Book: Маленькая Волшебница



Маленькая Волшебница

Вячеслав Свальнов

Маленькая Волшебница

Купить книгу "Маленькая Волшебница" Свальнов Вячеслав

ДОЖДИК С ПОТОЛКА

Вы знаете Маленькую Волшебницу из девятиэтажного дома напротив нового магазина? Нет? Очень странно. Хотя чего тут странного – про то, что эта четырехлетняя девочка действительно волшебница, знает только она сама и я. Но нам никто не верит.

Маленькая Волшебница давно догадалась, что она не обычная девочка. В два года она сама научилась читать по папиной газете, а потом и писать печатными буквами в маминой записной книжке. Особенно хорошо получалась буква «Ж», выведенная губной помадой: как будто большой красный жук сплел паутину из чьих-то фамилий и телефонов. Но это никого не удивляло – сейчас дети часто бывают умными не по возрасту.

– Но я же волшебница! – говорила Маленькая Волшебница. – Я все умею!

– Да-да, – рассеянно отвечали родители. – Пойди, доченька, поиграй в куколку.

– Не хочу я играть в вашу куклу, – возмущалась Волшебница. – Я хочу делать чудеса!

– Просто ты не умеешь играть в куклы. Сначала надо научиться этому, а потом уже за чудеса браться, – говорили папа с мамой и возвращались к своим скучным делам, в которых уж точно не было ничего волшебного и чудесного.

Как-то жарким днем сидит Маленькая Волшебница на кухне (а жили они на третьем этаже) и думает: «Вот было бы здорово, если бы сейчас дождик пошел! Дождик, ну-ка быстренько полей нашу землю!»

Но из голубого неба не упало ни одной дождинки, только вороны во дворе противно закаркали, словно засмеялись.

«Ну, если ты такой вредный, – опять обратилась Маленькая Волшебница к дождю, – полей хотя бы у нас на кухне. Мне очень жарко. Ладно?»

И тут с потолка как закапает: сначала из угла, потом посередине, потом со всех сторон. Капли становились крупнее, и вот уже настоящий дождь, сначала холодный, а потом теплый, пошел на кухне.

– Ура! – закричала Маленькая Волшебница. – Смотрите, какой я вам дождь устроила!

Но родителей это почему-то не обрадовало. Мама сразу стала подставлять под дождь кастрюли и сковородки – будто их нельзя помыть в раковине, а папа побежал куда-то звонить и все время кричал в телефонную трубку:

– Потоп! У нас потоп!

А еще папа с мамой все спорили, кто их залил: тетя Света с пятого этажа, или баба Лида с четвертого? А Маленькой Волшебнице говорили:

– Не мешай нам, пожалуйста, иди поиграй в комнате, пока и там не закапало.

– Мне с кем играть: опять с куклой? – спросила Маленькая Волшебница.

– Да хоть с Бабой Ягой! – закричал папа и в третий раз стал принимать лекарство.

А потом пришел Волшебник постарше – где-то чего-то покрутил-постучал, и дождик на кухне кончился.

– Говорила же я тебе, – сказала потом мама папе, когда они поздно вечером пили чай под пузырящимися обоями на кухне, – что это опять у тети Светы шланг прорвало. А поскольку я выиграла, писать жалобу завтра пойдешь ты.

Перед сном Маленькая Волшебница спросила маму:

– Мама, почему вам не понравился мой дождик? Я ведь так старалась!

– Почему же, – ответила усталая мама, – хороший дождик и очень кстати: мы уже полгода ремонт на кухне не делали. Спокойной ночи!

«Ну вот, опять не поверили, – подумала Маленькая Волшебница, засыпая. – Надо было снег попросить с потолка попадать. Ничего, в следующий раз так и сделаю».

ЛЕОПАРД И МОРСКАЯ КОРОВА

Однажды Маленькая Волшебница поехала с родителями на море. А еще они взяли с собой её двоюродного брата Серёжку, который был на целую голову длинней сестренки и очень вредный. В поезде он только и делал, что говорил всем гадости, и умудрялся показывать язык даже придорожным столбам, которые честно держали над головой провода и никого не трогали.

– Странный мальчик! – гудели столбы.

– Да, да-да, очень-очень! – вторили им колёса.

«Ничего, – думала Маленькая Волшебница, глядя на Серёжку поверх интересной книжки про неизвестных животных, – наверное, все мальчишки такие. Может, море его исправит…»

Как же, ждите! Ещё ни одно море на свете, какое бы оно не было распрекрасное, не смогло в одиночку исправить вредину, уж поверьте мне на слово. Серёжка только и делал, что брызгал во всех солёной водой, швырялся – бррр, – медузами и отбирал у сестрёнки её любимую надувную Морскую Корову. А надо сказать, что Морские Коровы – животные очень добрые, но обидчивые, поэтому они так редко встречаются, даже надувные. Корова Маленькой Волшебницы тоже терпела-терпела, да и поплыла к себе на родину в открытое море, лизнув на прощанье хозяйку в нос своим широким резиновым языком.

– Ты сейчас будешь реветь! – обрадовался Серёжка, готовясь мерзко хихикать.

– Не дождёшься! – ответила Маленькая Волшебница, втягивая слёзы назад в глаза, хотя, конечно, Корову было жалко, на ком же теперь плавать? – давай лучше строить замок из этого замечательного белого песка!

– Да ну тебя! – отмахнулся братец, – я в такие девчоночьи игры не люблю! Лучше я буду Леопардом! – и, напялив на себя чей-то пятнистый летний плащ, встал на четвереньки, – ну как, похож я на страшного Леопарда?

– Ты похож на страшного хулигана! – заметила мама Маленькой волшебницы, которая к тому времени стала немного жалеть, что взяла этого мальчика с собой. А ведь ей так хотелось, чтобы дети подружились и не мешали им с папой отдыхать!

– А теперь? – спросил неугомонный Серёжка, завертел головой, оскалил рот и сказал, – Ры-р-р-р!

И превратился в Леопарда с длинными усами и очень длинным хвостом.

– Теперь похож! – захлопала в ладошки Маленькая Волшебница.

– Доченька, не подходи близко к хищнику! – предупредили родители, слегка приподнимаясь с пляжных лежанок.

– Вы за меня не переживайте, я всё устрою! – успокоила их доченька и, быстренько смастерив из лежащих на берегу водорослей ошейник, накинула его на шею Леопарда-Серёжки, – ну вот, теперь ты будешь моей киской.

И пришлось Серёжке до конца отпуска быть киской в ошейнике, пить молоко, играть с клубком и спать по пятнадцать часов.

За день до отъезда отдохнувшие и загоревшие родители забеспокоились:

– Интересно, а что мы скажем Серёжиной маме? Взяли мальчика, а привезли назад Леопарда…

– Ну никогда на вас не угодишь, – ответила дочка, – давайте лучше напоследок искупаемся! – и, оседлав Серёжку, погнала его в море.

Если бы вы знали, как это здорово – плыть в море на спине Леопарда, держась за ошейник из водорослей! Ведь Леопард плавает так же быстро, как и бегает. Волны расступаются перед мощным зверем и даже чайки роняют пойманную рыбу, увидев это небывало замечательное зрелище: плывущий Леопард с девочкой на спине!

В общем, довольно быстро они догнали Морскую Корову, которая уже забыла, на что она, собственно, обиделась, а поэтому все дружно решили повернуть к берегу.

А на берегу мама с папой уже переодевались в городские костюмы и какая-то тётя бегала около них и спрашивала:

– Вы случайно не видели тут плащ – такой пятнистый, как…

– Как шкура Леопарда? – спросил Серёжка, выходя из воды и подавая женщине мокрый плащ, – возьмите. Извините, что он немножко намок.

– Спасибо тебе, мальчик! – обрадовалась тётя, – какой ты вежливый! Ты, наверное, никогда не обижаешь свою сестрёнку?

Серёжка, который, как вы уже догадались, снова превратился в мальчика, ничего не ответил, а только вздохнул и присев на корточки, стал быстро строить из мокрого песка замок.

А Маленькая Волшебница засмеялась и побежала укладывать в целлофановый пакет Морскую Корову.

ПРО МОКУСА

Как мы долго ждали этого дня! Наконец-то папа присоединил дачный насосик к шлангу и теперь весь вечер можно поливать всё, до чего дотянется весёлая струйка воды из канавы. А то Маленькой Волшебнице уже надоело бегать с лейкой на мостик и обратно, брызгая – б-р-р, водой на туфельки, потому что кому охота одевать в такую жарищу резиновые сапоги. Конечно, можно было научить лейку саму таскать воду. Но папа с мамой ОЧЕНЬ попросили дочку обойтись этим летом без разных, как они выразились, фокусов – соседям, видите ли, это не нравится.

– Без фокусов – без мокусов! – напевала Маленькая Волшебница, засунув большой пальчик в отверстие шланга, чтобы вода летела дальше. А если шлангом быстро-быстро водить туда-сюда, водяные брызги складываются в разные восьмёрки-шестёрки и другие фигурки. Это очень красиво. Особенно, когда попадает на грядку.

В этом году Маленькая Волшебница сделала себе грядку побольше и посадила на ней всё, что только можно – лук, чеснок, капусту, клубнику, свеклу, кабачки, горошек и ещё немножко семян из тех десяти пакетиков, которые бабушка не успела убрать.

– Вообще-то так не делают, – сказала бабушка, – всё надо сажать отдельно.

– Почему? – удивилась внучка, поднимая от грядки загорелую мордашку и стряхивая с пальчиков тяжелую влажную землю.

– Так положено. Впрочем, скоро сама увидишь, почему.

Но пока можно было видеть только какую-то непонятную зелёную травку.

– Вот бы выросло что-нибудь такое, чего ни у кого нет, – мечтала вслух Маленькая Волшебница, продолжая хулиганить со шлангом, – а то у всех на грядках одно и тоже: капуста, кабачки, редиска…

И тут свежеполитая травка тихонько приподнялась и превратилась в большую зеленую шляпу. Шляпа тоже приподнялась и наверх выскочил Мокус. Глаза у него были помидорками, нос картошкой, рот морковкой, уши огурчиками – в общем, тот ещё фрукт.

– А вот и Мокус! – обрадовалась Маленькая Волшебница, окатив гостя сразу тремя восьмёрками воды.

– Ага! – подтвердил Мокус, отряхивая свой невообразимый наряд из осенних цветов и роняя из рукавов несколько горстей рябины, – ну и что делать будем?

– Может, сходим в лес, пожелаем муравьям спокойной ночи?

– В лесу сейчас много комаров! – заметил папа, забирая у дочки шланг.

– Ну, это не страшно! – ответил Мокус, доставая из своих цветочных карманов какие-то веточки и протягивая их Маленькой Волшебнице, – это бзинка-бузинка, комары её боятся.

И Мокус с Маленькой Волшебницей выбежали за калитку, добежали до леса и пожелали всем встречным муравьям спокойной ночи. И муравьи в ту ночь увидели столько замечательных снов, что на следующий день устроили муравьиный выходной – а то как бы они успели рассказать друг другу про то, что им снилось?

А наши друзья вернулись домой и тоже отправились спать. Мокус – на грядку, а Маленькая Волшебница – в свою постельку. Девочке снилось, что из-под земли забил здоровенный фонтан до неба, а у Мокуса с головы слетела шляпа, потому что он, глядя на фонтан, сильно задрал голову и громко закричал:

– Ну наконец-то и у нас выросло что-то интересное!

КРАЙ ВСЕЛЕННОЙ

Решили как-то Неопознанные Летающие Объекты совершить беспосадочный перелёт от одного Края Вселенной до другого. Почему они взялись за такое сложное дело, я не знаю. Одно скажу – если Неопознанные чего-нибудь сильно захотят, то обязательно до конца доведут. Или, хотя бы, до середины.

А середина была как раз в нашей галактике, в нашей солнечной системе, где-то рядом…

– Всё, братцы! – взмолился Неопознанный по кличке Бублик, – Горючее кончается! Надо садиться!

– Сломался! – засмеялся Коржик, – А туда же: до Края Вселенной, понимаешь, собрался!

– Хватит хихикать! – строго сказал Каравай, который у них был вроде как за старшего, – Спускаемся!

И они стали спускаться, потом ещё ниже, ещё, пока не опустились прямо перед Маленькой Волшебницей, которая сидела на грядке с морковкой и вертела в руках бутерброд с маслом. Девочка так удивилась появлению Неопознанных, что уронила свой бутерброд. Хлеб с маслом стал падать, но, поскольку Маленькая Волшебница успела над ним немного поколдовать, совсем не упал, а завис над зелёными морковкиными хвостиками.

– Привет тебе, о брат наш! – сказали торжественно бутерброду Коржик, Бублик и Каравай.

– Какой же он вам брат! – засмеялась Маленькая Волшебница, – это обычный бутерброд с маслом!

– Ничего себе, обычный, – удивился Бублик и немного толкнул бутерброд, который тут же описал в воздухе дугу, а потом три раза облетел вокруг грядки, – он же летает! И у меня сразу сил прибавилось.

– Это потому, что на тебя попало немного бутербродного масла, – догадалась Маленькая Волшебница, – я сейчас!

Она забежала в дом и скоро вернулась с красной маслёнкой и чайной ложкой.

– Ну вот, – сказала Маленькая Волшебница, щедро намазав маслом троих Неопознанных, – теперь смело можете лететь дальше.

– А можно нам взять с собой бутерброд? – спросили космические путешественники.

– Да уж берите, – вздохнула девочка, – я себе ещё сделаю, – и помахала всем четверым носовым платком.

А потом вытерла о платочек масленые пальчики, подбросила его вверх, и он тоже полетел. Высоко-высоко. До самого Края Вселенной.



ЗВЁЗДОЧКИ И ИСКОРКИ

Лето на даче потихоньку кончалось и к вечеру становилось прохладно. Небо темнело совсем рано, будто задёргивало плотную занавеску и приглашало поскорее забраться в кроватку. Но Маленькой Волшебнице что-то не спалось.

– Может, почитать тебе сказку? – спросила бабушка.

– Спасибо, но ведь ты сегодня устала, – ответила Маленькая Волшебница, которой в этот вечер почему-то захотелось побыть просто доброй девочкой, – можно, я тихонечко посижу на крылечке и пожелаю звёздочкам спокойной ночи?

– Конечно, можно. Только накинь кофточку.

А кофточка у Маленькой Волшебницы была замечательно малиновая, пушистая. Шерсть так и блестела: казалось, стоит тряхнуть рукавами, и с них полетят маленькие весёлые искорки.

Небо было ясным, но на нём не оказалось ни одной звёздочки.

– Куда же они подевались? – удивилась Маленькая Волшебница, – залезу-ка я на крышу.

Она забралась по лестнице, приставленной к дому, почти до самой печной трубы и снова посмотрела наверх, а потом – вокруг. Звёздочек она не увидела, только где-то далеко, на земле, мигал беловатый огонёк.

– Какой-то странный огонёк, надо на него обязательно взглянуть, – решила девочка и, спрыгнув с последней лестничной ступеньки, юркнула в калитку.

На полянке сидели звёздочки – это они были тем огоньком, который можно заметить только с лестницы. А ещё звёздочки пели песенку:

У собачки и лягушки

Есть весёлые подружки,

Только звёздочкам опять

Не с кем в небе поиграть!

– Привет! – крикнула Маленькая Волшебница, – зачем вы поёте такую грустную песню? Давайте лучше играть в салки-прятки!

– Давай! – обрадовались звёздочки, – а… как играть?

– Очень просто: все прячутся, а потом друг друга ищут и салят. И так до тех пор, пока всех не найдут.

И они все спрятались, а потом стали друг друга искать. И всем сразу стало весело.

– Какая интересная игра! – благодарили потом девочку новые подружки, – жалко, что на небе в неё не поиграешь – там мы должны всё время стоять на одном месте в строгом порядке и изображать созвездия. А на землю можем прилетать только раз в году, когда выпадет такая же беззвёздная ночь, как сегодня.

– Тогда получите подарок, – сказала немного вспотевшая от беготни Маленькая Волшебница, снимая свою кофточку и сильно её встряхивая, – вот вам приятельницы для игр!

И тут же с кофточки полетели весёлые искорки, и у каждой звёздочки в серединке, между лучиками, загорелся маленький яркий фонарик.

– Спасибо тебе! – обрадовались звёздочки, – мы теперь больше не будем скучать на небе, куда нам, кстати, уже пора возвращаться.

– А мне пора спать! – спохватилась Маленькая Волшебница, – спокойной ночи!

И она побежала домой смотреть свои волшебные сны, а звёздочки и искорки светили ей ярко-ярко, потому что уже совсем стемнело, а попасть в канаву с водой после такого приключения было бы, наверное, обидно.

СОЛНЫШКО ПРО ЗАПАС

Опять лето быстро кончилось, быстрее, чем любимое варенье. Хотя, варенья-то как раз бабушка много заготовила – банки из всех углов так и подмигивают. А вот солнышка совсем нет – тучки уже заняли все небо и уходить не собираются, скоро из них дождик польется, а потом пойдёт снег, снег, снег…

– И чего ты вздыхаешь? – спросила внучку бабушка, закрывая последние банки с яблочным пюре, поскольку всю клубнику, землянику, смородину и крыжовник они уже собрали.

– Солнышко кончилось, – ответила Маленькая Волшебница, – я как следует не назагаралась.

– Но ведь солнце и так все лето для нас старалось, – возразила бабушка, вытирая закрытую банку передником, – оно осталось в ягодах, яблоках…

– Ты еще скажи – в помидорах, кабачках, картошке! Только это совсем другое солнце, без лучиков…

Бабушка поняла, что у ее самой любимой внучки сегодня просто неважное настроение, а поэтому, не говоря больше ни слова, поставила перед маленькой занудкой пустую банку с крышкой. А сама пошла в огород выдергивать последнюю морковку.

А Маленькая Волшебница, прижимая к груди банку, полезла на второй этаж дачного дома, а потом – по приставной лесенке на чердак, к своему любимому окошку под самой крышей, где так приятно просто посидеть и погрустить в шершавом уголке.

В чердачном окошке солнышка тоже не было.

– Значит, буду жить теперь тут и плакать, пока не наплачу полную банку! – решила Маленькая Волшебница и, устроившись поудобнее на стопке газет, стала отворачивать скользкую крышку.

– Думаешь, получится? – усмехнулся домовенок Минька, вылезая из сломанной детской кроватки и протирая круглые заспанные глазки.

– Это тебя не касается! – буркнула Маленькая Волшебница, которой, на самом деле, плакать уже расхотелось. – Впрочем, извини, просто сегодня как-то грустно. Слушай, Минька, а как ты до весны без солнышка обходишься?

– Да очень просто, – ответил Минька, доставая из-за пазухи небольшой мешочек, очень похожий на папин любимый носовой платок, – я за лето целый мешок этого самого солнца набрал, теперь буду греться потихоньку.

– Покажи мне свое солнце!

– Нельзя – все лучики и солнечные зайчики обратно на небо убегут, если веревочку развязать. Сама запасайся – вон, гляди, солнышко чуть-чуть выглянуло.

И действительно, в окошко под крышей заглянул сначала один лучик, потом еще один, потом еще штук пятнадцать – только успевай собирать в банку.

А потом Маленькая Волшебница весело сбежала вниз и поставила на обеденный стол полную банку солнца. А банку со всех сторон обложила бабушкиной морковкой.

– Очень красиво получилось! – похвалила бабушка.

КИН-ЖИ-ЛУБ

День тащился так же скучно и серо, как вчера, позавчера и на прошлой неделе.

– Неужели и сегодня ничего такого интересного не будет? – спросила Маленькая Волшебница у самосвала, который ехал мимо их дачи, и остановился посмотреть, как девочка сидит на калитке и болтает ножками в маминых галошах.

– Будет! – добродушно буркнул самосвал и вывалил рядом с забором огромную кучу песка.

– Ура! – закричала Маленькая Волшебница, залезая на самую верхушку влажной горы и запуская в песок обе ручонки, – сейчас я что-нибудь найду!

И ведь нашла же – тяжелый булыжник, не круглый и не квадратный, зато зелёный, весь в трещинках и бороздках.

– Хорошая штука! – решила Маленькая Волшебница, осторожно неся находку домой (галоши были всё-таки великоваты), – интересно, что с ней надо делать? Может, на печку положить?

И положила камень на печку, которую, с наступлением осени, вечером уже потихоньку топили.

Потом Маленькая Волшебница побежала поискать в своей песочной горе ещё чего-нибудь, а когда вернулась, на печке сидел великолепный зелёный Кин-жи-Луб и весело чихал.

– Будь здоров! – сказала Маленькая Волшебница и пожалела, что у неё до сих пор нет фотоаппарата. Такого Кин-жи-Луба она ещё не видела! (А я один раз видел, но у меня тогда тоже фотоаппарата не было. Кин-жи-Лубы вообще не любят фотографироваться, поэтому мало кто знает, как они выглядят).

– Спасибо! – ответил Кин-жи-Луб, утирая то, что могло быть носом чем-то, напоминающим лапу, – а можно мне залезть в твою печку? Я очень замёрз! И стал совсем маленьким.

– Конечно, можно! – радушно согласилась Маленькая Волшебница, распахивая дверцу печной топки и помогая Кин-жи-Лубу удобнее пристроиться на угольках, – дверцу закрыть?

– Да нет, пожалуй, не стоит. У тебя в печке хорошо, почти как у нас, на Солнце. Только у нас гораздо светлее.

– И все вы там на Солнце такие зелёные?

– А я и не зелёный, – ответил Кин-жи-Луб.

И действительно, он так здорово прогрелся в печке, что стал жёлто-красным и совсем круглым.

– Пора тебя вынимать, – заметила Маленькая Волшебница, берясь за кочергу.

– Я сам! – гордо ответил Кин-жи-Луб и выкатился из печки, – мне бы немножко поесть на дорогу.

И Маленькая Волшебница протянула солнечному путешественнику своё самое любимое лакомство: горбушку чёрного хлеба и кусочек сахара.

– Ничего себе! – удивился Кин-жи-Луб, проглотив угощение, – у нас такого нет!

– А ты прилетай почаще – летом ягоды поспеют. Если, конечно, много солнышка будет.

– Солнышка будет много! – пообещал Кин-жи-Луб и быстрее всякой ракеты скрылся в облаках.

– Ну и гость! – вздохнула Маленькая Волшебница, глядя на серое небо, такое же серое, как и на прошлой неделе, – только поел, и сразу – ф-фь-ють, – и нет!

Но тут облака разбежались, а за ними показался Кин-жи-Луб, быстро-быстро летящий к солнышку.

НОСКИ ПРИЛЕТЕЛИ!

Осенью носки постирали, повесили сушиться на дачный забор, а потом забыли. А носки высохли и стали разговаривать друг с другом.

– Конечно, – говорил правый носок левому, – мы уже не совсем новые – пяток почти не осталось, но в остальном ещё даже очень ничего. А шерсть наша просто замечательная – так и блестит на солнце.

– Действительно, – отвечал напарник, – мы так хорошо потрудились этим летом, что можно было чем-то и наградить. Чем-то посущественней обычной стирки.

А потом пошёл снег и стало холодно. Носки обрадовались:

– Ну вот, сейчас про нас вспомнят – кто-нибудь да наденет!

Но людей на дачах уже не было. Зайчику и лисичке, которые пробовали примерить носки, обновка оказалась великовата, а лосю – мала.

– Может, медведю подойдут? – спросил зайчик.

– Может и подойдут, – ответила лисичка, – только он уже спать завалился, а лапу сосать можно и без носков.

Тут мимо шел ветер-ветерок. Подхватил он носки и понёс прямо в город.

– Ура! – закричали носки. – У нас теперь хозяин есть.

Но проказнику ветру носки были ни к чему – швырнул он их в окошко высокого дома, а сам дальше побежал.

– Смотри, бабушка, – закричала Маленькая Волшебница, – мои дачные носки к нам в гости прилетели! Я так по ним соскучилась!

– Очень кстати, – ответила бабушка, – эта зима обещает быть холодной. Дай-ка, я заштопаю наших путешественников. Только где же мой клубок?

Внучка что-то прошептала, похожее на «кис-кис», и тут же из-под шкафа выкатился клубок вместе с котёнком Мумсиком.

Бабушка стала штопать носки, а Маленькая Волшебница пристроилась рядышком и стала рассказывать сказку про красивый снегоход, который она случайно увидела в витрине магазина.

– Ну, вот и готово! – сказала бабушка.

– Да ты просто волшебница! – воскликнула Маленькая Волшебница, – носки стали совсем как новые!

– Так ведь это я их в прошлом году связала, – улыбнулась бабушка, и они пошли гулять.

СТРАШНАЯ ИСТОРИЯ ПРО КАЧЕЛИ

У одного мальчика был длинный нос. А еще его звали Егор. Вот как-то вышел Егор во двор и сразу на качели уселся. И стал качаться – вверх-вниз, вверх-вниз. И вперед-назад. Часа два катался и все ему мало.

Другие дети во дворе стали просить:

– Егорка! Дай и нам покататься!

Но Егор ничего не ответил, а только еще сильнее стал раскачиваться – вверх-вниз, вверх-вниз. И вперед-назад. Только длинный нос мелькает. Тогда другие дети взялись за руки и стали петь дразнилку, которую сами сочинили:

«Егор – длинный нос,

К качелям прирос!»

Егор обиделся, но с качелей не слез. А дети тоже обиделись и пошли есть блины со сметаной. Егор еще покачался и решил, что пора бы тоже зайти домой и чего-нибудь съесть, но остановиться не получилось – качели не хотели его отпускать! Уж он и вертелся, и кричал – ничего не помогает. Качели закачались еще сильнее и так заскрипели, что у других детей на блинах прокисла сметана.

Тут во двор вышла Маленькая Волшебница и закричала:

– Егорка! Дай покататься!

– Я бы дал, – ответил Егор, – да с качелей не могу слезть!

– Почему? Что случилось?

– Да я качался-качался, а другие дети стали меня дразнить Длинным Носом и еще, что я к качелям прирос. Помоги мне-е-е!

– Тебя заколдовали! – воскликнула Маленькая Волшебница.

– Ну так расколдуй меня!

– Это не так просто, надо придумать заклинание, которое остановит качели, – ответила Маленькая Волшебница и села думать на краешек песочницы.

А Егор все качался и орал.

В это время мимо шел милиционер, который сразу понял, что что-то не так. Милиционер ухватился за качели, чтобы спасти Егора, но только сам прилип к ним и они стали качаться вдвоем.

– Кажется, придумала, – тихо сказала Маленькая Волшебница, – сейчас попробуем. – И быстро-быстро забормотала:

«Качели-качели, Егора простите

И поскорее домой отпустите».

Тут что-то звякнуло, и качели остановились. Да так быстро, что милиционер от неожиданности упал на клумбу, а Егор – на него. Потом Егор вскочил и побежал домой есть блины с прокисшей сметаной. А милиционер улыбнулся и пошел к себе в отделение писать рапорт о спасении мальчика.

А Маленькая Волшебница села на качели и стала качаться – вверх-вниз, вверх-вниз. И вперед-назад. А когда на следующее утро Егор вышел во двор, она сразу же уступила ему место. Ну… почти сразу.

СТРАНА ДИВАНИЯ

Маленькая Волшебница очень любила прыгать на стареньком Диване – ещё бы! Если при этом махать руками, получается, как будто летишь, а кто откажется полетать?

– Может, хватит? – спрашивали иногда мама и бабушка, – неужели больше нечем заняться?

«И кто бы говорил? – усмехался про себя Диван, – можно подумать, что когда сами были маленькие, по мне не скакали. Ах, время, время…»

– Хотя, конечно, это не совсем честно, – сказала как-то Маленькая Волшебница Дивану, подлетая почти до потолка, – я по тебе прыгаю, а ты сам прыгать не можешь.

– Почему же, могу, – ответил Диван. Он подогнул все свои четыре ножки, подпрыгнул и вместе с Маленькой Волшебницей вылетел в открытое окно.

– И куда мы теперь? – спросила девочка, на всякий случай перестав прыгать.

– В Диванию, куда же ещё. Там сегодня здорово!

И действительно, столько разных диванов в одном месте Маленькая Волшебница никогда не видела. Вон на том диване-гиганте, обитом зелёной кожей, запросто могла уместиться старшая группа детского сада вместе с воспитательницей. А этот, синенький – совсем крошечный, но зато с откидными валиками, которые на лету смешно хлопают. Были здесь и диваны-ветераны, на длинных гнутых ножках, украшенные резным деревом, и диваны-молодежь – с веселым рисунком из ромбиков и подушками вместо спинок. И на каждом диване сидел его хозяин – мальчик или девочка.

Но вот совсем старый диван, обивка которого была вся в заплатках, а пружины так и просились наружу, закричал:

– Дорогие родственники и их весёлые друзья! Соревнование по прыжкам объявляется открытым!

И тот час же все дети стали прыгать на своих диванах, и диваны тоже запрыгали. Ребятишки взлетали вверх метров на двадцать, переворачиваясь через голову и хохоча, а диваны летали вокруг и ловили проказников. Конечно, в воздухе было тесно и порой на один диван приземлялось сразу по двое-трое детей, но никто не обижался – так все были увлечены необыкновенными прыжками.

– Это что за безобразие! – раздался голос с земли, от которого стало так не уютно, что все, как по волшебству, сразу опустились вниз, окружив маленького толстяка в блестящем костюме.

– Я, главный производитель мебели, господин Табуреткин, – закричал толстяк, – запрещаю вам прыгать! Мебель от этого портится! Нельзя прыгать на диванах! На них можно только лежать, в крайнем случае – сидеть. Когда я был маленьким, я никогда не прыгал на диване. И диван мой не прыгал! Я вообще прыгать не умел…

– А мы вам не верим! – ответила за всех Маленькая Волшебница, которой уже надоело слушать господина Табуреткина.

Толстяк надулся ещё больше и вдруг запрыгал как мячик.

– Ой, что это! – заверещал он, – я никак не могу остановиться, а мне срочно надо на свою мебельную фабрику. Отпустите меня, я больше не буду!

– Хорошо, – сказала Маленькая Волшебница, щелкнув пальцами, – только больше никого не обманывайте!

– Не буду, – пообещал еле отдышавшийся Табуреткин, – а тебе, девочка, я подарю новый чехол для твоего дивана.

– Спасибо, не надо, – ответила Маленькая Волшебница, – я его и без чехла люблю. Правда?

– Правда, – подтвердил Диван, – к тому же чехол не располагает к прыжкам и уменьшает полётную скорость. Кстати о полётах – не пора ли домой?

– Ну вот и наша девочка побывала в стране Дивании! – закричали мама с бабушкой, когда Маленькая Волшебница аккуратно приземлилась в своей комнате. Все так обрадовались, что тут же стали втроём прыгать на Диване, и прыгали бы до сих пор, пока тот не взмолился:

– Ну хватит! Сейчас папа и дедушка с работы придут – боюсь, пятерых мне не выдержать

ПРО ПОДУШКУ

Если бы вы знали, какая у Маленькой Волшебницы замечательная Подушка! Такая мягкая, будто не пухом набита, а первым снегом, в котором каждую снежинку разглядеть можно. Наволочка вышита весёлыми цветочками, а посередине – смешной человечек с мешочком. Только с одной стороны он улыбается, а с другой – грустный. А какая ещё может быть Подушка у Маленькой Волшебницы?

Но в эту ночь Маленькой Волшебнице что-то не спалось – она и так крутилась, и этак, и на бок ложилась, как собачка, и в клубок сворачивалась, как котёнок – ну никак не засыпается!

– Что-то сегодня ко мне сны не идут, так никогда завтра не наступит! – пожаловалась девочка своей пухленькой подружке.



– А ты меня переверни, сразу полегче будет, – посоветовала та.

Маленькая Волшебница послушалась и быстро перевернула Подушку. Ах, какая она оказалась прохладной и гладкой с той стороны! И только девочка коснулась щекой наволочки, из-под Подушки выскочил весёлый человечек с мешком. На человечке был розовый халат и старинный колпак с завязочками под подбородком, а мешок в его руках так и колыхался, будто давился от смеха.

– Спокойной ночи! – сказал человечек, – я продавец Хорошего настроения. Давай меняться!

– А на что?

– Твоё плохое настроение на моё хорошее!

– Так у меня и так хорошее настроение.

– Вот и замечательно – значит, уже поменялись! – засмеялся продавец Хорошего настроения, а его мешок тоже тихонько захихикал и в воздухе запахло ванилью.

– А что будет, если я ещё раз переверну подушку? – спросила девочка, хотя глазки у неё уже потихоньку закрывались.

– Я бы этого делать не стал, потому что тогда выскочит продавец Плохого настроения. А кому это нужно?

«Действительно, кому нужно плохое настроение?» – успела подумать Маленькая Волшебница, обняв покрепче свою любимую Подушку. Но тут Подушка начала расти, а потом стала совсем лёгкой, и они наконец-то полетели в ту замечательную страну, которая, как всегда, находилась где-то между ночью и днем. И давно их ждала.

ПОДАРОК ДЕДУ МОРОЗУ

Ну наконец-то – началась последняя неделя перед Новым Годом!

– Пора писать письмо Деду Морозу! – решительно сказала Маленькая Волшебница, вырывая из тетрадки по математики последний чистый листок. Первый листок с задачкой про поезд поморщился, но потом решил остаться, на всякий случай.

– Дорогой Дедушка Мороз! – начала Маленькая Волшебница своё письмо, – принеси мне, пожалуйста … что же такое попросить?

Девочка оглядела свою комнату: полки ломились от книжек и видеокассет, а игрушек было столько, что хоть свой магазин открывай! И все эти принцессы, лошадки, лягушата были такие новые и аккуратные, что и в руки брать не хотелось.

– Н…да, – протянула Маленькая Волшебница, – странная я какая-то девочка. Получатся, у меня всё есть? Тогда сделаем так.

И после слова «пожалуйста» (разумеется, не забыв про запятую), она написала: «то, что бы мне очень хотелось в самом деле. Твоя Маленькая Волшебница».

Потом она сложила из письма самолётик, отогнула у самолётика крылышки и пустила его в окно. А уж ветер помог самолётику долететь, куда надо, и правильно приземлиться.

– Ох уж эти дети! – вздохнул Дед Мороз, прочитав письмо и ставя на нём номер 44444, потому что именно столько писем прилетело в тот день, – Ну да ладно, что-нибудь придумаем.

Но он ничего не придумал. И Маленькая Волшебница ничего не придумала. Поэтому, когда на часах пробило двенадцать, а на улице взорвался семьдесят третий фейерверк, под ёлкой лежали подарки для взрослых (понятия не имею, кто их принёс), а в дверях стоял Дед Мороз с пустым красным мешком и таким же красным лицом.

– Извини, девочка, – пробасил он, – я ничего тебе не принёс. Совсем ничего.

– Да ладно! – закричали все, потому что перед Дедом Морозом было как-то неудобно, – давайте лучше чай пить!

– Давайте! – поддержали их голоса с антресолей, – только нас возьмите! Мы тоже хотим чаю!

– Кто это? – испугался Дед Мороз.

– Да это же мои старые игрушки! – обрадовалась Маленькая Волшебница, – скорее достаньте их и пригласите к столу!

Но ящик стоял высоко и никто из взрослых не мог до него допрыгнуть. Но потом Дед Мороз вспомнил, что он вроде как волшебник, а, значит, вполне может поднять Маленькую Волшебницу на любую высоту. А уж эта егоза быстро справилась с крышкой и освободила Потёртого Мишку, Колечко Для Первого Зуба, Паровозик Без Ключика, Куклу Дашу С Красно-Зелёными Волосами и ещё примерно два десятка своих САМЫХ любимых игрушек.

– Так вот он, мой новогодний подарок! – обрадовалась Маленькая Волшебница, рассаживая за столом старых друзей, – спасибо, Дедушка Мороз!

– Не за что! – улыбнулся старик, доедая третий пирожок с зелёным луком, – а мне ты ничего не хочешь подарить?

– Конечно, хочу. Возьми все мои новые игрушки, кассеты и книжки, которые я не успела прочитать. А потом, когда сам наиграешься, начитаешься и насмотришься, принеси мне их в Новый Новый Год. Только не всё сразу, а понемножку.

– Договорились! – пообещал Дед Мороз, наполняя мешок будущими подарками, – С Новым Годом!

БУДИЛЬНИК ДИЛЬ

Маленькая Волшебница не очень-то любила ходить в детский сад. Если честно – совсем не любила. Особенно зимой, когда на улице вовсю ночь, а у мороза такие холодные и противные руки, что хочется превратиться в ёжика и свернуться клубком. Одно удовольствие – папа на саночках покатает и что-нибудь по дороге расскажет интересное про свою работу.

А в остальном, если разобраться, детский сад – не лучшее место для Маленьких Волшебниц. Ну, утренняя зарядка ещё ничего – от неё можно спрятаться. Например, в шкафчик с кубиками. Воспитательница сама не очень проснулась и ей пока всё равно, восемнадцать детей перед нею ноги на ширину плеч ставят, или все девятнадцать. А вот уроки труда – это кошмар! Каково девочке крутить из пластилина колбаски и шарики, чтобы потом всё это добро соединять и уверять себя, что получился котик. Девочке, которая этих котиков прямо из воздуха десять штук за секунду достанет – хотите чёрных, хотите полосатых, хотите…

– Ой! – закричала воспитательница, – откуда в группе столько кошек! Дети, не трогайте кошек! На них же блохи!

«Нет на них никаких блох! – пробурчала про себя Маленькая Волшебница, отправляя кошек назад в кошачью страну, – стану я ещё вам каких-то блох наколдовывать, даже не просите. Как же мне скучно – время в саду такое долгое!» – и она очень тяжело вздохнула, продолжая мять свой серо-буро-малиновый пластилин, который упорно превращался в крокодила без хвоста. А потом часто-часто бегала в коридор смотреть на большие часы. Но всё время получалось, что до шести вечера ещё ого-го как не близко.

– Бабушка, почему ты меня так поздно забираешь? – в тридцать седьмой раз спрашивала Маленькая Волшебница бабушку, когда за ними наконец-то захлопывались двери этого ужасного детского сада.

– Я тебя нормально забираю, просто ты очень много думаешь о времени, – отвечала бабушка, – но я тебе помогу, – и протянула внучке маленький старый будильник с зелёными стрелками.

– Привет, Маленькая Волшебница! Меня зовут Диль! – затараторил будильник, – а ты возьмешь меня завтра в детский сад?

– С удовольствием! – обрадовалась Маленькая Волшебница, которая сразу поняла, что теперь в детском саду точно не соскучишься.

И она не ошиблась. Диль носился по детскому саду как заводной (потому что он был настоящим заводным будильником, а не каким-нибудь электронным) и ни кому не давал грустить, даже за манной кашей. На большую минутную стрелку он надевал кукольный башмачок и так им забавно помахивал, что даже заведующая колыхалась от смеха, будто вулкан перед извержением. А ещё Диль пел песенки-дразнилки, но их было так много, что я ни одной не запомнил.

– А теперь – гулять! – скомандовала воспитательница и все побежали натягивать шапки, валенки и шубки.

– Ух ты, снег! – обрадовался Диль. Он так расшалился, что выпрыгнул из рук Маленькой Волшебницы и нырнул в сугроб.

И время опять остановилось. Дети притихли, снежок перестал искриться, только откуда-то издалека раздавалось тихое «диль-диль, тук-тук».

Дети стали дружно раскидывать сугроб, но Диль не появлялся.

«Что же делать? – думала Маленькая Волшебница, вместе со всеми топча снег, – заплакать? Вряд ли поможет. Потом поплачу. А Диль такой маленький. Кто у нас помогает маленьким? Обычно большие. Значит…»

Конечно, уговорить здоровенные серьёзные часы из коридора спуститься во двор и найти маленький будильник было нелегко. Но когда в дверях детского сада показалась бабушка, счастливая Маленькая Волшебница уже сжимала в варежках своего любимого Диля и дышала на циферблат с лукавыми зелёными стрелками.

– А всё-таки в детском саду очень здорово! – говорила она бабушке по дороге домой, стуча валенками по санкам.

А утомлённый приключениями Диль, лёжа в кармашке шубки, подумал: «Конечно, здорово. Сегодня же пятница!»

КАРАНТИН

Однажды Маленькая Волшебница заболела. Бабушка сразу сказала:

– Ну всё, теперь у нас Карантин!

– Кто-кто? – переспросила внучка, вытирая платочком носик.

– Не кто, а что, – ответила за бабушку мама, – давай-ка пить чай с малиной и поменьше разговаривать.

«Хорошо, буду молчать – решила Маленькая Волшебница, мужественно прихлёбывая чай, – а всё-таки интересно, на что же похож этот самый Карантин?»

– Ты хочешь узнать, на что я похож? – раздался противный, хриплый голос, – ну так посмотри!

Карантин был толстый, красный, на распухшем носу – прищепка, а на ногах – тапочки для гостей. А ещё он всё время качался и кашлял.

– Ты мне не нравишься! – честно сказала Маленькая Волшебница, – уходи, пожалуйста!

– Не могу, – ответил Карантин, усаживаясь на самый удобный стул возле кроватки, – я теперь буду у тебя жить.

– И что же ты собираешься у меня делать?

– А у меня много дел: не давать тебе выздоравливать, не пускать к тебе хорошее настроение, интересные сны, вообще никого не пускать…

– Ну хватит, хватит, – перебила зануду Маленькая Волшебница, – давай лучше во что-нибудь поиграем.

– Карантинам играть не положено!

– Да ты, наверное, играть не умеешь. То же мне, Карантин!

– Я всё умею! Я могу войти в любой дом, в любую квартиру и такое там устроить, что меня месяца два будут помнить. Все, даже тараканы … кха-кха-кха.

– Ты бы, Карантинушка, лучше рот прикрывать научился, когда кашляешь, – усмехнулась Маленькая Волшебница, протягивая ему носовой платок, – на вот, возьми, тут и без тебя в воздухе микробов полно.

Карантин наклонился за платком, а девочка быстро ухватилась другой рукой за прищепку и сдёрнула её с красного носа.

И Карантин исчез. А Маленькая Волшебница проснулась и поняла, что выздоровела.

– Ура! – закричала она, – я победила Карантин!

– Главное – вовремя выпить чаю с малиной! – улыбнулась мама, убирая непонятно как попавшие в детскую комнату тапочки для гостей.

– А сейчас мы будем печь яблочный пирог с хрустящей корочкой и корицей! – объявила бабушка.

– Только большой-пребольшой! – попросила Маленькая Волшебница, – я хочу пригласить всех моих друзей, по которым так соскучилась, пока этот ужасный карантин здесь хозяйничал. Кстати, где мой носовой платок? Хотя, зачем он мне теперь…

СУНДУК ПРА-ПРА-БАБУШКИ

Сундук, который стоял в прихожей, был очень большой и старый. Его все так и называли – «бабушкин сундук», даже сама бабушка.

– Значит, – спросила как-то Маленькая Волшебница бабушку, – этот сундук работал сундуком ещё у твоей бабушки?

– Значит так, – улыбнулась бабушка и ласково подмигнула внучке.

– А что в нём лежит?

– Не знаю, ключ куда-то подевался.

И действительно, ключа у сундука не было. Только щёлочка врезного замка хитро и заманчиво щурилась латунным взглядом, будто тоже подмигивала. Но сколько бы девочка не смотрела в эту щёлочку, сколько бы не светила в неё папиным фонариком, ничего не виднелось внутри потемневшего дерева, обитого добротным железом.

– И всё-таки что-то там есть, – приговаривала Маленькая Волшебница, часто сидя на покатой крышке сундука и колотя каблучками по его стенкам, – вот и гул от моих ударов такой необычный, как будто должно случиться что-то жутко ужасное.

Но всё жуткое и ужасное оборачивалось приказом перестать стучать и подыскать развлечение потише.

Но вот как-то с утра бабушка затеяла печь пироги, а потом торжественно объявила:

– Сегодня, двадцать девятого февраля, моей бабушке исполняется сто лет!

– Ура! – закричали все остальные и быстренько уселись за стол отмечать замечательный юбилей.

Но Маленькая Волшебница призадумалась. А потому, управившись с капустным пирогом и, прихватив кусок яблочного, тихо шмыгнула в прихожую, и уселась на сундук.

– Ну пожалуйста, – сказала она сундуку, – откройся, раз сегодня юбилей.

И крышка открылась, да так быстро, что сбросила девочку на пол.

– Вот те раз… – протянула Маленькая Волшебница, заглядывая в сундук, – ничего нет, даже дна. Значит, надо туда залезть.

И она прыгнула в сундук и полетела вниз, а потом куда-то вбок. И летела, пока не досчитала до девяноста шести, а затем крикнула:

– Стоп! – и, откинув крышку, быстро выбралась на волю.

Комната, куда она попала, была тускло освещена огоньком керосиновой лампы, а за грубым столом сидел худой мужчина с длинной бородой и девочка лет четырёх. Девочка плакала, но, увидев нашу путешественницу, плакать перестала и открыла рот.

– Н-да… – сказала Маленькая Волшебница, – я тут…, вернее, я оттуда…, ну в общем, сама не знаю, откуда я. А кстати, почему ты плачешь? – обратилась она к девочке, – вот, попробуй. – и протянула малютке кусок яблочного пирога, который так и держала во время своего полёта.

– Очень вкусно! – похвалила девочка, облизывая пальчики.

– Ещё бы, это моя бабушка пекла!

– Здорово! Когда вырасту, обязательно стану бабушкой и с утра до вечера буду печь пироги – может, тогда наемся.

– Так вам нечего есть? – удивилась Маленькая Волшебница.

– Совсем нечего, – вздохнул бородатый девочкин папа, – я ведь только сундуки делать умею. Вот, последний остался, – кивнул он в угол, где стоял сундук – тот самый, бабушкин, с открытой крышкой, только совсем новый и с блестящим ключиком в замке.

– Так, а какие у вас деньги? – деловито спросила Маленькая Волшебница, которая уже догадалась, что попала в прошлое.

– Такие красивые – медные, серебряные… – стала перечислять девочка.

– И ещё золотые с орлами, – добавил её отец и опять вздохнул.

– У моего папы есть коллекция монет, – наморщив лоб, припомнила Маленькая Волшебница, – в таком альбоме с прозрачными страницами, как же он называется? Ладно, неважно… – тут она закрыла глаза, представила себе этот альбом. Вот переворачиваются страницы, вот нужная, вот здесь потянем… И тут, будто с потолка, посыпались монетки – медная, серебряные, а одна, маленькая – даже золотая.

– Ура! – захлопала в ладоши девочка, – значит, у меня сегодня настоящий день рождения! А ведь он бывает только раз в четыре года, 29-го февраля.

– Понятно, всё понятно, – ответила Маленькая Волшебница и направилась к сундуку.

– Как же нам тебя отблагодарить? – спросил мужчина, удивлённо разглядывая деньги.

– А, пустяки. Может, папа ничего и не заметит. – И, обняв на прощанье именинницу, прыгнула в сундук и захлопнула крышку.

– Бабуля! Бабуля! – закричала Маленькая Волшебница, вылезая из сундука уже в своей прихожей, – я только что видела твою бабушку! Она была совсем маленькой и ей очень понравился твой пирог!

– Замечательно! – обрадовалась бабушка, слушая рассказ внучки. И дедушка с мамой тоже обрадовались. Только папа слегка нахмурился и полез за своим прозрачным альбомом. Но все монетки с орлами оказались на месте. А между страниц лежал ключик – такой блестящий и жутко… старинный.

ДАЧНЫЙ ПАРОХОД

Ком снега сполз с крыши и шумно плюхнулся на землю. «Пора просыпаться», – подумал Дачный Дом и проснулся, потому что уже началась весна, и лучи Солнышка стали мягкими, и теплыми, как пальцы ребенка.

– А где же моя хозяйка, Маленькая Волшебница? – воскликнул Дом, окончательно стряхнув с крыши зимние сны, – в прошлом году, весной, она уже была здесь и веселила меня от подвала до чердака. Может, с ней что-то случилось?

А снег все таял, и вокруг Дачного Дома скоро образовалось настоящее море.

– Вот бы поплыть в город, – вздыхал Дом, – чем я не пароход – труба есть! Только печку затопить – и плыви себе.

Тут Дом вспомнил про домовенка Миньку, который за зиму совсем обленился и, если не спал, то только потому, что бывал занят доеданием хозяйских запасов крупы и сахара.

– Минька, а Минька, – попросил Дом, – затопи печку!

– Зачем? – встрепенулся сонный Минька, – у меня и так шуба теплая.

– Я хочу стать пароходом и доплыть до города – посмотреть, что там поделывает наша Маленькая Волшебница.

– Это другое дело! – круглые глазки Миньки сразу зажглись озорными огоньками. Он быстро набрал щепочек, дров, высек хвостом огонь, и печка запылала, а из трубы повалил густой дым.

– А что же я не плыву? – удивился Дом.

– Совсем забыл! – крикнул Минька и бросил в печку засохший венок из прошлогодних весенних цветов, который Маленькая Волшебница сама сплела и повесила на стенку.

И Дом, скрипя бревнами, стуча мебелью, и звеня посудой, сразу поплыл. И приплыл в город, как раз к подъезду большого каменного здания, где жила Маленькая Волшебница. А вот и она – такая же голубоглазая и с косичками, только выросла немного, да за спиной рюкзачок появился.

– Привет, Дом! – закричала Маленькая Волшебница и похлопала по бревенчатой стене перепачканной чернилами ладошкой, – откуда ты взялся?

– Да вот, по тебе соскучился. Почему не приезжаешь?

– Я же теперь в школу хожу, первый класс заканчиваю. Но через две недели у нас каникулы – все лето с тобой буду.

– Здорово! – закричали хором Дом и Минька, – только как же нам теперь обратно на дачный участок попасть? Вода, по которой мы приплыли, уже почти высохла.

– Это легко исправить, – не задумываясь, ответила Маленькая Волшебница, – я к тебе, Дом, колеса приделаю – будешь паровозом. Ну, вы тут пока от своего плаванья отдыхайте, а я побегу уроки делать.

ЛЕСНЫЕ ШУТКИ

– Если Кукушке в ответ на её «ку-ку» сорок раз сказать «ук-ук», она обязательно свалится с дерева.

– Сам придумал? – улыбнулась Маленькая Волшебница, глядя на неизвестно откуда свалившуюся к её ногам растрёпанную серо-синюю птицу.

– Сам! – гордо ответил я, хотя, по правде, особо гордиться было не чем. Я даже не смог решить, с кем моя Маленькая Волшебница сегодня пойдёт гулять в лес, а потому пошёл с ней сам – не отпускать же девочку одну. И вот мы сидим в лесу на поваленной осине и глядим на Кукушку.

– Ну и шутки у вас! – сказала Кукушка, когда мы на неё, наконец-то, нагляделись, – так и ноги переломать недолго!

– Извини, – ответил я, – я просто хотел пошутить.

– Ты, прежде чем шутить, на календарь бы посмотрел. Тоже мне – сказочник! – фыркнула Маленькая Волшебница, беря Кукушку на руки.

– А какой сегодня такой уж особенный день? – удивился я, пытаясь найти забытый дома календарь.

– Первое июня! – торжественно объявила Кукушка, вытаскивая из кармашка Маленькой Волшебницы карамельку, – сегодня до обеда все шутки превращаются в заклинания, а заклинания сбываются, как желания.

– Это же замечательно! – обрадовался я, поскольку желаний у меня было очень много, – сейчас я ещё раз пошучу и у меня наконец-то будет…

– Стоп! – сказала Маленькая Волшебница, – теперь моя очередь. Вот если мы сейчас подумаем о Говорящих Грибах, они нам споют песенку.

– Да какие в начале июня грибы! – возразил я, но было поздно. Вокруг нас уже толпились Говорящие Грибы и пели песенку, которая в переводе с говорящегрибского звучала примерно так:

Ук-ук, ук-ук,

Падает Кукушка!

Ук-ук, ук-ук,

С дерева, болтушка!

Ну-ка, шляпку набекрень

И в присядку с нами –

Мы танцуем целый день

С новыми друзьями!

И пришлось нам танцевать. Вернее, танцевал один я, а Маленькая Волшебница в обнимку со своей Кукушкой, сидела у меня на шее и радостно кричала:

– Какая здоровская песенка! Надо обязательно переписать слова и подарить моей учительнице музыки!

– Да уж! – согласился я, – только танцевать весь день я всё равно не смогу. Так что извини – «ку-ку!».

И Кукушка, стащив у Маленькой Волшебницы ещё одну карамельку, упорхнула на своё дерево. А Говорящие Грибы поклонились, поправили разноцветные шляпки и пропали. А Маленькая Волшебница, не слезая с моей шеи, заявила:

– Жалко, что ты не лошадка! – и, взяв меня покрепче за уши, развернула мою голову в сторону нашего дома.

– Ничего страшного! – быстро ответил я, потому что до обеда оставался ещё целый час и превращаться в лошадку мне совсем не хотелось, – на мне тоже можно неплохо прокатиться.

– Конечно, можно! – согласилась Маленькая Волшебница, колотя меня по груди сандалями, – но ты всё-таки поторопись – это же из-за твоей первой шутки у меня не осталось ни одной конфетки.

ДРУМЧИК

Маленькая Волшебница сидела на балконе и делала Друмчика. Поскольку Друмчик прилетел на нашу Землю откуда-то издалека, у него были три антенки-спиральки, укреплённые на голове пластилином, широкие лапки-подставки, а глаза, рот и нос из того же пластилина.

– Ну и как тебе у нас, Друмчик? – спросила Маленькая Волшебница, опуская инопланетянина на твёрдую поверхность балконного грунта.

– Здорово! – ответил вежливый гость из Вселенной и затопал туда-сюда по балконному бордюрчику, чтобы все три антенны смогли получить как можно больше информации о неизвестной ему планете.

А вот нашей трясогузке Друмчик что-то не понравился. Трясогуски вообще ведут себя странно, особенно когда у них птенчики появляются. Особенно когда гнёздышки для своих птенчиков родители делают на самом верху балкона, между привязанными там лыжами.

В общем, трясогузка, увидев Друмчика с антеннами, уронила то, что держала в клюве на завтрак своему чаду, засела на берёзе, и ни в какую не собиралась возвращаться в гнездо. А голодный птенчик где-то наверху стучал хвостиком по лыжным палкам и громко кричал.

– А что это за странный резкий звук? – спросил Друмчик, перестав топать по балкону.

– Маленькая птичка хочет кушать! – любезно пояснила Маленькая Волшебница.

– Нет ничего проще! – воскликнул Друмчик и исчез. А потом опять появился и отрапортовал:

– Еда для маленькой птички системы «трясогузка» доставлена!

– Ты где был? – спросила Маленькая Волшебница, придирчиво рассматривая квадратик с металлическим отливом, который удобно лежал на лапках у Друмчика.

– Да сгонял по быстрому в ближайший межгалактический магазин, где продают питание для наших братьев по разуму системы «пернатые». Не беспокойся – здесь полный набор микроэлементов, необходимых для нормальной жизнедеятельности и развития мышечной и прочей массы.

– А как мы доберёмся до птенчика? – поинтересовалась Маленькая Волшебница, взвешивая квадратик на ладошке, – папа лыжи вон как высоко привязал, со стула не достать.

– Я сейчас! – Друмчик опять исчез и появился чуть позже, чем в первый раз, секунды через три. Правда, и вид у него был уже не такой самоуверенный, – Очень жаль, но на десять световых лет вокруг ни одной пластинки для концентрации живой материи с целью уменьшения размеров не осталось!

– А тебе-то зачем уменьшаться, стаканчик из-под йогурта – ты у меня и так не очень большой получился!

– Пластинка нужна тебе – я бы тебя уменьшил, а потом поднял наверх к этим малоскоростным приборам для передвижения под названием «лыжи». Но ничего, возможности моего разума безграничны – надо только эти возможности применить как следует.

Друмчик зашевелил всеми своими антеннами-барашками и вот уже голодный птенчик, притянутый мощными возможностями разума, сидит на ладошке у Маленькой Волшебницы. И тычет мягким клювом в тот блестящий квадратик, который неизвестно откуда притащил Друмчик.

– Ну как, съедобно? – спросила Маленькая Волшебница, легонько поглаживая птенчика по малюсенькой головке.

– Ничего! – пискнул тот чуть охрипшим голоском, – но то, что мама приносит, все-таки лучше и мягче.

– Что он сказал? – опять не понял Друмчик.

– Что пора обедать, – невнятно произнесла мама-трясогузка своим набитым клювом, усаживаясь Маленькой Волшебнице на плечо. Нервной мамаше уже надоело бояться – в конце концов, Друмчик оказался вполне дружелюбным инопланетянином.

– И нам пора! – воскликнула Маленькая Волшебница, быстро приделывая своему новому другу пару пластилиновых рук, – теперь ты сможешь сам держать ложку!

– А что такое ложка? – спросил Друмчик, с удовольствием двигая малиново-зелёными пальчиками-колбасками.

– Прибор для поедания борща, в котором находятся микроэлементы, необходимые всем! – торжественно ответила за внучку бабушка, гостеприимно распахивая балконную дверь, – Прошу к столу! Да, поскольку теперь у всех есть руки, будьте добры их вымыть – таков земной обычай.

ФЕЯ ЗАБЫТЫХ СНОВ

На даче у Маленькой Волшебницы был старый шкаф. Он как-то незаметно стоял в углу второго этажа, пока домовенок Минька не предложил в него залезть. Минька так и сказал:

– Давай в тот шкаф залезем! Там столько интересного барахла лежит!

– Давай! – согласилась Маленькая Волшебница, – только надо говорить не «барахла», а «вещей».

– Думаешь – раз в школу пошла, так теперь самая умная! – обиделся Минька и убежал.

Пришлось Маленькой Волшебнице одной тянуть за висячую ручку. Но здоровая дверь шкафа и не думала открываться.

– Минькина работа! – подумала Маленькая Волшебница, – Минька, ну ладно тебе! – крикнула она через плечо и дверь нехотя открылась.

В шкафу висело старое пальто чёрно-коричневого цвета, в углу стоял зонтик – из тех, что открываются руками, а ещё пара галош, высокие и на пуговичках. Ну, пожалуй, и всё.

– Нет, не всё! – решила Маленькая Волшебница, – надо залезть в шкаф и закрыть дверь.

Она так и сделала, но ничего не произошло. Просто стало темно, а пальто щекотало нос, отчего…

– Апчхи! – чихнула на весь шкаф Маленькая Волшебница и ухватилась за пальто, чтобы не упасть. Пальто зачем-то соскользнуло с вешалки и накрыло девочку. Та стала барахтаться, всё-таки упала и куда-то покатилась.

– Наверное, я выпала из шкафа, – сказала Маленькая Волшебница, перестав катиться неизвестно куда, – пора выбираться из-под этой чихальной одежды!

И она стала выбираться, но на это ушло почему-то много времени – пальто никак не хотело отпускать свою пленницу, становясь всё больше, больше, больше…

– Я что, в рукаве застряла? – пыхтела Маленькая Волшебница, ползя всё время вперёд, потому что только вперёд и ползлось, – надо будет, если, конечно, вылезу, с этим непонятным пальто разобраться. А потом с зонтиком, с галошами…

Но вот впереди, наконец, показался свет.

– Значит, я ползла правильно! – обрадовалась Маленькая Волшебница, ещё раз чихнула и вывалилась на мягкую травку.

– Хи-хи! – сказала травка, – у нас теперь будет ещё одна фея!

– Какая ещё одна фея? – тут же раздался тонкий, но довольно сердитый голосок.

Маленькая Волшебница встала с коленок и увидела Фею. Фея была очень красивая, но какая-то вся прозрачная и хрупкая, будто её сделали из одного дыма и газа. Но Маленькая Волшебница сразу поняла, что Фея настоящая: только у настоящей Феи на спине, прямо через складочки на платье, растут крылышки. Ещё у Феи в руке был тоненький хрустальный стаканчик, а в стаканчике – земляника, тоже какая-то прозрачная и хрупкая.

– Ты кто? – строго, словно классная руководительница, спросила Фея, спрятала стаканчик в карман своего воздушного платья, и тут же достала из другого кармана веер, носовой платок и лорнет без цепочки.

– Я Маленькая Волшебница! – честно ответила Маленькая Волшебница и тоже стала искать у себя в кармашке носовой платок, но не нашла.

– Ну да, Волшебница! – вздёрнув носик, фыркнула Фея, на всякий случай отлетая на два шага назад и еще на один, очень маленький, вправо, – и что же ты умеешь, маленькая девочка?

– Я много чего умею: читать умею – хотите, по-русски, хотите, по-английски. Музыку по нотам тоже читать умею. Цифры знаю только римские и арабские, но задачку решу любую – лишь бы в конце учебника ответ был. Да, еще на компьютере могу, если папа разрешит. А у вас есть миксер? Знаете, как я здорово взбиваю миксером гоголь-моголь? Потом можно три дня кухню облизывать!

Фея долго смотрела в лорнет на Маленькую Волшебницу, пока та тараторила все эти непонятные заклинания, а потом, после очень глубокого реверанса, с уважением произнесла:

– Да, ты действительно волшебный ребёнок! – и поцеловала Маленькую Волшебницу в щеку. И Маленькая Волшебница поцеловала её в ответ. Фея сразу превратилась в нормальную девчонку с крылышками без всяких там выкрутасов на тему этикетов и разных субординаций. Земляника в стаканчике оказалась вполне съедобной, а пахла так, что хотелось зарыть в ягоды весь нос и нюхать, нюхать…

– Апчхи! – в третий раз сказала Маленькая Волшебница и опять оказалась посреди темноты, – Похоже, мне самой из-под этого пальто не выбраться. Эй, кто-нибудь! Помогите ребёнку!

И сразу стало светло. И еще там был Минька с нарочито-серьезной физиономией.

– Чего кричишь? – спросил домовёнок, – не можешь сама из-под своего бар…, ах, извини, из-под своей вещи вылезти? Хотя, в вашей школе, поди, на такую ерунду времени не хватает – там суръёзные вещи проходят! Не чета нашим польтам деревенским…

– Лучше ты извини! – быстро сказала Маленькая Волшебница, запихивая пальто в шкаф и закрывая дверь, – это всегда так: когда тебя долго учат, волей-неволей хочешь сам кого-нибудь поучить. Но я больше не буду.

– Да ладно! – Минька изящно махнул хвостом в знак примирения, – а чего там у тебя в кармашке?

– В кармашке? – переспросила Маленькая Волшебница и вытащила стаканчик, в котором еще осталось немного земляники, – а, так это тебе! От Феи. Жалко, что я так мало у неё побыла.

– Ничего! – успокоил её Минька, разом высыпая в широкий рот все ягоды, – в страну забытых снов всегда можно попасть, даже пять раз за одну ночь, захотеть только надо, и всё мало будет. А стаканчик возьми – вещь в хозяйстве нужная. Опять же, Феин подарок, не барахло какое-нибудь.

ВАТРУШКИ-ХОХОТУШКИ

Решил как-то Злюка Бубнюк, с которым никто не водился, у детей улыбки украсть. Наколдовал Бубнюк пирожков с крапивой и лимонным соком, да с утра пораньше – шмыг на улицу. Прикинулся Злюка добрым дедушкой и давай малышей обманывать:

– Скушай, внучек, пирожок – сильным станешь! Возьми гостинчик, внученька, – хорошей хозяюшкой будешь!

Ребятня, кто поумней, твердо помня родительский наказ из чужих рук ничего не принимать, от заколдованных пирожков отказывались. Да и кому кислая крапива понравится? А вот драчуны, вредины и жадины сразу подлетели и все пироги расхватали. Один мальчик-жадобчик даже два стянул и мигом в рот запихнул. И тут же у всех, кто эти пироги распроклятые попробовал, лица скривились, уголки губ вниз опустились, да так и остались.

А Бубнюку того и надо: покидал он детские улыбки в мешок, да с тем в свой дом и утек.

Плохо жить человеку без улыбки, плохо и неудобно. Расскажешь такому смешную историю, а он стоит как пень и глазами лупает – мол, ну и чего? Или щенка кому подарят – все смеются, гладят вислоухого – а этот, неулыба, опять стоит и приговаривает:

– Подумаешь! Подумаешь!

А чего «подумаешь» – и сам не разумеет.

В общем, стали некоторые родители замечать, что их чада чего-то невеселые ходят. Только на мальчика-жадобчика поначалу внимания не обратили – этот отродясь не улыбался, а потому его папа с мамой решили, что сыночек у них шибко серьезный и когда вырастет, станет большим начальником.

Э-хе-хех… Забеспокоились родители и давай деток по врачам таскать. А что врачи? На зубы взглянули, языками полюбовались и говорят:

– Дети ваши здоровы и в лечении не нуждаются, но в сладком ограничивайте. А больше нас, пожалуйста, не беспокойте.

Тут все про Маленькую Волшебницу вспомнили и к ней за помощью побежали. Задумалась Маленькая Волшебница на немножко, а потом и говорит:

– Хорошо, помогу вашим деткам. Только, чур, уговор – пусть меня слушают и все, что скажу, выполняют.

Пришлось родителям с этим уговором согласиться.

Пошла Маленькая Волшебница в Заповедный Лесок, да в Укромном Уголке набрала травки волшебной – Хохотушка называется. Принесла она травку домой, помыла, порезала мелко и говорит Бабушке:

– Бабуль, давай ватрушки печь!

– Давай! – говорит Бабушка.

– Только, Бабуль, давай в творог вот этой травки добавим.

– Зачем это, внученька?

– Ну, понимаешь, это такой новый рецепт. Я его сама придумала, но, говорят, от него ватрушки в два раза вкусней становятся.

– Ах ты моя выдумщица! – засмеялась бабушка и высыпала всю Хохотушку в творог.

Раздала Маленькая Волшебница горячие ватрушки всем пострадавшим от Бубнюка и говорит:

– Сейчас мы к этому Злюке пойдем. Как только он из-за двери свой противный нос покажет, вы сразу начинайте есть ватрушки и смейтесь из последних сил. А я колдовать буду.

– А можно мне две ватрушки? – начал канючить мальчик-жадобчик.

– Да хоть три, только пошли скорее.

Вот постучали они в дверь Бубнюка, и Маленькая Волшебница как закричит:

– Бубнюк, а Бубнюк! Иди-ка посмотри – ничего у тебя с твоей кислой крапивой не вышло!

Выпрыгнул Бубнюк за дверь – и верно: все дети смеются, а смех ватрушками заедают. Только мальчик-жадобчик не смеялся – он сильно занят был, никак три ватрушки разом в рот запихнуть не мог.

– Не верю я тебе, – забубнил Бубнюк, – ты, небось, нарочно детей смеяться подговорила.

– А ты сам попробуй, – ответила Маленькая Волшебница и протянула Злюке последнюю ватрушку-хохотушку. Тот откусил, и ну смеяться – по земле кататься, даже мешок выронил! А из мешка улыбки как полетят, да снова на ребячьих губах и засияли. То-то!

А тому мальчику-жадобчику, чтобы свою улыбку найти, ох как много ватрушек-хохотушек съесть пришлось.

ПРО БЛЯМСА

В этом году лето было ужас какое мокрое. Дождю так понравился наш дачный посёлок, что он то шёл по земле, то бегал, то кувыркался, любуясь на собственное отражение в бесчисленных лужах. Солнышко едва успевало выглянуть из-за его мокрой спины, чтобы хоть немного подкрасить клубнику, которая вырастала размером с кулак – только успевай собирать.

Маленькой Волшебнице, как и всем детям дачного посёлка, в такие дождливые дни было скучновато. Она уже по два раз прочитала свои и родительские книжки, вдоволь наелась клубничного варенья, а из розовой пенки научилась делать воздушные пузыри. Теперь эти пузыри летали по всему дому и забавно свистели, но веселее от этого почему-то не становилось.

– В такую погоду, – рассуждала девочка, сидя на крылечке, – наверное, только лягушкам здорово.

– С чего ты взяла? – проквакал выпрыгнувший неизвестно откуда лягушонок Блямс, который за последний мокрый месяц вымахал размером с мотоцикл, – смотри: я всё время расту и расту, скоро в вашей канаве перестану помещаться.

– Надо что-то делать с этим дождём, – согласилась Маленькая Волшебница, ёжась под непромокаемым плащом, – кстати, а почему вас зовут лягушками? Вы что, раньше много лягались?

– Нет, – улыбнулся Блямс, – просто у моего ква-ква-ква…, извини, пра-пра-пра и еще сто пятьдесят семь раз дедушки на голове было ушко, которое торчало и мешало нырять. Бедняга всё время твердил: «ушко, ляг!», «ушко, ляг!», а потом не выдержал и закричал: «ЛЯГ, УШКО!» Вот такая история.

Они посмеялись, а потом Маленькая Волшебница спросила:

– Слушай, Блямс, а ты через забор сможешь перепрыгнуть?

– Сейчас попробую, – лягушонок внимательно посмотрел на забор сначала правым глазом, потом левым, набрал в живот побольше воздуха и легко перелетел через двухметровые доски. А потом – обратно.

– Здорово! А со мной на спине?

Блямс и с этим заданием справился – ему очень нравилось прыгать.

– Чем это вы тут занимаетесь? – насмешливо спросил дождь, – вот я вас сейчас окачу!

– Сначала догони! Блямс – курс на юго-запад! – крикнула Маленькая Волшебница и они понеслись гигантскими прыжками куда-то вперёд, а дождь припустил за ними.

В скором времени все трое оказались в пустыне, где не было ни одной лужи, зато солнца – сколько хочешь!

– Как здесь здорово! Наконец-то позагораем, – обрадовалась Маленькая Волшебница, снимая плащ с капюшоном, – ну, дождь, пока! Спасибо, что проводил.

– Ну нет, – ответил дождь, – мне эти пески тоже нравятся. Сейчас я здесь такое болото устрою – обалдеете!

– Какой ты вредный! – решил подыграть своей подружке Блямс, – впрочем, если тебе здесь действительно нравится, можем уступить это замечательное место.

И Блямс с девочкой на спине запрыгал обратно на дачу, а дождь остался в пустыне до осени. А дети, наконец, смогли позагорать и поиграть в теннис. Самым послушным Блямс разрешал посидеть у него на спине, когда ему хотелось попрыгать. Правда, в конце августа, лягушонок начал уменьшаться, и очень скоро снова легко умещался в кармашке у Маленькой Волшебницы, но за это на него никто не обиделся.

ВОСКОВИК

Сыр был настоящий – круглый как арбуз и весь облит воском. Когда сыр резали, воск отходил от него толстыми лепестками, похожими на лодки. А если взять кусочек этого воска и, немного согрев в ладошке, начать лепить – что-нибудь обязательно получится, например…

– Привет, Восковик! – радостно поздоровалась Маленькая Волшебница, ставя на стол забавного человечка с пузиком и короткими ручками-ножками.

– Привет! – отозвался восковой человечек и похлопал себя ручками по животу, – гляди-ка, какой я получился замечательный!

– Действительно, забавный, – заметил папа, отрезая ещё кусочек сыра для вечернего бутерброда, – если в него вставить фитилёк, получится неплохая свечка.

– А вот этого не надо! – сразу перестал веселиться Восковик, – в моей стране ни в кого никакие фитильки не вставляют, все и так хорошо живут!

– А как попасть в твою страну? – спросила Маленькая Волшебница, когда папа доел свой бутерброд и пошёл смотреть новости.

– Только на лодке! – заявил Восковик и показал на восковой лепесток от сыра.

Маленькая Волшебница быстро налила в тазик для посуды воды, опустила в воду восковую лодочку, помогла забраться в неё Восковику, потом залезла в неё сама…

– Стойте! Что вы делаете! – раздался с берега крик Молодой Дамы с коляской.

– Это вы нам? – удивилась Маленькая Волшебница, которая, как любой морской путешественник, очень не любила, когда мешают отплытию.

– Нет, не вам. С вами я еще поговорю, – ответила Молодая Дама, одной рукой держась за ручку коляски, а другой поправляя волосы, – я обращаюсь вот к этому, который сидит тут рядом с умным видом и чего-то пишет в блокноте! – и показала на меня.

– А в чём дело? – не понял я, но на всякий случай тоже залез в лодку.

– Да разве маленькая девочка может сама налить воды в таз, а потом отправиться в путешествие на лодке из воска? Нет, я такие сказки своему ребёночку, когда он подрастёт, читать не буду. Так и запишите в своём блокноте.

– Мы, когда вернемся, для вашего ребёночка другую сказку напишем, правильную! – успокоила Даму Маленькая Волшебница, вынимая откуда-то из-под Восковика пару вёсел и мачту с парусом, – а сейчас, пожалуйста, больше не кричите, а то малышка разбудите.

– Всего хорошего! – сказал я Молодой Даме, – извините, что у меня заняты руки и я не могу на прощание помахать Вам шляпой! – руки у меня, и правда, были заняты вёслами, а шляпы я и так никогда не ношу.

– Зато я могу! – отозвался Восковик. Отломил кусочек воска от борта лодки, слепил шляпу и стал ею махать.

Молодая Дама почему-то обиделась и покатила свою коляску по берегу. А мы очень быстро поплыли, потому что от ветра, поднятого шляпой Восковика, наш парус надулся как воздушный шар.

– И з – з – здрав – с – с – ствуйте! – раздалось в скором времени у нас над головой.

– Привет, папа и мама! – обрадовался Восковик и перестал махать шляпой, – не бойтесь, друзья!

– А мы и не боимся, – ответила, пожимая правым плечиком, Маленькая Волшебница, – что мы, пчёл никогда не видели?

– Конечно, видели! – подтвердил я, – этим летом видели. Правда, те были немного поменьше…

– Ну вот и з-з-замечательно! – перебили меня пчёлы, – сейчас мы вам расскажем, как делаем мёд и воз-з-з-з…простите, во-с-с-ск.

– Не надо, прошу вас! – раздался опять голос Молодой Дамы, которая к тому времени возмущенно докатила коляску до другого берега, – вы сейчас опять какую-нибудь ерунду расскажите. Лучше я своему маленькому прочитаю всю правду в энциклопедии для детей, чтобы у него было реальное представление о происхождении мёда и воска.

– А я хочу послушать пчёл! – заявил малышок, вылезая из коляски.

– Куда ты, малипусик! – заохала Молодая Дама, – тебе же всего полгодика! В таком возрасте нельзя кататься на лодке с незнакомыми существами из неправильной сказки! И разговаривать еще нельзя…

Но было поздно – Маленькая Волшебница уже помогала малышку поудобней усесться в нашем жёлтом судёнышке. А добрые пчёлы намазывали большущие куски хлеба сказочным мёдом и рассказывали, рассказывали, рас-с-с-ка-з-з-з…

ЗВЕЗДЫ ВОДЯНОГО БУЛЬКИНА

Совсем еще маленький колодезный водяной Булькин сидел на дне круглого, как труба, колодца и смотрел на звезды.

– Да, в колодце хорошо, – говорил Булькин, подперев перепончатой лапкой широкий подбородок, – отсюда звезды видны и днем, и ночью, не то, что на земле, как рассказывала бабушка. Вот бы одной из этих блестяшек упасть сюда – я бы с ней поиграл!

Но вместо звезд в колодец падало ведро на ржавой проволоке, отчего водяное зеркало покрывалось рябью, и звезды надолго исчезали.

– Странные существа эти люди, – вздыхал Булькин, который, как и все колодезники, любил разговаривать сам с собой, – зачем они все время черпают воду? Вырой себе колодец, и сиди спокойно на дне, смотри на звезды. И другим не мешай.

Но на земле наступило лето, а значит, воду стали черпать чаще. И бедному Булькину для глядения на любимые звезды оставалась только короткая ночь. Маленький водяной стал скучать и даже немного похудел.

Но вот как-то днем вместо ведра в колодец упала звездочка, совсем маленькая, светло красная, но зато с золотой ручкой.

– Ух ты, звездочка! – радостно забулькал Булькин, – как же тебя зовут?

Звездочка не ответила, зато сверху раздался голос Маленькой Волшебницы.

– Эй, вы! Там, внизу! Отдайте, пожалуйста, мое колечко!

Булькин на всякий случай сунул колечко в рот и забился в самый угол колодца.

– Ничего не выйдет! – продолжала кричать девочка, – я вас все равно вижу! Как вам не стыдно – такой зеленый, а хотите украсть чужую вещь! Ну-ка, вылезайте сюда и поговорим!

Вообще-то, водяным с людьми разговаривать как-то не принято, но тут случай был особый и Булькин, не разжимая рта, всплыл на поверхность.

– Привет, Булькин, – улыбнулась Маленькая Волшебница, подставляя ладошку под его большой рот.

– А откуда ты меня знаешь? – удивился водяной. При этом он, конечно же, открыл рот и колечко оказалось в руке у хозяйки.

– Знаю и всё тут. Ещё знаю, что ты хотел поиграть со звёздочкой, – ответила Маленькая Волшебница, надевая колечко на безымянный пальчик.

– Да, это правда. Извини, я принял твоё колечко за звёздочку.

– Ты ещё маленький и не знаешь, что звёзды на самом деле очень большие и в колодец вряд ли поместятся, к тому же они жутко далеко от нас. Но я тебе помогу – гляди.

Маленькая Волшебница подняла руку с колечком и сейчас же один солнечный лучик, проскочив сквозь камушек, упал на кем-то брошенный возле колодца бутылочный осколок.

– Так, – сказала девочка, – посмотрим, что нам это дает. Ага, понятно, нам надо сделать телескоп – это такая труба со стеклами, в которой все далекое становится ближе. Трубой будет твой колодец, а остальное смастерим сами.

Она сильно потёрла осколок со всех сторон о камень, чтобы Булькин не порезал свои перепончатые лапки и протянула его колодезнику.

– Вот, теперь смотри на звезды через эту штуку.

– И что будет?

– Попробуй – увидишь.

Булькин плюхнулся в колодец и, едва коснувшись дна, сразу приставил стекло к своему круглому глазу.

– Здорово! – забулькал он, – звезды теперь так близко, что я вижу, как по ним бегают смешные существа и машут мне своими бессчетными ножками. А вон тот похож на меня, только он синий с красными крапинками и у него тоже есть волшебное стекло.

Много чего интересного рассказал Булькин Маленькой Волшебнице тем летом. А она рассказала мне. А я расскажу вам, потому что люблю рассказывать и потому что очень здорово, когда у кого-то есть любимое дело, а не только собственный колодец.


Купить книгу "Маленькая Волшебница" Свальнов Вячеслав

home | my bookshelf | | Маленькая Волшебница |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу