла на место прописки товарища Муликова. И в ней пошла дискуссия на тему: что делать дальше. Скинхед был прописан с родителями, так что тупо ломиться в квартиру – это поднимать много шума. Вот и обсуждали – то ли начать обходить окрестные достопримечательности с целью добыть побольше информации, то ли тупо ждать.

– Ну, что, двигаем потихоньку за ним?

– Ребята, а может, это не он? – спросила с сомнением Алена.

– Какая разница? Если это его дружок, то через него найдем и того кто нам нужен. Они ж все должны тут друг друга знать.

Между тем скинхед прошел между домами. Машина на некотором расстоянии следовала за ним. Вокруг было достаточно людно. На детской площадке играли дети, возле одного из подъездов сидели старушки. А эти бабушки они почище камер наружного наблюдения. Все видят, все помнят. Казак же был сторонником чистой работы – старался без особой нужды не плодить свидетелей.

Скинхед пересек еще один двор и вышел на улицу Васи Алексеева. Цель его стала понятна. На улице притулился небольшой минимаркет, в который он и зашел.

– Алена, пропаси его.

Девушка выскочила из машины и скрылась в недрах магазина.

Вскоре мобильник Казака зазвонил.

– Он внутри, купил две здоровые банки джин-тоника. Сейчас у кассы. Там небольшая очередь, но скоро выйдет. Какой-то он дерганый... Нервишки у парня гуляют...

– Ну, я пошел, – сказал Казак.

– Справишься?

– А я с ним в игры играть не буду. – Казак расстегнул куртку и показал кобуру с пистолетом.

Скинхед показался минут через десять. Он спустился с крыльца и, отойдя немного в сторону, открыл поллитровую банку «Гринолз» и жадно к ней присосался. Почти сразу появилась Алена. Увидев Казака, она каким-то шестым чувством сообразила, что нужно делать.

– Молодой человек, у вас не найдется зажигалки? – кокетливо спросила она, приблизившись к объекту. – Тот, казалось, не сразу сообразил, что от него требуется, но потом полез в карман. Тут к нему со спины приблизился Казак. Он достал пистолет и упер ствол в спину скинхеду.

– Братан, в твою печень смотрит пистолет. Так что не дергайся, брось свою гадость и тихо и спокойно двигайся вон к той машине. В случае чего стреляю без предупреждения.

Скинхед все понял и сделал так, как было приказано. Он втиснулся на заднее сиденье.

– Руки вперед! – скомандовал Чемодан и защелкнул на руках клиента наручники. Надо ж, какой запасливый, мелькнула в голове у Сергея – браслеты с собой возит...

– Садись вперед, я с ним, – велел Сергей Алене и спросил Чемодана:

– Ты знаешь здешние места?

– Я город знаю, работа у меня такая, – отозвался он и деловито развернул машину.

Казак этой части Питера вообще не знал. К тому же ориентироваться было здесь трудно – сплошные новостройки. Машина перескочила несколько перекрестков, с одной стороны улицы потянулась какая-то промзона, с другой – то ли пустырь, то ли запущенный парк. Выехали на небольшую полянку, окруженную кустарником. Посреди нее лежало поваленное дерево, возле него – кострище, а вокруг – многочисленные пустые бутылки и прочие следы культурного отдыха жителей ближайших многоэтажек.

– Вылезай, – приказал Казак.

Он вытолкал парня из машины к кострищу и только тут как следует его разглядел. В самом деле, на голове у скинхеда виднелся извилистый шрам, видимо, полученный от удара каким-либо тяжелым предметом. Парень нервно озирался, пытаясь понять, что все это значит. Судя по всему, он страдал от жестокого похмелья.

– Ну, здравствуй, истинный ариец, – начал Казак. – У нас к тебе разговор серьезный имеется. Насчет парня, которого вы грохнули.

– А что? Да я ничего... А вы кто такие?

– Кто мы такие, тебе знать не обязательно. Но поверь, люди мы серьезные. И убили вы человека, который нам очень сильно был нужен. И придется тебе ответить. Тут дела – не с волосатыми придурками долбиться и не кавказцев гонять. Ты влез, парень, в такое дело, откуда лишь вперед ногами выносят. И мы с тобой пока по-доброму. А можем уложить в багажник, прокатиться кое-куда... Там поговорим всерьез. А потом ты займешься водными процедурами – купанием в Финском заливе с камнем на шее. Так что давай колись.

– Мы своих не сдаем, – буркнул парень, но видно было, что он уже поплыл.

– Каких же «своих»? Вот вы человека грохнули, он был кавказец? Таджик? Не был он ни кавказцем, ни таджиком. А вот что с тобой будет, если даже мы тебя в живых оставим – я дальше могу сказать конкретно. Возьмут тебя за это убийство менты. И посадят в хату, где будут сидеть несколько злых парней в наколках – представителей тех самых не любимых тобой национальностей. Догадываешься, что дальше будет? Станешь ты истинно арийским петухом. Я еще раз для тупых повторяю: это не ваши детские игры с битьем морд. Тут все намного серьезнее. Так, я жду твоего соло.

Казак, произнося речь, внимательно наблюдал за скинхедом. Вроде бы, его базар впечатлил скинхеда. Перспектива быть опущенным кавказцами, произвела на парня куда большее впечатление, чем угроза смертью. Но дело было даже не в словах – парень и так уже был внутренне надломлен. И вот он глубоко вздохнул и заговорил:

– Ладно. Да и в натуре, дело это гнилое. Это все Борман...

– Стоп. Давай с самого начала. Кто такой Борман?

– Это ну, типа наш камрад. Хотя и не совсем наш. Мы в одном клубе с ним познакомились. Там, где наши группы выступали. Он крутой парень, как-то, мы видели, пошел на троих здоровенных негров – все трое легли за пару минут. Борман из каких-то... ну, которые спецвойска. У него на плече татуировка, вроде армейской, только я не знаю такой. А он не говорил, отмахивался. Дескать, что вспоминать. И историй много всяких рассказывал – про немецких скинов. А еще про Черный интернационал. Ну, это вроде союза всех европейских наций.

– Но сам он башку не брил?

– Нет, и тоже шутил на эту тему. Конспирация, дескать. Да и нам все прогонял – дескать, нормальные скины на Западе давно в цивильном ходят, чтобы их менты не палили. Вы, говорил, тоже кончайте детским садом заниматься, обывателей пугать... Но это уж он чересчур. И работу нам подкидывал иногда.

– Стоп. А вот с этого места поподробнее.

– Да это было-то несколько раз. Возле каких-то буржуйских клубов драгдилеров колбасили. Каких-то мелких чмошников. Типа студентов. Черных. В смысле, не кавказцев, а негров. Они коксом торговали. И бабло за это подгонял.

– А он как-то объяснял, почему бабки дает?

– Да нам по барабану. Мы бы и за бесплатно... А тут еще и зеленые рисуются. Жить-то на что-то надо. Меня вот недавно в очередной раз со стройки турнули.

– Ладно. Теперь давай о нашем деле.

– Тут все гнило вышло. Борман не говорил, что этого чела мочить надо. Говорил, поколбасить хорошо, чтобы знал. И денег дал. А нам – почему бы и не поколбасить? Поехали, значит, на «Парк Победы»... Там дождались, когда он на тачке подъехал, ломанулись за ним в магазин и докопались. Это Борман так придумал. Дескать, тут все на виду, менты приедут. А вы к нему докопайтесь, он парень заводной, пойдет с вами разбираться.

– А скажи-ка нам вот какую вещь. Он с вами в магазин заходил?

Скинхед задумался.

– А ведь, в натуре, не заходил. Не помню, что сказал, но ждал он нас за углом.

– Вот видишь, какой расклад забавный рисуется. Ваш дружбан как-то очень не любит светиться. Он вас подставляет. Ну, дальше излагай.

– А дальше что? К парню мы докопались. Точнее, так все вышло. Он и в самом деле заводной. Когда я предложил отойти, он спокойно так говорит: пойдем, научу вас уму-разуму. И внатуре, когда мы отошли во дворы, начали биться, он оказался бойцом хоть куда. У меня, вон, и сейчас челюсть болит. Мы в его, конечно, в итоге одолели, но Борман, как пошла месиловка, нарисовался – и перо ему в печень...

– Дальше.

– А что дальше? Линяем, говорит. Потом, как отбежали, он сказал: дескать, так уж вышло. Еще дал бабла и...

Парень помолчал, потом выдал:

– А ведь, в натуре, по-вашему выходит. Я только теперь вкупился. Борман, гад, умеет базары строить. Он нам втирал, что если менты повяжут, так это только драка. Дескать, утомятся доказывать, кто именно удар нанес. А умышленное убийство – это другая статья. Получается, подводил нас, чтобы мы не только его не вложили, а в случае чего, вообще о нем молчали.

– Вот говорят, что скины тупые, а ты сам во все въехал. Подставил вас друг Борман. Конкретно подставил. Двигал он вами, как пешками. А ты знаешь, что делают с теми, кто свою роль сыграл? Я тебе уже обьяснил, что, скорее всего, с вами будет. А могут просто грохнуть. Может, у него такие же какие-нибудь антифашисты есть. Да и нам уже помощь предлагали... У тебя есть телефон этого Бормана?

– Нет, он всегда звонил.

– Вот опять же. Серьезный он парень.

– И че... делать?

– А ниче! У тебя есть куда схорониться?

– Ну, бабка живет в Новгородской области.

– Вот и съезди, навести старушку. Посиди там некоторое время. И никому из своих дружков не сообщай. Здоровее будешь. – Казак повел дулом пистолета. – Тем более, ты учти, твоих дружков опознать непросто. А вот у тебя на башке очень четкая отметина. Так что я бы тебе советовал волосы отрастить, да одеться как-нибудь понезаментней. И вот еще что: если будет тебе звонить Борман, ты тут же позвонишь нам. Считай, что мы тебя перевербовали. И кидать нас очень не советую. Чемодан, сними с него браслеты, пусть дует отсюда со скоростью света.

– А он не раззвонит обо всем? – спросил Валера, когда машина вывернула на дорогу.

– Даже если так – что с того? Выходов у нас на этого ихнего партайгеноссе все равно нет. Я думаю, что он этих деятелей использовал по полной. Что ему с ними возиться? Проще найти других. Тип-то своеобразный. Психологию знает неплохо. Как он в банду без мыла влез! И ведь так себя поставил, что всегда оставался в стороне.

– Слышь, Казак, а че это он про какой-то там интернационал загибал? – спросил Валера.

Отозвалась Алена:

– Это, скорее всего, миф. Да есть такое объединение европейских неофашистских организаций. Дескать, они против еврейского засилья, коммунизма и всех «черных». Да только они такие же, как наши – кучка тусовщиков. Я читала, что некоторые ультраправые пытались привлекать и скинхедов, и футбольных фанатов – но только ничего путного у них не выходило. Бритоголовые – это стихия. Подчиняться никому не хотят. Кстати, вы обратили внимание? Борман крутил ими как хотел, но вот сменить свои доспехи на нормальную одежду он их так и не уговорил. Потому что без нее они чувствуют себя никем. В отличие от рекламы, имидж для них – все.

– Тут другое интереснее, – вставил Казак. – Эти разборки с наркоторговцами. Вот где может быть зацепка. Правда, как ее отрабатывать, я пока не понимаю...

Глава 5

ЧЕЛОВЕК ИЗ АФГАНА

Сергей давно уже понял, что в его работе случайности – великая вещь. Либо обстоятельства складываются в твою пользу, либо совсем наоборот. В самом деле, Чемодан подвез их к квартире на улицу Репина, сказал, что будет на связи, и отправился куда-то отчитываться о проделанной работе. Сергей же устроился на кухне пить кофе – и вдруг обнаружил, что у него закончились сигареты. По компьютеру в наше время, как известно, можно заказать все или почти все – но в России, по крайней мере, за пивом и куревом все равно придется шлепать на своих двоих. Ну, а раз уж собрался – решил прикупить себе какой-нибудь веселой тяжелой музыки. Потому как хозяева хаты поставили в ней телевизор и медиасистему, но из дисков оставили только какие-то американские кинофильмы, которых Казак по жизни не переваривал.

Пришлось вновь выходить на улицу. Сергей пересек улицу Репина и двинулся через дворы. Алена училась на журфаке неподалеку, а потому знала тут все ходы и выходы и все ему подробно объяснила. Впрочем, ошибиться было трудно. По проходным дворам к метро шла набитая народная тропа, по которой непрерывно двигались люди, в основном, молодые ребята студенческого вида. Это так они сокращали путь в Университет.

Казак вышел из подворотни на линию, пересек другую, снова углубился во дворы. По дороге он вдруг почувствовал, что за ним следят. Он приостановился, сделал вид, что поправляет шнурок на ботинке, и незаметно огляделся. Нет, все, вроде, было нормально. Его обогнала какая-то веселая молодежная компания, потом из подворотни показался старомодно одетый седой мужчина с портфелем в руках, но и он тоже прошлепал мимо. Оставалось двигаться дальше и поглядывать по сторонам. Впрочем, Сергей знал по опыту: подобными ощущениями ни в коем случае нельзя пренебрегать, но и полностью верить им не стоит. Особенно – в центре этого сумасшедшего города, да еще на Васильевском, где, говорят, привидения только так гуляют.

Наконец, Сергей вышел во двор, выглядевший крайне необычно. Такого ему встречать еще не доводилось. Практически во всех домах первые этажи были заняты под разнообразные магазины и магазинчики. Сразу стало понятно, на кого рассчитывают местные коммерсанты. Здесь был, так сказать, сигаретно-пивной сектор, а также функционировали салон сотовой связи, книжный и музыкальный магазины и какое-то заведение быстрого питания. Покупая сигареты, Казак увидел, что в магазине обильно представлены всякие бомж-пакеты и прочие быстрорастворимые макароны.

Разжившись куревом, Казак зашел в музыкальный магазин и стал изучать обширный местный ассортимент. Народу тут было много, причем посетители, в основном, тусовались, а не покупали. Когда Сергей, выбрав себе несколько дисков, направился к выходу, у него вдруг над ухом раздался тихий голос:

– Слышь, парень, надо поговорить с тобой...

Рука Казака автоматически дернулась к пистолету.

– Да тише ты, народ напугаешь, шухер поднимешь. Если в я хотел тебя грохнуть, я бы еще во дворах раз пять успел бы. Ты крутой боец, но не для меня. А разговор серьезный, тебе очень полезный будет. В общем, выходи наружу, пройди дальше, там улица, Шестая линия. Чеши по ней налево, пока не увидишь кафе «Салхино». Заходи в него и жди меня. Я скоро подойду. Только проверю, все ли чисто...

Выходя из магазина, Сергей обернулся и увидел высокого человека с резкими чертами лица.

* * *

Войдя в кафе, Казак убедился, что место его неизвестный собеседник выбрал очень неплохое. Это было своеобразное заведение. В первом зале вокруг столов стояли диваны, на стойке продавали напитки, кофе, мороженое и все такое прочее. Здесь сидела все та же студенческая молодежь. Второй зал напоминал столовку старого советского образца, которые, как думал Казак, уже перевелись как класс, – с длинной металлической стойкой, за которой орудовали повара, и кассой. Судя по витавшим ароматам, заведение специализировалось на кавказской кухне. И, видимо, хорошо это делало – зал был забит почти под завязку. В этом зале тоже разливали – в зале стоял приглушенный шум, характерный для кабаков, где плотно, но культурно выпивают. В общем, отличное место для встречи.

– Заодно и пообедаю, – усмехнулся Сергей.

Он проделал все необходимые манипуляции, от которых давно отвык, посещая кабаки, протиснулся с подносом к одному из столиков в углу. От входа его загораживала кампания, которая шумно выпивала.

Вскоре появился и тот человек. Он спокойно прошел к стойке, купил две кружки пива и подсел к Казаку.

Сергей внимательно поглядел на него.

– Привет, – начал незнакомец. – В общем, если без предисловий, то я тот, кого вы ищете.

– Ты Борман? – недоверчиво протянул Сергей. Внешность собеседника явно не тянула на описание, которое он получил от свидетелей. Да и смотрелся мужик лет на сорок. Пацанам-скинхедам он показался бы стариком. Одет этот тип очень продуманно – в кожаную куртку, в каких ходит полгорода. Правда, лицо подкачало – очень уж оно привлекало внимание.

– Нет, парень, я не Борман. А ты про него уже знаешь? Хорошо работаешь, однако. Быстро.

Но с Борманом все не так-то просто. Под этим погонялом его знают только те скинхеды, я, да кое-кто еще. Но эти бритые отморозки будут рядом с ним стоять и не узнают. Он мастер обличье менять. Такой он, блин, артист по жизни. Но я могу помочь его найти.

– Так кто ты?

– Погоняло у меня простое – Кудрявый. А если по сути, то я тот самый человек, который охранникам картинки передавал. Меня теперь ищут, и ищут, понятное дело, не для того, чтобы со мной чай с пряниками пить. Ищут те люди, да и если твои дружки меня найдут, мне, думаю, тоже мало не покажется. Но, я думаю, тебе лучше со мной сотрудничать. Взять меня непросто – а живым я постараюсь не даться. Все равно ведь один конец. А так хоть мучиться не придется.

Сергей с сомнением покачал головой. Но, в конце концов, почему бы и не попробовать?

– Ладно, давай с самого начала.

Игорь Кудрявцев служил в Афганистане, в какой-то кэгэбешной спецназовской структуре. Служил серьезно. После дембеля, как это часто бывает у «афганцев», жизнь как-то не слишком складывалась. Сергей занимался разным мелким бизнесом, иногда на грани криминала, иногда и за гранью. Года через полтора дело развалилось, а Игорь круто попал на деньги. В общем, вышли большие неприятности. И вот тогда он встретил Бормана. То есть, мельком видал он его и раньше – тот иногда мелькал на всяких мероприятиях ветеранов «горячих точек». Сам-то Борман служил в Чечне и тоже, судя по всему, не в охране продовольственного склада. В общем, однажды встретились, выпили «за десант и за спецназ»...

– Понимаешь, этот тип в психологии разбирается просто замечательно. Я ему ничего не говорил про свои проблемы, а он первый начал. Дескать, братан, вижу, что у тебя трудности. Не надо ли помочь?

– Или он это просто знал, – вставил Сергей.

– Может, оно и так. В общем, предложил он мне помощь... точнее, предложил найти вариант, чтобы переправлять картины за рубеж и организовать это дело.

– А он не объяснил, почему именно тебе?

– Объяснил. Я ж говорю, он людей хорошо чувствует, и увидел, что этот вопрос у меня на языке висит. Так и не стал ждать, пока я спрошу. Говорит, дескать, слыхал, что кое-чем разным занимаешься. А я, дескать, делаю бизнес среди людей искусства, никаких выходов на криминал у меня нет. Не помещать же в газету объявление. А он и в самом деле выглядел... ну, в общем, богемно. То есть, весь прикид дорогой, но какой-то выпендрежный. Ну, как вот показывают в ящике всяких там деятелей искусств... Это потом я убедился, что он под какую хочешь масть закосить может. Но, короче, я повелся. Тем более, что я тогда был на полном голяке, а он сразу дал денег. Много. Дескать, это на организационные расходы, отдавать не надо.

– Значит, переправлять картинки с эмигрантами – твоя идея? Наше вам с кисточкой. Оригинально придумано.

– Честно говоря, не совсем моя. У меня, знаешь, соображалка не слишком-то работает. То есть, было все так: Борман задал, так сказать, основное направление. Он объяснил, что, по обычным линиям работать опасно, там менты лютуют. Кража, мол, была крупная у одного коллекционера, теперь таможня под колпаком. И надо найти какой-то совершенно нестандартный ход. На том и расстались. А я долго башку ломал, а потом вдруг вспомнил... Знаешь, дело такое было у нас в Афгане – когда какие-то то ли командиры, то ли генералы, наркоту в солдатских гробах возили? А у меня был один корешок. Он позже меня там служил, но, в общем, встречались. Так он как-то по хорошей пьянке рассказывал, что работает теперь у бандитов на перевозке нелегалов с Афганистана. Его взяли потому, что он на фарси говорил, мог с этими как-то объясниться. И, понятное дело, жаловался: работа шестерочная, денег мало. Он-то на наркоте плотно сидел, ему сколько бабла ни кинь – все одно как в черную дыру. Нашел я его, предложил это дело. Он согласился. Так и пошло. Мне Борман картины передавал, я Толяну.

– И сколько раз вы проворачивали это дело?

– Четыре. Если считать последний раз...

– А какие картины, не знаешь?

– Откуда? Да я и не разворачивал ничего. Взял – передал, и все дела. Но в натуре, кто ж думал, что они такие крутые. Что-то у них случилось – и тут же начали мочить...

– Слушай, а Толян – это какой из них?

– Тот, который с концами пропал.

Сергей подумал, что он недооценил людей, стоявших за историей с картинами. И по большому счету эти охранники, возможно, погибли из-за него. Это ведь он, Казак, посоветовал не говорить, что картины нашли. И противники, должно быть, решили, что ребятки картины просто-напросто закрысили. Потому и этот Толян пропал – наверное допрашивали его с пристрастием. Но тут уж ничего не попишешь. Бандиты, как известно, живут хорошо, но недолго.

– И что ты теперь?

– А то. Меня уже пытались грохнуть. Но я же говорю: не так просто это сделать. Не та у них квалификация. Теперь я как большевик – в подполье. И выход у меня только один – устранить их раньше, чем они меня. А ты, насколько я понимаю, тоже с ними собираешься не переговоры вести.

– Как получится. Но дружить с этими ребятами мне никто не приказывал. Так что наши интересы тут совпадают. А кого ты еще знаешь из этой команды, кроме Бормана?

– Можно сказать, никого. Точнее, видал еще двух-трех человек, но как зовут, не знаю, кто такие – тоже. Я вот что скажу: я бандитов по жизни насмотрелся. Так вот, эти какие-то совсем другие. И что интересно – они все косят под западных деловых. Ну вот видел, наверное, в кино показывают всяких штатовских крутых ребят. Которые крупно оружием торгуют, баксы чемоданами носят и все такое прочее. Так вот, у них те же понты. Нашли себе, блин, идеал для подражания. Под американскую мафию косят.

– Хорошо. А как можно на Бормана выйти?

– У меня его мобильник есть.

– Ну, мобильник – это дело такое. Алкашу дал стольник, он зарегистрирует его на себя.

– Оно так, но я еще знаю, что живет он, или жил, где-то в Рамбове или рядом. В Ораниенбауме, в смысле. Вот этот телефон... А вот мой. Ладно, я исчезаю, а ты подумай, ладно? В случае чего, я тут же появлюсь.

Валерий допил пиво и удалился. А Сергей задумался. Мобильник – это немного. Хотя... есть кое-какие варианты...

* * *

Случайности обычно ходят большой компанией. Казак потихоньку допивал свое пиво, собираясь уже уходить. Но тут к его столику подрулили двое.

– К вам можно?

Сергей кивнул, и посетители уселись за столик. Один – лет тридцати, с длинными, давно не мытыми патлами, другой – пузатый и бородатый. У патлатого в руках литровая бутылка водки, у бородатого – тарелки с какой-то закуской. Одеты небрежно, но дорого. Судя по внешнему виду, пили они серьезно и уже не первый день.

Казак допил свою кружку. Пора было уже уходить, но что-то его удерживало. Он решил посидеть немного еще.

Тем временем соседи по столику деловито разлили жидкость.

– Слушай, друг, будешь с нами? Мы тут товарища поминаем, – обратился к Сергею старший. Второй, который был помоложе, смотался к стойке и принес еще один стакан.

– Ну, пусть земля ему будет пухом... – произнес Сергей, выпил и поинтересовался: а что случилось-то, ребята?

– Зарезали его. В собственной мастерской. И ведь глупость-то какая. Он ведь был не каким-нибудь гопником, а художником.

– А вы тоже художники? – не удержался Сергей от вопроса. Уж больно не сочетались спитые лица этих ребят, дешевый кабак и их дорогая одежда.

– Ну, типа того. Стеклодувы мы. Знаешь, дуем в такую вот здоровенную трубку и выдуваем всякое-разное. Ничего так выходит. Люди ценят... – Старший снова разлил водку и продолжил:

– А к Сереге мы в гости ходили. Тут недалеко была его мастерская. Он хороший был художник. И ведь ты прикинь, какая-то гнида его грохнула, на деньги его польстилась. Но денег-то этот гад не нашел. Потом только обнаружили в нычке несколько тысяч евриков. Вот как бывает. Погиб талантливый человек ни за что.

– Ни фига. Бандюганы его убили, – встрял в разговор патлатый. Он уже находился в том состоянии, когда человек еще может связно и более-менее разумно говорить, но уже начинает переть подсознание.

А Казака все это вдруг начало сильно интересовать. Он, конечно, не слишком хорошо знал нравы художественного Петербурга, но вряд ли тут художников убивают каждый день. Он уже собрался задать наводящий вопрос, но за него все сделал бородатый.

– Слушай, Грач, ну какие на хрен бандиты? Серега даром что пьянь гидролизная... был мужиком хитрым. Косил под такого простого Ваню, а на самом-то деле – себе на уме. Ты вот знаешь, где и сколько он зарабатывал? Никто этого не знает. Так вот, он-то знал, что в Москве, когда коммунисты кончились, многие свои мастерские перевели в собственность. А потом к ним стали ходить крутые ребята и делать разные предложения... Понятно какие. А у Сереги его мастерская была в собственности Союза художников. Так что как наедешь, так и слезешь. Правда, говорят, у него еще одна мастерская была. Но про нее мало кто что слыхал.

– Все равно бандиты его убили, – упрямо повторил младший. – Говорили ему: не связывайся ты с этой реставрацией. Денег тебе, что ли, не хватает? Так нет, хотел вот сделать из мастерской картинку, как в западных журналах. Сделал. Теперь она кому-то достанется на халяву. Говорят, в Союзе его бывшая жена икру метала по этому поводу, хотела под себя подгрести, а хрен там.

– А что за реставрация? – как бы невзначай спросил Казак. Разговор становился все более интересным.

– Какая? Обыкновенная. Картины старые реставрировать. Дело-то, в общем, обычное, но он по этому поводу крутился с какими-то... Ну, может, и не с бандитами. Они больше похожи на гангстеров из американских фильмов, а не на наших братков. Но уж точно – не самые законопослушные ребята.

– А какие картины? – продолжал Казак вытягивать информацию, более всего опасаясь, что стремительно пьянеющие деятели искусств перейдут в стадию, когда разговор станет уже бесполезен.

– Да он мне рассказывал, что ли? Он никому ничего не рассказывал. Правда, видел я случайно у него. Давно уже. Ну, типа классицизм. Парк там, какие-то тетки в пышных платьях. Как тогда было положено. Начало XIX века, так, вроде.

– Не Юбер, часом?

– Ты, братан, скажешь! Какой там Юбер! Слабовато для Юбера. Хотя... Может, ученик его, может, подражатель. Но я особо не разглядывал. Серега сразу картину закрыл и говорить о ней не хотел.

– Что-то потянуло снова народ на классику, – встрял бородатый. – Можно сказать, недавно все от авангарда с ума сходили. А теперь снова возврат, блин, к истокам. И что ж тогда наши выпускники Репы делать будут? Они ж ведь и кисть в руках держать не умеют. А что я про классицизм начал? Хотел ведь что-то сказать... А, мне вот жена рассказывала, она в Репе преподает. Так вот бегал там недавно по ученикам какой-то человек, искал людей, которые бы взялись картины старые реставрировать. Ему говорят, ты к специалистам обратись, зачем тебе студенты? А он что-то там такое рассказывал...

– И что?

– А я знаю? Да у нас там сейчас вряд ли особо кого найдешь. Тем более – среди студентов. И в самом деле – зачем это ему? То ли хочет подешевле, то ли... То ли светиться не хочет. Темные истории происходят теперь в нашем деле.

Дальнейший разговор успеха не принес. Ребята довольно быстро дошли до стадии, когда трезвому человеку с ними беседовать не о чем. Сергей покинул заведение, которое теперь, в послеобеденное время, все более соответствовало строчкам песни «шумел-гремел посудою шалман».

Алена встретила его ехидно:

– Слушай, это нормально, когда, скажем, поэт или даже журналист уходит за сигаретами, а возвращается через два часа и хорошо датый? Я думала, у бандитов такого обычая нет.

– Да, как всегда бывает: шел себе, валялась на дороге интересная информация. Вот подобрал...

Казак не стал упоминать о Кудрявцеве, о таких вещах чем меньше знает людей, тем лучше. Зато подробно пересказал беседу с мастерами-стеклодувами.

– Изделия их коллег я видела, – кивнула Алена. – Классные штуки они делают. А ты думаешь, между ними и вывозом картин есть какая-то связь?

– Да все как-то уж больно сходится. Бандиты, старинные картины, реставраторы, убийство... Только я вот чего не пойму: этот стеклодув сказал, что у убитого художника была картина не Юбера, а его ученика или подражателя. Это ж получается? Ребята, которых мы ищем, типа открыли временной портал и таскают из той эпохи картины. А по дороге картины портятся, и их нужно реставрировать. Потому что иначе – какой-то у них тайный склад.

– На этот счет не парься. Эти служители муз, они знаешь, не слишком-то отягощены образованием. Они ж не искусствоведы. Чукча не читатель, чукча писатель. Вполне возможно, что это была и одна из тех картин. Да и приходилось мне видеть на разных брифингах ментов-«антикваров» неотреставрированные картины. Знаешь, на них не всегда можно отличить лошадь от коровы, а мужчину – от женщины. Ладно, пошли кофе пить.

Потягивая бодрящий напиток, Сергей шевелил мозгами. Что давал ему новый след? Вроде, много, а вроде – и ничего. Если этих бандитов видел приятель убитого художника, значит – видел кто-то еще. Уходя из кафе, он выяснил у разомлевших стеклодувов адрес мастерской и имя убитого деятеля искусств. Получается это совсем рядом. Казак уже достаточно бывал в Питере, чтобы уяснить одну особенность старых районов: тут все друг друга знают. И многое видят и запоминают. Так что если порасспрашивать, допустим, местных пацанов, алкоголиков и бабушек – можно что-то выяснить. С другой стороны, какой-то человек засветился в Академии художеств. Неизвестно, нашел он кого-то или нет, но ведь наверняка знакомился, общался, давал телефон. Все эти варианты реальны, правда, требуют бездны труда и времени. А что у нас есть еще? Ах да, телефон, который дал Кудрявцев. Конечно, вряд ли этот неуловимый Борман регистрировал его на себя, но попытка не пытка.

На этот раз Казак не стал доверять Интернету, а набрал номер Чемодана.

– Привет, Казак. Какие новости?

– Надо мобильничек пробить. Можешь?

– О чем базар? Посылай номер. Пробью, перезвоню.

Звонок раздался примерно через час.

– Все пробили в лучшем виде. Значит, так. Сиротинский Антон Георгиевич, 1952 года рождения. Проживает: Карьерный переулок, дом... Блин, где ж такой? Еще есть проблемы?

– Пока нет, но могут возникнуть.

– Звони, всегда готов, как юный пионер.

Итак, номер зарегистрирован явно на левого человека. Этот Сиротинский просто по возрасту не подходит. Не может же Борман быть человеком пятидесяти пяти лет. Но все-таки проверить надо.

– Слышь, Алена, знаешь такой Карьерный переулок? – спросил Казак девушку, пристроившуюся у компьютера.

– В Питере теперь и таксисты не все улицы знают. Но какая проблема-то? Открываешь «Яндекс», «Карты», «Санкт-Петербург»... Давай я посмотрю. Какая улица? Карьерный переулок? Один момент. Вот! Смотри.

– А это где? – не понял Сергей, поглядев на карту.

– Вообще-то, это уже не Питер. Но у нас города-спутники входят в городскую черту. Это место называется Мартышкино. Рядом с Ораниенбаумом. Между прочим, этот Ораниенбаум – объект культуры мирового значения.

Ораниенбаум! Казак вспомнил слова Кудрявцева о том, что Борман живет именно в районе этого города. Уже интересней. Похоже, Борман в своей конспирации слегка лопухнулся. Зарегистрировал телефон на чужое имя, но далеко ходить не стал. Казак взглянул на карту. Ха, а ведь это Мартышкино – не самый большой в мире населенный пункт. И там наверняка если не все всех знают, то следы найти можно. Казак глянул на часы. Время подходило к шести, сегодня ехать было поздно, еще не хватало, чтобы менты по дороге повязали за вождение в нетрезвом виде. Ладно, отложим поиски до завтра...

Глава 6

О ВРЕДЕ САМОДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Машина Казака притулилась на одной из улиц Мартышкино. Поселок этот представлял из себя мешанину частных, совершенно разнокалиберных домов. Как успел узнать Сергей, в советское время здесь бурно росли дачи разнообразных генералов. Эти, когда-то выглядевшие внушительными, строения, теперь порядком обветшавшие, в самом деле виднелись тут и там. Имелись и обычные неказистые пригородные домики. А посреди всего этого гордо высились недавно построенные кирпичные особняки.

На дело Казак вызвал Кудрявцева. Была у него серьезная причина, чтобы без нужды не связываться с разухабистыми парнями Барина. У тех свои понятия – как надо действовать в таких случаях. Так вот, Казака это не устраивало. Потому что не только непосредственные начальники Сергея – Князев и Ишмуратов интересовались непонятно откуда возникшей группировкой. Имелись и еще люди, которым все это было небезразлично...

Гражданина Сиротинского они нашли без труда. Он, против ожидания, оказался не алкоголиком, а вполне приличным пожилым мужиком, хозяином небольшого, но добротного домика на окраине поселка. В момент, когда они подъехали, он занимался какими-то ремонтными работами.

Устанавливать контакт тоже долго не пришлось. Едва Казак начал какую-то вступительную фразу, Сиротинский его прервал:

– Да ладно, вижу, что вы из милиции. Впрочем, нет, пожалуй, не из милиции, а посерьезнее. Вот ведь чуяло сердце, что не надо было с этим связываться. Но деньги-то не лишние. Пенсия, сами знаете какая, а тут шифер надо было покупать. Дом-то, вон, весь на ладан дышит...

– Это вы о чем? – спросил Казак.

– А то вы не знаете. О телефоне, который я купил. Генка попросил, а он, зараза, речистый. Такой неграм в Африку валенки продаст. В общем, привязался он ко мне в магазине – сделайте, мол, у меня, дескать, украли из машины телефон вместе с паспортом, а дела не ждут. Я и пожалел его. Тем более, как я сказал, деньги, они не лишние. А теперь вот вы пожаловали...

– Антон Георгиевич, к вам у нас никаких претензий нет, – поспешил заверить мужика Казак, придав голосу официальный тон. – Мы-то примерно так и предполагали. Но вот вопрос: а почему вы с таким подозрением отнеслись к простой просьбе соседа? Ведь, в самом деле, житейская ситуация...

– Да какой он сосед? Он тут недавно поселился. Даже не поселился – дом-то не его. Знаю я хозяев. Но они все больше у детей в Германии живут. А он... Сказать, что сторожит – язык не повернется. Больно уж он весь из себя шикарный. Может, снимает или как там еще... А познакомился я с ним случайно. Какой-то инструмент ему был нужен, помнится. Но он, что называется, рубаха-парень. Только с тобой заговорил, а кажется, что всю жизнь его знаешь. Он тут со всеми перезнакомился, держит себя так, будто всегда здесь жил. Впрочем, он часто кого-то нанимает – траву покосить на участке или чего такое прочее.

– А чем он занимается, не знаете?

– Кто ж теперь разберет? Говорит, что бизнесом. Может, так оно и есть. Ездит на хорошей машине, одет всегда дорого, уезжает и приезжает, когда придется.

– А дом-то этот самый где?

– Да вон, по той стороне, через три дома...

* * *

Теперь машина с Казаком и Кудрявцевым притулилась в переулке – так, чтобы нужный дом был хорошо виден. Нужное здание не было ни разваливавающейся халупой, ни новорусским «замком». Просто добротный двухэтажный коттедж, видимо, не так давно построенный на фундаменте старого дома. На крыше, сверкающей недавно положенной кровлей, виднелась спутниковая антенна. Да и ограждала дом не модная ныне глухая кирпичная стена, а всего лишь железная сетка. А вот состояние участка, несмотря на то, что имел он, в общем, божеский вид, свидетельствовало о том, что обитателю дома до всего этого дела нет. То есть участок выглядел более-менее пристойно, запустение в глаза не бросалось, но и тщательного ухода, который обычно заметен у домовладельцев, которые имеют силы и средства – тоже не наблюдалось.

Хозяин, судя по всему, был дома – у крыльца стоял внедорожник «Мицубиси».

Казак и Кудрявцев ждали. Идею прихватить Бормана и устроить с ним теплую беседу по душам они отмели сразу. В самом деле, что ж это – каждый раз устраивать шоу «дети в подвале играли в гестапо»? А если он окажется парнем покрепче? Или просто является еще одним передаточным звеном? Тогда ведь всех его дружков распугаешь. И если они такие крутые – то могут начать на тебя охоту первыми. Потому-то и решили клиента пропасти.

– О, жизнь, кажется, началась, – сказал Кудрявцев, не спускавший глаз с дома. – Дверь отворилась, кто-то вышел... Да, это точно Борман. Один. Прется к машине... Слушай, Казак, давай-ка я за руль сяду. На всякий пожарный. Я в свое время занимался гонками на выживание. Так что как я вожу, тебе и не снилось.

– А ты думаешь...

– Я ничего не думаю. Но говорю: так вернее будет...

Обитатель дома не спеша открыл ворота и направился к своей машине. Борман был среднего роста, плечистый, одет в кожаный плащ. Двигался он легко, но опытный глаз мог угадать, что человек занимался каким-то восточным единоборством. Не очень серьезно, но тем не менее. Хм, тогда, может, и к лучшему, что они так по нахалке к нему не стали ломиться.

Борман выгнал машину на улицу, закрыл ворота и тронулся.

Казак развернул карту.

– За ним двигать не будем. Тут улицы пустые, он нас на раз срисует. Судя по всему, он двинулся в сторону шоссе. Давай-ка быстро в обход, возле переезда перехватим.

– А если упустим?

– Завтра организуем ему хвост по всем правилам.

Строго говоря, так и надо было бы делать с самого начала. Но есть в людях такой порок, который называется азартом. Одних он заставляет просаживать деньги в казино, других – заниматься самодеятельностью. В итоге вместо того, чтобы спокойно ехать в город и заниматься организацией грамотной слежки, Казак с Кудрявцевым, сделав изрядный крюк, настигли «Мицубиси», когда она пересекала железную дорогу. Затем машина Бормана двинулась к Ораниенбаумскому шоссе, где повернула направо – к Питеру.

Здесь стало легче. Движение на узком шоссе было очень плотным, здесь потоком шли легковушки и грузовики, затеряться было просто. Тем более, что «Мицубиси» не проявляла никаких признаков нервозности. Шла быстро, но аккуратно, ничем не выделяясь из общего потока движения.

Развлечения начались на подъезде к Петродворцу. Не доезжая до часового завода, Борман вдруг повернул направо, снова пересек железную дорогу и вывернул на Гостилицкое шоссе.

– Чего он крутит? На это шоссе ведь есть дорога покороче? – недоуменно спросил Казак.

– Срисовал он нас, вот что! Что делать будем? Честно говоря, решение подсказали не мозги, а охотничий азарт.

– Что теперь? Раз спугнули, будем дожимать!

– Тоже верно, – буркнул Кудрявцев и, теперь уже не особо таясь, двинул «Тойоту» вслед за «Мицубиси».

Борман ускорил ход, но пока еще держался в рамках приличий. Машин на этом шоссе было уже меньше, зато время от времени приходилось обгонять медленно плетущиеся грузовики, нагруженные чем-то сельскохозяйственным. По бокам дороги просматривалась уже чисто сельская местность. И не подумаешь, что Петродворец совсем рядом.

Но вот «Мицубиси» снова сделала правый поворот. Преследуемый и преследователи оказались на практически пустом, но отлично заасфальтированном шоссе. И тут Борман дал полный газ. Афганец тоже прибавил скорость. Две машины пошли по трассе со свистом. Кудрявцев постепенно нагонял, но вплотную приблизиться не удавалось. Таким макаром проскочили Гостилицы, вывернули еще на какое-то шоссе. Оно вытянулось вперед как стрела на несколько километров. Никаких других машин здесь не наблюдалось.

– Ну, теперь, держись, – пробурчал Кудрявцев и вдавил ногу в газ. Расстояние стало быстро сокращаться. Вокруг свистел воздух, мелькали деревья.

«Мицубиси», когда «Тойота» подошла близко, стала вилять по шоссе, не давая с собой поравняться и прижать. Тем не менее, афганец упорно пытался идти на обгон. Несколько раз это ему почти удавалось, но Борман все-таки успевал вывернуться.

– Дожмем мы тебя, сука, – прорычал Кудрявцев и снова бросил машину вперед.

Он уже начал нагонять «Мицубиси», капот «Тойоты» поравнялся с задним колесом машины Бормана, но тот снова каким-то чудом сумел оторваться. Он резко вильнул на встречную полосу, не давая преследователю повторить маневр. Афганцу пришлось сбросить скорость – и Борман снова ушел вперед...

Наверное, в конце концов его бы дожали. Но тут слева показалось какое-то ответвление от трассы. Оно шло под острым углом, и чтобы на него свернуть, требовалось залудить очень крутой вираж. Что и попытался сделать Борман. Но... То ли он не справился с управлением, то ли на дороге, на которую он влетел, асфальт был совсем не тот... В общем, высокая «Мицубиси» на полном ходу, сделала прыжок вбок, несколько раз перекувырнулась и со страшным грохотом ударилась о зачем-то стоявший тут бетонный столб. Тот, постояв секунду, неожиданно надломился у основания и обрушился на машину...

Кудрявцев ударил по тормозам. Казак и афганец подбежали к месту аварии. Изделие японского машиностроения представляло собой груду металлолома. Что же касается водителя, то пульс у него можно было не проверять. Да и трудно было разобраться, где кончается Борман, а где начинается железо.

– Допрыгались, – изрек Казак, оглядев результаты погони. – Поиграли в боевик, в натуре. – Ладно, садимся в тачку и валим отсюда, пока нас никто не видел. Придется начинать все сначала...

* * *

Каждый раз эти конспиративные встречи были обставлены несколько, как казалось Сергею, театрально. Он знал, что Ишмуратов и Князев догадываются о некоторых его своеобразных контактах, но относятся к этому спокойно. Вроде как в продолжении романа «Семнадцать мгновений весны», которую Казак выудил в библиотеке своего города. В этой книге уже чуть ли не все фашисты знали, что Штирлиц – советский агент, но, тем не менее, делали вид, что, мол, так и надо. Возможно и его босс полагал: люди, контактирующие с «органами», все равно в его структуре появятся, и никуда от этого не деться. Так уж пусть будет надежный человек...

На этот раз встреча была запланирована на берегу Смоленки, неподалеку от кладбища. Казак шел по пустынной набережной. Часы можно было проверять – ровно в 17.00 с 14-ой линии вывернула знакомая «Тойота», за рулем которой сидел человек профессионально неприметной внешности. Такого увидишь в толпе – и ни за что не срисуешь. Машина поравнялась с Сергеем, и он тут же сел внутрь. Автомобиль двинулся по мосту на Голодай.

– Ну, что там у вас? – спросил водитель. – Краткий вариант я слышал, теперь подробно...

Выслушав печальную повесть о последних событиях, он покачал головой.

– Да, сержант, поиграли вы в Голливуд. Этот Кудрявцев, он отморозок тот еще. Он однажды устроил такой цирк с фейерверком в Сестрорецке!.. Ну, а ты-то? Впрочем, ладно, с кем не бывает... Если в ты к ребятам Барина обратился – может, они бы еще больше начудили. Дуболомы, что с них взять. А вот что ты об этом всем думаешь?

– Да ничего мне пока непонятно. Ладно, я понимаю, контрабандисты. Переправляют художественные ценности за бугор. Но что-то очень уж у них методы размашистые. Мочат направо и налево не задумываясь.

– Вот то-то и оно. Тут дело даже не в том, что мочат. Это как раз случалось. А вот структура у них, судя по всему... Для большого дела созданная. А какое оно, это дело? Черт побери, ну, сколько там может быть картин? Даже если кто-то из НКВД всерьез в те времена крысил – так не столько же! Знаешь, в «органах», конечно во все времена разные люди были. И все равно в те времена много украсть он не смог бы просто физически. Не успел бы. Кто-нибудь бы обязательно заложил. И получается...

– Что они занимаются чем-то еще? А картины так – просто подвернулись? Да, мне вот какая мысль пришла в голову... Я вот все думаю – чего это он от нас так ломанулся? Может, решил, что мы – это ваши?

– Похоже на то. А значит, эти неизвестные товарищи нам еще интересней. Уже не Ишмуратову, а нам! Так что копай дальше. Да, кстати, мы, как ты просил, пробили этого Гену-Бормана. Нет, ну как он навернулся! Спасатели аж вспотели, выковыривая его из машины. Тоже мне, Шумахер недоделанный. Так вот, он и в самом деле Гена. Точнее Стаценко Геннадий Александрович. Родился и детство провел в Тверской области, город Конаково. После школы пытался поступать во ВГИК.

– Так вот откуда у него такое обаяние, о котором все говорили!

– Именно. У него хоть и была куча спортивных разрядов, но он, вроде, был кем-то вроде местной звезды. Так вот, в институт он не попал и, видимо, с тоски пошел в армию. И угодил не куда-нибудь, а в десант, а потом в Чечню. В ту первую развеселую войну. Далее – не все понятно. После дембеля нарисовался в Питере. Купил себе «левую» прописку в области, под Лугой. Знаешь, как это делают некоторые ушлые фирмы? Стоит в чистом поле халупа, а ней прописано человек двести. Но все по закону, не подкопаешься. Машина вот за ним зарегистрирована, а больше никакой внятной собственности. Что он делал в Питере, до конца не ясно. Во всяком случае, в поле зрения ментов попадал лишь пару раз – и то за вульгарные драки. Известно, что несколько раз был в Германии, возил туда выставки каких-то художников и фотографов. В общем, человек в некотором роде близкий к искусству. Свободный художник. Но если он часто бывал в Германии, значит, вполне мог наладить там какие-то связи. Хотя я лично не уверен, что он играл в этом деле главную роль. Как-то все легкомысленно. Скинхеды, богема... Впрочем, может, это и есть самая надежная маскировка.

– А у вас его фотографии нет?

– А как же. Вот держи. По художникам пойдешь?

– Нет, я подругу свою пущу. Она журналистка, умеет с этой публикой разбираться. У нее там, как у доктора Геббельса, целая контора по клевете и дезинформации.

– Да уж слыхали. Ловкие ребята. Посмотришь на таких – и последняя вера в свободную прессу и прочую демократию пропадает. Ладно, ты лично что думаешь предпринять?

– Надо бы хату его навестить. Может, найдем что-нибудь интересное.

– Это дело. Мы дали понять ментам, чтобы не суетились, если какой-нибудь бдительный сосед тебя выпасет. С кем будешь работать?

– Придется просить людей у Барина. Я ж не взломщик.

* * *

– Хорошо, что белые ночи уже кончились, а то маячили бы тут. Не принято в этих местах по ночам прогуливаться, – пробормотал Семен по кличке Мокрый, худой, но жилистый мужик лет пятидесяти, когда они свернули в Карьерный переулок. Машину оставили за несколько улиц и теперь шли расслабленной походкой, держа в руках по бутылке пива.

– Может, и хорошо, что не гуляют. А то встретили бы тут бригаду местных ковбоев. И вместо того, чтобы делом заниматься, пришлось бы сопляков воспитывать.

– Тоже верно. Ладно, бросаем эту ячменную отраву, время не ждет.

К участку они подошли с тыла, прокрались вдоль стены.

– Окно будем открывать? – шепотом спросил Казак.

– Погодь, земеля, не суетись. Дай оглядеться. Или у нас горит?

– Ладно, ты мастер, ты и делай.

Они поднялись на крыльцо, Мокрый внимательно осмотрел дверь.

– Ха, да тут дел-то как два пальца...

Он вынул из кармана какую-то железку, некоторое время деловито ей шуровал – и дверь открылась. Казак и взломщик шагнули внутрь. Мокрый включил фонарик. Они увидели, что находятся в небольшой прихожей, откуда полуоткрытая дверь вела в недра дома.

– Слышь, че ищем-то? – спросил Казака напарник. – Если сейф, то он обычно в спальне.

– Да я и сам до конца не понимаю. Осмотреться надо.

– Эх, блин, времена, мафия... Раньше деньги искали, а теперь...

В неверном свете фонариков они обошли две комнаты и большую кухню. На кухне виднелись следы, что называется, холостяцкой жизни. В раковине громоздились немытые тарелки, в углу паслось большое стадо пустых винных и пивных бутылок. На столе стоял пакет с соком, а также какие-то остатки нарезок. Судя по всему, готовкой Борман не заморачивался.

Одна из комнат имела совершенно нежилой вид, как впрочем, и большое помещение на втором этаже. Всюду стояла современная, но дешевая «дачная» мебель, которую рекламируют в разных торговых центрах. Но всем этим Борман явно не пользовался. Лишь одна комната носила следы пребывания человека. Кровать не застелена, на стульях развешаны и разбросаны предметы мужского гардероба. Казак заметил в углу ботинки «Доктор Мартенс» и висящую на крючке куртку «бомбер» – предметы скинхедовской амуниции. Возле кровати стояли телевизор и видеопроигрыватель, а вот на журнальном столике обнаружилось нечто интересное: ноутбук. Ладно, уже кое-что.

Поднимая аппарат, Казак заметил, что он лежит на какой-то большой и толстой книжке. Точнее даже – альбоме. Тут у него опять заработало шестое чувство.

– Слышь, Мокрый, посвети-ка вокруг, книги здесь еще есть? Вот такие альбомы?

Взломщик посветил по стенам, потом обошел комнаты, поднялся по лестнице...

– Да нет. Там, наверху, есть полка. Но – книги обычные, еще совковые.

Казак снова обшарил фонариком комнату. В логове Бормана нашлось с десяток книг. Но это были обычные детективы, которые люди читают со скуки. Ничего особенного, что подтверждало догадку Сергея – альбом тут лежал не просто так. Что ж, возьмем и его...

Между тем старый вор продолжал кошачьей походкой передвигаться по дому. Казак ему не мешал. Потому что доверял профессионалу. Если в доме есть тайники и какие-то заначки – то этот уж точно их обнаружит.

– Эй, Казак, я бабки нашел. Еврики. На пару штук потянет. В кармане вон того клифта. Берем?

– Берем. Они ему больше не понадобятся. Будет нам премия.

Мокрый передал ему деньги и сразу повеселел. Разумеется, Барин ему заплатит за работу. Но вор есть вор. Видимо, уйти без добычи казалось ему нарушением всех нормальных норм.

– Эй, а тут еще кое-что есть, – послышался голос из угла.

Казак подошел к напарнику и увидел, что тот держит небольшой пакетик с каким-то белым порошком.

– Дурь какая-то, я так думаю. Баловался, видать, мужик.

Казак не стал проверять порошок на вкус, просто сунул пакет в карман куртки.

Дальнейшие поиски ничего интересного не дали. Нашли иностранный паспорт на имя Геннадия Стаценко, но оставили его, где лежал. Честно говоря, Сергей рассчитывал найти оружие – но вот чего не было, того не было.

– Ладно, перепеты все песни. Закрываем дом – и валим до машины...

Глава 7

ГЕНА. А КТО Ж ЕГО НЕ ЗНАЕТ?

Алена лежала, привалившись к боку Сергея, и прерывисто дышала. Секс у них начался сразу, как Казак переступил порог хаты. По принципу – если секс мешает работе, то на фиг такую работу. Но если серьезно, то Сергей решил, что дела обождут до утра. Так вот, теперь было уже утро. И Алена, как обычно, резко перешла от расслабухи к деловому тону:

– Так вот, друг мой ненаглядный, тебе интересно знать, что ж я такого нарыла?

– А ты что-то успела?

– Раньше сядешь, раньше выйдешь. Благо Репа тут в двух шагах. Так что кое-что узнать удалось.

...Первое, что поразило Алену, когда она начала шляться по бескрайним просторам Академии художеств, это то, что Геннадий Стаценко был здесь весьма известной личностью. То есть, она искала какого-то шибко зашифрованного персонажа, а оказалось: «да кто же не знает Гену?» Впрочем, при более подробных расспросах выяснялось: всем он вроде известен, но на уровне «хороший парень». Тут он мелькал, там он мелькал. Кому-то помог картины на Запад продать, кому-то здесь чем-то помог. Но вот сообщить чтолибо более конкретное люди затруднялись. Наконец, на вопрос о том, не искал ли Гена реставраторов, кто-то сказал:

– Это ты к Ирке Ильиной иди. Она... соцреалистка. Вот он ее и подписал. Она сейчас наверняка в мастерской, клепает свою патриотическую живопись.

Отправившись, куда показали, Алена вышла на нужную мастерскую, располагавшуюся в конце одного из коридоров Академии. Внутри, несмотря на довольно поздний час, кипела жизнь. Иру Алена узнала как-то сразу. Высокая, несколько грузная блондинка стояла перед мольбертом, на котором виднелись наполовину нарисованные какие-то древнерусские богатыри.

Разговор Алена завязала легко – о том, о сем, о тенденциях в современной живописи и так далее. Потом плавно ввернула:

– Ирина, а вы не знаете такого Гену Стаценко?

– А как же! Он мне заказ хороший недавно подкинул.

– Боюсь, я вас разочарую. Он вчера погиб в автокатастрофе.

– Ой! Жалко-то как. Хороший был человек... Девушка помолчала, вздохнула и прибавила:

– Но, наверно, так и должно было быть. Знаете, он как в песне: «мой приятель беспечный ездок». Я всего два раза с ним ездила, и в кои-то веки про Бога вспоминала, пока он вел. Псих натуральный. Но жаль. Человек-то был отличный.

– А у вас заказ накрылся... – цинично «посочувствовала» Алена.

– Ну, нельзя ж так... Хотя, с заказом-то как раз все нормально. Гена меня свел непосредственно с клиентом.

Такого поворота Алена не ожидала. Однако она прошла хорошую школу грязной журналистики, поэтому продолжала как ни в чем не бывало.

– А кто этот клиент? Если не секрет, конечно.

– Да какие там секреты? Это все тут строят из себя черт знает кого, когда находят халтуру, боятся, чтобы не перебили. А я не скрываю. Одна фирма – то ли немецкая, то ли австрийская. Гена меня туда привез. Он все кричал, что делает это из любви к молодым художникам. Дескать, сам мечтал стать, не получилась, буду другим помогать. Но, я думаю, он свой процент и с них собирался снять... Так вот, на вывеске у входа было по-немецки что-то написано. Впрочем, говорил со мной наш, русский. Он долго про фирму рассказывал, я, честно говоря, особо не слушала. Что-то вроде того, что они торговали в России еще при царе, а теперь вот вернулись на российский рынок. Меня это как-то не очень занимало. Но работа, которую предложили, оказалась интересной.

– Реставрация? – напряглась Алена.

– Она тоже. Но как раз реставрация-то там пустячная. Так, немного почистить, немного подмазать. Дело в том, что они себе офис оборудуют и купили для него три картины. Хорошие, но ничего особенного. Неизвестный художник, конец XIX века. Изображены на них разные сценки из жизни Питера того времени. На одной картине я узнала торговый двор – знаете, тот, похожий на Гостиный, что возле Никольской церкви? Так вот, этот Юрий, из фирмы, так он и говорит: нам бы еще одну нарисовать. В том же стиле. И хорошо бы, чтобы там была нарисована вывеска нашей фирмы на каком-нибудь из домов. Я согласилась. Почему бы и нет? Задача интересная. Они мне дали много рисунков того времени и разные другие материалы. Вот хотела закончить богатырей, а потом и за эту работу приняться.

Больше ничего особенного Алена не узнала. Только добавила:

– Адрес фирмы я пробила. Совместное российско-немецкое предприятие. Собираются производить, ты будешь смеяться, сосиски и колбасу. Я ночью нашла их сайт. Они, как я поняла, в самом деле намерены строить свою рекламную политику на том, что, дескать, работала эта фирма в дореволюционном Петербурге, все жители их колбасные изделия трескали под пиво и нахваливали. Потом началась Первая мировая, немцам жить тут стало трудно. Так что до того, как пришли злобные большевики и все отняли, они, вроде не дожили.

– Значит, получается, пустышку вытянули. Оно, конечно, Германия, но для маскировки все это слишком наворочено.

– А не совсем. Ты ведь сам говорил – они дилетанты. Но ведь как-то люди приходят в криминал? Наверное, из легального бизнеса. Занимались вот такими делами, а потом занесло в темные дела. Но, значит, следы-то остались! И еще...

– Стоп!

Казак вспомнил историю про убитого художника. Вроде, четкой связи не просматривалось, но почему-то Сергею казалась, что она имеется. И если предположить, что это так... Художника убивают – то ли эти деятели, то ли случайные грабители. Не суть важно. Если предположить, что он занимался реставрацией картин, то получается...

– Поучается, они искали в Академии новые кадры, – вслух сказал он.

– Вот я тоже об этом подумала. Но ты у нас тут главный, а самые умные мысли должен изрекать начальник, – засмеялась Алена.

– Но только зачем им студенты? Профессионалов не найти?

– Ты же видел профессионала: он всех знает, его все знают. Мирок узкий. А студент... В данном случае студентка. Ты знаешь, я по-женски одежду ее оглядела. Она одета откровенно бедно. Очень бедно. И не потому, что творческий человек, которому на все плевать. Ирина как раз свою бедность старается не показывать. Но старые стоптанные туфли не скроешь...

– Я понял. В самом деле, бедного студента проще втянуть в дело и заткнуть ему рот деньгами. Тут даже много денег и не надо.

– Тем более, ты посмотри, какой заказ. Гена заодно думал посмотреть, какова она в работе. И все легально. Ирина мне сказала – они собрались заключать договор. Так что даже с налоговой инспекцией у них проблем не возникло бы. То есть, полегальнее нашей конторы будет. Мы-то, в основном, деньги черным налом берем.

– Ладно, все это интересно, но...

В голове у Казака появился краешек какой-то мысли, но он тут же куда-то исчез без следа. Вздохнув, Сергей подвел итог:

– Пойдем смотреть мои трофеи. Я ведь тоже не зря ночью по чужим огородам болтался.

* * *

Трофеи были сложены в комнате, возле компьютера. Первым делом Казак осмотрел белый порошок. Он, на первый взгляд, как впрочем, и на второй, оказался самым обыкновенным кокаином. Что ж, дело обычное. Конечно, в пакетике хватило бы на статью, но «кокс» кто теперь не нюхает? Особенно, если учесть своеобразный характер покойного. Мог сам употреблять, мог дружков своих богемных угощать.

Казак попробовал включить ноутбук. Тот заработал, но потом нагло потребовал ввести пароль. Ладно. Утром придется звонить знакомым специалистам. Нет таких паролей, которые не взломали бы русские хакеры. Так, теперь третий предмет – книга. Это был толстый альбом, изданный явно не вчера. Судя по всему, на немецком. На титульном листе имелся год издания: 1932. Полистав, Казак убедился – это некое сочинение, снабженное черно-белыми фотографиями каких-то домов, картин, статуй и прочих предметов искусства. А может быть...

– Алена, в этом чертовом компьютере можно перевести с немецкого? Хотя бы заголовок, хотя бы приблизительно?

Девушка некоторое время шуровала в машине, потом сказала:

– Давай сюда эту хренотень.

Потом, потрудившись еще, выдала:

– В общем, так. Что-то типа «самые знаменитые частные художественные коллекции Германии». И что?

– А помнишь, нам реставратор подкинул информацию о том, что картины Юбера фигурировали в какой-то книжке? Я думаю, эта книжка перед нами.

Порывшись в альбоме, Казак и в самом деле обнаружил слова «Юбер» и «Дрезден».

Все это, конечно, очень неплохо. Только непонятно, что с этой всей информацией делать...

Глава 8

МАФИОЗИ В ПОЛНЫЙ РОСТ

Оставалось – вернуться к компьютеру. Казак позвонил Артуру. Имелся у него знакомый специалист по взлому чужих компьютеров, с которым они провернули некогда одно очень веселое дело – когда выяснилось, что российский хакер – это не очкастый хлюпик, а крепкий парень, который может, кроме всего прочего, и лазать по стенам. Артуру такая мелочь, как взлом пароля, была не интересна, но он согласился приехать, по его словам «из нашего к вам уважения, в память о незабываемой операции».

Подъехал Артур примерно через полчаса. Это был высокий, худощавый, дочерна загорелый парень в спортивной куртке.

– Здорово, ребята! А я только вчера из Крыма прилетел. Хорошо по скалам полазили. И, кстати, шампанское новосветовское там продается совсем не по той цене, которую тут заламывают. Теперь можно и за дела наши скорбные браться.

Артур повернулся к Алене:

– Я вот почему этого парня люблю? Мы с ним однажды поработали, а после этого такой фарт у меня покатил! И вообще, в хорошую фирму приглашали. Эх, не будь я психом, был бы уже сейчас респектабельным членом общества потребления.

– С бандитами интереснее? – ехидно спросила журналистка.

– А где тут бандиты? – Артур с деланным недоумением огляделся, заглянул под кухонный стол. – Никого не вижу, никого не знаю. И вообще, я всего лишь компьютеры починяю, никого не трогаю. Ну, где тут у вас аппарат?

Казак поставил на стол ноутбук.

– А... Понтовая штука для денежных ламеров, – скривился хакер. – Наворотов много, толку чуть. И что я должен узнать?

– Мне нужна информация, которая в нем содержится. Если нужно – хоть на кусочки его разбери. Но лучше, конечно, поаккуратнее.

– Как прикажете.

Артур включил ноутбук.

– И что мы тут видим? А видим мы тут обыкновенный «виндовский» пароль. Ладно, вы мне некоторое время не мешайте. Да, коньячку у вас не найдется? Для лучшего течения моей математической мысли...

Получив стакан с коньяком, Артур сделал добрый глоток, закурил и удалился в соседнюю комнату, где извлек из сумки свой ноутбук и занялся какими-то манипуляциями. Минут через сорок он закончил.

– Держите, ребята. Машинка, кстати, хоть и так себе, но вполне в рабочем состоянии. Можете потом пользоваться. Да, кстати, в этом компе интересная картинка наблюдается. Там подключен спутниковый Интернет.

– Это как? Проясни лоху.

– Спутниковый – это который через спутник. Такое у нас в России многие используют во всяких северных районах, где деньги у людей есть, а в поселки не то что оптический кабель, а даже обычный телефон не всегда дотянули. Только вот зачем он в Питере? Штука дорогая, и, главное, работает не слишком хорошо. Медленно грузится, зараза.

– Ну, а если владелец часто ездил за границу?

– И что? Обычный мобильный Интернет у него в ноутбуке тоже есть. А при поездке за границу с ним такие же дела, как и с телефоном – обычный роуминг. Телефону-то по фигу, что передавать – для него это все равно набор нулей и единиц. В общем, обладание такой связью может быть оправдано только в двух случаях – если человек бывает в тех местах, куда не добивает мобильная связь. Или – он не слишком понимал, как вся эта техника работает, но решил перестраховаться, чтобы провайдер не совал нос в его дела. Ладно, всем привет.

– И сколько мы тебе должны?

– Со своих денег не беру. Впрочем, у вас еще такой коньяк есть? Вот можете бутылочку мне презентовать. Все, пошел я. У меня еще дел по самое не могу.

Хакер бодро направился к выходу. Выпитый стакан коньяка на нем никак не отразился.

* * *

– Ну что же, полезем в глубины хранилища информации товарища Стаценко. Алена, приступай, ты лучше в этой технике понимаешь...

Журналистка бегло просматривала папки.

– Так, это какие-то тексты на немецком. Смотри-ка, их много. Ну, этим придется заниматься позже. Так, вот и русские тексты...

– Потом внимательно изучим, давай сперва просто получим представление...

– А ты надеешься, что, как в дурных американских фильмах, ты найдешь файл, в котором сказана вся правда? – съехидничала Алена.

Казак смущенно улыбнулся. Он, конечно, понимал, что так не бывает, но в глубине души все же надеялся на чудо.

– А вот это уже совсем интересно. Картинки. Алена стала просматривать иконки репродукций.

Выведя одну на полный экран, она удовлетворенно хмыкнула.

И в самом деле, это была одна из тех картин. Другие две тоже нашлись.

– Ого! А ведь это уже не Юбер. Вот, вот и вот. А в этих папках... Слушай, да тут десятки картин! Неужели все это у них? Быть такого не может! Тут хватит на целый музей. И смотри совсем другой коленкор. Кто-то типа Филонова. А это какой-то то ли кубист, то ли футурист... Пока я ничего не понимаю...

– Так, а вот папочка с романтическим имечком «Галилей».

– Это который сказал, что все-таки она вертится? Алена деловито щелкала мышкой, открывая и закрывая файлы.

– Да, но не в этом случае. То есть, что-то там в «Галилее» вертится. Скорее всего, деньги. ЗАО так называется, а с ним наш Геннадий имел какие-то многочисленные дела. Тут разнообразная переписка, черновики каких-то документов... Хорошо, посмотрим это ЗАО.

Алена влезла в дебри Интернета, а потом снова хмыкнула:

– Как говорится, в списках не значится. Впрочем, это ничего не доказывает. Никто не обязывает фирму N давать свои координаты разным конторам, которые делают справочники. Видать, реклама им не нужна. Только и всего.

Казак вздохнул, достал мобильник и вызвал Чемодана:

– Слушай, можешь пробить мне, что собой представляет некое ЗАО «Галилей»?

– Даже так? – после некоторой паузы отозвался Валерий. – Я тебе кое-что и так сказать могу. Слыхал я о них, хотя сталкиваться не приходилось. Рейдеры это. Правда, говорят, типа чистые. Ладно, я попробую узнать что-нибудь. Будь на связи.

Сергей медленно положил мобильник на стол и повернулся к подруге:

– Слышь, журналистка, от тебя требуется лекция для безграмотных. Наш друг Чемодан сказал, что этот «Галилей» – рейдеры. Я вот лично с этим делом не сталкивался. У нас в Карелии, сама знаешь, все больше по старинке. Все эти новые навороты до нас не дошли.

– Дойдут. Слушай лекцию. Это следующий этап развития нормального капитализма. Первый этап – обычный бандитизм, второй – бандитизм юридический. Ты своему Ишмуратову подкинь идею – пусть заранее хороших юристов себе выписывает... Ну, а если по сути: рейдерство сейчас в Питере в большой моде. Это захват чужого имущества, чаще всего предприятий, околозаконными методами. Давай на примере. Вот есть некий завод. Некто его хочет захапать, но просто купить то ли не выходит, то ли цена не устраивает. И тогда он обращается к рейдерам. И вот эти ребята отправляются куда-нибудь в Урюпинск, где некий гражданин предъявляет в местный суд иск о финансовых претензиях к этому заводу. Претензии могут быть разные. Сам понимаешь, при нынешнем безумном капитализме можно скупить какие-нибудь обязательства или еще что. Я не экономист, точно не знаю. Но главное – суд в отсутствие ответчика выносит решения о взыскании некой суммы, и потом как-то все оборачивается, что это перерастает в решение об аресте имущества. Сам понимаешь, будет там провинциальный суд особо разбираться. Тем более, что членам суда можно оказать широкую спонсорскую помощь. Иногда исполнительный лист бывает просто липовым. Это не суть. А суть в том, что с этим листом они идут в управу района, где располагается нужный завод, и предъявляют документ. Судебному исполнителю что? Если есть исполнительный лист – надо исполнять. Наверняка и тут не обходится без спонсорской помощи. То есть, первая задача рейдеров – обтяпать это дело. На Западе их коллегам такой операции достаточно. Там власти, если все сделано грамотно, сами довершат дело. Но у нас чаще всего нужен второй этап. Нанимается какая-нибудь охранная фирма. Ну, из тех... Не мне тебе рассказывать, какие они бывают.

– Ну, да. Официально зарегистрированные бандиты.

– Именно. Или просто нанимается какая-то шпана. Главное – вся эта шобла вслед за судебным исполнителем наносит визит на завод и вульгарно его захватывает. А дальше – начинаются всякие суды, кассации, апелляции и все такое прочее. Но завод-то стоит! Значит, его прежний владелец несет убытки. А суды у нас идут, сам знаешь – годами. В общем, клиент в любом случае становится сговорчивее. И, насколько я знаю, программа-минимум в случае таких налетов – это хотя бы навести хаос, изъять или уничтожить документацию и так далее. Словом, тот же наезд рэкетиров, только на законных основаниях.

– Какие разнообразные интересы были у господина Стаценко! – засмеялся Казак. – А вот я еще не понял: Чемодан мне сказал, что эти рейдеры «чистые». Это как?

– Я думаю, это значит: чисто работают. Ведь, как я сказала, необходимые бумаги можно и просто подделать. Но можно и выправить по закону, так, что комар носу не подточит. Вон, если помнишь, некоторое время назад по ящику показывали: то российские суда в каком-то порту арестуют, то картины, уехавшие на выставку, задержат. А все потому, что некая фирма имела какие-то финансовые претензии к Российской Федерации. Тоже рейдерство – только это уже высший пилотаж. Только вот какая связь с контрабандой картин? Насколько я знаю, рейдеры – не бандиты и уж тем более не уголовники. Хотя, это вроде бы уголовно наказуемая вещь... Но в смысле – среда немного не та.

Сергей задумался.

– А ты знаешь, связь-то, вроде, и есть. Это новые люди. Которые не хотят, или пока не имеют сил отвоевывать себе кусочек сфер влияния. И лезут в такие места, где пока не слишком много толкотни. Хм. Только опыт показывает, что все это до поры до времени. Да, интересно все выходит...

И тут позвонил Чемодан:

– Слышь, Казак, тут такое дело. Подробностей об этой конторе пробить не удалось, но совершенно случайно узнал вот какую вещь. Завтра эти клоуны из «Галилея» собираются цирк замутить. Они к одной нашей знакомой конторе обращались, но те не повелись. Ну, они другую нашли, понятное дело. Подкрепили каким-то бакланьем из числа зенитовских фанатов. В общем, если интересно, пиши адрес...

– Ну, что, госпожа журналистка, завтра у нас есть шанс посмотреть увлекательное шоу под названием «захват завода рейдерами». Поглядим хоть – что за люди в этом «Галилее» и с чем их едят.

* * *

Машина притулилась в небольшом переулке недалеко от Обводного канала, возле какого-то предприятия. Судя по машинам, припаркованным возле проходной – зарплаты здесь платили не ахти. Преобладали старые «Жигули» и даже «Москвичи». Основная же масса народа шла пешком от метро, до которого было с километр через парк.

Нужное же здание стояло метрах в двухстах, на другой стороне улицы. Даже издали было заметно, что неприятных визитеров ждали. Окна первого этажа были заделаны железными листами, а поверх обычных решеток – прикреплены еще и металлические полосы. В общем – типичная осажденная крепость.

– Но разведка доложила точно, – прокомментировала Алена. – Пронюхали, видать, хозяева завода о предстоящем наезде.

Кроме Алены и Казака в машине сидел длинноволосый сумрачный парень с цифровой телекамерой. Да уж, журналист – он и с того света будет делать репортаж. Девушка не могла пройти мимо такой интересной темы.

Постепенно улица совершенно опустела. Труженики прошли через проходную – а больше в эти места, видимо, никто не заглядывал.

Ждать пришлось часа полтора. Но вот на улице показалась «ауди». Оттуда вылезли трое. Двое высоких мужчин в хороших костюмах и еще один – ростом поменьше и одетый похуже. Последний держал в руках кожаную папку.

– Похоже началось, – пробормотал Казак. Оператор пристроил камеру.

– Тебя не засекут? А то я не думаю, чтобы эти ребята рвались в телезвезды. Могут обидеться.

– Все нормально. Я и не такое снимал... – парень прильнул к своей аппаратуре.

Рейдеры подошли к проходной, которая была прикрыта железной дверью. Судебный исполнитель долго нажимал на звонок. Наконец, в двери открылось небольшое окошечко. Начались переговоры. Длились они недолго. Да и очевидно – никто и не рассчитывал на их успех. Но тут, видимо, как у гопников – прежде чем начать бить и грабить прохожего, у него просят закурить. Что бы тот ни ответил – результат один...

Один из рейдеров позвонил по мобильнику. После чего все трое уселись в «ауди» – и машина отъехала в сторону.

– А вот и второй акт Мерлезонского балета, – радостно сообщила Алена.

В самом деле, подъехали два микроавтобуса, откуда повалили люди в черных масках. Большинство было в камуфляже и армейских ботинках, однако, на некоторых были и джинсы, и кроссовки, и кожаные куртки. Несколько человек держали в руках бейсбольные биты. Насмотрелись, блин, американских фильмов. Это ведь у них там в бейсбол играют всюду – а соответственно, и биты всюду продаются. А у нас их поди найди.

Двое притащили бензопилу. Вся эта кодла сгрудилась вокруг проходной – и послышался визг разрезаемого металла. Штурм двери продолжался не слишком долго – было видно, как она распахнулась – и рейдерские наемники организованной толпой ломанулись внутрь. Однако их бодрое движение застопорилось. Видимо внутри кто-то держал оборону. Потом толпа несколько вдвинулась внутрь. Устоять тем, внутри, было трудно. Те, кто еще стоял на улице, разгорячились и напирали – так что уже ворвавшимся в проходную волей-неволей приходилось переть вперед.

Из недр дома глухо донеслось два выстрела.

– Ого, кажется дело идет всерьез, – заметил Сергей.

– Я думаю, в воздух стреляли. Для острастки. Ни разу не слышала, чтобы в этих рейдерских делах кого-то убивали.

– Все когда-то начинается. А куда это их шефы заторопились?..

В самом деле, «Ауди» внезапно набрала с места скорость и скрылась за углом.

– Ага, а вот и третий акт, сценарием не предусмотренный!

К штурмуемому дому подкатил автобус – и из него высыпали бойцы ОМОНа. Все произошло очень быстро. Менты деловито положили мордами на бетон тех, кто еще оставался на улице, потом рванули внутрь. Вскоре из проходной стали выталкивать бандитов и живописно раскладывать их на асфальте. С некоторых успели сорвать маски – это были, в основном, молодые коротко стриженые парни.

– Кажется, нам тут больше делать нечего, – подвела итог Алена. – Фокус не удался, факир был пьян. Наверное, у этих, которые с завода, оказались хорошие связи в ментовке. В итоге одно маски-шоу сменилось на другое.

– И что теперь у них там дальше будет, как ты думаешь?

– Да все то же. Суды, пересуды, кассации, апелляции... К ним, возможно, добавится уголовное дело за неправомерные действия, которое заведут на этих гопников. Но самое главное – хозяева внутри! Второй раз на штурм они вряд ли пойдут. Впрочем, подробности мы узнаем позже. А пока надо и нам с Филей – она кивнула на оператора – немного заработать.

Девушка вцепилась в мобильник:

– Кирочка! Наше тебе! Как у вас там? И у меня все отлично. Слушай, мы тут хороший материальчик сняли. Попытка захвата завода рейдерами. И что самое главное – вполне оптимистический финал – приехал наш доблестный ОМОН и всех повязал. Нет, кто там и что там – это уж вы сами выясняйте. У меня картинка есть... Что? Ну, ты же знаешь, я не жадная. Договоримся.

– Вот и все. Сотен пять зеленых мы срубили. Можно ехать смотреть материал. А заодно нарежем для тебя кадров с рожами этих товарищей...

* * *

По собственному опыту Казак знал, что последнее дело – уцепившись за одну нить тянуть только за нее. До этого так приходилось делать из-за скудости информации. Теперь с информацией стало полегче. Но ведь, с другой стороны, точно не установлено, что рейдеры и Стаценко были одной компанией. Да, Гена имел с ними дела. Но мало ли с кем этот тип имел дела! Тем более, что Чемодан пока не сообщил ничего нового об этой фирме. А переть туда внаглую Сергей посчитал излишним. Так что он решил отработать и другой след – пошататься у мастерской. Благо теперь он имел фотки не только Стаценко, но и двух других кадров.

Против ожидания, Казак совершенно напрасно потратил время, околачиваясь по двору, где была мастерская убитого художника Самарина. Нет, соседи видели многое. Но в том-то и дело, что слишком многое. К художнику слишком часто приходили и приезжали совершенно разные люди, а потому выделить кого-то конкретного никто из обитателей двора не мог. Тем более, что его откровенно недолюбливали. Дело тут было даже не в шикарной мастерской, хотя и в ней тоже. Просто Самарин вел себя с соседями откровенно по-хамски. В общем, на него старались поменьше обращать внимания, чтобы лишний раз не расстраиваться.

Казак уже начал грустить, но вспомнил, что у художника имелась еще одна мастерская. Эту он имел как член Союза художников, а другую – как член другого объединения творческих людей – Союза театральных деятелей. Дело в том, что Самарин в прошлые времена подмолачивал тем, что рисовал декорации к спектаклям. Для таких работ ему и дали специальное помещение. Он давно уже забросил это дело, но все, кто жил в России, знают – выделить человеку какие-либо квадратные метры куда проще, нежели отобрать обратно. А покойный, несмотря на свой вздорный характер и постоянное пьянство, был судя по всему, ушлым мужиком. Вторая мастерская, если поразмыслить, была куда более интересным объектом. В самом деле, тут, на Васильевском у Самарина был, как бы светский салон, куда знала дорогу чуть ли не половина художественного мира Питера. Заниматься в таком месте делами, не подлежащими широкой огласке, не слишком удобно. Тем более, что в богемной среде слухи распространяются со скоростью лесного пожара. Надо бы съездить туда.

* * *

На этот раз Казак поехал один. Алена еще с утра договорилась с какими-то знатоками, запихала в сумку найденную книжку и испарилась в неизвестном направлении. Что же касается мастерской, то она помещалась за Обводным каналом. Сергей аж прибалдел, расспрашивая дорогу и сверяясь с картой. В итоге он оказался в весьма неприветливых местах. Вокруг был какой-то полувымерший индустриальный пейзаж – неприглядные красно-кирпичные здания непонятного назначения, какие-то железные конструкции и прочие чудеса индустрии.

Что же касается самой мастерской, то она располагалась в двухэтажном то ли сарае, то ли складе, который стоял посреди большого пустыря, заросшего высокой травой, на котором валялись некие крупнокалиберные бетонные конструкции. Чуть в стороне виднелось полуразрушенное здание с зияющей черной дыркой входа.

Сергей оставил машину у края пустынной улицы и двинулся к мастерской. Делал он это, скорее, по привычке все доделывать до конца. Хотя и пьяному ежику было ясно: в такой глухомани ни о каких свидетелях и речи быть не может. Интересно, как сам Самарин-то сюда добирался без машины? Точнее, как выбирался отсюда? Такси по вызову в такие развеселые места может и не поехать...

Вблизи мастерская выглядела не менее удручающе, чем издали. Вместо крыльца – железный помост, какие используют на складах для погрузки грузовиков. Забранные решетками окна не мыли, наверное, с позапрошлого века. На ржавой крыше колыхались на ветру небольшие кустики. В общем, к этой своей мастерской художник относился сугубо наплевательски.

Дверь внутрь была железная. Кроме ригельного замка, она была закрыта еще и на обычный, амбарный. На дверях красовались милицейские бумажки с печатями.

Вот, собственно, и все. Можно со спокойной совестью двигать назад. Казак спрыгнул с крыльца, вынул сигарету и попытался закурить. Но налетевший веселый ветер сбивал огонек почти выдохшейся зажигалки. Пришлось отвернуться к стене – но и так пришлось потратить довольно много времени, чтобы запалить «Голуаз».

Когда же Казак повернулся назад, то увидел, что в окружающем мире произошли очень интересные изменения. По пустырю к мастерской бодро шпарил джип – темно-зеленый «Чероки». Ребята явно знали дорогу – машина уверенно летела по направлению к строению.

Казак оценил ситуацию. Вариантов было два. Либо эти люди смогут чем-то помочь, либо наоборот... Он расстегнул куртку, проверил по ходу кобуру с пистолетом и стал ждать. Джип остановился, повернувшись к Сергею боком, не доезжая метров пятнадцати. Сергей, напустив на себя равнодушный вид, двинулся несколько в сторону, вдоль стены.

– Эй, мужик! – раздалось из спустившегося окна машины.

Казак приостановился – и тут увидел, что заднее тонированное стекло тоже ползет вниз...

Боевой инстинкт сработал раньше мозгов. Казак прыгнул вперед, упал на землю и перекатился. Очень вовремя, однако. Из машины загремела очередь. Судя по всему, лупили из пистолета-пулемета. Оружие хорошее, но им надо уметь пользоваться. Эти, похоже, не очень умели. Но вдарили от души – чуть не на всю обойму. Сергей, успевший в прыжке вытащить пистолет, выстрелил пару раз из своего «Магнума» по заднему стеклу. Вроде, попал. По крайней мере, второй очереди оттуда не последовало. Зато с противоположной стороны двое вывалились из машины и залегли за колесами. Ого! Серьезно они взялись. Получается, он им в любом случае нужен мертвым.

Сергей дал еще два выстрела, но попал в колесо. Вскочив, он метнулся в сторону и залег за какой-то бетонной штуковиной. Сзади запоздало начали стрелять. Огонь вели из пистолета-пулемета и простого пистолета. Так, значит, либо он все-таки того не достал, либо у них две автоматические машинки.

Дела были невеселые. За этой хренотенью его не достать, но если их трое, и они опытные бойцы, они его обойдут по пустырю. Он же ни черта из своей позиции не видел. Так... Судя по шуму, они и в самом деле решили предпринять активные действия. Сергей собрался, выскочил из-за бетона и, пробежав несколько метров, снова залег. Мельком отметил: их было двое. Они и в самом деле намеревались взять в клещи ту бетонную хренотень. Он еще раз выстрелил и перекатился. Оба преследователя тут же упали в траву и ответили.

Только теперь Сергей задумался о том, как ему жить дальше, в смысле каков у него боезапас? Он сделал пять выстрелов, а в «Магнуме» восемь патронов. Запасной обоймы он не взял. Расслабился, блин. А у этих? Кто им мог помешать возить в своей колымаге хоть целый арсенал? В общем дело пахло керосином.

Казак огляделся. Недалеко от него был вход в полуразрушенное здание. Там его будет взять не так-то просто. Он снова вскочил и сделал рывок. Сзади стали стрелять, но аккуратней. Поняли, гниды, что не с салагой встретились. Еще один бросок – и Казак ввалился в здание. Здесь пахло сыростью и мочой, валялись неизбежные пустые бутылки. Сергей прижался к ободранной стене и стал просчитывать ситуацию. Полезут они за ним – или плюнут и уедут, решив подловить в другой раз? Уж точно – правильную осаду они держать не станут. Ведь он мог вызвать подмогу, да и здесь все-таки не сибирская тайга. Кто-нибудь в округе мог услышать звуки пальбы и вызвать ментов. Но Казаку все-таки казалось, что эти деятели решат довести дело до конца. Уж больно они решительно начали. Или, может, попробуют вступить в переговоры? Ладно, как учил Сергея командир роты, капитан Гаврилин, дай Бог ему здоровья, «в любой ситуации рассчитывайте на худший вариант, тогда меньше будет неприятных сюрпризов».

Казак огляделся. Увиденное не впечатляло. Здание представляло собой всего лишь кирпичную коробку, заваленную грудами хлама. Укрыться как следует было негде. Но! Сергей поднял голову – и увидел, что прямо над входом имелось нечто вроде карниза шириной в один кирпич. И сбоку даже торчали из стены ржавые железки. Лучше места и придумать нельзя.

Две секунды спустя Казак уже стоял на карнизе. Что ж, в таком положении можно провести сколько угодно времени. Так что будут его пытаться достать – или уберутся – в любом случае он пока в безопасности.

Прошло несколько минут. Ага, снаружи послышался звук. Его противники пытались бесшумно подойти к двери, но не все у них шло удачно. Что ж, теперь можно ждать визитеров. И впрямь снизу раздалась пальба пистолета-пулемета. Кто-то по старому способу, который наши бойцы переняли у немцев во время уличных боев в Сталинграде, пытался обезопасить себя от возможной засады. Тут же один ворвался внутрь и огляделся, держа наготове пистолет-пулемет. Наверх он взглянуть не догадался – а, впрочем, если бы догадался, все равно не успел бы. Казак выстрелил ему в голову, тот повалился, а Сергей спрыгнул и, повернувшись на лету, нос к носу столкнулся со вторым. Тот только собрался войти внутрь – и явно не ожидал такого поворота событий. Секунду, пока он приходил в себя, Казак использовал на полную катушку. Он ударил противника дулом пистолета в лоб, над переносицей. Раздался мерзкий хряск ломающейся кости – и тот повалился на землю.

Теперь можно было оглядеться. Двери джипа так и остались распахнутыми. В салоне никаких признаков жизни не наблюдалось. По уму, пора было побыстрее убираться. В планы Сергея не входило связываться с ментами. Тем не менее, он бегло осмотрел убитых. Это были крупные ребята, оба в длинных широкополых плащах и щегольских полуботинках. У того, которого Казак положил вторым, из-под расстегнутого плаща виднелся светло-бежевый костюм и галстук, судя по всему, цены немалой. В натуре, американские гангстеры из голливудского боевика, мелькнула у Казака мысль. Только ездить они должны не на джипе, а на «Бентли» или «Ягуаре» – но на таких тачках по нашим дорожкам не особо погоняешь.

Помешкав секунду, Сергей все же решил навестить джип. Внутри он увидел еще одного, лежавшего на заднем сиденье. Так, все же зацепил. Между сиденьями он обнаружил телефон и барсетку. А вот это пригодится. Прихватив вещи, Сергей бегом добрался до своей машины и дал газу. Никого вокруг так и не появилось. Но береженого Бог бережет. Сергей порулил в сторону, противоположную центру. Он не очень представлял, куда едет, но рассудил: если есть улицы, то они куда-то ведут. Наконец, пейзаж стал принимать более осмысленный вид, показались дома. Казак завернул в какой-то двор, припарковал машину, вышел и набрал телефон Чемодана.

– Это Казак. Тут есть проблемы. Немножко война началась. Но это потом. На сегодняшний день проблемы улажены. А дело такое. Я тачку оставил во дворе, улица Решетникова, дом 17. Пусть кто-нибудь из ваших ее быстро заберет. Могла засветиться. Да, проверьте ее на предмет жучков и прочей лабуды. А мне к утру новая нужна.

– Братан, так, может, мы сейчас подъедем? – донесся из трубки голос Чемодана.

– Знаешь, я думаю, сейчас парад устраивать ни к чему. А воевать уже немного и не с кем. Я лучше как-нибудь ножками. Ключи куда положить?

– Не парься, у нас для всех наших тачек найдется.

– Ладно. Да, вот еще. Менты рано или поздно обнаружат интересную картину... Возле Обводного канала. Можете проследить, что они там нароют? Что за люди, все такое...

– О чем базар, братан! Как только, так я сразу звякну...

* * *

Спросив у прохожего, Сергей выяснил, что недалеко находится метро «Электросила». Вот и чудненько. Воспользуемся общественным транспортом.

Казак неторопливо пошлепал по улице. Теперь было время поразмышлять. Откуда они на него вышли? Пасли? Просто пасли – не похоже. Поздно приехали. Конечно, могли посадить жучок и дождаться удобного момента. Ведь такие дела лучше делать в тихом месте, а Сергей все это время крутился в центре. Но жучок ведь не знает, сколько у него в машине было людей. Трое – не так много. Да и перли они внаглую. Казак прокрутил в мозгу свою поездку – до того, как он подьехал к мастерской. Ага, а ведь в начале этой улицы он спрашивал дорогу у какого-то мужика – то ли сторожа, то ли еще кого. И мужик этот точно должен был слышать пальбу. Но ментов не вызвал. Значит... Значит кто-то, возможно, дал мужику денег, чтобы сообщать не интересовались ли мастерской. Или еще во дворе на Васильевском кто-то постукивал. А эти ребята элементарно вычислили его логику. Покрутился в одном месте, поехал в другое. Или все-таки его вчера срисовали? И теперь, узнав, что подозрительная машина появилась снова, решили раз и навсегда разобраться. Ладно, поглядим, что можно будет вытянуть из этой барсетки и телефона...

* * *

Ребята Барина действовали быстро. Едва Казак успел добраться до хаты, выпить кофе с ромом, как брякнул мобильник. Звонил Чемодан:

– Спускайся, принимай новую тачку.

Во дворе и в самом деле стоял... такой же внедорожник-«Тойота». Только если тот был темно-синий, то этот был травянисто-зеленого цвета. На капоте – рисунок оскаленного тигра. Как заметил Казак, это в Питере стало модно.

– Вы их что, оптом закупили? – спросил он, пожимая руку Валерию.

– Типа того. Один деятель должен был. Больше с него взять было нечего. Вот пять штук этих взяли.

– А на фиг мне вот эта особая примета?

– Э, братан, все хитро. Гляди, вот тут и тут ножичком подковырнешь – и через минуту нет рисунка. Это типа пленка. Барин в одном фильме такое увидел. Ну и заказал на всякий пожарный. И сказал: мол, у этого, тебя то есть, тот самый пожарный случай и наступил.

Казак покачал головой. Умеют ребята удивлять. В самом деле, в случае чего все запомнят именно эту яркую картинку.

– Ладно, теперь по делу, – сменил тон Чемодан. – Менты на пустыре уже орудуют. Быстро сработали.

– Ха, быстро... Хорошо хоть, я успел слиться. Там такой Сталинград эти чудики устроили...

– Ну, значит, ты хорошо повоевал. Два трупа, третий живой. Но, как говорят доктора, если и выкарабкается, то в сознание придет нескоро. В больнице он, операцию ему делают, менты охраняют.

– Значит, нам он пока не интересен. А кто такие, известно?

– У одного нашли ксиву. Ты будешь долго ржать. Алексей Гурьев, охранник фирмы «Галилей». Машина, кстати, зарегистрирована на эту фирму. У остальных ксив не нашли, так что менты долго их будут устанавливать.

– Да, я телефончик прихватил, пробейте заодно там все адреса.

– Слушай, так, может, взять пацанов, да поехать в фирму, поспрошать немного? Что-то эти фраера чересчур оборзели.

– Ага, и после Сталинграда устроить Курскую дугу. Если они на меня с пистолетами-пулеметами охотились, то, может, у них там и «Стингеры» стоят? Тем более, что там наверняка менты сейчас пасутся. Давай уж не спеша. Поглядим, что это за фирма, чем занимается, да что за люди вокруг нее крутятся.

– Ладно, тогда бывай, я двинул.

Поднявшись в квартиру, Сергей первым делом произвел ревизию добытой в бою барсетки. Содержание кое-что давало. Имелся паспорт и водительские права категории D, то есть профессиональные, высшей категории, разрешающие водить все, что может двигаться по дорогам. Уже занятно. Любители таких прав не имеют. Опять же – служебный пропуск фирмы «Галилей». Все эти документы были оформлены на Павленко Юрия Аркадьевича, по паспорту, 1967 года рождения, прописан, хм, в городе Москве.

Кроме того, имелись в барсетке разрешение на ношение оружия и некоторая сумма в русских и американских рублях.

Серьезный, выходит, дяденька. Ну, что же, теперь придется заниматься вплотную этой самой фирмой. Когда двое киллеров, как оказывается, трудились в одном и том же месте – это уже не слишком похоже на случайность.

В дверь начали звонить. Три длинных, один короткий. Это Алена придумала. Романтичная девушка, блин. Азбукой Морзе вызванивать первую букву своей фамилии. Хорошо хоть, что не всю фамилию...

Он открыл дверь.

– Это твоя новая тачка во дворе пасется? – с порога спросила она. – А из старой лень было мусор выгребать?

– Не понял.

– Это такой анекдот. Приезжает, значит, новый русский в автосалон, говорит: дайте мне серебристый шестисотый «Мерседес». Ладно, дали. Приезжает через неделю тот же мужик: дайте мне еще один серебристый шестисотый «Мерседес». Ну, подгоняют, но один из сотрудников не утерпел, спрашивает: а что с тем-то? А новый русский: а у того пепельница переполнилась.

– Вроде того. А у тебя есть что-нибудь интересное?

– И даже очень. Показала я альбом знатокам. Все поначалу ахали: редкое какое издание. Никогда о нем не слыхали. А я человечка нашла, он о книгах по искусству знает все. А работает этот человек в одном антикварном салоне. И вот потащил он показывать книгу коллегам. Я ж еще так, из любопытства, спросила: сколько она может стоить? Если уж собирать информацию, так всю. Ну, и стали они ее рассматривать... И вот тут-то началось самое смешное. Там сидел один такой дедушка, он ее повертел, повертел, а потом говорит: интересно, а весь тираж с опечаткой, или только вот эта? Я заинтересовалась – какая такая опечатка? А он говорит: книга не 1932 года издания!

– То есть?

– А вот то и есть. Он мне целую лекцию прочитал. Я хоть и сама с печатной продукцией дело имею, не все поняла. В общем, шрифты, бумага, репродукции – все говорит, что книга выпущена не так давно. Дедок все ахал – какая, мол, замечательная стилизация!

– Хм, получается, книга выпущена недавно. И я даже смутно догадываюсь, кем она выпущена.

– Похоже. Для создания рекламной шумихи они фабрикуют «старую» книгу. В принципе, я уточняла – дело-то несложное и не самое дорогое. Подготовить макет, отшлепать несколько экземпляров.

– Вот только зачем?

– Возможно, источник картин и в самом деле паленый. Если картины, допустим, в самом деле были украдены, то ведь в музеях, могли остаться описи или что там у них. А вдруг кто-то из наших, заинтересовавшись всплывшими картинами, полезет в архивную пыль – и вся эта история всплывет? А тогда – скандал, Россия потребует вернуть, немецкие менты начнут копать... А так все более-менее гладко.

– В общем, чем больше мы копаем, тем больше встает вопросов...

Глава 9

ТАМ, ЗА ОКЕАНОМ

Дня два не происходило ничего особенного. За офисом «Галилея» ребята Чемодана установили плотную слежку, но там все было скучно. На входе встречал одинокий охранник, который говорил, что никого из начальства нет. То же самое отвечала по телефону и секретарша. В общем, все ушли на дно. Что впрочем, и понятно. Как сообщали люди Чемодана, милиция плотно связала стрельбу на пустыре с неудачным рейдерским налетом. Тем более, что, по слухам, кто-то в Смольном сильно стукнул кулаком по столу: дескать, что за беспредел творится с этими захватами! Так что дело раскручивали по полной. Арестованные исполнители, среди которых большинство были футбольными хулиганами, узнав, что им засветился вполне конкретный срок, размазывали сопли по мордам и кричали, что они не виноваты. А рейдеры поспешили разбежаться по кустам, пока до них не добрались. В общем, Казак сидел и в очередной раз просматривал список контактов с добытого телефона, раздумывая, где там можно зацепиться. На первый, как, впрочем, на второй и на третий взгляд, все было глухо, как в танке. Какие-то девки, молодые люди, все «без определенных занятий». В общем, шпана.

И вдруг позвонил Чемодан.

– Собирайся. Вечером в Москву едем. Барин обратился к одному человеку, он кое-что раскопал. Но лучше будет, если ты сам с ним потрещишь. Да, девку свою тоже возьми. Там дело такое, за наш с тобой разум далеко выходит. А она, вроде, сечет во всяких фишках типа политики...

Блин, только политики еще не хватало. Но делать было нечего – и на следующее утро троица выгрузилась на Ленинградском вокзале.

Москвичи показали свою широкую натуру – гостей встречал черный «Мерседес», ожидавший их на VIP-стоянке. Правда, шик оказался недолгим. Машина выскочила на Садовое кольцо и плотно засела в пробке.

– Вот, блин, в столице надо ездить на метро, – изрек Казак, наблюдая бешеное скопление машин.

Когда, наконец добрались до места, выяснилось, что Сергей был прав, потому что нужное место находилось возле Таганской площади. В принципе, за то время, пока болтались в пробках, могли бы и пешком дошлепать.

Водитель загнал «Мерседес» во двор огромного сталинского дома, громоздившегося напротив небольшой церквушки. Он проводил их на третий этаж, позвонил в дверь и сообщил, что будет ждать в машине.

Честно говоря, Казак рассчитывал увидеть кого-то вроде себя. Но убедился, что в столице уже, видимо, привилась узкая специализация. Одни думают, другие стреляют и кулаками машут.

Дверь им открыл очень высокий нескладный парень с большой головой, на которой, как на фотографиях молодого Ленина, виднелась ранняя лысина.

– О, тут вас целая делегация... – Он церемонно поцеловал руку Алене, поздоровался с мужиками и представился:

– Меня зовут Илья. А про вас, Сергей, я кое-что слышал.

– Вот так начинается слава, – по обыкновению съехидничала Алена.

Хозяин пригласил их в огромное помещение, совмещающее кухню и гостиную. Первая была отделена от второй чем-то напоминающим барную стойку. В гостиной же имелись низкий стол и кресла, а в углу – огромный плоский экран телевизора, подключенный к компьютеру.

– Что будете пить? Кофе, виски, коньяк?

– Давай нам виски, – предложил Сергей.

– Мне кофе. Я спиртного вообще не пью, – ответил Чемодан и, перехватив удивленный взгляд Казака, пояснил:

– Привычка со времен, когда я спортом занимался. У нас тренер за выпитую рюмку морду лупил нещадно.

Наконец, закончили все предварительные процедуры – и Илья сразу перешел к делу. Когда он, наклонившись к столу, заговорил, то напомнил Казаку какой-то старый советский фильм с Лениным. Дело было не в лысине, а в жестком и цепком взгляде. Да, парень даром что на вид «ботаник» – такому палец в рот не клади...

– Мы тут навели справки по поводу безвременно погибшего Юрия Павленко – начал Илья. – Скажу вам честно, личность весьма и весьма интересная. Настоящая его фамилия Павлович. Он из наших, ну, которые всю воду в кране выпили. Родился и жил в Москве. В 1984 году поступил в Университет, на химический факультет. От армии освобожден по причине какой-то редкой желудочной болезни с жутким названием. Ну, из тех болезней, которые врач находит, если он видит некоторое количество хрустящих бумажек. Впрочем, в те времена это стоило не так уж и дорого. Проучился два курса, потом семья господина Павловича и он сам выехали на ПМЖ в Соединенные Штаты Америки. Но с ПМЖ у него как-то не заладилось. В 1996 году Павлович угодил в американскую кутузку.

– И за что, вы не в курсе?

– Обижаете. Почему же не в курсе? Кое-что известно.

– Длинные у вас руки, – покачал головой Чемодан.

– Да никакой особой длины тут не требуется. Америка ведь вроде как шибко демократическая страна. Там материалы закрытых судебных дел может посмотреть любой желающий. Так что всех проблем было – позвонить в Бостон, где Павлович обитал, и попросить человечка наведаться в суд. Правда, это дело как раз закрыли для просмотра, доступна была только выжимка.

– Спецслужбы? Только этого нам не хватало, – насторожился Казак.

– Да нет, спецслужбами тут не пахнет. В спецслужбах такая же бюрократия, как и здесь. Кто-то и у них получает деньги за то, что охраняет государственные секреты. Так ему ведь надо что-то охранять... Но это все неважно. Дело было связано с какими-то махинациями с медицинскими рецептами. Быстро он там освоился. Суть далее какая-то очень запутанная, или ее нарочно запутали. Дело в том, что американские врачи – это очень спаянная и пробивная корпорация, которая очень хорошо умеет защищать свои интересы. А он своей возней с рецептами ее каким-то образом задел. В общем, получил он пять лет за мошенничество плюс еще что-то. Из них отсидел три. После освобождения за примерное поведение его с песнями вышибли из Штатов. Гражданства-то он так и не получил. И в самом деле, зачем америкосам приезжий уголовник? У них там и с местными все в порядке. Пришлось ему возвращаться на родную землю. Но приехал он не нищим. Открыл фирму по продаже и покупке чего-то там. Бизнесом занимался без особого блеска, но, в общем, более-менее жил. Год назад зарегистрировал новую фирму. И с тех пор несколько раз ездил в Америку. Правда, не в Северную, куда его больше не пустят, а в Южную – в Аргентину и в Перу. Впрочем, он и до этого туда мотался. И долго там пробыл. Почти полгода.

– А что он там делал?

– Вот это мы уже установить не сумели. Но тут интересен второй соучредитель фирмы. Честно говоря, я совершенно не понимаю, что тут сказать. Итак, Евгений Сергеевич Коломейцев. Так же учился на химфаке, но, в отличие от Павловича, его закончил. Но интереснее в его биографии один эпизод. В 1991 году он вступил в одну из коммунистических партий...

– А что, их разве несколько? Я думал, у нас только одна, в которой этот главный... Ну, который крокодил... – перебил Сергей.

– Нет, это солидные деловые люди. А есть еще мелкие, которые кричат про революцию. А в те времена их было еще больше. Но нам вся эта политика интересна вот почему: Коломейцев довольно быстро выбился там в руководители. Оно и понятно. У красных же, в основном, пенсионеры. А этот молодой и энергичный. Коломейцев стал контролировать зарубежные связи. А дело-то в том, что все эти партии тогда жили за счет помощи товарищей по борьбе. В основном, в Латинской Америке. Там у них народ горячий, проблем полно, еще многие верят в Ленина, Сталина и Че Гевару. Ну вот. Оседлав это дело, Коломейцев через некоторое время устроил большой дебош, обвинил своих партайгеноссе в оппортунизме, ревизионизме или еще в чем там у них положено... И ушел в откол с несколькими товарищами, образовав что-то свое. Его создание как-то себя не проявило, но...

– Он утащил с собой все финансовые связи с заграницей, – подала голос Алена.

– Вот именно. Девушка, вы совершенно точно угадали суть произошедшего идейного конфликта. Там ведь у них все было на личных отношениях. Коломейцев тоже ездил в Южную Америку, налаживал контакты.

– И вот это, думается, самое важное, – подал голос Казак. – Деньги-то... Ну, много ли эти горячие южноамериканские парни могут дать денег? Это в начале 90-х несколько тысяч долларов были для жителей России серьезной суммой. А теперь – смех один. А вот если тамошние коммунисты серьезные ребята...

– Я интересовался. Вполне серьезные. В том смысле, что связей у них в своих странах полно. В том числе, и в мире бизнеса. Да и занимаются они частенько... примерно тем же, что и вы. Только ради революции.

– А какая-то деятельность этой фирмы заметна?

– А вот это самое интересное. Потому что рассказать все, что вы слышали, я мог бы вам и по телефону или по мылу. Но тут кое-что интересное намечается. Фирма для начала возила вино. Мода сейчас такая пошла – на сухие латиноамериканские вина. Неплохие, кстати. А потом стали возить какую-то местную настойку. Она заявлена как лечебная. Сами, наверное, сталкивались с подобным – «по древним оригинальным рецептам». В данном случае легендируется что-то про древнюю цивилизацию ацтеков и прочая рекламная чушь. Лекарственной эта штука не считается. Поэтому проходит как обычный пищевой товар. Наши приобрели несколько экземпляров, но полный анализ еще не сделали. Но я не думаю, что найдут что-нибудь из ряда вон. Я предполагаю: обычное шарлатанское снадобье, каких сейчас продают десятки.

– А на фиг его возить из такого прекрасного далека? У нас что, воды в кране и всяких пахучих травок на рынке мало? – спросила Алена.

– Вот и мне непонятно. Но все лицензии и прочие сертификаты на эту жидкость есть, на таможне их тоже плотно проверяли. И вот что самое интересное. Они пытаются распространять свое средство методом сетевого маркетинга. Это как «Гербалайф», всякая косметика типа «Орифлейм» и прочие чудеса. То есть, распространитель ходит-бродит, заводит разговоры, уговаривает людей купить. Сам за это процент получает. Если найдет чудака, который готов брать оптом, он, так сказать, повышается в должности, его процент больше, новый продавец, в свою очередь, ищет покупателей... В общем, что-то типа пирамиды. Но все по закону. Даже распространители отдают деньги за товар не сразу, а как продадут. Ментам подкопаться абсолютно не к чему. Разве что с налогами у таких фирм всегда беда, но у налоговиков к ним вопросов пока что не было... А для распространения этой своей настойки они из всех сил лезут в светские тусовки. Во всяких модных клубах мелькают распространители, пытаются влезть туда, где звезды бывают. Насколько я знаю, пытаются и с ними договариваться... В общем, цель их очевидна – создать на этот продукт моду. Не массовую, а элитарную. Тем более, что стоит-то эта настойка немало.

– Грамотно. Это, возможно, и лучше, чем выбрасывать на телерекламу, то есть на воздух, миллионы баксов, – с одобрением сказала Алена. – И как результат?

– Специально мы этот вопрос не изучали, но так... Особого ажиотажа не наблюдается, и все же товар потихоньку идет. И вот что еще самое интересное – есть у нас сведения, что сегодня у них уходит машина с грузом в Питер.

– Погоди. А откуда ж эта настойка в Москву поступает? Если я что-то не путаю, Латинская Америка находится за океаном. И не на самолетах же они ее доставляют. Это ж вообще разоришься. А наша столица, вроде как, не морской порт...

– Вот в том-то и дело, что доставляют эту чертову жидкость в Питер, на обычном сухогрузе, среди множества всяких других товаров. Оттуда везут в Москву.

– И потом обратно...

– Странно это. Но, с другой стороны, до сего дня в Питере у них никаких структур не было. Может, решили заняться?

– Вот самое время, если вспомнить, что там у них происходит. Впрочем, это не суть. Когда идет машина?

– Ночью. Вот адрес фирмы. Вот номер машины, а вот адрес, куда она должна подойти сегодня к 21 нуль-нуль...

– Я только одного не могу понять, – сказал Казак, когда они уселись в машину, – откуда этот Павленко-Павлович набрался такой крутизны? Армию благополучно откосил – а за мной бегал чуть ли не как спецназовец.

– А если там? – подала голос Алена.

– Где там?

– В Латинской Америке. Там у них, в Перу, треть территории контролируют красные. Правда, не коммунисты, а еще краснее – но что мы знаем про их взаимоотношения? И ребята в Перу водятся страшноватые. Это не наши дедушки с портретами Сталина.

– Так ты хочешь сказать, что они тут тоже раздували пожар мировой?

– Совсем не обязательно. Но все революционеры рано или поздно становятся до слез похожи на обыкновенную мафию. И где они сражаются за благо трудового народа, а где за свое личное благосостояние – уже никто не понимает.

– В общем, пока мы получили, что ко всем нашим вопросам прибавился еще и далекий латиноамериканский берег, откуда к нам возят какое-то дерьмо. Не нравится мне это. Как-то уж слишком много совпадений. Павленко сидел в Америке за какие-то игры с медициной, тут появляется чудодейственный ацтекский препарат... Туда-сюда идут перевозки. Причем в такой момент, когда в Питере менты ходят вокруг как коты вокруг сметаны. И вообще – к картинам и рейдерству добавился еще сетевой маркетинг. Просто какие-то ребята на все руки!

Заговорила Алена:

– Может, они понимают, что им сели на хвост, и в Москве их найдут рано или поздно. А они обратно в Питер все перебросят. Положат на какой-нибудь склад. Или у них есть еще какая-нибудь фирма...

– Похоже, подруга, где-то ты права. Я ведь что сказал? Что картины хранились в Питере? Это мы как-то так, с ходу себе в голову вбили. А почему не в столице?

– Короче, Казак, что делать-то будем? – спросил конкретный парень Чемодан. – Может, их того, за вымя пощупать, а? Перехватить машину на въезде в город?

– Перехватывать надо. Но не у вас, а где-то тут. Потому что иначе – вдруг они подъедут, допустим, к Новгороду – да и уйдут на какую-нибудь другую трассу. Все въезды в Питер задолбишься перекрывать. Можно организовать пару машин более скромного вида, чем этот монстр, и нескольких ребят?

– Да почему ж нельзя? Оно всегда можно, – сказал Чемодан и потянулся за сотовым.

* * *

Вечером неприметная, изрядно потрепанная и запыленная «девятка» стояла посреди хрущевок где-то в районе Свиблово. Точнее Казак сказать бы не мог – столицу он знал скверно, а уж районы за Садовым кольцом – и подавно. За рулем сидел Чемодан, Алену отправили на Ленинградский вокзал – на поезд. Потому что как тут дело обернется, никто сказать не мог. Казак и Валера уже час наблюдали за бывшем детским садиком, в котором угнездилась нужная фирма. Перед входом стояла грузовая «газель», в которую два каких-то мужика, видимо нанятые у ближайшего винного магазина, бодро таскали коробки.

Наконец, погрузка была завершена – и «газель» тронулась. Чемодан двинулся следом. Куда они ехали, Сергей не сказал бы даже под пыткой. Машина катила по каким-то малопонятным улицам, среди бесконечных хрущевок. Потом вывернула на оживленный проспект – и по сторонам потянулись бесконечные новостройки. Блин, да сколько ж их! Казака всегда угнетали и питерские спальные районы, но по сравнению с московским размахом в северной столице их было до смешного мало. Время от времени мелькали навороченные дома новейшей застройки, похожие на глюк наркомана.

Наконец впереди показалась развязка кольцевой дороги. «Газель» въехала на нее и двинулась по МКАД налево.

– Ну, слава богу, вроде, на Питер пошли, – проворчал Чемодан.

– А ты сомневался?

– Да я во всем теперь сомневаюсь! От этих клоунов, как я въехал, всего можно ожидать. Могли бы и в объезд, через Вологду, двинуть. С них станется. Теперь все путем. Наши ребята ждут на кольцевой, возле спуска на питерскую трассу.

«Газель» неспешно двигалась по МКАД, встроившись в бесконечный поток болыпегузников и прочей тяжелой техники, огибающей столицу. Никакой суеты ее водитель не проявлял. Впрочем, на «газели», да еще с высокой неуклюжей коробкой фургона, не очень-то погоняешь.

Пока «газель» крутилась по городу, настала ночь – тем не менее, машин на кольце было как раз в меру. С одной стороны, не наблюдалось столпотворения, с другой – преследователи не светились.

Наконец, фургон миновал мост через Москву-реку и двинулся по развязке на Ленинградское шоссе.

– Внимание, мы подъезжаем, ведем зеленую «газель»-фургон, – сказал Чемодан в мобильник.

На выезде на трассу и в самом деле стоял джип «Лендкрузер» с поднятым капотом.

– Деятели, блин! Тоже мне столица! Ни на чем другом, кроме как на джипе, они приехать не могли! – выругался Валерий и снова заговорил в гарнитуру мобильника:

– Братва, вы бы еще на танке приехали. Давайте за нами на хорошем расстоянии. А то нам тут цирк не нужен.

– Вообще-то, их там всего двое. Хотя... И двое могут дел наделать.

– Вот именно, братан! Оно нам нужно? Оно нам не нужно. Да и я, так понял, нам нужен груз, а не их завалить. И тем более не здесь же, в сплошной населенке. Надо вести их подальше.

Казак никогда не бывал в окрестностях Москвы, и убедился в справедливости слов напарника: тихими эти края назвать было нельзя. Вокруг тянулись сплошные деревни и поселки, а трасса, несмотря на ночное время, была довольно оживленной.

– Ты вкупись, братан, там, по этой дороге – аэропорт Шереметьево. Так что пока идем тихо, а вот когда пройдем поворот на него...

Между тем полил дождь, причем довольно сильный. Дворники отчаянно заработали, но видимость все равно стала не очень. Впрочем, оно и к лучшему. Фургон не упустишь, а тем, кто его ведет, ни черта не различить, что творится сзади. Неспешная езда на скорости 80 километров в час продолжалась довольно долго. Но вот, наконец, появился указатель «Аэропорт».

– Ну, вот, теперь ищем подходящее место, – подвел итог Чемодан.

Впрочем, он явно руководствовался принципом «не спеши, а то успеешь». Не таким уж, как оказалось, был Чемодан отморозком – действовал очень грамотно. Они миновали еще пару то ли деревень, то ли поселков. Шоссе между тем становилось все более пустынным. Прошли еще одну развязку и еще один поселок. Начался лесной массив. У Чемодана зазвенел телефон.

– Ну? Понял. Работаем! – бросил он в гарнитуру и повернулся к Казаку:

– Пацаны говорят: здесь хорошее место. Им лучше знать. Да, вон маска лежит, надень. Твою рожу светить лишний раз ни к чему.

Казак надел маску-«омоновку».

Мимо них с ревом пропер джип на обгон «газели». Чемодан тоже прибавил скорость. Джип, обогнав фургон, резко повернул и перегородил дорогу. Тем временем «девятка» подошла и тормознула сзади. Казак и Чемодан выскочили, выхватив пистолеты, и кинулись с двух сторон к дверям. Из джипа тоже выскочили люди, в свете фар было видно, что один из них держит в руках укороченный Калашников.

Казак распахнул дверь – и тут же подался в сторону, увидев мелькнувший ствол. Однако выстрелить тот не успел – Сергей ударил его по руке и пистолет упал на асфальт. Прыгнув, Сергей вырубил противника ударом в горло.

Одновременно Чемодан распахнул дверь шофера.

– Из машины! Быстро! Мордой на землю!

Шофер не искал на свою задницу приключений и поспешно выполнил приказание. Между тем подбежали ребята из джипа.

– Все в норме? – спросил один из них, огромный толстый мужик с пистолетом в руке.

– Порядок.

Казак подобрал с асфальта пистолет. Это был обычный Макаров. Причем, не снятый в предохранителя. Его хозяин, видимо, не был бойцом.

– Что с этими делать? – спросил толстяк.

– Трупы нам не нужны. Казак, что скажешь?

– Без понта. Наверняка, наемники. Пацаны, оттащите их в лес и вырубите, чтобы пару часов не встали. Ну, телефоны там заберите...

– Без базаров, – толстяк свистнул своим ребятам, они быстро запаковали двоих в джип – и машина ломанулась по просеке в лес. Сам же главарь полез за руль «газели».

– Куда теперь?

– Тут вбок уходит Фирсановское шоссе. Сначала туда. А там партизанскими тропами зарулим в одно место. Двигайте за мной...

Глава 10

А ЛАРЧИК ПРОСТО ОТКРЫВАЛСЯ

«Партизанские тропы», по которым Чемодан гнал «девятку» вслед за «газелью», оказались слегка асфальтированными сельскими дорогами. Московские ребята работали аккуратно. Как понял Казак, толстяк гнал машину с тем расчетом, чтобы даже случайно не попасться на глаза гаишникам. Поэтому они еще долго крутились по каким-то грунтовкам среди полей, проезжали деревни и дачные поселки. Дорогу водитель «газели» знал – уверенно сворачивал на многочисленных перекрестках.

Примерно через час въехали в какой-то очередной дачный поселок. Таких Сергей уже по пути насмотрелся – ряды разномастных деревянных домов советского типа с вкрапленными между ними кирпичными «замками» за глухими бетонными заборами. К одной из таких громад и подрулила «газель». В свете фар строение рассмотреть было трудно – но даже не слишком разбиравшийся в архитектурных стилях Сергей заметил, что фантазия у заказчика (или у архитектора) была буйная. Дом и в самом деле напоминал средневековый замок – их Казак в Европе видел. С одного бока даже было пристроено нечто вроде большой башни-«донжона».

«Газель» прогудела, распахнулись железные ворота – и машины въехали во двор. Внутри уже стоял джип, который, видимо, двигался более прямой дорогой. Во дворе горел мощный прожектор, высвечивая довольно-таки запущенную территорию.

Толстяк выпрыгнул из кабины и подошел к «девятке»:

– Что будем дальше делать?

– А до утра нельзя подождать? Груз надо осмотреть вдумчиво. А то при свете фар как-то не то...

– Если надо, можно и еще включить. Но если хотите ждать – давайте подождем. Хоть до утра, хоть сколько. Тогда пойдемте в хату.

Внутри дом выглядел нежилым. Они прошли через несколько помещений, в которых вообще не наблюдалось мебели – и оказались в той самой башне. Это был просторный круглый зал. На окнах – нечто вроде витражей. С мебелью было получше – но все равно интерьер выглядел как-то по-походному. Зато был громадный жидкокристаллический телевизор, транслировавший какой-то спутниковый спортивный канал. Был и пылающий камин. В центре зала стоял большой тяжелый стол – то ли старый, то ли «под старину». За столом сидели трое братков – те, которые приехали на джипе. Они с чувством, с толком выпивали и закусывали.

– Присоединяйтесь, братаны, – пригласил широким хозяйским жестом толстяк. – Меня, кстати, Гоблином зовут. Похож?

– Есть маленько.

– Да как спортом бросил заниматься, вот вширь и поперло. И ни хрена не помогает. Не садиться ж, как баба, на диету. Ну, будем. За встречу.

– Интересные тут места, – сказал Казак.

– Ха! Ты еще мало видел. Тут, под Москвой, еще и не такое строят. Будет время – могу показать. Один придурок себе хату построил – маленький Кремль! В натуре, тебе говорю. Но самое-то смешное – многие эти самые терема так и стоят пустые. Девяносто восьмой год помнишь, дефолт этот гребаный? Много народу на этом круто попало. У нас целые поселки стояли пустые – были уже построенные дома, были и недостроенные.

– Под Питером тоже были, – сказал Чемодан, – только у вас размах покруче.

– Я о том и базарю. Вот этот дом – из той же оперы. Хотел какой-то лох, вишь ли, замок с рыцарями замутить. Но пришел, значит, амбец, и не до рыцарей и замков ему стало. Ну, а наши по дешевке его и прикупили. Пусть будет. Запас не тяготит – верно я говорю? Правда, не очень понятно, что с ним делать. Продать или там сдать кому-то – так покупатели как посмотрят на эти рыцарские навороты, сразу у них пропадает охота бабло в такое вкладывать. Вот и используем для всяких разных дел...

– А если это типа замок, то тут и подвал пыточный должен быть? – спросил Казак. – Как это во всяких фильмах показывают.

– Гы. Не додумались. А вообще-то мысль интересная. Надо и в самом деле соорудить. А то, я смотрю, жизнь как-то косяком идти начала. Все какие-то непонятки возникают. Вот эти-то кто были, можете сказать? Нам так сурово велели вам во всем помогать, что чую – дело серьезное.

– Сказать-то можем, только сами до конца не врубились. Но дело и в самом деле гнусно пахнет. Ломится кто-то в систему. Чужой. И серьезно так ломится. У нас в Карелии такое уже было. Едва отбились. Вот мы и пытаемся понять – кто это такие и с чем их едят, – пояснил Казак.

– Вот, блин. С одной стороны – менты с гебистами теснят, с другой – какие-то новые. Я ж говорю, косяки сплошные пошли. Ну, да ладно. Давайте накатим, что ли? Время до рассвета еще имеется.

* * *

Утром Казак и Чемодан вышли во двор. При свете стало видно, что участок выглядел не то что запущенным – просто тут никаких работ по благоустройству и не начинали. Выбросили строительный мусор, и все дела. Дом казался и в самом деле чудовищным. Травкой его несостоявшийся хозяин баловался, что ли? Три кирпичных этажа с маленькими башенками по краям – и одной большой четырехэтажной башней. Все окна узкие – какие и делали в настоящих замках. В общем, понятно, почему желающих приобрести это архитектурное извращение не находилось.

Наконец Чемодан открыл фургон. Внутренность оказалась примерно на треть забита белыми картонными коробками с какой-то пестрой эмблемой и надписью на незнакомом языке. Испанском, наверное.

– Зови братанов, будем вытаскивать эту халабуду.

Усилиями всей компании «газель» разгрузили очень быстро. После чего москвичи снова ушли к телевизору, а Казак и Чемодан остались размышлять над грудой груза. Больше внутри фургона ничего не было. Для верности внимательно осмотрели кабину, даже подняли сиденья. Но все было чисто.

– Что ж, займемся нудным делом. Сейчас я за ножом схожу – и приступим, – подвел итог Казак.

Впрочем, для начала он внимательно осмотрел каждую коробку – не имеется ли каких-либо пометок. Но все они оказались абсолютно одинаковыми. Оставалось – начинать тупо их потрошить.

В коробках обнаружились темные бутылочки затейливой формы, с какой-то жидкостью. На бутылочки были наклеены красивые яркие этикетки с разными испанскими словами, к каждой было присобачено нечто вроде сложенной гармошкой маленькой книжки.

– О! Тут по-нашему изложено.

Чемодан отодрал одну из книжек.

– Так... Целебный напиток... Разработан по уникальным технологиям, сочетающим древние рецепты индейцев племени... С современными разработками. Помогает при... В общем, лажа рекламная. Знаем, видали. Излечивает похмелье, понос, триппер и удар топором по голове. – Валера свернул пробку и понюхал. – Спиртом, вроде, не пахнет. А пахнет чем-то непонятным. Я бы такое лакать не стал.

– И не пробуй! Мы же не знаем, что там налито. Так что дегустацию отложим.

– Да я и не собирался. Ну, поехали дальше...

Скорбный труд никаких особых результатов не принес. Во всех коробках были только все те же самые бутылочки.

– Сдается мне, что мы вытянули пустышку, – подвел итог Казак. – Правда, есть вероятность, что в этом напитке есть что-то интересное. Так что пару ящиков захватим и отдадим на анализ. Для верности. Хотя мне кажется, что ничего там особенного не обнаружат. В общем, полный ноль. Никаких дополнительных грузов не везли, а сам груз – обычная лабуда для дураков. Блин, но ведь они же создали сеть распространения! Зачем? Бизнес для прикрытия? Слишком сложно. Если уж с латиносами какие-то дела мутили – могли тем же самым перуанским вином торговать. Привез, распихал по магазинам – и все дела. Да и в особой прибыльности этого сетевого маркетинга я сильно сомневаюсь.

– Дело ясное, что дело темное, – согласился Чемодан. – Ладно, грузим пару коробок, прощаемся с братвой и двигаем в нашу дорогую столицу. Кстати, узнать надо – в каком направлении она находится.

* * *

Они быстро договорились с московскими ребятами о химическом анализе – и успели на «Аврору». Так что к вечеру Казак уже перешагнул порог хаты. Алена выглядела очень загадочно.

– Я тут время не теряла, кое-что интересное обнаружила. И возникла у меня одна веселая мысль... Но проясним это завтра. А обнаружила я вот что. Я отнесла трофейный ноутбук для растерзания в наше агентство. Мы ведь все равно по-немецки не шарим. Да и компьютерщики из нас те еще. Могли что-то существенное пропустить или не заметить.

– Ладно, не оправдывайся, все правильно сделала. Кто лучше твоих ребят умеет работать с информацией. И что?

– Вот что. Тексты все просмотреть не успели. Но Серега, есть у нас один такой, сделал то, про что мы позабыли. Он открыл «Аутлук». Ну, программу, которая занимается электронной почтой. И обнаружил там среди отправленных писем очень даже интересные. Как сказал Серега, все они – на стационарный германский почтовый ящик.

– Стационарный – это как?

– Ну, большинство популярных почтовых программ, в которых у людей ящики, не привязаны к какой-то конкретной машине. Они существуют где-то там, на серверах. То есть, ты откуда угодно можешь в них войти, если знаешь пароль. И есть ящики, которые привязаны к совершенно конкретному адресу.

– То есть его можно выпасти.

– Теоретически, да. Но ты ж не попрешься в Германию, чтобы трясти тамошних провайдеров? Там это могут не понять. Но дело не в том. Содержание весьма интересно. Это переписка с неким герром Шоеном. Судя по содержанию писем, этот Шоен – специалист по живописи. Я позвонила нашему реставратору, он подтвердил: Генрих Шоен – видный эксперт. Не самый авторитетный, но, в общем, серьезный. Так вот, письма к нему очень странные. Стаценко его постоянно торопит – дескать, нужно поскорее выдать заключение.

– И что?

– Ну, как-то это уж больно неуважительно. Понимаешь, не тот это уровень отношений. Вот я и решила кое-что проверить. Хотя, может, ничего и не выйдет. Но я договорилась с одним кадром из Союза театральных деятелей. Из тамошних административных работников. Кстати, с вашей конторы пятьсот американских рублей, которые я ему обещала за помощь.

– Не вопрос. А суть в чем?

– Вторая мастерская Самарина принадлежит СТД, так? Вот этот кадр, Юдин его фамилия, и поедет завтра в местную ментовку, чтобы мастерскую вскрыли. Наплетет им что-нибудь, что так надо. Ну, а я там кое-что хочу посмотреть...

– Ну, вы, журналисты, и темнилы, – сказал Казак, привлекая девушку к себе.

* * *

Наутро они подъехали к станции метро «Балтийская». Алена умчалась в вестибюль и вскоре вернулась с невысоким человеком в очках, одетым в добротный костюм.

– Вот, Сергей, познакомься, Максим Иосифович. Он любезно согласился нам помочь.

– Да что там, все равно рано или поздно это нужно было сделать. Но, сами понимаете, текучка, то да се... А у нас в Союзе уже форменная драчка началась за это помещение. Вы читали Ильфа и Петрова или Булгакова, как жильцы дома решают кому отдать освободившуюся комнату? Вот это точно про наш Союз. Впрочем, у художников сейчас все еще серьезнее. Та мастерская Самарина, насколько я знаю – куда позавиднее. Но и из-за нашей люди дерутся как гладиаторы в Колизее. Я даже свой мобильник отключил, чтобы не надоедали. Сегодня хоть полдня отдохну от этого дурдома...

Они подъехали к какому-то отделению милиции, где к ним присоединился молодой лейтенант – то ли участковый, то ли еще кто. Судя по его доброжелательности, он тоже получил от Алены какой-то финансовый стимул.

Двинулись к мастерской.

– Это ж то самое место, где стрельба была, три трупа нашли, – заметил мент.

– Ого, а что ж там такое было? – спросил Казак.

– А... бандитские разборки. У нас говорят, что покойные занимались чем-то нехорошим по линии ОБЭП. Какой-то экономический беспредел. И накануне что-то у них не выгорело. Вот, наверно, и устроили разбор полетов, перешедший в перепалку, а потом в перестрелку. В общем ничего особо интересного.

– Ой, у вас тут как в голливудском боевике, и места вокруг – прямо как в фильмах про бандитов, – оживленно сказала Алена.

– Лучше бы это было только в боевиках, – проворчал лейтенант.

* * *

Пустырь выглядел вполне мирно. Все следы боевого столкновения, разумеется уже убрали. Лейтенант снял печать, протянул Юдину такую же бумажку со штампом.

– Сами повесите, когда будете уходить. А мне недосуг.

Когда мент удалился, Юдин отпер дверь, и все проникли внутрь, Юдин включил рубильник, загорелся свет.

В мастерской было несколько маленьких комнат, в одной из которых имелся верстак и разные инструменты, в другой – мольберт и художнические принадлежности – а основную площадь занимало огромное помещение. Оно было очень светлым – большие окна выходили на другую сторону пустыря и были тщательно вымыты. В помещении царил невероятный хаос. Тут были какие-то здоровенные сооружения из металлических реек, кусков фанеры и парусины. Приглядевшись, Казак увидел нарисованные куски какого-то здания.

– Декорации, – пояснил Юдин. – Ладно, господа, вы ищите, что вам надо, а я, раз уж приехал, посмотрю коммуникации и все такое прочее.

Что касается Казака, то он следовал за Аленой. Возле одного из окон стоял мольберт, стул и столик. Тут же наблюдалось некоторое количество пустой винно-водочной посуды.

– Во, это подтверждает мои мысли, – довольно произнесла Алена.

Сергей не стал спрашивать – какие. Ну, хотела девушка подготовить эффект, ладно. У всех нас есть маленькие слабости.

Между тем журналистка стала копаться в холстах, прислоненных к стене. Отодвигала их, просматривала, досадливо отставляла. Пыль поднялась до потолка. Вдруг Алена издала торжествующий вопль:

– Вот оно! – Девушка извлекла небольшую картину на подрамнике и протянула Сергею. Он увидел довольно грубо написанный, но чем-то знакомый пейзаж...

– Понял?

– Пока не очень...

– А вот еще подсказка. Зачем он тут рисовал картины – а рисовал, как видишь, если имеется прекрасная мастерская в центре?

– Так выходит...

– Именно так и выходит! Они все эти якобы старые картины просто-напросто рисовали! Вот подтверждение. Эта, что я в руках держу проба, подготовительная работа. Я ведь и надеялась, что найду тут что-нибудь.

– Самарин занимался подделкой картин? – послышался голос Юдина. Никто и не заметил, как он появился. – А вы знаете, господа, такие слухи ходили.

– Именно в вашей театральной среде?

– Да, именно в нашей. Тут ведь, в этой мастерской, многие бывали: режиссеры, помрежи, монтировщики сцены, которые все эти сооружения отсюда вытаскивали... Кто-то что-то заметил или о чем-то догадался. Но ведь сами знаете – театральную среду называют террариумом единомышленников. Зависть, сплетни, интриги. А Самарину-то многие завидовали. Процветающий художник, как же! Две мастерские, а кто-то и об одной мечтать не может. Так что всерьез эти сплетни никто не воспринимал. Знаете, у нас еще и не то друг о друге рассказывают.

– Но как же... Эксперты признали картины подлинными, – озадаченно протянул Сергей.

Тут вмешалась Алена.

– Так это ж, как я поняла, была предварительная экспертиза. А серьезную, если и будут делать, то это долгая история. Куда им спешить? Да и не такая уж эта экспертиза точная, как принято думать.

– Но картины-то должны быть старые, а не только что нарисованные... Неужели не видно разницы?

Ответил Юдин:

– Знаете, молодой человек, я, конечно, не художник и даже не искусствовед, но жизнь я прожил долгую и многое видел. Так вот, насколько я знаю, есть множество способов искусственного старения картин. Произведения искусства не вчера начали подделывать. Опыт в этом отношении накоплен богатый. Тем более что они вроде как после реставрации. Значит, многие вопросы снимаются.

* * *

На обратном пути Алена пояснила:

– Ты знаешь, мне с самого начала это возня показалась странной. Откуда картины? Что это за таинственные игры с поиском молодых художников? Этот паленый альбом. Но по-настоящему я задумалась, когда узнала о письмах к Шоену. Я сказала – какие-то они уж очень неправильные. Но если предположить, что Шоен в доле – тогда все понятно. От него требуют выполнить свои обязательства. Вот и все.

– Слушай, так его что, просто купили?

– А ты думаешь, за бугром все эти специалисты кристально честные? Деньги, знаешь ли, любят все. К тому же, он не особенно-то и рискует. Ну да, ошибся, с кем не бывает. Тем более, насколько я понимаю, фальшивки изготавливались очень качественно.

– Тогда все понятно и с этой девушкой-художницей. Заказ-то какой! Не скопировать картины, а написать в стиле художника еще одну. Что они, собственно и делали. Но этот Самарин, ладно, большой профессионал. Но неужели это так просто, что даже молодая девчонка могла картины подделывать?

– Вообще-то ее считают очень талантливой. Но помнишь в ноутбуке Стаценко мы видели картины авангардистов? Возможно они планировали перейти на них. Там, знаешь ли, особого мастерства не надо. Возьмем знаменитый «Черный квадрат» Малевича, который, кстати, 16 миллионов бакинских стоит – с этой работой вообще любой маляр справится.

– Что же, комбинация понятна. В Петербурге изготавливают типа шедевры старых мастеров...

– Заметь, именно старых «классиков». Почему? Именно потому, что меньше подозрений. Не так просто подделать.

– Похоже. Далее их переправляют за бугор. Возможно не только потому, что там они дороже. В России все, кто может, воруют и мошенничают. Значит, и проверять будут тщательнее. А в старой доброй Европе якобы мошенников меньше. Для верности создают легенду, которую запускают в прессу. Даже вот, книгу старинную сфабриковали. И не одну. Далее – для пущей верности подкупают эксперта. Ну и кого-то из аукционистов. И система работает как часы. Вот только что-то с художником не срослось. Возможно потребовал слишком много денег. Интересно, а зачем это Самарину понадобилось? На водку, насколько я понимаю, ему и так хватало.

– Я могу тебе сказать. Когда я по Репе бегала, кое-что слыхала. Говорят, он был просто одержим построением своей мастерской. Все говорил: «я строю себе дом». И с таким, знаешь, пафосом. А на это, я думаю, денег много требовалось. Ты ведь видел это сооружение? Говорят внутри тоже картинка. Вот и связался.

– А тогда, возможно, вот почему его убили. Он просто захотел соскочить. Не знал, бедняга, принципов, которые в таких делах приняты: вход рубль, выход – два.

– Серега, но если я правильно все просекла, это только одна из граней деятельности твоих «подопечных»?

– Именно. Причем, судя по всему, далеко не главная. И вообще... Мне вот кажется, что вся эта возня с картинами, как и разные рейдерские дела – просто способ создать стартовый капитал. А к какому-то самому главному делу мы так и не подобрались. Ведь как выходит? Тут у них три трупа, там их берут менты – а они продолжают работать как ни в чем не бывало. Значит – масштаб такой, что остановиться они себе позволить не могут.

Тут позвонил Чемодан:

– Казак, у меня для тебя две новости. Не очень хреновая и очень. С какой начать?

– Давай по возрастанию хреновости.

– Значит, мне из Москвы сообщили результаты анализа этой самой настойки.

– Быстро они.

– Химикам столько заплатили, что они все дела забросили. В общем полный результат они по электронной почте мне выслали, могу тебе перекинуть. Может, что поймешь или кому покажешь, кто в этом деле сечет. А человеческим языком мне объяснили, что это голимая бодяга. Ну типа настойка каких-то там пахучих травок. Даже не спиртовая настойка. Травки, сказали, в самом деле сильно пахучие. И еще для вкуса что-то добавлено. Да, там еще кофеин. То есть действует он примерно, как «энергетические напитки», которые малолетки на дискотеках сосут. Бодрит короче. Но – не сильнее, чем то, что продается. В общем ничего это нам не дало. А на что ты рассчитывал? Что это наркотики, что ли?

– На то, что там наркотики, понятно, нет. Но что там есть какие-то сильнодействующие вещества – да. Или что это может быть полуфабрикатом для изготовления каких-то веществ. Этот Коломейцев ведь химик. Но ты правильно сказал. Тут мы в большом пролете. А что за вторая новость?

– Она как раз про этого Коломейцева. Я просил ребят за ним присматривать. Так вот, он исчез. Нигде не появлялся – ни в фирме, ни дома. Сотовый молчит, как партизан.

– А когда он исчез?

– В фирме говорят вчера его не было целый день. Получается машину отправлял не он.

Машину отправить – много ума не надо. Поручил наемнику, он и отправил. Но тогда это кое-что объясняет с этими странными телодвижениями, когда груз гоняют туда-сюда. Я так думаю, они решили перейти на запасной аэродром. На всякий пожарный. Решили продолжить дело в Питере. Так что, я думаю, – искать их надо тут.

Часть 2

КОКАИНОВЫЕ ВОЙНЫ

Глава 1

КТО ИЩЕТ, ТОТ ВСЕГДА НАЙДЕТ

– Так, сексом мы уже позанимались, что будем делать дальше? – спросила Алена на следующее утро, забираясь верхом на Сергея.

– Сегодня... Ночью у меня появилась занятная мысль. Мы с тобой пойдем шариться по ночным клубам. Как это называется – клубиться, что ли?

– Вот интересно. Никогда там не бывала.

– Да? А я думал, что питерская молодежь с этими заведениями хорошо знакома.

Журналистка вцепилась в плечи Сергея и начала его трясти.

– Вот! В тебе проснулся типичный комплекс жителя провинции! Дескать, у них там, в столицах, все бездельники – только и делают, что по ночным клубам шатаются. Да нет, я хожу туда, где рок-музыку играют, или джаз... В модных заведениях я конечно бывала – днем, на прессухах всяких. Но я совершенно не представляю, что там делать ночью? Если бухать, то там дорого. А мечта познакомиться с принцем на белом «Мерседесе» – для меня уже пройденный этап. К тому же, когда я на журфаке училась, были у нас любительницы таких тусовок. Приходили утром на занятия в таком виде, будто они всю ночь вагоны разгружали. Экстази жрали, что ли... А вот тебя-то чего потянуло в эти места? Решил приобщиться к местной культурной жизни? Так уж все-таки лучше начинать с Эрмитажа.

– Так у нас все равно застой в делах. Не ехать же в самом деле в Германию, чтобы напомнить господину Шоену кто в войне победил. Или, допустим, податься в Перу. Хотя я б, конечно, в Латинскую Америку смотался бы. Но боюсь руководство не поймет. Люди Барина, правда, следят за портом. Но никаких кораблей из Латинской Америки в ближайшие два дня не ожидается. Но ведь нам же сказали, что эти ребята начали продвижение своего напитка в разных модных местах. Может удастся напасть на след. Запаса товара мы их, конечно, лишили, но, возможно, у них тут было еще... В любом случае, как говорил товарищ Берия, попытка – не пытка.

– Где-то ты прав. Если они пытались создавать сеть, то в тусовочных местах об этом должны знать – ведь они кого-то агитировали за это дело. Насколько я знаю в таких клубах всегда есть тусовка завсегдатаев, которые в курсе про все местные дела... Ха, а я вот, когда поступала, так думала: в том-то и состоит работа журналиста, чтобы ходить по всяким клубам и брать интервью у звезд. Но вот хоть теперь попробую. Ладно, надо посмотреть хоть список этих заведений.

* * *

...Довольно быстро Казак убедился, что так называемый клубный отдых – развлечение, которое может увлечь либо законченного идиота, либо человека, которого долго и старательно убеждали, что такое времяпрепровождение – это верх крутизны. Впрочем, танцевать Казак не умел и не любил. В его школьной молодости на танцы ходили, в основном, выпить и подраться, а после армии стало как-то не до этого. Алена, похоже, тоже не слишком любила вольные движения под музыку. Да и музыка... Сергей был приверженцем грохочущих и лязгающих «металлических» команд. И то, что он слышал в этих заведениях, вызывало в нем бурное отвращение. К тому же, едва переступив порог первого клуба, Казак сообразил, что они с Аленой как-то выпадают из пейзажа. То есть он-то еще ничего. Молодые люди здесь все одеты по-всякому. А вот прикиды девушек были, по большей части, сильно выпендрежные. Его же подруга в своей походно-полевой амуниции несколько выделялась.

К тому же, как оказалось, была суббота – а потому народу в клубах толкалось достаточно много. Именно толкалось – понять, чем они конкретно занимаются Казак не мог. То есть некоторые, которые посолиднев – те выпивали, закусывали и общались. Но значительному количеству околачивающейся молодежи местные цены, похоже, были не по зубам.

Казак был наслышан, что в ночных клубах торгуют наркотиками. Однако потолкавшись, он услышал, что недавно ОНОН произвел очередную облаву – выгребли множество экстази и прочего кайфа. Так что некоторое время посетителям предстояло обходиться без дури. Зато в обилии потреблялись энергетические напитки.

В общем, в трех заведениях, где Казак и Алена успели побывать, было многолюдно, бестолково и уныло. Про испанский напиток никто не слыхал – услышав подобный вопрос, местные тусовщики лишь удивленно пожимали плечами.

– Маразм крепчал, шиза косила наши ряды, – подвела итог Алена, когда они выбрались из такси перед очередным заведением. – Людям, которые чуть ли не каждую ночь так проводят, можно только посочувствовать.

– И, что самое главное, эффекта от наших прогулок никакого. Разве что похмелье утром замучает...

Но, как пелось в старой пионерской песне, «кто ищет, тот всегда найдет». Казак и Алена уселись в углу за столик и принялись сосать очередные коктейли. Этот клуб был, как бы это выразиться, более сомнительным, чем все остальные. Тут не звучала резкая и однообразная техно-музыка – без всяких там ди-джеев и прочих атрибутов приличных танцулек. Соответствующим был и свет – мертвенный и резко меняющийся. Людей, мирно сидевших над бокалами, было немного. Да и вообще, в отличие от других заведений, которые они посетили, тут было откровенно тесно. Энергетических напитков тут пили немерено – а между прочим, пять таких баночек действуют так же, как таблетка бензедрина – бодрящего средства, которое входит в НЗ спецназовцев. В общем, местечко было то еще.

Допив свой коктейль, Казак вдруг понял, что ему надо навестить место под литерой «М».

Заведение располагалось в подвале – куда вела крутая лестница. Начав по ней спускаться, Казак услышал, что внизу что-то происходит. Он ускорил шаги – и увидел, что трое пестро и вычурно одетых парней пытаются затащить в кабинку мужского туалета девицу с короткими оранжевыми волосами.

Казак отнюдь не был благородным рыцарем. Тем более в таком гадюшнике. В конце концов – кто их знает, что там у них за дела. Может здесь так принято за девушками ухаживать. Неизвестно как бы он себя повел, но тут один из парней обернулся и бросил:

– Мужик, шел бы ты отсюда.

А вот это было его большой ошибкой. Потому что ответ на подобные заявы у Казака был только один:

– Не понял. Слышь, братан, тебе не кажется, что вы тут чересчур борзеете? Вон, девушка, вроде, совсем не имеет желания уединяться с вами. И вообще – это мужской сортир.

– Ты не понял?..

Трое двинулись на Казака. Один взял в руки железную урну, попавшуюся ему на пути. Тут Сергей увидел, что с ребятками что-то не то. Они явно находились под действием какого-то препарата. Возможно поэтому их так тянуло на подвиги.

– Ребята, сейчас будет больно, последний раз предупреждаю, – произнес Казак.

Но те на это никак не отреагировали. Тот, который с урной, плечистый широколицый парень лет двадцати, взмахнул своим «оружием». Слегка уклонившись, Сергей ударил его в поддых. Тот сложился пополам, а Казак, не теряя времени, врезал второму ногой в грудь – тот отлетел и с грохотом впилился спиной в дверь женского туалета. Третий попытался ударить Казака правой. Сергей, отбив удар, ответил в переносицу, а потом добавил ногой. Оставалось врезать локтем по спине первому, который все не мог разогнуться. Представление окончилось.

Тут на лестнице загремели шаги – и показался охранник в черном костюме. Он секунду озирал побоище.

– Боря, эти вон до меня докопались, – подала голос девушка, – а парень вступился.

Охранник поглядел на одного, который слабо шевелился.

– Блин! Ведь говорили – их не пускать! Ладно, все понял. Парень, к тебе вопросов нет, я их знаю. Утомили тут своей борзотой...

Он вынул рацию, должно быть, собираясь вызвать команду для эвакуации хулиганов.

– Пошли отсюда, – девушка потянула Казака за рукав.

Они выбрались в зал.

– Садись к нам за столик, там меня подруга ждет.

– Ну вот, встретила нормального мужика, а он с подругой. Всегда так, – вздохнула девушка.

Алена встретила их ехидно.

– Вот мужики пошли. Пошел в сортир и снял девицу. А вдруг у меня случится приступ ревности? Возраст групповух я уже переросла.

– Я, может, благородный подвиг совершил, спас барышню от хулиганов. А ты сразу начинаешь, – отпарировал Казак и повернулся к девице: – Не парься, это у нас типа юмор такой. Меня Сергеем зовут, ее – Алена.

– А я Вика, – ответила девушка и уселась за столик. – Вот гады эти трое. Строят из себя крутых. А все потому, что торгуют таблетками, вот и думают, что могут делать, что хотят.

– А ты им под горячую руку попалась? Не думал я, что тут у вас такой беспредел. Все-таки не пивная на окраине.

– Нет, я им денег должна, вот они и докопались. Я им говорю: отдам скоро, а они, мол, сейчас мы с тебя проценты натурой возьмем. Ублюдки.

Вика выпалила все это на одном дыхании. Присмотревшись к ней, Казак решил, что интеллект у девицы и рядом не ночевал. Впрочем это было как раз то, что надо. Болтливая дура расскажет все местные новости и сплетни.

– Что пить будешь? – спросил он Вику.

– Ой, я спиртное не пью. Совсем. Но у меня есть хорошая штука. Хотите, попробуйте...

Девушка полезла в кожаный рюкзак, который она волокла с собой и... извлекла две бутылки того самого перуанского напитка.

– Вот, давайте по бокалам разольем. Хорошая вещь. Куда лучше, чем всякая энергетическая хрень в банках. И вкус лучше.

– Никогда такой не видал, – изобразил Казак удивление.

– Да это недавно появилось. Погодите...

Вика смоталась к стойке, вернулась с тремя пустыми бокалами и разлила жидкость. В белом стекле стало видно, что она светло-желтого цвета. От бокала исходил сильный запах, какой-то пряный, но приятный. Зря Чемодану не понравилось.

Алена попробовала пойло.

– А ничего. Хотя, что называется, на любителя. Казак тоже глотнул. И в самом деле – вкус терпкий и своеобразный, но, в общем, ничего. По крайней мере, лучше, чем «бодрилки», воняющие химией. А этой штукой, в принципе, и водку разбавлять можно.

– Говорят, любовью после него хорошо заниматься, – пояснила Вика. – Но я не пробовала, это только так, телеги.

– А откуда он вообще? Где продается? – вступила в игру Алена.

– Так вот это самое смешное. Несколько дней назад я тут с челом одним познакомилась. Я его не знаю, тут его никогда не видела. Конкретный такой чел. Ну, мы с ним ля-ля тополя, я уж думала, сейчас он меня куда-нибудь повезет, я, кстати, и не прочь была бы, но он о другом начал. Хочешь, говорит, заработать? Я ему: кайфом, что ли? Так тут уже есть группа товарищей, они этого не поймут, они конкурентов не приветствуют. Ну, а он говорит, что нет, мол, это совсем другие дела, тут все законно. И про этот напиток разговор завел. Продавай, говорит. Дел никаких, а кое-какие деньги поднимешь. На следующий день мы с ним пересеклись, он дал мне штук десять этих бутылок. Говорит продашь – хорошо, не продашь будет вроде как подарок фирмы. Ну, я потолкалась – кое-что продала, да только больше сама выпила. Вообще-то, народу нравится, просят приносить еще. Но как-то все медленно.

– Любой новый товар раскручивается медленно. Кстати, а кому-нибудь еще он тут предлагал этим заниматься? – спросил Сергей.

– Я не знаю. Но это не так просто. Тут запрещено напитки с собой приносить. Но некоторым вроде как можно. Тем, кто постоянно тусуется. По крайней мере охрана на меня по этому делу не наезжала.

– А как с ним связаться? Вот ты с ним как связываешься?

– Телефон он свой оставил.

С минуту Казак раздумывал.

– Слушай, Вика, мы можем тебе помочь, если ты для нас кое-что сделаешь.

– Да я и так тебе должна...

– В общем, звони этому челу, скажи, что продала, пусть еще подгоняет. Мы, разумеется, оплатим. Только ты от себя действуешь. Все понятно?

Произнося все это, Сергей в темпе вальса придумывал отмазку – что сказать Вике, если она задаст резонный вопрос: а зачем вам нужны такие странные комбинации?

Но девушка об этом даже не задумалась. Она извлекла телефон, который, как и у всех подобных тусующихся персонажей был сильно навороченным, и принялась звонить.

* * *

Встречу наметили на следующий день, на выходе из «Лесной». Казак припарковал машину недалеко от станции и имел возможность наблюдать за происходящим. Вика, разумеется, опоздала минут на пятнадцать. Тотчас из довольно густой толпы разнообразных людей, куривших у метро, к ней двинулся молодой парень. Что сказать – парень как парень. Блондинистый, довольно симпатичный, в модной куртке с ярким рисунком, джинсах и ослепительно-желтых ботинках с квадратными носами. Он подхватил девушку под руку и потащил ее куда-то. Казак неспешно двинулся следом.

– Алена, будь готова играть в десантника, если они пойдут на переход. А то мне тут разворачиваться на полчаса.

Но парочка свернула в боковую улицу. Тут у парня оказалось припаркованным такси. Во как! Значит, номер срисовать не удастся. Вика со своим спутником погрузились внутрь – и машина тронулась. Однако после двух поворотов Казак увидел, что впереди маячит все та же Кантемировская улица, с которой он начал движение. Это ему не понравилось.

– Проверяют, что ли? – пробормотал он.

– Ты заигрался в шпионов. Просто на Кантемировской нет левого поворота. Я, кажется, догадываюсь, куда они путь держат.

Такси пересекло Кантемировскую и двинулось вдоль зданий казарменного вида в стиле конструктивизма, потом завернула в одну из подворотен.

– Это студенческий городок. Многочисленные общаги разных вузов. Что ж ты думал – эта раздолбайка Вика живет в собственной квартире? В общаге она кантуется.

В самом деле, во дворе такси подъехало к одной из парадных, Казак продвинулся немного дальше, в конец двора. Место действительно было очень оживленное – во дворе двигалась туда-сюда или просто околачивалась без особой цели, в основном, молодежь. Впрочем, судя по припаркованным здесь машинам, далеко не все студенты здесь были шибко бедные.

Парень и Вика вылезли из такси. Вышел и водитель, открыл багажник – и парень взял из его рук две знакомые белые коробки.

– Вот видишь, Казак, все просто. Молодой человек, в отличие от некоторых, просто джентльмен. Он помог доставить девушке груз.

И правда, слона-то Сергей и не приметил. Эти коробки были не то чтобы особо тяжелые – но тащить их, особенно девушке, не слишком удобно.

Такси отбыло восвояси, а парочка скрылась в дверях общаги.

Появился парень минут через двадцать. Он закурил и пошел наискосок через двор в сторону метро. Следить за ним не входило в планы Сергея. Почти сразу же брякнул мобильник. Это была Вика.

– Все лежит, подходите. Третий этаж, камера 215. Вся эта халабуда стоит у меня. На вахте я предупредила.

Казаку не раз доводилось бывать в общагах. Так что ничего нового для себя он не увидел. Эта была не слишком запущенной, но понятно, не евростандарт. В комнате на две койки царил несусветный бардак. Всюду были разбросаны какие-то вещи, учебные пособия и глянцевые журналы. Из музыкального центра доносилась музыка.

Вика сидела на одной из коек и курила сигарету.

Казак протянул ей обещанные деньги.

– Вот это очень хорошо, – затрещала девица, пряча купюры. – А то ведь начался учебный год, начальство разевает рот на эту свободную койку. Я, понятное дело, договорилась, но за спасибо сейчас ничего не бывает. Как раз надо было подогреть местное руководство... Вон стоят ваши коробки. Можете забирать. Кстати, этот Кирилл уверял меня, что напиточек-то, кроме всего прочего, похмелье снимает. Если так – ценная штука. Я бы и в этой общаге торговлю развернула – да у нас ребята традиционные, все больше пивом похмеляются. У нас тут вообще такое творится. Вот варили как-то люди на кухне курицу. Оставили варить, а сами в комнате сидели. Так соседи поставили на соседнюю плиту кастрюлю с водой и кинули в нее чужую курицу. Чтобы, значит, бульон на халяву получить.

– А на тачки во дворе посмотришь – не очень-то у вас бедные люди.

– Разные есть. Да и понты ведь у всех. Тачка навороченная, а он утром по комнатам ходит, стреляет деньги на бензин. Да и я... Хорошо меня в клуб, если начальства рядом нет, пускают бесплатно. А то и непонятно, как жить. Кстати, Серега, этот самый Кирилл очень хотел с тобой встретиться.

– Ты что, про меня ему рассказала?! – спросил Казак, едва сдержавшись, чтобы не загнуть хорошую фразу. – Я ж тебя предупреждал...

– Да нет, я про то, что вам эти коробки передаю не говорила. Я рассказала про тот случай... Ну, в туалете. Просто к слову пришлось. Но ведь про это ты не говорил, что нельзя... Да и что такого? У нас там часто драки бывают. Так вот, Кирилл послушал и говорит, мол, ты этого парня хорошо знаешь? Я ответила – да так, знакома шапочно. Кирилл спросил, кто ты такой. А я говорю: да, вроде, ничем особенным на занимается, тусуется себе потихоньку. А он и предложил – ты, мол, сведи нас, у меня к нему тоже дело может наметиться. Да и тебе от такого будет большая выгода. А какая выгода, не сказал. Он, значит, сказал – если я тебя встречу, дать его телефон.

Казак прокручивал сложившуюся ситуацию. Пожалуй, вряд ли тут можно ждать какого-то подвоха. Если в этот неведомый Кирилл что-нибудь заподозрил, он бы не так действовал. Вика в роли секретного агента – это несмешной анекдот. Язык у нее абсолютно без привязи. Да и мозгов чуть больше, чем у комара. Почему бы не попробовать выйти прямо на этих товарищей, а не бесконечно кружить вокруг да около? С другой стороны, может, они все-таки его просчитали – и хотят элементарно перекупить? Тогда совсем интересно узнать, сколько они предложат и все прочие подробности. В общем, на встречу надо идти. Но, конечно, обставить все серьезно. Встречаться где-нибудь в людном месте. И, разумеется, привлечь ребят Чемодана, чтобы подстраховали.

* * *

Встреча состоялась на следующий день. Казак для этого интересного события выбрал людный Владимирский проспект. Тут уж если мочить его возьмутся, так только полные отморозки, потому что скрыться некуда – вокруг сплошные пробки. Впрочем, Кирилл прибыл на встречу на метро. Казак тоже. Он продумал, какую роль будет играть, и пришел к выводу, что самое лучшее – косить под обычного раздолбая, которых в Питере хватает. Приехал, дескать, из провинции и болтаюсь без особых дел, перебиваюсь, чем придется.

Вблизи Кирилл, с которым они пересеклись под сенью памятника Достоевскому, оказался таким же, как и издали. Обычный, в меру благополучный модный молодой человек. Ничего ни блатного, ни бандитского в нем, вроде бы, не наблюдалось. Представился он Кириллом, без всяких кликух. Но, пожимая ему руку, Казак, привыкший просчитывать людей, отметил, что парень он все же непростой.

– Сергей, пойдемте в какое-нибудь заведение. Не стоять же тут, как дураки, – с ходу предложил Кирилл.

Они прошли по Владимирскому и завернули в какое-то кафе, благо их тут было навалом. Почти сразу вошел Чемодан с незнакомым парнем – они проследовали в другой конец зала и уселись так, чтобы был виден как столик, так и вход.

– Что пить будете? – спросил Кирилл.

– Да я пью все, что горит. Но коньяк все-таки лучше, – беззаботно отозвался Казак.

– Мне Вика рассказала о ваших подвигах, – перешел Кирилл к делу после того, как официант принес бокалы и удалился.

– Да ладно, было бы кого бить. Обычная обдолбанная шпана.

– Ну, не такие уж они и дети малые. Я посещал этот клуб, представляю тамошнюю обстановку. Ребята они драчливые.

– Так драчливые как раз драться и не умеют. Давно замечено. Как говорится, бодливой корове бог рогов не дает. А кто умеет, в кабаках и клубах не дерется.

– А вы какими-нибудь единоборствами занимались? – спросил явно заинтересовавшийся Кирилл.

– Да нет. В армии кое-чему научили.

– Десант? – деловито осведомился собеседник. Сергей всегда считал, что чем меньше ты врешь – тем лучше. Поэтому он сказал правду:

– Погранвойска. АПГ. Автономно-поисковая группа. Нечто вроде лесных егерей. В общем, профессиональный партизан.

– Серьезно, – кивнул собеседник. – Я про такие даже и не слыхал. А если не секрет, вы где работаете? Я не из простого любопытства, как вы, наверное, догадались.

– Да, в общем, нигде. Надоело у себя в Олонце, в глуши, дурью маяться, приехал в Питер. Да тут ведь таких, как я, встречают без оркестра. На стройку мне идти лениво. Вот подрабатываю кое-где. Присматриваюсь. Но, вообще-то, уже понял, что от добросовестного труда в этом городе только пупок развяжется. Связи нужны, знакомства. А какие у меня могут быть связи и знакомства...

Казак говорил все это небрежным тоном, изображая человека, который хочет всего сразу и побольше, причем, желательно, не особо при этом напрягаясь. Кирилл, похоже, это оценил. На его лице проступило удовлетворение.

– Тогда еще лучше. Есть у меня к вам предложение. Хотите немного заработать? Три штуки евро в месяц вас устроит? Для начала.

– Это смотря что делать. Я, вообще-то, парень без предрассудков, но кого-то мочить я несогласный. Потому что не думаю, что на зоне хорошо, и за три штуки на я это не поведусь.

– Зачем же так сразу «мочить»? Задача вот какая. Вика будет наш бизнес устраивать. Я надеюсь, что этот клуб – только начало. Но если она не справится – не беда, найдем других. А ваша задача – ее прикрывать. И ее людей, если она их найдет. Или того, кто вместо нее будет. Словом, следить, чтобы такого, как позавчера, не случалось. Лучше было б, чтобы всякие отморозки просто знали – с ней даже неуважительно разговаривать не стоит. Заметьте – меня не интересует, как это вы будете делать. Я не настаиваю, чтобы вы, допустим, за ней хвостом ходили. Если согласитесь, ваша задача будет – вычислять и предупреждать возможные проблемы.

– Что-то больно сложно для мелочной торговлей бодрящими средствами, – усмехнулся Казак.

– Это ПОКА она мелочная. Сетевой маркетинг часто сравнивают с печально знаменитыми пирамидами. Да, это похоже. Но я честно скажу – те, кто стоит на ее верхушке – свое получают. А какое нам дело до остальных, верно? В Москве мы такую штуку создали. Работает нормально. И чтобы вы не сомневались, если согласитесь, я готов вам деньги за первый месяц дать сразу. А противодействие может быть серьезное. Понимаете, эти клубы – весьма гнилые места. И о том, что там торгуют всякой дрянью типа экстази, вам, наверное слышать приходилось. А наши напитки, скажем уж честно, это заменитель того самого экстази. Заметьте – вполне легальный заменитель. Как вы думаете, не будет противодействия? Не думаю, что вам придется вступить в бой со страшной наркомафией. Но местная мелочь, которая на самом-то деле ни к каким мафиям не принадлежит, а торгует таблетками на свой страх и риск, может и обидеться. Я подозреваю, что и на Вику они напали не просто так.

– Так эти ж трое там вроде как запретные персоны...

– Там и другие есть. Я вам еще раз говорю – страшная наркомафия – это в значительной мере сказки. Эти люди покупают где-то таблетки и потом сами крутятся как умеют. Полная анархия. Так что работа может быть опасной, кто ж спорит. Но за это мы и деньги платим.

– Что же, мне ваше предложение нравится, – ответил Казак, изобразив некоторое раздумье. – В конце концов, не самая трудная работа – колбаситься в клубе, да время от времени кому-то морду чистить. Ладно, давайте ваши еврики, будем считать, что договорились.

* * *

– Чтой-то я всего этого не пойму, – подвел итог Казак своему рассказу о своих переговорах.

Он, Алена и Чемодан сидели в квартире на Васильевском и мирно пили кофе.

– Да, похоже, кого-то тут разводят. Но только вот непонятно кого. Слишком много наворотов для такой фигни, – согласился Валера, старательно размешивая в кружке сахар.

– Слушай, а он правду сказал, что никакой организации, торгующей наркотой, в клубах нет?

– Как тебе сказать? Если по серьезу, то так оно и есть. Места, знаешь ли, круто запаленные. ОНОНу, как только надо повысить раскрываемость, куда они едут? По клубам облавы мутить. Кого-нибудь по-любому повяжут. А потому там толкают таблетки в самом деле одиночки. Покупают, где надо – а дальше их дело. Так что этот тип все верно тебе изложил. Серьезные пацаны за них заступаться не станут. Поначалу, по крайней мере – точно не станут. Может, только если совсем у них продажи упадут – тогда начнут разбираться. Да только я в это слабо верю. Скорее уж наоборот – они тебе спасибо скажут. Знаешь, сперва этот сиропчик лохи будут лакать, а потом и таблеточек им захочется.

– Ребята, я вот что подумала, – подала голос Алена. – А может, этот напиток на самом-то деле не столь и безобидный?

– Так ведь анализ... – чуть ли не хором сказали оба парня.

– А что анализ? Они обнаружили, героина и цианистого калия там нет. А что там еще есть – черт его знает. Может, он все-таки вызывает привычку? Не сразу, постепенно. И тогда все становится понятным. Бесконечно всех обманывать нельзя, так? Рано или поздно всплывет, что эта штука не безвредна. И тогда что сделают? Ее запретят. Это не беда – слегка перерисуют этикетку, поменяют название, и все пойдет дальше. Но главное – структура-то уже есть... Так ведь если название поменяешь, все придется раскручивать снова. А в этом случае... Подбегает, представь, к нашей Вике какой-нибудь деятель: есть ЭТО? А она: ЭТОГО нет, но, вот, возьми, оно не хуже.

– Хм, идея, в общем, интересная.

– Так что делать-то будем? – перевел разговор в практическую плоскость Чемодан.

– А так и будем. Я попробую работать изнутри, а вы ищите Коломейцева и остальных. Потому что тут дело серьезное, если Алена права. Надо их придавить раньше, чем они разрастутся. Вырвать с корнем. А то потом утомимся с ними воевать...

Глава 2

ОХОТА НА ДИЛЕРА

Пять дней Казак околачивался в клубе, и ничего существенного так и не произошло. Он иногда с юмором думал, что надо потребовать от Кирилла прибавки. Хотя кому-то такая работа показалась бы просто мечтой – болтаешься без дела в модном клубе, да еще и неплохие бабки за это получаешь. Чем не жизнь? Но Казака сильно угнетала местная музыка, да и обстановочка – набитое безмозглыми тусовщиками место для убивания времени. Впрочем, кое-что случилось в первый же день. Казак, решив отдохнуть от музыки, спустился к туалету перекурить. Тут было хотя бы относительно тихо. Через некоторое время сюда же спустилась Вика, щеголявшая в каком-то совершенно сумасшедшем и очень коротком платье.

– Ты чего тут дымишь? – спросила, она, принюхавшись. – Вроде не травку, а заныкался...

– Да этот ваш электронный гвалт меня достает. Я честный металлист по своим музыкальным вкусам.

– Да, тяжело тебе, наверное.

Девушка подошла к Казаку вплотную, положила его руку себе на бедро и недвусмысленно улыбнулась.

– Ты думаешь, это нужно? – спросил несколько обалдевший Сергей.

Так все равно тебя считают моим парнем. После твоих подвигов парни ко мне и подойти-то боятся. Нехорошо это.

С этими словами Вика повлекла Сергея в сторону туалета.

Казак был парень с нормальными реакциями, а Вика, несмотря на свою безумную прическу – вполне симпатичной девицей. Поэтому Сергей двинулся в кабинку, на ходу расстегивая джинсы. Вика обхватила его за шею и обвила ногами. Он прижал девицу к стенке и вошел в нее. Девица застонала и Казак ускорил темп.

Снаружи послышались шаги, и у Сергея мелькнула мысль, что он не запер дверь. Однако здесь, видимо, такие инциденты были в порядке вещей. Кто-то снаружи, осознав, что происходит, удалился, стараясь не особо шуметь. Деликатный, блин, народ.

Походно-полевой секс продолжался недолго, Сергей кончил и поставил Вику на землю.

– А мне понравилось. Надо будет как-нибудь проделать это в более приличных условиях, – подвела она итог, приводя свой туалет в порядок. – Ладно, теперь можно с новыми силами заниматься торговлей.

Этот эпизод имел некоторые последствия. Именно после него Казак как-то быстро начал входить в местную тусовку. Очевидно, завсегдатаи решили, что он свой и вполне продвинутый пацан.

Кстати, дела у Вики пошли очень даже неплохо. То ли в ней проснулся талант к бизнесу, то ли сработали какие-то загадочные механизмы, по которым товар входит в моду – но напиток начал продаваться. Может быть дело было в том, что среди тусовщиков возникло стойкое убеждение: латиноамериканский продукт помогает от похмелья. Сергей, который имел большой опыт в поглощении спиртных напитков, этому не слишком верил. Как известно, кроме пива и пули в затылок, от похмелья не спасает ничего. Но люди в это верили. А что еще нужно? Кстати, Сергей и сам пристрастился пить эту штуку. К экзотическому вкусу он быстро привык. В самом деле – не все же лакать местные коктейли. Так и спиться можно.

* * *

Постепенно Казак стал разбираться в местных нравах. В клубе имелось человек тридцать завсегдатаев, остальные – случайные посетители. Несмотря на, скажем так, экзотичность музыки, которую тут крутили, люди собирались тут с простыми и банальными целями – потусоваться, пообщаться, перепихнуться. Довольно быстро Казак вычислил целый выводок девиц, охотившихся на богатых мальчиков. Последние сюда подкатывали на дорогих машинах. Хотя вообще-то публика тут была совершенно разная. В основном те, кого Вика называла «офисный планктон», то есть мелкие работники многочисленных современных «Рогов и копыт». Вот чего Казак упорно не мог понять – каким образом вся эта публика умудрялась, околачиваясь здесь чуть ли не каждую ночь, еще и работать.

В отличие от привычных Казаку петрозаводских ночных клубов, спиртные напитки местные аборигены употребляли не слишком много. Во всяком случае серьезно пьяных он видел лишь два-три раза – да и то это были «залетные». Зато почти все тянули энергетические напитки, к которым теперь присоединилась перуанская настойка. Само собой торговали тут и кайфом. В большом количестве имелось экстази, мелькал и кокаин. А вот травку здесь как-то не жаловали. Не говоря уже о героине. Во всяком случае, шприцев в туалете Казак не встречал.

Торговали кайфом тут такие же тусовщики. Тех деятелей, которым он когда-то побил морды, Казак больше не встречал. Но имелись другие. Все эти ребята сами употребляли – то есть торговали для того, чтобы заработать себе на дозу. Что ж, дело обычное.

Чемодан был прав в том смысле, что торговцы наркотой не видели в Вике конкурентку. Они сами покупали напиток, пили и снисходительно похваливали. Может, оно и правильно – увлечение всякими стимуляторами рано или поздно приводит к тому, что человеку хочется чего-нибудь покруче.

В общем все было неплохо, но пока что совершенно безрезультатно. Единственная надежда была на то, что Вика заведет себе «куст» продавцов и перестанет торчать в клубе. К этому дело шло. Как-то раз они днем катались на какую-то богемную тусовку, открытие то ли выставки, то ли инсталляции. Там была несколько другая публика – хоть кое-кто ходил и в клуб. Так вот, Вика нашла там какую-то девицу, готовую продвигать товар в той среде. В общем, вдруг девушка увлечется захватывающим процессом купли-продажи – и прекратит прожигать жизнь под электронную музыку.

* * *

Но вот однажды, явившись на место своей «работы» и поздоровавшись с несколькими знакомыми, Казак ощутил разлитое в воздухе некое беспокойство. Что-то случилось. Менты, что ли, снова с облавой приезжали? Да непохоже, рановато. Обычно ОНОН, как рассказывали старожилы, вламывался в середине ночи. Потому что тогда можно было гарантированно найти если не торговцев, то хотя бы нескольких хорошо обдолбанных товарищей. То есть что-то в отчет можно записать.

Пройдясь по клубу, он услышал мелькавшие с разных сторон кликухи: Пузырь и Леший. Первого он немного знал. Это был скуластый невысокий парень лет двадцати. Как говорила Вика, Пузырь, он же Олег Пузырев, имел в Апатитах богатую маму. На этом-то они с Казаком и сошлись. Конечно, Кольский полуостров – это не Карелия, но все же вроде как соседи. Северяне, в общем. Так вот, сынок приехал в Питер и поступил в Университет, а мама купила ему квартиру, чтоб он, значит, не набирался дурного влияния по общагам. Этого самого влияния Пузырь все равно набрался – ну представьте, что такое студент, любящий клубную жизнь и имеющий собственную трехкомнатную хату. Разумеется, хата быстро превратилась в притон. Олег стремительно и всерьез пристрастился к кокаину, а «кокс» – штука недешевая, на нее никакой маминой финансовой подпитки не хватит. Поэтому Пузырь приторговывал кокаином. Что же касается Лешего, то этот весьма невзрачный тип был при Пузыре кем-то вроде приживала и мальчика на подхвате. Злые языки говорили, что они голубые, но Олег это яростно отрицал. Торговал Пузырь очень аккуратно. Во всяком случае, не попался ни разу.

Так вот эта кликуха сегодня все время слышалась с разных сторон. В конце концов Казак подошел к одной кучке знакомых.

– Ребята, что за шухер? – спросил он, поздоровавшись. – Чего тут все Пузыря с Лешим поминают?

– Хреновые дела с ними. В больницу их увезли. Какие-то ребятки их очень хорошо отмудохали. Говорят места кое-какие оттоптали напрочь.

– Вот как? И где? Здесь, что ли?

– Да нет, в соседнем дворе. Пузырь ведь хитрый. Он кокс-то с собой не носит. У него в соседнем дворе нычка. Он у бабки снимает комнату, там все и держит. И если кому продает – то ломится туда, берет сколько надо. Мы как-то проследили... Вот они с Лешим и отправились. А во дворе их то ли ждали, то ли следили за ними. Все отобрали и наваляли хорошо...

– Грабанули, что ли?

– Не похоже. Долго били и серьезно. Скорее уж это какие-нибудь скинхеды. Борцы за здоровую русскую нацию.

Опять скинхеды! Казаку это сильно не понравилось. Но все оказалось не так.

– Никакие это не скины, – вступила в разговор толстая девица с серьгой в носу. – И даже не гопники. Мужики это взрослые.

– А откуда ты знаешь? – недоверчиво спросил кто-то.

– Случайно. Парень рассказал. Местный. Он там с приятелями сидел на лестнице, пил пиво и все видел. Он просто Пузыря знает, живет в той же квартире.

Эта история заинтересовала Сергея. Конечно, где наркотики – там всегда какая-то уголовщина. Закон жанра, как говорится. Олег мог кому-нибудь задолжать. Но все-таки Сергей решил проверить. Просто потому, что хоть какое-то наклюнулось реальное дело. А то ведь снова придется торчать в клубе и чесать языки.

Спросив номер квартиры, он вышел из клуба.

* * *

По двору пришлось изрядно поплутать. Черт бы побрал эту питерскую систему, когда номера квартир располагаются совершенно хаотично, без всякой системы. Наконец он нашел на табличке нужный номер и вошел в парадную, которая была необычной треугольной формы – с очень узкой крутой лестницей. До квартиры идти ему не пришлось. На втором этаже на подоконнике сидели двое пацанов и девица – всем лет по четырнадцать. В углу стояли три пустые пивные бутылки, а теперь троица отравлялась никотином. Одеты они были небогато, и, в общем, можно было понять, что это та часть молодежи, которая не может себе позволить посещать развлекательные заведения, а потому вынуждена торчать в подъездах.

– Здорово, ребята! Дело к вам есть, – приступил Казак к разговору.

– Ну, какое дело? – спросил один, рыжий и веснушчатый.

– Тут одного парня сегодня отоварили. Ну, который в этом подъезде комнату снимает. Говорят, вы видели. Вот и есть желание узнать все поподробнее.

– А ты че, мент? – спросил другой таким тоном, который не оставлял сомнений, как он относится к работникам милиции.

– Да уж, скорее, наоборот... Из тех, кого менты сильно не любят... У Пузыря с нами конкретные дела были, понял? Вот и хотим мы разобраться – что за падлы на него наехали. Базар идет – какие-то бакланы типа скинов.

Последнюю фразу Сергей сказал потому, что хорошо знал – гораздо лучше не выспрашивать, а представить заведомо неверную информацию. Тогда не придется вытягивать все клещами – собеседник сам с энтузиазмом начнет ее опровергать.

Впрочем, судя по тому, с какой почтительностью парни стали смотреть на Казака, они и так были готовы рассказать все, что знали. Видимо в их системе жизненных ценностей бандиты занимали высокое место.

– Никакие они не скинхеды. Что я, скинхедов не знаю? – заговорил рыжий. – И вообще, они не наши. В смысле, не местные. Я-то здесь всех знаю. И вообще, очень серьезные пацаны. Они на тачке были. Тачка серебристая «Ауди», она стояла вон в той арке. Там проходной двор на соседнюю улицу. Явно ждали вашего Пузыря. Вот появился этот ваш друг, а с ними еще один. Я его тоже часто вижу. Они ж наркотой в клубе торгуют...

– А ты откуда знаешь?

– А че я, дурак? Хату снимают, а в ней не живут, только ходят туда-сюда.

– Умный ты, как я погляжу. Но только о таких вещах базарить не надо, здоровее будешь. Ну, и что было?

– Пузырь с друганом поднялись в хату, довольно скоро вышли и пошли через двор. Эти видели, как они проходили, но их не тронули, пока они обратно не пошли. Вышли четверо из арки, нагнали этих двоих, вон, примерно там, где люк. И раз-два-с. Пузырь и его друг уже лежат, а эти четверо их пинают. И знаете, не спеша так, конкретно... Эти терпилы не орали даже. Видать их сразу вырубили. И вот потоптались на них пацаны, да и ушли себе. Там, в арке, мотор заработал. Наверное, они на машине выехали на другую улицу. А эти лежат. Наверное, кто-то ментов вызвал. Так вот, менты примчались, «скорая»... И увезли их.

– А ты ментам-то сказал, что все видел?

– Да что мне, больше всех надо? Чтобы и меня так? Да и пошли они все куда подальше. Пусть сами разбираются.

– А как эти типы выглядели?

– Да расстояние-то какое! И лица у них были вроде как шарфами закрыты. Но одеты они были стильно. Один в таком светлом плаще, остальные в костюмах. Я еще удивился – чего это они в таком прикиде дюлей приехали давить. Прямо как в американских фильмах получилось...

– Слушай, братан, а когда они сюда шли, кто-то был во дворе? Может, бабушка с собачкой какая-нибудь?

– Нет, чисто было.

– А они просто отпинали пацанов – и все? В смысле – ничего не забрали?

– Точно говорю, что нет. И не нагибались даже. Сделали свое дело и отвалили.

– Ладно, спасибо, что рассказали. Помогли вы очень. Только я конкретно вас предупреждаю – поменьше об этом базарьте. Люди это серьезные. Как бы чего не вышло.

* * *

Выйдя на улицу, Казак не пошел в клуб, где было слишком людно и шумно. Сергей помнил, что недалеко есть кафе. Он прошел в небольшой зал, заказал себе коньяк и стал размышлять.

Получалось интересное дело. Опять замелькали «американистые» молодые люди. Похоже работали его нынешние коллеги. И, заметим, интересно так работали. Убивать не стали, хотя, конечно, при желании могли бы. Но при этом не просто били, а калечили. Жестоко и холодно. И вот ведь еще странность. Они ведь могли напасть, когда Пузырь с Лешим шли в квартиру. Но дождались, когда те пойдут обратно. А ведь существовала вероятность, что когда они обратно двинутся – кто-нибудь будет во дворе. Вряд ли эти ребята такие отморозки, чтобы лупить людей при свидетелях. Что это значит? Им нужно было, чтобы Пузырь взял товар. Но тогда почему они товар не забрали, если он был им нужен? Значит, не был нужен. Тогда... Тогда получается, что кокс должны найти менты. А что? В общем-то идея интересная. Если там было достаточно кайфа, то не только по башке пацаны получили, но, возможно, и статью словят для полного удовольствия. Но только вот чем они помешали?

Сергей набрал номер Чемодана.

– А, Казак? Давно не слыхал тебя. Думал, ты там совсем, блин, перешел на клубную жизнь. И что там?

– Вот сегодня появилось кое-что забавное. Надо пробить. Короче, с петроградской «Скорой» должны были сегодня быть доставлены в больницу двое с травмами. Один – Олег Пузырев, второго по имени не знаю. Да, у ментов местных что-то должно быть по этому делу. У них, возможно, кокс нашли.

– Все понял. Пробью, отзвонюсь.

* * *

Сергей вернулся в клуб. О происшествии здесь уже успели забыть, продолжалась обычная клубная жизнь. Казак не спеша стал выяснять подробности. Его целью было установить того, кто хотел купить кайф. Свидетели нашлись довольно быстро. Покупатель был не из тусовки, залетный, никто его не знал и особо не запомнил. Парень как парень, модно одетый. Покрутился немного, потом быстро слинял. Тем не менее, нашлись те, кто знал больше. Кокаин не пиво, его просто так не купишь. Пузырь ведь не стоял с табличкой: «продаю кокс по умеренным ценам». В клубе существовали людишки, готовые свести покупателя с продавцом. За это Пузырь время от времени их бесплатно «подогревал». Так вот, оказалось, что приобрести парню нужно было не дозу, а побольше. Примерно на статью. В общем, все было разыграно неплохо.

Чемодан позвонил уже ночью, когда Казак словил тачку и ехал домой.

– Все пробил, что надо. В общем, такие терпилы в натуре имеются. Олег Пузырев и Павел Лещинский. Получили серьезные травмы. Переломы и гы... яйца отбиты у обоих. Доставлены в Военно-медицинскую академию. Повезло им. Там хорошие врачи. Может вылечат. У нас пацанов как-то тоже туда привозили...

– А по ментам?

– Есть и по ментам. У Лещинского и в самом деле нашли кокс. Хорошую дозу. Так что, как только в себя придет, то, наверное, на улицу Хохрякова, в тюремную больницу поедет долечиваться. Вот все, собственно.

– Ладно, бывай.

Да, все, вроде подтверждалось. Но какой хитрозадый этот Пузырь! Вот почему они вдвоем пошли. Приживальщик-то на нарах, а Олег, возможно, и отмажется. Хитрец, блин...

* * *

Обычно Казак возвращался в хату часа в два-три ночи, но на этот раз вернулся раньше. Было понятно, что, по крайней мере, сегодня ему в клубе делать особо нечего. Да и вообще, похоже, его номер здесь – шестнадцатый. Для антуража его поставили. На самом же деле дела крутят совсем иные ребята.

– Что, закончил свои клубные похождения? – спросила Алена, отрываясь от компьютера. – Задолбило общество питерских бездельников?

– Сегодня как раз было весело. Жизнь кипит и кое-кого бьет ключом по голове. Точнее по причинным органам...

Алена выслушала его с большим интересом. И выдала мнение:

– Ты знаешь, если бы не «Ауди» и не явный профессионализм нападавших, я бы подумала, что это какие-нибудь озверевшие «чистильщики» и прочие борцы с заразой, разъедающей русский народ.

– Да был разговор и про скинхедов. А такие вообще бывают, кто борется с торговцами наркотой?

– В Интернете много крикунов на тему «мочить всех пидоров и наркоманов», но до практики они обычно не доходят. Хотя теоретически, кто-то ведь в конце концов должен дойти. Это железный закон распространения идей в обществе. Другое дело – как-то так сразу, с места в карьер. Не было ничего, и вдруг такие серьезные ребятки. Это же, говоря нашим профессиональным языком, грамотная пиар-акция. Если бы просто убили или там избили хорошенько – об этом забыли бы на следующий день. А так вот помнить будут долго.

– Об этом я сам догадался. Слушай... а ведь кое-что в этом роде уже было! И связано оно – все с теми же ребятками, вокруг которых мы крутимся. Просто про эти эпизоды я знаю мельком. Мы им не придали значения.

Казак имел в виду слова, промелькнувшие во время душевного разговора со скинхедом. Скин говорил, что Борман привлекал их для того, чтобы долбить торговцев наркотой. У клубов! Тогда Сергей не выделил эти слова, потому что решил, что Гена просто сплачивал свою банду. Тренировал их, так сказать, на местности. Ну и заодно набирал себе очки как «агент влияния». Но тут выходило, что это было как раз недостающее звено. Сперва просто колотили, потом перешли к более суровым акциям. Или, может, нет у них другого Гены Стаценко, способного привлекать на подобную грязную работу разную отмороженную, но стоящую в стороне от уголовного мира молодежь. Понятно, что гопоту нанять – пара пустяков. Но ведь гопники – это просто молодняк, который уже выбрал себе жизненную дорогу, но еще не успел сесть. Так что информация разойдется тут же. А эти милые люди, как уже было понятно, избегали светиться в криминальной среде. Только вот на фиг это все?

Последний вопрос Казак высказал вслух.

– А знаешь, возможно, тут и в самом деле есть какие-то идейные заморочки. Вспомни – этот Коломейцев был какой-то коммунист, или что-то вроде того. Идея-то, между прочим, засадная, приставучая. Особенно там у них, в Латинской Америке, где под красными знаменами совсем не бабушки-пенсионерки тусуются.

– И как сочетается этот коммунизм, сталинизм или что там у них с их остальной деятельностью?

– Сочетаться-то может как угодно. Те же большевики в начале прошлого века банки грабили. Для революции. Но дело даже не в этом. Человек – существо сложное, пойми, что у него в голове. А уж если говорить о всяких товарищах, заряженных идеями – тут вообще полный мрак. Вот смотри, мы слышали, так сказать, политическую биографию Коломейцева. Мы про него поняли что? Мелкий мошенник, который красиво кинул борцов за народное дело, добыв на этом первоначальный капитал для раскрутки. Так обычно оно и бывает в наше циничное время. Но на самом-то деле, может все куда сложнее? Ты вот пойми, что чисто по-человечески хотели террористы-эсэры? У нас в конторе один парень увлекается историей левого экстремизма – так он говорит, в их мотивациях сам черт ногу сломит. Вот ты представь, как в начале прошлого века представители тогдашней организованной преступности – а она и тогда была – смотрели на революционеров? Банки грабить – понятно, а зачем губернаторов-то убивать? Тогда ведь мало кто верил, что ультралевые своего добьются...

– То есть ты считаешь, что эти люди – идейные борцы за что-то там?

– Ты опять упрощаешь. Может да, а может и нет. Но почему не предположить, что у них какие-то тараканы в мозгах? Что, так не бывает?

– В том-то и дело, что не бывает. Мафия, понимаешь ли – крайне рациональная структура. Отморозки со всякими закидонами до серьезного уровня просто не доживают. Вон, мой шеф Ишмуратов – айзер, лицо кавказской национальности. Многие кавказцев не любят, кто ж этого не знает. Но не найдется идиота из местных авторитетов, который бы по этому поводу начал с ним войну – дескать, «черные» прибирают к рукам нашу прекрасную Карелию.

– Но ты же сам говорил, что это новые люди. Так может, как говаривал поэт, «здравствуй, племя младое, незнакомое»?

Глава 3

КАК ПРОДАЮТ КОКАИН

На следующий день Казак отправил Алену перетереть со специалистом по крайне левым. Теория эта казалась ему сомнительной, но проверять нужно все. Может что-нибудь ценное и удастся выудить. Сам же он поехал на Выборгскую сторону, в больницу Военно-медицинской академии, где лежал Пузырев. Тут следовало спешить, потому как парня могли перевести в лечебное заведение на улице Хохрякова, построенное тем же архитектором, что и «Кресты» – и тоже с решетками на окнах. По сведениям Чемодана, хоть найденный кокаин и не тянул на «особо крупные размеры», но при желании дело можно было раскрутить серьезное. А в этом случае менты могли вести себя очень по-разному.

Больничное отделение на вид было из средних. Не самое убогое, но уж, конечно, и не суперсовременный госпиталь. Что сразу насторожило Сергея – это то, что Пузырь находился в двухместной палате, причем соседняя койка явно пустовала. Между тем остальные помещения были крупнее. Поэтому он не поперся туда сразу, а начал прояснять ситуацию. Все объяснилось куда как просто. На рассвете, сметая все на своем пути, в отделение вломилась мама Пузыря. Дамой она оказалась напористой, как тяжелый танк. Тут же навела порядок, всех построила, отдельную палату для сынка пробила и всех финансово стимулировала – от начальника отделения до нянечек. В настоящий момент она куда-то умчалась. Казак даже догадывался куда. Думается кто-то из ментов с Петроградской получит в ближайшем будущем хорошие дополнительные доходы.

Пузырь лежал в палате под капельницей и выглядел, прямо скажем, неважно. Одна рука у него была в гипсе, на скуле – здоровенный синяк.

– А, это ты... – слабо сказал он. – Вот странно, у нас как-то в больницах друзей не навещают. Я думал, никто не придет...

– Да я бы тоже не пришел. Не скажу, чтобы я был таким уж особым гуманистом. Но дела вокруг тебя хреновые заварились.

– С ментами – это ладно. Маманя устроит. Кокс был у Лешего, хату он снимал, хозяйка подтвердит. Да там и не было больше ничего.

Казак мысленно подивился нравам нынешней продвинутой молодежи – с каким спокойствием Пузырь подставлял своего дружка. Впрочем, возможно, для этого дружок и был нужен. Олег ведь не дурак – понимал, что рано или поздно он попалится. Но в планы Казака не входило читать лекции об уголовной этике. Тем более, что так, как Олег, поступил бы любой вор или бандит. Если есть возможность соскочить с паровоза, везущего тебя на зону – этим любой воспользуется. А у Пузырева она имелась. Отстегнет мамочка сколько надо в ментовке – и получится, что бедный мальчик вообще ничего не знал, а так, случайно прогуливался по дворам в компании торговца наркотиками... Хорошо иметь богатых и заботливых родителей.

В общем Сергей перешел прямо к делу.

– Пузырь, тут дело не только в ментовке. Нарисовались люди, которым что-то надо. Твой случай – не первый. Похоже, кто-то решил избавить любимый город от всякой тусовочной плесени. Мне это не нравится. И не только мне.

– А ведь у меня мелькнула мысль, что ты откуда-то... Даже думал, с ментовки, но потом решил – из каких-то других структур. Но это не мое дело. А помочь-то я готов. Если все обстоит так, как ты говоришь, то мне, сам понимаешь, это нравится еще меньше. Только чем я могу помочь?

– Для начала скажи вот что: ты знал того типа, который у тебя кокс хотел взять? Ты ведь, я заметил, парень осторожный. А тут так вот, сразу же, достаточно крупную партию скинул.

– Как зовут и кто такой, я не знаю. Но видел его до этого в клубе. Он брал пару раз у Слона. Ну, того, которого ты наладил.

– Так они ж экстази торговали...

– Они всем торговали. Отморозки полные. Слон, придурок, продавал кому попало. Как он до сих пор не попалился – не знаю. Я бы не стал с его клиентурой связываться. Но все же... Да и деньги мне были очень нужны. У меня недавно одни знакомые наркоты хату обнесли. Вынесли, гниды, всю аппаратуру, ноутбук прихватили... Хотелось, пока мамаша не приехала, все восстановить. Теперь-то уже все равно. Как говорил старик Энштейн, все относительно. Проблемы – тоже. Ну вот, мне этого покупателя нашли наши. Подходят, говоря, тут, мол, чел трется, брал у Слона, теперь хочет взять сразу много. Сам знаешь – таких добровольных помощников у нас хоть завались. Ну что о нем сказать? Парень как парень. Богатый пионер.

– В смысле?

– Ну, новичок. Хочет выглядеть стильно и модно. Но уж как-то очень он стильно был одет. Я в этом деле понимаю, сам хорошие шмотки люблю. В общем, одет был так, будто открыл человек какой-нибудь продвинутый журнал и прямо с ним пошел в бутик. Дескать, сделайте мне, как тут показано. Там ведь, знаешь, есть такие фотки – фотография чела, мужика-модели, а под ней написаны фирмы и даже цены того, что на нем надето. Вот он и казался таким, будто прямо со страниц журнала в наш клуб и приехал. Я внимания-то не обратил. Ну, захотелось кому-то быть модным и продвинутым, ладно. Он ведь и говорил – мне, мол, для вечеринки нужен кокс.

– А не подумал, что мент?

– Не-е. У ментов, чтобы так прикинуться, бюджета не хватит. То есть, если в ему полкило порошка было нужно, наверное менты нашли бы и не такое. Я-то кто? Мелкий дилер...

Что же, пока все подтверждалось. Пузыря намеренно выманили, отдолбили, а на закуску еще и подставили ментам. И если бы не Леший, вряд ли его можно было бы отмазать. Вернее можно было б, но это стоило бы куда дороже.

– И вот второй вопрос. У кого ты брал кокс? Я не мент, как ты уже понял. И конкуренцию тебе составлять тоже не собираюсь. У меня богатой мамы нет, отмазывать меня будет некому... Но знать мне надо.

Некоторое время Пузырь колебался. Но, наконец, сказал:

– У Факира. Живет он на «Пионерской», Долгоозерная улица...

Алена тоже не зря провела этот день. Она, как всегда, начала излагать информацию прямо с ходу.

– Знаешь, как говорится – чем дальше в лес, тем толще партизаны. Мои друзья нашли человечка, который досконально знает всю эту мелкотравчатую самодеятельную политическую тусовку. Благо узок круг этих революционеров...

– И что?

– Ну, для начала, не всегда они такая уж мелкотравчатая. Как оказалось, Коломейцев во времена своей активной борьбы за счастье трудового народа имел близкие контакты с неким Алексеем Журкиным. Как говорят, именно под его влиянием он и расплевался со своими партайгеноссе. А этот Журкин – тип совершенно уникальный в новейшей политической истории нашей страны. В свое время он создал инвестиционный фонд, пирамиду типа МММ. Но только получение запредельных прибылей было каким-то образом увязано с победой Зюганова на президентских выборах в 1996 году. Дескать, придут красные к власти и все вернут. Коммунисты к этой затее, вроде бы, отношения не имели, или делали вид, что не имели. Но какая разница? В общем, Журкин поднял денег хоть и меньше, чем Мавроди, но тоже нехреново. Но вот что выделяло его среди остальных подобных лохотронщиков – это, так сказать, активная политическая позиция. К примеру, он финансировал несколько страшно ррреволюционных газет. Таких, что левее их – только стенка, а круче только крутые яйца. Чтобы было понятно. Обычные коммунисты вяло оправдывают Сталина, говорят, что на самом-то деле он был белый и пушистый. А Журкин не только Сталина превозносил – он восхвалял даже такого милого товарища, как Пол Пот. Ну, тот, который в Кампучии половину страны угробил за несколько лет для построения светлого будущего. Причем газеты были не обычными подзаборными хулиганскими листками, как это бывает у радикалов – а очень качественными во всех отношениях изданиями. Журкин очень даже неплохо платил авторам статей, а это для подобной прессы вообще невероятная вещь. И в этих статьях нормальная, даже не революционная, а экстремистская пропаганда. Дескать, чего болтать, надо прямо сейчас мочить буржуев и делать революцию. Говорят, он и клипы снимал на тему мировой революции для каких-то музыкальных команд. В общем развивал всяческую бурную деятельность в этом направлении.

– Но пока это ни о чем не говорит. В конце-то концов, у новых русских мы видели всякие причуды. Почему бы этому не повыпендриваться с играми в мировую революцию? Думаю, это не так уж много стоит. По их меркам, конечно. По крайней мере оригинальнее, чем золотой унитаз или какой-нибудь там пятиметровый удав, живущий в квартире.

– Да дело-то в том, что газетками и прочими безобидными играми Журкин не ограничивался. Хотя сейчас он и за такие газетки имел бы неприятностей выше крыши. Там у него разжигание чего угодно... На статью хватит. Но я говорю, это был только внешний уровень. Наш красный Мавроди давал денежки и на более серьезные дела. На самый натуральный терроризм. Он был вдохновителем и спонсором так называемого Революционного фронта. Эти ребята совершили несколько взрывов. Правда бескровных – уничтожали какие-то памятники, рекламы и так далее. В общем, символы капитализма и чего-то там еще. Но вообще-то, знаешь, немецкая группировка RAF, при имени которой в Германии до сих пор вздрагивают, тоже начинала с ненасильственного террора. А потом так разошлись – мама, не горюй! Ребятам Журкина, правда, разойтись не дали. Наши спецслужбы сработали лучше, чем в свое время немецкие. Большинство террористов повязали. Сам Журкин от греха подальше убрался в Англию, где и пребывает до сих пор, косит под политического беженца. И ведь организовано-то в этом революционном фронте было все не по-детски. Вот они, к примеру, «условно взорвали» памятник Петру работы Церетели, ну, тот, что над Москвой-рекой. Тут я, кстати, их понимаю...

– «Условно взорвали» это как?

– Заложили взрывчатку, но взрывать не стали – и оповестили об этом прессу. Так вот, взрывное устройство, как меня уверяли, было самым что ни на есть профессиональным. И весьма дорогим. И закладывали они его как в голливудском боевике – в водолазном снаряжении перебрались через реку. Снаряжение, кстати, тоже было супер. В общем, денег Журкин на это все не жалел. Между прочим, это была единственная в новейшей российской истории красная группировка, которая перешла от болтовни к более серьезным делам. Но и подумай – а зачем нужно было Журкину играть в такие вот рискованные игры? То есть чисто формально он с краю стоит. Как и в случае с его фондом – прямого факта мошенничества нет. Зюганов-то не победил. Но ты же понимаешь – в таких случаях власти могут действовать по-всякому.

– Если, конечно, его финансировали не спецслужбы.

– Может, оно и так. Но я о другом. Разноплановый товарищ этот Журкин, а? С одной стороны – финансовый аферист, причем тащивший деньги с пенсионеров. Потому что кто бы еще мог поверить в такие чудеса, которые произойдут после прихода власти КПРФ? А с другой – вдохновитель и спонсор террористической организации. Поди пойми его мотивации. А Коломейцев был если не дружком Журкина, то плотно с ним сотрудничал. Во всяком случае, в тех самых изданиях регулярно печатался.

– А что твои знакомые-то говорят?

– В том-то и дело, что никто ничего не понимает. Парень из нашей конторы брал у Журкина интервью. Правда до того, как всплыли дела с терроризмом. Говорит – два часа все пытался понять, что же этому Журкину от жизни надо. Но так и не понял. Хотя парень он ушлый – всяких раскручивал. Говорит Журкин нес всякий бред. Дескать, что такое золотой унитаз? Пошлость. А вот когда стоишь на трибуне, мимо тебя идут колонны молодых людей и все несут твои портреты – вот это круто. Куражился, словом.

– Тем более, если говорить о нашем случае. Этот красный Мавроди все-таки делал себе рекламу. А тяга к известности у людей крышу сносит. Это бывает. Но Коломейцев-то газеток не издает и памятники не взрывает. Может быть, в самом деле, появились какие-то новые люди, которых мы не можем просечь? Только этого еще нам не хватало!

– Да уж, революции нам ни к чему.

– Не об этом базар. Я ж тебе объяснял. Сегодня то, что вы в газетах называете мафией – это система. Нравится – не нравится, но она существует, и в ней есть определенный порядок. Кого-то время от времени мочат, но это обычное дело. А тут лезут новые люди, да еще с совершенно непонятными раскладами. Может они, конечно, за великую идею, но методы у них ничем не лучше, чем у наших друзей. И к чему все это приведет? А к тому, что снова будет беспредел – палить будут на улицах направо и налево. Тем более, что эти ребятки, как мы уже поняли, на расправу люди скорые.

Сергей закурил и стал соображать. Надо теперь будет заняться долгим и муторным делом. Попытаться выяснить – а не было ли нападений на наркодилеров в других клубах? Вряд ли эти товарищи полюбили только тот притон, в котором я околачивался. Кроме того, он еще по дороге из больницы попросил Чемодана попытаться выяснить – кто такой Факир? Сергей не очень хорошо понимал, зачем ему это нужно, но проверить стоило.

* * *

Еще день прошел впустую. Казак снова таскался в клуб, но там все шло по-прежнему. А в девять часов следующего утра напомнил о себе Чемодан.

– Я сейчас подъеду. Прокатимся в одно место.

Когда Казак вышел во двор, он увидел, что Валера стоит возле монстрообразного «Хаммера».

– Куда едем-то? – спросил Казак, когда машина тронулась.

– На одну серьезную терку.

– Которая грозит перейти в разборку, что ли?

– До разборки дело вряд ли дойдет. Хотя кто знает. Впрочем, если дойдет, от нас только мокрое место останется. Мы с Челышем базарить едем, – значительно произнес Чемодан. – Не слыхал про такого? Очень серьезный человек. Большие дела мутит. В том числе и коксом торгует не по-детски. Ты, вон, попросил пробить Факира, я и стал разнюхивать. И оказалось, что Факир – человек Челыша. И ведь Челыш сам мне позвонил. И про тебя он что-то слышал. Я ж говорю – серьезный человек. Что-то у него случилось серьезное. Он по пустякам дергаться не станет.

«Хаммер», вдоволь покрутившись по городу, в конце концов вывернул на какое-то пригородное шоссе.

– Куда едем-то?

– Недалеко. Про Токсово слыхал? Вот там Челыш себе гнездо и свил.

Минут через двадцать машина свернула с шоссе и вскоре стала спускаться по довольно крутой дороге с холмистой гряды. Слева виднелся трамплин на берегу озера, дальше теснились новостроенные коттеджи. Красивые места. Босс наркомафии знал, где устраиваться.

Наконец «Хаммер» подрулил к очередному шедевру новорусской архитектурной мысли, построенному, правда, не из красного кирпича, а из белых блоков. Понятное дело, обширная территория вокруг здания была обнесена глухой высокой стеной, поверх которой тянулись провода сигнализации. Камеры слежения имелись не только по углам, они были довольно часто натыканы по всей ограде. Ворота тоже внушали уважение – чуть ли не как вход в ядерный бункер. По обеим сторонам тоже виднелись камеры. Словом, дом производил впечатление крепости, каковой должно быть и являлся.

Тем не менее, ворота без лишних церемоний отодвинулись и «Хаммер» вкатил в обширный двор. Территория перед зданием была тщательно ухожена, но выглядела как-то стандартно. Газоны, клумбы и все такое прочее. Наверное, когда хозяин дома позвал к себе архитектора или дизайнера, открыл иллюстрированный журнал и ткнул пальцем в какую-нибудь картинку – так, мол, сделайте. Потому что так надо.

На фоне этой идиллии резко выделялись два крепких парня: один в камуфляже, и на плече имел карабин «Сайга», другой – в типичном черном костюме охранника и наблюдал за въехавшей машиной с профессиональной настороженностью. Стрелять он явно был готов в любую секунду.

– Оружие есть? – спросил он ровным бесцветным голосом, как только Казак и Чемодан вылезли из машины. – Если есть, сдайте мне.

Вот так вот. Ни здрасьте, ни как дела.

Казак протянул ему свой пистолет. Чемодан тоже достал Макаров. Откуда-то появился еще один тип в черном, он принял стволы.

– Идите за мной, – бросил первый.

Казаку вспомнилась вычитанная в какой-то книге фразочка американских наркоторговцев:

«Марихуану продаешь – руку каждому пожмешь. Кокаин толкаешь – под дулом стоишь». Да уж, нравы у этой публики, видимо, и в России суровые. Казаку еще не приходилось сталкиваться с крупными воротилами наркторговли. Те, с кем ему в Карелии приходилось улаживать кое-какие вопросы, были обычными барыгами невысокого полета. Все-таки в карельской глубинке народ больше предпочитал родную сорокоградусную. А Ишумратов торговлю наркотиками не одобрял.

В сопровождении мрачного охранника они прошли несколько помещений. Обстановка и декор – все было красиво, дорого, но так же стандартно. Видимо, не было у хозяина интереса к тщательному обустройству своего жилья. Наконец они вошли в небольшую комнату, где в углу в кресле сидел еще один парень в черном. Тот, который их сопровождал, открыл дверь и кивком предложил им войти.

Кабинет был как кабинет. Просторный, с большим офисным столом, на котором стоял компьютер со всеми необходимыми деловому человеку причиндалами. На стене висел плоский телевизор. Три кожаных кресла для посетителей возле стола. Вот, собственно, и все.

Что же касается самого Челыша, то на первый взгляд он не производил особого впечатления. Мужик средних лет, с узким очень бледным лицом, с ввалившимися щеками. Вот только взгляд... Было в нем нечто такое, что сразу напрочь отбивало желание шутить с этим человеком.

Казак, проживая в глубинке, да еще напротив библиотеки, поневоле стал довольно-таки начитанным парнем. Так вот, при виде хозяина кабинета у него мелькнула странная ассоциация. Почему-то вспомнился Генрих Гиммлер. Тот тоже выглядел весьма заурядно – но под его пристальным взглядом не по себе становилось матерым эсэсовцам, не трусам и не слабакам.

Укрепил это впечатление и голос Челыша – холодный, спокойный и практически лишенный интонаций.

– Что же, здравствуйте. Садитесь.

Челыш подождал, пока они устроились в креслах, потом еще некоторое время пристально смотрел то на Казака, то на Чемодана. Наконец заговорил:

– Итак, вы Сергей Казаков. Специалист по особым поручениям. Пользуетесь определенной репутацией. Сейчас работаете в контакте с Барином. И, как мне стало известно, ищете выход на одного моего человека. Вопрос: зачем он вам понадобился?

– Разные непонятные дела шли по его связям. Возможно у меня было бы к нему взаимовыгодное предложение. Разумеется ни в коей мере не связанное в вашим бизнесом.

На самом-то деле Казак ничего такого не предполагал. Он еще сам до конца не понял, зачем ему нужен этот Факир, и стоит ли вообще идти с ним на контакт. Но уж как-то так все теперь стремительно закрутилось. В любом случае не собирался раскрывать карты перед Челышем. Факир, судя по тому, что он лично продавал товар клубным барыгам, был птицей не самого высокого полета. И почему все эти дела заинтересовали серьезного мафиози, было не очень понятно. Поэтому Казак держался так, будто шел по болоту. Один неверный шаг – и последствия могут быть необратимыми. Не найдут потом до Страшного суда.

Челыш снова помолчал, потом заговорил:

– Вы говорите, любят пострелять? Что ж, тогда я могу сообщить вам кое-что интересное...

* * *

...Два дня назад Михаил Когуа, известный в определенных кругах под кличкой Факир, высокий стройный молодой человек с внешностью «русифицированного» грузина, вышел из подъезда дома на Долгоозерной улице и направился к своему черному BMW. Настроение у него было прекрасное. Никаких особых дел на сегодня не намечалось. Вечером, правда, нужно было встретиться с парой дилеров, но это так, мелочи – все клиенты нормальные люди, из тех кто не клянчит дать им товар в долг, а честно расплачиваются. С доходягами-наркотами, которые берут порошок на продажу, а после оказывается, что они сами его умудрились употребить, Факир предпочитал не работать.

Так что день выдался беззаботный. К постоянной опасности, что за тобой могут прийти, Факир привык, как солдаты на войне привыкают к свисту пуль. Тем более, один раз был на зоне, там тоже можно жить. Да и не держал он товар дома, специально снимал для этого квартиру через подставного человека. В случае чего – задолбишься доказывать. Да у и Челыша, вроде, все схвачено. Тем не менее, даже теперь, когда Факир ехал в обыкновенный спортивный клуб, он был вооружен – и выходя из парадного огляделся – не стоит ли рядом какая-нибудь незнакомая машина с тонированными стеклами. Но нет, все было нормально.

Факир завел машину и не спеша двинулся по Авиаконструкторов. Возле пересечения с Гаккелевской и Комендантской он еще снизил скорость. Это место называли «перекрестком смерти». Тут было такое навороченное пересечение транспортных путей, что побитые машины стали прямо-таки привычной частью пейзажа. А авария была Факиру совсем ни к чему. У него лежал в машине товар – так что столкновение могло повлечь за собой очень неприятные последствия. Михаил отнюдь не был отморозком – он всегда старался сохранять трезвый расчет. Впрочем, другие люди в их бизнесе и не приживаются. Трудное это дело – торговать коксом.

BMW медленно и аккуратно пересек «перекресток смерти» и остановился возле светофора у проспекта Испытателей. Факир включил радио и еще раз порадовался хорошему дню. В самом деле, чего в не радоваться, если дела идут нормально!

Это была последняя мысль в его жизни. Когда на светофоре зажегся желтый и Михаил уже готовился тронуться, откуда-то сзади вылетел с жутким ревом мотоцикл «эндуро» – дорожный вариант спортивной машины для мотокросса. Вел его парень в синем комбинезоне и шлеме, закрывающем лицо. Поравнявшись с BMW, парень резко снизил скорость...

Факир почувствовал опасность и стремительно пригнулся. Но было поздно. Левой рукой мотоциклист извлек откуда-то пистолет-пулемет – и град пуль обрушился на боковое стекло. Секунда – и мотоциклист стремительно набрал скорость. Опередив колонну начавших двигаться машин, он резко свернул вправо, выскочил на тротуар и вскоре исчез в стандартных дворах новостроек. A BMW остался стоять. Его хозяин, Михаил Когуа по кличке Факир, лежал на залитом кровью сиденье. День, так хорошо начавшийся, стал для него последним...

* * *

Разумеется, все подробности Казак узнал позже. Челыш лишь отметил своим бесцветным голосом:

– Когуа, он же Факир, убит два дня назад. Ничего особо удивительного в этом нет. Такой уж у нас бизнес. Работать приходится с откровенными подонками. Так что опасность всегда есть. Но убит он очень профессионально. Причем таким способом, о каком я в России не слышал. Из чешского пистолета-пулемета, с мотоцикла. Все пули исполнитель положил в кучу. Что не так просто, особенно если учесть, что стреляли с кроссового мотоцикла. Как в голливудском боевике...

И снова хозяин кабинета выжидающе замолчал.

– Тогда это скорее всего именно те, кого мы ищем. Нам уже приходилось сталкиваться с пистолетами-пулеметами. Правда, те люди владели ими не слишком профессионально. И еще, их визитной карточкой является именно голливудский стиль. – Казак говорил, старясь подражать манере Челыша. Хотя и понимал, что у него это выходит несколько коряво.

– Тогда следующий вопрос. Что вы знаете об этих людях и как оцениваете их цели?

– К сожалению, известно нам немного. Точнее, сведения противоречивы. С одной стороны, эти люди занимаются разными видами бизнеса. Как легального, так и... не слишком легального. С другой стороны, есть мнение, что ими руководят некие политические или моральные соображения.

– Очистим Россию от грязи? Призывов таких я слышал немало, но до практики, насколько мне известно, никто еще не доходил. Но... У нас может быть все. Я бы мог предположить действия конкурентов, но реальной конкуренции нам в городе нет. И, что самое главное, в городе нет сколько-нибудь значительного количества товара. То есть появиться конкурентам тоже неоткуда. Да так войну и не начинают. Остается принять вашу странную версию. Что же, мне кажется, мы можем объединить наши усилия. Мне чрезвычайно не нравится, когда начинают происходить подобные вещи. Так что я со своей стороны могу помочь вам с ресурсами. И, разумеется, если потребуются жесткие акции, то у меня люди работать умеют. У вас есть какие-нибудь конкретные предложения?

– Есть человек, которого надо найти. Но это мы решим сами. Есть еще один. Но я не вижу смысла брать его и пытаться вытянуть информацию. Мы уже несколько раз обожглись на поспешных действиях. Вот если ваши люди установят за ним плотную слежку и вычислят его контакты, тогда можно перейти к решительным действиям.

– Хорошо. Тогда этим мы сейчас и займемся.

Челыш нажал на кнопку стационарного телефона, стоявшего у него на столе.

– Дмитрий, зайдите ко мне. Есть дело.

Вскоре в кабинет вошел чернявый невысокий, но плечистый мужик. От его облика веяло «органами». Наверняка бывший гэбист.

– Дмитрий, вот эти люди объяснят, что делать. Пройдите с ними...

Честно говоря, Казак испытал некоторое облегчение, когда выбрался из этого кабинета. Душным человеком был Челыш. А вот Дмитрий оказался совсем иным.

– Я Дима. А вы?

– Я Сергей, он Валера.

– Отлично. Пойдемте в мои владения.

«Владения» Дмитрия помещались в дальнем конце здания. Они прошли через комнату, в которой сидел охранник напротив экранов, передающих информацию с камер наблюдения. Как успел заметить Казак, следили в доме не только за внешним периметром, но и за внутренностью двора.

Они вошли в небольшой кабинет обычного офисного вида.

– Так, ребята, что делать будем? – спросил Дмитрий. – Кстати, кофе хотите?

– Не откажемся. Надо человека хорошо пропасти. И о каждом его контакте сообщать мне.

– Ха! Какой вопрос. Начинаем прямо сейчас...

Глава 4

ДУРАК НА ХОЛМЕ

Сергей вошел в помещение ресторана и обратился к официанту:

– Я Казаков, меня должны ждать.

– Пожалуйста, пройдите вон в тот кабинет. Вас там уже ждут.

Эта встреча была весьма странной. Вчера Казак отзвонился Князеву – впервые за долгое время. Вообще-то, пока он считался работающим на Барина, общаться с начальством смысла не было. Но о контакте с лидером чужой команды сообщить стоило. Во избежание, как говорится. Князев, выслушав краткий доклад, сказал, что завтра прибудет в Питер лично. Что было и вовсе необычно. Начальник службы безопасности был тяжелым на подъем человеком. Он пустил корни в карельском райцентре – и даже в Петрозаводск вылезал редко. Князев и отпуск-то проводил не на всяких престижных курортах, а рыбачил на озерах. И вот этот человек вдруг сорвался и поперся в Петербург.

В кабинете стол был накрыт на две персоны и уставлен разнообразной едой. Хорошо покушать бывший мент очень любил.

– Ну, здорово, Казак. Садись. Выпей, закуси. Ты, надеюсь, не за рулем?

– В этом городе езда на машине по-научному зовется мазохизмом. На метро проще.

– Тогда давай, хлебни коньячка, закусывай и начинай свою скорбную повесть...

Князев слушал внимательно, хотя одновременно успевал обильно поглощать пищу и запивать ее коньяком. Со стороны могло бы показаться, что Сергей рассказывает свои впечатления об отдыхе на курорте. Но когда он закончил, шеф положил вилку на стол, вздохнул и изрек:

– В хреновое дело ты вляпался. Вернее мы вляпались. Не понимаешь?

– Что оно не самое веселое, это я понял. Все дела с наркотиками уж больно гнусно пахнут. И я знаю, что вы их не одобряете. Но, видимо, я что-то понял не до конца раз вы приехали.

– Что шеф возни с кайфом не одобряет – это верно. Он же в легальность метит, мазаться в откровенном дерьме не хочет. Но в том-то и дело, что ты не до конца понимаешь. Ты вот не задумывался, что от деятельности наших неизвестных друзей сильно пахнет конторой?

– Комитетом? Это... Разве это их методы?

– Молод ты еще. Запомни: более-менее серьезно судить о методах комитетчиков могут только сами комитетчики. Вот гляди: этот твой Коломейцев разваливает какую-то там коммунистическую партию. Это для нас бабушки и дедушки с красными флагами ничего не значили. А у людей из конторы на этот счет может быть иное мнение. Кстати, я про эту партию, которую Коломейцев развалил, кое-что слыхал, она была и в Петрозаводске. Да, в ней были, в основном, пенсионеры. Но в том числе – и ветераны МВД, и военные-отставники. У нас в ней состоял один ветеран, бывший диверсант, увешанный боевыми орденами с головы до ног. Так что, возможно, у кого-то было к ней более серьезное отношение. Мало ли что им могло в голову прийти. Далее – этот самый Журкин. Оттуда же запах конторы доносится за версту! Почему контора зевнула? Почему этот хренов Мавроди спокойно убрался в Англию и никто даже не попытался его оттуда достать? А он ведь не Березовский, он террорист. Так почему? Вот именно.

– Но фальшивые картины, рейдерство...

– Я ж не говорю, что всем этим непосредственно руководит ФСБ. Они контору создали – и пустили в плавание. К тому же мы ведь не знаем, у кого они изымали собственность, и кто должен был ее получить. Дело темное. И кстати, у нас еще в начале девяностых, когда я опером работал, ходили глухие слухи о том, что, дескать, создаются бригады, которые будут бороться с преступностью незаконными методами. И то сказать, этого Челыша, а точнее – Челышева Алексея Игоревича, ментам на законных основаниях нипочем не ухватить. Хитрый мужик. Он срок еще в середине восьмидесятых схватил за всякие темные экономические махинации. На зоне вошел в авторитет, хотя вором в законе так и не стал. А после стал крутить разные дела... Но не о нем речь, а о том, что ведь, может, что-то и как-то было создано. И во что это «что-то» превратилось со временем мы тоже не знаем. Может это теперь какой-то мутант – то ли деловой, то ли идейный, то ли конторский. Или все в одном флаконе мутанты, они, знаешь – непредсказуемы. Вот это и гнусно.

– И что теперь делать?

– Самое хорошее – это было бы спрыгнуть на фиг. Но теперь уже поздно. Так что слушай ценные указания. Пусть люди Челыша сами попробуют искать. Ты им ничего не должен, они тебе ничего не должны. Посиди-ка некоторое время как дурак на холме.

– Не понял...

– У группы «Битлз» была песня с таким названием. Сидит дурак на холме и смотрит, как вокруг него жизнь крутится. Но ты не просто сиди. Вот что: попробуй организовать так, чтобы кто-нибудь слегка последил за хатой этого Челышева. Ненавязчиво. Какова цель – я не могу сказать. Потому что сам не знаю. Но тут уж инстинкт сыскаря говорит – кто-то вокруг должен крутиться.

Казак не задавал вопросов. Он знал манеру Князева – тот всегда, насколько можно, старался объяснить своим людям все подробности задачи. Чтобы потом не говорили, что недопоняли. И не ошибся. Шеф продолжил:

– Если я прав, и это ребята, воспитанные конторой, они на полпути не остановятся. Были бы какие-нибудь борцы за правду из народа – тогда ладно. Одного барыгу грохнули – и можно полжизни гордиться. Но эти должны понимать – сказав «а» придется говорить и «б». Иначе до них доберутся раньше.

– А зачем тогда вообще было убирать мелкоту?

– Ты об этом меня спрашиваешь? Могу только версию выдвинуть. Это называется террор. В том, настоящем смысле. Насаждение страха. Если главного одного хлопнуть – его заместитель или конкурент тут же подгребет всю сеть под себя. И так они, может, рассчитывают, что мелкие продавцы поостерегутся. А может, и не так все обстоит.

То есть вы думаете, на него будут готовить покушение?

– Думаю попытаются. Тут главное для тебя что? Жизнь господина Челышева нас ни в коей степени не волнует. Но то, что ты их сумеешь срисовать – вот это точно. Только осторожно. Они могли и за тобой хвост поставить.

* * *

На следующий день Казак отправился в Токсово. Для конспирации он двинул на электричке и прихватил Алену. Тем более, что девица проводила в детстве лето неподалеку от Токсово и уверяла, что досконально знает окрестности.

И ведь не обманула. По ее рекомендации они проехали дальше, до Кавголово – и двинулись по запутанным дорожкам через лесопарк. Идея была хорошая – на машине здесь за ними не проследишь, а пешего топтуна в лесу Казак бы засек на раз. Но погода была гнусная, моросил дождь – и лесопарк был безлюден.

Пошлявшись среди елок, они взобрались на крутую гору и оказались в каком-то узком переулке, и вскоре вышли к шоссе, а впереди виднелся знакомый трамплин.

Дальше Казак применил любимый метод – отправился к магазину с целью разведать, нельзя ли тут снять комнату. Как выяснилось, никого этот вопрос не удивил. Токсово являлось известным спортивным центром, тут все что-то сдавали любителям зимних видов спорта. А то, что кому-то приблажило арендовать помещение летом – и такое случается. Тут же нашелся какой-то похмельный желающий сдать помещение.

Казаку продолжало везти. Напротив дома Челыша тянулась высокая гряда, склон которой был сплошь покрыт просеками. Как пояснила Алена, это горнолыжники постарались. Так вот, дом, в который их привел местный житель по имени Толян, находился на самом краю этой гряды. А веранда, предлагаемая к сдаче, имела роскошный вид на дом Челыша.

Дом и веранда находились в состоянии полураспада. Тем не менее, несмотря на то, что дачный сезон уже закончился, Толян за неделю постоя слупил с них цену, за которую можно было бы снять комнату в центре на месяц.

Казак распаковал рюкзак и достал оттуда бинокли – обычный и ночного видения. Вообще-то он не думал тут оставаться на ночь, но прихватил их так, на всякий случай. Наведя оптику на дом Челыша, он убедился: дом виден отлично. Впрочем, смотреть было особо не на что. На территории наркобарона царили мир и покой. Время от времени по дорожкам прохаживался парень в камуфляже.

Ближе к вечеру Казак решил осмотреть окрестности. Он вышел на узкую улицу, закурил и прогулочным шагом двинулся вдоль домов. И тут... От улицы узкий переулок вел прямо на склон, и вот в переулке этом стояла синяя «шестерка». Это было уже интересно. Но приближаться Сергей не стал, отправился обратно на веранду. Подходя, он услышал детский голос.

– А вы каким спортом занимаетесь?

– Мы художники, – отвечала Алена.

– А-а, и такие у нас бывают. А зимой тут горнолыжники живут.

Войдя во двор, Казак увидел, что Алена курит на крыльце, а рядом с ней стоит парень лет двенадцати.

– Здорово, братан, – обратился к нему Сергей. – Мы тут у вас решили пожить с недельку.

– Картины будете рисовать? Что-то не похожи вы на художника. Вот она похожа, – заявил пацан, окинув Сергея смышленым взглядом.

– Ладно, по секрету тебе скажу: мы журналисты. Криминальную хронику смотришь? Вот мы там и работаем. И, кстати, хочешь стольник заработать?

– А что делать-то?

– Ты местные машины знаешь?

– А то! Я тут с рождения живу и всех знаю!

– Вон там, в переулке, стоит синяя «шестерка». Так вот, первое задание: посмотришь, местная ли это тачка. Если не местная, подойди ближе, посмотри, кто там и что делают. Запомнишь номер, еще стольник получишь. Вопросы есть? Можешь выполнять.

Парень тут же рванул в нужном направлении. Судя по его одежде, двести рублей были для него не лишними.

Вернулся он быстро, с очень довольным видом. Ему явно понравилось участвовать в чем-то, напоминающим криминальный сериал.

– Ну?

– Машина не наша. Да и живут в тех домах люди, у которых тачек сроду не было. Дружки моего папаши... Номер «у233пс». Сидят в нем двое каких-то мужиков. Нормальные, одеты хорошо. Сидят и смотрят в бинокль.

Сергей дал пацану деньги.

– Слушай, эта машина может двинуться куда-нибудь по улице в ту сторону?

– Это вряд ли. Там такая крутизна – только «уазик» может пройти. А сейчас, когда мокро – и он не сможет.

Что же, значит, если они двинутся с места, мы это заметим. Интересно, что им надо. Стрелять, что ли? Да нет, далековато. Тут надо быть суперснайпером, чтобы попасть с первого раза. Такое только в кино бывает. Да это же сверхглупость, помноженная на сверхнаглость – ставить киллера посреди достаточно людного поселка. Значит – тоже ведут наблюдение. Что же, понаблюдаем вместе.

– Слышь, Алена, похоже, мы тут зависаем на ночную смену. Будем ждать...

* * *

Ждать пришлось довольно долго. Казак уже досконально изучил окрестные склоны с притулившимися внизу ржавыми будками подъемников, лощину, поросшую неказистым лесом, дорогу, по которой изредка что-то проезжало и кто-то проходил, дома – в том числе и «замок» Челыша. С наступлением темноты на участке Челыша зажглись яркие прожектора, в окрестностях же светились лишь окна домов и два-три хлипких фонаря на дороге, которые ничего толком не освещали, а так, скорее, просто обозначали свое присутствие.

А, вот оно! На дороге показались три пары фар. В бинокль ночного видения Сергей разглядел, что движутся два джипа, а между ними – «Мерседес» или нечто подобное – с такого расстояния было не разобрать. Судя по параду, это возвращался в свою вотчину Челыш. Ворота особняка открылись и поглотили автомобили. Было видно, что на дворе началась суета – барин приехал. Несколько человек проследовало в дом.

Через некоторое время за спиной раздался гул проходящей машины.

– Это синяя «шестерка», – сообщила Алена.

Пока все было понятно. Ребята выпасли, когда прибывает наркобарон. И все? Да нет, чутье подсказывало, что стоит остаться и поглядеть еще.

Чем Казак и занялся. После девяти поселок совершенно вымер. Только прошла по дороге группа молодняка в сторону шоссе, да в противоположном направлении, сильно шатаясь, проплюхал какой-то местный житель. Было скучно. Алена улеглась на стоявший в углу диван и собралась спать. Сергей же все торчал у окна, озирая вымершие окрестности. Благо в армии его учили на лесного егеря – а одно из главных качеств такого бойца – это умение ждать. Тут хоть тепло, на голову не капает, и курить можно. В настоящей засаде приходится потруднее.

Интересное кино началось примерно около двух ночи. На дороге показались огни идущей под гору машины. Это был армейский «КрАЗ» с крытым брезентом фургоном. Громоздкой машине было тяжело на узкой и крутой дороге, но за рулем, видимо, сидел неплохой водила – грузовик на большой скорости прошел спуск и вышел на прямой участок, тянувшийся вдоль дома Челыша. Казак с возрастающим интересом стал глядеть, что будет дальше. В том, что эта машина появилась здесь не просто так, он не сомневался. Не те это были места, чтобы раскатывать ночью на армейских грузовиках.

– Алена, вставай, тут, кажись, начинается цирк, – негромко сказал он.

Девушка, которая до этого мирно посапывала, тут же вскочила.

Между тем «КрАз», поравнявшись с челышевским особняком, резко вильнул в сторону и со всего размаху ударил в ворота. Оказалось – не такие уж они были прочные, какими казались. Тяжелый грузовик просто их смел. Даже сюда долетел скрежет железа. И без ночного бинокля, в свете дворовых прожекторов было видно, как из кузова выскакивают люди то ли с карабинами, то ли с автоматами. Раздались два одиночных выстрела, наверное, из «Сайги», потом рубанула короткая очередь из Калашникова. Несколько фигур метнулись вдоль стенки дома, должно быть, блокируя возможные пути отхода, другие рванули к дверям. Из окна первого этажа полыхнули пистолетные выстрелы. Один из нападающих упал. Остальные отхлынули от крыльца – и через несколько секунд воздух сотрясли два взрыва гранат. В ответ забил автомат со второго этажа дома. Нападавшие начали прятаться в складках местности. Но тут от «КрАЗа» протянулась огненная лента, и на втором этаже взметнулось пламя.

– Подствольный гранатомет в ход пошел, – прокомментировал Сергей. – Вот, Алена, ты присутствуешь на настоящих боевых действиях. Если сейчас в ход пойдут танки и штурмовые вертолеты, я не слишком удивлюсь.

Но танков и вертолетов не понадобилось. Выстрел из гранатомета сломил сопротивление обитателей дома. Они явно не рассчитывали на подобные варианты атаки. Нападающие вломились в особняк. Раздались еще несколько автоматных очередей.

И тут из-за угла выскочил джип. Он сбил кого-то из непрошенных визитеров, каким-то чудом протиснулся между «КрАзом» и воротами, вывернул на дорогу и, набирая ход, пошел по направлению к шоссе. Следом выскочили двое. Они послали вслед уходящей машине длинные очереди. Один автомат был заряжен трассерами – было видно, как пули прошлись по заднему стеклу джипа. Машина резко вильнула. С другой стороны дороги был очень крутой склон, можно сказать обрыв. Джип вылетел на него и покатился вниз. Один из преследователей выбежал на край склона и пустил еще одну очередь. Машина, докатившаяся до дна лощины, полыхнула. Человек на дороге дождался, когда грохнул взрыв. Теперь можно было не сомневаться, что в джипе никто уже не остался живым.

Дальше все было просто. Нападавшие деловито погрузили троих своих – то ли мертвых, то ли раненых, «КрАЗ» дал задний ход – выполз на дорогу – и двинулся в сторону, противоположную той, откуда пришел.

– Ну, и как тебе война? – спросил Сергей Алену. Девушка слегка дрожала, но, в общем, выглядела довольно спокойно. Казак бывал на войне и знал: окажись она там, внизу, ее реакция была бы куда более бурной. Но с такого расстояния все выглядело даже не как в кино, а будто в компьютерной игре. Не чувствовалось острого запаха смерти, который присутствует в местах таких вот сражений и от которого становится нехорошо непривычному человеку.

– Кстати, Аленка, а куда это они подались по этой дороге?

– Там... Пустые места. Ненаселенка на несколько километров, а то и больше.

– Ну, значит, с ними все будет хорошо. Бросят машину, пересядут на другой транспорт и разбегутся мелкими группами. Нет, ну это ж надо, лихие ребята! Я думаю, на такую наглость Челыш и его бойцы не рассчитывали. Иначе в они поставили вышки с пулеметами по периметру.

– И там... что? – спросила Алена, кивнув в сторону дома.

– Там? Трупы там. В таких случаях живых не оставляют. А ты хочешь посмотреть? Я бы не рекомендовал. Вот что нам меньше всего сейчас нужно – так это беседы с представителями местной милиции.

Милиция, впрочем, прибыла не скоро. И это понятно. Токсово – всего лишь областной поселок, а в области менты рассеяны на большом расстоянии. Да и не очень спешила милиция туда, где так сильно шумели. В общем, некоторое оживление вокруг поля боя началось часа через полтора. Что же касается всяких криминальных служб, то они вообще прибыли лишь перед рассветом. Как впоследствии узнал Сергей, внутри менты нашли шесть человек убитых. В том числе, и Челышева, которого застрелили на лестнице, ведущей из его спальни на втором этаже. В сгоревшей машине, судя по косвенным признакам, был Дмитрий Колоссов, бывший капитан КГБ, а позже – начальник безопасности наркобарона. Из компьютера Челышева менты изъяли очень интересную информацию, которую тут же стал раскручивать ОНОН. Но все это стало известно позже. А в то утро Казак и Алена, более-менее удачно изобразив смертельный испуг от всего произошедшего, поспешили убраться на электричку, пока до домов на холме не добрались опера.

* * *

– Слушайте, пацаны... – Чемодан покосился на Алену, – тьфу, все не привыкну, что девка делами занимается... Так вот, что-то я в тему ну никак не въезжаю. Вот вы смотрите, что получается: эти беспредельщики мутили себе дела по-тихому, ну, там картинки рисовали и задвигали их за бугор, фирмы трясли потихоньку с помощью этого гребаного рейдерства, создавали сети для торговли этой отравой. Долбили потихоньку мелочь барыжную. Ладно, это все понятно. Но тут – как озверели. Начали мочить так, что дым до неба.

– Ну, они и раньше не очень тихими были. Вон как на меня полезли и стали лупить из всех калибров, – возразил Казак.

– Да ты сравнил! Ну, хлопнули бы тебя, и что? Менты в посмотрели-посмотрели... Еще одного бандюгана завалили в разборках. Делов-то. Глухарем больше, глухарем меньше. А тут, в натуре, только танков недоставало. Это ж всех тамошних ментов ихнее начальство построит и злостно поимеет. И они уж забегают. Дела с кокаином они, правда, хорошо подкосили. Шорох стоит по всему городу. Вся братва, кто к этому отношение имеет, в больших непонятках – что теперь делать. То ли на дно ложиться, то ли ехать и мочить кого-то. А ты сечешь, что это значит?

Казак имел представление о методах работы УБОПа в таких вот чрезвычайных случаях. Начнут конкретно наступать всем на хвосты всюду, где только можно. Или просто выйдут через посредников на того же Барина и на других. И дадут понять, дескать, вы найдите нам этих отморозков, и всем будет хорошо. Прием старый, и если те ребятки были связаны с конторой, то должны понимать, что таким лихим партизанским налетом они создали себе большие проблемы: за ними будут охотиться не только менты, но и братва. Хотя, конечно, это был самый простой и быстрый способ достать Челыша. Быстрый...

– Слушай, Чемодан, а может, их подперло? Нарисовались какие-то обстоятельства, и им пришлось спешить. Мы-то им, можно сказать, на пятки наступали.

– Знаешь, я вот не из трусливых, но если бы мутил большие дела и наметился бы шухер – предпочел бы отсидеться.

– Да и я бы тоже. Но если они не могли? Может, им приказ сверху дали? Или еще что... Рынок кокса-то начисто разгромлен. Кто знает, может у них как в песне: мы за ценой не постоим. Кстати, а что с этой «шестеркой», с которой наблюдали за прибытием Челыша? Теперь-то ясно – они хотели убедиться, что он прибыл домой. Чтобы уж наверняка.

– Что? Да ничего. Как ты думаешь? Номера паленые. Точнее, зарегистрированы на «копейку». Она, эта «копейка», и сейчас стоит в одном дворе на Гражданке. Ну знаешь как бывает – тачка уже не фурычит, хозяину лениво бабки платить за вывоз в металлолом, так он ее просто во дворе бросил. С такой номера свинтить – раз плюнуть. Так что это дохлый номер.

– А вот еще вопрос. Мы знаем, что эта настойка приходила в Питер. Есть в порту какие-нибудь следы?

– Ни фига нет. Но они ведь могли и перегрузить в каком-нибудь диком порту на другое судно. А проверить все документы... Занимаются люди. Но пока по нулям.

– Что ж, будем ждать...

Глава 5

АМЕРИКАНСКИЙ ВАРИАНТ

Этот разговор происходил через три дня после веселых событий в Токсово. За это время ничего особенного не произошло. В клуб Казак больше не наведывался – у Вики проснулся мощный коммерческий талант, она уже создала сеть в нескольких заведениях и подумывала о том, чтобы снять себе квартиру.

Тем не менее, вчера Кирилл предложил встретиться – назначил встречу в кафе на улице Белинского. Работодатель выглядел несколько взволнованно, но старался этого не показывать. Прибыл он снова на такси.

– Ну что, я так понимаю, моя работа не понадобилась? – начал беседу Сергей. – Вика вон стала уже мутить крупные дела, квартиру собирается снимать. Моя помощь ей, наверное, уже ни к чему.

– Уже сняла. Я ей денег подкинул. И тебе. Вот твои деньги. Ну, за первый месяц.

– Ни фига ж себе... Я вот шел и думал, как бы зажать аванс. Я ведь отработал-то всего ничего. Нет, я, понятно, бабки-то возьму. Но только в сказки про Дедов Морозов и прочих благотворителей я не очень верю. Если человек дает бабло, значит, он дает их для какой-то цели. Или я не прав?

– Что в Дедов Морозов не веришь, это правильно. И деньги я тебе даю не просто так. Мало того, в скором времени, возможно, разговор пойдет о куда более серьезных деньгах. Понятно, и дела будут серьезнее. Вот скажи мне честно, тебе не надоело болтаться как одно вещество в проруби? Сколько можно? Большой город, знаешь, он сжирает без остатка.

– Это ты верно подметил, – сказал Казак, хлебнув кофе. – Жизнь пошла тяжелая, а своими мозолистыми руками на нормальную жизнь не заработаешь. Да и не умею я ничего.

– Кое-что умеешь. – Кирилл внимательно посмотрел на собеседника.

– Это типа морды бить? И куда идти? В охранники или вышибалы? В бандиты, говорят, больше уже не принимают. Там все вакансии закрыты.

– Да нет, не все. Нет, я не про бандитов, но охрана-то нужна. Ты же слышал, как в вашем клубе конкуренты отделали парня, который кайфом торговал? Так вот, я скажу тебе честно: у нас тоже могут быть проблемы. С разных сторон. Это долго объяснять, по ходу поймешь. Нашей структуре, возможно, будут противодействовать. Не слишком жестко, но все-таки. Так что Вику и ее ребят, кого она там привлечет, придется прикрывать более серьезно, чем я тебе говорил вначале. К тому же, ты ее знаешь: она девчонка-то умная, но в голове у нее ветер еще не выветрился. Она, допустим, дает товар на реализацию. А там такие же тусовщики. Так что, возможно, придется и долги вынимать. В общем, ты понял?

– Серьезные вы ребята. Собственную службу безопасности организуете... И все это окупается?

– Большое дело требует первоначальных вложений. А планы у нас большие. Так что у тебя выбор такой:

можешь сам пойти к нам, можешь набрать несколько хороших ребят, тогда и платить мы будем больше. Есть кто-нибудь на примете?

– Если поискать, найдем.

– Вот и ищи. Пока бери эти деньги и считай, что ты у нас на работе. Пока дел нет, но все может в любой момент измениться. Есть кое-какие люди, которым надо объяснить, что они не правы. Не сильно, но чтобы запомнили. Такие вещи, понятное дело, мы будем оплачивать отдельно. – С этими словами Кирилл внимательно посмотрел на Казака, наблюдая за его реакцией. Но что он мог увидеть? Сергей продолжал играть городского раздолбая, которому набить кому-то морду за деньги – куда проще, чем пойти на стройку.

– Объяснить надо? Почему бы и не объяснить, раз этого дело требует...

– Ну вот и хорошо. Тогда я пошел. Будешь нужен, я с тобой свяжусь.

Кирилл вышел на улицу. Ему на хвост сели ребята Чемодана. Только недооценили они этого парня. Он перешел улицу, зашел в один из дворов. Затем в парадное. Топтун, разумеется, не стал ломиться за ним. А когда двинулся спустя некоторое время, оказалось, что из парадного есть выход в узкий двор-колодец, а оттуда, через другое парадное можно выйти во двор соседнего дома – и на забитый народом Литейный. В общем, Кирилл слинял в точности как учил молодых революционеров дедушка Ленин. Вот и приперся наутро Чемодан решать знаменитый русский вопрос: что делать? И решали. И не решили.

* * *

...Когда Чемодан удалился, Алена бросилась к компьютеру и издала протестующий писк. Глянув через ее плечо на экран, Сергей увидел, что сеть вырубилась.

– Вот, – трагедия современного человека, – вздохнула девушка. – Интернет вырубился. И как только мы жили без него? Ладно, вспомним, что есть на свете печатная продукция...

Она извлекла откуда-то три пожелтевших журнала «Иностранная литература».

– Это что?

– Да мне дал наш парень, который про политику консультировал. Говорил почитай, может, найдешь для себя что-нибудь ценное...

– Ладно, тогда я пойду засорять мозги продукцией Голливуда.

Они отправились в дальнюю комнату, Казак поставил диск с каким-то фильмом и улегся на кровать. Алена забралась к нему под бок и углубилась в журналы. От такой идиллии, и от того, что фильм попался на редкость тупой и скучный, Сергей как-то незаметно для себя провалился в сон.

Разбужен он был от того, что его трясли за плечи. Открыв глаза, он увидел, что Алена сидит на нем верхом и пребывает в состоянии сильного возбуждения.

– Чего такое? Дайте поспать старому человеку, – пробормотал он.

– Серега! Я въехала! Мы все полные идиоты! – закричала Алена. – Нет, ну это ж надо, самое простое объяснение мы упустили! Навыдумывали какие-то глупости... А все на самом деле просто, как штопор...

– Погоди... Ты это о чем? – Казак окончательно проснулся.

– Да все о той веселой компании, которую вы ловите. Точнее, о том, чего они хотят. Никакие они не идеалисты. Точнее, может, идеалисты тоже, но главное-то не в этом. Все до смешного просто. Наркотиками они собираются торговать!

– Погоди. Какими? Химией какой-нибудь, синтетиками? С чего ты это взяла?

– Да нет же! Кокаином. Я вот читала документальную повесть в этом журнале – и тут меня как по голове ударило...

– Стоп. Тогда давай строго по порядку. Излагай, что ты там вычитала.

– Материал называется «Кокаиновые войны». Это про Америку начала семидесятых. В Соединенные Штаты тогда ввозили кокаин из Колумбии и других латиноамериканских стран. Но дело это было муторное, возили курьеры через таможню. Ну, там применяли чемоданы с двойным дном и прочий детский сад. Разумеется, многие попадались. Да и много ли так провезешь? А Америка большая. Потому стоил кокс очень хороших денег и был доступен только богатеньким прожигателям жизни.

А потом группа американских товарищей, бывших активистов молодежного движения за мир, постепенно превращавшихся в уголовников, наладила прямые контакты с колумбийскими наркобаронами. В этом, кстати, участвовали и красные партизаны, которые этот кокаин выращивали. Точнее, выращивали, понятное дело, крестьяне, а революционеры их охраняли.

– На фиг?

– Деньги-то на борьбу за народное счастье нужны. А у революционеров ведь так – что идет на благо революции, то и хорошо. К тому же травились кокаином не бедняки, да еще в ненавистных латиносам Соединенных Штатах. Но это все частности. А самое важное то, что этот коллектив наладил прямые и бесперебойные поставки в Штаты большого количества порошка. И там произошло то же, что у нас несколько лет назад с мобильными телефонами.

– Не понял...

– А, ну ты-то не заметил, у тебя другие финансовые возможности. А суть в том, что мобильники поначалу обходились достаточно дорого, поэтому имело их небольшое количество состоятельных людей. И вдруг цены резко упали. На порядок. И тут же трубки появились у всех, а у многих и по две, и по три. Понял? Так же в США случилось с кокаином. Благодаря тому, что его стало много, он чрезвычайно подешевел. То есть сразу же колоссально увеличился рынок. В общем, порошок стал доступен широким массам американских любителей кайфа... Соответственно, прибыли этих ребят тоже взлетели до неба, несмотря на падение цен. Так вот, что у нас? Да то же самое. Кокса мало, он дорогой. Ну а если, допустим, некоторые товарищи решили пробить торную дорожку и ввозить его куда более мощными партиями, он подешевеет, станет доступен не только бизнесменам и золотой молодежи, но и широким массам тусовщиков. Вспомни, кстати, что Павленко сидел в американской тюрьме. Все ж знают, что тюрьма – школа криминального мастерства. Наверняка в Штатах та же самая ситуация. Представь познакомился он там с какими-нибудь ребятами, имевшими дело с контрабандой кокаина. Набрался у них ума-разума... Кстати, они же ему могли дать и наколки в Перу.

– А ведь в этом есть своя сермяжная правда, – задумчиво протянул Казак.

В самом деле, похоже было на правду. Правда, пока не очень понятно, как именно они вместо этого пойла собирались протаскивать через границу кокс, но это уже вопрос технический. На таможне же не шерстят все грузы подряд. Иначе никакая контрабанда была бы невозможна. Тем более, если товар идет постоянно и к нему привыкли. Да еще если кое-кому заплачено.

Все вроде складывалось. Получала объяснение возня этих ребят с рейдерством и всем прочим. Для такого дела, как крупная контрабанда кокса, нужны большие деньги. Чтобы начать игру сразу по-крупному. А где их взять? Обращаться к авторитетам? Но это значит – попасть под их контроль. И уж в любом случае – запалиться. А светиться в криминальных кругах они очень не хотели. Старались всю подготовительную работу проводить по-тихому Создавали сеть распространителей. А что? Всем этим деятелям просто предложат вместо напитка – или вместе с напитком – продавать кокс. Та же Вика – откажется что ли? Сергей вдруг вспомнил последний разговор с Кириллом. Он, Казак, получается, должен выполнять роль боевой единицы. Или точнее, главы отряда боевых единиц. Работа известная. Добивать мелких конкурентов, какие остались, охранять от наездов разных гопников, и, разумеется, выбивать долги. А как же? Где наркота, там всегда имеются несостоятельные должники. Это уж такой закон жанра.

Казак не первый день крутился в криминальном мире, чтобы представлять, какая судьба ему намечена. В скором времени ему предложат с кем-нибудь серьезно разобраться. Причем, может быть, совершенно с левым человеком или людьми. Просто чтобы еще раз проверить дееспособность – а главное – убедиться, что он готов заниматься, скажем так, не самыми законными делами. Хорошо заплатят. А дальше уже дело пойдет по накатанному. Люди, ввязавшись в разные темные дела, обычно не сдают назад, даже убедившись, что вляпались в куда более серьезные истории, чем это казалось вначале. Кокаин, так кокаин. Делов-то. А в случае чего – попалится он. А те спокойно уйдут на дно...

В общем, с низовой структурой у этих ребят все налаживалось. И черт его знает сколько таких цепочек уже существует. Но... Почему вдруг они пошли вразнос? Ладно, с этим Факиром, но Челыш-то? С одной стороны, вышибли конкурента. И, что главное – застраховались от наезда, как только их товар появится на рынке. Наркобарон явно не остался бы равнодушен к появлению новых мощных игроков. Но если это все проходит в темпе вальса, это означает...

– Получается, партия кокаина должна в скором времени прибыть в Питер, – высказал он вслух свою догадку. – И они, так сказать, спешно расчистили поле деятельности.

– И знаешь что, – подала голос Алена, – возможно, их загнали в угол. Они рассчитывали отдать деньги с других своих... проектов. Но с картинами у них облом вышел, с рейдерством тоже. Значит, надо быстрее распихивать товар. Вот они и пошли на этот ковбойский налет. Я там, в этом материале, прочла, что кокаиновая публика с американского материка шутить не любит. Там один раз пролетишь, и все – выбываешь из игры. Причем, чаще всего, выбываешь по случаю безвременной смерти.

– А игра-то крупная. Если кокс заметно подешевеет – это ж озвереть какой рынок. Одни Москва и Питер чего стоят!

Во-во. И если они раскрутятся, с ними ведь никто не справится. Вон, у американцев все поприличнее, чем у нас – и денег у полиции больше, и взяток разные большие государственные люди берут меньше, а что с того? Ничего теперь американцы не могут поделать с кокаиновой мафией. Хоть они даже колумбийцам своих десантников предоставляли, которые бегали по джунглям и громили кокаиновые фабрики. Пересажали, конечно, в Америке тьму народа за причастность к этим делам. Но толку-то. И ведь знаешь что? Так у них вышло, что на кокаине поднялась новая мафия. Изрядно потеснив тех крестных отцов из известного фильма. Те проморгали.

Казак хмыкнул. А вот это было уже совсем интересно. Конечно, напрямую его это вроде бы не касалось. До владений Ишмуратова кокаин дойдет нескоро. Все-таки это «понтовый» наркотик – для всяких там клубов и прочих вечеринок. Но Петрозаводск – не самый последний город, и там давно имеется все, что положено европейскому городу. А если в Петрозаводске появятся ребята с кокаином – наверняка рано или поздно начнется война. Казак стал трудиться у Ишмуратова, уже когда все несколько притихло. Но по рассказам-то он знал о веселых девяностых – когда на улицах лупили друг в друга из разных видов оружия, включая гранатометы. Предшественника его босса грохнули, кстати именно из «РПГ», превратив в металлолом бронированный лимузин. Это кому-то нужно? Это никому не нужно. Да и не вызывало никакой радости, если в республике, кроме героина, появится еще и кокс. И он произнес вслух:

– Вот только одно непонятно: никак мы не можем найти следов прибытия грузов из Перу. Нет, можно конечно, зайти в другой порт и перегрузиться. Можно это сделать и в море, а документы нарисовать... Но пока ничего-то мы не нашли.

Но Алена, похоже, сегодня была в ударе:

– Кстати, о птичках. А почему это мы решили, что груз приходит в Питер?

– Вроде, так нам сообщили...

– А вот и не так нам сообщили. Нам сообщили, что он в столицу идет из Питера. А про то, что его сюда везут морем, разговора не было.

– И откуда же? Если они прокладывали тропу для кокса, там не должно быть лишних границ. Не из Финляндии или Эстонии же его тащат.

– Нет. Но есть еще один город. Выборг. И есть в нем порт. Конечно, большие суда он не принимает, и, тем не менее, этот порт исправно функционирует. А Выборг – это сто двадцать километров от Питера. Погрузил в машину – и через полтора часа все на месте.

– Ну, ты сегодня отличилась. Выражаю тебе благодарность от лица карельской мафии.

– И это все? – капризно произнесла Алена. – Я тут работала как пчелка, а ты дрых себе как свинья в загородке. Нет чтобы карельскому мафиози изнасиловать девушку...

– Это мы можем, – хмыкнул Казак и начал стаскивать с Алены джинсы.

* * *

Алена оказалась права. Вскоре Чемодану позвонили людишки из Выборга и сообщили, что с небольшого сухогруза, пришлепавшего в Выборг под либерийским флагом, начали сгружать тот самый перуанский груз. На этот раз его было довольно много. Причем, как удалось узнать, люди на таможне получили деньги, чтобы они не очень придирались и не задерживали товар. Деньги, правда, были не слишком большие – видимо, чтобы не привлекать излишнего внимания.

В общем, с раннего утра машина с Казаком, Чемоданом и еще двумя крепкими товарищами стояла напротив ворот порта. Внутрь они не совались – благо в порту имелись свои люди, которые информировали начальство о происходящем.

– Слышь, Казак, что делать-то будем? Опять пойдем на перехват? – спросил Валера, настраивая приемник на «Русский шансон» – и из колонок полезли хриплые жалобы на тяжелую жизнь российских воров, которых менты, сволочи такие, на зону отправляют.

– Я думаю второй раз у нас номер не выгорит. Погорячились мы тогда. А если товар не пустой, то они уж наверняка постараются обеспечить его безопасность. Твои люди жучок-то на машину шлепнут?

– На машины. Их там две. Два грузовых микроавтобуса «Фольксваген». Только вот что меня парит: машины – наемные, из Выборга. Обычная транспортная контора, мы проверяли. За рулем – простые наемные водилы. Как-то несерьезно это, в натуре.

– С другой стороны, меньше шума – больше дела. Они ведь не только нас должны опасаться. Если менты грузом на выходе все-таки заинтересуются...

– Тоже верно. Но все-таки мне это как-то не нравится.

Ждать пришлось долго. И что самое гнусное – телефон того человечка в порту перестал отвечать. Чемодан начал сильно нервничать. Он уже собирался послать в порт одного из своих, взялся было названивать в нужные инстанции, чтобы это обеспечить... Но тут ворота раскрылись, и с территории порта выехали два автобуса-фургона – синий и зеленый. Они неспешно покатили по улице.

Чемодан двинул за ними.

– А ведь ты прав, что-то тут не так, – забеспокоился Казак через некоторое время. – Гляди-ка чешут так просто, будто бананы везут. Никакой охраны. Проверь-ка, жучок на месте?

– Вон, видишь, все в норме. Черт их поймет, что это такое. Кстати, а куда они прут? Я, конечно, не особо знаю этот чертов Выброг, но выезд на трассу совсем в другой стороне. Может, они через Приморск решили дернуть?.. Похоже на то...

Однако все решилось куда проще. Автобусы вышли на шоссе, ведущее в Приморск, но проехали по нему очень недолго. Вскоре они завернули в какую-то боковую улочку, подъехали к железным воротам в бетонном заборе, огораживающем какую-то территорию с унылым бетонным зданием внутри. Ворота открылись – и транспорт убыл туда.

– Они что, перегрузиться решили? – озадачился Чемодан.

– Ты знаешь, по-моему, эти машины просто-напросто домой приехали. Видишь на входе табличку: «Автотранспортное предприятие „Дельта“»...

– Ешь твои маковку!

– Именно. Вряд ли эти ребята оставят свой ценный груз на территории шарашкиной конторы, под присмотром охранника предпенсионного возраста и двух дворняг. Я думаю, Валера, что нас элементарно развели. Оставь здесь на всякий случай одного человека и жмем назад!

В порту Чемодан отправил второго своего человека внутрь. Тот долго рыскал по территории порта, время от времени сообщая о своих поисках по телефону. Парень оказался настырным. Пропавшего информатора он таки обнаружил. Данный товарищ находился в медпункте. Нет, ничего особо плохого с ним не случилось. Просто совершенно случайно на голову ему свалилось что-то деревянное и вызвало некоторые незначительные повреждения. Оно и понятно – порт все-таки. Тут такое случается. Никто ни в чем не виноват. Правда, его телефон куда-то исчез. Но это тоже неудивительно. Чем ближе к морю, тем веселее нравы. А если и помог кто-то устранить ненужного наблюдателя, то разберись теперь... Единственное, что мог сообщить информатор: после погрузки машины пошли не к воротам, а в глубину порта.

– Все понятно, – вздохнул Казак. – Облажались мы конкретно. Что им теперь стоит за небольшие деньги договориться с некими деятелями, сложить коробки внутри какого-нибудь склада, заставить их другими ящиками... И не найдешь никогда. Там они смогут спокойно полежать некоторое время.

– Слушай, получается они знали, что мы их пасем?

– Может, и не знали. Даже скорее всего, не знали. Но береженого Бог бережет. Они ведь имели печальный опыт, вот и перестраховались.

– Но ведь все равно, когда вывозят груз, предъявляют на воротах документы. А там у меня все схвачено.

– Они могут этого и не знать. Кроме того, возможно, постараются определить, кто их пасет. Ведь нам в любом случае придется оставить людей у ворот или где-то поблизости. Или еще какой-нибудь финт ушами придумают.

– И что делать?

– Придется играть по их правилам. Вызови людей, пусть находятся с тачкой неподалеку. А нам остается лишь ехать в гостиницу и ждать, как дальше дела будут крутиться. В конце концов, если они так торопились, то долго высиживать не будут. Кстати, поехали куда-нибудь пожрем, что ли... Все равно сегодня нам придется болтаться здесь до упора.

Они выехали в старый город. Тут царила суета – народу было полно, в том числе множество гостей из недалекой Финляндии. Как известно, спиртные напитки в стране озер дороги – а потому многим финским любителям этого дела куда проще смотаться на уикэнд в Россию и наклюкаться здесь. В советские времена ездили в Питер, но теперь настала свобода – и финнам хватает Выборга.

Вот и в ресторане, расположенном на рыночной площади – прямо в толстой старинной башне, сидело несколько компаний, которые культурно, но очень серьезно наливались.

Ковыряя вилкой салат, Казак все никак не мог успокоиться:

– Слушай, Чемодан, мы явно что-то упустили. Какую-то важную фишку.

– А что такое? – спросил Валерий, оторвавшись от еды. Он быстро переключался. И раз сейчас все равно делать было нечего, то и не заморачивался бесплодными размышлениями.

– Мне не нравится, что они не довели до конца свою дезу. Понимаешь, ну что им стоило погнать машины до Питера и сделать вид, что они разгружаются в каком-нибудь закутке. И тогда полностью дело было в сделано. А то ведь они не могли не понимать – если за ними следят, то и сообразят, что товар остался в порту. А это значит...

– А это значит – им плевать, догадались мы или нет!

– Похоже на то. Только неясно – что из этого следует.

Тут в кармане у Чемодана раздалась развеселая мелодия. Казак, плотно общаясь с напарником, уже знал звуки его телефона. Но эти были незнакомы. Очевидно, Валера, как теперь многие, имел два аппарата – для работы и для личных дел.

В самом деле, Чемодан извлек из кармана не знакомую серебристую «Моторолу», а ярко-красный «Сименс».

– Да, салют, Гришка! Я в Выборге. Да, помню, что договаривались, но сам понимаешь – дела-то прежде всего... Не знаю. Может быть. Если что, то я перезвоню.

Чемодан убрал мобильник и обратился в Казаку:

– Вот видишь, какая незадача. Друган это мой старинный, еще по спорту. Приглашал на интересное дело. Жаль, что не сложится. А то я в и тебя с девкой твоей пригласил бы. Короче, он из этих, из морских волков. Тех, кто катерами увлекаются. Не такими, типа моторками, а большими. Которые с каютами. В общем, на которых можно далеко ходить. Чудики! У кого денег нет, так своими руками собирают. Мой-то корефан выпендрился – он какой-то старый военный катер купил. Только без оружия, понятно. А так – красота. Они где-то на заливе, в шхерах собираются. Ну, понимаешь, песни, водка, шашлыки. Вот он меня и звал. Жаль, говорю. Отдохнули бы как люди...

– Стоп! – Казак бросил вилку. – Я въехал. Вот оно в чем дело-то! Не будут они по суше вывозить товар, понял! На какую-нибудь подобную лоханку перегрузят – и с приветом. Пристанут, где захотят, и выгрузят. Хорошо, что тебе твой друг позвонил. Мы ж с тобой сухопутные крысы, мы бы до этого в жизни не додумались. Только что делать-то? Слушай, а позвони-ка своему дружку, начнем с того, что проконсультируемся...

Глава 6

ПОТОМУ ЧТО МЫ ПИРАТЫ

Казак еще раз оглядел в бинокль пустой горизонт и полез за сигаретами. За последние три часа он понял, что не любит море. Да и что тут любить? Свинцово-серая водная поверхность, по которой гуляют волны, увенчанные пенными барашками. Над ним – такое же небо без малейшего просвета, с которого сыплет даже не дождь, а какая-то мелкая морось. Где-то далеко справа смутной полосой виднеется берег. Дует противный мокрый и холодный ветер. Катер сильно болтает. В общем, от прогулки по Финскому заливу никаких приятных ощущений.

Впрочем, Чемодану было еще хуже. Оказалось, что этот здоровенный парень не то чтобы подвержен морской болезни – но от «пустяковой», по словам хозяина катера, качки ему было как-то нехорошо. Валера этого несколько стыдился – хотя кто ж тут виноват, кроме природы? Но он предпочитал околачиваться на корме и отравлять свой организм бесконечными сигаретами. Хотя вообще-то курил редко.

* * *

Весь этот цирк начался вчера, когда Чемодан позвонил своему знакомому морскому волку. Переговоры они вели долго, несколько раз Валере перезванивали... На все вопросы Казака Чемодан только отмахивался. Наконец залпом выпив стакан минералки, облегченно перевел дух.

– Эх, хороший парень Пашка. Сколько раз мы друг другу на ринге морду били. Я был в одном клубе, он в другом. Он, правда, уже последние дни выступал, я только начинал. Встречались часто. Но вот закорешились в результате. Ну, ладно, о деле. Все, что можно, разузнали. Сейчас в районе Выборга шторм. Впрочем, глянь в окно – убедишься...

За стеклом и в самом деле лупил дождь, ветер гнул деревья. Еще недавно оживленная площадь была пуста – все попрятались, кто куда мог. Чемодан продолжал.

– Так вот, как сказал Пашка, небольшая посудина шлепать в Питер, да еще в ночь, вряд ли рискнет. То есть, если на нем психи ненормальные или классные моряки, то может, конечно, и рискнут. Но, как он сказал, развлечение это чреватое.

– Будем надеяться, наши товарищи все-таки не любители экстрима. Хотя, если они все утонут на хрен, плакать никто не будет.

– Не в том дело. Паша говорит, что вряд ли у них свой катер. Тем более, что в Выборге арендовать такую посудину – не проблема. А какой владелец станет рисковать башкой и главное – своей любимой калошей? Да и нет у большинства из них оборудования, чтобы плавать ночью. Значит, если шторм уймется, они с утра двинут.

– То есть, можно все-таки засечь их где-то в порту?

– Я тоже так сперва подумал. Но они могли уйти и зашхериться где-то. В шхерах, блин. В этих вот узких заливах, которых тут до хрена и больше. Паша-то другое предложил. Он оказывается, не в Питере сейчас, а в Приморске.

– Это где?

– Ну, в общем, если по побережью смотреть – где-то между Выборгом и Питером. Никто из его корешей к нему на стрелку еще не прибыл по случаю непогоды, все говорят – будут позже. Пашка с дружком сидят на своем корабле и от скуки дуют водку. Так вот, Паша предлагает этих чудиков перехватить. Говорит, это вполне можно сделать.

– Он такой рисковый парень? – с сомнением спросил Казак.

– Уж куда рисковее. Я его знаю не только по спорту. Мы вместе в одной бригаде начинали. Только он потом отошел от наших дел, бизнесом занялся, стал типа приличным. Вот только тянет его иногда на приключения. Да ты не парься – он своего не упустит. Дружок дружком – а выставит потом счет за оказанные услуги по полной программе. Включая израсходованные патроны. Короче, я ребят уже вызвал, скоро подъедут.

– Будто у нас есть выбор. Я-то даже думал, может, вертолет нанять? Но потом сообразил, что радости нам с этого никакой не будет. Ладно, ждем твоих ребят и рулим в Приморск.

* * *

В итоге Казак и Чемодан болтались в Финском заливе. Плавсредство, на борту которого они находились, являлось бывшим пограничным катером. Как сказал его хозяин Паша, здоровенный пузатый мужик с длинными обвислыми усами, эта посудина, носившая теперь имя «Черная Борода», была самым крупным агрегатом в питерской тусовке катерников-любителей. Разумеется, носовые автоматические орудия убрали, но, в общем и целом, катер сохранил свой военный вид. На нем имелась каюта с двумя койками, в которой коротали время ребята Сергея. Кроме Паши на судне находился его друг, выполнявший обязанности механика. Из оружия на корабле имелось два карабина «Сайга» и один автомат Калашникова. Как пояснил капитан, на море милиции нет, и иногда случается всякое. Сейчас «Черная Борода», деловито урча дизелем, рассекала волны в западном направлении. Еще раз оглядев горизонт, Казак поднялся на мостик, где стоял у штурвала Паша в дождевике и фуражке с каким-то фантастическим «крабом». Как и положено морскому волку, он курил трубку.

– Ну че, Серега, как тебе моя лоханка? – обратился он к Казаку.

– Нормальная. Это ты при конверсии купил, что ли?

– Именно. Собирались на иголки резать. Заплатил-то военным немного, а вот восстановление и переделка влетели в копеечку. Тут же стандартный экипаж – пять человек, а мы вдвоем очень даже легко управляемся. Правда, топлива жрет много, но это ладно. Зато понтов-то сколько! Я ж на флоте примерно на таком и служил. А теперь вот в капитанах.

– Слушай, а почему твой катер так странно называется?

Паша изумленно посмотрел на Казака.

– Ты что, не знаешь, кто такой Черная Борода? Эх, что с вас, с сухопутных крыс, взять! Пират был такой знаменитый. Эдвард Тич его звали. Отморозок каких поискать. Ходил с длинной черной бородой, в которую во время абордажа втыкал запалы для гранат. Всегда носил кожаный камзол, весь в пятнах крови и разных напитках. Пил только ром с порохом. Команда у него была тоже понятно какая. К нему шли те, кого даже другие пираты на свои суда брать отказывались. Можешь представить, что за ребята. Беспредельщики и отморозки того времени. Он их постоянно держал пьяными. Вот, к примеру, как-то он записал в своем бортовом журнале, дескать, ром кончился, на судне зреет бунт. А потом вечером добавил: взяли на абордаж судно, пополнили запасы бухла. Снова все хорошо. В общем, вроде вас был парень. Только вы на джипах ездите, а у него был корабль.

– И чем он кончил? – заинтересовался Казак.

– А чем такие ребята кончают? Те из пиратов, кто поумнее были, в конце концов договорились с властями. А этот же отморозок... Впрочем, власти английских колоний, ну там, где теперь южные штаты, долго его терпели. Он ведь награбленное сбывал в их городах по дешевке. Да и отстегивал, наверное, кому надо. Но потом то ли в цене не сошлись, то ли какой-нибудь губернатор слишком принципиальным оказался... В общем, закончил он жизнь как и положено пирату – на рее. Эх, веселое времечко было... Впрочем, как я понял, мы тоже сейчас вроде как пираты.

– Осталось только черный флаг поднять, – засмеялся Казак.

– Черный флаг, чтобы ты знал, пираты никогда не поднимали. Это все писатели выдумали. И вообще, черный флаг на морском языке означает, что на корабле чума. Моряки – люди суеверные, такую штуку без нужды вывешивать не стали бы.

– Кстати о птичках. Я вот так и не понял, как мы собираемся выслеживать наших товарищей? Море-то широкое... И вообще, может, они все-таки рискнули проскочить ночью?

– Серега, не парься. Фирма веников не вяжет. Море широкое, да в нем тоже есть свои дороги. Тем более, в Финском заливе, где и мели, и банки и черта в ступе. Да и к тому же – топливо, знаешь ли, расходуется, если по морю шастать. Это на суше, если у тебя бензин вышел – обидно, досадно, но особо страшного ничего не случится. А если в море?.. Будешь болтаться, как одно вещество в проруби, пока тебя на скалы или на мель не выкинет. Путь от Выборга до Питера не близкий. А это – кратчайшая дорога. А насчет ночи... Я в это не верю. Чтобы ты знал, подавляющее число кораблекрушений происходило не в открытом море, а возле берегов. Мели, рифы и прочая фигня. А Выборгский залив в этом смысле – непростое место. То есть, нормальный корабль со всей положенной аппаратурой – ему-то по фигу. Но если в у них такой был, они бы в столь заковыристые игры не играли. Так что тут еще с час ходу, а там, возле мыса, мы ляжем в дрейф, да и подождем ваших дорогих друзей. И устроим абордаж!

Что это был за мыс такой, Казак разглядел плохо. Видимость была хреновой – и он различил лишь выдававшуюся в море длинную полоску суши. Сушу можно было увидеть в бинокль и с другой стороны. Сергей понял смысл слов Паши про то, что «в море тоже имеются дороги». Тут было нечто вроде ворот. Близко к ним катер не подходил. «Черная Борода» болтался в дрейфе примерно в километре от берега. Чемодан продолжал околачиваться на корме, двое ребят безвылазно сидели в каюте, Казак торчал на мостике с Пашей, слушая его бесконечные байки про разные морские приключения. Капитан был, что называется, фанатом. Кто о чем мечтает, а вот Паша мечтал о настоящем океанском плавсредстве, на котором можно было бы бороздить не изученные до чертиков Финский и Выборгский заливы с редкими выходами в Балтийское море и Ладожское озеро, а еще и далекие южные моря. Только вот денег на это пока не было. Такие игрушки – не для богатых, а для очень богатых людей.

– А вот еще был такой колоритный персонаж среди пиратов. Он не пил, что было для той тусовки вообще-то из ряда вон. Но зато всегда одевался в роскошные и дорогие костюмы. Ну, представляешь, восемнадцатый век, всякие там атласные камзолы, башмаки с пряжками... И в таком вот виде он первым пер на абордаж. О! – прервал себя Паша. – Кажись, кто-то сюда прется. Вон, видишь – вылезает из-за мыса. По виду, рыбак. Но рыбаку сейчас тут делать абсолютно нечего. Я считаю – это как раз тот товарищ, который нам нужен. Начинаем наши игры!

Казак и не заметил, как дождь прекратился и несколько развиднелось. В бинокль было видно, что из-за мыса выползает судно – небольшой катер с непропорционально высокой рубкой, с торчащей над ней короткой мачтой.

– Зови своих, двигаемся на перехват, – бросил Паша и хищно ухмыльнулся. В самом деле, наверное, ему нужно было жить в те времена, когда джентльмены удачи брали корабли на абордаж.

Казак свистнул Чемодану и сбежал в каюту. Ребята там как ни в чем не бывало играли в нарды.

– Мужики, подъем! Боевая тревога!

Парни без лишней спешки взяли карабины, Казак прихватил автомат – и все вывалились на палубу.

Только сейчас Казак осознал мощь этой пограничной машины. Катер пер на полном ходу. Палуба слегка дрожала, форштевень бодро раздвигал волны. Некоторое время ничего не происходило. Незнакомое судно двигалось своим курсом, катер – ему наперерез. Но, наведя в очередной раз бинокль на «рыбака», Казак заметил, что тот стал делать некие странные маневры.

– Похоже разворачиваются, – прокомментировал Паша. – Теперь – никаких сомнений. Сам посуди, какой смысл добропорядочному капитану бегать от встречного судна? Браконьерить сейчас нечего. Да и про пиратов в Финском заливе никто не слыхал. Мы первые будем.

Между тем неприятельский корабль закончил разворачиваться и поплюхал снова за мыс.

– Догоним? – спросил Казак.

– И не сомневайся, парень! Эта штука для того и создана, чтобы гоняться за судами-нарушителями. У нас ход по-любому раза в полтора больше. Никуда они не денутся. Там есть шхера, но в нее соваться – самоубийство. Сплошные скалы. Там только шлюпка пройдет. Так что еще немного – и все будет путем.

... Странное это дело – погоня на море. Никаких складок местности нет – поэтому видно далеко. Если посмотреть за борт на уходящую назад воду, кажется – корабль просто летит вперед. А вот цель приближалась мучительно медленно. Сейчас уже не оставалось сомнений, что «рыбак» пытается уйти. Неизвестно, догадывались ли люди на том судне о безнадежности своих усилий. Это как на «уазике» удирать по шоссе от «Мерседеса». Но, с другой стороны – а что им оставалось делать? Глушить двигатель и поднимать вверх лапки?

«Черная Борода» уже настолько приблизилась, что в бинокль было видно – на корме стоят двое в ярких спортивных куртках и вглядываются в приближающийся катер. Вскоре, правда, «рыбак» скрылся за мысом.

– Слушай, а они не могут попытаться высадиться? – поинтересовался Сергей.

– Пусть попробуют. Честно говоря, я бы не рискнул. Разве что там, дальше, есть пляж. Но до этого мы их должны нагнать.

«Черная Борода» поравнялась с самой выдающейся в море точкой мыса. «Рыбак» снова стал виден. Он находился теперь метрах в пятистах от преследователей. Расстояние заметно сокращалось. И тут Сергей, не сводивший взгляд в преследуемого судна, увидел, что один из стоявших на корме людей метнулся куда-то в район пристройки – и вскоре вернулся, таща что-то длинное. На винтовку не похоже... Ручник, мать его!

– Ложись, братва! – заорал Казак ребятам, которые стояли с винтовками на носу.

И вовремя. Те залегли – вскоре послышались две короткие очереди. Судя по звуку, это был MG-37, замечательная немецкая машинка. Честно говоря, этого на «Черной бороде» не ожидали. Хотя следовало бы, учитывая лихое нападение на дом Челыша. Ведь оружия времен войны, как знал Казак, в Ленинградской области было как грязи. Между тем с «рыбака» донеслась еще одна очередь. На этот раз взяли хорошо. В рубке посыпались стекла. Казак и Паша инстинктивно пригнулись.

– Слушай, он может что-нибудь сделать судну? – крикнул Сергей.

– Судну-то ничего, но вот нам бошки посносить – за милую душу.

С преследуемого судна дали еще одну очередь. Но на этот раз она прошла где-то мимо. Как и еще две. Лупить с качающегося катера не так-то просто. Скорее всего, в рубку они угодили по чистой случайности. Хотя и такая случайность могла бы закончится невесело.

Между тем «Черная Борода» нагоняла катер. Раздались выстрелы карабинов – это открыли огонь Чемодан и его ребята. Вряд ли, конечно, они рассчитывали хоть куда-то попасть. Как много раз убеждался Казак, братки обычно не слишком умеют обращаться с длинноствольным оружием. В армии-то большинство из них не служило. Впрочем, выстрелы сделали свое дело. Снова взглянув в бинокль, Казак убедился, что ребятки на «рыбаке» постарались максимально укрыться за фальшбортом. Ручник снова тявкнул – но это были уже явно выстрелы в белый свет. В том же духе им ответили карабины с «Черной Бороды». В общем, шла веселая пустая трата патронов, целью которой было поднятие собственного боевого духа.

Между тем катер Паши медленно, но неуклонно нагонял «рыбака». Казак заметил, что с кормы один из парней метнулся в сторону рубки. По нему пару раз пальнули – было видно, как он вздрогнул, но тут же сделал большой прыжок и пропал из поля видимости. И тут «рыбак» вдруг стал резко забирать вправо, к берегу.

– Куда он попер?! – воскликнул Паша и загнул восьмиэтажную матерщину. – Хотя... У него осадка меньше, видать, все-таки рассчитывает пройти к берегу.

– Так там можно пройти?

– Как тебе сказать? На скорости параличной черепахи, с точностью до миллиметра при штилевой погоде – может и можно. Но на таком ходу и таком волнении – это из области чудес.

И чуда не произошло. «Рыбак», до которого оставалось уже метров двести, вдруг резко встал, как споткнулся, а потом начал крениться на левый борт.

– Все, приплыли голубчики, – удовлетворенно изрек капитан. – Аккуратно сели на скалу, чего мы и ожидали. Ну, теперь готовьтесь к абордажу, начинается самое интересное...

Казак выкатился из рубки и, передернув затвор, залег за фальшбортом на носу.

– Как тут? – спросил он у Чемодана.

– Нормально. Давно лично в разборках не участвовал, надо бы жирок-то подрастрясти... – отозвался Валера и послал еще один выстрел в сторону судна. В ответ оттуда снова вжарила очередь. На этот раз одна из пуль с визгом отрекошетила от фальшборта. Казак дал короткую автоматную очередь и крикнул Чемодану и еще одному парню, который был с карабином:

– Не давайте ему высунуться! А то он нас в упор их своего ручника в решето превратит. Сергей внимательно наблюдал за кормой вражеского судна. Вот снова начало показываться дуло пулемета – он послал очередь. Тот, на корме, затаился. Потом попытался поменять позицию – на корме не особо развернешься. Еще одна пулеметная очередь, хоть и просвистела близко, но все-таки ушла в молоко. Теперь до противника осталось метров двадцать – тут преимущества пулемета уже утрачивались. В общем оставалось додержать пулеметчика еще некоторое время за фальшбортом – и расстрелять в упор.

Но у парня не выдержали нервы. «Черная Борода» была уже совсем близко, когда он вскочил в полный рост и, держа оружие на весу, стал поливать приближающийся катер огнем. Точность такой стрельбы, эффектной в голливудских боевиках, на самом-то деле – нулевая. Удерживать ручной пулемет на весу и направлять огонь куда надо – на это никакого здоровья не хватит. Тем более, что долго так развлекать никто ему не дал. Сергей, прицелившись, нажал на курок – и парень рухнул, просеченной очередью из Калашникова. Спустя несколько минут «Черная Борода» поравнялась с «рыбаком».

– Прикрывайте, кто с карабинами! – крикнул Казак и прыгнул на палубу вражеского судна. Следом сиганул один из парней Чемодана с пистолетом.

Сергей двигался осторожно, помня, что на борту есть еще как минимум один человек, который вряд ли безоружен. А скорее всего людей здесь больше. Ведь кто-то же вел судно. Но больше не стреляли. В рубке никого не наблюдалось. Он прокрался к ведущей в нее двери, потом резко ввалился внутрь – и только тут заметил, что в углу сидит, скорчившись, небритый мужик. У его ног натекла лужа крови. На нем тоже была непромокаемая куртка, но зеленая – а те двое были в красных. Да и вид у мужика был такой... ну, явно не бандитский.

– Не стреляй... – пробормотал мужик, – я тут... Ни при чем тут я! Они меня просто наняли... До островов, говорят, довези груз. Там, говорят, покажут...

– Где второй?

– Не знаю... Он как вас увидел, велел удирать, потом они стрелять стали, а дальше этот... Евгений говорит: сворачивай к берегу. Я ему говорю, что не пройти. А он на меня с пистолетом – сворачивай! А потом в меня...

– Какие есть помещения?

– Камбуз, вон, машинное отделение, трюм...

– Казак, в этой кухне никого нет, – донесся голос парня.

– Где груз?

– В трюме...

Оставались трюм и машинное отделение. Но люки, ведущие вниз, были прямо в палубе. Никто бы просто не смог незаметно туда сигануть – тем более, под огнем.

Между тем на «рыбака» высадились Чемодан и второй браток.

– Что тут?

– Да вот, второго потеряли.

– Не там ищете, ребята, – послышался голос Паши. Он вышел из рубки и с интересом наблюдал за происходящим. – Я говорю, не там ищете. Пока вы в войнушку играли, он с себя куртку-то скинул – да и сиганул за борт. Тут ведь до берега недалеко.

Казак, чертыхнувшись, глянул в сторону берега. Человек и в самом деле быстро поднимался по пологой гранитной скале. Сергей прицелился и выстрелил. Но расстояние все-таки было великовато. Человек на скале метнулся в сторону, но продолжал подъем. Казак стрельнул еще пару раз – но никакой радости из этого не вышло. Беглец добрался-таки до верха и исчез в ельнике. Повторять его телодвижения, разумеется, смысла не имело.

– Паша, что там на берегу?

– Полная глухомань. Но дорога там где-то есть и железка тоже.

В общем, если этот тип не дурак, то выберется. Но по минимуму задача, можно сказать, выполнена.

– Слушай, Казак, что с этой халабудой творится? – послышался голос Чемодана.

В самом деле, Казак, увлеченный боем, как-то не обратил внимание на поведение захваченного судна. Оно стояло, покосившись, а теперь вдруг стало ощутимо крениться. Сергей рванул в рубку, но увидел, что там уже некого расспрашивать, да и помогать тоже – мужик отмучился.

– Тот люк, наверное, ведет в трюм, – предположил Чемодан.

Казак заглянул и увидел, что внутри плещется вода. Коробки уже наполовину в ней скрылись. Он спустился по трапу.

– Принимай! – Сергей схватил коробку и собрался передать ее кому-то наверх. Но катер стал откровенно и сильно крениться.

– Серега, вылезай, мать твою! Уходить надо! – отчаянно закричал Паша. – Сейчас эта хреновина ко дну пойдет!

С коробкой в руках по вертикальному трапу было не вылезти. Поэтому Казак бросил ее и занялся собственным спасением. Он взлетел по трапу и выскочил на палубу. Остальные тоже покидали тонущий корабль. Между тем Паша уже был на своем месте и потихоньку стал сдавать катер назад. Все перебрались на палубу «Черной Бороды», которая медленно отходила. «Рыбак» между тем все больше заваливался на борт и начал погружаться в воду.

– Глубоко тут? – спросил Сергей у Паши.

– Нет, метра три. Может, четыре. Но нырять и поднимать эти ваши ящики я бы сейчас не стал...

В самом деле, катер скрылся в волнах, но на поверхности торчали верх рубки и мачта.

– Что будем делать? – спросил капитан «Черной Бороды».

– Уходим отсюда. Назад.

– Уходим, так уходим... – Паша поднялся в рубку, и катер стал разворачиваться. Когда он уже пошлепал вдоль берега на восток, к капитану подошли Казак и Чемодан.

– Что ж, ребята, откроем совещание командного состава, – начал Сергей. – Товарищ капитан, у меня есть к вам вопросы. Тут есть какие-нибудь острова?

– Ха, да как грязи! Есть большие, есть средние, есть совсем маленькие.

– А дальше, к Питеру?

– И там имеются. Березовые острова – там поселки, многие питерские дома купили. Далеко, но зато экзотика и народу мало. А, в общем-то, если хочешь, там можно где угодно строиться.

– Мне этот терпила, капитан утопшего корабля, сказал, что они шли не в Питер, а на какой-то остров.

– Новое дело! – бросил Чемодан.

– Это точно, что новое. И главное – совсем гнусное, – согласился Паша. – Если они что-то прячут на островах, отыскать – это работа для двух батальонов морской пехоты, подкрепленных вертолетами – на пару месяцев работы хватит.

Валера наморщил лоб.

– Ну, не все так мрачно. Вряд ли они какую-нибудь тайную малину замутили. Тут погранцы, да и вообще... Я думаю, купили дом или там построились. Так что можно пробить в районной управе. Я вот только не секу – а на фиг нам их искать? Мы им жало вырвали...

– Да я ни в чем теперь не уверен. Может, вырвали, а может, и не совсем. Но это я так спросил, для общего развития. Вопрос у меня есть более конкретный. Паша, тут неподалеку есть какая-нибудь укромная бухта, чтобы ты мог запихать свою посудину? Подальше от любопытных глаз?

– Найдется. Километров пятнадцать еще идти. Хорошее место. С моря не видно, если в шхеры зайти.

– Вот и правь туда.

– Казак, я не въехал, ты чего задумал? – недоуменно спросил Чемодан.

– Да дело в том, что не закончились тут наши приключения. Я вот о чем подумал: эти ребята ведь вернутся. И вернутся скоро. Паша, есть карта?

Капитан протянул ему подробную карту побережья.

– Гляди сюда. Вот дорога. А вот деревня. Так? Даже если этот деятель телефон потерял, он туда доберется быстро. Мы знаем, что и кто у них есть в Выборге? Не знаем. Я думаю, люди есть. Да и в любом варианте – они народ соберут быстро. И вернутся сюда. Если не поднять груз, так уничтожить.

– Не понял. Зачем уничтожать-то?

– Так тут все-таки не Карибское море из фильма про пиратов. Суда регулярно ходят, да и этого терпилу хватятся. Есть же у него жена и все такое прочее. А судно торчит из воды... Штука заметная. И вот поднимают спасатели эту калошу – а там охрененный груз кокса. Ты врубаешься, какой у ментов шорох поднимется? Они ж все прошерстят, все перетряхнут – и выпасут этих лосей на раз. Да еще и братва поднимется заодно с ментами. А этим куда? За бугор не свалишь, им, как Березовскому, по политике не закосить. Наркотики – вещь серьезная. И тогда что – сидеть в подполье, ждать, пока найдут. Не менты, так братва. Они же не дураки, соображают.

– Да к тому же можно ведь рубку раскурочить и мачту снести. На эти скалы никто не сунется. И потом припереться, когда все уляжется, и начать вдумчиво нырять, – подал голос Паша. – А эти суки, получается, кайфом торговали? Тогда, мужики, я до конца с вами.

– Но тогда почему мы ушли оттуда? – продолжал недоумевать Чемодан.

– Для начала, нам встреча с погранцами тоже не особо нужна, если их туда вдруг занесет. Но что главное – я думаю, этот Евгений... Блин, а не Коломейцев ли это собственной персоной?.. Так вот, я думаю, он проследил за нами из елочек. Мы ушли. Что ему остается? Попытаться быстро вызвать своих. В общем, Паша становится в бухту, а мы с тобой вдвоем двигаем туда.

– А почему вдвоем?

– Воюют не числом, а умением, как сказал товарищ Суворов. «Бороду» мы сможем вызвать. А твои ребята – они не слишком-то приспособлены к лесной войне, верно?

– Да уж, пожалуй...

– Вот и нечего. Я бы и один пошел, да нужна страховка. Паша, у нас есть еще боеприпасы?

– Для хороших людей ничего не жалко. Спросите Юрика, он даст.

Вскоре угрюмый худой парень вытащил откуда-то на палубу ящик. В нем обнаружились обоймы к «Сайге» и Калашникову, а также три «лимонки».

Заодно парень протянул Казаку финский нож и несколько пестрых упаковок.

– Это что?

– Типа каши с мясом. Саморазогревающаяся. Армейская разработка. Ты ее вскрываешь и можешь лопать.

– Ну, что, Чемодан, снаряжаемся? Сегодня мы будем играть в партизан...

Казак и Чемодан двигались по лесу. Шли легко – местность была высокая, покрытая сосновым лесом, с обилием камней и крупных скал. Справа, под обрывом, виднелось море.

Сергей взбежал на очередной холм и подождал слегка отставшего напарника. Как и многие крупные и накачанные люди, Валера был не слишком вынослив. Да и спокойная жизнь взяла свое. Он часто дышал, на лбу проступили капли пота. Казак отметил про себя: хорошо еще, что Валера в кроссовках. А то эти двое, которые остались на судне, щеголяли в дорогих модельных ботинках. В таких только и бегать по мокрым скалам. Сам же Сергей был в рифленых полуботинках, которые купил в каком-то рок-магазине. Как оказалось, обувь годилась не только на то, чтобы выпендриваться на рок-тусовках – по пересеченной местности ходилось в ней отлично.

– Ну, что, вроде как почти пришли, – сказал Казак, доставая бинокль и направляя его на море. – Ага, вон она, мачта – из воды торчит. На первый взгляд все идет так, как надо.

– Не все, – мрачно отозвался Чемодан. Он держал в руке мобильник, потом достал другой. – Точно, не все идет как надо. Связи нет.

Сергей достал свой телефон и увидел, что связь и в самом деле отсутствует. Что, в общем-то, было и не удивительно. Они находились на полуострове, далеко вдающемся в море. Жилья тут не имелось. Так на кой черт было ставить ретрансляционную вышку? Вот так, об этом не подумали. Привыкли, блин, что связь есть везде и всюду. И не заметили, как выскочили из зоны охвата. Потому что в бухте, откуда они начали свой путь, связь имелась. Сплюнув, Казак изрек:

– Что ж, будем действовать автономно. По обстоятельствам. Особо в бой лезть не станем, но... Поглядим в общем. А пока давай прогуляемся, оценим местность.

В ходе прогулки обнаружилась дорога. По ней давным-давно никто не ездил, но, как это бывает на Карельском перешейке, такие дороги сохраняются десятилетиями. Пройдясь по ней, напарники обнаружили, что она упирается в поляну, на которой виднелись стены, сложенные из мощных, грубо обработанных гранитных глыб – которые когда-то были финским хутором.

– Гляди-ка погреб, – позвал Сергея Чемодан, обошедший бывшее человеческое жилье. – Во дают финики. Свод-то какими камнями выложен. Да в таком погребе можно атомную войну пересидеть.

– Кстати, спрятать тут эту лабуду тоже можно. А потом спокойно, без помех, ее перетаскивать.

Дальнейшее исследование местности показало, что от конца дороги до места гибели «рыбака» – метров шестьсот. Дальше шли скалы, машина вряд ли сумела бы там пройти. Так что от берега досюда им придется таскать груз на руках.

– Гляди, Казак, темнеет уже. Как ты думаешь, ночью их ждать?

– Думаю, нет. Скорее всего, на рассвете припрутся. Так что у нас будет восхитительная ночь на свежем воздухе. Пойдем-ка поищем какую-нибудь яму, чтобы костер развести. А то я несогласный всю ночь дрожать...

Глава 7

НА ВЫСОКОМ БЕРЕГУ, НА КРУТОМ

Мутный рассвет застал их скорчившимися возле тлеющего костра. Ночь оказалась холодной. Поэтому, несмотря на то, что Сергей захватил с собой бутылку коньяка из судовых запасов, оба откровенно дрожали. И тут в тишине, нарушаемой до этого лишь криками чаек и шумом деревьев, послышался отдаленный шум машины. Точнее – двух машин.

– Чемодан, подъем, к нам гости.

Шум приближался. Это были легковушки, скорее всего – джипы. Казак и Чемодан залегли на скале, откуда просматривалась дорога. Вскоре машины показались. Это и в самом деле было два джипа, один «Чероки», другой пикап «Мицубиси». Значит, вывозить груз они не станут, просто не на чем. Это хуже. Потому что Сергей уже успел придумать наполеоновский план: таскать-то пришлось бы от берега коробки на руках. Вот за этим занятием их можно было бы положить как куропаток. Но не сложилось.

Машины остановились возле полуразрушенного финского хутора, из салонов полез народ. Восемь человек в камуфляже и армейских ботинках. И, по крайней мере, у пятерых – автоматы. Самое интересное, что двое были ярко выраженными латиносами. Вот это уже совсем весело!

В бинокль было видно, как двое извлекли из багажника пикапа какую-то громоздкую штуку. Вся компания двинулась к морю, один кадр остался возле машин на часах. Казак и Чемодан продолжали укрываться за гребнем холма.

Приехавшие спустились к морю. Обосновавшись на прибрежной полосе, они развернули свою ношу, которая стала быстро превращаться в резиновую лодку. Двое, облачившись в гидрокостюмы, прыгнули в нее и погребли в сторону потонувшего «рыбака». Черт, что же они задумали? Возить на такой лодчонке груз – это умереть не встать. Да и у них нет даже аквалангов. Конечно, там не глубоко, но все-таки...

...Лодка меж тем приблизилась к торчащей рубке корабля. В бинокль было видно, один из сидящих в ней нацепил маску и нырнул. Показался на поверхности, нырнул снова... Так повторялось три раза. А потом на мачту привязали какой-то флаг...

– Чего это они? – шепотом спросил Валера. Ныряльщик заполз в резиновую лодку, и резиновая посудина, прыгая на волнах, бойко пошла к берегу.

– Черт их поймет... – ответил Казак... И вдруг до него дошло. Все просто! В самом деле, на кой черт им заниматься разгрузкой в экстремальных условиях? Груз-то их! С родственниками пропавшего капитана они как-нибудь договорятся. Или уже договорились. А потому кто ж им мешает заниматься спасательными работами? Рискованно, конечно, но не так, чтобы очень. По нынешним временам – вмешиваться никто не станет. А что? Сами, дескать, утопили по глупости, сами и достаем. Сейчас они убедились, что все в порядке, осталось вызвать еще какую-нибудь посудину. А эти посидят, покараулят. А что два трупа на судне, так они ж под водой. Интересно, знают ли они, что связи нет? Хотя, может, у них есть спутниковая. А если нет – кто-нибудь сядет в джип и сгоняет туда, где связь есть.

Положение складывалось невеселое. Оставалось – либо брать ноги в руки и мчаться до своих, или... Принимать бой.

Казак наклонился к Чемодану:

– Бери автомат. Я тут пойду погуляю. Как услышишь шум, открывай огонь. Они как на ладони, постарайся их прижать и не выпустить с берега. А я подойду с другой стороны.

Сергей вернулся по гребню холма туда, где стояли машины, и оценил обстановку. Все было хорошо. Часовой явно не придавал значения своей миссии. Потоптавшись вокруг джипа, он присел на корточки, прислонился к машине и закурил, зажав автомат между колен.

Склон холма порос частым ельником, что было совсем прекрасно. Казак умел незаметно и бесшумно передвигаться и в более сложных условиях. А уж через елки и медведь пройдет незаметно. Достигнув края зарослей, Казак раздвинул ветви и осторожно выглянул. Джип был метрах в десяти, а часовой сидел с той стороны. Казак достал нож, но потом передумал – и просто повернул карабин прикладом вперед. Затем двинулся бегом через открытое место. Три секунды – и он оказался возле машины.

Часовой даже не успел сообразить, что произошло, когда на него обрушился Сергей и врезал ему прикладом. Бил он, впрочем, вполсилы. Потому-то Казак и убрал в последнюю минуту нож, что вовремя сообразил: хоть одного, да нужно попытаться захватить живым. А на берегу – черт знает, как там сложится.

Парень повалился на землю. Казак вытащил из брюк часового ремень, снял свой – и связал парню руки и ноги. Затем оттащил бесчувственное тело в ельник. Впрочем, на первый взгляд, никаких существенных травм часовой не получил. Полежит да оклемается. Что оставалось дальше? Сделать так, чтобы эти ребята не смогли отсюда быстро убраться. То есть, ликвидировать их средства передвижения. Казак знал множество способов, как из автомобиля сделать груду металлолома. Но ему надо было спешить. Поэтому он, захватив предварительно автомат часового, достал две «лимонки», аккуратно бросил их под днища, отбежал и залег. Взрывы грохнули почти одновременно. Через несколько секунд грохнуло и в третий раз – это у «Мицубиси» рванул бензобак – и машина стала жарко пылать. Со вторым этого не произошло – но вряд ли на нем можно теперь куда-нибудь уехать.

Убедившись, что на этом участке все обстоит хорошо, Казак двинулся к морю.

Между тем оттуда послышалась беспорядочная пальба. Чемодан вступил в бой. Выбравшись на берег, Казак осмотрел поле битвы. На прибрежной полосе очень близко друг к другу лежали двое. Чемодан начал атаку неплохо. Остальные противники залегли за камнями и часто лупили вверх, туда, где по их предположениям скрывался Валера. Цель их была понятна. Они прикрывали лодку, которая была уже недалеко от берега. Еще бы! Сверху этот плавучий надувной презерватив был отличной мишенью.

Выяснилась еще одна цель такой активной стрельбы. Один из засевших на берегу, латинос, стал двигаться наискосок, по скале, стремясь под прикрытием огня забраться на гребень и зайти Чемодану в тыл. Передвигался он очень грамотно, видна была хорошая подготовка. Парень явно не только серьезно учился, но и под огнем бывал. И все бы хорошо, но шел он прямо на Казака... Автомат Сергея плюнул короткой очередью – и латинос покатился по склону. Не теряя времени, Сергей врезал по лодке. Двое сидевших в ней парней в гидрокостюмах повалились в воду – а лодка так и осталась покачиваться на волнах метрах в десяти от берега. Тут снова заговорил автомат Чемодана. У него хватило ума переменить позицию – и переменить грамотно. Он сдвинулся еще дальше по склону, так что двое уцелевших вражеских бойцов оказались между двух огней. И тут один из них стал лупить то в одну, то в другую сторону. Грамотно он это делал. Казак вынужден был вжаться в камни, фонтанчики от пуль взметнулись прямо у него перед носом. Он перекатился и увидел, что второй, пригнувшись, уходит в сторону кустарника. Сергей вскинул автомат, но его опередил Чемодан – он выдал длинную очередь – и человек упал, не добежав пары шагов до спасительных зарослей.

Казак вскочил и перебежал в сторону. Снизу раздалась очередь, но оборвалась. Так, патроны у клиента закончились. Есть ли у него запасная обойма?

– Эй, парень, бросай ствол и выходи! Все равно мы тебя достанем! – заорал Казак и демонстративно пошевелил ветви. Выстрелов не последовало. Тогда он встал в полный рост, и, держа автомат наизготовку, приготовился спускаться, крикнув напарнику:

– Чемодан, прикрой на всякий...

Но тут из-за камня молнией выскользнуло тело. Парень попытался допрыгнуть до двух первых убитых, возле которых валялся автомат. Он упал, перекатился – и почти уже достиг цели... Очередь Чемодана вошла в пустое место. Но Казак не оплошал. Пули из его Калашникова прошили парня поперек.

– Казак, что, все, вроде? Можно вылезать?

– Валяй, только осторожнее. А то они такие прыткие оказались...

Они спустились на берег. Более всего из убитых Казака заинтересовал последний. Он перевернул его – оказалось, что это был второй латинос.

– Дела... – протянул Казак. – Это они вместе с кокаином выписали таких терминаторов, что ли?

– Ага. Купите у нас две тонны кокса и получите двух отморозков в подарок! – нервно хохотнул Валера. – Знаешь, братан, никто пока что не называл меня трусом, но как этот начал по мне лупить, я тут же вспомнил, что в церкви крестился. Вовремя ты подошел...

– Да уж, они в тебя достали. Ты в уже с Богом беседовал. Эти, из солнечной Латинской Америки – настоящие бойцы. Так что мы, в общем-то, очень удачно повоевали. Ладно, берем еще по автомату, и рожков, сколько унесем. Надо экипаж нашего кораблика более серьезно вооружить...

– Обратно двигаем?

– А куда? Ты не видел, кто-нибудь их них пытался совершать какие-нибудь телефонные звонки?

– Точно не пытались. Я за ними внимательно следил.

– Значит, некоторое время их будут ждать. Потом... Черт его знает, что они потом станут делать. В любом случае, с этого поля Куликова надо валить. Только сперва заберем одного товарища.

– Кого?

– Один у меня там, у машин, припухает. Надо ж было взять кого-нибудь для душевного разговора.

Часового они нашли на том месте, куда его Казак оттащил. Парень уже пришел в себя и теперь вовсю шевелился, пытаясь освободиться от ремней.

– Напрасно, братан, паришься, – добродушно сказал ему Казак – у меня не развязываются. Ты лучше не дергайся, тогда, глядишь, может, чуток еще и поживешь. А то мигом отправишься к своим дружкам. Чемодан, сними с его ног ремень и поставь в вертикальное положение.

Когда Валера выполнил ценное указание, Сергей продолжил свою речь:

– Я иду вперед, а ты Валера, ведешь этого. Шаг вправо, шаг влево, лупи сразу. Двинулись!

Процессия углубилась в лес. Таким макаром прошли километра два. Наконец, Казак увидел большой, поросший мохом камень посреди небольшой полянки. Он обернулся:

– Двигай клиента вот к этой халабуде. Начнем наши душевные разговоры.

Чемодан поставил пленного спиной к камню и отошел, держа автомат наизготовку.

Казак же начал рассматривать пленного. Что сказать, парень как парень. Среднего роста, плечистый и крепкий, с округлым, ничем не примечательным лицом. Впрочем, сейчас-то оно было как раз очень примечательным. Половина правой скулы была синей и распухла от удара прикладом. Держался парень без особого страха, но и без вызова. Не дурак, догадался, что если его сперва вырубили, а потом куда-то повели, то не просто так. Оглядев его еще раз, Казак заговорил:

– Значит так, длинные базары я прогонять не буду. Мы люди серьезные. Как ты понял, твои дружки уже предстали перед апостолом Петром и отвечают ему за то, что натворили. Но! Я тебя не пугаю тем, что ты отправишься вслед за ними. Потому что наоборот, ты меня умолять об этом будешь. Я в разведке служил, и нас там обучали допрашивать пленных с применением физического воздействия. Догадываешься, что тебя ждет? У меня заговорит даже памятник Ленину у Финляндского вокзала. Знаешь, как это бывает, когда яйца отрезают медленно и вдумчиво? На войне в Абхазии грузины такие песни пели, когда я начинал с ними беседу по-взрослому Как тебе такая перспектива?

Казак при желании умел быть очень убедительным. Для должного эффекта он играл финским ножом. Теперь все зависело от реакции парня. Если он запрется, придется начать. На самом-то деле Казак отнюдь не был таким уж спецом в деле пыток, хотя в армии им и в самом деле кое-что объясняли. Да и потом, когда связался с бандитами, приходилось кое-что видеть. Но собственноручно он никогда этим не занимался. Правда, может, у Чемодана есть опыт... Валера, почувствовав момент, вставил:

– Да, братан, а я ракетчиком начинал. Слыхал о таких? Рэкетиры назывались. Утюга и паяльника тут нет под рукой, но мы что-нибудь придумаем для замены.

Парень смотрел то на одного, то на другого и, похоже, что-то просчитывал. Решив, что пауза затянулась, Казак шагнул к нему.

– Ладно, что вам надо? – сказал пленный.

– We want information, – ответил Сергей начальной фразой песни одной из своих любимых рок-групп. – Короче, мы задаем тебе вопросы, ты на них отвечаешь. Как можно более полно и подробно.

– А потом?

– А потом поглядим. Мы ребята не кровожадные, ващще гуманисты, блин. Так что шанс уйти живым у тебя есть. Но это зависит от ценности того, что ты нам расскажешь. Так что базары типа «я не знаю» – не канают. Надо постараться вспомнить, чтобы всем стало хорошо. Понятно?

– Давайте, спрашивайте.

– Конкретная цель, с которой вы перлись сюда?

– Вчера звонил Че Гевара...

– Коломейцев? – уверенно спросил Казак, хотя, понятное дело, не мог знать, кто у них носит погоняло аргентинского революционера. Но утверждать лучше, чем спрашивать. А ему почему-то казалось, что данного товарища так и должны звать.

– Он самый. Дескать, атаковали люди Челыша, груз на дне, надо доставать. Гевара отправился корабль искать. Мы были в Выборге, а еще четверо прибыли с базы. Нас послали проследить, чтобы все было тихо. Ну, и, в случае чего, отогнать. Но вот это вы нас...

Казак отметил про себя: вот в чем, оказывается, дело-то! Их действия принимали за акции конкурирующей фирмы. Тогда становилось понятным, почему ребята Че так озверело ринулись изничтожать наркобарона и его людей. Прибывал груз, и им не нужны были проблемы. Он продолжил допрос:

– Какая должна быть связь? Вы знали, что туда не добивает телефон?

– Знали. Че Гевара должен был ждать звонка. Он сказал: лишний раз не звонить, только четко, когда можно двигать судно. Но у нас нет ни аквалангов, ни черта... Все это доставать надо было.

– Хорошо. Где расположена база. Остров? Точно!

Парень заколебался, но, видимо, решил, что выбора у него все равно нет, и сказал:

– Возле Приморска. Там есть такой остров, называется Большой Березовый, на нем еще поселок. А рядом с ним маленький островок... Вот его Гевара взял в аренду.

– По карте можешь показать?

Карты у Казака, понятное дело, не было. Но еще со своей лесной армейской службы он обладал фотографической памятью на такие вещи. Карту он изучил заранее. Поэтому легко изобразил ножом на земле Приморск и три расположенных возле него Березовых острова – Большой, Северный и Западный. Парень показал ногой куда-то западнее Северного.

Что ж, главные сведения были получены. Но оставалось еще кое-что. Все-таки Казака сильно занимала эта банда. Не только из любопытства. Нужно было узнать – кто они такие и чего от них можно ждать еще?

– Так, теперь такой вопрос: откуда вы вообще такие борзые взялись на нашу голову?

– Тут я не все знаю...

– Тогда о себе.

– А о себе что? Я с Гражданки. Был... Ну, гопником в общем был. Ну, и как водится – менты постоянно брали. То да се... А тут объявился этот, Гена Артист.

– Который на машине недавно разбился? – еще раз продемонстрировал Казак свою полную осведомленность.

– Все-то вы знаете. Он самый. Он вроде как какой-то фонд держал, то ли благотворительный, то ли еще какой. В общем, он мне спортом предложил заниматься. И ребятам из других районов тоже. А он такой... был – кого угодно мог убедить. Ну, и дал понять, что дела будут хорошие. Вот. Спортом мы стали заниматься. А он нам темы стал прогонять. Дескать, непорядок, все вокруг наворовали и теперь круто поднялись, а вы нищие ходите. Надо, дескать, исправлять это дело.

– Коммунизм он вам, что ли, пропагандировал?

– Да нет. Но о коммунистах, которые до революции, он любил рассказывать. Говорил, вот, мол, захотели люди отнять у богатых, что им надо, и создали мафию. И своего добились. А потом, мол, американцы с них пример взяли и тоже мафию создали. Он нам много всякого рассказывал. Как та старая мафия зажралась и ослабла, пришли новые люди и поднялись на коксе. Книжки давал читать, фильмы всякие. А потом он нас от армии отмазал. Точнее, не он, там Че Гевара рулил. У него еще были люди... Гена сказал: фигня эта армия, мы вас лучше обучим. У них была фирма, она занималась тем, что люди там в страйкбол играли.

– Чего-чего? – не понял Казак.

– Это типа пейнтбола, только оружие больше похоже на настоящее. В этой фирме и в самом деле богатые жлобы оттягивались. Но под ее прикрытием мы учились. С настоящим оружием. А там и дела пошли разные. Пошло-поехало. Гена любил поговорить. Рассказывал – свой корабль купим, настоящий, чтобы в океан ходить – и тогда вообще станем самыми крутыми в Питере.

– А про художника ничего не знаешь? – наугад спросил Казак.

– Знаю. Че Гевара вроде как проболтался, но это специально – чтобы другим неповадно было. Этот художник что-то там для нас делал, что – я точно не знаю. А потом решил соскочить. Ну и соскочил. На тот свет. Гена его лично отоварил.

– Что это за латиносы такие у вас?

– Оттуда они, из Перу. Жуткие типы. Как ведь считается – латиносы, они ребята веселые, всякие там песни-пляски любят. А эти... Я не видел, чтобы они улыбались. Я говорю – просто монстры. Это они дом Челыша штурмовали. То есть, не только они, но эти были за главных. И план они придумали. Мы все аж офигели, как они изложили. Но вышло-то на все сто...

– Они что, с товаром прибыли?

– Они студенты. В каком-то питерском вузе учатся. Или типа учатся. Этого я не знаю.

– Он, что же, их тоже, как вас, привлек?

– Нет, мне один чел рассказывал, он с ними возился, как они приехали. Они специально в Питер приперлись, чтобы с нами работать. А для отмазки поступили в институт...

Казак некоторое время размышлял. Потом продолжил:

– Я вот гляжу, омерте вас Гена не учил...

– Это чего? А, как в «Крестном отце», закон молчания? Что мы дети, что ли?.. Че, помирать мне теперь с песнями? За Родину, за Сталина? Так ведь эти даже не Родина и не Сталин. Я уже во все въехал, пока лежал в елках и слушал вашу музыку. Широко Че Гевара шагал, штаны порвал. Вы теперь до всех доберетесь. А я, может, вам и пригожусь.

– Вот всегда у нас в России так. Все дела до конца не доделываем. Коломейцев мафию сколотил, а моральный дух привить поленился. Не стал запариваться. Но вот то, что ты пригодишься, это ты верно сказал. Короче, кто должен отзвониться Че Геваре?

– Да кто угодно. Мы проверяли по дороге – связь исчезает километров за пять до места. Так что надо просто туда сгонять и доложить.

– Телефон есть?

Парень кивнул.

– Вот ты и доложишь.

Казак глянул на свой мобильник и убедился, что связи все еще нет.

– Пошли...

– Руки-то развяжите... А то так идти неудобно. Да и что я сделаю? Я что, супермен, чтобы лезть на двоих с автоматами? – подал голос парень.

– Чемодан, развяжи ему руки. Но все равно приглядывай, чтобы он чего не отмочил. А мы пойдем на восток.

Двинулись тем же порядком, что и раньше, только теперь Казак время от времени вынимал телефон и проверял наличие сигнала. Наконец, минут через сорок на табло показалась долгожданная надпись, свидетельствующая о том, что они вошли в зону охвата.

– Вот и пришли. Слышь, ты, неудачливый боец мафии, покажи-ка свой аппарат.

Парень протянул мобильник. Казак убедился, что в аппарате есть громкая связь, и вернул обратно.

– Звони. На громкой связи. Чтобы мы все слышали мудрые речи твоих вождей... Значит, так. Сообщи, что все в норме, задержка произошла из-за технических трудностей. Дескать, сидим и смотрим на горизонт, поджидая вас. Не пытайся только нас разводить. Ни тебе, ни им это по-любому не поможет.

Пленный нажал на какую-то кнопку, некоторое время стоял в напряженной позе, потом оживился.

– Да... – сказали в телефоне.

– Это я, Никифор. В общем, все в норме. Никого там не было, мы готовы вас встретить.

– А чего так долго?

– Да Кирюха, придурок, в канаву по дороге въехал. Пришлось вытягивать.

– Вот я ему въеду, обалдую... Ну, в общем, так. Тут сложности возникли, раньше завтрашнего дня выйти не сможем. Сидите там и не дергайтесь. Все ясно? Сейчас я тебе СМС-ку пошлю, чтоб никто не сомневался, покажешь Федору. Все, привет.

Минут через пять телефон запищал.

Парень протянул Казаку телефон.

– Вон его CMC.

Казак посмотрел – это был короткий приказ: «сидеть на месте, ждать нас».

– Пошли дальше. Нас на кораблике уже заждались.

– Погоди-ка, – сказал Чемодан. – У меня назрели два вопроса. Первый: что вот с ним делать?

– Возьмем с собой. Он нам пригодится. И никуда ему теперь не деться с подводной лодки. Что, он прибежит к этому Че Геваре? Дескать, ребята, я всех вас сдал, да еще в придачу подставил. Как ты думаешь, сколько он после такой заявы проживет?

– Хорошо, убедил. Тогда второй вопрос: что делать собираемся? Идти в Приморск и искать этого революционера, мать его?

– А на хрена он нам сдался? Найдем после. Я думаю – нам надо двинуть прямиком на этот остров. И устроить там песни и пляски по полной программе. Раз войну начали, ее надо доводить до конца. Мне совсем не улыбается гулять по улицам, ожидая, что кто-то пальнет мне в спину. А с этих ребяток станется.

– Так кто ж спорит?

– Сдадим ментам. Придумаем как. Или сам решил торговать?

– На фиг, на фиг. Я не камикадзе торговать таким запаленным товаром.

Глава 8

ПРИСТУПИТЬ К ЛИКВИДАЦИИ

До «Черной Бороды» они добрались часа через два. Парня, которого, как успели выяснить по дороге, звали Олег Никифоров, отвели в каюту и велели одному из ребят Валеры за ним приглядывать. Сами собрались в рубке.

Казак изложил свою идею.

Паша развернул карту и ткнул пальцем в небольшой островок:

– Этот. Больше негде. И ведь что самое смешное, я и остров этот знаю, и дом тот видел. Новостройка, совсем недавно возвели. Ну, по западной системе – когда, как конструктор, дом собираешь. Зимой жить в нем трудно, но вообще-то... Что там еще? Дизель у них там стоит, так что электричество имеется. Причал есть. Морской корабль не подойдет, а мы сможем.

– А забор или что-нибудь подобное?

– Нет, забора нет. А зачем им забор, если это остров? Как я понял, он им сейчас полностью принадлежит.

– Паша, есть у вас на судне резиновая лодка?

– А то ж!

– Так... Слышь, Чемодан, там твой парень на палубе курит, пусть он приведет нашего друга Олега...

– Ну, что, рассказывай, как там у вас на острове. Сколько народа? Как поставлена охрана? – спросил Казак парня, когда его привели.

– Людей там не знаю сколько, но вряд ли много. Человек шесть, не больше. Один постоянно обходит территорию. Правда, там один латинос должен быть. Последний... Забора нет. Есть прожектор на доме, но ночью он редко работает – солярки на него не напасешься. Пулемет стоит в доме. Ручник немецкий. Да, еще две собаки есть.

– Собаки...

– Как же без них. На соседнем острове поселок, у них там полно лодок, и пацаны водятся. Все равно ведь будут пытаться залезть... По себе знаю. А так один раз обтявкали одних любителей приключений – теперь все тихо.

Сергей мысленно выругался. Собаки сбивали все его планы. Он-то думал подплыть тихо на лодке, убрать охрану, попытаться нейтрализовать пулемет – а потом подойдут ребята на катере. Но – собаки! Совсем без шума на лодке не подойдешь. К тому же Казак служил не в морской пехоте – в водной стихии чувствовал себя не слишком уверенно. А тут одна такая сволочь тявкнет – и туши свет. Особенно, если у них есть осветительные ракеты. Да еще и прожектор... Расстреляют на воде. Так же, как он недавно тех двоих.

– Ладно, ведите этого кадра обратно.

После того, как парня снова увели в каюту, Казак обратился к товарищам:

– Дело невеселое. Высадиться тихо не удастся. Скрытно тоже ведь не подойти, Паша?

– Какое там! Мотор, особенно ночью, слышно далеко.

– Придется внагляк лезть. Прямо к пирсу. Эх, жаль, мы пулемет оставили на том «рыбаке».

– Почему ж оставили? В хозяйстве все сгодится. Прибрал я пулемет. И цинку с лентами прибрал.

– Тогда легче. Но все равно. Они-то будут лупить с берега, из укрытия. Дерьмо дело.

Воцарилось молчание. Никого не вдохновляла перспектива в открытую переть на плотный огонь. Ведь если пулемет стоит, наверное, и автоматы имеются. А если еще и гранатометы...

И тут заговорил Паша:

– Мужики, вы ж ночью собираетесь лезть?

– Не днем же. Тогда вообще надо сразу писать завещание.

– А вот как раз и надо днем. Точнее, вечером. Глядите, погода разгулялась, может, солнце выглянет. Зайдем со стороны заката.

– А смысл переть при свете?

– Так у меня флаг есть. Я его на день ВМФ поднимаю. Не пограничный, обычный Андреевский, но сойдет.

Несколько секунд Казак осмысливал сказанное, потом заорал:

– Паша, ты гений!

– А я не воткнулся, причем тут флаг? – спросил Чемодан.

– Так все просто. Поднимаем флаг и идем буром, как на буфет. К ним ведь наверняка наведываются погранцы. Не может быть, чтобы не наведывались. Но по-любому – не станут же они с полной дури лупить по военному судну. Вряд ли они готовы вступить в вооруженный конфликт с Российской Федерацией. Валить-то им некуда. Захотят узнать, что типа этим мореманам надо. И все такое. Пока разберутся, пока то, да се... Может, даже подойти сумеем. А нет, так разберемся по обстановке. Так что давай, раскочегаривай свою керосинку – и двинули...

Погода и вправду разошлась – небо очистилось, показалось даже солнце. Ближе к вечеру катер уже огибал лесистый, выглядевший совершенно пустынным Северный Березовый остров.

– И что это за островок-то, на котором ребята обосновались? – спросил Казак Пашу.

– Как у поэта: «есть остров на том океане, пустынный и мрачный гранит». Нет, конечно, не так все мрачно, но, в общем – никому не нужный кусок суши. Что-то там было у финнов во время войны. Во всяком случае, нечто вроде пирса существовало, так что этим ребятам особо корячиться не пришлось. Но, по большому счету, – гиблое место. Зимой там, должно быть, вообще кирдык... Ветры до костей должны пробирать. Я думаю, районное начальство с большой радостью отдало им эту часть суши. С паршивой овцы – хоть клок в бюджет. Да и себя, конечно, чиновники не забыли. Кстати, как они без плавсредств-то обходятся? Летать, что ли, научились?

– Да нет, у них есть два катера. Не такие, как у тебя, а эти... ну, такие, с подвесным мотором.

Казак еще раз расспросил Никифора – и теперь в общих чертах представлял себе жизнь на этой секретной базе. У ребят Коломейцева хватило ума не превращать остров в подобие эдакого замка графа Дракулы. Хотя, конечно, никого из местных жителей туда не пускали. Но обаятельный Гена крутился во всех трех поселках, расположенных на больших островах, завел знакомства с местными мужиками, попил с ними. И, разумеется, под страшным секретом «выболтал» кое-что. Дескать, это экологическая станция, которую содержит некий фонд, за которым стоят московские олигархи. Всем все стало ясно. В Приморске строили нефтеналивной терминал – так что слова «олигархи» и «экология» давно стали для местных жителей родными и привычными. А где начинаются олигархи – туда, как известно, лучше не соваться. Остров находился недалеко от Приморска, но в то же время в стороне от основных морских путей. То есть, место для базы почти что идеальное. Тем более, что в связи с местной грандиозной стройкой в бывшем глухом районе началась большая суета – и никто уже ничему не удивлялся.

– Во, гляди на нашу цель. И обрати внимание – тот их корабль совсем немного не добрался до нужного места. Не перехвати мы его, ушел бы за Северный Березовый, и поминай как звали. Мне туда и в голову не пришло бы соваться...

Казак навел бинокль и увидел уже привычную картину – высокие гранитные берега, на которых кое-где виднелся лес. В длину остров не превышал километра. Да, наверное, и того менее.

– Все, поднимаем славный Андреевский флаг и идем с наглым видом прямо к пирсу. Хорошо подгадали. Солнце садится, успеем все разглядеть в лучшем виде...

Остров потихоньку приближался. Теперь уже стало видно, что места тут и в самом деле невеселые. Над гранитными берегами торчали корявые чахлые сосны. На западной стороне местность была пониже – тут и выдавалось в море нечто вроде пирса – дощатое сооружение, положенное на мощные то ли гранитные, то ли бетонные блоки. Последние явно остались от военной деятельности финнов. Что же касается признаков жилья, то из-за деревьев высовывалась цинковая крыша. Ни тебе бетонных дотов, ни вышек с пулеметами. Возле пирса покачивался на волнах средних размеров катер класса «прогулочный», с навесным мотором и каюткой на носу. «Черная Борода» по сравнению с ним была линкором.

Между тем с Андреевским флагом на мачте катер уверенно шел к берегу. Казак обосновался с ручным пулеметом на носу, положив автомат рядом с собой. План был простой. Приближаться тихо до тех пор, пока на берегу не забеспокоятся. И потом валить все, что двигается. Чемодан и его ребята укрылись в каюте, готовые выскочить при первых выстрелах и пойти на штурм.

Однако по мере приближения Сергей начал подумывать об изменении плана. На краю пирса стоял парень с карабином в руке. И больше никого. С другой стороны, тоже правильно. Зачем лишний раз демонстрировать, что на острове полно вооруженных людей? Сергей убрал пулемет на палубу, чтобы не отсвечивал, лег на доски ничком и подтянул к себе автомат. Мелькнула мысль, что можно было бы сыграть и лучше. На катере наверняка есть тельняшки. Вот и вылез бы после того, как катер пристанет, типа лихой морской волк на пирс... А там уж по обстоятельствам. Но переигрывать было уже поздно. Оставалось ждать, когда «Черная Борода» пристанет, вскочить, снять этого, который на пирсе – и начать без помех десантную операцию.

Но так легко провернуть дело не получилось. Осторожно выглянув из-за фальшборта, Казак увидел, что до берега осталось совсем немного, метров пятьдесят. И тут на берегу послышались какие-то крики. По дороге, ведущей с пологого холма к пирсу, бежали двое и что-то кричали. У них в руках тоже были стволы. Просекли, гады! Размышлять, как до них дошло, было некогда. Парень с пристани стал нервно оглядываться, потом попятился. Это была его ошибка. Рвани он сразу со всех ног, возможно, успел бы добежать до камней, которые громоздились выше по склону. Он и повернулся уже, чтобы это проделать, но было уже поздно. Сергей успел установить пулемет на фальшборте, хорошо прицелиться и дать длинную очередь. Парня будто бы толкнуло в спину, он рухнул лицом вниз. Остальные тут же метнулись к камням. Сергей перенес на них огонь, но они успели укрыться.

Между тем из каюты выскочили Чемодан и двое его ребят с автоматами в руках.

– Ложись, они нас просекли! – заорал Казак.

С берега стали стрелять, но как-то неуверенно. Видимо, не очень понимали, куда надо метить, чтобы остановить приближающийся катер. Казак начал огнем пулемета прижимать их за камни. Про себя отметил: они явно растерялись. Видимо, не приходилось им бывать в перестрелке. Казаку приходилось, он знал, что это ощущение не из приятных.

Тем временем катер, снижая ход, подходил к причалу.

– Чемодан, как только станет можно, прыгайте на пирс! Сразу ложитесь – я прикрою, потом – перебежками! – отдавал Казак команды. Главная забота была, чтобы противники не подтащили пулемет. Иначе все эта забава затянется.

Наконец, «Черная Борода» поравнялась с пирсом. Казак дал очередь, перенося огонь с одного камня на другой.

– Пошли! – заорал он.

Первым на доски причала сиганул Чемодан, затем два его дружка. Из-за камней снова послышались автоматные очереди. Сергей ответил. Выстрелы замолкли. Чемодан и его ребята двинулись вперед. По ним снова стали лупить. Казак продолжал прикрывать... О, черт, один из парней споткнулся. Этого еще не хватало! Но и из-за одного камня метнулся человек вверх по склону. Нервы не выдержали! Ну, за слабые нервы надо платить... Со второй очереди Казак достал беглеца. Второй камень молчал. Скосив глаза на причал, Сергей увидел, что споткнувшийся парень жив, но сильно ругается. Кажется, по ноге его задело. Ладно, потом разберемся.

Пока «Черная Борода» шла к острову, Казак прочел браткам начальный курс полевой тактики. Ребята они оказались сообразительными, под пулями им приходилось бывать. Поэтому они сделали все правильно. Достигнув края пирса, залегли. Но стрелять было некуда. Казак прихватил пулемет, тоже спрыгнул на берег, подбежал и залег рядом с Чемоданом.

– Что с Конем? – спросил Валера.

– По ноге задело. Вроде несильно. Давайте вперед до конца тягунка. Начнут стрелять, тут же ложитесь. Я прикрою.

Чемодан и его напарник, пригнувшись, двинулись вверх по холму. Они уже почти вышли наверх, но тут послышались очереди ручного пулемета. Ага, приплыли... Сергей тоже стал менять позиции. Пробегая мимо камней, откуда по ним вели огонь, он бросил туда взгляд. За одним из камней лежал бородатый мужик в луже крови. Так, значит, второго он все-таки достал...

Перебравшись ползком на холм, Казак оглядел местность. За несколькими соснами находилась голая поляна, поросшая чахлой травой. В ее дальнем конце, метрах в семидесяти, стоял дом, сооружение типа «конструктор» – из блоков, с четырьмя окнами и спутниковой антенной на крыше. Рядом находились какие-то сооружения – то ли сараи, то ли помещения для катеров.

– Откуда стреляют? – спросил Казак у Чемодана. – Вон, с крайнего окна...

Казак начал подползать, но тут снова заработал пулемет. Переть на него никакого желания не было. Сергей ползком вернулся к своим.

– Пацаны, я двинусь в обход, в вы время от времени лупите по окнам, чтобы он не расслаблялся. Попасть не пытайтесь. Занимайте его внимание – вот главная задача. Дайте автомат. Чемодан, лупи из этой машинки, как можешь...

Казак спустился вниз по склону и сделал большой крюк, чтобы выйти в торец дома. Между тем Чемодан добросовестно постреливал. Казак сделал рывок. Пулеметчик заметил его слишком поздно. Не успел перенести огонь, пока Казак не залег. Тем временем Чемодан и его приятель обрушили на окно шквал очередей. Сергей вскочил и снова побежал. Человек в окне опять опоздал. Пулемет тявкнул, когда Казак попал в мертвую зону и прижался к стене дома. Дальше все было просто. Он вытащил последнюю оставшуюся «лимонку», бросил ее в окно и упал на землю. В доме грохнуло. Больше оттуда не стреляли. Путь был свободен.

Казак вернулся к двери. Распахнул ее, дал очередь из автомата и ворвался в прихожую с открытой дверью, ведущей в глубины дома. Из этой самой двери выскочил парень с залитым кровью лицом, с пистолетом в руке. Сергей не успел даже выстрелить, просто сшиб его прикладом. Новая очередь – и Казак проник в следующее помещение.

Тем временем в дом ввалились Чемодан со своим человеком.

– Казак, что тут?

– Нормально, проверяйте все закоулки!

Впрочем, проверять было особо нечего. В доме имелась кухня, маленькая комната с двумя койками и большая – где стояли, как в казарме, двумя стройными рядами восемь кроватей. Людей не наблюдалось. В кухне, на газовой конфорке, кипел чайник. Видимо, визит «Черной Бороды» отвлек обитателей от вполне мирных занятий. Автоматически сняв чайник с плиты и погасив пламя, Казак обнаружил лежащий на столе мобильник. На нем остался входящий звонок. Так... Сергей вынул из кармана телефон Никифора и проверил. Вот оно как получается. Один и тот же телефон. Звонил Коломейцев. Тогда все понятно. Ему сообщили, что к острову подходит пограничный катер, и он, гад, сообразил.

– Эй, Чемодан, нашли что-нибудь?

– Да ни фига, о чем тут базарить...

– Ладно, я по окрестностям прогуляюсь.

Казак вышел из дома и направился к пристройкам. Ничего интересного там не было. В одной – обыкновенный дизельный генератор, рядом с ним – бочки с соляркой. В другой – разнообразная механика, предназначенная, наверное, для катеров.

Но Казак-то шел сюда не за этим. В последнее время, так уж сложилось, он постоянно был на людях. А кое-куда звякнуть было нужно. И, желательно, без свидетелей. Сергей нажал знакомую кнопку. Это был телефон того человека в «Тойоте».

– Это Сержант, – сказал он, дождавшись ответа. – Долго говорить не могу. Но у оконечности полуострова Клиперорт находится полузатонувший катер. Там большое количество кокаина. Я думаю, несколько сот килограммов. Возможно, туда идут люди, которые хотят его забрать. Да, там еще немного трупов есть...

– Без трупов ты не можешь... – ворчливо донеслось с другого конца провода. – Ладно, мы немедленно примем меры. А что ты?

– Еще в одном месте. Тут тоже есть трупы.

– Давай объясняй, где это, и быстро валите оттуда!

Казак вылез из помещения и увидел Чемодана.

– Ну, что, нашел что-нибудь? – спросил его Сергей.

– Как тебе сказать? Запасов жратвы до черта, боеприпасы есть. Гранатомет, кстати, нашли. Хорошо, что они растерялись.

– Да уж, если бы еще из гранатомета по нам стали лупить... Ты видел телефон на столе в кухне? Это самый главный им звонил. Его тут нет. Как нет и еще одного латиноса. Видимо, закрутились в Приморске, добывая катер.

– Или не в Приморске, – отозвался Чемодан. – Там есть еще Советск и Высоцк. Что будем делать? Снова переть на перехват?

– Хватит уж. Еще вляпаемся. Да этот гаденыш уже должен понимать, что его игра проиграна...

Разумеется, Казак не стал объяснять напарнику, что на месте битвы скоро будет полно разных облеченных властью товарищей. Поэтому он выдвинул другой аргумент:

– Я понял из базаров с Никифором, что больше бойцов у них нет. По крайней мере, в окрестностях. Поэтому что-либо сделать в ближайшее время им не светит. А если даже сделают – мы встретим. Конечно, в Приморске надо пораспрашивать. Но вообще-то валить надо отсюда – и чем быстрее, тем лучше...

– И правда, дело свое мы сделали. А будут проблемы, будут разборки. Пошли на корабль.

Глава 9

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА, ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

В квартиру на Васильевском Казак добрался уже во второй половине следующего дня. Паша доставил их в какую-то бухту возле Приморска. А сам удалился, пояснив, что все-таки идет к месту встречи своих дружков – а там три десятка человек подтвердят, что и Паша, и его катер были неотлучно в их компании все последние двое суток.

Следы Че Гевары нашлись довольно быстро. Он еще вчера бегал по городу, шустрил с арендой корабля, но что-то у него не срослось – и он отбыл то ли в Выборг, то ли в другие населенные пункты на берегу Финского залива. Впрочем, уже поднялся шухер – маломерным судам запретили выходить в море. Как догадывался Сергей, это было следствием его звонка куда надо. Машину Коломейцева многие запомнили, включая и ее номер. Чемодан обещал напрячь людей на въезде в Питер. Казак, правда, не слишком верил во все эти мероприятия, но в конце-то концов, они что, нанимались ловить этого типа?

А вот в квартире было пусто. Это Сергею не очень понравилось. Он набрал телефон Алены – там никто не подходил. Впрочем, бывает. Казак пошел на кухню варить кофе. И тут вдруг зазвонил городской телефон. Это было так неожиданно, что Сергей вздрогнул. Нет, он знал, что аппарат, и даже снабженный факсом, в квартире имеется. Но ни разу он его не применял по назначению. Все это время и он звонил, и ему звонили по мобильнику.

– Ну? – неласково спросил он, предчувствую неприятности.

– Казак? Здравствуй, дорогой. Тебя беспокоит Че Гевара. Твоя подружка у нас. Поговорить бы надо.

– Братан, а ты не заигрался в голливудские фильмы? Она мне никто. Так что зря ты это затеял.

– Ну, может, и не зря. Не наговаривай на себя. Ты парень крутой, я понял, но девушку бросить – до этого ты еще не дорос. К тому же, твои друзья могут узнать, что ты сотрудничаешь с органами. Я догадываюсь – начальству твоему, может, это и безразлично, но остальные... Могут не так понять. Да и в чем дело-то? Девушку я прихватил для страховки. Просто нам серьезно поговорить надо. Я и подумал: ты сейчас в упоении от победы, мог бы и послать меня. А аргумент, который я тебе привел, заставит тебя быть осторожнее. Ну, так как?

– Куда приезжать?

– Приезжай с Солнечное, на «Ласковый пляж», к спасательной станции. Там спросишь, любой подскажет. На берегу встретимся. Оружие с собой можешь брать, если хочешь. Мы не дети. Но не советую предупреждать своих дружков. Что гебистов, что бандитов. Я все равно уйду. А вот подружке твоей будет плохо. И про тебя пойдут очень неприятные слухи. До встречи.

Дорогу он и в самом деле нашел легко. По нижнему извилистому шоссе надо было проехать чуть дальше стоявшего на горке магазина, потом свернуть на узкую асфальтовую дорогу, миновать автостоянку, пустынную по осеннему времени, и проехать к дюнам. Там, где дорога кончалась, стояла грязно-белая «девятка», возле которой околачивался парень в кожаной куртке. Увидев приближающуюся машину, он вынул пистолет. Дождавшись, когда Казак выйдет из тачки он кивнул: вперед. Миновав дюну, Казак вышел на обширный пустынный пляж. То ли это в районе Выборга хорошая погода, то ли она снова переменилась, но теперь снова сифонил холодный ветер, по небу неслись облака – словом, на морском бережку делать было особо нечего. Справа виднелись какие-то бетонные строения, одно из них напоминало вышку со стеклянным колпаком на вершине. Возле них лежали днищем вверх несколько лодок и катеров. Видимо, это и была спасательная станция. На пляже, метрах в двухстах, у самой кромки прибоя, стояли трое. А, вот оно, самое интересное. Возле берега покачивался на волнах катер. Блин, оценил мужик водный транспорт. А что? Расстояние от ближайших деревьев солидное. Да и, возможно, на подходе стоят еще дозорные. Словом, просто так этого Че Гевару не возьмешь. А море перекрыть никто не догадался. Парень не стал следовать за Сергеем, остановился, чтобы следить – не подвалит ли кто следом.

Между тем Казак подошел к троим, стоявшим на берегу. Среди них была Алена. Ее никто не держал за горло и не приставлял к виску пистолет. Но в двух шагах от нее стоял высокий худой парень, держа дулом вверх пистолет-автомат. С первого взгляда Сергей понял, что парень-то очень серьезный. С таким, пожалуй, подумаешь, прежде чем играть в скорострельность. Тем более, что он, гад, закроется девчонкой. Да и третий...

Третий был среднего роста с квадратным лицом, на котором светились пронзительные ярко-голубые глаза. Он стоял вроде бы расслабленно, но в то же время собранно – и правую руку держал в кармане кожаной куртки. Там, возможно, тоже что-то было. Что же касается Алены, то она вела себя вроде бы спокойно. И то хлеб. Только истерик нам тут еще не хватало.

– Сергей! Я вышла, а тут меня и прихватили... – подала голос девушка.

– Все будет хорошо, – сказал Коломейцев. – Ну, здравствуй, Казак. Жаль, что мы знакомимся в такой вот нехорошей обстановке, но что поделаешь.

– А вы меня знаете? – невозмутимо спросил Сергей.

– Теперь знаю. К сожалению, слишком поздно все разъяснилось. Я-то думал, что мне мешают люди Челыша, что у них оказался какой-то второй лидер, который быстро сумел всех подгрести под себя. Лишь потом до меня дошло, что все сложнее. Успел я навести кое-какие справки. У меня ведь тоже связи есть. Не всех вы положили. А уж когда я краем уха услышал, что в Приморском районе вчера подняли по тревоге пограничный спецназ, вертолеты и все такое прочее, то понял окончательно: пропал мой товар. Но ты ведь не их человек. Ты наемник.

– И какие у вас ко мне вопросы? – спросил Казак, удивляясь, как этот тип смог так быстро все размотать.

Каломейцев усмехнулся:

– Разумеется, я пригласил тебя не затем, чтобы отомстить по всем правилам мафии. Если в я хотел, я бы достал тебя проще. Ты крутой парень, но Рауль покруче тебя будет. За спиной у него два года партизанской войны и несколько террористических актов. Да и я не мальчик. А разговор у меня к тебе такой. Да, я пролетел, серьезно пролетел. Но этим дело не кончится. Это только начало. Игра идет по-крупному. Ты даже не представляешь, насколько. Так вот, почему бы тебе не пойти на меня работать? Был ты обычным агентом, станешь двойным. И не ты один, а вся твоя компания из Карелии. Я не говорю, чтобы ты сразу побежал к своим хозяевам обо всем докладывать. Тут нужна осторожность. Но подумай. Я про вас, тамошних, мало знаю. Но думаю, твоего босса тянет в легальность. Так?

– Так, – ответил Казак, пытаясь сообразить: что Че Гевара знает, а до чего додумался. Впрочем, неважно.

– Так это глупо. Вы опоздали. Нынешняя власть все равно знает, кем вы были и что вы делали. И как только у нее хватит сил, вас задавят. А мы – другое дело. Мы – новая сила. Как только мы развернемся, денег у нас будет как грязи. А значит и людей будет сколько надо. И мы сможем развернуться всерьез... Может слышал, против таких, как мы, даже Америка бессильна. Потому что у нас за спиной – Латинская Америка, а там серьезные люди, которые власть купили с потрохами. Там в лесах отряды вот таких веселых ребят. Они тут все и всех задавят.

– Все-таки что-то типа Ленина и большевиков? – усмехнулся Сергей.

– Ну, если хочешь, типа Гитлера и нацистов. Лозунги – ерунда, наймем журналистов и пиарщиков, они напридумывают что угодно. Хочешь – «русский порядок», хочешь – «истинная демократия». Но это вполне реально. Оппозицию мы просто купим. И начнем дела всерьез крутить...

Казак смотрел на Коломейцева и пытался понять – он это всерьез? Если играет, то хорошо. Хотя, он ведь должен понимать, что не с пацаном говорит. Конечно, Че Гевара вряд ли в курсе, что Казак успел навоеваться за великие идеи по самое не могу. Но все равно. Получается – он в это дело верит? Хотя почему бы и нет? Вон, Адольф Алоизович, если верить книгам, был умнейший и хитрейший человек, всех обманул, когда шел к власти, а верил в такую глупость, что Россию сможет победить. Видно, ум и тараканы в мозгу могут и сочетаться...

– Ну, что скажешь, Казак?

– Прямо сейчас хотите, чтобы я ответил?

– Зачем? Ты подумай. Хорошо подумай. Повторяю, не всех вы моих людей положили. Так что в случае чего мы тебя найдем. А пока мы пошли. Да, девушку мы с собой прихватим. Ненадолго. Для гарантии. Отойдем на пару километров и высадим. Ты не беспокойся, тут по берегу всюду автобус ходит, к вечеру будет у тебя.

Коломейцев сделал шаг назад, Рауль протянул левую руку, чтобы подтолкнуть девушку, как вдруг споткнулся и повалился на землю. У него из спины торчал металлический штырь с двумя пластиковыми стабилизаторами.

Дальше все происходило как в замедленном кино. Коломейцев стал тянуть руку из кармана, но Казак в ту же секунду метнулся в сторону. Выстрел грохнул в пустое место. Второго Че Гевара сделать не успел. Казак выхватил свой пистолет и влепил Коломейцеву пулю в лоб.

Тот еще не успел упасть, как Казак бросился на Алену и повалил ее на песок, потом откатился и повернулся к второму противнику. Впрочем, мог бы не спешить. Тот явно был не из асов боя, да и далеко он находился. Лишь теперь он вытащил пистолет. Казак два раза выстрелил в него и благополучно промахнулся. Тот тоже пальнул – и тоже в белый свет. Но вдруг вздрогнул, сделал судорожный шаг вперед и упал лицом вниз.

Сергей огляделся. Вокруг не было ни души.

– Эй, Казак, меня-то не пристрели! – послышался голос из-за одной из старых лодок.

Оттуда встал Кудрявцев.

– О! Не думал, что ты успеешь.

– Тебе повезло. Я тут поблизости, в Комарове отсиживался. Так что успел...

А дело было в том, что, идя на встречу, Казак не предупредил Чемодана и его людей. Но вспомнил о Кудрявцеве, которого никто из них не знал. Тот сказал, что попробует помочь. И ведь помог, сволочь такая!

Между тем Кудрявцев приближался к нему. В руках он держал арбалет. Причем, это было не современное боевое оружие, которое применяют спецназовцы или серьезные киллеры, нет, это было вооружение довольно грубого вида из железа и дерева.

– Слушай, откуда у тебя это чудо-оружие?

– А... я ведь сказал, в Комарове отсиживался. А попал я туда потому, что познакомился с ребятами, ну, знаешь, которые всякие доспехи рыцарские делают и забавляются рыцарскими делами. У одного из них я и жил на даче. У них там нечто вроде тренировочной базы. Ну, делать-то нечего, увлекся. И обнаружил, что оружие у них серьезное. Потренировался, ничего так стало получаться. Ну, ты сам убедился. Я как поехал, захватил с собой. Увидел, что что-то вы не договорились, решил, что пора опробовать эту шарманку в боевых условиях. Я все правильно сделал?

– В общем, да. Меньше проблем. Но ты пока посиди у своих дружков, пока с тобой вопрос будут решать.

– Почему бы и нет? Ладно, я пошел. Меня там, на шоссе люди ждут... Звони, если что.

Кудрявцев взвалив арбалет на плечо и двинулся наискосок, в сторону леса.

Алена встала, бросилась к Сергею и затараторила:

– Знаешь, я только вышла из дома, как меня запихали в машину и повезли... Но этот тип ничего так себя вел, все про Латинскую Америку байки травил и спрашивал про тебя. Но только то, что всем известно, про твои дела с Ишмуратовым я ничего не сказала...

– Ладно. Хоть увидела в натуре, как живут натуральные бандиты. Двигаем отсюда. Думаю, тебе некоторое время лучше побыть со мной в Карелии. Пока тут все не устаканится...

Примечания

1

Об этом в книге: Б. К. Седов, «Бандитский террор».


Купить книгу "Гроза мафии" Седов Борис

home | my bookshelf | | Гроза мафии |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу