Book: Самое тихое время города



Самое тихое время города

Наталия Некрасова, Екатерина Кинн

Самое Тихое Время Города

Авторы благодарят тех, кто принял участие в создании этого романа в тексте и в жизни:

– Рин – Марину Авдонину – за образ московского Городового, его записки и полеты над Москвой;

– Эриол – Оксану Степашкину – за сцену первого явления чау-чау Джека;

– Келли – Дину Бромберг – за «женский Шаолинь» и семейство мертвецов;

– Кота Камышового – Анну Хромову – за волшебное описание Черкизовского рынка;

– Ингвалла – Вадима Барановского – за заклинания;

– Хильду – за «Кицунэ»;

– Хелавису – Наталью О'Шей – за «Дорогу Сна»;

– Елену Михайлик – за «Вавилонскую башню»;

– Ларису Бочарову – за «Альбигойцев»;

– Всеволода Мартыненко – за перевод рассказа Лоэнгрина из либретто к опере Вагнера «Лоэнгрин»;

– Дер Блинкера – Антона Мигая – за бродилки по Москве;

– всех, кто прожил эти годы рядом с нами, кто обсуждал технику полета во сне и наяву, доказывал родство Хозяйки Медной горы с сидами, кто искал переходные точки Москвы и бывал на Той Стороне.

ПРОЛОГ

Я люблю этот Город. Я помню его с самого начала, когда он еще не был Городом. Я помню его с первой рыбацкой хижины на берегу безымянной реки среди лесов. Я помню все его годы. Я видел, как он поднимался, этот Город, горел и снова восставал из пепла. Я помню все его улицы и стены – и те, что были, и те, что есть, и даже те, что могли бы быть. Я помню всех, кто в нем жил, и знаю всех, кто в нем живет.

Я был раньше его и буду тогда, когда его не станет.

Часть первая

ЛЮДИ, НЕЛЮДИ И ЗВЕРИ ГОРОДА МОСКВЫ

Я вышел ночью на Ордынку.

Играла скрипка под сурдинку.

Откуда скрипка в этот час -

Далёко за полночь, далёко

От запада и от востока -

Откуда музыка у нас?

Давид Самойлов

Глава 1

САМОЕ ТИХОЕ ВРЕМЯ ГОДА

Золотая осень 2004

Поздним дождливым вечером

осеннего месяца сентября

возле сирого недовоскрешенного монастыря

на улице Рождественке

прямо посреди проезжей части стоял помятый бомжеватый мужик средних лет и,

затравленно озираясь по сторонам, периодически хрипло взвывал:

– Армагеддон! Армагеддо-о-он! Аррмагеддонннн!


Прохожих и проезжих в этот промозглый не по сезону вечер было на редкость мало, и вопль мужика был подобен гласу вопиющего в пустыне:

– Арррррмагеддонннн!

К кому вопиешь ты среди града суеты, человече, облаченный в обтерханный пиджак и треники с вытянутыми коленками? Тут жилых домов поблизости нет, а вечер поздний, все разбежались уже.

– Аррмагеддонннн!

– Ну? Чего орешь?

Возопиец обернулся. На тротуаре стоял человек среднеинтеллигентного вида в промокшей джинсовой куртке.

– Не-а, – прищурившись, помахал пальцем мужик. – Ты не Армагеддон. Армагеддона не видел?

– Почем я знаю, – пожал плечами человек. – Может, он уже подкрался незаметно?

– Как незаметно? – искренне удивился мужик. – Не, с Армагеддоном незаметно не выйдет. Тут, тля, козел в «мерсе» пропилил, так беднягу чуть не переехал. Я ему сказал в бампер кой-чего…

– И возымело? – бесцветно спросил прохожий, чтобы только поддержать разговор. Видимо, ему было все равно, о чем и с кем говорить. Хотя перееханный Армагеддон – это как минимум… нестандартно.

– А как же! – довольно протянул мужик. – Колесо так и село. Будет скота неповинного давить мне, гад! Аррмагед-до-о-оннн! – снова возопил мужик, теряя интерес к собеседнику.

Тот постоял немного и двинулся было своей дорогой. И тут, чуть не снеся его, откуда-то вылетел большущий черный ньюфаундленд. Зверь бросился к хозяину и, по-дворняжьи повизгивая, облизал небритую физиономию.

– Армагеддоша, – ласково просипел мужик. – Животинка ты моя дурная… Ну домой, домой пошли. Армагеддонушка…

Мужик пошел себе куда-то в темноту извилистых улочек старой Москвы, а молодой человек только покачал головой, глядя ему вслед. И пошел своим путем.


А я стою и смотрю на них из тени. Обоих я знаю. Я всех в этом Городе знаю. Этот парень пойдет к себе домой, не видя того, что вижу я. Нет, он-то как раз видит, только не понимает и не задумывается. Привык. Он не задумывается, что это за тени идут за ним следом, и почему их больше, чем надо, и почему они не такие, какие должны быть. Не задумывается, куда это нынче вечером так целеустремленно струятся кошки. Спишет красноватый отблеск в глазах встречного на свет неоновой рекламы над входом в ресторанчик. В крылатой тени увидит всего лишь крупную ворону. И граффити на кирпичной стене для него будут всего лишь граффити. И не заметит он среди потока машин странных, изгибающихся на поворотах, словно резиновые, с тонированными зрячими окнами…


Молодого человека звали Игорь. И шатался он по Москве потому, что возвращаться в дом ему было тяжко и муторно. Дом переживал смерть старых хозяев. И не принимал хозяина нового.

Игорь вырос на улице Жолтовского, то есть в Ермолаевском переулке. Может, оно и правильно было вернуть улице прежнее название, но Игорь-то вырос именно на Жолтовского, на улице, которой уже как бы и не было. Странно, что заметил он это только сейчас. Восемь лет изредка заскакивая гостем в старый дом на пару часов, он как-то и не замечал перемен вокруг. А теперь вдруг увидел, что родные места похожи на пошедшую пятнами фотографию – что-то еще видно, а что-то совсем поблекло. Изменились дома. Некоторых вообще не стало. Некоторые стояли, забранные в уродливые гробы рекламных щитов. Где были знакомые магазины, теперь были незнакомые клубы, агентства и рестораны. Родной школы уже не было. А маленький институтик на Поварской, в котором Игорь делал диплом, институтик, что так удачно маскировался под детский сад, исчез, расплющенный пафосным зданием Верховного суда. Так и остался на старой улице Воровского – на новой Поварской места ему не было.

Как и все жители мегаполиса, Игорь знал местность вокруг дома да местность вокруг работы, остальную Москву промахивая под землей. И теперь он был потерян в чужих краях, в которых почти бесследно растворился район его детства и юности.

Игорь свернул на Большую Садовую, неторопливо прошел мимо зала Чайковского, двух театров. Шарахнулся от кота, выскочившего из подворотни булгаковского дома. Свернул налево и по скверу вышел к родной улице Жолтовского. К чужому уже Ермолаевскому переулку. Кивнул рассеянно памятнику Крылову у Патриарших и под косыми взглядами двух каменных львов направился прямо к забранной решеткой арке дома.

Вот и двор. В груди противно затенькала когтем по нерву тоска.

Игорь открыл дверь подъезда. Лифт стоял внизу, но Игорь пошел пешком. По лестнице с отшлифованными тысячами рук деревянными перилами, мимо граффити на стенах. И кто их только рисует?

На втором этаже на коврике у дверей дремал тихий алкоголик дядя Костя, которого жена в пьяном виде домой не пускала. Тогда дядя Костя тихо писал в углу, под лестницей, а затем так же тихо поднимался к своей квартире и засыпал на коврике. Утром жена его забирала, вытирала лужу, ругалась – так начинался день.

Игорь вставил ключ в скважину. Постоял. Каждый раз входить в дом было тяжело. Но из-за двери послышалось требовательное мяуканье Вильки, и Игорь улыбнулся – хоть кто-то его здесь да хочет видеть. Он открыл дверь и вошел.


Игорева семья жила в старом центре с начала века. В самых ранних воспоминаниях сохранился деревянный дом возле музыкальной школы чуть в глубине двора. Это было на улице Чехова, которой тоже уже не было. Теперь она снова стала Малой Дмитровкой. Ради интереса Игорь сунулся было туда по памяти. Школа еще стояла, хотя уже была пуста. А дома, конечно, не было. Не было дома. Игоря тогда разобрала такая тоска, что он чуть ли не заплакал, остановившись перед уцелевшим особнячком позапрошлого века – клочком ушедшего детства. Он совсем не изменился. Разве что еще больше обветшал, хотя на стене и висела суровая табличка: «Памятник архитектуры. Охраняется государством».

Если бы особнячок выпотрошили и переделали под евро-офис, был бы как новенький. Но это был бы уже мертвый дом. Не дом из его детства. И Игорь стоял перед чугунной решеткой, на которую навалились старые деревья, и улыбался, смаргивая постыдные слезы. Мужик плакать не должен – так воспитывали.

Потом семья переехала на Жолтовского в новый дом, втиснутый между двумя более старыми так, что вдоль улицы образовалась сплошная крепостная стена. В этой крепости он и вырос.

Отцовы предки принадлежали к старой артистической фамилии и как-то умудрились пройти мимо всех катастроф и потрясений двадцатого века, не замаравшись. Ни героев, ни мерзавцев в роду не числилось. Обычные интеллигентные люди. Отец был довольно известным в узких кругах поэтом и еще более известным, уже в широких кругах, переводчиком. Он, можно сказать, сделал имя нескольким партийным поэтам из южных республик, переводя их довольно посредственные стихи. В переводе отца стихи неузнаваемо менялись, и Игорь считал их отцовскими. Отец был членом Союза писателей, почетным академиком трех республиканских академий, кунаком многих местечковых партбоссов. Потому в дом довольно часто приезжали с «борзыми щенками». В чулане копились, как в сокровищнице, роскошные национальные халаты и тюбетейки, ковры, всякие восточные мелочи. Все это постепенно раздаривалось или переезжало в Музей искусства народов Востока. А еще была сабля, подаренная во время культурного вояжа столичного гостя по коневодческим совхозам. Она до сих пор висела на стене и завораживала взгляд своим изяществом. В свое время именно эта сабля и сподвигла Игоря всерьез заняться фехтованием, но, дойдя до кандидата в мастера, он это дело бросил. Это вообще было в его характере: заняться чем-нибудь, чтобы доказать себе – могу, а затем интерес пропадал.

Мама была профессором университета, с европейским именем. Она работала до самых своих последних дней, и каждый день у нее бывали гости. Ее любили, несмотря на строгий и насмешливый нрав.

Отец умел брать от жизни все, как-то при этом не распихивая локтями других. Фотопортрет отца – любимый мамин, – сделанный известным мастером, висел в гостиной. Отец, красавец с блестящими, чуть насмешливыми карими глазами, в элегантном черном костюме и белой крахмальной рубашке сидит с нахальной полуулыбкой за столом и ест вишни из большой керамической миски.

Игорю тяжело было смотреть на этот портрет.

Отец.

Отец, который никогда не извинялся. Который не терпел телячьих нежностей. Отец, который никогда, ни разу не сказал сыну, что любит его. Игорь потом это узнавал, от матери – как отец переживал разрыв, как следил за Игоревой карьерой и гордился им, как думал о сыне…

Игорь порой подолгу смотрел на портрет, чувствуя, как горло перекрывает жесткий комок, и, стиснув зубы, думал: «Почему же ты так ничего мне и не сказал? Как ты посмел умереть – и ничего мне не сказать? Почему ты не сказал, что любишь меня, почему я узнал это только потом, а? Как ты посмел умереть, не услышав, как я тебя люблю? Как ты посмел уйти, когда ты мне так нужен, папа?»

Портрет улыбался со стены.

А с противоположной стены отцу улыбалась Хозяйка Медной Горы – мама в малахитового цвета бархатном платье. Отец очень любил этот портрет.

Когда отец умер, мать сказала, что просто время их поколения прошло и пора уходить.

Но Игорь-то знал, что отец умер, не выдержав разрыва с ним, Игорем.

Восемь лет назад Игорь ушел из дома, хлопнув дверью. В високосный год. Жизнь его с тех пор странным образом отсчитывалась по високосным годам. Восемь лет назад, в високосный год, Игорь познакомился с Ларисой. Отец категорически ее не принял. Скандал был страшный. С криками, руганью, «никогдами», Ларисиными рыданиями, мамиными безуспешными попытками всех примирить…

Через четыре года – в следующий високосный год – отца не стало.

Хотя после скандала много воды утекло, Игорь считал виноватым себя. Хуже всего было то, что отец-то оказался прав. Лариса была именно такой, как сразу определил ее отец. Пиявицей ненасытной. Поначалу ее золотистая, зеленоглазая кошачья красота заслоняла и вялую леность ума, и дешевые интересы, и пиявчатость характера. Даже резкий голос не так раздражал. Как примерный муж, Игорь зарабатывал, где мог, хотя Ларисе всегда было мало.

Но однажды не то терпение иссякло, не то просто устал. Игорь хорошо запомнил тот зимний день. Лариса снова побывала у одной из успешных подружек, и, конечно, вечером начался привычный пилеж. И живут-то они в бебенях, в каком-то Ясеневе, да в «панельке», когда родители жируют в роскошной квартире в центре, да почему «жигуль», а не иномарка, и с подругами стыдно говорить, вот у всех мужья, а у нее, бедной, непонятно что, и детей она категорически не хочет – еще чего, нищету плодить, да и няньку не нанять и так далее и тому подобное.

Игорь уже не пытался ее уговаривать и рассказывать о новой, хорошей работе в программистской конторе, что скоро все будет хорошо. Не хотелось. Он просто смотрел в окно и думал о своем. Прав был отец. Пиявица. Гладкая, блестящая, с круглым ротиком-присоской, а в ротике острые зубки… И как же ему могли раньше нравиться эти присоски и мокрые поцелуи? Как бы взять и послать женушку раз и навсегда… Да вот интеллигентская совестливость не дает. Она же не работает, и квартира его, Игорева, от тетки покойной осталась, у нее ведь ничего нет. Куда она пойдет? А может, он просто привык плыть по течению и ничего не хотел менять?

Лариса продолжала страдать, находя утешение в жалобах подругам по телефону. Игорь тихонько надел куртку – все равно она вряд ли заметит сейчас его отсутствие – и вышел на улицу. Было поздно, по блеклому городскому небу рассыпались бледные крошечки звезд. Снег здесь, на окраине, был довольно чист и чуть поскрипывал под ногами, а за дорогой возле оврага чернел Битцевский лес. Весной среди мусора в овраге весело журчал ручеек.

Игорь походил часок, решил, что можно уже и домой. Повернул к домам, не спеша вернулся во двор. И тут возле помойки услышал какую-то напряженную возню, прерываемую злым лаем. Подошел поближе. Два дворовых пса прижали к стенке ржавого мусорного контейнера черного котенка, который отчаянно шипел и скалился, отмахиваясь лапками. Шансов у него не было.

Игорь шуганул псов, ловко схватил котенка за шкирку. Псы заливались лаем, прыгали, но не нападали. На Игоря собаки вообще никогда не нападали. Котенок зашипел еще сильнее и выпустил когтишки, зверски сверкая единственным зеленым глазом. Игорь сунул его за пазуху и, пятясь, отступил в подъезд. Лай остался за дверью. Котенок затих. Маленькое сердчишко бешено колотилось, но зверек уже не шипел и не вырывался. И почему-то Игорь вдруг ощутил в душе такое тепло, какого не помнил уже давным-давно. Он улыбался, когда вошел в квартиру. Осторожно достал котенка, опустил на пол. Зверек был неказист – маленький, с кривыми лапками, совершенно черный, как чертенок, с красной пастью и белыми острыми зубками. Левый глаз, видно, выцарапали в котячьей драке, а то и вообще уродцем родился.

– Это что за дрянь?! – раздался над ними голос Ларисы.

Игорь поднял голову и встал.

– Это котенок, – ответил он, нутром тоскливо чуя скандал. Начал злиться, потому как понимал, что сейчас опять сдастся.

– Выброси! Немедленно!

Игорь попытался начать переговоры:

– Он не помешает тебе, он маленький…

– Он блохастый! У него глисты! Он тут мне всюду гадить будет, мебель подерет, шерсть всюду, выброси, выброси немедленно, или я сама его выброшу!

Игорь обычно уступал, но сегодня внутри как будто сорвало какой-то стопор. Как тогда, восемь лет назад, когда он отстаивал Ларису перед отцом. В голову ударила горячая волна, внутри что-то начало дрожать.

– Не выбросишь, – негромко сказал он, пряча взгляд.

Лариса не уловила этой опасной дрожи в его голосе. Тихих речей она вообще не понимала и не слышала. Ее можно было остановить только ором. Правда, потом начинались рыдания, а этого Игорь уже не выдерживал. И уступал.

– Я или он! – крикнула она. – Понял? Либо я, либо он!

– Он, – вдруг ответил Игорь. Слово вылетело само, гладкое, словно галечка. Он даже опешил от неожиданности.

Лариса тоже явно ожидала иного ответа.

– Что? – осеклась она.

– Он, – почти радостно повторил Игорь. Это коротенькое слово будто стронуло лавину, и все это тяжелое, лишнее, ненужное, привычно-лживое – все поползло, покатилось…

– Так, значит? – На глазах Ларисы показались слезы.

Игорь смотрел, пытаясь вызвать в себе чувство вины, но оно не приходило. Ему было все равно.

– Мы будем спать в гостиной. А ты – где хочешь, – ответил Игорь.

– Я тебе… я тебя… развод! – выдала наконец Лариса.

Красивое лицо побагровело, и Игорь внезапно с невероятной остротой ощутил, что ведь из-за этой бабы он поссорился с отцом. И отец умер. И Игорь так и не успел сказать ему… Ничего не успел сказать.

Игорь молча пошел в ванную купать котенка.

А ночью, глядя, как по потолку ползают пятна света от машинных фар, ощущая непонятную горечь от своей ново-обретенной свободы, все думал – как же так могло получиться? Ведь была же девчонка с золотыми волосами, которая, распахнув зеленые глазищи и приоткрыв рот, слушала песни под гитару у костра, варила в котелке макароны с тушенкой, и ничего ей не надо было, кроме Вуоксы, луны и неба? Куда она ушла? Как же он ее не удержал?



Утром все так же молча помогал Лариске паковать вещи – все, какие ей только хотелось, только бы поскорее. Лариска висела на телефоне, радостно оповещая всех подружек о сволочизме мужа, о том, что она уходит к Павлу – Игорь этому очень удивился, потому как кто такой этот Павел и откуда он успел взяться, он понятия не имел. Потом приехал Павел. Игорь с первого взгляда понял, что Лариска нашла очередной объект для пиявленья. Полноватый мужик лет сорока пяти, явный подкаблучник. Одет он был хорошо, пригнал грузовой «мерс». С Игорем он говорил чуть извиняющимся тоном, даже денег предлагал. Пока Лариса распоряжалась погрузкой, Павел сидел с Игорем на кухне, виновато убеждая его, что квартира им не нужна, и что он все сделает, и что вообще Игорь такой интеллигентный, так что давай, мужик, выпьем и разойдемся без обид. Игорь выпил, мысленно желая мужику терпения.

А может, они и правда нашли друг друга, и пусть Лариске будет хорошо его пиявить, а ему будет приятно от этого пи-явленья… Каждому свое.

Так они с котом остались вдвоем и стали жить-поживать. После скоротечного развода о Ларисе он больше ничего не слышал. Кота окрестил Вилькой в честь кота Тэвильдо,[1] то есть «кота Тибальта о девяти жизнях».

Теперь Игоря дома ждал верный зверь, и было к кому возвращаться. Вилька гулял вместе с хозяином, как собака, по окрестному лесу. И потихоньку к Игорю стало возвращаться утраченное. Он изумился, как давно он уже не слушал любимой музыки, не читал книг, как давно не смотрел ничего… Как давно не звонил старым друзьям. Да стоит ли? Забыли уже давно, за восемь-то лет.

Вроде уж и Лариска ушла из его жизни, а домой Игорь так и не вернулся. Почему – трудно было сказать. Наверное, из-за саднящего ощущения собственной вины – так ведь и не сумел примириться с отцом.

После того достопамятного скандала, пока отец был жив, Игорь домой не звонил, не желая невзначай наткнуться на него. Звонила всегда мама – она стала их ангелом-посредником.

Теперь же он звонил домой часто, и сердце болезненно сжималось, когда он слышал голос отца на автоответчике. Человек умер – голос остался. Он звонил, чтобы просто послушать этот голос.

Мать это знала. И, как и прежде, звонила сама.

Даже когда мама очень хотела его видеть, она намекала как бы между прочим – «Марина приносила новую статью – очень неплохо, даже интересно. Василий Сергеевич обещал завтра зайти. Что еще? Ну карп удачно получился. Лучше говори, как там твоя работа? Диссертацию все еще пишешь, а?» И Игорь понимал, что надо прийти, что мама ни в коем случае не скажет, что хочет его видеть. И что этот неплохой карп куплен нарочно для него. Все будет так, словно он зашел случайно. Она не упрашивала его вернуться. Она ждала, когда он придет сам. И Игорь тоже знал, что в конце концов он приедет к матери вместе с Вилькой, вот немного еще подождать, когда отпустит это ощущение вины, – и вернется. Обязательно вернется.

Кто же знал, что времени им осталось совсем ничего – только до високосной ночи, ночи с февраля на март, с зимы на весну?

Никто не знал, и Игорь не знал. Он просто радовался покою и свободе, ощущая, как возвращается давнее-давнее, почти забытое состояние души. И был он этому рад, как щенок, только что не визжал и не прыгал. Взгляд и сознание постепенно отмывались, словно заляпанное грязью окно под неспешным дождичком, и он снова стал видеть то, чего не замечал и не видел уже давным-давно и в существование чего уже перестал верить. То есть ненормальное.

Он прекрасно сознавал, что видит то, чего нормальные люди не видят. Но психом себя не считал и комплексовать по данному поводу не собирался. Игорь имел свою личную теорию «ненормального», для него весьма удобную. А состояла она в том, что это самое «ненормальное», не укладывающееся в картину обычной материальной жизни, существовало всегда. Положим, чертики зеленые существуют на самом деле. Другое дело, что мозг не воспринимает того, к чему не подготовлен. Ведь отказывается он воспринимать или запоминать то, чего человек не хочет или не может воспринять и запомнить? Короче, чертиков видит тот, кто способен их воспринять – к примеру, человек в измененном состоянии сознания, сиречь упившийся в зюзю. Либо верящий в существование зеленых чертей.

Однако к чему человек готов, а к чему нет – это зависит много от чего. И сильно зависит. После Века Просвещения стало нормальным отрицать существование зеленых чертиков, ибо они не попадают в Область Разума. Рационалист в черта не верит, хоть тот на голове у него пляши. До Века Разума чертики считались вполне нормальными и существующими, хотя наличие и происхождение оных толковалось по-разному.

А нынче же народ подготовлен обилием книжек, телесенсаций, игр и особенно кино к чему угодно. Правда, вряд ли кто поверит, что зеленый чертик есть просто зеленый чертик, скорее, это для него будет зеленый человечек с какой-нибудь планеты Плюк. Или вообще сочтет, что кто-то развлекается. Но в Игореву картину мира существование зеленых чертей вполне вписывалось. Его не удивляли странные тени, шедшие по следу за прохожими. Не удивляли лишние отражения в стеклянных дверях офисов или, наоборот, недостающие отражения текущей по улицам толпы. Ничего не удивляло. Это было реально, он в этой реальности жил со своим котом Тэвильдо и другой искать не собирался.

И, главное, снова, как в детстве, он начал спиной чувствовать странный холодок в определенных местах города. В детстве, когда они с бандой «мушкетеров» носились по старым дворам, бывало с ним такое. Тогда они играли в собственную игру – в многослойную Москву, где можно было по определенным проходам попадать из времени во время, а то и вообще в другой мир. Выдуманный мир. Где-то дома даже хранилась Страшная Мушкетерская Клятва хранить тайну. С подписями всей великолепной компании. И, в частности, его, Игоря-Портоса. Надо бы найти…

Только сначала надо было вернуться домой.

И блудный сын вернулся, только никто его уже не ждал дома, и дом тоже не ждал его. Но Игорь не хотел сдаваться. Когда-нибудь дом его примет. Принял же он Вильку? А Вилька его ждет, вон трется у хозяйских ног, задрав хвост и зажмурив от удовольствия единственный глаз.

– Ну что, дружок, – Игорь поднял котишку на руки, – вымок твой хозяин. Как собака вымок и хочет горячего чаю с коньяком. Пошли-ка на кухню.

Он бросил куртку на рога старой стоячей вешалки.

Часы на стене показывали полвторого ночи. Игорь поставил чайник. Внезапный порыв ветра распахнул незакрытое окно, на подоконник зло хлестнул дождь.

На улице было темно и пусто. Только пара окон горела в доме через улицу напротив, да светилась в стеклянной витрине у остановки зеленая реклама какого-то кабинета психологической помощи.

– Все десятый сон видят, – проговорил Игорь поглаживая запрыгнувшего на стол Вильку промеж ушей. – А мы с тобой не спим…


Мой Город видит сны.

В сотах многоквартирных домов спят люди Моего Города. А я иду по затихшим улицам, и за каждым поворотом – дорога чьих-то снов. Свернуть? Пройти мимо?

Мой Город спит.


Ночью над Москвой пролетел нездешний ветер, распахнул форточку. Женщина резко проснулась, услышала плач дочки, подошла. Девочка раскрылась во сне и замерзла. Она укрыла ее, немного посидела рядом, прижав руки к глухо колотящемуся сердцу.

Спать уже не хотелось. Совсем. Она подошла к окну. В доме напротив горели два одиноких желтых прямоугольника. Тоже кто-то не спит. Интересно, сколько народу в Москве сейчас проснулось от такого же резкого толчка, как и она? Словно кто-то позвал – только вот кто и что было в том зове? Она не помнила.

Она пошла на кухню. И остановилась на пороге. В тени снова сидел – Тот. Тот, с оловянными глазами. С лицом Николая. Господин Ответа Нет.

– Уходи, – почти умоляюще сказала она. – Уходи же! Ты же умер! Что тебе надо?

Господин Ответа Нет сидел молча, глядя на нее глазами-оловяшками.

Она стиснула зубы и зажгла свет. Он исчез – но теперь отражался в окне. Он никуда не ушел. Никуда. Он всегда здесь, всегда стоит за плечом.

После известия о гибели мужа оставаться в этой квартире стало невыносимо. Здесь поселились шепчущиеся тени. И Господин Ответа Нет. Он приходил ночью, в часы бессонницы. Он улыбался совсем как покойный муж, и если бы не мертвые оловянные глаза…

– Господи, я же пыталась, – прошептала она. – Я же пыталась…

Дурацкое оправдание. Вышла замуж она «с налету», честно старалась полюбить мужа, и, кажется, даже получилось. Родилась дочка. А потом все пошло наперекосяк…

Может, следовало все же поговорить с ним? Продраться через его раздражительность и выяснить, что с ним творится? Не успела. И не хотела, честно призналась себе она. Они были и остались чужими людьми. И все равно разошлись бы. И, как ни кощунственна эта мысль, она была даже рада, что он погиб. Все разрешилось раз и навсегда.

Но в этом доме оставаться было невозможно. Невозможно!

Она набрала номер, мимоходом глянув на часы. Три ночи. Ну и пусть. В Сиднее сейчас не спят…

– А ну тебя, – вдруг зло выругалась она и бросила трубку, не дождавшись звонка. – И в Кельн не буду, – с каким-то злорадством сказала она кому-то неведомому. – Нужна я вам…

И набрала еще один номер. Здешний. Московский. На том конце провода тоже не спали.

– Ольга Антоновна? Да нет, не спится… А вы что? Да-да, я тоже… Ольга Антоновна, можно мы с Катюшей к вам переедем? Не могу я больше одна. Не могу!.. Да-да, конечно, спасибо, завтра будем!.. Спасибо…

Она положила трубку, погасила свет и уставилась в окно. Дом напротив был теперь совсем темным. Наверное, в этом городе уже все уснули. Вообще все. Кроме нее. Ночь была слепой и непроглядной. Только яркая реклама какого-то центра «Откровение» светила злорадным оранжевым глазом.


А над Моим Городом кружит золотая осень. Самое сумасшедшее время. Самое тихое время года. Самое горькое. Я вообще люблю осень. Странное время, когда душа проходит все стадии скорби – от легкой элегической грусти до катарсиса высокой трагедии. Я не замечаю, как она приходит, но всегда вижу, что вот она пришла. Это время неба. Сначала становятся яснее и крупнее звезды. Они влажные и прохладные на ощупь, а если взять их в горсть, то они будут шуршать, словно морская галька. Но кто брал в Руку звезды?

Я – брал.

Потом – фотографические ночи. Никогда в году не бывает такой яркой, раскаленно-белой луны, такого разделения света и тени. Обычно принято говорить о цветах дня – да, это прекрасно. Осень – это буйный бал. Первые яркие листья при первых, робких тактах, затем царственная роскошь предсмертного безумного танца, когда танцовщица одну за другой сбрасывает шали, – и ветер, ветер, ветер! Ветер несет по земле клочья ярких одежд, потемневшие, никому не нужные листки летних летописей. Пляши, пляши, пей, потому что скоро все кончится. Насовсем. И не останется на земле ничего, что притягивало бы взгляд. И тогда ты поднимаешь глаза к небу. А оно – прекрасное, безмятежно-равнодушное, как улыбка куросов юной Эллады, как улыбки богов древней Азии. Оно словно высосало из земли всю ее яркость, все ее тепло. Такое небо мог рисовать только Рерих. И еще таким оно бывает только в горах. Осенью, в горах и у Рериха.

И еще у одного художника из Моего Города. Он умеет ловить мгновения осени…

Небо и ветер. Все несется, чтобы вдруг замереть у обрыва. Бал окончен. Клочья одежд, письма – все вымел ветер. И ты стоишь у обрыва и смотришь – а дальше ничего.

Осенью уходит все, что мешает смотреть и слышать…

И вот стоишь ты на промерзшей дороге, а ледяной ветер дует в затылок, набивает жесткой крошкой космы пожухлой травы. А по небу тупо, медленно ползут тяжелые сизые тучи и ломаются под ударами бича, открывая по краям и на изломе бритвенно-острое серебро. А в разрывы торжественно-безмятежно смотрит несравненное осеннее небо, и, когда из туч вдруг сеет дождь или сыплет снег, кажется, что небо корчит гримасы несчастной, дрожащей, умирающей земле…

Но пока над Моим Городом раскинул крылья сентябрь. То сеет дождем, предвещая тоску предзимья, то дарит теплом роскошнее летнего.

Наступает Самое Тихое Время Года…

Я люблю осень.

А вот этот парень, этот художник, что сидит на Чистопрудном и рисует Мой Город, – ненавидит ее.

Я давно за ним наблюдаю – он из тех, кто видит то, на что не обращают внимания другие. Он вообще видит больше очевидного. Замечательнее всего, что когда я хожу по тропам снов, то и дело с ним сталкиваюсь, и потому, когда он вдруг сталкивается со мной наяву, ему становится совсем не по себе. Поэтому я и стараюсь не попадаться ему на глаза.

Не всегда получается…


Ночью над Москвой пролетел нездешний ветер и принес тоску и Зов. И далекий лай призрачных псов, белых красноухих псов, лай осенней Охоты. Значит, Охотница снова пришла. Когда-нибудь она настигнет его.

Еще не сегодня, нет.

Охота еще далеко.

Он ненавидел осень – и мучительно ждал ее.

«…ненавижу осень. Да ладно, себе-то что врать – я ее просто боюсь. Осенью меня всегда настигает какая-то мистическая тоска, в груди становится пусто, и иной раз кажется, что я похож на воздушный шарик – дунет ветер посильнее, оборвется ниточка, и улечу я к едрене фене.

Моя осень – это разящая красота. Заказали бы мне нарисовать аллегорию осени, я не стал бы изображать полногрудых пейзанок с рогами изобилия или Деметру с плодами. Моя осень – это смуглая девица в чешуйчатой броне, с ясеневым копьем в руке и венке из листьев на голове. А сидит она верхом на драконе. Я несколько раз пытался ее нарисовать. Высокие скулы, слегка раскосые глаза, кошачье какое-то лицо, короткие медные волосы. Маленькая рука, крепко сжимающая древко копья. Я ее очень четко вижу, только никак не могу изобразить ее глаза. На моих рисунках они у нее черные. А на самом деле – они просто бездонные, как смерть. Моя осень приносит смерть. Вот почему я ненавижу осень.

И каждый год в сентябре я выхожу с мольбертом на бульвар или в парк и рисую, рисую, рисую – до рези в глазах, до мучительной боли в перенапряженной кисти, чтобы успеть запечатлеть хотя бы каплю этой несказанной красы умирания, торжество жизни на краю смерти.

Я повторяю слова осени – они сами как картины. «В багрец и золото одетые леса…» Вслушайтесь, как это звучит – в багрец и золото… Багряный – это не темно-красный, не цвета запекшейся крови, не алый. Даже не багровый, как дымное зарево. Это красно-лиловый, торжественный, сумрачный и сильный цвет. Достаточно произнести это слово – баг-рец, баг-ря-ный, – и само звучание его вспыхнет красно-лиловым, королевской мантией. И золото – блеск, красота и сила, солнечный луч в бледно-голубом небе. Слово словно бы катится, как колесо, отдает чистым звоном – зо-ло-то. Еще один осенний цвет – пурпур. Это вовсе не фиолетовый, а более глубокий и сумрачный родич багрянца. Листья, что падают с клена, – почти червонное золото, но некоторые именно багряные, с алыми прожилками и пурпурными подпалинами по краям. И еще темно-зеленый, почти черный – ели, такие мрачные рядом со златолиственными белоствольными березами.

А осеннее небо – высокое и прозрачное, бледно-голубое, чистое, звонкое. Когда я смотрю в него с холма, мне хочется оттолкнуться от земли и раствориться в нем. И в груди возникает ощущение пустоты, и рождается чувство полета, и делается страшно. Кажется, что стоит мне поддаться желанию взлететь, и я покину этот мир и окажусь заключен навечно в бездонную прозрачную голубизну, в которой больше ничего нет. Это не больно, но страшно…»


Утром Андрей сидел на кухне за чашкой кофе и мрачно размышлял о жизни.

«Художник. От слова „худо“. Нет, Андрюша, ты не художник. Ты неудавшийся архитектор, с горя взявшийся за кисть. Архитектор, который не умеет рисовать, – барахло, а не архитектор. А если умеет рисовать, но не архитектор – то кто? Ты даже не дизайнер по интерьеру, хотя у тебя и визитка есть. Ну да на заборе тоже три матерных буквы написано, а там дрова лежат…»

Работа, слава богу, не обязывала сидеть в бюро от звонка до звонка, а три обязательных присутственных дня – это терпимо. Не сказать, чтобы Андрей зашибал большие деньги, но на жизнь хватало – а главное, оставалось время писать. Хороший он художник или плохой – он давно перестал задумываться. Понятно, что не Левитан. Так что страдать? Надо просто писать.

Сейчас в работе возник вялотекущий застой. Заказов хватало, но все они были тупые какие-то. И клепал Андрей их, как на конвейере. И было ему тошно. Потому что опять наступила осень. И потому что опять приснился ему старый сон, который почему-то всегда приходил к нему осенью. Чтобы не думать о нем, он обычно хватал мольберт и отправлялся за город, в лес, или в парк, или на бульвар и возвращался домой закоченевший, с пачкой набросков и этюдов. А потом, отогрев руки, брался снова за карандаш или кисть и как проклятый пытался изобразить свою Разящую-без-жалости, La Belle Dame sans merci…

«Ненавижу осень!»



Очень давно, лет с пятнадцати, он знал, что эта рыжая девка с бездонными глазами – его смерть. Андрей был атеистом и в приметы не верил, но эта потусторонняя сволочь снилась ему уже много лет. Снилась и жить не давала, потому что в каждой девушке он выискивал сходство с ней. В армии он чуть с ума не сошел из-за нее. Но, с другой стороны, без нее он бы там сломался. А так в ответ на малейшее поползновение просто бил в торец. Парень он был здоровый, метр восемьдесят, и карате занимался, так что если кому хотелось в чайник получить – только подходи по одному.

А сегодня ему приснилось, что она в городе. Во сне он шел по Остоженке к центру и где-то возле Лопухинского переулка чуть с ней не столкнулся. Они смотрели друг на друга минуты три, отделенные от всех прохожих стеклянной стеной, и Андрей чувствовал, как в груди растет ледяной ком. Потом он все же очнулся, протянул к ней руку, чтобы ухватить за черные на этот раз лохмы и добиться от нее ну хоть какого-нибудь ответа. А она растворилась в воздухе, и тут мимо него пронеслась целая стая котов – штук, наверное, пять, как-то уж очень целеустремленно летевших к подворотне. Коты были слишком здоровые, таких наяву не бывает. На этом Андрей проснулся. Весь мокрый, в каком-то оцепенении. И ощутил в груди пустоту – если считать, что душа именно в груди помещается, то если ее, душу, убрать, такая получится пустота.

И вот сидел он, пил кофе, и пустота постепенно уменьшалась, стягивалась, зарастала. Допив кофе, Андрей привел себя в порядок, оделся, взял рабочую сумку и вышел из дому.

Он был уверен, что на углу Остоженки и Лопухинского встретится с ней лицом к лицу.


После полудня он сидел на Чистопрудном бульваре и рисовал. У этого бульвара есть одна особенность – он идет по холмику, сначала вверх, потом немного вниз. И с этого места кажется, что он спускается к Китай-городу, хотя на самом деле там начинается Покровский бульвар. Если смотреть почти от самого метро, от памятника, то кажется, что бульвар резко обрывается, как трамплин, и с него можно скользнуть прямо над Китайгородской стеной, над рекой и приземлиться даже не в Замоскворечье, а в каком-то иномирном-иномерном Заречье. А если эту перспективу еще умно использовать… Вот над этой самой многомерной перспективой Андрей и бился. Чтобы не сидеть впустую, он прихватил с собой пару небольших этюдов и пачку графики, разложил на скамейке на манер выставки – подходи, смотри, покупай. Иногда брали. Он никогда не рисовал в стиле «Москва златоглавая» или «а-ля рюсс». Андрей любил, чтобы в картине или городском пейзаже была тайна, недосказанность, нездешность. Однажды он прочитал в каком-то журнале об архитекторе, который развлекается тем, что делает эскизы Москвы, какой она была бы, если бы тот дом не снесли, этот особняк не порушили, это чудище бетонное не воткнули. Идея понравилась, с тех пор некоторые свои осенние зарисовки Андрей стал именно в таком стиле и выполнять. Тем более что последнее время Москва, знакомая и привычная ему Москва, исчезала с устрашающей скоростью. Даже если дома вроде и не сносили, втыкая на их место уродливые новоделы, их потрошили, набивали чем-то чужим, и стояли пустые оболочки, и сквозь их темные стекла смотрело что-то чужое… Как будто войдешь в этот дом – а выйдешь уже совсем в другой Москве, совсем чужой и страшной.

Но иногда случалось и маленькое чудо. Недавно оказавшись по делам в Гнесинке и продвигаясь потом к Новому Арбату, он вдруг замер перед двухсотлетним ясенем. Память подсказывала, что тут должен быть какой-то бетонный дом. Дома не было. Было пространство – манящее, затягивающее в незнакомую, иную Москву – живую и желанную.

Андрей ночь не спал, рисуя этот ясень и солнечное сияние улиц иной Москвы за ним.

Парня, который уже довольно давно стоял и рассматривал разложенные этюды, он заметил не сразу. Поймав взгляд Андрея, тот чуть заметно улыбнулся и спросил:

– Сколько стоит вот эта картина?

Неделю назад Андрей написал маслом на холсте двадцать на сорок кленовый лист на земле. Получилось странно – вроде и хорошо, но бесполезно. Во всех подробностях прописанный желтый лист с багряными прожилками и пятнышками, по краям обожженный пурпуром, жухлая трава и проглядывающий источенный до паутины силуэт прошлогоднего истлевшего листа.

В голову ударила кровь, сердце екнуло, и он невольно поднес руку к груди. На листке четко виднелся теневой профиль La Belle Dame с разящим без промаха копьем. Она пришла. Она где-то за плечом. Он затравленно обернулся, но парень чуть переместился, его тень накрыла рисунок – и силуэт Охотницы исчез.

– Я забираю ее, – высоким мелодичным голосом с непонятной жесткой решительностью произнес парень и полез за деньгами во внутренний карман куртки.

Андрей, вырванный из оцепенения его словами, уставился на него. Может, это все осеннее наваждение, но парень был НЕ ОТСЮДА. Невысокий, довольно хрупкий, черноволосый. Движения у него были точные, грациозные и удивительно уместные, ничего лишнего. Лицо – более чем примечательное. В студенческие времена Андрей подрабатывал, рисуя мгновенные портреты, и насмотрелся на всяких. Так вот сейчас он не взялся бы определить, кто этот парень по национальности. Брови четкие, прямые, чуть приподнятые к вискам, глаза тоже какие-то раскосые, но не миндалевидные, как бывает у жителей Южной Европы. Скулы высоковатые для европейца, но никаких признаков монгольского наследства. Очень симпатичный, но, будь ресницы чуть подлиннее и рот чуть поменьше, стал бы неприятно смазлив. Не слишком мужественной внешности, одним словом. Андрей не очень таких жаловал, но в этом парне было странное обаяние. И глаза чудного цвета – то серые, то вдруг черные, но такое впечатление, что в темноте они у него будут светиться. А сейчас они просто сияли – и не в переносном смысле, а в самом прямом. Он почувствовал пристальный, изучающий взгляд художника и посмотрел Андрею прямо в глаза.

Это было подобно удару или ослепительной вспышке света. На миг он ослеп, а затем…

Андрей ВИДЕЛ. Он воспринимал мир взглядом, незамутненным привычкой. Не было двух одинаковых мгновений и двух одинаковых вещей. Это было все равно что смотреть старенький черно-белый телевизор с хрипящим динамиком и вдруг внезапно сменить его на современный цветной со стереозвуком.

Парень отвел взгляд, и Андрей наконец вспомнил, что надо бы и дышать иногда. Он как будто слишком быстро вынырнул с огромной глубины. Теперь он никогда больше не сможет видеть, слышать и воспринимать как прежде. Не сможет забыть. Лучше бы Охотница, чем этот… Черный Принц!

Андрей молча протянул ему картину, не глядя, засунул деньги в карман. Черный Принц постоял еще рядом, потом сказал:

– Простите, это вышло нечаянно.

В следующий миг его уже не было – как будто он разогнался по Чистопрудному, как по трамплину, взмыл в воздух, прижимая к груди картину, и приземлился в своем иномирном-иномерном Заречье-Замоскворечье.

Неподалеку гавкнула собака – не очень громко, зато басовито. Андрей вздрогнул и резко повернулся. Посреди бульвара стоял здоровенный черный лохматый пес и вилял хвостом. Потом он промчался мимо огромными скачками и скрылся из виду – тоже взлетел, наверное.


Андрей жил в Кропоткинском переулке, от Остоженки налево, если идти от станции метро «Парк культуры» к «Кропоткинской». Москва внутри Садового кольца в этой части – странное место. Старые дома, между которыми понатыканы посольства, кривые безымянные проходы между домами, старые московские дворы и новопостроенные дорогие дома с огороженной территорией.

Андрей жил в Москве с четырнадцати лет, но москвичом себя не ощущал. Родной город, которому были отданы его сны, остался далеко на юге. И вообще там уже давно другое государство. Когда отца перевели на новое место службы, Андрей заканчивал девятый класс. Там школы не было, и Андрея отправили в Москву, к отцовой тетке Полине.

Здесь он и остался. Прижился, привык к старому дому в переулке, к квартире с маленькими комнатами и высокими потолками. В самой большой и светлой, с балконом, со временем завелась мастерская. А комната тети Поли так и стояла после ее смерти закрытой. Рука не поднималась там что-то менять.

Частенько Андрей заходил в галерею на Кузнецком Мосту сдавать в небольшой салончик свои холсты да любоваться на авторские украшения. Так было и в этот день, когда звук Погони, дрожавший на грани слуха, вдруг исчез, словно Черный Принц отвел ее, забрав картину вместе с тенью на нарисованном кленовом листе.

Среди развешанных по стенам картин в салончике он не увидел своей, из городской серии «Несбывшихся домов». Полгода она там уныло висела между бодреньким пейзажем с белой церковью на холме и декоративным натюрмортом, подчеркнуто классическим. Продали, ах как хорошо, вот и деньги кстати… Андрей уже решил было прикупить красок и всякой мелочи, но тут увидел в витрине эту ВЕЩЬ.

Среди поделок, вычурных фигур, всяких безделушек она поражала простотой и благородством формы. Не серебро, не мельхиор – какой-то светлый сплав. И белый оникс. К ножке была прилеплена этикетка с надписью от руки: «Кубок. Оникс. Автор – Воронов». Андрей почему-то вдруг оказался у кассы и сообразил, что делает, только получив на руки чек.

Денег в результате осталось в обрез – только на прожитие, ну да ладно. Главное, кубок был теперь у него. Андрей взял его осторожно, как цветок – он и был чем-то похож на тюльпан, а еще на полураспустившуюся розу. Барышня за прилавком упаковала его, и Андрей едва ли не выхватил коробку у нее из рук. В его радостном воображении уже рисовался натюрморт с кубком, свечой и розой, и он знал, что напишет этот натюрморт, и будет осторожно выписывать полупрозрачное свечение благородного камня, и игру бликов, и бархатистые темно-алые лепестки розы. А розу надо будет купить самую лучшую, на длинном стебле, крупную, такую, как продают на выходе из метро, в крохотной стеклянной выгородке, похожей на аквариум.

И в таком радостном настроении Андрей двинулся к Манежу, затем по Волхонке. И вот уже возникла перед ним громада храма Христа Спасителя, и чуть не налетел он на что-то острое. Андрей остановился – как оказалось, прямо на переходе, – и какой-то мужик с руганью толкнул его, чтобы проскочить на зеленый. Был по правую руку памятник кому-то бородатому, мигающие светофоры, реклама итальянской обуви на углу напротив, выгнутый мост и белый тяжелый храм, а никаких острых предметов не наблюдалось. Никогда бы он не подумал, что можно так остро ощутить чужой взгляд – как толчок, как острие в грудь. Шагах в трех на краю тротуара стоял Черный Принц.

Взгляд!

Андрей ощутил знакомую тонкую дрожь – порой ему казалось, что кто-то заглядывает ему через плечо, когда он погружен в работу так, что и оглянуться некогда. Тогда по спине шла именно такая дрожь, словно мимолетно касалось чье-то легкое крыло.

Андрей оглянулся, но никто не обращал внимания на эту колоритную фигуру, все торопились по своим делам, у перехода скапливалась кучка народу. Андрей снова посмотрел на Черного Принца. Тот усмехался, глядя на Андрея.

Тут зажегся зеленый, завизжали тормоза разогнавшейся иномарки, и толпа ринулась на переход. Черный Принц спокойно двинулся вперед. И Андрей, как дурак, рванул следом. Черный Принц вроде бы и не торопился, но двигайся необыкновенно быстро, а Андрей почти бежал за ним, стараясь не упустить из виду стройную фигуру в черном и развевающиеся на холодном ветру волосы.

Тот сворачивал в какие-то переулки, о существовании которых Андрей, пятнадцать лет проживший в этом районе, и понятия не имел, и в конце концов они оказались у старой церквушки, до которой у патриархии еще не дошли руки. Она стояла на углу, и решетчатый забор с двух сторон впивался в старинный кирпич, прикрытый лоскутами серой штукатурки. Черный Принц взбежал на крылечко и мгновение помедлил, перед тем как потянуть на себя рассохшуюся облезлую дверь и шагнуть в темноту за ней. Андрей тоже остановился, а когда дверь мягко хлопнула, закрывшись, рванул вперед – и чуть не врезался в нее головой, споткнувшись на ступеньках. Их и было всего-то три. Когда же он выпрямился, прижимая к животу коробку с драгоценным кубком, то впору было перекреститься. Потому что двухстворчатая дверь из каких-то мерзких досок была перехлестнута массивным железным засовом и заперта на титанический амбарный замок. Второй замок висел в проушинах на стыке створок.

Андрей пялился на эту дверь, как баран на новые ворота, и только минуту спустя сообразил обойти церквушку кругом. Однако ничего не вышло: помешал ржавый забор. Он только сумел разглядеть дворик, пустой, захламленный битым кирпичом, какими-то ржавыми железяками и прочим мусором, и хилое деревце – не то осинка, не то клен. Дальше по обоим переулкам стояли тесно сомкнувшиеся стены в полтора человеческих роста – тоже заборы, за которыми что-то было, судя по выкрашенным зеленой краской воротам из листового железа и будке возле них. С другой стороны высился печально старинный дом в три этажа, который медленно разрушался. На всем здесь лежала печать запустения.

Как еще не добралась до этого уголка всемосковская лихорадка новостроя? Кстати, а что это за место? Дорогу он потерял уже давно и потому пошел наугад – уж дальше Колец не уйдешь. Ну по крайней мере, дальше МКАДа. Но не прошло и трех минут, как он вышел к музею имени Пушкина.

Ничего себе…

Андрей немного постоял, тяжело дыша. Нервы гудели, как высоковольтные провода. Подумав, он повернулся и пошел в обратную сторону. Может, там никакой церкви и нет? Но церковь была. Именно та самая. И во дворике позади нее валялся мусор и росло чахлое деревце. Отчаявшись что-либо понять, он подошел к двери. Оба замка были на месте. Андрей осмотрел дверь сверху донизу, все эти облезлые рассохшиеся доски, и уставился на носки собственных кроссовок.

Тут за спиной послышались шаги, и Андрей торопливо обернулся. По переулку неспешно брел помятый и потрепанный мужичок средних лет с видом хитрым и лукавым, но как бы не от мира сего. Мужик приблизился, заложил руки за спину и спросил:

– Ну как, нашел?

– То есть? – переспросил Андрей. Не любил он бомжей и алкашей.

– А что искал, – вредненько промемекал представитель похмелеонского подвида.

Андрей промолчал. Но мужик не отставал.

– Бегает он, – пробурчал он. – Бегает… шляется, значит… лезет, куда не прошено…

Он вдруг резко развернулся и рявкнул:

– Армагеддон!

В ответ на этот апокалиптический клич словно бы из воздуха соткался здоровенный черный пес. Мужик махнул ему рукой и горестно сказал:

– Пошли, Армагеддон, нечего нам здесь делать. Бегает он, видите ли… рисовальщик…

Пес вильнул хвостом и потопал за хозяином, а Андрей остался стоять с отвисшей челюстью. Ощущение было такое, что мужик с псом знал о нем все – и о Черном Принце, и об Осенней Охотнице, и о кубке, который он так все и прижимал к животу.

Очнулся он уже в метро «Боровицкая». Сделал круг, значит. Больше вылезать на улицу не хотелось – а вдруг опять Черный Принц начнет «водить» и не попадет он уже домой? Нет уж. Он влез в набитый вагон – и почему это на «серой» линии вечно народу не протолкнуться? – и, уцепившись за поручень, за каким-то хреном поехал домой кружным путем – до «Менделеевской», через «Новослободскую» по кольцу до «Парка культуры». И всю дорогу был в ступоре. Отпустило только дома. Руки затряслись сразу же, как только он поставил коробку с кубком на подзеркальник в прихожей. Он бесцельно кружил по квартире, то садился, то снова вскакивал, не находя покоя, хватался то за одно, то за другое, пока наконец не вытащил из картонки кубок. На нем взгляд как-то остановился, и Андрей обрел способность размышлять и действовать целенаправленно.

Он отыскал в серванте бутылку румынского красного вина «Старый Замок», сделал пару бутербродов с ветчиной – не поленился, украсил петрушкой и маслинами, водрузил на резную деревянную доску и уселся в комнате за стол. За окном уже стемнело, и Андрей, подумав, поставил на стол подсвечник и зажег торчавшие по разным углам свечки. И сразу неприглядный бардак в мастерской превратился в творческий беспорядок, загрунтованный холст на мольберте таинственно замерцал из полумрака, небрежно брошенные кисти и тряпки перестали раздражать…


А мне все видно из полумрака зеркала. И мне нравятся свечи в этой мастерской. Природа света все меняет. Не вздумайте работать цветом при электрическом освещении! Особенно если над головой у вас противно верещит проклятая газосветная трубка. В ее свете все лица кажутся трупно-фиолетовыми, а люди перестают походить на людей. И, конечно, дело ваше, можете делать карандашные наброски или марать бумагу углем под стоваттной лампочкой, но Андрей предпочитает свечи. Поэтому они и понатыканы у него по всей мастерской. Вообще-то их больше сотни, но он редко зажигает все. Обычно хватает сорока или около того.


В колеблющемся свете свечей кубок замерцал. Как будто он был доверху налит неярким светом. Андрей полюбовался и налил в кубок вина. Прозрачно-красная жидкость в перламутровом ониксе сделалась радостно-алой. Он поднес кубок к свече, по-детски радуясь, что не пожмотился и что кубок теперь его. Огоньки свечей и кубок отражались в полированной поверхности стола, как в темном зеркале. И в зеркале тоже. В нем смутно отражался и сам Андрей. Он критически смерил себя взглядом. Но в этом освещении – вполне ничего – высокий шатен с физиономией хоть и некрасивой, но приятной, в джинсах и свитере. Романтический сумрак и колеблющийся свет делали отражение похожим на старинный портрет, и даже лицо в зеркале казалось красивым и значительным.

– Прозит! – сказал он, поднимая кубок и кивая своему отражению. – Гаудеамус игитур!

Наливая вторую порцию, он снова глянул в зеркало. Из темной глубины смотрел Черный Принц с красной розой в руке. Андрей замотал головой и торопливо вылакал вино. Поднял взгляд. Выдохнул. В зеркале отражался только он сам, собственной бледной персоной, с опустевшим кубком в одной руке и надкушенным бутербродом в другой.

Вот только на подзеркальнике лежала красная роза на длинном стебле.

Он стиснул розу в ладони. Шипы вошли в кожу.

Больно.

Настоящая.

Не привиделась.


А еще я умею летать. И два моих кота, мои верные спутники Ланселот и Корвин, тоже летают. Правда, эти лентяи обычно сидят у меня на шее в буквальном смысле слова, но порой удается их заставить и полетать. Если уж ты исключительно редкое животное фелисфеникс, или котофеникс, или еще проще – крылатый кот, так иногда и крылышки надо разминать.

Осенью летается хорошо. Люблю ловить ветер и скатываться по его потокам вдоль улиц, заглядывать в окна и спрыгивать на крыши, чтобы потом, разбежавшись, снова нырнуть с обрыва верхнего этажа в ущелье узкого двора или улицы.

Мне нравится прыгать с козырька над входом Иностранки. И смотреть в ее окна я тоже люблю. Порой я прихожу туда и сам – посидеть, почитать, поразмышлять. Иногда прихожу как все. А иногда просто заглядываю, пролетая мимо.

Небо снова затянуло, опять начинает накрапывать. Что делать, осень – время переменчивое. Да и поздно уже. Темнеет. И зажигаются окна, и янтарно светятся изнутри. И девушка в янтаре сидит и читает какой-то умный журнал, хотя почти все уже разошлись по домам и Иностранка пуста.

Я знаю ее. Я знаю всех в Моем Городе – она не отсюда.

Она вообще НЕ ОТСЮДА.

И что она здесь делает, интересно?


Кэт помотала головой и поморгала. Глаза устали. Ну ладно, на сегодня последний журнал.

Итак, «Сказание о принце Индракумаре».


«У государя страны Амаравати[2] Кампенгмара Шри Сиварайи из рода Бидалапутра[3] и супруги его Ратнавати[4] долгое время не было детей, от чего супруги пребывали в горести и скорби, ибо дни их клонились к закату, а наследника не было. Рани Ратнавати постоянно взывала к богам о милости, и слезы не высыхали на ее очах, прекрасных, как лотос.

Однажды государь Кампенгмара Шри Сиварайя, устав от тоски и печали, отправился на охоту. Рани же Ратнавати приснился сон, будто с неба сошла молния прямо в лоно ее. Утром рассказала она о своем сне служанке, а та сказала: «Возрадуйся, госпожа, ибо зачала ты!» Ответила рани: «Но как могу я зачать, если супруг мой на охоте?» И ответила служанка: «Сам Индра стал отцом сына твоего, и потому будет ему имя Индракумара»…»


История была традиционной, архетипично-индоевропейской. Бездетные царь с царицей, царь на охоте, сейчас он вляпается в историю, и какой-нибудь отшельник спасет его и потребует «то, чего дома не знаешь…». Кэт не стала бы читать очередной вариант извечной сказки, если бы поиск в Интернете не вывел ее на эту публикацию. Однако про кошек здесь пока ничего не было. Разве что родовое имя – Бидалапутра. «Потомки кошки». Стало быть, кошка была древним тотемом царской семьи…

Она потянулась и зевнула, глядя в потолок. Название темы окончательно выкристаллизовалось. «Образ кошки в индоевропейской мифологии». Именно в мифологии, а не в фольклоре, потому что иначе закопаешься в загадках-поговорках, и вообще…

Интереснее всего бывает местный колорит, в который облекается привычный сюжет. А в этой статье еще были репродукции с раннесредневекового тайского свитка. Самое любопытное, что рисунки были в стиле фресок Аджанты. Вот тут интересно проследить индийское влияние… Правда, они напоминали еще что-то, чего Кэт никак не могла припомнить. Вот вертится что-то такое в голове – а что, никак не уловить. Она еще раз внимательно посмотрела на рисунки со свитка. Ну да, лица принца и царя довольно резко отличаются от лиц остальных людей. Родовые черты? Возможно… Тогда когда же сделаны эти рисунки? И датировка рукописи есть?

Одиннадцатый век. А обоснований нет. Сразу после текста и примечаний стоит: «La suite au prochain numro».[5] Это значит – ждать следующего выпуска, а он только в декабре. Ну почему, почему «Ревю дез этюд ориенталь» ежеквартальник?


«…И на охоте лошадь раджи вдруг испугалась змеи и понесла. И умчалась в глухой лес, и там сбросила раджу, и лежал он, стеная и страдая от боли и готовясь умереть. Тогда воскликнул он: „О, если бы кто-нибудь спас меня, я отдал бы ему что угодно!“ И тут вдруг из кустов появилась ракшаска, страшная видом. Была у нее крысиная голова и красные глаза и ужасные когти и клыки. И сказала она: „Я вынесу тебя на своей спине из леса, раджа, но пообещай, что отдашь мне то, чего не знаешь у себя дома“…»


Кэт улыбнулась. Если бы она писала диссертацию по архетипам, это был бы лишь еще один кирпичик в общую статистику этого сюжета. Так что важнее, пожалуй, не сама легенда, а иллюстрации и скульптура… А ракшаска-то с крысиной головой. Наверняка и имя ее найдется… ага… Рактакша! – «красноглазая».


«…И явилась Рактакша на свадьбу, и сказала: „Индракумара, ты обещан мне твоим отцом, и ты мой! На мне ты должен жениться!“ На что мать принца, прекрасная рани Ратнавати, воскликнула:

– Свидетель Индра, она говорит правду!

И сказал принц:

– О мать, почему ты молчала?

– О сын! – воскликнула рани. – Как могла я рассказать тебе об этом?

Тогда принц повернулся к ракшаске и молвил:

– Я бы исполнил обещание отца, но я уже женат и принадлежу другой, а она тебе ничего не обещала.

Тогда ракшаска прокляла принца Индракумару, и вот каким было это проклятие: обратиться ему мерзким чудовищем и быть таким, пока не полюбит его в таком виде невинная дева! И тут же обратился принц, но не в чудовище, а в прекрасного белого кота.

И, увидев это, молодая жена закричала:

– Пошел прочь, дикая тварь! Я не желаю быть женой кота!

И сказал тогда кот:

– Будь ты проклята, жена-предательница, да не будет у тебя детей!

С этими словами бросился он на Рактакшу, и сцепились они в бою и так выбежали за порог. Рактакша вырвалась из когтей кота, обратившись в крысу, и бежала, крикнув: «Отныне вечно буду я мстить тебе, Индракумара! Погибнет всякий, кого ты полюбишь и кто полюбит тебя!»

И принц Индракумара в горе и отчаянии убежал в храм Индры, отца своего, потому что больше некуда было ему идти. Жена отреклась от него, мать же он не мог простить.

И сказал Индра:

– Сын мой, Индракумара! Не отчаивайся. Такова твоя карма за грехи в прежних твоих рождениях. Но придет время твоего избавления. Ты будешь победителем…»


На этом текст рукописи обрывался.

Она перевернула страницу. А вот и сам принц Индракумара. Отличная репродукция. И очень, очень реалистическое изображение.

Он был действительно хорош собой. Стройный, гибкий, смуглый, с копной светлых кудрявых волос и ярко-голубыми глазами – похоже, это условность, выделяющая сияющего сына Индры. Он смотрел не томно, как принц из Аджанты, а строго и немного печально. Кэт нахмурилась. Как-то это все нехарактерно. Слишком живые портреты. И стиль этот знакомый… какой-то неопределимый… А может, рукопись – подделка? Да нет, вот и экспертиза, и данные по палеографии…

Кэт вздохнула, снова посмотрев на портрет принца. Сказка, конечно, но в книгах обычно нет портретов Иванов-царевичей. А этот написан явно с реального человека. Он не был красавцем. Нос у него был длинноват и рот слишком чувственный. И эти странные, не совсем человеческие черты лица. И сколько ему тогда было лет? Люди в те времена рано женились. Тем более на югах… Лет тринадцать – пятнадцать? Совсем мальчишка… Кэт глянула на часы. Полвосьмого. За окнами темно, дождина холодный льет… Скоро домой, по такой погоде мерзостной. И плохо быть в такое время бездомным человеком. Или кошкой. Или собакой.

Рядом послышался мягкий звук прыжка. Кэт повернула голову. Прямо под лампой с зеленым абажуром сидел кот. Кремовый, с темными ушами и темной масочкой. И точно так же, как Кэт, склонив голову, смотрел на картинку. Кэт улыбнулась, подняв брови:

– И тебе тоже любопытно, дружок? Ну да, ты же сиамский… нет, скорее, тайский. Старосиамский то есть. Покрупнее и покруглее, и мордочка пошире, и ушки покороче. И на хвосте крючок… Интересно?

Кот понимающе посмотрел на Кэт голубыми глазами.

– Откуда же ты взялся, дружок? Худющий ты какой… Никто не накормит беднягу, да? А ты ведь породистый, откуда же ты сбежал? Или выгнали тебя?

Кэт погладила кота по голове, тот негромко заурчал и потерся щекой о ее ладонь, но сделал это с неподражаемым достоинством, не подлизываясь и не юля, как многие кошки.

Однако пора было идти. Надо было еще успеть отсканировать разворот с репродукциями. Нет, совсем не для работы. Просто… просто почему бы не сделать новый рисунок рабочего стола с портретом древнего принца Амаравати? Кэт обернула вокруг правой руки прогревшуюся под лампой серебряную змейку – она всегда снимала браслет, чтобы не мешал при письме. Змейка завила хвост, поудобнее обхватывая запястье хозяйки.

За стендами послышались знакомые шаги.

– Катюша! Пора!

– Да-да, Виктория Васильевна!

Библиотекарша появилась из-за стенда.

– А, вот вы где!

– Это ваш кот?

– Да как сказать? Прибился недавно. Красивый кот, породистый. И ты посмотри – какой крупный, редкость для его породы! И что за скотина его выгнала – вон какая погода сейчас. Я его неделю тут прикармливаю. Такой воспитанный кот, ты не поверишь! Ест аккуратно, не гадит, по своим делам выходит на улицу. Мышей всех разогнал. Сами знаете, какая у нас напасть с мышами. А недавно крысу придушил! И, знаешь, никогда я таких крысищ не видела – здоровенная, чуть ли не с него самого величиной, зубищи крокодильи и глаза красные! Вот правду говорят, при нашей экологии скоро у нас по канализации мутанты бегать начнут!

Кот не сводил с нее синих глаз. По спине у Кэт прошла дрожь. Взгляд был просто физически ощутим.

– А вы ему нравитесь, Катюша, – улыбнулась библиотекарша.

– Пойду я домой, Виктория Васильевна.

– Журнал сдавать будете?

– Нет, еще подержу. У меня срок до среды, еще поработать надо, и хочу до конца статью отсканировать.

– Ну ладно. До свидания, милочка.

Уходя, Кэт оглянулась. Кот статуэткой сидел под лампой, которую она забыла выключить.

Глава 2

ВРЕМЯ ПРИЗРАКОВ

Закат золотой осени 2004

Еще прекрасен Город мой в золотом уборе осенней листвы. Еще хрустально-прозрачен воздух и бездонной синевы полно небо. Но уже по утрам прихватывает лужицы нежный ледок. Еще не скоро дожди смоют всю эту красу, и наступит тяжелая, мучительная пора Предзимья. Но уже близко Время Ветров, и неумолимо стекает с ветвей листопад.

Скоро все будет прозрачно и тонко. Скоро настанет то краткое и странное время, когда тайнам и призракам Моего Города негде будет укрыться, и в эти недолгие дни, до Предзимья, их невзначай будут видеть и слышать даже те, кто замечает только очевидное и больше ни во что не верит.

Наступает Время Призраков.

Иногда я жалею, что мне не удалось уговорить Павла Филонова[6] остаться в Москве. Мне кажется, что только он смог бы изобразить Москву такой, какой вижу ее я, – такой, какая она сейчас, такой, какой она была, и такой, какой она могла бы быть. Она многомерна, она подобна кристаллу с миллиардом граней, и я вижу все ее измерения одновременно. Я вижу обитателей всех ее измерений. Я вижу те точки, где эти измерения пересекаются и переходят друг в друга, я вижу, как порой их обитатели пересекают незримую границу между реальностями и возвращаются обратно, не замечая этого. А некоторые видят за поворотом то, чего нет, но могло бы быть. Как мой художник.

Вот он идет по Садовому кольцу, смотрит по сторонам. Замечательная улица. Она идет через Всю Москву, и все измерения Моего Города нанизаны на нее и стянуты ею воедино, и обитатели всех его измерений любят здесь гулять.

Интересно, многих ли он видит? И многие ли из них вообще замечают друг друга?


Выйдя из ЦДХ, Андрей постоял немного, подставив лицо осеннему солнцу. Последние ясные деньки, скоро зарядят дожди. Хороший день. Во всем хороший – еще одну работу купили. Графику. Тот самый ясень на Поварской и солнечный портал. Удачный день. Красивый. Но холодный.

Андрей уже собрался направиться через мост домой на Остоженку, когда краем глаза уловил что-то не то. Вот что это было за «не то», он в первое мгновение не понял, хотя тут же насторожился, как пес. Снова внимательно обвел взглядом окрестность. Да нет, все на месте. Парк искусств на месте, Петр этот кошмарный, приплывший сюда волей Церетели… Все на месте. И все же что-то не так. Ощущение какое-то нехорошее. Нет, не Охотница, это точно…

Андрей медленно повернулся и пошел через парк к Петру. Мимо новых скульптур и старых, выселенных со своих мест памятников. Когда проходил мимо Железного Феликса, пробрала внезапная дрожь – впечатление было такое, что эти статуи собрались тут не по чьей-то воле, а сами по себе. И что-то задумывают. Что-то решают. И мысли их темны, холодны и тяжелы, как их бронза-Андрей ускорил шаг. Холодно. Холодно так, словно на тебя смотрит потусторонний взгляд и дышит в спину ледяное дыхание.

Брось, это просто ветер…

Черт, Петр был ближе! Бронзовый парусник еле заметно, но сместился, у Андрея глаз был в этом наметан. Прошлый раз он был на какие-то сантиметры дальше, а сейчас словно пытался причалить и сойти на сушу в чужом ему городе. Почему-то это было неправильно, хотя лично к Петру – настоящему Петру – Андрей претензий не имел. Как художник даже был благодарен безбашенному царю.

Но статуи не должны двигаться…

Кто это бьет хвостом у дверей,

Не замечая удивленья проходящих людей,

Кто курит папиросы сигарного цвета,

Щуря серебряно-карие глаза?

Андрей вздрогнул от неожиданности. Холод мгновенно ушел, словно кто-то убрал с плеч ледяные руки. На набережной пела девушка – кругленькая, теплая, как чашка шоколада в холодный день. Андрей был уверен – она из тех самых уличных музыкантов, которые появляются непонятно откуда и попадаются совершенно в разных местах и так же стихийно и неожиданно исчезают. Иногда ему даже казалось, что они из той самой другой Москвы, которую он иногда видел и запечатлевал в рисунках. Он остановился послушать. Выудил из кармана сотню – сегодня при деньгах как-никак – и положил в раскрытый гитарный кофр. Девушка кивнула, продолжая петь:

Кто походкой своей напоминает зверя,

Кому все так легко на свете верят,

Чья кожа отливает золотистым цветом

И кому так легко отбегать назад?

Ее шаги легче сапога из лунной кожи.

Ее улыбка сбивает наповал весь метрополитен.

Она шагает по бульвару и по головам прохожих,

А когда никто не смотрит – проходит мимо стен…

Андрей чуть не вскрикнул, когда под звуки этой песенки прямо у него на глазах из ограды церковки на углу Голутвинского вышла девушка в светлом пальто, с длинной русой косой. Даже не подумала воспользоваться открытыми воротами. Андрей больно ущипнул себя за руку: перейдя через переулок, она снова вошла в стену и появилась из стены, срезав угол. И пошла себе по набережной в сторону Большого Каменного моста как ни в чем не бывало.

Андрей затравленно оглянулся – песенное наваждение? безумие?

Она никогда не совершает неудачных ходов.

Ей приносят розы почти каждый день,

Не замечая, что у нее отсутствует тень.

И имя ей – Кицунэ.

Больших Городов…[7]

Кицунэ?!

Девушка-оборотень, девушка-призрак?

Ну и что?

Мало, что ли, призраков в Москве?


Захотелось посмотреть, что она будет делать дальше, и Андрей пошел за ней следом. До сих пор сквозь стены и запертые двери на его памяти проходил только неуловимый Черный Принц.

Девушка-проходящая-сквозь-стены отличалась от других пешеходов, и Андрей присматривался довольно долго, пока не понял, что это из-за старомодного силуэта ее пальто с пояском и берета с хвостиком. Как будто она сбежала из старого фильма, с выцветшей пленки. Она остановилась напротив «Красного Октября» и некоторое время смотрела на красные кирпичные здания. Андрей тоже посмотрел – и замотал головой. Здания колыхались, как в жарком летнем мареве, расплывались, таяли, открывая вид какой-то совсем незнакомой Москвы. Зажмурился, открыл глаза – нет, все на месте. А девушка уже снова шла. Время от времени она останавливалась, чему-то улыбаясь, смотрела внимательно на очередную лужу, оставшуюся после вчерашнего дождя, легонько топала по ней. Лужа никак не реагировала, девушка вздыхала – ну не получается брызги устроить, потом вскидывала голову, опять улыбалась каким-то своим мыслям и шла дальше. Легко-легко шла – как плыла над тротуаром. Вдруг сбилась с шага, оглянулась, наткнулась на Андреев взгляд и замерла. Снова оглянулась – и почти побежала, вернее, полетела. В ее глазах был тот же ужас настигаемого Охотницей, что был хорошо знаком ему самому. И если упустить ее сейчас, вдруг подумал он, то никогда не отыскать ключа к своим страхам. Он бросился за ней. И ни за что бы ему ее не догнать, но тут она оступилась и неловко упала. Вскочила. Андрей настиг ее и попытался схватить за рукав. Черта с два. Рукав просвистел сквозь пальцы. Она метнулась в сторону, и Андрей отчаянно крикнул:

– Погодите, не бойтесь! Я… я шел за вами просто так!

– Так вы не из этих?.. – Она вздохнула с облегчением.

– Не знаю из каких, но не из них. Правда.

– Ох, слава богу.

– Можно, я провожу вас немножко? – выдавил он, переводя дыхание.

– А зачем?

Андрей не мог объяснить. Как передать это мгновенное озарение – вот, все, это судьба, это грань, это порог…

– Потому что вы мне нравитесь. И я уже давно за вами иду… Можно я пойду не за вами, а с вами?

Она внимательно посмотрела на Андрея, четко очерченные пушистые брови сошлись на миг к переносице.

– Можно, – рассмеялась она. – А не испугаетесь?

– Чего?

Она загадочно улыбнулась и промолчала.

– А вам куда?

– Мне далеко. На улицу Маршала Вершинина.

Ого!

– Вы там живете?

– Да… то есть… да, живу.

Андрей заметил, что она очень бледная. Прямо ни кровинки в лице. Ну да, она же ходит сквозь стены и боится незримых преследователей.

– Ну и славно, а я давно не гулял по Москве с красивой девушкой.

– Я очень рада, что не ошиблась, – сказала она немного высокопарно, с какой-то старомодной интонацией.

Андрей хотел было взять ее под руку, но ничего не вышло. Он засмеялся, она тоже, и они пошли. О чем болтали по дороге – да разве это так важно? Было им весело, они смеялись, но Андрея все равно пробирала мгновенная дрожь при виде того, как сквозь девушку проходят всякие предметы – заборчики, скамейки, камни и так далее. Забавно и жутковато. Впрочем, он почему-то не боялся.

– Я так рада, что вы не испугались, – вдруг сказала она. – Вы не бойтесь меня. Я вам ничего дурного сделать не могу. Просто я не такая, как вы. Я… я умерла. Очень давно. Почти семьдесят лет назад.

Чего-то такого он подсознательно ждал и удивился лишь тому, что его это не удивило. В сущности, Москва должна быть полна призраков, и по закону больших чисел хоть кто-то из миллионов горожан просто обязан время от времени сталкиваться с такими, как она.

Она грустно улыбнулась:

– Вас как зовут?

– Андрей.

– А меня Вика.

– И вы…

– Ну да. – Она снова грустно улыбнулась. – Я мертвая.

Она помолчала.

– Ну ладно, можете меня больше не провожать.

Прозвучало это так печально, что Андрей порывисто воскликнул:

– Погодите, я вовсе не собираюсь вас бросать!

Она сразу расцвела:

– Вот хорошо. Иногда ближе к вечеру делается страшно.

Шли они долго. Очень долго. В основном из-за Андрея, который не мог проходить через здания. И еще он был живой, а потому под конец устал. Вика же вовсе не уставала. Разве что там, где среди старых домов были воткнуты новые, и в районах новой застройки на месте старых кварталов она чувствовала себя неуверенно и не сразу находила путь, а иногда даже обходила удобные улицы и переулки, продвигаясь какими-то дворами, словно огибала незримые стены.

Андрей почти не знал эту часть Москвы и потерялся, когда они свернули с больших улиц где-то в районе «Беговой». Оставалось только следовать за Викой. Вика привела его к запущенному дому на Вершинина уже совсем затемно и в нерешительности остановилась.

– Спасибо, что проводили. Мне давно не было так хорошо.

И Андрей понял, что она сейчас уйдет, за ней закроется тяжелая, выкрашенная в буро-красный цвет дверь подъезда – вернее, Вика пройдет сквозь эту дверь, и он никогда больше ее не увидит, не услышит ее голоса, а он ведь даже не удосужился разглядеть, какого цвета у нее глаза! Видимо, что-то отразилось у него на лице, потому что Вика с тревогой спросила:

– Вам плохо? Что случилось?

– Ничего. Я просто подумал, что могу больше никогда вас не увидеть… Вика… – Будь она живой, обыкновенной девушкой, он бы встряхнул ее за плечи, но руки прошли сквозь нее. – Вика…

Она посмотрела на Андрея – серые, серые в голубизну были у нее глаза, и светлые ресницы длинные-длинные, и выбившийся из-под берета завиток русых волос у щеки…

– Вы не боитесь, Андрей? – жалобно спросила она. – Я же…

– Ну и что? Я увидел вас, вы обернулись. Это судьба. Пусть будет, что будет. Можно, я вас еще немного провожу?

– Только вы не бойтесь, там вид… для вас не очень такой…

Андрей понял, что она имела в виду, как только они очутились на лестнице. Лестница была завалена известкой, кусками обвалившейся штукатурки и каменной крошкой. Окна зияли безглазыми провалами. Вика несильно толкнула дверь, вымазанную краской, и обернулась:

– Входите, пожалуйста.

То, что оказалось внутри, никак не вязалось с ужасным видом лестницы и грязной входной дверью. Они вошли в полутемный просторный коридор, из которого вели три высоченные дубовые двери. Андрей нечаянно наступил на что-то впотьмах и растерянно ойкнул – «что-то» оказалось Викиной ногой. Живой и вполне осязаемой.

– Простите!

– Ничего.

– Вика, ты кого привела? – ворчливо спросил кто-то из-за правой двери. – Опять живака?

Живак. Вот кто он для них. А сами они кто? Господи, это же просто страшный сон наяву. Небось упырье семейство какое-нибудь, и сейчас они с аппетитом его сожрут. Вот тебе, дурень, за доверчивость. И за любопытство. За последнее – в особенности.

– Мам, ну ладно тебе, – миролюбиво сказала Вика, снимая шарфик. – А где Светка? Гуляет?

– Гуляет. Уже три часа гуляет. Вы идите в столовую, я там чай приготовила, попейте чайку с пирогами.

Чай? А Вика сказала, что они не едят и чаю не пьют. А кровь человеческую?

– Извините, Вика, я пойду, наверное.

– Вот еще, никуда вы не пойдете. – Вика вцепилась в его рукав. Андрей с изумлением обнаружил, что она довольно крепко за него держится. И рука теплая, и даже щеки розовые, как с легкого морозца.

– Пойдемте, пойдемте. У нас все настоящее, вкусное, вы не бойтесь, не думайте, мы не упыри, мы просто… Мы такие, как есть. Я даже не знаю, кто мы такие…

– Вика, а почему вы обыкновенных людей называете таким страшным словом? Кто придумал?

– Живак?

– Ну да, живак.

– Ой, это Светка, сестрица моя младшая. Ей же всего одиннадцать, она такой сорванец. А что? Вам обидно?

– Да жутковатое словечко, если честно.

– Хорошо, я вас не буду называть живаком. – Она очень серьезно глянула на Андрея снизу вверх. – Я вас буду называть просто по имени. Можно?

– Можно, – пробормотал он.

Вика кивнула, приглашая следовать за собой. Он пошел за ней в столовую. Комната была просторной, обставленной тяжелой темной мебелью. Отличный интерьер в старинном стиле, что-то похожее он делал в прошлом году одному заказчику для «генеральской» квартиры возле «Войковской». Андрей украдкой погладил матовую поверхность резного буфета – буфет был самый что ни на есть настоящий. Это была квартира из старых фильмов, сталинских времен, как и пальтишко Вики, ее беретик и аккуратное темно-синее платье с круглым воротничком.

– Андрей, садитесь, пожалуйста, – пригласила Вика, отодвигая стул. Андрей сел. Вика подвинула чашку, налила чаю из самовара. Красивая чашка. И пирог красивый. И самовар – красивый и настоящий. – Андрюша, вы почему чай не пьете? Вам горячо? – К чашке приблизился прозрачный графин с холодной водой. На чайной пачке – надпись «Чаеразвесочная ф-ка № 2 им. Л. Красина».

– Спасибо, очень вкусно.

– Скажите, а вы кто?

– То есть?

– Ну… чем занимаетесь?

– А-а. Я художник.

– Настоящий художник?

Андрей растерялся:

– Н-не знаю… Я просто рисую, и у меня иногда получается.

Ему почему-то стало немного неловко от ее вопросов, и, к несчастью, Вика это заметила.

– Отчего вы так стесняетесь? Оттого, что… – Она не договорила, у нее пресекся голос, Андрей поднял голову от чашки – в Викиных серо-голубых глазах стояли настоящие слезы. – Вы нас боитесь? Да? Боитесь? Я заметила! – Вика встала, подошла к окну. Взялась обеими руками за тяжелую занавесь. Андрей поспешно поднялся от недопитой чашки:

– Вика, простите меня. Я… я сначала и правда боялся. Немножко совсем, но боялся.

– А теперь?

– Теперь не боюсь.

– А вы придете к нам еще?

– Ну конечно, конечно, приду.

В столовую вошла Викина мама, стройная дама с высокой прической, в темном платье с белым воротничком.

– Здравствуйте. – Она говорила вполне вежливо и спокойно, но как-то неприветливо.

– Мама, это Андрюша. Андрюша, мою маму зовут Лидия Васильевна.

– Очень приятно. – Лидия Васильевна чуть наклонила свою аккуратную голову. – Не тревожьтесь, я не стану прогонять вас. Раз уж моя дочь привела вас сюда… Но очень прошу вас, Андрей, – она говорила не «очень», а «очен», – больше не приходить к нам и никому о нас не рассказывать. Хорошо?

– Хорошо, – прошептал Андрей, чувствуя, как снова стало пусто в груди и запел вдалеке рог Охоты. Вика расплакалась в голос. Лидия Васильевна подошла к ней и, ловко отодвинув Андрея плечом, вклинилась между ними. Обняв Вику за плечи, она обернулась:

– Прошу вас, уходите. Оставьте нас. И не возвращайтесь.

В глазах у нее стыл тот же черный страх перед летящей по следу Охотой. В комнате сразу стало трудно дышать.

Он молча пошел в прихожую. Молча надел куртку и открыл дверь на лестницу. До него донесся крик Вики:

– Зачем, зачем ты его прогнала? Андрей, вернитесь, вернитесь, пожалуйста!

Он хлопнул дверью. На голову посыпалась штукатурка. Сходя по лестнице, он сильно поскользнулся и чуть не упал на выщербленных ступеньках. Выйдя на улицу, огляделся. Странно, когда они вошли в дом, было не так уж и поздно, а сейчас уже темно, фонари горят. Он оглянулся на дом – тот щерился обломками торчащих из окон рам, каких-то досок. Жалобно скрипела, неприкаянно мотаясь на ветру, полусорванная дверца в подвал. Откуда-то налетел ледяной порыв ветра, набил полную голову ледяной измороси, ему стало зябко и неуютно. Поймав прохожего, Андрей спросил, как добраться до ближайшего метро, которым оказалось «Октябрьское поле».

В метро было много народу, и он быстро согрелся в толпе, а придя домой, хлебнул коньяку. Но успокоиться окончательно не получалось. Тянуло сесть за мольберт, и он не стал бороться с этим желанием. Надо нарисовать Вику. Именно такой, какой он ее увидел – полупрозрачной, а сквозь нее светятся предметы. Или она светится сквозь предметы. Он взял карандаш и быстро сделал набросок. И получилась Вика, с длинной своей косой и серыми в голубизну глазами. Со свечой в руке. Он схватился за кисть и стал накладывать краски. Что ж, раз нельзя больше встречаться с Викой, то ведь можно написать картину. И она останется с ним. И будет смотреть из темной глубины неясного интерьера, и нарисованная свеча будет озарять ее лицо…

Он окончательно успокоился и захотел есть и спать. Соорудил холостяцкий ужин из мороженых пельменей, глотнул еще коньяку и завалился на диван, укрывшись стареньким клетчатым пледом.

И приснился ему сон. Это был город, только темный, совсем темный и пустой. Дома полуразрушены, окна пусты или заколочены фанерой, и ветер несет вдоль улиц обрывки газет, мусор и клочья чего-то вроде комков паутины. Андрей поднял голову и посмотрел в страшное небо – клубящиеся черные тучи, озаренные снизу багровыми отблесками. Небо время от времени прорезали сполохи зловещего голубого огня и белые росчерки молний. Смотреть на это небо было жутко, а еще жутче было то, что все происходило совершенно беззвучно. Он огляделся при вспышке очередной молнии и увидел, что стоит у того самого подъезда, на улице Маршала Вершинина, и дверь гостеприимно распахнута в зияющую черноту. Он отшатнулся, и тут из темноты раздался выстрел и еще один.

За окном шумел дождь, зеленоватый свет уличного фонаря чертил на потолке крест тенью оконного переплета.

Это были всего лишь выстрелы с Той Стороны. Эка невидаль…

И проснулся он раньше, чем пули долетели…


Призраки Моего Города. Надо сказать, что с некоторыми я даже весьма дружен. По разным причинам они застряли в смертном мире, но уж раз так вышло, то почему бы мне, Городовому, не знать тех, кто в Городе Моем живет?

В Сухаревой башне живет Якоб Брюс, знаменитый астролог и колдун. И чернокнижник, конечно. О, кто только не охотится за его Черной Книгой! А там, говорят, ответы на все вопросы. Лично я не проверял, хотя с Брюсом мы добрые приятели, и частенько я захожу к нему с гостинцами, выкурить пару трубочек доброго, петровского еще, табачку под мадерцу или херес.

В нижнем этаже башни собираются петровские офицеры и гардемарины на ассамблеи, пьют пунш. Поручик Орловский, напившись пьян, клянется отрубить нос актеришке Харатьяну. Остальные ловят его за руки, за ноги от греха подальше.

В кабаке на берегу Москвы-реки собираются стрельцы. С гардемаринами они не в ладах и по пьяни грозятся начистить им, босорылым табачникам, ряхи.

А в Александровской слободе пребывают опричники. По еще большей, чем у стрельцов (по трезвому делу поостереглись бы), пьяни носятся по всей Москве, пристают к девкам и стрелецким жёнкам. Стрельцы тогда объединяются с гардемаринами и лупят их в хвост и в гриву. Обиженные опричники грозятся отомстить (на этой почве сговариваются со злыднями). Иногда там появляется сам Иоанн Грозный, сидит мрачно и исчезает. Говорят, если проследить, куда исчезает, можно найти и его библиотеку. Два диггера раз под старой Москвой видели сутулую черную фигуру со свечой в руке, грозный профиль опознали, но не поверили. А зря.

Ночами мимо Английского клуба проезжает в собственном экипаже Старая Графиня – эдакая Пиковая Дама. Умная и желчная, персонаж времен екатерининских. Ругает иллюминатов и якобинцев, но при том весьма вольнодумна. При ней внучка, Молодая Графиня – дама пушкинского времени. Услышав от знакомых, что на Арбате-де видели экипаж, в котором ехал Пушкин с некоей дамой, усмехается в веер и говорит: «Ах, он такой повеса!»

В Шереметевском дворце в Останкино живет Прасковья Жемчугова-Ковалева. Раз в месяц у нее театральные приемы, на которые съезжаются все ночные театралы Москвы. Иногда туда попадают и реальные театралы, но держат язык за зубами.

И почти каждый раз граф Шереметев, глядя на Останкинскую башню, изрекает: «Экую громаду отгрохали! Все боязно – не рухнет ли?»

В Большом театре иногда дает спектакли труппа Мариуса Петипа. Наутро уборщицы и капельдинеры находят то кружевную перчатку, то жемчужную булавку, то обрывок шелковой ленты, то платок с вензелем. Сторож Егорыч, всю жизнь при Большом, нашел как-то золотой полуимпериал, заначил и никому не показал.

Дом 302-бис посещают все московские литературные призраки, включая Высоцкого и Есенина. Бывает Шостакович. Появлялся и Аркадий Стругацкий. Теперь заходит и Окуджава.

Бродят по Москве метростроевцы, солдаты всех времен и войн. Французы 1812 года. Иногда в Кремле является Наполеон, стоит, скрестив руки, и смотрит на Москву. Попадаются и «фрицы». Раз видели пару эсэсовцев и пару наци: один – член партии с 1928 года, второй сущий гитлерюгенд.

Каждый год в день взрыва храма Христа Спасителя несколько раз бесшумно прокручивается его взрыв.

Восьмого сентября каждого года Москву посещает воевода Боброк-Волынский.

А еще в Москве водится всякой твари по паре. И последнее время что-то многовато их стало, и вроде даже тени у них порой стали появляться. И очень мне это не нравится. Не нравятся черные лимузины, беззвучные, зрячие и словно бы резиновые. Один такой каждую ночь подъезжает к бывшему особняку Берии, медленно и беззвучно.

Иногда на Лубянке возникает тень памятника Железному Феликсу, который гуляет по Москве, как Каменный Гость, стараясь не приближаться к Юрию Долгорукому.

Появляются из теней и душегубы всех мастей. Особенно ими богат Хитров рынок. Да и Марьина Роща тоже. Но при появлении Аркадия Францевича Кошко[8] разбегаются как тараканы. С недавних пор Аркадия Францевича сопровождает мрачный молодой человек в кожаной куртке и с «маузером».

В последнее время нередко попадаются грохнутые в разборках «крутые». Ненавидят Дневную Москву за то, что она там, а они – здесь, и баксы девать некуда, и телок новых взять негде, и «мерседесы» не шестисотые.

А вот и особая категория. Сатанисты. Компания роковых женщин и юношей бледных. Периодически предпринимают попытки выкрасть у Брюса Черную Книгу. Вот тут и начинается цирк. Брюс старик веселый и ехидный и весьма забавляется, глядя, как пытаются сии соискатели тайного знаньица проникнуть в его оплот всеми правдами и неправдами…


Игорь слишком засиделся на работе. Не рассчитал, оделся легко, а ночи уже стали холодны. Зима дышит в затылок.

Да и поздно, Вилька дома ждет, тоскует. Нет, по городу нынче прогулки не будет.

Народу на «Соколе» было немного. На «Аэропорте» в вагон неспешно и очень по-деловому вошел крупный черный с подпалинами пес, огляделся, выбрал место в тупичке и улегся, задумчиво глядя на пассажиров. Каждый раз, как объявляли станцию, пес настораживал уши. Он явно понимал, что говорят, и прекрасно знал, куда едет.

Игорь с любопытством рассматривал попутчика. Этот пес был какой-то не простой. Не совсем пес. Или вообще не пес?

Когда поезд начал характерно разгоняться перед «Маяковской», пес встал и подошел к дверям. Поезд остановился, пес спокойно вышел. Игорь тоже. Пес оглянулся, смерил Игоря понимающим взглядом и ухмыльнулся. Прямо как Армагеддон…

Пес повернулся и пошел куда-то, целеустремленно и уверенно.

Игорь покачал головой.

Ненормально?

Возможно. Но не превышает… нормального уровня ненормальности, а стало быть, все идет как надо. Игорь поднял воротник и вынырнул из метро. Вилька ждет.

Глава 3

ВРЕМЯ ВЕТРОВ

Осень 2004

О, Время Ветров! Пора полета.

Мне хочется плакать, замирать от благоговейного ужаса, заламывать руки и… пить горячее вино, глядя, как по окну ползут холодные дождевые струйки, а мои котофениксы лежат в кресле валетом и сладко дрыхнут.

Скоро ноябрь.

Скорее бы миновало это муторное, тяжкое время. Пусть скорее ветра унесут его, размечут, разбросают клочьями по полям…


За окном вступало в права Время Ветров, и небо то хмурилось и сеяло дождем, то сияло холодной синевой. Солнце почти не грело, разве что несколько кратких часов среди дня было тепло. А чуть удлинялись тени – и снова наползал холод. По библиотеке гуляли сквозняки, пальцы немилосердно мерзли, и отчаянно не хватало горячего мехового кошачьего бока. Тетрадь заполнялась выписками и ссылками, папка разбухла от ксерокопий статей. Страна Амаравати маячила где-то на границе изысканий – упоминанием в хронологических таблицах по истории Индокитая, туманной фразой в коряво переведенной на французский язык хронике, отдельными строками в царских генеалогиях, легендарных и не очень. Были, были браки с родом Бидалапутра, дочери индийских раджей и паганских царей выходили замуж за принцев Амаравати, обеспечивая династические союзы с потомками Индры-Громовержца. А в одиннадцатом веке кончился род, одни сказки остались – о волшебных котах, о дворце, полном змей, о гробнице царя и одиннадцати кошках, о злой ракшасихе с крысиной головой, родственнице зловредного Раваны.[9]

Наверное, исторически это было какое-нибудь княжество, захиревшее или захваченное каким-нибудь Кришнадэвараей[10] – очень уж Кэт нравилось это имя. Если княжество было богатым, то о нем могли слагаться легенды, как об Эльдорадо, в котором муиски превратились в жителей могущественного и богатого королевства.

Кэт отложила полуслепую ксерокопию из английского журнала середины шестидесятых годов двадцатого века со скверным прозаическим переводом поэмы о сокрытом храме. Исследователь с двойной, но незапоминающейся фамилией определил ее как тайский нравоучительный текст о странствии внутрь себя. «Уф, как любят некоторые всё сводить к психоанализу!» – сердито подумала Кэт. Она была уверена, что поэма повествует о самом что ни на есть реальном храме, а хранящееся в нем сокровище, конечно, духовное – какое еще сокровище может ждать бесстрашного путника в сокрытом храме? В храме нес стражу священный кот Нилакарна[11] – комментатор ограничился тут только ссылкой на обычай держать в храмах священных котов. А ведь это могло быть связано с династией царей Амаравати с их кошачьим родовым именем… Ах, скорей бы приходил из городу Парижу последний в этом году выпуск журнала с продолжением публикации «Сказания об Индракумаре», с сопровождающей статьей… Тепло, должно быть, в сказочной стране Амаравати.

На стол бесшумно вспрыгнул сиамский кот. Он всегда приходил, наблюдал, щуря глаза, как Кэт роется в кипе журналов или штудирует очередную монографию. На этот раз, однако, он не сел в позу священной кошки, обернув изящно изогнутый на конце хвост вокруг лап, а поставил лапу в черном чулочке на тетрадь.

– Ну что?

Кэт подняла голову и встретилась с прозрачным небесно-голубым взглядом. Кот совершенно по-человечески вздохнул и уронил на исчерканную страницу серебряную змейку. Кэт ахнула и взяла ее на ладонь:

– Скарапея!

Змейка слабо пошевелилась и попыталась свернуться браслетом.

– Глупая. Ох глупая, холодно же! Вот включат отопление, будешь ползать. А пока иди-ка сюда…

Кэт сунула змейку за пазуху и вздрогнула от холода. Кот уже сидел в обычной своей позе и смотрел в сторону.

– Послушай… – нерешительно начала Кэт. – Может, пойдешь ко мне жить? А? У меня дом теплый, двор тихий…


Мой Город пронизан жилами Путей, которые проходят во всех его измерениях. Улицы, реки, что угодно. Мне иногда кажется, что в них пульсирует незримая кровь Моего Города, кровь, питающая все, что в нем есть. Она течет и в жилах людей Моего Города. И потому их так тянет назад, в Мой Город, куда бы они ни уехали. Они могут ненавидеть его, ругать его, проклинать – и все равно будут возвращаться сюда и тосковать по Моему Городу. Так эта кровь сильна.

А я лечу в сумерках над поймой Сетуни. Как раз такая пульсирующая жилка. Она принадлежит не только Моему Городу. Если смотреть ночью с крыши дома где-нибудь в конце улицы Пырьева, то кажется, что эта темная, заросшая деревьями извилистая полоса уводит не к Москве-реке, а в какие-то совершенно нездешние места.

Так оно и есть, я это знаю.

Я помню, как однажды шел через Сетунь поздним вечером в мае. Прямо за высоким домом асфальт граничит с темными зарослями поймы. Там среди деревьев проходит труба теплотрассы, идет через реку, на другой берег, и на этой трубе сами собой возникают странные надписи – даже я никак не могу застать тех, кто их оставляет… А тогда на границе асфальта и деревьев стояла черная машина, и горел мангал, и мужчины, пока еще негромко смеясь, жарили шашлык и пили пиво. Я шел к деревьям, следом бежали мои коты. Ночь была безлунная и пасмурная, хотя и очень теплая, и тьма обступала нас со всех сторон.

Тьма пожирала тени, и ей удалось обмануть меня на какую-то секунду, и, когда они позвали меня присоединиться к их празднику, я чуть было не согласился. Меня выручили верные котофениксы – они зашипели, сверкая один – золотыми, другой – зелеными глазами. И тогда я посмотрел на лица мужчин. Их улыбки были застывшими, словно приклеенными к лицу, а глаза не мигали.

Вряд ли в лунном свете у них были бы тени.

Я не ответил на их призыв и не попал в их власть.

Я пересек границу и ушел в заросли. Я слышал их шаги у себя за спиной, но они боялись тронуть меня.

Я перешел реку и обернулся, проведя черту поперек моста.

Они остановились там и стояли молча. А потом сквозь них прошел парень с овчаркой. Овчарка-то их увидела и стала лаять, и они ушли во тьму. А парень так и не понял, что обеспокоило его друга…

Странное место Сетунь.

Выныриваешь из леса – и оказываешься прямо у домов, и на первом этаже горит свет, и все мирно и тихо…


Хорошо пить горячий чай, когда за окном ветер и холодно. Плохо тем, кто сейчас на улице, без крыши над головой, без приюта… Кэт поставила кружку на стол, помешала варево в кастрюльке. Свет в окне первого этажа был хорошо виден с улицы, и по приделанной к лоджии лесенке уже слышался мягкий кошачий шаг. Скоро весь прайд придет кормиться. А заодно и познакомится с новым обитателем.

Новый обитатель сидел на широком подоконнике, обернув лапы хвостом, и щурил голубые глаза, глядя в заоконную темень.

В прорезанный в балконной двери кошачий лаз влезал рыжий местный бандит, драный везде и всякими способами кот по кличке Джедай. Он вообще-то был не простой кот. Он был митьковский. Точнее, его нарисовали митьки. Изобразили этакого бандита с татуированным брюхом. Джедай долго висел на стенке, но как-то раз во время митьковской попойки хозяин по пьяни пригласил кота слезть с листа бумаги и присоединиться. Джедай слез и присоединился. И с тех пор на бумагу больше не возвращался. Долго жил у художника, даже научился разбираться в направлениях современного искусства и пить пиво. Как он попал из Питера в Москву, никто не знал, но как-то попал ведь? Историю его Кэт знала потому, что Джедай умел говорить по-человечески, хотя лексикон у него был еще тот, да и говорил он редко и неохотно.

Рыжий обычно приходил самым первым, как авангард многочисленного кошачьего прайда. Увидев новую морду, Джедай снизу вверх воззрился на сиамца. Тот чуть наклонил голову вперед, точно так же упорно глядя в глаза рыжему бандиту. Разговор глазами длился бесконечные несколько секунд, затем Джедай чуть отвел взгляд и зевнул.

Потом в дверцу, тяжело пыхтя, протиснулась здоровенная пушистая сибирская матрона Марфа Ивановна, родоначальница чуть ли не всех местных кошек. За ней с виноватой миной на смазливой мордашке следовала ее внучка Простомария. В отличие от бабушки Просто-Машка была небольшой, гладкой и томной кисой с минимумом мозгов. Похоже было, что красотка опять пережила бурный романчик и собирается осчастливить свет очередным потомством, двумя-тремя будущими крысоловами. Матрона дернула усами, смерила взглядом новичка и внезапно мощным прыжком вознеслась на подоконник. Сиамец даже попятился. Марфа была вдвое крупнее его, хотя и прыгнула совершенно бесшумно, как меховое привидение. Сиди они не на подоконнике, а на столе, Кэт не сомневалась, что он бы задрожал – увесиста была Марфа Ивановна.

Марфа Ивановна оглядела незнакомого кота, обнюхала, немного подумала и лизнула в нос. Ее внучка тут же кокетливо вознеслась на стул, продемонстрировав новому потенциальному кавалеру изящество и гибкость.

– Машка! – строго сказала Кэт. – Ты только что с гулянки, с набитым пузом, стыд-то поимей!


Кэт выросла среди кошек. Сколько она себя помнила, в мамином доме их всегда было полным-полно. Разных – породистых аристократок, важно вышагивавших по коврам и гордо красовавшихся блестящими ошейниками, надменных служилых сиамцев с кольцами на кончиках изогнутых хвостов, беспородных дворовых, которые заходили в дом только покормиться – поласкаться – погреться, а потом убегали на волю по своим кошачьим делам. Их горячая мягкая упругость была, наверное, первым запомнившимся ей ощущением, а их тихий грудной рокот был для нее лучшей колыбельной. Она с детства прекрасно понимала их мяуканье, мурчанье и текучие позы. Единственное, что ей не было доступно, – это безмолвный язык взглядов. Когда кошки и коты лежали часами в саду в кружочке, глядя друг на друга, Кэт знала, что между ними сейчас идет какой-то важный неторопливый разговор. Но о чем он – увы, это было для нее тайной. Отец и младший брат этот язык понимали, но кошки, приняв их в свой тайный круг, видимо, взяли с них клятву молчания, и Кэт так ничего и не узнала.

Кэт подумывала порой, что, может, ей стоило бы стать не филологом, а фелинологом. Впрочем, кто мешает получить второе образование? А пока надо заканчивать диссертацию, дальше видно будет. Хотя тема для второго исследования тоже созрела – обычаи кошек, живущих с людьми. Но в какую область это отнести – социологии или этологии?


Имя новому коту все не придумывалось. Он был какой-то не такой кот – хотя сиамские и тайские коты имеют свои обычаи и странности характера.

Он совсем не разговаривал. Не мяукал, не мурчал, не просил еды. Лоток, поставленный для него, оставался нетронутым – видимо, по своим кошачьим делам он ходил на улицу. Он никогда не позволял себя гладить – не царапался, просто уходил. Он никогда не вылизывался при Кэт, хотя был очень чистым и явно ухаживал за собой, но никогда при ней.

Можно было бы сказать, что он не такой, как все, еще и потому, что каждый раз, как Кэт садилась поработать над диссертацией, кот немедленно устраивался так, чтобы ему был виден текст. Но Кэт это не удивляло – она слишком хорошо знала кошек и понимала, что они куда умнее и интеллектуальнее, чем считают даже самые завзятые фелинологи. Ну интересно сиамцу сиамскую легенду почитать, что странного?


Утром в окно постучался голубь. Дремавшая в кресле Просто-Машка мгновенно сделала стойку, но Кэт строго сказала:

– Не трогай! Это от моей матушки послание.

Она взяла белую почтовую птицу в руки, сняла с тоненькой золотой цепочки легкий кожаный цилиндрик и достала письмо. Открыла дверцу висевшей в углу большой клетки, посадила туда гонца, поставила блюдечко с зерном и налила в кюветку воды – специально держала для почтальонов.

Письмо было все о том же – о том, как дома идут дела, как мама скучает, как дела у братцев, о том, что старший подумывает свататься и что ей самой все же неплохо бы как-то устроить свою жизнь, жениха найти… Как всегда. Хорошо, что как всегда, – значит, дома тихо и мирно, и это хорошо. А насчет жениха… Да где они, женихи? Это в сказках Иваны-царевичи, а так попадаются одни Иваны-дураки. А Кэт хотелось найти своего одного-единственного, как отец у матери. А отец был мужчина статный, вальяжный, красивый, умный, ласковый и добрый и вообще средоточие всех мужских совершенств. Так он один такой.

Кэт припомнила тех, кто приезжал к ним свататься, чем ее пытались поразить. Один аж на печке ходячей приехал – и ладно бы сам изобрел, а то Щуку заставил. Другой приперся с золотой гусыней. Ну богатый. И что? Опять же – дураку привалило нечаянное счастье, и после этого все девки, что ли, к его ногам падать должны? Третий был какой-то заморский. Вот после него Кэт совсем озверела, потому как тот привез с собой семерых… пукающих земляков, которые на такой вот «волынке» играли мелодии его горной родины. Говорил, что у него на родине дамам это развлечение нравится, выжрал бочку пива и задрых под столом. Ну не дурак ли? Самый настоящий Шон-дурак.

После чего Кэт заявила, что будет загадывать женихам загадки, а кто не отгадает – голову долой. Конечно, никому голову не стали бы рубить, но женихи сразу иссякли. Особенно после того, как какой-то умник попытался разгадать ее загадки с помощью колдовской книги. Запасся заранее. Ну Кэт-то понимала в книжной премудрости больше всех в Родном краю, недаром так ее и звали – Катерина Премудрая. И книга стала выдавать женишку такие варианты, что тот сам сбежал куда подальше.

А Кэт сказала отцу с матерью, что, раз замуж ей не за кого, поедет она учиться. Авось время пройдет – что-то и переменится.

«Матушка, – писала Кэт, – у меня все хорошо. Диссертация движется к концу, на тот год уже буду защищаться. Если найду, кого оставить присмотреть за кошками моими, то на каникулы приеду и Новый год встретим вместе. А про женихов… мамочка, если бы нашелся такой, ради которого легко семь хлебов каменных изглодать, семь пар железных сапог сносить, – пошла бы, не раздумывая…»


Голубь улетел, Просто-Машка дрыхла в гнезде из старого пухового платка, под ее теплым, слегка уже выпирающим боком пригрелась серебряная змейка Скарапея. Где-то в доме играли на пианино. Не вполне уверенные руки разучивали вальс «Осенний сон», сбиваясь на смене темпа.

«Кружатся листья в старой аллее, расстилая ковер тоски…»

Кэт включила компьютер. У нее был теперь новый «десктоп» – рисунок рабочего стола, старательно сделанный из отсканированной журнальной иллюстрации. Индракумара, белокурый и синеглазый сын Индры. Она долго смотрела на портрет и вдруг снова, как тогда в библиотеке, ощутила спиной взгляд. Обернулась.

Сиамец лежал, свернувшись в кресле, и не сводил с экрана голубых глаз. Взгляд был тоскливый-тоскливый.

– Что ты? – подошла к нему Кэт. – Грустишь? Что с тобой?

Она протянула руку погладить зверя, но тот отстранился.

– Ну ладно. Мы еще просто не привыкли друг к другу. Но хорошо, что ты у меня есть. А то мне так одиноко, дружок ты мой синеглазый… А знаешь, я пока буду звать тебя Принцем.


А где-то далеко неумолимо-медленно уже движется на Мой Город свинцовое воинство туч. Тяжелые, угрюмые, и ветер – косматый пастух – подгоняет их свистящим бичом, и рог Осенней Охоты все ближе и ближе. Мне печально. Мой Город – как нахохлившаяся птица под дождем…


Андрей тосковал по девушке-призраку.

Сначала он пытался увидеть Вику хотя бы во сне, но каждый раз оказывался на пустой улице, под жутким небом с зарницами, перед зияющей дверью. Потом пытался ее забыть и даже задвинул куда подальше ее портрет. Но тоска не проходила, кисть валилась из рук, грифель ломался.

Настроение было – «кого б побить?». Хотелось дать кому-нибудь ногой в ухо, как в кино, самому получить пару раз по корпусу, выпустить пар и расслабиться. Он сел перелистывать старую записную книжку, пытаясь найти кого-нибудь из старых знакомых по карате и иному рукомашеству, и тут позвонил телефон.

Звонил Витька, с которым Андрей не виделся больше года.

– Как дела? – осведомился он. – Поразмяться не хочешь?

– Хочу, – чуть помедлив, ответил не успевший опомниться от совпадения Андрей. – Ты вовремя.

– Ага, приходи завтра, дело есть. Мой зал на «Октябрьском поле». Выход из первого ваго…

У Андрея кровь внезапно зашумела в ушах так, что пришлось переспрашивать.

Судьба…

С Витькой они были знакомы уже скоро десять лет. Познакомились еще в студенческие годы, на какой-то пьянке по случаю чьего-то дня рождения. Витька учился в Бауманке и занимался ушу. Андрей восстановился после армии в архитектурном и опять стал ходить на карате. Витька мечтал проектировать большое, железное и космическое. Андрей ничего на будущее не планировал и подхалтуривал моментальными портретами. В результате Витька работает по свободному графику в каком-то НИИ ради принципа и науки, а в остальное время занимается ушу – ведет три или четыре группы. А Андрей работает дизайнером по интерьерам, а в остальное время рисует. Иногда – за деньги. Витька успел жениться и развестись, а Андрей так и остался один. Андрей ушу и карате занимался время от времени, когда вступало в голову. А Витька своим ушу занимается серьезно, вдумчиво, вот и учит других уже который год.

И зачем Андрей ему понадобился?

Назавтра он приехал на «Октябрьское поле» и, считая дома и повороты, точно к назначенному времени вышел к двухэтажному домику с торцовой дверью в полуподвал. Вход в зальчик освещала одинокая лампочка в сетке. Андрей спустился по выщербленным бетонным ступенькам, толкнул дверь. Зал был невелик, но отделан любовно и со знанием дела – обшит золотистым деревом, оборудован стойками для оружия вдоль стен, в нише в дальнем углу – фигурка Будды на фоне свитка с цветком и каким-то китайским изречением. По сторонам ниши стояли два обнаженных меча – слева катана, справа цзянь, а перед Буддой находилась подставочка для ароматических палочек. В зале ощущался острый аромат чайного дерева – Витька, ко всему прочему, практиковал на своих подопечных ароматерапию, акупунктуру и массаж.

Вместо раздевалок в зальчике имелись две выгородки за ширмами справа и слева от двери в душ и туалет. Все чистое до умопомрачения, разуваться у входа… Андрей уже почти вылез из ботинок, когда рядом возник Витька в своей китайской вытертой и застиранной куртке и таких же штанах, босиком и с боккеном в руках.

– О, хорошо, что пришел! Однако помощник нужен.

Андрей молча поклонился – как и положено помощнику перед сэнсэем.

– Знакомься. Новая группа у меня.

Как рассказал Витька, группа эта набралась как-то сама собой, странным образом. Обычно-то он брал детей и подростков по рекомендации, группы две-три, три раза в неделю. А вот теперь образовалась четвертая. Андрей сидел на скамейке у дальней стенки и смотрел, как они собираются. Сплошь девицы.

По словам Витьки, первая позвонила ему на работу, представилась Людмилой, сослалась на Витькиного учителя и попросила встретиться. Заинтригованный Витька после работы поскакал на встречу – ему стало любопытно посмотреть на обладательницу такого своеобразного голоса, грудного и резковатого. Любопытство его и подвело, потому что раз уж пришел на встречу, то пришлось ему эту Людмилу выслушать, а потом уже неудобно было отказывать. Три девицы при ней – не так уж много, решил Витька. Пару недель их так и оставалось четверо, а потом стали появляться еще. Сейчас их было «штук восемь», это почти полноразмерная группа, у Витьки больше десяти человек в группе не бывает. С детьми он бы справился, а тут зашивался. Потому что девицы оказались со странностями.

Андрей это сразу понял. Настороженные какие-то, себе на уме. Главное – невозможно было понять, к чему им боевое ушу, почему именно ушу, почему не столь модное нынче карате или, чего похуже, айкидо, а то, не дай-то бог, кэндо какое-нибудь? И почему – боевое? Кого они убивать собрались? Или не убивать? Или защищаться?

Вот та же Людмила. Можно понять, почему Витька нарушил свои правила и открыл ради нее и ее подружек новую группу, хотя никогда раньше взрослых, да еще и женщин, учить не брался. Решительность, целеустремленность, самый короткий путь – прямой. Без всякого натиска. Витькин рабочий телефон она добыла у его учителя, до которого добралась через каких-то общих знакомых. Она вообще-то до самого Михаила Степановича, их с Витькой сэнсэя, добиралась, но он уже года два не ведет учебных групп, да к тому же опять уехал в свой Китай то ли монографию писать, то ли в каких-то архивах рыться. При рыжих, подкрашенных хной волосах у нее были орехово-зеленые глаза и черные брови. Среднего роста, плотная, с широкими бедрами. Ясно, что ей везде отказали, но Витька исповедует принцип «научить можно любого в пределах, поставленных природой». Любой на ее месте давно сдался бы, но она искала, уговаривала и вот нашла. И занималась теперь жестко, упорно, с полной выкладкой.

С собой она привела еще троих, того разряда, который меньше всего ожидаешь увидеть в додзё. Одна из них, Инна, ходила, подволакивая ногу и склонив голову набок. Когда она говорила, то лицо передергивало судорогой. ДЦП. У нее вообще никакой координации не было, и почему она таскалась в Витькин зальчик с крутой узкой лестницей на входе, преодоление которой требовало посторонней помощи или титанических усилий, а не в центр реабилитации с их космическими костюмами и тренажерами, Андрею понять было невозможно. Наверное, просто денег не хватало. Инну ему было непереносимо жалко, особенно когда она в сто двадцатый раз неправильно ставила ногу или промахивалась мимо макивары. Но она просто повторяла движение в сто двадцать первый раз, и иногда у нее получалось.

Еще двоих, Лану и Наталью, привел сам Витька. Обстоятельства знакомства были, мягко говоря, необычные. Расскажи это Витька с полгода назад – Андрей не поверил бы. Но сейчас он верил всему. Витька рассказывал, что как-то раз, прогуливаясь перед сном, он заметил следующую картину: по обочине дороги взад-вперед расхаживала девица Ничем не примечательная девица. В очках, с жиденьким хвостиком, стянутым резинкой неопределенного цвета, в стареньких джинсиках и потертой серой ветровке. Девица расхаживала взад-вперед и время от времени всматривалась в пустое шоссе, словно чего-то ждала. Или кого-то. И дождалась-таки.

Черный лимузин возник из серой пустоты асфальта внезапно. Мгновение назад его не было – и вот он, уже несется по шоссе. Потом, вспоминая все уже дома, Витька осознал, что автомобиль двигался совершенно бесшумно. Черт его знает, как он там ехал, но мотора у него не было! Во всяком случае, не было слышно никаких звуков. Кроме взвизга девицы, которая стояла и ждала, что лимузин на дикой скорости на нее наедет. Еще раз девица взвизгнула, когда Витька оттащил ее на обочину.

– Дурак! Всю охоту мне загубил! – возмущенно заорала девица.

– А лучше, чтобы он тебя загубил? В лепешку раскатал? Дура!

– Сам дурак! Не раскатал бы! Идиот несчастный! Я этого гада специально ждала, а ты взял и все испортил! – По лицу девицы катились настоящие слезы.

Вот так Витька и познакомился с Натальей. Пошел ее провожать до метро, боясь, что эта дуреха еще во что-нибудь вляпается, потом они разговорились, и Витька пригласил на тренировки и Наталью, и ее подругу Лану, то есть Светлану, с которой вот такие приключения начались еще раньше, только машины, которые охотились за Ланой, были самые настоящие.

Лана, в отличие от подруги, была настоящая красавица – смуглая, с пышными черными волосами. Она, в отличие от Натальи, не рассказывала о своих «приключениях». Только по большей или меньшей степени мрачности, написанной на ее совершенном лице, можно было сказать – вот, было опять или, наоборот, пронесло. Кроме того, насколько понял Андрей, Лану в этой жизни доставали не только и не столько мистические приключения, сколько вещи вполне обычные, житейские. Нелюбимая работа, от которой у нее не хватало духу избавиться (кажется, она была менеджером в каком-то женском журнальчике), хворающая мать, какие-то мужики, на которых ей, при всей ее редкой красоте, ужасно не везло…

Еще три девицы набежали вслед за этими, уже при Андрее. Звали их Лиза, Леся и Лена, блондинка, рыжая и шатенка, прямо как невесты графа Дракулы, сразу и не разберешь, кто из них кто. Они одинаково экстравагантно одевались, делали почти одинаковые ошибки в тао-лу, одинаково опаздывали и одинаково щебетали на несколько тем одновременно, не путаясь в порядке ответов.

Их Витька и отдал Андрею, потому что с ними не было особых проблем. То есть в смысле тренировок не было проблем. А вот до и после… Они теряли ключи, забывали в раздевалке за ширмой футболки и книги, на них нападали в темных переулках, у них то и дело случались мелкие пакости дома и на работе. Они словно притягивали несчастья. Они видели резиновые лимузины и лишние отражения в окнах и стеклянных дверях. И это было у них в порядке вещей. А еще они мимоходом, без особых усилий всего-то за пару недель загрузили бедному Андрею голову до такой степени, что он просто перестал различать, где в их щебетании реальность, а где фантазии.

Ну как можно всерьез воспринять обсуждение истории расселения сидов, они же эльфы и альвы, от Урала до Ирландии в свете бажовских сказов? Или методику обучения полетам во сне? Причем одновременно?

И еще – неподалеку от зала была та самая улица Маршала Вершинина…

И стал Андрей жить в двух измерениях. В одном была работа, серое небо над городом наяву и грозовое багровое во сне, а в другой – Вика, сны и странные Витькины девицы «женский Шаолинь». И кубок, светившийся изнутри, и Черный Принц – его зазеркальная роза до сих пор стояла в узкой вазе-бутылке из синего стекла на окне мастерской и не собиралась засыхать, и мужик с черным псом… И оранжевый неон рекламы какого-то тренинг-центра «Откровение», то и дело попадавшейся на глаза в самых неожиданных местах…


Когда приходит Время Ветров, ясных дней становится все меньше и меньше, но потому они драгоценны, как никакие другие. Это время ожерелья, ожерелья редких светлых дней, нанизанных на серую нить дней дождливых. И как же прекрасен в эти часы затишья Мой Город! Тогда я люблю ходить по Воробьевым горам и ловить бисерины ускользающего времени, неповторимой красоты.

Я – низатель мгновений.

Я так долго живу, я ничего не забываю – но никогда я не видел двух одинаковых дней Ветра. Они всегда разные…


– Так прозрачно, – склонив голову набок, задумчиво проговорила Кэт. После лекций она всегда возвращалась домой пешком. Ей нравились Воробьевы горы, а уж осенью – особенно.

Провожавший ее сегодня молодой человек – с виду откровенный байкер – задумчиво посмотрел за реку, где в голубоватой осенней дымке мягко светились купола Новодевичьего монастыря. Молодого человека звали не то Альберт, не то Альфред, не то вообще Ольгерт, словом, как-то не по-нашему, а потому все его называли просто Алик. Настоящее же его имя было Агловаль, и знала это, наверное, одна только Кэт.

Познакомились они на лекциях, куда Кэт ходила вольнослушателем, а Агловаль в рамках своего филологического курса, и сразу же раскусили друг друга. С тех пор между ними возникло то особое доверие, которое связывает людей, разделяющих общую тайну, или объединяет тех, кто волей судеб оказался далеко от дома.

Кэт он нравился, и она иногда подумывала, что, если бы этот рыцарь к ней посватался, она, наверное, могла бы его полюбить. Но Агловаль всегда был очень учтив с ней, но не более. Он держался на расстоянии, и из-за чего это было, Кэт не понимала.

Кэт смахнула прядку с глаз, глядя на задумчивого Агловаля чуть исподлобья.

– Печальное время, – сказал Агловаль.

– Почему так? – спросила Кэт, чтобы просто поддержать разговор. От молчания и устремленного вдаль странного взгляда Агловаля ей было не по себе.

– Не знаю, – пожал плечами Агловаль. – Может, я просто соскучился по дому.

– Где ваш дом, рыцарь?

Агловаль улыбнулся:

– Я не рыцарь. Я еще не опоясан и шпор не заслужил.

– Но меч-то у вас есть?

Агловаль засмеялся:

– Значит, от вас его не скрыть. Он заговоренный, и его видно только немногим, да еще если я хочу его показать. А так то за тубус принимают, то за зонтик. Как вы вообще меня… раскрыли?

Кэт тоже рассмеялась:

– А вы все время порывались что-то сказать и сдерживались. Особенно когда шла речь об образе Монсальвата. И о Граале.

– Но он же такую ерунду нес! Особенно о Лоэнгрине! А ведь господин Вагнер все правильно изложил. Зачем же выдумывать? – Тут Агловаль осекся и спросил: – Вам кажется, я глупости говорю? Нет, что вы, я понимаю, что истинная история творится здесь, по Ту Сторону… то есть по эту.

– Кто знает, – вздохнула Кэт, поправляя очки. – А вы как меня раскусили?

– Глаза. Я посмотрел вам в глаза и заметил…

Кэт засмеялась:

– Понятно. Надо носить очки потемнее. А вы как сюда попали?

– Мои родители отправили меня в Камелот, когда мне исполнилось восемнадцать, чтобы просить у государя Артура приключения, а потом рыцарского пояса.

– Но Артур же спит в Аваллоне?

– Да, но каждый раз в день Пятидесятницы он пирует в Камелоте всю ночь до рассвета со своими рыцарями, а потом снова уходит в туманы Аваллона, чтобы заснуть до поры. И с ним прекрасная Гвиневера, и Ланселот, и Гавейн, и все они живы в эту ночь, и нет меж ними вражды, – почти нараспев проговорил Агловаль, чуть прищурившись, словно силился разглядеть в силуэте Останкинской башни шпиль со знаменем Красного Дракона Логра. – Хотите бутерброд? С ветчиной, – вдруг спросил он.

– Хочу, – удивилась сама себе Кэт и рассмеялась. – Так вы все же расскажите о своем Камелоте и о том, как вы сюда попали.

Агловаль подошел к скамейке, достал из черного кожаного рюкзака термос и большой сверток. Подождал, пока Кэт сядет, разломил багет и предложил Кэт половину. Затем сел рядом.

– Вот, – сказал он, откусывая, – я явился ко двору и был принят, и меня усадили за пиршественный стол. Мы ждали полуночи, когда должно случиться Приключение. – Он помолчал, откусил от бутерброда кусочек. – И явилась дева… Она привела меня к кругу камней на холме. Я вошел в круг и услышал голоса в голове. Меня звали на помощь. Много разных голосов, с разных сторон. Мне хотелось броситься сразу во все стороны, но я не мог, и я впал в отчаяние и уснул на холме. А проснулся уже здесь. В Битцевском парке. Тоже лежал на холме среди леса, а рядом сидел какой-то… виллан. Но он заговорил со мной, и я понял, что этот человек послан мне Богом, дабы стать моим проводником и наставником. Он научил меня жить здесь, раз мне послано такое испытание.

– Трудно было привыкать?

– Привык, – дернул плечом Агловаль.

– Да. В этом мире не хватает благородных рыцарей, – тихо проговорила Кэт.

Агловаль помолчал. Затем тихо заговорил каким-то трепетным, неровным голосом, словно ему хотелось плакать, но он сдерживался.

В земле далекой, многим недоступной,

Вознесся славный замок Монсальват.

Храм, озаренный верой неотступной,

Стоит, сокрытый средь его палат.

Внутри него, исполнен благодати,

Хранится Господом ниспосланный сосуд,

Благоговейно избранные рати

Бессменну стражу вкруг него несут.

К нему слетает голубь благовеста,

Чтоб год от года силой напоить.

Грааль чистейшей мощью благочестья

Способен воинство без меры наделить.

Кто избран жить в служении Граалю,

Тот силу дивную и стойкость обретет,

Избегнет власти злобы и печали,

Любой обман пред ним во прах падет.

Тот не лишится горней благодати

В земле безрадостной и в тягостном пути,

Пройдет незнаемый сквозь вражеские рати,

Кто избран свет его везде нести.

Грааля суть есть таинство благое,

Его не должно всуе обрести,

Лишь беззаветно чистые душою

Достойны участь в нем свою найти.[12]

Агловаль резко замолчал, опустив взгляд в землю и сцепив руки. Кэт не осмеливалась заговорить, ощущая его мучительную тоску.

– Но разве этот город – Монсальват? И разве здесь Грааль?

– Он везде. Меня звали, я не мог не откликнуться. И если я буду достоин, Грааль узрю и здесь.

«А кто достоин? Кто безгрешен? Галахад – и тот людям казался тварью бесчувственной. А ему, может быть, от этого больно было…»

– У вас есть дама? – попыталась сменить тему Кэт.

– Что? – встрепенулся Агловаль. – А-а. Да.

Он покраснел. Затем посмотрел на Кэт прямо и открыто почти с вызовом.

– Государь мой – Господь, Дама моя – Пресвятая Дева.

– Извините, – вздохнула Кэт. – Я вовсе не хотела лезть вам в душу, простите, пожалуйста.

«Ну вот, все и прояснилось. Порой надо просто не постесняться задать самый дурацкий вопрос».

– Да нет, что вы. – Лед растаял. – Я не хотел вас обидеть, просто это… очень сложно. Мне трудно об этом говорить.

– Я больше не буду спрашивать.

– А я уже все сказал. – Он снова улыбнулся. – Вам не страшно открыться. – Он секунду молчал. – А вы здесь почему?

– Ну, – дернула плечом Кэт, – куда же попасть из Тридевятого царства, как не сюда? И еще я учиться хочу. Тут хорошо учиться. – Она вздохнула, зажмурилась на золотой закат, рассеченный тонкой иглой Останкинской телебашни там, на горизонте. – Мой город такой большой, такой светлый, и стены его из белого камня. Он не ввысь растет – вширь. И купола золотые, и перезвон такой медовый, а за стеной светлое озеро да широкая река, а за ней дремучие леса, а за ними – горы высокие, а за горами – моря широкие, а за морями – земли великие, неведомые… А каков собой Камелот?

– О, он прекрасен. На рассвете он золотой, а на закате медный, и ветер звенит в башнях. А ветер пахнет морем. Мне всегда хотелось полететь с ветром в далекие края… за моря, за леса. И вот – я даже дальше. Когда был дома, тосковал по странствиям и приключениям. А теперь тоскую по Камелоту. И все равно знаю – если вернусь, то недолго буду там, потому что снова прилетит ветер, и снова я отправлюсь в Странствие.

Они молчали, глядя на город в сизой дымке, на блеск золотых куполов и изгиб реки и на нарисованные в небе завитки ярких белых облаков.

– Извините, – послышался сзади мягкий голос – не то низкий женский, не то высокий мужской. Юноша и девушка резко обернулись. Сзади прилаживал на треногу фотоаппарат не то парень, не то угловатая девица. Нет, все-таки парень. Смуглый, с прихваченными кожаным шнуром длинными темными волосами. Еще чуть подлиннее бы ресницы да понежнее губы – и был бы отвратно смазлив, а так просто очень симпатичный парень. Не то чтобы хлипкий, просто тонкокостный – такие никогда не будут выглядеть Шварценеггерами, хоть совсем в качалке поселись. – Извините, можно я вас сниму? Очень колоритная у вас группа получается.

Кэт с Агловалем переглянулись. Пожали плечами.

– Пусть снимает? – шепнула Кэт.

– Да пусть его, – ответил Агловаль, пристально и несколько изумленно глядя на фотографа. – Пусть…

Фотограф прицелился, щелкнул раз, другой – всего снимков пять, наверное, сделал.

– Меня зовут Ли, – потом представился он. – Не китаец, такое прозвище. Вот моя визитка, – порылся он в нагрудном кармане. – Там адрес галереи. Приходите на фотовыставку! Вас бесплатно пропустят!

Он собрал свою аппаратуру, сунул в сумку и пошел прочь в направлении садящегося солнца.

Смотреть на низкое светило было трудно, и Агловаль не заметил, в какой момент фотограф исчез – был, и нет его.


Солнце уже сползло каплей горячей меди за горизонт. Становилось холодно. Кэт решила пройти домой кружным путем – через Сетуньские проезды, а затем по мостику через Сетунь и прямо к дому. В домах возле Сетуньского Стана жили два кошачьих прайда, которых она подкармливала, хотя в последнее время их вроде кормили при магазине. Надо было проведать. Агловаль конечно же вызвался сопровождать. Пока пешком дошли до нужных домов, совсем стемнело, потому как ночь была безлунная, а фонари, пусть и горели ровно и ярко, почему-то освещали в этих местах лишь малый круг возле столба. Словно тьма тут была густая и желеобразная, не поддающаяся свету. А домой Кэт надо было не через большой освещенный мост, а через другой, темный, подальше, у гаражей.

В пойме Сетуни, между Кутузовским проспектом и «Мосфильмом», давно ошивались стаи одичавших собак. Иногда по ночам Кэт слышала, как они лают и воют и этот гав то удаляется, то приближается. Акустика была тут прекрасная. Иногда Кэт напарывалась на этих бездомных несчастных зверей, но с ней они дружили. Потому что Кэт, в отличие от многих, ходящих мимо собак с палками, ходила с пакетиком собачьего корма. Собаки уже знали ее и не только не нападали, а даже виляли хвостами. Но сегодня непривычный тут слышался лай.

– Быстрее, – тревожно поторопил Агловаль.

Кэт молча кивнула. Странный гулкий лай послышался где-то слева. Лай приближался. Что-то необычное слышалось в нем. Что-то странное и пугающее. Это был какой-то согласный хор, злобный и торжествующий.

– Как будто поют, – испуганно посмотрела на Агловаля Кэт.

– Я уже слышал эту песню, – сквозь зубы процедил он, берясь за меч. – Это Гончие Ада. Белые как снег, а уши их красны как кровь…

– Сейчас октябрь, Дикой Охоте еще не время! – возразила Кэт. – Врата Аннуна откроются только на исходе месяца…

Тропинка вдруг куда-то исчезла. Да и вообще место сделалось каким-то незнакомым… А жуткий лай все приближался.

Кэт уже начала задыхаться, когда сзади раздался изумленный возглас Агловаля. Не удержавшись, Кэт оглянулась. Пожалуй, это было ошибкой. Такого лучше не видеть – ноги меньше заплетаться будут. Гончие уже вышли на расстояние прямой видимости – уродливые красноглазые твари, более жуткие, чем гончие Аннуна. Но Агловаль смотрел не на Гончих, что плавно, не касаясь земли, но все же стремительно приближались, мерцая во тьме.

Она проследила направление взгляда Агловаля и увидела, что же так его изумило. Картина действительно оказалась феерической – настолько феерической, что Кэт просто остолбенела. Наперерез адской стае бодро мчался рыжий ком шерсти. В следующую секунду Кэт поняла, что это собака, и не просто собака, а чау-чау – только они носятся таким галопом, больше всего напоминающим полет детского мячика по низкой траектории. Но этот чау не просто несся! За ним гордо реял крупный надувной шарик достаточно обтекаемой формы, веревочка от которого была прочно зажата в зубах у чау. А под шариком болтался набитый полиэтиленовый пакет. Наверное, в пакете было немало дырочек, потому что он оставлял за собой облако какой-то странной темной пыли. Вот первая Гончая влетела в полосу этой пыли… и кубарем покатилась по земле, с громким визгом колотя себя лапами по носу. За ней вторая, третья… Чау тем временем бросился в сторону беглецов. Немного не добегая до людей, чау выплюнул веревочку, расставшись с шариком, и обогнал Агловаля с Кэт, пролаяв:

– За мной!

Шарик плавно и величественно поплыл вверх – видимо, был наполнен гелием. Размышлять особенно было некогда. Если уж этот странный пес как-то умудрился задержать адскую стаю, им он, наверное, не враг. Беглецы петляли среди гаражей, складов, каких-то полуразрушенных строений. Через некоторое время чау притормозил, уселся и принялся елозить лапами по морде. Только тут Кэт осознала, что на морде у пса на манер намордника напялен банальнейший строительный респиратор.

– Чего глазеешь? – мрачно поинтересовался чау. – Помоги лучше!

Ошеломленная Кэт помогла псу снять респиратор и не нашла ничего лучше, как спросить:

– Ты кто?

– Живу я тут. Так эти борзые недорезанные на той неделе вздумали поразмяться и за мной погонять – еле ушел. Вон клок из штанов выдрали!

И действительно, пышная шерсть задних лап, в просторечии именуемая штанишками, в одном месте понесла изрядный ущерб.

– Они думали, им это с лап сойдет! Щазз!

– Послушай, пес, а чем ты остановил стаю? – вмешался Агловаль.

– Как – чем? «Коктейль Молотова», только в собачьей модификации. Перец молотый черный, перец молотый красный, чили, паприка. Я даже кайенский перец отыскал – расстарался! Все палатки с пряностями на нашей оптовке обошел!

– А как же ты с продавцами договаривался? – поразилась Кэт. – То есть я ничего не хочу сказать, но… Ты же и до прилавка не достанешь…

– Во-первых, достану! А во-вторых, что ж я, больной на рынок в собачьей шкуре ходить? Твой приятель небось тоже за покупками не в латах ходит.

– Так ты оборотень?

– Ну спасибо, сообразила. А еще говорят, будто это у нас, чау, тормозной путь длинный. Тебе что, так часто говорящие собаки попадаются?

Но у Агловаля еще оставались какие-то сомнения.

– Остановить Адских Гончих обычным перцем?

– А кто тебе сказал, что он обычный? Я зашел в церковь, к батюшке, и попросил освятить.

– Чтобы нечисть вошла в храм Господень?! – изумился рыцарь.

– Сам ты нечисть! – не на шутку разобиделся чау-чау. – Кто такое придумал, что порядочному оборотню уже нельзя в Господа веровать? Что за дискриминация по расовому признаку? Как сидов крестить или львам христианские мысли внушать, так, значит, можно, а если оборотень, так пшел под лавку и не высовывайся? Вот и помогай после этого людям! Шовинисты!

Смущенный Агловаль принялся сбивчиво извиняться.

– Ладно, проехали, – махнул лапой чау. – Давайте-ка лучше двигать отсюда. А вы, кстати, хороши! Нашли где шляться в новолуние! Гончие бы вас нипочем не выпустили. Я и то себе тропку заранее готовил.

– Откуда они тут все-таки взялись? – огляделся по сторонам Агловаль.

Чау взъерошился.

– Не знаю, – коротко рявкнул он. – Тут пустырь есть. – Пес показал головой вверх, туда, куда уходила тропа. – Плато такое. Затерянный мир. Дурное место. Деревьев не растет, следов нет, но все же чую – кто-то там ходит. Надо бы проверить, но мои собаки туда не суются даже днем, а один я не пойду.

Все замолчали.

– Слушай, может, ты обернешься? – нарушила молчание Кэт.

– Не, тут на четырех удобнее. Ну что, отдышались? Тогда двигаем! А респиратор давай сюда, я его в зубах понесу.

Минут через десять они вывернули на вожделенный мостик. Чау положил респиратор на асфальт, подскочил, описал в воздухе заднее сальто – и на землю встал невысокий, крепко сбитый рыжий парень в кожаной куртке и в меру потрепанных джинсах.

– Ну вот, отсюда вы уже сами доберетесь. Тут район Кобеликса – пускай он теперь за вами и присматривает, – деловито заявил парень. – Ладно, я пошел. Если вдруг будете здесь в округе и чего стрясется – так и быть, зовите.

И с этими словами он бодро зашагал прочь.

– Эй, а кого хоть звать? – крикнула ему вслед опомнившаяся Кэт. – Как тебя зовут?

– Джек! – отозвался рыжий и исчез за углом.

Глава 4

БЕЗВРЕМЕНЬЕ

Предзимье 2004 – Новый год

…И вот стоишь ты на промерзшей дороге, а ледяной ветер дует в затылок, набивает жесткой крошкой космы пожухлой травы. А по небу тупо, медленно ползут тяжелые сизые тучи и ломаются под ударами ветрового бича, открывая по краям и на изломе бритвенно-острое серебро. А в разрывы торжественно-безмятежно смотрит несравненное осеннее небо, и, когда из туч вдруг сеет дождь или сыплет снег, кажется, что небо корчит гримасы подобно злому шуту…


…Кончался ноябрь, город выбелило снежной крупой, в переулке перед залом разбили фонарь, соседка Марья Николаевна опять начала по вечерам играть на виолончели, и когда Андрей не ходил на тренировки, то сидел в мастерской с очередной книжкой в руках и слушал через стену ее безыскусные экзерсисы. За кисть и карандаш он не брался уже давно. Не мог. Разве что по работе. А на тренировки ходил со все растущим энтузиазмом. Витька хвалил его успехи в переходе с карате на ушу, и порой они оставались после тренировок выпить по чашке зеленого чая.

…Разговор был подобен мячику или воздушному шарику, летавшему по залу от одной ушуйницы к другой, подчиняясь странному рисунку. Шарик прыгал некоторое время между тремя девицами, потом вдруг перелетал к четвертой и продолжал снова прыгать между тремя – новой и двумя прежними или совсем новыми. Так этот перемещающийся сложным образом треугольник беседы чертил по залу странные траектории, эдакие аналоги округлых фигур Лиссажу. Есть такой скринсейвер, с точно такими же треугольниками, как раз он Андрею и мерещился – то и дело начинали мерцать перед глазами светло-зеленые, опаловые, бледно-голубые линии.

А еще в этом мысленном скринсейвере прослеживался ритм, который заставлял двигаться всех в этом зале. Андрей с удивлением и удовольствием подчинился этому ритму. В ушах даже вроде бы зазвучала непонятная, неуловимая музыка.

А девицы просто болтали и отрабатывали уже заученные серии, колотя кто макивару, кто мегасардельку синего цвета, именуемую здесь грушей. Витька сшил ее сам из кожзама, набил обрезками губчатой резины и подвесил под потолком. Удобная вышла штука.

– А я сегодня опять летала во сне. – Вроде бы это сказала Лиза.

– А я уже давно не летала, – со вздохом отозвалась Леся.

– А у меня был большой перерыв, – сообщила Лена, – а когда недавно опять летала во сне, то оказалось, что техника улучшилась!

– А как? – осведомилась Лиза.

– Ну понимаешь, раньше, чтобы взлететь, приходилось долго разбегаться, потом я отрывалась от земли и долго «бежала» в воздухе над самой землей и лишь потом набирала высоту и выходила на какой-то предел, где уже никаких ограничений не было.

– А теперь как? – Это снова, наверное, Леся.

– А теперь – как в стишках: и с разбега, и на месте, и двумя ногами вместе! Честное слово – как угодно!

– Завидно, – присоединилась Наталья. – Мне лучше стартовать с высоты. Из окна, с балкона, с горы – тогда сразу летишь, и все. Без препятствий.

– Провода не мешают? – осведомилась Лиза. – Мне всегда приходится уворачиваться.

– Я выше уровня проводов лечу.

– А мне обычно мешают.

– А вот я, как правило, летаю на чем-то, – сообщила Леся. – На подушке, на кресле…

– …на метле, – хихикнула Наталья.

– На метле, – подтвердила Леся. – Иначе никак не выходит. Кстати, а как с маневренностью?

– Мм, – протянула Наталья. – Как-то я обычно на такой высоте, что маневрировать особенно не приходится. Не пробовала.

– А у меня на новом уровне, – сказала Лена, – в небольшом помещении вроде все в порядке, но скорости были небольшие. Вот на больших бы попробовать…

– У меня неплохо получалось, – вступила Людмила. – Но я хреново стартую. Вообще, – рассмеялась она, – если бы это все было по-настоящему, то нам можно было бы поделиться опытом. Я бы показала, как маневрировать, Ленка – свою технику взлета, Лиза – технику избегания проводов, Леська – полет на предметах, а Наташка – старт с высокой точки.

Некоторое время царило молчание, прерываемое лишь смачными концентрированными ударами по макиваре – как партия ударных в оркестре. Незримые фигуры Лиссажу продолжали вращаться в темпе ударов или даже чуть быстрее.

И тут заговорила Инна. Она всегда говорила медленно, очень выверенными словами, чтобы фраза получилась максимально короткой и емкой – иначе речь превращалась в муку для нее самой и окружающих.

– Думаю, можно наяву. – Пауза. – Если очень хотеть.

Снова молчание и удары, больше похожие на шлепки.

– Я бы попробовала. – Опять Инна.

– У тебя-то, может, и получится, – тихо вступила Лана. – Ты упорная.

Инна не ответила.

– Может, мы и правда слишком многому не верим? – грустно сказала Наталья, вздергивая макивару повыше. – Нам говорят – не летается людям. Мы и не летаем.

– И почему коровы не летают? – съехидничала Людмила. – Кто не понял: корова – это я.

– Ну бомбардировщики вот летают, – успокаивающим тоном сказала Лана. – И ты полетишь.

– Утешила.

– Ох, девочки, – мечтательно протянула Наталья. – Иногда мне кажется, что если вот я дам себе волю и скажу, что и летать можно, и что есть Тридевятое царство, и в холме дивный народ живет, то все так в конце концов и будет, и полечу я…

И тут же отлетела к стенке. Потому что Инна ударила так, как было нужно.

– А ты говоришь, не летается, – рассмеялась Леся. – Вот и полетела. Инна, еще раз!

Это прозвучало резко и хлестко, как заклинание, и очарованная Инна, развернувшись, от души врезала по груше – совершенно правильным, точным, концентрированным ударом. Раздался скрежет и глухой удар – подвеска не выдержала, груша рухнула Инне под ноги.

– Ура! – хором возгласили Леся, Лиза и Лена с разных концов зала.

Подскочившая Наталья на радостях чмокнула Инну в щеку.

По щекам Инны бежали слезы, она улыбалась, а перед мысленным взором Андрея ярко вспыхнула и застыла в воздухе невероятная золотисто-зеленая структура. Она начала постепенно таять и исчезла совсем, когда занятие закончилось и девушки, поклонившись Витьке и залу, пошли переодеваться. А потом они ушли и все унесли с собой, осталось только нежное ощущение света и тепла.


Андрей немного задержался, вместе с Витькой водружая грушу на место. Потом Витька остался приводить зал в порядок, а Андрей пошел домой. В дверях столкнулся с Ланой, которая, по обыкновению, замешкалась в раздевалке. Она была веселее, чем обычно, шутила, и они, весело болтая, пошли к метро. Она повела Андрея дворами, где он никогда не ходил, и вдруг один из мрачных сталинских домов показался ему знакомым. Так и есть, улица Маршала Вершинина, номер на табличке заляпан какой-то краской. Точно, здесь же сплошь улицы разных маршалов! Добротный сталинский дом светился уютными окнами, совершенно не походя на тот, в снах с беззвучной грозой и выстрелами… И, может быть, у одного из этих окон стоит сейчас Вика и смотрит на мелкий косой снег, влетающий под конус света от фонаря?

Андрей вздохнул и чуть не поехал по наледи. Выпрямился, взял Лану под руку, чтобы не упала. Это и спасло обоих – Андрей успел рвануть ее в сторону и назад, когда прямо на них невесть откуда вырулила на полной скорости черная машина. Инстинкт, которого Андрей не послушался бы, произойди все днем и на другой улице, могуче пнул его под зад – беги, герой, и не оглядывайся. Лану он поволок за собой, причем она бежала тоже дай боже. Завернув за угол и спрятавшись в подъезд, который – Андрей это точно знал – имел два выхода, он прислушался.

Снаружи раздался характерный звук приближающегося автомобиля. Андрей не стал рисковать и подтолкнул Лану к черному ходу. Во двор, через обледеневшую песочницу, мимо уныло-синего круга света от одинокого фонаря, через проходной двор (здесь не центр, все дворы проходные), через дыру в заборе вокруг школы, мимо помойки, откуда зло блеснули несколько пар желтых глаз и раздалось недовольное шипение, еще раз в дыру… поворот. Тут они сбавили шаг. До метро осталось всего ничего – еще один двор и вдоль дома по ярко освещенной улице с магазинами, работающими допоздна.

Андрей оглянулся – и увидел, как в дыру забора протискивается черный лимузин. Он был похож на модель ЗИСа, слепленную из пластилина для съемок в мультфильме, но веяло от него непередаваемой жутью. Лана тихо всхлипнула и вцепилась ему в руку.

Черный ЗИС поводил носом, словно принюхиваясь, и тут Андреевы нервы не выдержали.

– Чертвозьмитвоюматьнахрен! – заорал он, в очередной раз подхватил бедную Лану и задал стрекача.

Задыхаясь, они влетели в подземный переход и проскочили через стеклянные двери.

У Ланы дрожала рука, она никак не могла просунуть в щель турникета карточку.

– Я так и знала, – почти простонала Лана. – Лучше поезжайте домой. А то с вами беда случится.

– Нет, – отрезал Андрей.

– Вы не понимаете, – устало покачала она головой.

– Но я же все равно вас провожу.

Она только прикусила губу.

Лану он проводил до самого дома, тем более что жила она рядом с Киевским вокзалом – от Остоженки рукой подать на метро.

Домой она его не позвала. Встала спиной к двери квартиры, виновато улыбнулась:

– Если надо переждать… Ну машину вызвать…

Андрей покачал головой.

Лана никогда не рассказывала о своей жизни. Вот и сейчас Андрей видел, что ей очень не хочется приоткрывать дверь, за которой жила тайна ее жизни, но оставить его на растерзание черному страшилищу для нее куда тяжелее.

– Я не боюсь, – сказал Андрей. – Доброй ночи.

Лана кивнула, и в глазах ее он заметил явное облегчение.

«И пошел суслик домой, и по дороге никого не встретил», – бормотал Андрей себе под нос, как заклинание. И никого не встретил.

Но когда он уже перешел Дорогомиловскую улицу к метро, на площадь вывернула черная машина и со свистом пронеслась по Бережковской набережной. Тот ли это был лимузин или нет, да и вообще, может, была это совсем другая машина – кто знает?


Назавтра Андрей рассказал про пластилиновую машину Витьке. Тот выслушал рассказ неожиданно серьезно, без своих обычных шуточек, даже рассказ о том, как автомобиль пролезал через дыру в заборе, не вызвал язвительного комментария насчет того, что пить надо меньше. В том, что Витька принял рассказ всерьез, Андрей убедился на следующей тренировке «женского Шаолиня».

Витька вежливо, но твердо настоял на том, чтобы проводить Лану до дому. Это повторилось и на следующей тренировке, и на последующей.

И, слава богу, ничего с ними не случилось.

Так прошло еще недели две. И уже ближе к европейскому Рождеству, когда повсюду гудели предпраздничные распродажи с Дедами Морозами, снегом из ваты и снежинками из фольги, Лана явилась на тренировку веселая и оживленная. На тренировке она на удивление удачно отработала все тао-лу и, видимо, в том же приступе вдохновения ухитрилась снести Андрея вместе с макиварой под общий смех.

После же тренировки Лана так же радостно сообщила, что нашла хорошую работу и завтра уезжает. Девицы слаженным хором пожелали ей удачи.

– Как устроишься, обязательно звони. Или пиши. Ладно, Свет? – попросила Наталья.

– Да уж как-нибудь…

Лана распрощалась со всеми, клятвенно пообещала Витьке, что каждый день будет делать все упражнения и цигун, и упорхнула.

Витька с тоской посмотрел ей вслед.

Больше они ничего о ней не слышали.

До поры.


Когда наступает зима, приходит покой. Даже призраки Моего Города становятся ленивы и по улицам не гуляют. Зато уж балы, приемы и представления идут вовсю. Другое дело, что надо знать, где они, и уметь попасть. А это редко кому дается.

Я больше всего люблю осень. Но и зиму люблю тоже, за Рождество, Новый год, и еще одно Рождество, и за Старый Новый год, и Восточный Новый год, и еще кучу разных праздников, которые напридумывали себе люди. Это время, когда они очень верят в чудо. А когда очень веришь в чудо, оно приходит. Только у него нет на пузе надписи – «Здрасте, я ваше чудо!».

Чудеса приходят незаметно. И потому они еще более чудесны, когда вдруг осознаешь – а ведь чудо!


Миновала осень, и наступила зима.

Игорь все так же упрямо старался прижиться в доме, дом все так же был недружелюбен к нему. Если в нем и был домовой, то этот домовой откровенно Игорю вредил. Иногда он являлся в виде непарного носкоеда и селился в стиральной машинке, и в результате все носки становились непарными.

То он заставлял кран на кухне капать нудно и оглушительно, на всю квартиру, не давая уснуть. Он прятал предметы и важные записи. Он пережигал лампочки на другой день после того, как Игорь их менял. Он устраивал протечки и замыкания.

Игорь, стиснув зубы, упорно боролся за дом. Было тяжело, и он стал ходить в гараж, где стояла отцовская «Волга» – старой модели, голубая, с серебряным оленем на капоте. В последние годы отец хоть и редко ездил, но отреставрировал машину, заменив движок на какой-то особый, кажется мерседесовский. Игорь свозил красавицу в мастерскую, привел в полный порядок, но ездить на ней каждый день не мог набраться отваги. Это была отцовская машина, руль и рычаг передач еще помнили его руки. Игорь снова возвращался в настороженный дом, оставляя «оленьку» дремать в темном боксе.

Прямо накануне Нового года, вдобавок ко всем неприятностям, пропал Вилька. Бывало, кот уходил на пару дней, но тут он отсутствовал уже неделю. В квартире он, не в пример Игорю, чувствовал себя прекрасно. Игорь подозревал, что котяра уже успел договориться с местными бесплотными и невидимыми обитателями. Без Вильки Игорю стало совсем невыносимо – дома его больше никто не ждал.

Кот порой удирал во двор по водосточной трубе, но подняться сам назад не мог и ждал Игоря у подъезда. А то и у двери – соседи уже знали, что Вилька – Игорев кот, и впускали его. Но кот никогда прежде не уходил из двора на улицу. Игорь повсюду развесил объявления, обещая вознаграждение. И к нему зачастили какие-то небритые и пахнущие перегаром и бомжатиной личности, пару раз являлись две сизые бабы с фонарями под глазом – у одной под левым, у другой под правым. Потому, когда днем накануне Нового года в дверь позвонили, Игорь сразу приготовился послать подальше очередного котоносца. Открыл дверь, придав лицу самое мерзкое выражение. На лестничной клетке, освещенные ярким светом мягкого розового дня, падавшего из большого окна, стояли две женщины. Одна была в белой шубе и белой шапке с огромным помпоном, с большущими карими глазищами, хитрыми-хитрыми, и румянцем во всю щеку. Наверное, она улыбалась, но, поскольку была она замотана по самые глаза в розовый шарф, определенно этого сказать было нельзя. Ей было лет шесть. В одной руке она держала пластиковую башенку, набитую, вероятно, конфетами, в другой – маму. А на мамином вытертом замшевом плече удобно и вполне удовлетворенно сидел черномордый одноглазый гад Тэвильдо.

– Извините, это не ваш? – сказала мама.

Игорю даже не надо было раскрывать рот, потому как Вилька перепрыгнул на плечо хозяина и что-то заурчал, целенаправленно вылизывая и покусывая хозяйское ухо.

– Спасибо, – радостно и растерянно сказал Игорь. – Я уж и не надеялся.

– А я девочка Катя, – заявила младшая женщина, высовываясь из шарфа.

– Вы заходите, пожалуйста, – сказал Игорь, с ужасом осознав уже постфактум, что красуется перед дамами в довольно потрепанном тренировочном костюме и шлепанцах, а в квартире полный бардак. Но отступать было поздно.

– Нет-нет, мы домой, – сказала мама. – Нам пора.

– Но… Вилька… понимаете, он мой друг. Я не могу просто так… Вы хоть бы чаю попили. – Игорь уже понял, что эти две женщины вознаграждения не возьмут. Но просто так, с одним «спасибо», он отпустить их никак не мог. Вилька тем временем пролетел в квартиру, и, задрав хвост, побежал к родной миске, где уже неделю лежал сухой корм. Мама неэстетично называла это «сушеными какашками».

Катина мама попыталась было протестовать, но девочка Катя деловито вошла в прихожую и сказала, что хочет писать и еще хочет чаю с конфетами.

– Вот-вот! – возмутилась мама. – Нашла повод распотрошить подарок!

Катя протопала внутрь в грязных сапогах, мама зашипела, что нельзя грязнить пол, Игорь сказал, что тут вообще-то грязно, можно в сапогах, но мама сказала, что приучает дщерь к порядку, а дщерь заныла, что сейчас описается Игорь стал искать хоть какие-то тапки… Потом пошел на кухню и обнаружил, что к чаю-то ничего нет, один хлеб, старое варенье – и все.

– Ничего, – сказала Катя, – у меня есть конфетки.

– Добилась своего, – буркнула мама.

– Ой, какая красота! – вдруг возопила Катя, увидев фарфоровых кукол, которых собирала мать Игоря.

– Нельзя! – взвизгнула мама. – Разобьешь! И вообще, почему не спрашиваешь разрешения? И почему без тапок?

Игорь рассмеялся:

– Пусть вон ту куклу возьмет.

– Это ваши?

– Да нет, мамины. Она умерла недавно.

– Извините, – сказала Катина мама.

Вилька с Катей занялись своими детско-зверскими делами, мама осталась за ними присматривать, а Игорь пошел готовить чай и переодеваться.

Чайник вскоре заливисто засвистел, и все четверо – двое женщин и двое мужчин – собрались у старого дубового стола. Попили чаю, глядя из огромного окна кухни в засыпанный снегом двор, и Игорь из болтовни девочки Кати, которую безуспешно старалась заглушить мать, узнал, что у нее на даче тоже есть три черных кота, но не совсем черных, а с белыми лапками, и что папа из Африки привезет ей сто фарфоровых кукол, что они были на елке и что они сейчас поедут домой, а там у бабы Оли есть большая белая собака.

Потом Катя сказала, что пойдет играть с куклой, и Игорь с Катиной мамой остались на несколько минут одни. Ей было лет двадцать семь. Впрочем, может, и больше. Не в Игоревом вкусе – темная шатенка, довольно симпатичная, но ничего особенного. И еще какая-то жесткая. А Игорь любил женственных мягких блондинок. Правда, волосы у Катиной мамы были великолепные – густые, длинные, почти до пояса.

– Извините, я не представился. Меня зовут Игорь.

– Эвтаназия, – ответила женщина.

– Ч-что? – ошалело спросил Игорь.

Женщина недоуменно посмотрела на него.

– Анастасия. – Она делала ударение на третье «а». – Довольно распространенное русское имя. А что?

– Я ослышался, – извиняющимся тоном произнес Игорь.

– Ну ладно, – решительно встала Дама Эвтаназия, как ее тут же мысленно окрестил Игорь. – Спасибо за чай, но нам пора.

Они вышли в большую комнату и только тут поняли, что Катя недаром утихомирилась – она спала, свернувшись клубочком, на старом кожаном диване, а под боком у нее довольно сопел кот Тэвильдо.

– Ч-черт, – прошептала мама, – теперь до пяти продрыхнет. – Она виновато посмотрела на Игоря. – Может, я ее разбужу?

– Нет-нет, пусть спит, ничего. Мы пока посидим на кухне. Знаете, у меня давно гостей не было. Вы не смущайтесь, – усмехнулся он, – я не маньяк и не коварный обольститель. Просто вы вернули мне Вильку.

– Я и не смущаюсь. К тому же вы не в моем вкусе. Мне блондины больше нравятся.

Игорь усмехнулся:

– У меня еще коньяк есть.

– Не надо. Хотите конфету?

– Ребенка обездоливать?

– Ради бога! Я Деда Мороза скоро оглоблей гонять буду! Понимаете, четыре подарка, куча шоколадок, она же все метет! Раз отравилась шоколадным дед-морозом, теперь вот диатез проявляется с пережора. Так что сделайте доброе дело, скушайте. Она не обидится. Она любит дарить подарки.

– Получать тоже, как я вижу. Папа ей всегда кукол привозит?

Анастасия ответила не сразу:

– Привозил. Папа у нас уже полгода как разбился на самолете. Мы ей не говорим. Рассказываем, что он работает в Африке и приехать не может. – Она чуть поджала губы. – Мы раньше тут поблизости жили, – сказала она. – Потом я не выдержала, переехала к свекрови, в Коньково. Я прихожу сюда иногда квартиру проверить. – Она вдруг нахмурилась, отвела взгляд в сторону. – Иногда мне кажется, что он там бывает. Не понимаю, почему такое ощущение. Но мне кажется, что он жив, но почему-то от нас прячется… Зачем? – Последнее – почти шепотом, непонятно кому. Она подняла взгляд на Игоря, криво улыбнулась, смахнула со лба прядь роскошных каштановых волос. – Простите.

– Знаете, – сказал Игорь, чтобы сменить тему разговора, – вы подождите. Я сбегаю в магазин, тут рядом! Есть очень хочется, – смущенно признался он. – Вот ключ. Если будете уходить – положите под коврик. Ладно?

Анастасия еще ничего не успела сказать, как он уже вылетел из дому, едва накинув куртку. В ближайшем магазинчике отоварился колбасой и сыром, взял печенья и молока для Кати, а потом надо было еще купить вина и фруктов…

– Ты торопись, болезный, – хмыкнул кто-то рядом. – Уйдет ведь. Упустишь! Армагеддоннн!

Игорь резко оглянулся. У магазина стоял подозрительно знакомый помятый мужик с хозяйственной сумкой, в которой позвякивали явно не пустые бутылки. А рядом с мужиком ухмылялся здоровенный ньюфище, черный, как душа злодея. И, непонятно почему, Игорь бегом бросился домой. Впрочем, женщины еще не ушли, хотя Катя уже проснулась и деловито сажала куклу верхом на Вильку. Кот возмущенно подмявкивал, но не сопротивлялся.

– Нам пора, – решительно заявила вместо приветствия Эвтаназия.

– А я тут принес…

– Нам пора. Катя, пошли одеваться.

Девочка с сожалением положила на диван куклу.

– Возьми себе, – вдруг сказал Игорь.

– Нет, нельзя! – снова возмутилась было мама, но Игорь покачал головой:

– Можно. Моя кукла Имею право подарить. Бери, это на Новый год.

Катя запрыгала и заверещала. А голосок-то у нее нехилый.

– Не ори! – прикрикнула мамаша.

Одевались они долго, с пыхтением и нытьем, но все равно не больше получаса. Игорь помог Анастасии надеть видавшую виды дубленку.

– Ну всего вам хорошего, – сказала Дама Эвтаназия, вытаскивая Катю за собой на лестницу. – Спасибо за чай.

– Жаль, что вы еще не остались. Я хотел вас угостить красиво…

– Ничего, угостите друзей, – улыбнулась она.

– Спасибо! – звонко проговорила Катя и захихикала, когда Вилька запрыгнул ей на плечо и стал тереться об щеку.

– Пора, идем, – сказала Анастасия, потянув дочку за руку.

– Подождите, – сказал Игорь и, быстро схватив с телефонного столика первую попавшуюся под руку бумажку, написал свой телефон. – Вот, возьмите. Вы мне очень помогли. Если нужна помощь, позвоните.

Анастасия помедлила, явно колеблясь, но затем бумажку взяла и засунула в карман. Кивнула. Затем они повернулись, спустились по лестнице и исчезли в зимних праздничных сумерках.

Игорь закрыл дверь и медленно пошел на кухню. По дороге мельком глянул в зеркало и тут же оглянулся – показалось, что за плечом размытым пятном мелькнуло чье-то лицо. Он смотрел, как две женщины шли по двору, оставляя на свежем снегу три цепочки следов – больших, маминых, поменьше и почаще – Катиных, совсем меленьких и частых – куклы, которую Катя держала за руку. Игорь зажмурился и тряхнул головой. Нет, следов все же было две цепочки. Они прошли под фонарем, в конусе летящего снега, и исчезли в темной арке.

И вдруг Игорь ощутил на душе странную легкость – как в тот самый момент, когда сказал Лариске – я выбираю Вильку. Он не сразу понял, что произошло. А потом ощутил, что внимательная, настороженная неприязнь, так угнетавшая его в этом доме, исчезла. А вместо нее – какое-то мягкое, теплое, доброе ощущение, словно кошку гладишь. Дом принял его. Игорь сел, облокотившись на стол, сцепив руки, и тихо, счастливо рассмеялся.

Глава 5

ВРЕМЯ ЗВЕЗДЫ

Рождество 2005

Год завершается, солнце катится в нижнюю точку, к кратким дням и долгим ночам. На улицах слякоть, желтые огни фонарей отражаются в черных лужах, поблескивает предательская наледь, мелкий снег сыплет с низкого неба и исчезает, коснувшись асфальта. Смутное время, когда в толпе то и дело мелькают фигуры с пустыми глазами, прячущие под элегантными одеждами ВОВСЕ НЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ПЛОТЬ И СУТЬ, и в зеркальных витринах модных магазинов на Тверской и Кузнецком отражаются – если посмотреть под определенным углом – дамы в пышных платьях и старинных шляпках, в сопровождении франтов во фраках и щеголей в мундирах с эполетами и аксельбантами, а среди дорогих машин на стоянке нет-нет да и заметишь карету с гербом.

Время, когда начинаются чудеса, возможные только на рубеже между годами. Да, крестный Дроссельмайер именно сейчас мастерит чудесные игрушки для детей Штальбаумов, уже готовы колесики и рычажки, ленты и кружева, пряничные человечки и сахарный снег, и Щелкунчик улыбается во весь рот с полки…


В квартире темно. В небольшой прихожей на вешалке томится одинокая зимняя куртка. В квартире три комнаты, три белые двери выходят в прихожую. Одна, та, что возле кухни, дальняя, закрыта. В ту комнату хозяин редко заходит, там поблескивают хрусталь и фарфор за стеклянными дверками резного дубового серванта, там в шифоньере висят вещи, которые уже никто никогда не наденет, пахнет нафталином и лавандой. Две другие двери приоткрыты. В маленькой комнате, похожей на пенал, спит на низкой тахте хозяин квартиры. На стене висит пучок еловых веток, обвитых красно-серебряной ленточкой, на ветках висят маленькие елочные игрушки – несколько шариков с вишню размером. На накрытом пожелтевшей кружевной салфеткой столике-подставке в углу стоит кубок.

За окном идет снег. Он уже укрыл серый асфальт, сровнял выбоины, убелил крыши. Снежинки в конусе зеленоватого света кружатся, как блестки внутри стеклянного шара. Неба не видно, как будто там, в темной вышине, есть только снег, и чем выше, тем он гуще.

Андрей любил Новый год. В детстве, когда он жил с родителями в далеком южном городе у подножия гор, на Новый год всегда падал снег. И пацаны катались в соседнем дворе с горки на санках и картонках. А потом он шел домой. Горели оранжевые, как новогодние мандарины, фонари, от черных тополей и от Андрея на снег ложились голубые тени – потом он узнал, что такое дополнительные цвета и как цветной свет дает на белом цветную же тень. Снег обычно шел вечером и ночью, а днем подтаивал под ярким горным солнцем. Зимы детства – это пушистый покров, синие тени, оранжевый свет фонарей вечером и сверкающий радужными искрами крупнозернистый наст, яркое, почти яростное солнце в прозрачном голубом небе и парящие на юге четкие бело-синие горы днем.

Здесь фонари на его улице горели зеленоватым светом.

Московские зимы показали ему значение слова «зимовать». Переживать день за днем обжигающие холода, слякотные оттепели, ледяной ветер, бесснежные морозы, бессолнечные дни. Московская зима – серый снег, тусклые унылые деревья, торопливо бегущие от метро к подъезду или входу в магазин прохожие. Серый цвет. Но иногда бывает и так, что, заснув под мерный шорох снега за окном, просыпаешься в совершенной белизне.

…И он проснулся от белизны. Был предрассветный час, когда редеет темнота. Мягкий свет уличных фонарей растворился в перламутровом сиянии свежего снега. Андрей повернулся набок, и его взгляд остановился на предмете, который он специально поставил на вытащенную из кладовки подставку, чтобы смотреть на него, засыпая и пробуждаясь. Над желтоватым льняным кружевом покрова мягко сиял кубок из оникса и серебра, которое на самом-то деле не было серебром, но Андрею хотелось думать, что это настоящее, старое, памятливое серебро. В заполнившей мир белизне кубок до краев был наполнен жемчужным светом и тихо мерцал.

Вот так, наверное, и должен выглядеть Грааль, пронеслась мысль на грани грез и яви. Он должен проступать из белизны и сиять изнутри. Не странно ли, подумал Андрей, видеть мысленно темный фон и сияющий центр композиции и не иметь ни малейшего представления о том, из чего будет эта композиция состоять? Но картина о Святом Граале, мысль о которой жила в его сердце с первого взгляда на ониксовый кубок, наконец стала проступать в воображении как изображение на фотобумаге в проявителе.

Андрей знал, что проявку торопить нельзя. Стоит поторопиться – и выйдет нечто невыразительное, могила для замысла. Даже подготовительные этюды рано делать. Вот когда станет ясно, что за помещение озарено сиянием Грааля и кто смотрит на свет, при котором самый светлый чертог кажется окутанным сумраком, вот тогда можно будет браться за бумагу и уголь, карандаш и кисть.

Желание написать картину о Граале сделалось таким сильным, что впору было застонать, как от боли в сердце. Как там у Гребенщикова? «Я ранен светлой стрелой…»

«Я ранен светлой стрелой… Светлой. Ранен светом». Андрей закрыл глаза, засыпая снова. По ту сторону был мир, укрытый белизной, без теней и резких очертаний, и город проступал голубоватыми растушевками на белом листе. И город лежал у него в ладонях, а Вика смотрела на его ладони, исчерченные паутиной улиц, и в ее русых волосах не таяли крупные снежинки.

Наступал последний день года.


Вечером будут застолья, гулянки, фейерверки, пьяные попевки полузнакомых самим певцам песен, а соседская Серая Тварь заберется, по обыкновению, на балкон, и Андрею придется вынимать ее из-под заснеженного кресла и идти в такую же квартиру на третьем этаже в соседнем подъезде, сдавать пышношерстную кошку Марье Николаевне, которая будет извиняться и приглашать отведать тортика…

Он будет улыбаться, поздравлять и отвечать на поздравления, но главной частью сознания Андрей будет далеко – в темной глубине холста, на котором сияет Грааль и проступают, высветляются рыцари, сородичи Лоэнгрина и собратья Галахада, и дева в тяжелом промокшем плаще, с русой косой и тревожными серо-голубыми глазами…


Я очень люблю Рождество. И Новый год люблю. Хотя последний праздник зародился, если так можно сказать, неестественным путем, он все равно как-то взял да и прижился. Наверное, потому, что это зима. А зима прекрасна. Чиста и спокойна, вся в мелком серебре, яркой лазури неба и алом солнце. А еще я люблю морозные дни, подернутые дымкой. Какие они хрустящие, как пахнет свежеразрезанным арбузом воздух! О, а еще он тонко пахнет мандарином! Этот чудесный запах Нового года, запах подарков и хороводов у елки!

Ах, как они суетятся, бегут, торопятся, роняя на подтаявший снег мандариновые шкурки…

В Рождество все немного волхвы.

В продовольственных слякоть и давка.

И разносчики скромных даров

в транспорт прыгают, ломятся в двери,

исчезают в провалах дворов,

даже зная, что пусто в пещере:

ни животных, ни яслей, ни Той,

над Которою – нимб золотой.

А еще я хочу большую леденцовую звезду в блестящей фольге на Рождество.

Только кто ж подарит? Опять придется самому покупать…


О-о, эта свалившаяся на Москву и Питер «предрождественская» лихорадка, завезенная из Европы! Она начинается еще в ноябре, витрины магазинов украшаются серебряной мишурой и веночками из искусственного остролиста, на выходах из центральных станций метро раздают листочки с приглашением на распродажи, обещанием скидок, «трех-по-цене-двух» и «двух-по-цене-одного»… Месяц этой суеты превращает Рождество в дату окончания очередной рекламной акции, и после 25 декабря можно вздохнуть, ожидая Нового года – а за ним другого Рождества, Старого Рождества, и тени праздника со странным названием Старый Новый год. Ах, какая путаница с этими зимними праздниками, еще хуже, чем с Пасхой…

В Рождество все немного волхвы – и бегут, бегут по улицам люди, нагруженные пакетами и сумками с дарами, как верблюды трех евангельских царей. Толпа, сошедшая с ума от беспричинной радости грядущего праздника, даже если он только очередной повод посидеть за столом. Ощущение чуда, которое где-то близко и где-то свершится, пусть и не с тобой, незримо царило над городом.

Снег на улицах давно был безжалостно растоптан миллионами ног в грязную кашу. Серый день перетек в расцвеченный огнями вечер. Было не то чтобы холодно, и Кэт в который раз прокляла свою мнительность. Московское благоговение перед прогнозом погоды, будь он трижды неладен! Ведь все равно бегать от двери до двери, что ж кутаться-то? Могла бы просто куртку надеть, но побоялась замерзнуть, зима все-таки, а теперь дубленка давила на уставшие плечи. Почему-то в толпе это было особенно тяжело. Мелькали огни бегущих вывесок, меняли цвет с синего на красный неоновые трубки, складывающиеся в чужие полупонятные слова, из-под колес машин летели грязные брызги, толкались, бежали люди, сливавшиеся в неразличимую, безликую толпу. Кэт остановилась у ограды парковки. Сняла помутневшие очки, принялась протирать – и вдруг замерла, вскинула голову.

Над потоком машин, над оранжевым светом и грязно-серыми валами снега сияла белая церквушка. Мягко мерцали купола-луковки, светились непорочной белизной стены, а в темном проеме колокольни поблескивала одинокая звезда. Зачем эта церковь тут, в начале Нового Арбата, бывшего Калининского проспекта, прорубленного через старинные переулки, зачем она у подножия высотного дома, на нетронутом горе-градостроителями бугорке? А вот затем, чтобы не отдрейфовал от города проспект с его каменными парусами, стеклянно-бетонными кубами, чтобы не унесло его от кружева переулков в безжизненное пространство, затем, чтобы заякорить его за Москву. Теперь, когда проспект прирос к почве и пустил корни, зацепившись за арбатские переулки, когда немыслим стал город без него, кажется, что темный каменный великан держит на ладони беленькую игрушку, бережно и с удивлением.

За это Кэт и любила город, сохранивший похожие на белые свечи церквушки среди нелепых прямоугольных громад из стекла и бетона.

Кэт спустилась в переход под Арбатской площадью. Там тоже сияли витрины с какими-то трикотажными кофточками, толпился народ, и ей вдруг стало дурно. Накипь. Мутная накипь большого города…

Кэт чуть не заплакала от тяжкой маеты, упавшей на сердце, и прислонилась к стене. И тут глаз вдруг уловил мгновенную вспышку какой-то чистой и холодной радужности. Это было подобно брызгам долгожданного дождя в пыльную жару. Кэт заозиралась. В душе всколыхнулось робкое и страстное ощущение близкого чуда, от которого хотелось и плакать, и смеяться. Неужели Рождество и правда прокралось в суетный город и бродит по улицам? «Ангел мой, ангел Катерина! – вздохнула Кэт. – Ведь это же все правда? Ведь сегодня что-то случится?»

Снова всплеск драгоценных чистых сверкающих цветов – из чуть приоткрытой двери в стене перехода. Иногда в таких бывают торговые точки, даже диагностические кабинеты – в общем, все что угодно.

«Вот оно»!

Раскрылась дверь в кафельной стене, и брызнул из нее яркий свет, а внутри засияло радужно, как в сокровищнице индийского царя. Кэт сморгнула. Сняла очки, сунула в карман. Дверь снова распахнулась, выпуская кого-то, а внутри сияло и переливалось. Она подошла к двери – простой, деревянной, каких полно в подземных переходах и в метро, и ведут они в служебные помещения… Кэт помедлила и дернула за ручку. И решительно шагнула внутрь.

За дверью оказался ювелирно-сувенирный магазинчик. Его так и тянуло назвать лавкой. Не бутиком, не магазином – а именно лавкой. Справа и слева от входа в стеклянных высоких витринах разложены были ожерелья и браслеты, серьги и кольца из серебра явно авторской работы, и другие браслеты и ожерелья, с самоцветами и без, грубоватые и похожие на ворохи тонких нитей, развешаны были на черном бархате за прилавком, и снизки бус – из янтаря и «соколиного глаза», нефрита и оникса, дымчатого хрусталя и аметиста, хризопраза и лазурита – свисают связками с крючков, на прилавке под стеклом теснятся кольца и серьги, а в особых лоточках без счету колец из обсидиана и нефрита и кулонов всяких форм из агатов и хрусталя, авантюрина и «тигрового глаза». Лавка сокровищ.

Кэт закрыла дверь, оставив за ней шум и суету, и облегченно вздохнула. Перебросила сумку с уставшего плеча на другое. Наклонилась над прилавком. Под левым рукавом у нее зашевелилось, и из песцовой опушки чуть-чуть высунулась граненая змеиная головка.

– Что желаете? – спросила продавщица, черноволосая и черноглазая красавица с соболиными бровями. Была она в каком-то невообразимом платье, словно сошла с персидской миниатюры. Пахло от нее розой, сандалом и корицей. – Серебро, жемчуг речной, бирюза туркестанская, самоцветы индийские… А вот, извольте взглянуть, уральские – малахит, змеевик, лазурит, селенит…

– Уральские?

Продавщица тут же достала унизанной перстнями и браслетами дивной красоты рукой из-под стекла плоскую, обтянутую черным бархатом подставку, на которой искрились кольца, серьги и кулоны.

В лавке было тепло. Кэт расстегнула дубленку и полезла в сумку за очками, забыв, что они в кармане. На прилавок выпали патрончик с помадой, авторучка, флэшка с отломанным ушком для шнурка, потом что-то металлическое. Блеснув под яркой лампой боками, медная ящерка пробежала по стеклу и юркнула на бархат. Замерла, поводя треугольной головкой с изумрудными глазками, и шнырнула в самый центр. Продавщица неодобрительно нахмурилась. А медная ящерка обхватила лапками малахитовый кулон и замерла.

– Ой, – сказала продавщица. – А смотрится-то как! Словно так и было задумано.

Кэт сняла с ткани подвеску. Овальная пластинка, с ушком для цепочки. Такие бляшки зашлифовывают тысячами, не глядя, и продают на развалах. Но нет, в этой удивительным образом текли черные в густой зелени прожилки и проступало что-то из глубины… Кэт двумя пальцами отцепила от подвески ящерку и присмотрелась. Да. Никаких сомнений. Только глаз мастера мог разглядеть в камне узор и вышлифовать, проявить, не добавляя ничего от себя. Зажатая в пальцах ящерка сучила лапками, мотала хвостом и головой.

– Беру, – сказала Кэт и посадила медную негодницу обратно на подвеску. Та вцепилась в края растопыренными лапками, кокетливо изогнула хвост и замерла.

– Мастерицы Данилкиной это работы, вчера только привезли. – Продавщица убрала подставку. – Зверушек вот тоже посмотрите.

Кэт обернулась и увидела на подставке рядом с прилавком большой стеклянный террариум. В одном отделении сидели нефритовые и бронзовые жабы, вялые по зимнему времени. А в другом под яркой лампочкой грелся целый клубок серебряных и медных змеек, дремали на плоском камне ящерицы, а перед стеклом чистил перепончатое крыло серебряный дракон в палец длиной. Хвост со стреловидным кончиком он отставил в сторону для равновесия.

– Редкий зверь, – сказала продавщица. – Желаете посмотреть?

Она надела толстую перчатку, подранную и пожженную, сунула руку в террариум и ловко ухватила дракончика за бока. Тот от неожиданности заверещал. Горка песка в углу зашевелилась, и из нее высунулась еще одна драконья морда, обладатель которой был в длину не меньше ладони. Кэт перехватила серебрушку у продавщицы – умело перехватила, под передние лапы. Дракончик пыхнул огоньком, как спичка, и сверкнул хрустальными глазками.

– Ой, какой ты грозный, – пропела Кэт, близоруко вглядываясь в добычу.

Дракончик изогнулся, обвил хвостом палец и вывернулся из хватки. Подумал-подумал – и обвился вокруг пальца окончательно, пристроил хвост, расправил крылышки.

– Значит, колечко… Беру.

– Выбор славный. Из страны Амаравати привезен! И ящерке вашей скучно не будет.

Вся кровь на мгновение собралась в груди и сильно толкнулась в сердце, аж в ушах зазвенело и голова пошла кругом. Кэт схватилась за прилавок.

– Амаравати? А где это?

– Далеко-далеко, сударыня. За горами, за лесами, за пустынями, там, где солнце восходит. Зачарованная это страна и опасная. Мало кто осмеливается туда ходить, редко оттуда сокровища к нам попадают.

– А вы там бывали?

– Нет. И мало что могу поведать, – отрезала продавщица, словно заранее прекращая расспросы.

– Давайте его сюда скорее, – выдохнула Кэт и принялась отсчитывать деньги. Это успокоило ее. – А хороша ли у вас торговля, хозяюшка?

– Не жалуемся, – степенно ответила хозяйка. – К Рождеству торговля бойчее идет, чудес-то люди ждут даже в нынешние времена.

Кэт улыбнулась. Ей стало легко и хорошо и захотелось всем сделать много-много подарков.

– А вот нет ли у вас чего-нибудь такого, на подарки? – спросила она.

– Чего душа ваша изволит! – обвела рукой лавку хозяйка. – Царские дары для Святой Ночи! Берите, отдам недорого! Только условие – все раздарить без остатка!

Кэт проследила взглядом ее жест и с изумлением увидела, что лавка-то куда больше и что сокровищ тут как в пещере Али-Бабы. Собственно, они и стояли в подземелье – со сводчатым, грубо высеченным потолком, и на потолке играли светлые отблески, словно где-то волны перекатывались над ярко пламенеющим золотом.

– Так, – сказала Кэт. – Только не разбрасываться. А то ведь еще и не раздаришь…

И целенаправленно двинулась в недра сокровищницы.

Выбралась она наружу, как ни странно, всего через полчаса, хотя ей показалось, что проторчала она в лавке до ночи. А в сумке лежал пакетик с подарками – ожерелье с кулоном-адресником для кокетливой Просто-Машки, кольца для Эвриалы и ее сестрицы, саламандра на подвеске для Виктории Васильевны – пусть греет, когда еще не топят как следует, и еще немного всяких мелочей, которые она даже и не знала, кому будет дарить. Кэт шла к метро и дарила всякие безделушки кому придется, и люди, обычно такие недоверчивые и хмурые, принимали подарки и улыбались в ответ и желали всего хорошего в Новом году, и Кэт становилось все радостнее и радостнее.

В фойе метро она остановилась. Под гитару и флейту пела кругленькая кареглазая девушка в короткой шубке, и несколько человек стояли поодаль полукругом, слушали.

Валит снег; не дымят, но трубят

трубы кровель. Все лица как пятна.

Ирод пьет. Бабы прячут ребят.

Кто грядет – никому не понятно:

мы не знаем примет, и сердца

могут вдруг не признать пришлеца.

Кэт протерла запотевшие в тепле очки и бросила в раскрытый гитарный футляр последнюю хрустальную подвеску.

Но, когда на дверном сквозняке

из тумана ночного густого

возникает фигура в платке,

и Младенца, и Духа Святого

ощущаешь в себе без стыда;

смотришь в небо и видишь – звезда.[13]

А над городом вдруг расцвела огромная зеленая звездища.

Всего лишь фейерверк. Но почти чудо.


Ощущение праздника и долгожданного подарка не покидало Игоря всю Рождественскую неделю. Теперь у него был и дом, и кот, и привычные до незаметности домашние «зеленые человечки». И – соседи! Неплохие, кстати, люди. Да что там, просто замечательные! Прежде они казались ему все на одно лицо, вроде сереньких картинок, которых и не упомнишь. Но вот ведь какая интересная штука – как выяснилось, и он им тоже казался этакой незапоминающейся тенью. И когда с утра с ним вдруг чрезвычайно вежливо поздоровался тихий алкоголик дядя Костя, Игорь от неожиданности чуть не выронил пакет с мусором.

Дядя Костя, пятидесятилетний седой битломан и печальный бывший хиппи, был ныне опрятен и держался подчеркнуто прямо, стараясь не выдать алкогольного предрождественского состояния. Говорил интеллигентнейше и о возвышенных материях, и, когда Игорь вдруг осознал, что увлеченно обсуждает Борхеса с общеизвестным пьянчугой, стоя на лестничной клетке с пакетом мусора в руке, ему стало не по себе. Такого с ним раньше не бывало. Но это было, черт возьми, приятно!

– Ну с Рождеством? – сказал дядя Костя, с заговорщическим видом доставая из кармана вытертых джинсов фляжку коньяку. – Будете?

– С Рождеством, – улыбнулся Игорь. – Буду.


– Ну все. – Анастасия улыбнулась искренне, как могла. – Не горюй, малыш, я приеду. Я всего на пару месяцев. Буду звонить каждый день.

Катя надулась. Покладистый ребенок. С ней можно договариваться. Но кому же нравится, когда мама уезжает?

– Папа тоже говорил, что вернется, – насупилась она.

– Ну что ты! Что ты! – Она подхватила девочку на руки. – Я же совсем недалеко, под Москву, просто сейчас много работы, потому придется все время быть там. А если получится, я буду и приезжать. Честное слово!

Девочка молча крутила локон.

– Ла-а-адн, – протянула она наконец. – Маммм, я тебя люблю. Ты меня не бросай, – добавила шепотом.

Мама поцеловала девочку.

– Ну иди к бабушке. Я ненадолго.

Она еще раз помахала рукой дочке и свекрови, повернулась и пошла к черной машине с тонированными стеклами и с небольшим необычным логотипом в правом верхнем углу лобового стекла. Оранжево-зеленый узел, похожий на двух переплетающихся змей.

Часть вторая

БАШНЯ

Ночью тебя коснется

прозрачный огонь луны -

там в глубине колодца

время съедает сны,

гул машин торопливый,

окон веселый лед… Но – спи. Покуда мы живы,

башня растет.

Е. Михайлик. Вавилонская башня

Глава 1

ВРЕМЯ ОЖИДАНИЯ

Конец зимы 2005

Первым тревожным звонком был сон.

Игорь почти ничего не помнил – только лицо Анастасии, словно за толстым стеклом, безмолвно шевелящиеся губы и тяжелое, тревожное ощущение. И еще странные слова: «Башня растет».

Снам он верил. Это входило в его понимание нормальной ненормальности. Хотя бывали и просто сны. Но вряд ли этот сон был просто сон, потому как об Анастасии он уже давно бросил думать, так с чего бы ей сниться? По первому времени он еще надеялся на звонок, что-то там себе воображал, затем вздохнул и постарался забыть. Тем более что в соседнем офисе работала симпатичная и умненькая рыжая секретарша Танечка, а в ветеринарной клинике Вильку осматривала очень приятная блондинка Эля.

А теперь этот сон, и все Танечки и Элечки сразу отошли на задний план.

Правда, этот самый сон он был склонен отнести к просто снам, но почему-то не отпускало…


Второй тревожный звонок прозвучал буквально на другой день, и Игорь занервничал. Никогда ненормальное не было так настойчиво, хотя проявилось почти ненавязчиво. Игорь шел к метро, задумавшись, так что чуть не забыл про то, что Вильке надо купить рыбы. Спохватился уже у самого «Сокола». Поскольку искать, где подешевле, было лень, сразу сунулся в супермаркет. И застыл, моргая как идиот, на пороге. Потому что внутри был какой-то шмоточный распродажный.

– Да проходите вы! – недовольно подтолкнули его сзади две полные тетки. Игорь извинился и вошел, чтобы не мешать.

«Господи, когда успели? С утра еда тут была…»

В голове словно щелкнуло что-то – такое уже было один раз, в детстве…

Как-то раз, еще мальчишкой, когда вся их «мушкетерская» компания свершала очередные подвиги, он случайно завернул в знакомую подворотню на Воровского. Двор как двор, кошки, чахлые деревца да белье на веревке. Что в нем было не так – он так и не понял, просто ощущение было такое. Игорь выскочил назад, но остальных «мушкетеров» не обнаружил. Даже минуты не подождали, не окликнули! Обиделся, пошел домой один. По дороге завернул в знакомую булочную. Там тоже все было вроде бы нормально, но все равно ощущение неправильности не проходило. С огорчения купил булку, которая почему-то называлась не «калорийной», а «сдобной», хотя стоила столько же. Булка была самая обыкновенная. Огорчение немного поутихло, и пошел Игорек домой. Завернул за угол знакомого дома – стоп. Дом был незнакомый. То есть он был тот же самый, что и всегда, только не желтый, а розовый. И тут Игорь почему-то страшно испугался и бросился бегом к своему дому – а вдруг он тоже изменился? А вдруг там уже живет другой какой-нибудь Игорь Кременников, а не он? Но родной дом был на месте, и тот дом, который он в страхе пробежал, был теперь прежний, желтый, и ощущение неправильности исчезло. Он стоял с недоеденной булкой перед домом, и сердце от страха трепыхалось где-то в горле. Игорь помотал головой, отгоняя воспоминания.

Постояв еще несколько секунд, он спросил охранника:

– Извините, это что за магазин?

Тот посмотрел на Игоря, как на чокнутого, и снисходительно процедил:

– «Глобал ЮэсЭй». Читать не умеешь, что ли?

У Игоря закружилась голова. «Глобал» действительно был тут несколько лет назад. Но, черт!..

– Какое сегодня число?

Охранник еще подозрительнее воззрился на Игоря и сунул ему под нос часы. Дата была сегодняшняя.

Игорь как ошпаренный выскочил из магазина, на мгновение ощутив спиной противный холодок. Выдохнул. Посмотрел на вывеску. Вывеска продуктовая… Он выдохнул и, решившись, снова вошел. Нет, все нормально. Еда. Холодок по спине на сей раз не полз. Зато Игоря потряхивало внутри.

День еще не кончился, отнюдь не кончился. Может, Игорь стал со страху повнимательнее, но сегодня глаз четко выхватывал в стеклах вагона метро лишние отражения. А когда шел под фонарями домой от «Маяковской», за ним тянулись несколько теней. Понятно, что штуки две были собственные, они соответственным образом удлинялись и укорачивались под фонарями, но еще две не менялись никак. И очертания у них были не Игоревы. И двигались они как-то самостоятельно. И тащить их домой Игорю вовсе не хотелось, но, как от них отвязаться, он понятия не имел. Наверное, он еще долго мучился бы сомнениями, если бы из дворов вдруг не вылез здоровенный черный ньюф и не облаял тени. Одна резко скукожилась, стеклась в точку и исчезла. Вторая сократилась, как пиявка, но не исчезла. Откуда-то послышался свист и хриплый зов:

– Армагеддоша-а-а-а!

Пес исчез. Тень поколебалась немного, и снова выросла. Игорь разозлился:

– Тттвою мать, отвяжись, на хрен!

Тень беззвучно ахнула, отцепилась и уползла. А Игорь, оглядываясь, побежал домой. Вилька у порога аккуратно обошел ноги хозяина, словно замыкая магический круг, потерся и заурчал. Игорь выдохнул.


Теперь его постоянно преследовало ощущение чужого взгляда. В каких-то местах города оно исчезало, где-то слабело почти до нуля. Может, так было всегда, просто Игорь не замечал, или вдруг он начал почему-то привлекать внимание этих теней и отражений. Это было не привычно ненормально, а ненормально ненормально. Он не мог к этому привыкнуть. Он не знал, что делать.

Он боялся, что сойдет с ума.

И тогда появилась эта женщина.

Игорь в тот день был по делам своей конторы на «Красном Октябре». День был ветреный, серый и слякотный. Она вышла откуда-то из проулка между Домом на набережной и стеной подворья дьяка Кириллова, где, по легенде, была могила Малюты Скуратова. Игорь никогда не любил это место. Инстинктивно не любил. В свое время даже специально пришел сюда, чтобы прогнать это ощущение – почему-то это было важно. Постоял в пустом дворе, негостеприимном, продуваемом всеми ветрами. У Игоря воображение всегда было хорошим, и он никак не мог отделаться от впечатления, что где-то на грани видимости – лужа крови. Мать рассказывала о какой-то знакомой своих родителей, у которой мужа забрали в 37-м году как раз из этого дома, и что эта женщина после бросилась в колодец этого двора и разбилась насмерть. И лежала в луже крови, которую потом засыпали песком…

Игорю всегда казалось, что эта лужа крови до сих пор там.

И когда он увидел эту женщину, он не сразу понял, что это не кровь.

В красном пальто она казалась ярким мазком цвета на уныло-слякотном полотне промозглого дня. Игорь вздрогнул от жутковатого сочетания цвета и места – она явилась кровавым пятном из проулка между страшным домом и могилой Малюты.

Она не прикрывалась обвислым и мокрым грибом зонта, как все прочие. Она шла ровным упругим шагом, не чувствуя ни сырости, ни холода, словно отделенная от этого серого зябкого мира незримой сферой. Игорь узнал ее, хотя увидел со спины. Он обогнал ее и остановился, а она шла прямо на него, словно не видела.

Она была зловеще красива.

Волосы ее сейчас были черны и пострижены под каре. Или это был парик? От черноты волос лицо казалось неестественно бледным, тоже ярким среди серости, но неприятно ярким, как и красная помада на губах.

«А где Катя»? Почему-то Игорю было трудно представить ее без дочки. Но девочки с ней сегодня не было… Он шагнул навстречу.

– Эвтаназия? – Игорь не понимал, почему назвал ее так. Но это имя само сорвалось с языка. Ну не была она сейчас Анастасия.

Женщина на мгновение сбилась с размеренного торжественного шага, остановилась и обратила взгляд на Игоря. Она словно и не узнавала его. В общем, понятно – всего раз виделись.

– Эвтаназия, – повторила она и неуверенно улыбнулась. Темный непонятный взгляд вонзился в Игоря. Он даже вздрогнул от его силы. Казалось, что что-то пытается выбраться наружу из черной, затянутой прозрачным льдом полыньи.

– Вы не узнаете меня? Я Игорь, вы ко мне зимой кота приносили!

– Игорь.

– Ну да, Игорь!

– Игорь! – послушно просияла она.

– Конечно! А где ваша девочка?

– Девочка?

– Катя, она, наверное, дома, с бабушкой?

– Катя дома.

Эвтаназия по-прежнему смотрела на Игоря. Лицо ее стало знакомее.

– Я так рад! Слушайте, давайте пойдем куда-нибудь? Холодно же!

Эвтаназия, похоже, холода вовсе не ощущала, но кивнула. Знакомо кивнула.

Игорь стал лихорадочно соображать – куда бы сейчас пойти, что есть тут, поблизости от «Ударника», когда она вдруг сказала:

– Идем домой?

– Домой? – на мгновение опешил Игорь, а затем вдруг обрадовался. Ведь она уже была у него в гостях.

Игорь раскрыл над ней зонтик и повел к метро, по дороге все говоря и говоря. Эвтаназия отвечала односложно, словно отгораживалась от него, и разговорить ее никак не получалось. Это было неприятно, Игорь чувствовал себя суетливым идиотом.

– Вам плохо? – негромко осведомился он.

– Мне не плохо, – ответила женщина, снова оживая. – Я задумалась.

– Проблемы?

– Проблемы, – кивнула она, неопределенно пожимая плечами. Но ее лицо казалось уже более живым, хотя все таким же бледным.

Они с Эвтаназией вошли в дом. В подъезде было довольно тепло, а уж по сравнению с быстрыми сумерками на улице – так совсем светло. И тут Эвтаназия вдруг схватила Игоря за руку. Рука у нее была очень гладкая и холодная, как у мраморной статуи. А ногти тоже были ярко-красными, как и помада на губах. Злой цвет. Она смотрела на стену, где кто-то постоянно рисовал граффити, сколько бы их ни стирала уборщица Аля.

– Мне плохо, – прошептала она, не сводя взгляда с рисунка. – Не отпускайте меня.

Игорь испугался. Он поволок ее за собой, на свой третий этаж. Прислонил к стене, как куклу, зашебуршил ключом в замке. Дверь отворилась в теплую домашнюю темноту. С кухни замяучил Вилька, помчался в коридор встречать.

Мимо прошел дядя Костя. Поздоровался с Игорем. Когда тот представил ему свою гостью, тот как-то странно посмотрел на него и ничего не сказал.

Дверь открылась.

Эвтаназия остановилась на пороге.

– Что же вы? Входите.

– Вы разрешаете?

– Конечно, что за чушь?

Вилька сверлил гостью единственным глазом.

– Ну узнал? – сел на корточки Игорь. – Помнишь?

Вилька вдруг попятился, выгнул спину, зашипел и исчез в темноте.

Эвтаназия улыбнулась – одними губами.

– С ним бывает, – успокоил скорее себя, чем ее, Игорь. – Идемте на кухню. Холодина мерзкая на улице, я чаю согрею.

Вилька молча сверкал из темноты гостиной зеленым глазом. Эвтаназия прошла мимо, чуть замедлив шаг и скосив глаза в сторону кота. Тот демонстративно лег на пороге гостиной. Эвтаназия не пошла туда.

Разговор за чаем был на редкость бессодержательным. Говорил в основном Игорь, а она молча слушала, порой односложно отвечая и кивая. От нее исходил странный сладкий запах. Непонятные духи – одновременно и манящие, и чем-то отталкивающие.

Она отогрелась, она смеялась, и Игорь тоже смеялся, но, убей бог, о чем они говорили – он потом не мог вспомнить. Ему очень хотелось узнать, где она живет, взять телефон, выяснить, кто она, спросить, как поживает Катя, пригласить куда-нибудь обеих, но почему-то он так и не сказал ничего. Все время что-то словно нарочно уводило его мысли прочь. Оставалась только сладко пахнущая женщина в красном платье…

Что было потом – он не помнил. Он проснулся на диване, с больной головой, измученный. Вилька укоризненно смотрел на него. Эвтаназии не было. Дверь была заперта, но в квартире стоял неуловимый, тяжелый сладкий запах непонятных духов.

Он сел. Все тело болело, как в преддверии гриппа, когда ломает от переходной температуры.

– Плохо мне, Вилька, – прохрипел он. – А она где?

Вилька вспрыгнул на диван, щекотно потерся меховой щекой о плечо Игоря.

– Ушла? Ушла…

Он машинально погладил кота.

Он ничего не мог вспомнить. Ничего. Что-то неприятное было в этом, забытом. Он нахмурился. Как будто из него хотели вытянуть что-то запретное, чего он не имел права открыть?

Что?

– Нет у меня никаких тайн, котяка. Нету.

Кот поднял голову, внимательно уставился единственным глазом ему в лицо.

– Или есть? Ты знаешь, а я не знаю? Так что, кот? А?

Вилька заурчал и усердно стал тереться головой о его руку.


И с этого дня началось наваждение.

Она снова и снова появлялась красным пятном где-то на пределе видимости, он оглядывался, но встречал лишь злорадный взгляд фар или обрывок рекламного баннера. Он бежал за ней, но она ускользала.

Это был голод. Жуткий, невыносимый голод. И насытить его нельзя было ничем.

И снова он забывал о музыке и книгах, как тогда, с Ларисой. Забывал обо всем. С трудом волокся на работу, не видя ничего, кроме красного мазка на грани зрения.

Он просыпался среди ночи в холодном липком поту – и снова был этот запах. И шипящий, испуганный Вилька. И тоска, невыносимая тоска и желание встречи. Перед закрытыми глазами или на грани зрения маячило бледное лицо с кровавым мазком губ, непереносимо, до слез пронзающая улыбка и мраморная, голубовато-бледная рука с алыми ногтями. Он сходил с ума. Он плакал.

Он бесился оттого, что ее нет наяву.

Но она приходила во сне, и он просыпался, выпитый досуха.


Настроение у Кэт было противным, как день за окном. Точнее, уже поздний вечер.

Не шла работа. Не шла. Фразы получались какие-то идиотские, а может, и нормальные, только сегодня Кэт все раздражало. Диссертация вдруг показалась чем-то никчемным, глупым и пустым. Она плюнула на работу и открыла файл со сканами свитка и снимками экспонатов из музея Востока. С некоторого времени он стал ее любимым музеем.

Индракумара, белокурый и синеглазый сын Индры. Она долго смотрела на портрет и вдруг снова, как тогда в библиотеке, ощутила спиной взгляд Принца. Обернулась.

Сиамец лежал, свернувшись в кресле, которое ему уступила Просто-Машка, и не сводил с экрана голубых глаз. Взгляд был тоскливый-тоскливый.

– Что ты? – подошла к нему Кэт. – Грустишь опять?

Она протянула руку погладить зверя, но тот отстранился.

Голова у нее мягко закружилась. Она посмотрела на часы. Уже половина второго ночи. То-то так хочется спать…

Она побрела в ванную, затем заползла под одеяло.

И сразу же стала медленно погружаться в теплый сон, успев еще подумать, что это кошачьи сонные чары, знакомые с детства, и улыбнулась, засыпая – хитрец же ты, мой голубоглазый! Однако сопротивляться она не стала, а сдалась и уснула.

И снился ей печальный принц Индракумара.


На другой день Кэт прибежала в библиотеку чуть ли не к открытию. Она сама не понимала, что заставило ее проснуться так рано, почему теснило в груди и хотелось плакать.

Это было предчувствие, точно – предчувствие. Пришел тот номер «Ревю дез этюд ориенталь», которого она ждала с сентября. И никто, никто не успел его заказать… Схватив заветную белую книжку журнала, Кэт засела на любимом месте и нетерпеливо открыла нужную страницу. Итак, что же сказал Индра своему заколдованному сыну?

Но конец прошлой публикации и был концом свитка. Дальше шел отчет об экспедиции, нашедшей рукопись. История была достойна стать основой приключенческого романа. Заброшенный храм в джунглях, легенда о проклятии, три неудачные экспедиции в начале прошлого века, восемь трупов и так далее. Собственно, французских исследователей интересовала не сама Амаравати, а легендарный храм местной династии, вымершей еще веке в десятом, когда здешние цари стали вассалами тайских королей и постепенно исчезли с исторической арены. С храмом было связано одно смутное предание о том, как свирепые крысы, посланные злой ракшаской Рактакшей, хотели осквернить храм Индры, но священный кот Нилакарна отважно оборонял храм во главе армии котов. У крысоголовой демоницы были какие-то счеты к местной династии. И еще говорилось, что, пока храм Индры охраняет кот Нилакарна, династия будет править. Исторически-то местная династия захирела с приходом буддизма, хотя, скорее всего, упадок начался еще раньше, лет за двести, когда странным образом пропал – или, скорее, был убит – молодой царь Индракумара. Тезка принца со свитка.

– Вернемся к нашим котам, – пробормотала Кэт.

Ага. Кот покинул храм, и династия, естественно, погибла. Ну если скрестить ежа с ужом, то есть легенду с историческими фактами, то получается, что кот Нилакарна ушел в начале десятого века, и династии пришел конец. А храм чудесным образом скрылся в джунглях, которые за одну ночь выросли вокруг него, и с тех пор туда попадали только одиночные грабители, да и то случайно. Кэт открыла свои заметки – вот оно, из того плохонького английского перевода тайской поэмы. Храм является какому-нибудь одинокому путнику, заблудившемуся в кишащих змеями джунглях, раз в шестьдесят лет. Путник внезапно выходит в чистую прекрасную долину, и посередине ее стоит храм, который охраняет статуя кота Нилакарны. Всего день может там пробыть путник, а потом в долину стекаются крысы, и, если он не уйдет, ему конец. И снова храм скрывается на шестьдесят лет.

– Ну прямо как град Китеж, – зябко поежилась Кэт. Тутошний, конечно, дома-то он настоящий… Ах, Китеж, город родной, столица Тридевятого царства… Может, если поехать от Китежа да прямо на восход, то долго или коротко да приедешь в далекую страну Амаравати… Она помотала головой.

В поэме путь к храму указывали семь священных кхуманов – определенных меток. Как ни странно, описанный в поэме путь оказался точным. Угробив джип, оставив в ближайшей деревушке (в пятидесяти километрах от долины) четырех членов экспедиции, подцепивших какую-то местную разновидность малярии, франко-итальянская группа дошла-таки до храма. О крысах в отчете не говорилось, но, судя по тому, что двоих ученых доставили домой в цинковых гробах, там водились как минимум змеи, и кое-кому не повезло.

В храме не обнаружилось ни золота, ни драгоценных камней – ничего. Он был разграблен и осквернен давным-давно. Зато сам храм был настоящим чудом. Памятник местной изящной архитектуры, с чудесными скульптурами, барельефами и фресками. Наверное, когда-то он был светлым и радостным. А легенда о волшебном коте-воине, наверное, была отражением действительных событий – борьбы с наступающей новой религией. Ну да, если еще учесть «кошачье» происхождение династии, то тут просвечивает явная аллегория. И храм был, видимо, последним оплотом индуизма. Кэт посмотрела на снимок изумительной по красоте и живости статуи кошки. Или кота. Она повернула снимок, склонила голову набок и улыбнулась. Красавец. Вот это пойдет в диссертацию. Как и легенда о коте-воителе Нилакарне.

Наверное, не одряхлей храм, никогда не просела бы плита, и не открылся бы тайник, и не нашлась бы рукопись. Или если бы исследователи опоздали, она сгнила бы…

Итак, Индракумара становится котом, а через некоторое время появляется в храме кот Нилакарна. Индракумара? Зачарованный принц? Интересно, чем кончилась легенда? Наверняка принц был избавлен прекрасной девушкой и женился на ней, и… А вот не «и». Династия погибла. Точка. Значит, скорее всего, «воспоследовали они на небо в царство Индры».

Ну вот и все… Это пойдет в раздел о священных кошках Сиама.

Вот и все…

«Господи, ну ведь просто очередной кусочек материала к диссертации, почему же так страшно-то? Что-то упустила?»

Портрет со свитка не выходил из головы. Что-то очень знакомое, только вот никак не вспоминается…

Да, точно! Кэт улыбнулась. В свое время, когда она думала о выборе темы для диссертации, был вариант писать об истоках образов эльфов в художественной литературе. Правда, тема была такой, что тянула на монографию, и Кэт решила повременить. Тем более что кошки были роднее и ближе. Эльфами, сидами, альвами интересовались многие, круг общения был обширный. У нее в компьютере была целая папка рисунков. Она пощелкала клавишами, быстро пролистала картинки. Вот оно, точно! Невероятные, непривычные, притягиваюшие и пугающие подчеркнутой своей нечеловечностью эльфы Эспелеты.[14] В них было кошачье. Раскосые глаза и горбоносые профили, высокие резкие скулы, узкие длинные лица и буйные кудри… Котоэльфы.

Принц Индракумара со свитка явно приходился им родней.

Бедный Индракумара…

Кэт решительно взяла себя в руки. Нельзя так. Наверное, просто надо отдохнуть. И поехать домой, к маме…

Ах, как же узнать, где найти – что стало с зачарованным принцем, одолел ли он злую ракшаску?


Домой она приехала уже совсем затемно. Было очень холодно. Свернув с Мосфильмовской, Кэт сразу же погрузилась в знакомую темноту и пустоту боковых улочек, сбегавших к Сетуни. Магазины уже были закрыты, у игрового зала толклись неприятные типы с застывшими лицами и немигающими глазами. Так похожи на настоящих людей, подумала Кэт.

Такие в последнее время стали попадаться все чаще. Они были неагрессивны, но порой устремляли на нее свои неподвижные взгляды, и Кэт становилось очень неприятно, и она старалась обходить их стороной как можно дальше. Кто они такие, откуда берутся – она не знала. Но иногда ей казалось, что у них не все в порядке с тенями.

Кэт обогнула дом по кривой с тыла, где возле желтой бойлерной стояли только мусорные контейнеры да торчал забор, окружавший пятиэтажки под снос. Кэт вздохнула. Конечно, дома были дрянные, и люди с радостью отсюда уезжали в новые квартиры, но смотреть на пустые остовы с выбитыми окнами и дверьми было невыносимо печально. Обреченные на смерть дома покорно ждали своей участи, а от их тоски и ожидания в них может завестись всякое. Нехорошее. Как в тех домах в центре, которые потрошат и загоняют внутрь старого фасада современные бетонные коробки. И окна их мертвы.

До дома оставалось минут пять ходу, а если напрямик, то и еще быстрее, хотя придется идти мимо этих умирающих, преданных людьми домов, закрытого на ночь детского сада, и все время – под старыми огромными деревьями, сквозь голые ветки которых даже сейчас, в конце зимы, фонарь просвечивал слабо.

Где-то в пойме Сетуни опять гулко, с подвывом, залаяли собаки. У Кэт от воспоминания о бегстве от адской стаи в животе стало холодно и сердце забилось быстро-быстро. Стаю было слышно, но не видно. И каким же голодным, тоскливым был у них этот лай-вой… Кого они сегодня выслеживают? Кого гонят?

Кэт невольно прибавила ходу. Скорее бы добраться до дома, до тепла, света и родного кошачьего прайда. Она уже обогнула детский садик, когда прямо из-под ее ног порскнула крыса. Кэт ойкнула, затем нервно рассмеялась и покачала головой. Ну крыса. Ну бегают они тут, как-никак рядом шашлычная, помойка богатая. Однако было очень неприятно. Крыса – Кэт видела ее своими кошачьими глазами – спряталась под водосточной трубой и смотрела на нее оттуда красными горящими глазками.

– Этта… еще что?.. – прошептала Кэт. Крыс с горящими глазами она еще не встречала. Страх пополз по спине, ноги вдруг ослабли. Кэт стиснула зубы, заставила себя успокоиться. – Пусть пугают, – одними губами прошептала она. – А нам не страшно.

Заклинание не очень помогло. Опасливо поглядывая на крысу, она ускорила шаги, почти побежала. Дом был уже виден, до подъезда оставалось всего метров тридцать – между деревьями, припаркованными у садика машинами и мусорным контейнером.

Крыса смотрела на нее из тени. Кэт моргнула. Нет, не из тени. Крыса сама была тенью, сгустком мрака, слишком большим для крысы. С хорошую собаку, если не больше.

«У страха глаза велики», – подумала Кэт и решительно двинулась к подъезду, однако то и дело оглядываясь на крысу. А крыса почему-то не казалась меньше, по мере того как Кэт отходила от нее. И красные глаза не отдалялись. И тут Кэт поняла, что крыса беззвучно идет за ней. Здоровенная тварь величиной с овчарку.

Кэт побежала. Медленно, словно во сне. И закричать никак не получалось – тоже как во сне. Она в ужасе поняла, что здесь происходит что-то не то, какое-то завихрение пространства и времени, прокол, провал, воронка – что там может быть? А подъезд был совсем рядом, но недосягаем, словно на другой планете.

Как ни странно, в эти секунды Кэт думала не о себе, а о своих кошках, которые останутся без кормежки и ухода и будут такие несчастные и заброшенные, и эта жалость на мгновение дала ей сил глотнуть воздуха и крикнуть во всю мочь:

– Ма-а-ама!

И словно расклинило – она побежала к подъезду, не обращая внимания на хлещущие по лицу ветки. Сумка прыгала на боку, а сзади слышались неумолимые, настигающие мягкие прыжки, цокот когтей и зловонное ледяное дыхание. Сейчас. Сейчас… Только не дать ей забежать спереди, а то в глотку… на спину не дать запрыгнуть, падать придется вперед…

Послышался злобный кошачий вопль, которому ответили еще несколько таких же свирепых голосов, и навстречу Кэт вылетел сначала рыжий бандит Джедай, который, увидев тварь, затормозил всеми четырьмя лапами. А потом – а, пропадай моя голова, всё на хрен! – утробно взвыв что-то типа «мля-а-а-а!», бросился вперед. Кэт обернулась, едва сумела остановиться – ведь погибнет, дурак! – но мимо промчались еще штук пять кошачьих силуэтов, впереди которых огромными скачками летел светлый сиамский кот, и его голубые днем глаза полыхали в темноте рубиновым светом.

Крысища задумалась и малость сбавила ход. Кэт заозиралась по сторонам, увидела на земле обломанный недавним ветром сук и схватила его, грозно занеся над головой. Сиамец с ходу налетел на крысу, которая вдруг заметно уменьшилась в размерах – или кот вырос? По земле покатился рычащий и визжащий черно-белый клубок. «Инь – ян», – тупо отметила Кэт. Остальной сбежавшийся прайд яростно подпрыгивал вокруг, воя и исходя желанием броситься в бой, но что-то не давало. Даже огромные мохнатые сыновья и внуки Марфы Ивановны только низко и страшно рычали, но в драку не лезли. Может, просто это был не их поединок?

Клубок укатился, кошки разделились – одни последовали за дерущимися, другие остались вокруг Кэт. Та села на убогую скамеечку у асфальтовой дорожки прямо возле мусорки, ноги не держали.

Переваливаясь, из-за мусорки появилась Марфа Ивановна. За ней неторопливо вышагивал Принц с окровавленным плечом. Он был уже совсем нормального кошачьего роста, только глаза все еще светились. Затем появился Джедай с драным ухом и довольной мордой.

– Ох, – только и сказала Кэт, сгребая сиамца в охапку. Тот от неожиданности даже не запротестовал, и Кэт так и несла его на руках до квартиры. Следом важно выступала Марфа Ивановна, неся свой гордо распушенный хвост, как победный стяг, а замыкал шествие, словно прикрывал тылы, Джедай. На руки он не дался.

Кошачий принц не протестовал, когда Кэт усадила его на кухонный стол и принялась обрабатывать рану на плече. Марфа Ивановна пока сосредоточенно зализывала ухо Джедаю, а тот благосклонно урчал.

– Ты у нас смелый, храбрый… отважный воин, – приговаривала Кэт. – Вот от таких чудищ твои предки и охраняли храмы… И ты бы мог…

Она осеклась на полуслове и замерла с пузырьком йода в руке. Храмы. Коты. Крыса. Злобная ракшасиха Рактакша с крысиной головой. И кот, охраняющий зачарованный сокрытый храм. Кот и крыса. Сиамский кот и крыса из тайских легенд…

– О, родич царей, – почти пропела Кэт, – славную ты одержал победу! Ты ведь храмовый кот, верно? Да будет твое имя отныне Нилакарна! Хочешь, я расскажу тебе одну легенду?


Дом давно затих, Просто-Машка спала в гнезде у батареи, свернувшись вокруг двух черно-белых котят, Марфа Ивановна улеглась рядом, отгораживая непутевую внучку от возможного сквозняка, и иногда вздыхала во сне.

Нилакарна сидел под лампой и внимал.

– …Представляешь, если бы легенда была правдой, то на престол Сиама мог бы претендовать кот. Так получается. Ха-ха. Но наверняка нашлась какая-нибудь чистая и непорочная прекрасная дева, которая полюбила его в виде зверином и так сняла с него чары. Так обычно бывает в сказках… А ты, значит, остаешься у меня. Это хорошо, а то все мои кошки приходят, когда хотят, и гуляют сами по себе, а чтобы рядом всегда – такого друга у меня нет… Надо бы тогда мне вымыть тебя, дружок, когда рана заживет. Ушки почистить и вообще в порядок тебя привести, вот тогда будешь настоящий принц сиамский…

«Нет!!!»

Кэт настолько опешила, что даже не удивилась.

– По… чему?..

«Мне будет неловко. Ты девушка, а я мужчина».

Кровь вдруг собралась в одну точку, где-то возле сердца, а потом резко ударила в руки и ноги. Кэт проняло жаром, и она упала на стул, ощущая, как полыхают щеки и уши. Дышать стало тяжело, перед глазами поплыли круги, уши заложило.

– Значит, это правда?

«Да».

– Но… как же ты жил прежде? Ведь у тебя наверняка были хозяева, а уж они не могли тебя не мыть. – Кэт несла какую-то чушь, но надо было хоть что-то говорить.

«Они не знали, что я не кот. И потому мне не было стыдно. Им, кстати, тоже… А ты знаешь, что я не кот».

Господи, а она-то в халатике ходила… Кэт покраснела от стыда. Теперь придется считаться с наличием в доме мужчины. Придется переодеваться с оглядкой и вообще поддерживать в доме порядок. А о том, чтобы вольно походить в одной ночной рубашке, даже и помыслить теперь невозможно.

Что за чушь в голову лезет… Он же настоящий! И это главное! Он настоящий! А она про какие-то халатики…

«Теперь я должен уйти».

– Почему?!

«Рактакша придет за мной. Она поклялась убивать всех, кто мне хоть немного дорог. А я тебе благодарен, госпожа Ты приютила меня. Но и ты мне не поможешь – я так и не узнал, как мне снова стать человеком».

– Но разве Индра не сказал тебе?

«Он лишь сказал, что спасение придет. Но я устал ждать. Устал смотреть, как Рактакша убивает».

– Расскажи, – пришла в себя Кэт.

«Что рассказывать? Я сражался».

– С крысами?

«Рактакша преследует меня. Всегда. Везде. Теперь она придет и к тебе».

– Я не боюсь, – обиделась Кэт. – Ты пил мою воду, ел у меня дома – ты под моей защитой. Кроме того, отец мой – Кот Баюн Заморский, так что ты мне родич.

«Я должен сражаться. – Кот неподвижно сидел на краю обшарпанного дубового стола, старинного, тяжелого, и тревожно смотрел на Кэт ледяными голубыми глазами. – Я должен убить Рактакшу. И возродить Амаравати».

– Тогда я помогу тебе. Все же мне легче искать в библиотеках, рыться в архивах. Может, и найдем что-то? Я помогу тебе, не уходи, Нилакарна!

«Госпожа, – послышался в голове почти умоляющий голос принца. – Рактакша придет за тобой! А у меня нет войска, а у нее – полчища крыс!»

– У меня есть! Я царевна, я сама кошачьего рода. Я Катерина Премудрая, и я найду способ вернуть тебе человеческий облик!

Ах, легче это сказать, чем исполнить! Но если не исполнить, то и жить незачем…


На следующий день после ежевечерней кормежки прайда Кэт сообщила кошкам великое известие и попросила передать все это и по другим прайдам. Марфа Ивановна, против обыкновения, рассиживаться не стала, а погнала своих на улицу – видать, вести разносить. И Кэт с Нилакарной остались одни, если не считать занятой котятами Простомарии. В доме воцарилась неловкая тишина. Наконец Кэт заговорила:

– Скажи, принц, а вот тот портрет со свитка, который был в журнале… Он похож?

«Похож. Это Кертараджаса нарисовал меня».

– Керта… как? Он кто?

«Он был мой молочный брат и друг. Когда со мной случилась беда, он единственный последовал за мной. Он служил в храме Индры, пока не умер. Он был стар, а Рактакша пришла к нему во всей мерзости своей. И у него сердце не выдержало… Да пребудет он близ престола Индры, отца моего!»

– Расскажи, как ты жил? – попросила Кэт.

«Первые годы я всех ненавидел. Моя ненависть превратилась в огромную змею и убила мою бывшую жену. Потом она разорила гробницу моего земного отца-раджи, и я убил свою ненависть».

– Да, я видела рисунок, где кот загрызает змею… это ты был?

«Это был я. Я видел, как отец мой Индра покинул храм, и он запустел. Я видел, как захирело мое царство, как государи Сиама наложили на него свою тяжелую руку. Я видел, как пришли белые и как мой народ шел на пушки с обнаженными кинжалами. Я жил в столице и пользовался почетом, я бродил по джунглям, я сражался с крысами, которых посылала злобная Рактакша. Она поклялась уничтожить меня и всех, кого я люблю. Потому я никого не люблю».

Принц замолчал, глядя на черные носочки на изящных, но мощных лапах. Чуть наклонил вперед темные уши.

«Меня увезла в Европу белая дама, жена полковника. Он приехал в Сиам весь в долгах, а уехал с сундуками, набитыми крадеными сокровищами моего народа. А хозяйка увезла меня. Она называла меня Раджа, что, собственно, было недалеко от истины… Я думал, Рактакша оставит меня в покое, но и в Англии меня настигла ее месть. Моя хозяйка любила меня, как любят кошек, и я отвечал ей кошачьей благодарностью. И Рактакша убила ее. Ее укусила крыса, и она умерла от заражения крови. Потом вдовец-полковник подарил меня итальянской оперной певице. Она назвала меня Отелло. Потом я попадал в разные руки. Хозяева не знали, что я бессмертен, просто каждый раз, как меня находили или дарили, все думали, что я совсем молодой кот… Так я и странствовал по Европе. И все время за мной шла Рактакша… Мы снова схватились с ней на развалинах Дрездена. Потом меня забрал с собой советский генерал-майор. Он называл меня Чанкайши. Он умер от чумы, когда после войны служил в Средней Азии. Локальная вспышка давно уничтоженной болезни… Это снова была Рактакша. Я долго потом скрывался в горах. Меня нашли геологи и забрали с собой. С ними мне было лучше всего. Они были хорошие люди. Смелые и добрые. И Рактакша почему-то боялась их. Особенно одного, его звали Роберт. Он словно бы чувствовал, что я не совсем кот. Он говорил со мной, как с человеком, показывал мне рисунки, читал свои стихи… Рактакша убила его в конце концов. Я любил его как друга, как моего молочного брата Кертараджасу. Он умер от редкой лихорадки. И тогда я решил, что хватит мне бегать. Я сам вышел на охоту на Рактакшу, и пусть она знает!»

– А в Иностранку ты случайно попал?

«Не случайно. И в музее Востока я не раз был. Я видел тебя там раньше».

Кэт почувствовала, как горят, прямо-таки полыхают уши. И быстро заговорила, пряча смущение:

– Я тебе помогу, царевич! Мы будем искать… Мы обязательно что-нибудь найдем! Наверняка что-то есть, какие-то легенды. Хотя бы про эту самую Амаравати я что-то слышала, еще дома… Может, и про тебя что-то есть?

«Может быть. Но Рактакша…»

– Если она уже знает, что ты здесь, это меня не спасет, – отрезала Кэт. – Это раз. Во-вторых, она же сказала, что будет убивать всех, кто тебя любит и кого ты любишь. А мы же просто друзья, не так ли? И, кроме того, она еще не знает, на кого нарвалась.

Хотя это не помешало крысихе убить кучу народа, просто чтобы напакостить Индракумаре… Кэт отогнала эту мысль. Кот немного помолчал, склонив голову набок. «Почему ты помогаешь мне, госпожа?»

– Ты человекокот. Мой отец – Кот Баюн Заморский. Матушка моя – царица Марья Моревна, так что я тебе ровня. Мой старший брат, царевич Иван, умеет разговаривать с кошками, как и я. Но мы не умеем оборачиваться. В матушку пошли. А младший мой брат, Василий, – он оборотень, как и наш отец, Кот Баюн. Мы, стало быть, почти родичи. А как не помочь родичу? Хотя бы этого тебе хватит, чтобы не мучиться совестью?

Кот молча улегся на тумбочке среди книжек, заколок и прочих женских мелочей. Серебряный дракон, обычно прикидывавшийся браслетом с хризопразами, подвинулся, давая Нилакарне место. Как и все коты, тот мог умещаться на крошечном пятачке пространства, причем чувствовать себя при этом вполне комфортно.

«Принимаю и благодарю, госпожа. Я сумею воздать тебе за доброту. Расскажи, как же так случилось, что твоя мать вышла замуж за кота-оборотня? Наверное, это необыкновенная история!»

Кэт улыбнулась, села в кресло, подперла голову рукой и заговорила нараспев:

– Матушку мою, Марью Моревну, заколдовал однажды Кощей Бессмертный, так и сидела она в светлице, головы не поднимая, горькие слезы проливая. Собрал царь мудрецов, а они и говорят – мол, кто царевну развеселит, тот с нее и порчу-то снимет. Повелел тогда царь объявить, что, кто царевну развеселит и от порчи исцелит, тот на ней и женится, и полцарства в приданое получит. А Иван-царевич о те поры невесту себе искал. Пришел он к Бабе-яге, а та ему и говорит: «За морем-окияном, на острове Буяне живет Кот Баюн, палаты у него хрустальныя, кровли золоченыя, и коли уж тот кот царевну не развеселит, то и никто не поможет». Собрался Иван-царевич да поплыл за море. А за морем жила колдунья Айфе…

«И что?»

– Не перебивай, а то не буду сказывать! – рассердилась Кэт. И снова полилась напевная речь: – Айфе всем гостям задавала задание, а кто его не выполнял, тот оставался ей навсегда служить. Была у Айфе дочка, белолицая да чернобровая, увидела она Ивана-царевича да и полюбила его. Она ему и помогла загадку материну разгадать и до острова Буяна добраться. Пришел Иван-царевич в хрустальны палаты да давай Кота Баюна просить-уговаривать, чтобы поплыл с ним в Тридевято царство Марью Моревну веселить. А Кот Баюн ему и говорит: «Добро тебе, царевич, что стал ты миром да лаской меня упрашивать, а то быть бы тебе мертву сей же час». Вернулись они в Тридевято Царство, да и развеселил Кот Баюн Марью Моревну. Тут и свадьба, а Иван-царевич, закручинившись, сидит. Говорит ему Марья Моревна: «Что ты голову повесил, добрый молодец, аль не рад?» А Иван-царевич и отвечает: «Всем ты хороша, царевна, и красива, и мудра, и рати славно водишь, а только обещался я той, что мне помогла, дочке Айфе-колдуньи». Рассмеялась тогда Марья Моревна и говорит: «Легко твоему горю помочь. Не ты ж меня развеселил, а Кот Баюн, вот за него замуж и пойду». Удивились тут гости, а Кот Баюн грянулся оземь да и обернулся молодцем… Вот так они и поженились.

«А почему ты не живешь с родными, царевна?»

– Учиться уехала… Дай слово, принц, что ты не уйдешь, когда я усну! Ты же будешь охранять мой сон, да?

«Даю слово».

Кошачьим чарам она и на сей раз не стала противиться.

Снился ей снова принц Индракумара, а проснулась она в слезах, потому что выдуманный принц оказался настоящим, а настоящие принцы не такие, какими ты их себе придумываешь. И если уж попал в сказку, то никак заранее не узнаешь, чем сказка кончится.

Глава 2

ВРЕМЯ ПРОБУЖДЕНИЯ

Весна 2005

Когда тугой и влажный ветер гудит над Моим Городом и облака тяжелеют и темнеют, а лед на реках становится прозрачным, мое сердце каждый раз стучит все быстрей и быстрей, ибо я чувствую приближение весны. Она придет с птицами и дождями, и снег растает так быстро и неожиданно, будто и не было его. Как писал один мой знакомый поэт:

Весна разразилась, как революция!

Небо – еще не оскверненное знамя.

Шагаю по битым солнцеблюдцам,

Мирскую грязь попирая ногами!

Вороны митингуют в воодушевлении.

На солнце греются коты и собаки.

Из грязных снеговых отложений

Стыдливо выглядывают собакины каки.

А что? Им же тоже погреться хоцца!

Всю зиму легко ль быть в снегу захороненным?

Даешь равноправие перед солнцем

Зверью и продукту жизнедеятельности оного!

С юга тянутся эшелонами

Птицы на летнее место жительства,

А за ними – дожди тяжкомноготонные

И нудные, как после разрухи строительство.

Пусть же взгляд пока от земли отрывается,

И ботинок титаники текут неудержимо!

…А грипп-террорист из-за угла подбирается

Сторонником свергнутого зимнего режима.

Придет весна, и время снова двинется. И уйдут зимние наваждения. И будут разгаданы загадки. Такое уж время – весна.


Небо набухло серыми влажными тучами. Снег расползался, из-под снега вылезал весь зимний хлам, по улицам невозможно было пройти, не наступив в размороженное собачье дерьмо. Было погано. Наступала весна пополам с депресняком и гриппом.

Игорь не мог дать этому времени другого определения, кроме как «над городом нависла жо…а». Он был вынужден признать, что не только над городом.

Ему снились тяжелые, темные сны. В этих снах небо было скрыто тяжелыми грозовыми тучами, иссиня-черными, но вместо молний их вспарывали сполохи багрового огня. Звуков не было, стояла ватная тишина. Он видел во сне темный город, излучину реки и колышущийся столб воздуха в том месте, где – он точно знал это – должен стоять трон из черного базальта, а на троне восседал кто-то, кому нельзя было смотреть в лицо – так ужасно оно было… И еще он видел Анастасию, она что-то говорила ему, но беззвучный ветер уносил слова, стоило им слететь с губ.

Наяву же тени и призраки стали не просто настойчивы.

Они следили за ним, он слышал их беззвучный шепот, слышал их бесплотные шажки. Он инстинктивно чувствовал опасность одних и опасливость других. И каждую ночь приходила Красная Женщина… И Игорь однажды понял, что уже не может без нее. До тех пор он все говорил себе – он сумеет с ней расстаться. Когда-нибудь. Он понимал, что она – не настоящая, но она была прекрасна, она затопляла его, и он никак не мог решиться сказать ей – уходи. А когда осознал, что не может без нее, он испугался по-настоящему.

В тот вечер он выпил снотворное, чтобы сразу провалиться в сон без сновидений – тогда она не придет.

Она не пришла. Но когда тяжелый таблеточный сон начал отступать, он услышал – или показалось, что услышал, – голос Анастасии.

– Пожалуйста, ну пожалуйста! – в отчаянии звала она, и он почти очнулся и даже почти увидел ее… Но сон кончился. Он лежал между сном и явью, еще не проснувшись окончательно и осознавая это, когда появилось ОНО. Нечто босховское, небольшого росточка, в плаще с капюшоном, белом таком. Руки и ноги – как птичьи лапки, а голова – костлявая, как череп, с зубастым клювом… Откуда-то он знал, что это хищная и подлая тварь, что она нападет на спящего, потому что слаба. Игорь потянулся за ножом – тварь исчезла…

А ножа наяву и не было никакого…

«Господи, а если бы она убила меня во сне? Что было бы со мной тогда?»

Но кто ответит?

А вечером, когда он почти вошел в арку дома, в Патриарший переулок медленно втянулся, изгибаясь на повороте, как резиновый, черный лимузин с тонированными стеклами, и эти стекла смотрели на Игоря очень недобро…

И тогда он разозлился.

«Черт побери, – думал он, сидя на кухне и гладя Вильку. – Какого хрена? Надо что-то делать с этим, а не прятать голову в песок. Что же такое творится? Варианта два. Первый – я просто схожу с ума. Второй – зеленые человечки по какой-то причине занялись мной. За мной охотятся? Стало быть, я опасен? Но кому, почему? Как узнать?»

Он долго прикидывал и так и этак, но ничего толком не вытанцовывалось. Но хотя бы задача была поставлена – стало быть, найдется и решение.

На сей раз уснул он сам, без снотворного, от усталости.

И не видел, как настороженно вскочил Вилька и обошел дозором квартиру. Затем, словно сторожевой пес, лег на подушку охранять хозяйские сны.

Красная Женщина Эвтаназия не пришла.


Утро выдалось ясное, классически весеннее, с капелью лужами и наглыми воробьями, обсевшими невысокое дерево у подъезда. Такое радостное было утро, что Игорь был почти уверен, что все уже позади, что «зашкал» ненормального был случайным всплеском, последствием суицидальных дней грязной весны.

Игорь открыл почтовый ящик. Вместе с кучей рекламы вытащил из почтового ящика красивый буклет. На первой странице красовалась ярко-оранжевая надпись: «Центр паранормальных исследований „Откровение“. Адрес, телефон. А под надписью виднелся странный символ, похожий на замысловатый узел кельтской плетенки… Блин! Игорь сел прямо на ступеньки. Эти рекламки… Господи, да их же раздавали красивые улыбчивые девушки у метро уже не первую неделю, даже месяц! Он вспомнил! Как с этим самым объявлением! Девушек никто не замечал, как и он сам!

ВИДЕЛ – но не ЗАМЕЧАЛ!

Ему стало страшно. Снова почудился приторно-сладковатый запах, и на грани видимости вроде бы мелькнуло на миг в тени красное пятно… Он выскочил из подъезда.

Но как только он вышел, в глаза ему бросилась ярко-зеленая рекламка прямо перед порогом. «Служба паранормальной психологической помощи». С адресом, телефоном, такая компактная и заметная. И Игорь вдруг с ужасом понял, что видит ее не впервые. Что она тут бог весть сколько уже висит. Он помотал головой. Реклама не исчезала. Игорь немного постоял, наблюдая за обстановкой. Висела она очень удобно, но никто ее не видел. В упор не видел. Игорь же ее видел, но прежде не воспринимал! Но почему? И почему именно сейчас?

Судьба?

А почему бы и не положиться на судьбу? Ведь надо с чего-то начать. И лучше всего проверить самый тривиальный вариант – пойти к психиатру. Вот после работы он и пойдет туда.


Тащить себя за шиворот ужасно неприятно. Но хуже, когда обстоятельства будут тебя пинать под зад. Паранормальная психушка, как назвал заведение Игорь, находилась аж в Новокосино, у самого леса. Зеленая вывеска висела прямо на виду над солидной дверью на первом этаже нового красивого дома, ярко светились окна. Но на вопрос Игоря – а где вот такая-то служба? – прохожие только недоуменно качали головами, в упор не видя вывески прямо у себя перед глазами.

Игорь развеселился и вошел.

Девушка за белой стойкой была хрупкой, голубоглазой и чертовски привлекательной. Она окинула Игоря неприкрыто-оценивающим взглядом, а затем встала, одергивая на изумительной фигурке коротенький халатик.

– Я вас провожу-у, – кокетливо протянула она и пошла впереди, красуясь длинными стройными ножками. Игорь шел за ней, как баран, не в силах отвести взгляд от соблазнительной фигурки, обтянутой халатиком. – Прошу-у, – так же промурлыкала она, открывая дверь кабинета.

Игорь, чувствуя, как полыхают уши, вошел.

Кабинет как кабинет. Психолог – мужчина средних лет, бородатый и в очках – выглядел весьма располагающе. На стене висела картина. Небольшая. Но затягивало в нее, как в омут. Весенние сумерки. Жуткие и притягательные. Луна над лесом. И уходящая в никуда серебряная дорога. Он вспомнил фамилию художника. Когда-то он выставлялся в Универе. Недбайло.[15]

– Нравится? – спросил психиатр. – Меня зовут Константин Евграфович.

– Игорь. Кременников Игорь. Я был на его выставке. Еще студентом.

– Это авторская копия. Мне один друг подарил. Ну займемся делом. Какие жалобы?

– Зеленые чертики, Красная Женщина, и ненормальное зашкаливает.

Игорь всегда подозревал, что все психиатры отчасти психи. Теперь он уверился в этом окончательно. Потому что Константин Евграфович кивнул и поинтересовался:

– А какие конкретно чертики?

– Да понимаете, обычно они ко мне не приставали. Например, такие, похожие на мохнатые шары или тени. Сидят себе по углам, иногда перекатываются с места на место по своим делам, не мешают. Обычно так было. А теперь они словно следят за мной – катаются следом, кучкуются…

– Они только дома бывают?

– Да… Нет, скорее в помещениях. Один у нас на работе живет.

– Вы один их видите или кто еще?

– Вроде я один, в том-то и дело. Я к ним уже привык, а тут у них перемена в поведении. Я… испугался.

– Угу, – отметил что-то в журнале Константин Евграфович. – А вы не помните, ничего такого не случалось до того, как произошла такая перемена?

– Что случилось? Да вроде ничего. Ну сон мне приснился про какой-то трон Сатаны… И Анастасия еще что-то хотела сказать во сне…

– Кто такая Анастасия?

И Игорь начал рассказывать. Как на духу. Он говорил и смотрел в окно, совершенно не придавая значения тому, что оттуда виден не обычный двор с посеревшими кучами снега под тусклыми фонарями, а огромная белая луна над серебряными травами… Просто не замечал.

Когда он закончил рассказ, Константин Евграфович хмуро покачал головой. Он некоторое время молчал, затем сказал:

– Игорь, я не стану вас пугать, потому как толком и не знаю, опасно все это или нет. Но могу успокоить – вы не псих. Просто вы один из немногих пока людей, – он нарочно подчеркнул это «пока», – которые не просто видят то, что мы называем «зоной», и ее созданий, но и осознают, что видят. Вы не избранный. Просто у вас мировосприятие такое. Я вполне согласен с вашей теорией ненормального, и если бы вы согласились сотрудничать с нами…

– Быть подопытным кроликом? – криво усмехнулся Игорь.

– Скорее, объектом для наблюдений. Хотя я был бы рад, если бы вы стали нашим сотрудником. Кстати, как вы нас нашли?

Игорь пожал плечами:

– Увидел вывеску.

– Давно?

– Давно, – прямым взглядом посмотрел Игорь в карие глаза доктора. – А вот осознал, что увидел, – недавно. – Он помолчал, затем достал из кармана оранжевую брошюрку со странной плетенкой. – И вот это тоже недавно осознал. Почему? И что это? – кивнул он на символ.

Константин Евграфович чуть прикусил губу, пряча улыбку, затем нацарапал что-то на визитке.

– Вот адрес. Идите, не удивляйтесь и ничего не бойтесь. Ну до встречи! Думаю, мы с вами теперь будем довольно часто встречаться, Игорь Михайлович.

На том и расстались. За окном уже совсем стемнело. Игорь встал под фонарем на остановке и достал карточку. Стенина Елена Георгиевна. Областной центр акушерства и гинекологии!!! Игорь чуть было не выбросил карточку. Подлянка какая! А впрочем… впрочем, выбирать иногда не приходится.

– Идите, не удивляйтесь и ничего не бойтесь… Дорогу осилит идущий.

Игорь вдруг рассмеялся, вдохнул морозный воздух ранней весны и зашагал по хрустящему ледку подмерзших лужиц. Дело пахло приключением. А что еще нужно бывалому мушкетеру?


Стоит на Покровке «дом-комод», в тылах которого прячется областной институт акушерства и гинекологии. Место тихое, приятное. Туда-то и пришел, внутренне обмирая от робости и стыда, Игорь.

В длинном коридоре было темновато, хотя на улице резвилось солнце. Вдоль стены на стульях сидели несколько замкнутых и явно отягощенных невеселыми мыслями женщин. Как по команде пять пар глаз повернулось в сторону Игоря. Недоумение, смешанное с неприязнью. «Не» в квадрате. Игорь понадеялся было, что ему не в тот кабинет, но, сверившись с бумажкой, затосковал. Тот. Хуже того, на двери красовалась табличка – «врач-сексопатолог».

В течение следующего часа Игорь вертелся, как на сковородке, чуть ли не всем телом ощущая испепеляющие взгляды женщин, в которых читалось только одно: все мужики сволочи. Наконец он уже и сам начал чувствовать себя сволочью. Постепенно он стал слышать их мысленный шепоток – даже не удивился, что слышит.

«Паскуда…»

«И чего ему тут надо? Это не для этих гадов место, это наше, женское!»

«Вот и моей такой недоделок попался…»

«А вот отрезать бы ему это самое…»

– Следующий!

Игорь вздрогнул, огляделся – и понял, что это, собственно, его зовут. Внутренне перекрестившись, вошел.

Елена Георгиевна Стенина оказалась высокой молодой женщиной, статной и в теле. Белый халат, застегнутый на все пуговицы, соблазнительно натягивался на груди и бедрах. Была она смуглая, румяная, с широкими черными бровями, роскошными южными очами в густых угольных ресницах, с чувственными губами и круглым твердым подбородком. Волосы были крашены в соломенный цвет, и ей это шло, как ни странно. При виде такой женщины каждый мужчина невольно делал стойку – стойку «смирно», поскольку у дамы был решительный и суровый взгляд и командирские манеры.

Она сидела за столом у окна, спиной к свету, потому Игорь не сразу узнал ее.

– Какие проблемы? – осведомилась психологиня густым, низким голосом.

– Проблемы… – проблеял Игорь. – В смысле…

– Та-ак. Вот что, молодой человек… – Тон ее действительно превращал Игоря в зеленого юнца, хотя сама-то она была лет на пять его моложе. – Сейчас вы мне будете рассказывать все как на духу. Константин мне позвонил. Итак, – она встала, – какие у вас… проблемы? Излагайте.

И Игорь вздохнул и начал излагать.


У психологини Елены Прекрасной тоже, как оказалось, была своя теория.

– Понимаете ли, Игорь, – чуть нахмурившись и качая рукой, говорила она. – Да, там больше пациентов нет? Вроде по записи больше никого. Нет? Отлично. – Она потерла руки. – Представьте себе, что, положим, существует такое место, пространство, где наши идеи, мечты становятся, скажем так, материальными? Просто предположите, что такое быть может.

– Ну?

– «Ну», – передразнила Елена. – «Солярис» читали? Как он, этот самый Солярис, воплощал самые заветные мечты людей? Хари помните? Предположим, что вы, мечтая… о ком-то, создали вашу Хари. И она явилась к вам на маячок вашего жгучего желания встретиться с этим… кем-то. И ваша Хари желает существовать. Быть. Жить. И поддерживаете ее существование только вы, она держится за вас.

– Но почему она… такая?

– Какая?

Игорь задумался, поджав губы.

– Та Хари была… как бы это… хорошей, что ли. Не высасывала. А меня высасывают. – Он поднял взгляд, нахмурился. – Она не такая, как я представлял себе… ту… женщину. Она совсем наоборот.

Психологиня хмуро посмотрела на него. Пожевала губами.

– Я не знаю, – сказала она, помолчав.

– И что мне теперь делать с ней и прочими тварями?

Елена Прекрасная задумалась. Дернула плечом.

– Будем следить. И охранять вас.

– Что?

– Вы ценный подопытный кролик, – усмехнулась Стенина. – А уж как и кто вас будет охранять – вам знать пока не надо.

– А потом?

– Потом будет потом.

Игорь понял, что на этом обсуждение закончено и обжалованию не подлежит.

Они еще некоторое время пообсуждали нормальность ненормальности и поспорили о той степени, когда ненормальность из нормальной становится паранормальной, и Игорь, глянув на часы, стал прощаться. Он достал визитку.

– Будем отслеживать ваше состояние, – сказала Елена. – Звоните ежедневно, а лучше заведите дневничок-глюковничок, и в пятницу через неделю я вас жду. Успокойтесь, не здесь, а у Константина. Как что-то экстренное – звонить немедленно! – Она протянула ему свою визитку.

Только на улице Игорь осознал, что с него ни Константин Евграфович, ни Елена Стенина, она же Елена Прекрасная, не взяли ни копейки.

Когда дверь за Игорем затворилась, психологиня глубоко вздохнула и рванула с места в боковой кабинетик – подразумевалось, что это смотровая-операционная. Но там, под высоким потолком, была подвешена большая боксерская груша. Стенина замерла на мгновение, затем с диким воплем вмазала с разворота левой ногой по груше. Еще раз. Еще. Руками, ногами. Наконец, спустив накипевшее и издав финальный дикий вопль, она снова вздохнула, одернула халатик и решительно вышла в приемный кабинет. Села за стол. Затем достала мобильник.


Выбравшись из последнего автобуса на улице Ивана Сусанина, психологиня поднялась к себе в однокомнатную квартиру на третьем этаже. С чувством облегчения заперла за собой дверь и рухнула на табурет в прихожей.

– Ой денек, – выдохнула она.

На уютной кухне Елена включила музыку, погурманствовала чем бог послал – а ведь неплохо послал, да и готовить она любила и умела. Потом, мурлыкая себе под нос и покачивая бедрами в такт музыке, Елена Прекрасная отправилась в ванную, откуда выбралась этак через час, и пошла сушить волосы. Еще через некоторое время, окутанная облаком розового махрового халата, дама пошла в прихожую и, деловито закурив, подтащила за гофрированную шею к зеркалу покорный старый пылесос «Ракета». А затем, уперев руки в боки, уставилась на свое отражение и стала ждать. Через некоторое время отражение стало неуловимо меняться. В зеркале стояла та же дама, но уже в черных обтягивающих кожаных брюках и туго зашнурованной на груди черной кожаной безрукавке с глубоким вырезом. Полную шею обвила серебряная змейка, хвостик ее спрятался в ложбинке между грудей. На руках тускло заблестели стальные вороненые наручи, кисти обтянули черные перчатки, выше локтей зазмеились серебряные браслеты. Лоб перехватил черный ремешок с пронзительно горящим зеленым камнем. Тяжелые пряди на голове пошли волной, словно змеи зашевелились. Психологиня удовлетворенно хмыкнула, залихватски затушила сигарету о высокий ботфорт, покачала крутыми кожаными бедрами и, схватив за шкирку пылесос, шагнула в зеркало.

По Ту Сторону стояла осенняя ночь. Иссиня-белая полная лунища неподвижно пялилась с небес, окутанная размытым серебристым ореолом. Тишина была невероятная. Серо-стальной пылесос безмолвно летел над темными лесами, задумчиво блестящими озерами и медленными молчаливыми реками, над струящимися туманами, медленно вытягивающими по ложбинам прозрачные щупальца. Уже пала роса. Пахло прелыми листьями и увядающей травой. И кругом только темные волны-леса и холмов. Ни огонька. Ни звука – только крик ночной птицы да шепот ветра в ушах.

– Никогда не угадаешь, – пробормотала Елена. Она каждый раз проходила на Ту Сторону через осень, хотя время суток не всегда совпадало со здешним. Место же было всегда одно и то же.

Пылесос завис в воздухе. Психологиня огляделась. Через секунду сверху послышалось веселое хихиканье.

– Сестрица Стено! – прозвенел с небес тоненький голосок. – Сестрица Стено!

– Явилась, – буркнула психологиня Стено и помахала рукой летящей к ней очаровательной блондиночке. На блондинке был голубой шелковый хитон, чересчур короткий и с чрезвычайно глубоким вырезом, ремни крылатых сандалий плотно охватывали изящные точеные ножки. Прелестница кувыркалась в воздухе, умудряясь каким-то образом не открывать своих красот окончательно. На лбу свивались две серебристые змейки. Кувыркнувшись еще раз, блондинка изящно опустилась на спину пылесоса, скрестив ноги.

– Привет, сестрица Эвриала, – усмехнулась психологиня. – Хорошо выглядишь.

Не сговариваясь, обе горгоны откуда-то синхронно извлекли две трубки на длиннейших чубуках и закурили. Змейки на лбу Эвриалы захлопали глазами и зашевелились, а затем, приняв удобную позу, снова заснули. Стено вытащила из-за голенища девятихвостую плетку – при ближайшем рассмотрении эти хвосты оказались живыми змеями – и хлестнула пылесос по полированному боку. Тот хрюкнул и послушно полетел по знакомому маршруту.

К далекой белой горе, по подножию охваченной рекой, вокруг которой горстью жемчуга по зелени рассыпался город.

К огромному белому замку на горе, замку в вечном сиянии.


Этой ночью, после многих глухих ночей без сновидений, Игорь увидел сон.

Он сидел у себя на кухне, а на окне сидел Вилька. Они ждали. На столе стояло вино, в вазе поблескивали золотой, серебряной и лиловой фольгой конфеты, по-новогоднему пахло мандаринами.

Он слышал шаги. Все ближе и ближе. Вот улица. Вот дом. Вот порог. Сейчас прозвенит звонок…


Ах, как же славно гулять под весенним теплым дождем! Погоды стоят предсказанные, то есть теплые и мокрые. А первые майские дни обещают жаркими и солнечными. И потянутся мои москвичи к своим фазендам и грядкам воздавать должное Международному дню трудящихся. А я останусь смотреть, как покрываются прозрачной дымкой едва тронутые зеленью парки, дождусь желтых пушистых ершиков ольхи и пения соловьев… Есть в году несколько дней, когда над Моим Городом высшая власть, и я могу покинуть свой пост и стать просто одним из духов. Тогда я волен идти куда угодно – только по большей части я остаюсь здесь. Когда еще удастся побродить по Городу так вольно, как в эти дни?

Я пойду туда, где пишет свои картины и ничего не подозревает о близящихся событиях художник. Тот, кто, может, станет Художником Моего Города. Я постою у него за плечом, посмотрю на его картины. А он, возможно, опять заметит меня, и снова его было успокоившаяся душа придет в смятение. Может, так и лучше будет – художнику нельзя быть спокойным…


За окном шел дождь. В переулке не было видно ни единого прохожего, во дворе даже кошки попрятались. Впрочем, было еще рано для спешащих с работы горожан. В обычный присутственный день и Андрей еще сидел бы в офисе, вырисовывая очередные интерьеры, но сегодня он уже побывал у заказчика и решил в контору не возвращаться.

Он заварил чай покрепче и сидел на кухне, глядя на серый дождевой сумрак и голые еще ветви деревьев, когда раздался звонок.

«Наверное, соседи», – подумал Андрей. Может, опять у Марьи Николаевны кошка пошла гулять по балконам.

Но каков сюрприз – в дверях стояла Вика!

Мокрая-мокрая – вода ручейками бежала с ее челки, с беретика, с рукавов промокшего на плечах плаща. Мокрая… словно живая. Она вошла, сняла беретик, стряхнула его и обратила на Андрея взгляд, полный просто невыразимой радости.

– Вика, вы? Как… как вы меня нашли? – сказал он, когда к нему вернулся дар речи.

– Да господи, разве это трудно? – улыбнулась она. – Вы как маяк. Только кое-где пришлось обходить – новые улицы. Мешают…

Андрей, не сводя с нее глаз, повесил ее плащ на вешалку, торопливо вытащил из тумбочки еще тетины меховые тапочки.

– Вот, переобуйтесь. У вас же ноги совсем промокли!

Вика с сомнением посмотрела на свои боты – может быть, даже фабрики «Скороход», вышедшие из моды в далекие довоенные годы.

– Я не… Спасибо!

Мгновение поколебавшись, Андрей распахнул дверь в большую комнату, в мастерскую. Вика радостно заявила:

– Как у вас красиво! Как у настоящего художника.

– То есть я не настоящий? – засмеялся Андрей.

– Настоящий, – шепнула Вика.

– Проходите. – Он повел рукой, приглашая ее в комнату. Пододвинул ей тяжелое кожаное кресло. – Вы не замерзли? Дать вам плед? – В прошлый раз Вика была словно прозрачная, а сегодня – совсем другая. Живая. Что-то изменилось… Вика поерзала в кресле, кресло скрипнуло.

– Не замерзла. Но плед можете мне дать, так мне будет уютнее, – чуть капризно протянула она, забираясь в кресло с ногами. Андрей набросил на нее свой клетчатый плед, и она укуталась в него по самые глаза. – Между прочим, я пью вино, – заявила она. – Почему-то именно вино я пить могу где угодно – хоть у вас, хоть у себя дома. Я проверяла.

Андрей с готовностью вытащил бутылку молдавского кагора.

– Такое пьете?

– Конечно, то, что надо! Давайте скорее бокал. – Она выпростала руку из-под пледа.

Андрей хотел включить свет, но не стал. Зажег три свечи в черном кованом подсвечнике. Вика смотрела сквозь бокал на свечу, и вино в бокале светилось темно-красным. Лицо ее стало пугающе серьезным.

– Андрей, – осторожно заговорила она, пригубив, словно бы для храбрости, – я ведь к вам не просто так пришла. Меня папа прислал и просил вас прийти к нам снова. Он хочет познакомиться с вами и поговорить.

– А… мама ваша ведь сказала, чтобы я…

– Это вовсе не важно, – перебила Вика. – Просто мама боится, что нас… найдут.

Андрей замер с незажженной свечкой в руке.

– Погодите, не зажигайте. Я сама. – Она осторожно и изумленно, словно это было для нее редким праздничным священнодействием, зажгла свечу. Она стояла и смотрела на нее с восторгом ребенка, увидевшего новогоднее нехитрое чудо.

Андрей тихонько забрал у нее свечу и вставил в чашечку подсвечника:

– Я думал, вы огня боитесь.

– Наоборот, я его очень люблю. Люблю греться у печки и внутрь смотреть, как дрова горят. Послушайте, – ее лицо стало очень серьезным, – я должна вам все рассказать.

– Что рассказать, Вика?

– Ну… как мы стали такими.

– Может, потом?

– Нет, сейчас. Я хочу рассказать вам обо всем сама, – строго ответила она. Немного помолчала и все так же строго начала: – Я умерла в тридцать восьмом, двенадцатого ноября. Странно звучит, правда?

– Я уже привык, – отозвался Андрей. – Вы говорите, говорите.

– В общем, мы сначала жили… в Лефортове, на Краснокурсантском.

– А почему сейчас живете на Маршала Вершинина?

– Не знаю. Но квартира точь-в-точь такая, как у нас была, пока мы… были живы. Я училась в школе, и у нас там было много девочек и мальчиков из интеллигентных семей. Почти весь класс такой был. Я со всеми дружила. Мы собирались, стихи читали, чай пили, провожали друг друга до дому. Светка все время где-то пропадала, мама беспокоилась. А папа у меня архитектор. Я не знала точно, чем он занимается. Знала только, что он работает над каким-то секретным проектом, очень-очень важным. Вот. Мне было семнадцать лет, и я заканчивала школу, а Светке – одиннадцать. Это началось еще летом, после того как мы вернулись из Коктебеля. Папа вечером работал у себя, как обычно, и вдруг звонок. Я подошла. Спрашиваю: «Вам кого?» Мне мужским голосом отвечают: «Академика Фомина». Я говорю: «Простите, он сейчас очень занят, он работает, перезвоните завтра, пожалуйста». А там как-то странно засмеялись и говорят: «Ах, работает, значит? Ну-ну, пусть старается…» И гудки. Я очень испугалась, но папе сразу не сказала, потому что у нас так было заведено – если папа сел работать, то нельзя ни шуметь, ни входить к нему. Сказала утром, а он меня потрепал по щеке и говорит: «Ничего страшного, малыш. Ничего не бойся». И правда ничего не было. Начался сентябрь, школа у меня и у Светки. Все как обычно. Сентябрь прошел, октябрь, а шестого ноября, перед праздником, снова позвонили и попросили папу. Папа взял трубку, поговорил, потом в кабинете заперся. Я не знала, кто ему звонил и зачем, поняла только, что разговор был какой-то неприятный. Праздники прошли, мы три дня отучились – все как обычно. Двенадцатого я после школы зашла к подруге. Сижу у подруги – мама звонит: «Немедленно приходи домой. У нас большое несчастье. Только никому ничего не говори». Я пошла домой, подруга, слава богу, ничего не спрашивала – раз мама сама позвонила, значит, что-то важное. Прихожу, а мама говорит: «Папе пришла повестка с Лубянки. Он только что звонил, просил, чтобы мы собирали вещи. Сегодня вечером мы поедем в Абинск, к папиной бабушке. Поняла?» Я только спросила: «Мам, а где Светка?» – «Гуляет. Пойди к ней и скажи, чтобы она гуляла, пока я ее не позову». Я пошла, нашла Светку, а потом вернулась домой и стала помогать маме собираться. Мы брали только самое необходимое и старались, чтобы в доме был порядок. Мама сказала – это чтобы не было так заметно, что мы сбежали. Я спросила: «Мам, а от кого и зачем мы бежим? Может, все не так уж плохо? Это, наверное, ошибка, ведь папа – самый лучший из всех, кого я знаю». Мама сказала: «Не говори глупостей. Делай, что я говорю – и молчи».

Вечером пришла Светка и приехал папа. Мы, как обычно, поужинали, папа спросил, собраны ли чемоданы, мама ответила, что все готово. Папа сказал, что у нас билеты на поезд час сорок до Краснодара, а потом в Краснодаре нас встретит машина его друга, он уже обо всем договорился. «Как договорился?» – удивилась мама. «Договорился, и все», – ответил папа. Мы промолчали весь вечер. В половине первого взяли свои вещи и пошли. Я помню, что дверь запирала мама, и, когда она нечаянно уронила на пол ключи, папа очень рассердился и сказал, что теперь весь город будет знать, куда и зачем мы собрались.

Мы вышли на улицу и сразу свернули налево, по Краснокурсантскому. Прошли пару кварталов и слышим: вроде мотор урчит где-то сзади. Идем, а звук все ближе, ближе – словно машина прямо за нами едет. Оглядываемся – и правда едет. Черный автомобиль. Папа тихо говорил, но мы его услыхали: «Бросайте чемоданы и разбегайтесь в разные стороны, подальше от машины». Мы так и сделали. Мама Светку схватила за руку, меня в плечо толкнула и говорит «Беги». Я как побежала – не вижу куда, но бегу, бегу. Сзади выстрелы и крик. Папин голос. Ох, Андрей, меня так пробрало от этого голоса! Страшно очень, а папу до чего жалко! Убили его первого, а он успел еще крикнуть: «Бегите, спасайтесь!» Господи, как я бежала! А они всё стреляют и стреляют. Мотор урчит – машина за нами по пятам, а из нее прямо и палят, и палят. Светку убили, потом маму. Я оглянулась – они обе лежат, не шевелятся – и свернула в первый попавшийся переулок. Они машину остановили, выскочили – и за мной. Догнали, повалили на землю, прижали, но тут подошел кто-то и таким голосом жутким говорит: «Отставить!» И сам выстрелил в меня. Прямо в лицо. Очень мне было больно, так больно – мне показалось, что у меня голова взорвалась. Потом стало темно, а потом я очнулась и пошла. Иду и чувствую себя так, словно что-то потеряла. Оглядываюсь – лежит девушка в светлом пальтишке, вся в крови, глаза одного нет… в общем, увидела себя. Мертвую. Испугалась очень. И побежала скорее. Потом подумала – ведь я мертвая, значит, ОНИ меня не увидят. Подумала – вдруг мама с папой и Светка тоже вот так, как я? И меня ищут, плачут? Я тогда пошла домой, хотя и страшно мне было… так страшно… Пришла домой, открываю дверь – а там мама стоит. «Викушка, – говорит, – нашлась, детуся наша!» И обе как заплачем! Вот и все. Потом наш дом снесли. – Вика застенчиво улыбнулась. – А наша квартира сама собой «переехала» сначала на Остоженку, потом в Медведково, а потом туда, на Маршала Вершинина. Мы и сами не знаем, как это получается. Просто просыпаешься однажды на новом месте.

– Понятно.

– Папа говорит, – помрачнела Вика, – что наш дом не просто так каждый раз сносят. И еще говорит, что скоро мы уже никуда не сможем «переехать». Словно в ловушку загоняют…

– Кто?

– Они, – прошептала Вика, но больше ничего не сказала. Андрей не стал допытываться.

Они молчали, за окном шуршал дождь, серые сумерки густели вокруг язычков живого огня.

– Вы мне снились, Вика, – вдруг сказал Андрей. – Я искал вас во сне. Наяву в том подъезде все совсем по-другому, а во сне я не мог войти.

О том, что он каждый раз просыпался одновременно с выстрелами из темного проема, он говорить не стал.

– А я вас видела. В начале зимы. Вы шли мимо нашего дома, без шапки. Разве можно так? Вы же простудитесь!

– Я там тренируюсь, у нас зал в школе, в пристройке.

Вика отставила свой бокал на низкий столик, заваленный картонами для эскизов, карандашами и всем тем хламом, который сам собой заводится в мастерских.

– Андрей, у вас так спокойно. Можно, я у вас посижу? – спросила она, устраиваясь в кресле и подложив ладошку под щеку.

– Конечно. А ваши не будут беспокоиться?

– Нет, они же знают, что я у вас, – зевнув, ответила она.

– Тогда оставайтесь.

– Только… только вы еще свечи зажгите, ладно?

Андрей улыбнулся. Добыл из ящика коробку с длинными спичками и стал зажигать свечи – в подсвечниках, в стеклянных подставках, обычные длинные, толстые цветные, маленькие «таблетки» в жестяных поддончиках…

– Так пойдет? – спросил он.

Ответа не последовало. Вика спала, свернувшись в огромном старом кресле.

Андрей попятился к рабочему стулу, хватая со стола карандаш. Р-раз – и вот вам готовый эскиз: спящая Вика. И еще, и еще – он набрасывал с разных ракурсов, ловил уголок скулы, изогнутую бровь, разметавшуюся косу. А тень от ресниц на щеке? А веки? «Были дивны веки – царственные, гипсовые. Милый мертвый фартук и висок пульсирующий – спи, царица Спарты, рано еще, сыро еще…» Что там Пастернак писал о женщинах («О женщина, твой вид и взгляд ничуть в тупик меня не ставит…»)? Стоп – словно дернули за руку, грифель прорвал лист и сломался. Ты что же, браток, в привидение влюбился? Мертвая невеста – или как там? Андрей оглядел стопку свежих набросков, потом глянул на часы – да ведь ночь почти на исходе. Половина свечей уже погасла, оплыла кучками цветного парафина…

А утром Андрея разбудило солнце. Он прикрылся рукой от нестерпимого сияния, позвал тихонько:

– Вика!

Никто не отозвался. Вики не было. О ее приходе напоминал только плед, казалось сохранивший очертания живого теплого тела. Несомненно, живого и теплого.


Анастасия шла по городу. Она даже знала, что это за город. С ней часто так бывало – во сне она знала название города, но не узнавала его. Зато потом, наяву, порой вдруг вспоминала, забредя в какой-нибудь незнакомый переулок, что уже когда-то бывала здесь. Во сне.

Но сейчас она знала, куда идти. Вот улица. Вот дом. Вот горит окно. А на подоконнике сидит одноглазый черный котишка. А в доме тот человек, Игорь. Она сжала в кармане бумажку с телефоном. Зачем телефон – она же помнит и этаж, и квартиру, она сейчас войдет…

Перед ней стояла Красная Женщина.


Игорь вздрогнул и проснулся.

Сердце глухо колотилось в груди. Стояла такая тишина, что громче крика. От такой тишины должна проснуться вся округа, заорать сигнализация у всех машин.

Но было тихо.

Сон. Только сон.

Он больше не смог заснуть.

Он поднял трубку и набрал номер.


На сей раз разговор происходил у психологини дома. На далекой улице Ивана Сусанина в спальном районе Коровино-Фуниково (правда, «Фуниково» уже несколько лет как стыдливо отпало). В гинекологию Игорь ехать наотрез отказался, а в психпомощь к Константину обоим было далековато, хотя Игорь и был сегодня за рулем. Он вообще все чаще и чаще выводил старую «Волгу» из гаража.

– Я видел их во сне. Обеих. Видел Анастасию. И видел Красную Женщину Эвтаназию. Анастасия шла ко мне, а эта, Красная, заступила ей дорогу… Вот…

Елена Прекрасная задумчиво держала в руке стопарик и, поджав губы, смотрела куда-то на стол, блуждая взглядом между закусками и еле заметно кивая – словно, что-то прикидывала в уме.

– И, кроме того, я ведь вижу Красную Женщину наяву, а другие ее не видят. И не видят, кстати, объявлений вашей психпомощи, а я вижу. А еще я вижу на каждом углу объявления «Откровения» и девушек с листовками. Такие девушки, все с одинаковой улыбкой и застывшими глазами… и без теней… Я их вижу, а другие не видят!

Елена досадливо крякнула:

– Эххх… Не люблю, когда много неизвестных. Кто-то очень не хочет, чтобы вы встретились с Анастасией. Возможно, этот «кто-то» стоит за появлением Красной Женщины, возможно, нет. Возможно, он просто воспользовался ею… Если бы знать, кто эта самая Анастасия, тогда можно было бы что-то понять. И что такое вы. – Она посмотрела ему прямо в глаза, и ему показалось, что у нее зрачок узкий, вертикальный, змеиный.

– Кто же я? – хрипло спросил Игорь. – Вы же наблюдали меня.

Елена Прекрасная шумно вздохнула.

– Закусывайте. – Она показала на столик с нарезкой и салатом. – Закусывайте… Вы, – сказала она, еще раз вздохнув, – человек, который видит «зеленых человечков». Не потому, что вы такой особенный, а потому, что готовы их видеть. Вы такой отнюдь не один. Еще вы, как я поняла, «ныряете» в разные слои Москвы, мало того, чувствуете точки, где это возможно.

– Что-что? – переспросил Игорь.

– Ну… – Психологиня насадила на вилку огурчик и, откусив с хрустом, начала вещать, чуть помахивая вилкой: – Москва есть структура многомерная. Существует одновременно множество реализаций города. Некоторые совпадают почти полностью – ну в одной, к примеру, ваш дом желтый, в другой – зеленый. Но существует и Москва, в которой все-таки осуществилась реконструкция 1935 года, и та, которой никогда не было, кроме как в литературе… в общем, есть много вариантов Москвы. В самые близкие попадают, даже не замечая этого, и точно так же выныривают назад. Но вот в достаточно сильно различающиеся слои так запросто не попадешь. Только в конкретных местах. И вы их чуете и, главное, туда ходите. Есть люди, которые могут попадать в разные слои в любых местах. Эдакие сталкеры, понимаете ли. Но таких как раз мало. – Она показала знаком на хрустальную салатницу. Игорь понял. – Спасибо. А еще вы человек, прошедший фильтр.

– В смысле?

– Вы ведь видите нашу рекламу? И «откровенскую» тоже. Видят не все.

– А вы-то кто? – наконец спросил Игорь.

– Лично я горгона Стено, – фыркнула Елена Прекрасная. Игорь понял, что сегодня ему на этот вопрос ответа не дадут.

– А кто они?

Елена мгновенно пронзила его каким-то змеиным взглядом.

– Идите и у них самих спросите.

Игорь выдержал взгляд и покачал головой.

– Пока что-то не тянет, – медленно проговорил он. И правда, не тянуло. Не нравились ему эти девочки с листовками…

Некоторое время слышалось только звяканье вилок.

– И все же что мне делать?

Елена выпрямилась, нахмурилась, прикусила губу.

– Я бы, – сказала она, – искала Анастасию. Если она просит помощи, то с ней беда. Красная Женщина между вами. Так что ищите еще и Красную Женщину.

Игорь вздрогнул. Затем медленно кивнул.

– Я больше не буду прятаться. Вы правы. Если все время бегать, то и с ума сойти можно.

– Герои-одиночки быстро кончаются. – Она явно что-то хотела еще сказать, но промолчала. Игорь понял, что кто-то, наверное, будет ему незаметно помогать. Интересно кто? И заметит ли он их? И какова будет цена помощи?

Давно ему не бывало так хорошо и уютно, как в этой квартире, за разговором, перешедшим к вещам, уж и вовсе далеким от психики. И домой он рулил по ночной Москве, совершенно ничего не боясь: сегодня он был сильнее всех. И тени не преследовали его, и отражения в стекле подмигивали дружелюбно, и никакие черные резиновые лимузины из-за углов не выползали. Зато он то и дело замечал собак и котов, мимо которых обычно скользил взглядом…


Обжитое место в большом городе обладает памятью, д память места подобна маяку для призраков. И не только. Когда я вижу выпотрошенные дома, от которых остался в лучшем случае один фасад, а то и фасад-то выстроен заново, я вижу в окнах этих домов пустоту. Там нет памяти места. Там нет маяка. И пустоту занимает что-то другое. То, что не имело бы дороги в Мой Город никогда, не возникни здесь пустота.

Что это? Безумие людей? Или за всем этим стоит некто? Ах, да что ты задумываешься – за всеми гадостями в этом мире стоит только один «некто». Но действует он руками людей…

Башня растет…

Две Башни есть в мире. Две Башни прорастают многогранными кристаллами сквозь все бытие, проступая гранями во всех башнях мира.

Над стеклом и бетоном,

где облака прошли,

кремний поет карбону

на языках земли.

Звон двоичного кода,

мед восьмигранных сот —

и – кольцами световодов

башня растет.

Первая Башня, чья основа – верность и память, а вера и надежда скрепляют любовь… Как она незаметна, как медленно она поднимается, медленнее миллионолетних сталактитов…

И вторая. Башня, что не раз поднималась и падала, увлекая за собой народы.

Башня, что встает там, где срыта память. Лишь на земле без памяти можно возвести ту, вторую Башню. И потому они лишают памяти Мой Город…

Мой Город погружается в иное пространство, а на месте домов растут Башни. Башни пронзают пространство города, Башни подобны выгрызенным в Моем Городе норам, вражеским подкопам…

Башни домов, башни офисов, могучие, уверенные, надменно возвышающиеся над старыми домами. И кажется мне, что призрачно встает над Моим Городом силуэт иной башни. Такой же, что рухнула много тысяч лет назад…

Время погибель множит,

но, возвратясь, найдешь —

гнев Твой, Господи Боже,

снова включен в чертеж.

Ангел с трубой и чашей

на перекрестке ждет.

Но – кратной памятью

нашей башня растет.[16]

Да, это так горько – когда радость, труд, объединение в едином возвышенном порыве оказываются подчинены той силе, что вечно хочет зла. Она не совершает блага, она заимствует его у людей. Все доброе, светлое она способна вывернуть наизнанку… и я испытывал бы отчаяние, читая этот гимн Вавилонской башне, если бы не знал, что все можно обратить ко благу. Повинуясь гордыне, люди строят башню – но ради нее, ради своей мечты отрекаются от себялюбия, становятся со-работниками, горят созиданием. Все обратится к вящей славе Творца, и, освященные лучшим, что есть в людях, эти проросшие через Город иглы станут его частью. Зеркальное стекло и сияющая сталь сменят кирпич и штукатурку, как некогда кирпич и штукатурка сменили дерево, и Город мой переменится снова, станут зрячими окна пока безликих зданий – когда из них станут смотреть наружу горожане…

А мне нравятся башни. Нравится поющий в растяжках Останкинской телевышки ветер. Нравится ажурный силуэт Шуховской вышки – она похожа на растянутую к облакам рыбачью вершу для ловли эфирных волн…

Но земля, лишенная памяти, – плохая основа.

Время возведения башен – время падения башен. Одна устоит, другой суждено пасть.

Всему свой срок.


Когда ее привезли сюда, к «Юго-Западной», башня показалась Анастасии небольшой и какой-то скрытной. Возможно, из-за ее зеркально-голубой облицовки, из-за которой она не то чтобы сливалась с небом, но как-то терялась на ее фоне. Голубой кристалл рос вверх, устремляясь в небо. Это было красиво. Стоял вечер, и тени были глубоки. Машина въехала в тень, странно густую и непроглядную.

Снаружи башня казалась пустой и даже недостроенной. Но когда они прошли через эту тень – Анастасия ощущала ее почти физически – и сквозь нее вошли внутрь, тут оказалось много чего…

Сейчас, глядя в окна анизотропного стекла, она видела Москву с такой невероятной вышины, что начинали возникать сомнения в том, что башня такова, какой кажется. И что Москва, которую она видит с высоты, та, в которой она жила прежде, но Анастасия гнала прочь эти мысли. Платили чудовищно много. Ради таких денег можно и не задумываться.

Иногда ей казалось, что некоторые грани башни-кристалла выходят совсем и не в Москву…

Уже почти полгода она была здесь. И до сих пор так и не поняла, что она здесь делает.

Какие-то тесты, какие-то разговоры с непонятными людьми на непонятные темы. Это сначала увлекало. Потом начало раздражать. Хотелось какого-то смысла, Анастасия не привыкла получать деньги ни за что. Она пыталась анализировать происходящее, но смысла никакого в этом не было и не предвиделось. Значит, какой-то подвох. Теперь она ждала, когда кончится срок контракта. Ей не терпелось вернуться домой. Черт с ними, с деньгами. Тут что-то неладно. Домой. К Кате.

За все эти месяцы она ни разу не вышла из башни, как и полагалось по контракту. Впрочем, как она поняла потом, ей и не удалось бы выйти. Она ни разу не поднялась выше двадцатого этажа и не спустилась ниже пятнадцатого. Это тоже было условием контракта. Но вот то, что она так и не познакомилась ни с кем из живущих в дозволенном пространстве… дело в том, что никто вроде и не стремился. Это были какие-то люди в себе.

Обстановка уже начинала Анастасию угнетать настолько, что она даже подумывала о разрыве контракта. Пусть без денег, но тут… погано. Необъяснимо погано. И Анастасия решилась.

Вечером, после очередной порции доставшей ее до кишок ерунды, она не пошла на ужин. Она решила подняться выше Дозволенного Предела. В принципе никто не закрывал боковых лестниц. Просто туда нельзя было. И никто и не ходил – еще бы, когда столько платят! Но ей уже было наплевать. Даже если тут есть камеры – плевать. Пошли они на фиг…

Анастасия решительно шла по коридору к лестнице, когда увидела идущую ей навстречу изумительной красоты брюнетку. Анастасия даже остановилась, любуясь на молодую женщину. И тут незнакомка сказала, почти не шевеля губами и ничуть не меняясь в лице:

– Не надо ходить туда.

Анастасия ошеломленно подняла брови.

«Почему»?

– Не надо. Пожалуйста. Дождитесь ночи. Засните обязательно.

И пошла себе дальше.

Анастасия проводила ее взглядом и повернула назад. Почему-то она поверила этой женщине.


Сон пришел не сразу – слишком много мыслей клубилось в голове. И самая главная – как бы отсюда сбежать. Хотя пока ничто не говорило о том, что после истечения срока контракта могут не выпустить…

– Здравствуйте. – Красавица сидела в кресле у окна, в котором постоянно висели две луны.

– Здравствуйте… а вы как сюда попали?

– Я вам снюсь. Я умею попадать в чужие сны. Хотите, научу?

Анастасия села в постели.

– А если я вас ущипну?

– Во сне ущипнете. Но все равно больно будет.

Анастасия задумалась.

– Научите. Может, я к Кате приду. И еще к одному человеку… А почему?

– Что – почему?

– Почему я вам должна верить?

– Но я еще ничего не сказала.

– Вы сказали, чтобы я не ходила наверх.

– Там следят. Там камеры. Я уже влипла. А вы сможете выйти, сможете мне помочь.

– В чем?

– Вы меня слушать будете?

– Буду.

– Меня зовут Светлана. Можно просто Лана. Я неудачница. Вернее, я приношу неудачу. Со всеми моими мужчинами всегда случалась беда. Даже если их отбивали подружки – все равно. В конце концов пошел слух, что у меня дурной глаз. И все подружки мигом разбежались, а соседки по дому стали сторониться и как-то нехорошо смотреть. А мужчины просто стали бегать от меня. Я переехала к матери на другой конец Москвы, сменила работу, оборвала все контакты. Но, знаете, одна беда не ходит. Заболела мама. Тяжело, почти безнадежно. И вот тогда я сломалась. Я ненавидела себя, презирала, но я пошла к гадалке. На себе я уже поставила крест, но, кроме мамы, у меня никого на свете нет, я просто не смогла бы жить без нее.

– Мадам Амелия, ясновидящая в седьмом поколении, решим все ваши проблемы за ваши деньги, укокошим соперницу без греха.

– Почти. Я попалась на это «без греха». Я не то чтобы верующая, но все же… В общем, до гадалки я не дошла. Так тошно мне было, так муторно… От жизни ждать уже нечего, потому как замуж поздно, мне ведь за тридцать уже, а сдохнуть рано, и осталась только мама, а мама умирает… И тут меня кто-то дергает за руку, и я как сяду на бортик тротуара да как зареву… Смотрю – цыганка стоит. Я ей все и выложила, реву и рассказываю… Мама всегда говорила – не верь цыганке, обманет, обдурит, только деньги все выманит! А она мне вдруг и говорит: «Пойди в церковь, золотая моя, поставь свечечку Богородице и все ей расскажи, а потом иди домой и ложись спать. И будет тебе ответ, яхонтовая. А к гадалке не ходи, наврет она все, гадалка. Дай руку, да не бойся, не возьму я с тебя денег!» Я ей руку протянула, а сама все плачу, и так вдруг устала, что только бы до дома дойти да спать лечь. А та посмотрела мне на ладонь и говорит: «Ты, красавица, только через тень не ходи. Поняла?» Я, конечно, ничего не поняла, сижу, как полная дура. «Поймешь. А то угроза там будет тебе большая, и линии вот раздваиваются. В яму упадешь и там сгинешь либо через большой труд выберешься». Я хотела спросить, что за яма, а она уже ушла. Я еще немного посидела на бортике и пошла домой. Иду и думаю – собиралась к Амелии, а чем цыганка хуже? Хоть денег не взяла. И пошла я в церковь. Знаешь, мне неудобно было – я же неверующая, даже не знаю, как себя надо вести. Ну собралась с духом, вхожу. Надела берет поглубже, как дура, – хихикнула она. – Чтобы лица было поменьше видно. Идиотка, да?

Анастасия кивнула.

– Образ Богородицы я нашла быстро. Правда, их там было несколько, но я подошла к первому попавшемуся, поставила свечку и шепотом стала рассказывать про свои беды. Дурацкое положение. Словно воровка, оглядываюсь – не смотрит ли кто, не видит ли, что я тут чужая? Вдруг я и крещусь не так? В общем, рассказала я все иконе, и ничего не случилось. Не вспыхнул свет, не зазвенели колокола, не воспели ангелы. И пошла я домой. – Лана нахмурилась, вспоминая. Прикусила нижнюю губу. – Дома позвонила маме в больницу… Выпила снотворное и легла. И приснился мне сон. Приснилась мне женщина со злым красивым лицом, в красном платье, с красными губами и ногтями, и эта женщина сидела и быстро-быстро распускала красное вязаное полотно, сматывая его в клубок. Смеется, смотрит на меня, говорит: «Вот, еще один рядок. Скоро я твою судьбу распущу, и ты исчезнешь, совсем исчезнешь»! Я кричу: «Кто ты такая? Что я тебе сделала?» А она отвечает: «Я твоя злая судьба. Твоя мать когда-то увела парня у своей сестры, вот та ее и прокляла! А от этого проклятия и я родилась! И ничего ты мне не сделаешь, потому что ты здесь, а я – там. Не достанешь!» И тут мне захотелось ее убить! Вот так взять за горло и придушить, шею сломать, загрызть – что угодно! Я смотрю вниз и вижу под ногами у себя черную-черную тень. Пытаюсь обойти – она передо мной. И куда ни шагну – она мне не дает к этой тетке подойти, а она все хихикает – не достанешь! Тут я как заору – достану! – и бросаюсь к ней. А она вдруг говорит: «Не делай так! Если ты меня тронешь, твоя тетка умрет! Она себя со мной связала!» А я кричу: «Если она это сделала, то лучше ей не жить!»

Лана замолчала.

– А дальше? – тихо спросила Анастасия. – Дальше что?

– Дальше, – спрятала глаза Лана, – не помню. Дрались мы, наверное. Помню только, что эта баба растворилась в луже тени, лужа расползлась во все стороны до самого горизонта, а я стою на островке среди нее. В общем, проснулась. А на другой день позвонили соседи тети Риммы и сказали, что она умерла. А мама пошла на поправку.

Лана снова замолчала.

– И что?

– Ничего. Ко мне пришла удача. Мне стало удаваться все, – каким-то серым голосом говорила Лана. – Стоит мне пожелать человеку плохого – и исполняется. Например, пихнул меня в метро здоровенный потный бугай, и мне страшно захотелось, чтобы он упал и разбил себе что-нибудь. Тот вышел из вагона, споткнулся, упал и ногу сломал. Я стала бояться себя. Я боялась вообще встречаться с людьми, чтобы только не пожелать им плохого, потому, что все люди, в сущности, дрянь, и не подумать о них по-дрянному просто невозможно. Вот на такой мысли я поймала себя и запаниковала. Тут и подвернулась брошюрка «Откровения». Девушки у метро раздавали, такие вежливые, интеллигентные. Все шли мимо, словно не видели, а я, понимаешь, всегда беру рекламку, им же за это платят, а мне что, трудно листочек взять? Ну вот так и попала… А ты? – резко спросила Лана. – Ты-то сама почему здесь?

– Из-за денег. Муж погиб, хорошей работы найти долго не могла. Я не думала, что я необычная, хотя муж говорил мне – ты, Эвтаназия, ведьма. Ну да, предугадываю я, что сейчас по телевизору скажут или по радио передадут. Да, когда смотрю на часы, это почти всегда число вроде 23.23, или 23.32, или что-то в этом роде. И заблудиться не могу, всегда нутром чую, куда надо идти, и всякое такое. Мало ли что? Вот… Словом, я прошла тестирование. Но я до сих пор не знаю, что я тут делаю. И, Лана, почему-то мне кажется, что нас отсюда уже никогда не отпустят. Ни за что. Я чую. А если они говорят, что я действительно чую, то так оно и есть!

– Ни за что не подписывай договора, – сказала Лана. – Ни за что! Сколько бы денег ни сулили. Иначе будешь как я.

– А что ты?

– Я не могу отсюда уйти. Я приношу неудачу. И хожу по чужим снам. И я подписала договор…

– С кем?

Лана дернула плечом.

– Они не люди. Вернее, не все они – люди. Те, наверху, – она показала головой, – что-то вроде призраков. Но хотят стать живыми. А главный вроде как человек даже. Он называет себя Эйдолон. Я не знаю, что им надо. Пока не знаю. Трудно – у них нет снов, я не могу узнать. Иногда во сне поднимаюсь наверх и пытаюсь подслушивать. Это опасно… Те, что внизу, – люди. Призраки не могут ничего сделать здесь, они бесплотны. Для их дел нужны люди. Они там, внизу. Секта. «Откровение».

– А мы?.. – шепотом проговорила Анастасия.

– А мы – рычаги, наверное… Но ты еще не подписала договора. Я – уже. Мне нет выхода. Ты еще можешь. Не подписывай!

Лана начала дрожать и расплываться, и Анастасия проснулась.


Очередной тревожный звонок прозвучал громче всех остальных. Это случилось в субботу, 13 марта. Игорь шел от дома пешком к Большому Каменному мосту, через арбатские переулки. К тому месту, где встретил Эвтаназию. Даже не знал, зачем ему. Но шел.

Синоптики обещали в субботу аж шестнадцать градусов тепла, потому Игорь оделся не по погоде. Но эти шестнадцать продержались от силы часа два, а затем небо начало плаксиво затягиваться угрюмо-сизыми облаками, грозившими вылить на голову хорошую дозу холодной воды, словно добирая план по осадкам. Игорь заозирался по сторонам в поисках укрытия и вдруг спиной почувствовал взгляд. Это был не знакомый холодок, это был именно взгляд. Он резко обернулся. Дворик. А во дворе скульптуры. Не то выставка, не то склад, что ли…

В какие-то секунды вылезло солнце, снова стало тепло. Где-то орал приемник. Весело тенькали падающие с крыши капли. Но взгляд был, он висел в воздухе почти ощутимо, как лазерный луч… Большая бронзовая статуя стояла на лесах у кирпичной стены, как на полке, рядом с двумя другими. Капюшон, монашеская ряса развевается на ветру, фигура словно вот-вот поплывет по воздуху. А под рясой – ничего. Пустота… Игорь попятился, не сводя взгляда со статуи. Ощущение было такое, словно он посмотрел в глаза бездне. Голова закружилась, к горлу подступила тошнота. Он едва сумел отвести взгляд и быстро вышел из дворика.

Погода тут же снова резко испортилась – словно поджидала его на выходе. Игорь к такой подлянке уже был готов, потому нырнул в первую же забегаловку. Забегаловка называлась «Бутербродная». Игорь и не думал, что такие еще сохранились – с липкими столами, с бачковым кофе. Но «кофе» был хотя бы горячим. Получив свой одноразовый стаканчик, Игорь встал за круглый пластиковый столик и принялся закусывать бутербродом с колбасой, глядя на унылую картину за грязным окном.

– Эй, друг, – перегарно просипело рядом. Игорь, нахмурившись, поднял взгляд. Рядом стоял подозрительно знакомый небритый мужик с тряпичной сумкой. Игоря даже жар прохватил. Он же тогда, когда Анастасия приходила, как раз предупреждал – упустишь! Он знал! Откуда знал? Он знает, где она сейчас?

– Где она? – набросился он на мужика.

– Ты понимаешь, – ответил тот, – понимаешь, ходит, и все! Вот ходит и ходит.

– Кто ходит? – растерялся Игорь.

– Да вон, – показал мужик в окно. Игорь невольно поднял взгляд. По улице плыл бесплотный монах. Прямо к бутербродной…

Затем послышался басовитый злой лай, монах вздрогнул и, как грязная тряпка, метнулся куда-то в сторону, а в забегаловку вошел мокрый ньюф.

– Армагеддонушка, друг ты мой! – заныл мужик. – Что же бегаешь-то, а? А ты не бегай. Вот он пусть бегает. За ним ходят-то. За ним охотятся! А он себя самого, вишь ли, охотничком вообразил!

– Что? – обалдело обернулся к мужику Игорь, но тот уже бочком-бочком пробирался к выходу.

– Кто ходит?! Зачем?! – Игорь выскочил на улицу. Мужик был уже где-то в конце, сворачивал в переулок. – Подождите! Кто вы?

– А ты у голов, у голов спроси! – хихикнул мужик и исчез за поворотом.

Игорь рванул следом, снова ощутив характерный холодок. На бегу оглянулся – совковая бутербродная исчезла, на ее месте стояло вполне приличное кафе.

Игорь давно не тренировался, но уж бомжеватого этого мужика сделать сможет, в этом он был уверен. А Похмелеон бежал впереди, сворачивая в какие-то переулочки и дворы, иногда вприпрыжку, иногда раскинув руки в стороны и помахивая сумкой, словно играл в самолетик. Пес, блестя золотым витым ошейником, тоже весело мчался рядом, временами оглядываясь на Игоря и словно подзадоривая его хулиганской песьей ухмылкой. Игорь бежал и бежал, пока вдруг, свернув в какую-то подворотню, не очутился в замкнутом дворике. Мужик подпрыгивал среди двора, словно ему не терпелось снова сорваться с места.

– Ну давай, давай! – сипло крикнул он. – Давай, дурак, прыгай!

Игорь обалдело уставился на него. Ситуация была нелепее некуда. Солнце весело подмигивало из свежих луж – плюс шестнадцать решили вернуться.

– Слушайте, – заговорил было Игорь, дико злясь на себя из-за того, что выглядел нелепо, – послушайте…

– Да нет, Армагеддоша, ты посмотри! Этот придурок говорит – слушайте! Да это тебе слушать надо! Это за тобой, дурак, ходят! Это тебя ищут, тебя, а ты ни хрена не видишь и не слышишь! – приговаривал мужик, подскакивая на месте. – Ну давай, давай! ПРЫГАЙ!

Игорь стоял, разинув рот, совершенно растерявшись, когда мужик вдруг наклонился и пребольно стукнул Игоря по лбу костлявым кулаком. И неопределенность тут же пропала – Игорь мгновенно вскипел. Вот за это уже морду бьют. А мужик уже бежал прочь. И Игорь рванул за ним сквозь мгновенное ощущение холодных, пробежавших по спине тонких пальчиков и короткую слабость и головокружение. И не сразу Игорь заметил, что знакомые улочки и переулки уже какие-то не совсем такие, хотя до жути знакомые, и что некоторые прохожие изумленно пялятся на них, а других он просто пролетает насквозь, а когда он это понял, то мужик вдруг оказался прямо перед носом, вот-вот можно схватить, и Игорь снова забыл о неладном. Они очутились у консерватории, мужик нырнул в продуктовый магазин и исчез внутри вместе с ньюфом. Разлетевшийся было за ним Игорь со всего размаху въехал головой в дверь и сполз на крыльцо. Перед глазами, тихонько зудя, плавали искры. По спине бежали мурашки. Игорь приложил ладонь к виску. Отдернул руку. И висок, и скула были изрядно ободраны. Игорь поднял голову – перед ним ухмылялась вывеска книжного. Игорь потрогал дверь. Нет, все верно, глаза не врут. Потрогал голову – шишка будет. Он поднялся, матерясь в душе, злой и на себя, и на мужика, и мрачно огляделся. Помотал головой – ой, больно! – и побрел домой, на всякий случай запомнив место своего фиаско. Сейчас, когда погоня была уже позади, ему вновь почудился знакомый холодок.


Из зеркала на него мрачно смотрел мужик с ободранной щекой и нехорошим взглядом. Он сам, любимый. А в понедельник на работу…

Игорь был очень зол.

Глотая на кухне горячий чай с бутербродами, Игорь пытался анализировать все, что произошло сегодня. Вилька бродил рядом и мяукал, но хозяину было не до него. Мысли просто кипели в голове.

Он снова, как в детстве, попал в «дырку». Даже в две. В одну он нырнуть не успел, остановленный самым брутальным образом – дверью по башке.

Мужик знает про Анастасию!

Мужик знает, что он вышел на охоту, и знает, что за ним, Игорем, охотятся!

Откуда он все знает?

Ну явно не от Игоря. Тогда от кого? От Елены? От Константина?

Почему? Что они скрывают от него? Кто они, в конце концов, черт побери? Они знают, где Анастасия?

Все связано. И тогда, на Рождественке, он наткнулся на этого бомжоида с его Армагеддоном, и потом, уже у себя в районе, когда к нему пришли Катя и Анастасия, и сейчас.

Нет, надо, надо немедленно идти к Константину Евграфычу. К Елене Прекрасной. И допросить с пристрастием, какого рожна и кому от него надо…

– А ты у голов, у голов спроси! – послышалось откуда-то знакомое хихиканье.

Игорь вздрогнул и обернулся. Из зеркала ему подмигивал хозяин черного пса. А потом исчез. Игорь невольно – и неожиданно для себя – перекрестился.

Да что же это такое?

Что делать? Куды бечь?

А куда послали. К головам.

И пошел Игорь к головам.

Первое, что пришло ему на ум, была Голова на Ноге. То есть голова в переходе станции «Китай-город», бывшей «Площади Ногина». Известное место встреч. Вечером, после работы, он сделал в метро лишний переход и навестил это место. У головы, как всегда, толпилась куча забившего стрелку народу, и Игорь походил туда-сюда, чувствуя себя полнейшим идиотом. Черт побери, не станешь же разговаривать с памятником у всех на глазах? Другие головы как-то в голову не приходили. Да и с этой лучше, наверное, поговорить все-таки ночью, чтоб никто не видел и в психушку не позвонил. Может, придется даже заночевать в метро…


На другой день работа не клеилась, и мадам Сомоса смотрела на него подозрительно, а в обеденный перерыв предложила коньячку. Сие было удивительно. Видать, выглядел он и правда неважно.

После работы Игорь выбрался из метро на «Смоленской», решив прогуляться. Головы чудились повсюду. Кариатиды, львы, маскароны, пьяные рожи – опять же, как он прежде их не замечал? Они вообще есть или их нет? Они нормальные ненормальные или сверхненормальные?

Игорь поймал себя на том, что стоит перед очередной головой.

– Что делать? – спросил он.

– Вечный вопрос русской интеллигенции, да? – ответила голова.

Игорь ойкнул и пошел прочь бочком-бочком.

– Вы куда? – воскликнула голова. – Других-то всех подряд спрашивали, а меня, милостивый государь, что испугались? Постойте, поговорите со мной, сделайте милость, а то сколько уж лет…

– Молчи, пустая голова! – возопил Игорь и бросился опрометью в переулки, не разбирая пути. Влетел в какой-то подъезд, приветливо распахнувший двери. Пахло кошками, было тихо.

– Если это ненормальное нормально, то я, наверное, все же не готов, – пробормотал он себе под нос, пытаясь вскрыть бутылку пива о чугунные перила. – Не готов я. Откуда ж столько поналезло нового-то, где ж мои милые стандартные привычные чертики? А?

– Ах, ну и молодежь нынче пошла, – раздался сверху недовольный жеманный голос.

Игорь вздрогнул. Пролил пиво. Поднял голову. Две колонны по обе стороны лестницы, крашенные масляной краской в синий цвет, венчались двумя сфинксами в стиле модерн. Две ярко раскрашенные головки смотрели друг на друга – точнее, теперь они взирали на Игоря.

– Здрассссти… – прошелестел он.

Головки многозначительно переглянулись. Одна просто скривилась, другая фыркнула.

– А вот кто за мной ходит? – сказал Игорь, потому что надо было что-то сказать.

– Спросил бы еще, кто виноват, – фыркнула правая головка.

– А потом – что делать! – засмеялась левая.

– Извечный вопрос русского интеллигента, – прошептал Игорь.

– Так вам на какой вопрос ответ надобен?

– Кто… ходит…

– Ах, боже! – томно вздохнула правая. – Чудище. Обло, огромно, стозевно и лаяй. Вот оно и ходит.

– Идолище.

– Чучелище.

– Что?

– Ах, молодой человек, утомили!

– Но все же – кто? Что мне делать?

– Ждите, – загадочно протянула одна, – первой майской луны!

– И будет вам откровение!

Игорь вздрогнул от этого слова.

– И идите уже! – хором протянули головы и занялись каким-то своим, совершенно непонятным Игорю разговором.

И пошел Игорь. Домой.

А дома Вилька запрыгнул хозяину на колени и стал урчать и тереться. Игорь почувствовал, как тяжелеет голова, и пошел спать. – «Приснится Красная Женщина, – подумал он, – я ее возьму за глотку и заставлю говорить».

Глава 3

АПРЕЛЬ В ЗЕЛЕНОЙ ДЫМКЕ

Когда над Моим Городом поднимется весенняя луна, он станет прозрачен. И проступит вся его многомирность и многомерность. И это будет ночью. И увидят это только кошки, собаки да прочее зверье – они видят многое, что не дано людям. Они даже меня всегда видят. Если бы Человек не пал, ему осталось бы это волшебное зрение, а так лишь немногие им обладают благодаря воле Судьбы. Да и мало им от этого радости.


Работа не ладилась. Наполовину прорисованный концепт фирменного стиля казался до скрежета зубовного убогим, хотя еще накануне выглядел строго и элегантно. На мольберте тосковал загрунтованный холст, чуть тронутый кистью.

За окном висела мутная дождевая пелена, даже дымка нежной зелени потускнела. Бывают и весной муторные дни когда над городом висят серые тучи, все мокро и уныло.

Андрей маялся, тоскливо глядя за окно. Мысли тоже были унылые, противные, какие-то раскисшие, как грязь под ногами.

«…Если скажут, что я чокнутый, я и спорить не стану. Пусть лучше считают чокнутым, чем трусом. А я трус. И чокнутый тоже. А чокнутый – потому что боюсь не того, чего надо. То ли пугаться не успеваю, то ли просто не представляю всех последствий, чтобы бояться заранее. Потому и вляпываюсь.

А снов я боюсь. Боюсь невероятных совпадений, кровавых закатов, солнечных затмений и осени. Еще я боюсь сойти с ума. И по-настоящему страшных романов ужасов. Не какого-нибудь Брэма Стокера или Стивена Кинга, а, к примеру, «Голема» Густава Майринка. Или Эдгара По. Или Акутагаву. Или Брэдбери. Вот там ужас, настоящий, не выдуманный. Как с тем лимузином… Или пустым Викиным домом…»

Не самые приятные мысли, но другие Андрею в голову не шли. Он вытащил из шкафа книжку в потускневшем коричневом переплете и завалился в кресло. Булгаков – самое подходящее чтение для сумрачного и тревожного настроения.

Когда полураздетый Иванушка Бездомный ввалился в ресторан у Грибоедова, раздался трезвон в дверь. Андрей заложил страницу пальцем и пошел открывать.

– Кто там?

Остроумные приятели обычно отвечали, что почтальон Печкин, медведь к сове в гости или еще что-нибудь в стиле старшей группы детского сада. Однако сей клиент был неподражаем – он рявкнул во всю глотку:

– Дурак!

– Очень приятно, – сказал Андрей и посмотрел в глазок. На площадке стоял мужик, прилично одетый и неприлично злой.

– Ты, мля, своей тарахтелкой меня запер! А ну давай уводи свою инвалидку, пока я ее не разбил к чертовой матери.

Андреи мысленно перевел на русский эту странную тираду и открыл дверь.

– У меня нет тачки, братан, – ответил он на понятном вторженцу языке.

– Да не гони! Давай уводи, на хрен, освободи дорогу. Мне в аэропорт надо!

Понятно. Андрей вздохнул, понимая, что с кармой бороться бесполезно. Значит, суждено пройтись под занудным дождем к неведомой «Оке» с непонятливым гостем на пару. Андрей обулся, накинул куртку.

– Ну пойдем.

В торце дома, за недавно поставленной решетчатой оградой, стоял «опель». Выезд к воротам перекрывала заляпанная грязью раздолбанная «Ока».

– Н-да. Давайте-ка ее откатим, что ли.

Владелец «опеля» удивленно воззрился на Андрея:

– Так что, не твоя?

– Я же говорил – нет у меня тачки. Да и вообще она не из этого дома, – сказал Андрей. – Вы ведь тоже из нового, не из нашего?

– Ну да. – Мужик поскреб намечавшуюся лысину. – И что делать-то, а?

– Откатывать, что ж еще.

Совместными усилиями «Оку» откатили в сторону. Мужик пожал Андрею руку, извинился: «Понимаешь, жена с сыном прилетают, встречать еду… Ты уж не обижайся, а?» – бросил мокрый плащ на заднее сиденье и вырулил со двора Андрей посмотрел ему вслед и подошел к «Оке». У той на переднем номере значилось непонятное «УК БП», заднего вообще не было. Под передним стеклом на панели лежала картонная табличка с цифрами «78». Видимо, из-за нее-то и ломился в квартиру осатаневший автовладелец.


Не успел он вернуться в комнату и устроиться в кресле, как в дверь снова затрезвонили, на этот раз как-то деликатно – мол, с визитом. Андрей чертыхнулся, отложил Булгакова и пошел открывать, на сей раз предварительно посмотрев в глазок. За дверью стоял приятный такой мужичок лет сорока, весьма цивильно одетый и даже в шляпе.

– Кто там? – гнусавым старческим голосом спросил Андрей. – Ходют тут всякие, а потом ложки серебряные пропадают…

– Откройте, пожалуйста, Андрей Дмитриевич, – невозмутимо сказал визитер.

– А зачем? Говорите так.

Визитер вздохнул, порылся во внутреннем кармане и приложил к глазку так, чтобы видно было, удостоверение. ФСБ, значит? Андрей разозлился.

– Без официальной повестки никуда не пойду. Гуд-бай.

Замков в двери было штуки четыре – наследство тети Поли, которая страшно боялась воров, и дверь монументальная, без гранаты не своротишь. Так что Андрей стал демонстративно все эти замки закрывать, а под конец еще и заложил дверную цепочку, которая вполне могла удержать здоровенного кобеля.

Выглянул в глазок. На площадке никого не было.

Андрей вернулся в кресло, но за окном стало совсем темно от сливовеющих туч, пришлось вставать и включать свет. В желтоватом теплом свете тепло замерцал кубок в зеркальной горке. Андрею нравилось смотреть на него. Натюрморт с кубком и розой висел на стене, прямо напротив, как сказочное отражение.

Заварив чай, Андрей снова уселся в кресло и положил книгу на колени. Но чтение не шло, голова была занята другим. Странные были сегодня визиты. Непонятные. И еще противное ощущение какой-то слежки. Да кому и зачем за ним следить? А Вика боится преследования… Может, это не его преследуют, а ее ищут? Проследили досюда? Гость вроде был не призрачный. На звонок жал. Но ведь Вика тоже позвонила! Или нет? Андрей не помнил.

Он смотрел в пространство, размышляя о странных людях и странных событиях. Под пальцами шелестели страницы книги.

– Начну-ка я сначала, – сказал он, обращаясь к неувядающей темной розе, что стояла на подзеркальнике в узкой бутылке густо-синего стекла. И стал собираться.

Когда Андрей справился со всеми замками и открыл дверь, под ноги ему спланировал сложенный вчетверо листок. Видимо, фээсбэшник оставил. Андрей развернул бумажку и достал визитку. На простой белой глянцевой карточке значились имя, фамилия и два телефона. Та-ак, подумал он и выкинул визитку в урну у подъезда.

Было довольно холодно, небо облегли по-осеннему плотные тучи, в воздухе стояла промозглая сырость. Андрей сунул руки в карманы и пошел по Остоженке от моста через кольцо к центру. Вот ведь черт знает что такое этот храм Христа Спасителя. Символ национального духа уж точно. Приземистый, тяжеловесный, раззолоченный. Эх, вот имел бы он пропорции киевской Софии! Так нет, он кубический. Раньше Андрея всегда раздражала дырка в панораме, которая здесь зияла. И дурацкий бассейн. И теперь ему было не очень понятно – с одной стороны, дырка закрыта, пустота заполнена, а с другой – не нравился этот самовар. Ну да бог с ним.

Андрей свернул к памятнику. Это был обманный памятник. Андрей много раз видел его и так, и в изображениях – бородатый мужик в сюртуке стоит на низком гранитном постаменте, но в памяти почему-то виделся высокий красный гранитный валун, над которым, как над кафедрой, нависает некто мощный, с бородищей по пояс. Кропоткин, наверное, – ну кому еще может быть памятник на Кропоткинской площади, возле метро «Кропоткинская»? Ан нет, на самом деле стоит там Фридрих Энгельс. И логика этого непостижима простому уму. Андрей привычно удостоверился, что Фридрих со своего места никуда не делся, и перешел через улицу. Именно этим путем он шел тогда за Черным Принцем. Вот и та церковь. Запустение и одичание. Дверь на запоре. И никого. А кого он думал тут найти?

Андрей походил вокруг и заглянул из любопытства в запущенный дворик, заваленный всяким мусором, на который выходил полуобрушившийся угол дома. Совершенно постмодернистское зрелище, как в «Сталкере». Здесь бы снимать фильмы о мире после катастрофы.

И только он об этом подумал, как послышался нехороший шум. Что-то ворочалось за слепыми окнами, нечто ждавшее до поры там во тьме. Андрей метнулся обратно к калитке, через которую вошел, но она оказалась туго затянута толстенной паутиной. Двор должен быть проходным, рассудил он и бросился в другую сторону. Точно – там была арка в обветшалом кирпичном заборе, но арку затягивала какая-то мерцающая пленка. Она густела, наливалась фактурой, затем вздулась пузырем, и из пузыря вышел персонаж фантастического фильма. Здоровенный мужик, запакованный в матово-черные латы, гибрид тех, в которых разгуливали персонажи «Звездных войн» и «Экскалибура». Из-под шлема виднелась физиономия, достойная «Терминатора». Руки у этого чудища были толщины невообразимой – явно под пластинами лат прятались какие-нибудь многозарядные многоствольные гранатометы или, того хуже, бластеры. Точно такая же пленка вздулась на проемах дверей и в провале стены, и в заброшенный дворик шагнуло штук шесть таких же «терминаторов», различающихся в деталях. По какой-то дикой и несуразной непонятно чьей прихоти все были при мечах.

Андрей затравленно огляделся и отскочил к стене. Главный «терминатор» – на нем доспехи были украшены золотыми змеями – остановился шагах в пяти от Андрея и проговорил металлическим голосом:

– Следуйте за нами.

Забрала на их шлемах – с какой-то сложной оптической системой – напомнили Андрею роботов из старого детского фильма «Отроки во Вселенной», и ему вдруг стало смешно.

– Можно задать вопрос? – спросил он. Ответа дожидаться не стал: фактор внезапности вещь мощная. – «А» и «Б» сидели на трубе. «А» упало, «Б» пропало. Кто остался на трубе? – выпалил он.

«Уж не убью, так поразвлекаюсь напоследок».

Однако «терминаторы» замерли как вкопанные. Черт его знает – думали они или ждали приказа, но, как оказалось, Андрей выиграл жизненно важные секунды. Потому что раздался громкий рык и посреди двора материализовался Армагеддон собственной персоной, больше, правда, похожий на собаку Баскервилей – глаза у него были что плошки и горели белым огнем, в пасти сверкали жуткие клыки, а тело покрывала кольчужная сетка, как у боевых псов древности. Андрей оцепенел, а это чудище рявкнуло на грани инфразвука, так что «терминаторов» снесло. Тут же раздался пронзительный свист, от которого в глазах запрыгали зеленые искры, а уши заложило. С минуту примерно он ничего не видел и не слышал, кроме зеленых искр и ватной тишины. Когда же это прошло, он обнаружил, что «терминаторов» нет и в помине, а рядом стоит похмелевидный мужик с лохматым ньюфом. На пузе у Похмелеона болтался блестящий свисток странной формы, который он быстренько спрятал под обтерханный свитер.

– Как я их, а? – самодовольно спросил он и залихватски подмигнул.

– А… кто это был? – выдавил Андрей. – Что это было?

– То были пузыри земли! – патетически процитировал Похмелеон. – Ну-с, и что вы тут изволили делать, молодой человек, а?

– Вас искал. Послушайте, мне нужно с вами поговорить…

– Поговорить? – задумался он. – Ну так чего ж мы медлим? Идемте!

И пошел. Андрей как привязанный двинулся за ним. Шествие замыкал пес. Шли вроде совсем недолго и через пару-тройку поворотов очутились на углу какого-то скверика. Или не скверика – дождь удивительным образом скрадывал очертания города.

– Так в чем дело? – поправив очки на носу, вопросил мужичонка, в этот момент удивительно похожий на чеховского интеллигента. Правда, малость поддатого.

– Помните, мы с вами встречались уже? Здесь, осенью. Вот после этого все и началось. Странности всякие. Например, черный лимузин…

– С этого места подробнее, пожалуйста. – Мужик уселся прямо на мокрую скамейку, раскрыл над собой зонтик и закинул ногу за ногу. Пригласил жестом Андрея подсесть. Зонтик оказался невероятно широким и укрыл от тонкой мороси обоих.

Андрей начал рассказывать, сначала осторожно и только про сам пластичный ЗИМ, протискивающийся в дыру в заборе, потом пришлось объяснить про Витькин «женский Шаолинь», а заодно про Лану, от которой так и не было ни звонка, ни письма, про неувядающую розу, натюрморт, Черного Принца в зеркале и, наконец, про сегодняшнего визитера. Только о Вике не было сказано ни слова.

Рассказывая, Андрей искоса посматривал на Похмелеона и удивлялся. Это был не Похмелеон, а какой-то городской хамелеон. Лицедей. Перед ним восседал не похмельный люмпен, а вполне пристойного вида невысокий крепкий мужик лет сорока с небольшим, с самым обыкновенным лицом. Обычный средний неприметный горожанин. Выгуливает собаку. Когда и как он успел так незаметно измениться – Андрей понятия не имел, да и задумываться не стал.

Только очки оставались прежними – видавшими виды и какими-то… наглыми.

Армагеддон ошивался поблизости.

Хамелеон-Похмелеон слушал внимательно, не перебивая, только иногда задавал наводящие вопросы.

– И что теперь? – агрессивно спросил Андрей, когда рассказ подошел к концу.

– Ну, например, не ходить к той церкви. Заброшенные церкви – приманка для нечисти, знаете такое народное поверье?

– Знаю. Но надо же мне было как-то вас найти. Похмелеон усмехнулся и сунул руки в карманы. «Еще бы кепку – и такой типаж будет», – невольно подумал Андрей.

– А вы ищите меня вот по этому телефончику, – заговорщически подмигнул Похмелеон-хамелеон. – 456-894-814. Помните, были раньше телефоны с буквами?

– У тети Поли остался старый аппарат, там буквы вокруг циферблата… – припомнил Андрей.

– «Где зигзаг». Запомнили?

– Д-да…

– А пароль у нас будет… – Похмелеон прищурил один глаз и забормотал: – Луна во втором доме… Овен на исходе… Марс в Скорпионе… Вы же в ноябре родились?

– Да…

– Значит, в Скорпионе… ага. Пароль у нас будет… – Похмелеон набрал в легкие воздуху и выдал единым зарядом: – Елдыбраккаунт!

Строго посмотрел на оторопевшего Андрея и добавил:

– А отзыв – байгапосудаогдылма. – Не дожидаясь ответа, закрыл зонтик, и стало понятно, что сквозь щель в тучах пробивается красное закатное солнце. Дождь прекратился. – Эй, Армагеддоша, мон ами, пошли!

Свистнул и пошел прочь – невзрачный обтерханный работяга с бутылкой под полой облезлой куртки, а за ним потрусил, помахивая хвостом, лохматый ньюф.

«Метаморфозы!» – подумал Андрей и огляделся. И чуть не ахнул.

Он стоял в скверике рядом с бывшей партшколой, что на Миуссах, возле метро «Новослободская». Где «Кропоткинская» и «Боровицкая» – и где «Новослободская»?

«Стоп, – подумал Андрей. А если с Чистопрудного на Китай-город можно точно так же?» Как на рисунках из серии «Сквозные дыры». Он сделал шаг назад. Точно, ощущение такое же, как на том самом месте Чистопрудного – как будто открывается невидимая перспектива.

Андрей еще потоптался там, потом пошел к метро. Миновал сумрачный комплекс бывшей партшколы, а ныне Российского гуманитарного государственного университета – то еще зданьице. Поговаривают, что под ним, как под Большим Универом, полно подземных ходов.

И поехал домой…


– А ты была наверху или внизу? – спрашивала Анастасия. Лана снова снилась ей.

– Да, конечно. Я же подписала договор, – со злой горечью сказала она. – Дура я. Дура. Какого черта я пошла в это самое «Откровение»?

– Да, вот почему?

– Могла и в церковь. Да, понимаешь, там эти бабки… они как бесы. Все придираются, то не так, это не эдак, и туда не ступи, и кланяешься не так… Я же с Богом пришла говорить, а не с ними. А девушки из «Откровения» такие добрые, все понимают. Нет, тут поздно.

– Так что наверху?

Лана помолчала.

– Там. Там-там-там… Кровавые Гэбисты там. И командует ими Лаврентий. А иногда приходит Железный. И не спрашивай, я не знаю, откуда они взялись и чего им надо. Я не знаю! Но так есть.

Анастасия тупо воззрилась на Лану.

– Но этого же не может быть! Они не могут быть настоящими! Они же умерли, давно умерли! И их время ушло!

– Ну да. Пока ты с ними не подписала договора, они для тебя не настоящие. А вот подпишешь – попадешь в их власть. И вот тогда они тобой воспользуются на всю катушку. Мы-то живые. Настоящие. Нашими руками можно делать то, чего они хотят.

– И… ты?

– Да, и я. Я не могу не подчиняться. Наверное, это было бы даже приятно, если бы я уговорила себя считать все, что со мной происходит, прекрасным и правильным. Не выходит. Не выходит… – Она посмотрела на Анастасию огромными черными глазами. – Возможно, я сумею помочь тебе сбежать. Возможно, ты сумеешь помочь мне.

Анастасия не могла поверить.

– Господи, но почему тогда они не взялись за меня давно? Чего я тут делаю?

– Может, скоро возьмутся. У тебя дочка? Вот крючочек номер раз. За него и будут дергать…

Анастасия обхватила себя руками. Жар ударил в голову, в глазах заплясали искры. Дурища, как не додумалась…

– Меня вот держат здоровьем мамы, – добавила Лана.

– Что делать… а? – Анастасия схватила Лану за руку.

– Попробуй присниться дочке. Если сможешь. Ты ведь уже снилась тому человеку?

Анастасия покачала головой:

– Мне мешает какая-то тетка в красном…

Лана тревожно посмотрела на нее:

– Тогда даже не пытайся. Бежать надо. Скорее. Если ты пообещаешь, что поможешь моей маме…

– Да-да! Как отсюда выбраться?

– Я буду думать. Башня – странное место. Когда я сюда приехала, мне показалось, что она пуста. Что тут никого никогда не было. И в то же время в башне полно народу… Потом я была и внизу, и наверху. Мне все время кажется, что здесь что-то не так с пространством. И этажей куда больше, и коридоры куда длиннее…

– Лана, ты можешь провести меня туда во сне?

Лана молча кивнула.

– Только не забывай – по снам хожу не я одна.

– Ты ведь разбудишь меня, если что?

Лана улыбнулась. Впервые.

– Попробую.


Лану наяву она увидела мельком, когда возвращалась в свои комнаты после утомительнейшего, непонятного и потому очень раздражавшего ее эксперимента. Одна польза – она увидела людей «снизу». Это были двое мужчин и девушка, на груди – значки с зеленой на оранжевом змеиной «плетенкой» «Откровения». Одеты по-разному, но все странно погружены в себя, словно прислушиваются к чему-то и смотрят насквозь. Девушка была очень бледна, красива, удивительно похожа на анимэшных вампирских дам. Темные очки дополняли образ. Мужчины ничем особым не отличались. Разве что были как-то совсем незаметны. Встретишь раз – потом и не узнаешь. Девушка читала какие-то стихи, полные черной ночи, крови, красоты, страданий, полета, серебра и желанной боли. Голос ее тихо звенел, как колокольчики Аида.

От Анастасии требовалось опять нечто непонятное. Нужно было постараться «настроиться» на стихи. Анастасия мало какие стихи любила, да и в подкорке сидел только страх за Катю и желание выбраться отсюда. Думать она больше ни о чем не могла, потому в конце концов вскочила, наорала и на девушку, и на безликих мужиков, и на психолога, выскочила и побежала к себе. Конечно же кончилось тем, что ей после доставленного в комнаты ужина сделали укол. Ну тем лучше, думала она, засыпая.

– Дура ты. Тебя могут вообще на иглу посадить. Ты должна сейчас, наоборот, быть тише воды ниже травы!

– Не могу я! Тошно мне здесь! Все неправильно!

– Пошли. Я обещала. Но что мы увидим наверху, я не знаю. Если нас никто не будет пытаться увидеть во сне – считай, пронесло. Мы будем видеть, нас – нет. Если же нас целенаправленно будут «снить», то… всякое может быть.

– Всегда можно умереть.

– Не всегда это спасает, – спокойно и страшно ответила Лана. Потом коротко улыбнулась. – Сны пока мое единственное убежище. Но, боюсь, ненадолго.


Они поднимались наверх легко, как часто бывает во сне. Почти летели вверх. Коридоры были спиральны, как в раковине. Как на старинных изображениях Вавилонской башни.

– Сколько раз здесь бываю, – обернулась Лана, – столько раз мне кажется, что она все выше и выше…

Они остановились перед широкой лестницей, торжественно-мраморной, застеленной алой ковровой дорожкой, как в старых советских учреждениях. Они поднялись по лестнице мимо огромного зеркала, в котором не увидели ни единого отражения – своего в том числе.

Коридоры были обшиты темным деревом, двери с бронзовыми тяжелыми ручками и латунными табличками с номерами и именами. И здесь было полно людей. Или не совсем. Потому что некоторые были со значками «Откровения», и шаги их были слышны, и за ними тянулись тени. А другие были без теней, и шагов их не было слышно. А иногда были просто тени.

А потом Анастасия задрожала и вцепилась в Лану так, что та едва не заорала.

Потому что мимо прошел муж. Покойник.

И от него тянулась тень, и шаги его были слышны, и в зеркале было его отражение.

Он шел, и перед ним расступались все, вплоть до теней. Он вошел в дверь в торце коридора и затворил ее за собой. Вскоре туда втянулись и остальные.

– Ты с ума сошла? – прошипела Лана.

– Это мой муж… Это сон… Он же умер…

Лана странно посмотрела на Анастасию.

– Он живой, – негромко ответила она. – Он здесь главный. Его зовут Эйдолон. И он не человек.

– Он мой муж! Он же погиб, я же… Надо поговорить, я… зачем? Почему он…

– Уходим. – Лана рванула Анастасию за собой. – Кончай истерику.

Глава 4

МАЙСКАЯ НОЧЬ, ИЛИ ЛУННОЕ КОЛДОВСТВО

Первые майские праздники 2005 года

Вот она, Госпожа Ночи, восходит на майское небо. Я люблю ее. Я вижу ее настоящий лик. Не планету, вращающуюся вокруг Земли, ату, мистическую Луну, которая проглядывает сквозь реальную. Ту, которую зовут Селеной. Или Дианой, Артемидой. У нее множество имен, но для меня она – Селена. В этом имени есть серебро и шелест ночной листвы. Я влюблен в нее с самого Начала, и потому глаза у меня полны расплавленного лунного света. В майские лунные ночи и в последние лунные ночи лета она, Госпожа моя, ближе всего к нам. И потому я просил у Господина Моего, чтобы несколько ночей в году принадлежали только мне. И тогда Он берет над Моим Городом власть, а я схожу с ума от любви… Нельзя хранить Город влюбленному безумцу.


Четверг. Утро. Телефонный звонок. Отставить кружку с кофе и взять трубку.

– Алло?

– И тебе доброго утра! – произнес на том конце утренне-бодрый женский голос. – Какие у тебя планы на выходные?

– Елена? А в чем дело? – начал просыпаться Игорь.

– Ну наконец-то проснулся! Так едем?

– Куда?

– Мы приглашаем тебя на выходные.

– На дачу?

– Не-эт, – рассмеялись на том конце. – Ты группу «Гнездовье ветров» знаешь?

С утра Игорь соображал туго, однако группу вспомнил легко. Она появилась недавно и очень быстро взлетела, в основном благодаря солистке, Елизавете, которую на афишах и клубных флаерах именовали Элис. Девушка сочиняла необычные песни в стиле фолк-рок и пела их красивым и сильным голосом.

– Ну да, знаю. Приятная группа.

– У Элис день рождения, – сказала Елена. – И «Гнездовье» отмечает его на природе, в лесу. Будут еще «Мерлин» и «Дикая охота». Вроде мини-фестиваля для своих. Песни пиво, пляски в исторических костюмах. Поехали. Тебе будет полезно посмотреть на увлекающийся народ.

– Понял. А где это будет?

– За Протвином, там дальше, на речке. В лесу.

– Так это, рюкзак надо, палатку…

– Если есть – бери. Но вообще-то мы машину заказываем…

Игорь проснулся окончательно и начал соображать.

– Зачем заказывать? У меня есть!

– Отлично! – Елена явно обрадовалась. – Только там грунтовка.

– Пройдем. Ты одна будешь?

– Четверых пассажиров увезешь?

– Да не вопрос! Когда едем?

– Завтра часиков в семь вечера, после работы.

– Тогда сбор у меня, повезу вас.

– А еще мы везем гриль-кур. Много, – очень многозначительно сообщила Елена.

Игорь сразу же почувствовал аромат жареной курочки. Сглотнул слюну. Поездка становилась все более привлекательной.

– Сколько – много?

– Кого?

– Курочек.

– Двадцать.

Игорь фыркнул.

Игорь засмеялся, окончательно уже проснувшись.

– Хорошо. В пятницу после работы жду.

– Ура! – послышалось на том конце, а потом – короткие гудки.

Игорь зевнул, встал и потянулся. Он был бодр и даже весел. Об остывшем кофе он забыл.


Пятница. На грунтовку съехали уже в сумерках. Старая отцовская «Волга» с серебряным оленем и мерседесовским мотором шла настолько гладко, что у Игоря душа радостно пела вместе с мотором. Дождей неделю не было, и дорога была накатанной и хорошо видной. Лес был еще прозрачен, листья только-только пробились. Было тепло, прогноз обещал хорошую погоду.

Река Протва уверенно, упорно и полноводно урчала под старым железным мостом у заброшенной мельницы. На высоком берегу светились окошки дачных домиков. Народу тут было много, но лесок, лежавший в треугольнике дачных поселков, сейчас вряд ли кто посетит – садово-огородные работы были в разгаре, предвещая осеннюю борьбу с урожаем.

С дороги просматривалась большая утоптанная поляна с табунком машин, но Елена велела проехать дальше.

Километра полтора они ехали по полю, потом по мосту через Протву, потом по лесной дороге от реки и под конец неожиданно вынырнули в синюю звездную ночь, на поляну, спускавшуюся куда-то влево, к журчавшему в темноте в неглубоком овражке ручью. На ветвях березы качалась луна. Поднимался туман. Было холодно – ночи стояли еще отнюдь не летние. Горел небольшой костерок, поодаль виднелись две палатки.

Устроители ожидали сотни две человек, группами и россыпью. Всех надо было развести по стоянкам, чтобы в темноте не заблудились и мимо поворота не проехали. Но вся деятельность организаторов кипела где-то там, а здесь было спокойнее всего. Сейчас тут было вообще пусто, если не считать одинокого, смертельно усталого дежурного – разве что кто-то дрых в палатке. Остальные – кто встречал последние ночные автобусы, кто разводил по лагерям новоприбывших, кто уже спал прямо у костра на «пеночке», воздевая к небесам бормочущую рацию, как Роланд – Дюрандаль.

На смежной полянке как раз хватало места для машины, двух палаток и кострища. Пока два спутника Елены – рыжий коренастый парень, отзывавшийся на имя Джек, и другой, не-пойми-кто стиля унисекс, назвавшийся при знакомстве Ли, – ставили палатки и вытаскивали из багажника медхозяйство, Игорь и Елена растягивали тент с красным крестом, под которым два дня будет жить медпункт. Третьим номером под командой Елены была тощая девица по имени Кэт, даже в сумерках не снимавшая очки-хамелеоны, к Кэт прилагался крупный сиамский кот без шлейки и ошейника, который, впрочем, никуда не убегал, а бродил по поляне, то и дело принюхиваясь.

К полуночи лагерь был разбит, и спать уже никому не хотелось. А хотелось чаю, глинтвейна, сладких пряников и разговоров.

Над тонким туманом всплывала, оттолкнувшись от березовой ветки, Госпожа Луна. Назавтра предстояло первое мая.

– Ах, медовая луна! – потянувшись, промурлыкала Кэт. Они с Еленой Прекрасной закипятили котелочек, потому как пить и есть хотелось уже смертельно. – Сейчас бы согреться, отключиться и завалиться.

– Посмотрим, – покачал головой Игорь, подбрасывая в костерок дров. – Надо бы устать, а вот как-то ни в одном глазу.

– Ага, – кивнула Кэт, высыпая в кипяток заварку и доставая из сумки бутерброды в фольге. – Вот.

Джек молча, как голодный пес, вгрызся в бутерброд. Притулившийся рядом с ним Ли хихикнул.

Игорь всю дорогу, от самого знакомства, пытался их совместить. Коренастый Джек, в штормовке, видавших виды вибрамах, коротко стриженный, в подогнанной неновой амуниции, частично армейской, подходил к месту и времени, к старой «Волге», грунтовке, лесу, палаткам. Ли категорически был не отсюда. Черные джинсы и куртка, конечно, вполне годились для выезда за город, и рюкзак-анатомик из черного и фиолетового авизента был почти таким же, как у самого Игоря, но… но все равно Ли был в лесу чужим, длинноволосым горожанином, выбравшимся на пикник, и не более того. А еще Игорю страшно мешало то, что он никак не мог определить наверняка – то ли перед ним смазливый смуглый парень, то ли крепкая девица с мужскими ухватками. Даже по голосу не получалось, мало ли у кого может быть такой резковатый альт. Правда, вся компания обращалась к Ли в мужском роде.

Ли поймал Игорев пристальный взгляд и улыбнулся. Улыбка у него была приятная, располагающая. В одной руке Ли держал многослойный бутерброд, другой чесал за ухом сиамского кота, которого Кэт называла труднозапоминающимся именем Нилакарна, а остальные – просто Принцем.

Некоторое время молча ели и пили. Потом рация у снулого Роланда взвыла дурным воем, и тот мгновенно проснулся. Игорь уважительно посмотрел на парня – тот не только сразу проснулся, но и сумел ответить что-то связное и разумное. А после этого, пошатываясь, встал, потом сел и протянул руку. Игорь хотел было сунуть туда стакан с чаем. Но парень просто здоровался.

– Я Кот. Аморфный. И дайте, пожалуйста, что-нибудь в себя закинуть. С утра не жрамши, все времени нет.

– Я Кэт, – ответила Кэт, протягивая парню чай и бутерброд. – Мы медпункт.

Кот Аморфный был похож на викинга. Высокий, крепкий, с пузцом, но не дряблый. Длинные светлые волосы, на ярко-розовом от загара лице – светлые усы и борода. Как есть викинг, нордическая этакая фигура.

Луна поднялась еще выше, стало еще холоднее, изо рта пошел парок. В холодный спальник в холодной палатке лезть не хотелось категорически. Но все же надо было бы соснуть хоть четыре часа. Игорь уговаривал себя – ну вот еще чайку, а потом «смирновки», согреюсь, и спатеньки, спатеньки…

Вместо спатеньки через некоторое время Игорь вдруг обнаружил себя на лесной тропе, расчерченной тенями полуголых ветвей на лунные мозаичные осколки. Впереди неспешно шли парочкой Джек и Кэт, слева, задумчиво подняв лицо к небу, шагал Ли. Было тихо, жутковато и волшебно. Где-то пролетел козодой, где-то треснула ветка, где-то пели. Тень шевельнулась под ночным ветром, словно переползла через дорогу. А впереди виднелся выход на поле, по которому они сюда и приехали. Только шли они не по той дороге – колей не было.

– Ну по голосам найдем, – пробормотал Игорь, чувствуя себя в зюзю пьяным. Только вот голосов слышно не было. Никаких. Совсем. – Это как это? – тупо осведомился он, ужасающе быстро трезвея. – Ребята, мы где?

И все вдруг остановились, изумленно оглядываясь по сторонам. Они стояли у выхода на совершенно нетронутое поле. Края видно не было. Невысокие перекаты холмов и серебро высокой травы. Высокой травы! Весной! Какая, на хрен, трава!

– Та-ак, – протянул Джек. – Давайте-ка назад.

Все разом повернули назад по дороге. Шли теперь быстро, молча, глядя по сторонам и прислушиваясь к ночным шумам. С неба, не мигая, смотрела луна. Прошло минут двадцать, и снова замаячил выход. Быстро, молча все четверо подбежали к выходу. А за выходом клубился сотканный луной туман. И ничего в нем не было видно – только объемное сияние да какие-то крохотные искры плавали вокруг, как пылинки в луче света.

– Нет, ребята, туда нам тоже не надо, – попятился Джек, чуть дрожа, как встревоженный пес.

Снова дорога, уже почти бегом, и уже не холодно, а жарко от страха. И снова – выход, но уже к огромной темной реке, быстрой и холодной, а на другом ее берегу сверкала инеистой белизной черемуха.

– Назад, – четко приказала Кэт. Принц спрыгнул с ее плеча, упруго приземлился на все лапы и, присмотревшись, прижал уши. – Назад.

– Водит, – спокойно проговорил Ли откуда-то сзади. Игорь был уже совершенно трезв.

– Кто водит-то? – спросила Кэт. – Здесь чисто!

– Где-то мы перешагнули круг, – тихо проговорил Ли. – Крикнул козодой – а мы не услышали. Тень переползла дорогу – а мы переступили. Нас предупреждали, а мы отмахнулись. Сами виноваты.

– Делать-то что? – раздраженно мявкнула Кэт. Очки она все-таки сняла.

– А вот это что? – спросил Ли, указывая рукой в сторону, где курчавившийся невидимой в темноте зеленью березнячок укрывал светлым облаком невысокий холм.

– Подъем, – буркнул Джек.

– Балда. Это холм. С плоской вершиной. А за нашей стоянкой еще один, я теперь вспомнил.

– Епрст. – Джек тяжко вздохнул. – А я, дурак…

Ли неторопливо вышел вперед. Он встал на границе леса и не-леса, его невысокая стройная фигура сейчас, на резком белолунном фоне, казалась черной и четкой. Он склонил голову набок, сунул руки в карманы, чуть ссутулился, посмотрел на землю, пару раз задумчиво пнул ее ботинком.

– Ага, – пробормотал он. – Понятно. Нож.

Игорь хлопнул глазами – кажется, он один тут ничего не понимал, в том числе зачем тут нож, но Джек вынул откуда-то из своего камуфляжа охотничий нож и подал Ли. Тот выпрямился, несколько раз чуть притопнул ногой, затем что-то сердито забормотал себе под нос. Что-то совершенно несообразное, вроде считалочки:

О, Ночная Госпожа-пожа-пожа,

Нас, пожалуйста, пожа-пожа-пожа!..

Помоги нам, и тогда-тогда-тогда

Мы тебя поблагода-года-года!..

Покажи нам, где тропа-тропа-тропа.

Чтоб в пути мы не пропа-пропа-пропа,

Госпожа на небеси-беси-беси, И за то тебе спаси-спаси-спаси —

Бо![17]

И резко взмахнул ножом.

Луна подмигнула. Весь речной пейзаж дрогнул, словно рассеченный этим ножом, и прямо под ногами протянулась дорога, рассекая и реку, и дальний берег, и ночь. Дорога с двумя колеями, выбитыми протекторами. Пейзаж двумя рулонами тумана быстро откатился в обе стороны, сияющий березнячок приугас, в распадок хлынули знакомые звуки – далекий шум ночной автострады, собачий лай, смех. И над всем этим висела насмешливая Луна.

Ли церемонно, в пояс, поклонился, глядя прямо в желтое око.

– Ну пошли, – показал он головой. – Пока Госпожа Луна не передумала.

– Хладное железо властвует над всем, – пробормотал Джек, пряча нож обратно.

И тут уж все быстренько, дисциплинированно, не говоря ни слова, побежали знакомым путем прямо к стоянке – а она ведь оказалась ну совсем рядом.

У костра на них, странно притихших и малость перепуганных, воззрились занятые тихим разговором Аморфный Кот и Елена Прекрасная. Чай, на удивление, еще даже не остыл, словно ушли они минут пять назад в лучшем случае. Все молча пили под изумленными взглядами Кота Аморфного и подозрительными – Елены Прекрасной. Елена немного помолчала, затем решительно налила в «сиротку» водки и пустила ее по кругу. Когда «сиротка» опустела, психологиня решительно приказала:

– А теперь всем спать.

И все пошли спать. Луна била ярким светом сквозь палаточные стены, и какая-то тень словно бы спустилась с неба, но Игорь уже засыпал и подумал, что это первые кадры сна. У костра послышался голос Елены Прекрасной, прозвучало имя Эвриалы, а потом Игорь уснул, и ничего ему не снилось.


Поутру, выползши из палатки, Игорь посмотрел на сверкающее утро, вдохнул быстро нагревающийся на солнце воздух и пошел сунуть голову в ручей и почистить зубы. Затем подошел развести костерок и увидел там тихого и задумчивого Ли. Несмотря на гладкую смуглую кожу, слегка раскосые серые глаза и общую смазливость физиономии, все-таки принять его за девицу было возможно только в сумерках.

– Слушай, – озираясь, заговорил он. – Как ты вчера, а?

– Что? – поднял непонимающие глаза Ли. – Что было вчера?

– Ну когда лес нас водил?..

– Водил?

– Ну да! Ты еще какие-то стихи читал.

– Я?!

– Да! – начал злиться Игорь. – Когда мы попадали в какие-то странные места…

– Ну пить меньше надо, тогда и не будем попадать в разные места. – Поморщившись, Ли потер виски. – Я вот помню, что вчера в какую-то канаву упал, коленку разбил вот. – Он показал на перепачканные глиной на колене черные джинсы. – Слушай, давай кофейку сварим. Перебрал я вчера не по-детски. – Он поднял страдальческий взгляд на Игоря, и тот сразу же забыл о вопросах – уж очень бедняга страдал. – Мне всю ночь кошмары снились. То Баба-яга на метле летала, то Джек в собаку оборачивался, то ты с осиновым колом за мной бегал. А ты правда бегал? А то у меня так все болит, словно меня сотня ванхельсингов гоняла. А?

Игорь почти поверил, что все вчерашнее было просто похмельным кошмаром. Пить надо меньше, что правда, то правда. Утро было прекрасно. На ветках еще висели капли ночного тумана. В короткой зеленой траве на прошлогодних кротовинах торчали микроклумбочки синих и желтых цветов, в тени под елками томно светились полупрозрачные фиалки, а рядом из земли торчали мозги. Коричневые, с кулак величиной. Четыре штуки. Игорь помотал головой. Мозги не исчезли.

– Это не глюк. Это сморчок, – хихикнул сзади незаметно подобравшийся Ли.


Сменивший на дежурстве Аморфного Кота высокий и жилистый парень по имени Виктор и по прозвищу Мастер помог наколоть дров, прежде чем завалился спать. Все было прекрасно, день разогрелся, и после трудов праведных и плотного перекуса настало время пойти и познакомиться с другими обитателями фестивального леска.

Кэт подозвала своего котяру – Игорь мимолетно удивился, как это кот слушает ее, словно собака какая, – поманила Игоря за собой, и, пройдя от лагеря минут пятнадцать, они оказались на главной поляне.

Здесь хватило места на небольшой помост, над которым растянули серебристый тент, сделав что-то вроде эстрады-ракушки, и на пару костерков, и на кучу посадочных мест – вечером слушатели придут со своими «пенками» и «сидушками».

Главная виновница сборища уже приехала, успела осмотреть площадку, отдать распоряжения и переговорить с прорвой народу. От нее оставалось ощущение непрерывно бьющего из щели в камнях родника. С ее появлением строй-команда, до того двигавшаяся вразвалочку и с ленцой выходного дня, забегала, как в муравейнике, и к тому времени, как Элис убежала в лагерь организаторов обедать, почти все было уже готово, щепки выметены, а хворост у будущих костерков сложен аккуратными кучками. Народ был разнообразный. Многие расхаживали в килтах, каких-то исторических и не очень костюмах. До вечера Игорь успел познакомиться с двумя «настоящими» славянскими шаманами, одним «истинным» гипербореем, немереным количеством кельтов, скандинавов и русичей, одним эльфом и одним совершенно настоящим, природным калмыком, который приехал специально на фест аж из самой Элисты.

К родной стоянке при медпункте Игорь вернулся уже ближе к вечеру, чуть пьяный и даже неголодный – кормили везде. Такая царила атмосфера всеобщей благостности. И вот в таком настроении любви ко всему сущему Игорь и пребывал до самого вечера, когда, оставив дежурить в лагере Кота, вся компания отправилась на большую поляну.

Солнце клонилось к закату. На поляне среди длинных скамей, чурбачков и бревен для сидения лежали «пенки» и еще какие-то «сидушки», между ними торчали факелы – в основном из «Икеи», бамбуковые, но были и более внушительные самодельные. Факелы торчали и возле сцены, а под самой «ракушкой» висели жестяные фонарики со свечками внутри.

Народ рассаживался, над поляной стоял ровный гомон, кое-где прерываемый взрывами хохота или невнятными воплями. Вынырнувший из-за очередного викинга Ли схватил Игоря за рукав и повлек его поближе к сцене и чуть правее. Там на низкой лавке из горбыля сидели Елена с Кэт. Тут же на «пенке» расположился Джек с кружками, пивом и куриным шашлыком.

Пророкотал ударник, стихли разговоры. На сцену откуда-то из длинных вечерних теней шагнула Элис. Днем, в джинсах и тонком свитерке, она была миловидной девушкой Елизаветой, теперь же, в вышитом зеленом платье (сама вышивала), она казалась Девой Холмов.

У ирландской арфы совсем не такой звук, как у классической концертной. Арфист обнимает ее, трогает струны – и резной короб у самой его груди вибрирует, звук арфы рождается рядом с голосом певца. Это и есть волшебство древних бардов, чары Оссиана.

Вживую голос Элис звучал совсем по-иному. Она мгновенно овладела всеобщим вниманием, захватила до конца. Игорь даже удивился – по радио и в записи все звучало совсем не так. Красиво, но не волшебно. А сейчас вокруг заклубилось настоящее волшебство… Может, это было из-за того, что кругом чернел вешний лес, а в небе влажно мерцали звезды. Игорю стало казаться, что пространство непонятным образом дрожит и меняется, а по спине непрерывно, волнами пробегает щекочущий холодок…


А над лесом встала Госпожа Луна, и Игорь вдруг мгновенно устал и замерз. И увидел, что вокруг уже мало осталось народу, и музыка кончилась. Игорь поежился. Луна светила ярко, и дорога была хорошо видна. Вопросительно посмотрев на Госпожу и вежливо поклонившись, он двинулся домой. В крови еще вспыхивали искорки веселья, и он улыбался. Луна светила в левую щеку, словно гладила висок, и волосы чуть шевелились от ее белого прикосновения.

– Бойся левой стороны, – прошептал кто-то бесцветным, плоским, без эха голосом.

Игорь резко обернулся. Никого. Непонятный страх прополз по спине. Игорь стиснул зубы, поднял плечи и, сунув руки в карман, быстро зашагал к лагерю, твердя: «Не боюсь. Никого не боюсь. И не побегу». А ноги сами рвались бежать. Но Игорь упорно, нарочито медленно шагал к лагерю, злясь на себя и не позволяя этому непонятному внезапному страху овладеть собой.

– Бойся левой стороны, – снова.

Он вздрогнул. Замер. Тихо. Так невероятно, неестественно тихо… Медленно повернул голову. Слева, там, где из распадка, по которому бежал ручей, выходила на дорогу тропинка, у колеи лежала какая-то слишком черная тень. Игорь остановился. Тут ничего такого темного быть не могло. Он видел эту тропу днем – ни пня, ни камня, ничего подобного тут не было. В голову мгновенно ударил адреналин. Кто-то затаился и ждет…

Это темное, бесформенное вдруг слабо пошевелилось и тихо застонало. Человек. Игорь осторожно сделал пару шагов. Человек приподнялся на руках и с трудом поднял голову. Блестящие глаза уставились на Игоря. В свете луны было заметно, как мгновенный страх сменился облегчением.

– Пожалуйста… помоги…

Игорь попытался поднять его. От человека пахло кровью. Он был весь в грязи. Идти он не мог.

– Скорее… пес по… следу…

У Игоря горячая волна прошла по телу. Если бы он не остановился, не посмотрел, он давно уже был бы в лагере, с девочками, которые сейчас там одни, если дежурные опять ушли по делам…

– Сейчас, потерпи, тут близко.

Раненый только помотал головой, что-то хотел сказать, но Игорь, крякнув, поднял его на спину, как баранов таскают, и поволок. Раненый вдруг засопротивлялся:

– Нет… мой меч… нельзя…

– Да плюнь ты! – выругался Игорь. – Надо скорее к медикам!

– Нет! Нельзя! Ты не понимаешь! – Раненый бешено задергался и в конце концов сполз у Игоря со спины и попытался доползти до валявшегося в грязи чуть изогнутого меча.

– Черт с тобой! Валяйся здесь, идиот! – рявкнул Игорь, поднимая, однако, оружие с земли. К удивлению, ощутил знакомую любому серьезному фехтовальщику тяжесть настоящего оружия. Клинок меча был в крови. Это была не игрушка, которых он навидался сегодня…

– Я его задел… но он идет… – Раненый стоял на коленях, цепляясь за пояс Игоревых джинсов и протягивая руку к мечу.

Но Игорь не отдал. Взвалил парня на спину и молча поволок его в медпункт. В лагере никто еще не спал. Кэт и Елена были не одни – кроме Ли там сидели двое: давешний Кот Аморфный и Мастер. Невелика помощь, но все же. Вся компания молча уставилась на Игоря, затем Кэт вскочила и зашипела, как кошка:

– Где тебя носило? Это кто еще?

– Не меня носило, а я кое-кого носил, – мрачно ответил Игорь и сгрузил раненого на землю. – Вакцина против бешенства есть?

– Тебе, что ли? – усмехнулся Кот.

– Нашел время! – рявкнул Игорь. – Видишь – человека собака порвала, причем близко от лагеря.

Елена с Кэт уже занимались пострадавшим.

– Фонарь дай, – коротко приказала Елена. – Воду сними с огня. И «пенку» дай.

Раненый оказался темноволосым парнем лет двадцати пяти. Судя по одежде, похоже, из реконструкторской братии. Рваные раны на руках и груди сильно кровоточили, на боку была одна явно резаная, весь он был грязный, мокрый.

– У нас ЧП, ребята, – негромко проговорила Елена.

Раненый дрожал, как бывает после резкого физического или нервного напряжения, быстро, коротко дышал и покорно ждал, что будет делать с ним Елена. Казалось, у него просто уже нет сил ни на что.

– Парни, следите, мне тут не нужен тот, кто это сделал, – показала она на рваные раны, – а тем более это, – показала она на резаную рану.

– Он придет, – вдруг совершенно отчетливо сказал молчавший до того раненый. – Он идет по моему следу.

– Помолчи, – приказала Елена.

Принц, вынырнув из темноты, зашипел, глядя куда-то в лес круглыми светящимися глазами.

– Он идет за мной, – повторил раненый.

От этих слов, точнее, от того, как они были сказаны, у Игоря по спине пополз холодный липкий страх. Раненый смотрел на него широко поставленными, какими-то туманными серыми глазами.

– Возьми мой меч, – сказал он. – Только им можно убить…

– Кого?

– Тех, кто придет за мной.

Игорь, не сводя взгляда с раненого, взял клинок. Ночь сгустилась вокруг лагерного костерка, став ощутимой, почти живой. Как угольно-черная, бархатная, живая плесень. Слова звучали глухо, как будто звуки тяжело падали, не держась в воздухе, тонули в мягкой черноте.

– Кто ты? – после затянувшегося молчания спросила Елена.

– Я Страж Холма.

– Где на тебя собака напала? – спросил Витька-Мастер.

– Возле Врат.

Елена с Кэт переглянулись, как будто эта чепуха имела смысл.

Игорь встал.

– Похоже, – с нервным смешком сказал он, – твари приходят не ко мне одному? И не только призрачные? И не только во сне, как понимаю? – Он посмотрел на Елену.

– Где Джек? – вдруг спросила Кэт, резко и тревожно.

– Пойду проверю, – сказал Игорь и вышел из круга огня. Кот молча достал из наплечной кобуры газовый пистолет. Мастер вынул нож.


Пес мчался по лунной дороге. Кровавый след густо пах, а боль лишь подгоняла. Добыча была рядом – и ушла. Но недалеко. Убить. Убить. Приказ свербил в мозгу. Больше не было ничего и никого – только добыча, которую надо убить.

Луна пляшет в красных глазах. Белая тень, с горящими алым светом глазами и кончиками ушей, несется по лесной тропе. Тень – и потому не отбрасывает тени.

Поворот. Другой пес, крупный, очень мохнатый и решительный, преграждает путь. В лунном свете его мех отливает легкой рыжиной. Он похож на меховую игрушку, но от него исходят уверенность и сила.

«Уйди с дороги».

«Не уйду. Убирайся, откуда пришел».

«Это моя добыча».

«Нет тебе здесь добычи». Рыжий глухо рычит.

Псы сцепились.


Игорь еще не успел и десяти шагов сделать, когда из леса донесся шум собачьей драки. Рычание, визг, затем от костра метнулся в лес сиамец Нилакарна, за ним рванулась было Кэт, но ее перехватила Елена. Кот с Мастером никуда не побежали, просто переместились так, чтобы держать в зоне контроля костровище. Ли чуть отошел назад и начал что-то тихо говорить. Из леса донесся боевой кошачий вопль, собачий визг, а затем, распластавшись в воздухе в каком-то затяжном прыжке, из тумана возник гигантский белый красноухий пес с горящими угольями глаз.

Время странно замедлилось.

Шаг. Еще шаг, присесть, режущий по брюху и обратный в развороте…

Кот выстрелил. Одновременно мелькнул в воздухе брошенный Мастером нож, и что-то выкрикнул Ли…

Пес упал уже мертвым. Без звука. Даже удара о землю не было слышно. Он начал исчезать уже в падении, растворяться в беспощадно-белых лучах луны. Он исчез, и на траву упал нож. Ржавый и уже никуда не годный. Меч в руке Игоря на мгновение сверкнул молнией.

Раненый закрыл глаза и потерял сознание.

Из леса послышался громкий и довольно немелодичный вопль, лишь отдаленно похожий на кошачий мяв. Кэт побежала туда, Кот с Ли тоже, и через минуту из тумана вынырнул Нилакарна, а за ним Кот и Ли под руки вывели Джека. Елена только посмотрела на парня, покачала головой и снова принялась за работу. Джеку досталось, видно, меньше, чем странному гостю, он ругался и шипел от боли.

– Шкура у тебя крепкая, – бормотала по ходу дела Елена. – А вот ребра…

– Тебя тоже покусала эта… тварь? – присел рядом с ним на корточки Игорь.

– Да вот таково мое корейское счастье… ой! Не покусал. Массой задавил. Тяжелый слишком, гад.

Когда Елена закончила возиться с пострадавшими, уже начало светать. Игорь не спал. Просто не мог. Даже когда Ли сказал, что никто больше не придет, он не поверил. Потому как к нему-то слишком много кто в последние месяцы приходил, и нервы Игоря были уже на пределе. Как и способность выдерживать проявления ненормального. Он просидел до рассвета с мечом в руках, застыв в каком-то странном нереальном состоянии, когда в голове нет совсем никаких мыслей и все существо твое настроено только на восприятие. Слух обостряется до чрезвычайности, ощущаешь окружающее всем телом. Да и видишь как будто не только глазами.

Никто не решился тронуть его или что-то сказать. Елена тихо, опасливо разогнала всех спать, но Игоря обошла по большой дуге и не сказала ему ни слова.

А Игорь ощущал дрожание росинок на кончиках травы, тихий ход весенних, еще не проснувшихся до конца муравьев, слышал, как сочится сквозь землю вода, чтобы потом соединиться с ручьем в овраге. Он слышал этот ручей, ощущал его сонный холод. Он чувствовал затаенную напряженность клинка у себя на коленях, и усыпавшая его под утро роса казалась живой испариной.

– Он прекрасен?

Игорь мгновенно очнулся. Привычный мир ворвался в его уединение резко и неприятно, и Игорь ощутил страшную усталость. Его начала бить дрожь. Он поднял раздраженный взгляд. Над ним стоял вчерашний раненый. Выглядел он на удивление хорошо. Сейчас, на свету, Игорь сумел как следует рассмотреть его. Он был высок, но узок в кости, жилист, как Мастер. Длинные темные волосы взлохматились после ночного сна, серые глаза ярко блестят. Все в нем было какое-то длинное – и сам он казался длинным, и глаза длинные, и ресницы, и нос. Только рот, поскольку располагался по другой оси координат, был не длинным, а широким и улыбчивым.

Игорь хотел ответить, но сил не было.

– Это доброе оружие. Я бы отдал его тебе, но не могу: Страж расстается с мечом, лишь когда умирает. А я благодаря тебе жив.

Он забрал у Игоря клинок. У него были удивительно изящные и в то же время угрожающе крепкие руки.

– А ты спи.

Игорь упал на «пенку» и уснул мгновенно.


Спал он, судя по солнцу, совсем недолго, но выспался полностью.

Народ в лагере был какой-то испуганный и пришибленный. Вчерашний гость все так же неподвижно сидел рядом с Игорем. Охранял.

– Ты проснулся, – сказал он. – Теперь я могу идти. Только не знаю куда.

Игорь сел.

– А откуда ты пришел?

Тот качнул головой.

– Как я тебе скажу? Я же не знаю, где я, как я скажу – откуда? – Он потупился и некоторое время молчал. – Как тебя зовут?

– Игорь.

– Я Инглор. Инглор из дома Скрещенных Стрел. Мой отец был хранитель Холма, теперь и я тоже.

– Что за Холм?

– Я только воин, – пожал плечами Инглор. – Знающие говорят, что наши Холмы – двери на Ту Сторону, и не надо, чтобы через них ходили запросто. Ни от нас, ни оттуда. Последнее время неспокойно. – Он помолчал, взял кусок бородинского хлеба, откусил, восторженно ахнул. – Какой дивный вкус у этого хлеба! Воистину, добрая хозяйка пекла его!.. Я был в степи, на дальних заставах. Серый Туман расползается, надо следить… Там они и налетели на меня. Никогда я не видел столько тварей, которых и не знаю даже… Ими предводительствовал какой-то человек со светлыми волосами. Псы почуяли меня, началась погоня. Меня ранили. Я думал, что мне конец, и бросился в Холм, не раздумывая, псы за мной… Видно, один из псов успел. Или не один? И не только псы? – Он посмотрел на мрачные лица слушателей. Именно слушателей, потому, что к ним незаметно присоединились Кэт с Еленой. Инглор перестал говорить и поклонился обеим.

– Может, и не один, – пробормотала Кэт.

Елена молча покачала головой.

– Уже утро. Они исчезают с рассветом.

– Псы – может быть. Но охотники могут оказаться не «пузырями».

Игорь молча смотрел на них. Он впал в какой-то непонятный ступор. Мозг отказывался воспринимать происходящее.

– Я требую объяснений, – тихо сказал он. – Прямо сейчас. Отговорок не потерплю. По-моему, – он впился взглядом в непроглядные глаза Елены, – я уже успел подраться на твоей стороне? И на сей раз наяву, не так ли?

– Я тоже хотел бы знать, – негромко проговорил Инглор.

Елена посмотрела на Кэт. Кэт чуть заметно кивнула.

– Только посмотрю, как Джек, хорошо?

И тут ожила и захрипела рация в руках у спящего Мастера. Тот мгновенно вскочил, проснувшись по ходу дела.

– Да. Что? Да. Сейчас.

– Что там? – окликнула Елена.

Откуда-то возник Ли.

– Да передают, что тут из органов пришли, ищут сбежавшего преступника. Возможно, покусан сторожевой овчаркой, которую он убил ножом при побеге. – Он посмотрел на Инглора.

Инглор побледнел.

– Мне надо уходить.

– Сейчас некуда, – досадливо заозиралась по сторонам Елена. – Ли, а ты не мог бы…

– Нет, – мрачно покачал головой Ли. – Здесь не Москва, и сейчас не ночь.

И он снова куда-то исчез.

– Инглор, прячься, – быстро приказал Игорь, увидев на тропинке двух здоровенных типов. В черной форме, как братья-близнецы, чем-то похожие на робокопов или «терминаторов». Третий – человек в штатском, среднего роста и с не-запоминающейся внешностью. Но именно он и оказался главным. – В палатку. Меч оставь.

Инглор молча повиновался. Игорь быстро сунул клинок под дрова.

– Капитан ФСБ Вересаев, – любезно представился штатский. Говорил интеллигентно, убедительно и задушевно. – Не отпирайтесь, он у вас. Собака шла по следу до этого места. Понимаю, вы защищали раненого человека, оказали ему помощь. Ваши чувства достойны похвалы. Но, понимаете ли, это преступник. Мы вынуждены забрать его и его оружие.

«Откуда ему знать, куда дошла собака и по какому следу? Тварь же была одна… И про оружие… Стукач? Но как? Или что-то совсем-совсем другое!»

В груди начало болезненно ныть. Майор сверлил Игоря любезным взглядом.

– Прошу прощения, вы о чем? – невинно захлопала глазами Кэт. – Мы тут находимся законно, у нас договор с местной администрацией…

– Девушка, не врите, – перебил капитан. – Где он?

«Терминаторы» бесцеремонно отодвинули в сторону Кэт и безошибочно, словно по запаху, полезли в палатку и выволокли оттуда Инглора, заломив ему руки за спину. Игорь не знал, что делать. Но через пару секунд в груди пружиной распрямилась злость. На себя, на свою вечную нерешительность. И, как в тот вечер, когда он сделал выбор между Вилькой и Лариской, лавина стронулась. Все стало просто. Он знал, что сейчас сделает.

– Та-ак, – протянул капитан. – Значит, ваш парень?

– Да, наш, – с вызовом ответил Игорь. – Наш.

– Портос, – с насмешкой посмотрел в глаза Игорю капитан, – врать не умеете.

Игорь оцепенел. Голова пошла кругом. Портос. Откуда он знает? Откуда?!

– А вы не покажете ваше удостоверение? – вдруг вмешалась Елена.

Капитан мгновение непонимающе смотрел на нее, видимо ошеломленный ее наглостью, затем расплылся в прелюбезнейшей улыбке.

«Врешь, зараза, – Игорь оправился от шока. – Ты, браток, что-то совсем другое… Портос? Ну сейчас убедишься. Хотя на гвардейца кардинала не тянешь, те были честные ребята».

– Пожалуйста, девушка, – охотно протянул красную книжечку капитан.

– Ну такую ксиву кто угодно сделать может, – пробасила Елена, вертя в пальцах книжечку. – Вот телефончик бы. У вас ведь сотовый, да? Может, позволите позвонить вашему начальству?

Игорь уже оказался возле дров и медленно, не сводя взгляда с «терминаторов», потянулся к рукояти. Мастер потихоньку начал перемещаться влево, намереваясь зайти за спину «терминаторам».

– Сколько угодно, девушка, – нагло ухмыльнулся ей в лицо капитан и набрал номер.

Елена ответила ему столь же милой улыбкой и взяла телефон. Игорь не слышал, что именно ей ответили, но зато прекрасно слышал, что именно сказала Елена. Она отступила на пару шагов от хозяина мобильника и заговорила писклявым, встревоженно-сбивчивым голосом:

– Это общество «Откровение»? Господин Вересаев у вас работает? Он тут с разбитой головой, просил срочно позвонить… его машина сбила… да… да…

Улыбка мгновенно стекла с лица «капитана».

– Стерва, – выдохнул он, выхватывая пистолет. Кэт, завопив, вцепилась ему в руку, тот жестоко ударил ее рукоятью в лицо. Кэт с коротким криком упала, зажимая разбитую скулу. И тут в воздухе мелькнула коричневато-белая молния, раздался вопль, и Нилакарна одним прыжком оказался на лысоватой голове капитана. Тот заорал, пытаясь оторвать от себя зверя. Кот рычал и методично драл врага.

– Да убейте же его! – взвизгнул Вересаев, роняя пистолет.

«Терминаторы» синхронно отпустили Инглора, тот метнулся в сторону.

Игорь вырвал клинок из-под дров. В груди вспыхнула одуряющая боль, в глазах – белая мгла, клинок вдруг низко загудел в руке. Кровь дико гремела в ушах, во рту возник солоновато-железистый горячий привкус…

Все слилось в одно тягучее, как застывающая кровь, мгновение: шаг вперед – выстрел «терминатора» – кот падает – чей-то крик – тишина…

Когда зрение вернулось, на земле лежали два трупа, медленно… испаряясь, как ночная красноухая бледная тварь. Лжекапитан, зажимая окровавленное лицо, бежал прочь. За ним неслась Елена – огромными прыжками, чуть зависая в воздухе. Волосы на ее голове шевелились, как змеи, и шипели. Игорь стоял, медленно обводя взглядом поляну, готовый убивать дальше.

Время снова двинулось.

– Нилакарна! – рыдала Кэт, прижимая к груди кота и даже не пытаясь стереть заливавшую глаза кровь. – А-а-ай, Нилакарна!

Инглор мгновенно возник рядом, отобрал у нее сиамца, начал гладить, что-то напевно нашептывая себе под нос. Кровь остановилась. Плоть под руками обретала прежний вид, словно кота заново лепили из пластилина. Инглор положил руку на оформленную, четкую рану. Зажмурился, дернулся, словно что-то вытягивая. Глубоко вздохнул и встал, пошатываясь.

– Теперь сами лечите.

Он отошел в сторону, сел, посмотрел на Игоря.

– Я очень хочу есть и замерз, – старательно проговорил он, лег на землю, свернулся клубком и закрыл глаза.

Сбоку незаметно подошел Мастер.

– Быстро ты их, – сказал он Игорю. – Я даже ничего сделать не успел.

– Надо Кэт голову…

– Сиди, я все сделаю.

Кэт хлопотала над котом, рыдая и хлюпая распухшим красным носом. Мастер деловито оттащил ее в сторону и занялся ее лицом. Кожа над левой бровью и скула были рассечены почти до кости, бровь уже начала опухать и наливаться багровым.

– Шрам будет, – пробормотал он. – Перекись есть?

– Та-а-ам, в су-у-умке, – проскулила Кэт. По счастью, это была не просто трехпроцентная водичка, а спертая из химической лаборатории тридцатипроцентная.

– Ну терпи. Будет не просто больно, а очень больно.

Кэт, хлюпнув носом, кивнула.

Сначала зашипела перекись, затем Кэт. Края раны мгновенно побелели, словно покрылись снежным налетом, кровь тут же остановилась. Мастер убрал ватку. Подушечки его пальцев были такими же белесыми. Теперь осталось только перебинтовать голову.

– Придет Елена, пусть отвезет тебя в нормальную больницу. Тут перевязкой не обойдешься. – Он глянул на спящего Инглора. – Вот еще его попросим, как оклемается. Девушек шрамы не украшают.

Кэт коротко всхлипнула и утерла распухший нос.

Вскоре вернулась Елена. Следом за ней возник Ли.

– Ушел, – коротко процедила она сквозь зубы. – У него мотоцикл был… А мы крупно засветились, братцы и сестрицы. Инглору надо уходить.

– А как? – тихо заговорил Игорь. – Что вообще творится? Мой предел нормальности ненормального превышен, и давно уже. Ладно, когда за мной гонялись тени, сны и призраки. А теперь чуть не прикончили.

– Вообще-то не на тебя охотились, – сказала Елена. – Но не удивлюсь, если примутся и за тебя. Уже по-серьезному.

Игорь промолчал насчет Портоса. Это прозвище мог знать только человек из его прошлого. Близкий человек. Но это уж он выяснит сам…

– Ребят, давайте потом, – вмешался Мастер. – Лен, ты посмотри у Катерины лицо. Там очень неприятная рана…


Когда Игорь проснулся, солнце уже клонилось к закату.

У Кэт лицо было уже в порядке. Только белая тонкая линия на скуле показывала, куда пришелся удар. Игорь почти не удивился.

– Инглор? – спросил он.

– Да, – коротко кивнула Кэт. Она была тихая-тихая и какая-то подавленная. Ее сиамец сверкал из тени палатки рубиновыми глазами. – Поешь. – Она протянула Игорю половинку курицы и хлеб. – И вот, чай горячий.

На полянке было тихо. Ли куда-то делся. Инглор молча сидел под березой, почти незаметный в своей неподвижности. Мастер и Кот Аморфный маячили где-то на периферии, наблюдая за окрестностями и ведя разговор по рации. Сегодня вечером предстоял еще один концерт, так что охране хватит дел.

Потом появилась Елена.

– Инглор, подойди, пожалуйста. Надо поговорить.

Елена некоторое время собиралась с мыслями, хмурясь и выдавая какие-то глубокомысленно-нечленораздельные звуки, думая, с чего начать.

– Ннну… э… м-да… в общем… вам как, лучше издалека или сразу?

– Сразу, – в два голоса сказали Инглор и Игорь.

– Сразу… да, наверное. – Она потыкала в угли веточкой. – Ну ладно, сразу. В общем, Игорь, я думаю, ты не упадешь в обморок, если я скажу, что вторичная реальность существует на самом деле?

Игорь быстро прожевал и заглотил кусок, чтобы спросить:

– А что такое вторичная реальность?

Елена чуть поморщилась – как человек, которому приходится объяснять какие-то очевидные азы, вместо того чтобы сразу перейти к делу.

– Вторичная реальность – мир, созданный вами, здешними людьми, грубо говоря.

– О как! – только и сказал Игорь. А потом добавил: – И как это мы умудрились? И почему «вами»?

Кэт даже тихонько засмеялась. Елена сердито оглянулась, потом снова уставилась на Игоря.

– Ну да, я не отсюда.

– А откуда?

– Оттуда, – буркнула Елена. – С Той Стороны. Из вторичного мира, черт побери.

Она помолчала, а потом заговорила тихо и даже как-то смиренно:

– Я не знаю, когда наш мир возник. Но когда люди стали придумывать Иной Мир, он однажды взял и стал быть. Возможно, кто-то там, – она неопределенно махнула рукой, – сказал «да будет». Мы не знаем, как и когда это случилось. Судя по вашему фольклору и истории, а также по нашим преданиям, довольно давно. Если на конкретном примере, то, положим, придумал человек сказку про тридесятое царство, молочные реки – кисельные берега. Хорошая сказка. Рассказал он ее одному-другому, те еще десятку, и уже немалое количество народу думает, что взаправду есть где-то это тридесятое царство. Конечно, каждый представляет его себе по-своему, но в целом известно, что там кисельные реки, молочные берега, булки на деревьях растут, коты по цепям ходят, и вообще, у лукоморья дуб зеленый. И в один прекрасный момент этих представлений становится достаточно много, чтобы где-то что-то щелкнуло, и это самое тридесятое Царство взяло и возникло. То есть возникло не в точности то или другое тридесятое царство, а этакая суперпозиция представлений о нем…

Где-то на дачных участках за лесом жужжала бензопила где-то пели, смеялись. На полянке стояла ощутимая, неподвижная тишина, разогретая солнцем.

– Есть места, в которых существует проход отсюда на Ту Сторону. Вот, к примеру, вчера вас занесло, потому что вы как раз неосторожно в такое место попали. Инглор на Той Стороне Страж Холма, в котором и есть такие врата. Изредка здешние люди попадали к нам. Изредка наши – к вам. Случайно попадали – но по большей части это не совсем случайность.

– Фильтр? – подал голос Игорь.

– Вроде того. И еще. Бывают такие мгновения, когда человеку не нужны никакие врата, чтобы увидеть Ту Сторону или попасть туда. Когда человек сам открывает путь.

– И где он оказывается? – осипшим голосом проговорил Игорь.

– Этого не могу сказать. У каждого человека, что с той, что с другой стороны, есть свой маяк. Своя мечта или свой долг. Рыцарь идет туда, где обида и несправедливость. Властолюбец туда, где он может захапать власть. Исследователь… – Она помолчала, поджав губы. Помотала головой. – Ладно. Короче, вот так устроено. Наш мир существует.

Инглор уважительно кивнул головой. Игорь думал.

– Получается, – сказал он после долгого молчания, – ваш мир – место, где материализуются наши идеи. Так?

– Так.

– Хорошо же… Тогда, значит, этот процесс идет и сейчас?

– Да.

– Погоди-погоди. Так вы что, полностью зависите от нас?

Кэт улыбнулась:

– Не больше, чем вы от нас.

– Извини, не понял. Это же мы создаем идеи?

– Верно. Но посмотри путь идеи – пока она, так сказать, не укоренится в мозгах, не получит базы, не станет архетипом, она эфемерна. Но когда она обретает базу, она материализуется в какой-то области пространства у нас. А что есть наш мир? Один большой-большой архетип, на котором, собственно, строится ваше мировоззрение, ваше понимание миропорядка, понимание «можно» и «нельзя», «хорошо» и «плохо». Сотри его – и ваше сознание станет чистым листом. Измени его – и у вас будет иное мировоззрение. Убей наш мир – и вас, таких как вы, не станет тоже. Игорь смотрел в огонь.

– Но этого же не может быть!

– Это и у вас бывало без нашей, так сказать, помощи, так почему нет?

– Архетип стирали? Еще чего!

– Да нет, просто меняли содержание. Бога меняли на вождя, фюрера, ну и так далее, к примеру. А вот теперь если снести сам архетип? У нас-то он не абстрактен, это наши леса-поля, законы существования. А методы изничтожения миров у вас не просто хорошо продуманы, да и опробованы на деле. Так что это все у нас известно и весьма осуществимо.

– Блин, вот ведь напридумывали на свою голову…

– Ну давно ведь уже кто-то сказал, что творец должен отвечать за каждое свое слово.

Игорь снова замолчал.

– Стало быть, все мои зеленые человечки, и эта Красная Женщина, и та босховская тварь… Но они бесплотны. А она настоящая! И вы живые! Кто эти призраки тогда?

Елена досадливо кивала – ей не терпелось ответить.

– Да-да, конечно. Ты слушай меня, слушай. Наш мир постоянно находится в процессе создания. Есть его стабильные области, где творение закончено. Есть еще несформированные или постоянно меняющиеся. Я иногда представляю себе это как большой такой блин, по краям которого клубится туман, и из этого тумана блин разрастается дальше… Это я так, для наглядности, – засмеялась Елена. – Вот тот самый туман, из которого можно сделать силой творчества что угодно, зовется Зона. Она весьма подвержена влияниям извне. Из нее можно создать, например… Эвтаназию.

Игорь вздрогнул.

– Но, понимаешь ли, такие существа редко обретают самостоятельное бытие. Тут нужна постоянная поддержка. «Пузыри» недолговечны и не успевают начать самостоятельно мыслить. Чтобы начать на Нашей Стороне жить по-настоящему, нужно, чтобы тебя создал либо действительно гениальный творец, либо чтобы шла постоянная, долговременная подпитка. То есть когда в вымысел верят очень многие, и не одно поколение. Когда он становится привычным и само собой разумеющимся. Вроде дуба зеленого у лукоморья. Раз лукоморье – то должен быть и дуб зеленый, и златая цепь, и кот ученый… Вот тогда уже сам вымысел начинает влиять… Ладно, я ушла в сторону. Если «пузыри» начинают осознавать себя, то они хотят жить. Если у них есть сильная подпитка, они в конце концов становятся по-настоящему живыми. Но так бывает редко. И если такое существо попадает под чье-то… нехорошее… влияние, становится, так сказать… злобным. Оно может высосать своего создателя досуха, чтобы жить. Оно подчиняет его себе. И примеров тому несть числа.

– Сам знаю, – буркнул Игорь. – Уже испытал на своей шкуре. Но зелененьких-то я не создавал…

– Они всегда были. Тени Зоны.

– Да, но почему они на меня полезли?

– Значит, ты кому-то мешаешь. Или кто-то имеет на тебя виды.

– Но какого черта?..

– Игорь! – Елена пристально посмотрела ему в глаза своим черным блестящим взглядом. – Ты видишь то, что видят не все. Ты чувствуешь точки переходов между разными измерениями Москвы. Ты проходишь в эти переходы. Кстати, постарайся ты – мог бы и через Москву пройти на Ту Сторону. В Город. Ценное свойство. Таких немного.

– Кому ценное? Вашим конкурентам? «Откровению» этому?

– Ты сам начал! – выдохнула Елена. – «Откровение» только предбанник. Фильтр для отлова таких, как ты. А выше… выше те, кто хочет стать живыми. Хотя есть, друг мой, такой закон – кто умер, тот умер. И здесь, и там.

– Они мертвы?

– Мертвы, так скажем, реальные люди. Но о них думают. Их, можно сказать, переигрывают, пересматривают… Возрождают.

– Кого?

– Игорь, отстань, а? Довольно того, что мертвецов пытаются оживить. Ладно. Я мало что могу сказать. Над всеми ними стоит некто Эйдолон. Он появился относительно недавно, еще поколение не сменилось, но пророс, видимо, уже давно. Он может ходить по измерениям Москвы. Он мотается на Ту Сторону. Он вроде бы человек – и не человек. Я не могу понять, кто он. Он старается изменить обе Стороны. И сила за ним – чудовищная. И мне не хочется предполагать, откуда, от кого идет эта сила.

– И Красная Женщина – от него?

– Не знаю, – отрезала Елена. – Попробуй сам, а? Я не знаю, чего ему надо от тебя – если надо. Я знаю только то, что он ищет академика Фомина.

Игорь нахмурился. Что-то зашевелилось на задворках памяти. Фомин. Академик Фомин… Нет. Не вспоминается.

– А он что?

Заговорила Кэт:

– Есть легенда, что он был единственным человеком, которому удалось построить прямой проход на Ту Сторону. Стабильный. Говорят, что он теоретически обосновал существование Той Стороны, то есть Нашей. И математически описал связи между нашими мирами… Он погиб со всей семьей в тридцать седьмом году.

Игорь задумался.

– А почему «говорят»?

Кэт неопределенно дернула плечом.

– Потому что неизвестно, где его рукопись.

– Но хоть кто-то ее видел?

– Ли говорит, что да. Что она точно была.

– Но, может, ее уничтожили? Потеряли?

– Все когда-нибудь где-нибудь да находится – если потеряно. Если уничтожено – хотя бы следы остаются. Я работала в архивах. Наши исследователи проникали даже в самые закрытые архивы – и ничего. Есть упоминания об этой рукописи. Прослеживается явное желание ее добыть. Причем со стороны совершенно разных организаций и людей. И не только с Этой Стороны. Но самой рукописи нет…

– А откуда знает Ли?

– А он все знает. Только не все говорит.

Игорь покачал головой. Все же первое впечатление не обманывает. Ли не так прост, как желает казаться.

– Кто он?

– Не знаю. Хочешь – спроси сам, он даже ответит, честно и откровенно. И все равно ты ничего не будешь о нем знать.

– Не понял.

– Ну так спроси.

Игорь нахмурился.

– А вдруг он из тех? Ну из плохих парней?

Кэт покачала головой:

– Нет. Я ему верю.

– Не аргумент.

– Понятно, что не аргумент. Но понимаешь… трудно определить, но к Ли неприменим рациональный подход. Ему либо веришь, либо не веришь. А если веришь, то до конца. И он не обманывает.

Они немного помолчали.

– Вот и к Фомину, похоже, не применишь рационального подхода. По крайней мере, пока. И к тебе тоже, – заговорила Елена. – Тебе просто дано чувствовать переходы. А ему дано было такой переход, Мост такой построить. Но вот как? Мы не знаем.

Игорь молча кивнул. Узнать очень хотелось, и очень многое. И еще очень не хотелось чувствовать себя особенным. Или, хуже того, избранным. Он был доволен своей прежней жизнью – только еще бы Анастасию отыскать. Он не просил тайн и приключений. Он не искал избранности, славы, великих дел. Он просто хотел спокойно сосуществовать со своими зелеными человечками и нормальным ненормальным. Но теперь пути назад не было. Он слишком много дел наделал, а каждое действие требует принятия решения. И получалось так, что он хочет остаться во всем этом непонятном предприятии. Потому что ему нравились люди, с которыми он сидел сейчас у костра. Нелогично – но вот так уж вышло. А если Игорь что-то обещал или во что-то ввязывался, то шел до конца. Родители так воспитали.

– А вы откуда, собственно?

Кэт тихо рассмеялась:

– Да ты уж и сам понял. Мы с Еленой с Той Стороны. А вот Джек здешний. И Ли тоже.

Игорь покачал головой:

– Но Джек – оборотень. А Ли…

Возникший непонятно откуда Ли тихо засмеялся:

– Я даритель имен и низатель мгновений. Шучу. Я с вами – и этого довольно.

Он откланялся и снова ушел.

– Видел? – сказала Елена. – Он всегда так. А Джек – это, так сказать, как раз из той категории нормального ненормального, что не всем видно, – улыбнулась Елена.

– Я свой собственный, – подал голос Джек. – У меня и документ есть.

– Ну да, – криво усмехнулся Игорь. – Как же без документа.

– Между прочим, у меня даже выставочный паспорт есть! – гордо сообщил Джек. – И две медали.

– Я схожу с ума, – прошептал Игорь. У него кружилась голова. – Кэт, Лен, а на самом-то деле вы кто? Кто вас придумал? Как вы сюда попали-то?

– Никто меня не придумал, – ответила Кэт. – Моих давних предков и мою страну – наверное, но я-то родилась, как все рождаются. У меня вон и родители есть, и братья.

– А кто у нас родители? – спросил Игорь с интонацией мироновского Министра-Администратора.

Кэт немного помялась.

– Марья Моревна и Кот Баюн Заморский. И отстань, пожалуйста, – очень вежливо попросила она.

Игорь расхохотался:

– А как вы попали сюда? По переходам?

Елена неопределенно покачала головой.

– Есть такая штука… Маячок. Например, почти все девушки мечтают о Прекрасном Рыцаре. И эта мечта как маячок. Она ведет через Зону, по проходам. И не только Прекрасного Рыцаря. Может и что мерзопакостное вылезти. Все в воле Автора… Бывают и такие, кто на две Стороны живет. Например, некто написал книгу о жизни домового в черемушкинской пятиэтажке. Книжку прочли многие, поверили в домового. Вот этот домовой в черемушкинской пятиэтажке и живет теперь… Правда, немножко в другом слое Москвы. Но слои-то постоянно соприкасаются, сливаются, расходятся, взаимодействуют с Той Стороной… Или взять для примера реалистическую прозу…

– Кстати, ты-то кто?

Елена надулась.

– Горгона я. Понятно? Горгона. Медузу убил Персей, а Стено и Эвриала, по некоторым преданиям, остались живы. И однажды один человек, Роберт Стенин, написал великолепную поэму «Сестры Медузы». Написал он ее в застойные годы, ее, конечно, не напечатали, и он, как булгаковский Мастер, умер в безвестности. Умер от давно истребленной заразы… Но поэму прочли – и мы появились. Вот так. Но нас все равно не было бы, не будь мифа о Медузе, не будь мощнейшего архетипа Той Стороны.

– Ой, блин. – У Игоря начинала кружиться голова. Пока был в напряжении – ничто не брало, а как кусочки ненормального стали занимать свои места в новой картине мира, так успокоился и начал уставать. – Как же у вас, наверное, хорошо… Мы же всегда мечтали о лучшем мире.

– Мы там все прекрасные и романтичные? – не по-человечески осклабилась Елена. – Дряни вы тоже насочиняли. Тысячелетнего рейха не хочешь? А он есть. Потому как идея жива и имеет мощную подпитку. Слава богу, расползаться ему не особо получается…

– Будем драться, – негромко сказал Инглор. – Я мало понял, но об Эйдолоне я слышал. И я знаю, что Серый Туман, который затягивает многие земли моего мира, – это его дело. Я буду драться.

Инглор до сих пор молчал, и все как-то даже забыли о нем.

– Прости, – сказала Елена. – Главное сейчас – отправить тебя домой. Ты знаешь, кому и что там сказать.

– Да, госпожа, – хмуро кивнул Инглор.

– Через два часа будь готов.

– Да, госпожа.

Игорь и Елена остались у костра одни. Темнело.

– Кто же направляет всех этих тварей на меня, бедного? – спросил Игорь, не обращаясь ни к кому.

– Я бы сказала, тот, кто знает о твоих способностях.

– Но кто?

Елена пожала плечами и ответила – на сей раз неожиданно мягко:

– Этого я не знаю, Игорь. Подумай сам, кто бы мог знать о тебе такие подробности.

– Господи, – прошептал Игорь, – как давно… Он назвал меня Портосом. Это мы же играли, еще в школе… Но ведь только свой, наш, «мушкетер» мог знать…

Елена молчала.

– У них, этих откровенцев, есть тоже люди с Той Стороны?

Елена кивнула:

– Наверняка. Только кто именно, с кем они на Нашей Стороне связаны – я не знаю.

Игорь склонил голову набок.

– А ты уверена, что я буду работать на вас?

– Это подход «Откровения», – усмехнулась Елена. – Мы говорим – не на нас, а с нами. Но выбор всегда за тобой – ты можешь отойти в сторону.

– Нет, я уж с вами, с вами, – усмехнулся Игорь. – Вы как-то симпатичнее капитана Вересаева. И «терминаторы» при вас не ходят.

Елена облегченно рассмеялась.

Разговор сам собой перешел к каким-то частностям и подробностям. Игорь пытался переварить все, что свалилось на его голову, и информации ему на сегодня было больше чем достаточно. Пришел Кот, принес коньяк. Сделали чаю.

Инглор наклонился к Игорю.

– Она прекрасна, – прошептал он.

– Она горгона.

– Все равно она прекрасна. Но ты не видишь – у тебя в глазах другая женщина. Пусть тебе посчастливится найти ее.

Игорь остался сидеть у костра, разинув рот.


Вечером над лесом, над поляной, полной костров, музыки и веселья, плясала Госпожа Луна. Инглор терялся в толпе пестро одетого народу, никто особенно не обращал на него внимания. Игоря замечали больше, потому как он уже успел кое с кем познакомиться.

Кончила наяривать волынка, возник какой-то парень с шаманским бубном и сумасшедшим взглядом. Глуховатый ритм завораживал. Потом к бубну присоединился тамбурин, потом вышел азиатского типа солидный мужик с варганом, а потом над толпой полетел низкий красивый женский голос, который без слов выводил какую-то дикую мелодию. Это было удивительно похоже на струящуюся яркую вышивку с точечными узорами бубна и тамбурина, с пунктирной медной варганной нитью. Три-четыре тени закружились у костра в стихийном, невероятном плясе. Это был какой-то выброс, какое-то наитие – и песенное, и плясовое, и ритмическое, разошедшееся по толпе, как круги по воде, и постепенно захватившее всех. Эхо низкого женского голоса раздавалось под высокими каменными сводами, волшебно меняя все вокруг.

Налей еще вина, мой венценосный брат,

Смотри – восходит полная луна;

В бокале плещет влага хмельного серебра,

Один глоток – и нам пора

Умчаться в вихре по Дороге Сна…

По Дороге Сна – пришпорь коня; здесь трава сверкнула сталью,

Кровью – алый цвет на конце клинка.

Это для тебя и для меня – два клинка для тех, что стали

Призраками ветра на века.

Так выпьем же еще – есть время до утра,

А впереди дорога так длинна;

Ты мой бессмертный брат, а я тебе сестра,

И ветер свеж, и ночь темна,

И нами выбран путь – Дорога Сна…

По Дороге Сна – тихий звон подков, лег плащом туман на плечи,

Стал короной иней на челе.

Острием дождя, тенью облаков стали мы с тобою – легче,

Чем перо у сокола в крыле.

Так выпьем же еще, мой молодой король,

Лихая доля нам отведена;

Не счастье, не любовь, не жалость и не боль —

Одна луна, метель одна,

И вьется впереди Дорога Сна…[18]

Мрачно поблескивали вонзенные в земляной пол вокруг очага мечи. В арку высокого выхода смотрела, не мигая, желтая луна, и от порога сквозь затканный серебристым туманом лес струилась светящаяся дорожка. Ветер провел влажным крылом по волосам и что-то прошептал.

Инглор выскользнул из круга в темноту, стараясь не нарушать дикой, жутковатой гармонии пляски. Игорь шагнул за ним. В темноте длинного зала сверкнули зеленым глаза Елены.

– Дорога, – еле слышно прошептал Инглор. – Надо идти…

Елена тихо дотронулась до руки Стража Холма. Инглор вздрогнул.

– Она поет, как птица Рианнон с серебряным горлом…

– Тебе лучше идти. Это долго не продержится.

Инглор вздохнул. Покачал головой. Затем отстегнул с ворота рубахи застежку, бронзовый березовый листик с хрустальной капелькой росы, и протянул на раскрытой ладони Игорю:

– Вот. Это тебе.

Игорь осторожно взял такую хрупкую с виду, но неожиданно тяжелую и твердую вещь.

– Спасибо. Только вот отдарить нечем.

– Будет случай – отдаришь. Сдается мне, мы еще свидимся. – Инглор улыбнулся.

– Надеюсь.

Игорь смотрел, как растворяется в лунном сиянии его силуэт, как вспыхивает и гаснет тусклым светом под ногами у него туманная тропа. Вскоре он растворился в ночи, и ветер уже пах обычной листвой и влажной землей. И бронзовый котел на очаге стал обычным закопченным каном, очаг – просто костром, да и круг стал распадаться, потому как певица устала.

Но листок на ладони остался прежним, и капелька хрусталя влажно дрожала в лунных лучах.

Вернулись все в лагерь немного печальные, а Игорь еще и придавленный мрачными размышлениями. Заснуть он не мог, потому долго сидел у костра, думая о Той Стороне, о том, как там все может быть. Кэт тоже сидела у костра, закутавшись в спальник. Нилакарна дремал у нее на коленях.

– А там, у вас, есть три мушкетера?

Кэт встрепенулась, ответила не сразу, соображая, о чем ее спрашивают.

– Нет, – покачала она головой. – У них законченная история. Они были. Законченную историю можно расширить, дописать, расцветить, переставить акценты – но не изменить.

– Легче уничтожить, чем переписать заново… Хотя сейчас переписывают, и вроде даже успешно… – проговорил Игорь.

– Но ты не переживай, – сказала Кэт. – Мушкетеры всегда находятся новые. В подражание прежним.

«И если историю мушкетеров уничтожить, то для нас это будет незаметно. Мы просто не будем помнить, что они были. Даже не осознаем потери. А для них это – смерть. Полная смерть. Они теряют куда больше…» Он посмотрел на повалившуюся на «пенку» Кэт. Нилакарна лег ей на ноги, согревая. У нее было такое беззащитное лицо, что Игоря охватил порыв жалости.

«Их надо защитить», – подумал он.

«Опять лезу кого-то защищать», – пришла вторая мысль.

«А мне кажется, что это правильно», – отозвалась третья.

Он пошел спать, когда ночь повернула к рассвету, и Ли вылез из палатки, сменив его на добровольном посту.

Заснуть он не мог: слишком много мыслей кружили в голове, а сердце часто и тяжко колотилось в груди. Одно дело, когда реальность становится шире на каких-то зеленых человечков, даже многомерную Москву можно принять. Но когда твой мир вот так в одночасье расширяется до бесконечных, неизведанных пределов… Это не так легко переварить, даже если подспудно готов.

Это значит – все, что считал только мечтой, существует. Где-то далеко, на Той Стороне, но существует. И где-то любовь, честь, благородство – не просто слова, и не надо прикидываться циником, чтобы не обсмеяли… Но остаются потаенные мечты с собой наедине.

Да, только мечты-то бывают отнюдь не всегда благостные. Сразу стало холодно и неуютно, и Игорь затянул клапан спальника так, что оттуда торчал один только нос. Ведь если все так, то можно заставить человека верить в какую-нибудь мразь, и эта мразь вырастет и разжиреет там, а потом нам же даст по мозгам. И получится замкнутый круг… А ведь это так и делается. Иначе зачем попытки, к примеру, пересмотреть историю? Ведь еще немного, и правда все будут считать, что Великую Отечественную выиграли штрафбат да малолетние «сволочи», а командиры были сплошь садисты и гады, да еще кровавая гэбня целилась всем в спину. А вот победили бы эти, со свастикой, – и все были бы счастливы и пили баварское пиво…

Игорь сел, выбравшись из мешка. Опять пробрало жаром.

Нет, не будет так. Не должно быть. Ну не должно, неправильно это. Не выйдет! Не так легко выкорчевать память. Не так легко и перевернуть архетип на Той Стороне. Да и никто не будет стоять, сложив лапки, и ждать. И если кто-то стоит за всем этим, то найти кто и почему…

Портос. Этот тип, псевдокапитан, назвал его Портосом. Это мог знать только кто-то из их школьной компании. И что это значит? Что кого-то туда затащили против воли и все вытрясли? Или кто-то из «мушкетеров» добровольно пошел к ним?

Проверить. Надо проверить, обзвонить, боже, столько лет, уже и стыдно как-то будет… А как будет стыдно, если подозрение окажется пустым!

…А все-таки здорово, что Та Сторона – есть!

Есть за что драться. Эх, Портос, «дерусь потому, что дерусь»…

Долго он ворочался или нет, но уснул в конце концов.


…Он стоял на улице города. Город был и знакомой реальной Москвой, и в то же время Игорь не узнавал улиц, и все равно это была Москва. И еще это был город всех городов. Он знал, что может попасть в любой Город по обе Стороны. Это был Город.

И еще он знал, что все люди Города чего-то ждут. События, которое неотвратимо и которое будет концом чего-то и началом. И что страшнее – никто не знал. Все доживали последние моменты, занимаясь обычными делами, чтобы не сойти с ума от ужаса ожидания.

И над Городом медленно-медленно поднялось что-то – он не понял что. Может, это молча вставала, закрывая половину горизонта, гигантская волна, может, медленно расцветала вспышка ядерного взрыва, опережая грохот. Может, поднимались башни до небес, до самого солнца…


– Я так и знал, что в конце концов ты окажешься с нами.

Анастасия не могла произнести ни слова – так дрожали челюсти. Приходилось их стискивать, чтобы не сорваться и не разреветься от ужаса. Попалась по-дурацки – а ведь говорили, что тут за всем следит некий Глаз. Теперь понятно, конечно, что из башни обычным образом не уйти. Здесь нельзя было полагаться на привычные представления о мире.

– Да не трясись ты так. Это судьба, так и должно быть, в конце концов… Коньяку? Шоколада?

Анастасия судорожно помотала головой. Почему-то здесь было страшно что-то пить или есть.

– Ну как хочешь. Ты не простая женщина, я уже давно это понял. Да я и не женился бы на какой-то курице. Ты всегда умела предугадывать. Что? А, не помнишь? Да ты просто не замечаешь, тебе это привычно. А я замечал. Сколько раз ты угадывала, что вот сейчас будут передавать по радио, кто сейчас на экране. Ты даже угадывала, что будет сейчас за поворотом дороги, за углом. – Он сел рядом на кожаный диван, обнял за плечи. Анастасия застыла, как мышка. – А главное, ты умеешь находить выходы… Не помнишь? О, я все помню. Теперь, – он особенно подчеркнул это слово, – я помню даже то, что раньше забыл… – Он медленно провел пальцем по ее подбородку, зашептал: – Мне иногда казалось, что ты умеешь проходить сквозь стены… Надо будет попробовать, может, это действительно так? Надо попробовать. И препятствий не будет никаких. Никаких! – Он засмеялся. – Ты даже могла бы выйти из этой башни. Но, – он снова засмеялся и погрозил пальцем, – это только после договора. А то вдруг ты сделаешь глупость? Мм? Ладно, успокойся. Пока ты все равно никуда уйти не сможешь, так что успокойся. Просто успокойся. И у нас все будет очень хорошо. Просто замечательно. Кстати, тогда ты сможешь забрать Катю.

Анастасия вздрогнула. Мысли лихорадочно неслись в голове. «А почему сам не забрал? Значит, не можешь? Значит, только я?» От этой мысли она вдруг успокоилась совершенно. Собственно, вдруг ничего страшного и нет?

– А Катя… О, это мое дитя. Она не может не быть особенной… Ты ведь приведешь ее ко мне?

– Если я твоя жена, – без малейшей дрожи в голосе, даже для себя самой неожиданно сказала Анастасия, – то я имею право узнать побольше, не так ли?

Он изумленно посмотрел на нее – и рассмеялся. Как прежде, хорошо и заразительно.

– Мне это нравится! Ты и правда необычная женщина, я не мог ошибиться! Я не ошибаюсь. Спрашивай.

– Давай… не сейчас. Я, честно говоря, ошарашена. Ты же умер!

– Нет, – улыбнулся он, но в синих глазах была лютая метель. – Я бессмертен.

Когда дверь за Анастасией и двумя ее сопровождающими закрылась, в комнате незаметно появилась женщина в ярко-красном платье. Почти копия Анастасии – если не считать смертельной бледности и иссиня-черных волос.

– Ты обещал.

Белокурый красавец дернул плечом.

– Она мне нужна. Потом посмотрим, кто из вас окажется ценнее.


Игоря собственное спокойствие почти не удивляло, что наверное, должно было бы само по себе показаться удивительным. Или ненормальным.

Но ненормальность уже стала нормой, так что удивляться-то?

Что удивляться тому, что мир стал неизмеримо огромнее, что за тобой охотятся, что где-то сидят какие-то злыдни и замышляют какую-то пакость для всего мира? Все это уже не раз видано в кино и читано в книжках.

Он был спокоен. И хорошо, потому что психу лучше за руль не садиться, тем более когда ты едешь по центру Москвы поздно вечером в воскресный день. Ли, сидевший на заднем сиденье, молча смотрел в окно. Видать, и он видел… ненормальное.

Загнав голубую машину с дерзким серебряным оленем в гараж, они с Ли прошлись по Малой Бронной до дома. Над Патриаршими стояла булгаковская майская луна. Пахло молодыми листьями и колдовством. Игорь набрал код и отворил дверь в чугунной ограде решетки, которой недавно обнесли двор, дабы под окнами больше не гнездились «ночные бабочки» и не таились черные «мерсы»-«дартвейдеры» клиентов.

Теперь во дворике не было ни дартвейдеров, ни девочек. На стены никто больше не мочился, клумбы не вытаптывал, презервативы под окна не бросал. Ли с Игорем вошли в подъезд, поднялись на третий этаж. На стенках в полумраке виднелись граффити. Ли остановился у одного рисунка, стал внимательно рассматривать, водя по нему пальцем и шевеля губами.

– Что ты там нашел?

– Да так, – ответил Ли. – Удивляюсь, кто рисует. Вроде у вас подъезд с кодовым замком.

– Да вот и я удивляюсь. Но мне эти рисунки даже нравятся. Пусть будут, никому ведь не мешает. Правда?

Ли молча кивнул.

Игорь открыл дверь. Квартира встретила непривычной тишиной. Обычно Вилька с мявом бросался к двери, когда Игорь только входил в подъезд. Да, порой лень ему бывало вставать с нагретого кресла. Но когда хозяина не было дома аж два дня… Обиделся?

– Вилька, малыш, ты где? – позвал Игорь. – Котяка, иди сюда, у нас гости!

Никто не ответил. В доме царило нехорошее молчание. Игорь быстро зажег свет в прихожей. Ли стоял на коврике, настороженно прислушиваясь.

– Куда он делся? – недоуменно пробормотал Игорь. Ли покачал головой и приложил палец к губам, а затем неслышным шагом двинулся в глубь квартиры. Игорь осторожно пошел за ним.

Знакомый тяжелый сладкий запах ударил в ноздри. Игорь замер. Сердце дернулось, сильно ударила в виски кровь. В ушах зашумело, и ослабли колени.

Ли медленно поднял голову.

– Вот как, – негромко произнес он. – Ты ее пригласил, когда она стояла на пороге?

– Да, – еле выговорил Игорь. Голова кружилась. – Откуда… ты… знаешь?

– Знаю, – почти шепотом ответил Ли. – Почему меня не было с тобой раньше? А теперь ты нарек ей имя. Теперь она стала еще реальнее…

– И что будет?

– Не знаю, – покачал головой Ли. – Но почему она приходила сюда, а не в лес?

– Не знаю, – еле слышно выдохнул Игорь. Ощущение непоправимой беды сдавливало грудь все сильнее и сильнее.

Вилька отыскался в гостиной, как раз возле шкафа с маминой кукольной коллекцией. Он лежал на полу, нелепо и неудобно запрокинув голову. Коты умеют спать в совершенно невероятных позах, но эта была невозможной даже для кота. Игорь медленно сел на корточки. Коснулся пальцем пушистой щеки. Удивился, как дрожит рука. Удивился, что ничего не ощущает – ни удивления, ни потери. А потом вдруг словно прорвало, закружило, заложило уши.

Игорь обнаружил, что сидит на полу, трясется мелкой дрожью и зло, сквозь зубы всхлипывает и матерится. А Ли медленно шел по комнате вдоль стен и что-то бормотал себе под нос, и глаза у него были огромные и бездонно-темные.

Потом перед носом у Игоря оказалась кружка с толикой коньяка на дне. Ли сидел на корточках рядом с ним и мертвым Вилькой.

– Как же так, – шептал Игорь. – Ну как же так! Зачем его?

– Коты видят нечисть и нежить.

Игорь молчал, стиснув зубы.

– Я не стану тебе лишний раз повторять, кто дал этой женщине силу.

Игорь застонал.

– Но зачем?! Зачем было убивать Вильку? Почему просто не запереть в комнате, почему не прогнать, он же всего лишь кот! – Игорь боялся смотреть на тельце.

– Он дрался. – Ли немного помолчал. – Не пускал в дом. Надо похоронить его.

Игорь кивнул. Вдвоем они завернули Вильку в старый плед, на котором он так любил спать, и вышли во двор. Игорь закопал друга под той рябиной, что еще отец посадил, когда женился на маме. Они постояли и пошли домой.

Хорошо, что Ли сегодня был с ним. Парень умел удивительно хорошо слушать, и Игорь впервые за много дней выговорился досуха, без остатка.

– …Нас в компании было семеро. Сакральное число, да… Я, Колька Ясенцов, Даня Меламед, Витя Андриевский, Оля Сергеева, Лешка Климов и Ромка Колупаев. Мы с пятого класса вместе. Компания была вообще-то побольше, но мы были ядром. Мушкетерами, так сказать. Где-то классе в восьмом Ромка, кажется, кинул идейку про многомерную Москву. Вспомнили тогда о моем приключении с булочной, в которое так никто и не поверил… Ну мы и стали сначала втроем с Ромкой и Олей сочинять что-то вроде приключенческого романа, а потом это переросло в игру. Мы лазали по дворам и трущобам, по подвалам, рисовали карты, искали какие-то тайные ходы… В общем, оттягивались. Мы даже верили в свою игру, в выдуманный наш город. Случаи всякие записывали. Ну сам понимаешь, любой случай можно подогнать под систему, особенно при желании. В общем, так долго тянулось. А потом кто куда, так и разбежались. Связь потеряли, уже лет десять как не общаемся. Знаю только, что Данька в Израиле, Ольга замуж за немца вышла и живет с ним где-то в Бразилии. Об остальных ничего не скажу. Ромка и Витя поступали в МИФИ вместе, Лешка на исторический в Универ хотел… В общем, потерялись мы. – Игорь поднял взгляд на Ли. – Кто-то из них? Кто-то из них в «Откровении»? Ли молчал.

– Ты хочешь спать? – вдруг тихо спросил Ли, глядя в окно.

– Надо бы – завтра на работу. Но не могу.

– А что мешает?

Игорь встал и погасил свет в комнате. Сразу же стало светло не электрически-желто, а лунно-бело, темнота и свет четко разделились. Ли сидел как примерный школьник, руки на колени, в глазах, обращенных к окну, чуть дрожала белая луна. Неподвижный, белоглазый. Страшный.

Игоря передернуло.

Ли пошевелился и перестал быть пугающим. Тряхнул белыми в лунном свете волосами. Встал и тихонько начал продвигаться своим танцующим шагом вокруг комнаты, порой останавливаясь и словно прислушиваясь.

Вдруг он остановился. Коснулся рукой стены, чуть нахмурившись, словно увидел что-то неожиданное.

– Подойди-ка, – вдруг сказал он. Игорь неохотно повиновался. – Ничего не ощущаешь?

Игорь прислушался к себе.

– Нет.

– Понятно.

– Что понятно?

– Что ты не сталкер.

– ???

– Есть такие люди, которые могут передвигаться не только по точкам соприкосновения измерений. Своего рода сталкеры. Обычно это те, кто идет «на маячок». Например, с Той Стороны прекрасный принц может попасть сюда именно потому, что от мечты по нем умирает прекрасная дева. Как в свое время Эльзе Брабантской явился Лоэнгрин. Твоя Хари хорошо заякорилась за тебя. Но подойти боится… – Ли недобро засмеялся. Потом снова стал спокойным, почти серьезным и чуточку грустным. – Я все же умею видеть след да и Госпожа Луна нынче благосклонна ко мне. Твой дом встроен между двумя старыми домами. И вот эта стена, – он постучал по ней, – соприкасается со стеной старого дома, в которой когда-то было окно. Так что тут проход несколько облегчен, понимаешь ли. Сталкер пройдет. «Заякоренный» – пройдет.

– Откуда ты знаешь про старую стену?

– Я давно на свете живу, – улыбнулся Ли. – Это все граффити. Есть просто граффити, есть граффити – охранные знаки, а есть маркеры сталкеров. Там написано про 1907 год и окно.

Игорь помолчал, подумал. Еще кусочек в мозаику ненормального. А, не все ли равно?

– Я выхожу на охоту. Завтра буду звонить нашим «мушкетерам».

Ли улыбнулся:

– Если нужна помощь – ты говори… А сейчас надо бы поспать. Небо уже светлеет.

Игорь прислушался к себе:

– Да как-то не тянет.

– Да? – с искренним удивлением поднял брови Ли. – А мне кажется, что ты носом клюешь.

Колыбельный слышен звон,

И слипаются глаза.

Крепкий, сладкий, липкий сон

Веки сонные связал.

Скрылись солнце и луна,

Воцарились тьма и тишь.

Ты уже во власти сна,

Сладко и спокойно спишь.[19]

Игорь зевнул. Перед глазами комната плыла и перекашивалась, как кубик с шарнирными соединениями. Добравшись до диванчика, он едва успел упасть на него, как тут же уснул крепко и без сновидений. И не видел, как Ли обошел всю квартиру вдоль стен, внимательно глядя под ноги и что-то бормоча себе под нос. Затем поклонился Госпоже Луне, пошел в ванную умыться и улегся спать на кушетке на кухне.

Утро пришло с запахом кофе и песенкой Ли, которую тот весело мурлыкал себе под нос, орудуя на кухне. И песенка была бодренькая, и Игорь чувствовал себя необыкновенно бодро, словно проспал не какие-то четыре часа, а всю ночь. Он сел в кровати, и в горле стало больно – Вилька не спал нынче у него под боком. И никогда уже не будет. Не будет черного одноглазого котишки, верного дружка…

– Привет! – улыбнулся ему на кухне Ли. – Тебе когда на работу?

– К десяти, – неохотно ответил Игорь. Настроение было гробовым.

– Ну тогда успеем. Да, запомни, Игорь: не отмахивайся от совпадений. Это следы Судьбы. Не упусти.


Первомайская ясная погода сменилась холодным дождем, и вылезать никуда не хотелось. Нынешняя рабочая рутина в офисе ничем не отличалась от обычной ежедневной, разве что под конец дня Сомоса – так называли офисного юриста, солидную и решительную даму по имени Клеопатра Эврипидовна, – выйдя на крылечко покурить, принесла с улицы мокрого, отчаянно вопящего котенка. Котенок был рыжий.

– Чубайс, – оторвался от экрана программист Витя.

– Еще чего, – грудным голосом отозвалась Сомоса, – почто бедная тварь должна страдать? После ваучеризации все рыжие коты – Чубайсы, и по сей причине бедолагам перепадает по два лишних пинка в день, причем незаслуженных.

– А может, он вовсе не он, а она, – отозвалась секретарша Алина.

– И зовут ее Чубакка, – хмыкнул Игорь из угла. – Под хвост посмотрели бы.

– Да маленький он еще, что тут разберешь? – сердито пробасила Сомоса.

Котенок жалостно орал. Все кинулись его кормить, отчего котенок стал орать еще громче. Сожрав две сосиски, он уже ничего не хотел, а его продолжали тискать и пичкать.

– Ща нагадит, – отозвался из угла Игорь.

Котенок заскреб лапками и нагадил. На мгновение все застыли в немой сцене, не зная – вышвырнуть ли маленького нахала или умилиться и простить.

– Ну Чубайс! – возопил наконец Виктор. – Чистый Чубайс!

– Неси совок из сортира! – прикрикнула на него Сомоса.

– Он еще маленький. Перекормили его, да и места он тут не знает, а лотка у нас нет, – вмешалась секретарша Алина. – Так что сами Чубайсы.

Котенок забрался под кресло Сомосы и стал вылизываться как ни в чем не бывало.

Алина взяла рыженького за шкирку и стала гладить, а котенок затарахтел, как мотоцикл, и начал тыкаться носом Алине под мышку.

– Молока хочет, – откомментировал из своего угла Игорь.

Алина снова схватила котенка за шкирку и плюхнула на колени Игорю.

– Вот ты и корми, – отрезала она. – Я вам не кошка молочной породы!

– Хорошо, – покладисто отозвался Игорь. – Я его к себе заберу.

– А как назовешь? – снова стала благодушной Алина.

– Пока не знаю. Там увидим.

Малыша пристроили в коробку с надписью «гигабайт» до конца рабочего дня. Вечером его уже называли Чубайс Гигабайт. Или Чубакка Гигабакка, потому как половая принадлежность найденыша оставалась неясной.

Глава 5

МУШКЕТЕРЫ ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

Записная книжка была лохматой и засаленной, некоторые листочки выпадали. И как родители ее не выбросили? Вот и телефоны мушкетеров… Игорь застыл в нерешительности. Он уже почти год жил в старой квартире, а так и не удосужился ни к кому заглянуть. Да и живут ли они еще здесь? Из центра многие давно разъехались по окраинам – Витя еще до Игоревой женитьбы. Вот до него вероятнее всего дозвониться, вряд ли он с тех пор куда еще переехал. Игорь поднял трубку и набрал номер.

Трубку подняли почти сразу. Женский голос.

– Да?

– Прошу прощения, я могу поговорить с Виктором Андриевским?

Молчание. Затем настороженно:

– А кто его спрашивает?

– Это его школьный друг. Игорь Кременников.

Молчание.

– А зачем?

Игорь не сразу нашелся что ответить.

– Да так. Давно не виделись. А с кем я говорю?

– Давно не виделись, – вместо ответа послышалось из трубки. – Давно не виделись, – снова почти шепотом повторила незнакомая женщина. – Я его троюродная сестра по матери.

– Инна? – вспомнил Игорь. – Да, помню. На Новом году.

– Да, – ничуть не потеплев, ответил женский голос. – На Новом году. Игорь, знаете ли, Витя умер.

Несколько мгновений Игорь сидел, ничего не соображая.

– Как это – умер? – прошептал он, когда обрел дар речи. – Почему?

– Скоропостижно. Инфаркт.

– Инфаркт? – Игорь помнил Витьку-Атоса как парня крепкого и спортивного. – У Витьки? Не может быть!

– Да вот так, – ответила Инна. – Позапрошлой зимой. Тогда у нас выдался тяжелый год. Он потерял работу, потом как все ни пытался устроиться – срывалось в последний момент. Он весь извелся, плохо спал. Ему тут предлагали идти в какую-то контору. – Игорь вздрогнул от этого слова. – Деньжищи давали огромные даже по нашим временам, а он почему-то все отказывался. Говорил: «Сдохну, а к ним не пойду». Вот и… не пошел к ним.

– Где похоронили? – тихо спросил Игорь.

– Да рядом с тетей Надей и дядей Жорой, – вздохнула Инна. – Они его ненамного пережили. Теперь вот я тут живу.

– Извините. А от Витьки ничего не осталось? Дневников? Ну из нашего мушкетерского прошлого?

Молчание. Затем резкое:

– Нет. До свидания.

Игорь долго сидел, собираясь с духом, прежде чем позвонить Леше Климову. У него было какое-то очень нехорошее предчувствие. И когда в трубке раздался знакомый, но почему-то странно тусклый и дрожащий голос Анны Николаевны, Лешиной мамы, у него упало сердце.

– Алло?

– Анна Николаевна?

Женщина ахнула в трубку:

– Игоречек! Игоречек! – И тихие всхлипывания. – А Лешенька ушел от нас. Вот так-то. Одна Зиночка у меня и осталась.

– Когда это случилось? И как?

Анна Николаевна шумно вздохнула в трубку.

– Да позапрошлой зимой. В начале декабря. Ему какую-то работу большую заказали, он, Игоряшенька, в архиве служил. Большая какая-то работа по старинным зданиям Москвы. Каким – даже и не помню. Помню, он работал много, а потом стал какой-то мрачный, неразговорчивый. Раздражительный. Он еще с Колей Ясенцовым много тогда общался, Коля его работу и заканчивал… Много денег эта работа стоила, да зачем они мне, если умер Лешенька?

– Как он умер?

– Машина сбила. Водителя не нашли. А ты заходи, Игорек, а то мы скоро переедем в Ясенево, так и не найдешь потом…

Брат Колупаева был с Игорем хорошо знаком, потому поначалу даже обрадовался, но, когда дошло дело до самого Романа, Толька вдруг стал таким же неразговорчивым, как Инна. Удалось только узнать, что и Рома, талантливый и успешный архитектор, погиб в начале позапрошлой зимы. Угорел на даче в бане. Большего вытянуть не удалось. Толя очень быстро свернул разговор, на все вопросы отвечал раздраженно и испуганно – «не знаю», так что добиться от него удалось только одного – где похоронили.

Игорь уже отупел от звонков. Смерть стояла по ту сторону провода и ухмылялась. Стиснув зубы, Игорь поднял трубку в последний раз.

– Слушаю? – раздался на том конце до дрожи знакомый голос.

– Коля?

Тишина.

– Игорь? Ты?

– Я.

– Я… не ожидал… ты так давно… – Вдруг голос Николая резко изменился: – Господи, да Игорь же! Старик! Сколько лет, сколько зим! Ну как ты, где ты?

– Я дома, у родителей. Теперь тут живу. Работа – ничего, программирую потихоньку. Вот, решил обзвонить мушкетеров.

– Я так рад, я так рад, Игоряха! Ты, значит, еще помнишь наши мушкетерские похождения? Наши московские фантазии?

– Конечно, – насторожился Игорь, стараясь голосом не выдать возбуждения. – А что?

– Да так, – неопределенно отозвался Николай. – Я тут подумал, что можно было бы написать роман, так, скажем, в мэйнстриме…

– Ты пишешь?

– Почему бы и нет?

– Так ты писатель?

– Да нет, дружище, – засмеялся Николай. – Я физик. Работаю… ну работаю. И зарабатываю, надо сказать, – горделиво сказал Николай. – Не всякий ученый сейчас умеет зарабатывать головой.

– Ну в тебе не сомневаюсь, – усмехнулся Игорь. Что-то во всем этом нехорошо настораживало его.

– Может, свидимся? – небрежно и весело предложил Николай. – Давно не встречались. Надо бы пообщаться, поговорить…

– Встретимся. Обязательно встретимся.

– У тебя, как всегда?

– Конечно. Только разгребусь немного.

– Отлично! Помощь нужна?

– Пока нет, но, думаю, понадобится.

– Зови. Не стесняйся! И не тяни долго – я страшно по тебе соскучился!

– Ладно. Дай сотовый на всякий случай.

Николай продиктовал номер, взял взамен Игорев.

– Ну до встречи!

– До встречи, – медленно ответил коротким гудкам Игорь.

Николай ни разу не упомянул о смертях. Словно и не было других мушкетеров. Николай, физик, сотрудничавший с историком и архитектором перед их смертью. Человек, который прекрасно знал квартиру родителей Игоря.

Человек, который все знал.

Игорь медленно поднял трубку и набрал номер Елены.

Котенок Гигабайт сладко дрых на диване.


– А знаешь, ты даже еще ценнее, чем мне казалось! – Николай улыбался так, что Анастасии хотелось плакать и просить о прощении. – Да-да! Ты опять попала в точку. Предугадала. Почуяла – как хочешь. Этот самый твой Игорь, понимаешь ли, тоже очень непрост. Он тоже кое-что может. Слушай, если ты так боишься меня, так бери его, я тебя отпущу!

– Ты ведь чего-то за это попросишь?

– А как же? Конечно, за все надо платить.

– Чем?

– Договор. И служба.

Анастасия мысленно стиснула кулаки. Внешне расслабилась, закинула ногу за ногу.

– Но я хочу знать больше. Чего ты хочешь? Зачем тебе это все надо?

И тут произошло странное. Николай застыл в неловкой позе, мучительно сдвинул брови, губы двигались, словно пытались что-то произнести, глаза застыли. Он как будто к чему-то прислушивался. Затем снова улыбнулся и заговорил. Анастасия выдохнула – мгновение было слишком ужасным, будто кто-то дергал Николая за ниточки или внутри его что-то сидело и двигало им – как куклой.

– Ради всеобщего блага. – Он сел рядом. – Всеобщее равенство – миф. Сама посмотри – одни люди творят, другие только жрут и размножаются. Так устроено самим Богом, чтобы одни были быдлом, другие – царями. Так вот, дорогая, ты – из царей.

– Так на фига мне тогда договор?

Николай снова на мгновение застыл. Когда он заговорил, Анастасия чуть не завопила от ужаса. Зрачки его глаз сжались в крохотные точки. И смотрел на нее не Николай – кто-то другой.

– А затем, дорогая моя, что тогда только ты получишь мир. И пару коньков в придачу, – захихикал Николай. – А иначе… есть способ любого превратить в скотину. Запомни, я – бог. Я – могу.


Суббота.

Дворовая дымчатая кошка Мася сосредоточенно вылизывалась, сидя на крыльце. Солнышко показалось впервые после десяти дождливых дней, и вся окрестная живность вылезла греться. Обитатели дома еще вчера разъехались по дачам, и машин во дворе было мало.

У облупившейся светло-зеленой скамейки растянулся во весь рост здоровенный косматый черный пес по кличке Армагеддон. Как только сумел просочиться во двор сквозь решетку?

На дереве, тянувшем ветки из-за решетки соседнего двора, устроились два кота. Обычно они друг друга нещадно драли, но сегодня соблюдали перемирие, нарочито глядя куда-то мимо соперника. По подсохшему асфальту медленно и бестолково топтались жирные голуби, вороны на высоченном тополе о чем-то ворчливо перекаркивались. Воробьи суетились, как всегда.

На скамеечке сонно млел помятый мужик, которого тут все старожилы знали как Похмелеона, хотя никто не мог похвастаться, что хоть раз с ним пил. Об этом как-то никто не задумывался, просто все знали, что вот, живет тут в районе где-то такой мужик, и кличут его Похмелеон. И есть у него такой же забулдыжный пес Армагеддон. И живет он в оставшихся еще коммуналках, хотя где эти коммуналки, не знал никто. И проходят Похмелеон со своим Армагеддоном во все зарешеченные дворы, и замки им не помеха. Похмелеон клевал носом, и его очки так и норовили соскользнуть с носа на колени. Под рукой у мужика была вечная авоська с пивными бутылками – не то полными, не то пустыми. Ни обленившиеся секьюрити из соседнего элитного дома, ни местная милиция, ни консьержка его не гоняли – он был настолько привычный, что его уже никто и не замечал, как принадлежность пейзажа. Разве что дядя Костя, бывший хиппи, ныне интеллигентный тихий алкоголик.

Из-под арки в полусонный двор вошел молодой человек в джинсовом костюме и темных очках, с большим пухлым пакетом из солидного супермаркета. Остановился на секунду, окинул взглядом двор. Подошел к крыльцу. Мася чуть приподняла голову, оторвавшись от умывания, отметила, что молодой человек открыл дверь, не набирая кода. Просто открыл – и все. Старая ворона, от веку жившая здесь в собственном гнезде, помнила, что так сюда входили лет двадцать назад, когда дверь была другая, да и вообще все было не так.

Вот и сейчас было не так.

Похмелеон что-то забормотал во сне, дернулся, поймал падающие очки, недоуменно заморгал глазами и снова заснул.


В дверь позвонили намного позже, чем Игорь ожидал. Николая он давно заметил из окна, но кто же на третий этаж поднимается пятнадцать минут? Что он там в подъезде делал?

Чубайс Гигабайт удивленно уставился на дверь и вдруг зашипел. Игорь взял рыжий комок бешенства за шкирку и зажал под мышкой. Открыл дверь.

Николай стоял, сняв очки, и так знакомо улыбался – чуть прищурившись и склонив голову набок. Почти не изменился, разве что как-то увереннее стал. Красивый блондин с серыми глазами и роскошными ресницами, с мужественным подбородком и прямым носом. Арамис, одним словом.

– Привет! – Он небрежно и опять же так знакомо оперся о косяк.

– Привет, – улыбнулся Игорь.

Николай продолжал стоять за порогом, все так же с прищуром улыбаясь.

– Что стоишь? – сказал Игорь. – Входи.

Николай кивнул и переступил порог. Постоял, осматриваясь по сторонам.

– Давно тебя не было, – с еле заметным укором сказал он.

Игорь промолчал. На эту тему ему говорить не хотелось.

– Ладно, – снова обезоруживающе улыбнулся Николай. – Я рад, что ты вернулся!

– Так давай отметим, – улыбнулся в ответ Игорь.

Николай шел за Игорем, вертя головой по сторонам, как в музее, и оживленно вспоминая старые деньки.

– А вот здесь твой велик висел, помнишь? А помнишь, мы с Лешкой тогда из кухонного окна на крышу магазина вылезли? А как в чулане прятались и всю воблу сожрали, что твои из Астрахани привезли?

Игорь невольно поддался обаянию воспоминаний. В конце концов, у него ничего нет, кроме очень шатких предположений. И Николай всегда был хорошим парнем, душой компании…

На чисто прибранной по случаю кухне Николай с видом фокусника поднял руку и начал вытаскивать из пакета всякие коробочки, пакетики, упаковочки и бутылки, от одного вида которых рот наполнялся слюной.

– Ради встречи! – сияя, сказал он. – У тети Риты всегда была куча всяких вкусностей.

Игорь внутренне поморщился. Ну не любил он намеков на былое положение родителей. Да, в доме Кременниковых всегда водилась икра, колбаса и шоколадные наборы. Даже в талонные времена. Но Игорь виноват, что ли?

Игорь достал стопарики, с детства любимые синие тарелки и столовые приборы с костяными резными ручками.

– И скатерть та же, парадная.

– Ну мама за это меня выдрала бы. Она бы белую льняную положила, а эта, бархатная, не для еды. Но зато как по-мушкетерски, а?

Николай рассмеялся, принимаясь вскрывать банки и перекладывать содержимое в разнокалиберные салатнички и менажницы.

– Ну, – покончив с сервировкой и уже жаждая желудочного разврата, сказал Игорь, – разливаем!

– Разливаем!

Коньяк горячо потек по горлу. Игорь шумно вздохнул и занялся салатом и бужениной.

– Раньше нас больше собиралось, – начал он издалека.

Николай охотно подхватил нить разговора:

– Проклятый год был. Високосный. Все же есть в этом что-то…

Игорь кивнул.

– Как тут все?

– Ну как, – неопределенно мотнул головой Николай. – Как-то. Кто как. Давай ребят помянем.

Игорь молча кивнул.

– Я после института как-то всех потерял, – продолжал он, заев очередную порцию коньяку. – А ты вроде даже с кем-то вместе работал?

Николай кивнул, расправляясь с бутербродом с икрой.

– Проголодался, – улыбнулся он, перехватив взгляд Игоря. – А с ребятами… Не всем везет, друг Портос. Не всем. – Он отложил вилку, поставил локти на стол и сложил ладони. Такой знакомый жест. Но внутренняя теплота, которая всегда заполняла Игоря во время прежних мушкетерских встреч, никак не приходила, и это раздражало. Как будто у него отняли что-то очень важное и дорогое.

– Не всем, это да.

– Всем не может везти.

Игорь помолчал.

– Когда-то мы были «один за всех», Арамис.

Николай рассмеялся и махнул рукой:

– Это было давно.

– А что теперь?

Николай неопределенно дернул головой:

– Во-первых, не за кого. Ты да я да мы с тобой – все, кто остался. И самое ужасное, что верность идеалам сейчас не в моде. Такие люди – лузеры. Лохи. Дураки, – горько сказал он. – Я был таким долго. Долго не хотел взрослеть. Но пришлось. – Он усмехнулся, поднял взгляд на Игоря. – И нашел уже невыдуманные идеалы. И невыдуманных врагов. А они – нет, – вдруг посерьезнел и замолчал он. Игорь молча ждал, что будет дальше. – Мне жаль, что я повзрослел, – сказал Николай после затянувшегося молчания. – С идеалами расставаться всегда тяжело. Даже с дурацкими.

– Один за всех и все за одного. Это и есть настоящий и единственный идеал. Все же мы-то живы.

– Ну да, – улыбнулся Николай и чуть искоса глянул на Игоря. Такое знакомое, такое теплое лукавство, как в старые времена… – Хорошее было времечко. Все возможно, счастье для всех, сам черт не брат!

– Что изменилось?

– Счастье для всех. – Николай не сводил с Игоря взгляда. В нем сквозило что-то неопределимое. Как будто там, внутри, стоял какой-то счетчик, монитор, сканер, и сейчас он общупывал, просвечивал, просчитывал Игоря. Придется потерпеть. Может, Николай и правда гад, а может, вовсе не гад, может, он такой же, как Игорь, и просто боится? – Ты считаешь, что счастье для всех возможно?

Игорь пожал плечами:

– Я не знаю. У каждого оно свое.

– Верно, верно, – кивнул Николай. – Верно. Дядя Костя счастлив, когда пьян и может порассуждать о Кастанеде, Борхесе и мескалинчике. А жена дяди Кости несчастна, когда дядя Костя пьян. Где выход?

– Да знаю я, Коль. Все понимаю, не дурак. Но, как говорит наша мадам Сомоса, сделай мир чуть лучше вокруг себя – и улучшишь карму.

Николай рассмеялся:

– Ой, Игоряха, давай выпьем, а?

– Ну давай, – рассмеялся Игорь. – Только не надо этих кухонных разговоров о мировых проблемах, ладно? За стаканом и на кухне каждый политик и философ.

– А чего это тебе не по вкусу стали кухонные разговоры? Раньше-то тебя как-то не пугали глобальные философские темы.

– Да и сейчас не пугают. Только что переливать из пустого в порожнее? Все равно мы ничего сделать не сможем. Я ведь тоже повзрослел.

Николай снова рассмеялся, на сей раз так звонко и заразительно, что Игорь даже устыдился – не может Колька быть гадом. Не может! Все совсем не так!

– Тогда я моложе тебя, Портос! Я еще не оставил мысли сделать счастливыми всех!

Игорь помотал головой:

– Невозможно.

– Но почему? – Николай поднял брови.

– Ты же сам сказал – из-за противоречия наших счастий. – Он немного пожевал. – Получается, что, для того чтобы каждый человек был счастлив, ему необходим личный мирок, где бы все подчинялось его понятию о счастье. Причем еще бы менялось каждый момент.

Николай некоторое время увлеченно ел. Точнее, трапезовал. Игоря всегда поражало и даже уязвляло изящество Николая во всем. Ему было дано от природы то, чему Игоря без особого успеха учила с детства мать. Что делать, Портос – он и есть Портос. И не стать ему ловким Арамисом и даже хитроумным д'Артаньяном. Хотя в их истории д'Артаньян-то как раз погиб, а вот Портос…

– Игорек, – сказал наконец Николай, не отрывая взгляда от тарелки, – скажи мне, ты и правда удовлетворен нынешним положением вещей? Тебе нравится наш мир? Наше общество? Или ты просто смирился? Расслабился и получаешь удовольствие?

Игорь нахмурился. Коньяк сделал свое дело, и в нем начал пробуждаться Портос – подобный булыжнику, который трудно сдвинуть с места, но если столкнул, то беги с дороги.

– А ты что ко мне пристаешь? Да, не нравится. Многое не нравится, и что мне…

– Вот-вот, – не дослушав, подхватил Николай. – Не нравится. Мне тоже. Ворье у власти. Бандиты в органах. Безнаказанность. Беспредел. Черножо…ые на рынках, везде, везде! И ни-че-го нельзя поделать, ничего…

Игорь исподлобья смотрел на Николая и сопел.

– Ты меня что, в нацболы сватать пришел?

Николай снова рассмеялся:

– Ну да! Сейчас! Нет-нет, Игорь. Нет… – Он отвел глаза и посмотрел куда-то вдаль, за окно. – Это все последствия, не корень…

– И в чем же корень?

Николай усмехнулся углами губ. Взгляд его впился в Игоря. У того заколотилось сердце. Что-то приближалось. Разгадка совсем рядом. Плевать было на Николаевы идеи. Главное – что случилось с ребятами. Это совпадение или нет? Или только дурацкие подозрения, а Николай ни при чем?

– Корень в самом человеке. Пока он пытается быть счастливым за счет других, мы будем в дерьме. А он не может не быть счастливым за счет других, потому как мир так устроен.

– Ой, опять «до основанья, а…».

– Помолчи! – Николай вдруг так стукнул кулаком по столу, что Игорь аж подпрыгнул. – Извини, – спохватившись, улыбнулся он.

– Ты совсем псих…

– Ну не ты первый называешь меня психом, – хохотнул Николай. – Но лучше сначала выслушай.

– Тогда не ори.

– Извини, прости. Пожалуйста, прости. Мир? – Николай протянул к нему коньячную рюмку.

– Ладно, – выдохнул Игорь.

Выпили.

– Итак, – словно лекцию, начал Николай свои объяснения. – Человек устроен погано. Он всегда будет завидовать ближнему своему и стремиться урвать у него кусок, как бы человека ни перевоспитывали, в какие бы обстоятельства его ни помещали, что показывает вся мировая история. И в чем же выход? Выход в изменении самого человека. Он не должен хотеть ничего лишнего. Люди должны быть счастливы одинаково…

– Извини, перебью. Это ты прям как буддисты: желания порождают страдания, откажись от желаний и так далее… Стань тенью для зла, бедный сын Тумы…

– Да-да, – раздраженно отмахнулся Николай. – Но это опять перевоспитание уже готового человека. Я же о том, чтобы человека… ну… как бы программировать с самого начала. На те же десять заповедей. На одинаковые реакции на воздействия – чтобы, к примеру, от одного и того же запаха у разных людей возникало бы одно и то же чувство и так далее. Это будет счастливый бесконфликтный мир!

Игорь вздохнул, надув щеки и подняв брови.

– Коля, как банально. Я ожидал поинтереснее. Это же «Матрица» – и все.

– Вот-вот, – внезапно обрадовался Николай. – «Матрица». И это гениально! Понимаешь – люди будут счастливы!

Игорь хмыкнул, опрокинул рюмку коньяку и закусил сыром.

– Во-первых, это невозможно. Во-вторых, ты считаешь, что люди и правда будут счастливы?

– А что такое человек, как не его ощущения? Изолируй мозг, воздействуй на определенные его точки, и личность – даже без тела – будет ощущать себя в раю.

– Не, я не хочу, – протянул Игорь. – Может, если бы не знал, то и внимания бы не обратил, если бы меня так переключили. А так я ведь уже знаю! Одно хорошо, – снова улыбнулся он, – что ты фантазируешь.

– Нет! – с безумной усмешкой вскочил Николай. – Это возможно!

– И как же? – Игорь откинулся на спинку стула, едва сдерживая дрожь. Изображать пьяного идиота было невероятно трудно. Актером он себя считал никудышным и страшно боялся, что Николай заметит. И когда Николай вдруг скептически усмехнулся и ласково посмотрел на него, понял, что придуриваться было бессмысленно.

– Да не надо, Игорь, – снисходительно-сочувственно заговорил он. – Ты же был в лесу, я знаю. Знаю, с кем был. И уверен, что ты уже все знаешь и про Иллюзиум, и про взаимовлияние миров.

Игорь еле справился с собой. Ответить надо было спокойно.

– А, так это твоя собачка была. Извини, не знал, иначе бы дал ей спокойно себя скушать.

Николай рассмеялся:

– Да ладно. Она все равно была временным созданием. «Пузырь земли». Извини и ты, кто же знал, что ты там? С хвоей вечной привычкой лезть спасать всех наобум…

– А тебе был нужен Инглор?

– Мне нужны все, обладающие особыми способностями. Он дурак, что убегал. Ничего ему не было бы. Наоборот, получил бы куда большее.

– Что именно?

– Весь мир. Помнишь – «станете как боги»? Вот именно это. Особых, таких, как ты, – мало. Мы способны изменить мир. Мы должны быть поводырями для тупого быдла. Мы дадим им счастье, которого это самое быдло достойно. Но править и жить по-настоящему должны немногие.

Николай остановился, не то собираясь с мыслями, не то прислушиваясь к кому-то далекому. Или живущему внутри его.

– Кто-то должен сделать это самое счастье. Я зову тебя, так скажем, к семи парам чистых, в свой ковчег. В ковчег Эйдолона.

– А кто это – Эйдолон? И что это?

Николай усмехнулся:

– Эйдолон – это я. А кто я? Бог.

Игорь чуть не подавился.

– Бог? Как это – бог? Это который «да будет свет», что ли? Что ты можешь?

Николай улыбался.

– Такого бога нет. Есть только тот, который я. Как только ты дашь мне слово, подписываешь договор – так ты сможешь свободно ходить между мирами, получаешь настоящее бессмертие и власть. Ну чудеса творить не сможешь, это сказки…

– Постой-постой. А ты-то как таким стал?

Николай на мгновение застыл, зрачки в глазах сузились – почти исчезли, словно он смотрел внутрь себя, а губы двигались беззвучно, словно это был не сам Николай, а какая-то тварь, что залезла в его кожу и дергала внутри рычажки, чтобы создать иллюзию живого человека.

– Колька, ты что? – воскликнул Игорь, испугавшись по-настоящему.

Николай очнулся, заулыбался, хотя у него не очень получалось.

– Да так. Бывает. Устаю очень, за вас, уродов, радея. А как я таким стал – ну это секрет. Пока не решишь быть со мной – не могу открыть. Богов не должно быть много.

– А, таки ты все же хочешь стать верховным?

– А ты как думал? – смешно поднял брови Николай. – Я же первый стал богом, не так ли? Соглашайся, Игорь. Могу тебе пообещать, что ты найдешь свою… Эвтаназию. И получишь ее. Навеки. На все бессмертие.

Кровь ударила в голову и загремела в ушах. Успокоиться. Успокоиться. Немедленно.

Игорь нарочито медленно налил себе и Николаю. Тот нетерпеливо ждал.

– А что ребята сказали? – тихо спросил Игорь. – Они-то удостоились? Они-то что сказали?

Николай вдруг негромко рассмеялся.

– Да ничего, друг Портос. Мушкетеры – они и есть мушкетеры.

– И что ты сделал?

– Тоже ничего. Я просто оставил их. И их не стало.

– И меня ты тоже оставишь?

– Вы не сказали «да», милорд. И не сказали «нет», – усмехался Николай.

Игорь покачал головой. Откинулся на спинку стула и сложил руки на груди.

– Понимаешь ли, Николаша… Давай я буду говорить, а ты поправишь, если что не так у меня с логикой. Во-первых, ты так и не сказал мне, как ты стал… богом. И не объяснил механизма процесса становления богом меня. Я не хочу брать кота в мешке! Положим, я согласен с твоей теорией дать быдлу кусок счастья, и пусть подавится. Но ведь я, бог, буду иметь свое представление о счастье. Стало быть, мы с тобой хоть в чем-то, да не сойдемся, хотя бы касательно меня. Ты мне предлагаешь женщину, а вдруг я захочу большего? Самому стать главным? Не уверен, что ты об этом не подумал. Значит, есть что-то, что меня свяжет. Полагаю, этот самый договор? А? Тогда на фиг он мне? Эх, Николаша… Если бы ты меня не предупредил, то я, наверное, проснулся бы утром одним из твоих «чистых», и все. Ты мог бы сделать из меня преданнейшего друга, который прославлял бы тебя и вечно говорил бы, что ты прав. Хотя… какова ценность? Да никакой – ты же все равно знал бы, что это не я говорю, а ты. Но ты сделал ошибку. Ты мне сказал. То есть дал мне возможность решить, хочу ли я стать избранным, но лишенным свободы выбора, или не хочу. Так вот – не хочу.

Николай молчал, по-прежнему глядя на Игоря. И глаза его были даже не голубыми без зрачков, а тускло-оловянными, и взгляд их был тяжел, холоден, и от него болела голова.

И Игорь вдруг понял – сейчас он говорит не с Николаем. А с тем, что стоит за ним, сидит внутри него, да фиг бы, где оно там! Оно СЛУШАЕТ.

– Я не пойду к тебе, даже если ты сделаешь меня главным. Может, я и дурак, но я свободный дурак. И пошел вон.

Николай сидел молча и совершенно неподвижно.

– Коля! Колька, ты слышишь меня? Очнись немедленно! Ты не сам на Ту Сторону попал. Тебе помогли. Как – да мне, в общем, плевать. Ты сам не смог бы, потому как ты не умеешь. Это я умею. Я чувствую переходы. Но зачем это тебе?

Николай дрожал.

– Не знаешь… Потому что это нужно не тебе. А тому, кто тебя использовал, Арамис, и дергает теперь за ниточки. Он – знает, зачем ему это нужно, но не ты! Да и ты сам ему тоже не больно нужен. А вот я – нужен. Колька, ты ведь бываешь собой. Ты сможешь отказаться!

Николай молчал, и что-то серое, мутное, заметное лишь на грани зрения, клубилось вокруг него. Он резко встал.

– Мушкете-о-о-ор… Тупица Портос, – шептал Николай, отступая к стене в коридоре. – Прощай, дурак… Извини уж, дружок, ты сам выбрал, – глумливо ухмыльнулся он. – А я оставляю тебя. А мог бы быть богом. Мог получить свою женщину…

– Ах ты, гад! – взревел Игорь и вцепился в Николаев рукав как раз в тот момент, когда тот начал уходить в стену.

Они вывалились в какой-то большой и длинный полутемный коридор, провонявший жареным луком, квашеной капустой и хозяйственным мылом, прямо под ноги тетке в линялом халате и платке. Тетка взвыла, как сирена, и уронила сковородку. Та перевернулась в воздухе и приземлилась вверх дном, накрыв куличик из жареной картошки. Игорь с Николаем прокатились сквозь сковородку и теткины ноги, тетка продолжала ровно, монотонно и пронзительно выть, растопыря руки.

– Ппусти, – шипя, вырывался Николай, но Игоря не зря называли в компании Портосом, силы ему было не занимать. – Пусти, идиот!

– Жди, – пыхтел в ответ Игорь.

Тетка выла, не переводя дыхания.

Одна из многочисленных дверей в коридор распахнулась, оттуда выглянула другая тетка, в бигудях и халате поизящнее и почище, и завизжала:

– Опятьхулиганитещасмилицювызову!

Тетка номер один продолжала выть.

Игорь оглянулся, чтобы проверить пути отступления, но там, откуда они вывалились, была глухая стена. Воспользовавшись мгновением, Николай вскочил и опрометью бросился в дальний конец коридора, к какой-то двери, из-за которой пахло сушеными яблоками, пылью, воблой и залежавшимися тряпками. Кладовка. Такие Игорь помнил по нижегородскому детству и дедушкино-бабушкиной коммуналке. Николай удирал очертя голову, Игорь почти рыбкой нырнул в стену за ним, зажмурившись и ожидая удара головой о стену. Но удара не было.

Он вылетел по переулку на ярко освещенное Садовое кольцо и увидел Николая, который нырнул в черный лимузин. Машина рванула с места, номеров Игорь, естественно, не различил. Заметил только, как она резиново изогнулась, заворачивая за угол. И тут рядом с ним, взвизгнув тормозами, остановилась «Победа», мечта ретроавтомобилиста.

– Давай! – рявкнул из-за руля Похмелеон. Игорь, не раздумывая, нырнул. Машины понеслись по кольцу, не обращая внимания на милиционеров в «стаканах» и на перекрестках, плюя на светофоры и проскакивая сквозь машины. «Дартвейдер» уходил в сторону от центра, по Комсомольскому, через нереально светящийся полузнакомый метромост.

– Не догоним! – взвыл Игорь, колотя кулаком по колену. – ЗИС же, а у нас – «Победа»!

– Сказал! – хмыкнул Похмелеон. – Эта «Победа» – Победа! Ничего, нам не надо их брать, нам надо знать, где они исчезнут…

Машины с ревом словно взлетели, оказавшись на незнакомом широченном шоссе. Игорь раз глянул в сторону, и предпочел больше не смотреть. Дома накладывались друг на друга, создавая почти апокалиптическое зрелище. У него похолодело во рту, и желудок начал этак мягко пока подпрыгивать, по спине шла не просто дрожь, а какой-то электрический разряд, и волосы вставали дыбом на голове и потрескивали.

– Эк тебя! – усмехнулся Похмелеон. – Ниче, привыкнешь!

Темнело. «Победа» и правда не упускала резиновый лимузин, но и не нагоняла его, словно только грозила пальчиком. А впереди на шоссе вставала сверкающая Башня. Игорь помотал головой – она одновременно казалась знакомой и незнакомой. То синий кристалл на Юго-Западе, то недостроенные «близнецы» Сити, то громадина у моста «Багратион», то бывшее здание СЭВ, то огромный шуруп Вавилонской башни со старинной картинки…

– Ага! – азартно воскликнул Похмелеон, когда ЗИС рванул прямо к Башне. – Нюхом чую – здесь!

– Давай, давай! – подпрыгивал Игорь.

И тут ЗИС вдруг вытянулся в ниточку и словно всосался в какую-то незримую воронку. Последний раз красным злым огоньком подмигнули габаритники – и все. «Победа» остановилась.

– Ай, блин! – возопил Игорь.

– Ага, блин! – ответил воплем Похмелеон, но воплем радостным. – Засекли!

Игорь огляделся по сторонам и изумленно выругался.

– Это ж мы возле «Юго-Западной»?

– Ага, – радостно кивнул Похмелеон. – Ну теперь пусть ждут гостей, заразы.

– Кого?

– Кого-кого… Где-то инспекцию по нелегалам. Где-то ревизию пожарную. Однако повезло нам. Эта хрень только в трех Москвах торчит. Другое дело, насколько она проросла по Всей Москве…

– А вы откуда знаете? – воззрился на Похмелеона Игорь.

– Да живу я здесь, – пожал тот плечами.

Игорю вдруг ужасно захотелось спать. Спрашивать уже ни о чем не хотелось. Домой.

– Перепсиховал я. – Он потер лицо руками. – Давайте домой поедем… Вы ведь знаете, как домой, а?

Похмелеон молча кивнул.

– Так чего этот Николай к тебе заявился?

Игорь вздохнул:

– В семь пар чистых приглашал.

– А на самом деле?

Игорь хмыкнул:

– Догадливый вы, сударь мой.

– А шо делать? – пожал плечами Похмелеон и, дернув носом, поправил очки. – Живу я тут.

– Я ему нужен. Может, потому, что чую переходы и хожу по ним. Может, я что-то еще могу. Может, просто опасен, и он теперь будет меня убирать, раз не удалось к себе перетянуть. Как ребят. Может, я нужен даже не Арамису, а тому, кто его за ниточки дергает. Манипулятору.

Почему он был так откровенен с Похмелеоном, он и сам не знал. Может, потому, что бывают такие люди, которым сразу веришь.

– Ну тогда охотится за тобой он. Манипулятор. Эйдолон. А тебе подсунули Эвтаназию.

– Не Николай… Страшноватенько как-то. Кто он? Зачем это все ему?

Похмелеон рассмеялся:

– А вот дьявол его знает. В прямом смысле слова.

Игорь насупился. Долго молчал. Потом выдохнул:

– Теперь я точно с вами.

– А я и не сомневался, – снова подергал носом, поправляя на переносице очки, Похмелеон.

Игорь вздохнул. Он устал. Очень. Руки словно свинцом налились. Даже пугаться сил не было.

– Спать охота, есть охота… А у меня дома стол ломится – гад Николай натащил деликатесов. Думал взять Портоса через желудок, – усмехнулся Игорь.

– Вот и попируем за его счет!

– Это уж точно, – повеселел Игорь.


– Он требует договора!

– Спокойно, – говорила Лана. Сон занес их на какую-то улочку, откуда между домами виднелось играющее на солнце море. И все же это была Москва. Или Город? – Спокойно. Раз требует, значит, так ничего с тобой сделать не может. И с Катей тоже, раз не забрал ее до сих пор. Нужно согласие, без него он ничего не может. Тяни время, требуй привилегий. Требуй выгод. Капризничай. Играй жадную дуру. Мы найдем выход.

– Лана, почему ты помогаешь именно мне?

– Просто ты единственная, кто еще не дал согласия. И у тебя есть шанс вырваться отсюда. А значит, ты можешь помочь мне.


Трое ученых мужей шли ярким майским днем на обед в столовую президиума Академии наук.

– Понимаете ли, для чистоты эксперимента необходима стабильность воспроизведения результатов, – говорил высокий и худой в длинном плаще, похожий лицом на римского центуриона, выслужившегося из солдат.

– Совершенно согласен с вами, Иван Федорович, – отвечал носатый очкастый блондин, чистый пулеметчик Ганс.

– Но о какой стабильности и воспроизводимости может идти речь, если мы сами минуту спустя уже не те, что были минуту назад? Это уже не я воспринимаю результаты эксперимента, а другой я!

– То есть вы хотите сказать, что на протяжении времени действует некий ансамбль меня, причем со смещением по времени, и восприятие получается тоже ансамблевое?

– Точно, Алексей Александрович! Причем воспринимаем мы тоже не неизменное событие, а некий ансамбль событий!

– И, таким образом, никакой речи о стопроцентности чего-либо быть не может.

– Именно!

– А я согласен!

– И каков выход?

– Выход очень странен. Необходима личность, которая поднимется над ансамблем, восприняв его и все, что он делает, в дискретную единицу времени.

– Ага. Личность из ансамбля.

– Непременно из ансамбля.

Иван Федорович помолчал, а затем изрек:

– Я понимаю, почему все «прорывники» ненормальные.

– И почему культовые писатели зачастую пьют и ширяются, – вступил в разговор третий, со смешливой физиономией бывалого ушкуйника.

– Именно. Они выходят из ансамбля и поднимаются над ним ради вот такого дискретного восприятия.

– Ого! Опять марсиане шебуршатся!

Все трое повернули головы в сторону уже бог весть сколько ремонтируемого двухэтажного дома девятнадцатого века. Туда постоянно подвозили какие-то стройматериалы, и они исчезали в доме с концами, как в черной дыре, а дом как стоял без окон, так и продолжал стоять. Ученые мужи дано уже решили, что там, внутри, прячется нуль-портал с переброской на Марс.

– А вон и побежал один, – расхохотался Алексей Александрович. Из дверного проема вышел крепкий и немного набыченный молодой человек довольно интеллигентного вида. За ним появился какой-то неопределенный мужичонка, поправляя очки на остром носу.

– Целых два, сударь мой! – погрозил он пальчиком ученому мужу Гансу. – Целых два, и прямо с Марса.

– А еще вас будет? – спросил тот.

– Обязательно! – радостно ответил мужик, как-то заковыристо взмахнув рукой. – А сейчас позвольте откланяться, и приятного аппетита!

– И вам! – хором ответили ученые мужи и продолжили свое странствие к столовой как ни в чем не бывало, словно тут же позабыли о разговоре.

– Ну видел? – прошептал Похмелеон. – А ты говоришь – нормальное ненормальное! Избранный, уникальный! Да для них такое нормально, что ни одному ненормальному и не снилось! Иначе хрен бы они меня увидели, если б я не захотел сам.

Игорь засмеялся.


Проводив после хорошего застолья Похмелеона и неотделимого от него Армагеддона, который уже ждал их у порога, Игорь устало сел на диван. После майских праздников на голову свалилось столько, что подумать и разобраться в себе времени почти и не было. Но сейчас он словно остановился после долгого бега. Нет, надо передохнуть. Он сидел, гладя Гигабайта, урчавшего у него на коленях, и вспоминал и лес с Госпожой Луной, и разговор у костра… какое-то имя тогда ему показалось знакомым…

Фомин!

Игорь вскочил. Гигабайт с обиженным мявом скатился с колен. Игорь бросился в родительскую комнату, ругаясь, дернул стеклянную дверь шкафа, нетерпеливо крутя в скважине упрямый ключ. Наконец шкаф открылся. Старый, потрепанный альбом, вот он, точно, там должно быть…

Да. Вот. Пожелтевшая черно-белая фотография с зубчиками, наклеенная на плотный картон. Надпись выцветшими сиреневыми чернилами – «Анапа, июль 1936». И имена. Пляж. Солнце. Дед крайний слева, с выцветшими на солнце светлыми волосами, улыбается – куда там Голливуд! Рядом с ним огромный, как медведь, мужик с полосатым полотенцем через плечо и в очках. Справа от них красивая женщина, чем-то похожая на немку или эстонку, и две девочки – одной лет восемь-девять, другая лет на шесть постарше. Младшая, веснушчатая, со смешными косичками, с серьезным видом держит на руках лупоглазого, жутко серьезного малыша. Это отец. Ему здесь, наверное, меньше года. Бабушка стоит за спиной у девчонки, приглядывает…

Игорь провел пальцем по чуть шероховатой поверхности обратной стороны карточки, прочел вслух:

– Алексей Фомин… Светлана… Виктория… Лидия Фомины… Игорь Кременников… Вовочка… Ида Кременникова…

Вот и завязался узел… И что он означает, если что-то означает?

Он долго сидел, рассматривая альбом, удивляясь, какие лучистые глаза у всех на старых снимках. Люди такие были? Или просто так снимали, что такие глаза получались?

Глава 6

ВРЕМЯ СНОВ

Лето 2005

Сирень отцвела. Отцвела сирень моя любимая. Зато опять настало Время Призраков, потому что листва вошла в силу и в Городе снова много теней. А значит, призракам есть где укрыться. Здравствуйте, призраки. Здравствуй, старик Брюс. Привет вам, неуловимые Уличные Музыканты и арбатский трамвай. Здравствуйте, звери Моего Города. Лето – ваше время, ваше раздолье. Я буду радоваться птенцам на чердаках и щенкам на стройках, котятам в подвалах, крысятам в канализации. Привет вам, мое зверье. Вы тоже ведь Мои Горожане.

Привет вам всем – люди, тени, звери и призраки.


– Понимаешь, всех сбивает с толку антураж. А если смотреть только на суть дела, то и выходит, что она из сидов!

Последняя тренировка сезона закончилась, «женский Шаолинь» распускался на летние каникулы, но для Лены, Лизы и Леси все было как всегда – переодеваясь, они болтали на свои заумные темы.

– Ну-ка обоснуй!

– Во-первых. – Андрей не сомневался, что Лиза там, за ширмой, загибает пальцы, сидя на лавке в одной спортивной тапочке и одной босоножке. – Она живет в горе. Во-вторых, она выходит только к тем людям, которые затронуты необычными стремлениями. В-третьих, ее дары легко оборачиваются горем. В-четвертых, она покровительствует мастерам…

– В-пятых, – подхватила Леся, – ее любимые камни – изумруд, хризопраз и хризолит. И еще она охраняет свои владения.

– Вот именно! А еще она не очень хорошо относится к холодному железу, хотя это можно вывести только косвенно!

– Кстати о хладном железе, – прервал увлекательную беседу Витька. – Собственными ушами слышал на майском выезде историю.

– Ой, подожите, – пискнул кто-то за ширмой. – Сейчас выйду, и тогда рассказывайте!

Однако показались из-за ширмы сразу двое: Лена (которая уже месяц была рыжей) и Леся (которая в виде брюнетки уж точно смахивала на женщину-вамп из-за бледности кожи).

– Ой, продолжайте, дорогой Мастер! – хором пропели они.

Андрей тоже подошел послушать. История о том, как компания горе-туристов металась по просеке, попадая вместо берега Протвы то в заросли цветущей черемухи, то на луга серебристой травы, пока кому-то не пришло в голову очертить вокруг стальным ножом, была изложена без явных преувеличений.

– А холм с плоской вершиной там был? – полюбопытствовала Леся.

– Был.

– А березы?

– Ты что, березы совершенно необязательны! – Из-за ширмы выскочила Лиза, которая к лету перелиняла в блондинку. – Ой, девочки, я где-то очки оставила! Никто не видел?

Андрей взял из ниши с ароматическими палочками очки-хамелеоны и протянул ей. Лиза постоянно клала их туда перед разминкой и тут же забывала, куда она их дела.

– Спасибо, Андрей. Так вот, это свидетельствует о том, что в древности ареал обитания сидов был очень велик! От Урала до Атлантики точно!

– А может, они со Среднерусской возвышенности уходили к окраинам? – серьезно спросила Лена. – Люди с железом их вытесняли, племя Дану – на запад, племя Хозяйки – на восток?

– Может быть, и так. Но я твердо уверена, что Хозяйка Медной горы – из сидов! К тому же у них матриархат!

Лиза подхватила сумку, послала всем воздушный поцелуй:

– Всем пока! До осени! Инка, позвони обязательно, насчет лётной практики.

Инна кивнула. В апреле она по совету Людмилы стала готовиться к поступлению в университет и вообще стала увереннее. По крайней мере, удары правой у нее получались теперь почти всегда.

Когда девицы разошлись, Андрей и Витька заперли зал.

– Теперь до осени, – сказал Витька.

– Угу. Слушай, а тех заблудившихся ты знаешь?

– Я с ними водку пил, – сказал Витька и добавил уже серьезно: – Там еще кое-что было, и я это своими глазами видел. Красноухий пес там точно был и в землю ушел. Я в него ножом кидал – так от ножа одна рукоять осталась, остальное поржавело в труху. В общем, Андрюха, бывает такое, что и не снилось мудрецам.


Внешне в жизни Андрея ничего не менялось: дом – работа, дом – работа. Добавился, правда, Интернет и какая-то мгновенная слава на форуме художников, куда он выставил несколько своих старых работ по греческим мифам. Весна началась поздно – или он поздно это заметил, и остается только изумляться внезапности ее победного броска, – вот уже вовсю цветут сирень и вишня. А потом как-то сразу наступило лето, пантерой напрыгнув на город. В школе, монументальном краснокирпичном здании, торцом выходящем в переулок, шли к концу выпускные экзамены. Город тоже жил своей жизнью, но Андрей уже не мог смотреть на него, как прежде. Потому что сейчас было невероятное время по имени Вика, а все до Вики ухнуло в такой мезозой, что и воспоминаний о нем почти не осталось.

А потом вдруг его работы стали одна за другой продаваться в маленьком павильончике в МДХ. Андрей отчего-то насторожился и спросил кассиршу Олечку, кто вдруг запал на прежде не такие уж и востребованные пейзажики. Память у Олечки была дай боже всякому. Один пейзаж, с многомерным Чистопрудным бульваром, купила молодая статная дама, на каких мужики западают. Остальные московские взял какой-то неприметный мужик, причем все сразу. «И уехал на черной машине. Такой, знаете, ретро, как в фильмах показывают. Дорогущая, наверное, сейчас ведь все ретровое модно», – добавила она.

Это был именно лимузин. Тот самый. Черный и живой. Андрей это просто знал.

– Он все адресок ваш спрашивал, – продолжала Олечка. – Но, знаете, что-то не понравился он мне. Я сказала: «Оставьте сообщение, я передам». А он почему-то отказался.

– А та дамочка?

– Она? Нет, она не спрашивала. А тот тип все пытался у нее перекупить ваш пейзаж, все так упрашивал.

– И что?

– Не продала, – рассмеялась Олечка.

Андрей улыбнулся одними губами и пошел себе домой.

Все это не просто так и не к добру. Эти лимузины, непонятные звонки, «терминаторы», а теперь еще и эта история с картинами… Пора готовиться к неприятностям. Возможно, очень крупным неприятностям. И даже более, чем неприятностям. Он шел домой, внимательно глядя по сторонам, всей кожей слушая это самое непонятное, мерзко подползающее. Но странная ватная глухота окружала его, и это было гадостнее всего.

На подходе к родному Кропоткинскому переулку, когда все уже вроде осталось позади, он взглядом зацепил что-то знакомое. У тротуара притулилась между двумя неновыми иномарками раздолбанная «Ока» неопределенного цвета, в грязи по самую крышу. Номер был тоже заляпан грязью, но наверняка это был тот самый странный номер УК БП, и именно эта машина несколько недель назад загородила выезд у дома.

Сердце екнуло. Опять. Опасностью просто воняло, тошнотворно, как крысой, сдохшей где-то в перекрытиях. Андрей заозирался. В ушах шелестел непонятный злорадный шепот…

Он увидел их в собственном переулке. Но ждали они не его, потому что охотничьим кольцом загоняли кого-то во двор старой кирпичной школы напротив его дома. Четверо «терминаторов» – на этот раз в чем-то вроде черной формы, какую носят частные охранники, которыми руководил какой-то неприметный плюгавый мужик. «Терминаторы» перегораживали кому-то выход в переулок и… к его дому? Андрей метнулся в узкий проход между архивным особнячком и домом напротив, пробежал по куче строительного мусора с вкраплениями ржавых банок и разбитых бутылок, перелез через решетку во двор, опять нырнул в узкую щель между домами и выскочил во двор школы. Еще шли экзамены, во дворе болталась пара старшеклассников с сигаретами. Где же тот, на кого «терминаторы» устроили загонную охоту? И тут он увидел. К старому клену прижималась девушка в светлом платье. Андрей почувствовал, как сбилось с ритма сердце.

– Вика!

Она вздрогнула, обернулась.

– Ой! Андрей! – всхлипнула она. – Они… там…

– Знаю. – Он схватил ее за руку. – Бежим.

Старшеклассники продолжали маяться, словно и не видели ничего.

Между старых домов – боком, здесь выступ, под арку, через Пречистенку, хорошо, что горит зеленый, и там нырнуть в переулок снова. Здесь была старая Москва, анизотропный город Андреева отрочества, узкие улицы, зелень, старые и новые дома вперемешку, затхлые коммуналки и новые дорогие квартиры, песочницы и качели во дворах с решетчатыми оградами, крохотные скверики, проходные дворы-колодцы, подворотни, арки, битый кирпич, лопухи и чертополох поверх утоптанных свалок. Куда они бежали – Андрей сам давно не понимал. Город разворачивался странной многомерной панорамой, открывая совершенно неожиданные пути, и по какому-то наитию Андрей каждый раз успевал удрать от погони, когда казалось, что бежать уже некуда. В месте стыка домов в тупике вдруг открывался поворот на улочку, на переходах в потоке машин образовывался разрыв как раз в нужный момент. Словно сам город помогал. Вика бежала быстро и легко, мелькали светлые босоножки, моталась по спине коса, завязанная тонкой черной ленточкой. «Терминаторы» не отставали. Они летели, едва касаясь асфальта, не быстро, но и не медленно, выныривали из-за очередного поворота. Обернувшись в очередной раз, Андрей увидел, что «терминаторы» то ли сменили облик, то ли их сменили другие загонщики – теперь они были в старой, довоенной еще форме с лазоревыми петлицами.

Впереди внезапно замаячило здание консерватории. Ничего себе пробежались! Андрей почти и не устал, хотя давно так не бегал. Даже в боку не кололо.

Мигнул желтым светофор у перехода, на углу у белокаменных палат, задвинутых между двумя домами девятнадцатого века. Андрей и Вика проскочили – а вот «терминаторы» не успели, поток машин, еле втискивающийся в узкую улицу, отсек преследователей. Андрей позволил себе сбавить шаг и оглянуться. Так, если нырнуть сюда, можно выскочить на Тверскую, а там метро. Почему-то ему казалось, что в метро, да еще полное народу, «терминаторы» не полезут. И они снова побежали, пока не сменился свет на светофоре – мимо ограды Малого Вознесения. На углу переулка Андрей оглянулся. «Терминаторы», словно в кино, бежали по крышам машин. А вот смутный мужичонка прыгал где-то на той стороне улицы. Черт, почему этих гадов никто не видит? Хотя на мужика удивленно оглядывались прохожие.

– Бежим! – Андрей дернул Вику за руку, и они свернули в Вознесенский переулок.

Первый энкавэдэшник вырулил из-за угла и вдруг задергался, как оса, завязшая в варенье. Второй по инерции пробежал несколько шагов и начал таять прямо на бегу. Истончился до прозрачности. Люди шли мимо, красный «пежо» пытался втиснуться на свободное место у обочины, и никто не замечал ни дергающегося «терминатора», ни растворившегося в воздухе его близнеца, ни третьего, вскинувшего было пистолет. Андрей толкнул Вику вперед, а сам остался на месте, с каким-то смертельным любопытством глядя на рассекающую плотный воздух пулю. «Я увяз в „Матрице“…» – промелькнула идиотски-спокойная мысль.

И тут вдруг раздалось басовитое грозное «гав», и прямо на пулю промчался крупный бродячий пес. Промчался – и исчез за углом.

«Сожрал ее, что ли…»

Подбежавшая Вика сильно рванула его за рукав и потянула за собой.

– С ума сошел! – крикнула она, задыхаясь. – Тебя убьют!

Андрей покачал головой:

– Они неживые. Они не могут. Их нет…

Он остановился перевести дух. Впереди слева маячил готический краснокирпичный храм. Сзади – Малое Вознесение. Андрей начал хохотать.

– Что, влипли, гады? Грехи не пускают, а? «Пузыри земли»!

А потом осекся, осознав, что именно говорит.

– Но я же не… – растерянно прошептал он.

– Что с тобой? – подбежала Вика.

– Да нет, ничего. Идем.

– Я боюсь за тебя. – Ее лицо кривилось от страха и еле сдерживаемых слез. – Лучше бы ты не заметил меня тогда! Ты ведь уже и за руку меня держишь, ты уже почти наш… Что же с тобой будет?

Он засмеялся, хотя в ушах послышался, леденя душу, дальний рог Охоты и мерный шаг теней в серых шинелях.

– Со мной будешь ты. Лучше скажи, что случилось?

Вика вздохнула:

– На беду мы встретились…

– Вика, ты не должна была так рисковать. Я же сто раз просил – лучше дай мне знать, я сам приду! Что случилось?

Вика тихо кивнула.

– Папа просил, – тихо сказала она. – Андрей, нам недолго осталось. Я уже почти не могу перемещаться по Москве. И дом тоже как в сеть попался… И теперь ОНИ почти всегда возле дома, как слепые по запаху идут, только потому я и проныриваю мимо, да и то с трудом… Они обложили нас. Мама с папой и так из дому не выходили никогда с тех самых пор. Только мы со Светкой. А теперь только я. Наверное, потому, что у меня есть ты. – Она отвернулась, глядя в темное, треснувшее окно церкви. – А сегодня папа снова получил письмо. И снова порвал его. И сказал мне, чтобы я привела тебя. Нам нужна помощь.

– Тогда пошли, – сказал Андрей.


– Папа, вот Андрей к тебе, – сказала Вика, буквально вталкивая его в большой кабинет, заставленный шкафами и заваленный чертежами. Огромный седой мужчина, сидевший за массивным старинным письменным столом, поднял могучую голову. Встал, протянул Андрею лапищу и оглушительно пробасил:

– Здравствуйте, молодой человек. Очень приятно. Алексей Владимирович Фомин, академик архитектуры, к вашим услугам.

– З-здрасте, – выдавил Андрей, осторожно высвобождая руку из медвежьей хватки академика.

– Вика мне сказала, вы рисуете? Художник?

– Да. Но по образованию я архитектор.

– О, значит, мы с вами в некотором смысле коллеги! Садитесь, пожалуйста. Детка, сделай нам чаю, – обернулся он к Вике. Та мгновенно исчезла за дверью.

Наедине с этой громадиной Андрею было весьма не по себе, и он внутренне умолял Вику вернуться назад поскорее. Алексей Владимирович между тем встал и прошелся туда-сюда.

– Стало быть, вы многое о нас знаете.

– Кое-что, – осторожно ответил Андрей. А потом, как это часто бывало, неуверенность и неловкость смел порыв злости на себя. – Вы свою дочь пожалели бы. Посылаете ее одну… А если бы они ее схватили?

Академик сокрушенно вздохнул и с покаянным видом посмотрел на него:

– Знаю. Но тут уж никак иначе не получилось. Мы с Лидушкой с самого начала не можем покидать дом, только дочки. Но Светочка маленькая, чтобы ее к вам посылать, а Вику я все равно не удержал бы. Она только с виду девочка-ландыш, а твердости у нее поболе моего… Я вам скажу откровенно: вы нравитесь мне, вы очень нравитесь моей дочери, и я хотел просить вас о помощи. – Алексей Владимирович сделал паузу и словно спохватился: – Разумеется, я ни к чему вас не принуждаю. Я вам просто расскажу еще кое-какие детали нашего, так сказать, бытия, а решение уж за вами. Договорились?

– Договорились, – произнес Андрей, стараясь устроить поудобнее ноги – они вдруг начали мешать.

– Ну-с, Вика мне говорила… Извините, я, с вашего позволения, трубочку раскурю? С трубкой как-то и говорить сподручнее. – Алексей Владимирович деловито набил табаком темную трубку.

От запаха трубочного табака Андрею немного полегчало. Академик, хотя и стал как-то попроще, все равно подавлял своей громадностью.

– Так вот, Вика мне говорила, что она вам все рассказала. Вернее, все, что ей известно. Далеко не все, не все – она ведь совсем ребенок, к чему ей знать, да, в общем, и жена тоже мало что знает. Кстати, сразу прошу извинить – она в прошлый раз так разнервничалась, когда вы появились, что чуть ли не выставила вас взашей. Не взыщите – женские нервы есть женские нервы.

– Помилуйте, я вовсе не… – пробормотал, смутившись, Андрей.

– Что вы?.. – Академик решительно закрыл какую-то книгу, отложил ее в сторону и в упор посмотрел на Андрея. – Это хорошо, что вы архитектор, вам будет проще объяснить… Вам фамилия Иофан должна много говорить.

Андрей кивнул.

– Ну вы его известнейшее творение в натуре, должно быть, видели. И с еще более известным знакомы хотя бы по эскизу?

Андрей снова кивнул, недоумевая, при чем тут Дом на набережной и Дворец Советов. Дом он терпеть не мог и каждый раз, как судьба заносила его на Берсеневскую, из жизни словно бы выпадал кусок, в который умещалось как раз столько времени, сколько нужно, чтобы миновать это модерновое чудовище. А ведь спроектирован был дом удивительно умно. Может, дело было в постройке, серой облицовке, рядах мемориальных досок да недоброй славе?

– Так вот, Андрей, в начале тридцать седьмого вызвали меня и дали одно необычное поручение – спроектировать ветку метро, которая бы не сообщалась с остальными. Я предполагал, что это как-то связано с правительством, так что лишних вопросов не задавал… У вас, насколько я знаю, не сажают так легко, как тогда. Так ведь?

– Ну так. Хотя все равно сажают.

В кабинет бесшумно проскользнула Вика с подносом, на котором стояли две дымящиеся чашки, сахарница и вазочка с печеньем, так же бесшумно и ловко все расставила на низеньком столике и упорхнула, не сказав ни слова. Печенье пахло изумительно вкусно, по-домашнему, отчего Андрей совсем успокоился. Алексей Владимирович отхлебнул из чашки и снова раскурил трубку.

– Вкусно Лидушка печет, правда?

– Очень вкусно, – похвалил Андрей.

– Ну-с, далее. Спрашивать, почему проект этой ветки отдали мне, было совершенно невозможно. Я ведь мостостроитель, мы как раз первый метромост построили – знаете, тот, который к «Киевской»? Должен признаться вам, что, пока строил я эту ветку, произошел со мной прелюбопытнейший случай… Сон мне приснился тогда нехороший. Словно бы строю я свою ветку, а выходит она не туда, куда надо, а в подвал какой-то башни. И во сне знаю я, что не надо мне в эту башню. Что-то там дурное. И ветка моя, если я ее дострою, приведет как раз в эту башню. Понимаете, во сне мне так не хотелось этого строить, так не хотелось, что я, в том самом сне, что-то такое сделал… Не помню даже, что именно, но проснулся я, зная, что сделал как надо и что ветка не поведет в ту башню. – Он помолчал, глядя на свои здоровенные ручищи. – И, надо сказать, не мог я отделаться от мысли, что все не совсем во сне было. Дурь, чушь – а вот было такое ощущение. Вот черт его знает, словно руку кто-то направлял. Но закончили мы ветку в срок и по проекту. На приемной комиссии меня похвалили и предложили самому испытать эту самую ветку метро. Честь, сказали, оказывают. Первооткрыватель, так сказать. Я согласился, конечно. Ну подали поезд, я в него сел, поезд тронулся. И вот еду я, и мысль у меня одна: в башню в ту мы едем. Ощущение в точности такое. И тут я ни с того ни с сего возьми да и ляпни: «Господи, да не хочу я!»

Он снова смущенно глянул на Андрея. Андрей кивнул. После Вознесенского переулка он уже ничему не удивлялся и вряд ли бы стал насмешничать над молитвой.

– Ну-с, вот… Едем мы, значит. Потом чувствую – поезд вроде бы скорость увеличивает. И не просто увеличивает, а разгоняется так, что за стеной все слилось в единую серую полосу. Я было встать хотел, да меня от этой жуткой скорости буквально припечатало к спинке сиденья – пошевелиться не могу. Сижу, знаете, молюсь – все молитвы нянькины вспомнил, со страху зубы стучат. Ну, думаю, натворил ты дел, Фомин… А потом мысль нехорошая закралась – не честь это, а просто на мне же мое творение и испытывают… Вдруг как вспышка, такая сиреневая – и поезд стал помаленьку снижать скорость, а после и совсем остановился. И свет погас, а когда зажегся снова – смотрю, мы стоим на станции, которой я совершенно точно не проектировал… Я еще сильнее испугался. Двери открыты, ну я выскочил на перрон и кричу машинисту: «Мы где?» – а он не откликается. Побежал тогда вперед, к кабине – кабина пустая! Нет моего машиниста, Васи Стрельченко, – нет как нет. Я туда-сюда – странная станция какая-то, просто гладкие стены кругом и ни входа, ни выхода. Вдруг голос слышу: «Товарищ Фомин?» – на платформе двое стоят, в форме, при оружии. Только странные какие-то, как двое из ларца, одинаковых с лица, и, главное, теней не отбрасывают! Тогда я не сразу внимание обратил – освещение было странное, непонятно откуда шло. «Да, говорю, я академик Фомин». – «Пройдемте с нами». Подходим к стене – стена отъезжает в сторону, а за ней еще один зал открывается. Огромный, темным гранитом выложенный. Я одно время древней историей увлекался – так вот, мне показалось, будто мы внутрь пирамиды попали, и сейчас чуть ли не сам Хеопс к нам явится. Явиться-то, конечно, явился, но не Хеопс, а так, человечек плюгавенький, лицом не вышел: я б его во второй раз встретил – не узнал бы. И давай со мной разговаривать – мол, метро я построил отменное, и мне положена за это награда. Какая, говорю, позвольте узнать? А он мне, значит, и говорит: хотели мы вас расстрелять, чтобы никто другой больше такого метро не построил, значит». И хихикает, так что не поймешь – шутит он так или взаправду. У меня аж в животе похолодело. Да-с… «Да нет, – говорит. – На самом деле за упаднические настроения, коими вы своих подчиненных смущали». Я прямо опешил. Он продолжает: «А чего вы молитвы тут всякие читаете? Да „Господи“ говорите?» Вот откуда узнали, а? Я же только сам с собой!

Академик опять посмотрел на Андрея. Тот не знал, что ответить, хотя пробрала дрожь. Что-то или кто-то стоял за этой историей, и ощущение от этого «кого-то» было примерно такое же, как от тех «робокопов-терминаторов», что загоняли Вику в школьном дворе. И ими тоже командовал какой-то плюгавец…

– Словом, я перепугался – еще бы, в мысли забрались! А там у всех нас много такого, за что не только сесть можно… Ну, думаю, все. И тут говорит он: «Не будем мы вас расстреливать, а вместо этого поручим вам работать над секретным проектом». Я так обрадовался – ведь смерть мимо прошла! А тут такое! А тот говорит: «Прошу подписку о согласии». Тогда-то я не обратил внимания, что не о неразглашении… И подписал. Он говорит: «Нет, вы за всю семью пропишите». Что не разгласят, мол. И это я тоже подписал. Как же я радовался тогда! А тот смеется: «Хорошо, – говорит, – что вы согласились. Теперь жить будете, как сыр в масле кататься, и вам, и семье вашей все, что только пожелаете, будет, а то и больше. И не расстреляют вас, потому как уже другого вместо вас расстреляли. Вашего заместителя, – говорит. – Надо же кого-то расстрелять? На крови, понимаете ли, башня крепче стоит». И так ухмыляется покровительственно. И тут меня словно током ударило. Кричу: «Не надо мне ваших наград! Не буду я вам ничего больше строить!» А он рассмеялся и говорит: «Не надо? Ну насильно мил не будешь. Отказываетесь, значит?» Я снова отказываюсь! «Ну как хотите, товарищ Фомин. Подпись-то вы уже дали. А слово – оно слово. Теперь вы наш, никуда не денетесь. Будете башню строить, будете». Эти, в форме, уже меня волокут к поезду, впихивают в вагон, поезд трогается – без машиниста, заметьте! Я уж ждал, что по приезде возьмут меня и пойду я в лучшем случае в шарашку. А девочки мои, а Лидушка… Ох и проклинал я себя тогда!

– Но ведь они-то не подписывали, – пробормотал Андрей. – Так что их не должно вот так… накрыть…

– Просто мы никогда бы не бросили папу, – послышался сердитый детский голос. На пороге комнаты стояла Светка. – Он самый лучший! И мы его не бросим! Мы сами так решили! Ясно? – Она топнула ногой и выскочила из комнаты.

Фомин виновато посмотрел ей вслед. Прокашлялся. Затем вздохнул и продолжил:

– Очнулся я – а мы стоим на начальной станции, и Вася Стрельченко мне говорит: «Ну как?» – «Хорошо», – говорю, а сам едва не бросился ему на шею от радости. Думаю, задремал, наверное, во сне привиделось.

Он снова молча попыхал трубкой.

– Да, а наутро прихожу я на работу и узнаю, что заместителя моего арестовали. И не вчера, а уж неделю назад. И все об этом знают, только я не знаю еще. А тут совещание с утра, планерка, и сижу я там, только глазами хлопаю – выходит так, что ветку ту как будто мы и не строили, и никто ничего не знает. И ощущение такое, как будто мне проект этот приснился. Или, наоборот, что сейчас снится планерка. И сижу я не то во сне, не то наяву, и страшно мне, потому что попал я в какой-то бред, и как из него выбираться – непонятно. А денька через три вызывают меня в министерство и говорят: «Переводим тебя, Фомин, в группу товарища Иофана, будешь Дворец Советов строить. Ты, говорят, новый метод расчетов изобрел, так пригодится». – «Да какой такой метод? – говорю. – Это вас в заблуждение кто-то ввел». А мне: «А тот, который позволяет мосты через эфир перебрасывать».

Академик выбил трубку и придвинул к себе чашку с остывающим чаем.

– Алексей Владимирович, а что это за метод? – спросил Андрей, уже почти догадываясь, что ему ответят.

– А я, видите ли, Андрюша, в молодости баловался математикой, да и потом тоже не бросал это занятие. И создал одну интересную модель. Вот представьте себе, что рядом с нами есть другой мир, эфирный, который мы ни увидеть, ни руками потрогать не можем. Граница между нами есть, вроде пленки поверхностного натяжения. Так при определенных условиях чисто теоретически можно эту пленку проколоть. – Он помолчал. – Однако, скажу вам откровенно, теория есть теория, а вот с математическим оформлением не вышло у меня ничего. Есть там одна переменная, которая не желает поддаваться, не желает угадываться. Даже эмпирически не получается ничего. Такой вот полнейший икс. Живой какой-то. Так вот, должен был я, понимаете ли, обнаружить, что это за икс…

Он снова замолчал, и вид у него был такой усталый и безнадежный, что у Андрея сердце заныло.

– Но зачем Иофану был нужен этот метод? Он ведь строил Дворец Советов в том самом тридцать седьмом, если я правильно помню.

– Правильно помните. Ему-то, может, и не нужен был. А вот тем, кто эту башню хотел построить да особое метро особым образом проложить… Так вот, а в кабинете на стене эскиз висит с тем самым Дворцом Советов да план центра Москвы. Вы ведь помните, как оно расположено? Изгиб реки между Пречистенской набережной и Берсеневской…

Андрей помнил. Он мысленно представил карту…

– Там церковь в центре, – сказал он. – Русское барокко, но она жуткая какая-то. Как будто ее на чужой фундамент подняли. Пятикупольную красную с белыми колоннами – на серый камень. И она какому-то папе римскому посвящена…

– Не папе, а святому Клименту, епископу римскому, – поправил Фомин. – Хотя он папа, конечно…

– Странно, – медленно проговорил Андрей. – Она почти на одной линии в этом выступе Замоскворечья… А ведь я когда мимо нее хожу, морозом продирает. Там еще какие-то секретные институты раньше были… сейчас тоже, наверное, есть. А возле Дома на набережной я из жизни совсем выпадаю, ни одной детали вспомнить не могу, как в тумане все. И мимо храма Христа Спасителя тоже стараюсь не ходить, сразу в метро ныряю, это на Кропоткинской…

Он вспомнил, как осенью напоролся там, на углу у моста, на незримые острия и увидел Черного Принца, То-го-кто-стоит-за-плечом. Посмотрел на Фомина и увидел в его глазах понимание.

– И… что было дальше, Алексей Владимирович?

– А дальше стал я отказываться. И знаете почему? Не из-за этих не то снов, не то чего еще, где говорили мне про ту самую башню, что на крови, мол, хорошо стоит. Нет. – Он снова помолчал, уставившись куда-то за окно, в осязаемую темноту. – Понимаете, Андрей, я же Ленина еще живым застал. Как человека его помнил – нет, я близким к нему и быть-то не мог, но мы, тогдашняя молодежь, были такими энтузиастами, мы верили, да я и до сих пор верю в коммунизм, как в прекрасную мечту человечества. И верили, что сможем его построить. – Снова попыхал трубкой, немного нервно. – И вот тогда, после того как Ленин умер, до нас стало доходить, что мы строим не то. Многие из моих друзей просто убедили себя в том, что все правильно, некоторые еще верили, некоторые пытались вообще ни о чем не думать, а просто делали свое дело, не спрашивая зачем. Вот и я тоже пытался не думать. Все же в партии и у руля страны не дураки, лучше знают. Как-то мирился. Думал, может, это я неправильно мыслю, ведь кто – они, а кто – я? Но вот когда стали мы обсуждать эту самую башню, не смог я больше себя убеждать. Ведь я Ленина-то живым видел, слушал, мы даже молодежной делегацией с ним встречались… Живой он был, просто человек, понимаете? А как умер, так из него стали делать какого-то идола, бронзового бога. И показалось мне, что вот сняли с него посмертную маску и надели на кого-то еще, и теперь он стоит в виде всех этих бронзовых статуй, смотрит с портретов. И именно этот другой будет стоять над городом, как гигантский надзиратель. Тут вспомнил я своего «хеопса», безликого такого… А не он ли маску наденет? Страшно мне стало. Хоть и атеист я, а пробрало так, что оборачиваться стал – не стоит ли дьявол за спиной. И понял я, что не стали Ленина хоронить по-людски, чтобы не сумел уйти он от них – как вот и я…

Академик вздохнул.

– А от страха что – либо зажмуриться и уши заткнуть, либо отказаться. И не смог я больше уши затыкать да глаза закрывать. Понял, что строить это я не буду. Ни за что. Никогда. И тут мне о подписке-то и напомнили. И говорят – либо работаете, либо… В общем, время дали до вечера. Дальше вы уже знаете. – Он помолчал, посасывая трубку. – Вот с тех пор мы так и существуем. Времени у меня много было, я тут кое над чем поразмышлял… Вот. – Он взял со стола потрепанную тетрадь в коричневом переплете. – Почитайте на досуге. А потом приходите.

– Но как мне вас найти? Вы снова пошлете Вику? Снова будете ею рисковать?

– Я сама вызвалась, – послышался сзади голос. Вика стояла в дверях. Сейчас она казалась очень взрослой и суровой. – Я не знаю, приду ли. Найди нас сам, Андрей. Я верю, ты успеешь. Ты найдешь.

– А теперь идите, Андрюша, – сказал академик. – Нельзя вам у нас долго быть. Нельзя живому быть с мертвыми. Вы ведь из-за нас меняетесь, не надо вам этого. Так ведь и эти, – он кивнул за окно, – смогут вас подстрелить.

Андрей встал и откланялся. Тетрадка лежала за пазухой, как живая птица, и нес домой он ее осторожно, как голубя – случалось в детстве.

Темный переулок вывел на неожиданно золотую, залитую вечерним солнцем улицу Народного Ополчения. «Терминаторов» нигде не было видно. А Вика говорила, что они теперь все вокруг обложили. Повезло? Или другую дичь ждут?

Или судьба? Та, что сегодня проложила им путь по Москве прямо к тому месту, где не было ходу их врагам?


Андрей сел читать сразу же, как добрался до дома.

Тетрадка была очень старой, таких давно уж не делают. Она была исписана довольно четким, «старорежимным» почерком, с ятями и твердыми знаками. Чернила слегка выцвели и кое-где расплылись пятнами. Похоже было, что автор заносил в эту тетрадь размышления о природе некоего пространства, которое он называл миром воображения, Иллюзором, а временами – Иллюзиумом.


«Довольно странно было бы услышать от критика утверждение, что на самом деле пушкинская Татьяна оставила мужа и уехала с Онегиным в Берлин. Мы знаем, что это не так. Но, однако, известно, что замужество Татьяны оказалось несколько неожиданным даже для самого Александра Сергеевича. Можем ли мы сказать, что где-то, в некоем мире тонких материй, существовала Татьяна Ларина – такою, какою ее создал в своем воображении Пушкин? И если допустить, что силою своего гения он сообщил ей некое подобие жизни и свободы воли, тогда она могла выйти замуж без его ведома. Но ежели Татьяна была создана и обрела жизнь, независимую от своего создателя, то что стало с ней потом, после окончания „Евгения Онегина“? Прочитывая эту поэму, мы смотрим в прошлое Татьяны, которое предстает перед нами неизменным, ибо оно запечатлено на бумаге и в памяти множества читателей. Но то, что остается за пределами повествования – ее детство, домашняя жизнь с мужем, многое другое, – не запечатлено ли это в том самом мире тонких материй, где она существует, как запечатляется в нашем реальном мире жизнь всякого человека?..

…Любая история, любой роман с его героями существует не только в виде книги или рукописи. Будучи изложен слово за словом, он обретает иное существование – в умах и памяти читателей. Но тогда, когда никто его не читает, никто не думает о нем, – существует ли этот роман? И если существует, то как? А если книга уничтожена или никогда не была записана, как сказки неразвитых народов, которые не знают письменности, – существует ли она?..»


Дойдя до этого места, Андрей аж подпрыгнул. Что-то подобное он уже читал. Вскочил, подошел к стеллажу. Где же это? А, вот! «Злые песни Гийома дю Вентре», вот и страница…


«…У польского теоретика Романа Ингардена, например в его „Исследованиях по эстетике“, есть стройное, неопровержимое изложение вот какого парадокса: оставаясь на материалистической платформе мировосприятия, невозможно классифицировать вальс Шопена или симфонию Брукнера как нечто объективно существующее на свете. Ведь мы, материалисты, признаем существование чего бы то ни было, если это что-то относится к одному из четырех возможных и объективно доказуемых явлений реальности. Вот эта четверка: предмет, процесс, событие, интенциальное представление. Вальс Шопена – самый вальс, а не его запись (нотная или механическая), – конечно, никакой не предмет, ибо предметы вещны. Он и не процесс, хотя любое его исполнение (или копирование) будет несомненным процессом. Он и не событие, хотя стадию его сочинения, зарождения в мозгу композитора и можно отнести к разряду событийного; но когда Шопен его впервые исполнил (или записал), вальс вышел из событийной стадии и стал чем-то другим; но чем же? Остается допустить, что он стал интенциальным представлением – то есть относится к области тех объективно существующих мировых законов (в широком диапазоне от формулы дважды два – четыре до еще не познанных нами, но несомненно наличествующих формул теории общего поля и т. д.), которыми шаг за шагом овладевает человеческое знание. Но тогда получается, что никакой „новой“ музыки сочинить нельзя, да и вообще вся только мыслимая музыка „уже существует“ где-то во вселенских просторах, и мы ее только выуживаем оттуда кусок за куском, подобно тому как ученые шаг за шагом добывают все новые крупицы и глыбы научного знания…»


Речь идет о музыке, но не все ли равно? Где они существуют, пока их никто не поет, не исполняет, не читает, не пишет: мелодии, симфонии, стихи, картины, книги? Где обитают книжные герои, пока книга стоит на полке? Андрей сидел, обхватив себя руками, словно отпусти себя – и начнет бить непонятная дрожь. Он был страшно возбужден. Он помнил, как не давался ему в школьные годы рисунок с «Лукоморьем на современный лад», словно хотел быть не таким, каким пытался сделать его Андрей, а самим собой. Лукоморье не желало изображаться в карикатурном виде – Андрей тогда был под впечатлением «Понедельник начинается в субботу». Оно не хотело. И Андрей забросил рисунок. А потом и сжег. Потому что получалось полное вранье и пошлятина. Вот ведь – вроде ничего такого Пушкин не сделал, а получилась квинтэссенция сказки, несокрушимый архетип, который не могло разворотить ничто. Ничто! Андрей покачал головой и рассмеялся. Вот оно как! А ведь был у него приятель, Вовка Овчинников, который на полном серьезе доказывал наличие валлийских мотивов в «Сказке о царе Салтане». И все недоумевал, откуда Арина Родионовна знала «Мабиногион»… А три девицы рассуждают о родстве Хозяйки Медной горы с неукротимым народом ирландских бругов, холмов с плоскими вершинами…

Когда наступает тот момент, когда вымысел обретает самостоятельность и уже не подчиняется воле творца, а ведет его за собой?

Он отшвырнул тетрадку, вскочил, зашагал по комнате, как зверь по клетке.

Мысль неслась галопом.

Вымысел – вторичная реальность – обе реальности имеют точки соприкосновения – Москва…

Выходило, что существуют как минимум две Москвы – одна реальная, с зеркальным дурацким «Макдоналдсом» возле Центрального телеграфа, мрачной громадой гостиницы «Москва» и безликими зданиями утилитарной эпохи, другая же – Москва Пушкина и Булгакова, ночной город, созданный из собственных отражений в книгах, легендах и просто умах. Это та Москва, о которой пишет Топоров, сравнивая «московский текст» с «петербургским» в русской литературе. В этой Иллюзор-Москве имеется и дом номер 302-бис на Садовой, и давным-давно переделанное под «Макдоналдс» кафе «Лира», и дом Фамусова, и множество всякого другого – реально бывшего и не-бывшего, но существующего.

Значит, многомерность, которую он временами видит, – не бред? Не его выдумка? Это существует на самом деле? И по ней, наверное, даже можно ходить?

Да, конечно! Они же бежали с Викой именно по такой Москве!

Но почему раньше такого не бывало? Что это было? Случайность?

Или… кто-то пропустил их? Раскрыл границы?

Он снова бросился к тетради.

Чтение продвигалось медленно, поскольку Андрей принялся бешено рыться в книгах, пытаясь уловить ассоциации автора. Видно было, что тот писал для себя, полно было сокращенных заметок, отсылок к разным авторам, половины которых он и не знал. Хорошо, что тетя Поля была большой книгочейкой и собрала хорошую библиотеку. Чем больше он читал, тем сильнее проникался идеями автора коричневой тетрадки, писавшего старомодным почерком с ятями и фитами.

В конце концов, только дураки не верят собственным глазам, как в американских триллерах средней руки, где тупость окружающих – непременный фон для подвигов проницательного героя. А Андрей черный лимузин видел своими глазами, и не раз.

И был в его жизни «женский Шаолинь», со светящимся скринсейвером в виде фигур Лиссажу и с ведьмовскими экзерсисами под неумолкающий щебет Лизы, Лены и Леси, с молчаливым одобрением зеленоглазой Людмилы. И Витькин рассказ после майского выезда на фест «Гнездовья ветров» – о призрачной собаке, о растаявших «терминаторах» и парне из ниоткуда…

«То были пузыри земли…»


Записи в тетрадке не ограничивались только временами довоенными. Фомины, пусть и застрявшие между жизнью и смертью, имели доступ к информации. Может, старая радиотарелка на стене вещала голосами нынешних программ, может. Вика приносила газеты? Спросить бы.


«…Следя за нынешними событиями и нашим нынешним положением, не могу я не заметить усиления материальных проявлений определенных мифов. Массовое сознание – страшная сила. И миф о кровавой гэбне, самый страшный для моей семьи, выращивается на сей унавоженной почве, и поливается, и лелеется. Но кем? Кто сидит и где, кто направляет массовое сознание? И зачем ему? И есть ли способ ему противостоять?

И почему это вижу и понимаю я, мертвый, а не живые?

Я начинаю верить в существование дьявола.

Но я еще не готов поверить в Бога…»


И вот тетрадь закончилась.

Стояла глубокая ночь. Голова переполнилась. Глаза устали, а спать совсем не хотелось. За окном горел бледный фонарь, свет отражался в узком прямоугольнике зеркала и словно концентрировался в ониксовом кубке. Он светился сам.

«Если все так, если наши мечтания и мысли где-то обретают жизнь, то, значит, далеко-далеко есть и Грааль. Чем бы он ни был на самом деле, за сотни лет о нем привыкли думать как о чаше. А что в той чаше?»

Андрей поднялся, подошел к серванту.

Капля крови, упавшая в сосуд, стала светом, чистым, первозданным, еще не оскверненным. Светом, который для грешного взора ослепителен… Какова Чаша – кто знает? Но если вдруг удастся создать ее образ, написать Грааль, то где-то он станет именно таким… настоящим?

А зачем, черт побери?

А потому что надо.

Андрей почему-то знал, что надо. Вряд ли получится… Но разве это повод не попытаться, особенно если в груди болит от ПОТРЕБНОСТИ написать Грааль?

И тогда Грааль проглянет с холста, проявится из той высшей реальности, в которой он пребывает…

И можно будет отправиться к нему, и найти, и просить…

Просить о Вике. О ее родителях и сестренке.

– Но я ведь не потому хотел его написать. Я всегда этого хотел, – пробормотал Андрей, словно оправдываясь перед кем-то. – Я только сейчас понял. Когда Вика…

Понял, почему уже трижды пришлось начинать заново. Почему видение не желает ложиться на холст. Чье сердце не истекает кровью незримой раны, тот не познает Грааля. И не дано этого было несостоявшемуся архитектору, посредственному пейзажисту и среднему дизайнеру Андрею Соколову, пока осенним днем любовь-охотница не выскочила из-за угла и не поразила его в самое сердце своим ясеневым копьем.


В центре Москвы остались еще полузаброшенные дома, до которых почему-то не дошли руки ни у «новых русских», ни у мэрии, ни у кого бы там ни было еще. Ютятся там какие-нибудь вымирающие организации, конторы с километровыми аббревиатурами, клубы или кишащие крысами, тараканами и призраками коммуналки. А если дом уже расселен, то одни призраки да бомжи. Судьба таких домов в любом случае незавидна. Либо снесут, либо выпотрошат и набьют евроначинкой. И призракам станет жить негде. И поселится в этих домах пустота. А дома уйдут, погрузятся в другую Москву, и ничто больше не будет связывать этот кусочек Москвы с ушедшей в другие измерения. И постепенно эта Москва оторвется, как изъеденный до кружевных прожилок прошлогодний лист, и унесет ее в никуда…

Один такой нелепый, но еще живой пока дом стоит в Кадашевском переулке под номером девять. Напоминает он чудовище Франкенштейна, потому как слеплен из совершенно различных частей – одна, стоящая торцом к переулку, явно помнит не один век, если судить по тому, как глубоко ушел в землю первый этаж. Вторая, которая тянется вдоль переулка, – порождение годов двадцатых. Потом, годах, видимо, в сороковых, достроили еще блок. В чистом же дворике сидит каменный тоскливый бульдог, какой-то зеленоватый и удивительно напоминающий монструозную жабу из рассказов Говарда или Лавкрафта. Каких годов рождения эта псожаба – кто знает?

Место тут нежилое, и поздним вечером улицы темны, пусты и пугающи. Но в тот вечер, один из вечеров начала лета, в переулке было необычно людно, хотя не все, кто входил в этот странный дом, были людьми. Загадочные визитеры входили во двор, проходили мимо немой псожабы, поднимались по небольшой лесенке к чугунной арочной двери справа от огромного конструктивистского окна и исчезали в недрах дома.

Правда, некому было взирать на это странное зрелище. Разве что какой-то алкаш с огромным косматым ньюфом болтался по молчаливому темному переулку, бормоча что-то под нос.

Гости входили в чугунную дверь и неожиданно попадали в уютный коридор, пахнущий воском и старым деревом, а затем – в гостиную, залитую светом толстых белых восковых свечей. В центре комнаты, обтянутой темно-синим с золотыми цветами шелком, стоял огромный дубовый стол, окруженный тяжелыми креслами с обивкой в цвет стен. Тяжелые шторы синего бархата завешивали окна – кроме одного, выходившего в цветущий сад под полной луной. И свет ее был таким ярким, что свечи были просто не нужны. Наверное, их зажгли просто так, для красоты, потому что они и вправду были красивы. А вот в темном зеркале напротив окна луна не отражалась, и было оно подобно бездонному колодцу, потому что в нем тонули без следа отражения половины присутствующих. А были это вроде бы люди разного возраста, пола и исторической принадлежности (если так можно сказать), большой чау-чау, белая сова, драный рыжий кот с татуировкой на брюхе, две крупные вороны, крысы – серая, черная и бурая, державшиеся подчеркнуто независимо друг от друга, прозрачная девушка без тени в белом платье невесты и отдельная тень, непонятно чья. В кресле у самого окна сидела девушка с русыми волосами, стянутыми в хвостик, а на подлокотнике восседал великолепный сиамский кот.

Все, оживленно переговариваясь, рассаживались по креслам и канапе, затем откуда-то из недр дома появился молчаливый официант с птичьим клювом и птичьими ногами. Четырехпалыми руками он толкал перед собой столик на колесиках. Молча расставил на столе бокалы, бесчисленные блюда с закусками (и откуда только для всего этого нашлось место на столике?), а затем безо всякого труда водрузил на стол невесть откуда взявшуюся бочку, после чего откланялся и ушел. Чау-чау перекувырнулся через голову и встал с пола плотным рыжим парнем в камуфляже и берцах.

– О! – потерла руки полная крашеная блондинка царственного вида. – Пиво! О! Рыбка! О, где же сестрица Эвриала?

Словно в ответ на ее призыв из зеркала выступила стройная белокурая красотка в шелковом облегающем платье без рукавов и с разрезом до бедра.

– Ах! – воскликнула она. – Сыр! С плесенью! Пахнет! Какая прелесссссть!

Она потянулась было за сыром, но ее опередил молодой человек в байкерской куртке.

– Спасибо, Алик, – церемонно кивнула Эвриала, принимая тарелочку и бокал и кокетливо глядя на юношу. Агловаль покраснел и отвел взгляд.

Вскоре вошел мужичонка обтерханного вида и, оглядев собрание, начертал странный знак на двери и, потирая руки, устремился к столу.

– Стало быть, все собрались, – довольно бормотал он. – Можно, значит, и кружечку пенного пропустить!

– Ну ежели все, – заговорил солидный и хорошо одетый мужчина без тени, с усами и бородкой по моде начала прошлого века, – так к делу перейдем?

Всеобщие молчаливые кивки.

– Так вот что, господа мои московские обитатели и гости стольного града… Не будет новостью для вас то, что здешний наш город стремительно уходит в иные пространства. По большому счету большой беды вроде и нет. Никуда город не денется. Но некоторые его слои могут оказаться оторваны от остальных и захвачены…

– …ага, влазнями, – хихикнул в пенную шапку над кружкой обтерханный мужичонка. – Влазют отовсюду, потому и влазни, – объяснил он, нимало не смущаясь сверлящего взгляда Елены.

– Именно! – почти благодарно отметил усатый. – И просачиваются они как раз через дыры, которые в нашем городе создаются со скоростью ужасающей.

– Как дырки в сыре, – буркнул кот.

– И ведь ничего не сделать, – проворчал чау-чау.

– Ну не будем так пессимистичны, – отозвался усатый.

– Так вы, Аркадий Францевич, слово-то свое скажите, кто да где да куды бечь, уж мы-то побежим сразу да негодяев к ногтю и возьмем! – засуетился обтерханный.

Аркадий Францевич только покачал головой.

– Что могу я сказать, господа? Мы с вами по крайней мере жили. А те, кто хочет пролезть, не жили никогда, но жить желают. Могут ли они живыми стать или нет – в этом мало понимаю. Но одно ясно: действуют они руками живых, которых каким-то образом подчиняют себе.

– А че, каким образом! – выдал рыжий кот. – Да влегкую! Я тут жил после Питера у одного гота. Он потом, урод, в сатанисты подался. Тогда я от него и слинял. Я что, лох? Он меня чикнет, а я еще не всех кошек в районе отодрал. Пацан все по вампирам тащился, тащился, да и дотащился. В общем, помочь ему с этим делом обещали – чтобы бессмертье там, силу, власть, баб, да еще кровищу пить. Посмотрел я на тех, кто к нему заходил, да тут и думать нечего – неживые они. Одни совсем неживые, другие вроде поживее, но ни одного, чтобы совсем сам по себе. Все как на поводке или внутри пустые и кто-то там совсем другой сидит. Короче, встретил я его потом месяца через четыре, так у него аж тень поблекла, а глаза как окна в выпотрошенных домишках! Однако тушка-то вполне живая, ручонками помахивает, так и чикнуть еще вполне может. А, и клычки во рту прям как мои! – Кот оскалился. – А че, я ему на штаны нагадил и дал деру!

– Джу, ты язык-то попридержи! – дернула кота за хвост Елена.

Кот картинно сел.

– Я куртуазен, когда надо, – пригладил он вибриссы. – Короче, людишек они как дома потрошат, и что в них влазит – одному Богу-Котцу ведомо. Словно на иглу содят.

– А где все это?

– А я что, следил? – резонно отозвался кот. – Я не герой. Герои быстро кончаются. Одно скажу: многовато их стало. Словно кто нарочно их лепит. Как бы не вышло чего, етить вашу коть-мамашу…

– Джедай!

– Молчу, молчу…

– Пока могу предложить только плотно отслеживать ситуацию. – Чау-чау снова перекувырнулся через голову и стал собакой.

– А я вот кувыркаться не буду, – обиженно-надменно заметил Джедай.

– А ты все равно не можешь, – отбрехнулся Джек. – Возьму Кобеликса с Остервениксом, и будем отслеживать – откуда берутся, куда уходят. Их не спутаешь, за ними не то тень, не то запах, не то ощущение. – Джек скривился, словно в рот ему попала какая-то гадость. – Тянется, как… сопля какая-то, будто кто их на поводочках водит…

– Мы, – вступила в разговор девушка с хвостиком, – мы можем попросить кошек… Раз уж мы живем в этом городе, хотя родом и не отсюда. Мы ведь должны, правда?

Сиамец совсем по-человечески, царственно кивнул.

– Хтелосссь бы скасать, – пропищал большой серый крыс, поднимая переднюю лапку с розовенькими пальчиками.

– Говорите, сударь мой, – сказал Аркадий Францевич.

– Многхо чушшшшших кррррыс. Оччччень большшшшие. Тени чужшшшие. Глаза крррасные. Ходят с подкормышшшами.

Сиамец мгновенно, как пружина, распрямился. Глаза его сверлили крысу. Кэт еле слышно ахнула.

– Племена будут следить?

Крысы кивнули. Бурый покосился на кота и нервно дернул хвостом.

– А вы со мной, Михаил, – кивнул Аркадий Францевич угрюмому парню в кожаной куртке с маузером и Агловалю. – Поспрошаем старую агентуру с Хитровки. Призраки много знают, много видят. И меня небось не забыли, – усмехнулся он.

– Да уж, – буркнул Михаил, – вас вся преступная шушера как черт ладана боится…

– «С нами Бог и два милиционера», – хихикнул любитель пенного. – Вы того, по ниточкам за подкормышами-то, откуда тянутся… И башню, башню ищите.

– Какую? Какую башню? – встрепенулась Елена.

– А я что? Я ничего, вы того, ищите, – затараторил тот, удаляясь в тени и растворяясь в них.

– Опять смылся, – хихикнула Эвриала. – Пустил ежа под череп – и привет…

– Кстати о башнях, – взяла слово Елена. – Вот.

Она достала из-под стола завернутую в упаковочную бумагу картину. Вспорола упаковку и веревку острым алмазным ногтем и, нетерпеливо ободрав бумагу, повернула картину лицом к собранию.

– Ничего не напоминает?

На картине сходились на углу три московские улицы. И в их перекрестье проступала другая Москва, она проступала и на улицах – но гораздо слабее, словно бы в этой точке сходились несколько разных пространств одного города.

– Узнаете?

– Ой, – пискнула сова. – Это же точка перехода! Откуда?

– Я нашла эту картину на выставке в галерее МДХ. Недорого. Кстати, Ли направил. И вот еще посмотрите.

Это был совсем небольшой рисунок. Безошибочно угадывались силуэты здешней Москвы, но над городом вставала призрачная башня. Спиральный конус, выходящий из земли, словно конец пронзающего ее огромного, чудовищного бура. Обвитая огнями, сверкающая стеклом – и прозрачная. Рисунок вызывал гнетущее, зловещее впечатление. Словно знак судьбы.

– А художник, художник кто? Где его найти? – воскликнула Кэт.

– Я знаю только имя – Андрей Соколов. Самое забавное и подозрительное, – продолжала Елена, – что сразу после меня в салон просто ворвался какой-то мутный мужик и скупил все оставшиеся картины Соколова. Более того, он и у меня хотел вот эту перекупить, но я отказала. И он так уж обхаживал тамошнюю продавщицу, выспрашивал адрес, что, если бы и я стала просить адрес, это оказалось бы подозрительным. Да, мужик уехал на черном лимузине. Каком-то резиновом, что ли. Он, право слово, прямо изгибался вокруг углов. И это не от жары, это правда!

– Художника срочно надо найти! – стукнул кулаком по столу Аркадий Францевич. – И предупредить.

– Делов-то, – отозвался Джедай. – Завтра пойду туда да по своим старым знакомствам и узнаю. Притворюсь опять рисунком – впервой, что ли, на стенке висеть. С картинами пообщаюсь. Они все знают. Митьки к тому же опять в моде. Главное, – как бы между прочим сказал он, принявшись вылизывать плечо, – чтобы не купили меня.

– Да кому ты нужен, – фыркнул Джек.

– Я авторский и раритетный! – возмущенно поднял голову Джедай.

– Ладно-ладно, – примирительно сказал Аркадий Францевич. – Вот выясните все, сударь мой, сразу и зайдем к нему.

– Ты только не с утра, – муркнул Джедай, вылизываясь. – Жил я у одного художника. Так тот дрых до полудня, и вечно у него нечего жрать было. Я у него корки хлебные грыз! Зато выпивки всегда – залейся.

– Ничего, поднимем, – отрезала Елена.

– Вот что меня волнует, – заговорил Агловаль. – Вот что волнует… Я не знаю, кто стоит за всем этим – подкормышами, нелюдями, «пузырями», хотя, думаю, не ошибусь, назвав его Врагом. Мне не нравится, что он охотится за людьми, способными видеть и делать необычное. Мне даже нет дела, что он хочет с их помощью сделать. Я не хочу, чтобы эти люди попали к нему, вот и все.

– Тогда, – вдруг из зеркала высунулся Похмелеон, почему-то совершенно трезвый, в приличной синей куртке, с собачьим поводком в одной руке и многослойным бутербродом в другой, – мил-друг, возьми да последи за Игорем, дружком моим. Мы с ним недели две назад так злыдней гоняли! Так гоняли!

– Чертей вы гоняли, – буркнула Елена.

– Ась? А, пожалуй, и чертей, Елена вы наша ненаглядная! Так вот – придут за этим парнем, ей-бо, и скоро, и не призраки, сны да тени, а что покруче.

– Я готов! – отозвался Агловаль и встал.

В зеркале отразился юный воин в кольчуге и белом нараменнике без герба.

– Ну так пошли, покажу.

– А Эйдолон?

Агловаль резко обернулся. Эвриала хлопнула ресницами и пояснила:

– Вы ведь понимаете, что изрядная часть нынешнего безобразия связана с Эйдолоном, а его придумали на Этой Стороне?

– К сожалению, сударыня, изобретатели сего чудища давно предстали перед Судом, коий воздает исключительно по заслугам, – веско сказал Аркадий Францевич. – Сделать бывшее небывшим не может никто, посему наше дело – не допустить рекомого Эйдолона действовать с Этой Стороны. А в гнездовище его окорачивать – то дело Другой Стороны. Ну, господа, с Богом!

– И милиционеров не забудьте! – хихикнуло зеркало.


Смотрю я на них и думаю – как так случается, что один после смерти становится злобной дрянью, нежитью, а другой, хотя и мог бы честно и спокойно уйти, возвращается в свой город из-за великой тоски по нему? Умереть в эмиграции, понимая, что твоей России уже нет, что ты никогда не вернешься домой, – и все же ждать… Нет, Владыка Мертвых, ты порой кажешься мне сентиментальным, несмотря на всю свою суровость, раз позволяешь иным мертвым исполнить величайшее желание их жизни…

Глава 7

DETENEBRES[20]

Предупрежден – вооружен.

Все это время Игорь жил в постоянном нервном напряжении, ожидая нападения непонятно с какой стороны. Несмотря на то что Ли покружил у него по квартире, по двору и по дому, бормоча себе под нос что твой Винни Пух, и заверил потом, что никто потусторонний к нему больше не придет, если только сам Игорь никого не пригласит. Игорь, как человек уже раз «попавший», сказал, что теперь будет выбирать гостей куда как осторожно.

Только не будут же его охранять постоянно?

Чем отбиваться, если не знаешь, что пойдет за тобой по следу? Игорь уже повидался и с красноухой собакой, и с «пузырями», и с Николаем, который вряд ли был человеком. Или уже не был обыкновенным человеком. И, конечно, с Красной Женщиной. В любом случае, думал Игорь, все, с кем ему пришлось столкнуться, обладали хотя бы подобием плоти. Даже если нельзя убить, то можно оттолкнуть. Стукнуть. Надавать, отметелить, навалять…

Идея появилась внезапно, когда искал на кухне молоток для мяса. И наткнулся на старую мамину скалку. Крепкая ухватистая деревяшка. Игорь подержал ее в руке и понял – отличная дубинка! Он ухмыльнулся. Жить сразу стало веселее – ощущение оружия в руке очень поднимает дух, даже если ты и не умеешь драться. А Игорь умел.

Игорь таскал скалку в сумке через плечо, так чтобы выхватить ее можно было легко и быстро, как из ножен.

Он не боялся. Ему даже хотелось, чтобы на него напали. Хотелось кого-нибудь отутюжить в охотку, отвести душеньку, показать, что не на того напали. Но проходили дни, близился июль, а никто не нападал. Игорь заскучал.

На работе все было в порядке, по телефону не было угроз, а только приятели и приятельницы позванивали, в почтовый ящик совали только рекламу и бесплатные газеты. Все было тихо и мирно. И Игорь уже счел было угрозу Николая пустой, а предупреждение Ли перестраховкой, когда все и случилось.

День был раскаленным добела. Дождя уже хотелось невыносимо. Синоптики обещали грозу и сильный ветер где-то на неделе, но сроки желанного катаклизма переносились уже который раз, и надежда начала испаряться, как вода на горячем асфальте.

Игорь засиделся на работе допоздна и ушел последним. Уже начало темнеть, стало немного прохладнее. Как всегда, свернул с кольца в родные переулки. Они были полны глубоких фиолетовых теней, в которые Игорь погружался, как в воду. Лето, истома и ленивое нежелание замечать течение времени, томительная тяга неведомо куда… Он словно бы плыл над землей, не чувствуя асфальта под ногами, когда у дома номер 16 по родному Ермолаевскому внезапно ощутил затылком какой-то на редкость неприятный холод. Болезненный. Он резко обернулся, мгновенно очнувшись. Скалка словно сама прыгнула в руку – как раз вовремя. Какая-то растопыренная тень невероятным образом прыгнула на него сверху, не из темного пустого окна, а словно бы отделившись от стены между окнами первого и второго этажа. Она падала вниз бесшумно, чуть замедленно, словно гигантский нетопырь. Игорь, перепугавшись, ударил скалкой, как саблей, Рубя тень от правого плеча. Та от неожиданности взвыла фальцетом и покатилась по асфальту, тут же мягко свернулась в комок и пружинисто поднялась, подпрыгнула в воздух и снова полетела на Игоря. Он лихорадочно огляделся по сторонам – никого. Вокруг в переулке нежилые офисные здания, только впереди на Малой Бронной горит злым красным глазом светофор. А из окна здания слева выскочила еще одна тень, и еще… Игорь, не дожидаясь атаки, бросился бежать к светофору – там машины ездят, там сквер, там люди.

Тень с шипением прошла над головой, Игорь отмахнулся. Глухой удар, вой, матерщина. Две тени летели на уровне груди следом за ним, третья поднималась с асфальта, собираясь, как жидкий Терминатор в фильме. И тут с того конца переулка, где маячил светофор, послышался треск мотоцикла и злобный кошачий мяв. В светлом проеме возник всадник – тьфу, байкер на мотоцикле. А сверху, в ущелье между домами, камнем валилась с разбойничьим свистом тень с развевающимися на голове змеями. Горгона ринулась прямо на преследовавшие Игоря тени, попавшие между ней и байкером, откуда-то возникли коты, и все завертелось одним воющим и визжащим клубком. Летели клочья шерсти, тряпок, какие-то ошметки с противным чваканьем шлепались о стены.

Игорь едва успел увернуться от очередной тварюги, и та, вместо того чтобы вонзить с налету клыки ему в шею, крепко цапнула твердое дерево скалки. Удивленно взвыла, но клыки застряли крепко, и скалка по инерции проволокла левитирующего упыря, как сдувшийся шарик на ниточке, прямо в каменную стенку. Раздался тошнотворный шмяк, и упырь кляксой стек в лужу, где и затих на некоторое время. Игорь с уважением глянул на оставшиеся в скалке след от клыка и на сам клык, вывороченный из челюсти.

Растекшаяся тень была почти погребена под разъяренными кошками. Из темноты вынырнул коренастый рыжий парень с чем-то похожим на заточенный кол и заорал:

– Всем стоять! Заколю!

Барахтанье под котами прекратилось. Через некоторое время Джек, Эвриала и еще пара неизвестных прежде Игорю личностей вместе с ним продвигались в сторону Игоревой квартиры, волоча за собой всхлипывавшего бледного тощего парня наркоманско-синюшного вида. Остальные две тени растеклись бесформенным маревом и медленно рассеялись, словно растаяли на жаре. Байкер откланялся и, взлетев в седло коня, тьфу, байка, удалился, как он сказал, на патрулирование.

На кухне кипел чайник, Джек, напевая что-то себе под нос, готовил ужин, Игорь сидел в полном обалдении, взирая на прикованного наручниками к батарее синюка, а Эвриала поправляла маникюр.

– Дело было вечером, делать было нечего, – хихикнул невесть откуда взявшийся Ли. На немой вопрос Игоря пожал плечами и ответил: – У вас открыто было.

Игорь предпочел поверить и не расспрашивать. Ли встал над пленником, склонив голову набок. Долго рассматривал.

– Вампир? – спросил наконец. – Или еще нет?

Синюк завсхлипывал еще громче и старательнее.

– Не ной! – рыкнула на вампира горгона.

– Да-а, – выл вампир, еще больше синея лицом, – а что делать? Я тоже жить хочу! Я не виноват, что я такой! Меня пожалеть надо!

– Маньяка тоже надо пожалеть, – деловито подпиливая ногти, сообщила Эвриала.

– А людоед вообще человек с нетрадиционной гастрономической ориентацией, – хмыкнул Джек.

Вампир всхлипывал в углу.

– Ломка у меня! – выл он. – Ломка! Ссссволочи, – прошипел он. – Вам бы так жить! Знаете, как трудно быть вампиром?

– А горгоной-то как тру-у-удно, – протянула Эвриала. – Так что же ты все живешь? У тебя как-никак свобода воли осталась, так сдохни, не мучайся. Или в церковь пойди.

– А я неверующий! – завыл вампир. – Атеист я!

– А тогда ты возьми себя в руки да сдохни с голоду, чем у людей кровь сосать. Они ж тоже не виноваты, что ты такой. Так ведь? И вообще, ты что, не знал, на что шел, когда в вампиры подался?

Вампир зарыдал в голос, колотясь головой о батарею.

– Пойду кофейку сварю, – зевнула Эвриала.

Вампир зарыдал громче, закатывая глаза и судорожно дыша. Закончив серию рыдательных рулад, исподтишка обвел взглядом окружающих в поисках сочувствия, но не нашел. Теперь он принялся тихо, жалостно стонать, по его синюшному лицу побежали слезы.

Джек принес ужин. Деловито посмотрел на часы.

– Тебе не предлагаю, – сказал он. – Ты не этим питаешься.

Вампир сглотнул слюну, но гордо отвернулся от накрытого стола.

Некоторое время все молча ели. Игорь все никак не знал, с чего начать, что спросить и что вообще творится. Потому просто молчал.

Ужин закончился под жалобные всхлипывания вампира.

– Ладно. Теперь давайте решим, как его?.. – многозначительно произнес Джек.

Вампир затих, затравленно глядя на своих полнокровных недругов.

– Что вы со мной сделаете? – прошептал он через несколько тягучих минут.

Джек встал, потянулся.

– Отвезем кой-куда. Там знают, что с тобой делать. Ты не первый.

Вампир закрыл глаза, покорно обмяк и тихо заплакал.

– Я не хочу умирать, – прохныкал он. – А вдруг Бог есть? Что мне тогда будет? Тогда нельзя меня убивать! Это не по-христиански! – взвился вампир.

– Не, сущий наркоман, – покачала головой Эвриала.

– Да ты ж атеист, кажется?

– Я креститься хочу! – в ужасе взвыл вампир. – Покаяться! Вы мне должны это дать! А то вам потом плохо будет, на том свете! В геенну огненную пойдете!

– Ага, теперь он застраховаться захотел! – расплылся в ухмылке Джек. – Перестань выть, урод! Я сказал тебе, что тебя убьют?

Вампир тупо посмотрел на Джека, затем в его красноватых глазах мелькнула надежда.

– А как же… кол? И вообще?..

– Ох, – вздохнул Джек. – Как вы меня задолбали…

Вампир ссутулился, свесил голову меж тощих колен и совсем затих.

– Игорь, – негромко сказал Ли. – Охота началась.

– Кто он? – кивнул на вампира Игорь.

– Тебя как зовут? – спросил пленника Джек.

– Костя, – проныл вампир, не поднимая головы.

– Костя, – покачал головой Джек. – Был обычный засранец. Но жаждал стать сверхчеловеком. Ну было бы желание, а благодетель всегда найдется. Полагаю, Костенька наш кое-что подписал, или клятву дал, или обрядик какой прошел… Так, для проформы, да? – Он сунулся нос к носу с синюком. – Куча сыра – и никакой мышеловки!

Игорь внимательно-внимательно слушал. В голове со щелканьем складывались кусочки пока еще смутной картины.

Вампир Костя снова тихонько заскулил.

– Верно я говорю, дружок? – участливо осведомился Джек. – Верно. И вскоре Костя понял, что зависит он уже от некоторых вещей. И тут появляется некий дядя… или некая тетя, которая предлагает недовампиру Косте ну все, что полагается настоящему вампиру, только надо иногда выполнять некоторые задания… Так?

Костя заплакал.

– Такими вот подкормышами и пользуются некоторые личности… Эй, ты, болезный! – позвал Джек вампира. – Кто тебя послал-то за ним охотиться? И что вы с ним должны были сделать?

Вампир Костя вздохнул беспомощно и обреченно:

– Да мужик один. Молодой, волосы светлые. На Арамиса из киношки похож…

У Игоря похолодело внутри.

– Вот сволочь, – пробормотал он.

– И что надо было с ним сделать? – продолжал Джек, кивнув на Игоря.

Вампир пожал плечами и вдруг облизнулся.

– А замочить.

– Ого! – нервно усмехнулся Игорь. – И за какие коврижки?

– Да ломка у меня, – прошептал вампир. – Кровь же я в вену колю, он и обещал много…

Снаружи в окно постучала клювом сова. Игорь мгновение помедлил и открыл окно. Эвриала о чем-то пошепталась с птицей и сказала:

– Джек, Похмелеон там внизу. С машиной. Забираем красавца нашего. До встречи, Игорь! – кокетливо послала она Игорю воздушный поцелуйчик и на мгновение выпустила клычки. – Сейчас тебе повезло. В другой раз может не повезти. Есть убежище…

Игорь покачал головой.

– Я не могу прятаться, – набычился он.

– Почему?

– Я жду звонка.

Она улыбнулась краем рта:

– Уверен?

– Нет. Но буду ждать.

– Ну тогда… – Она привстала на цыпочки и звонко чмокнула Игоря в щеку.

В доме остались Игорь, Ли, Гигабайт и немытая посуда.


– Мне все снится какая-то башня, – говорил Игорь. Они сидели втроем на кухне, погасив свет. – А я уже привык верить снам.

– Ну бывают и просто сны, правда?

– Наверное, – дернул плечом Игорь. – Но этот не просто так. Понимаешь, в том сне мне виделось, что кирпичи этой башни – люди. И известь разводится на крови…

Ли молчал.

Игорь тоже.

– Цепочка, – вдруг сказал Игорь. – Тени, «пузыри», которыми командуют люди. Люди-подкормыши, которых держит на привязи кто-то другой. Положим, Николай. А его дергает за ниточки кто-то еще. И башня. Башня растет…


Тварь больше всего напоминала крысу. Но была она ростом метра два, многорукая и с крысиной головой. Двенадцать грудей говорили о том, что эта тварь женского пола. Красные глаза горели двумя раскаленными углями, казалось, оттуда лучи исходят, и Лана с Анастасией закрывали глаза даже во сне, чтобы не встретиться с этими жуткими лучами, как со взглядом Вия.

Шпионить в снах становилось все опаснее и опаснее.

Тварь была увенчана роскошно-уродливой золотой тиарой с рубинами, руки и ноги были увешаны тяжелыми золотыми браслетами. Страшные когти отливали красным, как гематит. Тварь была в длинной юбке из золотой парчи.

Она была ужасна. Но Николай был с ней чрезвычайно вежлив. Почти подобострастен.

– След привел сюда, и не пытайся меня одурачить! – В крысиной пасти полыхнуло пламя.

– Я и не думал, великая госпожа!

Крыса осклабилась:

– Ты красивый. Когда я вырву сердце у подлого Индракумары и сожру его, дабы утолить месть, тогда, может, я подумаю о тебе.

– Весьма польщен, – поклонился Николай, кривясь, но чтобы крыса не видела.

– Я – из рода ракшасов! Ты тоже больше человека. Ты мне поможешь. – Она клацнула когтями.

– Несомненно. Я хозяин этого города.

– Да! Я хочу Индракумару! Я убью его девку! Я вырву его сердце и выпью его кровь! Дай мне путь в твой город!

Николай медленно расплывался в довольной надменной улыбке.

– Заключим договор, – негромко сказал он. – Я пущу в город тебя и твое войско. Но ты мне найдешь человека по имени Фомин.

Ракшаска осклабилась.

– Я даже могу убить твоего врага, – выдохнула она смрадно, наклонившись к нему. – Того, который гонял тебя!

Николая перекосило.

– Нет. Я сам его убью. Ступай же, я дозволяю тебе искать твоего врага в моем городе.

Ракшаска расхохоталась:

– Он дозволяет! Ха! Ты мне просто понравился. Ты достоин меня!

И с этим словами тварь, волоча за собой шипастый хвост, вышла, клацая когтями по паркету. Николай злобно осклабился ей вслед.

– Хамка, – прохрипел он. – Чурка… понаехали… – Потом он вдруг снова ухмыльнулся. – Всего лишь баба. Уже третья баба! Женушка, Эвтаназия и крысиха! – Он расхохотался. – Потому что я – Эйдолон! Я бог! И это мой город! И тут будет моя Башня…


Кой черт понес проклятого мотоциклиста сворачивать в этот переулок? Кой черт заставил его вильнуть в сторону тротуара и впилиться боком в столб, задев женщину – грузную тетку лет пятидесяти с полной сумкой продуктов в руках? А главное – выбрал время и место лихачить, потому как у выезда на Лескова загорали с теплыми жестянками колы три изнывающих от жары дэпээсника…

Андрей едва успел выдернуть тетку из-под байка. Тетка с размаху села на асфальт, с удивлением глядя на разорванный до бедра подол синего в мелкий цветочек платья, всхлипнула и зарыдала, не выпуская из руки сумку. Мотоцикл упал набок и проехался по тротуару, затормозив о стенку дома. Дэпээсники мгновенно очнулись.

– Ах ты, козлина! – заорал Андрей, примериваясь от души врезать обалдевшему ездецу по сусалам.

– Минуточку, гражданин!

«Эта наша добыча!» – мысленно передразнил Андрей, неохотно опуская кулак.

Крепкий усатый сержант одной рукой утер со лба пот, другой вздернул виновника наезда на ноги.

– Целый? Целый, вижу. Докатался, зараза? Теперь покатим в отделение, козел! Взяли моду, гады!

Второй милиционер, тощий белобрысый парень, тем временем возился с теткой, которая отделалась синячищем на бедре и ободранными ладонями, не считая материального ущерба в виде разодранного платья.

– Слышь, сержант, я машину подгоню. Этого вот отвезем, заодно и потерпевшую со свидетелем. Протокол надо составлять… У-у, рокеры поганые…

Поганый рокер даже не сопротивлялся. Он был какой-то вихлявый, словно тряпичная кукла. Тупо хлопал глазами и пялился на милиционеров, Андрея и тетку.

Не то тыковкой приложился крепко, не то перепугался вусмерть – конечно, чуть человека не сбил.

Так окончилась прогулка в Лианозовский парк, оставив порванные на коленях джинсы, ушибленный бок, испорченное настроение и перспективу вызова в районную прокуратуру и суд в качестве свидетеля.

Андрей в тот вечер не работал – просто лег и уснул.


Его разбудило жужжание. Спросонья показалось, что это бьется в стекло поздний шмель или крупная муха, но звук был не только басовитый, но и какой-то звенящий. Потом он стих.

Андрей встал, разлепил сонные глаза, внимательно оглядел комнату и обнаружил виновника шума. Это оказался маленький, размером с мизинец, дракончик с чешуей цвета старого серебра и с перепончатыми крылышками, который возился на столе. Андрей сел. Мозги отказывались анализировать. Мозги могли только воспринимать.

Пока Андрей пялился на гостя и гадал, сошел ли он с ума или еще не совсем, маленький бандит мало-помалу, пятясь и изгибаясь от натуги, стащил с тарелки блюдечко, добрался до подтаявшей полуплитки черного шоколада и отколупнул край фольги. Тут Андрей очнулся и решительно накрыл поганца рукой. Но тот пыхнул огоньком, как спичка, и Андрей охнул и отдернул руку. Вместо того чтобы улететь, дракончик упрямо полез к шоколадке, но тут был накрыт стаканом и арестован. Дракончик побился-побился о стекло, пыхнул разочек огоньком – из пасти вылетел остренький язычок пламени – и осознал, что попался. Он и на задние лапы вставал, трепеща крылышками и прижимаясь брюшком к стеклу, и хвостом с копьевидным наконечником бил, и изгибался, но Андрей стакан не убрал. Наоборот, придавил сверху стопкой книг. И пошел умываться. В комнату он вернулся, только когда умылся, побрился и позавтракал. Собрался с духом и решил убедиться, что никакого дракончика нет. Дракончика действительно не было. Под стаканом лежало незамкнутое серебряное колечко в форме дракона с серебряными же перепончатыми крылышками. Откуда взялось? Андрей уже готов был взять находку, но тут изобретательному серебристому поганцу изменила выдержка, и он открыл один глаз. Глаз блеснул алмазной пылинкой. Андрей радостно рассмеялся – нет, не сошел с ума. Просто дракончик настоящий.

– Ну посиди, посиди, ворюга, – ласково сказал он пленнику. – Подумай на досуге о восьмой заповеди. Не укради, понял?

Дракончик выразил свое отношение к нравоучениям тем, что развернулся, задрав все четыре лапки кверху, и помахал гибким хвостом.

– Ну давай-давай, – хмыкнул Андрей. – Выражай протест, вскормленный в неволе орел молодой.

Впрочем, он отломил от плитки дольку и просунул под стакан в качестве утешения арестанту.

И тут в дверь позвонили… Значит, визиты продолжаются. Андрей, заранее готовясь к нехорошему, пошел к двери. Посмотрел в глазок. На пороге стояла худощавая девица в очках-хамелеонах.

– Здравствуйте, – сказала девушка, глядя в глазок. – Я к вам по делу.

– И по какому же? – занудно вопросил Андрей. Мало ли что? Может, за ней парочка «терминаторов?» Надо же дать им понять, что отсюда пойдут они прямо сразу и лесом.

– Да вы не бойтесь меня, – засмеялась она. – Тут только я и кот.

Андрей устыдился, разозлился и открыл дверь.

Девица была модно одета – вышитая белая безрукавка, черные льняные брючки и светленькие мокасины, на руках змеиные серебряные браслеты, на шее колье с малахитовой подвеской. Через плечо перекинута замшевая сумка с бахромой, а у ног действительно восседает крупный красивый кот.

Первым в квартиру вошел кот. Андрей залюбовался – как художник. Это был на редкость приятный образец. Он был изящен, как и подобает сиамцу (точнее, тому, что в народе называют сиамцем, а на выставках – тайцем), но раза в полтора крупнее стандартного кота этой породы. Шерсть была не белой, а цвета шоколада с молоком. С угольно-черной мордочки на мир взирали пронзительно-синие глаза. Серебряные усы были гордо растопырены в стороны.

Девушка вошла следом. Что-то было в ней… такое. Не то знакомое, не то узнаваемое… Андрей помотал головой и повел ее в комнату. Затем двинулся на кухню ставить чай.

Когда Андрей вернулся, она сидела на корточках у стола, кот, опираясь передними лапами на столешницу, тянулся вверх. И кот, и его хозяйка сосредоточенно разглядывали утреннего пленника. Пленник стыдливо прикрывался крылышком и поджимал хвост.

Андрей поневоле развеселился, но тут посмотрел на руки девушки и ахнул от удивления. На правой руке она носила серебряный браслет в виде многократно свернувшейся змеи с изумрудными глазками, левую обвивал серебряный дракон, изогнувшийся между пятью овальными хризопразами. На шее же у нее был тонкий обруч, на котором висел крупный овальный медальон – бронзовая ящерка на малахитовой пластинке. И дело было в том, что девушка и ее кот внимательно разглядывали дракончика, а звери с ее браслетов и медальона вытянули головы и тоже уставились на пленника – со злорадным любопытством. Браслетная змея высовывала раздвоенный язычок, больше похожий на стальное жало. Браслетный дракон, который в развернутом виде оказался длиной в полторы ладони и без крыльев, почти сполз с хозяйской руки, на которой осталась только основа браслета – волнистый двойной ободок с камешками. Ящерка с медальона поглядывала вниз хитрющими огненными глазками, вцепившись лапками в мягкую ткань хозяйской блузки.

– Попался? – спросила девица у крылатого дракончика под стаканом. Тот совсем скукожился, завился кольцами, закрываясь растопыренными крылышками. Потом она посмотрела на Андрея. – Извините. Это мой зверек. Собственно, я за ним.

Андрей не сразу сообразил, что она вообще к нему обращается, а она уже подмигнула своей металлической живности, и та мигом приняла респектабельный вид. Вот только глазки поблескивали.

– А… – сказал Андрей. – А… это… э-э… они тоже?

– Н-ну, в общем, да.

Девушка встала.

– Давайте знакомиться… – Она вдруг осеклась, сняла свои темные очки, близоруко прищурилась и неуверенно спросила: – Андрей?

И тут Андрей ее узнал. Он помнил ее по студенческой компании, кто-то ее привел, Кажется, Витька. Или Макс – он вечно притаскивал с собой девиц, с которых писал портреты. Или она сама откуда-то прибилась на выставке? В общем, это была, несомненно, Катрин, с ее манерой экзотически одеваться, носить очки-хамелеоны и подбирать бездомных котят.

Он накрыл стол в мастерской, налил чаю, предложил торта.

Металлическая живность Кэт – дракон большой, дракончик маленький, змея и ящерка – пристроилась на тарелке и взялась за торт. Кэт не протестовала.

– Во жрут, – не удержался Андрей. – И куда только лезет?

– А ты-то что праздновал? Торт, понимаешь ли, шоколадки… Или кого-то ждал?

Андрей не ответил. Вику он ждал. Каждый день ждал.

– Это они так, развлекаются, – сказала наконец Кэт. – Пусть едят, ведь в тебя столько не войдет, испортится, – лукаво улыбнулась она.

– Хочешь?

– Нет. Я все курочку там, рыбку…

Первым от взбитых сливок оторвался дракончик-воришка. Он, видимо, решил попить и полез в полупустую чашку Кэт. И, разумеется, сорвался и упал в чай. Кэт со вздохом выудила его оттуда двумя пальцами за хвост, вытерла салфеткой и обернула вокруг пальца. Дракончик мигом прикинулся колечком и замер.

– Так где ты сейчас работаешь-то? – снова спросил Андрей, не сразу осознав, что это уже в четвертый раз.

– Да все там же, пишу диссертацию по образу кошки в индоевропейском фольклоре.

Андрей рассмеялся:

– Следовало ожидать!

– Андрей, – вдруг сказал она, – а ты ведь даже не удивился моим зверькам.

Он попробовал улыбнуться. Знала бы она, от кого он недавно бегал… И кого он ждет каждый день и час… После этого удивляться дракончикам – ха!

– Не удивился, твоя правда.

Она внимательно посмотрела на него. На зеркало, перед которым стояла в декоративной бутылке неувядающая роза. На ониксовый кубок. Обвела взглядом наброски и рисунки на стенах, начатую картину на мольберте – сияние в центре, неясный очерк чаши, несколько смутных лиц и рук, озаренных светом, темные драпировки и едва намеченные одежды.

– Знаешь, я буду говорить прямо…

Андрей улыбнулся – он помнил эту фразу, фразу Катрин-кидающейся-на-баррикады.

– Недавно одна моя подруга купила твою картину. Там… накладывающиеся перекрестки. – Она с досадой щелкнула пальцами. – Забыла название места, вечно я в этих переулках плутаю…

– Я понял.

– Знаешь, оно правда такое. Там они все сходятся, и можно попасть из одного в другой… Я путано говорю, да? – Она посмотрела на него, и Андрей осознал, что глаза у нее не зеленовато-карие, а яркой изумрудной зелени. – Но дело не в этом. Дело в том, что ты то ли видишь, то ли угадываешь места таких переходов. И вообще видишь, а не просто смотришь. Другие твои картины из той серии скупил человек из черного лимузина…

– Я знаю, что это за лимузин, можно не объяснять.

– В общем… Я хочу сказать – будь осторожен, ладно? Я дам тебе один телефон, звони, если что…

Она заозиралась в поисках бумаги и ручки.

– Это случайно не тот телефон, который «где зигзаг?» – спросил Андрей, еле сдерживая улыбку.

– А ты откуда знаешь?

– А я тут гулял недавно по городу с одним мужичком. Невидный такой, с черным псом. Я его Похмелеоном зову.

Кэт рассмеялась:

– Так это ты его обозвал, да? Он теперь так сам себя называет, и вообще прозвище прилипло.

– Я нечаянно…

– Ничего, ему идет. Он такой… похожий на это слово. Ну я пойду.

Она собрала свою разомлевшую живность, сделала знак коту. Уже в дверях обернулась:

– Я знаю, что у тебя по самбо какой-то пояс…

– Пояс – в карате. В самбо разряды. Но я сейчас ушу занимаюсь.

– Понятно. Но ты берегись, ладно? Ты и тогда без башни был, и сейчас…

– Без башни… – с отсутствующим видом произнес Андрей. – А что это за башня такая, а?

Кэт вздохнула:

– Башня вроде Вавилонской. До небес. А внутри поселится Эйдолон.

– Кать, вы что, в «Хексена» всей компанией на досуге режетесь?

Кэт захлопала глазами, ящерка на малахитовой подвеске быстро-быстро замигала.

– Игра такая есть, компьютерная. В ней главный гад называется Эйдолон и имеет вид ящера. Сидит на троне.

– Слу-ушай… – радостно сказала Кэт. – Эйдолон в виде ящера… чудесно! Он ведь «эйдолон» от греческого «эйдос», образ, как «идол»… Идолище.

– Ты чему так радуешься?

– Ну как же! Это же архетип, понимаешь? В конце концов герой сражается с Кощеем или с идолищем, с Эйдолоном или ящером. Оно не новое, значит, его уже побеждали, понимаешь?

От избытка чувств Кэт мазнула Андрея губами по щеке.

– Спасибо. С нами Бог и два милиционера! Удачи!

И ссыпалась вниз по лестнице наперегонки с котом.


Насчет милиционеров Андрей не понял, и фраза засела в голове, как гвоздь в стене. Ночь он промаялся, ему снился то последний этап «Хексена» с побоищем во дворце ящера-Эйдолона, то оставшийся от ящера скелет, вросший в землю на поляне в Нескучном саду, то нагло жрущий шоколадку серебряный дракончик. С утра пришлось тащиться на работу, а по пути домой Андрей неожиданно для себя зашел в первую попавшуюся церковь. Служба то ли закончилась, то ли еще не начиналась, В храме было темновато и душно, но прохладнее, чем снаружи. Как себя вести в церкви, Андрей не знал. Стоял и разглядывал иконостас, роспись, отдельные иконы на стенах. Одна, в монашеском черном, с книгой в руке, показалась похожа на тетю Полю. Только тетя Поля никогда не была такой строгой. Виновато оглядываясь на икону, Андрей купил свечку и пошел ее ставить. Нахмуренная бабка, увидев его колебания, спросила ворчливо:

– За здравие ставишь?

– За упокой.

– Сюда давай. Вот от этой подожжи, сюда вставляй. Да перекрестись, неуч! – Бабка перекрестилась сама, подавая пример. – И помолись за… Да ты за кого ставишь?

– За тетку. То есть она отцу тетка. Тетя Поля, Полина Петровна.

– За рабу Божию Прасковью, значит. Усопшую в бозе.

Не дожидаясь благодарности, бабка засеменила в другую часть церкви. Андрей остался в растерянности – молиться он не умел, даже не знал, как это делается. Крутились в голове обрывки: «Отче наш, иже еси на небеси…» Или «сущий на небеси»?

И тут он увидел невероятно колоритного парня – чистый байкер, при всех своих заклепках, под короткой кожаной курткой черная футболка с оттиском «Blind Guardian». Парень стоял на коленях перед иконой Богоматери и молился. Ну просто по Пушкину: «Жил на свете рыцарь бедный…» Вот с такого надо писать Лоэнгрина, рыцаря Грааля…

– Спасибо, Господи, – шепнул Андрей и быстро пошел прочь.

Интермедия

МИСТЕРИЯ

Я бреду огромным лабиринтом. У лабиринта нет ни конца, ни начала. Никто еще не проходил его весь. Здесь можно бродить всю жизнь – и так и не обрести выхода. Стремящийся куда-то – не найдет дороги. Сворачиваешь за угол, проходишь немного, возвращаешься – все иное. И не можешь узнать, был ты здесь или не был. Лабиринт подобен Гераклитовой реке: покинув раз какое-то место, не найдешь его вторично. Люди торопятся мимо, торопятся мне навстречу, страшатся заблудиться в бесконечной путанице переходов. Я же никуда не стремлюсь, никуда не спешу и потому знаю, что путь мой предуказан, хотя и недоступен познанию, и я обрету выход, когда придет мой час.

Восточные божки с непроницаемыми ликами улыбаются мне ласково, ведут любезные речи. Я прохожу мимо – и слышу, как они переговариваются у меня за спиной на своем птичьем наречии, бросают мне вслед – то ли благословение, то ли проклятие. Темноликие идолы с каменными чертами выходят мне навстречу, заманивают в свои темные пещеры, увешанные звериными шкурами. Мимо, мимо! Мой путь лежит дальше.

Останавливаюсь у грота, сверкающего хрусталем и металлом. Из грота является отроковица, приветствует меня учтиво. Я задаю ей вопрос – и дева отвечает мне речью, странной на устах столь юных: будто отроковица сия умудрена множеством прожитых лет. Благодарю и иду дальше.

По переходам лабиринта несутся адские колесницы, готовые смести неосторожного путника. Я уклоняюсь от них, сворачиваю в узкое ущелье, небо над коим сокрыто сплетением как бы великаньих рук. Зато сюда не протиснуться колесницам.

Дорогу мне преграждает мутный поток, неведомо откуда взявшийся. Смело пересекаю зловонные воды. Запах нечистот смешивается с запахом готовящейся пищи: поблизости жарится мясо, дабы утолить голод тех, кто устал блуждать в лабиринте. Прохожу мимо – ибо вкусивший пищи сей останется в лабиринте навеки.

Громовой голос вещает издали, повелевает обитателям лабиринта спешить, ибо время их на исходе. Божки и идолы взбираются под самую крышу лабиринта, сворачивают свои облачения, снимают звериные шкуры, затворяют врата пещер.

Решаюсь вновь выйти на широкий путь. Колесницы снуют туда-сюда, но мне они не страшны – я начеку, хотя и беспечен. Время на исходе, но я по-прежнему верю – в нужный час путь будет мне указан.

И все! Предо мною выход. Я обрел в лабиринте то, чего искал, и могу спокойно отправляться домой.

Дома устало плюхаюсь на диван и закуриваю. Прикольное все-таки место этот Черкизовский рынок![21]

Часть третья

ВРЕМЯ ПАДЕНИЯ БАШЕН

Но ты, художник, твердо веруй

В начала и концы. Ты – знай,

Где стерегут нас ад и рай.

Тебе дано бесстрастной мерой

Измерить все, что видишь ты.

Твой взгляд да будет тверд и ясен.

Сотри случайные черты -

И ты увидишь: мир прекрасен…

А. Блок

Глава 1

ВРЕМЯ ЗНАКОВ

Сентябрь 2005

Могу с полным правом сказать, что мой адрес не дом и не улица. Мало кто сейчас помнит эту старую песню. Мой Город пережил и ее. Тот, кто хочет, всегда найдет ко мне дорогу. Честное слово, это не так уж и трудно. По крайней мере, два моих верных рыцаря, два моих котофеникса ленивых, находят меня всегда и везде. Так же как мой пес Тристан, или просто Тришка. Как мои птицы и крысы. Все они такие же жители Моего Города, как и люди, и я люблю их. И еще они видят меня всегда – о, эту-то способность они сохранили, в отличие от своих падших царей.

Коты проснулись раньше меня. Когда я раскрыл глаза и увидел малиновый закат, окно украшали два черных силуэта – Ланселот и Корвин. Два моих верных стража.

– Ладно, господа, – тянусь я. – Нас ждут великие дела! На охоту, верные мои рыцари!

Удобная же обувка эти берцы! Разве что летать в них малость тяжеловато. Да и по крыше громыхают. Но нынче холодно, а бегать придется по лужам и слякоти.

Рыцари уже трутся у дверей. Ланселот Узорный царапает когтями линолеум. Корвин Амбарный старательно обнюхивает косяк. Мы выходим за дверь и спускаемся по темной лестнице. За мусоропроводом шуршат мыши, но двум кошачьим рыцарям, полосатому и черному, не до них.

У подъезда я извлекаю из кармана гипсовый слепок вынутого следа и по очереди сую его каждому коту под нос:

– Чуете, звери? Ищем! Внимательно ищем. Везде ищем!

Мы бежим по ночному городу. В окнах многоэтажек светятся редкие окошки, светофоры на перекрестках мигают желтым, и глаза котов на миг вспыхивают отраженным светом. Бесшумно пружинит асфальт под подошвами моих ботинок, и водитель «мерседеса», летящего по пустынному шоссе, притормаживает и в недоумении трет глаза, когда три размытых силуэта – человеческий и два кошачьих – обгоняют его машину. Мир вокруг меня дрожит и двоится, и теперь я вижу сразу две Москвы – здешнюю, обычную, спящую после трудового дня, и другую, где прошлое, которое было, смыкается с тысячами прошлых, которые могли бы быть, а легенды сплетаются с истиной. В витрине книжного магазина по левую сторону улицы дрожат теплые огоньки свечей. Что характерно, проезжающий мимо милицейский патруль в упор не видит этого. Я преодолеваю искушение заглянуть и узнать, кто заседает нынче ночью в маленькой кафешке в углу магазина, возле деревянной стены, исписанной автографами фантастов. Сам с удовольствием зашел бы на это сборище, где можно встретить и почивших, и ныне живущих. Но некогда – долг, холера его дери, зовет. И – ах, как жаль, но магазинчик подрагивает рябью – он уже не здесь. Увы.

Минуем серебристый купол Даниловского рынка, по узкой Мытной выходим к площади, где напротив здания МВД торчит скульптурная группа с Лениным на вершине. По Крымскому мосту перебегаем на другой берег реки и скользим вдоль набережной – мимо храма Христа Спасителя, мимо кремлевской стены, мимо Васильевского спуска и гостиницы «Россия». Ха! А «Россия»-то стала прозрачнее… нестабильнее, что ли… Видать, слухи о сносе верны, и скоро перейдет она в Призрачную Москву… Время Падения Башен. Дальше, дальше… Коты азартно шевелят усами – цель все ближе. Не здесь и не здесь… Вот!

Многоэтажка возле устья Яузы, напротив Иностранки. На двадцать втором этаже светится одинокое окно. След тянется туда.

– Нам туда? – спрашиваю я у Ланса. Тот привстает на задние лапы, издавая охотничье мямяканье, больше похожее на тявканье. Корвин выжидательно смотрит мне в глаза.

– Полезайте, скоты, – говорю я, присаживаясь на корточки. – Страховки нету, так что держитесь крепче. Да не бойтесь цепляться, не жалко мне куртки для вас! Да фиг с вами, впускайте когти, захребетники… Держимся? Ну на взлет!

Я сую руки в карманы, раскидываю полы ветровки в стороны и, поймав восходящий поток, начинаю, медленно кружась, воспарять над землей. Коты, впившись когтями в плечи, азартно сопят мне в уши и щекочут вибриссами. Уплывают вниз темные окна, из распахнутой форточки доносится храп. Поднявшись чуть выше освещенного окна, я вынимаю из кармана руку и, свалившись на крыло, пикирую на лепной карниз. Окно приоткрыто, занавеска из полупрозрачного сиреневого тюля задернута. Комната ярко освещена хрустальной люстрой на двенадцать ламп (в театре такую вешать!), обставлена итальянской кожаной мебелью, на каковой мебели и расселись субъекты в количестве шести человек. Тю, а это кто на диване? Ах ты, Лаврентий! «Пузырь» земли наш ненаглядный! А ведь стал даже как-то поплотнее… Стабилизируется, зараза. Надолго ли?

Мы с котами настораживаем уши. Говорит красивый блондин в сером костюме с белоснежной рубашкой. Человек не заметил бы, но мы-то с котами видим – он прозрачный и пустой. А то, что в нем клубится и что тонкой нитью тянется откуда-то из тени, как щупальце, – это вообще не отсюда. Интересно, смогу ли я порвать это щупальце?

– Мне наплевать. Или вы их находите, или я. – Он ядовито смотрит на Лаврентия. – Вас лопну. Вы «пузырь»! А я – бог!

Лаврентий с кислым и злым видом кивает. Блондин держится близко к теням, словно ему нехорошо на свету. Ланс трется о щеку. Я слышу его мысль – эге, дружок, так мы оба, стало быть, хотим подергать за это щупальце? Подожди немного, сейчас еще послушаем, и можно будет попробовать…

По знаку блондина из кресла поднимается гэбист в штатском. И тоже «пузырь»! Но достаточно плотный… Этакое воплощенное олицетворение Кровавой Гэбни. Почкуются они, что ли, «пузыри» наши? Откуда я знаю, что это гэбист? Вот знаю, и все тут. Нутром чую. Стоит он спиной ко мне, но я и со спины чувствую, что он гэбист. Он начинает было докладывать, но блондин неожиданно резко спрашивает:

– Фомин?

Ответом ему служит молчание. Явно отрицательное. Ярость блондина ощутима физически. Аж стекло вибрирует.

– Ничего, – вдруг улыбается Лаврентий. – Художник приведет их. Приведет, никуда не денется. Ему нужна эта девка, и он сдаст нам их с потрохами…

– Ночь Ночей близко, – ледяным и невероятно властным голосом заявляет блондин. – Поторопите вашего художника. Или я потороплю мою ракшаску. – Он нехорошо смотрит на Лаврентия.

Лаврентий сокращается вдруг, как пиявка, и прячется в кресле.

Блондин словно втягивается в тень на этой тонкой, серой невидимой ниточке.

– Ланс, следи, – шепчу я. Кот вглядывается во тьму. Мой Ланс умеет искать след по теням.

Лаврентий снова вытягивается и вместе с гэбистом выходит из квартиры.

Со своего «насеста» я вижу, как на мост через Яузу выкатывает полупризрачный лимузин. Эх, подстроить бы вам сейчас… Только смысл? Разве что поразвлечься. Не стоит.

– Держитесь, зверюги? – шепотом спрашиваю я котов. – Начинаем полет. Идем по теням!

Распахнув ветровку, я ныряю с карниза, оттолкнувшись посильнее. Чем бить ноги, лучше немножко полетать, благо погода нынче лётная. Ланс недовольно пощипливает – он не любит высоты. Зато Корвин спокоен – он знает, что на моем плече так же безопасно, как на его любимой крыше. Котофениксы, называется! Летать, видите ли, им лень!

Мы, словно на дельтаплане, проплываем над спящей Москвой. Ланс пронзает взглядом темноту. Я тоже вижу дрожащее, почти невидимое щупальце.

Снижаемся.

Да это ж Полянка! Тут преграды тонки, как мало где, тут самое место быть проходу в другую Москву… Та-ак… Нетопырем лечу по переулку, вылетаем на Якиманку, к огороженному стоп-лентой провалу. Вот оно как! Хитро… Постарались, поработали. Ну ничего. На каждую сузуку мы найдем свою базуку.

Блондин начинает медленно погружаться в провал – как Терминатор, тот самый, шварценеггеровский, во второй серии. И тут мой Корвин бросается на тоненькое теневое щупальце, эту мерзкую пуповину молча, как и подобает коту-рейнджеру. А Ланс, наоборот, орет. Блондин оборачивается к нам, выбрасывает в мою сторону руку, лицо его перекошено ненавистью. Что-то пытается крикнуть. Ой, зря, в этом городе ты не хозяин. Не подействует. Коты, мои охотники на теней, рвут щупальце, оно вибрирует и гудит низко-низко, на грани слышимости, на инфразвуке. Из провала выскакивают перепуганные крысы. Блондин вопит от боли, щупальце резко сокращается. Дергает его, как крючок – рыбу, и он исчезает в темноте. Мы несемся за ним. Он бежит, легко, не по-человечески, как киношный вампир. Ничего, дружок, а я вообще летаю, как Супермен.

И тут щупальце резко втягивается в стену вместе с ним. Какое-то мгновение мы с котами смотрим на то, как на старинной кладке исчезает размазанное туманное пятно. Ладно. Опускаюсь и, хлюпая по гнилой вонючей воде, иду к стене. Ланс, злобно шипя, поднимает хвост и метит ненавистное место. Корвин же давно устроился у меня на плече и скептически смотрит на Ланса. Лапы мочить Корвин категорически не любит.

– Давай ко мне, – устало говорю я. А потом достаю из кармана баллончик с краской. Серебряной. Тот, кто увидит, подумает, что граффити. Просто граффити. Теперь эта слабая точка запечатана моим именем – на некоторое время. Уверен, если сюда направить диггеров, выйдут к подвалам… башни. Какой-нибудь.

– Домой, теплые мои звери, – шепчу я и вылетаю из провала, взмываю над крышами. Оставляю в стороне Шуховскую решетчатую телебашню на Шаболовке с ее красными огоньками, ориентируюсь по асфальтовой ленте Варшавки и, немного не долетая до Кольцевой, сворачиваю вправо, к своему обиталищу, моей блуждающей квартирке. Подлетев к открытой форточке, забрасываю в квартиру сперва котов – Корвин возмущенно мяукает, – а потом влезаю сам.

– Значит, так, зверюги. Наполнитель по туалету не разбрасывать. Еда сейчас будет.

На кухне я ставлю котам миску со жратвой и другую – с водой. Потом заваливаюсь спать. Ощущение такое, будто на мне воду возили.

Ох, нелегко быть московским городовым…


– Тшшш, – цыкнул старший крыс Кирррк своему напарнику и племяннику Шуршу. – Слуш.

– Слуш, – еле слышно ответил племянник. Его снедали одновременно страх и любопытство. И еще он ужасно восхищался дядей, самым лучшим Разведчиком Серого племени.

Кирррк немного покружился на месте, по обломкам штукатурки и щепкам, по потерявшим первоначальный цвет тряпкам. Его черные бусинки-глазки замечали все вокруг, усы постоянно чутко шевелились, носик дергался. Пахло пылью, сырой штукатуркой и плесенью, старой гарью. Кругом валялась драная пакля. Было холодно. Людьми не пахло, это чуял даже Шурш. Здесь давно не живут, и еды тут нет.

– Шдать, – шуршнул Кирррк. Шурш кивнул.

Дядя быстро побежал наверх. Шурш стал слушать не только ушами, но и внутри головы. Это не очень хорошо получалось, но все же можно было понять, что верхний этаж почти разрушен, что везде голубиный помет и перья, но птиц тоже нет, они тоже ушли. Это было странно, потому что голуби часто обживали такие дома. Шурш разочарованно дернул носом – раз нет голубей, так и еды нет. Голуби – еда, вороны – не еда. Это Шурш давно усвоил. И еще Совет не велел их, ворон, трогать. Даже какие-то дела у Совета с этими птицами были. Дядя Кирррк говаривал, что вороны – это все равно что Народ, только летучий. И мечтательно вздыхал – вот бы ему, Кирррку, крылья!

– Плох, – шепнул, скатившись сверху, дядя. – Пуст.

«Почему плохо?» – удивился Шурш внутри головы. Теперь дядя был рядом, потому говорить было легко.

«Голубей нет. Давно. Они боятся тут жить».

«Почему?»

«Пугает. Шкура ерошится».

Шурш прислушался к себе. Может, дядины слова возымели действие, но ему сразу вдруг стало не по себе. Дядя ведь знает дело, значит, тут и правда что-то нехорошее.

– Шшшли? – нерешительно шуршнул он.

Дядя отрицательно дернул носом:

– Шшдать.

Он снова убежал куда-то вниз. Шурш нервничал. Время растянулось. Минуты казались часами. Потом дядя вернулся.

– Нашшл, – коротко ответил он. И заговорил в голове. Так разговаривать было трудно и утомительно, но зато быстрее и безопаснее.

Шурш замер, слушая дядю.

«След. Нашел».

«Какой?»

«Чужие Крысы. Уходим».

Возвращаться в родные подземелья всегда опасно. Местные кошки или собаки вряд ли нападут, как и вороны, – Пищевой Паритет все соблюдали свято. Но никто не застрахован от пришлых, голодных и злых, а то просто отчаявшихся. И Чужих Крыс, которые недавно стали появляться. И еще машины.

Под машиной погибла мать Шурша.

Было еще светло, но уже начало потихоньку смеркаться, да и листва не вся облетела. Разведчики короткими, стремительными перебежками продвигались к родному подвалу. Они зашли очень далеко. Шурш начал успокаиваться и теперь уже гордился, что они с дядей самые отважные и лучшие разведчики Серого племени.

Места были уже знакомые, знакомые запахи вокруг. Шурш уже весело вертел головой, высматривая кого-нибудь знакомого, чтобы похвастаться.

Дядина мысль хлестнула почти болезненно.

«Страх!»

Шурш мгновенно, мячиком, скакнул в кусты. Из-за угла бесшумно, невероятно бесшумно выехала черная блестящая машина. Она странно изогнулась, словно обтекая мусорный контейнер. Она поводила носом из стороны в сторону, словно вынюхивала их!

«Беги!» – пронзил голову крик дяди. Промелькнули мысли о том, что надо предупредить Совет, а потом был уже настоящий крик, страшный, пронзительный. Хруст грудной клетки под колесами был оглушительнее грома. Крик оборвался.

У Шурша отнялись лапки. Он дрожал от ненависти и горя, глядя на черную машину, утекающую куда-то в закоулки задних дворов. Дядя неподвижно лежал на асфальте. Ребра были раздавлены, расплющены, внутренности кровавой кашей размазаны по асфальту. Мудрые черные бусинки-глаза застыли, и Шурш словно читал в них последнюю мысль-вопль – беги, скажи Совету!

Шурш заплакал от огромного горя. Он плакал и стонал всю дорогу до подвала.

«Я отомщу. Отомщу! – в душе повторял он. – Отомщу!»

Из мусорного контейнера неторопливо выбралась огромная Чужая Крыса. Казалось, что в голове у нее горит лампочка – из ее глазниц и пасти струился багровый свет. Передней лапой, неприятно похожей на недоразвитую человеческую руку, крыса подняла с асфальта за хвост раздавленное тельце. Облизнулась длинным красным языком и заглотила трупик. Затем повернулась и шмыгнула в тень башни, недостроенной темной высотки на месте снесенного старинного особняка.


Кобеликс и Остервеникс были весьма примечательными псами. Кобеликс был породист и по папе, и по маме. Только папа и мама были разных пород. И потому плод страстной любви стаффорда и догини оказался на улице. В драке у него сносило крышу, и соперников он рвал в клочья, даже тех, что были больше и сильнее его. Сучки от него просто млели. В общем, Кобеликс был конкретно Кобеликсом.

Его закадычный друг, помесь всех овчарок на свете, Остервеникс долго проработал цепным псом в гаражном кооперативе, и все было бы неплохо, если бы сторож не умер. Новый же сразу стал показывать, кто тут главный, за что и был раз укушен. После чего пес и получил свое имя. Сторож продержал его три месяца на цепи в холодном гараже, впроголодь, пока один из водил не обнаружил этого безобразия и не освободил вконец озлобившегося пса. Правда, Остервеникс тогда сильно болел, потому и не покусал благодетеля, а когда выздоровел, то уже успел с ним подружиться. Сторожа уволили из гаража за пьянство, новый с Остервениксом столковался, на цепь не сажал, кормил сытно и уважал. Оба пса предводительствовали своими стаями и, как ни странно, при первом же контакте уважительно разошлись без драки, с тех пор деля власть в районе на паритетных основах.

Сегодня вечером обе стаи россыпью рыскали по обоим берегам Сетуни – от Минской улицы до Москвы-реки. Неладное тут творилось давно, но это неладное было такое неладное, что собаки старались не соваться, пока не приспичит. Но явился Джекки Чау, сказал кое-что, и вожаки повели стаи на разведку. След не имел запаха. След был холоден, так холоден, что ныли зубы и лоб. Самые нестойкие отпали первыми. Жалко поскуливая, словно извиняясь и стыдясь, поджав хвосты и прижав уши, они разбегались по переулкам. Кобеликс, Остервеникс и Джек продолжали продвигаться по следу.

«Други мои! – мысленно обратился к вожакам Джек. – Похоже, туда?»

Псы посмотрели наверх. Они знали это место. Пустое ровное плато между речкой и железной дорогой. Они не ходили сюда. Но сейчас поднялись.

След обрывался в середине плато. А над стоявшими вокруг домами возвышались недостроенные башни Сити, и белый луч прожектора шарил по небу. Кобеликс тоскливо завыл, и вой его эхом прокатился в гулких Сетуньских проездах и переулках.


Машина затормозила у края тротуара на Коштоянца. Стояла ночь, но проспект Вернадского все равно шумел и сверкал огнями. Кровеносный сосуд города. Тень башни-кристалла была настолько густой, что в ней исчезали без следа все предметы, люди, звуки, огни. Женщина вышла из машины, шагнула в тень. Тень самой женщины была многорукой и с крысиной головой. Она вошла в тень башни – и не вышла из нее.

– Тихо, принц, – прошептала Кэт, прижимая к себе дрожащего от боевого нетерпения Нилакарну. – Не сейчас. Похоже, мы нашли место… Игорь был прав, их главное гнездо здесь…

«Но хотя бы шины продырявить, царевна!»

– Господи! – ахнула Кэт. – Это ты у Джедая пакостям научился? Нет! Не будем! Мы сейчас домой поедем и все расскажем Елене и Аркадию Францевичу. Понятно?

«Повинуюсь, царевна…»

Кэт ужасно гордилась собой и принцем, хотя, конечно, приходится признать, что подсказал-то Похмелеон…


По Воробьевым в сторону Ленинского проспекта летел байк. За спиной у хозяина сидел парень в черной куртке и кожаной фуражке, с маузером в кобуре, а на багажнике восседал рыжий чау-чау в черных мотоциклетных очках и шлеме.

– Эхх, кавалерия! – вопил парень с маузером. – Давай гони, прямо с обрыва! Лети-и-имммм!!!!

Они взлетели над Москвой-рекой, над летающей тарелкой арены Лужников, прямо в тень полупрозрачной незримой башни…


– Ну так все пути идут в башню?

– Словно вы, господин Городовой, не знали.

– И что же?

Похмелеон хихикает. Армагеддон улыбается во всю пасть, высунув красный язычище.

– Так, советик я кой-кому дал… И если в этот синенький кристаллик завтра не нагрянет пожарная инспекция, ОМОН, РУБОП, санитарная инспекция, орлы по борьбе с нелегалами, и прочая, и прочая, то я не я! Я ж говорил – на всякого мудреца… А до кучи я еще православных хоругвеносцев сподвигнул. Секта же! «Откровение»!

Меня скрючивает в хохоте. Вот чего угодно ожидал – но не такого. Конечно, в башне никого не найдут. Но пойдут толки, на нее снова обратят внимание. А те, кто в ней засел, очень шума не любят…

Из Москвы им придется смываться в другие слои, далековатые от Москвы Главной. Конечно, это временный успех, но химичат они здесь, и никак иначе – это же Главная Москва, все от нее расходится, как круги по воде. Ха!

Но теперь придется искать норы, из которых они полезут. Потому что блондинчик говорил о Ночи Ночей. А она уже близко…


Это был переломный день. Анастасия решила, окончательно и бесповоротно, сбежать. Потому что подписать договор стали уже не предлагать, а настойчиво требовать. Хуже всего, что понятно было, что даже по истечении контракта никуда не выпустят. Анастасия полночи просидела у себя в апартаментах, уговаривая себя согласиться. Ну ведь не может быть все так плохо, как говорила Лана? И Николай жив – а все же он муж. Не может быть все так плохо? Конечно, не может. Да, они занимаются тут какими-то странными исследованиями. Но ведь во благо, разве не так? И может, и правда у нее большие способности. И она сможет что-то хорошее сделать. Ну не зря же столько людей сюда пришло и никуда не уходит! Они не могут все быть плохими! И Лана зря боится! Зря!

И денег будет много. И Катя будет рядом.

Хотя почему Николай до сих пор не забрал Катю к ним, а настаивал, чтобы Анастасия поехала за ней сама и привезла сюда – правда, после договора…

Ну да, Николай, конечно, чушь несет про бессмертие… хотя почему? Возможно, Очень Засекреченные Исследования. Бессмертие – слишком опасная вещь, чтобы орать о нем на каждом углу и разбрасывать, как крошки воробьям. Оно не для каждого, Николай так и говорит…

Она почти убедила себя. Он просто не могла больше. «Все. Сдаться – и пусть думают другие. А я ни в чем не виновата».

Сразу стало легче, хотя внутри было холодно и все нервы сотрясала мелкая дрожь. Анастасия глушила это неприятное ощущение. Раз решила – так не оглядывайся, не жалей.

Она думала, что наверх ее, как всегда, не пустят. Но сегодня коридоры не змеились лабиринтом, двери не исчезали и не прикидывались окнами зеркала. Как будто знали, что ли, о ее решении?

Она нашла лифт – огромный, зеркальный, с мягким ходом. Что по лестницам-то пыхтеть? Кнопка в лифте была одна, она ее и нажала. Поднялась куда-то наверх. Очутилась в огромном холле. Окна до самого пола выходили на три стороны, и Москва оттуда была видна как с птичьего полета. Анастасия поразилась, что облака ходят почти вровень с окнами. Тяжелые, серые, осенние. Где это она? И сколько же прошло времени, как она здесь? Неужели уже осень? В сердце кольнуло. А Катя все ждет маму, а ее нет…

Анастасия вздохнула и решительно пошла к двери. Большой, дубовой двери, выходившей, казалось, прямо наружу, в серое свинцовое небо.

– …чего хотел? – резко хлестнуло в чуть приоткрытую Анастасией щелку.

Она замерла. Нехорошо, конечно, подглядывать и подслушивать, но…

Кабинет внутри был совершенно не соответствующий ни огромности холла, ни его стеклянности и прозрачности. Он больше подходил к дубовой двери, тяжелой, ампирной. Темный, с огромным столом, покрытым зеленым сукном, с красной ковровой дорожкой. Николай стоял на красном ковре, а перед ним буквально извивался невысокий круглый человечек. Он стоял к Анастасии в профиль, и она видела, как его лицо течет, словно мягкий воск, снова обретает вид и форму – и опять течет. Так же текли и тянулись его пальцы, ноги – словно он никак не мог решить, каким ему быть.

– Вы же обещали, – таким же бесформенным текучим голосом говорил он. – Вы обещали, что я стану как живой!

– Живым ты, Лаврентий, уже никогда не станешь, – брезгливо бросил Николай. – Ты был живым, и скажи спасибо, что можешь быть хотя бы относительно существующим. Тебе что надо? Есть-пить? Или власть? «Шашечки» или ехать? – глумливо добавил он.

– Хозя-а-аином… – растекся «пластилиновый».

– Хозя-а-аином – передразнил Николай. – Не будешь хозяином, потому, что хозяин – я. Ты можешь быть хозяйчиком. И будь рад. И только когда будет построена башня. А для этого нужны люди! А ты никак не накроешь Фоминых!

– Мы почти окружили…

– Почти! Они получили третье письмо! Ты понял? Третье!

– Они никогда не согласятся. – «Пластилиновый» уже по колено стоял в вязкой булькающей луже, похожей на большую амебу.

– Ты дурак, – бросил Николай.

– Вы сами свою жену и мушкетера прибрать не смогли…

– Молчать, – гортанным хриплым шепотом проговорил Николай. – Это мое дело. И я его сделаю. Моя жена уже готова согласиться, я это чую. И тогда я и дочь смогу забрать. И целых два кирпичика в башне! А мушкетера я убью…

– Кирпичиком меньше, – попытался хихикнуть «пластилиновый».

Николай только посмотрел на него.

– Хочешь перестать быть тварью текучей и стать крепким хозяином – выполняй, что я сказал. Будет башня – будешь и ты со своей Гэбней. Нет – не взыщи. Времени не так много осталось до часа открытия Врат…

Анастасия уже не слушала. Она тихо-тихо отходила прочь. Вот именно в эту минуту она и решила – бежать. И мерзкое ощущение неправильности исчезло. Словно занозу из груди вырвали. Сердце колотилось так, что казалось, эхо от его стука летает между стеклянными стенами, и сейчас они со звоном обрушатся, и ее найдут…

И тут и вправду загремело-зазвенело-завизжало. Как в сказке, когда Иван-царевич коснулся запретной сбруи волшебного коня.

– ТРЕВОГА! – загудел громоподобный голос, и башня вдруг начала сдвигаться, как телескопическая трубка. Анастасия закрыла уши руками и забилась в угол. Николай вместе с «пластилиновым», который сейчас был похож на ползущую кляксу, побежали куда-то к лифту – или, вернее, к вдруг открывшейся лестнице.

Анастасия встала. Ей было дико страшно. Она постояла, подождала, пока перестанут дрожать руки и течь слезы. А потом рванула в кабинет.


Когда в башне начался переполох, Анастасия, завязав рукава свитера и набив его, как мешок, договорами, беззастенчиво спертыми в кабинете, побежала было вниз по открывшейся лестнице, но ее перехватила Лана, и обе выскочили не из главного хода, где шла свалка и орали одновременно сигнализация, мегафоны и люди, а через дверку для вывоза мусора.

– Сюда. – Лана поволокла Анастасию к машинам, которые были все как одна черные с тонированными стеклами и стояли в какой-то неестественно густой тени. – Водить умеешь?

– А ты что, нет?

– Я могу. Но мне лучше не садиться за руль – меня башня не выпустит.

– Так мы уже на воле?

– Ты так думаешь? – хмыкнула Лана.

Анастасия села за руль.

– А теперь… дуй вперед. Сквозь стенки, деревья, дуй, и все. А лучше закрой глаза и дуй. Я скажу, когда все кончится…

Анастасия вздрогнула, стиснула зубы, зажмурилась и… а Лана сунула кулак в рот, чтобы не орать от ужаса при виде того, как плавится вокруг реальность. Только временами она осмеливалась выдавать что-то вроде:

– Нормально. Все хорошо. Давай-давай. Еще немного.

Менялся цвет небес, переворачивался горизонт. Вместо леса по правую руку расплылась оплавленная пустыня с медленно вырастающим над ней ядерным грибом. Перед стеклом проплыл офтальмозавр, и из-под колес высунулась костлявая рука, вынырнул по пояс скелет в очках и с двойной молнией в петлицах потрепанного мундира, затем снова исчез. Анастасия нащупывала дорогу в неопределенном, зыбком пространстве между разными слоями Города. В Зоне.

– Как… там?.. – спрашивала она.

– Не открывай глаз, – коротко отвечала Лана.

Джип вдруг подскочил и перевернулся высоко в воздухе, раскрывшись, как консервная банка. Девушки вывалились на кучи рыхлой земли. Лана пришла в себя первой, отряхнулась, встала на четвереньки. Джип быстро плавился, растекаясь чернильным пятном.

Место было крайне неприятное. Перерытое траншеями поле. Метрах в трехстах впереди чернел лес. Сзади – стена с колючей проволокой и две вышки, с которых по полю шарили лучи прожекторов.

Похоже, траншеи тут давно не обновляли, потому что кое-где на бывших глинистых брустверах выросли невысокие кустики.

– Анастасия и Светлана, вернитесь немедленно. Зона окружена. Вам не пройти. Вернитесь, вы не будете наказаны, – проговорил в мегафон спокойный голос.

– Хрен вам, – сквозь зубы прорычала Анастасия.

Луч скользнул почти по головам, обе нырнули на дно траншеи, затаились.

– Давай перебежками, – прошептала Анастасия.

– Куда?

– От прожекторов, вестимо, – ругнулась Анастасия.

– Анастасия, Светлана. Вернитесь немедленно, – повторил тот же голос.

Луч прошел над головами.

Выскочили. Быстро перемахнули, как кролики, через бруствер и залегли за кустами.

– Ты не могла чего поудобнее надеть? – прошипела Анастасия.

– А кто знал, что нам вот так бежать удастся? У меня все такое, – огрызнулась Лана, даже не одергивая задравшуюся юбку. Колготки скончались уже давно. – Почему они нас просто не схватят?

Анастасия засмеялась:

– Похоже, что не могут. Не могут! Правда, кто знает, что нас будет ждать с той стороны. Так что надо быстрее… Черт!

– Что?

– Вот же, я же ту бумажку… держи! – Анастасия сунула Лане заполненный бланк со змеиной печатью и подписями, который стащила в том кабинете в башне. Получше пристроила свитеромешок на спину.

– Ты настоящий друг, – нервно хохотнув, шепнула Лана. – Теперь не выследят, нет, нет! – Она расхохоталась. – Сжечь надо. Спички есть? Зажигалка?

– Не курю. Рви.

Лана разорвала бумажку. Злобно, на мелкие кусочки. Кусочки полежали… и стали сползаться.

– Господи, что за хрень! – взвизгнула Анастасия.

Лана ссутулилась.

– Я думала, что свободна…

– К чертям. Добежим до огня – спалим. К чертовой бабушке спалим. Не ныть. Не ныть! У тебя мама! У меня Катя! Их спасать надо! Вперед!

Лана всхлипнула, но улыбнулась и вытерла нос рукавом. Снова луч прожектора, снова короткая перебежка к лесу. Из темноты сверкнул зеленый огонек. Кот. Черный одноглазый котишка. Анастасия ахнула:

– Вилька… Это же Вилька! За ним, Лана, за ним!


До сентября Андрей благополучно успел забыть о летнем происшествии с мотоциклистом. Он писал «Видение Грааля», фигуру за фигурой «высветляя» сцену. На столе валялись наброски к серии графики «Стальные ящеры», вдохновленные металлической живностью Катрин, да и основная работа шла неплохо.

Но пробил час, и в почтовый ящик упала повестка. И пришлось идти.

Указанный в повестке адрес был где-то на отшибе от оживленных улиц северо-запада Москвы, за Лианозовским парком, и Андрей еле его нашел. Выкрашенное в поблекший персиковый цвет огромное здание сталинского классицизма показалось ему странно чужеродным в районе, где массовая застройка началась только в семидесятые. Здесь уместно смотрелся бы серобетонный куб с невыразительной мозаикой над загнутым вверх козырьком широченного крыльца, а не это архаичное чудище. Правда, может, это останки какого-нибудь удаленного от людских глаз объекта, ныне давно уже неактуального, а потому и ликвидированного.

Андрей нашел боковой вход, подъезд номер два – с небольшим фронтоном и двумя белеными полуколоннами по бокам от высокой массивной двери – и вошел. Сидевший на «вертушке» дежурный проверил повестку, паспорт, позвонил какому-то майору с невнятной фамилией и велел идти на третий этаж, в кабинет номер 425. Лестница с деревянными перилами напомнила Андрею о детстве, о школе – в самой его первой школе, на окраине южного города в предгорьях, тоже была такая лестница, с широкими деревянными перилами, и по ней можно было прокатиться, улучив момент. На лестничных площадках над урнами-пепельницами висели исторические плакаты с работницами в косынках, рабочими в комбинезонах, инженерами в пиджаках, а также с людьми в форме. «Не болтай!» – предупреждала на втором этаже женщина в красной косынке. «Вперед! Даешь!» – дружно протягивали руки к чему-то большому и железному рабочий и инженер с одинаковыми лицами на третьем. На стене напротив пионер в мешковатой сизой школьной форме уличал остроносого шпиона в шляпе. Плакаты были свеженькие. Не выцветшие. Репринты, наверное. И кто тут такой любитель?

У кабинета пришлось подождать. Здесь был настоящий дубовый паркет, слегка рассохшийся, поверх которого когда-то лежала ковровая дорожка – вон и крепления остались. Стены над деревянными панелями были увешаны плакатами гражданской обороны, знакомыми со школьных лет. Только те, школьные, были обветшавшими, с обтрепанными краями, пожелтевшими. Андрей хмыкнул, вспомнив школьный плакат в кабинете гражданской обороны, на котором какой-то малолетний злоумышленник вывел химическим карандашом состав бригады ГО – «Булкин, Бутылкин, Ковбасюк и Айзенберг».

Иногда по коридору проходили люди в форме. Андрей не сразу обратил на них внимание – он разглядывал плакаты. В сущности, ему нравился этот изобразительный стиль, так и совсем старые мультфильмы рисовали, и иллюстрации к книжкам, это потом стало можно разнообразить графику…

Затем его вызвали.

Кабинет тоже был какой-то архаичный. И… нарочитый.

Как из современных киноподелок про времена Кровавой Гэбни. На столе в дальнем углу даже стояла пишущая машинка, хотя перед майором синевато светился экран компьютера. Но и он, и майор в современной серой форме казались здесь каким-то чужими. Неуместными. Временными.

Вопросы майор задавал совершенно невинные – где родился, где учился. Кто мать, кто отец, когда умерли. Место работы. Андрей отвечал, кося глазом в протокол. Все честь по чести.

Видел ли он, что произошло на дороге? Заметил ли цвет мотоцикла? Марку? Может ли описать или узнать водителя? Видел ли его раньше? Действительно ли горел зеленый свет для пешеходов? Где свидетель Соколов был в момент наезда? И так далее…

Андрей отвечал честно и правдиво и постарался вспомнить все, что успел заметить, потому что поганцы, сбивающие честных граждан, заслуживают всяческого порицания. Не фиг его, гада, покрывать. Он наслаждался приятным ощущением исполнения гражданского долга довольно долго, и даже мысленно посмеялся над неожиданным каламбуром. Пока, в очередной раз заглянув в протокол, не зацепил взглядом торчавшую из-под какого-то черновика серую ледериновую папку с тисненой надписью: «Инструкция по работе с лицами второй степени реальности (призраками)».

Следующий вопрос майору пришлось повторить.

– А? Извините, задумался. Да, прямо об фонарь.

Зазвонил телефон.

Пока майор выслушивал булькающие в трубке звуки и односложно отвечал, Андрей мучительно пытался понять, что же не так с этим кабинетом и его хозяином. Где-то в груди включился и трепетал сигнал тревоги. Майор, придерживая трубку у уха, порылся в стопке бумаг, вытащил нужную и стал зачитывать цифры. Стопка накренилась, разъехалась, и из какой-то папки выползли неформатные листы плотной бумаги. Андрей узнал почерк. Старомодный почерк, но уже без ятей и фиты, и еще манеру делать эскизы и наброски – у отца Вики она очень индивидуальная.

Словно холодным ветром потянуло. Все остаточное благодушие мигом улетучилось, сменившись предбоевой сосредоточенностью.

Майор положил трубку, и Андрей мигом вернулся в прежнее положение. Майор задал еще несколько вопросов по делу, а потом вдруг спросил:

– Скажите, вам никогда не приходилось слышать о Дорсае?

– Ну я читал, – ответил Андрей, слегка опешив. – Фантастический роман. Автор… кажется, Гордон Диксон.

Лицо майора неуловимо изменилось, и он сказал:

– А вы, часом, не дорсайский шпион?

Похоже было на мгновенный обморок – то ты сидишь, а вот уже под щекой столешница, и комната наклонена на девяносто градусов. Андрей в обморок не упал, но ощущение было именно такое, как будто мир перевернулся, дернул человечка за нерв и снова выпрямился.

– Ладно, – сказал майор. – Прочтите и подпишите протокол на каждой странице, а я вам сейчас пропуск выпишу.

Получив пропуск, Андрей пошел на выход.

Спустился по лестнице – мимо пионера со шпионом, неболтливой гражданки и сталевара с инженером. Он помнил, что здесь должен быть гулкий полутемный вестибюль, но его не было. Был такой же коридор с рядами дверей и матовым окном в конце. Прошел по третьему этажу в другую сторону? Может быть. А еще, дурак, не додумался рассмотреть здание снаружи. Ладно, в торце обязательно должна быть лестница. Андрей быстро добрался до торца. До окна с матовым стеклом. На подоконнике стояла массивная бронзовая пепельница с фигурками кавалеристов в буденовках, из нее торчали разнообразные окурки. Пахло табачным перегаром. Андрей всю жизнь ненавидел этот запах – холодного табачного перегара, пыльного сукна, чернил и кислой тягомотной скуки. Запах казенного дома.

Пустого казенного дома. Странная гулкая тишина – ну когда она бывает в отделении милиции или в районной прокуратуре, черт побери? Что здесь творится?

На первом этаже эта боковая лестница упиралась в запертую хозяйственную дверь. Андрей пошел вверх. Второй этаж – тот же сумрачный коридор, посередине светлеет двойная дверь на лестницу, в торце коридора – окно. Третий этаж… По стенам – плакаты гражданской обороны, двери-двери-двери… Андрей решил пройти по третьему этажу и спуститься по другой лестнице, в дальнем конце коридора. Натуральный лабиринт, ориентацию он уже потерял, хотя, казалось бы, все должно быть просто. Он миновал кабинет майора с невнятной фамилией, знакомые плакаты – и тут ему преградили путь трое.

– Гражданин Соколов? – спросил передний, небрежно козырнув.

– Я, – сказал Андрей. Неожиданным встречным он обрадовался – у них можно было спросить, где выход. – Вот, выход найти не могу…

Офицер глянул на пропуск:

– Нет печати, вот и не находите. Пройдемте, – сказал он и пошел по коридору. Андрей пошел следом за ним, остальные двое – сзади. Что-то странное было в этом офицере, что-то, чего Андрей никак не мог конкретизировать. Пропуск без печати он по-прежнему сжимал в руке, как спасительную соломинку. Куда они его ведут? Печать ставить? А на фига такой конвой? В чем дело? И почему без печати выхода не найти?

Они вошли в лифт – тяжеловесно-роскошный официозный лифт пятидесятых годов.

И вот в лифте он испугался. Андрей никогда не боялся официальных учреждений, паспортного режима и проходных – все-таки сын офицера, полжизни по военным городкам и заставам, но в лифте он оказался нос к носу с сопровождающим и обмер. У того были нарисованные голубые глаза. И плакатное лицо. И лазоревые петлицы на щегольском кителе довоенного образца.

Лифт остановился. Андрей не успел ничего спросить, да и не хотел. Мысль была одна – делать ноги. Только бы узнать, куда прорываться. Потому он продолжал делать вид, что все идет как надо и он ничего не замечает.

Этот коридор был гулким и нежилым, но народу, в отличие от нижних этажей, попадалось предостаточно. Встречные как будто спрыгнули со старых плакатов, они были крепкие, румяные, с открытыми суровыми лицами и честными глазами, в ладно подогнанном обмундировании, только вот сапоги не стучали по паркету… да и паркет был ненастоящий, все жилочки-трещинки были тщательно прорисованы. И на этом нарисованном паркете виднелась только его собственная тень. Других не было.

Торжественно и медленно отворилась тяжелая дверь, за ней открылась приемная с зелеными бархатными шторами. Он почти ожидал именно такого антуража – опять из фильмов про Кровавую Гэбню. Андрей опомнился только в кабинете. Да, оно. Полумрак. Массивная мебель, кожаная обивка, зеленое сукно огромного танкообразного стола, красный тяжелый бархат опущенных штор. На столе лампа на бронзовой ножке с зеленым грибообразным абажуром. И свет ее выхватывает нижнюю часть лица кого-то, восседающего за столом. И виднее всего толстые темные мокрые губы. Остальное тонет в темноте – лампа светит в глаза входящему. И кто-то еще стоит там, у невидимого окна, тяжелый, бронзовый, как статуя командора. Андрей не то чтобы увидел – скорее почувствовал его присутствие.

Собственное тело тоже казалось тяжелым. Оцепенелым в отлитой металлической форме. Осознание этого ощущения испугало и заставило очнуться. Это оцепенение и есть парализующий страх, понял он и разозлился на себя. В таком разозленном состоянии однажды он, тихий мальчик из художественного кружка, попер на троих дворовых заводил, которых боялись даже старшеклассники. В таком состоянии он стряхнул с руки визжащую перепуганную девушку и выбил нож у грабителя. Так какого, спрашивается, осьминога отступать перед плакатными выходцами с их старыми штучками – лампой в глаза и дурацкой чертовщиной? Андрей осторожно вдохнул и выдохнул и решительно пододвинул к столу стул. И сел, не дожидаясь приглашения, – так, чтобы выйти из светового конуса.

Губы с той стороны улыбнулись. На стол паучками выползли суетливые руки с толстыми пальцами.

– Пришлось самим за вами зайти, раз вы к нам отказались, – с неуловимым неопределенным акцентом проговорил тусклый голос, похожий на стук древних костей под лопатой могильщика. – Я не буду ходить вокруг да около.

– Да уж, пожалуйста, – съязвил Андрей. – Не ходите.

Губы снова растянулись в улыбке. Так улыбается кот, глядя на отважного мышонка.

– Если вам угодно. – Пальцы покрутились, словно пауки ощупали друг друга. – Вам предлагается сделка. Нам известно о ваших взаимоотношениях с дочерью академика Фомина, Викторией.

Андрей сжал кулаки. Губы снова улыбнулись. И опять зашевелились, мясистые, сытые, страшные.

– Мы можем помочь вам. Вы должны уговорить академика прекратить сопротивление. Он все равно наш, и он это знает.

– Тогда почему вы сами его не возьмете?

Губы вытянулись в жесткую, злую и презрительную линию.

– А это не ваше дело! Не ваше! – Голос превратился в шипение, и пальцы на столе зазмеились, словно были они пластилиновые и умечи менять форму. Пальцы удлинялись и ползли, в вожделении покачивая приподнятыми кончиками, к Андрею. – Он наш. Он раньше или позже будет наш. – Губы снова раздвинулись в улыбке и захихикали. – Он же подпись-то поставил, поставил. И два приглашения в корзинку выбросил.

– Какие приглашения? – Любопытство оказалось составной частью злости.

Губы ухмылялись.

– Узнаете, узнаете… И тогда уже ничто нам не помешает.

– А я-то тогда вам зачем?

– А вы нам, в общем, не нужны. Но… – Пальцы снова утянулись, сократившись, как пиявки. Голос посуровел, губы отвердели. – Ваше дело – заставить академика отказаться от последнего, третьего приглашения.

– За каким хреном? Вам нужно, вы и заставляйте.

Понятно. Они торопятся. Почему – неважно, сейчас этот фактор времени – его козырь. «И ничего вы мне не сделаете. Вы – ненастоящие. Вы миф. Вас вообще никогда не было, вы тупая придумка».

Мантра не очень помогла. Хотя Андрей никогда не верил в эту самую Гэбню, считая ее грязным конъюнктурным враньем, потому что знал довольно много о том, как же оно тогда было, и страшно оно было, но не так, – но она сидела вот здесь. Перед ним. И угрожала. И даже имела власть, необъяснимую, а потому страшную.

И как же Андрей сейчас ненавидел тех, кто это чертов миф породил и выкормил! Тетрадка Фомина стояла перед глазами – тот раздач о материализации идей. Вот она, идея, сидит. Радуется. Нет, если только удастся выпутаться из всей этой истории, вытащить Фоминых, тогда кое-кто усвоит, что за порожденные тобой мифы надо отвечать.

Пальцы снова шустро побежали по столу, на сей раз оставляя за собой лужицы, словно тающий сургуч. Губы раздраженно заплясали, обретя какую-то противную тягучесть, сползли набок, потекли по щеке. Шипение. Пальцы быстро уползли, растягиваясь, как прилипшая к сукну жвачка, и весь собеседник на мгновение исчез во тьме. У Андрея волосы зашевелились на шее. Черт, давно пора было подстричься… Собеседник снова возник, он снова улыбался, но губы уже не текли, и пальцы почти не пиявились. И говорил он уже гораздо увереннее.

– А Виктория Алексеевна вам нужна? Нужна, – протянул, переходя в шепот, голос. – Нужна-а-ахххх… Так вот. – Снова голос стал прежним, и ободряюще улыбнулись губы. – Если уговорите академика отказаться от приглашения и… сотрудничать с нами, то Вика ваша. Не беспокойтесь, вы будете отправлены в место, где сможете жить сколько угодно вместе, с семейством академика. Вечно жить! И ему ничего дурного не будет – наоборот, все к его услугам! Вы должны заставить его понять, что он не должен нас бояться. Семьдесят лет назад произошло, так скажем… недоразумение. Виновные давно наказаны. Он может вернуться. Он будет прощен! – Губы улыбнулись еще добрее. – А если вы не сумеете уговорить его, то Вику вы потеряете навсегда. Навсегда! Это я вам лично гарантирую… Идите и действуйте! Быстро!

– Сейчас, только шнурки…

Конец фразы застрял где-то в горле, потому что из темноты в круг света вдвинулась рука. Крупнее, чем положено, отблескивающая темным металлом, с аккуратной, застегнутой на покрытую черной патиной пуговичку манжетой бронзовой гимнастерки. Кулак лег на стол с тяжелым ударом.

– Это приказ. Это нужно Родине, – прогудел бронзовый голос. – Вы сын военнослужащего и должны понимать свой долг!

– А без печати не выйдешь, – тягуче прошептал «текучий».

– Вы сделаете это.

– С какой стати? – спросил Андрей.

– Сами знаете, – бесстрастно прогудел «бронзовый», и Андрей впервые по-настоящему испугался. Потому что понял – они знают то, что он понял только сейчас. Ему нужна Вика. Настолько нужна, что…

– Пропуск!

Андрей машинально достал бумажку, выписанную майором.

Бронзовая рука сжалась в кулак и опустилась на нижнюю часть листка, оставив там круглую четкую печать с гербом.

– Вы это сделаете. Идите.

Он не запомнил, как его вывели из кабинета.

Он долго стоял и тупо смотрел на бумажку с фиолетовой печатью, потом вспомнил, что надо выбираться, и побрел к выходу, который на сей раз нашел без всякого труда. И никто ему по дороге не встретился.

На площади перед учреждением шла себе обычная жизнь. День клонился к вечеру. И только теперь, оглядевшись, Андрей осознал, что место это необычное. Он таких в Москве не видал.

Само пятиэтажное желтое здание былого объекта в стиле сталинского ампира было построено «покоем», перекладина этого «покоя» служила фасадом. С одной стороны тянулись серые и желтые дома старой постройки, обветшавшие от времени, нежилые. Наверняка в них ютились какие-то невнятные конторы, судя по казенным табличкам у подъездов. С другой стороны был парк не парк, сквер не сквер, а сзади кошмарного здания тянулась стена. Хороший такой заборчик метра в два высотой, который терялся за деревьями сквера. Площадь перед зданием была вытянуто-овальной формы, и на ней был разворот и конечные остановки нескольких автобусов и троллейбусов. Совершенно не московский пейзаж, что-то провинциальное. И пыльные автобусы – провинциально-древние, из советских времен, лобастые ЛиАЗы с красной полосой по боку и двумя дверями и желтые коробчатые ЛАЗы с узкой дверцей впереди и двумя пошире – по центру и в задней части. В обеих столицах давно уже нет таких, да и в крупных городах осталось мало.

Он поежился. В затылке ощущался холодок от внимательного и злорадного следящего взгляда.

Жгучая, бешеная злость выдавила слезы на глаза.

Скорее уходить. Оторваться. Спасать Вику. Хрен вы ее получите!

Андрей рванул вперед и успел вскочить в дверь переполненного автобуса. Кряхтя, автобус тронулся. Остановки оказались короткими, и на следующей, на углу того же сквера, его вытолкнули. Он не стал ждать – эта остановка прекрасно просматривалась от здания Конторы – и, смешавшись с толпой, нырнул за угол.

За углом обнаружились ларьки и забегаловка с пивом и хот-догами, а дальше Андрей увидел нечто совершенно здесь невозможное. Это больше всего походило на подземные переходы на остановках Ленинградского шоссе. Но над ним торчал железный столб с потухшей и разбитой буквой «М». Но тут нет метро! Планировалось, да, но так и не построили же! Переход имел вид тоскливо-запущенный. У входа кучковалась компания хиппово-металлистских ребяток.

По левую руку темнели деревья лесопарка, словно страна мертвых за освещенной желтыми фонарями полосой боковой улочки. Впереди шумела магистраль. Андрей медленно шел к переходу – за каким чертом, сам не знал. Сейчас, когда в голове немного улеглось, в груди комом стояли злость и горечь. Он ни на мгновение не поверил обещаниям. Им только нужен предлог, чтобы схватить Вику. То есть Фоминых. А пообещать они могут что угодно. И не отдадут ему Вику, и Фоминых потом уничтожат.

Самое поганое, что при всем этом внутри копошилась дерзкая надежда на «а вдруг». Та самая, которая толкает на предательство. Если он не поддастся, а они все равно погибнут, потом он всю жизнь будет себя ненавидеть за то, что отказался от этого «а вдруг»… Да уже ненавидит, потому что знал, что откажется. А Вика возненавидела бы, если бы согласился.

– Хррр… таназия… брюнетка… глаза карие… длинные волосы… – неожиданно громко прохрюкало прямо над ухом. Андрей вздрогнул и, подняв глаза, едва успел увернуться от «терминатора» в серой омоновской форме, в бронежилете, при дубинке и прочих предметах экипировки. Сосредоточенно скрежетала рация, требуя перехватить каких-то Танасию и Светлану.

Он быстро огляделся по сторонам. Нехорошее ощущение узнавания ерошило волосы на затылке. Как тогда возле дома Фоминых… «Терминаторов» было много, чересчур много. Андрея они не замечали. Почему-то это сегодня болезненно унижало. Охотятся на кого-то другого? В груди словно распрямилась пружина, стало больно и легко. Крыша привычно приготовилась к полету, в голове мелкими газировочными пузырьками зашипело-защекотало какое-то блаженное предчувствие драки. Хоть так отыграться…

Серые, словно подчиняясь какой-то программе, прочесывали границу лесопарка, постепенно расширяя круг. Андрей повертел головой. У пивного киоска на перекрестке (он был из нового времени, только торговал почему-то исключительно «Балтикой» и «Толстяком») стояли среди прочих две девушки. Одна – брюнетка с очень красивой фигурой. Другая – с длинными красивыми каштановыми волосами. Первая казалась чем-то знакомой. Он подошел поближе. Узнавание оказалось таким оглушительным, что Андрей на мгновение застыл.

– Спокойно, спокойно, Лан. Не привлекай внимания, – тихо бормотала шатенка.

– Ннне мммогу… трясет…

– Меня тоже. Но мы это сделали. Понимаешь? Мы это сделали! Мы вырвались!

– Ой, я сейчас…

Брюнетка припала к горлышку бутылки и мгновенно высосала примерно треть. Огляделась дикими глазами.

Андрей шагнул к девицам:

– Извините…

Обе синхронно вздрогнули. Шатенка медленно перевернула бутылку и явно приготовилась сделать из нее об стол «розочку».

– В чем дело? – спросила она неприятным голосом.

– Лана, это я! Андрей. Ну вы же к нам с Витькой на ушу ходили!

– А-а-андрей, – всхлипнула она. – А за мной опять гонятся… И вас они тоже хотят поймать… и Фоминых…

«Вот и она – Судьба…»

– Идемте скорее. Девушка, помогите, а то она сейчас упадет.

Шатенка мгновение колебалась, затем крепко подхватила всхлипывающую Лану под локоть.

– Судьба все же есть, – вдруг глухо сказала она.

Андрей коротко глянул на нее:

– Да. И пошло все к черту…

– А мы куда?

– А прямо, нагло, в подземный переход.

Улыбаясь и хихикая по поводу надравшейся подружки, они протащили Лану мимо «терминаторов» и спустились вниз.


Это оказалась заброшенная станция метро. Чего в Москве никогда не было и быть не может.

А еще их тут ждали.

Парень в камуфляже, парень с гитарой, в черном плаще и черных очках и каштаново-рыженькая девушка с капризным личиком и яркими губами.

– Ну мы вас совсем заждались, – протянула она.

– Могли и не дождаться, – просто ответил парень в плаще. И пояснил, обращаясь к Андрею: – Мы проводники.

– Елдыбраккаунт, – кивнула девушка.

– Байгапосудаогдылма, – машинально ответил Андрей. Девушки оторопело слушали разговор. – Проводники – куда?

– В одну сторону, – заржал парень в камуфляже.

– Заткнись, – прошипела девушка. – Он шутит, – вежливо пояснила она остальным.

– Мы – заблужденцы, – сообщил Черный Плащ.

Хрясь! Девица огрела его по спине.

– Прекрати словоизвращаться, дурак!

– А вот в «Декамероне» это не запрещалось, – грустно проговорил словоизвращенец. – Ну да, я нехороший и гадкий. Неустойчив я морально, обожаю секс оральный…

Хрясь!

– Да ты что! Оральный – в смысле, что только ору, а ни разу!

Хрясь!

– Побереги свое словообразование, оно нам пригодится, – сказал «камуфляжный». – Марго, хватит уже с него.

Лана вдруг засмеялась. Нормально, просто засмеялась. Не истерика.

– Ну вот и хорошо, – улыбнулся заблужденец. – А теперь – пошли.

Откуда-то из недр станции загрохотал поезд. Пустой, темный, но нормальный вагон. Вся компания его чуть ли не обнюхала, прежде чем войти.

– Тут ловушки бывают, – пояснил тот, что их встретил на входе. – Надо поостеречься. И так рискуем. В общем, пятьдесят на пятьдесят. А назад ходу нет, – словно поймав тревожную Андрееву мысль, сказал он.

Андрей оглянулся и увидел, что выхода и точно нет. Даже табличка такая висела большими буквами «Выхода нет».

Андрей решил, что задумываться он уже не будет. А лучше будет драться, если придется. Теперь остается только действовать по обстановке – в игру вступила Судьба. Анастасия затравленным – а потому опасным – хищником озиралась по сторонам, а Лана просто стиснула руки на груди.

– Огня нет? – коротко выпалила она и снова сжала дрожащие челюсти.

Вошли в вагон. «Камуфляжный» протянул Лане зажигалку. Та попыталась поджечь бумажку, но она упорно не желала загораться.

– Не тот огонь, – прошептала она.

– Место не то, – беспечно пожал плечами «камуфляжный». – Ниче, выберемся – попробуем.

– По ней выследить могут…

– Обгоним, – бросил «камуфляжный». – Не впервой.

Кроме них, в вагоне никого не было. Анастасия то и дело вскакивала, прохаживалась туда-сюда вдоль скамеек, прижималась лицом к стеклу дверей – как будто от этого поезд мог поехать быстрее. Остальные нервно переглядывались, но молчали: разговаривать тихо под грохот колес было невозможно, кричать не хотелось – у всех было такое ощущение, как будто их могут услышать. Станции были какими-то на редкость пустыми и гулкими, и голос из динамиков поезда разносился под сводами, как глас Страшного суда: «Осторожно, двери закрываются! Следующая станция…»

– Если проскочим за «Чертановскую», все будет в порядке, – сказал «камуфляжный», когда поезд остановился на «Серпуховской». Или не совсем «Серпуховской»? Он уже давно сидел, надев наушники и включив плеер, и потому говорил сейчас немного громче обычного, но почти без интонаций. – Чертановка – черта… Там раньше линия кончалась. За ней уже метро обычное…

Андрей кивнул, потом спохватился:

– Как «Чертановскую»? Мы же возле Лианозова, это другой конец города!

– Какое Лианозово? – возмутилась Анастасия. – Юго-Запад!

– А вот так, – сказал словообразователь. – Потому что нелинейно. Лишь бы проскочить.

Не проскочили. Поезд остановился на «Нагорной», стоял минут десять, потом динамик объявил:

– Граждане пассажиры, администрация метрополитена приносит вам свои извинения. Движение на линии временно прекращено из-за неполадок коммуникаций. Поезд дальше не пойдет, просьба освободить вагоны. Для проезда от станции метро «Нагорная» до станции метро «Пражская» воспользуйтесь наземным транспортом, автобусы номер сто сорок семь…

– Приехали, называется! Айда скорее! – Анастасия выскочила на платформу, остальные вышли следом. Намереваясь выйти на «Пражской», они сели в первый вагон, и теперь пришлось тащиться вдоль всей платформы. Поезд уже был пуст – прочие пассажиры, если они и были, уже, видимо, поднялись наверх. «Камуфляжный» возглавлял, Андрей прикрывал отход. Когда вся компания добежала до подножия эскалатора, тот вдруг остановился, а потом как-то очень резво поехал вниз. Второй и третий – тоже.

– Что за… – Черный Плащ рванул рукоять экстренной остановки эскалатора. Ноль эмоций. Будка диспетчера была пуста. Андрей, уже предчувствуя нехорошее, добежал до головного вагона поезда, по-прежнему стоявшего у платформы. В кабине машиниста никого не было.

– Попались… – Лана сапа на пол, прислонившись к колонне.

– Может, пешком по рельсам? – предложил словотворец.

– Ага, от большого ума. Пустят поезд, и останется от нас мокрое место на рельсах. К тому же пока пешком доберемся…

– Мы им живыми нужны, – покачала головой угрюмая Анастасия.

– Никто поезда метро водить не умеет? – риторически спросил «камуфляжный».

– Даже если бы и умели – не помогло бы, – возразил словотворец. – Нам подстроили бы крушение, перекрыли бы тоннель, устроили бы пожар, потоп, отключили энергию – все что угодно. Но пока нас решили просто закрыть здесь, на этой станции. Придут и возьмут тепленькими.

– Есть хочется, – вдруг сказала Анастасия. – Очень хочется. Устала я.

Всем стало неуютно. Кое-кто начал оглядываться – не лезут ли из тоннелей злодеи?

– И что вот нам теперь делать? – осведомился Андрей.

– Танцевать, – невозмутимо ответил «камуфляжный».

– Нашел время шуточки шутить! – возмутилась Марго.

– Какие шуточки? – пожал он плечами. – Я серьезно. Но нужно, чтобы все поддержали. Представьте, что вы в королевском дворце. Вот, взгляните… – И он взмахом руки указал на уходящую вдаль перспективу центрального пролета станции – выложенный серым мрамором пол, серебристые колонны по сторонам. – Можно начинать Мерлезонский балет. Кавалеры приглашают дам. У нас как раз поровну тех и других…

– Только музыки не хватает, – мрачно буркнул словотворец.

– Он дело говорит, – вдруг резко сказала Лана. – Поверьте, он дело говорит.

– Вот, и дама поддерживает. Сейчас будет и музыка. Придется уж пожертвовать кассетой. Но чтобы обязательно все танцевали! – «Камуфляжный» выщелкнул из обшарпанного плеера кассету и направился к будке диспетчера. Со словами: – Московский метрополитен – уникальное архитектурное сооружение, связанное с повышенной опасностью. Мы вправе гордиться им… – он нырнул под пульт. Повозившись там с минуту, он высунул голову и объявил: – Все готово! Встали парами… Маргарита, кончай нагнетать обстановку! Мы с тобой открываем бал. Итак… Первый выход Мерлезонского балета!

Нажав какую-то клавишу на пульте, «камуфляжный» выскочил из будки и, церемонно поклонившись Марго, повел ее на середину прохода между колоннами. Из динамиков станции, обычно вещавших о бизнес-туре в Стамбул и загадочных сфинксах Египта, а также о провозе громоздкого багажа, сумма измерений которого… и так далее, полилась плавная старинная мелодия.

Не то чтобы «камуфляжный» умел особо танцевать, но основные движения менуэта – поклоны, отшаги, повороты – он когда-то явно осваивал. И теперь уверенно вел партнершу в танце к дальнему концу зала. Его пример внезапно оказался заразительным, несмотря на отчаянное положение…

Андрей предложил руку Лане, и та улыбнулась в ответ. Все вдруг словно рехнулись, или просто уже терять было нечего. Анастасия решительно взяла под руку словотворца в черном плаще. Не успели «камуфляжный» и Маргарита поравняться с четвертой от эскалатора колонной, а остальные, разбившись на пары, уже двигались следом, плетя медленный замысловатый узор танца, даже Андрей, который сроду не танцевал ничего сложнее «летки-енки». Акустика на станции оказалась потрясающей – музыка наполняла пространство зала, как вода наполняет русло реки, как свет луны наполняет горную долину… Она несла их, плавно покачивая на волнах, и надо было просто не сопротивляться ей, и тогда все получится само собой…

Пространство меж серебряных колонн вытягивалось, уходило в безграничную даль, растворялось в искрящейся дымке… И «камуфляжный», оказывается, был одет не в пятнисто-зеленое, а в серый бархатный костюм с серебряным шитьем… А на Маргарите было длинное платье из переливчато-серого шелка. Вот они расходятся в стороны, Маргарита изящно приседает в реверансе, кавалер грациозно кланяется… И вовсе он не в сером, а в черном, и шитье золотое… И колонны по сторонам бального зала тоже золотые с чернью, а потолок черный, и кажется, что потолка вовсе нет, что зал открывается прямо в ночное беззвездное небо… стены зала выложены охряно-желтой плиткой, и на ней красуется бронзовая надпись: «Пражская». Музыка смолкла.

– Прибыли. – «Камуфляжный» выпустил руку Маргариты и принялся отряхивать штаны.

Андрей, осторожно выдохнув, посмотрел на часы. Весь Мерлезонский балет длился три минуты.

– Вот и нашли еще один выход, – нервно хихикнула Лана.

– Станция «Пражская», конечная. Поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны, – казенным голосом объявил «камуфляжный». – Наверх поднимаемся по лестнице, здесь станция мелкая.

– А если что-нибудь еще? – спросила Лана, боясь поверить в чудесное спасение.

– Разве что двери заперты, – отозвался «камуфляжный».

– Тогда я их просто вышибу! – рявкнул Андрей.

Но из метро удалось выйти беспрепятственно. Разве что перед стеклянными дверьми какой-то невнятный дядька в невнятной куртке не по сезону шмыгнул наперерез и, притершись к «камуфляжному», заговорщически прошептал:

– Есть дешевые билеты на выход.

– А у меня проездной! – свирепо проорал тот, взяв дядьку за грудки и скорчив страшную рожу. А дядька взял да лопнул.

– Ой, – сказала Лана, переступая через тающую на полу серую лужицу, похожую на тень. – «Пузырь». Следят, сволочи. Быстрее надо.

На улице стоял обычный сентябрьский вечер, люди шли по домам.

– Черт, – вдруг выругалась Маргарита. – Вон они.

– Кто? – встрепенулись остальные проводники.

Андрей проследил ее взгляд. Из метро лезли… «терминаторы». С первого взгляда похожие на тот самый ОМОН, они были на удивление одинаковы и пугающи своей неживостью. Если не присматриваться, могли сойти за людей. Но только если не присматриваться…

– Ах так? – сказал вдруг словотворец и взмахнул своим черным плащом. – Ну теперь поиграем на нашей территории. За мной! Раз-два-три-четыре-пять! Вышел зайчик погулять! Не оглядываться!

И вся компания рванула следом за Черным Плащом. Только через некоторое время они заметили, что «терминаторов» уже нет на хвосте. Никто не замечал, куда и где они бегут. В последний момент заскакивали в автобусы, неслись по каким-то подземным переходам и ныряли в проходные дворы, пару раз даже бежали по крышам. Все было как во сне, и никакой усталости никто не чувствовал. Лишь развевался впереди черный плащ проводника и слышалось его насмешливое мурлыканье, состоящее из перепевок детских стишков. Быстрые шаги гулко отдавались в пустом подземном переходе, потом Лана стала спотыкаться, и тут проводник вдруг остановился и сказал:

– Ну все. Ушли, – и улыбнулся так задорно и хорошо, что все рассмеялись.

– И куда теперь?

– Да наверх.

Выбрались на поверхность уже в темноте. Андрей не сразу узнал место – это был Нескучный сад, набережная под бывшим Летним домиком, а ныне библиотекой. Никто не удивился. Моросил мелкий противный дождик, пустая набережная поблескивала в свете редких фонарей. Андрей посмотрел повнимательней, из какой дыры они вылезли, и тут его разобрал неудержимый хохот.

– Вы что? – робко спросила Лана.

– С… сортир… – еле выговорил Андрей.

Дело в том, что именно здесь в Нескучном саду во времена еще чуть ли не сталинские был построен туалет типа сортир. Соответственно обозначенный на плане. Причем автор этого проекта ухитрился вкопать сортир под холмик на манер бункера, а дорожку к нему вымостить и украсить парой фонарей. Но никто не помнил, чтобы сортир этот бывал открыт, хотя совершенно целые двери были украшены буквами «М» и «Ж», подновляемыми каждый год.

Анастасия коротко хохотнула.

– Именно туда мы и угодили, – уже почти серьезно добавила она. – И я не уверена, что окончательно выбрались.

– Если что, – сказал на прощание Черный Плащ, – зовите.

– А вы что, туда? – спросил Андрей, указывая на «М» и «Ж».

– Нет, что вы! – засмеялся он. – Мы сейчас по домам, поздно уже. Родители будут волноваться. Этих мы со следа сбили, промумукаются до завтра, а то и дольше. А они так долго не живут, чесслово!..

– Послушайте, – робко и почти опасливо спросила Анастасия, – а как вы, вообще, в это метро попали?

– Как… – не понял Черный Плащ. – Да через вход. Как обычно.

– Нет, не в обычное, в то, другое?..

Черный Плащ пожал плечами, явно не понимая вопроса.

– Да как всегда. Через вход.

Он явно не понимал. Анастасия недоуменно помотала головой, отвечая на взгляд Ланы.

– А где вы живете? – вдруг спросила Лана.

– Лично я на улице Рылеева, – ответил парень.

– Околеева… – подхватил было словотворец.

– Щаз как дам! – рявкнула Маргарита.

– Все. Виноват, неправ, молчу, – залебезил Черный Плащ. – А то по шее получу…

– …и подвиг свой не совершу, – не удержавшись, доцитировал Андрей.

И они под моросящим дождем направились через Нескучный сад, в котором не горел ни один фонарь, к Ленинскому проспекту, а Андрей повел беглянок к себе на Остоженку.


Было уже за полночь, когда вся троица, грязная, мокрая и до предела вымотанная, ввалилась в квартиру Андрея. Говорить сил не было.

– Можно позвонить? – бросилась к телефону Анастасия.

– Да ведь ночь…

– Ничего, мне очень надо позвонить!

– И мне тоже, – подхватила Лана.

– Конечно, звоните, – сказал он и отправился инспектировать холодильник. – Зияющие пустоты, – пробормотал он, чувствуя приступ волчьего голода.

Зрелище было печальным. Замороженная до твердости кирпича курочка, пакет сока и картошка с морковкой. Ничего, чтобы можно было съесть сразу…

– Придется потерпеть, – заключил Андрей, захлопывая дверцу.

Анастасия присела у стола, подвинула к себе старый аппарат с дырчатым диском. Аппарат был тети-Полин, сам Андрей пользовался нормальным кнопочным из своей комнатки, а этот стоял заброшенный. Три года уже, как тетя Поля умерла, а он так и не убрал с кухонного столика ни этот аппарат, ни коробку с листочками рецептов и растрепанной записной книжкой, ни кулинарных книжек с полочки над столом…

Заботы отвлекали от тревожных, мучительных мыслей. Снова была облавная охота. И снова он вмешался. И снова сделал выбор. Он прислушался к себе. Нет, он не жалел. Он всегда, раз выбрав, никогда не оглядывался назад и не жалел. Но вместе с ощущением правильности в душе ширилось ощущение близкой потери. Хотя боль была светлая, с привкусом надежды.

– Какой такой надежды… – помотал он головой, прислушиваясь к шуму дождя за окном.

И все же она была. Непонятная, нелогичная, но была – как маленький росток, пробивший асфальт. Андрей невесело усмехнулся и пошел зажигать колонку. Сейчас всем надо под горячий душ, тяпнуть коньяку и в чистую постель. И отключиться до утра, чтобы потом уже думать, что делать.

Достав из шкафа тети-Полины халаты и полотенца, он сунулся на кухню.

Анастасия сидела у телефона бледная как смерть.

– Что случилось?

Анастасия еле разлепила синие губы:

– Катюшу украли…

– Катюшу?

Лана схватила Андрея за руку и, оттащив в сторону, зашептала:

– Это ее дочка. Она позвонила свекрови, а та сказала – ты же вечером сама ее забрала. Приехала в гости без предупреждения, привезла денег, сказала, что прямо сейчас едем в Египет, что путевку выделили от новой работы… Только почему-то была вся в красном и в квартиру не заходила, говорила по мобильнику из машины… Катя ехать не хотела, но эта, которая якобы Анастасия, ее все равно забрала…

Лана с надеждой смотрела на Андрея.

Анастасия, словно в трансе, встала и пошла к двери:

– Я возвращаюсь…

Лана едва успела ее перехватить:

– Не смей! Я же тоже не знаю, что с мамой! Там трубку никто не берет… Я же не сдаюсь, я надеюсь! – Она почти кричала, и Андрей видел, что Лана едва удерживается от истерики.

– Катя…

Лана несколько раз глубоко вздохнула и совершенно спокойным голосом сказала:

– Не смей. У тебя ведь был номер… ты позвони… Звони. Сегодня Судьба играет.

Анастасия кивнула, набрала номер:

– Алло? Игорь? Вы меня слышите? Алло!.. Черт. Сорвалось.

Перезвонила. Покачала головой:

– Что-то с линией.

– Ладно, – сказал Андрей. – Расскажите мне все, тогда хоть можно будет прикинуть, что делать. – Он взял Анастасию за руку. – Сдаваться не будем. Будем драться. Расскажите.


А тем временем в Нескучном саду среди дня случилось, как говорится, страшное. Ибо из нефункционирующего сортира в холме возле Летнего домика, из коего не так давно выбралась компания беглецов, полезло. Надо сказать, место это в какой-то мере сакральное. Даже не просто место, а МЕСТО. И было оно некогда широко известно в узких кругах по всей Москве, и ходили в это МЕСТО, как на прием – в определенной форме, в определенное время, в определенный день. А именно – в четверг. В этот день от метро «Октябрьская» транспорт приезжал, переполненный разного пола и возраста личностями, коих объединяло одно – деревянные дрыны, гордо именуемые мечами, гитары, «хайратнички», фенечки и плащи из занавесок. Разговоры их были оживленны и непонятны транспортной публике, а свет в глазах, по большей части усиленный очками, пугал.

Но, следуя неумолимой логике перехода количества в качество, четверговое сборище стало разрастаться и перерождаться подобно раковой опухоли, пугая местных жителей и посетителей Нескучного сада. Клумба перед Летним домиком вытаптывалась эти стадом, в дни сборищ и читатели в библиотеку, что в Летнем домике, не ходили. И однажды пришла милиция и выгнала всех из сада. И переродившееся сборище плавно перетекло под длань Вождя на Октябрьской площади, на Поганище, а заколоченный сортир остался на месте, под холмом, как и прежде. И будет он тут стоять до самого скончания времен, такой же таинственный и вечно-заколоченный.

Однако потихоньку сюда стали возвращаться те, кто начинал здесь. Уже тихие, ностальгирующие по безбашенной юности. И вот у них на глазах и полезло. Главное, что первым вылез, вернее, вылетел из сортира характерный «хайратый» и фенечкастый парень:

– Я там был! Спасайся, кто может!

Народ остолбенел. Но тут заколоченный зев сортира растворился, чернота вздулась пузырем, пузырь с хлюпом лопнул, и из него полезли «терминаторы». Не то чтобы Шварценеггеры, но все сразу поняли, что это именно «терминаторы» и что надо делать ноги. Вернее, ноги сделались сами, а понятие пришло уже на ходу.

Дело было в том, что «хайратый» парень с заковыристым именем Эльрандир (по паспорту – Юра) с утра поехал в окраинный лесопарк поискать местечко для игры на выходные. Шатался он там долго, забрел на окраину и вылез на жестоко перекопанную поляну. Если бы он был небанальным поэтом (каковым он считался в ближнем своем кругу), то ему на ум пришло бы небанальное сравнение с вывороченными наружу кишками земли. Они были песчано-желтого и красно-глинистого цвета. Если бы он умел наблюдать, то понял бы, что рисунок канав очень странный – похоже, они очерчивали какой-то периметр. А посередине перерытой поляны торчало здание старой водонапорной башни, настолько напоминавшее донжон, что Юра аж подпрыгнул от радости и полез ее исследовать на предмет годности для игры.

Башня была заброшенной, но вполне годилась. Он спустился по полуразвалившимся кирпичным ступеням в неожиданно нашедшийся здесь подвал. Запахло тайной. У Юры быстро забилось сердце. Конечно, разумом он понимал, что это всего-навсего водонапорная башня, но шестое чувство, которое всегда колет шилом в зад всем на свете приключенцам, говорило, что тут что-то есть. И Юра полез в подвал. Ржавая решетка поддалась быстро. Пол в коридоре был грязным и влажным, пахло сыростью и гнилью. Спички были, коридор никуда не сворачивал, и Юра некоторое время шел вперед, раздумывая, когда еще сможет сюда попасть ради более тщательного исследования таинственного места. И тут впереди забрезжил свет. Рассеянный, голубоватый, холодный… После Юра никак не мог описать, что с ним произошло. Но что это было где-то ТАМ, он был совершенно четко уверен. Он помнил тяжелые шаги за спиной, свои собственные вопли, привкус железа на языке и странный, нездешний запах. Помнил, как бежал куда-то, инстинктивно находя дорогу, а потом вдруг, когда ужас стал просто невыносимым, когда он захотел стать самым крошечным, самым маленьким в мире существом, самым незаметным, – тогда вдруг зиявшая впереди тьма лопнула, и он вывалился в свет дня с криком:

– Я там был! Спасайся, кто может! Они уже идут!!!


Игорь проснулся перед самым рассветом от