Book: Без Любви



Без Любви
Без Любви

Б. К. Седов


Без Любви


ПРОЛОГ

Апрель 1988 года, Афганистан, 50 км к юго-востоку от Кандагара

Для середины весны погода была необычной. Такого дождя не смогли бы припомнить и старожилы. Период муссонов в этой местности приходился обычно на последние месяцы лета, а в конце апреля, как правило, стояла засушливая погода с температурой под тридцать градусов Цельсия. Сейчас же столбик термометра показывал ровно плюс двадцать, и уже более трех часов с неба капало. Что удивительно - ни одной тучи заметно не было, та же синева, что и обычно.

Собравшихся в большой палатке четырех офицеров это не беспокоило. Трое расселись вокруг снарядного ящика и резались в карты, в дурака подкидного. Играли на деньги. Много не ставили, но одному из троих, старлею с волнистыми светлыми волосами, все время везло, и стопка купюр возле его правого локтя уже достигла внушительной высоты. Окрыленный успехом, он обратился к четвертому офицеру, по званию - самому старшему, в игре участия не принимавшему и даже не следившему за его ходом:

- Т-рищ майор, не желаете поучаствовать?

Сказано было с вызовом. Случайно, наверное, так получилось. Вряд ли старший лейтенант хотел кого-то поддеть, просто успех вскружил голову, вот и прозвучал подтекст едва ли не громче, чем сами слова: "Давай, подходи, я и тебя облапошу!"

Повисла нехорошая пауза. Тишины не было: дождь барабанил по брезенту палатки, шуршали в руках сдающего карты, бормотал немецкий приемник, транслируя "Голос Америки". Тишины не было, а вот напряженность достигла критической точки. В одну секунду это случилось, сразу, как только старлей с детским личиком свой недетский вопрос задал. И кто тянул за язык?! Случалось, усматривали оскорбление и в менее двусмысленных фразах. До стрельбы иногда доходило. Или того хуже…

На этот раз обошлось.

- Не желаю.

Начальник разведки отдельного батальона майор Арцыбашев ответил спокойно. Продолжал лежать на спине, вытянув ноги в заляпанных грязью высоких ботинках, сцепив руки на лбу. Глаза были прикрыты, во рту дымилась сигарета. После каждой третьей затяжки он стряхивал пепел в пачку из-под "Кэмела" без фильтра, брошенную на полу. Пачка была вскрыта утром. Когда Арцыбашев возвратился из кишлака, где встречался с осведомителем, сигарет осталось меньше половины. За последний час он скурил остальные.

После неуместной выходки старлея игра довольно быстро закончилась. Он и еще один офицер тихо поднялись и вышли. Третий игрок, пересев к обеденному столу, поковырял вилкой в миске с остывшим "бигусом",[1] вздохнул и потянулся к бутылке с разбавленным спиртом.

- Будешь? - спросил он у Арцыбашева.

- Нет.

- А я хлопну немного.

- Хлопни. Только немного…

- Надоело мне все…

Арцыбашев посмотрел на офицера внимательным взглядом. Тот это почувствовал. Руки дрогнули, спирт пролился. Но какая-то часть все же попала в железную кружку. Выпил, громко крякнув. Вытер губы тыльной стороной ладони и замер, сгорбившись над столом.

Арцыбашев потушил сигарету. Бесшумно встал, потянулся и, прихватив автомат, покинул палатку.

Командир отдельного батальона майор Студеный встретил Арцыбашева, одетый в камуфляжные брюки, сапоги и тельняшку с длинными рукавами. Из кармана брюк свешивался носовой платок. Долго щурился со света в темноту, посторонился и сказал, как могло показаться, с некоторым облегчением:

- Это ты, Вадим? Проходи… Что так поздно? Случилось чего?

- Расслабься, ничего страшного.

Арцыбашев сел за стол. Брезгливо потрогал клеенку, сплошь покрытую пятнами жира и пролитого кофе. Вздохнул, глядя на вскрытую банку тушенки, раскрошенный хлеб и кружку с остатками спирта. Что и говорить, комбат давно начал сдавать. Он тянул второй срок, до отправки в Союз оставалось чуть-чуть, и больше всего на свете теперь он боялся принятия острых решений, ответственности и ошибок. Война подкосила его. Выжгла всю душу. А ведь еще недавно имя Студеного гремело по гарнизонам, и служить под его началом считали честью многие перспективные офицеры.

Комбат достал большую флягу и отвинтил колпачок:

- Будешь?

- Пятьдесят грамм.

Студеный налил сто. Себе - еще больше.

- Давай…

Чокнулись, выпили. Студеный закусил хлебом, занюхал луковицей. Арцыбашев распечатал новую пачку трофейного "Кэмела", закурил, привалился спиной к стенке, пустил дым в потолок. Закрыв один глаз, смотрел, как он клубится вокруг лампы.

- Давай там, что у тебя? Не томи… - Студеный помассировал грудь.

- Слыхал про Кемаля?

- Даже видал… Давно это было, на севере. Менялись пленными. Он тогда с Шах Масудом якшался. Чуть ли не правой рукой его был. Это потом они чего-то не поделили, вот он и перебрался сюда. А тогда… Представляешь, как мне хотелось… - Студеный сжал подрагивающие кулаки, помолчал, глядя в пол. Закончил неожиданно спокойно: - А приходилось этой падали чуть ли не улыбаться. Политику с ним разводить. Так что Кемаля я знаю. А что?

- Есть возможность с ним поквитаться.

- Во как?

Арцыбашев, уже слышавший историю про обмен пленными, ожидал какой угодно реакции - от ярости до испуга. Но только не безразличия. А комбат задал свой короткий вопрос таким тоном, что стало ясно: на Кемаля ему наплевать. Досидеть бы спокойно, без потерь и ЧП, до конца срока, уехать на родину - и ничего больше не надо.

- Во как… - повторил он еще более вяло и набулькал в кружки разбавленный спирт. - Давай!

- Следующей ночью мимо нас пойдет караван, - начал говорить Арцыбашев после того, как они выпили. - Из Пакистана к Кемалю. Кроме оружия, там будут деньги. Два миллиона долларов за прошлогодний урожай мака. Охрана малочисленная. Они делают ставку на секретность. Да и время такое выбрали не случайно.

Студеный кивнул. На носу майские праздники, а вслед за ними, четвертого числа, День поминовения мучеников. Предполагается, что и русским, и Царандою с "аскерами"[2] в эти дни будет не до засад и сражений. Вполне можно проскочить, особенно если проводники поведут малоизвестными тропами.

- Источник надежный?

- Пока не подводил.

- Посмотрим… - Комбат достал карту, развернул ее прямо поверх жирных пятен, быстро сориентировался: - Говоришь, здесь? Ага! Знаю я эти места, приходилось бывать. Толково придумали, суки!

- За такие деньги можно и постараться.

До отправки в Афган ни Студеный, ни Арцыбашев американских денег не видели. Здесь кое-что через их руки прошло, но сумма с шестью нулями представлялась богатством неслыханным. Вызывала ассоциации со статьями из "Правды", бичующими вашингтонский империализм, и романами Чейза, иногда попадавшимися в журналах. Даже для Кемаля, являвшегося не последним лицом среди моджахедов, два миллиона были очень большими деньгами. Огромными! Скорее всего, они предназначены не ему одному.

Студеный продолжал водить пальцем по карте:

- Вот здесь… Ага! Точно, знаю я это место. Толково придумали. Но и мы не дураки! Ударим с вертушек, артиллерия обработает по квадратам. Мирных там нет, так что снаряды можно не жалеть…

- Нет.

- Что? - Студеный поднял голову от карты. Он действительно пока не понимал, что ему предлагают.

- Не годится с вертушек. И артиллерия не годится.

- Это еще почему?

- Деньги сгорят.

- Что?

- Там два миллиона. Забыл? От них один пепел останется. Так что не надо нам авиации. Не надо шуметь. Сработаем тихо.

Студеный долго молчал. Опять взялся за флягу, налил. Арцыбашев попросил дать запить, и комбат бухнул на стол полуторалитровую бутыль фанты. Только после того как кружки со спиртом были опорожнены, комбат тихо сказал:

- А ты знаешь, сколько ребят может погибнуть, если ставить засаду без всякой поддержки? Ты это считал?

- Знаю. Пойдут добровольцы. И я с ними пойду.

- Мало денег, так еще и героем стать хочешь?

- Не хочу. Мне денег хватит.

- И что ты, интересно, собираешься с ними делать?

- Перечислю в Фонд мира.

- За валюту у нас и вышку дать могут. Не забыл?

- Помню. Только вышку дают тем, кто попался. А я попадаться не собираюсь.

Студеный сидел, опустив голову. Левая рука, которой он придавил карту к столу, заметно дрожала. Чем дальше - тем больше. Под ладонью на бумаге проступало жирное пятно.

- Кемаль нас просчитает, как два пальца в рот сунуть. Это сейчас мы с ним спокойно живем. А тогда что начнется? Сколько еще пацанов потеряем?

- Послушай, - Арцыбашев скрестил руки на груди. - Мы получили информацию. Серьезную информацию. И должны действовать. Действовать, а не сидеть сиднем. Раскатать караван вертолетами - легче легкого. А если ошибка? Если там ни оружия, ни денег не будет? Как тогда объяснимся с начальством? Ты об этом подумал? Пойдут только те, кто сам согласится участвовать. При грамотной организации потерь можно вообще избежать. Я завтра днем сгоняю на рекогносцировку, прикину нос к ветру. Но и сейчас могу твердо сказать: место там для нас идеальное. Спрячемся так, что и шайтан не заметит. Подпустим поближе. И расшлепаем, как бог черепаху. А что касается денег. По-твоему, мы их не заслужили? По-твоему, их государству надо отдать? С какой это стати? Тебе сколько до пенсии? Если не дадут генерала, то через год будешь грядки окучивать. На триста рэ в месяц. Конечно, по сравнению с токарем это здорово. Но неужели нам ничего не должны за то, что в эту могилу загнали?

- Я сам напросился…

- И я сам! И я сам напросился. Потому что глупеньким был. В интернациональный долг верил. В сказку про коммунизм. А теперь… Да что я тебе говорю! Сам все давно понял. И еще… Помяни мое слово - в стране скоро все переменится. Так переменится, что чертям тошно станет. Уезжали мы из одной страны, а приедем в другую. Где никому на хрен не будем нужны. И я не удивлюсь, если тот же Кемаль, со своим Шах Масудом, нашим союзником станет!

- Ну, это уж ты загнул!

- Ничего не загнул! Ничего! Ты когда последний раз дома был? Видел, как наши ребята, которые инвалидами стали, мыкаются? Есть до них кому-нибудь дело? Да никому они не нужны! Так и говорят: "Мы вас туда не посылали!" А я не хочу, чтобы мне так говорили, если на мину нарвусь или пулю схвачу. Не хочу просить подаяния. И не хочу, чтоб жена моя с протянутой рукой у церкви сидела, если, тьфу-тьфу-тьфу, "груз 200" получит.

Студеный, вытянув из кармана клетчатый черно-белый платок, промокнул лоб, вытер щеки. Потянулся к фляге со спиртом, замер на полпути и развернулся в правую сторону, туда, где на стенке висела фотография сына. Мальчику было лет десять. Он стоял на зеленой лужайке, спрятав за спину руки, и напряженно улыбался фотографу. Казалось, что он стесняется съемки, терпит ее в силу необходимости и мечтает только о том, чтобы сбросить парадные рубашку и брюки и сбежать на футбольное поле.

- От тебя много не требуется, - заговорил после паузы Арцыбашев так, будто комбат уже со всем согласился. - Утвердишь план операции, который я подготовлю. И потом, если выгорит, борт в Союз организуешь, чтобы проскочить без досмотра. А делить все будем по-честному, напополам. Если тебе много не надо - хоть ребенку будущее обеспечишь…

Студеный размышлял долго. Вряд ли он подозревал разведчика в провокации. Их отношения давно выдержали проверку и острыми ситуациями, и разного рода делами, за которые можно было, в лучшем случае, лишиться погон. Так что подставы от Арцыбашева Студеный не ждал. Но определиться тем не менее было трудно. Два миллиона… Что с ними делать? Как на рубли поменять, как легализовать такое богатство? Спалиться можно в полтычка, и снисхождения ждать не придется. Это не шмотки с кандагарского базара и не трофейные сувениры в Душанбе переправлять. Здесь, если пронюхают, мгновенно лоб зеленкой намажут. Каково будет после этого родственникам - вообще думать тошно. Так что - пан или пропан.

- Я тоже с вами пойду, - сказал Студеный, глядя в пол.

- Да ты что?! На всю округу, знаешь, сколько разговоров будет?!

- По фиг. Я пойду.

- Во как… Не доверяешь? - осклабился Арцыбашев.


Караван появился позже, чем ожидали. Прошел час после того как встало солнце, когда наблюдатели доложили о первой машине.

Головной дозор "духов" двигался на большом старом пикапе, в кузове которого стоял пулемет на самодельной турели, развернутый в сторону гор. Двое, в чалмах и дурацких ярких халатах, тряслись возле этого пулемета, еще двое были заметны в кабине. Тот, что сидел рядом с шофером, держал рацию, длинная антенна которой раскачивалась, выставленная из окна.

Поднимая за собой пыль, облезлый пикап промчался мимо того места, где лежали Арцыбашев и комбат, бодро взлетел на пригорок и скрылся за ним. Спустя пару минут он опять появился, на меньшей скорости протарахтел в обратном направлении, произвел еще один разворот и встал посреди грунтовой дороги, дожидаясь, видимо, появления основных сил. Лучшего и представить было нельзя. "Духи", словно нарочно, заняли такую позицию, на которой их можно было расстреливать, точно в тире.

Несколько следующих минут пролетели мгновенно, сжигаемые кипевшим в крови азартом. Хотя само по себе появление пикапа с четверкой головорезов означало не многое, у Арцыбашева отпали последние сомнения в успехе всей операции. Теперь он точно знал, что колесо фортуны закрутилось в их сторону.

Время шло, и наконец появилась основная часть каравана. Два грузовика ГАЗ-66, раскрашенных в желто-коричневые разводы, но без каких-либо опознавательных знаков, серый джип, определить марку которого Арцыбашеву не удалось, и замыкавший колонну микроавтобус без стекол и без дверей, во все стороны ощетинившийся автоматными стволами и трубами гранатометов.

С поста наблюдения сообщили, что никого больше в их поле зрения нет. Таким образом, весь караван оказался как на ладони. Арцыбашев готов был поспорить, что деньги находятся именно в джипе. Не прибегая к биноклю, он сумел разглядеть, что кроме водителя там находятся два человека. Один, могучего телосложения бородач, вполоборота расположился на переднем правом сиденье и так же, как и пассажир головного пикапа, в руке держал рацию. А на заднем диване раскачивался лысый толстяк в темных очках. Даже расстояние и мутное стекло внедорожника не могли скрыть удивительной для здешних мест бледности его кожи. Было бы интересно с ним пообщаться! Но "языков" брать нельзя…

Ударили одновременно. Реактивная граната врезалась в дверцу пикапа. Взрывом машину подбросило, развернуло поперек дороги и опрокинуло на бок. Снайпера поразили водителя джипа и бородача, прострелили колеса. Тяжелый внедорожник, вильнув из стороны в сторону, скатился с дороги и заглох, ткнувшись бампером в откос горы. Микроавтобус обработали из огнемета, и только два моджахеда сумели выскочить на дорогу, заметались на ровном месте, где не было и тени укрытия, но были срезаны автоматными очередями. Под первым "Газоном" рванул удачно заложенный фугас, так что хватило одного пулеметного рожка, чтобы покончить с находившимися в кузове боевиками. Водитель второго грузовика попытался рвануть по косогору, и какое-то время везение было на его стороне. Удалось проскочить метров сорок и почти поравняться с раскуроченным, горящим пикапом, прежде чем пули прошили кабину. Из его кузова через брезент вслепую огрызались огнем, плотность его была высока, но, после того как "шестьдесят шестой" встал, подавить сопротивление труда не составило. Пятеро "духов" выскочили и укрылись под грузовиком. Один был вооружен гранатометом и успел жахнуть раньше, чем его достал снайпер. Рвануло выше того места, где располагалась засада, но комья земли и камни посыпались в аккурат по бойцам. Арцыбашева сильно долбануло по каске, бойцу рядом с ним рассекло щеку каким-то осколком. Студеный оглушенно замотал головой. Зацепило кого-то еще; огонь на правом фланге вдруг стих, а когда возобновился, то велся он с куда меньшей интенсивностью, чем прежде.

Ручная граната взорвалась перед грузовиком, и осколки вывели двоих "духов" из строя, но остальные продолжали отстреливаться, и подавить их удалось только после того, как отработали снайпера, а потом и огнеметчик, сменив позицию, дотянулся до бородатых струей горючей жидкости. Деваться им было некуда, и один хотел поднять руки, но не успел: более двух десятков автоматов ударили одновременно, и тела душманов швырнуло в разные стороны, пришпилило к косогору. В кармане одного из них сдетонировала граната. Взрыв, хоть и внезапный, показался удивительно тихим. Чего нельзя было сказать о результате: "духа" разорвало на части, и голова его, описав крутую дугу, шмякнулась на капот внедорожника.

Хоть победа и выглядела несомненной, к машинам подходили с соблюдением всех мер предосторожности. Не зря: на левом фланге оказался кто-то живой, и вспыхнула короткая перестрелка. Три отрывистых выстрела сменила автоматная очередь, и с моджахедом было покончено, но перед этим он успел одного бойца легко ранить, а второму прострелить грудь. Санинструктор помочь был не в силах: младший сержант скончался у него на руках, и последним словом, которое он произнес, было ругательство…



Первым возле джипа оказался Студеный. В машине были только покойники. Водителя и переднего пассажира, как Студеный и видел, уничтожили снайпера. Каждый получил по одной пуле в голову. А вот бледнолицый толстяк видимых повреждений не имел. Сидел с пистолетом в руке, привалившись к подлокотнику в середине дивана. Темные очки сползли на кончик носа, остекленевшие глаза смотрели прямо на комбата, и майор видел в них свое отражение. Что же с ним произошло? Принял хитрый восточный яд, когда понял, что ловушка захлопнулась? Или сердце не выдержало, не привык толстячок к таким передрягам? На кого на кого, а на боевика он точно нимало не смахивал. Ему бы в кабинете сидеть, под шелест кондиционера финансы крутить, а не с пушкой в руке по горам путешествовать. Интересно, кто он такой?

К удивлению Студеного, в кармане куртки отыскались документы. Какие-то карточки из блестящего пластика и паспорт, насколько удалось разобраться - дипломатический, выданный в Доминиканской республике. Как же его сюда занесло? Международная наркомафия? Студеный вспомнил обличительные статьи в периодике, а также кое-какие оперативные данные. Что ж, вполне может быть…

На мизинце правой руки желтело узкое кольцо с розовым камнем ромбовидной формы. Студеный машинально потянул за кольцо, и оно неожиданно легко соскользнуло с пальца. Словно само прыгнуло в руку комбата! Он даже вздрогнул и воровато оглянулся по сторонам. Все были заняты делом, и за ним никто не следил. Не тратя время на осмотр трофея, Студеный положил кольцо в нагрудный карман и опять наклонился к покойнику.

Только теперь командир батальона заметил на его левом запястье блестящий тонкий браслет, состоящий из двух половинок, скрепленных замочком. От браслета тянулась цепь. Тянулась и уходила под грязные тряпки, укрывавшие что-то прямоугольное, поставленное на пол машины около левой двери, между сиденьями. Убедившись, что рядом никого нет, Студеный сдвинул мешающие подобраться ноги мертвого толстяка, встал на одно колено, дотянулся и сбросил тряпки.

Сердце заколотилось быстрее. Перед ним стоял металлический ящик с плотно подогнанной крышкой, на вид очень прочный и тяжелый. На крышке была сделана складная ручка, оплетенная резиновым жгутом, замочную скважину до половины прикрывала пятиугольная пластинка. Затаив дыхание, Студеный осмотрел находку на предмет повреждений. В трех местах пули ударили в ящик, но металл не пробили, только скололи кусочки шаровой краски, под которой, как выяснилось, было цинковое покрытие.

Теперь следовало поискать ключ. Тщательно, по миллиметру, Студеный обшарил все карманы и складки одежды покойного, но улов не соответствовал ожиданиям: немного местных денег, жевательная резинка, какие-то пилюли и запасной магазин для пистолета. Тогда, с не меньшим усердием, комбат обыскал салон джипа и мертвецов на передних сиденьях. Деньги, открытки с голыми бабами, наркотики и боеприпасы, но ничего, что могло бы послужить ключом к ящику или к браслету. Студеный даже подергал крышку: может, не заперто? Но она, конечно же, не открылась. Последнее, что успел сделать комбат перед тем, как подошел Арцыбашев, - сдернул узкое желтое кольцо с мизинца правой руки переднего пассажира. Как и та побрякушка, которая была у гражданина Доминиканской республики, эта соскочила легко и тоже перекочевала в нагрудный карман Студеного.

Арцыбашев встал рядом, горячим стволом автомата ткнул в ящик:

- Это?

- Больше ничего нет.

- В других машинах тоже. Не открыть?

- Дома откроем.

- Здесь бы проверить. - Арцыбашев подбросил на ладони гранату. - Ладно, дома - так дома!

- Что с ребятами?

- Два "двухсотых", пять "трехсотых".

- Кто?

- Веденцев, младший сержант. И старлей Буренков. Ч-черт! Он меня недавно звал в карты играть. Не повезло парню.

- Откуда они?

- Что? А-а! - разведчик закурил "Лакис" без фильтра. - Веденцев из Казахстана. А Буренков. Буренков, кажется, из Воронежа. Даже не знаю, как его по имени звать. - Помолчав, Арцыбашев сплюнул под ноги и растер плевок кроссовкой. - Ладно, чего резину тянуть? Давай грузить, пока никто не видит.

- Тут еще это, - Студеный позвенел блестящей цепочкой.

- Гранатой не стоит, - прищурив один глаз, оценил Арцыбашев.

Выплюнув сигарету, он проворно нырнул внутрь джипа и десантным ножом в три приема отчленил у трупа кисть, после чего сдернул с культи браслет…


Вскрыть ящик не удалось. Замок оказался хитрым, и с подбором отмычки дело не ладилось. Студеный предложил использовать взрывчатку, но Арцыбашев отговорил. Ни один из них не являлся специалистом в подрывном деле, а привлекать умельцев, по понятным причинам, было нельзя.

Прошла неделя после операции, и Арцыбашев по своим каналам получил подтверждение того, что в их руки попали именно те миллионы, которые предназначались Кемалю и другим владельцам опийных плантаций. Опасения комбата о мести боевиков оказались напрасными. С подачи Арцыбашева Кемаля заподозрили в том, что это он прибрал деньги к рукам. У Кемаля начались неприятности, и в конце мая он уже был вынужден прятаться, а в середине следующего месяца стало известно, что его отравили.

К тому времени ящик с деньгами давно был в Союзе…

Часть первая

СУНДУК МЕРТВЕЦА

Глава первая

НА ЗОНУ, СРОЧНО, ПО ДЕЛУ!


Осень 2001 - весна 2002, спецбаза ФСБ

Как мне надоело бездельничать!

На стене моей комнаты, а точнее - камеры, висел календарь, и каждое утро, умывшись, я передвигал красную прямоугольную рамку на следующее число. День за днем, неделя за неделей.

Что будет дальше - я не представлял. Но теперь мне это было почти безразлично. Судьба в очередной раз дала мне такого пинка, что спокойное сидение в комфортных условиях было мне даже на пользу. А еще я помнил, что затишье бывает перед бурей. Значит, надо успокоиться, набраться сил и приготовиться к приключениям. Главное - чтобы они не закончились торжественными похоронами героя. То есть - меня. Хотя, насколько я понимаю, таких героев, как я, хоронят в канаве и без оркестра. Или в Финском заливе с цементным блоком на ногах.

В том, что Арцыбашев хочет использовать меня как послушного агента, я не сомневался ни минуты. Для начала он, падла, поставил меня в безвыходное положение, а теперь спокойно готовит сценарий и в удобный для него момент скажет мне: "Иди и сделай то-то и то-то. А если не сделаешь или начнешь фордыбачить, тогда с тобой будет то-то и то-то".

А что означает "то-то и то-то", которое будет со мной, я знал преотлично. Воры не прощают тех, кто крадет у них общак. Представьте себе, что году этак в 1955-м кто-нибудь двинул бы в Ленинградском горкоме партийную кассу. Да первый секретарь, пахан коммуняцкий, сожрал бы от злости собственный пиджак! А уж тому, кто это сделал бы… Ох, не завидую. Вот и я находился в таком же положении. Только я не мог рассчитывать на показательный процесс и всесоюзную известность.

А так - то же самое.


Из квартиры в Веселом Поселке, где состоялся тот памятный разговор, меня перевезли на какой-то секретный объект, располагавшийся где-то у черта на рогах. Поездка заняла часов пять. Меня сопровождали два спецназовца в камуфляже и черных масках, с крошечными складными автоматами. Они и между собой-то не говорили, а на мои попытки завязать разговор обращали внимания не больше, чем на мычание коровы в кузове грузовика.

Трижды мы пересаживались из одной машины в другую, и я подумал - это мы что, следы заметаем, что ли? Интересно, от кого…

Последней машиной была закрытая грузовая "газель", так что о том, куда мы в конце концов приехали, я не имел ни малейшего представления. Понял только, что куда-то на юг области.

Когда мы, наконец, приехали, я выпрыгнул из "газели" и огляделся.

Четыре трехэтажных домика, полукруглый ангар, похожий на до половины закопанную в землю огромную бочку. Все это огорожено высокой кирпичной стеной с "колючкой" и "путанкой" поверху. За стеной, метрах в трехстах, начинался лес, а ближе - ни одного деревца. Специально, наверное, все посрубали, чтобы коварный диверсант скрытно не подобрался. На ограде и на флигелях - камеры слежения. Две из них уставились на меня. Что ж - смотрите, ребята, мне не жалко!

Конвоиры молча передали меня коренастому мужику в форме прапора с непонятными значками на петлицах, погрузились в "газель" и отвалили. Прапор подтолкнул меня ко входу в дом и только там, в моей комнате-камере, снял наручники.

Комната была метров двенадцать. Широкий диван, телевизор на тумбочке, стол и два стула, шкаф для одежды. Стеклопакет в окне и никаких решеток. На полу - фирменный линолеум. Санузел, в котором сверкали новенькой эмалью заграничные унитаз, раковина и ванна. Три камеры слежения под потолком, кнопка вызова охраны на косяке двери. Для обычного урки уголовного это было бы просто раем.

Насчет телевизора я потом понял. Он был нужен для того, чтобы тот, кто сидел в этом номере-камере, меньше думал. Пусть лучше в ящик пялится, чем анализирует и рассуждает. С плохо подготовившимся человеком легче работать.

Интересно, для кого все это строилось изначально? Для наших разведчиков, готовящихся к отправке "туда"? Для ихних шпионов, согласившихся на сотрудничество? Для важных свидетелей по громким делам? Или для каких-нибудь высокопоставленных взяточников, которых нельзя судить по закону, но которых необходимо выпотрошить перед тем, как организовать несчастный случай или смертельное заболевание?

Кормили прилично. Три раза в день. Хавка разнообразием не отличалась, но была качественной и вкусной. Не то что хряпа или могила тюремные. И никаких алюминиевых мисок и ложек, все цивильно, ножи-вилочки-салфеточки. Не хватало только зубочисток. И шнурки забрали. Видимо, опасались, что я заколюсь зубочисткой или повешусь на шнурке.

Первое время меня изводили допросами. То сам Арцыбашев, то его помощник - угрюмый бугай, представившийся Николаем Николаевичем, с кучерявыми волосами и вывернутыми, как у негритоса, губами. Иногда они вдвоем на меня наседали, несколько часов гоняли по кругу, задавая одни и те же вопросы. Ни рукоприкладства, ни какой-нибудь химии, чтобы развязать мне язык, не применялось.

Помощник Арцыбашева - тот, что на негра похож - вообще меня на "вы" называл и никогда не повышал голоса, даже когда я откровенно начинал дурковать и хамить. Ни разу мне не удалось его вывести из себя. Как бы я ни мудил, он оставался невозмутимым.

Протоколов они не вели. Делали пометки в блокнотах, и только. Я не сомневался, что все наши беседы записываются, вот только не мог понять, как эти записи можно использовать. Передавать меня в руки официального правосудия Арцыбашев не собирался, да и не проканала бы такая доказуха в суде. Подогнать пленки моим корешам? Дескать, смотри, братва, как пацан язык распустил? Но конкретных вопросов о воровском мире Арцыбашев практически не задавал, все носило самый общий характер. В газетах пишут больше, чем он сумел выведать от меня. Разве что использовать реальные записи моего голоса для нового монтажа? Но, кажется, он и без этого обошелся прекрасно.

В первый же день Арцыбашев, самодовольно улыбаясь, продемонстрировал мне видеозапись, на которой я договаривался с ним о сотрудничестве, нарушая тем самым один из основных уголовных законов. На экране даже идиоту было понятно, что он меня ссучил. И если эта запись попадет к ворам - мне кирдык.

После нашего третьего или пятого разговора я убедился, что Арцыбашев умнее, чем показался вначале. Намного умнее. Мне было физически тяжело ему врать. Пытаясь увильнуть от прямого вопроса, я чувствовал себя школьником, застуканным взрослыми перед дыркой в женскую раздевалку. Взрослые только усмехаются, а паренек не знает, куда деваться и смехотворно выкручивается, как может. Так и с Арцыбашевым - вранье не катило. Он не пытался меня уличить, не прихватывал за язык, не злорадствовал и не громыхал кулаком по столу, когда я попадался в расставленную им ловушку. Делал паузу, чиркал что-то в блокноте и задавал следующий вопрос.

Допросы прекратились внезапно. Накануне я два часа провел с кучерявым помощником генерала. Все было по обычному сценарию. Когда мы закончили, он лично проводил меня до камеры - или все-таки комнаты? - и тщательно запер дверь, не ответив на мое развязное "Пока!".

А наутро никто не пришел. То есть нет, один из трех молчаливых парней, которые поочередно приносили еду, появился, притащил завтрак. Но этим и ограничилось. Так прошел день, другой, третий… В конце недели я не выдержал и поинтересовался у охранника, надолго ли меня оставили в покое и чем это вызвано.

- Сиди себе. Плохо, что ли? - ответил он, собирая посуду.

И вышел. А я остался.

Три на четыре метра, все удобства, телевизор, за окном - сад, кусок высокой кирпичной ограды с колючкой и угол площадки для автомашин. Вдали - лесок. Когда меня допрашивал Арцыбашев, то перед этим на площадке всегда появлялась зеленая "Волга". Как прекратились допросы, так и она перестала мелькать…

Я засыпал, едва голова касалась подушки, и не видел никаких сновидений. Проваливался на восемь или десять часов, вставал отдохнувшим и ждал решения своей участи перед надоевшим теликом. Удивлялся собственному спокойствию. Готовился. Ждал.


***


…Она появилась через день после того, как я попытался разговорить цирика. Кажется, это было в субботу.

Сначала я увидел машину. На том же месте, где раньше парковалась генеральская "Волга", появилась спортивная иномарка. Маленькая, прилизанная и тоже зеленая. Только не темного оттенка, а какого-то игрушечного, карамельного. Изогнутые черные стекла автомашины отражали стену особняка, в котором меня содержали.

Я стоял у окна и гадал, кто бы это пожаловал, когда на двери за моей спиной лязгнул засов. Я развернулся.

Цирик не стал заходить внутрь. Распахнул дверь и остался стоять в коридоре, пропустив в комнату девушку. Она вошла, как ни в чем не бывало. Как будто это была ее комната. Сказала:

- Привет.

Худенькая, среднего роста. Темные волосы до плеч, распахнутый полушубок, под ним - что-то цветастое, не по сезону легкое. Маленькая черная сумочка на длинном ремне, такая маленькая, что в нее можно положить разве что сигареты и пудреницу. Сумочку она повесила на спинку стула и еще раз сказала:

- Привет, - и представилась: - Марина.

- Просто Марина?

- Ага.

Остановилась, разглядывая меня. Цирик захлопнул дверь, но, я готов был поклясться, приник к глазку.

Она была красива. Выпуклый лоб несколько диссонировал с тонкими чертами лица, но это не портило.

- Зачем ты пожаловала?

- В гости. Не ждал, Костя?

Костя? Она знала мое настоящее имя. Впрочем, какая разница? Костя, Денис…

- Не ждал. И не приглашал.

- Я буду приятным сюрпризом, - она усмехнулась, легко сбросила полушубок и села на диван, вытянув стройные ноги.

- Ковер своими лаптями запачкаешь, - пробурчал я.

- Не тебе его чистить…

Я сел на подоконник и скрестил на груди руки.

- Ну и как, красавица, понимать твое появление?

Она пожала плечами:

- Как тебе больше нравится.

На вид Марине было лет двадцать. Я сразу решил, что кадровым сотрудником спецслужбы она не является. Проститутка, вызванная для меня сердобольным генералом? На хрена ему это нужно? Да и не пустит ее никто на секретный объект, где незаконно содержится пленник. Скорее всего, упорола в прошлом какой-то косяк и теперь болтается на крючке у разведки, вынужденная выполнять все, что прикажут. Агентесса, как и Оленька Стрелкова…

Ужин нам подали на двоих. Марина к еде почти не притронулась, только выпила стакан свежевыжатого апельсинового сока. А у меня тоже внезапно пропал аппетит и, разделавшись с куском жареной рыбы, я отложил вилку. Молчали. Ее, как мне кажется, вообще ничего не интересовало - или генерал так проинструктировал, или жизнь приучила не любопытствовать. Мне же хотелось спросить слишком много, и я сдерживал себя, чтобы не попасть в глупое положение.

До половины двенадцатого мы, устроившись на разных концах дивана, смотрели по телевизору всякие глупости, от новостей до сериалов. Как только часы показали 23.30, Марина встала, оправила свой цветастый наряд и сказала:

- Я поехала.

- Двигай, - я раскинул руки по спинке дивана и вообще постарался принять такую позу, чтобы она поняла: нисколечко ты меня, детка, не интересуешь, сваливай, куда хочешь, и можешь не возвращаться.

- Пока, Костя.

- Угу. До свиданья!

Надев полушубок, она подошла к двери. Как я и предполагал, за нами неотрывно наблюдали: не прошло и половины минуты, как цирик распахнул дверь и молча выпустил мою загадочную гостью. На пороге она обернулась и хотела, кажется, помахать рукой, но я демонстративно уставился в телевизор, где кипели латиноамериканские страсти.

Немного посмотрев телевизор, я разделся и лег. Тут-то и выяснилось, что сна у меня - ни в одном глазу. Вертелся с боку на бок, но забыться не мог. Как отрезало! Смешно даже стало: неужели эта подставка дешевая на меня так подействовала?



Вспомнил, как когда-то давно, в своей спокойной жизни врача "скорой помощи", в каком-то журнале читал, как то ли гитлеровцы, то ли какие другие специалисты по пыткам раскалывали подпольщиков. К мужику, на которого не действовали ни побои, ни иголки под ногти, подсаживали в камеру бабу. Она проводила с ним рядом все время, но близко к себе не подпускала, только провоцировала постоянно, а стоило ему закипеть, как круто обламывала. Или сама отбивалась, или в кульминационный момент влетали охранники и буцкали бедолагу до потери сознания. Якобы ломались самые стойкие патриоты. Со временем основной инстинкт пересиливал все доводы разума, и человек начинал говорить в обмен на доступ к телу.

Арцыбашев решил применить ко мне ту же тактику? Или же ему пришло в голову, что через Марину он сможет меня контролировать лучше, чем посредством видеокамер? И то, и другое казалось бессмысленным.

С этими мыслями я, наконец, и уснул…

…А утром, покончив с зарядкой, неожиданно заметил, что делал ее на полчаса дольше, чем раньше.

День тянулся, словно резиновый. Кормежка, телевизор. Послеобеденная дремота и опять телевизор. Программ было много, в том числе спутниковых, так что сориентироваться по ним, где нахожусь, я тоже не мог. Ровно в шесть явилась Марина. Все повторилось: сказала "Привет!", сбросила полушубок и устроилась на диване. Теперь на ней был деловой темно-серый костюм, полусапожки и колготки телесного цвета. Как и вчера - минимум косметики и украшений. Да, что и говорить, я бы не отказался… Только настроение не соответствует. Да и не хочется устраивать шоу для развлечения наблюдателей.

- Соскучилась?

- Ага! Ночь не спала, все переживала.

- Тогда раздевайся, трахаться будем.

- Что? - Такого перехода она, конечно, не ожидала. Но удивление длилось недолго. Марина взяла себя в руки и усмехнулась: - Счас!

- Тебя разве не для этого ко мне подослали?

- Сам разденешь, когда на самом деле захочется.

Что ж, очко в ее пользу. Я устроился поудобнее и остался сидеть. По телику опять крутили какую-то муру, и я продолжил светский разговор:

- Откуда ты взялась, такая красивая?

- Из Саратова.

- Исчерпывающий ответ. А сейчас мы где?

- Далеко.

- Что, не велено говорить?

- Ага. Предупреждали, что будешь расспрашивать.

Этим словечком - "Ага" - она отвечала и на большинство других моих вопросов. Вытянуть из нее что-то стоящее оказалось проблематичным. В конце концов я замолк, и мы продолжили смотреть телевизор. Потом поужинали, опять переместились на диван и продолжили пялиться в ящик, где парились люди, желающие на халяву оторвать миллион. Марина досидела до двенадцати, попрощалась и вышла.

На следующий день она не пришла, и я весь издергался. В душе смеялся над собой, но продолжал ждать. Хотел поинтересоваться у цирика, когда он принес жрачку, и остановил себя в самый последний момент. О будущем надо думать, а не страдать по соплячке, которую мне подослали. Ясно ведь, что сообщника из нее не получится, так нечего и страдать. Если явится снова - плюнув на камеры, удовлетворить зов инстинкта, а потом пускай катится ко всем чертям, мне с ней делить не фиг!

Когда я проснулся, Марина сидела на диване возле меня. За окном серело утреннее небо. Марина гладила меня по лицу, пальчики у нее были холодные и пахли чем-то приятным.

- Доброе утро! - сказала она. - А шрамов совсем незаметно.

- Каких шрамов? - От неожиданности и спросонья я плохо соображал.

- Ты же делал пластическую операцию. - Она убрала руку и чуть отодвинулась. Точнее, сделала вид, что отодвигается. А в следующую секунду она, даже если бы очень хотела, сделать бы этого не смогла - рывком отбросив одеяло, я схватил ее за плечи и завалил рядом с собой.

Она, естественно, не сопротивлялась. Но и не помогала мне поначалу. Обмякла, закрыла глаза. Я расстегнул ее серенький пиджачок, запустил руку под блузку. Грудь оказалась небольшой, но упругой. Застежка лифчика оказалась на спине, и с ней пришлось повозиться - то ли крючки оказались на редкость пакостные, то ли я за пару месяцев воздержания разучился с ними справляться. Справился, наконец! И Марина как раз начала отвечать на мои поцелуи. Сначала - будто бы нехотя, "для приличия", а потом устроила своим проворным язычком такое, что у меня перед глазами побежали цветные круги… Юбку я буквально сорвал, вслед за ней, с секундным интервалом, полетели колготки и трусики.

Что удивительно - какая-то часть моего сознания продолжала оставаться бесстрастной. Я ждал, что в любой момент за спиной откроется дверь и цирик протянет меня поперек спины резиновой палкой. Или не протянет, но, в любом случае, кайф обломает.

Ан нет, не обломал! Сидел, наверное, перед экраном и онанировал потихоньку.

Посмотреть было на что!

Оказавшись без нижней части одежды, Марина перехватила инициативу. Вывернулась из-под меня, ловко скинула оставшиеся тряпочки. Прошептала "Лежи!" и толкнула меня ладошками в плечи. Я подчинился. Она пристроилась сверху, начала с моих губ и постепенно спускалась все ниже, целуя подбородок, шею, грудь, живот. Я, запаренный последними заморочками, и думать забыл, что бывает так хорошо! Да и она, надо признать, свое дело знала. Ни на секунду не оставляла меня в покое, умело работая и ротиком, и руками. Я помог ей освободить себя от трусов, и после этого она, снова толкнув меня на подушки, принялась за дело с удвоенным рвением. Я кончил на раз, едва она приступила к минету. Хотел продержаться подольше, но, черт побери, перерыв в общении с женщинами был слишком велик.

Я продолжал лежать на спине, и Марина пристроилась рядом, ткнувшись мне в плечо, разметав по нему ароматно пахнущие волосы. Я отдыхал, поглаживая ее по голове и спине, и очень быстро почувствовал прилив нового желания.

Она это тоже почувствовала. Приподнялась на одном локте, посмотрела на меня с улыбкой:

- Целоваться больше не будем.

- Ага! - передразнил я, пуская свои руки в ход все больше и больше.

- Как ты теперь хочешь?

- На люстре вниз головой.

- А мне больше нравится так… - развернувшись, она встала на четвереньки, и от открывшейся передо мной перспективы я словно с катушек сорвался.

Второй раз я продержался подольше, но тоже не слишком достойно. Пришлось повторять. Помимо всего прочего, меня и спортивный азарт разобрал, так хотелось довести ее до оргазма!

Довел. Она мне разодрала всю спину и потом долго лежала с закрытыми глазами, улыбаясь и восстанавливая дыхание. Прошептала:

- Мне никогда еще не было так хорошо.

"Ты это всем говоришь", - злорадно подумал я, хотя услышать похвалу, конечно, было приятно.

Она словно услышала мои мысли. Открыла глаза, посмотрела внимательно:

- Ты не думай ничего такого, это правда…

С того дня она приходила ко мне ежедневно, в одно и то же время по вечерам, и мы прыгали в постель, где проводили несколько часов, пробуя все мыслимые способы секса. Можно было гадать, где Марина всему этому научилась, но факт налицо: она легко могла дать фору любой из баб, с которыми я спал. А ведь я никогда не был обделен женским вниманием и давно считал, что удивить меня чем-нибудь трудно. У Марины это получалось отменно…

Нашу последнюю встречу я помню в деталях. Стоило ей только войти, как на душе у меня что-то дрогнуло. Грусть какая-то появилась. Только я не разобрал тогда, что это грусть. Объяснил как-то иначе, отмахнулся от внутреннего голоса. А ведь он верно шептал…

Она осталась до утра, и это было впервые. Причин не объяснила, отделалась общими фразами, и докапываться я не стал. Докапываться мне не хотелось. Не до того было. Имелись занятия поинтереснее.

Заснули мы, наверное, часа в три, а уже в шесть я проснулся. Проснулся как от толчка, мгновенно и окончательно. Было темно, но я различил, что Марина, приподнявшись на один локоть, разглядывает меня, и почему-то этому не удивился.

Она тоже не удивилась моему внезапному пробуждению.

- Не спится? - Я привлек ее к себе.

- Ага, сон не идет.

- Это бывает… Я знаю одно сильнодействующее снотворное…

- Не надо! - Она выкрутилась из моих объятий и отодвинулась.

Не надо - так не надо. Как хочет! Я заложил ладони под голову и настроился снова заснуть, но Марина спросила:

- Костя, скажи: я тебе нравлюсь? Хоть чуточку?

- Ты мне нравишься очень, - заверил я, и если покривил при этом душой, то самый децл.

- Приятно это слышать. Но хотела бы я быть той, о которой ты все время думаешь.

- Ни о ком я не думаю! С чего ты взяла?

- Думаешь! Думаешь, и не отказывайся! Может, и сам пока этого не понимаешь, но постоянно ее вспоминаешь.

- Да перестань ты!

- Не надо. Женщины такие вещи чувствуют. А сегодня во сне ты назвал ее имя.

Во дела! Врет, или я, правда, чего-то сказал? Вроде и сон какой-то был… Только не вспомнить, какой.

- И что же это за имя?

- Неважно…

Так ничего из нее вытянуть и не удалось. Молчала, словно партизанка на допросе. И у меня начало портиться настроение. О близости я больше не помышлял. В памяти своей ковырялся, о женщинах, с которыми сводила судьба, размышлял. Не о всех, конечно, об основных. О тех, с которыми было что-то серьезное. С которыми… Ну, короче, понятно. Ангелина, Ольга, Анжела, Светка-Конфетка, Кристина, Наташа… Стоп: Наташа из другой оперы! Про Наташу не будем сейчас… Кто же из них мог мне присниться?

- Скажи! - попросил я еще, но Марина покачала головой.

В разговорах прошло больше часа, а потом я задремал. Марина гладила меня по голове, и последнее, что я услышал перед тем, как погрузиться в сон, было:

- Будь осторожен…

Помню, успел еще усмехнуться этим словам. Как же, очень своевременное предупреждение!

Когда я проснулся, она уже собралась. Стояла посреди комнаты, теребила ремешок сумочки и, казалось, готова была разрыдаться. Ну, дела! Я прямо-таки обалдел, глядя на эту идиллическую картинку. Нарочито грубо сказал:

- Ты чего, подруга? Нечего мне тут мокроту разводить!

Нагрубил, чтобы прикрыть собственную растерянность: на душе отчаянно заскребли кошки.

- Нич… Нич-чего, - глотая комок, прошептала Марина, и в этот момент цирик распахнул дверь. Не оглядываясь, Марина выскочила в коридор, а я остался лежать, думая, что начинается день, который будет отличаться от всех предыдущих.

Я не ошибся.

Первый сюрприз поджидал меня у окна. Точнее, за окном. Около дома, на автомобильной площадке.

Спортивной машины карамельно-зеленого цвета нигде не было видно. Вместо нее стоял с работающим движком черный "лендкрузер". Точно такой же, в котором я взорвал Хопина! Меня даже пот прошиб от неожиданности. Показалось, что машина - та самая, и я уперся лбом в холодное стекло, тщетно пытаясь разглядеть номер. Цифр не было видно, но зато взгляд мой сфокусировался на наклейке, прилепленной сзади над бампером. Стандартный белый овал с буквами "RUS" - но именно такой же был и на хопинской тачке! Такой же и на том же самом месте. Меня аж передернуло, хоть я и не мог не понимать, что наблюдаю всего лишь совпадение. Навороченных "крузаков" в России больше, наверное, чем в Японии, и все они одинаковы, все на одно рыло - цвет, "кенгурятники", тонировка. Все это я в одну секунду просек, но продолжал пялиться, будто живого Хопина увидал, вернувшегося из ада…

А потом из дома выскочила Марина. Как только она появилась, распахнулась задняя дверца джипа. Я увидел серую кожу салона, бритый затылок водителя и жирного борова в черном пальто, развалившегося на диване так, что почти не оставалось свободного места. Марина села рядом с ним, и прежде, чем захлопнулась дверь, я успел заметить, как боров по-хозяйски обнял девчонку. Какое-то время машина еще оставалась на месте, но темные стекла не позволяли мне видеть, что происходит в салоне. Потом водила аккуратно вырулил со стоянки, и "крузер", описав небольшую дугу, исчез за углом…


***


Второго числа ко мне в апартаменты ввалился генерал Арцыбашев. Обычно меня к нему отводили, а тут он нарисовался сам:

- Константин, доброе утро! Как самочувствие?

- Не дождетесь!

- И как тебе девушка?

- Таких девушек, - презрительно отозвался я, - на Ириновском как собак нерезаных.

- А ты здесь что - на порнозвезду рассчитывал? Скажи спасибо, что такую привели тебе потрахаться, а то уже, небось, обдрочился весь… Ладно, собирайся, есть разговор.

Я облачился в спортивный костюм, нацепил кроссовки без шнурков. Арцыбашев жестом предложил мне выйти из комнаты первым.

Мы спустились на второй этаж, прошли коридором с двумя поворотами, миновали кабинет, в котором обычно проходили допросы и остановились перед металлической дверью в самом конце. Набрав пятизначный код, генерал открыл электронный замок и снова сделал приглашающий жест.

Я когда-то читал, что во всех наших посольствах, за бугром, есть специальные комнаты для секретных переговоров. Они оборудованы особой аппаратурой и тщательно охраняются, чтобы исключить возможность прослушивания. Трудно сказать, почему, но помещение, в котором мы оказались, вызвало у меня именно такие ассоциации. Хотя ничего необычного в нем не наблюдалось: зашторенное окно, несколько стульев, письменный стол, видеодвойка, несгораемый шкаф. Разве что на приставном столике был какой-то пульт с множеством кнопок, мигающих светодиодов, двумя телефонными трубками и микрофоном на блестящем гибком держателе.

Не дожидаясь приглашения, я занял один из жестких стульев. Генерал устроился за столом и несколько минут молча смотрел на меня так, словно видел впервые.

- Хорошо выглядишь, Костя, - вынес он резюме. - Отдохнул?

- Вашими заботами, - ухмыльнулся я, как можно вульгарнее.

Он кивнул и полез за сигаретами.

Генерал выдал мне комплимент по поводу внешнего вида, но я бы не смог ответить ему тем же. Сам он выглядел довольно хреново. Всегда моложавый, подтянутый и загорелый (в солярий, что ли, наведывается?), строго и аккуратно одетый, Арцыбашев казался сейчас усталым и постаревшим. Седоватая щетина на подбородке, мешки под глазами, волосы отросли, отчего он казался лохматым, и пожелтевшие от никотина пальцы. А галстук! Где он подобрал такую тряпку? По моим представлениям, нацепить ее на шею мог бы только папуас, никогда прежде европейской одежды не видевший.

- Это хорошо, что ты отдохнул, - Арцыбашев прикурил, глубоко затянулся, выпустил дым в мою сторону и тут же разогнал его рукой. - Отдохнул, а теперь придется поработать.

- А если я работать не захочу?

- Брось. Мы это уже обсуждали. Так что поработать придется. Но задание немного меняется.

- Бухгалтерия смету не утвердила? Теперь я не наследник миллионов, прожигающий жизнь на Багамах, а одноглазый бомж, который разводит кошек - две кошки на ведро воды?

Арцыбашев ухмыльнулся:

- Я рад, что у тебя хорошее настроение. Слушай внимательно. Кроме прогулки по тайге и общения с твоими друзьями-нетоверами, придется посетить твою родную Ижменскую зону.

- Что?! - я чуть со стула не рухнул.

А он продолжал как ни в чем не бывало:

- Проникнешь туда нелегально. Сейчас, после гибели Толи Картаева, там творится полный бардак. Новый кум ситуацией не владеет, так что с технической точки зрения нелегальное проникновение трудностей не составит. Все детали мы обсудим позже.

- А не вы ли, Вадим Валентинович, мне говорили, что за пропажу общака меня объявили гадом?

- Так и есть. И это решение пока никто не отменил.

- Тогда зачем тратить деньги на поездку? Гораздо проще спокойно застрелить меня в подвале, или как там еще это у вас делается. Зачем столько хлопот? Решили избавляться от меня, так не тяните. Или, может, вы - садист? Вам интересно, чтобы меня ножичками на гуляш почикали?

Я трепал языком, изображая, что возмущен дурацким предложением Арцыбашева, а сам просчитывал варианты. То, о чем он сказал, было не так уж и плохо. Если я окажусь в Ижме, то есть шанс объясниться со старыми корешами. А для них не проблема связаться с Питером. Если мне поверят, то…

- Позже мы обсудим, как сделать так, чтобы тебе поверили, - остановил меня Арцыбашев. - Чтобы поверили и не стали мочить. Вопрос проработан со всех сторон, проблем быть не должно.

- Конечно! Нет человека - нет проблемы.

Генерал снова поморщился и продолжил:

- На зоне ты проведешь несколько дней. Потом выйдешь тем же способом, которым зашел, и отправишься в тайгу. Пройдешь по следу одного человека, который меня очень интересует.

- Я вам что - индеец, что ли? Последний из могикан? Как я буду идти по следу? Он что, когда шел, зарубки на деревьях оставлял?

- Не беспокойся, он достаточно наследил. Если бы я не был уверен, что ты с заданием справишься - подписал бы кого-нибудь другого. В успехе операции я заинтересован не меньше тебя. Даже больше.

- Хорошо. А что за человек?

- А человечек такой… Сидел там парень один по кровавым делам. Фамилия - Студеный. Кликуха, соответственно, - Студень.

Я кивнул.

- И он сделал оттуда ноги. При этом замочил одного таджика по кличке Урюк. Так вот мне нужно, - и Арцыбашев значительно посмотрел на меня, - повторяю - мне нужно, чтобы ты узнал об этой истории все. О чем они говорили. Как вел себя Студень в последний день перед побегом. Не рассказывал ли он кому-нибудь о своих планах. Использовать свои каналы я не могу. Почему - наше внутреннее дело, и тебя не касается. Но кое-что все-таки скажу. В нашей конторе, как и везде, не все со всеми дружат. И поэтому я не могу позволить некоторым моим коллегам узнать механику некоторых моих действий. Это тебе понятно?

Я кивнул.

- Так что поедешь и узнаешь для меня все.

Я вздохнул, пожал плечами и поинтересовался:

- А что, там для входа в зону билеты по червонцу продают?

Арцыбашев опять поморщился, и я подумал - что-то он часто морщится. Зубы, что ли, болят?

- Я что - тебе рассказывать должен, как зона устроена? Никто не говорит, чтобы ты пробирался на жилую зону, которая за колючкой и которую охраняют с собаками и автоматами. Не хватало еще, чтобы тебя поймали, когда ты рыл бы подкоп с воли.

Арцыбашев засмеялся и продолжил:

- На жилую зону соваться и не надо. А рабочая - сам знаешь, как охраняется. Если уж зэки бегают в лес со своими женами потрахаться, то тебе на лесопилку пробраться - как два пальца обоссать. Там охранников - раз, два и обчелся. Сам же знаешь, как они вас, козлов, на рабочей зоне охраняют. И как они там вместе с вами чифирок у костра тянут.

За козлов он мне еще ответит, а про то, как прошмыгнуть из тайги на рабочую зону, я, конечно, знал прекрасно, и объяснять мне этого не нужно было.

Но все-таки я недоверчиво хмыкнул.

Недоверие, понятно, было исключительно показным.

Покряхтев для важности, я обреченно кивнул и сказал:

- Когда приступать?

- Когда будет тепло. До мая тебе в тайге делать нечего. А пока займемся твоей подготовкой. Познакомься с одним человеком. Будешь звать его просто - Инструктор.

И Арцыбашев указал пальцем на кого-то позади меня.

Я резко обернулся и чуть не рассмеялся. Это - Инструктор?

Возрастом за сороковник, длинный, тощий, какой-то кособокий весь… Лицо лошадиное, остатки пегих волос стянуты в косичку. Мятый клетчатый пиджак, застегнутый на четыре пуговицы, коротковатые брюки, нечищеные ботинки сорок пятого размера, с тупыми носами. Черная рубашка и бежевый глянцевый галстук. Для полноты имиджа не хватало серьги и очков-велосипеда - этакий задроченный шестидесятник, бывший хиппарь, ошалевший от новой жизни и просиживающий штаны в бюджетном НИИ.

Инструктор, едрить твою… Да чему такой инструктор может научить! Вошел он, правда, как ниндзя. Совершенно бесшумно. Наверное, в одних носках крался.


- Встаньте, пожалуйста, - сказал он скучным голосом, - и ударьте меня.

Я не пошевелился, и тогда он повторил приглашение.

Мне стало смешно.

- С удовольствием! - я лениво встал и потянулся, разминая косточки. Инструктор уныло смотрел на меня. Ладно, если до Арцыбашева пока не добраться, то хоть этому клоуну навешаю. Сам напросился!

Я скинул незашнурованные кроссовки и принял боевую стойку, а он как стоял, так и стоит. Никакой стойки, руки вяло висят по бокам, на меня смотрит. Только голову чуть наклонил. Ну ладно, думаю, кто не спрятался, я не виноват! Получай!

Я ударил и не попал. Промахнуться не мог, но - не попал. Хотя до самого последнего момента Инструктор оставался на месте и не предпринимал попыток защититься.

Я удивился, но не так чтобы сильно. Бывает. Самоуверенность - она, знаете… Будем внимательнее.

Пуганув левой, я нанес правый прямой. И опять - в пустоту. Два следующих удара он блокировал, причем настолько жестко, что мне показалось - бью в бетонную стену. Никогда не встречал такой техники… Еще одна серия - мимо. Следующая - и он вдруг начал двигаться. Небрежно уйдя от моего удара, он неожиданно приблизился и хлестнул меня по щеке раскрытой ладонью - продемонстрировал, что попал без труда, только калечить не хотелось.

И тут же снова оказался за пределами досягаемости. Я попытался достать его круговой подсечкой, проведенной из низкой стойки, с касанием руками пола. Без толку! А он каким-то корявым, но чертовски проворным движением переместился ко мне за спину и совсем не бойцовским приемом пихнул меня ногой в зад. Я ткнулся рылом в пол и немного разозлился. Когда я вскочил и развернулся, он опять стоял, уныло повесив руки, и ждал.

Я снова принял стойку, а он сказал своим скучным голосом:

- Эмоций больше, чем техники. Хорошо для уличной драки, но не годится для воина. Воин должен сохранять хладнокровие. Кроме того, у вас плохое дыхание. Вы курите?

Я помялся и ответил:

- Да. Я не курил почти десять лет, но когда пошла вся эта байда, закурил снова.

И я вспомнил, как еще на втором курсе Первого Меда нас повели в прозекторскую и показали, как вскрывают труп. Двое девочек тут же кинули харч, еще одна упала в обморок и ушибла свою глупую голову об угол мраморного стола, а я, увидев, во что превратились легкие заядлого курильщика, которые услужливый патологоанатом поднес к самому моему носу, в этот же день бросил курить. А теперь я дал себе клятву, что если выпутаюсь из этой истории, то снова брошу. Гадом буду!

Инструктор помолчал и сказал:

- Курить желательно бросить, но это ваше личное дело. А по теме занятия повторяю - воин должен сохранять хладнокровие.

Воин?! Да что за цирк они здесь устроили! То - не кури, то - воин! Тоже мне, "китайский городовой"! Я разозлился и бросился на Инструктора очертя голову. Это меня и погубило.

Я в него не попал. Зато он со скоростью сыплющейся на пол картошки осыпал меня мелкими ударами. Начал он с ключиц, потом ниже, ниже и закончил где-то в районе мочевого пузыря.

Мне неожиданно поплохело, и я решил прилечь на пол. А когда прилег, то вдруг захотелось спать, что я и сделал.

Очнулся я лежащим на спине. Состояние было таким, что лучше не вспоминать - даже сейчас, как представлю, дурно становится. Состояние было хуже, чем после удара по яйцам. А о том, что это такое, знает каждый мужик. Так что повторяю - было хуже.

Первое, что я увидел, открыв глаза, - лошадиную морду Инструктора. Он задрал мои ноги, прижал к своему животу и с невозмутимым видом обрабатывал мои пятки и ступни. Массировал, постукивал, пощипывал. И боль, к моему удивлению, уходила. Как будто кто-то ее ложкой вычерпывал! Оставалось надеяться, что и травматических повреждений мне удалось избежать.

- Хватит, пусти! - Я дернул ногами. - Оставь, кому говорят!

Но он все-таки довел реабилитационную процедуру до финиша. Поднявшись, я чувствовал себя довольно сносно. Нацепил кроссовки и плюхнулся на стул. Инструктор пристроился где-то сзади, а генерал, как просидел за столом всю нашу схватку, так сидел за ним и сейчас, только окурков в пепельнице прибавилось. Было три, а стало пять. Так сколько же я провалялся?

- Инструктор обучит тебя всему, что может пригодиться на задании, - сказал Арцыбашев. - Настоящего воина он из тебя, конечно, не слепит, но кое-что ты будешь уметь.

Мне показалось, или Арцыбашев при слове "воин" действительно усмехнулся?

Глава вторая

ПОСТОЙ, ПАРОВОЗ,


НЕ СТУЧИТЕ, КОЛЕСА!


Лето 2002 года. Поезд Санкт-Петербург - Ухта

В стакане уже второй час назойливо звенела чайная ложка.

Когда я погружался в размышления, то переставал слышать это негромкое звяканье, но стоило отвлечься от невеселых дум, как негромкое, но занудливое дребезжание снова влезало в ухо и начинало нервировать меня.

Посмотрев вниз, я увидел, что нижний сосед, одетый в пижамные брюки и растянутую майку, спит, широко открыв рот и закинув толстые руки за голову. Под мышками у него торчали густые рыжие заросли, и, судя по всему, о существовании дезодорантов он даже не слышал. Я невольно поморщился и, подумав полминуты, спрыгнул в проход между полками. Решил выйти в тамбур покурить.

Взяв со столика пачку "Мальборо" и зажигалку, я вытащил из стакана чайную ложку и аккуратно положил ее рядом. Лежавший на другой нижней полке черноволосый плотный мужичок, читавший какой-то женский роман с изображением слащавой парочки на мягкой цветастой обложке, покосился на меня, но ничего не сказал. Это был его стакан.

Санек, занимавший вторую верхнюю полку, дрых без задних ног, уткнувшись носом в стенку. Он был не дурак поспать, но, когда дребезжание ложки прекратилось, проснулся, повернулся на другой бок и уставился на меня сонными глазами.

- Пойду покурю, - сообщил я ему и, выйдя из отсека, направился по длинному проходу плацкартного вагона в дальний тамбур.

Проходить по вагону было не так просто, как могло показаться. Из каждого отсека в проход торчали ноги в разнообразных носках, а иногда и без них.

Наконец бесконечный проход закончился, и я ухватился за ручку двери, ведущей в тамбур. С трудом повернув ее, я распахнул дверь.

В тамбуре было несколько прохладнее, чем в вагоне. В углу тамбура притулился солдатик и курил сигареты без фильтра. Их аромат тоже нельзя было назвать особо приятным, но к запаху дешевого курева Знахарь привык уже давно. На зоне курили и не такое.

Я вытащил из пачки сигарету, прикурил ее и с удовольствием втянул в себя терпкий горячий дым.

Солдатик зыркнул в мою сторону и затянулся "Примой".

На фасаде воина можно было увидеть множество красивых и блестящих значков. Чтобы честно заработать их все, солдатику пришлось бы прослужить в армии лет восемь. Наверное, набрал у сослуживцев, чтобы поразить какую-нибудь Клаву прямо в сердце, а точнее - в трусы. Парадно-выходная форма была отутюжена, и на ней было множество тщательно запаренных складок, находившихся в самых невероятных местах. Завершал наряд сверкающий аксельбант внушительного размера, который и должен был, по всей видимости, добить Клаву и сделать ее абсолютно доступной для истосковавшегося по девичьей ласке воина.

Усмехнувшись, я снова затянулся и просил:

- В отпуск или на дембель? Солдатик угрюмо повел взглядом в мою сторону, затянулся, потом выпустил кубометр вонючего дыма, подержал паузу еще немножко и солидно ответил:

- В отпуск. Пятнадцать суток.

- О, целых пятнадцать, - одобрил я, - а чем отличился?

- Да так, ничего особенного, - неохотно ответил солдат.

- Ну а все же? Или военная тайна?

- Да никакой тайны нет, - пожав плечами, ответил солдат, - беглых задержал, вот и отпуск дали.

Я начал догадываться, в чем дело.

- Это как, дезертиров, что ли? - удивленно спросил я, напустив на себя простецкий вид.

- Да нет, беглых зэков из соседней зоны, - ответил солдатик и достал из пачки новую сигарету.

- Ух ты, - восхитился я, - так это же опасно, наверное?

Солдат, почувствовав интерес к своей персоне, приосанился и, затянувшись, небрежно согласился:

- Ну что ж… Опасно, конечно, но служба.

- И что, - продолжил я расспросы, - много их было?

- А пятеро. Двух положил, а трое сами сдались.

"Сука. Пес смердячий", - подумал я, но ничем не выдал своих мыслей и спросил:

- Не понял, положил - это как, мордой вниз?

Солдат засмеялся, потешаясь над непонятливым и наивным собеседником, и пояснил:

- Зачем мордой вниз? Из калашникова положил. А те трое - это точно, сами мордой вниз легли.

Внезапно мне захотелось взять солдата за горло и надеть его затылком на стоп-кран. Руки так и зачесались сделать это, но усилием воли я сохранил на лице прежнее удивленно-восхищенное выражение и спросил:

- Так ты их застрелил, значит?

- А что еще с ними делать, с козлами?

- Ну, в общем, да… Что с ними еще делать… А как же это случилось? - спросил я, понемногу успокаиваясь.

- Ну, как, обычное дело, подняли по тревоге, сказали, что ищут беглых зэков, и они как раз в нашу сторону идут. Вывезли нас в лес, ну, цепью выстроили, и пошли мы прочесывать. Ну, через километр я их в ямке и увидел. Вообще-то положено сначала вверх стрелять, но замполит сказал, что это не обязательно. Ну, я передернул затвор, и - огонь! Двое - наповал, а еще трое - обосрались и лапки кверху.

Я смотрел на этого щенка, который не знал ни жизни, ни смерти, и удивлялся. Мальчишка, лет девятнадцать ему, ну, двадцать от силы, наверняка дрочит, где только может, не знает в жизни еще ни-че-го! А уже убил несколько человек, и это вовсе не будет отравлять ему оставшуюся жизнь. Обычное деревенское животное, которому что корову зарезать, что зэка пристрелить - без разницы. Герой, бля!

Я глубоко вздохнул и, бросив догоревшую сигарету в угол, повернулся к выходу из тамбура.

Взявшись за ручку, я остановился и, повернувшись к солдатику, сказал совсем другим голосом:

- Ты, вша поганая, ты не рассказывай о своих подвигах кому ни попадя. А то попадешь на бывшего зэка, он тебя и приголубит. Сначала в жопу, а потом пером в ливер. Понял, пидор?

Солдатик опешил и впервые за все время разговора внимательно посмотрел на меня. Я знаю, что он увидел. Он увидел жесткое лицо, обтянутые сухой кожей скулы и холодные серые глаза. Такие же лица были у тех пятерых, и теперь, когда в руках у солдатика не было калашникова, он чувствовал себя совсем по-другому. Солдатик, такой смелый с оружием в руках и под крышей армии, увидев опасного и жестокого мужика прямо перед собой, испугался и выронил сигарету, которая покатилась по дергающемуся полу тамбура к запертой двери на улицу.

Мы оба следили за тем, как сигарета катится между плевков, и когда она провалилась в щель, солдат поднял на меня испуганные глаза, и я, увидев, что дрянной пацан уже почти обосрался от страха, сказал ему:

- Не ссы, я тебя не трону. Но сделай так, чтобы я тебя больше не видел. Увижу - будешь жалеть себя.

Я открыл дверь и вошел в вагон.

В нос ударили ставшие привычными за несколько суток запахи, и, пробираясь к своему отсеку, я столкнулся в проходе с проводницей, идущей навстречу ему и тупо повторявшей:

- Через пятнадцать минут - Жешарт. Стоянка - десять минут. Через пятнадцать минут - Жешарт…

Когда мы протискивались друг мимо друга в тесном проходе, она проехалась по моему животу большой тугой грудью, но это не доставило мне ни малейшего удовольствия, потому что от проводницы пахло потом и чесноком.

Свернув в свой отсек, я бросил на столик пачку "Мальборо" и зажигалку, затем запрыгнул на свою полку и, устроившись на животе, стал глазеть в окно. Поезд двигался все медленнее и наконец, когда истекли обещанные проводницей пятнадцать минут, остановился.

Заскрипели тормоза, залязгали железяки, где-то зашипел сжатый воздух, и настала тишина, нарушаемая лишь негромкими разговорами пассажиров да паникой в тамбуре, где суетились мешочники. Одним нужно было попасть внутрь, другим - наружу, кто-то просто хотел выйти постоять на твердой земле…

Когда долго едешь в поезде, то именно в эти короткие минуты стоянки понимаешь, как хорошо не слышать постоянного стука колес на стыках, металлического гудения катящейся стали, поскрипывания старого вагона и прочих звуков, сопровождающих железнодорожное путешествие.

Я смотрел в окно, подперев кулаком подбородок, и бездумно провожал взглядом трех баб, которые перли на себе штук пятнадцать узлов с добром. При этом они успевали оживленно беседовать и даже чем-то жестикулировать. Одноэтажное здание вокзала было выкрашено грязно-желтой краской, штукатурка во многих местах облупилась, вдоль стенки выстроились местные лоточники, предлагавшие приезжим и аборигенам обычный ассортимент, состоявший из пива, сигарет, пряников и презервативов. У самой стены лежал бомж. Может быть, он спал, может быть - сдох, кто знает… Под ним темнела лужа. Мимо равнодушно прошел мент в сдвинутой на затылок фуражке. В общем, этот вокзал не отличался от тысяч таких же.

Прошло десять минут, от локомотива до хвоста состава прокатился угрожающий лязг, и поезд медленно тронулся. И тут я увидел на выщербленном асфальте перрона давешнего солдатика из тамбура. Он стоял лицом к поезду и смотрел на проплывающие мимо него окна. Увидев меня, он поднял руку и сделал в мою сторону такой жест, будто нажимал на курок. Я усмехнулся и подумал: "Вот сучонок!" Потом перевернулся на спину и закрыл глаза. Делать было нечего, книжек не было, а выскочить на станции и прикупить чтива в ларьке я не сообразил. Нужно будет сделать это в Микуни. Подумав об этом, я решил предупредить проводницу, чтобы она разбудила меня, но сладкая дремота уже наплывала, и в стуке колес я услышал "Доедь-доедь… Доедь-до-едь…"

В глаза посыпался теплый песок и я уснул. Было четыре часа дня.


***


Санек, он же капитан ФСБ Александр Егорович Шапошников, знал, что в его функции не входит слежка за сопровождаемым им Знахарем, поэтому тоже давил морду на верхней полке, не стесняясь.

Когда генерал Арцыбашев вызвал его, Санек и не представлял, что ему придется ехать через всю страну к черту на рога, в эту долбаную Воркуту, чтоб она провалилась, да еще и сопровождать этого непонятного человека до зоны. Но многие годы работы в очень специальной организации приучили его не задавать лишних вопросов, и Санек не задавал их. Он внимательно слушал генерала, стряхивая пепел в настоящий человеческий череп, стоявший на генеральском столе.

У черепа была спилена верхняя половина, и теперь он представлял из себя весьма оригинальную пепельницу. Даже чересчур оригинальную. Ходили слухи, что череп этот принадлежал человеку, который сделал бы то же самое с черепом Арцыбашева, если бы тот не оказался проворнее. Но это были лишь слухи, а лишние вопросы, как нам уже известно, задавать было не принято.

- Значит, слушай, Александр Егорович, - сказал Арцыбашев.

Он сделал паузу, вынул из стола фляжку и два серебряных стаканчика. Разлив по стаканчикам дорогой коньяк, от которого разило клопами, он сделал приглашающий жест и опрокинул свой стаканчик в рот.

Поморщившись, он подтянул к себе лежавшую на столе пачку "Парламента", вынул сигарету и прикурил от зажигалки, которую поднес ему расторопный Санек, тоже принявший малую дозу.

Кивнув в знак благодарности, он затянулся, выпустил дым длинной струйкой, затем ловко выщелкнул изо рта два дымовых колечка и, подмигнув Саньку, продолжил:

- Так вот, Егорыч, поедешь в Воркуту.

- Надеюсь, не в "столыпине", - пошутил Санек.

- Пока что нет, - ответил Арцыбашев. Шутка начальника оказалась покрепче, и Санек с комическим облегчением вздохнул.

- Шутки - шутками, а дело тебе предстоит ответственное, - сказал Арцыбашев, - будешь сопровождать очень нужного мне человека.

Говоря это, он сделал едва заметный акцент на слове "мне", и Санек, понимая, что расспрашивать о подробностях не стоит, кивнул.

- Тебе не нужно за ним следить, не нужно его пасти, просто будешь рядом с ним, чтобы видеть все, что он будет делать.

Арцыбашев затянулся, Санек молчал.

- Болтать тебе с ним не о чем, но в то же время делать вид, что вы не знакомы, не обязательно. Тут нет шпионской игры. Ты его просто подстраховываешь. И отчасти прикрываешь. Если случится какая-то непредвиденная ситуация - ты понимаешь, что я имею в виду глупую случайность - вытащишь его. И опять будешь рядом. Ты должен обеспечить его беспрепятственное передвижение по стране до самой цели, а там.

Арцыбашев протянул руку и взял фляжку. Взболтнув ее, он убедился, что внутри еще кое-что имеется, затем отвинтил пробку и разлил остатки по серебряным стаканчикам. На этот раз Санек присмотрелся к узорной чеканке повнимательнее и увидел профиль улыбающегося усатого Сталина и мелкую надпись "Дорогому любимому вождю от преданных советских граждан". В промежутке после слова "преданных" было нацарапано "им".

Санек удивленно посмотрел на Арцыбашева, а тот, усмехнувшись со сталинским прищуром, сказал:

- Удивляешься? А ты представляешь, сколько такого хлама привозили ему со всей страны?

- Наверное, эшелонами, - предположил Санек.

- Ну, в общем, да, - согласился Арцыбашев и поднял стопарь.

- За успех!

- За успех! - поддержал его Санек и немедленно выпил.

Убрав стаканчики и фляжку в стол, Арцыбашев вызвал секретаршу, заказал себе чай, а Саньку - кофе и продолжил инструктаж.

- Так вот. Будешь рядом с ним. Он никуда не денется, не сбежит и не сделает тебе никаких неприятностей. Ты будешь свидетелем того, что будет происходить, и потом расскажешь обо всем мне. Он об этом знает. С собой возьмешь оружие и необходимое снаряжение. Что именно, я скажу тебе позже. И помни, что уровень секретности этой операции - высший, я сообщаю тебе об этом и надеюсь, что ты уже принял это к сведению. Понял?

- Так точно, товарищ генерал, - вполголоса, но твердо ответил Санек.

Арцыбашев поморщился и недовольно сказал:

- Я тебя что - капитаном называю?

- Извините, Вадим Валентинович.

- Ладно, слушай дальше. Значит, будете идти по тайге. Он приведет тебя к зоне, и там ты будешь ждать его. Сколько ждать - неизвестно, но, надеюсь, это будет недолго. Когда он вернется, снабдишь его всем необходимым, то есть тем, что получишь от моего человека, и можешь возвращаться. Вопросы есть?

Санек подумал и спросил:

- А если он не вернется?

- Он должен вернуться. Иначе и быть не может. Если он не вернется, то мне нужно уходить из контрразведки и сидеть дома, носки вязать. Обязательно вернется. Схема его действий - беспроигрышная. Так что - собирайся.

Санек поднялся со стула, Арцыбашев тоже, затем они пожали друг другу руки через стол, и, развернувшись через левое плечо, Санек вышел из кабинета, столкнувшись в дверях с секретаршей, которая несла поднос с чаем и кофе.

- А как же кофе, Александр Егорович? - удивленно спросила она.

- Служба, Леночка, служба! - ответил за Санька Арцыбашев, и Санек с сожалением развел руками.

Выйдя из Управления, он сел в черную "вольво" и поехал домой.


***


Проснувшись, я взглянул на часы и убедился, что спал около двух часов. Посмотрев вниз, я увидел, что нижний сосед не спит и, плотоядно причмокивая, раскладывает на газете жратву. Мужичок, читавший днем книжку, отложил ее и тоже полез в сумки. На обложке книжки, лежавшей рядом с ним, была изображена пышногрудая загорелая блондинка в объятиях знойного кавалера, а под картинкой выпуклыми золотыми буквами было написано: "В хищных объятиях страсти".

Я вздохнул и, снова уставившись в потолок, подумал, что в моих хищных объятиях тоже извивались разные бабы, но только стоило подпустить кого-то из них поближе, как дело кончалось подставой.

Взять хотя бы мою первую жену.

Ну что ей, спрашивается, было нужно? Молодой, здоровый мужик, красивый, сильный, умный, в постели не сачковал, работа уважаемая - реаниматор. Живи и будь счастлива. Нет, нужно было воспользоваться тем, что я работал сутками, и связаться с другим мужиком…

Ну ладно, думал я, полюбила, разлюбила - хрен бы с ней. Но ведь, сука, какую подлость задумала! Позарилась на мою квартирку трехкомнатную. И не просто оттягать ее, а хитро, с подставой, да с какой! Пошла она со своим помойным хахалем на убийство. А подставили меня. Хитро придумали они свое подлое дело. Убили соседку, у которой в доме моих пальчиков немерено было…

Убили жестоко, а потом женушка послала меня к ней за чем-то, не помню. А тут и менты подкатили.

В общем, суд, приговор, срок и так далее. И не понял бы я, что это жены подстава, если бы не пахан камерный… Подумал бы, что просто засудили невиновного, случайно оказавшегося там, где не надо.

А паскудина белобрысая, когда давала свидетельские показания, глазки невинные широко открывала и даже однажды в зале суда, повернувшись к клетке, в которой я сидел, словно зверь дикий, сказала:

- Я не знала, что ты оказался способен на такую жестокость. И как я жила с тобой эти годы?

Тут-то у меня челюсть и отвисла.

Но ничего я не сказал и отправился на зону срок отбывать.

А пока сидел в Крестах под следствием, тоже приключения всякие были. На второй день после ареста смотрящему по хате стало плохо с сердцем. Причем так плохо, что решил он уже копыта отбросить. Сорокапятилетнее сердце, изношенное нелегкой жизнью блатного авторитета, не выдержало и остановилось.

Ну, тут я себя и проявил. Не зря же я сутками в реанимации торчал, спасая гражданам их никчемные жизни.

Бросился я на смотрящего, как тигр, сорвал с него шмотки недорогие и сделал кое-что хитрое из арсенала приемов ниндзя. Короче говоря, что-то вроде непрямого массажа сердца.

И получилось! Сердце пошло.

Очухался смотрящий и через час уже курил дорогие сигареты. А сидельцы камерные смотрели на меня, как на инопланетянина. Или, точнее, как на живого Ленина.

А смотрящий, проникшись ко мне уважухой немереной, стал меня учить тюремному уму-разуму. Иначе он отблагодарить просто не умел. Выспросил у меня всю историю про соседку и сказал:

- Пентюх ты, Костик! Это ведь жена твоя с приблудом этим соседку твою жизни лишили.

Я только варежку раскрыл.

Вообще в то время я часто варежку раскрывал, потому что жизнь моя повернулась настолько круто, что я не всегда понимал, снится это все мне в кошмарном сне или происходит на самом деле.

А на третий день смотрящий и говорит:

- Слушай, Костик, ждут тебя неприятности. Причем серьезные.

Я насторожился и приготовился слушать.

- Ты ведь в несознанке?

- Да. Я же не убивал ее, ты знаешь.

- Я-то знаю, а им, псам грошовым, все равно. Так вот, решили они тебя в пресс-хату кинуть, чтобы ты поразговорчивей стал и на все, что они тебе шьют, соглашался без лишних базаров.

Я криво улыбнулся. Конечно, я слышал о том, что такое пресс-хата, и не очень ее боялся. Сам я был весьма здоров, да и многолетние занятия в секции рукопашного боя приспособили меня к сильнейшим избиениям, когда сэнсэй приказывал работать в полный контакт. После такой команды спарринг-партнеры начинали просто убивать друг друга. Но делать этого до конца им не позволяли. Когда один из них валился на пол весь в кровище, второго останавливали. Иногда очень грубо. Это было стилем той школы, к которой я принадлежал.

Заметив мою усмешку, смотрящий строго сказал:

- Зря лыбишься, мальчик. Они там тебя не просто метелить будут. Они из тебя петуха делать будут. Опускать, понял?

Я понял и убрал с лица дурацкую усмешку.

- Так что не надейся, что там тебя покалечат и отпустят. Героем ты оттуда не выйдешь. А выйдешь ты пидором мокрожопым, и это - на всю жизнь, понял?

О да, это я понял. Но сказать было нечего. Я не знал, как быть в такой ситуации. Зато смотрящий знал.

- Значит, слушай внимательно, что я тебе скажу. И делай точно.

Смотрящий взял сигаретку, я тоже, и мы закурили.

Инструкция была простой.

- Ты ведь врач?

- Врач.

- Значит, сам себе лишнего не отрежешь.

И смотрящий протянул мне половинку лезвия безопасной бритвы.

- Как попадешь в пресс-хату и увидишь, что на тебя пошли, вскрывай себе брюхо. Да пошире, чтобы кишки видно было. Не бойся, не умрешь. К тому же ты - врач, и не ошибешься. А те, кто делали это, говорят, что не так уж и больно. Главное, конец не отхвати, еще пригодится! Понял?

- Понял, - медленно ответил я, вертя в пальцах гибкую стальную полоску.

- Лезвие сунь в рот, - приказал смотрящий, - прямо сейчас, чтобы привыкнуть.

Я послушно сунул лезвие в рот и замолчал.

Да, я вскрою себе брюхо. И сделаю это грамотно. Если бы можно было предварительно обколоть место разреза новокаином, то вообще никаких проблем. Но, как говорится, чем богаты…

Через два дня меня перевели в пресс-хату, и, только войдя в нее и услышав, что за спиной захлопнулась дверь, я заорал, как Тарзан на баобабе (смотрящий сказал, что нужно блажить как можно громче), и аккуратненько вскрыл себе брюшину. И действительно, было больно, но совсем не так, как я себе представлял. Ворвавшиеся вертухаи увидели на полу лужу крови, в которой красиво корчился я. На моем животе открылся огромный красный рот и в нем виднелись пульсирующие внутренности.

Потом была тюремная больничка, а там - новая баба.

И как только я почувствовал, что швы не разойдутся от некоторого напряжения, тут-то мы с ней и занялись правильным делом. И занимались этим при любой возможности. И случилась у меня очередная любовь. Ну, не то чтобы любовь, но опять допустил я до себя бабу. И опять она сукой оказалась.

Когда я сдернул с зоны, чтобы разыскать и по достоинству наградить всех тех, кто так хорошо обо мне позаботился, мне сделали пластическую операцию, и через некоторое время мое рыло поехало вправо и влево. Пришлось обратиться в дорогую клинику, а там - вот те на!

Сидит в приемной моя тюремная соска и глазки строит. Ну и пошло-поехало по новой. А закончилось тем же. Сдала она меня куму, который, оказывается, аж отпуск на полгода взял, чтобы меня отловить. Обиделся он, видишь ли, на меня. Обиженных - раком ставят, сами знаете. А сучка эта смерть себе нашла лютую, непростую. Сдохла она от укуса очковой змеи. А по-простому - кобры. Нормально получилось - змея змею убила!

А потом я понял, что попадать в ситуации с бабами мне, видимо, на роду написано.

Выручил я на шоссе смазливую чувишку на велике. Два отмороженных белоруса ее сбили, да еще и увезти хотели, поразвлечься, значит. Ну, я им вломил, как следует, а ее забрал. Наташей ее звали. И опять все сначала. Любовь-морковь, сиськи-письки…

А кончилось тем же, но уже поинтереснее. Оказывается, вся эта бодяга на шоссе была подстроена, чтобы меня в капкан взять. И взяли ведь, суки поганые! И как взяли! Подвели меня к банку, чтобы я рюкзачок с баксами оттуда взял, ну я, как лох последний, и повелся на это. А оказалось, что в этом рюкзачке воровской общак. Вот это уже серьезно. Ведь теперь любой вор меня может прирезать на месте без всяких разборок. И получается, что с одной стороны у меня - менты, с другой - урки с пиковинами, а с третьей - аж ФСБ!

Наташа-то шпионкой оказалась, а папаша ее - вовсе не папаша, а полковник ФСБ Арцыбашев. Во как! И вот теперь я в капкане, да не в одном. Обвешан я этими капканами, как двухнедельный утопленник раками.

И вот тут-то выясняется, что все это, не считая первого случая с моей женой, было подстроено для того, чтобы поставить такого человека, как я, умного, сильного и смелого-умелого, да и вообще, парня что надо, в такое положение, чтобы я и рыпнуться не мог. А потом заставить меня выполнить некое суперпоручение. Блядь!


И теперь я был в распоряжении Арцыбашева, и он попросту отдавал мне приказы. Как одному из своих подчиненных.

Я с досадой вздохнул и повернулся лицом к стенке.

Колеса долдонили свое: "Доедь-доедь… Доедь-доедь…"

Так в чем же дело? Почему все хотят меня использовать?

Может быть, потому, что я обладаю качествами, которых так не хватает тем, кто хочет провернуть опасное, рискованное дело? Вполне может быть. Да скорее всего так и есть. Они все, падлы, загребают жар моими руками. И при этом вовсе не хотят нанять меня, заплатив достойные деньги. Все они хотят вынудить меня сделать что-то на халяву, а потом, по возможности, убрать. Жабы позорные! Твари жадные!

Ну почему, спрашивается, если я такой крутой одиночка, Арцыбашев не связался со мной, как мужчина с мужчиной, и не предложил мне выполнить опасную работу за долю известную? А потому что жадность заела. Подонок в генеральских погонах. Привыкли, падлы, что солдаты им на халяву дворцы в пригородах строят, привыкли воровать и списывать, вот и в настоящих делах стараются все обтяпать так же. Арцыбашеву больше по душе сыграть подлую игру, чем честно договориться. Но ничего, подумал я, посмотрим еще, кто тут выиграет, а кто проиграет. И снова повернулся на спину.

Внизу чавкал сосед, другой сосед звякал в стакане ложкой.

Посмотрев налево, я увидел, что мой провожатый не спит и, лежа на правом боку, смотрит на меня, не мигая. Как будто хочет проникнуть в то, что сейчас бурлило в моей голове.

Я улыбнулся ему уголком рта, и Санек моргнул, провел рукой по лицу и легко спрыгнул вниз, попав ногами точно между стоявших в проходе сумок. От неожиданности толстый сосед выронил кусок хлеба с салом и закашлялся, подавившись крошкой.

Санек мягко стукнул его кулаком между лопаток и сказал:

- Извините, я не хотел вас напугать.

Потом он поднял голову, подмигнул мне и пошел то ли в тамбур, то ли в сортир. Мне не было до него ни малейшего дела. Арцыбашев подробно объяснил, зачем меня будет сопровождать человек, и я был вынужден согласиться с целесообразностью этой меры. Но это ни в коем не значило, что я должен посвящать провожатого в свои планы и вообще корешиться с ним. Да, он вытащит меня из какой-нибудь случайной заблуды, но это приказ, а не помощь товарища.

Мы - не друзья и даже не подельники. Так, вынужденные партнеры.

А Арцыбашева нужно наказать. Обязательно. Он посадил меня на крюк и думает, что теперь может вертеть мной, как хочет.

Посмотрим. Еще не вечер.

По проходу прошла проводница, объявляя, что через полчаса - Микунь. Когда я услышал это название, на меня тут же навалились воспоминания. В последний раз я проезжал мимо этого богом забытого места в столыпинском вагоне. Да, подумал я, давно это было… А вроде бы - только вчера.

Я приподнялся на локте и сказал, обращаясь к проводнице:

- Девушка, кипяточку принесите, пожалуйста!

Она кивнула и поперлась по вагону дальше.

Девушкой я назвал ее только из вежливости. На эту категорию самок она не тянула уже лет пятнадцать. А ее проводницкая потасканность и вовсе ставила ее в категорию теток. Но не грубить же!

Нижние закончили жрать и уселись у окна, уставившись на пробегавший за мутным стеклом безрадостный таежный пейзаж. Мимо окна летели елки, сосны и мелкий поганый кустарник. Изредка деревья расступались, и можно было увидеть унылые болота, поросшие редкими чахлыми сосенками и тем же низкорослым кустарником.

Тайга, а по-местному - парма, тянулась на сотни и тысячи километров, и жизни в ней было столько же, сколько на Марсе. Нет, жизнь, конечно, кипела, но не человеческая, а животная. Волки, лисы, медведи, мыши там всякие, ежи, птицы опять же, насекомые - этого было в избытке. Но для человека там места не было. А если он и находил себе место среди мрачных просторов пармы, то жизнь его была такой же безрадостной, как тянущиеся на сотни километров однообразные заросли и буреломы. И постепенно человек, оказавшийся в этих далеких от цивилизации местах, дичал и становился все больше похож на животное. Конечно, не внешне, но своими повадками, нуждами, действиями. Все было просто. Первым и основным здесь было элементарное выживание. Здесь не было водопроводчиков, асфальта, транспорта и кредитов.

Если тебе нужно куда-то попасть, сделать это ты можешь только ножками. Если ты хочешь есть - будь любезен убить зверя или хотя бы набрать грибов. Если тебе нужен огонь, но нет спичек - это хана. Правда, ты можешь попытаться добыть огонь, как это делали далекие предки, но секрет давно утерян. Если ты серьезно заболел, ты не можешь вызвать по телефону врача из поликлиники. Я представил, сколько скелетов неудачников валяется на просторах тайги под вековыми елями, на дне болот и в бесконечных кустах. И как страшно умирать под равнодушным небом, зная, что помощи не будет. Зная, сколько осталось жить, зная, что это - конец.

И в этой бессмысленной мешанине деревьев, мхов и зверей даже зона с ее дикими бесчеловечными нравами может показаться уютным и безопасным местом, в котором можно выжить. Там горит электрический свет, там шумно, там иногда весело, там есть еда и лагерная санчасть, там - жизнь. Но такая жизнь мне не нужна. И, хотя я познал нравы зоны и они перестали удивлять и возмущать меня, я не принял их в качестве основного жизненного руководства. Но жить с волками научился. И выть тоже.

Ладно, нечего рассуждать на философские темы. Во-первых, у меня есть дело, которое нужно выполнить, а во-вторых, надо отдать долги. Да так отдать, чтобы небу жарко стало.

Суки!


Поезд остановился, и я вышел на перрон размяться. Перроном это можно было назвать лишь условно. Просто очень длинная автобусная остановка, и не более того. В последний раз я был здесь несколько лет назад, когда нас зачем-то выгнали из "столыпина" и построили перед вагоном, окружив цириками и собачками. И я от нечего делать стал разглядывать обстановочку.

С тех пор ничего не изменилось.

Та же водокачка, тот же пивной ларек. Представляете - пивной ларек, как при Брежневе! Вон там с сортировочной горки так же, как и тогда, медленно катится вагончик, а там - те же станционные постройки, все так же. И собака. Рыжий старый пес с разорванным надвое ухом. Точно! И он тогда здесь был. Я узнал его по уху, разрезанному ровно вдоль, словно ножницами. Жив еще, собачий сын! Ходит по "перрону", водит жалом, пожрать ищет. А раз ходит еще, значит, есть ему тут хавка. Удачи тебе, дворняга, подумал я и полез обратно в вагон. Что-то мне тоскливо стало от вида этой долбаной Микуни. А удачи мне самому сейчас побольше надо бы… Удачи, фортуны, фарта, называй как хочешь, но главное, чтобы кости легли удачно. Не мои, конечно, кости, вот этого не надо!

Залезая на полку, я чертыхнулся, вспомнив, что опять забыл купить какое-нибудь чтиво. А может, так и лучше. Мне сейчас не читать надо, а думать. И думать есть о чем.

Ну, например - Арцыбашев.

Я притаранил из банка четыреста тысяч долларов. А он и глазом не моргнул. И не позарился на них. Интересно, правда? Ему важнее оказалось, чтобы я своей жопой рисковал и доставал для него нужную ему информацию. Понятненько.

А теперь сложим два и два и получим - что? А получим то, что на хрена ему эти четыреста тысяч, если у него где-то миллионы корячатся! Да, именно так. И не иначе. Иначе просто быть не может. Вот тогда я его на этом и обую. Ох как обую! В голубые лапти с люрексом.

А для красоты получит он еще от меня медаль свинцовую в стальной оболочке. И Наташе этой, которая меня подцепила и сдала в очередной раз, подарочек найдется. И еще есть людишки, по которым плачет суд мой правый. Есть еще долги горячие…

Но - потом. Сейчас дело, а как сделаю, то первым Арцыбашев ляжет. И не пригодятся ему миллионы, за которыми он меня, как собачонку на привязи, посылает. А то, что там именно миллионы, - точняк. Иначе и быть не может. Ну что ж, тогда посмотрим, в какой они упаковочке. Интересно, Санек об этом знает? Скорее всего - нет. Арцыбашев использует его вслепую. А использовав… Да, Санек, недолго тебе жить осталось.

Я посмотрел на Санька. Он опять дрых.

А мне, интересно, сколько жизни намерил Арцыбашев после того, как я найду для него Студня?

Да нисколько. Убьет тут же.

И ни о каком возвращении рюкзака с общаком речи быть не может. Ему, паскуде, нет до этого дела. Да только не знает он, с кем связался. А может, и знает. Наверняка знает. Во всяком случае, нужно держать ухо востро.

Я повернулся к стенке, натянул на ноги одеяло и скоро уснул.


Короче, ехали мы, ехали и наконец приехали.

Ухта.

Вылезли на перрон, огляделись и пошли в буфет привокзальный. Прежде чем садиться на ижменский автобус, нужно было затариться куревом и пепси-колой.

Народ тем временем рассосался, и на привокзальной площади не осталось почти никого. Напротив остановки, где дожидались автобуса несколько мужиков в потертых телогрейках и кирзачах, стояла одноэтажная хибара с надписью "Продукты 24". Дверь была открыта, и рядом с ней на ящике сидел синий ханыга, а рядом с ним - собака, которая положила голову к нему на колени. Я всегда удивлялся тому, как собаки дружат с бомжами и алкоголиками. Наверное, чувствуют родственные бесприютные души. Мы пересекли пыльную площадь, которую и площадью-то назвать было нельзя, так, заасфальтированная поляна, и вошли в лавку.

Лавка была наполнена запахами, знакомыми с детства.

В ней царил смешанный аромат растаявших ирисок, гвоздей в заводской смазке, хлеба, селедки, хозяйственного мыла. Наверное, так пахнут все деревенские лавки на свете, подумал я, и подошел к прилавку. Санек тут же заказал две двухлитровые бомбы пепси-колы и четыре пачки "Явы", а я взял большую бутылку минералки и блок красного "Мальборо".

Выйдя из магазинчика, мы увидели разворачивающийся на площади "пазик", на котором кривыми буквами было написано "Ухта-Ижма". Автобус, подняв тучу пыли, остановился напротив ожидавших его мужиков, и его двери со скрипом сложились. Мужики полезли внутрь, а тут и мы с Саньком подоспели. Заплатив водиле за проезд, мы забрались на заднее сиденье и закурили, потому что местные мужики подали нам пример. Видимо, в этом маршруте курить не возбранялось.

А на заднее сиденье мы уселись потому, что я не люблю, чтобы кто-нибудь торчал за спиной. Когда-то мне было все равно, но теперь, после всех приключений, которые еще не кончились, а наоборот, заворачиваются все круче, у меня появилась хорошая и полезная привычка устраиваться так, чтобы сечь всю поляну. И чтобы за спиной никого не было. Вот так.

Старый автобус выматывал нам кишки несколько часов, мужики вылезли раньше, и теперь, кроме водилы, в автобусе были только я и Санек.

Наконец водила провозгласил хриплым голосом:

- Ижма! Конечная остановка. Колымага остановилась, двери со скрипом открылись, и мы вывалились на свежий воздух. "Пазик" развернулся и укатил, и настала тишина. На улицах поселка было пустынно.

До зоны нужно было идти пехом несколько километров, но я не имел ничего против такой прогулки, потому что мне нужно было собраться с мыслями. Когда мы вышли из поселка, я резко свернул с дороги, и Санек окликнул меня:

- Эй, Костя (а для него я был Костей), далеко собрался?

- Сойди с дороги и не маячь, - резко ответил я, - пойдем лесом. Незачем привлекать к себе внимание. Мы сюда не на прогулку приехали.

Санек пробурчал что-то, но послушно сошел с дороги и последовал за мной. Я спецом начал разговаривать с ним тоном начальника, чтобы напомнить ему, кто здесь основной, а кто - так, ассистент. Он это схавал и возражать не стал.

И правильно. Не люблю, когда мне возражают, особенно если я занят важными мыслями.

Так мы и шли. Я - впереди, Санек - сзади. У меня был рюкзак, у него - спортивная сумка, которую он нес на плече.

Я шагал и думал о том, что ждет меня через какой-нибудь час.

Любой урка, опознавший меня, по понятиям имел право тут же меня пришить, потому что я, выражаясь советским языком, находился во всесоюзном розыске. Но только не ментовском, а воровском. Такие вещи, как посягательство на общак, не прощаются никому. Тем не менее я рассчитывал, что мне это сойдет с рук. Во-первых, я пришел сам. Во-вторых, я могу объяснить, как меня подставили. И в-третьих, поклянусь, что найду и верну общак. Ну не может быть такого, чтобы три таких весомых довода не сработают. А если не сработают, постараюсь напоследок продать свою жизнь подороже.

Наконец в просвете между деревьями я увидел торчащую высоко над лесом антенну. До зоны оставалось метров восемьсот. Я выбрал среди бурелома подходящее место и остановился.

- Давай устраивайся, - сказал я, - будешь ждать меня здесь.

Я скинул рюкзак и стал доставать из него шмотки.

Санек тоже бросил сумку на землю и задвинул ее ногой под корягу. В сумке металлически звякнуло. Там были некоторые нужные вещи. Они будут нужны потом, а пока пусть полежат в темном месте.

Я достал из рюкзака старый выцветший ватник, сильно поношенные штанцы неопределенного цвета, мятый серый кепарь, рваный свитер и старые кирзачи. Когда я снял городскую одежду и нацепил на себя все эти шмотки, то стал абсолютно неотличим от любого задроченного жизнью зэка. Теперь нужно изменить походку, устранив из нее самоуверенность и твердость, немного ссутулиться, надвинуть кепарь на нос, опустить голову, засунуть руки глубоко в карманы и не идти, а лениво переставлять ноги, зная, что спешить некуда, а дальше зоны все равно не уйдешь.

Завершив перевоплощение, я сказал Саньку:

- Ну-ка, посмотри!

И проканал лагерной походочкой вдоль полянки.

- Ну, блин, ништяк, - похвалил он, - натуральный зэк. Не отличить. А главное, и не узнать. Точно говорю.

Очень хорошо.

Именно этого я и добивался.

Я снял кепарь, уселся на поваленную сосну, достал сигареты и закурил. Санек устроился на пеньке напротив и тоже пустил дым.

- Ну а теперь слушай мои инструкции, - начал я.

Санек слушал очень внимательно. Профессионал все-таки…

- Сейчас я пойду на зону. Ты устраивайся тут как знаешь, но так, чтобы ни одна собака не увидела тебя, если даже пройдет в трех шагах. Как видишь, я специально выбрал место, в котором сам черт ногу сломит. Только полный идиот из местных полезет в эти буераки.

Он кивнул.

- Кстати, насчет собак. Что будешь делать, если какая-нибудь шавка обнаружит тебя и начнет облаивать?

- Тут же и перестанет, - спокойно ответил Санек, - и отправится на свои собачьи небеса. Я сделаю это, как говорится, без шума и пыли. Будь уверен, я умею. Нас этому учат.

- Хорошо, - сказал я, - будем надеяться. Дальше. Ты ждешь меня здесь четверо суток. Если ровно через девяносто шесть часов я не выхожу к тебе, собирай шмотки и вали домой. Арцыбашеву скажешь, чтобы он, паскуда, поставил свечку за упокой души раба Божьего, грешного Константина, погибшего при исполнении его блядского задания. И нехрен лыбиться! Я не шучу. Все может быть.

Санек перестал улыбаться и кивнул.

- А если выйду с Божьей помощью или с помощью чертей рогатых и хвостатых, со сковородками и зубьями адскими, тогда и скажу тебе, что дальше делать будем. И запомни. Здесь - я начальник. Ты смотреть за мной поставлен, вот и смотри. А вякать или решения принимать тебе здесь не дано. Это я тебе говорю. Понял?

И я жестко посмотрел ему в глаза.

Он принял мой взгляд спокойно, и его ответный взгляд был таким же твердым и уверенным, как мой. Видать, он пропустил мимо ушей ту понтовую шелуху, которую я добавил в свою речь для убедительности, и уверенно выделил для себя основную идею. Молодец, сучонок, профессионал…

- Я понял тебя, - четко ответил он, - я ховаюсь тут девяносто шесть часов и, если тебя нет, возвращаюсь в Москву. А свечку я сам тебе поставлю, не беспокойся. Все правильно?

- Да. Все правильно, - ответил я и встал.

Он тоже встал.

Ах, как не хотелось мне идти в зону!

Как было бы хорошо, если бы не было ни побегов этих, ни убийств, ни общака краденого, ни этого пидора Арцыбашева, ничего!

И лежал бы я на морском песочке, талия в корсете… Эх, бля!

Но, как говорится, если бы у бабушки были бы яйца, она была бы дедушкой.

Я достал из блока четыре пачки "Мальборо", по одной на каждый из отпущенных мне мною самим дней, рассовал их по карманам ватничка моего и, посмотрев на стоявшего напротив меня Санька, неожиданно для самого себя протянул ему руку.

Возможно, для уголовника ручкаться с фээсбэшником и западло, но тут как-то так получилось. Да и никто этого не видел. Ладно.

Его рука была твердой и сухой.

Я повернулся и быстро пошел в сторону зоны, чувствуя себя, как приговоренный, идущий к эшафоту, где его ждет равнодушный палач с большим и тупым топором. И надеялся только на то, что одновременно со мной на эшафот взойдет гонец, несущий высочайшее распоряжение о помиловании.

Глава третья

ДРУЖБА ДРУЖБОЙ,


А СУНДУЧОК ВРОЗЬ


Апрель 1988 года, Афганистан

Командир отдельного батальона Студеный снял куртку и бросил ее на стул. Что-то тихонько звякнуло, покатилось по полу. Он недоуменно нахмурился и посмотрел под ноги. Потом вспомнил. Трофей! Кольцо, снятое с трупа. В суете, вызванной отходом с места операции и транспортировкой ящика, мелочи вылетели из головы.

Студеный взял со стола лампу и, держа ее в руке, присел на корточки. Пропажа долго не находилась. Пришлось шарить под кроватью, заглядывать в щели. Уже когда хотел прекратить поиски, кольцо неожиданно подвернулось. Лежало себе на самом видном месте, поблескивало розовым камушком. Студеный поднял, распрямился. В пояснице стрельнуло - то ли радикулит, то ли еще какая-то хренотень. Растер поясницу, машинально подумал, что надо бы показаться врачу. Подбросил легкое кольцо на ладони и поставил лампу на стол.

Прежде чем завалиться на койку, налил полстакана разведенного спирта. Накрыл его куском лепешки с острым, типа аджики, соусом. Замер, вспомнив про второе кольцо. Совсем голова стала дырявой! Ладно, сегодня это можно объяснить пережитым напряжением…

Студеный лег на кровать. Стакан с выпивкой поставил на пол, в таком месте, чтобы легко дотянуться. И стал разглядывать трофеи.

Через его руки прошло не так уж и много ювелирных изделий, но кое-что он в этом смыслил. Опыта хватало, чтобы с уверенностью заявить: колечки золотые, сделаны не очень давно и особой ценности не представляют. То, что без камушка, совсем тонкое, и какой-то странной формы: одна грань закруглена, вторая - острая, прямоугольная. Так и кажется, что оцарапаешься, если неудачно проведешь по ней пальцем. Снаружи - какие-то косые полоски, изящества не прибавляющие, и арабские буквы внутри…

Да, а что там внутри? Как Студеный ни напрягал зрение, а увидеть не получалось. Палец ощущал какую-то шероховатость, но глаза буксовали, только и смог определить, что циферки выбиты. Проба, наверное! Что же еще? Выругавшись, Студеный отложил кольцо и выпил спирта. Закусил лепешкой с острым соусом, достал из брючного кармана пачку "Мальборо", размял сигарету, но прикуривать обождал, занялся вторым кольцом. Тем, что было с розовым камнем.

Оно тоже выглядело странновато. Если у первого только одна грань была острой, то у этого - обе, и из них выпирали какие-то тонюсенькие штырьки. Уколов палец, Студеный вздрогнул и похолодел. Яд?! Сразу вспомнился труп толстяка-доминиканца, прежнего носителя кольца. Отчего он скопытился?

Студеный сунул палец в рот, чтобы отсосать заразу, но ничего не получилось. Кожа была проколота неглубоко, так что кровь не выступила. Когда прошло время, а самочувствие не ухудшилось, он перевел дух. Нащупал стакан, маханул остатки теплого спирта. Он проскочил, как вода, ни закусывать, ни занюхивать не пришлось.

Ну, дела…

Надев кольцо на так и не прикуренную сигарету, комбат встал с кровати и прошел к столу. Выдвинул ящик и долго, ругаясь, переворачивал его содержимое. Как всегда, под руку попадалась всякая никчемная дрянь. Наконец, из-под старых писем и мотка шпагата он вывернул лупу на длинной ручке. Протер стекло рукавом тельника и, все так же держа трофей на сигарете, приступил к его изучению, в первую очередь обращая внимание на торчащие в стороны четыре микроскопических отростка.

Никаких отверстий в них не наблюдалось. Просто овальные заусенцы длиной в полмиллиметра… Слишком ровные и слишком одинаковые для того, чтобы быть оплошностью мастера. Какой в них смысл? Непонятно. Явно не для красоты сделаны! Расшатав крепление, Студеный вытащил камень. Если под ним и располагался резервуар с ядом, то вся доза должна была уйти на толстяка-доминиканца.

Но теперь, приглядевшись и успокоившись, комбат в отраву не верил.

На внутренней поверхности кольца были выбиты цифры: 7019. Такой пробы быть не могло! И вряд ли какой-то производитель ставит такое клеймо. Вдохновленный открытием, Студеный наконец закурил, выпил и, закусывая лепешкой, взялся за второе кольцо. Теперь, при помощи лупы, он явственно видел четыре цифры на внутренней стороне: 3626. Более того, стали заметны и четыре крошечных впадины с той стороны, которая не была закруглена. Осененный догадкой, комбат сложил кольца вместе. Когда выступы совпали с углублениями, золотые половинки слились в одно целое. Щель между ними стала практически незаметной, косые полоски на внешней стороне совпали, а изнутри стало видно, что цифры сложились в единую линию, выбитую чуть наискосок.

7019 3626. Что это за фигня?

Студеный бухнулся на кровать. Сомкнутые половинки, уже не боясь, держал перед собой, вертел так и этак. Алкоголь, до того блокированный испугом, теперь возымел свое действие, и в голове комбата роились самые фантастические предположения. Сколько они отхватили? Два миллиона? Тьфу, мелочовка! Зуб можно поставить, что этот перстенек стоит значительно больше!

Ясно, что какой-то части не хватает. Скорее всего, одной, а не нескольких. Значит, что получается? Одна часть была у казначея, везшего деньги. Одна у… У кого? Кем был передний пассажир джипа? Хрен с ним, назовем экспедитором! Значится, вторая была у экспедитора. А третья - наверняка у получателя денег. У полевого командира Кемаля. И на ней, наверняка, выбиты еще четыре цифры. В сумме - двенадцать. Что означает это число? Номер банковского счета? Шифр для доступа в хранилище ценностей? Что-нибудь из этой оперы, однозначно.

Студеный вздохнул. Помечтали - и хватит. Только расстраиваться! Кольца можно оставить на память, но другого применения им не найти. Разве что отдать в разведотдел. Ребята там ушлые. Пусть ковыряются, выясняют. Если напрягутся по-настоящему, то загадку эту щелкнут, как орех. Сам Кемаль им все объяснит. И лично проводит к хранилищу, передаст горы богатств на благо ЦК КПСС. А заодно поведает и о том, как пропали два миллиона…

Студеный перевернулся на спину. Одновременно с движением тела изменилось и направление его мыслей.

Они с Арцыбашевым долго спорили, как поступить с ящиком. Комбат хотел открыть его немедленно, любым способом. Разведчик предлагал не торопиться. После того, как самая тяжелая часть плана оказалась реализованной, между офицерами возросло взаимное недоверие. Каждый подозревал другого в подвохе. Но прийти к соглашению им, в конце концов, удалось. Решили переправить деньги в Душанбе и спрятать там до лучших времен на одном из военных складов.

Надежных людей знали оба, так что опять родился спор, к кому именно обратиться. Каждый настаивал на своем протеже, но сошлись на кандидатуре Тохтамбашева как наиболее удобной во всех отношениях.

Чарры Каримовичу Тохтамбашеву доверять было можно…

Он происходил из беднейшего рода и всего добился своими руками. Вместе со Студеным учился в Киевском высшем общевойсковом командном Краснознаменном имени М. В. Фрунзе училище, потом долго служил в Сибири и на Дальнем Востоке. Как и Студеный, добровольцем напросился в Афган. Там провел всего несколько месяцев. Сначала отличился в боевой операции, потом был тяжело ранен. Долгое время провел в госпиталях, но сумел избежать увольнения по состоянию здоровья. За капитана-орденоносца вступились влиятельные земляки. Последовал перевод в Душанбе, подыскалось и теплое место начальника тыла дивизии.

Студеный вспомнил курсантские годы. Тохтамбашев всегда был в центре внимания. К нему с особой придирчивостью относились как преподаватели, так и сокурсники. Поблажки никто не давал, приходилось учиться без дураков. Какие бы трудности ни выпадали, Тохтамбашев не жаловался. Круглым отличником, конечно, не стал, но показатели имел очень приличные. И в мужском коллективе сумел себя показать. В роте он был единственным нацменом, так что сперва пришлось тяжко. Желающих поучить "узкоглазого" было достаточно, но Тохтамбашев не подкачал. Достойно выдержал все испытания, а там и друзья появились. И перекрестили Тохтамбашева из трудно произносимого Чарры в простого Жору. Одним из первых, кто с ним сошелся, как раз был Студеный. В этом был корыстный интерес, у Студеного учеба не ладилась, а Жора всегда мог дать списать и доброжелательно объяснить то, что не ясно. Начало многолетней дружбе было положено, и даже потом, когда судьба разнесла по разным гарнизонам, они не теряли друг друга из вида.

На последних курсах Жора был душой компании. Что всегда подкупало - он не боялся казаться смешным и не отпускал злых шуток в чужой адрес. Просто воплощение доброжелательности! Всегда поделится деньгами, всегда прикроет перед начальством.

После выпуска они попали в одну часть Забайкальского округа. Жена Студеного оставалась дома, в Перми, - в гарнизоне нормальных жилищных условий попросту не было. А Жора был холостяком. Заглядывался на русских девушек, не пропускал случая закрутить скоротечный роман, но всегда повторял, что жениться сможет только на землячке. Кроме них двоих, в полку не было молодых офицеров, так что нагрузка, свалившаяся на вчерашних выпускников, была колоссальной. Студеный иногда срывался, а вот Жора никогда не прекращал улыбаться и тянул монотонную службу так, словно с детства только об этом мечтал. Без него Студеный мог запросто спиться или с треском лишиться погон, но Тохтамбашев оберегал друга от неприятностей, зачастую принимая на себя весь гнев начальства. А уж когда к Студеному приезжала жена, Жора безропотно выполнял двойную работу, и не было случая, чтобы он подкачал.

На летних учениях рота Тохтамбашева показала себя с самой положительной стороны, и Жоре предложили перевод с повышением. Он согласился, объяснив Студеному свое решение так:

- У нас дома все зависит от того, к какому ты принадлежишь роду. От того, кто твои предки и кто твои родственники. У меня беднейший род, так что поддержки ждать неоткуда. Если сам не пробьюсь, то никто не поможет. Нельзя упускать такой шанс.

- Думаешь, там будет лучше?

- На все воля Аллаха…

Отвальная, которую закатил Тохтамбашев по случаю перевода, получилась запоминающейся. Водка с шашлыками, песни под гитару, стрельба из пистолетов по бутылкам. Некоторые офицеры поехали с женами, в том числе и Студеный - Антонина прилетела из Перми как раз накануне. Настроение у всех было хорошее, веселились на славу.

- Он всегда такой смешной? - улучив момент, когда никого рядом не было, спросила Антонина у мужа. - Я раньше не замечала…

Жора, нацепив расшитую тюбетейку, взял гитару и тонким голоском, с подвываниями, напевал:

- Один палка два струна, Душанбе моя страна…

Гости были довольны. Хохотали, подначивали его, отпускали довольно едкие шутки. Тохтамбашев широко улыбался и продолжал их веселить, перекладывая популярные песни на родной язык.

- Раньше ты его видела в рабочей обстановке. А сейчас он хватанул лишку.

- По нему незаметно.

- Умеет пить, - сам Студеный уже чувствовал, что перебрал, но остановиться не мог и даже сейчас, когда они с женой чуть отошли в сторонку от места проведения пикника, мусолил в руке стакан водки.

- А вот ты себя чего-то не контролируешь.

- Да нервы все… - Студеный выпил и закашлялся. Жена похлопала его по спине. В этот момент Тохтамбашев, сверкнув в их сторону черным глазом, выдал несколько особо громких аккордов, а как только кашель у Студеного прошел, решительно хлопнул по струнам и встал:

- Все! Хватыт пока, пошли щащлик-мащ-лик кюшать…

В повседневной речи акцент практически не ощущался, но сейчас Жора его специально подчеркивал.

- У него глаза грустного клоуна, - заметила Антонина. - Он ломает комедию, но ему это так надоело!

Тохтамбашев приплясывал над мангалом, перебирая шампура:

- Ай, какой вкюсный мяс получился!

- Он далеко пойдет. Дальше всех, - вынесла жена резюме, и Студеный недоверчиво усмехнулся:

- Может, к пенсии и получит майора.

- Нужен ему этот майор!

Замполит, до того споривший о чем-то с начальником продовольственной службы, неожиданно встрепенулся и суетливо вскочил:

- Давайте фотографироваться! У кого аппарат? Васильев, етишкин кот, обязанности свои забываешь!

Скомпоновались, чтобы всем попасть в кадр. Тохтамбашев, в тюбетейке и с двумя дымящимися шампурами, оказался в первом ряду, справа от центра. Студеный с Антониной пристроились сзади на левом фланге. Студеный вроде бы смотрел прямо в объектив и старался не шевелиться, но на снимках у него получилось размазанное лицо. А вот Жора вышел отлично. Вспоминая друга, Студеный часто доставал фотографию. Что же такое разглядела супруга, чего он никогда не замечал? Далеко пойдет? Дальше всех? Хм…

Предсказание подтвердилось, когда Жора, оправившись после ранения, из боевых офицеров переквалифицировался в тыловики. Он развернулся так, словно всю жизнь учился быть спекулянтом, а не военным. Его склады стали перевалочной базой на пути дефицита из Афганистана в Союз. Бытовая техника, ковры и посуда, ювелирные изделия, за бесценок скупленные на базарах Кабула и Кандагара или же захваченные в качестве трофеев, на армейских бортах перебрасывались в Душанбе, на какое-то время оседали в пакгаузах Тохтамбашева под надежной охраной автоматчиков срочной службы, а затем реализовывались через точки Военторга, комиссионки, проверенных торгашей-нелегалов. С каждой партии груза Жора имел свой маленький процент, так что его личное благосостояние росло как на дрожжах. В цепочке были задействованы сотни военнослужащих, так что истинное лицо орденоносца-тыловика давно ни для кого не представляло секрета, однако обходилось без неприятностей. Если в Особом отделе и находились романтики, жаждущие наказать спекулянта в погонах, то их быстро обламывали: слишком крепкими связями обзавелся Жора, слишком много жирных мух, вплоть до генералов, оказались запутавшимися в его паутине.

Студеный с Арцыбашевым не единожды пользовались услугами Жоры, которого за глаза уже звали Тохтамбаем. Правда, серьезного размаха их операции не приобрели. Партия японских транзисторов, десяток иранских ковров, золотишко - по сравнению с тем, чем занимались другие, это выглядело просто мелочью. Но даже такая мелочь приносила доход, не сравнимый с воинским жалованьем. Уже после первой удачно провернутой сделки Студеный отправил в Пермь деньги, позволившие Антонине купить подержанные "Жигули" пятой модели. А еще через несколько месяцев она вступила в строительный кооператив.

Арцыбашев не знал, что Студеный и Жора вместе учились. Не то чтобы комбат специально скрыл этот факт - просто так получилось.

По разговорам, которые велись Тохтамбашевым и Студеным в его присутствии, Арцыбашев сделал вывод, что они служили вместе в Забайкалье, служили недолго, а потом не виделись много лет и восстановили отношения случайно. Решил, что ничего общего, кроме коммерческой деятельности, между ними сейчас быть не может.

А это оказалось не так. Только представилась возможность поговорить без свидетелей, как Тохтамбашев, перестав улыбаться, спросил у Студеного:

- Ты ему доверяешь?

- Если б был не уверен - не привел бы к тебе. Нормальный мужик!

- Нормальный? Он обманет при первой возможности!

- У него такие возможности были. Не обманул.

Тохтамбашев покачал головой:

- Я людей насквозь вижу. Темная у него сердцевина! Пока деньги маленькие - он с тобой. Но появится большой куш - и он тебе выстрелит в спину.

Студеный тогда рассмеялся:

- А другие что, лучше? Я сам не знаю, как себя поведу, если в руки свалится… ну хотя бы сто тысяч рублей!

- Нет, ты не такой. Извини, брат, что правду скажу, но ты от таких денег откажешься. Побоишься. У каждого свой потолок. Для кого-то и тыща - богатство, а кто-то ворочает миллионами и считает, что этого мало.

- Ты себя имеешь в виду?

Жора усмехнулся печально:

- Даже сейчас я нищий дервиш по сравнению с некоторыми тузами, которые сидят в Душанбе. Хотя мой род мной гордится! Вот что я скажу: если у тебя будет возможность провернуть что-нибудь без Арцыбашева - приезжай. Сделаю все по высшему разряду! Ты мне друг, а он никто. Пришел бы он без тебя - я бы и говорить с ним не стал…

Разговор запал в память, но большого значения ему Студеный не придавал.

Не придавал до последнего времени. Ковры, золото, "соньки" и "грюндики" - все это было не то, из-за чего стоило бы ломать копья. Тем более что способностей к коммерческим операциям Студеный не имел, закона побаивался и к торговле дефицитом примазался лишь потому, что вокруг все так делали, а на складах окопался его друг Тохтамбашев, который успешно взял на себя все действия по сбыту товара. Не будь Жоры - и Студеный не думал бы о торговле, ограничившись тем, что обеспечил бы только семью заморской техникой и дешевыми побрякушками.

Теперь, когда на кону стояли два миллиона, ситуация изменилась. Размер суммы пугал. Если прихватят, вышки не миновать. Но если дело выгорит?… От такой перспективы перехватывало дыхание.

Лежа на койке, комбат представил, чем занимается Арцыбашев…

…Арцыбашев сидел за столом. Перед ним стояла алюминиевая кружка с остывшим чаем и лежал журнал "Вокруг света". Номер был без обложки и последних страниц, так что нельзя было твердо сказать, сколько лет назад его выпустили. Судя по многочисленным ссылкам на указания Леонида Ильича - давно. Журнал нашли в пустующем дувале одного из кишлаков неподалеку от части. По данным разведки, в кишлаке должны были заночевать моджахеды. Окружили, проверили - только местные жители, напуганные и недоброжелательные. Слова не вытянешь. Даже под автоматом. Так что приходили боевики или разведка ошиблась, оставалось только гадать. Но в полуразрушенной хижине, под столом валялся русскоязычный журнал, который Арцыбашев и подобрал. Как он там оказался? Одна из многих загадок, которыми так богата война…

В конце номера была напечатана часть романа о работе шведской полиции. Арцыбашев начинал его читать несколько раз. Сюжет был интересен, но добраться до финальных строчек не удавалось. То одно, то другое мешало. Чтение не шло и сейчас. Глаза перебирались со строчки на строчку, но в памяти ничего не осаживалось.

Деньги захвачены и в ближайшие дни будут надежно припрятаны. Что делать дальше? Как бы ни бахвалился Арцыбашев, а и он внутренне испытывал сильный мандраж. У него возможностей больше, да и хватка покрепче, чем у комбата, но два американских лимона - слишком серьезная сумма. Многим парням намазали лоб зеленкой за меньшие деньги. Как обменять доллары на рубли, как легализовать такое богатство? Обращаться к фарцовщикам, к таксистам, обслуживающим иностранцев, к путанам? Смешно! Моментально сдадут Комитету. А выхода на серьезных людей у Арцыбашева не было. Так, мелочовка одна, для которых верхний предел - десять тысяч рублей. Если б он в Союзе работал, то давно бы оброс нужными связями. А он все по дальним гарнизонам мотался, да в Афгане сидит третий год. Как ни напрягай мозговые извилины, а не к кому обратиться! Значит, предстоит самостоятельно придумывать и строить надежную схему. Если действовать осторожно, это займет много времени. А если осторожность отбросить, то лучше вообще не начинать. Лучше сразу - пулю в висок. Самому - оно легче, чем ждать, пока приговор приведут в исполнение.

Пока о деньгах знают двое. Он и комбат. В себе он уверен. Не проболтается, не наделает глупостей. А вот Студеный… Еще год назад Арцыбашев мог за него поручиться. Год назад, но не сейчас. Сейчас комбат сдал. Черт знает, как он себя поведет, если придется заныкать богатство и долго ждать дня, когда удастся воспользоваться плодами успеха. Тихо сопьется? В петлю полезет? Напишет явку с повинной? Любой вариант совершенно реален! Любой, кроме такого, при котором Студеный не наделает глупостей и спокойно выполнит все инструкции.

Или так только кажется?

Просто делиться не хочется, вон он и придумывает оправдания, чтобы Студеного "отодвинуть"?

А делиться ой как не хочется!

Пусть и велика сумма, пусть и хватает ее не только на двоих, но и на десятерых, а прибрать к рукам все целиком - необоримый соблазн. При двух-то лимонах можно задуматься и о том, чтобы рвануть за бугор. Пусть потом предателем называют, приговор заочно выносят… Плевать! Шарик большой, найдется, где спрятаться. Тем более, не такая он, Арцыбашев, фигура, чтобы ГРУ и первый главк Комитета серьезную охоту затеяли. Настоящими секретами не владеет, для разведок вероятных противников большого интереса не представляет. Да и перестройка набирает обороты, бардака и вольностей с каждым месяцем становится больше. Уволиться все легче и легче. Уйти на гражданку, выждать полгодика, все подготовить… Сложно, конечно, но и при опущенном железном занавесе люди ухитрялись бежать. А сейчас занавес поднимается, и, чует сердце, пройдет какое-то время, и выехать по турпутевке в капстрану будет так же легко, как смотаться к тетке в Воронеж.

Арцыбашев тряхнул головой, усмехнулся. Эк размечтался, диссидент новоявленный! Домик в Париже, прогулки по Елисейским полям… Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой! Проблемы надо решать по мере их поступления. А главная проблема сейчас - Студеный. Нет Студеного - нет проблемы.

Тем более что один труп уже есть. Те, что погибли в бою - и наши, и чурки - не в счет. Это был бой. А вот осведомитель, который принес информацию о караване…

Тот еще говорил, вспоминая важные подробности, когда Арцыбашев решил, что стукача надо списывать. В том, что информатор пришел к нему первому, - Арцыбашев не сомневался. А вот в том, что он не пойдет куда-нибудь дальше, в разведотдел дивизии, например, сомневался. Но даже если не пойдет, даже если довольствуется теми крохами, которые Арцыбашев сейчас заплатит - нельзя оставлять такого свидетеля. Два и два сложить просто. Вот и он сложит, когда разнюхает, что шурави караван разгромили, а деньги кемалевские официально не оприходовали. Не сможет узнать? Еще как сможет! Информация имеет свойство утекать в обе стороны, и не факт, что этот стукач не подкармливает кого-то из штаба отдельного батальона, не притаскивает ему дешевые шмотки и видеотехнику в обмен на нужные сведенья.

- Все? Ничего не забыл? - спросил Арцыбашев, когда информатор умолк.

- Ничего, - по-русски тот говорил почти чисто.

- Молодец! - Арцыбашев посмотрел ему в глаза и ударил костяшками пальцев в кадык.

Информатор захрипел и рухнул со стула. Арцыбашев выхватил нож, наклонился и полоснул по горлу. Не дожидаясь, пока затихнут конвульсии, вытер клинок о жилет стукача. Вложил оружие в ножны, задул керосинку и вышел из дувала, аккуратно затворив дверь. Пройдет много времени, прежде чем найдут труп. А найдя, не сопоставят убийство с деятельностью советской разведки. У покойного хватало всяких других заморочек. Даже странно, что он столько лет прожил. Аллах его давно заждался…

Так что первый труп в основу богатства положен. А Студеный… Нет, со Студеным надо решать, однозначно. Сразу после того, как денежный ящик будет надежно укрыт на складах Тохтамбашева. Придется повозиться, чтобы гибель комбата не вызвала лишних вопросов. Но два миллиона этого стоят!

Тогда Арцыбашев станет единственным носителем тайны. Тохтамбашев не в счет. Посвящать его в подробности они с комбатом не станут, а сам он вскрыть ящик не посмеет. Главное - обставить смерть Студеного таким образом, чтобы чурка не рюхнулся, не запаниковал. Чтобы ящик как стоял, так и остался стоять на складе. А уж забрать его Арцыбашев сумеет. Чучмек слишком заворовался, слишком увяз глубоко, чтобы пойти на конфликт с офицером разведки. А дабы усыпить возможные подозрения Студеного, можно будет чурке сказать:

- Отдашь ящик только в том случае, если мы придем вместе. Если придет кто-то один - не отдавай!

…В ту минуту, когда Арцыбашев закрыл журнал и стал готовиться спать, командир батальона Студеный принял решение бортануть своего компаньона.

Глава четвертая

ЗДРАВСТВУЙ, ЗОНА,


НОВЫЙ ГОД!


Лето 2002 года, Ижма

А вот она и зона. Чуть было не сказал - родная.

Собственно зона, которую охраняли псы-цирики, начиналась дальше, а здесь, на территории рабочей зоны, никакой особой охраны, понятно, не было, а шарились только несколько зэков, лениво перетаскивавших какие-то доски.

Да, знакомое место. Ничего не изменилось. Ну, буквально ничего.

И лесопилка та же, и сарай покосившийся, в котором лопаты и прочие топоры хранятся, и все та же дурацкая, непонятно что означающая надпись на трансформаторной будке: "А гугу не гого?"

Что это значило, не знал никто. Да и хрен с ним.

Я вдоль стеночки, как тихая серая крыса, пробрался к навесу над лесопилкой и шмыгнул за штабель свежепиленых досок.

Отлично! Меня ниоткуда не видно, а мне отсюда все, как на ладони. Устроившись поудобнее, я приготовился прихватить кого-нибудь из работяг, чтобы отправить его с весточкой к пахану, и вдруг за моей спиной раздался кашель, а затем сиплый голос:

- Братуха, огоньку не найдется? Я вздрогнул и обернулся.

Передо мной стоял нормальный лагерный штемп, одетый точно так же, как я, и держал в руке пачку "Беломора".

Ах ты, зараза, подумал я, не один я такой тут тихий!

- На, держи, - ответил я и бросил ему зажигалку.

Он поймал ее не глядя. При этом его взгляд ни на секунду не отрывался от моей персоны. Он ощупывал и обыскивал меня глазами, и что-то ему во мне не нравилось. Прикурив, он бросил зажигалку обратно, и я точно так же, как он, поймал ее в воздухе и плавным движением переправил в карман.

Он затянулся и, не отрывая от меня проницательного взгляда, спросил:

- А из какого ты отряда, братуха? Что-то я тебя раньше не видел.

- Из пионерского, - ответил я, - имени Тимура и его команды. А скажи мне, брат дорогой, кто сейчас на зоне пахан?

- Кто пахан, говоришь… - он затянулся и сделал паузу.

Выпустив дым, он посмотрел на огонек папиросы, потом снова поднял глаза на меня и, прищурившись, ответил:

- Ну, пахан-то здесь теперь Железный. А ты-то кто таков будешь, если по зоне шаришься, а пахана не знаешь?

- А вот про то тебе знать не нужно, - ответил я, - пойди-ка ты, брат, к пахану, да скажи ему, что с воли человек к нему пришел от питерской братвы и говорить с ним хочет по делу важному и срочному. Да шевели копытами. Дело не ждет.

Братуха еще раз ощупал меня взглядом и, не говоря ни слова, ушел. В другом случае он точно прицепился бы к тому, как я распорядился насчет "копыт", но, видимо, понял, что не с фантиком разговаривает, и схавал это молча.

Теперь нужно было срочно поменять место дислокации.

Была ничтожная вероятность того, что этот человек пойдет не к пахану, а к куму. Ничтожная, как вша на слоне, но была. И тогда - полный звездец. Я даже думать не хотел, что тогда будет. Ну его к черту!

Тьфу-тьфу-тьфу!

Перебравшись метров на тридцать, я заныкался за другим штабелем и стал ждать. Прошло около получаса, и наконец я увидел группу людей, неторопливо идущих в мою сторону. До них было метров сто.

Впереди спокойно вышагивал плотный коренастый мужик. Он был без кепаря, и даже на таком расстоянии было видно, что его коротко остриженные волосы были абсолютно седыми. Такими же серебряно-седыми были аккуратная борода и густые брови.

За ним, на небольшом расстоянии, шли еще шесть человек. Свита.

Все правильно. Это - пахан. Значит, мой посыльный не пошел к куму. Ну и хорошо, подумал я, слон растоптал вошку. Все пока нормально.

Я вышел из-за штабеля и встал так, чтобы меня было видно.

Через минуту пахан остановился напротив меня. Нас разделяло несколько шагов. Свита окружала пахана полукругом и все они молча смотрели на меня.

Несколько минут в воздухе висело напряженное молчание, затем пахан вздохнул и сказал негромким и спокойным голосом:

- Ну здравствуй, мил-человек! Кто таков будешь? С чем пришел?

- А ты ли Железный, уважаемый? - ответил я.

- Я-то Железный, а вот ты - какой?

Я почесал щеку, посмотрел ему в глаза и сказал:

- Привет тебе от братвы питерской. Привет и разговор серьезный. А зовут меня - Знахарь. Слыхал?

Ответа не последовало.

Пахан на минуту потерял дар речи, но виду не подал. Только глаза чуть расширились. Самую малость. Зато его свиту тут же и заколбасило.

Они, конечно, были попроще Железного, большая стратегия - не их дело, но о том, что Знахаря при встрече следует сажать на пику, знал каждый из них. И именно это желание я прочел в их глазах.

Обретя дар речи, Железный вздохнул и спросил:

- Знахарь, говоришь? Тот самый?

- Да, Железный. Тот самый. И, как видишь, сам пришел. Так что - думай.

- Да-а… Знахарь пришел сам, - вполголоса произнес Железный, посмотрев в землю.

Потом он поднял голову и, приняв решение, спокойно сказал:

- Ну, раз Знахарь пришел сам, значит, дело действительно серьезное. И толковать о нем надобно не на улице, а как люди делают, в спокойном месте, под крышей. Пошли, Знахарь!

И мы с ним пошли рядком, как Брежнев и Подгорный.

Свора держалась чуть поодаль, но я знал, что стоит ему только дать знак, и от меня полетят клочки. Порежут они меня финками с наборными рукоятками на ленточки тонкие. И не поможет мне ни мастерство мое боевое, ни ждущий в лесу Санек, ни апостол Петр. Отвернется он, чтобы кровищи не видать, да и все тут.

Попетляв между высоченных штабелей, сараев и гор сырых бревен, мы добрались наконец до знакомого мне столярного цеха. Когда вошли, один из свиты сделал знак, и трое мужиков, суетившихся вокруг рейсмуса, тут же отвалили на улицу.

- Прошу сюда, - сказал Железный и открыл дверь в каптерку.

Там стоял большой облезлый стол, несколько стульев, старое кресло и покосившийся шкафчик.

Железный кивнул одному из своры, и тот, открыв дверцу, начал шуровать в шкафчике.

- Присаживайся, Знахарь, перекусим, чем бог послал, а уж потом и о делах поговорим. На пустое брюхо - какие разговоры!

Я кивнул и опустился в указанное мне продавленное и разлохмаченное кресло, которое тут же заклинило мой зад. Ловко, подумал я. Как в капкане. Остальные тоже расселись вокруг стола, и я обратил внимание на то, что ненавязчиво оказался в дальнем от двери углу, меня со всех сторон окружали хозяева, и выхода из этой комнаты мне не было никакого. Ловко!

А в голове у меня в это время работал компьютер и на основании крупиц полученной информации постоянно выдавал выводы и решения.

Так. Меня не замочили сразу.

Это хорошо.

Во-первых, потому что, как видно, новый пахан человек мудрый и не бросается тут же исполнять воровские традиции. То есть - выпускать кишки человеку, посягнувшему на святое. На общак.

А во-вторых, просто потому что не замочили. Это тоже приятно.

Есаул тем временем разложил на столе скромную хавку и расставил кружки. Железный окинул взглядом стол и, подняв глаза на Есаула, сказал:

- Спасибо, Есаул, присядь с нами. Есаул кивнул и присоединился к компании. Разлили чифир. Железный взял почерневшую кружку с ядовитым чифиром и сказал:

- Долгую дорогу ты проделал, Знахарь. Чифирни, расслабься!

Мы отхлебнули по чутку.

Чифир был неплох. Прямо скажем - в самый раз.

Железный сказал:

- Давайте кушать, братцы, голодное брюхо ко всему глухо.

Ну, мы, понятное дело, не стали ждать повторного приглашения и принялись за скромную бациллу и хлеб.

Между делом я рассказывал Железному о делах питерской братвы, о погоде, еще о всяком-разном, но ни на секунду не забывал о том, что скоро настанет момент, когда чаепитие окончится и начнется конкретный и жесткий разговор о деле.

И - ой, каким неприятным будет этот разговорчик-допросик!

И смерть моя вовсе не ушла гулять, видя, как мы тут мирно чифирчик распиваем да бациллу трескаем. Не-ет, она стоит прямо за моей спиной и ждет. И стоит только Железному принять неблагоприятное для меня решение, как она в ту же секунду похлопает меня по плечу и скажет:

- Ну что, пошли?


И вот минут через двадцать, когда покончили со скромной трапезой, настал, наконец, тот момент, о котором я не забывал ни на миг.

Железный отставил пустую кружку, вытер губы платком, убрал его в карман телогрейки и, закурив папиросу, обратился ко мне:

- Ну что ж, Знахарь, какой я хозяин, ты увидел. А теперь давай посмотрим, что ты за гость. Расскажи нам, брат, с чем пришел. Мы слушаем тебя.

Я посмотрел вокруг.

Все сидевшие вокруг стола братки смотрели на меня и ждали.

Один из них, чтобы лучше меня слышать, достал из кармана сверкающую финку с шершавой рукояткой из оленьего рога и стал чистить ею ногти. Другой взял тряпочку и принялся протирать слуховой аппарат, выполненный в виде пистолета Макарова.

Я покосился на пистолет, усмехнулся и начал рассказывать.

Рассказывалось мне легко, потому что всю историю я подготовил еще в поезде. Несколько раз я прогонял ее в голове, корректируя так, чтобы у моих будущих судей не возникало лишних вопросов, тщательно обдумал, чего им говорить не следует, подготовил аргументацию и убрал нестыковки.

И рассказал я им про то, как меня подставили жадная до чужого жена со своим хахалем. И про то, как соскочил с зоны, чтобы отомстить им, и про то, как мне переделали морду и как меня поймали на тюремную медсестру, которую я пялил, пока лежал с распоротым брюхом, рассказал про Наташу, паскуду ласковую, про ее фальшивого папашу из ФСБ, почти про все рассказал. И про то, как меня на рюкзак с общаком вывели, и про то, как папаша выставил мне условие обмена - рюкзак на Студня. В общем, раскололся по полной.

Но вот фамилии Арцыбашева им знать ни к чему.

Не их это дело.

Рассказывал я около часа.

За это время принял я еще пару глотков чифира, да пил несколько раз простую холодную воду. Я не лектор, и от таких длинных речей с непривычки пересыхало в горле. Может, с непривычки, а может, от некоторого мандража. Все-таки хоть и нехилый я парень во всех смыслах, а ведь в эти шестьдесят минут я выговаривал у них свою жизнь. И еще неизвестно, чем это закончится. То ли пойду я Студня ловить по их наколке, то ли вынесут меня отсюда в двух мешках из-под цемента.

Ну, закончил я толкать им свой роман, и настала пауза.

И тут один из пацанов, тот, что ножичком играл все время, пока я рассказывал, и говорит:

- А чем, - говорит, - докажешь, что ты - Знахарь, а не дурилка фанерная?

Я к Железному повернулся и вежливо так говорю:

- Я сейчас встану, ты не беспокойся.

И с трудом выдираю свою жопу из кресла. А тот, что пистолет протирал - раз, и направил его на меня.

Я ему:

- Что ж ты волыной-то играешь? Я тут один, а вас - шестеро, куда я денусь?

А он отвечает:

- Если ты и вправду Знахарь, то тут про тебя рассказы ходили интересные, как ты голыми руками-ногами народ разгребал. Так что я с пистолетиком посижу. Он мне не мешает.

- Ладно, - говорю, - смотрите.

Задрал я свитерок свой драненький, приспустил порты и по брюху рукой с силой - туда-сюда, туда-сюда, аж кожа загорелась. Покраснело мое брюхо, и на нем, как в проявителе, шрам мой знаменитый и вылез.

И вижу - Железный с пистолетчиком друг на друга - зырк-зырк, а пистолетчик Железному так уверенно кивает. Мол, Знахарь это. Будь уверен.

Ну ладно. Уселся я на место и жду. Что же дальше?

А дальше Железный чифирчику еще глотнул и спрашивает:

- А как докажешь, что не врешь ты про историю с общаком? Может, у тебя какой другой интерес имеется?

Ну, на это у меня ход заготовлен был.

- А вот тут, Железный, просьба у меня к тебе очень серьезная. Отправь ты немедля в Питер маляву. Пусть братки питерские тебе быстро ответят, и сам все узнаешь. А пока письмишко будет над Родиной нашей порхать, побуду я у тебя гостем невольным на твоих харчах да на гостеприимстве хозяйском. А как ответ придет, так все само и решится. У меня другого выхода нет.

Настала тишина.

Железный думал.

А когда пахан думает, то лезть с базарами - не дело.

Думал он минут пять. А эти все с игрушками своими балуются. Один - с финкой бритвенной заточки, другой - с пистолетом вороным.

Для меня эти пять минут - как пять часов тянулись.

Наконец поднял Железный голову от дум тяжелых, посмотрел на меня и медленно говорит:

- Да, Знахарь, это ты правильно сказал. У тебя отсюда выхода нет.

Братва подобралась, и опять пистолет в мою сторону повернулся.

- Ты ведь знаешь, что любой уважающий себя вор должен тебе брюхо вспороть. И не так, как ты сам сделал это в Крестах, а по-настоящему. Так, чтобы дерьмо твое по полу разлилось. Знаешь?

И голос у него недобрый. Ой, недобрый…

А я сижу и молчу.

Что же, думаю, так и окончатся мои приключения в каптерке этой неприбранной?

- А я вор уважаемый. И сам себя уважаю. И зону свою уважаемой сделал. Вот я и думаю, а нужно мне это - братанов беспокоить, человечка с малявой отправлять, шелабушки на это все тратить? Пришить тебя тут, да и все! А мне за это только руку пожмут. А голову твою на кол надеть, чтобы видели, что бывает с теми, кто грабки к святому тянет, к общаку!

Его голос окреп, он подался в мою сторону, и я решил, что если конец мне, то его-то я с собой точно прихвачу. Мне бы только один удар из сидячей позиции успеть провести.

А он продолжал:

- А ты - кто? Да ты - никто. Ты пришел на зону к честным ворам, рассказал нам историю про Шехерезаду, сказку какую-то, и думаешь, что сейчас все бросятся народ беспокоить и малявы во все стороны слать?

Ну, думаю, кранты. Приехали.

Трое уже встали и отошли на пару шагов. Это чтобы пространство иметь для резких действий.

Ой, Знахарь, что-то сейчас будет…

- И что за рыбу ты на самом деле ловишь в этой истории - никому не известно. Я даже не спрашиваю тебя об этом, потому что вижу, что ты не все рассказал. И не рассказывай, не нужно. Все равно соврешь.

Ах, думаю, собака проницательная! Да, хороший пахан, крепкий. Такого пустыми да складными байками не проведешь. Ай да пахан! Что же сейчас будет?

А он нагнетает:

- И за кого ты нас держишь, не понимаю. И на чем ты меня развести хочешь - тоже не понимаю. Да только мне это понимать и ни к чему. Зачем я буду осложнять жизнь себе и другим братанам? А? Скажи мне, Знахарь! Ты ведь Знахарь, а значит - должен все знать. Так? Ну так что, Знахарь, знаешь, что с тобой сейчас будет?

Все. Это - труба.

А хитрый Железный на спинку стула откинулся, и теперь мне его не достать.

Огляделся я и вижу, что ходу мне нет никуда.

Вся братва на ногах, четыре ножа сверкают, и пистолет черный мне в брюхо направлен. А я сижу в глубоком и тесном проваленном кресле, из которого просто так хрен выскочишь. Пока я буду жопу из него выдергивать, на мне успеют ножичком неприличное слово вырезать. Ну, попал, ну, бля, попал!

Да, похоже, закончились мои приключения.

И те паскуды, которые поломали мне жизнь и из-за которых я носился по зонам да по дорогам, из-за которых людей убивал и меня убивали, будут жить и творить свое паскудство дальше? А я буду гнить в известковой яме? Те, для кого моя жизнь - фишка, будут продолжать играть? Это что, значит, они правильные, а я - чмо несознательное, с которым можно обходиться как хочешь? А Арцыбашев поймает в смертельный капкан другого лоха, подложив под него тварь поганую Наталью? А братва так и будет думать, что я сознательно общак двинул, и вспоминать меня, как распоследнего пидора?

Что же это делается на белом свете?

И куда только Боженька смотрит? А может быть, он как раз все видит и думает - так вам и надо, тварям позорным. Дал я вам заповеди, и как вы их исполняете? Вот и жрите друг дружку, пока не пожрете свою гнилую породу до последнего! Ошибся я, что поделаешь, создал вас не на радость себе, а на горе…

Думаю я это все, а про братков-то и забыл уже.

Меня уже здесь нет. Все кончилось.

Все.

- Эй, Знахарь, очнись, что у тебя с лицом?

Посмотрел я кругом и вижу - стою уже, а не сижу.

А братки, которые вроде уже меня чикать приготовились, как стояли, так и стоят. Только ножи куда-то делись, да и пистолета не видно.

Железный на стуле своем сидит, голову рукой подпер, а глаза с прищуром в меня воткнул и вроде улыбается. А вроде и нет.

- Слышь, Знахарь, - говорит пистолетчик, - посмотри на свое табло!

И зеркальце мне протягивает.

Я как глянул - боже мой!

Ну и рыло!

Не знаю уж, что там у меня с кровеносной системой случилось или еще с чем, только все швы и тайные подтяжки, которые на моей морде были после пластической операции, вылезли, как у того монстра, которого доктор Франкенштейн забацал. Ночью увидишь - в штаны наложишь. Видать, сильный у меня стресс случился. Не помню, как и встал.

Вернул я пистолетчику зеркальце и говорю Железному:

- Слушай, Железный, ты мне жилы не тяни! Говори, что решил, я тебе не фраер, чтобы нервы мне мотать. Решил кончать меня, так давай, делай! А нервы не порти.

- Не горячись, Знахарь, - ответил мне Железный, и в его голосе мне послышались примирительные нотки, - надо же было тебя пробить, сам понимаешь.

- Ну и как, пробил? - зло спросил я.

- Пробил, пробил, успокойся. В общем, так я решил - посидишь тут на стройке в подвальчике секретном одном, а мы пока с малявами разберемся. А там - не обессудь. Либо - жизнь, либо - сам понимаешь…


И вот сижу я в какой-то подземной насосной, "ЗУМПФ" называется, уже третий день. А Санек, стало быть, в лесу кантуется один. Ему-то хорошо - свежий воздух, все такое.

А тут - сырость, темнота, что-то где-то булькает, да еще и цепь запястье натерла. Приковали меня братаны цепочкой, как собаченцию. Извинялись, правда, но приковали. Только и хватает мне цепочки этой от шконки до параши. Хорошо еще, что соорудили они мне и шконочку какую-никакую, и ведро в угол поставили. Приходят, то хавку подгонят, то просто заглянут покалякать на пять минут. В общем, не забывают. А я уже нервничать начинаю. Третьи сутки на исходе, а ответа все нет.


На четвертый день, когда я уже начал доклад о жизни своей непутевой для Господа Бога готовить, поднялась ляда, которая карцер мой накрывала, и пробился ко мне с улицы лучик света.

Спускается в насосную эту сраную Таксист, то есть - пистолетчик тот самый, который шрам на моем брюхе исследовал, да и говорит:

- Дай-ка, Знахарь, цепочку сюда, поближе к свету.

Ага, думаю, сейчас освободит. А раз один пришел, значит…

Значит - живет Знахарь!

Да, Знахарь, не оборвалась еще дорожка твоя, не спустят тебя в бочаг вниз головой, живем дальше.

Ну, отцепил меня Таксист, и вылезли мы на свет божий.

Солнышко светит, птички чирикают, воздух чистый - он здесь везде чистый. Хоть в тайге, хоть над зоной. Ему - воздуху - все равно.

Ну и пошли мы с Таксистом опять в ту самую каптерку.

Приходим, народ в сборе, морды все те же, но вроде поприветливей стали. Поручкался со всеми, а с Железным в первую очередь.

Он сам из-за стола встал, шагнул навстречу и клешню протянул.

Нормальная у него клешня, крепкая.

Когда мы с ним ручкались, он носом потянул, посмотрел на меня этак и говорит:

- Слушай, Знахарь, не в падлу, сходи-ка ты помойся! Тут для тебя уже приготовили все, что нужно. Сидел ты в яме поганой, так что - сам понимаешь. Пахнет от тебя не так, как от цветочка весеннего.

И подмигнул.

А остальные ржут и по плечам меня хлопают.

Ну, тут у меня от сердца уже окончательно отлегло. Хоть и не было базара про малявы да про то, какие там ответы пришли, а стало ясно, что все в ажуре. И к бабке не ходи.

Завели меня в закуток в той же столярке, а там за отгородочкой фанерной стоит бадья с горячей водой литров на сорок, мыльце, мочалка и чистые шмотки стопочкой сложены. Точно такие же, как и у меня. Здесь других не бывает.

Я быстренько тряпье провонявшее скинул, ковшик схватил и давай намываться. В общем, минут через пятнадцать выхожу я чистый и свежий, как молодая морковка. Захожу в каптерку, а там на столе уже бацилла разложена, овощи, помидоры там, огурцы всякие, а посередине - оп-па - бутылка "Абсолюта".

Это хорошо, думаю, после баньки-то…

Расселись мы вокруг стола, я уже не в кресле-капкане сижу, а на нормальном стуле, разлили, чокнулись, как нормальные люди, сидим, штевкаем, бациллу друг другу передаем, кайфуем.

Ну, настал момент, и Железный говорит:

- Пришел ответ из Питера на маляву нашу.

Молчу.

- Фарт тебе, Знахарь! Подтвердила братва питерская, что ты - не фуфло и серьезное дело имеешь. Так что - спрашивай, что тебе нужно, по силам ответ будет.

Я в это время огурец хрумкаю и киваю уверенно так, будто другого и не ждал. А на самом деле ждал. И очко, надо сказать, не железное у меня было в зиндане ихнем.

А пистолетчик Таксист вдруг и говорит:

- Так что, Знахарь, ты меня так и не признал, что ли?

Я к нему поворачиваюсь, смотрю внимательно - нет, вроде не видел. Лицо как лицо, ну, мало ли…

- Нет, - говорю, - не могу признать.

- А я, - говорит Таксист, - сразу тебя срисовал, еще когда в первый раз у штабеля встретились. Я на всю жизнь запомнил, как ты в Крестах на смотрящего по хате бросился, когда он концы откинул. Прямо как упырь какой, я аж испугался. А потом, когда он из мертвецов встал, ты для меня уже просто колдуном каким-то смотрелся. Я тогда с бородой был, поэтому ты меня и признать не можешь. Тебя-то сейчас тоже не признать с новым таблом, но я как в глаза тебе посмотрел, так и подумал - ага, вот он, колдун тот, который смотрящего из могилы вынул. Глаза - их не переделаешь.

- Ну… - сказал я и только руками развел.

- Так что же ты хочешь знать, Знахарь? - спрашивает снова Железный и папироску закуривает.

Я на часы посмотрел и вижу - до исхода девяносто шести часов осталось еще пять с половиной, так что можно не суетиться. Пошарил в последней пачке "Мальборо", достал сигаретку, закурил и говорю:

- А знать мне нужно все, что ты можешь рассказать мне про Студня, который тут после меня чалился, а потом ноги сделал. Все, что знаешь, и даже больше.

- Ну, насчет "даже больше" не обещаю, а что знаем - услышишь.

И рассказал он мне про то, как прибыл на зону беспредельщик молодой, севший по второму разу за кровавые дела. Его не трогали, давали жить, понятий он не нарушал, так что все было вроде нормально.

Было у него при себе кольцо особое, вроде талисмана или памяти о ком-то, в общем, для него - очень важное. И ухитрился он колечко это сквозь все шмоны протащить. То в очко себе засунет, то проглотит, короче, колечко всегда при нем было.

По ходу дела братва просекла, что у него были интересные разговоры с одним таджиком по кликухе Урюк, который сидел за контрабанду наркотиков. А разговоры эти были о том, что когда Урюк был членом банды басмачей, то видел такое же кольцо на руке своего бая, который раньше был майором Советской армии. Фамилия его - Тохтамбашев. И, стало быть, оба этих колечка, одно - у Студня, другое - у Тохтамбашева, из одного гнезда.

И вот однажды почикал он Урюка ножичком до смерти и сдернул с зоны. Только его и видели.

Вот и вся история.

Выслушав ее, я понял, что большего и ждать нечего.

Все сказано и понято.


И означать все это может только одно.

Не Студень Арцыбашеву нужен, а кольца эти непонятные, а за кольцами этими - все. И деньги немалые, и власть, и слава, и силы темные, и смерть жестокая. В общем - то еще колечко. Прямо как у Толкиена, едрить твою!

А то, что деньги эти действительно немалые, - это точно.

И, пожалуй, там не какой-нибудь сраный миллион зеленых в дипломате. Не-ет, Знахарь. Так что иди давай, ищи Студня этого, да колечко это волшебное у него и забери. А его самого - по обстоятельствам. Но лучше всего - на небеса. Чтобы геморроев не было.


Сказал я сам себе в голове эту речь краткую и говорю пахану:

- Ну что ж, спасибо тебе, Железный, за то, что не порешил тут меня, не подумав крепко, за то, что просьбу мою исполнил по малявам, за угощение, за помывку опять же! А теперь идти мне пора.

И встаю.

И он тоже встает и говорит:

- Не за что, Знахарь. А ты на меня зла не держи за то, что подавили тебя немного. Сам понимаешь, если каждого да всякого принимать по словам его первым, добром не кончится. Ты скажи, что тебе с собой нужно, чем можем - пособим.

- Спасибо, Железный, не нужно мне ничего. У меня в лесу нычка есть, а в ней всякое-разное, что в дороге понадобится. Так что…

Ну, пожали мы друг другу руки на прощанье, обнялись крепко с ним и с братанами, и двинул я тихонечко в лес, где меня Санек ждал.

Зона осталась за спиной.


***


Урюка не шпынял только ленивый. Вечно грязный, туповатый, плохо говорящий по-русски и не понимающий многих элементарных понятий таджик был удобной мишенью. Студень и сам не упускал случая лишний раз унизить Урюка. Обычно он отпускал пару затрещин, приговаривая: "Падла, народ травишь?!", и давал какое-нибудь поручение, например, что-нибудь принести или кого-то найти. При этом особой злости к таджику Студень не чувствовал. Действовал, повинуясь привычке демонстрировать силу, подчеркивать свое положение.

Так продолжалось, пока Урюк не увидел кольцо. У таджика даже глаза загорелись. Он так и застыл, разглядывая украшение на пальце Володи.

- Чего зенки вылупил? - Студень двинул таджика под дых.

Тот неразборчиво извинился и поспешил отойти. А поздно вечером, после отбоя, завел разговор. Поначалу Студень не мог врубиться, о чем лопочет Урюк. Хотел дать пинка и прогнать, но что-то остановило. Прислушался, велел:

- Не тарахти, бля! Вынь х… изо рта и говори по-человечески, я ваш обезьяний язык не понимаю…

Постепенно стала проясняться картина. Такое же кольцо, только без камня, носил урюковский босс, полевой командир Тохтамбаш-баши. Носил очень давно и любил повторять, что это - память о друге, который хоть и был неверным, но здорово ему помог. Много лет назад Тохтамбаш-баши служил в Советской армии, был целым майором. Происходя из беднейшего рода, в армии он сумел накопить сказочное богатство и в родной кишлак приехал с целым чемоданом денег, на которые и организовал свой отряд, в настоящее время разросшийся до размеров целой дивизии.

Вот тут-то, когда про чемодан было сказано, Студня конкретно пробило.

- Заглохни! - велел он таджику, а сам принялся вспоминать.

Значит, все это правда?!

Это случилось лет шесть назад. С финансами тогда было тяжко, полная непруха в делах, пришлось жить у матери. Она целыми днями горбатилась в каком-то магазине, так что на жратву денег хватало, но об излишествах речи не шло. А погулять очень хотелось! И как-то раз, когда надоело, злому и трезвому, без толку шароедиться по квартире, Студень забрался в комод с ее шмотками. Решил посмотреть, не подвернется ли что-нибудь, что можно загнать перекупщикам.

Перебирал старые вещи в полной уверенности, что ничего полезного не подвернется. Все, что имело хоть какую-то цену, давно было продано. Он сам этим занимался, еще до первой посадки. А потом адвокаты, посылки, всякие кризисы и реформы. Короче, этот комод Студень открыл только потому, что надежда умирает последней. Да и скучно все-таки было, а так - какое ни есть, все занятие.

Материны тряпки пахли нафталином. Несколько раз Студень царапался об засохшие апельсиновые корки. Хотел бросить беспонтовые поиски, но вдруг хрустнула какая-то бумага. Удивленный, он потыкал пальцем: действительно, под трикотажной кофтой что-то лежало. Лаве? Он давно подозревал, что у мамашки должна быть заначка! Она ведь из того поколения, которое привыкло откладывать на черный день. Интересно, сколько там? Наверняка в баксах. Маман хоть и отстала по жизни, но определенные темы сечет. Жаль только, что все таланты израсходовала до перестройки…

Вытянув из-под кофты пожелтевший неподписанный конверт, Студень был разочарован. Чуть не порвал его на хрен. Потом увидел кольцо и узнал папин почерк. Стал читать письмо…

Отец гнал пургу. С перепоя, что ли, взялся писать? Или попонтоваться решил? Тем не менее письмо Студень убрал в свои вещи, а кольцо нацепил на палец. Подышал на него, потер рукавом. Кажется, золотое. Можно загнать знакомым барыгам, но, как-никак, память об отце.

Студень продолжил тщательный шмон, но ничего толкового не отыскалось. Раздосадованный, он стал собираться на улицу.

Где живу - не гажу. Студень всегда старался придерживаться этого принципа, однако на этот раз отступил от него. В двух кварталах от дома располагался универсам. Студень на последние деньги купил бутылку пива и стал высматривать жертву.

Карта долго не шла, ожидание затянулось. Наконец, чутье подсказало: давай! Он пристроился за хорошо одетой немолодой женщиной и, оставшись незамеченным, довел ее до самого дома. Там, в полутемном подъезде, и совершил нападение. Гоп-стопы не были специализацией Студня, но все прошло как по маслу. Женщина только вскрикнуть успела, как он успокоил ее кулаком по виску. Потом, упавшую, дважды пнул в живот. Выдернул из сумки здоровенный кошель и дал деру.

Денег оказалось достаточно, чтобы устроить себе небольшой праздник. Посмеиваясь, отоварился в том же универсаме. На обратном пути специально сделал крюк и увидел, что у подъезда, где он полчаса назад "поработал", стоят "скорая помощь" и милицейский уазик.

Что сталось дальше с ограбленной женщиной, он так и не узнал никогда. В новостях этот эпизод отражения не нашел, менты Вовочку не нашли. Прошел месяц, и он сам не смог бы вспомнить лицо потерпевшей.

А в тот вечер, накирявшись, он устроил разборки с мамашей. Предъявил ей письмо и потребовал объяснений. Антонина Петровна схватилась за сердце и побледнела. Потом разрыдалась. Студень угрюмо слушал ее воспоминания. Оказалось, маманя ничего от него не скрывала. Просто реально забыла.

В день, когда из военкомата сообщили о смерти отца, только рано утром приехал один лейтенант-отпускник. Привез письмо. Антонина отблагодарила курьера, помогла ему купить билеты домой. А прочитать послание не успела - только вскрыла конверт, как позвонил военком. В общем, вернулась к этому только через несколько месяцев. Прочитала. Ну и что толку? Отца нет, дядя Жора тоже погиб. Сын в тюрьме, и надо думать о его спасении, а не гоняться за эфемерным сокровищем. Так и лежало письмо все эти годы мертвым грузом. Антонина его ни разу не доставала. Чего расстраиваться понапрасну? Наоборот, старалась выбросить мысли о нем из головы. Может, батяня действительно что-то, как он написал, "захалтурил", и они могли стать обеспеченными людьми. Кто знает? Счастье было так близко…

Студень накричал на мамашу, обозвал ее старой дурой и, сев в своей комнате, напился вдрабадан. Оставшихся денег хватило, чтобы утром опохмелиться. Головная боль отступила, и, по зрелому размышлению, Владимир вынужден был согласиться: послание от отца представляет собой только историческую ценность. Ничего практического, как ни крутись, из него отжать не получится.

Вот только кольцо… Студень не снимал его с пальца и со временем стал считать своим талисманом, оберегающим от неприятностей. А их при его образе жизни ой как хватало! Свыкся с талисманом настолько, что сумел его протащить через все камеры и этапы.

И вот теперь фортуна выкинула неожиданное коленце…

Студень слушал Урюка внимательно.

Тот пел соловьем. Говорил, что на зоне долго не засидится, что Тохтамбаш-баши своих не бросает, вытаскивает из любых передряг. И его вытащит непременно, хотя в отряде он - ноль без палочки. Уверял, что бай - человек слова, что если он когда-то что-то пообещал, то выполнит непременно. И что дружба для него - дело святое.

Не один вечер продолжались разговоры с Урюком. Студень его больше не обижал и другим не давал обижать слишком сильно. В благодарность за помощь таджик лил бальзам на уши своего покровителя. Студень выслушивал все это с усмешкой, но доброе слово и кошке приятно, а ему уже очень давно никто не говорил хороших вещей.

Капля за каплей, созрело решение. В том, что дядя Жора - Тохтамбаш-баши, Студень не сомневался. Он - человек чести… Может быть, это - последний шанс? Даже не так! Это - тот шанс, которого он ждал всю свою жизнь. Ради которого терпел все невзгоды. Что, если бай Тохтамбаш, увидев кольцо и прослушав рассказ сына старого друга, выполнит обещание? Очень возможно! И, в любом случае, лучше рискнуть и пропасть, чем медленно загнивать на Ижменской зоне. Здесь, можно быть точно уверенным, никаких богатств до конца срока не светит. А конец этот - ого, как далеко! Не факт, что дождешься.

С технической точки зрения "рывок" с зоны не представлялся чем-то невыполнимым. Власть администрации сильно ослабла, так что можно было провернуть дельце и без помощи с воли.

Тем более что, во-первых, никакой помощи Студень ждать просто не мог, а во-вторых, всегда привык полагаться только на свои силы.

Долго не знал, как поступить с Урюком. Взять с собой? В согласии не приходилось сомневаться, но нужен ли такой попутчик? Доводы "против" перевесили доводы "за". Попутчик не нужен. Но и здесь его нельзя оставлять. На него так насядут в оперчасти, что он выложит все, и тогда дорога в Таджикистан будет закрыта. Стало быть, выход один. Урюка нужно мочить.

В ночь перед побегом Студень вспоминал письмо отца.

"…Жора, которого ты должна помнить… Он на фотографии на отвальной по случаю перевода, помнишь, тебе очень понравился его шашлык?

Володя должен приехать с женой или невестой, показать это кольцо, и тогда Жора отдаст ему мое наследство. Обеспеченная старость нам гарантирована.

И запомни эти цифры 7019 3626…"


***


Когда я вышел на полянку, заваленную буреломом, Санька видно не было. Я похрустел валежником, покашлял, чтобы он меня услышал - без толку. Что ж такое, думаю, и полез под корягу за сумкой.

И только нагнулся, а мне в затылок железка - торк!

Ни х… себе - думаю!

И руки в стороны развожу, чтобы видно было, что я смирный и все понял.

Железка исчезла, и веселый голос Санька говорит:

- Не менжуйся, шутка!

Я поворачиваюсь, а он лыбится и пистолет под мышку убирает.

У меня аж в глазах потемнело.

И тут я ему ладонью с правой по голове как наварил! По диагонали вниз! Сильно я озлился. Но соображения не потерял и ударил не кулаком. А то и убить бы мог.

Санек поплыл, пушку выронил и уселся на пенек. Башкой трясет.

Я пистоль подобрал, в сумку кинул и говорю:

- Потряси, потряси, может там у тебя ума еще немножко и осталось. Ты, видать, вовсе ох…ел, браток!

Хотя - какой он мне браток, мент поганый.

- А если бы меня, - говорю, - после всех нервяков кондратий бы прибрал, а? Что бы ты Арцыбашеву доложил? Что я в болоте утоп? А если бы я решил валить тебя, не оборачиваясь, тогда мне, стало быть, рассказывать ему, как тебя медведь съел? Ты больше так не шути, индеец х…ев! Подкрался хорошо, не спорю. А вот дальше - плохие шутки.

Санек очухался, вроде даже ему стыдно стало…

- Извини, Костя, - говорит.

- Ладно, - отвечаю, - теперь это не имеет никакого значения, потому что мы с тобой тут расстаемся. Я выяснил все, что было нужно, и принял решение. А решение такое. Ты едешь к Арцыбашеву и докладываешь ему, что я вышел с зоны живой и веселый и велел тебе отправляться в Москву. А сам я пошел в тайгу Студня искать. И попутчики мне не нужны. Особенно такие, которые думают, что парма дурацкие шутки с рук спускает. Будешь ждать меня каждый четверг на Казанском вокзале в шесть часов вечера. Все коротко и понятно. Повтори.

- Каждый четверг в шесть вечера на Казанском.

- Хорошо. Теперь давай смотреть, что у нас там в сумке имеется. Я забираю все с собой. Тайга…

Открыли мы сумку и начали проверять, что там имеется.

Пистолет Макарова и четыре обоймы.

Автомат АКСУ с глушителем и четыре магазина.

Нож десантный универсальный ручной работы. Хороший нож.

Шесть пачек "Мальборо".

Аэрозоль "Антидог".

Аэрозоль от гнуса, какой-то фирменный.

Аптечка.

Бинокль полевой 24-кратный.

Монокуляр ночного видения. Маленький такой, но нормальный.

Мышь полевая, живая - одна штука. Сразу же ноги сделала.

Сухой рацион - шесть пачек.

Спички в герметичной упаковке. Двухлитровая бомба из-под пепси, наполненная водой.

Все.


Я с корточек встал, Санек тоже. За голову держится.

- Так, Санек, - говорю, - а дай-ка ты мне свою кобуру подмышечную. Думаю, не вредная она мне будет.

Он снимает кобуру, дает ее мне, я цепляю ее на себя, настраиваю ремешки, забиваю обойму в "макаров", передергиваю затвор и ставлю его на предохранитель. Потом пихаю пушку в кобуру и запахиваю ватник. Очень хорошо. Я сразу стал чувствовать себя намного увереннее.

Все остальное я перекладываю в рюкзак и закидываю его на горб.

Ну вот и все. Можно идти дальше.

Я подумал еще немного и говорю:

- Ладно, Санек, спасибо, что проводил и дождался. Извини, если что не так. Я пошел.

И протягиваю ему руку.

Он, конечно, не ожидал, что его так резко отстегнут от дела, но что он мог изменить? Ровным счетом ничего. Так что.

Мы пожали друг другу руки и пошли в разные стороны.

Пройдя несколько шагов, я обернулся и сказал ему в спину:

- Слышь, Санек, не вздумай идти за мной. Я тебя просто убью.

Он даже не обернулся. Надеюсь, что понял.


***


Кто не знает тайги, может подумать, что люди ходят по ней как вздумается. Вдоль, поперек, по диагонали, куда глаза глядят, дорог-то нету. Но это не так. Тайга сама решает, куда тебе идти. И поэтому получается, что горки, буреломы и болота направляют ходока туда, где идти можно. А где нельзя, тайга туда не пустит. То есть, конечно, пустит, но тогда может и не выпустить.

И если входит в тайгу человек и думает себе: "А пойду-ка я в сторону Японского моря!", а потом еще один, который хочет попасть в Токио, то, поскольку они идут приблизительно в одном направлении, можно быть уверенным, что линии их маршрутов совпадут почти в точности. Это тайга их так поведет. Сама. Иначе чем можно объяснить то, что люди встречаются-таки в бескрайней тайге?

Вот и я, входя в парму с целью найти след Студня, отключил интеллект и почесал по кочкам и буеракам на автомате. Не думая. И представляя себе, что я - это Студень, который рвет когти с зоны. До темноты оставалось еще несколько часов, и я надеялся оторваться от зоны как можно дальше, прежде чем буду устраиваться на ночлег. А вот когда устроюсь, тогда в тишине и можно будет подумать о том, куда же Студень мог направить свои стопы.

В общем, пер я, как геолог, который спешит на базу опохмелиться. Только стволы мимо ушей мелькали. И, наконец, когда стемнело и ломиться вслепую уже не было никакого смысла, я остановился и сбросил рюкзак на землю. Потом повалился на толстый и мягкий мох и закинул руки за голову.

Над поляной, по центру которой я бросил свои усталые кости, в страшной вышине висело почти черное небо, усыпанное микроскопическими лампочками, которые слабо перемигивались. Одна из них медленно ползла среди других. Это был спутник.

Я лежал и думал о том, как хорошо валяться ночью на таежной поляне, не думая о том, что по твоему следу прутся азартные преследователи, которые мечтают о том, чтобы выбить тебе прикладом зубы или попросту убить. Несколько лет назад зэков охраняли солдаты срочной службы, и они не могли выбирать, что им делать. Это хоть как-то можно было понять. Теперь же охрана на зонах состоит исключительно из тех, кто сам решил заняться этим идиотским делом. И каким же нужно быть уродом, думал я, чтобы по доброй воле пойти и превратиться в подлого и яростного пса, надзирающего за урками!

Я повернулся на бок, расстегнул сумку и вытащил бутыль с водой. А заодно и репеллент. Гнус уже рассек, что на поляне есть хавка, и ко мне со всех сторон устремились полки и эскадрильи голодных комаров и мошек.

Попив и обрызгавшись репеллентом, я завернулся в плащ-палатку и уснул. Мне приснился Арцыбашев, который жеманно расстегивал рубашку. Под ней была женская грудь. Потом он расстегнул брюки, медленно спустил их, и я увидел торчащий в мою сторону вороненый ствол, а под ним, как в фильме "От заката до рассвета", два револьверных барабана. Я подумал, что дело плохо, наставил на него палец, на котором были надеты два волшебных кольца, и выкрикнул волшебное заклинание:

- С вещами на выход!

Арцыбашев съежился, ствол с лязгом упал на кафельный пол, и откуда-то сбоку появился косорылый чурка, который сказал мне голосом Железного:

- Да, Знахарь, выхода у тебя нет.

И бросил на пол полусгнившую голову моей жены.

Потом картина развернулась, будто я вышел на огромную площадь, и я оказался стоящим перед огромной толпой братвы. Посмотрев под ноги, я увидел свежестроганый помост. Что-то щекотало мне левое ухо. Я повернул голову и задел носом за висящую перед самым моим лицом петлю из толстой волосатой веревки. От толпы отделился Санек в длинном кожаном плаще и маленьких черных очках, подошел к помосту и, задрав голову, спросил:

- Ну что, Знахарь, принес общак? Толпа за его спиной мрачно шевелилась.

- Не принес, - разочарованно протянул Санек, - а колечки где?

Я молчал и чувствовал, что настает кирдык.

Вдруг все посмотрели наверх. Я тоже посмотрел туда и, к своему изумлению, увидел, как с неба опускается босоногая Настя в длинной белоснежной рубашке. В левой руке она держала золотую трубу, свернутую кренделем, а правой приветственно махала мне.

Опустившись рядом со мной на помост, она оглядела толпу и сказала:

- Грех-то! Грех-то какой! Пойдем отсюда, Костенька, милый, пойдем скорее!

И, взяв меня под руку, повлекла на небо.

Пацаны, увидев такое дело, схватились за стволы и начали палить в нас. Блестящие медные пули медленно проплывали рядом с нами, и в них отражалось солнце. Я протянул руку и осторожно взял одну из них двумя пальцами. Она была горячая, и я тут же бросил ее вниз. Она полетела к земле, распухая на глазах, и когда огромная медная бочка с тремя поясками, в которую она превратилась, грохнулась среди толпы, раздался оглушительный взрыв.


Я подскочил и проснулся. Солнце давно уже встало и было светло. Машинально посмотрев на часы, я увидел, что было полседьмого. С неба доносился реактивный гул, и я понял, что взрыв, который я услышал во сне, был грохотом преодоления звукового барьера.

Я сбегал к ручейку, умыл рыло, потом подумал немного и, раздевшись догола, ополоснулся весь. Вернувшись к месту ночлега, я быстро закинул на кишку сухой паек, запил его водой и спокойно закурил, чувствуя, как приходит бодрость и способность к правильным и решительным действиям. Интуиция пока молчала. Это значило, что направление, по которому я двигался, было верным. И следовало придерживаться его до тех пор, пока в голове не прозвенит звоночек сомнения. А вот тогда нужно будет остановиться и поработать головой, время от времени отключая интеллект и давая волю подсознанию. Оно не ошибается.

Набрав полный пузырь воды, я быстренько собрался и, закинув за спину рюкзак, повернулся в ту сторону, куда мне следовало идти. Местность постепенно повышалась и невдалеке, километрах в пяти, виднелась вершина небольшой сопки. Метров сто над общим уровнем пармы. Вот туда я сейчас и пойду. Чем-то мне эта сопочка понравилась.

До вершины выбранной мною сопки я продирался часа два. Наконец я позволил себе бросить рюкзак на землю и закурить. Не знаю, что подтолкнуло меня, но я достал из рюкзака бинокль и стал рассматривать простиравшуюся передо мной тайгу. Причем в том районе, из которого только что ушел. И тут у меня екнуло сразу все.

Да, подумал я, вечная слава интуиции.

С этой сопки тайга была как на ладони. В бинокль были видны даже расплывавшиеся в атмосферном мареве крыши зоны. Но черт с ней, с этой зоной. То, что привлекло мое внимание, находилось гораздо ближе. Километрах в двух от меня, там, где я был не более часа назад, шевелились кусты. Меня кто-то преследовал.

И, пожалуй, я знал, кто это был.

Но как Санек мог решиться на догонялки без оружия, без припасов, без всего, что необходимо в тайге? А вдруг…

Вот черт! Об этом я и не подумал. Они же там, в ФСБ, все шпионы, причем профессиональные шпионы! И всякие шпионские штучки давно уже отработаны и исполняются с легкостью. Разве я могу быть уверен в том, что в поезде не ехал кто-то еще, кто подстраховывал нас? Под сколькими слоями колпака я был на самом деле?

Вот черт!

Вот черррт!

Ну, ладно, бля. Придется сдержать слово и убить Санька.

Но перед смертью он расскажет мне все. Я им, бля, не кукла, которую можно на ниточке водить. Сейчас ты узнаешь, что такое Знахарь. И тогда та оплеуха, которую я закатил тебе в сердцах, покажется тебе ласковым прикосновением материнской руки.

Я начал готовиться.

Поднимать стрельбу мне не хотелось, поэтому я попросту вырезал себе нормальную палицу. Тонкий стволик длиной около метра я очистил от веток, а корневище размером с два кулака обстрогал, чтобы было покруглее. Мне вовсе не нужно было сразу сделать в башке Санька дыру.

Потом - да. Но не сразу.

Чем примитивнее оружие, тем оно надежнее.

Изготовив палицу, я собрал стружки и лохмотья коры и, сбежав по склону метров на сто пятьдесят, остановился и посмотрел наверх.

Так. Он пойдет здесь. И только здесь, потому что именно сюда его пустит тайга. Вон к тем кустам он не пойдет, и на то открытое место тоже. Отлично. И я побежал вверх по склону, роняя на землю сломанные веточки и стружки. Не так чтобы часто, но явно. Он, конечно, попрется по этим следам, а вот когда будет проходить между тех двух елей, получит дубиной по башке. Без затей, как в каменном веке. Мы же в дикой тайге, правда? И вот я стою за стволом вековой ели и держу свою палицу, как бейсбольную биту. А хорошая дубинка вышла, в натуре!

Проходит двадцать минут, полчаса, и наконец я увидел, как метрах в трехстах ниже по склону зашевелились кусты. Идет, пидор! Идет и…

Ага! Увидел стружки. Наклонился, позыркал по сторонам, посмотрел в мою сторону… Жалко, что далеко, не видно выражения лица. Ну ничего, оно у него все равно скоро изменится. А ведь одежонку-то сменил! Точно, он не один меня до зоны вел. Вот суки! Ну ладно, сейчас разберемся. Та-ак, значит, ватничек на нем, кирзачи, как положено, кепарь зэковский, козырек низко опущен… Это хорошо. А еще хорошо то, что моя засада в таком месте, где склон круто поднимается вверх. Так что идти он будет - рыло в землю. И козырек еще. Вот тут-то я его…

И вот наконец Санек приблизился настолько, что я стал слышать его глубокое и прерывистое дыхание. Осталось метров тридцать. Все так, как я и предполагал. Рыло в землю, в руке - палка, и никакого груза за спиной. Понятно. А точнее, ничего не понятно. Ладно.

Ну, еще чуть-чуть, еще…

Он прошел в двух шагах от меня и не заметил.

Как только он миновал засаду, я шагнул на тропинку и, оказавшись у него за спиной, легко и широко замахнулся и с силой вломил ему обстроганным комлем дубинки по позвоночнику между лопаток. Это лучше, чем по башке. По башке и убить случайно можно, а так - никогда. Но эффект тот же.

Санек с хрипом выдохнул воздух и ткнулся лицом в землю.

Я отбросил дубинку, выхватил из-под мышки "макарова", снял его с предохранителя и, перевернув Санька на спину, с ходу воткнул ствол ему в рот, между делом выбив два верхних зуба.

И - здрасьте, жопа, Новый год!


Это был не Санек.


***


Таксист сидел в строительной каптерке и внимательно следил за тем, как в почерневшей от чифира кружке закипает вода.

Дверь распахнулась, и в каптерку вошел Лысый.

- Слышь, Таксист, - сказал он, - тебя Железный кличет.

Таксист кивнул, не отрывая внимательного взгляда от кружки.

- Тебя, говорю, Железный кличет, - повторил Лысый, - и сказал, чтобы побыстрее. Дело, говорит, важное есть.

- Иду, иду, - недовольно ответил Таксист и встал, - а ты посмотри за водичкой. Заварка в тумбочке, так что ты сваргань сам и жди меня.

Он натянул лагерный кепарь и вышел.

Войдя в тот самый закуток в столярке, где полчаса назад они прощались со Знахарем, он увидел Железного, который сидел за столом и читал книжку.

Железный поднял глаза на вошедшего, затем заложил книжку щепочкой и отложил ее в сторону. Потом снял очки, положил их в дорогой футляр, а футляр убрал в карман. И только после этого сказал:

- Присядь, Таксист, дело есть.

Таксист уселся на стул и приготовился слушать.

- Значит, так. Бери волыну и догоняй Знахаря. Как догонишь, вали его и сразу возвращайся. За побег отсидишь месяц в кандее и все. Кум не будет поднимать шума, я отвечаю.

Ошарашенный Таксист уставился на Железного и растерянно спросил:

- Завалить Знахаря? Так ведь он же нормальный пацан, да и малява из Питера пришла…

- Слушай меня, Таксист, и запоминай, - перебил его Железный недобрым голосом, и Таксист притих.

Железный, не торопясь, достал сигарету, закурил и, выпустив дым в потолок, заговорил:

- Кто тут нормальный, а кто - нет, не тебе решать. Знахарь - приговоренный. И не было еще такой всеобщей сходки, на которой бы его простили. Питерская братва попросила его отпустить? Попросила. Я его отпустил? Отпустил. Что нужно было, рассказал? Рассказал. Так что братков я уважил. А теперь я сам себя уважить хочу. Или ты в моем авторитете сомневаешься?

И он, прищурившись, уставился на Таксиста, которому сразу стало не по себе.

- Да нет, Железный, что ты, конечно, не сомневаюсь. А что они скажут, когда узнают? Ведь уважуха…

- Вот именно - уважуха. Я себя уважаю. И тот, кто посягнул на общак, не должен жить. Как я сказал, так и будет. А потом, что значит - "когда узнают"? Это от кого они, интересно, узнают? От меня, что ли? Или, может, от тебя?

И Железный снова прищурился на Таксиста.

Таксист заерзал и сказал:

- Да ладно тебе, Железный, что я - не понимаю? Ты пахан и тебе решать. А я свое дело сделаю и буду держать язык за зубами.

- Вот именно, - подчеркнул Железный, - за зубами. А то, сам знаешь…

Таксист вздохнул и спросил:

- Ну, тогда я пошел?

- Да, иди, - ответил Железный, - и иди быстро. Чем раньше догонишь, тем быстрее вернешься. Знахарь пошел в сторону Гнилого болота, а дорожка там одна, так что обязательно догонишь. И не забывай, что он пацан не простой. Зря не рискуй и не высовывайся. Если он тебя увидит первым, тебе кранты. Вали его наверняка. Все, иди с Богом.

Таксист вышел из столярки, зыркнул по сторонам и пошел туда, где у него был заныкан "макаров".


***


Ну и дела!

Передо мной лежал совсем не Санек, а тот самый пистолетчик Таксист, который узнал меня на аудиенции у Железного.

Я обыскал его и в боковом кармане ватника обнаружил тот самый "макаров", которым Таксист демонстративно играл тогда перед моим носом. Засунув его в карман и не сводя взгляда с вырубленного Таксиста, я подошел к рюкзаку, который был спрятан в кустах, и достал из него бутыль с водой.

Когда я полил водички на его окровавленное рыло, он замотал головой и открыл глаза. Увидев меня, он выпучил глаза и задергался.

Тогда я приставил к его носу пистолет и сказал:

- Говори.

Таксист пустил пару кровавых пузырей и прошепелявил:

- Да ты ч-е, Знахарь, ты ч-е на людей-то из-за кустов бросаешься!

Я поморщился и сказал:

- Смотри, Таксист, - и медленно отвел затвор пистолета, - видишь, там патрон желтенький? Видишь? Теперь я медленно отпускаю затвор. Патрончик поехал в ствол. Видишь? Хорошо. Теперь я медленно нажимаю курок. Ничего. Тогда я нажимаю еще чуть-чуть… Ага, опять ничего. Ну, тогда приставим его к твоей голове, - и я упер ствол ему в лоб, - и нажмем еще чуточку… Интересно, когда оно там внутри соскочит?

- Ладно, ладно, - забормотал Таксист, пуская кровавые сопли, - я все тебе расскажу…

Я убрал пистолет от его головы, и тут же его рука медленно поползла в тот карман, из которого я вынул "макарова".

- Ну ты говори, говори, - подбодрил я Таксиста.

- В общем, Железный послал меня проводить тебя, чтобы все было в порядке. - начал Таксист, и я от души расхохотался.

Ну, гнал бы уж что-нибудь правдоподобное, еще куда ни шло. А то ведь слушать смешно. Как ребенок, ей-богу!

В это время его рука нырнула в карман и замерла.

- Что, нет пистолетика? - посочувствовал я, - ай-яй-яй, как нехорошо. В тайге без пистолета плохо.

Я воткнул "макаров" ему в глаз и заорал:

- Говори, падла, все говори, тогда, может быть, живым уйдешь!

Он весь сморщился, видать, больно я ему стволом в глаз попал, и быстро зашепелявил:

- Железный послал меня, чтобы я тебя завалил. Мне, говорит, питерская братва - не указ. Я, говорит, сам себе авторитет. Знахарь, мол, приговоренный, и поэтому его нужно завалить. Я, говорит, себя уважаю. Знахарь, я тебе все сказал, ты меня отпустишь? Обещал ведь…

Я услышал все, что было нужно. А Таксист мне нужен не был. Поэтому я удивленно сказал:

- Я обещал? Что-то не помню. Ты, падла, мне на зоне руку жал и водочкой со мной чокался. А теперь твой ублюдок Железный сказал тебе "фас" и ты пошел за мной, чтобы убить меня. Ты, Таксист, - говно и тварь. И поэтому сейчас я тебя убью.

Он с ужасом уставился на меня, а я сильно прижал пистолет к его груди и нажал на спуск. Выстрел прозвучал достаточно тихо, чтобы я не беспокоился о том, что его кто-то услышит. Таксист дернулся, и его остановившиеся глаза уперлись в голубое таежное небо.

Я утащил труп в кусты и бросил его в яму, образовавшуюся под вывороченными корнями поваленной бурей ели. Таксист исчез в яме, а я подумал, вспомнив вдруг нетоверов из сикта: звери тебя приберут. Не мог жить, как человек, так пусть теперь о тебе звери заботятся.

Я закинул на спину рюкзак, оглядел еще раз поляну и ненадолго задумался. Ну что за гнида этот Железный! Кому же из них можно верить? Эх, блин…

Ладно. Надо искать Студня. И моя интуиция сказала мне - иди, милый, иди, если собьешься с пути, я дам знать. И я пошел.


За этот день до наступления темноты мне удалось пройти не менее пятидесяти километров. Это было неплохо. И, заваливаясь спать в стороне от того места, где парма позволяет ходить людям, я опять думал о том, какая же падла все-таки этот Железный. Хотя его тоже можно понять. Братва братвой, но Питер - во-он где, а Железный здесь. В Питере Знахарю поверили, а Железный - нет. Так что он и отпустил меня, питерскую братву уважил, и завалил меня - себя уважил. А Таксиста этого он обманул, конечно. Его бы тоже кончили где-нибудь совсем рядом с зоной, разбирайся потом… Ушел в побег и сгинул от лиходеев прохожих. И все дела.

Я отчаянно зевнул и провалился в сон.

Глава пятая

ДЕНЬГИ УХОДЯТ В ГОРЫ


Май 1988 года, Таджикистан - Афганистан

От аэродрома до складов тыла дивизии, где хозяйничал Тохтамбашев, было двадцать минут по шоссе.

Арцыбашев откинул задний борт видавшего виды уазика, и вдвоем со Студеным они погрузили зеленый деревянный ящик, внутри которого покоился другой, металлический, с двумя миллионами зеленых денег.

- Нормальненько, - Студеный похлопал ладонью по крышке.

Арцыбашев молча кивнул и принялся закрывать борт. Получилось неловко. Защемил палец, ободрал кожу. Кровь потекла неожиданно сильно. Арцыбашев сунул палец в рот, чтобы остановить кровотечение. Одновременно сделал знак комбату: садись, мол, за руль, я теперь не могу, и бросил ключи. Студеный устроился на сиденье, хлопнул дверцей, с которой была снята верхняя половинка. Пока Арцыбашев занимал свое место, комбат незаметно потрогал нагрудный карман. Кольца были там. Он снова про них забыл и вспомнил только сейчас, когда вид Арцыбашева вызвал ассоциации с тем, как он сам отсасывал кровь, испугавшись отравления ядом.

- Чего лыбишься?

- Анекдот один вспомнил.

- А-а… Я подумал, что надо мной. За три года ни единой царапины, а тут, бля, чуть руку не оторвал, - Арцыбашев усмехнулся. - Так что за анекдот?

- Мужик командировочный в гостиницу приезжает, дают ему номер, где уже живут трое. Он входит, а они сидят, коньячок пьют и анекдоты политические рассказывают. Он слушает, смеется вместе со всеми, а самому обидно, потому что ничего сам рассказать не может. Не приходит, значит, на ум ничего. Ну и решил он их напугать. Вышел якобы в туалет, а сам договорился с дежурной, чтобы она через десять минут принесла четыре стакана чая. Вернулся, дождался, когда рассказывать перестанут, и говорит: "Вы тут над партией издеваетесь, а нас, между прочим, подслушивают". Ему никто не поверил, все ржать начали. Кому, говорят, мы нужны! Тогда мужик подходит к розетке и говорит в нее: "Товарищ майор, приготовьте нам, пожалуйста, чаю". Все еще больше смеются, но тут раздается стук в дверь, и горничная приносит чай. Все замолкают, пугаются, начинают ложиться спать. Утром мужик просыпается, в номере - никого. Он спрашивает у дежурной: "Куда они делись?" - "Их рано утром забрали за то, что они анекдоты рассказывали про Брежнева". - "А… А как же я? Я же был вместе с ними!" - "Товарищу майору шутка про чай очень понравилась. Вот он и приказал вас не трогать".

- Смешно. Про "Челленджер" помнишь? В США думают, отчего взорвался правый ускоритель, а в Москве не понимают, почему не взорвался левый…

На шоссе их остановил патруль военной автоинспекции. Путевка на уазик отсутствовала, да и прав водительских у Студеного с собой не было, так что таджик-инспектор, совсем еще зеленый лейтенант, долго морщил лоб, не зная, как поступить. Выручила ссылка на Тохтамбашева.

- Мы к Тохтамбашеву едем, - доверительно сказал Студеный. - Только что прилетели, времени в обрез. Через час борт обратно. Сам понимаешь, некогда было формальностями заниматься. Мы туда-сюда, быстро управимся…

Лейтенант широко улыбнулся и вернул документы. Даже козырнул:

- Счастливого пути, товарищ майор! - и, углядев через окно зеленый ящик, осмелился понимающе подмигнуть.

- Вот черт глазастый! - выругался Студеный, когда отъехали от поста. - Могли огрести неприятностей.

- Не огребли бы.

- Уверен?

- Надо было вообще не останавливаться. Потом бы как-нибудь объяснились.

Студеный пожал плечами, и остаток пути они проделали молча, только один раз, когда уже подъезжали к КПП части, комбат со вздохом усмехнулся:

- Знал бы лейтеха, что у нас там лежит.

На КПП дежурил знакомый прапорщик. Разглядев, кто пожаловал, он вышел, чтобы лично распахнуть ворота:

- Здравия желаю!

- Здорово, Муслим! Тохтамбашев у себя?

- Только что приехал.

Склады занимали огромную территорию, так что Тохтамбашева можно было бы долго искать, но Арцыбашев углядел ярко-красную "трешку", припаркованную около одного из пакгаузов.

- Его?

- Ага! - Студеный развернул уазик в нужном направлении.

- Давно мог бы на "Волге" кататься.

- Может, и катается. У себя в кишлаке. Подъехали, остановились. Вышли, стали разглядывать "Жигули", словно прилетели исключительно для того, чтобы на них полюбоваться. Двери были не заперты, стекла - опущены. На заднем сиденье лежали кейс из белой кожи и перевернутая фуражка, в замке зажигания торчали ключи с кооперативным брелоком, на котором была изображена Саманта Фокс с голой грудью.

- Хорошо живет, капиталист, - беззлобно фыркнул Студеный.

Они обошли "трешку" с разных сторон и направились ко входу на склад.

Не успели подняться по бетонным ступеням, как из дверей навстречу им выкатился Тохтамбашев. Именно выкатился: бывший отличник физподготовки Киевского общевойскового училища напоминал теперь лысиной и комплекцией актера Калягина. То ли ранение так сказалось, то ли просто разнесло от сытной тыловой жизни.

- Ай, какие гости дорогие! - всплеснул он руками, грохоча по ступенькам сверкающими подкованными сапогами, явно сшитыми на заказ - как и немыслимой ширины галифе, как и свободного покроя рубашка, вроде бы и армейского образца, но не имеющая ничего общего с тем барахлом, которое пылилось на его полках.

С комбатом Жора обнялся, с Арцыбашевым ограничился рукопожатием.

- Устали с дороги, я понимаю! Сначала покушать надо, потом о делах говорить.

- У нас мало времени, Жора, - Студеный отрицательно покачал головой и зачем-то постучал по циферблату электронного "Касио". - Так что покушаем в другой раз.

- Ах, как плохо! Ну ничего, у меня кое-что есть с собой. Вино хороший есть, бастурма есть, виноград есть. Все равно надо обедать, у нас по-другому не принято! - внезапно взгляд Тохтамбашева стал цепким, он зыркнул по сторонам и, понизив голос до шепота, задал вопрос: - Привезли?

- Привезли, - тоже шепотом ответил Студеный.

- Заносите.

Ящик потащили вдвоем. На бетонных ступенях чуть не упали - держать было неудобно, крашеная древесина так и норовила исколоть пальцы. Студеный матерился сквозь зубы, Арцыбашев молчал. Жора суетился вокруг них, больше мешал, чем помогал. Но, пару раз поддержав ящик, оценил его вес и посмотрел уважительно.

Склад был поделен на две неравные части деревянной перегородкой. В большей части на стеллажах располагалось воинское имущество, в меньшей были оборудованы хоромы начальника.

- Давай, ко мне заноси! - проскочив вперед, Жора пошире распахнул дверь, но комбат и Арцыбашев опустили ношу на пол, поближе к ящикам, как две капли похожим на их.

- Здесь будет надежнее, - заявил Студеный, вытирая пот.

- Как скажете, - Тохтамбашев развел руками. - Желание гостя - закон. Тогда подвиньте во-он туда, там незаметнее будет.

- Не перепутаешь?

- Не перепутаю, дорогой. Не переживай. Когда с ящиком было покончено, Студеный и Арцыбашев прошли на хозяйскую половину. Там стояли мягкая мебель, двухкамерный холодильник, цветной телевизор, видак, стереомагнитола на две кассеты. Угощение тоже оказалось разнообразным и щедрым: фрукты, свежая зелень, холодное мясо, рыба трех видов, финский сервелат и свежайший лаваш.

- Еще пронесет с непривычки, - заметил Студеный, оглядывая кулинарную роскошь.

- Хоп! - жестом фокусника Тохтамбашев извлек из-за спины бутылку вина. - "Киндзмараули". Мне из Тбилиси прислали два ящика. Говорят, Иосиф Виссарионович его очень уважал. Какой был человек! Про него сейчас много гадостей пишут, но я вам точно скажу: при нем был порядок. Каждый знал свое место. Хоп! - и Тохтамбашев выдернул пробку.

- Ты скучаешь по тому порядку? - Арцыбашев удивленно изогнул бровь.

Жора вздохнул, разливая вино по хрустальным бокалам:

- Могу вам точно сказать, что при нем мы бы не сидели в этом сраном Афгане девятый год…

- Ладно, давайте за встречу, - свернул тему Студеный.

Когда выпили и закусили, Тохтамбашев предложил:

- Давайте я расскажу вам легенду о том, как люди научились делать вино. Это произошло в древнейшие времена. Однажды Дионис, который был тогда юношей, был на охоте и повстречал очень красивого сатира по имени Ампелос. Сатиры были богами низшего класса, отличались уродством, хулиганили, играли на пастушьих свирелях и приставали к земным женщинам. Дионис и Ампелос подружились, но однажды случилось несчастье: Ампелос упал со скалы и разбился. Дионис стал умолять своего отца Зевса вернуть другу жизнь, и тот превратил сатира в виноградную лозу, плоды которой не уступали вкусу нектара и запахи превосходили аромат всех цветов. Дионис стал странствовать по свету, обучая людей делать вино… Я вижу, мой рассказ не очень вам интересен.

- Просто мы очень торопимся, Жора, - примирительно сказал комбат. - Сейчас некогда, но мы еще обязательно встретимся и как следует посидим.

- С меня дастархан! - с готовностью объявил Тохтамбашев. - И я обязательно расскажу вам вторую часть этой красивой легенды.

- Договорились, - Студеный положил обглоданный рыбий хребет и вытер губы. - Теперь - что касается дела. Сможешь продержать наш ящик у себя два-три месяца?

- Конечно, смогу!

- Ничего с ним делать не надо. Пусть просто стоит, главное, чтобы никто в него не залез. Впрочем, его так просто и не откроешь, есть там хитрые секреты. У тебя внезапные проверки бывают?

- О чем говоришь, дорогой? О всех внезапных проверках меня предупреждают за неделю!

- Отлично. Значит, проблем не возникнет. А через месяц, самое большее - через три, мы у тебя его заберем.

- Только одно условие, - неожиданно вмешался Арцыбашев, до того сидевший молча и только поглядывавший по сторонам с таким видом, будто прикидывал, как ловчее натравить на склад взвод диверсантов. - За ящиком должны приехать мы оба. Понимаешь? Если приедет кто-то один - не отдавай. Понимаешь? Только вдвоем!

- Понимаю, - с заминкой кивнул Тохтамбашев, и улыбка на его лице застыла.

Студеный, бросив на Арцыбашева быстрый взгляд, означавший: "Ну и на фига ты его напугал?", постарался успокоить тыловика:

- Там обычный товар. Просто очень ценный. Ценнее, чем все, что у нас было раньше. Кооператоры его с руками должны оторвать. Командировка заканчивается, пора подумать о будущем. Вот Вадим и нервничает. Он не имел в виду, что кто-то из нас постарается облапошить другого и прибежит к тебе за сундуком. Просто выразился неудачно, - говоря, Студеный старался внушить Тохтамбашеву: "Подыграй мне, сделай вид, что поверил. Я тебе потом все объясню. При первой возможности".

Жора понял. Подыграл. Сделал вид, что поверил. Оживил улыбку, потянулся к бутылке. Выпили, но дальнейшая беседа не ладилась. Вскоре гости стали прощаться. Тохтамбашев проводил их до машины и снова обнялся с комбатом, а разведчику только руку пожал.

- Счастливой дороги! - крикнул Жора, когда они разворачивались.

- Какая муха тебя укусила? - спросил Студеный, когда ворота КПП остались за спиной.

Арцыбашев пожал плечами. Насупившись, он промолчал полдороги, а потом вместо ответа задал встречный вопрос:

- Лучше скажи мне, какого хрена ты обнимался с этим урюком? Что, такие офигенные кореша?

- Мы же вместе служили!

- Ну и что? Я его тоже не первый раз вижу.

- Это разные вещи.

- Короче, так: если попытаетесь сговориться за моей спиной, обоим не поздоровится. Ты меня понял? Я себя не дам нае…ать!

- Круто солишь, Вадим! Мы с тобой одной веревкой повязаны. Начнем собачиться - сгорим.

- Я это лучше твоего понимаю. Поэтому и предлагаю заранее. В последний раз предлагаю! Давай без подлянок. Ага?

- Странные у тебя мысли, Вадим!

- Нормальные мысли. Тем более, этот урюк мне сегодня совсем не понравился. Имел я в рот его восточное гостеприимство! Улыбается, а у самого нож в рукаве. Ящик надо забирать при первой возможности. А то он, чего доброго, решит туда сунуть носяру.

- Думаешь, ему это надо? У него дело налажено, опять-таки, репутация… Кто ему доверять после этого станет? Если бы он знал, что лежит в сундуке! Но он же не знает. Самое большое, что он может подумать - мы ЭВМ какую-нибудь раздобыли. Но и то, сколько бы она ни стоила - он за месяц больше имеет. Так что никуда он не сунется, успокойся…

- Все равно на душе как-то неладно…

У КПП аэродрома стояла черная "Волга". Разглядев знакомые номера, Арцыбашев нахмурился:

- Не за мной, часом? Блин, только с генералом общаться сейчас не хватало!

Он угадал. Открыв ворота, дежурный предложил остановиться, а потом сделал знак водителю "Волги". Из нее вылез мужчина в штатском костюме, с короткой стрижкой и армейской выправкой. Подошел к уазику, снял темные очки.

- Вадим Валентинович?

У Студеного екнуло сердце. Явственно представилось продолжение: "Вы арестованы. Попрошу вас следовать за мной!"

Но прозвучало, конечно, другое. Арцыбашев молча кивнул, и мужчина из "Волги" сказал:

- Вас ожидает генерал Никаноров. Я отвезу.

- Это надолго? Просто нас борт ждет, надо предупредить…

- Без вас не улетят, я отдал необходимые распоряжения. Через два часа вы вернетесь.

Арцыбашев повернулся к Студеному:

- Так всегда!

- Куда денешься, служба. Надеюсь, обратно тебя довезут? Я покемарю пока. Что-то меня чуток развезло. Хорошее вино было у нашего друга.

- Есть жвачка?

Порывшись в кармане, комбат достал вскрытую упаковку "клубничной" отечественного производства.

- Спасибо, - Арцыбашев открыл дверь, но, прежде чем выйти, внимательно посмотрел на комбата. Казалось, он хочет спросить: "Не ты, часом, все это устроил?"

То же самое думал Студеный, глядя вслед удаляющейся "Волге". Что это - подарок судьбы, или ловушка хитроумного Арцыбашева? Рванешь сейчас к Жоре, а разведчик ждет возле пакгауза. Студеный представил довольную физиономию Арцыбашева: "Так и знал, падла, что тебе нельзя доверять. Сговориться решил с узкоглазым? Меня не нае…ешь!"

Выждав десять минут, Студеный решился. До шоссе добирался, оглядываясь на каждый шорох. Как выехал на дорогу и увидел пустую ленту трассы перед собой, полегчало. Хотя ведь сам только что думал, что Арцыбашев, если устроит засаду, выберет место около склада.

Знакомый инспектор ВАИ, глядя на просвистевший мимо уазик, с пониманием усмехнулся и козырнул.

Сжимая потными руками баранку, Студеный разогнал машину до сотни и достиг цели за неполных пятнадцать минут. Прапорщик с КПП, видать, предупредил Тохтамбашева, и тот снова выкатился навстречу. Только теперь не улыбался и не разводил картинно руками. Смотрел по-деловому и ждал.

- Арцыбашев не появлялся? - спросил комбат, спрыгивая из уаза.

- Пока нет. Должен был?

- Да черт его знает! Пошли, поговорим. Хотя, стой! Лучше здесь.

Тохтамбашев понимающе усмехнулся и скрестил на груди руки. Студеный медлил, вытирая лицо платком, и Жора первым спросил:

- У тебя неприятности?

- Что? А-а, нет! Но могут случиться. Понимаешь, в том ящике действительно серьезный товар. Не спрашивай пока, какой именно, я тебе позже сам обязательно расскажу. Но Вадим хочет наложить на него лапу. Поэтому не отдавай ящик, если он приедет один. Отдай только, если нас будет двое. Сможешь так сделать?

Прежде чем ответить, Тохтамбашев подумал, и от этого слова, им произнесенные, приобрели дополнительный вес:

- Смогу. Сегодня же перетащу его в другое место. В такое, где никто никогда не найдет. И если Вадим вдруг заявится, скажу: "Моя твоя не понимай".

- С ним это может не прокатить.

- Здесь я хозяин. Найдется, кому его вразумить. Да и я сам еще не совсем инвалид. Не умел бы за себя постоять - давно бы глотку перегрызли. Только… Честно скажу: не нравится мне все это!

- Потом, дорогой, объяснимся! Обещаю, что не пожалеешь. И без твоей помощи мне будет не обойтись.

- Вадим мне давно не нравился. Ну, я тебе говорил! А сегодня - особенно. Ты уверен, что с ним не надо.

От недосказанной фразы повеяло могильным холодом.

- Не надо! - Студеный энергично покачал головой. - Сам разберусь.

- Как знаешь.

- Вот еще что, - Студеный порылся в нагрудном кармане, достал два трофейных кольца. То, что без камня, протянул Тохтамбашеву. - Держи! Видишь, это две половинки? Если со мной что-то случится, сохрани ящик. И отдай его моей жене, ты ведь помнишь Антонину?… Отдай его ей или моему сыну- я же показывал фотографии, он похож на меня, так что должен узнать. Но отдай только в том случае, если они предъявят кольцо. Понимаешь? Даже нет! Сын придет с женой или с невестой, и у нее на пальце будет это кольцо. Ты все понял? Кольцо - это пароль. Никакой Арцыбашев не догадается!

В противовес комбату Жора сохранял невозмутимость.

- Зачем все так усложнять?

- Кто знает, как жизнь повернется? Держи! И обещай мне, что все сделаешь в точности. Если, конечно, до этого дело дойдет.

Тохтамбашев взял кольцо. Взвесил его на руке, потрогал острую кромку.

- Клянусь!


***


Долетели нормально. В самолете скооперировались с двумя офицерами и, привычно поругивая Горбачева за борьбу с алкоголем, раскатали три пол-литры "Пшеничной". Для комбата эта доза неожиданно оказалась убойной. Окосел быстро и окончательно, никакие средства не могли привести его в божеский вид, так что из самолета пришлось выносить. При этом Студеный порывался петь песни, брыкался, и зрелище получалось совершенно похабное.

- У него неприятности дома, - пояснил Арцыбашев, и к непотребству комбата отнеслись с пониманием. Погрузили в машину, доставили в часть. Сняли сапоги и часть одежды, водрузили на койку. Только глубоко за полночь он окончательно успокоился, перестал ворочаться и бормотать.

А наутро маялся от жесточайшей головной боли. Когда наконец-таки набрался сил, чтобы встать и поискать бутыль со спиртом, пришел Арцыбашев. В чистенькой отглаженной форме, гладко выбритый, пахнущий одеколоном. С сигаретой, от дыма которой Студеного чуть не вывернуло наизнанку:

- Выбрось ее! Издеваешься, что ли?

Арцыбашев не торопясь затушил "Мальборо" и достал из-под бушлата малек "Столичной":

- На, поправься!

- Налей! Не видишь, бля, что командиру плохо?

Усмехнувшись, Арцыбашев набулькал треть стакана. Студеный проглотил это одним махом и замычал, вытирая губы тыльной стороной ладони.

- Да, назюзюкались вы вчера, ваше величество!

- Со всеми бывает.

- Все так и поняли. Хоть помнишь, чего болтал-то?

- Ничего лишнего, - голосу Студеного не хватало уверенности. Черт знает, может, и брякнул что-нибудь! Хотя, в целом, за ним такого не водится. Даже по пьяни.

- Ну-ну… Давай выздоравливай! Арцыбашев ушел. И зачем приходил? Проведать, занести лекарство? Что-то раньше такой заботы с его стороны не замечалось! Может, и правда, вчера начал секреты выбалтывать? Ч-черт! Надо завязывать с выпивкой.

Однако вместо "завязки" Студеный налил в кружку еще. И еще. Только прикончив малька, почувствовал себя человеком. Руки перестали трястись, в голове прояснилось. Перекусил чем-то, кофе горячего выпил. Смог даже сигаретку скурить. Отправился в штаб. Навел шороху на подчиненных и засел в своей комнатушке. Вскоре в дверь постучали.

- Да! - рявкнул Студеный.

- Разрешите, товарищ майор?

- Сказано, заходи!

- Лейтенант Васнецов. Представляюсь по случаю убытия в отпуск.

- Что за отпуск? - Студеный грозно свел брови.

- Краткосрочный, по семейным обстоятельствам.

- Знаю я, как такие отпуска делают! Все документы оформил?

- Так точно!

- Присаживайся…

Студеный смотрел на розовощекого лейтенанта. Когда он прибыл в часть? Кажется, не прошло и трех месяцев. И уже домой намастрячился. Глядишь, там и останется. Сколько комбат его помнил, Васнецов никогда в бой не рвался, зато не единожды обращался к врачу, изобретая хвори, одна экзотичней другой. Офицер, мать его за ногу!

- Куда едешь?

- В Новороссийск.

- О как! Это удачно! Самая короткая дорога туда - через Пермь. Соображаешь?

- Никак нет, товарищ майор!

- Тогда быстрее соображай. Ну, что непонятного? Сделаешь небольшой крюк, письмецо завезешь. Если, конечно, хочешь уехать. А то могу и тормознуть, сам видишь, какая сейчас обстановка. Так хочешь, или останешься?

- Так точно, хочу!

- Все, вопрос решен! Погуляй полчасика где-нибудь и заходи. И смотри: никому ни гу-гу! Шагом марш!

- Есть! - Васнецов, сорвавшись со стула, скрылся за дверью.

Радуясь своей находчивости, Студеный вырвал из тетрадки листок и начал сочинять письмо жене. Эпистолярный жанр всегда представлял для Студеного трудности, а сейчас, с бодуна, дело и вовсе застопорилось. Стандартные первые строки еще выходили из-под пера, а вот что писать дальше, комбат решительно не знал. Получалось или слишком пугающе, или чересчур невразумительно. Антонина, конечно, головастая баба, но и она вряд ли поймет, что ее благоверный хотел донести своими намеками. Затосковав, Студеный отвернулся к окну. Грыз ручку, временами ругался. И все чаще думал о том, что без стакана не разобраться. Но обошлось как-то. Только было решился бутылку достать, как нужные мысли родились. Лишь записывать успевай! Послание получилось на славу. Комбат остался доволен, его перечитав. Именно то, что и надо! Для Антонины есть вся нужная информация, а посторонний хрен что поймет. В конверт Студеный положил не только лист с текстом, но и несколько чистых, а также кольцо с розовым камушком. Оно, конечно, прощупывалось, но… Кто станет щупать? Васнецов? Да сколько угодно! Все равно вскрыть не посмеет, не говоря уж о том, чтобы спереть золотишко. Заклеив конверт, Студеный стал ждать лейтенанта.

Тот проявил пунктуальность, явившись ровно через тридцать минут.

- Разрешите?…

- Разрешаю. Присаживайся и слушай сюда. Как в город приедешь, по телефону сперва позвони. Спросишь Антонину Петровну. Так, мол, и так, от мужа вам весточка. Где она скажет, там с ней и встретишься. Запоминай телефон… Запомнил? Молодец! А ну, повтори! Так, правильно. Если понадобится, она тебе с билетом до Новороссийска поможет…

Когда лейтенант вышел, Студеный удовлетворенно подумал: "Вот теперь можно и с Вадимом откровенно поговорить!"

Подумал, но торопиться не стал. Отложил разговор до тех пор, пока Васнецов не убудет из части.


***


У Тохтамбашева было отличное настроение.

Во-первых, провернул удачную сделку. Во-вторых, отодрал новенькую повариху из офицерской столовой. Она ему давно глазки строила. Вопросы разные задавала, а смеяться начинала раньше, чем он успевал сказать что-нибудь юморное. Короче, видно было по бабе, что она очень даже не против. На счет своей мужской стати Тохтамбашев не заблуждался. Не Рэмбо, что и говорить! Ясное дело, что повариху привлекают его деньги и его возможности. Рассчитывает, дуреха, на ценный подарок или на более тепленькое местечко, которое он сможет ей предложить. Пусть надеется! Если всех одаривать и протежировать, самому ничего не останется.

Уединились в подсобке. Многие из кухонных работников это видели. Ну и что? Тохтамбашева сплетни не волновали, а повариха вся просто светилась от счастья, пока они шли по коридору под незаметными взглядами ее коллег. Повариха хотела задействовать вариант "на столе", но у Жоры были другие приоритеты. Молча развернул ее спиной, задрал белый халат, наклонил. М-да, с красивым бельем в Союзе проблемы. Подарить ей, что ли, заграничный комплект? Кажется, что-то подходящего размера завалялось…

Действо продолжалось недолго. Об удовлетворении партнерши Тохтамбашев не думал. Отстрелялся - и ладно.

- Мне очень понравилось, - улыбнулась она, застегивая халат.

- Угу. Загляни ко мне как-нибудь. - Тохтамбашев потрепал ее по плечу, шлепнул по заду и вышел, на ходу поправляя ширинку.

Только на улице сообразил, что даже не спросил имени девки. Впрочем, оно ему надо? Запутаешься, если попытаешься помнить всех.

Немного взгрустнулось, когда он вспомнил первые курсы Киевского Краснознаменного. Увольнения в город, танцы, вечная нищета, безуспешные ухаживания за хохлушками. Сначала на него вообще не обращали внимания. Кому нужен низкорослый чурка, когда вокруг столько красивых парней! За одной девчонкой он три месяца волочился. Чего только не изобретал, чтобы добиться расположения. И не добился! Отвалил несолоно хлебавши. Интересно, а как бы она сейчас к нему отнеслась, занеси ее судьба в их гарнизон? Наверняка бы стала выделываться. С трудом вспомнив лицо недотроги, Жора представил ее раскорячившейся в подсобке столовой. Нет, совершенно не интересно! Попользовался бы, конечно. Чего добру пропадать? Но радости это бы не принесло. Что очень обидно…

Тохтамбашев зашел в парикмахерскую. Клиентов там не было, и мастер, старый бухарский еврей, читал "Правду". При виде начальника снял очки, сложил газету и несуетливо поднялся.

- Здравствуйте.

Тохтамбашев ответил ему с подчеркнутым уважением. Все-таки старик был настоящим асом своего дела, да и в жизни повидал много.

- Надо усы подровнять. И шею побрить. - Тохтамбашев сел в кресло.

- Сделаем, - старик достал накрахмаленную простыню.

Когда Тохтамбашев вышел из парикмахерской, от грусти не осталось и следа. Насвистывая "Белые розы", пошел по аллее к своим складам. Смотрел по сторонам и представлял, как будет красиво, когда вокруг распустятся цветы.

Посланец Судьбы принял облик капитана Сивкова из строевой части штаба. Как всегда, он куда-то спешил и пролетел бы мимо Тохтамбашева, не окликни тот его.

Жора и сам не знал, зачем это сделал. Друзьями они не были, общих дел не имели. Более того, затурканный жизнью, вечно неопрятный Сивков был Тохтамбашеву просто неприятен, и в другой раз он сам бы мог отвернуться, чтобы его не заметить. А тут взял и позвал. Интуиция, наверное, подсказала.

- Как дела, Кирилл?

Капитан остановился и поправил очки:

- Чарры Каримович!

- Да, дорогой! У тебя что-то случилось? Говори, может, я в силах помочь?

Сивков заморгал и выдал такое, от чего Тохтамбашев просто оторопел:

- Вы Студеного знали? Он застрелился!

- Как застрелился? - только через минуту Жора обрел дар речи. - Он ведь приезжал ко мне на прошлой неделе!

- Так! Взял и пустил пулю в висок. - Сивков приставил к голове выпрямленный указательный палец, а потом несколько раз энергично его согнул. - Подробностей пока никто не знает, но информация верная. Специальная комиссия будет разбираться. Шутка ли, целый комбат покончил с собой!

Потоптавшись, Сивков припустил дальше, в направлении штаба.

А Тохтамбашев поспешил к складу. Оправившись от неожиданности, он начал думать рационально. Действительно Студеный наложил на себя руки или ему Арцыбашев помог, пока что не важно. С этим можно будет разобраться и позже. Важно, что начнет работать комиссия, и насколько глубоко она копнет, лишь аллаху известно. А он, Тохтамбашев, даже не знает, что в этом чертовом ящике, который ему навязали.

Заперев дверь, Жора приступил к делу. В "апартаментах" надрывались два телефона, местной связи и городской, но он не обращал внимания. Потом! Все потом! Главное - ЭТО!

Выволок ящик в проход, монтировкой сорвал два висячих замка, откинул крышку. Что там? Что за фигня! Газеты, тряпки, обгоревшая шинель, еще какое-то барахло… Ругаясь на двух языках, Жора вышвырнул мусор на пол и увидел металлический контейнер. Схватился за оплетенную резиновым проводом ручку, дернул и взвыл от боли в спине - сказалось ранение. После второй бесплодной попытки Жора взял топор и разломал деревянный ящик.

Присел на корточки, разглядывая находку. Обычный товар? Обычный, только очень ценный? Кооператоры, значит, с руками оторвут? Ну и падла же ты, друг Студеный!

Телефоны продолжали надрываться. То один, то второй. Оказавшись рядом с ними, чтобы взять из стола связку ключей, Тохтамбашев, поколебавшись, снял трубку городского аппарата.

- Але!

- Это я. Узнал? Плохие новости, Жора. Жди завтра утром проверку. Я толком не знаю, что произошло, но будут рыть капитально. Якобы дана установка тебя укатать. Сам знаешь, за что.

- Спасибо, - поблагодарил Тохтамбашев, хотя из динамика уже неслись гудки отбоя.

Вот, значит, как! Сколько добра сделал людям! Сколько раз помогал! А его - "укатать"! Нет уж, дудки!

Открыть замки железного ящика подбором ключей не получилось.

Тохтамбашев взял пилу-"болгарку". Поставил алмазный диск. И включил пилу в сеть.

Часть вторая

ВЛАСТЕЛИН КОЛЕЦ

Глава первая

ТАЙГА. НАСТЯ. КОЛЬЦО


Лето 2002 года

Разбудил меня легкий шорох. В тайге бывает много звуков, но этот был не из них.

Я засопел, потом, не открывая глаз, медленно перевалился на левый бок и, сделав вид, что озяб, засунул руки под мышки. Правая рука легла как раз на рукоятку "макарова". Патрон был в стволе, и оставалось только снять пистолет с предохранителя. Чтобы не было слышно щелчка, я несколько раз сонно кашлянул и приготовился действовать по обстоятельствам. С пистолетом в руке я чувствовал себя гораздо увереннее.

И тут я услышал другой звук, который здесь, в безлюдной тайге, был совершенно неуместен. В утренней тишине раздался тихий смех. Тихий женский смех. Так могла смеяться смущенно прикрывающая ладонью рот девушка. И, гадом буду, я узнал этот смех.

Я отбросил плащ-палатку и резко сел.

В нескольких шагах от меня на земле сидела Настя.

Я ничего не понимал.

Может быть, это мне приснилось?

Вот вчера, например, мне приснилось черт знает что и среди всего прочего - она. Так может быть, и сегодня она растает в воздухе, словно утренний туман? Не похоже. Уж больно все это было реально.

Настя сидела на земле, подобрав ноги, и по-деревенски прикрывала ладонью рот. У ее колен валялась небольшая корзинка, и рядом с ней по мху были рассыпаны грибы.

Настины глаза улыбались, но на лбу обозначилась тонкая страдальческая морщинка.

Она улыбалась, но в ее глазах стояли слезы.

Она улыбалась, но ее узкая рука дрожала.

Увидев это, я почувствовал, как ржавое шило медленно входит мне в самое сердце.

Она выглядела так же, как и год назад.

На ней была все та же длинная холщовая рубаха, перетянутая в талии узким пояском, и те же тряпичные тапки. И точно так же, как год назад, ее голова была плотно обвязана белым платком, ровной полосой закрывающим лоб.

Я смотрел на нее, и в моей пустой голове не было ни одной мысли.

Молчание длилось, и нарушить его было невозможно.

Наконец Настя уронила руку от лица и тихим голосом произнесла:

- Пришел… Пришел, соколик мой желанный…

И вдруг бросилась ко мне и, обвив руками шею, громко заплакала.

Я тоже обнял ее и подумал, что лучше бы сейчас кто-нибудь просто пристрелил меня. Я совершенно не знал, как реагировать на такое бурное проявление чувств. Ответить ей тем же я не мог, потому что она вовсе не была чемпионкой моего сердца, а тупо отмазать такую девушку, прогнав какую-нибудь парашу вроде "да ладно, чувиха, че ты слезу гонишь", мог только полный подонок. Хоть я и уголовник и убийца, но на такое все же не способен. Мелькнула мысль о том, что влюбленной Настей не грех было бы просто попользоваться, и мне сразу же захотелось начистить себе самому грызло.

В общем, попал я в очередной капкан. И освобождаться из него нужно было так же осторожно, как выбираться с минного поля.

Настины рыдания понемногу стихали, и я гладил ее по плечам, по спине, по тонкой и нежной шее.

И - оп-па!


А как же она меня узнала?

Я же с другой мордой!

Интересное дело…

Я осторожно отстранил ее от себя и заглянул в лицо.

Она ответила мне нежным взглядом и заговорила:

- Уж как я ждала тебя, милый мой, уж как ждала! Ночей не спала, что ни делаю, а все в сторону леса посматриваю - не идешь ли. Истосковалось сердечко мое, послушай, как стучит, - и она взяла мою ладонь и приложила к своей левой груди.

Стучало там, действительно, не слабо.

Но у меня и у самого сейчас стучало и в груди, и в голове, так что этим удивить меня было невозможно.

- Что же ты молчишь, Костушка, скажи мне словечко ласковое!

И я, как последний идиот, сказал:

- Здравствуй, Настя.

И молчу.

- Голос твой… Сколько раз я его во сне слышала! Лицо другое, а голос твой. Наконец-то ты пришел ко мне! Теперь я тебя никуда не отпущу!

И она снова обхватила меня изо всех сил, не давая вздохнуть.

Мне пришлось взять ее за руки и силой развести их.

В моей голове наконец-то началось движение, и я начал соображать. Для начала я, ласково улыбаясь, встал на ноги, потянув Настю за собой, а потом, собравшись с мыслями, сказал:

- Уж очень неожиданно это все. Ты прости меня, Настенька, что я деревянный такой. Просто мне нужно собраться с мыслями, и мы обо всем поговорим. Обязательно.

Я сделал паузу и спросил:

- А как же ты меня узнала?

- А мне, государь мой, вечор старица Максимила и говорит - идет твой суженый от восхода. Встречай его на утренней заре в пяти верстах от скита. Вот я и пришла. А ты здесь спишь себе и не ведаешь, что мое сердечко к тебе идет.

Ну, думаю, дает это старица Максимила. Натуральная колдунья, точнее - волшебница. Куда там Кашпировскому! И не исключено, что она заклинаниями своими меня сюда и вела. Уж больно уверенно я перся сквозь тайгу. И, главное, никаких сомнений! Ну, дела! Это значит, шел я прямо на скит, только с незнакомой стороны. И не дошел всего пять верст. А может быть, так и надо? Спросить бы об этом у экстрасенсорши Максимилы, интересно, чего ответит!

В голове моей вроде бы все встало на место.

А Настя за руку меня держит, глаз с меня не сводит и прямо светится вся. И опять на меня навалилось. У меня руки в кровище по локоть, через любого человека перешагну - не задумаюсь, любой бабенке эклер в лохматый сейф заправлю в шесть секунд, а потом только посмеюсь над ней, в общем - тип я еще тот. Местечко в аду меня уже ждет, забронировано. А тут - такая чистая, как ручеек лесной…

Что делать?

Как из этого выбраться?

Стал я себя успокаивать.

Знаем мы этих чистых, говорю я сам себе. Это она здесь чистая, потому что нет вокруг нее грязи, неоткуда ей подцепить подлости той, которая из городских баб так и прет. Неиспорченная она. Пока. А окажется в городе и, глядишь, ссучится. И станет такой же пиявкой, как и все. Бабы-то - они одинаковые. Нутро у них одно и то же.

Вот говорю себе это, а как на нее посмотрю, так и чувствую себя свиньей, мягко говоря. Но был другой способ перейти с лирики на физику, и я его использовал. Взял да и открыл в себе ту дверцу, за которой сидели Арцыбашев, Студень, прокурор, жена моя - паскудина, Железный и вся прочая свора гнилая.

И - помогло.

Взял я Настю за локоток и говорю:

- А знаешь, Настя, я ведь по делу сюда пришел. Человека ищу.

Настя голову опустила и шепчет:

- Знаю, что не ко мне пришел. Старица Максимила и об этом сказала.

- А что же тебе еще сказала старица твоя? - спрашиваю, а сам уже злиться начинаю.

Что-то больно крутая колдунья эта. Все-то она знает! Интересно, она поговорку знает "меньше знаешь - дольше живешь"?

- И вовсе она не моя, - ответила Настя и губы надула, - она - Божья.

- Ну, хорошо, Божья, Божья. Так что она тебе сказала еще?

А Настя вдруг голову подняла, засмеялась и говорит:

- Пойдем домой, милый, там и поговорим. Что в лесу за разговоры? Банька готова, чаем напою с брусникой. Идем, Костушка, идем!

И, взяв меня под руку, повела по тайге.

Мы шли молча, и я думал о том, что получилось, как я и обещал.

Правда, позапрошлым летом я говорил о том, что приеду, если у меня будет все в порядке, таким образом заранее сооружая себе отмазку. Но получилось, что у меня все совсем не в порядке, а я все же приехал. Так что вроде и за базар ответил.

Наконец впереди показались избы скита. Навстречу нам показался однорукий Николай, который нес на плече здоровую жердину. Поравнявшись с нами, он спокойно бросил:

- С приездом, Коста, - и попер свою жердину дальше, будто мы с ним виделись только вчера. Выдержанный мужик, ничего.

И тут до меня дошло. Ну он-то как меня узнал? Ведь операцию мне сделали по высшему классу, хрен определишь! Настя, что ли, разболтала? Странно все это. Да и когда?

Поднявшись по небольшому косогору к тому самому дому, где я кантовался с воспалением легких, мы увидели Игната, сына старицы Максимилы, который сортировал на большом дощатом столе огромную кучу грибов.

Подняв голову, он приветливо улыбнулся и сказал:

- Добро пожаловать гостю! Настя уж тебя так ждала!

Потом поднялся из-за стола и совсем по-мирски протянул мне грабку. Я улыбнулся, ответил ему рукопожатием и сказал:

- Бог в помощь, братец Игнатец!

Он усмехнулся и, снова усевшись за стол, вернулся к прерванному занятию. Тут уже я не вытерпел и спросил:

- А скажи мне, Божий человек, откуда вы все знаете, кто я такой! Ведь у меня другое лицо!

Он снисходительно посмотрел на меня, как на ребенка, сморозившего глупость, и певучим голосом ответил:

- Дык ведь плоть-то душу не так сильно и закрывает! А мы с Божьей помощью в самое нутро смотрим. Так что личина твоя - что туман утрешний. Вроде и морочит, а все одно скрозь видно.

И стал перебирать грибы.

Я посмотрел на Настю, а она к моему плечу прижалась, смотрит снизу вверх и улыбается светло так…

Короче, банька и на самом деле была уже готова, так что через десять минут я уже вовсю хлестался можжевеловым веником да глаза пучил от жара. А еще через час сидели мы с Настей под березой за дощатым столом и пили чай.

Болтали о том о сем, рассказал я ей про то, как морду мне меняли, правда, зачем - умолчал. Наворотил баек городских, она только охала и ежилась от удовольствия, а про "грех-то" почти уже и не вспоминала.

А потом она взяла меня за руки и, глядя мне в глаза нежно-нежно, заговорила о своей любви.

- А знаешь, Костушка, я ведь в такой грех впала без тебя…

Услышав про грех, я улыбнулся и сразу же устыдился этого, потому что подбородок у Насти задрожал и она крепко сжала мои пальцы.

- Я ведь решила руки на себя наложить. Да… И ведь знаю, что не простит мне этого Вседержитель, грех это великий, а не могу. Не могу без тебя. И так мне плохо было, будто душеньку мою клещами калеными на куски раздергивали, будто выдернули мне ее всю, а внутри пусто стало, как в овраге заброшенном. И сама себе не нужна я стала. А уж и молилась я, и звала тебя кличами дальними, и ходила на то место, где мы с тобой миловались тогда. Приду, лягу на траву и лежу целый день. А ты, будто и рядом, а вроде и нет тебя. Совсем я себя извела. А когда почуяла, что смертушка моя только и ждет, чтобы обнять меня да и увести с собой, тогда пошла я к старице Максимиле и открылась ей во всем. Она сначала улыбалась, как и ты сейчас, а потом говорит - видать, суженый он твой, и никуда тебе от него не деться. Ну, поворожила она на языках странных, покурила вокруг меня травой целебной, накинула мне на голову покрывало свое ведунское… Много чего она делала, да так и не смогла меня от тебя отвести. Правда, перестал ты меня мучить, как прежде. А то, бывало, делаю я чего-нито, а ты вдруг за плечом встанешь и смотришь. У меня из рук все и валится. Обернусь, а нет тебя. И после того до вечера как ушибленная хожу. И ничего не понимаю. А то в лужу посмотрю на отражение, а там ты рядом со мной стоишь и меня обнимаешь. Так Максимила еще поворожила, и вроде не так ты меня мучить стал. Как бы сквозь кисею тебя вижу. А сердечко все равно болит.

Настя засмеялась и одновременно с этим по ее щеке поползла слеза.

- А еще братец Игнатец однажды поленом по ноге себе попал и закричал: "Косточка!", а я слышу - "Костушка", и сомлела. Как стояла, так и повалилась. А он водой мне в глаза брызгать стал. Я и очнулась.

Настя засмеялась опять и вытерла слезу ладонью.

Каждое ее слово падало мне в душу, как раскаленный булыжник.

И я закрыл глаза и слушал ее.

- А давеча старица Максимила мне и говорит: "Иди, говорит, встречай дролю своего ранним утречком от солнца. Придет он, не сомневайся". Так я всю ночь не спала, все боялась, что опоздаю… Вот, не опоздала, видишь?

И она тихо засмеялась.

Я молчу. Да и что тут скажешь? Только разве глупость какую-нибудь! Так что я лучше промолчу. Молчание, говорят, - золото.

Посидели мы, помолчали, а Настя мои руки так все и держит, будто выпустить боится. А погодя спрашивает меня:

- Костушка, ты сказал, что дело у тебя тут есть. А что за дело-то? Может, пособить могу?

Ну как она может мне пособить! Что она может знать? Однако, хотя и без особой охоты, сказал я ей, что ищу урку беглого. Дернул он с этой самой зоны, и я иду по его следу. А найти его я должен обязательно. Очень он мне нужен, и зависит от этого моя судьба и даже сама жизнь. Так что если не найду я этого Студня поганого, то, может, и не придется нам с ней больше чай под березой пить.

Излагаю ей всю эту бодягу, руками в воздухе развожу, а потом посмотрел на нее, а она сидит туча-тучей. Брови нахмурила, губы сжала и в землю смотрит.

Я думаю, может, в запале задвинул матерное что-нибудь, а она и обиделась. Или огорчается, что не пить нам с ней чаю.

- Что с тобой, Настенька, - говорю, - может, я ляпнул что-нибудь лишнее? Так прости меня, грубияна. А лучше огрей вот - и протягиваю ей чурку березовую.

Она молчит, только головой из стороны в сторону качает.

- Да не молчи ты, ей-богу! Что случилось?

У нее подбородок задрожал, и говорит она, не поднимая глаз:

- Был здесь твой Студень.

Тут-то я в нокдаун и поехал. Без всякой там березовой чурки.

Вытащил я сигаретку, закурил, а сам мозги в кучку сгребаю. Значит, не зря меня интуиция сюда вела. С колдуньей Максимилой заодно.

Ну, держись, Знахарь. Начинается новое кино.

Подумал я минутку и говорю:

- Пойдем-ка, Настенька, во-он на ту горочку, - и пальцем показываю, - и расскажи ты мне там все подальше от ушей братьев твоих.

И сделал ударение на слове "все".

Она встает как миленькая, и идем мы с ней на этот пригорочек, метрах в двухстах от скита, садимся там на травку, и она мне рассказывает всю историю со Студнем.

Пока она рассказывала, я несколько раз вскакивал, бегал вокруг нее кругами, чуть на себе жопу от злости не разорвал, но Настю не перебивал и выслушал до самого конца.

Конечно, она рассказывала на своем милом дикарском наречии, раз шестьсот сказала "грех-то", в некоторых местах краснела и мялась, но я все всосал и не осталось для меня в этой параше ничего неясного.

А рассказала она мне вот что.


Около двух месяцев назад, возвращаясь с сенокоса, они заметили, что Секач, пес ихний, бросился в кусты и стал там на что-то сильно гавкать. Посмотрели, а там лежит без сознания парень окровавленный, и так ему плохо, что того и гляди душу Богу отдаст. Ну, взяли они его по-человечески и принесли к себе. А выхаживать поставили Настю. Ей не впервой, да она и сама сразу вызвалась. Больно ей это про меня напомнило.

Парень этот сдернул с зоны и поперся по тайге. Но ему не повезло, и он напоролся на рысь. Поцапались они с ней не на шутку. Он ее ножичком почикал, а она его когтями разодрала. Да так разодрала, что он едва кровью не истек. Но самое страшное было в том, что рыси лапы перед едой не моют, и все микробы зловредные, которые у нее под когтями были, поселились в ослабленном организме урки беглого. И стали его планомерно и целенаправленно губить.

И в кусты эти он заполз помирать. Но тут собачка его и нашла.

Вот такое начало истории. Дальше интереснее будет.

Лечат они его, лечат, а он не поправляется.

Лежит все время без сознания, бредит, в бреду с урками беспредельными собачится, слова грязные из него так и летят. Руками размахивает, приходилось даже связывать иной раз.

Призвали тогда ведунью Максимилу.

Поработала она с ним по своей части, да и говорит Насте:

"Кольцо, что у него на пальце надето, - плохое кольцо. Злом от него так и тянет. Сними-ка ты, Настя, это колечко да закопай его в землю подальше от скита. Тогда все и пройдет. А если не сделать этого, отдаст он Богу душу, как пить дать".

Настя сняла с урки кольцо и похоронила его на полянке между корней старой лиственницы.

Урка стал поправляться и через неделю открыл зенки.

Первое, что он сказал:

- Во, бля, маруха козырная!

А потом посмотрел на свою руку и спрашивает Настю:

- Ты, шалава, где кольцо?

И попытался встать.

Но, поскольку сил у него совсем не было, на этом его порыв и кончился. Он опять вырубился, а когда через три дня снова пришел в себя, то увидел перед собой не слабую девочку, а здоровенного мужика с бородой по пояс и со строгими глазами.

Тут он уже пасть свою поганую разевать не стал и понял, что нужно быть вежливым и тихим. Особенно, если люди тебя приютили и от смерти спасли. Хоть он и подонок был последний, но все же умел, если нужно, держать себя в нормальных рамках.

А Настя больше за ним не ухаживала. И увидел он ее в следующий раз только через неделю, когда впервые выполз на крылечко погреться на солнце.

В общем, выходили они его. И как только он стал самостоятельно передвигаться по скиту, тут же подвалил к Насте и говорит:

- Слышь, Настя, у меня на пальце кольцо было, оно - память о матери и очень мне нужно. Не знаешь, куда оно делось?

Настя врать не умеет, голову опустила и говорит:

- Кольца больше нет.

- То есть как это нет? - спрашивает Студень.

А они его там как Студня и знали. Не захотел он им имя свое говорить. Так и звали его по кличке собачьей.

- Так. Нету кольца. Погибнешь ты из-за него. Злое оно.

- Ты не гони, - начал Студень, но тут рядом с ними бородач тот вдруг образовался и строго так смотрит…

Студень увял, улыбочку скроил и отвалил.

На следующий день опять насчет кольца подъезжает. Настя опять в отказ идет. И так несколько дней.

Понял Студень, что не корячится ему ничего, и решил сменить политику. Набрал цветочков полевых и Насте принес. Она удивилась, но цветочки приняла, чтобы не обижать человека. Правда, потом, когда он не видел, бросила их в яму поганую.

А он перья распускает и начинает подъезжать к ней по любовным рельсам. Дескать, запала она ему в душу, полюбил он ее, жить без нее не может и хочет взять ее с собой в город. А там - красивая жизнь, кругом сплошной фарт, лимузины сверкают, оркестры играют, а ему с Настей негры черножопые зажигалки подносят и двери открывают.

Только пусть она ему сначала колечко отдаст.

Послушала она эту ахинею и не сказала ничего.

А он уже вполне очухался, ходит бодро, жрет за троих, по сторонам косяки кидает по привычке урочьей, в общем, вернулся в себя.

И от Насти не отстает. Любовь, говорит, и все тут.

Но обязательно с колечком.

И вот однажды позвал он ее по лугу походить, цветочков пособирать и там, в версте от скита, наехал на бедную девочку по полной программе. Сказал ей, что если кольца не будет, то он ее для начала раком поставит, потом пасть порвет, потом все зубы выбьет, а потом сосать она у него будет до седьмого пота. И кольцо в конце концов отдаст.

В общем, он ее ударил несколько раз по лицу, а потом попытался провести в жизнь первый пункт программы. Это насчет "раком поставить". На этом месте рассказа я аж кулак закусил до крови и поклялся себе, что Студень будет умирать долго и больно.


Настя вырвалась и прибежала в скит с окровавленным лицом и в разорванной рубахе. А этот мудак безбашенный додумался за ней гнаться. Ну, в общем, взяли его братья-спасовцы за белы рученьки, дали несколько раз по чреву, чтобы не разевал он свою хлеборезку смердячую, и повели в лес. И все это - не говоря ни слова.

А там нагнули две подходящие березы, привязали его за каждую ногу по отдельности и приготовились верхушки отпустить. И сделали бы они это, бля буду, и флаг им в руки, так и надо с беспредельщиками поступать, но Настя упала правосудам в ноги и уговорила их не брать греха на душу.

Братья-спасовцы очень неохотно отвязали его от берез, но зато тут же привязали рылом к сосне и хорошенько взлохматили шкуру на спине. После этого, объяснив, что если увидят его еще раз, то ничье заступничество уже не поможет, они развернули его мордой на запад и дали ногой по жопе.

И пошел Студень к бениной матери. И без кольца.

Так ему, гниде, и надо.


Выслушал я эту историю и долго сказать ничего не мог.

Встали мы с Настей с бревешка, на котором сидели, и, как два тихих зайчика, медленно пошли к скиту. Идем, а я все представляю, как этот подонок своими грязными руками Настю хватает и грязные слова ей в лицо выплевывает. И кулаки у меня сами до боли сжимаются.

Найду я тебя, гнида. Ой, найду… Повечеряли мы, потрендели о пустяках до заката и завалились спать. Настя хотела ко мне под бочок подлезть, но я себя строго держал, да и не хотел давать ей распаляться попусту. Ну не моя она женщина. Что тут поделаешь! А просто трахать ее, как соску развязную, - не могу. Ее чистота сильнее моих низменных инстинктов оказалась.

Такого у меня еще не было.

Так что я дрых у себя, а она - у себя. И никаких дел. Строго!

Утром я проснулся рано и стал думать о том, как забрать у Насти кольцо. С одной стороны, вариант Студня - не для меня. С другой стороны, вешать Насте на уши какую-нибудь левую лапшу - язык не повернется. Значит - надо говорить ей правду. Но не всю. Но - все-таки правду. Так я и порешил.

И после завтрака, когда все разбрелись по делам, усадил я Настю за стол под березой и говорю:

- Слушай меня, Настя, внимательно. Сказал я тебе, что искал урку беглого. Так оно и есть. Но искал я его из-за кольца этого. Сам-то он мне и на хрен не нужен. А кольцо это - правду старица Максимила сказала - злое кольцо. И можно было бы утопить его, чтобы никто и никогда его больше не надевал, но висят на нем жизни и смерти очень многих людей. И в первую очередь - моя жизнь и моя смерть. Вот так, Настенька. Я сказал тебе чистую правду. Мог бы поклясться страшной клятвой уголовной, да знаю, что для тебя это - пустой звук. И правильно. Я ведь знаю, как в Библии сказано: "…и будет словом твоим "да - да", "нет - нет", а что сверх того, то от лукавого". Вот и я тебе - что сказал, то сказал. И все. Верь мне. Если ты мне не поверишь, то никто уже не поверит.

Закрыла Настя лицо руками и молчит. Только плечи чуть-чуть вздрагивают. Я тоже молчу и жду, что она скажет.

Долго она так сидела. Я успел две сигареты выкурить.

Но вот наконец она отняла ладони от лица и посмотрела мне прямо в душу. И говорит:

- Я отдам тебе кольцо. Но знай, Костушка, если ты уедешь без меня, я, наверное, умру скоро. Если бы ты с того раза так и не приезжал бы никогда - ничего. Я бы справилась. А теперь, когда мы увиделись снова, я вспомнила все и поняла, как сильно ты мне нужен. И без тебя ждет меня смерть. Я тоже тебе сказала. И ты тоже верь мне.

Она встала со скамьи и ушла в лес.

Пока она ходила, я очень быстро и сильно думал. И надумал. Ладно, черт с ним, возьму я ее с собой на погибель городскую. Может быть, она вспомнит что-нибудь важное о Студне, может быть, просто сможет помочь в чем-то… не знаю. Но быть где-то там и знать, что здесь гибнет девушка, которая этого ну никак не заслужила, было бы для меня невыносимо. А там, глядишь, подцепит она вирус нормального городского цинизма и передумает умирать без меня. И будет без меня жить не тужить.

Минут через двадцать она вернулась и положила перед моим носом тусклое желтое кольцо, внутри которого были выбиты четыре мелких цифирки.

Я подбросил его на ладони, потом сжал кулак и, подняв на Настю глаза, сказал:

- Завтра утром уезжаем.

Она завизжала, бросилась на меня и повалила в мягкую и чистую траву. Я улыбался, как дурак, и думал:

"Ну почему я не могу в нее влюбиться?"


***


Мы едем в Душанбе.

В Москве Санек выдал мне паспорт на имя Затонского Василия Семеновича, шестьсот долларов (не густо при том, что у Арцыбашева наши четыреста тысяч) и связные телефоны в Душанбе.

Насте документов капитан не дал, сказал, что они не рассчитывали на нее, но пообещал, что с пересечением границы - поможет, сказал, к кому ТАМ обратиться, если возникнут трудности.

И вообще, как мне показалось, Санек избавился от меня с огромным облегчением, сказав, что у таджиков меня будет опекать уже другой человечек…

И вот мы едем с Настей по России-матушке. Уже не леса и болота - уже степь кругом. Вроде бы все нормально, а у меня кошки на душе скребут.

Смотрю я на Настю и думу думаю.

То про Настю, то про этого пидора Арцыбашева.

Мне надо переиграть Арцыбашева.

И начнем с того, что у меня есть кольцо, про которое Арцыбашев ни сном ни духом. Вот на этом кольце я его и…

Чего ждет от меня Арцыбашев? Что я выведу его на Студня. Так мне он и сказал. Выведи на Студня, говорит, - получишь свою сумку с бабками назад. За вычетом издержек.

Но зачем Арцыбашеву Студень?

Не затем ли, что там за Студнем деньги, которые в три, в пять, в десять раз превышают все, что хранилось в пресловутом банке "Северо-Запад"?

И мне еще предстоит это разгадать. И не только разгадать, но и переиграть Арцыбашева. И оставить его с носом, потому что на кону моя жизнь.

И на кону она потому, что не только воры меня на пику подымут, если общак не верну, но и сам Арцыбашев грохнет меня при первой же возможности.

Это я понимаю.

Понимаю, что выполняю для него настолько деликатное и секретное поручение, что он - генерал российских спецслужб - не мог послать ни одного из своих майоров или капитанов - которых у него хоть жопой ешь.

Значит, не государственный у Арцыбашева интерес, а свой личный. А это говорит и о том, что ни по каким бумагам и отчетам эта операция не проходит. А еще это означает, что цена жизни Кости-Знахаря, когда он Студня найдет, - меньше копейки. Выкинет его Арцыбашев как отработанный презерватив. Выкинет, предварительно голову ему прострелив.

Только на этот раз я не дамся ему так просто, как тогда, в банке "Северо-Запад".

Настя не может одна без меня и минуты в купе посидеть.

Я выхожу в тамбур покурить, и она за мной следом.

Спрашиваю ее:

- Чего не сидишь там, ты хоть с народом поговори, вон у нас какая соседка - бабулька разговорчивая, всю свою жизнь рассказала, биографии всей своей родни поведала и теперь про выдающиеся жизни своих подруг и бывших сослуживцев рассказывает. Прямо - какой то Ираклий Андроников…

- Это кто? - переспрашивает Настя, в упор глядя на меня наивными своими глазами.

- Это биограф великих писателей и поэтов был такой, - вздыхаю я и нежно тыкаю Настю в ее девственно-необразованный лоб, - эх, целина ты моя, невежества полная. А ведь за таких, как ты, там, куда мы едем - в Средней Азии, за таких, как ты, невест двойной калым дают…

- А это что - калым?

- Мама родная! - Я закатываю к небу глаза. - Ты и про это не слыхала.

- Я что, такая глупая? - у Насти слезы в глазах, - я тебе поэтому не подхожу?

- Да нет же! - с досадой восклицаю я, - ты умная, просто ты не знаешь многих вещей, которые в городской жизни известны всем.

- Но ведь и ты, Костушка, в нашей жизни в парме много чего не знаешь! Не знаешь, как зверя следить, как рыбу без крючка и лески ловить, как зимой в снегу ночью живым остаться, как травами любые болезни лечить. Ты ведь много наших, моих вещей не знаешь. Но ведь я не смеюсь над тобой, когда ты там, в парме, такой беспомощный, так почему ты теперь смеешься надо мной?

Настя едва не плачет…

- Я не смеюсь, - заикаясь, отвечаю я.

- Ведь я сметливая, я быстро-быстро всему вашему… Всем вашим премудростям научусь, - шепчет Настя прямо мне в подбородок, - я всему научусь, любимый мой, потому что я хочу жить в твоем мире, хочу быть в твоем мире…

- Ах ты, Настенька-головастенька, - я уже глажу ее по голове, прижимая ее к своей груди, - ах ты, дурешка ты моя несмышленая, да разве всем премудростям нашего мира за два дня научишься?

- А я не за два дня, я больше с тобой быть собираюсь, - всхлипывает Настя на моей груди и затихает…

Прямой границы с таджиками у России нет.

Поэтому первый наш рубеж - станция Аксай между Уральском и Актюбинском.

Раньше, при советской власти, на станции этой скорые поезда и не останавливались никогда - пролетали ее со свистом на Ташкент, на Ленинакан, на Душанбе…

А теперь после того, как в Беловежской пуще Елкин-палкин позволил всем республиканским вождям жрать суверенитета сколько влезет, на станции Аксай, что посреди степи - погранпосты. Таможня, паспортный контроль, федерация-хренация, суверенитет-мудинитет… И портреты плоскомордого вождя - бывшего члена ЦК, а то и всего политбюро от этой республики… И шобла погранцов в смешной формяге. Вроде как в совковой - ментовской, но в то же время и совсем не в такой. И фураги эти такие смешные - как латиноамериканские, над этими плоскими узкоглазыми "хытрыми" лицами…

- Ах ты, баршлы кирбашлы… Это что же за херня такая написана? - размышляю я над транспарантом, висящим под портретом бывшего члена политбюро - нынешнего вождя здешней нации.


Виз здесь, слава нашему Богу (и ихнему Аллаху тоже), не требуется. Одна беда - у Насти и паспорта с собой нет.

Но хитромордые в латиноамериканских фуражках очень любят американский зеленый универсальный паспорт с портретом президента Франклина. Впрочем, торговались…

И плоскомордые просили к документу Франклина добавить еще и документ с портретом Гамильтона.

Но сошлись на одном портрете Франклина плюс два Джексона. Итого - сто сорок баксов минус из суммы, что дал капитан. А впереди еще две границы - с узбеками и с таджиками.

Эх, и далеко же ты уехал, товарищ Студень! Так никаких денег не хватит…

Отъехали от Аксая.

Впереди еще почти двое суток пути.

Если на двух границах еще за Настю по сто пятьдесят зеленых снимут - с чем в Душанбе приедем?

Проходим - протискиваемся через три бесконечно длинных вагона до вожделенного вагона-ресторана. Русские рубли здесь еще принимают.

А ведь уже и не Россия!


Заказываем по сборной солянке, по бифштексу рубленому с яйцом, по салату из помидор и по апельсиновому соку.

- Я то же, что и ты, кушать буду, - говорит Настя.

- А куда ты денешься, - смеюсь я.

Грубая и нечесаная официантка, словно капитализм мимо этого вагона-ресторана прокатил, даже не зацепив… В общем, официантка, как тень минувших уже лет советского хамоватого сервиса, притащила вместо сборных солянок - борщ московский.

- Кончились солянки, берите что есть. А не хотите - не берите…

- Ах ты, какая вежливая, какая ты любезная, прямо из французского кино, - сказал я нечесаной клухе с подбитым, плохо запудренным глазом.

- А не нравится - идите себе в купе и жрите там всухомятку, - буркнула она, нетвердо поворачиваясь на каблуках.

- А она еще и пьяная, - удивленно развел я руками.

- И по-моему, ее кто-то по лицу побил, - вставила Настя, принимаясь ложкой за помидорный салат.

- Не по-твоему, а точно - по глазику ей дал любовничек ейный, - сказал я, горестно вздохнув и вынув ложку из Настиной руки, - не смеши людей. Ложкой - только суп, а твердую пищу ешь вилкой и ножом… Ну хотя бы одной вилкой без ножа.

- Ты меня стыдишься? - спросила Настя, в упор поглядев на меня своими таежными глазами.

- А, перестань, - отмахнулся я…


И тут я заметил, что перегнул, потому что Настя перестала есть и вдруг разрыдалась.

- Мне вон замечания делает, что, мол, хамлю, а сам вон девушку обидел, - попыхивая сигареткой, громко замечает из-за стойки официантка.

Я перестаю жевать и кладу Насте руку на плечо.

- Ну не плачь…

- Я не плачу…

- Научишься, ты же сметливая.

- Научусь, - отвечает Настя и улыбается сквозь слезы.


Ночью я не сплю.

Настя - на нижней полке. И по-моему, она тоже не спит.

Бабка, что едет до Ташкента к своей сестре, наболталась за день и теперь храпит, словно камни в носоглотке просеивает. Как-то даже навзрыд храпит, то взрываясь, то затихая, то снова заходясь храпом, как рассвирепевший ротвейлер…

Тихо посапывает на верхней полке прямо напротив меня - юный узбек. Студент - в Москве учится, теперь домой едет на каникулы. Всю дорогу книжку читает. Я заметил - он за двое суток - аж десять страниц одолел! Занятная, видать, книжка…


Я не сплю.

Охота выйти покурить, но боюсь разбудить Настю. Если она, конечно, спит, а не притворяется. Лежу с открытыми глазами и думаю, как Арцыбашева наколоть? Как его кинуть? Как уйти от этого хищного подонка?

И не просто живым уйти - это еще только полдела, но уйти с деньгами!

И не будет ли Настя мне помехой?

Кольцо…

В нем надо искать ключ.

В нем!


Под утро я все-таки уснул и проспал границу.

И выходит, что у узбеков с казахами граница - чистая формальность. Даже паспортов никто не проверял.

Сэкономили денег.

Значит, с меня в Душанбе - ресторан.

Глава вторая

ДАН ПРИКАЗ ЕМУ


НА ЗАПАД


Май - декабрь 1988 года Афганистан - Германия

Первым, кого Арцыбашев встретил, прибыв в штаб армии, был капитан Мирзоев. Тоже разведчик, коллега. Еще недавно он был прикомандирован к одной из действующих частей. Теперь, по слухам, присосался к штабным. Будь ситуация немного иной, и Арцыбашев не преминул бы обозвать его, в шутку, тыловой крысой. Но сейчас поостерегся. Восточные люди - хитрые. А Мирзоев, в силу профессии, был втройне хитрым и изворотливым. Кто знает, как он отреагирует на подначку? Запросто может выйти, что в глаза он посмеется, а в спину ударит.

И Арцыбашев не стал юморить. Даже подходить первым не стал. И взгляд отвел в сторону. Остановился, достал сигареты, начал прикуривать. Поверх зажигалки поглядывал на коллегу. Отвернется? Сухо кивнет? Пройдет мимо, словно они не знакомы? Любой из вариантов был вероятен. Сам Арцыбашев, доведись им поменяться местами, вряд ли стал бы демонстрировать дружеские чувства на глазах десятка посторонних людей, каждый из которых мог оказаться стукачом.

Мирзоев подошел, издалека протягивая для пожатия руку.

- Здравствуй, дорогой!

- Привет! - Арцыбашев, наконец, прикурил. Сквозь дым, прищурившись, оценил внешний вид капитана: - Хорошо выглядишь, Фархад!

Мирзоев, и правда, был подтянут, свежевыбрит, благоухал одеколоном. Белоснежные зубы контрастировали с загорелой кожей и черной ниточкой усов. Мундир сидел как влитой, ботинки сияли. Трудно было представить, что месяц назад он ползал по горам в пропахшей порохом и потом "афганке".

- Спасибо. А вот ты, похоже, не спал.

- Да уж. Слыхал, наверное?

- Слышал. У нас об этом много говорят. Между прочим, я включен в комиссию.

- Вот как?

- Но только со вчерашнего дня, вместо одного заболевшего. Так что пока тебе ничем помочь не могу. Но, клянусь, сделаю все, что в моих силах.

Если Тохтамбашев любил подчеркнуть свое бедное происхождение, то Мирзоев крайне неохотно распространялся о родственниках, многие из которых занимали в республике ответственные посты. И он, наверное, мог бы неплохо пристроиться. Как минимум, на место, аналогичное тохтамбашевскому. А он предпочел воевать и только сейчас сменил полевые условия на кабинет. Шайтан его знает, почему так!

- Извини, мне надо бежать, - Мирзоев крепко сжал Арцыбашеву локоть. - Не дрейфь!

- Угу. Увидимся…

Заседание комиссии было назначено на четырнадцать, но Арцыбашева пригласили зайти только в половине четвертого. Полтора часа он томился в коридоре под дверью, не рискуя отойти покурить или промочить горло. Как ни успокаивал он себя, а воображение рисовало картины одна мрачнее другой. И даже Мирзоев, который ободряюще подмигивал ему всякий раз, когда выскакивал из кабинета, чтобы умчаться на другой конец коридора и притащить из архива или секретной части какие-то материалы, уверенности не прибавлял.

Что удивляло - Арцыбашев ждал экзекуции в одиночестве. То есть мимо него сновали какие-то незнакомые офицеры, и на стульях по обе стороны от него кто-то сидел, но ни одной знакомой физиономии не попадалось. Конечно, с большей частью свидетелей комиссия уже поработала, но вряд ли именно его, Арцыбашева, приберегли на десерт. А если это именно так, то дело швах. Тогда получается, что комиссия расковыряла больше, чем он ожидал. И неспроста изучают какие-то документы прежде, чем его допросить.

Наконец дверь отворилась, и незнакомый лейтенант велел зайти.

За исключением Фархада Мирзоева, скромно сидевшего за крайним столом, все остальные члены комиссии также не были знакомы Арцыбашеву.

Он ожидал, что их будет больше. А оказалось, всего пять человек. Помимо Фархада и белобрысого лейтенанта, в обязанности которого входило ведение протокола, присутствовали два майора и подполковник. По внешнему виду майоров можно было свободно сказать, что один является боевым офицером, а другой пошел по политической части и не в окопах линию ЦК проповедует, а отирается близ начальства. Они сидели за одним столом, отодвинувшись каждый на свой угол, а взгляды, которыми они периодически окатывали друг друга, красноречиво свидетельствовали, что консенсуса им никогда не достигнуть.

Желчный худой подполковник, в рубашке с расстегнутым воротом и закатанными рукавами, курил у окна. Он и начал допрос, не дав Арцыбашеву даже возможности представиться по всей форме и не предложив сесть.

- Расскажите нам, Вадим Валентинович, что вам известно об обстоятельствах гибели майора Студеного.

Спросил - и отвернулся к окну, перегнал беломорину из одного угла рта в другой, ссутулился, сунув руки в брючные карманы.

Арцыбашев прокашлялся и выдал заготовленный текст:

- Последний раз его видели живым в двадцать два тридцать. Проверив несение службы дежурным по части, он удалился к себе. Перед этим приказал разбудить его в семь часов. В шесть пятьдесят пять дежурный отправил к Студеному сержанта Попова. Тот вернулся через семь минут, доложил, что Студеный на стук в дверь не отвечает. Дежурный снова отправил Попова. Поскольку тот долго не возвращался, в семь часов десять минут дежурный отправил прапорщика Зверева разобраться в ситуации. Зверев, прибыв на место, обнаружил, что дверь не заперта…

- А обычно он ее запирал?

- Когда как.

- С чем это связано?

- Не могу знать.

- Будьте проще, майор, - подполковник развернулся. - Ни для кого не секрет, что Студеный в последнее время крепко закладывал за воротник. Вот и запирался он, когда нажраться хотелось!

- Не могу знать. - Арцыбашев неотрывно смотрел на портрет Михаила Сергеевича, прикрепленный к стене.

Желчный подполковник досадливо скривился и затушил папиросу в маленькой баночке на подоконнике:

- Ладно, что у вас дальше?

- Прапорщик Зверев вошел и обнаружил труп комбата Студеного…

Сам Арцыбашев был на месте происшествия в семь двадцать пять.

Студеный лежал грудью на столе. В правой руке был намертво зажат пистолет. В магазине не хватало одного патрона. Гильзу долго искали. Нашли под кроватью, куда она сама улететь, вроде бы, не могла. Решили, что ее туда нечаянно отбросил ногой прапор Зверев - единственный, кто подходил к телу до прибытия командования батальона. Прапор, конечно, божился, что ходил аккуратно и латунный цилиндрик зафутболить не мог, но ему не поверили.

Входное отверстие было в груди, напротив сердца. Выходное - почти сбоку, ниже левой лопатки. Получалось, что комбат стрелял, приставив пистолет к телу, под углом в сорок пять градусов, сверху-вниз-налево.

- Странно как-то, - заметил Арцыбашеву "энша". - Обычно в рот там, или в висок… Надежнее! А так вот целить - гарантии нет.

Арцыбашев пожал плечами и продолжил осмотр.

На столе были бутылка со спиртом, стакан, лимонад, подсохший хлеб с кольцами вялого лука. Лежали фотографии жены и сына, множество мелких клочков рваной бумаги с рукописными строчками, очевидно - писем.

- Последнее он сегодня днем получил, - вспомнил начштаба. - От жены, кажется. Надо расспросить почтальона.

- Почтальон ни при чем, - возразил замполит, который как вошел, так и встал посреди комнаты, сложив за спиной руки, ни к чему не притрагиваясь и не сходя с места. - Письмо ему передал Фонарев. Он ведь тоже пермский, из отпуска сегодня приехал.

Батальонный медик заключил, что смерть наступила часов пять-семь назад.

- То есть около нуля, - быстро подсчитал начальник штаба. - Все сходится!

- Что именно? - Арцыбашев разглядывал фотографии. Миловидная женщина с завитыми светлыми волосами - Антонина. И парень лет восемнадцати в костюме из джинсы-варенки, плечистый, с нагловатым выражением лица. Глаза и нос - в точности, как у отца.

- В половине одиннадцатого он из штаба ушел. И сразу к себе. Пока то, пока се, пока довел себя до кондиции - вот и прошло часа полтора-два. Сходится! У него ведь неприятности дома…

- Я в курсе.

- …Вот нервы и отказали. Черт! Какой был мужик!

Очередной вопрос подполковника вернул Арцыбашева к действительности.

- Какие ваши личные соображения о причинах случившегося, майор?

- Семейные неприятности и общая депрессия…

Роковое письмо удалось восстановить. Сложили кусочки, получили страницу без нескольких фрагментов, которые, впрочем, легко домысливались. Читали втроем: начштаба, Арцыбашев и замполит.

- Дура какая! - выругался последний, когда ознакомились с текстом. - Ну как можно такое писать? А еще цензуру ругают! Она бы такого не пропустила. Ну, ничего, я Фонареву холку намылю. Контрабандист хренов, мать его за ногу!

Антонина сообщала комбату, что сына Владимира третьего дня посадили. Сначала он был в КПЗ, и была надежда, что выпустят. По крайней мере, следователь обещал, что не будет настаивать на аресте. Но или обманул, или с прокурором общего языка не нашел, и Володю отправили в следственный изолятор. Целый ворох статей: вымогательство, грабежи, кражи… Это все компания виновата, рыжий с пятого этажа и одноклассник Сережа сбили его с панталыку. Антонину состыковали с опытным адвокатом, тот подписался, но сразу предупредил, что на мягкий разговор рассчитывать не приходится. "Вымогательство" - статья крайне редкая, чуть ли не первый случай ее применения в городе, и партийные органы, обеспокоенные ухудшением криминогенной обстановки, наверняка будут требовать показательного процесса. А все преступление-то и заключалось в том, что с кооператоров, которые у вокзала ларьков понаставили, червонцы сшибали. Просто шалость мальчишеская, хулиганство простое! А они - вымогательство, рэкет. Еще и занятия каратэ приплели, дескать, с секции все началось. Тренер, кстати, звонил, обещал Володе помочь, но только в том случае, если он поведет себя правильно. В чем должна заключаться Володина правота, Антонина не поняла, но попросила адвоката, чтобы он передал сыну эти слова…

- Дура набитая! - от избытка чувств замполит сплюнул под ноги…

- …С этим понятно, майор. А теперь нам хотелось бы выслушать, что вам известно о спекуляции. И не притворяйтесь, что не знаете ничего! - рубанул подполковник, прикуривая новую папиросу.

- Не могу знать, - в очередной раз сказал Арцыбашев, не сводя взгляда с портрета генсека. - Какие у нас могут быть спекулянты? Чем спекулировать? И где? На местном майдане? Мы, товарищ полковник, интернациональный долг выполняем. Честь и достоинство советского офицера, коммуниста…

Председатель комиссии скривился, как от желудочных колик, и Арцыбашев решил не продолжать. Чего зря сотрясать воздух? Позиция обозначена и всем понятна; остается лишь ждать, как с ним решат поступить. Спокойствие, утраченное в ожидании начала допроса, стремительно возвращалось. На гражданку не выгонят, в звании не понизят. Что они могут? Сослать куда-нибудь в Тмутаракань да взыскание по партийной линии объявить. Это в самом пиковом случае. Не смертельно! Как говорится, подозрителен тот офицер, у которого в личном деле все гладко.

Подполковник, перестав морщиться и моргать, уставился на Арцыбашева. Если бы взглядом можно было казнить - разведчик бы уже умер.

- Незнание не делает вам чести, Арцыбашев!

Вадим Валентинович перестал смотреть на Горбачева и повернул голову к председателю. Так и стояли, молчком, пару минут, буравя друг друга глазами. И одновременно опустили их.

- Последний вопрос, майор! Что вы думаете о показаниях ефрейтора Мамедова?

- Я указал свою точку зрения в рапорте.

- Не сочтите за труд повторить… Арцыбашев, конечно, догадывался, что у замполита внутри батальона имеется своя, и не слабая, сеть осведомителей. Знал, но все равно был поражен эффективностью ее работы. Не прошло и трех часов с момента обнаружения трупа, как замполит получил результат. И результат неплохой! Оставалось лишь радоваться, что его обучали методам пропаганды, а не оперативной работы.

Арцыбашев и начштаба в кабинете последнего составляли опись личных вещей покойного, когда влетел замполит. Хлопнув дверью, он выпалил:

- Мамедов из первой роты видел, как в половине двенадцатого к Студеному заходил офицер!

- Ну и что? - не врубился начштаба.

- Какой офицер? - у Арцыбашева дрогнули руки.

- Не знаю, какой. Сейчас выясним, - замполит бухнулся на табуретку. - Он своим землякам об этом по секрету рассказывал. Боится! Но от меня ничего не утаишь. Я приказал его привести, так что сейчас все узнаем.

- Это какой Мамедов? Губастый такой, с чирьями? - уточнил начальник штаба.

- Ну!

- Да как ему можно верить?! Он в своем ауле двадцать пять лет прожил и до сих пор думает, что земля плоская. Если б с гор за спичками не спустился и не попался под руку военкому - про него вообще бы никто не вспомнил.

- При чем здесь это?

- Да при том!

Спор не успел разгореться. В дверь постучали, "энша" гаркнул "Да!", и появился Мамедов. Под два метра ростом и в полтора центнера весом, он был грязен, прыщав и не брит. Даже самый деликатный человек, пообщавшись с ефрейтором пять минут, мысленно начинал звать его не иначе, как бараном, и стараться побыстрее отделаться.

Войдя, он споткнулся на ровном месте, похлопал глазами и представился:

- Мамэдов.

Офицеры переглянулись. Начштаба скептически усмехнулся и, сложив на груди руки, дал понять, что самоустраняется от допроса. Арцыбашев тоже не стал проявлять инициативу. Тогда замполит, кашлянув, взял бразды правления в свои руки.

- Скажи нам, Муса, кто заходил сегодня ночью к товарищу комбату?

О смерти Студеного личному составу не объявляли, но шила в мешке не утаишь, слухи поползли сразу, как обнаружили тело. Теперь о случившемся не были осведомлены только те, кто отсутствовал в расположении части.

Муса не ответил. Стоял, вытянув руки по швам, и пялился в окно.

- Ты меня слышишь? Мамедов! Я к кому обращаюсь?

Ефрейтор перевел тупой взгляд с окна на замполита и опять не вымолвил ни слова.

На то, чтобы его разговорить, ушло минут тридцать. И штрафбатом его пугали, и отпуском соблазняли. Распалившись, главный по идеологии вытащил бумажник и пообещал заплатить за информацию. Без толку! Мамедов заговорил только тогда, когда по каким-то причинам сам решил это сделать. То ли наконец снялся с тормоза, то ли просто устал и решил, что так от него быстрее отвяжутся. Напрасно, кстати, решил. Помолчи он еще самую малость, и ушел бы спокойно в казарму. Замполит, которого начштаба весь допрос не уставал полировать насмешливым взглядом, был уже готов сложить руки, когда Мамедов заговорил.

Оказалось, он действительно кое-что видел. Но очень немного.

Мамедов нес дежурство по столовой. Было около половины двенадцатого, когда они закончили приборку и вышли покурить. Два других солдата высмолили по сигарете и поспешили в казарму, а Мамедов остался. На звезды, наверное, загляделся. Или просто забыл, в какую сторону надо идти. Неважно! Главное, что стоял он в темном углу возле входа в столовую, сам был невидим, зато все, кто проходил мимо, были перед ним, как на ладони.

Прапорщик Зверев ходил. И еще один прапорщик. А потом офицер появился. В отличие от прапоров, которые не таились, офицер внезапно выскользнул из темноты, быстрым шагом одолел десять метров до двери Студеного и вошел к нему не постучав. В лицо Мамедов офицера не видел, только со спины и в полупрофиль.

- Так кто же это все-таки был? - напрягал замполит, но Мамедов только моргал и переводил взгляд за окно.

- Ну хоть на кого он похож?

- Русский, да.

- С чего ты решил? - спросил замполит и осекся: в батальоне не было офицеров кавказских или восточных национальностей, только славяне, так что, разглядев звездочки на погонах, Мамедов сделал абсолютно правильный вывод.

Но вот с количеством звездочек выходила совершенная чепуха. Установить звание таинственного визитера не представлялось возможным. Мамедов путался и всякий раз давал новый ответ. От младшего лейтенанта до подполковника, хотя ни первых, ни вторых в батальоне попросту не было. И с приметами получилась фигня. Для Мамедова, при его-то комплекции, все казались одинаково низкорослыми и субтильными.

- Что же делать? - развел руками замполит.

- Пусть профессионал пообщается, - ухмыльнулся начштаба. - А мы пойдем покурим. Как, Валентиныч, осилишь?

Арцыбашев кивнул.

- Пошли! - начштаба встал и направился к двери, заметив, что замполит колеблется, потрепал его по плечу: - Пошли, пошли! Вадим знает, что надо делать. Мы ему только мешаем.

Они скурили на улице по две сигареты, потом прогулялись в столовую, выпили кофе.

- Паскудная история, - вздохнул замполит.

- Ну! - согласился "энша".

Больше эту тему не трогали, пока не возвратились в кабинет.

Мамедова там уже не было. Арцыбашев сидел один и продолжал составлять опись.

- И чего?… - спросил начальник штаба.

- Можешь прочитать. Если разберешь, конечно, - Арцыбашев похлопал по лежащему рядом с ним листу, покрытому кривыми рукописными строчками. - Придумал он все.

- То есть как так придумал? - замполит нервно расстегнул верхнюю пуговицу.

- Молча. В отпуск захотел, вот и придумал. Надеялся, что за такую сказку его расцелуют в жопу и отпустят домой. Зверева он видел, и второго прапора, Куценко. А больше никого. Вранье все. Звездеж.

- Да я этого говнюка на гауптвахте сгною! - замполит задохнулся от возмущения. - Ни хрена себе шуточки! Да за них под трибунал надо!..

Арцыбашев флегматично пожал плечами:

- Я свое дело сделал. А как дальше - решайте.

Замполит выкатился из кабинета, громыхнув дверью. Начштаба сел за свой стол.

- Странно, - задумчиво сказал он. - А ведь я почти поверил, что Мамедов действительно что-то знает…

…Желчный подполковник выслушал рассказ Арцыбашева целиком, ни разу не перебив. И вопросов не задал. Дымил папиросой, играл желваками, смотрел исподлобья. Чем дольше длилась пауза, тем Арцыбашеву становилось все более очевидным, что он победил. История не будет иметь для него серьезных последствий.

- Фархад Нуралиевич, - обратился подполковник к Мирзоеву, - у вас есть вопросы?

Мирзоев подумал, просмотрел записи, которые вел по ходу разговора, и отрицательно покачал головой.

- У вас? - подполковник посмотрел на двух майоров.

- Нет.

- Никак нет!

- Идите, Арцыбашев, в коридор, и там ждите.

Арцыбашев решил, что можно себе позволить некоторые вольности, и вышел, ничего не сказав.

Часом позже в офицерском кафе Мирзоев ему сообщил:

- Никто не хочет выносить сор из избы. Заключение практически готово. Самоубийство на почве алкоголизма и общей депрессии. Но это, так сказать, формулировка для служебного пользования. А для широкой общественности подберут что-нибудь попристойнее… На самом деле к тебе было очень много вопросов. Удивляюсь, как ты мог потерять осторожность! О ваших со Студеным шкурных делах не знают только дети и женщины.

- Чего ж мне не задали эти вопросы?

- Я говорю: никому не нужно лишнее говно выставлять напоказ. Но из армии тебя уберут.

- В смысле?! - у Арцыбашева с вилки сорвался кусок гуляша.

- Из сороковой армии, - Мирзоев улыбнулся. - Готовься к новому месту службы.

- Тьфу, бля! Да сколько угодно! Мне этот интернациональный долг уже вот где сидит.

- Потише. Между нами говоря, к концу года, самое позднее - к началу следующего, ни одного нашего солдата здесь не останется.

- Не от тебя первого слышу. Только одного не понимаю. Что, вот так просто возьмем и уйдем? На фига тогда лезть было? Сколько парней зазря уложили!

Мирзоев возвел маслянистые глаза к потолку, сложил руки лодочкой:

- Новые реалии, новое мышление. Ты думаешь, чего я к штабу прибился? Перестройка! Надо искать новое место в жизни. На передовой уже не актуально.

Помолчали, доели. Допили компот. Вытирая губы салфеточкой, Мирзоев еще раз сказал:

- Так что готовься к переезду, майор. Куда-нибудь за Урал.

Арцыбашев в ответ только фыркнул:

- Там всяко лучше, чем здесь!

Новое назначение было объявлено к вечеру. Все это время Арцыбашев томился в коридорах штаба. Последнюю пару часов скрасил чтением "Интердевочки" Кунина - кто-то из офицеров забыл на стуле журнал "Аврора", тот номер, где было начало романа. Мирзоев несколько раз проходил мимо, но ничего не говорил, только подмигивал ободряюще. А стоило перевернуть последнюю страницу, как вызвали в кабинет.

Арцыбашев был уверен, что готов к чему угодно, но сильно удивился услышанному: ГДР, Берлин!

- На сдачу дел и сборы двое суток. Управитесь, майор?

- Нет…

- Надо управиться!

Озадаченный, Арцыбашев вышел на улицу и стал дожидаться Мирзоева. Фархад появился часа через два. Издалека заметил Арцыбашева и пошел к нему, улыбаясь.

- С тебя бакшиш.

- То есть?

- Был выбор: Туркестанский округ, Забайкалье или Берлин. По всему выходило, что тебе светит второе. Но я постарался… Ты не рад?

- Просто растерян.

- Все-таки Европа, дружище. Я тебе сам завидую. Мне заграница не светит. Я не рассказывал, почему? Ну и не надо этого знать! Ничего интересного. Тебя подбросить к самолету?

- Погоди. Мне в еще одно место надо попасть. Позарез надо! Помоги, а? Бакшиш удвоится…


***


На КПП дежурил тот же прапорщик Муслим.

Арцыбашев остановил уазик перед шлагбаумом, приоткрыл дверцу, чуть высунулся. Прапор, узнав его, подошел. Перед тем как поздороваться, оглянулся назад, будто боялся, что подчиненные ему двое солдат подслушают диалог.

- Привет! - Арцыбашев протянул руку.

- Здравия желаю, товарищ майор!

- На месте?…

Муслим вздрогнул и замотал головой:

- Нельзя туда!

- Почему? Проверка какая-то?

- Нельзя! Там все оцеплено, никого не пускают!

- Что случилось?

- Пожар…

Только теперь Арцыбашев сообразил, что давно услышал запах гари, но не придал значения этому обстоятельству.

- А Тохтамбашев?

Спросил, а сам уже знал ответ. Недаром было предчувствие! И сон приснился дурацкий. Длинный был сон, с множеством эпизодов, но Арцыбашев наутро вспомнил только один: как стоит он, протянув руку, на кабульском базаре и подаяние просит…

- Жора сгорел, - прапорщик опять оглянулся и подтянул портупею. - Так что лучше не суйся туда, мало ли что.

Но Арцыбашев все-таки сунулся. Поставил уазик возле столовой и прогулялся пешком, цепким взглядом фиксируя мельчайшие детали обстановки. Дивизия жила своей обычной жизнью, пока не подойдешь к пепелищу - невдомек будет, что случилось ЧП.

Часть складов сгорела дотла, часть удалось отстоять у огня, а какие-то и вовсе оказались нетронуты, только копоть на стены осела. Пожар давно потушили, но порывы ветра поднимали золу, и казалось, что какие-то руины до сих пор дымятся. Охранение было выставлено символическое, только два солдата и сержант приглядывали за местом трагедии, да несколько специалистов копошились на пепелище. Можно было попытаться завязать разговор, разведать подробности. Можно было, но Арцыбашев не предпринял попытки. От того ангара, где Тохтамбашев их принимал, остались только головешки и бетонный фундамент. Равнодушно отведя взгляд, Арцыбашев прошел мимо.

…А вечером он поил в ресторане одного капитана из группы по расследованию чрезвычайного происшествия. Завязать отношения с капитаном оказалось несложно. Отыскался общий знакомый, со ссылки на которого Арцыбашев и завел разговор, а потом, по мере потребления спиртного, военный юрист перестал следить за языком. Окажись вместо Арцыбашева агент ЦРУ - и выведал бы он у капитана все военные тайны, да так ловко бы выведал, что капитан, проспавшись, при всем желании не смог бы сказать, кто его вербовал и о чем они толковали.

Арцыбашева ни секреты, ни жалобы капитана по поводу неустроенной жизни не волновали, и он, регулярно подливая в стаканы, направлял разговор в нужное русло. До начала застолья он принял специальную таблетку, которая на длительное время нейтрализовывала влияние алкоголя, так что мог пить, не боясь потерять контроль над собой. О том, каково ему будет, когда действие препарата закончится, не хотелось и думать. Жалко, что не нашлось какой-нибудь "сыворотки правды" для капитана. Но и без всякой химии военный юрист потихоньку разбалтывал интересующее Арцыбашева.

Фактов было не много. Отчего пожар начался, до сих пор неизвестно. Версия поджога рассматривается, но не является доминирующей. Может быть, потому, что начальству это невыгодно. Погибшими считаются трое. Тохтамбашев и два солдата-срочника. Но если с солдатами дело ясно - их обугленные тела обнаружили сразу, то с начальником склада не все так очевидно. Видели, как он заходил, но не видели, чтобы вышел. Машина осталась на обычном месте стоять, а ведь он, как известно, даже за молоком пешком не ходил. Но ни одного фрагмента трупа до сих пор не сыскали. Только связку ключей, медальон и остатки часов. Тохтамбашевские часы были приметные, не так чтобы очень уж дорогие, но редкой модели. Может быть, всего одни во всем Душанбе. В дивизии их многие помнили и смогли опознать. Теоретически температура достигала такого размера, что труп мог попросту испариться. Но это теоретически. А на практике почти всегда удается что-то найти. Правда, разгребать пепелище можно еще очень долго. Глядишь, и отыщется что-нибудь.

Понизив голос, капитан выдал главный секрет. Пожар случился накануне масштабной ревизии. Ангел-хранитель отвернулся от Тохтамбашева, и наверху приняли решение укатать его по полной программе за операции с дефицитом. То ли кто-то из генералов почувствовал себя обделенным, то ли место Тохтамбая решил занять кто-то, имеющий связи в высших армейских кругах. Капитану сие, конечно, было неведомо. Но факты свидетельствовали: все сгорело в аккурат перед тем, как Тохтамбашева собирались "накрыть". Влиятельных родственников у него не было, только знакомые и деловые партнеры. Они бы наверняка отвернулись, как только стало бы очевидным, что расклад изменился не в пользу Жоры. На судебном процессе высшая мера была ему обеспечена. Или бы обобрали до нитки и вышвырнули в кишлак, в котором родился, строго наказав не высовывать оттуда носа.

- Политика! - строго резюмировал капитан, грозно тряся указательным пальцем, и сделал попытку уложиться рожей в тарелку.

Арцыбашев его встряхнул, налил по рюмке, заставил чокнуться и закусить, но силы военного юриста таяли на глазах. Речь становилась все менее связной, и последнее, что Арцыбашеву удалось выведать, было: гибель Тохтамбашева всех устраивает, так что, к бабке не ходи, расследование очень скоро свернут.


***


- Новобранцы летят на транспортнике в Афганистан. Командир наставляет: за каждую голову "духа" будете получать вознаграждение, лишний сухпай на неделю, а за семь голов - отпуск в Союз. Борт приземляется, команда "Р-р-разойдись!!!" Через полчаса бойцы возвращаются. Кто в руках голову тащит, кто - сразу несколько. Командир бледнеет и срывающимся голосом говорит: "Ребята, вы что, мы ж в Ташкенте на дозаправку сели…"

Анекдот имел успех. Посмеялись, кто-то одобрительно ругнулся. Только один лейтенант, этим летом выпущенный из ленинградского артиллерийского, остался серьезен. Арцыбашев давно его заприметил. Лейтенант всегда был не по делу сосредоточен, внимательно выслушивал все байки о войне, а если долгое время таковых не звучало, начинал сам лезть с вопросами, при этом непременно краснел.

Вот и сейчас какой-то вопрос у него вертелся на языке. Арцыбашев это видел отчетливо. Упреждая, рассказал следующий анекдот:

- Офицер-"афганец" в Союзе в командировке. Зашел в парикмахерскую. Девушка посадила его в кресло и спрашивает:

- Как обстановка в Афганистане?

- Нормализуется…

Через несколько минут снова:

- Как обстановка в Афганистане?

- Нормализуется…

И опять…

Постригся, ушел. В парикмахерской спрашивают:

- Зачем мучила человека?

- Мне так стричь легче. Как спрошу об Афганистане, у него волосы дыбом становятся!

И снова нестройный взрыв смеха был реакцией на рассказ Арцыбашева.

В курилку заглянул как всегда озабоченный замполит:

- Долго вы что-то!

Туша сигареты, офицеры потянулись на выход. Здесь, в ГДР, даже русские отличались немецкой исполнительностью и пунктуальностью. Правда, если уж случалось сорваться, то - туши свет. Отрывались на полную! Бюргеров, которые стали свидетелями разгуляева или, не дай бог, подвернулись под горячую руку, потом долго донимали кошмары.

Ушли все, кроме Арцыбашева и лейтенанта.

- Ты чего остался? - спросил Арцыбашев. - Давно ведь докурил!

- За компанию…

- А-а-а! Дело хорошее. Рапорт уже написал?

Лейтеха зарумянел:

- Кто вам об этом сказал?

- Никто не говорил. Сам догадался.

- Написал. Думаете, не подпишут?

- Понятия не имею. Может, отпустят. А может, и нет. Не в этом дело!

- А в чем?

- В том, что дурак. Не обижайся, Николай, но есть примета такая. Если сам напросился - добром дело не кончится. А если послали - может, и пронесет.

- Но вы же добровольцем отправились.

- Я - исключение. Не надо брать с меня пример. Других примеров навалом! Отдал рапорт? Или пока лежит в столе? Понятно! Ну и не отдавай, послушай доброго совета! Я тебе серьезно говорю.

Николай опустил голову. Высокого роста, тощий, нескладный, с жесткими вьющимися волосами и толстыми губами, он напоминал друга нашей страны из голодающей Африки. Наверняка и в школе, и в училище его много дразнили по этому поводу.

Арцыбашев похлопал лейтенанта по плечу:

- Чем тебе здесь плохо служится? Что, долг интернациональный замучил? Или себя хочешь проверить? Брось! Поверь бывалому человеку - не нужно это. Только жалеть потом будешь. Если, конечно, вернешься… Докурил? Пошли!

Через двадцать минут Арцыбашев был вызван "на ковер" к своему непосредственному начальнику. Седой полковник, тоже прошедший Афган, говорил резко:

- Вадим, мое терпение не безгранично! Как ты относишься к службе? Такое ощущение, что ты постоянно думаешь о чем-то другом! Что, неприятности дома?

- С женой все нормально, - ответил Арцыбашев, разглядывая свои пальцы. Полковника он уважал и не хотел с ним ругаться. Но все шло к тому, что без ссоры не обойтись.

- Что тогда? Прошлое мучает? Так не тебя одного! - полковник помассировал грудь. - И я тебя прекрасно понимаю! Да, понимаю! Ты должен был это заметить. Я никому не делал таких скидок, как тебе. По-моему, тебе грех жаловаться! Но что происходит?

- Ничего не происходит.

- Вот! Вот, сам сказал! В том-то и дело, что ничего! А должно происходить. Должно дело делаться. Ты же завалил всю работу! Обстановка сейчас крайне напряженная. Я требую от подчиненных полной отдачи. Получается, от одних требую, другим попустительствую? Да мне скоро будет стыдно ребятам в глаза посмотреть! С бумагами у тебя полный завал. Постоянные нарушения дисциплины. Пьешь! Еще и анекдоты… вредные травишь. Вместе с байками всякими. Думаешь, молодым обязательно надо знать, как там все было на самом деле?

- А что, не надо? - Арцыбашев, впервые с начала разноса, поднял глаза на начальника.

И тот не выдержал взгляда. Отвернулся, замолк, забарабанил пальцами по столешнице. Рывком ослабил ворот рубашки. После паузы заговорил спокойным тоном:

- Мне замполит все уши прожужжал, что к тебе надо принимать меры. Сколько я еще могу тебя отмазывать? Значит, даю тебе месяц на исправление. Не исправишься - придется с тобой расставаться. Все понял?

- Не маленький.

- Ну и отлично. А для начала тридцать первого декабря заступишь в наряд.

Полковник напрягся, ожидая взрыва негодования. Но Арцыбашев к услышанному отнесся спокойно. В наряд так в наряд! Пожал плечами, кивнул. И начальник заговорил почти по-отечески:

- Ты пойми, я же как лучше хочу. Как для тебя лучше. Я все понимаю! Самому до сих пор снятся кошмары, хотя уже три года прошло. Понимаю! Но - извини! А кого еще я поставлю? У одного жена на сносях, двое в командировке, один в отпуск собрался, у Никитина, похоже, язва открылась… И все! Все! Кроме тебя, некого ставить.

- Да я все понимаю. Разрешите идти? Полковник вздохнул:

- Иди, Арцыбашев. Только разговор наш не забывай. Подумай о нем. Хорошо? Договорились?

- Подумаю. В Новый год будет много времени для раздумий.

В своем кабинете Арцыбашев достал фляжку с коньяком. Отвинтил крышку, хотел выпить прямо из горлышка. Зачем-то взболтал и понюхал напиток. Даже попытался заглянуть внутрь фляги. И не выпил. Поставил на стол, а сам откинулся в кресле и вытянул ноги.

Прав, сто раз прав старый вояка! Не о службе думает Арцыбашев. Пока алкоголем мозг не заглушишь, все мысли крутятся вокруг денег. Вокруг шанса упущенного. Судьба его, этот шанс, предоставила. Можно сказать, в руки вложила. На, пользуйся! А он упустил. Не смог удержать. Растерялся, запсиховал. Наделал ошибок.

Самое обидное, что уверенности никакой нет. Жив Тохтамбашев или сгорел? Тела ведь так и не нашли. Значит, мог убежать. Узнал о грядущей проверке, собрал манатки, поджег склады и рванул. Может, в свой родной аул. Как говорится, с Дона выдачи нет. А может, и в Афганистан, к братьям-таджикам, которых достаточно по обе стороны баррикад. Если так, то вопрос: открыл он ящик с деньгами или забыл про него? В принципе, мог и забыть. У него ведь столько барахла было заныкано, что ему один ящик!

А если сгорел? Хрен знает, что там на складе произошло. Комиссия так и не установила причину. Может, сам напортачил. А может, кто и поджег. Те же братья-таджики, недовольные, как он барыши с ними делит. Или майор Петухов, занявший тохтамбашевское место. Арцыбашев осторожно проверил: Петухов - тот еще тип. Известен не только в армейской среде. Круг знакомств самый обширный, от партноменклатуры до подпольных "цеховиков" и новомодных рэкетиров. Мог он фитиль запалить? Да запросто мог! Все затраты, даже если исполнителя нанимать, в несколько сотен уложатся. Ну, в пару тысяч рублей. А выгода - ого-го! Тряхануть бы этого Петухова. Поговорить с ним серьезно, без сантиментов. Но - руки коротки. Кроме себя, рассчитывать не на кого. А в одиночку много не навоюешь. Тем более, сидючи здесь, в ГДР.

Как ни крутил Арцыбашев, как не изводил себя размышлениями, а выхода из сложившейся ситуации он не видел. Плюнуть и забыть. Тем более что интуиция подсказывала: Тохтамбашев мертв, а доллары сгорели.

Да и были ли они вообще, эти баксы? Ведь никто их не видел! А то, что Кемаля из-за них якобы отравили - не факт и не доказательство. Кемаль сам мог эту утку и запустить. Восток - дело тонкое…

Плюнуть и растереть… Хрен с ними, с деньгами! Легко пришли, легко и ушли.

Легко? Легко пришли?!

Нападение на караван не считается. Нападение на караван - операция боевая, и все потери, которые там понесли, боевые. Арцыбашев и сам от пули не прятался. Запросто мог погибнуть. Так что за лейтеху-картежника и солдат-срочников, которые не вернулись, на Арцыбашеве вины нет. Судьба их такая! И осведомитель-афганец не в счет. Сам, можно сказать, напросился.

А вот Студеный…

Да, собирался его ликвидировать. Да, строил планы! Но в ту ночь, когда пришел для разговора, хотел просто поговорить. Обсудить дальнейшие планы. Просто поговорить! И ничего больше!

Студеный его спровоцировал. Нализался, свинья, и выступать начал. Как понес! Как понес! Арцыбашев и так и эдак пытался пасть комбату заткнуть - бесполезно. Удивительно, что тупорылый Мамедов ничего не услышал, ор стоял - в Кабуле было слышно. Студеный будто целью задался довести Арцыбашева до греха.

Вот и довел.

Арцыбашев опомнился только после того, как выстрел уже прогремел. Будь возможность переиграть - стерпел бы все оскорбления. Пальцем бы комбата не тронул!

Чего уж теперь… Хорошо, что чисто все получилось. Много всяких сплетен ходило, но заподозрить Арцыбашева никто, кажется, не догадался. В конце концов разговоры утихли. Однако вполне возможно, гибель комбата инициировала ту проверку, за день до которой сгорели пакгаузы…

В дверь постучали. Арцыбашев спрятал фляжку и крикнул:

- Войдите!

Зашел Николай. В руке белел лист бумаги.

- Рапорт? - Арцыбашев понимающе кивнул. - Ну и правильно! Сам разорвешь или помочь?

На отрывном календаре чернела дата: 29 декабря 1988 года, четверг.

Глава третья

ТРИ КОЛЬЦА - ТРИ КОНЦА…


Лето 2002 года, Душанбе

Душанбе встретил нас высоким солнцем и нестерпимой жарой.

Еще на дальних рубежах, прокатываясь по непривычно безжизненным для глаза каменистым пространствам этого лунного пейзажа, поскрипывая колесами в плавных изгибах рельсового пути, вагон раскалился аж до самого "не могу терпеть".

Неряшливая, заспанная, задолбанная жизнью проводница открыла настежь обе двери тамбура. Держась за поручни, я высовывал лицо, подставляя его потоку набегавшего воздуха, но ветер был настолько горяч, что не холодил, а, наоборот, обжигал лоб и сушил гортань.

Курить даже и не хотелось.

Хотелось пить.

Бригадир поезда поймал на приемник какую-то местную таджикскую радиостанцию и на всю катушку запустил монотонные завывания на тарабарском языке под их народный "балалайка - два струна".

Это они специально так громко включают, чтобы всех пассажиров перед конечной станцией взбодрить и разбудить тех, кто еще не проснулся.

- Душанбе, Душанбе, подъезжаем, - кричала проводница, ковыляя по проходу вагона и стуча в двери тех купе, где пассажиры еще либо дремали с похмелья, либо занимались своей таджикской любовью, - белье сдаем, кто не сдавал, за чай рассчитываемся. Душанбе, Душанбе!

У нас с Настей багажа нет.

У нас из самого дорогого - только кольцо.

Кольцо у Насти на большом пальце правой руки, потому что оно мужского размера и на других Настиных пальцах не держится.

Прежде всего идем утолить жажду.

Ни сомов, ни тенге, ни даже украинских гривен у нас нет. Вот спасибо товарищу Ельцину - удружил, развалил Союз, теперь, чтобы от жажды не умереть, надо обменник искать!

В вокзальном буфете копчено-черный нацмен за пять долларов продал-таки мне бутылку пива и бутылочку пепси-колы.

Мы присели за грязный, весь в потеках от пролитого сладкого чая и кофе стол, по которому стремительно туда-сюда бегали проворные местные мухи.

Пиво тоже было местное.

Завод безалкогольных напитков имени Двадцати шести бакинских комиссаров…

- Ага! Значит, здесь еще не забыли, как по-русски писать, и это вроде как второй государственный язык…

Пиво было плохое. Кислое. Но пить хотелось, и я домучил бутылку до конца. Зато Насте пепси-кола явно понравилась.


- Куда теперь? - спросила она.

- Надо позвонить, - ответил я, сам точно еще не представляя, куда мы будем двигаться дальше.


У того же почти чернокожего буфетчика я обменял американскую десятку на местные деньги. Больше разменивать пока не стал - кто его знает, что это за национальная валюта такая? А доллар, он и в Африке - доллар. Попросил нацмена дать немного монетами, годными для телефона-автомата, а тот вдруг осклабился полным золотых зубов ртом и, хлопнув ладошами, едва не закричал:

- Вай, мы цивилизованный люди, понимаешь, покупай у меня телефонный карточка магнитный - в любой телефон-патефон засовывай и говори - хочешь с Москва говори, хочешь с Ташкент говори, хочешь с Америка говори!

Карточка обошлась нам еще в десять баксов. Но что поделаешь!


По номеру, что дал мне Санек, ответили по-русски, молодым женским голосом и даже без местного акцента.

- Слушаю, говорите…

- Я от Саши из Питера, - сказал я пароль и с замиранием сердца стал ждать ответа.

- От какого Саши, от Олиного мужа или от дяди-Мишиного племянника? - не задумываясь, автоматически бесстрастным голосом переспросила вторую часть пароля девушка на той стороне.

- От Саши, с которым дядя в отпуске отдыхал, - закончил я условную фразу…

- На ваше имя в гостинице "Звезда Востока" забронирован номер, - сказала девушка, и в трубке послышались гудки.

Из будки автомата я вышел приободренным.

Значит, думаю, не придется нам с Настей бомжевать на вокзале, а там, глядишь, и деньжонок шеф разведки подбросит, а значит, и ночная жизнь какая-то будет.

И с усмешкой отмечаю, что уже начинаю свыкаться с ролью агента спецслужбы и уже примеряю на себя маску этакого Джеймса Бонда, которого служба "Интеллиджент сервис" Ее Величества Королевы заслала аж в самый жаркий Среднеазиатский регион.

- В "Звезду Востока", - по-барски скомандовал я таксисту в тюбетейке, усаживаясь с Настей на заднее сиденье видавшего виды "мерседеса".

Шофер молча тронул машину, и мы поехали по широкой, разделенной зеленой полосой газона авеню, ведущей от вокзала прямо в центр столицы. В машине было прохладно. "Мерседесу" хоть и сто лет в обед, а кондиционер работал исправно.

Я обнял Настю одной рукой, и она сразу доверчиво прижалась ко мне.

Слева и справа проносились пейзажи, характерные для любого южного города. Широкие площади с обязательными фонтанами, белые фасады невысоких, из-за боязни землетрясения, домов с мозаикой орнаментов под национальную старину… Мечети с арабской вязью сур из Корана на бронзе и голубой глазури древних стен и обязательные огромные портреты вождя… С пожеланиями ему долгих лет вечной жизни. Мы ехали и любовались необычными картинками гремучей смеси новотаджикской роскоши и старосоветской нищеты…

Народу на улицах - мало. Из-за жары. Но та молодежь, которую мы заметили, была одета совсем не хуже, чем на Невском проспекте, если в Питере вдруг выдался жаркий день.

Да и "мерседесов" и "лексусов" здесь совсем не так уж мало. Только цвет машин по климатическим условиям - преимущественно белый, чтоб на солнце не так накалялись.


До гостиницы домчались в один момент.

И, получив от меня десятку долларов, шофер в тюбетейке даже вылез из машины и открыл нам дверцу… Сервис!

"Звезда Востока" имела только три звездочки.

Не шибко нас ценит господин Арцыбашев! Не шибко…

Получается так, что в смету операции по находке Студня четыре или пять звездочек никак не вписываются. Вот ведь говнюк какой, сидит на четырехстах тысячах общака, а на мне экономит!

Надеюсь, что хоть ванна в номере найдется. Я в поезде за трое суток весь потом пропитался - от меня воняет как от козла. И Настю не воротит от меня только потому, что она - дикарка таежная - привыкла к тому, что от мужика, как от животного, прет, а я вот нет - не привык еще.

В гостиницу устроились без проблем.

Стоило мне сунуть в окошечко паспорт, как косоглазенькая таджичка - гладенькая такая, с роскошным золотым монисто на шее, на хорошем русском языке с улыбкой сообщила, что мой номер уже дожидается меня, и, нажимая клавиши компьютера, еще раза три улыбнулась. Я поинтересовался, сколько стоит проживание, и девушка еще раз порадовала меня тем, что номер оплачен на пять суток вперед.

И с Настей тоже никаких проблем. Дал коридорной двадцатку баксов и та была просто счастлива, посоветовав назавтра ее сменщице столько не давать, ей и десятки хватит.


***


Фатима Нурсултанбаева сидела за конторкой и считала ворон.

В этот день работы почти не было.

Только с утра приехали двое москвичей, которые тут же отправились в буфет опохмеляться и при этом постоянно говорили об отгрузке каких-то покрышек, о накладных и счетах-фактурах. Да зарегистрировался молчаливый араб с ливийским паспортом. И больше никого.

А потом появилась парочка.

Здоровый видный парень с жестким лицом и молоденькая красавица славянских кровей. Она с него глаз не сводила. А когда Фатима увидела его паспорт, то выяснилось, что для него забронирован номер. Заполняя анкету и привычно улыбаясь, Фатима хотела было спросить, что это за девушка с ним, но потом решила не портить парню настроение. Видать, познакомился с милашкой и ведет ее в номер для изучения на предмет сравнительной анатомии. Вообще у нее самой было чего поизучать, и сама Фатима, посмотрев на парня повнимательнее, подумала о том, что лучше бы он ее поизучал, а не эту русскую шлюшку. И не один раз. Но, подумала она еще, раз он тут на пять дней, то можно и успеть.

Все эти размышления промелькнули в ее голове за несколько секунд, пока она переворачивала страницы паспорта в поисках места прописки.

Найдя нужную страницу, она еще раз бросила взгляд на спутницу этого Затонского Василия Семеновича и вдруг увидела на ее руке странное кольцо. Тусклое золото, камушек… Вроде бы обычное кольцо, но… Несколько арабских букв, из которых не складывалось ни одного слова… Странно. А самое главное, в ее голове вертелось слово "кольцо". И Фатима, машинально заполняя формуляр, все пыталась вспомнить, что же ее так обеспокоило.

И, наконец, вспомнила.

Несколько дней назад, приятно проводя вечер в компании друзей одного очень влиятельного человека, она слышала часть мужского разговора. Ахмед и Сеид, находясь в соседней комнате, сурово обсуждали какое-то очень важное дело. Дело было настолько важное, что они поминутно вспоминали то Аллаха, то шайтана, и было ясно, что они говорят о каком-то кольце с надписью и кольцо это представляет собой немалую ценность.

И еще они говорили о том, что тот, у кого оно сейчас, умрет страшной смертью, а тот, к кому оно должно попасть, осыплет человека, доставившего ему кольцо, неслыханными милостями. И когда Фатима, закончив с формальностями, протянула паспорт и ключи Затонскому, она уже знала, что будет делать в следующую минуту.

Многозначительно улыбаясь, она пожелала парочке приятно провести время и, пока они шли к лифту, не отрываясь, смотрела в широкую спину Затонского, испытывая при этом некоторое приятное томление между ног.

А когда за постояльцами закрылась дверь лифта и он отправился на нужный этаж, Фатима оглядела вестибюль и, сочтя, что ее никто не услышит, сняла телефонную трубку. Через несколько секунд она заговорила по-таджикски:

- Ахмед, котик, это я. Конечно, обязательно. Разве я могу тебя забыть! Сегодня же вечером. Ахмед, я вообще-то звоню по делу. К нам вселились двое русских…


***


Обычный для недорогого отеля номерок - малюсенькая прихожая, туалет, ванная комната с небольшой сидячей емкостью голубого цвета, спальня - она же и гостиная с широкой кроватью, тумбочкой, письменным столом, маленьким холодильником и цветным телевизором "Самсунг", и даже с телефонным аппаратом на тумбочке у изголовья.

Едва мы ввалились и огляделись, как на кровати я увидал папку…

Обычную прозрачную полиэтиленовую папку для бумаг. А в ней - то ли журнальчик, то ли газета…

Словно забыл кто-то из предыдущих жильцов.

Но такого не могло быть, потому как номер сиял стерильной чистотой недавней уборки. Версия того, что папку забыл предыдущий жилец - явно отпадала, а значит, папка предназначалась мне.


Не решаясь пока трогать папку, я первым делом бросился в душ и уже через пятнадцать минут чувствовал себя снова чистым и готовым к употреблению.

Потом я отвел Настю в ванную, показал ей, как включается и выключается вода, как работает душ, сколько лить в воду шампуня, показал ей банное полотенце, заботливо развешанное здесь же… И бросил ей найденный в шкафу белоснежный махровый халат.

- Мойся! - сказал я, грозно нахмурив брови. - Учись жить цивилизованно!

- Хорошо, буду учиться, - покорно ответила Настя, выталкивая меня из ванной, - иди-иди, сама справлюсь.

Я прилег на кровать и вынул из папки журнальчик.

Это был какой-то военно-политический сборник статей по региональной политике под общим названием "Проблемы Средней Азии".

Я раскрыл его на той странице, где была закладка.

Статья, обведенная фломастером, называлась "Кто контролирует Афганский наркотрафик".

Статья была большая - на два разворота журнала - и сопровождалась несколькими фотоснимками. На одном снимке был изображен серьезный таджик с длинной, до середины груди, бородой, под которой была подпись жирным курсивом:

"Полевой командир самого большого в Горном Бадахшане отряда мусульман-сепаратистов Тохтамбаш-баши. Бывший майор Советской армии. Окончил Киевское высшее военное училище. Принимал участие в действиях ограниченного контингента советских войск в ДРА. С тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года перешел на сторону сепаратистов. По данным разведки, командует отрядом из трех тысяч хорошо подготовленных бойцов. Контролирует труднопроходимый горный участок границы с Афганистаном".

Я начал читать статью.

Она была полностью посвящена описаниям художеств этого бородатого. Оказывается, он еще во время службы в Советской армии творил всякие злоупотребления, которые закончились поджогом складов и его бегством в горы, где бывший майор на деньги американских спецслужб организовал отряд, состоявший сперва из его многочисленных родственников, проживавших в Кулябе и Нуреке. Потом, по мере того как отряд Тохтамбаш-баши захватил контроль над наркотрафиком афганского героина и сам баши сильно разбогател, к ним стали присоединяться мусульмане-сепаратисты со всего Горного Бадахшана - из Ванча, Хорога, Гаржа и Джиргаталя…

Я обратил внимание на то, что название населенного пункта Куляб было выделено красным фломастером…

Почему?

Да ясно - почему! Тохтамбаш-баши надо искать там.

Студень там. И к бабке не ходи!

В папке, кроме журнала со статьей про Тохтамбаш-баши, был конверт, а в нем - десять сотенных зеленых бумажек с президентом Франклином.

Так что, ясное дело - надо в "Низами" спешить.

Заждались нас там.

Вопрос только - кто?

Но на то и моя проклятая полная приключений жизнь, чтобы все время находить в ней какие-то новые неожиданные, как сказал бы Миша Горбачев - судьбоносные, повороты.

Настя вышла из ванной и стояла в белоснежном махровом халате вся такая намытая, раскрасневшаяся…

Стояла и улыбалась.

- Чего улыбаешься? - спросил я.

- А то, что я учусь жить ци-ви-ли-зо-ван-но… - улыбка ее стала еще хитрее.

- Как это? - спросил я не врубаясь, потому как голова была забита Тохтамбаш-баши и Студнем с Арцыбашевым.

- А вот так… - гордо сказала Настя, бесстыдно распахнув вдруг халат и продемонстрировав свои гладко выбритые подмышки, - я в поезде у этого чудика, что на верхней полке ехал, журнал нашла. Нехороший такой, стыдный.

Настя захихикала, потупив взор.

- Там девушки ну совсем голые. И я гляжу - у них волосы тут и тут… - она еще больше зарделась и совсем было засмущалась, - в общем, я сама все поняла, что волосы тут и тут только мешают… Ну и нашла здесь эти бритвы… И решила вот…

- Да? - я прямо обалдел.

Она подглядела у нашего соседа по купе порнографический журнал, потом нашла на зеркале в ванной разовые станки "Жиллетт" и сама все сообразила… Вот умничка какая! Какими темпами да в цивилизацию!

- Только вот колется теперь, - сказала она жалостливо, так и держа халат распахнутым.


Я смотрел на то, что было передо мной, и не мог отвести глаз.

Мне приходилось видеть много женщин, которые расстилались передо мной в самых разнообразных позах, но ни одна из них не производила на меня такого впечатления, как эта таежная дикарка.

Все женщины, которых я знал до сих пор, были порочны. Они были порочны не в том смысле, что не были девственницами, а просто в той или иной мере осознавали свои прелести как товар. Настя же, открыв передо мной свое тело, светилась радостью оттого, что я вижу его.

Конечно же, она знала, что красива. Я смотрел на нее, а она показывала мне себя. Она знала, что хороша, и видела, что мне приятно на нее смотреть. И эта связь взаимных осознаний начинала пьянить и возбуждать.

Думаю, что это было написано у меня на лице достаточно отчетливо. Во всяком случае Настя порозовела и, пошевелив плечами, сбросила халат. Он соскользнул вниз и улегся на пол у ее ног пухлой махровой кучей.

Ее нельзя было бы назвать худой. Она была узкой и гибкой. Ее грудь была маленькой, как у пятнадцатилетней купальщицы. Плечи были развернуты и прямы, а линия узких бедер - плавна и изящна. Кто бы мог подумать, что в клане диких чалдонов может зародиться такое сокровище, подумал я, чувствуя, что, повинуясь могучему закону природы, начинаю возбуждаться все больше и больше.

Ее лобок был гладко выбрит и выглядел невинно, как чело младенца.

Я медленно поднял глаза и увидел, что ее взгляд прикован к чему-то, а на щеки всходит румянец. Ее губы приоткрылись, а глаза потемнели. Я посмотрел туда же, куда и она, и все понял.

Просматривая журнал с публикацией про Тохтамбашева, я развалился на диване, и на мне был такой же халат, как сейчас на Насте. И теперь, когда я возбудился, мой член, значительно увеличившийся в размерах, вылез из-под халата, демонстрируя собой готовность заняться его любимым делом. Честно говоря, это дело и для меня было одним из любимых.

Я снова посмотрел на Настю и поразился тому, как изменилось ее лицо.

Она смотрела на мой выросший член, и в ее глазах появилась страсть. Не отрываясь от гипнотизировавшего ее зрелища, она медленно опустилась рядом со мной на колени и прошептала:

- Какой… я не знала…

Она медленно протянула руку и так же медленно охватила его тонкими пальцами. От этого он подскочил, как на пружинке, и стал совсем твердым. Когда Настя сомкнула пальцы на горячем пульсирующем члене, по ее телу прошла судорога и она закрыла глаза. Она часто задышала и, едва касаясь, повела теплой ладонью вдоль такой желанной для нее сейчас игрушки.

- Какой он… - повторила она, - я никогда еще не видела… он красивый…

И она мягко сжала пальцы. Почувствовав, что толстый и твердый член полон силой, предназначенной для нее, она сжала пальцы сильнее и, ощутив толчки наполнившей член крови, издала тихий и нежный стон.

Она была в гипнозе незнакомого и пьянящего чувства, и я почувствовал, что сам заражаюсь ее возбуждением и что наше общее желание начинает подниматься волнами и накрывать нас с головой.

Я распахнул халат, и Настя придвинулась ближе.

Нагнувшись к моему паху, она бережно взяла член обеими руками и подняла на меня глаза. В них был восторг.

- Костушка, любимый, - прошептала она, - это для меня?

Я почувствовал, что меня накрывает ощущение, прежде незнакомое, и едва нашел силы, чтобы ответить:

- Да, Настенька, он для тебя. Возьми его. Делай с ним все, что хочешь.

И я увидел в ее глазах, что она действительно хочет делать с ним очень многое. И не отпускать его очень долго.

Наверное, любая неопытная женщина, начиная сексуальную жизнь, все-таки не ошибается и на уровне подсознания знает, что делать в постели и что для чего предназначено.

Взяв член обеими руками, Настя начала медленно водить ими вверх и вниз. Она как бы знакомилась с тем, как действует эта штуковина, которую раньше она видела только случайно и то - в безразличном висячем состоянии. Ее движения становились все увереннее прямо на глазах. Видимо, миллиарды женщин проснулись сейчас в ней и направляли ее действия.

Она задышала глубоко и неровно и, двигая руками вдоль напрягшегося члена, наклонялась все ниже. Наконец ее горячие губы коснулись его и тут она, сильно сжав член в руках, откинулась, подняв лицо к потолку. Ее тело сотрясла судорога, и она тоненько застонала.

Она испытала оргазм. Свой первый настоящий оргазм, в первый раз в жизни держа в руках настоящий возбужденный мужской член. Я сам чуть не кончил, когда увидел, как это произошло с ней. Наконец ее тело расслабилось, и она, опустив голову, посмотрела мне в глаза.

- Костушка, миленький, я чуть не умерла, - слабым голосом сообщила она и улыбнулась.

Как хорошо, подумал я, что мой член, хоть и не великий, но и не маленький, и что его хватает на то, чтобы держать двумя руками.

А ее рука тем временем продолжила свое ласковое движение вверх-вниз.

Другой рукой она нежно подхватила снизу мою мошонку и, нащупав в ней две приятных плотных округлости, снова обрадовалась и стала бережно изучать их.

Я, с трудом собирая мысли в кучку, подумал о том, какие фантастические переживания она испытывает сейчас… Ведь прямо на моих глазах перед ней открылась дверь, ранее запертая на замок ее чистоты и целомудрия.

И то, что она делала, не имело ничего общего с первым сексуальным опытом обычной городской шлюшки, которая давно уже лазит по штанам своих приятелей, а порнуха просто надоела.

Настя уже вполне освоила мой член, и ее руки гипнотизирующе скользили по нему, ненадолго убегая в сторону. Я увидел, как в ней начинает подниматься волна нового оргазма, и, откинув голову на диванную подушку, закрыл глаза.

В нижней части моего тела происходили какие-то волшебные действия.

Откуда она может знать все это?

В Настиных ласках не было и тени профессиональной уверенности многоопытной женщины, но то, что она делала, было для меня совсем новым, и будто цветная и сияющая страна открывалась передо мной…

Наверное, подумал я, это ее любовь…

Я почувствовал, что по моему телу медленно ползут горячие мурашки и начинают сходиться туда, где священнодействовали руки Насти. Мои уши загорелись, а по ногам от икр к бедрам стала подниматься сладкая судорога.

Настя почувствовала, что со мной происходит что-то важное и приятное и замедлила движения. Она как будто знала, что спешить не следует и что нужно продлить падение в мягкую одурманивающую пропасть.

Ее руки остановились, и через секунду я почувствовал, как мой возбужденный до крайней степени член обожгло ее горячее дыхание. А потом…

Время остановилось и вокруг меня завертелись разноцветные пятна.

Я умер и через некоторое время воскрес снова.

Я лежал на спине, раскинув руки и ноги, и бездумно глядел в потолок.

На губах сама собой то приходила, то уходила улыбка.


Настя вышла из ванной, вытирая полотенцем мокрый рот.

Капли воды блестели на ее груди и гладком животе с маленьким пупком.

- Костушка, - сказала она и, сделав фантастическое движение бедрами, присела рядом со мной, - а оно не ядовитое?

Тут меня пробрало.

Я начал ржать, как взбесившийся ишак. Когда я успокоился, то, взглянув на Настю, увидел, что она хмурится.

- Ну что ты, милая, - сказал я, улыбаясь, - нет, конечно. А если бы было ядовитое, то все женщины уже давно бы умерли.

Настя просветлела и, запрыгнув на диван, оседлала мои вытянутые ноги.

Обратив свое внимание на мой временно увядший и маленький член, она протянула руку и стала вертеть его указательным пальцем по часовой стрелке.

Он безвольно перекатывался по моему животу, и мне было щекотно.

- А когда он снова станет большим? - игриво спросила Настя и тут же, только от одного ее тона, он немножко увеличился.

Она взяла его двумя пальцами за кожу и приподняла.

Потом отпустила, и он с легким шлепком упал обратно.

Откинувшись, она залилась светлым смехом, и я, не выдержав, тоже захихикал. От толчков пресса член стал вздрагивать и увеличиваться в такт моему хихиканью, и, увидев это, Настя приятно удивилась. Она стала помогать ему, и не прошло и минуты, как он снова стоял, словно горячий Кировский мост.

Тогда она поднялась на колени и стала маленькими движениями передвигаться вперед, ближе ко мне, без улыбки глядя мне в глаза.

И когда Настино лоно оказалось над моим членом, пристально следящим за приближающимся блаженством, она нежно взяла его в руку и стала медленно опускать бедра. От первого горячего прикосновения по ее телу снова прошла судорога, она задержалась на секунду, потом закрыла глаза и с протяжным стонущим выдохом плотно села на меня верхом.

Настя вошла в рай, и его ворота со звоном захлопнулись за ней.

А вокруг меня завертелись горячие вихри, и в мире не осталось ничего, кроме меня и Насти. Мы улетели. Прошу не беспокоить.


***


Зазвонил телефон.

Я протянул слабую руку и снял трубку. Сладкий голосок прочирикал:

- Посетите кафе "Низами", посетите кафе "Низами", посетите кафе "Низами"…

И гудки.

За последние два месяца своей несчастной жизни я понял одно - теперь у меня не бывает ничего случайного. Значит, и эта идиотская телефонная реклама кафе "Низами" - тоже какая-то штука с подвохом, как и папочка с информацией про Тохтамбаш-баши, как и Наташенька в Питере на дороге со своим долбаным велосипедом.

Ничего в моей жизни случайного теперь не случается, да простит меня Александр Сергеевич за такое.

А раз так, то в этом кафе для меня тоже что-то такое есть.

Или кто-то важный для нашего с Арцыбашевым дела там будет.

Может, Студень?

А может, и Студень!

Но чтобы понять вкус пудинга - его надо отведать. Так англичане говорят. А это значит, что нам с Настей необходимо двигать в кафе "Низами".

А почему обязательно с Настей?

Я задумался…

- О чем думаешь, милый? - Настя положила ладони на мою дурную голову, и я почувствовал, как из ее рук в меня что-то входит. Теплое и хорошее. Наверное, это была ее любовь.

- Надо идти, Настя, - сказал я, едва найдя в себе силы отвести ее нежные руки, - собирайся.

Я сунул доллары в задний карман джинсов, надел рубашку, причесался - вот и готов…

А Настя - она ведь женщина.

Заперлась в ванной, готовится к своему первому выходу в свет.

- Ну скоро ты?


Наконец мы вышли.

Поймали такси.

Водила тоже в тюбетейке, как и тот, что нас с вокзала вез. Только теперь не на "мерсе", а на "Волжанке" простой, на бывшей нашей советской "Волжанке" и, следовательно, без кондиционера.

Правда, дело уже к ночи, и солнце давно уже закатилось за горы, но все равно - парило, как в сауне. Градусов двадцать семь, как минимум.

- В кафе "Низами", - бросил я шоферу, снова усаживаясь с Настей на заднее сиденье.

- Вах, какой хароший кафе, - причмокнул шофер и дал газу.


Ночной Душанбе производил самое приятное впечатление. Обилие машин, обилие молодежи на улицах. И реклама, реклама, реклама…

И везде рядом с "Кока-колой" и пивом "Хейникен" - портрет вечно любимого вождя.


Кафе "Низами" находилось в подвальчике на углу главной широченной улицы и красивого пешеходного бульвара, носившего имя великого классика поэзии Востока. На улице - пластмассовые столики, пластмассовые стулья, а на них - местная золотая молодежь, чьи папы хорошо ухватили после перестройки - кто республиканский хлопок, кто фруктовые плантации, кто ковровое производство… а кто и тропу, по которой из Афгана шел героин…

Мы с Настей сперва спустились по ступенькам вниз, вошли…

Восточная музыка в модном диско-ритме. Дым пластами. И явный запах тлеющей в папиросках конопли…

Девушек почти нет.

Даже совсем нет.

За столиками сидят только молодые парни.

Сидят, потягивают кофе, покуривают.

Ясное дело - какой табачок покуривают - мой нос фиг обманешь!


Я потянул Настю за локоть - пойдем наверх, наверное, у них здесь так принято - женщины в одном месте, мужчины - в другом.

С самого краю у мощеного красным кирпичом тротуара оказался незанятый столик. Мы присели, и я огляделся по сторонам.

Да, здесь были компании и с девушками. Причем даже и с русскими девушками. Модные ребята, наверное, из местного университета, может, и мои коллеги с медицинского?

Подошел официант.

- Два кофе и пачку "Мальборо", - сказал я.

- А я сикать хочу, - вдруг, быстро наклонившись ко мне, сказала Настя.

- Ну а что ты в гостинице думала? - раздраженно прошипел я, - в этом кафе там внизу одни мужики, я не знаю, и есть ли у них женский туалет-то?

- Я оч-чень хочу, просто умираю, - прошептала Настя.

- Сиди пока здесь, - сказал я и, поднявшись, подошел к столику, за которым сидели две вполне русские девчонки с одним восточного вида пацаном и потягивали из высоких стаканов колу со льдом.


- Извините, - обратился я к той, что была посимпатичнее, - извините, ради бога, мы первый день в Душанбе и вообще - первый день на Востоке. Мы из Питера, только вот утром приехали и, понимаете, обычаев ваших местных не знаем, в общем, не поможете ли вы моей даме, не проводите ли ее в туалет? С меня - шампанское!

Девчонки переглянулись и тихонько захихикали.

- Да, конечно, - уже поднимаясь, сказала симпатичная.

- А ты, парень, шампанское прикажи нам пока принести, - с вызовом сказала ее подруга.

Я кивнул Настюхе, мол, давай, дуй в тубзик с этой барышней, а сам преспокойно принялся разглядывать фланирующую туда-сюда местную публику, цвет, так сказать, таджикской молодежи.

А ничего!

Девчонки многие в тюбетеечках, но при этом в джинсах и модных ти-шортках и курточках. Парни, как везде и всегда - кожа, косухи, джинсы… Многие въезжают на своих "хондах" и "кавасаках" прямо на тротуар. И кабы не плоские узкоглазые лица, так и не подумал бы, что не Париж!

Беспокойство я начал ощущать уже на десятой минуте их отсутствия.

Уж и шампанское на тот стол от меня принесли, а баб все нет!

Я выкурил вторую сигарету, а их нет и нет!

Переглянулся с той - второй, с подружкой симпатичной проводницы, - не сходишь посмотреть, чего они там так долго?

Девчонка неохотно поднялась и, виляя узкими бедрами, похиляла внутрь кафе.

Еще минута прошла в ожидании.

И вдруг - получи, Знахарь, подарочек!

Девчонка выскочила на улицу с безумными глазами:

- Там… там… там Катька убитая лежит!

- Что? - заорал я, - какая Катька?

- Подруга моя! - истошно закричала девушка, садясь прямо на асфальт и содрогаясь в рыданиях.


Я ринулся вниз.

У раскрытой двери туалета стояла толпа.

Я растолкал, раскидал зевак.

На кафельном полу в неестественной позе лежала симпатичная.

Я опустился рядом на колени, положил пальцы на шею, где артерия… Пульса не было. И тут я увидал гильзу.

Гильзу калибра девять миллиметров, что валялась на полу, под умывальником. И теперь, оглядев недвижное девчоночье тело, я заметил и дырочку, из которой крови натекло совсем чуть-чуть. А почему чуть-чуть? Да потому, что сердце мгновенно остановилось, и уже не качало кровь по венам, когда девчонка на пол туалета упала. Это я как врач на автомате про себя отметил. Так что стрелок, видать, профи был.

На улице завыла сирена. Менты ихние подъехали…

Надо бы мне ноги делать, да поздно уже. А где теперь Настю искать? Она-то куда делась? И взгляд мой вперся в широко раскрытое окно, что было под потолком туалета. Точно. Ее вытолкали туда.

А эту, как ненужную свидетельницу, замочили.

В ментовской я сразу занял верную позицию.

Мол, подцепил я проститутку прямо на вокзале. И знать ее не знаю, и познакомился с ней только утром, когда с поезда сошел.

Меня и шофер "мерседеса" потому с ней видел, что я ее снял, выйдя с поезда. И коридорная меня с ней видела - это правильно! И двадцать баксов я этой коридорной давал - тоже верно. За то, что мне с проституткой разрешат в номере отдохнуть.

Да, у меня с этой проституткой в номере была половая связь. А зачем же еще проститутку снимают? А, начальник?

А потом мы с проституткой поехали сюда в кафе…

А почему свидетельница говорит, что я просил проститутку в туалет провожать, что, мол, не местная, так я про то сам не знаю, мне так проститутка про себя сказала, что, мол, не местная…


Три раза я всю эту бодягу ментам рассказал, потом еще протокол допроса свидетеля в двух местах подписал…

И меня отпустили. А на улице - далеко за полночь.

А на душе - полная пустота.

Куда Настю уволокли?

И главное - зачем?

И кто?

Менты, к счастью, подумали, что Настя - залетная шлюха. Гастролерка неорганизованная, которая приехала в Душанбе бабок подзаработать. И еще, наверное, подумали, что Настю сутенеры утащили на разборку или конкурирующие проститутки ее отследили в гостинице, мол, не лезь в наши владения!

Поэтому меня так легко и отпустили…

Но я-то не мент!

Мне не протокол нужен и не справка о проценте раскрываемости.

Мне Настя живая нужна.

И кольцо, без которого рушатся все мои планы на окончательный и полный расчет с Арцыбашевым.

Без кольца я - никто. Без кольца - я полный ноль. Значит, и похитили ее те, кому нужно кольцо. Только вот вопрос - как они нас выследили? Неужели колечко таким приметным оказалось?

Я шагал пешком по проспекту Независимости, шагал к гостинице и разговаривал сам с собой. Я и не заметил, как сбоку поравнялась со мной машина и как из открывшейся задней двери ко мне обратился какой-то нацмен:

- Чего такой уважаемый человек пешком ходит? Ты садись с нами - подвезем…

Я огрызнулся:

- Проезжай-проезжай, на голубизну не снимаюсь!

- А ты к невесте своей на свидание разве не хочешь? - спросил нацмен.

Я встал как вкопанный.

- Вы кто? Что вам надо?

- Садись, проедем недалеко, там скажем…

И я сел. А что еще оставалось?

Английский джип "лендровер". Хорошая машина. Один здоровяк за рулем. Еще один - на переднем сиденье рядом с водилой. Третий мужик, с которым я разговаривал, - позади водилы. И все со стволами - это и невооруженным глазом видно.

А ехать и правда было недалеко. Тот, что сзади сидел, надел мне на глаза повязку. А тот, что спереди, все стволом в грудь тыкал, чтоб я не дергался. Крутились по городу совсем недолго. Меня вывели под руки и, не снимая с лица повязки, отвели по ступенькам куда-то вниз. Потом толкнули на диван.

- Сиди!

Сижу…

А руки скотчем за спиной связаны. Долго сидел. Так долго, что очень курить захотелось. И пить. Но молчу.

Может быть, час прошел, может - и полтора, пока кто-то еще, видать, самый важный, не подъехал. В подвале слышно было, как машина колесами по гравию зашуршала и как дверцы хлопнули. Послышались шаги и какие-то негромкие, но властные команды, и наконец в комнату вошли…


- Скажи нам парень, кто ты? - спросил тот, который у них, по всей видимости, был самый главный.

- А вы кто такие? - спросил я.

- Не ершись, парень… Не в твоих интересах ершиться, - примирительным тоном сказал главный, - нам одно ясно, что ты не местный и что ты не федерал.

- А вы-то кто? - настаивал я на своем. - Зачем мне вам исповедоваться, если я не знаю, кто вы такие?

- Мы тоже не местные, - ответил старший, - только мы с другой стороны.

- Это в смысле - с той стороны кордона? - предположил я.

- Допустим, ты прав, что нам надо определиться в отношениях, - ответил старший, - потому что у нас с тобой, возможно, будут общие цели и интересы.

- А откуда вы знаете, какие у меня цели?

- Да уж предполагаем, - ответил старший, - поскольку у девицы твоей одна забавная цацка на пальце оказалась.

Мы оба надолго замолчали, каждый обдумывая свое.


- Она живая? - спросил я.

- Была бы мертвая - мы бы ее там на полу в туалете оставили рядом с той русской проституткой…

- И где она? - спросил я, не на шутку разволновавшись.

- Увидишь, - ответил главный, - будешь правильно себя вести - скоро ее увидишь…

- А тебя увижу? - спросил я, придав голосу оттенок горькой иронии.

- В смысле? - переспросил главный.

- В смысле, мешок-то с головы сняли бы… - пробурчал я.

- Ладно, - согласился главный и быстро заговорил на каком-то восточном диалекте.


Нукеры из свиты главного засуетились, и я ощутил на спине прикосновение дамасской или золингеновской стали, от которого по телу пробежал леденящий холод.

Я напрягся, но лезвие скользнуло по позвоночнику вниз и, юркнув между стиснутых скотчем запястий, резануло по сковывавшему меня полиэтилену.

- Теперь повязку можешь снять, - сказал главный.

Я размял затекшие руки и сдернул тряпку с головы.

Непривычно яркий свет ослепил меня, я зажмурился, но глаза быстро адаптировались, и я огляделся.

Я находился в комнате без окон, устланной коврами и даже украшенной старинным восточным оружием - кривыми саблями, какие я видел в американских кино про Синдбада-морехода и Багдадского вора, кинжалами в серебряных ножнах и старинными охотничьими ружьями с инкрустированными прикладами.

Напротив меня на широкой, устланной ковром софе сидел человек в светло-серой папахе из тончайшего каракуля. Лицо его обрамляла начинающая уже седеть борода. Верхняя же губа человека, по какой-то их непонятной мне восточной моде, была гладко выбрита.


- Зови меня Кемалем, - представился тот, которого по голосу я принимал за главного.

- А меня зови Знахарем, - отрекомендовался я.

- Ну что ж, познакомились для начала и пойдем дальше, - удовлетворенно сказал Кемаль, нежно огладив бороду, - а теперь скажи, дорогой Знахарь, зачем ты приехал сюда в Душанбе и, самое главное, не забудь мне при этом рассказать, почему на твоей женщине было вот это кольцо?

И Кемаль, словно фокусник, махнул рукой в воздухе и, раскрыв ладонь, показал мне знакомое произведение ювелирного искусства, которое еще сегодня вечером носила на пальце моя Настя.


Возникла пауза. Откровенно говоря, я не знал, что мне делать дальше. Говорить? А что говорить? Правду?

Но что тогда будет со мной и с Настей?

Ведь я не знаю, кто эти люди и что им от меня надо?

- Я тебе помогу, - сказал Кемаль, глядя на меня тонким прищуром своих почти европейских глаз, - но и ты должен понять, что молчание или неправда, которую ты мне скажешь, только убьют твою девушку и тебя самого.

Кемаль щелкнул пальцами, давая какой-то знак своим нукерам.

- Начнем с того, что я - Кемаль, пуштунский воин, который воевал с вами, русскими, когда была большая война, и теперь, когда русские ушли, я продолжаю воевать с таджиками. И пока был жив Ахмад-Шах Масуд, я воевал с Шах Масудом. Теперь я воюю с Тохтамбаш-баши и с теми русскими, которые ему помогают. Я воевал всю свою жизнь. Война стала моим, как теперь любят говорить, - бизнесом…

Нукеры подали зеленый чай в тонких пиалах, подали и Кемалю и мне. Чай был замечательный, я никогда не пил такого.


Кемаль продолжил:

- И дело в том, что русские несколько раз пытались мешать моему бизнесу…

- Потому что твой бизнес - это наркотики? - перебил я.

- Да, мой бизнес - героин, опий, морфий и все производные от опийного мака, что произрастает на моей родине, и я не считаю это безнравственным, в отличие от русских лицемеров.

- Только не говори этого мне, - возразил я, - я ведь врач, и я знаю, какую беду несут наркотики…

- Я не считаю этот бизнес безнравственным, дорогой Знахарь, - повторил Кемаль, - хотя бы потому, что твоя страна - Советский Союз - десять лет избивала мою страну, лишив ее экономику другого шанса, кроме как растить и продавать мак. Наши крестьяне-афганцы, благодаря вам - русским шурави, которые десять лет бомбили наши села, теперь только тем и живут, что растят и продают мак… И этот героин, что я делаю из выращенного моим народом мака, он как заслуженная кара вам, русским…

Кемаль снова в задумчивости огладил бороду и продолжил:

- Но не будем углубляться в философию мотивов моей деятельности. Я хочу сказать тебе, Знахарь, что то кольцо, которое мои люди обнаружили на пальчике твоей женщины, имеет очень плохую и кровавую историю. Она связана как раз с тем, что русские воины-шурави в годы большой войны очень-очень больно наступили на мой бизнес…

- Мне об этом ничего не известно, - сказал я.

- Тогда расскажи мне то, что тебе известно, и останешься жив, как и останется жива твоя девушка, - сказал Кемаль.

И меня вдруг прошибло.

Меня как молнией прошибло, я понял, что передо мной, возможно, сидит то недостающее в моей схеме звено, при помощи которого я смогу обвести Арцыбашева вокруг пальца. Кемаль - это та необходимая в системе сдерживаний и противовесов гирька, при помощи которой можно не только уравновесить Арцыбашева, но и перевесить его…

И я решил рассказать все, как на духу…

Мы еще два раза пили приносимый нукерами чай, пока я все говорил и говорил, и про свою жизнь, про подставы и побеги, про воров и про тайгу, про Наташу и Арцыбашева, про воровской общак, про Студня и кольцо…

- Так говоришь, у тебя в общаке четыреста тысяч недостача? - переспросил Кемаль и усмехнулся. - А знаешь, сколько твой Арцыбашев у меня в восемьдесят восьмом году унес вместе с этим колечком?

- Нет, - недоуменно ответил я.

- Тебе этого знать и не нужно. Но эти несчастные четыреста тысяч по сравнению с тем, что взял Арцыбашев, - мусор.

Кемаль взял долгую и томительную паузу, вероятно обдумывая, что можно еще мне рассказать, а что - нет.

- Я предлагаю тебе бизнес, - сказал он наконец.

- Какой бизнес?

- Ты отправишься к Тохтамбаш-баши и принесешь мне от него второе такое же кольцо, - сказал Кемаль.

- Но как?

- По данным моей разведки, - начал Кемаль неторопливо, - а у меня есть свои люди в отряде Тохтамбаш-баши, некоторое время тому назад к баши в отряд привезли какого-то беглого русского уголовника, который назвался сыном бывшего командира, у которого при Советах служил Тохтамбаш… Он пришел якобы за долей своего отца. За долей тех денег, что в восемьдесят восьмом его отец с гэбистом Арцыбашевым отобрали у моих людей…

Я молчал и ловил каждое его слово.

А Кемаль продолжал:

- Эти деньги и на самом деле вроде как пропали, но потом нашлись у Тохтамбаш-баши. Кстати, свой первый отряд он вооружил именно на эти деньги, но это неважно. Важно то, что Тохтамбаш не поверил этому беглому русскому уголовнику, потому что он не предъявил условного знака.

- Кольца? - невольно вырвалось у меня.

- Кольца, - согласно кивнул Кемаль, - и оно - у тебя. А ты принесешь мне его кольцо.

- Но как? - спросил я снова.

- Ты представишься настоящим сыном его бывшего командира и предъявишь ему то кольцо, которое носила твоя девушка, - сказал Кемаль вкрадчиво, помолчал и заговорил снова:

- Тебе поверят, потому что у нас на Востоке верят не словам, а вещественным доказательствам. И ты принесешь мне второе кольцо от Тохтамбаш-баши. Оно ему не нужно. А деньги, которые он тебе отдаст, - оставишь себе. Это будет твой гонорар за наш общий бизнес. И уверяю тебя - тех денег с лихвой хватит, чтобы вернуть твоим питерским их несчастные четыреста тысяч…

Я не верил своим ушам.

Это было решение всех моих проблем.

- А девушка побудет у нас, пока ты к Тохтамбаш-баши ходишь…


Я непроизвольно вздохнул полной грудью - мой мозг срочно нуждался в дополнительном кислороде… Я понял, что это мой единственный шанс.

- Да, - сказал я, - я пойду к Тохтамбаш-баши.

- И принесешь нам второе кольцо.

- Принесу. Постараюсь принести…

Глава четвертая

СПИ СПОКОЙНО,


МАТЬ ДОРОГОГО ТОВАРИЩА!


Лето 2002 года, Санкт-Петербург - Пермь

Совещание было коротким - генерал Арцыбашев не любил пустых разглагольствований. Есть что доложить - говори кратко и по существу, а нет результатов - помалкивай в тряпочку и работай. Выслушав подчиненных, он дал указания и объявил:

- Все свободны.

Остался только Николай, остальные ушли.

Он сидел в торце стола для совещаний, напротив генеральского места. Положив руки на папку из кожзаменителя, терпеливо ждал, пока останутся одни. Толстогубое лицо оставалось внешне бесстрастным, но Арцыбашев знал, что это не так. За годы совместной работы он изучил помощника досконально. Можно сказать, выпестовал, сделал из несмышленого лейтехи человека и отменного профи. Одного из очень и очень немногих, которым мог полностью доверять. Доверять полностью в том смысле, в котором это было возможно для генерала, привыкшего подозревать всех.

Арцыбашев кивнул:

- Что у тебя?

Николай расстегнул папку, достал два листа, покрытых убористым почерком, но на протяжении всего доклада так и не воспользовался подсказкой.

- …Личность полевого командира установлена. Это Чарры Каримович Тохтамбашев, бывший майор Советской армии, начальник тыла дивизии. Числится погибшим с 1988 года. Часть архивов утеряна, поэтому сведения требуют дополнительной проверки…

Теперь настал черед Арцыбашеву сохранять внешнюю невозмутимость при том, что внутри у него все клокотало.

А ведь знал! Знал, что это не совпадение, что не бывает таких совпадений. Почувствовал это, еще когда впервые всплыло новое имя: Тохтамбаш-баши. Сколько времени ушло на то, чтобы докопаться до истины! Когда появилась первая и до сих пор единственная фотография фигуранта, Арцыбашев засомневался. На черно-белом прямоугольнике размером шесть на девять сантиметров был запечатлен пузатый басмач в чалме и полосатом халате, колоритный, как персонаж отечественного боевичка про становление новой власти в среднеазиатских республиках. Разглядеть в нем офицера-тыловика, бывшего короля дефицита, мог только человек с очень богатым воображением.

Николай продолжал:

- Фактически он приватизировал трехкилометровый участок таджикско-афганской границы. Переброска наркотиков и оружия, торговля рабами, похищения с целью выкупа. У него неплохие позиции в государственных органах Таджикской республики, так что официальная власть его как бы не замечает. Он ведет себя достаточно умно. Во время гражданской войны сделал верную ставку и сейчас вовсю использует ее результаты. До последнего времени предпочитал оставаться в тени, поэтому так долго и не попадал в поле нашего зрения. Работа затрудняется тем, что он пользуется поддержкой большей части местного населения. Его считают жестоким, но справедливым баем. Может и своих нукеров наказать, если они в чем-то не правы. А простого крестьянина озолотить, если тот заслуживает награды. По предварительным оценкам, точечная операция силами спецподразделений в настоящее время не представляется возможной. Я осторожно проконсультировался с нашими людьми в Министерстве безопасности Таджикистана, и они полностью разделяют эту оценку. Для ликвидации Тохтамбаш-баши необходимо, в первую очередь, политическое решение. А его принятия в обозримом будущем не предвидится. Тохтамбаш-баши является довольно значимым звеном в системе сдержек и противовесов того региона…

- Очень хорошо, Николай. Напиши для меня подробную справку по этому поводу.

- Уже написал, - помощник передал листы с рукописным текстом.

- Молодец. - Обычно Арцыбашев был скуп на похвалы, и то, что он сейчас похвалил дважды подряд, свидетельствовало о важности проделанной помощником работы. - А теперь немного отвлекись и наведи справки об одном человеке. Студеный Владимир Геннадьевич, шестьдесят девятого или семидесятого года рождения, уроженец Перми, в восемьдесят восьмом был арестован… Сколько тебе нужно времени?

- Два часа.

…Но потребовалось много больше. Лишь на исходе третьих суток Николай доложил окончательные результаты, для достижения которых ему дважды пришлось летать в командировки. Помощник выглядел предельно измотанным, но сразу заявил, что готов работать, сколько понадобится.

- Студеный Владимир, кличка Студень, девятнадцатого ноября восемьдесят восьмого года осужден к пяти годам лишения свободы. Освобожден в сентябре девяносто первого, из колонии убыл к месту прописки. Арестован за кражу в декабре девяносто третьего, в августе девяносто четвертого судом оправдан. В девяносто пятом и девяносто седьмом проходил по материалам о квартирных мошенничествах, но обвинение предъявлено не было. По оперативным данным милиции член устойчивой преступной группировки, выросшей на базе секции восточных единоборств, в которой он когда-то тренировался. В группировке авторитетом не пользовался, конфликтовал с другими членами и в девяносто восьмом "откололся". В том же году деятельность банды была пресечена силами местного РУБОП. Студеный проходил по делам как свидетель, обвинение не предъявлялось. В феврале прошлого года был арестован, статья сто пять часть один, в июле осужден на десять с половиной лет. Отбывать наказание прибыл в Ижменскую ИТК. Бежал месяц назад. В ночь перед побегом совершил убийство одного осужденного, таджика по национальности. Поисковые мероприятия результата не принесли. Есть версия, что он погиб в тайге. Есть, правда, и другая вполне достоверная версия. Ему могли помочь старообрядцы-скрытники. Их поселений, сиктов, в тех краях очень много, и они, по своим убеждениям, могут оказать помощь беглому зэку. При этом никогда не пойдут на контакт с представителями властей. Я говорил и с милицейским участковым, и с нашим уполномоченным. Все сходятся во мнении, что пытаться разговорить скрытников бесполезно. Разве что высадить на вертолетах десант.

- Или же выведать все изнутри, - задумчиво перебил Арцыбашев.

- Что? А-а… Но где найти такого человека? Привлечь кого-нибудь из тех, кто родился в сикте, а теперь живет в городе? - помощник на ходу начал просчитывать варианты.

- Коля, продолжай!

- Проверены все известные связи Студня - нигде он не появлялся и на связь не выходил. Мать проживает в Перми, 2-я Ипподромная улица…


***


Со здоровьем у Антонины Студеной дело давно обстояло неважно. Откуда взяться здоровью, если, почитай, четверть жизни сплошные неприятности косяком шли? Сын в тюрьму загремел, вслед за тем мужа похоронила. Думала, Володька, освободившись, с прошлым порвет, возьмется за ум, станет опорой на старости лет. Да куда там! Дома почти не ночевал, начинала говорить о работе - смеялся. Все крутился со старыми корешками. Крутился, крутился и докрутился.

А ведь как хорошо начиналось! Замуж вышла по любви. Хотя и расчет, конечно, присутствовал - в те годы офицеры не бедствовали, получали относительно прилично. Конечно, лейтенантский быт был не устроен, но зато было понятно, ради чего стоит терпеть. Терпела, надеялась. Когда Геннадий подался в Афган - месяц ревела. Потом ничего, пообвыкла. И с деньгами стало налаживаться. С работы уволилась, только дефицитом теперь занималась, который муж слал "из-за речки". Появилась квартира, машина. Появились новые знакомые, из деловых. На Володьку ничего не жалела. Модные шмотки, карманные деньги, магнитофоны, спортивные секции. С учебой у сына не ладилось, выше тройки оценки редко бывали, но зато спортом он увлекался всерьез. Начал с дзюдо, а там и всякие восточные единоборства опять разрешили. Как радовалась, когда на областном первенстве он взял третье место! Через знакомых в военкомате организовала ему отсрочку от армии. Почти договорилась, чтобы приняли в нужный вуз. Планы строила: в конце года Геннадий вернется, заживут они полной семьей, благо условия есть и о копейке думать не надо, накопленного хватит на безбедное существование.

Нельзя сказать, чтобы арест сына прогремел как гром среди ясного неба. Замечала, что деньги и вещи пропадают из дома, замечала, что врет, когда спрашивала о том, где провел ночь или почему с дискотеки не пришел вовремя. Но успокаивала себя ссылками на трудности переходного возраста. У кого дитя без греха? Вот и наш не хуже других! Мало ли что не учится. Зато какой красавец вымахал. И к матери относится с уважением, а уж батяню-фронтовика просто боготворит.

И вдруг арест. Через три дня должны были отпустить. Со следователем разговаривала, он обещал посодействовать. Не бесплатно, конечно. Одна хорошая знакомая подсказала, как к нему подойти. Все вроде бы склеилось, оставалось чуть-чуть подождать. Говорила себе: ничего, три дня - не три года, перетерпит, зато ума наберется. Выбросит из головы мальчишескую дурь.

И тренер Володькин то же самое говорил. Звонил несколько раз, говорили подолгу. Она его не видела никогда, но по голосу представляла, что мужчина серьезный и положительный. Он говорил, а она со всем соглашалась.

Когда Вовку не отпустили, тренер еще один раз позвонил и пропал. Она его позже увидела. На процессе. На скамье подсудимых. Сидел вместе со своими учениками и всю вину пытался на них переложить. В том числе на Володьку. И ведь получилось почти! Сыну пять лет отмерили, а тому упырю с бархатным голосом - три с половиной. Почти все обвинения с него отлетели, как шелуха. Только мелочовка осталась. Вот вам и процесс показательный, про который во всех газетах писали. Волчат наказали, а вожак стаи отделался легким испугом.

Потом Вовка освободился и взялся за старое. Пыталась с этим бороться, да куда там ей! Он ее и не слушал. Опять к тренеру своему побежал, к старым знакомым. Тренер как-то заезжал забрать Вовку. Встал у подъезда, из "мерседеса" даже не вышел. Приспустил тонированное стекло и смотрел на Антонину Петровну с таким выражением, словно даже не мог догадаться, кто она такая. А Володька быстро натянул спортивный костюм - и в машину. Сутки отсутствовал. А приехав, заявил, что жить теперь будет отдельно. Снимет квартиру с ребятами, так для работы удобнее. Она спросила, что за работа, а он лишь посмеялся.

Так и жили до самой его последней посадки, то вместе, то порознь. Чаще второе. Адреса часто менялись. То, действительно, снимал что-то, то у друзей столовался, то подруг находил.

Ненасытные адвокаты, "шоковая терапия" Гайдара, которого дед-писатель, будь его воля, наверняка б зарубил кавалерийской шашкой, все остальные кидки, которые устраивало своим гражданам государство, и кризис девяносто восьмого года не оставили камня на камне от былого финансового благополучия. Сын помогал редко. Только однажды, в свои лучшие времена, подарил к дню рождения две тысячи долларов. Подарить - подарил, а потом сам же и выцыганил почти половину. Ни возраста, ни трудового стажа для получения пенсии недоставало. Кое-как оформила инвалидность - причем не липовую, а самую что ни на есть настоящую, стала получать эти жалкие крохи. На крупу и сахар хватало, но чтобы закупить лекарства и другие продукты, да и из одежды что-то иногда поменять, приходилось подрабатывать продавцом. Хозяева предпочитали молодых раскрепощенных девчонок, поэтому если и брали Антонину Петровну, то лишь для того, чтобы сэкономить на зарплате.

Периодически болезнь Антонины Петровны давала обострение. Ложиться в стационар она отказывалась наотрез - да и врачи, по правде сказать, не сильно-то и настаивали. Лечилась дома. Когда удавалось договориться, из поликлиники ей присылали медсестру, которая делала уколы и измеряла давление. Но иногда свободных медсестер не оказывалось, и приходилось выкручиваться одной. Даже обратиться не к кому было! С соседями, как на подбор, людьми молодыми и деловыми, она не общалась, контакты со старыми знакомыми давно оборвались. Те, которые появились в период занятия дефицитом, сами от нее, неудачницы, отмежевались. А перед теми, кто честно тянул лямку офицерской жены, Антонине Петровне самой было крайне неловко. Однажды, набравшись смелости, позвонила в какое-то общество ветеранов локальных конфликтов, рекламу которого гоняли по радио. Там самым внимательным образом выслушали и обещали помочь, но ограничились тем, что прислали продуктовый набор к Новому году, а накануне выборов в местный парламент дали сотню рублей за досрочное голосование в пользу своего кандидата.

Медсестры, которых присылали из поликлиники, были все время разные. В основном совсем молодые, только что из училища. Если не вообще практикантки. Сделают укол - и бежать. Некоторые даже не стыдились червончик спросить на дорогу, а одна так и вовсе сказала: дайте на курево.

Когда случился очередной приступ болезни, из поликлиники прислали Веронику, которая уже бывала как-то раньше. Антонина Петровна обрадовалась: эта медсестра не торопилась, вела себя уважительно, рука у нее была легкой, а давление она мерила тщательно и всегда записывала результат, а не говорила, как некоторые: "В норме", на следующий день забывая, что показал прибор в день предыдущий.

Но в четверг вместо Вероники явилась какая-то новенькая. Хорошенькая, светловолосая, одетая аккуратно, но дешево.

- Меня Наташей зовут, - представилась медсестра, ловко переоблачаясь в белый халат.

- А что с Верочкой? - напряженно спросила Антонина Петровна, которой гостья сразу же не понравилась.

- Ой, она вчера под машину попала! Антонина Петровна схватилась за сердце и опустилась на диван.

- Она жива?

- Жива, жива! Только ушибы, и руку сломала. Ничего страшного! Через месяц поправится.

Та легкость, с которой Наташа поведала о несчастье с коллегой, еще больше насторожила много повидавшую женщину. "Мужика они, что ли, когда-то не поделили?" - подумала она, настороженно следя за действиями медсестры.

Наташа все сделала правильно. Укола Антонина Петровна не почувствовала вообще. Показатели артериального давления и даже пульс новенькая записала в тетрадку разборчивым почерком и назвала точное время, когда ее ждать в следующий раз.

Как сказала, так и пришла. Минута в минуту. И в дальнейшем никогда не опаздывала. Постепенно отношения наладились, особенно после того, как Наташа вызвалась сходить за продуктами и прибраться в квартире. Потом они пили чай с сушками и говорили о жизни. Антонина Петровна сильно не откровенничала, Вовку вообще не поминала, про мужа рассказала только самое основное, а вот Наташа поведала массу подробностей. Хотя какие такие подробности могут быть у приличной двадцатидвухлетней девушки? Окончила школу и медучилище, мечтает в институт поступить. Сидит над учебниками, а потому на личную жизнь времени не остается. В поликлинике подрабатывает, чтобы не так сильно родителей обременять. Они у нее из простых инженеров, всю жизнь на одном предприятии отработали, зарплату платят нерегулярно, а ведь еще и младший братишка имеется, в выпускной класс перешел.

С тех пор ни одно Наташино посещение не обходилось без чаепития, а разговоры становились все длиннее и обстоятельнее. Болезнь отступала, но Антонине Петровне первый раз в жизни выздоравливать не хотелось. Она уже души не чаяла в новой знакомой и не один раз мысленно вздыхала: "Вот такую бы девушку Володе в жены. Тогда бы он образумился! А то вечно одни шалавы его окружали… Только что ж теперь говорить?" Да и где он теперь? О побеге ей сообщили. Милиционер, гипнотизируя взглядом, советовал, коли объявится, немедленно в отделение сдаться. Антонина Петровна честно ответила, что к ней он придет в последнюю очередь. Позже, когда менты оставили ее в покое, распереживалась, конечно. Наверное, это и спровоцировало обострение заболевания. Мало того: оно и не лечится очень долго, прежде такого никогда не было. Неделя, большее - две. А сейчас уже третья минула. Одно хорошо: Наташенька ходит.

В последний день они долго сидели за чаем. Смотрели альбомы с фотографиями - Наташа попросила об этом. Антонина Петровна рассказала про сына. Без утайки рассказала, всю правду. Говорила и плакала, а Наташа ее утешала и извинялась, что разбередила рану. Допоздна засиделись, а уходя, расцеловались, точно лучшие подруги. Засыпала Антонина Петровна с грустной мыслью: почему Господь ее дочкой не наградил? Ведь хотела второго ребенка. И Геннадий хотел. А все что-то откладывали, ждали, когда быт удастся наладить.

Следующий день Антонина Петровна провела дома. Грустила. Пыталась заниматься уборкой, но работа не спорилась. Вечером позвонила Наташа, и от короткого разговора на душе стало теплее. А после него раздался еще один телефонный звонок. Оказалось, что в магазинчике, где она как-то работала, уволилась продавщица и хозяин срочно ищет замену. Зарплату пообещали приличную, и Антонина Петровна дала согласие.

Полночи стиралась и гладилась, утром поехала с большим запасом во времени. Все боялась, что опоздает.

Не опоздала. Приехала вовремя.

А дальше полный бред получился.

Никакая продавщица не увольнялась, и никто ее на работу не звал. Более того, у магазина поменялся хозяин. Раньше был еврей, прижимистый, но вежливый и культурный. А вместо него теперь стал двадцатилетний азербайджанец, с трудом говорящий по-русски. Он хлопал глазами, чесал волосатую грудь, а потом предельно ясно велел убираться и не распугивать клиентов.

- Ты здэсь работать хочешь, да? Да ты на сэбя в зэркало посмотри, да! Тэбе на пен-сию-шменсию давно пора, а ты куда лэзешь?

Что верно, то верно. За прилавками томились молодые девчонки в коротеньких юбках и торговали в новоявленном "шопе" не турецко-китайской дешевкой, как раньше, а дорогущими шмотками от мировых якобы производителей.

Такого удара Антонина Петровна не ожидала. Кто мог подшутить так жестоко? Если б она немножко подумала, то единственно верный ответ нашелся бы быстро. Но ей было не до того. Выйдя на свежий воздух, она представила, как поедет через весь город, из Заозерья в свой Индустриальный район. Ноги не держат, от унижения руки дрожат, и перед глазами пелена не рассеивается; как уж тут в общественном транспорте мыкаться…

И вдруг раздался за спиной резкий автомобильный сигнал. Антонина Петровна шарахнулась к тротуару, сообразив, что в расстроенных чувствах вышла на проезжую часть в неположенном месте. Хотела уйти, не оглядываясь - не хватало еще, чтобы какой-нибудь новый хозяин жизни покрыл ее матами из своего "лексуса". Но обернулась.

Не "лексус", правда. Но и не "жигули". Какая-то прилизанная иномарка серебристого цвета, с четырьмя дверцами. Задняя правая приоткрыта, и женщина с короткой стрижкой машет из нее рукой. Вроде как подойти предлагает.

Антонина Петровна присмотрелась и ахнула. Дашка, жена капитана Максимова, сослуживца Геннадия. То есть теперь он, наверное, не капитан, до полковника дослужился, или вовсе на пенсии… Да неважно это, неважно! Максимов своей половине из Афгана тоже слал шмотки, и они с Дарьей в те золотые времена много дел переделали вместе. Дарья всегда была хваткой, не чета Антонине. Видать, не потерялась во всех этих перестройках и шоковых терапиях, ухватила удачу за хвост. Сколько ж не встречались? Да лет десять, не меньше, прошло. Ну и встреча!

- Ну садись ты, елки-моталки! - задорно крикнула Дарья, и Антонина Петровна, несмело подойдя к дорогому авто, опустилась на кожаное сиденье.

Как только села - сразу рванули от тротуара. За рулем был водитель. Молодой, спортивный, красивый. Всю дорогу он молчал, только иногда ухмылялся, когда Антонина перечисляла свои невзгоды.

Вроде бы жаловаться и не собиралась, а так получилось, что все неприятности вывалила на подругу, а та приняла самое живейшее участие. Сперва попеняла, что долго не виделись, а потом взяла быка за рога и принялась думать, как сможет помочь.

- С работой мы все решим, не проблема. Но сначала тебе надо показаться врачам. К этим коновалам из районной поликлиники вообще соваться нельзя. Положим тебя в нормальную клинику, пусть по полной программе обследование проведут. Лекарства - не проблема, все найдем. Потом тебе отдохнуть надо…

Антонина Петровна слушала и не верила. Прямо сказка о Золушке! Нет, правильно говорят, что жизнь - как тельняшка. И появление Наташи было предвестием начала светлой полосы.

А энергичная подруга, в свои сорок пять выглядевшая не больше, чем на тридцатник, и наверняка использовавшая водилу в качестве любовника, продолжала строить планы, делая пометки в блокноте. У Антонины Петровны голова кругом шла от разворачивающихся перспектив. Хотелось поскорее остаться одной, все обдумать. Золушкой, конечно, быть хорошо, но не привыкла она к таким переменам.

Наконец машина остановилась у дома. Дарья посмотрела на часы:

- Так, сейчас у нас ровно десять. У меня три встречи, но к двум я освобожусь. Заскочу за тобой, где-нибудь пообедаем. Там и поговорим подробненько. О'кей?

Антонина Петровна кивнула. Выходя, сказала водителю:

- Спасибо.

Он ухмыльнулся.

На свой третий этаж взлетела, будто на крыльях. Войдя в квартиру, забыла запереть дверь. Бросила сумку. Села на кухне за стол, обхватила голову руками. Вспомнился кавказец из магазина. Что он там нес, куда ей пора? Ну-ну! Чурка небритая! Посмотрим, как он заговорит, когда она снова приедет. На цыпочках будет вокруг нее бегать, под ногами стелиться! Горный орел! Мало их Гена…

И тут она поняла, что в квартире есть кто-то еще.


***


- Зачем было гробить старуху? - спросил Арцыбашев устало.

Они сидели в машине. Генерал за рулем, Наташа рядом. Она только что прилетела из Перми. Арцыбашев не собирался встречать ее лично. Много чести для сопливой девчонки! Послал бы Николая, а то бы и сама добралась. Но перед вылетом Наташа позвонила ему на мобильный, и по ее голосу стало понятно: случилось что-то важное. Важное и неприятное.

- Это не входило в мои планы, - сказала Наташа, глядя строго перед собой и заплетая в узлы тонкие пальчики. - Непредвиденное стечение обстоятельств. По всем расчетам, она должна была вернуться через час. А ее кто-то подвез. Это было невозможно предусмотреть.

- Предусмотреть можно все! А уж основы негласного обыска - не оставлять объект без наблюдения, как бы далеко от своей квартиры он ни уехал.

- Я действовала в одиночку. Опираться на помощь местных коллег я посчитала нецелесообразным.

- А тебя просили так действовать? Тебе что было сказано, дура? Втереться к старухе в доверие и аккуратно ее разговорить. Аккуратно! А не ногой по виску…

- Я все сделала, как вы приказывали. Хотела сделать, как лучше. Теперь вам решать, Вадим Валентинович, как со мной поступить.

Арцыбашев потер подбородок:

- Негласный обыск у нее делали дважды. Два-ажды! И делали специалисты! Они ничего не нашли. Ни-че-го! А на что ты рассчитывала?

Наташа все так же смотрела в какую-то точку далеко перед капотом машины.

- Я не все написала в последнем отчете.

- Вот оно как? Любопытно! Частным сыском решила заняться, мисс Марпл недоделанная?

- Во время нашей последней встречи старуха сообщила мне, что в июне девяносто восьмого, в тот же день, когда пришла похоронка, только с утра, ей передали письмо от мужа. Какой-то офицер ехал в отпуск и завез. Кроме письма в конверте было кольцо. Золотое, восточного типа. А в письме было сказано, что кольцо это имеет особую ценность и что его надо обязательно сохранить. Потом из-за похорон и ареста сына старуха про кольцо начисто забыла. Так и валялось в шкафу. Студень нашел его после своей первой отсидки и с тех пор с ним не расставался. Он боготворил отца, а это кольцо считал своим талисманом. Говорил, что пока носит его, - с ним ничего не случится.

- Ну и?… - поторопил Арцыбашев, когда Наташа замолчала.

- Я не очень поверила. Решила, что кольцо может быть где-то в квартире. Ведь Студень не мог пронести его в зону! Скорее всего, если не отобрали в ментовке, оно должно было остаться у матери.

- У подруги…

- У него в тот момент не было постоянной подруги. Кроме того, при его отношении к памяти отца, он не стал бы хранить кольцо у какой-то шалавы. Но в квартире нет ни кольца, ни письма. Я все проверила досконально.

Арцыбашев задумался. Он давно уже не рассчитывал заполучить два кемалевских миллиона. Не шутка, почти тринадцать лет прошло! Вспоминать о них, конечно, не перестал, но этим и ограничивалось. Никаких планов не строил. Работал, строил карьеру. В ГДР не сложилось, седой полковник так насел, что пришлось увольняться из ведомства. Почти год провел на вольных хлебах, обеспечивая безопасность нарождающегося класса предпринимателей. Потом вернулся. Не к себе, в другую организацию, благо на волне реформаторства и головотяпства, которым подвергли спецслужбы и силовые структуры, сделать это было не сложно. Обустроился и Николая к себе перетащил. Николай к тому времени тоже ушел из армии, "стоял на воротах" в одном коммерческом банке. Постепенно жизнь стала налаживаться. На такие деньги Арцыбашев больше не замахивался, но кое-что из разных источников капало, так что хватало на пропитание. Предложи ему кто-нибудь сорвать два других миллиона - и он бы послал такого предлагальщика далеко и надолго. Но эти два зеленых лимона были свои. За них стоило побороться.

- Значит, подруга, слушай сюда, - жестко сказал Арцыбашев, беря Наташу за подбородок и разворачивая к себе. - Мокруха - это не шутки. Я прикрою тебя, но за это ты будешь служить мне верой и правдой. Сделаешь хоть один финт - и угодишь за решетку. По струночке будешь ходить, каждое мое приказание выполнять беспрекословно. Все ясно?

Последние слова он почти выкрикнул.

Наташа вздрогнула. Кивнула, насколько это было возможно сделать с зажатым подбородком.

- И не пугайся, малыш, - закончил генерал неожиданно мягко. - Не обижу. Нас ждут великие дела!

Глава пятая

БИТВА ЖЕЛЕЗНЫХ СТУДНЕЙ


Лето 2002 года, Душанбе

Я стоял на юго-восточной окраине Душанбе, откуда мелкой змейкой уходила дорога на Куляб.

Теперь мне туда, в Горный Бадахшан.

В заднем кармане у меня лежала тысяча американских долларов, а на левом среднем пальце было надето кольцо. Теперь оно приобретало совсем новый, особый смысл.

И теперь я уже не играл с Арцыбашевым вслепую.

Теперь я имел какие-то, пусть не равные с ним, но вполне реальные шансы, которыми уже нельзя было пренебречь. А ведь пару дней назад, когда в моей жизни еще не было Кемаля…

Интересно, кто подбросил мне в номер статью про Тохтамбашева?

Ладно, это не главное.

Мне предстояло выполнить еще одно поручение от Арцыбашева - позвонить по местному связному телефону. И Кемаль уверил меня в том, что это просто необходимо сделать, потому как если Арцыбашев потеряет меня из виду, он может резко вмешаться, а любые резкие движения в нашей неустойчивой системе могут привести к тому, что все рухнет. Русские из расквартированной в Таджикистане двести второй дивизии вдруг начнут теснить Тохтамбаш-баши, и он уйдет за кордон или, не приведи господь, его вообще убьют… Тогда - прощай все надежды на кольцо для Кемаля и на деньги для моих питерских!

Поэтому я должен был отзвониться.


***


Мне опять ответили тем же приятным женским голосом.

- Это от Сани из Питера, - представился я.

- Для племянника от дяди есть посылка, - сказала женщина на том конце провода.

- Где ее получить? - спросил я.

- В гостинице "Звезда Востока" вас будет ждать человек.

И сразу гудки отбоя в трубке…


Эта "Звезда Востока" - типичнейшая явка Гэбэ.

Знаю я подобные гостиницы…

Я снова взял такси, и снова меня вез шофер в тюбетейке. Только на этот раз не в "мерседесе" и не в "Волжанке", а на простой советской "шестерке".

В "Звезду Востока" я приехал уже как в дом родной. Вхожу в фойе, а в кресле напротив стойки администратора - мать твою - Наташа!

Увидев меня, она встала и пошла навстречу.

- Привет! Папа тебе хочет кое-что передать.

Смотрит и гадает - рад я встрече или нет?

А я и сам не знаю. То ли рад, то ли придушить ее хочется…

- Может, в номер поднимемся? - говорит Наташа. - Мы ведь номер за всю неделю оплатили.

- Мы - это кто? - приподнимаю я в удивлении брови.

- Конечно же - мы с папой, а не ты с этой своей…

- С кем? - уже почти враждебно переспрашиваю я.

- Да уж знаю, что у тебя здесь были сначала шашни с бабами, а потом проблемы с местными ментами, - пренебрежительно сказала она.

Когда шли к номеру, коридорная посмотрела на меня с тайным восхищением. Во парень дает! Не успел поселиться - вторую телку в номер тащит!


- Так это, если так можно выразиться, ваша гостиница? - спрашиваю. - Небось и телекамеры во всех номерах?

- Ты преувеличиваешь наши возможности.

- Да уж, были бы вы с твоим папой совсем крутыми, как Госдепартамент США, то не стали бы прибегать к помощи простого уголовника, вроде меня…

- Простого? - переспросила Наташа со сладкой улыбкой, - разве ты простой? - она провела пальцами по моей шее, - ты не простой…

- Кончай свои штучки, - поморщился я, - ты уже один раз поймала меня на этом, теперь дай бог выпутаться…

- А ты меня спросил, насколько я сама запуталась? - спросила вдруг Наташа, и, как мне показалось, спросила совсем искренне.

- Это твои проблемы, дорогая, - холодно ответил я, - что я, по-твоему, совсем баран? Думаешь, я и вправду верю, что ты Арцыбашеву дочка родная? Не надо меня лечить! Ты - простой агент, которого он по своей гэбистской блядской привычке подцепил за ребрышко на крючок. Причем подцепил на каком-нибудь редкостном дерьме, от которого тебе самой никак не избавиться. Что - не так?


Наташа на секунду потеряла самообладание, но быстро собралась и, приняв деловой вид, сказала:

- Нам будет лучше обоим, если мы хотя бы временно установим партнерские отношения.

- А-а-а! - воскликнул я понимающе, - конечно, конечно! У тебя есть свой интерес, а папа Арцыбашев, надо полагать, тебе пообещал, что если ты удачно провернешь мое (я сделал ударение на слове МОЕ) дельце, то соскочишь с его крючка! Разве не так?

Тень досады промелькнула на ее лице:

- Кончай бодягу, Константин, эти разборки ни тебе, ни мне радости не принесут, давай лучше о деле поговорим, а уж о том, что каждый из нас на этом деле иметь будет - каждый будет говорить сам с собой наедине. Ладушки?

Вот это другое дело.

- Ладушки, - ответил я и улыбнулся. Может ведь, когда захочет, сучка…


Наталья деловито достала из холодильника бутылку текилы, которой еще вчера вечером в этом холодильнике не было. Достала лимон. Из сумочки вынула ножик с выкидным лезвием, какие выдают спортсменам-парашютистам, чтоб запутавшиеся стропы одним ударом перебивать, и принялась нарезать тонкими пластинками желтый цитрус, да такой пахучий, что у меня аж за ушами заскрипело.

- Текилой не побрезгуешь? - спросила Наташа уже совсем нормально. - Это единственный крепкий напиток, кроме рома, разумеется, который без опаски для сердца можно пить на сильной жаре. Недаром ее, родимую, в Мексике и Бразилии так и хлещут!

Она умело и деловито насыпала соли на край стакана, ловко слизнула ее языком и хлопнула стопку текилы так ловко, будто была родом из Рио-де-Жанейро.

Я последовал ее примеру и спросил:

- А как у вас с инцестом дело обстоит? Наталья в упор посмотрела на меня и, выдержав паузу, ответила:

- Это неважно, Костя. В постели лучше тебя у меня никого не было.

И она молча и не сводя с меня глаз начала медленно расстегивать пуговицы легкой рубашки-сафари.


Да-а…

Вчера - Настя, сегодня - эта сука…

Но об этом думал мой мозг. А моему члену было совершенно все равно. Он не рассуждал о высоких материях и, почуяв близкое развлечение, слегка оживился, шевельнувшись в джинсах.

Наталья расстегнула рубашку и, встав с кресла, стала медленно стягивать ее с плеч. При этом она не сводила с меня глаз и, слегка пританцовывая, медленно виляла бедрами. Когда рубашка сползла с плеч, Наталья выдернула ее из джинсов и отбросила в сторону. Ее груди с большими коричневыми сосками мягко колыхались вправо и влево в такт покачиванию бедер.

Она взялась за пояс джинсов и, расстегнув пуговицу, медленно потащила замок молнии вниз. С улицы доносилось восточное заунывное треньканье на двух струнах, и оно странным образом подходило к тому, что сейчас делала Наталья.

Я усмехнулся, подумав, что так же, наверное, раздевались и наложницы перед своими шахами. Мой член придерживался того же мнения и просился из джинсов наружу. Я не стал возражать и, не вставая с кресла, быстренько скинул с себя все. Теперь, освободившись из темноты и тесноты, член уставился в зенит и слегка покачивался, как кобра, вставшая из корзинки заклинателя.

Наталья тем временем спустила джинсы до щиколоток и вышла из них.

Перешагнув через валявшиеся у ее ног тряпки, она встала прямо передо мной и, все так же глядя мне в глаза, начала стягивать с себя белые трусы, похожие на маленький лоскуток с несколькими тесемками. Все-таки в стриптизе что-то есть, подумал я и уселся поудобнее. И для себя, и для нее, потому что было очевидно, что сейчас Наталья приступит к делу.

Обнажившись, она приблизилась еще на полшага и начала гладить себя по телу, закинув голову и все так же покачивая бедрами. Теперь к этим покачиваниям добавились еще и плавные движения таза вперед и назад. Ее художественно выбритый лобок, на котором оставалось некое подобие растительности, имевшейся когда-то под носом у Гитлера, двигался вперед и вверх, а потом обратно. Это происходило перед самым моим носом и очень нравилось моему члену, и он в нетерпении ожидал того момента, когда можно будет наконец нырнуть в двигавшееся перед ним горячее лоно.

Но, зная, что спешка не входит в традиции хорошего секса, я не торопился и, сдерживая себя, отдался развитию событий, которые создавала Наталья.

Извиваясь передо мной, она медленно опускалась все ниже и ниже.

Теперь она смотрела не в мои глаза, а на мой член, который определенно привлекал ее не хуже той самой кобры. И в глазах у нее была жадность.

То, что она была жадной до стоячего члена, было мне хорошо известно. Еще с тех пор, когда мы с ней кувыркались на "ее" даче, а ее "папочка" снисходительно усмехался, глядя на увлечения своей "дочечки". Но как бы то ни было, а свое блядское дело она знала, и я с удовольствием ждал того, что должно было быть дальше.

Наконец Наталья оказалась стоящей на коленях и жадно смотрела на мой не имеющий колен член, который стоял, напрягшись, прямо напротив ее широко раскрытых глаз. Положив ладони на мои бедра, она медленно повела ими вверх и вскоре охватила всеми пальцами мою мошонку вместе с основанием члена. Он от этого покачнулся и напрягся еще немного, хотя, казалось бы, больше было уже некуда.

Она бросила на меня быстрый взгляд и, нагнувшись, схватила мой член пухлыми губами. Наконец-то желанная добыча была в ее руках, а точнее - во рту!

Застонав, она стала двигать головой вверх и вниз, при этом наклоняя ее то вправо, то влево. Ничего не скажешь, подумал я смутно, это у нее здорово получается. Мой член ничего по этому поводу не думал, а просто веселился, как мог.

Движения ее головы становились все глубже и сильнее, и наконец когда она почувствовала, что тверже уже не бывает, то с чмоканьем выпустила член изо рта.

Он был мокрым и блестящим и торчал, как багровый вызов всему миру.

Ее глаза затуманились, и все профессиональные ухватки куда-то пропали. Теперь из Натальи, как из жерла вулкана, перло простое, ничем не украшаемое животное желание насадиться на эту горячую палку и вертеться на ней до потери сознания.

Я не имел ничего против этого и, когда Наталья взяла меня за член и, бормоча что-то невнятное, потянула из кресла, сразу же последовал ее приглашению.

Несильно сжимая мой член в дрожащих от возбуждения пальцах, она пятилась до тех пор, пока не наткнулась голым задом на край стоявшего посреди номера стола. Тогда она, не выпуская член из руки, опрокинулась на полированную поверхность стола и широко развела ноги. То, что я увидел, было вполне привлекательно и было совершенно готово к принятию желанного гостя.

Мой член заорал мне: "Ну, долго еще ждать?", и я, опомнившись, с силой направил мой багровый паровоз в горячий мягкий тоннель, и то, что в нем было влажно и скользко, совсем не беспокоило обезумевшего машиниста, который с гиканьем нажимал на все рычаги и отчаянно набирал скорость, наплевав на весь мир.


***


Так. Значит, мы едем к Тохтамбаш-баши вместе.

Наталья будет меня то ли страховать, то ли контролировать от прыжков в сторону.

Честно говоря, на месте Арцыбашева я поступил бы точно так же.

Он, конечно, подонок, но, взявшись делать свое грязное дело, он делает его последовательно и аккуратно и страхуется от ошибок и неожиданностей.

Все правильно.


Итак, мы едем к Тохтамбашеву вместе. А может, оно и к лучшему?

Еще не известно, как все сложится там, в горах, в отряде. А Наталья в деле себя уже показала. Уж как она тогда мента из арбалета продырявила - лучше не придумаешь.

Но никто из нас другому не верит. И каждый в конечном счете будет играть за себя.

Только за себя, любимого. Это ясно как божий день.

И про Кемаля ей нельзя знать ни в коем случае. Кемаль - моя страховка и против Арцыбашева и против нее самой.

Она, сука красивая, подставила меня с банком так, что мне теперь афганец Кемаль более родной, чем она, паскудина русская.

Но на неделю или две - судьба делает нас партнерами.

А потом посчитаемся.

И счет, который я ей предъявлю, скорее всего будет для нее неподъемным.


***


До Куляба можно было бы добраться и вертолетом - местные ребята из вертолетного полка, что поддерживают двести вторую мотострелковую дивизию федералов, позволяют себе коммерческие рейсы, и пятисот баксов за глаза бы хватило, чтобы за час долететь до места.

Но Наташа наотрез отвергла этот вариант.

- У Тохтамбаш-баши везде свои люди, и он узнает, как мы добирались до Куляба. И это вызовет у него подозрения, что мы не совсем те, за кого себя выдаем.

Поэтому поехали автобусом.

Что это была за поездка, можно себе представить, если посмотреть документальные фильмы о бедных людях, которые трясутся по жаре в переполненном, обвешанном мешками и чемоданами автобусе. По пыльной каменистой пустыне, под страшным палящим солнцем, да по такой тряской дороге, что порою кажется, что мозги, кипящие от жары, выплеснутся из башки на дорогу, когда автобус подпрыгнет на очередной колдобине.

Чтобы скрасить шестичасовой путь, я взялся изучать досье Студня, ксерокопию которого Наташа заботливо сунула мне для ознакомления. Я умею отрешаться от всего и сосредотачиваться. Но читать досье мешала не только жара и тряска, но и чья-то живая коза, которую аборигены втащили в автобус и которая теперь стояла в проходе рядом с моим сиденьем и все пыталась жевать мой правый рукав.

Итак, досье.

Вот фотки его мамаши.

А вот фотки его папаши в форме…

А вот и сам Студень в фас и в профиль…

Я читал и дивился - ну и скотина же этот Студень!

Отец воевал, мать за ним дураком ходила, а он, мало того, что в карты материнские деньги проигрывал, так еще и воров на родимую хату за долги навел.

К исходу пути я уже знал про Студня все.

И когда в Кулябе мы вышли из душегубки, именовавшейся автобусом междугороднего сообщения, я вернул досье Наташе, и она, тщательно разведя возле дороги небольшой бумажный костерок, сожгла все дотла, а пепел растоптала.


В секретном досье на майора Тохтамбашева был указан кишлак, где жили родственники нынешнего баши - полевого командира и хозяина края. До кишлака было пятнадцать километров. Причем - пешком.

Это, может быть, в Сибири полста километров не расстояние, а в Средней Азии и километр дороги дается тремя литрами пота!

В общем - шли молча.

И не от того, что не хотелось разговаривать, а потому, что не было никакой возможности шевелить языком.

Кишлак открылся неожиданно - за очередным изгибом дороги. Никакого дорожного указателя, никакой надписи или транспаранта. А могли бы красиво написать, что здесь родился и вырос хозяин местного края - бай и курбаши - майор Тохтамбашев…


Мы подошли к крайнему дому.

Ишак, не привязанный, сам себе пасется в чахлой высохшей растительности, едва напоминающей тот раздел ботаники, где сказано про колючку и коноплю. Рядом - юный грязный таджик лет четырех, но уже в халате и тюбетейке. Оба - и ишак и его пастырь - с интересом глядят на русских чужаков.

- Эй, малец, а взрослые дома есть? - спросила Наталья, протягивая пацану леденец.

А малец смотрел-смотрел, пуская слюни, а потом ка-а-ак дунет в дом с криком не по-нашему!

Наташа засмеялась.

- Экая дикость здесь, однако!


В доме заскрипела дверь, и в проеме показался бородатый старик в белых, выцветших шароварах, полосатом ватном халате и в тюбетейке. В руках старик держал вполне современный помповик двенадцатого калибра.

- Э-э-э! Ассалям алейкум, ака! - нашлась Наташа, показывая старику руки, поднятые вверх и ладонями вперед, - у нас нет оружия, дедушка!

Дед поглядел на меня, и я тоже изобразил на лице любезную улыбку и тоже поднял вверх руки.

- Алейкум ассалям, - ответил дед, опуская ствол книзу, - кого ищете, русские?

- Нам поговорить надо с вами, ака, - взял я инициативу, потому как уже усвоил восточное правило, что женщину, хоть бы и в начале XXI века, здесь, в Средней Азии, не воспринимают как человека и разговаривают о делах только с мужчинами.

- Пройдем в дом, - сказал ака, жестом приглашая меня, а уж потом Наташу.


Азиаты здорово приспособились. Умеют строить такие жилища, где даже в дикую жару - вполне прохладно и без кондиционера. Непривычный для русского человека земляной пол вровень с уровнем окружающей местности. Но подумав, понимаешь, что при почти полном отсутствии осадков влаги и сырости здесь боятся меньше всего.

Убранство сакли самое нехитрое.

Но тем не менее я отметил и маленький телевизор, что может работать от автомобильного аккумулятора, и хороший музыкальный центр с сидюшником, и, что самое главное, - американскую рацию "уоки-токи" армейского образца. Такую, какие были на вооружении у всех пакистанцев и моджахедов еще в годы большой афганской войны.

Мы вошли и сняли обувь, так как прямо на земляном полу были постелены вполне еще товарного вида ковры. Опасаясь задеть головою чрезвычайно низкий потолок, я без приглашения по-зэковски присел на корточки.

Дед тоже присел. Сперва на колени, поджав пятки под тощие ягодицы, а потом, переменив позу, уселся по-турецки.

Помолчали.

И за время этой паузы я отметил еще одно очень важное обстоятельство - рация, что лежала у окна, была включена на прием, потому что неожиданно из нее раздалось характерное шипение, за которым послышался ничего не значащий для моего понятия набор гортанных звуков местного диалекта… быр-мыр-дыр, быр-мыр-дыр. Потом опять характерное шипение и снова - быр-мыр-дыр-бамбарбия-кергуду.

Когда рация включилась, дед вздрогнул, но на бородатом морщинистом лице не отразилось никаких эмоций, будто он, как и мы, ничего не понял.

- Ака, помогите нашему горю, помогите нам найти господина Тохтамбашева, - выдавил я из себя, понимая, что отныне отсюда уже пути назад не будет, что сказанные мною слова уже означают для меня, что Рубикон перейден и мосты сожжены.

- А откуда ты знаешь, что я могу тебе помочь? - спросил дед.

- А вон, - кивнул я на рацию.

- А-а-а, это не мой, - сказал дед, - это я на дороге нашел, с вертолет, наверное, уронили, или с бронетранспортер…

- Ты нас не бойся, дедушка, - успокаивающе сказал я, - мы не шпионы.

- А чего мне вас бояться, я старый, - ответил дед, - это вам бояться надо, потому что вы молодые. Жалко, если жизнь рано оборвется, а ты ведь неверный и в рай не попадешь.

Дед что-то сказал давешнему нашему малому в халатике с тюбетеечкой, и тот стремглав выбежал из хижины на улицу.

- На ваше счастье в кишлаке сейчас гости, которые смогут вам помочь, - сказал дед, и мое сердце забилось в тревожном ожидании.

Ждать долго не пришлось.


Уже через час, с завязанными за спиной руками и с обязательными при этом мешками на головах, нас куда-то везли в открытом уазике. Одно было хорошо - на приличной скорости ветерок обдувал лучше любого кондиционера, и поэтому даже с мешком на голове духоты не ощущалось.

Уазик был стандартной военной комплектации, и нас с Натали засунули в то пространство за задним сиденьем, где в ментовских машинах подобной марки отгорожен обезьянник, рассчитанный на перевозку двух задержанных.

Мы сидели прямо на металлическом полу, и каждый удар камня или дорожной выбоины по подвеске заднего моста бешено несущейся машины самым болезненным образом отзывался в наших с Наташей организмах. Но в этой ситуации нам оставалось только набраться терпения и надеяться, что дорога окажется недолгой.

Однако дорога оказалась долгой.

Лихой шофер дважды останавливался, и у нас было время передохнуть. Один раз останавливались, чтобы залить в бак бензину из канистры. Это было нетрудно понять по характерным звукам открываемой горловины и бульканию переливаемой через воронку жидкости. Второй раз солдаты Тохтамбашева остановились просто по малой человеческой нужде. Я тоже начал проситься, но тут же получил удар палкой по ключице и более проситься не стал. Наташа терпит, ну и я потерплю. Раз уж не пустили поссать и рискнули тем, что мы им машину изгадим, значит, совсем недалеко осталось ехать.

И точно, минут через двадцать после второй остановки машина резко ударила по тормозам, мотор заглох, и нас за шиворот выбросили на землю.

С завязанными позади спины руками я тяжело поднялся на ноги и услышал многоголосый шум толпы и выстрелы.

Стреляли одиночными и короткими очередями.

Это говорило о том, что мы приехали в большой лагерь, а пальба - так, для куражу, для приветствия вновь прибывших, что ли!

Мне врезали под зад хорошего пинка, и по возмущенному вскрику Наташи я догадался, что пенделя влепили не мне одному, но и ей. Однако идти с мешком на голове и связанными руками я никуда не собирался. Пусть уж лучше сами тащат меня.

Шум и гвалт, крики и смех говорили о том, что нас окружила плотная толпа любопытствующих. Вот и камни полетели. Бэмс! Еще раз - бэмс! В лоб и в плечо… Но нет, если бы это были камни - то было бы очень и очень больно. Это были, надо думать, какие-нибудь фрукты типа яблок или неспелых мандарин.

Неожиданно шум толпы стих.

Послышалась отрывистая команда, и толпа стала быстро разбегаться. Меня крепко схватили под локоть и толкнули в спину. Скорее всего - прикладом автомата или ручника.

Поводырь быстро тащил меня по относительно ровной дорожке, и я даже почти не спотыкался. Идти было недалеко. Меня впихнули в какой-то сарай, толчком поставили на колени. Потом послышался звук открываемых створов, и в ноздри ударило сыростью подвала или глубокого колодца. Меня пнули в спину, и я почувствовал, что лечу.

Это было страшно, потому что я не знал, насколько глубока та яма, куда нас бросают.

Но яма оказалась не такой уж и глубокой, и ее дно было устлано толстым слоем не то сухой травы, не то стружек или опилок с ветошью.

Через секунду рядом со мной на пол плюхнулось второе тело.

Это была Наташа.

Створы над нами со скрипом затворились, и мы погрузились в мир полной тишины и спокойствия.


- Ну, с прибытием в лагерь Тохтамбашева, партнерша гребаная, - пошутил я.

- А иди ты на хер, - просто ответила Натали.

Мы еще не знали, сколько нам теперь сидеть в этом зиндане, как не знали и что с нами теперь сделают.

Первым на допрос вытащили меня.

Опять мешок на голове. Направление движения указывают ударами приклада. Два раза я падал, спотыкаясь о камни, но тут же поднимался, чтоб не получить по спине еще раз.

Наконец меня ввели в какое-то помещение.

- Ну, рассказывай, русский человек, зачем Тохтамбаш-баши искал? - с интонацией некой театральной игривости спросил мой пока что невидимый собеседник.

- Дело у меня к нему, - ответил я.

- Какое дело? - спросил голос.

- Ну, об этом я только самому Тохтамбаш-баши могу сказать, - сказал я и тут же получил удар прикладом по спине. Голос что-то сказал бившему меня нукеру, и с меня наконец-то сняли мой шутовской колпак.

Я увидел, что стою посреди огромной брезентовой палатки, в которой оборудовано что-то вроде походного передвижного штаба.

На складных столах - папки с бумагами, топографические карты, видеокассеты… Много разной аппаратуры - спутниковый телефон, компьютеры-ноутбуки, рации, видеокамеры, оружие…


Прямо передо мной на складном брезентовом стуле сидит таджик лет пятидесяти с достаточно длинной, до середины груди, бородой, смешно растущей как бы только из острия подбородка…

Это был Тохтамбашев.


- Чарры Каримович, это вы? - спросил я Тохтамбашева.

По советскому паспорту Тохтамбашева звали Чарры Каримовичем. Но в училище, среди своих друзей-курсантов, его звали по русскому эквиваленту - Жорой. Но об этом знали очень немногие.

- А ты кто такой? - спросил Тохтамбашев, пристально вглядываясь мне в глаза.

- Я сын вашего друга по училищу и по службе в Афгане, - сказал я с непонятной для меня самого легкостью, - Студеный моя фамилия…

Тохтамбашев что-то резко пролаял своему нукеру, и тот поспешно принялся развязывать мне руки…

Кольцо!

Настало твое время!!!

И я, высвободив руки, принялся картинно разминать затекшие пальцы, угловым зрением ловя направление тохтамбашевского взгляда…

Все верно, он на мои руки смотрит!

- Ну-ка, ну-ка, подойди-ка сюда, сынок, - сказал Тохтамбашев, и я четко услышал за спиной предостерегающий звук передергиваемого затвора.

Я осторожно сделал медленный шаг вперед.

- Колечко у тебя любопытное, сынок, дай поглядеть, - ласково попросил Тохтамбашев.

Я снял кольцо и протянул Тохтамбашеву.

- Чарры Каримович, мама сказала перед смертью, что это кольцо для того, чтобы вы мне часть папиного завещания отдали, - с почтением к памяти матери сказал я.

- Правильно говоришь, сынок, - ответил Тохтамбашев, - и я готов бы был отдать то, что причитается по наследству сыну моего друга, но…

Тохтамбашев сделал паузу.

- Что - "но", Чарры Каримович?

- А то, что до тебя тут еще один сын подполковника Студеного ко мне заявился и тоже за папиным наследством, - сказал Тохтамбашев, - у тебя брата случайно нет, как у того Шуры Балаганова, что за сынка лейтенанта Шмидта себя выдавал? А?

Я предвидел такой вопрос и двинулся по отрепетированному заранее сюжету:

- Нет у меня братьев, и вы это знаете, Чарры Каримович, вы ведь с папой дружили до самой его смерти, мне мама рассказывала, так что позовите сюда этого самозванца, я знаю, как с такими разбираться, - хладнокровно ответил я.

- Хорошо, - примирительно ответил Тохтамбашев, - я его позову, мне и самому почему-то показалось, что он самозванец, да и кольца у него не было. И пришел он ко мне за завещанием без невесты, а мы ведь с отцом твоим как договаривались? Что сын придет за приданым на свадьбу, и колечко у невесты будет, вот как мы договаривались…

А я тем временем не сводил глаз с Тохтамбашевского мизинца…

Там было кольцо-двойник.

Вот он - пропуск к Кемалю!

Вот оно!!!


Тохтамбашев снова что-то отрывисто приказал своим нукерам, и за пологом палатки послышался громкий крик глашатая, среди нерусских слов которого я отчетливо разобрал слово "Студень".

Они вызывают Студня.

Вот сейчас-то и наступит для нас момент истины.

И лучшее, что я могу сейчас сделать, - это сразу убить Студня и тем самым в зародыше прервать опасный процесс очной ставки. Я уже начал было примеряться, как сымитировать справедливый гнев оскорбленного сына героя Афганской войны и в возмущении проломить Студню череп чем-нибудь тяжелым…

Но Судьба распорядилась иначе.

Недооценил я Востока. А Восток - дело тонкое.

Хитрый баши уже все про себя решил.


Полог палатки отдернулся, и вошел Студень.

Я сразу признал его, несмотря на то, что на фотографиях из досье он выглядел явно моложе. Однако сомнений не было. Это был он - уголовник и редкий подонок - настоящий сын полковника Студеного…


И едва он вошел, как Тохтамбашев изволил огласить свою волю:

- Сейчас настала редкая возможность воочию увидеть истинную справедливость Всевышнего Аллаха, - издалека начал он свою речь, - мы имеем двух претендентов на деньги, которые мой старый друг доверил хранить мне и завещал выдать своему сыну. Но случилось так, что ко мне спустя много лет пришли два человека и оба назвались сыновьями моего друга. Я не знаю, что мне делать, кому отдать сокровища моего друга. И я очень боюсь сделать неверный выбор, который повлек бы за собой великую несправедливость. И, как правоверный мусульманин, я очень боюсь совершить такой грех и оставить истинного сироту без отцовского наследства, отдав деньги самозванцу и вору. Поэтому я отдаю решение - кто из вас настоящий сын своего отца - на волю Аллаха. Пусть Всевышний даст знать - кто из вас достоин памяти полковника Студеного. Для этого я назначаю на завтра поединок. Вы будете драться. Драться до смерти. И тот, кто останется живым, тот получит деньги моего друга, которые он завещал отдать своему сыну.

Закончив свою речь, Тохтамбашев хитро поглядел на нас обоих и коварно улыбнулся.

Сперва Студень опешил, но потом лицо его налилось кровью, он задрожал и буквально заорал в мою сторону:

- Тебе конец, сука, конец тебе, убью, замочу, порву, падла, бля буду, закопаю тебя, сучий хорек!

Тохтамбашев тихо хихикал.

Завтра он устроит гладиаторский бой, который развлечет его засидевшихся и заскучавших воинов и заодно прибавит им боевого духа…

Ох, и хитрец майор Тохтамбашев, ох, и хитрец!

А Студня прямо ломало - кранты тебе, падла, порежу, порву, как тузик грелку, зарою тебя, кишки на локоть намотаю!

А Тохтамбашев хихикал…

- Чарры Каримович, как драться будем? - спокойно спросил я Тохтамбашева, - на ножах или голыми руками?

- Завтра вам скажут, - сказал он, потеряв вдруг к нам всякий интерес, - а теперь - идите - Богу своему молиться…

И нас развели до завтрашнего дня.


***


Назад в яму меня сажать не стали. И то дело!

Отвели меня, уже не связанного и без повязки на глазах, в некое подобие сарая на краю лагеря. Пока шли - впереди тохтамбашевский нукер, потом я и позади еще двое с автоматами, - я имел возможность лагерь оглядеть.

Да, неплохо запакованы эти героиновые сепаратисты!

Понятно, что наша разведка не видит ничего, но куда смотрит американская? Ведь вон у него за палатками три бронетранспортера БТР-60 стоят, даже без маскировочных сеток, голые совсем. А вон за резервуаром, по всей видимости с водой, - две бээмпушки зелененькие. И тоже никакой маскировки. А ведь у Тохтамбаша еще, говорят, и целая батарея реактивных установок имеется. И чего ж его с воздуха не берут? Насчет ПВО у него тут никто особенно не беспокоится. Ни шилок, ни ЗРК, ни даже просто зенитных пулеметов нигде не видать!

Да-а, значит, не очень-то они хотят уничтожить Тохтамбашева.

Что в Душанбе, что в Москве.

Пусть его имеет свой участок приватизированной границы и гоняет караваны туды-сюды. На ту сторону оружие, а обратно героин! Причем оружие туда наше же, сворованное со складов доблестных таджикских вооруженных сил. Видать, очень со многими делится Тохтамбаш-баши! И очень многим с его бизнеса перепадает. Эх, блин! Ну да ладно, хрен-то с ним. Что у меня, своих проблем не хватает, что ли?

Разве не мне завтра предстоит выступать в качестве гладиатора на радость и на потеху всем этим чуркам. Да их еще десять лет тому назад в нашей, Советской тогда еще, армии никуда не пускали, разве что в стройбат или в какие-нибудь там железнодорожные войска! И вот теперь я, белый человек, с высшим медицинским образованием, буду выступать в программе "бои без правил", а эти чурбаны будут скалить свои копченые рыла и делать ставки.

А интересно знать, какие у них тут ставки? Может, мне тоже на себя поставить? Сорву куш на местном тотализаторе и в общак долг отдам! С такими мыслями меня привели в сарай, где я должен был дожидаться завтрашнего кумите. В сарае я обнаружил вполне удобную лежанку.

Рядом с изголовьем стояло блюдо с фруктами и несколько полиэтиленовых бутылок с водой. Воду, если честно, я пить поостерегся, как и есть фрукты. Не дай бог, понос проберет! Какой тогда из меня боец? Когда нукер меня запирал в моем монрепо, я его спросил:

- Ты по-русски разумеешь? Принеси мне вина сухого красного.

- Ми нэ пием вина! - сказал нукер. - Аллах сказал Магомету, что правоверный нэ должен вина пить!

- Вот ты и не пей, - сказал я ему, - я же тебе не предлагаю! Ты мне, неверному, принеси.

Я решил, что голодная диета перед схваткой мне будет только на пользу. А утолять жажду красным сухим вином - это для крови и для сосудов самое первое дело!

Не знаю, уж откуда они все достают, но снабжение у этих условных мусульман по всей видимости преотличное. Притаранил он мне все-таки вина. И кстати, тоже из мусульманской республики. Узбекское!

"Узбекистан винесу аг суфрэ шэрабы", - прочитал я на этикетке.

А говорят, что не пьют! Мухаммед им, понимаешь ли, не велел! Уж не трепались бы лучше! Выпив полбутылки залпом и утолив первый приступ застарелой жажды, я решил, что будет правильным сделать легкую разминку. Потянуться, посидеть в шпагатах, подвигаться немножко в связках движений. Все-таки Инструктор тогда здорово меня натаскал!

Разделся до трусов, скинул кроссовки с носками и принялся тянуться. Посидел в продольных шпагатах, посидел в поперечном. Погнулся к левой ноге, да так, чтоб до боли в спине, погнулся к правой. Хорошая добросовестная работа на растяжку выматывает получше долгого бега трусцой, кстати говоря! Потом встал спиной к стенке в позу всадника и, насколько позволяло помещение, принялся разминаться.

Не заметил, как и вечереть начало. Пока наносил бесконечные удары воображаемому противнику, пока потел, выдул две бутылки этого аг-суфрэ узбекского. Интересно, что сейчас Студень делает?

Из досье на него мне было известно, что физически он крепок, а в действиях агрессивен и дерзок. В тюрьме неоднократно попадал в карцер, а в колонии был частым посетителем ШИЗО за драки. Так что опыт у него боевой есть, это сомнению не подлежит. И если будем биться на ножах, то местные зрители будут довольны! Там, поди, по всему лагерю тохтамбашевскому и афиши уже расклеены:

"Завтра в клубе кинофильм и дискотека, а после дискотеки поединок Студня со Знахарем".

И нарисованы два Геракла. Сушеных.

Смех-смехом, а ведь завтра нешуточное дело затевается, думал я, ложась спать. Я лежал на спине и вслушивался в звуки таджикской ночи. Стрекочут какие-то насекомые. Цикады, что ли? Или саранча? Или это одно и то же? А ведь я биологию в медицинский при поступлении сдавал, и там из школьного курса и вопросы по зоологии были, все уже позабыл на хрен! Не спится, зараза!

Интересно, а Пушкин перед дуэлью спал? А Лермонтов? А не слабо бы было Пушкину с Дантесом на ножичках? Или Лермонтову с Мартыновым голыми руками до смерти! В кольце улюлюкающей толпы черножопых сепаратистов-контрабандистов. Впрочем, чего это я? А этот Студень мой, небось, тоже не спит, ворочается.

Утром меня разбудил все тот же нукер, что вино давеча приносил. Подал мне алюминиевый таз, кувшин с водой, полотенце. И это правильно - как сказал бы незабвенный Михал Сергеич Горбачев, - ибо идущий на смерть тоже должен соблюдать гигиену.

Меня вывели на свет Божий, и повели в сторону ихнего плаца, где в лагере, судя по всему, делались общие построения. Хоть и банда это натуральная, но командир-то у них - выпускник советского военного училища, и понятие плаца и построений у него никаким теперь исламским фанатизмом не выбьешь!

Впрочем, ислам ведь не запрещает правильную организацию военной службы. Наоборот! Поэтому ничего удивительного в том нет, что Тохтамбаш-баши, как бывший майор, полевой лагерь свой организовал, как велит устав внутренней службы. На плацу уже всех построили в каре. Немало их здесь, однако, не меньше четырех рот. Почти батальон!

Меня вывели на центр. А где Студень? Ага, идет. И тоже с конвоиром. Значит, не доверяли ему здесь, боялись, что убежит. Тохтамбашев тут же стоит со своими главными нукерами, улыбается во весь рот. В толпе ропот какой-то пронесся. Зашумели, загалдели. Тохтамбашев поднял руку вверх, крикнул что-то по-таджикски. Ропот утих. Он снова подал какую-то команду, и роты, громко топоча ногами, стали образовывать вокруг нас со Студнем плотный круг диаметром метров в двадцать. Тохтамбашев вышел в центр и принялся говорить. Я ни черта не понимал из его речи и смотрел на Студня.

Лицо его, потемневшее от местного загара, как-то осунулось, и если бы не загар, то могло бы казаться бледным, но то, что Студень волнуется, было видно и по другим признакам. Глаза его бегали, а руки были в непрерывном хаотическом движении - пальцы то широко расставлялись веером, то сжимались в кулаки. Студень неровно дышал. Нервничает, падла… Это хорошо.

Тохтамбашев закончил свою речь, и толпа дружно заорала. Послышались выстрелы - так бойцы выражали свое ликование, паля в воздух из автоматов и пистолетов. Тохтамбашев отошел вглубь, и я понял, что час настал.

Из толпы на землю нам бросили два ножа. Два больших и кривых ножа, размером чуть поменьше кубинского мачете. Таким ножом можно было с одинаковым успехом и выпустить кишки, и отмахнуть голову. Хорошие ножички. Толпа на миг замерла, затаив дыхание, и вдруг заревела. Они хотели, чтобы мы порезали друг друга.

Мы оба бросились к ножам и замерли друг напротив друга.

Ножи лежали между нами - нагибайся и бери!

Но никто не решался сделать это первым. Нагнуться - значило подставить себя под удар сверху. И мы, не сводя друг с друга глаз, медленно пошли по кругу крадущимися шагами. Я имел возможность разглядеть своего противника.

Да, он действительно был крепок и агрессивен. И подготовка у него, безусловно, была. Но по тому, как он двигался, я понял, что его учитель не преследовал высокой цели сделать из Студня настоящего воина. То, чему он учил своего ученика, скорее можно было бы назвать уличным боем, но ни в коем случае не искусством. Таких сэнсэев надо вешать за ноги на дверях тех спортзалов, где они учат молодых ребят вырубать людей. Они учат ремеслу убийства, а не искусству боя. В движениях Студня не было строгости и самоуважения человека, владеющего смертельным искусством. От его повадки разило блатным понтом и привычкой брать на испуг. И в его глазах была ненависть, а она плохой помощник в схватке. Он сделал несколько резких движений в мою сторону, но я только усмехнулся, поняв, что он - мой.

Он не мог по-настоящему противостоять умелому и хладнокровному бойцу, и мне оставалось только выбрать способ, которым я его убью. А перед этим я скажу ему кое-что. Мне надоело ходить кругами, и я, выпрямившись, быстро отошел от центра на несколько шагов. По толпе пронесся вздох разочарования, и раздались презрительные возгласы. Но я знал, что делаю.

Этот идиот, увидев, что может спокойно взять нож, рванулся и от жадности схватил их оба. В руках умелого бойца - для меня это было бы равнозначно смертному приговору. Когда перед тобой, сверкая, плетут свой узор два отточенных лезвия, которые направляет опытный воин, надеяться почти не на что. А этот урка и с одним-то ножом не умел обращаться по-настоящему.

Сначала он обрадовался и, выставив оба клинка перед собой, пошел на меня. Потом, поняв, что не знает, что с ними делать, остановился. И, когда до него все-таки доперло, он отшвырнул один из ножей в толпу. Кому-то там попало, и раздались таджикские ругательства.

Наконец он решился и с воплем бросился на меня, целя ножом, зажатым в выставленной вперед руке, мне в живот. Придумать что-нибудь глупее было трудно. Я сделал плавный шаг в сторону, тыльной стороной кисти отвел его руку и, когда он пролетал мимо меня с вытаращенными глазами, дал ему оскорбительный подзатыльник.

Теперь я понял, что мне нужно делать. Убить его я мог и в этот момент, но мне нужно было заслужить симпатии Тохтамбаша, поэтому нужно было устроить хорошее представление.

Пока Студень поднимался с земли, я принял красивую позу и, разведя руки, исполнил перед противником несколько связанных между собой эффектных движений. Толпа восторженно заорала, а Студень сильно удивился. Но тут же бросился на меня, снова пытаясь выпустить мне кишки. Я поймал его кисть и, опустившись на колено, резко дернул ее вниз, а потом назад вдоль земли. Он исполнил кульбит так эффектно, будто тренировался для этого полгода. Пока он, кувыркаясь, катился в пыли, я показал несколько заученных еще в юности стоек, ударов и ложных движений. Толпа неистовствовала. Чурки визжали, хлопали в ладоши и свистели.

Когда мой опозорившийся противник поднялся на ноги, я понял, что он полностью потерял самообладание. Его ноздри раздувались от злости, а в углах рта появилась пена. И тут я допустил ошибку, которая чуть не обошлась мне слишком дорого. Пока я выдрючивался перед публикой, то следил за Студнем только краем глаза. И поэтому не заметил, как он зацепил с земли пригоршню песка. Он бросился на меня в очередной раз, я встретил его правую руку с ножом жестким блоком, и в этот момент левой рукой он швырнул мне в лицо песок. Прием, старый как мир. Но насколько он эффективен, я убедился на себе самом только в этот миг.

Я ослеп. Натурально ослеп.

И если бы у него хватило ума, то он бы просто спрятался от меня и спокойно перерезал мне горло. Но блатная натура подвела его, и он, чуя, что вот прямо сейчас может меня прикончить, торжествующе заорал что-то типа "почикаю, кишки на локоть намотаю" и дал мне возможность определить его позицию. Кое-что я все-таки видел, так что, поймав блеск ножа, летящего по дуге мне в лицо, я мягко повалился на спину и тут же исполнил кувырок в сторону. А сам в это время энергично протирал глаза кулаками. И когда я снова был на ногах, я уже все видел. Только глаза сильно щипало.

Ну все, думаю, поиграли и будет. Пора.

И вот, дождавшись его очередной яростной атаки, я подбил руку с ножом и, когда она улетела вверх, принял ее на плечо и сломал в локте. Нож упал на землю, а Студень завизжал, как свинья, попавшая под грузовик. Не теряя времени, я провел ему несколько очень жестких и акцентированных ударов руками в корпус. Он заткнулся, потому что я напрочь сбил ему дыхание, и повалился на землю.

Я спокойно подобрал нож и подошел к нему. Толпа мгновенно затихла. Понятное дело, они ждали жертвоприношения!

В наступившей тишине я негромко, но отчетливо сказал:

- Вставай, умри, как мужчина.

Он зашевелился, перевернулся лицом вниз и стал подниматься, стоя на коленях и опираясь о землю уцелевшей рукой. Дождавшись, когда его поза станет удобной для исполнения моего плана, я сел на него верхом, как на лошадь, и, крепко взяв за волосы, с силой вздернул его голову вверх. Его глаза уставились в солнце, и он зажмурился.

В полной тишине я приложил отточенное лезвие ножа к его натянутому горлу и медленно повернул голову в сторону Тохтамбаша.

Тохтамбаш был потрясен.

Но, поняв, что от него требуется, он поджал губы и важно кивнул.

Тогда я нагнулся к уху этого ублюдка Студня и прошептал:

- Вспомни сикт в тайге. Вспомни девушку по имени Настя.

И резко отдернул руку в сторону, одновременно подтягивая ее наверх. Мне никогда не приходилось перерезать кому-либо глотку, но, по-моему, получилось неплохо.

Кровь хлынула на утоптанную землю, и Студень, хрипя и булькая, повалился мордой вниз. Я встал и небрежно уронил нож рядом с ним.


Толпа ревела и палила из автоматов в таджикские небеса. Толпа была довольна. Один неверный убил другого неверного. Один урюк порезал другого урюка. Такова здешняя селяви. Таковы здешние нравы. И меня прорвало на латынь. На ту самую латынь, которую на первом курсе медвуза я так ненавидел!

- Аве цезарь, моритур солютанте! - крикнул я Тохтамбашеву.

А он уже выходил мне навстречу, раскрывая свои объятия.

- Вай, харош боец! Вай, харош! Оставайся у меня, я тебя своим телохранителем сделаю, золотом осыплю!

Толпа возбужденных боем нукеров сопровождала нас до байской жилой палатки. Это уже была не давешняя штабная палатка! Здесь было все совсем по-другому. Полы просторного продуваемого легким ветерком помещения были устланы превосходными коврами. Повсюду лежали и стояли дорогие и очень красивые вещи: серебряная в позолоте посуда, усыпанные драгоценными камнями сабли, кинжалы и тут же цветной телевизор, компьютер, чемоданчик спутникового телефона. И секретарша шестнадцати лет в шелковых шароварах, с мягким голым животом и занавешенным вуалью лицом. Открой личико, Гюльчатай!

Мы сели на ковер посреди всей этой роскоши, и Тохтамбашев подал нукерам знак, чтобы они удалились.

- Аллах велик, - начал Тохтамбашев издалека, - и Аллах сегодня явил нам, смертным, свою волю.

А во мне от этой его бодяги такая злость вдруг вскипела, что я ему напрямик и говорю:

- Кончайте вы, Чарры Каримович, про Аллаха городить, вы же с моим папкой в училище четыре года на соседней койке дрыхли и ни разу вечернего намаза не делали! Какой же у вас теперь Аллах? Откуда он взялся?

А Тохтамбашева так голыми руками взять не просто.

- А ты, самозванец, заткнись лучше, думаешь, я не знаю, кто из вас настоящий сын?

Я глядел на него, а он глядел на меня. И я не знал, кто выиграет в этой игре-гляделке. Кто первый сморгнет - тому щелбан! Тохтамбашев щелкнул пальцами, и в проеме поднятого полога появился тот нукер, что вчера приносил мне вино.

- Принеси! - скомандовал ему по-русски Тохтамбашев.

Мы сидели и молчали.

- Чарры Каримович! - первым нарушил я молчание, - дайте мне папино кольцо на память, оно ведь вам уже ни к чему!

И тут чудо свершилось. Тохтамбашев усмехнулся и принялся покручивать прикипевшее к коже золото. Сняв кольцо, он протянул его мне.

Да, сегодня явно мой день! Я убил Студня, и я завладел вторым кольцом. Но и это не все. В проеме уже стоял нукер, держа в руках маленький чемоданчик. Не пресловутый дипломат из этих глупых американских кино, а простой фанерный чемоданчик, оклеенный дерматином. Про такой еще в старой одесской песне пелось:

…На полочке стоял чемоданчик,

А поезд тихо ехал на Бердичев…

- Вот и наследство твое, - сказал Тохтамбашев, кивая нукеру.

Нукер раскрыл чемоданчик, и моему взору предстали уложенные ряды пачек американской валюты.

- Это теперь твое, племянничек, - сказал Тохтамбашев. - Так что, забирай свою Наташку да дуй в свой Саратов.

Но во мне свербило неудовлетворенное любопытство.

- Чарры Каримович, а сколько папа… И тут Тохтамбашева, видать, прорвало:

- Да какой он тебе, на хрен, папа! Тоже мне сынок Студеному нашелся! Просто Студень, которого ты замочил, таким подонком вырос, что был бы его отец жив, он бы мне спасибо сказал, что я его на тот свет к Аллаху отправил!

Тохтамбашев изменился в лице, и теперь передо мной был не восточный сепаратист и боевик-мусульманин, а, скорее, советский офицер, правильный советский человек со своей советской справедливостью.

- Мне перед своей совестью и перед Аллахом не стыдно, что я тебе, а не подонку этому деньги отдаю. И потом это совсем уже не те деньги, что его отец мне на хранение отдал. Впрочем, тебе этого знать и не надо, парень. Не знаю, кто ты такой и откуда, но уходи теперь и деньги эти возьми, как гонорар за бой, которым меня порадовал и воинов моих. Бери - заработал. Тут в чемодане немного - четыреста тысяч баксов. А ты, наверное, на Лешкины миллионы рассчитывал, которые он с Арцыбашевым, особистом нашим, тогда у Кемаля хапнул? А?

И Тохтамбашев хитро поглядел на меня, и теперь передо мной снова сидел уже не советский офицер, а хитрый героиновый король из Горного Бадахшана курбаши Тохтамбаш.

- Ты думаешь, я ничего не знаю и я такой дурак, к которому можно любого гэбиста заслать из Москвы, а я уши развешу и все миллионы отдам? Нет, дорогой. У меня таких гэбистов засланных - ой, много было, и все они с горлом перерезанным потом на дно самого глубокого ущелья на корм орлам и шакалам уходили. Понял?

Мне оставалось только согласно кивать.

- Так что уходи, пока я добрый, и чемоданчик этот передай корешку твоему Арцыбашеву, пускай вспомнит майора Тохтамбашева из службы тыла шестнадцатой армии. Хотел твой хозяин меня тогда на контрабанде поймать да завербовать. Два раза подкатывался ко мне, мол, или под трибунал за контрабанду дефицитом, или будешь агентом моим. А хера ему в задницу! По-моему вышло. Жаль только Леху Студеного. Классный парень был!

Тохтамбашев преобразился от нахлынувших на него воспоминаний, глаза его заблестели, разгорелись мальчишеским огоньком.

- Все. Забирай свои деньги, забирай свою Наташку-черепашку и уезжай. Керим тебя до Куляба на машине отвезет. А там до Душанбе уже сами на автобусе. Так что, прощай, не знаю, как тебя, и передай своему Арцыбашеву, что слабо ему против меня. Так и передай.

На пальце у меня было два кольца, а в Душанбе ждало третье.

Но до него еще надо было добраться.

Глава шестая

…КОРОЧЕ, ВСЕ УМЕРЛИ Лето 2002 года, Душанбе

Керим довез нас до Куляба в трясучем уазике и высадил на небольшой круглой площади, по которой бродили несколько кур и грустный ишак.

Когда он, лихо развернувшись и подняв при этом тучу пыли, скрылся в одной из тенистых улочек, мы огляделись и увидели автобусную остановку. Рядом с ней под железобетонным навесом имелась покосившаяся скамья, на которой сидела древняя старуха с темно-коричневым сморщенным лицом. Кроме того, вокруг площади располагались автозаправка, состоящая из одной ржавой колонки и низенького сарайчика с окошком, продуктовая лавка и отделение связи. Над ним торчал большой плакат с портретом какого-то важного чурки. Под портретом была непонятная надпись, заканчивавшаяся обычным восклицательным знаком.

Так, подумал я, привезли и бросили. А что дальше?

А дальше, видимо, на автобусе.

Я пересек пыльную площадь, отпихнув при этом ишака, который решил, что у меня есть чем поживиться, и подошел к старой обезьяне, сидевшей на остановке.

- Добрый день, уважаемая, - очень вежливо сказал я ей.

Уважаемая медленно подняла на меня свои коричневые щелочки и ничего не ответила.

- Здравствуйте, бабушка, - повторил я, - а скоро ли автобус на Душанбе?

Вдруг сзади меня раздался голос:

- Она глухая, ничего не слышит.

Я оглянулся и увидел классического декханина в полосатом халате, в чалме и с палкой через плечо, на которой висел небольшой узелок. Его хитрая морда вдруг напомнила мне знаменитого Ходжу Насреддина. Так, думаю, надо быть повнимательнее.

- Здрасьте, - сказал я ему, - так автобус на Душанбе скоро?

- В половине второго, - ответил Ходжа, откинул грязный рукав халата и посмотрел на часы, - через полтора часа.

А часики у него, на всякий случай, "Ролекс".

- Спасибо, - говорю, поворачиваюсь и канаю к Наталье.

А сам думаю - откуда у такого дремучего чурбана "Ролекс"? И по-русски он чешет почти без акцента… Хотя, как говорится, Восток - дело тонкое. Черт с ним.

Подхожу к Наталье и говорю:

- Ну что, мы имеем полтора часа. Потом прибудет колымага на Душанбе, а до этого времени - курим бамбук.

Наталья кивнула и сказала:

- Интересно, где у них тут сортир? Может, у них и принято по кустам бегать, но я - свободная белая женщина и предпочитаю некоторые удобства.

Я оглянулся и говорю:

- А вон отделение связи - видишь?

- С чего ты взял, что это почта? Надписи-то не по-нашему.

- А с того, что у дверей почтовый ящик приколочен. Тоже мне шпионка! Учись, пока я жив.

Она фыркнула и пошла к почте.

А я, держа в руке чемоданчик, направился в магазин, чтобы купить там минералки и чего-нибудь на кишку.

Расплачиваясь с кассиршей, я посмотрел в сторону почты и вдруг увидел там кое-что интересное. Дверь была распахнута настежь, и было видно, как внутри Наталья беседует о чем-то с почтальоншей.

Кивнув, она дала ей что-то и направилась к телефонной кабинке.

Ага, думаю, это мы так по туалетам ходим.

А ведь я знаю, куда ты звонишь, голубушка. Это ты сейчас будешь своему "папочке" Арцыбашеву доносить, что мы едем в Душанбе с красивым чемоданчиком. Сука драная. Ладно, хрен с тобой. У тебя своя работа, у меня - своя. Я посмотрел на чемоданчик. Он, конечно, был совсем не красивый, но чем-то мне нравился.

Держа в одной руке чемодан, а в другой - пластиковый мешок с покупками, я пересек площадь и уселся на скамейку рядом со старухой.

Открыв бутылку боржоми, я стал наблюдать за входом в отделение связи. Минут через пять оттуда вышла Наталья, поправляющая на себе джинсы. Плюхнувшись на скамью рядом со мной, она вытерла тыльной стороной ладони лоб и сказала:

- Ну и жарища! Дай водички.

Я протянул ей пластиковую бутылку, а сам думаю - хрена я тебе скажу, что видел, чем ты занималась на почте. Пусть это будет моим маленьким секретом. Думай себе, что я ничего не знаю, так оно лучше будет. Один мудрый человек сказал: "Предупрежден, значит - вооружен". Вот это и будет в случае чего моим оружием против тебя и Арцыбашева.

Чемоданчик в это время стоял на асфальте рядом с моей правой ногой. Я лениво поднял его, положил на колени и взялся за замки.

- Что-то мне хочется еще раз посмотреть на шелабушки, - говорю, - уж больно мне их вид сердце греет.

А Наталья вдруг бутылку выронила и по рукам мне как даст! И, главное, больно!

- Ты что, - говорит, - вовсе спятил, что ли? Совсем мозги от жары работать перестали?

Я ничего не понимаю и говорю ей:

- Ты за базаром-то своим следи, курица! А то ведь и без зубов можно остаться!

- Лучше без зубов, чем без головы, - отвечает, - ты уверен, что там то, что ты видел час назад?

- А что там еще может быть?

- Ладно, объясню я тебе, бестолковому. Ты ведь только драться можешь да убивать. А в остальном - пень пнем. А я, между прочим, как ты изволил выразиться, шпионка. И шпионка профессиональная. Так вот чтоб ты знал - такие чемоданчики вскрывают только специалисты. Ты что, фильмов не смотришь? А представь себе, что подменил Тохтамбашев чемоданчик этот! На хрен мы ему нужны? И вот такой лох, как ты, радостно его открывает и превращается в фарш. А потом его соскребают со стен и собирают в трехлитровую банку. Себя не жалко, меня не жалко, так хоть старушку пожалей.

Я машинально оглянулся на каргу, что рядом с нами сидела, а той все - бара-бир. Знай, зенки свои щурит куда-то в пространство и губами шевелит.

- Ладно, - говорю, - уговорила ты меня. Не будем в чемоданчик лазить.

И снова ставлю его к правой ноге.

А она встала, бутылку подобрала, горлышко платочком обтерла и снова пьет. Да, жарища была за тридцать.

Вокруг нас постепенно собиралась небольшая толпа аборигенов.

Все они были прожаренные на солнце, у всех были морщинистые коричневые лица. Кто был в халате, кто в яловых сапогах и черном пиджаке, но интереснее всех смотрелся Ходжа, который стоял в сторонке и курил папироску. По тому, как он ее курил, я понял, что сейчас он словит кайф и ехать ему будет совсем не скучно. Среди толпы было и несколько лиц славянской национальности. Наконец подошел автобус.


Аборигены с шумом и гвалтом полезли внутрь, издавая гортанные выкрики: "Гыр-дым-быр! Быр-гыр-дым!" Я заранее просек, сколько их было, и, убедившись, что места в автобусе хватит всем, придержал Наталью, которая по бабской привычке ломанулась туда вместе со всеми.

- Подожди, - говорю, - сейчас все влезут, а потом мы спокойно войдем, как белые люди. Места хватит, отвечаю.

Она дернула плечом и успокоилась.

Наконец все уселись, мы, естественно, тоже, автобус затрясся и тронулся с места. Началась наша дорога в Душанбе, навстречу новым заморочкам, которые ждали меня в лице долбаного полковника Арцыбашева и его орлов. А в том, что там будут его орлы, я не сомневался ни секунды. Ставя себя на его место, я не видел особой необходимости отдавать Знахарю, то есть - мне, рюкзак с общаком. То, что деньги в чемоданчике - его, и к бабке не ходи. Ну, может, имеется там какой-нибудь партнер. Единственное, на что я мог рассчитывать - так это на его слово. Но чего стоит слово чекиста? Смешно! Ему ничего не стоит, получив деньги, сказать своим орлам "фас", и меня тут же замочат.

Надо было придумывать хорошую схему, и очень даже хорошую.

Думай, крокодил, думай…

Автобус трясся, аборигены гутарили на своем наречии, куры в завязанной корзине тревожно квохтали, а Ходжа сидел у окна и, сплющив свои косые очи, лыбился. Видать, приходнулся от косяка.

Так прошло минут сорок. Вокруг медленно плыл выжженный солнцем каменистый пейзаж, в автобусе воняло, и мне это уже стало потихоньку надоедать. Наталья, склонив голову мне на плечо, дремала, а я в сотый раз перебирал варианты того, как развести Арцыбашева, забрать все деньги, а главное, остаться при этом в живых.

Вдруг автобус заскрипел тормозами и остановился.

Я посмотрел в окно и увидел стоявший у обочины военный уазик, а рядом с ним троих спецназовцев с короткими автоматами и их начальника. И чем-то мне начальник этот не пришелся. Где это видано, думаю, чтобы патрульной группой командовал майор? Противный такой майонез - ростом мне по плечо, толстый, глазки-щелочки, а фуражка величиной с колесо от трамвая. Это у них, видимо, понт такой. Ну да ладно. У них тут свои погремушки.

Аборигены тем временем дружно полезли по карманам и под юбки и начали доставать ксивы. При этом никто не беспокоился и не удивлялся. У нас с Натальей с ксивами тоже было все в порядке, так что, достав их, мы стали спокойно ждать дальнейшего развития событий.

Майор засунул свое жирное хайло в автобус, окинул толпу взглядом и что-то скомандовал. Все полезли наружу. Ну, думаю, наружу так наружу. Выходим. Чемоданчик я в руке держу. Спецназовцы в автобус - шасть! Обшарили его быстренько, вышли наружу и стали проверять документы.

И тут происходит интересная вещь.

Ходжа Насреддин, обкуренный этот, который с нами от самого Куляба ехал, сразу подваливает к майору и начинает что-то ему по-своему болботать. Болбочет он, а сам на нас пальцем указывает.

Майор его выслушал, кивнул и, повернувшись к своим орлам, громко отдал какую-то команду. Они тут же перестали проверять документы и быстренько подошли к нам с Наташей. Майор тоже подошел и руку тянет за ксивами. Ладно, даю ему ксивы. А сам косяка давлю на спецуру. Окружили нас и стоят молча.

Посмотрел он ксивы, фейсы наши с фотографиями сравнил, кивнул сам себе, повернулся к автобусу и что-то крикнул на своем языке.

Местные дернули в автобус, двери закрылись, и он, пыля, укатил.


Это что еще за номера - подумал я, а Наталья уцепилась за мой локоть, и я почувствовал, что ее рука задрожала. Задрожишь тут, пожалуй.

Справа - каменистая осыпь уходит вверх метров на сто, слева - тоже осыпь, но уже вниз, а там, в глубине, ручеек какой-то вьется, над головой пыльное небо, а за спиной трое спецов с автоматами.

Отлично!

Лучше не придумаешь.

Откашлялся я и спрашиваю:

- Что это значит, господин майор? Что-нибудь в документах не нравится?

А сам думаю - не от Тохтамбашева ли это приветик прилетел? Сейчас шлепнут нас, чемоданчик - ать, а трупы в ущелье…

А майор жирненький улыбается так погано и говорит тонким голосом:

- Нет, дорогой, с документами у вас как раз все в порядке. Хорошие у вас документы. Просто один уважаемый человек, мой оч-чень хороший друг из Петербурга, попросил проследить, чтобы вы добрались до Душанбе без проблем. А я моему дорогому другу отказать, сами понимаете, не могу.

Он моргнул спецу и тот мигом надел на меня браслеты.

Только этого еще не хватало! Значит, эта падла Арцыбашев почуял, что я могу финт выкинуть, и решил подстраховаться. И теперь привезут нас к нему и отдадут на тарелочке с голубой каемочкой.

Что делать-то, етишкина жизнь!

И берет, значит, этот маленький и толстенький поганец чемоданчик мой, отходит к уазику и кладет его на капот. Потом поворачивается ко мне и говорит:

- Сейчас только проверим, что у вас в чемоданчике.

Ходжа Насреддин стоит рядом с ним, щурится. Спецы тоже туда подошли, шеи тянут. Один, правда, на меня оглядывается, пасет, будто мне есть куда бежать. Тут я подумал, что возможен еще один вариант. Самый простой. Арцыбашев попросил деньги забрать и нас шлепнуть. Проще всего.

И вот я думаю, как умная Маша, о разной такой херне, а он тем временем начинает замки отстегивать. Отстегнул один, отстегнул другой и только взялся за крышку, как Наталья вдруг провела мне вполне профессиональную подсечку и повалила в пыль. А поскольку мы стояли на самой обочине, то покатились вместе с ней по каменистой осыпи вниз. И в этот самый момент на дороге как жахнет!

А я как раз башкой к камню приложился. И все это вместе произвело на меня очень сильное впечатление. В ушах пищит, в глазах звезды летают, в носу пыль, во рту - песок. На счастье, осыпь была довольно отлогая и прокатились мы всего-то метров пять. Поднимаюсь на ноги, меня водит, как пьяного, Наталья лежит на камнях и за поясницу держится. Видать, ушиблась.

Вылезаю на дорогу, отплевываюсь и вижу премиленькую картину.

В туче пыли лежат спецы, как куклы тряпичные, у одного головы не хватает, у другого рука убежала метров на десять, третьего - будто граблями спереди драли часа два, Ходжу только по халату узнать можно, в общем картинка - что надо.

А майор мой толстенький и вовсе исчез. Испарился!

Только фуражка дурацкая на дороге лежит.

Надо сказать, что все это меня совсем не тронуло, и не такое видел. А вот то, что уазик выглядел так, будто ему по капоту кувалдой размером с автобус дали, очень меня расстроило.

Но, как бы то ни было, надо действовать дальше. И порасторопнее.

В это время на дорогу выбралась Наталья. Она, как и я, была вся в пыли и выглядела слегка обалдевшей.

- Ну, ты живая? - спросил я.

- Живая, - ответила она и стала шарить по карманам безголового спеца.

Я смотрел на нее и не мог понять своей ушибленной головой, что ей нужно. Но, когда она вытащила ключи от наручников, я понял, что кое в чем она рюхает.

Освобожденный от браслетов, я подошел к уазику несчастному и заглянул в то, что раньше у него салоном называлось. Вижу - лежит там сумка. Вроде спортивной. Я ее взял и чувствую - что-то в ней увесистое такое. Открываю, а там - мать честная - разобранная снайперская винтовка "Барретт". И оптический прицел при ней. Интересно, думаю, зачем это патрулю снайперская винтовка? На сусликов охотиться, что ли? Ну да ладно, проехали. Подобрал я еще с асфальта АКСУ и несколько магазинов к нему. Ведь то, с чем я по тайге шел, у Тохтамбашева осталось. А в моем положении без оружия никак нельзя.

Пока я шарил в машине, Наталья шарила вокруг. И нашарила-таки что-то. Подходит ко мне и показывает удостоверение майорское. Оно, правда, в крови все и еще в какой-то гадости, но прочитать можно. Выдано оно было майору Мирзоеву. Хорошо, запомним. Может быть, пригодится при разговоре с Арцыбашевым.

Сложил я оружие в сумку, застегнул молнию и поворачиваюсь к Наталье. И тут мне пришла в голову одна мысль.

Я спросил у нее:

- А зачем ты меня спасла? Спасибо тебе, конечно, я бы даже сказал - огромное спасибо, мне моя жизнь дорога, как память. Но все же - зачем?

А она волосы поправила и отвечает:

- На здоровье. А зачем - это я тебе попозже расскажу. Тебе не кажется, что нам тут делать больше нечего?

- Понял, - говорю, - попозже так попозже. Слова не услышишь. А за то, что на остановке на тебя наехал, - извини.

Она только рукой махнула. И мы с ней пошли в ту сторону, куда и ехали десять минут назад.


***


Вообще-то вечерний Душанбе - город приятный.

Но, конечно, для местных. Для тех, кто все обычаи знает и чья морда не выделяется на общем азиатском фоне.

Мы с Натальей сидели в открытом кафе и ждали, пока принесут заказ. В темноте мимо нас проезжали машины и мотоциклы, а вокруг сидели за столиками таджикские парубки и дивчины, которые развлекались и веселились на всю катушку.

Место, где можно было бы отдохнуть и собраться с мыслями, я выбрал подальше от центра, чтобы избежать случайной встречи с ненужными людьми. Наш столик стоял в самом углу открытой террасы, и разглядеть нас, сидящих в тени, было бы трудно. Теперь я был умный и оба кольца, надетые на крепкий шнурок, висели у меня на груди под рубашкой. Нечего их светить.

Наконец, нам принесли коктейли и нарезанную крупными ломтями дыню. Я выкинул из высокого стакана соломинку и по-простому отхлебнул через край. Потом посмотрел на Наталью. Ее лицо было в тени, и только блестели глаза, отражая свет вечерних фонарей.

Я отпил еще, взял кусок дыни и сказал:

- Ну что, Наташа, по-моему самое время рассказать мне, почему ты бросилась вдруг меня спасать. Как думаешь?

Она посмотрела на меня и взяла сигарету. Прикурив, выпустила вверх струйку дыма и ответила:

- Ладно, слушай. Я сделала это совсем не потому, что спасала своего возлюбленного героя. Запомни это и не воображай себе ничего лишнего. А теперь о главном. Арцыбашев служит не стране, а себе. Лично себе. И я, выполняя его приказы, служу тоже не стране, а лично ему. Как раб, а точнее говоря, как рабыня. Прямо Изаура, мать твою за ногу!

Выругавшись, она приложилась к коктейлю и продолжила:

- Как ты можешь догадаться, я тоже у него на крюке. Как и ты. Что за крюк и как я на него попала - не твое дело. Но мы с тобой в одинаковом положении, и выбраться из него вдвоем будет легче, чем поодиночке. Понимаешь?

- Понимаю, - ответил я, поймал за фартук официанта и заказал еще два коктейля.

- Ты не отвлекайся, а слушай, - сказала она.

- Слушаю, слушаю, - ответил я и допил коктейль.

- Мне, в отличие от тебя, Арцыбашев может доверять. Конечно, лишь до некоторой степени. И мы должны этим воспользоваться. Если мы его уберем, то станем свободны. Я - полностью, а ты - ну, это как у тебя дальше дела пойдут. Во всяком случае, от такого геморроя, как Арцыбашев, нужно избавляться. Причем чем раньше, тем лучше.

- А не ему ли ты звонила с автобусной остановки? - ехидно поинтересовался я.

- Да, ему. И через полчаса, - и она посмотрела на часы, - самолет, в котором он летит сюда, приземлится в аэропорту Душанбе. С Арцыбашевым будут спецы. Очень крутые, будь уверен. И еще обязательно тот Инструктор, который тебя по полу валял. Помнишь?

- Еще бы не помнить!

Это тот худой и вялый на вид очкарик. Крутой, гад… По-настоящему крутой!

- Дальше. По плану я должна удерживать тебя в гостинице любыми способами до тех пор, пока они не придут в номер. На этом моя миссия заканчивается. И Арцыбашев обещал мне, что с того момента, как он получит тебя с чемоданом, я - свободна. Но я ему не верю. Даже не то чтобы не верю, а просто совершенно точно знаю теперь, что после окончания моей работы он меня уберет. Как и тебя. Хотя, может быть, тебя еще попытается использовать. Я не знаю всех его дел. Но мне - конец.

Принесли коктейли. Я опять выкинул соломинку и присосался к стакану. Наталья сделала то же самое.

Поставив стакан на стол, она вытерла губы и продолжила:

- Делаем так. Я еду в гостиницу и жду Арцыбашева. О том, что чемодана нет, я, естественно, не скажу. И о том, что на дороге нас остановил майор Мирзоев, царство ему небесное, тоже. Ехали мы с тобой нормально и чемоданчик привезли. Я скажу ему, что ты что-то почуял и сказал, что не пойдешь к Арцыбашеву, как баран на убой. Пригрозил мне пистолетом и ушел с чемоданом. А уходя, сказал, что будешь звонить ему завтра и скажешь, на каких условиях отдашь ему чемодан. За то время, которое ты будешь иметь до встречи с ним, ты должен все обдумать и найти способ разобраться с ним окончательно. Ты понял?

Она говорила все это очень уверенно и резко. Так, будто я был ее подчиненным, а она мне приказывала. Где-то внутри шевельнулась мужская гордость - что это она тут раскомандовалась, но все, сказанное ею, было абсолютно справедливо, и я сам не мог бы предложить ничего лучшего. Поэтому я кивнул.

- Теперь слушай еще, - сказала она и глотнула коктейля, - он знает, что ты не свалишь с этими деньгами, чтобы отдать их братве. Ты до сих пор на крюке у МВД, а он обещал снять с тебя это. Так что он в полной уверенности, что даже с деньгами ты все равно у него в руках.

Признавая ее правоту, я поднял руки, как бы сдаваясь, и сказал:

- Годится. Так и сделаем.

- Вот и хорошо, - ответила она и снова посмотрела на часы, - мне пора ехать в гостиницу и изображать, что я расстроена неудачей.

Наташа встала и пошла к выходу с террасы.

Уже на ступеньках она остановилась, обернулась и сказала совсем другим тоном, не командирским, а скорее жалобным:

- Не подведи меня, пожалуйста!

И, спустившись на тротуар, протянула к дороге руку.

Рядом с ней тут же остановилась белая "Волга", за рулем которой сидел местный хачик. Дверца машины распахнулась, Наталья, пригнувшись, сказала водителю несколько слов, тот кивнул, и она села рядом с ним. "Волга" развернулась и скрылась в вечернем сумраке.

Я остался один.

И мне было о чем подумать.


Для ночевки я выбрал себе не понтовую гостиницу, в которой наверняка имелись и менты, и стукачи, и агенты местных мафиози, а обыкновенный задроченный дом приезжих, с русской надписью "Рахмат".

Дом приезжих обычно располагается на окраине. Из персонала в нем имеется только администратор, получающий с гостя смешные деньги и указывающий ему пальцем на дверь в двенадцатиместный номер, да уборщица тетя Дуся, а здесь - какая-нибудь бабушка Гюльджан.

И главное, в нем останавливаются исключительно водилы-дальнобойщики и колхозники, привозящие на рынок сельхозпродукты. И никаких тебе братков, никаких ментов, никакой мафии и никаких шпионов.

Я сунул администратору пятерку баксов, великодушно отмахнулся от сдачи и направился в десятиместный номер. Три койки были заняты, так что мне было из чего выбирать. Спавшие мужики, судя по всему, были водилами и готовились во сне к завтрашнему раннему подъему.

Поставив сумку на угловую койку, я оглянулся на спящих и, подумав, отнес ее в камеру хранения. Администраторша выдала мне номерок с надписью "Банно-прачечный комбинат № 4". Посмеиваясь, я вышел на улицу и огляделся.

План был уже почти готов, и теперь нужно было лишь выбрать подходящее для его исполнения место. Это я сделаю завтра утром. Перенапрягаться не стоит, да и вообще - после такого дня, как сегодняшний, нужно было хорошо отдохнуть. Поэтому я взял в соседнем ларьке пару бутылочек пива "Грольш" и уселся на лавку рядом со входом в свой караван-сарай. Лавка стояла в темноте, и меня никто не видел.


Я проснулся в восемь часов утра и обнаружил, что остался в номере один. Мои соседи уже умотали по свои делам. Вот и хорошо - подумал я и пошел в туалет мыться. Склонившись над железной раковиной, которая вся была в черных пятнах облупившейся эмали, я энергично ополоснулся до пояса, вытерся застиранным, но чистым полотенцем и уже через пять минут был готов к дальнейшим подвигам во имя собственной свободы.

Выйдя на улицу с сумкой на плече, я первым делом купил в ларьке черные очки и, надев их, облегченно вздохнул. Теперь не нужно было усиленно щуриться от чересчур яркого солнца, да и окружающие не видели, на что я смотрю. Американские копы не зря носят темные очки. Они - не дураки. И я тоже.

Постояв на поребрике несколько минут, я поймал частника на "шестерке" и предложил ему двадцатку баксов за то, что он покатает меня несколько часов по прекрасному городу Душанбе. Худой, как вобла, и загоревший дочерна таджик в квадратной тюбетейке с радостью согласился, и мы поехали.

Я сказал ему, что нахожусь в Душанбе по делам производства, и хочу, чтобы он показал мне окраинные рабочие районы. Моя фирма собирается открывать тут филиал, и меня интересуют заброшенные фабрики, одну из которых можно было бы откупить и начать работать. Повесив ему на уши эту лапшу, я с удовлетворением откинулся на спинку сиденья и высунул руку в окно, подставив ладонь налетающему ветерку.


Как-то там сейчас моя Настя, подумал я, и тут же сам удивился. Почему это я ее своей считаю? Подумав немножко, я решил, что, наверное, все-таки моя. Хоть я ее не любил, как могло бы быть, но все же беспокоился о ней. На Наталью мне было насрать, и если Арцыбашев будет ее на ленточки резать, я и пальцем не пошевельну. А вот Настя, чистая и благородная дикарка, - другое дело.

Я был уверен, что Кемаль обращается с ней нормально и не причиняет никаких неудобств, кроме несвободы. Она - ценный и дорогостоящий товар, предназначенный для обмена, и поэтому должна быть в идеальной кондиции. Все должно быть хорошо. Так говорила логика, но где-то в глубине души все-таки шевелился червячок беспокойства.

Водила, последние пять минут крутивший по каким-то безлюдным, пыльным и широким дорогам, объехал вокруг полуразобранного экскаватора и остановился.

- Вот, дорогой, пожалуйста! Механический завод имени Свердлова. Стоит уже восемь лет. Покупай, работай!

Я посмотрел в ту сторону, куда он указывал, и увидел длинный бетонный забор. Обвисшие створки ржавых ворот были распахнуты, и внутри виднелись заброшенные строения без единого стекла, ржавые конструкции и горы хлама.

- Подожди меня полчасика, я заплачу, - сказал я и вышел.

Таджик заглушил двигатель и, откинув голову на подголовник, закрыл глаза.

Войдя на территорию завода, разворованного и распроданного с легкой руки приватизаторов, я остановился и внимательно огляделся. Похоже, это - именно то, что мне нужно. И я направился к ближайшему корпусу, который приглашающе раззявил сорванную с петель дверь.


***


В трубке раздался щелчок, и чей-то гортанный голос ответил:

- Алло!

- Я хочу говорить с Кемалем, - сказал я.

- О чем вы хотите говорить с Кемалем?

- Об ювелирных изделиях.

Я услышал тупую музычку, которая обычно включается в момент переключения на другого абонента, и наконец голос Кемаля произнес:

- Приветствую тебя, Знахарь!

- Приветствую тебя, Кемаль, - ответил я сдержанно.

- Ты привез то, что обещал?

- Да, я привез это.

- Скажи, где ты находишься, и мои друзья немедленно приедут за тобой. Откуда ты звонишь?

Я засмеялся и сказал:

- Кемаль, давай будем уважать друг друга. Ты ведь не считаешь меня дураком, правда?

Он сделал паузу. Потом сказал:

- Да, я не считаю тебя дураком, и мы будем уважать друг друга. Но ты, видимо, забыл, что в моих руках находится жизнь девушки, которая была с тобой.

И тут я почувствовал, что мне поперла масть. Я поймал невидимую нить психологической игры и понял, что все козыри у меня. Для Кемаля, как для любого террориста, жизнь заложника не стоила и гроша. Как и любой вымогатель, угрожающий убить заложника, если его требования не будут удовлетворены, он рассчитывает на то, что другие - не такие, как он. А вот я сейчас и прорежу его козыри.

- Жизнь девушки, говоришь? - лениво отозвался я, - а что мне эта девушка? Я ее знаю-то всего две недели. Сегодня - одна, завтра - другая. Я тут, пока ездил, поразмыслил над тем, о чем ты мне рассказал, и теперь думаю - может быть, не девушку у тебя взять за эти кольца, а что-нибудь поинтереснее? Например, миллионов пять… На эти деньги я, знаешь, сколько девушек себе куплю?

В трубке молчали.

Все! Я его убрал. Он почувствовал, что крючок, на котором он, как ему казалось, держал меня, разогнулся. Но расслабляться не следовало. Восточное коварство не имеет пределов.

- Я понял тебя, Знахарь, - сказал наконец Кемаль, - ты хороший игрок. Я уважаю тебя. Сейчас я скажу нукерам, чтобы они зарезали девушку, а потом будем разговаривать как бизнесмены. Хорошо?

Вот и ответка прилетела. Точно, расслабляться нельзя.

Да-а, Восток - дело тонкое.

- А ты не спеши, Кемаль, - с трудом сохраняя прежний ленивый тон, сказал я, - может быть, я и девушку заберу и денег ты мне еще дашь…

- Может быть, - ответил Кемаль, и я по голосу догадался, что он улыбается своей коварной улыбочкой.

В общем, провел он мне ответный удар в голову и увидел, что он достиг цели. У-у, жучара хитрый!

Но тут я решил показать, что все-таки уважаю его, и сказал:

- А знаешь, Кемаль, у меня для тебя подарок есть. Когда увидимся, я тебя обрадую. И этот подарок дорого стоит. Очень дорого. Гораздо больше, чем десять таких девушек и пять таких миллионов. Такого подарка ты еще не получал. Слово чести.

- Слово чести?

- Да. Слово чести. Завтра ровно в двенадцать жди моего звонка. Я скажу тебе, где мы встретимся. Не забудь приготовить девушку и пять миллионов. И, пожалуйста, без нукеров своих. Я буду один.

- Хорошо, - ответил он и повесил трубку.

Я вышел из телефонной будки и быстро пошел прочь.

Черт его знает, что у него тут делается, может быть, его спецслужбы уже засекли номер, и сейчас сюда мчатся нукеры, полные желания взять меня за жабры.

Завернув за пару углов, я поймал машину и поехал в другой район города. Береженого бог бережет.

Сидя в старом "опеле", я проанализировал разговор и пришел к выводу, что все было нормально. Я специально залудил ему насчет пяти миллионов. На самом деле об этом я и не помышлял. Просто пусть он теперь думает о моей жадности, а не о том, что я мог затеять на самом деле.

И еще одно. То, что он не возмутился по поводу моего требования, подтвердило сразу два предположения. Первое - что у него этих миллионов, как у дурака - фантиков, а второе - что он и не собирается их мне везти. Так что я приговорен и здесь.

Остановив машину у телефонной будки, я попросил водителя ждать меня и набрал номер.

Трубку сняла Наташа.

Понимая, что разговор наверняка прослушивается, я, не здороваясь с ней, грубо сказал:

- Дай-ка мне Арцыбашева!

Чуть задержавшись с ответом, она ответила:

- Сейчас.

И передала ему трубку.

- Знахарь, ты где?

- В рубиновой звезде! - развязно ответил я.

Судя по всему, моя неожиданная наглость ошеломила его.

Он молчал секунд тридцать.

- Ты не хами, - неуверенно ответил он, не понимая в чем дело.

Но быстро набрал обычный градус и напористо спросил:

- Ладно. Ты привез?

- Я-то привез, а у тебя-то подрос? - тупо приколол я его.

Арцыбашев сорвался с цепи и начал орать в трубку:

- Ты что думаешь, я с тобой шутки шутить буду? Да я тебя, падлу, уничтожу! Ты у меня на зоне сгниешь! Да я…

Моей целью, как и в разговоре с Кемалем, было - вывести его из себя и посадить на измену. И это мне удалось по полной. Он не понимал, в чем дело. И теперь он должен был потерять уверенность и, не зная, чем вызвано такое мое изменение, начать делать ошибки. И, между прочим, до этого я не называл его на "ты". Нюансик!

Я засмеялся в трубку и сказал:

- Да ладно тебе, я пошутил! Не гони волну. Он заткнулся, и я только слышал в трубке его частое дыхание.

- Значит, так, - продолжил я самоуверенно, - завтра в двенадцать будь у телефона. Я скажу, куда подъезжать. Бабки у меня.

И для того, чтобы он совсем запутался, я угрожающе добавил:

- И разговор у нас с тобой будет конкретный. Понял?

Не дожидаясь ответа, я повесил трубку и вышел из будки.

Пока водила вез меня в дом приезжих, я вспоминал разговор с Арцыбашевым и веселился. Я представлял, как у него полезли на лоб глаза, когда человек, жизнь которого была в его руках, вдруг начал говорить с ним, как с последним лохом. И так же, как Кемаль, он начал думать совсем не о том, о чем нужно было бы. Я направил его мысли в другую сторону.

Может, мне в шпионы пойти, подумал я и усмехнулся.

С моей позиции на пятом этаже недостроенного и брошенного заводского корпуса отлично просматривалось то место, где через некоторое время должны были развернуться главные события этого долгого и тяжелого приключения.

Прямо подо мной находилась пыльная и грязная площадка метров пятьдесят на пятьдесят, чуть дальше - гора ржавых и кривых металлических конструкций, а справа и слева - те самые южные и северные ворота. Когда-то через них на территорию стройки, победно гудя, въезжали тяжело груженные оборудованием шаланды, везде бегали толпы ударников коммунистического труда, в общем, кипела жизнь. Теперь ветер гонял туда-сюда тучи пыли, под крышей нудно скрипела какая-то железяка, да вороны, которым все нипочем, кружились в небе.

Двадцать минут назад я позвонил Арцыбашеву и Кемалю и назначил им встречу на заброшенном заводе Свердлова. Одному - у южных ворот, другому - у северных. Обоим я сказал, что буду ждать во дворе. По моим расчетам они должны были встретиться, а там - как бог на душу положит. Я сидел на ящике из-под гвоздей перед огромным оконным проемом и смотрел по сторонам. У стеночки стоял прислоненный АКСУ, а на коленях у меня лежала увесистая снайперская винтовка. Я был готов. Я посмотрел на часы. Двенадцать двадцать. Через десять минут оба они должны были подъехать.


Десять минут прошли незаметно, и - вот оно!

В двенадцать тридцать из-за поворота в полукилометре от меня показался черный "мерседес".

Молодцы. Только кто - Кемаль или Арцыбашев?

Мягко приседая на ямах, "мерседес" медленно двигался в сторону южных ворот. Ясно. Это был Кемаль.

"Мерседес" остановился, не доехав до ворот метров сто, двери открылись, и из машины вышли Кемаль, трое его нукеров и Настя. Кемаль тут же обхватил Настю со спины и, прячась за ней, пошел к воротам. В его руке был черный пистолет с безобразно толстым и длинным стволом. Нукеры быстренько подбежали к забору и скрылись из вида. Ясное дело. Сейчас они подберутся к воротам и приготовятся напасть на несчастного идиота, который привез Кемалю колечки.

Колечко, колечко, выйди на крылечко…

Я посмотрел в оптический прицел на Настю, и мое сердце сжалось.

Бедная девочка, во что я тебя втравил! Сидела бы ты в своем сикте, молилась Богу, собирала грибы и ягоды и не знала бы всей этой кровавой грязи! Ее глаза были широко открыты, и в них был страх. Она посмотрела прямо в прицел, но, конечно же, не увидела меня. Закусив губу, она вцепилась в рукав этого талибского подонка и глубоко дышала. Я перевел прицел на Кемаля и увидел, что в его ухе торчит пластиковая клипса, от которой за воротник его черного пиджака уходил тонкий витой провод.

А ты ничего подготовился, ублюдок! Видать, практика у тебя есть, сучий потрох.

Ох, как мне хотелось нажать на спуск! Как я хотел прямо сейчас продырявить его поседевшую башку! Но я знал, что делать этого нельзя ни в коем случае. У них - Настя.

Следя за Кемалем, я чуть не забыл о втором приглашенном и быстро посмотрел направо. Так и есть. Они уже подъехали. И остановились на таком же расстоянии от ворот, что и Кемаль. Только с другой стороны площадки. У профессиональных террористов те же методы работы, что и у спецслужб, и объясняется это очень просто. В свое время и штатники и наши натаскивали этих бешеных псов, чтобы они грызли противника. И приемы у них, естественно, одинаковые.

Двери "Волги" открылись, и вышли Арцыбашев, двое вооруженных спецов, худой нелепый Инструктор и… Наташа!

А дальше я просто не поверил своим глазам! Мужественный генерал ФСБ Вадим Валентинович Арцыбашев развернул Наташу к себе спиной и точно так же, как Кемаль Настю, обнял ее одной рукой, спрятавшись за ее спину. В другой руке у него был ствол.

Да что же вы за мужики, чуть не закричал я! Пидоры вы мокрожопые! Считаете себя крутыми воинами, а сами трусливо прячетесь за слабых и беспомощных баб! Ублюдки, обсосы, говноеды!

От злости у меня потемнело в глазах.

Спокойно, Знахарь, спокойно. Сейчас начнутся важные дела и тебе нельзя нервничать. Я несколько раз глубоко вздохнул, закрыв глаза, и наконец угомонился. Смотрю в прицел, вижу - что-то мне морда одного из спецов знакома…

Ба, думаю, знакомые все лица! Да это же тот самый угрюмый бугай Коля, который вместе с Арцыбашевым меня допрашивал. Кучерявый такой и губищи вывернуты, как у негритоса. Ну что ж, думаю, с приездом. Спецы, приехавшие с Арцыбашевым, как будто действовали заодно с кемалевскими нукерами. Они точно так же прижались к заборчику и начали подкрадываться к северному входу.

И вот, наконец, Арцыбашев, прижавшийся к спине Наташи, и Кемаль, прячущийся за Настей, подошли каждый к своим воротам. И когда они почти одновременно вошли на площадку, то резко остановились.

Они увидели друг друга.


***


Генерал Арцыбашев, прячась за Наташу, медленно шел вдоль бетонного забора. До ворот оставалось метров пять.

Он приблизил губы к ее уху и, жарко дыша, прошептал:

- Запомни, сучка, дернешься, получишь пулю.

Наташа поморщилась и кивнула.

В гостинице, когда Арцыбашеву настала пора ехать на стрелку со Знахарем, он вдруг заявил, что Наташа поедет с ним. Это было неожиданностью, и она попыталась протестовать. Тогда он объявил, что или она едет, или из номера ее увезут в пластиковом мешке. Выхода не было. И вот теперь она служила ему живым щитом и не знала, что может случиться в следующую минуту. Мысль о том, чтобы предупредить Арцыбашева об опасности, даже не приходила ей в голову. Наташа верила Знахарю и надеялась на него.

И вот они вошли во двор. Там никого не было.

Но уже через несколько секунд в противоположных воротах появился темнолицый мужчина с седой бородой, левой рукой прижимавший к себе стройную темноволосую девушку, а в правой державший длинный пистолет.

Когда Арцыбашев увидел его лицо, он не поверил своим глазам.

Сколько раз он видел на служебных фотоснимках эту азиатскую морду с благообразной бородкой! То в чалме, то в халате, то с автоматом, то в цивильном европейском костюме… И сколько раз генерал армии Патрушев, стуча кулаком по столу, орал на более мелких генералов, обещая разогнать их к такой-то матери, если они не достанут того, кто нагло и жестоко проворачивал свои дела под самым носом у российских войск!

А еще Арцыбашев увидел три генеральские звезды на своем плече, которые должны были появиться после того, как он привезет этого человека в браслетах и с черным мешком на голове. Кроме того, он вспомнил о пятнадцати миллионах долларов, обещанных американским президентом тому, кто обезвредит этого деятеля.

В пятидесяти метрах от Арцыбашева, профессионально прячась за заложницу, стоял террорист номер четыре на планете Земля - Кемаль.


Он умело закрывал Настей почти все свое тело и только осторожно выглядывал из-за ее головы. Тот, кого он видел перед собой, был совсем не Знахарем. Это было странно. Но еще более странным было то, что визави Кемаля так же, как он, прикрывался живым щитом. И что-то знакомое почудилось Кемалю в чертах стоявшего напротив него вооруженного пистолетом человека.

И Кемаль вспомнил, что ему неоднократно показывали фотографию этого советского офицера, ограбившего его караван и убившего его людей. Тогда он пришел в бешенство и поклялся именем Аллаха найти его и убить. И вот он - прямо перед ним. Сам пришел. Откуда-то со стороны недостроенного цеха донесся негромкий голос Знахаря:

- Это мой подарок, Кемаль. Узнаешь его?

Да, Кемаль узнал его. Слова произнесенной им когда-то клятвы прожгли его мозг. Дикая ярость ослепила Кемаля, и он, отшвырнув Настю, поднял пистолет и оглушительно завизжал:

- Шайтан! Я долго искал тебя, и сейчас ты умрешь!

Раздалось приглушенное харканье выстрелов и две пули, выпущенные из "Маршалла" Кемаля, попали Наташе в грудь. Она не интересовала Кемаля и была лишь препятствием, которое мешало убить ненавистного урюка, посмевшего посягнуть на угодное Аллаху дело.

Наташа тяжело обвисла на руке Арцыбашева и из щита превратилась в опасную помеху. Отпустив ее, Арцыбашев, не целясь, выстрелил в Кемаля и бросился в сторону. Оба они побежали по кругу, пригибаясь и стреляя друг в друга. Арцыбашев зацепился ногой за торчавшую из земли арматурину и тяжело грохнулся на пыльную землю. "ТТ" выпал из его руки и, вертясь, отлетел в сторону.

Увидев это, Кемаль мгновенно остановился и, держа пистолет двумя руками, стал стрелять в упавшего Арцыбашева. Одна из пуль попала тому в голову, и в пыль выплеснулся фонтанчик черной крови. Другие попадали в тело, и уже мертвый Арцыбашев дергался, будто его тыкали пальцами под микитки. Опустошив обойму, Кемаль воздел руки к небу и испустил победный вопль. При этом он поднял лицо и столкнулся взглядом со Знахарем, который смотрел на него через оптический прицел.

Крик замер в горле Кемаля, и Знахарь увидел в оптическом прицеле, как его глаза расширились и в них появился ужас. Черные нити прицела рассекали грудь Кемаля на четыре части, и Знахарь плавно, как в тире, нажал на спуск. Винтовка мощно толкнула его в плечо, и удлиненная разрывная пуля калибра 12,7 мм, вылетевшая из американской снайперской винтовки "Барретт М95", прошила грудь Кемаля, как капустный лист. Он взмахнул руками и, развернувшись, упал лицом вниз. В его спине была рваная кровавая дыра, которая мгновенно наполнилась кровью.

Подонок, прикрывавшийся именем Аллаха, гордый и подлый сын своего народа, один из опаснейших людей на Земле, был мертв.

Перестрелка длилась не более двадцати секунд, и как раз в тот момент, когда Кемаль падал на землю, услышавшие выстрелы спецы Арцыбашева и нукеры Кемаля ворвались во двор одновременно с двух сторон. Увидев друг друга, они начали беспорядочную стрельбу, но это не интересовало Знахаря.

Передернув затвор, он поймал в прицел прятавшегося за створкой ворот безоружного сэнсэя и, подумав: "Прости, Инструктор, но живой ты мне не нужен", - спустил курок. Голова сэнсэя дернулась, очки слетели с его унылого носа, и он рухнул в кучу строительного мусора.

Знахарь оторвался от оптического прицела и посмотрел вниз, во двор. Ему было отлично видно, как, перебегая и прячась за кучами металлолома и разломанными ящиками из-под оборудования, пятеро шустрых мужиков палят друг в друга и пули выбивают фонтанчики пыли и с лязгом бьют в железный хлам, которого во дворе было более чем достаточно.

Знахарь не мог отличить нукеров от спецов, да ему это и не было нужно. Он знал, что все они должны остаться здесь, и поэтому ждал, пока они перестреляют друг друга.

Вдруг он вспомнил о Насте и, с беспокойством окинув взглядом поле боя, заметил в большом полуразвалившемся дощатом ящике яркое желтое пятно. Это была Настина футболка. Посмотрев туда через линзы прицела, он увидел, что она, закрыв голову руками и сжавшись в комок, лежала на дне ящика и шевелила губами. Конечно же, она молилась и просила всемилостивейшего защитника пощадить ее. Знахарь понял, что бесившиеся во дворе стрелки не видели девушку, но шальная пуля могла все-таки найти ее, и поэтому он решил ускорить события.

Двое уже лежали на земле в позах, не свойственных живым людям, еще один, вскрикнув, ткнулся головой в колесо ржавой вагонетки. Остались только двое. Они прятались друг от друга за ящиками и выбирали момент для удачного выстрела. Знахарь нажал на спуск, и один из дуэлянтов рухнул. Второй, услышав выстрел, посмотрел наверх и, увидев Знахаря, передергивающего затвор, бросил свой пистолет и побежал к "мерседесу". Знахарь дослал патрон в ствол, спокойно прицелился, и последний из участников этой кровавой бойни успокоился навеки, не добежав до "мерседеса" каких-нибудь тридцати шагов.

Все было кончено.

Бросив винтовку, Знахарь взял стоявший у стены АКСУ и, перепрыгивая через четыре ступеньки, помчался вниз по лестнице.


***


Лестница гудела под моими ногами, когда я, держа в правой руке автомат, а левой хватаясь за перила, мчался вниз, перескакивая через несколько ступеней и рискуя подвернуть ногу.

Выскочив во двор, я остановился и огляделся. Все было в порядке. Живых не было. Посреди двора в луже крови лицом вниз лежал труп Кемаля. Его левая рука была откинута в сторону и неестественно вывернута ладонью вверх. На среднем пальце тускло блестело кольцо. Оглянувшись еще раз - береженого бог бережет, - я нагнулся и сдернул кольцо с мертвого пальца. С замиранием сердца я поднес его к глазам и увидел заветные цифры, выбитые на внутренней стороне. Все в порядке. Это было оно.

Сунув кольцо в карман, я бросился в тот угол, где в деревянном ящике пряталась Настя. Только бы она была цела! Я был готов вознести молитву любому богу, хоть Аллаху, но только бы с ней ничего не случилось!

Заглянув внутрь ее убежища, я увидел, что Настя лежит, свернувшись калачиком, и все так же шевелит губами. У меня отлегло от сердца.

Я тихо сказал:

- Настенька, вылезай, все кончилось. Услышав мой голос, она открыла глаза и вдруг выскочила из ящика, как чертик из табакерки. Вот ведь кошка дикая!

Изо всех сил обхватив за шею и уткнувшись в меня лицом, она зашептала:

- Господи милосердный, что же это деется… Что за демоны эти люди… Грех смертный… Господи, прости меня, грешную! За что мне такие испытания?

Она в ужасе несла всю эту божественную чушь, а я думал о том, что таких кошмаров она не видела даже по телевизору в боевиках. Она и телевизор-то впервые увидела только в гостинице. Она вообще не представляла себе, что может быть такая страшная вещь, как гангстерская разборка. Ведь, в натуре, именно это сейчас и произошло на ее глазах.

Наконец она закончила с Богом и переключилась на меня:

- Костушка, милый мой, ты жив!

Ее глаза наполнились слезами, и она стала целовать меня в лицо, в шею, в руки, и шептала при этом:

- Костушка, соколик мой ясный, уйдем отсюда скорее! Ты живой! Уведи меня отсюда, солнышко мое, уведи!

Я гладил ее по голове и чувствовал, как ее кипящие слезы попадают прямо на мое зачерствевшее за последние годы сердце. Это было больно. И в то же время я ощущал, что во мне начинает пробуждаться что-то давно забытое, крепко запертое за надежной и страшной дверью. Что-то настоящее и очень дорогое.

Она отстранилась от меня и стала жадно смотреть в мое лицо. При этом она счастливо улыбалась, а по щекам ее текли слезы.

Она ласково провела ладонью по моей щеке, и вдруг ее взгляд перескочил на что-то за моей спиной, и во внезапно расширившихся глазах появился ужас. Ее лицо исказилось, и она с неожиданной силой отшвырнула меня от себя.

И тут же футболка на ее груди дернулась, и в ней появилась маленькая дырочка. Я перекатился в сторону и, встав на колено, выпустил длинную очередь в лежащего неподалеку окровавленного губастого Колю, который протягивал в нашу сторону руку с пистолетом. Он, оказывается, был еще жив, подонок! От ударов пуль его тело задергалось, и он сдох. Блядь, подумал я, ну не зря же кто-то придумал такую вещь, как контрольный выстрел!

Бросив пустой автомат, я бросился к медленно падавшей Насте и успел подхватить ее. На желтой футболке расплывалось кровавое пятно. Пуля попала чуть правее середины груди, и во мне затеплилась надежда. Опустившись на колени, я держал Настю в руках и вглядывался в ее лицо.

Ее глаза открылись, и она прошептала:

- Мне совсем не больно, не волнуйся, Костушка. Все хорошо. Ты ведь знаешь, что я люблю тебя?

Я кивнул, не в силах сказать ни слова. В углу ее рта показалась капля крови, и это было очень плохим знаком.

- Что же ты молчишь, милый мой, скажи мне что-нибудь! Скажи скорее! - прошептала она, и я увидел, как у нее на шее задергалась мышца.

И я, даже не понимая, что говорю, произнес:

- Я люблю тебя. Я люблю тебя, Настенька! Теперь я понял, что никогда еще никого не любил. Никогда. Мне тебя подарил сам Бог.

Она слабо улыбнулась, потом кашлянула несколько раз, и изо рта у нее вытекла небольшая струйка крови.

Она посмотрела мне в глаза и, теряя силы, тихо сказала:

- И я люблю тебя, милый. Но, видишь, Господь забирает меня к себе… Я буду ждать тебя там…

И она умерла.


Я никогда не думал, что небо может быть таким тяжелым.

Оно давило на меня всей своей бесконечной тушей.

Я хотел умереть, чтобы не чувствовать этого.

Я хотел закричать в довольное лицо Бога: "Отдай мне Настю!"

Я хотел упасть ему в ноги и униженно просить об этом.

Я хотел… Эпилог

ИЗ РОССИИ БЕЗ ЛЮБВИ

Лето 2002 года, Москва - Эр-Рияд

В Москве и раньше хватало всяких скупок, ломбардов и комиссионок. Даже при самом суровом сталинском прижиме были магазины системы Торгсин, где принимали золото и валюту и продавали и покупали ювелирные редкости. А уж теперь в столице белокаменной антикварных лавок и вовсе - тьма-тьмущая! А почему?

Да все потому, что Москва - город большой и народу в ней полно всякого-разного. И есть в ней не только работяги да жулики, да еще сброд всякий, которого по всей стране - как вшей на немытом зэке.

Есть в Москве и богатые люди, а среди них есть и люди со вкусом. И вот как раз-то им для полного счастья обязательно подавай какие-нибудь цацки редкие или картины красивые и дорогие. Либо Айвазовского и Шишкина в подлиннике, либо серебряный кофейный сервиз от самого Фаберже, либо золотой подстаканник из столовой Его императорского величества!

И чем богаче и вороватей живет страна, тем больше становится таких любителей. Вот бабки рассказывают, что ювелирных лавок и антикварных комиссионок больше всего было в годы НЭПа. Богатым людям, что не доверяют государственным сберкассам, нужно в какие-то материальные или нетленные ценности вкладываться. Вот и покупают…

А если есть спрос, то должно быть предложение и, самое главное, должны быть специально оборудованные торговые точки со специалистами-товароведами. Ведь антиквариат - это не мандарин, не колбаса и не трикотаж. Здесь от товароведа требуется ученая степень не ниже кандидата наук.


Я взял такси и поехал по тихому туристическому центру: Гоголевский бульвар - Никитские Ворота - Кропоткинская - Патриаршие пруды…

Комиссионок тут - на каждом шагу.

Выбрал я самую тихую и выглядящую посолиднее, сказал водиле, чтобы ждал меня, и вошел внутрь.

При входе звякнул колокольчик, и тут же из подсобки вынырнул то ли администратор, то ли продавец.

- Здрасьте, - говорю, - у вас есть специалисты по восточному антиквариату?

Администратор оценивающе окинул меня взглядом с головы до ног.

Пусть смотрит, думаю, прикинут я хоть куда.

Вчера оставил в салоне "Рилмэн" две с половиной штуки баксов. Зато вышел оттуда весь крутой и модный.

- А что у вас есть? - спрашивает администратор.

Я щеки надул и говорю:

- Э-э… Знаете ли, мои вещи такого класса, что за их показ в других местах с клиентов деньги берут… Так что мне нужен специалист с дипломом и рекомендациями, и вот уже с ним, возможно…

И показываю всем своим видом, что с магазинной шестеркой мне разговаривать не о чем.

Администратор схавал мою речь и засуетился.

- Как же, как же! Есть у нас специалист по Востоку, кандидат востоковедения - Исаак Рувимович Розенцвейг. Я дам вам телефончик.

И администратор выхватил из визитницы карточку кандидата наук Розенцвейга.

- Давайте, - утомленно сказал я, отчетливо понимая, что суетливость администратора исходит от системы взаимных комиссионных. Он с этого Розенцвейга за одни только наколки копейку малую имеет. А вот если происходит купля-продажа ценной вещи, тогда ему и процент корячится. И, видать, хороший процент - ишь, как заерзал!

С телефоном и адресом кандидата востоковедения я вышел к ожидавшему меня такси.

Ехать было не так уж и далеко. Розенцвейг жил на Кутузовском проспекте.

- Ух ты! Правительственный дом! - сказал шофер такси, когда мы подъехали, - в этом домике раньше Брежнев квартирку имел, и Андропов со Щелоковым… в то время я хрен бы во двор заехал. Завернули бы менты поганые.

Впрочем, мы и теперь хрен заехали, потому как во дворе была охраняемая парковка только для своих. По ней болтались два бугая в хороших костюмах и при галстуках.

Меня и в подъезд-то пустили, только проверив паспорт, да после того, как востоковед Розенцвейг подтвердил по домофону, что я его клиент.


- Ну-с… - спросил старый еврей с волосатыми ушами и носом, когда мы прошли в его гостиную, - вам известно, сколько я беру за консультацию?

Я молча вынул из бумажника сотку баксов и положил ее на антикварный малахитовый стол.

- Я вижу, вы - серьезный молодой человек, - сказал Розенцвейг, даже не посмотрев на деньги.

Я скромно опустил глаза. Что, мол, поделаешь, уж такой я есть.

- Так что у вас? - спросил он и пожевал губами.

- Такие вещи я с собой не ношу, - ответил я и снова открыл бумажник.

Я положил перед Розенцвейгом девять фотографий моих колец, которые еще вчера сделал купленным в ЦУМе фотоаппаратом "Полароид", и испытующе посмотрел на антиквара.

Розенцвейг захлопал себя по карманам, ища очки, потом подсел к большой настольной лампе.

- Так-так, молодой человек, так-так-так… Мне надо в словарь поглядеть, я не очень точно разбираю эту вязь… - забормотал старый антиквар и засеменил с фотками в кабинет, смежный с гостиной, где мы сидели…

А мне, жаба, хоть бы чашку кофе предложил!


Минут через десять Розенцвейг вышел ко мне с фотками и какой-то бумажкой и разочарованно произнес следующее:

- Должен вас огорчить, молодой человек, но вещи эти, судя по всему, совсем не старинные, и хоть по тонкости работы претендуют на хорошую ювелирную оценку, но с точностью на все сто процентов могу вас заверить, что это середина XX века, то есть - не старина.

- А почему вы так решили? - поинтересовался я.

- А потому что, насколько я владею арабским, надпись на кольцах носит совершенно современный и светский характер.

- Так что там написано? - сдерживая нетерпение, спросил я.

Розенцвейг опять пожевал губами и положил бумажку и фотки на стол.

Я только сейчас заметил, что сотка баксов исчезла. Ловок антиквар, ничего не скажешь!

Я взял бумажку, прочитал то, что было на ней написано, потом убрал ее вместе с фотками в карман и, не сказав больше ни слова, вышел из квартиры антиквара.

Когда я спускался по лестнице, в моих ушах свистел и хохотал ураган. Дикий восторг бешеным энергетическим столбом взлетал по позвоночнику в самый затылок!

Это была победа!

Это был самый неожиданный и самый лучший финал!

Я вдруг испугался, что все это мне приснилось, и, вытащив бумажку из кармана, прочел ее еще раз.

Слава богу, надпись не исчезла, и я не проснулся.

На бумажке было написано:

КОРОЛЕВСКИЙ БАНК

ПРИНЦА ЭЛЬ ФАТТАХ СЕИДА


В ЭР-РИЯДЕ


И, если я не клинический идиот, те цифры, которые были выбиты внутри колец, были номером счета, на котором в этом банке лежало…

Мне было страшно даже подумать, сколько там могло лежать денег. Но то, что сумма вклада намного превышает все мои мечты, помноженные на сто, было очевидным.

Принц Эль Фаттах Сеид!

Отличное имя!

Да и парень он, наверное, неплохой!

Упав на сиденье рядом с водителем, я повернулся к нему и не сразу сообразил, чего он от меня ждет.

- Ну что, командир? - помог он мне. Я выдохнул, словно перед выстрелом, и скомандовал:

- В аэропорт!

- В какой? - осведомился шофер.

- А в тот, с которого в Питер летают, - ответил я.

- Значит, в Шереметьево, - кивнул шофер, врубая передачу.


Я летел в Питер.

И теперь у меня было то, ради чего я полгода ползал по канализациям, по ижменской тайге, по таджикским горам…

У меня были сотни и сотни миллионов.

Я точно знал, что они у меня были.

Теперь - точно.

Когда таксист привез меня в Шереметьево, мне в голову пришла настолько интересная мысль, что я велел ему разворачиваться и рулить в центр Москвы.


***


И вот теперь из окна моего номера открывается вид на море.

Отель стоит на некотором удалении от берега, и от кромки пляжа его отделяют метров сто - сто пятьдесят этакой сплошной икебаны, состоящей из коротко подстриженных зеленых газонов с торчащими из них пальмами и причудливо изогнутых бассейнов, по мраморным краям которых расставлены шезлонги с блаженствующими в них красавицами…

Красавицы потягивают модный напиток - сангрию - сладковатый хмельной компот из легкого красного вина и доброй смеси разнообразных фруктов, а подле красавиц увиваются местные культуристы с большими членами - джиголо, лелея надежду прельстить кого-либо из богатых американочек. Прельстить диким видом по-африкански сухих и в то же время рельефных торсов и особенных ослепительных улыбок, секрет ослепительности которых в контрасте белизны зубов с чернотой афро-арабского лица.

Одно слово - арапы Петра Великого.

Понятное дело, для чего Петр Алексеевич их предка в нашу питерскую холодрыгу притащил - придворных дам оживить. Хоть и царь-плотник, а понимал в женской сексуальности!

Впрочем, никакой ревности белого человека эти многочисленные джиголо во мне не вызывали. Я так для себя рассудил - если кому из скучающих американок ЭТОГО надо, то и пусть тешатся на здоровье!

Мне здесь нравилось.

Единственное, что слегка нарушало мой почти полный комфорт, так это постоянное желание закурить. Но слово, данное самому себе, надо держать. Раз уж я поклялся, что если доберусь до сокровищ Кемаля, то брошу курить, значит - надо держаться. И так как все мы - джентльмены удачи - люди суеверные, то не стоит гневить небеса нарушением данных нами клятв!

В наказание себе за привычку к никотину я начал совершать утренние пробежки, и несмотря на постоянные плюс сорок по Цельсию, по утрам здесь таких джоггеров из американцев и европейцев набиралось немало. И мне нравилось, как стройные и даже поджарые, почти все как на подбор белобрысые шведки или мисс Луизиана со Среднего Юга - пробегая мне навстречу по кромке утреннего пляжа, - улыбаясь, кричали свое "хай"… Не как немецкое лающее "хайль", а нежное, даже заигрывающее, с таким волнующе-протяжным "а-а"… Мол, приве-е-е-т!

А я им по-пионерски - салют, девочки!


Я уже неделю здесь.

Я теперь - "репозе", как говорит моя нанятая одновременно для дела и для развлекухи местная училка французского. Репозе значит "на отдыхе". Я на отдыхе от трудов…

Эх, знала бы она, от каких трудов я тут репозе!

Но лучше бы ей этого и не знать.


А неделю перед этим были деньки, полные смятения.

Но не того смятения, которым означилась первая глава Анны Карениной, где все смешалось в доме Облонских. Стиве Облонскому с его проблемами - до моих проблем, как африканскому пигмею до Чарлза Бронсона! У Стивы вся его проблема была в том, что жена застукала его с гувернанткой. А шуму Лев Николаевич такого из этого развел, что банальнейшая ситуация со смятением дома Облонских потом стала притчей во языцех. А что же тогда говорить о смятении в моей душе, когда речь шла о миллиардах…

О миллиардах…

Но - по порядку.

Тогда в Шереметьеве я все-таки правильно тормознулся и не полетел в Питер. Еще неизвестно, что бы со мной было, явись я к Стилету с моими колечками. И был бы я жив теперь, кто знает…

Мозги тогда у меня работали в режиме какого-то божественного откровения, на каком-то ангельском автопилоте. У меня было около пятнадцати тысяч наличных долларов, которые я прихватил на убитых в перестрелке кемалевских нукерах. Резко передумав лететь в Питер, прямо из Шереметьева я двинул в одно из туристических агентств.

Главного менеджера агенства "Ривьера" - ушлую бабу с хорошими связями в московском ОВИРе - я уговорил достаточно быстро. За штуку баксов она принесла мне загранпаспорт с визой через два часа.

Я очень волновался, вбил ли Арцыбашев данные того паспорта, который дал мне Санек, в компьютер пограничной и таможенных служб? Оказалось - вбил.

Спасибо покойничку.

Все было тип-топ, но только в "боинге" компании "Ал-Италия" я перевел дух и понял, что теперь и отныне - свободен, как никогда в моей жизни.

Прямого рейса на Эр-Рияд из Москвы не было. Пришлось лететь через Париж. В голове мешались тогда мыслишки - не поглядеть ли на Шонс Элисе, не прогуляться ли по Буа де Булонь, не отобедать ли в Максиме? Но три кольца Кемаля жгли меня нестерпимым жаром любопытства. И прямо из Шарль де Голля, даже не заезжая в Париж, я буквально через полтора часа вылетел на Ближний Восток.


Это была сказка.

Это была волшебная сказка про Сим-Сим, открывающий дверь, про Али-Бабу и про сорок разбойников. Куда там Шахерезаде со своими байками против реальной истории моей жизни! Сколько разбойников мне пришлось укокошить, прежде чем добраться до заветной ячейки банка Принца Эль Фаттах Сеида? Тоже нехилую компанию! Тут тебе и Студень, и менты на таджикской дороге, и посланец-подосланец папаши из Ижменской зоны в комяцкой тайге, и кемалевские нукеры, и арцыбашевские майоры-капитаны, что остались лежать там в душанбинской пыли…

Шахерезаде - слабо!


Когда я входил под роскошные своды банка Принца Эль Фаттах Сеида, мне было страшно. Но когда главный менеджер банка увидел три кольца на моем среднем пальце и широко мне улыбнулся, я понял, что окончательно победил, и на сердце у меня отлегло.

Естественно, я не ожидал увидеть в ячейке миллионы наличных долларов или евро. Там должно было быть что-то другое. И, когда менеджер в присутствии двух охранников открыл мою ячейку, у меня захватило дух.

Там, в бронированном сейфе западногерманской фирмы "Байер и Сыновья", в ячейке, открывавшейся двенадцатизначным паролем цифр, которые я группами по четыре зачитал послушному менеджеру-арабу, оказалась большая стальная шкатулка.

Менеджер осторожно взял ее и поставил на стол.

Поставил и с подчеркнутым почтением удалился из хранилища, оставив меня наедине с моими сокровищами. Охранники с короткоствольными автоматами безучастно повернулись ко мне спиной. Они тоже не должны были видеть то, что должен был видеть лишь я один.


Итак, я открыл шкатулку…

Открыл и, зажмурившись, сразу же закрыл.

Такое я видел только в кино.

В шкатулке, переливаясь слепящими бликами, маня и обещая исполнение любых желаний, были горой навалены изумруды и алмазы. Я не большой специалист, но уж эти камни с галькой не спутаю.

Мое сердце стучало, как спятивший дятел.

Я снова открыл шкатулку и долго стоял, уставившись на принадлежавшие теперь мне сокровища.

Наконец я перевел дух, положил в карман три небольших изумруда и заставил себя опустить крышку шкатулки. Сияние угасло. Я вызвал менеджера и попросил его убрать шкатулку обратно и закрыть ячейку.

В тот же день я продал один из трех изумрудов. У араба-ювелира не нашлось столько наличных, и он выписал мне чек на двадцать тысяч долларов. И тогда я прикинул, что в моей шкатулке этих изумрудов и алмазов - миллиарда на два, а то и на три.

А миллиард - как нас учили на уроках арифметики - это тысяча миллионов.


И вот я теперь здесь, в другом курортном городе Северной Африки.

Бегаю по утрам, учу французский язык и пытаюсь забыть.

Пытаюсь забыть Кемаля, Студня, Железного, Настю…

Настю…


Вчера звонил Стилету в Питер и передал ему шифр ячейки, в которую насыпал малехо изумрудов. Немного, миллионов на сто. Интересный получился разговорчик.

Трубку взял его помощник - Шершень. Я ему говорю:

- Трубу Стилету дай, это Знахарь.

Шершень на том конце аж чуть телефончик не выронил…

В общем, смешной разговор получился. Я ведь и долг в общак вернул, и перед братвой оправдался, и прислал то, что называется долей с навара, а Стилет, сука, вроде бы и не рад!

Он не рад, мерин пегий!

Сто миллионов долларов братве - это ему не деньги!

Ну, я-то знаю, чего он хочет. Он хочет забрать у меня все. Он хочет хапнуть все, а меня самого стереть в порошок. Тварь жадная.

Ладно, черт с ним.

Перед собой я чист, а со Стилетом разберемся потом.

Между прочим, Стилет звал меня в Питер.

Но я не буду спешить.

Пока не буду.

КОНЕЦ


This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

16.04.2008


home | my bookshelf | | Без Любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу