Book: Московские эбани



Сулима Елена

Московские эбани

Елена Сулима

МОСКОВСКИЕ ЭБАНИ

* * *

Почему он называется "Московские эбани", и что это за слово такое "эбани" вы, наверняка, уже догадались. Герои романа Елены Сулимы очень странные люди, только мы к ним привыкли и считаем нормальными, или потому что и мы такие же?.. Кого там только нет - кажется, представлены все возрасты и все социальные ниши, не только бывшего СССР, но и международного класса. По роману носится влюбленный бизнесмен, не решающийся подойти к своей пассии, отчего совершает массу нелепостей и даже объявляет войну Таиланду. Москва, Таиланд, ЮАР, Париж, сельский Голливуд, Сибирь... Легко меняются города и страны. Только люди меняются с трудом - это и предприниматель, обкрадывающий сам себя; и простые, вечно чуть-чуть пьяные затейники устраивающие мини экологические катастрофы; сорокалетняя девочка при приличном муже, ведущая образ жизни вокзальной девицы, миллионер и бомж, которого хоронили на "Мерседесах..." и академик Бражкин, и бывшая местная принцесса, и эмигрант из Афганистана, и жители подмосковных бараков, и художники, владельцы галерей, и панк, юноша, пожелавший сразу двух жен, и пожилая жертва сексуальных запретов, и меняющие пол, как одежду, тайцы, и бывший, то ли старший, то ли младший, научный сотрудник Спиин. И у всех свои истории любви и мистических хитросплетениях судеб... Роман охватывает тот период, когда у нас взрывались дома. Вы узнаете о том, как бомбежка Югославии повлияла на торговлю молочными продуктами, и ещё сможете проследить множество странных взаимосвязей. Главная героиня, как все это главные героини данного автора - женщина нехилого характера. Это художница Виктория, героиня первого романа Елены Сулимы "Невменяемые", уже преуспевшая за рубежом, теперь вернулась на родину. По иному мыслящая, по-иному видящая реальность, пытается привести хоть в какой-то порядок окружающий её хаос и не сломаться. Удастся ли это ей - вы узнаете сами.

ГЛАВА 1.

Когда-нибудь наступят такие времена, что достаточно будет написать: "Марс - в Близнецах", и дураку будет понятно, что человек с таким Марсом легкий, подвижный, прыгучий и телом и в душевных порывах, - сколько бы не весил. А весил он, Вадим, где-то около ста килограмм. Носился вот, носился... и вдруг остановился, плюхнулся в кресло напротив Виктории и подумал о том, что по отношению к этой женщине можно испытывать только серьезные чувства. Но справится ли он с этакой задачей?..

Капли пота покатились по пробивающейся сквозь пушок волос ранней лысине, - он не знал что говорить.

Ей тоже было несвойственно сидеть на месте, но не обладала она траекторией кузнечика, а трудным взмахом журавля. Но вот села напротив, вгляделась в гостя.

Он делал вид, что пришел по делу.

Она почти верила, что по делу. А даже если это совсем не так - ей казалась, что она легко собьет его стрелки и, в результате, все равно получится, что он пришел по делу. Она была уверенна в том, что уже никогда не попадется в ловушку пошлости. Потому что уже умеет её видеть.

Он открыл бутылку шампанского и наполнил им фужеры, и уж как-то слишком намеренно торжественно поднял свой.

"Что большому человеку падение, малому - гордость" - вспомнилась ей насмешкой строка из какого-то конфуцианского текста, она ведь была только что оттуда, где подобными фразами вибрирует атмосфера, словно миражами пустыня.

Но здесь далеко и до Конфуция и Будды - здесь Москва... зима...

Заоконный фонарный столб с упоением раскачивал ночной свет. Хрустальные ветви деревьев оставались недвижны. Слышался дальний шорох электрички притормозившей на станции "Яуза" и снова рванувшейся прорезать ночь скользя... Впрочем, какая разница - что было там за окном.

- Такую женщину только в Париж. - Выдохнул Вадим, нарушая гипнотическую неловкость молчания.

Виктория, все-таки ожидала большего от человека, которого недавно представили ей крупным дельцом в картинном бизнесе, но постаралась скрыть мановение своего разочарования.

- ...Париж? - словно очнулась она, - В Париж?.. - повторила задумчиво: - Да там много пустых мест - как раз для моих работ. Я не знаю, как их называть... как определить направление... они близки по стилю, то есть скорее по вдохновению и к Дягилеву, и к Баксту... Только это совсем не то... - И разметала по журнальному столику пачку фотографий.

- Это пастель?! То есть мелки такие?! И не скажешь. - Покачал он головой, задумчиво перетасовал картинки, с трудом подбирая слова (все-таки когда-то учился в МГУ, хотя и на географическом факультете.) - Я не ожидал столь динамичных фигур. Сплошные порывы...

- Да-да вы угадали. Это ближе к Дунь - тридцать третья позиция из Книги Перемен. "...Мир и деятельность человека гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд, существует невидимый момент, который разделяет готовность к действию и само действие". Это попытка запечатлеть внутреннее состояние зарождения готовности к действию. Вам понятно? Или я уж слишком сложно?.. Тогда извините.

- Угу, я вижу. - Исподлобья, так чтобы она не замечала, пригляделся к ней внимательнее. Правильные черты лица с капризным изгибом пухлых губ, стервозно-острая челка, змейкой выбившаяся из-под взбитой прически пышных черных волос и взгляд зеленых глаз то невнимательный, словно направлен куда-то в невидимое пространство "за", а то такой пронзительно пристальный, что хочется и бежать, и сдаться одновременно.

Вадим налил себе шампанское, выпил залпом. - "Да неужели она художница?.." Тут что-то было не то - никаких следов страстей и мучений, обычно раздирающих московских художниц изнутри, ни героиновых, не алкогольных попыток постижения пространства, ни заброшенности и глобального сиротства, ни наглой уверенности русской бабы, вырвавшейся на более высокую социальную нишу... Разве что кисти рук с проступающими венами... Но лицо!.. Это выражение, такое незнакомое для этих мест...

- Н-да... С вашими внешними данными вы должны сами покупать картины на свои виллы, а не продавать свои.

- Что?!

Он тут же наклонился и уставился в фотографии, на которых были обозначены движения фигур с треугольными масками вместо лиц.

- Если это и сюр, то вполне понятен... - он откинулся на спинку кресла: - Словно тотемный танец какой-то... Чувствуется смесь резкости Европы и японская, что ли, тонкость... - а сам думал в это время как бы вдруг, якобы естественно, положить ей руку на плечо, прикоснуться...

- Да! Почти угадали. - Она словно вынырнула из глубокого, хотя и кратковременного, молчания, - Я семь лет прожила далеко-далеко отсюда. Сначала поработала в ЮАР, а потом в Таиланде.

- Вот как?.. Мне что-то говорили, но я не понял. - Ему было досадно на себя, что он не в курсе, что мало разузнал про нее, прежде чем придти. - Но по поводу Парижа вы загнули. Французы самые трудно пробивные люди. Объелись нашими...

- Но вы видели Парижское метро?! Там специально оставлены белые пространства для этой серии моих работ.

- Кем?!

- Мистическим законом стремления к гармонизации пространства. - И глазом не моргнув, ответила она.

- То есть как? - Она показалась ему сумасшедшей.

- Просто. Иначе, без моих эмоциональных акцентов, там не за что и взгляду зацепиться. Сто раз будешь идти по направлению к одной и той же станции и не догадаешься, куда идешь. А какой у них мелкий шрифт! Названий прочитать невозможно! Сплошная потеря времени. Реклама постоянно меняется. Я, конечно, понимаю, что занижаю свои произведения такой функциональной нагрузкой, но я вижу их там, на поворотах в белых лабиринтах переходов, как ориентиры в стиле дзен. А вы?

- Н-да, они туда впишутся. Несомненно. Только все дело в том...

- Все дело в грамотной продюсерской работе! - воскликнула Виктория, Спишитесь с мэрией, предложите им мое оформление их метро. Разве это трудно, если вы занимаетесь арт-бизнесом?.. Не вечно же русским художникам, выступать перед Европой чудищами в перьях, развлекая их пиковым маразмом, от отчаяния, городить дощатые сортиры, и выставлять их как некий степ над собой.

Он не знал что ответить.

Она смолкла, взяла сигарету. Куда-то пропала зажигалка. Вышла из комнаты искать, включила на кухне свет и вентиляцию. Нашла её, хотела чиркнуть, но какая-то неясная тревога вспыхнула огоньком где-то в затылке, заставила принюхаться - из вентиляционного отверстия мощным потоком шел запах газа.

- Газ! Газ! - воскликнула она. И с грохотом снеся на ходу стул, машинально выключила вентиляцию, выскочила из квартиры.

В длинном коридоре принюхалась к дверям соседей. Газ явно шел из ближайшей квартиры. Боясь нажать звонок, оттого что ей вдруг вообразилось, что электрическая искра вызовет пожар, забарабанила в дверь кулаками. Уперлась - попыталась выдавить её. Оглянулась. Обалдевший Вадим стоял рядом и вопросительно смотрел на нее.

- Ломай дверь! - крикнула Виктория срывающимся голосом и бросилась к другой двери - квартира этих соседей соединялась балконами с той, из которой шел газ.

- Скорее, как зовут бабушку? - пронеслась она мимо соседки, открывшей дверь.

- Какую бабушку, какую бабушку? - недоумевала соседка, сама уже давно прабабушка. - Бабушка давно умерла, - догадалась, спеша за Викторией к балкону. - Там теперь молодая поселилась. Да что вы делаете?! У меня же балкон заклеен! Но услышав в ответ - короткое: "Газ", - помогла отодрать дверь балкона.

Виктория, даже не вспомнив, что боится высоты, даже не оглядываясь на эту высоту, по карнизу балкона перелезла на другой.

- Там Зина. Зинка теперь-то живет. Вот мученица-то! Ой!.. Что ж наделала-то мученица! - неслись ей вслед причитание соседки.

- Скорую вызывайте! - Виктория, разбила стекло, просунула руку сквозь раму и открыла балконную дверь Зинаиды.

Свет включить не решилась, и пошла, натыкаясь на предметы, опираясь о стену. Не дыша, вышла в коридор, вошла в кухню - там распахнула окно. Увидела абрис газовой плиты. Все четыре конфорки включены, но не зажжены. Она выключила их и оглянулась - маленькая женщина словно спала, сидя на табуретке. Руки на столе, в них лицо, как в гнезде. Виктория встряхнула её за подмышки и поволокла в коридор. От газа кружилась голова. Пока волокла, спотыкалась об игрушки, детские ботиночки. "Дети! На них не хватит сил!" вспыхнула мысль. Виктория скинула на пол коридора обмякшую самоубийцу, подбежала к входной двери, в которую глухо ломился Вадим. Распахнула её.

- Тащи её ко мне! - просипела, боясь вздохнуть отравленного воздуха, и увидела, как отпрянул Вадим, лицо его побледнело, вытянулось в гримасе брезгливости и страха.

Но некогда!.. Виктория уже неслась в комнаты, где должны быть дети. Глаза её привыкли к темноте, абрисом различая мебель. В первой комнате она никого не заметила. Распахнула окно, бросилась в следующую и почувствовала предательскую мягкость в суставах, все тело её было готово обмякнуть и сползти по стене. "О нет!" - Оттолкнулась спиной от стены. На детской кроватке спал вроде бы ещё живой ребенок.

Девочка у нее, дочка! - кричала через шерстяной платок, соседка.

"Кажется, соседку зовут Марья Ивановна" - с плывущим сознанием Виктория переложила ей на руки маленькое тельце лет трех, а быть может и пяти. Глотнула свежего воздуха из окна и снова бросилась в комнату. Но там больше никого не было.

Скорая приехала нескоро.

Когда соседи, понабежавшие в столь поздний час, откачали их совместными усилиями, словно утопших. Женщина и её дочь начали приходить сознание.

Причитание Марьи Ивановны: "Преступница. Ладно, себя, за что ж дитё-то порешила?!" - пилили душу Виктории.

- Если вы скажете врачам, что это было самоубийство - её посадят, обрела трезвость Виктория, когда плотность их укоров стала невыносимой: Девочка останется сиротой. Скажем, что все это случайная оплошность. Мать была... - Виктория не договорила, - подумав о предсмертной записке, побежала в злополучную квартиру. Воздух проветрился. Включила свет.

Боже, как переполняет жилище ненужными вещами бедность! Всюду, по полу коридора, детские игрушки вперемежку с обувью, в углах комнат груды детской одежды, видимо отданные за ненадобностью такими же, как и хозяйка, матерьми-одиночками. Но, увы, эта нищенская круговая порука не спасла. На кухне не было продуктов. Не было их ни в холодильнике, ни на столе, лишь в мойке: тарелки да кастрюлька со следами манной каши. Записка оказалась прилепленной жвачкой к входной двери. "Все равно мы никому не нужны".

Виктория сорвала записку и порвала на мелкие клочки.

С возвращеньицем вас! - Увидела впритык опухшую от сна ли, похмелья физиономию соседа.

- Какая женщина! Какая женщина! Только в Париж! - Слышался глуховатый тембр Вадима из её квартиры. Он носился броуновским движением, ни в чем не принимая участия, мешаясь на пути идущим за стаканом ли воды, мокрым полотенцем...

- Я... я больше не могу!.. Не могу этого видеть! - Бубнил под нос Вадим, чувствуя себя здесь совершенно никому ненужным, и хватал, Викторию за руки, тряс их, и сам сотрясаясь в тихой истерике: - Ты можешь все! Все! Какая ты!.. Т-только в Париж!

Она смотрела на него, словно не видя и, стряхивая его руки со своих запястий, продолжала сем-то заниматься. Он вставал у неё на пути. Она отодвигала его, словно предмет. А тем временем между ними шмыгали и верещали соседки, врачи осматривали отравившихся.

- Только в Париж! - и смолк, понял, что выглядит глупо, насупился, возбужденно заходил по коридору взад вперед.

Врач спросил - есть ли сопровождающие в больницу. Впрочем, что это были за врач?! Юноша и два ещё более юных санитара.

Капельницу! Капельницу! - требовала Виктория, сопровождая в машине скорой помощи ребенка.

- Подождите, - сохранял спокойствие молодой пухлощекий врач, - Что вы так нервничаете? Привезем их в больницу, там разберутся. Мы же не знаем какая у них группа крови.

- Гоните физраствор! - грубо потребовала она.

- Я, между прочим, второй Мед оканчивал - неуверенно, как бы предлагая представиться, сказал врач.

- Очень приятно. Так... подушка с кислородом у вас все-таки оказалась. Сколько стоит ваш физраствор?! Не в цену же жизни?!

- А вы где учились?

- В Рио-де-Жанейро - не моргнув и глазом, сморозила чушь Виктория, но тут же появился физраствор. Заработали капельницы.

ГЛАВА 2

В час ночи Виктория вернулась домой и обнаружила в своей постели мирно спящего Вадима. Как член языческой системы мировосприятия, которая пропитала её вместе с тропической влагой за время жизни в весьма странных странах, даже для русского, не обделенного фантазией, человека, она застыла над ним вычисляя - какой у него бог и что он позволяет ему, а что запрещает. И вдруг поняв, что дело не в богах, а в их отсутствии, взорвалась примитивно по-женски, вспомнив свои типичные мытарства русской женщины ещё раньше, в глубоком, почти забытом прошлом, но здесь же - в России:

- Наглец! - она сорвала с него одеяло.

- Ты что? - уставился на неё непрошеный гость так, словно это она обнаглела и выгоняет его среди ночи из собственной постели.

В немом изумлении она смотрела на него. Он натянул на себя одеяло и, отвернувшись к стене, спокойненько засопел.

Виктория вырвала подушку из-под его головы.

В ответ Вадим ухватился за уголок подушки, потянул, перехватил её за локоть и потянул на себя уже не подушку, а саму Викторию.

Она упала на постель рядом с ним, он обнял её свой мошной ручищей и, прижав к подушке, пробурчал:

- Спим до девяти. Я будильник поставил. Не буди меня больше.

Чуть не задохнувшаяся Виктория взбрыкнула ногами, вырвавшись из удушливого мужского плена, вскочила:

- Ни черта себе - продюсер! Да ты лазутчик какой-то по чужим постелям! Ты что?! Или ты разыгрываешь фильм "С легким паром"?!

- Ничего я не разыгрываю. Я спать хочу.

- Но почему в моей постели?!

- Потому что я понял, что тебе нужен мужчина. - Пробурчал он свою привычную фразу любителя случайных знакомств и, положив огромную пухлую ладонь под щеку, закрыл глаза, и ровно засопел.

- Ничего себе - заявление! Только мужчины мне ещё и не хватало! У меня и без того проблем по горло!

- Нет. Нет у тебя никаких проблем. Ты же - х-художница. Какие у тебя могут быть проблемы?..

Он резко сел перед ней. Всклокоченный остаточный пух волос на голове, растрепанная борода, осоловелый взгляд...

- О боже! - воскликнула она на низких нотах, - Вы вроде бы не пьяны. Но почему вы так бесцеремонно вторгаетесь в мою жизнь?! Неужели вы не поняли, что до меня дошло, что вы не профессионал в картинном бизнесе. Что вы притащились ко мне из любопытства!.. От нечего делать, черт возьми! Из-за авантюризма, если хотите. А может быть и на спор со своими собутыльниками?..

- Нет. Из авантюризма может быть... но чтобы я да на спор!.. Что бы я на спор!.. Никогда!

- Но я же помню! Я помню, как я сидела в кафе, ваш приятель окликнул меня и пригласил за ваш столик. Я помню этого типа ещё по прошлой жизни, как неуемного бабника! Я бы раньше никогда и близко не подошла к нему, но тут мне показалось, что прошло столько лет, и он мог измениться...

- Ты не производишь впечатления моралистки! Ты смотришься как истинно свободная женщина! Ну... не теряйся! У тебя есть шанс заполучить мужчину. И ещё како-ого!.. - самодовольно воскликнул он.



И она едва увернулась от его загребающего жеста.

- Придется расставить точки над "и". Я хотела бы донести не только до вашего слуха, но и до сознания, что мир людской весьма разнообразен...

- Вот как?! - Он окинул её серьезным взглядом, показывая, что понимает, насколько безнадежна женская серьезность.

- ...но, к сожалению, способы получения удовольствия у человечества весьма скудны, - продолжала она, словно читала лекцию, не замечая несоответствия между абстрактным слушателем и слушателем в трусах, майке, пышущим теплом сытого, сонного тела. - Когда мир радостей людей путают с миром животных радостей, становится непонятно, что же есть человеческое. Я умею получать удовольствия, не занимаясь удовлетворением примитивных физиологических потребностей, поэтому составить вам компанию в разврате не могу.

- У-умно говоришь, - почесал Вадим затылок, - А вроде бы человек нормальный.

- Послушайте, ну какое право вы имеете так разговаривать со мной?! Я... Я, как минимум, не в том возрасте, когда бросаются на случай как голодный птенец, готовый заглотить все, что ни попадя.

- Это как раз твой плюс, а не минус. - Указал он на неё пальцем. Помолчал немного и, вздохнув, выдал в запале: - И вообще, ты - то, что мне и надо! Надоели мне эти претендующие на знания роли человека в жизни девчонки! Все! Хватит с меня! Последнюю я бросил в фонтан.

- В фонтан?! Зачем же в фонтан?! - Ее широко распахнувшиеся глаза уставились на него в немом изумлении.

- Привел её в ресторан... (да она сама бы год на такой обед работала), а тут эти самые пресловутые лица "кавказской национальности"... танцевать её зовут. Я пустил. Натанцевалась, разогрелась и зачем-то начала меня в их круг тянуть. Оттолкнул её я, а она вылила мне бокал шампанского на голову. Я бросил её в фонтан и ушел.

- Как вы могли?! Вы оставили женщину в трудном положении!

- Пусть с ней те, кто танцевал, тот и разбирается.

- Но это же опасные люди! - Мгновенно перестроилась она на иную тему, что Вадим с удовлетворением отметил про себя. А она продолжала выплескивать свое возмущение: - Ваша леди, конечно, была не права, но вы же могли, как джентльмен, понять, что она несколько не в себе, что у неё экспансивный характер, но доставить её в таком состоянии домой вы были просто обязаны.

- Но она меня унизила!

- Ах, вот как! Я думаю, было отчего вылить вам на голову не только бокал - целую бутылку! Я уже битый час стою перед своею постелью, а вы и не думаете трогаться с места. Вы совершенно неподъемный тип!

- Подъемный.

- Это почему же?

- Потому что!.. Какого черта тебе надо было подходить тогда в кафе к нашей компании. Вот я и поднялся, чтобы приехать к тебе "алаверды".

- Все! Это невозможно! - Воскликнула Виктория, чувствуя в мозгу нечто наподобие короткого замыкания от его объяснений. - Я пойду прогуляюсь. А вы подумайте, что вы творите. Слово за слово, а в результате тянете из меня силы, тратите мое время. А я всего вторую неделю в Москве. Мне много надо сделать.

- Что?! Что надо сделать? Скажи, сделаем вместе, или я помогу.

- Да не нуждаюсь я в вашей помощи! - Она упрямо не переходила с ним на "ты", - Мне надо для начала купить сюда хоть какой-то раскладной диван. Здесь же все как после погрома! Ведь здесь жила молодежь! Хорошие, правда, творческие ребята, я ничего не могу сказать о них плохого, но они ещё думают, что все у них будет, только потом, поэтому настоящего не ценят. И нет ничего неестественного в том, что, живя здесь, они все, что могли сломать - сломали, разбить - разбили. И сплю я, пока что сын в отъезде, на его постели, то есть вы сейчас лежите на его постели. А после ему придется перебраться на раскладушку. А мне бы не хотелось, чтобы он не высыпался. Он молод - ему надо действовать и действовать. А чтобы беспроигрышно действовать - надо хорошо высыпаться. Вот видите, как все предельно просто.

- Ерунда какая-то. Зачем дело стало?..

- Конечно, ерунда, но в таких условиях жить невозможно - теперь я это точно знаю. А в таких квартирах живут только в Париже, да и то - не живут, а ночуют. Поэтому мне надо, пока я в силах, купить квартиру. А ещё срочно машину. Потом мастерскую. И все это мне нужно для того, чтобы спокойно снова писать картины, общаясь через компьютер со всем миром. Вот и все. Я не нуждаюсь в вашей помощи. Мне просто надо, так сказать, встать, собраться и... вперед!

- Я знал одного художника, он писал свои картины по ночам на кухне. Постелит на ночь клеенку и пишет, пишет, - мазюкает. И не хуже, чем те, что имеют мастерские. Все равно результат тот же, - вы все не умеете продавать своих картин. Всем вам нужен грамотный продюсер.

- Боже мой! Какое откровение! Услышали слово: "продюсер", уцепились. Как я понимаю, продюсеров международного ранга здесь днем с огнем не найдешь. Не расплодились покуда. В этакой культурологически безводной степи они не размножаются.

- Почему в степи?

- Сознание кочевников-временщиков главенствует. А кто осел - живет с бетонною одышкой.

- Ну осядь ко мне, полежи. Ну полежи, а то я что-то мерзну.

- Но я же не грелка! - возмутилась она, отскакивая к двери, явно готовая бежать из собственного дома.

- Слушай, а как ты оказалась в Африке? - увел её от мысли о побеге из собственного дома Вадим. - Кому нужны наши художники? Подозреваю, это был бурный роман! - Он встал с постели, надел на себя свою белую рубашку, потом затянул галстук, отвернувшись. Мелькнув перед ней пухлыми ягодицами, пыхтя и отдуваясь, втиснулся в джинсы.

Виктория отвернулась, подавляя раздражение его бесцеремонностью. Но её буддистская тактичность, не давала выносить скорые суждения о человеке. И она начала свой рассказ.

ГЛАВА 3.

- Вышло так, что девяносто второму году я достигла критической массы ошибок.

- К девяносто второму?! Это не ты достигла. Государство и те, кто захватили власть.

- Вы говорите про внешние условия, Вадим, - голос её был картонно-сухой, будто влаги не хватало где-то там, куда она отдалилась, вспоминая. - Я говорю вам про то состояние, при котором внутренний мир человека набирает такие ошибочные обороты, что они уничтожают его физически, независимо оттого, что происходит снаружи. То, что происходит снаружи это всего лишь пыль - притянувшаяся к наэлектролизованной определенным образом сути.

- О как?! Интересно говоришь, - он сел на край постели, а она, продолжая стоять:

- Хороши же мы все были к тому времени, если оказались в такой ж... и поперхнулся, слово, которое хотел произнести, показалось уж слишком неприличным. - ...заднице, - тихо пояснил он. - Что же это получается, что виноват каждый сам за то, что творилось в стране?

- Это материализация нашей внутренней всеобщей некомпетентности и инфантилизма. Ведь страна наша была похожа на вечный детский дом. Ничего индивидуального. Сплошное массовое сознание сирот, которых снабжают вроде всем необходимым, но за забор нельзя. Самостоятельно действовать тоже нельзя - лишь по указке. Но можно ругаться, обижаться и ябедничать, винить. Это не жизнь взрослых людей. Вот мы и путались сами в себе, плутали в ограниченном пространстве, как переростки. И конструкция расшаталась началась перестройка и все пошло вразнос.

- Только это не повод выбрасываться в какую-то Африку, словно дельфин на берег. - Вздохнул он, - Обычно, такие, как ты, выбрасываются в окна. Потому как таким женщинам мужики с ранней юности, по жизни, проходу не дают.

- Боже, с кем я говорю?! Как пошло!.. Я, между прочем, была замужем и довольно долго. Я крайне рано вышла замуж. И правильно сделала. Помедли, ни за что бы уже не вышла, потому что всегда стремилась к самостоятельности. И сына бы не родила. Так и осталась бы, как многие мои ровесницы вне знания что такое семейная жизнь.

- Он изменил тебе? Или не удержал?..

- Ни то ни другое. Просто не сошлись характерами.

- И, чтобы это понять тебе потребовалось "довольно долго" жить с ним?

- Первые пять лет, можно сказать, что мы были счастливы. Он тоже был художником, мы понимали друг друга. Но возраст был таков, что мы ни могли не расти, и, как потом стало очевидным, что выросли в разные стороны.

- И никаких сексуальных страстей? - нагло усмехнулся он. - Измен? Ревности? Любовников?

- Страстей?!. Х-ха... Знал бы ты, что такое страсть!.. Это вовсе не физкультурные упражнения в постели. - Резко изменила тон, - Страсть появляется внутри тебя и набирает обороты. Этой энергией можно звезды переставлять, крутить галактические турбины!.. А то, что вы называете страстью, - все это пустые дерганья сансары. - И вновь переменилась, - Ах, боже мой, я говорю тебе такие вещи! Наверное, потому, что ты производишь впечатление человека одновременно способного и боящегося жить во всем всерьез. Так стоят на берегу, щупая ногою воду. А солнце припекает, и все плавают, не боятся. А ты ежишься боязливо. Ладно, там, минуту, две - но ты уже давно стоишь. Смотри - солнце закатится, а ты так ничего не успеешь. Почему боишься жить в полную мощь?

- Ну-у... Как представишь, что будешь жить среди таких женских вопросов - жениться страшно. Я никогда не женюсь.

- Смешной. Ты так говоришь: "не женюсь", словно женитьба - это конец жизни. С семейной жизни у мужчины только начинается период "акмэ". Так называли древние греки период зрелости и полноты сил души, тела и ума.

- Почему с семейной?!

- Потому что это умение нести ответственность. А что ещё является признаком взрослости, как не ответственность?..

- Мне в шестнадцать лет мать перестала давать деньги - как хочешь, так и живи. Я стал ответственным за свое обеспечение. И с тех пор чувствую себя взрослым.

- Смешно. При чем здесь деньги? - она усмехнулась покровительственно, и нежная ирония появилась в её голосе: - Шпана тоже обеспечивает себя самостоятельно. Но это не взрослость. Никогда он не женится... Говоря такое, ты сообщаешь мне, что хочешь остаться вечным мальчиком. Стыдно, когда пора быть мужчиной.

- А что хорошего, что ты рано вышла замуж?

- Но это был мой, только мой, путь. Я ступила и пошла.

- А не побег от их опеки родителей?

- Но побег - это тоже путь. Путь все, что не карусель и не стоячая вода.

- Но от мужа ты же тоже бегала! К любовникам же бегала!

- Но все побеги - были мои решения. Жизнь тогда не предлагала иного способа продвижения, кроме побега. Однако и это было все не то. Любовники не давали мне той необходимой степени свободы, чтобы жить в полную меру себя. Ее вообще никто не может дать из живых. Ни на кого нельзя делать ставку. К тому же мне трудно было пережить саму мысль о том, что я предатель. Ведь измена мужу ли, жене - это все равно предательство и, быть может, похлеще, чем где-нибудь на войне. Потому что война дело временное, а замуж выходят, думая, что на всю жизнь. И человек который вступает с тобою брак, становится твоим спутником жизни, а ты - его. Целой жизни. Иначе. Нельзя вступать в брак. Только мы не понимали тогда. Что жизнь так многообразна. Что она так изменчива, что мы не совершенны и мы всю жизнь либо растем, либо сжимаемся, тухнем сами в себе. Нам требовалось расти бы синхронно, но так не получилось по многим причинам. Зачем же тогда портить свою карму побегами, как ты говоришь, предательством. Изменой ты предаешь всю жизнь и свою и супруга. Если ты чувствуешь, что это все же не твой супруг - надо уйти, отстраниться, но не предавать ежедневно. Правда же?.. Так почему же, не принимая предательство, мы принимает измену. Да ещё преподносим, как форму красивой жизни слова: - "любовник", "любовница"... Мерзость все это. Пошлость оттого что - ложь. Ложь - заблуждение. Блуд. Блуд - это блуждание. То есть отсутствие пути. Чужое.

- Но разве твои тропики это не чужое?

- Мне, все равно, какой земли не касаться, но воздух должен быть чист и плотен.

- Какая одухотворенность!.. - Усмехнулся Вадим и потянулся, погладить по её плечу, но она резко отдернулась и отвернулась к окну:

- Ты зря смеешься. Материя, чувствующая, что ей не хватает одухотворенности - агрессивна. Она навязчива. Она цепляется за все, что можно уцепится, и тут же начинает тянуть вниз. Так едва я попыталась разобраться со своей собственной жизнью, вне замужества, как за меня после развода уцепилась такая неодухотворенная материя - в виде мужчины.

- За тебя уцепился мужчина?.. А ты? А какой это был год?!

- Девяностого первый.

- Вот это да! Наверняка, если б не этот, который, как ты говоришь, "уцепился" на тебя, ты бы с голоду умерла.

- Я голода не заметила. Не потому, что есть не хотела, а потому что вообще забыла о том, что человеку надо есть. У меня были другие проблемы. На меня свалился ну... просто бандит. Хотя для всех он был как супермен. Он был из приличной семьи, воспитывался в дипкорпусе на Кубе... Можно сказать, что он принадлежал к "золотой молодежи", правда, последнего поколения. Окружение людей весьма высокого ранга, плюс врожденный характер сделали из него абсолютного беспредельщика. А когда все рухнуло - ничего не осталось ему кроме амбиций. Желания же исходили из мгновенного импульса, который выдавала вибрирующая бездна, пустота его души. Он был моложе меня, но вел себя как старший везде и всегда. Наглая глупая самоуверенность в том что все должно принадлежать ему превращала жизнь окружающих его в ад. Он ни за что не отвечал, кроме как за заполнение собственной пустоты, удовлетворение своих инстинктов. Он бил свою мать... Он даже там, на Кубе, будучи школьником, ударил так свою первую любовь, что рассек ей губу. Он не мог совладать со своими инстинктами и эмоциями. Он любил меня и убивал меня за то, что любит. А я. Высвободившись от брака со слабой личностью, совершенно была не готова к такому гостю моей судьбы. Черный гость.

- Но что у вас могло быть общего?

- Внешне: и он, и я увлекались путешествиями под парусами. А внутренне... - ничего. Только внутренний мир его не интересовал. Я же только что сказала про агрессивную материю... Он был человеком из глины, как определили бы древние египтяне. Египтяне делили всех людей на две субстанции: люди материи и люди, в которых вдохнуло жизнь небо, боги. Человек неба - часть бога творца, он всему старший брат. Он со всеми готов вступить во взаимоотношения, взаимообмен. Так художник, творческий человек любой части мира, ученый - на каких бы языках они не говорили, они всегда найдут общий язык... И всегда готовы делиться. Они не таят подозрительности и зла к людям иных кланов. Но человек-глина не брат никому. Он всегда обделен. Он всегда готов брать. Он оценщик. Оценщик формы. Отсюда вся пошлость земная. Отсюда все они мерят женщин по параметрам 90, 60, 190... или как там... Им плевать на детей, им плевать на все к чему нельзя подойти с мерой веса, длины, денежной единицей. Ибо то, что нельзя пощупать - он не ощущает. Он оценщик результата. Он всегда уверен в себе и всегда ошибается. Потому что считает результат некой конечной точкой процесса, финишем, а жизнь продолжается. И застывшей формы нет. Поэтому и обладать ей нельзя. И результат оказывается лишь остановочным пунктом, который проехали, но на котором всегда задерживается человек-глина, а потом догоняет, догоняет. Догнал, оценил, поглотил, переварил - глядишь, а все уже отъехали. И он кричит во след: "не понял!" - Она сама рассмеялась над своею речью, - Вот куда завела! А по поводу этого... того... - снова стала серьезной, - Могу добавить - он был не просто человек-глина - он был человек - пропасть. Он чувствовал, что обделен, но чем - не знал. Его удовлетворяло то, что он видел во мне, но он хотел, чтобы это так и оставалось застывшим, иначе наступал страх ускользания. Короче... Ты, наверняка, не знаешь, что у нас в год от побоев мужей и сожителей погибает столько женщин, сколько погибло солдат в период Афганской войны. Я должна была пополнить их ряды.

- Как же тебе не повезло.

- Не повезло?! Да ещё как повезло! - воскликнула она искренне.

Он почувствовал, что ему трудно, очень трудно понимать её. Однако он все равно трудился, стараясь вникнуть.

Виктория поспешила пояснить:

- Он лишил меня иллюзий. Неприятие его - дало такую жажду жизни, что страха жизни не стало. Он выпал черным гостем на мою жизнь, на мою судьбу, на мой мягкий характер, пришлось изменить себя, стать иной, чтобы оставить его опять попавшем не туда - ни с кем. В пустоте. И тогда, пытаясь удержать ускользнувшее, он погиб. Он сломал себе шею, летая на дельтаплане, - больше ему нечем было заполнить свою пустоту, как ностальгирующей романтикой. Когда я вырвалась от него окончательно, он купил себе дельтаплан и летал над теми местами, где мы познакомились. И все же в его появлении в моей судьбе было нечто положительное. Я стала сильной, я нашла в себе то, что спало. Без чего бы я и так погибла бы. Нам порою нужно сталкиваться с дьявольским началом, чтобы вспомнить о божественном. Кем бы я была без него - обыкновенной ноющей на жизнь женщиной?.. Жизнь была бы размерена: заработки, квартира, поездки на дачу, заграницу в круиз, шмотки, сплетни... И страх. И тихое старение... Вот уж нет!

- Что ж в этом плохого?

- А то, что жизнь гораздо больше и удивительнее, чем то, что можно потрогать. Чем можно обладать. А тут ещё смена экономического направления в стране привела и к морально-нравственным изменением - вся мразь человеческих натур полезла, как тараканы из щелей... Все было не мое, не для меня, но я же была! Настолько одинока - что я во мне выкристаллизовался абсолют. А абсолют одинаково безразличен и к идеальному, и реальному. У такого человека нет мнения - "мнение, это болезнь ума", как сказал Гераклит, но есть четкое чувство, сверхзнание, что его, а что не его. Что существенно, а что нет. И все чужое от него отлетает. Так и наступает согласие с самим собой. И когда отказываешься от не своего, твое обязательно притянется. Все в тебе встанет в соответствии с божественным рангом о ценностях на свои места. И вот тогда... Притянулся случай - и я улетала.



Была осень 1993 года. И когда мой самолет приземлился в Кейптауне, был дан первый залп по Белому Дому. Как салют. Прощальный салют. Граница между безвозвратным прошлым и неведомым будущим.

- Да ты цинична!

- Нет. Просто сменила точку отсчета. Все равно истории не перепишешь. Но можно на исторические факты взглянуть и под другим углом. - Она улыбнулась столь покровительственно, что холодок пробежал у него по спине: - Тебе наверняка будет интересно узнать, как это конкретно материализовалось. Внешне все просто. Предложила свои картины одной знакомой, их у неё купил один человек из ЮАР. Много здесь после перестройки шмыгало подобных дельцов от искусства. А я в это время я увлеченно разрубала гордиевы узлы путанки своей личной жизни и проворонила благостный период, когда художники резко богатели.

Затем, пошли новые законы - справки от министерства Культуры, налоги, перекрывающие изначальную цену картины в несколько раз, - все это отпугнуло наших кормильцев. Но некоторые торговцы картинами находили у нас того художника, который мог принести им немалый доход, и увозили с собой художника. Чтобы писали сразу на месте, и не надо было тратиться на подачки нашим чиновникам. Таким художником и оказалась я. Теперь, я думаю не страшно и закурить. Газ выветрился. - Она прервалась, прикуривая нарочито медленно, видно было, что она гасит свой энергетический запал.

- Как же тебе повезло в итоге, - нарушил тишину Вадим.

- И повезло и не повезло одновременно. Все началось с того, что тот, кому понравились мои полотна, чего-то не понял, а быть может та, которая пристраивала их, забыла сказать, что автор - женщина. И так как я подписывалась псевдонимом "Ви-Тори" - мои работы он продал, как работы Виктора Тори. Как истинный шоу мен, покупатель моих картин знал, что подать без соуса, как говорят французы, это значит совсем не подать, и давая рекламу, расписывал невероятные байки про судьбу русского художника, которого он откопал. А потом приехал за ним, то есть за мной. Испытав легкий шок, после того, как узнал что я, его художник Тори - женщина, тут же выкрутился, предложив мне ехать и работать у него, но никогда не объявляться в среде заказчиков и покупателей. А я была в таком положении, что с радостью согласилась подписать контракт на три года работы, лишь бы умотать от всех своих заморочек. На словах обговорили, что автором моих работ должна была считаться не я, а некий мистер Тори. Этот псевдоним пошел от Виктория-тория... Тори. Ты понимаешь, что это значило?

- Тебя замуровали в башню. Ты выдавала продукцию, а слава доставалась мистеру Икс.

- Все не так мрачно. В башню меня никто не замуровывал. Я жила на столь просторной вилле. Такие лишь снились нашим новым русским. Да что мне тебе говорить, ты, наверняка, сам все знаешь. - Виктория жестом предложила ему следовать за собой и, проведя на кухню, принялась готовить кофе, затем разлив его по чашкам и предложив, ставшему растерянно послушным, Вадиму присесть на табуретку, продолжила:

- Но все эти виллы, условия слуги - ничто не трогало меня. Я была как отмороженная, как во сне. Мир вокруг был столь далек от моего понимания, что я и не стремилась вникать его детали, свыкаться с ним. Но, во всяком случае, он был удобен, для того чтобы делать то, что мне всегда хотелось делать. И всегда удавалось с трудом, преодолевая невероятное сопротивление среды, людского мнения о том, как надо правильно жить женщине. Здесь, то есть, там я все делала правильно. Мир позади меня был ясен, но столь жесток ко мне, что при воспоминании я ничего не чувствовала, кроме боли. - Она сказала и замерла на секунду, словно вглядываясь в себя прошлую и не веря себе: - Когда я вышла из самолета дул сильный ветер. - Продолжила она, Вадим откинулся на спинку стула, чувствуя, как разглаживаются морщины внутреннего напряжения: - Ветер всегда действовал на меня вдохновенно, потому что я ходила раньше на катамаранах. А на них не спрятаться в каюту от ветра и мороси, как на яхте, можно только щуриться, и вглядываясь вперед, ловить воздух парусами... - Она вновь замолчала ненадолго, и Вадим представил её лежащей распластав руки на палубе под солнцем. Шикарная, соблазнительная сцена никак не омрачалась ни моросью, ни ветром. "Но зачем она об этом вспомнила - о ветре подумал" - Вадим и перестал слышать её рассказ, лишь ритм, и отдаленное ощущение белого города - Кейптауна...

"...словно проплывало мимо, и было настолько не мое и мое в тоже время, что мне казалось: это мой, мой и только мой сон... ...Потом - вторую картину, не оглядываясь, не вникая в детали окружающего, черпая все лишь изнутри себя... А когда мой продюсер узнал, что я ещё и не умею водить машину, он был поражен также, как если бы я заявила, что не умею ни читать, ни считать... Он приставил ко мне человека, который начал учить меня водить. И вот день на третий моих мучений, учений... ...кругом виноградники и неожиданно выпирающие из-под земли скалы... Сплошная луна!.. ...и тут я увидела корову... Сознание мое зацепилось хоть за что-то родное с детства, и я пробудилась окончательно..."

Вадим тряхнул головой, пытаясь тоже пробудиться, и сосредоточился, а она продолжала:

- Но пробудилась я так, словно перешла поле сна, по другую его сторону в новой жизни, понимая, что никогда мне уже не вернуться в свое прошлое, потому, что теперь оно, прошлое, стало для меня сном. Но я осталась той же. Я всегда боялась коров. Их покорная тупость в глазах всегда приводила меня в состояние панического отвращения. Но коровы все равно напоминали о прошлом! Я вышла из джипа и корова потянулась ко мне с такой парной нежностью! ... Я тут же вспомнила! Вспомнила сразу все удушающие кошмары того, сна. То есть, моей прошлой жизни, но все равно сна - начала моего прошлого окружения: нянек в яслях, топающих в огромных войлочных тапочках, то требующих от тебя размахивать флажком, кружа за всеми детьми по кругу, то садиться, пардон на горшок, когда ты не хочешь - я помню себя с рождения. Помню запах из-под их подолов, чужеродное плотское тепло их мягких тел, когда они, усадив меня на колени, одевали в какую-то неудобную, душную одежду, а их груди - что вымя, в которых можно утонуть, как они душно обволакивали меня! После них я с детства ненавидела, когда меня обнимают этакими всепоглощающими, удушающими объятиями, даже мама. Я чувствовала всегда в такие моменты, что растворяюсь и исчезаю, задыхаюсь и борюсь за то, чтобы вырвать свое "Я" из небытия.

- Понял намек. Понял. - Закивал Вадим. - Я был удушающе теплым, когда предложил тебе лечь рядом?

- Вы?.. - Она рассеяно отмахнулась и, встав из-за стола, отошла к окну. Вадиму показалось, что теперь он понял, почему она так часто всматривается в окно - не верит новым декорациям своей жизни. А она продолжала, говоря в пол оборота: - Коровы всегда были символом животного, глушащего человеческие, эстетические начала материнства. Я с детства ненавидела молоко, которым меня поили насильно, а от парного меня рвало. Вот видите, какая я патологичная.

- А в этом что-то есть. - Закивал Вадим, - Кажется апостол Павел, сказал, что настоящих мужчин нельзя кормить молоком - настоящего мужчину кормят мясом.

- Я вроде бы женщина, - бросила Виктория с укоризной.

- Зато настоящая.

- Вы меня перебили. Я потеряла внутренний темп.

- Коровы вызвали у тебя знакомое чувство, потому что все вокруг тебя было столь другое, что ты не могла понять как на что реагировать. Напомнил он.

- Да. Вот, видите, какой вы тонкий психолог. Даже не поверишь, что вы могли вот так запросто залезть в постель к малознакомой женщине.

- Но, прости, дурака! Ты уже немало... Ты уже для меня очень много чего!.. С первого взгляда!

- С первого взгляда? А я вам не верю. В первый же момент вы пошли на обман.

- Но каким образом я ещё мог к тебе подойти поближе! Ведь я влюбился в тебя с первого взгляда.

- Нет, нет... - замотала она головой, словно испугалась. - Нет! Есть одна сила, с которой тигр бросается и на кролика, и на буйвола, и вообще себя чувствует тигром - это сила искренности. Так говорят на востоке! воскликнула она и добавила твердо, - Там, где я жила. По-настоящему. Без и этой силы ничего настоящего не может быть! А ты поступил неискренне, ища предлог, прикинувшись кем-то...

- Но так получилось! Я не виноват, это Иван! Он даже ничего толком и не знает о тебе. А я почувствовал - больше!..

- Что больше? Чем что? Не стройте иллюзий. - она снова перешла на "вы", - Я человек малоинтересный, потому что не умею развлекаться, отдыхать. Впрочем, вся моя жизнь последние годы - сплошной отдых, потому, что мне нравился каждый мой день. С того самого момента, когда я очнулась, я вдруг четко поняла, что я живу, что я живая... Я - есть! Все остальное как река протекающая мимо. Я ловлю воду этой реки времени и выжимаю из неё камень - так пишутся у меня картины.

Я и сама стала цельной как камень, и ничто не могло уже разболтать меня словно какую-то взвесь в сосуде.

- Скажи... - наклонился к ней через стол, ухватив за запястье проплывающей мимо руки с дымящейся сигаретой, - Скажи мне только, кто я?

- Ты?.. - она отшатнулась.

- Да я. Ну... по этим, по древним египтянам.

- По разделению египетских жрецов?

- Да. Земли? Или все же...

- Да не зацикливайся. Древнего Египта уже нет.

- Но все-таки?

- Ты - фифти-фифти.

- То есть как?

- Так. Просто. В тебе борются два начала. Когда-нибудь одно победит.

- Какое?!

- Трудно сказать. Но для того чтобы победило одно не надо прикладывать никаких усилий. Больше я тебе ничего не скажу.

- Я понял. Но там, в Африке, там также делился мир людей для тебя?

- И да, и нет. Там были другие точки отсчета. Там мир людей делился на эмоционирующих инстинктивных деструкторов и конструкторов-инструкторов. И те, и другие были далеки от меня. Люди жили в моей жизни, но я не жила среди них! Их жизнь была там, за забором, а на воротах этого забора был нарисован пистолет. Это расшифровывалось просто: "Любое проникновение стреляю стразу". Конечно, я не собиралась стрелять. Эта табличка весела всегда. Такова местная традиция белых. Отсюда и начинался мир, в нюансы которого мне не хотелось вникать, хотя приходилось знать о происходящем. Там каждый день было происшествие, каждый день было кого, и чем позабавить. Был повод для разговоров, обсуждений и даже нервотрепки. По телевизору шли телесериалы мелодраматического жанра, а на улицах то - громкие конвульсии очередной Кармен, то - натуральные боевики. И когда я спрашивала, о том, что там, то мне моя негритянка, Нага, отвечала коротко: "Эбони".

"Эбони, так эбани" - соглашалась я, не думая о смысле этого слова, которое чуть искажала, заменив "о" на "а". Таким образом, звучание его становилось столь сходно с нашим матерным словом, которым можно охарактеризовать фактически всех - от дурака, до гения, от простого труженика до президента, что я удовлетворялась её кратким объяснением. Чтобы не происходило на улице, базаре, в телепередачах про ежедневный криминал, если кто-то кричал вдалеке - все было: эбани. Так и стало для меня называться все этим словом. А потом я узнала, что на слово "негр", "блэк", да хоть "вайт" - местные обижаются. Но эбони - это как бы не цвет, хотя тоже означает черный - помнишь, "черное дерево" - эбонитовое дерево. Мое же "эбани" стало нечто большее - это мир, в который лучше не заглядывать. Нага вырвалась из него и очень гордилась этим. Ты понимаешь, на какую букву я про себя заменяла букву "Э"?

- На "Е"?.. - Совершенно обалдело, произнес Вадим, чувствуя себя первоклассником, говорящим о запретном. Он даже испытал детское чувство гордости от того, что она, вновь забывшись, сказала ему "Ты". И слушал её заворожено:

- Все страсти за моим забором - независимо от цвета кожи артистов человеческой комедии - были для меня миром эбани - их бред был не способен волновать меня. Мне всегда казалось, что они его выдумывают специально как бы натворить нечто такое, чтобы ничего не создать, лишь бы рушить, а не созидать. Но это не люди земли или те, что с божественным вдохновением. Нет - среди них могут быть и те, и другие, но суть любого их действия разрушение. Они специалисты - рушить все и вся. Рушить сексуальностью души; рушить амбициями порядок; рушить, крушить порядком творчество и вдохновение. Творчеством и вдохновением защитное поле табу. О! Вы даже не представляете, сколько способов разрушения существует в этом мире животным началом рушат любовь, любовью к женщине - материнские начала... Разнузданным материнством - взрослость. А межнациональные или внутриплеменные разборки! И так без конца! Оставьте меня со своими страстями! Я не хочу принимать участие в постоянном процессе всеобщего погрома! И пусть он незаметен. Я хочу писать картины! Нет. Вы мне скажите, Вадим, - снова она акцентировала это отстраняющее "Вы", - Здесь что?.. Все также нет четких границ межу "эбани" и человеком, от слова "чело"?!. Я-то думала за эти годы все изменилось и наконец-таки стало ясно - кто есть кто. Ан - нет. Вы со своими приятелями блефуете, прикидываясь людьми, с которыми можно разговаривать нормально и о деле, а выходит, пошло подстраиваете мне какую-то ловушку, прикинувшись специалистом арт-бизнеса. Мне стыдно быть свидетелем вашей эбанитости!.

- Нет. Все было не так. Не так. Но я имею некоторое отношение к... Я... вовсе не такой... Я сейчас - вскочил Вадим и вышел в туалет. Ему не хотелось врать, и пришлось выдержать паузу умолчания, чтобы не сказать правду.

ГЛАВА 4

А дело было простое. Сидел он в одном из облюбованных богемой кафе с Борисом фотографом, давно пропившему свой последний гонорар, а быть может и аппаратуру, и уже более года перебивавшемся на вспомоществование, поступающее за мелкие услуги от меценатствующего по отношению к нему Вадима. Сидели, вальяжно вытянув под столом ноги, развалившись на стульях, попивали водочку, болтали, можно сказать, ни о чем. Подошел Иван, развалился рядом, нога на ногу, поглядывает на них в полупрофиль, словно сытый горный орел только что обожравшийся труповщинки, и сообщает, как бы вскользь, что этой ночью он переспал уже с тысячной женщиной.

- С тысячной?! - чуть не подскочил Борис.

- Ну ты просто сексуальный террорист! - усмехнулся Вадим и начал быстро разливать водку по стаканам.

- Слушай, а скажи, а чего такого ты в них искал? - успокоившись, спросил Борис, уже несколько лет в одиночестве переживающий разрыв с любимой женщиной. Ему, конечно, приходилось иногда снимать противоположный пол, несмотря, что в основном фотографировал для буклетов рекламирующих станки и рабочую одежду, но снимать на фотопленку, а не так, как это делается на Тверской.

- Коллекция у меня такая. Коллекционер я, понимаешь? Чтобы было потом - что вспомнить. - Вновь орлиный профиль Ивана устремился в невидимую даль.

- И каков же возрастной диапазон? - не унимался Борис.

- Ну... в основном у меня молоденькие... но были и пятидесятилетние.

- А красивые? - Спросил Борис, глядя куда-то мимо.

Вадим и Иван проследили за его взглядом и увидели Викторию, севшую в противоположном углу небольшого зала.

- Кажется, я эту бабу знаю, - напрягся Иван, и профиль его преобразился в профиль охотничьего пса на болоте, даже пипочка носа шевельнулась - Да это же Виктория! Сто лет её не видел. Как изменилась - не узнаешь. Она и раньше частенько бывало меняла цвет волос, а теперь, значит, брюнетка... И загорелая!.. И зимой! По круизам шляется?..

Вадим не был праведником, но Иван осматривающих всех женщин, как свое конкретное поле деятельности, его раздражал.

- Справедливо будет отметить, - обратился Вадим к Борису, мало знакомому с Иваном, - что Иван обычно выбирает себе женщин на изломе, неуверенных в себе или просто некрасивых. Так что не завидуй.

- Вадим, конечно, прав. - Повернулся к столу лицом Иван и подражая манерности тона своего друга и тайного врага одновременно продолжил: Перед красивыми женщинами я робею. Но случалось. Случалось. Что греха таить...

- Где ж ты брал так много некрасивых? - искренне удивился Борис.

- Я же говорю, случались и красивые.

- И такие были? - Провокационным тоном спросил Борис и еле заметным кивком указал на Викторию.

- А что она красива, что ль? - Иван с опаской оглянулся на Викторию.

- Ну... - потянул, подмигнув Вадиму, Борис, - При определенной постановке света - конфетку сделать можно. Аджани... Коллинс... она одного с ними ряда. Конечно на любителя, если не блондинка, но у всемирно известных графиков редко эксплуатируются блонды. Возьмем, к примеру, Бердслея с его ранней серией "Смерть короля Артура"...

- Смерть? Нет. Эта смерть королям ещё не была. - Иван пошутил, но, почувствовав, что приятели подбивают его на новый подвиг, совершить который ему вряд ли удастся, остановил их искренними рассуждениями: - Эта женщина слишком хорошо знает, что ей нужно. А это отталкивает. Но какие наши годы? Все ещё впереди. - Краем глаза наблюдая за Вадимом, он встал и окликнув ту, о которой говорили, предложил пересесть к ним за столик.

Ничего не подозревающая Виктория заулыбалась и пошла к ним.

Иван испытал удовольствие, заметив, как Вадим отвел взгляд в сторону и, поменяв позу, затряс ногой под столом, когда он, Иван, целовал руку Виктории.

- А ты? - спросил Вадима Борис так, словно никого не было рядом.

- Я не начетчик, - процедил Вадим, стараясь не вспоминать о побочных явлениях в своей биографии и не смотреть на Викторию.

- Я вообще-то тоже... - кивнул Борис.

Иван, словно не обращал внимания на их замешательство - больше всего он любил, когда ему завидовали, - услужливо поставил ей стул рядом с собой.

Вблизи Виктория же произвела впечатление столь неприступной женщины, какой казалась при взгляде на неё через расстояние, мило улыбнувшись и познакомившись со всеми, села за стол, заказала бокал красного вина. Наступила тишина.

- Какие проблемы? - после паузы спросил Иван, как бы скучая.

- Ты, знаешь, я в шоке. - Глаза её расширились, мелькнуло что-то детское в выражении её лица.

И все напряженно уставились на нее.

- Чего же так? - как бы лениво спросил Иван.

- Ничего не понимаю - никого найти не могу. Одни уже умерли, другие спились окончательно, третьи друзья-художники уж и не художники, работают невесть кем... остальных вообще невозможно разыскать.

- А ты сама-то, мать, где пропадала?

- А... так. - Хмыкнув, отмахнулась Виктория.

- А кого конкретно ищешь? - как бы свободно закинув руку за спинку своего стула, продолжал поддерживать разговор с Викторией - весьма некокетливой, по его мнению - дамой, Иван.

- Да никого конкретно. Просто мне нужен продюсер.

- А... продюсера надобноть?.. Есть такой человек. - Иван взглянул на напряженно наблюдающего за ними Вадима. Выдержал паузу, и врезал по её наивности: - Прошу познакомиться - Вадим Юрьевич. Продюсер и миллионер. Спонсор многих творческих начинаний.

Не успел Вадим понять, что он имеет в виду под словами "творческие начинания" - уж не их ли пьяные похождения различного масштаба, как уже был втянут в игру. Обычную игру словоблудия, рассчитанную на ничего не видящих вокруг, экзальтированных особ.

- Вот как? А можно вашу визитку. Я позвоню вам дня через два, если можно.

На визитке ничего не было написано о том, что он продюсер. Информация на ней сразу бы выдала, что у него была своя туристическая фирма и к искусству он никакого отношения не имеет, поэтому, сказав, что они, к сожалению, кончились, он оторвал кусок картонки от пачки сигарет написал свой телефон крупным, неровным почерком.

После того как она ушла последовало естественное подзадоривание.

Он не знал как себя вести, если она ему позвонит и зачем ему это надо, но едва он сбросил очередную случайную попутчицу по развлечениям в фонтан, в тот же вечер позвонила Виктория, и он понесся на встречу с ней, ни о чем не думая, словно убегая от всего того, что смертельно ему надоело.

ГЛАВА 5

- А что было дальше? - спросил Вадим вернувшись.

- Когда? Где? - она явно думала о чем-то о другом.

- В ЮАР.

- Ах, в ЮАР... Я жила там немного времени, а работала много. Очень много. Мои работы там очень хорошо шли.

- Они были в том же стиле, что ты показывала?

- Нет. Тот мой стиль мне тоже трудно определить, но он ближе и к эпохе возрождения и к Дали... Только помрачнее будет и в них нет такой лаконики, к которой я пришла. А... потом как-нибудь покажу фотографии. - Отмахнулась она, и начала рассказывать, как переехала ЮАР в Таиланд, на остров. Ее продюсер, которого она вдруг, по ходу речи, начала называть командором, был ещё владельцем виноградников, которые продал и все свои средства перекинул на строительство системы отелей на острове в Сиамском море, взвалив на неё ответственность за их оформление, требуя одновременно все новых и новых картин. Он вообще показался Вадиму какой-то мифической стожильной личностью, требующей от людей, которые работали с ним, той же стожильности. И, как не странно, Виктории не казался её труд непосильным. Она отрешенно работала, живя на острове, ни словом не упоминая о той жизни, которую называют личной. Может, действительно - рисовать, творить какие-то модули, отвечать за интерьеры и прочее - и было её личной жизнью?.. Она рассказывала о том, что она делала, а он уже не улавливал подробностей. Лишь чувствовал, что она сама остров, и остров этот отплывает от него, отплывает, и вот уже от него до неё - целый океан... Лишь тревожными позывными частенько пробивались к нему имена Палтай и Пинджо.

- Кто такие?! Слуги? - переспросил он.

- Нет! Что ты! Там люди не могут быть слугами, в том смысле как это понимается европейским сознанием! Там цивилизации, то есть основной философии три тысячи лет! Там люди никогда не голодали и не мучались от отсутствия крыши над головой, но, тем не менее, не превратились в папуасов. Они, конечно, зарабатывают деньги, чтобы смочь купить себе мотоцикл, или что-либо ещё - из техники, но в основном работают ради делания добра. Работают с кайфом. Да с таким, что таксист может провести тебя мимо нужного места, а если ты рассердишься на него за это, так расстроиться, что у него не получилось сделать добро, что бросить машину, или не взять плату. Это совсем другое мышление. Тебе не понять.

- Но кто они были эти деятели добра мужчины или женщины?

- Сущности, - коротко отмахнулась она, и тут же продолжила вспоминать про свой дом, райский сад, какую-то словно выписанную по шелку голубую гору соседнего острова, что маячила у неё в окне, на которую она медитировала. О том, что если повышалась влажность, то гора исчезала, и ей было трудно настроиться на творчество.

Он ещё несколько раз, при упоминании тех самых странных имен: Палтай и Пинджо, переспросил её, кто это. Но каждый раз она тут же вспоминала что-то ещё из подробностей той жизни, забывая ответить, или действительно ей было неважно - кто они были. Хотя бы женщинами или мужчинами?.. Ему, впрочем, и самому очень скоро стало неважно. Его укачивало, её остров отплывал, становился прозрачным... Словно и не было его - так приснился, не поймешь кому: ему или ей?.. Да и она сама приснилась - странный замороченный сон, никакого отношения не имеющий к его жизни - полный бред!

".. А потом он разорился."

Кто?! Ах, да - её командор... - вяло дошло до Вадима.

"... Ювелирное дело... Дела пошли хорошо, а по-тайски "хорошо" - это все, что не отвратительно. Мой командор приподнялся духом... мое направление было новое, и в тоже время не столь новое, чтобы идти вразрез с их эстетическими воззрениями, воспитанными более чем трех тысячелетней культурой свободных..."

Ах да... это она, опять она, говорит о тех самых картинах, что видел он на фотографиях, - выныривал Вадим из-за своего горизонта.

"...Но есть свои мафиозные структуры, действующие тайно... Никто не будет расстреливать тебя в подъезде, как у нас... Все кончилось катастрофически быстро - он умер от отравления... Причина отравления так и не была установлена... Вот я и уехала...

Галерея моя до сих пор работает... Я хочу жить здесь по-человечески и..."

- Жить по-русски и по-человечески, - очнулся Вадим, - это не одно и тоже.

- Да-да. Я понимаю вас, но я приехала всего лишь десять дней назад. Но как говорят буддисты, в сгустившейся тьме легче увидеть свою звезду.

- Я готов слушать тебя бесконечно, но лучше бы лежа. - Он взглянул на часы: - Уже утро.

- И так темно!..

- Это тебе не райский остров. Привыкай обратно, - сомкнутые губы Вадима искривились в усмешке, он вышел в коридор и, преодолевая усталость, надел тяжелую куртку на меху. - Ладно, не буду будить водителя, - постоял в задумчивости на пороге её квартиры, вынул и тут же спрятал мобильный телефон во внутренний карман куртки. Дал ей свою визитную карточку. - Вот так-то - никакой я не галерейщик, но туристическое агентство имею. Пойду-ка я прогуляюсь до такси. А ты подумай. И молчи. Здесь никто тебя не поймет. Никто. И никому ничего больше о себе не рассказывай.

ГЛАВА 6.

Кухонная раковина напоминала коралловую литораль во время отлива. Чашки, ложки, рюмки, покрытые пеной для мытья, упрекали её эффектом опущенных рук - Виктория неумолимо клонило ко сну. Но, поспав часа два, вскакивала, бродила по квартире, снова падала на постель, просыпалась - и так провела весь день в полусонной маяте. Ни о каких делах, намеченных на этот день, не было и речи.

Все романы начинаются с туманных чувств, а кончаются невероятным прозрением, - усмехнулась над своей маятной ночью Виктория. Зажмурилась, стараясь уснуть с хорошим сном, но тут ей вспомнились строки из песни, которую она пела с друзьями в детстве у походного костра:

"Шеф нам отдал приказ: лететь в Кейптаун.

Говорят, там цветет зеленый плаун.

Не лучше ль сразу - пулю в лоб и делу крышка.

Но ведь и смерть нам, друзья, не передышка..."

Странная песня, - подумалось ей. И что это за шеф, если он настолько неправильно информировал своих сотрудников о том, куда им надо лететь, так что пуля в лоб показалась лучше. Наверняка какой-нибудь прыщ из КГБ. Откуда вообще взялся в этих белокаменных джунглях плаун, который скорее встретишь в нашем лесу где-нибудь под Звенигородом?.. Но как романтично тогда звучала эта песня!.. - засыпала она, вспоминая, но во сне увидела совсем иную картину:

Она идет по тропе джунглей, идет и знает, что в ста метрах от неё развалины древнего храма, ей больше всего на свете хочется увидеть их, что-то там исследовать, раскопать... найти что-то очень, очень важное, но она не может сойти с тропы ведущей её к кемпингу. Ей не прорваться через крепко сцепившиеся лианы, через кишащих на ветвях змей, сколопендр и прочей нечисти под ногами.

Так засыпала она, просыпалась, едва достигала белого отеля, куда её машинально вели ноги, с горьким чувством на душе - невозможно, невозможно... Несбыточно...

И все-таки часов около шести вечера она очнулась, вспомнила, что - то ли наследующий день, то ли вот-вот вернется из командировки её сын, - (он работал оператором в компании делающей рекламные ролики), а к его приезду она обещалась купить себе постель. Взяла справочник, начала обзванивать магазины, оказалось, что к ней никто не приедет с каталогом постелей, и никто ничего не привезет.

- Я привыкла к тому, что в каждой стране свои законы, но не до такой же степени неудобства! - возмутилась она, разговаривая по телефону с менеджером крупного мебельного магазина давшего огромную, яркую рекламу в телефонном справочнике.

- Но вы единственная за все время работы, кому вот так срочно потребовался диван-кровать, но это же не хлеб! Согласитесь, не будем же мы, в ожидании подобных вам, содержать целую службу, - вежливо ответил менеджер.

Мне нужен хотя бы самый обыкновенный диван! - воскликнула Виктория, отчаянно соображая сколько времени потеряла зря.

И тут зазвонил дверной звонок. Думая, что это уже вернулся её сын, она распахнула дверь, но перед ней стояла какая-то стена. Сначала ей показалось, что её замуровали, но потом стена зашевелилась, начала разворачиваться боком и на неё пошел диван.

- Что это? Что это?! - пятилась она, про себя нащупывая связь между появлением дивана и её переговорами с магазинами - быть, может, это какой-то приз?.. Или они разыгрывали её, говоря, что такое невозможно, а тем временем по телефону определили адрес?.. Или... но никаких "или". За рабочими, протаскивающими диван в коридор, светилась физиономия Вадима.

- Что это значит? - уже небезадресно понизила она тон своего голоса и уставилась на Вадима.

- Ну, тебе же был нужен диван. Вот я и решил занести его тебе по дороге.

Рабочие, как и прежде, разделяли их махиной дивана, и она смотрела в немом недоумении на эту конструкцию, на Вадима.

- Ой, спасибо! Сейчас я вам деньги отдам, - пришла она в себя.

- Ну вот. Так хорошо поговорили вчера, а ты - деньги...

- Нет. Возьмите деньги. - И она побежала в комнату за деньгами. Когда вернулась, поняла, что не сможет прорваться через диван к Вадиму. Надавила на диван, стремясь остановить неотвратимый "подарочек".

- Я застрял. Окончательно. - Слышался голос рабочего из-за дивана. Все, Вадик, сваливаем, а то она меня им в конец задавит.

- Ах! Вы ещё и знакомы! У вас целая компания! - взвилась Виктория, Цирк решили устроить! И дружков в статисты притащили! Уж не собираетесь ли вы тут поселиться? - и начала им давить на Вадимовых дружков.

- Я-то не прочь, но ты же не позволишь. Так что спи спокойно. Пока.

- Что?! Нет. Не надо мне такого подарочка! - Она с большей силой надавила на матрас дивана, но видимо сил у неё было маловато и, отлетев от живо сопротивляющейся плоскости в дальний угол комнаты, увидела, как в диван въехал проем комнатной двери.

- Ставить-то куда? - спросил Борис-фотограф столь спокойно, что она поняла, что зря надеялась на то, что рабочие растеряются и с криком: "разбирайтесь сами" убегут. Этот тип как зомбированный продолжал втаскивать матрас в комнату, даже не дождавшись её ответа, второй, похожий, на сморщенного панка, вообще, казалось, ничего не видел.

- Заберите, заберите свой диван! - вновь кинулась на диван Виктория, попыталась, приподнят его, двинуть к выходу, но не смогла и от бессилия заплакала.

- Она плачет тут, видишь ли, - Борис обернулся к Вадиму, так и не переступившему её порога, а лишь заглядывающему в её квартиру, - Что делать?

- Бежим!

Входная дверь хлопнула, и Виктория осталась одна. Ах - так! Заговорила она сама с собою. - Ну, я сейчас тебе этот диван на голову скину, - и поставив невероятным усилием диван на ребро начала двигать его к балконной двери. Я тебе его на крышу машины ра-авнехонько положу, так что у тебя самого съедет крыша раз и навсегда. Я не позволю! Я никому не позволю вторгаться так бесцеремонно в мою частную жизнь!

- Мама! В чем диван-то виноват?

Виктория оглянулась - на пороге стоял её великовозрастный сын.

- О! Митя! - кинулась она к нему. - Как хорошо, что ты приехал. Я ничего не понимаю! Я вернулась в дом, а как в болезнь... в бред... в температуру! Тут такое происходит! Такое... Я совершенно ничего не понимаю. Я потеряла все ориентиры!

- Ну ладно, успокойся, мам. Что все-таки происходит? Давай по порядку.

- Во-первых... - она глубоко задумалась на мгновение и поняла, что во-первых: - соседка, та, что Зина, отравилась газом. Это самоубийство. И дочку свою.

- Насмерть?

- Нет - её удалось спасти. Я была у неё квартире - там такая нищета! Она что - совсем одинока? И откуда она вообще взялась?

- Кажется, у неё никого нет. Она сюда в году девяносто четвертом или девяносто пятом переехала. Не помню. Да и сталкивался я с ней редко. Так... лохушка какая-то. По мелочам занимает и вроде отдает.

- Никого нет... Надо завтра же её навестить.

- А диван откуда?

- А... диван?.. - Рассеянно взглянула на диван, поставленный на попа, Виктория, набрав воздуха полные легкие, победно выдохнула: - Не перевелись ещё в России романтики! Ну-ка помоги поставить его вон в тот угол.

ГЛАВА 7.

Когда Виктория проходила мимо сквера между кирпичной башней-девятиэтажкой и сталинским шестиэтажным домом, которыми начинался ряд домов после виадука на берегу Яузы, она увидела странную картину: прямо на снегу под заснеженными, жилистыми деревьями стоял закрытый розовый гроб, на нем бутылки с водкой, закуска. Парни, бродившие вокруг импровизированного стола с пластиковыми стаканами в руках, как ни в чем ни бывало, подходили к гробу, брали с него разложенные бутерброды и топтались вокруг.

С детства вид гроба вызывал у Виктории полуобморочное состояние. Она с трудом подавила в себе шоковое помутнение и спросила проходившего мимо пьяненького мужичонку:

- Простите, а что это значит?

- А, - оглянулся он на компанию своих приятелей: - Дело обычное. Бабка у Димки померла. Деньги на перевозку вчера не собрали. А теперь уж собрали, да она только ночью приедет. А бабка в тепле вонять начала. Вот они её и вынесли.

Сколько помнила себя Виктория - такого она не видела. Впрочем, этот бытовой сюрреализм слишком уж естественно вписывался в эту местность. Ведь недаром, впервые оказавшись, здесь - была очарована этой странной местностью. Покой был - как во времена её детства: мужички играли за столом в домино; женщины расхаживали по двору в домашних тапочках и халатах; деревья росли не стриженными - как хотели; сытые дворняги бродили, где хотели; кошки не боялись ни собак, ни людей и грелись на солнышке в расслабленных позах. Где-то с огородов, что на берегу Яузы, в, так называемом, нахал-строе, нечто подобное она видела только в Барселоне, прокукарекал петух, над головой прокружила стая голубей - явно из голубятни... И все - Виктория захотела жить здесь - где никто никому не мешает, никого не строит ни в какие ряды, где люди, кошки, собаки мирно живут - как хотят, проявляясь непривычно свободно также, как это было в той, другой Москве, в Москве времен её детства. А ведь не окраинные выселки, не район лимитчиков, совсем недалеко от центра процветал этот этнографический заповедник. Потому и переехала, разменяв с бывшим мужем квартиру.

"Но все-таки странно. Такого я не видела нигде и никогда. Словно знак, какой. Наверное, что-то будет" - подумала она, ещё раз оглянувшись на гроб-стол на снегу, и поехала в больницу навестить отравившуюся соседку, с которой ещё не успела толком познакомиться.

Зинаида из тех типичных русских девушек, которые входят в эту жизнь считая, что лицом они, как топором сало, прорежут серую, вязко равнодушную среду и, оставив на ней неизгладимый след своего шествия - столь по достоинству будет оценена их красота, добьются всего. Мол, такой красотой горы берут, мир завоевывают!.. И откуда у них рождается эта уверенность в неотразимости именно своей внешности, при которой не требуется иных достоинств?.. Жизнь обламывает их миллионами. Но все им кажется, что даже принц Монако, подозреваемый во врожденном равнодушии к женскому полу, взглянув на такую надолго обретет бессонницу и потребует разыскать её, словно Золушку, во чтобы-то ни стало. Но как ни странно, принцам лицезреть таковых не случалось. И некому было оценить по достоинству красоты Зинаиды.

Для манекенщицы ростом она не вышла. Работать фотомоделью даже не пробовала - мама говорила, что это то же самое что стать проституткой.

Мама, конечно, не была для неё авторитетом, но все-таки её отношение к будущему дочери, влияло на Зинаиду. Мама была когда-то очень важным инженером и даже начальником какого-то проектного бюро. Проработав всю жизнь на одной работе, она считала, что все про эту жизнь знает, поскольку за тридцать лет службы в их трудовом коллективе случалось всякое. Когда-то у неё был муж, отец Зины, но он впоследствии оказался недостойным роли мужа такой важной начальницы, поскольку был водителем грузовика, и он отчалил на заработок денег к геологам на Таймыр. Отчалил и больше никогда никак не проявлялся. Мама Зины готовила дочь к счастливому трудовому будущему, путь же к нему лежал только через технический ВУЗ и получение ставки, желательно в её проектном бюро. Зинаида же сильно сомневалась, что счастливое будущее в соответствии с представлениями матери в действительности счастливое. Да и особыми математическими способностями не обладала. Время проводила с подругами по двору. Любила модно одеваться. В общем, была как все и даже лучше всех во дворе, потому, что была настоящей, а не крашеной, чернобровой блондинкой, и с лицом не "кровь с молоком", а по интеллигентному бледным, несмотря на свой маленький рост - стройная и худая. А ещё у неё была очень умная и образованная мама, которая пользовалась уважением среди простоватых родителей друзей со двора. Но именно эта мамина самостоятельность раздражала Зинаиду - лично ей хотелось, семьи, мужа, заботы... И зря говорили, что повывелись настоящие мужчины - она читала о них в модных журналах, видела фильмы и считала, что если бы все это была неправда - то таких бы фильмов не показывали. Значит, есть все-таки где-то тот самый необходимый покровитель, главное, найти.

Когда она оканчивала школу - на дворе стоял девяносто первый год, во дворе сидел двоечник по кличке Буйвол и всегда, когда она выходила из подъезда, чтобы отчалить на электричке из своего подмосковного Реутово на поиски прекрасного принца, исподлобья следил за ней. Ей это нравилось, хотя она никогда ни кому не призналась бы в этом, потому что Буйвол был изначально "не вариант".

В Москве, в самую пору испытания голодом всего её честного населения, казалось бы, нечего было делать. Но Зину мало интересовали политические и экономические обстоятельства её времени - в Москве был открыт первый Макдонольс. Макдональдс резко изменил геополитику местности. Если раньше у памятника Пушкину назначали встречи люди весьма интеллигентные, а потом "забивали стрелки" хиппи и прочие неформалы, - молодежь яркая, чаще из весьма приличных семей, отличавшиеся интеллектом, свободолюбием, а также творческим взглядом на жизнь, то с открытием этого американского конвейера питания - Пушкинская площадь по своей ментальности превратилась в обыкновенный вокзал. Раньше приезжие снимались на фоне Пушкина и спешили дальше - в ЦУМ, ГУМ, Детский мир. Теперь же они оседали в Макдоналдсе, словно выпадали в осадок, или колобродили по площади, жуя, жуя, жуя.

Пристроившись в огромную, несколько часовую, очередь за откровенно вредным для пищеварения бутербродом, Зинаида знакомилась с теми, кто стоял с ней рядом, обычно это были иностранцы, хотя чаще мусульманского вероисповедания. Но она знала что делала.

Уж не думаете ли вы, что все составляющие, поражающую в те времена воображение голодных обывателей, очередь мечтали в итоге получить этот пресловутый гамбургер, на цену которого старушки могли месяц влачить свое существование?.. О! Нет! Не будьте так наивны, как те консерваторы, что насмехались в начале девяностых годов над жаждущими бутерброда и колы, отмечая, что очередь в Пушкинский музей на Мону Лизу была меньше, чем за гамбургерам. Очередь в Макдональдс была клубом знакомств. Ярмаркой невест. Несчастные студенты Африки и Азии сбежавшие от своей нищеты, задумавшие, ради своего спасения, жениться на русской и, несмотря ни на что, остаться в России, а лучше - в Москве, искали там будущих жен. Но почему-то находили лишь временные связи.

И хоть тщетны были итоги поисков, как приятен процесс! Наши же девушки, мечтая удрать куда угодно, но лишь бы подальше от родины-матери, искали там себе возможных претендентов на международный брак. Так сталкивались два фронта ветров с совершенно противоположными целями, но с общей промежуточной фазой - соитием, а далее: посмотрим, - чья возьмет. До брака дело обычно не доходило. Очень быстро, поначалу хватаясь за всех без разбора и вдруг ухватившись, представители и той, и другой стороны становились разборчивыми на какое-то мгновение. Порой, казалось, что они только и сходятся для того, чтобы удостовериться знанием, что это не то, что им надо, но все-таки - урвать, вопреки всему, моменты наслаждения. А далее - разойтись, расплевавшись, чтобы с новыми силами, как вампиры, переварившие чужую кровь, чужую несчастность, вдохновиться на новые знакомства.

Итак - они встречались в очереди, кокетничали, болтали часа два, а после одни девушки спохватывались перед самым входом, что потеряли кошелек, другим же, типа Зины, даже не надо было разыгрывать столь примитивных сцен, мужчины сами заранее предлагали им не тратиться. И тех и других угощали за свой счет. А после как раз все и начиналось.

И все-таки это нельзя было назвать проституцией. Проститутки не влюбляются, не терпят днями, неделями, месяцами взбрыки чуждого воспитания, - ничего не ждут от таких. Проституток не водят за нос и не загружают своими проблемами так, что и продыху нет. Проститутки, конечно, рискуют но в принципе у них все оплачено и не в цену бутерброда. У них все ясно. Тут же не ясно ничего. Знай себе - гадай на ромашке: Женится, не женится, обнимет, поцелует, к сердцу прижмет, к черту пошлет, а любит ли?.. А время проходит, жизнь насыщается ненужными подробностями.

Афганцы, естественно не те, кто воевал в Афганистане, а те, кто там родился и вырос, иорданцы, египтяне - просвещали Зинаиду по полной программе об экономическом и политическом положении их стран, о родовых традициях, и нюансах их религии и взглядов на правильную жизнь. Уже через год такого просвещения она могла бы сдать соответствующие экзамены на отлично и, ни как не меньше, чем за пятый курс какого-нибудь института с востоковедческим уклоном. Но в институт почему-то поступать не хотелось. Не до этого было - особенности мусульманских характеров в конец измотали ей нервы. С другими же романов как-то не приключалось. Но, тем не менее, самый тяжелый период для граждан всей её многострадальной страны пролетел мимо, совершенно не коснувшись её даже треволнениями путча, потому как в эти дни она сопровождала своего очередного Хусейна, вроде бы не Садама, но обладавшего не меньшим гонором, по Ярославлю, где он искал никелированные чайники.

Чайники, по версии Хусейна, нужны были для того, чтобы переправить их в Афганистан. Там три, а можно сделать, чтобы и два чайника, стоили одну кожаную куртку. Это была бы весьма выгодная сделка, так как у нас одна кожаная курка стоила столько, сколько тридцать наших чайников, а если их покупать вдали от Москвы, чайников сорок, пятьдесят!.. Впрочем, в Москве их купить было невозможно, потому что в столице эти чайники были нарасхват. Зинаида носилась по магазинам, находила чайники, привозила Хусейна. Хусейн оценивал те или не те чайники, и если оказывались те, то посылал снова в магазин Зинаиду, она скупала все чайники, что были в магазине - обычно, не более тридцати. А этого было откровенно мало. Хусейну же, несмотря на признаки новой экономической политики, продавщицы так много чайников не продавали. Из принципа. Из подозрительности - зачем это они ему? Вывезет ещё все чайники из страны, а мы что будем делать?

В некоторой степени, в качестве патриоток своей родины, они были правы - чайников и без того хватало в южных странах. Да ещё каких красивых чайников! Но там не хватало никеля. А никель в, ещё вроде бы, Советском Союзе считался сырьем стратегическим и просто так из страны не вывозился. Его было не жаль тратить густым слоем на чайники, но продавать другим странам - ни-ни! Но именно никель был нужен частным торговцам позарез. Как пояснил ей однажды Хусейн, осчастливленный очередной партией чайников, что эти чайники потом переправлялись в Пакистан, где один чайник становился в цену одной кожаной куртки. Из Пакистана их перепродавали в Индию, где две кожаные куртки стоили один чайник, или одно кожаное, разумеется, пальто отдавалось за один чайник. А вот уже из Индии большая партия чайников переправлялась, по словам Хусейна, в Японию или в Корею, где с этих несчастных чайников сдирали весь блеск - никель. Его отправляли на никелировку ручек магнитофонов и прочей бытовой техники.

Пытаясь понять причины столь сложного пути своих родненьких отечественных чайников, Зинаида сама чувствовала себя чайником. "Чайником" в устройстве личной жизни она, вскорости, и оказалась.

Хусейн познакомился с начальницей торговой базы, на которой было, сколько хочешь блестящих, новеньких, вожделенных чайников. С ней и остался. Впрочем, расстался он с Зинаидой не так как другие, наборов косметики, колечек, духов подаренных ранее, назад не требовал, сцен ревности, мол, она сама во всем виновата, неправильно себя ведет, - не закатывал. Просто, дней за пять до ухода, начал зевать ей в лицо. Потом после скудного ужина, обычно супа, приготовленного ею в условиях провинциальной гостиницы при помощи кипятильника, делал невыносимо скучную физиономию и отправлялся на вечерний променаж перед сном. Возвращался, когда она уже спала, ложился рядом, повернувшись к ней спиною, и если она обнимала его, спокойно снимал с себя её руку, бурча о том, что она мешает ему спать.

И вот именно 19 августа ранним утром он сказал, что за гостиницу заплатил на три дня вперед, что она может покуда в ней оставаться, а ему надо срочно уехать туда, куда не берут женщин. При этом говорил таким тоном, что она испытала страх не за себя, а за дальнейшую судьбу бедного Хусейна. Непонятное, ещё не оформившееся в головах обывателей во что-то конкретное, слово "мафия" зажглось в её мозгу, также неестественно затмевая все остальное, как вывеска Макдональса на Пушкинской площади в ночи. "Можешь ждать меня два дня, если не появлюсь на второй день вечером, бери двадцать чайников и уезжай домой. Этого тебе хватит, что бы прожить первое время без меня. Остальные чайники я сейчас забираю с собой. И не о чем больше не спрашивай - зарежут"

Она была столь ошеломлена, что даже не решилась спросить, что она будет делать с этими чайниками - никому ненужными в её Реутово, это же не Афганистан! Да и почему её вдруг должны зарезать, если она его спросит о чем-нибудь более, не может же быть, чтобы эта затертая гостиница была начинена подслушивающей аппаратурой. Нет, она не о чем не спрашивала Садама своих надежд. Она проплакала два дня в тиши своей комнатенки, и поехала на вокзал. До поезда ждать было долго. Она хотела сдать чайники в камеру хранения, но дежурный камеры хранения, увидев гору коробок, заворчал, словно лохмато-дремучий сторожевой пес о том, что все с ума словно посходили, у него уже места нет, из-за этих чайников!.. Тут-то она и узнала, что чайники сдал, человек, по всей описаниям сходный с её Хусейном и сдавал он не один, а с "сожительницей егойной - Нинкой-пьяницей" заведующей складом промтоваров, что недалеко от вокзала.

Так с чайниками и прикатила Зинаида в свою однокомнатную квартирку, что делила напополам с мамой в своем Реутово.

Все ликовали вокруг в эти дни, говоря о победе демократии, сами толком не понимая, что это такое. Но не прошло и двух недель, как многим стало ясно, что это - социалистическая богадельня кончилась. Всех тружеников маминого бюро отпустили в безвременный и неоплачиваемый отпуск. Понятие о счастье сразу всего народа растворилось дымным облачком на горизонте.

О, это "счастье" нищенствующего социализма, когда все гоняются за одними и теми же шмотками, подменяя слово "купил", словом более точным: "достал", смотрят сверху вниз на собеседника, если курят сигареты Мальборо, собирают одни и те же диски, борются за право смотреть видеофильмы! Тратят уйму сил и времени, чтобы вырвать из распределителя, словно из игрального аппарата, нечто такое, чего нет ни у кого, и при этом ходят на работу, чтобы за ежедневные восемь часов ничегонеделания или же тяжелого вкалывания - все равно получать 115 рублей! Женятся и ждут, когда им дадут квартиру. Кто даст? Да дед Пихто - то есть некий бог, в которого никто не верит государство. А оно медлит, тогда рожают ребенка... второго, потому, что квартиру так и не дают, потому, что первому в школу пора и ему нужен присмотр. На втором, обычно останавливались. К его первому классу не рожали третьего - сил не было, но если для того, чтобы на одного человека приходилось менее 6 метров жилплощади, а квартира маячила - вот-вот... рожали и третьего. Таков был стандарт стремлений и мотивации поступков. Покупали серванты, хрусталь, и чувствовали себя людьми современными живущими в соответствии с развитием страны, и общей линии партии. А если пели, под гитару, то, что не выпускалось на пластинках и не пелось ни по радио, ни по телевидению, - уже могли гордиться своим свободомыслием. А на самом деле перекинув свои насущные проблемы на государство, как бы показывали ему фигу исподтишка, словно не атеисты, а хулиганы в церкви. И были счастливы своим лукавством. Ах, как были счастливы!.. Как духовно свободны!.. Но вот объединились единственный раз на баррикадах, и едва победив костный, хотя и неплохо отлаженный механизм государственной машины, похожий на гигантскую сенокосилку, метущий всех под одну гребенку, и тут же все мелкие нюансы общего счастья кончились. Да и счастье строителя социализма, рухнуло, словно дом без фундамента. Осталось индивидуальное счастье. А как это?.. Мало кто понимал. Это ж кем надо быть, чтоб ни кого вокруг не оглядываться?!

Человек малый, коих было немало, чувствовал, что теперь требовался перевес в сторону личностей более крупного масштаба, не привыкших, чуть что, заныривать в свой убогий уют, или, содрав глотку в песне диссидентского толка, испытывать опустошающий экстаз героя. Но где ж их взять, когда столетие подряд работала коса социализма.

Но вот коса сломалась - а никто не рад. Началась голодуха, похуже той, когда в магазинах не было ничего, кроме консервов с никому неведомой кукумарии с морской капустой. Тогда ещё можно было достать мешок сахара, или получить паек от материной работы, были карточки, какой-то распределитель. Теперь же для всего требовались только деньги.

И Зинаида помучилась, помучилась, и сдалась вместе со своими чайниками в киоск запчастей. Эти запчасти, не поймешь для чего, не были столь привлекательными для покупателей, как сама Зинаида. Продукция киоска, казалось, пользовалась спросом. Особенно, если судить по количеству заглядывающих в него. Захаживал к ней частенько и Буйвол, покупал какие-то гайки, мычал что-то нечленораздельное. Но Буйвол, как и прежде, не интересовал её. Были у неё покупатели и поперспективнее. С ними ночная жизнь проходила в шумных застольях. И казалось вот-вот все кончится и начнется нормальная семейная жизнь; и казалось ей, что теперь её уже никто не оставит её с чайниками... Так и случилось - восьмого марта в её компании образовался Буйвол. "А... Буйвол?!" - смеясь, встретила она его канканом на столе. Буйвол ей был не опасен, Буйвол казался ей ещё теленком, а вовсе не Буйволом. Но вот незадача, привыкнув к нему, она отметила про себя, что месяца два она не видела его в своем киоске. "Где пропадал?" Буйвол подсел к ней поближе и поведал, что получил в наследство от бабушки трехкомнатную квартиру. И где - в высотке, на Баррикадной! Зинаида чуть не поперхнулась.

Двоечник Буйвол, не умевший вроде бы связать и двух слов, оказалось, был внуком знаменитой оперной певицы, сыном влиятельного театрального администратора, правда, давно покинувшего родину, и преуспевающего теперь в Америке. И именно из-за этой эмиграции мать его всю жизнь проработала уборщицей при школе, из этого-то они так бедно и жили. Но теперь, когда Буйвол преуспел, когда он заработал на свою первую машину - все одно к одному - вот и бабка померла... Зинаида смотрела на него, немея, а Буйвол следил, чтобы у неё постоянно был полный бокал. "Э нет, меня не купишь! У меня ещё будут настоящие принцы!.." - была последняя мысль Зинаиды в тот день.

Через месяц она узнала, что беременна и пошла, требовать деньги на аборт у виновника этакого казуса. В ответ на это Буйвол притащился к ней с букетом роз. Но этого показалось ей мало. Однако Буйвол был не из тех, кто предавал свои детские мечты, теперь он не сидел краснея и бледнея у её подъезда, он плотно блокировал собственной личностью все её вечера, следуя за ней упрямо и неотступно. А в это время у неё начался период фатальных неудач. Всего лишь из-за одной подсунутой ей кем-то из покупателей фальшивой купюры хозяин палатки начал биться в истерике, за коей последовало увольнение, у мамы случился инсульт, затем инфаркт. В день её смерти кто-то вытянул у Зинаиды из сумки кошелек с последними деньгами. Но тут появился Буйвол и, не задавая лишних вопросов, взял на себя все устройство похорон её матери. Все оплатил и накрыл пышный стол на поминки. И так фатальные события цеплялись одно за другое, что впоследствии оказалось, что уже поздно делать аборт. Она попыталась добиться выкидыша, но Буйвол, прознавший об этом от её подруг, почему-то поселился у неё кухне. Она не обращала на него внимания, не разговаривала с ним, а он методично в одно и тоже время звал её на кухню завтракать, обедать, ужинать... Временами он отлучался ненадолго, возвращался всегда с цветами, ставил их ей комнату и уходил к себе на кухню смотреть телевизор. И казалось ей, что он больше ни на что не способен, как добывать пропитание и смотреть телевизор. "Нет, у меня ещё будут принцы!.." - временами вспоминала она свою последнюю, перед тем как отключиться в тот роковой день, мысль и ей хотелось повеситься. Постепенно она сломалась, и заплакала у него на плече, и заснула на его груди на пятом месяце беременности. На следующий день он повел её в ЗАГС.

ГЛАВА 8.

Родилась девочка, и это повергло Зинаиду в мистический ужас - она увидела судьбу матери, судьбу своей бабки, тоже матери-одиночки, и показалось ей рождение дочери нехорошим предзнаменованием того, что и она повторит путь своих женщин-предков. Страх потерять мужа, какого никакого, хоть и Буйвола, стал у неё патологическим. Не то чтобы дочка мало занимала её мысли, но если Буйвол приходил хоть на пол часа позже, того срока, в который он обещался явиться, её охватывала паника.

Буйвол был парнем из отряда толстокожих и плохо понимающих, что происходит, когда женщина плачет и выкрикивает обидные слова, - он не обижался, не делал выводов, он тупел окончательно. Но все-таки вскорости смекнул, что та, с которой он мечтал, будучи подростом, прожить всю оставшуюся жизнь - жить совершенно не умеет. Тем более нормальной, семейной жизнью и крепко взял бразды правления семьею в свои руки. А так как он никогда не наблюдал присутствия мужчины в своей семье, но видел, как трудилась его мать, чтобы вырастить сына, стал требовать от Зинаиды такого же безмолвного трудолюбия.

Она сначала сопротивлялась, капризничала, требовала равного распределения домашних обязанностей, в ответ он, не зная как объяснить ей, что немало трудится, зарабатывая деньги, уходил из дома и напивался. Он уходил, а её охватывала ужас беззащитности и одиночества. Он возвращался пьяным, она плакала, но покорялась его условиям. Тем более что условия их жизни, несмотря на то, что жили они все в той же её однокомнатной квартирке, сдавая бабкину, по сравнению с условиями жизни её подруг были шикарными. У них была машина, у неё возможность покупать все самое лучшее в лучших магазинах, дорогие памперсы не казались ей столь же дорогими, как для остальных матерей - так... ерундою, не стоящей обсуждения. Правда, хвастаться ей было некому. Буйвол вытеснил всех подруг и знакомых из её жизни. Чтобы даже по телефону не болтала невесть о чем, ему неведомом, от того и вызывающем подозрения, он поставил телефон с определителем номера сразу же, едва они расписались, и каждый раз, вернувшись домой, первым делом проверял: кому звонила и как долго разговаривала. И если случалось, что действительно с кем-то разговаривала - требовал полного отчета - о чем шел разговор. Он не столько ревновал её, сколько боялся, что будет жаловаться на свою жизнь, насмехаться над ним. А вдруг ещё опозорит?.. Женщины по этому делу мастера - всегда найдут - к чему прицепится. А зачем ссор из избы выносить? Что будут говорить о них люди? Подруги появляются и исчезают, а они будут жить вместе и всегда. Зинаида соглашалась с ним и никому старалась не звонить. По магазинам без него из дому не отлучалась, даже прогуляться по улицам с коляской, так как он всегда, уходя, говорил, что уходит на час, на два, а когда вернется, тогда они с малышкой и погуляют вместе. Но через два часа звонил и говорил, что задерживается на час, через час сообщал то же самое, и так до позднего вечера держал Зинаиду в постоянной готовности к приходу мужа.

Однажды детский врач обратила внимание на здоровье матери Серафимы, так назвал их дочку Буйвол, в честь своей знаменитой бабушки. Руки Зинаиды временами тряслись, когда ей надо было отвечать на вопросы врача - дрожала нижняя губа, то появлялся тик верхнего века, то вдруг начиналась икота, могли ни с того ни сего появиться слезы. И хотя не было на обозримых участках тела видно синяков, у врача создалось такое впечатление, что над матерью полугодовалой малышки постоянно издеваются, морят голодом и бьют. Она высказала свои подозрения Зинаиде, надеясь, спасти несчастную. Но та начала рассказывать, словно причитать, как хорошо они с мужем живут, как пользуются самыми лучшими магазинами, покупают ей красивые вещи. "Вот посмотрите, что он мне подарил, а как одета девочка - разве не видно?" как заботливо он сам приносит в дом продукты, может ночью встать и покачать расплакавшуюся Серафиму и всегда возвращается домой с какой-нибудь игрушкой... Но, говоря все это, отводила взгляд в сторону.

Тогда детский врач, памятуя о том, что здоровье матери отражается на здоровье ребенка, решила поговорить с супругом Зинаиды. Буйвол был обескуражен вопросами, которые она ему задавала, по его понятиям он устроил Зинаиде райскую жизнь, а если посмотреть на то, как живут её ровесницы!.. "Все-таки попробуйте добиться её полного обследования" - резюмировала детский врач.

Полное обследование, на которое самолично Буйвол возил Зинаиду, показало крайнее истощение нервной системы. Он отправил её в санаторий, где она могла ходить по расписанному маршруту среди отмороженных теток и вдыхать аромат майского цветения вишневого сада. Дочь взяла под опеку его мать, а сам не забывал постоянно консультироваться с врачами. Фрукты, витамины, свежий воздух - всего было в избытке у Зинаиды, и после возвращения из санатория. "Ей, видимо не хватает приятного общения" предположил один из врачей в приватной беседе с супругом Зинаиды. Что ж Буйвол стал брать её в гости к своим приятелям. Зинаида обычно сопровождала его молча, не ввязывалась в споры, ни с кем не кокетничала, и даже не выходила с остальными женами посплетничать на кухне. Вела она себя так, как и должна была себя вести его настоящая жена. Буйвол был доволен. Но однажды она все-таки сморозила глупость во время серьезной беседы о том, какой товар можно везти в Индию, в обмен на вывозимый его приятелями.

- Чайники - сказала она столь громко, что все, сидевшие за длинным столом, замолчали и с недоумением уставились на нее. Буйволу никогда не было так стыдно. Он почувствовал что краснеет, и рявкнул с досады на Зинаиду: Дура! Молчи лучше и слушай, что умные люди говорят.

"Умные люди" захмыкали, усмехаясь в стороны. Кто-то сказал: - Да, Буйвол, у твоей жены с головою не все в порядке.

А у Зинаиды вдруг открылась рвота. Она еле успела выскочить из-за стола, так как Буйвол, не поняв по началу - что случилось, не пускал её. "И что это ещё за манера - обижаться и убегать?!" Но рвота началась и не останавливалась до тех пор, пока не приехала машина скорой помощи. В неврологическом отделении она встретила первую годовщину своей свадьбы. Свадьбы, которой не было, но цветы были, был марш Мендельсона, был все-таки настоящий ЗАГС...

Жара день годовщины была невыносимая, за окном стоял август. Зинаида весь день простояла у окна, не шелохнувшись.

Едва Буйвол, по прошествии трех недель привез её из больницы домой, ушел из дома и не вернулся. В трудных условиях человеческий организм мобилизуется, а для Зинаиды дни проведенные без Буйвола, в полном одиночестве, (Серафима продолжала жить у бабушки), были не просто трудными днями - днями полными ужаса. Но никаких невротических проявлений не выдал её организм. Наоборот, было непонятно - откуда у неё взялись силы, чтобы объездить все места, где мог находиться Буйвол, всех его друзей и знакомых, и даже мало знающих. Забыв о сне, неслась в Москву на Баррикадную к тем, кто снимал его квартиру, врывалась в больничные приемные покои, морги, во все близлежащие отделения милиции. О том, что Буйвола взяли за торговлю наркотиками, она узнала только через неделю.

Так началась её жизнь в стиле Маты Хари. Она стала любовницей следователя. И пока она кувыркалась в постели со своим провинциально принципиальным следователем - дальним отголоском донеслись до неё события девяносто третьего года, вести о расстреле парламента. Даже естественное любопытство не могло заставить её поинтересоваться - что же все-таки происходит. Она, ослепленная своей личной целью, разыгрывала великую женскую трагедию с немалым мастерством. Следователь приготовился ко всем вариантам последующих изменений в стране, и чтобы войти в новый исторический этап не обремененным грузом прошлого, в конце концов, скинул с себя безумную просительницу и выпустил Буйвола за весьма умеренное денежное вознаграждение.

Но Буйвол догадался, как обстояло дело. Он ни о чем не спрашивал, он просто стал пить, напившись, садился в свой Мерседес и гонял на дикой скорости по подмосковным трассам. Она молила бога, чтобы он не разбился, он подкрадывалась к его машине и шилом прокалывала шины. Тогда он брал машину приятеля и делал то же самое. "Душа простору требует, после тюряги-то" оправдывался он.

А она уже не плакала, она уже причитала, вела постоянный монолог вслух сама с собою и вдруг взрывалась, выкидывала его вещи из своей квартиры, запиралась на все запоры, тогда он взламывал дверь и вновь воцарялся в её жизни, как ни в чем, ни бывало.

Но эта семейная жизнь не удовлетворяла его. Зинаида, в прошлом вышагивавшая мимо него гордо задрав голову, была уже не та. Походка её превратилась в семенящую. Голова начала пригибаться. Ходила сутулая, взгляд - долу. Руки дрожали. Как ни одень её - выглядела дурнушкой. Длинные волосы свои, словно сущий лен, из-за того, что стали они выпадать - остригла, отчего напоминала уже не принцессу, Иванушку-дурачка из детских книжек. А ведь было ей всего-то двадцать лет. Что же будет дальше? - Иногда с тоской подумывал он о её старости. Впрочем, его уже не волновала её былая красота, он и с такой мог прожить хоть всю жизнь, но показывать её знакомым не имело смысла.

Слава те, что в его мужской команде редко когда отдыхали совместно с женами - их отдых не способствовал укреплению семейных уз. Абсолютно мужской отдых: баня, (то есть пьянка в бане, возможно, и проститутки), охота - опять же таки пьянка, редко рыбалка, когда уж совсем все приелось, ну какая рыбалка без водки? Можно конечно и в теннис поиграть и сразиться на бильярде. Но только жены здесь при чем? И без жен женского общества хватало. В бар, где они обычно собирались плотной толпой, постоянно протискивалась какая-нибудь авантюристка, обычно из далекого северного города типа Омска и Тюмени. Это тебе не похожая на прячущую, словно в красивых кораллах душу-мурену, хохлушка! Из тех, что рванули с голодухи в Москву. Нет - это вечная девочка с глазами горящими, как светофор сразу во все три света. Такая не ищет секса, как пути если не к сердцу, то к кошельку. Такая - ищет дружбы и работы. И свято веря в то, что она способна и на то и на другое, вдруг очухивается в полной растерянности, оказавшись в постели с мужчиной.

Вот с такой-то и застукала Буйвола Зинаида, когда он занимался в машине, на затемненном пяточке, под окнами своей квартиры, трудным делом возвращения к реальности очередной революционерки межполовых отношений. Революционерки, романтически летающей на палке-скакалке своих понятий, а думавшей, что на настоящем коне...

Ничто не могло остановить Зинаиду. Ее истерическая неуверенность в завтрашнем дне, лишила Буйвола возможности дать ей этот "завтрашний день". Она подала на развод.

Процесс расставания был затяжным и головоломным.

Квартиру на Баррикадной - пришлось продать. Буйвол, купил себе одну в центре, но подешевле, чтобы продолжать сдавать, сам остался в её, однокомнатной, - поближе своим приятелям. Ей же купил небольшую, двухкомнатную, на Яузе, что бы не говорила, что с чем взял, с тем и оставил. И площадь ей увеличил, и в Москву перетащил. К тому же дочке при такой-то матери лучше будет жить в отдельной комнате.

Серафиму от бабушки пришлось отрывать, также болезненно, как вырывать Зинаиду из всего сердца. Буйвол умел любить так - чтоб раз и навсегда. Но, оказалось, он ещё умел и расставаться - так - чтоб раз и навсегда.

Больше Зинаида никогда не видела своего Буйвола. Когда она рассталась с ним, исчез и постоянно мучавший её страх потерять мужа. "Свершилось, шептала частенько она про себя, - Я так и знала, что так будет. Так и знала..." И чувствовала облегчение. О будущем уже не задумывалась. Жить стало настолько трудно, что заботы о дне насущном затмевали и страхи и надежды на будущее. Буйвол поначалу присылал ей алименты. Но не прошло и пол года - перестал присылать. Она решилась навестить его мать, как бы между прочим, проведать, что у него твориться, но приехав Реутово, узнала, что мать его куда-то переехала. Кто говорил, что она живет в доме престарелых, кто говорил, что сын увез её заграницу. Та однокомнатная квартира, которая когда-то принадлежала ей, была продана. Из местных парней никто не знал - куда делся Буйвол. Через несколько дней, после той тщетной поездки, их дочери - Серафиме исполнилось два года

Затоптанная судьбой, словно неким мистическим буйволом, Зинаида пыталась распрямиться и подняться, но ничего у неё уже не получалось. Даже самая мелкая неудача - к примеру, ключ от квартиры потеряла, пьяный сосед сказал якобы комплимент, но на самом деле, выдал нечто оскорбительное, или в магазине неправильно дали сдачи - все повергало её в бездну отчаяния, утверждая в вере, что она неудачница.

Но надо было жить, чтобы растить маленькую Серафиму.

Зинаида устроилась продавщицей в ларек к хозяину, явно не терпящему женское невнимание по отношению к себе. Но Зинаиде было не до его заигрываний. Она аккуратно отстранялась от его прикосновений и старалась выдерживать деловой тон. И тут вдруг случилось то же самое, что и когда она работала в киоске в первый раз. Начали появляться фальшивые купюры. За эти купюры он стал вычитать из её зарплаты. Зинаида терпела. Зинаида старалась быть внимательней к тем деньгам, что давали ей покупатели, но когда сумма денег подмененная фальшивыми купюрами перекрыла её зарплату и она ещё осталась должна, Зинаида взорвалась. Она плакала, называла хозяина бессовестным, издевающимся над матерью-одиночкой, сексуально озабоченным козлом, который не может простить ей то, что она не легла с ним в постель. И когда он, выслушав весь поток её брани, терпеливо предложил расплачиваться с долгом постепенно, в рассрочку, и выдал ей её зарплату, она смекнула, что долгами он хочет привязать к своему треклятому киоску навсегда, сделать её этакой рабыней - бросила ему деньги в лицо и ушла.

Нельзя сказать, что у неё совсем не было денег, она получала пособие на ребенка, время от времени регистрировалась на бирже труда, но разве ж это были деньги!

Что только не делала Зинаида, чтобы обеспечить себя - мыла полы в школе по утрам, и торговала бальзамом Караваева, ходя по организациям. Представлялась потенциальным покупателям сорокалетней, но пользующейся чудотворным бальзамом, оттого так молодо и выглядящей. Люди же, слушая её, видели в ней молодую, да раннюю мать-одиночку, видели нежную, но болезненную кожу, страдальческие мешки под глазами, заиды в уголках губ, а часто и герпес под носом - и покупали бальзам, не оттого, что верили в его свойства, а скорее из жалости. За первый месяц одинокого плавания в мире частного бизнеса Зинаида заработала немалую сумму и поверила в себя. Теперь она мечтала открыть свой киоск, но не знала, как это делается и сколько требуется для этого денег. Ее мечты совпали с мечтами пары молодоженов, Надежды и Андрея, с которыми она познакомилась случайно, пытаясь впарить им бальзам, в котором те, естественно, не нуждались, да и причин жалеть Зинаиду у них не было, так как они были ровесниками.

Молодожены, подбадриваемые Зинаидой, сумевшие вникнуть в необходимые нюансы делопроизводства, открыли палатку. Прибывая в эйфории - по поводу своего философского прозрения, основанного на том, что мир спасет не любовь, а только дружба, - Зинаида превратилась в трудоголика. Сама с утра, подкинув Надежде свою привыкшую ко всему Серафиму, ехала с Андреем за товаром, потом сама ворочала коробки, брала у Надежды Серафиму и торговала, а дочка играла в это время рядом на полу палатки. Кормить Серафиму приходилось тут же, не особо отрываясь от работы, заранее приготовленными кашками из термоса. Ближе к полуночи приходил Андрей, они выкидывали из палатки опустевшие коробки, вместе подсчитывали выручку, вычисляли Зинаиде ежедневные проценты, что было куда гуманнее по отношению к ней, чем фиксированная плата за месяц. Затем Андрей отвозил на своих стареньких "Жигулях" домой Зинаиду с дочкой. Надежда же, жена его, недавно окончившая музыкальное училище, принимала поначалу активное участие в устроении семейного бизнеса, но потом увлеклась каким-то супермузыкальным проектом и перестала вообще появляться в палатке. Она даже отказалась поторговать вместо Зинаиды, когда Серафима серьезно заболела воспалением легких, и палатку пришлось закрыть на три дня, до тех пор, пока Серафиму не отправили в больницу. Можно было бы, конечно, взять кого-нибудь ещё на смену Зинаиде. Нельзя же было так работать - чуть ли не по двадцать часов в день, - но Зинаида была уверенна в своих силах и, в тоже время, очень боялась, что кто-то четвертый нарушит равновесие их триумвирата, возьмет себе все: и внимание молодоженов, и влияние на них, и, естественно, основные деньги. Она держалась изо всех сил, ломала усталость утренним кофе, по вечерам на двоих с Андреем выпивала бутылку Хереса или, если - день был прибыльный ликера.

Но однажды, когда они обсуждали дальнейшее развитие их торгового предприятия к палатке подошла жена Андрея, Надежда, и позвав его из темноты, даже не поздоровавшись при этом с Зинаидой, о чем-то долго разговаривала с ним на повышенных тонах. "Ревнует" - подумала Зинаида, и голова её вжалась в плечи. Страх потерять работу, да что там работу - не работником она чувствовала себя, а компаньоном, - вкрался ей в душу. А после ещё двух таких приходов Надежды - Зинаида стала рассеянной, старалась не смотреть в глаза Андрею, старалась вообще не разговаривать с ним ни о чем, только о деле, а тут вдруг вновь появилась в выручке фальшивая купюра.

Зинаида не могла поверить в случайность. Не могла она, уже опытная в этом деле, пропустить её, не заметив. Да и откуда столько фальшивых денег? Казалось ей, что все они только и созданы для того, чтобы жить её со света. Нет, это все неспроста - вбила она себе в голову. И хотя Андрей предложил просто вычеркнуть эту купюру из выручки и, отсчитав тридцать процентов с прибыли, заплатить ей, Зинаида уперлась. Почему это он должен высчитывать ей процент без этой тысячи рублей? Она же работала целый день и если бы эта тысяча оказалась нормальной, заработок её оказался бы гораздо больше. Она не понимала, что на это раз никто не высчитывает эту тысячу из её зарплаты, требуя невозможного. Андрей попросил объяснить - как она считает, и почему из-за того, что она обманулась, - он, из своего минуса, должен выписывать ей проценты в плюс?.. Тут-то Зинаида и выдвинула версию, что эту тысячу подменила его жена, которая заходила в палатку и неожиданно согласилась посторожить товар, пока она бегала с Серафимой в туалет. Андрей остался в полном недоумении от такого обвинения в адрес жены и выплатил ей процент, но отношения их стали с тех пор молчаливо недружескими. Когда в следующий раз появилась фальшивая купюра - при вечернем отчете присутствовала Надежда.

- Это ты! Ты все специально подстраиваешь! - накинулась Зинаида на жену Андрея.

Вот так и окончилось её с ними компаньонство.

Все это было давно - ещё в девяносто шестом году. Потом она находила себе работу также легко, как и вылетала из нее. Последнее время нигде не работала, уже более трех месяцев. Вот и сломалась окончательно в тот самый день, когда Викторию посетил Вадим, прикинувшись продюсером.

ГЛАВА 9.

Виктории не надо было слушать про всю её жизнь в подробностях - она и так все поняла - в общем и сразу. Но прокурила с Зинаидой не один час на лестничной клетке больничного отделения, спокойно пережидая, пока Зинаида выплеснет остатки обиды и начнет наполняться проектами на будущее. Но этого не происходило. Разве что вздохи-упреки - "зачем ты нас спасла", вырывались уз глубин её души.

- Если ты так будешь говорить... Если проговоришься... то тебя посадят. Потому что, совершая самоубийство, ты попутно пыталась убить своего ребенка. Тебя посадят за детоубийство, а девочку отдадут в приют, неотрывно глядя в её огромные голубые глаза, проникновенно медленно произнесла Виктория.

Зинаида тут же ссутулилась и, взглянув на неё исподлобья прошептала, как забитый ребенок: - Я не буду больше...

- Я понимаю, что тебе лучше было бы сейчас лежать в палате совершивших суицид, там бы тебе оказали психологическую помощь, но придется приходить в себя в палате случайных отравлений. "Горе ограниченно, оно не может быть стойким" - говорят древние китайцы. Они правы. Помни об этом.

- Меня на днях выпишут.

- Я знаю.

- А долго будут ещё держать Серафиму?

У неё небольшие неприятности с легкими.

Виктория хотела сказать "плохо с легкими", но на ходу изменила фразу, вспомнив, как когда-то её трехлетний сын заболел, ему долго ставили ничего не означающий, расхожий диагноз ОРЗ, но она чувствовала, что здесь не все так просто, и лишь на исходе месяца его болезни невероятными усилиями убедила врача назначить Мите рентген. Врач влетела к ним в дом в тот же день: "У вашего ребенка плохие легкие! - заорала она с порога, - Срочно в больницу, иначе он умрет!" По прошествии времени Виктория могла бы вывести целую систему оправдания такого поведения врача, мол, ответственна, эмоциональна, пропускающая все через собственное сердце, но тогда сердце Виктории дало в первый раз сбой. За одну секунду появился в челке клок седых волос. А ведь ей было всего лишь двадцать два года.

- Ее подлечат по всем статьям. Врач передал, что выйдет она от них абсолютно здоровая.

- Ой, вы такая добрая! Спасибо вам.

- Не стоит. Я просто понимаю как вам сейчас трудно, я тоже рано родила своего сына.

- Это тот, что мой сосед, который Митя - ваш сын?! Ой, вы такая молодая!.. И не скажешь!..

- Вот видишь. На самом деле ничего нет страшного в ранних детях, ты всегда будешь молодой мамой, а потом они вырастают и становятся друзьями. Знаешь, какое это счастье, что ты, не скрюченная какой-нибудь подагрой, не догоняющая проблемы современной молодежи, читающая лекции мамаша, а мамуля-подружка, не боящаяся спросить порою совета у своего подросшего чада. Заешь, как приятно жить с кем-то на равных?..

- Ой. Да... А мне все говорят: вот видишь, что значит рано рожать!

- А представь, что тебе сейчас сорок лет, как мне, и ребенок маленький - проблемы те же, но сил меньше.

- Я бы денег к сорока годам заработала.

- А деньги... это не критерий жизнестойкости. Тем более у нас. Мне кажется, не ребенок мешает тебе зарабатывать деньги, а что-то другое.

- Меня этому-то не учили.

- Да брось ты - не учили. Если поставить себе цель зарабатывать именно деньги и ничего более - всегда заработаешь.

- Но как?!

- Насколько я понимаю - ты не доверяешь своим работодателям. Тогда давай тебе дам в долг три, пять тысяч долларов ты откроешь свое дело. И будешь уже сама.

Зинаида смотрела на Викторию как на дьявола во плоти. Ей казалось, что она предлагает ей какую-то роковую сделку. "И зачем это вам нужно?" застыл внутри вопрос. Пышные черные волосы Виктории сбились в две торчащие массы, напоминающие рога. Только сейчас она заметила это и то, что её какие-то темно-серо-зеленые глаза, казалось, отблескивали красноватыми искорками.

Они действительно отблескивали красноватыми искорками, потому что во тьме за окном сварщики что-то сваривали, но этой связи Зинаида не уловила: - Нет! - просипела она, так словно ей накинули петлю на шею, и посмотрела затравленным взглядом.

Виктория поняла, что чем-то напугала несчастную. И затянулась дымом сигареты во время образовавшейся паузы, перебирая в уме, куда бы она могла её пристроить.

- А откуда у вас деньги? - наивно и робко нарушила их молчание Зинаида. И не дождавшись ответа, задала ещё один вопрос, - А вы гадать умеете?

- Гадать? - переспросила Виктория - Зачем?

- И я на картах умею. - Задумчиво произнесла Зинаида. - Я ещё гадать умею на кольце. Подвешиваешь обручальное кольцо за ниточку...

- Обручальное... Так его ещё иметь надо.

- Я свое продала, когда есть нечего было. - Вздохнула Зинаида и, уставившись в окно, продолжила почти шепотом: - А если правду, то этим я расплатилась, за ещё одну попытку устроить себе семейную жизнь.

- После таких попыток обычно остаются кольца.

- Нет. У меня ничего не осталось. Буйвол покупал мне золото каждый месяц. Я не думаю, что потому, что считал это красивым, когда у женщины есть украшения. Просто ему нравилось так хвастаться перед своими товарищами, мол, какой он крутой. Я даже думала, что он все заберет у меня при разводе. Но он взял лишь пару браслетов с очень крупными звеньями, соединил их и сделал браслет себе, как неприкосновенный запас, а все остальное золото оставил. Я хранила его на случай болезни, или несчастья. А когда появился... - имя его даже говорить не хочу, настолько противно, - он взял и заставил меня все золото ему отдать, чтобы нам вместе открыть кафе, ему на это дело денег не хватало. Я не верила, что у него есть такие возможности, но он сказал: "Если ты меня любишь!.." - и снял с меня даже обручальное колечко.

- А если бы ты сказала, что не любишь?

- Ой, что вы! Он бы меня вообще убил! А так... сразу исчез.

- Ну вот и хорошо. Место новому колечку освободил.

- Правда? А я ведь после его ухода газ включила...

- Эх ты!..

- А на что? На что нам теперь жить?! У меня даже ничего продать нету! Я думала, что он мужчина... Но я так и подозревала, что пришел про золото вынюхать. Сболтнула я одной соседке - пьянице, как замужем хорошо за Буйволом была. А потом зашла к ней в гости и он сидит - ухажер ухажером.

- Поверь моему опыту, сейчас тебе и не стоит мечтать о том, что вдруг появится мужчина и возьмет на себя все твои проблемы. Спасители приходят к женщине тогда, когда она сама себя может спасти. Тебе надо подумать о том, как обеспечить себя и дочку, получить образование, или хотя бы более приличное окружение.

- А давайте мы с вами откроем фирму, как у госпожи Любы, что показывают по телевизору! Если вас на фотографию поместить...

- Это зачем же, милая?

- Ну, то есть, если вас по телевизору показать, вам все поверят, что вы ведьма.

- Кто?!

- Ой, да вы сами про себя не знаете, как выглядите. Вот Шапиро, знаете, такой худой мужчина выступает, - его даже по программе "Времечко" показывали, - говорит, что он колдун, а я ему не верю! - расходилась Зинаида, а Виктория тем временем следила за ней, с удовлетворением думая, что девочка хоть и несет чушь несусветную, но оттаивает. И слышала: - ...Уж очень он похож на чертежника одного, что с мамой вместе работал. И книгу его купила - что-то там не так - ничего непонятно. По инженерному. А так нельзя в этом деле. Нельзя!

- Хорошо, хорошо... Когда тебя из больницы выпишут, заходи в гости, разберемся, - отступала на нижние ступени лестницы Виктория.

ГЛАВА 10.

Митя не знал - от какой, из выпавших на его долю девушек, следует уйти. Он никак не мог разобраться с Лизой и Лидой. С Лидой Митя познакомился во время съемок молодежной тусовки, на Арбате. Она по-деловому предложила ему пирожок и пожалела его, мол, утомился совсем, парень. В перерыве между съемок они поболтали с ней. О чем можно болтать с мало знакомой девчонкой - конечно о музыке, о том какая группа сейчас в фаворе, а какая левая. Перечислили все современные музыкальные группы, молодежные клубы, как слова пароля, и остались довольными друг другом.

Митя взял у Лиды телефон. "Записывай, записывай, все равно не позвонишь" - усмехнулась Лида. И тут она ему напомнила, что примерно год назад, здесь же, на Арбате, она познакомилась с ним почти точно также, но, предложив, ему не пирожок, а яблоко, потом он записал её телефон на предпоследней страничке своей записной книжки, а теперь записывает на последней. Митя перевернул страничку назад и действительно увидел телефон Лиды.

- Значит это судьба, - сказал он. И Лида подхватила: - Судьба.

- Значит это судьба - сказала Лиза в травмпункте, где он очутился в тот же день, подвернув правую щиколотку. У Лизы же был вывих кисти руки, но тоже правой.

Они были неуловимо похожи то ли легкой девичьей пухлостью, то ли просто возрастом - эти Лиза и Лида, но скорее в глаза бросались их отличия: Лида, та, что уже дважды угощала Митю была крепкой, плотно сложенной блондинкой с голубыми глазами чуть навыкате. Одевалась при этом в длинные черные шелковые юбки, ниспадающие накидки, длинные шарфы, приталенную дубленку, черное длиннополое пальто... - и все в стиле ретро, в стиле модерн. Говорила чуть с баском, но, к сожалению, долго разговор держать не могла - она была человек конкретного действия. Ударить по пролетающему мимо мячу, врезать приятелю по шее, если что не так; если нет денег - встать пойти и найти - все это было её. Все это было для неё настоящим. Она и Мите всучила пирожок, потому что нравился ей этот парень конкретно. Она, едва ей позвонил Митя - сразу пригласила его в ночной клуб, куда Митя, как предварительно она узнала, мог войти беспрепятственно.

Лиза была шатенкой с длинными, обычно некрасиво перетянутыми под затылком резинкой волосами. У неё была нежная улыбка, наивный взгляд не больших - не маленьких темно-серых глаз. И хотя учила она испанский язык, и восхищалась испанской культурой, движениями на испанку не походила. Отец её был директором частного банка, но одевалась она как отвязанная хиппи: вечно пыльная куртка-пуховка непомерных размеров, стоптанные кроссовки, джинсы с дырами прорезанными на коленях и бахромой внизу, плетеные из бисера феньки на запястьях, в мочке уха - три серьги. Но голос был женственный с глубинными вибрациями, а не хрипловатый или осипший как к подобному внешнему виду обычно прилагалось. И была она очень эмоциональной: подбежать, помочь старушке сесть в троллейбус; помочь поднести сумку задыхающейся женщине, кинуть бродячему псу что-нибудь съестное, ойкнуть, если мяч полетел к ней под ноги, отпрыгнуть... Если кто из приятелей в чем-то не прав - сначала обидеться, а потом забыть обиду и смеяться. Если у неё нет денег - пригорюниться, но при этом тут же отправиться на поиск денег попавшему в беду приятелю. Она была человеком переживаний и поступка.

В тот день, когда ей позвонил Митя, она завела с ним двухчасовой разговор о Кастанеде, Юнге, не забыла и о "Чайке по имени Джонатан", о Толкине, о Викторе Пелевине. И процитировав чуть ли не целую главу из "Маленького Принца", окончательно засыпающему Мите, даже и не подумала договориться о свидании.

И все-таки они встретились через месяц после того, как Митя, проведя вечер в каком-нибудь тусовочном кафе с Лидой, и после проболтав чуть ли не до рассвета с Лизой, вдруг вспомнил, что в его работе над клипом, необходима помощь в переводе с испанского ряда фраз, Лиза с радостью согласилась помочь. С тех пор он так и встречался: день с Лизой, день перерыва на заработок денег, день с Лидой, день перерыва, день с Лизой. Если пытался отменить встречу с одной из них напарывался на искреннее непонимание Лиды, обиду, слезы Лизы, и робел, не зная, что делать. В таком режиме Митя провел год. И удивлялся сам себе.

Когда вернулась мама, он чувствовал поначалу неловкость. Но мама, тут же познакомившись с Лидой, попросила её сопроводить на выставку своего приятеля. Ему было в тот день некогда, а они как-то уж слишком быстро сошлись, оделись и пошли. Когда появилась Лиза, так как любовью при маме они заниматься не могли, - сели все вмести пить кофе, и мама мгновенно разговорилась с Лизой об испанских художниках, а остаток вечера рассуждали о достоинствах и недостатках экспансии на Южную Америку, и её отличии от системы английской колонизации.

Так и ходили они - то Лида, то Лиза к Мите, общаться с его мамой. Где-то недели через две таких посещений, Виктория спросила сына:

- А ты не боишься, что они когда-нибудь встретятся?

- Нет. У меня все отлажено, - уверенно ответил Митя, - Накладок быть не может.

- Я понимаю, что ты на распутье, но все-таки определись. Ты и той и другой нанесешь тяжелую травму.

- Но в том-то и дело, что я не могу определиться! Год уже не могу понять какая из них та.

- Когда появится та, ты сразу все поймешь. Поэтому отпусти девочек. И не мучай никогда чужого сердца, неясностью своего.

- Но ты можешь понять, что я их вместе люблю! Что в одной есть то, что не хватает другой.

- И что же?

- Лида красиво, женственно одевается, но ничего не знает, а хочет всего. А у Лизы все есть, но одевается так, что меня раздражает её одежда. И все-таки с ней интересно. Она умные книжки читает...

- И все так просто?! - Воскликнула Виктория и расхохоталась, - Ну сынуля! Через тебя я узнаю - какие же мы женщины идиотки! А не боишься ли ты, что Лида вдруг начитается умных книжек, а Лиза начнет красиво одеваться? Что ты будешь делать тогда?

- Нет. Этого быть не может! Прекрати, мама, я же знаю, как твои предсказания сбываются! Будем считать, что ты пошутила.

- Но милый это не я, а ты множишь вредную энергию. Когда-нибудь она сгустится и взорвется. Таков закон!

- Не мой закон! И только не сейчас! Я ещё не готов к этому.

- Отчего же не сейчас... - Виктория пристально вгляделась в сына, Чем раньше все разрешиться, тем лучше.

И тут раздался звонок.

- Вот и одна из них. - Усмехнулась Виктория.

- Я сегодня никого в гости не приглашал, - поморщился Митя и пошел открывать дверь. На пороге стояла Лида. Лида держала в руках книгу Гессе "Игра в бисер".

- Слушай, Митьк, - с порога начала она. - Ты читал эту книгу?

Митя попятился, теряя дар речи. Лида самостоятельно разделась, заглянула к Виктории, поздоровалась и показала книгу.

- Эту книгу с трудом доставали почитать в вашем поколении, Виктория, а теперь, когда книг в магазинах завались, представляете, её опять нельзя просто так достать - кругом детективы и прочая попса. Мне дал её приятель моего отца.

- А чем занимается твой отец? - спросила Виктория, глядя на Лиду, как зачарованная.

- Директор фирмы, которая торгует самолетами. Подержанными, в основном.

- А разве могут быть самолеты секондхенд?

- А чего? - былая природная простота тут же вернулась к Лиде, Починили и продали. Дело простое. Чего это Митька в своей комнате заперся? Пойду к нему.

- Я пойду погуляю? - крикнула Виктория через дверь сыну.

- Нет, мам, не выходи! - кинулся к ней Митя, шепча, - Я прошу тебя, посиди дома!

- Но у вас, я чувствую, серьезные дела начались - игра в бисер.

- Мама, не издевайся! - Зашипел сын.

Виктория включила у себя в комнате телевизор на полную громкость, чтобы не слышать их голосов, легко проникающих через тонкую перегородку, взяла с полки свою книгу Гессе и принялась перечитывать. Она слишком давно не читала подобных книг и даже не испытывала нужды в них, но все-таки было страшновато не выдержать экзамен на современность у молодого поколения.

Звонок дверь отвлек её от беглого просмотра пятьдесят второй страницы.

Митя вошел к ней в комнату и попросил открыть дверь, если за дверью окажется Лиза, то требовалось сказать, что его нет дома.

- Нет, дорогой. Лиза тогда пройдет ко мне поболтать и попить кофе. Будь мужчиной - разбирайся сам со своими проблемами. - И пошла в ванну. Включила душ. Раньше, когда она чувствовала, что сможет справиться с подростковыми завихрениями Мити, она всегда шла под душ, чтобы не закричать на ребенка и, тем самым ничего не добившись, лишь помножить отсутствие взаимопонимания.

За дверью действительно стояла Лиза. Но Лизу было невозможно узнать. На ней была белая песцовая шубка, шляпка, дорогие сапожки.

- Что с тобой? - чувствуя себя так, словно у него резко поднялась температура, еле выговорил Митя.

- А что не идет? - робко спросила Лиза, проходя в прихожую, и не услышав ответа начала оправдываться: - Отец заставил. Пока я спала - он весь мой прикид снес на помойку.

"Хороший у тебя отец, раз у него такая скромная дочь. Я бы отнесла деньги в его банк, так ведь надуют, хоть не он, а его". - Произнесла сама себе под нос Виктория, расслышав их разговор в коридоре, и ступила под душ, и лишь потом поняла, что в одежде. Ничего не предприняв по этому по этому поводу, она продолжала глушить себя потоками воды. Сквозь её струи услышала, как хлопнула дверь один раз, минуты через три - второй. Но когда дверь хлопнула в третий раз Виктория выключила душ и, содрав с себя, словно змея кожу, мокрые, джинсы и футболку, укутавшись в махровый халат, вышла из ванной. В доме никого не было. Не было и следов битой посуды. На столе у Мити лежала книга "Игра в бисер", в её комнате, на её столе лежала точно такая же книга.

"Дурдом какой-то!" - проворчала Виктория и принялась сушить волосы феном. Ей вспомнилась фраза из книги забытого ею японского автора, героиней которой была кошка, так эта кошка постоянно твердила сама себе: "если тебе трудно - умывайся". - Если не знаешь - как поступить - приведи сначала себя в порядок, - переделала под себя эту фразу Виктория, сосредоточенно перебирая косметику. Однако привести себя в порядок значило для неё гораздо больше, чем прихорошиться, она взяла телефон и набрала номер владельца галереи "Тринадцать болтов". С тех пор как она приехала, и заполучила его телефон, как отвязанного и перспективного галерейщика она регулярно, дня через два, три, звонила ему, он же не проявляя даже элементарного, для человека связанного с современным искусством, любопытства, переносил момент договора о встрече постоянно. Казалось ему ничего не надо, но Виктория понимала, что если бы так работал хотя бы один из известных ей продюсеров, он бы либо влачил жалкое существование, либо перестал бы существовать в мире искусства вообще, тем не менее, галерея "Тринадцать болтов" существовала по полученным сведениям не один год. Это было непонятно. По её знанию жизни продюсер, должен находиться в постоянном поиске, чтобы преуспеть. "Видимо, этот Николай Феодоровский окружен плотной стеной кормящихся с его кормушки птичек божьих, и мне надо просто и терпеливо пробивать брешь в этой стене". Но стена эта была из столь вязкой субстанции, что поглощала все её попытки хотя бы показать фотографии своих работ, не говоря уж о том, что рассказать о своем, пусть странном, но все-таки славном творческом пути. Лениво пожевывая в телефонную трубку, Николай Феодоровский сообщил ей, что сейчас он ничего не соображает, так как вернулся домой в шесть утра и если ей чего-то от него нужно, пусть звонит на следующей неделе. Виктория набралась мужества и позвонила известной, не только своей деятельностью, но и мужем, владелице галереи. И узнала, что та занимается только шестидесятниками, к которым Виктория не подходила по возрасту. Этот возрастной ценз с политической ориентацией лет тридцать назад настолько поразил Викторию, что она снова уставилась, правда уже в сотую страницу книги "Игра в бисер" и ничего не поняла, буквы расплывались перед глазами.

Ключ зашуршал в замке. Пришел Митя. Митя принес с собою пять бутылок пива "Балтика" третьего номера. Про себя она с удовлетворением отметила, что юношам её поколения в такой ситуации потребовалась бы как минимум бутылка водки.

Он выстроил бутылки пива на кухонном столе и, закурив, уставился пространным взглядом на их бравый строй.

- Я бы ещё к ним погоны прилепила, - подошла к нему Виктория, поставила на стол два стакана и налив в них пиво присела за стол. - В тропиках пить нельзя. В тропиках, тот, кто пьет - сгорает за год. Но все почему-то знают, что Россия такая страна, в которой не пить нельзя. Когда я возмущалась - почему это?!.. Мне отвечали сочувственно: - "Климат такой" Вот тебе и климат... А я даже не знаю сколько градусов.

- Мало. Это всего третий номер, - кивнул Митя на пиво.

- Я имею в виду на улице.

- А... не знаю. Морозец вроде.

- Мистика какая-то.

- Да... как ты об этом заговорила, я сразу понял, что все так и произойдет! Только не был готов, к тому, что так быстро.

- Мистика?.. Да нет. Эта мистика, не более мистична, сеть интернет чего забросишь, то получишь. Вроде помойка информации, а на самом деле ведь действительно - сеть. Во всех смыслах сеть и как ловушка, и как система тончайших переплетений...

- Сеть всегда ловушка. - Вздохнул Митя. - Вот и я радовался, как тонко у меня все переплетено... И как это ты догадалась?

- Ты невнимателен к тем, с кем общаешься.

- Они так много говорили, я таким много слушал...

- Но не слышал.

В дверь позвонили.

- А это кто еще? Третья? - удивилась Виктория.

- Сам не знаю, - ответил Митя и пошел открывать.

- А это мы снова к тебе в гости пришли! - громким хором раздались голоса Лизы и Лиды.

- Мы у метро встретились. - Сообщила Лиза, - Я пиво пила, смотрю, Лида с троллейбуса сходит.

- Короче, - перебил её деловитый басок Лиды, - мы посовещались и решили, что мы тебя обои, обеи, или как там... в общем, любим, а ты нас, поэтому давай жить все вместе. Виктория, надеюсь, вы не против?

- Милые, да и я вас обоих люблю, совершенно искренне! Но это не значит, что вы будете счастливы с моим сыном. И что так можно.

- А вот мы и попробуем!

Виктория пожала плечами: - Что ж... Молодость - время эксперимента. Но зачем делать из себя подопытных кроликов?.. - И взяв бутылку пива и стакан, ушла к себе в комнату.

ГЛАВА 11.

- И ты не дала этим нахалкам по шее?! И не выгнала их?! - возмутилась давняя подруга Виктории - Вера, богемная от одиночества, переводчица, женщина за пятьдесят, но так, что об этом было весьма трудно догадаться. Все пережив, - падения и взлеты, она уже не жила, парила, начисто забыть про свой возраст.

- Да какие же они нахалки?! - мягко усмехнулась Виктория, - любая из женщин может попасть в такое идиотское положение. А то, что они, получив удар, я бы сказала - в самое сердце, воспрянули и с юмором ответили моему оболтусу, - то за них можно только порадоваться. Правда, веселье их длилось недолго. Сначала они пили пиво, громко хохотали и кокетничали, мой сын пребывал в полном замешательстве, потом, насколько я понимаю, решили реализовать модель того, что у нас называется "шведской любовью", а я бы сказала почти мусульманской семьею, но без должной ответственности и распределения ролей: обе пташки уселись к нему на колени. Лидия естественно была провокатором, Лиза - подголоском. Они стали целовать его сначала в щеки, лобик, ушки... а потом Лида завладела его губами. И тут же сразу наступила финита ля фри лав! Лиза вскочила, заплакала и убежала. Лида осталась у вас ночевать.

- А скажи честно, это ты все подстроила? - заговорчески спросила Вера, когда-то так влюбившаяся в серого человечка, верила, что сила её любви окрасила его до радуги мессии, после чего ей пришлось полежать в психиатрической больнице. Однако больница не до конца сгладила в ней, временами возбуждающуюся, стихию воображения.

- Я понимаю, почему - когда происходит что-то необъяснимое, причину ищут во мне? Что за традиция? - покачала головой Виктория.

- Ты как-то позвонила вдруг оттуда, из джунглей своих, и спросила: "как здоровье?" - а ведь я тогда точно болела.

- Совпадение. - Вздохнула Виктория. - "Как дела?"; "Как здоровье?" обычный вопрос, вместо приветствия.

- Помнишь, как ты спросила - не вышла ли моя Таня замуж? Я ничего не подозревала, а у неё уже серьезный молодой человек и они тайно готовились расписаться. Опять, скажешь, совпадение? Но откуда ты зала, что эти девочки так поступят?!

- Смотри на жизнь проще. Просто Лиза и Лида учились в одном институте на экономическом факультете. Лиза на курс младше. Это мелькало в их разговорах, но Митя был невнимателен. Ну... учатся на экономическом, и учатся... Мало ли таких факультетов - во всех институтах. Экономический это же так для него, творческой личности, неинтересно, что и расспрашивать не стал о подробностях. Говорил о другом. Но то, что они учились в одном институте, это, придется признать, чистая случайность. Роковая случайность. И они часто курили вместе в компании таких же девчонок. Лида, обычно, к месту и не к месту хвасталась, что её знакомый делает клипы, и как она с этим знакомым оттягивалась на классной тусовке. Лиза слышала её часто, но не могла сопоставить, что тот, о ком говорит Лида, и есть тот самый её Митя, с которым она беседует, гуляет по вечерам по улицам, которому помогает в работе. Это был в её понимании совсем не тусовочный, одинокий романтик, совсем иной человек. Но постепенно не только имя, клипы, но и ещё другие детали до мелочей стали совпадать. А когда у Мити, по рассказам Лиды появилась классная мамаша, которая, якобы расписывала замки в джунглях "Золотого Треугольника". Лиза напряглась. Спросила где именно, после его сомнений не было. Лиза отшатнулась и выдала себя. Лида впилась в неё с допросами. Постепенно разговорившись, девчонки сошлись и вычислили его график встреч с ними. Свою очередность. Девчонки оглядели внимательным взором друг друга и проанализировали, что может быть в одной лучше другой, и пошли ва-банк.

- А ты-то как об этом догадалась?

- Спонтанный выплеск интуиции. Плюс информация, которая мелькала в их словах. Сначала были жалобы на одного и того же преподавателя... потом мои уточнения... Я поняла, что подобная ситуация обязательно произойдет и решила подготовить к ней Митю. Но то, что это произойдет так скоро, поверь, и я не ожидала.

- Ну да... - задумчиво кивнула Вера. - С шаманами наобщалась.

- Почему ты думаешь, что, то, что мы привыкли считать третьим миром это в первую очередь шаманы с их бубнами. Там такие вершины цивилизации, что не то, что нам, я думаю - и Нью-Йорку не снилось!

- Ну да - цивилизации. А тем временем твой сын чуть не дошел до двоеженства. И с кем же он остался в результате?

- С Лидой.

- Господи, как подумаешь, какие идиоты - эти мужчины, так и не поймешь, за что мы так с ними мучаемся! Может быть, они вообще ничего не умеют чувствовать?.. Или они из другого теста сделаны? Что же ты ему сразу не подсказала, что та, которая заплакала...

- Зачем ей жизнь портить? Ведь он не любит ни одну, ни другую. А с Лидой они равны в отношении друг к другу. Это попытка любви. Она тоже имеет право на существование. Они все равно расстанутся. А если вмешаюсь я, начнут сопротивляться, события исказятся, и вместо того чтобы течь естественным путем, начнут бурлить водоворотами. У буддистов есть один основной постулат: если ты хочешь помочь человеку - в первую очередь подумай, как сделать так, чтобы не мешать ему пройти свой путь.

- Не мешай... - кивнула Вера. - Бывает так, что лучше и не идти своей дорогой...

- Нет. Просто, ступив на путь, надо понимать куда идешь. Что хочешь и что ради этого делаешь.

- Но что ты хочешь?!

- Просто писать картины, творить - вот и все.

- Чего ты хочешь конкретно? - спросила Виктория у Зинаиды, которая едва выписалась из больницы тут же заглянула к спасительнице:

- Нормально жить!

- Нормально?! - Выдержала паузу, - Но оглянись вокруг - никто не живет так, как ему, кажется, должно быть "нормально". И это у нас уже стало нормой. Давай прикинем, что ты можешь делать, каким путем готова пойти к своей "нормальной" жизни.

- Я умею гадать на картах. Этим многие зарабатывают, я слышала. Я даже ауру вижу. Меня, когда я в дурдоме лежала, научили.

- И как ты себе это представляешь? Ты даешь рекламу, и народ побежит к тебе? Сколько ты будешь брать за прием? Что говорить? Что делать? Руками махать, вперясь в пациента сомнамбулическим взглядом?

- А что я одна буду?!

- А как же еще? Насколько я понимаю, ты собираешься объявить прием на дому. Это весьма утомительно, если пойдет поток народа, но... вряд ли он пойдет сразу...

- Нет. Одна я не потяну. - Ответила Зинаида и губы её задрожали.

"Если видишь нищего, не давай ему рыбку, дай удочку" - вспомнилась ей любимая поговорка буддистов. Но та ли "удочка" нужна Зинаиде, которую она у неё просит, покормит ли она её - Виктория сомневалась.

Впрочем, Зинаида ничего ещё конкретного не предложила, но словно читая её мысли, Виктория предложила сама:

- Хорошо. Я даю тебе сейчас небольшую сумму денег, которую ты сможешь без труда отдать впоследствии, чтобы ты могла протянуть в первый период, а ты тем временем ищешь офис для фирмы, которую придумала. Я не думаю, что снятие той пары комнат, которые тебе потребуются - будет стоить дорого. К тому же я помогу тебе поставить дело. Будем работать напополам. Вычитай из наших заработков расходы на снятие офиса, оформление, рекламу, плюс процентов десять на развитие...

- Как? Но это же будет ваш офис.

- Я же сказала, все поделим поровну. Ты же, как я понимаю, из твоих предыдущих историй чувствуешь себя подавленной, когда зависишь от кого-то и находишься под чьим-то началом. Я предлагаю тебе равные условия. Так, чтобы ты себя не чувствовала вечной Золушкой в услужении у вечной мачехи. Смотри на жизнь реально. Предприятие, которое ты мне предлагаешь - мне абсолютно не нужно. Но у меня сейчас есть время, которое я могу потратить на это дело. И деньги.

- Как же не нужно?! - изумленно уставилась на неё Зинаида своими столь небесного цвета глазами, что они показались Виктории кукольными.

- Потому что я художник.

- А... картинки рисуете?.. Но на них же не проживешь. - Ответила она столь уверенно, что Виктория, если бы шла в этот момент, обязательно бы споткнулась. Но Виктория вжала себя поглубже в кресло, на несколько секунду прервала дыхание, чтобы совладать с собой и продолжила:

- Это дело мне не интересно. Но я хочу тебе помочь. Но вы же... я вижу, что вы похожи на колдунью!

- Быть может, всякий творческий человек, этакий художник по жизни, немножечко колдун. Ведь недаром есть такое выражение: "Магия искусства"... Если это так и есть, то из всех магий на свете самая высокая магия - это искусство...

- Знакомилась я как-то раз с художниками - голодают. Какие же они маги? Тоже мне колдуны!.. - Укоризненно взглянула она на Викторию и, заметив недоумение в ответном взгляде пояснила: - Зачем все это, если не можешь разбогатеть?

"Если ты будешь обижаться - ты никогда не увидишь реальной картины происходящего" - вспомнились слова учителя в дни её пребывания в Вате, который, даже если бы его монахи перестали сражаться бадминтон и в теннис, учить английский, все равно только с очень большой с натяжкой, можно было бы сравнить с русским монастырем, - скорее с философским факультетом.

- Пожалуйста, - перебила её рассуждения Виктория, - снимай помещение недалеко от дома. Я ещё путаюсь, перейдя с правого руля на левый, и вообще не хочу тратить время на дорогу.

- У вас есть машина! Так это же тогда просто. Я найду адреса, мы с вами поедем по ним и вы сами обо всем договоритесь.

Перспектива стать ещё и водителем у этой, как ей показалось, совершенно ничего не понимающей, заблудшей овцы, повергла Викторию в ужас. В один момент она забыла про все буддистские практики и отчаянно вскрикнула:

- Нет! Нет! Нет! - И только после ровным голосом добавила: - У меня много дел. Я очень занята.

ГЛАВА 12.

"Я занята, я занята" - отвечала она и сыну, предложившему ей проветриться и съездить с ним на съемки в Тарусу; и родителям, предлагавшим поехать на дачу покидать снег под деревья, и неожиданно объявившемуся приятелю детства биологу Сергею Спиину. Насколько она его помнила - он всегда куда-то уезжал навсегда. Сначала это был, кажется, Таймырский заповедник, где он должен был посвятить всю свою жизнь, и никак не меньше, разведению овцебыков. Уж очень они были тогда нужны сельскому хозяйству севера Советского Союза. Это был глобальный проект! Способный сразу осчастливить жителей севера, не имеющих возможности пасти овец. Но позже появился ещё более глобальный проект по развороту северных рек Печорского бассейна, он должен был осчастливить не только жителей севера, но ещё и степи!..

Виктория не поверила этому заявлению. Они много и подолгу спорили, не жалея ни времени, не сил. Но когда дело дошло до того, что это возможное безумие стали обсуждать на страницах печати, словно под шумок, какой-то завод слил какую-то химическую дрянь в Рыбинское водохранилище, и вся его рыба, как по команде, повернулась кверху пузом. Отчего Спиин, всегда чувствуя в себе энтузиазм комсомольцев ещё двадцатых годов, тут же стал не просто биологом, но ихтиологом, впрочем, он всегда любил рыб и даже родился под созвездием Рыбы, и наконец-таки, после долгих очередных проводов, отчалил, вроде бы навсегда, на это новое "Мертвое море". Потом он появлялся в её жизни раз в пять лет то, уезжая навсегда на обезображенное гельминтами озеро при какой-то АЭС, то после того, как какой-то ламповый завод спустил в Волгу ртуть - под Астрахань, выяснять сработал ли плацентарный барьер и не передались ли зачатки отравления знаменитой русской икре. В общем, он был вроде бы всегда при деле, но только не тогда, когда приезжал в Москву. В Москве же он шлялся по приятелям и пропагандировал всем кому не попадя свою очередную идею спасения мира от очередной экологической катастрофы. Мог в течение года, а то и двух, если его очередной отъезд "на всю оставшуюся жизнь" затягивался, говорить ежедневно, что уезжает - намедни, и жить в состоянии постоянных проводов. Викторию даже не тронул тот сентиментальный момент, что они не виделись черти сколько, что и он и она можно сказать только что вернулись из своих странствий. Она испугалась нагрузки новой Спиинской галиматьей.

- А помнишь... Я ещё помню - вздыхал Спиин в телефонную трубку, - как вошла ко мне резкая как нате. Тебя вызвал Бен, чтобы ты подвезла рюкзак, нам не хватало рюкзака, я отправлялся в экспедицию, и вдруг ты пришла и сказала, чтобы я взял в экспедицию и тебя. Я, помню, оробел совершенно такая девчонка! Помнишь, как я спросил, а есть ли у тебя паспорт и ты тут же достала паспорт из заднего кармана джинсов и положила передо мною на стол. Тебе было всего лишь семнадцать! И я понял тогда - это на всю жизнь.

- Что на всю жизнь? - усмехнулась Виктория.

- Ну... наша дружба.

- Дружба?! - воскликнула она и пробормотала в сторону китайскую поговорку: "Умыв руки, не приноси жертв". Ностальгия - чем не жертва прошлому?..

Нет - думала Виктория - слишком грустно и скучно переживать былое, когда тебе неясно твое будущее. Даже если ты вспоминаешь счастливые моменты - оно не забавляет тебя - укачивают так, словно морская болезнь лишая воли и подвижности.

И резко переведя разговор на деловой тон, она обратилась к нему с просьбой подыскать ей мастерскую, покуда он не у дел, и точно зная, что он никогда ничего путного ей не найдет, но пока не найдет не будет дергать её и отвлекать на пустую болтовню.

Она вообще не хотела видеться ни с кем. Боясь, словно бегун приготовившийся преодолеть марафонскую дистанцию на спринтерской скорости, что её окликнут и собьют настрой.

И все-таки ей казалось, что она бегает по заколдованному кругу. Чем она ни занималась - все казалось бессмысленным и бесконечным. Звонила в агентства по жилым помещениям и нежилым, дабы приобрести мастерскую, выслушивала неподобающие цены и невдохновляющие адреса. Снова звонила и снова... Звонила галерейщикам, которые вякали-мякали, а потом просили перезвонить попозже, действуя в соответствии с апломбами совдеповской интеллигенции. Едва клала трубку - ней дозванивалась Зинаида, предлагая снять под офис для гадания и прочую ворожбу - то комнаты в администрации какого-то завода, то чуть ли не цех на фабрике, то кабинет в кулинарии. Отчего, живо представив себе, как люди будут принимать пищу в заведении, где колдуют какие-то непонятные ведьмы, Виктория хохотала прямо в трубку. Но когда Зинаида предложила какое-то помещение на территории немецкого кладбища - Виктория почувствовала пора её остановить:

- Все. Больше не ищи!

- А что же мне делать?

- Возвращайся домой, ложись на диван и, скрестив на груди руки, смотри в потолок.

- Это что - такое колдовство, которое называется медитация?

- О боже! Я просто советую тебе отдышаться и сосредоточиться.

Виктория положила телефонную трубку и пробормотала себе под нос: Нормально. Всем даю умные советы, а сама?

Она легла на диван и тут же вскочила.

Через час с трудом нашла этот очередной центр современного искусства, расположившийся в саду то ли бывшего, то ли продолжающего работать, но в пол силы завода. Ее старый приятель теперь был директором этого центра. Когда-то, очень давно, он спасался на её груди от депрессии. Она от своих проблем - на его. До чего же ломкие, нежные и глупые они были тогда. А ещё он отчего-то никогда ей не казался человеком способным хоть на какое-то серьезное дело - так... приятный приятель, "мальчик одуванчик", как она называла его про себя. Неужели годы могут так круто изменить человека, что сейчас она войдет не к Лелику, а к Леониду, как его, бишь, по батюшке?..

Виктория заперла машину, оставив её у ворот сада. И пройдя на плохо освещенную территорию, в рассеянности остановилась - вперед по тропинке, слева, стояли один за другим три маленьких одноэтажных домика, издалека похожих на украинские мазанки, справа не было ничего кроме пространства покрытого снегом, несколько остовов деревьев, а далее белый бетонный забор, темные, нависающие, словно скалы ущелья, дома. Ей показалось, что она попала не по адресу, но, пройдя вперед по дорожке ведущей к домикам, увидела табличку, указывающую на то, что современное искусство ждет её - по тропинке прямо. Оно действительно расположилось в белом домике, последнем в этом саду. Таких миниатюрных центров современного искусства она ещё не видела. Вспомнив русскую поговорку: "мал золотник, да дорог", с трепетом в сердце открыла дверь.

В небольшом белом холле топтались какие-то потертые, хотя и артистично, но больше неряшливо одетые люди - каждый был с красным пластиковым стаканчиком в одной руке и сигаретой в другой. Они сосредоточенно скользили мимо, особо не замечая друг друга, так, словно решали какое-то важное алгебраическое уравнение, и даже никто не бросил взгляда на только что вошедшую женщину.

Виктория, пытаясь разглядеть хоть одно знакомое лицо, застыла у дверей рассеянно улыбаясь.

Скидывай пальто, - по-хозяйски подошел к ней маленький коренастый тип, с взлохмаченной шевелюрой жирных волос, то ли лет тридцати пяти, но весь испитой, то ли более пятидесяти пяти, если предположить изначально, что пьет не особенно много.

Виктория расстегнула свое старое кожаное пальто, сама сняла его и оглянулась - где бы положить.

- Ладно, так уж и быть - давай снесу, - несколько пренебрежительно взял у неё пальто тот же тип, отнес его в какую-то комнату, вернувшись, протянул ей ладонь с растопыренными пальцами, явно намереваясь пожать ей руку, как мужчине. Но Виктория так элегантно вложила свою ладонь в его, что не прикоснуться губами к её руке он уже не мог.

- Альмар - меня зовут.

- Виктория. А вы художник?

- А как же. Все здесь... - он проглотил ругательство столь выразительно, что Виктория не могла не понять, как он здесь ко всем относится. Тут же всучил ей пустой стакан и исчез. Виктория так и осталась стоять с пустым стаканом, словно с микрофоном, когда не знаешь что говорить.

Тем временем мужчины, поскольку основную толпу составляли представители именно этого пола, а пара молодых женщин лианообразно скользила по задворкам этого фасада человечества, так вот эти мужчины, краем глаза все-таки наблюдавшие за Викторией несколько всколыхнулись, тот, что был ближе и напоминал Квазимодо, хотя и не был горбат, подобострастно прошепелявил:

- Я тоже художник. - И представился.

Но Виктория не расслышала его имени.

- Я тоже художник, - пробасил длинный бородач и, не подумав представиться, продолжил как-то сходу: - У тебя водка налита? Ладно, давай отолью. - И деловито хлобыстнул ей пол стакана водки из своего.

Виктория несколько растерялась, хотела сказать, что она не пьет. Тем более водку. Что она вообще-то за рулем, но это, похоже, никого не интересовало. Мужчины дефилировали, как рыбы в аквариуме - вроде бы деловито, вроде бы бестолково, взгляды их по отсутствию концентрации на каком-либо предмете, или человеке, так же напоминали рыбьи.

Виктория, дернула одного аккуратно проплывающего мимо неё "рыба" и спросила: - Простите, кто автор сегодняшней выставки?

- Там. - Небрежно махнул "рыб" на двери.

Виктория распахнула двери и прошла в зал, напоминающий длинный гараж с побеленными стенами. На стенах картин не было - на стенах висели цветные квадраты фотографий размером пятьдесят на пятьдесят. Качество их не то, что бы оставляло желать лучшего, но раздражало блеклостью, мало того - им явно не хватало резкости, композиционно они также не соответствовали ничему приемлемому, разве что взгляду беспросветного самовлюбленного любителя, который считает для себя западло переходить хотя бы в стадию ученика.

"Быть может это стиль такой особый?" - Виктория, когда понимала, что первоначально судит слишком резко, всегда, пусть и, совершая акт насилия над собой, заставляла себя сомневаться. Но подошла поближе, чтобы понять, что изображено на фотографиях и поняла, что это птичий помет. Птичий помет на асфальте, птичий помет на тропинке, птичий помет на траве, ещё раз на траве, на крыше. Помета то мало, то много, то он образует какую-то спонтанную картину, то просто белое, почти снежное поле. И везде поясняющие подписи - вот: "птичий помет на шляпе". При этом казалось, что шляпа снята чуть ли не через огромную лупу, поскольку не вмещалась в рамки кадра и то, что это черное поле - шляпа, можно было понять лишь прочитав пояснение под фотографией.

Виктория все-таки не была лишена чувство юмора и принимала почти любой степ, но, обычно, в художественных салонах, он подавался столь классно, столь сочно, что подписей не требовалась, непонятка же творящаяся на квадратах пятьдесят на пятьдесят начала её раздражать своей некачественностью. Сама того не замечая, она влила в себя ту водку, что была у неё в пластиковом стаканчике, водку которую не пробовала как минимум лет шесть, задохнулась на мгновение и, с ужасом в глазах, выскочила в холл в надежде найти что-нибудь закусить или запить.

- Ну как? - Подскочил к ней тот, которого звали Альмаром.

Не зная, что ответить Виктория выдохнула с парами водки английское слово: - Файн.

- Понятно. Душить их всех надо, - пробурчал Альмар. - Не нравится мне все это. Такие, вот, и погубили Россию.

Виктория попыталась соотнести то, что она видела в зале с гибелью целой страны, соотношение масштабов её поразило, и она наивно спросила:

- За что же вы так родину-то не уважаете? Неужели вы думаете, что Россия столь слаба, чтобы на неё вообще могут повлиять подобные выставки?

Но Альмар, заметив, что водка на столе кончается, ушел к разливочному столу, так и не ответив.

Она почувствовала себя неуютно, а тут её ещё кто-то хлопнул по плечу, Виктория вздрогнула от неожиданности и обернулась:

- Ба! Мать! Сколько лет - сколько зим? Какими судьбами? - Лелик стоял перед ней все таким же мальчиком-одуванчиком, как и десять лет назад, совершенно не постаревшим, не растерявшим своей пышной кудрявости, разве что немного поправившийся. Даже очки на нем были такими же кружочками а-ля Свердлов.

- Лелик! - Виктория более не как не могла выразить своей радости иначе, чем таять в улыбке, при произнесении имени приятеля юности.

- Ну... ты даешь мать! Столько лет не показываться! Что делаешь? Чем занимаешься? Замуж, небось, снова вышла? Как тебе выставка? - Он был все таким же холериком, не способным задав вопрос остановиться и выслушать ответ.

- Я... - Она хотела сказать, что не понимает - какое это отношение имеет к искусству, но сказала: - Забавно.

- Вишь, какие мы проекты делаем. Гранд получили. Раскручиваемся! Строительство коттеджей я уже забросил, не мое это дело. А у тебя как дела? - и, не дав Виктории ответить, продолжал: - Долгов мы понаделали с этим строительством коттеджей с ума сойти, мать! Еле выкрутились. Дело продали и разбежались. Вот при искусстве и осел. А ты, небось, из романа в роман перелетаешь? Выглядишь, я тебе скажу сногсшибательно. Женщина-вамп! Помаду надо поярче, конечно. Много крови мужикам-то за эти годы попортила?..

Виктория, поначалу слушая его, стараясь не упустить не одного слова, живо реагируя на все сказанное им, но вскорости поняла, если она не прервет его, то упустит возможность хоть как-то зафиксироваться в его сознании.

- Слушай, я к тебе по делу. - Виктория открыла сумочку, достала сначала пачку с фотографиями своих картин, потом подумала, что такое количество Лелику будет трудно переварить, и достала каталог своих последних работ великолепно изданный в Бангкоке.

- А... - повертел в руках её каталог Лелик, пролистал несколько секунд, словно ничего незначащую книженцию, и отдал Виктории: - На английском языке издала. Богатого спонсора нашла?

Виктория усмехнулась, понимая, что по-другому он мыслить не может, что для него она всего лишь одна из бывших тусовщиц, поскольку встречались они обычно в шумных компаниях, хотя и давно. Но все-таки хотела сказать, что уезжала, что работала как художник, и её работы представляли, как работы вымышленного мужчины, что даже маленькие картины легко продавались. Что если он возьмется за неё как продюсер, то она ему даст адреса всемирно известных галерей, которые, купят её работы. Еще она хотела сказать, что не бедствует, так чтобы искать меценатов в постели и ещё многого чего, потому что Лелик совершенно не был в курсе того, как она провела почти десять лет после их последней встречи весною девяностого. Но Лелик не проявлял любопытства, ему казалось, что он сам знает, о том по каким законам должна развиваться судьба такой женщины как Виктория и продолжал:

- Еще бы - всякий миллионер почтет за честь, если он не совсем новый русский отморозок, субсидировать такую женщину! А что ещё с тобою ему делать! Эх, мать! Ну... ты даешь. Я побежал. Заходи ко мне в кабинет, водочки попьем. Это первый дом от ворот. Поболтаем. Я тебя автору нашей выставки представлю.

Автором оказался тот самый пожилой Квазимодо без горба, что подходил к Виктории. Он сел за стол перед Викторией, и начал откровенно заигрывать с ней, не обращая внимания на присутствие Лелика, и его бледных, словно спящих наяву сотрудника и сотрудницы, похожих больше на бухгалтеров советских времен, чем на искусствоведов.

Их посиделки в кабинете - действительно напоминали не богемный тесный кружок, а именно русские посиделки, когда разговор вроде бы оживленный, но не о чем, может поглощать время бесконечно, так как никто никуда не спешит. Все сплетничают, как в деревне на завалинке и не хватает лишь баяна. Впрочем, Виктории слова сказать не удалось. Осуждали сначала любовные похождения какого-то неизвестного ей типа, потом ещё кого-то

Пока шла их беседа, Квазимодо тайно налил водку Виктории в стакан, но она аккуратно подменила его на стакан с соком. Он называл её Викулечка, и, сунув фотоальбом со своими работами, параллельно тексту Лелика и его сотрудников, рассказал, что в свое время сбежал в Германию, пытался продавать свои фотоработы на блошином рынке, но фотографии никто не покупал, в то время как сосед сидевший рядом малевал одну картинку за другой. Тогда он научился перерисовывать красками свои фотографии на холсты. А так как фотографии не страдали должной глубиною резкости, то получались какие-то размытые абстракции, но их брали. А заработанного за день хватало, "аж чтобы прожить дня два!.." И вот он вернулся, и теперь снова смог заняться фотографией, потому что, за время его отсутствия, друзья его юности разбогатели. Не настолько, конечно, чтобы купить ему квартиру, отчего приходится перебиваться с нелюбимой женщиной, которую он, - тут Квазимодо сделал паузу и, поморгав тяжелыми веками, видимо пытаясь изобразить какой он несчастный, продолжил, сообщив о том, что эту, ничего не понимающую в искусстве простушку, он только и мечтает бросить, но вот беда - уйти некуда! Вот если бы его полюбила женщина, способная ценить художника!.. Но пока что его спасителями являются только друзья, способные субсидировать его творчество. Но если Виктория захочет, - тут он снова многозначительно прервался и нелепо продолжил: он впишет её портрет в свои картины.

Но Виктория с трудом растянула губы в улыбке, едва увидела фотографии его работ маслом, они были столь же невыразительны, как и представленные на выставке фотографии. "Быть может у него что-то со зрением?.." сочувственно подумала она: - Я вообще-то тоже художник, - и вытащила из сумки пачку фотографий, каталогами решила не смущать бедного художника берлинской барахолки.

- Вообще-то... - тут же в его голосе появился пафос метра, - это уже значит не художник! Художник никогда не скажет, что он вообще-то.

- Но отчего же? Пушкин ведь называл свои великолепные стихи стишками. Вы лучше посмотрите сначала.

Он небрежно раскинул перед собой фотографии, и она почувствовала, как его душа переполняется гневом.

- А что? Вы природу рисовать не умеете?

- Умею. - Пораженная такой переменой в настроении выдавила из себя Виктория.

- Вот и рисуйте природу. Ее покупают. Сколько может быть поэзии в упавшем осеннем листе! Вот у меня тут...

Виктория почувствовала, что больше не может насиловать свою душу. Такие же слова, произносимые с точно таким же апломбом, она слышала на заре своей деятельности, лет этак - двадцать назад от чиновников при искусстве. Но не от этого ли он сам бежал в Германию в свое время?..

- Простите. У меня вышло время, я спешу, - сказала Виктория и встала из-за стола, собрала свои фотографии и протянула Лелику: - Подумай, пожалуйста, что с ними можно сделать. Может быть, выставку устроить у тебя?..

- Мать... понимаешь ли, ты не подходишь нам по концепции.

- А какая у вас концепция? Что ты подразумеваешь под этим словом?

- Малевич, Кандинский, Зверев...

- Но это же прошлый век! А ты представляешь галерею современного искусства. Имени кого?

- Неважно кого. Но мы должны соответствовать своему стилю. А как тебя вклинить в наш поток, я даже не представляю. Вот скоро у нас будет сборная солянка под названием "Иисус Христос - хороший человек". Если напишешь что-нибудь в том же духе..

- Вот, - не раздумывая, она вынула из пачки фотографию с картиной изображающей на темном фоне светящийся абрис падающего вниз, словно комета, человека.

- Но мать, концепция другая. Тут не видно чисто русского мученичества, потуг, и извращенной корявости, за что нас и ценят на западе. Космополитизм, мать, космополитизм!

- Космополитизм это, надеюсь, от слова "космос", а не от темы сталинских репрессий? - Вспыхнула и погасила саму себя? Виктория. - Ладно, спекулянт названиями, держись! Ответ не принимаю. Ответишь позже, когда спрошу.

Шагнула за порог и темная зимняя ночь объяла её. "Господи!" - подняла она взор к небу, но не увидела звезд.

- Сколько времени? - услышала она голос Альмара.

- Девять, а может десять, но одиннадцати ещё нет, - растерянно ответила Виктория.

- Чего плохо так одета?

Виктория с недоумением оглядела свое кожаное пальто.

- Замерзнешь. - Пояснил Альмар.

- Я на машине.

- Подвезешь?

- Конечно. А куда?

- На Казанский.

Альмар расположился на переднем сиденье, немного мешая ей управлять машиной, расстегнув свой овчинный тулуп, он вытащил из-за пазухи ополовиненную бутыль водки и, первым делом, предложил ей:

- Хошь?

Она отказалась.

- Ну да. Тебе нельзя - ты за рулем. Тогда один буду. - И отхлебывая водку из горла, начал свой монолог:

- Ты выходит тоже авангард, если тебя так признали. Я тоже авангард. Я тогда ещё начинал, когда вас всех и в помине не было. Я случайно не попал на ту бульдозерную выставку, с которой карьера-то у всех и началась. В деревне пил. Знаешь, такого писателя Венедикта Ерофеева? Знаешь. Вот у него и пил. Это он написал про Петушки. Книга так называется. По местности. Не про петухов, а по местности.

Виктория хотела поправить его, что книга называется "Москва Петушки", и вовсе не "по местности", а по направлению, но подумав, что если человек пил с Ерофеевым, это не значит, что он читал его книгу, и тогда зачем указывать на досадные промахи, если человеку, которому и без того, есть чем гордиться.

- По местности, значит, пил. А туда не попал, под бульдозеры-то... Вот вы меня и не признаете... Ты же тоже меня не знаешь.

- Прости, - искренне посочувствовала непризнанному гению Виктория, но почему у тебя такое странное имя Альмар?

- Это псевдоним такой, потому как засилье идет чужеземцев. Они и правят балом. А куда я как Петя Петров денусь? Кто меня запомнит?

- Ну почему же? Запоминали Петровых. Был Петров-Водкин. Был художник из "двадцатки", что выставлялись на Малой Грузинской - Петров-Гладкий. Да не один - был Петров-Гладкий Младший, был и Старший. Работы старшего я очень любила. Такая пронзительная нежность и свет в его картинах!.. Говорят, что он был учеником Ситникова. Я тоже успела взять несколько уроков у Ситникова, но Петров-Гладкий Старший, если и был его учеником, то явно превзошел своего учителя в несколько крат. Хотя, вокруг него не было такой шумихи. Не пойму, куда они все пропали - эти великолепные художники с Малой Грузинской? Слышала, что несколько человек покончило с собой... Но даже если это так - куда девались остальные? Почему ни намека на их присутствие в Москве? Почему следующее поколение художников не взялось развивать их направление, хотя они и были все разные?.. Они, пожалуй, первыми, отошли от пропаганды и от сопротивления ей. Просто были мастерами!.. Ой, я, кажется, проехала Казанский.

- А... ладно, - махнул рукой Альмар, - Вези меня на Ленинский проспект.

Виктория несколько удивилась - Ленинский - чуть ли не в противоположной стороне, но, расслабившись за разговором, послушно поехала по заданному направлению.

- А ты так говоришь, что выходит - не эта?

- Что не эта?

- Ну - не авангард.

- Не знаю. Понять не могу - что тут сейчас под этим определением подразумевается!

- Он мне тоже надоел! Душил бы собственными руками!

- Но ты только что говорил, что являешься - чуть ли не отцом современного авангарда!

- Да черт его знает, не знаю - я кто. Оттого меня и Альмаром назвали. Это от кальмара. Потому как всех их передушить - не то, что рук, щупальцев не хватит! - вздохнул Альмар и допил остатки своей водки из горла.

- Какой же ты злой, оказывается.

- Да не злой я, а уставший. Нигде почему-то мне места нет. Значит, говоришь, ты не ихняя. А чего ж тогда они тебя в кабинет пригласили? Покупатель что ли? - и, не дождавшись ответа Виктории, предложил: - Купи у меня работы.

- А посмотреть хотя бы можно?

- А вот. - Альмар тут же вытащил из-за пазухи рулон бумаг. Рисунки тушью, шариковой ручкой, фломастерами чуть ли не на оберточной бумаге, мятые и запачканные небрежными руками его собутыльников. Рисунки выдавали рубенсовскую школу, талант, немалую фантазию, судя по попыткам закрутить композицию. Но это были всего лишь незаконченные, исполненные на скорую руку обрывки задумок, зарисовки.

- Интересно. Ты заставляешь меня думать о тебе гораздо лучше, чем кажешься.

- Вот и купи. Купи все за сто долларов.

- Но послушай, быть может, ты мне предложишь купить у тебя за более серьезную цену картину, предположим, по этому эскизу?

- Такой картины нет.

- А какие есть?

- Да нет у меня картин. Чего тебе, рисунков что ли, мало?

- Но как бы это ещё не работы, а задумки работ.

- Вот я тебе и продаю свои задумки. Дорого, что ли? Они там, выставляют вещи и похуже. Даже из блокнотных листов зарисовки.

- Но этим блокнотным зарисовкам всегда сопутствуют картины. Зарисовки лишь помогают проследить путь мысли автора. Обычно посмертно. Этим они и ценны. Я могу представить выставку одних зарисовок на тетрадных листах в клеточку, но чтобы это покупали задорого, когда у автора ничего другого нет, представить трудно.

- А ты представь и купи.

- Да с чего это я буду тебя баловать?! Я сама художник. Но чтобы поддержать тебя, могу заказать тебе вот эту вещь, но исполненную на холсте. На каких размерах тебе легче работать?.. Впрочем, это неважно. Если живописью не владеешь - изобрази графически, но исполни в подобающем материале.

- Не получится.

- Почему?

- Денег нет, чтобы холст купить, кисти, масло...

- Хорошо. Пиши расписку, что обязуешься взамен на предоставленные деньги через три месяца подарить мне одну из своих работ.

- А деньги какие будут?

- Так чтобы хватило на несколько холстов и на три месяца жизни. Сейчас здесь, насколько я поняла, можно, не шикуя прожить на сто долларов в месяц. Вот и считай - я даю шестьсот долларов, поскольку художник, жить умеренно не умеет, плюс на холсты и прочее... Где-то около восьмисот.

- И четыреста пятьдесят на краски - совершенно обалдевший от предложения, включился Альмар со своей арифметикой.

Виктория усмехнулась и покачала головой.

- Ну что жмешься. Дай ещё пятьдесят.

- Какие "еще пятьдесят"?

- Ладно. Давай сейчас пятьсот рублями.

- Дам восемьсот, но не рублями и не сейчас, а когда встречусь с тобой трезвым. А так как завтра у тебя будет болеть голова, то встретимся дня через два.

- Не-е.

- Что не?

- У меня голова никогда не болит.

- Тогда завтра часа в три. Я тебе позвоню.

- Не дозвонишься. Давай сейчас.

- Но зачем мне брать с собою такие деньги? У меня их просто нет. Завтра.

- Если хочешь меня найти завтра... - мрачно начал вещать Альмар сменив тон расхлябанного и неприкаянного полу ребенка, полу идиота, полу художника, на тон террориста захватившего самолет: - Если хочешь меня найти, давай деньги сейчас.

- Нет у меня денег.

- Давай сто рублей.

- Не дам.

- Давай пятьдесят.

- Возьми, - не выдержала Виктория, прекрасно понимая какие проблемы мучают этого, заблудшего в понятиях, мудрилу.

Получив деньги, Альмар оглянулся. Они уже подъезжали к метро "Октябрьская". Огни придорожных киосков, казалось, заговорщески подмигнули ему.

- Остановись! - Приказал Альмар.

Викторию уже не забавляла его непосредственность, но она остановилась.

- Теперь, главное: чтобы там, в киоске, была водка, или "Балтика" номер девять. - Задумчиво, пробубнил он себе под нос, не выходя, а выкарабкиваясь из машины.

- Главное теперь - тебе живым до дома добраться. - Процедила Виктория ему вслед и нажала на газ.

ГЛАВА 13.

С утра Виктория вспомнила свою вечернюю прогулку в сопровождении Альмара и расхохоталась. В дверь позвонили, и Зинаида вся светящаяся своей удачей сразу начала с того слова, с которым окончился вчерашний день:

- Главное дело сделано! - Выпалила она на одном выдохе.

- Ой, не спеши милая, не спеши. Я не понимаю что такое главное, есть лишнее, есть ненужное, вредное... но главное...

- А как же не главное?! Я нашла нужное помещение под офис! Это совсем рядом, через две таких же кирпичных башни как наша, в сталинском доме. Там в полуподвале было меховое ателье. А теперь оно закрылось. Разорилось. Потому что никто шуб не шьет. Время-то - какое! А кто может - дорогие фирменные покупают.

- Про шубы я теперь все поняла, а что дальше?

- А дальше, я прихожу к хозяину, он такой толстый, важный мужчина, сидит у себя в офисе один и сериал про "бессмертного" смотрит. Я и спрашиваю, не хочет ли он сдать нам хоть одну комнату - у него все равно их три. А он говорит - да бери все что хочешь.

Я так подумала: три - нам, может быть, дорого будет, а одной для начала хватит. Потом остальные заберем, когда разовьемся. Тогда там можно будет и массажный кабинет открыть и отдельную лавку пристроить, где мы будем травами торговать, можно воду заряженную продавать... Но, пока что, говорю, мы возьмем одну. А он говорит, - бери одну, а сам, не отрываясь, телевизор смотрит, пиво очень дорогое пьет и спрашивает: - А чем платить будешь?

Я хотела с ним сначала об арендной плате договориться, но он так спросил: "Чем?" - вот я ему и ответила: процентами. Он удивился и спрашивает: какими ещё процентами? Я отвечаю: тридцатью. Я так подумала что доход можно поделить просто: одну треть вам, одну треть мне, одну треть за офис, а остальные десять процентов на развитие. Правильно? Если много, то с ним, наверное, поторговаться ещё можно. Он сказал, чтобы я тебя для договора привела.

Виктория ничего не ответила ей, лишь вздохнула и пошла одеваться.

Они вошли в полуподвальное помещение, прошли по длинному узкому коридору, постучались в ближайшую дверь - никого. Виктория заглянула в комнату - обыкновенный кабинет времен застоя с обитыми фанеровкой под светлое дерево стенами, массивным письменным столом, поставленным так, чтобы сидящий за ним, сразу мог видеть вошедшего. Но за столом никого не было. Они прошли дальше по коридору, свернув налево, мимо туалетной комнаты и постучали в дверь в торце.

Нечто рявкнуло в ответ. Виктория открыла дверь. Грузный мужчина лет тридцати пяти в огромных выпуклых очках, от чего взгляд его поначалу показался слишком пристальным, прибывая явно в состоянии мрачного похмелья, развалившись на диване, смотрел телевизор.

Когда в его тяжелом дурмане окончательно прорисовалась женщина, он с трудом изобразил улыбку узких губ на помятом одутловатом лице и спросил:

- Че надо?

- Мы по поводу снятия комнаты.

- Угу.

- Когда мы можем начать работать?

- Да хоть сейчас.

- Но ведь надо заключить с вами какой-то договор.

- А зачем договор? - Встрепенулся хозяин офиса и встал с дивана, протянул Виктории пухлую ладонь: - Якоб.

- Виктория. Так как же нам быть?

- Работайте себе. Разве я не вижу, что вы человек порядочный?.. Потом рассчитаемся. - Якоб явно начал приходить в себя.

- А где комната?

- Как войдете - первая налево и ещё раз налево.

- Что ж... спасибо.

- Э-э!.. Подождите, а что вы там будете делать-то?

- Отвороты, привороты, гадания. - Вышла на передний план Зинаида.

- Это что же... Выходит, я собственноручно ведьм к себе запустил?! - И Якоб озадаченно почесал затылок. - Тогда с вас, девки, водки пузырь.

- Сейчас будет. - Деловито кивнула Виктория и, не заглядывая в отведенную им комнату, лишь жестом приглашая Зинаиду осваиваться, пошла в магазин.

В магазине была доперестроечная скудность, разве что облатки товаров были чуть повеселее, да ещё и народу не было - никого. Лишь один покупатель, - громоздкий потертый бугай, облокотясь на прилавок, о чем-то перешептывался с молодой продавщицей молочного отдела. Винный отдел был закрыт, но на витрине молочного отдела стояли, среди пакетов с кефиром и молоком, несколько бутылок с портвейном и одна бутылка водки. Виктория, взглянув на ценник и не поинтересовавшись у продавщицы, почему она продает спиртное, да и продает ли вообще, выбила себе чек на водку в кассе. Подошла к болтающей с бугаем продавщице, попросив водку. Та протянула ей бутылку с витрины, и съязвила своему собеседнику:

- Все, Вовк, опоздал. Нечего больше мне мозги морочить

- Не понял? - Приподнялся над прилавком детина, и проследив за кивком головы продавщицы, наткнулся взглядом на бутылку в руках у Виктории.

- А это чего, последняя?! - обернулся он к продавщице, та в ответ самодовольно кивнула.

- Да ты чего?! - Взревел он так, что Виктория остановилась и оглянулась, - Да ты знаешь кто я?!

- Кто же вы? - вежливо поинтересовалась Виктория.

- Да я же Борман! - негодующе проревел он и, словно вдруг у него славило горло, проскрипел далее: - Сдай сейчас же бутыль на место!

Такого Виктория себе и представить не могла, но тут же взяла себя в руки и спокойно спросила:

- А Гитлера тут нет?

- Не-е Гитлера у нас нет. - растерялся Борман

- Вот когда появится Гитлер, тогда и поговорим.

- Не-е. Ну... я один тут такой. Ты не поняла. Меня Борманом прозвали, потому, что я на Визбора похож, который Бормана играет в Штирлице. У меня и фамилия Визбирбауман - для здешних мест - признано - непроизносимая. Меня здесь все знают. Слушай, отлей хотя бы сто грамм и катись, а?..

- А что ж ты раньше-то не купил?

- Да у него денег нету, вот и клянчит у меня в долг, - вмешалась продавщица.

- Возьми на портвейн, потом отдашь. - Виктория вынула несколько мелких купюр из кармана и, отдав их совершенно ошалевшему Борману, вышла из магазина.

- У-у Гитлер в юбке! А маленькая такая!.. - Провыл ей вслед Борман.

- В джинсах, - спокойно поправила его продавщица.

Якоб прибывал не в столь печальном разорении, как показалось Виктории поначалу. В той комнате, что сдал в аренду, соединив две, невесть как попавшие к нему, школьные парты и, накрыв их голубым подкладочным атласом, он устроил стол для банкета. Впрочем, атласа видимо у него было много - из стенного шкафа свисала целая поленица рулонов. На голубом атласе в белой, пластиковой тарелки болезненно бледной казалась квашеная капуста, рядом соленые огурчики. Каравай черного хлеба, украшенный пучком петрушки и зеленого лука лежал без тарелки прямо посредине стола.

Откуда-то, словно нюхом определив готовящееся застолье, появились люди.

Один из них - Миша был словно весь на пружинах - парень из соседнего дома.

- Он водку под "Кристалл" делал. Местную милицию подкупил, все хорошо у них шло, потом нагрянуло ФСБ и забрало продукцию на четыре миллиарда, представляешь? А потом вся их компания от суда откупилась за сорок тысяч долларов. Все что заимели - все отдали. - Жарко дыша в ухо Виктории, прошептала востроносенькая женщина напоминающая лису, с такого же цвета волосами. Она едва успела войти и, не познакомившись ни с Викторией, ни с Зинаидой, подсела к Виктории и тут же начала вводить её в курс дела: После этого Мишка впал в запой. - Выдержала паузу, но, не дождавшись ответной реакции, быстро-быстро продолжала: - Бродил по приятелям целый месяц, а жена за это время нашла себе другого. И ушла от него. Он вернулся к ней, чтобы сказать, что приобрел для неё Ситроен, всего за тысячу долларов, а она развернулась и ушла. Представляешь? Не мог раньше ей чего-нибудь этакого купить! Все некогда было - деньги делал, как печатал. А когда пригнали Ситроен, оказалось, что ездить на нем нельзя. Вот он и стоит теперь под окнами Якоба. Когда он был женат и при деле - его никто не знал, а теперь он стал своим в доску! Всякий сброд к себе в дом впускает. - И заметив, что на неё поглядывают мужчины, так же шепотом представилась: Меня Лиля зовут. Ветеринар я. В аспирантуре учусь. Хочу свою лечебницу открыть.

- Хорошее дело. - Только и успела сказать Виктория, как Лиля тут же воскликнула, так чтобы слышали все:

- А что? Надеяться не на кого. Мужики черти-чем занимаются. Как посмотришь - замуж не хочется. - И с укоризной оглядела присутствующих мужчин, глотнула водки из стакана и, уже обращаясь к представительницам женского пола, сказала так, словно угрожала кому-то:

- Во, девки, я всегда говорю - замуж надо выходить за иностранца! Иначе все равно придется свое дело открыть. - И захрумкала соленым огурцом.

Третьим из гостей Якоба был скромный парень. Он бросал на Викторию скромные взгляды из под ровной челки шелковисто-белесых волос. И тут же опускал глаза и краснел, когда замечал, что Виктория видит это. Он оказался бомжом - Пашей, которого пригрел Мишка, за то, что Паша чинил его Ситроен.

Очень быстро собравшаяся компания начала утомлять Викторию. Их кипучая энергия после третьего тоста превратилась в назойливое панибратство. К тому же смех, жесты, голос Зинаиды с каждой минутой становились все жеманнее и жеманнее, глаза её постоянно суетливо перенастраивались с одного на другого, стараясь не остановиться взглядом на Якобе. Виктория заметила это и дала знак, что пора идти. Не досидев до логического конца - то есть до полного разброда и шатания, они вышли из-за стола. Виктория, извинилась, сказав, что у них ещё есть неотложные дела.

- Ну... зачем так? Зачем! - капризничала опьяневшая Зинаида по дороге домой. - Люди такие приличные, так хорошо сидели! А Якоб - какой он солидный!..

- Маминькин сыночек. - Мрачно усмехнулась Виктория.

ГЛАВА 14.

А на следующий день появилась и мама Якоба. Это была грузная, передвигающаяся походкой тюленя женщина с очень добрым лицом. Она помогла Зинаиде оформить комнату километрами голубой, уже ненужной подкладочной ткани, купленной когда-то по дешевке для пошива шуб, которые уже никогда не сшить. Несмотря на свою полноту, она легко передвигалась по комнате, вскакивала на стремянку, приколачивала гвоздями ткань, вместо обоев. Выкроила скатерти на столы, голубые шторы, мало того - как-то по ходу дела в минуты перерыва научила Зинаиду ещё одному способу гадания на картах, а когда пришла Виктория, приглашенная посмотреть на их небесный рай в пределах одной комнаты, представившись Галиной Арнольдовной, тут же раскинула несколько карт и сказала:

- Ой, девка, приехала ты издалека, делаешь не то что хочешь. Пойдешь в одну сторону, да окажешься в другой.

- И что же все это значит? - Спросила, покоренная её обаянием, Виктория. Ее даже впервые не покоробило обращение "девка", видимо для этого дома совершенно естественное.

- А то... - Галина Арнольдовна задумалась на мгновения, а потом очнулась и заговорила, как запела: - В твои-то годы - живи и расцветай. Самый мед! Раз не получилось - другой раз умнее будешь. Все мы начинаем без опыта. - Ответила снова непонятно, но не смогла многозначительно, как и подобает сивилле, погрузиться в тишину и продолжала, уже видимо забыв с чего начала: - А мне и вообще учиться не у кого было. Я же сирота была, без матери. Но отец у меня был из немцев - поволжских. Его Адольфом звали. А мать моя была девчонка еще, когда он уже известным скорняком был. Вот её четырнадцать лет к нему-то в ученицы и определили, на сорок пять его младше была и такая вертихвостка! Ни на что не была способна! Вот он её в жены-то и взял. Тогда на Поволжье голод был, никто не смотрел, что она девочка еще. Рады пристроить. Да и скорняк, даже в голодные годы профессия зажиточная считалась. А в пятнадцать она меня и родила. Он её баловал, баловал... Жуть как любил!.. Вот и избаловал, что она в восемнадцать меня, когда мне и трех не исполнилось, бросила и с заезжим офицером НКВД укатила. Я её так и не видела, считай. Она письма иногда отцу писала, денег просила. Он присылал. А потом, после войны уже совсем пропала. Думаю я, её, за её офицеров-то, на Магадан с ними заодно по этапу и отправили.

А я материнской ласки так и не знала. Не знала я, что это такое. Да что уж и говорить - сейчас и при живых матерях дети этой ласки не видят, матери-то все на работе, и на работе... Все бабы тянут. Мужиков-то, считай, нету. Вроде бы их много, а как оглянешься - где ж они? Тот пьян, этот - на печи. Вот и жила я без матери. Отец у меня хороший был, работящий, но как мне лет десять исполнилось, он меня своему мастерству учить стал. А сам слеп постепенно. Задыхался к тому ж. Это ж какие легкие нужны, чтобы света белого не видеть и в подвале все время мехом дышать!.. Вот в тринадцать мне и пришлось школу бросить. С отцом я работала. Он мне лишь одно твердил, чтобы я профессию не бросала: - "Такая профессия всегда прокормит". Да знал бы он - какие времена пошли! Какие технологии! Мех шьют стык в стык и машинами! А тогда таким швом мало кто владел - немецким он назывался. А ещё он мне говорил, выходи замуж за человека грамотного, а то двое неграмотных, что слепой со слепым, по жизни кружат, а никуда не выходят. А я послушная была и, как появился на каникулах в нашем городке один молодой аспирант-математик, так сразу мне и глянулся. Хотя, и смотреть-то не на чего было - худоба! Ножки тонюсенькие! Ручки тонюсенькие! Сам бледный! Да к тому ж в двадцать пять лет, а уже при очках. Но у-умный!.. Ой, гра-амотный! Думаю, я - если в университете-то учится - то умнее нет! Вот я его и закружила. А не трудно было. Девка я была видная, не как все - не дворовая, не гулящая, да и отец все-таки немец. А они у нас, хоть их и немного было в городе, все равно с первого же взгляда манерами отличалися - немцы-то. Были мы поаккуратнее, да поскромнее в тоже время, повежливее. А одевалась я лучше всех. Все сама себе шила. А на деньги, что зарабатывала трофейные журналы мод доставала. И модная была как с картинки! И худенькая и скромная! Но раз глаз уж на него положила так тому и быть.

И ходили мы по вечерам - гуляли. И стихи он мне читал всякие, И я стихи выучила. Короче, как расписалися, легли в постель, а что делать - не знаем. И лежали так - он в пижаме, я в ночной рубашке. На ночь третью хочу раздеться, а он отворачивается и стыдит: совсем совесть потеряла. Я и стыжусь. А сама-то чувствую - что-то не так, да не знаю как надо.

Ой, девки, не поверите, как долго мы так прожили! Я вся измучилася, иссохла. У меня ж подруг-то не было! Я же все при отце да при работе - в тринадцать лет из школы ушла. Как раз перед тем возрастом, когда вот-вот девчонки шушукаться начнут. В нашем поколении все это поздно было. Да ещё я немка была, а после войны, хоть мы на этой земле триста лет прожили - нам не доверяли. Спасибо, господи, что по доносу на Магадан не сослали. Отец-то у меня один в городе скорняк был - сошли они его - и ни воротника не перешить, ни шапки не перелицевать. Вот и не доносили. Но и не привечали. И без того пришлось ему имя Адольф на Арнольд поменять, во время войны-то. Но все равно и его и меня стороною держались. А я и не мучалась: привыкла уж все одна да одна. Даже в ателье, как отец умер, а умер он у меня как раз через неделю после свадьбы моей, молчуньей была. Не умела я с девками разговаривать - и все тут. Время жалела - работала и работала. А тут месяце на третьем, как замуж-то вышла, они сами заметили, что со мною что-то не то твориться, руки дрожат, шью и слезы сглатываю. Бледная стала - ужас!

Вот одна, самая разбитная, и стала меня пытать, что со мною и что со мною? А я и сама не знаю. Поняла она, что пытать меня без толку, как начала о себе рассказывать, а она девка была простая, по тем временам - гулящая. Это сейчас все такие, а тогда - стыд да позор!.. А ей хоть бы что - веселая такая, мелет языком, - ничего не боится. А я слушаю её - и краснею, и бледнею, и гул в ногах, и остолбенение. И что-то она мне сказала, я аж побежала от нее, а она мне: - Постой! А ты как со своим мужиком предохраняешься? - видит, что я не понимаю и спрашивает: - Спите вы как?

А я и говорю, как это называется - не знаю, но спим мы просто - он в пижаме, я в ночнушке. А как же вы это делаете? - спрашивает, - Через пижаму что ли?

Тут чувствую, что-то не то, а что и понять не могу, как слезы из глаз полились!.. А что, спрашиваю, делать-то надо? Не поверите, девки, уже шестидесятый год! Хрущев к власти пришел! Кукурузу сеют! Все песни про любовь поют, стихи читают, фильмы всякие заграничные смотрят, а я - ничего не знаю.

Вот она меня и просветила. Целый рабочий день просвещала. Прихожу, рассказываю своему, он-то у меня бабкой в деревне воспитывался, откуда такой умный вырос, что до университета дорос - не знаю, но, видно, в университете студентов сторонился - он такой одиночка был!.. Все над книжками сидел, нищеты своей стеснялся, вот я ему и говорю, что так-то и так-то надо это делать. А он так испуга-ался!.. Кричать стал, мол, девки мои в ателье гулящие, мне не пара, а я женой профессора скоро буду, нечего мне их, бесстыдниц, слушать. Так и снова, не поверите, спать стали: поцелует меня в щечку и на боковую. Я уж и так, и этак к нему жмусь, а он лишь отодвигается, - "бесстыдница" - шепчет. Но все-таки по ночам ворочаться стал. И ему забеспокоилось. Не решалась я, но все ж рассказала подруге той, что слава мои он в штыки воспринял. А она умная была, говорит: - Ему мужик это посоветовать должен. Приходите ко мне на вечеринку, я своего парня подговорю, он его подпоит, и поговорит с ним.

Вот так подговором Яшка мой и родился.

Да разве ж среди баб такие сурки бывают? Только мужик может огородиться от жизни формулами всякими, как святая инквизиция, прям!.. И не подозревать даже, что что-то ещё помимо его знания на этом свете существует.

Но вот родился Яшка, а все у нас как-то не клеилось. Мне уж тридцать пять, я растолстела, самой себя стыдилась, а муж все также - как вдруг увидит меня голую случайно, когда в ночнушку переодеваюсь: - "Прикройся стыдобина!" - кричит и отворачивается. И вся я ему не та. А ведь, как жена декабриста за ним по всем Академгородкам ездила, в комнатушках при университетских общежитиях жила, и кормила его, и костюмы ему самые лучшие доставала, и работала при этом в две смены, и чтобы ему соответствовать книги умные читала! Стихи Вознесенского, Евтушенко, Ахмадулиной наизусть знала. По театрам его таскала, и лучше его - о чем спектакль был рассказать могла. А ещё же Яшку тянула! По кружкам ребенка водила, кормила, обшивала. Да это какая баба выдержит? А все для него "стыдобина". А чтоб обнять, приласкать, хоть иногда - об этом и речи быть не может. А как сама приластишься - руки с плеч снимет: "некогда мне". "А что ты делаешь?" спрошу. "Я думаю" - отвечает. Вот и стала я ходить - голову в плечи втяну, взгляд в землю, походкой семеню, а одеваться стала - как старуха - все серое, невзрачное, что б какое декольте - не дай бог! И без того застыдил он меня всю. И вот работаю я раз в ателье, а моя подруга-сотрудница разговор завела. Я к тому времени дружить-то уже умела и куда бы не приезжала - тут же подруги на работе появлялись, но и старых подруг не бросала - переписывались, так вот: подруга мне и говорит: - "Да что ж это ты вся какая-то не такая. Ты посмотри на себя - цветущая женщина, в самом соку!.."

- Да брось ты, - говорю, - толстая я. Самой себя стыдно. И муж за это не любит.

А она и говорит: - А твой мужик никогда любить не будет, хоть ты тростиночкой стань, потому как - сухарь он. Такой и любить-то не умеет. Что ж ты, так из-за этого, и проживешь, любви незнаючи? Вот тут один водитель такси заходил, как тебя увидел, сразу нас стал допрашивать - кто такая? Влюбился. Говорит, - "жениться хочу". А мужик он видный, с юмором, жизнерадостный. Ой, да такой - любую осчастливит!

- Да что ты, говорю, я ни разу своему не изменяла. Не смогу я.

А она мне и говорит: - "А ты и не изменяй. Он же тебя в постель силком не потащит. Я ему скажу, что б он с тобою пообходительнее был. Позволь пусть завтра придет. Сходи с ним в ресторан, развейся, погуляй немного. Скажешь своему, что на дне рождения была, я поддакну, если чего, только думаю я что он и не заметит."

Так и было - не заметил. Пришла, а он от книги лишь кивком оторвался. Думал, что я с работы. Даже на часы не посмотрел. Даже духов дорогих не учуял. Яшка в то время у меня в пионерском лагере был. А началось-то все как!..

Он, таксист-то мой, пришел с огромным букетом роз в наше ателье. Я как увидела его, так и пошла за ним, словно рот разинув. Потащил он меня в парк - на каруселях покатались, в кафе летнем посидели. Он песни, какие мне нравились, заказывал. А какие комплименты говорил!.. И что я самая красивая, и что у меня тело, как у настоящей царицы!.. И так меня приподнял всю настроением, что я даже сутулиться перестала. А как пошли дальше, он говорит, "что ж ты так ходишь-то, словно гусь, какой, и это при твоих царственных телесах!" - и пошел меня учить. Мы так смеялись!.. Я никогда так в жизни не смеялась. И не поверите, я такая скромница в тот же вечер с ним в лесу, он же на машине был, легла. Дурочка!.. Когда в дом приглашал застеснялась. И вот сижу я в его машине, по дороге назад, такая счастливая и думаю: "Ну почему, почему так красиво мне нельзя жить всегда?! Хочу! Хочу!" Вот и накликала себе. Прихожу - муж ничего не замечает. На следующий день пошла на работу, а он снова к концу рабочего дня приезжает. Третий то же самое. И я, стыд уже всякий потерявшая, рассказала ему про свою семейную жизнь, и говорю: вот последний день мы с тобою встречаемся, потому что сын завтра из пионерского лагеря приезжает. А он мне, представляете, и говорит: - А давай завтра с утра твоего сына вместе встретим, и ты с ним ко мне переезжай, собери вещички только самые необходимые и переезжай. На остальное мы с тобою сами заработаем.

- Ой, - пискнула Зинаида, представляя все самые страшные ловушки, которые могут расставить мужчины влюбленной женщине, - А что же дальше-то с вами было?!

- А то и было. Пришла я домой. Ночь со своим мужем проспала спина к спине, а утром, едва он ушел, собрала вещички и написала записку: так, мол, и так, не могу больше без любви жить, не ищи. А он меня и не искал даже. Вот так-то. И на кого я столько лет жизни потратила и зачем - до сих пор не пойму. А все это оттого, что внушили с детства - семья важнее всего. Да зачем эта семья, если любви нету? Да и он несчастный был, оттого, что с детства недолюбленный, необласканный. Бабка у него из староверок - строгая была. Но я так думаю, если человек сам себя не переиначит, после воспитаний всяких - никто ему не поможет. Сам должен вдруг оглянуться и с другими себя сравнить. Не с подонками всякими, а с красивыми людьми. Что их мало что ль?.. Он сейчас уже профессор, старый, скрюченный, злой. Студенты его боятся. И зачем я ему верила, что это счастье такое - женою профессора быть?.. Одно название. Никому он, как человек, оказался не нужен. Так и живет бобылем. Я к нему в город как-то заезжала, захотелось себя понять прошлое вспомнить, так я часу проговорить с ним не смогла, разругалась и уехала. А тогда... сбежала я вниз по ступеням без оглядки, мой второй Николай, Колька уж, меня встретил у подъезда, мы заехали за Яшкой и в ресторан как закатили!.. Все Яшке за сладостями и объяснили. А он и рад был. Отец-то - чуть что - порол его все время. Так и прожила я счастливо в любви и достатке целых двенадцать лет. Конечно, девки, вам это кажется недолго, по сравнению со всей жизнью, но другим и того не дано. Так что, девки, ищите свое счастье и не хороните зря. Тебе-то ещё рано, - кивнула Галина Арнольдовна на Зинаиду.

- Это почемуй-то?! - воскликнула Зинаида и бросила надменный взгляд на Викторию, но тут же покраснела, потупилась, и нервно теребя складки импровизированной скатерти, пробурчала себе под нос: - Я тоже женщина. У меня уже дочке шесть лет. Осенью в школу пойдет. Мне самой двадцать пять уже

- Бабы настоящими женщинами становятся годам к сорока, когда толк в жизни начинают понимать. - Махнула на неё небрежно Галина Арнольдовна. - Ты пока поработай на свое будущее, так чтоб не мельтешить опосля. А тебе Вика от женского счастья бежать грех, я скажу, грех...

Но Виктория никак не отреагировала на её слова, она подошла к окну и, разглядывая стоящий на спущенных шинах Мишкин серебристый Ситроен покрытый снежной шапкой, спросила не оборачиваясь:

- А что же было потом с вашим Колькой?

- А что таких случаях бывает - то и было. Парень он был отзывчивый веселый балагур, компанейский, дом у нас был - полная чаша, особенно как в Москву перебрались, дачу отстроили... Спился он. Жалко было расставаться. И я его любила, и Яшка мой в нем души не чаял, но ничего поделать не смогли, совсем другим человеком стал - лживым, злостным каким-то, подлым и глупым. Противно жить стало. А у него что - загул, за загулом, так загулял однажды и у другой бабы оказался. Она тоже алкоголичка была вот и сошлися. При разводе мне с Яшкой квартира осталась. Ему дача отошла. Вот он с молодой женой на даче-то и сгорел вместе с домом. Через пол года, как разошлись мы. Не жить ему видно было без меня. Он мне часто говорил: "Галчонок, ты мой, царица моя - не жить мне без тебя". Так и сталось. Дурак, он дурак!..

- Да... печальный конец у счастливой истории. - Вздохнула Виктория, продолжая смотреть в окно. За окном шел снегопад.

- Да что вы, девки! У всех счастливых историй печальный конец. Но если его бояться, то вообще ничего не будет. Главное, чтобы сама история счастливая была.

ГЛАВА 15.

Это бабы умеют рассказывать долго и красиво свои любовные истории, вздохнул бомж Потап и закурил дорогую сигарету "Парламент". - А у нас, мужиков, знаешь как - все просто: Пришел, увидел, победил.

Он сидел на Гоголевском бульваре рядом с вальяжно распахнувшим свою дорогую кожаную куртку на меху Вадимом и пил пиво. Неподалеку, возле Фонда Культуры, Вадима ждала машина с водителем, но Вадим не спешил.

- А кто ж тебе насплетничал, что мы были любовниками? Не бойся, я тебя, брат, не выдам.

- А я и не боюсь. Михайлов-Шуйский.

- Ох, братец, давно это было. Давно. Михайлов-Шуйский тогда ещё у Зачатьевского монастыря в вагончике не жил и сторожем не работал, хотя, как и сейчас пил, но бутылки не сдавал, а имел свою четырех комнатную квартиру, малевал чего-то там упорно и выставлялся раз даже с "двадцаткой". Иностранцы покупали его коллажи из старых газет, и хорошо платили, а я тогда был детским писателем. Меня переводили неплохо на языки, хотя и не народов мира, но севера и Кавказа. Я был тогда уже мэтр в кругу молодежи. Мне тогда было сорок, им - по двадцать, двадцать пять... Хорошо, я тебе скажу, брат, чувствовать себя мэтром. И похож я был на французского щеголя, и одевался франтом. Все отлично было, по высшей планке. Я ещё и спортсменом был - велосипедистом, правда, к тому времени лет десять как не выступал на соревнованиях - но спортивная жилка ещё не иссякла. Только пил я уже тогда. Не особо, конечно, а как все в те годы в среде диссидентов и художников, а крутился я и с теми и с другими, ещё в доме Литераторов, Журналистов сидел... оттого и выходило чуть чаще, чем другие. И каждое утро клялся себе - завяжу. Да как-то не завязывал. Чего-то мне не хватало. Воли, конечно, брат, воли. А я решил тогда, что любви. И все когда приходил на сборище все думал: "вот она!.." Короче, баб у меня хватало. Сам понимаешь - мэтр! Вечер обработки - ночь уже со мной. Но все не то было. Нет, не подумай, и любил я их, и жизнь пытался совместную строить со всякими, но не получалось. А когда она пришла на годовщину смерти Володи Губанова, был такой поэт, ну да ты уже не знаешь... А жаль. Ей тогда где-то около двадцати пяти было, а больше пятнадцати не выглядела. Девочка, светленькая такая, непорочная...

- Светленькая? - недоверчиво переспросил Вадим.

- Ну да. Мне ли не знать. У неё волосы были светло-русые, с таким золотистым отливом на концах, что казалось, светятся. Сейчас так торгашки на Белорусском выкрашиваются - перьями, называется. Но это не то - мертвое начало, а у нее, словно голова лучилась. Ну, я - старый ловелас, разве я мог мимо пройти?..

Стал клинья подбивать - не колется. Я её и провожать, и по вечерам звонить, и якобы по делу на встречу вызывал. Домой ко мне не ехала, назначала встречу у метро Краснопресненская, я с цветами, а она меня в зоопарк. Сколько я с ней в этом Зоопарке гулял - звери узнавать стали!.. Ладно там горилла какая-нибудь - морж! Как мы подходим, эта махина из воды выползает и голову на ласт обопрет, и так мечтательно на нас смотрит, а сам хвостом чуть ли не марш Мендельсона отбивает. А она радуется! Ну девочка прям! - тут Потап понизил голос и продолжил мрачно: - Казалось бы!.. Э.. брат, да куда там! Кремень! Это когда её ровесницы ещё сами не знали, что им надо, у неё все уже было. Все - и муж художник, и квартира трехкомнатная и дача в полгектара и даже сын пятилетний. При этом работала художником на Мосфильме. Я со своими детскими рассказиками, да стишками - никто по сравнению с теми, кто её окружал.

- А зачем же ты тогда ей был нужен?

- Отдыхала она со мной, от своих заморочек. Вот и все. А может, и влюбилась... Но дальше прогулок - ни-ни. А я уперся. У меня к тому времени жить с бабой дольше трех месяцев не получалось, а тут пол года с ней выгуливаюсь - и никакого результата. Пить даже бросил. С мужем познакомился, даже подружился та, что он на меня как на просто так, товарища, смотрел и без ревности её со мною везде отпускал. Так мало того, смеяться, брат будешь, - сыну в няньки заделался!..

- Тебе сам бог велел, - пожал плечами Вадим, - Ты же детский писатель.

- Да-а. Но с тех пор, двенадцать лет, не одной строки не написал! И чувство у меня такое - что как только онемение прорвет, напишу хоть строчку - так сразу и умру.

- А ты и не пиши.

- Нет, брат, это дело такое - свыше дается. Если прорвет - все равно напишу, а потом хоть стреляйте.

- Твое дело. - Пытаясь соблюсти внешнее равнодушие, отвел взгляд в сторону Вадим, - А что случилось-то? Почему писать-то перестал?

- Ну да я продолжу, а ты старших не перебивай. Митька её в пять лет детских книжек не читал. То есть читал, конечно, английские сказки, индийские, китайские, русские, братьев Гримм - но, не как ребенок, а как филолог. Сравнивал, понимаешь ли, национальные характеры и приоритеты ценностей. Читал также всерьез все легенды и мифы народов мира, Данте и Шекспира, Марк Твена и Джека Лондона, и Бунина, и Шекли и даже тома истории России Соловьева, чем вконец озадачил меня... Ты себе представляешь, насколько все было серьезно в этом мальчишке дошкольнике?! И не я его поучал, когда выгуливал, а он меня просвещал. В общем, превратился я, сам того не заметил как, не то что бы в друга семьи, а дядьку-няньку на побегушках. Такого со мной ещё не бывало. И самое интересное, что я её так полюбил, что мне и переспать с ней не хотелось уже, лишь бы видеть. Но, хотя я уже и стал человеком при доме, редко видеть её получалось. Чаще с мужем её в шахматы играл, или с Митькой в солдатиков, чем с ней парой фраз перекидывался. И вот пришло лето. Она какой-то фильм закончила, как художник и взяла отпуск на все лето. У них на Мосфильме и на год можно было отпуск брать без оплаты. Они всей семьей выехали на дачу. А дача у них в полгектара была - от его предков пламенных революционеров им досталась. Представляешь, что это такое?! Пространство - ого-го! И никто тебе через забор не кидает "здрасьте". Выйдешь с крыльца - розы полукругом площадку огораживают, дальше сад яблоневый, а потом вообще лес с елками. Муж её только по выходным на дачу приезжал, мне как-то в будни без него находиться там было неприлично. Так я до чего дошел - уезжаю с утра в понедельник с её мужем, день, два, три шляюсь по гостям и мастерским художников, не пью, а потом срываюсь, чуть выпью и на электричку. Приезжал обычно, когда она на чердаке, там была её мастерская была, что-то рисовала, потому что обычно уже ночь была. И я вот до сих пор не знаю - что для меня важнее было узнать, что она нарисовала или то, что она ни с кем эту ночь не спала. При этом к мужу я её - не ревновал совершенно. Едва она ложилась спать - я забирался на чердак по приставной лестнице и засыпал в запахе скипидара её картин. Я даже не разглядывал их, тем более что она имела странную привычку, снимать после работы холст с мольберта, и оборачивать его к стене нарисованной стороной. И никогда не заходила на чердак до обеда. Митя тоже.

По утрам я слышал, как они пробуждаются. Сначала Митя шибуршится и потихоньку вылезает через окно в сад, сбегаются дети, начинается интересная жизнь каких-нибудь индейцев, потом пробуждается она и выходит на крыльцо, ставит шезлонг на солнце перед домом и дремлет ещё где-то пол часа, обычно в купальнике и накинутом на плечи овчинном тулупе. Ранним утром там сыро было. Зелени много. Потом начинает готовить завтрак в пристроенной к веранде кухоньке, созывает детей, кто остается на завтрак, кто нет, но чаще оставались деревенские мальчишки, потому что не остаться было невозможно хотя бы из любопытства:

- А что сегодня на завтрак? - спрашивал кто-нибудь из детей.

- Овсянка, сер, любимая каша принца Уэльского, который... - и далее, брат, - целая история Английской короны. Но это покажется просто, не могу вспомнить все в подробностях, брат, но я слушал с замиранием сердца её сказки на тему мировой истории и даже завидовал детям, ни с кем она больше так не фантазировала, и даже хотел записать, сделать книгу, что ли... Но...

- Короче - застукал тебя муж. - Усмехнулся Вадим.

- Зачем же так пошло, брат? Оскорбляешь.

- Холодно уже. Ладно, пошли в кафе. - поежился Вадим.

- Не одет я как-то.

- Ничего. Ничего. Пойдем. За честь им будет писателя принять.

- Так что же там дальше было? - спросил Вадим, когда в стеклянном кафе у метро Кропоткинской им накрыли стол и они выпили по первой рюмке водки.

Потап, казалось, уже забыл - о чем рассказывал, но машинально налив себе вторую рюмку и, выпив, продолжил:

- Короче, брат, однажды я взял и посмотрел - что она там рисует. Рисовала она обычно классно. Но эта картина была вся как будто прозрачная: - сумерки, высокая трава, дальний горизонт, а по небу плывут двое, словно два облака - он и она. Я сразу понял, что он - это я. Мои пропорции. А она, конечно же - она. Но то, что я тебе описал, покажется ерундой, обыкновенным женским романтизмом. Только все равно, послушай - она летела легко, чуть вверх, хотя и ниже меня, но чуть впереди. И не тянула ко мне руку, и видно было, я не знаю, как тебе объяснить, что руку ей тянуть трудно, что это её затормозит, если она это сделает. Он... - то есть - я, руки тоже за ней не тянет, а плывет-летит просто чуть-чуть сзади, и хотя он как бы сверху, но чувствовалось, что он тяжелее, что он, едва её тело уйдет вперед, он рухнет на землю. Она - как бы черта. Хотя он, заметь, за неё не держится, но тянется за ней. Вот так-то, брат. - Потоп глубоко затянулся дымом сигареты, - Я сразу все понял. Если ты не понял, то я тебе скажу - так и случилось. Он решил ухватиться за нее. Она рванула вперед и вверх. И он упал. И вот-с... - он опрокинул в себя ещё одну рюмку и запихнул в беззубый рот бутерброд с черной икрой и принялся перекатывать образовавшийся ком с щеки на щеку.

- Не понял. Что все-таки случилось? - Вадим уже не мог скрыть своего раздражения его непонятными объяснениями.

- Я же тебе сказал. Нарушил я закон - прописанный в картине. В композиции её было удивительное равновесие. И если бы её рука держалась за мою - и не она не смогла бы лететь, и я бы так не стараться, - мы бы сразу рухнули.

- Слушай, я тебя тут водкой пою, икрой угощаю, а ты...

- Что я? Я тебе правду, брат говорю. Я... увидев картину ту, сразу все без объяснений понял, словно... как бы тебе сказать, вот увидишь, к примеру, красную звезду и все про советскую власть вспомнишь, а ведь если словами все пересказывать, то и жизни не хватит. Так на нас действует символ, брат. Вот и картина та была таким символом, брат, что я сразу все в один момент про себя прочитал. И понял - дано мне два варианта - так и лететь, или... но тогда... все равно её не удержать. И или вместе рухнем, но скорее, я один... И столь взволнован я был этим откровением, что, спустившись, как обычно, пока они завтракали, по лестнице с чердака в сад, про осторожность забыл. Все думал: а как бы так наши руки на картине соединились. Неужели невозможно?.. А тела?.. Прилег под раскидистой вишней, в небо гляжу, тут-то меня и обнаружили дети. Я сказал, что приехал рано утром и, боясь их разбудить, задремал под вишней. А приехал я затем, что уезжаю в Батуми по приглашению, переводчика своей детской книжки, и приглашаю её, поскольку хочу, чтобы она стала её иллюстратором.

Это не было блефом. Меня действительно переводил один аджарец, живущий под Батуми, в Чакве в таком месте, где всегда идут дожди. - Вздохнул Потап и, пока не выкурил сигарету, не продолжил: - Он действительно, приглашал меня и ещё одного поэта. Но, зная грузинское гостеприимство, я мог спокойно приглашать и Викторию. Вот я её и пригласил, сказав, что поедем по делу втроем.

Она, словно сходу почувствовав что-то неладное, тут же отказалась, сказав, что может и на даче заняться иллюстрациями моей книги. Зря я напирал, что книга выходит для аджарских детей и стиль колорит и местность должны быть узнаваемы ими. Потом я долго обрабатывал её мужа, напирая на то, что Виктория давно не купалась в море и ей вообще надо бы отдохнуть от детей и забот - все-таки она в первую очередь художник, а потом уж домохозяйка... Вот так - сморозил, поначалу, с испугу, но после уж не отступился.

Потом мы вместе собирали её в дорогу и, когда на утро должен был отходить поезд, знал бы ты, брат, как я узюзюкался на радостях. В вагон, к тому же плацкартный, поскольку иных билетов среди лета на юг достать так сразу было нельзя, меня под руки притащили два приятеля из ансамбля народных инструментов. Пить я начал с ними ещё с вечера, поведав свою повесть о любви, сразу после их выступления, в гримерной, - можешь представить в каких костюмах они меня привели под руки! Оба были в сапогах, шароварах, косоворотки, чубы, кепки набекрень, а один ещё почему-то никак не мог расстаться со своей идиотской гармошкой. Увидишь таких среди бела дня, сразу подумаешь, что с ума сошел и пригрезилось!.. А ещё в руках я держал бордовые георгины и желтые астры. Дорогие цветы по тем временам, поскольку август только начинался, но букет, я тебе скажу, выглядел тоже убойным. Только её выдержка и воспитанность, не позволили ей сразу же соскочить с подножки поезда с криком: "Чума! Чума!".

А дальше было круче. Я поклялся ей и, сопровождавшему нас поэту, что пить больше не буду, только когда начнется отходняк - опохмелюсь. Но едва мы выехали за границы Московской области, отходняк начался и, поэт с фамилией Сухарь, после той поездки я о нем ничего не слышал, сам предложил мне выпить. Потом мы пошли в вагон-ресторан и обросли компанией. Тем временем Виктория осталась дремать на своей верхней полке. Так ночь, день... Среди второй ночи у меня, кажется, началась белая горячка, или психоз алкогольный... - привиделось, что она проплывает мимо нашего столика, намереваясь сойти с поезда. Небесная картина её, перенеслась в реальность, и с криком: Не покидай меня, вика! - я рванул за ней. Я бежал по плацкартному вагону, продолжая орать не как блаженный, а как падающий в пропасть, срывал за ноги спящих пассажиров с верхних полок и, понимая, что это не Виктория, бежал скидывать следующих... Я орал все громче и боялся, что она не услышит меня, потому что невесть откуда взявшиеся люди, ругались, причитали, кричали, пытаясь заглушить мой вопль. Дети плакали. Видимо я бежал очень резво и очень быстро сдергивал людей с верхних полок, потому что связали меня только в третьем от ресторана вагоне.

Так я связанный и проехал до Батуми под покровительством старого грузина - проводника. Иногда ко мне заглядывал Сухарь, приносил по чуть-чуть опохмелиться, с разрешения грузина, что бы я не окочурился. Виктории не было рядом. Она не видела всего натворенного мною безобразия в полном масштабе, поскольку спала в конце третьего, если считать от начала моего полета за ней, вагона. Но почему-то когда мы сошли в Батуми с поезда, уже вполне приличные, она со мной не разговаривала.

Ну... ты, можешь понять, старик, - сменил свое обращение к Вадиму Потам, словно состарились они за время его рассказа, даже голос его стал стариковским: - Можешь себе представить, что я только не вытворял, чтобы привлечь к себе её внимание. Все было бесполезно. Она не ругалась, она не скандалила, даже не дулась, просто вела себя так, как будто меня нету, а когда я обращался к ней напрямую, говорила со мною на "вы", как с совершенно незнакомым человеком. Мы продолжали пить с Сухарем, но уже потихоньку. Я, временами слишком прямо понимая, что основная миссия мужчины на земле, охранять женщину от других мужчин, начинал кидаться на прохожих, если мне казалось, что кто-то не так на неё смотрит. В конце концов, когда мы ходили по улицам среди бела дня - на местный пляж, предположим, или в столовую - все улицы были пусты. Гостеприимные грузины так не хотели драться с нами, своими гостями, что разбегались по домам, завидев нас за километр, как от прокаженных. Даже на пляже вокруг нас был подозрительно пустой ореол. Представляешь, старик, диаметром метров в сто. Но мы тоже люди тактичные, - соблюдали свой режим и не меняли маршрутов. О творчестве естественно пришлось забыть. И только наивная Виктория иногда спрашивала Сухаря или моего переводчика - надо ли ей или не надо что-то иллюстрировать? Ей отвечали, что ничего не надо. А когда она возмущалась: "А вообще-то что я здесь делаю?" Все и всегда отвечали ей коротко: "отдыхаешь".

Сбежать она от нас не могла, потому что мы её конвоировали неотступно. Вот и ходила с нами молча. Но раз бросилась в море в шторм. Чуть не утонула. Но ничего выбралась. Я ей даже руку подал, на берег вытащил, хотя конечно броситься за ней в плавь не решился. Это было бы самоубийство чистейшей воды, скажу тебе, старик. Но когда напомнил ей, что если бы я руку ей не подал, то её бы снова в море волной утянуло, а волны-то были побольше меня, а быть может и пальм - гигантские... Так ты знаешь, что она сказала в ответ, да не сказала, лишь процедила в сторону: - "Эх ты, спаситель, даже ног не замочил". А я боялся сказать, что видел картину, в которой мы друг другу не протягиваем рук... Так и ходил, молчал оскорблено. Но однажды, когда мы неожиданно подрались Сухарем на привокзальной площади, видимо больше не с кем нам было подраться... Да так, что, обычно невидимые нам, местные сбежались. И обступив нас плотным кольцом, и спрашивали у Виктории: "Вай! Да что же они в Москве не могли найти какой-нибудь подворотни, чтобы подраться? Зачем для этого надо было так долго ехать на нашу добрую землю?" - Виктория не выдержала, заплакала и убежала. Едва я это заметил, я бросил Сухаря на попечение грузин и побежал за ней. Она лежала на постели, уткнувшись лицом в подушку, и ревела в голос. Над ней стоял мой переводчик, хозяин дома и причитал: "Зачем так сильно плачешь, словно у тебя кто-то умер!" "Умер, умер - оторвалась она от подушки и, не заметив моего прихода, снова уткнулась лицом вниз, и заплакала. Она плакала, я тебе скажу, старик, так отчаянно!.. Ну... как ты понимаешь, Потап опрокинул в себя рюмку водки, специально, поняв, что вроде бы равнодушный всем своим видом Вадим в тайне напряженно ждет продолжения, прикуривал медлительно, откашлялся: - не мог набить морду лица. Все ж мой переводчик. К тому ж хозяин дома. Но одного моего взгляда хватило, чтобы он исчез. Короче брат... Да... наконец-таки мы стали любовниками. Всю ночь я был с ней. А она все равно плакала и плакала. Только плакала, уткнувшись мне в плечо и тихо, так тихо...

Я думал тогда: вот, наконец-таки все и решилось!.. Что теперь мы будем вместе. Что те прозрачные летящие люди - на самом деле наши ангелы хранители. И лететь им над нами, держась за руки. Навсегда!

Когда я проснулся - её нигде не было. Под окном маленькая девочка кричала: Дядя Потап! Дядя Потап! Я выглянул в окно, но она, видимо, больше ничего по-русски говорить не умела и жестами куда-то звала меня. Я оделся и вышел. Это был первый день, когда не моросил дождь. Светило яркое южное солнце, ещё доброе, не палящее, поскольку было раннее утро. Почему-то меня впервые не тревожил вопрос: где Виктория. Я был абсолютно спокоен и с насмешливым любопытством шел за зовущей меня девочкой. Минут через пятнадцать она меня привела в привокзальный ресторан. Я с удивлением вошел в него - никого, только за дальним столиком сидит какая-то дама. Я, старик, видел все и с актрисами спал, которые в постели абсолютные уродины, а на сцене красавицы, но поверь, чтобы пятнадцатилетняя девочка, а такой она мне обычно и казалась, превратилась в стильную даму, к которой подходишь, робея - это же требуется целый штат гримеров! А манеры!.. Движения!.. Взгляд!.. Голос!.. Все изменилось. Это была как бы она и не она. И тут накатили воспоминания её мистической картины, да ещё алкоголь в придачу... И ещё почему-то вспомнил, о том, что, когда мой переводчик, спрашивал, что она так плачет, будто кто-то умер, - она отвечала утвердительно. И всерьез подумал - уж не она ли это умерла и вернулась ко мне с того света? Я, попытался, вспомнить подробности нашей ночи. Первой нашей ночи. А действительно ли это она плакала? Может, я спал с ней мертвой? А её оплакивал кто-то другой. Короче, старик крыша у меня поехала окончательно. Я был согласен одновременно со всеми своими версиями сразу. А тем временем дама, очень похожая на Викторию, предложила мне сесть. Я сел, робея и немея. Она плавно и коротко продирижировала рукою и тут же заезженная, скрипучая пластинка заиграла вальс Мендельсона, появился человек с подносом, на подносе стояли два графина - один с красным сухим вином, другой с водкой, фрукты и порезанная колбаса. Как ты понимаешь, кислятину я пить отказался. Я пил и говорил, о том, что свершилось: теперь - она моя жена, теперь мы возьмем Митю и будем жить, пока что у меня в однокомнатной квартире, что я обладаю нужными связями в министерстве просвещения, и она может не волноваться за дальнейшее его образование и воспитание. Что если нам станет тесно, мы можем, даже не ущемлять жилищных условий её бывшего мужа, мы оформим с ней брак, и мне сразу дадут квартиру в приличном доме, и тогда у Мити будут приятели из интеллигентных семей. Я специально говорил с ней о её сыне, чтобы хоть что-то дрогнуло в её холодном выражении лица, чтобы хоть взгляд помягчал, голос... Бесполезно. Я говорил, словно со Снежной Королевой. Я говорил и пил, а музыка все звучала и звучала. А я все пил. А потом я понял, что музыка давно не звучит, потому, как пластику заело или если эта музыка - то музыка ада. И звуки эти пилили и пилили душу. А потом мне показалось, что она пьет не вино, а кровь. Она словно прочитала мои мысли и, улыбнувшись одними глазами, как-то насмешливо подмигнула мне. Кошмар охватил мою душу. Я рухнул под стол. Я пополз под стол, чтобы спрятаться, чтобы не видеть. Какой-то черт поманил меня в мешок, и я так хотел хоть куда-то забиться, что сам, как сейчас помню, полез в этот мешок из-под картофеля.

Очнулся я - смотрю: еду в поезде. Ужаса, моего друг, описать невозможно. И седой, полный проводник смотрит на меня, как бог какой-то, и молчит. Я - в его купе, сумка с моими вещами на полу, а за окном - степь.

Потом я искал её. Хотел объяснить, что она не поняла, меня тогда, что я из любви... Что я!.. Но когда набирал её номер - мне отвечал все тот же её холодный ровный голос. Меня пот прошибал, и я бросал трубку. Я пытался забыться, жить как жил. Но ничего не получалось. Потому что картина такая. Пойми, старик, я не сумасшедший - но как примитивно проверяют композицию находят центр и мысленно прибивают по этому центру к стене. Если остальные части композиции не уравновешивают друг друга по своей массе нарисованного, то картина будет висеть как бы криво. Всегда будет казаться, что вот-вот что-нибудь упадет. Так вот, если бы там соединить эти два силуэта руками, то я должен сразу перевешивать, тянуть вниз и падать вместе с нею. А если её рука уберется, моя останется протянутой - падаю только я. А так они по небу плыли вроде бы и вместе и каждый сам по себе. Как бы каждый знал, что делал. Но вместе все же были. Вместе! Ты понял теперь?

Вадим кивнул в ответ, и на этот раз ему показались объяснения Потапа весьма логичными. Он словно увидел эту картину.

- Понимаешь, старик, - продолжал Потап, в волнении тряся острой, давно нечесаной бородой: Что же получилось - я нарушил композицию. Вот и упал. И когда, она говорила, что умер кто-то, - умер как раз я. То есть должен был вот-вот умереть по закону искусства, потому что больше не лететь мне, а падать. Тут получается что жизнь - это процесс мешающий упасть. И это не она стала такой, как будто после смерти, как я почувствовал тогда на вокзале - она-то, наоборот, стала легче и взлетела выше, а умер я. - Потап вылил в себя водку и со вздохом, отводя взгляд в строну, пояснил: - Потому что пошел против правды искусства. Вот так-то. Потому что мне совсем не надо было спать с ней, чтобы жить по-человечески. А я, козел, уперся. Думал - мужик я или не мужик? Чего она мне мозги пудрит - ведь любит же! Ну... нравился я ей что ли. А вот видишь, как вышло - мужиком-то я, может, и остался, хотя, если честно, лет шесть уже как с женщиной не целовался. Даже с собутыльницей какой-нибудь. Я все сделал для того, чтобы она перестала быть той чертой, что не дает упасть. Понял старик?

- Понял.

- Опасная она баба. Если ты чего с ней задумал, смотри - впишет тебя в свою картину и, попробуй тогда не соответствовать правде её искусства, конец, тебе старик. Точно говорю - конец тогда. Я всю эту мистику её картин жизнью прочувствовал.

- И квартиры лишился из-за того, что она тебя летящим по небу нарисовала? - усмехнулся покровительственно Вадим.

- Быть я хотел с ней рядом, как-нибудь случайно встретиться. Навязчива мысль была. Квартиру свою я поменять к ней поближе не мог. У меня однокомнатная была, да ещё в Печатниках. Денег много бы потребовалось. Вот и решил купить себе дом рядом с её дачей. Подвернулась такая возможность, я тут же сделал обмен за деньги и стал жителем Батуми, где с тех пор никогда не бывал, тогда же, брат, нельзя, квартиру было купить или продать. Но дом можно было. Вот я на вырученные деньги и купил себе дом на станцию дальше от её дачи. И с тех пор, как из поезда на её станции не выглядывал, ни разу её не видел. А потом я женился. Но жизнь у меня и на этот раз не получилась, хотя она женщина и простая. Без заморочек, вроде бы.

- Выгнала из дома?

- Да не то чтобы выгнала - я сам ушел. Мне здесь, в сторожевом вагончике с Михайловым-Шуйским, поинтереснее будет. Поговорить же опять-таки есть о чем.

- Вот видишь, значит, не в картине дело, пить просто меньше надо.

- Ясно дело, брат. Но все-таки было в том что-то. Не связывался бы ты с ней. Да, правда, сколько лет-то прошло, она, небось, постарела.

- Она и сейчас очень даже ничего.

- Рисует?! Ты видел её картины?

- Какие-то силуэты танцующие. Забавно. Оригинально, я тебе скажу.

- Ты меня за сумасшедшего не прими, но я бы все её работы сжег. Кто его знает - что она там и кому прописала.

- Сам с ума не сходи. Сжег... Смешно. Просто твое воображение, подпорченное длительным воздержанием, тогда на даче разгулялось. То, что ты в поезде оказался, так это она тебя специально споила и положила в поезд, договорившись с проводником. И никакой мистики! Это она тебе все подстроила!

- Подстроила... хм... А я-то ей что устроил? Ты так просто не суди. Как в поезде оказался - это все уже детали. Только живу теперь уже более десяти лет, и как не живу больше - словно в том поезде меня везут - и не вправо, и не влево. И ни одной строки не написал, а ведь детским писателем был, да ещё поэтом. Есть дорога, а пути-то нет.

ГЛАВА 16.

- Потап совсем сума сошел, у него уже люди по небу летают, да не как у Шагала - вроде бы спьяну, а прозрачные, - усмехался Вадим, обедая с Борисом. А обедал он, как обычно, на пятнадцатом этаже гостиницы "Москва". Последние дни, с тех пор как жаждущих увидеть Египет или топические страны заметно поубавилось, поскольку не сезон, а любителей европейских культурных ценностей не прибавилось, по той же причине, и работы фактически не было, его обед плавно перетекал в ужин. Вадиму нравилось никуда не спешить, пространным взглядом оглядывать Москву с высоты птичьего полета и не о чем не заботиться.

- А что у вас общего с этим бомжом-то? - спросил Борис

- Исторически так сложилось. Звонит мне некий Николай Николаевич Потап, обрисовывает круг наших общих знакомых, среди них называет и весьма немалых... - бархатный, чуть-чуть гундосящий голос Вадима покатил успокаивающей волной, Борис присосался к трубочке с коктейлем, откинулся на спинку стула, готовый слушать. Кто-кто, а он, Борис, последние годы никуда не спешил. - Звонит, значит, - продолжал Вадим, - А я тогда страхованием банковских кредитов занимался. И говорит мне этот Потап, что ждет меня у метро "Войковская", дело есть срочное, очень важное, а какое - по телефону сказать не может. Голос вроде человека не юного, с начальственными акцентами, да и делать мне в тот день было нечего - поехал. Он меня сазу узнал, подходит весь такой седовласый Байрон в гарольдовом плаще и говорит: - "Та-ак... Сначала дай мне три рубля на бутылку портвейна". Даю. Он пробку зубом оторвал, грамм двести заглотил и говорит: "Хороший ты человек. Пошли". Пришли мы в кабинет к какому-то профессору, доктору наук. Он, как я понял, ещё по другим временам Потапа помнил и встретил нас с полным уважением. Хороший мужик. Я с ним до сих пор связь поддерживаю. Встретил он нас и говорит: Сейчас коньячка выпьем, а попозже академик Бражкин приедет. Вот дела - думаю, но марку держу, наблюдаю. Выпили коньячка, приезжает академик Бражкин. Конечно не РАН, это сразу видно, а академик одной из самодельных компаний, которых у нас уже тогда понаплодилось черти сколько: три дурака - уже академия. И все, видите ли, - академики. Но сам он - мужик солидный. Лет шестидесяти пяти. Так, говорит, я вам всем круизы по странам, этому, поскольку все-таки детский писатель, - книгу издаю, и товар отгружаю на сто тысяч, в предоплату на двадцать тысяч уже завтра, а вы мне банковскую гарантию.

Я обалдел. Банковская гарантия это тебе не страховка кредита, и не кредит даже. Не такого я был масштаба человек. А Потап на меня показывает, - вот, говорит, очень важный человек, может все.

Я честно отвечаю, что гарантии обещать не могу.

Но академик Бражкин руками машет, ладно, ладно, вы подумайте, а пока я вам предоплатой на пробу товара на двадцать тысяч все-таки отгружу. Двадцать тысяч по тем временам деньги немалые.

- Я понял, - кивнул Борис, - Если бутылка портвейна три рубля, как ты сказал, стоила. Как же ты выкрутился?

- Я честно сказал - "не могу". Однако комедию решил досмотреть до конца. Приезжаю на следующий день к Потапу в квартиру, - он очень просил приехать, хотел объяснится. Это был последний раз, когда он оккупировал квартиру своей жены, пока она на его даче жила. Приезжаю и вижу такую картину: дверь на распашку, а где Потап? Потап пьяный под диваном валяется. В углу растерянный профессор сидит. Тут звонок в дверь и, какие-то мальчики начинают вносить ящики со швейцарским текстилем, просят расписаться на накладной. А кому расписываться?.. Смотрят - ничего не понимают. Разбудили мы с профессором Потапа. Он расписался и, едва грузчики, ушли развел бурную деятельность: мне зачем-то всучил три женских костюма, начал дарить профессору, но профессор мужик порядочный, понял куда вляпался, замахал руками и убежал. А Потап звонит всем, приглашает и прямо по три, пять ящиков товара приходящим людям отдает. И так в ажиотаже раздачи и одаривания провел день второй нашего знакомства и день третий. Я говорю, что же ты такое делаешь? А он отвечает, что у него долгов много накопилось и теперь он долги товаром отдает. А как же, говорю, за товар расплачиваться будешь, он машет рукой, там посмотрим. День четвертый: просто чудеса! Стою я у Потапа на балконе и вижу, как подъезжает к его захудалому дому белый Мерседес и ещё машина с охраной, двери открываются, выходит академик Бражкин со свитой настоящих бандитов. Приходят к Потапу - а где Потап? Потап на месте - под диваном валяется.

- Чего это он под диваном-то делал, не понял я? - хмыкнул Борис.

- Спал. Манера у него такая была. С дивана, наверное, падал, а под диваном, он этак отвисал лежбищем, наверное, чувствовал себя в безопасности. Ну вот, бандиты пришли и смотрят - кого убивать? Ничего не понимают. Академик его однокомнатную квартирку оглядывает - не ожидал. А бандиты, тоже ведь люди, оно им нужно какого-то несчастного Потапа убивать, на "мокрую", из-за такого идиота, идти. Академик Бражкин ко мне, - чуть не плачет, - что делать, что делать?! Я говорю: - "перед вами честен, я вам ничего не обещал. А вот как товар теперь вернуть не знаю, сами видите, Потап человек неуправляемый, и зачем вы это только сделали - не пойму". Посидел он, подумал. А!.. - говорит, - мы подарки ко дню учителя интернатам дарили - спишу и это. И уехал.

- И все?!

- И все. Бывает и такое. Хороший был человек академик Бражкин, только суетный больно. Слышал я, что его потом убили. Не за тот товар, надеюсь.

- Так что ж ты после всего с ним до сих пор дружишься?

- А так пошло. Одно за другое цеплялось, и затянуло меня в состояние ответственности за этого безумца. В тот день, когда академик Бражкин уехал, жена Потапа приезжает, он ей тут же костюмчики и падчерице своей, мол, смотрите, какой я крутой. А костюмы дорогие были. Но она костюмы-то взяла, а выгнать - все равно выгнала. Ну что с ним делать?.. Повез я его к одному бывшему художнику-авангардисту на "Сокол", там как раз ремонт был, надо было за квартирой присмотреть, а авангардист покуда в монастыре жил. Из монастыря он своего ставленника прислал - и как встретились они с Потапом, так сразу невзлюбили друг друга лютой ненавистью. Однако жить обоим было негде, оттого и пить на пару все-таки не брезговали. И вот не проходит и недели, как я его туда пристроил, звонит Потап и говорит совершенно серьезным, даже скорбным, я бы сказал голосом: "Старик, у тебя растворитель есть?" Не задумывался, я как-то над этим вопросом, - отвечаю:

- Может быть, и есть.

А Потап мне:

- Старик, ты не понял, много растворителя бери, не могу я эту гадину больше терпеть! - И трубку бросил.

Не понял я, что случилось. Но, на всякий случай, все-таки заехал туда на "Сокол". И вижу такую картину: дверь в квартиру открыта, воняет химией какой-то так, что задохнуться можно, в квартире голяк, а на полу, в большой комнате в луже из клея "БФ" валяются спинами, затылками, даже локтями приклеенные друг к другу как сиамские близнецы Потап и тот самый, присланный чудик монастырский. И проклинают друг друга.

- Так из одежды можно было бы выползти!

- Из одежды, быть может, и можно было, да только из кожи как? Пили они раздетые, по домашнему - в трусах, каким-то образом банку с клеем разлили, и в ней ещё и уснули. Бред. Еле отмыл. Проходит ещё пара дней - сипит Потап в телефон еле-еле: какой-то Отелло с Кавказа приревновал его к соседке, которую он, как клянется, и в глаза не видел. Но так разговор их пошел по агрессивному руслу, что резанул сосед его ножом по горлу. А потом тут же перетянул ему горло, да как сонную артерию не пережал - не понимаю? Невероятное что-то. Только с полными идиотами такое бывает. Я его, делать нечего, в "Склиф" свозил, его там зашили. Почему "скорую" не вызвал - не знаю. Может, боялись милицейской разборки еще?.. Да и как от потери крови, идиот, не умер - чудеса. Видно, действительно, пьяным везет. А он потом с тем же кавказцем за бутылкой и сошелся. Далее звонил мне, чтобы я его на перевязку возил. Свозил я его пару раз и думаю - хватит! Больше не реагирую! Но тут Потапа кто-то из его знакомых к себе на дачу повез, там они в катастрофу попали, у него четыре ребра сломано, лежит в больнице, просит навестить. Вышел из больницы - квартира на Соколе сгорела. "Помоги, брат!" Помог - отвез к Михайлову-Шуйскому. Он тогда, когда его дом на слом пошел, где у него была черырех-комнатная квартира, выезжать в новостройки на окраину отказался, сказал, что в центре всю жизнь прожил, в нем и умрет. Вот и поселился в заброшенном особняке. Привез я к нему Потопа - старик посмотрел на него недоверчиво, тест интеллект произвел - Потап выдержал, даже кое-где разбавил стихами - он Данте, Шекспира... да что там даже Белого, Бальмонта, Ходасевича легко наизусть шпарит. После чего старик дал добро на то, чтобы Потап поселился с ним. Потом их из того заброшенного особняка как-то сразу погнали. Михайлов-Шуйский облюбовал строительный вагончик у Зачатьевского монастыря, в нем они и поселились. Переселились с пятницы на субботу, пока никого не было. А в понедельник хозяева ещё не начавшейся стройки приезжают - ба, да у них сразу два Диогена живет! А хозяева с Кавказа, молодые, седовласых уважают - просто так метлой погнать не могут. Но мне все равно пришлось ехать рекомендации давать. За Потапа я гарантий не давал. Но то, что Михайлов-Шуйский человек основательный и если бомж, то не по разгильдяйству, а бомж волею верности старой Москве, я им объяснил. Так после вторжения на чужую территорию, они и зарплату одну на двоих обрели. Теперь они вместе степенную жизнь ведут - ходят по помойкам, книжки собирают, читают, философствуют.

А тут, вчера, он мне такое про летающих людей загнул, что понял я - не могу не любить его - сумасшедшего. Без меня он вообще погибнет.

С утречка заехал, бутылку водки перед их вагончиком поставил. Оставил я бутылку, спрятался за забором, наблюдаю: - как они удивлялись, ты бы видел, как дети! Но Михайлов-Шуйский постепеннее старик будет. Бороду погладил, понюхал с недоверием, на свет посмотрел, мол, не отравить ли его хотят? А Потап все на небо поглядывал да крестился пританцовывая.

- Во - повезло мужику-то! - вздохнул Борис.

- Так теперь всегда будет. Я распоряжение водителю дал. Хоть кого-то я могу сделать счастливым?.. Да и в поисках водки этот Потап такое нагородить может, в такие истории вляпаться - что все равно меня на помощь призовет, а я отказать не смогу... - глядя через окно в сумеречно сизое небо над Москвою невнятно, словно говорил сам с собою прогундосил Вадим.

- Надоел он тебе что ли? Укокошить решил? - догадался Борис.

- Да ничего не решил. Понять хочу, кто есть кто во всей этой странной истории...

- В какой ещё истории?

- Да я же тебе говорил. В той, где люди по небу летят. Понять хочу, кто кого с ума свел. И что это за реакция, цепная такая, меня задела?.. На картину надо бы взглянуть... Тут без Ваньки не обойтись.

ГЛАВА 17.

- Можете ли вы мне объяснить, почему вы замахнулись на святая святых мужской шовинизм столь цинично, нанося ему удар как бы изнутри. Вы не выступали на феминистских конференциях, вы не посрамили на очередной выставке их тем, что раскрыли свое авторство, вы просто планомерно рушили годами представление о том, что женщина не способна быть на равных с мужчиной в изобразительном искусстве. Насколько мне известно - под вашим псевдонимом в каталогах существует уже не одна сотня картин. А о том, что автор их женщина до сих пор никто не знает. Когда вы собираетесь открыться? - вопрошала юная журналистка Викторию.

- Я давно пишу уже в другом стиле. И подписываюсь также: "Ви. Тори". Разливая кофе по чашкам отвечала Виктория в протянутый диктофон, - И ни от кого уже не скрываю, что я женщина. Но просто наверняка никто не сопоставлял, что художник, так неожиданно прославившийся в ЮАР и я одно и тоже лицо. Просто в буддистских странах слава художника это вовсе не слава, в понятии Европейца, а просто труд, за который платят. Там не приветствуются амбиции европейских гениев. Там никого не интересовало какого я пола. Пол там так легко сменить...

- Но зачем тогда все это?! Понимаете, у нас журнал феминистского направления, давайте, пожалуйста, раскрутим интригу!

- Жаль. Я думала, вас в действительности волнуют мои произведения... Я ведь не делю личностей, с которыми мне приходится общаться ни по принципу принадлежности к полу, ни на национальности... Скорее, на интересных мне, близких или нет.

- Зачем вы так сделали, как не ради того чтобы доказать им, мужчинам!..

- Я ничего никому не доказывала.

- Но ведь вы продавались в ЮАР не под женским именем, а под мужским, создавали целую легенду! Работая под мужским именем, вы умудрились стать известной, но не вы лично, а ваши картины и некий мистер "никто", которого, никогда никто не видел, но о котором писали, как об авторе. Вам не было обидно, что...

- Нет. Моя внутренняя задача была не в том, чтобы обижаться или что-то кому-то доказывать, а в том, чтобы жить, а чтобы жили мои картины. И все-таки... было раз... Единственный раз я сглотнула слюну обиды. Когда познакомилась с Владимиром Третчиковым. Этот почти столетний старикан был очарован мною, но, увы, как женщиной. Кстати, в свое время он был самым раскупаемым художником всего южного полушария, даже в Европе держал более-менее стабильное второе место. Его называли русским Пикассо, хотя у нас о нем ничего не известно. Мы гуляли по саду, и тут я призналась, что я тоже художник. Показала ему эскизы будущих картин, написанные уже я показать не могла, и тогда он, сожалея о том, что стар, посоветовал взять мне в учителя Виктора Тори. И добавил, что женщина, конечно, не сможет достичь его уровня в живописи, но если уж прогрессировать, то под началом хорошего художника. Я чуть с ума не сошла! С одной стороны меня душили слезы униженности, с другой я чувствовала, что слепну от восторга. И все-таки не надо забывать о том, что в современном европейском мире очень много значит ещё и легенда, а не само произведение в сути. Мужчины художники тоже должны создать о себе легенду, не отражающую того, какие они в действительности. Но, подумайте, - какая может быть скучная легенда у женщин! В крайнем случае - это будет легенда то пьющей, то толстеющей Лизабет Тейлор, постоянно выходящей за кого-то замуж. Или битой перебитой Тины Тонер как бы восставшей из претензий мужа, далеко не плейбоя, а плебея. Все построено на истерике, которая является основной ведущей в психопатологии артиста, но не художника. А ведь на самом деле у женщины не должно быть материализованной легенды - история её должна не тяготить натурой, тем более присутствием реального мужчины. Легенда её должна быть туманна, как Амур, прилетающий по ночам к Психее. А когда известно, кто получил право считаться рядом с ней сильным, то выбор её повергается сомнению и вызывает неприязнь. Другое дело мужчины - его жена имеет право ничего не представлять из себя и, даже если она откроенная дура, образ её будет сравним с загадочной музой, коли он действительно хороший художник. Вспомните, с какими дебилками васькались великие художники.

- Вот видите. Вы, значит, признаете неравенство полов.

- Я признаю законы биологии. - Вздохнула Виктория, бросив взгляд в угол комнаты, где брошенные Митей в беспорядке валялись мотки электрических шнуров и прочие странные штучки, связанные с видеотехникой. - Когда взрослая птичка прикидывается птенцом, и разевает клювик, тем самым заставляя самца ухаживать за ней, разве она не вводит его в заблуждение?

- Но мы же люди!

- К сожалению, большей частью - мыслящие животные. И даже образование не спасает от рабского следования биологическому сценарию. В большинстве случаев феминистки яростно завидуют тем женщинам, которым не надо трудиться ради своего высококлассного обеспечения. К тому же феминизм это болезнь мидл-класса, который всех уравнивает под одну гребенку.

- Так вы хотите сказать, что вы не завидуете?

- Я - нет. Потому что редкий мужчина выдержит жизнь с творческой женщиной, будь она хоть тысячу раз гениальна. А я не хочу отказываться оттого, что мое - по сути. Не хочу под кого-то подстраиваться. Все художники, в сущности, одинокие странники, не зависимо от пола.

- Но мы говорим о том, что вы подписываетесь мужским именем, и поэтому смогли раскрутиться. Будь вы женщиной в глазах коллекционеров современной живописи... - Журналистка попыталась навести её на заданную тему разговора.

- Ах, да оставьте вы меня со своею заданной темой! - Отмахнулась Виктория и, закурив, продолжила более спокойным тоном: - Эта ваша война полов меня достала. И в ней я больше сочувствую мужчинам, чем женщинам. Тем более после жизни в буддистской стране - там вообще нет разговора о том, какого ты пола, - какая ты личность - это другое дело. И там наглядно видно - в своей массе женщины и сильнее духом. Но так как там каждый работает не на себя, а на свой род, то личные достижения легко растворяются в родственниках. У нас же каждый вроде сам за себя, но мужчин жалко.

- Отчего?!

- От них требуют изначально, традиционно, только потому, что они мужчины. Требуют силы, воли, покровительства, денег, в конце концов. А они же разные. И когда от меня стали требовать сложившиеся обстоятельства пост перестроечного периода то же самое, а вовсе не мастерства и таланта художника, я поняла, что у меня не хватает сил брать на себя столько ответственности. Но брала и обеспечивала сына, как мужчина, а как бы было хорошо, лишь только направлять, как просто мать. Быть просто женщиной приятней.

- Но быть женщиной - это готовить, убирать, стирать...

- О нет. Это отдельная профессия из серии обслуживающего персонала. Просто надо работать в своей области так, чтобы мочь содержать прислугу и не чувствовать в этом ничего неестественного.

- Но это очень дорого!

- Значит у нас это высокооплачиваемая профессия. Но это не значит, что профессию надо путать с сексуальной ориентацией...

Тут Виктория прервалась, потому что в дверь позвонили, потом заколотили кулаками. Она пошла открывать, удивив бравшую у неё интервью девушку тем, что даже не подумала о том, что это может быть вооруженное нападение, не напряглась, как бы напряглось подавляющее большинство москвичей, уже привыкших к убийствам и разбоям. "Во - как расслабляет заграница" - вздохнула феминистка про себя. А Виктория, завозившись с ключами замка, крикнула ей из коридора:

- А моя профессия - художник. Я хочу писать картины. Рисовать.

- О! Женщина, которая рисует! - видимо услышав её слова через дверь, хохоча прокуренным женским басом, упала на нее, обнимая, Вера - вся легкая, словно только лисья шуба придавливала её к земле, а освободись от неё и вспорхнет ароматом духов и ликера. За её спиной маячили две мужские фигуры.

Виктория чуть отстранила от себя подругу, пытаясь разглядеть получше кто с ней пришел, и лицо её застыло в немом изумлении.

Вера предстала перед ней в весьма растрепанном виде: окуляры очков наискосок, в разные стороны, пересекали трещины придавая её взгляду безумную расконцентрированность, за воротником её шубы таял ком снега, сумка в руках была с оторванной ручкой.

- Но Вера, что с тобою?!

- Да так, побесились немного на улице. Весело было!..

- Ничего себе - весело! Ты же уже взрослая дама!

- А ты родины отвыкла! У нас здесь взрослых не бывает! Вот... мальчишек тебе привела. - Пятидесятилетняя подруга явно чувствовала себя девчонкой.

- О, если б ты знала, какая отличная переводчица наша Вера! Особенно если надо перевести с одной стороны улицы на другую! - похлопывая Викторию по плечу, сделал шаг через порог Иван, с подбитым глазом.

- Ну... вы и хороши!.. - Недоуменно покачала головой Виктория, оглядывая мало знакомого ей Ивана. - Что случилось? Может быть вам сделать примочку?..

- А... само пройдет. - Отмахнулся Иван. - Подрались немного на морозце.

- К вам пристали хулиганы?!

- Да какие там хулиганы! - затрясла Викторию за плечи Вера. - Мы сами хулиганы! Не заморачивайся!

- Ну что ж проходите пока в Митину комнату, у меня тут берут интервью, я сейчас освобожусь. - Пригласила их жестом Виктория и только после этого увидела проходящего к ней в квартиру, следом за Верой и Иваном, Вадима. Того самого Вадима так странно подарившего ей диван. Все внутри неё одновременно и возмутилось, и обрадовалось. Не зная как быть: благодарить ли его за диван или сказать, что она не нуждается в подобных подарках, она, подавив в себе всплеск эмоций, сдержанно кивнула в знак приветствия.

Виктория провела гостей в Митину комнату. Посидите здесь пока, попросила она, даже не обратив внимания, что Вадим тоже смешно растрепан: взбитая в пух лысеющая, по краям давно нестриженая шевелюра, красный галстук заброшен, словно шарф за плечо... Былая тургеневская бородка теперь отросла и торчала в разные стороны.

Едва они оказались в комнате Мити, Вадим по-хозяйски принялся выставлять бутылки из огромной туристической сумки на письменный стол вокруг компьютера.

- Боже, неужели вы все это намереваетесь выпить?!

- Не хватит - сходим. - По-деловому ответил ей Вадим.

Ей захотелось закричать, выгнать его из своего дома, чтобы больше не морочил ей голову своими "бенефисами". Но Вера такими радостными урывками то кидалась с объятиями к ней на шею, то оглядываясь на сопровождавших её мужчин, протягивала к ним руки, словно пыталась познакомить, чувствовалось что сердце её трепещет и слов нет, что Виктория успокоила её и сказав, что она со всеми знакома. Откланялась и пошла в свою комнату, где сидела журналистка-феминистка.

- Вы знаете, я вам доверяю. Пишите, что хотите, но не делайте из меня загнанную в угол дуру, ищущую все причины своих проблем в том, что она женщина. - Сходу предложила Виктория.

- Конечно, вам хорошо говорить, - вздохнула та в ответ. - К вам уже мужики не пристают с сальными улыбочками.

- Пристают! Пристают! - ворвался в комнату Вадим. - Вот я пристаю: пошли пить! - и бесцеремонно взяв девушку за плечи, попытался переместить её в другую комнату. Но девушка закрутилась волчком и как-то быстро исчезла из поля зрения Виктории, было слышно, лишь как хлопнула входная дверь.

- Что вы делаете?! Вы мне портите имидж! Да что вы, с ума, что ли, сошли?! - зашипела Виктория на Вадима. - Сорвали интервью!

- А... Я важней. - Отмахнулся он.

- Это почему?

- Потому что - гость.

- Но ведете себя, как хозяин!

- Ты мне не рада? - вытянула тоненькую шейку Вера из-за двери.

- О чем речь?! Конечно же - рада.

- А мне? - Нагло спросил Вадим.

Виктория уставилась на него в ответ, словно потеряла дар речи.

- Иван! Иван! Неси красное! Я знаю, такие женщины любят красное вино! - Заорал Вадим на всю квартиру.

- Несу, несу. - Откликнулся Иван из другой комнаты. - А может, сюда переместимся? - По-хозяйски оглядев более просторную комнату Виктории, предложил он.

- Что они тут намериваются делать? - с ужасом обратилась Виктория в Вере.

- Не переживай. Сейчас винца выпьешь, успокоишься. Мы ненадолго. Ко мне завтра с утра ученик придет. Я ведь уроками английского теперь зарабатываю.

- Да ты с ума сошла! Как ты после такого будешь преподавать?

- Ой, да что ты меня учишь жить! Меня и без того дочка жить учит. Такая правильная стала все, что не сделаю - ей не так. Я устала уже. Я хочу, хоть немного, забыться от этих заработков. И от того, что нельзя выходить на улицу, не накрасив губы... Знаешь, как Танька за мой следит?! Не поймешь - кто из нас дочь, кто мать. Все, что не одену - все ей не то. Прямо у дверей осматривает и со скандалом переодевает. Не модная я ей стала. Прям, надзирательница какая-то.

- Подвинься. - Коротко прервал её Иван, перетаскивающий тем временем с Вадимом бутылки и закуску из Митиной комнаты, в комнату Виктории.

- Вы что?.. - прошептала Виктория, столь выразительно метнув взгляд на Ивана, что Вера поняла и без продолжения вопроса.

- Да нет... Так... Легкие игры. Просто предложил Иван тебя навестить... Вот посмеялась с мальчишками, пока от парковки к твоему дому шли. Посмеялась и помолодела...

Тут Виктория увидела, что весь её журнальный столик плотно уставлен бутылками:

- Люди! Да вы что?! - но голос её, словно глас Иова, остался неуслышанным.

Через пол часа хорошее французское вино развеселило и её. Виктория уже с юмором смотрела на происходящее в её квартире. Гостей было всего трое, но казалось - все десять. Поскольку их присутствие наблюдалось одновременно везде, - не говоря про комнаты, - и в туалете и в ванной и на кухне, на балконе, в коридоре, даже под столом валялся чей-то свитер, а под холодильник почему-то спряталась их пачка сигарет, которую с трудом обнаружили и выцарапали оттуда.

- Ну... вот видишь, вот видишь как хорошо! - Не унималась Вера, Значит, не совсем от родины отвыкла.

Еще через час Виктория утихомирилась окончательно и, казалось ей, что смотрела на происходящее взглядом всепонимающего Будды. Ничто больше не возмущало её - ни заходящаяся басистым хохотом, а то гордо вскидывающая голову, словно юная Кармен, Вера; ни, развалившийся слишком вальяжно на купленном им диване, и как-то покровительственно искоса поглядывавший на неё Вадим; ни Иван, декламировавший свои стихи с подвыванием Есенина.

Лишь раз, вспомнив про то, как Есенин сбросил бочку с керосином с третьего этажа на бабулек во дворе, Виктория напряглась, когда он вышел на балкон. Хотела возмутиться, тем, что он мочится на двор с высоты, но решила, что если она сделает вид, что не заметила его якобы авангардной акции, насолит ему больше чем, если раздует из этого скандал. Все равно уж ничего не изменишь.

Иван вернулся в комнату наполненную шумом, а она, наоборот, вышла на балкон. Под балконом был заиндевелый вишневый сад, словно осколок чеховской пьесы, он напоминал о том, что в далеком прошлом, когда-то здесь были деревянные дома.

Но это было очень давно. Дома снесли, все мешающиеся деревья вырубили, но деревенская тишина почти в центре города навсегда застыла на берегах Яузы. А высокая береза и сосна за зарослями вишен напоминали о лечебном покое подмосковных санаториев. Виктория вспомнила, как, созерцая этот покой, она когда-то очень давно чувствовала, что сходит с ума, от непривычной тишины и пыталась вырваться из рамы окна - ей не хватало шума, как присутствия жизни, как ритма времени. Но теперь она уже сроднилась с тишиной в себе, поэтому ей близка тишина природы. Даже внутренние монологи редко посещали её. Даже музыка, что порой забивала телепрограммы, казалась ей чем-то инородным. Годы молчания на острове саму её превратили в остров тишины в океане шумов.

- Все! Мы ушли! - крикнула ей Вера из комнаты. - Ко мне с утра придет ученик.

Виктория вернулась с балкона. Ученик казался каким-то дьяволом, по крайней мере - Дамокловым мечом. Вера стояла одетая в коридоре под руку с пьяным Иваном в нахлобученной набекрень вязаной пилотке. Вадим дремал в кресле.

- Простите, а?.. - обратилась Виктория к Вере, указывая на Вадима.

- Пьян. - Коротко резюмировал Иван. - Подремлет, очнется и пойдет.

- Как это очнется?! Здесь ещё столько бутылок! Заберите! - воскликнула Виктория.

Но они не поняли что забрать - бутылки или пьяного друга:

- Это все на его деньги куплено. Как мы заберем? - Удивился Иван. Впрочем, бутылочку пива, я, пожалуй, возьму на утро.

- При чем здесь пиво?! Заберите его со всем вашим пивом и вином!

- Но ты хороша! Куда я его дену? Мне Ивана пьяного хватит. - Отрезала Вера. - Пусть он у тебя поспит. Ничего, ничего - он не буйный. - И поспешила выскользнуть за дверь, утянув за собою Ивана.

- Я так и не поняла, зачем приходили? - вслух сама себе сказала Виктория. Но тут Вадим очнулся и совершенно трезвым голосом ответил:

- Чтобы мне с вами ещё раз увидится, мадам.

- Ах! - Игриво отреагировала Виктория. - Опять провокация! Вы что, думаете, если вы мне всучили это громоздкий диван, то вам на нем и место? Забирайте свой диван и уматывайте!

- Диван с собою под мышкой унести не могу, а вот картинку одну, пожалуй, проще.

- Нет у меня никаких картин. Они ещё не приехали.

- Должна быть одна. Я знаю. - Вадим, отметил про себя, что ему нравится, как она сердится. Сразу обнажается щемящая душу её беззащитность, растерянность.

- У меня в Таиланде осталась галерея. - Продолжала объяснять Виктория, не обратив внимания на его утверждение, - Я дала распоряжение прислать почти все картины, но Пинджо показалось, что страховка, которую ей предложили оформить слишком дорога.

- Знаю я там всех. Разберусь.

- Было бы хорошо. Вот вам данные моей галереи в Бангкоке, она поспешила снабдить его своей визиткой. - Но спешить не стоит. Они хорошо раскупаются и там. Там все-таки посерьезнее относятся к интерьеру. К тому же - я никак не определюсь - какие работы будут наиболее выгодно смотреться на выставках здесь. А быть может вообще ничего не надо трогать. Я уже начала новую серию...

- А кто там твои картины покупает? Представители наркобизнеса?

- Почему?

- Им нормально, когда все вокруг глючит. И картины тоже. Не действия там у тебя какие-то, а порывы, позывы, эманации. Я помню. Родная им реальность. Там же "Золотой треугольник"

- "Золотой треугольник" на выселках. Сидят себе в горах за крепким кордоном. Ведь они для них, что чеченцы для нас. Только с ними проще обошлись: отгородили железно и лишь продукты поставляют и втридорога продают, а с гор этим миллионерам спуститься не дают. Все правильно. Культура трех тысячелетий не должна разбавляться дикарями, которые легко займут все позиции, потому как жадны и агрессивны. У них нет табу. С какими бы деньгами они не были, в изоляции лет через сто, двести сами себя уничтожат, или мутируют - таков расчет. Тайцы готовы ждать и больше. Они вообще никуда никогда не спешат. Там к времени иначе относятся. А мои картины вне несущественных проходящих примет европейского времени. Они им понятны. К тому же здесь пока что их некуда девать. Мастерская ещё не готова. Да и цены здесь на них могут быть только смехотворные.

- Но та картина, о которой я говорю - у тебя! Я знаю.

- Как это - вы знаете?..

- Потому что это старая картина. Ты её написала лет двенадцать назад.

- У меня не осталось картин такой давности.

- Жаль. А я хотел хотя бы взглянуть... Мне многие про неё говорили.

- И что же говорили? - напряглась Виктория в надежде понять: кто.

- Хо-ро-шо говорили. - Протянул Вадим. - Хорошая картина.

- Сказать о картине, что она хорошая - это ничего не сказать. Виктория, отвернулась к окну, и он не видел её глаз. За окном было темно, в свет ночного фонаря туманила метель. В таком же ритме неслась музыка картин её воспоминаний. Ей показалось на мгновение, что и её уносит её потоком снежной мелочности в черную бездну. Нет. Просто она пьяна. Так какую картину он имеет ввиду?

- Говорили волшебная прямо. Там люди летают.

- У кого они не летают?.. У Шагала тоже летают. Ну и что? - с печалью вспомнила она о тех временах, когда люди встречающиеся ей на пути казались больше, значительней, чуть ли не древнегреческими полубогами. И за каждым казался свой мир. Оказалось - борьба рефлексов и догм.

- Во-во. С Шагалом тоже сравнивали. Говорили, что у Шагала, они летят с бодуна, а у тебя органично.

- Просто розовые сопли какие-то. - Виктория пожала плечами и, стараясь не выдать себя, начала собирать пустые бутылки в пакет, не оглядываясь на Вадима: - Нет! Я вам её не покажу. Она не имеет для вас никакого значения.

- Те есть как?! Картина есть картина! Дай посмотреть.

- Вы ничего в ней не увидите.

- А что я должен видеть?! Посмотреть-то дай!

- Уходите, пожалуйста. Сейчас придет мой сын, мне будет неудобно за то, что вы устроили.

- Но я уже, можно сказать, знаком с ней: голубоватая дымка неба... на переднем плане черная, словно обожженная трава... Мне бы хотелось ознакомиться с оригиналом.

- С оригиналом, как я понимаю, вы уже знакомы, - бросила Виктория и пошла на кухню с полным подносом грязных бокалов, тарелками из-под закуски. Вадим схватил свой бокал из-под вина, открыв зубом бутылку пива, с удовольствием заметив как она поморщилась, метнув на него взгляд, медленно с особым бульканьем налил себе пива в бокал. Выпил. Она вернулась с кухни, села перед ним в кресло и закурила, молча, вглядываясь ему в глаза.

- С оригиналом, говоришь? Так что же выходит, картина это не оригинал? Код что ли его? Или как он сам говорил, символ?

- Какой ты дотошный. Это приятно. Это твой плюс. - Вспомнилось ей, его фраза в ту ночь их странного знакомства.

- А что же минус?

- То, что хватаешься за все, что ни попадя.

- Ты не "все что ни попадя".

- Но так же случайна.

- Нет. Закономерна!

- Не может быть. Потому что тебе в принципе все равно.

- Нет! - он протянул к ней руки через журнальный стол, чтобы схватить за плечи, но она отпрянула. Он взял её недокуренную сигарету и затянулся. За кого ты себя выдаешь? - откинулся на спинку дивана, - Тоже мне судья х-художница. Блондинкой тебе было бы лучше. Сексуальнее.

- О! Бедный бледный эбани! - едко усмехнулась она. - Такой лишь рядом с блондинкою герой. Лишь чужая рецессивность может вдохновить на роль доминанты.

Он вжал голову в плечи, взглянул на неё снизу вверх, но тут же блеснул лукавым глазом:

- Если б я был этим... эбани, ты б оставила меня за забором!

- А ты и так за забором.

- Впусти!

- Зачем? Ты же все равно ничего не увидишь.

- Почему?!

- Почему, почему... Потому что погряз.

- Невозможно с тобой. - Вадим вышел в прихожую, молча оделся и вышел из её квартиры, с мыслью больше никогда не возвращаться.

Она курила, так и не встав его проводить.

ГЛАВА 18.

Обед в ресторане Москва подходил к концу, ещё не перейдя в ужин. Вадим тяжело отдувался, набив пузо всякой изысканной всячиной. Борис, более умеренный в еде, скорее из-за чувства такта перед платящим, чем из природного аскетизма, не знал чем развлечь шефа и смотрел в огромное окно, с высоты птичьего полета наблюдая Манежную площадь. Все темы разговоров вроде бы были исчерпаны, но тут новой темой вошел в зал ресторана Иван и подошел к их столику с заговорческим видом:

- Вам срочная депеша. - Протянул он огромный конверт Вадиму и присел рядом, следить за его реакциями.

- От кого письмо? - Вадим и не подумал вскрыть его сразу.

- А вот догадайся.

- Чушь какая-то. Зачем ей мне писать, когда телефон при мне?

Не всех дам, чуть, что не так, бросал Вадим в фонтан. Тоню он обхаживал уже три года. Три года регулярно появлялся и исчезал с её горизонта, чтобы неожиданно появиться вновь. Она была девушка, так сказать, высшего класса по ещё советским меркам. У неё было все, чтобы жить спокойно и достойно: и образование, и знание нескольких языков, и отец полковник бывшего КГБ. И детство при дипкорпусе на Кубе, и каникулы в различных странах, и собственная огромная, для москвички, квартира в престижном районе, и даже работа в дорогом журнале с высокой зарплатой, не говоря про мелочи - в виде шубок и украшений. Не было у Тони проблем ни внутренних вроде, ни внешних, и даже маленький шрамчик над губой придавал её лицу некую изюминку. Но была при этом в ней такая опустошающая самодостаточность, что более трех суток в её обществе, а казалось бы - "на" - живи, - Вадим не выдерживал и несся сломя голову навстречу приключениям или случайным знакомствам.

Поначалу все-таки удерживался от беспросветного блуда и, понимая, что по всем меркам более правильной жены ему не найти, возвращался. Она обиженно молчала. Впрочем, молчание её было не столь безобидно, как казалось - могла взять бокал и стукнуть ею по голове. А потом развернуться и уйти, а могла вдруг лечь, словно кошка у его ног и замурлыкать. Но и в том и в другом случае Вадиму хотелось одно - бежать. Что удерживало его рядом с ней, что заставляло продолжать молчаливую игру в мужчину и женщину - самому было непонятно. Но понятно было одно - это игра, а не жизнь. Какой должна быть их настоящая жизнь - тоже было непонятно. Иногда она показывала ему фотографии - себя в разных странах, предлагала поехать попутешествовать с ней вместе. Тем более что Вадиму, владельцу туристической фирмы, это ничего бы не стоило. Но стоило ему лишь представить, - как они вышагивают по Парижу ли, Риму под руку, и Тоня ровным голосом ведет экскурсию, указывая, на что следует обратить внимание, а сама так и ожидает от него какой-нибудь выходки, взгляда в сторону, чтобы больно щипнуть за ногу и снова, с льдинками в голосе, вести ту же экскурсию, - как его охватывала отчаянная тоска. Отчего никуда не ездил последние три года. Ощущение её постоянного присутствия в качестве тайного контролера, превратило Вадима в бегуна от всяческой нормальной жизни.

Он кидался на женщин как на спасательный круг, способный вытянуть его из моря укоряющего молчания Тони, из океана скуки. Он не брезговал, оставив машину, и прокатиться в метро ради случайного знакомства, в троллейбусе. Мог очнуться спьяну в постели городской сумасшедшей, из тех, что обычно разъезжают в общественном транспорте с мешками ненужного барахла, одетые летом в зимнее, зимой в черти что. Мог оказаться и у женщины милиционера, и у директора хлебного завода, с женой представителя кавказской мафии или нового русского. Раз проснулся в квартире, где разгуливало около двадцати кошек и стояла такая вонь, что он и не понял, как не протрезвел сразу же, едва попал туда. Раз проснулся, а над ним мужик с пистолетом, а ещё раз женщина лет семидесяти, но правда явно из бывших актрис, читает над ним письмо Татьяны из "Онегина". Всюду нарывался на чьи-то проблемы, тоску, страсть, комплексы и всегда ловко выходил из них живым и невредимым. Ему раскрывались женские души, их печали, коварство и слабость. Нет он не считал их, не чувствовал себя коллекционером любовных романов, как Иван, он и романами это не считал - так анекдотами. Но забавными. Но убивающими время.

Не звериная сексуальность руководила им, не похоть, как он считал, а инстинкт с удовольствием подводящего статистические итоги лаборанта, - все в сущности одно дерьмо и скука. Наивные голодные соотечественницы тем временем легко сдавались в подопытные кролики, предполагая о том, что встреча с ним в общественном транспорте способна изменить всю их жизнь. Ломаясь так, чтобы он не принял, за легкодоступных, все равно шли на сексуальный контакт тут же, как миленькие. Словно нечем более удержать мужчину. Так - словно они в постели и есть - истинное откровение!.. Зло отзываясь о проститутках, они обходились куда дешевле их - всего-то в цену бутылки вина и легкой закуски, но требовали куда больше, чем просто деньги - жизнь. Жизнь никому отдавать не хотелось. Но их жалобы на эту жизнь - то есть жизнь с мужчинами порой трогали его. Наивностью. Не пониманием что все они похожи, словно детали выходящие с конвейеров одного завода. Завод этот раздражал своей механистической продукцией. Иногда он чувствовал, что сходит с ума, и снова возвращался к Тоне. Тоня выжидательно молчала, словно какое-то радикальное решение или хотя бы предложение пожениться могло хоть что-нибудь изменить в их совместной жизни. Но его пугала даже мысль не только о том, что всю жизнь он проживет с такой безукоризненно правильной женщиной, но и то, что ему придется жить в её огромной квартире, а ведь реши он купить такую - ему бы пришлось работать и работать. Он боялся, что благополучие Тони поглотит все его труды, метания по жизни и вообще всего его самого. Впрочем, будь она бедна, он все равно бы бежал от её молчания. Но молчание она иногда разбавляла записками: "Мне надо тебе изменить написала Тоня ему как-то раз записку. - Тогда ты будешь меня ревновать, почувствуешь, что любишь".

- Пробуй, разрешаю. - Коротко ответил он на её умозрительное построение чувственной жизни, и в тот же день закрутил роман с безумно охочей до брызг шампанского, цветов и любовных историй женой компьютерщика.

Компьютерщик был странный, хоть и тихий, малый. То он сидел за своим компьютером и день, и ночь, не обращая внимания на дикие оргии доносившиеся из комнаты жены, в то время как там она и её подруги то устраивали лесбийские игры, то делили гостей по постелям. Конечно же, играя, поскольку Марианна никогда бы не позволила при ней увести потенциального любовника. А так как потенциальными любовниками были все - шумные разборки: кто кого любит, - продолжались бесконечно. А то вдруг компьютерщик просыпался и, вызвав из комнаты жены Вадима на разговор, садился перед ним поигрывая огромным тесаком и спрашивал о его отношении к тому или иному политику.

Бред сгущался, постепенно превращаясь в навозную жижу. С Марианной пора было кончать, до хорошего эта Мессалина не довела бы, но это означало, что пришлось бы возвращаться к Тоне. Так как должно же быть у него что-то основное. Он был на распутье. Марианна ревновала его к Тоне. Проверила раз, - по какому телефону он звонил, - по его мобильнику это было просто и, напившись, начинала названивать Тоне, рассказывая, как она хорошо живет с Вадимом. Тоня же делала странные выводы из её речевых наездов и мучалась оттого, что ему не к кому её ревновать.

И вот он получил от Тони письмо. Она сообщала, что наконец-таки изменила ему со страстным армянином, и не раскаивается, потому что ей надоело, что "он бегает по дороге одновременно в два конца".

Вадим вздохнул, прочитав письмо. Вздохнул и почувствовал облегчение, словно прапорщик, гонявший его на стометровку от старта и до обеда, вдруг рухнул с инфарктом. И все. И некому его больше гонять. И никогда его больше не затащит Марианна в свои игры в любовь, а Тоня... - этот страж, постоянно присутствующий за его спиною, вдруг растворилась, словно и не было. Только пустоты, пугающей пустоты не образовалось - странная картина, о которой ему говорил Потап, ожила в его уме и заполнила все пространство его воображения легкостью полета.

- И люди по небу летят... - вздохнул Вадим, складывая письмо.

- И у тебя, что ли, началось? - усмехнулся Борис, внимательно вглядываясь в задумчивое лицо и друга, и шефа.

Вадим дрогнул, вспомнив бредовую историю Потапа. Что-то было все-таки в ней, чему он поверил. Но вот чему конкретно, понять не мог. Одно точно вызывало доверие: для Потапа связь с Викторией была серьезной. Быть может единственной серьезной, хотя и короткой, связью с женщиной за всю его жизнь. А у Вадима не было ничего, что бы заставило его почувствовать дыхание судьбы. Вадим усмехнулся сам себе - завидовать было нечему. Этот полусумасшедший бомж до смерти будет верить, что все его падение произошло из-за того, что она так нарисовала... И было в одно и тоже время неприятно, что у такой женщины, произведшей на него столь сильное впечатление, были такие безобразные любовники и приятно, что всерьез. Но все-таки что чувствовала она?.. Почему написала эту картину? Почему так жестоко отказалась от Потапа. А ведь он был тогда ещё ничего себе - преуспевающий красавец... Да и не дурак. Тонко чувствовал все, если смог так вдруг сразу понять то, что она писала. Странно, что она поняла то же, что и он. А ведь могла писать не понимая. Ведь она сразу сказала, что оригинал ему известен. Значит символ - не картина, не какое-то там рукотворное произведение символ тот самый человек. Только вот чего? Ее этих непонятных эбани, или тех, кто срывается к ним на землю? Или того, что Потап, в сущности, был для неё эбани, но она дала ему шанс, а он не выдержал силы эбанического тока? Или силы собственной тяжести? Как это Потап говорил о символе? Кажется так: он выражает все то, что можно перечислять годами, описывать талмудами. Целую объемную систему. Потап увидел, прочитал его сразу. Значит, он все-таки не был в сущности эбани. Видел - так же как и она... Почему же они не соединились, как близкие люди? Почему она сказала, что он ничего не увидит? Значит, считала, что он, Вадим, точно уж этих "эбани" и видеть, читать символы, понятные ей, ему не дано?.. Черт, совсем она меня с ума свела со своими "эбани", "не эбани". Ну и словечко! - Вадим цедил вино и задумчиво тер виски, не обращая внимания на скучающий взгляд Бориса.

Он постарался успокоится, как и Борис уставился в окно, и вдруг увидел плывущую чреду женщин своих последних лет, не каждую конкретно, а абрисы танцующие каждый свою пляску. Пляску "Святого Витта", а вроде бы пляску секса. Пляску страсти? Нет. Страсть всегда от избытка, эта же пляска нехватки. Прозрачная, как опустевшая куколка стрекоз... Не эту ли пляску изображают полу женщины - полу иероглифы Виктории, которых он видел на фотографиях?..

- Что летают люди-то? Летают? - усмехаясь вперившемуся в окно прозрачному взгляду шефа, переспросил Борис.

- Корчатся. - Буркнул Вадим и тщательно, на мелкие кусочки рвал письмо. - Что же эта такое твориться? - думал он, пытаясь вернуть себе былую трезвость, - Выходит, всякая картина символ? В каждой, что ль закодирована какая-то сверхинформация?.. Так что же это получается - и "Утро в сосновом лесу" Шишкина тоже код? Бред какой-то. Картина - это всего лишь картина. Черт, тут что-то не то. Почему она не дала мне посмотреть ту картину. "Ты ничего не увидишь". А почему увидел Потап? А впрочем, правильно. Он бы действительно увидел просто картинку. Тем более если бы ничего не знал про Потапа. Как и всякий другой. Значит, картина эта несла информацию только для него. А может, все картины несут только сакральную информацию - сколько их, господи, в мире и каждая ждет того, кто сможет её прочитать. Может тогда и Шишкинский пейзаж что-то несет в себе большее для того, одного. Мишки эти его - кому?! Быть может, кто-то прочитает в ней предупреждение о своей смерти? Лучше не думать об этом. Но невозможно уже не думать. Ну и состояние!.. Как рядом с ней - невозможно. Быть может, оттого и невозможно, что он ещё не прочитал свой код... Свою, больше ничью информацию о будущем, ту покруче, пообъемнее любого гадания?.. Почему она сказала, что "ты ничего не увидишь"? Ах да, потому что "погряз". То есть уже утонул. Но в чем? Живет вроде свободно, как хочет, особенно по сравнению с другими... Почему же тогда он и погряз? И вдруг вспомнилось, что она что-то говорила про абсолют, когда он пришел к ней впервые. Что-то про то, что её и не её. ...про несущественное... А ведь точно - он погряз в несущественном!

Он снова вспомнил фотографии её фигур. Наверняка, среди них есть и символ его. Но если бы он был, разве он бы не понял это сразу. Ведь сакральная информация доходит без объяснений до того, кого должна дойти. Пробивает как молнией, как откровение пророка... А быть может, он не постиг её, потому, что не видел её работ в натуре, они же большие, они же покупаются, значит, производят серьезное впечатление, а фотографии это не то...

Он вздрогнул от звона разбившейся рюмки. Борис неловким движением смахнул её со стола.

- На счастье, - сказал Борис, жестом подзывая официанта.

- Рассчитайте нас. - Кивнул Вадим подошедшему метрдотелю.

- Чего так быстро? Куда спешим? - отозвался Борис.

- На самолет опаздываем, - бросил Вадим, отсчитывая деньги, - Завтра вечером вместе полетим, - пояснил Вадим, Борису, совершенно не обращая на мимические вопросы Ивана: "Что там, что?".

- На фиг? - только и спросил Борис.

- В одну галерею. Картины посмотреть.

- И чего, прям, так - на самолете? Охота тебе? Сходил бы ты лучше на Крымскую набережную. Там тоже картинки всякие можно посмотреть.

- Ну... вы совсем, ребят, сума сошли. От безделья все. От безделья. Чего клиентуры совсем нет?

- Нет. - Отрезал Вадим Ивану и тут же снова обратился к Борису - Не забудь, а то я потом предупредить забуду. Все хлопковое только бери.

- Это почему ж?

- Спаришься.

- Да что ж это за галерея такая?! - Шепча, закатил глаза Борис.

- Что в письме - что-то серьезное? - встревожился Иван.

- В письме? А я и забыл о нем. Ничего там нет.

- А что передать-то ей, что? - забеспокоился Иван.

- Ничего. Надоели мне эти юные мадам с точным знанием о роли любви и дружбы в человеческой жизни.

ГЛАВА 19.

Неделя пролетела впустую. По всем столбам микрорайона были развешаны объявления о том, у жителей городка Моссовета, или Пьяного городка - как называли его местные, появилась своя ворожея. Но это известие не потревожило тишины и уюта непривычно непроходного райончика Москвы.

Были даны и объявление в газетах. Но отчего-то никто ничего не хотел знать о своем будущем.

Зинаида сидела в своем голубом кабинете по семь часов в день и ждала посетителей. Но даже Галина Арнольдовна больше не посещала её. От скуки Зинаида продолжала судорожно оформлять свою колдовскую келью, внося все новые и новые детали. Так, что видавшая виды, Виктория приходила в немое оцепенение. На евангелие современного, дешевого издания, стоял собачий череп, который Зинаида нашла во дворе и, по совету Виктории, выкрасив в черный цвет, придала ему вид подсвечника. На нем крепилась явно церковная свеча; рядом лежала колода карт, на ней католический крест. Крест православный висел над столом, на яркой буддисткой мандале, которую, как и прочие сувениры Зинаида выпросила у Виктории. Над мандалой висел черный барельеф Гаруды - птицы справедливого счастья, - справа, - Анх - ключ к жизни и символ Нила, похожий на крест, но с кружочком сверху. Слева, на полке, также покрытой невинно-голубого цвета парчой, стояла египетская кошка из базальта. Под полкой прикреплена церковная кадильница, по углам комнаты на специально прибитых щепках сандалового дерева курились всевозможные благовония. Голова начала бы кружиться от этакой дымовой завесы. Но мало того - Зинаида регулярно кадила ладан.

А ещё во все углы втыкала прожаренные на сковородке иголки, рассыпала по полу соль, потом подметала, и снова зачем-то рассыпала. Всему этому она научилась, насмотревшись телевизор. Зачем, что делала - объясняла сумбурно.

Виктория смотрела на все это молча, чувствуя себя окончательно взрослым человеком, заглянувшим под стол, где маленькая девочка играет в бабки-ежки. Но, несмотря, на колдовские эксперименты, которые время от времени Зинаида проводила в соответствии с тем, что читала в купленных ей брошюрах - удача не шла ей в руки - клиентов не было. Впрочем, в одном ей повезло - соседка раз пожаловалась Виктории на одиночество после смерти мужа и, Виктория пристроила её в няньки Серафиме за мизерную плату. Так что теперь Зинаида, неотягощенная заботой о дочери, была вольна зарабатывать большие деньги. Но деньги не шли.

Когда же все эти дни дремавший перед телевизором в соседней комнате, Якоб вдруг очнулся и попросил у Виктории в долг сто долларов, а заметив недоумение на её лице - пятьдесят, но тут же снизил желаемую сумму до "хотя бы пяти", Виктория вдруг словно пробудилась:

- Вы что так и собираетесь, словно сомнамбулы блуждать по этому подвалу всю оставшуюся жизнь?! Если так дело пойдет и дальше - вы с голоду погибнете! Спасайтесь! Делайте хоть что-то! Брать в долг это не дело!

- А что делать-то?

- Вырываться. И если сейчас ничто не приносит большего дохода, чем примитивная торговля, значит, надо наступить на горло собственной песне и в бой!

- Пока я своим ателье занимался все места в торговле заняли. - Сонно проворчал Якоб.

- Такого не бывает. В капиталистических странах с устоявшейся экономикой и то всегда можно найти пробел. Главное искать.

- Вот, вы же нашли пробел - занялись своим колдовством, а толку что?

- Ты что думаешь, что на этом сейчас можно заработать серьезные деньги? Я ещё удивилась, что ты согласился, сдавая нам комнату, за какие-то мифические тридцать процентов. С чего?!.. Видно было сразу, что дела у тебя идут из рук вон. Но чтобы так!..

- Ну... вы же эти... колдуньи, маги, как вас там ещё кличут, вот и наколдуйте деньги.

- Неужели ты так наивен, Якоб?

- А вдруг.

Но Якоб! Настоящему магу, чтобы чувствовать себя комфортно - деньги не нужны. Для него это так... фантики!

Якоб снял очки, протер полой футболки, снова надел и пристально уставился на нее.

Виктория тут же пояснила: Я никогда не слышала о том, что хоть один из тех, кто занимается магией - был миллионером. Но люди занимающиеся бизнесом имеют куда больше шансов стать миллионерами.

- Виктория, ты уж это... слишком высоко метишь, тут не знаешь, как десять долларов отдать... Слава богу, мать чего-то починяет и кормит.

- Но делайте что-нибудь! Под лежачий камень вода не течет.

- А что?

- Хорошо. Я подумаю.

Зинаида не присутствовала при их разговоре, но слышала через стены как Виктория повышала на Якоба голос, подумала, что они о чем-то спорят, - её симпатии были на стороне Якоба. Якоб казался ей столь приличным, столь солидным человеком, что она робела перед ним, не веря, что с таким когда-нибудь сможет вообще заговорить на равных. Ей не нравилось, что Виктория так свободно обращалась с хозяином офиса. И как она не боялась, что он вдруг рассердится на неё и выгонит их?..

Поэтому, когда Виктория после разговора с Якобом вошла в голубой кабинет Зинаида смотрела на неё исподлобья настороженно.

- Вот тебе деньги, купи что-нибудь перекусить и все рекламные газеты, сборники, найди обязательно "Товары и Цены". - Кинула на стол две сотенные купюры Виктория.

Зинаида оскорбилась про себя, мол, нашла себе девочку на побегушках, но ничего не сказала, оделась и пошла выполнять поручение.

Думай, думай - сама себе твердила Виктория склонившись над рекламным томом "Товары и цены", словно Кутузов над картами во Филях.

- Деньги исходные вам надо сделать быстро. Какой у нас ближайший праздник?

- День защитника родины - двадцать третье февраля, - подсказала Зинаида. - Но... - и продолжила шепотом, - затмение. Курды бунтуют. - Так, словно это действительно что-то значило для нее.

- Ты входишь в роль, дорогая. Но ты плохо играешь ведьму - усмехнулась Виктория, - Ведьма ходит поперек причинно следственной связи, а ты вдоль. Причем здесь курды? При чем здесь затмение?! Главное, чтобы в мозгах не было темно.

Зинаида отпрянула:

- Неужели вы не во что не верите?

А Виктория, сделав вид, что не расслышала, продолжала дидактическим тоном:

- Что теперь дарят мужчинам в такой праздник?

- Э-э... все, девки, умываю руки. Не успеем. Все торгаши и без нас уже за месяц к празднику подготовились. Дело проигрышное, опять одни долги, Якоб вошел в их комнату.

- Но почему долги? Я даю исходные деньги, прибыль делим на троих, по тридцать процентов, десять на развитие. Надеюсь, за быструю операцию нас не притянут к налогам. Давайте же попробуем, рискую я.

- Ничего не продашь. Все ниши забиты.

- Но что дарят мужчинам в такой день? Что больше всего разбирают?

- Портвейн. А в торговле алкоголем своя мафия. Там особое разрешение требуется, опять же марки акцизные... Да и никто нам вклиниться в это дело не разрешит.

- А ещё что?

- Водка... пиво...

- Может быть заряженную воду продавать? - встрепенулась Зинаида. Говорят, если вокруг бутылки с обыкновенной водой руками поводить и в это время думать о чем-то, то сбудется. А почти все кто в этот день гуляет с войны - из Чечни, или ещё с Афганистана... Вот если настроиться на быстрое заживление ран, то...

- Все, девки! Я в ваши игры не играю. Вы давайте сами там разбирайтесь, а я посмотрю. - Пятился задом Якоб.

Виктория устало посмотрела на Зинаиду. - Бизнес не такая уж сложная штука, надо только жестко придерживаться выбранных правил. И логики. Давай, думай! Раньше, я помню, народ по этому поводу собирался в парке культуры имени Горького.

- И сейчас - молодежь, а старики на Поклонной горе.

- Отлично. Если не алкоголь и сигареты - что молодежь, недавно пришедшая из армии, скупит разом?

- Не знаю я.

- Ну... что-то же ещё скупит?

- Бутерброды с сосисками?.. Флажки?.. Шарики?..

- Продукты... Шарики... Нужны им шарики. Скорее презервативы. Сказала Виктория и судорожно начала листать товары и цены.

- Ой, да вы чего? Чтобы я да эту гадость продавала?!

- Не продавать надо, а предложить продавцам и потом развести по ларькам.

- Нет. Не буду я.

- Я же тебе не наркотики предлагаю, милая!

- Но это похуже будет. - Убежденно ответила Зинаида - А если увидит кто из знакомых? - И глаза её и без того большие расширились.

- По-моему ты бредишь. Подумай - долго ли ты вот так безрезультатно просидишь здесь?

- Я не сижу и бездельничаю, я сюда на работу хожу. А то, что никого нет, так в этом не моя вина.

- Послушай, я не понимаю, - Виктория встала со стула и впритык уставилась на Зинаиду, - Зина, очнись! Зачем мы с тобою затеяли все это дело? Деньги зарабатывать или?..

- Вот вам нужны деньги, вы и зарабатывайте. А мне пока зарплаты хватает. - Проворчала машинально Зинаида, по всей видимости, даже не понимая, что говорит.

Изумление таким ответом Виктория поднесла руку к её лбу:

- Вроде температура нормальная... Почему же ты не понимаешь - у тебя нет никакой зарплаты. Те деньги, которые я дала тебе на первое время, чтобы протянуть, скоро кончатся. И не деньги я тебе дала, а шанс приобрести свой бизнес.

- Но не такой же!

- Никто тебя не просит заниматься этим постоянно, но тебе предлагается сделать хоть минимальный изначальный капитал. А как ты думаешь - он делается?

- А что ж вы одна не сделаете?

Виктория глубоко задумалась. Она никак не могла понять, где тот порог понимания происходящего, который не способна переступить Зинаида и почему она, желающая ей добра, не может ей помочь. А ведь было все так просто - ей казалось, - вручи она девочке то, чего она хочет - собственное дело, научи её, не наставлениями, как все, а совместным трудом зарабатывать деньги, дай ей возможность ощутить весомость первой заработанной суммы и все - человек, так сказать, встанет на ноги. И зачем она только ввязалась в это дело?..

Захотелось уйти, оставить и эту Зинаиду, и постоянно полусонного Якоба. Уйти и не видеть их никогда. Она уже было сделала шаг к двери, но мысль о том, что таким образом она распишется в собственном бессилии, глупости, остановила её.

- Так. Ладно. Все будет, как было.

- То есть как?

- Мы также все поделим на троих. Только ты будешь сидеть покуда здесь, на телефоне, это тоже нужно, мало ли чего, а я с Якобом поеду...

"Поедет с тобою Якоб, как же" - обиженно думала вслед уходящей в комнату Якоба Виктории Зинаида.

Она пыталась прислушаться - о чем они там говорили, но говорили они почему-то на этот раз тихо.

На самом деле Виктория попыталась изменить тактику, поняв, что прямо и просто с ними говорить нельзя: - Яш, ну поехали, пожалуйста. - Уже не диктуя, а скорее ноя, подошла к лежащему на диване Якобу.

- Да ну...

- Яш, но у меня машина барахлит. Поехали на твоей! Она больше.

- Я, кажется, пива выпил с утра.

- Хорошо, дай мне ключи от твоей машины.

- Нет. Ключи не дам. Машину бабам не доверяю.

- Яш, но очень нужно.

- Очень? Ну, поехали. Все равно делать нечего. - И он, лениво потянувшись, встал с дивана.

Лишь в машине спросил:

- А зачем поедем-то?

- Так, по одному адресу товар посмотреть. Вдруг выгорит? - ответила Виктория, не намереваясь более тратить времени на обсуждение.

Праздничное настроение покупателей, начавшееся ещё за день до праздника, заставило их покрутиться - на вырученные деньги срочно закупать товар, и снова раскидывать по киоскам. Так вложенные Викторией всего двести долларов, прокрутившись несколько раз, в полусотне киосков оказались тремя тысячами.

Получилось так, что, выйдя из офиса двадцать первого февраля, они оба появились в нем лишь вечером двадцать пятого.

Все эти ночи Якоб спал в квартире у матери. То, что он не ночевал в офисе, не осталось незамеченным Зинаидой, а Виктория постоянно звонила ей, спрашивая, как дела и коротко сообщала: - У нас все идет хорошо. Сиди и жди.

Три дня Зинаида просидела в офисе совершенно одна. Догадки мучили её. В одном не было сомнения, - Якоб и Виктория спелись за её спиной. Она теперь будет третьей лишней.

И когда веселые они вошли в конце третьего дня в офис и, развалившись в креслах, призвали Зинаиду к отчету - Как дела, что происходило, пока их не было?..

Зинаида, взглянув на изнуренное, но все равно сияющее лицо Виктории и поняла, что догадки были её не напрасны. Так и хотела крикнуть: "А... сошлись, снюхались!.." Но сама от себя не ожидая, выкрикнула хвастливо:

- А я деньги заработала! - и, увидев как они переглянулись, подмигнув друг другу, добавила: - пока вы отсутсвовали. - И судорожно нащупав в кармане сто пятьдесят рублей из той суммы, что дала ей ранее Виктория, многозначительно захрустела купюрами. - А что вы думаете - я оказалась неплохой гадалкой.

- Неужели кто-то приходил? - удивился и Якоб, казалось, ещё больше обрадовался, её деньгами. И даже как-то уж очень нетерпеливо покосился на её карман.

- Да. Приходила одна женщина. Я ей всю правду сказала. Она мне сто пятьдесят рублей заплатила. Вот. - И Зинаида положила на стол три пятидесятирублевки.

Виктория взяла их и быстро, словно три карты, раскидав на столе перед каждым из присутствующих по одной, сказала: - Что ж делим их на троих - как договорились. Про развитие пока забудем, а теперь...

Якоб с грохотом выдвинул ящик письменного стола и деловито положил в него полтинник, задвинул ящик и, положив локти на стол, уставился на Зинаиду, улыбаясь.

То, что далее произошло, явно не входило ни в чьи планы. Увидев, как исчезли в письменном столе деньги и, осознав, что она держит в руках всего лишь один полтинник, вместо былых трех, Зинаида не смогла сдержать хлынувших слез.

- Вот ты какой! Жирный! И с машиной еще! И ты у меня, матери одиночки, когда мой ребенок голодает, какой-то паршивый полтинник отбираешь!

- Подожди, подожди, но мы же договаривались?.. Что все, что заработаем, делим на троих, - Виктория положила ей руку на плечо, желая остановить её, но Зинаида вывернулась и отскочила в угол комнаты, глядя то на нее, то на Якоба, словно затравленный зверек. - Сволочи вы, вот кто! Эксплуататоры! И моим трудом!..

Якоб помрачнел и открыл ящик, брезгливо выбросил из него пятьдесят рублей на стол.

- Договорились!.. Как же! Пока я здесь работала... Сами, знаю я, чем вы занимались! - Зинаида подскочила к столу взять деньги.

- Не бери, Зина! - Крикнула Виктория и бросилась между полтинником и Зинаидой, но та уже схватила его сунула в карман своей кофты.

- Как тебе не стыдно! - прошептала Виктория.

- Мне-то не стыдно! Это вам должно быть стыдно! Видно в молодости не нагулялися! - рыдала в голос Зинаида.

- Тогда возьми и эти деньги - указала Виктория на так лежащий перед ней полтинник.

- Да ладно! Пусть на твоей совести будет! - И захлебываясь слезами, выскочила из офиса.

- Якоб. Она не в себе. Ты прости её. Пусть она завтра придет, когда успокоится, мы все-таки дадим ей её долю.

- Что?! - взревел Якоб. - Еще чего! После того, что я услышал! Она, видите ли, мать одиночка, а у меня машина! Я толстый! Так что же я - за все это кормить её должен?! - И остыл тут же, отдуваясь, утирая пот мятым носовым платком - Уф... Ну и дала девка! Ну и дала! А я то, дурак, чуть было сразу деньги на стол не выложил, потом думаю - пусть похвастается... Ничего себе девочка!..

- Нет. Вы оба с ума сошли! Это все надо остановить!

Виктория выскочила во двор в надежде догнать Зинаиду, все объяснить, и вдруг остановилась как вкопанная. Крышка алого гроба свисала из окна первого этажа.

Виктория вспомнила розовый гроб на снегу, в тот день, с которого начались её попытки помочь Зинаиде, и поняла, что цвет сгустился окончательно - Зинаиды ей не вернуть. Окончился отрезок судьбы, отмеченный такими странными знаками, и растянуть его более - невозможно.

Потом она нашла объяснение такой беспардонности жильцов - в подъезде тесно, наверняка у них маленькая комната в коммунальной квартире - крышку от гроба поставить-то некуда... Это тебе не Таиланд, где никто никого не смущает смертью близкого, там даже сообщают о ней с улыбкой, чтобы не расстроить, не обессилить переживанием. А то, что раньше такого не видела и в Москве, то - просто жила в районе с менее беспардонными традициями. Но как не объясняла себе Виктория увиденное в одно мгновение и все сразу встречи с Зинаидой с тех пор не искала.

ГЛАВА 20.

- Я никогда не ездил на слоне... Я никогда не ездил на слоне... Борис тщетно пытался вспомнить следующую строчку вроде бы известного стихотворения Шпаликова. Он сидел в железном каркасе, напоминающем кресло из детской карусели, водруженном на спину могучего животного. Металлическая трубка, слишком символически обозначавшая спинку кресла, в соответствии со степенностью слоновьего шага, мерно била по поясничному отделу позвоночника. - Черт, так не только шишку - горб набьешь! - постанывал Борис, и снова: - Я никогда не ездил на слоне... Удовольствие ниже среднего.

- Элефант? Элефант? - Раскачиваясь как бурдюк с вином, вопрошал Вадим сидевшего впереди своих нетрезвых пассажиров прямо у слона на шее босоногого мальчишку - погонщика.

- Я ник-когда не ездил на слоне... - Полу стонал Борис. - Если эта сволочь потащит нас ещё через ту лужу!..

Лужа напоминала обыкновенную русскую лужу в колее после дождя, но только масштаб её был таков, что слону будет по ухо.

- Маршрут оплачен! На полпути не сойти, - Прогундосил Вадим. Элефант?! - Снова обратился он к погонщику.

- Да что ж это за маршрут такой?! Лучше б я вообще этих слонов не видел! Это что же за жизнь такая: то слоны, то самолеты...

- Элефант?.. - пьяный Вадим не чуял боли.

- Все! Еще он шаг сделает - я калека! Весь позвоночник отбил зараза! Тебе хорошо, у тебя хоть жировая прослойка есть, а я...

- Экзотика! Элефант.

- Какая ещё экзотика - б-баня! И выпить толком нельзя - с полстакана развозит! Где ж конец-то маршруту, шеф?! - Не унимался, причитая, Борис.

- Элефант? - снова спросил Вадим у погонщика.

Погонщик, кивавший всю дорогу, обернулся и ответил, ему с покровительственным сочувствием: - Слон.

Оба пассажира разинули рты.

- Все, Борис, - прервал минутное молчание Вадим - Наша взяла! клюкнул носом Вадим и задремал.

В сон клонило и Бориса. Еще несколько дней назад он с восторгом предвкушал, как окажется на экзотической земле, где цветут орхидеи, где девушки обожают белых мужчин, где море, белый песок, пальмы и марихуана...

Но экзотика оказалась не в том, и совсем не такой, какой они её себе представлял, она ошарашивал, как бы он не был он готов к ней, вспоминая, виденное ранее по телевизору. Уже дорога показалась ему тяжелым бредом пьяного воображения. В самолетике экономили каждый сантиметр, отчего колени пассажиров впивались в следующее сиденье. В таких условиях надо было продержаться восемь-девять часов, как сказали. Народу в салоне было немного - не сезон. Но народ оказался бравый. Едва стюард сообщил, что на борту самолета во время полета курить запрещается, а за курение штраф в четыреста долларов - все захохотали и закурили разом. Летная команда даже и не попыталась остановить это безобразия, видимо привыкла. Не штрафовать же всех пассажиров подряд?.. А вдруг они ещё забастуют и потребуют парашюты? От этих, что летают в Таиланд, можно было ожидать всего, тем более в период наступления жары: детей, инвалидов и стариков на борту не было - только из тех, у кого здоровье покрепче. Крутой народец. Такие штрафы платить не будут. В крайнем случае, морду командиру набьют - бывало, говорили, и такое. Экстренной посадки совершать негде - под крылом страны иных цивилизаций - не поймут.

Через час плотно зажатые тела пассажиров стали затекать - началось тихое, мирное пьянство. Каждый про себя рассчитывал оклематься к моменту посадки. Но очень скоро оказалось, что самолет прибудет в Таиланд, не как обещалось - через восемь часов, а через двенадцать. Народ почувствовал, что его заманили в ловушку и начал неосознанно колобродить. Мужики, под два метра ростом, лет под тридцать, килограмм под сто двадцать, но по подростковому обращавшиеся друг к другу: "пацаны", носились по узкому проходу, оглядываясь неосмысленными взглядами. С кем-то братались, с кем-то ругались, с кем-то распивали на троих, менялись местами ради бесед, ходили туда-сюда, обтирая друг другу пятые точки в узком проходе и, казалось, раскачивали самолет. К ним прибавились лунатично порхающие девицы все лет за сорок, все блондинки и презрительны взглядом.

Когда самолет приземлился в Карачи на заправку, командир корабля объявил на весь салон странную фразу касающуюся вроде только обслуживающего персонала:

- В экстренном случае действовать согласно указу номер тысяча восьмой.

Люди уже так наквасились к тому времени так, что никому и в голову не пришло спросить у стюардов - что это значит. А стюарды тем временем попросили из уважения к особенностям и традициям Пакистана спрятать все спиртное, а также пустые бутылки. Курить на территории аэропорта, естественно, запрещалось. Выходить из самолета также.

Самыми послушными оказались как ни странно "пацаны". Они даже не проявили должного любопытства, не прильнули к иллюминаторам, а тут же заныкав под себя бутылки, откинули головы на сиденья и захрапели. Запах перегара угрожающе сгустился. Послышался громкий женский комментарий, но вовсе не по поводу перегара, икоты или храпа, - женщина, взглянув в иллюминатор, возмущалась тому, что её тут, видите ли, оскорбляют, пугая автоматами. Соседки поддержали её. Им не нравилось, что они не могут выйти из самолета, сходить в магазин "такси фри" и вообще, "что эти мужики в формах себе вообразили! Нас не запугаешь! Сейчас как вывалимся бабьим коллективом и: "каранты Карачи! Что они в нас, женщин, стрелять, что ли, будут?!" Тут стюарды открыли дверь в хвостовом отделении. И женщины тут же выразили желание взглянуть на этих вояк не через стекло, а в натуре.

- Пожалуйста ведите себя потише. - попросил их молодой стюард с явно испуганным выражением лица: - От них можно ожидать всего чего угодно.

- Что?! - Возмутилась единственная ярко-рыжая среди блондинок женщина: - Я им сейчас покажу!

Стюард попытался удержать его, но она вырвалась и понеслась по салону к выходу держа, словно факел перед собою огромный пластиковый бокал сухого вина.

Она выскочила на трап и, увидев бородатого, страшного, словно чеченский боевик автоматчика, направившего тут же на неё свое оружие, икнула и поковыляла назад.

- Ну что? Взяла Карачи? - съязвил Борис, когда она проходила мимо.

В ответ она, ошалевши взглянула на него, ещё раз икнула, неожиданно плеснула ему вино в лицо и пошла дальше. Борис вскипел, но Вадим крепко схватил его за руку. Борис выругался и утерся. Затевать свару на Пакистанской земле было как-то ни к чему. Но настроение испортилось.

Когда народ, совершенно изморенный, вывалился из самолета на землю доброй Сиамии, - казалось, это от их пота и турбин самолета так невыносимо парит, что воздух, словно в русской бане. Хотелось вырваться поскорее из этой прелости, избавиться от собственной слежалости. Вадим и Борис тут же рванули из ещё с трудом ориентирующейся толпы и первыми оказались в аэродромном вагончике. Стало попрохладней. Они не догадывались, что это кондиционер. Что едва они теперь будут выходить из помещения ли, транспорта - как атмосфера русской парилки будет нависать над ними, точно также расслабляя все члены, ослабляя волю, притупляя стремления, как и в бане.

Погодка была градусов под пятьдесят. Одно радовало - лучи солнца не жалили, с трудом пробиваясь сквозь туманящий пар. Солнце казалось мутным, далеким светочем, словно следишь за ним со дна бассейна. Оно не жгло.

Онгни Удху - встретивший их гид, напоминал подростка, который, хоть и говорит по-русски, совершенно не понимает, что от него хотят взрослые дяди, и словно опасаясь чего-то недоброго, изо всех сил отказывался везти их туда, куда они хотели. А хотели они в центр. Они очень долго объясняли ему - что такое центр. Но создавалось такое впечатление, что он путает центр, и темный переулок, в который они его хотят завести: такой у него был напуганный вид.

И лишь въехав в столицу Таиланда, исколесив её улицы, переполненные невыносимо воняющим транспортом уже в шесть часов утра, они поняли, что там есть все что угодно - кроме центра. Центром можно было назвать любой небоскреб - коих по городу, на площади явно большей, чем Москва, было немало. Даже королевских дворцов было два - один для гостей, но рядом не было приличной гостиницы, другой для семьи короля - огромная огороженная глухим бетонным забором территория, но вокруг неё были обыкновенные дома скорее напоминающие наши сталинские, но не столичные, а провинциальные постройки. Изрядно поколесив по городу, они остановились в гостинице-небоскребе "Принц Палас", в номере на четырнадцатом этаже, с открытым бассейном, что располагался на крыше двенадцатого этажа. И засев тут же в этот, почему-то без людей, бассейн, иногда выбираясь из него, чтобы обозреть город сверху, и чувствовали, что сломались - не могли больше никуда двигаться. Сверху город напоминал какую-то свалку или музей построек всех типов, времен и народов, долгостроя, недостроя и даже хрущеб-развалин, расположенных в невероятно хаотичном порядке. Неожиданные небоскребы идиотически пронзали туманное небо. Среди этого хаоса как-то ирреально золотыми игрушечками блестели купола буддистских храмов, но казалось, к ним не ведут ни улицы, ни дороги. Улицы были слишком узки, чтобы их можно было проследить с такой верхотуры.

Вадим, отмокнув в бассейне и выйдя из него, обнаружил, что атмосфера столь влажна, что нет особой разницы в том - находишься ли ты в воде или за её пределами, - быть может, от того-то никто и не купался в бассейне средь бела дня. Он сел в холле, где кондиционер, работал так, что можно было простудиться, и принялся обзванивать всех представителей русских фирм, коих оказалось не более десяти, целеустремленно узнавая все, что можно о художнице Тори.

Оказалось, русские, осевшие в этих краях, были мало знаком друг с другом, но о Тори слышали. Она приглашала их на презентации своих выставок, но всем было некогда придти. Местные русские искусством не интересовались. Не тот был контингент. Большинство из них разыскивал ИНТЕРПОЛ.

Вадим нашел тайскую визитную карточку Тори. Звонил по телефону, но там было плотно занято. Попросил Онгни проверить её адрес по справочнику, но по справочнику такого адреса не было. Онгни попроси денег на другой справочник, сбегал на улицу, вернулся, с новым справочником, не нашел нужной улицы и сказал, что ему потребуются ещё деньги на новый справочник и четыре часа, чтобы съездить в центр купить его и остальные карты. Так постепенно экзотика развертывала перед ними свои пространства.

Вадим взревел. Онгни сложил ладошки перед грудью и вперил свой взгляд куда-то сквозь Вадима. Медитировал он, или молился - Вадим не понял, но по поводу справочников потребовал объясниться. Онгни, сохраняя спокойствие, начал с того, что Будда был и королем и нищим.

Вадим был столь истомлен, что сил не хватило его поторопить.

А Онгни, не спеша, продолжал пояснять, что из-за того, что учение Будды заменяет его стране то, что в России называется верой, религией, истинного тайца не пугает то, что рядом с его, пусть самым красивым небоскребом в мире, стоит дом бедного человека, и пусть он покрыт пальмовыми листьями и напоминает саклю. Поэтому нет в Бангкоке центра. То есть географически он может быть где-то и есть, но никто не интересовался где. А центр, в европейском смысле, как престижный район, не существует. К тому же тайцы привыкли уважать любых людей и, поэтому у каждой улицы может быть много названий. Мало ли кто как хочет называть свою улицу. Поэтому и карт много. Их издает - кто хочет. И в каждой карте - своя, правда. По названиям ориентироваться нельзя. Но есть общая картина, по которой и ориентируются - улицы, каналы, реки... Правда, реки здесь тоже как люди, они не каналы, они тоже хотят течь по разному и меняют русла, а могут и вовсе не течь, отчего, глядя на карты нельзя ориентироваться по их контуру. Но настоящий водитель всегда знает, где сегодня протекает река.

А чтобы найти дом - обязательно надо показать водителю карту и обозначить крестиком то место, куда надо ехать: нумерация идет не по порядку, а по старшинству. Тот дом, что построили на улице раньше всех, будет первым, вторым - второй и так далее в этом есть особое к первопроходцам, к старшим.

- Не можно искать ту галерею, если Пинджо не приедет за вами.

Только если назначите назавтра встречу в три часа дня, то дайте ей время на опоздание часа два. - Закончил Онгни и даже посветлел, словно освободился от тяжкого груза отсутствия взаимопонимания.

- Экзотика! - Выдавил, ошалевший Борис. - Это ж самое хипповое место на земле! Рай свободы! Каждый не просто живет, как хочет - улицы называет, карты выпускает!..

- Да они в душе на нас похожи, да только они делают, что хотят, что хотим то и воротам. - Задумчиво отозвался Вадим.

- А что?.. Вот я сейчас захочу рядом с "Принц-Палас" шалаш поставить и меня никто не погонит? - спросил Борис.

- Можно. - Кивнул Онгни, - Надо землю арендовать и строить.

- Это и есть буддизм в жизни? - усмехнулся Вадим. Но, увидев, как радостно закивал Онгни, погрустнел, представив, что ему придется проделать, сколько всего непонятного преодолеть, чтобы достичь галереи Виктории. А ведь в Москве все казалось так легко и просто - только деньги имей...

- Не понятно, как работают здесь мои ребята, которые принимают туристические группы в сезон. Надо бы мне им повысить оплату. - Резюмировал Вадим.

Разморенный жарой и духотой, когда от кондиционера страшно отойти, он уже сам не понимал, в честь чего затеял это предприятие.

Лишь через несколько дней они были у цели.

Похожая на исполнительную школьницу, готовую к торжественному событию - черные брюки, белая рубашка - Пинджо, через слово кивающая и сдабривающая, к месту и не к месту, свой кивок словом: "хорошо", привезла их к двухэтажному каменному строению огороженному бетонным забором. Высадила из машины перед калиткой и пока парковала за воротами свой автомобиль, истомила Вадима и Бориса до полуобморочного состояния. Потом провела их на площадку украшенную цветами и камнями - этакий китайско-японский райский сад, повела рукой:

- Это не тайский сад, - сообщила с уж очень серьезным видом, - Это леди Ви-Тори сад. Ее фантазий. Хорошо?

- Хорошо. - Хором кивнули Вадим и Борис, чувствуя себя гигантскими остолопами рядом с ней.

Она заметила, что по лбу Вадима струится пот и, покачав головой, сказала:

- Жарко. Русские потеют. Хорошо. Янки потеют. Хорошо.

- Хорошо. - Машинально закивали Вадим с Борисом и переглянулись, - А чего в принципе хорошего?..

- Таец не потеет. Хорошо? Нет?

- Почему это тайцы не потеют?! - возмутился Борис.

Вадим взглянул на него с укоризной. Худому Борису жара видимо ещё давала возможность проявлять любопытство, у Вадима же все мутилось в голове, подкашивались ноги. Вот уж действительно - жара придавливала.

- Пища другой. Мы жир не едим. Хорошо. - Закивала, как ни в чем ни бывало, Пинджо и медленно пошарив в кармане брюк, вынула пульт управления нажала на кнопки. Створки стальной двери медленно разъехались. Вадим, заподозрив Пинджо в тайном садизме из-за её медлительности, чуть ли не оттолкнув, её вошел в прохладу. Кондиционеры работали здесь исправно и постоянно.

Они оказались в мраморном холе с корявой сосной посередине. За сосной медленно распахнулись стеклянные двери.

- Идите смотрите. Леди Ви-Тори русская.

- Ни фига себе, - пробурчал себе поднос Борис, - у нас баба, как баба, а тут на тебе - леди. Эта та, что ли, которой я диван тащил? На фиг она отсюда уезжала? Тут у неё целый дворец, на родине и прилечь-то негде... Ну, Вадь, как хочешь меня после этого называй, - ну и дура же!..

- Не дура, - отозвалась Пинджо на знакомое слово, - Дурьян. Ви хотите дурьян? - закивала она. - Несу. Угощать буду.

- Чем это ты собралась нас угощать?

- Ви сказал, что хотишь дурьян.

- Что это ещё за дурьян такой?

- Плод - по-вашему - будет - большой колючка. Пахнет как человек Европа. А в Ви-Тори говорила - как сир. Не простой сир, - плавательний.

- Плавленый. - Поправил сосредоточенно слушавший её Вадим.

- Да. Да. Ви-Тори его завтракала. Он внутрь мягкий, бледний как сир.

- Ничего себе страна, у них и плавленые сырки на деревьях растут, покачал головой Борис. - Ну, если уж закуску нам европейскую предлагаешь, то водку давай.

- Хорошо? - передразнил её Вадим.

- Водка не хорошо. Водка нет.

- Пить!.. - Простонал Вадим.

- Пить что? - участливо спросила Пинджо.

- Да что у вас в такую жару все тайцы пьют?! То и давай! - рявкнул Борис.

- Тайцы любят воду, а русские - пиво.

- А русские - пиво. Хорошо. - Кивнул Вадим.

- Во, давай, пиво гони. - Приказал Борис и, когда она скрылась за маленькой боковой дверью, прорычал вслед: - У-у! Попадись она мне - я её живо разговаривать по-русски отучу! "Хорошо", да "хорошо"!.. - ничего хорошего! - И плюхнулся, развалившись, голубовато-серебристый шелковый диван под сосною.

Вадим с испугом посмотрел на товарища: - Эту, Боря, ни-ни.

- Хорошо - Боря прикрыл локтем лицо и задремал.

Вадим даже обрадовался, что Борис не будет сопровождать его при осмотре картин Виктории. Но, преодолев две ступени, сделал над собою усилие, чтобы переступить порог галереи срывавшейся за затуманенным стеклом дверей. Двери распахнулись сами. Вадим отпрянул - тысяча сущностей, словно ожидая его, замерло на стенах огромного зала. Он прикрыл лицо ладонью и, подглядывая через чуть растопыренные пальцы, прошел в центр зала. Он не мог открытым лицом войти в этот мир, полный искреннего застывшего порыва.

Голова закружилась. Жара ли, сбывшееся ожидание увидеть её картины в реальности, утомление дорогой - а быть может все вместе - прибило его. Он схватился левой рукой за сердце, задыхаясь, глотая воздух. Но правую не убирал от лица, привычным, но забытым детским жестом, когда ему ещё совсем маленькому было и страшно и любопытно одновременно, сквозь пальцы стал разглядывать длинную чреду творений Виктории. Вдруг среди легких, порой прозрачных фигур заметил полную, землянистую, словно картошка, в зеленом платье, руки словно засунутые в карманы, проходят сквозь них, превращаясь в полные танцующие ноги, и отчетливая пятка, поддаваясь эгоизму азартного танца, огромная пятка готова давить, наступать безбольно на все что угодно. Он попятился, оступился на ступеньках, и чуть на свалился на сосну.

- Пиво. - Подошла Пинджо к Борису, но её певучий голос сработал на Вадима как будильник. Он туже развернулся и подлетел к ней, взял с подноса протянутого тайкой пластиковый стакан с пивом.

- Посмотрела... посмотрели... посмотрел... - Искала правильное слово вслух Пинджо. - Хорошо?

- Хорошо, - кивнул Вадим, опрокинув в себя стакан пива.

- Посмотрел маленький. Хорошо? - Пинджо хотела сказать, что слишком мало времени затратили посетители на просмотр галереи, но из-за прерванной практики в языке, запуталась, поняла это и уставилась испуганным взглядом на самого высокого ростом посетителя.

- И где ж ты Пижама, ты этакая, - чувствуя, что все равно она не разберет всего сказанного им, спросил Борис: - говорить по-русски научилась?

- Университет. В Россия. Владивосток. Хорошо?

- А в Москве не была еще? - спросил Вадим.

- Не заработала. Москва много денег надо.

- Хорошо. - Выдохнул Борис, - Что ещё не заработала.

- Хорошо, хорошо. - Закивала Пинджо.

Борис с трудом удержался, чтобы не взвыть от её "хорошо". Он взглянул на Вадима. Вадим пил пиво и о чем-то сосредоточенно думал.

- И что покупают? - спросил он, кивнув в сторону зала, не оборачиваясь.

- Покупают. Хорошо. - Кивнула Пинджо.

- А кто покупает?

- Те, кто находит свое, как это... свое состояние, тот и покупает.

- Деньги что ли?

- Нет. Внутри. - Пинджо указала ладонью на свою плоскую грудь.

- Первый номер, - цинично подмигнув Вадиму, указал на её грудь Борис.

Но Вадим не поддержал его настроения. Чтобы Пинджо не отвлекалась на подобные шуточки, сделал несколько шагов в сторону от Бориса, как бы уводя её, и спросил:

- И дорого платят?

- Нет. Столько сколько стоит.

- То есть, цена стабильная?

- Нет. Это не как у вас. Платят столько, сколько, считают, что могут заплатить за свое состояние. Состояние внутрь... внутри...

- Души что ли?

- Да. Душа. - Закивала Пинджо.

- И за что же заплатили больше всего? - спросил он, беря со стеклянной столешницы низкого столика толстый каталог.

- Больше... - Пинджо задумалась. - Больше... - она взяла каталог из его рук и, пролистав его, указала прозрачно-серую фигуру, сидевшую на коленях и уткнувшую лицо в ладони.

Этот рисунок явно изображавший скорбь и плачь, по мнению Вадима не отличался особой оригинальностью.

- И сколько же заплатили за него в долларах? - спросил он.

- Семнадцать тысяч. - Скромно ответила Пинджо.

- Че-его? - вскочил с дивана Борис и уставился в рисунок. - И это за такую ерунду? За бумагу-то?

- Надо было очень.

- Зачем?! - хором воскликнули Борис и Вадим.

- Прекратить.

- Что?!

- Состояние. Деньги, не цена. Деньги откупиться. Деньги как жертва... Жертвоприншен... - с трудом подбирая нужные слова, пояснила Пинджо.

- Не фига себе, что тут твориться! - Борис отступил и снова плюхнулся на диван. - Куда мы попали! Ты понял, Вадь! Мама! Забери меня обратно! залпом выпил ещё кружку пива и замер, вперившись в высокий, зеркальный потолок.

- Понял. - Сухо кивнул Вадим и, уже обращаясь к Пинджо, спросил, - Все они чему-то соответствуют? - И не дождавшись ответа, не оборачиваясь, лишь рукой указывая на ту стену зала, где висело бросившееся ему в глаза изображение картофельно-танцующей сущности, еле молвил, в тайной надежде, что Пинджо не расслышит, не сумеет понять и ответить, сомневаясь, а стоит ли спрашивать: - А та, земленисто-зеленая баба, стриженная "под Ваньку", что означает?

- Печорин. - Кратко ответила невозмутимая Пинджо.

- Что? Как это Печорин?!

- Я русска литература изучал. Я вижу. - Утвердительно кивнула Пинжо.

- Не изучал, а изучала. - С трудом, подавляя раздражение, прицепился он к её не правильному произношению.

- Нет. Изучал. - Упорствовала Пинджо. И пояснила, - Я тогда мужчина был.

Вадим отшатнулся.

- Так ты трансвестит?! То есть... как его? - Вадим замотал головой, силясь понять, кто же стоит перед ним.

А Пинджо, совершенно не меняясь в лице, с мягкой улыбочкой, медленно поясняла. Я - богатый семья. Но не очень. Я мог учиться только в России. Там не так дорого. Я поехал туда. А когда получил диплом, оказалось, что здесь нет для меня работа. Моя семья... По-вашему, Виктория говорила, называется: клан. Моя семья не любит, когда человек не работает. Я тоже не люблю. Человек должен работать, даже если у него все есть что надо.

- О боже. Ты ещё скажи мне, что труд сделал из обезьяны человека, и тогда я все пойму.

Кондиционеры работали исправно, в помещении было прохладно, но Вадим, отдуваясь, утирал пот, пот катил по лицу.

- Не труд. - Спокойно, словно робот пояснил, или пояснила Пинджо, Просто человек должен трудиться, чтобы делать добро для всех живых существ. А не для денег, как у вас любят трудиться. У нас в Таиланде никто никогда не знал, что такое голод. Крышу над головой тоже можно всегда найти. У нас трудятся с мыслью, что делают добро и не считают, сколько за это получат. Если считать всегда - можно сделать ошибка. А я не мог делать добра, когда я мужчина, но нужен была женщина, чтобы танцевать в шоу.

- Танцевать?! В шоу?! - Вадиму казалось, что лицо его окаменело в старчески усталой гримасе. - Так, где же в этом добро? - еле просипел он, чувствуя, что навалившая на него старость не разглаживается.

- Красота. Красота - это тоже добро. Поэтому, когда я встретилась с леди Тори я пошла с ней.

- Ну... ты и философ Пин, как тебя там дальше...

- Философка, - поправила его Пинджо. - Но это не я. Мы все так думаем. Так у нас главное. У вас - религия, а у нас философское учение Будды. Будды-понедельника.

- Че-его?! Понедельника?

- Да. Будды разные бывают. У нас - понедельника. У нас король родился в понедельник, - и Пинджо показала, а может быть, все ещё показал, медальон, что висел у него на шее.

Вадим разглядел худого человека в острой шапке, сидящего по-турецки и не понял - кто это: Будда или король, - но закивал по-тайски, сказал: "Хорошо", сам от себя обомлел, сосредоточился и спросил:

- Так почему же Печорин?

- Печорин типикул. Печорину все равно, кому больно, а кому нет, ему самому не больно. Он ломает крылья птицы и думает, что ломает крылья птицы, но не думает, что ей больно. Он наступает на живое, но не чувствует, что это живое, потому что у него очень крепка пятка. Ничего не чувствует про другого. Идет и не смотрит куда ступает. Хочет - танцует - не больно. Ему не больно, хотя он думает, что должно быть где-то когда-то больно, но думает, говорит, а не знает, что такое боль. Боль больше, чем танец боли. Как говорила Ви-Тори: искусство, это то, что больше искусства. Печорин не больше, чем тот, который о нем написал. Печорин лишь танец, танец отказа от боли. Танец... как его имя?

- Лермонтов. - Машинально произнес Вадим.

- Печорин типикул танец отказа от боли Лермонтовых. Но если не знать про автора - а брать самого человека, каким получился - то получается танец поиска боли и её отсутствия в нем.

Чувствуя, что сейчас взвоет как от зубной боли от такого разговора, да что там взвоет, зарычит, разнесет все в клочки, Вадим лишь выговорил:

- Пиво давай.

Пинджо исчезло из затуманенного поля зрения, но вскоре перед ним возник поднос полный банок с немецким пивом. Он открыл одну и влил в себя. Он открыл другую, но пить больше не хотелось.

- Сколько стоит?

- Сколько готов принести в жертву, чтобы свернуть с неправильного пути. - Не моргнув и глазом, поняло его Пинджо.

В потайном кармане белых брюк, (в городе, как ему объяснили, из уважения к европейски образованному королю не прилично ходить в шортах, несмотря на такую жарищу), - он нащупал взятую, на всякий случай, тысячу долларов.

- Тысяча с собою.

- Ты подумал?

- А что будет, если я не сверну?

- Ничего. Значит это твой путь. Ты и думай.

- В следующей жизни я рожусь облезлым котом? - спросил тихо, и обернулся на Бориса. Борис спал, улегшись на диване, прихрапывая.

- Нет. Это в Индии так думают. А если как у нас - это твой путь выбирай. Хочешь? Не хочешь? У нас другое учение.

- Да какое у вас ещё учение?! Отдаешь мне за тысячу, а не за...

- Это не я отдаю, а как ты возьмешь.

- Ничего себе... - Вадим замотал головой и выпил ещё одну банку пива. - Беру. Беру за тысячу, ту... Печорина. Плюс её дом хочу посмотреть... Можно? Где она жила?

- Хорошо. Дом её будет тебе открыт. Там часто останавливаются люди и не только из России. Там хороший давинг-спорт. Там красиво. Там рядом поселились немые люди, которых леди Ви-Тори хорошо понимает. Там...

- Слушай! Не загружай меня своей чудовищной информацией! Какие ещё немые?!

- Вам трудно понять. Их души моют, а Ви-Тори рисует...

- Только этого мне ещё не хватало! - рявкнул Вадим. - Луна какая-то!

- Нет! Не луна. Это остров. - Спокойно поправило Пинджо.

- Угу. - Кивнул Вадим, погружаясь, да что, там, погружаясь - утопая в безмолвии, мысли и слова. Растворялись в нем и, все-таки, из последних сил, складывал звуки в осмысленные формы: - К-куда ехать? К-когда?

- Завтра рано утром приедет за тобой Палтай и отвезет тебя в её дом. Ты хочешь в её дом войти или взять её дом, как свой?

- Ну-у... и логика. На фиг мне здесь дом? Ты что не понимаешь?

- Я хорошо понимаешь. Ты думаешь, я не понимаешь. Но твой друг ничего не хочет. Твой друг не нужен её дом.

- Я б-без него никуда.

- Твой друг йог, как из Индия. - Пинджо явно смеялось.

- Куда мне туда и ему, мой друг. - Составил фразу, как ему показалось, понятную для Пинджо Вадим.

- Он не Печорин. У Печорин был пятка. Пятка тоже указывает путь. Куда хочет пятка туда и путь. У него нет свой пути.

- Мне плевать.

- Плевать не тебе. Плевать твоя пятка.

- Но... какая пятка?! - уже забыл об увиденном Вадим, - Слушай, девочка, или... Черт, мальчик... Или как, бишь, тебя там - сущность Пинжо...

- Хорошо говоришь, хорошо. - Закивало Пинджо.

- Слушай, сущность, но ведь Печорин был эстет! Не было у Почорина пя-ятки!

- Да. - Кивало Пинджо. - Ничего, кроме пятки. Эстет.

- Все хватит. - Вадим почувствовал запредел. Еще чуть-чуть и он рухнет и заснет.

Но "не тем холодным сном могилы..." - пробубнилось в его голове. И все-таки он вынырнул:

- Вот, - протянул десять сто долларовых бумажек Пинджо.

- В паспарту или свернуть в рулон?

- В рулон.

- Палтай заедет за вами в три утра.

- Какой ещё Палтай? В какие три?.. - очнулся Борис.

- Дом Ви-Тори? Хочешь - не хочешь смотреть дом? Как музей дом. У неё часто там люди живут. Там мало турист. Там любят эксклюзивные люди бывать. У неё здесь есть квартира. Но в квартира она лишь спать. Ты говорил, что хочешь дом. Дом откроется. Только в три утра будет ехать хорошо. Не жарко. Не так долго. Он тебя будишь? Не хочешь?

- Хочешь - не хочешь... Будешь - не будешь. Да пусть разбудит раз и навсегда! Дай ещё пива. - Цедил слова в сторону Вадим

- Пиво по-тайски: "биир".

- Что? Не понял? - затряс головой Борис.

- Биир. - Повторило Пинджо поучительным тоном.

- Биир... - Рассеянно повторил Вадим.

- Так и у нас пиво по-русски: "биир". Потому как, врешь ты все! Это по-английски. Хорошо? - кивнул Борис

- Хорошо.

- Хорошо. - покорно кивнул Вадим.

- Бе-е-жать отсюда надо, Ва-адя! - закричал Борис и, схватив за руку Вадима, потянул к выходу, через сад, к воротам, - Бе-е-жать. Еще немного и она нас в конец ас-симилирует!

ГЛАВА 21.

"Главное, настроится на нужную волну и тогда все, что может придти тебе через неё - придет" - говорил Виктории философ Палтай, любивший в сезон дождей посидеть с ней рядом под раскидистой пальмой на безлюдном берегу, вглядываясь на шелковистую гору на горизонте.

"Почему я никак не могу настроиться на то, что я занимаюсь живописью" - удивлялась себе Виктория, машинально штудируя ставший настольной книгой еженедельный справочник "Товары и цены", а также газеты "Из рук в руки". Да-а... все не против стать миллионерами, но мало тех, кто готовы полностью подчинить свою жизнь лишь одной идее - сделать миллион. Да что миллион... Спокойно. Ты делаешь это ради..." - Виктория приказала себе забыть вспыхнувшие в памяти лица, взмах кисти и шелковисто голубую гору в туманной дымке, там, на другом острове, почти что на горизонте. Вперилась в шрифт.

Повторять опыт с предыдущим товаром более не имело смысла. Но чем заняться снова - было непонятно.

- Может, открыть туристическое агентство, а может, по продаже недвижимости?.. - Предлагала Виктория.

- Конкуренция большая. Да и хлопотно как-то. - Отвечал Якоб.

- У меня есть адреса всех галерей мира...

- Не справлюсь я. Опыта нету. - Не давая ей договорить, сразу понимая, к чему она клонит, обрывал её Якоб: - Ищи что-нибудь попроще.

Это "попроще" появилось почти сразу. В принципе, в этом не было ничего странного - местность, в которой поселилась Виктория давно, после развода, но перед самым своим отъездом, оказалось, была населена весьма своеобразным народом. И вообще была ни на какую часть Москвы непохожей, и в тоже время, наоборот, здесь было Московское, - такое же разнообразие стилей, как и характеров его обитателей. Близкий виадук вносил в местное самосознание публики чувство причастности к былым цивилизациям, заброшенные вишневые сады на север от холма напоминали о родовых корнях; между садами и виадуком был холм - цвет местной философской мысли эндемиков созерцал с него роскошные заливные луга Яузы, поросшие самостийным кустарником и деревьями, дальнее мелькание современного мира в виде машин проспекта Мира и, не впадая в столичную суетность, делал свои умозаключения. Одному лишь богу известно, какие сентенции порождались рассуждениями местных Сократов, однако, ничему не дано было зафиксироваться на бумаге, поскольку за их спиной плотной ловушкой стоял гастроном под названием семиэтажка с недавно выкрашенными в наглый желтый цвет витринными стеклами. Но как бы не пили местные созерцатели - мыслить не переставали никогда!

Идеи в народ вносились ежедневно, народ был слишком близок, чтобы отстраниться от своей мыслящей элиты. Стоило только её представителям войти во дворы, что за гастрономом, как тут же, можно было найти собеседника, и сообщить ему об идеях и итогах философски проведенного дня. Как в деревне, каждый мимоходный был способен слушать. А если вдруг слушателя не находилось, можно было завернуть в подвал к Якобу.

Поэтому не было ничего удивительного, что человек, который должен был подсказать путь проще простого, тут же нашелся. В офис Якоба и Виктории заскочил подвижный и непоседливый часто мелькающий во дворе местный герой Мишка, тот самый парень лет двадцати восьми - тридцати, что присутствовал при обмывании открытия гадального бизнеса. Мишка жаловался: купил Ситроен задешево, и всего-то надо было, чтобы этот Ситроен был на ходу, - поменять какую-то шестеренку в моторе. Дал нашим умельцам заказ - выточили. Примерили. Надо было ещё чуть-чуть отшлифовать, но Мишка на радостях, что выточили, в общем-то, точно дал им аванс. Они пошли в свою мастерскую через Лосино-Островский лес, а по дороге так напились, что эту самую важную шестеренку потеряли.

Теперь пил Мишка.

Не дать выпить ему в офисе на пару с Якобом по такому случаю, Виктория не могла. Они пили в соседней комнате, а Виктория продолжала штудировать рекламно-справочную прессу. Но вскоре Мишке стало скучно, и пришел в комнату к Виктории.

- Слушай, - желая показать, что пришел не от скуки, а по делу, начал Мишка: - А у меня есть сосед по даче - директор местного подмосковного молокозавода. Я, когда на старый новый год туда ездил, пил с ним. А он жаловался, что продукция его мало в Москву поставляется. Они план занизили. Сколько-то у них идет на обеспечение своих, местных, сколько-то на договорах, а сколько-то из незапланированного можно, и без предварительно подписанной договоренности, забирать. Звонить лишь за день-два, если у них лишняя продукция образовалась, сверх того, что они должны поставлять по обязательствам года - все отдадут. Так вот - похоже, что у них там намечается переизбыток, и никто на этот переизбыток не реагирует

- Интересно получается - во всем мире, для того чтобы делать дела надо играть в гольф, поло, крокет, в крайнем случае, - в теннис, а у нас просто пить с соседями по даче! - отпарировала Виктория.

- Дела? Яшка говорит, что хлопотно. А я вам почему предложил работать хронически не могу. После того как мой бизнес лопнул - депрессия уже черти сколько длиться. Если б вы мне хоть три процента с этого дела хотя бы пол года платили...

- С какого ещё дела?

- За то, что я вам сделку устрою. - Сказал и убежал в туалет.

Тут в комнату к Виктории вошел Якоб:

- Ты не обращай на него внимания - Мишка у нас парень известный: то вагоны с тушенкой по всей стране гоняет туда-сюда, то редкоземельные металлы составами за границу продает, потом решил своей поддельной водкой весь мир споить. Масштабы никак не меньше. А в результате - на пиво не хватает.

- Но Ситроен-то купил.

- После суда за водку гол как сокол остался. Но потом продал бабкин дом в деревне и за тысячу никому ненужный металлолом отхватил. Чтобы уходящей жене доказать, что все-таки мужчина. Идиот. Эта консервная банка и ста долларов не стоит. Вон, под окном, его машина третий месяц ржавеет.

- Зато серебряная. - Заступилась Виктория.

- Эстет. - Усмехнулся Якоб.

- Но трогательный уж больно.

- Так я чего говорю, я могу переговоры вам организовать. - Вошел в комнату Михаил.

- Якоб, а ты когда меховое ателье регистрировал - что было в уставе? Спросила Виктория

- Я регистрировал не ателье конкретно, а общество с ограниченной ответственностью.

- В уставе оговорена возможность торговли продуктами питания?

- Оговорена. Там все оговорено. Вплоть до выпуска газет. Что с того? Усмехнулся Якоб.

- Миша, а что конкретно выпускает этот молочный завод? - Не обращая на усмешки Якоба, спросила Виктория.

- Творог фасованный, кефир, молоко, сметану.

- И все фасованное?

- Фасованное. Вот те крест.

- Да кому это нужно? Вы чего, ребят, сума сошли? В магазинах йогуртов завались! - Испуганно оглядывался то на Викторию, то на Мишку Якоб

- А простого, дешевого творога нет. - Не согласился с ним Мишка.

- И мой любимый кефир редко бывает. А по вечерам так обязательно нет. - Поддержала Михаила Виктория.

- Так это у нас в городке по старинке живут. - Не сдавался Якоб.

- Значит, ещё где-то также живут. - Гнула свою линию Виктория.

- Да ты представляешь, что для того чтобы заняться торговлей молочных продуктов, надо сделать?!

- Представляю. - Спокойно кивнула Виктория, - Для этого надо сначала узнать их исходные цены.

- Цены дешевые, сразу говорю, - вставил Мишка.

- А потом обзвонить магазины со своим предложением, потом подписать договор, иметь при себе справку санэпидемстанции...

- Справки все они вместе с продукцией дают. Приезжай, закупай машину и торгуй хоть на улице. - Снова вмешался Мишка.

Приезжай и торгуй... Нет, на улице они, конечно, торговать не будут. После первого дня обзвона пять магазинов вызвались принять продукцию и, так как товар ходовой, расплатиться сразу наличными. Была предусмотрена такая форма оплаты на хлеб и молочные продукты, расходящиеся в течение дня.

Были подписаны все договоры. Приняты заказы. И даже найден Мишкой водитель с грузовиком - свой парень - согласившийся принять товар в шесть утра и развести его по московским магазинам. Но... все оказалось не так-то уж и просто.

В тот самый первый день их реальной работы к вечеру начали звонить недовольные директора магазинов. Смысл их недовольства заключался в следующем: "Мы и так у вас мало взяли, так ещё в ящиках оказался некомплект - не хватает по три - пять пачек сметаны. А платили за полные ящики".

Виктория пообещала через день возместить недостающие пачки, - то есть за счет фирмы увеличить заказ. Но второй раз также прокалываться не хотелось. Где искать причину недосдачи? - Задумалась Виктория, - если на заводе, то это же явно не представители администрации экономят, таким образом, этого не может быть. Тогда получается, что рабочие. Но если это они, то значит, так поступают не первый раз и на них уже должны были пойти жалобы заказчиков. Тогда почему администрация их до сих пор держит?

Виктория представила себе, насколько могла, молочный завод, и её ход мыслей показался ей не состоятельным. Для того чтобы взять себе сметану или творог, рабочим вовсе не требовалось брать их из уже укомплектованных ящиков. Подозревать то, что водитель взял себе столько всего - тоже не хотелось. Водитель все-таки был из деревни, где была дача Мишки, так сказать: "свой парень".

- Свой парень, говоришь, не может навредить? - усмехнулся Якоб, и повел свое расследование.

Через день Виктория услышала о его результатах. И все было ужасающе просто:

Когда водитель Витюша похвастался своим односельчанам, что нашел работу, - все за него очень обрадовались. Сколотилась компания человек из пяти для того, чтобы отметить это дело.

Пить начали с утра так, чтобы Витюша мог закончить это занятие к обеду и наследующий день, а с утра, не опохмеляясь, отправиться на свой маршрут. Все так радовались его удаче - все-таки работать с москвичами, на настоящей фирме, да ещё постоянно - что очень следили, чтобы Витюша не перепил. Но, поскольку всем остальным пить было можно - перебрали. А дальше по примитивной схеме: поспал два часа - очнулся, а раз очнулся - выпил, часа два покуролесил, снова заснул, очнулся - выпил. Дело привычное. И когда очнулись в пол пятого утра - смотрят: а Витюша уже трезвенький отъезжает. Всем естественно потребовалось срочно Москву заодно посмотреть. К тому же дело благое - помочь Витюше товар погрузить, разгрузить в магазины. Вот и поехали. Машину товаром загрузили чинно, а так как дорога до Москвы длилась два часа - и не поспишь в таких условиях - попытались опохмелиться сметаной - да много ли её съешь?

Стало скучно - стали развлекаться: рожи строить водителям, что за их грузовиком пристраивались, пугать. А потом - как в снежки играть - кидать в них кефир, творог, сметану... То-то было восторгу!

Виктория с трудом брала себя в руки, слушая Якоба о происшедшем. Он не смеялся, говоря, но словно понимал их - махал рукой, пожимал плечами, мол, а что поделаешь - такова жизнь.

- Знаешь, - задумчиво, словно переводя с чужого на родной, русский язык начала Виктория: - При... за... В деловых контрактах оговаривается один пункт... Особый... На случай стихийного бедствия...

- Да у нас народ как стихийное бедствие!.. - перебил её Якоб, - И всего, что он может тебе выкинуть, оговорить невозможно! А будешь упорствовать - нашлют красного петуха.

- Но... вот в Таиланде время от времени "из-под земли" как говорили местные жители, возникали тараканы размером с зажигалку, могли даже с пачку сигарет или прочие, гигантских размеров, насекомые, они с фанатическим упрямством неслись неведомо куда, а тут...

- У нас земля особенная, что ей тараканы? - гордо отрезал Якоб. - На особенной земле, особенные люди. А особенные люди требуют особенного отношения к себе.

Виктория не поняла поначалу - какое же такое особое отношение требуется водителю. Но после того как в результате следующей Витюшиной поездки, два из пяти магазинов оказались без молочной продукции, поскольку Витюша решил, не тратя время даром, по дороге распродать то, что вез и, даже не заезжать в указанные магазины, почувствовала, что никакого отношения иметь к этому типу не хочет.

Однако, пришлось слушать новую повесть в самозабвенном исполнении: он устроил продажу прямо с грузовика, останавливаясь в придорожных селах. И очень гордился тем, что заработал больше, чем, если бы сдал продукцию в магазины. Честно привез заработанные деньги и чувствовал себя героем.

Но в ответ Якоб, почему-то не сказал: "Молодец, парень! Так и действуй!", а побелел лицом и долго угрюмо молчал. Виктория вообще тут же вышла в другую комнату, не дослушав о выгоде его решения. В конце концов, выкурив сигарету, Якоб мрачно взглянул на водителя и потребовал неукоснительно соблюдать заданный маршрут.

Витюша тоже потребовал в ответ соответствующих его делу денег: - ему было совсем неинтересно исполнять обязанности и водителя, и грузчика, и экспедитора, так как деньги взятые из магазинов на завод перевозил тоже он, завозя для предварительных расчетов в их фирму.

И хотя Якоб с Викторией все это учитывали, назначая ему посуточную оплату труда, такую, что в месяц получалось раза в три больше, чем у московских водителей, работающих на ставке, он-то не учитывал того, что ему придется делать за назначенную оплату. Оттого, покаявшись и поклявшись больше не брать на маршрут дружков, не сходить с маршрута - стоял на своем, требуя прибавки к зарплате.

Виктория и Якоб вошли в ступор отупения, - они не могли не сказать ни "да", ни "нет". Ситуация казалась безвыходной.

Но Витюша нашел выход: упомянув, что он тоже человек, и понимает их нежелание платить ему много, дал им сутки на размышление.

Вот так-то. Нечего было его за сметанную бомбардировку жучить! Посмотрел Якоб на Викторию так многозначительно, словно древний патриций на, ничего непонимающего в тонкостях римской демократии, варвара.

Так как каждый маршрут Витюши оплачивался отдельно, то первая его поездка обошлась им, даже не считая выкинутых пачек ровно в полученную прибыль. С неё они не имели ни копейки - минус столько, сколько требовалось заплатить за спонтанно раскиданное. Вторая поездка грозила потерей постоянных клиентов.

- Что же будет в третью поездку?! - Недоумевала Виктория. - Уступим, и он замучит нас, словно капризный ребенок, проверяющий границы терпения новой няньки. Ему надо объяснить, что дело только-только начинается, и пока нерентабельно. Мы не можем ему платить должную зарплату, но платить проценты, чтобы он относился делу, как к своему, - имеет смысл. Мне кажется, что человек становится безответственным оттого, что его унижают тем, что не посвящают в суть дела, неравенством. Объясни ему, что да, мол, пока это будут небольшие деньги, но мы будем расширять сеть магазинов, и процент его превратится в немаленькую сумму. Он должен быть заинтересован в увеличении магазинов.

- Ты понимаешь, что чтобы его теперешняя плата за маршрут хоть минимально приближалась к той плате, сколько это стоит, мы должны платить ему процентов семьдесят пять.

- Все равно. - Ответила Виктория. - Главное, чтобы то, что мы начали, не погибло в зачатье.

- А мы? Что же это выходит - мы должны работать на водителя?! Он и так получит за месяц ого-го сколько. Это ж мало какому водиле снилось!

- Если все развить с умом, выписывая себе не проценты, а прожиточный минимум... Брать не более чем по десять процентов. Остальное кидать на увеличение оборота. И к концу года посмотреть - имеет ли смысл снимать, как мы договорились, по половине прибыли...

Они долго ещё дискутировали, и, в конце концов, пришли к выводу, что при начальном этапе дела водителя следует держать на пятидесяти процентах с дохода, себе выписывать для галочки по пять, а в конце года разобраться. Главное - это обзванивать магазины, предлагая им более дешевые продукты, чем другие, расширяя, таким образом, сеть клиентов. И если все фирмы накидывают на товар тридцать процентов, то они будут накидывать не более пятнадцати.

Так и решили. Самый главный герой их предприятия - водитель Витюша согласился на пятьдесят процентов, и дело вроде бы пошло. В понедельник, среду и пятницу Виктория должна была обзванивать магазины, принимая заказ и соблазнять новые магазины выгодными условиями. В эти же дни Витюша развозил заказанный ранее товар, брал деньги за прошлый завоз, заезжал к ним в офис - получал свои пятьдесят процентов и отвозил на завод постоянно увеличивающуюся сумму на закупку продукции. Остальная прибыль, если таковая случалась, пряталась в сейф.

Все шло вроде бы как по маслу, через неделю с ними сотрудничало уже десять магазинов. Правда, был ещё один залет Витюши: - просто приехал в офис во вторник вечером, перед поездкой, которая должна была начинаться в среду, в пять утра, и предложил: - Ребят, все равно всех денег не заработаешь, расслабьтесь. Давайте выпьем. Я сегодня не за рулем.

Похоже, думал, что если его приняли компаньоном на самый большой процент, то и отдыхать он должен в своей компании.

С чего это пить-то? - удивился Якоб, все свое рабочее и нерабочее время так и проводивший у телевизора в ожидании телефонного звонка, но не с деловым предложением, а от своей былой любви - Маши, ставшей вдруг снова женщиной номер один.

Из-за этой Маши он развелся года три назад со своею женой, да только так и не сумел впоследствии наладить новую семейную жизнь. Маша то появлялась на его горизонте, то исчезала, ссылаясь на занятость. Работала она медсестрой, но последнее время исполняла роль сиделки при парализованном после пулевого ранения новом русском, то есть при бизнесмене. Виктория же выполнив свои обязанности, по телефонным переговорам, ни на минуту не задерживалась в офисе. Вместе они не пили даже чая в перерывах. И вдруг им предложили объединиться за бутылкой.

- С чего это отдыхать? - надвигался Якоб всей своей тушей на хлюпкого Витюшу. - Ты работаешь всего три дня в неделю.

- Да ты не понял. Не устал я, не устал. Но ребята... - тут он, понизив голос, замотал головой - Вы чего не понимаете, что случилось?

- Что?! - в один голос воскликнули Виктория и Якоб.

- Взрыв произошел к... - далее шел непечатный витиеватый текст.

Якоб сазу понял, о чем он и, махнув рукой, плюхнулся обратно в кресло. Но Виктории представился взрыв молочного завода, также легко, как если бы он производил бензин.

Самодовольно выдержав паузу, и оглядев всех присутствующих, Витюша продолжил: - Началось! Чеченцы терракт устроили! - и продолжил зловеще, поочередно вглядываясь в глаза компаньонам: - Вы что телевизор не смотрите?! Радио не слушаете?!

- Слушай, тебе завтра в пять утра вставать надо. Давай быстро верти баранку в свое село и отсыпайся. - Начал выкарабкиваться из кресла Якоб.

- А я не за рулем. А с электрички меня обязательно как пьяного снимут.

- Это почему же обязательно? - удивилась Виктория.

- А потому, что напьюсь по дороге.

- Слушай, друг, ты скажи чего тебе надо? - встал перед ним Якоб.

- Вот вы какие. Я к вам по дружбе. Все Витюшу обижают. Че те надо, че те надо... Да ничего мне не надо. Дай деньги на такси.

- Ты чего, парень, соображаешь, сколько это будет стоить в твою "Дрябловку"?

- Что ж - спишем потом.

- Как так спишем? - Не поняла Виктория.

- А так. У вас должна быть статья расходов на всякие культурные мероприятия.

Мама мия! Мама мия! И зачем я только влезла в это дело! - Смывала с себя струями душа галиматью своих будней Виктория - Какого черта! Ведь я же, в конце концов, художник! И пусть меня никто не ценит, никто не покупает, даже на Берлинской барахолке - я хочу ри-со-вать!

Около полуночи она очнулась от сна, встала, словно в бреду, оделась и в каком-то оцепенении направилась к двери, уже открыв её, вернулась, взяла со стола давно заготовленные объявления, клей и вышла на улицу. Был март. Ночь. Шел снег. Она протянула ладонь - снежинки таяли на её ладони. Она зачерпнула горсть свежего снега с верхушки сугроба и протерла им лицо. Невероятная для Москвы тишина. Виктория села в машину и тараща глаза, словно на ощупь, поехала, преодолевая бесконечный вальс белого занавеса падающего снега. Поехала расклеивать объявления о том, что ей требуется мастерская. Расклеивать на домах, которые в советские времена давали художникам.

ГЛАВА 22.

Ананас растет! Ананас!

Они неслись по загородному шоссе в автомобиле с озверевшим кондиционером, способным заморозить все живое, но теплый ветерок из открытого окна оказывал живительное сопротивление. Вадим дремал. Борис, поглаживал спину и постанывал, а их новый гид Палтай восторженно тыкал в окно, указывая на какие-то поля, похожие и на картофельные, и на капустные одновременно, твердил: Ананас! Ананас!

- Ананаса я ещё только не видел! - закатил глаза Борис.

- Не видел! Не видел!

- Приезжай к нам в Москву, я т-те покажу настоящие ананасы!

- Ананас? Где ананас?! - Очнулся Вадим. Огляделся, увидел три пальмы по краю поля и поправил с профессиональной уверенностью: - Кокос.

- Ананас! - сокрушался Палтай их непониманию.

- Кокос.

- И где ж ты так русскому языку выучился, сволочь! - Въедливо присмотрелся к переводчику Борис.

- В Киеве учился. Можно. Сельскохозяйственный факультет. - Гордо ответил Палтай.

- И чему ж тебя там могли научить?! Как картошку сажать квадратно гнездовым способом? А ты тем временем селедку жарил и на все общежитие ею вонял.

- Не жарил.

- Знаю я - жарил! - гаркнул Борис, - И на фиг тебе наш институт сдался?

- У меня папа можно хороший был. В другой стране учить хотел.

- И чему ж ты выучился в результате? Язык русский разве что знаешь, а ботанику свою - не фига! - продолжал ворчать ещё не проснувшийся Борис. - А я ей не учился, а знаю. И если говорю, что это кокос, то значит кокос. - Не унимался Борис.

- Русский человек - странный человек. - Чуть не плача закачал головой Палтай. - Ему все знать можно. Но про ананас все равно всегда ошибается.

- Это что б я про ананас ошибаюсь?! - Взревел очнувшийся Вадим. Останови машину! Сейчас я тебе покажу ананас.

Палтай остановил машину. Мимо, звеня колокольчиками, шла вереница монахов в оранжевых одеяниях. У первых трех были миски в руках. Палтай вышел из машины, поклонился монахам, достал из багажника благовонья, кулек с рисом, кулек с чем-то ещё и пошел догонять монахов.

- Ты куда это? - схватил его за рукав Борис. - Милостыню раздаешь? Добреньким казаться хочешь?

Палтай терпеливо возвел глаза к небу и умоляюще попросил:

- Не задерживайте меня, пожалуйста. Они можно не взять.

- Как это не взять? Зажрались что ли?

- Если не взять - то это плохой знак. А мы в пути.

- Че-его? Ну-ка дай мне, чего им даешь, попробуют они у меня не взять!

Вадим задумчиво сидевший все это время в машине, попытался остановить Бориса:

- Оставь ты его в покое. Разошелся. Это их проблемы. Лучше не влезать.

Но Борис уже вырвал из рук Палтая кулек и в два прыжка настиг впередиидущего монаха, хотел положить ему в миску рис, в этот момент монах перевернул миску и вареный рис рассыпался, облепив ноги Бориса. Борис чертыхнулся и принялся отряхиваться. Палтай молитвенно сложив руки, с ужасом смотрел на него. Монахи индифферентно проплыли мимо, растворяясь в пыли и тумане. Лишь звон их колокольчиков завис над дорогой.

- Что это значит? - вышел из машины Вадим.

- Плохо значит. - Горестно закачал головой Палтай. - Карма у Борис плохой. Монах вместе с подаянием грехи наши берет. Монах не захотел его грехи брать. Рис на ноги ему полетел - не будет ему пути.

- Что же это значит? Мы что в катастрофу попадем? - испугался Вадим.

- Нет. Просто получается, что у него нет пути. Путь это больше, чем дорога. Я не знаю, как вам объяснить. У него давно пути нет.

- Беспутный ты наш! - похлопал по плечу подошедшего Бориса Вадим. - Я же говорил тебе: не нарывайся!

- Да. Можно так называть, можно - кивал задумчиво Палтай. - Беспутный. Можно. Монах все видит. Не видит - чувствует, по-вашему. Он знает, кому может помочь. Кому нет. Кому может - у того берет.

- Все берет себе, что путь твой тяжелым делает.

- Ну-ка, а у меня возьмет? - И Вадим нырнул в машину. Вынырнул уже с рулоном.

Монахов не было видно. Звон их колокольчиков переместился вдаль.

- Давай догоним?

- Не можно специально. - Грустно ответил Палтай и отвернулся, глядя на поле.

Борис усмехнулся и, торжественно указав на пальму, произнес:

- Кокос!

- Ананас! - машинально наклонившись над землей, указал Палтай.

Двое русских обалдело уставились на, то, что росло у них под ногами.

- Слушай, похоже, что и впрямь ананас. - Покачал головой Вадим.

- Восемнадцать месяцев и ананас можно, пожалуйста. - Расставил руки, как бы извиняясь, Палтай.

- Не хо-о-чу я восемнадцать месяцев ананасов жда-ать! - Взвыл Борис.

- Ладно, - угрюмо разглядывал знакомые верхушки ананасов у себя под ногами Вадим. - Чувствую я, что ананасы нас достали.

- А эти слоны и девочки!.. Все как в сказке. А я хочу чтобы - раз - и все правда. Наверняка чтобы хочу!

- Чего? Не понял я, что за желание такое?

- Сам не знаю, чего сказал. - Пробурчал Борис. - Только вот ты меня по всяким барам и их заведениям таскаешь, а сам же ни-ни. Я же вижу - как они тебя облепят, чуть забалдеешь и бегом. СПИДа что ли боишься?

- Да нет. Сколько можно набирать, чего ни попадя? Скучно же. Откобелил, Боря, по полной программе. - И пошел в поле с рулоном под мышкой.

Борис и Полтай молча наблюдали за ним. Отойдя метров на сто, Вадим поставил рулон на землю, присел, что-то делая непонятное. Вдруг из рулона, как из трубы пошел дым, и рулон занялся, словно факел. Вадим распрямился, отошел шага на два и застыл, молитвенно, словно подражая Палтаю, сложив руки лодочкой перед собой.

- Чего он делает! - встрепенулся Борис.

Палтай, схватил его за футболку:

- Не можно ходить к нему.

- Это почему же? - Ошарашено обернулся Борис. Черные глаза Палтая словно загипнотизировали его - он не мог двинуться с места. - Он... он... он же т-т-тысячу за э-э-эту от-т-валил! - заикаясь, еле выговорил Борис. О-он деньги ж-ж-жет!

- Так ему нужно. Хочет так. - Спокойно ответил Палтай. - Не можно мешать.

Пламя взвилось перед Вадимом, и рулон, с мешающей ему жить дальше картиной, рухнул под ноги горсткой пепла. Вот и все. Вадим перекрестился.

ГЛАВА 23

Час ехали молча. Поля кончились, начались обшарпанные бетонные строения, напоминающие о злом гении Лео Корбузье. Потом - дома вроде поприличней, - с вывесками, витринами... У одного из них Палтай остановил машину.

- Будем есть. Здесь европеец есть можно. Я здесь не ел. Но все русские любят здесь. Хочешь есть? Идите.

- Хочешь - не хочешь... Пойдем. Ты с нами? - спросил Борис, разминая члены возле машины, ожидая пока выберется из неё Вадим.

- Нет. Не можно. Вегетарианец я. - Пояснил Палтай. - Идите. Я вас ждать буду. В машина отдыхать буду.

Они вошли в заведение и сразу по интерьеру поняли, что уже знают, что будет дальше. Знают, как девочки, их и девицами-то не назовешь, будут крутиться вокруг своей стальной штанги, как будут облеплять их, щебеча на совершенно непроизносимом языке, похожем на песню. Как потом сразу пяти пташкам, та, что постарше и что похожа тоже на девочку, только старую девочку, принесет по дорогому напитку, как по-матерински заботливо сунет им за бюстгальтеры по резинке, а дальше остается одно из двух: или сдаться, или бежать. После первого же раза, когда, что Вадим, что Борис растерялись от той детской непосредственности, с которой оказались каждый в окружении... (и сами сосчитать не могли) - пяти ли, четырех, шести ли ласковых деток тропиков в постелях - им больше не хотелось. Это тебе - не девушки с Тверской, или с Ленинградского шоссе, это тебе истинные дети! Невозможно было не почувствовать себя рядом с ними не извращенцем. Глаза не такие уж и узкие, чтобы не видеть их выражения - полны искренности, голос пение, ни полдвижения грубого, ни пол взгляда уверенной в себе бабы девочки, да и только.

Они думали, что их ждет очередной публичный дом, когда их пригласили посетить массажный кабинет. Борис с Вадимом переглянулись, про себя удивляясь, тому, что Палтай предложил им пойти именно в это заведение, но пошли, не сопротивляясь.

Тело каждого из них расслабляли по две тайки, прикасаясь к коже лишь через простыню, после такого массажа ничего не хотелось, никакого секса, стало легко, слишком легко, так ощущаешь свое тело лишь в детстве. Потом они перенесли часовой массаж ступней, после чего не понимая, как можно ступать на такие нежные ножки, осели наконец-таки за столиком, под которым была яма, специально для того, чтобы свешивать туда ноги, но со стороны должно было казаться, что сидят они на полу, по-восточному.

Женщины в расшитых золотом костюмах босиком танцевали перед ними свои танцы, в основном, выделывая фортели кистями рук. Но тайская музыка казалась гораздо грубее тайской речи и не впечатляла.

Маленькие девчушки, из-за роста не способные участвовать в развлекательной программе, как-то неожиданно налетели со спины и поставили на стол много горшочков с разными штучками, один большой горшочек с рисом, заменяющий здесь хлеб, перед каждым выставили по огромной керамической тарелке.

Не двинувшись, Борис и Вадим наблюдали танец на сцене.

Девушки отошли от странных посетителей, пощебетали на своем языке в сторонке, вдруг одна из них отбежала от подружек, протиснулась между спинами Бориса и Вадима, и с птичьим акцентом: - Быстро рис на тарелки сволочи! - Выложила по паре ложек риса Вадиму и Борису на тарелки.

- Это что ж ты такое говоришь?! - Изумленно уставился на неё Вадим.

- Сама сволочь! - отпарировал Борис.

- Она не понимает, что говорит. - Догадался Вадим, - Она услышала и повторила.

- Не понял я?! - продолжал возмущаться Борис. - Понимает - не понимает, а все равно обзывается. Чего она обзывается?!

- Здесь наверняка много русских было и до нас. Что мы говорим, то и слышим. - Мрачно прокомментировал Вадим.

- Да ты посмотри чем они нас кормят, да ещё сволочами обзывают! взвыл Борис, стараясь, хоть как-то развлечь друга, заставить забыть то, о чем он думал. - Почто ж родину бросили, шеф?! Креветки-то в сахарном сиропе изжарены!

- Сахар добавить можно. - Закивала одна из таек. - Можно соя-соус.

- Да, на фига?! На фига мне их креветки, проститутки, устрицы!

- Но устрицы-то по доллару! А ведь в Швейцарии я похуже ел по шестьдесят. - Очнулся Вадим.

- Шеф! Ты можешь живое мясо есть, пусть и без мозгов?! Ведь я её ем, а она вся трепещет, что женская грудь.

- А ты на неё лимончик выжми, положи на язык, закати глаза, и чуть раздави о небо и глотай. Чуть-чуть придави к небу. Правильно? Как тебя там. - Обратился он к одной из окружавших их таек, явно понимавшей по-русски.

- Чуть не можно мне. Я живое не могу. Религия такая. - Покачал головою укоризненно та.

- Вот видишь, у них философия. А у нас что?! - обалдело уставился на тайку Борис.

- У нас - вера. - Глубокомысленно изрек Вадим и, сплюнув сладкого кузнечика в тарелку, выкарабкался из ямы под столешницей, встал со скрипом в коленях над столом: - Пошли, Борис, отсюда.

- А может, и девочек с собой на остров прихватим. А чего. Ты за бумагу ту, чтоб костер разжечь тысячу не пожалел, а эти нам подешевле обойдутся.

- Кончай шутить, эбани намба ван. - отмахнулся Вадим.

- Кто? Кто?! - Поспешил за ним Борис, но не услышал ответа.

ГЛАВА 24

Равнодушная, сравнимая с желе, субстанция времени и места вроде бы начала расступаться, открывая для Виктории разветвленную систему ходов. Мастерская, которую она решила посмотреть, принадлежала человеку широко известному в узких кругах. Удостоверившись, что Виктория действительно собирается её купить, он начал активно торговаться.

- Я поначалу думал взять за неё три тысячи, деточка, но теперь она стоит пять.

- Почему же пять? Это же не частная собственность - она же принадлежит Союзу Художников. Мы говорим лишь о переаренде.

- А-а! - Не унимался, задыхаясь от жадности, старик, - Зато с пожизненным пользованием!

- Хорошо. - Не желала торговаться Виктория. - Пять.

- Нет, нет, нет! Подождите, пять это только мой отступной процент союзу, я тоже что-то должен с этого иметь.

- Да что же вы творите? - мягко улыбалась Виктория: - Вы когда-нибудь сможете мне назвать окончательную цифру?

- А-а может быть мне приятно беседовать с вами, голубушка.

- Но мы можем найти иной повод для беседы. - Любезно отвечала Виктория, чувствуя, что теряет терпение. - Вы продаете свою мастерскую или нет?

- Я бы сначала хотел посоветоваться с друзьями.

- Да что ж это такое, ни одной торговой сделки без маразма! прошептала в сторону она.

- Что? Что вы сказали? Нет. Я ещё не впал в маразм. Дайте мне время позвонить кое-кому. И не забывайте, я здесь делал ремонт. А труды мои в любом деле бесценны.

- Хорошо, - кивнула Виктория и, резко развернувшись, вышла. Она была готова заплатить и десять и двадцать тысяч, если бы с ней не торговались так глупо. Нетерпение её было посильнее благоразумия. Но торгашеский настрой старика остудил.

Она прошла по длинному, грязному, плохо освещенному коридору полуподвала и заглянула в полуоткрытую дверь. Худой, да что там худой, просто истощенный бородач, оглянулся на неё стоя перед мольбертом и застыл, о чем-то туго соображая. На мольберте из тумана серо-белой краски выплывал лев, тот самый классический лев, что украшает церковь Покрова-на-Нерли, только чуть более живой. И истощенный творец его был живой еле-еле. Виктории сразу захотелось накормить этого человека, она нащупала в кармане деньги, пошелестела ими. Тут он, преодолев онемение, воскликнул:

- Ба!.. Да это ж Вика! Ты даешь! Ну... как видение!..

- С голодухи, чувствую, глюки? - отпарировала Виктория, пытаясь вспомнить про себя его имя.

- Да не-е. Ты же настоящая?..

- Я-то да. А ты? Кто ты?

- Я Петя Кочежев. Помнишь, как мы с тобой в Измайлово живописью торговали? Ты там, в принципе, пару раз была, но я помню, как ты на весь наш кагал сарделек и вина купила, когда твою картину француз задорого взял. Хорошие времена были. Да ты проходи.

- А сейчас? - Вика прошла в мастерскую и, сразу выделив из всех обычных захламляющих пространство художников предметов неясного происхождения и предназначения, плетеную кресло-качалку, плюхнулась в нее.

- Что сейчас? - вроде бы взрослый, вроде бы мужчина сел перед нею на табуретку свесив изношенные кисти рук, напоминающие младенцев из Освенцима.

- Сбегай хоть за теми же сардельками. Есть хочу. - Бесхитростно протянула ему пятисотку Виктория. Она знала, что иначе накормить его не удастся.

Он вернулся удивительно скоро. Сдачу сразу выгреб из карманов, не считая и, положил на стол, но она отодвинула рубли ближе к стене, с надеждой уйти и забыть о них. Вроде бы голодающий человек, выставил на стол из пакетов батон белого, уже нарезанного хлеба, положил нарезку салями, торжественно медленно достал дорогую бутылку водки, консервную банку красной икры. Неистребимое пижонство художников всех мастей и в любом состоянии не позволило ему купить ни более дешевой водки, ни закуски.

Выпив с ним первую рюмку, Виктория спросила, оглянувшись:

- Ну и как вы тут обходитесь с крысами?

- С крысами?! - Вспыхнул взор Петра: - Мы с ними договорились.

- Как так?!

- А просто. Достали они меня - Радостно, что наконец-таки нашел собеседника, спешил в своей речи Петр: - Живу я и слышу: шуршит. Постоянно, как ты понимаешь, живу, и всюду шуршит. То - там за холстами, то тут - за картинами, то за полками с книгами - деться некуда. Шуршит!

Нашел я их нору, разбил бутылку на мелкие осколки, долго так бил, изощренно, как ты понимаешь. В три часа ночи я их застукал. Сам спать хочу, а все бил бутылку и бил, чтоб поострее были осколки. Засыпал я их нору. Да что там засыпал - запломбировал осколками. Просыпаюсь в двенадцать дня и сразу к норе. И что ты себе представляешь - растащили!

- Что растащили? - Не поняла Виктория.

- А то! И аккуратненько так! Я и удивился - ну какие они умные! Пику изготовил...

- Пику-то зачем? - Виктория явно не понимала его: - А яд?

- Какой яд! Ты, знаешь, какие они умные!

"Мне только ещё психологии крыс не хватало постигать" - Подумала Виктория, но остановить вдохновенное повествования Петра, было невозможно:

- Изготовил я пику. Слышу: шуршит! Вот тут, за полками с книгами. Начал по ним барабанить - перебежала. Сидит за картинами. Бью по ним. Перебежала за холсты, а может быть, и нет. Не знаю я, где она. Застыл с пикой. Мы так, минут двадцать, в тишине провели. И все-таки она первой не выдержала - побежала. А бежать-то некуда. Она все по краю, по плинтусу скользит, а я заранее дверь распахнул. И вот застыла она в углу у двери, я пику над ней занес и вижу: глазки такие живые, взгляд такой трепетный!.. "Ну что?! - говорю, - Я ведь тоже зверь!" А в этот момент моя пика прямо над её головой занесена. И она мне в глаза смотрит. И замерла. А я продолжаю: - "Я - зверь! И побольше тебя - зверь!" И вдруг что-то во мне разжижается как бы - гнев, что ли, проходит. Вижу себя - гадость! Не дай бог тебе, Вика, наблюдать мужчину с пикой! Питекантроп!

Вот так я вдруг всего себя увидел и говорю ей: - "Но я же человек! Уходи лучше, а?" И ты представляешь?.. Ушла.

С тех пор у меня в мастерской ни одной крысы нет. Словно, она сказала своим, что я с ней по благородному договорился. У соседей есть, а у меня нет.

Он посмотрел Виктории в глаза и отупленно и удивленно.

- Да, - кивнула Виктория, - Мы только думаем, что животные похожи на нас, на самом деле ещё непонятно кто на кого похож. Но каким бы высшим разумом не обладали эти крысы...

- Я понимаю, что тебе не хочется бегать с пикой, но жизнь заставит... - едва перебил её Петр, как она перебила его:

- Да не буду я здесь покупать мастерскую!

- Да ну ты что?! Я пику тебе подарю!

ГЛАВА 25

Виктории захотелось плакать.

Он чувствовал это и обремененный виной пытался отвлечь её от переживания возможной перспективы и собственной слабости в ней. Оказалось, отвлечь её очень легко. Уже через несколько минут глаза её распахнулись так, словно она ребенок, который забыл о боли, слушая байки-сказки.

Виктория пыталась осмыслить ходы перемены мест действия её былых товарищей за эти годы, словно следила за шахматной партией, в которую играли сумасшедшие. Игорь Пролин, былой отвязанный художник-концептуалист, утверждавший, что труд сделал обезьяну из человека, отчего он никогда не будет никем более чем вольный художник, время от времени малевавший не во имя денег, или вечности, - от нечего делать, вдруг превратился в респектабельного, деятельного владельца фирмы выпускающей рекламные проспекты. Мало того - приобрел все признаки характера американского трудоголика. Администратор одного из выставочных залов, в былые времена прославившийся непомерно кипучим и жаждущим деятельности характером, отчего и получавший постоянно, так сказать, - "по шапке" сверху, за выставки, несоответствующие направлению советского социалистического искусства, теперь безвылазно дремал в своей фотолаборатории. И многие опасались, что его постоянная сонливость плавно перейдет в летаргический сон.

Остальные же поменялись не столь радикально. Остальные же либо пропали навсегда, либо временами объявлялись приехавшими только что из Парижа. И пусть в Париже им приходилось по большей части показывать не свой талант и мастерство, а исполнять некий "танец в перьях" аля-русс, но все равно это считалось успешной жизнью. Виктория вполне могла включиться в нее.

Но вдохновения не было. Не было даже тогда, когда вся обцелованная старыми знакомыми она начала появляться на бомондах. Кто-то читал стихи, кто-то пел, кто-то выставлял свои произведения. Все пили, говорили, говорили, расставались так, словно навсегда, чтобы снова встретиться через неделю. И говорить, говорить, говорить. Короткое сообщение о кого-то прерывало речевой поток многоточием, и снова бурлила речь. А потом все расходились в ночи, словно исчезали в пропасти тишины. Так, что порою казалось, что и не было их вовсе. Просто был сон под шум неспокойного моря. А потом наступил штиль, и все стихло.

И очнувшись в одиночестве, на дне безызвестности, она начинала что-то кропать акварелью, хотя бы акварелью, лишь бы заново подняться, карабкаться, чтобы достичь хотя бы крохотную толику тех возможностей, что были у неё раньше, и творить, творить. Лишь бы не спать в самозабвенном забвении.

"Чем труднее - тем интереснее" - говорила женщина - непотопляемый линкор, Лени Рифеншталь. Виктория вспомнила слова этой легендарной, на момент их встречи - девяносто пятилетней дамы. Назвать её старухой не повернулся бы язык и у циника, разве что у полного дурака. Лени поражала не прошлым, можно было даже не учитывать того, что это она делала самые лучшие пропагандистские фильмы Гитлера типа "Триумф Воли", а тем, что она, как показала история и являлась этим самым живым воплощенным триумфом. Прожив годы после падения фашистского режима в каком-то тухлом затоне, она вопреки всякой логике вынырнула и, отправившись в Африканское племя людоедов в шестьдесят лет, жила среди них и сделала уникальнейший из фильмов. А потом - в восемьдесят семь - подводные съемки о рыбах Красного Моря. Муж обожал её, потому что жить с ней интересно, хотя и был лет на сорок младше... И откуда силы черпает человек?!..

Теперь Виктория чувствовала, что никто кроме неё не может понять Лени так ясно, так просто, каждой клеточкой своей души. Как она, ни за что не желавшая стихать до пустой богемной говорливости по кругу.

- А ты поезжай на Старосадский переулок дом пять, - посоветовал ей старый приятель - скульптор Макс, теперь больше живущий за счет заказов с киностудий, что словно цыганскими шатрами дворянскую усадьбу, заполонили Мосфильм своими павильонами. И добавил: - Там все-таки большой фонд дряхлых стариков, бывших художников, которым теперь и мастерская не нужна и вообще ничего, кроме хоть каких-то денег. Только не вздумай покупать мастерскую в собственность, по западному образцу, если она будет принадлежать тебе, а не будет оформлена на союз художников, который тебе даст её потом в пожизненную аренду - считай конец тебе.

- Как это конец? Я же буду единоличным владельцем?

- Да ты будешь беззащитна по отношению к государству, а у него семь пятниц на неделе, сто указав в году. Вот тут моя тетка выкупила свою мастерскую лет пять назад - теперь стонет. Если бы не купила - она платила бы аренду, а так платит налог на недвижимость, который превышает арендную плату в несколько раз и ещё растет постоянно. А тетка старая уже - еле тянет.

- А она не хочет мне её продать?

- Да в том-то вся и утка! Государство продает нежилые помещения без последующего права продажи владельцем.

- Как так?!

- Ни продать мастерскую, ни подарить она не может. Может лишь перестать платить налог, и тогда государство у неё отнимет мастерскую.

- Бред какой-то! Может, ты чего-то путаешь?

- А ты попробуй сама - ещё как запутаешься. Лучше ищи свободный подвал, спрашивай по домоуправлениям, а потом проси письмо в Союзе, чтобы с этим письмом тебе дали справку о том, что дом не сносится, план подвала... Это только первый этап - найти подвал. На оформление документов о его аренде около года уходит.

"Приехала!" - и Виктория матернулась про себя. На мгновение её охватил мыслительный паралич: "И зачем она приехала?! Зачем вернулась?! Чтобы вновь почувствовать перед собою непробиваемую стену обстоятельств?!.. Уж нет! Я пробью эту стену! Посмотрим кто кого! Но год тратить на оформление документов?! Лучше все-таки переоформить аренду какой-нибудь старой мастерской через союз".

Она вошла в союз художников на Старосадском: объявлений о снятии мастерской и покупке было много и ни одного о сдаче. Озадаченная таким началом своей деятельности она села в машину и поехала, по переулкам выглядывая подвалы и чердаки, стараясь догадаться по окнам - есть ли у них хозяева или нет.

И все теперь ей казалось не загадкой, а задачей, решение которой кажется легким по началу, а потом оказывается, что следует владеть знанием из области высшей математики, чтобы её решить. И все-таки так и хочется обойтись простой логикой.

Сын также озадачивал своей незадачливостью. С первого дня её приезда он постоянно просил у неё денег, несмотря на то, что вроде бы работал в приличной компании, но самое странное заключалось в том, что было непонятно - куда он их девал. Вроде бы по ресторанам не шлялся, ничего себе особо модного не позволял, но отчего-то слишком часто просил то двести, то триста долларов.

Виктория, мучимая комплексом матери, которая осознает, что что-то недодала своему ребенку, сначала давала ему, не вникая - действительно ли ему необходимо то, на что он просит, и действительно ли это стоит столько. Но, вскорости, подсчитав, что за месяц он выпросил у неё в общей сумме около тысячи долларов - задумалась. Ведь среднемесячная, считавшаяся хорошей, зарплата в Москве равнялась ста пятидесяти долларам. Мало того за два месяца её пребывания дома она уже немало поистратилась, привезенная сумма убывала, но ничего не восполняло её убытков. Бизнес, который она начала с Якобом за первые три недели принес ей не более двадцати долларов и это было смешно по сравнению с теми усилиями, которые тратились на его становление. Деньги таяли как сугробы на улице.

На улице начиналась весна.

Виктория не за что бы ни вспомнила о её приближении, если бы о ней не заявило навязчиво громко собрание стаи грачей, осевших на ветвях заброшенного сада у неё под окном. Черные птицы громко обсуждали свои проблемы, пробудив Викторию, удивив своей численностью - их было явно более ста. В глазах Виктории почернело, уши были забиты их наглыми резкими выкриками. Это была их деревня в течение тысячелетий, и недовольство людским поселением явно читалось в их взглядах, бросаемых на Викторию, вышедшую на балкон.

Виктория закрыла поплотнее балконную дверь и включила телевизор на полную громкость.

В этот день НАТО начало бомбардировать Югославию.

Вечером этого же дня Митя явился с незнакомой ей ранее девушкой. Девушка была хоть и не высокой, но стройной кареглазой блондинкой с длинными, доходящими до пояса прямыми волосами. В ней не было никакого изъяна, чтобы не считаться эталоном красоты признанной концом двадцатого века, если не замечать по смешному вздернутого носика, придающего ей и простоватость и придурковатость. Но это если ориентироваться на древнегреческие каноны красоты и смотреть на неё замершую в профиль. В фас девушка сжимала губы и казалась невероятно серьезной.

Первый раз они столкнулись с ней в дверях. Она входила в квартиру, что-то капризным тоном выговаривая Мите, идущему сзади, но едва она увидела Викторию лицо её обрело испуганное выражение белой лабораторной мышки.

- Здравствуйте, - сказала она так, словно в чем-то провинилась перед Викторией.

Виктория испугалась, что своим видом помножит комплекс неполноценности у такой, в будущем интересной мадам.

- Проходите, проходите. Я вам не буду мешать, - несколько суетливо отступила Виктория. - Как вас зовут?

- Аня.

- Вот и хорошо. Располагайтесь пока у Мити в комнате, а я сейчас решу с сыном кое-какие хозяйственные вопросы и отпущу его к вам.

Митя, чувствуя неестественное поведение матери, несколько напрягся. Войдя к Виктории в комнату, встал у двери, сложив руки на груди, и широко расставив ноги. Поза явно говорила о готовности к скандалу.

Странно, - подумала Виктория, - Вроде бы я не имею склонности к бабьему базару, а он частенько ведет себя так, словно только и ждет его. А вот и не получит. Насмотрелся в семьях своих ровесников?!

- Чего ты хочешь? - спросил Митя, цедя слова полушепотом.

- Ничего. Только чтобы ты мне пояснил, как я должна к ней относится?

- Как к моей жене.

- То есть как? А где же Лида?

- С Лидой покончено. Я купил ей фирменный ремень за двести долларов, а она ещё захотела куртку. На куртку у меня денег не хватило.

- Бред какой-то - фирменный ремень за двести долларов, когда штанов нормальных нет... - растерянно пробормотала Виктория и очнулась: - Но это же мои деньги! Это же ты просил их у меня!..

- А что я мог поделать, когда ей все время надо что-нибудь покупать!

- Еще бы, что ещё может связывать вас кроме как покупки и траты? Словно американца и тайскую девушку. Только счет в данном случае не в банке, а у мамы. Почему тебе обязательно надо чтобы при тебе был хвостик? Ты что - иностранец? Ищи - среди равных себе!

- Она равная. Она умная. Мы познакомились с ней в поезде, когда я ехал из Ярославля. Так получилось - меня чего-то развезло... в общем, я рассказал ей про все, ну про мои переживания с Лидой. Она не такая. Она сразу сказала, что деньги это не главное.

- А что же для неё главное?

- Человеческие отношения.

- Но, послушай, Митя, если у вас нет общих интересов, то и отношения...

- Будут. - Твердо ответил ей сын, - Мы будем строить семью. К стати она не такая уж и простая, она учится на физмате МГУ. Просто её родители не понимают.

- А что ты понимаешь, говоря - строить семью?

- Ну... чтоб в доме уютно было. Мам! - повысил он тон раздраженно: Это же невозможно! Ты, иногда, сыплешь пепел своих сигарет - где попало! И вышел из её комнаты.

Виктория пошла за сигаретами. На выходе из квартиры её встретила соседка Марьванна:

- За что ж вы девочку обидели?! - Волна жаркого шепота заставила Викторию прижаться затылком к стене. Она не сразу поняла - какую девочку и не нашлась что ответить

- Терпеть надо было. Терпеть. Ты же старше Зинаиды-то. Если что не понимает - объяснить.

- Да я и так терпела...

- Дотерпелась. На что она Симку кормить будет? Хотела у меня уже девочку отнять, да я бесплатно с дитем сидеть согласилась. А она мне вчера сто рублей принесла. Я уж думаю, не толкнула ли ты девчонку на панель?! И духами от неё пахло. Я ей говорю: Сходила бы ты в церковь, Зинаида.

- Да какая церковь - ей в монастыре бы пожить!

- Да кто ж её при малом ребенке в монахини возьмет?!

- Странная у нас система какая-то: пол жизни греши - лги, воруй, убивай, а потом пошел в монастырь, стал отшельником, потому что устал - и на тебе: чуть ли не святой!..

- А как же иначе-то?! Когда-то грехи-то замаливать надо.

- Может, сначала в монастыре пожить, философией пропитаться - как у буддистов...

- И не говори мне про всяких там язычников и басурман. Грех! Видно сама язычница, вот и Зинаиду страдалицу работы лишила. Денег бы дала выходное пособие.

Виктория промолчала о том, что денег она дала Зинаиде столько, сколько хватит ей при умеренном образе жизни ещё месяца на три, а Зинаида, поссорившись с Викторией, даже не подумала отдать ей выданные подъемные, или пообещать отдать долг. К тому же после заявление соседки о том, что она язычница, (и это-то на исходе двадцатого века!) Виктории совсем поплохело: перед глазами пронеслись кадры из исторических фильмов, разъяренные рожи, костры... Сплошная святая инквизиция. Кочевряжестое пламя душ, готовое пожрать все и вся неясное, оттого и пугающее. А внизу ждал недавно приобретенный Фольцваген, но с уже сломанной сигнализацией, и его в любой момент могли разобрать на детали.

ГЛАВА 26.

В самолете Борис чувствовал себя на взводе. Вадим, выпив немного ликера, сразу задремал. Борис надоел ему, не меньше чем Борису весь вместе взятый непонятный Таиланд. В салоне народа было значительно меньше, чем на пути туда. "Пацаны" видимо решили остаться в стране, где нет ИНТЕРПОЛА, или пропали навсегда, словно затонувшие шхуны, на дне притонов, плотно облепленные, водорослевидной нежностью таек.

Едва самолет взлетел, пассажиры расселись у иллюминаторов, так что ни на вторых, ни на третьих местах никого не было. Лишь один ряд сохранялся плотно - три женщины, из тех, кого называют матерыми, сидя в одном ряду сразу бросались в глаза. С краю сидела платиново-волосая бабенция лет под шестьдесят, в красной блузе расшитой павлинами, видимо, частенько выпивающая, но генетики столь мощной, что здоровья хватало на немалые дозы. С жаром её тела с трудом справлялись кондиционеры. Следующей была женщина лет за сорок, тоже блондинка, с проступающим сквозь все движения инстинктом парикмахерши всегда готовой стричь нагло, резко - не важно что: волосы ли, купюры у богатенького ухажера... Отбрить явно тоже могла не задумываясь. Третьей, у окна сидела так самая рыжеволосая бестия, думавшая, что с одного взгляда на неё все пакистанские мужчины падут к её ногам, а потом так незадачливо и презрительно плеснувшая Борису в лицо.

Увидев её, Борис сразу встал, приосанился и плюхнулся в незанятый пассажирами ряд перед ними. Ручки, перегораживающие сиденья, были подняты, можно было расположиться с комфортом. Развалился в пол оборота к ним, опираясь подбородком на спинку сиденья. Женщины тихо мирно распивали русскую водку, которую в Таиланде, при его жаре мог пить, разве что самоубийца.

- Ну что - присосеживайся. Стакан есть? - деловито хрипло пригласила Бориса самая крупная и самая старшая.

- А я пить с вами не собираюсь. - Замотал головой Борис, показав на свою зажатую в кулаке бутылку джина. - Я вон про чью душу пришел, - кивнул он в сторону рыжей, видимо, не узнавшей его.

- Я? - воскликнула рыжая. - Что тебе надо от меня?!

- Не узнаешь?! - зарычал Борис сквозь зубы.

- А что она тебе сделала?! - Возмутились её соседки.

Вадим, сначала наблюдавший за Борисом, хотел остановить его, посадить, в буквальном смысле, на место, но выпил ещё сто грамм ликера "Бейлис" и решил не обращать на него внимания. Общение с мягкими обходительными тайцами почему-то не вызвало у Бориса желания впредь быть столь же предупредительным и не траться зря на разрушительную энергию раздражения. Наоборот - чем больше он с ними общался - тем больше росла степень его тайной агрессии. "Когда-нибудь он все равно должен был взорваться. Пусть сбросит пары в самолете. - Рассудил Вадим. - Иначе мне с ним в Москве не совладать". И погрузившись в дрему, краем уха слушал Борисовы тексты. Тут было чему подивиться:

- Да ладно. Мало ли что случилось один раз... - Успокаивали его женщины.

- Ага! Выходит - один раз не пед... - араз. - Круто набирал обороты Борис. - А не бывает так. Не выходит! Не получается!

- Да что ж ты такое говоришь то? - спросила, та, что стригла кого ни попадя.

- Вот видишь. Сам говоришь, что один раз ничего страшного. Отмахнулась от него старшая, имея ввиду истинный смысл сказанной им поговорки, а не то что думал он, вспомнив её.

- Это поговорка неправильная. Как раз для таких во-от. - Рычал Борис. - Один раз ещё как! Вот наркоман, к примеру, не может быть один раз. Или уж ты наркоман, или уж ты не наркоман. Вот и она мне за все и ответит, если такая крутая.

- Ща, она тебе ответит, её покруче тебя парни встречают.

- Да не успеют. Едва она с самолета сойдет, я её ещё до таможенного контроля за будку отведу и порву как лягушку. Думала, что в дороге все можно. Больше не встретимся, мол. А вот и встретились. Я специально на этот рейс билет взял. Все про тебя выяснил.

- Ах, вот как?! - кокетливо встрепенулась рыжая - виновница конфликта.

- А ты вообще молчи, я тебе слова не давал.

- Хорошо, помолчи, помолчи, подруга. - Закивала Старшая, - А тебя как зовут-то парень.

- Да не хочу я с вами знакомиться. - Отмахнулся Борис, чувствуя, что теряет силу.

- Меня - Нина Петровна. Можно просто: тетя Нина. Успокойся, парень. Не таких видела. Как звать-то?

- Борис. - Прорычал ему в спинку кресла. - Все равно она мне за все в Москве ответит! Да я в Шереметьево выйду, заведу её за ларек, ласково так, иль мои парни, что вона тама сидят, - кивнул он за спину. В салоне за ним у каждого окна сидели мужчины. - Заведут так, что отказаться не сможет. В засос обцелую! А потом!.. А потом разорву как... как жабу! И никакая её братва не успеет спасти.

Вадима передернуло от его слов. Женщины заверещали что-то успокаивающее. Народ сидевший неподалеку начал оглядываться. А Борис не унимался. Бездна ненависти ко всему клокотала в нем, выбрасывая на поверхность все новые и новые горячие фонтаны:

- Комсомольскую правду читаете? Как не читаете?! Я ещё пять лет назад самолет в Турцию раскачал! Кресла вырывал. Вона оно как! Комсомольскую правду читать надо! Там обо мне писали!

- Ой, как! - аж подпрыгнула, глядя ему в глаза, старшая и выронила стакан с водкой. Тут же стряхнула с себя капли, и спокойно попросила: Принеси-ка мне стаканчик, Боренька.

- Да я вам в швейцары не устраивался! - зарычал Борис с новой силой.

- Ой, да пожалей ты нас! - заныла парикмахерша в прямом и переносном смысле. Из чего ж мы пить-то теперь будем. У нас, что один стакан на троих должен быть?

- Два у вас стакана. - Поправил её Борис.

- Можно слова? - подняла руку рыжая.

- Нет. Слова не даю! - рявкнул Борис.

- А стаканчик возьмешь у стюардессы? У меня ж сто килограмм весу. Вставать трудно. - Перебила старшая.

- Стаканчик принесу. - Согласился Борис. - А слова не дам. - И пошел к стюардессам.

- Пару бери, пару! - крикнула ему вслед старшая.

- Ой, Борька, какой ты все-таки хороший. Вот я, когда ещё в Красноярске жила, на юридическом училась, - продолжала, наливая ему водку в стакан старшая, - Так я это... физиогномику проходила. Знаешь, что это такое, так вот - лицо у тебя парень, я скажу, интеллигентное.

Борис недоуменно погладил свою трехдневную щетину на щеках, его удивило, как же это она его раскусила, но все-таки пробурчал не без кокетства: - Ничего себе, нашли лицо интеллигентное, оно ясно, что лицо не кавказской национальности, но что б интеллигентное... да дебил я! Дебил! На Авилова похож! Знаете артиста такого? В Петербургских тайнах играет, он ещё рядом с моим домом в "Театре на Юго-Западной" играет. Челка прямая такая, глаза как у быка... А челюсть! Не знаете?!

- А я что говорю - интеллигентное. Если на артиста похож, так не на дебила же. Да и челюсть у тебя нормальная. Очень даже красивая.

Борис с недоумением погладил свой небритый подбородок. Две женщины чокнулись стаканчиками об его стаканчик, выпили.

- Ой, Борька-а! Хороший ты парень! А хочешь, мы тебе сейчас песню споем? - Совсем раздобрела старшая.

- Песню?.. - Пока Борис соображал, о чем они, все три запели звонкими девичьими голосами: - "...Видно не судьба, видно не судьба встретиться с тобой..."

Борис с ужасом в глазах оглянулся, все кто не спал в салоне, смотрели на него. Захотелось вскочить и побежать от них, но крепкие острые женские ноготки впились ему в плечи. Он задергался, словно на электрическом стуле. Они захихикали, сбились и прекратили петь.

- Ой, как же так, сбились, девчонки?! - искренне расстроилась, сидевшая посередке. - Давайте другую.

- Все! - Резко рванул Борис и, высвободившись из их цепких пальчиков, пригрозил: - Если запоете ещё раз - уйду!

В ответ они почему-то не обрадовались его возможному уходу и не запели, а деловито разлили водку по стаканам. Тут снова подняла руку молчавшая со страху та самая - рыжая.

- Я ей слова не даю. - Гордо отвернулся от неё Вадим. - А вы дайте, дайте ей сами, если очень хотите.

- Ну зачем ты так! Знаешь, какая у неё судьба! - с нотками отчаяния в голосе воскликнула "парикмахерша".

Борис удивленно уставился на нее.

- Знаешь, какая у меня судьба?! - в тон соседки, но с ещё большей слезой в голосе воскликнула рыжая.

- Какая? - Растерялся Борис.

- А вот такая!.. Мой меня дома, как собачку держит! Никуда не выпускает! А на Таиланд, знаешь, сколько дал? Знаешь?! Мало того - дождался февраля, когда подешевле билеты и туры, - в пекло же отправил, в пекло и считай!

- Что считать?

- На три недели! "Лети, дорогая, лети отдохнуть - не мешай мне своими делишками заниматься". Так, знаешь, сколько на покупки дал?!

- Ну? - Только и сумел выдавить Борис.

- Смотри! Какую ерунду я себе купила! - она протянула ему руки в золотых перстнях.

- Ну? - Ошарашено он уткнулся взглядом в перстни. Он ещё даже не догадывался, что все это значит. Но наступление начало разворачиваться полным фронтом:

- Он мне дал на покупки всего две тысячи долларов! - Она воскликнула это так отчаянно, в глазах её блеснули слезы, что Борису ничего не оставалось, как возмущенно помотать головой:

- Ну и гад! - И он тут же оторопел - на тысячу долларов там можно было прожить хорошо, по его прикиду, не менее чем пол года. Но этот мужик же дал ей всего две тысячи, не на жизнь, а на покупки! Так сколько же он всего на неё потратился?! Борис попытался разобраться и у него в голове наступил сплошной катаклизм.

- Вот я и напилась тогда и была никакая. - Уже с печалью, оскорбленной в своих лучших порывах женщины, продолжила Рыжая.

- Но ты же женщина?! - Борис не знал, что сказать более.

- А я как женщина и была никакая.

И тут все женщины заговорили сразу, все жаловались на своих мужей, на то, как приходится вести домашнее хозяйство, и выглядеть ещё хорошо, а они себе такое позволяют!..

- Ты ж так с женой, Борьк, не поступаешь. Я ж вижу - не поступаешь, успокаивающе бубнила Старшая. - Вот у тебя жена сколько раз в году летает заграницу отдохнуть?

Борис глубоко задумался. В его тридцать три у него никогда не было никакой жены, и все-таки выдохнул перегаром им в лица:

- Два. - И подумав, что этого будет маловато, добавил: - И домработницу держу.

Они смотрели на него, восторженно качая головами.

- И не одну женщину ещё не обидел! Я считаю так - если она только за столиком со мною сидит, я должен за неё отвечать. - И тут подумав, что они догадаются, что вся его частная жизнь проходит вот так, как сказал, за столиком, пояснил: - Если переспал - отвечаешь за её судьбу! Вот у меня от жены один сын, - вспомнил он, что его последняя неразделенная любовь замужем и уже родила сына и, представив себя на месте её мужа, уже говорил легко: - Так у меня все обеспечены: и жена, и сын, и... побочные дети и матери их...

"Пора давать отставку, - мрачно подумал Вадим, слушая то, что несет Борис, - Совсем адъютант заврался. Я ж всех его баб не прокормлю".

Тем временем женщины возбужденные Борисовыми заявлениями, начали жаловаться на мужские измены. Их монологи, то сплетавшиеся в единое повествование, то держащиеся сразу в трех параллелях длились около часа. Борис совсем запутался. Он не знал, как их успокоить, одна плакала, другая ругалась, третья язвила, он окликнул стюардессу и заказал ещё бутылку водки:

- Вот я с женой живу уже десять лет. - Сказал он и, разлив водку по стаканчикам, что держали женские дрожащие руки, продолжил: - И не разу ей не изменял.

- Ой! Да какой же ты хороший! А меня Катя зовут. - Кокетливо придвинулась к нему рыжая бестия.

Не прошло и десяти минут, как они уже стояли в проходе, в обнимку, и распивали бутылку дорогого французского красного вина.

Вадим слышал её шепоток, обо все тех же пресловутых двух тысячах долларах. То она жаловалась, что обидчивая спьяну. То, что вообще не пьет, а сейчас напилась впервые в жизни. Вадим уже представил себе, как Борис бегает к ней на свидания, снова занимается фотографией, чтобы заработать побольше денег и расширить свою однокомнатную квартиру, свить гнездышко, успокоиться окончательно, больше не довольствоваться подачками Вадима... Вадиму даже стало жаль терять такого исполнительного приятеля, а с другой стороны, он объективно желал ему счастья... Но тут рыжая Катя, которая теперь казалась гораздо моложе своих лет, вдруг икнула и доверительно шепнула Борису на ухо, но так, что слышали все находящиеся поблизости:

- Ой, я опять напилась.

Борис в страхе дернулся и отстранился. Стакан с красным вином она держала достаточно высоко, чтобы смочь окатить его с ног до головы.

- Ты вон какой - хороший. А он у меня... Вот я от его жадности даже заболела.

- Как это? В натуре?

- Ну да. По-настоящему. Даже лечилась.

- Алкоголем что ль?

- Нет. Я пять лет назад в психбольнице лежала. А вот видишь - не помогло. И через пять лет - как напьюсь... - Она икнула.

Полный стакан мерно раскачивался у него перед носом.

Борис бежал. Бежал не оглядываясь. Добежал до кабины капитана. Двое стюардов вовремя преградили ему дорогу, чтобы не полетел впереди самолета, и предложили присесть. Бесплатный стакан воды привел его в чувства. Он выпил воду залпом и задремал.

Вадим трясся беззвучным смехом.

- Я так и не поняла: разобралась я с ним или нет. Ну да ладно. Плюхнулась на место Бориса пьяная рыжая бестия и тут же захрапела.

ГЛАВА 27.

- Я ничего не понимаю! - говорила Виктория директору последнего из обзваниваемых ею магазинов, - Но объясните, почему сегодня все увеличивают заказ на сметану в три раза?

- Деточка! - отвечал ей хрипловатый голос разбитной, не прочь выпить в хорошей компании, пожилой, но не сдающейся тетки: - Что ж ты тут не понимаешь?! Бомбит Америка Белград!

- Ну и какое это отношение имеет к сметане?

- А такое - все пьют. Ты что? Не слышала, как наши из гаубицы пальнули по Американскому посольству? Ты представляешь, грядет какое всенародное похмелье?

- А сметана то здесь причем?

- Так со сметанкой-то отойти в самый раз! Небось, не на луне живешь, пора бы знать, деточка. Мы на этой сметанке в девяносто третьем за два дня месячную выручку сделали. Во! Смотри телевизор-то, смотри! Видишь, видишь флаг американский топчут! Прибавь-ка кефиру ящика четыре.

- Как дела? - откровенно сытый Якоб, видимо, прямо из ресторана, где имел привычку обедать со своей Машей, ввалился к Виктории в кабинет.

- Ужасно. Создается такое впечатление, что это начало многолетней мировой войны. Сначала они изнасилуют сербов, чтобы показать всем свою справедливость - мол, не только с мусульманами воюют, но и за мусульман, потом беженцы истощат Европу, потом чеченцы обнаглеют окончательно... Страшно подумать - но если пораскинуть мозгами - для Американцев главное противостояние их миру расчета заключается в нас, а не в Садаме Хусейне, готовом завалить весь мир нефтью. Там все понятно. Мы же вне их логики живем. Им нас не рассчитать, как бы провоцировала Чечня. Обязательно начнет провоцировать их к такому же акту, что и к тому, что сейчас они делают в Сербии. Они его только и ждут.

- Только войны нам ещё не хватало. Надо мне со своей Манькой расписаться поскорее, - задумчиво произнес Якоб.

- Причем здесь война?

- Потеряется ещё вертихвостка. Она же у меня медработник военнообязанная.

Якоб уставился в телевизор. Бравые ребята с телеэкрана объявляли бойкот Пепси-Коле.

- Поколение пепси торжественно отказывается от своей соски, - съязвил Якоб.

- Резко увеличивая потребление сметаны, - усмехнулась, вторя ему Виктория.

- Сметаны? - дошло до Якоба, что это дело касается и его бизнеса. Что заказ увеличили?

- И сметаны и кефира в три раза.

На следующий день заказ не снизился до привычных размеров. Но пришел день завоза товара и уже в десять утра первый телефонный звонок заставил Викторию поволноваться, - машина не приехала. Виктория предположила, что машина сломалась по дороге и успокоила директора магазина, тем, что, скорее всего, поломка уже устранена, и товар прибудет к обеду.

На всякий случай она позвонила в отделение дорожной инспекции, отвечающее за шоссе, по которому должен был ехать Витюша, но никаких аварий не было.

Ей бы не пришло в голову позвонить на молокозавод, справиться брал ли он товар вообще, если бы не звонки из магазинов трезвонящие один за другим.

То, что она узнала на заводе - повергло её в шок. Оказалось, Витюша, скорешившись с заведующим отдела выдачи продукции, уже три раза брал продукцию в долг, а на этот раз не приехал. Получалось, что деньги, которые ему отдавали Якоб и Виктория, затем чтобы он делал предоплату, Витюша брал себе.

Долг заводу был немалым. Так как заказ увеличивался и увеличивался наличных они не имели.

Узнав, о происшедшем Якоб взревел: - Изобью гада! Я на него чеченцев натравлю! Я!..

- А что если его уже нет дома? - Предположила Виктория. - Вдруг он просто запил.

- Так что же ты хочешь сказать, что он все уже пропил?! Э... ему чтобы все эти деньги пропить...

- Год хватит? - Предположила Виктория, но взгляд Якоба заставил её пояснить - Водка же, кажется, около доллара стоит?

Водка-то дешевая, да дурная голова дорого обходится, - махнул рукой Якоб и, накинув замшевую куртку, пошел к выходу.

Виктория еле успела подсесть к нему в машину. По дороге они молчали. Когда наконец-таки нашли в почти неосвещенном поселке дом Витюши, Виктория не поверила своим глазам - такие желтые облупленные двухэтажные бараки она, столько всего видевшая, видела только в кино про войну и разруху.

Дверь была не заперта. Они вошли и, преодолев во тьме три скрипучие деревянные ступени, оказались перед фанерной, плохо прикрытой дверью - за ней слышались признаки человеческой жизни - бабья ругань, мужской бас, младенческий плач, детский смех, грохот кастрюль. Они открыли дверь никого. Длинный коридор во весь барак, перегруженные вешалки у дверей в комнаты. Они прошли до конца коридора и оказались на огромной кухне. Три неряшливо одетые женщины разговаривали между собою о чем-то бытовом, но врожденно-визгливые голоса навевали впечатление кухонной свары.

Мужчина в трусах и в валенках курил в углу кухни, сидя на табурете, положив ногу на ногу, скрючившись словно горбатый.

- Че надо? - сипато спросил он, заметив в дверях Якоба и Викторию.

Женщины все, как по команде, развернулись к ним грудями, словно линкоры орудиями, и встали руки в боки.

- Виктора Баландина. - Мрачно ответил Якоб.

- Давно не видела. - Выкрикнула та, что потолще и, развернувшись к плите, принялась тщательно помешивать вонючие щи.

- Ой, ищи его свищи. - Махнула рукой толстуха помягче и, развернувшись к ним задом, наклонилась над мешком картошки, что-то сосредоточенно выискивая там.

Мужик, как сидел, так и сидел, покачивая огромным валенком на голой тощей ноге. Лишь сплюнул и отвернулся к стене.

- Ну я пошла, - сказала та, что помоложе, и попыталась прошмыгнуть между Якобом и Викторией, стоявшими у дверей.

Якоб словно весь кипел от злости, он схватил эту молодую бабу за руку, но она завопила, так, словно её ошпарили:

- Ой, люди добрые! Что же это делается среди бела дня, в собственном дому: пристают да насилуют. Ой, люди добрые!

"Люди добрые" мгновенно заполнили весь коридор.

Ой, как щиплется, нахал! Ой, как щиплется! - застыв на месте, голосила женщина, при этом, не вырываясь, не убегая, а лишь только притоптывая после каждой самой высокой ноты.

- Ни слова правды! - процедила Виктория, когда народ медленно двинул на них. - Вы уж нас извините, звонка на двери не было, дверь открыта, мы ищем Баландина.

- А почто он тебе сдался? - Послышалось из набившейся в коридоре толпы.

- Он работает у нас водителем. - Продолжая держать себя в руках, ответила Виктория. Впрочем, в минуты опасности её всегда охватывало такое сонливое спокойствие, что она с трудом сдерживала зевоту.

- А!.. Баландина! Ну, так сразу бы и сказали. - Басистый мужик в майке кивнул в сторону бледной девушки с полудетским лицом, - Давай, давай Ольга, отвечай, куда мужик подевался?

- Не знаю я. - Почти прошептала Ольга, и крупные слезы потекли по её щекам.

Все, заполнявшие коридор, словно очнулись: кто-то ругал Витюшу, кто-то наставлял Ольгу, как надобно с мужиком управляться, кто проклинал водку, кто Ельцина. По обрывкам фраз, Виктория и Якоб узнали, что Витюша в последние дни загордился, - со своими пить отказывался, с бабами совсем охамел. От чего все и поняли, что что-то задумал неладное. Вот и случилось - два дня как дома не ночевал. Ольгу матом покрыл, сел за баранку и укатил. Когда кореш крикнул ему вслед, куда, мол, направился, отшутился: - "В Сочи на две ночи". Никак денег украл?.. Ольга два дня его то ждет, то ищет. Все глаза проплакала. А чего - уж не девочка. Знает, с кем живет. С ним уже не раз такое было - на неделю, на две исчезал, а года два назад укатил и лишь через три месяца вернулся холодный, голодный, больной, аж, чесоточный. Ольга в розыск на него подавала, так не нашли, сам вернулся. Нельзя ему за руль садиться - так и думает, куда укатить отседова, где компания повеселее. Да вы не думайте, едва появится, мы вам сообщим. Да только появится он теперча не ранее чем через полгода. Это ж, сколько месяцев надо, чтобы такие деньги прогулять! Дурное дело не хитрое.

Прослушав разнобойные фразы, соединившиеся в вполне слившийся текст, Якоб подошел к Ольге:

- Пойдемте к вам, поговорить надо.

- Вы понимаете... - Сказал Якоб, переступив порог, и осекся. Он хотел сказать: "Вы понимаете, что это не останется безнаказанным. Вам придется подумать, как расплатиться за выкрутасы мужа". Но, увидев нищую обстановку, в пропахшей плесенью комнатке, - шифоньер годов тридцатых, грубый стол покрытый драной клеенкой, топчан на ножках из кирпичей, железную детскую кроватку, на которой сидела на коленях девочка лет пяти и, не проявляя никакого любопытства к людям, зашедшим в комнату, тем более к шумам в коридоре, самозабвенно раскрашивала красным цветным карандашом пустую пачку из-под соли.

Ольга пятилась к окну, утирая слезы рукавом застиранного короткополого, словно больничного байкового халата и, шмыгая носом, причитала:

- Не знаю я, где он. Не знаю я-а-а

- Когда появится... - Начала, было, Виктория.

- Знаю я - не скоро уж появится. Как мы жить будем?! Как мы жить-то будем? Два года не работал - все пропил. А теперь - меня с работы уволил, говорит, при дочери сидеть будешь, она у нас болезненная-я. И что?! Только раз тысячу рублей в дом принес в самом начале и все. Как работать стал жадный стал, злой. Все говорят, оттого что пить бросил, а он и не бросал, пил себе через день потихонечку... Я денег попросила, а он послал меня во-от... - она уже не могла сдержать своих рыданий.

- Так что же вы с ним не разведетесь? - сочувственно поинтересовалась Виктория.

- А.. а... куда я отсюда по-ойду, комната-то его, а я детдомовска-а-я.

- Ну и с-сука эта Моника Левински! - вырвалось из Якоба так, словно он искренне верил, что причиной исчезновения Витюши послужила бомбардировка Югославии, которую Клинтон затеял для того, чтобы шоковой терапией заставить забыть о своей связи с секретаршей.

Якоб попятился. Остановился перед дверью, пошарил в кармане, нащупал пятисотрублевую купюру, положил её на стол, и вышел из комнаты. Виктория немного постояла в оцепенении, потом точно таким же движением, как Якоб нащупала точно такую же купюру в заднем кармане джинсов и, положив на стол, побежала за Якобом не оглядываясь.

Их машина не успела отъехать, как кто-то затряс ручку двери со стороны Виктории. Она опустила стекло. В окно просунулся конопатый мужичонка, улыбавшийся так, что казалось, лицо его сведено гримасой:

- Мужики, - хрипел он, не обращая внимания на то, что перед ним женщина, - Николая Афганца возьмите - и проблем ноль.

- Спасибо. Мы подумаем. - Сдержанно отрезала Виктория, и уже собралась поднять стекло, как он, надавив на него локтем, продолжал:

- Он живет за два дома от завода справа, там во дворе любого спросите Николая Афганца - я вам гарантирую. Свой мужик!

- Хватит с нас "своих"! - Рявкнул Якоб и нажал на газ. Конопатый еле оторвался от Жигулей, не покалечившись, и они понеслись по закатному пейзажу развороченной глинистой пустоши. Редкие деревья укоризненно стояли вдоль их узкой, неосвещенной бетонки.

- Зачем они там живут? - почти простонала Виктория, нарушив длительное молчание.

- Деваться некуда. - Огрызнулся Якоб. - Что делать будем? Мы же теперь у завода в долгу.

- Работать. - Ответила Виктория отморожено.

- Ты чего? С ума сошла?!

- А что ты хочешь? Чтобы я долг из своих привезенных отдала, и мы по нулям разбежались? Интересно как потом ты мне будешь отдавать свою половину?

- Отдам уж как-нибудь.

- У мамы попросишь? Слушай Якоб, ну плюхнули нас лицом в грязь, зачем же в ней оставаться? Встал, утерся и дальше пошел, иначе вообще жить не стоит.

- Так, значит, едем искать ещё одного "своего парня"?

- Ты подвезешь меня к заводу...

- И как ты там будешь действовать.

- Правду скажу. Только правду. А что ещё можно сказать. Про бандитов врать? Рэкет?.. Не стоит отягощать ситуацию враньем. ... Да и карму. А ты тем временем все-таки поезжай, посмотри, что за парень такой. И за мною вернешься. Не тот - другого найдем. Просто мы же иного не искали. А надо искать.

ГЛАВА 28.

Надежды Виктории оправдали себя. Прошло всего две недели, их бизнес расширился настолько, что потребовалось три машины. Николай оказался действительно ответственным человеком и стал заведовать их, можно сказать, автопарком. Доходы быстро покрыли долг молокозаводу уже на пятую поездку.

Занимаясь делом, к которому она считала себя совершенно не приспособленной раньше, три дня в неделю - до тех часов обзванивая магазины и, принимая заказы, - после, предлагая услуги новым магазинам, затем, отсылая заказ на завод, Виктория ценила свои вторники, четверги и субботы с воскресеньями, так, что расписаны они были - чуть ли ни до минуты.

Определенные часы отдавала поискам свободного подвала в центру Москвы. Определенные - встречам в творческих компаниях, которые собирались в кубах, в основном ОГИ, по четвергам при Чеховской библиотеке, можно их было встретить и спонтанно собирающимися в ЦДЛ, Доме художников, в галереях на презентациях. Круг её знакомств рос, но чувство печали, от безвыходности творческих судеб и процессов, росло соответственно.

И казалось ей, обрети она мастерскую - всех, всех встречаемых ею и художников и артистов и музыкантов и поэтов завяжет в один узелок, в одно беспрерывное действие, так что не смогут они остаться незамеченными и как в начале перестройки заявят о себе на весь мир. Но это только мечталось так. В реальности обыкновенной площади для хоть какого-то творческого действия найти не могла и даже не понимала, как это должно делаться.

Пожаловалась как-то далекому от художественной элиты бывшему толи старшему научному сотруднику, то ли младшему - в общем, приятелю детства Спиину на то, что не может подыскать себе подходящего нежилого помещения, как он вскликнул "Да ты же уже об этом мне говорила! Ну хорошо - ща будет!" Правда, в тоне его ей послышалась скрытая угроза. Он перезвонил ей через час. По определителю номера она поняла, что это он и не подняла трубку - не хотелось, чтобы кто-то, тем более человек из слишком уж далекой части её прошлой жизни, пудрил ей мозги своим дилетантизмом. И под его беспрерывный трезвон досадовала на себя, что проговорилась о своих проблемах. Один из постулатов, привезенных ею с её острова, гласил: "Не делай лишних движений". И казался он ей более чем разумным. Чем больше человек делает лишних движений, тем меньше его хватает на серьезное - поясняла себе она. Однако, как точно определить что лишнее, а что нет в человеческой жизни?..

Телефон упорно звонил целый час подряд. Она подняла трубку.

- Помнишь, когда мы увлекались спелеологией, был такой, старший среди, нас по кличке Бен?

- Помню, а что случилось?

- Так вот он теперь не старший, а старшой. У него фирма своя. Он ещё в начале перестройки умудрился приватизировать на себя под спелеоклуб трехэтажный особняк.

- Так фирма у него или клуб? И на кого и что он приватизировал?

- Неважно. Он готов тебе по дружбе отдать первый этаж. Он все равно ему не нужен.

- Вот как? Но я беру в пожизненную аренду.

- Ну и отлично. Мы же по жизни друзья. Приезжай на метро "Белорусская", и пойдем к нему.

- Может быть, я сразу подъеду к нему по адресу?

- Не-не-не - адреса я точно не знаю. Но визуально помню где.

- Так позвони и узнай.

- Не-не-не. Это невозможно. Он ушел только что.

- Так зачем же поедем?

- А вот когда приедем, он будет.

- Ты что-то темнишь. Где его особняк - ты знаешь?

- Где-то между Пушкинской и "Беларусской". Если стоять лицом к центру справой стороны от улицы Горького, то есть уже от Тверской.

- О господи! - Вздохнула Виктория обреченно: - Ровесники мои, да почему же вы такие инфантилы?

- Не-не-не-не. Я тебе докажу!

- Что не-не?

- Вот увидишь, будет у тебя мастерская.

- Хотелось бы увидеть...

Преодолевая разницу во времени, акклиматизируясь, после тропиков, Вадим спал в температурном бреду и видел, как наяву себя там, в том, её доме с ультрасовременным дизайном внутри, но с наружи деревянным, видимо, чтобы дышалось в нем легче, на сваях, видимо, чтобы не заползали змеи, под крышей из пальмовых листьев. Дом на острове. Дом на берегу. Видел себя притаившимся в темном углу, наблюдающим недвижно, как входит Виктория в свою мастерскую и, накидывая на себя расписанное в технике батика, измазанное красками, сшитое в виде мешка с прорезями для головы и рук полотно, берет кисть, обходит мольберт, подходит к окну, и смотрит, смотрит на, словно нарисованную её же дыханием по шелку неба, туманно-голубую гору. И вдруг горы нет, потому что туман сгустился - и он видит её тревогу. Пытается помочь ей, да не может распрямиться, выбраться из своего угла, в который завалился. Кто-то зловещей тенью нависает над ним: Ты чего это влюбился? Да это же Борис. Он просит его уйти, он говорит ему, что дело вовсе не в любви, а в горе растворившейся в тумане. Палтай говорил, что она всегда себя плохо чувствовала, когда гора исчезала. Конечно, можно все скинуть на повышенную влажность, давление атмосферы, но на самом деле все дело не в этом. Эти причины для всех, но не для нее. Когда нет горы, она не падает в гамак, не хватается за голову, не заставляет работать кондиционер на грани возможного - она начинает хвататься за такие мелочи, которые не существовали для неё при присутствии горы - слушать сплетни, всякую чушь про марки автомобилей, какое нынче модно барахло, интересоваться политикой, метаться от газет к телевизору, теребить телефон... Но едва появлялась гора, и мир воцарялся в её душе, и наступала созидательно-созерцательная тишина. Тишина. Она стоит у холста, словно Коперник на костре, пылая яркими бликами солнца, скользящими по её шелковому расписанному природой и случаем балахону, и взмахивает кистью, словно дирижер, начиная свою симфонию под названием: "А все-таки она вертится!" И Вадим смотрит на неё неотрывно, и не видит, но чувствует, как Палтай присел рядом и медленно, нараспев стараясь правильно говорить русские слова, вещает, свою очередную притчу, тоже глядя на нее:

- Трое русских приехали в Непал. Понравилось им в Непале. Вода с гор течет чиста-ая!.. Пожили в вате, по вашему в монастыре. У вас, чтобы монахом стать, сначала много плохого можно сделать, а потом лишь в монастырь идти и даже святым стать. У нас наоборот, чтобы плохого не делать - все юноши не меньше трех месяцев в монастыре пожить должны. Поучиться на жизнь смотреть философски, согласно учению Будды, лишь тогда они будут считаться мужчинами. А женщинам этого не надо. У них философия в природой дана. Мыслями её не разжуешь. Но если очень хочется, можно мужчиной стать. Это теперь не трудно. А святыми у нас тоже не становятся, а рождаются. А потом их находят и специально воспитывают. Поэтому они ещё умные у нас очень, потому что их с детства, как взрослых учат. А если рожденного святым не воспитывать, то обидно будет людям, что он мало хорошего сделал. У вас грех - у нас ошибка. Ошибку можно исправить... а грех лишь простить, а потом он может снова повториться. А ошибка нет - это надо очень глупым быть, чтобы свои ошибки повторять. А ваши трое русских, когда у вас октябрь в девяносто третьем был, я ещё тогда учился у вас, захотели они остаться. Это могло быть их ошибкой. А в Непале нельзя остаться, если святой не скажет свое "да", он все ошибки видит. Приходят они и говорят святому, мол, так и так - не спокойно у нас в стране - мутные реки текут, смутное время идет, не жить нам там хорошо, убьют нас, гонениям придадут - все друг в друга стреляют, а у вас реки чистые, время прозрачное... А святой посмотрел в окно, что высоко под потолком, так что ничего в него не видно, кроме вершины горы. Посмотрел на вершину и говорит, мол, ничего вам не грозит, как жили там, так и жить будете, и к воде своей вы привыкли, а расстрел вашего дома белого цвета через столько-то дней окончится. Как было потом так и сказал. А все на гору смотрел. У леди Ви-Тори тоже своя гора есть.

- Ты с ума сошел, что ли?! Бежать пора! Они нас ассимилируют! врезался в сон крик Бориса.

- Пусть, пусть... Мы давно уже и так давно будданутые - Бредил сквозь сон Вадим. И гора проступала сквозь туман и, казалось ему, что, глядя на нее, он теперь все-все знает, так про все-все. Так, что и слов не хватит. Оттого и знает он все, не дробя на слова, и величественное спокойствие проливается в душу. И становится понятно, почему она одна. Да не одна она она давно слилась со своим горизонтом. И пусть тело её блуждает где-то рядом по московским улицам, тело меньше самого человека. Теперь это он точно знает, тем более, если он уже слился с горизонтом, слился со своей горой, словно этот остров. Этот остро она сама, остров в океане времени, в котором все перепутано и приметливость прошлых эпох, и, ещё самозабвенно спящее, - будущее. А как это? Что мне приходит в голову, пытался очнуться Вадим, доходя до крайней точки понимания своего понимания. И сам себе объяснял во сне - это не страшно, ты не сошел с ума. Это же сон.

- Да не приснился ли тебе этот Бенов особняк?! - третий час, колеся от второй Брестской до улицы Неждановой и назад по первой Брестской к кругу, что у Белорусского вокзала, обследуя все особняки, попадавшиеся ей на глаза, ворчала, Виктория. Она даже спрашивала у прохожих, явно местных женщин: "Вы не знаете, где здесь спелеологи поселились? Это такие люди, он ходят в касках с фонарями, как шахтеры, но комбинезоны у них поярче. А ходят они под землей" "Нет, отвечали ей женщины у нас тут улицы под землей не проходят". Спиин во время таких разговоров картинно отваливался на сиденье, закатывал глаза и потирал линзы очко в грубой оправе.

- Ты ведешь себя как полная идиотка! "Спелеологи это такие люди!.." передразнивал он её.

- А как мне ещё себя вести, если у меня в детстве были такие друзья?!

- Не-не-не-не. Я не идиот. Просто я его телефон забыл. Просто дом, может быть, перекрасили, или этаж надстроили...

- Скажи честно - ты у него был хоть когда-нибудь?

- Не я. - Наконец-таки сознался Спиин, - Но те, кто были, рассказывали, что если стоять к центру лицом, то справа...

- Все ясно. - Виктория вздохнула, оглянулась с точкою во взгляде и тут же затормозила. Справа от машины над подъездом висела табличка, сообщающая о том, что за дверью расположено местное жилищное управление.

- Пошли!

- Куда пошли? Куда пошли? - закудахтал Спиин, догоняя.

Все остальное вспоминалось ей словно во сне: она влетела в какую-то комнату, хотела спросить про тех, кто ходит в касках с фонарями и среди бела дня, но отчего-то напористо и внятно заявила о том, что хотелось бы ей обрести в их нежилом фонде помещение пригодное для мастерской художника.

"Так не бывает", - твердили в Союзе Художников - "Они никогда не показывают своих пустующих помещений". Но так было. И только после того, как женщина с внимательными глазами много страдавшего человека сопроводила их к соседнему дому и показала просторный, хотя и требующий ремонта полуподвал, Виктория спросила о спелеологах. Конечно же, техник смотритель не могла не знать, кто и где расположился в нежилых помещениях, она сразу поняла, что речь идет не о клубе спелеологов, а о фирме промышленного альпинизма и указала адрес. И действительно этой фирмой заправлял приятель детства Виктории - по кличке Бен. Снимала его фирма не трехэтажный особняк, а три комнаты в шестиэтажном доме на пятом этаже. Одно было верно - дом находился во дворе слева от Тверской, если стоять лицом к центру. Но Виктория уже не обзывала Спиина идиотом. Его слова: "Вот увидишь, у тебя будет мастерская" - сбылись. Она уже видела свою мастерскую. Оставалось взять справки поэтажного плана и прочего в БТИ, затем пройти конкурс в ГОСКОМИМУЩЕСТВО, но хотя усилий, для того чтобы добиться её требовалось немало, ничто теперь не пугало и не раздражало её.

На следующий же день, зайдя в союз художников, и взяв соответствующий запрос, она отстояла очередь в окошечко БТИ - Бюро Технической Инвентаризации в надежде получить план подвала. Но такового не оказалось. Пришлось оплатить мизерный счет за вызов человека замерщика и ждать, когда он позвонит, чтобы выехать на объект.

Телефон всегда был при Виктории, поэтому она не боялась в свободное от своего молочного бизнеса время бродить по всевозможным выставкам и прочим бомондам. По вечерам во вторник обычно не было запланированных сборищ в галереях, поэтому она посещала знакомых и малознакомых художников, жадно слушая их рассказы о том, как они в свое время преуспели, как снова упали на привычный уровень, как перебиваются от покупателя к покупателю, обрастая по ходу дела долгами. Но в четверг случалось, что между шестью вечера и девятью, надо было поспеть в три, а порой и пять мест. Почему-то именно в это день работали на полную катушку и галерея современного искусства, и тусовка гениев двадцатого века при библиотеке Чехова, где собирались и графики, поэты и прозаики воедино за прослушиванием какого-либо супертекста. И галерея Гельмана, как бы просыпалась от своего недельного замкнутого бреда, обычно, именно в этот день.

Но посещение наиболее активных галерей ничего не дало.

- Вы занимаетесь чистым искусством! - говорил ей бледный юноша, похожий на Раскольникова и, если судить по внешнему виду, то можно было подозревать, что весь концептуализм его скорее заключался в мании убить старушку за двадцать копеек, и на попытки усовестить, отвечать согласно анекдоту: "А чего - пять бабушек рубль". - Это был некий Кока Звездобред. Прославившийся в свое время бредовой акцией в Париже.

- ...А мы занимаемся смежным искусством. Наша выставка вся должна шевелиться - подергаешь за веревочку - и все пошло, поехало.

- Но мои фигуры не помешают вам на стенах, они тоже полны динамики. Они только усилят вашу композицию - Упорствовала Виктория.

- Помешают. Их нельзя подергать за веревочку. А внимание отвлекут.

- А где-нибудь кто-нибудь выставляет чистое искусство?

- Может, и выставляют, но они меня не интересуют. Меня интересует конкретное движение.

- И меня движение... и меня...

Все пребывало вроде бы в движении, но в движении по кругу - прямой не намечалось.

- Кончилась богема! Кончилась настоящая жизнь в искусстве! - ревел трубным голосом и концептуалист, и нонконформист и ещё нечто несовместимое ни с первым и тем более со вторым - известнейший богемный затейник - Дуда. - А ведь когда я презентовал свой альманах "Мулету" - на один день снял подвал, взял в спонсоры пивной завод, уж не знаю, сколько они на мне фур пива списали, но хорошо погуляли, хорошо. Бомжи в очередь становились, богема валялась! А сейчас что?.. Никакой благотворительности, никто не хочет искусство спонсировать. Зажрались. Одна попса. Одуреть можно. А что им стоит просто так нести мне деньги, только "за то, что ты Дуда есть"?

Он, встретив Викторию на Гоголевском бульваре, сразу пригласил следовать за собою в сторону Зачатьевского монастыря.

- Дуда! Какого черта ты меня туда тащишь? - Виктория одновременно и спешила за ним и сопротивлялась.

- А чего тащишь?! Никто никого не "тащишь". Свобода теперь полная. А истинная богема погибает. Никто никому цену не знает, а тут рядом бомжи вроде живут.

- В монастыре что ли? Я думала, что он женский.

- Да какой в монастыре, в вагончике строительном. Последние остатки нашей истиной Московской богемы! К ним бизнесмены на "Мерсах" приезжают. Это народец из наших - старых, толк в нашем деле понимающих. Вот девять дней как похоронили одного - известный художник был - Михайлов-Шуйский. Местный Диоген. Жил, казалось бы - никогда не умрет. Что от одного стакана, что от двух бутылок водки - всегда один и тот же. А тут шефство кто-то над ними взял - каждый день по утру бутылку водки поставлял. Вот кто бы мне!.. Да что там говорить... Новые русские вообще какие-то идиоты. Вкуса не имеют. Попса! И никакой индивидуальности во взгляде!

- Так и угробили старика поставками водки? - пыталась соединить воедино отрывочные тексты Дуды Виктория.

- Да не-е. Он в подвале соседнего дома коллекцию старых газет держал.

- Не картин своих, а газет?..

- Да картины он уж давно пропил. А были ли они у него? Я лично его картин не видел. Говорят, на Малой Грузинской выставлялся... Знаю я, что последнее время с газетами таскался. Собирал старые газеты, сортировал и прятал. Газеты его и погубили.

- То есть как?

- Ничего человеку удерживать не надо. Жизнь должна быть - как река! Все течет, как вода между пальцев - все изменяется. И все, что вытекает удерживать нечего. Пустой труд! А в доме том пожар случился. - Без особого интонационного перехода продолжал Дуда, на ходу, - В подвале, которого он газеты хранил. Он побежал газеты свои спасать, дымом надышался, ночь переночевал и помер. Я вот что говорю - раньше платья чуть ли не из поколения в поколение передавали, а сейчас - купил, поносил и выбросил. Стирать не надо.

- Не надо? - лукаво взглянула на Дуду, вовсе не обладавшего миллионами, для того чтобы выкидывать каждый день рубашку, но всегда уверенного в том, что его сегодняшняя правда - конечная.

- Хорошо бы было, чтобы не надо. Но пока что приходится. Ничего не стоит беречь! Все равно не убережешь. А лишь зря жизнь да нервы потеряешь. Нет вещи такой, что превыше человека. Потому как она только вещь. Это уже революция доказала. А у нас постоянное состояние революции. Нечего беречь. Я это тебе точно говорю - тогда жить дольше будешь. Вещи смертны, а человек - бог! Бог - если он за вещи не цепляется. Сдались ему старые газеты?! Все равно, что вчерашний день от себя не отпускать.

Они подошли к строительному забору, Дуда приоткрыл доски в заборе, и пропустил в дыру Викторию. Было сумеречно, но не настолько, чтобы ничего не видеть без света. Прямо перед дырой стоял грузовик, чуть влево сколоченный стол из досок, стол был накрыт. За столом на лавках и ящиках сидели вполне приличные люди, резко контрастируя с пейзажем строительной площадки, с его вагончиком, нехитрым подсобным хозяйством на полках из кирпичей и заборных досок, так напоминающим жилье рыбака, вылавливающего из моря отбросы проплывающих мимо лайнеров. Импровизированная кухонька на досках, щербатые чашки всех мастей без ручек, под навесом стопки книг с помойки. В вагончик заглядывать не хотелось. Из него несло отвращающем запахом плесени и тщеты. Виктория присела к краю стола, никто вроде бы не обратил на неё внимания, но кто-то налил в пластиковый стакан немного водки, её передернуло от брезгливости, и тут же испугалась, что кто-то мог заметить, оскорбиться - подняла глаза и увидела за противоположным концом стола Потапа.

Она его узнала сразу. Хотя он сильно изменился за годы, что не виделись. А не виделись они более десяти лет.

Истощенный, кудлатый, с дрожащими руками, он, заметив перед собою новую женщину, сразу приосанился, но явно не узнал её.

- Пей. Все пьют. - Измученный гайморитом голос слева, заставил её очнуться. Виктория оглянулась. Увидала в полутьме, как Вадим подливал ей водку.

"Это засада! Надо бежать!" - мелькнуло в голове Виктории, и в тоже время сковал паралич воли, никуда не захотелось двигаться, а лишь как бы невзначай напиться и прикорнуть на его огромном, теплом плече и смотреть на все и всех сквозь прищур отяжелевших век. Но она собралась и ответила:

- Я не пью водку. - Вгляделась в Вадима, ей показалось, что не здоров, лицо его почернело. "Может печень его подводит?" - подумала она сочувственно и, чувствуя, как он дрожит, отставила стакан, давая как бы пример отказа от алкоголизма.

- Да ты чего? На поминках другого пьют! - вмешался Дуда.

- На чьих? - тихо спросила она, так чтобы никто не расслышал, словно саму себя и взглянула на Потапа. Слова её слышал Вадим, она заметила, что он проследил за её взглядом и двусмысленно прогундосил в ответ:

- Я думаю, ты знала покойного?

- Какого из?..

- Все! - взорвалась неизвестная Виктории худая женщина в черном. - Вам он был товарищ, а на деле просто собутыльник! Но если бы вы знали - в какой ад он превратил мою жизнь!..

Виктория сразу поняла, что это была очередная муза художника Михайлова-Шуйского.

Она была явно из тех классически возвышенных изначально русских девушек с благородными порывами и желанием служить чему-то великому, чувственных не в меру, но больше сочувственных, что добровольно превращали свою жизнь в ад, соглашаясь сопутствовать бреду спившихся псевдогениев. И за что они себя так не ценили, и отчего были столь доверчивы?.. А может быть слепы?.. За их спинам стояла целая история патологии развития благородных семейств. Да что там разбирать - все равно, как не удерживай, особенно, в те годы, годы кристаллизации советской интеллигенции, только стоило заявить какому-то идиоту о своей гениальности - бросали все: привычный дом, семью, готовые пожертвовать своей жизнью, слетались, словно мотыльки на свет, да свет был ложным. Не сгорали. А перегорали сами в себе. Виктория слишком хорошо много раньше встречала таких, порой с сожалением думая, что женщин, как бы они гениальны не были никогда не сопровождает такая свита слепо верящих. А тем временем страстная речь женщины в черном звучала симфонией оскорбленного предназначения, но Виктория не вслушивалась в подробности, обернулась к Вадиму. Зажгли свечи. В их отблеске лик Вадима насторожил её. Вадим выразительно поглядывал то на Потапа, то на нее, крутя белками воспаленных глаз. Это уже было лишним.

- Жизнь моя была адом! Адом! - повторяла, чуть ли не рыдая, женщина, все кивали ей, оставаясь глухими к патетике её души.

Вадим тоже кивал машинально.

- А вы, в какие адские костры подкидывали уголь? - лукаво спросила Виктория, намекая на то, что кожа его как-то уж слишком темна для этих мест - не в сезон.

Вадим не нашелся, что ответить, прощупал судорожным движениями карманы, нашел носовой платок, вытер пот со лба:

- Если я не умру... - еле выговорил он.

- Не умрешь, - мягко усмехнулась Виктория. - Это, наверное, грипп. Тебе надо отлежаться.

- Только с тобой.

- Надоели ваши пошлости. Все! Я пошла.

Он взглянул на неё серьезно и проникновенно больно схватил за тонкие запястья.

- Больно! - процедила Виктория и, резко вырвав свои руки, встала.

- А думаешь, мне не больно? А думаешь ему?.. - он кивком головы указал на ни чего неподозревающего Потапа.

- Больно всем. И амеба тоже испытывает боль. - Отпарировала она, - Но человек волен прекратить её множить.

- Прекратить?.. Тогда лучше уходи. Уезжай вообще отсюда. Зачем приехала?

- Но вот уж не за болью.

- Но болит при взгляде на него? Болит?

- Нет. - Спокойно замотала головой. - Не во мне вина. Да и вины-то нету. Я была только лакмусом. Но и он был лакмусом по отношению... - она поджала нижнюю губу недоговорив.

- По отношению к чему?

- К моей сущности. Вот и все. Пока наши пути не пересеклись, быть может, мы не были выписаны столь четко... Бывает так, срабатывают люди по отношению друг другу, как... Как детонаторы судьбы, что ли...

Он жестоко оскалясь выпалил шепотом. - Но почему ты?!

- Каждый срабатывает по отношению к кому-то. Быть может, ты по отношению к кому-то уже сработал, а может... - она сказала так тепло, так нежно, что он остыл. Помолчал немного, не столь вглядываясь в нее, сколь пытаясь вчувствоваться в излучаемое ею тепло, спросил наивно искренне:

- По отношению к тебе?

- Как знать?.. Как знать... Но все-таки мне лучше сейчас уйти. Я знаю, тебе хочется сейчас представить заново ему меня. Но это будет лишним. Как он сможет двигаться по судьбе вперед с глазами назад?

Пьяный гул плотно навис над столом тяжелым роем. Никто не обратил внимания на её уход.

Когда отмечавшие поминки, стали разъезжаться, Вадим подошел к Потапу:

- Узнал?

- Кого, старик?

- Ту - что сидела напротив?

Потап озадаченно почесал затылок, покряхтел, поковырял весенний глинозем стоптанным ботинком: - Ты знаешь, старик, честно отвечу: с иностранками мне в последние годы встречаться не приходилось.

- А с инопланетянками? - покровительственно усмехнулся Вадим

- Ну... с ними-то у нас попроще...

- Не слишком ли много выпил сегодня?

- Пьян. Признаюсь. Но что ж еще-то теперь делать? Вот вагончик скоро снесут... Меня погонят... Может, в монастырь податься? Или, знаешь что устрой-ка ты меня лучше в туберкулезный диспансер. Кажется, конец и мне пришел.

- Что? Кровью что ли захаркал? - с опаской взглянул на него Вадим и на всякий случай пощупал свой лоб.

- Да нет. Один я теперь совсем остался, а там кормят хоть, пока обследовать будут. Закрытая форма у меня давно... А тут такое случилось, старик.

- Что случилось? Открытая?!

- Да не... Ладно, скажу. Только ты и поймешь. Помнишь, говорил я тебе - ни строчки, уж более десяти лет, в голову не приходило, и все казалось, как придет, так и помру. Вот и пришло. Как села эта мадам напротив!.. Да так, понимаешь, старик... И захотелось, что ли, оправдаться, за свою жизнь перед нею... Глаза у нее, как будто весь сон моей жизни видела... Смотрела, смотрела, а потом таким прищуром смерила, словно в самый центр нутра стрельнула. Но что я перед ней... Вот и родилось: О жизнь моя - прекрасный мой сорняк!

- Так это же Виктория была! Что ж ты не понял?

- Не может быть?! - Отпрянул Потап. Закурил, прищуром сосредоточился на огоньке сигареты, потом уставился во тьму, тряхнул головой, - А ведь и вправду... Значит, точно помру, брат, - вздохнул Потап смиренно, сделав вывод так категорично, что оспаривать, было бесполезно. - Мечтал её увидеть, столько лет, чтобы все-все сказать. А вот свиделись и... не узнал. Да и сказать-то нечего. Разве, что... люблю. Да что ей моя любовь? Любил? Вот как вышло, ведь я, и любить-то не умел. Так... горел, сама себя сжигал - никого не грел, никому не светил. О жизнь моя - прекрасный мой сорняк!.. Вот такая, брат, строка родилась.

ГЛАВА 27.

Мама! Ты могла хотя бы вынести помойное ведро?!

Голос сына заставил её очнуться.

Митя вошел без стука в её комнату. Митя устал, устал от собственных раскиданных по всему дому кассет с видеозаписями, дисков, он устал от работы, устал от самого себя, а тут ещё приходишь и...

- Случилось-то что? - встревожился Митя. - Что ты плачешь?

Виктория лежала на диване, уткнувшись лицом в подушку.

- Мама! Ма-а-ма! Что случилось?!

- Картины мои пропали. - Просипела Виктория.

- Найдутся твои картины. - Сразу отпарировал, ещё не успевший понять, что к чему Митя. - Если они отправились самолетом - куда они денутся? Самолеты же не падали в последние дни.

- Но картины пропали!

- Может, твоя тайка не так адрес написала этому, который вызвался все переправить?

- Да нет. С ней легче переговариваться по интернет, чем разговаривать. Пишет она грамотней. У меня такое впечатление, что их украли специально! Запутали Пинджо. - Она взглянула на сына сухими глазами, и ему показалось, что она невероятно постарела за мгновения, она продолжала старческим, усталым голосом. - Какой-то новый русский, сволочь, словно люби-ит меня, как художника, говорил. А меня ведь никто не зна-ает на родине. Ни-икто! И Пинджо говорила мне о нем, а-а я ничего не заподозрила... - И вдруг выпалила: - Бред! Бред какой-то! Митя, я что - сплю?! Такого же быть не может!

- Так в чем же дело?

- Пинджо обманули. Нагло обманули. Мне и в голову не пришло проверить! Закрутилась тут с этим бизнесом, когда она пыталась посоветоваться, сказала ей, чтоб разбиралась сама. Она сказала: очень хорошие люди, связанные с авиалиниями легко перебросят мои картины. Из любезности. И что это за любезность такая?..

- И сколько картин?

- Триста. Там и масло и пастели. Только двадцать пять она оставила, чтобы не закрывать галерею. И только страховочная цена была у них от пятисот, до тысячи долларов.

- По тысяче долларов! Мама, но получи хотя бы страховку, а картины ты же восстановишь!

- А картины... Восстановить их труднее всего, - Виктория подтянула колени и уткнулась в них. Митя растерялся. Он присел к ней на диван, обнял маму за плечи и, помолчав, предложил:

- Но у тебя же есть проспекты, фотографии. Ты по ним сделаешь копии. А деньги надо скорее получить.

- Вот видишь, - просипела Виктория - и тебя волнуют больше всего эти деньги! А моя жизнь, моя-я! - она всхлипнула, - В-все кончилось во мне! Голос её сорвался, и она продолжила почти шепотом: - Я не смогу повториться! Мне копию самой себя сдела-ать трудне-е. Я-а больше... - Она прервалась. Тишина. Сын покачивал мать, как она его в детстве, что-то напевая ей похожее, на её же колыбельную. Виктория чуть успокоилась и заговорила более трезвым голосом: - Да и деньги нам не получить... Пинджо не знает нюансов наших благодетелей - а там была оформлена чистая липа! Страховка оказалась поддельная. Я проверяла. И все координаты, что они ей оставили - все неправда. Нет таких адресов. Она говорит - они ещё в моем доме на острове - жили дней пять... Даже документы у них никто не проверил. Они же - мои тайцы, наивные, как пионеры! Там же думают по другому! Но как думает тот, кто своровал мои картины мне совершенно непонятно! - встала, села за стол и, положив перед собою белый лист, машинально начала выводить какой-то человекообразный иероглиф. - Он лучше бы что-нибудь другое своровал, что ему точно принесет доход. - Продолжила, помолчав, - И в основном пастели! И наши своровали! Наши! Да что они понимают в них?!

- Ну что ж, мам, поздравляю тебя! Выходит, что вор зашел в твою галерею и сошел с ума от твоих картин. Значит, ты действительно сильный художник!

- Спасибо дорогой! Лишь благодаря этому безумцу ты понял, что твоя мама хоть что-то из себя представляет. - Она перевернула лист бумаги и машинально продолжила свои наброски.

- Слушай, а в ИНТЕРПОЛ есть следователи психиатры?

- Но Митя! В Таиланде не действует ИНТЕРПОЛ! Поэтому там и скрываются бандиты, чуть ли не всего мира. А ведут они себя там так тихо, что и не вычислишь! Хотя про психиатров ты не зря вспомнил. Этот тип уже сделал одно ритуальное сожжение моей картины. Палтай говорит, что он словно что-то понимает не по европейски, а по... Это даже уже не буддизм. Это наверняка Палтай навеял на него своим мистицизмом. Он говорит, что в сущности кражи нет. Говорит, что мои работы не идут ко мне, а ведут меня. Я уже ничего не понимаю! Я оторвалась от их философского поля. И не там и не здесь...

- Мама, - Митя, забыв, что давно бросил курить, взял из валяющейся на полу пачки её сигарету и закурил: - Меня пробило! А вдруг этот человек так влюбился в тебя, что...

- Что?! - Снова взвилась Виктория и села: - До какой же степени можно не уважать меня, не считаться со мною!.. И это называется любовью?!

- Успокойся, успокойся мама. - Митя принес ей вина, откупорил бутылку, налил в бокал и поднес к её дрожащим губам, как подносят лекарство. - Ты же у нас настолько такая крутая, что кому-то наверняка захотелось довести тебя до слез. Вот он и добился. Вспомни, кого ты могла так достать?

- И там и здесь... Везде я соблюдала страх. Как бы тебе сказать, страх потерять себя, растворившись в не своем. Нет. Я боялась нарушить свой ли, чужой путь...

- Сквозь кого ты прошла в очередной раз?

- Я не хожу сквозь людей, это они пытаются прорваться сквозь меня и оставить во мне свистящую дыру. Да и то в последние годы я как бы старалась быть вне материи... Понимаешь, словно тело у тебя прозрачно... Но подожди... - она сосредоточилась, глядя на небо за окном, (как остро ей сейчас не хватало горы, её спокойствия, сливающегося с небом.) - Картины-то забрал русский, полный, как Будда! Сейчас... Надо мне взглянут в глаза одному типу. - Она взяла телефон и позвонила своей подруге Вере, ровным голосом попросила её устроить у себя вечеринку и пригласить кого-нибудь из малознакомых мужчин, упомянув, как бы между прочим, Вадима. Потом отключила трубку и вновь уткнулась лицом в подушку.

Наступило завтра - с четкостью робота Виктория отработала день в офисе, ничем не выдав себя. Вернулась домой в четыре часа и почувствовала ужасающую пустоту. Надо было цепляться хоть за какое-то действие, чтобы не раствориться в ней без остатка. Вдруг вспомнила, что давно оплатила приход замерителя найденного ею полуподвала, но он так и не объявился. Она позвонила в БТИ, оказалось её квитанцию потеряли. Пообещали звонить, когда найдут. Положив трубку, Виктория рухнула как подкошенная. Одна половинка мозга тянула к самоубийству, другая твердила, что она сошла с ума, надо выпить успокоительное встать и действовать. Конфликт двух половинок так измотал её, что она заснула. Проспала восемнадцать часов, проснулась на следующий день в полдень, огляделась невидящим взглядом. Взяла четки, попыталась вспомнить мантры, но не смогла ничего вспомнить, кроме: "Ом падме хум." Прочитала сто восемь раз, достигнув совибрации звуку всем организмом. И снова заснула. На работу идти было не надо - четверг.

В пятницу отработала как обычно. Вечером за ужином Митя занимал её рассказами о том, смешном, что происходило у него на съемочной площадке. Но к ночи пришла после вечеринки его Аня, и Виктория услышала сквозь тонкую перегородку ворчливый, но тоненький голосок:

- Странная у тебя мама какая-то, говоришь, что заграницей работала - а никаких денег у вас не чувствуется. У вас даже пылесос старый! Может, она где-то в других местах была?

- В каких ещё других?!

- Мало ли... Вот мой дядя в тюрьме сидел, а мне говорили, что он в Африке работает.

Виктории вскочила с дивана, на котором постоянно спасалась, как на острове в штормовую погоду, но тут же безвольно упала назад.

На следующий день было воскресенье. Виктория встала необыкновенно рано и начала генеральную уборку. Митя ушел к себе в студию, Аня смотрела в его комнате телевизор. Виктория сама, понимая, что выглядит некрасиво, постоянно дергала Аню:

- Аня! Помогите мне снять шторы!

- Вы хотите повесить жалюзи?!

- Жалюзи не для нашей погоды. Я хочу шторы простирать. - Отвечала Виктория менторским тоном.

Едва Аня усаживалась перед телевизором вновь, Виктория звала: - Аня, помогите мне передвинуть холодильник, он явно стоит не на месте.

- Ураган! - не выдержала Аня после перестановки мебели на кухне. И пробурчав себе под нос ещё нечто-то нечленораздельное и недоброе, уселась перед телеэкраном.

- Аня, я хочу перебрать антресоли, мне нужна ваша помощь.

- Но Виктория! Идет мой любимый сериал! - отрезала Аня.

- Какой сериал, Аня?! Вы же учитесь в Университете?!

- А что?! Разве из-за этого я не имею права смотреть телесериал?!

- Я поживу у вас? - В ответ на удивленный взгляд матери наполовину спросила, наполовину продиктовала Виктория.

- Что случилось?!

- Ничего. Я просто устала.

- Проходи, проходи. Я всегда говорила, что когда-нибудь сын выживет тебя из дома.

- Сын здесь не причем, мама. Я просто устала от одного и того же, Виктория скинула куртку, разулась и прошла босиком в комнату.

- В гости, значит, пришла? - отец мельком взглянул на неё и снова уставился в телевизор.

- А мы поздно позавтракали, - мама Виктории сменила тон с воспитательного, на тон рассеянной хозяйки, которую нежданный гость застал врасплох: - Обед - часа через четыре. Что ты хочешь перекусить?

- Ничего. Я просто подремлю здесь в кресле.

Она дремала, но не спала. То вдруг просыпалась, бродила по родительским комнатам, и снова дремала, с удивлением примечая, как, её родители сильно изменились за эти годы. Не столь внешне, сколько внутренне. Всегда причислявшие себя к некому, непереводимому на понятия других стран, классу советской интеллигенции, с презрением относившиеся к накопительству, вещизму, теперь они радовались приобретенной домашней технике, словно дети, именно - дети. Поставив в ванной новые смесители, забегали вперед Викторией, объясняя, как включать холодную, а как горячую воду. Викторию раздражало это, она пыталась объяснить, что за годы своих путешествий познала все чудеса цивилизации, которые им вряд ли удастся увидеть, но они словно забывали об этом и в следующий раз снова спешили забежать вперед.

Но отчего-то новая эстетика быта не придала им эстетики по отношению к миру. Наоборот - чем лучше им жилось, тем мрачней критиковали они выступающих в телепрограммах политиков. При этом телевизор - так вроде бы портящий им настроение - не выключали. И даже если бы поняли, что дочь готова все что угодно отдать за ощущение домашнего уюта - все равно бы не создали бы ей ни тишины, ни покоя. "Чем более склеротичны сосуды нашего мозга, - приходила про себя к печальным выводам Виктория, - тем страшнее не увидеть очередную программу новостей". Программа повторялась в течение дня много раз и особо не менялась вечеру. Но они спешили смотреть её каждый раз, строго по часам усаживаясь перед экраном. А потом задерживались ненадолго, если выступала известная певица или певец с песней, которую уже было просто невозможно не знать наизусть, и надолго, если шла развлекательная передача с задачками рассчитанными на интеллект. Они пытались угадать ответ, и очень радовались, если угадывали правильно.

"Быть может это и есть старость - думала про себя Виктория - Старость, когда радуешься тому что, имеешь реально и ненавидишь то, чем не обладаешь. Когда тебе перестают интересовать даже возможность получить миллион, если ради него надо поменять свои привычки".

Сама же себя она остро чувствовала теперь странником не способном привязаться ни к местности, ни к вещам. Как тот человек-бог, о котором говорил Дуда. Все, чем она обладала, казалось таким хрупким, что не стоило переживаний, поскольку все равно должно вот-вот исчезнуть. Телевизор вещал о наводнениях в Европе. Виктория понимала, какого жертвам стихии, словно сама оказалась там. Но их стихия, сносящая все на своем пути, хотя бы была конкретно осязаема, а вот стихия уничтожающая её - неясна. Что-то невнятное бормотал премьер Степашин, благодаря своей неудачной фамилии, окрещенный Степашкой - зайчиком из программы "Спокойной ночи малыши" десятилетиями не менявшей своих героев. Степашин пытался делать серьезный вид, произвести некие наступательные законодательства против мафиозных структур.

- Да ты смотри, Степашка говорит, Степашка! - Глумился над премьером отец Виктории - Надо же, как из сказки "Храбрый заяц": И надоело зайчику бояться!

В это же самое время миллионы его ровесников также развлекались ворчанием сидя перед телевизорами.

Виктория представила это себе эту безумную вибрацию, производимую миллионами телезрителей, и ей совершенно расхотелось жить. Суицидно настроенная половинка мозга победила.

- Ты смотришь телевизор?! - Укоризненным тоном спросила мама.

- Иногда.

- Ты знаешь, что месяц назад чеченцы взорвали дом во Владикавказе?!

- Я пойду. - Сказала она, уже стоя на пороге.

- Ты куда? - коротко оглянулся на неё отец.

- А как же ужин?! - воскликнула мать.

- Мне надо по делу. - Ответила она, и почувствовала, что та половинка мозга, что несогласно с настроенной на самоуничтожение победила, она предлагала просто бежать.

- Какие могут быть дела в выходные?! - неслось ей вслед.

Виктория осела в том самом кафе при выставочном зале, где ещё вроде бы недавно познакомилась с Вадимом. Что принесло её туда?.. Одиночество?.. Поиск встречи?..

Быть может. Поскольку Вадим таким действительно был. Он искренне обрадовался встрече и быстро перебрался к ней за столик. Она не отказала ему в соседстве, но напряглась:

- Что вы здесь делаете?

- Тебя жду. - Ответил он и подсел к ней почти вплотную. Ей стало душно, и она пересела, так чтоб видеть его - напротив.

- Меня?! Но я вовсе не собиралась сюда приходить!

- И все-таки, если я пришел сюда, сам не зная зачем, и ты тоже, то значит, в этом был какой-то смысл. - Промурлыкал он почти нечленораздельно в ответ. Он бы не за что не решился сказать ей, что уже не первый вечер проводит в этом кафе, в надежде, что встретит её как бы случайно.

- Нет ни в чем никакого смысла. - Отрезала Виктория.

- Но... же... ведь... Ты такой же символист, как и я! - воскликнул он, задыхаясь от мысли, что она также резко, как и в последнюю их встречу встанет и уйдет. Главное заинтересовать её чем-то: - Вот я, к примеру, увидел однажды поле - смотрю: картофельное поле вроде бы, а на самом деле там... - Вадим чуть не сказал "ананасы", но заглотнул воздух и подумал, что уже больше недели прошло с тех пор, как он вывез её картины. Вывез легко и просто, а ведь она жаловалась, что это было трудно сделать, но теперь надо подготовить её к сюрпризу. Чтобы в шоке она не набросилась на него с кулаками. Он пошарил сигареты, оказалось, забыл их за тем столом, где сидел до её прихода. Ее маленькую тоненькую не взял. Подошел к своему покинутому столу, взял из своей пачки сигарету, зачем-то оставив пачку на прежнем месте, к удивлению пары уже занявшей его место, вернулся, взял зажигалку Виктории, прикурил.

- Вы увидели поле и что? - напомнила ему Виктория.

- Что - все! Понял - горизонтали шагать некуда. Везде одно и тоже.

- Что ты сказал?!

Он заметил, что она забылась и перешла на "ты". Выпил глоток сухого вина из её стакана. Она не возмутилась, как могла бы раньше, а сидела и ждала его слов. Он не знал что сказать. Она пристально вгляделась в него и резко погрустнела:

- Зачем ты летал в Таиланд?

- Я?! - ещё минуту назад думая, как сказать, что готов предоставить ей под галерею часть своего офиса, что её картины уже Москве и ещё многое что, но вдруг почувствовал, что не может признаться.

- Летал. - Сказала она утвердительно и задумчиво склонилась над стаканом вина. - Конечно же - это ты. А я-то...

- Не-е. - Замотал он отчаянно бородой.

- Где ж ещё ты мог так быстро загореть?

- Да хоть в солярии при бассейне.

- Лень там, - бросила она, глядя мимо него, мимо всех, - куда-то далеко-далеко за пределы стен.

- Но мадам! - он приосанился. - А в Таиланд не лень лететь?

- Не лень. - Уверено кивнула она и, притянув к себе свой стакан с вином, выпила половину оставшегося вина. - Это ты был в моей галерее!

- Где?! - Сигарета погасла, он взял её зажигалку со стола и оглянулся, чтобы привычном жестом окликнуть официанта. Но официанта не было - была длинная очередь у буфетной стойки. - Давай перейдем в другой зал, там дают красное пиво и народу поменьше.

- Ты был там. Это ты все время спрашивал у Палтая жила ли я одна или с кем-то. И когда он отвечал тебе, что жила я со всем миром и в тоже время отдельно как остров, ты спрашивал, а кто конкретно составлял мой мир. В моем доме частенько останавливаются русские, аквалангисты любят его, но никому в голову не приходило учинять такой допрос. Ты, только ты и мог, спрашивал, что я любила. И Палтай отвечал, что я любила смотреть на гору. Но было влажно и горы не было видно. Твой друг изнывал то скуки, приставая к местным тайкам, как к проституткам. Палтай с трудом блокировал его то алкоголем, то, намечая ему окольные пути, а ты, не обращал на все это внимания, постоянно оказывался на террасе, ожидая увидеть гору. Ты увидел её. А дальше что? Дальше наплел тут же с три короба про свои возможности, вошел в доверие к Палтаю и Пинджо, забрал мои картины... Перекрестился на гору перед отъездом...

- Чего? Я и без того ни на что не крещусь, а чтобы ещё на какую-то гору?! - С ужасом уставился он на нее. Пот покатил. Она говорила ему такие подробности, которые не подметили знакомые ему люди, они доложили бы о другом.

- Ты был прав. Это была необычная гора. Она никогда не прорисовывалась четко, как вроде бы: и есть, и нету. Но она была, и в тоже время, в сущности, была миражом. Шелковым... Я медитровала на нее. И это ты вызвал у Палтая, когда начал говорить о сексе, о том, что в Таиланде без этого невозможно, усмешку над своей уверенностью в том, что ты знаешь, без чего не может человек... Он показал тебе на гору и сказал, что настоящий человек больше своего тела - тело лишь материализация поля его духа, как та гора, которая в принципе существует, но для того, что бы видеть её всю, вовсе не надо ползать по ней. Ты все как будто понимал и даже удивлял Палтая, хотя его трудно чем-либо удивить, он прошел столько практик и посвящений...

- Где?! - Он испугался, что она не простит его вторжение в её иной мир, возненавидит в одну секунду, подумав, что все расспросы о её жизни были сплошным лицемерием, только ради того чтобы стать владельцем её картин, то есть сделать её зависимой от него. Потому что так, действительно, ему захотелось тогда. Но теперь он уже не знал, зачем сделал это.

Что было в его жизни - женщины, которым нужно все - а на самом деле ерунда, - все, что им нужно - можно купить. Или Тоня, которой ничего не было нужно, и вдруг она - которой нужно так много... Что и дающего не заметит. А он хотел, чтоб заметила, отметила!.. И отметился вот-с... Ему хотелось показать ей, что все её проблемы для него решаются легко: диван нужен - вот диван, жаль, машину не успел купить раньше её, картины переправить не можешь - да это ему ничего не будет стоить - отдохнуть, покататься, поговорить со своими ребятами, дать взятку на таможне... Он хотел показать ей!.. Но что он хотел показать - уже не понимал. Чего вообще хотел? Зачем так много приложил стараний?.. И вдруг спросил сам себя: "Что мне больше делать нечего что ли?.." И ужаснулся тому, что возможное "да" может стать единственно правильным ответом.

Он натолкнулся на её взгляд и вспомнил, как рассказывал Потап какой она была, когда он видел её в последний раз в пристанционном кафе в городке, где всегда льют дожди... Показалось, что сейчас кто-то загонит его в некий метафизический картофельный мешок, и отправит навсегда в никуда.

- Но я люблю тебя, Вика! - выговорил он с трудом, цепляясь за последний шанс придать хоть какой-то смысл происходящему.

Она закивала, но казалось, его слова не доходит до нее.

Поехали ко мне? - Он словно выдыхал каждое слово, но вдруг нашелся: А потом в Париж! А что?! Поехали в Париж в июне?

- Дожить бы до понедельника. - Мрачно усмехнулась Виктория и встала.

- У меня машина с водителем, я подвезу.

- Я сама себе водитель. - Перед с ним стояла вовсе не та Виктория, которая тепло и ясно проболтала с ним всю ночь. Не та, которая поманила его в неизвестную страну, и окрасила её своим романтическим взглядом. Не художница, пачкавшая красками веранду, травы, листву тропического сада, и вглядывавшаяся в гору, словно буддистский святой, - а столь сильная женщина, что чужая.

- Но ты же пила! Ты так не доедешь до своего понедельника! воскликнул он из последних сил.

- А я теперь вообще без ста грамм сухого за руль не сажусь.

ГЛАВА 28.

Может быть, мне без ста грамм сухого и во двор теперь не выходить? подумала Виктория, наблюдая странную картину перед своим офисом. Фургон военной машины гудел мужскими голосами. Три женщины кое-как одетые выскочившие на улицу в тапочках, непричесанными, накинув на халаты что-то более теплое, отчаянно колотили в обшивку фургона: кто просто кулачком, кто веником, кто поднятой с земли палкой. Когда они объединялись в этом действии, гул голосов замирал. Четвертая, такая же растрепанная, явно проведшая не одну бессонную ночь вышла из подъезда сталинского дома и деловито прошлепала с помойным ведром к помойке, вытрясла его, и с разбега подлетев к фургону начала звучно бить в него цинковым ведром. Еле увернувшись от её размахов, проходившая мимо Виктория проскочила к себе в офис.

- Якоб! Я не пойму что происходит?!

- Где? - полусонно уставился на неё Якоб.

- Во дворе.

- А... ничего серьезного. Борман квартиру продал.

- Какое отношение это имеет к фургону во дворе?! Там женщины с ума сошли! Они бьются о металл!

- Это не женщины с ума сошли, а мужики.

- Почему мужики?

- Так я же тебе говорю: все дело в том, что Борман квартиру продал. Хорошую квартиру, у нас тут на улице, дом сталинский, а взамен купил однокомнатную в панельном где-то на выселках - в бетонных новостройках.

- Зачем? - удивилась Виктория.

- Затем, что решил, что пора бизнесом заниматься. На разницу купил себе этот военный "Кунг".

- Так за что же его машину женщины дубасят? Он что - изнасиловать кого-то в ней захотел?

- Первое мая вот-вот. Весна к тому же теплая...

- Якоб! Не тяни - я не понимаю! - Воскликнула Виктория - При чем здесь весна?

- Я знаю, что сходу не поймешь, вот я тебе все подробно и объясняю: Если весна теплая, то в праздники у водоемов столпотворение будет, вот Борман и закупил пиво и всю машину бутылками заполнил. Чтобы бизнесом заняться. Поехать на водоемы и продать. А тут я такой сякой ему повернулся - говорю: а ты разрешение на торговлю алкоголем в префектуре получил? Он обалдел, аж. И теперь пиво продавать ехать не хочет. Боится попасться.

- Так помоги ему! Это же не так трудно, тем более, если деньги у него есть!

- А! Бесполезно. - Махнул рукой Якоб. - Я ему сказал - поехали, я тебе быстро блат устрою. А он... Знаешь, что он говорит: - Туда костюм одевать надо, галстук, я его сроду не носил.

- Но Якоб!.. У меня нет слов!

- А попробуй ему что-нибудь объяснить - стесняется такой серьезной организации - и все тут. Я с ним даже поссорился. Вот они с пятницы это пиво и пьют. Оно ж иначе испортится. Пиво-то наше - бутылочное.

- И сколько же им теперь это пиво пить?!

- Вот и посмотрим. Не было на моей памяти такого. Но все мужики из соседних домов, семьи покинули, и браво пошли алкоголь уничтожать. Поэтому бабы-то и бесятся.

- Ладно, лишь бы нас спьяну не трогали. - Виктория пришла в рабочее состояние и села за стол принимать заказы.

- Ты знаешь, я тут сам с собою посовещался, и решил: у нас уже тридцать три магазина. Водителям трех машин объездить по одиннадцать точек за, а потом везти полученные по доверенности деньги сюда, это уже сверх силы. Давай я буду встречать у них на трассе по выезду из города принимать отчет, и рассчитываться с ними там, выделять деньги на заказ. А деньги на офис, и прочие наши - сюда привозить.

- Давно пора так делать. - Кивнула Виктория, хотела ещё съязвит по поводу его лени, но сдержалась. В принципе Якоб во всем этом процессе был лишь хранителем печати, а в остальном ей вообще было непонятно - зачем он нужен. Но все-таки, если бы не было его, она бы психологически не выдержала самой себе задаваемых ритмов.

Обзвонив к трем часам дня уже работающие с ними тридцать три магазина, и к шести вечера переговорив, предлагая свои услуги с директорами ещё пятнадцати, не прибавив ни одного нового клиента, Виктория уже собиралась домой, а Якоб поехать на назначенное место на загородной трассе, как в офис зашел местный Мишка:

- Заберите у меня Пашку! - Плюхнулся он в вертящееся кресло перед столом Виктории: - Не могу больше! Жизни нет!

- Какого ещё Пашку? - не поняла Виктория.

- А того, помнишь, когда я с вами, то есть с тобою и твоей безумной соседкой знакомился - за столом с нами сидел. - Пояснил Якоб: - Он Мишке машину чинит.

- Так пятый месяц чинит! - Завопил Мишка.

- И что же не починил? - удивилась Виктория.

- Да её вообще починить невозможно. Но взял я Пашку, потому что деваться ему было некуда. Мол, говорю, пока машину чинишь, я тебя кормить буду, жить у меня будешь, а там посмотрим. Но я же этот чертов Ситроен с дуру купил! Ситуация у меня была, сами понимаете, такая. А ещё жена ушла. Вот и хорошо, думаю, хоть кто-то в доме будет. Все ж не одному. А теперь сил, нет, ребят. Заберите его! За-аберите!

- Да что ж он такое сделал? - спросила Виктория.

- Да ничего он такого не сделал, - отчаянно махнул рукой Мишка, - Но видно в ватнике он родился.

- Как так в ватнике? - Виктория подумала, что что-то не понимает в дворовом сленге.

- А вот так. Кто в рубашке, кто голеньким рождается - а он в ватнике. Сколько у меня живет - ни разу ватника не снял. Днем чинит мой Ситроен и чинит, чинит, и чинит, а к вечеру наклюкается, придет ко мне плюхнется в ватнике, иногда прям сразу в коридоре и спит. И ватника ни за что не снимает - вонять уж на весь дом стал! С трудом удается его с утра борщом накормить.

- Так кого ж ты нам подсовываешь - он же алкоголик! - Возмутилась Виктория.

- Да нет! Гарантию вам даю - не алкаш он. Просто у него ситуация такая. Сам детдомовский. Детдом ему даже однокомнатную квартиру дал, или от родителей в наследство осталась - так и не понял я. Но он дурак, в этой квартире после детдома затосковал. Одиноко парню стало. Там-то он жил в коллективе, а тут - один. Поэтому, когда ему предложили из фирмы по продаже недвижимости взамен его однокомнатной дом в деревне и деньги, он конечно согласился. Ну а дальше история простая: дома в деревне не оказалось, а к тому времени как он туда приехал, чтобы все это узнать, все деньги прогулял. А так он парень ничего - рукастый. Просто мой Ситроен в принципе починить нельзя, а он к нему даже новые детали для мотора, на заводе выточил, просто те, кто выносил их, напились и в лесу потеряли. Но все равно - подумайте, что я ему могу дать - только дом, только еду, ну выпивку иногда. А ведь парню на квартиру копить надо, или на дом в деревне. А вот если он у вас сторожем устроится, ты ж Якоб, я смотрю, здесь редко в последнее время ночуешь, так если он у вас сторожем, да вы ещё ему и зарплату будете платить, так он живо пить бросит.

- И ватник снимет? - спросила Виктория.

- Так это мы с ним контрактом обговорим! - закивал Мишка. - Ну как?

Якоб с Викторией переглянулись. Никому из них не хотелось выступать в неблагородной роли отказчика.

- Я все понял. - Закивал Мишка, - Я ему ватник снять прикажу. И душ прикажу по утрам принимать, у вас же есть ванная комната. По ночам он у вас контору будет сторожить - компьютер все-таки у вас, а днем, - пусть снова в автосервис устраивается, он из него, когда квартиру продал, уволился. Пусть снова пашет там за деньги.

Ладно. Пусть завтра придет. Я ему все здесь покажу что как. - Кивнул Якоб.

- Я ему сказала: Вадим, я, конечно, понимаю, что вам неинтересно общество престарелых девиц, но, тем не менее, я устраиваю вечеринку незамужних женщин и холостяков - говорила Виктории Вера поздно вечером по телефону: - Так ты знаешь, что он мне сходу ответил?

- Что?

- "Я ещё не готов её видеть!" Так словно знал, что это ты меня просила.

- Черт! Вера! Мне нужна его фотография!

- Приворожить хочешь?

- О боже! О чем ты?!

- А что? Он конечно не плейбой... Но мне лично нравится. Может, потому что я сама худая и хочется чего-то теплого. Толстого, доброго. Как ты думаешь, он - добрый? Может, уступишь мне? А то я как со своим разошлась, так чувствую - тепла не хватает. Но мой-то конечно не теплый был - злой такой, угловатый. А все потому, что худой. Устала я от худых. Остро всегда. Может, уступишь?

- Вера! Очнись! Ему только около тридцати лет!

- Тридцать - это ни о чем не говорит. Главное чтобы был мужчиной. Все мужчины делятся у меня на мальчиков и немальчиков. С мальчиками, хоть и седыми уж, можно дружить, но жить опасно. С мужчинами все можно, но дружить опаснее, чем жить. Так что и даже думать про разницу в возрасте. Пугачевой с Киркоровым можно? Чем мы хуже?

- Вера! Да какие мы Пугачевы? И вообще о чем нам говорить!

- А что? Женщины мы творческие. Ну конечно не из шоу бизнеса, а все-таки... Я, например, своих пятидесяти не чувствую. А ты и в сорок как куколка. Тут недавно один тебя с сыном увидел, все спрашивал меня потом: что это у неё за любовник? Я его тоже к себе на посиделки пригласила. Приходи. Может, послезавтра и найдем кого получше твоего Вадима.

ГЛАВА 29.

Виктория тщательно приготовилась к торжественной встрече, правда, неизвестно с кем и с чем. Резкий макияж, напоминающий о древнем Египте, черный шелковый костюм, такой словно её ничем не пробьешь - но едва вошла заныла в объятиях у Веры, глядя на Светлану: - Зачем все это?!

Светлана, женщина подтянутая во всех отношениях: длинные сапоги на стройных ногах, символическая мини юбка, кожаная майка, шелковая блузка, такая никогда не дает своим подругам раскиснуть:

- Да ты что! Такой случай предоставляется!

- Ка-акой?!

- Показать, кто ты такая есть.

- Кому?! - с неподдельным испугом воскликнула Виктория, - Кому я должна что-то там доказывать?!

- Ты же сама предложила вечеринку устроить. - Недоумевала Вера. Сейчас женихи придут.

- Да зачем они вообще нужны?! Я без того устала от всякой чуши. Виктория, сев за накрытый стол и заметив, что накрыт он одним из самых дорогих в Европе фарфоровых сервизов, превратилась в недвижимую куклу с мыслями о том, что её подруга все-таки старалась и приготовила нечто.

Но у Веры просто не было иных сервизов, кроме дорогих. Родители её были переводчиками детских книжек с французского и английского ещё в советские времена. Они-то и запаслись всем дорогим настолько, что это продолжало быть дорогим до конца века.

- Не знаю зачем. - Ответила Светлана, - Хотя как посмотришь на женщин, что всю жизнь замужем провели - жалко их как-то. Какие-то они домашние, не стильные. Вот я всего два года замужем была. Он, едва представилась возможность, в США смотался. Сына растить не помогал. А теперь, когда мой сын в Калифорнии музыкальную студию заработал, помощью его пользуется. А ты Вика - пятнадцать лет со своим ломакой промучилась! А он твою квартиру разменял и продал, чтобы следующую обаять. Знаю я. Обаял, когда при деньгах-то был, женился, к ней прописался, а когда его деньги кончились она его и выгнала. Теперь, я слышала, твой муж снова в мастерской живет.

- Ох, бабоньки, выходит, вы нас за деньги любите, - вошел в комнату жених номер один, которому открыла дверь Татьяна, взрослая и уже вроде бы замужняя дочь Веры.

Вера вскочила из-за стола усаживать гостя. Две остальные женщины, окинув быстрым взглядом пятидесятилетнего холостяка, сразу потеряли к нему интерес.

- Это Валя. Он был бизнесменом. У него была строительная фирма. Но потом прогорела.

- Валя, и когда же ваша фирма прогорела? - с фальшивой заинтересованностью спросила Виктория.

- Лет девять назад уже как. - Пробасил Валя.

- И что же вы с тех пор делаете?

- Перебиваюсь вот... Вот ещё и мама пол года как умерла - жениться хочу.

- А мой, наоборот, от меня сбежал, едва его мама умирать стала. Жить стало где. А до этого так здесь безобразил, вот я его и выгнала. Слава богу - куда стало. - Проговорила Вера чуть слышно и, подняв бокал, сказало громко: Здесь у нас всех такой отрицательный опыт по жизни, что никто замуж-то на самом деле не хочет. А... давайте, просто так дружить. Тем более что праздники. Вот я помню - раньше первого мая так весело было, все собирались, пели... Вот и Валентин на гитаре играть умеет. Вы потом нам поиграйте, пожалуйста.

- Когда я недавно ездила в Америку к своему сыну... - начала Светлана рассказ о вкусах и нравах Голливудских служащих, с которыми ей приходилось встречаться. Но оставшиеся за столом слушали её рассеянно. Незаметно к ним присоединился ещё один "жених", скромный, чуть ли не немой, сморщенный человечек. Потом появился армянский, непризнанный ни армянами, потому что там "холод и голод", ни русскими, потому что приехал недавно, уже седовласый деятель искусства. Чем он в этом искусстве занимался - никто не понял, то ли писал стихи, но прочитать их не мог, то ли строки для рекламы, но продать их не мог. И, несмотря на свой немалый возраст, походкой, тем, как тянул шею, разглядывая, накрытый стол, напоминал подростка. Едва он вошел - сразу уставился взглядом несчастного, страждущего спасения на блондинку Светлану. Но, получив в ответ несколько высокомерных взглядов, перекинулся на Викторию. Говоря взглядом, как он в неё влюбился. Виктория делала вид, что не замечала. Но Вера заметила и перевернула все по своему:

- Что ты такой грустный, Хачек? Вчера, ещё в Доме Кино такой веселый был.

Хачек всерьез понял её вопрос и, вспомнив, как заигрывал с Верой вчера несколько растерялся, подумал немного и проникновенно ответил:

- Охоту люблю.

- Охоту? - недоуменно переспросили три женщины хором.

- Причем здесь охота? - уточнила Вера.

- Притом что, все мои друзья - охотники. На охоту ходят, меня с собой берут. - И создав физиономию романтика, которому нет дела до бытовых проблем, мельком глянул на Викторию.

- Охота?.. А вроде бы не сезон. - Отозвалась Виктория. - Даже на уток, кажется, к маю кончается.

- Вот и любите охоту. А в чем дело-то? - Вмешалась Светлана недовольная тем, что он прервал её рассказ.

- Ружья не могу купить.

- Вам что - деньги нужны? - теряя к нему всякий интерес, спросила Виктория и сунула руку в карман своих шелковых брюк, потеребить четки, восстанавливая тем самым душевное равновесие.

- Вот еще. - Заметив, что Виктория полезла в карман и, приняв её жест за поиск денег, начала раздражаться Вера, - Вы ещё на ружье у женщин будете просить!..

- А потом он тебя же из этого ружья... - шепнула на ухо Виктории Светлана.

- Нет. Деньги у меня есть. Я же взрослый мужчина.

- Ну и, слава богу. - Вздохнула Светлана и, хотела продолжить свой рассказ, как он снова перебил ее:

- Проблема в другом.

- В чем? - все сидящие за столом уставились на Хачека.

- Проблема в том, что я своего ружья зарегистрировать не могу.

- Почему? Вы не член общества охотников? У меня одноклассник, кажется, в совете. Я помогу. - Участливо откликнулась Виктория.

- Не в этом дело. Мне не на что ружье регистрировать - у меня нет адреса.

Женихи: Валентин и молчаливый "крючок" выразительно переглянулись, кивнув, друг другу.

- Как это у вас нет адреса? А в Армении? - Не поняла Виктория.

- Ах, так вам Московская прописка нужна?! - Светлану уже бесил этот тип.

- Так женитесь. - Коротко отрезала Вера. - Вон, сколько по Москве неприкаянных девчонок ходит.

- Мне нужно жениться на женщине умной.

- Почему? - Вырвалось почти у всех сразу.

- Потому что ваши москвички путают брак по расчету и по любви. Вот у меня приятель женился по расчету, а она его за картошкой в магазин посылает. Он с сумками по улицам ходит!

Все уставились на него с немым изумлением.

- Брак по расчету с настоящим путает. - Пояснил он и так крутанул, для пущей убедительности зрачками чернух глаз, что все ему вроде бы поверили, что путать брак по расчету и брак настоящий - это ужасно.

- А много он ей за этот брак заплатил? - не растерявшись, поинтересовалась Светлана.

- Много не много, а ей муж был нужен зачем-то. Он ей даже тысячу долларов дал. Важно - не сколько денег кто, кому заплатил, а раз договорились - слово держать.

- И он у неё живет еще? - продолжала допрос Светлана.

- Конечно. А где же ему ещё жить?..

- Ну и дура же она! - Светлана холодно отвернулась от гостя.

- Вот я и говорю, дура какая-то. А мне нужна женщина умная. Чтобы ничего от меня взамен не требовала.

На этот раз опус его остался без ответа. С одной стороны все понимали, что Вера устраивает у себя смотрины, с другой говорить о браке в таком примитивном аспекте не хотелось. Хачек явно проиграл конкурс.

Светлана продолжала рассказ:

- А этот господи, забыла, ну звезда всяких боевиков для молодежи, - он такой маленький! Он, когда с ним фотографируются, становится на табуретку. И даже не стесняется пять долларов за это брать! Так и приходит на коктейль с фотографом и табуреткой. Как же его зовут-то?..

В дверь позвонили.

- Кто ещё должен придти? - Выдала свое напряженное нетерпение Виктория и вскочила.

- Не знаю, может быть к Тане, но они уже ушли в какой-то ночной клуб. Сейчас узнаем. Лично я больше никого не приглашала. - Вера пошла, открывать дверь. В холле Виктория остановила Веру и спешно зашептала:

- Вера, если это Вадим, то возьмешь фотоаппарат, вот здесь, в моей сумочке и снимешь нас вместе, но не готовясь. Так что б неожиданно. Якобы захотелось так. Я тебя очень, очень прошу.

- Но он же сказал, что не придет. Что он не готов, почему-то... - Вера открыла дверь. Юноша посыльный всучил ей огромную корзину роз и убежал вниз по лестнице.

- Ба! Ба-ба-ба - какие розы! - заверещала Вера на всю квартиру.

- Осторожнее! В корзине может быть бомба! - подлетела к ней тут же Светлана.

- Почему же бомба? - Растерялась Вера. - Мне никогда в жизни не дарили столько цветов! А ты тут же бомба!

- Потому и бомба, что подозрительно. - Настаивала Светлана.

Женщины выясняли стоя у входной двери как определить бомбу, считали количество цветов - сорок одна роза. Обсуждали, на что намекают этим числом, а мужчины недоуменно переглядываясь, стояли в дверях из столовой. Видно было, что благодаря этим розам женщины возвысились в их глазах. Даже молчаливый скрюченный человечек приосанился и поправил воротничок бело-серой рубашки торчащий из-под ворота черного свитера ручной вязки.

- А может, есть записка? - поинтересовалась Виктория.

Записки не было. Но Вера на всякий случай открыла дверь - на пороге лежала открытка с изображением розового слоника вручающего цветы.

- Розовый! Это намек, что мы лесбиянки! - сразу возмутилась Светлана и, отобрав открытку у Веры, прочитала текст:

"Не промахнись, Ассунта!".

- Ассунта? Какая ещё Ассунта? Они перепутали адрес. - Вера побежала в комнату за очками. Пока она шарила очки по всем возможным местам их пребывания, крючкообразный преодолевая хрипоту, выдвинул свое предположения:

- Это название фильма. Ассунта - это кто-то из вас.

- Точно, точно! Был такой во времена моей молодости. - Поддержала его Светлана. - Тогда это мне.

- Почему тебе?! - в очках Вера выглядела строже. - Ассунта была, насколько я помню, приезжая из провинции в Париж девица. Разве ты на неё тянешь?

- Что ты хочешь, сказать, что я плохо выгляжу? Да это же Юрка! Подарил мне компьютер, потом опять слинял к своей жене, как отвязался, получается. Ан нет, нас так просто не забудешь - он теперь меня выслеживает. Я-то знаю. - Светлана взяла корзину роз с пола и потащила в комнату.

- А почему роз сорок одна? Я, конечно, не претендую на такой подарок, но думается мне, что это Виктории. - Не уступала Вера. - С намеком на её возраст. Викуля, сколько тебе?

Все взгляды обратились к Виктории.

- Нисколько! Нисколько! - сорвалась на крик Виктория и убежала в ванную комнату.

- Да возьми ты их! - поспешила за ней Светлана. - Да что же мы такие несчастливые! - Гладила она умывающуюся ледяной водой Викторию по волосам. - Коей раз в веке пристали такой подарок, а мы...

- Я чувствую, что это он.

- Кто он?

- Да есть один... Я не пойму, что он от меня хочет?!

- А что они все хотят - переспать да нервы потрепать.

- Но нервы-то зачем?

- А для удовольствия. Не с теми общаемся. И где этих отмрозков Вера насобирала? Знаю я её характер - с кем не познакомится, всякого спешит пристроить. Не выбирает. А хочешь, я тебя с одним американцем познакомлю?

- Света! Милая! Ты пойми - не хочу! Не хочу ни под кого ломаться. Я же художник! Со мной очень трудно жить. Да и зачем?..

- Но он богатый! Ты с ним сразу бросишь все свои картинки - зачем они тебе будут нужны?!

- Не зачем, а потому что.

ГЛАВА 30

На меня рэкет наехал. - Вместо приветствия и вопроса: как провела праздники, сходу услышала Виктория от Якоба.

- Как так? Какой рэкет?! Ты сообщил в милицию?!

- Они сами оттуда. В форме были и при документах.

- Ну и что?! Надо было сообщить. - Она пошла к телефону, но Якоб положил на него свою огромную холеную ладонь:

- Нельзя. Они в налоговую доложат - и нам конец. Мы никогда с налоговой до конца не рассчитаемся.

- Значит, нужен умный бухгалтер. И с сегодняшнего дня объявить о том, что у нас пошел бизнес. До этого же ты писал, что у нас бизнес не идет...

- Они сожрут нас.

- Есть куча лазеек. Нужен хороший бухгалтер.

- Они сожрут нас... - Твердил Якоб.

Он не мог сознаться Виктории, что сам накликал на себе рэкет. Когда после отъезда Витюши, им удалось восстановить, начавшееся было разрушаться, дело, Якоб решил все-таки найти сбежавшего с их деньгами идиота. Не раз он заговаривал об этом с Викторией, но она и слышать не хотела ни о мести, ни о том, что можно праведным способом вернуть свое. Как истинный фаталист, твердила, что эти деньги возвращать уже нет смысла, главное - двигаться вперед. А по поводу наказания вора была уверенна, что он когда-нибудь сам себя накажет, и не хотела выступать в роли карателя. "Конечно, рассуждал Якоб, - Деньги-то у неё есть. А вот если бы это были её последние деньги, посмотрел бы я - как бы она запела". И решил действовать самостоятельно. Он нашел через своих ребят сотрудников РУБОП. Сотрудники выслушали его, покивали, сказали, что дело долгое и безнадежное - денег ему не вернуть. Но по выходу из здания к нему подошел парень, сказал, что в курсе его проблем и предложил услуги своей команды. Командой оказалась тройка бравых ребят лет двадцати пяти - тридцати, да ещё с малиновым джипом:

Ты вернешь свои. Но и мы работаем не забесплатно. - Сказал ему один из них - губастый, говором сибиряк. - Много не возьмем - и назвал немалую сумму, но тут же успокоил, - Я понимаю, что тебе тогда, считай, ничего не останется, но после мы сделаем так, чтобы ты легко заработал эти деньги и легко отдал. Не волнуйся - никто тебя в рабство брать не будет. Сделаем так, что заработаешь просто.

Якоб оглядывал своих спасителей в немом изумлении, и понимал: отказываться нельзя. Сибиряк улыбался в ответ. С таких лицом обычно призывали в кремлевскую роту, да только ростом он был маловат. Другой, молчаливый, сидевший за рулем - явно с Кавказа. Он никак не обнаруживал своей заинтересованности в деле, оглядывался на прохожих девиц, но когда чувствовал, что первый говорит что-то не то - включал авторадио на полную громкость. Третий вроде бы был похож на панка. Он молчал при переговорах, бегал за минералкой, крутил головой, оглядываясь невменяемым взглядом наркомана. Но Якоб понял, что этот самый опасный головорез. Такому прикажут убрать - он уберет. Уберет и ни о чем не подумает. Его также будет легко убрать алаверды.

Они очень быстро нашли Витюшу в одном из кемпингов по дороге на Селигер. Витюша лежал пьяный в сторожевой будке, говорил нечто нечленораздельное о какой-то целительной египетской пирамиде, которую он искал почему-то на этом северном озере. Взять с него было нечего - на днях его ограбили его же собутыльники.

Машина его уже не представляла никакой товарной ценности, так как, поселившись в будке у сторожа при кемпинге, он распродал её почти всю по частям на запасные детали проезжающим мимо водителям. Когда Якобу предоставили очную ставку с Витюшей. Якоб понял, в какую ловушку попался и, как сама того не понимая, была права Виктория. За работу надо было платить. Платить, как они предложили, работая наводчиком на тех с кого можно взять деньги. Для начала деньги можно было брать с самого Якоба, вернее мзду с его бизнеса. Так он стал наводчиком сам на себя. Чтобы Виктория не догадалась - инсценировали все просто, как дважды два. Водитель мог подтвердить нападение рэкета.

Водитель рассчитывался с Якобом в назначенном месте, в назначенное время. Расчет происходил в крытом кузове, подальше от чужих глаз, и вдруг к ним ворвались люди в форме. Якоб не мог объяснить, откуда такие деньги налом, не мог их послать. Водитель был свидетелем его страха. И вот Якоб откупается от представителей власти дневным сбором с одиннадцати магазинов, в который включался и доход, и деньги для молокозавода и оплата труда водителя и грузчика сопровождавшего его.

Все это и подтвердил водитель Виктории.

Но не все было так просто. Во-первых, аппетит рэкетиров этим не удовлетворить, он рос и рос - следовательно, такую операцию пришлось бы проделывать не раз. Во-вторых, Виктория уперлась и начала настаивала на честной уплате налогов, противостоянии рэкету официальным способом, изъявила желание сама ездить по магазинам и собирать выручку, привозить её вечером главному водителю - Николаю, чтобы он один рассчитывался с утра за закупки молочных продуктов... и... прочий наивный женский оптимизм.

Объяснить какому риску она себя подвергает, было невозможно.

Сошлись на том, что будут работать совершенно официально, платить налоги, возьмут бухгалтера, пусть непостоянно сидящего в офисе, но раз в квартал наводящего порядок в их бумагах. Деньги с водителей пока что будет собирать Якоб, при этом будет осмотрительней.

Но прошла неделя, а ситуация повторилась. Виктория взорвалась: Я чувствую, что ношусь по кругу бесполезных дел! Я им покажу!

Далее следовал длинное перечисление того, что она им покажет Кузькину мать, и ФСБ, и даже купит настоящий пистолет и потребует зарегистрировать его в милиции, а еще... она, видите ли, может вызвать на помощь тайскую мафию из "Золотого треугольника"!.. В общем, ничего конкретного, но состояние её было опасно.

Грабя сам себя, Якоб не забывал о процентах, но все равно не хотел, чтобы его дело разорилось окончательно, чтобы Виктория узнала правду. Пришлось уговорить этих защитнико-грабителей-подельников, сделать перерыв.

Но не тут-то было. Игорь, он требовал, несмотря на свои двадцать пять, называть его по имени отчеству: Игорь Владимирович, все-таки имел при себе корочки капитана РУБОП, тот самый губошлеп с виду, Игорь Владимирович очень хотел быть крутым и отправиться с разведкой в офис Якоба, разузнать, кого и чего он так боится.

Все было рассчитано достаточно грамотно: Якоб был на рейсе, Виктория сидела в офисе одна. Требовалось посмотреть - кто она такая, имеется ли у неё "крыша" и вообще, насколько поддается на испуг. Ведь их компания была ещё столь молода!.. Столь неуверенна в себе и действовала только на понтах!..

Он вошел беспрепятственно в полуподвальное помещение и представился пожарным.

Виктория несколько удивилась, посмотрела его очередной фальшивый документ, ничего не поняла, поскольку на днях к ним уже заходил пожарный.

Игорь Владимирович тут же ухватился за эту информацию и сообщил Виктории, что они пришли к выводу закрыть их предприятие, поскольку они не соблюдают правила противопожарной безопасности. Выхода нет! - Смерил он её циничным взглядом, - Вернее он возможен, но при уплате такого штрафа... если вы не хотите заплатить кое-кому... - Он ещё не понял, на какую сумму можно рассчитывать реально и задумался. Перед ним сидела весьма элегантная женщина, совершенно не похожая на бизнесменшу, скорее на актрису, по своим манерам и плавным движениям, к тому же одета она была слишком просто: черные джинсы, черный свитер, черные ботинки на низком каблуке. На пальце красовался красивый, привлекающий внимание перстень, но не золотой, а серебряный. Таких теток в бизнесе он ещё не видел.

Наступила напряженная пауза. Виктория, гипнотически глядя ему в глаза, пошарила ногой под столом. Пошарила спящего дворового пса, которого приютила недавно, но пса не было. Пес видимо пошел оттянуться на весеннем кобележе. Однако напряженному Игорю Владимировичу показалось, что она нажала какую-то кнопку, и было тому подтверждение - тут же на пороге появился громила.

- О! Гитлер в юбке! Приветствую Вас! - рявкнул он, обращаясь к Виктории. Это был Борман. Не особо трезвый, но, благодаря природному здоровью, не производил впечатления безнадежного пьянчуги, однако за бандита-головореза вполне мог сойти. Не обращая внимания на Игоря Владимировича, сразу потеснившегося к стене, он продолжал: - Чувствую крыша начала протекать. Пора латать. - И выразительно потер руки о карманы джинсов.

Виктория поняла, что он имел в виду - крышу кузова своего грузовика, или намекает на то, что сходит с ума от похмелья и надоевшего пива, и хочет попросить денег в долг, якобы на ремонт - на деле: на водку. Но, заметив, как напрягся тот, что представился пожарником, продолжила разговор в Бормановском ключе:

- Как видишь и у меня проблемы. Куда главный делся, не знаю. А медлить же нельзя!

- Не-е. Медлить нельзя. - Покачал головой Борман. - Но если что выкрутимся. Я пока братву на дело послал...

"На дело" - означало на языке Бормана - послал сдать бутылки. Братвой же он называл местных алкашей, которые уже не первую неделю не вылезали из его "кунга", опустошившая его площадь от полных бутылок пива, пустые же сдавали, покупая водку.

Но совсем по другому его текст звучал для Игоря Владимировича: женщине просто так кличку "Гитлер в юбке" не дадут. Она пользуется уважением у местной братвы, которой легко сообщает путем сигнальной кнопки о своих проблемах. Тот, кто приставлен охранять её, сразу, не переговариваясь с ней, понял, что кто-то хочет пробить брешь в его защите: "крыше". Игорю Владимировичу ещё повезло, так как "главный" куда-то отъехал, а братва отправлена "на дело". Сталкиваться с неизвестной братвой ему не хотелось, объявлять войну - их компания была не в силах. Слова Виктории о том, что "медлить нельзя" заставили его подумать о побеге. Похоже, она догадалась, кто он такой. Могут взять в заложники. Стало ясно, почему их ещё не прижали, Якоб явно боялся признаться ей, и все списывал на случайный налет.

- Ладно, вы подумайте, о чем я вам сказал, - он выразительно посмотрел на часы.

- А чего думать-то? - Борман, увидев возможного собутыльника, (тоже, видно, клянчащего деньги на бутылку), на другое у Бормана уже не хватало воображения: - Сейчас братва вернется - разберемся.

- Нет, нет. - Заторопился фальшивый пожарный: - Время поджимает.

Когда он ушел, Виктория вздохнула с облегчением и даже вынула из сумочки пятьдесят рублей - на бутылку водки.

- Только, Борман, ответь на один вопрос. - Покрутила у него перед носом купюрой. - Почему они у тебя каждое утро часа по три бутылки сдают, ведь приемный пункт стеклопосуды прямо за домом?

Счастливый Борман - каждое утро ему отказывали, а сейчас повезло воскликнул:

- Так я ж на пустоту богат! Знаешь, какие у нас за ночь штабеля выстраиваются! Вот по три часа и сдаем.

"На пустоту богат... на пустоту!.." - Целый день повторяла Виктория и покачивала головой. Эта фраза произвела на неё сильное впечатление, словно непонятный иероглиф выпавший на долю декоратора, она примеряла её то к одному, то к другому типу, то к самой себе - а что ещё она делала, вернувшись уже почти как четыре месяца, разве не обогащалась пустотой? "Вот бы сюда буддистских святых с их теорией достижения пустоты! - Усмехалась она. Скажут, что их пустота иная, но разве пустота может быть разной?..

Мысль о буддистских святых вывела на воспоминания о Таиланде, Таиланд напомнил об украденных картинах. Вечером она позвонила Вере:

- Как дела?

- Но ты же знаешь - триста рублей пенсии получаю после психбольницы, видишь: никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь - если бы я в эту больницу не опала - вообще никакой бы помощи мне не было. Но все равно уроки даю. И так за город выехать хочется! Поедем? Может, субсидируешь нашу поездку? А то мне не хватает. Сейчас ещё ничего. А вот летом уроки английского никому не нужны - засяду без денег. Танька... сама знаешь, как наши дети... Хоть и работает, на еду приносит, а на то чтобы мне в кафе, на тусовку сходить - ни за что не даст. А я так не могу, что ж это за жизнь получается?.. - Вера как всегда плавно перешла на любимое занятие: творение философских умозаключений о жизни и о себе. Но Виктория очень быстро прервала ее: - Ты права. Май и жара!.. Отдыхать надо. Поедем. Но не могла бы ты мне кое-чего сделать...

- Поедем?! Вот и хорошо. Отпустило прямо. Что делать-то надо?

- Ты же все равно тусуешься часто...

- Сплетню что ль о тебе пустить? Или найти какого-нибудь?..

- Досье собрать.

- На кого?

- На одного бизнесмена очень любящего крутиться в богемных кругах.

- Про Вадика что ли?

- Как ты догадалась?

- Да чувствуется мне, любовь - ни любовь, а не можете друг без друга. Вот и вчера, подсел к нам за столик и скучает, скучает. А как о тебе заговорили, сразу вижу: ушки на макушке.

- Безобразие, какое! Да он праздно шатающийся тип! Ладно, ты - женщина на пенсии, с взрослой дочерью, но он! Что он делает каждый вечер в богеме?!

- Что-что - тусуется. Он же парень неженатый.

- Вот и выясни, почему?!

- А я кое-что уже и так знаю. Знаешь, к кому я недавно заходила? К Лили. Помнишь, она ещё балериной была.

- А! Эта пожилая дама, которая имела коллекцию антиквариата? Милая женщина. Я таких люблю априори раз и навсегда. Как она?

- Держится. А из антиквариата у неё уже почти ничего не осталось. А жить-то на что. Вот и распродает понемногу.

- Ну и какое отношение к Вадиму имеет Лили?

- Длинная история. Потом расскажу. Такая жара стоит. А ведь ещё только май. Поехали в воскресенье за город. Там и расскажу. Бедный парень он... бедный парень...

ГЛАВА 31

- Бедный парень! Держите его здесь на голодном пайке! Как мне Якоб рассказал, что вы мальчика из детского дома взяли, так у меня, аж, сердце кровью стало обливаться! Да вот ноги все не ходили, болела я - Галина Арнольдовна с огромными полиэтиленовыми пакетами набитыми продуктами застыла на пороге кабинета Виктории.

Виктория вскочила из-за стола взять у неё сумки:

- Что вы, что вы! Не думаю я, что за ним надо так ухаживать.

- Знаю я, Яшку своего - с детства жадина. Он и ателье мое разогнал платил девкам копейки, а они все матери-одиночки. Ну да я хоть их ремеслу выучила. А то совсем бы девки пропали.

- Но так вы же сами говорили, что доход из-за импортных шуб прекратился.

- А-а доход! - закивала она головой. - Как сынок директором в моем ателье стал, - так я и причины искать стала всякие. На него с его Машкой-то капризной никаких доходов не хватит! Сколько мальчику зарплату-то определили?

- Две тысячи.

- Да как же, если не готовить еду-то на две тысячи выжить можно?

- Я узнавала. Сейчас платят на госслужбе по пятьсот. В супермаркете девушки по двенадцать часов на ногах стоят, а тысячу получают за испытательный срок, который длиться три месяца, после обычно обещают платить три, но к концу испытательного обычно увольняют. Две тысячи Павлу, по-моему, нормально, он же ничего не делает.

- Это для тех, у кого семья - нормально, там, в складчину выживают, а он сирота бездомный!

- Но ему же не надо снимать квартиру. К тому же он у нас лишь ночной сторож. Днем может ещё подрабатывать. Здесь лишь спать.

- Ой, жалею я его, все равно. Давай, показывай мальчика. - И пошла в комнату, где раньше на диване валялся Якоб.

- Да какой он мальчик?! - пыталась предупредить разочарование Галины Арнольдовны Виктория, следуя за ней.

Галина Арнольдовна остановилась перед глухо закрытой дверью, поправила декольте на огромных грудях и чуть ли не торжественно постучала. В ответ тишина.

- Вы давно к нему заглядывали?

- Якоб - не знаю, я вообще ни разу. Это теперь его комната. Дней пять назад я его видела мельком.

- У! Убью! - Погрозила ей локтем мать Якоба. - Сухари какие-то! Может, он с голоду уж и помер давно. - И постучала настойчивей.

- Че-его надо? - послышался мужской хрип из-за двери.

- Кто там? - Округлое лицо Галины Арнольдовны вытянулось от удивления.

- Он. - Ответила Виктория, - Сирота ваш.

Галина Арнольдовна тоскливо вздохнула и решительно распахнула дверь. Перед ней на её стареньком, от того и особенно милом диване лежал опухший, поросший щетиной в дым пьяный мужичок в ватнике:

- Чего надо? - с трудом повторил он свой вопрос уже членораздельно.

- Ах ты, скотина псивая! А ну вставай! Вонь какую развел! И в такую-то жару под тридцать градусов - в ватнике! Да ещё окурки по полу! Так ты мне здесь с папиросами спать удумал! Пожару захотел! А я ему ещё обед в судках принесла! - накинулась на Павла Галина Арнольдовна и, схватив грязное полотенце, висевшее на спинке стула, начала его колошматить за все свои тщетные материнские инстинкты разом.

- Че орешь? Кто такая? - Сев на диван, и обнаружив невероятно черные ноги, прикрывался полой ватника от порки Павел.

- Это мама Якоба, Галина Арнольдовна - только и успела представить её Виктория, как уже мать Якоба гнала его полотенцем в ванну, словно бычка хворостиной: - Я те покажу с такими ногами ходить.

- Нормальные ноги... А че... Я машины чиню.

Они скрылись в ванной комнате. От напора воды запели трубы, глуша её причитания и его оправдания.

Виктория снова села к себе за стол. В принципе рабочий день кончился. Пора было уходить. Ей сначала показалось неудобным оставлять Галину Арнольдовну с Павлом наедине, вдруг этот пьяный идиот начнет к ней приставать, но минут через пять после тупого сидения, прислушавшись к их мирным голосам, она поняла, что материнский инстинкт победил всевозможные остальные: Галина Арнольдовна, похоже, терла Павлу спину мочалкой, уже мирно наставляла, временами требуя наклониться, повернуться...

Виктория пришла домой. Аня встретила её с укоряющим взглядом и с веником в руках. Виктория разулась на пороге. Спросила о Мите. Он должен был придти часа через два. Предложила приготовить ему ужин, если уж так по-хозяйски взялась за дело её невестка.

- Не надо. Он сам разберется. - Отрезала невестка и бросила в угол веник.

- Но он так много работает. Когда же ему ещё ужин готовить? Да и я есть хочу.

- Сами ешьте. Там есть что перекусить, а ему нечего готовить. Пусть домой вовремя приходит.

- Но Аня! Его можно только пожалеть! Он же работает. Он же не гуляет, ты же об этом знаешь.

- Знаю. Но пусть требует нормальных условий труда. С нормальным расписанием. Что это за работа такая, когда не знаешь, когда работаешь, когда отдыхаешь?!

- Творческая. - Виновато вздохнула Виктория, словно извинялась за то, что родила сына калеку.

Больной желудок, который в чужих странах никак не заявлял о себе, заныл. Она залила начинающую открываться язву альмагелем, позвонила в БТИ, её квитанцию ещё не нашли. Пообещали искать. Но попросили тем временем в ответ найти художника кузнеца, чтобы выковал по заказу каминные решетки. Виктория сразу продиктовала телефон Макса, в ответ ей тут же нашли её квитанцию. И Виктория, счастливая, что отделалась такой маленький взяткой, уселась рисовать.

Она пыталась изобразить по памяти портрет Вадима. Сначала ограничилась наброском, напоминающим фоторобот, и переслала его по интернет Пинджо. Пинджо не была уверенна, что это тот, кто взялся помочь ей переправить картины в Россию. Лучше было бы конечно переслать его фотографию, но мало того, что ни у кого не было его фотографии - лицо европейца для тайца, в принципе, столь же мало отлично от другого европейского лица, как для нас китайское от китайского.

Покажи она Пинджо фотографию любого полного с проплешиной светловолосого и бородатого мужчины - и Пинджо, как ей казалось, согласилась бы, что это Вадим. А таких Вадимов бородачей среди бывалых аквалангистов, среди перекупщиков тайского золота и шелка появлялось куда больше остальных.

Но видимо, у Пинджо было иное видение людей. Не отрицая того, что он был бородат и полный, она не признала его по первому портрету. Надо было нарисовать не просто портрет, нечто вроде двигающегося портрета, передающего его мимику, и даже возможные переживания, нечто - что излучает его лицо. Окружавшие там Викторию, были необычными людьми и в первую очередь считывали информацию именно излучений сущности, и запоминали это излучение.

Виктория делала один угольный, пару цветных пастельных набросков - но не чувствовала, что добилась желанного эффекта. Они походили на репортажные зарисовки из американского зала суда. Не человек - а горой комикса, сплошной мультфильм.

Середина мая - жара стояла невообразимая для Москвы, но все ещё рано темнело. Протянув удлинитель на балкон, пристроила там лампу и, не нанося предварительного рисунка, выдавила каплю краски из старого тюбика. Это была берлинская лазурь - когда-то её самая любимая краска. Следующей оказалась "кобальт синий светлый". Этикетки давно слетели с выжитых, выкрученных тюбиков, прочитать те, что остались было невозможно. Виктория выдавливала из каждого по капле, Оказалась, что кроме белил цинковых и сажи газовой остались краски лишь синего спектра.

Пока выдавливала краски, поглядывала на картон, в его неуловимо неровном грунте постепенно стал прорисовываться образ Вадима. Она знала, что если будет медлить - все пропадет. Надо было спешить. Развела берлинскую лазурь и начала писать разливающийся синий свет его глаз, проступающий сквозь растопыренные пальцы, которыми он прикрывал свое бледное лицо. Это был лишь подмалевок. Виктория отошла от него обернулась и дрогнула - неужели с такой нежностью она может писать этого типа!..

Полежала, уткнувшись в подушку на диване, который он купил ей после первого дня их знакомства, и ей показалось, что он прилег рядом, встряхнула головой, словно пыталась избавиться от наваждения и встала. Как под гипнозом уставилась на свое произведение. Теперь оно звучало по-иному: из-за растопыренных пальцев был виден взгляд и, боящегося увидеть нечто, и страстно желающего видеть это непонятное, неизведанное. Волосы, залысина, вырывающиеся из-за ладони клочья бороды были размазаны так, что остался лишь намек на его черты. Ничего не было толком различимо в этом бледном, словно туманная дымка изображении - только жажда видеть, движение бровей, пальцы с ногтями-лопатками, никогда не знавшие физического труда, но и не холеные, похожие на детские в своих пропорциях. Потрет, словно живой, неуловимо менялся каждый раз, когда она вглядывалась в него. Можно было прописать более конкретные черты по верху, но она устала от своих переживаний и, поспешила его закрепить, просушить, отсканировать.

В этом портрете Пинджо узнала Вадима.

- Я вспомнила, - читала Виктория с экрана. - Этот человек не ходит... - Пауза. Казалось, экран завис, но Виктория знала, что Пинжо в это время судорожно искала то самое нужное слово в словаре: - Не ходит напролом. Они всегда ходят кругами, подпрыгивая, потому что так ведет его капризная пятка. Смелым только кажется, но его словно о чем-то предупредили ещё в детстве, и он послушался, и с тех пор, смело утаптывает ограниченный круг. То, что под ногу попадет. Никогда не смотрит, на что наступает, как ваш Печорин. Много событий, а пустота разрывает. Его пустота - не наша тишина. Наша тишина полна смысла неделания зла, просветления, как космос впитавший в себя все звуки планет. А его пустота шумная - там много правил, но нет света. Он заполнял её всем, что попадалось на пути, но пути не искал.

- Он жадный?

- Да. Потому что боится тишины.

- Он хитрый?

- Нет. Он обманул не чтобы обрадоваться своему обману. Поэтому я не думала, что он сделает нехорошо.

Он не думал обманывать, он делал другое дело, пока обманывал меня и Палтая. Мы видели, что он хочет жить по зову сердца, по этому поверили ему, но он привык жить по закону желания пятки и пятка его оказалась сильней.

ГЛАВА 32.

Он пришел к ним в танцкласс рисовать балерин. Ему было тогда двадцать два - Лили уже тридцать. - Начала передавать повесть о Лили и отце Вадима, Вера, едва они расположились с шашлыками у кромки воды Истринского водохранилища. - Он влюбился в неё сразу. А она была замужем. Ты себе представляешь, какая может быть необузданность в этом возрасте у мужчин по отношению к женщине, которую он ещё не достоин!.. К своим ровесницам они так не относятся. Вот и началось: - телефонные звонки с молчанием в трубку, цветы в гримерную, после её выходов на сцену, просьбы попозировать, потом выслушать, приглашения в кафе... Ему-то что?.. Терять нечего, Резюмировала Вера.

Но, заметив, что взгляд Виктории туманно уставился куда-то на плоский горизонт, и ответного кивка не дождешься, Вера продолжила:

- А ей - беда! Года через два он добился своего - развел он её с мужем. Да, забыла тебе сказать - он тогда считался перспективным портретистом, его везде приглашали, все его знали, как молодой, подающий надежды талант. Впрочем, кем бы он тогда был - очередным Налбадяном? Так вот, развел он её все-таки с мужем, но встречи их, как были урывками, так и остались. Он к ней не решается переехать, а она к нему тем более - мама у него болела. Она всегда болела после того, как её муж, какой-то бывший нэпман умер.

Бедный Йорик, так она его тогда стала называть, очень боялся не столько за здоровье своей матери, сколько её истерик, поэтому и не решался жениться на Лили. Она-то этого не понимала, когда разводилась. Матери его не нравилось и то, что Лили старше была и то, что она балерина - то есть актриса. А у них в роду что-то уже было связано с актрисами. То ли его отец с актрисой семье изменял, то ли дед... Сама знаешь, как там раньше было обыкновенная история из ещё дореволюционной России. В общем, судила о Лили вдоль и поперек, на каждый её шаг реагировала и все припечатывала своим якобы, знанием жизни. А что она знать то могла - норная женщина была, норная.

- То есть как это? Как фокстерьер?

- Не знаю я ничего про собак, но про жизнь людей много поняла за последние годы. Норная женщина это та, что в норку всегда стремиться. Убогость. Пусть и богатая будет, а все равно всего боится. И хочет ограничить свой мир домом, запасами, ничего как мышка, иль сурок какой, не видеть. Но, высунув нос из норки, все разнюхивать опасность, и судить, судить, так, словно все и вся на её норку претендуют. И более ни у кого никаких интересов нет.

- Знаешь, что может быть сравнимо с грехом у буддистов - христианские грехи у них лишь ошибки, но причиной ошибок считают страх и отсутствие тяги к познанию. Сказано в Дхаммападе: "Но грязнее всего грязь невежества, худшая грязь. Избавившись от этой грязи, вы будете свободными от грязи". Норная женщина, по твоему выходит, та, что сконцентрировала в себе причину всех христианских грехов. - Продолжая смотреть на колыхание прибрежной воды, как загипнотизированная, Виктория закурила и замолчала.

- Не знаю я ничего про твой буддизм, - дернулась Вера, но кажется мне, есть нечто общее закон какой-то, что даже выше религии, по которому все действуют. Один одну линию гнет, другой другую. Стремиться вроде к одному, а получает противоположное, потому как линия, за которую ухватился такова. Вот и Лили, как бы не гнула, а все одно - промаялась она с ним ещё года три и снова замуж вышла. А он снова её развел через год - покоя не давал. Да и любила она его. Но как развел, нанял матери, чтобы на нем не зацикливалась, домработницу. Этакую девку без щиколоток и запястий, как Лили её охарактеризовала.

- Без чего? - задумчиво глухо отозвалась Виктория.

Они сидели ну кромки водохранилища между жарким небом и холодной землей на пластиковых креслах, подставляя лица солнцу.

- Без щиколоток и запястий. - Повторила Вера.

- Без щи?.. - Виктория вытянула ногу. Вроде щиколотка была на месте. Даже страшно стало, а вдруг я поправлюсь, и вот так припечатают.

- Это не про тебя, сколько б не весила. - Отмахнулась от неё Вера, это про тех, кто встает в этой жизни, словно тумба на дороге. Вот я об такую же тумбу даже свои Жигули разбила.

- Ты водишь машину?

- А... - отмахнулась Вера с досадой, - это ещё задолго до психбольницы было. Поставили тумбу перед аркой, я думала, что я её объеду: отъехала и, как пошла слева, так и разбила правую фару. Нет, думаю, я тебя все-таки обойду, показалось мне тогда, что машина между стеной арки и тумбой все-таки пройти должна. Просто все дело в сантиметрах. Но они так тонко все рассчитали, когда её ставили! Я уже без фар осталась, но все равно думаю, а что если на полной скорости разогнаться, резко повернуть и попробовать её на одной половине колес. Слава богу, сосед в тапочках выскочил: Вера, Вера, кричит, остановись, может ты не в себе? Я в окно, говорит, наблюдаю, как ты планомерно свою машину бьешь!

Я как представила, как это из окна выглядело, так и расхохоталось. Машина что?.. Ее все равно на свалку пора, но и я ведь разбиться могла! Во - какие они - эти женщины без щиколоток и запястий... Тумбы! И у них дальше, как у меня с этой тумбой пошло. Даже, вроде, отвлекаясь на эту домработницу, мать ему не дала ни жениться, ни уехать, ни квартиру ему разменять, чтобы одному жить. Они у него в мастерской встречались. Украдками. Представляешь, какого это для взрослой женщины? Да ещё для такой, как Лили, которую все хотят. А у неё зациклилось - ни о ком думать не могла - все к нему тянулась. А тогда-то сама знаешь - моральный облик, проработки на всяких собраниях, нельзя было так - не замужем быть. Все осуждали её, что живет с мужчиной вне брака, в гастролях заграницу отказывали. Затюкали совсем. Даже подруги. Сама знаешь - скажут что-нибудь вскользь, а как бритвой полоснут. Но Лили плакала по ночам в подушку, а виду не показывала - все терпела. Уверенна была - любит он её, и она его, только вот мать им мешает соединиться. А тут уж и сорок ей стукнуло. На пенсию пора выходить, у балерин она вообще в тридцать пять была. Куда уходить, чем заняться?.. Трудный период у неё был, но вдруг мать её бедного Йорика умирает.

Казалось бы - вот оно: счастье! Пусть и через смерть. Знаешь, как я наблюдаю даже своих знакомых - родители очень часто жить нормально своим детям не дают, недаром появилась такая легенда, об этом... как его... детей своих пожирающем. Как его звали-то?

- Зевс, Сатурн.

- Во-во. Вот и у него так было. Сожрала она то, что породила без остатка, и даже после её смерти он не мог восстановиться. А когда умерла она - вроде можно стало пожениться, но Йорик опять не может. Оказывается, та домработница, что без щиколоток и запястий, ребенка от него ждет. Можешь себе представить состояние Лили?! Десять лет ему отдала, и не просто десять, а ведь же самых драгоценных для женщины лет! Все там было - и попытка самоубийства и слезы и радости и нарочитые измены... Но любили же друг друга, любили!

Все равно победила та, что как тумба встала посередине и не сдвинуть дороги нет. А Лили же никогда поклонниками не была обделена. Вот ей и сейчас где-то около восьмидесяти, а мужики от неё все равно балдеют. Хотя и не сексуально, а так... чисто эстетически. Но кто его знает, что есть что. Вот и получилось у неё естественно, что едва он женился на своей домработнице, как Лили поплакала, да тоже замуж вышла. А эта Нюша сразу его в ежовые рукавицы взяла - женские портреты все из дома выкинула, на всякие вечеринки там ходить запретила. Он как женился - нигде не показывался. Разрешила рисовать ему лишь тем, кто точно заплатит конкретно и сразу - а это были заводы, заказывающие своих передовиков производства, да и только. А эти же - элита наша артистическая - за то, что позировала, деньги не платила, зато потом их портреты можно было на выставке выставить - опять же имя себе наработать. Но ей-то весь этот долгий процесс не объяснить. Он и в выставках участвовать перестал. Ты себе представляешь, как она его опустила?.. А ведь уверенна была, что дурь из его головы выбила. Я тебе и передать не могу, что я испытала, когда Лили мне это рассказывала - ведь мой муж не лучше был, чем его жена. И какая же мука объяснять непонимающему!.. - Вера выпила залпом бокал красного вина и, даже не притронувшись к остывающему шашлыку, продолжила:

- Ну да ладно. Сравнения здесь не уместны. Не пускала она его никуда. Даже пейзажи рисовать не позволяла - считала это дело блажью. Все контролировала, а он почему-то сломался. Лили говорила, что когда денег ей не хватало, она заставила его сдать свою мастерскую и в его трехкомнатной квартире в спальне уголок ему для мольберта отгородила, и если пачкал что красками - орала. Сама находила заказы, чтобы делал с фотографий портреты, или фотографии ретушировал. И это ему, когда-то живописцу, не знаю как гениальному, но высокого класса, представляешь какого было!

- То есть как? Как он мог ей это позволить?!

- А потому что тумба была непробивная! А он-то человек тонкой структуры, разве ж такой её боксерский удар выдержит?

- Развелся бы.

- Но раньше ведь как было: что не так - можно попросить, чтоб мужа на партийном собрании разобрали, на суд общественности его поведение вынести. Не знаю я, этого ли он боялся, или не этого, а может, и ребенка с такой-то боялся оставить. Но прошли годы - вдруг встретился с Лили на улице, и все у них опять закрутилось. Поехали они в дом отдыха Ясная Поляна в тайне от его жены, но он с собою пятилетнего сына взял, иначе бы его она не пустила. Приехали туда, а там карантин. Все желтухой болеют.

- Что?! - Воскликнула Виктория и изумленно уставилась на Веру.

- Карантин там объявили, а что?

- В "Ясной Поляне" и желтуху?!

- А что? Там желтухи быть не может? - Вере показалось, что подруга продремала весь её рассказ, и неожиданно очнувшись, не поймет, о чем идет речь. А Виктория, спокойно пережевав кусок шашлыка, запив его вином, откинулась на спинку пластикового кресла, вдруг начала говорить, словно никому: - По всей деревне у калиток стояли трехлитровые банки с желтой жидкостью - это брали суточный анализ мочи у каждого её жителя. Проезжала телега и, все банки забирали. Купаться в канале было нельзя, пить воду из колодца нельзя, да и в деревню заглядывать было нельзя. В пансионате почти никого не было. Все кто успел - сбежали. Человек пять, кроме меня с отцом, ещё попались в этот карантин, как в ловушку. Скука. Но у пастуха был конь. Пастух пил со сторожем пансионата, потому что ему нечего было делать - всех коров то ли угнали на карантин, то ли забили. Не помню я. Но верховую езду на том коне я осваивала с утра до вечера. Да... была там одна балерина. Я помню. Она постоянно разминалась перед корпусом. Неужели это была Лили?!

- А мальчика помнишь?

- Но мне же тринадцать лет было! Да как я в таком возрасте могла его вообще заметить?.. Из всех людей я только и помню, что балерину, коня и прилагающихся к нему вечно пьяных сторожа и пастуха. И больше никого из людей не помню.

- Сразу видно, что где-то в Индии жила - конь у тебя тоже люди. Ну да ладно. Не знаю, как в подробностях было. Может, он своей жене сам позвонил, предупредить, что в эпидемию с сыном попали, может, она сама что-то узнала... Короче, приехала она туда неожиданно и, можешь себе представить, какой она скандал закатила! Лили говорит, что она даже до такого распустилась, что за волосы её схватила! Представляешь, в какое дерьмо Лили вляпалась?.. Какой был позор!

- Помню. - Закивала Виктория. - Скандал помню! Крик был - на весь пансионат. А потом после него так тихо, так грустно стало. Все уехали. И мы попозже с отцом тоже уехали. Слушай, а я и мальчика сейчас вспомнила пухлый такой карапуз. Он все время смотрел, как я мимо проношусь на коне, и с такой завистью!.. Ему, видно, далеко от корпуса ходить не разрешали, вот он и стоял все время на крыльце... Помню!.. Неужели это и был Вадим?!

- Решай сама.

- И больше они не встречались?

- Ох... - тяжело вздохнула Вера, - Мы все такие странные. Когда действительно любовь стукнет - проверяем её на прочность и все не верим, мучаем. А появится кто-то, кому на твои чувства наплевать, ничего не чувствующий - практик или практикантка - ну от слова практичный - я не знаю, как сказать еще, - и ткнет в свои расписания и предписания - вот это жизнь, а это - не жизнь, так жить надо, а так не надо, а мы уступаем, теряемся. Мол, и все-то он знает!.. А я ничего уже... Знаю только, что до этой без щиколоток и запястий они вокруг да около десять лет ходили, а не поженились все-таки, а как она появилась - так несчастными себя почувствовали. Тоже мне препятствие. Это все он изобретал - то мама у него больная, то домработница беременная - а на самом деле, я так думаю: он любить боялся. Так, чтоб до конца. А Лили считает, что он всю жизнь лишь её любил. А я думаю, если б любил - ничего бы не помешало ему на ней жениться. Он же ей всю жизнь испортил.

Мы ж такие доверчивые, когда любим! А они, у меня такое впечатление наоборот: легко доверятся первой встречной, а когда судьбу встречают, как дебилы в церкви, фигу богу в кармане прячут, - любимой не доверяют, подозревают все. Сами себе жизнь портят.

- Вера, ты как не суди - все равно уж ничего не вернуть. - Тихо заметила Виктория.

- Да я все думаю, ладно я, ладно мы, но как объяснить, чтобы хоть подругам, хоть дочери моей, чтоб таких же ошибок не делали.

- А... Чтоб ты не говорила, они тебя слушать не будут. Они думают, что у них все по иному. Я тоже так думала... Но ты знаешь, как бы не пыталась прислушаться к выводам чужого опыта, а все равно не действует. Давай лучше, рассказывай, что там у них дальше было?

- Что-что. Он как был при семье, а значит, при твердых позициях так и остался. Она как была в подвешенном состоянии - так и можно сказать всю жизнь прожила. Все ждала - когда они вместе будут. Когда сын подрастет, и он разведется... А после того случая, года через два, они снова затеяли встречу - поехали на турбазу "Озерная".

- Озерная?!

- Озерная. Хорошая турбаза, правда? Я там тоже была.

- И я... Мне лет пятнадцать было. И что же там с ними приключилось?

- Ничего. Жили они в разных номерах. Он писал портреты работников турбазы... Потом она не выдержала и уехала в Москву - сколько можно ей голову морочить. Все разводятся, женятся, а он все развода боится, при этом ноет, что несчастлив в семейной жизни и говорит, что её любит. Да такой мороки не одна женщина не выдержит, а она уже не первое десятилетие мучилась. Но вспоминала "Озерную", как счастливое время и все плакала.

- Слушай, я и это помню. Помню, как портреты мужчина рисовал. Карандашом. А не нашел ли тогда его Вадик самый большой белый гриб, фотографию которого в местной газете опубликовали? Она вспоминала об этом?

- Да, - кивнула Вера и как загипнотизированная застыла, глядя в глаза Виктории.

- Знаешь, есть такое понятие: "импринтинг"? - задумчиво перебила темп Вериного рассказа Виктория. - Это когда у маленького звереныша, в течение первых недель, а у некоторых и месяцев, создается понятие кто он. К какому роду племени принадлежит. Что ему родное, а что нет. Вот выкормит собаку кошка, запечатлеется она в его досознательной памяти, как родное существо. Подсознательно он тянется ко мне как представителю своего же духовного племени. А это запечатляет жесты, как тотемный танец. Слишком ярко я проносилась мимо него в детстве.

Мало того, я вспомнила - это они были и на турбазе в Сукко, под Анапой! Я тогда замужем уже была, подводным плаванием увлекалась, там почти вся молодежь - подводным плаванием увлекалась, а мы с моим бывшем мужем, так получилось, были центром компании. Я помню их мрачное семейство в домике, что ближе к виноградникам. И Лили! Она жила в корпусе у моря. Вот почему с того момента как мы с ней все-таки познакомились, я все время мучительно думала: где же её видела? Но родители Вадима были тогда вместе! Я же помню эту тяжелую для взгляда на летнем отдыхе пару.

- Да. Это произошло случайно. А может и не случайно. Лили тогда было уже далеко за пятьдесят, но дай бог мне в её возрасте хоть капельку такой же быть!.. Она преподавала танцы и со своей группой поехала на Черное море и тренироваться и отдыхать одновременно. Приезжает и вдруг встречает его. Она так думает, что он за ней следил и специально все подгадал, чтобы с ней встретиться. Ведь уже столько лет прошло, а все ностальгия по любви мучила. Представляешь, что он ей за отдых устроил?.. Идет она на пляж крадучись нет ли там его с женой и сыном, идет в столовую, когда уже все поели. Все что угодно - лишь бы конфуза не было. А по ночам... Он ей все равно покоя не давал... Жена тогда ничего не заметила, она её, видимо, не узнала. Но когда вернулись они в Москву, он развестись захотел. И... как понял, что при разводе Нюшка его ему ни его квартиру не даст поменять, ни жизни вообще... В общем или иди от неё гол как сокол, или оставайся. Уйти опять не решился. Вытряхнул все барахло её из их спальни, перенес её постель в столовую, сделал себе, таким образом, отдельную комнату в своей же квартире и заперся от нее. И так несколько лет не выходил. Чем занимался непонятно. Но выходит, что умирал. Так жизнь не мила ему сделалась. Вот он страх-то перед жизнью без основательности, что ли так сработал. А она ему заказы какие-то мелкие по ретуши фотографий, что к могильным плитам прилепляют, через дверь давала, он молча брал, молча делал. Так они в бойкоте и жили. Совсем, наверное, он с ума сошел. К тому времени уж перестройка в разгаре. Все художники свои картины иностранцам продают, а ему и продавать нечего - он же ничего творческого не писал, да и художником уже не был - так... мастеровым, получается. Все на заказ и на заказ ретушировал портреты умерших для кладбища... Потом совсем слег. Он долго умирал. Года три. Сам решил, что должен умереть и умирал. Когда его жена уходила в магазин, он звонил Лили. Лили говорит, что разговаривала с ним и обливалась слезами. Каждый раз слезами. Она уже и к телефону подходить боялась: три года плакать-то - какая женщина выдержит? И вдруг позвонил его сын и сказал, что он умер. Вот и все. Представляешь, теперь какое детство-то у Вадима было. На каком разрыве воспитывался?..

- Типичное детство мелких буржуа в любой из стран, неинтересные люди. Обычно хорошо образованы, но культуры никакой...

- Но он тебе диван подарил!

- Да именно диван - потому что он из мира вещественных доказательств. Не улыбку и ласку, сопереживание и чувство своего присутствия, а диван и слова. Много слов мы дарили друг другу.

- Слов... Из иных и слова не вытянешь, а как приятно когда можно просто так поболтать! Он ещё и на слова, как ты говоришь, не скупится... А если подумать, сколько раз ваши пути пересеклись, пока взрослел... Попался, в общем, парень, на идеал.

- Не он попался, как ты не поймешь, а я...

ГЛАВА 33.

- Ой, и попался Пашка матери как кур во щи! - усмехался Якоб. Сделает она из него человека, сделает!..

В окно постучали. Виктория и Якоб оглянулись. В форточку пыталась просунуться раскрасневшаяся рожа Бормана:

- Яш-ш-ш-к! - шипел Борман: - Купи тиски?

- Что? - не понял Якоб.

- Тис-ски купи.

- Какие ещё тиски? - удивилась Виктория.

- Со станиной? - деловито уточнил Якоб.

- Не-е... со станиной я тебе не отдам.

- А я и не возьму.

Виктория, онемело, переводила взгляд с на Якоба, на точащую в форточке голову Бормана, и снова на Якоба. Диалог тем временем продолжался:

- Ну Яш, купи тиски!

- А на кой черт они мне нужны?

- А чего ты жмешься, у тебя ж деньги есть. Купи тиски.

- Со станиной?

- Не-е.

- Ну хорошо - тиски и бутылка пива за полтинник - пойдет?

- Ага.

И ничего не объяснив Виктории, Якоб как мальчишка побежал в компанию Бормана.

Вернулся под шафе к обеду, и подробно пустился объяснять, что у Бормана проблемы: все пиво выпили, все бутылки сдали, а машина их в прошлом принадлежала какой-то военной части и оборудована внутри под слесарную мастерскую на колесах, вот он теперь и распродает оборудование.

Виктория внимательно выслушала взъерошенного Якоба и спросила: - Якоб, а тебе не страшно, не противно с ними брататься?

- Не-е. - замотал головой пьяный Якоб, - Вот у Маньки моей, в Строгино, все понятно: там алкаши у пивной, те, у кого деньги есть бильярдной. А здесь! Ты только посмотри - люди Мерседесы бросают и к Борману квасить бегут. Здесь законы другие - буддистские! Ты же сама рассказывала, что потому что Будда был и нищим и королем, поэтому миллионеров ихних не ломает, когда рядом нищий живет.

- Причем здесь нищие. Нищие все. Но всяк по-своему.

Якоб почесал затылок, пересчитал деньги в кармане и пошел догонять свой кайф на улицу.

Виктория позвонила в БТИ - когда же ей все-таки замерят план подвала, в котором она наметила устроить себе мастерскую?.. Договорились на завтра вторник.

Во вторник она долго ждала женщину шатенку лет тридцати, по имени Надежда, потом они пошли в жилищное управление, женщина с печальными глазами дала им ключи. Они вошли в подвал, и Виктория поняла, что на ремонт уйдет уйма денег и сил. То, что не заметила она в первый раз, теперь бросалось в глаза - с потолков капало. Фанера, прибитая к ним, деформировалась и отставала. Две комнатки, метров по восемнадцать, ещё как-то можно было привести в порядок, а остальные три - метров по семь просто ужасали.

- Та-ак, - начала Надежда свою работу, - вот тут, в холе, у вас была перегородка - чиркаю красным карандашом.

Виктория с удивлением уставилась в план на её планшете: - Так у вас был план? Почему же мне его не нашли?

- Потому что меня присылать надо. - Коротко ответила ей Надежда. И продолжила: - Та-ак! А это что ещё такое? Проем дверей расширили?!

- Но это же не я. Это те, кто снимал раньше.

- А меня это не интересует. Чиркаю красным карандашом.

- А что это значит, что вы чиркаете?

- А то. Если на плане красные линии - придут пожарники, они вам обязательно что-нибудь запретят, потом санэпидемстанция... Так что приготовьтесь взяточки давать. - Сложила она губки трубочкой.

- Господи! - взмолилась Виктория. - А как мне избежать таких знакомств.

- Для этого надо чтобы красных линий на плане не было.

- Так не чиркайте же их! Ведь этот расширенный проем и эта фанерная перегородка - чушь какая-то. Ерунда!

- А вот как придут к вам пожарники, так узнаете, какая ерунда.

Они застыли на мгновение, глядя в глаза друг другу:

- Надежда, за что вы так?

- А не за что. Я свой рабочий долг исполняю, но в принципе могу вам помочь.

- Как?

- Убрать свои красные линии. Но это будет стоить денег.

- Сколько?

Надежда поджала нижнюю губу, и её выражение лица стало откровенно жестоким: - Сто пятьдесят.

Виктория вздохнула.

- Долларов!

Виктория сразу поняла, что не рублей, но эта мадам вела, казалось ей, слишком вызывающе, поэтому Виктория изобразила крайнее удивление.

- Ну... хорошо. Сто двадцать!

- Надежда! Вы режете меня без ножа! Я всего лишь бедный художник!

Наглая взяточница ещё немного подумала и выставила сто долларов плюс картина, как окончательную цену.

- Но у меня нет с собою таких денег!

- Ничего, принесете, потом. - Капризный тон её голоса резал и резал слух Виктории: Я вам дам свой телефон, ваш у меня есть. Звоните, когда решитесь и попробуйте успеть в течение недели, тогда я вам выдам все справки на следующей.

Виктория рассталась с ней и, испытывая стыд, словно не Надежда требовала у неё взятку, а она, что-то стащила у нее, подошла к своей машине и поехала к Вере.

- Как жить дальше? Как жить-то? - с этими словами она зашла к своей подруге.

- А поехали в Бразилию. Говорят, там наших эмигрантов принимают. Нигде уже не принимают, а там можно. И отличная квартира с двумя спальнями на берегу залива стоит двадцать тысяч долларов.

- Слушай, ты можешь себе представить, что ещё лет сорок проживешь? Ровно столько же, сколько в сознательном состоянии уже прожила?

- Не пойму, к чему ты клонишь?

- А я не могу понять, что ты подразумеваешь под словом "жить"? А делать мы в этой Бразилии будем? Торговать в лавке? Полы мыть?

- Но ты же художник. Ты же себе везде занятие найдешь.

- Занятие-то я себе везде найду... - печально усмехнулась Виктория.

На следующий день, она узнала, что их фирма должна молокозаводу несколько тысяч долларов.

Якобу пришлось рассказать, как заказанные им на Витюшу бравые ребята перекинулись с рэкетом на него. Как сначала он инсценировал нападение людей в форме на машину, а потом пришлось отдавать остаток, взяв в долг у главного бухгалтера завода, вернее, не отдав во время выручку. Что готов он был все что угодно заплатить, лишь бы эти стражи порядка не пришли сюда и наркотики не подбросили. И долг бы он покрыл потихоньку, так что она не заметила бы, но, увы, заводские не выдержали и позвонили ей.

- Но теперь уж все - перед рэкетом я чист. С ними у меня по нулям. Твердил Якоб. - По нулям.

- Но Якоб! Разве ж это по нулям?! Сначала мы платим заводу за Витюшину глупость из наших же доходов, потом якобы из-за наезда - то есть за твою. Теперь должны снова покрывать твое вранье! Мало того, ну покроем мы этот долг со скрипом, но выходит-то, что делить его придется на двоих. А я разве я виновата?

- Да брось ты! Посчитаем доход к концу года, и я из своей половины, только так, все вычту. Ты, главное, сейчас пойми и подержи. У нашего же бизнеса есть перспектива.

- Ты уверен? - спросила она его, удивляясь тому, как смогла поднять на такое дело это неподъемное существо и верила тому, что он наконец-таки очнулся и обрел вкус к победе.

- Уверен. Я недавно прочитал, что Сорос начинал с того же. Он развозил молоко по магазинам на окраине Парижа. И в первый год у него было только четыре магазина. Чем мы хуже Сороса? У нас магазинов гораздо больше!

- Мы?! Но мы же не в Париже!

Виктория пришла домой, посчитала, что осталось из того, что она привезла. Мечта купить себе квартиру, сыну увеличить жилплощадь таяла. А если ещё вдруг ей удастся добиться мастерской!..

Да... Вера права, я всегда найду себе занятие, но непонятно зачем? вздохнула Виктория. Что-то надломилось в её душе.

ГЛАВА 34.

- Ты больше не будешь возить деньги на завод. Ни малые, ни большие. Стараясь быть твердой, говорила Виктория Якобу.

- А кто повезет? Ты должна сидеть на телефоне... да и вообще.

- Ты не повезешь. - Упрямо давила голосом Виктория. - Надоело.

- Пашка что ли? Да он пьян, небось.

- Да хоть и Павел. Он утра был трезв. Павел! - Окликнула она сторожа, - У тебя есть права?

- Ну? - Паша замаячил на пороге.

- Я напишу тебе доверенность, поедешь на моей машине.

Ехать надо срочно, иначе завод не отгрузит продукцию.

- А как меня на вашей машине такого небритого остановят?

- Побрейся.

- Побриться-то я побреюсь, да одежда для такой машины не та.

- Какая ещё одежда. Мой сын одет не лучше тебя, он вообще черти во что одевается! Да и жара сейчас. Что тебе нужно? Футболка у тебя как всех.

- А вдруг по роже определят, что машина не моя?

- Так я же дам тебе доверенность

- Доверенность... Все равно решат, что я машину украл, остальные документы проверят - в обезьянник посадят. У меня же прописки нет... поворчал Павел, но покорился.

Утром следующего дня - снова "бабах!". Она узнала, что он не привез всех денег на завод. Сумму эквивалентную всего-то триста долларам остались должны. Павел утверждал, что именно столько от него потребовали в качестве штрафа, увидев незаверенную у нотариуса доверенность. Сумма была столь немыслимая, а взгляд Павла столь наивен, что она и Якоб поверили, в то, что Павел безнадежный идиот.

Когда же к концу недели Павел появился в новых дорогих ботинках оставлявших после дождя отпечатки слова "Cretino", они поняли, что "Кретино" - это они.

Виктория почувствовала такую прозрачную пустоту в душе, что больше не могла тратить ни сил, ни эмоций на свой бизнес. С этого дня все, что она ни делала в офисе, - все было машинально, как отбывание повинны, да и только.

Марианна, жена компьютерщика неистовствовала. После её очередного романа с восемнадцатилетним Романом, её пятидесятилетний муж проснулся и не обнаружил компьютера. И все-таки не понимала, почему это вдруг он стал сетовать на её любовников и развращенность. Что плохого в том, что она, прожив с ним двадцать лет, до сих пор поддерживает свою чувственность на высоте, что до сих пор её любят, в неё влюбляются даже такие юные типы как Роман, и не важно, что Роман-наркоман. Гордиться такою женою надо! Ведь главное в жизни - это любовь! При этом слово "любовь" она произносила на выдохе, складывая морщинистой попочкой пухлые губы. "Разве я виновата в том, что не умею, - тут снова губы её округлялись, и выдохом тихо звучало: - не любить?"

Муж компьютерщик косился на неё как на сумасшедшую, и курил, одну за другой, папиросы марки "Беломорканал". В глубине души Марианна была уверенна, что невозможно не изменять бывшему инженеру-физику, да если он ещё старше жены почти на десять лет. Да ещё все время работает и работает, а ей чем заниматься? Ему же дела нет до её врожденной чувственности! До её красоты! До её душевной возвышенности! Он - сухарь! Он просто муж! Он сам всегда смотрел сквозь пальцы на её романы! А она... она только и создана для любви.

И все-таки ответное на исчезновение компьютера пьянство мужа, его порывы: то повеситься, то выгнать её из дома к любовникам навсегда, то развестись - напугали её. Она задумалась. Любовников было много, тем более в последние годы они менялись с особой скоростью, но реально переехать, оказалось, не к кому.

Она ушла от бредящего от горе мужа, теперь не могущего сдать вовремя свою работу и зловещим голосом предрекающего им голодную смерть. Ушла в свою комнату и села за телефон. Позвонила сразу вспомнившемуся, наиболее приличному за последние годы типу, который был чувственен не в меру, краснел перед мужем, всегда приходил с цветами... - Коленьке.

Коленька не слышал её голоса года три. Она всего лишь хотела спросить, как у него дела, как сложилась жизнь, но он коротко ответил, что женат. Что у него ребенок, и просит её больше ему не звонить, чтобы не тревожить его жену, которую он очень любит.

- Любишь?! - взвилась и бросила трубку Марианна, искренне не представлявшая, как можно любить какую-либо женщину после нее.

Посидела немного перед трюмо, провела щеткой по пышным, длинным, волосам. Благодаря своим волосам она могла без зазрения совести врать, что известная певица Пугачева - её тетка. Намазала лицо кремом с липосомами и позвонила Игорьку, вдовцу её подруги, покончившей жизнь самоубийством. Отчего он прибывал в последнее время, по собранным ею сведениям, в таком горе, что довел жизнь свою до полного абсурда, то, паломничая по монастырям, то, наполняя квартиру проститутками, которых микроавтобусом привозил ему его преуспевающий друг.

- Давай, приезжай быстро. - Услышала она в трубку, не успев ничего и сказать толком.

Тут же причесалась, ещё раз намазала лицо кремом, косметикой она не увлекалась, помня, что истинные Парижанки любят, когда лицо выглядит натурально. И хотя сама никогда дальше двадцати километров от Москвы не выезжала, про Парижские веяния знала больше самих парижанок.

Она приехала к вдовцу Игорьку такая свеженькая, такая хорошенька, что сама над собою была готова пролить слезу умиления, не то, что по покойнице подруге. Была готова к душещипательным интимным беседам, но дверь ей открыл какой-то незнакомый человек с Кавказа. Она прошла в комнату к Игорю, он сидел на расстеленной кровати как турецкий султан, перед ним прямо на простыне стояли тарелки с закусками, бутылки, стаканы, ещё два жлоба сидели в креслах.

- Ну и чего теперь с тобою делать? - цинично спросил Игорек, после чего она перестала называть его столь ласкательно даже про себя. А он, выдержав многозначительную паузу, наполненную переглядами с гостями, продолжил: - Насиловать? Или так отдашься?

- Как ты можешь?! В память о твоей жене, я приехала к тебе, думая, что ты пребываешь в неутешном горе... - зашелестела губами Марианна. И всем своим видом показала высочайшую степень оскорбленности, хотя групповой секс был ей не внове, но по доброй воле, а не так - в виде ловушки.

- Да ладно, тебе про мою жену рассказывать. Она тебя ненавидела. Ты же сука у неё всех женихов отбирала и к себе в постель затаскивала. Не баба, а прорва!

- Они были её не достойны! А я показывала ей это наглядно. Я так любила ее!..

- Да ладно, любила. Лесбиянка. Святая лесбиянка! Ха-ха! Нам что, на тебя онанировать, что ли? - И Игорь многозначительно подмигнул своим гостям.

То ли пьяные, то ли обкуренные мужчины лет под пятьдесят браво потянулись расстегивать ширинки. Такого ужаса Марианна ещё не испытывала. Как она рванула, открыла дверь с множеством запоров, как бежала по лестнице с седьмого этажа вниз, помнилось плохо, на едином полете, она влетела к себе в комнату и позвонила тому самому Коленьке, что так счастлив со своею женой, его жена подошла к телефону и Марианна заорала в трубку:

Счастлива значит?! Дура! Он каждый день ко мне забегает! Наша связь не прекращалась ни на один день! Не на один день! А ты разлучила нас своим ребенком, корова! Твоего ребенка скоро убьют! И он будет свободен. Да. Да! Да. Это мы нашли на тебя киллеров, чтобы отвязаться от тебя! - И бросила трубку. После этого села перед трюмо, медленно расчесывая волосы.

Если не удается ни к кому уйти, рассудила она, значит надо икать компьютер мужа. Но как представила, что ей придется обращаться в следственные органы, а они начнут ворошить грязное белье её частной жизни, допросят хотя бы о связях последнего полугодия, а потом ещё и мужу доложат... Он же такой невнимательный... Он же всегда в работе, уткнется в экран этого чертового компьютера и ничего не видит. Он её только подозревает в измене, и даже говорит об этом неуверенно - "твои дружки, твои дружки..." и лишь раз на сотый проговорит слово "любовники". Что будет, когда он узнает, что за последние пол года!..

"А сколько же их у меня было, начиная с декабря?" - задала она сама себе вопрос и уставилась в собственное отражение, пытаясь припомнить черты лица каждого, начала загибать пальцы. Мужчины последних месяцев жизни были столь малодушны характерами, мелки чертами, и незначительными в обществе там, где-то за пределами её квартиры, что вспоминались с трудом. В основном все они страдали пристрастием к алкоголю, халяве, балдели от её духов, но сами таковых не дарили. Но на шестом пальце вспомнился ей Вадим. Он, конечно, тоже не отличался трезвостью и щедростью, но мужчиной был видным, у него было какое-то свое дело, деньги имелись всегда, видимо водились и дружки из тех, кто все может. Но у Вадима, а это она знала абсолютно точно, была невеста - не невеста, но постоянная пассия. Он по наивности своей звонил ей прямо из пастели Марианны, говоря, что занят, и приехать не может, не думая, что у нее, у Марианны, телефон с определителем номера, и она сразу может вычислить, куда он звонит. Быть может, он и наслаждался такими звонками из постели одной женщины другой, быть может, это его и возбуждало, но он забывал, что Марианна не дремлет. Телефон этой пассии Вадима был у неё в записной книжке. Зачем звонить этому самодовольному непробивному типу и плакаться о своей жизни, когда можно поставить под угрозу его далеко идущие планы, и он откупится.

Как откупаются мужчины, Марианна знала. Ее соседка, когда не знала, как прокормить двух сыновей - подростков, когда муж, в голодный период перестройки сидел, опустив руки, целыми днями перед телевизором, наблюдая заседания думы, и выкрикивая время от времени: "Козлы, ну козлы!", так вот эта вполне приличная дама находила себе любовников-генералов, затягивала их в постель, а потом шантажировала, что все расскажет жене, или ещё кому поважнее. И откупались они очень даже ничего. Мальчиков она в люди вывела. Так чем же она, Марианна хуже? Но все её мужики в основном неженаты, да и не генералы, если требовать от них денег прямо, то можно и по лицу получить. А вот если тонко...

Не имея никакого особого плана в голове и ничего, кроме обиды, зависти и злости, Марианна набрала номер Тони.

Голос этой женщины был столь ровен, что Марианна за долг посчитала вывести её из себя.

- Здравствуйте. Мы с вами незнакомы, но Вадим дал мне ваш телефон, чтобы если что случиться, я могла через вас найти его. - Говорила Марианна с томным придыханием.

- Через меня? - на том конце провода явно удивились, последовала пауза, и благородная тревога в голосе: - А что случилось?!

- Ой, мне неудобно вам говорить, но видимо он доверяет вам, если оставил ваш телефон... - в момент этой паузы Марианна судорожно перебирала - что сказать. Можно было потребовать деньги на аборт, но вряд ли они покроют цену исчезнувшего компьютера. Можно было просто заинтересовать его беременностью, таким образом нарушить его планы на женитьбу на этой и, быть может, перейти к нему жить, а то, что она не может рожать, он и не поймет. Выкидыш можно инсценировать. Тогда все эти мытарства с надоевшим ей компьютером и мужем-компьютерщиком кончатся. Но Марианна тут же прикинула, что ребенок, для современных мужчин не аргумент. Тем более для такого самодовольного эгоиста, как этот. Заявлением о ребенке она может, конечно, испортить его связь с этой Тоней, но, скорее всего, ненадолго. Вдруг они только посмеются над ней, и она останется дура дурой при ста долларах на аборт?.. Марианна сосредоточилась, припоминая все качества характера Вадима. Однажды у него пропали сто долларов в её компании, и он, тратящий на выпивку всех и вся несоразмерно больше, не постеснялся закатить истерику с выяснением отношений. Да и подарков, хотя бы мелких, но приятных он ей никогда не дарил... А ведь сам ходит в дорогой обуви, галстуках и при дорогих часах. Наверняка он также скуп по отношению к той, на которой наметил жениться. Все это пронеслось в голове Марианны и она, после паузы наполненной вздохами, выговорила: - Он был так щедр ко мне!.. Он дарил мне такие дорогие подарки!..

- Подарки? - недоуменно переспросила Тоня.

- Конечно же. Одно его кольцо с бриллиантом стоило столько, что на него можно было купить отличную машину. Впрочем, и машину купил ничего... Только я её редко вожу, куда мне ездить - только и успевай дома бомонд принимать. У меня же отличная квартира. Да ещё на Фрунзенской набережной... Постоянно народ приходит. Но он, конечно, самый щедрый из моих поклонников. Если бы вы видели, какие он мне сережки подарил! Он купил их в антикварном магазине, по некоторым отметинам искусствоведы подозревали, что они принадлежали царской семье.

- Царской семье?.. - глухо отозвалась Тоня и, тут же придя в себя, спросила: - Так что же вы хотите от меня?

- Но меня обокрали! Передайте ему, что теперь я свободна - у меня нет ничего, чтобы хоть что-то напоминало мне о нашей страстной, длящейся годами, любви! - Воскликнула Марианна.

- Длящейся годами?.. Да кто вы вообще такая?!

- Меня зовут Марианна! Марианна!.. - на самых тонких нотках своего голоса пронзительно прокричала она свое имя и бросила трубку. Теперь она была удовлетворена. Можно было вызывать милицию по поводу этого чертового компьютера. Она сумеет скрыть от мужа то, что ему вовсе не следует узнавать. Теперь она заряжена энергией и оптимизмом.

ГЛАВА 35.

- Мама! У меня появились знакомые генералы из ФСБ. Я кое-что снимал им на заказ, - вошел в кухню Виктории полный оптимизма её сын. - Когда обмывали, я рассказал им про историю с твоими картинами. Они сказали, что расследовать это дело им раз плюнуть. Тебе только надо зайти...

- Ничего мне не надо. Я уже знаю, кто сделал это, и у кого мои картины. - Спокойно ответила Виктория, не отрываясь от мытья посуды.

- Тогда почему ты не отберешь их? Давай его накажем!

- Я не бог, чтобы иметь право кого-нибудь карать или миловать.

- Но кто это?! Кто?! И зачем он это сделал? Он что - решил с тобою поторговаться - "дашь на дашь"? Или помериться, кто из вас сильнее, как это делали твои прошлые мужчины? И почему они все вступают с тобой в какое-то негласное соревнование?! Ну и поколенице же у вас!..

- Он моложе меня. И намного. Дело не в поколении - тут все перемешано. Ты же сам видишь, общаясь со своими ровесниками, что одни, словно из нор повыползали, а другие словно с неба свалились. И все общую кучу... Да и вообще... - отмахнулась Виктория и, окончив мыть посуду, оторвала бумажное полотенце, вытерла руки и пошла к себе в комнату.

- Давай я завтра завалю к нему с моими ребятами, да и дело с концом! Проследовал за ней Митя.

- Не надо. Это слишком грубо. Тут надо действовать - ой-е-ей - как осмотрительно. Я сама разберусь с этим игруном. Устроил мне игру в царя горы - кто первый занял - тот и царь! И даже не поймет, дурачок, на чем сидит. Не буду я с ним затевать свару. Не дождется! Тоже мне влюбленный пуп земли! Я думаю, он, таким образом, хочет заставить меня придти к нему. Нет. Этого не будет, дурачок. Так что Мить, мне некуда спешить - выставок пока что не предвидится, да и картины складывать некуда - слишком трудно оказалось получить право на мастерскую... БТИ наконец-таки выдало справку, теперь никак не попаду на прием к главе управы округа, всего лишь ради того, что бы поставить на прошении от Союза Художников его "не возражаю". И только потом мне начнут морочить голову в ГОРКОМИМУЩЕСТВЕ. Как же у нас долго оформляются документы на такую ерунду! Я этого не ожидала. За это время можно сто раз умереть или передумать... Кому это выгодно так тормозить людей - не пойму.

- Взятку хотят.

- Да нет. Говорят, глава Управы взяток не берет. Но любит солдатиков... Бред! Взятки пойдут потом!.. Целой чредою!..

- Мама. Но ты отвлекаешься, что будем делать с этим? Я же вижу, как он словно подкосил тебя. Он мне ответит за твою психику!

- Нет, я ещё не столь слаба. Не надо мне помогать, пока я сама у тебя не попрошу о помощи.

Зазвонил телефон.

- Я прошу тебя о помощи! - скороговоркой произнес Спиин.

- Что произошло? - спокойно спросила она, зная, что её приятель юности относится к той части человечества, у которого всегда что-нибудь происходит, иначе они не будут чувствовать, что живут.

- Камчатке конец!

- Что?! Какой ещё Камчатке?!

- Ну... Камчатке! Ты, что забыла географию своей страны?

- Географию я-то не забыла, но и с психиатрией знакома. Как я могу спасти целый полуостров, да ещё находящийся так далеко?

- Да не Камчатку спасать надо, а меня! Мне после развода здесь не жить! Квартиру я жене с детьми оставил. Сам же квартиру купить не могу, заработки не те. Перебиваюсь у родителей. Это дурдом на старости лет и им, и мне! А тут мне в Камчатке оказали. У них биологическая база закрывается. Все! Конец! Электроэнергии не хватает!

- Так ты хочешь, чтобы я своей энергией освещала всю Камчатку?

- Э-э это-то, пожалуй, ты можешь. А не могла ли ты меня пристроить в какой-нибудь заповедник? У тебя же столько знакомых?

- Слушай, эндемик, ты меня достал! "Знакомых... заповедник"... Заповедник, для таких как ты ещё не создан! Да и зачем тебе вообще заповедник? Зарплата рублей в пятьсот, это же долларов двадцать, что на это можно купить? Да там и нет ничего: ни мыла, ни зубной пасты, стирального порошка... и никуда оттуда, в случае чего, уехать. И это предел твоих мечтаний?

- Зачем мне мыло? Я мыло не ем.

- А что ты там будешь есть?

- Что охотой напромышляю.

- Да что это за радость прятаться в каменный век! Уже двадцатый век на исходе!

- И куда же мне теперь по твоему прятаться?

- У тебя есть загранпаспорт?

- Сделал. Сам не знаю зачем. Только кому я заграницей нужен?

- Но ты же биолог! Классный ихтиолог! Ты же вообще не можешь жить без... - тут она запнулась, не зная, без чего он уже не может жить, но нашлась и продолжила: - Без своих разговоров о рыбах. Я до сих пор помню твои рассказы о рыбе, кажется, Пинктус, которая закусывает своим самцом после оплодотворения. Так, кажется, её называли? А о рыбе султан пасущей свой гарем ты так забавно рассказывал. Ищи свое место в своем мире!

- Но как? Как это совместить с тем, чтобы с голоду не умирать?

- Да просто - пойди в какую-нибудь туристическую фирму и устройся инструктором-подводником в давинг-центр. Ты же аквалангист! И при этом ты туристам не только покажешь, как пользоваться вентилем, как продувать уши и прочее, ты же им песнь моря споешь! Ты каждую рыбку наизусть знаешь! Я бы посчитала тебя бесценным работником в этом деле.

- Хо-орошо го-оворишь, - протянул Спиин с тоской. - Да как это сделать не знаю. Не умею я...

- Да обратись хотя бы... - тут на глаза ей попалась лежащая на столе визитная карточка Вадима, - Да вот... - Она продиктовала Спиину телефон Вадима. - Скажи, что я посоветовала. И еще... Как бы тебе это сказать?.. Не рассказывай обо мне много. Не пускайся в откровения. И все замечай, что увидишь, что он сказал. Потом все расскажешь в подробности. Понял?

В дверь позвонили. Виктория прервала разговор и пошла открывать. На пороге стояла Зинаида. Ее растерянный вид, красные от слез глаза, разбухший нос - все говорило о том, что произошло нечто такое, что ни к кому другому она обратиться не могла. Виктория сразу отмела всякое поползновение припомнить ей былое.

- Вот. - Протянула вскрытый конверт с письмом Зинаида. - Мне больше никто, никто не может помочь, кроме вас.

- Что это? От кого? - Виктория растеряно повертела конверт в руках.

"Курск п. Косиново" - было написано на конверте, а дальше шли буквы; "Угр Ох..."

- От моего... - всхлипнула Зинаида, - Буйвол весточку прислал. Да вы читайте. Можно. Я прошу вас.

Виктория ничего хорошего от её явления не ожидавшая, прямо в коридоре вынула из конверта письмо, раскрыла испещренные завитками над крупными буквами страницы и начала читать про себя. Письмо было написано вроде бы грамотно, и даже беспорядочно расставленные знаки препинания предавали ему особую выразительность:

"День в радость!

Здравствуй моя Зинулечка.

Ты уж не обессудь, зато, что решился написать письмо, после того как вот так, сама знаешь как, расстался с тобой. Во первых строках хочу узнать о твоем здоровье и вообще, быть может, что не так, либо ты до сих пор хранишь на меня оскорбление, надеюсь, ты мне ответишь малышка? Не отмалчивайся. Я все равно тебя найду. Я надеюсь, что чтобы не случилось, что бы не произошло между нами - мы все равно муж и жена на веки. Потому что у нас растет дочь. Послушай, котенок, может быть тебя испугает откровенность, с которой я пишу, но я понял моим молчанием не решить нашей проблемы. Я понял - в недосказанности кроется что-то подленькое, нездоровое. А тут и так проблема - я не смогу долго видеть ни тебя, ни воли. Думаю, что тебе надо над этим подумать. Чтобы я знал, что у тебя не закралось никакого сомнения относительно тебя, так знай, я тебя часто вспоминаю. И дочку. Тоже. Поэтому хочу попросить тебя вот о чем - к тебе придет один человек и попросит пять тысяч зеленых. Если тебя что-нибудь смущает из вышесказанного мною, то помни, что я не питаю никаких иллюзий в отношении тебя, а здорово понимаю, что такие как ты, ждут от жизни большего нежели быть женой какого-то заключенного. Но, пойми малышка и не бойся. Страшнее смерти все равно ничего нет. Бойся в жизни одного - ошибиться в близком. Так что я же со своей стороны искренне желаю тебе, чтобы ты нашла капусту. На этом буду заканчивать. Не держи зла и не жмись. Мы и так достаточно озлоблены в жизни. Помни, что квартиру я тебе, считай, подарил.

Всего самого наилучшего с искреннем уважением

супруг твой навеки.

Буйвол"

- А что он там сидит? Уж не убил ли кого? - Виктория встряхнула головой, словно пытаясь очнуться от дурного сна.

- Не знаю я.

- Бр-р. Письмо какого-то людоеда: "Я тебя часто вспоминаю. И дочку". Через точку. Я представляю, как он произносит: "То-оже!" А ещё какие-то философские мысли пытается выдавать. Ужас! Неужели ты будешь помогать ему?

- А как же?!

- Твое дело. Я бы не стала.

Но в ответ Зинаида затряслась, задрожала, слезы хлынули из её глаз: Он убьет меня! Он убьет! Если я ему их не достану. Вы же прочитали, прочитали! Вот здесь написано, вот здесь - после того как попросил свои зеленые, он пишет о том, что страшнее смерти ничего нет. Это он намекает.

- Ах... намекает! - Виктория окинула недоверчивым взглядом. - А ты скройся. Уезжай куда-нибудь. И скажешь потом, что письма не получала.

- На-айдет! - ревела Зинаида. - Человек-то только что приходил. Говорил, что это его шанс выйти. Две недели мне на ра-аздумия дал. Говорит, продай квартиру, купи меньшую, а пять тысяч найди. Да куда уж меньше покупать-то? Да и кто её у меня купит? Не успею за две недели-то я-а-а.

- За три успеешь. - Соседка хоть и вызывала сочувствие, но до такой степени, чтобы все бросать и помогать ей. Виктория помнила, как перекрывшие разум алчность и закомплексованность обиженной позволили Зинаиде поступать непорядочно. В этом письме мог таиться подвох, рассчитанный на её жалостливость, цель которого была выманить из богатой соседки деньги.

- А-а он говорит, - размазывала по лицу сопли и слезы Зинаида, - если не дам ему пять тысяч, выселит он меня из квартиры-то посредством свидетельства о смерти и Симку порешить может. Или заставит меня опекунство на кого надо написать. Обеща-ал что за-аставит.

- Он, что пытать тебя собирается?

- Го-ово-рил.

- Чеченец что ли?

- Не-е, вроде, русский.

- Ну и выродки пошли! Хорошо. Я подумаю над твоей проблемой. Завтра зайду.

Виктория закрыла дверь, и сев в кресло, застыла в глубокой задумчивости.

ГЛАВА 36.

Как не оправдывался Вадим тем, что ему некогда, мол, запарки на работе, поскольку начался самый разгар туристического сезона, Тоня все же вызвала его на свидание для решительного разговора.

Они должны были встретиться у метро Сокол в полдень. Вадиму было в лом тащиться туда, тем более, что водитель его взял отгул и укатил на дачу, а сам он предпочитал не водить машину. Он вышел на Садовое кольцо из своего офиса, хотел поймать такси, но был затор, пришлось ехать на метро. По неопытности купил не талончик, а единый на целый июнь месяц. Ругая себя не из жадности, а за дурь, мял этот единый билет в кармане, переминаясь с ноги на ногу, ожидая Тоню среди нищих на паперти Храма Всех Святых. Нервозность его нарастала ещё оттого, что она заставила его стоять в таком месте. Уж не хочет ли она заставить его пойти с ней в церковь и покаяться?

Она опоздала на пятнадцать минут, что обычно за ней не наблюдалась. Пришла бледная, в то время как летняя погода уже успела позолотить небалованную солнцем кожу москвичек. Вся какая-то еле двигающаяся, потерянная... В храм даже не заглянула, но бросила на него вопросительный взгляд, словно прикидывая - успел ли он помолиться богу, пока ожидал её или нет. Предложила пройтись с ним в парк. Они долго гуляли, перекидываясь малозначительными фразами. Жара была невыносимая. Потом сели на лавочку. Тоня достала из сумки пачку фотографий. Он вспомнил, как раскидывала перед ним фотографии картин Виктория, и напрягся. На фотографиях не было картин. На фотографиях была Тоня на фоне то стел, то каких-то зданий. Он догадался, что это Париж. Тоня передавала фотографии по одной и, достав из пачки следующую, забирала у него предыдущую, аккуратно отправляя в пачку.

- И что ты мне хочешь этим сказать? Что мы могли бы жить красиво? усмехнулся он покровительственно.

Она кивнула в ответ.

- Ну и куда мне теперь тебя везти? В Париже же ты уже была.

- Есть ещё очень много стран. - Загадочно ответила Тоня.

- Ну и что? Будешь летать из одной страны в другую, - тоже мне ценность жизни!

- Ценность?! Ценность?! - вдруг зашипела Тоня, и глаза её пронзительным прищуром уставились в его оторопелый взгляд. - Ты не любишь меня!

- Ну почему же?..

- Чем больше мужчина тратится на женщину, тем больше любит! Я теперь это точно поняла.

- Ну вот - опять догмы!

- Но где?! Где доказательства твоей любви?! Ты меня даже в Париж не свозил! Я сама, целый год, откладывая из своей зарплаты, и сделала себе такой подарок. В то время как тебе, имеющему туристическое агентство, это ничего бы не стоило! Что осталось мне в память о нашей любви?!

- А что должно оставаться?

- Почему-то когда ты дарил Марианне...

- Кому-кому?! - не понял сразу о ком идет речь Вадим, но через мгновение уставился полный возмущенного удивления на Тоню. - И что же я дарил этой шл...?!

Тоня дернулась от него, так словно он мог её ударить.

Он взглянул на её шрамчик над губой. Он никогда её не спрашивал, кто рассек ей губу, думая, что это детская травма, но вдруг вспомнилось, как Виктория говорила, про преследовавшего её бандита, который даже своей первой любви рассек губу. Он воспитывался при дипкорпусе на Кубе. Тоня тоже.

- Чувствуется, твоя первая любовь, там, на Кубе... - он выразительно уставился на её шрамчик, тоненькой змейкой извивающийся вверх от губы, оставила тебе рубец не только на лице, но и в мозгах.

- Т-ты познакомился с ним?! - губы Тони задрожали.

- Нет. Не бойся. Он уже мертв. Другая, не ты, научила его летать. Вот он и сломал себе шею.

- Т-то есть как?

- А так и метафорически и натурально. С дельтапланом упал.

Она смотрела него и не могла произнести ни слова.

- Все! Надоело. Ты никого не сможешь научить летать.

- Но он же!.. Но ты же!.. Ты же и не хочешь!

- С тобой и шеи не сломать... - задумчиво, глядя помимо нее, произнес Вадим. - Когда я познакомился с тобой, ты казалась мне сильной, уверенной в себе девушкой, теперь же, когда ты показала мне, что ревнуешь меня к этой!.. А сама-то и не эта и не та. И не туда и не сюда... Все трогаться пора. Затор какой-то... - Он вынул из кармана джинсов уже помявшийся проездной билет, сунул его ей в руку, - Вот тебе талисман! На память и на счастье. - И пошел на Песчаную улицу ловить такси.

В офисе было много народу - посетители, желающие купить путевки, шмыгающие сотрудницы, какие-то рабочие... Вадим с трудом протиснулся в свой кабинет. Едва сел за стол, подбежала секретарша, женщина в возрасте, больше хозяйственная, чем деловитая:

- Вадим Юрьевич, вам не кажется, что картины, которые сейчас развешивают рабочие по стенам коридора, не совсем подходят по тематике нашей туристической фирме? И зачем их вообще надо здесь вешать?!

- Какие картины?! Кто приказал?!

- Вы и приказали.

- Тогда вешать!

- Но тогда надо написать хотя бы пояснительную табличку, что это выставка картин художника... из какой он страны? Подпись по-английски... А по фамилии не поймешь откуда. Что писать?

- Напишите: "трофеи из Таиланда".

- Как так трофеи?! Трофеи, Вадим Юрьевич, это когда с войны привозят. Мы же не находимся с Таиландом в состоянии войны.

- А я нахожусь! Сбегайте-ка в магазин, купите мне бутылку водки. И марки "Кристалл" чтоб!

- Ва-адим Юрьевич! - секретарша даже присела перед ним. - Да что ж это с вами? То войну Таиланду объявляете... то за водкой посылаете...

- А знаете ли вы Нина Яковлевна, что это за страна такая - Таиланд? Вот мы путевки в неё продаем, а вы знаете?

- А как же не знать - страна любви! - романтично вздохнула Нина Яковлевна, - Страна породившая роман "Эммануэль"! Все действие этого романа происходит в Таиланде. А жена брата там - тайка. Помните?

- Ничего не помню. И помнить не хочу. Надоело.

- Что?

- Да любовь всякая. Не видел я её в этом Таиланде. Секс-индустия развита. Ничего не скажу. Но назвать его страной любви!.. Это уж слишком! Какая любовь? Где?..

- Что где?

- Водка где?!

- Я вам, как женщина, годящаяся в матери, скажу - если у вас какие проблемы - успокойтесь. Мужчина вы видный, молодой, у вас все впереди. Да вам любая на шею рада повеситься. Но вы не спешите. Займитесь работой. Работа лечит. Тем более что сейчас такой наплыв народу. Всем постоянно требуются ваши указания.

- Указания... Пишите указ. Пишите.

Нина Яковлевна села за компьютер и приготовилась писать.

- Так и пишите и повесьте повсюду.

- Что писать-то?

- Наша туристическая фирма, все выходные данные, объявляет войну стране любви! В лице Таиланда. Так и пишите.

- Но Вадим Юрьевич! У нас такая запарка! А в Таиланде все равно не сезон. Надо кого-то посылать в Европу перезаключать договора, народу столько, что мы не знаем, как их всех по отелям разместить, билетов на самолеты не хватает, а вы уже, кажется, просто пьяны!

- В Европу поеду я! - Вадим с трудом встал из-за стола, вынул из сейфа свой загранпаспорт и бросил на стол. Оформляйте мне визу. Бронируйте лучшие отели в Берлине, Лондоне, Барселоне, а главное - в Париже! Но сначала принесите мне бутылку водки! И на том указе я хочу поставить печать в виде расплющенной пробки от той бутылки водки, которую вы мне принесете.

- Хорошо, хорошо. Успокойтесь, ради бога! - Вскочила секретарша, но застыла в дверях: - А как выставку назовем?

- Я же сказал! Трофеи страны любви! Или как это?..

Зазвонил телефон. К ужасу секретарши, Вадим поднял трубку, обычно, когда с ним случались подобные казусы, он прятался, представляя секретарше вести все текущие дела.

Звонил Спиин. Едва он представился и сказал, что звонит по рекомендации Виктории, Вадим словно протрезвел. Он окликнул секретаршу, попросил вызвать такси, так чтобы, когда она принесет бутылку водки, он все-таки оставил крышку с неё в своем кабинете для печати, а сам поехал бы с открытой бутылкой домой. Спиину он назначил свидание дома.

ГЛАВА 37.

- Ну... ты мне и устроила! - Докладывал Спиин Виктории о своем визите к Вадиму. - Это был сплошной бред! Ну... ты даешь! Мне, конечно, забавно было наблюдать очередной осколок твоей армады, но...

- Какой армады, о чем ты говоришь, он ещё не был парусником в моем море!

- Был ли, не был, но парня ты явно травмировала.

- Слушай, рассказывай подробно. Вот ты пришел к нему...

- Вот я пришел к нему. Квартира огромная, хотя и двухкомнатная, евроремонт - а внутри такой бардак! Все вперемежку: книги, носки, газеты, несвежие белые рубашки, галстуки, какие-то сувениры! Если б на столе стоял ботинок, я б не удивился.

В общем, не живет он там, а так... ночует иногда, как я понял. На столе стаканы, рюмки, бокалы и все дорогое. Одни чистые, из других пили уже. Он второй раз из той же посудины не пил. Эстет. Каждый раз новую брал.

В общем, встретил он меня с широкими объятиями, как будто давно не виделись. Проходи, говорит, брат Спиин, за стол садись, рассказывай, в чем твоя проблема.

Сели мы, я рассказывать стал. Пили, тем временем, не чокаясь. Потом, ему видно скучно стало меня слушать, я же все про рыб, да про тонкости работы с аквалангами, - встал он из-за стола, пошел в ванную комнату, меня манит. Подумал я, что он сума сошел. Не к месту как-то в ванную идти. Но пошел, а там весы напольные. Взвесились. Он сто десять весит, а я восемьдесят семь всего, после чего он почему-то с прискорбием заключил, что я потолстел.

Это я то потолстел?! Я же килограмм на двадцать на пять его легче!

В общем, потом мы вернулись к столу, снова выпили. Он необычно образованный мужик, в этом нет сомнения. Но почему-то он заключил, что я твой бывший любовник. Я говорю: - "Не-не, я её старый друг. Я-то её знаю! Во времена её юности, многие в неё влюблялись, мне в манишку горючими слезами плакались. После неё - как выжженное поле".

- Эх ты, старый друг! Зачем же ты такие вещи говорил? И кто же это тебе плакался?..

- Ну... было. Было, лет, этак, двадцать, пятнадцать назад. Я, может, чего конкретно не знаю, но чувствую - у парня как пожар в душе, жжет его по сердцу напалмом. Надо ж мне было его успокоить. А он все о тебе спрашивал. И вдруг схватил нож, кулаки сжал, сидит передо мной и рычит:

- Влюблен в нее? Признавайся!

Я бы и признался со страху, но держусь:

- Не-не-не. Сейчас ни как нет. А вот был, был. Каюсь. - Говорю.

- Вот как? - воскликнула Виктория.

А что? Ты даже не помнишь. Для тебя это был черно-белый эпизод, а для меня все гораздо больше. Слава те, я до такого же состояния, как он не дошел.

Сижу и любуюсь его переживаниями. Понимаю его я. А он говорит:

- Рассказывай!

А я говорю:

- Это святое.

Ну... выпили ещё раз. Он мне фотографию показал, где он на слоне. А потом снова, мол, чтоб я рассказывал, а то возьмет и не пошлет, говорит, меня в хижину под пальмовыми листьями и придется мне в Москве куковать. Деспот прям какой-то!..

Ты со своей свободолюбивой натурой никак бы не вписалась в это. Но и я не из тех, кто ломается. Говорю ему:

- Сейчас - это сейчас, а тогда - это тогда. И переживания своего прошлого вторгаться не позволю никогда!

В общем, то, что произошло потом, - драматизма я в этом особого не вижу, - два фингала и... все.

- Как два фингала?!

- А так. Натурально.

- Кто кому?

- Он мне. Я ему. Зато успокоились.

Порешили, что не будем опускаться до обсуждения твоего морально-этического облика, и никаких слов на этот счет от других не допустим. Потом позвонила его мать, узнав, что он пьет, она так орала в трубку, что даже я, находясь в метрах трех от него, слышал.

Грубо орала, настоятельно, как трамбовщик. А он что-то гундосил, как виноватый ребенок, а потом трубку положил и снова в мужика превратился.

Выпили мы ещё немного, он стал мне сто долларовые купюры совать. Но я от денег отказался. Тогда он меня спросил, удивленно так, а чего я вообще у него дома делаю, и что от него хочу?

Я снова рассказал терпеливо, что я - ихтиолог и аквалангист, хочу работать у него на аквалангистской базе в Таиланде. Что я понимаю, что сейчас ещё не сезон, туристов нет, но ты мне рассказывала, что если в офисах или в гостинцах там, в несезон никто за кондиционерами не следит, и они отключены, то все порастает грибком. А после только сносить можно, а починить нельзя. Тропики халатности не прощают.

Вот я ему все это и сказал. Сказал, что пока что, согласен и в шестидесятиградусную жару, следить за кондиционерами, и думаю попутно заняться своими исследованиями в море.

Он так удивился! Словно я и не говорил ему всего этого, как пришел. Назвал меня: "брат Кусто". А потом сказал, что вообще-то он объявил войну Таиланду. Поэтому этой стране теперь полный писец. Зверь такой - помнишь? Я спросил, а знает ли об этом Таиландский король? Тогда он стал названивать королю, но с королем его почему-то не соединили. Тогда он позвонил какому-то Шалтай-болтаю.

- Палтаю, - поправила Виктория Спиина, сразу догадавшись.

- Во-во! И сказал, чтобы он передал экстренное сообщение во все газеты, о том, что он, Вадим, то бишь, самолично объявил Таиланду войну. На что этот Шалтай-Болтай ответил, что они не так просты, как кажутся, их так просто не возьмешь.

Вадим начал орать, что посылает на его, видите ли, сложную землю гром и молнии. По всей видимости, это произвело должное впечатление на невозмутимого представителя Таиланда, на что он ответил, что это уже серьезно и Вадиму придется кровью умыться за такие посулы. Вадим спросил:

- Как это? Ведь ты ж мирный - ты ж буддист.

Шалтай-Болтай сказал, что мирный - это не значит жертва. И к тому же он любит своего короля. И если Вадим считает возможным посылать на его королевство гром и молнии, то шутки это или не шутки, а сейчас он свергнет его с его даже пусть шутовского трона и разобьет ему нос, потому что у них гроза началась! Пора её прекращать.

И, ты представляешь, только Вадим положил трубку и сказал мне, что ему ответил этот Шалтай, только мы захохотали, как тут же ножки его стула подвернулись, крякнули, и он грохнулся на пол! Проехался, падая, носом по кромке столешницы. Н-ну... и шуточки у твоих тайцев!

- Может быть у Вадима? А что было потом?

- Потом мы долго останавливали кровь из носа... Как домой доехал - не знаю. Знаю только, что манишка моей рубашки до сих пор вся в крови.

- Так что же вы решили, насчет работы?..

- Не-не-не! Упаси, господи! Да после таких шуточек!.. Я Таиланду бойкот объявил!

- Какое счастье, что ты не Черчилль!

- Борман я! Борман! - бился местный Борман в дверь конторы. Виктория открыла дверь. Еле держась на ногах, Борман, разукрашенный синяком, оттолкнул её и пошел по коридору, вошел в пустой старинный шкаф. Виктория услышала, как он мочится. Схватив тряпку, о которую вытирали ноги, она накрутила один её конец на руку и в стиле местных женщин, гонявших от машины Бормана по двору своих мужей, кинулась на, выходящего из шкафа, как из туалета, ничего неподозревающего пьянчугу. Она хлестала его тряпкой, кричала, сама не помня, как, вытеснив его из офиса, заперла дверь. Очнулась. "Боже! Боже! В кого же я превращаюсь!" - шептала она сама себе, умываясь холодной водой.

Вечером того же дня на коктейле в честь открытия выставки Петра Кочежева, недавно вернувшегося из Стокгольма, отчего и ставшего резко известным, двое весьма значимых в Союзе Художников мужчин, боролись за её внимание, перебивая друг друга своими веселыми рассказами из жизни художников. Виктория только и успевала вертеть головой.

- Смотри, смотри, как они разошлись! - улучшив момент, подскочила к ней Вера, - Ты зря теряешься.

Виктория отмахнулась, она знала, оба женаты, оба гулены, оба не прочь здорово поддать, хотя оба милые типы. Как бы вскользь пожаловавшись на то, что она никак не может получить разрешение на владение подвалом в качестве мастерской, чем вызвала живой мимический отклик на их лицах, и отошла к Петру, оставив их бороться за право помочь ей. Неожиданный взлет Петра интересовал её больше:

- Ну вот, видишь, как повернулась судьба, - они чокнулись пластиковым стаканчиками, - Взлетел. Просто центр внимания. Вот - что значит построить имидж в Европе! Наверное, скоро сбежишь от своих крыс воевать с голубями в Париже.

Да брось ты! Никому не скажу, тебе скажу. - Воровато оглянулся Петр. Дело-то как было. Вытащил я свои картины из подвала, выставил у стены дома, чтобы при дневном свете сфотографировать, а мимо одна хохлушка проходила, остановилась, слово за слово, разговорились - она в Швецию собралась к своему жениху, владельцу гостиниц. А в Москве тоже у одного жила, он ни чем не владел, но страстным любовником был и денег не зарабатывал, поэтому она и решилась замуж за этого, владельца гостиниц выходить.

В общем ситуация так развивалась: пригласила она меня в Швецию, и сказала своему жениху, что приедет с художником, который картины для его отелей писать будет. И он согласился - приглашение мне прислал, и деньги на билет.

Поехал я, терять нечего, номер мне дали, я расположился в нем, на балконе рисовать стал львов своих - балкон пачкать. День рисую - никто обо мне не вспомнил, второй рисую - голодно уже. Вдруг влетает вдруг ко мне в номер жених это шведский и орет по своему. Я ни слова не понимаю. Выслушал его, жестами объясняю: мол, пятый день сижу рисую, а ни крошки во рту. А если ты орешь, оттого, что я балкон тебе пачкаю, так я его тебе скипидаром ототру. Не пить же мне скипидар этот? А вот кофейку не плохо бы...

Он обомлел, остыл, вытащил из кармана деньги, сунул мне их и ушел. Деньги нормальные были. Мне даже на ресторан хватило, что при гостинице. Хотел погулять по городу, да сиротливо как-то одному - ничего не понимаю, все чужое, а пояснить некому, вернулся и снова дня три балкон красками пачкаю - картины пишу. А жарко уже - в трусах одних по номеру хожу. Вечер. Вдруг вновь врывается ко мне жених этот с джинсами потертыми и футболкой и этаким барахлом в нос мне тычет. Понюхал его я, согласился, что бельишко несвежее, постирать надобно, пока стиральную машину вырисовывал, он снова успокоился.

Прошло ещё несколько дней, ночь уже. Лежу в постели, пуль телевизионный тереблю - программы перед глазами мелькают - ничего не понятно, но действует усыпляюще. Вдруг кто-то в дверь дубасит. Открыл. Врывается ко мне в номер с воплями "Баста! Баста" наш парень в плавках, прямиком через комнату, на балкон и спрыгнул вниз. Благо второй этаж был. Тут я тоже со страху за ним и спрыгнул.

Побежали мы по городку. А там ночь уже часов в одиннадцать никого. Куда бежим - не понимаю. Остановил я его. Тут-то мы и познакомились. Он Анжелкиным любовником оказался. Не хотела она с ним расставаться, поскольку "страсть великая между ними была", вот и взяла его с собой. А меня лишь для прикрытия притащила, - если жених чего заподозрит, чтобы можно было сказать: "а... это художник приходил". Обидно, конечно, словно художник и не мужчина вовсе, но что ж поделаешь.

Холодно стало. Вернуться решили. С трудом гостиницу нашли, смотрим - в её номере окна погасли, возвращаться можно. А гостиница дешевая, без швейцара, дверь на код запирается, а код мы со страху и забыли. Ночь! Город! Камень кругом! Колотун! Мы обнялись с ним и завыли. Натурально. Как собаки воют, чтобы она проснулась и все поняла. Воя, мы хоть как-то разогрелись. Однако Анжелку не пробудили, зато сон мирных жителей потревожили. Не знали мы, что у них и собаки дисциплинированные, и никто у них в голос не воет. Переполох в округе начался. Но тайный - никто окон не открывал, никто на нас не ругался, а все в полицию звонили. Хоть бы, какой угрозой предупредили! А то, ничего не подозревающими, просто воющими и голенькими полицейские нас и застукали. За гомиков приняли. Но мы и не отказывались. Зачем нашу хохлушку-то подводить?.. Когда за нами её жених приехал, так и признались, что любовники и давно, - один без другого не может. Тут уже он взвыл. Он-то её, а не меня в порочной связи подозревал. В итоге купил нам обратные билеты и назад отправил, даже из всех моих картин только две взял. Но я фотографии своих картин в интерьерах его гостиниц успел сделать. И справку, заверяющую, что мои картины у него в частной коллекции находятся, с него содрал. А что? Без справки я бы не уехал. Он все, что хочешь, мне подписать был готов. Даже денег в карман перед самолетом уже сунул. Пятьсот марок. Вот на них выставку и устроил. Нет. Никому я таких раскруток не пожелаю! А он, этот шведский жених, чуть не плакал, когда с нами прощался. От счастья, наверное, что мы ему такие приключения устроили. У них там сенсорных ощущений нехватка.

Ну и денек! - Думала Виктория засыпая. - Не знаю как им там с сенсорными ощущениями, но у меня всякой чуши явно в переизбытке. Потом вспомнился Палтай так легко разрешивший конфликт между Королевством Таиланд и Вадимом. Она засмеялась. Так и заснула смеясь. Во сне Палтай ходил вокруг её дома и махал курящимися палочками благовоний. Он всегда так делал, когда она, испытывая, невесть отчего, накатывающие душевные беспокойства, переставала писать картины. Гора в окне обычно исчезала в такие дни. Успокаивался он лишь, когда она вновь подходила к мольберту, не обращала внимания на газеты, отмахивалась от сплетен Пинджо, посылала Сопу в Бангкок за кистями и красками, а про телевизор и вовсе забывала. Тогда он спокойно садился на краю скалы в позе Будды и, наблюдая в течение дня, перемены оттенков шелковисто голубой горы на горизонте, слагал стихи на своем мелодичном языке. Но особо он неистовствал, когда должен был приехать к Виктории её продюсер Вилмар. По сто восемь раз Палтай кружил вокруг дома, обволакивая его в дымное кольцо. Как он чувствовал, что должен приехать Вилмар - объяснить не мог. Но чувствовал. Поверить в то, что просвещенный и прошедший много практик в монастыре Палтай её ревновал, она не могла. Да и был он не совсем мужчина для нее. Наверное, просто охранял её от всевозможных неприятностей как мог, потому что просто любили они друг друга в принципе, душами, а не телами. Вот и теперь во сне её он кадил благовониями с особой серьезностью. А она спала посередине в гамаке. И легкий ветер с моря раскачивал ее...

ГЛАВА 38.

Мама! Проснись! Тут такое произошло! - Митя растолкал её прикорнувшую на диване после работы. - Ты себе и представить не можешь! Но и глазом не моргнул! Я не выдал себя! Я сдержался!

- Что? - она встрепенулась, встряхнула головой, - Ты знаешь, что нельзя резко будить спящих!

- Но мама! Я только что оттуда!

- Откуда?

- В общем, заказал нам один мен рекламный ролик о художнике. Пошел я предварительно осваивать съемочную площадку. Мы так всегда делаем, ну чтобы знать, какую аппаратуру потом с собой брать. Приезжаю. Встречает меня отъевшаяся самодовольная бородатая харя...

- Не надо так... не надо. - Поправила Виктория сына, слабо, догадываясь, о ком пойдет речь.

- А как его ещё назвать?! Проводит меня вовсе не в галерею, а в туристическое агентство, где по коридору висят твои картины, и смотрит, стоя в профиль ко мне, но кося глазом, на мою реакцию!

- Надо же! Как он обнаглел! - Воскликнула Виктория и окончательно проснулась.

- И после этого ты хочешь, чтоб я его рожу харей не называл!

- Тебя вычислил и вызвал!.. - Воскликнула Виктория и задумалась, произнося мысли вслух: - Может он садист? Может, он решил поиздеваться? А что? Его мать издевалась над его отцом, вот и её манеру взял! И у него, как и у нее, это называется любовью?!.. По другому и чувствовать, и мыслить не дано. А что? Вполне естественно...

- Не знаю что там для него естественно, но он следил за моей реакцией! И хитро так! Краем глаза! А как в фас повернется: глаза такие синие-синие наивные! Но я и глазом не моргнул. Посмотрел, где свет расставить, все расстояния, ракурсы прикинул. А он, потом, меня к себе в кабинет пригласил и выпить предложил. Я сказал, что не пью. Он так бровки поднял, словно впервые непьющего видит, полез в ящик своего стола. Рылся долго. Наверное, чтобы я кучу мятых долларов видел. А потом достал и разложил передо мною проспект выставки, что у него устроена. Вот!

Митя положил матери на колени буклет.

- Прекрасно издано! Значит, надоело ему сидеть, как собака на сене! удивленно покачала она головой и тут же вскочила, взъерошила свою и без того пышную прическу и выбежала из квартиры.

- Куда идешь? Куда-Куда? - остановил её во дворе пьяный детина, и только тут Виктория поняла, что выглядит она, мягко говоря, несколько неадекватно. Наверняка, неслась растрепанная, с горящим ничего не видящем взором. Но это же энергия бешенства вела её. Виктория, ничего не понимая, уставилась на остановившего её человека.

- Проблемы какие? Починить чего? Сантехника? Трубы прорвало? Так это я это быстро, - как бы извиняясь, гундосил пьянчуга.

- А ты кто такой?!

- Буденный я. Меня все здесь знают. Дай хоть пару рублей. На пиво не хватает.

- Буденный?! Борман... Ах, ты ещё и Буденный! Срочно найди мне кувалду! Да такую, чтоб потяжелее! Тогда тебе и на водку хватит.

- Мама! Мама! Ты с ума сошла! Что с тобой?! Я сейчас вызываю психоперевозку! - Митя повис у неё на плечах, пытаясь отобрать кувалду, едва она принялась бить в стену коридора, отделяющую их от соседской квартиры.

- Уйди! Дай пары спустить!

- Там же живет твоя любимая Зина!

- Да не живет она там уже! Сюрприз я тебе приготовила! Сюрприз!

- Убила её что ли?! - Митя с ужасом смотрел на свою разъяренную мать.

- Квартиру я ей купила в более дешевом районе, а у неё эту. Еще вчера документы готовы были. Да ты в три ночи пришел. Сказать тебе не успела. Виктория успокоилась на мгновение. - Да не бойся ты! Не сошла я с ума. Но довел меня этот тип до бешенства! Отойди-ка в сторону. Дай-ка я размахнусь!..

Ударив, пару раз, по стене, тут же присела от усталости. Успокоилась. Пояснила сыну, шоковым молчанием среагировавшим на её сообщение:

- Из двух маленьких тебе одна нормальная получится, а иначе, неизвестно, когда эту продашь, новую какую купишь... А тут и дешевле и проще. В её санузел кухню перенесем, - ерунда, что без окна, нормальную вытяжку поставим и все "хоккей". Перегородки между её комнатами снесем будет большая столовая, хоть бильярдный стол ставь! Наши комнаты спальнями останутся, - в одной кухне библиотеку расположим, компьютер и т. п. - в другой. Так глядишь, и на мировой стандарт потянем. Не шик конечно, с Римской средней квартирой не сравниться, но с Парижской вполне. Надоело мне это убожество! А что он тебе говорил?

- Кто? - Митя не успел уловить перескок её мыслей.

- Тот, что вызывал тебя для клипа? Зачем он ему?

- Сказал, что скоро поедет по Европе, хочет этого художника раскрутить, в известных кругах представить.

- По Европе? По Европе... Но он у меня попадется!

- Клип-то мне снимать?

- Конечно, Митя! И так чтоб самый класс! Я с тобой вместе его потом на компьютере обработаю. Сделаем так, что картинки оживут, и каждой подберем текст из ещё той философии. Текст оттуда же наложим поверх музыки. Вот я ему устрою полную ломку его окаменевших понятий! А чувств своих не выдавай. Словно и не понял, что это мое. А ещё подумай после - где взять ремонтную бригаду. Пора сносить стены! Еще придется снова в БТИ разрешение на снос этих перегородок брать...

- Кажется, ты сейчас будешь сносить крышу, - усмехнулся пришедший в себя Митя.

- О да!.. - Она вошла к себе в комнату и плотно прикрыла за собою дверь. Села на диван, им купленный диван, закурила. Ей хотелось найти причину того, почему он так действует. Сначала она начала обвинять в этом его мать, ту несоответствующую ни Москве, ни времени деревенскую, кулацкую культуру, которую она ему привила, но поняла, что очень быстро заведет в тупик пустых обвинений. "Ты уйдешь и придешь, а колодец останется" вспомнила она китайское изречение. Ее тайцы предупреждали её - если видишь человека грубого, знай, это не таец, это китаец. А потом говорили про колодец, намекая, что то, - что поило тебя с детства, тебе не дано изменить. Так что в истоках поправлять уже нечего. Можно только уйти от них. И пусть отец его все-таки был художником и, наверняка, наложил на его характер оттенок чувственности и впечатлительности... - колодцу все равно весь этот психоанализ - прошлый век! Ни к чему не ведет - отмахнулась она сама от себя и попыталась мыслить в ином русле: - Вот он, такой, какой есть, вывез её картины. Видимо без злых мыслей. Он же признавался ей в любви, предлагал ехать в Париж... Она просто неправильно среагировала на его предложения, и он обломался.

Да он такой же, как она! Он же хотел сделать ей сюрприз, как она сделала сюрприз своему ребенку, чем чуть в одну секунду не загнала собственного сына сумасшедший дом!

Значит... он хотел сделать ей сюрприз, как и она Мите. Только она в ответ от Мити ничего особенного не ожидала. Даже его поцелуйчики и благодарности ей не нужны. Потому что она знает, что так её сыну будет лучше и все тут. Но Вадим не думает о том, как ей лучше - он ждет её ответной реакции. Ради этого он все это и делает. Ради этого он пошел второй раз на провокацию - показал совершенно открыто её сыну, что картины её у него. Что ничего плохого он с ними сделать не хочет - наоборот, он хочет её раскрутить её для Европы. Хотя, вряд ли это получится у неопытного человека. Но он хочет. Из любви ли? Нет. Это уже получается не любовь, а какая-то пытка рыбке на крючке. Он вынуждает её откликнуться.

"О нет! Не дождется! - воскликнула про себя Виктория - И картин не жаль черт с ними! Но чтобы так ломаться!"

Она достала бутылку красного вина, откупорила её, и налив в бокал, выпила залпом, произнося как тост: - Я буду долго-долго жить! Я напишу ещё тысячу картин! Прошлое на то и прошлое, чтобы отойти! А я буду продолжать свой путь при любых условиях, но не пойду на поводу торговца ситуацией.

Вино приободрило её, обретая духовную ясность, она теряла трезвость.

Теперь она точно знала, что будет делать. Виктория взяла телефон и набрала номер Спиина. Среди бела дня он почему-то находился дома. "И этот человек ещё ворчит на безденежье! - усмехнулась она про себя, а голос её уже с энергетическим напором диктовал:

- Значит так, сейчас ты звонишь тому королю, что сам себя короновал.

- Понял. - Сразу приняв её тон разговора, как мальчишка условия игры, откликнулся Спиин. - Дальше что?

- Звонишь и спрашиваешь как дела, как...

- Подожди, я все запишу, а то ещё чего напутаю. Я ведь уже понял, что с вами обоими по трезвой лавочке ни за что не разберешься, а по пьяной тем более.

Он побежал искать ручку и бумагу, а Виктория почувствовала сентиментальное тепло на душе, оттого, что он так их охарактеризовал, да ещё объединил в одно: "с вами обоими".

- Так. Что я должен спросить? - вернулся к телефону Спиин, - "Как дела?" - это я уже записал.

- Как нос, зажил ли? - диктовала Виктория.

- Не не-не. Нос это святое! Это мистика какая-то была!

- Это заставит его вспомнить - кто ты такой и воспылать к тебе сердечным теплом, как к свидетелю его чертовщины. Потом пожалуешься, что с фингалом были проблемы.

- Не было проблем. Неделю отсиделся и как новенький.

- Были проблемы! - нажимала Виктория - Из-за него неделю никуда не мог выйти, чтобы тебя принимали за приличного человека, и потерял возможность устроиться на отличную работу. Он тебе посочувствует. Ты спросишь, нельзя ли снова вам встретится, чтобы вновь обговорить о возможности твоей поездки в Таиланд.

- В Таиланд?! Не-не не! В Таиланд я больше не поеду! - заорал Спиин.

- Жди больше! Чтобы поехать в Таиланд, тебе теперь придется обращаться в другие турагентства. А при слове Таиланд его так же протрясет как тебя! Ты ему должен предложить, чтобы услышать отказ. Потому что теперь, как я понимаю, он не пьет - ему некогда. Он готовится в командировку в Европу.

- Куда?

- У него турагентство, значит - по разным странам. Он тебе сам это сообщит, как причину отказа от встречи. Узнав, о том, что ему предстоит такая интересная поездка, ты должен живо откликнуться и чуть ли не заверещать от восторга.

- Нормально. Так и пишу: "заверещать от восторга".

- А дальше любым путем всучить ему телефон моего знакомого Вилмара.

- Это что ещё за мужик?!

- Ты что? Ревнуешь?!

- Не-не не. Я уже давно понял, что это не то чтобы бесполезно, а вредно для здоровья.

- Вот, тогда и не вникай! - нагло кокетничала Виктория.

- Нормально. Давай дальше. Всучу я ему номер телефона, а дальше что?

- Ты должен быть уверен, что он по нему позвонит. То есть заведи речь обо мне, что я классный художник, но пропадаю. Тут все для художников как болото, потому как народ у нас не живет, а пережидает и никто не обустраивается, так что б навеки, отсюда и традиции - приобретения произведений искусства нет. А для меня это смерть. Но я капризная к тому ж. А ты знаешь одного бизнесмена - Вилмара, который хотел бы купить мои картины и рад поддержать меня.

- С такими не знаком!

- Но ты же не буддист, Спиин! Что тебе стоит солгать? Тем более не на суде же, а так... в разговоре.

- Ради тебя я бы и на суде, но только я не вижу, какое во всей этой истории мое место?

- Да ты как бог Олимпа! Ты - Меркурий!

- Нормально. Я все понял. Но в Тайланд я даже ради тебя не поеду!

Звонок из Таиланда распорол тишину её ночи.

Палтай предупреждал: Лунное затмение через пять дней - орбис в два дня до, два дня после. За ним следует солнечное затмение с гораздо большим периодом действия. Все дела этих дней ведут к далеко идущим последствиям. Роковым последствиям. Одних они разрушат, другим придадут силы. Постарайся не делать лишнего! Иначе семь лет расплачиваться!

ГЛАВА 39.

В день лунного затмения ничего особенного не происходило. Наблюдалось лишь очередное оживление во дворе - все ели арбузы. Дети ели в кустах, взрослые ели на лавочках. Арбузные корки лежали везде, куда ни кинь взгляд. Дворник, видом похожий на Черномырдина, не смотря на всю свою серьезность отношения к делу, явно не справлялся.

- В чем дело? - спросила Виктория у Якоба, который обычно был в курсе дворовых дел.

- Опять Борман начудил. - Отмахнулся Якоб. - Купил у кого-то на остаток денег, что ещё после гимна пиву остались - арбузов полный "Кунг". А продавать так и не решился. В запой пошел. Они в закрытой машине стали гнить. Тогда перекинули их всех в квартиру Димкиной бабки, той, что умерла зимой. А квартира-то на первом этаже. Да и окон не закроешь - все это арбузохранилище проветриваться должно.

- Ну и что?!

- А то, что дети решетки балкона отогнули и арбузы тащат. Да ты не обращай внимания! Идет естественный процесс!

Естественный процесс быстро перерос в экологическую катастрофу местного масштаба. Арбузы зрели и лопались, теряя товарный вид с дикой силой. Борман явно не поспевал за ними, пил уже не по привычке, а усилил обычное пьянство паникой от незнания - что делать?!

Дело, задуманное с арбузами, оказалось, полной заразой. Да что там, заразой - эпидемией! Словно, только что треснувший арбуз, подстрекал сделать то же самое соседний. Поэтому пришлось все переспевшие арбузы срочно изолировать в помойные баки.

К этим бакам, незарастающей тропой последовало шествие хозяйственно настроенных женщин. Они с глубокомысленными лицами рылись в помойке, выбирая арбузы повкуснее, и откидывая в сторону совершенно негодные. Корки валялись везде. Голуби слетелись со всей Москвы. Голуби объелись арбузов и превратились в нелетающих, круглых фазанов.

- Идешь, и разгребаешь их ногами, и вдруг под ногой поперек твоей тропы лежит бревном объевшаяся голубятины кошка! И так лениво, коготком подцепляет тебя за щиколотку. - То ли жалуясь, то ли восторгаясь, говорила Вере Виктория. - И делать нечего - приходится перешагивать! Потому как кошка явно никуда убираться не собирается!

- Да, твой Борман - концептуалист!

- А ведь точно! Подумай сама, как извращался Сальвадор Дали, сбрасывая на Нью-Йорк гигантскую шоколадную конфету, объявляя об этом заранее, так чтоб народ сбегался с пилами и ведрами, и было шоу! Ходит такая легенда. Было ли - нет - не важно. Действие запечатлено в умах! А у нас?! Да и похлеще - ничего не стоит! Никто его великим Сальвадором не признает. Бегут бабы к помойке с мешками! Набирают столько что съесть и целой семьей невозможно! Наверное, варенье будут варить. Если бы он, идиот, хоть где-нибудь в артистических кругах заявил об этой акции, а лучше бы провел её в Париже - стал бы известен на весь мир!

- А что ему бы и деньги за это зрелище деньги заплатили? - качала Вера головой, - Машина арбузов! Ведь деньги немалые!

- Деньги-то немалые! - ужаснулась Виктория, после того, как завод вновь выставил ей сумму долга, отказавшись грузить продукцию.

Кинулась за разъяснениями к Якобу. Он объяснил ей, что давно стоял на очереди на квартиру, что он бы не смог купить её, если бы не выгреб всю их прибыль и не влез бы в долг по отношению к заводу. Что квартира эта досталась ему по очереди и стоила в три, если не впять раз дешевле, чем, если бы он решил её купить по рыночным ценам. Другого выхода у него не было.

- Все! - Резюмировала Виктория. - Я ухожу. Ты явно не Сорос!

В этот день чеченцы напали на Дагестан. Началась новая война с Чечней. Москвичей это затронуло не более чем телезрителей новостей. И, хотя началась война не в день лунного затмения, а гораздо позже, Виктория твердила про себя: "Семь лет расплачиваться будешь. Семь лет...", - думая о всей стране сразу. И не понимая, что, быть может, она сама сделала лишний шаг, резкий шаг, за который придется расплачиваться. Но вспоминала о Якобе - квартира, казалось ей, не пойдет ему в радость

В этот день, седьмого августа, Вадим прибыл в Париж.

Дел у Вадима было столько, что пока он перемещался из страны в страну, он ни разу не вспомнил, о том, что на дне его чемодана лежит проспект устроенной им в его офисе выставки, видеокассета. Надо было встречаться с экскурсоводами, переоформлять с ними договора, ездить с комиссией на их экскурсии... А договора с отелями!.. В общем, дел хватало.

В Париже он также, едва сойдя с поезда, уже с утра седьмого августа томился в экскурсионном автобусе, слушая, что несет, стараясь перед ним показать себя в полном блеске, очередной экскурсовод. После чего он продлевал с ним договор на работу. Выбирать особо не приходилось - поэтому всякий мог рассчитывать на то, что без работы он не останется. Так провел он и восьмое, и девятое и десятое августа. Посетил Лувр, Версаль, погулял по Елисейским полям и прочее. Но в Париже было неспокойно - все носились по аптекам и табачным киоскам в поисках специальных очков, через которые можно было наблюдать солнечное затмение. Пришлось и ему спрашивать про очки. Очков нигде не было. В аптеках уже на входе весели объявления, гласящие о том, что очков нет.

Будь он в это время в Москве, ему бы и голову не пришло так готовится к затмению - ну затмение и затмение... Вот полное затмение мозгов, да если с утра от похмелья, когда некому тебе принести водочки хоть чуть-чуть... это другое дело. Это тебе не просто затмение - это тебе полный катаклизм космического масштаба! Но здесь, в Париже, видимо не хватало им не то что б затмений мозгов или приключений, а вообще должных человеку ощущений. Все искали очки. Все бежали из Парижа куда-то на берег северного моря. Все готовились к полному концу.

Вадим экскурсий по этому поводу не отменил, хотя все музеи закрывались на час - на пол часа до и полчаса после момента затмения. Но сам задумался над силой влияния на него всеобщего мнения о каком-то там природном явлении. Стало противно быть, как все, поэтому решил в массовках не участвовать, а одиннадцатое августа посвятить личной жизни. Позвонил приятелю Дуды - Толстому, в надежде приятно провести время с этим весьма живым, по отзывам, человеком. Но, видимо, Толстый был не в форме. Однако это не помешало ему долго и много рассказывать по телефону о своих работах в кино. Но после предложения встретиться и попить вина, послушать о подвигах Московской богемы, первым делом, спросил, в каком округе находится гостиница, в которой остановился Вадим. Вадим помнил, что гостиница его четырехзвездочная, но округа толком не помнил, назвал наобум, думая, что угадал. В ответ же Толстый тут же свернул разговор, сказав, что едет с женой на загородную виллу наблюдать серьезнейший акт в жизни всего человечества - солнечное затмение, а когда после этого встретиться с ним, пока что сказать не может. Если вообще сможет встретится. И повесил трубку.

Заподозрив, что причина нежелания встретиться с ним крылась в информации о его благосостоянии, которая не удовлетворила Толстого, и озадаченный его быстрой сменой настроения, Вадим взял карту Парижа и понял, в чем проиграл - он назвал номер самого дешевого округа. Его отель и рядом не стоял с ним, но исправлять ошибку было поздно... Озабоченно почесав проплешину, Вадим, вспомнил, что какой-то смутно запомнившийся тип давал ему телефон человека, который был бы не прочь купить картины Виктории. Что за человек?.. Он вспомнил о своих былых планах заменить Виктории того, кого она называла командором, при упоминании о котором, словно вся светилась. Да он хотел сделать так, чтобы она не могла существовать без его помощи. Чтобы поняла, что зря она так легко отмахивалась от него. Но сумбурные переживания последних месяцев отдалили его стремление прорваться в жизнь интересной ему женщины, хотя кассета, каталог выставки лежали на дне его чемодана. Он достал телефон этого неизвестного ему человека - Вилмара и долго сидел, разглядывая цифры. Телефон был мобильный. Не было никаких признаков того, что сейчас этот человек в Париже, да и вообще во Франции. Вадим с трудом разобрал свой же подчерк под номером, было написано: "может быть в любой из европейских стран". Но, рассудив здраво, что попытка не пытка, он набрал номер.

Этот Вилмар, несмотря на то, что Вадим ему толком не представился, едва лишь услышал упоминание о Виктории - откликнулся весьма живо на предложение встретится и вместе провести столь роковой день - день затмения. И что было самое странное - говорил он на русском языке, только несколько повышал тон в конце предложения, отчего каждая сказанная им фраза излучала юношеский оптимизм. Хотя, если судить по голосу, этому человеку было лет за пятьдесят, не менее. Из разговора с ним Вадим узнал, что родился он в России, не просто в России, а в деревне Дрябловка, на реке Луже под городом Медынью, что в Подмосковье. Это сообщение, что человек, имеющий свою сеть и отелей и отделений банка по всему земного шару, в прошлом обыкновенный деревенский подмосковный мальчишка, столь поразило Вадима, что он уже не мог не желать с ним встречи.

Вилмар заехал за ним, и Вадим понял, что этот тип, не так прост, как показалось ему при разговоре по телефону. Его шикарная машина, его широкий торс, обтянутый черным батником на кнопках, из тех, что носили у нас в годах восьмидесятых, но парижане, как уже понял Вадим, хотя и экспортировали моду на весь мир, сами не особо дружили с модой, его по-голливудски фарфоровая улыбка, и седая шевелюра - смутили Вадима. Настолько, что он почувствовал себя рядом с ним просто подростком.

Они почти проехали весь Париж, перекинувшись лишь ничего особенного незначащими фразами о погоде и войне в Дагестане, но, подъезжая к комплексу высотных зданий Де Фанс, господин Вилмар, как бы о чем-то вспомнил, и воскликнул:

- О! Прошу прощения! Я забыл вам сказать, что не хотел бы наблюдать затмение в Париже.

Удивленная физиономия Вадима заставила пояснить:

- На Елисейских полях будет столпотворение, на горе Монмарт тоже. Это дурной тон. Я хотел бы наблюдать его за городом, но не в Нормандии, где все. Есть одно место, особенно дорогое мне в это число. Вы были во дворце Фонтенбло? Вы не были в Фонтенбло?! - воскликнул он так, что Вадим, даже испугался того, что он, (как так?!) ещё не был в Фонтенбло. А Вилмар продолжал, так же завышая голосом конец фразы, но уже более умеренно: - Я бы предложил вам поехать в Фонтенбло.

Вадим ещё не дал своего согласия, оглянулся и понял, что они уже мчат по загородному шоссе.

- Надо успеть. - Пояснил, видя его растерянность, Вилмар, - скоро будет темно. На минуту, но все равно. Дано распоряжение зажечь фонари, но все равно может быть авария.

Вадим оглянулся - на трассе было мало машин. Почему должна быть авария он не понял. Темно станет лишь на несколько секунд. Ну и что?! Странные эти французы! Просто паникеры какие-то! - подумалось Вадиму. Стало раздражающе скучно. Думая, чем бы развлечься, он вспомнил, что Вилмар из России, хотя имя его, явно не русское, и попросил, как бы ненароком, объяснить, как такой человек, мог умудриться родиться в деревне Дрябловка, что на реке Лужа.

- О! Это просто. Отец мой был литовец, моряк, жил часто в Ленинграде, а мама (он произнес "мама" с ударением на последнем слоге) русская, она там летом в припортовом ресторане работала, там они и подружились. Длинная была история. Отец на ней жениться не хотел. Не потому, что не любил. Гордый был. Националист. Но случилась авария - ногу потерял. Вот и женился. Родственники его мою мама не приняли. Работать он не мог. Стал инвалидом. Пришлось им ехать к мама на родину. В подмосковный департамент. Там в деревне Дрябловка я и родился. Родители были не кулаками, но и не бедными. В колхоз все же не шли. Почему - не знаю. В пять лет сиротой стал. Сгорели мои мама и папа. И дом сгорел.

Он сказал это так, словно не было в том никакого горя. Словно отметил очередной факт и всего лишь.

А Вадим уже успел отозваться скорбной физиономией, но господин Вилмар улыбнулся и закивал поясняя:

- Может, пили много. Алкоголь. Так говорили. А может, их дом подожгли, потому что в колхоз они не шли. Не знаю я. Меня тетя взяла. У неё я до одиннадцать лет жил. С ней и войну пережил. Тетя там... как это называется, забыл... - мистик была, теософ, хотя и в университете не училась. Вед-ма! Вспомнил! Вед-ма - её называли. Она всем на картах гадала. Хотя это запрещено было тогда. Но она все вокруг не так как все видела. Много умного говорила. Много людям помогала. Меня любила. И я её. Сгорела потом. Вместе с домом. Как и папа, и мама.

- Господи Иисусе! - Вадим, чуть ли не подпрыгнул, и перекрестился. - И что ж это... - он хотел спросить: что ж это у вас все горят? - но посмотрел на уверенного в себе, преуспевающего седовласого собеседника, зорко следящего за дорогой, и не решился продолжить.

- Да-да. - Закивал, понимая причину его смятения, господин Вилмар. Она знала, что её дом поджог сделают. Готовилась. Моим родным в Литву, тогда уже советскую, заранее написала. Говорила, чтобы я не плакал, потому, что жизнь моя очистится огнем. После чего дорога будет большая и свободная. Вот так она на все смотрела. Странная женщина была. Эсклюзив.

- Как же она знала, что ей дом подожгут, и ничего не сделала? Что ж это за ведьма такая? - задумчиво пробурчал Вадим.

- Фатум такой был. Она много предсказывала. Однажды предсказала трактористу, что если он курить не бросит, то ему ноги отрежут.

- Опять ноги! - воскликнул Вадим и перекрестился.

- Да. - Закивал господин Вилмар, пожимая плечами. - Как говорила Виктори, - я в кругу заколдованном родился. А моя тетя круг разомкнула. Смертью своей.

Вадим, с сомнением оглянувшись на господина Вилмара, усмехнулся: - Не знал я, что банкиры в это верят.

- Верят! О банкиры во все верят! Я не очень большой банкир. Но я знаю, что часто в банках стран Азии сидит тайный человек. Когда приходит кто-нибудь за кредитом - этот человек гадает по Книге Перемен - как судьба у того, кто деньги хочет взят, сложится?.. От этого человека последнее слово зависит - давать кредит или не давать. Ничего в этом нет странного. В это можно верить и не верить. Но это есть. Как дождь. Хочешь выходи без зонтика, он все равно есть. Это не странно. Для меня странно как телевизор и интернет работают. А то, что Виктори так на жизнь смотрит - не странно. У меня тетя такой была.

- А как же вы в Европе оказались?

- После того как тракторист тетю с домом сжег, когда я ночью с лошадьми был, я никому не нужен был, но нашлась моя бабушка с хутора в Литве на озере Игналина. Она меня забрала. Она с дочь жила, я у них лишний был. Потом меня к дяди в Польшу контрабандно переправили. Он сказал, что в войну меня нашел, что бы меня назад не возвращали, усыновление оформил. Оттуда меня легко стало отправить к другому дяде во Францию. А потом я учился в Америке. Все мои родственники с морем связаны были. Я выучился банковскому делу у брата дедушки - у него был особый морской банк в Рио-де-Жанейро. Вот так весь мир и объездил. Потом в наследство виноградника получил в Южной Африке. Жить стало легче. Начал искусством интересоваться. У вас тоже базы во многих странах, как я понял, из нашего телефонного разговора?

- Да что у меня! - отмахнулся Вадим. - Ерунда по сравнению с вашим. Всего лишь - турагентство.

Они вышли из машины в местности не столь роскошной, как представлял её Вадим, - в глаза сразу бросился мусор под ногами. От стоянки вела обыкновенная тропа, в которую множество ног утрамбовало остатки кирпича, гальку и прочие исторические отходы.

Оказавшись в центре дворцового комплекса, Вадим огляделся и сник. Такого покоя он давно не испытывал. Застыл у портика, за которым по красиво заросшему пруду плавал одинокий лебедь. Постоял немного, глядя на отражения туч и огромных деревьев в мутной воде, потом повернулся к дворцу, здания которого располагались буквой "п".

- В музей ходить не будем. Сейчас его на время затмения закроют. Я своим служащим тоже всем, по возможности, дал выходной. - Прервал молчание господин Вилмар. Только тут Вадим заметил, что в руках у господина Вилмара Бутылка Шампанского и два бокала.

"Не русский он уже человек - подумалось Вадиму. - Так сентиментально относится к какому-то затмению..."

- Одиннадцатого апреля с этого крыльца, в виде подковы, сходил Наполеон и плакал. Настоящими слезами. - Указал на странное подковообразное крыльцо напротив Вадима господин Вилмар. - Прощался со своими солдатами, когда подписал отречение. А сейчас цифра та же - одиннадцать. Сегодня затмение.

Они вновь отвернулись к пруду. Гладь пруда окрашивалась в свинцовый цвет, отражая набегающие тучи.

- Сегодня день рождения Виктори. Когда я впервые увидел её, я понял, что она моя тетя.

- Но-о, - недоверчиво протянул Вадим, - Вика мало похожа на типичную русскую женщину, скорее на итальянку, гречанку... Хотя, я пока что похожих на неё не видел. Врубель таких рисовал! Точно! А я все думал, откуда я её видел! - обрадовался Вадим своему открытию.

- Врубель? Не знаю. Виктори похожа на моя тетя. Моя тетя, как и мама, была из донских казачек, а казаки привозили в жены турчанок - у неё кровь смешанный была. Непохожая... - господин Вилмар оглянулся на крыльцо и замолчал.

Вадим оглянулся тоже и увидел на крыльце с печальной наполеоновской историей Викторию или... женщину похожую на Викторию. Она стояла, облокотившись на каменные перилла и, смотрела вниз, свесив голову. В то время, когда редкие посетители музея уже во всю пялились на облачное небо, нацепив на носы черные пластины в виде очков.

- Она?! - воскликнул Вадим, - Вика?!

- Нет. Фантом. - Спокойно ответил господин Вилмар, без тени сомнения на лице.

- Да... не может быть! Она, - не верил Вадим. - Я сейчас подойду к ней...

- Может. Она всегда приезжала в день своего рождения в Париж. Сюда. На крыльцо. Мы с женой три раза ездили вместе с ней. Мы здесь неподалеку пили шампанское. А потом, когда йогой стала заниматься, говорит, что просто сюда перемещалась, не телом, а сущностью. В день рождения днем она всегда спала. Палтай до вечера её будить не давал, говорил, что душа её в путешествии. Это точно её фантом.

Тут женщина - демон Врубеля, запрокинула голову, посмотрела на небо, посмотрела на часы, поправила лямку торбы, и пошла на них, их не замечая. Подул ветер, пышная копна её волос встала дыбом, она и не подумала придержать их, так и прошла мимо, огибая пруд с левой стороны, словно во сне. Сама словно сон наяву.

- Но ведь это же точно она! - недоуменно смотрел Вадим ей вслед.

- Нет. Нет. - Отрицал господин Вилмар. - Я много лет ее...

- Так вы и были её продюсером? - уставился на него Вадим, догадавшись. - Это вы купили её картины в России?..

- Да - я. А что вы так на меня смотрите? Разве она не сказала вам?

- Она сказала, что вы умерли. Кажется... от отравления.

- Нет! Нет. Я не умирал! Умер моя жена! - господин Вилмар уставился на Вадима.

- Но она мне сказала, что вы!

Они оба замолкли, разглядывая друг друга. Вадим почувствовал прилив дурноты. Медленно до него доходило, что с появлением этой странной женщины в его жизни, он уже ничему не удивляется, и чуть ли не поверил, что видит перед собою мертвеца наяву.

Господин Вилмар сумрачно п