Book: Покорители вечных бурь



Сытин В

Покорители вечных бурь

В. СЫТИН

ПОКОРИТЕЛИ ВЕЧНЫХ БУРЬ

(НАУЧНО-ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Особое задание Глава II. Рождение идеи Глава III. Система СЭС Глава IV. Дневник Николая Дубникова Глава V. Неизвестное науке Глава VI. Страшный вечер Глава VII. В логове вечных бурь Глава VIII. Ночью в степи Глава IX. Приземление мечты Глава X. СЭС-2 Глава XI. Как делаются изобретения Глава XII. Новое звено

Глава I

ОСОБОЕ ЗАДАНИЕ

Деревья зазеленели в одну ночь. Еще вчера почки на тополях аллеи, ведущей к зданию воздухоплавательной станции, были покрыты коричневыми колпачками. А сегодня, в лучах утреннего солнца, на ветвях уже блестели и бесшумно трепетали крошечные яркозеленые листочки.

Сдав дежурство, Александров шел к выходу с территории станции.

Душистый воздух волнами наплывал на лицо. "Еще прозрачные леса как будто пухом зеленеют", - невольно улыбаясь, пробормотал Александров. Усталость от бессонной ночи как рукой сняло, и он подумал, что, пожалуй, не стоит ложиться сегодня, а лучше поехать на Истринское водохранилище - повидать старого приятеля, может быть побросать спиннинг. И, самое главное, подышать, побольше подышать весной.

- Товарищ Александров, вас просят позвонить дежурному, взглянув на пропуск, сказал вахтер у ворот. - Телефон вот здесь, в караульном.

Номер дежурного был занят минуты две, и Александров хотел было уже идти обратно, чтобы узнать, в чем дело. Но в это время аппарат пронзительно заверещал и в трубку послышался возбужденный голос метеоролога Карцева, принявшего дежурство по станции.

- Алексей, ты?.. Ну, наконец-то я тебя поймал! Слушай... тебя срочно вызывает директор института. Ты должен прибыть к нему в десять ноль-ноль. Я сообщил в гараж, чтобы приготовили машину - мчись в Москву. За час доедешь. Все.

- Понятно, - ответил Александров. И, помедлив секунду, не удержался и спросил: - А по какому вопросу вызывают? Не знаешь?

- "Особое задание", - тихо, точно шопотом на ухо, ответил Карцев, пожелал счастливого пути и дал отбой.

Пока Александров ехал в Москву, он конечно, несколько раз задумывался над тем, что является причиной столь срочного вызова к директору, и пытался угадать характер "особого задания".

"Особое задание"... В годы Великой Отечественной войны офицер-воздухоплаватель, старший лейтенант, а затем капитан, Александров работал с аэростатами заграждения и с аэростатами наблюдения. Не раз он выполнял боевые задания особой трудности. Однажды, например, в период напряженных боев на Западном фронте в сорок втором, он почти целый день корректировал огонь дальнобойной артиллерии, применив следующий трюк. Он поднял свой привязной аэростат ночью в облака, а утром перебрался из гондолы на трапецию, которую опустил под нижнюю кромку тяжелой пеленй туч. Очень тяжело было болтаться много часов подряд на километровой вы. соте в сыром, холодном воздухе. И особенно тяжело, пожалуй, потому, что ноги воздухоплавателя не имели опоры ни одной минуты.

В другой раз порученное ему "особое задание" заключалось в том, чтобы провести корректировку огня батарей с привязного аэростата... из тыла врага! Это было на Белорусском фронте в сорок четвертом. Тогда оболочку аэростата немецкой конструкции и баллоны, наполненные сжатым водородом, доставили самолетом на партизанскую базу. Оттуда перевезли ее лесными дебрями на вьюках к линии фронта. Здесь, в голом овраге, ее наполнили газом, и в назначенное утро Александров поднялся в небо, а помогавшие ему партизаны ушли обратно к своей базе...

Фашисты, конечно, сразу обнаружили "колбасу" у себя в тылу, километрах в пятнадцати от переднего края. Первая же пара "мессершмиттов" завернула к ней. И тогда рука Александрова невольно потянулась к кольцу парашюта, и ему ужасно захотелось прыгнуть. Но обман удался! "Мессершмитты" прошли мимо. Один из них даже покачал крыльями в знак привета.

Потом более двух часов советские стопятидесятидвухмиллиметровые пушки, на удивление врагам, точно били по их дивизионным базам и расположению стоявшей на отдыхе танковой бригады.

Остаться живым и избежать плена Александрову удалось почти чудом. Когда, в конце концов, фашисты, разгадав хитрость, открыли огонь по "своему" аэростату и воздухоплавателю пришлось покинуть корзину, он затянул прыжок почти до высоты верхушек деревьев.

Враги не успели по чаще добежать к месту его приземления; он уполз по оврагу и два дня прятался в зарослях, прежде чем добраться до своих...

В мирное время Александрову, майору запаса, особо трудных заданий выполнять не пришлось. Свободные полеты на субстратостатах * в счет идти не могли: он для настоящего воздухоплавателя всегда праздник. Любой из пилотов с радостью идет готовиться к старту, получив приказ командира: подготовить материальную часть для совершения свободного полета **.

Размышляя о причинах вызова, Александров пришел к заключению, что ему и сейчас будет поручено направиться в какой-то свободный полет.

"Очевидно, понадобилось срочно испытать какую-ни

* Субстратостат - аэростат, предназначенный для подъема на большую высоту (в нижний слой стратосферы).

** Аэростат после подъема с земли летит вместе с ветром туда, куда несут его воздушные потоки. Поэтому-то такой полет и называют свободным.

будь новую оболочку, - думал Александров, - или же проверить на высоте новый прибор для нужд авиации".

...Когда Александров вошел в приемную директора Главного института метеорологии, секретарь радостно всплеснула руками и затараторила:

- Ну вот и хорошо! Вот и хорошо!.. Иван Семеныч уже спрашивал вас. Идите... идите к нему.

Это показалось Александрову странным.

"Что за спешка?" И в этот момент он впервые почувствовал, что неожиданный вызов к директору означает, что ему, пилоту воздухоплавательной станции института метеорологии, предстоит какое-то необычайное дело.

У порога кабинета директора ГИМа Александров, следуя укоренившейся военной привычке, машинально одернул китель и провел рукой по волосам. Развернув плечи, он шагнул в дверь кабинета директора. Высокие окна, выходившие на юг, впускали в эту комнату много солнца. Стараясь не щуриться, Александров вытянулся и по-военному начал рапорт о прибытии.

Директор Главного института метеорологии, невысокий, коренастый и совсем седой, поднялся из-за стола и также вытянулся. Когда Александров закончил рапорт, он коротко поздоровался.

- Вы давно проходили высотную тренировку? - спросил он. Хотя щуховатый его голос был спокоен, в нем можно было уловить нотку нетерпения. Еще ярче это нетерпение отражалось в глазах директора, в упор смотревших на Александрова из-под густых бровей.

- Последний раз я поднимался в барокамере десять дней назад, товарищ директор.

- На высоту?

- Без кислорода на пять километров, в маске - на восемь, в скафандре * - на четырнадцать.

- Самочувствие?

- Отличное.

- Заключение медиков?

- Положительное. К полетам на высоту допущен.

- Так. Хорошо... Но эти вопросы имеют лишь косвенное отношение к делу, которое мы решили вам поручить...

* Скафандр - специальный костюм для предохранения от низкого давления на большой высоте.

- Готов служить!

- Не прерывайте. - Директор коротко взмахнул рукой, точно отсекая что-то. - Слушайте... Сейчас десять часов утра. В одиннадцать вы должны вылететь с Центрального аэропорта гражданской авиации в Заволжье на опытную станцию ЦЭИ. Отправитесь на специальном самолете, который идет транзитом из Ленинграда. По прибытии на место вам надлежит стать консультантом при очень важном опыте. Прошу помнить, что мы, посылая вас, направляем не контролера или, наоборот, безгласного "наблюдателя", а именно советчика. Дело в том, что один из воздухоплавателей Центрального экспериментального института... вы его должны знать - Кругловский... внезапно заболел. В связи с этим опыт вместо него будет проводить его помощник - другой, еще молодой пилот института. И вот директор ЦЭИ попросил нас выделить знающего человека ему в помощь. Не скрою: сначала мы думали предложить заменить Кругловского вами. Но нельзя же вас или кого-либо другого заставлять стартовать на незнакомой, новой системе так, сразу! А опыт подготовлен, и откладывать его, по условиям погоды, ЦЭИ очень не хотелось бы. Об опыте сейчас ничего не скажу. Времени на это нет.. Придется вам со всем познакомиться на месте. - Директор замолчал ненадолго и затем спросил: - Ведь вы семейный?

- Так точно, женат, товарищ директор.

- Ну, вот. Следовательно, вам надо еще успеть заехать домой. Командировочное удостоверение и деньги приготовлены. Получите у моей секретарши. Ясно?

- Ясно, товарищ директор. Разрешите один вопрос?

- Пожалуйста.

- Когда назначено начало опыта?

- Старт завтра в четыре ноль-ноль. Еще вопросы есть?

- Нет. Разрешите идти?

- Идите. Желаю успеха!

Выходя из Главного института метеорологии, Александров начал было снова думать о сущности полученного им "особого задания". Однако он так и не смог прийти к какому-либо определенному выводу: лететь придется ему или подниматься на привязной системе? Испытывать новую конструкцию аэростата или новые аппарату?

"Нечего гадать, - наконец решил он. - Там, на месте, разберусь. Во всяком случае, предстоит мне, очевидно, что-то очень интересное!"

В Центральном аэропорте Гражданского воздушного флота было очень оживленно. Воздух дрожал от рева моторов. Описывая плавные круги, опускались, поднимались или ждали разрешения на посадку одновременно десять-двенадцать самолетов. В помещениях вокзала то и дело включались громкоговорители, и диспетчер сообщал: "Начинается посадка на экспресс, отправляющийся во Владивосток..." или в Ашхабад, Сочи, Ленинград, Одессу, Прагу, Варшаву, Берлин, Пекин... Сегодня, в ясный, безоблачный весенний день, вся работа аэропорта представала перед глазами очень выпукло.

- Шумно у вас тут, - сказал Александров дежурному, подавая свои документы. - Вот вернусь из командировки - хотите, подниму над вашим вокзалом аэростат и буду управлять движением самолетов? Наймусь к вам, так сказать, воздушным орудовцем!

- Вам на специальный? - сказал в ответ дежурный, бросая взгляд на часы. - Можете выходить на посадку... Номер машины 0-11-02. Счастливого пути! - И, откозыряв, решительно схватил телефонную трубку.

В новом быстроходном самолете было всего четверо пассажиров. Но почти все кресла оказались занятыми ящиками различного размера и формы.

- Осторожно, товарищ, - не очень любезно буркнул один из пассажиров, высокий человек в черном пальто, когда Александров передвинул один из этих ящиков, чтобы освободить себе место около окна.

- Слушаюсь, товарищ! Я уверен, что ни одно яйцо в этом ящике не разбилось, - ответил Александров.

Но человек в черном пальто, очевидно, не намеревался шутить. Он поднялся со своего места, взял отодвинутый Александровым ящик, перенес его на другое кресло и привязал бечевкой, вытянутой из кармана.

- Тут не продукты, а приборы. Да... - сказал он, закончив эту работу и, не взглянув на Александрова, занял свое место.

Два других пассажира никак не реагировали на эту сценку. Они даже не обернулись, продолжая какой-то, видимо, серьезный разговор.

Один из них чертил на листах большого блокнота и одновременно ухитрялся жестикулировать то одной, то другой рукой. Он, очевидно, доказывал что-то своему собеседнику. Однако ни тот, ни другой не повышали голоса, и поэтому, о чем шла их беседа, по отдельным словам, которые можно было разобрать, Александров установить не мог.

"Позавтракаем и будем спать", - сказал он сам себе и стал разворачивать сверток с различной снедью, который успела сунуть ему в карман жена.

Тем временем самолет вырулил на старт, моторы его взревели, внизу понеслись назад серые полосы бетонных взлетных дорожек, а затем точно окутанные зеленым дымом деревья. И уже через несколько минут можно было любоваться чудесной панорамой Москвы, открывшейся под серебряным крылом. Огромный город, казалось, занял всю землю - от края и до края. Голубая лента реки, зеркала водохранилищ, зелень парков, светлые обелиски высотных зданий, уличные магистрали, по которым волнами, скапливаясь сотнями у перекрестков, бежало множество машин, - все это было грандиозно и величественно.

Но вот Москву скрыла сизая дымка дали, и под крылом медленно стала сдвигаться рельефная карта Родины... Долго, забыв о сне, Александров смотрел, как меняется она. И лишь когда внизу тонкой голубовато-желтой ленточкой на этой карте легла Волга, он задремал...

Легкие толчки и тишина разбудили Александрова. Открыв глаза, он увидел широкий зеленый луг и по краям его деревья, покрытые уже густой темнозеленой листвой. Затем в окне мелькнул парнишка, бежавший со всех ног за теленком. Теленок удирал, смешно задрав хвост. Потом послышался характерный шорох и гулкие удары, которые рождаются, когда колеса самолета при посадке касаются земли.

Самолет остановился близ палатки. Около нее на высоком шесте висела всем известная полосатая колбасафлюгер. Рядом с палаткой стоял голубой автобус и две "Победы".

- Вы тоже выходите здесь?

Александров отвернулся от окна и поднял голову. Перед ним стоял тот самый пассажир, который чертил в блокноте и жестикулировал. У него было утомленное, бледное лицо "кабинетного" человека, ничем особенно не примечательное, если бы не глаза. Они были у него большие, синие, яркие и запоминались сразу и надолго.

- Простите, товарищ. Вы, вероятно, приехали... тоесть прилетели на испытания системы СЭС? - не дождавшись ответа на первый вопрос, обратился он опять к Александрову и, указав рукой в сторону открывшейся дверцы, добавил: - Идемте и... будем знакомы: Терехов, инженер ЦЭИ.

Александров приподнялся:

- Александров. Пилот-воздухоплаватель Главного института метеорологии. В связи с болезнью пилота Кругловского мне поручено консультировать...

- Чудесно! - прервал его Терехов. - Совершенно чудесно! Панюшкин - прекрасный парень. Однако, по правде говоря, я немного беспокоюсь, как он управится с системой один... Значит, нашему директору удалось договориться с ГИМом. Чудесно! - И, подхватив Александрова под локоть, он повлек его к двери, пропуская впереди себя в узкий проход между креслами и ящиками.

"Терехов... Терехов... - думал между тем Александров. Очень знакомая фамилия. И глаза я эти тоже видел..." Но вспомнить, где и когда он встречал Терехова, сразу не смог. И возможно, так и не вспомнил бы, если бы не то, что он увидел, выходя из самолета...

Над вершинами деревьев полезащитной лесной полосы, вдали на фоне неба, четко вырисовывались две высокие ажурные башни с гигантскими трехлопастными крыльями. За ними виднелось несколько башен разной высоты с гигантскими колесами, потом снова вышки с крыльями различных типов.

"Так это же известный конструктор ветряков! - чуть было вслух не произнес Александров. - Ведь я видел его года. три назад на совещании аэрологов в Ленинграде. А эти сооружения на первом плане - его знаменитые ветродвигатели. Кажется, "ТТ-16"..."

И вдруг Александров почувствовал, что хорошее настроение, владевшее им весь день, сразу угасло.

"Вот теперь как будто ясно, - подумал он, делая несколько шагов в сторону от самолета, чтобы можно было закурить. Здесь будут испытывать какую-нибудь воздушную мельницу, а тебе, брат, предстоит поднимать на аэростате приборы на сто или там двести метров для замеров скорости воздушного потока. Эх, вот уж не ожидал такого "особого задания"!"

Тем временем Терехова окружили встречавшие самолет люди и повели к машинам. Лишь вихрастый и подвижной юноша лет семнадцати задержался около Александрова и с нескрываемым любопытством разглядывал его. Терехова и других прилетевших, очевидно, здесь видели уже не первый раз.

- А где же опытная станция? Там, где ветряки? - спросил Александров.

- Да... В трех километрах, товарищ, - охотно ответил юноша и решительно протянул руку к чемодану Александрова. Двинемся и мы, товарищ, к автобусу. Он пойдет, очевидно, прямо на опытную станцию.

- Пойдем, - согласился Александров.

В это время Терехов обернулся и, взмахнув обеими руками, крикнул:

- Александров! Извините, что вас бросил... Прошу, садитесь вот в эту машину. И Дубникова прихватите!

- Вот это нам подвезло! - сказал юноша. - Дубников - это я. Николай Дубников, - пояснил он затем. - Электротехник колхоза. А сейчас временно работаю в бригаде по оборудованию СЭС.

"СЭС! Ну, теперь не "как будто", а точно все ясно, - подумал Александров, садясь в машину. - СЭС - это значит сельская электростанция. Очевидно, с ветродвигателем. Итак, будем поднимать небольшой аэростат и мерить силу ветра, чтобы Терехов смог отрегулировать свою новую конструкцию. Перспектива, откровенно говоря, не из веселых!"

"Победа" тронулась и быстро вынеслась на бугор за лесной полосой. И тогда Александров вдруг увидел то, что заставило его сердце усиленно забиться: в километре впереди, вдоль другой лесной полосы, прижавшись друг к другу хвостами и мордами, длинной вереницей на земле лежали серебристые слоны.



Конечно, эти были не слоны. Александров с первого же взгляда определил, что это баллоны из прорезиненной ткани газгольдеры, те самые газгольдеры, в которые накапливают несущий газ - водород или гелий - перед тем как "перелить" его в оболочку аэростата. "Слонов"- газгольдеров было много, и пилот понял, что предстоящий опыт связан с подъемом крупного, очень крупного аэростата, очевидно высотного - стратостата.

Глава II

РОЖДЕНИЕ ИДЕИ

Нева несла последние льдины Ладоги, била их волнами, ломала, шумела... Она точно сердилась, что, хотя уже и наступил май, ей приходится возиться с остатками зимних оков. А тут еще дул сильный ветер с залива и мешал реке спокойно изливаться в море.

Но все кругом было радостным, весенним. По небу мчались светлые облака, а само оно было голубым и глубоким. Заметно пригревало солнце, и если бы не шторм, было бы совсем тепло.

Терехов долго стоял у парапета набережной напротив входа в Летний сад и любовался Невой, небом, облаками. Постепенно на душе у него становилось спокойнее.

Час назад, когда он вышел из института, он чувствовал себя скверно. Ему казалось тогда, что он "выдохся", что его конструкторская работа кончена. Подумать только: ведь три месяца - три месяца! - ему никак не удавалось решить сравнительно простую инженерную задачу - хорошо скомпоновать конструкцию небольшой ветросиловой установки - водокачки для колхозов степных районов страны! Правда, он то и дело отвлекался от решения этой задачи и пытался решать более широкую техникоэнергетическую проблему. Вот и сейчас его мысли не оставляют тысячу раз уже поставленные вопросы.

...Современная техника научилась использовать лишь силу ветра, дующего на небольшой высоте от поверхности земли. А сила ветра здесь почти всегда значительно меньше, чем даже на высоте хотя бы в 200 или 500 метров.

Каким же образом "схватить" этот ветер, использовать его энергию? Кайие ветросиловые установки надо создать для этого? Может быть, строить гигантские дорогие башни? Не найдя ответа на мучившие его вопросы, как это нередко бывает с изобретателями, Терехов почти впал в отчаяние. В последние дни он не мог даже чертить. Он не видел того, что возникает перед умственным взором каждого конструктора, когда рука его кладет на лист бумаги линии и цифры, не видел контуров как бы реальной машины, в объеме, в цвете, сверкании металла деталей и нередко даже в движении.

Сегодня утром, когда Терехов пришел в институт, его вызвал секретарь партбюро и предложил поговорить с директором об отпуске:

- Директор согласится... И поезжайте, Михаил Иванович, в Крым или в Сочи. Там уже цветение весны в полном разгаре.

Тогда Терехов вскипел:

- Какое там цветение! Я ведь не выполнил задания по насосному ветродвигателю.

Секретарь партбюро сурово, даже, пожалуй, слишком сурово, попросил его не волноваться, а затем сообщил, что накануне один из аспирантов института предложил очень интересное решение конструкции ветросиловой установки для насосов.

Терехов искренне обрадовался, пошел в лабораторию, где работал этот аспирант, и до полудня просматривал его чертежи и расчеты, корректировал их, а потом заявил директору, что ему, Терехову, больше работать над своей плановой темой незачем.

- Очень хорошо! - сказал директор. - В таком случае, подумайте, исходя из перспективного плана, над новой темой для себя... А если хотите, поезжайте в отпуск.

И вот тогда-то Терехов сухо поблагодарил директора, вышел из института и побрел куда глаза глядят...

В конце концов он очутился в Летнем саду, покружил по его аллеям, еще сырым и насквозь продуваемым ветром, и вышел к Неве. И, может быть, именно потому, что могучая река была неспокойна, он почувствовал себя лучше и остался стоять, облокотившись о холодный парапет набережной.

Позади него с присвистом и шорохом проносились машины, раздавались шаги и голоса прохожих. Заглянув ему в лицо, две девушки в унисон запели: "А Лизы-то все нет и нет", и убежали, постукивая каблучками. Ветер потом еще долго доносил их звонкий смех. А Терехов все смотрел и смотрел на волны, на льдины, которые крошились под их ударами.

"Нет, в отпуск я не поеду, - думал он, упрямо сжимая губы. - Поеду лучше на нашу опытную станцию в Заволжье. Посмотрю, как работают "ТТ-16". Надо повысить их КПД. Переболею, если действительно болен. Да нет, это чушь! Сегодня же вечером снова попробую подсчитать, можно ли построить башню Шухова высотой в пятьсот метров..."

Далекий рокот маломощного авиационного мотора привлек его внимание. Терехов поднял голову и увидел, как за Невой, над Каменным островом, медленно плыл навстречу облакам самолет "ПО-2". Очевидно, в поисках более спокойного воздушного слоя пилот вел машину все выше и выше. И вдруг самолет попятился! Шпиль Петропавловской крепости был прекрасным неподвижным ориентиром, и нельзя было ошибиться в том, что летевший над ним "ПО-2" медленно, медленно начал сдвигаться назад, то-есть полетел хвостом вперед.

- Вот история! - воскликнул Терехов.

Но сейчас же, конечно, нашел объяснение факту, казалось бы опрокидывающему законы аэродинамики. Самолет попал в ветровую струю, скорость которой превышала его скорость. Ведь "ПО-2" развивает не больше 120 километров в час, а воздушные потоки движутся иногда со скоростью и более двухсот.

- Вот чем надо овладеть! - Терехов с досадой хлопнул кулаками о гранитный парапет набережной. - Энергией вот такого мощного потока на высоте!

В этот момент над темными зубчатыми верками Петропавловской крепости сверкнул на солнце змей - обыкновенный ребячий бумажный змей. Он стремительно стал подниматься к небу по крутой дуге. И в то же мгновение в сознании Терехова сцепились, взаимно дополняя друг друга, несколько умозаключений. Они молниеносно слились в одну яркую, освещающую мозг мысльвывод.

Терехов ощутил боль в сердце, которое сначала остановилось, а затем стало бешено стучать.

"Так волноваться вредно, - точно сказал кто-то внутри него. - Спокойней, дружище!"

Но родившаяся мысль, оформляясь все определеннее и четче, целиком захватывала сознание конструктора. Терехов потерял ощущение времени и пространства и, пошатываясь, пошел вдоль набережной, ничего не слыша, ничего не видя.

На мосту его чуть было не сбил автобус. Водитель успел затормозить громоздкую машину в полуметре от Терехова. Подбежал милиционер, взял его под руку, повел и лишь тогда отпустил, когда конструктор немного пришел в себя и, широко улыбаясь, сказал постовому, что он не пьян, а очень счастлив...

...Профессор Трубокуров только что закончил консультировать двух студентов-дипломантов, когда в дверь его квартиры раздался сильный стук.

- Кто бы это мог быть? - с неудовольствием проворчал профессор, направляясь в переднюю.

В дверь опять сильно постучали.

- Сейчас открою! Минутку... не ломайте дверь! - крикнул он.

Затем спокойно зажег свет, поправил сбившийся в сторону половичок, взглянул на себя в зеркало и только тогда повернул ключ.

- Михаил?

- Я, я, я! - Терехов стремительно ворвался в переднюю. Опять прихорашивался, прежде чем открыть! Опять!

- Т-с-с! Там ребята, - остановил его Трубокуров, - студенты.

- Почему студенты? - Терехов оторопело поглядел на профессора. - Ах, да! Наверно, дипломанты. Извини. Но чем бы ты сейчас ни занимался, все равно я не могу ждать. Я сейчас же попрошу у ребят прощения, приму всю вину за срыв консультации у профессора на себя и расскажу тебе...

- Во-первых, здравствуй, - спокойно прервал Терехова Трубокуров. - А во-вторых, мы уже закончили беседу, и я в твоем распоряжении. Но только помни наш уговор: возьми себя в руки, иначе разговаривать с тобой всерьез я не буду.

- Ну, я уже в полной норме! - улыбнулся Терехов. И вдруг подскочил к Трубокурову, сжал его в объятиях и зашептал ему на ухо:

- Сергей! Ты понимаешь - идея! Идеища! Чудеснейшая! Увидел - самолет летит задом наперед. Змей. Облака. Вспомнил подъемы стратостатов. И сразу - решение. Постоянно, понимаешь, постоянно действующий!

- Задушишь! - так же тихо сказал Трубокуров, впрочем, не делая попыток освободиться из объятий, и закашлялся.

- Прости, ради бога! - Терехов разжал руки и с тревогой взглянул на бледное, сухое лицо профессора. - Что, опять активизировался процесс? Или просто бронхит?

- Еще не был у врача. Занят очень, - справившись с приступом кашля, ответил Трубокуров. - Ну, пойдем посмотрим, как выглядит твоя "идеища".

...Терехова и Трубокурова связывала многолетняя дружба и совместная работа над изобретениями. Они познакомились еще на первом курсе университета и, несмотря на разность характеров и темпераментов, сошлись во вкусах и взглядах на многое. Но нередко они расходились в каких-либо вопросах и тогда жестоко ругались. Однажды после окончания университета они вообще решили порвать "все отношения". Причиной ссоры было то, что Трубокуров, зная математические способности друга, решительно требовал, чтобы он остался в аспирантуре и готовился к научной деятельности.

- Будем вместе или порознь, как хочешь, разрабатывать самые интересные проблемы, - говорил он. - Например, проблемы динамики газов. Как это интересно! И как нужна такая теоретическая работа для практики. для наших конструкторов реактивных самолетов, турбин, ракет!

Но Терехов в ответ на все доводы упрямо твердил одно и то же:

- Хочу на завод. Хочу на производство. Хочу не только видеть явление в формуле или кривой на ватмане, но и ощупывать его.

Трубокуров попробовал воздействовать на Терехова через партийную организацию. Он убедил секретаря парткома университета в необходимости "поагитировать" Терехова остаться при кафедре профессора Никольского - одного из крупнейших аэродинамиков в стране.

Но и это не помогло. И вот Трубокуров как-то не выдержал и упрекнул друга в том, что он сухой эгоист, потому что бросает на научной стезе друга одного, а главное, обладает узким кругозором "ползучего эмпирика".

Тогда Терехов, который не раз в пылу споров обзываД Трубокурова куда более обидными словами, вспыхнул, замахал руками и ушел со словами:

- Ах, так! Я - ползучий?! Кончено!.. Прощай!..

Трубокуров начал работать над диссертацией под руководством профессора Никольского, а Терехов поступил расчетчиком в конструкторское бюро завода "Электросила". Около полугода они не виделись. Затем друзья помирились. Поводом для этого послужило первое изобретение Терехова. Придумав важное усовершенствование для генератора турбины, он пришел к Трубокурову:

- Я виноват. Прости. Погорячился...

Трубокуров с радостью принял извинения, и они вместе проанализировали все "за" и "против" предложения молодого изобретателя. С тех пор их дружба обрела прочную основу в совместном труде над решением различных технических задач. Они вдвоем сделали ряд важных изобретений. Одно из них - конструкция мощного ветродвигателя, в которую каждый из друзей вложил много мыслей и труда, - принесло им большую известность. Этот двигатель пошел в серийное производство под маркой "ТТ-16", то-есть "Терехов-Трубокуров, модель шестнадцатая"...

- Итак, Михаил, рассказывай все толком и по порядку, сказал Трубокуров, проводив студентов. - И прошу тебя - садись. Ты же знаешь, я плохо сосредоточиваюсь, если что-нибудь мелькает перед глазами.

Бегавший из угла в угол по кабинету Терехов со вздохом бросился в кресло, прикрыл глаза рукой и стал рассказывать о своих творческих поисках, о том, как он сегодня наконец нашел явно реальный способ овладеть огромной энергией ветра в верхних слоях атмосферы.

Трубокуров слушал друга, легонько покашливая в платок, и, почти не мигая, глядел в окно, поверх крыш, на проносившиеся по небу светлые облака.

Когда Терехов кончил свою повесть о мучениях мысли, так знакомых каждому изобретателю, Трубокуров некоторое время еще продолжал глядеть в окно, потом встал и быстро подошел к поднявшемуся ему навстречу другу.

- Это дерзость, Михаил! Дерзость! Но это - замечательно! - сказал он и, не сдержавшись, обнял и расцеловал Терехова.

...Это было за год до того дня, как Александров, получив "особое задание", прилетел на опытную станцию ЦЭИ в заволжские степи.

Глава III

СИСТЕМА СЭС

Шофер "Победы", на которой Александров с Дубниковым ехали с аэродрома, лихо затормозил около небольшого домика. За ним в саду стояло еще несколько таких же домиков. И сад и стоящие среди деревьев строения были защищены с трех сторон стеной лесных полос.

- Прибыли, - сказал Николай Дубников. - Вот тут и есть опытная станция. Здесь живет академик Никольский. А дальше контора. А еще дальше, ближе к ветродвигателям, - лаборатории и мастерские. А там, - он показал рукой на зеленеющие в полукилометре высокие ветлы, видимо окружающие пруд, - СЭС.

- Все посмотрим, все... - ответил Александров, распахивая дверцу машины.

На крыльце домика стояли Терехов и его сосед по самолету - высокий, худощавый человек.

- Товарищ Александров! Милости просим, идите сюда, - сказал Терехов. - И позвольте прежде всего познакомить вас с профессором Трубокуровым. Он - один из главных, как говорят, виновников торжества. Привез его сюда на испытания и одновременно подкормить верблюжьим молоком и степным воздухом. Прошу, подождите меня, пожалуйста, здесь или в комнате несколько минут. Я хочу разыскать хозяев этих мест...

- Меня зовут Сергей Степанович, - глуховатым голосом проговорил Трубокуров, протягивая руку Александрову. - Очень рад с вами познакомиться. Останемся на крыльце или войдем в дом?

- Да лучше здесь постоим, - ответил Александров. - Очень уж хорош степной воздух.

- Да-а, воздух, - протянул Трубокуров и, чуть скривив тонкие губы в улыбку, добавил: - Теперь нам, очевидно, надо продолжить разговор примерно так: "Небо ясно, и можно полагать, что и завтра день будет хороший". И вот вам начало классической "светской" беседы о погоде! Впрочем, хорошая погода нужна нам для опыта и разговор о метеорологических факторах закономерен. Посему продолжаю его. Как вы думаете, при какой предельной силе ветра у земли можно без риска начать испытание СЭС?

- Простите, профессор, но я не знаю точно, что такое СЭС. Я лишь предполагаю, что это сельская электрическая станция...

- Не знаете? Удивительно! - ни голосом, ни жестом не выражая удивления, сказал Трубокуров.

- Я получил приказ прибыть сюда в качестве консультанта лишь сегодня утром, в десять часов. И директор ГИМа, направляя меня, не имел времени рассказать о готовящихся здесь испытаниях.

- Сельская электростанция? Что же, отчасти это верно. Но лишь отчасти. И если вас интересует, что такое СЭС...

- Конечно, интересует! - воскликнул Александров, начиная немного сердиться на медлительность профессора.

- Тогда я могу удовлетворить ваше законное любопытство, но в самых общих чертах, - спокойно продолжал Трубокуров. СЭС - это значит не сельская, а стратосферная электрическая станция.

- Стратосферная электрическая станция? - переспросил Александров.

- Именно. Точнее - стратосферная ветровая электрическая станция.

- Мне трудно представить себе, что это такое...

- Сейчас я постараюсь вам объяснить. Михаил Иванович Терехов в результате поисков решения проблемы постоянного получения электроэнергии от воздушных потоков год назад пришел к выводу, что... Но, может быть, историческая справка вам не нужна?

- Ох, профессор! Странный вы человек, - не выдержал Александров. - Неужели вам не ясно, что все, абсолютно все, касающееся этой СЭС, мне не только интересно, но и необходимо знать!

- Ну, абсолютно все вы от меня узнать не сможете. Я, например, профан в воздухоплавании, и об этой стороне дела вам придется говорить с другими. А в разговоре со мной вам придется узнать лишь некоторые общие данные, - улыбнулся Трубокуров. - Итак, - продолжал он, помолчав немного, - год назад, наблюдая в сильный ветер за обыкновенным детским змеем, Терехов, во-первых, пришел к мысли, что ветроэлектрогенератор можно присоединить к привязному летательному аппарату. Таким образом, родился способ снимать энергию воздушного потока на некоторой высоте над землей, где она обычно более значительна, чем у поверхности земли.

- Конечно, - согласился Александров, вспоминая кривую распределения силы ветра по высотам.

- Даже в том случае, если в приземном слое атмосферы царит штиль, что, кстати сказать, бывает очень редко, то на высоте уже в сто-двести метров воздух обычно неспокоен, продолжал профессор. - Здесь всегда ощущается легкий бриз. А еще выше он, как правило, переходит в сильный ветер. На огромной же высоте - десять-двенадцать километров, у нижней границы стратосферы, в наших широтах скорость воздушного потока достигает очень большой величины. Наблюдения показали, что там, в заоблачных просторах, почти постоянно дуют ураганы, причем примерно в одних и тех же направлениях. Во-вторых, Терехов принял во внимание, что скорость ветра с высотой возрастает, и у него возникла идея создать систему, которая позволяла бы использовать энергию постоянных сильных ветров, характерных для очень больших высот. И, в-третьих, Терехов в качестве базы для высотного ветроэлектрогенератора предложил использовать большой привязной аэростат.



- Замечательно! - сказал Александров. - Так вот почему здесь, за лесной полосой, столько газгольдеров!

- Итак, СЭС - это система, в которую входят: ветроэлектрогенератор и несущий ее высотный привязной аэростат особой конструкции. Опытный экземпляр такой системы создан, и его-то предстоит здесь испытать... Завтра - если позволит погода...

Профессор Трубокуров замолчал.

Александров посмотрел на освещенные вечерними лучами солнца ветлы. За ними скрывалась СЭС. Он попытался себе представить ее в натуре, и перед его мысленным взором встал гигантский серебряный привязной аэростат, подобный тем, которые висели над Москвой в дни обороны столицы, или тем, на которых он столько раз сам поднимался.

- Я очень волнуюсь, - спокойно сказал Трубокуров, нарушая молчание. - Я - теоретик и поэтому, пожалуй, лучше практиков знаю, что только опыт решает, осуществимо ли то, что создано умом.

Из-за угла дачи послышался раскатистый смех, и затем показались улыбающиеся Терехов и широкоплечий, на голову выше его, седовласый бородатый человек в светлом плаще-пыльнике.

На этот раз Александрову не пришлось долго припоминать, кто это: портреты академика Никольского были известны всем советским людям по газетам и журналам.

- Привет, привет представителю славного племени покорителей воздуха! - громко и весело сказал академик, крепко пожимая руку Александрова. - Привет старому другу Сергею Степановичу! Прошу прощения, что не встретил дорогих гостей. Увлеклись! Проверяли систему заземления атмосферного электричества. Ну, каков будет план действий? Ужинать? Или пройдем сначала на старт?

- Трубокурова надо покормить, - вставил Терехов. - Он с утра ничего в рот не брал.

- Спасибо, я не хочу есть, - сказал Трубокуров.

- Честно? Не надуваете? - спросил академик, лукаво прищурив темные, немного навыкате глаза.

- Ну, что вы!

- Тогда идемте! - И академик широко и легко зашагал напрямик через луговину к ветлам.

Александров еле нагнал Никольского и не сразу набрал такой же темп хода, каким шел он. А Терехов и профессор Трубокуров сразу отстали. Академик подхватил Александрова под локоть и сказал:

- Мы все очень благодарны Главному институту метеорологии за то, что вас сюда прислали. Вчера произошло несчастье: у нашего пилота Кругловского неожиданно начался приступ аппендицита. А второй пилот, Панюшкин... Вы с ним знакомы?

- Нет.

- Так вот, Панюшкин еще молод и горяч немного больше, чем следует. И, конечно, ему очень полезен, нет, просто необходим, при старте совет опытного человека. Ведь старт, насколько я понимаю, самое ответственное дело при подъеме высотных систем?

- Да.

- Конечно, если бы мы не надеялись на Панюшкина, мы отменили бы испытания. Хотя именно сейчас для них очень благоприятный момент. Прогноз обещает в ночь на завтра полный штиль. Чувствуете, и сейчас уже ветра нет. А в последующие дни здесь снова ожидаются обычные устойчивые ветры.

Слова академика вызвали в памяти Александрова картину зимней ночи.

...Давно, в юности, ему, тогда курсанту воздухоплавательной школы, пришлось быть в стартовой команде, выпускавшей в полет стратостат "Осоавиахим". Старт отменяли несколько раз. Бывало у земли тихо, а на высоте 50-60 метров дует ветерок. И этот небольшой, еле ощутимый поток воздуха мешал подготовке к полету гигантского стратостата. Ведь после того, как в его оболочку - баллон из прорезиненной материи емкостью около тридцати тысяч кубических метров - вливали нужное количество несущего газа, этот баллон поднимался над стартовой площадкой в виде огромной груши - метров сорока в длину. Оболочка стратостата начинала парусить даже при очень незначительном ветерке, а в складках ее, длиной в десятки метров, возникало опасное трение. Тогда начальник старта приказывал выпустить газ и отложить полет.

В тумане морозной январской ночи раздавалась команда: "Вскрыть разрывное!" Дежурный около красной разрывной вожжи резким движением тянул ее вниз, и сейчас же к хлопанью складок оболочки и скрипу снега под ногами присоединялся свистящий шорох выходящего из оболочки водорода. Оболочка, ярко освещенная голубыми лучами прожекторов, только что величественно вздымавшаяся над кронами столетних сосен, вдруг съеживалась, стремительно никла и кучей тряпья опускалась на землю...

- Я приложу все свои силы, чтобы помочь вам провести испытания, - сказал Александров. Но, конечно, мне необходимо предварительно ознакомиться с системой в натуре. Мне известны лишь принципы ее конструкции.

- Вот и прекрасно! А с системой сейчас вас познакомит Терехов. Панюшкина наш врач уложил спать. Ведь ему предстоит бессонная ночь...

В это время они подошли к ветлам и, пробравшись через густой кустарник подлеска, оказались на краю продолговатой котловины.

- Подождем здесь авторов этой махины, - делая широкий жест, сказал академик. - Осмотрите пока отсюда нашу стартовую площадку. Как вы находите? Недурно придумано? Ведь здесь, в степи, нет полянок, как в лесу, которые обычно использовались для подъема стратостатов. Вот и пришлось спустить пруд. Драгоценную здесь воду, конечно, задержали ниже, в балке. Перенесли, так сказать, пруд с одного места на другое. И знаете, кто предложил такой выход из положения? Здешний колхозник, бригадир Иван Михайлович Дубников. Ясный ум, я вам скажу. А иначе пришлось бы нам либо строить высокий дорогой ветровой забор, либо расширять какую-нибудь балку рыть котлован. А теперь вас, вероятно, интересует, почему мы решили проводить испытания именно здесь, в Заволжье, так далеко от нашего института. Отвечу: во-первых, потому, что анализ мощности ветровых потоков на больших высотах показал, что именно между Уральским хребтом и Каспием они наиболее постоянны. А это-то нас особенно интересует. А во-вторых, здесь у нас неплохая научно-исследовательская база по ветроэнергетике. Есть и лаборатории и мастерские. Ну вот и решили мы поднять СЭС здесь...

Слушая академика, Александров окидывал взглядом открывавшуюся перед ним картину.

На дне довольно глубокой ложбины уже была разостлана желтая оболочка высотного аэростата. Она походила на гигантскую камбалу. По бокам ее, в нескольких местах прикрепленные с помощью так называемых "гусиных лап" - радиально расходящихся широких полос из той же материи, что и оболочка, - выходили канаты - стропы такелажа. Они протянулись во все стороны по склонам балки, и казалось, что "камбала" находится в центре как бы гигантской паутины.

На спине "камбалы" чернели три поперечные темные полосы усиливающих поясов и, похожая на рубец раны, заклеенная щель газовыпускного приспособления. А над ними возвышался легкий дюралюминиевый вертикальный стабилизатор. Он походил на спинной плавник рыбы. За ним - в хвостовой части "камбалы" лежали два горизонтальных стабилизатора.

В стороне от оболочки, у плотины бывшего пруда, на выровненной площадке стояла выкрашенная в белый цвет гондола, напоминавшая обтекаемой каплевидной формой аэросани. Она опиралась на изогнутые дугой лыжи-амортизаторы. По бокам гондола имела овальные окна без стекол. В задней части ее выдавался острый конус, прикрывающий втулки двух огромных двухлопастных винтов метров пятнадцати в диаметре. Это было ветроколесо генератора.

От гондолы к плотине тянулся тонкий серебристый трос. Он змейкой вползал в небольшую бетонную будку.

"Очевидно, там лебедка для сматывания и наматывания троса, - подумал Александров. - А что это?"

Неподалеку от будки лежали в штабеле удлиненные серые пакеты, а рядом с ними - точно огромная катушка белых ниток. Около нее копошились двое юнцов - Николай Дубников и кто-то еще, видимо, из молодых колхозников.

Пока Александров осматривал стартовую площадку и находящиеся на ней части необычного воздухоплавательного аппарата, академик Никольский искоса наблюдал за ним, раскуривая трубку.

- Мы сначала проектировали поднять систему без человека, с приборами и автоматическим управлением генератора, - сказал он наконец. - Но потом пришли к заключению, что на опытной модели должен быть пилот. Ведь привязные аэростаты никогда еще не поднимались в стратосферу, и очень важно проследить за тем, как будет вести себя система на большой высоте.

- Я думаю, что это правильное решение,-ответил Александров. - Приборы - приборами, а глаза, руки и мозг человека ими не заменишь.

Сказав это, он немного смутился, потому что в его ответе невольно прозвучала мысль, что в предстоящем опыте большая роль отведена воздухоплавателям и, следовательно, ему самому.

- Вот-вот, именно! - подхватил академик. - Эх, жаль, что Кругловский заболел! Одному Панюшкину придется трудновато.

- Одному? - удивился Александров.

В это время кустарник за их спиной зашевелился, и на берегу бывшего пруда появились Терехов и Трубокуров.

- Точно на ваш голос вышли, - сказал Терехов, обращаясь к Никольскому. - Итак, приступим к знакомству с СЭС в натуре. Разрешите показать систему товарищу Александрову и профессору Трубокурову?

- Пожалуйста. Я именно и хотел попросить вас сделать это, Михаил Иванович. А я пойду сразу к гондоле. Сейчас, очевидно, подъедет машина с приборами - посмотрю за их монтажем.

Терехов потянул Александрова за рукав:

- Начнем с оболочки. Идемте.

Осмотр СЭС занял более часа, и когда был закончен, уже совсем свечерело. Ветер стих, и воздух наполнился запахом степных трав, смоченных первой росой. Где-то далеко-далеко пели девушки, шумел трактор. Темной стеной с ярко вычерченными контурами на фоне неба стояли вокруг стартовой площадки ветлы.

- Благодать! - сказал тихо и немного хрипловато Терехов. - Погода пока хороша. Прогноз оправдывается. А назавтра, знаете, уже ожидается начало суховейного периода, чорт бы его побрал!

- Важно отстартовать, а затем пусть дует! - усмехнулся Александров и, помолчав немного, спросил, почему академик Никольский сказал ему, что Панюшкину одному придется трудновато при испытании СЭС?

- Но ведь Кругловский лежит в больнице, ему сегодня сделали операцию! - воскликнул Терехов.

- А... как же я? - растерялся Александров. И вдруг вспомнил, что директор не сказал ему прямо, что придется совершить именно полет или подъем. Ведь директор считал нетактичным навязывать своего пилота другому институту и предоставил право самому Александрову решить, как поступить на месте.

Слова Терехова подтвердили эту догадку.

- Директор ЦЭИ сообщил академику Никольскому, что институт метеорологии посылает вас к нам в качестве консультанта, - сказал он. - И мы очень признательны вам уже за те советы по организации старта, которые вы сейчас дали. Что касается вашего вопроса об участии в испытаниях в качестве члена экипажа СЭС, то... - Терехов замялся, взмахнул руками, - то... решить этот вопрос предоставляется вам самому.

Александров облегченно вздохнул.

- Но ведь я очень хочу подняться!

- Чудесно, чудеснейше! - воскликнул Терехов. - Откровенно говоря, мы просто не решались просить вас об этом... Вашу руку, товарищ Александров! А теперь идемте, идемте! Ведь вам обязательно надо отдохнуть, поспать хотя бы немного.

Когда Терехов и Александров выбрались на луг (Трубокуров отстал), они увидели процессию, хорошо знакомую и милую сердцу каждого воздухоплавателя. Плавно покачиваясь, бесшумно плыли над лугом один за другим серебристо-розовые в отсветах зари огромные - с железнодорожную цистерну - баллоны-газгольдеры. Каждый из них вели, поддерживая за короткие стропы, шестьвосемь человек. Впереди этой процессии размашистым шагом, немного раскачиваясь, шел высокий, широкоплечий старик. Издалека Александров принял его за академика Никольского.

- А вот и дед Дубников! - воскликнул Терехов. - Чудеснейший дед! Он у нас будет руководить наполнением оболочек. И, подбежав к старику, обнял его.

- Здорово, здорово, Михаиле! Рады тебе, дорогой! - разнесся по лугу бас. - Приходи ужо, как управишься. Дело рыбацкое есть... А с тобой кто?

- Знакомьтесь, - сказал Терехов: - пилот-воздухоплаватель Александров - Иван Михайлович Дубников!

Дед вытянулся, стукнул каблуками и прогремел:

- Старшина в отставке Дубников! Направляется с командой на старт с баллонами, заряженными гелием!

- Вольно! - машинально произнес Александров. - Здравствуйте, Иван Михайлович!

- Здравия желаю, товарищ Александров! - ответил старик и, схватив протянутую Александровым руку, сжал ее до хруста. Благодарствуем за то, что нашим делом приехали заняться... Как только внук доложил о вашем прибытии, сразу легче стало. Поучите нас!

- Ну, зачем же учить! - ответил Александров, любуясь могучим стариком. - Вы, очевидно, служили в воздухоплавательных частях?

- Так точно! На обороне Москвы стоял два года. Азы * поднимал. И в первую империалистическую был в команде.

* А з ы - сокращенно: аэростаты заграждения.

- В таком случае, мы с вами как бы однополчане, - улыбнулся Александров.

Ему захотелось продолжить разговор, но Терехов решительно увлек его за собой к усадьбе опытной станции.

Глава IV

ДНЕВНИК НИКОЛАЯ ДУБНИКОВА

Николай Дубников проснулся от резкого стука. Стук повторился, и он понял, что это хлопает створка рамы окна.

- Ветер начался, - проворчал он, поворачиваясь на другой бок. Но тут же вспомнил о том, что случилось сегодня на рассвете, и вскочил с постели. - Неужели опоздал на дежурство?

Однако часы показывали только пять пополудни, а дежурить ему сказали прийти в 8 часов вечера.

Все же ложиться Николаю больше не захотелось. Он подбежал к окну, отодвинул в сторону горшки и высунулся до пояса наружу.

Дом Ивана Михайловича Дубникова, у которого уже несколько лет жил Николай, взятый на воспитание после смерти его родителей, сторожке. Из окон дома открывался красивый вид, и сады села не загораживали степных далей после дождей, когда особенно чист промыты стекла. Их своей комнаты Николай отчетливо видел, например, ветряки опытной станции - а она находилась от села километрах в трех - и даже мог определить, работают они или нет. Хорошо была видна в такие дни и стартовая площадка на дне бывшего пруда и новый пруд, который образовался дальше, в балке.

Впрочем, сегодня Николай и не взглянул в сторону опытной станции. Задрав голову, он стал осматривать небосвод ближе к зениту. На голубом куполе неба, кроме нескольких полупрозрачных облаков, похожих на гигантские дерья или листья сказочных трав, которые рисует мороз на стеклах, сначала он ничего не нашел. Но вскоре у конца одного из таких облаков-листьев зоркие глаза юноши обнаружили небольшое светлое пятнышко.

"Она! - удовлетворенно подумал тогда Николай. - Точно, она!"

Новый порыв ветра ударил в створку рамы, и она крепко стукнула Николая по затылку.

- Фу, чертяка! - невольно отодвигаясь, сказал он. - Вот задул, будь ему неладно!

Теперь Николай почувствовал голод - ведь со вчерашнего вечера он ничего не ел. Юноша закрыл окно и пошел в кухню. Здесь аппетитно пахло свежим хлебом и жареной бараниной с луком.

Николай открыл кастрюлю, стоявшую на плите, и хотел было вытащить из нее привлекательный кусочек, но, подумав, закрыл крышку и отошел к буфету. Здесь он отрезал себе толстый кусок от каравая, посолил его густо и вернулся в свою комнату.

"Сейчас, пока дед спит и матушка Акулина не пришла, сяду-ка я и запишу все, что было", - решил он.

С удовольствием уплетая хлеб, Николай достал из шкафчика внизу этажерки с книгами зеленую клеенчатую тетрадь, ароматическую ручку и сел к столу. Пальцы его были заняты - держали хлеб, и, раскрыв тетрадь, стал придерживать ее локтем.

Страницы тетради были исписаны печатными буквами, а ниже нарисована миниатюрная карта.

Место расположения Москвы на ней отмечала звездочка, а к северу от Каспия, между рекой Уралом и Камой был начертан флажок с надписью: "Заря коммунизма".

Николай перевернул несколько заполненных ровными строчками страничек и на чистой аккуратно написал:

"5 мая". Однако писать, придерживая тетрадь локтем, было неудобно, и он, положив ручку, начал перелистывать страницы и перечитывать дневник.

На второй странице в верхнем левом углу было написано: "15 марта", и сразу же шла первая запись:

"Сегодня я решил начать записывать для памяти все, что происходит у нас в колхозе "Заря коммунизма". У нас сейчас готовятся очень интересные события. У нас будет проводиться опыт государственного значения.

Вот уже несколько дней, как Митя Сизый, который служит на опытной станции, рассказывает, что на станции собираются пустить большой воздушный шар - аэростат - в стратосферу. Только как следует Митька ничего не знал. А вот вчера мы все узнали, что это будет точно. В клубе провели доклад Терехова. Терехов - это известный во всем Союзе изобретатель. Он придумывает новые ветродвигатели. Очень хорошие. Я как специалист-электрик осматривал их на станции несколько раз и могу дать им высокую оценку..."

Пробежав глазами эту строчку, Николай решительно схватил ручку и вычеркнул ее.

- Подумаешь - специалист! Только ремесленное закончил, а оценку даешь инженеру. Нахал! - пробормотал он и затем продолжал читать.

"...На станции в прошлом году поставили две тереховские ветроэлектростанции "ТТ-16". Мощность каждой из них - киловатт пятьдесят. Они вырабатывают электроэнергию не только при ветре. Это происходит потому, что, когда ветряк работает, он раскручивает тяжелые барабаны. Эти барабаны продолжают крутиться довольно долго, хотя ветер, допустим, стих. И тогда с них снимается механическая энергия вращения на вал генератора тока.

Такую хитрость, правда, не Терехов придумал. Еще в ремесленном мы учили, что изобрели так называемые инерционные аккумуляторы Уфимцев и Ветчинкин, давно уже. Однако Терехов удивительно усовершенствовал их: повысил КПД и надежность и сделал автоматическими. Теперь на обоих "ТТ-16" только двое работают посменно - Ленка Павленко и Ниязов. Да какое там "работают" - просто наблюдают.

Однако я слишком подался в сторону. Я же хочу подробно написать, какой доклад сделал Терехов в нашем колхозном клубе.

Прежде всего он сказал: "Товарищи! В мае на опытной станции ЦЭИ будет производиться испытание новой ветросиловой системы СЭС (стратосферная электрическая станция), которую создал коллектив института с помощью многих других научных учреждений страны, а также заводов и фабрик". Я, конечно, не понял, что такое СЭС. Но затем Терехов рассказал нам об этой системе, а сначала о стратосфере. Я о ней знал мало, на тройку. Лена Павленко сделала краткий конспект доклада, я у нее попросил и теперь переписываю его в дневник.

"...Воздушная оболочка Земли неоднородна. Нижний ее слой, примыкающий к поверхности планеты, называется тропосферой. Он имеет толщину в средних широтах 10-12 километров. Около экватора тропосфера толще - до 18 километров, а над полюсами вдвое тоньше - 8-9 километров. В тропосфере благодаря нагреванию воздуха от поверхности земли происходит постоянное перемешивание воздушных масс.

Нагретый воздух поднимается вверх, а холодный - опускается. Называется это явление конвекцией. Оно более сильно в теплых странах, и потому там слой тропосферы толще. А около полюсов - наоборот. Конвекция в тропосфере приводит не только к вертикальному перемешиванию воздуха, но и к ветрам, то-есть перемещению воздуха над земной поверхностью. Ветры возникают потому, что более холодные массы воздуха, опускаясь, начинают течь туда, где воздух нагревается и поднимается. Земная поверхность неоднородна и нагревается неодинаково. И поэтому ветры непостоянны и по своей силе и по направлению. Недаром говорят: "изменчив, как ветер".

Движение воздушных масс в тропосфере очень сложно. От него зависит изменение погоды. Поэтому тропосфера - это слой, где формируется погода, "лаборатория погоды".

Однако в некоторых районах ветры обладают большим постоянством. Например, есть ветры муссоны. Они дуют над океанами в экваториальных областях часть года в одном направлении, часть - в другом и возникают благодаря неравномерному нагреванию больших водных пространств океанов.

Человек с незапамятных времен использует энергию воздушных потоков. Первыми ветродвигателями были, повидимому, паруса лодок наших далцних предков. Затем люди использовали ветер для того, чтобы вращать простые механизмы для размалывания зерна, то-есть создали ветряные мельницы. Это изобретение сделали предки великого китайского народа.

Теперь ветродвигатели широко используются для производства электроэнергии. Ветер называют "голубым углем". Советская страна идет впереди всех других стран в освоении огромных запасов "голубого угля". Они гораздо больше, чем запасы "белого угля" - водной энергии, не говоря уже о запасах "черного золота" - нефти - и каменного, "черного" угля. Профессор Красовский подсчитал, что запасы энергии "голубого угля" на земном шаре исчисляются в 10 триллионов киловатт. Это в тысячи раз больше, чем запасы энергии всех рек и ручьев.

Советские инженеры уже создали мощные ветростанции (до 100 киловатт). Для того чтобы добиться постоянности их работы, придуманы механизмы, как бы накопляющие энергию в механическом движении во время сильного ветра. Это инерционные аккумуляторы. В некоторых случаях энергию можно накапливать, накачивая воду на возвышенность, и затем, когда нет ветра, использовать ее напор для приведения в движение гидротурбины. Есть и ' еще один вид аккумуляторов - водородные. Их действие основано на том, что во время ветра, когда ветрогенератор работает на полную мощность, полученным электрическим током разлагают воду и добывают водород и кислород. Этот водород и можно использовать затем в качестве топлива для теплового двигателя.

Но самый лучший способ обеспечить постоянное поступление электроэнергии от ветростанций в потребляющую сеть - это соединить в одну систему несколько таких установок, расположенных в разных местах. Такое использование их называется кольцеванием. Тогда, если в одном месте нет ветра и ветростанции здесь стоят, энергия вырабатывается и подается в сеть от других ветростанций, которые расположены в районах, где есть ветер.

В СССР уже существуют такие системы.

Очень выгодно использовать ветер в тех местах, где он дует более или менее постоянно. Потому кольцевые системы часто строятся на побережьях морей. Здесь воздушные потоки более устойчивы. Водная поверхность и суша всегда нагреваются неравномерно, и это порождает движение воздушных масс. Огромное количество энергии могут давать, например, ветростанции в долинах хребта, прикрывающего с севера Новороссийск.

Важным шагом вперед в освоении энергии "голубого угля" могут стать высотные ветродвигатели. В приземном слое воздуха струи ветрового потока, особенно в лесистой местности, в значительной мере тормозятся, ослабляются. Поэтому советские ученые создали проекты установок на специальных башнях, высотой в 100-150 метров.

Ветрогенераторы таких установок дадут больше энергий и будут работать более постоянно, чем ветростанции на земле.

Следующий шаг наука делает теперь.

Известно, что выше тропосферы начинается слой воздуха, названный стратосферой. Толщина его в несколько раз больше, чем нижнего, примыкающего к поверхности планеты.

В стратосфере нет конвекционных движений воздуха. Здесь наблюдаются лишь горизонтальные воздушные потоки, они дуют почти всегда в одном направлении. В средних широтах, например, на высоте 12-14 километров, дуют главным образом ветры западного направления. Средняя скорость этих постоянных воздушных потоков в два-три раза превышает скорость ветра у земли. На этой высоте часты и очень сильные ветры: здесь область вечных бурь и возникают нередко воздушные потоки, обладающие скоростью около четырехсот километров в час. При ураганах, во время штормовых порывов, у земли скорость ветра достигает 50-60 метров в секунду, а в стратосфере скорость частичек воздуха бывает 100 и более метров в секунду.

Лишь на "полюсе ветров" - на земле Адели в Антарктике средняя годовая скорость ветра очень велика - около 20 метров в секунду и приближается к средней скорости ветра на высотах.

Выше 12-14 километров в наших широтах сила воздушных потоков начинает убывать. Но с 20 километров снова возрастает. Там расположена вторая область вечных бурь и ветер почти всегда дует с востока на запад.

Чем же объясняется это постоянное "переливание" воздуха в стратосфере - в нижнем ее слое в восточном направлении, а в верхнем - в западном? Наука еще не дала точного ответа на этот вопрос. Вероятнее всего, эти перемещения воздушных масс на высотах являются элементом "большого круговорота" воздуха в атмосфере Земли, несколько схожего с большим круговоротом влаги. Но, так или иначе, стратосферные ветры - это как бы часть огромного природного механизма - "машины планеты", который безотказно действует миллионы веков.

Вот и задумали наши ученые заставить этот механизм работать на пользу советских людей. Каким же образом?

Родилась мысль поднять в стратосферу на привязном аэростате ветроэлектрогенератор.

Ленинградский профессор Трубокуров произвел все необходимые расчеты. Они показали, что хотя плотность воздуха на высоте 10-12 километров значительно меньше, чем на уровне моря, - воздушные струи несут там много энергии.

Академик Никольский рассчитал, что можно создать стратосферную ветроэлектростанцию мощностью даже в 1000 киловатт. Эта станция будет действовать и вырабатывать энергию безостановочно многие годы.

Затем был создан технический проект опытной стратосферной электростанции - СЭС, и теперь она построена. Она-то и будет испытываться здесь, в заволжских степях. Если опыт окажется удачным, наша Родина обогатится возможностью использовать практически неисчерпаемый источник энергии высотных ветров, источник поистине фантастической мощности.

Подсчеты показывают, что лишь тысячные доли общей мощности воздушных потоков в стратосфере в миллионы раз превышают ту мощность, которую получают люди н.а всем земном шаре, сжигая в топках тепловых электростанций нефть, торф и каменный уголь".

Вот что записала Лена... Вот что рассказал нам Терехов! Я и все поняли тогда, что такое СЭС. Мы устроили окладчику шумную овацию. Мы единогласно одобрили дерзкую передовую мысль наших замечательных советских ученых и изобретателей.

Потом наш председатель сказал, что все колхозники очень довольны докладом и окажут содействие испытаниям. Потом он сказал, что нашему колхозу нужно все больше и больше электроэнергии и СЭС надо оставить здесь, у нас. А потом мы, комсомольцы, ушли из клуба и по дороге решили подумать, как помочь Терехову.

20 апреля.

Долго не писал в дневник, был очень занят. Хотя я электрик и должен заниматься в колхозе осветительной сетью, смотреть за электродоилками и другими электрическими машинами, пришлось мне почти целый месяц работать по вечерам в комсомольской бригаде по ремонту прицепных машин к посевной. Наконец мы все сделали. Тогда комсомольская организация решила пойти на опытную станцию и помочь ученым в общественном порядке.

Мы пошли, и нам дали разные работы. Меня прикрепили к самому Терехову, и я стал помогать монтировать защитную электропроводку СЭС. Очень это интересная и ответственная работа! Ответственная вот почему: в атмосфере всегда есть электричество. Образуется оно, например, в грозовом облаке. Каким образом? Там всегда есть сильный восходящий воздушный поток от нагретой земли. Он раздробляет дождевые капли. А частички внешней оболочки капель несут обычно отрицательный заряд. Они уносятся вверх. В результате в более высоко расположенной части грозовой тучи образуется мощный отрицательный заряд, а в нижней, где остается большинство как бы сердцевин капель, - положительный. При росте потенциала происходит разряд - молния.

Для привязных аэростатов гроза очень опасна. И если она приближается, их надо опускать.

Однако СЭС гроз бояться нечего. В стратосфере почти нет водяного пара, небо всегда безоблачно и гроз не бывает. А для того чтобы молния не оказала вредного влияния на СЭС, если ударит в трос, поддерживающий систему, Терехов и начальник здешней опытной станции товарищ Никитин придумали вот что. На высоте 8 километров трос будет разорван изоляторами. Тогда воспринятое им в нижней части атмосферное электричество будет стекать в землю. Ведь трос стальной! А для того чтобы не случилось несчастья, лебедка для наматывания этого троса установлена в бетонной будке и имеет хорошее заземление. Кроме того, она будет управляться автоматически. По этому тросу будет стекать к земле и то атмосферное электричество, которое образуется в обыкновенных облаках. А электричество, выработанное СЭС, пойдет к земле иным путем пс сильно изолированному серебряному проводу. Серебряному потому, что серебро - хороший проводник. Здорово все продумали Терехов и другие изобретатели! Просто завидно. Нет, неправильно: восхищает!

Теперь уже скоро начнутся испытания СЭС. Несколько дней назад привезли оболочку для аэростата.

Оболочка аэростата СЭС имеет объем 65 тысяч кубических метров. Внутрь нее можно было бы засунуть, пожалуй, домов пять - таких, как дедов. Но весит она всего 2 тонны, потому что сделана из капроновой ткани необычайной прочности. Терехов мне сказал, что эта ткань в пять раз прочнее оболочек для стратостатов, которые пускали давно, до моего рождения.

Однако дед мой пощупал ее и сказал: "Тонка". Отстал он от современной техники. Ведь с тех пор, как он служил в воздухоплавательных частях Советской Армии, сколько лет прошло! Вот Терехов и стал с ним спорить. Сказал, что, по расчетам, она имеет значительный запас прочности. И вдруг академик Никольский - он приехал неделю назад - говорит: "Иван Михайлович, может быть, и прав. Для опыта эта оболочка еще туда-сюда. Когда же СЭС пойдет в серию... надо будет придумать что-нибудь другое". А что лучше придумаешь? Удивляюсь иногда, как это старые люди, не подумав, так сразу друг друга начинают поддерживать! Я несколько таких случаев вспоминаю из своей жизненной практики.

Оболочку сначала расстелили на лугу и проверили, а потом опять свернули, до старта. Привезли еще и газ для ее наполнения - гелий, в стальных баллонах, как у продавцов газированной воды. В них он сжат под давлением 200 атмосфер. Терехов мне сказал, что потом газ выпустят сначала в матерчатые газгольдеры, а из них уже будут переливать в оболочку.

Один кубометр гелия имеет подъемную силу у земли около килограмма. А всего в оболочку вольют более 10 тысяч кубических метров гелия.

Следовательно, она сможет поднять, за вычетом собственного веса, не менее 7 тонн...

Пришел Митька и мешает писать. Зовет работать в механическую мастерскую. Мы там делаем одну вещь в подарок..."

Николай и не заметил, как, увлеченный чтением, съел свой кусок хлеба с солью.

- В общем, записано все правильно, - сказал он сам себе, долистав тетрадь до страницы, на которой значилось "5 мая". - Будем продолжать...

Но тут ему захотелось снова поглядеть на СЭС. Он встал и подошел к окну. Усилившийся ветер дул порывами. Как раз в тот момент, когда Николай прильнул к стеклу, порыв подхватил и покатил по траве палисадника перед домом выводок цыплят точно горсть больших желтых горошин! У бросившейся за ними клушки парусом вздуло хвост, затем ветер сбил ее с ног и поволок вслед за цыплятами.

"Здорово несет! Ленка радуется, наверно, - ее "ТТ" сегодня много выработают", - подумал Николай, шаря взглядом по небу.

Теперь оно стало мутным и желтоватым, а перистые облака размножились и застилали почти всю область вокруг зенита. Все же юноше удалось увидеть СЭС. Чуть мерцавшее, как опал, светлое пятнышко еле заметно просвечивало через облака. "Все в порядке!" - воскликнул он, и ему еще больше захотелось записать пережитое ночью. Он стремительно вернулся к столу и начал торопливо водить пером:

"Вчера меня послали на аэродром встречать Терехова, улетавшего на один день в Ленинград по каким-то делам. Еще поехали встречать два инженера со станции. Взяли две "Победы" и еще автобус, потому что Терехов телеграфировал, что привезут приборы из Главной геофизической обсерватории.

Когда самолет приземлился, из него вышел Михаил Иванович и с ним два человека. Один из них, как оказалось потом, знаменитый профессор Трубокуров. Тогда в клубе Терехов сказал в докладе, что он главный автор СЭС. Но это из скромности. Главный - Терехов. А все же Трубокуров тоже много сделал.

Инженеры встретили Михаила Ивановича, сразу повели его и Трубокурова к машине и стали рассказывать, как идет подготовка к старту. А другой прилетевший с ним человек остался один. Я решил исправить неудобство, подошел к нему и потом повез на станцию на "Победе". Он оказался очень симпатичный, только все время то улыбался, то хмурился, не поймешь почему.

Сначала я не знал, зачем он приехал. Потом все объяснилось: это пилот-воздухоплаватель, по фамилии Александров. Он назначен к нам помогать проводить испытания. Ведь когда Кругловский заболел, на станции остался лишь один воздухоплаватель - Панюшкин. И мы очень переживали, что ему придется быть в статосфере одному. Девчата прямо плакали. Все в него влюблены.

Тьфу, какую ерунду записал! Однако надо отметить объективно, по полной справедливости: Панюшкин весьма... одним словом, парень боевой! Он один бы справился. Но все произошло по-другому - с ним согласился лететь Александров. Я видел, как их, то-есть Александрова и Панюшкина, познакомил Терехов. Было это уже ночью. Панюшкин сказал: "Очень рад!" А Александров, точно военный, отдал честь и отрапортовал: "Поступаю в ваше распоряжение!" Приятно было смотреть на него. По-моему, он человек тоже замечательный.

Ну, а теперь надо описать самое главное.

Когда свечерело и ветер совсем стих, дед с колхозниками приволокли на старт газгольдеры. Да, я забыл написать, что старт устроили на дне пруда, который спустили, чтоб была котловина: при старте больших аэростатов важно, чтобы было затишье. К газгольдерам прикрепили по многу мешков с песком, иначе они улетели бы, и расставили их по краям стартовой площадки. Затем их соединили с внутренностью оболочки резиновыми рукавами.

В 12 часов ночи начали ее наполнение. Командовал дед. И здорово командовал, чорт возьми!

Газ из газгольдеров выжимали, наваливаясь на них постепенно, и он тек по резиновым рукавам в оболочку.

Сначала она взгорбилась, стала как огромный омет соломы. Потом отделилась от земли. Конечно, чтобы она не улетела, ее держали за стартстропы сто человек. Кроме того, к стропам подвешивали еще и мешки с песком.

Народу было на старте - весь колхоз. По берегу стояли и старики и женщины. А мы, все комсомольцы, были на самой площадке. Многие ребята - в стартовой команде. Только мне и Митьке пришлось просто дежурить у гондолы. На крыше ее мы весь вечер устанавливали различные приборы.

Часа в три ночи, уже заря брезжить стала, академик Никольский вышел к плотине и закричал в рупор: "Отдавай оболочку!" Дед ему ответил: "Есть отдать оболочку". И все, державшие стартстропы, отцепили мешки с песком и стали отпускать стропы на взмах руки вверх и снова перехватывали и задерживали. И вот тогда поднялась над нами огромная махина. Просто удивительно, до чего велика оказалась СЭС! Все небо закрыла. Если смотреть снизу, она была какой-то бесформенной. К земле свисали гигантские складки, точно занавес в театре, и тянулись стропы. Складки образовались потому, что оболочку наполнили всего на одну пятую часть. Полностью наливать ее газом нет смысла: ведь наверху плотность воздуха меньше и газ будет расширяться. Поэтому если оболочку наполнить у земли целиком, то либо ее разорвет, либо большую часть газа все равно надо будет выпускать по мере подъема. Кроме того, тогда баллон будет иметь очень много избыточной подъемной силы, и, чтобы вся система не прыгнула вверх, нужно было бы брать очень много балласта.

Вскоре оболочку отдали вверх еще метров на двадцать пять и к несущим стропам прицепили гондолу, а к ней - поддерживающий трос. Тогда мы с Митькой отбежали на минутку в сторону, чтобы поглядеть на СЭС сбоку. Трудно сказать, на что она похожа со стороны: пожалуй, больше всего похожа на рыбу - головля или сома. Десять-прожекторов освещали старт. Свет их переливался на золотистых боках этой рыбины. Она покачивалась легонько, подрагивала, точно живая. Да, забыл написать: на спине у нее есть плавник, направляющий выступ из дюраля, а также большущий хвост, тоже из дюраля, для устойчивости в воздушном потоке. Это так называемые стабилизаторы.

Когда мы снова прибежали на самую стартовую площадку, в гондолу уже собирались влезть наши отважные пилоты. Академик Никольский и Терехов обняли и расцеловали Панюшкина и Александрова. Потом академик отошел, поднял руку и сказал:

- Счастливого пути, товарищи! Во имя нашей великой Родины! Отправляйтесь!

Пилоты встали около гондолы, которая висела над самой землей, даже касаясь ее иногда амортизатором, и отдали честь, а затем полезли по лесенке-трапу внутрь кабины. Через минуту, наверно, Панюшкин высунулся из окна и доложил, что к подъему все готово. Тогда академик Никольский сказал что-то Терехову, и тот побежал к будке с лебедкой. Затем академик взял рупор и громко скомандовал: "Дать свободу!"

- "Дать свободу!" - повторил еще громче дед, и все, кто придерживал стартстропы, быстро отпустили их.

И медленно-медленно СЭС начала уплывать в небо. Полная тишина наступила сразу на старте. Лишь.шуршал трос, змеей выползая из будки с лебедкой, и похлопывали складки оболочки. Потом все сразу закричали: "Ура!" А некоторые женщины заплакали. Честно, и мне было почему-то не по себе. Какое-то беспокойство закралось в сердце, хотя я прекрасно знаю, что СЭС - замечательная система, и конструкторы ее все сделали, чтобы подъем был безопасным. 3агореться СЭС не может, потому что наполнена гелием, а не водородом. В случае обрыва троса пилоты будут выпускать газ из маневрового клапана постепенно и опустятся на землю. А трос, падая, никому вреда не принесет, потому что к нему прицепляются через каждые 500 метров автоматические парашюты. А на всякий случай и у пилотов ееть парашюты.

Долго мы все стояли, закинув головы, и смотрели на СЭС. А она поднималась все выше и выше, становилась все меньше и меньше. На земле еще было сумрачно, когда вдруг она засверкала, точно охваченная огнем. Кто-то даже закричал в страхе: "Загорелись!" Но это был не пожар, а отражение первых солнечных лучей.

Наконец академик Никольский сказал всем, что от имени Центрального экспериментального института благодарит за помощь и просит идти отдыхать.

Но я сначала пошел к будке с лебедкой. Около нее стоял милиционер и не пустил меня посмотреть, как она работает, хотя я и электрик и знаю, какие там приспособления по технике безопасности. Потом я пошел домой вместе с дедом и лег спать. В 8 часов вечера мне надо быть на станции. Наш комсомольский пост будет дежурить около трансформатора, принимающего энергию, выработанную в стратосфере. Ведь сегодня вечером СЭС пустят в ход..."

Поставив несколько точек, Николай задумался. Ему показалось, что он плохо записал виденное прошлой ночью и сегодня утром.

"Что бы еще такое внести в дневник? - подумал он, хмуря белесые, выжженные солнцем брови. - Разве еще о разговоре академика с Александровым о каком-то дирижабле Циолковского? Циолковский ведь давно умер. Почему же Александров сказал, что надо воспользоваться его советом? Нет, этот подслушанный разговор записывать не следует. Нехорошо. А вот о нашем подарке колхозу, пожалуй, написать просто необходимо".

Николай снова взял ручку.

Но в это время хлопнула входная дверь, и в кухне послышались шаги, а затем тихий женский голос произнес: "Коленька, ты дома? Не спишь? Тогда иди сюда".

- Дома, матушка, - ответил Николай и пошел на зов.

В кухне у плиты деловито хлопотала высокая, худощавая седая женщина в светлом, хорошо сшитом платье.

- Дед дома? - спросила она.

- Дома, спит еще.

- Подыми его... Будем вечерять. А то, вижу я, как вернулись вы с полетов, так сразу и завалились на боковую. Ничего даже не покушали. Не нашли, что ли, без меня, где что лежит? А об Иване Михайлыче ты должен был обеспокоиться, раз меня нет, раз я не смогла свою ферму бросить, - прийти да покормить его.

- Устали мы, матушка, - стал оправдываться Николай и, чтобы перевести разговор на другую тему, сказал: - А здорово они полетели! Герои! На такую высоту...

- Конечно, герои, - спокойно подтвердила женщина. - А ты критику прими и не виляй. Иди побуди деда.

Стариковский сон чуток. Дубников-старший уже проснулся и старательно расчесывал густые казацкие усы.

- Что, ворчит? - подмигнул он. - Ничего, брат-солдат. Мы сейчас ее ублаготворим - все, что на стол поставит, уберем. Хо, хо! - И, накинув на плечи пиджак, широким шагом вышел в кухню.

- Доброго здоровья, жена Акулина! - обнимая и звонко целуя женщину, сказал он. - Покорми, чем бог послал, мужское население. Разрешаю и горилки по стопке. День сегодня бо-о-ольшой!

- Конечно, большой, - ласково взглянув на мощную фигуру мужа, от которого, как говорят, годы бежали, согласилась матушка Акулина и затем начала расстилать на столе хорошо отглаженную, накрахмаленную скатерть.

Но сесть за стол в этот день им не пришлось...

Глава V

НЕИЗВЕСТНОЕ НАУКЕ

После старта Александров сел в кресло и закрыл глаза. Ему захотелось полнее хотя бы несколько минут насладиться ощущением подъема на аэростате.

Такой подъем действительно необычайно приятен, особенно если он происходит в тихую погоду. Тогда плавно и бесшумно могучая сила уносит ввысь гондолу. Пассажиры чувствуют лишь слабый ток воздуха сверху да небольшое покачивание и легкое подталкивание снизу. Подъем СЭС также происходил очень плавно: гондола ее лишь немного раскачивалась, "рыскала" из стороны в сторону.

"Порядок, - подумал Александров, - полный порядок! Отстартовали нормально. Молодец дед Дубников! Хорошо обучил свою команду. Панюшкин тоже показал себя опытным пилотом. Главное, не суетился. Вот только как будто он недоволен, что я лечу. Но если так, то это просто ребячество. Ведь не менее суток придется провести в воздухе. Одному это было бы тяжко. Неужели он просто тщеславен? Не хочет, чтобы кто-нибудь разделил с ним лавры в случае успеха испытания?"

Подумав так о товарище, Александров почувствовал себя виноватым, и ему захотелось поговорить с Панюшкиным по-дружески.

Он открыл глаза и посмотрел на первого пилота.

Панюшкин сидел в передней части гондолы, перед щитом с приборами, в таком же кресле, как и Александров, наклонившись к окну. В свете разгоревшейся зари его молодое, без единой морщинки, лицо казалось еще более юным и точно отлитым из красноватой бронзы. В чертах этого лица было много твердости, воли и, пожалуй, упрямства. Оно было спокойно. Серые глаза Панюшкина, устремленные вниз, также не выражали волнения. И лишь ритмичные движения пальцев руки, лежащей на подлокотнике кресла, показывали, что он внутренне напряжен.

Почувствовав взгляд Александрова, он резко повернулся к нему и, вдруг улыбнувшись, немного смущенно сказал:

- Заслушался, товарищ Александров! Девчата пошли со старта прямо в поле и поют.

Действительно, откуда-то снизу, явственно прорываясь через шорох сыплющегося песка - балласта, доносилась стройная мелодия песни.

- В такую погоду и с пяти тысяч, пожалуй, будем слышать, что делается на земле, - сказал Александров и, желая завязать разговор, добавил: - Знаете, однажды в ночном свободном полете на "сферике" мы ориентировались по петухам. Небо было в облаках. Тьма стояла осенняя. Под нами - степь, ни одной речонки, ни одного светлого ориентира. Вот петухи и помогали определяться: услышим их - стало быть, деревня внизу.

- В моей практике тоже были подобные случаи, - погасив улыбку, сухо ответил Панюшкин. - Давайте завтракать.

Александров невольно пожал плечами. Во время завтрака горячее кофе из термосов, бутерброды, свежие парниковые огурцы и клубника - Панюшкин не захотел продолжить разговор. И на прямой вопрос Александрова, почему он хмурится, сказал:

- Наоборот, я очень весел, - и отвел глаза в сторону.

"Ну и чорт с тобой! - подумал тогда, рассердившись, Александров. - Видно, друг мой, тебя что-то действительно зацепило. Но что же? Уж не закружилась ли у тебя, парень, голова, когда ты получил ответственное задание провести испытание системы СЭС, стал командиром?"

Эта догадка показалась Александрову наиболее вероятной. Он вспомнил, что Панюшкин еще в момент знакомства и своим видом и тоном брошенной тогда короткой фразы сразу же подчеркнул свое старшинство. А потом, на старте, он держал себя так, точноон по крайней мере на голову выше всех. Вспомнил* Александров и слова академика Никольского, который характеризовал Панюшкина горячим парнем.

"Да, видно закружилась голова еще до полета!"

- Товарищ Александров, займитесь теперь проверкой состояния гондолы и такелажа, а затем приборов, - услышал он в этот момент слова Панюшкина. Первый пилот, кончив завтрак, вынул из сумки бортжурнал, очевидно намереваясь сделать записи.

- Есть проверить материальную часть! - ответил Александров.

Он и сам, как только стало совершенно светло, решил, что необходимо прежде всего хорошенько осмотреть всю систему.

Осмотр СЭС он начал, по традиции воздухоплавателей, с баллона аэростата. На аэростат был взят большой запас балласта, и поэтому он поднимался очень медленно, примерно как обычный лифт, на метр в секунду. Иначе пилотам пришлось бы испытать неприятные ощущения, характерные при очень быстром подъеме. А главное, стремительно расширяющийся газ мог, рывками распирая оболочку, вызвать зажимание складок материи и в конечном счете даже разрыв оболочки.

Взглянув на высотомер, прежде чем начать осмотр баллона, Александров увидел, что они уже поднялись на 3000 метров. Рядом с высотомером был укреплен другой прибор, стрелка которого отмечала скорость подъема в метрах в секунду. Эта стрелка, почти не колеблясь, стояла около цифры "один".

"Все в порядке. Подъем идет равномерно. Приспособление для высыпания балласта работает хорошо - выбрасывает в секунду столько песка, сколько весит метровый отрезок поднимаемого троса", - отметил про себя Александров и высунулся в окно.

Хотя в кабине было очень светло и глаза его привыкли к яркому освещению, все же воздухоплаватель непроизвольно зажмурился, когда в лицо ему хлынули солнечные лучи, не ослабленные здесь пылью и водяными парами, всегда насыщающими воздух приземных слоев.

Прикрывшись от солнца ладонью, Александров закинул голову и оглядел баллон СЭС. Теперь он уже не имел такого вида, как на старте: оболочка начинала принимать форму гигантской, утолщенной к одному концу сигары. На высоте 3000 метров атмосферное давление значительно меньше, чем у поверхности земли. Поэтому несущий газ расширился в оболочке, и баллон сильно "потолстел".

Солнечные лучи пронизывали тонкую ткань оболочки сбоку и отражались на ее внутренней белой поверхности - "подкладке", поэтому баллон как бы светился желтовато-голубым сиянием. На фоне этого сияния четкими темными полосами вырисовывались усиливающие пояса. Они в трех местах перехватывали сигару поперек. Так же четко были видны "гусиные лапы" креплений строп и клапаны: маневровый и предохранительный. От маневрового к гондоле, так же как от разрывного приспособления, тянулась веревка. Внутри оболочки она казалась черной, а по выходе из нее - красной. От баллона к гондоле тянулось еще несколько тонких ниточек - проводов. Они связывали специальные термометры для определения температуры несущего газа, подвешенные в каждой из камер баллона, с индикаторами внутри гондолы.

Все четырнадцать строп теперь освободились от складок оболочки - ни одну из них не защемило. Свободно свисали также клапанная веревка и провода.

Убедившись в этом, Александров взглянул вниз и невольно залюбовался открывшейся картиной. В голубовато-розовой дымке под ним распростерлась степь. Горизонт был приподнят, и поэтому земля внизу имела вид гигантской плоской чаши из зеленого, теплого фарфора. Далеко на востоке, на краю этой чаши, сверкала, как клинок сабли, река. А под гондолой зеленый фон степи был перечерчен темными валами. Это с севера на юг тянулись полезащитные лесные полосы. Немного к западу виднелись красные и серые квадратики крыш домиков опытной станции и колхозных домов, темные прямоугольники пахоты и треугольники - пруды, похожие сверху на зеркальные осколки. От гондолы вниз, в зеленую бездну, убегал яркой серебристой струной привязывающий к земле трос.

- Эх, хорошо! - полной грудью вздохнул Александров. Сколько раз ведь любовался просторами родной земли, а все никак глаз не оторвешь, когда снова приходит случай любоваться!

Александров отошел от окна и продолжил осмотр системы.

Гондола опытной СЭС была довольно велика. В длину она имела более трех метров, в щирину - в передней части - около двух и в задней - около одного метра.

По своей форме корпус гондолы был подобен скорлупе гигантского утиного яйца. Внутри она имели вид небольшой сводчатой комнаты с двумя овальными, окнами на каждом борту и одним окном, меньшего размера, в передней части. Под этим окном был расположен пульт с приборами - высотомерами, часами, индикаторами дистанционных термометров для определения температур газа внутри оболочки и температуры наружного водуха.

Здесь же был помещен указатель веса запаса балласта, а также индикатор анемометров - приборов для определения скорости ветра. Около щита справа через стенку гондолы был сделан ввод для концов разрывных вожжей, а слева находилась рукоятка механизма, регулирующего расход балласта.

Тут же было укреплено красное кольцо механизма отцепления СЭС от троса. Против щита с приборами к полу было привинчено вращающееся кресло первого пилота. Рядом с креслом справа на стене висела коротковолновая рация с телефоном.

В задней, более узкой части гондолы находилось второе вращающееся кресло и около него к стенам были прикреплены два шкафчика: один - с кислородными баллонами и масками, а другой - с двумя скафандрами. Позади кресла второго пилота всю стенку гондолы занимала эбонитовая -панель с двумя десятками циферблатов различных электроизмерительных приборов, счетчиков оборотов и кнопочными переключателями. Это был пульт управления ветроэлектрогенератором.

Александров начал осмотр гондолы отсюда. Он откинул панель пульта управления и заглянул в конический хвост гондолы, где помещался генератор электрического тока.

Все соединения, идущие от пульта к нему и далее, к валу воздушного винта ветродвигателя, были в исправности.

Тогда Александров последовательно осмотрел оба скафандра, маски и баллоны с кислородом, а затем перенес взгляд на щит, у которого сидел Панюшкин, все еще склонившийся над раскрытым бортжурналом.

Прежде всего взгляд Александрова остановился на высотомере.

Прибор показывал 4000 метров.

"Что-то слишком много", - подумал воздухоплаватель и посмотрел на указатель скорости подъема. Стрелка его дрожала около деления с цифрой "три".

Александров удивился увеличению скорости подъема в три раза. Неужели Панюшкин, решив поскорее подняться на высоту, где были намечены испытания ветросиловой установки, не посоветовался и сразу сбросил много балларта? Но уже через секунду он отказался от этого предположения. Если бы первый пилот изменил регулировку механизма бункера для балласта, то было бы слышно усиление шороха сыплющегося песка. В чем же причина убыстрения подъема?

Александров оглядел другие приборы на щите и увидел, что индикаторы дистанционных термометров показывают повышение температуры несущего газа в оболочке. Стало ясно: газ нагрелся под действием солнечных лучей, а следовательно, подъемная сила его увеличилась, и СЭС стала подниматься быстрее, чем нужно.

Непроизвольно Александров шагнул вперед и наклонился, чтобы достать до рукоятки механизма балластосбрасывателя.

- В чем дело? - резко повернулся к нему Панпшкин.

- Надо прекратить выпуск балласта.

- Почему?

- Мы поднимаемся слишком быстро. Солнце нагрело...

- Понимаю. Выключите балластосбрасыватель.

Александров повернул рукоятку и затем доложил, что осмотр системы показал ее полную исправность.

- Хорошо, - кивнул головой Панюшкин и взял телефонную трубку рации. - Я сейчас сообщу об этом на землю, а вас прошу приготовиться надеть кислородную маску, а также включить электрообогрев костюмов - становится холодно.

Пока Панюшкин говорил, невидимому, с академиком Никольским, Александров достал маски и сочленил их шланги с кислородными баллонами.

Александров решил не обижаться на Панюшкина. Жизненный опыт подсказывал ему, что этим от зазнайства его не излечишь. Поэтому он спокойно обратился к молодому пилоту:

- Обычно я начинаю пользоваться кислородом с пяти тысяч метров, поэтому надевать маску немного повременю. А пока я хотел бы высказать вам некоторые соображения о баллоне СЭС. Разрешите?

В глазах Панюшкина засветилась заинтересованность.

- Я также начинаю пользоваться кислородом не ниже пяти, просто ответил он. И, помолчав немного, добавил: - Так о чем же вы хотите поговорить со мной, товарищ Александров?

- Видите ли, осматривая оболочку еще там, на старте, я пришел к заключению, что она непригодна для эксплуатации.

Панюшкин сделал протестующий жест. Лицо его стало снова замкнутым и даже чуть высокомерным.

- Одну минутку! Дайте мне досказать, - продолжал Александров, предупреждая возражения первого пилота. - Дело в том, что капроновая ткань очень прочна, но в условиях длительной эксплуатации, по-моему, долго не выдержит. В особенности в тех местах, где крепятся стропы. Посмотрите - там, около "гусиных лап", где она естественно испытывает наибольшую нагрузку, даже сейчас, при плавном подъеме, ткань растянута больше, чем в других местах. Когда СЭС станет, так сказать, "на якорь" и будет включен ветрогенератор, баллон будет подвержен воздействию неизбежных порывов ветра. И тогда в этих местах со временем оболочка потеряет прочность...

- Все рассчитано! - воскликнул Панюшкин. - Рассчитано крупнейшими специалистами ЦЭИ. И кроме того, конструкцию баллона аэростата проверял на моделях такой воздухоплаватель, как Кругловский!

- Я еще не кончил, - сдерживаясь, чтобы не ответить резкостью на нетактичный намек, сказал Александров. - Так вот. Помимо этого ослабления оболочки в отдельных местах, всякая мягкая система, и особенно большая мягкая система, при сменах режима ветрового потока будет неизбежно деформироваться. Понимаете - постоянно менять свою форму. А это, в свою очередь, приведет к быстрому ее изнашиванию. Для СЭС нужны другие баллоны...

- Ерунда! - бросил Панюшкин.

На этот раз Александров не сдержался.

- Попрошу вас - будьте корректны! - крикнул он, чувствуя, что кровь приливает к голове.

Панюшкин вскочил:

- Вы забываетесь! Вы в моем подчинении, и я... я... приказываю вам... приказываю прекратить разговоры. Прекратить необоснованное обвинение творцов СЭС. Вы, наверно, и приехали сюда из вашего института ветродуев, чтобы... чтобы подложить нам свинью! Вот!.. Это...

Дальше говорить он не мог. Лицо его вдруг побелело, и он стал судорожно хватать воздух открытым ртом.

Александров тоже почувствовал, что он бледнеет и ему становится трудно дышать.

"Ах, чорт! Ведь нужно надеть маски!" - вспомнил он и, протянув Панюшкину одну из кислородных масок, стал надевать на себя другую.

Панюшкин отвернулся и также натянул на себя шлем с респиратором. И Александров увидел, как у него несколько раз поднялись плечи - первый пилот делал глубокие вдохи животворного газа.

В кислородных масках благодаря шлемофону можно было бы продолжать разговор. Но когда Александров включил переговорную систему, то услышал только, как первый пилот пробормотал что-то похожее на "спасибо" и выключил свой микрофон.

"Глупо получилось, - подумал Александров. - Ну да назвался груздем - полезай в кузов. А парень со временем поймет, что он был неправ и вел себя по-мальчишески".

Чтобы рассеять неприятный осадок от стычки с Панюшкиным, Александров стал снова осматривать состояние системы.

Теперь баллон СЭС наполнился уже больше чем наполовину и стал совсем похожим на гигантскую рыбину.

Затем Александров уселся в кресло поудобнее и, полузакрыв глаза, задумался. Вдыхание кислорода бодрило. И скоро Александров снова пришел в хорошее настроение. Мысли его унеслись в Москву.

Всего сутки назад он сдавал, дежурство Бурцеву. А сейчас сдает Карцев. Кому? Наверно, "старому ворчуну" Иевлеву. А жена еще, конечно, спит. Хотя нет, Наташка готовится к экзаменам и встает теперь рано. Как бежит время! Давно ли она читала по складам, а теперь? Рассуждает о книгах, имея свое собственное мнение. Девятиклассница. Еще год - и кончит школу.

Гондолу вдруг довольно резко качнуло. Александров взглянул на приборы. Высотомер показывал 750,0 метров. Скорость подъема была примерно такая же, как раньше. Но стрелка анемометра теперь показывала, что ветер усилился. Она вела себя "нервно" - то держалась на пятом-шестом делении, то быстро передвигалась к десятому, отмечая увеличение скорости воздушного потока до 10 метров в секунду. И тогда под порывами ветра гондола сильно раскачивалась.

- Как вы думаете, товарищ Александров, - послышался в шлемофоне голос Панюшкина, - может быть, ускорить подъем, чтобы рывком преодолеть этот, видимо, пограничный слой между почти штилевой зоной и сильными потоками? Зачем нам зря качаться?

"Советуется парень, следовательно становится нормальным человеком", - с удовлетворением подумал Александров и ответил:

- Я думаю, это будет правильное решение. А затем нам следует облачиться в скафандры.

- Согласен, - ответил Панюшкин. - Держитесь! - И, наклонившись, передвинул рукоятку механизма балластосбрасывателя.

Гондола рванулась вверх, закачалась чаще. Но скоро система СЭС вышла из переходной зоны между двумя движущимися с разными скоростями воздушными массами и стала подниматься сравнительно спокойно.

Тогда Панюшкин снизил расход балласта и затормозил скорость подъема.

- Здесь, по плану, мы должны провести первые предварительные испытания ветрогенератора, - сказал он. - Сила ветра достаточная - около двадцати метров в секунду. Согласны?

- Согласен.

- Тогда прошу - облачитесь в скафандр.

Сделать это было необходимо: СЭС находилась на уровне высочайших горных вершин. Плотность воздуха была здесь почти втрое меньше, чем у поверхности земли.

Александров, несмотря на хорошую натренированность и вдыхание кислорода, ощущал большую слабость во всем теле и ноющую боль в суставах. Сделав несколько глубоких вдохов, он быстро снял респиратор кислородной маски и шлем и влез в скафандр. Панюшкин помог ему застегнуть замок-молнию. Вслед за Александровым надел скафандр и первый пилот.

Скафандры были сделаны из несколько более тонкой, чем оболочка, прорезиненной капроновой ткани. На груди и у пояса они имели усиливающие пояса из прочных, нерастягивающихся лент, а в локтевых и голенных частях в дополнение к усиливающим поясам - еще и складки. Благодаря этим особенностям человек, заключенный в скафандр, имел возможность на высоте сгибать руки и ноги и наклоняться.

Скафандры Александрова и Панюшкина имели круглый стальной шлем для головы с широкими овальными окнами, застекленными сталинитом. К шлему были подключены шланг от кислородного баллона, который помещался в ранце, прикрепленном к спинной части костюма, а также шланг вентиляционного устройства и провод шлемофона.

Облачившись в скафандр, Александров прежде всего "проветрил" его, пустив сильную струю кислорода и одновременно включив на полную мощность вентиляционное устройство. Затем он несколько уменьшил отсос воздуха из костюма и таким образом довел давление внутри его до 400 миллиметров, что соответствует высоте 5 километров. Но СЭС находилась уже на большей высоте и поэтому костюм вздулся, стал выпуклым и жестким. Тем не менее воздухоплаватель без особых усилий мог в нем передвигаться и делать, что нужно, руками, кисти которых были заключены в перчатки из стальных колечек, как в кольчуги, и поверх них - в меховые варежки *.

- Как вы себя чувствуете? - спросил Панюшкин Александрова, когда оба они "отрегулировались". - Скафандры наши, конечно, мало удобны. Лучше было бы работать в герметической гондоле с постоянным давлением, как у стратостатов и стратопланов. Но. конструкторы опытной СЭС не могли пойти на то, чтобы сделать гондолу герметической: это подняло бы е^вес более чем в два раза.

- Понимаю, - ответил Александров. - Ну, да для высоты, на которой нам придется работать, скафандры такого типа еще пригодны.

- Это и учитывалось. А теперь я уравновешу систему

* При подъеме на высоту в скафандре возникает разница в давлении, внутри этого костюма и во внешней среде, вследствие этого скафандр распирает, как футбольный мяч. И если не делать усиливающих поясов и складок, человек, надевший его, становился бы на высоте совершенно беспомощным.

и сообщу на землю, чтобы перестали травить трос, а вас попрошу затем включить ветрогенератор. Испытаем его, дадим ему поработать несколько часов. Когда же свечереет, поднимемся в тропопаузу * и там проведем, как нам предложено, генеральную проверку СЭС. По данным аэрологов, именно на высоте одиннадцати-тринадцати километров расположена зона постоянных сильных ветров - так сказать, логово вечных бурь.

- Согласен. Но я думаю, что уравновешивать систему до момента пуска ветрогенератора не следует.

- Почему? - удивился Панюшкин.

- Ведь произойдет торможение гондолы по отношению к ветровому потоку, и вот... как бы ее не занесло вверх рывком. А тогда не исключена возможность, что винт ударит по стропам.

- Да-а, - протянул первый пилот. - Пожалуй, верно. Тогда включите винты и генератор сейчас.

- Есть включить винты и генератор! - с полной серьезностью повторил приказание Александров и, повернувшись к щиту управления ветроэлектрогенератором, добавил: - Вот обидно, что в задней части гондолы не сделали оконца.

- Это действительно ошибка конструкторов, - согласился Панюшкин, - и... наша с Кругловским.

Александров улыбнулся: ну вот, парень становится все лучше и лучше. И нажал на кнопку тормозного устройства воздушных винтов.

И сейчас же, как только на щите зажглась красная лампочка - сигнал о том, что винты начали вращаться, - гондола рванулась вперед и вверх. Взглянув в окно, Александров увидел, как гигантский баллон СЭС как бы "присел" на хвостовую часть.

Но уже через полминуты относительное положение баллона и гондолы стало нормальным.

- Сообщаю на землю. Даем ток! - торжественно сказал Панюшкин, и Александров услышал в телефоне щелчок, означавший, что связь переключается.

Сила ветра на высоте, где начались испытания, была довольно значительна. Воздушные струи неслись со скоростью около двадцати метров в секунду. На море такой

* Тропопауза - переходная зона от тропосферы к стратосфере толщиной 1-2 километра.

ветер назвали бы штормовым. Здесь же, почти у верхней границы тропосферы, благодаря малой плотности воздуха он не обладал той энергией, как у поверхности земли. И все же индикаторы на щите управления показали, что ветрогенератор развил мощность почти в 70 киловатт.

"Вполне хорошо, - подумал Александров. - Хотя я и не электрик, но возьму на себя смелость предположить, что когда мы заберемся повыше, в зону ветров еще большей силы, дадим свыше ста киловатт. Для опытной системы лучшего и желать нечего".

Вскоре Панюшкин снова подключил шлемофон к линии связи со своим товарищем и возбужденно передал Александрову, что академик Никольский от имени всех собравшихся на опытной станции поздравил экипаж СЭС с успешным началом испытаний.

Затем Панюшкин сказал:

- Вы ведь почти не отдохнули с дороги. Садитесь в свое кресло, откиньте его спинку - она откидывается - и поспите часа три. А я буду нести вахту. Затем мы поднимемся еще... так сказать, на ступеньку повыше, и тогда вахту я передам вам.

Уравновешенная на восьмикилометровой высоте, система устойчиво держалась в сильном, но равномерном ветровом потоке. Гондола ее лишь ритмично "рыскала" то вправо, то влево и чуть вибрировала. Монотонно жужжал генератор. Посвистывали винты и ветер в такелаже. Одним словом, все шло хорошо.

"Почему бы действительно не поспать часок-другой? Ведь нам предстоит быть в воздухе еще по крайней мере до утра", подумал Александров и согласился с предложением Панюшкина.

Заснул он сразу, как только закрыл глаза.

...Александрова разбудил сильный толчок и ощущение большого неудобства: кто-то переворачивал его вверх ногами. Он инстинктивно сделал попытку выпрямиться и открыл глаза. В окне почему-то над ним темнело черно-серое небо, усыпанное двигающимися звездами.

В шлемофоне раздался хриплый голос Панюшкина:

"Вихревой поток. Стропы. Меня уш..."

Гондола снова резко повернулась. Непреодолимая сила выкинула Александрова из кресла, и он с силой ударился головой о шкафчик для кислородных приборов.

В тот же момент он услышал, что к вою ветра в такелаже присоединился треск рвущихся строп, скрежет металла, звон стекла разбивающихся приборов. Сквозь туман, вдруг надвинувшийся на глаза, пилот увидел, как высотомер вылетел из гнезда на панели, а Панюшкин, беспомощно вскинув руками, мешком свалился за кресло. Гондола накренилась, и борт ее стал полом.

"Вихревой поток? Оболочка может не выдержать... Ох, как закручивает! Надо немедленно отцепляться, - понеслись тревожные мысли в мозгу воздухоплавателя. - Немедленно".

- Панюшкин! - крикнул он. - Панюшкин!

Первый пилот не ответил.

Гондола опять начала круто поворачиваться. Тогда, уцепившись за кресло, Александров постарался встать. Его бросило к другой стенке и чем-то сильно ударило в спину. Окно оказалось под ним, и в нем светились яркие, розовые в лучах заходящего солнца, перистые облака.

Превозмогая боль и страшную слабость, охватившую тело, Александров все же снова приподнялся, дотянулся рукой до красного кольца механизма отцепления и рванул его.

Сразу, как по волшебству, стих вой ветра и прекратилась страшная качка. Гигантский аэростат, освобожденный от троса, рванулся вверх и одновременно свободно понесся по ветру.

Стремительный подъем вызвал резкое расширение газа в оболочке. Часть его со свистом вырывалась через предохранительный клапан. Не будь этого клапана, оболочку разорвало бы сразу.

"Теперь надо затормозить подъем - выпустить побольше газа. Иначе унесет очень высоко, - подумал Александров. - Но где же клапанная веревка?"

Н в этот момент сознание оставило его.

Глава VI

СТРАШНЫЙ ВЕЧЕР

Две сороки, спугнутые кем-то с кустов, точно ныряя по волнам, пролетели мимо ветряков.

- Посмотрите, Леночка, как они рулят хвостами, - сказал Терехов. - Вот сейчас они собираются садиться... Опускают хвосты... Почти у всех лесных птиц хвосты длинные. Это потому, что таким птицам приходится часто лавировать во время полета между стволами деревьев и ветками.

Лена Павленко с удивлением и укоризной поглядела на Терехова:

"О чем он думает. Такой праздник для него, такая победа: СЭС дала ток. Правда, в порядке пробы. Но ведь это не важно. Важно, что идея подтвердилась на опыте. Только о нем и надо сейчас говорить. А он... Пришел к своим старым "ТТ"... Сияющий, правда, счастливый. А говорит о чем? Сначала о том, как он доволен, что я хорошо работаю. Подумаешь, работа - наблюдать вместе с техником за австоянием автоматов. Потом о Трубокурове - какой он умный и талантливый. И вдруг... о сорочьих хвостах! - Лена Павленко передернула плечами. - Чудак он, Михаил Иванович! А может быть, просто легкомысленный и к тому же сухой человек?"

Подумав так, Лена почувствовала, как погасла радость, охватившая ее, когда полчаса назад она увидела Терехова, вприпрыжку бежавшего к ветросиловым установкам, к "хозяйству инженера Павленко", как говорили на станции.

- Посмотрите, Леночка... - снова заговорил Терехов, взмахнув рукой. - Посмотрите, как они уселись на провод. Обе головами против ветра. И так все птицы. Они обязательно садятся головами против ветра, иначе им трудно было бы удержаться на сучках. И взлетать было бы труднее.

Лена Павленко с неприязнью взглянула, на двух сорок, раскачивающихся рядышком на проводе в ста шагах от нее и Терехова и сказала чуть насмешливо:

- Они, пожалуй, похожи на две ваши СЭС.

Терехов круто обернулся к девушке. Большие синие глаза его выразили почти испуг.

- Две? Вы говорите - две? - спросил он неожиданно резко и снова отвернулся, чтобы взглянуть на сорок.

Теперь Лена Павленко окончательно обиделась.

- Михаил Иванович, - сказала она сухо, - я пойду проверю работу установки номер два.

Терехов не ответил. Он даже не поправил шляпу, которую ветер сдвинул ему совсем на ухо.

- Голову потеряете, - сказала Лена и пошла к ближайшему ветряку.

В этот момент из башни его выскочил помощник Лены - техник Вальшир Ниязов.

- Товарищ Терехов! Товарищ Терехов! - закричал он.

У девушки екнуло сердце. Техник всегда вел себя очень сдержанно, степенно, несмотря на молодость, и вдруг кричит как оглашенный.

Когда Ниязов подбежал, Лена увидела в его узких темных глазах большое волнение. Однако заговорил он довольно спокойно:

- Звонил академик Никольский. Он мне говорит: прошу скорее разыскать инженера Терехова. Он говорит: Вальшир, передай ему, чтобы он срочно шел в контору.

- Чудесно! - сказал Терехов, не заметив волнения Ниязова. - Вот и посоветуюсь сейчас с академиком... Насчет сорок! И, весело кивнув Лене и технику, быстро зашагал к усадьбе опытной станции.

Ниязов сделал было несколько шагов вслед за инженером, но остановился, постоял немного и подошел к Лене. Теперь он уже не скрывал своего волнения.

- Джаман... Плохой дело... Ой, плохой... - зашептал он, наклоняясь к девушке, хотя Терехов теперь был уже далеко и ничего услышать не мог. - Слушай, пожалуйста, товарищ начальник - иди туда... Ему помоги. Иди. Ой, плохой, джаман, дело!

- Какое дело? - тоже тихо спросила Павленко. - Кому мне помочь надо? Куда мне идти? Объясни толком.

- Авария! Там! - И Ниязов показал глазами на небо. - Академик сказал мне. А Михаилу Ивановичу я сказать не мог...

Лена по-детски всплеснула руками и, не дослушав своего помощника, побежала к станции.

Ниязов горестно вздохнул...

Насвистывая марш, Терехов подошел к домику - "конторе" опытной станции. Здесь помещалась и радиостанция, на которой постоянно дежурили радисты. Они держали связь с экипажем СЭС.

И вдруг, несмотря на шум листвы деревьев и равномерное жужжанье ветросиловых установок, инженер услышал характерное гуденье электромотора лебедки для сматывания троса. Терехов удивленно поглядел в ту сторону и... замер. На фоне уже потемневшего на востоке неба ярко вырисовывался розовый, как лепесток, парашют, поддерживающий трос. Выше светился точкой другой, за ним - третий парашюты. Все они быстро снижались.

Сомнений быть не могло: баллон СЭС по какой-то причине был отцеплен от троса. Случилась авария. Машинально Терехов протер глаза, а затем, замычав от боли, вцепившейся в сердце, быстро побежал к "конторе". Он не слышал, как его окликнул дед Дубников, появившийся из-за угла, не понял, что сказал ему Трубокуров, вышедший в этот момент на крыльцо, и, ворвавшись в радиоаппаратную, закричал:

- Что случилось? Что с ними?

Дежурный радист испуганно попятился. На крик Терехова из соседней комнаты быстро вышли Никольский и начальник опытной станции Никитин. Академик крепко сжал плечи Терехова и со словами: "Спокойно, спокойно, Мишенька! Возьми себя в руки. Спокойно. Я приказываю!" - усадил его на стул.

Наконец Терехов несколько справился с охватившим его волнением.

- Что произошло? - спросил он.

- Авария - это очевидно. Но почему - неизвестно, - ответил Никитин и протянул ему журнал радиоразговоров с Панюшкиным.

Терехов лихорадочно перелистал журнал. Вот и страничка, на которой записаны последние сообщения, принятые от воздухоплавателей.

"19 час. 10 мин. Панюшкин просит разрешения продолжать подъем до высоты, где намечено провести основные испытания. Разрешение дано.

19 час. 20 мин. Панюшкин докладывает: подъем происходит нормально, со скоростью 100 метров в минуту.

19 час. 30 мин. Панюшкин сообщает: высота 10 тысяч метров. Ветер резко усилился. СЭС начинает бросать в стороны и по вертикали. Академик Никольский предложил соблюдать осторожность: снизить скорость подъема.

19 час. 33 мин. Панюшкин сообщает: оболочка деформируется. Баллон рывками колеблется вверх и вниз. Гондолу сильно бросает. Предполагает вихревое движение воздушного потока. Связь внезапно обрывается после слов Панюшкина: "Разрешите..." Академик Никольский приказывает немедленно прекратить опыт и пойти на снижение. Подтверждения о принятии приказа не получено.

19 час. 34 мин. Панюшкин на вызовы не отвечает. Приказ академика Никольского повторен.

19 час. 35 мин. - то же.

19 час. 36 мин. - то же.

19 час. 37 мин. - то же".

Терехов не мог отвести глаз от аккуратных строчек, вписанных дежурным радистом в журнал.

- Что же с ними случилось? Что? Оторвались или отцепились? Что же? И в какой такой вихрь попала СЭС? - нервно заговорил Терехов.

- Пойдемте, Михаил Иванович, ко мне в кабинет, - прервал его Никитин. - Пойдемте. Нужно посоветоваться.

В кабинете у начальника опытной станции уже собрались профессор Трубокуров, Дубников, председатель прВипения колхоза "Заря коммунизма" Сельчуков и инженеры - сотрудники ЦЭИ, приехавшие монтировать оборудование СЭС.

- Открываем совещание по вопросу об аварии СЭС, - сказал Никитин, усаживаясь за свой стол. - Слово имеет академик Никольский.

Академик тяжело поднялся с кресла, в которое только что опустился. И все присутствующие увидели, пожалуй в первый раз, что он очень и очень стар. Никольский нередко говорил, что ему идет восьмой десяток, но этому обычно не верили. С виду ему было намного меньше.

- Итак, случилось большое несчастье, - тихо начал он. На нижней границе стратосферы СЭС попала в вихревой поток. О том, что такого типа потоки существуют на высоте порядка девяти-десяти и более километров, не было известно науке. А точнее, мы, ученые, просто недооценили некоторые данные практики, которые сигнализировали о возможности возникновения таких потоков. Было известно, например, что стратостат "Осоавиахим-1" 30 января 1934 года погиб потому, что гондола его оторвалась от оболочки. Нам было известно, что его нес очень сильный, исключительно быстрый воздушный поток. Но каков был характер этого потока? Мы не решили этого вопроса. Мы не задумались также, когда известный летчик Владимир Коккинаки, совершавший в середине тридцатых годов рекордные высотные подъемы на легком самолете, отметил, что в зоне тропопаузы и в нижних слоях стратосферы его машину нередко сильно бросало не только в стороны, но и по вертикали. И вообще мы не создали по сие время надежных и простых способов изучения характера - я подчеркиваю: характера - воздушных потоков на больших высотах. Ведь наблюдения с помощью угломерных инструментов над подъемами шаров-пилотов и шаров-зондов давали данные о ветре, как правило, только для тропосферы. Лишь изредка аэрологам удавалось наблюдать их полет в стратосфере. Метод же пеленгации радиозондов для целей изучения характера воздушных потоков недостаточно точен. С помощью пеленгации мы получали достаточно точные сведения лишь о направлении и скорости ветра, но не о его структуре. А ярко выраженных облаков, чтобы прояснить эту структуру, как вы знаете, на больших высотах не образуется.

И вот - печальный результат нашего научного легкомыслия. Мне тяжело произнести это слово в мои годы, но правда превыше всего. Да, мы, и я в частности, легкомысленно допустили, что на высотах якобы не происходит таких столкновений воздушных масс - теплых и холодных, которые "делают погоду" в тропосфере и рождают воздушные потоки разных типов, разного характера, вплоть до смерчей. Мы представляли себе, что ветры в стратосфере дуют сильные, но воздушные струи там, грубо говоря, идут параллельно друг другу, Это наше незнание и дезориентировало нас, как, впрочем, всегда дезориентирует незнание.

Академик Никольский замолчал, низко склонив свою большую седую голову. Молчал он долго. И никто не рискнул нарушить это молчание. Наконец он снова заговорил:

- Я представляю себе, что произошло. В вихревом потоке, вследствие огромной разности в объемах баллона и гондолы, они начали то сближаться, то разлетаться. Стропы системы стали испытывать сильные рывки, и крепления одной или нескольких строп к сравнительно тонкой оболочке, несмотря на большой запас прочности, не выдержали. Тогда...

- Тонка оболочка, тонка! - вдруг загрохотал бас Дубникова. - Верно это, верно вы говорите! Для баллона СЭС металл нужен!

- Тише, товарищ! - сказал Никитин, приподнимаясь. - Тише! Вас сейчас не спрашивают.

Академик Никольский бросил удивленно-недовольный взгляд на начальника опытной станции:

- Почему же это "не спрашивают"? Иван Михайлович дело нам говорит. И раньше говорил, сигнализировал. Да мы только понадеялись тогда на расчетный запас прочности. А нужно было бы еще раз все проанализировать. Может быть, и вспомнили бы об "Осоавиахиме", задумались бы над тем, как он погиб, и, может быть, догадались, что СЭС попадет в особо неблагоприятные условия. А вы, молодой человек: "не спрашивают"!

Начальник станции покраснел.

- Увольте меня от нотаций... И разрешите вести заседание, - пробормотал он.

- Ведите, ведите! - махнул рукой академик. - А я буду продолжать... Итак... Тогда, обнаружив опасность обрыва гондолы, воздухоплаватели приняли решение отцепиться от троса и ушли в свободный полет. Вероятно, рывки, которые потрясали гондолу, испортили рацию. Но будем надеяться, что экипаж СЭС от этих рывков не пострадал. Тот факт, что Панюшкин и Александров отцепились по своей воле, говорит в пользу этого предположения. Я надеюсь также... нет, уверен, что они благополучно опустятся. Александров, повидимому, очень опытный пилот и сумеет хорошо провести маневр приземления. И тем не менее нужно принять некоторые меры. Конечно, помочь им в полете мы ничем не сможем. Но в момент приземления необходимо быть там, где они будут садиться. Надо организовать дело так, чтобы несколько человек могли поймать какую-нибудь стропу или гайдроп, если его выпустят, и затем постараться устранить волочение гондолы по земле. Ветер ведь, к сожалению, не утихает и не утихает. Ну, и конечно, к месту приземления должны быть направлены представители медицины. Чтобы выиграть время, мы с товарищем Никитиным уже мобилизовали автомашины и своих людей и попросили председателя правления колхоза товарища Сельчукова дать своих людей из стартовой команды... Машины сейчас будут здесь.

Но вот важнейший вопрос: где опустится СЭС? Разрешить его нам надо во что бы то ни стало и как можно скорее. Это и является задачей нашего совещания.

Подумаем, товарищи, все вместе. Панюшкин и Александров отцепились в девятнадцать часов тридцать три минуты на высоте несколько более десяти километров. Скорость ветра была там около ста пятидесяти километров в час. Направление его западное. Следовательно, СЭС понесло на восток. Но, по всей вероятности, она недолго летела в этом потоке. Когда пилоты вскрыли клапан и начали снижаться, то попали в более спокойную зону. А затем...

- Их, очевидно, унесет так далеко на восток, что на машинах не догонишь! - прерывая академика, воскликнул Никитин. Предлагаю поставить в известность Уральский облисполком. Пусть организуют поиски.

- А затем, - продолжал академик Никольский, жестом останавливая Никитина, - СЭС, очевидно, попала в зону потока, идущего в обратном направлении. Ведь сильный восточный ветер, начавшийся с полудня, продолжается. Поэтому можно думать, что в этом потоке она пролетит довольно большое расстояние на запад. Я подсчитал, что при нормальном темпе снижения Панюшкин и Александров приземлятся через час к западу от той точки, где мы находимся, примерно в радиусе всего двадцатитридцати километров. Другими словами, они пролетят примерно над нами. Мы их сможем увидеть и нагнать на машинах. Но мой расчет приблизительный. Что же предпринять, чтобы установить место спуска СЭС более точно?

- Разрешите? - поднялся Трубокуров.

- Пожалуйста.

- Можно ли сейчас пустить радиозонд и получить с помощью пеленгации данные о скорости и направлении ветра по всем высотам от поверхности земли до десяти километров?

- Зонд уже выпущен в девятнадцать сорок. Сейчас двадцать часов. Через десять минут вы будете иметь ветровой разрез, профессор.

- Тогда я немедленно дам расчет возможных вариантов трассы снижения СЭС. Постараюсь возможно точнее подсчитать, как далеко пронесет СЭС на восток, а затем в обратном потоке на запад при немедленно начатом снижении и при задержках с выпуском газа.

- Очень хорошо. Но все же, как уточнить место приземления? Локатора у нас здесь нет.

- А у летчиков есть! - поднялся и быстро заговорил Сельчуков. - Не у наших аэрофлотовских, а в летной школе в Н-ске - я там был однажды на празднике.

- Н-ск слишком далеко, - покачал головой академик и вдруг хлопнул себя по лбу: - О! Это идея! В школе, наверно, есть учебные высотные самолеты с локаторами. Попрошу их выслать на поиски. - И он стремительно бросился в радиоаппаратную.

- Ну что же, товарищи, а мы пока будем продолжать совещание, - сказал Никитин. - Кто просит слова?

- Я хочу! - громыхнул Дубников.

Начальник станции пожал плечами:

- Только прошу по существу вопроса.

- Я по существу. - Дубников поднялся. - Первое - надо выставить посты для наблюдения за воздухом. Ежели СЭС пронесет над нашим районом, они ее заметят. Второе - прошу председателя дать грузовик с прожектором... да нет, не вас, уважаемый, а товарища Сельчукова... тот грузовик с прожектором, что в поле берем подсвечивать при срочных ночных работах...

- Какой может быть разговор! Сейчас скомандую. И твоего Кольку на нем пошлю, - ответил Сельчуков. - И посты чтобы были, скомандую. У нас в деревне поставим, во всех станах полевых бригад. Разрешите, мы пойдем к телефону, товарищ Никитин?

Никитин спросил собравшихся, кто еще хочет высказаться. Желающих не было. Все понимали, что теперь надо не совещаться, а действовать.

- Совещание закрыто, - сказал тогда Никитин. - Но тех, кто отправится на поиски, прошу не удаляться от дома.

Сельчуков и Дубников поднялись и вышли первыми. Вслед за ними двинулся и Терехов.

Уверенность Никольского, что Панюшкин и Александров опустятся благополучно, несколько успокоила его. И все же на душе у него было очень тяжело: слишком уж резким был переход от радостного ощущения успеха к опасениям за судьбу людей, которые испытывают СЭС, к горькому ощущению неудачи:

"Эх, надо было сразу ориентироваться на металл! И нужно было побольше думать о специфических условиях стратосферы. Прав Никольский..."

Размышляя так, Терехов вышел на крыльцо. У крыльца стояла небольшая группа людей. В темноте послышался голос деда Дубникова:

- Понял, Николай? Садись на свою двухколеску и беги... И чтобы через пятнадцать минут ты был здесь на машине с прожектором!

От группы отделилась фигура Дубникова-младшего и скрылась за углом.

- Михаил Иванович! - вдруг окликнул Терехова женский голос. - Михаил Иванович!

Инженер не сразу понял, что его зовет Лена Павленко, а когда понял, быстро сбежал с крыльца.

- Как плохо все получилось, Леночка! - воскликнул он взволнованно. - Произошла авария...

- Я знаю... - тихо сказала Лена и взяла Терехова под руку. - Успокойтесь... Очень, очень прошу вас... Все будет хорошо...

- И главное, в этом виноваты мы сами! И в первую очередь я виноват. Да-да, я! - продолжал Терехов. - Надо было сразу ориентироваться на металл...

- Успокойтесь же, успокойтесь! Ну, пожалуйста... Все обойдется, - повторила Лена ласково.

Терехов глубоко вздохнул:

- Спасибо, Леночка... Я уже в норме... почти... - и, усмехнувшись, добавил: - Леночка, давайте помечтаем! Скоро Александров и Панюшкин благополучно опустятся. Мы приведем систему в порядок и, когда ветры стихнут, снова поднимем ее. Она обязательно будет работать. Она ведь уже работала! Давала ток... А тем временем мы подготовим новую СЭС... Да-да, новую! О, это будет система, которой не страшны никакие вихри! Баллон ее будет целиком из металла. Да-да... Вы понимаете, гениальный Циолковский предлагал еще в конце прошлого века строить дирижабли переменного объема из волнистого, гофрированного металла. Он доказывал, что они неизмеримо прочнее, чем дирижабли с оболочкой из ткани. А если взять два металлических баллона? Да-да, два! И соединить их жесткой фермой, а на этой ферме смонтировать несколько ветроколес... Понимаете? - Увлекшись, Терехов постепенно повышал голос и по привычке стал широко размахивать руками. - Такая спаренная система будет обладать исключительной устойчивостью даже в самом сильном воздушном потоке, в любых неблагоприятных условиях. И знаете, кто подсказал мне идею новой СЭС? Вы! Да-да, вы, Леночка!.. Вспомните сорок на проводе. Вы сказали тогда: они похожи на две СЭС. Ну, и у меня мелькнула мысль: нельзя ли применить два баллона вместо одного? И вот, представьте себе, в небо, в область вечных бурь, поднимаются два сверкающих стальных дирижабля. На дирижаблях просторные герметические кабины для экипажа. Находясь в них, мы будем смеяться над вихрями и ураганами стратосферы.

На "контору" вдруг упал сноп яркого света. Терехов и Лена Павленко увидели, что по дороге мчится машина с прожекторной установкой.

Подкатив к крыльцу, машина остановилась. В тот же момент хлопнула дверь, и на крыльцо вышел академик Никольский. Щурясь, он поманил к себе Терехова и сказал:

- Самолет с локатором уже на предполагаемой трассе полета СЭС. Минут через десять мы должны получить первые донесения. Вы поедете с нами на поиски?

- Ну конечно! - воскликнул Терехов.

- Сейчас Трубокуров закончит расчеты, - продолжал академик. - Но должен тебя предупредить, Мишенька: положение более серьезное, чем я предполагал. По расчетам, они уже должны были бы пролететь над этим районом в пределах видимости. Но наблюдатели сообщают, что ничего еще пока не заметили...

- Вы предполагаете, что экипаж не может управлять снижением?

Никольский не ответил.

- Если это так, то это ужасно, - чувствуя, как снова сердце сжимает тревога за товарищей, прошептал Терехов.

Дверь в "контору" опять хлопнула, и на крыльце появился Трубокуров.

Он протянул академику листок бумаги. Никольский быстро схватил его и поднес к глазам. Но прожектор потух, и он сказал:

- Скажите, что вы принесли, профессор?

- Это расчеты, - тихо ответил Трубокуров. - Если бы снижение было начато в течение первой минуты после отцепления и спуск происходил нормально, СЭС была бы уже на земле, западнее нашей станции километрах в двадцати. Но этого не произошло. Очевидно, после отцепления СЭС бросило на значительную высоту. Далее расчет показывает, что если они начали выпускать, газ позже... допустим, на высоте четырнадцати-пятнадцати километров, то СЭС отнесло к востоку на значительно большее расстояние. И, следовательно, обратным потоком ее принесет почти в район самой станции примерно через полчаса... Если же...

- Что "если же", Сергей? - прервал Трубокурова Терехов. Ты хочешь сказать: если же они совсем лишились возможности управлять СЭС?

- Да. Если воздухоплаватели не смогли начать снижаться ни после отцепления, ни после броска вверх, то система опустится лишь после естественного охлаждения газа ночью и его утечки и будет отнесена далеко на восток. И тогда она приземлится по крайней мере в пятидесяти-шестидесяти километрах от нас к востоку, а может быть, и дальше.

- Вот почему я и предложил просить Уральский облисполком организовать поиски. Им ближе, - раздался голос начальника станции. Стоявшие на крыльце не заметили, как он подошел. Я уже сообщил туда. Ну, а нам придется ждать и... надеяться. И еще я сообщил об аварии в институт. Мне ответили, что завтра сюда вылетает комиссия для выяснения причин аварии и что мне придется быть ее председателем.

- Ну, об этом потом! - воскликнул Никольский. - Сейчас наша задача - ехать искать товарищей. Ждать и надеяться не будем. Поедем искать... по всей возможной трассе снижения СЭС на восток...

Дверь в "контору" резко распахнулась, и на крыльцо выскочил дежурный радист:

- Товарищ академик! Пилот "Л-1070" сообщает: "Квадрат Б-17, высота тридцать тысяч метров, обнаружена СЭС. Она медленно снижается".

Глава VII

В ЛОГОВЕ ВЕЧНЫХ БУРЬ

Александров очнулся от ощущений сильной боли в левой руке. А когда сознание совсем вернулось к нему, он ощутил еще и тупую, тяжелую боль, сжимавшую череп и грудь.

"Что же случилось? Ах да, мы отцепились... Поднялись, наверно, на большую высоту, - с усилием разлепляя веки, подумал воздухоплаватель. - А что с Панюшкиным? А что же у меня с рукой? Похоже - вывих".

С трудом повернув голову, он огляделся. В отсветах потухающей зари его взору предстала страшная картина. На полу гондолы лицом вверх неподвижно лежал Панюшкин в невероятно раздувшемся скафандре. Ноги его были неестественно вывернуты. Руки заброшены за спину. Губы черны. На щеках проступила синева.

"Неужели задохся насмерть?"

От этой страшной мысли сознание Александрова прояснилось, и он даже перестал ощущать боль.

"Скафандр Панюшкина не поврежден - иначе он не раздулся бы, - решил Александров. - Но, очевидно, в скафандре испорчен кислородоподающий аппарат. Парню немедленно нужно дать кислород. Может быть, он жив еще?"

Александров стал приподниматься и, поворачиваясь, вдруг обнаружил, что его также, сильно раздувшийся скафандр зажало между креслом и стенкой гондолы. И Александров не смог не только приподняться, но даже продвинуться на несколько сантиметров по направлению к Панюшкину.

Превозмогая боль в вывихнутой руке, воздухоплаватель попробовал освободиться, сначала просто отталкиваясь от пола здоровой рукой, а затем рывком, напрягая мускулы всего тела. Однако растянутая внутренним давлением оболочка скафандра потеряла гибкость и превратилась как бы в стальные латы. Она звенела и не прогибалась.

Несколько попыток освободиться отняли у Александрова много сил, и он почувствовал, что вот-вот сознание снова оставит его.

"Надо передохнуть немного", - подумал он. Однако, взглянув на Панюшкина, он понял, что если можно еще спасти товарища, то только оказав ему помощь немедленно. Александров опять напряг мускулы. Но опять безрезультатно. Красные круги поплыли перед его глазами, а с ними - мысли отчаяния.

"Нет, ничего не выйдет! Погибнет парень... Да и ты тоже погибнешь. Глупо погибнешь - как крыса в капкане".

Холодные мурашки пробежали по спине Александрова. У него сжалось и затем тяжело забилось сердце.

Однако приступ отчаяния был непродолжительным. Великое чувство долга помочь товарищу в беде прежде, чем самому себе, столь свойственное советским людям, дало ему силы быстро преодолеть минутную слабость духа. Мозг его лихорадочно заработал в поисках выхода.

Прежде всего надо во что бы то ни стало добыть себе свободу движений.

"Надо! Надо! - твердил он, стискивая зубы. - Ты же коммунист и не имеешь права сдаваться! Спокойно анализируй положение. Думай, думай. Ищи выход..."

И, перебрав в уме несколько возможных решений, Александров нашел единственно верное.

С трудом согнул он здоровую руку в локте - она была внешне похожа сейчас на обрубок довольно толстого бревна - и, нащупав у плеча регуляторы вентиляционного устройства и подачи кислорода, резко повернул кислородный кран.

Животворный газ хлынул в скафандр. И сразу же Александров ощутил прилив энергии. С глаз его спала пелена и мысли стали четче и яснее.

Сделав несколько глубоких вдохов, Александров выключил кислород и стал медленно открывать вентиляционный клапан. Послышался пронзительный свист - воздух устремился из скафандра в окружающую разреженную атмосферу. Струя этого воздуха выходила фонтаном бело-розового пара.

Скоро Александров почувствовал резкую боль в ушах, носу и груди. У него перехватило дыхание. С огромным напряжением удержался он от того, чтобы закрыть регулятор. И только тогда, когда из носа и рта его пошла кровь, он перестал травить воздух. Давление внутри скафандра снизилось, тургор его оболочки ослабел, и она стала относительно эластичной.

Александров напряг мускулы спины, ног, здоровой руки и рванулся вперед.

И на этот раз его попытка освободиться увенчалась успехом. Он мешком плюхнулся на пол и прежде всего снова включил кислородоподающий аппарат. За счет притока кислорода давление внутри скафандра снова немного повысилось, и тогда Александров подполз к Панюшкину, приподнял его тело и немного освободил ранец, в котором помещался баллон с кислородом. Стрелка его манометра показывала нуль. Тогда Александров осторожно положил Панюшкина и шагнул к шкафчику для кислородных масок, где хранились и резервные голубые баллоны с кислородом. Дверцы его оказались распахнутыми, и запас животворного газа исчез!

Не поверив глазам, Александров пошарил внутри шкафчика рукой, потом оглядел всю внутренность гондолы. Голубых баллонов нигде не было видно. Он с ужасом понял, что в то время, когда гондолу трепали вихри, баллоны выбросило из гнезд в шкафчике, а затем они просто-напросто выкатились при крене гондолы в окно.

Глухо застонав, Александров прислонился к стенке гондолы. Что же делать? Как спасти товарища? Ему нужен кислород, нужен немедленно! Нельзя ли опуститься? Пилот высунулся в окно.

Вверху, на иссиня-черном фоне неба в ярких звездах, четко вырисовывались контуры оболочки. Одного взгляда на нее было достаточно Александрову, чтобы определить, что она целиком наполнена расширившимся газом и, следовательно, СЭС уравновесилась и находится на "потолке". Простым расчетом он определил высоту этого "потолка" примерно в пятнадцать тысяч метров.

Заря еще не погасла, и было видно, что четыре или пять строп оторваны от оболочки вместе с "гусиными лапами".

"Надо вскрыть клапан и выпустить побольше газа. Тогда СЭС быстро снизится и, может быть, удастся спасти Панюшкина", подумал Александров.

Ему было ясно, что если не выпустить часть газа, то система будет находиться в воздухе очень долго, до тех пор, пока много гелия не диффундирует через ткань оболочки и через трещинки, которые появились там, где крепились вырванные из нее стропы, и пока охлаждение газа ночью не снизит его подъемную силу.

Александров стал искать взглядом клапанную веревку. Наконец он ее увидел. Она висела, закрутившись вокруг самой крайней спереди стропы. Конец веревки, вырванный из ввода в гондолу, болтался метрах в двух с половиной от ее крыши.

"При одной здоровой руке до веревки не дотянешься, - решил Александров. - Ну что ж, остается одно - прыгать с парашютом. Если затянуть прыжок, то все будет в порядке, замерзнуть не успеешь".

Незаметно для самого себя он стал думать о том, как спастись самому. И мысль о парашюте, об этом надежном, чудесном русском изобретении, принесла облегчение физическим и моральным страданиям воздухоплавателя.

Однако это чувство облегчения длилось недолго.

"А как же СЭС? Нет, ты не имеешь права, не попытавшись овладеть управлением этой системы, спасать свою шкуру, - подумал он. - Нет, ты не прыгнешь, пока не попытаешься спасти плод большого труда советских людей". Итак, надо запастись терпением. Оболочка, очевидно, непрерывно теряет газ, и СЭС, вероятно, уже снижается или скоро начнет снижаться сама по себе. Но раньше утра она не достигнет земли. Хорошо, что аккумуляторы не пострадали и бронированный витой провод индивидуального обогрева оказался исключительно прочным. В аккумуляторах хватит энергии и на двое суток. "Но хватит ли запаса кислорода? Каждый баллон рассчитан на двенадцать часов. Я пользуюсь кислородом примерно часов пять".

- Следовательно, хватит! - громко сказал сам себе Александров. И вдруг его грудь точно опалило огнем. - Я забыл о товарище! Какой же я негодяй!

Александров рывком сдвинул набок ранец своего скафандра и поспешно стал вынимать из него кислородный баллон. Пальцы воздухоплавателя плохо сгибались, и все же ему удалось разнять шланг и отсоединить баллон. Затем, продолжая проклинать себя за эгоизм и забывчивость, он быстро, насколько позволяла "одежда", бросился к Панюшкину, вынул пустой баллон из его ранца и привинтил к кислородному вводу в скафандр первого пилота свой баллон.

В гондоле стало уже довольно темно. Лишь приблизив свой шлем к шлему Панюшкина вплотную - "окно к окну", Александров мог различить очертания его лица. Минуту-две после того, как он пустил в скафандр товарища кислород, оно было совершенно неподвижно.

"Неужели поздно?" - горестно подумал Александров и в тот же момент заметил, как дрогнули губы Панюшкина, потом приоткрылись, и он ощерился, точно в улыбке. Затем Панюшкин чихнул, и у него затрепетали веки. А еще через минуту-две к нему вернулось сознание. Александров понял это, потому что в глазах Панюшкина отразился ужас и он застонал.

- Не робей, дружище! - крикнул Александров.

В ответ он снова услышал глухой стон, а затем хриплый голос:

- Почему темно? Где мы?

Напрягая голос, Александров вкратце объяснил, в какую историю они попали, и постарался успокоить его.

Действие кислорода и слова Александрова помогли Панюшкину взять себя в руки, и он заговорил с трудом, но связно.

- У меня, очевидно, сломаны или вывернуты в коленных суставах обе ноги, - сказал он. - Вот ведь как все неудачно получилось! Знаете, сразу, как только СЭС попала в вихревой поток на десяти километрах, - так сразу и рвануло. Сверху вниз... вверх... Свалило гондолу набок... Я не успел воспользоваться клапаном. А потом меня оглушило, и я превратился в мешок... Но сейчас я начинаю чувствовать себя совсем хорошо. Боль стихает... Я понимаю - это кислород... Вы говорите, что мы снизимся под утро? А сейчас начало ночи? Ну, кислорода нам хватит!

Александров невольно содрогнулся.

Радость, охватившая его, когда он убедился в том, что Панюшкин не умер, сменилась тяжелой тревогой. Ясно, что кислорода, оставшегося в баллоне, на двоих до утра не хватит. Но он нашел в себе силы улыбнуться и посоветовать Панюшкину помолчать, лежать спокойно, чтобы сберечь силы. А сам приподнялся и снова стал искать ответа на страшный вопрос: что же делать?

Выбросить на парашюте беспомощного Панюшкина?

Нельзя. Он не сможет сам затянуть прыжок и, спускаясь медленно, замерзнет. Очевидно, есть один выход: надо дотянуться до веревки и выпустить некоторое количество газа из баллона СЭС. И сделать это надо как можно скорее, пока есть еще небольшой запас кислорода, есть еще силы двигаться.

Александров крикнул Панюшкину, что он хочет попробовать добраться до веревки. Затем, отсоединив баллон с кислородом, который питал скафандр первого пилота, он пустил немного кислорода в свой и снова присоединил шланг к скафандру Панюшкина.

Теперь можно было сделать попытку. Александров откинул верхний люк гондолы и опустил трап. Перед тем как подняться по нему, Александров невольно потянулся к шкафчику с парашютом, но сразу же отказался от мысли вооружиться спасательным средством.

"Нельзя, - сказал он сам себе, - нельзя, дорогой мой. А вдруг охватит тебя слабость, смалодушничаешь?"

Мрачная картина открылась перед воздухоплавателем, когда он вылез на "крышу" гондолы.

Над ним, казалось, неподвижно распласталось огромное тело баллона СЭС. Утолщенная передняя часть его была тускло-красновато-желтого цвета. На нее еще падали краски зари". А хвост СЭС серебрился в свете поднявшейся ущербной луны. Стропы такелажа теперь были видны плохо, и поэтому казалось, что крошечная и одинокая гондола висела в воздухе независимо от баллона. А под ней, где-то глубоко-глубоко в бездне, была разостлана во все стороны светложемчужная скатерть облачного покрывала Земли.

Александров уже много лет назад перестал испытывать страх перед глубиной. Обычно ему было абсолютно все равно, сколько у него под ногами - 10 метров или 10 километров воздушного пространства. Сейчас же, взглянув вниз, он почувствовал, как неприятно сжалось сердце.

Впрочем, это неприятное ощущение длилось очень недолго, и, осмотревшись, Александров стал осторожно продвигаться к носовой части гондолы, к тому месту, где была прикреплена первая пара строп.

Перед стартом на крыше гондолы сотрудник Главной геофизической обсерватории укрепил различные приборы: автоматические счетчики космических лучей, автоматы для забора воздуха на различных высотах, термобарографы, гелиографы и многие другие. Большинство этих приборов было повреждено ударами оборвавшихся строп, а некоторых вообще не оказалось на своих местах - они сорвались вниз.

Разрушения на крыше гондолы несколько облегчили передвижение Александрова. Ступая в гнезда, куда раньше крепились приборы, или между нями, он добрался до носа гондолы. Здесь ему пришлось лечь и ползком приблизиться к крайним передним стропам. На одной из них висела клапанная веревка. Александров схватил одну из строп здоровой рукой и приподнял. Теперь оставалось самое трудное: нужно было этой же рукой попробовать дотянуться до маячившей над головой петли на конце клапанной веревки.

Александров всунул одну ногу между кольцами, к которым крепились две крайние стропы, другую отставил на полшага и приподнялся на носках. Одновременно он обвил здоровой рукой стропу и потянулся к веревочной петле. Однако схватить ее не удалось - он не дотянулся до петли всего на несколько сантиметров. Точно поддразнивая человека, петля тихо раскачивалась над его головой, но не давалась в руки.

- Так ничего не выйдет, - прошептал Александров. И все же он решил попробовать держаться за стропу левой, поврежденной рукой, с тем чтобы можно было вытянуть правую.

Он обвил стропу левой рукой, но почувствовал такую нестерпимую боль, что у него потемнело в глазах. Еще мгновение - и Александров соскользнул бы с гондолы. Сжав зубы, он сдержал готовый вырваться крик и присел, чтобы отдохнуть и прийти в себя. Затем он сделал еще одну попытку поймать петлю правой рукой и снова потерпел неудачу.

Последний, казалось, шанс на то, чтобы овладеть управлением системой, был потерян. Теперь оставалось одно: вернуться обратно в гондолу, лечь и не шевелиться, чтобы потреблять минимум кислорода, и ждать: может быть, диффузия газа из оболочки будет сильной. Тогда СЭС спустится сравнительно быстро и достигнет тех высот, где в воздухе достаточно кислорода для дыхания. Может быть, это произойдет еще до того, как у пилотов наступит тяжелая степень удушья, и они найдут в себе силы впустить этот воздух в скафандр.

Трезвый голос рассудка и опыта говорил воздухоплавателю, что реальных надежд на такой исход нет. Правда, СЭС начала уже опускаться. Он заметил это, еще когда полз по крыше гондолы сюда, на ее нос. Тогда время от времени крыша как бы поддавалась под тяжестью его тела. Но взгляд вверх, на баллон, целиком наполненный несущим газом, сразу же показал ему, что СЭС находится на очень большой высоте, и если и спустилась, то не намного ниже своего "потолка".

И все же Александров снова стал искать путь к спасению. Ждать и надеяться на чудо, на случай? Разве коммунист может пойти на это? Вот если бы у него была ракетница или даже обыкновенный пистолет! Можно было бы продырявить сначала один отсек баллона, потом другой...

И вдруг родилась мысль. "А что, если нам одновременно обоим выброситься с парашютом, связавшись? Тогда можно затянуть, прыжок и не замерзнуть".

Эта мысль понравилась Александрову.

"Пожалуй, это единственный оставшийся выход. Придется действовать так. Иначе нам обоим крышка!"

Подбодренный принятым решением, он вернулся в гондолу. Теперь здесь было светлее, чем раньше. Поднявшаяся луна заглядывала в ее окна. Панюшкин лежал неподвижно, раскинув руки. Но глаза его были открыты, и он шевелил губами.

- Как дела, дружище? - крикнул Александров наклонясь.

Панюшкин не взглянул на него и не ответил. Александров повторил вопрос и опять не получил ответа. Первый пилот был явно в забытьи. Александров увеличил приток кислорода в его скафандр. Но и это не привело его в сознание. Он лишь громко застонал, когда Александров стал доставать голубой баллон, чтобы "занять" еще немного газа для себя, и чуть приподнял Панюшкина.

Тяжелое состояние первого пилота поколебало решение Александрова.

"Нет, парень не выдержит удара при раскрытии парашюта после затяжного прыжка. Что же делать?"

И все же воздухоплаватель не впал в отчаяние. Он упрямо, настойчиво стал опять искать способ, как спасти Панюшкина и себя.

"А что, если попробовать достать петлю с помощью какого-нибудь крюка, а себя привязать предварительно к стропе, как это делают монтеры, влезая на телеграфные столбы?"

Александров окинул взглядом гондолу в поисках подходящего предмета, которым можно было бы "забагрить" петлю клапанной веревки. На глаза ему попался металлический прутик, служивший багетом для одной из оконных занавесок. Сорвав прутик, он согнул его крючком и получил небольшой, но довольно прочный багор. Затем он взял шнур от телефонной трубки рации, опоясался им и снова вылез на крышу гондолы.

Бросив, по привычке каждого воздухоплавателя, взгляд прежде всего на баллон СЭС, Александров с радостью убедился, что оболочка несколько изменила свою форму - стала не такой туго надутой. Это показывало, что газ из нее вытекает довольно интенсивно и, следовательно, система снижается сравнительно быстро.

"Ну, наконец-то нам, кажется, начинает везти! Надо поскорее поймать клапанную веревку - тогда мы быстро спустимся в приземные слои воздуха и будем спасены!"

Гондола теперь раскачивалась сильнее, но Александров более уверенно и скорее добрался до ее носа, уцепился за крайние стропы, встал и привязал себя к одной из них шнуром. И тут Александров убедился, что петля веревки находится дальше от гондолы, чем раньше. Сначала он не понял, почему она маячит теперь на добрых полметра выше. Затем ему стала ясна причина: система быстрее шла вниз, и довольно сильный ток воздуха, идущий вверх, приподнимал шелковый шнур.

Достать до петли багром, держа его правой рукой, когда она обвивала стропу, оказалось невозможным. Тогда Александров решил рискнуть и ловить петлю вытянутой рукой, не придерживаясь за стропу. Поставив ноги так, чтобы они не соскользнули, он оперся спиной на одну из строп и быстро поднял руку с багром. В этот момент гондолу легонько качнуло, и воздухоплаватель почувствовал, что спина его теряет опору. Одно мгновение тело его держал в вертикальном положении лишь шнур от телефонной трубки. Непроизвольно вскрикнув, Александров схватился за стропу обеими руками и чуть было не выронил багор.

- Спокойно, спокойно! - прохрипел он.

И, не отнимая поврежденной руки от стропы, огромным усилием воли превозмогая боль, стал снова ловить петлю. На этот раз упорство и выдержка советского человека победили. Через полминуты красная шелковая змейка была в руках Александрова.

Сначала воздухоплавателю захотелось сразу же вскрыть клапан, но сил на это у него не хватило. Он сел и несколько минут отдыхал, испытывая необычайное блаженство. Даже картина одиноко несущейся в потоке ледяного стратосферного ветра СЭС показалась ему не такой уж мрачной.

"Какие яркие звезды здесь! Вот было бы раздолье работать на такой высоте астрономам! - подумал он. - Ведь можно построить и такую мощную систему, которая служила бы базой не только ветрогенераторам, но и астрономической обсерватории".

Отдохнув немного,. Александров распутал также вожжу разрывного приспособления и, крепко ухватив петлю рукой, пополз к люку гондолы. Только нащупав ногой трап, он резко рванул клапанную веревку.

Вначале, казалось, ничего не произошло. Затем воздухоплаватель услышал характерное шипенье вытекающего из оболочки газа, и пол гондолы стал уходить из-под его ног, создавая ощущение быстрого спуска на скоростном лифте.

Взглянув вверх, он увидел, как передняя часть аэростата СЭС съежилась и он потерял форму гигантской, головастой рыбы. Уже через несколько минут система вошла в тот переходный слой от стратосферы к тропосфере, где произошла авария. Снова вихревой поток подхватил и бросил гондолу в сторону, положил ее набок. Но Александров ждал этих неприятностей и сразу же потянул за клапанную веревку. И тогда, снова потеряв сразу большое количество несущего газа, система стала опускаться так стремительно, что в течение всего нескольких секунд миновала опасную зону.

После этого СЭС, почти не раскачиваясь, спокойно и быстро пошла вниз.

Тогда Александров лег на пол гондолы, расслабил все мускулы, чтобы сэкономить силы, и стал подсчитывать, скоро ли СЭС опустится на такую высоту, когда можно будет впустить в скафандр атмосферный воздух и дышать, дышать по-настоящему, полной грудью.

Из всех приборов после аварии в гондоле сохранились лишь обычный термометр и часы. Термометр показывал, что потепление воздуха идет стремительно. После выхода из зоны вечных бурь, то-есть на высоте, несколько меньшей 10 тысяч метров, температура воздуха была минус 45 градусов, а через пять минут минус тридцать! Следя за повышением температуры атмосферного воздуха, Александров примерно подсчитал скорость снижения. Он воспользовался известной закономерностью изменения температуры воздуха в тропосфере с высотой - на 0,6 градуса через каждые 100 метров.

Учитывая поправку на постепенное торможение спуска, Александров определил, что за пять минут СЭС приблизилась к земле по крайней мере на 1,5 километра и, следовательно, еще минут через десять он сможет открыть доступ в скафандр атмосферному воздуху.

Косвенным признаком того, что это скоро можно будет сделать, служило постепенное падение тургора высотной одежды: оболочка ее уже не походила на стальные латы. Теперь она была мягкой и морщилась, как ссыхающаяся кожа.

"А потом надо будет разглядеть на земле хотя бы какие-нибудь ориентиры и постараться определить, где мы находимся, решил Александров. - Вероятно, нас загнало далеко к востоку, в зауральские степи. Ну, да везде есть жилье и, следовательно, телефон или радио. За нами сразу же пришлют самолет с врачами. Вот только не было бы у поверхности сильного ветра... Тогда оболочка будет сильно парусить и поволочет по земле гондолу, даже если я во-время вскрою разрывное приспособление и выпущу весь газ. Если это случится, бедняге Панюшкину придется плохо - побьется. Ведь держаться он сам не сможет... Чем бы ему помочь? Разве привязать его покрепче в кресле?"

Александров еще некоторое время обдумывал, как ему лучше поступить, чтобы предохранить первого пилота от толчков при приземлении. Затем внимание его привлекло странное явление. Полосы лунного света, до того медленно колебавшиеся на полу и стенах гондолы, вдруг пришли в более быстрое движение. Они стали все быстрее и быстрее перемещаться и тускнеть.

"Гондола начала вращаться! - догадался Александров. - Неужели еще оборвались стропы? Но ведь я ничего не слышал..."

Он с тревогой взглянул вверх, в оставшийся открытым люк гондолы.

Такелаж был в том же состоянии, что и раньше. Да и баллон не изменил своего положения по отношению к гондоле.

И, только убедившись в этом, воздухоплаватель обругал себя дурнем. Объяснить вращение гондолы было просто: быстро поворачивалась вся система потому, что вошла в воздушный поток другого направления, чем на высотах.

Вскоре Александрову стало ясно, что СЭС понесло в обратном направлении, на запад, а лунный свет потускнел оттого, что в воздухе теперь были облака.

"Ну, это мне просто нравится! Мы, чего доброго, прилетим обратно на опытную станцию... - Александров даже улыбнулся при этой мысли. - А сейчас, пожалуй, можно уже соединиться с атмосферой. Иначе как бы меня не схватил приступ удушья что-то уж очень тяжело стало дышать и голова опять заболела..."

И он решительно включил вентиляционное устойство. Разница между давлением внутри скафандра и в окружающей атмосфере оказалась очень незначительной. Тогда Александров рванул застежку-молнию скафандра и с наслаждением стал глотать холодный, бодрящий воздух.

Надышавшись, он снял шлем, поднялся и прислонился к окну. Панюшкина он не стал "соединять" с атмосферой, потому что у него был еще запас кислорода в баллоне.

...Мимо гондолы снизу вверх неслись клочковатые хлопья облаков. В лицо бил сырой, прохладный ветер. Но вот облака стали редеть, и Александров увидел землю, сначала в виде неправильных, угловатых черных пятен, появившихся в облаках, а затем как огромную темную плоскую чашу.

Кое-где далеко-далеко внизу сверкали желтые искорки костры полевых станов, очевидно, тракторных колонн, которые распахивали степную целину. И лишь у горизонта на юге и юго-востоке искрились и мерцали россыпи электрических огней.

"Это, несомненно, какой-то крупный населенный пункт. Но какой?"

Ориентироваться Александров не смог, но от окна не отошел: уж очень приятно было смотреть на землю.

Через некоторое время, когда СЭС снизилась и до поверхности земли на глаз оставалось не более двух километров, Александров обнаружил, что огни, появляющиеся под гондолой, очень быстро смещаются к востоку. Его снова охватила тревога: было ясно, что СЭС несет очень сильный восточный ветер. Этот ветер был уже не влажный, а сухой и пахнул полынью. Насколько велика сила ветра, Александров вскоре установил: СЭС пронеслась над большой рекой - очевидно, Уралом - всего за полминуты!

Теперь надо было готовиться к приземлению. Александров поднял бесчувственного Панюшкина, усадил его в кресло и крепко привязал. Затем он выбросил в окно все, что можно было: сломанные приборы, рацию, скафандр, даже шкафчики, спустил гайдроп и включил в действие балластосбрасыватель. Этот механизм работал плохо, но все же несколько тормозил скорость снижения.

"Если бы баллон был наполнен водородом и была бы ракетница, я рискнул бы сжечь его ракетой. Тогда мы сразу плюхнулись бы. А теперь нас, видно, крепко потреплет. Бедняга Панюшкин! Только раз мне пришлось садиться на "сферике" при скорости ветра километров двадцать пять в час - отделался вывихом но^и. А сейчас ветер, чорт бы его побрал, дует на все сорок! Рано ты радовался везенью, рано, дружище!"

Впереди в степи показался темный вал, похожий на железнодорожнуюнасыпь. Гондола неслась теперь над землей на высоте всего каких-нибудь 20 метров. Вот она вздрогнула и немного накренилась. Гайдроп * несколько

* Гайдроп - тяжелый канаг, который выбрасывается воздухоплавателями из гондолы перед приземлением. Волочась по земле, он тормозит горизонтальную скорость движения гондолы.

затормозил скорость полета, но все же она была значительна. Пилот понял, что ему необходимо вскрыть разрывное приспособление и выпустить весь газ из баллона до того, как СЭС достигнет насыпи. Вот уже совсем близко впереди темный вал...

Скомандовав сам себе: раз, два, три, Александров изо всей силы потянул за разрывную вожжу. Вверху раздался треск и затем шипенье выходящего газа. И сразу же в уши пилота ворвался свист ветра в такелаже и характерный шум листвы. Он бросил взгляд в окно. Гондола неслась над самыми верхушками деревьев...

Глава VIII

НОЧЬЮ В СТЕПИ

Машины с людьми вышли на поиски СЭС с опытной станции одной колонной. Но сразу же у восточной границы земель колхоза "Заря коммунизма" колонна разделилась на три части. Прямо на восток по грейдеру пошла "Победа" с начальником опытной станции Никитиным и врачом сельского медпункта, а за ней два грузовика с инженерами и рабочими станции. Направо, к юго-востоку, направились предколхоза Сельчуков на своем "Москвиче", трехтонка и "санитарка" с аэродрома, на которую, кроме фельдшера и медсестры, посадили, так же как и на грузовик, колхозников из стартовой команды Дубникова. На северо-восток свернул академик Никольский на второй "Победе" с Тереховым и врачом с аэродрома. А за ними, еле поспевая, последовала старая трехтонка "ЗИС", нагруженная прожекторной установкой. В кабине ее, потеснив водителя, сидел дед Дубников, а в кузове - еще двадцать колхозников из стартовой команды и Дубниковмладший.

Фланговые группы, по плану поисков, должны были разъехаться в стороны от грейдера километров на пятьшесть и затем продвигаться по проселкам к востоку параллельно с центральной группой. Таким образом, группы охватывали наблюдением полосу шириной не менее 15- 16 километров. А расчеты профессора Трубокурова показывали, что СЭС должна приземлиться к западу от колхоза "Заря коммунизма" примерно как раз в полосе такой ширины.

...Хорошо весной в степи! Даже в непогоду, в мглистую, ветреную ночь. Воздух пахнет то полынью, то чебрецом и прогретой землей. Он кажется плотным и в то же время необычайно свободно струится в легкие. Он как будто проникает в кровь и разливается по всему телу. И тогда ощущаешь, точно крылья раскидываются за плечами, и хочется приподняться, взмахнуть ими и полететь над серебристым, переливающимся простором, слушать перекличку перепелов и мягкий шорох молодых трав... Хорошо весной в степи!

Академик Никольский сызмальства любил степь. Он вырос на Дону, около станицы Цимлянской. Там, в степях, он играл когда-то в бабки и скакал на неоседланных конях, там впервые ходил на свидание; там, наблюдая за повисшими в воздухе жаворонками, впервые заинтересовался тайной полета птиц.

"Победа" вынеслась на холм. Кругом открылась неоглядная степь, и ветер буйно ворвался в открытые окна машины. На губах почувствовалась полынная горечь, и академик невольно вспомнил о своем далеком детстве.

"Да ведь это было еще в прошлом веке! - подумал он. - Как же я стар! И теперь там, где была наша станица, - дно огромного пресного моря и носатые севрюги роются в иле в поисках корма..."

И, конечно, не будь у него тревоги на душе, Никольский, как и всякий другой человек, стал бы перелистывать в памяти страницы своей молодости. А сейчас... разве можно было сейчас предаваться всегда приятным воспоминаниям о ранней поре жизни? Ведь где-то в ледяных потоках разреженного воздуха, во тьме ночи несется по ветру СЭС и в ее гондоле два человека, два товарища...

Академик сердито кашлянул, обернулся и сказал, обращаясь к седевшим позади Терехову и врачу:

- Прошу: наблюдайте внимательно за небом,- каждый со своей стороны. На меня надежда плохая... - И, помолчав немного, добавил: - Минут через пять мы получим новое сообщение от пилота, который нашел СЭС. Тогда и район приземления определится гораздо точнее. Тем не менее очень прошу: наблюдайте за небом внимательно!

В свете фар впереди возник свежий сруб небольшого домика... На дороге, около крыльца его, столбиком вытянулся маленький серый зверек. Когда машина приблизилась, он метнулся во тьму. Лишь искоркой, как от брошенной папиросы, сверкнули его глаза.

- Старое и новое, товарищ академик! - сказал водитель "Победы". - Суслик это. Их теперь даже здесь, на целине, почти не осталось. Планомерно вывели. А лет десять-пятнадцать назад - уж сколько их было! На полях они иногда урожай дочиста сами "убирали". Бывало едешь - и днем и ночью сотни этих зверьков стоят себе и посвистывают. Это и есть старое, о чем я говорю. А новое - это курень. Скоро сюда придет тракторный отряд нашей эмтеэс, степь поднимать... - Водитель искоса взглянул на встревоженное лицо Никольского и продолжал: - Да вы не убивайтесь так, товарищ академик! Найдем летчиков. Мне наш Дубников категорически заявил, что такой пилот, как этот Александров, из любого положения выберется. Про него дед еще в Отечественную войну многие замечательные истории слыхал. Да и Панюшкин, мы думаем, не подкачает. Находчивый парень. Он однажды...

На панели радиоприемника вспыхнула сигнальная лампочка, и водитель, не договорив, быстро выключил мотор и остановил машину.

"Внимание! Внимание! Говорит радиостанция "К-808"... "К-808"... - послышался сквозь свист ветра глухой голос профессора Трубокурова. - Передаю сообщение для академика Никольского, Никитина, Сельчукова. Внимание! Пилот, обнаруживший СЭС в 21 час 3 минуты, доложил, что СЭС находится на высоте четырех километров в квадрате "Б-11"... "Б-11"... "Б-11"... СЭС быстро опускается. Это доказывает, что воздухоплаватели вскрыли клапан. По расчетам, приземление системы возможно в квадрате "Б-9"... "Б-9"... "Б-9..." Повторяю..."

Но Трубокурова никто из сидевших в машине больше не слушал. Академик Никольский стал поспешно разворачивать карту. Терехов и врач наклонились к нему. Водитель радостно хлопнул себя по коленке:

- Я же говорил! Не подкачали ребята!

- Вот квадрат "Б-9", - сказал Никольский. - А мы находимся вот здесь, в двадцати примерно километрах к западу. Поезжайте скорее... как можно скорее, товарищ водитель!

"Победа" снова рванулась в ночь.

- Эк понеслись! Давай и ты жми, не отставай! - крикнул дед Дубников, подталкивая локтем шофера трехтонки. - Я так считаю: академик сигнал принял!

Водитель трехтонки, притормозивший минуту назад за "Победой", дал газ.

- И спешит он не зря, - продолжал между тем Дубников. При большом ветре приземляться и на маленьком "сферике" трудно, а на такой махине - шутка ли, шестьдесят пять тысяч кубов! - в сто раз труднее. Опасно! Понимаешь, парень, оболочка парусит, несет ее, а гондола о землю стук да стук. Однажды видел я - замешкался пилот "сферика", не выпустил у земли водород сразу, и его корзинку - к "сферикам" ведь не гондолы, а просто корзинки подвешиваются - вдрызг разбило. Тогда пилот только тем и спасся, что встал на кольцо, которое над корзинкой укрепляется для подвески строп. Вот удары о землю и амортизировались. Понял?

- Понял, Иван Михайлович, - ответил водитель. - Значит, корзинка приняла толчки на себя, как рессоры?

- Вот-вот!

- Ну, а нашим некуда будет устроиться? Кольца над гондолой нет?

- Нет. Да оно и не помогло бы: здесь масштаб другой. Потому и спешить надо. Ежели подоспеем во-время, за гайдроп гондолу попридержим. Я так считаю, что человек десять смогут не допустить волочения...

- А иначе - побьются ребята?

- Могут побиться, - вздохнул дед Дубников и, заметив, что расстояние до впереди идущей машины начало увеличиваться, снова подтолкнул водителя локтем.

Тот недовольно отмахнулся:

- На подъеме не вытяну за ними! Не видишь - и так жму через силу!

В этот момент в крышу кабины кто-то забарабанил кулаком, а затем раздался крик Дубникова-младшего:

- Летит! Летит!

Дед рывком распахнул дверцу кабины.

- Где? - крикнул он.

- Не упади, дед! - испуганно воскликнул водитель, притормаживая машину.

Но Дубников-старший, не обращая внимания на это предостережение, вылез на подножку. И весьма возможно - он сорвался бы, если б трехтонка не остановилась.

Николай указывал вытянутой рукой куда-то на восток. Но куда он указывал, глядя снизу на его руку, определить было трудно.

- Ориентир какой? - снова рявкнул дед. - Мало тебя учил, как давать направление! Ориентир какой, говори?

- На луну гляди, на луну!

И тогда дед и другие, ехавшие на трехтонке, увидели СЭС. Несколько ниже уже довольно высоко стоявшей над горизонтом ущербной луны, на фоне слоистых облаков, через которые она просвечивала, рисовалось темное пятнышко. Оно перемещалось, снижаясь несколько наискось и. вправо по отношению к трассе дороги.

- Они! - сказал дед Дубников. - Они и есть! Однако несет их сильно. И к земле тянет. Скоро приземляться будут. Не дай бог, если на тот бугор!

Затем он влез обратно в кабину и, наклонившись к водителю, торопливо, но почему-то очень тихо зашептал:

- Теперь от тебя все зависит, парень! Надо мигом на бугор выскочить. Потом по нему, по хребту, - понимаешь, целиной... Вправо от дороги они сядут. Ближе к тому грейдеру, по которому Никитин бежит. Да отстал он - вон фары его машины где! Километров, поди, десять позади. Опоздает он...

Водитель решительно переключил скорость и дал газ. Трехтонка даже подпрыгнула и, грохоча и содрогаясь, понеслась дальше все быстрее и быстрее. Пассажирам ее казалось вот-вот этот старенький "ЗИС" развалится на составные части. Но давно уже известно, что когда машиной управляет человек, сосредоточивший на этом всю свою волю и все свое уменье, она приобретает новые, необычные качества. Так случилось и на этот раз. Старенькая трехтонка настигла на вершине холма быстро идущую "Победу". Водитель ее услышал сигналы и крики Николая и затормозил.

- В чем дело, Иван Михайлович? - спросил академик Никольский, высовываясь, когда "ЗИС" подошел и стал рядом.

- Садятся! - прохрипел Николай. Окликая шедшую впереди машину, он сорвал голос.

- Где они? - закричал Терехов, торопливо вылезая из "Победы" вслед за Никольским.

- СЭС идет на посадку, - сказал Дубников-старший. - Вот она - на юго-востоке. Теперь нам надо ехать наперерез, по этому хребту. Быстро ехать. На легковой будет трудно по целине... А мы попробуем...

Академик Никольский и Терехов как завороженные смотрели на юго-восток. С вершины холма было хорошо видно, как, теперь уже почти горизонтально, над степью несся огромный, бесформенный темный предмет. Расстояние до него было всего около трех-четырех километров.

- Товарищ академик, разрешите ехать! Упредить их надо! настойчиво попросил дед Дубников.

- Да, да, конечно, поезжайте, Иван Михайлович! Поезжайте скорее, - тихо ответил Никольский и тяжело вздохнул. Он понимал, что приземление СЭС будет происходить в очень неблагоприятных условиях.

- И я поеду с ними! - воскликнул Терехов.

- Нет. Поедете вы, доктор, - коротко приказал академик. А мы попробуем в объезд. Ниже по склону есть рокадная дорога...

Сотрясаясь, звеня и хрипя, снова понеслась трехтонка по степи, но теперь без дороги, по целине. Дубников-старший, не послушавшись уговоров водителя, встал на подножку и, бормоча что-то, не спускал глаз с приближавшейся СЭС. Через несколько минут старому воздухоплавателю стало ясно, что они все же успеют пересечь путь снижающейся СЭС, причем как раз за мощной лесной полосой, которая пролегала наискось через Хребет холма примерно метрах в пятистах впереди.

- Порядок! Ребята, давай прожектор! - не скрывая радости, воскликнул он.

В этот момент в свете фар возникла глубокая промоина, и водитель резко остановил машину. Трехтонка вильнула в сторону и накренилась. Дед Дубников не удержался и плашмя рухнул на землю. Послышался звон стекла, и только что вспыхнувший прожектор погас. Фары машины также.

- Не побились? - спросил водитель, выскакивая из кабины. - Вот еще немного - и...

- Бегом! Бего-о-ом! - дико закричал дед Дубников, поднимаясь и протирая запорошенные глаза. - Все вылезай! Быстро! - Отдуваясь, он вскарабкался на противоположный склон промоины и тяжело побежал.

Молодые ребята из стартовой команды и Николай быстро нагнали его.

Дубников махнул им рукой - обгоняйте, мол! - и, отрывисто, с хрипом выдыхая воздух, напутствовал словами:

- Ловите гайдроп, как учил, и держите его! Поволочет тебя - не бойся! Эх, опоздаем! Дальше они приземлятся...

Баллон СЭС, несшийся над степью, точно гигантский дракон, вдруг заметно замедлил свой полет, будто кто-то стал все сильнее и сильнее придерживать СЭС в воздухе. А через несколько мгновений, когда она достигла зоны многоярусной лесной полосы, баллон вдруг сразу съежился, стремительно уменьшаясь в объеме, и точно остановился на мгновенье в воздухе. Затем, перелетев через лесную полосу, он тихо, как бы нехотя, стал опускаться на землю.

Дубников-старший остановился, разводя руки, чтобы восстановить дыхание.

- Полоса... - прошептал он взволнованно. - Она ветер и сломала. А они воспользовались. Молодцы! Ну, теперь полный порядок! Теперь будем спокойны. Ишь, они приземлились - красота!

Действительно, мощная, в несколько лент, полоса древесных насаждений, погасив скорость приземных потоков воздуха, создала благоприятные условия для приземления СЭС, и ее гондолу протащило всего несколько метров.

- Э-гей! В гондоле! - во весь голос закричал Дубников-старший, останавливаясь, когда гондола и баллон оказались на земле.

- Гей... гей... оле... - донеслось от опушки лесной полосы сквозь свист ветра.

- Отвечают! - радостно воскликнул Николай.

- Помолчи! - прикрикнул на него дед. - Отзвук это.

И снова послал свой призыв. Но и на этот раз никто, кроме эха, ему не откликнулся. Тогда дед Дубников недовольно крякнул и быстро пошел к маячившим около опушки светлым пятнам.

Через минуту он и его спутники были уже около гондолы. Она лежала на своем круглом боку и чуть покачивалась. В шелесте листвы явственно слышались доносившиеся из нее тихие стоны.

- Держите гондолу, чтоб не опрокинулась! - приказал Дубников-старший и полез в люк. - А ты, Николай, посвети. Фонарик есть?

- Есть.

Первое, что бросилось в глаза старику, когда он просунулся в люк гондолы, - смертельно бледное, спокойное лицо Александрова. Он лежал на борту около самого люка. Правая рука его была обмотана красной лентой разрывной вожжи. Дед коснулся пальцами лба Александрова.

- Должен быть живой, - пробормотал он. - Ведь только что разрывное вскрывал. Да и Панюшкин тоже жив. Стонет. Но его я потом выну. Раздевать его придется...

Дед легко приподнял своими могучими руками Александрова, аккуратно просунул его в люк и положил на руки подбежавшему врачу и Николаю. Затем он вскрыл скафандр Панюшкина, освободил его из высотной одежды и также вынул из гондолы.

- Эх, и досталось же ребятам! - горестно развел руками подошедший шофер трехтонки.

Глава IX

ПРИЗЕМЛЕНИЕ МЕЧТЫ

Комиссия по расследованию аварии СЭС прибыла на самолете из Москвы наутро через день. В Состав ее входили известный военный воздухоплаватель Бузулуков, профессор аэродинамики Петров и ЦАГИ и доцент Охлопков из ЦЭИ, а также Никольский и Никитин. Комиссия сразу же приступила к работе. Целый день в "контору" опытной станции вызывались все участники подготовки испытания системы, и с ними велась длительная беседа.

Большинство вызванных после этой беседы выходили из кабинета Никитина взволнованные и злые и на вопросы отвечали одно и то же: "Меня просили пока ни о чем не рассказывать", или просто досадливо махали рукой.

Все это создало напряженную атмосферу на опытной станции. К тому же из районной больницы, куда поместили Александрова и Панюшкина, поступили тревожные вести: оба воздухоплавателя были в тяжелом состоянии. Жизнь их была в опасности.

У Александрова из-за длительного кислородного голодания и огромного перенапряжения сил нарушилась нормальная работа кроветворных органов.

Врачи так и сказали: "Он мобилизовал все внутренние запасы кислорода в организме, когда легкие почти не получали животворного газа. Воля его спасла. Ну, а теперь у него мало в крови красных кровяных телец - мало, слишком мало гемоглобина... И если мы не сможем быстро помочь, то..."

Панюшкин также был плох. У него действительно оказались вывихнутыми коленные суставы обеих ног и, кроме того, сильный нервный шок. И врачи говорили: если бы не молодость и если бы он пробыл в гондоле еще часа два-три, то...

То, чего не договаривали врачи, всем, конечно, было ясно. И тревога за отважных воздухоплавателей усугубляла напряженность атмосферы на опытной станции.

Лену Павленко не вызвали в комиссию, чему она была и рада и не рада.

Рада - потому что она интуитивно чувствовала, что ей будет очень неприятно отвечать, как она предполагала, на "заковыристые" вопросы, за которыми скрывалась угроза обвинения авторов СЭС, и в первую очередь Терехова, в неоправданном прожектерстве. А Терехова Лена не только очень уважала, как талантливого человека, но и, пожалуй, начинала любить.

Но в то же время она ощущала потребность высказать свое мнение о событии, положить и свое, пусть еще не очень-то авторитетное, мнение молодого инженера на ту чашу весов, на которой накапливались доводы за необходимость дальнейших опытов со стратосферной электростанцией. Ведь Лена понимала, что в конечном счете комиссия должна была определить: продолжать опыты или нет...

День был ветреный. Ветродвигатели, "подчиненные" инженеру Павленко, работали чудесно. Бывало в такие дни под звенящий свист их лопастей и урчанье генераторов Лена любила мечтать о том, как она, уже в ближайшем будущем, перейдет работать в "отдел СЭС" опытной станции, который должен быть создан. Так, по крайней мере, утверждал Терехов.

"Буду среди тех, кто прокладывает новые пути в технике, мечтала она. - Буду помогать тем, кто покоряет стихийные силы природы, кто схватывает один из рычагов "машины планеты". И, помечтав так, Лена с особым усердием работала над кандидатской диссертацией на тему о... технике эксплуатации наземных ветродвигателей. Эту диссертацию она писала под руководством Никитина, несомненно одного из крупнейших знатоков конструкций и применения различных ветросиловых и ветроэнергетических установок.

"Ведь одно не исключает другого, - думала она. - Нужно обобщить наблюдения за работой "ТТ-16" и других ветряков. Это поможет лучше использовать их в народном хозяйстве страны... А затем - даешь стратосферу!"

Около шести часов вечера, когда обычно Лена Павленко сдавала дежурство Ниязову или одному из инженеров станции, от Никитина пришел посыльный с короткой запиской.

В ней значилось:

"Тов. Павленко! Прошу прибыть в 19 часов на совещание. Захватите итоговые расчеты, показывающие, какие мощности можно получить от наземных новейших ветроэнергетических установок в различных районах.

7 мая. Никитин".

"Зачем эти данные ему понадобились?" - удивилась Лена. Однако внимательно отобрала, что требовалось, и, забежав домой переодеться в "парадное" платье, все же во-время пришла в "контору" опытной станции. Здесь уже собрались, помимо членов комиссии, почти все сотрудники станции. Были также и Терехов с Трубокуровым.

Терехов бодро улыбнулся и приветливо кивнул девушке, но в глазах его она ясно прочитала: "Плохо мне... Ох, как плохо..."

- Садитесь, товарищ Павленко! - сказал Никитин. - Теперь все в сборе, можно начать. Прежде всего, буквально в двух словах о выводах нашей комиссии. Мы пришли к следующим заключениям. Первое: авария произошла из-за недостаточной прочности системы СЭС, не рассчитанной на то, чтобы противостоять сильным вихревым потокам, которые, как оказалось, наличествуют в определенных высотных зонах.

Второе: экипаж СЭС не виновен в аварии и сделал все возможное, чтобы сохранить систему и избегнуть катастрофы.

Третье: опыт подъема СЭС, которая некоторое время давала ток, правда с меньшей высоты, чем было намечено по плану испытаний, показал принципиальную возможность снимать энергию воздушных потоков с помощью привязного аэростата и ветрогенератора...

Лена Павленко облегченно вздохнула.

"Все же опыт удался! Идея Терехова победила", - с облегчением подумала она. И вдруг насторожилась, услышав слова Никитина.

- Однако, - сказал он, - комиссия сочла необходимым созвать настоящее совещание, чтобы в порядке, так сказать, свободной дискуссии подвергнуть обсуждению вопрос, насколько целесообразно продолжать работы над конструкциями стратосферных электростанций... Кто просит слова?

Первым, конечно, начал говорить Терехов. Сбивчиво, страстно, как всегда, он утверждал, что надо продолжать опыты, построив новую СЭС, что основные черты ее конструкции уже вырисовываются, что, по его мнению, пора ветроэнергетикам "не сидеть только на земле".

- Ну, это романтика! - бросил реплику Никитин, когда Терехов закончил выступление и сел.

Терехов снова было вскочил, но Трубокуров потянул его за рукав.

Улыбка тронула тонкие губы Никитина.

- Кто следующий?

Следующим взял слово профессор Петров. Он сказал, что, по его мнению, основное внимание ветроэнергетиков должно быть обращено на совершенствование для народного хозяйства наземных установок. Они и дешевле и проще. И абсолютно безопасны... А "занимаясь экспериментом с высотными ветростанциями дальше, мы будем лишь расходовать средства и силы в порядке попыток реализовать фантазии..." Он так и сказал: "фантазии", и это только резануло душу Лены. А через минуту она услышала, что такого же примерно мнения придерживается и еще один член комиссии - Бузулуков, и поняла, почему глаза Терехова говорили: "плохо дело". На "стратосферщиков", как назвал Бузулуков изобретателей, велась прямая и сильная атака. И основным оружием ее было то, что СЭС - это журавль в небе, в то время как синица - наземные ветроустановки - была в руках... . И вдруг Лена услышала свое имя. Никитин сказал:

- Я думаю, спорить долго нам не придется. Наш сотрудник инженер товарищ Павленко собрала исключительно ценные данные, которые с полной очевидностью доказывают хозяйственную нецелесообразность, нерентабельность продолжения опытов с высотными электростанциями... Товарищ Павленко, прошу вас, доложите совещанию, какие мощности можно получить, используя наши существующие установки с квадратного километра земной поверхности.

Лена встала, охваченная ужасом. Так вот для чего вызвал ее на совещание Никитин! Он хочет ее рукой нанести решающий удар Терехову и его единомышленникам. Ее рукой приземлить гордую мечту изобретателя, мечту, которая может, должна стать явью! Убить мечту страшным словом "нерентабельно"! Да, конечно, СЭС сейчас нерентабельна.

- Прошу вас, - сказал снова Никитин, и улыбка тронула его губы.

Лена назвала цифры. Цифры, которые показывали, что мощность лишь двадцати ветряков, разбросанных в определенном порядке на квадратном километре в степных районах, будет больше мощности, которую может развить СЭС, при меньшей их стоимости...

- Вот это и решает, - сказал Никитин, когда она замолчала.

- Вы забываете, что сила ветра у земли непостоянна! бросил реплику Трубокуров. Никитин улыбнулся в третий раз:

- А вы, дорогой Сергей Степанович, забываете о кольцевании систем ветроустановок, возможной у нас, в условиях планового хозяйства.

"Все погибло! - подумала Лена. - Вот сейчас вынесут решение запретить дальнейшие опыты... Ну что же молчит Никольский?"

И, точно приняв ее мысленный упрек, академик заговорил.

- Все это верно, - сказал он. - Вы правы, дорогие коллеги! Однако правы вы временно! Сейчас СЭС не может конкурировать в отношении рентабельности с наземными ветроустановками. Она слишком дорога и одновременно маломощна. Но ведь это сейчас! Неужели мы, советские ученые, не сможем усовершенствовать СЭС?

- Журавль в небе! - проворчал профессор Петров.

- Да, журавль! - с силой продолжал Никольский. - Да, научная идея, мечта, фантазия, если хотите! Но научная... научная, товарищи! И ее нельзя приземлять с помощью экономических выкладок. Мы должны продолжать работать над СЭС, над созданием новой, более совершенной СЭС!

Лена не выдержала и начала аплодировать. И что же! К ней присоединились почти все участники совещания.

Никитин попытался восстановить тишину, но это ему не удалось. Точно какие-то тенета, опутавшие собравшихся в его кабинете, были разорваны. Терехов жал руку Никольскому и что-то быстро-быстро говорил ему на ухо. Трубокуров, улыбаясь, разговаривал с Бузулуковым. А Охлопков, подойдя к Никитину, тоже улыбаясь, сказал:

- Надо понимать, уважаемый товарищ начальник, что рентабельность науки - это не то же самое, что рентабельность, скажем, мыловаренного завода. Да, и именно в условиях планового нашего хозяйства иногда можно и надо развивать те предприятия, которые пока нерентабельны! Во имя будущего и вполне земного будущего! Человеческого...

...Когда Лена Павленко вышла из "конторы", она явственно ощутила у себя за плечами крылья. Вот сейчас взмахнуть ими и... лететь... в степную ночь, в простор...

В нескольких шагах от "конторы" ее окликнул Николай Дубников.

- Лена! Ну что? Как? - взволнованно спросил он.

- В порядке, - ответила девушка. - Будет СЭС-2!

- А мы так беспокоимся!

- "Мы"? С каких это пор ты стал именовать себя так торжественно? - засмеялась Лена.

- Я от имени комсомольской организации... - стал было оправдываться Николай и тоже рассмеялся.

Так, перешучиваясь, они прошли несколько шагов. Затем Дубников-младший вздохнул и сказал:

- А у нас, Лена, прокол получился... с трактором.

- Так ведь директор эмтеэс трактор вам обещал!

- Он и не отказал. Дал. Да вот электромотора нет. Никитин не дал... Где теперь взять? Разве денег собрать и ехать в город?

Лене была известна "тайна" комсомольцев, задумавших своими силами построить, вернее - собрать, электротрактор и, когда СЭС даст ток, пахать им целину. Она знала также, что необходимые расчеты помог им сделать Терехов и что эта фантазия ребят совершенно реальна.

- Я помогу вам, - сказала она. - Упорства у вас хватит? Да? Ну, тогда приходите завтра ко мне - пойдем к Никольскому и попросим у него генератор от СЭС! Он поврежден. Мы его отремонтируем... Перемотаем якорь, если нужно. А они ведь будут теперь проектировать новую СЭС, более мощную.

Николай Дубников хлопнул ладонью по голенищу сапога:

- Вот это по-нашему! - и, попрощавшись, побежал в сторону села.

Глава Х

СЭС-2

Тополевый пух летел в открытые окна. Точно теплые снежинки носились в воздухе, катились по столу, по полу и скапливались сугробиками в углах и у порога двустворчатой двери, ведущей в палату.

Одна из пушинок прилипла к перу, и Александров, стряхивая ее, сделал большую кляксу как раз на том месте листа бумаги, где аккуратно было выведено крупными буквами: "План подготовки старта СЭС-2",

Александров взял чистый лист бумаги и начал переписывать то, что было написано на измазанном.

Уже больше месяца он находился в больнице. Лето было в разгаре. Ему очень надоела больничная палата. Хорошо еще, что врачи разрешили понемногу работать, да и товарищи не забывали.

Механическая работа по переписке плана не мешала Александрову думать. "И какая все-таки скверная история со мной случилась! Какие только болезни на свете не бывают... Хорошо еще, что теперь все же меньше их открывают, чем "закрывают"... Вот именно "закрывают"!" - Александров улыбнулся.

Порыв горячего ветра принес в палату новое облачко тополевого пуха, зашевелил листы бумаги на столе.

Александров машинально придавил их ладонью, потом снова наклонился над столом.

Однако писать ему расхотелось. Он аккуратно сложил черновики записей и затем раскрыл толстую коричневую папку. В ней лежали чертежи.

"Полюбуюсь еще раз", - подумал он, разворачивая чертеж под номером первым.

Это был сводный рисунок новой стратосферной электростанции - СЭС-2.

На голубой кальке, точно в небе, реял необычайный летательный аппарат. Отдаленно он напоминал двухлодочный гидросамолет.

Основной частью СЭС-2 были два дирижабля, но не сигаровидные, как обычные, а похожие на широкотелых рыб - лещей. Сплюснутые с боков корпусы этих дирижаблей соединялись поверху стабилизатором в виде плоской платформы. Кроме того, между ними было еще одно соединение в виде каплевидной в сечении фермы. На этой ферме светлыми кружками обозначались ветроколеса.

Внизу по корпусу каждого дирижабля были прикреплены гондолы. Значки цифр, разбросанные по рисунку, характеризовали размеры новой СЭС. Каждый дирижабль имел в длину 60 и в высоту 30 метров. Расстояние между ними определяла цифра "50". Другими словами, каждый дирижабль летательного аппарата был так же громаден, как многоэтажные жилые дома на улице Горького в Москве, а расстояние между ними соответствовало ширине столичного проспекта.

- Красота! - вслух произнес Александров, оглядывая чертеж. И, продолжая задумчиво смотреть на рисунок, он мысленно пробежал по этапам конструирования СЭС-2.

Самым замечательным было то, что проект этой системы был создан в невероятно короткий срок. Такова сила коллективного творчества.

В основу конструкции новой СЭС была положена идея использования металлического баллона вместо мягкого, а также предложение Терехова сдвоить эти баллоны, чтобы получить более устойчивую в полете систему.

Затем академик Никольский и почти одновременно с ним доцент Охлопков высказали мысль использовать соединительную ферму между баллонами аэростатов для установки на ней ветроэлектрических агрегатов.

А Кругловский предложил превратить эти аэростаты в дирижабли путем снабжения их моторными гондолами. Он доказал, что если поставить на эти дирижабли вместо тяжелых авиамоторов легкие электромоторы и питать их собственной энергией СЭС, то чудесно разрешается вопрос о взлете и посадке системы. Ведь если она с помощью винтов сможет развивать, когда нужно, хотя бы небольшую скорость - 30-40 километров в час, - она будет управляемой, сможет стартовать и садиться даже при довольно сильном ветре.

Все эти идеи и предложения позволили Трубокурову и Терехову, используя технику Института вычислений Академии наук, в две недели произвести необходимые аэродинамические и другие расчеты. И вот уже проект готов.

Александров широко улыбнулся, еще раз окинул взглядом рисунок и зажмурился, стараясь представить себе, как новая СЭС будет выглядеть в натуре в утренний розовый час над бескрайной степью.

"Ну что ж... И мое предложение, использовано. Намечено применить дирижабли системй Циолковского, которые строятся для нашего Института метеорологии. Если ГИМ отдаст их, СЭС-2 будет построена в очень короткий срок..."

В дверь палаты постучали, и, не дожидаясь разрешения, в нее вошли сияющий Терехов, Трубокуров и Дубников-старший.

- Как здоровье? У нас хорошие новости. Надоело жить в заключении? Что вы сейчас думаете делать? - быстро заговорил Терехов.

- Здравствуйте, друзья! - радостно приветствовал вошедших Александров, поднимаясь навстречу гостям и протягивая им обе руки. - Здравствуйте! Но на столько вопросов сразу ответить невозможно!

- По порядку, по порядку отвечайте, - улыбнулся Трубокуров. - Итак, как ваше здоровье?

- Нет, сначала новости на стол! - запротестовал Александров. - Только так, только так!

Терехов не выдержал.

- Полчаса назад прилетел наш академик! - воскликнул он. Проект СЭС-2 утвержден! Институт метеорологии передает нам два дирижабля Циолковского. Завод ветродвигателей уже монтирует нужные нам агрегаты.

- Чудесно! - сказал Александров. - Раз все в порядке с проектом, я сразу выздоравливаю.

- Да, это очень приятные новости, - спокойно произнес Трубокуров. - Весьма приятные.

- Согласен! Согласен! - поддержал его Дубников во весь голос.

- Еще бы! А сейчас, товарищи, я побегу к директору этого лечебного заведения, - сказал Терехов. - Попрошу разрешения поговорить с вами о деле. Сюда сейчас придет академик. У вас в палате можно? - и, не дождавшись ответа, бросился к двери.

- Лучше на террасе! - сказал ему вдогонку дед Дубников.

Не выдержав атаки Терехова, главный врач больницы разрешил собраться гостям на террасе с условием, что Дубников не будет давать волю своему голосу. Кроме того, он попросил, по возможности, не волновать Александрова. "Наш герой почти здоров, - сказал врач. - Однако ему нужен еще покой, тогда через недельку выпущу его отсюда в полном порядке".

Новая районная больница была расположена в саду, в небольших, красивых дачках. В каждой из них было по четыре палаты, гостиная и обширная терраса, обвитая зеленью. Здесь даже в жаркие дни бывало прохладно.

На террасе и расположился Александров с приехавшими к нему товарищами. Сюда же из соседней дачи приковылял Панюшкин. Теперь он чувствовал себя хорошо. Ему разрешили ходить, но пока на костылях.

Панюшкин крепко, особенно крепко, как всегда теперь при встречах, пожал руку Александрову.

- Какие новости? - спросил он.

Терехов повторил ему свое сообщение. Панюшкин подбросил один из костылей и закричал "ура".

Потом радость, появившаяся на его лице, померкла, и, тяжело вздохнув, он опустился в кресло.

Александров понял, почему тяжело Панюшкину. Проект утвержден, и, очевидно, СЭС-2 будет скоро готова, а следовательно, скоро начнутся и ее испытания, но Панюшкину еще минимум месяц-полтора не разрешат летать. Александров подошел к нему и ободряюще похлопал его по плечу.

Вскоре в сопровождении Николая Дубникова в больницу приехали академик Никольский и незнакомый Александрову невысокий пожилой бритоголовый человек.

Когда обмен приветствиями, расспросы о здоровье, о родных и знакомых в Москве и Ленинграде закончились, академик Никольский устроился в плетеном кресле и попросил тишины.

- Вам, я вижу, уже известно, товарищи, - начал он, - что проект СЭС-2 утвержден, что дирижабли Циолковского и ветродвигатели нам даны, что на опытном заводе Центрального экспериментального, института не сегодня-завтра начнется изготовление стабилизатора и соединительной фермы...

- Да, известно! Спасибо вам за хлопоты, - прервал его Терехов.

- Однако... - академик поднял руку и, помолчав немного, добавил: - Я не дал разрешения начать изготовление этих частей СЭС-2.

- Как же так? - удивился Терехов. - Ведь проект утвержден!

- Да, утвержден. Но вот у Бориса Борисовича Каринского оказались некоторые критические соображения по этому проекту. И мы обязаны их обсудить. Для того чтобы изложить их нам, он любезно согласился прилететь сюда. И я думаю...

- "Критические соображения"! - снова прерывая академика, воскликнул, вскакивая, Терехов. - Критические соображения всегда могут быть. Все можно улучшать! Все! Но тогда ничего никогда не построишь! Мы же все обдумали...

- Спокойно, товарищ Терехов, - свел свои кустистые брови Никольский. - Простите меня, но вы говорите глупости. Спокойно!.. Пожалуйста, Борис Борисович, изложите свои соображения.

Каринский не спеша вынул из футляра рулон ватмана.

"Неужели еще один Никитин? - подумал Александров. - Еще один не верующий в какое-то иное решение использования энергии ветра, кроме того, которому до сих пор следовала мировая техника? Тогда зачем его академик привез? А может быть, этот Каринский придумал какое-нибудь усовершенствование?"

Каринский развернул рулон и, оглянувшись, сказал, обращаясь к Николаю Дубникову:

- Помогите мне повесить чертеж, молодой человек!

Николай не смог скрыть неудовольствия. В глазах его светилась явная неприязнь к человеку, который служит сейчас, очевидно, препятствием к быстрейшей реализации проекта. Но, повинуясь еле заметному кивку академика, он подошел к Карийскому.

- Вот кнопки, молодой человек. Я буду держать, а вы прикалывайте. Здесь и здесь. Чтобы всем видно было.

Оглядев чертеж, Александров ничего в нем не понял. На ватмане были изображены два огромных, судя по цифрам, показывающим их размеры, диска и между ними что-то странное, вроде двух половинок распиленного вдоль цилиндра.

- Разрешите начать? - спросил Каринский академика Никольского, когда чертеж был укреплен.

- Прошу вас.

Каринский легким движением обвел карандашом контуры рисунка:

- Здесь, товарищи, вы видите схему ветроэлектрической станции на базе воздухоплавательного летательного аппарата. Так же, как ваша СЭС. Но...

- Я не вижу аэростатов! - воскликнул Терехов.

- Баллонов эта система не имеет, Михаил Иванович, - с чуть заметной усмешкой ответил Каринский. - Разве вы не видите? Основу системы составляют два скрепленных вертикальных дискообразных стабилизатора и вал, на котором вращаются два толстого профиля ротора, или две огромные ветротурбины. Они полые внутри и наполнены несущим газом.

- Очень интересно, - тихо и задумчиво произнес Трубокуров.

- Таким образом, - продолжал Каринский, - в этой системе нет несущих баллонов. Рабочая ее часть - роторы сами себя поднимают в воздух и поддерживают всю систему. И я смею думать, что эта конструкция более прогрессивна, чем ваша. Какова мощность ваших ветроустановок? Пятьсот-шестьсот киловатт! А эта система даст более тысячи. Вот и все, что я хотел вам доложить. Все данные вы видите на схеме.

Каринский снова легким движением обвел карандашом по контурам рисунка и замолчал. Молчали и другие участники совещания. Александров увидел, как побледнел Терехов, как, опустив голову, о чем-то напряженно стал размышлять Трубокуров.

- Прошу высказываться, - сказал наконец академик Никольский.

Но молчание продолжалось еще минуту-две. Наконец Терехов не выдержал, вскочил и почти закричал:

- Не согласен! При всем моем уважении к Борису Борисовичу, не согласен! Какой же это прогресс, когда дело использования энергии ветра в высоких слоях атмосферы откладывается на неопределенное время! Надо ведь испытать предложенный новый принцип на моделях. Надо построить новую систему. На это уйдет год-два! Не согласен! Я протестую! Категорически!

- Вы говорите о другом, - тихо сказал академик Никольский, когда Терехов закончил свою взволнованную и не совсем связную речь. - Вопрос стоит иначе: не о сроках, а о технической сущности и качестве системы. Понятно?

- Все равно, - взмахнул руками Терехов. - Протестую!

- Успокойся, Миша, - положив ему на плечо руку, поднялся профессор Трубокуров. - Так нельзя воспринимать критику. И, обращаясь к Каринскому, продолжал: - Я думаю, что вы высказали интересную мысль.

Терехов стряхнул руку Трубокурова с плеча и яростно взглянул на друга.

- Говорю тебе, успокойся, Миша, - повернулся к нему Трубокуров. - Скажу тебе прямо - ты неправ. Наш проект СЭС-2 надо...

- Похоронить? - воскликнул Терехов.

- Не думаю... Вероятно, улучшить. Что же касается проекта товарища Каринского, то, повторяю, он интересен, оригинален. У нас же в Советской стране есть закон - помогать новому, прогрессивному и прислушиваться к критике.

- Все равно не согласен! Тысячу раз не согласен!

- А согласиться придется, - улыбнулся академик Никольский. - Профессор Трубокуров к месту напомнил нам, что мы обязаны всегда помогать новому, прогрессивному. Я предлагаю детально обсудить проект профессора Каринского, а затем немедленно провести опыты с моделями. Но не потому я задержал реализацию проекта СЭС-2. Профессор Каринский определяет мощность своей системы в два раз большую, чем наша. Неужели и мы не сможем получить от СЭС-2 такую же мощность?

Терехов мешком опустился в свое кресло

У Александрова сжалось сердце. Ему стало очень больно за Терехова, которого он полюбил, как, вероятно, и большинство знающих его, за яркость характера, юношескую непосредственность, талант... Опять препятствие для скорейшей реализации мечты! Однако, как же подниматься на таком аппарате-роторе?

На минуту-две на террасе воцарилось молчание. Затем заговорил Каринский:

- Должен вам честно сказать, товарищи: в моей конструкции самое узкое место - это устойчивость системы в воздухе. И, конечно, надо сначала построить вашу СЭС, но добиться все же большей мощности.

Терехов снова вскочил на ноги:

- Есть предложение! Давайте поставим на ферму вместо многолопастных ветроколес быстроходные, типа пропеллеров. Это даст выигрыш в мощности процентов на тридцать. И как это мы раньше не учли!

- Договорились! - распушив усы, широко улыбаясь, сказал академик Никольский. - Великое дело - коллективное творчество! Я был уверен, что выход будет найден наилучший. Есть ли у кого-нибудь другие предложения?

Трубокуров поддержал идею Терехова.

- Надо будет срочно произвести все расчеты, по предложению товарища Терехова, изготовить чертежи, - подвел итог совещания академик. - Тогда в августе-сентябре начнем... то-есть продолжим испытания.

- Ура! - крикнул Николай Дубников и опрометью кинулся помогать Каринскому сворачивать чертеж.

На шум, поднявшийся на террасе, прибежал дежурный врач. Окинув взглядом столпившихся в кучу возбужденных гостей и своих пациентов, он укоризненно покачал головой. Затем подошел к академику Никольскому, вынул из кармана синий бланк телеграммы и протянул ему.

- Прислали полчаса назад, - сказал он. - Но я не хотел вас беспокоить.

Академик Никольский раскрыл бланк и нахмурился.

- Мм-да, - протянул он. - Мм-да... - И, спрятав телеграмму в карман, поднял руку: - Внимание, друзья! Внимание! Я получил следующее указание: прекратить все работы по постройке стратосферной электростанции.

- Это невероятно! Прекратить все работы? Почему? Вы ошиблись, или я ослышался! - закричал Терехов.

- Спокойно, - сказал академик. - Да, прекратить все работы до тех пор, пока не будет найден способ изучения тех вихревых потоков на больших высотах, которые послужили причиной аварии нашей первой СЭС...

Глава XI

КАК ДЕЛАЮТСЯ ИЗОБРЕТЕНИЯ

Терехов нервно бросил карандаш, откинулся на спинку кресла и воскликнул:

- Бред!.. Этот способ тоже никуда не годится.

И как в тот весенний день в Ленинграде, более года назад, когда он пришел в отчаяние, тягостное чувство охватило изобретателя.

Вот уже более двух недель он искал способ изучения характера воздушных потоков в стратосфере и не достиг успеха. Да и не он один! Десятки, сотни ученых и инженеров во всех концах страны после опубликования решения Академии думали, как помочь ему, Терехову. Вот стопка писем. Ежедневно почтовые самолеты привозят из Центрального экспериментального института пакет от академика Никольского (он улетел вместе с Каринским в Москву после совещания), и в каждом пакете - описания самых различных предложений. А вот радиограммы из Иркутска, с Камчатки, из Тбилиси. Но пока никто из тех, кто вместе с ним пытается решить задачу, не решил ее.

Предлагают или советуют использовать для изучения структуры воздушных потоков в стратосфере главным образом уже известные способы и средства с некоторыми усовершенствованиями. Например, несколько человек из разных мест написали в ЦЭИ, что для определения скорости и направления ветра на высотах надо применить шары-пилоты увеличенного размера, а наблюдать за их движением с помощью локаторов.

Возможность использовать этот способ была всесторонне проанализирована Тереховым еще совместно с академиком Никольским. И они отвергли его. Конечно, скорость ветра и направление потока можно определить, наблюдая за большими шарами диаметром в 3-4 метра. Причем в ясный день следить за их полетом можно даже без локаторов, в теодолиты. Так делают на любом аэродроме, наблюдая за обычными маленькими шарикамипилотами. Но эти наблюдения не покажут с нужной точностью, как изменяется характер воздушного потока, как струи его перемещаются по отношению друг к другу, как в нем образуются завихрения. Для этого способ шаровпилотов, и малых и больших, слишком груб. Кроме того, он имеет еще один существенный недостаток. При сильном ветре, пока шар-пилот поднимется в стратосферу, его отнесет далеко в сторону, на десятки километров от места выпуска. И поэтому, чтобы хорошо вести наблюдения за шаром-пилотом, надо раскинуть целую сеть пунктов с локаторными установками или теодолитами и занять десятки людей только для того, чтобы получить лишь приближенные данные о ветре высот.

Не выдержал придирчивой критики и другой способ, который также предлагали применить очень многие корреспонденты ЦЭИ, - способ, основанный на пеленгации выпущенного на шаре-зонде радиопередатчика.

Расчеты показали, что этот способ не может обеспечить точность при изучении характера воздушных потоков на большой высоте. Все же академик Никольский провел в ЦЭИ испытания. Два пеленгатора, "наблюдая" за радиоприемником, подвешенным к шару-зонду, позволяли определять его координаты в пространстве и, следовательно, скорость и направление воздушного потока, который нес шар. Но и только. Характер струй ветра по этим данным вычислить не удалось.

Не выдержало критики и последнее из присланных академиком Никольским предложений. Это была докладная записка профессоров и преподавателей кафедры реактивной техники одного из московских технических вузов. "Реактивщики" советовали для подъема радиопередатчика в стратосферу использовать не шар-зонд, а ракету.

"Современная реактивная техника, - писали авторы предложения, - позволяет поднять коротковолновый передатчик на высоту не только 10-20, но и 200-400 километров над уровнем моря. Этот передатчик может быть выброшен из ракеты автоматически на любой заданной высоте. На парашюте он будет медленно опускаться и одновременно переноситься в ту или другую сторону воздушным потоком. Его сигналы можно пеленгировать и получать координаты радиопередатчика, а следовательно..."

Этот проект вызвал шумное неодобрение Терехова, а затем послужил поводом к тому, что у него испортилось настроение.

"Опять мысль пошла по проторенной дорожке. Локатор, пеленгатор, теодолит, шар-пилот, шар-зонд, или парашют... Все это, по существу, одно и то же, одно и то же!"

Терехов вскочил и зашагал по комнате.

- Нет, надо снова рискнуть! Надо настоять на разрешении поднять новую СЭС в зону вечных, бурь и там, на месте, - он взмахнул рукой вверх, - произвести изучение характера этих самых вихрей, чорта с два они повредят дирижаблям Циолковского! Это все трусы, перестраховщики вредят нашему делу. Сумели они убедить даже высшее начальство в академии. Видите ли, надо .сначала изучить эти вихри, и лишь потом... Протестую!.. Вот пойду и дам сейчас радиограмму прямо в Совет Министров! Напишу: протестую против неоправданного перестраховочного распоряжения. Да, именно так прямо и напишу...

И, продолжая почти выкрикивать текст своего предполагаемого протеста против запрещения постройки и испытаний СЭС-2, Терехов выбежал из комнаты и быстрыми шагами направился к "конторе" опытной станции.

Предвечерняя прохлада уже опустилась над степью, но обычная для этого часа тишина не наступила. Казалось, отовсюду из-за лесных полос несся шум моторов: шла уборка хлебов.

Мимо Терехова, пересекая его путь, прошла трехтонка, полная золотым зерном пшеницы. Сидевший рядом с водителем Николай Дубников высунулся из кабины и крикнул:

- Михаил Иванович! А мы с Леной ток целиком электрифицировали! Приходите посмотре-э-ть!

Терехов вспомнил: действительно, ведь вчера или позавчера Лена приходила и показывала ему схему подводки электропередачи от ветряков к колхозному току. Молодцы комсомольцы! Быстро справились с задачей.

И Терехову вдруг стало очень стыдно. Ведь он-то не решил задачи, поставленной перед ним. А сейчас хочет, по существу дела, отказаться от борьбы, отступить. И снова его мысли завертелись вокруг да около шаров-пилотов, локаторов и пеленгаторов. В раздумье он продолжал идти по направлению к "конторе" и лишь у дверей ее очнулся от дум и повернул обратно.

"Зря только время теряешь, прогуливаешься, лентяй! - обругал он себя. - А ну, скорее к столу!"

Однако ему не пришлось выполнить это намерение и снова запереться в своей комнате.

- Куда ты так спешишь, Михаил? Подожди! - услышал он голос Трубокурова и, обернувшись, увидел, что профессор медленно сходит с крыльца "конторы", а в руках у него синий бланк радиограммы.

"Неужели способ изобретен?" - радостно подумал Терехов и подбежал к другу:

- Нашли?

- Есть что-то новое. Читай.

Терехов схватил радиограмму. Академик Никольский сообщал, что астрономы предложили ему использовать метод, открытый советскими учеными в 40-х годах. Состояние атмосферы на очень больших высотах изучалось с помощью локации и фотографирования метеоров, вернее газового следа, который остается после полета и сгорания "падающих звезд". Этот метод позволил обнаружить перемещения в пространстве даже разреженных газов атмосферы, то-есть ветер, на высотах 100-200 и более километров над землей.

"Применив метод локации, - писал в заключение академик, астрономы Леонидов и Путятин на Алтайской высокогорной обсерватории получили 1 июля серию фотографий следа метеора, достигшего нижних слоев стратосферы. На фотографиях ясно видны -изменения в структуре воздушного потока на высотах 11-13 километров. Предварительный математический анализ снимков позволил проследить в данной зоне завихрения потока. Следовательно, метод локации и фотографирования следа метеоров, вероятно, возможно применить для разрешения поставленной перед нами задачи".

Сухие слова радиограммы Никольского показались Терехову такими же звучными, как строки лучших стихов.

- Ура! - закричал он. - Молодцы астрономы! Теперь-то мы уж раскроем тайну этих вихрей! Изучим их... Ура! Идем, Сергей, идем, дорогой мой профессор! Пошлем телеграмму на Алтай, поздравим... нет, поблагодарим Леонидова и Путятина. И, видя, что Трубокуров не намерен тронуться с места, потянул его за рукав со словами: - Идем же, что ты прирос к крыльцу, как пень!

- Рано еще, Миша, радоваться. Ты, как всегда, торопишься с заключениями, - тихо сказал Трубокуров.

- То-есть, как это тороплюсь? Ведь Никольский сам признал, сам!

- Спокойно, Миша. Он пишет: "вероятно", "возможно".

- Ты хочешь сказать, что он не уверен в возможностях этого способа? Но это тебе так кажется, Сергей. Сухарь ты, скептик!

- Нет, не кажется. Я ведь математик.

- Нет, ты скептик!

- Подожди ругаться! Мне нетрудно доказать тебе, что, как я уже сказал, нам рано еще радоваться. Дело вот в чем. Примерно из ста тысяч метеоров - этих странников в межпланетных просторах, - встречающихся с Землей каждые сутки, лишь очень немногие достигают нижних слоев атмосферы. И совсем мало их падает на нашу планету в виде метеоритов. Причина этому тебе известна: они проникают в атмосферу Земли с космическими скоростями до восьмидесяти километров в секунду и поэтому в подавляющем большинстве сгорают в верхних слоях газовой оболочки нашей планеты. Понимаешь - в верхних слоях. Алтайским астрономам просто посчастливилось поймать своими приборами такой метеор, который долетел почти до тропосферы. Ну, а теперь скажи: прав ли я, выражая сомнение в возможности использовать этот способ изучения вихрей? Когда еще, где и кому снова посчастливится поймать локатором обсерватории такой редкостный метеор! А раз так, то этот способ надо признать практически почти бесполезным. Это ставка на "кладоискательство". Наблюдая метеоры, не познаешь вихри высот. Во всяком случае, в короткий срок. А нам надо изучить и покорить вечные бури теперь же.

Терехов глубоко вздохнул. Доводы профессора Трубокурова были неопровержимы.

- Ну что же, Сергей, тогда до свидания! Я пойду к себе. Попробую снова искать. Но должен тебе сказать откровенно - я выдохся. Я уже не смогу, очевидно, найти хорошее решение... Я...

- Не позволю! Не смей! - вдруг закричал Трубокуров.

Никогда еще Терехов не видел таким разгневанным своего спокойного друга. Трубокуров покраснел и кричал неестественно тонким, пронзительным голосом:

- Не смей так рассуждать! Тебе искать надо! Искать как следует, а не падать духом! Ты советский изобретатель! Ты не имеешь права разоружаться!

- Сергей, не волнуйся! - воскликнул Терехов.

Трубокуров закашлялся и смолк, а через полминуты он был уже, как всегда, спокоен и сказал:

- Извини меня, Миша, за форму изложения моего отношения к твоим жалобам. Я очень недоволен собой за это. Но по существу мои претензии к тебе правомерны. Ведь так?

- Да, - кивнул головой Терехов и протянул Трубокурову руку: - Спасибо за взбучку и еще раз до свидания! Я пойду к столу.

- Нет, не уходи. У меня есть предложение совершить небольшую прогулку на колхозный ток - до него километра три, сказал профессор. - Комсомольцы нас звали посмотреть, как они его электрифицировали. Слыхал об этом?

- Но мне надо продолжать искать, по твоему же требованию, - улыбнулся Терехов.

- Вот и ищи... В степи... Помнишь, еще Энгельс писал, что изобретения находятся с помощью головы, а не выдумываются из головы. И не за столом обычно, а на производстве или с помощью наблюдений явлений природы...

- Ладно, ладно! - махнул рукой Терехов. - Идем.

...Степь к западу от территории опытной станции была совсем иной, чем степь к востоку, где в памятную друзьям майскую ночь опустилась СЭС. Колхозные земли здесь были пересечены вдоль и поперек полезащитными лесными полосами. В прямоугольниках, образуемых ими, целину давно уже распахали и сеяли здесь пшеницу, просо, подсолнечник, травы. Сейчас эта степь, преобразованная советским человеком в житницу, казалось, дышала теплом и щедро разливала аромат созревших хлебов.

Терехов и Трубокуров пошли напрямик, по свежему жнивью, лавируя между еще не убранными копнами соломы. Солнце скрылось. Небо начало темнеть и где-то на огромной высоте, на западе, лишь одно маленькое, похожее на золотую рыбку облачко загорелось над вечерней зарей.

Трубокуров загляделся на него, споткнулся и упал.

- Ворон считал? - пошутил Терехов, помогая другу отряхнуть пыль со светлого костюма.

- Нет. Задумался. Обидно, что в нижних слоях стратосферы нет облаков! Вот это сияющее облачко плывет, вероятно, на высоте всего шести-семи километров. Почти на пределе обычных облачных образований. А затем, как ты знаешь, расположена зона, где облаков не образуется. И лишь на высоте шестидесяти-восьмидесяти километров из мельчайших кристалликов рождаются особые облака - серебристые...

- Соболезную тебе, что в безоблачной зоне нет облаков! Но помочь ничем не могу, - иронически сказал Терехов.

- Напрасно. - Трубокуров искоса взглянул на него и зашагал дальше.

Друзья увидели ток колхоза "Заря коммунизма" после того, как миновали вторую продольную лесную полосу. Горсть электрических огней и дымок от кухни, поднимающийся ровным столбом в небо, указали им, где производится обработка собранного зерна.

Вскоре друзья подошли к хорошо освещенной сильными электролампами площадке, заставленной машинами. Сначала со стороны могло показаться, что эти машины расположены вразброд и вообще на току нет никакой системы в работе. Но глаз Терехова - глаз инженера - сразу же уловил стройность осуществленного здесь технологического процесса.

На одном краю тока находился приемный пункт зерна, которое подвозили автомашины от комбайнов. Здесь стояли две сортировочные машины. В их бункеры зерно загружали два легких ленточных транспортера.

Из сортировок по другим транспортерам очищенная пшеница поступала в приемные камеры зерносушилок и далее попадала на зернопульт. Этот механизм выбрасывал струю зерна прямо в кузовы автомашин. Они подходили одна за другой и везли пшеницу прямо с тока на хлебосдаточный пункт.

Золотистая пыль роилась в воздухе над током. Деловито постукивали решета сортировок, урчали электродвигатели, шуршали потоки зерна. Весело перекликались у машин комсомольцы. Непрерывно шумели моторы подходивших и уходивших трехтонок.

- Подумать только, что когда-то, - а с точки зрения истории, очень еще недавно, - везде по необъятной шири наших полей в такие вот летние дни миллионы людей махали на токах цепами, обивая колосья. Потом подбрасывали зерно лопатами "на ветерок", чтоб очистить его, - тихо сказал Терехов. - А сейчас все делают машины. Вот только обидно, что комбайны, совершающие первый процесс уборки урожая, да транспорт жрут ценное химическое сырье - нефть. И обидно, что наша работа не завершается. Ведь будут СЭС - можно будет шире электрифицировать и комбайны и транспорт в этих степях, как и в тех районах, где много гидроэлектрической энергии.

- Нет, я еще ничего ясно себе не представляю, но... невпопад произнес Трубокуров.

Терехов с удивлением взглянул на него:

- Что ты себе ясно не представляешь?

- Да так... Ничего, - уклонился от прямого ответа профессор, очевидно занятый какими-то очень увлекшими его размышлениями.

В этот момент они вступили в освещенную зону. Лена Павленко и Николай Дубников, снова вернувшийся на стан, побежали навстречу ученым. В глазах девушки и юноши был немой вопрос.

Терехов понял, о чем они хотели, но не решались спросить, и отрицательно покачал головой.

И тогда Лена смело взяла его под руку, приподнялась и шепнула:

- Ничего, Михаил Иванович! Ничего. Все равно мы победим! - И затем громко сказала: - Прежде всего идемте ужинать! Сегодня мамаша Акулина нам такие чудесные кушанья прислала! Идемте, Михаил Иванович! Идемте, профессор! А потом, когда будет сменяться бригада, вы с ребятами проведете беседу. Хорошо? - И повлекла Терехова под сень недалекой лесной полосы.

Здесь на досках около очага была разостлана скатерть и стояли блюда с хлебом, помидорами и крынки. Горький полынный дымок защекотал в носу Терехова, и он чихнул.

- Будьте здоровы! - крикнул Николай Дубников бодрым голосом, хотя на душе у него, как говорят, скребли кошки. - И если от дыма, то извините нас. Мы плиту еще не успели электрифицировать. Да и Лена энергии отпускает в обрез.

- Дым на просторах, в степи! Это хорошо, - медленно произнес Трубокуров, задумчиво глядя на струящийся ввысь колеблющийся светлый султан над очагом. И вдруг он резко повернулся к Терехову.

Терехов бросил взгляд на струящийся столб дыма, на небо, где зажглись первые звезды, и затем перевел глаза на друга.

И тогда Лена и Николай увидели, как у обоих - и у профессора и у изобретателя - одновременно точно вспыхнуло что-то в глазах, весь облик их как-то переменился, и они замерли в напряженных позах.

Лена тихо отпустила локоть Терехова и, ступая на цыпочках, подошла к Дубникову-младшему.

- Тогда, в тот вечер, после разговора о сороках, у него были такие же глаза, - прошептала она и, поманив за собой юношу кивком, отошла в сторону.

В этот момент Терехов взмахнул обеими руками и закричал им:

- Идемте! Идемте скорее готовить испытания! - Повернулся и побежал по направлению к опытной станции.

...Всю ночь Терехов, Трубокуров, Лена, Николай и многие другие не спали. Николай Дубников достал у колхозных огородников килограмм дымообразующего порошка, который те сжигали, когда нужно было защитить посевы или цветущие сады от весенних заморозков. Дед Дубников разыскал на складе опытной станции пять крупных метровых резиновых оболочек шаров-зондов и баллон со сжатым гелием. Ниязов съездил на "Победе" Никольского за полсотни километров, к строителям оросительной системы, и привез несколько метров медленно горящего бикфордова шнура.

Трубокуров и Лена сидели за расчетами, а на рассвете вышли на луг перед усадьбой станции и точно отмерили километровую "базу" *. Затем они установили на концах ее два теодолита и фотокамеры.

Когда эта работа была закончена, возбужденный, веселый Терехов наполнил пустую консервную банку дымообразующим порошком, вставил в нее один конец отрезка бикфордова шнура и защемил его крышкой. Затем вместе с Дубниковым-старшим и Ниязовым он наполнил гелием все пять оболочек шаров-зондов и связал их вместе. Получилась чудесная гроздь больших шаров, рвущихся ввысь. "Старшина в отставке" с трудом удерживал их своей сильной рукой.

Когда взошло солнце, к ним подошел Трубокуров.

- Ну что ж, приступим, - сказал он, поеживаясь от утренней сырости. - Мы с Леночкой готовы вести наблюдения. Да и вы, я вижу, все приготовления завершили.

Терехов взглянул на друга, кивнул головой и привязал консервную банку к стропе, идущей от грозди шаров. Затем, немного трясущимися руками, он чиркнул спичку и поджег свободный конец бикфордова шнура. Шнур зашипел и вспыхнул голубоватым пламенем, разбрасывая короткие искры.

* База - линия на местности определенной длины, на концах которой устанавливаются угломерные инструменты при триангуляционной съемке местности, а также при определении координат различных предметов как на земле, так и в воздухе.

Трубокуров взглянул на часы и скомандовал:

- Отпускай!

Дубников разжал пальцы, державшие стропу, и гроздь шаров стремительно понеслась вверх, в светлое, спокойное утреннее небо.

Никто не сказал ни слова в течение нескольких минут, до тех пор, пока розовые, похожие на дорогие жемчужины, шары-пилоты, все уменьшаясь и уменьшаясь, не скрылись наконец в вышине.

Тогда Ниязов тихо спросил:

- А когда оно образуется?

- Скорость подъема большая, - ответил Трубокуров, - по расчету, двадцать метров в секунду. Следовательно, через десять минут... - И, помолчав немного, добавил, обращаясь к Лене Павленко: - Станьте к ближайшему теодолиту вместе с Михаилом Ивановичем. А я пойду к другому с Валыпиром...

Никогда, пожалуй, не ощущал еще Терехов такого медлительного движения времени. Вереницы мыслей пронеслись в его голове за эти десять минут.

"Неужели не выйдет? Неужели этот новый, принципиально новый способ изучения воздушных потоков окажется непригодным, не оправдает надежд? Нет, выйдет! Обязательно выйдет!"

Этот способ родился вчера вечером. Он был найден, как все изобретения, внезапно, вдруг, но в то же время в результате мучительных напряжений ума и памяти, анализа множества различных наблюдений и мобилизации знаний, в результате волевых усилий, направленных на решение нужной задачи. Да, в какую-то долю секунды, как когда-то на набережной Невы, вчера вечером в сознании его завершился наконец этот бесконечно сложный и в то же время простой творческий акт изобретения. И свершился он так: мысль работала, стремясь идти непроторенными путями, она охватила и поставила в ряд: открытый астрономами метод изучения метеоров по их газовому хвосту, золотистое облачко, горевшее в небе после заката солнца на огромной, предельной для облаков высоте, столб дыма, поднимавшийся над очагом... И вот родился этот новый, принципиально новый способ. Другой человек, так же напряженно искавший, так же упорно пытавшийся решить задачу, - Трубокуров по существу направил мысль Терехова. И вот поэтому-то Трубокуров сразу понял, не услышав от друга ни слова, а только взглянув на него, что создал ум Терехова. В этот момент Трубокуров и сам, самостоятельно сделал то же самое изобретение. И, конечно, если бы Терехова не было рядом, он также, рано или поздно, решил бы задачу.

- Кто правильно ищет, тот всегда найдет, - прошептал Терехов.

Стоявшая рядом и молча наблюдавшая за ним Лена встрепенулась. Ей так хотелось сейчас говорить и говорить... Но она как-то не решалась начать первая.

Терехов улыбнулся ей:

- Теперь время! Давайте смотреть на небо.

Около минуты они стояли, закинув головы. И вот увидели... На чистом, заголубевшем фоне неба возникла яркая белая точка. Эта точка стала быстро превращаться в ниточку, вытягиваясь, как живой росток. Дымовая шашка, заброшенная в стратосферу с помощью шара-зонда, загорелась и давала дым...

- Образовалось! - воскликнула Лена. - Ура! Образовалось!

- Вот оно - искусственное облако! - закричал и Терехов. Смотри, смотри, оно похоже на столб! Эта форма его и позволит нам познать тайну вихрей. Смотри, смотри! Вот оно уже дало резкий изгиб в виде лежащей буквы "Л". Очевидно, на этой высоте в потоке резкое ускорение силы ветра. Давайте фотографировать, Леночка! Давайте наблюдать! Мы победили!..

И он стремительно бросился к фотокамере и стал нацеливать ее на столь необычный объект - возникшее в стратосфере по воле человека дымовое, искусственное облако.

Яркий белый шнурочек высоко-высоко в небе был четко виден в визирное приспособление фотокамеры и в теодолит.

Лена работала с теодолитом и через каждую минуту делала отсчеты. Одновременно Терехов с такими же интервалами фотографировал облако-столб целиком.

Несомое воздушным потоком, оно смещалось в пространстве, меняло свой вид, изгибалось и, медленно расплываясь, становилось все бледнее и бледнее.

Минут через пятнадцать облако стало невидимым для невооруженного глаза, лишь в теодолит Лена наблюдала его еще некоторое время. Но вот и она уже больше ничего не смогла различить на фоне неба и, вздохнув, выпрямилась и провела рукой по волосам, приглаживая растрепавшиеся локоны.

- Больше не видно? - спросил Терехов.

- Нет, - с сожалением ответила Лена. - Расплылось, развеялось... А как вы думаете, этих данных будет достаточно?

- Несомненно! Я уверен в этом. Оно так чудесно изменялось, извивалось! Сейчас Трубокуров сделает нужные вычисления по своим и твоим данным. А мы тем временем проявим пленки. Бежим, Леночка, навстречу нашему профессору! Он уже идет к нам.

Терехов схватил девушку за руку и, как мальчишка, вприпрыжку побежал по лугу.

Трубокуров был очень доволен опытом. Терехов понял это сразу, хотя внешне его друг оставался таким же спокойным, как всегда.

- Да, Михаил, на этот раз, кажется, мы будем иметь такой способ, который нам нужен! - сказал он. - Надо теперь быстро организовать серию наблюдений за ветрами высот здесь и в ряде других мест страны.

- Правильно! - воскликнул Терехов. - Конечно, надо собрать поскорее побольше данных о зоне вечных бурь. Я сейчас же пойду и радирую об этом в ЦЭИ, академику Никольскому.

- Нет, подожди. Сначала я произведу расчеты. А ты прояви пленки.

- Я это и хотел сделать.

- Ну вот и хорошо! А Николая и Вальшира мы попросим убрать теодолиты. Ведь больше у нас нет оболочек и, следовательно, мы не сможем сегодня ставить новые опыты.

- Оболочки, наверно, можно достать на областной метеостанции, - сказала Лена. - Можно, я съезжу туда?

Обсуждая вопрос, как достать нужные им оболочки для шаров-зондов и медленно горящий бикфордов шнур и как лучше обставить новые опыты, Терехов, Трубокуров и Лена незаметно подошли к "конторе" опытной станции. Здесь они разошлись. Трубокуров взял у Лены тетрадь с записями и вошел в дом, сказав, что он запрется в кабинете начальника часа на два на три. Лена побежала к своим ветродвигателям: начинался ветер, и надо было проследить, как автоматы включат их в действие. А Терехов, возбужденный и радостный, зашагал к домику, где он жил с Трубокуровым, напевая себе под нос строфы песенки, запавшей в память с детства. В ней были слова, которые очень нравились ему: "Кто ищет, тот всегда найдет".

Глава XII

НОВОЕ ЗВЕНО

Телефон звонил настойчиво, и Трубокуров, вздохнув, поднялся с дивана, подошел к столу и взял трубку.

- Я вас разбудил? - услышал он голос академика Никольского. - Нет?.. Вы просто прилегли помечтать? Ха-ха! Профессор Трубокуров - и мечтания! Ваши студенты ни за что не поверили бы, что их наставник в области точных наук обладает способностью к мечтаниям! Впрочем, что это я говорю ерунду, когда к вам есть срочное дело... Да нет, у них все благополучно. Мой звонок вызван обещанием нашему уважаемому Ивану Михайловичу Дубникову привести профессора Трубокурова к нему на чашку чая... Да, сегодня... Сейчас... Он сам постеснялся позвать. Ну вот я по старой дружбе с вами обоими и вызвался быть герольдом. Итак, согласны?.. Тогда приходите немедленно в нашу "контору". Познакомитесь, кстати, с интересными телефонограммами астрономов. До скорого свидания!

Трубокуров еще раз вздохнул, вешая на рычаг телефонную трубку. По правде говоря, ему не хотелось сегодня, в последний вечер пребывания на опытной станции, идти в гости. Но, конечно, отказаться от приглашения этого чудесного старика-богатыря было нельзя. И, накинув пальто, Трубокуров вышел из домика.

Много раз с крыльца этого домика он любовался просторами степи, могучей зеленью лесных полос, стройными башнями ветряков, уютными домиками-дачками поселка опытной станции. И каждый раз в этой картине было что-то новое. Степь постоянно менялась, точно море. И вместе с ней изменялся облик всего, что лежало на ее широкой груди. Весной в ясную погоду степь бывала голубой утром, изумрудной - днем и розовой - вечером. А когда набегали облака, переливалась и мерцала в жемчужном сиянии. Летом, в пору суховеев, ее окутывала желто-пепельная дымка, и тогда иной раз казалось профессору Трубокурову, что смотрит он на старую фотографию. И всегда от бескрайной степи веяло могучим простором. Это очень нравилось ученому-горожанину.

Сегодня степь была снова иной. Еще вчера холодный ветер гнал по ней шары перекати-поля. Эти странные растения, точно огромные ежи, забегали на территорию опытной станции и долго сновали туда и сюда, пока не скапливались ворохами у заборов, стен домиков и в посадках. Сюда же ветер забрасывал разноцветные листья кленов, дубов, вязов, акаций, безжалостно, со свистом срывая их с трепещущих ветвей деревьев. А сегодня воздух был неподвижен и чист, и глубокая тишина стояла кругом.

Трубокуров расправил плечи.

"Хорошо, однако, что старик извлек меня из комнаты", подумал он и, запрокинув голову, оглядел небосвод в зените. В последние дни каждый, кто выходил из дому, делал так же.

Даже если тучи плыли над землей, люди смотрели на небо, пытаясь проникнуть взором через них и увидеть новую СЭС.

Сегодня Трубокуров сразу увидел ее - светлую, розоватую каплю как бы на дне гигантской прозрачной голубой пиалы - и, удовлетворенно хмыкнув, зашагал по тропке к зданию "конторы" опытной станции.

Конечно, мысли его перенеслись туда, в заоблачные высоты, в зону неукротимых вечных бурь, ныне отдающих часть своей энергии великому делу строительства коммунизма.

И в который раз за последние дни Трубокуров, так же, впрочем, как и все, кто был участником создания новой СЭС, ощутил гордость за свою Родину - страну, где претворяются в жизнь самые дерзновенные мечты человекатворца!

- Чудесно! - воскликнул он во весь голос и, подражая Терехову, взмахнул руками. - Чудеснейше, дорогие товарищи!.. Вон смотрите - ходит трактор, и не слышно, как он тарахтит. Это энергия покоренных вечных бурь, дорогие товарищи, движет его, а он поднимает целину! А за ним - вы должны видеть оттуда лучше, чем я, - над степью встает стальная решетчатая башня электрической дождевальной установки над артезианским колодцем. И ваша энергия будущей весной заставит пролиться животворными брызгами воду недр земли на новые поля... Привет вам, друзья! - Трубокуров снова взмахнул руками. - Привет!

Он хотел еще раз крикнуть это слово, но язык, как говорят, присох у него к гортани. Трубокуров увидел высоко в спокойном небе темный кружочек, отсвечивающий красным в лучах заходящего солнца. Сомнений быть не могло: это опускался парашют.

"Опять отцепились!" - с ужасом подумал ученый и неловко, вприпрыжку побежал.

Через минуту он ворвался в кабинет начальника опытной станции. Академик Никольский поднялся к нему навстречу:

- Что случилось, Сергей Степанович?

- Парашют... Опускается... - задыхаясь, прохрипел Трубокуров и, чтобы не упасть, оперся обеими руками о стол.

- Парашют? - переспросил Никольский. Но тотчас же тень беспокойства, появившаяся в его глазах при виде Трубокурова, исчезла. Он улыбнулся. - Не волнуйтесь, дорогой профессор. Все в порядке... Это...

- Что же это?

- Фотографии.

- Фотографии?

- Ну да... Выпейте воды, профессор. Вот уж не предполагал, что вы можете быть таким...э-ээ... невыдержанным.

- С кем поведешься, от того и наберешься, - немного приходя в себя, полушутя-полусерьезно ответил Трубокуров и, глотнув из стакана, уже обычным своим спокойным голосом снова спросил, о каких фотографиях помянул академик Никольский.

Академик хлопнул рукой по кипе листков, лежащих перед ним, и сказал:

- Вот телефонограммы астрономов, находящихся там, в стратосфере, на СЭС. Они подытоживают первые свои наблюдения, произведенные с первой в мире высотной аэрообсерватории. Я не очень сведущ в астрономии, но и мне совершенно ясно из сообщений профессоров Кукарина и Трынова, что высотная аэрообсерватория открывает новую эпоху в астрономической науке. Вот пожалуйста... Сообщение о том, что они получили спектрограммы и фотографии оболочек Солнца, в том числе короны, которые, по мнению этих ученых, дадут большой материал для решения проблем строения атмосферы дневного светила. А до этого были сообщения, что они получили также спектрограммы и фотографии атмосферы Венеры, газового хвоста Земли, открытого несколько лет назад академиком Фесенковым, и так далее. И вот эти-то спектограммы и фотографии сейчас спускаются на парашюте.

- Ясно! А я-то подумал, что опускается трос! - воскликнул Трубокуров.

- Нет. Теперь этого не может случиться. Да и не опасно, если случится, - сказал Никольский и продолжал увлеченно: А сегодняшней ночью Кукарин и Трынов начнут документировать фотометодами свои наблюдения за звездными скоплениями! У них есть новые камеры, приспособленные для съемок, с большой экспозицией, несмотря на вибрацию. Ведь СЭС работает и, конечно, немного сотрясается. Есть и небольшая качка. И все же наши астрономы уверены в получении исключительно ценных данных. Кукарин мне вчера говорил по телефону, что звездный мир нашей Галактики просматривается с первой заоблачной обсерватории настолько хорошо, что вскоре Амбарцумян получит новые "вещественные" доказательства правильности своей теории группового происхождения звезд.

Академик Никольский откинулся на спинку кресла и замолчал. Глаза его сощурились. Казалось, что он глядит куда-то далеко-далеко.

- Эх, профессор! - немного времени спустя воскликнул он встрепенувшись. - Много чудесного видел я на своем длинном веку! Иногда вот так закроешь глаза - и проходят перед внутренним взором научные события, одно примечательней и ярче другого. Кто бы мог подумать в начале нашего века, что возможны такие открытия, свидетелями которых мы стали! Я - работник науки, и мне понятны эти свершения, и особенно гигантская поступь науки нашей Родины. Вспомним... Расшифрованы многие тайны атома, тайны живого вещества, тайны жизни на планетах, тайны рождения миров... А успехи в области техники? Кто бы мог подумать в дни моей юности, что будут машины, заменяющие труд десятков тысяч людей, заводы-автоматы, самолеты, мчащиеся скорее звука, микроскопы, увеличивающие в сто тысяч раз, приборы для видения не только ночью, но и в туманах!.. А что еще будет! К великим дерзновениям зовет нас, ученых, народ, партия. Эх, профессор! Как хорошо! Как широки путидороги для советского человека! - Академик Никольский стремительно, по-молодому поднялся. - Ну, идемте, дорогой, теперь к нашему деду. У него вас ждет сюрприз. Какой - не скажу! Идемте...

...Иван Михайлович Дубников встретил ученых на пороге дома. Он с большим достоинством поклонился и, широким жестом указывая на дверь, сказал своим густым басом:

- Прошу гостей в мой курень! Благодарствую за уважение.

В столовой, также поясным поклоном по старинному обычаю, приветствовала Никольского и Трубокурова матушка Акулина:

- Не обессудьте! Чем богаты, тем и рады!

- Ого-го! Вот так "чашка чая" у Дубниковых! - весело воскликнул Никольский, здороваясь с хозяйкой. - Ведь на столе столько всего, что глаза разбегаются.

Удовлетворенно улыбаясь, дед Дубников огладил усы и пригласил садиться. Но как только все заняли места, он встал, осторожно поднимая полную стопку.

- Правильно! Тост! - сказал академик.

Лицо деда стало серьезным.

- Так точно - тост, - тихо начал он и затем взволнованно произнес: - Предлагаю за счастье народное, за партию, что привела нас к нему! Благодарность ей от всех трудовых людей на земле!

Через полчаса примерно, когда гости отведали разнообразные кушанья, чудесно приготовленные хозяйкой, Дубников снова встал из-за стола, шагнул к простенку между окнами и раздвинул занавеску, закрывавшую нечто похожее на комод.

Академик взглянул на часы и, подмигнув Трубокурову, сказал:

- Как раз во-время.

- В аккурат! - ответил хозяин и отошел в сторону. И тогда Трубокуров, догадавшийся, что "сюрприз" связан с этим комодом, увидел то, что никак не ожидал увидеть: экран телевизора новейшего типа! Экран светился зеленоватым огнем, по нему бежали волны.

- Москва?.. Здесь?.. - не удержался Трубокуров от восклицания. - Каким образом?

И, точно отвечая ему, из громкоговорителя раздался так знакомый ему голос Терехова:

- Внимание!.. Внимание!.. Говорит телепередатчик, установленный на стратосферной электростанции. Начинаем опытную передачу...

В этот момент на экране возникло веселое лицо говорящего. Он взмахнул руками и продолжал:

- Товарищи! Сейчас я познакомлю зрителей на земле с нашей новой СЭС. Экскурсию начнем с рубки управления в секции "А". Она находится на носу левого дирижабля. На командирском месте несет свою вахту пилот Панюшкин.

Экран точно раздвинулся, и Трубокуров увидел Панюшкина в кресле перед пультом управления и за ним, в большие круглые иллюминаторы - окна, - мерцание вращающихся ветровых колес, и еще дальше - нос второго дирижабля СЭС.

Один из иллюминаторов вдруг занял весь экран, и тогда стала видна ферма, соединяющая в пару дирижабли, и огромный план стабилизатора над ними.

- Товарищи! - продолжал между тем Терехов. - Сейчас вы видите рабочую часть СЭС - ее ветросиловые установки. Первая опытная СЭС имела одно ветроколесо, лишь один воздушный винт. Когда проектировалась СЭС-2, вначале предполагалось на ферму, соединяющую дирижабли, монтировать двадцать ветроколес, вращающихся в плоскости воздушного потока. Другими словами, с осями, перпендикулярными ему, или, грубо говоря, похожими на водяные мельничные колеса. Однако эта мысль была оставлена, и теперь силовая система СЭС состоит из шести быстроходных ветроколес, подобных гигантским пропеллерам. Эти сверкающие диски, чередой расположенные на ферме, и есть вращающиеся ветроколеса.

На экране снова возник пульт управления. Панюшкин повернулся лицом к зрителям и, приветливо кивнув, указал на один из приборов.

- Смотрите, товарищи, - сказал он, - вот указатель работы нашей СЭС. Сейчас суммарно все ветродвигатели развивают мощность в тысячу сто киловатт. Но сейчас у нас здесь относительное затишье. Изучение воздушных потоков в стратосфере методом "искусственных облаков" и наши наблюдения показали, что здесь не всегда одинаковы не только структура, но и сила ветра. Вихревые потоки возникают главным образом при перемещении больших воздушных масс - при глубоких циклонах и антициклонах. Сила ветра также иногда уменьшается. Но... даже затишье у нас - это сильная буря на земле!

На экране возникли стрелки анемометров *. Они дрожали у цифры "40". Со скоростью 40 метров в секунду, или около 150 километров в час, мчались в стратосфере воздушные струи. Затем экран снова как бы раздвинулся, и зрители увидели Панюшкина и подошедшую к нему Лену Павленко с блокнотом, а затем дверь. Она открылась, и за ней возникла длинная, светлая комната. По стенам ее висели различные приборы, а у окон стояли небольшие столы и кресла.

В громкоговорителе снова послышался голос Терехова:

- Здесь, товарищи радиозрители, наша кают-компания и лаборатория. Дальше расположены каюты экипажа, а еще дальше наше энергетическое хозяйство, и в том числе - электромоторы. В случае нужды или при маневрах приземления они могут вращать обычные пропеллеры и сообщать собственное движение дирижаблю и тем самым делают безопасным подъем на этой системе СЭС. Ведь это своего рода гибрид между привязным аэростатом и дирижаблем!

В глубине комнаты показались две фигуры.

- А вот и наше начальство! - продолжал Терехов. - Разрешите представить вам командира СЭС пилота Кругловского и нашего консультанта-пилота Александро

* Анемометр - прибор для определения силы (скорости) ветра.

ва. А теперь перейдем в сектор "Б". Минутку... Пока я буду передвигаться внутри фермы, вы поглядите на Землю.

Экран потемнел. Лишь с трудом на нем можно было разглядеть светлые пятна прудов и водоемов.

- Эх, надо и для телепередатчиков инфракрасный приемник использовать! - сказал академик Никольский, а затем, обернувшись к Трубокурову, хлопнул его по колену: - Ну как? Здорово?

Трубокуров не успел ответить. Экран вновь просветлел, и на нем вырисовались фигуры, склонившиеся над приборами, внешне похожими на микроскопы.

- Мы в обсерватории СЭС, - раздался снова голос Терехова. - Профессоры Кукарин и Трынов готовятся к ночным съемкам и наблюдениям. Не будем им мешать. Они обещали принять участие в следующей передаче. А вот здесь... - На экране последовательно возникла длинная, светлая комната, похожая на кают-компанию, а затем помещение такой же рубки управления, как и на первом дирижабле. - Здесь наши пилоты появляются лишь во время маневрирования. И сейчас в этой рубке хозяйничает техник Николай Дубников.

- Колька! - ахнула матушка Акулина.

- Дубников следит за электрическим хозяйством, так сказать, внутреннего значения, - продолжал Терехов. - Вот и сейчас он регулирует подачу тока в наш телепередатчик.

Весь экран на минуту заняло смущенное и счастливое лицо Дубникова-младшего.

- Спасибо, - сказал он и, еще больше смутившись, отвернулся.

Экран затемнился.

- На этом мы заканчиваем нашу первую опытную передачу. До свидания, товарищи! Сообщите, как смотрелось... До свидания!

Некоторое время, после того как потух экран, все в столовой Дубниковых сидели молча.

- Здорово! - наконец, шумно вздохнув, произнес академик Никольский. - Вот, друзья, как иногда неожиданно широко разливается новое в связи с решением одной проблемы! О чем мы мечтали? О том, чтобы дать Родине еще одну возможность для увеличения энергетических ресурсов. Мечтали покорить вечные бури. Эту мечту нам помогли сделать реальностью тысячи и тысячи людей - ученые, инженеры, рабочие заводов, колхозники... И вот родилось новое звено в энергетике социалистического народного хозяйства. Вечные бури отдают нам уже часть своей энергии. И одновременно делает шаг вперед астрономия, решается как-то по-новому проблема развития телевидения. И неправильно было бы думать, что это все, что может дать освоение систем СЭС. Никто из нас, конечно, не должен думать также и о том, что можно успокоиться и ту систему, которая парит сейчас высоко над нами, считать совершенством. Смертью было бы это для нас!.. Ну, а теперь, друзья, последний тост за нашу Родину - и пойдемте из хаты за ворота. Уже ночь, наверно, спустилась...

Но ночь еще не спустилась на степь. Был час, когда небо еще излучает матовый свет и заря еще не погасла. Но глубокая тишина уже царила над землей. Лишь вдали, не мешая тишине, лилась песня.

Академик Никольский поднял руку, указывая на яркую звезду, горящую в зените, звезду, зажженную советскими людьми, дерзновением ума свободного человека новой эпохи, и взволнованно произнес:

- Привет покорителям вечных бурь! Привет вечной молодости нашей страны!


home | my bookshelf | | Покорители вечных бурь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу