Book: Без Надежды



Без Надежды

Б. К. Седов

Без Надежды

Купить книгу "Без Надежды" Седов Борис

Высокая светловолосая секретарша имела звание сержанта милиции и полностью соответствовала шикарной приемной генерала Рудновского. Молодая, стройная, длинноногая. Со смазливой мордашкой. С величественной осанкой, как у гимнастки. С горделивой походкой, поставленной, будто у манекенщицы.

Ко всему прочему эта красавица носила кружевные, почти прозрачные трусики. Это Арцыбашев отметил сразу, как только она, прозвенев ангельским голоском: «Присядьте, пожалуйста. Вы будете приняты через десять минут. Владимир Сергеевич сейчас, к сожалению, занят», – устроилась у себя за столом и закинула ногу на ногу так, что короткая форменная юбчонка задралась чуть ли не до пояса.

«Интересно, он ее трахает? – невольно подумал Арцыбашев и решил: – Конечно. Разве бывает без этого?» – И, чтобы отвлечься от соблазнительных трусиков, потянулся к журнальному столику, на котором были живописно разбросаны несколько ярких журналов, обольстительно поблескивавших глянцевыми обложками.

Ровно через десять минут – секунда в секунду, как и обещала красавица в кружевных трусиках, – дверь кабинета открылась, и из него деловитой походкой стремительно вышли два подполковника в серой ментовской форме. А следом за ними вальяжно выплыл и сам хозяин – заметно погрузневший за последние годы, обзаведшийся двойным подбородком, розовой лысиной и очками в тонкой серебристой оправе. И куда делся тот прыткий красавчик-курсант Высшего политического училища МВД, любимчик девиц и капитан футбольной команды, с которым в конце семидесятых годов Арцыбашев учился на одном цикле? Четыре года он делил с ним одну комнату в общежитии… И не только комнату, но и деньги, и гражданские шмотки, и подружек, и, как можно напыщенно выразиться, даже последнюю корочку хлеба.

Их тогда было трое. Трое неразлучных друзей. Трое сводных братьев. Вадим Арцыбашев, Володя Рудновский и Толик Картаев – уже сорок дней, как покойный Анатолий Андреевич Картаев, бывший начальник оперативной части одной из многочисленных зон, разбросанных по республике Коми.

«Эх, Толик-Толик… Эх, время-время. Что с нами делает, сволочь! Не щадит никого. Одних раньше времени спроваживает на тот свет; других, как мы… – грустно вздохнул Арцыбашев и, изобразив на физиономии радостную улыбку, поднялся из кресла, стараясь выглядеть как можно естественнее, широко распахнул объятия навстречу Рудновскому. – Впрочем, нет. Не стоит грешить на время нам, генералам. Хотя тоже… стареем».

– Привет-привет, дорогой. Извини, что заставил чуть подождать, – приветливо проворковал Владимир Сергеевич Рудновский и слегка царапнул отросшей за день щетиной щеку своего гостя. – Проходи, располагайся. Юля, – повернулся он к секретарше. – Меня нет. Ни для кого. Ни для министра. Ни для президента. Через… – Рудновский взглянул на часы. – Через сорок минут можешь отправляться домой. А пока приготовь нам чего-нибудь закусить. И кофе. В первую очередь – кофе. В первую очередь – кофе.

Однако так и не притронулись к кофе, отдав предпочтение армянскому коньяку и импортной водке «Красная Армия». Поминали покойного Толика, на чьи похороны ни один, ни другой выбраться не смогли.

Так хоть на сорокадневную годовщину. Вдали от глухого комяцкого поселка Ижма, где теперь могила почившего друга. Ведь все-таки не забыли! Все же сумели выкроить лоскуток драгоценного времени на то, чтобы отдать должное памяти…

– …Сперва сестра, потом он. С интервалом в три месяца, – бормотал Рудновский, задумчиво крутя в толстых пальцах хрустальную стопочку с водкой. – На похоронах были только друзья и сослуживцы. Ни единого родственника. Да их у Толи и не осталось. Только племянница…

– Так и не нашли ее? – перебил Арцыбашев.

– Ни одного следа. Как в воду канула. Может быть, все-таки подключить твое ведомство? – исподлобья посмотрел на гостя Рудновский.

– Не думаю, что это хорошая мысль. А этот бандюга, которого Толик искал в Питере? Разин, кажется? Что по нему?

– Ты же читал.

Да, Арцыбашев прочитал все, что ему переслали по Константину Александровичу Разину, «Костоправу» (он же Денис Аркадьевич Сельцов, «Знахарь»), рецидивисту, который, несомненно, и виновен в гибели Толика. За месяц, прошедший с того дня, как неизвестный в двадцати километрах от Микуня расстрелял семерых человек – экипаж войскового МИ-8, двоих армейских и двоих сотрудников ижменского УИН'а, независимо от прокуратуры и внутриведомственных комиссий Минюста и Минобороны по линии МВД под непосредственным контролем Рудновского была проделана скрупулезная оперативно-следственная работа. Неизвестно, до чего там за месяц докопались прокурорские следаки, но следственная группа Министерства внутренних дел, направленная в республику Коми из Москвы, пришла к однозначному выводу: захват вертолета и групповое убийство совершили по предварительному сговору несовершеннолетняя племянница погибшего А. А. Картаева и некто Разин (он же Сельцов), с января проживавший в доме (а точнее, в гараже) терпилы на положении невольника. Опытный опер из Министерства сумел склеить по кусочкам всю предысторию произошедшей в Микуне трагедии, начиная с этапирования заключенного Разина в одно из ижменских ИТУ еще четыре года назад и заканчивая посадкой захваченного МИ-8 в окрестностях Микуня, после чего, завалив семерых человек, Костоправ и Кристина словно растворились в тумане. Ни следочка. Ни единой, самой ничтожной зацепочки. Ни одного, хотя бы слабого проблеска, который мог бы пролить свет на загадку бесследного исчезновения двоих опасных преступников. Надежные информаторы что в Микуне, что в Питере, где ожидали появления этих двоих, в ответ на все вопросы оперативников только беспомощно разводили руками: ничего не видели, ничего не слышали, ничего не знаем. Возможно, Разин с девчонкой заблудились в тайге? Утонули в болоте? Или их сожрали дикие звери? Нет, так не бывает.

– А ведь этот Разин уже имеет опыт скитаний по местной тайге, – задумчиво, словно разговаривая сам с собой, пробормотал Арцыбашев.

– Ты же читал, – еще раз повторил Рудновский и чуть заметно отсалютовал своей стопкой. – Еще по одной. Пусть земля будет Толику пухом.

Да, Арцыбашев ознакомился и с историей предыдущего побега Костоправа, когда тот почти месяц блуждал по тайге, преодолел больше четырехсот километров от Ижмы до Кослана и вроде бы даже какое-то время прожил в общине затворников-нетоверов.

«Интере-е-есно. Ой, как интересно! – поразился тогда генерал ФСБ, еще раз внимательно перечитывая эту историю, изложенную на нескольких листах писчей бумаги сухим канцелярским языком ментовского опера. – Бывают же совпадения… Спасовцы… Нетоверы… И этот ушлый пройдоха сумел войти к ним в доверие. Стать среди этих фанатиков разве что не своим. Но ведь такое почти невозможно! Спасовцы не подпускают к себе чужаков и на пушечный выстрел. И все-таки он сумел… Разин-Разин, а ведь ты можешь мне пригодиться. И я тебя обязательно отыщу! Никуда от меня не денешься, парень!»

В тот же день генерал-майор ФСБ Вадим Валентинович Арцыбашев приступил к розыску Разина.

«Он же Сельцов. Он же, возможно, еще черт знает кто! – размышлял генерал, лично планируя операцию. – Не все ли равно?! Кем бы ты сейчас ни был, но если ты еще жив, Костоправ-Знахарь, от меня никуда деться не сможешь. Спрятаться можно от кого угодно, хоть от ментов, хоть от бандитов. Но только не от чекистов. Рано или поздно я тебя достану! Ты будешь моим! И выполнишь для меня одну интересную работенку. А может, и не одну. Вот так-то, парень».

Еще две недели назад, в отличие от чересчур сентиментального Рудновского, Арцыбашев совсем не горел желанием что-либо предпринимать, чтобы расквитаться с кем-то совершенно абстрактным за покойного однокашника. И вообще, он давным-давно отошел от друзей своей юности, в корне сменил круг общения, даже в какой-то мере замкнулся в себе. С тем же Рудновским последний раз Арцыбашев встречался три года назад (да и то по долгу службы, хотя в Москву из Ростова, где жил и работал, наезжал регулярно). Это со столичным-то жителем, а что уж говорить о Толе Картаеве, намертво застрявшем в своем глухом таежном углу. Без перспектив, без надежды заслужить еще хоть одну, третью звездочку на погоны. Дистанция между ним и генерал-майором УФСБ по Северо-Западному Военному округу Вадимом Валентиновичем Арцыбашевым, стала, казалось бы, совершенно непреодолимой…

И тут на сцену выходит некто Константин Разин.

И у Арцыбашева, в первое время совершенно аморфно отнесшегося к трагической гибели друга своей юности, тут же просыпается к этому делу живой интерес. Чисто личный. И никоим образом не связанный с банальным желанием отомстить за приснопамятного Толю Картаева.

– Одним словом, уперлись в тупик. – Рудновский откинулся в кресло и погладил ладонью обширную лысину. – Хочешь не хочешь, а в понедельник придется объявлять Разина в розыск.

«И отдать его, когда все-таки будет пойман, эмвэдэшникам, – быстренько прикинул Арцыбашев. – Черта с два потом его у них выковырнешь. Неохотно, ой как неохотно менты расстаются со своей добычей, особенно если эта добыча повинна в гибели их сотрудников. А значит, придется приложить немалые усилия, прежде чем я заполучу этого Разина. Не проще ли эти усилия приложить к тому, чтобы, пока еще есть такая возможность, поискать Костоправа, не трезвоня об этом на всю Россию? Ну, потерпеть хотя бы месяцок. Хотя бы до осени. И уж тогда, если не будет заметно никаких результатов, сдаваться – объявлять прыткого гада в этот чертов розыск. Для начала в местный. Потом в федеральный».

– Володя, не будем спешить, – покачал головой Арцыбашев. – Пока не будем. Скажем так: до тридцать первого августа. Никуда этот гад от нас все равно не денется, объявить его в розыск успеем всегда. Но только ни мне, ни тебе не надо, чтобы вся эта наша затея с ним вышла из-под контроля, чтобы всплыло на поверхность то, что Толик полгода держал Разина у себя в гараже, что тот был любовником сначала его сестры, а потом несовершеннолетней племянницы. Не дай Бог, все это угодит в лапы кому-нибудь из «желтых» газетчиков. Не хочу, чтобы имя Толи, даже покойного, вдруг принялись склонять в каком-нибудь грязном листке. Понимаешь, почему я не хочу форсировать поиски Разина и привлекать к этому большее количество людей? Когда эта мразь будет у нас, мы разберемся с ним лично. Без всяких там судебно-процессуальных условностей. Понимаешь? А?

– Да, понимаю, – тупо уставился на своего гостя Рудновский. – Дерьмо! Как не хотелось бы мне с этим затягивать! Но не согласиться с тобой не могу. Орать на всю страну, что ищем этого Разина, нет никакого резона. Глупо пороть горячку, пока не испробовали все варианты, не использовали все наши возможности. А они хоть и не безграничны, но все-таки ой-ой-ой… Правда, Вадим?

– Правда.

– Итак, по рукам? Решено? До конца лета действуем по старой схеме. Ты – аккуратненько. Я – аккуратненько. Без лишних свидетелей. Никого своими проблемами не озадачивая. И если к тридцать первому августа пусто… То тогда… Первого сентября в каждом опорном пункте милиции будет поганая рожа этого Разина. А в Питер я направлю своих лучших людей. Пускай надерут как следует задницы местным ворюгам. Построю всех питерских урок! Поставлю их перед выбором: или Костоправ, или они. – Рудновский выставил перед собой крепко сжатый кулак. – Вот так вот их всех, сволочей! Взвоют, если не скажут, где прячется этот мерзавец! А ты, если что, мне поможешь. Договорились, Вадим?

«Еще бы нет!» – ухмыльнулся про себя Арцыбашев и разлил по стопочкам «Красную Армию».

– Договорились, – торжественно произнес он и еще раз подумал: «Интересно, драл когда-нибудь Вовка свою секретаршу прямо на этом столе? Взять, и спросить?… Нет, ну что я, право, совсем как мальчишка! Что за мысли дурацкие в седой генеральской башке! Далась мне эта смазливенькая фотомоделька! Есть дела поважнее… С повестки дня пока еще не снят вопрос о Косте Разине. Который каким-то немыслимым образом сумел войти в контакт с нетоверами. – Договорились, Володя. Первого сентября…

– …Когда все детишки пойдут в школу, – зачем-то заметил Рудновский и извлек из кармана маленький календарик. – Нет, ведь первое – это суббота, – удивленно приподняв брови, констатировал уже слегка пьяный генерал МВД. – А в школу все пойдут в понедельник. Только третьего. Значит, и мы начнем облаву на Разина третьего. Третьего сентября… Хм, звездец Костоправу.

«А все-таки – какие классные трусики у секретарши этого лысого пентюха! Проклятье, где только такую сыскал?! – Арцыбашев опрокинул внутрь свою порцию водки и аппетитно захрустел малосольным огурчиком. – Классная телка! Черт, вот ведь застряла в башке!.. А Костоправу, и правда, звездец! Как только закончится лето. Как только наступит осень…».

***

А до осени оставалось всего ничего.

И спокойной жизни мне было отведено еще чуть больше полутора месяцев. Впрочем, какой, к черту, спокойной?!! Когда она была у меня спокойной, эта проклятая жизнь?!!



Пролог

Больше недели стояла непривычная для конца августа курортная погода, и день опять обещал быть жарким и солнечным. За-амечательно! Лучше и не придумаешь для вылазки в дюны, в «Царство Кирилла» – нудистскую вотчину, занимающую один из самых уютных уголков побережья Финского залива. Сегодня, несмотря на уже холодную воду, там по случаю погожего воскресенья должна собраться порядочная толпа. И вместе со всеми свою скромную лепту в продвижение натурализма в народные массы внесут и Ольга с Андреем.

Вот только Ольга об этом еще не знает. Считает, простушка, что ее пригласили просто цивильно попротирать задницей пляжный лежак, подставиться под скупое питерское солнышко, попить вина и, может быть, покататься на аквабайке. Нехай себе думает! Уплатить за прокат аквабайка все равно нечем. Так же как и за бутылку… нет, на бутылку недорогого вина Андрей деньжат еще наскребет. Но не более. Зато на диком пляже… Мм-м… Ну, если и там эта дурацкая недотрога надумает ломаться, как последняя целка! Если и сегодня он ей не вдует где-нибудь под кустом на природе! Пойдет тогда девочка в жопу! С треском и с визгом! Хотя жалко посылать эту курву подальше. Симпатичная, сволочь! Таких симпатяг у Андрея еще не бывало. Если, конечно, не считать проституток, которых он иногда снимал на Ириновском. Но ведь то ж проститутки. Актрисы. У них все не по жизни. Ни с одной такой не пойдешь, скажем, в гости к приятелям, не распустишь перед ними веером пальцы: вот, типа, дывитесь, какая у меня классная телка – вам и не снилось! Не-е-ет, со шлюхами – это отстой! Другое дело, иметь постоянно под боком такую козу, как Ольга. Вот только не была бы она столь заморочной. Даже не позволяет, стерва, себя целовать. Не говоря уже о чем-то другом. Что же, посмотрим! Как раз сегодня.

Андрей вышел из ванной, с трудом разминулся в наполненном кухонными ароматами коридоре с необъятной соседкой по коммунальной квартире, буркнул ей «Доброе утро» и шмыгнул к себе в комнатенку. Там он скинул халат и, натянув паленые китайские плавки с надписью «Speedo», долго крутился перед трюмо, оценивая себя в зеркало. Загорел за лето, даже никуда не выбираясь из Питера, почти как на югах – это хорошо. Росточек метр шестьдесят пять, фигурка далеко не как у Шварценеггера, и ко всему прочему выперший за последнее время вперед животик – это плохо.

«Блин, как у беременной кореянки или рахитичного негра, – вздохнул Андрей и безуспешно попытался втянуть брюхо обратно. – А ведь еще зимой собирался качать пресс. Так и прособирался. Но ничего. Главное не то, какая у человека фигура, а то, что у него в голове. Ольга, как-никак, не сопливая соска, чтобы ставить во главу угла красивую внешность. Да, я не мачо! Но зато у меня и не одна мозговая извилина, как у других. И я, как другие, не ставлю перед собой цель собрать вокруг себя толпу влюбленных дурех. Мне нужна только одна. Единственная. Которая всегда и во всем сможет смело на меня положиться. Я никогда ей не изменю, всегда ее защищу. Надежнее опоры, чем я, эта девчонка не сыщет. Вот только дурры-бабы почему-то ведутся на яркую оболочку. А копнуть поглубже даже не думают. И Ольга вот тоже… Ну, ничего! Я ей еще докажу! А то, что животик, так это фигня. Это, будем считать, для солидности. К тому же, уже на днях начну качать пресс», – дал себе зарок Андрей и, умело выдавив пару прыщей, отошел от зеркала. Предстояло еще сделать контрольный звонок, подтвердить время и место встречи, о которой он с Ольгой вроде бы вчера договорился.

***

Они познакомились еще в январе, на рождественских праздниках. Прямо в метро. На эскалаторе станции «Парк Победы» Андрей обратил внимание на симпатичную невысокую девушку в длинной дубленке, тащившую клеенчатую сумку необъятных размеров. Тяжелую сумку – это было заметно по тому, как девушка, пока шла по платформе, несколько раз останавливалась и меняла руки.

«Клевая шмара. Не выше меня. А что если сейчас подойти и предложить ей свою помощь? – размышлял Андрей, сбавив ход настолько, чтобы не обогнать и не потерять из виду миниатюрную красавицу. – Заодно и познакомлюсь. Интересно, куда она прется с этой своей неподъемной торбой? Может быть, на вокзал? Может, она иногородняя, и ей приходится уезжать из Питера, потому что негде остановиться? Но у меня же есть комната. Почему бы не разделить ее с этой лялькой? А заодно и постель. Вот сейчас подойду, предложу для начала помочь донести багаж… Вот сейчас… Еще метров десять…»

Он так и не успел помочь незнакомке. Ее вдруг нагнал крепкий высокий парень с бутылкой пива в руке, решительно забрал сумку, что-то сказал улыбнувшись и зашагал вперед. Девушка покорно засеменила за ним. А Андрей ощутил укол ревности.

«Дерьмо! Откуда он взялся, этот урод! Ебарь ее? Или просто случайный помощник – типа, „а вот и я, к Вашим услугам?“. Почистил бы сапоги, прежде чем выползать клеить девчонок. Кобель!

Любитель пива дешевый! Неужели эта дура не видит, что ему от нее надо только одно: заманить как можно скорее к себе в кроватку, пару раз сунуть, а потом послать на хрен? Нет, ну что за дуры все эти бабы? Слепые курицы! Тьфу! И черт с ней, с этой Дюймовочкой! Пусть ищет себе приключений с ублюдком в рваных штанах. Помо-о-ощничком! А мне наплевать! Таких цац невостребованных на каждом углу…»

И все-таки Андрей вошел в тот же вагон, что и девушка со своим неожиданным кавалером, и не сводил с них, о чем-то мирно беседовавших в уголке, ревнивого взора, пока на одной из остановок парень не вышел, махнув на прощание рукой. Девушка опять осталась одна.

«Если и сейчас не подкачу яйца к этой шалаве, буду законченным идиотом», – решил Андрей и на Невском проспекте, когда незнакомка, продолжая воевать со своим багажом, стала переходить на другую линию, наконец набрался смелости и, подражая тому парню с бутылочкой пива, решительно забрал у девушки сумку. Ослепительно, как ему казалось, улыбнувшись, он бросил как можно небрежнее: «Я Вам помогу».

Девица от помощи не отказалась, и Андрею удалось проводить ее до самого дома на Васильевском острове. Он узнал, что зовут ее Ольга, что работает она медсестрой в клинике пластической хирургии и что Новый Год отмечала в Пятигорске у тетки. Впрочем, красотка всю дорогу казалась какой-то погашенной и каждое слово из нее приходилось вытягивать чуть ли не клещами. Предложение Андрея провести вместе где-нибудь вечер Ольга отклонила сразу, и ему пришлось долго ее уговаривать, прежде чем она соизволила небрежно нацарапать на бумажке номера своих телефонов – сотового и домашнего. Андрей ощутил к ней легкую неприязнь: «Ишь ты! Мобильник есть у соплюхи! Хахаль, небось, подарил. Мы, типа, крутые, все на деньгах. Ничего, вот скоро тоже открою свой бизнес, куплю А-восьмую[1] и коттедж в Озерках… Главное, чтобы сила была в голове, а не в штанах или в мышцах…»

Потом Андрей звонил Ольге несколько раз, обычно по пьянке, когда тянуло с кем-нибудь поболтать, или в те дни, когда в кармане заводились деньжата и появлялась возможность шикануть с какой-нибудь шкурой в недорогом ресторанчике. Но всякий раз Ольга его обламывала: «Извини, но мне сегодня никак. Звони еще. Буду рада». И приходилось опять тащиться на Ириновский, где все шлюхи уже знали его как постоянного клиента и даже дали ему погонялово «Струк». Впрочем, об этом Андрей, к счастью, не знал.

В середине весны он про Ольгу на время забыл, с головой погрузившись в один интересный проект, обещавший гигантский доход. Зарегистрировался в районной администрации как частный предприниматель, встал на учет в налоговую инспекцию, два раза мотался в Новгород, пытаясь заключить договор о поставках в Питер тамошнего пива, стер до мозоли о кнопочки калькулятора палец, еще и еще раз высчитывая предстоящую прибыль. Об Ольге он вспомнил только в июне, когда все планы благополучно рухнули и пришлось временно устроиться на место курьера в одно из рекламных агентств.

Как ни странно, первый же звонок после столь длительного перерыва увенчался грандиозным успехом. Девица, видимо, осознала за эти два месяца, что Андрей может легко обойтись и без нее, заменжевалась, как бы вообще не остаться одной и, уже не ломаясь, согласилась прийти на свидание.

После этого они встречались несколько раз, гуляли по набережным Невы и в Петропавловской крепости, сходили в кино и однажды съездили в Петродворец. Андрей за все это время истратил на Ольгу больше тысячи рублей, не получив взамен даже элементарного поцелуя. На робкие попытки пригласить ее в гости Ольга всегда отвечала: «Нет. Мне надо домой». Она почти не пила, а потому подпоить ее, чтобы стала доступнее, не получалось. Одним словом, никакого просвета.

Одна надежда на нудистский пляж, где, хочешь не хочешь, а, чтобы не выглядеть белой вороной, этой цаце придется раздеться.

***

«Вот тогда и посмотрим, – предвкушал Андрей, дожидаясь Ольгу у схода с эскалатора на станции метро „Удельная“. – Опаздывает, зараза, уже на десять минут! Не-е-ет, бы-ылин! Сегодня – или-или, подружка!»

В битком набитой электричке они добрались до Солнечного и там, присоединившись к толпе таких же, как они, стремящихся не упустить последний летний денек петербуржцев, беззаботно пошагали к заливу.

Беззаботно… пока эта курица через каких-то полтора километра не натерла ногу. Сняла босоножки и попыталась идти босиком, но асфальт оказался слишком горячим и чересчур жестким. Все те, кто вместе с ними сошли с электрички, давно умотали вперед, а они плелись еле-еле, словно выходящие в 41-м году из немецкого окружения красноармейцы. Андрей злобно перебирал все матюги, которые знал, – конечно, не вслух, – но внешне ничем не показывал, как раздражен, надеясь, что мучения с лихвой окупятся, когда они, наконец, доберутся до нудистского пляжа.

Но добраться до него так и не удалось.

Это произошло, когда они перешли Приморское шоссе и Андрей на минуту оставил Ольгу, отлучившись к лотку с мороженым. Он уже ссыпал в лопатник сдачу и препирался с продавщицей, которая попыталась всучить ему мятый стаканчик, когда возле Ольги остановилась серебристая «Ауди» – точь-в-точь такая, какую мечтал купить себе Андрей. Из иномарки вытряхнулся упитанный мордоворот в шортах и мятой футболочке. Что руки, что ноги у этого типуса были буквально синими от наколок, а на лунообразную рожу были натянуты узенькие темные очки, делавшие ее еще круглее. И вот эта жирная жертва тюремного пирсинга нахально, вразвалочку подвалила к Ольге, стоявшей на обочине с красненькими босоножками в руке, и принялась ей что-то активно втолковывать, кивая на распахнутую дверцу машины.

Андрей растерянно взирал на то, как у него из-под самого носа пытаются увести подружку. В которую он вложил уже больше тысячи рублей! Которой он купил крем-брюле! Кто теперь его будет жрать, если эта мерзавка сейчас укатит на «Ауди»?!

А расписанный наколками тип, уже потеряв всякий стыд, настойчиво подталкивал Ольгу к машине. И что самое мерзкое – эта блядища не очень-то и сопротивлялась!

Андрей отлично понимал, что если сейчас не вмешаться, девчонку от него увезут. И дальше он пойдет один. С этим проклятым мороженым. Пока оно не растает… Надо было срочно вмешаться. А вот делать это как раз никакого желания не было. К тому же, вдруг захотелось в сортир. По большому! Блин, как всегда!

Но свое добро надо отстаивать. И Андрей, героически пересилив нервные спазмы в желудке, двинул к машине.

– Оль, ты куда?! Вот крем-брюле. – Он выставил перед собой немного помятый вафельный стаканчик.

– Давай. – Покрытый наколками нахалюга протянул лапу и схапал у окончательно опешившего Андрея мороженое. – Спасибо.

А Ольга тем временем как ни в чем не бывало садилась в машину.

В туалет хотелось уже нестерпимо. Еще минута – и случится… Все-таки он нашел в себе силы спросить:

– Оль, ты куда?

– Андрей, извини. – Уже устроившись на заднем сидении, она, казалось, только сейчас вспомнила о том, что он существует. – Мне надо срочно уехать. Я вечером позвоню. Извини еще раз.

– А… – застыл он, как статуя.

– Чего «а»? – бугай смерил его невидящим взглядом сквозь свои кислотные гласы.[2]

– Отдал мороженое – и свободен. Или что-то еще? – с вызовом спросил он.

– Нет, ничего, – пролепетал Андрей и понял, что больше не выдержит, через секунду наложит в штаны. Какая теперь, к ядрене, матери Ольга!

Он развернулся и, кривя рожицу от напряжения, посеменил к кустам, которые ему показались погуще и к тому же располагались чуть в стороне от торной тропы, по которой бродили праздные отдыхающие.

Покрытый наколками жлоб проводил его взглядом, задумчиво покрутил в толстых пальцах трофейный стаканчик, отшвырнул его в сторону и забрался следом за Ольгой на заднее сиденье «Ауди».

Продавщица мороженого, с интересом наблюдавшая за разыгранной невдалеке от нее сценкой, ехидно ухмыльнулась и, выпятив необъятную задницу, полезла в свой ящик пересчитывать эскимо.

А Андрей, с трудом успев добраться до кустиков, сдернул шорты и паленые плавочки «Speedo», присел на корточки и облегченно вздохнул: «Как хорошо!!! Вот сволочь, эта красотка! Что выкинула! Чуть не подставила. И как бы я разбирался с этим бандитом из „Ауди“? Ведь у него, конечно же, с собой пистолет. Ничего-о-о! Махнула, дура, не глядя, меня на дорогую машинку, так еще пожалеет! Ой как пожалеет! Уже вечером начнет обрывать мне телефон! Да вот только я гордо пошлю ее на хрен! И найду без проблем на замену этой бандитской подстилке кого и получше. Поумнее. Посимпатичнее. Таких принцесс невостребованных как грязи – на каждом углу. Только и успевай подбирать… А-а-а, как хорошо!»

***

Ольга просто опешила, когда из тормознувшей возле нее иномарки вдруг выбрался Слава Крокодил. Заметно набравший вес с декабря, когда они виделись в последний раз. Наряженный, будто клоун. В каких-то дебильных лиловых очках. Выливший на себя, наверное, целый флакон дорогой туалетной воды.

– Здорово, красотка. – Крокодил вальяжно, вразвалочку подкатил к ней и застыл рядом этаким парфюмерным ларьком, облаченным в футболку от Кельвина Кляйна. Двигалась одна только нижняя челюсть. Да и то еле-еле. – Узнала? Я Слава, – счел нужным представиться он, вероятно, считая, что Ольга, доселе видевшая его лишь несколько раз, да и то в цивильной вечерней одежде, а не в этом дурацком пляжном прикиде, может и не признать бандюгу-соратника своего бывшего boyfriend'а. Но она узнала. Как бы ни был закамуфлирован, как бы ни располнел он в последнее время, но было в Крокодиле нечто такое, что легко выделяло его среди других бугаев из дорогих иномарок. Некий бандитский шарм? А может быть, голос? Пес его разберет, этого Славу!

– Здорово, – пискнула Ольга и окинула взглядом старого знакомца. – Выглядишь классно, – ляпнула она первое, что пришло в голову.

– Говори уж прямо: харю отъел, – самокритично оценил себя Крокодил. – Жру до хрена. Мало двигаюсь. – И, посчитав, что обмена этими пустыми фразами для соблюдения приличий достаточно – этикет соблюден, решил сразу же перейти к делу: – А ведь я подъехал сюда спецом за тобой.

– За мной?!! – окончательно обалдела Ольга. – То есть, как? Откуда ты знал, что я буду именно здесь?

Слава многозначительно хмыкнул.

– Вы что, следили за мной?

– Конечно. – Он взял Ольгу за локоток и подтолкнул к распахнутой дверце машины. – Залезай в тачку. Поедем, подруга, кататься.

– Кататься? Куда? – чуть слышно спросила Ольга. И, совершенно растерянная, безвольно переступила босыми ступнями в направлении «Ауди», даже и не думая оказать, хотя бы для виду, какое-то сопротивление. Только промямлила, когда уже покорно садилась в машину: – Погоди. Я не одна.

– А-а-а, с этим отсоском? На хрена он тебе сдался? – безразлично пробухтел Крокодил и решил блеснуть эрудицией: – Он напоминает одного старого хрена из «Шоу Бенни Хилла». Такой же шпынек. Где ты его подцепила?

Ольга не успела ответить. В этот момент «шпынек» подал голос откуда-то сбоку:

– Оль, ты куда?! Вот крем-брюле.

Она скосила глаза на своего кавалера, замершего возле машины с вафельным стаканчиком в руке. Рядом с верзилой Крокодилом он смотрелся просто комично.

«И правда, „шпынек“, – пришла к выводу Ольга, наблюдая за тем, как Слава непринужденно отнял у Андрея мороженое. – И чего я с ним связалась? И вообще, что мне надо? Чего я хочу? Вот куда сейчас дуру несет в компании этого бандюгана? Спокойно дала себя усадить в машину. Даже для прилику не дернулась, не потребовала сперва объяснить, что ему от меня надо. А вдруг это дружки Костоправа все же решили свести со мной счеты? Но почему именно сейчас, по прошествии почти восьми месяцев с того дня, как сдала Костю диспетчеру? Почему не прямо тогда? Или раньше они меня не трогали потому, что не имели доказательств, что именно я сыграла в судьбе Костоправа роль этакой femme fatale?[3] А теперь такие доказательства получили? Выходит, Костя сумел установить с ними контакт оттуда, где сейчас сидит? И попросил отомстить за себя? И теперь мне хана? Так что ли?…



Ну и плевать!!!»

– Оль, ты куда? – опять жалобно пискнул Андрей.

«Плевать! – еще раз подумала Ольга. Если минуту назад она была готова как-то сопротивляться, то теперь почувствовала полнейшее безразличие к тому, что сейчас с ней происходит. Будь что будет, короче! Пусть сегодня эти бандиты даже пустят меня по кругу, даже убьют, мне все равно! В конце концов, никуда от них не деться. Как ни скрывайся, куда ни беги, найдут однозначно. Да в тысячу раз проще спрятаться от мусоров, чем от этих! А потому нечего и пытаться. Лучше отнестись к тому, что один черт неизбежно, с полным смирением».

– Андрей, извини, – бесцветным тоном пробормотала Ольга, устроившись на заднем сидении. – Мне надо срочно уехать. Я вечером позвоню. Извини еще раз. – И она отодвинулась глубже в машину, освобождая место Крокодилу, который, была уверена, усядется рядом с ней, несмотря на то, что кресло рядом с водителем – незнакомым парнем с бритым затылком – пустовало.

«На все плевать! Пусть будет что будет…»

Она не ошиблась. Крокодил предпочел сесть назад. Коротко буркнул водиле:

– Поехали, Миха. – Сунул в рот сигаретину и повернулся к Ольге: – Не попала на пляж? И ништяк! Один хрен, обещали сегодня грозу. А вместо залива свожу тебя в зоопарк… Так где ты сыскала этого доходягу?

Она ничего не ответила. И промолчала весь обратный путь в Питер, точнее, на Петроградскую сторону, наверное, удивив Славу тем, что не задала ни единого вопроса, пока «Ауди» ни оставила слева здание бывшего Планетария и ни въехала за простенькие некрашеные ворота на территорию зоопарка. Иномарка миновала несколько невзрачных сараев и остановилась возле двухэтажного кирпичного домика.

– Прибыли, – пропыхтел Крокодил и выбрался из машины. И даже галантно подал Ольге руку. – Чего как неживая?

– Да нет, все нормально. – Ольга обвела взглядом то, что, насколько она поняла, являлось хоздвором зоопарка. И подумала: «Как здесь пустынно! Хотя, ничего удивительного. Выходной, большинство сотрудников сидят по домам, а те, что сегодня и заняты на работе, находятся сейчас ближе к торным дорогам, где между клетками и вольерами бродят праздные посетители. А в этом глухом углу ни рабочим, ни научным сотрудникам сегодня делать нечего». – Куда дальше? Мы здесь надолго?

– Тебя ждет сюрприз, – вместо прямого ответа пообещал Крокодил и радушно протянул руку к крыльцу. – Прошу, пани. Добро пожаловать на нашу тихую пристань.

Этой «тихой пристани» в ближайшем будущем явно суждено было разместить на своих площадях либо какие-нибудь лаборатории, либо простенький, далеко не шикарный офис. Как снаружи, так и внутри этот дом не блистал изысканной роскошью. Недорогие стеновые в фойе, дешевый линолеум на полу в комнате, куда Слава проводил Ольгу. Из помещений еще не выветрился запах недавно закончившегося ремонта, везде бросались в глаза признаки незавершенки: не прибитые, а просто положенные вдоль стен плинтуса; грязные, со следами краски оконные стекла.

– Присаживайся, – кивнул Крокодил на старый диванчик – единственный, если не считать заставленного банками с краской стола, предмет мебели, который Ольга увидела в этом доме. – Извини за бардак, – виновато развел ручищами Слава. И не удержался, чтобы не похвастаться: – Видишь, какой коттеджик отгрохал себе под контору? На народные денежки, – цинично заметил он. – Размещу здесь свою скромную фирмочку, займусь мирным промыслом, реализацией населению всяких экзотических гадов. Ты не в курсах, а ведь я, пока не сменил амплуа, всю свою молодость угробил на этих проклятых рептилий. Три года проработал здесь зоотехником. Отсюда, кстати, и погонялово Крокодил… Ты не смотри, что здесь сейчас так убого, – еще раз оправдался Слава. – Ремонт еще не закончили, мебель не завезли. Но через месяц тут будет, как в царских апартаментах.

«Царь», – поморщилась Ольга и, присев на краешек дивана, принялась обуваться. А то неудобно: уже давно вернулась в город, зашла, если можно так сказать, в гости, а все босиком, будто пейзанка. – И где ж твой сюрприз?»

– Сейчас. Сиди пока здесь. – Крокодил двумя пальцами снял с переносицы очки, состроил многозначительную гримассу, отступил к двери и повторил: – Сейчас. Не боись, Оля. Будет сюрприз, какой тебе и не снился. Я отвечаю.

И он не обманул. Ольга такого и представить себе не могла: перед ней собственной персоной предстал Костоправ. Загорелый. Немного осунувшийся с того дня, когда она видела его последний раз. Даже отпустивший бородку.

Впрочем, изменился Костя – или Денис? – не только внешне.

***

– Здравствуй. – Я встал напротив Ольги и окинул взглядом хрупкую фигурку, сжавшуюся на краю изгвазданного краской дивана. Новенькие красные босоножки. Остренькие, совершенно незагорелые коленки. Легкое платьице, край которого нервно теребят тонкие пальчики. На одном из них – перстенек из белого золота, который я купил ей в декабре на Невском проспекте. И там же я выбрал сережки, которые у нее сейчас вдеты в мочки ушей. Она тогда, незадолго до Нового Года, со счастливым блеском в зеленых глазах при виде подарка заметила, что придется теперь, чтобы они были заметны, стягивать волосы в хвост. – Что скажешь? Если есть вопросы, то спрашивай.

Я стоял и терпеливо ждал, когда Ольга выйдет из оцепенения. И вот наконец она нашла в себе силы разомкнуть побледневшие губы и прошептать:

– А у тебя… у тебя есть вопросы?

– Нет, – покачал я головой. – Если раньше и были, то с января у меня появилось слишком много свободного времени, чтобы все спокойно обдумать. И найти на эти вопросы ответы. Теперь для меня все решено.

– Что решено?

– Не торопись, Оля. Узнаешь попозже, – скривил я губы в некоем подобии улыбки. И с удивлением отметил, что не испытываю к Ольге ни ненависти, ни отвращения. Ни жалости. А ведь как я опасался этой встречи! Как боялся, что лишь только взгляну на свою бывшую подругу – и сразу раскисну, изойду соплями, слезами и эмоциями. И моя трясущаяся ручонка потянется к перу, чтобы подписать акт о помиловании мусорской суки, легко и непринужденно продавшей меня в самое настоящее рабство.

Все оказалось иначе. Спокойно разглядывая ее, испуганную и жалкую, я не ощущал никакого удовлетворения от того, что, как она ни старалась, я опять на коне. А Ольга… вот она, в пыли у меня под ногами. Кусок протоплазмы, ни на что не пригодный. И только. Даже в Лине перед тем, как отправить ее в ссылку к бедуинам, я продолжал видеть женщину. Даже в Леониде я разглядел мужика, способного с грехом пополам выполнить наше задание, подсыпать отраву Хопину, иначе я никогда не дал бы добро Гробу на то, чтобы отпустить своего младшего братца восвояси. А с каким превеликим трудом я заставил себя избавиться от законченной наркоманки Кристины!

Странно, но в отличие от тех, предыдущих, на Ольгу мне было глубоко наплевать. Она просто напрочь стерлась из моей памяти, из той ячейки в мозгу, которая заведует чувствами. И желаниями. Потому, что самым большим желанием в этот момент у меня было убраться из этой комнаты в компанию к Крокодилу, Комалю и Михе Ворсистому, которые сейчас на втором этаже скромненько попивали пивко, предоставив мне одному разбираться с Ольгой. Делать с ней все, что захочу.

Вот только мне ничего не хотелось с ней делать. Мне не хотелось с ней разбираться. Мне было до лампочки, что с ней произойдет дальше. Она стала для меня совершенно чужим человеком.

– Я люблю тебя, Костя.

Я ей не верил. И точно знал, что я для нее тоже совершенно чужой человек. Иначе она так легко не обменяла бы меня на… Уж не знаю, на что такое она меня обменяла. Спросить? Нет. Наплевать. Какое это теперь имеет значение?

– Я никого никогда не любила. – Не шевелясь, она продолжала сидеть на краю дивана. Лишь тонкие пальчики по-прежнему теребили краешек юбки. И чуть заметно двигались губы, когда Ольга шептала – не говорила, а именно тихо шептала мне эти признания, утратившие всякий смысл еще в конце прошлого года: – Ты единственный в моей жизни. Если бы все можно было начать сначала…

– Если бы все можно было начать сначала, я бежал бы от тебя так, что за мной, наверное, горела б земля, – холодно заметил я. – Смени тему, Оля, если тебе, конечно, есть что сказать, кроме голимой брехни о любви. А уж это, поверь, в настоящий момент совершенно неактуально. Ну? У тебя есть что еще?

– Хочешь, я тебе расскажу, почему тогда так поступила?

– Нет, не хочу. Я уже ничего не хочу, если честно. Сам не знаю, что мне сейчас надо. – Я медленно прошелся по комнате, подошел к столу с красками, зачем-то измазал палец белой эмалью. – Не пойму, какого черта мне вообще понадобилось с тобой сегодня встречаться. Чего я ждал от этой встречи? – пожал я плечами. – Может, я мазохист? Может, мне захотелось проверить себя, посмотреть, как себя поведу, вновь увидев тебя? Что испытаю при этом? А, Оля, как думаешь?

Она молчала.

– Вообразил себя психологом-практиком? Решил, что раз обучен реанимировать тело, то смогу и душу реанимировать? А оказалось, что реанимировать-то и нечего. Все давно умерло, разложилось. Какие радикальные меры ни принимай – бесполезняк. Ничего не спасти. Остается лишь зафиксировать смерть и вызывать эспэбэо.[4] – Я грустно ухмыльнулся и открыл дверь, но задержался на пару секунд на пороге, еще раз попробовал вызвать в себе хоть какие-то чувства к этой девице, которую раньше любил. Да, без ложной скромности надо признать: я ее когда-то любил. Когда-то… Давным-давно… Но сейчас – все! Вернее – ничего. Пустота. Миллионы световых лет между нами. – Прощай.

– Нет!

– Прощай!

– Костя… Денис… О Господи! Я даже не могу сейчас сообразить, как к тебе обращаться. Подожди секунду. Не уходи. Дай собраться с мыслями. Мне очень многое надо тебе сказать. Пожалуйста, подожди!

– Прощай! – Я решительно шагнул за порог и плотно закрыл за собой дверь. Кивнул двоим быкам, которые дожидались меня в коридоре: – Приступайте. – И стал тяжело подниматься на второй этаж, где Крокодил, Комаль и Ворсистый скромно попивали пивко.

Все. Прощай, Ольга. Я тебя больше никогда не увижу. Я даже не буду сейчас наблюдать по монитору за тем, как ты умираешь.

Ну Крокодил! Ну садюга! Ну извращенец! И сумел же придумать такое!!!

***

– Пошли. – В комнату вразвалочку вплыл дюжий детина, смерил Ольгу оценивающим взглядом и плотоядно провел языком по губам. – Пошли, – еще раз процедил он сквозь зубы и кивнул на распахнутую дверь.

– Куда? – Ольга безропотно встала с дивана, совершенно не в тему подумала о том, что проклятая босоножка продолжает натирать ногу, и, хромая, пошагала из комнаты. Детина ухмыльнулся и лениво поплелся следом. – Так куда мы? – задержалась Ольга в дверях.

– В другую комнату. – Детина слегка подтолкнул ее в спину. – Сюда сейчас припрутся рабочие. Чего ты им будешь мешать?

«И правда, чего им мешать? – Ольга мельком глянула на еще одного бугая, присоединившегося к ним в коридоре. На вытянутых руках бугай осторожно держал картонную коробку из-под видеомагнитофона. Так осторожно, что это просто не могло не бросаться в глаза. Будто эта коробка была под завязку набита бесценным антикварным фарфором. Или склянками с нитроглицерином. – В той комнате, куда меня сейчас отведут, наверное, уже закончен ремонт. Она уже обставлена мебелью. Там уютно. Там меня сподручнее насиловать. А может, даже и убивать». – Она подумала об этом совсем равнодушно и, повинуясь кивку одного из бандитов, начала подниматься по лестнице.

Насчет того, что там будет мебель и что там гораздо уютнее, Ольга ошиблась. Маленькую коморку без окон, куда ее проводили, изначально планировали, скорее всего, сделать кладовкой. Или как камера для содержания узников? В таком случае, Ольга удостоилась чести стать первой ее обитательницей. Она обвела взглядом оклеенные виниловыми обоями стены, покрытый серым линолеумом пол. Ни стула. Ни какого-то подобия нар. Ничего на площади примерно в восемь квадратных метров. Разве что только… Ольга задержала взгляд на миниатюрной видеокамере, установленной в верхнем углу комнатушки: – «Будь я сантиметров на тридцать повыше, будь я при этом профессиональной баскетболисткой, тогда еще можно было бы попробовать допрыгнуть до этой заразы, попытаться свернуть ее к дьяволу. Впрочем, даже тогда я не стала бы этого делать. А смысл?»

Ольга уже давно смирилась с мыслью, что в этом недостроенном доме ей сейчас уготовано искупить свою вину перед Костей. Или Денисом?

«На все уже наплевать!»

– Что дальше? – обернулась она к своим конвоирам, застывшим в дверях. Один из них – с таинственной картонной коробкой в руках. – Уютная комнатушка, не правда ли?

– Отойди в дальний угол.

Ольга сделала три шага – больше при всем желании не получилось бы – по направлению к видеокамере.

– А теперь слушай, что Знахарь просил передать тебе на словах, – с некоторой долей торжественности в голосе произнес тот бугай, что с коробкой. – Ты, наверное, забыла, но он-то отлично помнит, как однажды в аэропорту Минеральных Вод обещал тебе, что ты подохнешь. Как назвал тебя змеюкой. Сама знаешь, за что. А змеюке – змеиная смерть! – напыщенно подвел черту под своей краткой речью бандит, на шаг отступил от двери и вдруг совершенно неожиданно для Ольги выпустил свою драгоценную ношу и, словно футбольный вратарь, выносящий мяч в поле, от души зазвездячил по ней ногой.

Вращаясь в воздухе, коробка пролетела через комнатушку, ударилась о стену и упала.

Дверь резко захлопнулась, заскрежетал наружный замок.

Ольга автоматически шарахнулась от коробки, присела на корточки, обхватила руками голову, ожидая взрыва.

Но ничего не произошло. Картонка казалась совсем безобидной. Валялась себе на полу, и валялась. Не горела. Не взрывалась. Не выделяла ядовитый газ. И все-таки – что-то в ней было не то. Ведь недаром же тот бандит так аккуратно держал эту гадость. А потом столь непочтительно поддал ее ногой? Ничего не понятно. Что за коробка?

Ольга растерянно смотрела на нее. Медленно-медленно, скользя спиной по стене, распрямилась. Перевела взгляд на видеокамеру.

«Это что, какой-нибудь розыгрыш? – Передо мной разыграли спектакль я и купилась. А в этот момент в соседней комнате несколько дураков уткнулись рожами в монитор и давятся со смеху, наблюдая за тем, как я шарахаюсь от обычной картонки? И выгляжу при этом, как последняя идиотка? Вот уж хрен вам, пьяные мальчики! Я готова смириться с тем, что сегодня умру. Но не с тем, что при этом буду выглядеть смешной. И это увидит Денис… Или Костя?… Ну, нет!»

Ольга подняла взгляд на камеру, презрительно усмехнулась и неумело, но от души вмазала ногой по продолжавшей выглядеть совсем безобидно картонке.

Та подлетела вверх.

Вот тогда-то Ольга, пожалуй, впервые в жизни ощутила, что значит леденящий душу ужас. Когда ты не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. Когда ты не в состоянии даже взвизгнуть, даже вздохнуть. Ужас пропитывает все тело. Сковывает все движения, все мысли. В этот момент он хозяин, он волен делать с тобой, что пожелает. А он желает, чтобы ты, замерев, округлившимися глазами наблюдала за тем, как…

…из коробки вывалилась змея! Песочного цвета. Длиной более метра. Толщиной, пожалуй, с Ольгину руку. На протяжении какой-то секунды она лежала, свернувшись на сером линолеуме, потом резко, как мощная пружина, распрямилась и стремительно – так, что это движение мог с трудом зафиксировать человеческий глаз – приняла позу, так хорошо знакомую Ольге по фильму о Рики-Тики-Тави. Вновь свернув хвост в кольцо, змея приподнялась чуть ли не на метр над полом и, слегка покачиваясь, не сводя с Ольги немигающего взгляда, распустила нарядный воротник, украшенный, скорее, не изображением очков, как принято обычно это описывать, а символом бесконечности. И зашипела, приоткрыв страшную пасть. Несколько раз мелькнул длинный раздвоенный язычок.

«Кобра! – промелькнула в голове страшная мысль. – Очковая змея! Один укус – и меньше чем через час ты уже труп! Если, конечно, у нее не удалены ядовитые зубы. – Первоначальное оцепенение наконец отпустило Ольгу, и она даже смогла сделать полшага назад. – Может, меня просто решили до смерти напугать? Но не до смерти убивать. Нет, навряд ли. Эти люди привыкли всегда играть до конца. И слова того молодого ублюдка, что змеюке змеиная смерть – не просто метафора. Это реальность. Так и будет со мной, как было сказано. – Еще полшага. Осторожно-осторожно, так, чтобы не спровоцировать змею на атаку. – Потом сделаю еще один шаг. Еще шаг. И все. Упрусь спиной в стену. Или в закрытую дверь. Дальше отступать будет некуда. Дальше смерть! Жуткая смерть! Денис-Денис, я ждала, что ты будешь мне мстить. Но никогда не подумала бы, что ты способен придумать такое. Ведь ты не маньяк… О, Господи!»

Ольга уперлась остренькими лопатками в холодную стену и, чувствуя, что ноги держать ее больше не в состоянии, опустилась на пол. Сжалась, подогнув коленки, упершись в них подбородком. И замерла, разумно считая, что чем меньше она шевелится, тем больше шансов на то, что змея не предпримет атаку. Впрочем, сидеть не шелохнувшись под жутким немигающим взглядом кобры не требовало никаких особых усилий. Если и сумела до этого отступить на несколько шагов, опуститься на пол, то это просто каким-то чудом. Но теперь-то уж точно Ольга была не в состоянии шелохнуть ни рукой, ни ногой. Как не понять кроликов, парализованных одним взглядом змеи!

«И долго я так смогу просидеть? – подумала Ольга. – Пока не затекут от неподвижности мышцы? Пока не захочу в туалет? Пока не свалюсь от усталости? И долго ли эта гадина будет стоять на хвосте?»

В этот момент кобра, словно прочитав ее мысли, собрала свой воротник и, продолжая покачиваться, неторопливо приняла горизонтальное положение. Затем, извиваясь, заскользила по полу. Правда, не в сторону Ольги. Но все-таки ближе… Еще ближе.

Застыв на полу, широко открыв от ужаса рот, Ольга не могла отвести глаз от змеи. Почти год назад в одном доме с маньяком-убийцей она почти не испытывала страха. Но тогда шансов остаться живой и, более того, невредимой было хоть отбавляй. То, что с ней случилось в Форносове, по сравнению с тем, что происходило сейчас, было просто каким-то аттракционом. Какой-нибудь «Пещерой монстров», склеенных из папье-маше. И не более.

А змея подползла уже совсем близко. Если бы Ольга выпрямила ногу, то бы легко дотянулась носком до кобры, которая, по-прежнему продолжая гипнотизировать ее взглядом блестящих бусинок-глаз, вновь свернула кольцом хвост и приподнялась над полом. Распустила воротник. Качнулась назад…

Качнулась вперед… И снова назад… И снова вперед… И опять зашипела, продемонстрировав два ядовитых зуба, острых, как наконечники стрел. Все-таки они не были удалены, как надеялась Ольга. Ей даже показалось, что она разглядела капельки яда, выступившие на этих ужасных зубах.

А тонкий раздвоенный язычок мельк… мельк… мельк… Кобра вперед… назад… вперед… назад… как метроном, как чертов маятник!

Она готовилась к броску. Инстинкт заставлял ее бороться за свою территорию. Он настойчиво подсказывал ей, что в таком тесном пространстве, как эта комнатка, места для двоих недостаточно. Одному обязательно предстоит умереть. И это должна быть не она – не змея! Она палач. А трясущаяся девчонка напротив – жертва. И если ее даже нельзя употребить в пищу, то ее все равно надо убить. Потому что ей здесь не место… вообще уже не место в этой жизни.

Прежде чем кобра бросилась на нее, Ольга успела почувствовать, что обмочилась. И – удивительно, как еще могла думать об этом – ей стало стыдно при мысли о том, что за ее слабостью наблюдают бандиты через видеокамеру. В том числе и Денис.

Но эта мысль, промелькнув, без осадка растворилась во взгляде убийцы-змеи, которая по-прежнему не сводила с Ольги глаз. И, кажется, поднималась все выше и выше. Все росла и росла. Она уже была ростом с сидящего дога. Сейчас – вот уже сейчас! – она должна была предпринять нападение.

Змея бросилась вперед настолько стремительно, что Ольга это движение пропустила. Она поняла, что атакована, лишь когда ощутила острую боль в ноге. И в этот момент к ней вернулась способность двигаться. Вернее, не к ней самой, а лишь к ее телу, управлять которым Ольга сейчас была не в состоянии. Из горла вырвался пронзительный визг, поджатые к подбородку ноги резко разогнулись в коленях, тоненькая фигурка в легком платьице взметнулась вверх, рефлексивно пытаясь уйти от змеи. От ее источающих смертоносный яд зубов. От неизбежной гибели.

Поздно!

Кобра отпустила прокушенную ногу, отогнулась назад и тут же снова бросилась в атаку. Вцепилась в другую ногу. Ольга метнулась в сторону, упала, перекатилась по полу, судорожно задрыгала ногами так, словно крутила педали какого-то адского велосипеда, еще надеясь умчаться на нем от смерти… Еще на что-то надеясь… И замерла обреченно в тот самый момент, когда осознала, что уже невозможно что-либо сделать. Бесполезно дергаться, бесполезно пытаться уйти от неизбежного. Она уже пропитана ядом. Яд вместе с кровью струится по венам и капиллярам. Яд все выше и выше поднимается к голове, и в тот момент, когда он проникнет в мозг, все тело будет парализовано. И наступит Смерть!

«Или не наступит? – Ольга приподнялась на локте и обвела комнату затравленным взглядом. Змея, завершив свое мрачное дело, спокойненько убралась „домой“ – за коробку – дожидаться, когда ее жертва умрет. И она останется здесь совершенно одна – полноправной хозяйкой в этой каморке. – Нет, все-таки должно парализовать. Где-то слышала, где-то читала, что яд кобры действует именно так. Но сколько должно пройти времени, прежде чем все начнется? Не знаю. Пока не знаю. Но ничего, скоро узнаю. Вот только, зачем?»

Оцепенение, наконец, отпустило ее. Ольга вновь обрела власть над своим – уже отравленным, уже умирающим – телом. Она смогла сесть, опершись о стену спиной, и, выпрямив ноги, увидела две симметричные раны от укусов змеи. Обе располагаются чуть ниже колен.

«Если бы здесь со мной был кто-то еще, кроме кобры, я попросила бы попытаться отсосать из ран яд. Вряд ли бы это помогло. Но все же… – Ольга как зачарованная смотрела на свои окровавленные ноги. По которым стремительно поднималась вверх смерть. К голове. К мозгу. – Самой нечего и пытаться дотянуться губами до места укуса. Для этого надо иметь растяжку, как у Алины Кабаевой. Я не Алина. Я покойница. Если мне немедленно не введут противоядие. Но на это можно и не рассчитывать. Я приговорена. И приговор уже приведен в исполнение».

– Будьте вы все прокляты! – четко произнесла Ольга, переведя взгляд на видеокамеру. – Слышишь, Разин, меня? Слышишь?!! Если в этой камере нет микрофонов, тогда читай по губам. Будь… ты… про… клят… скотина! Я… те… бя… не… на… ви… жу!!! Так, как можно ненавидеть только того, кого когда-то любил. Желаю тебе поскорее присоединиться ко мне. На том свете сочтемся!

Ольга почувствовала, что, произнося в видеокамеру свою предсмертную речь, сильно устала. Наверное, от напряжения, с которым она вглядывалась в блестящий глазок объектива, в глазах появилась резь, словно при конъюнктивите. А на лбу выступил пот. Ручейками стекал по лицу, неприятно щекотал кожу. Ольга подняла руку, попробовала стереть ладошкой испарину. Это движение далось ей с огромным трудом. Рука казалась словно набитой песком. Бесчувственной. Неуправляемой. Уже почти мертвой.

«И я вся, как эта рука, уже почти мертвая, – безучастно подумала Ольга и закрыла глаза. Все равно она ничего не видела, кроме непроницаемого розового тумана, который вдруг заполнил комнату. – Нет, ему неоткуда взяться, этому туману. Он мне мерещится. Я вижу то, чего нет. Я слышу… я ничего не слышу. Не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. Так же, как перед тем, когда на меня набросилась кобра. Только тогда я утратила власть над своим телом от ужаса. Теперь я утратила ее навсегда. Странно… даже странно, как стремительно все происходит. Как быстро начал действовать яд. Или это потому, что его у меня в крови слишком много? Гадина израсходовала на меня все свои запасы? Что ж, оно, пожалуй, и к лучшему. Чем скорее прикончит меня яд, тем легче».

Это была последняя более или менее здравая мысль, промелькнувшая у нее в мозгу. Потом все смешалось. Остались лишь ослепительные красные вспышки, с периодичностью сумасшедшего метронома бившие по плотно закрытым глазам. Все ярче и ярче… Словно аварийная сигнализация… Ярче и ярче… Все – дальше уже не проехать. Больше уже не пожить. Дорога – такая короткая, такая ухабистая несуразица-жизнь! – закончилась.

Когда у нее остановилось сердце, Ольга так и осталась сидеть на полу, покрытом серым линолеумом. Опершись спиной об оклеенную виниловыми обоями стену. Вытянув измазанные кровью ниже колен, так и не загоревшие этим летом ноги. Склонив на грудь черноволосую голову.

Нет, это когда-то – черноволосую. Теперь – совершенно седую.

Часть 1

Некуда бежать

Глава 1

ДЕВОЧКА И ВЕЛОСИПЕД

Уже полтора месяца я, долечивая свои ущербные ноги, влачил скромное существование на тихой даче в пяти километрах от Вырицы соответственно, в шестидесяти километрах от Питера на берегу реки Оредеж. С новыми, довольно надежными документами на имя Павловского Дениса Валериевича – даже имя осталось прежним. С новой машиной. С новой легендой о том, кто я такой, для бдительных мусоров и любопытных соседей. И со старым лицом Дениса Сельцова. Которое в любой момент могло появиться – если уже не появилось – в ментовских ориентировках на розыск преступников. Ведь сохранились же где-нибудь документы этого, будь он неладен, Сельцова, ведь должны же остаться его фотографии в паспортном столе города Новосибирска.

Стоит мусорам лишь захотеть, и они без особых проблем выяснят, кто на самом деле несколько месяцев скрывался под личиной Дениса Сельцова, за кем охотился покойный кум в Питере, кого задерживал в Минеральных Водах, кто просидел полгода у него в гараже, кто виновен во всем, что произошло около Микуня в конце этой весны. Вот тогда на меня и начнется облава.

Я не питал никаких иллюзий насчет того, что менты оставят меня в покое после захвата армейского вертолета и гибели семерых человек. Нет, восьмерых. Еще ведь Кристина.

Так вот, никаких иллюзий… А потому надо было опять переделывать рожу, о чем я всякий раз напоминал Стилету во время своих эпизодических вылазок к нему в гости, в Курорт. И всякий раз получал один и тот же ответ:

– Погоди, не гоношись, Знахарь. И не менжуйся. Никто про тебя не забыл…

– …В том числе и мусора.

– Не знаю, не знаю. Пока ничего на тебя у них не всплывало. А как всплывет, так сразу же будем об этом знать. Их компьютер у нас под контролем.

А насчет рожи… Так это не ко мне предъявы, братишка. К лепилам. Это они, паразиты, стремаются за тебя, болезного, браться. Говорят, слишком уж часто ваш кент харю себе меняет. Нельзя так, говорят. Прошел бы хоть годик.

– Пока пройдет годик, – нервничал я, – буду опять у лягавых.

– Не бойся, Знахарь, не будешь. – Смотрящий являл собой воплощение невозмутимости. – Отсидишься спокойно на даче, долечишь копыта, погуляешь по лесу, помацаешь местных доярок. Мы тебя ни к каким делам пока привлекать не намерены. А если вдруг у легавых насчет тебя поднимется хипеж, так дадим тебе знать. И сразу загасишься куда поглубже. Впрочем, я думаю, достаточно будет и Вырицы. Там спокойно. Там хорошо…

…Там, действительно, было спокойно и хорошо.

Но только до осени. А точнее, до третьего сентября, когда моя беззаботная жизнь вдруг, словно угодившая под дождик собака, хорошенько встряхнулась, и от нее во все стороны полетели обильные брызги событий и геморроев.

Короткий участок идеальной дороги закончился. Впереди опять были только ухабы и рытвины.

***

В тот день я проснулся пораньше: накануне мне звонил из Курорта смотрящий, вызывал к себе на какое-то толковище. И к тому же заинтересовал меня тем, что дело об очередном изменении моей физиономии наконец-то сдвинулось с мертвой точки. Вроде за меня был готов взяться какой-то заграничный лепила. Вроде теперь с моей внешностью все утряслось.

Уверовав в это, я все утро пребывал в замечательном настроении. Беззаботно бубня под нос дурацкие песенки, умылся, подровнял бородку, которую отпустил, чтобы хоть чуть-чуть изменить внешность, и благополучно сжег на электрической плитке яичницу. Что, впрочем, меня совсем не расстроило. Ничто, казалось бы, не способно было испоганить отличное настроение в это погожее утро.

В начале одиннадцатого я выкатил из гаража черный «Лексус», полученный в аренду из общака, еще раз проверил, хорошо ли заперт дом, и со скоростью пешехода принялся преодолевать многочисленные колдобины, богато разнообразившие два километра деревенского бездорожья до нормального асфальтированного шоссе. По-летнему яркое солнышко играло в чехарду с белыми пушистыми облаками, полоска заболоченного лесочка за полем еще не успела утратить своей темно-зеленой окраски, хотя и ее строгая монотонность уже была то тут, то там нарушена яркими кляксами пожелтевших деревьев. И все-таки до повального листопада оставалось еще, как минимум, две недели. До затяжных осенних дождей – я на это надеялся – и того дальше. Одним словом, пока пребывание на природе могло доставлять лишь удовольствие. Если б не одуряющая тоска. Похоже, я уже успел соскучиться по приключениям. И, выбравшись наконец на асфальт, даже не мог предположить, что до них мне осталось всего ничего.

Я выехал в Питер с запасом часа в полтора, а потому катил по шоссе со скоростью «Запорожца», слушал на CD-плеере диск «Апекс Твина» и предавался сладостным размышлениям о том, как мне скоро опять переделают физиономию и я вновь начну новую жизнь. На окружающую мирскую суету в этот момент мне было глубоко наплевать. Но не обратить внимания на «Рэйнж Ровер», лихо обогнавший меня на пустынном шоссе и словивший при этом левыми колесами обочину, было просто нельзя. К тому же джип оказался с краснобелыми «заграничными» номерами.

«Белорусы совсем охренели, – хладнокровно констатировал я и, заметив, что задница только что спешившего куда-то „Монтеро“ вдруг расцветилась яркими стоп-сигналами, тоже сбросил скорость. – Если вдруг этих пьяненьких типов из внедорожника почему-то заинтересовал мой блестящий „Лексус“, если они решили вызвать меня на состязание в скорости, то не пошли б они на хрен. Я не сопливый мальчишка. И к тому же, я в отличие от них – трезвый. Не к лицу мне, солидному человеку на солидной машине, связываться с какими-то дешевыми разгильдяями».

Но оказалось, что я слишком много мню о себе. Счастливым обладателям черного «Ровера» было на мой лимузин начихать. Возможно, что на него они даже не обратили внимания. Какие, к дьяволу, «Лексусы», когда впереди ехало нечто, более достойное внимания. Вернее, не «ехало», а «ехала». На ярко-оранжевом велосипеде. Хрупкая девушка в коротеньком платьице и розовой курточке. С распущенными по узеньким плечикам длинными светлыми волосами. Мелькая стройными загорелыми ножками.

Ну как можно проехать мимо такой, не схватив при этом ее за аппетитную задницу? Прям на ходу! Вот ведь прикол!

Я сбросил скорость до минимума и, перестроив машину как можно правее, чтоб было лучше видно, принялся с ехидной ухмылочкой наблюдать за тем, как эти Beavis & Butt-Head[5] на джипе осторожно подкрадываются к своей жертве, как из правого окна высунулась жадная лапища, как она приближается к попке красавицы все ближе и ближе. А девушке хоть бы хны! Беззаботно крутит педальки, даже не представляя, что сзади на нее надвигается нечто такое!

«Странно, – промелькнула мысль у меня в голове. – Эта дуреха разве не слышит звука крадущейся сзади машины? У нее в ушах что, бананы? Или наушники? Девочка слушает плеер? Девочка прется от музыки? Хм, – усмехнулся я. – Сейчас тебе будет музыка, крошка!»

Но «музыки» не получилось. Водитель «Рэйнж Ровера», похоже, был, действительно, пьян. Почти сравнявшись с велосипедисткой, он вдруг неуклюже крутанул рулем, и через мгновение джип ловко поддел бампером заднее колесо велосипеда и, снова ярко мигнув стоп-сигналами, резко затормозил. А девушка в розовой курточке, мелькнув загорелыми ножками, проделала в воздухе неуклюжее сальто и раскинула кости перед только что сбившим ее внедорожником.

Я скорчил сочувственную гримасу, представив себе, как этой несчастной малышке сейчас, наверное, больно. Как страшно. Как она растеряна, бедная, оттого, что вдруг ни с того ни с сего получила прямо под копчик чем-то увесистым и жестким. От такого легко и заикой стать.

Я медленно обогнул место аварии, стараясь разглядеть через боковое окно распластавшуюся перед «Ровером» девушку. И толком, конечно, ничего не увидел, кроме того, что велосипедистка вроде бы не шевелится. Меня это обеспокоило. Я уже не мог ехать дальше и свернул на обочину.

– Дерьмо! Перестарались, ублюдки! – раздраженно процедил я сквозь зубы и, прежде чем открыть дверцу, бросил взгляд в панорамное зеркало.

Из джипа уже вылезали водитель и пассажир – тот, что тянул лапу через окно, а теперь, даже не успев толком выбраться из машины, уже изучал придирчивым взглядом правое крыло: не появилось ли на нем царапины от соприкосновения с этим дурацким велосипедом. На сбитого только что человека он даже не обратил внимания. «Ровер» дороже.

Я уже спешил от своей машины к чуть шевельнувшей рукой – да и только – девчонке, когда водитель «Рэйнж Ровера» подошел к ней и лениво ткнул в бок носком белой кроссовки. Похоже, ему не терпелось узнать, жива ли добыча, получится ли использовать ее еще как-нибудь, чтобы не пропадало добро. Или лучше сесть в машину и валить отсюда подальше. Пока не вмешались менты.

Но ментов поблизости не было. А потому пришлось вмешаться мне.

– Ну и фули наделали, идиоты? – пробухтел я недовольно, присаживаясь на корточки перед наконец-то очухавшейся девушкой. Весьма симпатичной, как непроизвольно отметил я. Лет двадцати. С ободранными об асфальт коленками и ничего не соображающим взглядом.

«Зеленые, – машинально отметил я и, поддержав девушку за локоток, помог ей сесть. – Как у кошки. Как у покойницы Ольги».

– Ездить научитесь, лохи, – брезгливо бросил я через плечо парням, переключившим внимание с поцарапанного крыла внедорожника и сбитой велосипедистки на меня, – а потом уже лялек за жопы хватайте… Как ты? – внимательно посмотрел на пострадавшую и с облегчением отметил, что зрачки у нее на месте. Значит, с башкой все в порядке. Остается надеяться, что со всем остальным тоже. Заикой не стала. – Что болит? Башней не шваркнулась? Кости на месте?

Она не успела ответить. В этот момент слово взял тот из двух выродков, что еще минуту назад тянул свою загребущую лапу из окна внедорожника, а потом придирчиво исследовал поцарапанное крыло. Или там и не было никакой царапины? Не знаю. Я крыло не разглядывал. На это мне было плевать.

Так же, как и на двоих неудачников из братской республики. Если бы они вскочили в свой джип и попытались свалить, я им не стал бы препятствовать. Слава Богу, не мент, чтобы задерживать нарушителей и сдирать с них штрафы и взятки. Не уполномочен по жизни вершить правосудие, радеть за справедливость и заступаться за слабых. Если это, конечно, не мои друзья или близкие. А поверженную на асфальт девицу я видел впервые. Она была мне совершенно чужой, и я, конечно, готов был при необходимости оказать ей медицинскую помощь, но бить морды ее обидчикам, взимать с них компенсацию за нанесенный ущерб – от такого увольте.

Мне казалось, что с этим все ясно.

Но белорусы считали иначе. Идиоты: вместо того, чтобы прыгнуть в свой «Опель» и мчаться отсюда, пока еще оставалась такая возможность. Пока еще мне было совсем не до них и все мое внимание было приковано к девчонке.

Но…

– Алло, мужичок! Тебе, ва-а-аще, чё надо!? Хрен ли ты тута расселся?! Типа врач, что ли?! Угребывай в жопу, или тоже щас ляжешь, как эта овца!

Я медленно обернулся и смерил взглядом обоих героев из внедорожника. Если еще десять секунд назад в их поведении ощущалась легкая скованность, объясняемая непониманием, насколько серьезно то, что они сейчас натворили, и чем им это грозит, то теперь, удостоверясь, что со сбитой велосипедисткой все вроде в порядке, парни расслабились. На их лицах открытым текстом было написано: «Нам все до фонаря, нам все позволено!», «Как захотим, так и будет!», «Не вставай у нас на пути, а то просто сметем!», «Потому что мы – хозяева жизни!»

«Слишком сопливые, чтобы уже быть хозяевами, – спокойно подумал я. – Лет по двадцать. Может, чуть больше. Не такие и пьяные, как показалось мне раньше. И, кажется, даже не наркоманы. Просто два обнаглевших баклана, сынки каких-нибудь толстомясых чиновников, мелкопоместных князьков белорусского розлива. Не передавил их еще до конца Лукашенко.

Кстати, а как там по негласному уложению о новорусской субординации, которое распространяется и на сопредельные с Россией государства ближнего зарубежья? Имеют ли право щенки, раскатывающие на «Рэйнж Ровере» залупаться на человека из «Лексуса», стоящего в три раза дороже их внедорожника? Могут ли посылать его в…? Смеют ли говорить ему «Ва-а-аще!» Впрочем, все, наверное, смеют. После нескольких баночек пива. Или доброй понюшки кокса. – Я продолжал изучать взглядом обоих парней. А они в свою очередь изучали меня. – Что, все же обторчанные, сопляки? Или нет? Так сразу и не понять».

Что один, что другой были пониже меня. Похудее – хотя уж куда дальше. Короче, ничего примечательного. «Если придется мылить им рожи, – я пришел к выводу, – то сделаю это без особых проблем. Хотя порой первое впечатление бывает обманчивым. И многим – очень многим – уже доводилось ломать на этом зубы. Но будем надеяться, мимо меня эту напасть пронесет».

И я вновь повернулся к продолжавшей сидеть на асфальте девчонке.

– Как ты, красавица? – спросил еще раз. – Не молчи. Скажи что-нибудь. Помочь тебе встать?

– Не-э-эт, ты не понял! – проскрипело у меня за спиной. – Ты дубовый, да?! Ты без мозгов? Тебя чё, сперва отхреначить, придурок, чтобы отсюда свалил? – Так, растягивая слова и коверкая звуки, ставят на измены лохов дешевые урки. Выдавливают из себя каждую фразу, будто у них при этом запор и они пытаются совместить разговор с безуспешными потугами на дальняке. Впрочем, кроме акцента бакланского в говоре моего оппонента присутствовало и нечто, присущее бульбашам. Этакая едва заметная малороссийская мягкость звучания, когда «гэ» звучит, скорее, как «г-хэ», а «я» так выпирает наружу, словно выделена в словах жирным шрифтом. Белорус, одним словом. – Отвянь от девчонки, мудила! Смотри на меня! Каа-ароче…

Пришлось опять оборачиваться. Подняться на ноги. Мне совсем не хотелось, чтобы сейчас на меня напали со спины. И я уже точно решил, что эти двое теперь просто так, без неприятностей, отсюда уехать не смогут.

У меня не было с собой никакого оружия. И я уже почти год не посещал спортивный зал, а если и тренировался в последнее время, то в щадящем режиме и без спарринг-партнеров. К тому же я еще не до конца разработал ноги, а биться руками почти не умел. И все-таки я всеми клетками тела, всеми фибрами души ощущал свое превосходство над двумя обнаглевшими идиотами. Меня даже развлекало то, что сейчас происходит между нами: наезжайте и дальше, ребята; посмотрим, как долго я вас смогу вытерпеть.

– Этой девчонке, возможно, нужна медицинская помощь, – кивнул я на велосипедистку и с удовлетворением отметил, что голос мой звучит ровно, нет в нем ни дрожи, ни напряжения. Хорошо. Хорошо же! – Посмотрите, она так еще толком и не пришла в себя. А я врач.

– Мы тоже, – выпятил вперед нижнюю челюсть пассажир внедорожника – этакий мачо с гладко зачесанными назад длинными черными волосами – и угрожающе шагнул ко мне. Я соответственно отступил. Пока отступил. И радостно подумал, что мачо, наверное, уверовал в то, будто я его испугался.

«Еще один решительный шаг – и слизняк-докторишка из „Лексуса“ сдастся без боя. Пустится в бегство, обеспокоенный своим неожиданно оказавшимся под угрозой здоровьем. А не опустить ли его тогда заодно и на лавэ? А не забрать ли у него его роскошную тачку?» – вот над такой проблемой, наверное, ломали в этот момент свои безмозглые головы два щенка из ближнего зарубежья. Я скосил глаза на девчонку: сидит, киска, в растерянности приоткрыв ротик, и испуганно пялится на троих идиотов, которые, похоже, делят между собой что-то такое, бесценное.

Уж не ее ли?! О, Господи!

А мимо иногда проносятся автомобили. Люди, сидящие в них, скользят безразличными взглядами по двум иномаркам и небольшой группке людей, что топчутся на обочине. И при этом никто не в состоянии предположить, что кое-кому из этой группки уже в ближайшее время предстоит поход к стоматологу. И, наверное, в травму. Вставлять выбитые зубы. Вправлять вывихнутые конечности. А ведь белорусам, если у них нет страховки, за такие услуги придется платить. При этом немало!

– Проваливай!!!

– Погодите, парни, – примирительно выставил я перед собой ладони. – Я же только хочу помочь этой девушке. Может быть, ее надо доставить в больницу…

– Сами доставим! – Странно, но этому комедианту еще не надоело трепать языком. Вот уже, пожалуй, минуту он почему-то никак не мог заставить себя ступить за порог банальной словесной пикировки и всерьез заняться рукоприкладством. А я так ждал! Мне так не терпелось! – Слышь, Витек, – повернулся мачо к своему дружку. – Пакуй эту шкуру в машину.

«„Пакуй“ – это значит „сажай“, – догадался я, – а „шкурой“ ласково назвали велосипедистку. Не меня же!»

Витек состроил на роже похотливую гримасу.

Мачо опять уставился на меня, как бы последний раз предлагая убраться к чертям по-хорошему.

– Давай ее в тачку, – не отрывая от меня глаз, еще раз процедил он своему приятелю.

– Не надо! – испуганно пискнула девушка, продолжая сидеть на обочине. – Со мной все в порядке.

Пожалуй, она не врала. Если не принимать в расчет ободранные коленки, то со здоровьем у нее, и правда, все было в порядке. А вот со всем остальным? Как насчет того, чтобы прокатиться на «Ровере»? Продолжить знакомство с двумя нетрезвыми бульбашами?

– Не надо, – еще раз попросила девчонка и печально глянула на своего искалеченного железного друга. – «Джемини»! Велосипе-э-эд!

У него был разбит красивый фонарик, картинно, будто хвост у текущей сучки, задрано в сторону оранжевое крыло, а заднее колесо изогнулось эффектной «восьмеркой». Короче, кранты железному другу.

– «Джемини»! – еще раз всхлипнула девушка. Похоже, так звали ее искореженный велик. И, возможно, он был ее единственным достоянием. А может быть, взят напрокат у подруги, и его еще предстояло вернуть. – Велосипе-э-эд!

– И хрен с ним, с развалиной! – засмеялся Витек. – Давай садись в тачку. Поедем лечиться. А ты, – он повернулся ко мне, – проваливай к гребаной матери! – Кажется, я ему надоел. – Но сперва уплати за посмотр. Сотку бачков. Эвон ему, – кивнув на мачо, деловито распорядился он.

Я сделал вывод, что Витек, пожалуй, решительней своего корешка, продолжавшего безобидно гипнотизировать меня взглядом. И решил, что довольно выслушивать дерзости от этих недоносков и испытывать свои нервы. Пора резко менять событийный ряд в этом дорожном боевичке. Базары, базары… А когда ж будет драка?

«Щас будет!» – Я не смог сдержаться и широко улыбнулся при этой мысли. И весело хмыкнул:

– Короче. Вы, два козла беловежских. По-быстрому девочке фишки за велик, за исцарапанные коленки и за моральный ущерб. А мне ключи от машины. Не хрен кататься, раз не умеете… До вас что, туго доходит? По-быстрому!

Как я и рассчитывал, это беспредельное по своей борзоте заявление стало последней каплей, переполнившей чашу терпения иностранцев. Длинноволосый мачо попер на меня в атаку первым.

Наверное, этот парень был футболистом и неплохо умел бить по мячу. Но не по людям, худо-бедно, но подготовленным. Здесь он был дилетантом. Позорным любителем.

И поэтому промахнулся. Мне было достаточно лишь чуть отклонить тело в сторону, и длинноволосый красавчик пролетел по инерции мимо меня, с трудом сумев удержать равновесие. Впрочем, совсем ненадолго. Я прибил его хлестким ударом по почкам, и мачо, издав отвратительный гортанный скрип, грохнулся на колени, а потом и вовсе прилег на асфальт у меня в ногах. Он вышел из игры.

Но оставался еще его дружок. Витек, хм… Который сперва удивленно открыл рот, потом отступил на пару мелких шажков и, лишь упершись задом в капот своего внедорожника, решил изобразить нечто из репертуара Джеки Чана. Встал ко мне боком, чуть согнул ноги в коленях и эффектно принял боевую стойку. Впрочем, надо отдать ему должное, руками он двигал очень пластично. Наверное, в детстве посещал школу танцев. Короче, один – футболист, другой – хореограф. И застывшая возле раздолбанного велосипеда деревенская фотомодель с большими испуганными глазами. Кстати, совсем не похожая на доярку, которых призывал в здешних местах «мацать» Стилет.

– Отдай девушке деньги и не кривляйся, – попросил я Витька как можно любезнее, и, видит Бог, у меня в интонации не было ни раздражения, ни агрессии. Лишь досада на то, что вместо того, чтобы спокойно катить в Курорт в гости к смотрящему, занимаюсь на дорогах всякой ерундой. Запас времени, с которым я выехал с дачи, стремительно иссякал, а если и дальше будет так продолжаться, могу оказаться в цейтноте. А потому события надо форсировать. – Сколько стоила твоя железяка, пока ее ни изжевали эти уроды? – спросил я у девушки, и она без труда поняла, что я имею в виду. Еще раз, уже без прежней безнадеги во взгляде, посмотрела на то, что когда-то было велосипедом, и четко ответила:

– Три тыщи сто двадцать рублей…

«Ноль-ноль копеек, – добавил я про себя. – Ишь ты, как точно запомнила. Для этой малышки это, наверное, значительная сумма. Месячная зарплата».

– Слышал, ущербный? – вновь обратился я к продолжавшему совершать некие пассы руками бульбашу. – Гони стоху баксов за велик. Еще сто – за коленки. И для ровного счета – сотню за моральный ущерб. Это еще по-божески, – подвел я черту под этим судебным решением, и в этот момент белорус стремительно кинулся на меня.

Возможно, от безысходности. Возможно, оттого, что у него при себе не было денег. Или он просто не привык расплачиваться за свои грехи. Не все ли равно, в чем причина того безумства, на которое подвигся этот герой, но, как бы там ни было, он воинственно пискнул и решил неожиданно сократить дистанцию боя, войти со мной в клинч. И уже через миг налетел подбородком на мою пятку. На противоходе удар оказался более чем чувствительным даже для меня. А что уж говорить о несчастном Витьке!

Он молча лег на шоссе рядом со своим дружком.

А я, не теряя драгоценного времени, принялся деловито обшаривать их карманы. Первым на очереди оказался Витек – тот, что плохо водил свой «Рэйнж Ровер».

Документы… Пачка «Дирола»… «Кэмеллайт»… Зажигалочка «Крикет»… Та-а-ак! А вот и лопатник!

В котором я обнаружил несколько аккуратно сложенных пятисотрублевых бумажек, права, кредитную карточку и словно специально подготовленные для меня три стодолларовых купюры: первая – плата за изувеченный велосипед; вторая – компенсация за ободранные коленки; и третья – возмещение морального ущерба девчонке…

– Тебя как зовут? – повернулся я к велосипедистке, на ощупь засовывая обратно в карман белоруса бумажник. Из него я по-честному извлек лишь триста баксов, даже и не притронувшись к остальному. А лишнего нам не надо.

– Наташа. – после недолгого размышления решила представиться девушка.

– Наташа, ты вставать собираешься? Или так и решила жить на обочине? Боюсь, тебя могут неверно понять. К тому же через неделю зарядят дожди, и станет холодно. Так что давай поднимайся, – улыбнулся я девушке, и она улыбнулась в ответ.

Ослепительно улыбнулась! Очень красивая девочка. – Держи, – протянул я ей доллары. – Это в качестве компенсации. И полезай в машину. Отвезу тебя. Куда ехала?

– Домой. На дачу. – Наташа, поднявшись, вновь вперилась печальным взглядом в останки своего «Джемини». – А велик? – Она, наверное, собиралась разобрать его на запчасти. Или решила устроить ему пышные похороны.

– Брось его, – поморщился я. – Он и до аварии был всего лишь дешевой тайваньской подделкой, хоть и с итальянской фамилией. А теперь и вообще ничто. Немного металлолома, не более… Наташа, поехали. А то оставлю тебя сейчас в компании этих уродов. А они скоро очухаются. Ты разве хочешь продолжить с ними знакомство?

Она не хотела. Отрицательно покачала головой и послушно поплелась к моему «Лексусу». Я проводил ее взглядом. Классная девочка. Наташа. Мне повезло. Господь вдруг ни с того ни с сего взял и подкинул мне подарок.

А может быть, не Господь, а сам Дьявол? И это вовсе никакой не подарок, а очередная из мин и ловушек, которыми обильно утыкан мой жизненный путь?

Я усмехнулся и сокрушенно покачал головой. «Ну почему обязательно сразу мина или ловушка! Какой-то я уж чересчур мнительный. И эта мнительность порой разрастается до масштабов мании преследования. Я вижу подвохи там, где их вовсе нет, малейший поворот судьбы воспринимаю как провокацию. Не могу хоть ненадолго расслабиться и пожить нормальной жизнью. Постоянное напряжение, постоянное состояние полной боевой готовности. Стилет на это сказал бы: „Такова наша воровская стезя“. Врач бы поставил диагноз: „У вас, молодой человек, психопатия. Надо лечиться“. Вот так – надо лечиться. И радоваться жизни. Вычленять из нее все радостное и светлое. Вот, например, познакомился с классной девчонкой. Наташей. Да это же супер!»

Я улыбнулся, сел за руль и повернулся к Наталье, скромненько притулившейся на переднее сидение.

– Говори, куда едем, подруга.

Это же супер! Она и правда очень красивая. Мне повезло. Я бываю порой чертовски фартовым.

***

Оказалось, что мы с ней почти соседи. Если брать по прямой, то от дома, который в этих местах арендовала Наташа, до моей дачи было где-то около четырех километров – сперва через лес, потом через поле.

«Может, чуть больше, может, чуть меньше, – прикинул я, останавливаясь у древней невзрачной избы, притулившейся на околице небольшой деревушки, – но если приспичит, доберусь в гости к ней не более чем за час. Если по пути не потопну в грязи. Впрочем, можно доехать досюда и на машине. По кочкам, по кочкам… по ровненькой дорожке… опять по кочкам, по кочкам… и в постельку к красавице – бу-у-ух! Итого километров восемь пути… Тьфу, что за пошлые мысли лезут в дурную башку! Причем здесь постелька? Почему, стоит только помочь симпатичной девчонке, отбить ее от хулиганья, так сразу мозговая извилина разворачивается строго в сторону секса? А именно: теперь эта девочка мне обязана, она моя должница, и будет последней стервозой, если не рассчитается, раздвинув пошире стройные ножки. Пусть не сразу – сейчас мне просто некогда, – а скажем, вечером. Или ночью. Или завтра. Или на днях. Когда героически преодолею четыре километра пересеченной местности, разделяющей наши дачи. Через лес, через поле.

Не потопнув при этом в грязи.

Не застряв в непроходимой чащобе».

– Вот в этой развалине я нынче и обитаю, – кивнула на избушку Наталья.

– Одна? – Я изначально почему-то держал в подсознании мысль о том, что у этой малышки здесь нет никого. Ни папы, ни мамы, ни мужа, ни друга. Ни даже любящей бабушки. Почему мне так казалось, судить не берусь. Возможно, снова не обошлось без моей хваленой интуиции человека, привыкшего жить вне закона. Возможно… А ни все ли равно! Главное то, что я сразу предположил, что Наташа здесь одинока. И не ошибся. – Нет, правда? Совершенно одна?

Она утвердительно кивнула:

– Совершенно одна.

– И не страшно?

– Чуть-чуть, – призналась Наташа. – Но вокруг все спокойно. Если сравнивать жизнь в мегаполисе и в этой глуши, то неизвестно, где скорее можно быть изнасилованной. Или даже убитой.

– И все же…

– Для маньяков и татей у меня кое-что припасено. Есть чем их встретить, если вдруг заявятся в гости.

– Надеюсь, это не скалка, – съязвил я.

– И даже не бейсбольная бита, – подхватила Наталья. И следующей фразой повергла меня в самый что ни на есть шок. – Арбалет.

– Боевой? – ошарашенно вылупился я на свою пассажирку, которая совсем не спешила вылезать из машины и вместо этого принялась увлеченно рассуждать об оружии. Вернее, о своем арбалете.

– Боевой? Ну-у-у, пожалуй, такого понятия нет. Скорее, спортивный. Хотя это как посмотреть. Угробить кого-нибудь из моего «Саксона» проще, чем из ружья. Кевларовый броник стрела пробивает, как промокашку.

– Откуда такие познания? – продолжал я лупить буркалы на это неземное создание, которое с нескрываемой любовью распространялось об убойной силе своего арбалета. И умело им пользоваться! И где-то ведь раздобыла столь экзотическое оружие!

– Познания… – Наташа на секунду замялась, похлопала густыми ресницами, и у меня создалось впечатление, что она никак не может взять себе в голову: как это можно не знать элементарных вещей об арбалетах «Саксон». – Из книжек. Из фильмов. От папы. Вообще-то, этот арбалет папин. Он просто выдал мне его на всякий пожарный, когда не получилось отговорить меня поселиться на месяц в этой глуши. Говорит: «Будет хоть чем отбиваться от пьяных колхозников».

– А у папы откуда?

– С Афгана. Он там служил, еще когда я не родилась. Ну и навез всякого барахла. Остался лишь арбалет. Сколько помню себя, он всегда лежал под кроватью. В разобранном виде. Пылился…

– А собирать-то умеешь? – перебил я.

– Конечно. И собирать, и стрелять. Каждый вечер тренируюсь за домом. Луплю прямо по стенам. Даже специально затупила наконечники у нескольких стрел. А то ведь втыкаются так, что мне их не вытащить, – пожаловалась Наташа. И – сама непосредственность – вдруг предложила: – Хочешь его посмотреть?

– Хочу, – ни секунды не колебался я. И подумал при этом, что арбалет – это лишь повод. И для меня, и, надеюсь, для моей новой знакомой. Чтобы я сейчас зашел к ней в гости и наше неожиданное знакомство не зачахло в зародыше – это надо обоим. Вот только выпячивать это желание наружу ни я, ни Наталья пока не намерены. Прям как чопорные британцы из высшего общества. Что ж, случается и такое. – Ты собираешься представить мне своего «Саксона», словно какого-то домашнего любимца, – усмехнулся я. – Скажем, породистую собаку или кота.

– Нет, зверей не держу. – Наталья наконец отворила дверцу и принялась не спеша вылезать из машины. – Так что у меня только «Саксон». Хотя есть, что еще показать.

«Уж ни саму ли себя? Это что, можно расценивать как намек? Алло, девушка! Да я ведь не против!» – тут же раскатал губу я и, естественно, обломался.

Тем, что «есть еще показать» оказалась хищного вида, похожая на паука электрогитара, установленная на специальной подставке в красном углу – там, где (только немного повыше) по неписаным канонам убранства русской избы должен располагаться иконостас. Признаться, увидев гитару, я удивился не меньше, чем десять минут назад, когда услышал об арбалете. Как-то совершенно не вписывался этот атрибут экстремального музыкального беспредела в стиле death metal в лубочную картинку неприхотливого деревенского быта.

– А это мой «Ибанез», – проследив мой взгляд, гордо объяснила Наталья. – Двести семидесятый.

– Вижу, что… ебанез, – растерянно пробормотал я. – Именно двести семидесятый, а не какая-то шваль. – И подумал:

«Сначала „Джемини“, по которому разве что не была заказана панихида, потом „Саксон“, о котором говорилось со столь неприкрытой любовью, словно речь шла о домашнем любимце, а теперь гитара, выставленная, словно дорогой экспонат в провинциальном музее. К странной девчонке я сейчас попал в гости. Нет сомнений, что она поклоняется культу ярких игрушек. И это не просто банальный вещизм. Создается впечатление, что Наташа в какой-то мере одушевляет свои нарядные цацки, поскольку называет их исключительно по именам. А дружит ли при этом девочка с головой? – вот в чем вопрос. Вернее, похоже, что здесь без вопросов. Мне последнее время везет на вольтанутых подруг. Они прямо так и становятся в очередь ко мне на прием. Конфетка, Кристина… О, Господи, и когда же я сдохну?!! Когда же все эти бабы меня доканают?!!»

– Ты хоть умеешь на ней играть? – кивнул я на гитару.

– А скажите, зачем же она здесь? – искренне удивилась моему вопросу Наташа, и я чуть не ляпнул ей то, о чем сейчас думал: «Зачем? Для интерьера». Но в последний момент сдержал себя и лишь сказал:

– Я же еще в машине просил тебя мне не выкать. И думал, договорились.

– Извини. Я забыла, – Наташа виновато потупила взор. Она была просто очаровашкой. – Хочешь, Денис, напою тебя чаем? У меня есть черствый батон и засахарившееся варенье, – похвасталась красавица, ослепив меня очередной белозубой улыбкой, которая могла бы парализовать и австралопитека, не говоря уже о простых смертных, вроде меня. Подверженных обычным человеческим слабостям. Из которых так и выпирает наружу, если можно так выразиться, мужское начало.

Еще немного, и я бы растаял, забил бы и на поездку в Курорт, и на предстоящее толковище. Изобрел бы для смотрящего какое-нибудь вранье и, словно алкаш, ушедший в запой, завис бы у Натальи, пока бы меня здесь не вычислили обеспокоенные воры. Или пока меня не выставила бы обалдевшая от моего общества хозяйка.

«Или не подстрелила бы из своего арбалета, – подумал я. – Кстати, она мне его так и не показала. А я, вроде, явился сюда только за этим».

– Я ставлю чайник.

– Нет, – собрал я волю в кулак. Невероятным усилием сбросил с себя наваждение. – Извини, Наташа, но мне надо ехать. Я и так опоздал, а меня за такое могут и поиметь.

– Кто посмеет? – вскинула брови Наталья.

– Есть такие. Так что дела есть дела, и от них никуда не деться. Сначала они, а потом все остальное. – Я постарался изобразить на лице загадочную улыбку и сделал робкий шажок вперед. – А чаем ты меня еще угостишь. Никуда не отвертишься. И поиграешь мне на своем «Ибанезе». И научишь стрелять из арбалета.

«А еще скажи, – тут же принялся тянуть меня за язык бес-искуситель, – что ты ее обязательно трахнешь. Никуда не отвертится! Скажи ей, скажи!!! Позырим, как эта подруга вылупит зенки! Приколемся! Ну! Не будь размазней!».

«Брысь!» – Я затаил дыхание и осторожно положил ладони на стройные бедра, туго обтянутые коротким узеньким платьицем. И как можно было в таком кататься на велике, не боясь при этом ослепить всех местных аборигенов своими трусами?

– Если сегодня не застряну в Питере, то обязательно заверну к тебе, как поеду обратно. Договорились? – Легким движением я привлек Наташу к себе. Она и не думала упираться. – Ты не против? – двусмысленно поинтересовался я у нее.

– Договорились. Не против. Я буду ждать. – Она подняла ко мне личико, закрыла глаза, приоткрыла пухлые губки. Не поцеловал бы ее при этом только юродивый.

А минуты, как сказал бы поэт, стремительно уносились в небытие. И на меня уже всей своей слоновьей тушей навалился цейтнот. Я просто не мог продохнуть под этим чудовищным прессом.

– Уф! – с трудом оторвался я от Наташи и попробовал отдышаться. – А знаешь, мне это понравилось.

– Мне тоже.

– Я бы не против продолжить.

– Я тоже.

Эх, если бы у меня на сегодня не была забита стрела со смотрящим! До которой оставалось уже менее двух часов. А ведь еще предстоит переться черт знает куда: сначала полста километров до Питера, потом через весь город, через его непролазные пробки; а потом еще до Курорта…

«А может быть, позвонить? Постараться на сегодня отмазаться? – подумал я, а рука уже непроизвольно потянулась к карману, в котором лежал телефон. Но в самый последний момент я одернул себя: – Нет, так не годится! На повестке сегодняшней встречи есть один очень важный вопрос – обещанный мне заграничный лепила. А ради такого можно отменить свидание даже с Клаудией Шиффер. Даже с Наоми Кэмпбелл. Да что там Наоми! Даже с Пугачихой и Орбакайте, вместе взятыми. В одном флаконе! Когда речь заходит об очередном изменении внешности, плотские развлекухи отодвигаются в сторону!»

– Ну, я пошел, – неуверенно сказал я, отступая к двери. – Но вечером постараюсь обязательно заглянуть. Как только вырвусь из Питера, сразу сюда.

– Ловлю на слове. – Эффектно выпятив нижнюю губку, Наталья ловко сдула упавшую на лицо прядку волос и, словно оправдываясь за свою настойчивость, посетовала: – А то мне здесь одной такая тоска. Просто непролазная скукотища…

«Я тебя понимаю, малышка, – размышлял я, аккуратно пробираясь на „Лексусе“ от Натальиной дачи к шоссе. – Сам испытал нечто подобное, просидев сиднем полтора месяца в этой глуши. Но теперь, надеюсь, все позади. И для меня, и для тебя, Наташка. Черт, и какая же ты классная баба! Удачно все-таки начался сегодняшний день.

Даст Бог, так и продолжится».

***

Но Бог ничего мне больше не дал. Наверное, исчерпал скудный запас положительных эмоций, выделенный для меня на сегодня. Остались лишь гадости.

«Что ж, ничего не поделаешь, парень. Придется скормить тебе их за неимением лучшего, – виновато вздохнул Господь и, чем-то смахивающий на добряка Санта-Клауса, полез в огромный мешок с яркой надписью, сделанной почему-то по-испански: «MIERDA![6]» – Тебе ведь не привыкать. Ты сможешь переварить и такое».

И, не успел я добраться до Питера, как он щедро швырнул в меня первую пригоршню проблем.

Глава 2

ЧЕРНАЯ МЕТКА

Я опаздывал и шел на пределе. Не обращая внимания на двойную сплошную, лихо оставлял позади многочисленных попутчиков, запрудивших Московское шоссе. Стрелка спидометра зашкаливала за отметку «120», но я заботился лишь об одном: как бы не угодить в лапы какому-нибудь дурному гаишнику и не потратить на разборки с ним драгоценное время. Гаишники, к счастью, пока на дороге не попадались. Зато мой «Лексус» вдруг догнала красная «девятка» и прочно приклеилась сзади.

«Что же, разумно, – машинально одобрил я тактику водилы „девятки“, косясь в панорамное зеркало. – Если уж и посылать к дьяволу правила, то всегда лучше делать это за чьей-то спиной. Остановят переднего, а ты спокойненько покатишь дальше, поджидая следующего „тягача“, за которым можно опять прицепиться, оберегая свой тощий лопатник… Хм, но этот парень, похоже, торопится еще сильнее меня».

«Жигуль» несколько раз мигнул мне дальним светом и, когда я даже и не подумал подвинуться в сторону, дождался небольшого просвета во встречном потоке и на форсаже лихо обошел «Лексус» чуть ли не по противоположной обочине. Выглядело это красиво.

Вот только совсем некрасиво повел себя водитель «девятки», как только оставил меня позади.

Обогнал, и обогнал. Молодец! Флаг тебе в жопу! Езжай себе дальше. Но зачем же сразу давить на тормоза и мне воздух перекрывать. Неужели в отместку за то, что я не уступил тебе осевую? Если это действительно так, то до чего ж мелко!

Когда «Жигуль», мигнув задними фонарями, сбросил скорость до девяноста, я процедил сквозь зубы ругательство и безуспешно попробовал дернуться влево. Потом вправо – с трудом втиснулся между двумя легковушками, но «девятка», ведомая умелой рукой, тут же перестроилась впереди меня и еще немного притормозила. Ее водитель был явно намерен не позволить мне спокойно и быстро добраться до города.

Вот тогда я уже рассердился всерьез. Подумал:

«Кто-то ищет себе неприятностей? Так на здоровье! Я легко могу их обеспечить! Что, приятель? Прижмемся к обочине? Остановимся? Потолкуем? Разберемся, кто из нас прав, кто виноват?

Но это лишь на словах. А по жизни у меня сейчас нет ни единой свободной минуты, чтобы транжирить их на разборки. Хватит с меня на сегодня дорожно-транспортных приключений. Совершенно нет времени. Так что извини, мудак на «девятке», но сведение счетов нам придется отложить на потом».

Но этот чел из «Жигулей» был совершенно иного мнения, нежели я. Ему просто приспичило пообщаться со мной. Его переклинило, и он готов был пойти на что угодно, лишь бы заставить меня остановиться.

Я опять перестроился влево – он успел раньше меня; я ушел как можно правее, вплотную прижавшись к длинной шаланде, – «девятка» сдвинулась только чуть-чуть, но просвет между ней и грузовиком был слишком узким, чтобы «Лексус» мог там протиснуться, не ободрав при этом бока.

Урод на красной «девятке» еще раз надавил на тормоза. Он надо мной издевался! И при этом непрерывно мигал мне правым сигналом, настойчиво предлагая прижаться к обочине.

Настырнейший тип! Вот только хрен ему! Ничего не обломится! Я тоже неплохо умею водить. Сейчас докажу!

Я еще немного притормозил, подождал, когда шаланда справа уйдет вперед, и резко бросил «Лексус» следом за ней. И еще дальше, правее, на обочину, куда так не терпелось загнать меня кое-кому из проклятой «девятки». Вот только вместо того, чтобы при этом надавить на тормоза, я утопил в пол педаль газа. И чувствительный «Лексус» стал стремительно набирать скорость, обгоняя справа вереницу грузовиков. Оставляя в заднице застрявший в густом автомобильном потоке «Жигуль». Ему уже ничего не светило…

…если бы впереди перед самым въездом в Санкт-Петербург не было узкого путепровода через железную дорогу, запруженного машинами настолько, что это с малой натяжкой можно было обозвать пробкой.

Где я и застрял. А «девятка» опять нарисовалась на горизонте и показала себя в моих зеркалах, нахально выбравшись на осевую и медленно, но верно подбираясь ко мне между двумя встречными транспортными потоками. Все ближе и ближе. Сейчас нас разделяло только пять-шесть легковушек.

«Если кто-то из встречных не расквасит ей морду, – прикинул я, – то буквально через минуту эта настырная гадость будет рядом со мной. А дальше…»

Я представил себе, как медленно опускается правое стекло «Жигуля», как из него появляется рука со стволом, как пули одна за одной жадно впиваются в мое тело. И никуда от них не укрыться. Из «Лексуса», плотно зажатого со всех четырех сторон транспортом, выбраться невозможно.

– Merde![7] – выругался я и уперся взглядом в панорамное зеркало, стараясь разглядеть, что творится внутри неукротимо надвигавшейся на меня «девятки». Кто сидит за рулем? Сколько в ней человек? И что же им все-таки от меня, несчастного, надо?

«А в том, что им что-то надо, можно даже не сомневаться. И при этом кто-то из этого сраного „Жигуля“ намерен не просто банально начистить мне рыло за то, что осмелился не пропустить вперед их корыто, – предположил я. – Тогда в чем же дело? В чем же, черт побери?!! Они там, в этой „девятке“, все пьяные? Они наркоманы? Они какие-нибудь залетные отморозки, которым просто приглянулся мой „Лексус“, и они решили забрать его себе? И взбесились, когда с ходу их кавалерийский наскок не удался? И вот тогда-то и уперлись рогом: „Либо сдохнем, либо все-таки заимеем себе эту тачку!“ А ведь такие, и правда, могут пальнуть! Распроклятье!!! – раздраженно стукнул я кулаком по рулю и посигналил раскорячившейся передо мной „Газели“: – Подвинься!»

Подвигаться она не хотела.

А от «девятки» меня отделяли уже лишь четыре машины.

И вот тогда-то я, наконец, сумел разглядеть, что в ней всего один человек. Если остальные, конечно, не сидят на полу. Вот только какого рожна им это надо?

Один-единственный человек за рулем. С темными волосами, прямыми и длинными.

Баба?

Конфетка?!!

У нее год назад была точно такая машина. Она год назад носила точно такую прическу. У нее, непредсказуемой мстительной фурии, есть все основания пытаться меня достать. Но как же она ухитрилась разведать, что я езжу на «Лексусе»? Как вычислила, что я сейчас в Питере, а не где-нибудь в Ижме или, скажем, в Кировской области? Откуда узнала, что я именно сегодня и именно сейчас поеду по этой дороге? Ведь нашу встречу случайной никак не назовешь. Что в «Лексусе» нахожусь именно я, разглядеть невозможно. Стекла затемнены.

Как все это понимать?

«Девятка» наконец намертво уперлась носом во встречный «Камаз» и ей пришлось сдавать вправо, втискиваться между двумя легковушками в трех машинах позади меня.

Что дальше?

А дальше водительская дверца «девятки» открылась, и из нее стремительно выскользнула Конфетка. И правда, она! В узких расклешенных джинсах и розовом топике, эффектно обрисовывающем красивую грудь и обнажающем плоский животик. Мужененавистница Светка, которая по какой-то не поддающейся объяснению прихоти делает все для того, чтобы притягивать к себе похотливые взгляды всех этих ненавидимых ею мужчин. Сиамская кошка, с которой почти год назад мы расстались совсем не по-дружески. И от нее сейчас можно было ждать всего, чего угодно.

А я не имел при себе даже рогатки. И мне оставалось лишь нажать на кнопочку стеклоподъемника и обреченно наблюдать в зеркало за тем, как Конфетка легкой трусцой бежит к моему лимузину.

Сначала она попыталась открыть мою дверцу. Потом поскреблась в окошко и прокричала:

– Денис, какого черта! Опусти стекло!

Я опустил. Совсем чуть-чуть. И, признаться, мне в этот момент было стыдно: кого застремался? От кого испуганно заперся в своей тачке среди бела дня, стоя в пробке на одной из оживленнейших трасс? От бабы? От своей бывшей подружки? Позор!

– Денис, мне тебе надо сказать кое-что жизненно важное, – затараторила Светка, почти прижавшись лицом к боковому стеклу. Она торопилась. Сзади уже раздавались гудки. Водители машин, упершихся в брошенную «девятку», начали проявлять нетерпение. Да и мне пора было трогать вперед. – Не удирай от меня больше. Ага? Тормозни на обочине, как только появится такая возможность. Тебе ни в коем случае нельзя сейчас появляться в Курорте! Там большие проблемы! А на тебя во всем городе уже ведется охота! Объясню все, когда остановимся. Я побежала, Денис. До встречи. – Она махнула рукой и устремилась обратно к «девятке», которую уже были готовы таранить сзади джентльмены российских дорог.

Я недоуменно пожал плечами и погнал «Лексус» следом за значительно оторвавшейся от меня за этот коротенький миг «Газелью». Размышляя о том, что, пожалуй, сейчас мне Конфетка не парит. Похоже на то, что эта овца каким-то боком соприкасается с блатняками. И более того, с самим положенцем или с кем-нибудь, приближенным к нему, вроде Комаля или Ворсистого. А иначе откуда она может знать мое новое имя, как не от них? И как ей могло стать известно о том, что я сейчас должен здесь ехать на «Лексусе»? Не является ли это лучшим подтверждением того, что Светка не врет? Ей, и правда, есть, что мне сообщить. Жизненно важное. О том, что в Курорте большие проблемы, а на меня открыт охотничий сезон.

– З-зараза! – Я наконец съехал с путепровода, сразу же оказался в более или менее свободном пространстве и принялся подыскивать место, где можно остановиться.

«Но почему тогда мне было неизвестно о том, что Конфетка все это время трется с блатными где-то поблизости от меня? Зачем надо было это скрывать? Что за дурацкие тайны? – Я свернул на обочину и, выключив зажигание, посмотрел в панорамное зеркало на то, как в задний бампер моей машины почти уперся капотом красный „Жигуль“. – Странно. Ой, как все это странно! Ой, до чего же мне это не нравится!»

– Еще раз привет. – Конфетка юркнула на переднее пассажирское кресло, окинула меня мимолетным взглядом и отвела глаза в сторону. – Ты вроде не изменился, – безразлично заметила она. – Хоть и отрастил бороду, но тебя это не старит.

– Прошел всего год, – поморщился я. – Давай ближе к делу.

– Давай. – Света протянула мне свернутый в трубочку лист писчей бумаги.

– Что это?

– А ты посмотри.

Я посмотрел. И проклял все, когда до меня дошло, что три месяца относительно беззаботной жизни закончились. Я опять с головой ухнул в омут больших неприятностей.

Я держал в руках не что иное, как распечатку информационного письма в районные прокуратуры, украшенного двумя моими – а точнее Кости Разина и Дениса Сельцова – фотографиями и содержащего всю мою подноготную, начиная с того, где и когда я родился, и заканчивая угоном мной и Кристиной армейского вертолета, сопряженным с убийством нескольких человек.

– Сегодня утром во все отделы милиции на тебя, ненаглядного, разосланы ориентировки, – небрежно дополнила только что увиденное мною Конфетка. – Там, кроме фоток и изложения всех твоих выкрутасов, еще и описание этой машины, – хлопнула она ладонью по торпеде. – Даже указаны ее номера. Так что через город ты на ней не проедешь. Странно, что тебя до сих пор никто не тормознул, умудрился добраться досюда. Ты фартовый парень, Денис. А с тачки надо срочно соскакивать. Лучше бросить ее прямо здесь, но если не хочешь, я знаю тут рядом стоянку. Загоним туда. Хотя все это пустое. Все равно тебе на «Лексусе» больше не ездить.

– Доездился, хочешь сказать, на лимузинах? – кисло улыбнулся я. – Теперь у меня впереди лишь автозаки?

– Не обобщай. Я имела в виду только эту машину. Кстати, как ты думаешь, от кого могла произойти утечка, что у тебя сейчас «Лексус»? Именно этой модели? Именно с этими номерами? – бросила на меня вопросительный взгляд Конфетка.

– Понятия не имею, – покачал я головой. – Я никого не хочу огульно подозревать. Меня на этой машине видели многие. Ты точно читала ориентировку, в которой дано описание «Лексуса»?

– Да. По дороге сюда заскочила в мусарню и прочитала. Ее только что получили по факсу и прилепили на стенд.

– Прихватить для меня образец, конечно, не удосужилась? – задал я глупый вопрос, и Конфетка сразу же проявила присущую ей агрессивность:

– Как же, Знахарь! Вот так вот взяла и сняла его прям со стены! На глазах у лягавых! Думай, что говоришь!

Я хотел ей ответить, что сейчас не в состоянии вообще о чем-либо думать, но в последний момент предпочел промолчать. Зачем выставлять наружу свои слабости? Тем более перед Светкой. Достаточно ей и того, что видела, как я сегодня позорно пытался закрыться от нее в своей тачке.

– Так что привезла только то, что смогла, – продолжала Конфетка. – Это письмо в последний момент мне успел сунуть Стилет, когда отправлял тебя встретить. Хотя он был почти уверен, что не успею.

– А по телефону предупредить меня было никак? – оживился я, решив, что наконец обнаружил слабое звено в цепочке Светкиного повествования. Но она в ответ смерила меня презрительным взглядом.

– Достань свою трубку. Попробуй включить. Сим-карта блокирована…

Я не сомневался, что все именно так и есть, как мне сказано, однако не поленился проверить – и правда, блокирована. Ч-черт!

– …А на твоей даче уже, наверное, вовсю резвятся лягавые, – тем временем докладывала мне оперативную обстановку Конфетка. – Так, как хозяйничают сейчас в Курорте. И еще в некоторых местах.

– Чего?!! В Курорте?!! – От удивления я чуть не вывихнул нижнюю челюсть.

– Да. Там сейчас обыск. Я только успела свалить, как туда накатили лягавые. И не только туда. Мне позвонили и сообщили об этом, когда я уже находилась в пути…

– Дай мне твой сотовый, – перебил я Светлану, и она, безразлично пожав плечами, вложила мне в ладонь яркую «Нокию».

– Бесполезняк, Знахарь. Я все это уже перепробовала. Не дозвониться. Трубки у всех отключены. К домашним телефонам никто не подходит. Бесполезняк, – еще раз пробормотала Конфетка, наблюдая за тем, как я безуспешно пытаюсь пробить хоть один номер. – Бесполезняк, – в третий раз повторила она. И высказала мнение, с которым я не мог не согласиться: – А ведь мусора на этот раз взялись за нас всерьез. Наехали по полной программе и, что удивительно, сумели сохранить все это в тайне. Никого из блатных не то что не предупредили о том, что готовится, но даже не намекнули. У меня чувство, что вся эта каша сварена прямо в Москве.

– Угу, – рассеянно буркнул я.

– И возможно, здесь замешаны не только менты, но и комитетчики.

– Угу.

– И вот что я еще думаю: а не связано ли это как-то с тобой?

– Чего?!! – Услышав такое, я не мог пребывать далее в состоянии легкого оцепенения, в котором до этого находился. Я аж взвился! – Ты, курица! Фильтруй базар! Понимаешь?! Ты чего мне сейчас предъявила?! Ты чего на меня хочешь повесить?!

– Зна-аха-а-арь, – хладнокровно перебила меня Светлана. Изобразила на губах лукавую улыбку и недоуменно покачала головой. – Остынь. Не кипешись. Я ничего не пытаюсь тебе предъявить. И ни в чем тебя не виню. Но рассуди трезво: то, что сегодня ты объявлен в федеральный розыск, и то, что сегодня же утром братву, кого ты хоть каким-то боком касался, обложили по полной – это не просто совпадение.

– А почему бы и нет?

– Ты же сам когда-то говорил, что в случайные совпадения не веришь. Вот и я… – Из кармана джинсов Конфетка вытащила дешевую зажигалку, покрутила ее в тоненьких пальчиках с длинными ухоженными ногтями. – У тебя случайно нет сигарет?

Я не ответил. Светлане было отлично известно, что я не курю. И, более того, терпеть не могу, когда кто-то обкуривает мою машину.

– Так вот, Знахарь. Это все замутили или приятели Хопина…

– У него не было приятелей.

– …Или мусора тебе мстят за тех лягашей, которых ты завалил в вертолете. Или за тот же вертолет с тобой решили расквитаться военные.

– ГРУ? – задумался я. – Им до этого вертолета нет никакого дела.

– Им до всего есть дело, – возразила Конфетка и приоткрыла дверцу. – Я пошла в свою тачку. Если хочешь, присоединяйся ко мне. А «Лексус» бросай прямо здесь. Или цепляйся за мной, провожу до стоянки.

– Второе, – обреченно пробормотал я и, перехватив непонимающий Светкин взгляд, пояснил: – Я выбираю второй вариант. Поехали на стоянку. Только очень-то не гони. А то ведь потеряюсь…

Неподалеку от станции «Купчино» я загнал «Лексус» в самый глухой угол платной стоянки, уплатил за месяц вперед и, устроившись в красной «девятке» рядом с дождавшейся меня Светой, тщательно пересчитал содержимое своего лопатника: двести баксов и чуть больше тысячи рублей. Не густо. На месяц спокойной жизни на даче мне этого хватило бы с избытком. Но для человека, находящегося в конкретных бегах, такие деньги – ничто. Правда, на даче в загашнике, сделанном в обычном полене, небрежно заброшенном под лавку на кухне, заныканы три тысячи долларов. Но до этого полена еще надо добраться. Если те менты, которые, возможно, сейчас торчат у меня дома в засаде, вообще по своей простоте мусорской уже не спалили мой скромный схрон в печке.

– Ты дашь мне в долг денег? – спросил я у Конфетки.

– Тысчонку рублей. Может быть, наскребу две. Но не больше. Счета в банке у меня нет. В ломбард, кроме этого ведра, – стукнула она ладонью по рулю, – и вот этой дешевки со стеклами, – выставила палец, на который был надет перстень с крупными стразами, – закладывать нечего. Так что, две штуки рублей. Тебя это устроит? – насмешливо глянула она на меня.

– Нет, не устроит. Впрочем, зависит от того, как надолго затянутся геморрои.

– Боюсь, что надолго, – успокоила меня Света и решительно прижала «девятку» к поребрику напротив небольшого кафе. – Я эту забегаловку знаю. Здесь неплохо готовят. Перекусим? Заодно и поговорим.

Я безразлично пожал плечами и принялся вылезать из машины. Но, уже стоя на тротуаре, спохватился:

– Только, Свет, платишь ты.

Она в ответ лишь презрительно хмыкнула.

А мне опять стало стыдно: проклятье, и в каких же уродов порой превращают нас обстоятельства!

В пустом уютном кафе мы облюбовали столик подальше от входа и провели там четыре часа, обсуждая то, что сегодня произошло как в Курорте, так и со мной, попивая красное «Мерло» и безрезультатно пытаясь дозвониться хоть до кого-нибудь из своих.

Конфетка, до этого общавшаяся со мной буквально сквозь зубы, за тарелкой горячего супа заметно оттаяла, и я сделал вывод, что вся ее прежняя холодность в разговорах со мной была напускной. Непросто простить то, что тебя когда-то выставили за порог. Но столь же непросто вытравить из своего сердца добрые чувства к кому-либо, если такие чувства действительно были. Похоже, что были. И они постепенно пересилили в Светке обиду на то, как круто я с ней когда-то обошелся.

– Я отлично помню ту ночь, – рассказывала Конфетка в перерывах между «Мерло» и попытками связаться по телефону хоть с кем-нибудь из братвы. – Все до мельчайших подробностей. Впрочем, и подробностей-то особенных нет. До утра просидела в машине. Смотрела на твои окна и с трудом боролась с желанием подняться к тебе. Если бы была хоть небольшая надежда на то, что ты опять меня с треском не вышвырнешь, я бы, наверное, посыпала голову пеплом и попыталась вернуться. Но тогда я была уверена в том, что из этого ничего не получится. А потому просто сидела в машине. И не сводила глаз с твоих окон. Пока в них не погас свет… Денис, а ты хоть немного переживал из-за того, что случилось?

– Не помню.

– Вот видишь? Не помнишь. – Это было отмечено с легким укором. – А значит, тебе на меня было плевать. Если бы ты хоть немного переживал, то запомнил бы эту ночь навсегда. Так, как ее запомнила я.

– А утром? – Признаться, мне было интересно, чем же заканчиваются подобные жизненные трагедии. «Ну уж, во всяком случае, не суицидом», – пришел к выводу я, глядя на вполне живую Конфетку, прикуривавшую в этот момент сигарету.

– А утром я отправилась в Пулково и купила билет до Адлера. И проторчала на море, пока не закончились деньги. На последние улетела обратно. И только в Питере поняла, что мне просто некуда деться. Я здесь никому не нужна. Разве что сутенерам или сексуально озабоченным старикам. Первым делом тогда я поехала к твоему дому, поставила тачку чуть в стороне и целый день прождала, когда ты выйдешь из подъезда. По телефону я звонить не решилась: считала, что должна все обсудить с тобой очно. Обсудила… – грустно хмыкнула Света. – Дождалась… когда ты наконец вытряхнулся на улицу в обнимку с какой-то шалавой. Это я лишь недавно узнала, что ее звали Ольга и она сдала тебя мусорам. А тогда я сразу же поняла, что это не просто очередная подстилка, которую ты пригласил к себе на часок. Она вела себя как хозяйка. Она чувствовала себя, как минимум, твоей гражданской женой. Я женщина и других женщин вижу насквозь. В общем, убедившись в том, что ты, наконец, обрел семейное счастье, я завела машину и покатила… сама не знаю куда. И больше к твоему бывшему дому не возвращалась…

Из тщательно замаскированных динамиков по кафе растекался голос Милен Фармер. От сигареты, которую, не затушив, Света бросила в пепельницу, поднималась вверх белая струйка дыма. От выпитого вина меня начало клонить в сон. А если ко всему этому еще добавить убаюкивающий голос Конфетки, монотонно излагавшей историю своих злоключений…

– …Мне нужны были деньги, и я ночью рискнула подобрать на дороге двух хачиков. То ли подвыпивших, то ли обкуренных, но суть не в этом. Я везла этих выродков через весь Питер, чего только от них ни наслушалась, а когда приехали, они отказались платить. Сказали, что нет с собой денег, за ними надо подняться в квартиру. Выволокли меня из машины чуть ли ни силой. Впрочем, я не очень-то и сопротивлялась. Мне было самой интересно зайти в гости к этим ишакам и выставить счет, когда меня попробуют изнасиловать. Так и вышло. Почти один к одному, как я ожидала. С той лишь разницей, что в квартире оказался еще один черножопый. Так что пришлось вырубать не двоих, а троих. Когда они попытались завалить меня на кровать, я их замочила ногами. А потом всех троих привязала друг к дружке носатыми рожами. Обыскала квартиру, набрала тыщ на двадцать хрустов, конфисковала сотовые и видик. Кое-какие вещички, что не смогла унести, просто выкинула с балкона. На радость бомжам. В подлянку кавказам, – хмыкнула Света и достала из пачки новую сигарету. – Потом я все боялась, что они меня вычислят. Даже «девятку» поставила на прикол на стоянке и пользовалась метро. Пока не ушла под конкретную крышу.

– Вернулась к блатным? – чтобы совсем не заснуть, попытался расшевелить я себя хотя бы этим вопросом.

– Не сразу. К Стилету я прибилась недавно. В июле, когда встретилась с Михой Ворсистым. А до этого разменивалась на мелочевку с одной левой кодлой. Сами себя они называли громко – таймырцами. Действительно, четверо из пятерых прибыли в Питер с Таймыра. А точнее, из Кайеркана. Это небольшой городок возле Норильска, – пояснила Конфетка и постучала ножом по бокалу так, словно собиралась произнести тост. – Ау, молодой человек. Ты никак клюешь носом? Я скучно рассказываю?

– Нет, нет, что ты, Света! – встрепенулся я и, чтобы скрыть замешательство, схватил бутылку и принялся разливать вино по бокалам. – Мне интересно. Рассказывай дальше.

– А дальше этим пятерым идиотам показалось мало ларечников и сутенеров, которых они крышевали. Решили взять бонус, вообразили, что они супер, и замутили налет на один из крутых массажных салонов. Кто-то им, дуракам, подкинул парашу, что там можно взять хорошие фишки. И они повелись. Хоть бы поставили в известность меня, возможно, я бы их отговорила. Но они решили все сделать сами. Пошли на пробивку и, конечно, легли. Все пятеро. Их там ждали.

– Стандартная схема. – Я отсалютовал Конфетке бокалом и слегка смочил губы вином. – Чтобы хотя бы немного очистить город от отморозков, но при этом убрать их по понятиям, поступают приблизительно так, как ты рассказываешь. Засылают сявкам парашу, провоцируют на беспредел и организуют им встречу. Тебе повезло, что убереглась.

– Действительно, повезло, – заметила Света. – Тем паче, что кто-то из этих уродов прежде, чем сдохнуть, сдал бычарам меня. И еще одну бабу – мы с ней вдвоем в это время гасились на хате. Даже не подозревая о том, что к нам уже послали людей, чтобы нас замочить. На мое счастье, в той группе оказался Миха Ворсистый. Вот так я и вернулась к ворам.

– А та? Вторая? Которая была с тобой на квартире?

– На той квартире я ее тогда и видела в последний раз, – бесстрастно ответила Света. – И больше ее судьбой не интересовалась. Но, наверное, ее уже нет в живых.

– Наверное, – задумчиво пробормотал я. – Странно, что мне ничего неизвестно об этой истории.

– Я попросила, – перебила Конфетка, – чтобы тебе пока никто ничего не сообщал. За последнее время я немного сумела забыть тебя, Знахарь. Муть осела на дно, и я очень боялась вновь поднять ее на поверхность… при встрече с тобой… – Она несколько раз неуклюже щелкнула зажигалкой, чуть не уронила ее на стол, но, наконец, смогла закурить сигарету. Одним словом, я просто хотела выиграть еще чуть-чуть времени. Хотя сознавала, что бесполезно, но все равно обманывала себя, старалась оттянуть нашу встречу, насколько возможно. Но сегодня все повернулось так… Сам видишь, как, – уперлась в меня взглядом Конфетка. Помолчала, рассеянно крутя в тонких пальчиках дымящую сигарету, и негромко, но весьма выразительно отчеканила, добавив в тон и трагичности, и патетики, которые легко придают таким заявлениям необходимую яркость и правдоподобие: – Я люблю тебя, Знахарь! И теперь точно знаю, что от этого спрятаться невозможно! Пыталась, но… В подобных делах я не всесильна… А время, как оказалось, вместо того, чтобы лечить, лишь подливает масла в огонь… Сам понимаешь… – вздохнула она. – Вот такие дела, дорогой… – Для полноты антуража не хватало только блестящих слезинок, эффектно выкатывающихся из уголков глаз.

Похоже, наступила моя очередь что-то произнести. Эмоциональное. Пафосное. Возвышенное. Вот только, что?

Я не знал.

Я молчал.

Как последний тупица!

– Такие дела… – еще раз пробормотала Конфетка. Ей тоже нечего было добавить к тому, что она сейчас выложила передо мной. Иссякла, излила одним мощным выплеском до последней капельки душу и увязла, запуталась в собственных чувствах. И растерялась. Засуетилась. Сломала в пепельнице недокуренную сигарету, плеснула в бокал остатки вина, судорожным движением выдернула из портмоне несколько сторублевых бумажек и подсунула их под пустую бутылку. – Все, любимый. Выпили, закусили, поговорили. Почти объяснились. Пора и честь знать. Валить отсюда. Куда? – вопросительно уставилась она на меня.

Я молча пожал плечами.

– Ко мне. – Света одним глотком допила вино и решительно встала из-за стола. – Правда, у меня совсем небольшая квартирка, – предупредила она, не сомневаясь в том, что я, за неимением выбора, никуда от нее сегодня не денусь. Хочу не хочу, но отправлюсь к ней в гости.

Вот только выбор-то у меня как раз и был – Наташа. Мне было, где сегодня укрыться, если, действительно, дачу обложили менты, – на околице безымянной деревни в невзрачной избушке, где в красном углу выставлена напоказ электрогитара с почти родным широкой русской душе названием «Ибанез».

– Однокомнатная квартира в Ульянке,[8] – продолжала описывать мне свои жилищные условия Конфетка, дожидаясь, когда я присоединюсь к ней, и мы вместе отправимся в эту Ульянку. – Ты к таким не привык…

«Да. Я привык к гаражам и кичманам», – сразу подумал я.

– …но зато там уютно. И там буду я, – многозначительно посмотрела она на меня.

– Нет… Нет, Света, не сейчас. Сначала я съезжу на дачу, выясню обстановку, посмотрю, есть ли там мусора.

– Если на даче засада, ты все равно ее не заметишь. И тебя в результате повяжут.

– А это еще посмотрим, – хитро прищурился я. – Предупрежден – вооружен. А я теперь знаю, что в Вырице можно наткнуться на всякие сволочные сюрпризы. И готов к ним.

– Тогда я с тобой, – решила не сдаваться Конфетка.

– Ты сейчас подбросишь меня до электрички, – тоном, не допускающим никаких возражений, распорядился я. – И на этом расстанемся. Пока. – Я выделил последнее слово. – Трубку не отключай. Как только будет возможность, сразу тебе позвоню. Может быть, даже сегодня, если все, и правда, окажется настолько паршиво, что мне будет некуда притулиться.

– И все-таки…

– Давай без «все-таки», Света, – довольно жестко отрезал я. – Все решено. Ты довезешь меня до электрички, и там мы с тобой разбежимся. Еще раз повторяю: пока. До поры до времени, милая. Договорились?

Ответа я так и не получил. Но, уже направляясь к выходу из кафе, расслышал, как Светка у меня за спиной разочарованно прошипела: «Shit![9]». И невесело ухмыльнулся, подумав, что уж этого-то добра в моей жизни куда как предостаточно!

Глава 3

ПОДСМАТРИВАЮЩИЙ

Расставшись с Конфеткой, я первым делом отправился в универмаг, разменял двести баксов и в отделе «Охота» приобрел сорокакратный бинокль «Призматик» с просветленными линзами. А в соседнем подвальчике «Секонд Хэнд» переоделся в зеленые слаксы, потрепанный свитер и защитного цвета ветровку. У забулдыжного вида старухи, разложившей прямо на тротуаре живописнейший хлам, я удачно купил выцветший рюкзачок, куда сложил джемпер и светлые джинсы, в которых сегодняшним утром отправился в Питер. А потом на моем пути как нельзя кстати оказалась скромная лавочка «Оптика», где симпатичная девочка-продавщица совершенно не удивилась, когда я спросил, есть ли в продаже очки без диоптрий. И выложила передо мной на прилавок несколько пар. Я остановил свой выбор на самых дешевых и самых уродливых и, когда посмотрел на себя в зеркало, покупкой остался доволен. У меня создалось впечатление, что очки заметно преобразили мою, и без того весьма измененную бородой, физиономию. На свой портрет в информационном письме я стал совсем не похож. Впрочем, у мусоров на этот счет могло возникнуть свое ментовское мнение, совершенно отличное от моего. Но думать об этом мне не хотелось. Сейчас я мечтал лишь об одном: хоть ненадолго отвлечься от всех нахлобучек, что свалились на мою бедную голову. А ведь мне еще предстояла поездка на дачу, и неизвестно, что там меня могло ожидать. Но в том, что ничего хорошего, я был почти уверен.

В электричку по случаю часа пик набилось довольно много народу, и всю дорогу до Вырицы я простоял в прокуренном тамбуре, пытаясь в своих очках без диоптрий читать купленную на платформе газету. Из массы людей, каждый день возвращавшихся этим маршрутом со службы, я не выделялся ничем и вполне походил на этакого зачуханного интеллигентика, отправившегося после работы на дачу – проверить, не покопали ли местные люмпены у него на участке картошку.

В Вырице возле вокзала я зашел в павильон, торговавший дешевыми тряпками, и придирчиво оценил себя в полный рост в высокое зеркало. Вроде бы, все хорошо. Все гармонично. Никакого диссонанса в одежде, если не брать в расчет почти новые дорогие кроссовки – оригинальный «Рибок», купленный неделю назад на Невском проспекте. Рядовым труженикам государственной сферы подобное не по карману, а именно такой труженик сейчас и взирал на меня из зеркала через свои несуразные окуляры. Оставалось надеяться, что местные стражи порядка, если вдруг очутятся у меня на пути, будут не столь прозорливы, чтоб обратить внимание на то, что у невзрачного на первый взгляд мужичка на ноги натянуты сто пятьдесят долларов. Да и сдались им, мусорам, мои ноги. В первую очередь они будут пялиться на лицо – в очках без диоптрий и с недоразвитой бороденкой.

М-да! Когда-то я выглядел куда импозантнее.

Я вышел из павильона и, сообразив, что вне зависимости о того будут на даче менты или нет, поход в гости к Наталье сегодня для меня неизбежен, купил в соседнем ларьке шоколадный набор и вафельный тортик. И пошагал – конечно, не торными тропами, а окольным путем – в направлении своей паленой фазенды. До нее предстояло пройти километров пять-шесть.

И при этом у меня оставался один нерешенный вопрос: откуда буду вести наблюдение? Вроде, для этого есть идеальное место – лесок, отстоящий от дачи примерно на полкилометра и отделенный от нее неубранным полем турнепса. Но что, если те, кто охотится на меня, относятся к своим обязанностям щепетильно и к тому же не дураки? Тогда нетрудно предположить, что встреча подготовлена не только на даче, но и в этом «идеальном для наблюдения месте». А потому соваться туда очень чревато.

Но проблема-то в том, что сунуться больше и некуда. Мой дом открыт для обозрения только с одной стороны – из этого, будь он неладен, лесочка, где меня может дожидаться засада. Но выбора нет, остается идти только туда. И очень надеяться, что там нет никаких неприятных сюрпризов.

На часах была половина девятого, и уже вовсю начинало смеркаться, когда я, стараясь красться неслышно, наконец вышел на точку, откуда в бинокль моя дача просматривалась так, будто я наблюдал за ней с десяти метров. И никакой засады, конечно, не было. В смысле, не на фазенде, а там, откуда я в этот момент пялился на нее в сорокакратный «Призматик», хоронясь за кустами промеж двух поваленных трухлявых берез.

Времени на наблюдения у меня чуть более часа. Потом должно стемнеть. Не попробовать ли тогда подобраться к даче поближе? Или идти туда совершенно спокойно, закончив игры в разведчика и приняв за рабочую версию то, что никакими ментами там и не пахнет? Или сразу отправляться к Наталье, отложив вторую серию наблюдений на завтра? Что делать? Что делать уже через час? Я это пока так и не решил, тщательно, метр за метром осматривая в бинокль дом и участок.

Что не так? Что изменилось? Что сейчас не на том месте, на котором я оставил сегодняшним утром? Эх, если бы еще и помнить, что и где я, далеко не педант, побросал, отправляясь в Курорт!

Та-а-ак… Легкие ситцевые занавески на окнах были точно раздвинуты. Правильно. На крыльце валяется веник – я его бросил там еще неделю назад, когда затеял уборку в избе. На гаражных воротах, под куском старой камеры, предохраняющим от дождя, должен болтаться огромный амбарный замок, ржавый и неуступчивый, – наверное, так и продолжает болтаться там, где ему положено. Менты, какими бы они ни были профи, все равно не смогли бы его открыть. Еще один замок – поменьше и поаккуратнее – как прежде висит на двери. Калитка закрыта на простую деревянную вертушку, ворота в заборе подперты большим чурбаком. Вроде, идеальный порядок, в мое отсутствие не нарушенный ни бродягами, ни мусорами. И все ж меня не покидало предчувствие, что на даче что-то не так. И предчувствие меня не обмануло.

Сначала мне показалось, что чуть шелохнулась одна из занавесок. Словно от легкого дуновения ветерка. Так, будто кто-то, находящийся в этот момент внутри дома, ее случайно задел.

«Или мне это просто приглючило? – задумался я, напряженно вглядываясь в безжизненные темные окна. – Сам себя убедил в том, что увидел то, чего ждал? Выдал желаемое – вернее, нежеланное – за действительное?» И я уже почти убедил себя в том, что это на самом деле так, когда другой признак того, что на даче есть посторонние, настолько явно бросился мне в глаза, что никак не мог оказаться галлюцинацией.

К тому моменту уже почти стемнело, и на безоблачном небе выступила богатая звездная россыпь. Чтобы немного передохнуть, я оторвался от окуляров бинокля и поискал глазами луну. Потом сообразил, что сейчас только начало месяца и на небе ее быть не должно. Разве что ее жалкий обрубок, но он меня совершенно не волновал. Зато волновало другое: попытаться или не попытаться сейчас подобраться поближе к даче? Пора было прийти к какому-нибудь решению. Не сидеть же в этих кустах всю ночь! В конце концов, в рюкзачке истекает срок годности купленного для похода в гости к Наташке торта!

«Понаблюдаю еще пять минут, а там будет видно», – решил я, вновь приник глазами к окулярам бинокля, с трудом, несмотря на просветленную оптику, поймал в объективы предмет наблюдения. И как раз вовремя для того, чтоб зафиксировать, как за одним из окон ярко вспыхнул маленький огонек – наверное, от спички или от зажигалки, – почти сразу потух, но ему на смену тут же пришла красная точка тлеющей сигареты.

Дальше за дачей можно было не наблюдать.

«Что, недоноски, посмолить захотелось? А как же инструкция, по которой курить на посту запрещается? А как же стремление заслужить благодарность за поимку опасного рецидивиста? А как же начальство, которое завтра обеспечит вам целый мешок звездюлей?» – злорадно подумал я и принялся убирать бинокль в футляр.

Это может показаться странным, но в тот момент я был рад тому, что действительно обнаружил на даче засаду. Ничего, вроде бы, радостного в этом и нет – возвращаться домой нельзя; я сижу в неприветливом темном лесу, где, возможно, сегодня мне предстоит ночевать; на меня по всей стране ведется охота. Но, с другой стороны, теперь я точно знаю, что на даче, и правда, засада. А ведь мог бы запросто сунуться в дом, не заметив краем глаза той коротенькой вспышки и огонька сигареты в окне в тот момент, когда любовался звездным небом и пытался на нем отыскать луну. Прикури мент на пять секунд раньше – и неизвестно, как бы все повернулось.

А теперь передо мной уже не стоял вопрос: что делать дальше? Все разрешилось само собой. Конфетка все-таки оказалась права в своих подозрениях насчет моей дачи. Хотя я, конечно, предпочел бы обратное. Но ничего не поделаешь, реальность приходится принимать такой сволочной, какой она есть. И дальше поступать по обстоятельствам – отправляться в гости к Наталье, то есть извлекать из сложившейся ситуации хоть что-нибудь положительное.

«Вот этим-то я и займусь», – подумал я и, балансируя на одной ноге среди поросших брусничником кочек, принялся переодеваться в извлеченные из рюкзака джинсы. Не идти же на свидание с правильной девушкой в жеваных слаксах! И в бомжовской ветровке! Меня же в подобном прикиде не пустят дальше крыльца. И, не признав, могут легко подстрелить из арбалета «Саксон». Который шутя пробивает кевларовый броник.

Рюкзак с биноклем «Призматик» и своим камуфляжем – зелеными слаксами, свитером и ветровкой – я, как мог, замаскировал листьями папоротника в кустах на опушке. Подумав при этом, что завтра, когда вернусь сюда продолжать слежку за дачей, найти мне его будет непросто, а вот розыскные собачки, если с ними сюда решат припереться менты, отыщут мой схрон обязательно. Но на то, чтобы элементарно выбрать для рюкзака с экипировкой более подходящее место в стороне от «поста наблюдения», у меня не осталось ни сил, ни желания.

«Будь что будет», – безвольно подумал я и поплелся с тортом и шоколадным набором под мышкой вдоль кромки поля, мечтая наткнуться на какую-нибудь тропу, что проложена через лес в направлении Наташкиной дачи. И прикидывая, сколь поздно нагряну к Наталье с визитом и успею ли, если буду сразу же выставлен за порог, на последнюю электричку, чтобы ехать в Петербург ночевать у Светланы… у Светки-Конфетки…

Вот бы она была рада! Впрочем, как знать… как знать… Никому не дано понять, что творится в темноволосой головке этой непредсказуемой амазонки.

Глава 4

НАСТОЯЩИЙ «ИБАНЕЗ»!

– Денис?!! – Наташа со скрипом приоткрыла входную дверь, и темный заросший сад перед избой пересекла полоса яркого света. – Точно, Денис! Ой, и с тортиком! А я уже было подумала, что ты не придешь… Проходи, проходи. Как это классно!

Радушие, с которым меня встретили в этом доме, не казалось наигранным. И это радовало. Ведь всю дорогу сюда я донимал себя мыслями о том, что приглашение в гости, которое получил утром, было не более чем проявлением хорошего тона, дежурной возвраткой за то, что защитил девушку от распоясавшихся бакланов. Простым соблюдением приличий, совершенно не предполагающим то, что наше знакомство и правда вдруг будет продолжено и что я вечером – сама непосредственность – опять нарисуюсь на горизонте. С тортиком, черт побери! И с шоколадным набором! Вообразив себе невесть что, но, по сути, не имея на это никаких оснований!

Впрочем, кроме дежурного приглашения в гости был ведь еще и поцелуй. А уж это-то вполне могло рассматриваться мною как некий аванс.

«Об этом поразмыслю попозже, – спланировал я, стягивая с ног обрамленные наростами грязи кроссовки. – А пока не мешало бы просто присесть и немного расслабиться. Перевести дыхание. Выпить чайку. А то ведь на свежем воздухе успел нагулять аппетит».

– Где так изгваздался? – Наташа с лязгом задвинула массивный запор на двери и, небрежно облокотившись о стену, принялась внимательно наблюдать за мной. На ней был короткий домашний халатик, открывавший обозрению ободранные коленки, на которые были наклеены два кусочка белого пластыря. – Где твоя иномарка?

«Оставил на даче», – хотел соврать я, но в последний момент передумал, решив изобрести ложь посложнее. Ведь наши отношения могут и затянуться, и как потом, через день, через два, объяснять, что никакой машины у меня нет и в помине? Вернее, была, да сплыла, напрочь засвеченная в ментовской ориентировке.

– «Лексус» не мой, – объяснил я, проходя в комнату. – Я брал его напрокат и сегодня вернул. Так что принимай меня такого, как есть. Безлошадного. И напои чаем. И поиграй на своем «Ибанезе», – бросил я взгляд на гитару, которая на этот раз торжественно возлежала на широкой кровати с никелированными спинками. Признаться, я сейчас был бы не против оказаться на ее месте.

– Чаем? Легко, – пообещала Наташа, но при этом даже и не подумала стремительно мчаться на кухню, отгороженную от горницы старенькой занавеской, и греметь там посудой, спеша накормить голодного гостя. Вместо этого она подошла ко мне, остановилась напротив и, трогательно похлопав ресницами, всем своим видом сказала: «На стол я, конечно, накрою. Вот только сперва поцелуй. И прекрати делать вид, что ты сюда заявился гонять со мной чаи».

Я улыбнулся.

Она ждала.

Мои ладони легли ей на бедра.

Легким движением я привлек Наташку к себе, и она, опираясь на мои руки, немного откинулась назад, закрыла глаза и, как и утром, призывно раскрыла губки. Но прежде чем я поцеловал ее, эта очаровательная сельская нимфа, неземная и такая желанная, успела признаться:

– Я тебя очень ждала! Даже не думала, что вот так, сразу…

Я ощущал слабый запах ее духов. Сквозь тонкую материю халата пальцы отчетливо ощущали рельефную полоску узеньких трусиков на упругой попке. Иногда, ненадолго оторвавшись от Наташкиных губ, чтобы перевести дух, я ощущал на щеке ее горячее сбивчивое дыхание.

Она крепко обхватила меня за шею.

Моя рука скользнула за ворот халатика и коснулась крепкой высокой груди, увенчанной чувственным бугорочком соска.

Наташа несколько раз резко вздохнула, потом решительно отпрянула от меня и, словно пытаясь стряхнуть с себя наваждение, тряхнула головой.

– Не-е-т, так не пойдет, – смущенно улыбнулась она, запахивая халат. – Чего со мной делаешь?

В ответ я неопределенно пожал плечами и с интересом отметил, что нимфа, умеющая пользоваться арбалетом и играть на электрогитаре, покраснела. Или не покраснела, а раскраснелась? Ведь это две совершенно разные вещи.

– Денис, давай лучше пить чай.

«…А остальным займемся позднее», – вот такое продолжение я был бы не против услышать, но Наташа лишь смущенно хихикнула и поспешила за занавеску. На кухню. Нарезать торт. Заваривать этот дурацкий чай. Которого мне уже совсем не хотелось.

…За последующие два с половиной часа я, изнывая от похоти, влил в себя несколько чашек растворимого кофе и убедился в том, что у Натальи действительно есть арбалет. Самый настоящий, с лейблом «Saxon» на внушительном ложе. Правда, в разобранном состоянии. И собирать его, если бы в дом вдруг начал ломиться маньяк, пришлось бы минут пять, не меньше. А перед этим его еще надо было извлечь из-под кровати. Плюс время на то, чтобы натянуть тетиву и установить стрелу на направляющем желобе… Одним словом, у маньяка были все шансы успеть совершить свое поганое дело и убраться подальше без ущерба для собственного здоровья.

Куда эффективнее арбалета, мог отогнать супостатов от дома оглушительный скрежет, с которым Наталья извлекала из своего «Ибанеза».

Перед тем, как уступить моим настойчивым просьбам сыграть на гитаре какую-нибудь пьеску, она произнесла длинную вступительную речь о том, что ее инструмент стоит четыреста долларов, мощность комбика, к которому он подключается, пятьдесят ватт, и там установлены какой-то немыслимый ревербератор и микшер на несколько входов, а в процессоре, формирующем гитарный саунд, вмонтирована драм-машина и заложено около сотни драйвов на любой вкус. Если из этого я что и понял, то только то, что я в этих вопросах круглый осел.

– А медиаторы я вырезаю из пластиковой отделки обычного барабана. Покупные для меня слишком жесткие, – доложила Наталья, щелкнула тумблером на усилителе, левым локтем ударила по некоему устройству, закрепленному на гитарном ремне, и приступила к собственно исполнению заказанной мною «пьесы».

Старухи из соседних домов, если не были совершенно глухими, наверное, вздрогнули!

Наташка, прикусив от усердия язычок, стремительно бегала пальцами по всему грифу! Гитара при этом висела на уровне разбитых коленок. Выглядело это эффектно, но какие же длинные надо иметь руки, чтобы так вот играть!

Комбик, разве что не подпрыгивая, изрыгал из себя нечто чудовищное!

Стекла продолжали держаться в рамах лишь чудом!

Воздух дрожал и казался густым, как кисель!

На комнату опускалась ночь!

Потом я оглох…

– Тебе понравилось? – спросила Наталья, когда ко мне снова вернулся слух и немного прояснилось в башке. И, не дожидаясь ответа, сокрушенно вздохнула: – Вот, никому не нравится. И тебе тоже.

– Просто чуть громко для этой избушки, – дипломатично заметил я. – Я совершенно не против тяжелой музыки, я люблю «Мэшин Хэд» и «Дефтоунз», но то, что делаешь ты, по-моему, жестковато. Наташ, а эта гитара… Это как, хобби? Или средство существования?

– Нет, на жизнь я ею не зарабатываю. – Наташа заботливо установила «Ибанез» на подставку, отключила от сети процессор и комбик. Слава Богу, продолжать музицировать сегодня она была не намерена. – Правда, несколько раз приглашали ребята подыграть им на сейшнах в клубах. Но какие с таких выступлений доходы? Так, на тампаксы, не более.

– А чем занимаешься в жизни? – Только сейчас я сообразил, что до сих пор не поинтересовался у этой затворницы, кем она работает и работает ли вообще, где обитает, кроме как здесь, и почему сейчас торчит в одиночестве в этой глуши. Не мешало бы разузнать о подруге побольше, прежде чем лезть к ней в постель. Мне в моем теперешнем положении это не лишнее.

– А по жизни я торчу в одном банке, – охотно сообщила Наталья. – В маленьком задрипанном банке. Пять раз в неделю с девяти до шести часов вечера. А иногда и по выходным.

– И сейчас ты в отпуске, – высказал я догадку, и Наталья в ответ позвенела ложечкой в чашке. – Но почему заточила себя в этой дыре, а не отправилась, скажем, в Анталью или хотя бы в Крым?

– В Крыму – хохлы. А в Анталье – магометане, – бросила на меня озорной взгляд Наташа. – Ну а если серьезно, то для поездки на море нужны деньги. Или спонсор. А у меня нет ни того, ни другого.

В ее глазах кроме лукавства я сейчас прочитал и немой вопрос: «Кстати, как насчет спонсорства, молодой человек? Не желаешь ли приобщиться к столь благородному делу? Я-то не против. Всегда готова принять руку помощи».

«Куда там мне, немощному! С двумястами баксов в лопатнике, хорошим биноклем и неподъемным грузом проблем! Нет, увольте от этого, девушка. Вот, чтобы победовать недельку на вашей жилплощади и поспать на вашей широкой кроватке, так я „за“ всеми лапами. Но чтобы при этом быть спонсором… Не-е-ет! Лучше перебраться в Питер к Конфетке».

– Впрочем, мне неплохо и здесь, – продолжала Наташка. – Тихо, спокойно. Читаю книжки, гуляю по лесу, дышу свежим воздухом…

– …стреляю за домом из арбалета, по вечерам пилю на гитаре, – подхватил я, и Наташа расхохоталась.

– И это тоже, Денис.

– И давно ты так… гуляешь по здешним лесам?

– Со вторника. Завтра ровно неделя, как перебралась сюда. И надеюсь пробыть здесь до октября.

– Не зарекайся, – ухмыльнулся я. – До октября можно свихнуться со скуки.

– Не свихнусь. У меня есть интересные книги. У меня есть гитара. К тому же познакомилась с тобой. А ты ведь не бросишь меня в одиночестве? – лукаво посмотрела на меня эта нимфа. Нет, не нимфа. Скорее, сирена, неплохо умеющая завлекать похотливых придурков сладкими песнями. – Правда, Денис?

– Правда, Наташа. – А что я, скажите, еще мог ей ответить? – Не брошу.

«Пошли спать», – очень хотелось добавить, но я заставил себя промолчать. Ведь еще не доеден вафельный тортик, не допит чай, впереди целая ночь…

«Проклятье, целая ночь! А ведь можно так и провести ее за столом, – представил с ужасом я, бессмысленно молотя языком на какие-то отвлеченные темы. И боясь помыслить о главном. Не-еет, довольно прелюдий, пора приступать к планомерной осаде. А еще лучше, сразу же, не откладывая, бросаться на штурм».

– Ладно, спасибо за теплый прием, – встал я из-за стола. – Пора и честь знать. Пойду я, Наташка. А как буду в ваших краях, обязательно загляну. Обещаю.

Я не сомневался в том, что мой блеф удастся. Скосил глаза на Наталью и удовлетворенно отметил, как у нее на лице промелькнула целая гамма эмоций. Сперва непонимание, потом удивление, потом разочарование.

– Чего ты так вдруг? – Она поднялась следом за мной. И растерянно замерла, не зная, как поступить. Не заявлять же прямым текстом: «Я не хочу, чтобы ты уходил. Останься, Денис»!

Нет, хорошо воспитанным девушкам так поступать не положено!

– Поздно уже, – сказал я. – Не хочу стеснять тебя.

– Да ничего. – Наташка дернула плечиком и робко шагнула ко мне. – Я ложусь поздно. А тебе что, завтра утром надо куда-нибудь ехать?

Завтра утром мне надо было опять отправляться на свой наблюдательный пост. Следить за обосновавшимися у меня на даче ментами.

– Нет, никуда мне ехать не надо. Я тоже в отпуске.

– Вот видишь. – Наташа застыла напротив меня, дожидаясь, когда я возьму ее за хрупкую талию. И начну целовать. – Вот видишь… – Она подняла ко мне личико. Похлопала густыми ресницами. Призывно раздвинула губки.

– Но все равно мне пора.

– Тебя разве дома кто-нибудь ждет?

– Я же тебе говорил, что я здесь один. Как, впрочем, и ты.

– А я уже не одна. – Ее руки цепко обвились вокруг моей шеи. Всем телом она крепко прижалась ко мне. – Вернее, я очень на это надеюсь, что не одна. С тобой… Останься, Денис! Не уходи! И поцелуй меня… Ну же!

У меня на лице появилась самодовольная улыбочка победителя. Не мытьем, так катаньем, но я своего добился: хорошо воспитанная Наталья отбросила к чертям условности и сама сделала первый шаг к разрешению щекотливой проблемы.

– Ну, Денис!

Я нежно захватил губами ее язычок – она вцепилась в довольно длинные волосы у меня на затылке. Я жадно облапил Наташку за упругую попку – она еще крепче прижалась ко мне животом. Я с трудом втиснул ладонь между нами, чуть сместил ее по пояску халата, добравшись пальцами до узла – светловолосую нимфу тем временем начала пробирать легкая дрожь.

Узел на поясе оказался довольно тугим, пришлось провозиться с ним не меньше минуты, а Наталья пока делала все возможное для того, чтобы к завтрашнему утру мои губы распухли и посинели. И даже и не подумала хоть немного помочь мне в неравной борьбе с неприступным халатом. Впрочем и препятствий при этом мне не чинила. Одним словом, сам ввязался в игры на раздевание, сам и выпутывайся. Сумеешь раздеть – и флаг тебе в руки, не справишься – какой же тогда ты мужчина! Так, слабое подобие – и не более. Срамотища! Позорище!

Евнух!

Ну не-е-ет! Уж этим-то я никогда не был. И со вставшими у меня на пути препятствиями в виде хитроумных застежек и тугих узелков всегда расправлялся если и не шутя, то успешно.

Справился и на этот раз. Пояс упал к нашим ногам. Следом за ним одна за другой сдались три пуговички, легко проскочив в свободные петли. Наташка на секунду отцепилась от моей шевелюры и опустила вниз руки, чтобы позволить халату соскользнуть вниз. И вновь притиснулась ко мне бедрами, продолжила взбивать колтун у меня в волосах и жадно кусать мои губы. В одних только узеньких трусиках. Вся такая горячая! Вся такая доступная!

Я слегка оттянул резинку ее трусов, коснулся пальцами копчика, скользнул ладонью чуть вправо. И еще чуть-чуть… И еще… Словно по направляющей, моя рука по резинке медленно огибала бедро – чуть выпирающая косточка таза… за ней глубокая впадинка… дальше вновь должна начаться небольшая возвышенность, выпуклый бугорок лобка.

Наташа оторвалась от моих губ, судорожно втянула в себя воздух и слегка отстранилась назад, чтобы мне было удобнее. Переступила на месте, чуть-чуть расставила ноги.

Она ждала. Но я уже решил, что пока не оправдаю ее ожиданий. Не все то хорошо, что делается на скорую шаловливую руку.

А мою руку при этом никак нельзя было назвать скорой. И уж тем более шаловливой – она, лишь коснувшись мягких пушистых волосков на лобке, на миг замерла и, словно испугавшись того, что преступила границы дозволенного, осторожно выбралась из-под резинки и медленно заскользила вверх по мелко дрожащему животу. Лишь чуть касаясь гладкой горячей кожи, пальцы описали широкую окружность вокруг пупка, снова вернулись к узкой полосочке трусиков, перебрались через нее, не замедляя своего и без того ленивого хода, сползли вниз по бедру, достигли коленки и, словно срикошетив от нее, опять устремились вверх.

Наташка уже больше не издевалась над моими губами, не пыталась выдрать на память у меня из затылка прядку волос. Она замерла, опустила голову мне на плечо и жарко дышала в самое ухо, иногда перемежая громкие вздохи коротким, чуть слышным постаныванием. Я обнаружил, что у нее две макушки и подумал: «Эта красотка должна быть счастливой. Кажется, есть такая примета», и, уткнувшись лицом в мягкие светлые волосы, вдохнул в себя легкий аромат недорогого шампуня.

Моя ладонь вновь миновала границу трусов, пересекла по диагонали живот и начала восхождение на крутую возвышенность груди. Подушечки пальцев несильно сдавили набухший от страсти сосок, другая рука в этот момент совершала неторопливое путешествие вдоль Наташиного позвоночника.

Я коснулся щекой ее ушка, обхватил губами мягкую нежную мочку, и вдетая в нее маленькая сережка чуть заметно стукнула меня по нижнему зубу. Наташка снова переступила ногами и опять так плотно, как только могла, притиснулась ко мне бедрами. Легкая дрожь, которая еще десяток секунд назад лишь иногда охватывала ее тело, стала стремительно увеличивать амплитуду. Теперь это была даже не дрожь, а небольшой колотун.

Я оставил ухо в покое, провел губами по длинной тоненькой шейке и поцеловал хрупкое обнаженное плечико. Бережно отстранил продолжавшую жадно вжиматься в меня Наташу и, медленно опустившись на корточки, отвел в стороны спадавшие ей на грудь длинные русые волосы.

За короткое петербургское лето красавица умудрилась загореть так, словно провела по меньшей мере неделю на каменистых пляжах черноморского побережья Кавказа, и теперь ее грудь живописно прочерчивал отчетливый след от узкого верха бикини. Так и хотелось зацепить его пальцами и сдвинуть в сторону, но я лишь блаженно зажмурил глаза и, положив ладони Наташе на бедра, опять привлек белобрысую нимфу к себе, уткнулся лицом ей в живот. Мой язык проник в нежную впадинку пупка, моя щека ощутила, насколько сейчас напряжен у девочки пресс, мои пальцы вновь просочились под резинку трусов и потянули их вниз, обнажая круглую попку.

Наташа вновь вцепилась в мою шевелюру, а я уже переключил внимание с пупка на кружевные бордовые трусики, чудом еще продолжавшие удерживаться на уровне бедер, но все-таки слегка приоткрывшие моему взору верхний участок поросшего темными волосиками лобка. Я захватил губами эти волосики, легонько дернул сначала за них, потом за резиночку трусиков и принялся ласкать языком и губами гладкую загорелую кожу стройных Наташкиных ног, постепенно смещаясь все ниже и ниже к белым наклейкам из пластыря на коленках.

А следом скользили бордовые трусики, увлекаемые моими руками вниз.

Наташа переступила ногами, стряхнула трусики на пол. И тут же, утратив контроль над собой, попыталась меня оседлать. Не успел я опомниться, как она ловко закинула ногу мне на плечо и с такой дикой силой привлекла к себе мою голову, что я, похоже, и правда лишился значительной части волос. Уткнулся лицом в пушистый лобок, ощутил губами ароматное влажное лоно. Лишь на мгновение. А потом сумасшедшая нимфа не смогла удержаться в столь неустойчивой позе, которую только что изобрела, и, запрокинув меня на крашеный пол, грохнулась сверху.

Ха! Так сексом я еще не занимался! Что там гитары и арбалеты по сравнению с этим!

– А может, пойдем на кровать? – предложил я, пытаясь устроиться поудобнее под стыдливо застывшей на мне голой Натальей. – Там, пожалуй, удобнее. А то здесь как-то не так.

– Да-а-а, доигрались. – Наталья моментально пришла в себя и смущенно попросила: – Отвернись, дай накинуть халат. Я стесняюсь.

Отворачиваться мне было некуда, я просто закрыл глаза. И заметил, продолжая лежать на полу:

– Еще полминуты назад ты не стеснялась.

– Я отключилась. У меня поехала крыша. – Наталья поднялась, и я слышал, как она шебаршится рядом со мной, собирая разбросанные предметы одежды: бордовые трусики, халатик и тапочки. – Странно, но раньше такое случалось со мной лишь несколько раз. И только с одним человеком, которого я очень любила. И то не так сразу, как с тобой.

– Значит, ты любишь меня еще больше, – ляпнул я и услышал, как Наташа хихикнула.

– Не-е-ет, Денис! Любовь надо еще заслужить! – с пафосом продекламировала она.

– А я-то уж, глупенький…

– У тебя, глупенького, по последним моим наблюдениям довольно высокие шансы на это. Так что можешь принять к сведению. Вот только не зазнавайся. И открывай глаза – уже можно. И поднимайся. Или будешь валяться на холодном полу до утра?

– Предпочитаю кровать, – нахально заявил я, принимая вертикальное положение. И еще более нахально продолжил: – Надеюсь, она у тебя не очень амортизирует…

Кровать у Натальи оказалась что надо. Довольно широкая для бурных плотских утех, с двумя ароматными, набитыми свежим сеном подушками.

Правда, прежде чем сдаться на мои уговоры и все-таки уложить меня спать, Наталья долго и настойчиво пыталась скормить мне еще одну чашечку кофе. Потом, после того, как я ее еще раз как следует поцеловал, безнадежно махнула рукой, сдернула с кровати цветастое покрывало и, застенчиво улыбнувшись, щелкнула выключателем.

– На хрена?

– А зачем тебе свет? Все, что надо, найдешь на ощупь, не промахнешься. А я при свете стесняюсь, – подвела Наташа черту под обсуждением вопроса об освещении, а я подумал, что скажи она мне еще раз о том, что стесняется, и я сумею в это поверить. Стуча зубами от холода в еще не нагретой постели, я терпеливо ждал, когда эта копуша или свернет в темноте себе шею, или все-таки присоединится ко мне.

Она предпочла второе. Юркнула под одеяло и крепко прижалась ко мне.

– Фу, холодина! Конечно, забыла задвинуть заслонку в трубе и выстудила всю печь. Может, быстренько затопить?

– Ну уж нет. – Я положил ладонь Наташке на грудь, путаясь в волосах, ткнулся лицом в ее нежную шейку, коснулся губами хрупкого плечика.

– Хорошо. Но тогда постарайся, чтобы я не замерзла. – Наташа судорожно вздохнула, одной рукой снова вцепилась в мою шевелюру, а другой активно принялась гладить меня по спине. Задыхаясь, она с трудом пробормотала: – Сделай так, как ты мне уже делал. – И принялась перебирать ногами, стряхивая застрявшие на щиколотках бордовые трусики.

Глава 5

ЧТО У ТРЕЗВОГО НА УМЕ…

Начиная со следующего утра, жизнь для меня привычно разделилась на две диаметрально противоположные половины, и четкий рубеж между этими половинами пролегал как раз по границе Наташиного участка. Выходя за его пределы, я сразу же становился прежним Знахарем-Костоправом, Константином Разиным и Денисом Сельцовым, осторожным и предельно опасным для недругов загнанным волком, идеально обученным отражать неожиданные удары и выкручиваться из безвыходных ситуаций, выживать в жестоком мире воров и бандитов, мусоров и предателей. И столь же легко и стремительно, сколь я становился объявленным в розыск опасным рецидивистом, происходило и обратное перевоплощение в Дениса Павловского, нежного и уютного, жизнерадостного и беззаботного, стоило мне только перешагнуть порог гостеприимного Наташиного дома.

Две личины. Две ипостаси. Как две стороны Луны, одна из которых всегда открыта для обозрения, а другую можно увидеть, лишь приложив для этого немыслимые усилия.

***

Наташа легко приняла на веру то, что я опытный анестезиолог, в июле потерявший работу в обанкротившейся частной клинике, а в данный момент праздно проживающий свои сбережения на арендуемой поблизости даче и ждущий, когда для него освободится некое таинственное местечко в одной из престижных больниц. Что это за местечко, Наташа меня не расспрашивала. Так же, как не интересовалась и тем, почему я, такой правильный и разумный, временно не устроюсь в какой-нибудь захудалый здравпункт, чтобы не потерять квалификацию и обеспечить себя хоть какими-то средствами, пока не созреет это обещанная мне работа. Я бы, наверное, быстро запутался во вранье, если бы моя подружка была любопытнее, но она умела не задавать некорректных вопросов.

«Так же, как это умела делать и Ольга, которая потом меня предала», – как-то подумал я и тут же, устыдившись своей подозрительности и неблагодарности, поспешил тщательно скомкать это недостойное Наташи сравнение и выбросить его в самую глубокую помойную яму. Чтобы подобная гадость никогда больше не приходила мне в голову!

Итак, Наташа не задавала вопросов, и мне, соответственно, не приходилось ломать голову, придумывая причину моих ежедневных отлучек из дому. Ей, кстати, вполне хватило и моего незамысловатого объяснения, почему я так сразу и так прочно осел у нее: мне, мол, куда веселее проводить время в компании с ней, нежели отупевать от одиночества на своей уединенной даче, срок аренды которой все равно подошел к завершению еще три дня назад.

– Классно! – радостно блеснула глазами Наташа, когда я осторожно намекнул, что совсем не прочь на месяцок перебраться жить к ней. – Я сама хотела тебе это предложить. Только боялась показаться навязчивой.

Вообще-то, навязчивым в этой ситуации являлся именно я. Но жизнь уже давно научила меня не стесняться быть для кого-то обузой и притом всякий раз еще и стараться так камуфлировать свои просьбы, чтобы они выглядели как одолжение с моей стороны.

Именно так и получилось на этот раз.

Наталья была просто счастлива, что я развеял ее одиночество, что оказался таким хозяйственным и домашним, любящим и неконфликтным. Хорошим любовником. И просто неплохим человеком.

Меня же совершенно устраивало то, что удачно удалось загаситься в таком тихом месте, где искать меня не придет в голову и самому прозорливому мусору и где можно спокойно дождаться, когда в Петербурге немного нормализуется оперативная обстановка и можно будет опять выползать на поверхность. И к тому же рядом со мной теперь постоянно находилась Наталья. Предупредительная и добрая, ласковая и нежная. Хорошая любовница. И просто неплохая девчонка.

А мусора тем временем упорно торчали у меня на даче. И я ежедневно со своего поста подолгу наблюдал в «Призматик» за их времяпрепровождением. Они совершенно не умели вести себя незаметно. Через несколько дней я уже без труда замечал малейшие изменения в окружающей обстановке, которые произошли в мое отсутствие: скажем, замок на двери висит немного не так, как вчера; на занавесках появились новые складочки; деревянная вертушка, на которую запирается калитка, развернута под более острым углом, чем накануне. Значит, на даче продолжают сидеть нежеланные гости. И мне там появляться нельзя.

А сделать это ой как хотелось! И вовсе не по причине ностальгической тяги к своему бывшему дому, а по куда менее сентиментальным соображениям. Я все еще не терял надежды, что сумею добраться до своего тайника с тремя тысячами долларов, когда мусора наконец убедятся в бессмысленности засады и уберутся к чертям. Но они, похоже, уперлись и никуда убираться не собирались.

«Что же, – успокаивал себя я, – если решили предложить мне поучаствовать в состязании „Кто кого терпеливее?“, не возражаю. Мне сейчас все равно нечем заняться, и свободного времени у меня куда больше, чем у вас. Так что? Поиграем?»

И я продолжал свои наблюдения за мусорами, терпеливо дожидаясь, когда же им, наконец, надоест торчать в засаде. На свой наблюдательный пост я отправлялся каждое утро как на работу. Это меня особо не утруждало – с одной стороны. Но вот с другой – время шло, а у меня, несмотря на экономную жизнь у Натальи, из лопатника стремительно испарялись хрусты. Сотня за сотней. Неизбежно приближался момент, когда мне, хочешь не хочешь, придется всерьез задуматься о средствах к существованию. Притом о немалой сумме, на которую я не только мог бы безбедно прожить хотя бы несколько месяцев, но и соорудить себе новую ксиву, и сделать себе операцию по изменению внешности. На поддержку из общака я уже не надеялся. Ворам сейчас было не до меня. У них хватало своих геморроев. На питерскую братву продолжался массированный наезд мусоров.

Единственным представителем блатного мира, с кем я сейчас поддерживал отношения, оставалась Конфетка.

С ней я связался на следующий день после того, как она перехватила мой «Лексус» на Московском шоссе и провозгласила открытие очередного этапа соревнований по выживанию. В тот, второй день федерального охотничьего сезона на Знахаря-Костоправа, я доехал вечером на электричке до Питера и только оттуда, из автомата, рискнул связаться со Светой. Назначил ей встречу в том уютном кафе, где мы провели четыре часа накануне.

– Как дела? Где обитаешь? – первым делом поинтересовалась она, устраиваясь за столиком напротив меня, и я не стал в ответ что-то выдумывать. Ничего не тая, но, конечно, и без особых подробностей, рассказал о предыдущей ночи, проведенной в гостях у Натальи, и о достигнутой с нею договоренности, что я пока поживу у нее.

– С таким же успехом мог бы пожить и у меня, – ревниво заметила Света. – Не понимаю, в чем разница?

– Есть одна разница, – хитро улыбнулся я, и Конфетка без особых проблем поняла, что я имею в виду.

– Хорошо, подожду, когда эта овца тебя выставит, – сварливо пробурчала она и больше к вопросу о моем местожительстве не возвращалась.

Зато вдруг сделала мне очень ценный подарок.

– Держи, – протянула она ладошку, на которой лежала маленькая сим-карта для сотового телефона. – Тебе с твоей ксивой подключаться сейчас стремно. Вот я и подумала: чтобы не остался без связи, дай-ка тебе помогу. Хоть ты и не заслужил.

– А вот за это спасибо! – обрадовался я. – Надеюсь, она чистая?

– Нечистую я бы не привезла. Только смотри, не измажь ее сам. – Конфетка нацарапала на салфетке мой новый номер. – Держи. Не звони с него никому из воровских. И не пытайся связаться со мной по домашнему, – принялась инструктировать меня Конфетка. Звони только на сотовый, он пока не засвечен. И еще, постарайся, чтобы телефон у тебя был постоянно включен. Надеюсь, ты поселился в зоне охвата?

– В зоне, – ответил я и тут же отметил, что прозвучало это двусмысленно. Ну их к дьяволу, эти зоны! Не хочу о них даже слышать.

– И не давай телефон своей шалаве. Не желаю оплачивать ее болтовню.

– Ладно, не дам, – пообещал я. Мне сейчас было не до мелких пререканий с Конфеткой. – Свет, ты помнишь, о чем я тебя вчера попросил?

– Не помню, – ни секунды не размышляя, отрезала Света.

– Я хотел взять у тебя что-нибудь в долг. Мне нужны фишки.

– Как много?

– Штук двадцать. Не меньше. Я имею в виду – зеленых.

– Понимаю, что не рублей. – Конфетка глянула на меня исподлобья. – И где я тебе их достану? Продам «девятку»? Так за нее не дадут и двух штук! Квартиру снимаю, бриллиантов и изумрудов не ношу. Не-е-ет, Знахарь, на меня в этом вопросе можешь не рассчитывать. Впрочем, как и на общак. Он сейчас спрятан так, что его не отыщут и экстрасенсы. Все воровские либо повязаны, либо на дне. Я постоянно пытаюсь связаться с кем-нибудь из братвы. Тишина в эфире, – безнадежно махнула Света рукой. И, сознавая, что эта попытка заведомо обречена на провал, Все-таки попросила: – Денис, давай ты сегодня поедешь ко мне?

Я отказался. От добра добра не ищут, а мне было хорошо и с Натальей. И пытаться как-то улучшить уклад своей жизни я пока не собирался. К тому же сейчас была совсем не та ситуация, когда можно позволить себе экспериментировать и вносить какие-то изменения в сложившееся равновесие. Думаю, что Конфетка, включив на полную мощность свою женскую интуицию, без труда бы меня поняла.

Но она ничего включать не собиралась. И уперлась. И надулась.

– Как хочешь. Как считаешь нужным, Денис. А насчет того, чтобы помочь тебе с фишками, повторяю: это не ко мне, дорогой. Ты обзавелся свежей подстилкой… Как там ее? Наталья?… Так вот, пускай эта Наталья тебя и спонсирует. А меня от своих геморроев уволь. Я по-прежнему буду держать тебя в курсе событий. Конечно, в той мере, в которой сама буду располагать хоть какой-нибудь информацией. Вот только пока, сам видишь, информации очень не густо. Так вот, о чем я… Буду держать тебя в курсе событий. Помогу установить связь с положенцем или с кем-нибудь из братвы. У тебя всегда есть возможность мне позвонить, у тебя всегда есть возможность укрыться у меня на квартире, если вдруг надоешь своей шкуре. Но с финансовыми проблемами ко мне можешь не обращаться. Выкручивайся сам, на пару с… Натальей.

«Вот так! – Признаться, чего-то подобного я от Конфетки и ожидал. – Спасибо и на том, что сразу расставила все по своим местам. Как выражаются секретные физики, отрицательный результат тоже есть результат. И хорошо уже то, что на материальную помощь от Светки я теперь не рассчитываю. Так же, как и на какую-нибудь другую помощь, выходящую за границы, только что четко обозначенные мне этой фурией. Все свои дальнейшие действия я теперь буду планировать с учетом того, что сейчас услышал – так, чтобы не пришлось разочаровываться потом.

…Вот только какие «дальнейшие действия»? – размышлял я, возвращаясь в полупустой электричке из Питера в Вырицу. – Что еще я могу сделать, кроме того, чтобы тихонечко сидеть у Наташки и ждать, когда мусора уберут из моей дачи засаду и я смогу добраться до своих трех тысяч долларов? Да и что мне эти жалкие три штуки баксов, которых ненадолго и хватит! Что удастся прожить какое-то время, надеясь, что за это время для меня что-то изменится? А если и в дальнейшем ничего не изменится? А если основательно потрепанным мусорами блатным будет просто не до меня, и я лишь впустую потрачу время, дожидаясь от них какой-нибудь помощи?

Нет, пассивно сидеть и ждать у моря погоды – это самое неразумное, что я сейчас могу сделать. Так продержусь еще, может быть, месяц. Может, чуть больше. А скорее – чуть меньше, пока не наступит момент, когда придется сначала оставить в покое Наталью, которая – не слепая же дурочка! – в конце концов потребует от меня объяснений, кто я такой и что вокруг меня происходит. А потом я, наверное, переберусь к Светке, если, конечно, за это время ее отношение ко мне не изменится. С мыслью о том, что изменения в моей жизни должны происходить регулярно, а обстоятельства лишь ухудшаться, я свыкся уже давно. Но безвольно отдавать себя им на растерзание не собираюсь.

Я уже почти двое суток нахожусь вне закона. Рядом со мной сейчас нет никого, кто мог бы мне оказать не только моральную, а хотя бы финансовую поддержку. Ну и что? Какие мелочи по сравнению с теми, почти безвыходными ситуациями, в которых мне последнее время довелось побывать, когда я, скажем, год назад загибался от пневмонии в тайге или на протяжении почти пяти месяцев с искалеченными ногами сидел в заточении, почти напрочь отрезанный от внешнего мира! Даже тогда, в гараже у кума, я не держал в голове и мысли о том, чтобы безвольно опустить руки и отдаться на волю обстоятельств. Я постоянно что-то предпринимал. Так почему же теперь!..

А что реальное я сейчас в состоянии сделать, чтобы хоть немного развернуть ситуацию в свою сторону? – задумался я, провожая взглядом наряд милиции, сопровождающий электричку и только что пересекший вагон, не обратив на меня никакого внимания. – В первую очередь я должен раздобыть деньги. А потом уже можно будет думать о том, как убраться подальше от Питера, где раздобыть себе новую ксиву, у кого вновь переделать физиономию».

Но сначала деньги. Не менее двадцати тысяч долларов. Именно такую нижнюю границу необходимого мне лавэ я определил, даже не углубляясь в какие-нибудь подсчеты предстоящих мне в ближайшее время трат. Просто решил так, и все!

Двадцать тонн баксов. Ни долларом меньше.

Знать бы еще, где их достать! Если за последние годы я и набрался опыта выживания в экстремальных условиях, то в вопросах краж, грабежей и разбоев был полным лохом. Но мы всегда что-нибудь делаем в первый раз. И обстоятельства часто вынуждают нас многому учиться с листа, на собственном опыте.

«Что ж, буду учиться, – пришел я к решению, – раз ничего другого мне больше не остается. Времени на то, чтобы несуетливо пораскинуть мозгами, где найти, украсть, захватить деньги, у меня сейчас предостаточно. А там, глядишь, пока я неспешно раскачиваюсь и собираюсь отправиться на гоп-стоп, ситуация сама по себе изменится к лучшему. Не может же она постоянно катиться под откос».

Но оказалось, что может, если дело касается лично меня. Уж такова, наверное, стезя обреченного на проблемную жизнь человека, что запятая во фразе «Казнить нельзя помиловать» всегда ставится после первого слова…

В очередной раз такую запятую поставила Света, когда через четверо суток после того, как я узнал, что объявлен в федеральный розыск, – это было наутро в пятницу – сообщила, что наконец сумела выйти на связь кое с кем из воровских. Никаких имен она при этом не назвала. Только сказала:

– Дела такие, Денис. Помнишь, как в понедельник ты взвился, когда я предположила, что все, что сейчас происходит, каким-то образом связано с тобой? Так вот, сегодня мне стало известно, что это действительно так. Кое-кто из лягавых даже и не подумал скрывать от братвы, что косвенной причиной наезда, который они предприняли, являешься ты. Слышишь, им нужен ты, Знахарь!

– И что ты мне предлагаешь? Отправиться в ближайший отдел милиции и сдаться в обмен на гарантии, что блатным будет обеспечена спокойная жизнь?

– Не-е-ет! Что ты! Хотя кое-кто, даже многие, действительно, не отрицают, что это лучший выход для всех. Естественно, исключая тебя.

– Тебе что, так и сказали? – удивленно пробормотал я.

– Прямым текстом. И в какой-то мере я их понимаю, Денис. Но не более. Даже в мелочах я никогда не соглашусь с теми, кто готов идти на какие-то сделки с ментами, если вопрос ставится так: отдать им за уступки кого-нибудь из своих. Но только какой вес в подобных делах может иметь мое мнение?

– Так с кем ты все же беседовала?

– Я связана словом и не могу назвать тебе имя. Скажу только, что с этим парнем ты неплохо знаком. И он далеко не простая пешка в окружении положенца.

– Это Комаль? Митрич? Малина?…

– Не пытайся гадать, – перебила меня Конфетка. – Не трать попусту время, все равно не скажу.

– Ладно, не говори, – сдался я.

– Теперь ты понимаешь, что в ближайшее время не можешь рассчитывать на чью-либо помощь? – продублировала Света ту мысль, с которой я смирился еще несколько дней назад. И добавила с пафосом: – Конечно, помимо моей. Я с тобой, Знахарь! Как бы все мерзко ни повернулось! Ты слышишь?

Я слышал. А она ждала от меня ответа. И, наверное, совсем не такого, какой получила, когда я, после недолгого молчания, вяло пробормотал:

– Спасибо, малышка. В тебе я не сомневался.

Потом, не прощаясь, отключил телефон и уже привычной дорогой отправился через лес наблюдать за своим домом и переваривать свежую информацию, которой только что меня накормила Конфетка. И ломать голову над проблемой: «Где добыть денег?» Чтобы вечером, так ничего и не придумав и в очередной раз обнаружив, что на даче по-прежнему меня поджидает засада, вернуться к Наташке. Подойдя к ее уютной избушке, уже привычно сбросить с себя личину Знахаря-Костоправа и с придурковатой улыбочкой переступить порог в образе беспечного и жизнерадостного Дениса Павловского. Анестезиолога, который, несмотря на недавнюю потерю работы, все равно очень доволен жизнью.

***

– Приехал папа, – коротко проинформировала меня Наташка, выйдя из горницы в тесные сени, как только я громко скрипнул входной дверью. – Чем ты удивлен, дорогой? Я же тебе говорила.

– Да, да, конечно, – рассеянно пробормотал я, припоминая, что Наталья, и правда, несколько раз обмолвилась, что в пятницу вечером ее обещал навестить отец. Проверить, не добрались ли еще до дочери местные разбойники или маньяки. Завезти кое-какие продукты. Да и просто провести выходные на лоне природы…

– Классный мужик, – накануне отрекомендовала мне своего папу Наталья. – Бывший военный, сейчас он работает в какой-то строительной фирме. Не миллионер, но и не нищий. Не сластолюбец, но и не праведник. Не алкоголик, но и не трезвенник. Самый обычный отставной офицер, дослужившийся лишь до майора. И единственный близкий мне человек, который всегда рядом со мной. Мать оставила нас, когда мне было шесть лет, бабушка умерла, когда я перешла в шестой класс. Тогда у меня остался лишь папик… Денис, я даже не сомневаюсь, что вы с ним найдете общий язык. Отец очень легко сходится с людьми. Ты, по моим наблюдениям, тоже вполне коммуникабелен. Я очень хотела бы, чтобы вы стали друзьями.

Мне было до лампочки, найду я общий язык с этим майором в отставке или не найду. Не все ли равно. Наташкин папаша – очередной второстепенный персонаж драмы, разыгрывающейся со мной – так же, как и все прочие второстепенные персонажи, был мне полностью безразличен. Впрочем, как и сама Наташка…

Или все-таки нет?

За те несколько дней, что я провел рядом с этой девицей, я практически ничего не узнал о ее жизни за пределами ветхой избушки, которую она сняла, чтобы провести здесь свой отпуск. Двадцать три года, закончила строительный колледж, работает помощником администратора мелкого коммерческого банка, получает там более чем скромную по меркам банковских служащих зарплату, живет в двухкомнатной «брежневке» вместе с отцом, давно уже не имеет постоянного boyfriend'а, хотя порой и не чурается того, чтобы слегка оттянуться с каким-нибудь удачно подвернувшимся на пути самцом вроде меня. Вот, пожалуй, и вся информация, которую я успел накопить по Наташе. Разве что к этому можно приплюсовать еще то, что эта экстремальная нимфа умеет не только оглушительно скрежетать на «Ибанезе», но и, отключив процессор, наигрывает на гитаре довольно красивые мелодии. А еще ловко и быстро собирает и заряжает свой арбалет и лихо стреляет из него по мишени, закрепленной на задней стене избы.

Вот и вся информация. И ничего более. Как-то ни я, ни Наташка не стремились изливать друг перед другом душу и ограничивались пустой болтовней на отвлеченные темы. Меня это устраивало. Наталью – тоже.

Оставалось надеяться, что отец столь же тактичен и нелюбознателен, как его дочка. Отвечать на его докучливые расспросы мне совершенно не улыбалось.

Это был высокий худощавый мужчина с короткими светлыми волосами, мужественным лицом с высокими скулами и волевым подбородком, проницательным взглядом зеленых, как и у Натальи, глаз и крепким рукопожатием. Как выразились бы гитлеровцы: истинный ариец. С таким не мешало держаться настороже.

Именно так, настороженно, я и начал общение с Наташкиным папой. Но, впрочем, почти сразу расслабился. А что еще прикажете делать, если твой новый знакомый располагает к себе настолько, что уже после обмена с ним всего несколькими дежурными фразами создается впечатление, будто знаешь его чуть ли не с самого детства?

Вадим – а именно так представился мне Наташин отец, сразу же попросив в обращении с ним обходиться без отчества, – так вот, Вадим бросил взгляд на занавеску, за которой вокруг электрической плитки суетилась его дочь, заговорщицки подмигнул мне и извлек из пухлой спортивной сумки большую бутылку «Столичной».

– Это нам, – сообщил он, – а для хозяйки припасена упаковочка сока. Она непьющая. Надеюсь, не будете меня уверять, молодой человек, что и вы тоже?

Я улыбнулся и отрицательно покачал головой. Мне импонировала его непосредственность. Он, и правда, был компанейским мужиком. И главное – оказался таким же нелюбопытным, как и его белобрысая дочь.

Весь вечер мы провели за столом. Наташа, отложив в сторону медиатор, длинными тонкими пальчиками лениво перебирала струны на «Ибанезе». Я больше молчал. Что-то рассказывал в основном Вадим. Разливал по стаканам водку и снова рассказывал. И опять разливал. Когда в бутылке оставалось уже меньше половины, мы с ним перешли на «ты».

Когда в бутылке не осталось почти ничего, мы собрались идти грабить Натальин банк.

***

А в субботу я решил взять выходной и в первый раз за неделю пропустил поход на свой наблюдательный пост.

Всю первую половину субботы мы с Вадимом топили арендованную за тридцать рублей соседскую баню, всю вторую половину до одури парились, а уже поздно вечером, разомлевшие и благодушные, сидели на крыльце, потягивали раздобытую Натальей где-то неподалеку настоящую деревенскую брагу и любовались на звезды. Молча. Нам было просто не о чем разговаривать.

К теме банка, затронутой Вадимом неделю назад, я намеренно не возвращался. Но и он – видать, матерый переговорщик – тоже тему радикальных решений и сильных парней, которую муссировал в прошлый раз, сегодня не затрагивал.

Говорили обо всем: о породах служебных собак, об урожае Антоновских яблок, о том, что «Зенит» в этом сезоне, возможно, займет третье место… И только в завершение нашей пустой болтовни он вдруг, как бы походя, бросил:

– Ну что, Денис. А ни пора ли нам баиньки. Вам в кроватку, а мне… – он приоткрыл дверь в избушку и посмотрел, как его дочка в этот момент стелет ему на полу «постель». – Надеюсь, недолго мне отлеживать бока на этом ложе аскета. К будущему лету мой богатый зятек обеспечит мне спальное место помягче.

Второй выходной я взял в воскресенье. И, чтобы меня не побеспокоила Светка, даже выключил телефон, напрочь отрешившись ото всех головных болей и безысходности. Сумев впервые за последние дни надолго уйти от отвратной действительности. И это было просто здорово!

Все воскресенье мы втроем пробродили по живописному осеннему лесу. Собирали грибы, заблудились, залезли в болото, из которого выбрались только под вечер. И Вадим, стоило нам наконец вернуться домой, сразу засобирался в Питер.

– Перекуси хоть, па, – неуверенно предложила Наташка, отлично зная, что ничего, чем можно на скорую руку перекусить, все равно в доме нет, а на то, чтобы что-нибудь приготовить на электрической плитке, потребуется, как минимум, час.

– Нет, спасибо, – отрицательно покачал головой Вадим, застегивая молнию на своей спортивной сумке. – Поеду. Дома поем. – Он протянул мне на прощание руку. Усмехнулся: – Удачи… зятек. – Поцеловал дочку и, уже стоя на пороге, пообещал: – Появлюсь в пятницу вечером. Пока. Не скучайте.

Наташа небрежно махнула ладошкой. А я, в это время устанавливая около печки свои насквозь промокшие кроссовки, слегка удивился, что она даже не предложила любимому папочке хотя бы немного проводить его в сторону станции. Но у нее, пожалуй, было занятие поважнее.

– Бери нож и садись за работу, – весело скомандовала она, расстелила на столе единственную найденную в доме газету, высыпала на нее из полиэтиленовых пакетов грибы и уже через четверть часа учинила в горнице вселенский срач. – Наплевать! Все равно завтра заниматься уборкой. Денис, те, что сушить, кидай вот в эту кастрюльку.

Я послушно кидал. Безучастно возил тупым перочинным лезвием по ножкам черноголовиков и подосиновиков, сдирая с них шкурку, и никак не мог отогнать от себя мысль, что обильный грибной урожай – очень плохое предзнаменование. Последний раз я ходил за грибами больше пяти лет назад в компании Ангелины, тогда еще моей любимой жены. И это было моим последним мирным занятием, предшествовавшим затяжной полосе великих бед и несчастий.

«А может быть, эта такая плохая примета: грибы… и следом за ними полоса неприятностей, – задумался я. И громко хмыкнул. – Вздор! Не бывает такого, чтобы снаряд точнехонько угодил в старую воронку».

– Чего тебе весело? – подняла на меня взгляд Наташа. И объяснила мою ухмылку по-своему: – Считаешь, что не мужская это работа – чистить грибы? Хорошо, ну их, и правда, к чертовой бабушке! Пошли лучше в кроватку. Займешься там точно мужичьим занятием…

А снаряды действительно никогда, наверное, не попадали в одну и ту же воронку. Но, если дело касалось меня, они ложились очень и очень кучно. И между грибами и новым витком разномастных событий, не сулящих мне ничего хорошего, прошло совсем мало времени. Всего несколько дней. А потом жизнь вновь вырвалась из спокойного русла и лихо понеслась через любезные ей пороги и перекаты.

Глава 6

БАЗАРЫ, ТЕРКИ И ДОКЛАДЫ

Словно вышагивая по подиуму, эффектной походкой секретарша пересекла кабинет и составила с подноса на рабочий стол Рудновского большую чашку со слабеньким кофе – «американо» и вазочку с крекерами.

– Владимир Сергеевич, к Вам Матвеев с докладом.

– Пусть зайдет.

Рудновский безразличным взглядом проводил прошествовавшую в обратном направлении девушку и подумал: «Пора менять эту худобу. Если до этого не поменяют меня. Проклятый Питер! Сволочной Разин! Гребаная операция „Сестрорецк“! И какого же черта мне понадобилось из-за этой шпаны Костоправа городить весь этот огород! Сдох бы и сам! Но теперь процесс набрал ход. Минуло уже больше недели, и его не остановить».

– Рассказывай, – кивнул он на стул, предлагая вошедшему в кабинет молодому мужчине в гражданском костюме сначала присесть и не отсвечивать навытяжку перед столом.

– Благодарю. – Прежде чем примоститься на уголке синего офисного стула, посетитель положил перед Рудновским несколько листов бумаги. – Здесь все данные. – И, когда генерал-майор не удостоил служебную записку мимолетным взглядом, принялся, торопливо и сбивчиво, зачитывать со своей копии: – За семь суток, начиная с ноль третьего ноль девятого две тысячи первого в ходе операции «Сестрорецк» задержано восемьдесят семь человека, из них в течение сорока восьми часов освобождено сорок два, против двадцати семи возбуждены уголовные дела, взяты под арест восемнадцать лиц, находящихся в федеральном розыске. Изъято тридцать шесть единиц холодного и огнестрельного оружия, тридцать четыре и ноль восемь сотых килограмма взрывчатых веществ, найдено семь единиц автотранспорта, числящихся в угоне, выявлено…

– Читать я и сам умею, – перебил Рудновский. – К тому же на всю эту статистику мне начихать. Подведи резюме своими словами. Ты же в курсе, Андрей, что меня больше всего интересует, и из-за чего собственно и заварена эта каша. Что по Знахарю?

– Работаем, – развел руками Матвеев. – Ищем.

– Знаю, что ищете. Вопрос в другом: как ищете, чтобы это дало хоть какие-то результаты?

– Комитетчики перекинули нам информацию по даче, где сейчас должен быть Разин. Я же докладывал. Там оставлена засада…

– Уже больше недели эта ваша засада! – повысил голос Рудновский. – И ты все еще надеешься, что она принесет хоть какие-то плоды?! Да Разин уже давным-давно вас срисовал, или ему передали, что на дачу соваться нельзя. Так он больше туда и не сунется! Засаду снять! – И генерал вздохнул с горькой иронией: – У нас так много людей, что десять здоровых лбов занять просто нечем, иначе как дать им возможность помаяться от безделья в этой деревне. Что слышно от барабанов?

– Ничего нового, – покачал головой Андрей. – Создается впечатление, что ни положенец, ни его свита сами не знают, где сейчас Разин.

– Думаешь, знали, так сдали бы? – ехидно поинтересовался Рудновский.

– А почему бы и нет? За общак-то?

– Даже за общак – нет. Это точно. Такое решение – отдать нам кого-нибудь из своих – принять может только сходняк, но никто из блатных никогда, если он дорожит своим авторитетом, даже не предложит подобное… Отдать нам своего кореша… Не-е-ет!

– А если все-таки забрать эти деньги, – осторожно предложил Матвеев, – спровоцировать…

– Брось даже думать, – перебил генерал. – Мы и так уже перегнули палку настолько, что она скоро треснет. А если еще изымем у них общак, жди чего-то ужасного. Начиная от депутатских запросов в Госдуме и заканчивая банальным террором. Нет, Андрей, я пока не спешу умирать. А потому ограничимся тем, что не пускаем ворье к их деньгам уже больше недели. Пусть взвоют, сидючи на голодном пайке. Вот тогда и посмотрим, так ли им дорог этот их Знахарь. Глядишь, кто-нибудь и не выдержит – настучит. В общем, продолжайте всех плющить так, чтобы не могли и вздохнуть. Ни глотка воздуха. Никаких компромиссов. Никаких сделок. Вопрос ставить только так: «Будет нам Разин – будет и разговор». Жестче, Андрей!

– Есть жестче, Владимир Сергеевич.

– И параллельно с разработкой блатных продолжайте активный розыск этого Знахаря своими силами!

– Ищем, Владимир Сергеевич. Ищем!

– Ну так найдите!!! Найдите мне его!!! Слышишь?!!

«Слышу. Найдем, – автоматически пробормотал про себя Матвеев, торопливо выходя из кабинета, где генерал-майор МВД Рудновский безуспешно пытался залить вспыхнувшую в нем ярость остывшим кофе. – Толстый, откормленный боров! Тупой, как и все боровы! Даже еще тупее! – Он подмигнул симпатичной светловолосой секретарше и невольно подумал: – Интересно, он ее трахает? – И решил: – Конечно. Как же без этого?»

***

– …Есть такой Арцыбашев Вадим Валентинович, – лениво цедил Стилет, упершись взглядом в бокал, наполненный бордовым напитком, и Саша Малина непроизвольно подумал о том, что не только взгляд, но и слова, и мысли Смотрящего, прежде чем пойти дальше, сперва тщательно отфильтровываются в легком «Кот дю Рон». – Из комитетчиков.

– Знаю, – проскрипел старик Митрич. Этого матерого, покрытого шрамами волка уже давно отправили на покой, закатили отвальную стоимостью в нового «Мерина», но по-прежнему ни одно значимое решение не принималось без его участия. Например, как сегодня, когда в небольшом «воровском» ресторанчике на Московском проспекте собралась вся блатная верхушка Санкт-Петербурга, чтобы решить вопрос с заблокированным в Курорте легавыми общаком. – Что ему надо?

– А надо ему, боюсь, очень многое. Если бы еще и знать, что. Значит так, передаю все по порядку. Отзвонился он мне сегодняшним утром, притом и на ту трубку, которая лишь для своих. Как узнал номер, не представляю, но на то он и комитетчик. А предложил он мне следующее – свою помощь, чтоб уже завтра забрать из Курорта общаковые фишки. Ни больше ни меньше, – задумчиво пробормотал Стилет и поднес бокал к губам. Но отпивать из него не стал, даже не смочил в вине губы. Лишь понюхал и поставил назад. – Вот так: ни больше ни меньше.

Минула ровно неделя с того момента, как утром 3-го сентября несколько, так называемых мусорами, «мест концентрации преступного элемента» подверглись жесткому наезду ОМОНа. В том числе и коттедж в Курорте, где в бойлерной был установлен сейф, отвечающий высшим стандартам надежности сертификационного центра UL, а в этом надежнейшем сейфе сложено около трех миллионов баксов, из которых оплачиваются для братвы лучшие адвокаты, получают свои гонорары ссученные менты, закупается грев и обеспечивается его доставка в СИЗО и на зоны, поддерживаются вдовы погибших и семьи тянущих сейчас чалку блатных. Да мало ли на что постоянно требуются живые общаковые хрусты?! И вот уже неделя, как коттедж опечатан и оцеплен ОМОНом, и хотя доподлинно известно, что тронуть сейф мусора не посмели, все равно в финансовом плане возникли серьезные проблемы. Конечно, вроде бы, не проблема – взять прямо сейчас за глотку барыг, сдоить с них немного на бедность, но с другой – получается беспредел, непонятка. Нет, так нельзя. Надо срочно изыскивать возможность достать из коттеджа общак. И тут как нельзя кстати от одного из центровых питерских комитетчиков поступает предложение помочь как раз в этом вопросе. Очень стремное предложение, попахивающее подставой.

– И что он за это хочет? – поинтересовался Саша Малина. – Он объяснил, на хрена ему вписываться в это ментовское фуфло?

– Сказал, что на их Контору вышло ГУИН. Мол, боятся хозяева, как бы братва по зонам без грева ни начала хипешить. С мусорскими Минюст[10] насчет общака договориться не смог, вот и подписали Контору.

– До лампы Минюсту этому, что братва сейчас на баланде хозяйской доходит, – заметил Малина. – Будет хипеж – будет спецназ, вот и вся проблема для них. Тут тема другая. Нету грева на зоны – закрыта кормушка хозяевам. Фишки не капают, вот они быром и взгоношились.

– Пожалуй, что так. Да только уж больно мелковатая тема – фишки хозяевам, чтобы с ней заморачиваться генералу Конторы. Не нравится мне все это, – покачал головой Стилет. – Но свое слово сейчас навязывать никому не хочу. Как решите, так пусть и будет. Комитетчика вписывать в это стремно, а без общака сейчас и того хуже. Вам решать. Вам делать выбор, братва.

Выбор сделали через час. В пользу предложенной Арцыбашевым помощи. И, уже не откладывая ни на секунду звонок генералу, смотрящий взял со стола свою трубку.

– Ну что, генерал, не передумал, – почти прошептал он, когда услышал генеральское: «Слушаю». – Мы тут на досуге тоже подумали. Решили кое-чего. Забивай стрелку… Так… В десять вечера… Хорошо… Так… Понял… Понял… На «Волге»… Лады… Буду… Договорились… Сам не опаздывай.

***

Уже стемнело, когда серебристый «Мерседес 420», стоявший уже более двадцати минут возле центральной лестницы Спортивно-Концертного комплекса им. Ленина, коротко мигнул дальним светом и начал медленное движение вперед. В тот же момент от павильона билетных касс отъехала неприметная серая «Волга». Со скоростью пешеходов машины начали медленное сближение. И в тот момент, когда казалось, что точно в центре пустынной просторной площадки напротив центрального входа на стадион они так и разминутся на встречных курсах, едва не зацепившись боками, «Мерсюк» и «Волжанка» остановились. Синхронно опустились вниз два стекла на задних дверях, и два пассажира, один – «Мерседеса», другой – серенькой «Волги», с расстояния буквально в полметра обменялись вроде бы совершенно безразличными взглядами.

– Добрый вечер, Вадим Валентинович, – одними губами улыбнулся пассажир «Мерседеса», мужчина лет пятидесяти с узким хищным лицом, но при этом даже не шелохнулся, чтобы протянуть своему знакомому для приветствия руку, хотя опущенные до упора стекла сделать это легко позволяли.

– Сомневаюсь, Артем, что он для тебя добрый, – ответил генерал Арцыбашев. – Но все равно, спасибо, что нашел время приехать. У тебя его сейчас не так-то и много. А потому не буду его попусту тратить. Приветствиями, считай, мы обменялись. Перехожу прямо к делу. Завтра утром мои люди помогут вам забрать общаковые деньги. За это мне от вас надо только одно. Держи. – Через окно эфэсбэшник протянул свернутую в несколько раз бумажку.

– Это что, те места, про которые ты говорил? – спросил Стилет, забирая записку. – И сколько их?

– Всего восемь. Сало завтра поделишь и раскинешь по ним. Здесь две надежные кассы, шесть банков. Кстати, все они крышуются вашими, и деньги вы в них оставляли ни раз. Так чего ты боишься сейчас?

– Напряг сейчас, вот и боюсь. Торцуют легавые всех без разбору, – пожаловался смотрящий, – так чего бы и вашим не попить нашей кровушки, не кинуть на деньги.

– Хотели бы, давно кинули бы и без участия МВД, – спокойно заметил Арцыбашев. – Это раз. А во-вторых, мы не какие-нибудь залетные отморозки, чтобы забирать у вас даже часть общака. Зачем провоцировать бурю? В Питере сейчас и так слишком напряжно, чтобы еще и подливать масла в огонь. Так что, мы стремимся, наоборот, хотя бы немного разрядить обстановку, пока не уговорим милицейских ослов вообще свернуть операцию.

– И когда же это случится?

– Надеюсь, что скоро. Ну что, мои доводы тебя убедили? Ты больше не опасаешься, что на ваши деньги может позариться наша Контора?

– Я опасаюсь. Но здесь решал не я, а сходняк. А братва посчитала, что разговор идет совсем не о такой сумме, которая может вас заинтересовать. От вас никакого развода можно не опасаться.

– Именно так, Денис. Так что беспокойся больше о том, как бы до этого общака вдруг ни добрался кто-то из ваших. А я за своих отвечаю.

– Я за своих тоже, – процедил Стилет.

Затем генерал ФСБ и воровской положенец перешли к обсуждению технической стороны того, как завтра Контора совместно с блатными будут забирать у ментов арестованный ими общак и развозить его по частям по шести банкам и двум, со слов Арцыбашева, очень надежным кассам.

Глава 7

ВРЕМЯ ЕСТЬ, А ДЕНЕГ НЕТ…

Вторник, 11 сентября 2001 года, оказался последним днем Международного Торгового Центра в Нью-Йорке.

И первым днем за истекшую неделю, когда я не заметил на своей даче никаких признаков присутствия мусоров. До наступления сумерек я просидел в своих любимых кустах, практически не отрываясь от окуляров «Призматика». До рези в глазах вглядываясь в неподвижные занавесочки. И ничего…

То же самое и на следующий день, если не брать в расчет того, что с утра зарядил мелкий затяжной дождь, и всю первую половину дня пришлось потратить на то, чтобы дойти до Вырицы и купить себе армейскую плащ-накидку и резиновые сапоги. Вроде бы мелочь, но деньги при этом продолжали утекать из лопатника, словно вода. А я пока так и не решил для себя хотя бы в самых общих чертах, где мог бы попытаться их раздобыть. Правда, вертелась постоянно в мозгах одна навязчивая мыслишка, которую спровоцировал Вадим. А он мужик опытный и производит впечатление крутого волчары… И кабы ни Наташа, которая говорит, что ее папа занимается легальным бизнесом, а до этого якобы был всего лишь обычным офицером Советской Армии, я бы по его жесткости, уверенности, по всему тому, что у психологов называется совокупностью психофизических качеств, скорее принял бы его за воровского авторитета.

У меня в голове еще и еще раз, словно записанная на диктофон, проигралась фраза, которую Вадим сказал, многозначительно поглядев на меня: «Ты, Денис, парень решительный и сильный… А ведь такие никогда не позволят себе перебиваться с хлеба на квас, как ты сейчас. Мне же Наталья обрисовала твой нынешний финансовый кризис.

Знаешь, когда я был в Афгане, именно такие сильные и решительные парни, вроде тебя, принимали радикальные и правильные решения… именно на них все там и держалось, а остальные – так, мразь – жижа навозная, балласт… И тебе, теперь, как мне кажется, нужно только одно – выбрать объект для приложения тех сил, которые в тебе так и бурлят… И ты примешь свое радикальное и правильное решение – я в этом не сомневаюсь… А иначе бы я протестовал против того, чтобы моя Наташка с тобою общалась… И может, Наташка как раз и поможет тебе?»

«А Наталья работает в банке, – в тот вечер задумался я. – А банк – это в том числе и наличка. Так ни рискнуть ли использовать сельскую нимфу не только, как неплохое прикрытие в непростом деле бегов от легавых, но и… Так что, это и есть то радикальное решение моих финансовых проблем?»

И я принял решение: «Все, начинаю разрабатывать эту тему. Сам Бог мне послал работающую в банке Наталью – правильно мне сказал об этом Вадим. Сперва нужно узнать, что знает об этом она. А наблюдение за дачей снимаю. Есть там сейчас менты или нет, а соваться туда не буду».

В тот вечер на дачу опять прибыл на выходные Натальин отец. И привез дочке известие, что звонили из Северо-Запада, и ей в понедельник предстоит выходить на работу. А я про себя подумал, что это и хорошо. У меня теперь появлялась возможность уже в ближайшее время сориентироваться на месте – напроситься в гости к Наталье в банк.

***

– Ты пока живи здесь, – предложила Наталья, – а я с удовольствием стану приезжать к тебе после работы. И на выходные. Хотя, к выходным, я уверена, уже опять буду в отпуске. Сейчас в банке просто случился какой-то аврал. Или кто-нибудь заболел, и его заменить, конечно же, некем, кроме меня.

– Может быть, заболел даже сам управляющий, – с напускной серьезностью предположил я. – Как тебе перспектива на время занять его место?

– А что, я не против, – рассмеялась Наталья. – Но только надеюсь, что это продлится не дольше нескольких дней. Черт, и не мог папа соврать им, что не знает, где меня разыскать! Иногда он даже очень секретный! Но не тогда, когда дело касается любимой дочурки. А теперь делать нечего придется выходить на работу. Не хочу потерять даже такое паршивое место. И стать, как ты, безработной.

…Она уехала в пятницу вечером вместе с отцом, доверчиво оставив на мое попечение свои ценные арбалет и гитару и даже не допуская мысли о том, что я могу оказаться мелким воришкой и, прихватив ее игрушки, скрыться. Ведь за две недели никаких выходных данных о себе я так и не сообщил. При этом мне даже ничего не пришлось выдумывать. Наталья просто ни разу не поинтересовалась моим адресом, хотя бы в шутливой форме не попросила продемонстрировать какие-нибудь документы. И лишь на платформе, – а я провожал их с Вадимом до станции, – перед тем как сесть в электричку, спохватилась и попросила записать ей номер моего мобильного телефона.

И позвонила на него уже утром.

– Не разбудила? – первым делом поинтересовалась она. – А я уже два часа как на работе.

– И что же такое там произошло, что тебя пришлось срочно вытаскивать из этой избушки?

– А, суета. – Я представил, как Наташа сейчас презрительно махнула рукой. – Вполне бы могли обойтись без меня. Но я же незаменимая и с осознанием этого, как с крестом, потихонечку тащусь через жизнь на Голгофу. И сейчас просто-напросто вышла на очередной этап этого триатлона.

Я улыбнулся. Наталья и представить себе не могла, из каких этапов состоит тот триатлон, в котором участвую я. И какие кресты при этом таскаю.

– Наташка, и надолго для тебя все это затянется?

– Не знаю. Не меньше чем на год. Я оказалась права, предполагая, что кто-нибудь заболел.

– И кто?

– Мой непосредственный шеф. И, похоже, надолго. Надеюсь, – кощунственно прошептала Наталья, – помрет, и удастся занять его место.

– Не говори так. Нехорошо.

– Зато хорошо, – парировала она, – быть не обычной девчонкой на побегушках, а администратором банка. Хоть и такого убогого, как наш…

Денис, представляешь, я по тебе уже успела соскучиться.

– Я тоже, – автоматически ляпнул я дежурную фразу. И Наталья мне не поверила.

– Врешь ты, – весело констатировала она. – Но я тебе это прощаю. И навещу тебя уже нынешним вечером. Может быть, даже сперва позвоню, чтобы ты меня встретил на станции. А может быть, если хорошо себя будешь вести, привезу из города какой-нибудь гостинец.

– Лучше привези из своего банка немного деньжат.

– Н-не знаю, – на секунду замялась Наташка. И, сдерживая усмешку, почти серьезным тоном вдруг озвучила то, о чем я размышлял на протяжении всей последней недели: – Не думаю, что мне разрешат что-нибудь взять. Но ничего, вот приеду сегодня, и обмозгуем, как совершить налет на инкассаторов или депозитарий. А пока до свидания, а то наговорим сейчас на столько, что придется, и правда, грабить мой нищий банк.

Наташа повесила трубку, и я тут же набрал номер Конфетки.

– Ничего нового, – привычно сообщила она. – Ни хорошего, ни плохого…

– …Ни денег, – продолжил я. – Ни идей, где их можно достать.

– Ни денег. Ни идей. Боюсь, как бы не пришлось подаваться в бомжи и собирать по помойкам цветные металлы. Или вставать на обочину…

– …Или брать на цугундер какого-нибудь барыгу.

– У тебя что, – оживилась Светлана, – есть на примете конкретный барыга? Или так, треплешься?

– Так. Ничего конкретного. Но пора уже что-то изобрести. Я буду думать, – пообещал я, попросил на прощание: – Ты тоже подумай над этим. Пока. – И, вытащив из-под кровати «Саксон», поплелся на улицу тренироваться его собирать и заряжать. И истязать из него трухлявую заднюю стену избушки.

Все равно больше нечем заняться. А арбалет… кто знает, вдруг когда-нибудь навыки обращения с ним мне пригодятся?

Глава 8

ЛУЧ ДЕНЕГ В ТЕМНОМ ЦАРСТВЕ

…Вечером я отправился встречать Наталью, и на обратном пути она прожужжала мне все уши, взахлеб рассказывая о том, что ее непосредственному начальнику, администратору банка «Северо-Запад», в четверг вечером по дороге домой кто-то крепко приложил по кумполу. И теперь шеф в реанимации. В глубокой коме, с проломленным черепом и с очень размытыми перспективами на то, чтобы благополучно выкарабкаться с того света.

– Но это уж точно, что быстро не оклемается. Бедный мужик, – неискренне вздохнула Наташка. – Вот ведь бывает: возвращаешься себе мирно с работы в предвкушении тарелки борща и толстой желанной жены, и тут тебя сзади… хря-я-ясь по башке! – она даже азартно взмахнула рукой и продемонстрировала мне, как это делается.

При этом я сокрушенно покачал головой, словно душный папаша, журящий свою малолетнюю дочку.

– Наталья! Тебе не стыдно? Мужик сейчас Богу душу отдает, а ты с таким упоением смакуешь то, что с ним произошло. Что значит «хря-я-ясь»?

– То и значит!

– Сдается мне, ты не очень-то любишь своего патрона.

– А как прикажешь любить того, кто буквально не дает тебе на работе проходу? Дряхлый плесневелый сморчок, давно пора пить «Виагру» и пользоваться эректором, а все туда же: «Наточка, почему у тебя нет любимого? Как ты живешь без мужских гормонов? Поехали за город, я поучу тебя водить машину. А как насчет того, чтобы на выходные прокатиться ко мне на дачу? Шашлычки… Трали-вали… Гормоны…» И при этом, словно шутя, шлеп по заднице! И опять шлеп! Забудешь соблюсти дистанцию, и тут же его клешня у тебя на груди. Или, в лучшем случае, на плече. Сначала намеки, а в последнее время уже дешевый шантаж: «Мол, на твое место у меня есть на примете одна очень хорошая девочка. Вся такая покладистая, вся такая доступная. И при этом просто фотомодель. Но я ее попросил подождать. Сказал, что пока от своей Наташки отказываться не намерен… Так, Наташенька, поедем на дачу?» – «Нет, Арсений Петрович». И уже на следующий день: хлоп, я без премии! За то, что якобы не так улыбнулась клиенту. И опять разговоры про дачу и про мечтающую занять мое место фотомодель.

– М-да… – пробормотал я. – Теперь я тебя понимаю.

– Жаль только, что он схлопотал по башке, а не куда-нибудь немного пониже. Ладно, – махнула Наташа рукой, – довольно об этом. Денис, а ведь у меня не получится каждый день ездить сюда после работы. Я свихнусь от дороги. А отпуск, похоже, накрылся.

– Тогда приезжай только на выходные, – предложил я. – Или по вечерам, если пораньше освободишься из банка.

– Это, по-моему, нереально, – освободиться оттуда пораньше. А ты что, собираешься обитать здесь? И как долго? – спросила Наташа и впервые поинтересовалась моими жилищными условиями: – Тебе в Питере некуда ехать, Денис?

– У меня там квартира, – без запинки выдал я заранее заготовленное вранье. – Но только я ее сейчас сдаю. Надо же на что-то существовать.

– Поня-а-атно. А как насчет того, чтобы пока пожить у меня? Правда, у меня тесно.

– Вот видишь. Так что перебьюсь пока здесь. А ты будешь приезжать ко мне в гости. Аренду избушки я оплачу…

– Какие мелочи!

– …А когда выпадет снег, всерьез задумаюсь над тем, чтобы подыскать для жилья что-то получше. А заодно и ограбить твой банк. Ты, кажется, обещала, что мы обмозгуем возможность налета?

– Легко обмозгуем, – рассмеялась Наташка. – Было бы только еще, на что налетать. Самое ценное, что можно стащить из нашей дыры, так это какой-нибудь старый компьютер.

– А деньги?

– Ну, иногда бывают и деньги. От случая к случаю. Раза два в год.

– Странно, – пробормотал я.

– Ничего странного. – Наташе было приятно ощущать хоть в каких-то вопросах свое превосходство. – У тебя, дорогой, замшелое представление о работе современного банка. Ты рисуешь в воображении денежные мешки и забандероленные пачки купюр, но все это было когда-то давным-давно, во времена Ротшильдов, Бонни и Клайдов. Теперь все иначе, и иметь дело с наличкой нам почти не приходится. Все платежные операции проводятся по компьютеру. После того, как несколько лет назад на нашу машину был совершен налет, и в результате мы потеряли троих инкассаторов и более двух миллионов долларов, инкассацией больше не занимаемся. Пенсии не выплачиваем. Накопительные счета физическим лицам не открываем. У нас даже депозитарий оборудован так, что с нами не хотят иметь дело серьезные страховые агентства.

– А как должен быть оборудован депозитарий, чтобы эти агентства хотели иметь с вами дело? – невинно поинтересовался я.

– Не знаю, – дернула плечиком Наталья и, опершись на меня, принялась переобуваться в резиновые сапожки, которые я ей прихватил специально, чтобы пройти через грязь от асфальта до дачи. – И правда не знаю, Денис. В моем понимании, депозитарий – это комната-сейф с бронированными стенами, полом и потолком и мощным люком, как на космической станции, отодвигаемым в сторону только при помощи специального двигателя и только в определенное время. А у нас… – Она, как обычно, когда вела речь о своем «Северо-Западе», презрительно махнула рукой.

– Что у вас?

– Денис, дорогой! – Наташа наконец натянула сапожки и бросила на меня насмешливый взгляд. – Признавайся, пока ты сидишь без работы и у тебя уйма свободного времени, ты решил на досуге грабануть мой банчок? Или я не права?

– Права, – признался я таким тоном, что ни у кого бы при этом не возникло сомнений в том, что я так шучу. – А ты что, разве против?

– Я? – вскинула брови Наталья. – Да ради Бога! Вот если бы только еще было, что красть. Хотя, – заговорщицки посмотрела она на меня, – в данное время как раз и есть. Обычно на депозитарии днем даже не включена сигнализация. А сегодня гляжу: на пульте горит контрольная лампочка. Спрашиваю секьюрити: «Что, заточили в хранилище кого-нибудь провинившегося?» – «Да нет, – отвечает. – Там деньги. Приволокли какието лбы на прошлой неделе целый рюкзак, небрежно так, словно картошку, забросили в депозитарий и отвалили. Теперь, – говорит, – у нас усиленный график ночных дежурств». Это значит, что вместо того, чтобы вдвоем по ночам играть в нарды, наши охраннички вчетвером режутся в преферанс. Вот и все усиление… Ау, дорогой! Ты меня слушаешь? О чем задумался?

– О том, не пойти ли работать в охрану, – с ходу придумал я. – Неплохо: играть в преферанс и получать за это зарплату.

– Мизерную зарплату, – уточнила Наташа и собралась было начать рассуждать о работе секьюрити, но я поспешил вновь направить разговор в интересующее меня русло:

– А откуда известно, что в том рюкзаке именно деньги?

– Деньги. – Было заметно, что Наталья не сомневается в том, что говорит. – А что же еще?

– Ну, например, героин, – предположил я и тут же прикинул, что рюкзак героина должен стоить на порядок дороже рюкзака, набитого баксами.

– Не-е-ет, на такое наш шеф не отважится!

Никаких наркотиков. Деньги. Такое бывает порой: привозят нам чемодан или туго набитый мешок и хранят его в депозитарии иногда месяц, иногда два.

А потом увозят. А охранники снова переходят с преферанса на нарды… Знаешь, Денис, – вдруг повернулась ко мне Наталья, – я порой на полном серьезе задаюсь интересным вопросом: «Почему никто до сих пор не забрался в наше хранилище?»

– Наверное, ни у кого нету уверенности, что там можно наткнуться на что-нибудь стоящее.

– Возможно. Просто воры не знают, когда там лежат деньги. Но ведь когда они и правда лежат, никто не делает из этого большого секрета. Хотя, конечно, при этом мы не даем рекламу в печать: «Мол, в депозитарий банка „Северо-Запад“ поступили на хранение доллары. Заинтересованных лиц просим обращаться по телефонам…» – Наташка расхохоталась. – Представляешь глаза той сотрудницы рекламной газеты, которая принимала бы подобное объявление?

– Не представляю, – рассеянно ответил я. Куда больше выражения глаз какой-то сотрудницы рекламной газетки меня сейчас интересовали совершенно материальные деньги, которыми был под завязку набит рюкзак, положенный на хранение в совсем ненадежное по заверениям Натальи хранилище банка «Северо-Запад». Но продолжать расспросы об этом я не рискнул. Подумал: «В таких тонких делах никогда ничего не стоит форсировать. И лучше пока потерпеть, чем насторожить Наталью своим любопытством. Пока она воспринимает все это как несущественный треп, но в любой момент в сознании девочки может наступить перелом, и она призадумается: И чего этот парень так заинтересовался рюкзаком, который отдали нам на хранение? Уж не зарабатывает ли он на жизнь тем, что грабит депозитарии? Вполне возможно. Вполне! Ведь я про него ничего толком не знаю, а что и знаю, так лишь с его слов. Денис уверяет меня, что он врач, а вдруг он на самом деле… О Господи!. Нет, таких мыслей у Натальи нельзя допустить. А потому надо набраться терпения и ждать, когда эта нимфа сама заговорит о „Северо-Западе“. Надеюсь, она скоро снова свернет в своей пустой трескотне на эту интересную тему».

И мои надежды Наташа оправдала с лихвой: сворачивала на интересную тему, и при этом не раз – так, словно специально задалась целью этим вечером выложить мне все секреты своего несчастного банка. Мне даже не пришлось ломать голову над проблемой, как узнать о том, что, например…

– …проникнуть в депозитарий проще пареной репы. Если, конечно, человек, который это затеет, не лентяй, не трус и не круглый дурак. – Наталья смерила меня внимательным взглядом, и я решил: «Оценила. Определила, что я по всем статьям подхожу под эту мерку. Готов к ограблению банка!» – Тут главное суметь забраться в подвал. А оттуда просто поднять перекрытия пола мощным домкратом. И добро пожаловать в хранилище денег!

– А сигнализация?

– Элементарщина! У нас она наипростейшая, без наворотов. Как в детском садике. Администрация жалеет денег на что-нибудь хитрое, а потому во всех помещениях стоят обычные объемные датчики, а кабель сигнализации проходит по общегородскому коллектору телефонной сети. Отключить ее проще простого, если рубануть в люке все без разбора кабеля связи. Заодно оставив без телефонов весь микрорайон, – зловредно хихикнула Наташка, а я не смог не отметить:

– «Коллектор», «объемные датчики», «кабеля связи». Ты говоришь об этом так непринужденно, словно сама, как минимум, инженер вневедомственной охраны. Наташка, а ну признавайся, откуда ты все это знаешь?

– Я же администратор, Денис, к тому же еще и со строительным образованием. Моя обязанность знать обо всем, что творится в помещении банка. И обо всем, что этого банка хоть как-то касается.

– И даже о том, что в депозитарий можно проникнуть, приподняв из подвала пол?

– Ну, про это мне просто когда-то кто-то рассказывал. Не помню, кто именно, но этот способ отложился у меня в памяти.

– И ты подумала: «Почему бы его ни испробовать?»

– Именно так и подумала, – улыбнулась Наташка. – Эх, была бы я мужиком…

Она как будто сознательно провоцировала меня совершить то, к чему я уже внутренне готов: «Вот, милый, тебе задрипанный банк, администрация которого экономит на сигнализации и обеспечении надежности депозитария, где сейчас дожидается решительных мужиков – не трусов, не дураков и не лентяев – рюкзак, набитый дензнаками. Вот тебе готовый сценарий, как проникнуть к этому рюкзаку из подвала, вскрыв пол с помощью домкрата. Вот тебе схема, как отключить ту дешевую систему охраны, что сейчас установлена в банке. Короче, все карты в руки! Иди и бери из хранилища деньги! Ни об этом ли ты так мечтал?! Вот и пожалуйста, все тебе как по заказу, на блюдечке с голубой каемочкой! Остается буквально лишь протянуть руку и хапнуть!

Или обжечься. Угодить в ловушку, будто та мышь, что позарилась на бесплатный сыр в мышеловке. Ведь на словах все действительно выглядит совершенно бесплатным. Гладким и сладким. Элементарно: рубануть в коллекторе кабеля связи, проникнуть в подвал, поддомкратить перекрытия пола – и вся недолга. Вот только, когда на словах все красиво, по жизни получается наоборот – настолько уродливо, что дальше и некуда. И все же…»

Уже была на исходе ночь, за окном занимался серый рассвет, и мирно посапывавшей у меня на плече Наташке скоро было пора вставать на работу, а я все лежал с открытыми глазами и переваривал в голове то обилие информации, которую случайно – а может быть, вовсе и не случайно – получил накануне.

Это выглядело с одной стороны как подарок.

Это выглядело с другой стороны как подстава.

И теперь предстояло решить: бросаться ли, очертя голову, в эту авантюру с депозитарием. Или проявить благоразумие и отступить от аппетитного и манящего сыра, который вполне может быть банальной приманкой. Уж больно настойчиво меня подталкивает к нему Наталья. И не только Наталья, но и сама жизнь, которая загнала меня в ситуацию, когда выбирать-то особо и не приходится. Подозрительно, ой как подозрительно выглядит это, словно специально спланированное, стечение обстоятельств…

И все-таки под утро я отчаянно ударил шапкой оземь:

«А! Будь, что будет! Где наша не пропадала! Один черт, деться мне некуда, а потому не пошла бы на хрен провокаторша-жизнь! Наплевать на все мышеловки, расставленные у меня на пути! Пропади она пропадом, эта Наталья, если сейчас ведет двойную игру! Я все равно, несмотря на препоны, возьму это хранилище. Обведу вокруг пальца предателей. Уйду от самых проворных ментов. Пробьюсь! Проскочу! Просочусь! Я привычный. Мне это все не впервой».

И я начал будить разоспавшуюся Наташку.

– Э-эй, красавица. Доброе утро. Пора на работу.

«Нас ждут большие дела! Во всяком случае, что касается меня, так это уж точно».

***

Уже более часа красная «девятка» мокла под дождиком на въезде в Вырицу.

Уже более часа мы с Конфеткой сидели в машине и перебирали плюсы и минусы задуманного мною предприятия. Плюсов было немерено, минусов и того больше, но времени – и вовсе навалом, а потому мы не торопились и тщательно разжевывали все, казалось бы, незначительные нюансы предстоящего дела, которые только могли возникнуть в нашем воображении.

При этом самый главный вопрос, к консенсусу по которому надо было прийти в первую очередь, уже был решен. Света, даже не дослушав до конца мой лаконичный рассказ о том, что вчера мне удалось выведать у Натальи, без единой тени сомнения сразу же заявила, что в авантюре с банком «Северо-Запад» она со мной.

А ведь еще утром я в этом сомневался. И при этом рассуждал трезво: «Какой смысл Светлане вписываться вместе со мной в эту паленую на девяносто девять процентов затею? Она не нуждается в фишках настолько остро, как я. Она не в таком безвыходном положении, когда ничего не остается, как только идти ва-банк. Она сейчас вообще в положении (не в том, о котором принято думать, если это понятие относится к бабам) довольно стабильном, и стремление вносить в это устойчивое равновесие какое-то сомнительное разнообразие людям, дружащим с головой, совершенно не свойственно».

Но все дело в том, что с головой Конфетка как раз и не дружила. «Пути женские неисповедимы, а пути Светланы тем более», – про это правило я почему-то забывал постоянно. И ее поведение оценивал с позиций нормального человека, вместо того, чтобы сначала вывернуть наизнанку свои мозговые извилины, потом насквозь проникнуться психологией голодной свихнувшейся амазонки, и лишь после этого пытаться понять, что может твориться у нее в голове.

Впрочем, все равно, и тогда ничего бы не понял.

Вот и сегодня я совсем ненаигранно округлил от удивления глаза, когда Конфетка, только услышав о рюкзаке, набитом хрустами, сразу же с неожиданным энтузиазмом отнеслась к моему предложению попытаться хапнуть этот рюкзак.

– Мне это нравится, – обволокла она меня взглядом жгучей персидской красавицы. – Считай, я уже в этом деле. Если, конечно, ты меня примешь.

– А зачем же я, собственно, тебя сюда вызвал? И кстати, – признался я, – не ожидал, что ты согласишься так сразу. Думал, придется тебя уговаривать. Свет, ты ведь даже не взяла короткий тайм-аут на размышления. Готова ответить за то, что ты со мной в этом деле, даже толком не выслушав меня до конца.

– И что бы нового я при этом узнала? – Конфетка убрала с лица прядку черных волос. – Что все, что ты мне сейчас нарисовал, обречено на провал в девяти случаях из десяти?

– Хотя бы так.

– Хм, будто я этого не понимаю… Понимаю, милый. Еще как понимаю! Я не вчера родилась… А ты вот, похоже, вчера, – вздохнула она, – и до сих пор еще не разинул глаза. Упорно не желаешь увидеть, что если бы даже попутно с ограблением этого банка ты собирался совершить покушение на президента, я все равно бы была рядом с тобой. И плевать мне при этом на то, заработала бы я денег или нет. В них сейчас остро нуждаешься ты, и помочь тебе, чем смогу, для меня важнее всего. А на хрусты я всегда смотрю лишь, как на воду, которая легко утекает сквозь пальцы. И никогда не делаю из них фетиша, которому следует поклоняться. И приносить ему жертвы, Денис… Теперь-то ты хоть врубаешься, почему я отправлюсь с тобой на эту пробивку?

– Ну, не совсем и пробивку, – поправил я Свету, – но спалиться на ней очень даже реально. Двоим дилетантам, до этого не ограбившим даже кассы сельпо, соваться в подобное дело – верх идиотизма. Но выбирать не приходится. Во всяком случае, мне. А тебе еще не поздняк отказаться.

– Я, кажется, тебе уже все сказала! И за свои слова отвечаю!

– Ой, малышка, гляди, опять отправишься по этапу!

– А уж это зависит от того, каков у нас фарт, широко улыбнулась Конфетка. – И как ловко мы сумеем вписаться в эту твою авантюру. И насколько тщательно к ней подготовимся. Все, милый, зависит от нас. И от того, каких подберем помощников.

– Помощников?… Хм… Вообще-то, – растерянно пробормотал я, – я думал, что мы пойдем в депозитарий вдвоем. Ты ж понимаешь, что у меня под рукой сейчас нет никого, кто смог бы реально помочь в этом деле.

– Зато есть у меня, – уверенно заявила Конфетка и, не успел я открыть рот, чтобы задать вопрос: «Кто?», как она уже загадочно приложила пальчик к губам. – Вот только не пытай меня, кто это. Просто доверься мне. Прими на веру, что тот человек, с которым я тебя познакомлю, профи. В отличие от нас, несмышленышей. Без него нам не обойтись.

– Я его знаю?

– Я же сказала, что вас познакомлю. Значит, не знаешь.

– И как же я могу на него положиться? Кто за него поручится?

– Я, – ответила Света. – И пусть тебе этого будет достаточно. Я понимаю, что ты боишься какой-нибудь жопы со стороны незнакомца, но уверяю: риска здесь нет никакого. А если бы даже и был, то он просто ничто по сравнению с попыткой проникнуть в этот «Северо-Запад», не заручившись поддержкой знающего человека. Скажи мне, ну как бы ты отключил систему охраны?

– Я же тебе говорил: перерубил бы в люке телефонные кабели.

– Как бы ты понял, что это именно те кабели, которые тебе нужны? Как бы проверил, что после того, как их повредил, сигнализация, и правда, отключена? Где бы нашел этот люк? – Четкими и конкретными вопросами Конфетка буквально вдавила меня в сиденье, и в ответ я мог лишь слабенько отбиваться.

– А твой знакомый поймет? Проверит? Найдет люк?

– Найдет. Считай, что лазать в коллекторы, рубить кабели и отключать сигнализации – его профессия.

– И где ты познакомилась с этим… профессионалом?

– Денис, я же просила: ни о чем меня не пытай. Вот познакомлю вас с Глебом, тогда у него все и спросишь. А пока – я еще раз тебе повторяю – просто прими на веру то, что он, во-первых, надежен, а во-вторых, именно тот, кто нам сейчас нужен.

– Ладно, приму. – Ничего другого мне и не оставалось. Выдвинуть какие-нибудь контраргументы против логичных Светкиных рассуждений и ее протеже я сейчас просто не мог.

«Да, этот Глеб для меня не более чем человек с улицы, – рассудил я, – единственным плюсом которого в моих глазах является то, что за его надежность и его профессионализм готова поручиться Конфетка. Маловато для кандидата в сообщники? Да, маловато. Но где я найду кого-то другого, не с улицы? С безупречным резюме вора? Нигде не найду! А ведь без подобного специалиста нам в задуманном деле не обойтись! Так что, хочешь не хочешь, а приходится согласиться со Светкиным предложением. Слепо довериться ей в этом вопросе. Да и почему бы мне, собственно, ей не довериться? Втянув девушку в заведомо гиблое дело, я не имею никакого морального права при этом еще и лишать ее права голоса».

– Надо еще, чтобы твой Глеб согласился, – смирившись с кандидатурой незнакомого мне человека, заметил я.

– А уж это моя проблема, Денис. С ним я договорюсь. Что, переходим к другим вопросам? – ослепительно улыбнулась Конфетка. Еще год назад я бы при виде подобной улыбки растаял. Но сейчас я видел в сидящей рядом с собой восточной красавице только партнершу и переступить через эту границу в своем восприятии Светы не смог бы. И оно даже и к лучшему. Эмоции в делах, подобных тем, что сейчас терли мы, только вредят.

Именно этот штамп я и выдал Конфетке, когда, уже после того, как мы закончили обсуждение акции и наметили план наших действий на ближайшее время, она предприняла очередную попытку выманить меня из Вырицы в Питер, к себе в гости.

– Эмоции только вредят!

– Фу! – сморщилась Света. – Не будь таким педантом, Денис. Как выражался мой папа, водитель автобуса, когда останавливался на обочине: «Девчонки – направо, мальчишки – налево». Делам свое время, сексу – свое. Умей разделять.

– Какому сексу?! – расхохотался я. – Что ты подразумеваешь под этим понятием, Светка? Долгие драматичные препирательства и пересуды, как в мыльных операх? Или отшлифованную до блеска в результате постоянного употребления фразу «Отложим до завтра, Денис»? Помнишь?

– Помню, – только и ответила Света. И при этом посмотрела на меня как-то совершенно убито. Приоткрыла ротик, собираясь еще что-то сказать, блеснула ровными белыми зубками, но в последний миг передумала и промолчала.

И мне ее стало жалко. Только жалко, ничего более. Это чувство стремительно скользнуло в сознании, опахнуло его легоньким дуновением и растворилось среди нагромождения куда более насущных забот и эмоций.

– Ну что ж, все самые злободневные вопросы, думаю, мы утрясли, стратегию определили, тактику на ближайшее время наметили, – холодно отчеканил я, стараясь не глядеть на Конфетку, в этот момент протыкавшую меня укоризненным взором этакой обманутой негодяем наивной простушки. – Теперь каждый знает, чем заниматься. Приступаем к делам. Вечером созвонимся. Пока.

Я выбрался из машины и, так и не получив в ответ ни единого слова, не дождавшись даже ответного «До свидания», неторопливо поплелся от Вырицы по испещренной мириадами луж обочине.

А «девятка», выждав немного, резко газанула, эффектно крутанулась на месте и, нацелив нос в сторону Питера, начала стремительно набирать скорость, пробуксовывая передними колесами на мокром асфальте и оставляя за собой легкий шлейф водяной взвеси. Конфетка спешила на встречу со спецом по сигнализациям Глебом.

А мне оставалось лишь дожидаться известий и лелеять себя надеждой на то, что этот парень действительно профи, и с его появлением шансы на то, что акция с депозитарием завершится успешно, значительно возрастут. Хотя, как бы идеально для нас ни сложились все обстоятельства, эти шансы все равно оставались призрачными.

***

Мне обязательно надо побывать в «Северо-Западе», увидеть там максимум из того, что мне позволят увидеть, узнать об этом банке все, что возможно. Ничто не может быть лишним в том деле, что я замутил. Любая на первый взгляд несущественная деталь в один прекрасный момент могла стать тем самым маленьким винтиком, от которого зависит работа огромного и сложнейшего механизма.

А потому предстояло аккуратно и как бы невзначай, чтобы не насторожить своей назойливостью Наталью, напроситься в гости к ней на работу. И я уже начал перебирать в голове всевозможные поводы, когда все вдруг сложилось само собой. Естественно и случайно.

Жизнь вновь подкинула мне очередной подарок.

Нет, и правда, не чересчур ли настойчиво она толкала меня на авантюру с депозитарием, раскладывая на пути благоприятные обстоятельства, словно ориентиры, указывающие мне направление… возможно, к деньгам… а возможно, в ловушку? Пора уже было всерьез насторожиться, но я, как каталонский бык на мулету, несся на этот заветный рюкзак, набитый деньгами, не обращая внимания на случайные стечения обстоятельств, которые в любой другой момент уже давно вывели бы меня из состояния эйфории и заставили бы затормозить. Но я руководствовался единственным правилом: «Пан или пропал». И, признаться, это правило раньше не раз помогало мне вырваться из самых отвратнейших ситуаций.

– Я соскучилась, – мурлыкала вечером в телефонную трубку Наташка. – Не прошло, вроде, и дня, а уже так соскучилась, что в десятом часу после работы хотела, как шизанутая, мчаться к тебе. Но в последний момент успела подумать, что в темноте сверну себе шею по дороге со станции. И никуда не поехала, – вздохнула она. – И решила: так хоть позвоню. Ты не ругайся, пожалуйста, что ввожу тебя в расходы своей болтовней. Я все это время тебе оплачу. Скажи только, как.

– Я тебе дам «оплачу», – хмыкнул я. – Платилка нашлась! Ты что, теперь каждый день собираешься торчать в своем банке до девяти вечера?

– Это не я виновата! – развеселилась Наталья. – Честно, не я! Это все мои уроды начальники! Выдумывают невесть чего, а я за это расплачивайся! Денис, честное пионерское, я завтра попробую освободиться пораньше. И сразу к тебе. А еще лучше, приезжай ко мне ты. Посмотришь, как я живу. Проведем вместе вечер… и ночь. С отцом я договорюсь. Чтобы тебя не смущал, спроважу его к любовнице. А, Денис? Сходим в кино.

Мне было плевать на кино. Мне нужен был банк! Я обязательно должен был там появиться. Посмотреть, разнюхать там все, что сумею. И чем скорее, тем лучше. Желательно завтра.

И я принялся издалека, осторожно напрашиваться к ней на работу.

– Вообще-то, мне все равно завтра надо быть в Питере. Только днем. А к вечеру я собирался вернуться сюда.

– Вот, мы могли бы встретиться! – оживилась Наташа. – А дальше на выбор: или вместе вернулись бы в Вырицу, или поехали бы ко мне.

– А где находится твой банк? – рассеянно поинтересовался я. – Ты, кажется, говорила, что гдето в центре.

– Дегтярная улица… Точно, Денис. Заезжай прямо ко мне на работу, а уж там и будем решать, что делать дальше. Договорились? Запоминай адрес. Во сколько подъедешь?

«Вот так вот все до обидного просто. И не надо ломать голову над какими-то дурацкими поводами. И не надо стрематься того, что Наталья насторожится, чего это я так рвусь навестить ее на работе», – даже немного разочарованно подумал я и неуверенно пробормотал:

– Ну-у-у… Во сколько… Как только освобожусь. Как позволят дела.

Из всех дел у меня на первом плане было только одно: побывать в «Северо-Западе»; покрутиться там; если позволят, сунуть нос в самые дальние закутки. И в первую очередь выяснить расположение депозитария и пути, которыми можно проникнуть в подвал. И узнать, возможно ли проникнуть туда вообще. Если бы оказалось, что невозможно, и моим наполеоновским планам суждено было бы рухнуть уже завтра, я бы воспринял это как перст судьбы и отнесся бы к этому философски: хорошо, что операция сорвалась в самом начале, пока я еще не завяз в ней так глубоко, что оттуда меня смогли бы выковырять только менты. Что они с радостью бы и сделали.

Но мои грандиозные планы пока рушиться не собирались. И дорога подо мной продолжала оставаться подозрительно гладкой. Не наблюдалось не только ухабов и выбоин, но даже маленьких трещин. Все складывалось как нельзя лучше.

И на следующий день я, не испытав никаких осложнений, проторчал два с лишним часа внутри банка «Северо-Запад», разведал все, что мне было нужно и не нужно, и уяснил для себя, что хоть в подвал забраться нельзя, но если очень этого захотеть, то все-таки можно.

Одна тропинка туда все же вела. Поняв это, я изобразил на губах подобие победной улыбки и надстроил еще один этаж у своего карточного домика.

При этом он даже и не подумал покачнуться.

Часть 2

Ограбление по…

Глава 1

И У БЛОНДИНОК БЫВАЮТ СВЕТЛЫЕ ГОЛОВЫ

«Северо-Запад» располагался в длинном трехэтажном здании, принадлежащем по возрасту еще позапрошлому веку и явно не претендующем на звание памятника архитектуры. Прямо посередине здание было пробито аркой, ведущей во двор, а справа от арки массивной дубовой дверью и двумя бронзовыми вывесками – на русском и на английском – отметился центральный вход в банк.

Вход под арку преграждала черная чугунная решетка, которая в случае надобности отъезжала в сторону по направляющей рельсе. Сразу за решеткой была установлена узкая будка, в которой должна находиться охрана, но никого из охранников я не заметил.

«Возможно, они там торчат только ночью, – предположил я, направляясь ко входу. – Дуются в нарды или, как сейчас, по случаю находящегося на хранении рюкзака, в преферанс. И то, скорее, делают это не в том тесном курятнике, а внутри офиса. За этой вот дверью», – толкнул я потертую дубовую створку и оказался в тесной прихожей.

Слева конторка секьюрити. Справа две чахлые пальмы в массивных кадках. Прямо по центру турникет, как в метро. А сразу за ним десяток ступенек неширокой лесенки, на которой меня встречает улыбающаяся Наташка.

В результате даже не пришлось предъявлять никаких документов невзрачному молоденькому охраннику, удовлетворившемуся брошенной Натальей фразой: «Это ко мне. Пропусти» и лишь безмолвно смерившему меня ревнивым взглядом.

– Я увидела тебя в окно, – объяснила Наташа свое появление у входа и, взяв меня под руку, повела по пустынному коридору.

– Могла бы об этом не сообщать. Я-то уж было подумал, что ты торчишь у двери в ожидании уже больше часа. И даже успел возгордиться. А ты меня сразу и обломала.

Наталья лишь хмыкнула и гостеприимно распахнула у меня перед носом одну из многочисленных белых дверей, понатыканных по обеим сторонам коридора.

– Проходи. Располагайся. Это мой скромненький кабинет.

Кабинет и правда был скромненьким. Более чем. Длинный и узкий, по форме напоминающий камеру в «Крестах». Вот только там на примерно такой же площади давились до тридцати человек, а здесь обитала одна Наталья. Там на маленьком высоком окошке был установлен ржавый намордник – здесь окно забрано вертикальными жалюзи. Там на растянутых на шконках веревках были развешаны влажные трусы и футболки – здесь на аккуратной белой стене закреплены несколько нарядных кашпо с цветами. Там стоял тяжелый дух пота и табака – здесь ощущался легкий аромат дорогой туалетной воды. Там…

– Ау, молодой человек, – тронула меня за рукав куртки Наталья. – О чем задумался? Уж не о том ли, как потактичнее выклянчить у меня чашечку кофе?

– Нет. Я удивился, что у вас так безлюдно, – ответил я первое, что пришло в голову. Хотя, пустой коридор ни где-нибудь, а в коммерческом банке меня, действительно, поразил.

– А чего удивительного? Не толпиться же всем в коридоре. Затаились по норам работнички, чтобы начальство не видело, как его подчиненные готовы одуреть от безделья. Ну ничего, – Наташа бросила взгляд на часы, – подожди сорок минут и увидишь, как ровно в восемнадцать ноль-ноль весь наш коллектив шумно ломанется на выход. Как по пожарной тревоге, – хихикнула она, доставая спрятанный в тумбе стола электрический чайник. – Сейчас будем пить кофе. Ты голодный?

…Через час я знал, что все начальство сегодня в командировке в Москве, а потому у Натальи выдался довольно спокойный денек; что Арсений Петрович еще не отдал Богу душу, но из комы выходить не спешит, а его состояние расценивается как стабильно тяжелое; что офис на Дегтярной улице банку «Северо-Запад» обошелся почти задарма, когда в начале девяностых годов на волне повальной приватизации удалось выкупить у Ленметростроя помещение, где раньше располагался ведомственный детсад; что на серьезный ремонт и установку какой-нибудь хитрой системы охраны хозяева банка тогда раскошеливаться не пожелали, а потому все ограничилось перепланировкой и наведением внешнего лоска.

– И так уже почти десять лет, – посетовала Наташа. – Да сейчас самые обычные квартиры охраняются лучше, чем наш депозитарий! Железная дверь, элементарная сигнализация… Правда, еще есть охранники, но их достаточно лишь припугнуть, они и не вякнут. Короче, нас не ограбил бы разве что очень ленивый. Вот только, – разочарованно вздохнула она, – похоже, вокруг одни лишь ленивые. Или законопослушные праведники.

Я рассмеялся:

– По-моему, для тебя это больной вопрос: почему ни один вор не лезет в твой банк? Обидно?

– Обидно, – откровенно призналась Наталья.

– Нечего сказать, патриотка своей фирмы! У тебя что, это хобби – планировать ограбление «Северо-Запада»? Или в такой извращенной форме ты демонстрируешь свою бдительность?

– Пожалуй, второе. Демонстрирую бдительность. Проявляю служебную инициативу. Только это не дает никаких результатов. Вместо того чтобы сказать мне спасибо, на меня наорали. Это было еще весной, когда на совещании у управляющего я рискнула взять слово и заявила, что когда-нибудь в хранилище залезут через подвал. Помнишь, я рассказывала тебе схему, по которой можно легко это сделать?

– Помню, – как только мог равнодушно ответил я.

– То же самое я тогда рассказала и им. – Было видно, как Наташе не терпится излить передо мной душу, наябедничать на свое слепое начальство. – Меня отчитали за это, как сопливую соску. Мол, я сую нос не в свое дело и совершенно не владею вопросом. Ни один самый ловкий ворюга будто бы не обойдет наши объемные датчики, не прошмыгнет мимо нашей доблестной охраны, никогда не проникнет в наш неприступный подвал. Туда, видите ли, можно спуститься только из офиса, туда никак не пробраться с улицы, потому, что у него нет внешнего входа. Хрен там нет внешнего входа! – возбужденно воскликнула Наталья.

А я весь напрягся. Я боялся пропустить хоть одно ее слово. Ведь на меня словно из рога изобилия сыпалась столь необходимая мне информация.

Мне оставалось лишь хорошенько запоминать. В результате подготовка к акции за счет этих сведений могла свестись к минимуму.

– Кто поставит перед собой такую задачу, – тем временем увлеченно продолжала Наташа, – тот проникнет в подвал без особых хлопот. Было бы желание, и не надо никаких парадных входов с улицы. Коммуникации теплосети вводятся в здание двумя трубами, лежащими в железобетонном коробе. А рядом с этими трубами хватает свободного места, по которому можно перемещаться ползком. В результате остается лишь проползти метров сто от ближайшего люка, разбить по пути парочку тоненьких перемычек в полкирпича – и вот пожалуйста, ты в нашем якобы неприступном подвале. И не надо возиться ни с какими подкопами… Лишь бы не было клаустрофобии, – эффектно выставила указательный пальчик Наталья, подводя черту под своей коротенькой лекцией о методике проникновения в депозитарий ее банка.

У меня не было клаустрофобии. Я легко бы прополз вдоль этих труб отопления.

«Если б ты, девочка, еще рассказала мне, где этот люк, в котором начало пути в ваш подвал, – подумал я. – Впрочем, это для меня несущественно. Если верить Конфетке, когда пойду на дело, со мной рядом будет специалист по определению ведомственной принадлежности люков. Уж он-то не ошибется».

– Признавайся, красавица, – шутливо наехал я на Наталью, – и давно ты столь основательно готовишься к ограблению банка? Даже выяснила, как стыкуется со зданием теплосеть! Даже знаешь о толщине перемычек!

– Разве это основательно, милый? И разве это сложно – выяснить про теплосеть и догадаться про перемычки? – небрежно отмахнулась Наташа. – Ни из схемы подвала, ни из расположения коммуникаций никто никогда не делал секрета. Достаточно просто взглянуть на старые синьки с планами этого дома. А они есть и у нас, и в Метрострое, и во всевозможных архивах. Найти не проблема.

– Ты и нашла.

– Конечно. Кстати, они свалены в кучу как раз в подвале, покрылись наростами плесени и никому не нужны, кроме крыс…

– …И тебя.

– И меня. – Наталья гордо задрала подбородок, словно хвалясь передо мной: «Оцени, до чего я дотошная баба!»

А мне очень захотелось ее попросить: «Покажи, пожалуйста, эти синьки. А еще лучше, сделай с них для меня ксерокопии». Но вместо этого я рассеянно заметил:

– Вот и продемонстрировала бы на том собрании эти планы. Ты рассказала тогда про то, как проползти в подвал по теплосети?

– Ха, Денис, святая наивность! «Продемонстрировала», «рассказала»… Да кто бы стал смотреть на эти сопревшие, засранные мышами бумажки? Меня с ними бы тут же выгнали вон! Да и без них договорить мне не дали. Наорали! Вот тебе, пожалуйста, и результат проявления рядовым служащим банка служебного рвения.

– И ты теперь затаила на свое начальство обиду, – предположил я. – И мечтаешь, чтобы какой-нибудь вор забрался в ваше хранилище и тиснул оттуда деньжат. Доказал бы твоему руководству, что ты права, а они лопухи.

Это сразу расставляло все точки над «i», объясняло мне и навязчивый интерес Натальи к вопросам отключения системы охраны и проникновения в депозитарий, и увлеченность, с которой она говорит на эту тему. Но только почему она так настойчиво пичкает всеми этими сведениями меня? Именно меня?!! Обычное совпадение? Просто, я так удачно подвернулся ей под руку? Или здесь стоит искать какой-нибудь скрытый смысл? Какой-нибудь тайный интерес к моей скромной персоне?

– Я, и правда, порой мечтаю о том, чтобы это хранилище обнесли, – призналась Наташка.

А я поспешил перевести разговор в шутливое русло. Изобразил на лице глупейшую улыбку – ведь под подобной маской можно безбоязненно задавать самые острые вопросы – и поинтересовался:

– Может, я здесь могу чем-то помочь? Проползу между трубами, поддомкрачу пол из подвала, обворую ваш банк? С превеликой радостью сделаю все это ради тебя. Да и деньжата не помешают. Ты только скажи.

– Не скажу. Не хочу, чтобы ты оказался в тюрьме.

– Но ведь ты уверяешь, что забраться в хранилище проще простого. – Теперь вдобавок к дурашливости я решил изобразить еще и настойчивость. Вот только нельзя было с этим перегнуть и предоставить Наталье повод для размышлений: а ни воспринял ли я на полном серьезе всю ее болтовню и не надумаю ли, самоуверенный лох, действительно сунуться в банк? – К тому же сейчас подходящий момент. Из хранилища есть, что тащить. Там еще лежит тот рюкзак, про который ты говорила?

– Лежит. И, насколько я знаю, будет лежать еще долго. – Наталья внимательно посмотрела на меня и усмехнулась. – Вот только имей в виду, милый Денис: если у тебя в буйной головушке сейчас закрутились мыслишки о том, чтобы на этой идее ограбления депозитария попытаться сделать маленький бизнес, скажем, за небольшой процент толкнуть кому-нибудь все, что я тебе рассказала, то сразу предупреждаю: прекрати даже и думать об этом.

– А почему? – рассмеялся я. – Если, и правда…

– Ой, прекрати об этом болтать даже в шутку! – Наташка поднялась со стула, подровняла несколько скоросшивателей, расставленных на стеллаже. – Все, что мы сейчас обсуждаем, хорошо для сценария какого-нибудь детектива, но совсем неосуществимо в реальной жизни. Расскажи о моей схеме любому специалисту, и он легко не оставит на ней камня на камне.

– Тогда давай напишем об этом роман. – Я поставил пустую чашку на стол, вальяжно, нога на ногу развалился на стуле. – Он станет бестселлером – мы станем миллионерами.

– Жди! – хмыкнула Наталья. Подошла ко мне, легким движением навела беспорядок у меня в волосах, прижалась животиком к моему плечу. – Мы не в Америке и не в Европе, где, написав хорошую книгу, можно разбогатеть.

– Ты права, ты умная девчонка…

И у меня в голове мелькнула мысль, что Наташке и не надо никаких мотиваций или правдоподобных объяснений моему повышенному интересу к тому месту, где она работает. Это была своего рода игра, где по условию – каждый из ее участников соблюдал некие правила – не интересоваться до конца… Как в детской забытой игре: барыня прислала сто рублей, что хотите – то купите, белое и черное не берите, «да» и «нет» не говорите…

– Я легонько шлепнул Наташку по попке и решился на довольно нахальную просьбу: – Покажи лучше, где находится этот депозитарий. Хочу посмотреть.

– Вообще, милый, депозитарий и хранилище – это разные понятия, потому как в настоящем большом банке могут храниться не только деньги, но и ценные бумаги – акции, облигации… и даже личные драгоценности клиентов банка. Но в нашей небогатой конторе эти понятия смешались. Так что, особо там и нечего смотреть… Чего там смотреть? Все равно закрыто. Или хочешь глянуть на запертую дверь?

– Хотя бы на дверь.

– Зачем тебе?!

– Для романа. Действительно, для романа! И не смотри на меня как на психа, подверженного приступам графомании, – я оставил игривый тон и начал с серьезнейшим видом вешать Наташке на уши очередную лапшу. – Я что подумал: хорошие идеи приходят в голову почти всегда неожиданно. Вот и сейчас. Чем эта идея с романом про ограбление банка плоха? Есть готовый сюжет, есть куча свободного времени, которое не знаю куда и девать, есть тихая избушка под Вырицей – садись и строчи. Чего еще надо?

– Талант.

– Да брось ты! Для производства дешевого ширпотреба таланта не требуется. Здесь главное – угодить в струю, прочухать, что сейчас востребовано на рынке, а дерзкие ограбления всегда пользовались повышенным спросом. Замученным серенькой безрадостной бытовухой людишкам приятно хотя бы на время отвлечься от неустроенности и нищеты и представить себя этакими удачливыми авантюристами, буквально за два часа рисковой работы обогащающимися на круглую сумму. Потому-то ограбления банков всегда нарасхват. Что в книжном бизнесе, что в киноиндустрии, что на телевидении. Избитая, но зато беспроигрышная тема. Или ты со мной не согласна?

– Согласна, – равнодушно пожала плечами Наталья. Ей мои разглагольствования о том, как это супер – писать криминальное чтиво, явно были неинтересны. Ее волновали куда более земные проблемы: например, как доказать ишаку-управляющему, что она тоже чего-то там стоит? Или: переться ли после работы в далекую Вырицу вместо того, чтобы, не мудрствуя, затащить меня к себе в маленькую двухкомнатную квартирку?

– Так, как? Покажешь мне депозитарий? – напомнил я.

– Пошли, – безразлично кивнула Наташка на дверь. И через пять минут я знал расположение комнаты, где сейчас лежал рюкзачок, набитый деньгами. Неторопливо прогулялся по коридору, строя из себя вынашивающего очередной шедевр прославленного прозаика, и при этом легко насчитал девять с половиной шагов от металлической двери хранилища до одной из стен, которая была явно несущей, а потому, воздвигнутая еще в прошлом веке, не должна была быть потревожена во время перепланировки. Теперь у меня была довольно надежная привязка к старым планам подвала и помещения детского садика, которые, я был уверен, без особых проблем сумею раздобыть в Метрострое.

– Ну что, насмотрелся? – усмехнулась Наталья, с иронией наблюдавшая, как я прогуливался по коридору. – Писатель…

– Оно хоть большое, это хранилище?

– Вот отсюда и досюда, – показала мне на стене приблизительные границы депозитария Наташа. – Это в ширину. А в глубину оно до внешней стены.

– Что, и окно есть? – удивился я.

– Нет, – округлила Наталья глаза от такого, по ее мнению, несуразного вопроса. – Его никогда там и не было. – И расхохоталась: – Чего не хватало! Депозитарий с окном! Это был бы предел, за который идти дальше некуда! Впрочем, от наших командиров можно ожидать и такого… Хотим ограбить хранилище, – любезно объяснила она наше топтание в коридоре охраннику, уже, наверное, с минуту подозрительно наблюдавшему за нами из другого конца коридора. – Вот только не знаем, как туда влезть. Плохо, что там нет окна.

«Зато внизу есть подвал, из которого несложно проникнуть в это хранилище. И есть железобетонный короб с трубами отопления, вдоль которых можно легко проползти в подвал. И я не страдаю клаустрофобией, которая помешала бы мне сунуться в этот железобетонный короб с трубами отопления, вдоль которых можно легко проползти в подвал, из которого несложно проникнуть в хранилище, – размышлял я, наблюдая за тем, как Наташка, наконец, надумав завершить сегодняшний рабочий день, подкрашивает рожицу. – Цепочка, как в английском стишке о доме, который построил Джек. Все складненько. Все идеально. Остается лишь претворить идею в жизнь».

– Все, пошли отсюда. – Наталья засунула в сумочку косметичку. – Ты готов, Денис?

– Всегда готов! Как пионер! – четко отрапортовал я и продолжил уже не вслух:

«…Потому что мне не приходится регулярно поправлять макияж.

Потому что мне всего-навсего надо срочно забраться в депозитарий.

Уж не знаю, что проще: иногда грабить банки или постоянно подкрашивать рожу, да к тому же еще ежемесячно… Впрочем не буду вдаваться в такие подробности».

Глава 2

МЫ ПОЛЕЗЕМ – МЫ ПОМЧИМСЯ

Глеб, протеже Конфетки и специалист по люкам и сигнализациям, оказался невысоким и худеньким – можно смело сказать «в весе пера», – и первой мыслью, пришедшей мне в голову, когда я увидел этого парня, была: «Он словно специально создан для того, чтобы ползать по коробам теплосети. Так что в этом плане он подходит нам как нельзя лучше. Интересно, а как у него со всем остальным?»

И я, выставив Светку из ее красной «девятки», учинил кандидату в мои соучастники двухчасовой допрос с пристрастием, задавшись целью вычислить в этом парне хоть какие-то минусы или поймать его на вранье. Но никаких минусов, никакого вранья. Глеб оказался настолько идеальным партнером для задуманного мной предприятия, что одно это должно было вызвать нешуточные подозрения.

Но я решил не быть слишком придирчивым и заставил себя отмести в сторону и недоверие, и чрезмерную требовательность. И по истечении двух часов принял в дело этого Глеба таким, каков есть: без вредных привычек – некурящий, непьющий и неженатый. В прошлом – инженер связи. Потом зек, чалился три года по 158-й,[11] на Металке[12] получил там погонялово Челентано и откинулся прошлой осенью по помиловке. Имеющий за спиной несколько дел сродни моему, но только рангом пониже. У нас с ним нашлись даже несколько общих знакомых, связаться с которыми, чтобы подкрепить у них Светкино поручительство, я, к сожалению, не мог. Впрочем, мне было достаточно и того, что сказала Конфетка.

Что еще по этому Глебу? Спортсмен, увлекается скалолазанием и спелеологией. («Вот уж кто точно не страдает клаустрофобией», – подумал я, как только услышал об этом его экзотическом хобби.) Для прикрытия числится сейчас в одной из риэлторских фирм обычным агентом, а в противоречие с законом вступает только эпизодически, по мере возникновения недостатка хрустов и поступления предложений, вроде того, что накануне сделала Света. С которой он, кстати, познакомился почти год назад в гостях не у кого-нибудь, а у моего доброго кореша Крокодила. О моих прошлых художествах, типа соскока через тайгу или захвата войскового Ми-8, краем уха наслышан и оказаться со мной в одной связке очень даже непротив.

Одним словом, в четверг, 20 сентября, мы с Челентано пришли к соглашению, и нас стало трое: я, Конфетка и спец по люкам и сигнализациям. Но нужен был еще один человек.

– Посчитай сам, – настойчиво втолковывал мне Глеб. – Как минимум, двое должны проникнуть в подвал, еще одному в это время предстоит отключить сигнализацию. Что получается?

– Три человека. Нас и есть трое.

– Нет, двое, – покачал головой Челентано. – Светлану я в расчет не беру. Она, какой бы крутой ни была, всего-навсего баба. Не обижайся, сестренка, – шутливо ткнул он в плечо накуксившуюся Конфетку, – надо считаться с тем, что тем двоим, что полезут в подвал, достанется тяжелая мужская работа. Придется разбивать кирпичные перемычки и делать это в условиях ограниченного пространства. Потом предстоит пахать на домкратах и перекусывать арматуру. И опять в условиях ограниченного… только уже не пространства, а времени. Так что в подвал должны идти два крепких мужчины. Теперь перейдем к третьему человеку, которому надо разобраться с сигнализацией. Этим займусь только я. Потому что никто, кроме меня, с системой охраны не справится. Я, конечно, могу объяснить той же Конфетке, что там следует сделать, но, уверен, в девяти случаях из десяти она все равно ошибется. Так что, куда ни кинь, а она вне игры.

Я с ехидной улыбочкой наблюдал за медленно закипающей Светкой и думал о том, что Челентано сейчас бродит по самому краю крутого обрыва, в любой момент рискуя сорваться вниз. Вот как развернется сейчас выведенная из себя амазонка к нему, сидящему на заднем сидении! Я ведь помочь ничем не смогу.

– Так что нужен еще один парень, который отправится с тобой в подвал, – не замечая опасности, продолжал распространяться Глеб. – И такой у меня на примете есть.

«Итого, получается, – поморщился я, – уже четверо. Если и дальше пойдет теми же темпами, то через неделю численность нашей команды сравняется с количеством населения карликового европейского государства. При всем при том, что из всей группы я с уверенностью могу положиться только на себя и Конфетку. И то с огромной натяжкой. Плохо. Так плохо, что дальше некуда! Но, с другой стороны, приходится признать, что Глеб совершенно прав. И довериться ему. Включить в число соучастников еще одного человека».

Его мне представили на следующий день, когда наша команда, теперь уже в полном составе, собралась на квартире у Светы.

Серега с погоняловом Сварадзе ни на каких там «…дзе» или «…швили» внешне не походил совершенно. По комплекции – точная копия миниатюрного Глеба, светлые, всклокоченные, словно только со сна волосы, маленькие, близко посаженные глазенки, и внешне он немного напомнил мне бывшего нападающего «Зенита» Александра Панова. По образованию – инженер-строитель, по призванию – вор, еще десять лет назад он, шутя, обносил расположенные на первых этажах магазины именно тем способом, который я выбрал для проникновения в «Северо-Запад» – через проломленный домкратами пол. Он с его опытом был для нас просто бесценной находкой.

В Питер Сварадзе прибыл полгода назад из небольшого сибирского городка, название которого, так же как и причину своего переезда, он сообщать не спешил. А я не настаивал и, в отличие от вчерашнего допроса с пристрастием Глеба, на этот раз ограничился всего несколькими коротенькими вопросами. Мне надоело исполнять роль дотошного инспектора отдела кадров, и уже через четверть часа после знакомства, наложив в устной форме резолюцию: «Ладно, Серега, ты с нами», я поспешил перейти к обсуждению технической стороны предстоящего дела. И к распределению обязанностей между Сварадзе, Конфеткой и Глебом, при этом совершенно забыв про себя.

– Примерно так выглядит дом, – грубо набросал я на бумажке план здания «Северо-Запада», указав при этом и арку, и будку охраны, и массивную дубовую дверь, которую раньше приходилось, кряхтя, открывать ребятишкам из метростроевского детского сада, а теперь немногочисленным клиентам банка. – Это фойе. – Я схематически изобразил конторку секьюрити, турникет, неширокую короткую лестницу.

– А это чего? – ткнула пальчиком в два кружочка справа от двери Света.

– Пальмы.

– Чего?!!

– Пальмы. В горшках. Но это неважно. Смотрите дальше. – Я нарисовал план коридора, отделенную от него стеклянной дверью VIP-зону с кабинетами управляющего и финансового директора. – Вот здесь находится каморка администратора, в которой позавчера я проторчал два часа. А вот здесь, – я жирно обвел по периметру квадратик на схеме, – хранилище. Депозитарий. Приблизительно пять метров в ширину, семь метров в длину. Девять с половиной шагов от его центральной оси до вот этой стены. У меня создалось впечатление, что она капитальная.

– Или даже брандмауэр, – заметил Сварадзе.

– Или даже брандмауэр. Не суть. Главное, мы теперь схематически можем привязать помещение депозитария к старым планам детского садика и подвала.

– Остается эти планы достать.

– Для этого на площади Островского есть управление Метростроя. А там должно быть нечто вроде архива технической документации…

– …С грифом «секретно», – перебила меня Конфетка. – Все геодезические отметки, все маркшейдерские схемы подземных сооружений всегда засекречены.

– Надеюсь, это на бывшие детские садики не распространяется. На худой конец есть КУГИ,[13] есть всевозможные отделы жилых и нежилых фондов в администрации. Одним словом, здесь я проблемы не вижу. И отвечаешь за планы подвала и детского садика ты, – ткнул я пальцем в Светлану. – Как технического консультанта привлеки Сварадзе и действуй. Включи все свое обаяние, очаруй архивных работников, делай с ними, что хочешь – только не убивай, – но чтобы вся документация на это чертово здание у нас была уже в понедельник. Справишься? – улыбнулся я Свете, и в ответ она неуверенно кивнула. – Я даже не сомневаюсь, что справишься. Это несложно. Теперь, что касается сигнализации. – Я перевел взгляд на Челентано. – В этом вопросе я круглый дурак. Это можно сказать и обо всех остальных. Так что, никто не будет тебе подсказывать, что надо делать, никто не станет тебя контролировать. Важен сам результат, и мне наплевать, как ты его достигнешь. Система охраны должна быть отключена точно в определенное время и не меньше чем на два часа. При этом у мусоров ни до, ни во время ее отключения не должно возникнуть никаких подозрений насчет «Северо-Запада». А нам за это время надо спокойно, чтобы никто не мешал, проковырять пол и провернуть все дела в депозитарии. Обеспечишь?

– Легко.

– Что для этого тебе нужно?

– Ничего. – Глеб был предельно лаконичен. – К октябрю я буду готов.

Я тут же достал из кармана блокнот с календариком, посмотрел: до октября оставалось еще больше недели. Риск того, что за это время рюкзак из хранилища могут забрать, довольно велик. Хотя Наталья и обещала, что он пролежит там еще долго, но что она может об этом знать?

– До октября слишком долго, – заметил я.

– Быстрее никак.

– Почему? Для того, чтобы пройтись топором по телефонным кабелям в каком-нибудь люке, ты должен готовиться почти две недели?

– Десять дней, – спокойно поправил меня Челентано. – Денис, ты желаешь сейчас прослушать длинную лекцию о стекловолоконных кабелях и подключении сигнализации через телефонную сеть? И все равно из этого ничего не понять?

– Нет, не желаю, – признался я.

– Тогда прими это как должное: через десять дней я буду готов. Надеюсь, что раньше, но рассчитывай именно на этот срок.

– Хорошо, – смирился я. Посмотрел на Сварадзе. – К понедельнику составь список того, что нам надо будет прихватить с собой в этот подвал. О чем еще я забыл?

– Показать, наконец, этот дом на Дегтярной, – подсказала Конфетка. – А то как-то странно изучать его планы, даже не зная толком, где он находится и как выглядит внешне.

С ней было трудно не согласиться. К тому же мне все равно сейчас предстояло ехать туда, чтобы встретить с работы Наташку. И отправиться вместе с ней в Вырицу. На все выходные. Предаваться безделью. Заниматься любовью. Стрелять по избе из арбалета и гулять по осеннему лесу. Отдыхать.

Ведь если не считать того, что я сейчас находился в федеральном розыске, никаких забот на ближайшее время у меня не было. А все немногочисленные обязанности в подготовке ограбления депозитария я распределил между своими помощниками, ловко обделив при этом себя.

***

Во вторник, 25-го сентября, Конфетка картинно швырнула на стол стопку старинных лиловых ксерокопий и с гордостью доложила:

– Вот! Загребла все, что смогла, по этому сраному дому! Здесь планы подвала и первого этажа, схемы сантехники и электричества. Что еще надо?

– Ничего, – ответил Сварадзе, сразу начав разворачивать огромный, как скатерть, лист плотной бумаги. А я, окинув этот лист безразличным взглядом – все равно ни черта в этом не смыслю, – поинтересовался:

– И чего тебе это стоило?

– Чуть ли ни жизни! – возбужденно воскликнула Света. – А если честно, я думала, будет сложнее. Но самым трудным оказалось проникнуть в управление Метростроя. Я угробила на это полпонедельника. А потом до самого вечера пудрила мозги одному инженеришке из техотдела. Он поил меня кофе, раздевал взглядом и пускал обильные слюни. Кстати, – Конфетка бросила взгляд на часы, – сейчас я должна сидеть с ним в кафе на Садовой. Андрей меня ждет, – наигранно вздохнула она, – а я вместо этого тут перетираю с вами ограбление банка.

Я хмыкнул. Глеб закурил сигарету. Сварадзе увлеченно пошуршал планом подвала. А Света продолжила свой складный отчет о проделанной накануне работе:

– …напарила этому дяденьке, что я из треста «Севзапреконструкция», а сама даже точно не знала, существует ли такая контора. Оказалось, что существует. И оказалось, что, к счастью, у этого инженера из Метростроя там нет никого из знакомых. Он честно пытался припомнить, кто из его однокурсников распределялся в эту «Севзапаа…» – проклятье, язык сломаешь! – «Севзапреконструкцию», но я быстренько перевела разговор на более интересную тему. – На какую, уточнять Конфетка не стала. – Одним словом, легенда сработала, никто проверять меня и не подумал. Инженерик промямлил: «Приходите, девушка, завтра. Все будет готово. А сегодня мы можем вдвоем расколбаситься на какой-нибудь классной тусе». Я ответила: «Будет документация – будет и расколбас». Ну и, конечно, уже сегодня после обеда все было сполнено в лучшем виде. Я забрала эти схемы, договорилась о встрече в кафе и… Вот, пожалуй, и все, – развела руками Конфетка.

– В бюро пропусков свои данные оставляла? – сразу задал вопрос я.

– Что я, вольтанутая? Что, у меня нет левой ксивы?

– Хорошо. – Я замялся, вдруг обнаружив, что, по сути, мне и сказать больше нечего. Что все дела на сегодня, вроде бы, переделаны. Глеб ждет, когда завтра ему кто-то передаст какие-то материалы по сигнализации, Сварадзе теперь предстоит изучать принесенные Светой схемы и планы. А вот мне и пепелящей сейчас меня взглядом Конфетке заняться попросту нечем. А ведь безделье расхолаживает. Надо срочно придумать какое-нибудь занятие. Скажем, как в армии: копать канаву от забора и до обеда, а после обеда закапывать. Или, к примеру… М-да, вот ведь забота: спасать и себя, и своих подчиненных от скуки. Трудно быть боссом!

– Ну, я пошел. – Серега запихнул в полиэтиленовый пакетик кипу документации, вышел из комнаты и уже из прихожей прокричал: – Сегодня ночью изучу все бумажки. И продумаю, как проползем в этот подвал. А завтра утром надо будет съездить на место. Еще раз все посмотреть уже повнимательнее.

Глеб затушил в пепельнице сигарету, посмотрел на часы и молча отправился в коридор вслед за Сварадзе.

Я тоже поднялся со стула.

– Может, останешься? – Света продолжала сидеть за столом, подперев подбородок ладошками и, по своему обыкновению, взирала на меня исподлобья. – Чего тебе переться в твою дурацкую Вырицу? Все равно завтра утром надо быть здесь.

Я сразу представил, как мне сейчас предстоит под мелким осенним дождем добираться на общественном транспорте до электрички. А потом ее ждать. И почти час ехать до Вырицы. И в темноте рисковать переломать ноги на пути от станции к даче – холодной и неуютной, пустой и тоскливой, где, кроме буханки черствого хлеба, совершенно нечего жрать; где меня никто не ждет… А рано утром придется проделать весь путь из Вырицы в Питер в обратном направлении.

Я выразительно посмотрел на диван – единственное спальное место в этой квартирке.

В комнату заглянул Глеб, буркнул:

– Мы пошли. До свидания.

И гулко хлопнула входная дверь. Мы остались вдвоем.

– Чего смотришь? – улыбнулась Конфетка. – Только диван. Кстати, если его разложить, то довольно широкий.

– Ты хочешь сказать, что мы ляжем спать вместе? Что прошел почти год, и тебя уже больше не коматозит при одной мысли о том, что к тебе прикоснется мужчина? Время лечит? Да, Светка? Или вовсе не время, а нечто другое? Вернее, кто-то другой? Скажем, те парни-«таймырцы»?

– Хм… – Конфетка взяла валявшийся на краю стола пульт, нацелила его на блестящий, космического дизайна, музыкальный центр «Пионер» – единственную дорогую игрушку в этой небогатой квартирке, – и комнату, создавая уместный для этой мелодраматической сцены фон, наполнила негромкая душещипательная мелодия. – Если сейчас в тебе говорит ревность, Денис, то мне это нравится. А насчет кого-то другого можешь забыть. Никого не было. Пытались многие, но… В лучшем случае, они оставались ни с чем. В худшем, – с отбитыми яйцами. Сам знаешь, что быть со мной чрезмерно настойчивым – не лучшая тактика.

– Да. Именно об этом я и думал когда-то, сметая с полу осколки той полочки, которую ты сбила ногой.

– Извини. Я и правда тогда психанула. Обидно стало. Очень обидно. И знаешь, почему?

– Почему?

– Помнишь, как в сказке про Царевну-лягушку?… – Света откинулась на спинку стула, закрыла глаза.

Из колонок у меня за спиной растекалась по комнате баллада Ричарда Маркса. Сквозь плотные шторы в квартиру пытались пробиться остатки дождливого сентябрьского дня. Для завершения антуража не хватало только зажженных свечей.

– … «Что ж ты наделал, Иван-царевич, зачем спалил мою лягушачью кожу? – с выражением продекламировала Конфетка. – Потерпел бы еще всего несколько дней, и я была бы твоей! И все у нас было бы супер!» И ты не дотерпел немного, Денис. К тому моменту, как ты меня выгнал, я уже принадлежала тебе. Со всеми потрохами, как говорится. Оставалось только одно. И для этого мне надо было созреть, выждать еще немного, буквально день-два. Чтобы я сама этого пожелала. Чтобы легла рядом с тобой той ночью не с отвращением, а с замиранием сердца и сладостным трепетом в предвкушении того, что сейчас произойдет между нами. И я чувствовала тогда, что осталось немного. И очень жалела потом, что не поддалась на твои уговоры. Но ведь если бы поддалась, тогда это могло бы меня навсегда оттолкнуть от тебя. И не только от тебя, Денис. И все-таки я отдалась бы тебе, смирилась бы. К подобному повороту я была готова. Такой исход я тоже предполагала. Но… В тот вечер все произошло настолько стремительно, что я даже не успела толком понять, что творится. И пришла в себя только на улице. И очень жалею теперь, что не попыталась сразу вернуться обратно. Наверное, тогда все было бы по-другому.

«Тогда я не сошелся бы с Ольгой, – сразу же выстроил я цепочку событий, которые бы со мной не произошли. – И не угодил бы к куму в гараж. И не пришлось бы захватывать вертолет. И я не метался бы сейчас, как затравленный зверь, в поисках хоть какого-нибудь убежища, хоть каких-нибудь денег».

– И теперь ты хочешь вернуть то, что когда-то…

– Нет, – не дала мне договорить Конфетка. – Уже ничего не вернуть. Вспомнить – да. Но вернуть невозможно. Так ты остаешься?

Она продолжала сидеть, откинувшись назад. Закрыв глаза. С выражением полного спокойствия, даже безразличия на точеном личике восточной красавицы. Но я точно знал, что это безразличие – маска. Под ней – ураган!

Одна красочная баллада Ричарда Маркса сменилась другой.

Царивший в комнате полумрак сгустился настолько, что его стало возможно потрогать руками.

Не доставало только зажженных свечей.

– Так ты остаешься, Денис?

– Да, – чуть слышно ответил я и робко шагнул к застывшей на стуле Конфетке.

Глава 3

ЕСТЬ У НАС ЕЩЕ ДОМА ТЕЛА

Я протягиваю к ней руки, и она вкладывает в мои ладони свои тонкие холодные пальчики.

Длинные ногти покрыты фиолетовым лаком. Ловя последние лучи света, поблескивает стразами перстень. Дешевые китайские часики показывают половину девятого.

– Встань, – негромко произношу я. Отступаю на шаг, увлекая ее за собой, и Света, опираясь на мои руки, легко поднимается со стула. Замирает напротив меня. И ждет.

Глаза по-прежнему крепко зажмурены. Ротик чуть приоткрыт, и из-под верхней губы выглядывают ровные белые зубки. Узкий серенький джемпер и джинсы в обтяжку выгодно обрисовывают плавные линии идеальной для участия в конкурсе «Miss „Miami Beach“ фигуры – высокая грудь, осиная талия, упругая попка, на которую так и хочется положить ладони.

«Давно хочется, – думаю я, – но лишь однажды, когда год назад мы вот так же, как сейчас, стояли на кухне, довелось это сделать. Тогда Конфетка позволила мне по ее меркам очень многое. Разрешила обнять. Позволила поцеловать. И даже ответила на поцелуй! И даже пустилась со мной на такие откровения, которые не разрешала себе никогда – ни до, ни после. А как сейчас? Если ее поцелую, надеюсь, этой красавице не взбредет в безмозглую голову опять укусить меня за губу или начать крушить мебель?»

Я закидываю ее руки себе за шею, и она, сцепляя пальчики у меня на затылке, слегка дергает меня за волосы. Мои ладони ложатся ей на бедра. Я чуть заметным движением предлагаю Конфетке прижаться к себе, и она охотно откликается на мое предложение – приникает ко мне настолько плотно, что, пожалуй, между нами не остается ни единого сантиметра пустого пространства. «Наши тела слились воедино» – избитейший штампище, но именно он способен передать как нельзя лучше то, как мы стоим сейчас посреди темной комнаты. Под музыку Ричарда Маркса. Не хватает только… Впрочем, не надо свечей.

Я чуть сдвигаю в сторону гладкие черные волосы и губами касаюсь мочки маленького аккуратного ушка. Совсем как когда-то, больше года назад. Вот только тогда в мочку была вдета золотая сережка в виде сердечка. Сейчас она куда-то девалась. Неважно!

Конфетка оттягивает высокий ворот моего свитера, утыкается личиком мне в шею. Я чувствую, как она несколько раз касается ее язычком, и чуть слышно, одними губами шепчу:

– Мне это нравится.

– Не говори ничего. Лучше сними свой балахон. – Света отстраняется от меня и наконец – наверное, впервые за последние десять минут – открывает глаза. Наблюдает – не исподлобья – за тем, как я путаюсь в свитере, и при этом у нее на губах играет улыбка, которую ни понять, ни описать невозможно. Ее надо увидеть. Ее надо прочувствовать. Ее надо пережить. Ей надо присвоить такое же, как «улыбка Джоконды», нарицательное определение: «загадочная улыбка Конфетки». Никогда раньше она так не улыбалась. Никогда раньше так не улыбался никто.

А может, эта улыбка просто пригрезилась мне в темноте?

– Так лучше? – Я, наконец, выпутываюсь из свитера и небрежно кидаю его – скомканный и вывернутый наизнанку – на стул. Свитер на какие-то доли секунды замирает на краю сиденья, но, так и не сумев за него зацепиться, падает на пол. Мы не спешим кидаться друг другу в объятия и наблюдаем за его злоключениями. Потом Света коротко констатирует:

– Свалился. – И переводит взгляд на диван. – Надо его разложить.

Мне в ее голосе слышится обреченность.

– Успеется. – Я делаю шаг к Конфетке и привлекаю ее к себе. – Почему сразу диван?

Ее руки снова у меня на плечах. Она опять жарко дышит мне в шею. Я ласкаю ее ушко. Я вдыхаю аромат ее духов. Терпкий и чуть резковатый, этот запах, как и вся Светка, тоже по-своему экстремален и непредсказуем. Он возбуждает, как и все остальное, что сейчас окружает меня. Он мне нравится, но все-таки я зачем-то шепчу.

– Дурацкие духи.

– Дурацкая борода, – ни секунды не размышляя, парирует Света, а я обращаю внимание на то, что ее голос уже начинает сбиваться.

– Надеюсь, от нее скоро удастся избавиться. – Мои пальцы сильно сжимают упругие, обтянутые плотной джинсой ягодицы. – А тебе не мешало бы избавиться от своей кофты. Прямо сейчас. Я же снял свитер.

– Хорошо. – Света отрывается от меня, опять отступает на шаг. Выправляет джемпер из джинсов, и вместе с ним выправляется и светленькая футболка. В сгустившемся мраке я не могу определить, какого цвета ее узкий краешек, торчащий из-под джемпера. Желтый? Салатный? Не суть!

– Футболку можешь снять тоже.

Света бросает на меня стремительный взгляд, ладошкой сметает с лица черную прядку волос и опять улыбается. Смотрит на меня с озорством. Или мне это кажется? Я это придумал? Ведь в темноте подобное разглядеть невозможно.

– Сниму, если так хочешь.

Сквозь рулады Ричарда Маркса я с трудом разбираю ее шепот.

Почему-то мы не решаемся сейчас разговаривать в полный голос. Обстановка обязывает? И я и она боимся одним неосторожным движением, одним громким звуком спугнуть эту близость?

Или это наше дыхание?

Света приподнимает футболку. Обнажает животик. Футболка сейчас прикрывает лишь грудь. Как топик, в котором я впервые увидел Конфетку почти месяц назад после года разлуки.

– Если сейчас сниму ее, тогда счет будет уже два-один в твою пользу, – произносит она.

– Сравняю без особых проблем. – Я тут же демонстративно выправляю из джинсов рубашку, начинаю расстегивать пуговицы.

Конфетка смущенно хмыкает, словно оправдываясь, бормочет: «Я не ношу бюстгальтера», и я с удивлением отмечаю, что она сейчас стесняется передо мной обнажиться до пояса. Даже в темноте! Пять лет воздержания до добра не доводят.

Секунды две-три Света собирается с духом, потом решительно поднимает руки и судорожным движением стаскивает футболку. Еще раз смущенно хихикает и замирает передо мной: ладошки плотно прижаты к бедрам, растрепанные черные волосы прикрывают хрупкие плечики, высокая крепкая грудь, увенчанная двумя черными точечками сосков, идеальна настолько, словно в нее набили килограмм силикона. Но я точно знаю, что это не так. Скорее, в махинациях с бюстом можно обвинить какую-нибудь монахиню из монастыря, чем Светку.

Свою рубашку, не особо стараясь попасть – все равно грязная, – я кидаю на стул, и в результате она на полу составляет компанию свитеру.

– Что, так и будем исполнять друг перед другом стриптиз? – неуверенно спрашивает Конфетка и, дожидаясь ответа, наклоняет чуть набок головку.

– Да. Сейчас еще включим свет.

– Нет. Свет мы не включим.

– Ах, так?! – зловещим шепотом выдаю я. – Что же, тогда счет три-два в мою пользу!

Я расстегиваю пуговицу на поясе и опускаю джинсы на щиколотки. Переступаю ногами и ловко зафутболиваю свой паленый «Ли Купер» мимо Конфетки в дальний угол комнаты. Он растворяется в темноте, а я уже собираюсь победно возвестить: «Ну что? Три-два в мою пользу! Изволь сравнивать!».

Но Света опережает меня буквально на доли секунды.

– А слабо забить мне еще один гол?

– Легко. – Я быстренько стягиваю носок. – Четыре-два.

– Увеличивай разрыв.

– Пять-два. – Второй носок летит неизвестно куда.

– А шесть-два? – подначивает меня Конфетка. И опять смущенно хихикает, словно шестиклассница, повстречавшая эксгибициониста.

– Хм. Ты, похоже, вошла во вкус, девочка, – растягивая слова, этаким елейным голоском произношу я. Большими пальцами цепляю резинку трусов и медленно опускаю их вниз. Опять переступаю ногами, и трусы улетают куда-то… наверное, в компанию к джинсам. – Тебе нравится? Включить свет?

Она молчит: ладошки плотно прижаты к бедрам, растрепанные черные волосы прикрывают хрупкие плечики, высокая крепкая грудь, увенчанная двумя черными точечками сосков, идеальна…

– Включаю! – Я делаю шаг назад, чуть ни натыкаюсь на одну из колонок, нашариваю на стене выключатель…

Яркий свет режет глаза.

Оказывается, что джинсы я ухитрился зафитилить точнехонько в корзину для мусора, которая неизвестно что делает в комнате.

Света продолжает стоять по стойке смирно – справа диван, слева обеденный стол. На губах застыла глупенькая улыбочка; взгляд уперся в мои неприкрытые чресла – прям девочка-одуванчик, впервые узревшая голого мужика. Никогда и не скажешь про это неземное создание, что она непринужденно вышибает здоровенным бугаям зубы и умеет сбивать ногами полочки с головными уборами.

«И чего пялится? Чего, блин, не видела?! Купила бы видик и пару кассет. Там такие! Не чета моему! В натуре, и чё уставилась!» – мнусь я около выключателя и замечаю за собой, что начинаю чувствовать себя неуютно. Парадокс!

– Он не стоит, – вдруг разочарованно констатирует Светка.

– А почему он должен стоять? Что ты для этого сделала? – Я резко шагаю к ней, решительно, даже несколько грубовато прижимаю ее к себе. – Ты сможешь?

Она молчит: ладошки плотно прижаты к бедрам, растрепанные черные волосы…

– Светка… Конфетка… Расслабься… – Я кладу ладонь ей на грудь.

Ни единого движения в ответ. Только опять закрывает глаза.

– Расслабься. Тебе понравится. Я сделаю все для того, чтобы ты запомнила это на всю жизнь. – Я, не убирая ладони с груди, опускаюсь перед Светой на одно колено. – Очень понравится… Очень…

Справа от пупка родимое пятнышко размером с мелкую монету. Я касаюсь губами этой «монеты». Касаюсь языком пупка.

Конфетка кладет ладошки мне на голову, запускает пальчики мне в волосы.

Кнопка на поясе ее джинсов оказывается довольно тугой, и приходится приложить небольшое усилие, чтобы она со щелчком сдалась моим пальцам. Зато молния не оказывает никакого сопротивления, ее замочек легко скользит вниз, открывая моему взору белые трусики с кружевной оборочкой поверху. Я старательно, сантиметр за сантиметром, начинаю стягивать узкие джинсы. Это непросто.

Тем временем Ричарда Маркса сменяет «Энигма». А Света захватывает в обе пригоршни мои несчастные волосы.

«Сначала Наталья, теперь она, – думаю я. – Такими темпами скоро стану плешивым».

До колен джинсы приходится стаскивать с превеликими сложностями, но дальше, расклешенные, они падают сами, опутывают Конфеткины щиколотки, но та даже и не думает откинуть их в сторону. Ее больше устраивает оставаться стреноженной. Или она сейчас об этом просто не думает.

– Светка… Светка-Конфетка…

Ни единого звука в ответ. Лишь длинные красивые ногти, покрытые фиолетовым лаком, теребят моя волосы. – …Тебе нравится?… Тебе нравится…

Кружевная оборочка на трусиках… Я осторожно берусь пальцами за эту полоску и осторожно тяну ее вниз. Трусики скользят по гладким смуглым ногам. Минуют коленки, уже без моего участия сами падают на джинсы.

А я утыкаюсь лицом в черный треугольник внизу живота, захватываю губами прядку волос. Слегка дергаю.

Конфетка отвечает мне тем же. Только не губами, а пальцами. Только не на лобке, а на голове. Только совсем не слегка… очень даже… «Проклятье, суждено мне все же остаться плешивым. Или, коли того не хочу, жить оставшиеся годы аскетом».

– Поднимись! Встань же, Денис! – Света, сейчас не особо разборчивая в средствах, тянет меня за волосы, и приходится подняться с колен. А уже через мгновение она, чуть ни свернув мне набок башню, обвивает ручками мою шею и в неистовом, просто каком-то вампирском поцелуе впивается мне в губы. Мы стукаемся зубами, она просто насилует меня своим языком. Моя ладонь судорожно тискает ее ягодицу, потом огибает бедро, пальцы погружаются в густую поросль волос на лобке, проникают как можно ниже, как можно глубже.

Света вдруг отрывается от моих губ и, словно стараясь прийти в себя, сильно встряхивает головой. Ее волосы скользят мне по лицу.

– Погоди! – она вцепляется в мою ладонь, вырывает из пылающего страстью, влажного лона мои пальцы. – Погоди…

Я «гожу». Стою, с легкой улыбочкой свысока наблюдаю за Светкой и жду, когда она немного очухается. А мой твердый, как камень «указующий перст» тем временем упирается ей в низ живота.

– Не так сразу, – еще раз встряхивает головой Конфетка, сдувает с лица прядку волос. – Надо все-таки разложить диван.

– А сначала сходить под душ, – добавляю я. – И выпутайся ты, наконец, из своих штанов.

– Под душ? – Света снимает у меня с плеча одну руку, чуть наклоняется и начинает стаскивать с ноги джинсы. Ее волосы приятно щекочут мне грудь. – Тогда под душем все и произойдет.

– Ну и что.

– Нет. Как-то не так. Давай-ка я лучше Все-таки разложу диван. – Она широко улыбается мне, эффектно вскидывает вверх брови. – Угу? – Отступает от меня – и резво бросается к дивану. – Я моментом! Засекай по часам.

И куда только делась ее былая стеснительность?!

Она, стоя ко мне спиной, низко наклоняется, цепляет одну из подушек, а я в этот момент с вожделением взираю на то, что в этот момент откровенно выставляется на мой обзор. Потом Света оборачивается и мерит меня насмешливым взором. И констатирует:

– Стоит! Вот теперь вижу, что ты готов.

«Всегда готов», – автоматически отмечаю я, и вновь принимаюсь с похотью наблюдать за тем, как Конфетка нагишом раскладывает диван.

***

Точкой отсчета нашего путешествия вдоль труб отопления должен был послужить не люк, как планировалось раньше, а подвал соседнего дома.

– Вот колодец теплосети. Вот еще один. И еще, – возил карандашом по схеме теплосети Серега Сварадзе. – Все расположены в таких дурацких местах, что не засветиться, залезая в них, невозможно. А представьте себе картину: под покровом ночи двое людей опускаются в люк. Подозрительно? Да. И бдительные обыватели, если заметят нас, тут же позвонят по «02». Возможен другой вариант: напялить спецовки и забраться в колодец под видом рабочих. Внаглую, днем. А потом сидеть там до ночи. Тебе это надо, Денис?

Я отрицательно покачал головой.

– Мне тоже не надо. Поэтому в короб пройдем из подвала вот этого дома. – Серега ткнул остро заточенным грифелем в совершенно бессмысленное для меня нагромождение линий. – К тому же отсюда и ближе – всего шестьдесят метров. Меньше ползти. Сегодня утром я туда съездил, зашел в тот подъезд. Дверь в подвал, естественно, заперта. Но замок – ерунда. Сковырнем его ломиком.

– Что, ту дверь открывать будем только, когда уже отправимся в банк? – озабоченно спросил я. – Той же ночью? А если окажется, что из подвала проход в короб заделан?

– Конечно, заделан. Так же как и в подвале под банком. Обычно это закладывается кирпичом. Но кладку легко разбить обычным кайлом. Так что с этим проблем не возникнет.

– А с чем возникнет?

– Не знаю. Они такие гадины, эти проблемы, – усмехнулся Сварадзе, – что вылезают обычно там, где их вовсе не ждешь. Как ни старайся учесть все, Денис, один черт – что-нибудь да упустишь. И к этому приходится быть готовым.

– Всегда готов, – произнес я свою любимую присказку. И подумал, что уже более пяти лет живу в состоянии этой повышенной боевой готовности, позволяя себе отвлечься лишь иногда. И ненадолго. Скажем, всего на одну безумную ночку. Например, как сегодня.

Я раздвинул губы в блаженной улыбке и заговорщицки пересекся взглядами с Конфеткой.

Итак, с тем, как проникнем в подвал под «Северо-Западом», похоже, все было ясно. И оставалось лишь два нерешенных вопроса. Притом первый из них должен был отпасть вообще без осложнений – надо было всего лишь зайти в большой строительный магазин и купить там два двадцатитонных гидродомкрата, арматурные ножницы и еще кое-что по мелочам из того, что могло пригодиться во время акции. Шахтерскими фонарями и касками обещал нас снабдить Челентано.

В которого, кстати, и упирался второй нерешенный вопрос. Что-то там у него не заладилось с отключением системы охраны. Уж не знаю, что именно. В моем понимании, проблема сигнализации не стоила и выеденного яйца. Перерубить телефонные кабели в люке, и вся недолга! Чего тут мудрить? Но Глеб, по-моему, именно чего-то и мудрил. И сегодня сдвинул сроки своей готовности еще на неделю.

– Ты обещал к октябрю, – напомнил я.

– Меня подвели. – При этом он был сама невозмутимость. Само хладнокровие. – Теперь приходится действовать по-иному.

– Чего там действовать? – В отличие от олицетворявшего спокойствие Глеба я был готов взорваться. – К тому, чтобы просто перерубить сраные кабели, надо готовиться месяц?

– Денис, ты не понимаешь…

– Все понимаю!

– Тогда пойди и отключи сигнализацию сам, если ты такой умный! – Челентано тоже умел выходить из себя. – Вот тебе будут рады лягавые!

Если бы вовремя ни вмешалась Конфетка, мы, возможно, разругались бы окончательно, и в результате «Северо-Запад» не понес бы никакого ущерба. Но амазонка, когда это требовалось, умела быть чертовски гибкой. И мудрой. Она не попыталась, как рефери в ринге, разводить нас по углам. Она просто подняла нас на смех.

– Алло, господа! Отложите грызню до лучших времен! Например, до того, как начнете дербанить мандру. Тогда хоть будет повод полаяться. Я и сама с удовольствием… А сейчас-то чего? Раньше времени!

– Да не грыземся мы, – смущенно пролепетал я. – Просто еще неделя…

– А чего тебе эта неделя? – насмешливо уставилась на меня Света. – Семью днями раньше, семью днями позже. Ни один ли хрен тебе, милый, когда в этом банке тебя заметут мусора? Или когда, при хорошем раскладе, ты смахнешь из хранилища фишки? Ни те, ни другие от тебя никуда не уйдут!

– В том-то и дело, что могут уйти, – сокрушенно покачал головой я. – В любой момент хозяева того рюкзака могут забрать его, и тогда…

– Тогда, значит, кысмет, как выражаются террористы Бен-Ладена, – развела руками Конфетка. – Судьба, и ничего не попишешь. Будем ждать, пока она не изменит к нам отношение. Пока в этот депозитарий для нас не положат еще один рюкзачок.

– Вся проблема-то в том, что я ждать не могу, – вздохнул я, но с тем, что придется терпеть еще неделю, смирился. Хотя последнее слово все же оставил за собой. – Ладно, Глеб. Продолжай работать. И при этом имей в виду, что восьмое число – дата отчета. Никаких форс-мажоров, никаких объяснений я тогда уже не приму. По рукам?

– Хорошо, – протянул мне тонкую руку Челентано и, мудро решив больше не мозолить мне сегодня глаза, отправился продолжать свою сложную подготовку к тому, чтобы элементарно перерубить телефонные кабели. Следом за ним отправился в магазин за домкратами и арматурными ножницами Серега.

– Ты как, сегодня у меня или в Вырице? – Не успела за Сварадзе захлопнуться входная дверь, как Конфетка уже тесно прижалась ко мне. Ее холодная ладошка рыбкой нырнула мне под футболку. – Чего-то твоя курица не звонит. – Она имела в виду, конечно, Наташу. Просто никаких других куриц на данный момент вблизи меня не наблюдалось.

– Я еще вчера отключил телефон.

– Чтобы не мешал?

Холодная ладошка скользнула чуть вниз, тонкие пальчики ловко справились с пуговицей на джинсах.

– Чтобы не мешал. Э-эй, прекрати меня раздевать.

– Он и теперь отключен?

– Что?

– Телефон.

– Угу.

– Чтобы не мешал… – пробормотала Светка и присела на корточки. – Вот видишь, милый, придется тебе… – Резким сильным движением она спустила джинсы мне до колен. – Раз не успел сбежать в свою Вырицу, считай, что попал. Придется доказывать мне, что ты настоящий самец. Погоди, – резво вскочила Конфетка. – Сейчас разложу диван.

А я так и остался потерянно стоять посреди тесной комнатенки. Со спущенными до колен штанами. С сумбуром мыслей в голове.

Из которых отчетливо выделялась одна:

«Допрыгался, грешник? Добился того, что под твоим чутким руководством сорвалась с цепи несчастная девка после пяти с лишним лет воздержания. Как алкоголик, развязав после длительного перерыва, обязательно уходит в глубочайший запой. Вот теперь и ублажай ненасытную. Впрочем, не к этому ли ты когда-то так настойчиво стремился?!»

***

Следующие выходные я провел в Вырице в компании Натальи и ее отца. Всю субботу, как и три недели назад, мы опять провозились с соседской баней. А в воскресенье по испытанному еще в начале осени распорядку снова хотели сунуться в лес, но в отличие от первых чисел сентября там оказалось совсем беспонтово, и, за пятнадцать минут успев промокнуть до нитки, мы поспешили домой. Беззаботно пить возле печки деревенскую бражку и дожидаться сослуживца Дениса, который обещал заехать за ним и Натальей, чтобы помочь переправить в Питер громоздкие «Ибанез», процессор и комбик.

– Кстати, о птичках, – так, между прочим, сообщила мне важную новость Наталья в последний момент перед тем, как усесться в старую «Волгу», появившуюся на даче уже в темноте, когда мы совершенно отчаялись ее дождаться. – Я в четверг уплатила за дом еще и за октябрь. Так что, никаких проблем. Живи дальше. Пользуйся. Доходи здесь со скуки.

– Спасибо, – только и нашелся, что произнести в ответ я. И, конечно же, промолчал о том, что собирался, как только «Волга» отъедет от дома, отправиться в Питер следом за ней. К Свете. В однокомнатную квартирку в Ульянке, куда был намерен перебраться уже насовсем.

«Но то, что эта изба будет в моем распоряжении еще месяц, – тут же прикинул я, – тоже неплохо. Никогда не мешает иметь под жопой запасной вариант, особенно если имеешь дело с такой непредсказуемой фурией, как Конфетка».

– Арбалет я тебе пока оставляю, чтобы не боялся, – чмокнула меня в щеку Наталья и юркнула на заднее сидение машины. – Приеду на выходные, постреляем за домом. До свиданья, любимый. Я буду скучать.

– Я тоже, – как и положено по протоколу, соврал я, точно зная, что в компании развеселой Конфетки мне скучать не придется. И, как дальше положено по тому же самому протоколу, попросил: – Как приедете, позвони.

А ни успели еще скрыться из виду задние габариты «Волги», как я уже набрал Светкин номер и договорился, чтобы она встретила меня с электрички…

– Знаешь, как я бесилась все выходные! – точила меня весь следующий день Конфетка. – Ты, тормоз, даже представить не можешь, что я испытала за эти две ночи, когда вы с этой бухгалтершей…

– Она не бухгалтерша.

– Один черт, из финансистов. Так вот, когда вы с этой банкиршей оттягивались на даче, я ворочалась в одиночестве в холодной постели и воображала, чем вы сейчас занимаетесь. Бли-и-ин! И как же мне было не в кайф! Денис, ты больше не поедешь в эту проклятую Вырицу?

В ответ я трусливо молчал. И это было единственным, что я сейчас мог ответить Конфетке.

Ближе к вечеру, слава Всевышнему, она угомонилась и выбросила Наталью из головы, переключившись на другие темы. А потом и вовсе убралась на кухню – я запретил ей курить в комнате – и надолго уткнулась в какую-то яркую книжку. И мне, как ни странно, стало немного тоскливо.

Так, спокойно, и, более того, несколько скучно, прошел вторник… Сварадзе, закупив все, что было необходимо нам в предстоящей акции, дисциплинированно сидел дома и ждал команды на старт.

Потом минула среда… Глеб все еще продолжал подготовку к диверсии на телефонной линии. Копался, как кур в навозной куче, своей показной неторопливостью трепал мне нервы, но хотя бы не пропадал и отзванивался каждый вечер, отчитываясь в том, как у него продвигается дело. А оно, по его словам, наконец, сдвинулось с мертвой точки, и никаких форс-мажоров впереди вроде бы не предвиделось. Все шло к тому, что к понедельнику Глеб наконец созреет, и нам можно будет отправляться на дело. Полоса одуряющего безделья закончится…

Но для меня и Конфетки она закончилась раньше.

Наступил четверг, 4-е октября…

Глава 4

ЧЕЛОВЕК – МУХА

…И монотонная – почти семейная – черно-белая жизнь, которая вгоняла меня в сон всю эту неделю и, признаться, уже порядком поднадоела, вдруг приобрела яркий контрастный окрас.

Вечером Света, прособиравшись весь день, наконец соизволила выползти в магазин за продуктами. И пропала, вернувшись домой только через два часа сама не своя, можно даже сказать: ошалевшая. Передала мне пакет, из которого задранным кверху шлагбаумом торчал длинный французский батон, и застыла посреди тесного коридора, не торопясь снимать с себя куртку и взирая на меня растерянно.

– Рассказывай, – сразу же предложил я, не сомневаясь в том, что Конфетке есть, что мне рассказать.

– На улице холодно, – в ответ пробормотала она.

– И потому-то ты сейчас выглядишь, как чукотский оленевод, впервые попавший в секс-шоп?

– Там и правда дубак. – Конфетка наконец вышла из оцепенения и, опершись спиной о стену, принялась стягивать сапоги. – Денис, скажи, а того прокурора, что тебя подставил в 96-м, ты решил оставить в покое? Остыл? Забыл про этого Муху?

– Пока этот пес жив, я про него никогда не забуду, – покачал я головой. И мне сразу же стало ясно, что привело Светку в столь возбужденное состояние. – Докладывай, где его встретила?

– В универсаме. – Так и не сняв куртки, Конфетка босиком прошлепала на кухню, швырнула на стол пачку «Мальборо» и зажигалку. – Он стоял рядом со мной так, как сейчас стоишь ты.

– И ты хочешь сказать, что сразу узнала его? – недоверчиво посмотрел я на Свету. – Свет, ты же раньше ни разу не видела Муху воочию. Только на фотографиях, и то это было почти год назад. Боюсь, ты ошиблась. К тому же этот мудак обитает на другом конце города. Чего ему здесь болтаться по магазинам?

– А того, что твои сведения устарели, – гордо произнесла Конфетка и высыпала наполненную окурками пепельницу в помойный пакет. – Он теперь живет здесь, на Ветеранов, и я это знаю точно. И вот почему. – Она закурила и опустилась на табуретку. – Я столкнулась с ним буквально нос к носу, как только зашла в универсам. И сразу подумала: «Вот мужик, один к одному отвечающий описанию прокурора, которого год назад Знахарь так и не вычислил. Даже рожа почти как на фотках, что я тогда видела». Но я бы все равно убедила себя, что ошибаюсь, и спокойно пошла бы домой, если бы ни оказалось, что этот чел пришел в магазин с женой и двумя ребятишками. Мальчик и девочка. А я ведь отлично помню, что в досье на Муху читала о том, что у него двое детей – как раз мальчик и девочка. А зовут его Владимир Владимирович. И того мужика в магазине жена называла Володей, я слышала. И подумала, что слишком много совпадений, чтобы это был не тот прокурор, которого ты когда-то пытался достать. В общем, я отправилась следом за этой семейкой, провела их до подъезда. Дальше пройти не смогла. Там был консьерж. Тогда я выждала минут десять и подвалила к нему. Говорю: «Здесь живет мой дальний родственник, Муха Владимир Владимирович. Я визуально помню, как расположена его квартира. Но забыла и ее номер, и этаж. Подскажите». Консьерж, молодой такой парень, и отвечает: «Таких справок, девушка, я не даю, но насчет того, чтобы с Вами по быстрому у меня на диванчике…»

– Свет, не юродствуй.

– Хорошо, не юродствую. Одним словом, из того, что в одной из квартир, действительно, проживает некий Владимир Владимирович Муха, консьерж никакого секрета не делал. И даже выложил мне, что напротив подъезда стоит серебристый «Форд Фокус», на котором этот Муха ездит. Все замечательно! Тут бы мне и свалить. Но этот мудак, который консьерж, вдруг взял от усердия да и связался с прокуроришкой по домофону: «Владимир Владимирович, здесь Вами интересуется симпатичная девушка». И протягивает мне трубку: «Разговаривайте». – Конфетка сокрушенно развела руками.

– И о чем ты с ним разговаривала?

– Денис, честное слово, я ничего не успела придумать. Это уже потом поняла, что спорола косяк, а тогда ляпнула первое, что пришло в голову: «Владимир Владимирович, я здесь лишь для того, чтобы передать Вам привет от Разина Константина. Заверить, что он про Вас не забыл. И скоро встретится с Вами».

– Что Муха ответил?

– Он промолчал. Я вернула трубку консьержу, сказала: «Спасибо» и поспешила свалить. – Конфетка затушила в пепельнице недокуренную сигарету и подняла на меня виноватый взгляд. – Денис, мне очень жаль. Но такая уж я неуклюжая. За что ни возьмусь, сразу все встает раком. Вот и сейчас. Повезло дуре, пересеклась случайно с этим Мухой, так надо же было сразу все испортачить!

– Все нормально, малышка, – вздохнул я. – Бывает. Оно, может, даже и к лучшему, что ты поставила на измены этого гада. Не раздевайся, сейчас едем, покажешь подъезд, где он живет. Надеюсь, свалить еще не успел.

И я, на ходу скидывая с плеч тесный Светкин халатик, поспешил в комнату натягивать джинсы и свитер.

***

Конфетка была ой как не права, заподозрив меня в том, что я мог остыть и оставить в покое исковеркавшего мне жизнь прокурора! Ничего подобного!!! Просто последнее время были дела поважнее, но тот вопрос, что у меня остается еще один невыплаченный должок – прокурор, я всегда держал на контроле. И лишь дожидался лучших времен, когда хоть чуть-чуть разгребу вокруг себя завалы проблем, и у меня появится возможность вновь заняться поисками Мухи.

И вдруг судьба, весьма благосклонная ко мне в последнее время, преподносит такой бесценный подарок – буквально на блюдечке подает пса прокуроришку, и теперь не надо тратить время на выяснение того, где он сейчас обитает.

Если б еще при этом не засветилась Конфетка! Если бы не растерялась, когда этот проклятый консьерж предложил ей пообщаться с прокурором по домофону. Ведь всего-навсего надо было банально ответить: «Извините, но мне сейчас сказать ему нечего» и быстренько делать из этой парадной ноги.

Предположим, что после этого Муха и начал бы ломать голову над вопросом: «Что за девушка могла меня разыскивать, а потом отказаться со мной разговаривать?» Предположим, он бы насторожился. Но не настолько, как сейчас, когда понял, что мне известно, где он сейчас обитает. Не настолько, чтобы снова начать гаситься от моей мести по каким-нибудь глухим уголкам, как делал это год назад. А в том, что именно так и произойдет, я даже не сомневался. И, кроме того, был совершенно уверен в том, что побежит Муха сразу, потратив лишь минимум времени на то, чтобы собрать на скорую руку пожитки.

А поэтому очень спешил, надеясь перехватить его, как только он выйдет на улицу. И не прошло, по Светкиным расчетам, и часа с того момента, когда она ляпнула прокурору насчет того, что я про него не забыл, как красная «девятка» уже стояла метрах в восьмидесяти от мухинского дома в таком месте, откуда отлично просматривался подъезд. Конфетка молчаливо сидела за рулем, я держал на коленях «Призматик», в любой момент готовый приникнуть к его окулярам. Но бинокль мне так и не понадобился. И без него было видно, что все, кто выходил из подъезда, на Муху не походили и близко.

– Чего будешь делать, если все же увидишь его? – прервала затянувшееся молчание Конфетка и щелкнула зажигалкой. Свет от синеватого огонька «Живанши» эффектно очертил ее профиль.

– Не знаю, – прошептал я.

– Сразу же наезжать на него стремно. Спалимся почти наверняка. Будь я на его месте, – принялась рассуждать Света, крутя в пальцах зажженную сигарету, – так первым делом позвонила бы своим дружкам-мусорам. И если бы все же собралась выйти из дому, так попросила бы их быть рядом. И повязать тебя, как только ты проявишься на горизонте. Я даже спецом бы вылезла сейчас наружу, чтобы выманить тебя на засаду.

– Муха не ты, – ухмыльнулся я. – Может быть, он сейчас боится, что я могу подстрелить его из снайперской винтовки с какой-нибудь крыши.

– Нехило. Если он, и правда, так может подумать, то тогда… – Света замялась, не смогла сразу подобрать подходящих слов. – Тогда… У страха глаза велики. Все можно подумать. Тем более, если дело касается Мухи. Ведь он далеко не супермен. И не отморозок. Обычный среднестатистический россиянин.

– Россиянин… – не удержался я от саркастической ухмылки. – Да если бы большинство россиян были подобными негодяями, Россия давно пожрала бы саму себя…

– Что она и делает, начиная еще с начала прошлого века.

– …Но таких, как Муха, слава всевышнему, пока единицы, – продолжал я, не обращая внимания на Конфеткино замечание. – А чтобы не расплодились, их надо вычислять и давить. Что я и делаю. Я волк, Света. Я санитар, только не леса, а нашего ущербного социума!

Конфетка смерила меня насмешливым взглядом. Она мне не верила.

Что ж, ее дело: каждый имеет право на свое субъективное мнение.

Мы продежурили около Мухинской девятиэтажки до рассвета. Моя гипотеза, что прокурор попытается свалить сразу же после Светкиных угроз, благополучно рухнула. Если, конечно, этот мерзавец не успел слиться из дому в течение часа еще до того, как прибыли мы с Конфеткой. Но в такую прыть я не верил. К тому же серебристый «Форд Фокус» продолжал мирно отсвечивать напротив подъезда, а вряд ли Муха отправился бы в бега на общественном транспорте.

«А значит, он или не принял всерьез то, что ему вчера наговорила Конфетка, – размышлял я, безразлично наблюдая за тем, как подъезды многоквартирных домов одного за одним выплевывают в мрачное дождливое утро спешащих на работу людишек, – или решил пересидеть угрозу дома. И, наконец, вариант третий: прокурор все-таки попытается перебраться в незасвеченное, более спокойное место, но к этому переезду он подготовится. И будет валить под прикрытием. Что в этом случае я смогу сделать?

А ничего! Так же как не смогу выковырнуть прокуроришку из квартиры, если надумает отсиживаться там.

И вообще, что я здесь делаю? Чего мне неймется? Чего сейчас спокойно не спится в теплой постельке в обнимку со Светкой? – Я скосил глаза на сладко дремавшую на водительском кресле Конфетку. – Чего хочу добиться этим бессмысленным дежурством около Мухинского подъезда? Мечтаю сам сунуться в лапы ментов? Так прокурор, если совершенно не потерял сейчас голову от страха, мне это устроит. И ни на что большее могу не рассчитывать.

Чего это я вдруг взгоношился? Сидел себе тихо-спокойно у Светы в квартирке, жопой не дрыгал, дожидался, когда Челентано наконец наберется решимости отрубить систему охраны «Северо-Запада», о Мухе последнее время почти и не вспоминал. И вдруг подскочил! И понесся! Сломя голову! Сам не зная, куда! Сам не зная, зачем! Хотя, зачем, как раз и понятно: за очередным геморроем. Как наркоман поутру мчится к барыге за чеком, чтоб раскумариться, так и я. Приученный к экстремальным условиям организм после недельного воздержания настойчиво требует очередного вливания проблем. И ничего не поделаешь – приходится с этим считаться».

Я достал из кармана сотовый телефон, набрал номер Сварадзе.

– Спишь, что ли? – зачем-то спросил, когда сонный Серега невнятно ответил: «Алло». – Тогда просыпайся. Есть дело.

– Сколько времени?

– Девятый час. Собирайся и подъезжай, ты мне нужен… Нет, все нормально… Нет, Челентано еще не готов. Это другое. Записывай адрес. И прихвати с собой какую-нибудь жратву. Придется провести в машине часиков восемь… Да, следить. Ты угадал… За человеком. Ты не знаешь его… Только следить… Не по телефону, Сергей. Подъезжай поскорее, и все расскажу.

– Решил вписать в эту тему Сварадзе? – не открывая глаз, сонно пробормотала Конфетка, когда я засунул трубку обратно в карман.

– Да, но только боюсь, он не впишется.

– Почему же? Серега – покладистый парень. А ведь ты серьезно повелся, Денис. – Светка грациозно потянулась, подняв вверх руки. И ослепительно улыбнулась мне. – Очень серьезно. Я и не ожидала, что сразу же развернешь такую деятельность. Прям с ходу. С места в карьер. Никакой подготовки…

– Ты лишила меня этой возможности – подготовиться. Не оставила времени и поставила перед выбором: или дать Мухе шанс опять загаситься, или доставать его прямо сейчас, развить максимальную скорость, чтобы не успел… Впрочем, – вздохнул я, – боюсь, что он все же успел.

– Ну извини.

– Извиняю… К тому же, Света, не забывай, что, пока не созрел этот Глеб, я буквально изнываю от безделья. У меня куча свободного времени. И вдруг так удачно подворачивается возможность это время занять. Грех ее не использовать. Тем паче, что прокурором все равно надо когда-нибудь заниматься. Довольно, пожил, ублюдок. Пора и честь знать.

– Ты что, собираешься, как только увидишь его, – удивленно выпучилась на меня Конфетка, – так сразу его и мочить?

– Как ты это себе представляешь? У меня нет с собой даже газового баллончика, – развел я руками. – Не бить же Муху кирпичом по башке. Не-е-ет, малышка. Я не стремлюсь просто взять и умертвить этого гада. Мне очень надо перед этим с ним побеседовать. Посмотреть ему в глаза. Увидеть в них… нет, не раскаяние, а ужас.

– Одним словом, ты хочешь сначала его захватить?

– Если получится. Или, как минимум, отследить, куда он попробует смыться. И уже не спеша брать его там. Или казнить его там. Сперва побеседовав. И посмотрев негодяю в глаза.

…Сварадзе появился на черном «Форде Эксплорере». Прокатился по двору, мигнул фарами, узнав нашу «девятку», но мудро решил возле нее не светиться. Отъехал метров на сто, остановился и стал дожидаться, когда я дойду до его внедорожника.

Он и правда был покладистым парнем, этот Серега, и когда я коротко объяснил, что хочу от него на ближайшее время, в ответ лишь заметил:

– Надеюсь, эта охота, в которой ты предлагаешь мне поучаствовать, не внесет никаких изменений в твои планы насчет «Северо-Запада»?

– Никаких.

– Хорошо. Тогда я с тобой. Объясняй, что надо делать. И опиши этого человека.

Описывать Муху я предоставил Конфетке. Какникак, она его видела только вчера, а я – пять лет назад.

– Или я, или Светка сменим тебя часов через восемь, – на прощание пообещал я Сереге. И еще раз напомнил: – Если кто-то похожий на этого Муху нарисуется из подъезда, сразу звони.

Сварадзе в ответ молча кивнул, а Конфетка, когда мы уже подъехали к дому, заметила:

– Боюсь, что ниоткуда он не нарисуется. Во всяком случае, в ближайшее время. Он либо успел ушмыгнуть до того, как мы вчера встали у его дома, либо затаился в квартире, и хрен чем теперь его оттуда достанешь.

К сожалению, все указывало на то, что Света права. Прокурор на горизонте не появлялся. И с каждым днем мои надежды на то, что все же появится, таяли все больше и больше. Минула пятница. Потом выходные. Потом понедельник. Наблюдение с мухинского подъезда я не снимал, и возле него постоянно находился кто-нибудь из нас троих – Конфетки, меня и Сварадзе, – а пару раз к нам в этом деле даже подключился Глеб, который, по его словам, все вопросы с сигнализацией, вроде, решил. Но при этом как-то так, совсем незаметно, невзначай отодвинул сроки своей готовности еще на денек.

– Во вторник можем отправляться на дело, – заверил он меня. – Это точняк.

– Отвечаешь?

Он кивнул. И еще раз повторил:

– Во вторник.

9-го октября.

В тот день выпал первый в этом году и очень ранний даже по питерским меркам снег.

Глава 5

КАЖДОМУ СВОЕ

О том, что со сроком, когда отправимся полоскать депозитарий, мы наконец определились, я не сказал Свете ни слова. Рассудил так: хоть она и моя проверенная боевая подруга, хоть и наша подельница, которой каждый из нас троих может довериться как самому себе, незачем сообщать даже ей, когда мы собираемся в банк, если без этого можно легко обойтись. И вечером в понедельник я без зазрения совести соврал Конфетке, что Челентано попросил у меня еще несколько дней, и поход в «Северо-Запад» снова откладывается. В ответ она безразлично сказала: «Хреново», и принялась застилать постель в предвкушении, как сейчас затащит туда меня.

В ночь на вторник возле Мухинского подъезда дежурил Сварадзе. А я до утра старательно ублажал ненасытную Светку, все это время пытаясь выгнать из головы навязчивую мысль: «И чего это нынче я так расстарался? Уж ни прощаюсь ли с этой красавицей, предчувствуя, что эта ночь у меня с ней последняя, что через сутки я спалюсь на „Северо-Западе“ и про отношения с женщинами можно будет надолго забыть?»

В ту ночь мы так и не уснули. А примерно в полдень позвонила из банка Наталья, уверенная в том, что я сейчас нахожусь на ее даче под Вырицей. Несла какую-то околесицу, расспрашивала, как продвигается дело с задуманным мною романом, и единственным – зато огромным – плюсом, который удалось вынести из разговора с ней, было то, что я сумел поинтересоваться как бы невзначай:

– Как там поживает наш рюкзачок? Все еще лежит?

– Лежит, – бесхитростно доложила Наташка. – Куда денется?

И я улыбнулся: «Куда денется? Я знаю, куда. Потерпи, крошка, до завтра».

– До завтра, Наташка.

– До свидания, Денис…

– Наболтался с шалавой? – сварливо проскрипела Конфетка и резко отклонилась назад, когда я попытался поцеловать ее в щечку. – И как же она меня заманала! Когда ты пошлешь ее на хрен?

– Сама знаешь, когда, – улыбнулся я. – Вот только подчищу ее банчок.

– Скорей бы, – вздохнула Конфетка, наливая в кастрюльку воды, чтобы сварить суп из пакетика. – Проклятье, еще неделя! И когда этот гребаный Глеб наконец разродится! Чего-то я уже начинаю задумываться: а ни парит ли он нам мозги? Как бы он ни надумал обойти нас в этом деле. Провернуть его с кем-нибудь…

– Не обойдет, – перебил я. – И не провернет. Света, ты ведь сама поручилась за этого парня. А теперь что, готова забрать назад свое поручительство?

– Не знаю, – смущенно пожала плечами Конфетка. – Скорее я даже боюсь не того, что он может нас кинуть, а того, что за эту неделю ты сам вдруг возьмешь и передумаешь.

– Что передумаю?

– Идти в этот банк. По-моему, ты сейчас не на шутку увлекся сведением счетов с Мухой.

– Одно другому не мешает, – бесцветно пробормотал я и отправился открывать дверь легкому на помине Глебу. Мы начинали потихонечку собираться к предстоящему делу на квартире у Светки. А ей самой было пора, оставаясь в полном неведении, отправляться сменять Серегу Сварадзе, досиживавшего сейчас свою смену в «девятке» недалеко от мухинского подъезда.

Часа в два Конфетка, похлебав супику и выглянув в окно, безрадостно процедила сквозь зубы:

– Дерьмо! Зима на дворе. Надеюсь, меня не заметет по пути. – И отправилась доставать из шкафчика шубку. – Ну, я пошла, – поцеловала она меня на прощание, сунула в сумочку зажигалку и сигареты, махнула ладошкой курившему на кухне Глебу. – Не безобразьте тут без меня. Денис, зайка, мне там одной будет очень тоскливо.

Так что, если будет желание, подходи.

Я, отлично зная, что этого не произойдет, пообещал: «Подойду» и закрыл за Светой входную дверь. Потом встал у окна и, пока она не скрылась из виду, провожал взглядом эту красавицу в короткой кроличьей шубке и с развевающимися на сильном ветру черными волосами, с тоской размышляя о том, что вижу ее, возможно, в последний раз.

Через час появился Сварадзе и сразу же завалился спать на диване. Челентано обнаружил на холодильнике книжку, которую до этого читала на кухне Конфетка, уткнулся в нее и напрочь отключился от внешнего мира, замерев за кухонным столиком и одну за другой смоля вонючие сигареты.

Тоска! Скукотища! Безрадостный мерзкий денек!

Я, не зная, чем заняться, как убить время до восьми вечера, когда у нас было намечено «выдвижение на позиции», прогулялся по тесной квартире. Потом заперся в ванной, включил воду, изображая, будто я решил перед смертью помыться, и принялся мастерить одну интересную штучку, которую еще накануне, посмотрев по телевизору передачу про террористов Бен Ладена, решил прихватить с собой в банк.

Туда, по необъяснимой для меня прихоти Сереги Сварадзе, мы должны были отправиться на метро. Уж не знаю, что за страхи взбрели ему в голову, но еще вчера свой «Эксплорер», загруженный необходимыми нам инструментами, он перегнал поближе к Дегтярной и поставил там на стоянку, объяснив это так:

– Не хочу, чтобы по пути нас тормозили менты, обыскивали тачку и задавали вопросы. Плохо, когда дело начинается с этого. Дурная примета. А я верю в приметы. Так что лучше поедем на метро.

В ответ я с безразличием пожал плечами: «На метро так на метро. Мне все равно. Я неприхотливый. Да и, отправляясь через город на дорогом внедорожнике, шансов на то, что тобой заинтересуются мусора, пожалуй, побольше, нежели если поедешь на общественном транспорте. В метро лягавые интересуются в основном хачами, мою бородатую очкастую рожу с фотографией из ориентировки сопоставят навряд ли. Так что, может, Сварадзе и прав. Во всяком случае, как добираться до места – совершенно не тот вопрос, по которому следует дискутировать».

В семь часов вечера я растолкал Серегу, и мы втроем, с трудом разместившись за маленьким кухонным столиком, наскоро перекусили. Потом я на тот случай, если сегодня спалимся, и мне будет не суждено вернуться на эту квартиру и когда-нибудь свидеться со Светой, набросал ей короткую и сухую записку. Без эмоций. Без объяснений. Просто попросил прощения за то, что скрыл от нее, что в «Северо-Запад» мы отправляемся сегодня. И завещал ей завершить за меня так и не доведенное до логического окончания дело – месть прокурору. «Я люблю тебя, Светка», – хотел я приписать в конце, но в последний момент передумал, сложил записку и оставил ее на столе, придавив ее Светкиной кружечкой с остатками чая.

– Присядем на дорожку, – предложил Сварадзе. И напыщенно продекламировал: – Принеси нам, Господи, фарту в сегодняшнем деле. Ну, с Богом, братва! Вперед!

***

– Все-таки рано приперлись, – заметил я, устраиваясь на заднем сидении выстуженного «Эксплорера», и, приподняв рукав куртки, посмотрел на часы. – Начало девятого.

– Рано – не поздно, – резонно заметил обстоятельный Серега Сварадзе и повернул ключ зажигания. – Пока переоденемся, пока осмотримся, глядишь – и пора.

– Пожалуй, – не стал спорить я, и, бросив взгляд на Челентано, крутившего в руке блестящую «Моторолу», попросил: – Глеб, набери, пожалуйста, Светку. Как там у нее?

…У нее оказалось никак! Вернее, так, как быть не могло!!!

– Абонент не отвечает или находится вне зоны приема, – продублировал мне только услышанное сообщение Челентано, оторвав трубку от уха. И еще раз повторил: – Не отвечает, Денис.

Конфетка не могла не отвечать! Конфетка не могла находиться где-нибудь, кроме как возле подъезда прокурора Мухи!

Но она не отвечала!!! Или находилась где-то… черт знает где!!!

– Отключена.

– Может быть, дохлый аккумулятор? – хладнокровно предположил Сварадзе, выруливая со стоянки.

– Он новый. И заряжал я его вчера. Лично, – ответил я. И сделал единственный возможный при таких обстоятельствах вывод: – Что-то произошло…

– Дерьмо! – процедил сквозь зубы Глеб. – …Какая-то гадость. Какой-нибудь геморрой. Раз Светка отключила свой сотовый. – Я набрал ее номер по своему телефону.

В ответ то же бесстрастное: «Абонент…»

Мерзкий денек переходил в не менее мерзкую ночь.

Глава 6

ОХОТА НА НАСЕКОМЫХ

Света сменила в магнитоле кассету, зевнула и, смочив из бутылки с минеральной водой надушенный носовой платок, протерла им слипающиеся глаза. Бесполезняк. Она проделывала эту процедуру уже, наверное, в десятый раз; она специально не включала давно остывший движок, и в салоне ее красной «девятки» стояла зверская холодрыга; она даже сняла с себя шубку, чтобы сильнее замерзнуть… Порожние меры. Ничего не помогало, и Конфетку неудержимо клонило в сон.

И все из-за этого самца-производителя, да будь он проклят! Чтобы он навсегда лишился своей неуемной потенции! Чтоб ему поездом яйца переехало!

Этой ночью Знахаря словно прорвало. Словно нажрался виагры. И в результате они пробесились всю ночь, ни на секунду не сомкнув глаз. А утром Денису позвонила его шалава из банка. Потом приперся Глеб. А потом не выспавшейся Конфетке настала пора отправляться менять у мухинского подъезда Серегу, дежурившего в ночь. Ей предстояло отстоять – вернее, отсидеть в машине – двадцатичасовую вахту, пока ее не сменит кто-нибудь из парней.

Интересно, и как дотерпеть до конца этой пытки? Как не заснуть? Вот будет лажа, если Денис, как обещал, придет сегодня ее навестить и обнаружит, что милая Светочка сладко спит. Как же ей будет стыдно! Мда-а-а… И действительно, грандиозная лажа.

Полязгивая зубами от холода, Конфетка задрала рукав свитерка и бросила взгляд на часы: половина девятого – как же лениво движутся стрелки! Потом она все же накинула полушубок и вылезла из машины. Сгребла с крыши пригоршню мокрого снега – первого в этом году – и протерла лицо, после чего к удивлению мужика, прогуливавшего неподалеку огромного сенбернара, пропрыгала два круга вокруг своего «Жигуля». Один круг на правой ноге, второй круг – на левой. Снова залезла в кабину. И в этот момент все началось.

Дверь подъезда открылась, и из него выплыла мухинская супруга – пудовая бабища в енотовой шубе, пожалуй, самая толстая из всех толстых баб, живущих в этом подъезде нового девятиэтажного дома. Их было не так уж и много, этих толстух (за то время, что вела наблюдение за мухинским домом, Света изучила всех неплохо), а в енотовой шубе только одна. Так что здесь мог ошибиться лишь инвалид по зрению. Или дебил из «Скворечника».[14] Ко всему прочему эта бабища подошла к мужнину серебристому «Форду», припаркованному среди других иномарок в специальном «кармане», отведенном для стоянки машин. «Форд» при виде хозяйки мигнул фарами и радостно вякнул сигнализацией.

А Конфетка насторожилась. С тех пор, как за подъездом было установлено наблюдение, к машине еще ни разу не приближались. Толстуха перемещалась пешком. На работу – с работы; в магазин – из магазина – всегда исключительно пехом. А сам прокурор за все это время на улицу не выходил вообще. Ни разу! Сидел на изменах в надежной квартире и ждал, когда мусора изловят мстительного Разина. Если он вообще сейчас был там, в этой своей надежной квартире. Если не слился в течение первого часа сразу после Конфеткиного звонка по домофону.

Да, никто ни разу не пытался воспользоваться этой машиной. И вдруг…

Конфетка не видела, как Муха втиснулась на водительское место, – обзор заслоняли другие машины, стоявшие рядом с прокурорской. Не видела Света и того, завела ли толстуха свой «Форд». Подумала, а не сто» ит ли вылезти из «девятки» и прогуляться вдоль дома – посмотреть, – но решила не рисковать. Лишь на всякий пожарный повернула ключ зажигания, и замерзший двигатель начал медленно прогреваться, набирать оптимальное рабочее состояние. Надо быть готовой к сюрпризам. Вдруг «Форд» сейчас готовят для прокурора? Вдруг этот пидер наконец вылезет из норы и попробует сделать отсюда ноги? Чем черт ни шутит?…

Черт не шутил. Все произошло именно так, как Конфетка и предполагала.

Сперва из подъезда вышла девочка лет двенадцати, одетая в белый пуховичок – дочь прокурора. Потом, сгибаясь под тяжестью чемодана, на улице появился ее брат. «Пожалуй, они одногодки, – машинально подумала Света, наблюдая в „Призматик“ за мухинскими детьми. – Наверное, близнецы. И куда же вы собрались, малыши? Неужто в бега?» И в этот момент на улице показался сам прокурор.

Сумки, машина, вся семейка в сборе. Без вариантов – эвакуация. Вот только почему-то не сразу. Какого-то черта прокурор сперва выжидал несколько дней. И все же не выдержал. Сдали нервишки! И он побежал! Далеко ли? Впрочем, далеко не получится – в этом Света была уверена.

Она вынула из держателя сотовый, набрала номер Знахаря – «Абонент не отвечает или…». Ладно, не беда. Номер Сварадзе – тот же ответ. Глебов мобильник – «Абонент не отве…» Наконец свой домашний – длинные гудки!

– Ч-черт! Повымерли там? Или спите? – Света не знала, что в этот момент и Знахарь, и Глеб, и Сварадзе едут на метро в сторону Центра. На дело. На Дегтярную улицу. К банку «Северо-Запад». – Ч-черт! – еще раз процедила сквозь зубы она. – Дерьмо! Распроклятье! – Конфетка сейчас оказалась один на один с обстоятельствами. Не с кем посоветоваться. Некого вызвать на помощь. И она ощутила легкую панику.

«А вдруг что случилось? А вдруг в ответ на мои угрозы по домофону прокурор предпринял решительные контрмеры? Подключил своих дружков-мусоров, и они без труда засекли нашу наружку? Мы из „девятки“ наблюдали за мухинским домом, а легавые в это время преспокойно следили за нашей „девяткой“. А, скажем, сегодня, когда я сменила Серегу, нацепили на него хвост. И Сварадзе привел ментов прямо ко мне на квартиру. А там Знахарь, который сейчас находится в розыске. О Господи, там же Денис! Он ничего не подозревает! Он не ждет никакой заподлянки!»

Она еще раз попыталась дозвониться ему на мобильник.

– Абонент не отвечает или…

– Дерьмо!!!

«Что делать? Что делать?!! Ведь что-нибудь делать все-таки надо!»

И Конфетка решила действовать самостоятельно. Надеяться на то, что все совсем не так плохо, как она нарисовала сейчас в своем воображении, и постараться не обосрать порученное ей Денисом задание. Не так уж все сложно, как кажется. Перед ней сейчас всего две задачи: не упустить Муху и постараться все-таки дозвониться до кого-нибудь из своих. Справится ли? Не облажается? Слежку раньше она никогда не вела, даже теоретически не знала, как это делается. Попробовать не упустить из виду объект и постараться самой остаться незамеченной – вот и вся теория, что была ей известна. Кажется, надо владеть еще какими-то навыками, которые нарабатываются годами? Хм, она ничем таким не владела. Но ничего не поделаешь. Все когда-нибудь случается в первый раз.

«Форд» включил ближний свет и тронулся с места. Не спеша покатил через двор к выезду на проспект Ветеранов. Света выждала, когда он отъедет метров на сто, и, с заносом на скользком асфальте вывернув со своего места, устремилась следом. Потерять из виду яркие задние фонари мухинской иномарки во дворе она не боялась. Но что будет, когда они окажутся на заснеженных улицах Питера? С сотнями светофоров? С чересчур бдительными гаишниками? Хорошо хоть, что вечерний час пик давно миновал, и горожане разъехались по домам. Количество транспорта уменьшилось на порядок, пробки рассосались. А что было бы, надумай этот пидарас прокурор отправиться в путь тремя часами раньше? Подумать страшно!

– Ч-черт! – уже, наверное, в тысячный раз за последние десять минут процедила сквозь зубы Конфетка и, наплевав на осторожно плетущуюся по правой полосе «копейку», вырулила на проспект Ветеранов. «Копейка» гнусаво бибикнула, а Света с трудом начала набирать скорость по гололеду, упершись взглядом в два красных габарита «Форда» метрах в восьмидесяти впереди.

Через пять минут оказалось, что все не так уж и страшно – вести наблюдение за еле плетущимся через заснеженный Питер лохом, который думает только о том, чтобы не поскользнуться на гололеде и не вмазаться в бок или в задницу соседней машины. Но уж никак не о том, что сейчас следом за ним едет тот, кого надо бояться куда больше, чем гололеда. И, во что бы то ни стало, надо попробовать от него оторваться. Лох не пытался неожиданно проскочить на красный свет. Лох, не включив поворотника, не сворачивал резко с проспекта и даже не думал о том, чтобы вдруг взять и развернуться. Лоха сейчас мог обогнать и троллейбус. Но троллейбусов поблизости не было.

Зато впереди было метро.

К нему-то, съехав с проспекта, и направился «Форд». Конфетка резко, с заносом, свернула следом за ним и поспешила сократить дистанцию. «Или они решили заглянуть в магазин, – решила она, – запасти продуктов в дорогу, или компания надумала разделиться. Кто-то дальше отправится на машине. Кто-то подземкой. Если так, то, скорее всего, на метро поедут толстуха и детки. Не к лицу господину прокурору раскатывать на общественном транспорте».

Но она ошибалась.

Мухинская машина остановилась напротив подземного перехода, из которого был вход в метро. Света тут же вдавила в пол педаль тормоза. «Девятку» занесло, она ударила колесом в высокий поребрик и замерла в неуклюжей позе, довольно далеко выпятив на проезжую часть зад. Движок заглох. «Плевать», – решила Конфетка и принялась внимательно наблюдать за «Фордом», стоявшим в полусотне метров от нее. Никаких признаков жизни внутри иномарки не наблюдалось. Минуту… две… пять…

«Никак не распрощаться любимым», – хмыкнула про себя Света. Она была уже совершенно уверена, что мухинская семья сейчас должна разделиться.

Наконец правая дверца «Форда» открылась, и из нее выбрался… прокурор. От удивления Конфетка даже присвистнула. Оказывается, что машину вела толстуха, а не ее муж. Оказывается, не она, а прокурор сейчас поедет в метро. Оказывается, и таким «важным шишкам» иногда не возбраняется покататься на общественном транспорте. Проклятье, теперь придется переться за Мухой в метро, бросать «девятку» здесь. Надо бы запарковать ее поаккуратнее.

Пока Света торопливо переставляла машину, прокурор вытащил из багажника дорожную сумку и начал спускаться в подземку. «Форд», выпустив сизое облачко дыма, отчалил от тротуара. Яркие красные габариты медленно удалялись. Конфетку они больше не интересовали…

Размахивая сумочкой, она добежала до перехода.

…Теперь самое главное – не упустить мудака прокурора при входе в метро. А ведь у него преимущество. Ему, с его красным удостоверением, нет нужды покупать жетоны. А вот ей… Из-за такой мелочи на этом этапе могут возникнуть проблемы.

«З-зараза, и куда закопала чертов кошелек?!»

Она как в воду глядела – это насчет проблем. Жетонами торговали лишь из одного окошечка. И возле него скопилось человек пять. А Муха уже прошел за турникеты. Размеренно, словно маятник, покачивалась его дорожная сумка. Было видно, что она совсем нетяжелая. Не много шмоток нужно с собой в дорогу мужчинам.

Никаких эскалаторов на этой станции не было.

Спускайся по лесенке, и вот тебе поезда.

Прокурор уже спускался по этой лесенке. Прокурор стремительно уходил в отрыв. Еще немного – и его не достать.

А очередь возле окошка не двигалась.

Конфетка выдернула из кошелька первую попавшуюся купюру и, подбежав к будке, из которой бабулька в форме железнодорожника бдительно наблюдала за вверенными ей турникетами, сунула ей… кажется, это был стольник. Света даже не поглядела. Зато старуха ошарашенно выпучила глаза.

– Некогда!

И Конфетка устремилась вниз по лесенке. Надо было наверстывать упущенное при входе время.

Она успела. Влетела в полупустой вагон в самый последний момент так, что ее сумочка на длинном ремне чуть не оказалась снаружи, отсеченная шумно захлопнувшимися за спиной дверями.

Прокурор, ссутулившись, сидел в уголке, пристроив на коленях свой дорожный баул и то ли дремал, то ли настолько глубоко задумался о безысходности своей гнусной судьбы, что не замечал ничего вокруг. Не заметил и Светы. Оно и к лучшему. Нечего лишний раз светиться перед объектом.

Конфетка осталась стоять, выбрав место, откуда даже в переполненном вагоне отлично было бы видно прокурорскую лысину. А вот Мухе затем, чтобы взглянуть на симпатичную девушку в серенькой кроличьей шубке, пришлось бы вывернуть набок башку. Вот только зачем ему ее выворачивать? Зачем пялиться на симпатичных девушек в кроличьих шубках? Не до них прокурору. Ему, с его нынешними головняками, сейчас не позавидовал бы и приговоренный к расстрелу. Впрочем именно им Муха и был.

Они вышли на Лиговском проспекте, и, если забыть про сложности при входе в метро, у Светы всю остальную поездку не возникло ни единой проблемы. Даже намека на хоть какую-нибудь проблему. Ни в вагоне, ни в переходе между линиями, ни на эскалаторе, когда поднимались наверх. Она чуть ли не дышала объекту в затылок. При желании она могла бы легко ткнуть ему в спину пальцем – все равно ничего не заметил бы. Муха сейчас напоминал обкурившегося наркота. Или зомби. Или онкобольного, которому сегодня объявили диагноз: «Последняя стадия рака. Химиотерапия уже не поможет. Ничто не поможет. Вы сдохнете, дорогой».

– Вы сдохнете, дорогой, – не сдержавшись, громко прошептала Конфетка, выходя из метро на улицу, и шедший впереди красноволосый подросток обернулся и весело ей подмигнул. И, наверное, подумал о героине или винте.

В ответ Света состроила надменную рожицу. Она на девяносто процентов была уверена в том, что точно знает, куда намылился Муха. На автовокзал. Куда же еще направляются люди с большими дорожными сумками от этой станции метро?

И она не ошиблась.

По безлюдной заснеженной улице они дошли до автовокзала: впереди – помахивающий своим не тяжелым дорожным баулом прокурор Муха, метрах в восьмидесяти позади него – Света, на ходу разговаривающая по сотовому телефону.

Она, наконец, дозвонилась до Знахаря. И облегченно вздохнула.

И облегченно вздохнул на другом конце линии Денис. Продемонстрировал вопросительно уставившемуся на него в панорамное зеркало Сереге Сварадзе выставленный вверх большой палец – мол, все о'кей – и принялся внимательно слушать емкий Конфеткин отчет о том, что произошло за последний час. Потом дал указания:

– Когда эта сука будет брать билет, постарайся оказаться поблизости. Костьми ляг, но ты должна точно знать, куда он собрался. И каким рейсом. На сегодня их осталось не так уж и много. На всякий случай возьми себе билет туда же. Хрусты-то есть, милая?

– А то, – обиженно хмыкнула Света.

– Тогда супер. Тогда без проблем. Прямо сейчас отправляюсь к тебе. Даст Господь, скрутим ублюдка еще до того, как он влезет в автобус. Ну а не успеем, так езжай вместе с ним, не упускай из виду ни на секунду. А сама не светись. Не намозоль клиенту глаза. Справишься?

– Обижаешь, начальник.

– Обижают знаешь кого? – рассмеялся Денис. – Впрочем, это правило к тебе не относится, девочка… Не забудь позвонить, когда разузнаешь, куда этот пес собрался. И каким рейсом. Есть вопросы?

– Нет, – пискнула Света и засунула сотовый в кармашек шубейки. И широко улыбнулась. Густому снегопаду. Неуютной пустынной улице. Вообще в никуда. С души словно свалился массивный булыжник. Казалось, что все проблемы для нее на сегодня закончились.

Откуда ей было знать, что на самом деле настоящие проблемы еще не начинались? Неподъемные проблемы. Да, неподъемные. Особенно для нее, хрупкой тоненькой девушки.

***

Муха приобрел билет до Кингисеппа на автобус «С.-Петербург – Ивангород». До отправления оставалось пятнадцать минут, и прокурор, прячась от набравшего силу снегопада, зашел в тесный павильончик, где царствовал толстый неопрятный араб, купил шаверму и стаканчик растворимого кофе и в результате весь перемазался белым жирным соусом. Пришлось оттирать снегом шарф и дубленку. Ладно, хоть какое-то, пусть и минутное, занятие, отвлекающее от тяжких тревожных мыслей; от того животного ужаса, который сковал в последнее время по рукам и по ногам.

Казалось бы, только успел прийти в себя после тех жутких дней, что довелось пережить год назад, когда пришлось в течение трех месяцев скрываться от проклятого Разина. Казалось, жизнь только вошла в нормальное русло. И вот пожалуйста! Снова за ним охотится этот бандюга.

Громом среди ясного неба в начале сентября грянуло информационное письмо, из которого Муха к своему ужасу узнал, что сволочь Разин, который вроде бы сгинул с концами, снова всплыл на поверхность, наворотив за последние несколько месяцев целую гору очередных громких «подвигов». Несколько убийств, захват воздушного транспортного средства. Этот мерзавец умел совершать преступления на широкую ногу. Не останавливался ни перед чем.

«Также не остановится ни перед чем он, чтобы все-таки свести со мной счеты! – с ужасом понимал Муха. – Ведь разобрался мерзавец и с братом, и со своей бывшей женушкой, и с Живицким, и даже с Хопиным. То, что я тогда успел спрятаться, – просто мне повезло. Но не может же везти постоянно!»

Насчет того, что Разин вдруг остынет, забудет про месть и оставит его в покое, прокурор никаких иллюзий не испытывал. Как-никак, но за десять лет работы в прокуратуре в психологии людей он разбираться научился. И особенно таких людей – а точнее нелюдей, – как Костоправ. Возвратка, как они выражаются, почти всегда стоит в их мыслях на первом месте, затмевая порой все остальные помыслы и деяния. «Умри или расплатись по долгам», – вот закон, которым они руководствуются в своей волчьей жизни. И считают, что быть фуфлыжником сродни тому, чтобы быть сукой или обиженным! Западло!

«Умри или расплатись по долгам!»

И Разин принялся расплачиваться сразу, как только ему удался побег. И это дело он был твердо намерен довести до конца.

Расплатиться или умереть!

И почему б ему было, и правда, не сдохнуть! Но такие мерзавцы живучи…

А ведь слухи о том, что Разин, вроде, погиб, одно время ходили. В январе… Да, точно, это было сразу после Рождественских праздников, когда Муха где-то краем уха услышал, что Костоправ наконец сгинул, о нем теперь можно забыть. Прокурор тогда на радостях купил супруге букетик цветов, бутылку шампанского и, так и не объяснив, по какому случаю празднество, закатил дома веселье. Жизнь начала входить в нормальное русло. А когда в начале весны переехал на новую квартиру в Ульянке, Муха успокоился окончательно.

«Даже если этот Костоправ жив, что сомнительно, то ему теперь по каким-то причинам уже не до мести, – убедил себя прокурор. – Меня, не смотря на свои воровские законы, он все же решил оставить в покое. А если даже когда и вспомнит о таком Владимире Владимировиче Мухе, то все равно не отыщет меня. Не так-то это и просто.

В ЦАБе информация о моем новом местожительстве закрыта, место службы в этом году я сменил. Хрен так сразу найдешь! Да никто меня и не будет искать! Все забылось! Все быльем поросло!»

Оказалось, что это вовсе не так. Подобное не забывается! Особенно у таких людей, как Костоправ!

Информационное письмо, известившее Муху о том, что Разин все-таки жив, вновь возродило в душе беспокойство. Недобрые предчувствия, что ничего еще не закончилось, вновь начали портить жизнь. И все же еще почти полтора месяца все было спокойно. Пока пять дней назад в подъезде неожиданно не объявилась симпатичная, по словам консьержа, темноволосая девушка и не начала с улыбочкой на губах наводить справки о проживающем здесь прокуроре. А потом набралась наглости, стерва такая, связаться с ним по домофону и ангельским голоском передать привет от Разина. Предупредить, что о сведении счетов тот не забыл.

Вот когда стало по-настоящему страшно!

У Мухи начали трястись руки. Он вздрагивал при каждом телефонном звонке. Он серьезно подумывал о том, чтобы попросить в ГУВД о личной охране, но, поразмыслив, решил, что внятно мотивировать свою просьбу не сможет. Ему откажут да еще и поднимут на смех. Еще и отправят на освидетельствование к психиатру! И прокурор ограничился тем, что в пятницу утром позвонил на работу, взял неиспользованный в этом году отпуск и заперся дома, с нетерпением дожидаясь известий о том, что Разин, объявленный в розыск, Все-таки пойман.

Известий не было.

Муха трясся от страха за неприступной металлической дверью своей квартиры. Жена выходила из дома лишь на работу и в магазин за продуктами. Детям на все выходные был наложен запрет на прогулки на улице. Дочь пропустила музыкальную школу, сын – секцию каратэ…

А Разин, как ни в чем не бывало, продолжал разгуливать на свободе. И не просто разгуливать.

Эта сволочь каким-то немыслимым образом сумела выяснить номер мобильника Мухи, который знали лишь сослуживцы и родственники. Да и номер этот был оформлен не на самого прокурора, а на супругу. Кажется, вычислить невозможно.

Костоправ вычислил! И позвонил сегодня:

– Здорово, ублюдок! Это Разин. Помнишь такого?…

Дальше Муха слушать не стал. Выключил телефон и бросился вышвыривать из шкафа вещи, которые могут пригодиться в ближайшие дни.

«К черту эту засвеченную квартиру! К черту этот опасный Питер! Подальше отсюда! Как можно дальше! И семью тоже…»

И вот сейчас супруга с детьми едут в Новгород к теще, а он сам созвонился со своим двоюродным братом, и тот великодушно позволил пожить на своей пустующей даче. Почему он не вместе с семьей? На этом настояла жена. Сказала: «Я не хочу, чтобы дети стали случайными жертвами. Уж если выбрал такую работу – сажать подобных опасных бандитов, – так и разбирайся с ними один. Или вместе со своими дружками из прокуратуры».

Муха горько ухмыльнулся: «Дружки». Вот именно, что «дружки». Сидят в этот вьюжный вечер по теплым квартирам, пьют с семьями чай, и всем им было бы глубоко наплевать, узнай они о том, что их коллега сейчас, трясясь от страха, едет черт знает куда, на какую-то дачу, прятаться от озверевшего мстительного бандита. И ведь никому не довериться, даже жене; не рассказать о том, как он жестоко раскаивается в том, что случилось пять лет назад! Молодой был и глупый…

Прокурор еще раз грустно ухмыльнулся, первым юркнул в промерзший салон автобуса, поданного под посадку в последний момент, и занял место в одном из первых рядов. Пассажиров было не больше десяти человек. Старуха с двумя набитыми полиэтиленовыми пакетами, пьяненький мужичок без багажа, но зато с двухлитровой бутылью пива, женщина со спящим ребенком на руках… Муха проводил взглядом темноволосую девушку в короткой серенькой шубке, которая быстро прошла мимо него. «Симпатичная», – отметил он и автоматически обернулся посмотреть, где сядет красавица. Девушка устроилась с краю сиденья в двух рядах позади него. «Хорошо, что не у окна. Всегда можно обернуться и увидеть ее», – подумал Муха и сразу забыл о жгучей брюнетке, потому что автобус тяжко вздохнул и мягко тронулся с места. Ему предстоял нелегкий дальний путь по скользкому заснеженному шоссе. К месту назначения он должен был прибыть глубокой ночью.

***

Междугородный «Икарус» аккуратно проехал по территории автовокзала и, оказавшись на темной пустынной улице, по которой недавно шли Муха и Света, набрал скорость. С большим черным «Фордом Эксплорером», который стремительно влетел на автовокзал, он разминулся всего на две минуты.

Увидев, что у посадочных площадок нет ни одного автобуса, я громко выругался:

– З-з-зараза!!! И где теперь его доставать? Была б легковушка или хоть минивэн, так подрезали б на дороге. А этакий гроб… – Я достал из кармана сотовый телефон. – Алло, Светка! Вы уже едете?… Распроклятье! Муха с тобой?… Хорошо. Отдыхай. Будем встречать вас в Кингисеппе. – Я отключился и хлопнул по плечу сидевшего за рулем Сварадзе. – Что же, братва, все меняется. Придется переться за этим сраным автобусом.

Серега и Глеб растерянно переглянулись. Потом Челентано обернулся ко мне.

– Ты уверен, Денис, что это правильно? Ты предлагаешь сейчас вдруг взять и переиначить такие грандиозные планы, поступиться хорошим, уже подготовленным делом и приличными фишками из-за какого-то прокуроришки…

– Не из-за прокуроришки! – перебил я. – Из-за Конфетки! Я ее впутал черт знает во что. Она с моей легкой руки сейчас прется неизвестно куда, и один Господь знает, что с ней может случиться! И бросать ее на произвол судьбы я не намерен!

«Вау! Какая напыщенность! Что за возвышенный слог! – не выдержал мой внутренний голос. – Да когда бы, Денис, ты беспокоился о Конфетке! А если бы все же случилось немыслимое, и тебе бы, как ты уверяешь, вдруг стало небезразлично то, что со Светкой может что-то случиться, ты сейчас просто не заморачивался бы с отменой всех планов и этой поездкой за сто километров. Ты просто взял бы да позвонил Конфетке на сотовый. Дал бы отбой. Сказал бы: „Вылезай из автобуса и отправляйся домой. Плевать на прокурора!“ Вот только тебе на него не наплевать. Очень даже не наплевать! С мыслью о мести ты не можешь расстаться ни при каких обстоятельствах. Ты готов ради этого пожертвовать всем, даже собственной головой. Не говоря уж о какой-то там Светке!»

– Да что с ней может случиться? – пожал Челентано плечами и сунул в рот сигарету. – Доведет этого Муху дотуда, куда он намылился, а на первом автобусе вернется обратно и сообщит тебе адрес. А мы к тому времени уже возьмем банк.

– Банк никуда от нас не сбежит, – уперся я. Переубедить меня сейчас было невозможно. – Что для нас один день, если до этого, кстати, по твоей милости, Глеб, откладывали дело несколько раз! Так что, все решено! Едем!

– Ты командир, тебе и решать, – не стал больше спорить со мной Челентано. Повернулся вперед, щелкнул зажигалкой. – Едем так едем.

– Бля-а-а!!! Сто километров по такой поганой дороге! – недовольно пробормотал Сварадзе, но без возражений воткнул передачу и тронул джип с места. И, выезжая с автовокзала, уже совсем другим тоном весело подколол меня:

– Что-то ты, Знахарь, сегодня какой-то… ну не такой. Не выспавшийся, я бы сказал. Как ни посмотрю в зеркало, ты все дремлешь. Признавайся, чем занимался нынешней ночью.

Я в ответ лишь усмехнулся. И признаваться ни в чем и не подумал. Если не дураки, то сами сообразят, что нынешней ночью я до утра трахал Конфетку.

***

Не прошло и десяти минут с того момента, когда автобус отправился в путь, как Света поняла, что дальше бороться со сном не в состоянии. «Что ж, – подумала она, – до Кингисеппа объект никуда деться не может. А ехать дотуда почти три часа. Так почему не использовать эти три часа с пользой, не поспать, не восстановить немножечко силы? Проклятый Денис! Вот ведь устроил мне пытку».

И она закрыла глаза. И сразу же крепко уснула. Но вскоре что-то разбудило ее, подсказало, что надо очнуться. Немедленно! Конфетка открыла глаза. И дремотное состояние улетучилось в мгновение ока.

Автобус стоял. Сиденье, которое занимал Муха, было пустым.

Или нет? Или прокурор на месте, а она просто его не видит?

Света вскочила и бросилась вперед. Точно, прокурора не было!..

Автобус, мирно урча, начал не спеша набирать ход.

…Вышел, подлец! Не доехал до Кингисеппа! Провел, словно девчонку, и ищи теперь пидараса черт знает где!

Конфетка пробормотала сквозь зубы ругательство и кинулась к водительскому месту.

– Мужик сейчас выходил?

Водитель безразлично кивнул.

– Тормози!

– Чего?

Автобус почти набрал крейсерскую скорость и стремительно удалялся от объекта.

– Тормози, я сказала!!! – Сейчас Конфетка вполне могла бы рекламировать «Минтон».

Все пассажиры автобуса, наверное, вздрогнули. В глубине салона захныкал ребенок.

– Тормози!!! Я веду за ним наблюдение! Фээсбэ!!!

То ли магическое слово подействовало на водилу, то ли напористость молоденькой девки, только он удивленно пожал плечами и начал медленно притормаживать. Слишком медленно – иначе и не получится на такой скользкой дороге.

– Дверь!!! Быстро!!! Открывай, твою мать!!!

Водитель опять пожал плечами. Дверь отъехала в сторону.

Света выскочила из автобуса на ходу. Точнее будет сказать – не «выскочила», а «вылетела». Даже и не надеясь устоять на ногах, сгруппировалась, несколько раз перекатилась по припорошенному свежим снегом асфальту, больно приложилась плечом и бедром, но, к счастью, ни на что более существенное, чем Таллиннское шоссе, в темноте не налетела. И, уже через секунду вскочив на ноги, побежала, прихрамывая, в том направлении, откуда только что приехала. А автобус, удивленно перднув солярочным перегаром, заспешил по пустому шоссе в сторону Кингисеппа.

Удивительно, что при падении Света умудрилась не потерять свою сумочку.

Удивительно, что к тому же она умудрилась не потерять и прокурора.

Муха потратил много времени после того, как сошел с автобуса. Слишком долго отыскивал в кромешной темноте какую-нибудь тропу, ведущую от шоссе к группке жилых домов, отметившихся в темноте несколькими прямоугольниками освещенных окон. Чересчур осторожно пробирался по этой тропе. А Конфетке просто повезло – она угадала направление, по которому пойдет прокурор. Похоже, судьба благоволила ей этой ночью. И вскоре после того, как свернула с шоссе и, рискуя переломать ноги на бездорожье, побежала в направлении светящихся окон, надеясь перехватить Муху там, Света заметила впереди его силуэт. Если бы не выпавший снег, она бы, наверное, так и налетела в темноте на объект. Вот был бы облом! Впрочем, ничего. Как-нибудь отбрехалась бы.

Конфетка облегченно вздохнула и сбавила скорость. Прокурор не потерян, теперь главное – не выдать ему своего присутствия. Не хрустнуть какой-нибудь шальной веточкой. И не сломать, неосторожно ступив в какую-нибудь колдобину, ногу. А все остальное просто: доведет объект до подъезда – или куда он там намылился, – отзвонится Денису, а уж он-то достанет здесь Муху без особых проблем. Короче, кранты вам, господин прокурор!

Господин прокурор об этом не знал. Конечно, предполагал подобный гнусный исход, но все же на что-то надеялся. Был уверен, что сумел надежно спрятаться, сбежав из Питера. Если бы он узнал о крадущейся следом Конфетке, у него, наверное, случился бы инсульт. Или инфаркт.

Но Муха в счастливом неведении зашел в подъезд пятиэтажного дома. Немного выждав, следом, стараясь не скрипнуть входной дверью, юркнула Света.

Внутри терпко воняло кошками.

Муха, шаркая, поднимался по лестнице. Конфетка на цыпочках кралась за ним. То, что она разведала подъезд, в котором засядет прокурор, – замечательно. То, что она сейчас узнает этаж, на котором находится квартира, куда направляется Муха, – без вопросов. Но хорошо бы определить и саму квартиру. Их, как-никак, по четыре на каждой площадке, так что знать лишь этаж недостаточно. Как хорошо, что в подъезде кроме мерзкого запаха стоит кромешная темень.

Прокурор поднялся на самый верх. Та-а-к! Пятый этаж. Дело движется. Осталась только квартира.

Как и с этажом, с ней не возникло никаких проблем. От лестницы – первая направо.

Громко скрежетнули замки. Дверь отворилась, выпустив наружу луч света, обрисовавший в темноте силуэт прокурора. Перегнувшись через перила, Конфетка осторожно выглянула на площадку пятого этажа.

Глуховатый мужской голос:

– Ну, здравствуй. Проходи, только тихо. Дрыхнет семейство.

И дверь захлопнулась.

Света поспешила вниз. Нюхать кошачьи ссаки ей надоело.

Все. Дело сделано. Прокурор не ушел, а она просто умница. Правда, чуть не упустила объект. Но ведь «чуть» не считается. Главное, что не упустила! Теперь остается лишь позвонить Знахарю: «Приезжай, забирай» – и расслабиться. Как хорошо!

Конфетка вышла на улицу и сунула руку в кармашек шубейки.

Нет! Вовсе не хорошо! Вообще ничего хорошего не было! И не было сотового!!! Выронила, когда выпрыгивала из автобуса. Теперь, даже если вернуться к шоссе, все равно… Нет, эту мысль можно сразу выкинуть из головы. Со Знахарем не связаться. Во всяком случае, до утра.

Света смела снег со скамейки возле подъезда и обреченно присела на краешек. Вот теперь-то у нее и начались основные проблемы.

Глава 7

НОЧЬ НЕ НЕЖНА

Когда междугородный «Икарус», следующий на Ивангород, прибыл на автовокзал города Кингисеппа, там его уже поджидал черный «Форд Эксплорер». Не успел водитель автобуса открыть дверь и начать выпускать пассажиров, как из «Форда» выбрались двое невысоких парней в черных кожаных куртках. Они неторопливо подошли к «Икарусу» и принялись наблюдать за выходящими на улицу пассажирами.

Старуха с двумя большими пакетами, пьяненький мужичок, женщина со спящим ребенком на руках… Всего шесть человек. Или шесть с половиной, если считать и ребенка. Светы не было! Ни ее, ни прокурора!

Сварадзе и Глеб растерянно переглянулись. Потом, ни слова не говоря, Сварадзе поднялся в автобус и быстро прошел по салону.

– Ну и? – нетерпеливо спросил Челентано, когда Серега спустился обратно. – Пусто?

В ответ тот молча пожал плечами.

– Хорошо посмотрел?

– Ну что я, слепой по-твоему, да?! Или дебил? – Сварадзе глухо прокашлялся, сплюнул на свежий снег и хлопнул себя по карману. – Трубка в машине. Набери Светку.

Глеб достал «Моторолу». Откинул крышечку…

Конфетка не отвечала. Причем телефон был включен. Она просто не отвечала!

– Вот теперь геморрой, – пробормотал Челентано. – Пошли в машину. Надо будить Дениса.

Элементарная мысль спросить у водилы «Икаруса», а не сходили ли по пути мужчина и девушка, пришла мне в голову, когда удалось стряхнуть с себя сон, сообразить наконец, где сейчас нахожусь, и осознать, что же произошло – мы какимто немыслимым образом потеряли и Конфетку, и прокурора!

Как раз в тот момент автобус медленно выруливал с площадки вокзала на улицу.

– Вот падла! Не остановим? – Сварадзе повернул ключ зажигания, и двигатель «Эксплорера» мягко заурчал.

– Бесполезняк, – покачал головой Челентано. – Хрен он тебе остановится. Короче, до Ивангорода ему езды меньше часа. Давай двигай туда. Там и спросим. – Он едко ухмыльнулся. – Вот ведь два дурака. Сразу додуматься до этого было нельзя.

– Не два, а три… – самокритично приплюсовал я к Сереге и Глебу себя – дурака. Это усталость.

Эх, если бы не усталость. Если бы додумались сразу.

Тогда, возможно, для Светы все было бы подругому.

***

Конфетка замерзла. Ноги в осенних сапожках просто окоченели. Вот была бы с ней здесь, в этой деревне, ее верная красненькая «девятка». Как было бы здорово! Но машина брошена возле метро «Проспект Ветеранов», и если ее еще не угнали, стоит сейчас в одиночестве, промерзшая и припорошенная снегом, тесно прижавшись к высокому неприступному поребрику.

Света поежилась и попыталась как-нибудь пристроить ладошки в тоненьких перчатках из лайкры под полой шубки.

Одно хорошо в том, что холодно. Совершенно не тянет в сон, и прокурора она на этот раз не проспит, как это было недавно в автобусе.

Конфетка поднялась со скамейки, попрыгала, пытаясь согреться. Бесполезняк. Ноги были как деревянные, и уже совершенно ничего не ощущали. «А не пойти ли в подъезд? – пришла в голову мысль. – Там хоть и тоже дубак, но все-таки потеплее, чем на улице». Там можно посидеть на ступеньках. Там мимо никак не проскользнет прокурор. Там отвратительно воняет кошачьими ссаками. Подумав об этом, Света брезгливо сморщила носик. Нет, никаких подъездов. Лучше до утра кантоваться на улице. Она задрала левый рукав, поднесла часы к самым глазам и в темноте сумела разглядеть на маленьком циферблатике время – без пятнадцати два. Остается терпеть каких-то пятьшесть часов, а уж потом-то утром удастся отловить какую-нибудь бабульку, заслать ей денег и с ее домашнего телефона отзвониться Денису: пускай приезжает и забирает своего ненаглядного Муху. Света поднесет ему его как на блюдечке…

Она совершила короткую пробежку на месте.

…если до этого не подохнет от холода!

Но подохнуть от холода ей не дали. Морозная ночь в небольшом сладко спящем под первым октябрьским снегом поселке по всем канонам должна была быть спокойной и напрочь лишенной каких-либо событий и приключений. Но каноны для того и существуют, чтобы кто-то пытался их опровергнуть. Первыми такую попытку предприняли трое подвыпивших местных парней, неожиданно нос к носу столкнувшиеся с красавицей-незнакомкой, обреченно топтавшейся возле подъезда, где жил один из этих парней – по имени Леха и с погонялом Косматый.

– А-а-а… – от удивления Леха сразу и не нашел, что сказать, кроме этого «а-а-а». От предчувствия того, что безрадостная скучная ночь может оказаться не такой уж безрадостной, у него сладко заныло что-то внутри. – Привет.

Конфетка с неприязнью оглядела аборигенов, застывших возле нее, как три изваяния. Ничего примечательного – джинсы, дешевые куртки, небритые рожи, – если не считать крепкого духа сивухи. Все трое не отличаются крепким телосложением. Все трое ростом, как бы сказали менты, ниже среднего. «Начнут приставать, отрублю в десять секунд», – спокойно прикинула Света.

– Леша, – представился он и по очереди хлопнул по плечам своих друзей. – Андрей. Валентин. А Вас как зовут?

Черноволосая незнакомка ничего не ответила, но Косматого это не смутило.

– Что случилось? – участливо поинтересовался он. – Почему одна? Почему ночью на улице? И вообще, откуда такая красивая в наших пенатах? Приехала в гости, а никого не оказалось?

«„Пенаты“, – отметила Света. – Колись, умник, где выучил слово. А впрочем, надо отдать тебе должное, не такой уж ты и бухой, несмотря на водочный шмон. И не такой уж тупой. Язычок, вроде, подвешен. В этой глуши можно встретить кого и похуже».

– Так, может, чем-то помочь? – тем временем продолжал распыляться Косматый. – Если найти кого, так только скажи. Я всех здесь знаю. А если пойти некуда, так тоже пожалуйста. Милости просим. – Леха картинно изогнулся в поклоне и протянул обе руки в сторону подъезда, в котором воняло кошками. В котором в одной из квартир затаился прокурор Муха. – Девушка, не торчать же Вам на морозе. Ну скажите хоть слово. Что Вы желаете?

«Чтобы ты поскорее убрался, – подумала Света. – Хотя нет. В первую очередь я желаю позвонить по телефону. Мне это просто жизненно необходимо. А вдруг на той хате, куда меня зазывают, этот телефон как раз и имеется? С другой стороны, а вдруг на той же хате сейчас затаились штук пять местных гоблинов? Простая арифметика: пять плюс еще трое – получается восемь. А с восьмерыми не справлюсь. И меня пустят по кругу. Несладко. Но… играть так играть; рисковать так рисковать».

– У тебя есть телефон? – спросила она.

– Во! Наконец-то услышал голос красавицы! – шумно возликовал Косматый. Двое его дружков, словно телохранители, продолжали молча топтаться у него за спиной и за все время не только не проронили ни единого слова, но даже ни разу не хрюкнули.

«У обоих или интеллект ниже нуля, или в этой компании заправляет мальчик Леша, и друзья не хотят перебивать старшего по званию», – предположила Конфетка, а вслух произнесла:

– Так есть телефон или нет?

– Конечно! – радостно воскликнул Косматый. – В том смысле, что есть!

– Пошли звонить, – решилась Света. «Ну, если, и правда, там местные гоблины!.. Тогда, наверное, все пьяные. Пока сообразят, что к чему, попробую убежать».

– Нет, девушка, сначала представьтесь. – Косматый осторожно коснулся указательным пальцем ее кроличьей шубки. – А то как же так, без знакомства? Нельзя.

«Ты прав, мальчик Леша, – усмехнулась про себя Света. – Прав, как никогда. Нельзя без знакомства. Вот только если потом предложишь выпить на брудершафт, то обломаешься».

– Таня, – назвалась она и кивнула на закрытую дверь подъезда. – Так идем, что ли?

– Идем.

В лешиной однокомнатной квартирке Света позволила себе немного расслабиться. Этих испитых доходяг она не опасалась.

При ближайшем рассмотрении в освещенной тусклой лампочкой комнате Света определила, что всем троим лет по тридцать. Возможно и меньше, если брать в расчет нездоровый образ жизни. Одеты гораздо хуже, чем казалось на улице. Не бомжи, конечно, но в «Голливудские ночи» их не пустили бы. Разве что тот, которого Леха представил как Валентина, выглядит чуть поопрятнее друзей. Хотя наряжен тоже в какие-то лохмотья. Или Конфетка просто привыкла лицезреть совершенно иных людей?

– Где телефон? – нетерпеливо спросила она. Ей в душу закралось подозрение, что никакого телефона в этом свинарнике с разломанной мебелью быть и не может. – Так где телефон?

– Да погоди, не гони, – спокойно произнес Леха и выставил на круглый массивный (возможно, потому он и был единственным целым предметом мебели в этой квартире) стол два малька. – Посидим, побазарим. Выпьем как белые люди. Или ты такой гадостью брезгуешь? – Радушный хозяин взял в руку одну из бутылок, протянул Светке. Она даже не шелохнулась.

– Водку не пью.

– А это не водка. Сне-жин-ка, – кривляясь, по слогам прочитал надпись на косо прилепленной этикетке Косматый. – Технический спирт. Неочищенный. С сивушными маслами. Благотворно влияет на печень и почки. Как минералка. Будешь много пить этой гадости, скоро подохнешь. Это проверено. Но мы все равно ее пьем. На нормальную водку нет денег. Увы!

– Когда позвоню, дам тебе денег. Заплачу хорошо. Так где телефон? – на этот раз уже не спросила, а прошипела Конфетка.

– Пожалуйста, – ухмыльнулся Косматый и, словно кота за хвост, за шнур вытащил из-под разбитой кровати старенький аппарат. На удивление целый.

«И правда, есть телефон, – обрадовалась Света. – Есть телефон! Не наврал алкоголик. Сейчас позвоню».

– А насчет того, чтобы хорошо заплатить, мысль неплохая, – продолжал Леха, внимательно наблюдая за тем, как его гостья сняла трубку и, приложив ее к уху, постучала пальцем по клавише. – Вот только не беспокойтесь об этом, мадемуазель. Ничего нам не надо. А что надо, так возьмем сами.

«Если это намек, то ошибся адресом, Леша. Хрен ты чего возьмешь у меня без моего разрешения. И вообще, можешь на этом здорово обжечься. – Конфетка еще раз постучала по клавише. – Ну почему же он не гудит? Не подключен?!»

– Он что, не подключен?

– Конечно. – Косматый явно над ней издевался.

– Так какого же дьявола?!

– А что ты возмущаешься, Таня? – Леша зубами содрал с одной из бутылок пробку и принялся переливать «снежинку» в пластиковую бутыль из-под лимонада. – Мы как договаривались? Ты просила дать тебе телефон, так вот он, пожалуйста. А чтобы еще и работал, так извини. Это ты хочешь чересчур много. Ведь правда? – Косматый повернулся к Андрею. В ответ тот молча кивнул.

Конфетка подумала, что до сих пор не слышала его голоса. А еще отметила, что этот Андрей с того момента, как они вошли в квартиру, стоит в дверном проеме, подпирая косяк. Перекрывает пути отступления.

«Если это, действительно, так, – хмыкнула про себя Света, – если ты надеешься меня задержать, когда я решу уйти из этой конюшни, то мне тебя жалко, парниша. Я вышибу тебе зубы, и на этом наше знакомство закончится». Она уже поняла, что ее развели. Посулили одно. Дали другое. «Снежинку». И геморрой. Хотя в том, что происходит, Конфетка ничего ужасного не видела. В этой квартире не воняло кошками, как в подъезде. Было тепло. Здесь, несмотря ни на что, было уютнее, чем на улице с запорошенными снегом скамейками. А трое доходяг, которые заманили ее сюда, Свету не волновали. Достойными противниками она их не считала. Вот только обидно, что не удалось позвонить. А она уже раскатала было губешку! Ладно, придется смириться. Зато хотя бы согреется.

– Раздевайся, Танюша, – улыбнулся ей Леша и, словно бармен шейкером с хорошим коктейлем, потряс бутылью, разбалтывая технический спирт с водой. Валентин принялся разрезать черствую буханку хлеба. Андрей продолжал отсвечивать в дверном проеме. – Раздевайся, снимай шубейку, чувствуй себя как дома.

«Если бы мне такой дом, я бы повесилась», – подумала Света.

– Спасибо, я так. И в шубейке неплохо. – Она осторожно опустилась на стул, который казался надежнее остальных. Стул покачнулся, но выдержал.

– Снимай, я сказал. – Косматый поставил на стол бутыль с готовым «коктейлем» и посмотрел на Конфетку. Нехорошо посмотрел. Нехорошо улыбнулся. Вероятно, рассчитывая этим взглядом, этой улыбкой смутить гостью, опустить ее на измены. Сбить с нее спесь. Указать манерной девице ее место в этой квартире. Ее незавидное положение потенциальной подстилки для троих местных хронов.

Конфетка улыбнулась в ответ.

– Снимай шубу, сказал.

Андрей наконец отлип от косяка и вразвалочку подошел к столу. Валентин плотоядно воззрился на Свету.

«А может, у кого-нибудь из этих двоих есть телефон? – в этот момент размышляла она. – У Андрея – навряд ли. А вот у Валентина? Как-никак, на фоне своих грязных дружков этот уродец выглядит все-таки по-домашнему. Может, и есть телефон. Может быть… может. Когда буду их бить, Валентина надо бы поберечь. Во всяком случае, не вышибать из сознания. Найдет, откуда мне позвонить – выкупит себе индульгенцию».

– Ты чего, не поняла меня, сучка?!! – прошипел Леша, тяжело опершись руками на стол. – Не въезжаешь, куда угодила?!! Не заставляй тебя пиздить!!!

– Пей свою водку. – Света протянула руку, коснулась заляпанного граненого стакана и брезгливо потерла тонкими пальчиками. На одном из них блеснул дорогой перстень с крупными камнями.

Андрей вперил взор в этот перстень.

Косматый растерялся. Он ожидал какой угодно реакции от завлеченной в ловушку девицы – слез, попыток сбежать, криков о помощи, – но никак не ледяного, даже какого-то показного спокойствия. «Эта овца еще не врубилась, что происходит, – решил он. – Или ощущает за собой некую силу. Если так, то хреново. Тогда, может, зря мы с ней так. Как бы не нарваться на неприятности».

Лет десять назад, когда он учился в Пушкине в сельхозинституте, на неприятности из-за бабы Косматый уже нарывался. Зацепили с друзьями на улице двух облезлых соплюх, пригласили в общагу, там подпоили и, особо не церемонясь, пустили по кругу. А на следующий день явились бандиты. Перевернули все общежитие и не угомонились, пока не отыскали всех, кто насиловал их подружек. А ведь о том, что тусуются с местной братвой, девицы даже и не обмолвилась. Потом бандюганы сосали из Леши кровь больше года. Сколько же денег он им передал, пока не окончил институт и не уехал по распределению сюда! Как бы не случилось подобное и сейчас. Как-никак, нацелился он не на местную алкашиху или какую-нибудь безответную мокрощелку, у которой только и есть защиты, что забитая спившаяся мамаша. Эта черноволосая шкура, похоже, знает себе цену. Вон какой болт нацепила на палец. С брюликами! Как бы с ней не нарваться!

Но процесс был запущен. Процесс набирал разгон, и отступать уже было поздно. Да и не к лицу ему отступать. Что подумают мужики, если он сейчас пойдет на попятную?

«Ладно, даже если она и крутая, то как-нибудь обойдется», – подумал Косматый. В башке у него уже было заряжено полбутылки «Снежинки». А это придавало и смелости, и решимости.

– Что ж, ладно, падла! Тебе же хуже, что ты такая упертая. Хотел с тобой по-хорошему, но… – Леша картинно развел руками: мол, мне очень жаль, но по-хорошему не выходит. Придется, подружка, с тобой по-плохому.

По-плохому тоже не вышло.

Леша не спеша приблизился к Светке, протянул грязную лапищу и попытался схватить строптивую недотрогу за волосы. Но недотрога, даже не поднимаясь со стула, вытянутыми пальцами ткнула его в область сонной артерии.

Леша удивленно выпучил зенки. Еще не поняв, что произошло, растерянно разинул пропитую пасть. Было больно. Было обидно. Голова медленно, но верно, наливалась свинцом. «Вот сучка! – промелькнула в ней последняя мысль. – Теряю сознание».

Косматый шмякнулся на пол.

Света поднялась со стула.

– Кто следующий? – промурлыкала нежно и с сожалением подумала, что, кажется, сломала о гоблина ноготь. – Я жду. – Она была на полголовы выше каждого из своих противников. Правда, на каблуках. А драться на каблуках так неудобно! Но выбирать не приходилось. – Э-эй, я жду. Так кто же следующий?

Следующим на очереди оказался Андрей. Для начала этот мерзавец, даже и не думая приблизиться к Светке, запустил в нее раздолбанным стулом. Она и увернулась с трудом. Стул смачно шмякнулся на валявшегося на полу Косматого. На него же случайно наступила Конфетка. С трудом устояла на ногах.

«Черт! Еще не хватает свалиться на этот засранный пол! Или, что еще хуже, подвернуть ногу!»

– Заходи справа! – просипел Андрей Валентину, и тот растерянно замер, пытаясь сообразить, где право, где лево. А Света подумала, что впервые услышала голос Андрея. Не очень-то приятный голос. Ди-джеем на радио Андрея не взяли бы.

– Справа, мудак!!!

Она не стала дожидаться еще каких-нибудь летающих предметов и взяла инициативу в свои руки. Вернее, в ноги. Именно ногой и закатала Андрею по ребрам. Тот сипло втянул в себя воздух, и засранный пол принял еще одного постояльца. Остался лишь Валентин. Пожалуй, самый трезвый из троих доходяг. Или самый благоразумный.

– Все, все, все, – миролюбиво выставил он руки перед собой, отступая от надвигавшейся на него Конфетки. – Я тебе ничего плохого не делал.

«…Я белый и пушистый, – про себя продолжила за Валентина Света. – И, вообще, импотент после свинки. И у меня дома есть телефон».

– Слышь, ты, чувырло. У тебя дома есть телефон?

– Конечно! – обрадовался алкаш. – И он подключен. Не то что… – он пнул ногой аппарат, стоявший на полу возле кровати. Аппарат обиженно крякнул, – не то, что это дерьмо.

– Я смогу по твоему телефону выйти на межгород?

– Легко! Слушай, и правда, пошли ко мне, позвонишь. Только, – Валентин бросил жадный взгляд на стол, на котором стояла большая бутыль с разведенной «Снежинкой», – давай сперва выпьем.

Андрей восстановил дыхание и попробовал из лежачего положения переместиться в положение «раком». Ребром ладони Конфетка хлестко ударила его по печени. Дабы лежал и не рыпался.

– Сам лакай вашу отраву, – пробормотала она. – Но сначала найди мне скотч или веревку. Есть в этом сарае веревки?

Веревок в «сарае» не оказалось. Зато после недолгих поисков Валентин отыскал под комодом рулон изоленты. Обычной синенькой изоленты. Целый рулон! Света удовлетворенно потерла руками. На двоих этого должно было хватить.

– Теперь можешь лакать свою гадость, – разрешила она и пнула ногой опять начавшего шевелиться Андрея. – Ты, ущербный. Руки за спину! Быстро! Или дождешься еще!

Со связыванием неудачливых насильников она справилась без проблем. Андрей не рисковал и пошевелиться без ее разрешения. Косматый вообще находился в состоянии глубочайшей прострации. Валентин скромненько примостился на краешек стула, на котором недавно сидела Конфетка, хлебал «Снежинку» и испуганно наблюдал за тем, что проделывает эта непонятная и опасная девка с его корешами.

– Смотри не нажрись, – подняла на него взгляд Конфетка, деловито стреноживая Косматого. – Не забывай, что ты мне еще нужен. – И у нее на пальце хищно блеснул бриллиантами перстень. Валентин испуганно вздрогнул. Натужно закашлялся. «Снежинка» пошла не в то горло.

– Все. – Сидевшая на корточках возле Алеши Конфетка распрямилась и кивнула на дверь. – Пошли. Живешь далеко?

– Близко. – Валентин залпом опрокинул в себя очередную порцию выпивки, поднялся из-за стола, затравленно посмотрел на своих склеенных изолентой друзей и, выходя из комнаты, выключил свет.

Оказалось, что живет он в соседнем подъезде. В довольно уютной квартирке. По крайней мере по сравнению с той, в которой Конфетке только что довелось побывать, эта производила более приятное впечатление.

Палас на полу. Дорогой гарнитур – дорогой, это если, конечно, судить по среднему уровню жизни местного населения. Журнальный столик, полочки в стенке, даже подоконник безвкусно заставлены хрустальными побрякушками. И ни единой книги в книжном шкафу. Все полки отданы под хрусталь.

«Маньяки какие-то, – подумала Света, обводя взглядом комнату, в которую ее провел Валентин. – Зачем им столько стекла? Впрочем, каждый по-своему с ума сходит. Когда предки загнутся, сынку будет что пропивать».

– Гони телефон.

– Ты только потише. – Валентин боязливо кивнул на закрытую дверь, ведущую из проходной гостиной еще в одну комнату, оборудованную, должно быть, под спальню. – Родители спят. Не разбуди.

Но поздно. Родителей разбудили. Во всяком случае, мамашу.

Дверь отворилась, из нее выплыла заспанная особа в фасонистом длинном халате, пошитом в Макеевке или Гонконге. Этакая матрона с выбеленными перекисью волосами. Местная аристократия.

– Здравствуйте, – сказала Света.

В ответ дама надменно фыркнула. И с ходу накинулась на непутевого сына.

– Я тебе говорила никого не приводить в квартиру? Я те-бе го-во-рила!?

Валентин шмыгнул носом и промолчал. Кажется, в этом доме он был напрочь лишен прав.

– Это кто? – Мамаша уставилась на Конфетку, презрительным взглядом окинула ее дешевую кроличью шубку. – Ты где ее откопал? Ты где нашел э-ту шлю-ху?!

Света сузила глаза, но сдержалась. Ей нужен был телефон. Кровь из носу, она должна была доложить, где находится. Ради этого можно было стерпеть даже «шлюху».

– Она только зашла позвонить, – рискнул взять слово Валентин.

– Позво-о-онить?! Среди ночи?! А ну выметайся! – уперлась в Конфетку взглядом матрона.

У нее были заплывшие поросячьи глазки. И опухшая физиономия. Похоже, мамаша, как и сынок, любила приложиться к бутылке. – Никаких «позвонить»! В три часа ночи!

– Я заплачу. – Света уже решила, что, пока не дозвонится до Знахаря, ее из этой мещанской квартирки не выставят.

– Никаких «заплачу»! Ишь, платилка нашлась! Богачка! Нашла переговорный пункт в четыре утра!

«Только что было три часа ночи», – машинально отметила Света и рукавом утерла с лица брызги слюны, которые летели изо рта все больше распалявшейся мамаши.

– Вера, что там? – донесся из спальни мужской голос.

– Приволок какую-то шлюху! Позвони-иить! – проорала матрона, надавив на Конфетку своим мощным бюстом. – А ну выметайся! Или возьму за шкирятник, как помойную кошку!.. А ты отправляйся в постель, – бросила она через плечо Валентину, словно десятилетнему недоростку. – По-быстрому!

«Еще раз обзовет меня шлюхой, – подумала Света, – и будет валяться в нокауте. Хоть бы этот инфантильный придурок предупредил своих предков, что со мной лучше не связываться. Лучше меня не обзывать. М-да, ничего не скажешь, гостеприимная семейка».

– Пожалуйста, – в последний раз попросила она, – разрешите мне позвонить. Я в безвыходном положении. Я на улице…

– Здесь тебе не гостиница.

– …Я действительно хорошо заплачу. У меня есть с собой деньги. Сколько вам надо?

Странно, но подкупить мамашу не удалось.

– Пошла вон, я сказала!

– Вера, у тебя все нормально? – прозвучало из спальни.

– Все! Справлюсь сама!

«Хрен ты там справишься», – подумала Света.

И тут матрона, вцепившись в ее кроличью шубку, попыталась провести некий борцовский прием.

Заломать ей за спину руку не составило никакого труда. Мамаша уткнулась рожей в палас, основательно вытертый возле двери, и Конфетка чувствительно приложила ей по почкам.

– Рыпаться будешь, добавлю, – предупредила она, и поверженная матрона сей же момент показала, что предупреждений не понимает.

– Валера!!! Валера!!! А-а-а!!!

Пришлось добавлять.

– Валера!!! На помощь!!! Вале… О-уф-ф-ф…

Света бросила взгляд на Валентина, и ей показалось, что тот тихо ликует. Что же, сына такой мамаши можно понять.

«Или это не мамаша, а мачеха? – предположила Конфетка, с трепетом настраиваясь на встречу с Валерой, который должен был нарисоваться из спальни. А вдруг это какая-нибудь горилла со сложным характером и навыками боксера? Получится жопа.

Но жопы не получилось.

Валера оказался невзрачным кругленьким мужичком с пивным животом и обширной блестящей лысиной. В беленькой маечке. И в линялых спортивных штанах, которые успел натянуть, спеша на помощь супруге. Конфетка без предисловий закатала каблуком ему в челюсть, как только он появился в дверном проеме, – церемониться с местными жителями ей надоело. Валера отправился обратно в спальню. Досыпа» ть. А Света повернулась к надежно укрывшемуся за журнальным столиком Валентину.

– Теперь давай телефон.

Валентин указал глазами на кресло, в котором валялась черная трубка. Его мамаша тяжело завозилась на полу возле двери. Конфетка взяла радиотелефон и, пытаясь сообразить, как он включается, небрежно придавила мамашу ногой: «Лежа-аать!» Исподлобья вновь глянула на Валентина.

– Межгород через восьмерку?

Тот кивнул. Света пробормотала: «Отлично» и принялась набирать номер Дениса.

Все оказалось, и правда, отлично. Знахарь ответил сразу:

– Света?! Милая! С тобой все нормально? Ты цела? Невредима?

– Цела. Невредима. Со мной все нормально.

– Почему не отвечаешь?

– Посеяла трубку.

– Вот блин! Растеряха!

«„Растеряха“ – поморщилась Конфетка. – Попрыгал бы ты так, как я, из автобуса. Потерял бы не только трубу».

– Знахарь, любимый! – умоляюще простонала она. – Я здесь заманалась! Еще немного, и сдохну! Давай приезжай! И поскорей!

– Ты где?

«А пес его знает, – растерянно похлопала ресницами Света. – В какой-то деревне. Никто мне не говорил, как она называется».

– Где я сейчас? – она вопросительно посмотрела на Валентина.

– У меня дома, – удивленно пробормотал тот в ответ.

– Идиот! Я не то имею в виду! – Конфетка сильнее надавила сапожком на мамашу, а то та опять начала елозить по полу. – Как называется ваша дыра? Ваша деревня?

– …В Бегуницах? – гремел в трубке возбужденный голос Дениса. – Отвечай, ты в Бегуницах?…

– Бегуницы, – затравленно пробормотал Валентин.

– …Алло!!! Я не слышу!!! Алло!!! Свет, ты в Бегуницах?

– Да. Откуда знаешь, где я?

– Тот автобус, на котором ты ехала… – продолжал Знахарь так громко, что Света непроизвольно отстранила трубку от уха. – Короче, мы в Ивангороде допросили водилу…

– Он хоть живой?

– Водила? Да, все ништяк. Ну так вот. Водила нам рассказал, как ты сиганула за Мухой с автобуса. В этих… ну, в этих… Черт, в Бегуницах! Молодцом, Светка! Крутяк! А где прокуроришка?

– Здесь. В одной из квартир. Я знаю, в какой… Блядь! Да лежи ты, не вошкайся!

– Чего?!! Алло, Светка! Чего там «не вошкайся»?!

– Это я не тебе. – Конфетка пнула каблуком мамашу в затылок. По-доброму та просто не понимала. – Слушай, когда вы подъедете?

– Через четверть часа. Может, даже чуть раньше. Алло! Продержись пятнадцать минут!

– Хорошо, продержусь, – расслабилась Света, решив, что теперь наконец все проблемы для нее позади. Она бросила трубку назад в кресло; убрав ногу, позволила мамаше в свое удовольствие шариться по полу и, достав из сумочки кошелек, кинула Валентину две сторублевых купюры. – Короче, юродивый. Один стольник предкам, за то, что звонила с их телефона. Второй стольник – вашей шайке поганой на эту… ну, как ее… на «Снежинку». У меня все. Расплатилась. Засим откланиваюсь. – И, перешагнув через мамашу, Конфетка направилась к выходу. С чувством выполненного долга. В прекраснейшем настроении. Помахивая сумочкой и размышляя, известно ли алкашу Валентину слово «засим».

На улице опять шел густой снег.

Казалось, что ближе к утру похолодало еще сильнее.

Света поплотнее запахнула на груди шубку. И растерянно замерла, не зная, что делать.

Буквально в пятнадцати метрах от нее в стоявшую возле соседнего подъезда белую «Ниву» паковались прокурор Муха и какой-то мужик. Мужик за руль, прокурор рядом.

Вот так вот.

Абзац!

***

Жена и два малолетних Сашиных отпрыска спали в дальней комнате, разбудить их было проблематично, даже распевая хором застольные песни, но Александр и Владимир Владимирович, обосновавшись на кухне, все равно старались разговаривать чуть ли не шепотом.

В презент двоюродному брату Муха привез из Петербурга бутылку «Чивас Ригал». Александр покрутил подарок в заскорузлых ручищах механизатора. Покачал лысеющей головой. Хмыкнул:

– Хм, виски. Говорят, они это… значит, как самогонка.

И бутылка с дорогим элитным напитком оказалась на кухонном столике в компании двух граненых стаканов и незамысловатой закуски – банки домашних соленых огурчиков, буханки черного хлеба и четырех холодных котлет, извлеченных из холодильника.

Вот под эту бутылочку и поделился с двоюродным братом своими проблемами прокурор. Естественно, что-то скрыв, что-то добавив. Мол, сбежал из зоны один опасный бандит, которого пять лет назад сажал именно он, Муха. И вот теперь не дает покоя бандюга. Разузнал телефон и названивает прямо домой. Угрожает. Перепугал всю семью. Он бы, Муха, конечно, и плюнул. Не к лицу ему, работнику юстиции, бояться какого-то урку. Да вот только Галина прицепилась словно репей: «Уезжай да уезжай из Петербурга, пока не изловят паршивца». А сама забрала детей и дунула к своим в Новгородскую.

– Эх, бабы, бабы. Суетные оне, – качал лобастой башкой двоюродный брат Александр и, не скупясь, разливал по граненым стаканам золотистый напиток. – Вечно слона из му… м-мм… из слепня раздуют. – Он со знанием дела опрокинул внутрь свою порцию виски, похрустел соленым огурчиком. – Ты вот что, Володя… того… извини, что здесь принять не могу. Сам понимаешь: жена, ребятишки. Ремонт тут задумали. А на дачке, оно ничего. Дачка зимняя, теплая. Туда же и до магазина два километра. В деревне, значит, магазин. Туда же и банька. Вот отвезу тебя нынче, и стопим. А заодно и продолжим. Это, значит… – Александр приподнял над столом стремительно пустеющую бутылку «Чивас Ригал». – Ты гляди, чё есть у меня. – Он на цыпочках прокрался в комнату, притащил оттуда литровую бутылку с этикеткой «Ливиз – Охта – Водка – Санкт-Петербург» и с гордостью предъявил ее прокурору. – То не водка, не думай. Самогонка местного розлива. Кре-е-епкыя, значит. Хошь попробовать?…

Но бутыль с самогоном решили не починать. Зато надумали ехать на дачу не утром, как планировалось раньше, а прямо сейчас. Причина: не терпелось поскорее истопить хваленую баньку и перебить стоявший во рту привкус импортного «Чивас Ригала» отечественным самогоном «местного розлива». Повод: некуда определить почетного гостя в тесной двухкомнатной квартирке. Ну ни ложиться же на самом-то деле двоим мужикам вместе на старом диване, где обычно спит Саша!

– Что подумает Лидка, увидев утром такую картину: два мужика, значит, в одной постели? А подумает: или ночью нажрались как эти… или… того… – Александр хохотнул и разделил по стаканам остатки «Ригала». – Значит, заметано. Едем сейчас. А то, что выпимши за рулем, не смотри. Выпимши – это не пьяный. Да и ехать чуть больше двадцати километров. А ментов на дорогах там не бывает.

И он отправился в гараж за машиной.

Муха своим каллиграфическим почерком написал Лиде – жене Александра – записку. Извинился. Обещал, что еще обязательно свидятся. И, прихватив дорожную сумку с продуктами и кое-какими вещами, спустился вниз и встал возле подъезда, дожидаясь, когда подъедет Саша на своем «Жигуленке».

На улице опять шел густой снег.

Казалось, что ближе к утру похолодало еще сильнее.

В этот момент в одной из квартир в соседнем подъезде Конфетка наконец дозвонилась до Знахаря.

***

Она растерялась. Ситуация была из разряда тех, что называются непредсказуемыми. И более того, экстремальными. Свете опять предстояло принимать решение. При этом в условиях цейтнота. Она предпочла бы провести еще один бой с местными доходягами, но сейчас все было, как говорится, без вариантов.

«Как удачно, что я вышла из дома именно сейчас. Не пятью минутами позже, – была первая мысль, промелькнувшая у нее в голове. Вторая мысль: – Ну и что из того? Единственное, что я теперь знаю, что прокурор опять куда-то свалил. Но куда, на этот раз отследить не смогу. Не на чем. Он на машине, я на ногах, и здесь ничего не попишешь. Может, напасть на него и его дружка прямо сейчас, отрубить обоих и спокойно дожидаться Дениса?» Но у Конфетки на этот счет не было никаких конкретных инструкций – следить за Мухой, и все, – и она опасалась своим нападением на прокурора и его приятеля лишь напортачить, а потому решила: «Черт с ними, пусть убираются. Надеюсь, недалеко, и когда прикатит назад мухинский кореш, будет несложно его допросить – выяснить, куда отвез прокурора. Знахарь, скорее всего, так и поступит, и все возвратится на круги своя. Прокурор никуда не денется. Еще ничего не потеряно. Эх, и чего ж этому мудаку было не пуститься в путь десятью минутами позже, когда здесь уже был бы Денис с пацанами!.. Все, короче, заметано: пока оставляю Муху в покое; пусть валит, куда хочет».

Вот так решила Конфетка.

Жизнь распорядилась иначе.

«Нива» еще не успела тронуться с места, как дорожка вдоль дома осветилась светом фар, и Света увидела медленно приближавшуюся… Кажется, это была «восьмерка» или «девятка». А, ладно, ни один ли хрен, какой марки была эта машина! Главное то, что вдруг, откуда ни возьмись, появилась она, подкатила прямо к Конфетке – вернее, к подъезду, у которого та стояла, – и остановилась. Как по заказу.

Все-таки «восьмерка». Синего цвета. Основательно перемазанная грязью. Пассажирская дверца открылась, и наружу вылез невысокий мужчина в длинном черном пальто. Обошел машину и остановился, ожидая своего спутника. Или спутников? Нет, похоже, в «восьмерке» оставался всего лишь один человек – водитель, который пока выходить не спешил.

«Это мое, – тут же решила Света. – Это перст божий, подарок судьбы. За все время, пока торчу здесь, я не видела ни одной машины, которая бы находилась в движении. И вот как раз, когда она нужнее всего, эта „восьмерка“, словно по вызову, тут как тут. Останавливается под самым носом… Карета подана, госпожа! Остается всего лишь ее захватить».

– Карета подана, госпожа – прошептала Конфетка и непроизвольно сделала крадущийся шаг к синей «восьмерке».

«Нива» наконец тронулась с места. Времени на захват машины оставалось в обрез.

«Интересно, кто за рулем? Надеюсь, не шкаф. Ну! И чего он не выползает наружу? Какого черта там возится?!»

«Нива» свернула на дорожку, ведущую к Таллиннскому шоссе, и начала медленно переваливаться на ухабах. Конфетка видела, как мечется широкий луч света фар, как скачут вверх-вниз два задних габарита.

Водительская дверца «восьмерки» наконец отворилась, и из машины вылез еще один мужичок. Чуть повыше своего спутника. Не отличающийся крепким телосложением. Отлично! Сейчас она их! Беззаботно помахивая сумочкой, Света пошла к «восьмерке».

Ее пассажир с интересом уставился на девичий силуэт в серенькой шубке, безуспешно пытаясь определить в темноте, кто это такая. Водитель нажал кнопочку на брелке сигнализации.

«Восьмерка» мигнула фарами и коротко вякнула.

«Нива» почти добралась до Таллиннского шоссе.

На предисловия не было времени. Да их и не требовалось. Более того, они лишь навредили бы. Неожиданность нападения – половина победы. Конфетка крутанулась вокруг оси и на удивление плотно впечатала широкий каблук модного сапожка в челюсть пассажира. Есть контакт! Еще не восстановив равновесие после удара, она уже знала, что второго удара не потребуется. Противник выбит надолго. «Надеюсь, у него хороший дантист», – цинично подумала Света, разворачиваясь к водителю. Она была уверена в том, что и с этим не возникнет никаких геморроев. Накернит раз ногой, заберет ключи от «восьмерки», и только ее и видели. У прокурора снова появится хвост.

Но ее первый удар водитель умело сблокировал. И не растерялся ведь от внезапности разбойничьего налета и непомерной наглости незнакомой налетчицы! Ему хватило доли секунды на то, чтобы сконцентрироваться и, удачно отразив первую атаку, принять боевую стойку «Хацуджу дачи».

– Ты что, сдурела?! – удивленно спросил он с заметным кавказским акцентом.

– Черт! – процедила Конфетка в ответ и, подпрыгнув, еще раз попыталась достать его ногой.

Кавказец, не суетясь, отклонился назад и отбросил в сторону, чтобы не мешала, барсетку. Он наконец осознал, что все, что сейчас происходит, не какой-нибудь розыгрыш, а самое что ни на есть серьезное нападение. И, хочешь не хочешь, отбиваться придется. И не просто отбиваться, а мочить эту сумасшедшую стерву, дабы в следующий раз разборчивее подходила к выбору жертвы.

Водитель «восьмерки» шагнул вперед и вдруг без какой-либо подготовки попытался провести сложнейший удар «Ура-маваши гири».[15] Сблокировать его удалось только чудом и в самый последний момент.

«Проклятье! Собиралась напасть на джигита, а оказалась против настоящего нинзя! – с раздражением подумала Конфетка. – Вот уж не думала, что в этой деревне… Только бы не поскользнуться! Только бы не подвернулся каблук! Только бы мужичок не попробовал убежать! Не догоню ведь, и плакала моя грязненькая „восьмерка“». Готовя очередную атаку, она резко шагнула вперед – кавказец отступил. Еще шаг вперед – еще отступил. От машины они удалились уже метров на двадцать.

Водитель вдруг ушел в сторону, резко сократил дистанцию, неожиданно развернулся к Свете спиной и провел атаку «Усира-гири».[16] И опять избежать удара удалось с огромным трудом. Силы противников оказались равны. Более того, складывалось впечатление, что сейчас бой проходит под диктовку кавказца.

А белая «Нива» тем временем уже, наверное, выбралась на шоссе и отправилась черт знает куда – направо или налево, – увозя прокурора все дальше и дальше. Время упущено, и «восьмерка», по сути, уже не нужна. С продолжением боя за нее можно не заморачиваться. Но не останавливаться же прямо сейчас. Не пробовать же пожать кавказцу руку: мол, спасибо за спарринг; я встретила в вас достойного противника. Хочешь не хочешь, а начатое приходилось доводить до конца.

И Конфетка, совершенно не подготовив атаку, опрометчиво бросилась вперед.

За это тут же и расплатилась. Слава Богу, легко – пропустив несильный удар рукой в челюсть, который скорее отогнал ее на исходную позицию, остудил ее пыл, нежели нанес какой-то урон здоровью. Если не принимать в расчет разбитые губы, все было о'кей. Бой с кавказцем можно было продолжать. Вот только, уже не очень-то этого и хотелось.

«Либо я его все же достану, либо он меня… Черт!» – Света, уже особо и не рассчитывая на успех, попыталась провести еще одну атаку. В ответ кавказец лишь презрительно хмыкнул и спокойно, не суетясь, отступил на шаг в сторону. И тут же сам попер вперед. Допустив при этом ту же ошибку, что и Конфетка десятью секундами раньше.

Он не подготовился и рванул на Свету, разумно рассчитав, что, сократив дистанцию боя, сразу же обретет преимущество, но совсем неразумно при этом заботясь лишь об одном: побыстрее сблизиться с противницей, не дать этой свихнувшейся девке в коротенькой шубке отступить в сторону или назад. Но девка и не подумала отступать. На то и свихнувшаяся. На то и прошла в свое время хорошую школу каратэ-шотакан. Она совершенно неожиданно для кавказца шагнула навстречу и сумела удачно провести сокрушительный «Хизагири».[17] Точно в пах! И сразу следом за ним, когда противник от резкой боли на время утратил ориентацию, удар ладонями по ушам.

Дальше можно было не продолжать.

Бой был выигран. «Восьмерка» была ее.

Кавказец медленно опустился на колени, словно демонстрируя этим, что полностью отдается на волю своей победительницы. Оглушенного последним ударом, скованного чудовищной болью в паху, его сейчас могла бы зацарапать до смерти и кошка.

Света устало вздохнула и осторожно коснулась пальчиком разбитой губы.

– Ты здорово дерешься, – не удержавшись, похвалила она кавказца и, не теряя времени, принялась обшаривать карманы его кожаной куртки в поисках ключей от «восьмерки». В левом кармане обнаружился только толстый бумажник. На него Конфетке было плевать. – Извини, что так вышло, но мне очень нужна ваша машина.

– Дура, могла бы просто спросить. Неужели не дали бы? – Кавказец находился в сознании. И, как ни странно, даже был в состоянии говорить, при этом довольно спокойным тоном. Хотя, сопротивляться, конечно, и не пытался.

«Думаю, что не дали бы», – предположила Света и достала связку ключей из кармана брюк.

– Еще раз извини, – сказала она. – За тачку не беспокойся. Найдешь ее завтра на этом же месте. В полном порядке. И с полным баком. В бардачке будут деньги за аренду и моральный ущерб. – На дальнейшие разглагольствования больше не было времени, и Света на прощание коснулась тонкими пальчиками густой шевелюры своего поверженного противника. Он был ей симпатичен. – А ты мне понравился. Быть может, еще продолжим знакомство. – И она побежала к машине.

Сказать, что дорога, проложенная к Таллиннскому шоссе, была в ужасающем состоянии – это не сказать ничего. Дороги там просто не было. Ухабы, глубокие рытвины, бездонные лужи – все, что угодно, но не дорога. Здесь можно было с успехом проводить «Кэмел-трофи». Ничуть не жалея чужую машину – впрочем, сейчас так же не подумала бы поберечь и свою, – Конфетка преодолела этот экстремальный участок, не перевернувшись лишь чудом. Вылетела на шоссе и, не раздумывая, резко свернула в сторону Кингисеппа. Противно заскрежетал суппорт.

«А чего тут раздумывать? – размышляла она, набирая скорость по скользкой, покрытой снежным месивом, трассе. Стрелка спидометра приближалась к отметке „140“. – „Нива“ могла поехать направо, могла поехать налево. Шансы равны, и тут уж как угадаешь. Если судьба ко мне по-прежнему благосклонна, я еду туда, куда надо».

Света еще не знала, что судьба к ней, действительно, пока благосклонна, и «восьмерка» стремительно настигает белую «Ниву», осторожно двигающуюся по гололеду в направлении Кингисеппа.

Также она не знала, что в этот момент от Таллиннского шоссе к группе домов, носящей название Бегуницы, не спеша приближается большой черный «Эксплорер». Серега Сварадзе выбрал другую дорогу, проложенную к поселку, и только поэтому разминулся с синей «восьмеркой». На то, чтобы пересечься с Конфеткой, пацанам не хватило двух-трех минут.

Глава 8

НЕ ВСЕ ОХОТНИКИ ОДИНАКОВО УДАЧЛИВЫ

– …И вот выезжает на труп дежурная группа, – увлеченно повествовал раскрасневшийся от виски Муха. – На какую-то стихийную свалку, уж сейчас точно не помню, куда. Встречает группу, как полагается, участковый, ведет к месту. Точно, трупешник. Замотан в какую-то мешковину, наружу вообще ничего, кроме вонищи. А вонища, я скажу тебе, Саня, такая, что близко не подступиться. Ну и вот, стоят трое – следак, эксперт и участковый. Решают, кому смотреть труп. Идти, конечно же, никому не хочется, а посмотреть, прежде чем отправлять на экспертизу, все-таки надо. Хоть одним глазком глянуть. И в результате, как самого молодого, отправляют к мертвяку участкового. Добегает, значит, он до него, быстренько отгибает уголок мешковины, смотрит труп и обратно. «Баба, – говорит. – Волосатая». В сопроводиловке в судмедэкспертизу так и написали, что направляют труп женщины. А уже на следующий день от экспертов в прокуратуру – акт вскрытия. В обычное время сто раз им надо напомнить, прежде чем чего-то дождешься, а тут вот так сразу: «Заберите вашего сенбернара! И делайте с ним, что хотите!» Или еще один случай. Тоже с трупешником. Звонок от участкового. Труп. Там-то и там-то. На углу таких-то двух улиц в кустах около продуктового магазина. Описал подробно место этот Ванька и смылся вместо того чтобы, как полагается, труп охранять. Мол, я прокукарекал, а там хоть не рассветай. Приезжаем, значит, на место. Я тогда как раз в группе был следаком. Все точно, как описал участковый. Магазин на углу, возле магазина кусты. Вот только никаких мертвяков в кустах этих нет. Ну не единого! – хихикнул Муха. – Как ни искали. Делать нечего. Отыскали этого дурака участкового: «Так был труп или не было?» «Был, – говорит, – точно был прямо в этих кустах». «Так ищи теперь, раз охранять поленился». А чего там искать? Бесполезно. И только на следующий день кто-то в прокуратуре, светлая голова, додумался сопоставить два факта: буквально в то время, когда мы обнаружили пропажу трупешника, в вытрезвителе, что по соседству, была зафиксирована смерть пациента. Привезли его, и врачиха определила, что это мертвяк. А дальше все, как положено. Взяли с сотрудников объяснения, что, мол, не били, даже пальцем не тронули, забрали на улице пьяного, посадили в машину со всей аккуратностью, а пока везли в вытрезвитель, он сам взял да и помер. Подкололи к объяснениям рапорт, а в рапорте: «На углу таких-то двух улиц около продуктового магазина гражданин в состоянии алкогольного опьянения не стоял на ногах, пытался броситься под машину и посылал прохожих на мужские и в женские половые органы». Все по закону, все как положено. Одним словом, получается, что подобрали менты из вытрезвителя, не разобравшись, наш труп, пока мы до него добирались. И получилось по их рапорту, что жив был, оказывается, мертвяк. Даже прохожих посылал на мужские и в женские…

«Кому-то жить надоело, – Александр на секунду отвлекся от занимательного повествования двоюродного брательника и бросил взгляд в панорамное зеркало. „Ниву“ стремительно настигали две ярких фары, и взглядом опытного водителя Саша без труда определил: скорость у машины позади них зашкаливает за сотню. Даже за сто двадцать. – И это по такой-то дороге!»

– …И вот приходит девка, – тем временем беспечно продолжал Муха. – Молодая. Дура-дурой. И пишет в РУВД такое заявление: мол, меня сегодняшней ночью пытался изнасиловать молодой человек по имени Николай. Мы познакомились с ним на улице, и я пригласила его к себе домой. Там он, применив физическое насилие, попытался совершить со мной половой акт, но у него ничего не вышло, так как не наступила эрекция. После этого мы легли спать. Ночью он попробовал изнасиловать меня еще раз. Но у него опять ничего не вышло. И в скобочках: «эрекция не наступила». Потом утром, когда мы проснулись, Николай пытался изнасиловать меня в третий раз. Применив физическое насилие, принуждал меня к оральному сексу, но опять ничего не вышло! И в скобочках, Саня, сам понимаешь, что было. «Эрекция не наступила». А в конце заявления эта дура, представляешь, что написала? «Прошу отыскать этого Николая». Не «принять меры», не «возбудить уголовное дело», а «отыскать». Тогда над ее заявлением ржало все РУВД: «Отыскать»! Чего же эта соплюха не приписала «Устройте так, чтобы у этого Коли наконец наступила эрекция?!»[18]

Машина с сумасшедшим водителем настигла «Ниву», ненадолго пристроилась сзади, нахально слепя через зеркала дальним светом, и пошла на обгон.

«„Восьмерка“, – автоматически отметил Саша. – Ну и хрен ли она около меня крутится».

Оставив позади «Ниву», «восьмерка» вместо того, чтобы продолжать безумную гонку по скользкой дороге, резко сбросила скорость и в свою очередь пропустила Александра вперед. И снова назойливо прилипла к его машине, слепя через зеркала дальним светом.

Александр красочно выругался.

– …Жопа!!! – было самым безобидным словом из его длинной тирады.

– Чего там? – еще ни во что не врубился Муха.

– Псих какой-то! – недовольно процедил его двоюродный брат и, сунув в рот сигарету, надавил на прикуриватель. – Кружится вокруг, будто муха вокруг сортира…

Прокурор машинально отметил, что сравнение неудачное.

– …Сперва несся как сумасшедший. Догнал. Обогнал. Ну и езжай себе дальше. Дык нет же! Ударил по тормозам – и вот снова он позади. Плетется прямо за нами. А чего, спрашивается, плестись? На кой леший мы ему сдались?

Муха ощутил неприятный холодок внутри. «Сдались, сдались, – тут же острым ножом вонзилась в мозг страшная мысль. – Ему нужен я! О, Господи, это за мной! Это Разин! Но как же он выследил?!»

– Блядь, да выключи ты дальний свет! – раздраженно прошипел Александр, шевеля зажатой в углу рта сигаретой. – И чего прицепился? Остановиться мне, что ли? Харю намылить тебе? Дык вон, пожалуйста!

– Саня, даже не думай, – дрожащим голосом пробормотал прокурор. – Не останавливайся. Это по мою душу. Помнишь, тебе рассказывал?

– Чё? – не понял его Александр.

– Ну, про бандюгу, который хочет мне отомстить. Из-за которого я сейчас здесь.

Еще минуту назад отличное после «Чивас Ригал» настроение резко сошло на «нет». Более того, Муху теперь переполнял животный ужас. Его начало заметно трясти.

– А-а-а, ты об этом. Да брось! – беспечно произнес Александр. – Откуда ему здесь взяться, этому твоему?… Вот мы сейчас, – чуть опустив стекло, он выкинул в узкую щель недокуренную сигарету, – будем сворачивать с трассы, дык и посмотрим. Коли и дальше попрется за нами…

Александр не договорил, включил указатель левого поворота и, перейдя на третью передачу, длинно и виртуозно выругался. «Восьмерка» и не думала идти на обгон его, сбросившей скорость, машины. Две ярких фары почти уперлись в «Ниву».

– Ах, ты так? Ну, ладно. Посмотрим.

«Нива» свернула на узкое шоссе, по которому и днем-то дай Бог дождешься одну машину в четверть часа. А уж о ночи и нечего говорить.

«Ну, гад! Если и сейчас попрешься за нами, то это не совпадение», – решил Александр и с интересом посмотрел в панорамное зеркало.

«Восьмерка» сворачивала следом за «Нивой».

***

Машину, в которой куда-то везли прокурора, Конфетка настигла через пять километров. Обогнала, убедилась точно, что это именно белая «Нива», и, притормозив, вновь пропустила ее вперед.

Итак, впереди нее, не спеша, катила тачка, которую она так стремилась настигнуть. Что это именно та, Света даже не сомневалась. Вряд ли на коротком участке ночного Таллиннского шоссе можно встретить сразу две белых «Нивы». Одним словом, своего Конфетка добилась.

«Ну а что дальше? – тут же закралась в мозг злая мыслишка. – Преследовать их на пустынной дороге, значит сразу же обозначить себя. А не этого ли ты так опасалась?! В общем, знаешь, красавица, ты круглая дура! Если уж решила показать прокурору, что за ним ведут наблюдение, так ни проще ли было набить ему морду прямо в Бегуницах и, еще тепленького, передать Знахарю. Или не заморачиваться с захватом „восьмерки“ и с ралли по скользким дорогам, поступить так, как планировала изначально, – дать Мухе спокойно уехать, а потом через его приятеля узнать, где он находится. А теперь неизвестно, чем закончится все, что ты замутила, дуреха. Что ждет тебя там, куда направляется белая „Нива“? Вдруг взвод спецназа? Вдруг Муха вооружен, и, не задумываясь, замочит тебя, безоружную, где-нибудь в тихом местечке? Короче, попала! О, распроклятье! И почему надо было из всех возможных путей выбрать наиболее сложный?! Но делать нечего, раз вцепилась именно в эту лямку, так изволь тянуть ее до конца. Сдохни, но захвати прокурора живым или мертвым. Иначе этот мусор зашхерится так, что его не достанешь и через дружка – того, что живет на пятом этаже в пропахшем кошаками подъезде».

– У-у-у, идиотка! – в сердцах ударила Света кулаком по рулю. И, чтобы хоть немного отвлечься от неприятных мыслей, воткнула в магнитолу кассету. Какая-то тягучая восточная мутота. И здесь обломы. – Почему же мне так не везет! – И она напряглась, потому что «Нива» вдруг резко сбросила скорость, включила сигнал поворота и перестроилась влево.

«И куда их несет? – Конфетка облизала разбитые губы. – Может быть, не затягивать эту чертову слежку? Обогнать „Ниву“, подрезать, заставить остановиться. Нейтрализовать водителя, выковырнуть наружу Муху. Вырубить. И везти обратно в Бегуницы, где сейчас уже должен быть Знахарь. Наверное, мечется по поселку, ищет меня. А я здесь. Катаюсь на чужой машине, слушаю дурацкий восточный фольклор… Да, все. Решено. Обгоняю, подрезаю, беру прокурора. И пропади все оно пропадом!»

Света надавила на педаль газа. Но «Нива» тоже надбавила ходу, увеличила скорость с восьмидесяти до ста двадцати.

«Начинается самое интересное, – спокойно подумала Конфетка. – Надумали оторваться? Так фигу! От „восьмерки“ по трассе вам не уйти. Вот если хватит ума подключить второй мост и сунуться на бездорожье – тогда другое дело. Но надеюсь, до этого не дойдет». После нескольких неудачных попыток ей наконец удалось наткнуться на кассету с нормальной музыкой. Кажется, это были «Гуано Эйпс». Тот альбом, где одну песенку их фронтменша Сандра исполняет вместе с «Апокалиптикой».

Света без труда настигла «Ниву», попыталась обогнать, но водитель внедорожника умело перекрыл ей дорогу. Перестроилась вправо – «Нива» туда же. Влево – бесполезняк!

«У, з-зараза! За рулем явно не чайник. Так может дойти до того, что он, в конце концов, предоставит мне место, и, когда пойду на обгон, попросту столкнет за обочину. На таком гололеде это – как не фиг делать. Не-е-ет, так не покатит. Надо придумывать что-то другое. Вот ведь дура! Нашла себе геморрой!»

Конфетка больше не пыталась обогнать внедорожник. Пристроилась сзади, пытаясь изобрести какой-нибудь способ новой атаки на «Ниву». Но ничего не придумывалось. Получалось, что у мухинского приятеля сейчас на руках все козыри. Он мог катить по этой узкой дороге, ни о чем не беспокоясь. Пристроившаяся сзади «восьмерка» действовала на нервы. И только. Ни на что большее она была не способна. Эх, если бы у Светы была волына! Хоть какая-нибудь, хоть самая сраная. Но с собой она не носила даже электрошокера. Кто же мог знать, что все сложится именно так? Так дерьмово!

– О, распроклятье! – Конфетка еще раз ударила кулаком по рулю.

И в этот момент «Нива» резко свернула с шоссе на узенькую грунтовку.

***

Прокурор бурно паниковал. Его всего колотило от страха. Зато Александр был спокоен, как танк.

– Вон на заднем сиденье в сумке бутылка. – Легким движением руля он перестроил «Ниву» влево, перекрывая дорогу сунувшейся было на обгон «восьмерке». – Глотни самогонки и успокоишься. Это ты не допил, вот и трясешься. – «Восьмерка» полезла справа. Значит руль вправо. Хрен там пройдешь! – Ты, главное, не боись. Ничего он нам, Вовка, не сделает. Если, конечно, не будет стрелять.

– У него должно быть оружие! – завыл прокурор. – Я точно знаю, обязательно есть пистолет!

– Ну, значит, звездец, – успокоил его двоюродный брат. – Потерпи еще минут пять. Сейчас свернем на проселок. Там места мне знакомые. Съеду на бездорожье и хрена он, твой бандюга, пройдет за мной следом. Сядет.

«„Сядет“, – с тоской подумал Муха. – Да сколько его ни сажай, этого Разина, все равно выскользнет, как обмылок. Сбежит, подлец. О-оо! И как же мне худо!»

Водитель «восьмерки», похоже, понял всю бесперспективность своих попыток, перестал дергаться вправо-влево и спокойно пристроился сзади. «Ну и пес с ним! – подумал Александр и позволил себе чуть-чуть сбросить скорость. – Вдарить бы щас по тормозам, чтобы вмазался в меня сзади. Хрена успеет затормозить на такой поганой дороге. Эх, дык ведь жалко машину. Нет, лучше уйду от него по целине». И он сосредоточился на дороге, стараясь не пропустить поворот на знакомую грунтовку.

Поворот он не пропустил, хотя грунтовка, укрытая снегом, почти не выделялась среди окрестных полей.

– Вот мы с тобой здесь и распрощаемся, – довольно заметил Александр и вывернул руль направо, съезжая с шоссе. – Километра два проедем по этой дороге, – пояснил он сжавшемуся в соседнем кресле Мухе. – Тут все поля. Дальше будет овраг. Глубо-о-окий! А потом свернем на целину. Я знаю, где. Там он нас только и видел.

И в этот момент «восьмерка» поперла в атаку. Уперевшись бампером в «Ниву», она надавила сзади, и внедорожник чуть не пошел юзом, его не развернуло поперек дороги только чудом. Александр не смог бы ответить, каким образом сумел выровнять свою машину на том катке, по которому они сейчас ехали. Второй раз так сделать не получилось бы.

– Сволочь! – заорал он так, что прокурор от неожиданности чуть не выскочил из своего кресла. – Да что же ты делаешь?! За ремонт кто будет платить?! – «Восьмерка» еще раз ударила «Ниву». На этот раз менее успешно. Внедорожник только дернулся немного вперед, но угрозы того, что он потеряет дорогу, не возникло. – Давай, давай! Разбей себе радиатор! Мне-то что… – злорадно прошипел Александр и непроизвольно надавил на педаль газа. Стрелка спидометра приблизилась к отметке «120».

Две машины неслись как угорелые, по скользкой, но довольно ровной грунтовке. До оврага, про который только что упоминал Александр, ехать им оставалось менее километра.

***

«Куда они? – дернулась Света и свернула с шоссе следом за „Нивой“. – Решили завлечь меня в какую-нибудь глухомань, чтобы там спокойно прикончить? Так с тем же успехом это можно было проделать на шоссе. Или все же надумали свернуть в поля – туда, где сразу застряну? Мудрая мысль. Там вы уйдете от меня без проблем, мужики. Давно следовало так поступить. А мне давно пора предпринять против вас что-нибудь более существенное, нежели просто сидеть у вас на хвосте. Настало время прибегать к решительным мерам».

И Конфетка вдавила в пол педаль газа. Пробуксовывая передними колесами, «восьмерка» с трудом набрала разгон и ткнулась – даже не ударила, а просто ткнулась – бампером в задницу «Нивы». И ведь почти получилось! Внедорожник начало разворачивать поперек дороги. Его водитель потерял контроль над машиной. Еще бы немного… Но за рулем «Нивы» был ас. Невероятным образом он сумел выровнять свой внедорожник. И белая «Нива» опять замаячила впереди. Света немного отстала и еще раз взяла разгон. «Восьмерка» опять клюнула носом в зад внедорожника. На этот раз без видимого успеха. И тут же водитель передней машины увеличил скорость, начал уходить вперед. Похоже, что гонки на выживание ему надоели.

«Значит, поедем быстрее? – Конфетка растянула в злорадной ухмылке разбитые губы. – Ладненько, ладно! Уважаю езду с ветерком. Быть может, на скорости мои попытки столкнуть тебя за обочину будут успешнее?» И она тоже надбавила ходу. Правая фара была разбита и не горела. Это здорово раздражало.

Перед оврагом, до которого оставалось не более трехсот метров, был крутой поворот, почти на девяносто градусов. Александр знал о нем и приготовился к тому, что сейчас предстоит вписываться в него с длинным заносом.

Конфетка не знала ничего ни о повороте, ни об овраге.

Она почти достала оторвавшуюся было «Ниву», когда ту вдруг развернуло поперек дороги и понесло вперед юзом. Перед поворотом Александр пустил свою машину в управляемый занос. У Конфетки при виде этой картины радостно екнуло сердце. «Что, все же не удержался, ас? Повело тебя? Вот и отличненько. Остается лишь вмазать тебе в бочину, и ты покатишься кубарем. Что мы сейчас и сделаем!» Света до упора выжала газ. Передние колеса «восьмерки» удачно поймали сцепление со скользкой дорогой, машина стремительно настигала белую «Ниву».

«Еще немного! Сейчас! Хана вам, мужики! Я ж говорила, что от меня не уйти!»

Перед самым поворотом, перед крутым склоном оврага «восьмерка» достала потерявшую скорость «Ниву», сильно ударила в бок, толкнула…

Поворот! Склон оврага, почти вертикальный обрыв!

Две машины – белая «Нива» и синенькая «восьмерка» обрушились вниз!

«Нива», два раза перевернувшись, пролетела метров пятнадцать, прежде чем с размаху вмазалась крышей в ствол дерева. Дерево вздрогнуло, с веток посыпались хлопья мокрого снега. Крыша внедорожника оказалась почти полностью вдавленной внутрь. Остаться живым, находясь в салоне, было немыслимо. Но это еще не все. Прекратившая было падение после столкновения с деревом «Нива» вновь заскользила по склону, ткнулась еще в одно дерево, совершила еще один кувырок и наконец замерла, завязнув в густом малиннике.

Полупустой бензобак взорвался приблизительно через десять секунд, и внедорожник охватило ярким оранжевым пламенем. Зарево можно было видеть, наверное, даже с шоссе, по которому «Нива» недавно проехала. Правда, смотреть на это красивое зрелище было некому – на этом шоссе по ночам почти не бывает машин.

«Восьмерка» упала с обрыва удачнее. Перевернувшись лишь один раз, она, как и «Нива», пролетела метров пятнадцать, прежде чем на пути тоже встретила дерево. В отличие от внедорожника «восьмерка» врезалась в него не крышей, а бампером. Передняя часть машины сложилась гармошкой, лопнуло и посыпалось мелкими осколками стекло. «Восьмерка» медленно опрокинулась на крышу и на ней съехала вниз по скользкому склону, пока ни наткнулась на еще одно дерево. Перевернулась на колеса и замерла. Буквально метрах в десяти от нее застряла в кустах белая «Нива». Пока еще не охваченная огнем. До взрыва оставались считанные мгновения.

***

Конфетка не знала, сколько времени провела без сознания. Но похоже на то, что недолго. Очнулась как-то сразу и, еще не ощутив боли, первым делом удивилась, что, несмотря на разбитый всмятку капот, где находится аккумулятор, в машине продолжает играть магнитола. «Гуано Эйпс», тот альбом, где они вместе с «Апокалиптикой». Вторая мысль была о том, что откуда-то здорово воняет гарью. «Если это в машине тлеет проводка, то хреново, – подумала Света. – Да ладно!»

Странно, но она все отлично помнила. Все-всевсе, до мельчайших подробностей! То, как весь день и часть ночи следила за прокурором. То, как по скользким дорогам преследовала белую «Ниву». То, как столкнула ее в какую-то пропасть, и какой испытала ужас, когда осознала, что летит в эту пропасть следом за ней. И вот результат: «восьмерка» всмятку, Муха черт знает где – жив ли, подох ли, неизвестно. И совершенно неясно, что теперь делать. Вернее, ясно одно: первым делом надо вылезать из разбитой машины и выбираться из этой дыры, в которую ухнула вместе с машиной.

Конфетка пошевельнулась, протянула руку, собираясь попробовать открыть дверцу. И в этот момент пришла боль. Пырнула острым ножом в живот, разбередила рану, залила в нее горячий свинец. Света не удержалась и вскрикнула. И напряженно замерла, боясь пошевелиться, вызвать еще один прилив этой мучительной, кромсающей внутренности боли; дожидаясь, когда первый приступ, вызванный неосторожным движением, хоть немного отпустит. Она ощущала, как по лицу стекает теплая кровь, тут же сворачивается, засыхает, стягивая кожу. Разбита башка, но это не страшно. На это плевать. А вот что с животом? Кажется, худо…

К горлу подкатил комок, и ее вырвало прямо на серую шубку. Кровью!

…Очень худо! Но надо как-то выбираться отсюда!

Приступ боли, вызванный повторным движением, когда она вновь попыталась открыть дверцу, кажется, был еще мучительнее, чем первый. Света застонала, замерла на секунду, но пересилила себя. Скрепя зубами, перегнулась влево и плечом надавила на дверцу. Еще раз. Бесполезняк. Заклинило. Что и следовало ожидать после такого падения в тартарары. И пассажирскую дверцу, скорее всего, тоже. Можно даже не проверять. Предстоит выбираться через проем, в котором когда-то – совсем недавно – было лобовое стекло. И это с такой жуткой болью!

Ее опять вырвало. Снова кровью.

«Что же я повредила? – подумала Света, осторожно выбралась из-под руля и перевалилась на пассажирское место. Обернулась и от удивления даже на секунду забыла про боль. Между перекосившимся рулем и водительским креслом почти не осталось свободного пространства. – Как же я там помещалась?!»

Как когда-то в детстве на пляже, прежде чем нырнуть в холодную реку, она подолгу стояла по колено в воде, набираясь смелости, чтобы сделать последний решительный шаг, так и сейчас Конфетка никак не могла заставить себя нырнуть в пустой проем лобового стекла. Вернее, какое нырнуть! Выбраться как-нибудь, с грехом пополам. И не сдохнуть при этом от болевого шока. Постараться не потерять сознание.

Так, этап первый. Света с превеликим трудом сумела встать на колени. Тяжело облокотилась на вдавленную в салон машины торпеду. Ее вырвало уже в третий раз. Естественно, кровью. Она отнеслась к этому гораздо спокойнее, чем раньше. Привыкла. Ко всему привыкаешь. Даже к этой ужасной режущей боли внутри живота. Эх, подыхать, так подыхать! Конфетка, тоненько взвизгнув, приподнялась на сиденье и перекинула тело через проем на капот. Наружу. На улицу. Где в каком-то десятке метров от нее догорала белая «Нива». Где все вокруг было покрыто снегом. Тоже белым, как внедорожник, из-за которого она сейчас здесь. Увидев снег, Света сразу подумала о том, как ей хочется пить. А еще подумала, что при ранении в живот пить категорически нельзя. Смочить губы, не более. Но жажда была столь нестерпима, сколь и мучительная резь в животе, разрывавшая ее изнутри. Конфетка скатилась с капота на землю, слабым голосом вскрикнула от очередного наплыва боли и начала жадно есть снег.

Жажду он ничуть не утолял.

– З-задница! – нашла в себе силы выругаться Света и, отправив в рот очередную порцию снега, – такого холодного, такого приятного! – подняла голову и внимательно посмотрела на догоравшую «Ниву». В хлам! Все понятно! В этом гробу сейчас кремируются два трупа. Конец прокурору! Немного жалко его приятеля, который так здорово водил машину. Но еще больше жалко себя! Кривясь от боли, она надолго закашлялась, забрызгала кровью весь снег вокруг. Пришлось отползти в сторону, где он еще чистый. Правда, слегка припорошенный гарью от горевшей рядом машины. Но все равно белый-белый. Как «Нива»…

Она уже поняла, что умрет. Подняться на ноги не было сил. Тем более, не был сил на то, чтобы выбраться из этой пропасти, в которую провалилась. Даже ползком. Шансы на то, что ее здесь ктонибудь обнаружит, прежде чем она отправится к праотцам, равнялись нулю. Обнаружить-то обнаружат. Труп. И стоит надеяться, к тому моменту он по такой погоде еще не успеет протухнуть.

На какое-то время Света вновь потеряла сознание. А когда снова пришла в себя, «Нива» рядом уже догорела. Остался лишь дым, густые клубы которого порой обрушивались на Конфетку, сбивали и без того затрудненное дыхание. Но открытого пламени не было. Вокруг стояла кромешная темнота.

«Сколько времени надо на то, чтобы полностью сгорела машина? – подумала Света. – Сколько я пробыла без сознания? Лучше бы вообще не приходила в себя. И за что мне все эти муки?!»

Внутри живота словно разложили костер. Сознание то уплывало куда-то, то возвращалось, и лишь в эти моменты Конфетка вспоминала, что валяется сейчас с отбитыми внутренностями на холодной, припорошенной снегом земле в темном безлюдном лесу. И уже скоро, очень скоро должна умереть! Думать об этом было ужасно! Но кошмарная действительность все чаще сменялась приятными красочными глюками. То ей начинало казаться, что она сейчас на пляже с черным песком на курорте Вихилия-Парк на Канарах, где отдыхала прошлым летом, когда разжилась кое-какими деньжатами из общака, то мерещилось, что лежит в теплой постели у себя дома, дожидаясь, когда к ней присоединится Денис. Потом она опять возвращалась в темный заснеженный лес. И опять разгорался костер в животе. Тогда Света мечтала лишь об одном: чтобы ее скорее опять покинуло сознание.

Последний раз она пришла в себя минуты на две. Но казалось – на вечность. С трудом сумела сгрести ладонью немного снега, положила в рот. Снег почему-то оказался горячим, обжигал небо, и Конфетка, собрав последние силы, сумела вытолкнуть его языком обратно. И замерла, скрючившись, на холодной земле. Впрочем, холода она уже не ощущала. Так же, как больше не чувствовала боли. Внутри живота было тепло, да и только. И всему телу было тепло. Даже жарко. Как на Канарах минувшим летом. На пляже с черным песком.

Сознание вновь покинуло ее. И на этот раз навсегда. Остались лишь грезы. Снова Канары. Широченная кровать (Почему такая широкая? У нее дома никогда такой не было), на которой она дожидается, когда из-под душа вылезет Знахарь. Какая-то больничная палата. Посредине – высокий операционный стол. Свету укладывают на него. К ней приближается мужчина в белом халате. «Анестезиолог, – догадывается она. – Сейчас мне дадут наркоз, а потом сделают операцию. Хорошо. Я еще поживу!» Она внимательно всматривается в лицо врача, который уже приготовился наложить ей на лицо маску, и узнает Знахаря. «Денис? Конечно, а кто же еще! Ведь он когда-то был врачом. К тому же, как раз реаниматологом-анестезиологом», – вспоминает она. И хочет сказать Денису, как она рада, что он сейчас с ней. Но маска уже на лице. Наркоз отуманивает сознание, и хватает сил только на то, чтобы произнести: «Знахарь». И еще раз: «Знахарь»…

– Знахарь, – прошептала в бреду красивая девушка в дешевой кроличьей шубке. – Знахарь… – Потом у нее изо рта пошла кровь. Узеньким ручейком она стекала по щеке и сворачивалась на слегка припорошенном гарью снегу. Первом снегу в этом году.

Она прожила еще почти пять часов. Скорчившись на земле возле разбитой синей «восьмерки». Без сознания. И уже без галлюцинаций. Не было пляжа с черным песком. Не было Знахаря. Не было даже незнакомой больничной палаты. Лишь темнота. И пустота…

Конфеткино сердце остановилось под утро.

Симпатичная темноволосая девушка перед смертью широко распахнула глаза.

Ее дешевая серая шубка была обильно залита кровью.

Маленькие часики у нее на руке в момент смерти показывали половину девятого.

Дорогой перстень на среднем пальце левой руки, словно салютуя погибшей хозяйке, блеснул крупными стразами, поймавшими первый луч света занимавшегося над оврагом утра.

Глава 9

ОН СКАЗАЛ: «ПОЕХАЛИ!»

То был еще тот денек – будь она проклята, эта среда, это 10 октября! Сперва мы больше часа ждали Конфетку, поставив «Эксплорер» в самом центре Бегуниц так, что не заметить его было просто нельзя. И проторчали бы эдак впустую, наверное, до утра, если бы я не обратил внимания на подозрительное оживление возле одного из подъездов блочной пятиэтажки метрах в двухстах от нас. Сначала там появились два внедорожника, потом к ним присоединился «Мерседес» и ментовский «Уазик». «Уазик» почти сразу отъехал, а возле трех иномарок продолжали топтаться несколько человек. Курили, размахивали руками…

– Как жиды на Привозе, – прокомментировал Челентано и озвучил мысль, которая давно крутилась у меня в голове. – Какая-то уж больно оживленная тусовка для этой деревни. Чего-то у них там случилось.

– Сходи узнай, – попросил я, но Глеб и сам уже приоткрыл дверцу, буркнул: «Я быстро», и выбрался из машины.

Назад он вернулся минут через двадцать в компании невысокого хачика и крепкого лба в длинном светлом пальто.

– Выйди, Денис, – заглянул он в окошко. – Похоже, нашли мы Конфетку.

Я тут же ощутил неприятный холодок где-то внутри: «Живую хоть? Дьявол! Что там она успела еще натворить за те пятнадцать минут, что прошли с момента нашего телефонного разговора до того, как мы прибыли в эти Бегуницы?»

Оказалось, что ничего особенного. Всего лишь разнесла здесь одну из квартир, отметелив сначала хозяев, а потом и их соседей, местных хачей, отобрав у них тачку.

– Слушай, молодец эта баба. Машет ногами, как Синтия Ротрок! – восторженно рассказывал мне кавказец, которого мне представили, как Исмаила, и было видно, что он и не думает предъявлять своей обидчице какие-либо претензии. О своей бесценной «восьмерке» он даже не заикнулся, предоставив рассказать о ней Глебу. – Я был против нее, как ребенок. Слушай, хочу с ней познакомиться.

– Даст Бог, познакомишься, – сказал я. – Вот вернется…

«Если вернется. – Я процедил сквозь зубы ругательство и сокрушенно покачал головой. – Похоже, что Светка, как и я, умеет находить себе на задницу всевозможные приключения. Жить без них у нее просто не получается».

– С черными волосами до плеч. В сереньком полушубке, – тем временем смаковал кавказец. – Краси-ы-ывая! Попросила у меня прощения. Говорит: «Ты здорово дерешься. Извини, но мне очень нужна ваша машина». Я отвечаю: «Почему просто не попросила? Я дал бы и так»…

– Ты не обратил внимания, за кем она погналась? – перебил я. – За какой-нибудь тачкой?

– А! – взмахнул руками Иса. – Была одна тачка, белая «Нива». – Он говорил почти без акцента. – Только она уехала раньше. Ее было уже не догнать.

«Конфетка бы догнала», – подумал я и спросил:

– Ты знаешь эту «Ниву»? Раньше видел когда-нибудь?

– Видел, конечно. Часто у дома стоит. Ее хозяин…

Через десять минут у меня было подробное описание хозяина «Нивы». Я знал, что живет он в соседнем подъезде, у него жена и два сына, а как раз перед тем, как на Исмаила налетела Конфетка, тот видел, как этот его сосед на пару с каким-то незнакомым мужчиной садятся в машину.

– Потом «Нива» отъехала, – подвел черту по своим сообщением Иса, а для меня все события, что произошли за последнее время, уже разложились по полочкам. Все выглядело логично. И не так уж и мрачно, как казалось мне раньше. Оставалось лишь продолжать торчать в Бегуницах, пока не вернется Конфетка.

Вот только она не возвращалась.

Переставив «Эксплорер» к подъезду, в котором жил владелец «Нивы», мы продремали в машине почти до полудня, пока на улицу не вышла высокая женщина с двумя малышами.

«Это вполне может быть жена того мужичка, – сразу предположил я и отворил дверцу. – Почему бы не попытаться поговорить с ней? Вдруг повезет, и узнаю что-нибудь интересное».

Я, и правда, узнал. Много чего интересного. Из того, что у ее мужа, которого зовут Александр, действительно, есть белая «Нива», женщина и не подумала делать никакого секрета. При этом ее совсем не смутило то, что на улице к ней подходит незнакомый мужчина и начинает проявлять нездоровое любопытство.

– К Саше вчера должен был приехать двоюродный брат, – бесхитростно выкладывала мне она, косясь на мальчонку лет четырех, активно сгребавшего пластмассовой лопаткой снег. – Я его не дождалась, легла спать, но слышала, как уже ночью мужики сидели на кухне. А потом они отправились на дачу.

– Точно на дачу?

– Да. А мне написали записку. Володя и написал.

– Это который брат?

– Да. – Женщина внимательно посмотрела на меня, потом на «Эксплорер», и в ее взгляде промелькнула тень беспокойства. – А что, что-нибудь произошло?

– Ничего. Просто мне срочно нужен Володя. Мы работаем вместе.

– В милиции?

– В прокуратуре, – уточнил я, опасаясь, как бы моя собеседница не попросила продемонстрировать ей удостоверение. Но она была типичной деревенской простушкой и лишь махнула рукой:

– Прокуратура, милиция… Мне все одно. Я в этом не разбираюсь… Алешка, а ну кинь эту гадость! Кинь, я сказала! Вытри руку о снег! Беда с ними, паршивцами!

Когда я попросил принести мне эту записку, она доверчиво попросила приглядеть за ее сыновьями и быстро сходила домой. А потом на обороте этой записки на удивление доходчиво и подробно набросала мне план, как до их дачи добраться.

– Спасибо… Поехали, – сказал я Сереге Сварадзе, залезая в машину. – Муха с брательником укатили на дачу. Светка, похоже, погналась за ними. Не знаю, догнала ли. Проверим.

– Уверен, что это был прокурор? – обернулся ко мне Челентано, и я помахал у него перед носом запиской.

– Этот почерк я никогда не забуду. Глеб, оставайся пока в этой деревне. Вдруг вернется Конфетка. Мы быстро.

Хотя я был уверен, что быстро у нас не получится и на этой даче нас ждут приключения.

Но обошлось без них, и я не мог ответить сам себе на вопрос: «Хорошо это или плохо?» Конфетка и прокурор как воду канули, где продолжать их поиски и стоит ли их продолжать вообще, ни я, ни Сварадзе решить не могли.

Дачу мы отыскали без особых проблем. И так же, без проблем, сразу определили, что на ней, как минимум, сутки никто не появлялся. На засыпанной снегом дороге напротив участка никаких признаков того, что в последнее время здесь проезжала хотя бы одна машина. Ни вокруг дома, ни, тем более, на крыльце – ни единого следа.

– Все, валим отсюда, – распорядился я, пять минут потоптавшись около дачи, и Сварадзе принялся неуклюже разворачивать внедорожник на узкой дорожке.

– Может, мы перепутали? – предположил он.

– По плану все точно. Да и сортир… – Я кивнул на вызывающе выкрашенную ярко-розовой краской дощатую будку возле забора. – Где второй такой сыщешь? Та баба мне сразу описала его, как ориентир.

– А не могла она тебя налечить?

– Навряд ли, – покачал я головой. – Вылитая бесхитростная дерёвня. Сыграть бы она так не сумела.

– Значит, они ни на какую дачу ехать и не собирались. Торчат сейчас в какой-нибудь деревушке у местных шкур, а Светка сидит где-то рядом в засаде. Боится их упустить. И ей просто неоткуда нам позвонить. Черт, и надо же было потерять телефон! Что, Денис, возвращаемся в Питер?

– Да. Здесь торчать больше нет смысла. Сегодня идем в «Северо-Запад», – принял решение я и подумал: «На семь бед один ответ! Либо мы уже этой ночью спалимся на депозитарии, и все рухнет к чертовой бабушке, либо окажется, что везение все-таки иногда навещает меня, и мы сегодня возьмем эти проклятые деньги. И Светка отыщется. И привезет мне прокурора».

Как я тогда был бы счастлив! Сколько проблем сразу отлипло бы от меня и кануло в Лету! И испарилось бы ощущение полнейшей безысходности, которое коматозило меня вот уже больше месяца.

И надо было для этого всего ничего. Удачно обнести «Северо-Запад».

И еще, чтобы у Светки все было нормально.

Вот уж никогда раньше не подумал бы, что ее благополучие может стать для меня одной из основных составляющих моего собственного маленького счастья.

***

Уже начало смеркаться, когда механизатор ООО «Агропромпредприятие „Ферма Победа“ дядя Паша Кабанов остановил свой „Беларусь“ возле оврага и, сунув в рот дешевую сигарету, выбрался из кабины. Перед самым поворотом он обратил внимание на выделявшуюся на фоне белого снега бурую полосу разрыхленной, вывороченной наружу земли. „Никак опять кого юзом в балку стащило?“ – сразу догадался пожилой тракторист, проживший в здешних местах пятьдесят восемь лет. На его веку в эту проклятую пропасть машины падали с периодичностью по одной в два-три года. Еще чаще в овраг улетали пьяные мотоциклисты. „И кто на этот раз?“ – дядя Паша подошел к краю обрыва, не торопясь чиркнул спичкой, прикурил и лишь после этого посмотрел вниз.

Первым в глаза ему бросился остов сгоревшего внедорожника. Потом он заметил и искореженную синенькую «восьмерку».

– Вот блин, – пошевелил прилипшей к нижней губе сигаретой Кабанов и добавил еще несколько емких коротких фраз. Понятно, каких. – Сразу две. Вот ведь блин, – повторил он самое безобидное слово из богатого словесного арсенала, которым владел. – И как умудрились?

Первым порывом было мотать поскорее отсюда. Как можно дальше! Домой! А то придется теперь тратить время, давать в мусарне показания о том, как обнаружил две разбитые легковушки. Ктонибудь из молодых, конечно, поступил бы именно так – поспешил бы свалить. А дальше делал бы вид: мол, да, проезжал мимо этого места, но в сумерках ничего не заметил. Но дядя Паша с тех пор, как еще летом бросил потреблять алкоголь, стал человеком ответственным. И не мог он уехать отсюда, не убедившись в том, что внизу не осталось живых, которым, возможно, нужна помощь.

Кабанов выплюнул окурок на снег и осторожно, бочком, начал спускаться по крутому скользкому склону.

Свету он сперва не заметил, уделив все внимание сгоревшей «Ниве». Если приглядеться внимательнее, то внутри нее можно было разглядеть два обугленных трупа. Два трупа, точно, – для того, чтобы это понять, не надо было даже включать воображение.

– Ну, дела, – пробормотал дядя Паша и обратил взор на «восьмерку». Тогда-то он и заметил мертвую девушку, лежавшую шагах в двадцати от разбитой машины. Кабанов поспешил к ней.

По всей видимости, после аварии девушка нашла в себе силы выбраться из «восьмерки», отползла от нее подальше и там умерла. Снег возле нее был обильно забрызган кровью, но никаких серьезных ран на трупе дядя Паша не обнаружил. Если, конечно, не считать ссадины на темноволосой головке. Но навряд ли из нее могло натечь столько кровищи. Кабанов взял девушку за плечи и, поднатужившись, перевернул ее на спину. Окоченевший труп как лежал, скрючившись, пока его не побеспокоили, так в скрюченном состоянии и остался. Коленки, обтянутые светлыми джинсами, поджаты к самому подбородку. Огромные темнокарие глаза широко открыты. Кабанов двумя заскорузлыми пальцами попытался опустить девушке веки, но у него ничего не вышло.

– Эх, блин, дела, – вздохнул дядя Паша. – Красивая. Молодая. Жить бы да жить. – И принялся снимать с пальца девушки дорогой – никак, с бриллиантами? – перстень. Мертвой красавице он все равно больше не нужен, а вот дочке Маринке в мае рожать. Вот и будет подарок. А еще этот перстень можно загнать, скажем, в ломбард и купить новый двухкамерный холодильник «Стинол», о котором давно мечтает жена Валентина.

В разбитой «восьмерке» Кабанов нашел нарядную модную сумочку. Сначала хотел забрать ее целиком, но потом передумал. Как-никак, там документы, а с этим греха не оберешься. Лучше не рисковать. Жадность до добра не доводит. Дядя Паша ограничился тем, что достал из кошелька деньги – шесть тысяч рублей, его месячная зарплата! Умно оставил три мятых десятки и мелочь – пусть менты не думают, что здесь побывал мародер. Огляделся – не забыл ли чего. И, шумно пыхтя, принялся подниматься наверх, спеша к своему брошенному возле обрыва трактору. Мучительно напрягая мозги, пытался решить: сообщать в мусарню, о том, что обнаружил, или предоставить это почетное право кому-то другому.

Кабанов решил, все-таки позвонить в милицию когда уже ехал по единственной улице своего села. Остановил трактор около сельсовета, на крыльце громко потопал ногами, сбивая с кирзовых сапог снег, и зашел внутрь. Красивая секретарша Тамара оторвалась от монитора компьютера, на котором почти до конца был разложен пасьянс, растянула яркие губки в широкой улыбке, прощебетала:

– Здоров, дядя Паша. Чего ты?

– Дай телефон. Позвонить надо. В милицию. – Кабанов протянул ручищу к белому «Панасонику». – Там в овраге машина валяется. Даже две машины.

– Опять?! – выпучила жирно обведенные глаза секретарша. – Даже две?

– Даже две, – повторил дядя Паша. Добавил: – И мертвецы. – Хмыкнул, бросив взгляд на застывшую секретаршу, набрал «02» и, ожидая соединения, принялся с удовольствием думать о том, что в кармане лежит дорогущий перстень с бриллиантами. И шесть тысяч рублей – его месячная зарплата.

Глава 10

ДЕНЕГ КАК ГРЯЗИ!

Ровно в полночь в нескольких кварталах от «Северо-Запада» и совсем недалеко от опорного пункта вневедомственной охраны мы высадили Челентано.

– Может, помочь чего? – на прощание поинтересовался Сварадзе, забыв, что уже спрашивал об этом десять минут назад.

– Сам справлюсь, – сухо ответил Глеб и, выбравшись из «Эксплорера», зашагал по пустынной, безлюдной улице. В литых резиновых сапогах, защитного цвета брезентовой куртке и с небольшой сумкой через плечо он сейчас был похож на возвращавшегося с вечерней смены рабочего или зажиточного бомжа. Внимание мусоров наш спец по системам охраны не привлек бы.

– Хорошо, – шепотом отметил Серега и медленно поехал к дому, из подвала которого мы собирались проникнуть в короб теплоцентрали. – Пока все хорошо.

«Пока ничего еще и не было, – отметил я про себя. – Это что касается банка. А если брать вообще, то, как раз, пока все дерьмово».

…Конфетка до сих пор так и не дала о себе знать, и мы, вернувшись из Бегуниц, не рискнули отправляться к ней на квартиру. Кто знает, какие сюрпризы нас там могли ожидать? Поехали к Глебу и три часа до отъезда на дело провели у него. Все трое измученные. Все трое голодные. Все трое невыспавшиеся. Но о том, чтобы прилечь на диван отдохнуть, никто из нас даже не помышлял.

– Отдохнем после смерти, – мрачно заметил тогда Челентано. – Кто знает? Может быть, скоро. Может, сегодня.

И я не сдержался. Две бессонные ночи и то напряжение, в котором я провел последние сутки, вырвались из меня наружу злобным шипением:

– Закрой хлебало, и думай, что говоришь! Типун тебе на поганый язык!

Глеб в ответ пронзил меня ненавидящим взглядом. Но сдержался и промолчал. И до того, как на Дегтярной выбрался из «Эксплорера», не сказал мне больше ни слова…

– Пошли, – бросил мне Серега, припарковавшись впритирку к обшарпанной «Волге» в тесном и неуютном дворе, окруженном желтыми шестиэтажными домами. – Раньше сядем, раньше выйдем, как говорится. – Он первым выскочил из машины. А я, прежде чем отправиться следом за ним, бросил взгляд на часы. Десять минут первого. Отсчет начался.

Мы обошли внедорожник, откинули заднюю дверцу, вытащили из багажного отделения две большие дорожные сумки и, не медля ни секунды, решительно двинулись ко входу в подъезд. «Эксплорер» нам вслед коротко вякнул сигнализацией. А Серега уже доставал из-за пазухи короткую тяжелую фомку.

– Код?

– Триста семьдесят восемь.

Я нажал на три кнопочки на замке, распахнул дверь, и Сварадзе, первым юркнув в нее, на секунду замер, прислушался, и, взмахнув фомкой, точно угодил по болтавшейся над головой тусклой лампочке. Лампочка глухо лопнула, а у меня в руке тут же вспыхнула коногонка.[19] Яркий луч света скользнул по стене и уперся в обитую жестью дверь с намалеванными на ней телефонами аварийных служб. И с массивным замком.

Фомка опять была пущена в дело.

Серега чуть поднатужился. Петля со скрипом оторвалась от косяка, вытянув за собой, словно сопли, несколько длинных гвоздей.

– Есть!

Я пихнул ногой дверь, и она нехотя отъехала в сторону, открывая дорогу в темное чрево подвала, дохнувшего на нас затхлостью и преисподней.

– Как из склепа несет, – словно прочитав мои мысли, прошептал Сварадзе. – Вперед!

Я осторожно спустился по нескольким оббитым ступенькам и остановился, освещая лестницу Сереге, который в этот момент затворял дверь.

– Свет включать будем?

– Нет, – негромко ответил он. – Увидят. – И, присоединившись ко мне, тяжело опустил свою сумку на пол. Достал оттуда оранжевую каску с закрепленным на ней фонарем. Вытянул за толстый черный шнур аккумулятор и прицепил его себе к поясу. – Тоже каску надень. Неудобно так. Руки должны быть свободны, – небрежно бросил он мне и, шлепая по лужам, зашагал в глубину подвала.

Место, где внутрь дома вводились трубы теплоцентрали, располагалось в глухой тесной нише метрах в двадцати от входа. Вода, стоявшая там, почти скрывала голенища сапог, и я сразу же промочил обе ноги.

– Проклятье!

– Чего? – обернулся Серега, ослепив меня светом своего фонаря.

– Воды черпанул.

– Я тоже. Это все мелочи. – Он пристроил на трубе сумку, сказал мне: – Придерживай, чтоб не свалилась. – И, поудобнее перехватив фомку, начал легонько тюкать ею возле трубы.

«Старается не наделать шуму, – понял я, – и не взбудоражить жильцов».

Тук-тук-тук… как метроном.

Тук-тук-тук… с интервалом в секунду.

Тук-тук-тук…

Первый кирпич наконец провалился внутрь, и Сварадзе мог теперь действовать фомкой как рычагом.

– Набери пока Глеба, – обернулся он ко мне и стер рукавом пот с лица. – Спроси, как у него?

Я достал из кармана мобильник.

У Челентано все было нормально. Он сумел незамеченным спуститься в колодец и, уже определив кабель, который надо перерубить, сейчас дожидался моей команды на начало диверсии на телефонной сети.

– А что у вас? – поинтересовался он, и я хотел ответить: «Все хорошо», но в последний момент передумал и сказал:

– Все по плану.

Какое может быть «Хорошо», если Света так и не позвонила!

– Смени меня. – Серега протянул мне фомку, опять провел рукавом по потному лбу. К этому времени он уже успел проковырять дыру, в которую без проблем пролезла бы средних размеров собака. – Заманался!

«Немудрено, – подумал я, отметив при этом, что за пятнадцать минут, проведенных в этой глухой тесной нише, мы вдвоем надышали здесь так, что казалось, будто находимся в маленькой, слава богу, хоть непротопленной сауне. – Странно, но ведь должен же быть какой-то сквозняк из этой дыры? – сначала удивился я, но потом сообразил, что путь воздушному потоку преграждают кирпичные перемычки, о которых упоминали и Наталья, и Серега Сварадзе. – А каково будет нам внутри этого короба, пока не пробьем те перегородки, если уже начинаем испытывать нехватку кислорода? Мда, нелегка работа шахтера».

Была бы у меня сейчас кувалда, я бы пробил ход в тоненькой перемычке, сложенной в полкирпича, за пару хороших ударов. Но фомка, хоть и тяжелая, никак не годилась на роль ударного инструмента, и приходилось ковыряться ею в кладке, все равно что совочком в песочнице. К тому моменту, когда Серега тронул меня за плечо и сказал: «Достаточно», от монотонной непродуктивной работы я уже основательно закипел и был готов, отбросив фомочку к дьяволу, начать херачить по кладке ногой. Пожалуй, тогда результат был бы ощутимее.

– Денис, достаточно.

– Для тебя, может быть, и достаточно, – обернувшись, я смерил взглядом щуплую фигурку Сварадзе, – а я в эту дыру не пролезу.

– От тебя этого пока и не требуется. – Серега снял куртку, остался в стареньком свитере. – В короб пойду я один. Вдвоем там сейчас делать нечего. Вот проложу до конца дорогу, тогда присоединишься. А пока отдыхай. И попробуй руками раскачать кирпичи. Расширяй эту нору.

– А если упрешься в тупик? – спросил я, отступая в сторону и давая Сварадзе возможность протиснуться. – Если не сможешь пробиться, тогда как назад? У тебя же не получится там развернуться?

– Я развернусь, – заверил Серега, взял фомку и забрался на трубы. – Если что, позвоню. Не скучай. – И он, извиваясь всем телом, пополз по узенькому пространству, остававшемуся между трубами и потолком железобетонного короба. Ему сейчас было очень непросто.

«А каково будет мне, да еще не пустому, как Сварадзе, а с грузом?» – постарался представить я. Но представить не смог. Лишь обреченно вздохнул и посмотрел на часы: без пяти час. Даже при самом гнусном раскладе у нас впереди была уйма времени. И уйма тяжелой работы.

Впрочем, пока я мог предаваться безделью.

***

Сварадзе вернулся часа через два. Растянулся на трубах, от усталости свесив набок язык, весь пыльный, потный и злой. И лишь где-то через минуту, отдышавшись, соизволил мне доложить:

– Все, пробился. Не думал, что будет так трудно.

– Ты был в том подвале? – решил уточнить я.

– Хотел там и остаться. Попытался тебе позвонить, чтобы ты двигал ко мне, но… Смотри. – Сварадзе протянул мне свой телефон, и я сперва не врубился, что он хочет мне показать. – На индикатор смотри. – На индикаторе мощности сигнала не было ни единой полосочки – дешевой Серегиной трубке попросту не хватало силенок, чтобы нормально работать в экстремальных условиях местных подвалов.

Я достал из кармана свой «Эриксон».

– У меня все нормально. Да я и говорил же уже с Глебом отсюда, – вспомнил я. – А то, и правда, вот бы был геморрой: выползать на поверхность, чтоб позвонить.

– Ладно, проехали, – махнул Серега рукой. – Есть связь, и отлично. Давай мой баул. Полезли. Чего тратить время?

Обсуждая накануне, как будем транспортировать неподъемные сумки с инструментом по коробу, мы сначала хотели тащить их за собой, привязав сзади к ногам, но потом Сварадзе отрицательно покачал головой: «Нет, так можно застрять. Тому, кто впереди, еще ничего. Задний поможет. А вот как второму? Ведь даже не развернуться!». И мы решили толкать сумки перед собой. Медленнее, но зато и надежнее.

Впрочем, не так страшен черт, как его малюют. Двадцатиминутное путешествие по коробу теплосети оказалось совсем не таким кошмарным, как я его себе представлял. Попотеть, конечно, пришлось, но и только. С тем запасом времени, что был у нас, можно было никуда не спешить. Я словно гусеница, четко поделил свои движения на два этапа.

Гусеница: сначала надо дугой выгнуть спинку, подтянуть задницу; потом, распрямляясь, продвинуть вперед свою рогатую башню. И вот, пожалуйста, шаг уже сделан.

Я: сперва на длину вытянутой руки проталкиваю по трубам тяжеленную сумку; а после можно уже, елозя ногами, подтягиваться на руках, пока не упрешься каской в эту самую чертову сумку. И вот, пожалуйста, еще примерно полметра пути позади.

Всего таких «полуметров» пришлось преодолеть сто тридцать пять (я их считал). Плюс две коротеньких передышки. Итого, на все, про все двадцать минут. К тому моменту, когда намного оторвавшийся вперед Сварадзе принял у меня сумку и негромко сказал: «Добро пожаловать под „Северо-Запад“, я даже не запыхался. Протиснулся в узкий проем, проделанный Серегой в кирпичной перемычке, спустился с труб и порадовался, обнаружив, что голенища сапог не скрывает вода.

– Черт, сухо, – я удивленно огляделся.

Если так можно говорить про подвалы, то здесь было намного уютнее, нежели там, откуда мы сюда прибыли. Во всяком случае, под подошвами хоть не хлюпали лужи.

– Куда дальше? – посмотрел я на Сварадзе, развернувшего прямо на бетонном полу план подвала.

– Мы сейчас здесь, – ткнул он пальцем в некий квадрат. – А надо сюда. В это отделение. Примерно двадцать пять метров. Пошли. – И, сложив план наружу тем местом, где был начертан маршрут, по которому нам предстояло пройти, он уверенно двинулся вдоль трубы. Капли конденсата на серых стенах сверкали в луче его фонаря. Под сапогами громко хрустел мелкий мусор, и мне пришла в голову мысль о том, что в этом подвале очень специфическая акустика. Впрочем, так же, как и во всех таких помещениях.

– Доставай рулетку, – распорядился Серега, когда мы, насколько я понял, наконец прибыли на место. – Держи вот отсюда. – Он отмерил некое расстояние от стены, опустил почти в центре сравнительно просторного помещения сумку. – Теперь отсюда, – кивнул он на другую стену, взял еще один отсчет, передвинул сумку метра на полтора и торжественно сообщил: – Приехали. Ну что, рискнем включить свет?

– А не увидят?

– Не должны. – Сварадзе повернул выключатель, но никакого эффекта это не дало.

«Или дохлая лампочка, или надо прежде включить питание на каком-нибудь щитке», – предположил я.

– Ну и хрен с ним, – совсем не расстроился Серега. – Не хочет, не надо. Обойдемся и так. Денис, высыпай причиндалы.

Он имел в виду детали мощного авиационного домкрата, что были распределены по нашим сумкам. Домкрата, который Сварадзе раздобыл у какого-то полупьяного прапорщика на армейском аэродроме города Пушкина. Который обошелся гораздо дешевле простого автомобильного двадцатитонника. Который как нельзя лучше подходил для нашего дела потому, что был рассчитан именно на такие большие пространства между опорой и поднимаемым предметом, как примерно два метра между полом и потолком подвала, в котором мы сейчас находились. И не надо было ломать голову над вопросом, что использовать в качестве каких-либо подкладок или подпорок, чтобы нивелировать эти несчастные два метра. И не приходилось из-за их малого хода возиться попеременно с двумя автомобильными домкратами: выработал до упора ходовой ресурс одного (примерно шестьдесят сантиметров), начинай сразу работать другим, а под первый пока подкладывай какую-нибудь хренотень, чтобы его приподнять на эти несчастные сантиметры.

Все эти технологические нюансы я почерпнул из коротенькой лекции Сереги Сварадзе, которую он произнес, пока собирал в рабочее состояние хваленый авиационный домкрат. Вывалил из своей сумки груду всевозможных железных болванок, из моей вытащил основную, насколько я понял, деталь, очень похожую на астрономический телескоп, и прямо на бетонном полу умело и быстро соорудил некую довольно причудливую конструкцию. Подложил под нее небольшую и легкую плитку из неизвестного мне пористого материала. Вторую такую же плитку использовал в качестве буфера между верхним цилиндром домкрата и потолком. В качестве рычага вставил в специальное отверстие фомку, сделал пару пробных качков и с гордостью посмотрел на меня.

– Есть контакт, Знахарь. Мы в полной готовности. Звони Челентано. Пора начинать.

Но прежде чем достать из кармана трубу, я посмотрел на часы: со сборкой и установкой домкрата Сварадзе управился менее чем за двадцать минут.

«Не иначе как дома тренировался», – с одобрением подумал я. Мне был симпатичен этот старательный и исполнительный парень. С ним было приятно работать. В отличие от Челентано, который, по моим представлениям, никаких особых усилий к успеху нашего дела не приложил. Какое это усилие – забраться в колодец и рубануть топором по телефонному кабелю?

– …Хреначь его к дьяволу! – отдал я распоряжение Глебу, и в ответ услышал:

– О'кей. Пять минут. Я позвоню.

Я отключился и кивнул Сереге.

– У него все нормально. Сейчас будет готов. Начинай работать.

Сварадзе в ответ лишь едко хмыкнул и взялся за фомку.

Ровно через пять минут, как и обещал, позвонил Глеб.

– Я со всем разобрался. И уже проверил, набрал парочку номеров. Связи нет. Так что работайте. Можете смело рассчитывать на пару часов. А я пошел.

– Как закончим, я позвоню.

– Не надо. Телефон все равно будет отключен. Свяжусь с тобой сам.

И в трубке раздались короткие гудки.

Я сунул ее в карман. Подумал: «Хрен ты со мной свяжешься, Глеб! Хрен ты меня найдешь!» И отправился помогать пахавшему в поте лица на домкрате Сереге Сварадзе.

***

Никогда не подумал бы, что домкратом, пусть даже и авиационным, можно так быстро разрушить железобетонное перекрытие дома. Притом, не какой-нибудь «хрущи» или «брежневки», а прочного и надежного строения, сооруженного еще в девятнадцатом веке. А ведь в то время строили отнюдь не тяп-ляп, как сейчас.

– А что, тогда уже были железобетонные плиты? – поинтересовался я у Сварадзе, подменяя его у домкрата.

– Когда это «тогда»? – спросил он, привычно протирая лоб рукавом свитерка.

– Ну, в девятнадцатом веке. Когда строили этот дом.

– Этот дом строили уже при большевиках, – ухмыльнулся Серега. – Так что не беспокойся. Пол мы в нем проломим легко.

«Вот так, при большевиках, – разочарованно вздохнул я, монотонно качая рычагом. – А я-то думал. И опять облажался. Но кто же мог знать, что большевики тоже умели возводить здания с арками».

Одна из плит, которую подпирал наш домкрат, приподнялась уже настолько, что в месте ее стыка с некой конструкцией обнажилась металлическая арматура. И мне пришлось передавать свою вахту Сварадзе, а самому браться за мощные арматурные ножницы и перекусывать ими толстую проволоку. К этому времени у меня над головой уже зияла настолько широкая щель, что в нее можно было просунуть руку.

Работа двигалась.

Охрана, надеюсь, спала.

Районные мусора после совершенной на телефонной сети диверсии сейчас сходили с ума от обилия ложных вызовов. Ни до какого «Северо-Запада» им не было дела.

А проем между плитами уже вырос настолько, что в него смог бы протиснуться щуплый Серега.

– Полезай, – предложил ему я, – и спускай вниз рюкзак. Надеюсь, найдешь его без проблем.

– Если он там, – улыбнулся Сварадзе, продолжая размеренно работать фомкой. – Потерпи еще пять минут.

Через пять минут в проем уже мог пробраться и я.

– Подсади, – попросил я Серегу и взялся руками за край железобетонной плиты с торчащими из нее огрызками арматуры. – Надеюсь, меня не придавит.

– Может, – безразлично заметил Сварадзе и, сцепив пальцы замком, подставил ладони мне под правую ногу.

Я подтянулся, просунул в щель сначала голову, а потом плечи и вспомнил старое правило о том, что если прошла голова, то пройдет и все тело. Потом решил оглядеться, посмотреть, куда же попал, но добился только того, что об обломок ламинированной напольной плиты расцарапал лицо. А увидел лишь пустой стеллаж. Похоже, что он занимал всю стену примерно в двух метрах передо мной. А вот что у меня за спиной, я пока увидеть не мог. Надо было лезть дальше. И я попытался отжаться на руках. Хрен там! Приподняться повыше оказалось совсем не так просто.

Больше всего проблем на этом отрезке операции мне доставили торчащие из плиты остатки перерезанной мною арматуры. Не сама плита; не острые осколки напольного покрытия, так и стремящиеся впиться мне в рожу; не страх перед тем, что сейчас что-нибудь случится с домкратом, плита опустится вниз, и меня передавит аккурат на две равные части; а гребаные куски пятимиллиметровой проволоки, которые цепляли меня за все, за что только можно, и самое главное… Ну за что можно чувствительнее всего зацепить мужика?

Одним словом, я рисковал выбраться из этой переделки кастратом.

Но я этого не хотел!!!

Беспомощно подрыгал свободной, не опорной ногой, оптом выдал несколько емких ругательств, а когда не помогли и они, просипел:

– Помоги, Серый! Штаны отцепи! И куртку… Бы-ы-ыльдь!!! – Я ощутил, как Серегина ладонь шарится в районе моей ширинки. – Да не гладь ты меня, а отцепляй! Твою мать, Сварадзе!

– Денис, а чего это у тебя за хреновина? – словно не о чем было больше спросить, словно нечем было больше заняться, хладнокровно поинтересовался Серега, ощупывая… нет, не то, о чем вы подумали, а одну хитрую штуку, которую я – так, на всякий пожарный – прицепил себе на пояс еще во вторник. Муляж взрывного устройства, который, насмотревшись по телевизору передач про мусульманских шахидов и уединившись в светкиной ванной, изготовил из отработанной батарейки, двух проводков, маленького кнопочного выключателя, трех кусков хозяйственного мыла и нескольких полиэтиленовых пакетов. Если меня сегодня прихватят, с этой обманкой на пузе есть мизерный шанс блефануть, взять лягавых на понт и попробовать вырваться. Вот только рассказывать об этом я не хотел даже Сереге. – Денис, у тебя бомба, что ли? Зачем?

– Идиот! Какая там бомба, к чертовой бабушке! Ревматизм у меня! Пояс от ревматизма…

«На брюхе?» – тут же хмыкнул ехидно мой внутренний голос.

– …Пояс, – из последних сил простонал я и подумал: «Еще немного – и рухну вниз!» – Отцепляй давай!

Винни-Пуху в кроличьей норе было не в пример проще. Там не было арматуры! Там не было этого дурака Сварадзе!

«Блин! (Зато там был Пятачок). И чего же я, идиот, пожалел пять минут на то, чтобы приподнять эту плиту еще немного повыше! И чего же я не настоял, чтобы в хранилище отправлялся Серега! Идиот! Импотент! Распроклятье!!!»

Как ни старались Сварадзе и арматура, но к тому моменту, когда я все-таки выбрался из проема, мое мужское достоинство оставалось в полной сохранности. Что нельзя было сказать об одежде и ободранных в кровь локтях и коленях. Из ссадины на щеке, оказавшейся довольно глубокой, струилась липкая кровь. Но мне сейчас было не до нее.

Какая может быть, к дьяволу, кровь! Какие могут быть ссадины, когда до заветного рюкзака, набитого баксами, остается всего один шаг! Надо лишь протянуть руку, и…

Вот только, на то, чтобы, образно выражаясь, протянуть руку, а по сути – обернуться и посмотреть, где этот несчастный рюкзак, у меня решимости и не хватало.

«А вдруг обернусь, и окажется, что ошибся и попал вовсе не туда, куда собирался – не в хранилище, а в совершенно другое помещение банка? – нахлобучивал я себя. – А вдруг, даже если сейчас я и нахожусь в депозитарии, никакого рюкзака здесь вовсе нет? А вдруг Наталья мне про него просто напарила? А вдруг его забрали вчера, пока мы торчали в Бегуницах? А вдруг… Как же много этих проклятых „А вдруг“! Непролазные горы!

Но продолжать – вернее, заканчивать – начатое, хочешь, не хочешь, а надо. Осмотреться все же придется. И в худшем случае убедиться, что нам попалась пустышка. Но не тянуть трусливо время, когда в любой момент меня здесь может накрыть охрана».

– Ну чего там? – нетерпеливо подал голос снизу Сварадзе.

– Погоди ты! – Я перевел взгляд с пустых стеллажей на противоположную стену. Примерно метрах в пяти от меня луч коногонки высветил из темноты ровные ряды блестящих узеньких дверец.

«Частные сейфы», – сообразил я и перевел взгляд левее. И сразу мне в глаза бросилось то, что я так мечтал здесь увидеть.

Рюкзачок, действительно, находился в хранилище! При этом, что странно, никто даже не позаботился заныкать его понадежнее.

«Выходит, в этом помещении не оказалось подходящего по размерам сейфа? – Я еще раз обвел взглядом депозитарий. Луч света опять пробежал по пустым стеллажам, ровным ячейкам маленьких металлических ящиков. Ничего похожего на вместительный сейф здесь, действительно, не было. – Но ведь можно было распихать содержимое рюкзака по нескольким ячейкам! Или его хозяевам показалось достаточным и того, что он просто стоит в „неприступном“ депозитарии? Или в этом мешке попросту ничего нет такого, за что стоит всерьез беспокоиться? Вот з-зараза!»

Последняя мысль очень мне не понравилась, и я, стремясь поскорее развеять леденящие душу сомнения, шагнул к рюкзаку.

– Чего там, Денис? – еще раз спросил из подвала Сварадзе.

– Сейчас!

Это был не тот рюкзак, с какими туристы ходят в походы, а садоводы толкаются в электричках по дороге на дачу. Слишком мал для подобных целей. И слишком велик, чтобы в нем таскать учебники в школу. Зато он как раз подходил для того, чтобы сложить в него нужную мне и Сварадзе (Глеб обойдется!) сумму. И даже больше!

Я трясущейся рукой коснулся гладкого нейлонового бока заветного рюкзачка и ощутил нечто, на ощупь очень напоминающее забандероленные пачки дензнаков.

У меня сладко заныло внутри! У меня перехватило дыхание! Йес!!! С первой попытки я попал, куда надо!

– Чего там, Денис?

«А, иди ты! – Я отстегнул верхний клапан, судорожно принялся распутывать навороченный узел завязки. – Все-таки вдруг это не деньги, а „куклы“? – мелькнула в мозгу страшная мысль, но я тут же себя успокоил: – Какому же идиоту придет в голову сдавать на хранение в депозитарий банка обычные „куклы“? Это денежки! Милые моей жадной душонке хрусты, и не иначе!»

Узел наконец покорился, и я раздвинул руками узкое чрево рюкзака, доверху набитого аккуратно упакованными в целлофан пачками долларов. Достал одну из них, покрутил в пальцах, убедился, что в ней пятьдесят «двадцаток» – тысяча баксов, и в тот же момент меня оставили и нервное напряжение, и «золотая лихорадка». Я стал хладнокровен, как буддистский монах. Меня перестало трясти. Мне даже стало обидно, что все произошло настолько легко.

Впрочем, дело было еще не закончено. Предстояло отсюда уйти. И сделать это как можно быстрее. Чего тянуть и дожидаться, когда проснется охрана?

– Чего там, Денис? – раз в пятый или в шестой поинтересовался снизу Сварадзе, и я подошел к проему, демонстративно покачал перед ним рюкзачком, сообщил:

– Здесь штук двести, не меньше. Хорошо мы зашли.

– Так кидай его сюда. И спускайся. – Серега отступил от проема. – Да кидай же! Время, Денис! – Он стоял возле домкрата и ждал, когда я, идиот, и правда кину ему рюкзачок.

Я так бы и сделал, если бы Сварадзе еще секунд десять сумел сохранять хладнокровие. Но в последний момент у него сдали нервы. Он заспешил. Он стал слишком настойчивым. И я мгновенно выстроил в голове удивительно логичную, омерзительно прагматичную цепочку событий, которые должны произойти в ближайшую минуту:

Я передаю деньги Сварадзе. Начинаю спускаться через проем. Опять застреваю, зацепившись за арматуру. Сереге теперь достаточно лишь ударить ногой по стопору на домкрате. И, в результате, плита опускается, разделяя меня на две половины, а доли Сварадзе и Глеба увеличиваются почти в два раза.

Вот так!

Элементарно!

А ведь до этого момента я не мог допустить и мысли о том, что Серега может меня так подставить. Послушный и исполнительный, старательный и немногословный парень, который мне так импонировал, оказался банальным крысятником. И к тому же хладнокровным мокрушником.

«Впрочем, нет, – на удивление бесстрастно рассудил я. – Будь он хладнокровным иудой, сумей удержать в себе еще хотя бы с минуту свои сволочные намерения, я их так бы и не просек. И болтался бы сейчас, придавленный перекрытием, как жук на булавке. А Сварадзе уже уползал бы по коробу, таща за собой рюкзачок с хрустами. Плохо, что я предположил подобный исход только сейчас. Хорошо, что успел вообще хоть что-то предположить».

– Чего ты затормозил?! Денис! Кидай деньги, спускайся! – Серега уже откровенно не мог держать в узде свои нервы.

– Сперва спущусь сам, – спокойно произнес я. – Потом рюкзачок.

– Да кидай же ты деньги! Чего заморачиваться?

– Нет. – Я опустился на колени перед проемом и отметил, как Сварадзе непроизвольно бросил взгляд на домкрат. На стопор! Никаких сомнений в его намерениях у меня больше не оставалось.

«Надеюсь, он не пожертвует своей долей – немалой, – чтобы все-таки угробить меня, – подумал я. – Ведь если он сейчас опустит домкрат, рюкзак из депозитария ему будет уже не достать. На то, чтобы опять поднять перекрытие, ему попросту не хватит времени».

– Денис!

«Хрен тебе, а не Денис! Хрен тебе, а не деньги! Не знал ты, парниша, кого захотел наебать! Не беда, скоро узнаешь!»

– Кидай деньги, или я сейчас пну по стопору! – открытым текстом озвучил свои планы Серега. – Ты спалишься в этом хранилище!

– Нет! – Я уже был готов спустить ноги в узкую щель, оскалившуюся остатками арматуры. Но в последний момент замялся.

И тут Сварадзе полностью утратил контроль над собой. Возможно, всего на какой-то миг, но этого мига хватило на то, чтобы он сделал, чего делать вовсе не собирался, пока у него в руках не будет рюкзак с деньгами.

– Ну, сволочь! – процедил он.

В проем я наблюдал его перекошенное от злобы крысиное личико. Я видел, как он приподнял правую ногу, нацелился на домкрат черным литым сапогом. Мне захотелось крикнуть: «Не надо! Погоди! Не спеши!» Но это было лишь мимолетное побуждение. Я промолчал, в душе еще лелея надежду на то, что Серега опомнится, что жадность возобладает в нем над приступом бешенства. Ведь, если рассудить здраво, какую огромную сумму он платит сейчас за то, чтобы учинить мне вселенское западло, отдать меня мусорам! Всего лишь потому, что я сумел раскрыть его подленькие намерения, не подарил ему эти фишки, не лег безропотно под железобетонную гильотину. Или он просто понял, что уже приговорен мною, что если он все же даст мне пролезть в эту щель, то из нас двоих выйдет отсюда только один. Второй останется. Мертвым. И это наверняка будет он, Серега Сварадзе.

У него просто не оставалось иного выхода, чтобы выжить.

– Хрен с тобой! Получай! – просипел он. И в следующее мгновение удар сапога сбил стопор с домкрата. Плита глухо вздохнула и, подняв облако пыли, встала на прежнее место.

Ловушка захлопнулась!

– Вот идиот! – пробормотал я и сокрушенно покачал головой. Луч фонаря, закрепленного на каске, несколько раз метнулся по стене напротив меня. Единственный луч света в этом, будь оно проклято, царстве!

Я повернул на фонаре выключатель, перевел его на более щадящий режим – надо экономить энергию – и, прихватив с собой рюкзачок, спокойно отправился в дальний от развороченного пола угол пересчитывать деньги.

И дожидаться, когда мусора исправят сигнализацию, и сигнал с объемных датчиков поступит на пульт вневедомственной охраны.

Тогда лишь останется ждать приезда гостей. И очень надеяться на свой «пояс шахида». На то, что блеф с ним удастся.

Глава 11

И ПРИШЕЛ РОБИН ГУД

Тот момент, когда за дверью хранилища объявились менты, я чуть не проспал. «Проспал» – в буквальном смысле этого смысла. Третья бессонная ночь все же сломила меня, и я только успел перелопатить хрусты – ровно четыреста тысяч бачков стошками, полтахами и двадцатками в банковских упаковках, – как тут же, несмотря на полный отстой положения, в котором в тот момент находился, стал клевать носом. Мне даже начали сниться какие-то совершенно мирные сны, и если бы мусора не топтались по коридору, как стадо слонов, и на протяжении часа не царапались в дверь, они смогли бы взять меня сонным и тепленьким. Но парни этой профессии, похоже, в последнее время разучились вести себя незаметно. В этом я убедился еще месяц назад, когда в «Призматик» наблюдал за «засадой» на даче. Это подтвердилось и сейчас.

Сначала меня удивило, что группа захвата, прибывшая по тревожному вызову, не спешит врываться в хранилище, проводить захват неудачливого воришки и зарабатывать поощрения по службе. Но потом я сообразил: для проникновения в депозитарий, ментам нужны ключи или болгарка, чтобы разрезать дверь.

Лучше ключи, а поэтому надо дождаться кого-то из сотрудников банка, несущего за них, а заодно и за депозитарий ответственность. Итак, остается ждать, когда прибудет этот несчастный сотрудник, раньше обычного поднятый из теплой постельки.

Я посмотрел на часы: половина седьмого утра. Подумал: «Впрочем, и так уже пора подниматься» и достал из кармана трубу. Попытался дозвониться сначала до Глеба, потом до Сварадзе. Конечно, их телефоны оказались отключены. Другого я просто не ожидал, и набирал их номера лишь потому, что больше было нечем заняться. Ожидание выматывало. Еще сильнее выматывала неравная борьба со сном, которую я пока с огромным трудом выигрывал. Но это пока. Я срубался уже даже стоя. Я боялся, что больше не выдержу. Я с нетерпением ждал хоть какого-нибудь изменения ситуации. Я мечтал:

«Ну когда же ко мне, наконец, придут мусора!!!»

Они пришли ровно в семь утра. В помещении, освещенном доселе лишь моей коногонкой, вспыхнул верхний свет и в замке заскрежетал ключ.

Я, нацепив на плечи рюкзачок с долларами, пошире распахнул полы куртки, чтобы лучше был виден мой «пояс шахида», левую руку с кнопочным выключателем размером с кусок туалетного мыла, прижал к груди, проверил, не отсоединились ли от батарейки два проводочка – зеленый и красный, – соединяющие ее с выключателем. Потом нажал большим пальцем на кнопку и решительно шагнул к двери. До того, как она отворится и я окажусь лицом к лицу с противником, оставались мгновения.

Единственная надежда на фактор внезапности. Мусора – те, что за дверью – уверены, что приехали по ложному вызову. И они растеряются – не спецназовцы же! – когда, словно чертик из табакерки, из депозитария выскочу я. Да еще с «бомбой» на поясе. Эти мальчишки, лишь недавно закончившие школу милиции, естественно, слышали, что подобные психи со взрывчаткой на пузе водятся в далеком Израиле, но чтобы в центре Санкт-Петербурга!.. Короче, они растеряются, и у меня будет пара секунд на то, чтобы сориентироваться в коридоре и попробовать прижаться «бомбой» к кому-нибудь из мирных работников банка.

Хорошо бы, к тому же, еще и захватить автомат.

«Нет, автомат мне не отдадут. Придется ограничиваться „бомбой“. И заложником», – подумал я и в тот момент, когда начала открываться дверь, нахально попер на превосходящие силы противника. При этом противник – менты, – словно спецом сделал все для того, чтобы я смел его в первое же мгновение. А заодно мне сразу же была предоставлена идеальная заложница. Низенькая и хрупкая дамочка средних лет, перепуганная донельзя и надушенная дорогими духами, в легкой болоньевой курточке и с почти полным отсутствием груди. Вот и все, что я запомнил об этой своей случайной знакомой.

Но прежде чем познакомился с ней, я от души приложился ногой к двери, как только она приоткрылась примерно наполовину. Дверь в свою очередь, как я и ожидал, закатала в лобешник одному из мусоров. Самому любопытному. Тому, что решил сам повозиться с ключом. Довозился, короче. Выход из депозитария на какое-то время был для меня расчищен. На какое-то – это на очень непродолжительное, буквально на одну-две секунды, а поэтому терять темпа атаки было нельзя. Внезапность – мое основное оружие, и я был обязан использовать его по полной программе.

Я рванул дверь на себя и, даже приблизительно не представляя, что сейчас может твориться за ней, вылетел в коридор. Периферийным зрением успел отметить, что мусор, которому досталось дверью по кумполу, еще не закончил падения, но, по меньшей мере, на короткое время вышел из боя. Скользнул взглядом по оторопело застывшему шагах в пяти от меня другому менту и сразу переключил внимание на невысокую женщину. Которая, скорее всего, и являлась той самой сотрудницей, что обязана присутствовать при вскрытии депозитария. Которой уже через секунду было уготовано превратиться в заложницу.

Перед тем, как метнуться к ней за спину и обхватить ее сзади за тонкую шейку, я гавкнул во всю глотку:

– У меня бомба!!!

А когда прижался к стене, прикрываясь дамочкой от возможного выстрела, пояснил, выставив вперед руку с беленьким выключателем:

– Если отпущу кнопку, все взлетим к чертовой матери!!! На мне триста граммов тротила. – Я на секунду отстранил от себя окаменевшую заложницу, чтобы менты могли лицезреть три куска мыла, старую батарейку и два проводка – зеленый и красный. – Мне терять нечего! Все равно умирать! Я в розыске за убийства!

Я выговорился. Я сказал все, что хотел, и заткнулся, не зная, что еще полагается выкрикивать в таких ситуациях. Кажется, следует требовать бронежилет, вертолет и два миллиона долларов? Или три? Я не помнил. Впрочем, у меня уже были четыреста тысяч, и на первое время этого должно было хватить.

А поэтому я не спешил выдвигать никаких финансовых требований. И просто молчал.

И молчали легавые – один, сидя на полу и потихонечку приходя в себя; другой – бесполезно баюкая в руках автомат.

Если бы не скрипели их рации и не попискивала заложница, можно было бы смело сказать, что над коридором нависла гнетущая тишина. И нарушить ее суждено было тому из ментов, что на счет «десять» вышел из краткосрочной отключки и показал, что готов продолжать поединок.

– Эй, послушай, – растерянно посмотрел он на меня поверх светлой головки заложницы. – Ты хренли творишь? Прекращай, а? Одумайся!

«Одумайся, сын мой!» Так говорят обычно священники, – отметил я. – А теперь, оказывается, еще и легаши».

– Отпущу сейчас кнопку!!! Взорву все, если хоть дернетесь!!!

– Нет-нет, – выставил перед собой ладошки легавый. – Все будет нормально, я обещаю. Мы не самоубийцы… Слышь, отпусти женщину.

– Жди!

– Нет, правда…

– Что «правда»?

Этого мент не знал и сам. И поэтому замолчал. Лишь похлопал белесыми ресницами.

А мне пора было прекращать словесные прения. И, не теряя темпа, продолжать как-то действовать. Если бы я еще и знал, как.

Впрочем, ясно было одно: мне удалось захватить инициативу. Менты на изменах. Я их загнал во внештатную ситуацию, которая не описана ни в каких служебных инструкциях, и они не знают, как поступить, они растеряны и пробудут в таком состоянии еще какое-то время. И мне за это время надо успеть сделать ноги. Выйти из банка. Суметь нейтрализовать третьего мусора, который пасется на улице возле машины. Кстати, не помешало бы ее захватить, отъехать хотя бы на пару кварталов, а там постараться сменить средство передвижения. И еще раз сменить, как только появится такая возможность. И еще раз… И еще… А потом можно будет подумать о том, как убраться из города или где переждать введенный ментами план «Перехват».

– Рации!

– Чего? – не поняли меня мусора, а я в это время подумал:

«Как странно, что мы сейчас лишь вчетвером в этом узеньком коридоре. И даже в отдалении не заметно ни одного любопытного рыла. Но ведь должны же быть в этом дурацком банке охранники, которым не может быть неинтересно, что творится сейчас на вверенной им территории? Или это такой специфический банк, где всем все до лампочки? „Северо-Запад“…»

– Снимайте рации, выключайте и кидайте на пол. Себе под ноги. И, не дай бог, кто-нибудь вякнет в эфир хоть слово о том, что здесь происходит.

«…Нет, правда, где банковские секьюрити? Почему все-таки ими даже не пахнет поблизости? Не значит ли это, что следует ожидать от них какого-нибудь подвоха?», – забеспокоился я.

– Поторопитесь!

Менты не торопились.

– У меня устал палец.

Вот теперь совершенно другое дело! Не прошло и пяти секунд, как две рации полетели на пол. Приятно сознавать, что тебе безоговорочно верят. Мой блеф действовал пока безотказно.

– Растопчите их!

Нет, на такое кощунство легавые пойти не могли. Четыре растерянных глаза с мольбой уставились на меня. Заложница обреченно вздохнула. Но пока еще не обделалась.

– Очень устал палец.

Заложница вздохнула еще обреченнее. Мусора принялись топтать свои рации. Неторопливо и основательно, хотя не уверен, что от этого они получали огромное удовольствие.

– Ну, и чего дальше? – наконец оторвал взгляд от обломков тот мент, который был вооружен пистолетом Макарова, имел широкие лычки старшего сержанта и был старшим в этом тандеме.

– А дальше вынимайте затворы и радуйтесь, что не требую отдать волыны мне целиком, – прошипел я и легонько пнул заложницу коленом под копчик. Так, чтоб она пискнула. – И помните, что героизм без мозгов никогда и нигде не приветствуется. Подчиняясь мне, вы останетесь живы, да еще заслужите благодарность. На разборе дежурства ваши действия в сложившейся ситуации будут признаны единственно верными. Затворы!

Не знаю, поверили ли мне мусора насчет благодарности, но две затворные рамы – одна от ПМ'а, вторая от АКСУ– полетели к моим ногам.

– Теперь заходите туда, – кивнул я на распахнутую дверь депозитария и с удовлетворением отметил, что ключ торчит из замочной скважины. – Живее! Располагайтесь и считайте, что неприятности для вас на сегодня закончились.

Следом за ментами я затолкнул в хранилище и заложницу, захлопнул дверь, повернул ключ. И замер, сам себе поражаясь:

«Насколько же удачно я провернул это дельце и переиграл двоих мусоров! Ожидал чего угодно, но не такого! Эти легавые либо совсем зеленые дебютанты, либо уже умудренные жизнью ветераны, трезво отдающие себе отчет в том, что лучше быть выгнанными со своей далеко не престижной службы, нежели рисковать жизнью в поединке с обвешанным неизвестно чем психопатом.

Итак, с этим ты разобрался. Мои поздравления, Знахарь!

Но это был только первый этап, и хорошо, если в дальнейшем окажется, что он был наиболее сложным. Я совершенно не возражаю, чтобы все остальное – мой выход из банка, поиски логова, где я могу отсидеться, отъезд за пределы Санкт-Петербурга – окажется попросту детской считалочкой по сравнению с тем, как я только что обезоружил и запер двоих мусоров. Хотя даже в детской считалочке еще должно повезти, чтобы не выпало водить. А у меня ставки повыше: жизнь и четыреста тысяч. И неизвестно, что имеет большую ценность.

Наверное, все-таки, баксы, если их сравнивать с моей драной шкурой», – пришел я к выводу и, поплотнее запахнув полы куртки, чтобы пока никому не мозолить глаза своей «бомбой», решительно зашагал по пустому длинному коридору. Мне еще предстояло преодолеть турникет, пройти мимо поста охраны и не вызвать подозрений у мусора, который сейчас должен болтаться на улице. Таковы задачи на ближайшее время. А что стану делать, когда их решу, там будет видно.

Коридор кончился. Слева – десяток ступенек неширокой лестницы. Сразу следом за ней – турникет. А за турникетом – фойе. С двумя чахлыми пальмами. С деревянной конторкой. И охраной банка «Северо-Запад» за этой конторкой. В количестве трех человек.

«А ведь Наталья говорила, что их четверо, – отметил я, спускаясь по лесенке. – И они должны играть в преферанс. Впрочем, четвертый сейчас, наверное, на прикупе, и поэтому отлучился поссать».

Я без проблем миновал турникет, пробурчал им «Доброе утро» и уверенно направился к выходу. Охранники проводили меня обалделыми взглядами. Грязного бородатого мужика с рюкзаком за спиной, спокойно выходящего под утро из банка, они увидеть никак не ожидали. Одним словом, внештатная ситуация, как и у ментов две минуты назад. Здесь приходилось включать в работу мозги. Вот только где они, эти мозги?

Охрана молчала! Я против этого совершенно не возражал. Жизненные неурядицы давно превратили меня в замкнутого и необщительного человека, а потому первым вступать в разговор с тремя незнакомыми мужиками я не желал.

А желал поскорее убраться отсюда. Словно так и положено, распахнул первую дверь. Шагнул в узкий тамбур. Толкнул дверь вторую. Толкнул еще раз – посильнее. И поискал глазами запор, который следует отомкнуть, чтобы эта дубовая гадость все-таки отворилась.

– Черт!

Никаких запоров на двери. Блокировка с нее явно снималась нажатием кнопки за конторкой охраны. И выйти отсюда можно было лишь с позволения местных секьюрити.

– Черт! – еще раз процедил сквозь зубы я.

Делать нечего, придется такое позволение испрашивать.

– Откройте, пожалуйста, дверь, – выглянул я в фойе.

Охранники доходили! Всех троих я настолько парализовал своей простотой, что с них сейчас можно было ваять, скажем, скульптурную композицию «Хиросимцы, наблюдающие за ядерным взрывом». Или «Чукчи стойбища Эльвентин, встречающие вертолет с президентом Путиным».

– Откройте, пожалуйста, – еще раз попросил я.

И тогда наконец вышел из оцепенения один из охранников. Разомкнул пасть и растерянно поинтересовался:

– А Вы, собственно, кто такой?

– Мустафа Ибрагим, – пришла мне на память одна из песен «Куина». – Террорист из Аль Каиды. Только что грабанул ваше хранилище. Взял четыреста тысяч. – Меня несло. Секьюрити мне внимали. – А теперь собираюсь свалить. И очень хочу, чтобы вы мне открыли дверь, – молотя языком, я подошел к конторке. Остановился в шаге от нее. Словно эксгибиционист перед стайкой дошкольниц, распахнул полы куртки и продемонстрировал окаменевшим охранникам батарейку и три куска мыла. – Это бомба. Как только отпущу эту кнопку, – я выставил перед собой выключатель, – мы сдохнем, а здание превратится в руины. Вам это надо?

Они не ответили, но по всему было видно, что им это не надо.

– Открывай дверь!

Один из охранников дернулся, повозил рукой под столешницей, и в тамбуре что-то щелкнуло.

– Она открыта, – просипел секьюрити, и у него по лицу сбежала вниз капелька пота.

– И не вздумайте пальнуть мне в спину, – предупредил я, отступая к выходу. – Я упаду… Отпущу кнопку… Жахнет так, что вас будут потом собирать на совочек…

Я толкнул массивную высокую дверь, и на меня пахнуло свежестью промозглого петербургского утра.

На улице шел мелкий дождь.

Я наконец был на свободе.

***

Правда, чтобы уж вовсе убраться с этой Дегтярной, предстояло преодолеть еще одно препятствие в виде третьего мусора из группы захвата. Я не ждал здесь особых проблем – очень надеялся, что этот мент не настолько дубовый, чтобы, согласно инструкциям, разгуливать сейчас под дождем возле машины.

«Дремлет в своих „Жигулях“, – надеялся я, притворяя за собой дверь, – а меня если и заметит, то лишь проводит взглядом и поленится вылезать и расспрашивать, кто я такой».

Надежды не оправдались. Мент оказался очень дотошным. Наверное, он хотел заслужить благодарность начальства. А может быть, накануне поссорился с женой и теперь мечтал ей назло героически пасть на посту. Как бы там ни было, а здоровенный детина в серой форме и черном бронежилете так просто уйти мне не позволил.

– Мужчина, секундочку, – догнал меня его окрик, когда я уже отошел от входа в «Северо-Запад» метров на тридцать. – Остановитесь!

Я остановился. Обернулся и смерил взглядом этого слоника, приближавшегося ко мне грузной походкой. И так и не смог решить, что же с ним сейчас делать.

Не будь в нем полутора центнеров весу, я попытался бы его отрубить. Потом, как и планировал раньше, сел бы в ментовский «Жигуль» и отъехал бы отсюда на пару кварталов. А потом начал бы менять средства передвижения. И искать себе надежную нору… Эх, был бы этот легавый в другой весовой категории.

И не было бы у него в руке пистолета. Тогда бы я от него попросту убежал. Даже не напрягаясь. Хрен бы он догнал меня, такой толстенький.

«И как он только помещается за рулем своего „Жигуля“? – подумал я, а мусорок тем временем тормознул напротив меня и представился:

– Сержант Коваленко. Ваши документы, пожалуйста.

Никаких документов у меня, естественно, не было. Были четыреста тысяч зеленых в рюкзаке за спиной, но не пытаться же прямо здесь всучить легавому взятку!

– Да не беру я документы на смену, – виновато потупился я и опустил левую руку в карман, где лежал выключатель. Проводки от него – зеленый и красный, – как и раньше, тянулись к батарейке на поясе. – Кто же мог знать? На черножопого вроде и не похож. Никогда не проверяли, а тут. Сантехник я. Вентиль менял…

По правде сказать, я даже не представлял, как должен выглядеть этот вентиль. Но что-то подобное про сантехников слышал – что по долгу службы они обязаны иногда менять эти штуковины.

– Вам придется вернуться, – недоверчиво посмотрел на меня легавый. Похоже, что вентиль его не убедил. – Пусть охранники подтвердят, что вас знают. – Он развернулся ко мне боком, махнул пистолетом в направлении входа в «СевероЗапад». – Какая-то пара минут.

«Нет, за пару минут у нас не получится», – обреченно вздохнул я, вытащил из кармана беленький выключатель и уже в который раз за сегодня выставил напоказ свой «пояс шахида».

– Это бомба. – Я с удовлетворением отметил, как ошарашенно мусор уставился на батарейку и три куска мыла. – Отпущу кнопку – и нас разнесет на клочки. Мне наплевать. Я приговорен. Все равно через месяц подохну от рака. А у тебя, наверное, дети. Или ты еще не женат?

– Вот сволочь! – ответил мент и, к моему разочарованию, совершенно не испугался. Скорее, разозлился.

Или решил покончить собой.

Он навел на меня свой ПМ.

Я отступил на шаг и еще раз попытался убедить легавого не совершать глупостей:

– Отпущу кнопку – и мы оба вознесемся на небо. Здесь триста граммов тротила… Вынь из волыны затвор. Выкинь его подальше. Отдай мне ключи от машины. И ляг мордой вниз. Тогда останешься жив. В любом другом случае сдохнешь.

Мент меня слушал. И только. Было сразу заметно, что мои приказы ему как об стену горох. Исполнять он их не намерен.

– Ну, – неуверенно поторопил я его и отступил еще немного назад. А мусор в свою очередь шагнул ко мне. И направил волыну мне в пах.

– Сперва отстрелю тебе яйца, – зловеще пообещал он. – А потом уже можешь взрывать свою бомбу.

На нее ему было глубоко наплевать. Он не верил, что она настоящая. И ничего не боялся.

Я понял, что проиграл.

И в этот момент у меня в кармане заверещал телефон. Только его мне сейчас не хватало!

Я эффектно, как Статуя Свободы, как Мухинская колхозница,[20] вытянул вперед левую руку с беленьким выключателем, а правую сунул за пазуху.

Мент еще больше напрягся, но препятствовать мне достать трубку и не подумал.

«А вдруг это Света? – мелькнула в голове неуместная мысль. – Больше мне звонить сейчас некому. Неужели Конфетка?! Нашлась!!!»

Я нажал на кнопочку. Поднес сотовый к уху.

– Слушаю.

– Денис, привет! – Нет, не Конфетка. Это была Наташа. Жизнерадостная и веселая. Выбрала время! – Денис…

Я молчал. Мне сейчас было не до нее.

– Денис…

Мне нечего ей было сказать.

– …Ты меня слышишь?

Мусор качнул пистолетом и омерзительно хмыкнул.

– Денис… Денис, если ты меня слышишь, отойди на шаг в сторону, – выделяя каждое слово, отчеканила Наталья.

Я не успел удивиться – на это у меня не было времени. Я действовал сейчас чисто автоматически и, даже не осознав, зачем это делаю, подался чуть влево. Мусор немного переместил ствол следом за мной.

А через мгновение выстрелил!

Но не в меня! В никуда! К тому моменту «Макаров» уже был направлен в небо!

Сержант заваливался на спину!

А из его бронежилета торчало стальное блестящее древко стрелы арбалета «Саксон»!!!

В первую секунду я даже не сообразил, что же произошло.

Звонок от Натальи. Дикая просьба: «Отойди на шаг в сторону». Я послушно отхожу, и сразу же му» сора словно бьет в грудь копытом кобыла. Даже такая, в полтора центнера, туша не смогла бы устоять на ногах. А если, к тому же, и грудь пробита пятимиллиметровой стрелой, какая тут может быть речь о прицельной стрельбе! Только в небо!

Я дождался, пока мент безжизненно замрет на асфальте, подумал, что он, наверное, уже мертв, и только тогда обернулся, ища глазами место, откуда был произведен выстрел.

Выщербленный тротуар с остатками еще не растаявшей слякоти… Две старухи с котомками, испуганно вжавшиеся в стену дома… Мужик с коричневым кейсом, застывший на пороге своей иномарки…

Свидетелей мало, и это радует. Но где Наталья?

Плотный ряд припаркованных к поребрику легковушек… У одной – белого обшарпанного «Москвича» – нараспашку открыта передняя дверца, и выглядит это как недвусмысленное приглашение залезать… До «Москвича» метров тридцать…

Я стремительно взял старт к нему!

На то, чтобы преодолеть дистанцию до машины, у меня ушло секунд пять. Еще парочка, чтобы влететь на переднее пассажирское кресло и захлопнуть за собой дверцу.

Рюкзачок мешал! Наплевать!

Наталья сразу же сорвала «Москвич» с места, и тот на удивление резво для такого ведра набрал скорость, на первом же перекрестке ушел вправо, метров через пятьдесят на полном ходу с эффектным заносом вписался под узкую арку и успокоился только в тесном дворе-колодце, чудом не клюнув с разбегу бампером стену желтого дома.

– Надо было отъехать подальше. Слишком близко от банка, – заметил я, и это было первым, что я сказал за сегодня Наталье.

– Вон «Мазда»! – пропустив мимо ушей мое замечание, кивнула она на белую иномарку, стоявшую в противоположном от нас углу тесного дворика. – Быстро!

Я выскочил из машины и, пока бежал к «Мазде», успел мысленно попросить у Наташи прощения за то, что недооценил ее, заподозрил в том, что решила чересчур рано бросить машину. На самом деле она оказалась куда предусмотрительнее!

«Вот только… Откуда взялась эта красавица? Почему оказалась так подготовлена к тому, чтобы вытащить меня из дерьма, в которое я влез? Почему столь легко сумела убить человека? Откуда узнала, что именно этой ночью я буду брать банк? И вообще, кто она такая?!!»

– Рассказывай, – повернулся я к ней, когда мы выехали из двора и, на этот раз не спеша, покатили по улице.

– Чего рассказывать? – чуть заметно улыбнулась Наталья.

– Откуда нарисовалась? Как догадалась, что меня придется вытаскивать именно сейчас? И вообще, что меня придется вытаскивать?!! Откуда у тебя эти машины?

– «Мазда» подруги. А «Москвич» я угнала.

– Кстати, – вспомнил я, – ты забыла в нем свой арбалет.

– Я его там не забыла, а оставила. Он больше не нужен. Он теперь грязный. – Наталья повернулась ко мне. – Надеюсь, деньги с тобой?

Я подумал, что так и не снял рюкзак. Сижу враскоряку с ним за спиной. И снимать не собираюсь. Кто знает, когда и как быстро придется выскакивать из этой «Мазды».

– Деньги со мной.

– Сколько там, не считал?

– Считал. Четыреста тысяч.

– Зеленых? Неплохо, – совершенно спокойно, без единого признака жадности в голосе заметила Наталья. – Сними ты с себя эту дурацкую бутафорию. – Она коснулась «бомбы» на моем животе. – Чего ты туда напихал?

– Мыло.

– Я так и подумала.

– Так, может быть, ты мне расскажешь хоть что-нибудь? – взмолился я. – Кто ты такая?!! Куда мы едем?

– Ко мне. На квартиру. В Веселый Поселок, – уточнила Наташа. – Отца сейчас нет. Ты поешь и отправишься отсыпаться. А я вернусь в «Северо-Запад». Хотя у меня сегодня отгул, но уверена, что уже в течение часа мне позвонят и вызовут на работу. Придется ехать, чтобы не вызывать подозрений. Заодно выясню обстановку. А когда вернусь, тогда и поговорим. Ты к тому времени отдохнешь…

– А если я к тому времени сбегу? – перебил я. – С деньгами? Ты не боишься?

– Беги. Если есть, куда, – спокойно сказала Наталья, и мне стало ясно, что она отлично осведомлена: мне бежать некуда. Ее квартира или, на худой конец, ее дача, для меня на данный момент единственные убежища. Что же она еще обо мне знает, эта «железная леди», которая за все время нашего знакомства сумела ни разу не показать, как ей много известно? Эта актриса, которая ухитрилась настолько убедительно сыграть роль этакой наивной дурехи?!!

– Нет, я никуда не побегу… Кто же все-таки ты, Наташа? – задумчиво пробормотал я и закрыл глаза. Рюкзак не давал поудобнее устроиться в кресле, но и так я начинал стремительно засыпать. – И Наташа ли вообще?

– Не беспокойся. Наташа, – уже сквозь сон донесся до меня ее голос. – Вот отдохнешь, отоспишься, тогда и поговорим. А нам есть, о чем побеседовать, Знахарь.

…Знахарь… Знахарь… Знахарь…

Или мне тогда это приснилось, что Наталья назвала меня погоняловом, которое ей никак не могло быть известно? Наверное, приснилось. Во всяком случае, это ничуть меня не обеспокоило, и я беззаботно принялся смотреть какие-то глупые разноцветные сны.

Эпилог

КТО ВЫ, ДОКТОР ЗОРГЕ?

Я пришел в себя только на следующий день, да и то, если бы меня не разбудила Наталья, наверное, спал бы и дальше. И первое, что я сделал, как только сообразил, где нахожусь, и вспомнил, что со мной произошло накануне, – это уткнулся взглядом в стул, на котором должен был стоять мой рюкзачок.

Его там не было!

Не было!!! З-з-задница!!!

– Не беспокойся. – Наталья присела на кровать рядом со мной, коснулась моей руки. – Рюкзак я спрятала на антресоли. И даже его не развязывала.

– Черт! – Я перевел взгляд на окно, за которым стояла кромешная тьма. – Что, уже вечер?

– Уже утро, Денис. Уже пятница. Ты проспал почти сутки. Давай вставай. Сейчас сполоснешься под душем. Потом я тебя покормлю. А потом приедет отец.

– И мне что, – сразу напрягся я, – надо будет убраться отсюда?

Наташа рассмеялась, запустила ладошку мне в волосы.

– Глупенький. Никто никуда тебя не выпроваживает. Да и далеко ж ты уйдешь. До первого милиционера? Тебя сейчас разыскивают по всему городу. Нет, Денис, никуда я тебя не отпущу. К тому же, ведь мы собирались поговорить…

– Да, кстати!

– Вот придет папа, и побеседуем. Нам есть, о чем… очень о многом.

– А при чем здесь твой папа? – спросил я, хотя подсознательно чего-то подобного ожидал. Вот моим ожиданиям и суждено было сбыться.

– Папа при чем, – проворковала Наталья. Встала и кинула на кровать махровый халат. – Очень даже при чем. Это я – с боку припека. А все вопросы ты обсуждать будешь с папой. Одевайся.

– Что за вопросы? – Я даже и не подумал прикоснуться к халату. – Объяснись.

– Потерпи еще час, дорогой. Вот придет папа, – опять повторила Наталья. – А пока одевайся. И отправляйся под душ. Ты зарос грязью, будто подвальный бомж.

Бомжом я и был – лицом без определенного места жительства. К тому же, и правда, подвальным. А где я, скажите, пролазил всю прошлую ночь, как ни по подвалам?

Весь следующий час до прихода Вадима я провел, ощущая себя дичью, угодившей в силки и дожидающейся появления охотника. У меня была мысль свалить из квартиры, но валить мне было некуда. Я всерьез размышлял над тем, чтобы взять за глотку Наталью и вытрясти из нее максимум информации, которую успеет мне выложить, но ограничился только тем, что заставил ее достать с антресолей рюкзак и убедился, что все деньги на месте.

К тому моменту, когда появился Вадим, я успел помыться под душем, набил себе брюхо колбасой и картошкой, немного успокоился и был готов встретить Наташкиного папашу в полной боевой готовности.

Впрочем, он оказался никаким не папашей, и это было первое, чем Вадим угостил меня по башке в самом начале долгого и тяжелого разговора.

– Я думаю, ты догадался, что она мне никакая не дочь, – уставился он на меня, устроившись в одном из двух кресел, установленных в его комнате.

Другое кресло занимал я, а Наталья приткнулась на уголке дивана. – Она мне даже не родственница.

– И откуда, по-твоему, я мог догадаться? – Я сразу решил: чего бы ни узнал по ходу нашего разговора, какие бы сюрпризы мне ни преподнесли, постараюсь держать себя в руках и не выставлять наружу никаких эмоций. И эту тактику мне пришлось применять сразу. Сюрпризы начали сыпаться с первых минут. – Вы внешне очень похожи.

– И только.

– Тогда что же вас связывает? А, понимаю, – улыбнулся я. – Вместе работаете. Грабите банки.

– Банки грабишь ты, Денис. А мы только тебя направляем. Впрочем, это было лишь раз и больше не повторится. Я хочу предложить тебе нечто поинтереснее. – Вадим закинул ногу на ногу, многозначительно посмотрел на меня. – Да и поденежнее.

– Что ж, предлагай, – не стал я тянуть с ответом. – Если это, и правда, интересно и денежно, и если ты сможешь сейчас доказать, что это еще и реально, почему бы не подписаться? Рассказывай.

Вадим улыбнулся. Ему явно пришлась по душе моя сговорчивость. А я в этот момент подумал, что он сейчас совсем не похож на того Вадима, с которым до этого я встречался на даче.

– Хорошо, Денис. Начну издалека. Во-первых, чтобы потом между нами не было непонимания, сразу скажу, где я работаю. – Вадим достал из внутреннего кармана красную корочку, ловко перебросил ее мне на колени. – Посмотри.

– А чего смотреть? – Я повертел в руке удостоверение ФСБ, с удивлением прочитал, что мой собеседник, Арцыбашев Вадим Валентинович, имеет звание генерал-майора. – Такую ксиву можно купить на базаре за десять бачков. – Я кинул корку обратно. А Арцыбашев еще раз улыбнулся.

– Надеюсь, в течение получаса ты убедишься, что это не липа.

– Вперед. Убеждай.

– Константин Александрович Разин, – попытался проткнуть меня взглядом Вадим. Но я был готов ко всему. И поэтому не испытывал сейчас ни растерянности, ни страха, ни раздражения. Лишь интерес: и чем меня еще попытаются удивить? – Костоправ, – вот так попытался удивить меня Арцыбашев. – Он же Сельцов Денис Аркадьевич…

– …Знахарь, – продолжил я за него. – Он же Павловский Денис Валериевич, рецидивист, объявленный в розыск за многочисленные преступления, в том числе за убийства, вымогательства, захват вертолета. Об этом известно любому менту, а в каждом отделе милиции сейчас висят мои фотографии. Так что то, что ты владеешь такой информацией, для меня совершенно неубедительно. Смени пластинку, убеждай иначе. Есть, что еще рассказать?

– Браво! – Вадим несколько раз театрально хлопнул в ладоши. – Ты мне нравишься, Знахарь!

– Я не девица, чтобы нравиться. Рассказывай дальше, Вадим Валентинович.

– Что ж, слушай. С самого начала слушай, Знахарь. Так вот, ты мне стал интересен, когда я узнал про твои прошлогодние блуждания по комяцкой тайге. И про твои отношения с местными нетоверами. Так получилось, что у меня есть к ним свой интерес. Вот я и подумал: «А почему бы этому парню не быть мне полезным?» И решил с тобой познакомиться. Это было в июле. А уже в августе мне было известно, где ты отсиживаешься. Кстати, милиция тоже активно искала тебя по своим каналам.

– Я знаю.

– Нет, не знаешь, – покачал головой Арцыбашев. – Тебе известно лишь то, что в сентябре ты был объявлен в федеральный розыск. А вот кто за этим стоит… Денис, все действия милиции в твоих поисках направляются из Москвы, из Министерства, и здесь замешаны интересы одного из эмвэдэшных начальников, бывшего друга покойного Толи Картаева, который просто горит желанием с тобой за него расквитаться. Так что, попадись ты в руки ментов, пощады не жди.

– В любом случае – не жди.

– Почему же? У тебя все далеко не так плохо, как кажется. Тебе надо лишь довериться мне, и я выведу тебя из этого пожара, в который ты угодил, так, что даже не обожжешься. Положись на меня, Денис…

– …А заодно дай расписку, что ты готов сотрудничать с Конторой, – продолжил за Арцыбашева я. – Стучать, подставлять, убивать и уж не знаю, что еще делать.

– Насчет сотрудничества ты сказал верно. Насчет Конторы – неверно. Работать на меня и на Контору – две совершенно разные вещи. И в том деле, которое я намерен тебе предложить, интересов Конторы нет никаких. Интерес лишь мой личный, если тебе угодно.

– И что же это за личное дело?

– Погоди. Не торопись, Знахарь. Мы еще не готовы к тому, чтобы перейти к его сути. Ты не готов, – конкретизировал Арцыбашев. – А потому дослушай до конца историю того, что с тобой происходило в последние шесть недель, и о чем ты даже не подозревал. Итак, тебя уже с июля активно разыскивал один высокий московский чиновник. Ради этого он был готов своротить горы, но лишь набил себе шишек. Потому что тогда тебя уже оберегал я. Оберегал для себя, – уточнил Арцыбашев, выставив вверх указательный палец. – И эмвэдэшники так и не смогли выйти на дачу под Вырицей, на которой ты прятался. И тогда, 3-го сентября, для меня как нельзя кстати они начали масштабную операцию, уже официально объявили тебя в розыск и довольно крепко взялись за блатных. В тот же день начал активно действовать и я.

Я перевел взгляд со своего собеседника на примостившуюся на диване Наташу. Она скромненько улыбнулась – сущий ангел, весь такой светленький и неземной.

– Да, Знахарь, – проследив за моим взглядом, сказал Арцыбашев. – Первое, о чем я позаботился, это закрепил тебя за Натальей. Организовал вам знакомство…

– Те белорусы, что ее тогда сбили, были вашими подставными, – невозмутимо хмыкнул я. – Жаль, что я сразу до этого не допер.

– А что тогда? Убил бы? Они бы тебе не дали! Избил бы их посильнее? Что же, они привычные. Это часть их работы – зарабатывать синяки. Слушай дальше, Денис.

Я отметил, что Вадим, повествуя мне о том, как ловко опутывал меня своей паутиной, получает при этом огромное удовольствие. Смакует, наслаждается, любуется собой: какой же я умненький, какой изобретательный, какой… просто супер!

– Эмвэдэшники в это время уже вовсю потрошили в Курорте ваше гадючье гнездо, а я отправил навстречу тебе Светлану. Конфетку, – опять, как бы между прочим, стукнул меня по башке очередным нехилым сюрпризом Вадим. И я впервые за все время нашего разговора не сумел совладать со своими эмоциями:

– Чего?!! – Пораженный, даже приподнялся из кресла, но уже через секунду взял себя в руки, расслабился и, откинувшись на мягкую спинку, разочарованно улыбнулся. Пробормотал: – «И ты, Брут?» – сказал своему приемному сыну Юлий Цезарь, когда увидел его в Римском Сенате среди заговорщиков… И ты, Конфетка?

– Не суди ее строго, Денис. Она не хотела тебя предавать, и мне было очень непросто убедить ее перейти на мою сторону. Лишь когда я сумел доказать, что все, что делаю, тебе лишь во благо, она согласилась. И дальше действовала вслепую, не отдавая себе отчета в том, что происходит. А в тот понедельник, хоть и по моему приказу, Света очень тебе помогла – сумела перехватить тебя по дороге в Курорт, не пустила туда, где ты, и правда, стал бы легкой добычей милицейского СОБРа. То, что тогда она рассказала тебе об аресте авторитетов, о том, что ты объявлен в розыск, о том, что на даче тебя ждет засада, – все, согласись, действительно было так. Кстати, насчет дачи. Я отослал информацию по ней ментам только тогда, когда уже был совершенно уверен, что на ней они тебя не захватят. И когда мне стало известно, что ваше знакомство с Наташей состоялось. Мне надо было загнать тебя в угол, чтобы тебе некуда было больше идти, кроме как к ней.

– Почему же некуда? – развеселился я. – А Конфетка? Она меня приглашала. Она пыталась увезти меня к себе чуть ли не силой.

– Да, я прослушивал записи всех ваших разговоров. И, признаться, на Свету тогда был очень рассержен. Ведь просил ее, даже требовал, чтобы тебе отказала, если ты вдруг заведешь разговор о том, что хочешь укрыться у нее на квартире. У нее даже была надежная легенда, почему помочь тебе в этом не сможет. Но Света привыкла все делать по-своему. Очень своенравная девушка. Управлять ею было очень непросто, а приказывать ей – невозможно. Только просить. И убеждать. Тогда хотя бы можно было надеяться, что она согласится. И то, если захочет. Потом она преподнесла мне еще несколько веселых сюрпризов, – пожаловался Арцыбашев.

А я не удержался, чтобы не спросить:

– Ты не в курсах, где сейчас эта красавица? Признаться, хоть она и иуда, но я за нее беспокоюсь. Вадим, ты должен знать.

Он сделал вид, что меня не расслышал. И продолжал:

– В общем, все сложилось, как я и планировал. Ты отсиживался у Наташи, питерские блатные затаились по норам, менты держали на твоей даче засаду. Ты за ней наблюдал из кустов. А мы в это время, – Арцыбашев самодовольно хихикнул, – вели наблюдение за тобой.

– Не пойму, а чего было тянуть? Почему наш сегодняшний разговор не состоялся уже тогда? К чему было разыгрывать дальнейший спектакль?

– Еще раз повторяю: ты был тогда не готов, и вероятность того, что ты откажешься от моего предложения, была очень велика.

– А сейчас она разве мала? Насколько понимаю, все здесь зависит лишь от меня. А я что-то не заметил, чтобы очень успел измениться за последнее время?

– Зато изменились обстоятельства, Денис. Если тогда ты еще строго придерживался своих воровских понятий и оставался довольно авторитетным вором, то теперь ты никто. И ты теперь вне воровского закона, – торжественно объявил Арцыбашев. – Вот так, бывший Знахарь! Насколько я знаю, сегодня тебя объявили гадом.[21]

– Ни хрена себе! – только и смог пробормотать я. И лишь чуть отдышавшись, сумел высказать удивление: – И за какие такие провинности? Небезгрешен, конечно, но чего бы я ни выкидывал, на такой приговор это никак не тянуло.

– Тянуло, Денис, – победно улыбнулся Арцыбашев. – Еще как тянуло! Ты скрысил общак!

Вернее, только часть общака, но это неважно. Не мне тебе объяснять, что это ваш воровской положняк: объявлять гадом за такое крысятничество.

Моментально в моей голове выстроилась логичная схема, по которой меня подставили, сосватав мне этот проклятый «Северо-Запад». Арцыбашев идеально использовал ситуацию, сложившуюся в городе в последние недели. Из-за мусорского наезда братве пришлось срочно ныкать общак по частям, и одна из этой частей оказалась как раз в хранилище «Северо-Запада». В то же самое время я оказался отрезанным от блатного мира. Опять же в силу сложившейся ситуации все те, на кого я имел выход, срочно сменили номера своих телефонов, и получилось так, что я не мог связаться ни с кем из воровских, а они не могли связаться со мной – моя старая «симка» была заблокирована. А Конфетка, через которую я надеялся восстановить связь с блатными, вовсе и не была заинтересована в том, чтобы я эту связь восстановил. Еще и лечила мне, сука, что братва сейчас от меня отвернулась: мол, считают, что я, хоть и косвенно, но виноват в том, что лягавые учинили в городе хипеж: «Пережди, Знахарь, пока все немного успокоится». Вот ведь мразь! А я идиот! Слепо верил и ждал.

А Арцыбашев тем временем играл как по нотам. Тонко, прям по-иезуитски, подкинул мне идею насчет ограбления банка. Аккуратно и простенько – так, что если я и начал подозревать в этом какой-то гнусный подтекст, то этого пылу хватило мне ненадолго, лишь до того момента, когда Наталья доходчиво объяснила, откуда у нее в голове взялась эта идея насчет ограбления банка через подвал. Я грешил на предательницу-судьбу, подозревал ее в том, что буквально толкает меня на эту стремную акцию с депозитарием. А на самом деле оказалось, что к этому хранилищу ведут меня буквально за ручку Арцыбашев с Натальей. И уж не знаю, кто еще кроме них.

Что ж, подвели. Подключили к этому делу Конфету, подсунули Сварадзе и Глеба, разыграли передо мной целый спектакль с якобы добыванием чертежей в Метрострое, обсуждением планов проникновения в подвал под «Северо-Западом», покупкой у полупьяного прапора домкрата, перерубанием телефонного кабеля. Да никакой кабель никакой Челентано и не рубил! Вот еще, наносить такой ущерб ГТС![22] Просто отключили на время сигнализацию в депозитарии, чтобы менты не помешали мне туда залезть, скинуть вниз через проем в перекрытии рюкзак с общаком и тут же оказаться в ловушке, когда Сварадзе опустит домкрат. Приезжайте, милиция, забирайте ворюгу! Покуражьтесь немного над Знахарем. Но только немного, потому что уже очень скоро вам придется передать его ФСБ. Арцыбашеву.

Все у него сложилось попросту идеально, если не принимать в расчет двух моментов. Первый – это то, что я вдруг заартачился, не отдал деньги, и пришлось запирать меня в депозитарии вместе с ними. А второй – то, что я и не подумал сдаваться безропотно мусорам, сумел их переиграть и даже был готов скорее погибнуть, нежели вновь утратить свободу. Пришлось даже валить одного легаша, чтобы, и правда, так не случилось. Впрочем, что значит жизнь какого-то сержанта вневедомственной охраны для генерал-майора Конторы!

– Теперь мне все ясно, – обреченно пробормотал я.

И при этом совершенно необреченно подумал, что еще можно выправить положение. Те четыреста тысяч по какой-то непонятной причине пока еще в этой квартире, и, если сумею сейчас нейтрализовать Арцыбашева и Наталью, я могу попытаться вернуть эти деньги братве. Объясню, как все на самом деле произошло, и мне поверят, что взял общак по незнанке, спишут с меня смертный грех крысятничества. Я опять обрету прежних товарищей. Переделаю рожу. Заживу новой жизнью. У меня все еще будет о'кей!

«И кого атаковать первым? Вадима? Наташу? Кто из двоих может доставить мне больше проблем? Пожалуй, что Арцыбашев. – Я смерил взглядом расстояние сперва до него. Потом до Натальи. – До него, к тому же, и ближе. Все, решено: начну с Арцыбашева!»

Я весь подобрался перед броском…

– Денис, если ты сейчас решил с нами подраться, то не советую. – Вадим смерил меня спокойным взглядом. Развалился расслабленно в кресле и даже слегка улыбнулся. – Я и не шелохнусь, и не вмешаюсь, предоставлю Наташе бить тебя, сколько захочет. Впрочем, не думаю, что она тебя будет калечить. Насколько я знаю, ты ей очень нравишься.

– Дерьмо!

И как я мог подумать про генерал-майора Конторы, что он не просчитает того, что в какой-то момент у меня сдадут нервы и я попытаюсь обратить деловой разговор в банальную драку! Да, конечно же все просчитал этот хитрый мерзавец! Все учел, как учитывал и раньше!

– Наташа одна из лучших, – небрежно бросил он мне. – Потому я и чувствую себя сейчас так уверенно, хотя понимаю, что в любой момент ты можешь броситься на меня. Потому же я со спокойной душой даже не убрал из квартиры те деньги. Ты к ним попросту не пробьешься. Так же, как не пробьешься ко мне. Уже через секунду ты будешь валяться посреди этой комнаты и дышать в ковер. Это во-первых. А теперь, во-вторых. Если даже, предположим, ты сможешь нейтрализовать нас и добраться до рюкзака, то из квартиры ты с ним не уйдешь. Уже в подъезде тебя остановят. И, наконец, в-третьих, Денис. Я отлично изучил тебя за последнее время. И мне отлично известно, что ты почти никогда не действуешь по наитию. Прежде чем что-нибудь сделать, ты сначала подумаешь. И никогда не будешь сжигать у себя за спиной мосты. А именно такими мостами мы с Натальей для тебя сейчас и являемся. И нет ничего другого, Денис. Даже если предположить невозможное – что сумеешь сейчас забрать четыреста тысяч, выйти с ними из этой квартиры, найти кого-нибудь из братвы и обойти при этом милицию, вернуть в общак эти деньги… – так вот, даже при этом раскладе, ты все равно погибнешь. Тебе не поверят. И вот почему… Наташа, принеси ноутбук, – посмотрел на Наталью Вадим. – Я сейчас докажу, что пути в воровской мир тебе напрочь отрезаны, Знахарь… бывший Знахарь, – с удовольствием поправился Арцыбашев, и мне очень захотелось его быстренько придушить, пока эта хваленая Наташа вышла из комнаты за ноутбуком. Вот только права была эта чекистская сволочь: я почти никогда не действовал по наитию. А поэтому он сейчас мог себя чувствовать в полнейшей безопасности.

Минут десять он возился с компьютером, поставив его себе на колени. Потом не поленился подняться из кресла и передал ноутбук мне. В этот момент на жидкокристаллическом дисплее начиналось интересное кино:

Горница Наташиной дачи под Вырицей. Стол, заставленный неприхотливой закуской. На самом почетном месте – початая бутылка «Столичной». А за столом – мы с Вадимом. Он – в анфас; а я – в профиль.

Все ясно: в тот вечер, когда мы с ним познакомились, за занавеской, отделяющей от горницы кухню, была установлена скрытая камера, тщательно фиксировавшая то, как я хлещу с комитетчиком водку. Но кроме камеры был установлен еще и микрофон. Хороший микрофон, потому что все, о чем мы беседовали с генерал-майором ФСБ Арцыбашевым, зафиксировано очень четко – так, словно разговор записывался не в обычной избе, а в студии звукозаписи.

Впрочем, так оно, скорее всего, и было. Все это озвучивалось, а точнее фальсифицировалось, в студии где-нибудь на Захарьевской или на Литейном проспекте. Потому что ничего из того, что я сейчас слышал, оторопело смотря этот видеофильм, на самом деле никогда не говорилось.

Я никогда не разбалтывал Арцыбашеву никаких воровских тайн!

Я никогда в разговорах с ним вообще не касался той стороны своей жизни, которая соприкасается с блатным миром!

Я, даже подвыпивший, никогда не посмел бы и вскользь упомянуть о том, что просто знать уже было опасно для жизни! Не говоря о том, чтобы взять вдруг и выложить это человеку непосвященному!

Но сейчас из двух маленьких встроенных динамиков раздавался мой голос!!!

«Или не мой? Ведь никому не дано услышать свой голос вживую – таким, каким он воспринимается окружающими, – вспомнилось мне. – Если хочешь увидеть себя со стороны, достаточно посмотреться в зеркало. Если хочешь услышать себя – тут уж хрен! Для этого „зеркал“ еще не придумали. Конечно, можно записаться на звуковой носитель, потом прокрутить эту запись, но тогда твой голос будет искажен электроникой и динамиками, какими бы совершенными они ни были. А в тот момент, когда что-нибудь говоришь, сам себя ты всегда слышишь тоже в искаженном виде, через подкорку головного мозга – как бы изнутри, в отличие от окружающих. Кстати, я не представляю даже, как звучит мой голос, записанный на какой-нибудь магнитофон. Ни разу в жизни нигде не писался. Ни разу не слышал себя, даже отфильтрованного электроникой. Так что, сравнивать не с чем. И все же…»

– Мой голос смодулирован, – неуверенно сказал я. Наполовину утвердительно, наполовину вопросительно.

– Да. – Арцыбашев, решив, что я увидел и услышал достаточно, забрал у меня ноутбук и вернулся в свое кресло. – Притом, он смодулирован настолько тщательно, что фальсификацию не определит ни один эксперт-акустик. Так же, как ни один графолог не заметит подделки в обязательстве о сотрудничестве, которое ты написал еще в сентябре.

Естественно, никаких обязательств я не писал, но в том, что оно, действительно, существует, ничуть не сомневался.

– Там тебе даже присвоена агентурная кличка, – продолжал издеваться надо мной Арцыбашев. – Показать тебе эту бумажку?

– Не надо. Я вам верю.

– И веришь теперь, что мое удостоверение не липа? – оживился Вадим. – И отдаешь себе отчет в том, что дорога обратно к блатным теперь для тебя заказана?

Я был бы просто упертым болваном, если бы не отдавал себе в этом отчета. Возврата к братве теперь не было. Я был измазан компроматом по самые уши; я запутался в силках, расставленных Арцыбашевым настолько, что не мог ни шелохнуться, ни вякнуть. По сравнению с моим нынешним соперником приснопамятный кум был не более чем первоклассником школы для детей с отклонениями в умственном развитии. И приходилось признать, что в сегодняшнем поединке мне ничего не светит. И выбирать: либо подохнуть; либо принимать условия победителя, надеясь выторговать для себя хотя бы какие-нибудь маленькие послабления.

Подыхать мне не хотелось. Оставалось второе…

– Одного не понимаю, – пробормотал я, стараясь хоть ненадолго отвлечься от нелегкого выбора, – зачем вам понадобилось подсовывать мне прокурора? В этом что, тоже был какой-нибудь смысл? Скажем, чтобы, охотясь за ним, я не маялся от безделья, пока вы готовите для меня банк?

Арцыбашев расхохотался.

А вот я, например, ничего смешного в этом не видел. Ну горел я желанием отправить на тот свет негодяя Муху, и что из того? Не повод же для веселья.

– Смысл… Хм… – Вадим посмотрел на меня, покачал головой. – Если очень захотеть, то скрытый смысл можно найти везде, даже в твоем прокуроре. Скажем, а почему бы его, действительно, не отдать? Одним продажным мерзавцем в стране будет меньше – тоже неплохо. Это с одной стороны. А с другой – прикончил бы ты этого Муху, сбросил бы с души камень, что так и не расквитался с засадившим тебя негодяем – глядишь, и охотнее согласился бы на то, что собираюсь сейчас тебе предложить. Плюс? Плюс. При всем при том, что минусов никаких здесь я не наблюдаю. Ну а если по честному, – то, что в мои планы вмешалась охота за прокурором, для меня оказалось большой неожиданностью. Очередным сюрпризом Светланы, которая совершенно случайно наткнулась на Муху, как ни странно, сумела его узнать, и, естественно, не смогла не доложить об этом тебе. А в результате все, задуманное мною, повисло на волоске. Пока ты вел наблюдение за прокурорским подъездом – еще куда ни шло, но когда ты перенес акцию в банке – тут уж мне пришлось подергаться. Но хорошо, что все хорошо кончается, – задумчиво пробормотал Арцыбашев, а я про себя добавил: «Для кого как». – Так что, Денис, решил для себя: ты со мной?

– Или ты мертв? – продолжил я.

– Если ты решил поставить вопрос так, ребром, то откровенно тебе и отвечу: ты прав, выбор у тебя именно такой. Либо со мной, либо мертв. Что выбираешь?

Я выбрал первое. Но сначала потребовал от Арцыбашева, чтобы он рассказал, что мне предстоит. И удивился, когда из его рассказа понял, что ничего уж такого кошмарного. В конце следующей весны, как только тайга станет проходимой, я с одним несложным заданием должен был отправиться туда к своим старым знакомым – спасовцам. К старцу Савелию. К бабе-яге Максимиле. К Настасье…

Эх, Настя-Настена, которую я потерял. Которая умерла, прикрыв меня своей грудью от пули. Может быть, хоть доведется побывать у тебя на могилке? Да, точно. Все решено. Я пойду на то, что мне предложил сейчас Арцыбашев, в первую очередь затем, чтобы посидеть возле твоей могилки, Настюша!

– Ты согласен? – уперся в меня взглядом генерал-майор ФСБ.

– Да, – уверенно сделал я выбор. – Вот только, Вадим, за тобой остался должок.

– Какой? – удивленно спросил Арцыбашев. Никаких долгов он за собой замечать не привык. Так же, как не привык слышать кое-какие вопросы, которые я ему задаю. А ведь я не забыл, что он так и не ответил мне, когда я спросил у него о Конфетке.

– Ты не сказал, где сейчас Света. Что с ней? Ты знаешь?

Вадим замялся.

– Ты знаешь?!!

– Да, Денис, – потупил взор он. – Если это принесет тебе хоть какое-то облегчение, то знай: прокурор Муха погиб вместе с ней. В автомобильной аварии. Мне очень жаль.

Сейчас я ему верил. Ему действительно было жаль, хоть Светка и была таким нерадивым агентом, которым управлять очень непросто, а приказывать – невозможно. Можно только просить. И любить.

Эх, Светка… Светка-Конфетка… Но почему же все вокруг меня гибнут?!! Почему я тащу за собой такой длинный шлейф из смертей?!!

Светка-Конфетка…

Но жизнь продолжается. Надо очищать память от прошлого и думать о будущем.

Хотя бы, о том, что если доживу до июня, то и правда схожу на могилку к Настасье.

Высокая секретарша с короткой стрижкой и огромными голубыми глазами была ничуть не хуже той яркой блондинки, которую Арцыбашеву довелось лицезреть в этой приемной в июле. Молодая, стройная, длинноногая. Со смазливой мордашкой. С величественной осанкой, как у гимнастки. С горделивой походкой, поставленной, будто у манекенщицы.

– «Присядьте, пожалуйста. Вы будете приняты через десять минут. Владимир Сергеевич сейчас, к сожалению, занят, – прозвенела секретарша ангельским голоском и устроилась у себя за столом, закинув ногу на ногу так, что короткая юбочка задралась чуть ли не до пояса.

«Интересно, а эту он трахает? – невольно подумал Арцыбашев и решил: – Конечно. Разве бывает без этого?» – И, чтобы отвлечься от дурацких мыслей, потянулся к журнальному столику, на котором были живописно разбросаны несколько ярких журналов, соблазнительно поблескивавших глянцевыми обложками.

Ровно через десять минут – секунда в секунду, как и обещала красавица-секретарша – дверь кабинета открылась, и из него деловитой походкой стремительно вышел седой подполковник в серой ментовской форме. А следом за ним вальяжно выплыл и сам хозяин.

Арцыбашев, состроив на физиономии радостную улыбку, поднялся из кресла и широко распахнул объятия навстречу Рудновскому.

– Здорово, Володя.

– Привет-привет, дорогой. Извини, что заставил чуть подождать, – приветливо проворковал Владимир Сергеевич Рудновский и слегка царапнул отросшей за день щетиной щеку своего гостя. – Проходи, располагайся. Марина, – повернулся он к секретарше. – Меня нет. Ни для кого. Ни для министра. Ни для президента. Через… – Рудновский взглянул на часы. – Через пятнадцать минут можешь отправляться домой. А пока приготовь нам, пожалуйста, кофе.

…В отличие от прошлой встречи не было ни армянского коньяка, ни водки «Красная Армия». Не было воспоминаний о веселой и беззаботной жизни в училище. Не было печальных вздохов по безвременно ушедшему из жизни Толе Картаеву.

И, казалось, иссякли у Владимира Сергеевича запасы той жгучей злобы на Разина, которой он буквально пылал три месяца назад. Жажда мести со временем перегорела в душе генерала с осознанием полной бессмысленности дальнейшей охоты на Костоправа. А если к этому еще и присовокупить те, до крайности неприятные, минуты, что пришлось пережить в заоблачном кабинете министра!

В течение двух последних недель Рудновского на ковер вызывали три раза. И все три раза по вопросу затеянной с его подачи и проводимой под личным его руководством крупномасштабной чистки среди воровских авторитетов Северо-Западного региона России. Операция под кодовым названием «Сестрорецк» ни только не принесла хоть каких-либо положительных результатов, но и внесла дисбаланс в устойчивое равновесие, установившееся в последние годы в криминальном Петербурге, спровоцировала очередную волну передела сфер влияния между бандитскими группировками. Более-менее удовлетворительная статистика преступности в городе оказалась совершенно испорченной буквально одним мановением чиновничьей руки из Москвы. Питер теперь уже не в угоду предвыборному пиару, а в действительности стремительно становился криминальной столицей России.

– А меня все, кому только не лень, ставят раком, – пожаловался Рудновский, задумчиво крутя в толстых пальцах маленькую фарфоровую чашечку с кофе. И подвел итог: – Вылечу, чувствую, из этого кабинета еще до Нового Года. И не столько это обидно, сколько то, что так и не достал этого Костоправа. Жив ли, подох ли, даже не представляю. Не говоря уж о том, где он сейчас, если жив, может скрываться. – Генерал МВД оторвал взгляд от чашечки с кофе и с легким укором посмотрел на своего гостя. – Вадим, а ведь ты обещал мне помочь в этом.

– И что же, ты хочешь сказать, не помог? Я отыскал для вас нору под Вырицей, где отсиживался Разин, – бесстрастно сказал Арцыбашев, – и не моя вина в том, что вы провели захват настолько бездарно, что от вас успела бы скрыться и столетняя бабка. Что уж тут говорить о Костоправе? Я так понимаю, этот свой «Сестрорецк» вы свернули?

– Да. Оттуда распорядились, – Рудновский указал пальцем на потолок, – а я отдал команду. И теперь буду дожидаться отставки.

– Что же… – Арцыбашев посмотрел на часы и поднялся из кресла. – Чем я могу тебе в этом помочь, даже не знаю. Вроде, ничем. Разве что дать избитый совет: не бери, Володя все это в голову и помни о том, что бывали времена и похуже, но беды проносило мимо нас стороной, а если порой они кого-то и задевали, то почти безболезненно. Держись.

– Ты уходишь уже? – Рудновский совершенно беспомощно уставился на своего гостя… своего друга. Или уже бывшего друга? Все сейчас от него отвернулись. И Вадим что, вместе со всеми?

– Да. Мне пора. Впереди дел еще целые горы. – Арцыбашев отворил дверь кабинета, выглянул в приемную – ушла ли уже симпатичная секретарша? Ушла. А жаль. – Не отчаивайся, Володя. И звони, если что. Телефон мой ты знаешь. И знаешь, что я всегда тебе помогу.

«Нет, уже не поможешь. Зачем тебе заморочки с опальным генералом МВД?» – растерянно качнул головой Рудновский, провожая взглядом выходящего в приемную гостя.

«Нет, помогать тебе и не собираюсь. Сдался ты мне, Володя! Помимо тебя есть дела поважнее», – подумал Рудновский и плотно прикрыл за собой дверь кабинета.

У него по губам скользнула надменная улыбка победителя.

Примечания

1

Имеется в виду «Ауди А-8».

2

Гласы – англицизм от английского glasses, очки.

3

Femme fatale (фр.)– роковая женщина.

4

СПБО – специализированная бригада по транспортировке трупов.

5

Beavis & Butt-Head– Бевис и Батхед, персонажи молодежной мультяшки про двух сексуально озабоченных типов.

6

Mierda! (исп.)– дерьмо!

7

Merde! (фр.) – дерьмо!

8

Микрорайон в Санкт-Петербурге.

9

Shit! (англ.) – дерьмо!

10

ГУИН в настоящее время относится к Министерству юстиции.

11

Статья № 158 УК РФ «Кража».

12

Колония в поселке Металлострой около Санкт-Петербурга.

13

Комитет по управлению городским имуществом.

14

Скворечник – просторечное название психиатрической больницы им. Скворцова-Степанова в Санкт-Петербурге.

15

Ура-маваши гири – сложный удар ногой, включающий в себя обманный маневр и собственно удар.

16

Усира-гири – удар пяткой из положения «спиной к противнику».

17

Хиза-гири – удар коленом.

18

Автором описаны реальные факты, имевшие место в Санкт-Петербурге.

19

Коногонка – шахтерская лампа.

20

На статуе скульптора Мухиной возле ВДНХ рабочий и колхозница совокупляются посредством выставленных перед собой серпа и молота.

21

Объявленный гадом оказывается как бы вне воровского закона, – любой блатняк теперь, если пересечется с этим изгоем, должен его замочить.

22

Городские телефонные сети.


Купить книгу "Без Надежды" Седов Борис

home | my bookshelf | | Без Надежды |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу