Book: Бритва Дарвина



Бритва Дарвина
Бритва Дарвина

Дэн Симмонс

Бритва Дарвина

Купить книгу "Бритва Дарвина" Симмонс Дэн

При прочих равных простейшее решение обычно наиболее верное.

Вильгельм Оккамский, XIV в.

При прочих равных простейшее решение обычно наиболее идиотское.

Дарвин Минор,[1] XXI в.

Эта книга посвящается моему брату Уэйну Симмонсу, который каждый день расследует причины несчастных случаев и все же сохранил чувство юмора, и Стивену Кингу, который отмерил лезвием «Бритвы Дарвина» человеческую глупость. Спасибо, Стив, что ты не покидаешь нас и до сих пор рассказываешь у костра страшные истории.

Автор выражает признательность Уэйну Симмонсу и Труди Симмонс за помощь в написании этой книги. Он также благодарит клуб планеристов Уорнер-Спрингс за предоставленную возможность проверить на практике подробности описанного в романе воздушного боя с помощью одного из их высококлассных планеров; «Эксидент реконстракшен джорнэл»; снайперскую школу корпуса морской пехоты США в Куантико, штат Виргиния, и лагерь «Пендлтон», штат Калифорния. Автор благодарит Стивена Прессфилда за книгу по фобологии – науке о страхе и борьбе с ним – и Джима Ленда, который написал одно из лучших снайперских руководств. Талантливому мастеру из подразделения «Акура» корпорации «Хонда мотор», который вручную собирал двигатель моей «Акуры NSX», мой поклон и «Domo arigato gozaimasu – Shuri o dekimasu ka?».[2]

Все несчастные случаи и аварии, описанные в «Бритве Дарвина», основаны на отчетах, реконструировавших реальные события, но их расследовали, конечно, разные люди. Спасибо всем следователям и экспертам по расследованию несчастных случаев – их профессионализм, опыт и поразительное чувство юмора нашли отражение в этом романе. Правдоподобием и точностью описаний эта книга обязана именно им, а все ошибки – только на совести автора.

ГЛАВА 1

А – АБЗАЦ

Телефон зазвонил в начале пятого.

– Тебе нравятся несчастные случаи, Дар. Приезжай и полюбуйся на один из них.

– Не нравятся мне несчастные случаи, – ответил Дар.

Он не стал спрашивать, кто звонит, потому что узнал голос Пола Камерона, хотя и не сталкивался с Камероном уже больше года. Пол был сержантом полиции в Палм-Спрингc.

– Ладно, – согласился Камерон, – но загадки-то ты любишь.

Дар сверился с наручными часами.

– Не в восемь минут пятого утра.

– Этот случай того стоит.

Слышно его было плохо, словно он звонил по мобильнику или радиотелефону.

– Где?

– На дороге у Монтесума-Вэлли, – сообщил Камерон. – Примерно милю в глубь каньона. Там, где С-22 переваливает через холмы и выходит к пустыне Анзо-Боррего.

– Господи… – пробормотал Дар. – Это же у Боррего-Спрингс! Мне туда полтора часа добираться!

– Ну, если поедешь на своей черной машине – доберешься быстрее, – хихикнул Камерон.

Его смешок потонул в треске и помехах слабой связи.

– И что там произошло такого, что я должен лететь в Боррего-Спрингс, даже не позавтракав? – спросил Дар, поднимаясь с кровати. – Крупная авария?

– Не знаю, – живо отозвался офицер Камерон.

– Как это не знаешь? Ты что, никого еще не послал на место происшествия?

– Я звоню с места происшествия, – донесся сквозь треск нечеткий голос Пола.

– И что, не можешь подсчитать, сколько машин столкнулось?

Дар поймал себя на желании отыскать на прикроватной тумбочке хотя бы одну сигарету. Он бросил курить десять лет назад, сразу после смерти жены, но в трудных случаях его до сих пор тянуло к куреву.

– Нам не удалось достоверно установить, какое транспортное средство или средства пострадали в результате аварии.

Камерон вдруг заговорил ненормальными, казенными оборотами. Голос его стал безликим и сухим, какой бывает только у профессиональных копов при исполнении.

– Что ты имеешь в виду? – переспросил Дар.

Он поскреб колючий подбородок и покачал головой. Ему много раз доводилось сталкиваться с ситуациями, когда опознать марку или модель каждой из столкнувшихся в крупной аварии на скоростном шоссе машин было трудновато. Особенно ночью.

– А то и имею, что мы не знаем, была это одна машина или несколько, а может, самолет или какой-нибудь гребаный НЛО, – ответил Камерон. – Дарвин, если ты не увидишь этого собственными глазами, то будешь жалеть всю оставшуюся жизнь.

– Что ты… – начал Дарвин и запнулся. Камерон отключился.

Дар спустил ноги с кровати, глянул на темноту за высокими окнами спальни, выругался и пошел принимать душ.


На то, чтобы добраться из Сан-Диего до указанного места, у него ушел час без двух минут. Всю дорогу Дар гнал свою «Акуру NSX» по извилистой дороге на дне каньона, стрелой проносясь по длинным прямым участкам. Антирадар он оставил мирно лежать в «бардачке», справедливо рассудив, что все патрульные машины наверняка сейчас сгрудились на шоссе С-22, у места происшествия. Когда он начал спускаться по пологому склону горы высотой в 1200 метров, предрассветное небо уже светлело. Дорога, под уклоном примерно в шесть градусов, вела мимо Ранчиты к Боррего-Спрингс и пустыне Анзо-Боррего.

Дар размышлял о своей профессии, на поворотах переключаясь на третью передачу, на что машина отзывалась легким горловым урчанием, и вновь набирая скорость на ровных участках. Одна из трудностей работы эксперта по дорожно-транспортным происшествиям заключается в том, что почти каждая миля каждого чертова шоссе памятна для тебя чьей-то роковой глупостью. «Акура» негромко взревела на небольшом подъеме, освещенном занимающейся зарей, и понеслась по длинному, извилистому спуску к каньону, который начинался в нескольких милях впереди.

Вот здесь, вспомнил Дар, бросив взгляд на старые заградительные перила на деревянных столбиках, промелькнувшие на крутом повороте. Именно здесь.

Лет пять назад Дар прибыл сюда всего через тридцать пять минут после того, как школьный автобус снес это старое заграждение, пролетел метров двадцать по каменистой насыпи, перевернулся три раза и замер на боку, застыв развороченной крышей прямо в узком ручье, протекающем у подножия склона. Автобус принадлежал окружной школе «Дезерт-Спрингс» и как раз вез детей домой после горного похода с ночевкой по программе «Эко-неделя». В нем ехали двое учителей и сорок один шестиклассник.

Когда Дар прибыл на место происшествия, вертолеты Службы спасения уже забирали пострадавших детей, санитары перетаскивали носилки вверх по крутому склону, а у ручья лежали по меньшей мере три маленьких тела, накрытых желтым брезентом.

Когда пересчитали потерпевших, оказалось, что шестеро детей и один учитель погибли, двадцать четыре школьника получили серьезные травмы, включая ребенка, который на всю жизнь останется паралитиком, а водитель автобуса отделалась ссадинами, царапинами и переломом левой руки.

В то время Дар работал на Национальное управление по безопасности движения. Лишь год спустя он ушел из НУБД и стал независимым экспертом по дорожно-транспортным происшествиям. В тот раз Дарвина вызвали из его квартиры в Палм-Спрингс.

Еще долго после аварии с автобусом Дар следил, как средства массовой информации освещали подробности ужасной трагедии.

Телевидение и газеты Лос-Анджелеса сразу же объявили водителя автобуса настоящей героиней. Ее показания, а также свидетельства очевидцев, особенно учителя, который сидел позади одного из погибших детей, только подтверждали эту точку зрения. Все сходились на том, что тормоза вышли из строя примерно через милю после того, как автобус начал свой долгий, опасный спуск по склону. Водитель – женщина сорока одного года, разведенная, мать двоих детей – крикнула, чтобы все схватились за что-нибудь и крепко держались. Затем был бешеный полет вниз по дороге, длившийся еще целых шесть миль. Водитель изо всех сил пыталась удержать автобус на трассе. Тормоза дымились, но не могли замедлить скорость машины. На резких поворотах детей сбрасывало с сидений. Потом последовало роковое столкновение с заграждением, скольжение по склону, и под конец автобус закувыркался по насыпи вниз, к ручью. Все согласились, что водитель ничего не могла поделать. Чудо, что она еще сумела удерживать машину на дороге так долго.

Судя по статьям на передних полосах газет, общественность сочла водителя автобуса героиней, достойной самой высшей награды. Две лос-анджелесские телестанции передали репортаж со школьного собрания, где родители выживших детей возносили водителю хвалу за то, что, спасая пассажиров, она «совершила невозможное». В «Вечерних новостях» Эн-би-си показали четырехминутный ролик об этой женщине и других водителях школьных автобусов, которые «получили травмы или погибли, исполняя свой долг», а Том Брокау назвал таких, как она, «невоспетыми американскими героями».

Тем временем Дар собирал информацию.

Модель этого школьного автобуса, ТС-2000, была разработана компанией «Блю берд боди» в 1989 году. Окружная школа «Дезерт-Спрингс» приобрела его совершенно новым. Автобус был оборудован рулем с гидроусилителем, дизельным двигателем и четырехскоростной автоматической коробкой передач АТ-545, от «Аллисон трансмишен дивиженс» – подразделения корпорации «Дженерал моторс», занимающегося производством трансмиссий, шасси и их компонентов. Тормоза машины соответствовали Федеральному стандарту безопасности для автомобилей.

Сиденье водителя было снабжено ремнем безопасности, а вот места для пассажиров – нет. Дар знал, что именно так устроены все школьные автобусы. Родители, которые ни за что на свете не позволят своим детям кататься непристегнутыми в семейных автомобилях, по утрам спокойно машут ручкой отпрыскам, отъезжающим на школьных автобусах, каждый из которых рассчитан на пятьдесят человек и имеет один-единственный ремень. Общий вес того автобуса, что полетел с обрыва, его пассажиров и багажа был примерно 8 тонн 499 килограммов.

Судя по газетным и телевизионным репортажам, у водителя был абсолютно чистый талон нарушений. Анализ крови, взятый у нее в больнице сразу после аварии, не выявил ни алкоголя, ни наркотиков. Дар побеседовал с ней через два дня после несчастного случая, и ее ответ практически слово в слово совпал с показаниями, которые водитель дала полиции вечером того рокового дня.

Она сказала, что примерно через милю после того, как автобус отъехал от лагеря, на пологом спуске с холма тормоза «стали странными и податливыми, как студень». Она вдавила педаль тормоза. На панели засветился огонек, отмечая низкое давление в тормозной системе. Но тут автобус начал подъем по склону следующего холма, длиной в две мили, и скорость движения упала. Автоматическая коробка передач переключилась на более низкую скорость. Предупреждающий огонек погас, затем мигнул еще несколько раз. Водитель сделала вывод, что проблема разрешилась сама собой и можно продолжать движение.

Вскоре после этого, рассказывала она, машина покатилась по спуску, и вот тут «тормоза отказали полностью». Автобус начал набирать скорость. Водитель не смогла остановить его ни обычным, ни ручным тормозом. Сильно воняло горелым. Задние колеса начали дымиться. Водитель вручную переключила рычаг коробки передач на вторую скорость, но это не помогло. Она схватилась за радио, чтобы сообщить своему диспетчеру о том, что происходит, но ей пришлось бросить микрофон и вращать рулевое колесо обеими руками, чтобы удержать машину на дороге. Шесть миль ей это удавалось, время от времени она кричала школьникам и учителям «Отклонитесь влево!» или «Отклонитесь вправо!». Наконец автобус врезался в заграждение, проломил его и полетел вниз по насыпи. «Не знаю, что еще можно было сделать», – закончила водитель свой рассказ. На этом месте она разрыдалась. Ее показания подтвердили выжившие дети и учитель, с которыми побеседовал Дар.

Водитель – грузная женщина с бледным, рыхлым лицом и тонкими губами – показалась Дару глупой коровой. Но личное мнение пришлось оставить в стороне. Чем старше он становился и чем дольше работал экспертом, тем глупее казались ему люди. А с каждым годом после смерти жены окружающие женщины все больше походили на коров.

Его подчиненные проверили все документы водителя. Телевидение и газеты трубили о том, что у нее «чистый талон нарушений», и это оказалось правдой. Но удалось выяснить, что она проработала в этом округе всего шесть месяцев. По сведениям, поступившим из Департамента дорожного движения штата Теннесси, в котором эта женщина жила, прежде чем переехала в Калифорнию, за пять предшествующих лет она успела получить одно предупреждение и дважды нарушить правила. В Калифорнии, за два дня до приема на работу в округ, водитель получила разрешение на вождение школьных автобусов (пассажирский транспорт) и в ее правах открыли действительную для всей Калифорнии категорию Б (водитель пассажирского транспорта), ограниченную обычными автобусами, и обязательно с автоматической коробкой передач. За десять дней до аварии Калифорнийский ДДД зарегистрировал у водителя два нарушения: она не смогла правильно оформить финансовую ответственность и неправильно установила номерные знаки. Вследствие этих нарушений ее на время лишили прав. И вернули за день до катастрофы, когда в ДДД она заполнила форму SR-22 (подтверждение финансовой ответственности). Так и вышло, что во время несчастного случая ее документы оказались в полном порядке. Продолжительность курса, который она закончила в Школе вождения пассажирского транспорта, составляла 54 часа. Из них 21 час занимали практические занятия по управлению автобусом, идентичным разбившемуся. Но это не были специализированные курсы по вождению на высокогорных участках дороги.

Отчет Дара о механических повреждениях автобуса составил четыре страницы текста, напечатанного через один интервал. Вкратце: кузов автобуса оторвало от ходовой части, крыша смялась внутрь салона от кресла водителя до третьего ряда пассажирских сидений. Левый бок пострадал сильнее всего, оконные рамы были выбиты, и осколки стекла разлетелись по всему левому ряду сидений. Бамперы едва отыскали. Бак оказался поврежден в нескольких местах, один из бензопроводов оборвался, но крепления бензобака уцелели, и он удержался на месте.

Дар проверил всю техническую документацию, касающуюся этого автобуса, и узнал, что машина каждый месяц проходила техосмотр, а исправность тормозов проверяли каждые полторы тысячи миль пробега. Также выяснилось, что последний раз осмотр проводился всего за два дня до аварии. Старший механик обнаружил, что тормоза нуждаются в текущем ремонте, и сделал запись, чтобы их отрегулировали. Но записи, которая свидетельствовала бы о проведенном ремонте, не оказалось. Эксперты Управления по безопасности установили, что в день аварии тормоза отрегулированы не были. Дальнейшее расследование показало, что ремонтная мастерская окружной школы недавно перешла с общекалифорнийской формы технических бланков дорожной полиции на бланки, установленные местным предприятием технического обслуживания транспорта (1040-008 Рем. 5/91). Старший механик сверял обе строки бланка – «Выполнено» и «Ремонт» – и при необходимости вносил свои распоряжения в колонку «Ремонт». Но в новом бланке его письменный приказ находился на обратной стороне листа. Пять механиков, работавших под его началом (по одному на каждые восемнадцать автобусов, которые обслуживали школу и предприятия), не заметили этого распоряжения.

– Ну, пожалуй, все, – заключил глава округа Дезерт-Спрингс.

– Не совсем, – возразил Дар.

Через три недели после аварии Дарвин провел следственный эксперимент, чтобы выяснить обстоятельства аварии. Такой же школьный автобус, модели ТС-2000 образца 1989 года, загруженный двумя тоннами мешков с песком (чтобы сымитировать вес школьников, учителей и их багажа), перегнали к самой высшей точке дороги Монтесума-Вэлли, на границу лесопарка, откуда в тот день возвращались дети после ночевки в лесу по программе «Эко-неделя». Тормоза автобуса были подрегулированы до такой же степени неисправности, как и у разбившейся машины. Дар вызвался провести испытания в качестве водителя и взял с собой коллегу-добровольца, который должен был фиксировать все детали испытания на видеопленке. На время испытания калифорнийский дорожный патруль перекрыл движение на трассе. Представители школьного совета тоже прибыли понаблюдать за следственным экспериментом, но никто не выказал желания ехать в самом автобусе.

Дар провел машину сперва по небольшому спуску, затем по двухмильному участку подъема, по длинной извилистой дороге на дне каньона – в самых опасных местах угол наклона составлял 10,5 процента – и, наконец, остановился примерно в десяти метрах за поврежденным заграждением, где автобус с детьми сошел с трассы. Он развернулся и подкатил обратно к началу своего пути.

– Тормоза в порядке, – сообщил Дар собравшимся представителям школьного совета и полицейским. – На контрольной панели не было сигналов о неисправностях тормозов. Ни дыма, ни запаха гари.



И объяснил, что произошло в день катастрофы. Водитель автобуса выехала из национального парка, не отключив стояночный тормоз, блокирующий обе пары колес. После первого участка дороги под уклон тормозные колодки начали гореть, и все почувствовали этот запах. Затем начался двухмильный подъем.

– Сильная вонь, – пояснил Дар, – началась, когда тормозные колодки и шины нагрелись до температуры приблизительно 600 градусов по Фаренгейту.[3]

Учителя, школьники и сама водитель почувствовали запах гари в первые две мили своего пути из парка. Но водитель оставила это без внимания. Сигнал датчика о неисправности тормозной системы быстро погас, а затем снова замигал, когда автобус поднялся на вершину горы, перед последним длинным спуском к Боррего-Спрингс. Уцелевший учитель, который сидел на переднем сиденье, видел, как на панели мигал огонек.

– Есть только одно техническое объяснение тому, что датчик начал мигать, сигнализируя, что тормозная система перегрелась за такое короткое время пути, – сказал Дар. – Это значит, что от самого лагеря автобус ехал на стояночном тормозе.

Дарвин напомнил, что выжившие пассажиры рассказывали о том, что автобус «шел неровно» и «слегка покачивался» во время первых двух миль дороги. Водитель же не обратила внимания на эти тревожные сигналы и повела машину вниз по извилистой горной дороге.

Дар рассказал, что когда он оказался на месте катастрофы, то заметил одну любопытную деталь – передние колеса автобуса вращались свободно, а на задних стояла блокировка. Он объяснил слушателям, что у такого вида транспорта есть автоматические тормоза, которые включаются самостоятельно, без участия водителя, когда давление в системе падает ниже тридцати фунтов на квадратный дюйм. Заблокированные задние колеса свидетельствовали о том, что давление в системе упало и в действие вступили автоматические тормоза. Специалисты управления установили, что тормозная жидкость нигде не протекла и что воздушный компрессор тоже был исправен. Но эти тормоза не могли остановить автобус, поскольку перегрелись еще раньше.

На этом месте рассказа Дар прервался и вернулся за руль испытательного автобуса. Он включил стояночный тормоз и вновь вырулил на трассу. За ним потянулся длинный конвой из патрульных и частных машин.

Поднимаясь вверх по склону, автобус начал слегка раскачиваться. И Дар, и его коллега, ведущий видеосъемку, отметили сильный запах гари. Патрульные машины сообщили по рации, что задние колеса автобуса дымятся. Зажегся огонек датчика неисправности тормозной системы. Дар чуть притормозил в том месте, где это сделала водитель школьного автобуса, вдавил педаль тормозов и повел машину по длинному спуску с вершины холма.

Тормоза отказали через 1,3 мили горной дороги. Включились автоматические тормоза, но тут же вышли из строя из-за перегрева. Автобус начал разгоняться. Когда скорость достигла 46 миль, Дар переключился с третьей на вторую передачу, тормозя двигателем. Затем передвинул рычаг на первую передачу. Автобус накренился, но явно замедлил ход. На скорости 11 миль Дарвин выбрал подходящий песчаный склон на внутренней части следующего витка дороги и воткнул машину в песок. Удар вышел несильным. Через минуту армада полицейских машин и автомобилей представителей школьного совета окружила несчастный автобус. Дар забрался в одну из патрульных машин, и все спустились по шоссе к месту катастрофы.

– Водитель выехала из лагеря, не отключив стояночный тормоз. Поскольку все колеса были заблокированы, через две мили пути тормозная система перегрелась, и давление упало ниже тридцати фунтов на квадратный дюйм, – пояснял Дарвин сгрудившейся вокруг него толпе, стоя у покореженного заграждения. – Включились автоматические тормоза, но ситуацию не спасли из-за перегрева всей системы. И все-таки была возможность замедлить движение автобуса до двадцати восьми миль в час. Как это только что сделал я.

– Но вы же ехали намного быстрее, – возразил начальник школ округа.

– Я вручную переключился на вторую, третью и затем четвертую передачу, – кивнул Дар.

– Но ведь водитель сказала, что она, наоборот, уменьшила скорость, – заметил председатель школьного совета.

– Знаю, – согласился Дар. – Только она этого не сделала. Когда мы проверяли коробку передач после аварии, оказалось, что рычаг стоит на четвертой передаче. Автоматическая коробка передач фирмы «Аллисон» рассчитана на то, чтобы сбрасывать скорость при резком ускорении. Водитель переключила скорость на четвертую передачу вручную.

Толпа молчала, не сводя с него глаз.

– На асфальте отчетливо виден тормозной след длиной в пятьсот пятьдесят футов, – сказал Дарвин и показал на дорогу. След был виден до сих пор. Пораженная публика проследила взглядом за движением его руки.

– Автоматические тормоза, невзирая на перегрев системы, все еще пытались остановить автобус, когда он врезался в это заграждение.

Все взглянули на искореженные перила.

– Скорость автобуса составляла около 64 миль в час, когда он врезался в ограждение, и была примерно 48 миль в час, когда машина слетела с дороги – вот здесь.

Головы зрителей послушно повернулись.

– Автобус врезался в заграждение, когда рычаг стоял на четвертой передаче, – продолжал Дар, – не из-за неисправности коробки передач, а потому, что водитель переключила ее вручную. Женщина не помнила себя от страха. Не отключив стояночный тормоз, она пренебрегла сильным запахом гари и раскачиванием машины на подъеме, а потом и сигналами датчика неисправности тормозной системы, и повела автобус вниз по опасному спуску – хотя и заметила, что тормоза стали «податливыми, как студень». И наконец, на скорости двадцать восемь миль в час она по ошибке вручную перевела рычаг на четвертую передачу.


Два месяца спустя Дар прочел на последней странице местной газетки о том, что водитель автобуса была признана виновной в неосторожной езде, что стало причиной гибели семи человек. Ей дали год условно и навсегда лишили права водить пассажирский транспорт. Лос-анджелесские газеты и телевизионные станции, которые недавно провозглашали ее «невоспетой героиней», лишь вскользь упомянули об этом факте. Вероятно, стыдясь своего прежнего взрыва восторга.


Уже рассвело, и, подъезжая к месту происшествия, Дар выключил фары. Камерон немного ошибся, сообщая координаты: не миля от того участка дороги, где каньон обрывается и начинается пустыня, а чуть меньше.

Впереди показались характерные приметы современной смерти на высокогорной трассе: патрульные машины у обочины, мигающие полицейские маячки, расставленные бело-красные конусы и патрульные, руководящие снующим туда-сюда стадом проезжающих машин. Картину дополняли две машины «Скорой помощи» и зависший вверху вертолет. Все на месте – а где же следы самой аварии?

Не обращая внимания на взмах патрульного жезла, приказывающий проезжать мимо, Дар свернул к широкой обочине, где в ряд стояли полицейские машины. Сине-красные блики мигалок подсвечивали отвесные стены каньона.

К «Акуре» подтрусил постовой.

– Эй! Здесь парковаться нельзя. Это место происшествия.

– Меня вызвал сержант Камерон.

– Камерон? – подозрительно переспросил полицейский, все еще дуясь на Дарвина из-за того, что тот не послушался его жезла. – Зачем? Вы из отдела дорожно-транспортных происшествий? Документы есть?

Дар покачал головой.

– Просто сообщите сержанту Камерону, что приехал Дар Минор.

Постовой насупился, но все же снял с пояса рацию, отошел на пару шагов и заговорил в микрофон.

Дарвин ждал. Затем он заметил, что все копы, стоящие у обочины, пялятся куда-то вверх, на стену каньона. Дар вышел из машины и, прищурившись, принялся разглядывать красную каменную стену.

Там, в нескольких сотнях футов над дорогой, на широком уступе горели прожектора, суетились люди и сновали машины. К уступу не вела ни одна дорога или даже тропинка, забраться по такой отвесной стене не представлялось возможным. Из-за края площадки показался небольшой бело-зеленый вертолет и осторожно начал снижаться к шоссе.

У Дарвина все внутри сжалось, пока он следил, как вертолет спускается на расчищенную от машин площадку у обочины. Легкий разведывательный вертолет – «Лера», как их когда-то называли солдаты во Вьетнаме. Дар припомнил, что на таких машинах любили носиться офицеры. Сейчас их используют в полиции и для наблюдения за ситуацией на дорогах. Интересно, на что пересели господа офицеры? Пожалуй, на «Хьюз-55».

– Дарвин!

Из вертолета выпрыгнули сержант Камерон и еще один полицейский и, пригнувшись, чтобы не попасть под вращающиеся лопасти винта, направились к нему.

Полу Камерону, как и Дару, было под пятьдесят. Чернокожий сержант отличался крепким сложением, широкой грудью и аккуратными, ухоженными усами. Дарвин знал, что Камерон давно бы ушел в отставку, если бы не начал свою полицейскую карьеру так поздно. Он записался в корпус морской пехоты как раз тогда, когда Дар уволился со службы.

Рядом с сержантом шагал молоденький коп – белый, с пухлым детским лицом и губами, которые живо напомнили Дару Элвиса Пресли. Юноше едва перевалило за двадцать.

– Доктор Дарвин Минор, а это патрульный Микки Элрой. Мы как раз говорили о тебе, Дар.

Юный патрульный покосился на Дарвина.

– Вы и вправду доктор?

– Не медицины. Доктор физических наук.

Пока патрульный Элрой переваривал ответ, Камерон спросил:

– Готов подняться туда и поглядеть на нашу головоломку, Дар?

– Подняться? – без особого энтузиазма переспросил Дарвин.

– А, ты же не любишь летать!

Камерон умел разговаривать только в двух тональностях – задиристо-веселой и напористо-грубой. Сейчас он был весел.

– Но ведь у тебя есть права на управление самолетом, верно? Или планером, точно не припомню…

– Терпеть не могу, когда за штурвалом сидит кто-то другой, – ответил Дар, но покорно взял сумку со съемочной аппаратурой и пошел к вертолету следом за обоими полицейскими. Камерон устроился впереди, в кресле второго пилота, так что Элрою и Дарвину пришлось втискиваться на заднее сиденье, и это им как-то удалось.

«В последний раз я летал на этих гробах, – вспомнил Дар, – когда на „Си Сталлионе“[4] сматывался с Далатского реактора».

Пилот убедился, что все пристегнулись, затем повернул один рычаг и потянул на себя второй. Маленький вертолет поднялся в воздух, задрожал и, накренившись, взмыл вверх. Легкая машина поднималась все выше и выше между двумя красными отвесными стенами, на мгновение зависла над уступом и мягко опустилась на землю. Лопасти вращались всего в каких-то двадцати футах от вертикальной каменной стены.

На ватных, подгибающихся ногах Дар выбрался из вертолета и подумал, не попросить ли ему у Камерона разрешения просто сигануть вниз с обрыва, когда настанет пора возвращаться на шоссе.

– А это правда, что рассказывал сержант о космическом челноке? – спросил патрульный Элрой, слегка скривив элвисовские губы.

– Что именно? – поинтересовался Дар, пригнув голову и закрыв ладонями уши, потому что вертолет как раз собрался снова подняться в воздух.

– Ну, что это вы выяснили, почему он взорвался. Я имею в виду «Челленджер». Когда это случилось, мне было двенадцать.

– Нет, я тогда ишачил на НУБД и просто входил в состав комиссии по расследованию.

– Ишачок, которому НАСА дало пинка под зад, – выдал Камерон, для верности сдвигая ремешок фуражки под подбородок – чтобы не сдуло ветром.

– А почему вас выгнали? – озадаченно спросил Элрой.

– Потому что я говорил то, что им не хотелось слышать, – ответил Дар.

Он уже заметил воронку – примерно тридцать футов в диаметре и три в глубину. То, что сюда рухнуло, разбилось о внутреннюю скальную стенку и сгорело, подпалив траву и полынь, которая росла на уступе. Вокруг воронки стояли и сидели на корточках с десяток полицейских и экспертов.

– А что им не хотелось слышать? – не отставал Элрой.

Дар подошел к краю воронки.

– Что космонавты «Челленджера» не погибли в результате взрыва, – отстраненно ответил он, думая в это время совсем о другом. – Я сказал им, что человеческое тело обладает поразительным запасом живучести. И сообщил, что семеро космонавтов оставались в живых до тех пор, пока капсула не ударилась о поверхность океана. Две минуты и сорок пять секунд свободного падения.

Парень замер.

– Господи Иисусе, – выдохнул он. – Неужели правда? Я и не знал про это. В смысле…

– В чем дело, Пол? – оборвал его Дарвин и повернулся к Камерону. – Ты же знаешь, я больше не расследую авиакатастрофы.

– Ага, – оскалился Камерон в белозубой ухмылке. Затем нагнулся, пошарил среди выгоревшей травы и протянул Дару искореженный кусок железа. – Можешь определить, что это за штука?

– Дверная ручка, – ответил Дар. – От «шеви».

– Ребята считают, что это был «Шевроле Эль-Камино», модель 82-го года, – промолвил Камерон, кивая на экспертов, что рылись в дымящейся яме.

Дар глянул на вертикальную каменную стену справа и перевел взгляд на шоссе, змеящееся в нескольких сотнях футов под ногами.

– Неплохо, – кивнул он. – Едва ли на вершине горы остался тормозной след.

– Пусто. Гора как гора, – согласился сержант. – Сбоку тоже ничего нет.

– Когда это произошло?

– Этой ночью. Местные жители заметили дым около двух часов ночи.

– А вы, ребята, оперативно работаете.

– На этот раз пришлось. Те, кто прибыл сюда первыми, решили, что взорвался военный самолет.

Дар кивнул и подошел к желтой ленте, которой обнесли место происшествия.

– Обломков многовато. Есть что-то не от «Эль-Камино»?

– Мясо и кости, – ответил Камерон, продолжая ухмыляться. – Человек был один, в этом мы уверены на все сто. Эксперты думают, что мужчина. От удара о скалу и взрыва его разнесло на куски. Ах да, еще есть остатки алюминия и каких-то сплавов, которые явно не имеют ничего общего с «Эль-Камино».

– Еще одна машина?

– Едва ли. Скорее обломки того, что было в машине.

– Любопытно, – заметил Дар.

Патрульный Элрой продолжал с подозрением коситься на Дарвина. Видимо, он опасался, что сержант и Дар каким-то образом разыгрывают его.

– А вы правда тот парень, именем которого назвали премию?

– Нет, – ответил Дар.

– Он не тот Дарвин, – пояснил Камерон. – Он Дарвин Минор, то есть Дарвин-младший.

Дар обошел воронку, стараясь держаться подальше от края обрыва, потому что не любил высоты. Кое-кто из экспертов кивнул ему и поздоровался. Он достал из сумки камеру и принялся снимать место происшествия с разных ракурсов. Под лучами восходящего солнца ярко заблестели тысячи исковерканных металлических обломков.

– Что это? – удивился Элрой. – Никогда не видел такой видеокамеры.

– Цифровая, – кратко ответил Дар.

Он закончил со снимками и видеозаписью и посмотрел вниз, на шоссе. Отсюда хорошо просматривался вход в каньон. От него на восток был прочерчен перпендикуляр дороги до Боррего-Спрингс. Дар глянул в видоискатель камеры и сделал несколько кадров пустыни и дороги, тянущейся через песчаные холмы.

– Если Дарвиновская премия названа не из-за вас, – не унимался юный постовой, – то в честь кого?

– Чарлза Дарвина, – ответил Дар. – Слыхал о том, что выживают самые приспособленные?

Мальчишка непонимающе заморгал. Дар вздохнул.

– Ежегодная премия Дарвина присуждается тому, кто окажет величайшее благодеяние человеческой расе, избавив генофонд человечества от своей ДНК.

Парень медленно кивнул, явно недопонимая, в чем соль. Камерон хохотнул.

– Кто гробанется самым дурацким образом, – перевел он и поглядел на Дара. – В прошлом году, кажется, получил парень из Сакраменто, который так тряс автомат с пепси, что тот рухнул и раздавил его.

– Это в позапрошлом году, – уточнил Дар. – А в прошлом – фермер из Орегона, который побоялся ремонтировать крышу сарая без страховки. Он обвязался веревкой, перебросил второй конец через конек крыши и попросил своего взрослого сына привязать его к чему-нибудь тяжелому. Тому самым тяжелым показался задний бампер их пикапа.

– Ага, а потом из дома вышла жена, – засмеялся Камерон, – села за руль и поехала в город. Интересно, вдове выдали страховку за несчастный случай, связанный с автотранспортом?

– Пришлось, – ответил Дар. – Он же действительно был с ним связан.

Патрульный Элрой выдавил элвисовскую улыбку, но, видимо, соль прикола до него так и не дошла.

– Так ты возьмешься за это дело или как? – спросил Камерон.

Дар потер лоб.

– Уже есть какие-то теории по этому поводу?

– Следователи считают, что это повздорили наркодельцы.

– Ага, – радостно поддакнул Элрой. – Ну, вы понимаете. «Эль-Камино» был в грузовом отсеке одного из этих… больших военных самолетов…

– «С-130»? – уточнил Дар.

– Ага, – усмехнулся Элрой. – Эти подонки перессорились и выпихнули его… И вот результат!

И эффектным жестом указал на воронку, как заправский метрдотель, приглашающий за столик важных персон.



– Неплохая теория, – кивнул Дар. – Вот только откуда наркодельцы взяли «Локхид С-130» «Геркулес»? И зачем затащили в него «Эль-Камино»? И почему выбросили его оттуда? И почему машина взорвалась и сгорела?

– А разве машины не взрываются, когда падают с высоты на камни? – удивился Элрой, и его торжествующая улыбка увяла.

– Только в кино, Микки, – сказал Камерон и повернулся к Дару. – Ну что? Начнешь сейчас, пока солнце еще не припекает?

– Только при двух условиях, – кивнул Дар.

Камерон вздернул свои косматые брови.

– Ты доставишь меня вниз, к моей машине, и дашь свою рацию.


Дар повел «Акуру» по дороге в пустыню, остановился и огляделся.

Проехал еще немного, снова огляделся и наконец вернулся к месту первой остановки. Он поставил машину у небольшой насыпи, вышел и прогулялся, собирая в карман камешки и какую-то дребедень. После чего он сделал несколько снимков деревьев Джошуа и песчаных холмов, вернулся к машине и заснял асфальтовую дорогу.

Стояло раннее утро, и движение на шоссе еще не было оживленным – мимо проехало лишь несколько грузовиков и трейлеров, – поэтому у входа в каньон, где одну полосу заняли патрульные машины, не поставили знака объезда. Но, несмотря на ранний час, в пустыне температура воздуха поднялась до 80 градусов по Фаренгейту.[5] Дарвин сбросил пиджак и, включив кондиционер, забрался на заднее сиденье своей черной «Акуры», которая продолжала работать на холостом ходу.

Дарвин включил свой ноутбук IBM, загрузил на диск снимки с «Хитачи» и некоторое время пристально их изучал. Затем запустил короткие видеоролики, которые он успел снять. Он достал калькулятор и углубился в расчеты, оторвавшись от них всего раз, чтобы запустить диск с картами и устройство GPS – систему глобального позиционирования, которое он всегда держал при себе, на всякий случай.

Перепроверив все расстояния, углы наклона и прочее, Дар покончил с арифметикой, захлопнул ноутбук и отложил его в сторону. Затем вызвал Камерона по его же рации. Прошло всего тридцать пять минут с того момента, как Дар спустился с уступа.

Еще через пять минут к машине подлетел бело-зеленый вертолетик и приземлился неподалеку. Пилот остался в кабине, а Камерон спрыгнул на песок, нахлобучил фуражку и подошел к «Акуре NSX».

– А где юный Элвис? – спросил Дар.

– Элрой, – поправил сержант.

– Какая разница?

– Оставил его там. На сегодня ему хватит впечатлений. Кроме того, он вел себя непочтительно по отношению к старшим.

– Правда?

– Когда ты ушел, он сказал, что ты – полный абзац.

– Абзац? – переспросил Дар.

– Извини, Дарвин, – пожал плечами бывший морской пехотинец. – На большее его не хватило. Он же не бывал в армии. Пороху не нюхал, ума не нажил. К тому же он белый. Лингвистически не подкован. Я прошу за него прощения.

– Абзац?

– Что ты мне хотел сказать? – вернулся к главной теме Камерон. Он явно устал и растерял свое веселье, постепенно приближаясь к своей грубой ипостаси.

– А что мне за это будет? – поинтересовался Дар.

– Безграничная благодарность Калифорнийской патрульной службы, – проворчал Пол.

Дар глянул в сторону вертолетика, силуэт которого слегка дрожал в потоках горячего воздуха, поднимающегося над трассой.

– Ладно, деваться некуда. И хотя мне дико не хочется лезть в эту железку снова, нам придется подняться на пару миль вверх, и оттуда я все тебе покажу.

– Место катастрофы, что ли?

– Именно. В каньон я больше не полечу. Скажи пилоту, что он должен следовать моим указаниям и лететь на высоте не более пятисот футов.


Вертолет отлетел на восток от «Акуры», оставшейся стоять у обочины дороги, примерно на полмили.

– Видишь вон те подпалины и рябь на асфальте возле той стоянки? – спросил Дар по переговорнику.

– Да, сейчас вижу. А когда проезжал здесь ночью, то не заметил. И что? Это не самое лучшее шоссе, оно везде поганое. У дорожных рабочих, наверное, руки из задницы растут.

– Возможно, – согласился Дар. – Но этот участок выглядит так, словно асфальт сперва расплавился, а потом снова остыл и затвердел.

– Ну это же пустыня, парень, – пожал плечами Камерон и повернулся к пилоту, который нацепил солнцезащитные очки. – Сколько там уже?

– Сто двадцать по Фаренгейту,[6] – ответил тот, даже не повернув головы в их сторону. Он полностью сосредоточился на приборах и линии горизонта.

– Хорошо, – сказал Дар. – Давайте вернемся обратно к моей машине.

– И это все? – возмутился Камерон.

– Терпение!

Они пролетели над шоссе триста футов. Внизу промчался «универсал», из боковых окон которого высунулись детские мордочки и уставились на вертолет. Сверху «Акура» казалась восковой кляксой от расплавившейся черной свечи.

– Видел вон там отметины на асфальте? – спросил Дар.

– Когда спустились ниже, заметил, – проворчал Камерон. – Тормозной след? Но оттуда до каньона полторы мили. И все две – до места аварии. Ты имеешь в виду, что кто-то не справился с управлением, попытался затормозить, пролетел две мили вперед и двести футов вверх и разгрохался о стену каньона? Шустрый, засранец!

Сержант мрачно усмехнулся.

– Длинный след горелой резины, – заметил Дар, показывая на две параллельные полосы, тянущиеся с востока.

– Мальчишки шины попортили. Такие следы – на каждом километре трассы. Счастье, если завтра эти сопляки не врежутся куда-нибудь.

– Я все подсчитал. Эти следы тянутся тысячу восемьсот тридцать восемь футов, причем не прерываясь. Если это был сопляк на машине, то колеса у него безразмерные. Причем большую часть покрышек он оставил на асфальте. Если это вообще тормозной след…

– Что ты имеешь в виду? – насторожился Камерон.

– Все дело в коэффициенте трения. Наш «Эль-Камино» пытался остановиться, но не смог. Тормоза сгорели.

Дар выудил из кармана несколько крохотных шариков и кусочков, похожих на оплавившуюся резину, и протянул Полу.

– Тормозные колодки? – спросил Камерон.

– То, что от них осталось, – сказал Дар и передал сержанту несколько металлических горошин. – А это было тормозными цилиндрами. Вдоль этого участка трассы деревья запорошило искрошенной резиной. И оплавленными стальными частичками.

– У «Эль-Камино» тормоза всегда были ни к черту, – пробормотал Камерон, пересыпая горелые кусочки в черной горсти.

– Да, – согласился Дар. – Особенно если ты пытаешься остановиться на скорости триста миль в час.

– Триста в час! – потрясенно ахнул сержант, уронив челюсть.

– Скажи пилоту, чтобы посадил машину, – приказал Дар. – Я объясню все внизу.


– Наверное, это было ночью, – начал Дар. – Он же не хотел, чтобы кто-то заметил, как он устанавливает за этой насыпью стартовые ускорители. А потом…

– Стартовые ускорители! – воскликнул сержант, снял фуражку и вытер вспотевший лоб.

– Стартовые ускорители для пусковых ракетных установок, – подтвердил Дар. – Большие ракеты на твердом топливе, которые прежде использовались для подъема в воздух тяжелых грузовых самолетов, если взлетная полоса была слишком короткой или груз слишком…

– Да знаю я, что это за хрень! – прорычал Камерон. – Я служил в армии, парень! Но как эти придурки со своим занюханным восемьдесят вторым «Эль-Камино» достали стартовые ускорители?

– К северу отсюда у нас база военно-воздушных сил «Эндрюс». А туда дальше по дороге – база «Твелв-Палмс». В этом районе натыкано военных баз больше, чем по всем Соединенным Штатам, вместе взятым. Кто знает, что они там списывают и продают за сущие гроши?

– Стартовые ускорители, – повторил Камерон, глядя на бесконечный четкий след на дороге. В одном месте черные полоски немного вильнули вбок, но затем снова выровнялись, улетая к каньону двумя черными стрелами. – А зачем им понадобились две штуки?

– А одна тебе ничего не даст, разве что усесться сверху, – ответил Дар. – Если поджечь только одну и она окажется не строго по центру тяжести машины, то «Эль-Камино» начнет вертеться, как колесо с фейерверками, пока ракета не зароется в землю или не пробурит машиной яму в песке.

– Хорошо, – кивнул Камерон. – Он привязал, прикрутил, прицепил… Короче, как-то присобачил к машине эти списанные реактивные хреновины. И что потом?

Дар потер подбородок. Второпях собираясь в эту поездку, он не стал тратить время на бритье.

– Потом он дождался, когда на шоссе будет пусто, и поджег их. Вероятно, обычным самодельным электродетонатором – две проволочки и батарейка. Если ты их поджег, то потушить уже не можешь. Это же просто уменьшенная копия ракетоносителей, которые выводят шаттлы на орбиту. Поджег – и полетел. Уже не остановишься.

– Выходит, он превратился в шаттл, – с непонятным выражением на лице заключил Камерон. И перевел взгляд на далекие горы. – Пролетел всю дорогу отсюда до стены каньона.

– Не всю, – возразил Дар, включая ноутбук и показывая сержанту свои расчеты. – Я могу только предполагать, с какой скоростью они толкали машину вперед, но именно ракеты поплавили асфальт на том отрезке дороги. На этом участке, через двенадцать секунд после возгорания, они разогнали машину до скорости двести восемьдесят пять миль в час.

– Ну и гонка, – покачал головой Камерон.

– Возможно, этот парень мечтал установить мировой рекорд, – заметил Дар. – А когда телефонные столбы слились в один частокол, освещенный заревом ракет, он передумал. И ударил по тормозам.

– Толку-то? – хмыкнул Камерон.

– Тормозные цилиндры оплавились, – согласился Дар. – Тормозные колодки сгорели. Шины начали стираться в порошок. Ты заметил, что последние сотни метров следы на асфальте стали прерывистыми?

– Тормоза то срабатывали, то нет? – предположил Камерон. В голосе сержанта звенело предвкушение того, как он будет пересказывать этот случай своим сослуживцам. Копы обожают обсасывать разнообразные примеры аварий и автокатастроф.

Дар покачал головой.

– Что ты, от них уже ничего не осталось. «Эль-Камино» начал подпрыгивать на тридцать-сорок футов перед тем, как окончательно подняться в воздух.

– Ничего себе! – почти восторженно выдохнул Камерон.

– Да. Там, где горелые отметины заканчиваются, ракеты частично выгорели и опустились под углом тридцать шесть градусов. Со стороны взлет «Эль-Камино» должен был смотреться весьма впечатляюще.

– Твою мать, – ухмыльнулся сержант. – Значит, эти свечки горели до самой стены каньона?

Дарвин покачал головой.

– Я считаю, что они полностью выгорели через пятнадцать секунд после взлета. Дальнейший полет – чистой воды баллистика.

Он вывел на экран ноутбука карту GPS и расчеты траектории полета машины от дороги до самой скалы.

– Там, где он бабахнулся, дорога делает поворот и поднимается вверх, – заметил Камерон.

Дар слегка поморщился. Он не любил, когда восклицания вроде «бабах!» превращают в глаголы.

– Да. Повернуть он не мог. В полете машина, по-видимому, вращалась вокруг своей горизонтальной оси, стабилизируя полет.

– Как пуля из ружья?

– Именно.

– Как ты думаешь, какой у него был… слово не подберу… насколько высоко он взлетел?

– В верхней точке? – спросил Дар, заглядывая в компьютер. – От двух тысяч и до двух тысяч восьмисот футов над землей.

– Ничего себе! – снова ахнул Камерон. – Поездка была недолгой, но какой сногсшибательной!

– Я подсчитал, – сказал Дар, потирая глаза, – что после первых пятнадцати секунд наш парень из участника гонки стал просто грузом.

– То есть?

– Даже при самом невысоком ускорении, которое могло донести его отсюда вон туда, от земли он оторвался при восемнадцати g. Если он весил около семидесяти пяти килограммов, то…

– То сверху на него свалилось еще тысяча двести семьдесят кило. Ого!

Запищала рация.

– Извини, – сказал сержант. – Вызывают.

Он отошел на несколько шагов и принялся вслушиваться в хрипение и треск из трубки. Дар выключил ноутбук и сунул его в машину. Мотор «Акуры» продолжал тихо урчать, поддерживая работу кондиционера.

Подошел Камерон. Его лицо перекосила насмешливая гримаса.

– Ребята только что откопали в воронке рулевое колесо от «Эль Камино», – сообщил он.

Дарвин молча ждал продолжения.

– Фаланги пальцев впечатались в пластик колеса, – закончил Камерон. – Глубоко впечатались.

Дар пожал плечами. В это время зачирикал его мобильник.

– За что я люблю Калифорнию, Пол, – сказал Дарвин, доставая телефон, – так это за то, что сотовая сеть покрывает ее полностью. Связь есть всегда.

С минуту он слушал, потом сказал:

– Буду через двадцать минут.

И отключился.

– Что, пора браться за работу по-настоящему? – снова усмехнулся Камерон, видимо, представляя, как в течение следующих дней он будет рассказывать и пересказывать сегодняшнюю байку всем знакомым.

Дар кивнул.

– Это мой шеф, Лоуренс Стюарт. Он нашел для меня кое-что посерьезней этой ерунды.

– Semper Fi,[7] – бросил куда-то в пространство Камерон.

– O seclum insipiens et inficetum.[8] Катулл, сорок три, восемь, – произнес Дар в том же тоне.

ГЛАВА 2

Б – БРАТИШКА

До индейской закусочной, стоящей на перекрестке нескольких дорог, куда Дарвина вызвал его начальник Лоуренс Стюарт, Минор долетел на своей «Акуре» за пятнадцать минут. Лоуренс попросил Дара «приехать как можно скорее». С антирадаром, прощупывавшим шоссе впереди, сзади и по бокам, «как можно скорее» на «Акуре NSX» означало 162 мили в час.

Закусочная с казино, гаражом и заправкой располагалась к западу от Палм-Спрингс и резко отличалась от обычных индейских казино – глинобитных пылесосов в стиле пуэбло, которые высасывали последние денежки из карманов янки и вырастали вдоль дорог как грибы после дождя. Это было видавшее виды, запущенное строение, расцвет которого пришелся, видимо, на начало 1960-х – золотые годы весьма далекого отсюда 66-го шоссе. Так называемое «казино» представляло собой комнатенку чуть ли не на задворках закусочной, в которой стояло шесть игровых автоматов и стол для игры в очко, за которым чуть ли не круглосуточно работал все один и тот же крупье – одноглазый индеец.

Дар сразу увидел Лоуренса. Его шефа трудно не заметить – это двухметровый здоровяк весом в 115 килограммов, с добродушной усатой физиономией. Правда, сейчас лицо Лоуренса как-то странно разрумянилось. Его «Исудзу Труппер» модели 86-го года стоял под палящими лучами солнца у стеклянной витрины закусочной, в стороне от бензозаправки и гаража.

Дарвин поискал взглядом тенистое дерево, под которым можно было бы припарковать «Акуру», не нашел и загнал машину в тень от спортивного авто Лоуренса.

С первого взгляда стало понятно, что у шефа не все благополучно. Лоуренс отвинтил фару и разложил стекло, ободок, рефлектор, лампочку и прочие детали на капоте, не забыв подстелить чистую тряпочку. В настоящий момент правая кисть шефа находилась внутри пустого гнезда, левой рукой он пытался выдернуть застрявшую кисть, а подбородком прижимал к плечу сотовый телефон.

Лоуренс был одет в джинсы и рубашку-сафари с короткими рукавами, которая потемнела от пота на груди, на спине и под мышками. Приглядевшись, Дарвин заметил, что лицо шефа не просто разрумянилось, а приобрело нездоровый багровый оттенок. Еще чуть-чуть, и начальника хватит апоплексический удар.

– Эй, Ларри! – окликнул его Дар, захлопывая за собой дверцу «Акуры».

– Черт побери, не называй меня Ларри! – прорычал здоровяк.

Все звали Лоуренса Ларри. Как-то Дарвин встретил его брата, Дэйла Стюарта, который рассказал, что Лоуренс-не-называй-меня-Ларри ведет безнадежную войну за свое имя еще с семилетнего возраста.

– Хорошо, Ларри, – покорно согласился Дар, прислоняясь к правому крылу «Исудзу». Он осторожно облокотился о разложенную тряпочку, стараясь не коснуться раскаленного капота. – Что у тебя стряслось?

Лоуренс выпрямился и огляделся. По его лбу и щекам катился пот и капал с подбородка на рубашку. Он повел глазами в сторону витрины закусочной.

– Видишь того парня на третьем стуле? Да не верти ты головой, черт побери!

Дар скосил глаза на широкую стеклянную витрину.

– Такой невысокий человечек, в гавайской рубашке? Он как раз доедает… что? А, яичницу!

– Он, – подтвердил Лоуренс. – Бромли.

– А, выследили-таки.

Лоуренс и Труди уже четыре месяца искали шайку угонщиков. Кто-то воровал новые машины из прокатной фирмы «Авис», которая была одним из корпоративных клиентов агентства Стюартов. Ворованные машины перекрашивали, перегоняли в соседний штат и продавали.

Чарли Бромли по прозвищу Молчун уже несколько недель подозревался в причастности к этому делу. Но Дар не принимал участия в расследовании.

– У него вон тот лиловый «Форд» с прокатными номерами, – сообщил Лоуренс, все еще прижимая подбородком трубку сотового телефона.

Из трубки послышалось чириканье.

– Минуту, солнышко, сюда приехал Дар, – произнес шеф.

– Труди? – поинтересовался Дарвин.

– А кого еще я называю солнышком? – вытаращился на него Лоуренс.

– Ну, я не лезу в твою личную жизнь, Ларри, – развел руками Дар.

И улыбнулся, поскольку на его памяти Лоуренс и Труди были единственной искренне любящей и преданной друг другу супружеской парой. Официально фирма принадлежала Труди. Их семья жила, дышала, разговаривала и трудилась в унисон по шестьдесят-восемьдесят часов в неделю, так что вряд ли у них хватало времени на что-то, кроме проблем страховых компаний и связанных с ними расследований.

– Возьми трубку, – попросил Лоуренс.

Дар извлек сотовый из-под мокрого от пота подбородка шефа.

– Привет, Труди, – произнес он в трубку, а Лоуренсу заметил: – Не знал, что «Авис» выдает напрокат лиловые «Форды».

Обычно Труди разговаривает спокойным, деловым тоном. На этот раз ее голос был не только деловым, но и крайне раздраженным.

– Ты можешь освободить этого идиота?

– Попытаюсь, – ответил Дар, начиная вникать в ситуацию.

– Решите ампутировать руку – перезвони, – бросила Труди и отключилась.

– Черт! – прорычал Лоуренс, не спуская глаз с закусочной, внутри которой официантка забирала у Бромли пустую тарелку. Человечек допивал кофе из чашки. – Он сейчас выйдет.

– Как тебя угораздило? – спросил Дар, кивая на правую руку шефа, застрявшую в гнезде фары.

– Я висел на хвосте Бромли с самого утра, когда еще не рассвело. А потом заметил, что у меня не горит одна фара.

– Плохо, – согласился Дар. – Подозреваемый легко мог заметить в зеркальце заднего вида одноглазую машину.

– Вот именно, – огрызнулся Ларри, безуспешно пытаясь извлечь руку из глазницы своей «Исудзу». – Я сразу понял, в чем дело. У этой модели проводка постоянно провисает и контакты легко отходят. Такая у них сборка. В прошлый раз Труди удалось подсоединить его обратно.

– У Труди рука поменьше, – кивнул Дар.

Лоуренс покосился на своего эксперта по дорожно-транспортным происшествиям.

– Да!.. – произнес он, с трудом проглатывая более грубые варианты ответа. – Там отверстие в форме воронки. Туда рука пролезла нормально. Я даже подсоединил этот чертов провод. А вот… ну никак не получается…

– Вырваться? – подсказал Дар, бросив взгляд на витрину. – Бромли уже расплачивается по счету.

– Черт, черт, черт, – пробормотал Лоуренс. – Закусочная слишком маленькая, он сразу бы меня заметил. Я и так заправлялся, будто сонная улитка. А потом подумал, что, если начну ковыряться в машине, это будет смотреться нормально…

– Смотрится, как будто ты сунул руку в гнездо фары и застрял.

Лоуренс оскалился, показывая крепкие ровные зубы.

– Края у этой проклятой воронки острые, как лезвия, – прошипел он. – Такое ощущение, что рука у меня еще больше распухла с того времени, как я ее последний раз пытался вытащить.

– А ты не мог добраться туда через верх? – спросил Дар, изготовившись снять тряпку с деталями разобранной фары и открыть капот.

– Они запломбированы, – скривился Лоуренс. – Если бы я мог добраться через верх, стал бы я совать руку в эту дырку?

Дар знал, что его шеф – славный малый, готовый при случае пошутить и посмеяться. Но еще у Ларри было повышенное давление и буйный темперамент. Отметив его стремительно багровеющую физиономию, потоки пота, катящиеся по щекам и усам, и дрожащий от ярости голос, Дар решил, что сейчас не время препираться.

– Чего ты от меня хочешь? Чтобы я взял у техников в гараже мыло или масло?

– Я не хочу собирать вокруг себя толпу… – начал Лоуренс и осекся. – Нет, только не это!

Из распахнутых ворот гаража вышли четверо механиков и девочка-подросток, и направились прямо к ним. Бромли расплатился и пропал из виду, направляясь то ли в туалет, то ли к входной двери.

Лоуренс наклонился к Дару и прошептал:

– Сегодня днем Молчун встречается с главарем шайки и остальными угонщиками где-то в пустыне. Если бы я это заснял, дело можно было бы считать закрытым.

Он снова подергал правой рукой, но «Исудзу» и не думала отпускать свою жертву.

– Хочешь, чтобы я поехал за ним? – спросил Дар.

– Не дури, – скорчил гримасу Лоуренс. – По пустыне на этом? С твоим-то клиренсом?

И кивнул в сторону черной «Акуры».

– А я и не собирался сегодня ездить по бездорожью, – согласился Дар. – Может, я поеду на твоей?

Лоуренс выпрямился, насколько позволяла застрявшая рука. Заляпанные маслом механики и девчонка подошли к машине и встали полукругом.

– А я что, впереди побегу? – прошипел Лоуренс.

Дарвин поскреб подбородок.

– Может, посадить тебя на капот, как носовую фигуру? – предложил он.

Молчун Бромли вышел из закусочной, окинул взглядом толпящийся вокруг Ларри народ и неторопливо забрался в свой лиловый «Форд».

– Что, – подал голос один из механиков, вытирая грязные руки о не менее грязную тряпку, – застрял?

Лоуренс одарил парня взглядом, которому позавидовал бы любой василиск.

Механик отступил на шаг.

– Можно смазать маслом, – задумчиво предположил второй работяга.

– Незачем, – возразил старший механик, мужчина с выбитыми передними зубами. – Прыснуть туда немного WD-40, и все дела… И то кожу он уже ободрал. Может, еще и без большого пальца останется.

– А мне кажется, что нужно разобрать всю эту чертову штуковину, – внес свою лепту третий механик. – Больше ничего не остается, если вы, мистер, хотите получить свою конечность обратно. У меня брат как-то застрял в своей «Исудзу»…

Лоуренс тяжело вздохнул. Молчун Бромли вырулил со стоянки и поехал по шоссе на запад.

– Дар, возьми на пассажирском сиденье папку. Мне нужно, чтобы ты разобрался сегодня с этим случаем.

Дарвин обошел машину и достал папку. Заглянув внутрь, он сказал:

– Нет, Ларри. Ты же знаешь, я терпеть не могу ничего подобного…

Лоуренс кивнул.

– Я собирался заняться этим сам после того, как сниму на пленку встречу в пустыне. Но тебе придется сделать это за меня. Я могу задержаться.

И он тоскливо проводил глазами лиловый «Форд».

– Еще одна просьба, Дар. Достань, пожалуйста, из моего правого кармана носовой платок.

Когда Дар это сделал, Ларри приказал, обращаясь ко всем зевакам:

– Отойдите!

И дважды дернул застрявшую руку, пытаясь ее вытащить. Тщетно, капкан не разжал железных челюстей. Третья попытка была такой яростной, что «Исудзу» содрогнулась.

– Йа-а-а! – закричал Лоуренс, словно каратист с черным поясом, разбивающий ладонью кирпичи.

Он ухватился свободной рукой за правое запястье и рванулся всеми своими килограммами назад. На асфальт брызнула кровь, едва не запачкав кроссовки малолетней наблюдательницы. Та отпрыгнула назад и встала на цыпочки.

– У-у-ух, – в едином порыве выдохнула толпа. В этом дружном возгласе неразрывно слились восторг и отвращение.

– Спасибо, – сказал Лоуренс, принимая протянутый Дарвином платок.

И принялся перевязывать окровавленную ладонь.

Пока Ларри садился за руль машины и включал зажигание, Дар сунул сотовый телефон в верхний карман рубашки своего начальника.

– Может, мне поехать с тобой? – предложил Дар.

Он живо представил себе, как Лоуренс слабеет от потери крови, но снимает встречу угонщиков, как преступники замечают солнечный блик на объективе его камеры. Затем погоня по пескам пустыни. Стрельба. Лоуренс теряет сознание. Кошмарная развязка.

– Нет, – отрезал Ларри. – Просто опроси свидетеля из этого дома престарелых, а завтра приезжай к нам.

– Ладно, – устало согласился Дарвин.

Он предпочел бы нестись по пустыне, отстреливаясь от бандитов, чем идти на этот проклятый опрос свидетеля. Обычно Лоуренс и Труди не поручали ему таких дел.

«Исудзу» взревела и покатила к шоссе. «Форд» уже успел превратиться в маленькую лиловую точку на горизонте.

Четверо механиков в черных робах уставились на кровавые пятна, испачкавшие белый бетон.

– Бо-оже, – наконец произнес младший из них, – настоящий придурок!

Дар забрался на черное кожаное сиденье нагревшейся под солнцем «Акуры» и пробормотал себе под нос:

– До десятки самых выдающихся глупостей все-таки не дотягивает. – Потом включил зажигание, щелкнул регулятором кондиционера и покатил на запад.


Парк-стоянка жилых фургонов – домов на колесах – находился в Риверсайде, неподалеку от пересечения 91-го и 10-го шоссе. Дарвин подъехал со стороны Баннинга. Он легко отыскал нужную улицу, заехал на территорию парка и остановил машину под раскидистым тополем, чтобы спокойно дочитать до конца бумаги в папке.

– Черт, – прошипел Дар через минуту.

Судя по предварительному заключению Лоуренса и документам страховой компании, этот парк домов на колесах приобрел статус сообщества престарелых сравнительно недавно. Здесь разрешалось постоянно проживать только лицам, достигшим пятидесяти пяти лет, хотя внуки и прочие молодые родственники могли навещать их и оставаться на ночь. Но в целом возраст обитателей этого заведения приближался к восьмидесяти.

Из записей следовало, что большинство старейших жильцов проживало здесь еще до того, как пятнадцать лет назад парк превратился в дом престарелых.

Владелец парка – и, соответственно, дома престарелых – нес высокую личную ответственность по обязательной страховке жильцов. Это был относительно редкий случай – страховой вклад владельца доходил до ста тысяч долларов. Дар отметил про себя, что у владельца, мистера Гиллея, имеется несколько парков-стоянок, причем во всех проживающие были застрахованы на тех же условиях. Судя по всему, здесь часто происходят несчастные случаи, потому эти заведения считаются зоной риска у страховых компаний, которые не желают выплачивать обычную полную страховую компенсацию. Либо хозяин отличается редкой небрежностью, либо ему просто не везет.

Четыре дня назад Гиллей сообщил, что в этом доме произошел несчастный случай со смертельным исходом – погиб один из жильцов. Дом престарелых носил название «Отдых в тени», хотя большая часть старых деревьев высохла, а молодые деревца почти не давали тени.

Хозяин парка сразу же позвонил своему адвокату, а тот – в агентство Стюартов, чтобы эксперты восстановили картину происшествия и определили, виновен его клиент или нет. Для Лоуренса и Труди это было довольно заурядное дело. Дар ненавидел такие задания – подстроенные падения, оплошности, халатность и тому подобное. Все то, что давало хлеб насущный толпам частных адвокатов. Именно поэтому Дарвин, подписывая контракт, изначально договорился со Стюартами, что будет расследовать преимущественно более сложные дела.

В бумагах не было подробного описания этого несчастного случая, но адвокат Гиллея сообщил по телефону, что нашелся очевидец – старожил дома престарелых по имени Генри. И что этот Генри будет ждать следователя в местном клубе в 11 утра. Дар сверился с часами. Без десяти одиннадцать.

Он пролистал расшифровку записи телефонного звонка адвоката. Выяснились некоторые подробности. Один из старожилов этого пансионата, мистер Вильям Дж. Трихорн, семидесяти восьми лет, переезжал на инвалидной коляске через бордюр тротуара у здания клуба, упал и ударился головой о мостовую, вследствие чего скончался на месте. Это случилось вечером, около одиннадцати часов, поэтому Дар сразу же поехал к клубу, чтобы осмотреть место происшествия, особенно степень его освещенности.

Клуб оказался обветшалым одноэтажным зданием, настоятельно нуждающимся в ремонте. Однако вдоль дорожек, ведущих к клубу, была размещена подсветка, а поблизости высились на тридцатифутовых столбах три фонаря с натриевыми лампами низкого накала. Дарвин немного удивился, поскольку такие лампы чаще использовались в Сан-Диего, из-за Паломарской обсерватории, чтобы уменьшить световой фон города. Получалось, если, конечно, все это освещение работало, что место происшествия было освещено более чем достаточно. Один – ноль в пользу местного владельца.

Дар не спеша подъехал к зданию клуба и отметил в своем желтом блокноте, что участок дороги перед ним обнесен желтой предупреждающей лентой и огорожен красно-белыми конусами. Судя по всему, здесь велись ремонтные работы – мостовая была взломана, вокруг лежали инструменты, а у обочины стоял асфальтовый каток.

Дарвин подъехал к небольшой стоянке, припарковал машину у клуба и вошел внутрь. Видимо, кондиционеров здесь никогда не водилось, потому что в здании было душно и жарко.

За столиком у окна группа стариков играла в карты. За окном виднелся неухоженный бассейн – его облицовочная плитка потрескалась и местами отвалилась, а вода покрылась зеленой ряской. Дар подошел к столику и остановился рядом, не спеша заводить разговор, хотя игроки больше внимания уделяли не игре, а вошедшему незнакомцу.

– Прошу прощения, что прерываю игру, – промолвил Дарвин, – но нет ли среди вас, джентльмены, человека по имени Генри?

Из-за стола поднялся пожилой мужчина, годков восьмидесяти. Он был низеньким, примерно метр шестьдесят, и худощавым. Костлявые тощие ноги торчали из широких, не по размеру, шортов, но рубашка и кроссовки были новыми и дорогими. Голову венчала бейсболка с рекламой казино Лас-Вегаса. На запястье поблескивал золотой «Ролекс».

– Генри – это я, – сказал он, протягивая Дарвину веснушчатую руку. – Генри Голдсмит. А вы, наверное, из страховой компании. Пришли узнать про несчастный случай с Братишкой?

Дар представился и спросил:

– Братишка – это мистер Вильям Дж. Трихорн?

– Братишка. Все называли его Братишкой. Никто не называл его Вильямом или Вилли. Братишка, и все, – промолвил один из стариков, не отрывая взгляда от карт.

– Это правда, – тихо и печально сказал Генри Голдсмит. – Я знал Братишку… Господи… уже тридцать лет. И он всегда был Братишкой.

– Вы видели, как с ним произошел этот несчастный случай, мистер Голдсмит?

– Генри, – поправил старик. – Зовите меня Генри. Да, видел… Только я и видел. Черт, да из-за меня все и случилось.

Голос Генри дрогнул, и последнюю фразу он промолвил едва слышно.

– Давайте перейдем за свободный столик, и я все вам расскажу.

Они сели за самый дальний стол. Дар снова представился и объяснил, кем он работает и для чего ему эти сведения. А затем спросил Генри, не возражает ли тот, чтобы их разговор записывался на магнитофон.

– Вы можете ничего мне не рассказывать, если не хотите, – закончил Дар. – Я просто собираю информацию для клиента нашей фирмы, адвоката владельца этого дома.

– Конечно, расскажу, – промолвил Генри, отмахиваясь от своих законных прав. – Расскажу, как это случилось.

Дарвин кивнул и включил магнитофон. У данного аппарата был направленный высокочувствительный микрофон. Первые десять минут Генри рассказывал о себе. Они с женой жили по соседству с Братишкой и его супругой с того самого дня, как этот парк стал домом для престарелых. Они дружили семьями много лет, еще с той поры, когда проживали в Чикаго. Но вот дети повзрослели и разлетелись кто куда, и они решили переехать в Калифорнию.

– Два года назад у Братишки случился удар, – сказал Генри. – Нет… нет, три года назад. Как раз когда «Смелые» из Атланты выиграли ежегодный чемпионат по бейсболу.

– Когда Дэвид Джастис пропустил мяч? – машинально добавил Дар.

Единственный вид спорта, который он признавал, был бейсбол. Если, конечно, не считать шахматы спортом. Дарвин вот не считал.

– Одним словом, – продолжил Генри, – у Братишки был удар. Как раз тогда.

– Поэтому мистер Трихорн приобрел коляску?

– Пардик.

– Прошу прощения?

– Ну, его коляску сделала фирма «Пард», потому Братишка прозвал ее пардиком. Ну, как свою зверушку.

Дар вспомнил, как выглядит такая инвалидная коляска. Небольшая, трехколесная, похожая на увеличенный детский велосипед. Аккумулятор питает маломощный мотор, который приводит в движение задние колеса. Такие коляски оснащаются либо педалями газа и тормоза, как тележки для гольфа, либо ручными переключателями – для инвалидов, у которых отказали ноги.

– После удара у Братишки парализовало всю левую сторону, – продолжал Генри. – Левая нога не работала, просто волочилась по земле. Левая рука… ну, Братишка просто укладывал ее на колени. Левая половина лица вот так оплыла и не шевелилась, так что ему трудно было говорить.

– Он мог общаться с другими людьми? – осторожно спросил Дар. – Мог высказать свои желания?

– Ну конечно, – ответил Генри, улыбнувшись Дарвину так, словно рассказывал о своем любимом внуке. – С головой у него было все в порядке. А речь… ее понимали с трудом. Но Рози, Верна и я всегда разбирали, что он хочет сказать.

– Рози – это жена мистера Трихорна… гм… Братишки, так?

– Да, первая и единственная. Уже пятьдесят два года, – кивнул Генри. – А Верна – моя третья жена. В этом январе будет двадцать два года, как мы поженились.

– Вечером, когда произошел несчастный случай… – начал Дар, мягко пытаясь вернуть разговор в нужное русло.

Генри нахмурился, понимая, что его хотят подтолкнуть к основной теме.

– Вы, молодой человек, спросили, мог ли он высказывать свои пожелания. Так вот, он мог… но в основном только Рози, Верна и я понимали, чего он хочет, и… как бы это… переводили его речь остальным.

– Хорошо, сэр. – Дар терпеливо снес этот маленький взрыв протеста.

– А несчастный случай произошел вечером… четыре дня назад… Мы с Братишкой, как всегда, отправились в клуб перекинуться в картишки.

– Значит, в карты он мог играть, – отметил Дар.

Паралич всегда оставался для него непонятным и пугающим явлением.

– Ну да, еще как мог! – воскликнул Генри и снова улыбнулся. – И чаще всего выигрывал. Говорю же вам, паралич разбил левую половину его тела и… ну, затруднил речь. Но мозги у него остались прежние. Да уж, Братишка соображал получше некоторых!

– Случилось ли что-то необычное в тот вечер? – спросил Дар.

– С Братишкой? Ничего, – твердо ответил Генри. – Я зашел за ним без пятнадцати девять, как и каждую пятницу. Братишка проворчал что-то, но мы с Рози поняли, что к ночи он собирается вытряхнуть всех партнеров из штанов. Ну, выиграть. Так что с Братишкой в тот вечер все было в порядке.

– Нет, – покачал головой Дар. – Я имел в виду сам клуб, или дорожку перед ним, или…

– А-а, тогда да, – ответил Генри. – Потому все и случилось. Эти придурки, которые ремонтировали дорогу, оставили дорожный каток перед пандусом, по которому Братишка обычно заезжал на своем пардике.

– Возле центрального входа, так?

– Да, – согласился Генри. – Это единственный вход, который открыт после восьми вечера. А мы начинаем игру в девять и сидим до полуночи, а то и позже. Но Братишка всегда уезжал к одиннадцати, чтобы вернуться к Рози тогда, когда она будет укладываться спать. Она никогда не ложилась, если Братишки не было рядом и…

Генри запнулся. Его ясные голубые глаза затуманились, словно он с головой ушел в воспоминания.

– Но в ту пятницу единственный пандус загораживал асфальтовый каток, – заключил Дар.

Генри очнулся, и его взгляд снова сосредоточился на собеседнике.

– Что? А, да. Я об этом и толкую. Пойдемте, я все покажу.

Они вышли на раскаленную улицу. Мостовая у ближайшего пандуса щеголяла новыми асфальтовыми нашлепками.

– Этот проклятый каток, – начал Генри, – загородил подъем, так что Братишка не мог завести пардик на тротуар.

Он повел Дара вдоль бордюра. Дарвин отметил, что бортик тротуара поднимался не отвесно, а под углом примерно восемьдесят градусов, для удобного подъезда машин. Но маленькая инвалидная коляска Братишки не могла преодолеть такой подъем.

– Но с этим все было просто, – продолжил Генри. – Я кликнул Херба, Уолли, Дона и еще пару ребят, и мы подняли Братишку на пардике и перенесли на тротуар. И начали игру.

– Вы играли до одиннадцати вечера, – уточнил Дар.

Магнитофон он держал у пояса, но направлял микрофон в сторону рассказчика.

– Так и было, – медленно произнес Генри, припоминая тот ужасный вечер. – Братишка заворчал. Остальные его не поняли, но я знал, что он хочет вернуться домой, потому что Рози не любит засыпать одна, без мужа. Поэтому он забрал выигрыш, и мы отправились на улицу.

– Только вы вдвоем?

– Да. Уолли, Херб и Дон остались играть дальше – в пятницу они засиживались допоздна, – а ребята постарше уже ушли домой. Потому мы с Братишкой были одни.

– И каток все еще стоял у пандуса, – заметил Дар.

– Стоял, куда же он мог деться? – запальчиво произнес Генри, раздраженный тупостью Дарвина. – Разве эти недоумки вернулись туда к одиннадцати вечера и отогнали его в сторону? Дудки! Потому Братишка подвел пардик к тому месту, где мы поднимали его на тротуар, но спуск оказался… ну, слишком крутым.

– И что вы предприняли? – спросил Дар, уже понимая, что случилось потом.

Генри потер подбородок.

– Ну, я сказал ему: «Давай попробуем съехать на углу», – мне показалось, что бордюр там не такой высокий. И Братишка согласился. Он повел пардик мимо этого пандуса вон туда, футов тридцать в сторону… Идемте, я покажу.

Они подошли к тому месту, где тротуар поворачивал под прямым углом.

Дар отметил, что одна из натриевых ламп слабого накала стояла прямо у поворота. Генри сошел на мостовую и встал лицом к Дару. Звенящим от слез голосом он начал описывать события того вечера, неустанно размахивая пятнистыми руками.

– Мы добрались вот сюда, но бордюр оказался не таким уж и низким. Ну, он был как и везде. Но в темноте мы решили, что он пониже. И я предложил Братишке съехать передним колесом на дорогу и дать газу. Нам казалось, что здесь не так высоко. Проклятая темнота!

Генри замолчал.

– Значит, Братишка съехал вниз передним колесом? – мягко уточнил Дар.

Генри поглядел на бордюр мутным взглядом, словно впервые увидел это место.

– Ах да. Сперва все было хорошо. Я взялся за коляску справа, и Братишка тронул пардик вперед, так что переднее колесо нависло над дорогой. Все шло так хорошо… Я придерживал коляску, чтобы она не сильно ударилась, когда задние колеса съедут с бордюра. Когда переднее колесо нависло над дорогой, Братишка посмотрел на меня, и я сказал: «Все в порядке, Братишка. Я держу. Я тебя держу».

Генри показал, где он стоял и как держался за пардик обеими руками.

– Братишка включил двигатель правой рукой, но газ не выжал. И я снова сказал: «Все в порядке, Братишка, сейчас мы спустимся на мостовую левым задним колесом, а я тебя придержу. Ты дашь газу, и правое колесо съедет само собой. И мы будем на дороге и поедем домой».

Генри снова умолк. Дарвин стоял и ждал, когда старик вынырнет из воспоминаний.

– И коляска поехала. Я держал ее обеими руками… Я всегда был очень сильным, мистер Минор, двадцать шесть лет работал грузчиком в чикагской транспортной фирме, пока два года назад эта проклятая лейкемия меня не подкосила… И вот левое колесо соскочило с бордюра, и коляска начала клониться влево. Братишка посмотрел на меня, он не мог ведь шевелить левой рукой или ногой, и я сказал: «Все хорошо, Братишка, я держу ее обеими руками». Но коляска продолжала крениться. Она ведь тяжелая. Очень тяжелая. Я думал сперва подхватить Братишку, но он был пристегнут ремнем, он всегда пристегивался. Я выбивался из сил, но держал коляску. Держал обеими руками, но она все равно заваливалась все сильнее… Это тяжелая штука, с аккумулятором, мотором и всяким таким прочим… у меня руки стали скользкими от пота. Потом уже я сообразил, что можно было позвать ребят, которые остались в клубе, но в тот момент… Мне это не пришло в голову. Вы знаете, как оно бывает.

Дар кивнул.

Глаза Генри налились слезами, он заново переживал горестные события того вечера.

– Я чувствовал, что коляска падает, что мои руки соскальзывают, и ничего не мог поделать. Понимаете, она оказалась слишком тяжелой для меня. Тогда Братишка посмотрел на меня своим хорошим глазом и, мне кажется, понял, что происходит. Но я сказал: «Братишка, все хорошо, я держу. Крепко держу. Я удержу тебя».

С минуту Генри молча глядел на угол тротуара. По щекам его катились слезы. Когда он снова заговорил, голос его звучал тускло и безжизненно:

– Потом коляска наклонилась еще сильнее и упала, а Братишка ничего не мог сделать. У него же была парализована левая часть тела… Она упала, и… этот треск и хруст… это было так страшно…

Генри поднял глаза на Дарвина.

– А потом Братишка умер.

Старик умолк. Он остался стоять в той же позе, в какой его застала смерть друга, – руки вытянуты и напряжены, словно пардик только что выскользнул у него из пальцев.

– Я хотел помочь ему вовремя вернуться домой, чтобы он пожелал Рози спокойной ночи, – прошептал Генри.

Позже, когда он ушел, Дар просчитал расстояние от головы Братишки, сидящего на пардике, до асфальта мостовой. Четыре фута шесть дюймов.

Но в ту минуту он молча стоял рядом с несчастным стариком, который медленно разжал сведенные судорогой пальцы и выпрямился. Его руки дрожали.

Генри снова посмотрел на мостовую.

– А потом Братишка умер, – повторил он.


Дар свернул с 91-го шоссе на 15-е, направляясь к себе домой, в Сан-Диего.

«Твою мать, – думал он. – Рабочий день начался в четыре утра. Пропади оно все пропадом!» Конечно, он распечатает записанный на магнитофон разговор и передаст его Лоуренсу и Труди, но черта с два согласится вести это дело. Сердце саднило, словно в нем сидела заноза. Компанию по производству инвалидных колясок привлекут к суду, в этом он не сомневался. Владельца дома для престарелых тоже привлекут к ответственности, это уж точно. Строительную компанию, рабочие которой оставили асфальтовый каток у пандуса, привлекут в любом случае.

Но подаст ли Рози в суд на Генри? Наверняка. В этом Дар почти не сомневался. Тридцатилетняя дружба… Он хотел помочь своему другу Братишке вернуться домой вовремя, чтобы поцеловать жену перед сном. Но через пару месяцев… может быть, другой судья…

«Твою мать! – подумал Дар. – Я не буду в это влезать. И пальцем не коснусь этого дела!»

На 15-м шоссе в это время суток машин почти не было, потому Дар сразу же заметил «Мерседес Е-340», который летел по ближайшей полосе слева от «Акуры». Переднее и боковые стекла «Мерседеса» были тонированы, что в Калифорнии запрещено. Копам удалось пропихнуть это постановление – никому не хотелось и близко подходить к машине с непрозрачными стеклами. Кто его знает, что там внутри? Увязавшийся за Даром «Мерседес» был новым и скоростным, с восемнадцатидюймовыми шинами, приподнятым багажником и маленьким спойлером. Дарвин считал, что те, кто покупает шикарные автомобили – например, «Мерседесы» класса «люкс», – а потом переделывают их в скоростные спортивные машины, чтобы хвалиться ими перед другими водителями, – худшие из всех возможных идиотов. Идиоты с амбициями.

Потому он поглядывал в зеркальце заднего вида на «Мерседес», который пошел на обгон по левой полосе. Этот участок магистрали был пятиполосным, три полосы пустовали, но «Мерседес» решил пройти впритирку с машиной Дарвина, словно они были на финишной прямой Дэйтоны-500. Дар только вздохнул. Это неизбежное зло, с которым приходится мириться, если ты водишь серьезную спортивную машину вроде «Акуры NSX».

«Мерседес» начал обгон и, поравнявшись с «Акурой», внезапно сбросил скорость. Дар бросил взгляд налево и увидел собственную физиономию в солнцезащитных очках на носу, отраженную в тонированном окне большого немецкого автомобиля.

Когда стекло начало опускаться, интуиция заставила Дара немедленно пригнуть голову. Из окна высунулось черное металлическое рыло то ли «узи», то ли «Мак-10» и изрыгнуло огонь. Левое боковое окно «Акуры» разлетелось брызгами осколков, осыпав голову Дарвина стеклянным дождем, и алюминиевый корпус «Акуры» прошила автоматная очередь.

ГЛАВА 3

В – ВЫДЕРЖКА

Пальба продолжалась не более пяти секунд, но Дарвину они показались вечностью.

Дар распластался под приборной доской, уткнувшись носом в кожаную обивку пассажирского сиденья. Словно карнавальное конфетти, сверху на него сыпалось битое стекло. Левой рукой Дар до сих пор цеплялся за нижний полукруг рулевого колеса, а правым каблуком изо всех сил давил на тормоз. На дороге было пусто, не считая «Акуры» и этого чертова «Мерседеса». Левой ногой он выжал сцепление, а левой рукой, которая оказалась выше вжатой в сиденье головы, перевел рычаг переключения передач с четвертой скорости на третью. Пули грохотали о дверцу и капот машины, и Дарвину показалось, что теряющая скорость «Акура» – это огромная железная бочка, по которой кто-то изо всех сил лупит палкой.

Машина остановилась, как Дар искренне надеялся, у обочины магистрали. Он не спешил поднимать голову и проверять, так ли это. Когда стрельба утихла, он еще некоторое время лежал на сиденье, не шевелясь. Затем Дар ужом переполз через пассажирское сиденье – осколки стекла посыпались с его спины и головы, – перевел рычаг коробки передач на нейтральную, потянул на себя стояночный тормоз и выпал на мостовую через пассажирскую дверцу.

Прижавшись всем телом к асфальту, Дарвин оглядел дорогу из-под низкого брюха своей спортивной машины. Более всего он хотел знать, не остановился ли «Мерседес» рядом с ним. Если да, то пиши пропало, потому что до отгораживающего магистраль заборчика его отделяло добрых тридцать ярдов, а укрытия никакого.

Но колес чужой машины не было видно. Затем Дар услышал рев двигателя и, приподнявшись на локте за передним колесом «Акуры», разглядел быстро удаляющийся серый «Мерседес».

Пошатываясь, Дар поднялся. Адреналин еще бурлил в крови, желудок сводило. Только тут он сообразил поглядеть, не ранило ли его. Ощупав левое ухо, Дарвин испачкал пальцы кровью, но было ясно, что это не серьезное ранение, а простая царапина. Если не считать еще парочки порезов от разлетевшихся осколков стекла, Дар остался невредим. Мимо прокатила «Хонда Сивик» с круглолицым водителем, который уставился на Дара и изрешеченную пулями «Акуру» не менее круглыми глазами.

Дарвин оглядел свою машину. Нападающие патронов не жалели, и дырок в корпусе было преизрядно. Все стекла – вдребезги. В основании рулевой колонки зияла дырка, в глубине пулевого отверстия поблескивал алюминий. В дверце со стороны водителя оказалось три дыры. Дарвин получил бы пулю в задницу, если бы не стальная противоударная распорка, от которой и срикошетила пуля, а еще две пули влепились возле самой дверной ручки.

Когда «Акура» сбросила скорость, несколько пуль попали в переднюю часть машины, зато колеса не пострадали. Все выстрелы пришлись либо на покатый капот, либо на салон автомобиля, либо на бампер. Если бы в «Акуре» двигатель находился впереди, то все закончилось бы гораздо плачевней. Но в спортивных моделях его размещали сразу позади водительского кресла. Судя по ровному урчанию, мотор уцелел и работал исправно. К тому же колеса и все основные детали машины остались неповрежденными, и это решило дело.

Дарвин стянул рубашку, вымел ею осколки с водительского сиденья, сел за руль и тронулся с места. Серый «Мерседес» только что скрылся из виду за пригорком в двух милях впереди. Когда он проезжал мимо других машин, то двигался со скоростью явно не семьдесят миль в час, как положено на автомагистрали между штатами, а на двадцать с хвостиком миль быстрее.

Дар переключил на третью передачу и выжал сто миль в час. Вскоре он обогнал «Хонду», мимоходом отметив, что круглолицый водитель снова вытаращился на пробитую пулями «Акуру».

«Я свихнулся», – подумал Дар и врубил четвертую передачу.

Шестицилиндровый мотор бодро взревел на 7 800 оборотах в минуту, заключенные в железных тисках лошадиные силы вырвались на свободу, и спортивная машина ринулась вперед.

Дара захлестнула злость. Холодная, всепоглощающая злость. Он давно уже не чувствовал себя таким разъяренным. Дарвин передвинул рычаг коробки передач на пятую скорость и вжал в пол педаль газа.

Он обошел слева две машины и небольшой трейлер. Из-за доплеровского эффекта обгоняемые машины отзывались низким утробным гулом. Взлетев на пригорок, он увидел серый «Мерседес», поднимающийся на следующий холм в трех милях впереди. Он мчался по крайней левой полосе и удерживал скорость сто миль в час. Дарвин потянулся к карману рубашки за своим телефоном… и сообразил, что рубашку-то он снял, чтобы смести ею осколки с кресла, а потом швырнул на пассажирское сиденье. Он похлопал по рубашке, но мобильника не нащупал. Видимо, телефон вывалился на землю, когда он вылезал наружу, прятался за машиной или выметал осколки стекла.

«Черт!» Дар убедил себя, что это уже неважно – рев ветра, задувающего в разбитые боковые окна, неизбежно заглушит любой разговор. Так что в полицию все равно не сообщишь. Хорошо хоть ветровое стекло цело, не считая двух трещинок-паутинок в верхнем левом углу.

Не отрывая взгляда от дороги и «Мерседеса», Дарвин улучил минуту и скосил глаза на спидометр: 158. Поддал газу и одновременно подхватил сумку со съемочным оборудованием, которая лежала на полу перед пассажирским креслом. «Боже, – мысленно взмолился Дар, – хоть бы эти ублюдки не испортили мои камеры!» Быстро орудуя свободной рукой и время от времени отрывая взгляд от дороги, Дарвин открыл сумку и бесцеремонно вывалил ее содержимое на пассажирское сиденье. На этот раз он потянулся не за цифровой видеокамерой, а за «Никоном» и длиннофокусным объективом.

Дар пристроил «Никон» между колен, поставил переключатель на длинный фокус и начал менять объектив, пока машина летела по склону холма на скорости 165 миль в час.

Обычно для этой процедуры требовалось обе руки: одной нажимать кнопку, которая управляет зажимами, а второй снимать ненужный объектив и прикручивать другой. Но ему уже приходилось проводить эту операцию одной рукой. Правда, не на такой скорости.

Краем глаза Дарвин заметил, как по боковой дороге на магистраль вырулила патрульная машина. Бросив взгляд в зеркальце заднего вида, он увидел, что черно-белый полицейский автомобиль ринулся за ним в погоню, сверкая разноцветной мигалкой. Возможно, патрульные запустили и сирену, но за гулом ветра в салоне Дар ничего не слышал.

Ему повезло, что полицейская машина оказалась «Мустангом» – судя по виду, модели 94-года, – оснащенным типичным для них триста вторым восьмицилиндровым двигателем. Приглядевшись, Дар отметил, что водитель и его напарник молоды и, судя по скорости «Мустанга», они вошли в азарт и не собираются прекращать погоню. «Вот уж везет», – подумал Дар, снова переключая все внимание на серый «Мерседес». Каким-то чудом его солнцезащитные очки «Серенгети» не свалились с носа во время ползаний, прыжков и всей предыдущей катавасии. Они частично защищали глаза от неистового ветра, бушующего в салоне, так что без них нечего было и думать догнать проклятый «Мерседес». Снова повезло.

Теперь его отделяло от «Мерседеса», который сбросил скорость до восьмидесяти пяти, примерно двадцать корпусов. Но в эту минуту водитель «мерса» заметил в зеркальце «Акуру» или сверкающую огнями патрульную машину, либо и то и другое вместе, потому что «Мерседес» резко увеличил скорость и начал петлять между машинами, перестраиваясь из ряда в ряд. Он выгадывал минуту, втискивался в свободное пространство, обгонял и срезал углы на поворотах, маневрируя по всем пяти полосам автомагистрали.

Дарвин гнал за ним по пятам. Он знал, что в обычные «Мерседесы» встроен ограничитель скоростей, который не позволит превысить отметку 130 миль в час. Но этот вылезший из тюнинга серый сукин сын с тонированными стеклами уже перевалил за 155, легко шныряя туда-сюда в плотном потоке автомобилей.

«Черт бы его побрал», – подумал Дар. В левой руке он сжимал «Никон» с двухсотмиллиметровым объективом, а правой выворачивал руль, бросая машину то вправо, то влево. Но «Мерседес» упорно держался в четверти мили впереди, так что четко снять его номер было невозможно. Притом Дарвин понятия не имел, сможет ли он удержать камеру ровно, даже если и сумеет подобраться к «Мерседесу» поближе.

Плевать! Он выронил «Никон» на колени, вцепился в рулевое колесо обеими руками и бросил «Акуру» из крайнего правого ряда в крайний левый, чтобы не отстать от противника. На спидометре было уже 170, и стрелка приближалась к запретной красной черте. Дару отчаянно не хотелось сжечь двигатель своей «Акуры» – она была настоящим произведением искусства, собранным на японском заводе одним выдающимся мастером. Где-то на алюминиевой коробке двигателя иероглифами было выгравировано его имя. В эпоху суперсовременных двигателей с наддувом, с турбонаддувом и прочим «дувом» в его «Акуре» был обычный шестицилиндровый мотор, который развивал высокие обороты только благодаря высокому качеству сборки. Погубить такой двигатель было бы настоящим кощунством. Тем не менее Дарвин продолжал вжимать педаль газа в пол – или, если хотите, в шикарный коврик из черной резины, под которым было шикарное черное ковровое покрытие. Стрелка спидометра уползла за красную отметку. Двигатель «Акуры» пронзительно взвыл, и расстояние между преследователем и преследуемым начало сокращаться.

Здравая часть дарвиновского рассудка задалась вопросом: «А что, если они притормозят и снова выстрелят в меня?» У него не было оружия в машине. Дома тоже не было. Дар в принципе ненавидел оружие. «А что, если я заторможу и меня пристрелят патрульные? – предположила часть его сознания, отравленная адреналином. – Нет, лучше я первым достану этих сволочей!»

«Мерседес» перестроился из крайней левой полосы в крайнюю правую, оттирая по пути две автомашины. Одна из них, фургон «Форд Виндстар», затормозила слишком резко, так что четырежды повернулась вокруг своей оси, прежде чем остановилась носом в ту сторону, откуда ехала. Когда Дар проносился мимо нее на скорости 168 миль в час, то заметил белые как мел лица водителя и женщины-пассажира.

«Вот так все и закончится, придурок! – надрывалась здравая часть его рассудка, обращаясь к затуманенному адреналином и яростью сознанию Дарвина. – В кино автомобильные погони всегда выглядят эффектно и волнующе. Смотришь – и визжишь от восторга. А на самом деле это погибшие семьи, невинные жертвы, а ты ведь даже не коп! У тебя нет никаких прав устраивать смертельную гонку».

Обезумевший Дар в чем-то был согласен с Даром трезвомыслящим – теоретически. Глянув в зеркальце, он заметил, что полицейский «Мустанг» развил такую скорость, что слегка подлетел над верхушкой холма примерно в миле позади «Акуры». Но Дарвин был так зол, как никогда за много-много лет. А «Мерседес» находился всего в ста ярдах впереди, снова перестроившись в крайний левый ряд, да и движения на этом участке почти не было…

Дар снял ногу с газа и пристроил «Никон» на край выбитого бокового окошка, объективом внутрь. Больше всего Дарвин боялся, что ветер может вырвать дорогую камеру из рук. «А что, даже забавно», – подумал он, прикидывая, что ему придется снимать через ветровое стекло, придерживая руль локтями, потому что для равновесия нужно держать «Никон» обеими руками. Рулить придется левым коленом. Остается переставить переключатель камеры на «авто» и молить бога, чтобы удался хотя бы один снимок.

«Мерседес» затормозил и так быстро переметнулся через пять полос, что едва избежал столкновения с грузовиком. Чиркнув крылом по дорожному указателю, он едва вписался в поворот, свернул на боковую дорогу и пулей понесся в сторону города.

«Твою мать!» – мысленно взвыл Дар и резко затормозил, чтобы не врезаться в автобус «Грейхаунд», нажал на тормоз и быстро преодолел три полосы, оставшиеся до выезда с магистрали. Задние колеса «Акуры» подпрыгнули на бордюре, и машина помчалась по боковому шоссе. Краем глаза Дар успел уловить надпись на указателе – «Улица Озерная».

Отлично, он понял, где находится. Дорога, по которой он преследовал серый «Мерседес», тянулась до самого озера Эльсинор и не вела никуда, кроме спальных кварталов «Эльсинор». Когда-то она считалась старой альберхиллской трассой, но сам поселок они уже успели проскочить.

Дар оглянулся и увидел, что следом увязались еще две машины шерифа этого округа – два «Шевроле», «Монте-Карло» и «Импала», которые выехали из города на перехват. И «Мерседес» и «Акура» пронеслись мимо развилки прежде, чем «Шевроле» выкатили на трассу, но Дарвин услышал пронзительный вой сирен за спиной. «Шеви» мчались всего в ста ярдах от «Акуры», «Мустанг» тоже не отставал, все норовя их обойти и встать во главе погони.

«Как только я поравняюсь с „Мерседесом“, – отстраненно, словно мысленно проигрывая партию в шахматы, думал Дарвин, – эти ребята меня пристрелят». Он глянул в зеркальце заднего вида. «Если я остановлюсь, копы скорее всего стрелять в меня не станут. Но они так увлекутся арестом, что и не подумают преследовать „Мерседес“. В это время впереди вспыхнули тормозные огни „Мерседеса“. Дару ничего не оставалось, как тоже затормозить. Большие, семнадцатидюймовые тормозные колодки мгновенно снизили скорость маленькой спортивной машины, из-за чего Дарвина сплющило ускорением, но прочный ремень безопасности надежно удержал его в кресле. „Мерседес“ потерял управление, его мотнуло вправо-влево, он перемахнул через бордюр пустой автостоянки, подскочив так высоко, что Дар увидел трехфутовый просвет под его днищем. Затем серый автомобиль приземлился на дорогу, выровнялся без особого труда и, поддав газу, пронесся по боковой улице.

Таблички с названием улицы видно не было, но, сворачивая в ту же сторону, Дарвин не беспокоился. Он бывал здесь не раз и прекрасно знал, как она называется – Риверсайд-роуд. Собственно, отсюда начиналось 74-е шоссе, узкая двухполосная дорога, которая шла через горы и Кливлендский национальный парк и примерно в тридцати двух милях западнее вливалась в магистраль номер I-5 возле Сан-Хуана. Дар постоянно срезал здесь угол, если хотел добраться до магистрали кратчайшим путем.

«Шеви Импала» сворачивать не стала. Краем глаза Дар заметил, как она прошла юзом по заправочной станции, едва не зацепив «Ягуар», который заправлялся у крайней в ряду бензоколонки, и, вылетев на дорогу, скрылась в клубах пыли позади вереницы выставленных на продажу подержанных автомобилей. «Мустанг» и вторая машина шерифа свернули на Риверсайд-роуд следом за «Акурой». Они немного поотстали и теперь оказались примерно в четверти мили позади.

«Сейчас самое время остановиться и сдаться властям», – думал Дар, понимая, что никакие протесты не спасут его от тюрьмы. Неожиданно прямо над крышей его машины протарахтел вертолет. Он пронесся над «Мерседесом» и начал описывать круг, чтобы сделать новый заход.

«Полицейский», – решил Дар. Он знал, что у полиции округа Лос-Анджелес есть шестнадцать машин, в то время как в Нью-Йорке их всего шесть.

А потом Дар заметил надпись на боку вертолета. Чудесно! Как раз успеют показать его в «Новостях» в шесть часов, по пятому каналу местного кабельного телевидения. А потом Дарвин сообразил, что скорее всего он уже в прямом эфире. В Южной Калифорнии так часто снимают дорожно-транспортные происшествия, что начали поговаривать об открытии отдельного канала, который только это и будет показывать.

Стараясь не выпустить из виду крышу «Мерседеса», Дарвин прибавил газу, едва удерживая машину на узкой извилистой дороге, которая пошла на подъем. Дар уже давно не участвовал в гонках, но у него все получалось отлично: четко вписаться в поворот на спуске, прибавить скорость, ногой на тормоз, еще один поворот, крутой спуск, сбросить скорость, позволить, чтобы машину немного занесло на повороте, и снова – полный вперед! На всем белом свете найдется не много машин, которые могут потягаться с «Акурой NSX» в такой гонке. К тому времени, как он стал подниматься к вершине довольно крутой горки, патрульные машины скрылись из виду, а «Мерседес» находился всего в трех корпусах впереди.


Позади остались две мили извилистой дороги, и ребята в «Е-340», видимо, решили, что пора избавляться от назойливого преследователя. На повороте под углом в 180 градусов они сбросили скорость. Окно со стороны пассажира опустилось. Оттуда высунулся черноволосый мужчина в черном костюме и выставил перед собой черный ствол «Мак-10».

Заметив направленный на него автомат, Дар отщелкал «Никоном» пять или шесть кадров, держа камеру одной рукой. Оружие огрызнулось огнем. Что-то с металлическим скрежетом чиркнуло по правому крылу «Акуры», но машина осталась на ходу. Дар уронил камеру на колени и сбросил скорость. Заложив небольшой вираж, он подрулил к самому бамперу «Мерседеса». Он отметил, что номер невадский, и запомнил его. Стрелок снова высунулся из окна, но «Акура» была слишком близко. Дарвин передвинулся на левую полосу и поехал почти вровень с «Мерседесом».

Тогда разъяренный убийца начал палить прямо через заднее боковое окно, которое тут же разлетелось во все стороны сверкающими зеркальными осколками. Но Дар уже прибавил газу и пошел бок о бок с их машиной. Окно со стороны водителя резко опустилось, и Дарвин увидел лица врагов. И запомнил. Обе машины приближались к последнему крутому повороту на скорости восемьдесят пять миль в час.

Дарвин знал, что за поворотом ситуация сложится не в его пользу. До следующего извилистого участка дороги придется проехать вдоль обрыва по прямой, как стрела, трассе. Но прямо на последнем повороте стоял старый ресторан «Кругозор», который давно облюбовали для посиделок местные байкеры. Дар когда-то останавливался там перекусить, но окружение – два-три десятка ревущих монстров на стоянке и столько же внутри ресторана – пришлось ему не по душе. «Кругозор» стоял справа от дороги, а с южной стороны ресторана прилепилась открытая веранда со столиками. Эта веранда нависала над обрывом, у подножия которого плескалось озеро Эльсинор. Снизу ее поддерживали массивные деревянные балки. За столиками сидели, развалившись, с десяток байкеров. Их мотоциклы стояли прямо перед верандой.

Дарвин вовремя глянул вправо, чтобы заметить, что стрелок привстал с пассажирского сиденья и нацелил автомат прямо ему в лицо, высунув оружие в окно со стороны водителя. Дар ударил по тормозам, пули просвистели над капотом. Он немедля бросил машину вправо, прибавил газу и ударил в левую дверцу «Мерседеса».

Как Дарвин и планировал, подушка безопасности со стороны водителя тут же вздулась, прижав руку стрелка к оконной раме. Тот выронил «Мак-10», автомат ударился о капот «Акуры», отскочил и слетел на дорогу. Машина Дара была модели 92-го года, с подушкой безопасности только со стороны водителя, но за долгие годы расследования дорожных происшествий он собрал немало информации о случаях, когда причиной аварии становились раздувшиеся не вовремя эти самые подушки, потому свою он давно отцепил.

Дарвин резко затормозил, пропуская вперед летящий на полной скорости «Мерседес». Шины взвизгнули и задымились, но тормоза не подвели. Педаль тормоза ударила Дарвина в стопу, когда машина пошла юзом. Он сбросил скорость до второй и почти сумел вписаться в крутой поворот. Машина вылетела на обочину, но в ресторан все-таки не врезалась. «Акура» пронеслась по камням, проредила низкие кусты и наконец остановилась в ста с чем-то футах от дороги.

Когда сработала подушка безопасности, стрелок рухнул на водителя, который не ткнулся носом в рулевое колесо лишь потому, что его удерживал ремень. Но управлять машиной он уже не мог. Новый «Мерседес Е-340» пролетел по прямой мимо поворота и врезался в первый ряд припаркованных «Харлеев». Тут же сработала и вторая подушка безопасности, так что водитель, придавленный сверху товарищем, а спереди – мешком, дотянуться до руля уже не сумел. Стрелок, сиденье которого заполнил второй воздушный мешок, отчаянно пытался спасти ситуацию. Он ударил ногой по тормозам, но тяжелую разогнавшуюся машину остановить не так-то просто.

«Мерседес» разметал вправо-влево оставшиеся мотоциклы и влетел на веранду. Вопящие байкеры прыснули во все стороны, спасая свою жизнь. Машина покрошила столики в щепы, пробила полусгнившие перила ограждения и, прыгнув с помоста веранды, как с трамплина, воспарила над обрывом.

На мгновение серый «Мерседес» замер в наивысшей точке полета, и из боковых окон высунулись две уже знакомые Дарвину физиономии. Они что-то орали прямо в гиростабилизированные камеры телевизионщиков, которые снимали происходящее из парящего над пропастью вертолета. А через миг автомобиль, едва не ткнувшись в круглый нос стрекочущей машины, полетел вниз с высоты семисот футов.

Левая дверца «Акуры» погнулась и не хотела открываться, а дверь со стороны пассажирского сиденья подпирал большой валун, так что Дар выбрался наружу через окно как раз вовремя, чтобы оказаться в поле зрения подоспевшего «Мустанга» и дымящегося «Шеви Монте-Карло» шерифа. Захлопали дверцы. Нацелились пистолеты. Загремели приказы.

Дарвин встал лицом к собственной машине, расставил ноги, как было велено, сцепил руки на затылке, как было предложено срывающимся голосом, и попытался дышать ровно и глубоко, чтобы побороть приступ тошноты. Адреналиновый шторм в крови утих, оставив обломки и ошметки прежних неистовых чувств.

Насколько Дар успел заметить, бросив взгляд через плечо, позади стояли незнакомые молодые патрульные с длинными номерами на бляхах. Из общей какофонии воплей он разобрал, что они прихлопнут его, на хрен, если он попытается, на хрен, шевельнуться. Дарвин не шевелился. Один из полицейских и шериф наставили на него пистолеты, а второй коп – умудренный опытом ветеран дорожных погонь лет эдак двадцати трех – подошел, наскоро обыскал Дара и долго дергал его за запястья, прежде чем защелкнул наручники.

Подошли два байкера с банками пива в руках. Один, с длинной бородой, ощерил в ухмылке желтые зубы.

– Эй, парень, ничего себе хренотень ты устроил! Почти грохнули пятый канал! Крутая заваруха, просто рехнуться можно!

Помощник шерифа приказал им убираться обратно в «Кругозор». Подошли другие байкеры и принялись объяснять, что они сроду не были в этом гребаном ресторане, а сидели на гребаной веранде, и вообще, мы, парень, живем в гребаной свободной стране, и нечего тут орать. Только представь, где, как не в Америке, можно увидеть, как новенький «мерс» слетает с семисотфутового обрыва, едва не прихватив по пути вертолет, а?

– Этому сопляку Эдди надо переименовать свой вонючий ресторан, – заметил байкер с татуировкой на бритом черепе. – Из «Кругозора» в «Трамплин»!

Дар обрадовался, когда двое патрульных наконец толкнули его к своему «Мустангу».

– Он ехал к Риверсайду, – сказал шериф, до сих пор не выпустивший из рук свой «кольт».

– Знаем, знаем, – пробурчал старший из юных копов. – Почему бы вам или вашему помощнику не вызвать по рации еще людей сюда и экспертную группу – пока тут не началось столпотворение, а?

Шериф глянул на байкеров, которые принялись изучать останки своих мотоциклов и громко выражать свои чувства. Затем кивнул, нахлобучил фуражку, вложил «кольт» в кобуру и направился обратно к «Монте-Карло».

Его помощник прошелся по разбитому настилу опустошенной веранды, неуверенно остановился у сломанных перил и заглянул в провал, в котором несколько минут назад исчез «Мерседес». Откуда-то снизу раздался нарастающий шум вертолета телевизионщиков. Когда полицейские запихивали Дарвина на заднее сиденье «Мустанга», какая-то часть его сознания продолжала высчитывать, сколько времени понадобилось «Мерседесу», чтобы в свободном падении долететь до берега озера. Да, шикарная получилась телепередача.

Последнее, что слышал Дар перед тем, как его увезли с места событий, как помощник шерифа безостановочно, словно декламируя только что придуманную мантру, бормотал себе под нос: «С ума сойти, с ума сойти, с ума сойти…»

ГЛАВА 4

Г – ГОВНЮК

Гонки по шоссе и арест Дарвина состоялись во вторник, во второй половине дня. Тем же вечером его отпустили под залог. В среду утром он явился в кабинет заместителя окружного прокурора, контора которого находилась в центре Сан-Диего.

Во вторник, когда Дара сфотографировали, заводя на него дело, он был без рубашки, в одних сандалиях и грязных окровавленных джинсах. Собственно, в чем выехал из дома в четыре утра, в том и был. Исцарапанный осколками стекла, полуголый, со спутанными волосами и двухдневной щетиной, вкупе с «тяжелым взглядом профессионального убийцы», как подшучивали его соратники во Вьетнаме, Дар являл собой образец самого настоящего бандита с большой дороги. Дарвин мысленно представил себе этот снимок на стене, рядом с фотографией, на которой ему вручают мантию и свиток, символизирующие присвоение ему степени доктора физических наук.

В среду, в девять утра, Дар сидел за длинным столом в компании десятка незнакомых ему людей, которые пока не спешили представляться. Он был чисто выбрит и свеж и блистал ослепительно белой рубашкой, красным галстуком в полоску, голубым льняным пиджаком, серыми легкими брюками и сверкающими черными туфлями от Болли, мягкими, как балетки. Дарвин не был до конца уверен в своей роли на этом собрании – то ли гость, то ли заключенный, – но в любом случае желал выглядеть прилично.

Помощник заместителя окружного прокурора занимал присутствующих, предлагая всем кофе и печенье. Это был маленький нервный человек, который, казалось, воплощал в себе все приписываемые геям стереотипы поведения – от расслабленных запястий и возбужденного хихиканья до преувеличенно-театральных ужимок. На противоположной от Дара стороне стола сидели мужчины в шляпах медвежонка Дымняшки[9] и фуражках, то есть примерно восемь шерифов и капитанов полиции. С краю пристроились двое в гражданском, причем у одного из них была типичная стрижка агента ФБР. Все, кроме фэбээровца, взяли предложенное помощником заместителя окружного прокурора печенье.

Рядом с Дарвином, не считая Лоуренса, Труди и их адвоката В.Д.Д. Дюбуа, сидела разношерстная свора бюрократов и адвокатов. Последние, как на подбор, оказались морщинистыми, сутулыми и какими-то измятыми, особенно по контрасту с подтянутыми молчаливыми копами, которые сурово выставляли вперед мужественные квадратные подбородки. Адвокаты и бюрократы согласились на кофе.

Дар принял свой пластиковый стаканчик, поблагодарил, получил в ответ от помощника заместителя окружного прокурора «пожалуйста-пожалуйста» и ласковое похлопывание по плечу и сел на место – ждать, что будет дальше.

В комнату вошел негр в форме судебного пристава и объявил:

– Скоро начинаем. Говнюк уже вышел из своего кабинета, а Сид – из дамского туалета.


Вчера Дарвин, все еще в наручниках, был препровожден в окружную тюрьму, которая находилась в деловой части Риверсайда. В машине самый старший по возрасту коп, согласно решению Верховного суда США по делу Миранды, зачитал ему с карточки размером примерно три на пять сантиметров его права. Дар имел право сохранять молчание, все, что он скажет, может быть использовано против него в суде, у него есть право на адвоката, и если у него нет своего адвоката, то таковой ему будет предоставлен. Понятно?

– А почему вы это читаете с бумажки? – полюбопытствовал Дар. – Вы же, наверное, повторяли это тысячи раз и должны уже знать на память.

– Заткнись, – посоветовал патрульный.

Дарвин кивнул и предпочел хранить молчание. «Обмирандили»… В данном случае имя собственное неплохо смотрится в качестве глагола.

Риверсайдская окружная тюрьма представляла собой приземистое омерзительное строение и находилась как раз напротив высокого и не менее омерзительного здания риверсайдской мэрии. Юные полицейские сняли с Дарвина наручники и торжественно передали его в руки местного шерифа. Тот, в свою очередь, поручил своему молодому заместителю завести на него дело.

Дарвина никогда прежде не арестовывали. Но он хорошо представлял всю процедуру ареста – выворачивание карманов, снятие отпечатков пальцев и фотографирование – из фильмов и телевизионных репортажей. Потому ото всей этой возни у него возникло странное чувство дежа-вю, что только усилило ощущение нереальности происходящего.

В камере Дар сидел один, не считая общества нескольких жирных тараканов.

Примерно через пятнадцать минут вошел заместитель и сказал:

– Вам позволено сделать один звонок. Хотите позвонить своему адвокату?

– У меня нет адвоката, – честно сообщил Дар. – Можно, я позвоню своему врачу?

Но заместитель шерифа не оценил его юмора.

Дарвин позвонил Труди, которая собаку съела на судебных разбирательствах и, если бы захотела, в любой момент могла сдать экзамен на адвоката. Но вместо того, чтобы утрясать все проблемы с законом самолично, они с Лоуренсом нанимали одного из лучших адвокатов Калифорнии. Это было просто необходимо, учитывая, что агентство Стюартов постоянно вело расследование по поводу мошенничества в области страхования, а кто, как не мошенники, разбираются во всех юридических тонкостях лучше самих юристов и чувствуют себя на судебных заседаниях как рыба в воде.

– Труди, я… – начал Дарвин.

– Знаю, – оборвала его Труди. – Сама я не видела, но Линда записала передачу на кассету. Комментаторы вопили об «азарте водителя».

– Какой еще азарт! – возмутился Дар. – Эти ублюдки хотели прикончить меня, и я…

– Ты в Риверсайде? – снова перебила его Труди.

– Да.

– Я послала туда одного из помощников В.Д.Д. Ты дашь показания в его присутствии, и через часик он тебя оттуда выудит.

Дарвин растерянно моргнул.

– Труди, заклад вылетит в миллиард долларов! Два трупа. Да еще все это снимал пятый канал. Округ не выпустит меня отсюда…

– Тут замешано кое-что покруче округа, – отрезала Труди. – Буду на связи. Я знаю, кто были эти двое и почему полиция и окружная мэрия не сообщили прессе твое имя. И почему В.Д.Д. будет…

– Кто они? – снова закричал Дар, не в силах удержать себя в руках. – Об этом говорили по телевизору?

– Нет, ни слова. Завтра утром мы будем в Сан-Диего, в конторе заместителя окружного прокурора. Там все и выясним. В девять утра. Тебя выпустят из тюрьмы – один из судей округа Сан-Диего уже согласился стать твоим поручителем и послал прошение на имя судьи Риверсайдского округа. Не волнуйся, пресса не будет тебя преследовать… Твое имя хранится в тайне до завтрашнего утра.

– Но… – начал было Дар и тут сообразил, что понятия не имеет, о чем еще можно спросить.

– Жди помощника В.Д.Д., – сказала Труди. – Возвращайся домой и прими горячий душ. Только что звонил Лоуренс, и я все ему рассказала. Вечером мы тебе позвоним, а потом ты хорошенько выспишься. Кстати, это всем нам не помешает.

В.Д.Д. Дюбуа (произносится «Дю-бойс») был невысоким негром с усами, как у Мартина Лютера Кинга. Он отличался великолепными мозгами и характером Дени Де Вито. Лоуренс как-то обмолвился, что в зале суда В.Д.Д. настолько гениально выражает свои чувства движениями усов, что мог бы затмить любого актера немого кино.

На самом деле прославленного адвоката звали не Дюбуа. Вернее, это имя он носил не с рождения. При крещении в городе Гринвилле, штат Алабама, он получил длинное имя Виллард Даррен Дирк. В.Д.Д. родился в середине сороковых годов, и с самого начала все было против него – его раса, бедная семья, родной штат, отношение белых жителей штата, необразованность родителей, плохие школы – все, кроме его IQ, который был намного выше среднего уровня. В девять лет юный Вилли Дирк придумал себе новое имя – В.Д.Д. Дюбуа (произносится «Дю-бойс»)[10] и к двадцати годам официально оформил перемену имени. К тому времени он вырвался из Алабамы, поступил в Южно-Калифорнийский университет, а потом выучился на адвоката в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. Он был третьим по счету негром – выпускником этого знаменитого учебного заведения и первым, кто основал в Лос-Анджелесе адвокатскую контору, в которой работали исключительно чернокожие адвокаты, помощники и прочие служащие.

Как раз в то время вышел закон 1964 года о гражданских правах, и Линдон Джонсон[11] сделал в законодательстве первые шаги к «Великому обществу», провозгласив равноправие всех граждан США. Это помогло В.Д.Д. упрочить положение своей конторы, но никаких особенных преимуществ не дало. Его фирма в основном занималась гражданскими делами, но сам В.Д.Д. питал слабость к уголовному праву и время от времени выступал в суде по уголовным делам. Чем запутанней и сложней был случай, тем больше вероятности, что им займется сам Дюбуа. В адвокатских кругах был широко известен случай, когда адвокат Роберт Шапиро пытался привлечь Дюбуа к делу Оу-Джея Симпсона[12] (еще до вмешательства Джонни Кокрана), на что В.Д.Д. заявил: «Ты шутишь? Этот парень так же невиновен, как братец Авеля, Каин. Я защищаю только невинных убийц!»

Агентство Стюартов сумело угодить Дюбуа, поручив ему несколько интересных и исключительно запутанных случаев, так что в последние годы знаменитый адвокат выказывал свою признательность тем, что защищал фирму Труди перед лицом закона в особо затруднительных ситуациях. Вот как сейчас, к примеру.

В комнату вошел заместитель окружного прокурора и занял свое место во главе стола. Говард Аллан Ньюк пытался снискать известность на политическом поприще и очень страдал из-за своей фамилии, которую обычно произносили как Нюк. Его отец был известным судьей, потому Говард не мог за здорово живешь изменить свою фамилию. Он всегда просил всех знакомых не называть его Гов и настаивал на этом даже упорней, чем Лоуренс отбивался от Ларри. Вследствие чего вся контора окружного прокурора, Дворец правосудия Сан-Диего и все юристы Южной Калифорнии – по крайней мере за глаза – называли его не иначе как Гов, а чаще всего – Говнюк.

А вот Сид – это был настоящий сюрприз. Сид оказалась привлекательной женщиной лет тридцати пяти, полноватой, но ей это шло. Одета она была с иголочки, а лицо светилось умом и неиссякающим интересом к жизни. Она напомнила Дарвину одну характерную актрису, которая ему очень нравилась, вот только имени ее он никак не мог запомнить. Полное имя Сид было, видимо, Сидни. И поскольку Сид заняла второе «место шефа» – стул в противоположном конце стола от Говнюка, – то скорее всего она считалась здесь влиятельным лицом.

Заместитель окружного прокурора Ньюк призвал присутствующих к порядку.

– Вы все знаете, почему мы здесь сегодня собрались. Те, кто был на дежурстве или пропустил программу новостей, могут ознакомиться с заявлением мистера Дарвина Минора. Вот оно, перед вами… А еще у нас есть видеозапись.

«Черт!» – подумал Дар, когда помощник заместителя перенес видеомагнитофон и старенький телевизор, стоявшие в углу, на стол и поставил перед своим начальником. Помощник вставил кассету в магнитофон, и Гов Ньюк включил запись.

Дарвин не видел вчерашних «Новостей». Теперь ему представилась возможность просмотреть прямой репортаж пятого канала с места событий. Они успели заснять большую часть погони: от съезда с магистрали, путь по извилистой дороге над озером Эльсинор и до самого конца, когда «Мерседес Е-340» протаранил веранду ресторана «Кругозор» и взмыл высоко в воздух, словно собирался приземлиться прямо на кабину вертолета с телевизионщиками.

Заместитель окружного прокурора Ньюк милосердно отключил звук, и комментарии репортеров не были слышны. А вот сами репортеры с немилосердной скрупулезностью отсняли последний прыжок «Мерседеса». Двое мужчин высунулись из боковых окон по плечи, будто хотели в последний миг выпрыгнуть наружу, их рты беззвучно раскрывались. Дар отчетливо видел движение их губ, но слов разобрать так и не смог.

Когда «Мерседес» выпал из поля зрения телевизионщиков, пилот вертолета тотчас же повел машину по спирали, чтобы гиростабилизированная камера могла заснять полет «Е-340». Затем «Мерседес» ударился о скалистый выступ, примерно в пятистах футах ниже ресторанной веранды, перевернулся вверх колесами и наконец рухнул на деревья, которые росли на берегу озера. Корпус машины, на удивление, остался целым, но все остальное брызнуло в разные стороны – колеса, бамперы, зеркала, оси, глушитель, ветровое стекло, подвески, колпаки и люди. Затем все это исчезло в клубах пыли, взметнувшихся выше крон основательно потрепанных деревьев.

Заместитель окружного прокурора Ньюк перемотал сцену катастрофы на начало. Куски автомобиля склеились обратно, и машина взмыла в воздух. Ньюк остановил перемотку на кадре, где двое мужчин высунулись из окон «Мерседеса» и один из них что-то кричал – по-видимому, умолял о помощи. Дарвин заметил, что головы всех присутствующих в комнате дружно повернулись в его сторону.

Даже Лоуренс и Труди посмотрели на него. Вынести тяжесть этих взглядов оказалось нелегко. Дар хотел спросить, не спасли ли их подушки безопасности, но передумал и промолчал. К тому же три подушки из четырех уже сработали и успели сдуться к тому времени, как машина взлетела над обрывом. На пленке салон «Мерседеса» являл собой жалкое зрелище, словно изнутри его выстилали огромные презервативы.

«Я стал причиной смерти двоих человек», – подумал Дар. На душу снова легла тяжесть, а к горлу подкатил неприятный, тошнотворный ком. Но раскаяния Дарвин не испытывал. Слишком хорошо он помнил свист пуль над головой и звон разлетающихся боковых окон «Акуры». Злость улеглась, отошла в далекое прошлое, но Дар прекрасно помнил это чувство и понимал, что, если бы эти сволочи остались в живых, он спустился бы с горы и первой подвернувшейся палкой прикончил их на месте.

Дарвин молчал, сохраняя спокойное выражение лица, и постепенно сидящие за столом отвели взгляды.

– И напоследок, – сказал Ньюк, прерывая напряженное молчание, – я хочу заметить, что из местной школы для глухонемых приехали эксперты, которые умеют читать по губам. Они проанализировали эти кадры…

Ньюк махнул рукой на экран, где усатый стрелок застыл с разинутым ртом, выкрикивая свои предсмертные слова, и закончил:

– …и пришли к выводу, что по артикуляции это ближе всего к … э-э… «soon key».

Все удивленно захлопали глазами, и только Сидни громко расхохоталась.

– Суки, – произнесла она с непривычным акцентом и снова хихикнула. – Это bitch по-русски. Мне кажется, что этим словом он выражал свое мнение о пятом канале.

– Ясно, – сказал заместитель окружного прокурора и выключил телевизор.

– Это подтверждает предположение бюро о личностях этих людей, – подал голос мужчина с фэбээровской стрижкой. – «Мерседес» был угнан из Лас-Вегаса два дня назад. Погибшие, которые находились в угнанной машине, по национальности были русскими. Водитель, Василий Плавинский, находился в стране в течение трех месяцев по гостевой визе. Второй…

– Который пытался застрелить моего клиента из автоматического оружия, – умело вклинился адвокат Дюбуа.

Фэбээровец нахмурился, но продолжил:

– …второй, тоже русский, прибыл в Нью-Йорк всего пять дней назад. Его имя – Климент Редько.

– Это может быть прозвищем или псевдонимом, – заметил Дар.

– Почему вы так считаете? – вскинулся агент ФБР. – По вашим показаниям, вы никогда не встречались с этими людьми прежде. А теперь высказываете предположения о личности одного из этих… гм, жертв.

– Возможных убийц, – немедленно поправил Дюбуа. – Наемных убийц.

– Я предположил, что это может быть не настоящим именем, – ответил Дар, – потому что был такой малоизвестный русский художник, Климент Редько. В 1924 году он написал картину «Восстание», предсказав сталинский террор. Он изобразил Ленина, Сталина, Троцкого и других большевистских вождей на кроваво-красном фоне, окруженных солдатами, которые стреляли в беззащитных людей.

С полминуты все сконфуженно молчали, словно Дар не блеснул эрудицией и занудством, а вскочил на стол и сплясал джигу. Он мысленно дал себе зарок впредь держать язык за зубами, если только не придется отвечать на прямо поставленные вопросы. И тут Дарвин увидел, что Сидни, кем бы она ни была, одобрительно подмигнула ему.

– Теперь позвольте мне представить всех присутствующих, – вскочил со своего места заместитель окружного прокурора, пытаясь снова направить разговор в нужное русло. – Многие из вас наверняка знакомы со специальным агентом Джеймсом Уорреном, представителем местного отдела ФБР. Капитан Билл Рейнхард из дорожно-постовой службы Лос-Анджелеса, их посредник в операции «Большая чистка». Капитан Фрэнк Фернандес, из нашего полицейского отделения. Рядом с капитаном Фернандесом… спасибо, что пришли к нам, Том, я знаю, что вы сегодня улетаете на конференцию в Вегас… капитан Том Саттон из Калифорнийской патрульной службы. За Томом – Пол Филдс, шериф округа Риверсайд, именно он так потрясающе держался во время этой операции. Все мы знаем База Мак-Кола, шерифа округа Сан-Диего. И в конце стола… привет, Марлена… Марлена Шульц, шериф округа Ориндж.

Заместитель окружного прокурора Ньюк перевел дыхание и повернулся к левому ряду.

– Некоторые из вас, несомненно, встречались с Робертом… Бобом, да? С Бобом Гауссом из отдела расследований мошенничеств со страховками. Здравствуйте, Боб. Следующий за Бобом – адвокат Жанетт Паульсен из Национального бюро расследования страховых преступлений, из Вашингтона. Слева от мисс Паульсен – Билл Уитни из Калифорнийского отдела страхования. За Биллом… э-э…

Ньюк запнулся и полез в блокнот. Его плавная речь впервые дала сбой.

– Лестер Гринспан, – сухо промолвил взъерошенный мужчина, по виду – закоренелый бюрократ. – Ведущий адвокат группы «Коалиция против страхового мошенничества». Я тоже был откомандирован из Вашингтона для официального посредничанья с вашей операцией «Большая чистка».

Дар поморщился. «Посредничанье! Ну и грамотей…»

– Следующий за мистером Гринспаном – тот, кого мы все знаем и любим, – продолжил заместитель окружного прокурора, решив, вероятно, слегка разнообразить скучную процедуру представления. – Наш прославленный и знаменитый адвокат В.Д.Д. Дюбуа.

– Спасибо, Говнюк, – широко улыбнулся Дюбуа.

Ньюк заморгал, сделав вид, что не расслышал последнего слова, и улыбнулся в ответ.

– Э-э… следующий за В.Д.Д… кто же из нас не знает этих двоих… Труди и Ларри Стюарт из расследовательского агентства Стюартов, Эскондидо.

– Лоуренс, – поправил Лоуренс.

– А за Ларри, – продолжал заместитель окружного прокурора, – сидит человек, по поводу которого мы все здесь собрались, – мистер Дарвин Минор, один из лучших в стране экспертов по дорожно-транспортным происшествиям. Он был за рулем черной «Акуры», которую мы видели на видеокассете. В конце стола…

– Минуточку, Гов, – прервал его Филдс, шериф округа Риверсайд.

Это был пожилой мужчина с недобрым прищуром глаз опытного стрелка. Он посмотрел на Дарвина, как удав на кролика, видимо пытаясь загипнотизировать его на расстоянии.

– Я никогда еще не видел такого хладнокровного убийства, как это.

– Спасибо, – ответил Дар, возвращая шерифу его пронзительный взгляд. – Только хладнокровно пытались убить меня они. А моя кровь была очень, очень горячей, когда я столкнул их с дороги…

– Одну минуту! – воскликнул заместитель окружного прокурора. – Дайте мне закончить. Я с большим удовольствием хочу представить вам мисс Сидни Олсон, главного следователя окружной прокуратуры и нынешнюю главу комиссии по вопросам организованной преступности, созданной для проведения операции «Большая чистка в Южной Калифорнии». Сид… вам слово.

– Спасибо, Ричард, – улыбнулась главный следователь.

«Стокард Ченнинг», – вспомнил Дар.

– Как вы уже знаете, – начала она, – последние три месяца в нашем штате проводится важное расследование – операция «Большая чистка». Основная задача состоит в том, чтобы положить конец ширящимся случаям страхового мошенничества. Мы оцениваем общий убыток казне штата за этот год приблизительно в семь-восемь миллиардов долларов…

Некоторые из шерифов уважительно присвистнули.

– …и увеличение количества случаев страхового мошенничества по меньшей мере на двадцать пять процентов.

– Скорее на сорок, – заметил Лестер Гринспан из «Коалиции против страхового мошенничества».

– Согласна, – кивнула Сидни Олсон. – Полагаю, что эти данные не соответствуют реальным цифрам. Ситуация резко ухудшилась, особенно за последние полгода.

Спецагент Джеймс Уоррен откашлялся и сказал:

– Нужно отметить, что операция «Большая чистка в Южной Калифорнии» разработана на основе операции «Большая чистка» 1995 года, за время которой бюро арестовало более тысячи подозреваемых.

«Из которых вину признали четверо, от силы пятеро», – подумал Дарвин.

– Спасибо, Джим, – кивнула главный следователь Олсон. – Так и есть. Наша операция базируется и на опыте наших флоридских коллег, акции «Авария на заказ». Было арестовано сто семьдесят два подозреваемых, многие из которых, как выяснило следствие, состояли в группировках по организации автокатастроф с целью получения высоких страховых премий.

– Столкновения без жертв? – спросила Труди Стюарт. – Или что похуже?

– Большинство подозреваемых неоднократно подавали заявления о столкновениях, – ответила Сидни. – Но главными обвиняемыми стали адвокат из Майами и его сын, которые за деньги уговаривали небогатых автовладельцев врезаться друг в друга на флоридских магистралях. А потом через свою адвокатскую контору или сотрудничающих с ними частных адвокатов возбуждали иски против страховых компаний. Семейка успела подстроить таким образом более ста пятидесяти аварий.

– Ничто не ново в Южной Калифорнии, – проворчал Филдс, шериф Риверсайдского округа, оглядывая присутствующих через прицел своих прищуренных глаз. – Где-то восемь из десяти аварий на шоссе I-5 подстроены. Старо как мир.

Главный следователь Сидни Олсон согласно кивнула.

– Если не считать того факта, что за последние месяцы кто-то пытается установить контроль над мошенничеством в страховом бизнесе.

– Банды? – подозрительно прищурился шериф Филдс.

Ему ответил заместитель окружного прокурора Ньюк:

– Во Флориде страховым мошенничеством занимались бывшие колумбийские наркодилеры. А в Восточном Лос-Анджелесе и еще кое-где этим делом заведовали мексиканские и мексико-американские банды.

– Крупные шишки, – хмыкнул шериф Филдс.

– Большая часть инсценированных аварий, – покачал головой капитан Саттон, – организованы вовсе не латино-американскими группировками. Они пытались заняться этим здесь, но быстро получили пинка под зад, причем немало главарей банд от этого пинка очутились в морге.

Шериф Шульц из округа Ориндж прокашлялась и тоже подала голос:

– То же самое произошло и с вьетнамцами, когда они попытались взять контроль над всей организованной преступностью. Их быстро привели к общему знаменателю.

– И кто бы ни занял лидирующую позицию в криминальных кругах, – продолжил спецагент Уоррен, – он привлек на свою сторону русских и чеченских боевиков. Их группировки действуют по всему Западному побережью, особенно в этом районе.

Все головы повернулись к Дарвину. Лоуренс кашлянул, что всегда предшествовало у него относительно долгому словоизлиянию.

– Наша компания наняла Дара… мистера Минора… доктора Минора… в качестве эксперта. Он расследовал несколько аварий и с полной уверенностью установил, что они были подстроены. Доктор Минор, как и я, выступал свидетелем-экспертом в десятках подобных случаев.

Труди Стюарт покачала головой и добавила:

– Но мы не заметили никаких свидетельств, что эти случаи были подстроены какой-то определенной группировкой. Обычные неудачники и мошенники во втором, третьем или четвертом поколении. Они жили с этих страховых выплат.

Заместитель окружного прокурора посмотрел на Дарвина.

– Без сомнения, эти двое русских боевиков в сером «Мерседесе» были озадачены убить именно вас, мистер Минор.

Дарвин чуть скривился, услышав употребление существительного «задача» в качестве глагола. А вслух произнес:

– Зачем же им понадобилось меня убивать?

Сидни Олсон развернулась на своем стуле и посмотрела Дару прямо в глаза.

– Мы полагали, что на этот вопрос услышим ответ от вас. Несколько месяцев расследования не продвинули следствие вперед так, как события вчерашнего дня!

Дарвин только покачал головой.

– Я даже не представляю, как они ухитрились найти меня. Это был такой безумный день…

И он вкратце рассказал о звонке в четыре часа утра, о твердотопливных ускорителях, встрече с Ларри и разговоре с Генри в доме престарелых.

– Другими словами, я ничего не планировал заранее. Никто не мог знать, что в это время я буду находиться на шоссе I-5.

– Среди обломков автомобиля, – подал голос капитан Саттон, – мы обнаружили частотный сканер сотовых телефонов. Они могли отслеживать ваши звонки.

Дар снова покачал головой.

– После встречи с Ларри я никуда не звонил. Мне тоже не звонили.

– После того, как Лоуренс заснял встречу угонщиков, – сказала Труди, – он звонил мне и сказал, что отправил тебя в дом престарелых.

– Ты думаешь, что эти дурацкие стартовые ускорители или старик семидесяти восьми лет, выпавший из своей инвалидной коляски, – цепи одного обширного заговора против страховых компаний? – спросил Дар. – И что кто-то специально вызвал из России боевиков лишь затем, чтобы прихлопнуть меня?

И снова заговорил капитан Саттон. Для такого высокого мужчины – под два метра ростом – у него был удивительно тихий и мягкий голос.

– С ускорителями все ясно. На месте взрыва нашли человеческие останки, а именно зубы. Они принадлежали девятнадцатилетнему Парвису Нельсону, который проживал в Боррего-Спрингс со своим дядей Лероем. Лерой покупал на базе списанный металлолом оптом. Случайно кто-то продал ему два исправных ускорителя. И Парвис решил их испробовать. Оставил дяде записку…

– Самоубийца? – поинтересовался кто-то.

– Нет, – покачал головой капитан дорожного патруля. – Просто записка, там даже было указано время – 11 часов вечера. Парвис написал, что хочет побить мировой рекорд скорости. И что вернется домой к завтраку.

– Самоубийца и есть, – пробурчал Мак-Кол, шериф округа Сан-Диего, и посмотрел на Лоуренса. – Судя по показаниям, вы встретились с мистером Минором перед тем, как отправились снимать встречу шайки угонщиков автомобилей. Эта шайка выбрала «Авис» в качестве жертвы. Могло ли это стать причиной нападения на мистера Минора?

– Простите, шериф, – засмеялся Лоуренс, – но угоном автомобилей «Ависа» занималась одна семейка, деревенщина на деревенщине. Ну, вроде тех старых добрых южных семей, у которых на генеалогическом древе нет ни единой веточки.

Ни полиция, ни шерифы, ни фэбээровец даже не улыбнулись.

Лоуренс кашлянул и продолжил:

– Нет, эта шайка никаким образом не связана с русской мафией. Пожалуй, они даже не подозревают, что в России может быть мафия. Это местная работа. Братец Билли Джо работал в «Ависе» и, заполняя обычные документы, аккуратно узнавал, где остановился в данный момент очередной клиент. Затем братец Молчун брал запасные ключи, которые хранились в фирме, и той же ночью угонял автомобиль. Они предпочитали воровать спортивные машины. В пустыне они встречались с кузеном Флойдом, у которого была заправка и гараж, и благоразумно перекрашивали машину. Как только она высыхала, ее перегоняли в Орегон и продавали. Номера машины они меняли, а номера деталей и не думали перебивать. Идиоты! Я послал фотографии и отчет в «Авис» еще вчера, а оттуда уже сообщили и нашей полиции, и орегонской.

Главный следователь Олсон слегка повысила голос, чтобы вернуть разговор к прежней теме:

– Получается, что вчерашние инциденты, которые вы расследовали, не имели никакого отношения к покушению на вашу жизнь, мистер Минор.

– Зовите меня просто Дар, – пробормотал Дарвин.

– Дар, – повторила Сидни Олсон, снова посмотрев ему прямо в глаза.

Дар вновь поразился, как она ухитрялась сочетать профессиональную серьезность с легким оттенком юмора и жизнерадостности. Может, дело в искорках в ее глазах или движениях ее губ? Дар замотал головой, чтобы прийти в себя. Этой ночью ему так и не удалось выспаться.

– Вы совершили что-то такое, – продолжала Сидни, – из-за чего на вас ополчился «Альянс».

– Альянс? – не понял Дар.

– Так мы называем эту группировку мошенников, – кивнула главный следователь Олсон. – Она весьма многочисленна и хорошо скоординирована.

Шериф Филдс откинулся на спинку стула и скривил рот так, словно собрался сплюнуть прямо на стол.

– Многочисленная группировка! Операция «Большая чистка»! Девочка, у вас там обычная шайка придурков, которые сперва таранят чужие машины, а потом загребают лопатой страховку. Старо как мир. А все эти суперзадачи – одна трата денег налогоплательщиков.

Щеки главного следователя Олсон слегка порозовели. Она метнула в Филдса убийственный взгляд, которому позавидовала бы и Медуза-горгона.

– «Альянс» существует на самом деле, шериф. Эти двое русских в «Мерседесе», которые, по данным Интерпола, успели убить с десяток незадачливых банкиров и бизнесменов в Москве, тоже не выдумка. Дыры от «Мак-10» в машине мистера Минора – самые настоящие. Около десяти миллиардов долларов, которые выманили мошенники у страховых компаний Калифорнии… Все это существует на самом деле, шериф!

Негодующий взгляд Филдса разбился о невозмутимое лицо Сидни Олсон. Его кадык дернулся, словно шериф передумал-таки плевать на стол и счел за благо проглотить накопившуюся слюну.

– М-да, возражений нет. Но давайте поскорее, у всех полно своих дел. Где эта… «Большая чистка»… начнется?

Заместитель окружного прокурора Ньюк улыбнулся доброй, утешительной и совершенно фальшивой улыбкой. Так улыбались и будут улыбаться политики всех времен и народов.

– Из-за этого инцидента штаб-квартира нашей комиссии спешно переносится в Сан-Диего, – радостно сообщил он. – Пресса заходится криком, желая узнать имя водителя черной «Акуры». Пока мы держали это в тайне, но завтра…

– Завтра, – оборвала его Сидни Олсон, снова взглянув на Дарвина, – мы собираемся предоставить им официальную версию. Кое-что мы оставим за кадром – например, что те двое погибших были боевиками русской мафии. Мы сообщим, что это было покушение на частного детектива. Настоящее имя и профессию Дара по очевидным причинам мы огласке предавать не будем. И добавим, что на жизнь детектива было совершено покушение из-за того, что он приблизился к раскрытию какого-то преступления. После этого официального заявления я некоторое время проведу в компании мистера Минора и агентства Стюартов.

На этот раз Дарвин с подозрением уставился на Сидни Олсон. Она уже не казалась ему такой же занятной, как Стокард Ченнинг.

– Вы подставляете меня, как козу из этого фильма про динозавров… «Парк Юрского периода»?

– Именно, – ответила Сидни и широко улыбнулась.

Лоуренс вскинул брови.

– Больше всего на свете мне не хотелось бы найти у себя на крыше окровавленную ногу Дара, – сказал он.

– Мы понимаем, – откликнулась Сидни Олсон. – Заверяю вас, что ничего подобного не случится.

Она встала.

– Как заметил шериф Филдс, каждого ждут свои дела. Леди и джентльмены, мы будем держать вас в курсе событий. Спасибо, что присутствовали на сегодняшней встрече.

Собрание закончилось. Гов Ньюк казался обескураженным, что ему не удалось объявить об этом лично.

– Вы собираетесь сейчас домой, на Мишен-Хиллз? – спросила у Дара Сидни Олсон.

Дарвин не удивился, услышав, что ей известно, где он живет. Напротив, он был уверен, что главный следователь успела прочитать все его досье, от корки до корки.

– Ага, хочу переодеться и посмотреть мыльные оперы. Ларри и Труди дали мне выходной, а других вызовов пока не поступало.

– Могу я поехать вместе с вами? – спросила главный следователь Олсон. – Пустите меня в свою берлогу?

Дар перебрал в уме тысячу разнообразных ответов с сексуальным подтекстом и отверг все до единого.

– Вы будете меня охранять, да?

– Совершенно верно, – кивнула Сидни.

Она поправила пиджак, отчего на бедре отчетливо прорисовался контур девятимиллиметрового полуавтоматического пистолета.

– По пути можно заскочить куда-нибудь и пообедать. Не волнуйтесь, мы еще успеем на «Все мои детишки».

Дар только вздохнул.

ГЛАВА 5

Д – ДЕЦИБЕЛЫ

– Мы знакомы всего пару часов, – заметила Сидни, – а вы уже обманываете меня.

Дарвин оторвался от кофемолки и посмотрел на гостью.

Они заехали перекусить жареным мясом в ресторанчик «Канзас-Сити» – Сидни сказала, что приглядела его еще пару дней назад, но все никак не могла туда добраться, – а потом отправились на Мишен-Хиллз. Дар припарковал свой «Лендкруизер» в гараже на первом этаже – огромном, темном помещении с лабиринтом низких столбиков, которые обозначали места для парковки. Затем они поднялись в большом грузовом лифте – единственном на весь дом – в его квартиру на шестом этаже.

Дарвин смотрел, как Сидни бродит по гостиной, оглядывая книжные полки.

– Итак, что мы имеем? Около семи тысяч книг, – продолжала Сидни, – не менее пяти компьютеров, отличный музыкальный центр с восемью колонками, одиннадцать шахматных досок, но ни одного телевизора. И как же вы смотрите свои мыльные оперы?

Дар улыбнулся, засыпая в кофеварку только что смолотый кофе.

– Обычно эти оперы сами находят меня. Они называются «взятие показаний у свидетелей и потерпевших».

Главный следователь Сидни Олсон понимающе кивнула.

– Но у вас вообще есть хоть один телевизор? Может, в спальне? Пожалуйста, Дар, скажите, что он у вас есть! В противном случае мне останется предположить, что вы первый интеллектуал, которого я встречаю не за решеткой.

Дарвин залил воду в кофеварку и включил ее.

– Есть. В одном из отделений шкафа, у самой двери.

– Ага, – промолвила Сидни, выгибая бровь дугой. – Дайте-ка я догадаюсь сама. Баскетбол?

– Нет, бейсбол. По вечерам, когда бываю дома, иногда смотрю прямые трансляции с серии решающих встреч.

Он положил две подставки под чашки на маленький круглый кухонный столик. Сквозь огромные восьмифутовые окна лился яркий солнечный свет.

– Имсовский стул,[13] – заметила Сид, погладив изогнутую деревянную спинку и черную кожаную обивку стула в углу гостиной, где под прямым углом сходились два книжных шкафа. Гостья села на стул и поставила ноги на оттоманку, сделанную в том же стиле. – Довольно удобно. По-видимому, они настоящие… в смысле, это оригинал.

– Верно, – согласился Дар.

Он выставил на столик две большие белоснежные кофейные кружки и налил в них дымящийся ароматный напиток.

– Сахар? Сливки?

– Предпочитаю кофе в стиле Джеймса Брауна,[14] – покачала головой Сид. – Черный, крепкий и густой.

– Надеюсь, этот придется вам по вкусу, – сказал Дарвин.

Сид неохотно встала с имсовского стула, потянулась и присела за кухонный столик.

Попробовав глоток кофе, она одобрительно приподняла брови.

– Да, это то, что нужно. Мистер Браун был бы в восторге.

– Могу сделать послабее, не такой крепкий.

– Нет, мне нравится этот.

Она оглядела гостиную и те комнаты, которые были видны с кухни.

– Можно я на минутку притворюсь сыщиком?

Дарвин кивнул.

– Настоящий персидский ковер на всю гостиную. Настоящий имсовский стул. Обеденный стол и стулья с виду – настоящий Стикли,[15] как и испанские светильники. В каждой комнате – предметы ручной работы. Неужели вон та большая картина напротив окна кисти Рассела Чэтема?[16] Особенно известны его литографии.

– Именно, – подтвердил Дарвин.

– И это масло, а не литография… Такие работы Рассела Чэтема стоят сейчас немало.

– Я приобрел эту картину в Монтане несколько лет назад, – ответил Дарвин, допивая кофе. – Еще до шумихи, которая вокруг него поднялась.

– И все-таки, – покачала головой Сид, заканчивая инспекцию. – Сыщик сделал бы вывод, что у обитателя этой квартиры водятся хорошие деньги. Вчера разбил «Акуру», а сегодня приехал на «Лендкруизере»…

– Разные дела требуют разных машин, – уклончиво ответил Дарвин, начиная слегка раздражаться. Видимо, Сидни почувствовала это, потому что принялась за свой кофе. Затем улыбнулась.

– Хорошо, по-видимому, вам настолько же интересно делать деньги, как и мне.

– Тот, кто пренебрегает деньгами, либо дурак, либо святой, – сказал Дарвин. – Но мне это занятие представляется неимоверно скучным, да и разговаривать об этом неинтересно.

– Ладно. А вот одиннадцать шахматных досок поставили меня в тупик, – призналась Сид. – На каждой – своя партия. В шахматах я полный профан, с трудом отличаю коня от ладьи. Но у меня создалось впечатление, что эти партии не из легких. Неужели к вам часто заходит в гости компания друзей-гроссмейстеров, что приходится держать несколько досок сразу?

– Е-мейл, – кратко ответил Дарвин.

Сид кивнула и огляделась.

– Хорошо, перейдем к книгам. Вот эта стена – вся в книжных полках. По каким критериям вы их расставляли? Не по алфавиту, это уж точно. И не по дате выпуска. Старые тома стоят вперемежку с новыми книгами в мягких обложках.

Дарвин усмехнулся. Заядлые читатели всегда первым делом бросаются к книжным шкафам других читателей и пытаются найти в расстановке книг свою систему.

– Наугад, – сказал он. – Покупаю книгу, читаю и сую на первое попавшееся место.

– Возможно, – согласилась Сид. – Но вы не похожи на небрежного человека.

Дарвин промолчал, размышляя о теории хаоса, которая вылилась в его докторскую диссертацию. Сидни внимательно изучала книжные полки.

Наконец она забормотала себе под нос:

– Стивен Кинг – правая верхняя полка. «Обыкновенное убийство» Трумена Капоте – на две полки ниже, тоже справа. «Убить пересмешника» на второй полке снизу. «Запад Эдема» слева от окна. Хемингуэевская ерунда…

– Эй, полегче! – возмутился Дар. – Мне нравится Хемингуэй!

– Хемингуэевская ерунда на нижней правой полке, – закончила Сид. – Я поняла!

– Да ну? – засомневался Дарвин, мысленно ощетинившись.

– Эти полки повторяют карту Соединенных Штатов, – сказала Сидни. – Вы расставляете книги в географическом порядке. Кинг подмораживает свою задницу под потолком, в Мэне. Хемингуэй устроился в тепле, в Ки-Уэсте…

– Вообще-то на Кубе, – поправил Дар. – Впечатляюще. А как вы расставляете свои книги?

– В соответствии с отношениями авторов друг к другу, – призналась она. – Ну, например, Трумен Капоте рядом с Харпер Ли…

– Друзья детства, – согласился Дарвин. – Маленький, неуверенный в себе Трумен стал прототипом Дилла из «Убить пересмешника».

Сидни Олсон кивнула.

– С уже умершими писателями никаких проблем, – сказала она. – Ну, Фолкнера и Хемингуэя можно держать порознь, но вот с остальными постоянная морока. Я имею в виду, что Ами Тан сперва дружит с Табитой Кинг, но, когда я покупаю следующую книгу, они уже не разговаривают друг с другом. Я трачу больше времени на перестановку книг, чем на чтение, а потом дни напролет гадаю, остаются ли Джон Гришем и Майкл Крайтон друзьями-приятелями или уже поссорились…

– Занимаетесь черт знает чем, – дружелюбно попрекнул ее Дар.

– Ага, – согласилась Сидни и взялась за свою чашку с кофе.

Дарвин вздохнул. Он находился в прекрасном расположении духа и был вынужден постоянно напоминать себе, что Сидни Олсон интересуется им потому, что это ее работа, а не потому, что без ума от его обаяния.

– Моя очередь, – заявил он.

Сидни Олсон кивнула и отхлебнула кофе.

– Вам примерно тридцать шесть – тридцать семь лет, – начал он, понимая, что ступил на запретную территорию. Но не остановился, а поспешно продолжил наступление: – Высшее юридическое образование. Произношение почти лишено влияния восточных диалектов. Но в гласных слышится легкий акцент срединного Запада. Северо-Западный университет?

– Чикагский, – уточнила она и добавила: – И должна заметить, что мне только тридцать шесть. Исполнилось в прошлом месяце.

– Даже прокуроры округов обычно считают, что должность главного следователя занимают самые толковые стражи порядка в их краях, – тихо, словно разговаривая с самим собой, продолжил Дарвин. – Кого туда обычно назначают? Бывших помощников шерифа, бывших военных, бывших агентов ФБР…

Он запнулся и покосился на Сид.

– И сколько вы проработали в бюро? Лет семь?

– Почти девять, – ответила она.

Затем встала, подошла к кофеварке и разлила по чашкам густой ароматный напиток.

– Хорошо. Причина увольнения…

Дарвин осекся. Причины могли оказаться глубоко личными.

– Ничего, продолжайте. Все в порядке.

Дар отхлебнул кофе и осторожно предположил:

– Извечный вопрос дискриминации женщин? Но мне казалось, что в бюро с этим получше.

– Они стараются, – кивнула Сид. – Еще лет через десять я бы достигла потолка. Выше меня был бы только один человек – какой-нибудь политикан и крючкотворец, которого очередной президент назначил бы шефом ФБР.

– Так почему вы ушли… – начал Дар и умолк. Он вспомнил о девятимиллиметровом пистолете на ее бедре. – А-а, вы предпочитаете лично проводить закон в жизнь, а не заниматься…

– Расследованиями, – закончила Сид. – Именно. А бюро, как ни крути, на девяносто восемь процентов занимается расследованиями.

Дарвин потер щеку.

– Ясно. А в качестве главного следователя окружной прокуратуры вы ведете расследование, чтобы потом, когда настанет час, вышибить дверь ногой…

– А потом как следует пнуть преступника, который прячется за этой дверью, – ослепительно улыбнулась Сид.

– И часто?

Улыбка Сидни потускнела, но не исчезла до конца.

– Достаточно часто, чтобы не потерять форму.

– А еще вам поручают проводить межведомственные операции типа «Большой чистки в Южной Калифорнии», – добавил Дар.

Ее улыбка наконец пропала.

– Да. И я готова побиться об заклад, что у нас с вами одинаковое отношение ко всевозможным заседаниям и комиссиям.

– Пятый закон Дарвина, – кивнул он.

Сид вопросительно вздернула бровь.

– Сумма интеллекта обратно пропорциональна количеству голов, – объяснил Дарвин.

Сидни допила кофе, осторожно поставила чашку на блюдце и спросила:

– Это закон Чарлза Дарвина или доктора Дарвина Минора?

– Не думаю, что Чарлзу часто приходилось заседать в советах и на собраниях, – заметил Дар. – Он просто плавал по морям на своем «Бигле» и загорал, наблюдая за своими любимыми зябликами и черепахами.

– А что гласят остальные пункты вашего закона?

– Возможно, вы ознакомитесь с ними во время нашего дальнейшего сотрудничества, – ответил Дарвин.

– А мы собираемся сотрудничать?

Дар развел руками.

– Я всего лишь хочу докопаться до сути этого киношного плана. Пока все достаточно шаблонно. Вы выставляете меня в качестве приманки, надеясь, что «Альянс» бросит на меня еще одну парочку киллеров. Конечно, вам придется меня защищать. Поэтому вы будете находиться рядом со мной все двадцать четыре часа в сутки. Хороший план.

Он окинул взглядом гостиную и кухню.

– Правда, не представляю, где вы будете спать, но мы что-нибудь придумаем.

Сидни потерла пальцем бровь.

– И не мечтайте, Дарвин. Ночью полицейское управление Сан-Диего вышлет дополнительные патрули. Я же должна осмотреть вашу квартиру и составить… отчет – с точки зрения безопасности, для Говнюка.

– И как? – поинтересовался Дар.

Сид снова улыбнулась.

– Я с радостью доложу ему, что вы проживаете в настоящем сарае, где только часть помещений выделена под квартиры и жилые помещения. На лестнице – никакой охраны… если не считать охраной ту старую сонную клячу. На первом этаже, где вы паркуете свой танк «Шерман», который притворяется спортивной машиной, низкая степень освещенности и нет никакой охраны. Входная дверь… Да, укрепленная, с тремя хорошими замками и цепочкой. Но эти окна – сущий кошмар. Вас запросто подстрелит слепой снайпер с проржавевшим «спрингфилдом» в безлунную ночь. Ни штор, ни жалюзи – голые окна. Может, вы эксгибиционист в душе, Дар?

– Мне нравится вид из окна.

Он встал и подошел к кухонному окну.

– Отсюда хорошо виден залив, аэропорт, Пойнт-Лома, морской порт…

Он умолк, осознав, насколько неубедительно звучат его слова.

Сидни подошла к окну и встала рядом. Дарвин уловил легкий аромат ее волос и тела. Пахло приятно. Он всегда предпочитал наслаждаться естественным запахом тела, похожим на свежесть леса после дождя, чем крепкими духами.

– Вид замечательный, – признала Сид. – Мне нужно вызвать такси, вернуться в «Хайат» и успеть еще сделать несколько звонков.

– Я тебя отвезу…

– Черта с два! – отрезала Сид. – Уж если наше кино превратилось в такой боевик, оставь свою галантность при себе.

Она вызвала такси по телефону, который стоял на кухне.

– Ну ты же не собираешься и вправду стеречь меня круглые сутки? – встревожился Дарвин. – И при чем тут боевик?

Сидни Олсон утешительно похлопала его по плечу.

– Если тебя не снимет снайпер, а русская мафия не перережет тебе глотку в том темном закоулке, который ты называешь гаражом, и если напоследок тебя не пристукнут в подворотне, позвони мне, когда Стюарты пошлют тебя на следующее задание. Официально мы будем вместе расследовать аварии и случаи мошенничества со страховками.

– А неофициально? – поинтересовался Дар.

– Гм, думаю, что никакого «неофициально» не будет, – ответила Сидни, подхватывая свою тяжелую сумку и направляясь к двери. – Говнюк предоставил мне комнату в здании суда. Я бы официально выразила свою радость, если бы завтра утром ты явился туда, чтобы помочь мне разобраться со случаями, которыми ты прежде занимался.

Она написала на визитке свой номер телефона.

– И, возможно, я отыщу причины, из-за которых твои давешние приятели в сером «Мерседесе» мечтали отправить тебя на тот свет.

– Может быть, они спутали меня с каким-то водителем «Акуры», который проигрался в пух и прах в «Эм-Джи-Эм Гранд-Отеле» и улизнул, не заплатив? – предположил Дар.

– Может быть, – бросила Сид, оглядывая комнату и ее хозяина перед тем, как переступить порог квартиры. – Так сколько у вас здесь книг, доктор Минор?

– Я сбился со счета после шести тысяч, – пожал плечами Дарвин.

– Когда-то у меня было столько же, – заметила Сид. – А потом, когда я стала главным следователем, я их раздала. «Иди налегке» – вот мой девиз.

Она шагнула на лестничную площадку, повернулась и погрозила Дару пальцем.

– Я не шучу относительно твоего визита в мой кабинет и звонка перед тем, как отправишься на какой-нибудь серьезный случай.

Сидни дала ему карточку с номерами рабочего телефона в Сакраменто и пейджера. Поверху, карандашом, был записан номер кабинета в здании суда Сан-Диего.

– Конечно, – согласился Дар, разглядывая ее карточку. Дорогая, но без номера домашнего телефона. – Смотри, ты сама этого хотела, – предупредил он.

Сид уже шагала по коридору, направляясь к грузовому лифту, и вскоре скрылась за поворотом. Мягкие подошвы ее туфель позволяли ходить практически бесшумно.

– Ты сама этого хотела, – повторил Дарвин и вернулся в квартиру.


Ее сонный, невнятный голос прозвучал только после пятого звонка.

– Олсон слушает.

– Проснись и пой, госпожа главный следователь!

– Кто это?

Одурманенная сном Сид проглотила последнее слово, с трудом выговорив только «т».

– Какая у нас короткая память! – злорадствовал Дарвин. – Сейчас без десяти два. Ночи. Ты просила позвонить, когда я в следующий раз поеду по вызову. Я уже одет и выезжаю. Даю тебе целых пять минут на сборы, пока я доберусь до «Хайата».

Пауза. Дарвин отчетливо слышал ее тихое дыхание.

– Дар… помнишь, я просила позвонить, когда бу-дет что-то серьезное. Если это какой-нибудь водитель трейлера, которого пырнули ножом на Пятом шоссе…

– Знаете, главный следователь Олсон, – перебил ее Дар, – никогда заранее нельзя сказать, насколько случай серьезен, пока не приедешь и не взглянешь своими глазами. Но Ларри тоже едет, а он нечасто берет меня с собой.

– Хорошо-хорошо, – пробормотала Сид. – Через пять минут я буду готова.

– Уже через четыре минуты, – поправил Дар и повесил трубку.


Дорога была относительно пустынна, когда Дарвин свернул с шоссе номер 5 на север, минуя Ла-Джоллу.

– Ты слышала про Ла-Джолла-Джойа? – спросил Дарвин, когда Сид уже сидела рядом и полосы света от натриевых фонарей проплывали по ветровому стеклу и их лицам.

– Похоже на сценическое имя стриптизерши, – отметила Сид, растирая себе щеки, чтобы хоть немного проснуться.

– Похоже, – согласился Дар, – но на самом деле это название новой открытой концертной площадки в Сан-Диего. Она находится в холмах, восточнее магистрали… Вообще-то она ближе к Дел-Мару, но Дел-Мар-Джойа звучало бы не так впечатляюще.

– В нем и так нет ничего впечатляющего, – сказала Сид.

В ее голосе слышалась усталость человека, работающего более восемнадцати часов в сутки.

– Согласен. Мы направляемся именно туда. Скорее всего концерт уже закончился, но там остался по меньшей мере один труп.

– Пырнули ножом? – спросила Сид. – Какие-нибудь бешеные мотоциклисты вроде «Ангелов ада»? Или кого-то покалечили, когда стадо поклонников поперло к сцене?

Дар не смог сдержать улыбки.

– В обоих случаях нас бы не вызывали. Видишь ли, городское управление всегда косо смотрит на несчастные случаи во время концертов на стадионах, особенно групп хеви-метал, и…

– А чей концерт был сегодня? – перебила его Сид.

– «Металлики», – ответил Дар.

– О боже! – скривилась Сид. Судя по ее лицу, можно было подумать, что ей только что прописали клизму с бариевой взвесью.

– Тем не менее, – продолжал Дар, – один преуспевающий теперь менеджер выкупил эти сто шестьдесят два акра каменистой местности и огородил. Это что-то вроде пересохшего русла ручья. Впереди – место для парковки машин, посредине – сцена на ровной площадке, а за ней – пологий склон холма, заросший наверху густым лесом, прореженным кое-где вздымающимися утесами. Менеджер установил на этом участке прожекторы, сцену, усилители и три тысячи сидений. Для любителей природы осталась куча места на чудном зеленом склоне холма, где все желающие спокойно могут разместиться на одеялах или просто на траве. Поначалу там было только одно заграждение – вокруг всего участка, но после первого концерта соорудили еще одно, отгораживающее места вокруг сцены от деревьев. Кое-кто из устроителей жаловался, что в темноте зрители занимаются непристойностями.

– Видимо, жалобщики притащили с собой прибор ночного видения, если разглядели это в темноте, – заметила Сид.

– Ага. Но менеджер тем не менее решил на всякий случай отгородить от зрителей и деревья, и скалы. Поэтому клиент Ларри и Труди нас и вызвал.

– Клиент – это менеджер?

– Нет.

– Значит, страховая компания, которая подтверждала платежные обязательства концертной площадки?

– Нет.

– «Металлика»?

– Нет.

– Сдаюсь, – призналась Сид. – Чью же задницу мы едем спасать?

– Строительной компании, которая ставила ограждение.


К тому времени как Дарвин, двигаясь навстречу потоку машин, подвел свой «Лендкруизер» по песчаной дороге к концертной площадке, большая часть концертного начальства разъехалась по домам. «Металлика» давным-давно укатила туда, куда обычно укатывала после концертов. Но несколько оглушенных, сонных и одурманенных фанатов еще бродили вокруг сцены.

Дар заметил сверкание мигалок в дальнем конце русла давно пересохшего ручья, у обрыва, и повел машину туда. У калитки в низкой ограде, за которой начинались те самые непристойные кусты и деревья, их остановил полицейский калифорнийского дорожного патруля, при свете карманного фонарика проверил документы и махнул рукой – проезжайте, мол.

Мигалки принадлежали нескольким полицейским автомобилям, двум каретам «Скорой помощи», машине шерифа, двум тягачам и пожарной машине. Весь этот транспорт сгрудился в узком конце V-образного высохшего русла. Пихты и ели возносились на высоту тридцать-сорок футов, скрывая кронами звезды и вершину обрыва. Фары освещали изломанные останки пикапа, старенького «Форда-250».

Дар припарковал «Лендкруизер» и достал из багажника мощный фонарь, после чего они с Сидни направились к месту происшествия. По пути их дважды останавливали и проверяли удостоверения – группа копов и охранники у желтой ленты, которой было обнесено место происшествия.

К ним подошел Лоуренс.

– Черт, – вырвалось у Дарвина. – Как это ты умудрился поспеть сюда раньше меня?

Усы Лоуренса довольно встопорщились.

– Что, туго без своей «Акуры», а?

– Сид, – повернулся к спутнице Дарвин, – ты наверняка помнишь Ларри Стюарта, вы встречались утром на заседании.

– Лоуренса, – поправил Лоуренс. – Добрый вечер, мисс Олсон.

– Привет, Лоуренс, – отозвалась Сид. – Что тут у нас?

Лоуренс с минуту моргал, не в силах поверить своему счастью – ведь его назвали Лоуренсом! – затем спохватился и начал объяснять:

– Как вы и сами можете видеть, имеется разбитый вдрызг «Форд Ф-250». Водитель мертв. Вылетел сквозь переднее стекло и приземлился примерно в восьмидесяти трех футах от машины. Я измерял расстояние шагами, потому мог ошибиться. – Он махнул фонариком в сторону группы людей у подножия дерева, которые стояли и сидели на корточках вокруг трупа мужчины.

– Он в темноте врезался в скалу? – спросила Сид.

Лоуренс отрицательно покачал головой. Откуда-то неожиданно вынырнул полицейский и подошел к ним.

– Сержант Камерон! – удивился Дар. – Далековато вас сегодня занесло.

– Кто бы говорил, гроза «Мерседесов»! – парировал Камерон, затем он повернулся к Сид и коснулся пальцами фуражки. – Как поживаете, мисс Олсон? Давненько вас не видал, с тех пор, как вы проводили у нас совещание в прошлом месяце.

Сержант сунул руки за пояс, большими пальцами наружу, и оттянул его, так что кожаный ремень натужно затрещал.

– Ну да, я тут с самого начала, в охранении был. А как только концерт закончился, нам и сообщили об этом безобразии.

– Кто-нибудь слышал, как это случилось? – поинтересовался Дарвин.

Камерон мотнул головой.

– И немудрено. Когда выступает «Металлика», колонки и публика устраивают дикий рев. Если бы тут рванули ядерную бомбу, как над Хиросимой, все равно никто этого не заметил бы.

– Водитель был пьян? – спросил Лоуренс.

– На пассажирском сиденье вон того изжеванного пикапа нашли десять банок из-под пива, – ответил Камерон. – Еще восемь-девять штук вылетело из машины вслед за водителем.

– Так он врезался в скалу? – переспросила Сид.

Лоуренс и Камерон дружно покачали головами.

– Видите, как расплющилась эта жестянка? – сказал Лоуренс. – Эта штука свалилась сверху.

– Он упал с обрыва? – поразилась Сидни Олсон. – Оттуда?

– Чтобы приземлиться таким образом, «Форд» должен был двигаться задним ходом, – заметил Дарвин. – Поэтому водителя выбросило в сторону сцены. Машина сперва ударилась задней частью – видите, как ее сплющило? – отчего водитель вылетел сквозь ветровое стекло, как пробка из бутылки. И только после этого смялся весь корпус.

Сидни Олсон подошла поближе к обломкам «Форда», к которым бригада аварийщиков прилаживала два троса.

– Отойдите! – крикнул один из полицейских. – Сейчас его поднимут.

– Заснять успел? – спросил Дар у Лоуренса.

Ларри кивнул и похлопал по чехлу своего «Никона».

– А дельце-то интересней, чем казалось, – тихо промолвил он, не сводя взгляда с поднимающегося «Форда».

– В каком смысле… – начала Сидни и осеклась. – Господи!

Под останками машины обнаружился труп еще одного мужчины. Его голову, правую руку и плечо размозжило в кашу. Левая рука была сломана в нескольких местах, причем, судя по всему, она сломалась еще до того, как ее придавил «Форд». На несчастном была футболка, а штаны оказались спущены до колен. Вернее, они обмотались вокруг высоких ботинок. Все прожектора и фонари скрестили свои лучи на трупе, и Сидни снова выдавила: «Господи…»

Ноги и обнаженный торс мужчины покрывали бессчетные раны и порезы. Из бедра торчала рукоятка складного ножа. И все было залито кровью. Вокруг пояса у него была обмотана бельевая веревка, а еще футов сто такой же веревки валялось вокруг тела. И, самое худшее, из заднего прохода мужчины торчал трехфутовый обломок большого сука. Все вздрогнули, разглядев, какой толщины был сук.

– Да, – согласился Дарвин, – интересное дельце.

Вскоре все было сфотографировано, проверено и измерено. Полицейские и спасатели ходили кругами и спорили, спорили и ходили кругами. Медэксперт и судебный следователь в один голос объявили, что пострадавший мертв. Некоторые из присутствующих испустили долгий вздох облегчения. И тут же разгорелись дебаты по поводу того, что здесь произошло.

– И никаких улик, – шепотом посетовал сержант Камерон.

– С ума сойти, – покачала головой Сид. – Может, это какая-то сатанинская секта?

– Вряд ли, – бросил Дарвин.

Он подошел к пятерым пожарникам и о чем-то с ними потолковал. Через несколько минут они подняли длинную пожарную лестницу на вершину обрыва, который снизу был почти неразличим за густыми кронами деревьев.

Дарвин, Лоуренс и двое полицейских вскарабкались наверх, прихватив несколько мощных фонарей. Через пять минут они спустились – все, кроме Дара, который остался на верхней площадке лестницы, на высоте двадцать пять футов от земли, и замахал водителю пожарной машины. Лестница, с Дарвином на верхушке, придвинулась к деревьям и утонула в густой листве. Какое-то время он стоял там, светя фонариком во все стороны, пока наконец не закричал: «Нашел!»

Сидни, сколько ни приглядывалась, так и не смогла разглядеть, что он там обнаружил и теперь фотографирует. Лоуренс достал из бокового кармана своей рубашки-сафари небольшой бинокль.

– Что там? – нетерпеливо спросила Сид.

– Трусы того парня, зацепились за ветку, – ответил Лоуренс, но тут же спохватился: – О, простите. Хотите взглянуть?

И протянул ей свой бинокль.

– Спасибо, нет.

Спустя пятнадцать минут обсуждение закончилось, трупы упаковали в пластиковые мешки и утащили на носилках по разным машинам «Скорой помощи», и все угомонились. Лоуренс проводил Дарвина и Сид к «Лендкруизеру». Его «Исудзу Труппер» был припаркован неподалеку.

– Так, – начала Сидни Олсон с раздраженной ноткой в голосе. – Я ничего не понимаю. Я не слышала, что ты там рассказывал полицейским. Что же тут, черт побери, произошло?

Оба ее спутника остановились и одновременно принялись говорить. И так же дружно умолкли.

– Давай, – предложил Дарвин Ларри, – ты расскажешь первую половину.

Лоуренс кивнул. Оживленно жестикулируя, он принялся объяснять:

– Все началось с того, что двое парней высосали восемнадцать или двадцать банок пива и решили прорваться на концерт. Билетов у них не было, но они знали о старой пожарной дороге, которая шла поверху, и посчитали, что в темноте незаметно смогут по ней проехать. Но на этой дороге наш клиент поставил заграждение – деревянный забор высотой в десять футов.

Сид оглянулась и посмотрела на чернеющую в темноте вершину обрыва. Внизу аварийщики грузили обломки «Форда» на плоскую платформу.

– Они что, проломились через забор? – тонким голоском спросила Сидни.

– Не-а, – ответил Лоуренс, качая головой. – Они успели затормозить. И водитель – тот, который потощее, – развернул машину, помог приятелю перелезть через забор и отправил его поглядеть, далеко ли до концертной площадки. Приятель перелез через забор, но было слишком темно, и он сорвался вниз с обрыва. А внизу – пропасть в тридцать футов. Поэтому он рухнул на верхушки деревьев…

– И погиб?

Лоуренс снова покачал головой.

– Нет, он зацепился за ветку. Видимо, тогда и сломал левую руку. Зацепился штанами и поясом.

– Он так и не понял, как высоко он висит, – добавил Дарвин. – Глянув вниз, он принял верхушки более низких деревьев за кустарник и, видимо, решил, что до земли совсем недалеко.

– Потому и распорол ножом свои штаны, – закончил Лоуренс.

– И пролетел еще двадцать футов, – добавила Сид.

– Ага, – сказал Ларри.

– Но и тогда остался жив, – произнесла Сидни с полувопросительной интонацией.

– Именно, – кивнул Лоуренс. – Только страшно ободрался, пока летел через кроны деревьев. Плюс ко всему всадил себе в бедро нож на целых три дюйма, а задницей напоролся на ту кошмарную ветку. Прошу прощения за прямоту.

– И что было потом? – спросила Сид.

– Дар, ты первым это обнаружил, – сказал Ларри. – Может, закончишь рассказ?

Дар пожал плечами.

– Да осталось уже немного. Водитель услышал, что его друг вопит от боли где-то внизу. И сообразил, что тот, вероятно, упал с обрыва. Отчасти крики его товарища заглушал грохот «Металлики», но водитель понимал, что должен что-то предпринять.

– И он… – подтолкнула Сид.

– И он нашел старую бельевую веревку, которая валялась в багажнике пикапа, и сбросил ее вниз, крикнув приятелю, чтобы тот обвязал конец вокруг пояса, – продолжал Дар. – Это мое предположение. На самом деле все было не так быстро и не так просто. Наверняка водитель долго и матерно ругался, пока его товарищ не обвязал веревку вокруг пояса и не затянул узлом. Водитель накрепко привязал свободный конец к заднему бамперу своего «Форда».

– А потом…

Дарвин дернул плечом, словно слушатели должны были и так догадаться о результате. Собственно, они уже догадались.

– Ну, водитель был на взводе и слишком пьян. Потому по ошибке дал задний ход и проломил забор нашего клиента. Там остался четкий след протектора на земле и дыра в заборе. В результате чего он свалился вместе с машиной прямо на голову своему приятелю и катапультировался через ветровое стекло, пролетев вперед целых восемьдесят пять футов.

– Отправь мне утром отчет по е-мейлу. Я составлю официальную версию и перешлю клиенту, – сказал Лоуренс.

– К десяти утра я составлю полный анализ, – пообещал Дар.

– И вот этим вы себе на жизнь зарабатываете? – покачала головой Сидни.

ГЛАВА 6

Е – ЕРАЛАШ

Первый телефонный звонок раздался в пять утра.

– Черт, – проворчал Дар.

Вообще-то утро для него начиналось где-то в полдесятого – в десять, когда он сидел за чашкой кофе, жевал булочку и читал свежую газету. Поэтому можно считать, что телефон зазвонил в пять.

– Алло!

– Мистер Минор, это Стив Капелли из «Ньюсуик мэгэзин». Мы хотели бы поговорить с вами о…

Дарвин бросил трубку и перевернулся на другой бок, надеясь урвать еще кусочек сна.

Второй звонок прозвучал через пару минут.

– Доктор Минор, меня зовут Эвелин Саммерс… Может, вы видели меня на седьмом канале… и я надеюсь, что вы…

Дар так никогда и не узнал, на что надеялась эта Эвелин, потому что повесил трубку, отключил звонок и подошел к окну. Кроме патрульной машины, еще вчера неприметно затаившейся за кустами, у обочины стояло три очень даже приметных фургончика телевизионщиков. Пока Дарвин наблюдал за улицей из окна, к ним присоединился еще один, со спутниковой антенной на крыше.

Он подошел к телефону и надиктовал сообщение на автоответчик: «Эй, кому там спокойно не сидится? Дома никого, кроме меня и моих доберманчиков. Если тебе есть что сказать – валяй! Нету – проваливай!»

Потом Дар отправился в ванную, принял душ и побрился. Десять минут спустя, уже одетый и с чашкой кофе в руке, он снова подошел к окну.

Теперь перед домом стояли уже пять телевизионных фургонов и четыре машины, битком набитые журналистами. Так, подумал Дар, им понадобилось сорок восемь часов, чтобы узнать мое имя по номерам несчастной «Акуры». Пожалуй, у кого-то из них есть связи в Департаменте дорожного движения. Дарвин сомневался, что к фамилии и адресу присовокупили его фото с водительского удостоверения, но выглядывать наружу и спрашивать об этом он не собирался. Огонек на телефоне мигал не переставая. Дар начал складывать в спортивную сумку рубашки и брюки, насвистывая мелодию из «Крестного отца».

Прибыв во Дворец правосудия, Дар обнаружил, что заместитель окружного прокурора Ньюк остался верен себе и проявил душевную щедрость даже в вопросе передачи одного из кабинетов во временное пользование заезжему главному следователю. «Кабинет» Сидни Олсон располагался в подвале старого крыла Дворца правосудия, рядом с тюремными камерами.

Это была небольшая допросная комната. Стены ее, внизу тошнотворно-зеленые, вверху беленые, пожелтевшие от старости, были там и сям разукрашены щербинами и абстрактными узорами из мух, прихлопнутых еще в сороковом году. Из мебели в комнате находились складные столы и металлические стулья. Окон не было, но с одной стороны находилась зеркальная стеклянная стенка, за которой во время допросов скрывался наблюдатель. Зато складные столы ломились от всевозможной техники – начиная с ноутбука «Гейтвей» и заканчивая подсоединенными к нему принтерами, сканерами и прочей оргтехникой. Еще в комнате обнаружились два новых телефона. На дальней стене висела карта Южной Калифорнии, утыканная красными, синими, зелеными и желтыми флажками. Секретарь, бодро стучавший на втором компьютере, сообщил Дару, что следователя Олсон вызвали к окружному прокурору. Но она обещала вернуться через час и просила, если придет доктор Минор, чтобы он ее подождал.

Секретарь предложил Дару налить себе кофе и кивнул на неизменную кофеварку на столике под зеркальным окошком. Кофе, который пили копы, на 180 процентов состоял из кофеина, а по вкусу, запаху и виду смахивал на расплавленный дорожный гудрон в жаркий летний день. Дарвин подозревал, что это секретное оружие американских правоохранительных органов против ненормированного рабочего дня, отвратительных условий работы, нищих клиентов и жалкой заработной платы. Дар отхлебнул из пластикового стаканчика и сразу же почувствовал себя уставшим и раздраженным на весь белый свет.

– Я зайду попозже, – бросил он.

Отыскав в коридоре пустую лавку, Дарвин включил свой ноутбук и допечатал аналитический отчет по случаю на концерте «Металлики». Подсоединил к сотовому телефону шнур для подключения к компьютеру и отправил отчет прямо на факс агентства Стюартов, чтобы они сразу получили распечатку.

Укладывая ноутбук обратно в сумку, Дар призадумался о том, как убить следующие полчаса. Приняв решение, он прошел до конца коридора, мимо тюремных камер, в которых заключенные завывали на разные голоса, словно шавки в конуре, и поднялся по отполированным ступеням в старый готический зал суда. От деловой и мерзкой пристройки, в которой располагались кабинеты Говнюка и прочих судейских крыс, старое крыло отличалось отсутствием кондиционеров и поистине королевской роскошью отделки помещений.

Два дня назад Дарвин заявил Сидни, что любит мыльные оперы. Поскольку телевизор он обычно не смотрел, то наверстывал упущенное, присутствуя на судебных разбирательствах, пока ожидал слушания тех дел, на которых выступал в качестве свидетеля-эксперта. Проскользнув в зал 7А, Дар присел в заднем ряду и кивнул нескольким знакомым, таким же заядлым слушателям.

Ему понадобилась всего пара минут, чтобы вникнуть в суть происходящего. Разбиралось дело о сексуальном домогательстве. Служащая одной маленькой фирмы заявила, что начальник склонял ее к сожительству. В зале стояла одуряющая жара, и добрая половина присяжных задремывала под показания череды свидетелей, которые расцвечивали рассказ о сексуальных пристрастиях начальника все новыми подробностями. Двадцатилетняя девица-регистратор показала, что начальник в ее присутствии неоднократно заявлял, что истица – секретарша сорока с лишним лет – «еще ничего».

Через десять минут настала очередь истицы давать показания. Эта женщина живо напомнила Дарвину его университетскую преподавательницу латыни. Громоздкие очки на цепочке, старомодный костюм, белая блузка с пышным жабо, простые туфли и тусклые светлые волосы, собранные в пучок. Она держалась скромно и застенчиво и, судя по выражению лица, уже много раз успела пожалеть, что начала это разбирательство.

Ее адвокат умело провел несчастную через серию каверзных вопросов. Тем временем ответчик – маленький, сильно смахивающий на хорька человечек – извелся от жары в своем шерстяном костюме, отчего постоянно ерзал и елозил на стуле. Истица отвечала так тихо, что судье дважды приходилось просить ее повторить свой ответ погромче.

Некоторые присяжные едва удерживались, чтобы не соскользнуть в послеобеденный сон. Дар был знаком с судьей. Его честь Уильям Райли Уильямс, шестидесяти восьми лет от роду, отличался таким количеством морщин и подбородков, что походил на восковую скульптуру киноактера Уолтера Метау, которую кто-то неосторожно поднес к открытому огню. Но Дарвин также знал, что за дремотной, скучающей внешностью судьи Уильямса скрывается острый и проницательный ум.

Адвокат истицы наконец добрался до главного вопроса.

– Мисс Максвелл, какое же проявление предосудительного поведения вашего непосредственного начальника послужило причиной того, что вы вынуждены были решить этот конфликт только путем судебного разбирательства?

Последовала пауза, во время которой истица, судья и немногочисленные слушатели мысленно переводили этот пассаж с юридического языка на человеческий.

– Вы спрашиваете, что сделал мистер Стаббинс такого, из-за чего я решила начать судебный процесс? – наконец выдавила мисс Максвелл.

Говорила она так тихо, что все присутствующие в зале, кто еще не заснул, вытянули шеи, чтобы получше слышать.

– Да, – ответил адвокат, не рискуя больше сбиваться с нормального английского языка.

Мисс Максвелл покраснела. Румянец залил сперва ее шею, выглядывающую из белой пены жабо, перекинулся на щеки и, наконец, окрасил лоб в ярко-розовый цвет. Казалось, на нее плеснули красной краской.

– Мистер Стаббинс сказал… он сделал мне нескромное предложение.

Судья Уильямс облокотился о стол, подпер ладонью свои бесчисленные щеки и подбородки и попросил истицу повторить ответ погромче. Она повторила.

– И вы сочли это нескромное предложение домогательством? – спросил адвокат.

– О да, – кивнула мисс Максвелл и зарделась еще гуще. Она потупила взгляд и теперь смотрела на свои судорожно стиснутые руки.

– Не могли бы вы сказать суду, какое непристойное предложение сделал вам начальник? – с нескрываемым триумфом в голосе попросил адвокат, поворачиваясь к присяжным.

Мисс Максвелл с минуту глядела на свои руки, а затем едва слышно что-то прошептала. Дарвин и другие слушатели подались вперед. Все поморщились, изо всех сил пытаясь расслышать ответ истицы.

– Вы не могли бы повторить это погромче, мисс Максвелл? – попросил судья.

У него даже голос был похож на голос Уолтера Метау.

– Я не могу, я стесняюсь, – призналась несчастная секретарша, быстро-быстро захлопав ресницами за стеклами своих огромных очков.

Адвокат озадаченно обернулся к истице. Видимо, этот ответ выбивался из канвы его тщательно отрепетированной пьесы. Мистер Стаббинс ухмыльнулся и принялся что-то шептать своему адвокату, который с самого начала заседания хранил невозмутимое выражение лица.

– Могу я посовещаться с адвокатом защиты? – спросил адвокат мисс Максвелл, не желая отказываться от успеха, достигнутого путем сложной юридической эквилибристики. Последовало краткое совещание, во время которого адвокат защиты что-то лопотал, адвокат истицы захлебывался шепотом и яростно жестикулировал, а судья молча слушал и хмурил брови.

Через несколько минут адвокаты расселись по местам, а судья обратился к пылающей от смущения истице:

– Мисс Максвелл, суд понимает ваше нежелание повторять вслух фразу, которую вы восприняли как непристойное предложение. Но, поскольку обстоятельства вашего дела требуют, чтобы суд и присяжные точно знали, что именно вам сказал мистер Стаббинс, не могли бы вы написать эту фразу на бумаге?

Мисс Максвелл призадумалась, кивнула и побагровела еще больше. Наблюдатели с недовольным стоном опустились на скамейки. Судебный пристав принес ручку и блокнот стенографиста. Мисс Максвелл писала злосчастную фразу, казалось, целую вечность. Пристав вырвал листок из блокнота и протянул его судье. Судья прочел, выражение его лица нисколько не изменилось. Он поманил адвокатов и отдал им листок. Те молча прочли и от комментариев воздержались. Пристав, с листком в руке, подошел к скамье присяжных заседателей.

Первой сидела женщина – очкастая, высокая, худощавая, но на удивление полногрудая. Она была одета в черный деловой костюм и белую блузку, и ее волосы тоже были собраны в пучок.

– Передай листок господину старшине присяжных, – приказал приставу судья Уильямс.

– Госпоже старшине! – заявила дама на переднем сиденье и возмущенно вскинула голову.

– Прошу прощения? – переспросил судья, приподнимая с ладони многочисленные щеки и подбородки.

– Госпоже старшине, ваша честь, – повторила женщина. Ее и без того тонкие губы сжались в едва заметную щелочку.

– Ах да, – спохватился судья Уильямс, – конечно. Пристав, отдайте, пожалуйста, этот листок старшине присяжных. Госпожа старшина, когда прочтете надпись, передайте, пожалуйста, ее всем остальным присяжным.

Взгляды всех присутствующих в зале впились в лицо госпожи старшины. Она внимательно изучила надпись на листке и брезгливо поморщилась. Покачав головой, дама протянула листок следующему присяжному, сидевшему слева.

Дарвин успел заметить, что «присяжный номер два» – полный мужчина в полосатом пиджаке – давно клевал носом. Он сидел, прикрыв глаза и сложив руки на внушительном брюхе, и разве что не храпел. Дар прекрасно знал, что присяжные частенько задремывали во время судебных разбирательств, особенно в жаркий летний день. Ему приходилось наблюдать это воочию, даже когда он давал показания во время слушания дел о предумышленном убийстве.

Госпожа старшина толкнула «присяжного номер два» локтем в бок. Тот вздрогнул и открыл глаза. Не замечая, что на него обращено внимание всего зала, толстяк взял листок из рук грудастой дамы и прочитал, что на нем было написано. Вытаращив глаза, он снова перечитал надпись. Затем медленно повернулся к госпоже старшине, подмигнул и кивнул головой. Блокнотный листок он сложил и сунул в карман.

В зале воцарилась такая тишина, что ее можно было резать на части и продавать школьным учителям – оптом и в розницу. Все взгляды метнулись в сторону судьи и судебного пристава.

Пристав шагнул к скамье присяжных, замер и повернулся к судье Уильямсу. Его честь открыл рот, закрыл и принялся тереть свои подбородки, пытаясь скрыть ухмылку. Истица от смущения была готова забраться под скамью.

– Суд удаляется на совещание, – объявил судья Уильямс.

Он ударил молоточком и удалился в вихре складок своей необъятной мантии. Слушатели поднялись с мест, подталкивая друг друга локтями и сдавленно хихикая.

«Присяжный номер два» ухмылялся и многозначительно подмигивал госпоже старшине, которая косилась на него и закатывала глаза. А затем вышла из зала, распространяя вокруг себя волну арктического холода.


Вернувшись в допросную комнату, которую Говнюк предоставил Сид в качестве кабинета, Дарвин обнаружил там главного следователя Олсон, с головой ушедшую в работу. Секретарь куда-то делся. Маленький вентилятор и открытая нараспашку дверь слегка разгоняли духоту, но за пятьдесят лет комната успела крепко провонять потом испуганных преступников и уставших полицейских.

– Спасибо, что дождался, – сказала Сидни. – Окружной прокурор и Говнюк показали мне утренние газеты. Они уже не называют тебя дорожным убийцей.

– Ага, – кивнул Дар, наливая себе чашечку гудрона. – Теперь я таинственный детектив.

– Поглядим, какой из тебя детектив, – улыбнулась Сид и указала на карту, утыканную разноцветными флажками. – Можешь определить, что обозначает моя маленькая тактическая карта?

Дарвин достал из кармана очки, в которых обычно читал, и, сдвинув их на кончик носа, пригляделся к карте.

– Красные и синие флажки расположены на дорогах… не на улицах, а на магистралях. Думаю, это… столкновения по вине одного из водителей? Вернее, инсценированные столкновения?

Сид кивнула с радостным удивлением.

– По большей части. А в чем разница между красными и синими?

– Понятия не имею. Красных больше… Постой-ка, я помню вот этот случай, на шоссе I-5. Летальный исход. Машина – допотопный «Вольво», голубого цвета. Водитель – безработный эмигрант. Столкнулись две машины, но водитель «Вольво» – кстати, пострадавшая сторона – погиб.

– Красные флажки обозначают случаи с летальным исходом, – кивнула Сид.

Дар присвистнул.

– Так много? Не понимаю. Обычно столкновения по вине водителей случаются на городских дорогах, а не на шоссе. Там слишком опасно… да и должен же кто-то выжить, чтобы заплатить деньги!

Сид кивнула.

– А зеленые флажки?

Дар изучил расположение многочисленных зеленых флажков. Два – в порту Сан-Диего. Еще три, все вместе, на опасном повороте в холмах к востоку от Дел-Мара. Остальные – вокруг Лос-Анджелеса и Сан-Диего. Но не на шоссе.

– Аварии из-за технических неполадок, – предположил Дар. – Тех двоих в порту сперва подозревали в том, что они инсценировали несчастный случай, из-за большой страховки. Но оба рухнули с парапета и разбились насмерть. Смотреть было не на что.

– И все-таки это было инсценировано, – заметила Сид.

Дар с сомнением посмотрел на нее.

– Похожий случай я как-то расследовал. Один маляр, работавший на стройке, подозревался в инсценировке нескольких несчастных случаев. А потом сорвался с лесов и упал на сваленные в кучу стальные трубы. Его семья, конечно, нуждалась в деньгах, но не до такой же степени. Обычно семьи мошенников живут на страховку от инсценированных несчастных случаев.

Сид усмехнулась и скрестила руки на груди.

– А что ты скажешь о желтых флажках?

– Он только один, – отметил Дар. – Остальные приколоты к краю карты и ждут своего часа.

– Ну?

– И этот единственный флажок – у озера Эльсинор, рядом с рестораном «Кругозор». Поэтому сдается мне, что это мой случай.

– Правильно. Собственно, желтые флажки будут обозначать места покушений на твою жизнь.

Дар вскинул бровь и посмотрел на остальные флажки на краю карты. Их было не меньше дюжины.

– Мне нужно заехать к Лоуренсу и Труди, – бросила Сидни, собирая огромную спортивную сумку и укладывая свой ноутбук в кожаный чехол. – Я примерно знаю, где они живут, но рассчитываю, что ты меня довезешь.

– Я не еду в Эскондидо, – покачал головой Дар. – Я собирался возвращаться домой. Пресса…

– Ах да, – усмехнулась Сид. – Я посмотрела новости по местному каналу в семь утра. У них до сих пор нет твоей фотографии. Отчего эта братия просто исходит на дерьмо.

– Исходит на дерьмо? – повторил Дар, потирая подбородок.

– Как тебе удалось выбраться из дома незамеченным?

– Дежурные полицейские удерживали эту толпу на главной улице, – ответил Дар. – Я просто вывел «Лендкруизер» на боковую улочку и добрался до шоссе в объезд.

– Видимо, у них есть и номер твоей «Тойоты», – предположила Сид.

Дарвин кивнул.

– Но я припарковал машину черт знает где, на задворках, за площадкой с мусорными баками.

Сид скорчила гримаску.

– Да знаю, – отозвался Дар. – Завтра я помою машину. Но вряд ли пресса там ее отыщет.

– Ладно, – вздохнула главный следователь Олсон, – но до конторы Стюартов ты меня можешь подбросить?

– Могу, – ответил Дар. – Но обратно тебе придется добираться своим ходом. После работы я еду в свою хижину под горой.

– Отлично, – согласилась Сид. – Заскочим ко мне в «Хайат»? Мне надо взять кое-какие вещи.

Дар нахмурился. Главный следователь остановилась у двери.

– Копам Сан-Диего приказано тебя охранять круглосуточно, – начала объяснять она. – Но если ты направишься в свою хижину в горах, то окажешься вне их юрисдикции. Мы, конечно, можем попросить местного шерифа выделить людей для твоей охраны…

– Послушай, я ничего такого не хотел… – начал Дарвин.

Сид вскинула руку.

– Но я не только профессиональный телохранитель. Я собираюсь проверить все электронные и бумажные отчеты по тем делам, которые ты расследовал, и найти какую-нибудь ниточку к преступникам.

Дарвин с минуту смотрел на нее, краем глаза изучая отражение всей комнаты в зеркальном окошке.

«Интересно, – промелькнула у него мысль, – кто наблюдает сейчас за нами?»

– А у меня есть выбор? – поинтересовался он.

– Конечно, – заверила главный следователь, одарив Дара самой чарующей из своих улыбок. – Ты же свободный гражданин.

– Хорошо, – начал Дар.

– Конечно, ты же свободный гражданин, которому светит обвинение в непредумышленном убийстве и за которым установлено круглосуточное наблюдение. И выбор у тебя есть – вести машину самому или пустить за руль меня.

Лоуренс и Труди оборудовали контору у себя на дому, неподалеку от Эскондидо. «Агентство расследований Стюартов, инк.» располагалось в большом двухэтажном коттедже на холме, густо заросшем деревьями и кустами. Неподалеку проходила дорога, которая вела к новому современному гольф-клубу. Ни Лоуренс, ни Труди не играли в гольф. На самом деле эта семейная пара редко уделяла внимание чему-то, что не относилось к их непосредственной работе, а в часы досуга они увлекались авторалли. Само здание занимало примерно четыре тысячи пятьсот квадратных футов, но большую часть дома Стюарты отвели под рабочие кабинеты. Первые три года, которые Дар был с ними знаком, их гостиная с высоким куполообразным потолком вообще пустовала.

Он припарковал «Лендкруизер» на стоянке, запруженной другими машинами – старый «Исудзу» Лоуренса, «Форд Контур» Труди, взятый в аренду, «Форд Эконолин» с тонированными стеклами и два гоночных автомобиля. Один стоял на платформе прицепа, а второй – в гараже на три места, рядом с накрытым брезентом «шестьдесят седьмым» «Мустангом» и двумя мотоциклами «Голдвинг».

– Это все принадлежит им? – поразилась Сид, озирая весь четырехколесный пантеон.

– Конечно, – подтвердил Дар. – Еще была парочка «Мустангов» последней модели, но они их продали, когда приобрели гоночные автомобили.

– Они участвуют в гонках?

– Да, особый класс. На старых «Маздах RX-7», – сказал Дар. – Ларри участвует в гонках в Калифорнии, Аризоне, Мексике… везде, куда можно добраться за сутки.

– И Труди ездит вместе с ним?

– Лоуренс и Труди всегда все делают вместе.

Дарвин нажал кнопку домофона. Пока они ждали, Сидни изучала дома по соседству.

– И ни одной пешеходной дорожки…

– Вы недавно в Калифорнии, госпожа следователь? – спросил Дар, приподняв бровь.

– Три года, – ответила Сид. – Но так и не привыкла к тому, что здесь нет дорожек.

Дарвин кивнул на гараж и стоянку, забитую транспортом.

– Какого черта им может понадобиться пешеходная дорожка?

– Входите, – раздался голос Труди. – Мы на кухне.

Пропутешествовав через пустынные комнаты, забитые аппаратурой и компьютерами кабинеты и едва тронутую хозяйской рукой столовую, они обнаружили агентство Стюартов в полном составе за кухонным столом. У них был перерыв на обед.

Лоуренс восседал на табуретке, упираясь локтями в подставку для чайника. Лицо его было багровым от напряжения. Труди стояла, навалившись на стол и подавшись всем телом в сторону своего массивного супруга. Казалось, что они ведут дружескую перепалку

– Банка Мелкой Вместимости, – прорычала Труди.

– БЬЮщееся Иностранное Корыто, – отчеканил Лоуренс.

Он указал Дару и Сид на свободные стулья у стойки и махнул на кофеварку и батарею чистых чашек. Когда гости налили себе кофе, Лоуренс промолвил:

– Дорожная Жаба… Ищет Приключений.

– Дурака Обманули Дырявым Железом, – откликнулась Труди. И тут же воскликнула, словно отбивая невидимую подачу: – Фиговый Он Разгон Дает!

Лоуренс замялся.

– Форменное Извращение, А Тужится, – неожиданно выдала Сидни. – Вместе – «Фиат»!

– О господи! – подпрыгнул на стуле Дарвин.

– Тсс! – зашипела Труди. – Собьешь с мысли. Присоединяйтесь, главный следователь. Ваша подача.

– А-а, та же буква, – усмехнулась Сид. И присоединилась: – Форы Ослу Редко Даст.

– Фиг Обгонишь – Ремонт Дороже, – выдал Лоуренс и тут же добавил: – Абсолютно Убогая Дырявая Индюшка!

– Автомобиль Устроит Другим Инфаркт! – выкрикнула Труди.

– Американский Колесный Унитаз Раздает Авансы, – тоненько пропела Сид.

– Очко в твою пользу. «Колесный унитаз» – это здорово! Загадывай букву.

– Модель Азиатская, Зато Дорогая Адски, – сказала Сид.

– Может, Азиатская, Зато Дырявит Асфальт! – рявкнул Лоуренс.

– Машина И ЦУнами Бы ИСколесила Изрядно! – победоносно выкрикнула Труди.

Она допила свой кофе и хмуро посмотрела на супруга.

– А повторять загаданное другими нельзя, Ларри. «Может» и «зато» уже были, так что твоя «Мазда» гонку проиграла.

– Лоуренс, – поправил Лоуренс.

– Ну что, наигрались? – спросил Дар.

– Вот уж нет, – отрезала Труди. – Теперь моя очередь.

Она призадумалась и произнесла:

– ПОганая Развалина Шевелится Едва.

– «Порше» вовсе не поганая развалина, – заметил Дар.

Никто не обратил на него внимания. Возможно, он просто не понял правил игры.

– Починить ЛИмузин… МУчительно Тяжело, – сказал Лоуренс.

– Это что, ты так «Плимут» разложил? – спросила Труди. – Ладно, тогда… ПО Нутру Такой Идиотский Автомобиль Кому-то.

– Когда я был подростком, – сказал Дар, – у меня был старый «Крайслер». Так моя подружка прозвала машину «Беатрис».

Все посмотрели на Дарвина так, словно он внезапно громко пукнул.

– Какая там еще осталась буква? – спросил Лоуренс.

– «Эн», «р» и «кью». Теперь загадывает Сид.

– Новый Или Старый, Сразу Абсолютно Не разберешь, – сказала Сидни.

– «Разберешь» лишнее, желательно тютелька в тютельку, – поправила Труди. – Тогда я загадываю. Разобьешь, Если Начнешь Обгон.

– Редко Ездит НОрмально, – смущенно кашлянув на неожиданном переносе, сказал Лоуренс.

– ЭРотический ЭКЗемпляр, – выпалила Сид.

На мгновение все умолкли, а потом Лоуренс досадливо крякнул – сейчас он водил как раз «RX-7».

– Эй! – возмутился Дар. – А почему я не загадываю? Давайте я начну, а кто перебьет – тот выиграл.

– Идет, – согласились все трое.

– Каюк! – воскликнул Дар.

– Это что за машина? – удивилась Труди.

– «Кью-45», – ухмыльнулся Дар.

– Это новая модель, – проворчал Лоуренс.

– Мягкий знак пропустил, – злорадно заметила Труди. – Не считается!

– Считается, – твердо ответил Дар. – Я выиграл.

– А тебя в судьи никто не выбирал, – беззлобно заметил Лоуренс.

Дарвин усмехнулся.

– Я не судья и не присяжный, – ответил он. – Я господин старшина!

Потом многозначительно поглядел на стопки папок с документами, сложенных на столе в соседней комнате.

– Может, поищем наконец, из-за чего русская мафия решила меня прикончить?

ГЛАВА 7

Ж – Ж-Ж-Ж

После трех часов и восьмидесяти папок с отчетами Лоуренс откинулся на спинку стула и сказал:

– Сдаюсь! Я вообще не понимаю, что именно мы ищем.

– Подстроенные случаи, – спокойно ответила Сид, указав на стопку папок, которая еще ждала впереди.

– Так это шестьдесят с чем-то процентов от всех случаев, которыми мы занимались, – заметила Труди. – И ни один из тех, которые расследовал Дар, не стоят того, чтобы нанимать убийц.

Главный следователь устало кивнула. Дарвин отметил, что во время чтения она надевала очки в тонкой оправе.

– Ну, – сказал он, – по крайней мере нельзя пожаловаться, что читать было скучно.

– Да, заявления пострадавших – настоящие шедевры, – кивнула Сид. – Вот, например: «Телеграфный столб быстро приближался. Я попытался свернуть с его пути, но он врезался в мою машину».

Труди открыла свою папку.

– А вот одно из моих любимых… «Я был за рулем уже сорок лет, а потом случайно заснул и попал в аварию».

Дарвин вытащил еще один листок со старым заявлением.

– А вот тут преступник никогда не слышал о Пятой поправке[17]… «Этот парень был повсюду. Мне пришлось несколько раз выкручивать руль, прежде чем я сбил его».

Лоуренс фыркнул и зарылся в свою папку.

– А мой истец слишком часто смотрел «Секретные материалы»… «Невидимая машина появилась ниоткуда, врезалась в мою машину и исчезла».

– У меня тоже есть такой загадочный случай, – вспомнила Труди и пролистала свою папку. – Вот… «Авария произошла оттого, что передняя дверца чужой машины неожиданно выпрыгнула из-за поворота».

– Я сам не люблю такие ситуации, – согласился Дарвин.

– А вы заметили, как жертвы аварий любят сваливать вину на других? – спросила Труди. – Вот типичный пример: «Пешеход, которого я не заметил, врезался в меня, а потом упал под колеса».

– Но они довольно честные ребята… по-своему, – заметил Лоуренс. – Я помню заявление одного типчика: «Возвращаясь с работы, я повернул к чужому дому и врезался в дерево, которого у меня нет».

Заглянув в свои бумаги, Труди захихикала и прочитала:

– «Я съехал с обочины, взглянул на свою тещу и проехал сквозь ограждение набережной».

– Ну, этого парня я могу понять, – пробормотал Лоуренс.

Труди перестала хихикать и сурово посмотрела на мужа.

Сид внезапно громко рассмеялась.

– А вот вам и преднамеренное убийство. «Пытаясь убить муху, я врезался в столб».

– По-моему, мы тупеем, граждане, – заметил Дарвин, взглянув на часы.

– Начинаем тупеть, – поправила Труди, оглядывая стопки папок со случаями мошенничества. – Ну что, есть здесь что-то подходящее?

– Мне кажется, два случая подходят, – ответил Дар, вытягивая несколько папок из общей кучи. – Помните случай с арматурой на шоссе I-5, в мае?

– И что это? – не поняла Сид.

– Арматура – это стальные прутья, которыми армируют бетон… ну, укрепляют, – объяснил Лоуренс.

– Я знаю, что такое арматура! – обиделась главный следователь. – Я спрашиваю, что за случай?

– Двадцать третье мая, – сказал Дарвин, проглядывая отобранную папку. – Шоссе I-5, двадцать девятая миля к северу от Сан-Диего.

– О господи, – вспомнил Лоуренс. – Ты просматривал видеозапись, а я приехал туда одним из первых. Кошмар!

Сидни молчал ждала объяснений.

– Парень-вьетнамец, три месяца назад приехавший в Штаты со своей семьей – восемь детей, – работал шофером у цветовода. Он водил один из фургончиков «Исудзу», у которых двигатель находится под сиденьем водителя, а впереди – только плексиглас в тонкой жестяной рамке, – начал рассказывать Лоуренс, морщась от вставшей в памяти картины. – Он ехал за грузовиком с открытым кузовом, который принадлежал одной из строительных компаний Ла-Джоллы – «Барнет конструкшен». Обычный семейный бизнес. Собственно, владелец фирмы, Билл Барнет, и был за рулем грузовика.

– И эта арматура торчала из кузова? – поинтересовалась Сид.

– На восемь футов, – ответил Лоуренс. – Конечно, на ней висели красные тряпочки, но… – Он умолк и тяжело вздохнул. – Этот бедолага вьетнамец ехал со скоростью пятьдесят пять миль в час, когда перед Барнетом неожиданно вынырнула машина, и он ударил по тормозам. Очень резко.

– А вьетнамец не успел, – предположила Сидни.

Дар покачал головой.

– Успел, но тормоза отказали. Вытекла тормозная жидкость.

Сид переглянулась с остальными – такой тип повреждений встречался редко.

– Арматура пробила переднее стекло фургона и пронизала парня в четырех-пяти местах, – продолжил Лоуренс. – А потом вытащила его, нанизанного на прутья, из фургона через разбитое ветровое стекло. Грузовик Барнета не остановился, а просто притормозил. Во время инцидента скорость упала до тридцати миль в час, но потом он поехал дальше, а этот несчастный сукин сын продолжал болтаться на железных прутьях… Ему пробило лицо, горло, грудь, левую руку…

– Но он был еще жив, – заметил Дар.

– Некоторое время, – кивнул Лоуренс. – Барнет не знал, что делать, но ему хватило ума не жать на тормоз снова. Иначе этого беднягу, мистера Фонга, насадило бы на арматуру еще сильнее. Потому Барнет свернул на обочину и очень медленно сбросил скорость. Несчастный Фонг так и остался висеть.

– Естественно, это не столкновение по вине водителя, – заключила Сидни. – Особенно если учесть, что пострадавший был позади грузовика.

– Мы тоже так думали, – сказала Труди. – Но когда Дар восстановил картину происшествия, то вышло, что один водитель определенно виноват. Движения на дороге почти не было. И тут внезапно перед носом грузовика появляется белый пикап, резко тормозит, а потом набирает скорость и уносится по боковой дороге.

– Ну и что? – удивилась Сид.

– Понимаешь, – начала объяснять Труди, – эта боковая дорога была с правой стороны. Грузовик ехал по крайней левой из пяти полос. Движения почти не было, и жертва, мистер Фонг, совершенно легко могла ехать по другому ряду, а не впритык за грузовиком. Это слишком похоже на инсценировку…

– Едва ли они рассчитывали на то, что «жертва» погибнет или покалечится, – сказала Сид. – Видимо, они полагали, что арматура повредит фургон, за что строительной фирме придется выложить денежки. Мистер Фонг вряд ли ожидал, что напорется на прутья и будет на них еще долго трепыхаться. Он умер?

– Да, – кивнул Лоуренс. – Через три дня, не приходя в сознание.

– Компенсацию выплатили? – спросила главный инспектор.

– Два с половиной миллиона, – ответила Труди.

– Фирма Барнета едва сводила концы с концами, – вздохнул Лоуренс, – и на общую сумму рисков по договору страхования он мог выделить совсем немного. Эта компенсация разорила его.

Сидни заглянула во вторую папку.

– Следующий случай у тебя тоже отмечен красным флажком, – напомнил Дар. – На шоссе I-5. Самое настоящее подстроенное столкновение. Виновник происшествия, мистер Фернандес, сидел за рулем большого старого «Бьюика». Он уже три раза получал страховку по временной нетрудоспособности, и восемь раз его иски не удовлетворяли.

– Но этот тоже закончился трагически? – уточнила Сид.

– Да. Сперва все шло как задумано. Перед «Бьюиком» неожиданно появился пикап и резко затормозил. Жертва мошенничества, новый «Кадиллак», как и положено, ткнулась «Бьюику» в зад. А потом машина Фернандеса взорвалась…

– Я думала, такое случается только в кино, – заметила Сид.

– Как правило, – согласился Дар. – Но в ходе расследования я обнаружил в бензобаке «Бьюика» остатки самодельного устройства, состряпанного из батарейки. Оно должно было выдать искру при любом резком ударе по заднему бамперу.

– Убийство, – подвела итог Сид.

Дар кивнул.

– Но в обоих случая адвокат – а адвокат был один и тот же – возбудил дело против обоих водителей и фирмы-производителя. Так что уголовного расследования по преднамеренному убийству не было, а все скатилось в разбирательство с производителями.

– Интересно, – сказала Сид, – по каким параметрам они отбирали жертву?

– По нескольким факторам, – ответила Труди. – Во-первых, машина должна быть дорогой…

– Особенно такой, у которой на бампере наклейка любой приличной страховой компании, – добавил Лоуренс.

– Желательно с пожилым водителем за рулем, – продолжила Труди. – У которого уже не такая хорошая реакция и который предпочтет перестраховаться и нажать на тормоз.

– Конечно, в их планы не входит убийство людей в намеченной машине, – вставил Дар. – Для сообщника в задней машине главное – получить какую-нибудь легкую травму. Например, повреждение шейных позвонков или нижнего отдела позвоночника, хотя страховые компании могут и придраться.

– Но классический случай инсценированного столкновения закончился смертью водителя, Фернандеса, – заметила Сид. – Да и случай с мистером Фонгом трудно инсценировать…

– Верно, – согласился Дар. – Едва ли найдется доброволец, желающий въехать в груду арматуры.

– Разве что это было его первое столкновение, – добавила Сид. – Или его заставили. А мистер Фернандес…

– Был найден в типичной для инсценировщика позе, – подхватила Труди. – Нырнул под рулевое колесо. Багажник «Бьюика» оказался забит мешками с песком. Обычно мошенники так делают, чтобы смягчить удар. Но все это сгорело, включая мистера Фернандеса, когда «Бьюик» взлетел на воздух.

– Компенсация?

– Шестьсот тысяч, – ответил Лоуренс.

– Теперь мы вплотную подошли к адвокату, который вел оба дела, мистеру Джорджу Мерфи Эспозито, – промолвила Сид.

– Он всегда приезжает на место происшествия раньше «Скорой помощи». – Труди засмеялась. – Эспозито даст форы любой машине «Скорой помощи», – сказала она. – Он нюхом чует, где будет авария, еще до того, как она произошла.

Сидни кивнула.

– Дарвин, как ты считаешь, мог Эспозито натравить русских на тебя?

– Моя интуиция говорит, что нет, – вздохнул Дар. – Эспозито – мелкая пташка. Он обычно работает с простыми случаями мошенничества по страховкам. Я не припомню, чтобы он брался за более сложные дела или вращался в высоких кругах, через которые можно выйти на русскую мафию.

– А это идея, – заметила Сид. – Кто из других юристов или докторов стоит на первом месте в вашем списке?

– Списке по делам о страховом мошенничестве? – переспросила Труди.

– Да.

– Кроме Эспозито, это Роже Вильерс, Бобби Джеймс Такер, Николас ван Дерван, Абрахам Уиллис… – начала Труди.

– Эй, – вмешался Лоуренс, – Уиллис умер.

– Когда? – удивленно поднял брови Дар. – Я свидетельствовал в суде против его истца всего месяц назад.

– В прошлый вторник, – сказал Лоуренс. – Под Кармелем. Его машина упала с обрыва.

– Да, все мы смертны, – вздохнула Сид.

– Эспозито начал судебный процесс от имени его семьи, – сказал Лоуренс.

– Профессиональная любезность, – фыркнула Труди.

Сид встала и потянулась.

– Ну, мы пересмотрим отчеты Дарвина по этим случаям и попытаемся найти какую-нибудь зацепку.

Труди перевела взгляд с Сидни на Дара.

– Вы возвращаетесь в Сан-Диего?

Дарвин только покачал головой.

– На выходные, – сказала Сид, – мы будем скрываться от прессы в его хижине.

Брови Лоуренс взлетели вверх, и он многозначительно глянул на Дара, только что не подмигнул.

– Давненько ты туда никого не приводил, а, Дар? Ну, кроме нас.

– А у меня, кроме вас, никого и не было, – мягко улыбнулся Дарвин. – Похоже, это будет что-то вроде домашнего ареста.

Наступило молчание. Затем Труди спохватилась:

– Ах да… прежде чем вы уйдете… следователь Олсон…

– Сид, – попросила Сидни.

– Сид, – кивнула Труди и продолжила: – Вы не могли бы дать нам консультацию по поводу одной видеозаписи?

– Конечно, – согласилась Сид.

– О нет, Труди! – простонал Лоуренс и залился краской. – Господи…

– Нам нужно узнать мнение специалиста, – возразила Труди.

– Только не это, – ответил Лоуренс, снял очки и протер их носовым платком, смущаясь и багровея все сильнее.

– Запись длится около часа, – объяснила Труди, – но мы поставим на быструю перемотку. Дар, ты часто давал показания по таким делам. Меня интересует и твое мнение тоже.

Труди повела Дара и Сид в гостиную, где стояли телевизор с диагональю 60 дюймов и видеомагнитофон.


Запись началась с застывшего кадра, на котором была женщина средних лет, одетая в лайкровый спортивный купальник, шорты и теннисные туфли.

Затем картинка ожила. Женщина отошла от небольшого, средней руки, коттеджа и села в старенькую помятую «Хонду Аккорд». Камера выхватила лицо женщины крупным планом, но на ней были черные очки, а вокруг головы обмотан шарф, так что различить черты лица было затруднительно. В нижнем углу экрана мигали цифры – дата, часы, минуты и секунды.

– Снимал из своего фургона для слежки? – поинтересовался Дар у Лоуренса.

Тот только промычал что-то нечленораздельное. Он стоял у дивана, но время от времени поглядывал на дверь, словно вот-вот был готов сорваться с места и убежать.

Труди откашлялась и начала рассказ:

– Женщину зовут Памела Диббс. Она одновременно начала три тяжбы, две из которых – с нашими клиентами, рестораном быстрого обслуживания и гипермаркетом.

– Требует страховку? – спросила Сид.

– Да.

На экране «Хонда» тронулась с места. В следующем кадре она уже парковалась на стоянке перед большим зданием. Видимо, Лоуренс знал, куда она поедет, и успел туда раньше, благо его фургон мог развивать высокую скорость. Крупным планом камера запечатлела момент, когда мисс Памела Диббс заходила в здание.

– Все три случая – из разряда «поскользнулся-упал», – сказала Труди. – Заявляет, что получила серьезную травму нижнего отдела позвоночника, из-за которой стала нетрудоспособной, чуть ли не инвалидом. У нее есть письменные показания двух врачей. Оба, кстати, работают с Эспозито.

Сидни кивнула.

Неожиданно видеоряд изменился. Изображение стало черно-белым и неровно скачущим, словно кто-то нес камеру по коридору объективом вниз. Картинка получалась четкой, но слегка выпуклой, словно снимали через анаморфотный объектив.

Изображение метнулось вправо, к зеркальной стенке. В зеркалах отразился Лоуренс во всей красе своих ста пятнадцати килограммов. На нем были вылинявшая водолазка, спортивные трусы и потрепанные спортивные тапочки. Особенно бросались в глаза голые ноги с узловатыми коленками. Лоб охватывала повязка, как у Рэмбо, а глаза закрывали огромные солнцезащитные очки в массивной оправе, на поясе у него болталась небольшая сумочка. Лоуренс в зеркале пораженно замер, затем оглядел себя с ног до головы и повернулся к двери, которая вела в просторный спортзал.

– Черт, – тихо выдохнул Лоуренс.

– А где камера? – спросила Сид. – В очках?

– В оправе, – ответила Труди. – Крохотный объектив, с виду как маленький кристаллик кварца. Волоконно-оптический кабель тянется к записывающему устройству – оно в сумке.

– Что-то его не видно… – начала Сид и осеклась. – А-а…

В зеркалах четко отразился «шнурок для очков», который тянулся от оправы и терялся под воротом водолазки.

Затем Лоуренс присоединился ко всей группе и встал позади мисс Диббс. Звука не было, но, когда все поклонники аэробики принялись разогревать мышцы, зрители легко представили себе быструю ритмическую музыку. Мисс Диббс приседала, наклонялась и подпрыгивала необыкновенно энергично для инвалида. Она сняла очки и шарф, так что ее лицо было ясно видно в зеркалах на противоположной стене. Занятие вела женщина в спортивном купальнике из спандекса, с тесемочкой на мускулистой попке, которая тоже отражалась в зеркалах. Но пальма первенства по привлечению внимания определенно принадлежала Лоуренсу. Окруженный женщинами в черной лайкре, он прыгал, приседал, натужно пыхтел и размахивал руками, постоянно на секунду отставая от всей группы. Естественно, очки он не стал снимать.

– Ты хочешь спросить моего совета относительно законности этой съемки? – спросила Сидни.

– Да, – кивнула Труди, не выпуская из рук пульта, словно была готова выключить запись по первому требованию мужа.

– Ну, можете считать, что вы получили улики против нее, – продолжала Сид, – но суд их не зачтет, если это частная оздоровительная группа. Это так же незаконно, как если бы вы засняли, как она прыгает на батуте в собственном дворе.

Труди кивнула.

– Это городская группа аэробики. Зал – государственный, и преподаватель получает зарплату.

– Вы точно выяснили это у менеджера группы?

– Ага.

– И в этот класс принимают всех желающих?

Труди посмотрела на экран, где мисс Диббс, вместе с остальными девицами, начала приседать, вытянув руки перед собой. Лоуренс попытался проделать то же упражнение, чуть не упал, беспомощно замахал руками, и, когда наконец исхитрился присесть, все уже вскочили и начали дрыгать ногами. Изображение было черно-белым, но лицо Лоуренса приобрело пугающий темный оттенок, а водолазка взмокла от пота.

– Тогда я не вижу никаких затруднений, – сказала Сидни. – Вы спокойно можете показывать это в суде. Конечно, при условии, что не станете ничего вырезать или дописывать.

– В этом и заключается затруднение, – вздохнула Труди и включила перемотку.

Лоуренс сдавленно застонал.

После следующей серии упражнений на экране появилось изображение коридора и небольшого фонтанчика для питья. Лоуренс жадно приник к воде, потом снял очки – на экране возникли его ноги, – водрузил их обратно и вытер платком пылающие щеки и взмокший лоб. Пот катил с него градом.

– Тебе нужно было уйти в этот момент, – ровным голосом произнесла Труди.

Лоуренс издал еще один душераздирающий стон.

– Это было бы невежливо. И я заплатил за весь урок. Я хотел снять мисс Диббс, которая прыгает весь час без роздыху.

– Ну, – пробормотала Труди, – тебе это удалось.

Она снова перемотала запись вперед. Женщины на экране бешено заскакали, размахивая лайкровыми руками и ногами, тряся попками и очень эротично виляя бедрами. И в зеркалах, среди этой потной и румяной компании, отражался полный усатый мужчина, который судорожно хватал воздух ртом и пытался угнаться за энергичным бабским эскадроном. Его лицо уже почернело, и без цвета было ясно, что оно стало красным, как помидор. Труди перемотала еще три серии упражнений и три похода Лоуренса к фонтанчику. После четвертого захода занятия подошли к концу. Судя по электронному табло, группа отзанималась сорок восемь минут.

Стройные ряды смешались. Некоторые женщины во время перерыва вместо отдыха предпочли бег на месте. Мисс Диббс тоже. Лоуренс снова вывалился в коридор и припал к фонтанчику. Зеркало напротив честно отразило его жалкое состояние – потный мужик с такой красной рожей, что, казалось, его вот-вот хватит удар. Водолазка полностью оправдала свое название – хоть выжимай. А затем камера скользнула мимо спортзала, вдоль по коридору, и на экране возникла дверь с надписью: «Мужской туалет»…

Сидни засмеялась.

– Хватит! – взвыл Лоуренс уже из столовой. – Выключи, Труди! Они и так все поняли.

Труди вновь пустила быстрый просмотр. Камера едва не обрушилась в один из писсуаров, проследила, как сползли спортивные трусы, затем уставилась в кафель над писсуаром, снова опустилась, снова поднялась, снова опустилась… Финальное встряхивание, и трусы вернулись в исходную позицию. После чего в поле зрения возникла раковина умывальника, а в зеркале на стене – физиономия Лоуренса в очках а-ля Джек Николсон. В углу экрана продолжали сменяться электронные цифры. Затем Лоуренс вернулся в зал и отбарабанил последнюю серию упражнений. По окончании занятий он прошел на стоянку вслед за мисс Диббс. Бедная калека, которой дрыгоножества и рукомашества только пошли на пользу, птичкой впорхнула за руль своей «Хонды». Камера угрожающе накренилась, когда у Лоуренса подкосились ноги, и на экране возникла его дрожащая рука, хватающаяся за ограду.

Сидни хохотала и никак не могла успокоиться.

– Ничего… ничего личного, – пробулькала она, стараясь говорить погромче, чтобы услышал Лоуренс, который сдал позиции в столовой и успел отступить на кухню.

– Видишь, в чем загвоздка, – пожаловалась Труди.

Сид потерла щеки.

– Вырезать куски из записи, которую предоставляешь суду в качестве доказательства, нельзя, – сказала она все еще дрожащим от сдерживаемого смеха голосом. – Либо все, либо ничего.

– Я совсем забыл про нее, – заорал из кухни Лоуренс.

– Можно записать все заново, – предложил Дарвин.

– Мы считаем, что мисс Диббс запомнила Ларри, – сказала Труди.

– Лоуренса! – донеслось с кухни. – Черт побери, Труди, ты сама могла бы туда пойти и записать заново!

Труди покачала головой.

– Я принимала заявление мисс Диббс. Меня она точно запомнила.

– Ну… – начала Сид и умолкла.

– А я бы оставил все как есть, – сказал Дар. – Считая с кадрами камеры из твоего фургона, запись длится больше часа… Ну, до того места… где только для взрослых. Не думаю, что присяжные или адвокат этой калеки досмотрят до конца. Они выключат сразу, как только все станет понятно.

– Точно, – согласилась Сидни. – Просто отметьте в отчете, что запись длится более сорока минут. Мне кажется, что опасаться нечего.

– Легко сказать, – простонал с кухни Лоуренс.

Сид посмотрела Дарвину прямо в глаза.

– Если мы собираемся попасть в твою хижину засветло, нужно отправляться сейчас.

Дар кивнул. Проходя через кухню, он похлопал Лоуренса по плечу.

– Тебе нечего стыдиться, амиго.

– Ты это к чему? – буркнул несчастный здоровяк.

– Ты потом вымыл руки, – ответил Дар. – Как учила мамочка. Присяжные будут гордиться тобой!

Лоуренс промолчал и только бросил на Труди испепеляющий взгляд.

Дар и Сид сели в «Лендкруизер» и покатили в сторону холмов.

ГЛАВА 8

З – ЗАБОТЫ

По 78-й магистрали они выехали из Эскондидо, добрались до поросших лесом предгорий и остановились перекусить в небольшом городишке Джулиан. Когда-то это был небольшой шахтерский поселок, который со временем превратился в небольшой туристический городок. Дар выбрал ресторан, где отлично готовили, а цены были на удивление низкими. К тому же выбор спиртного здесь был невелик, так что даже в пятницу вечером местные горлопаны обходили этот ресторан стороной.

Владелец заведения, располагавшегося в старинном викторианском особняке, был знаком с Дарвином и сразу проводил их к столику у эркера. А вина здесь подавали прекрасные. Сид, которая хорошо разбиралась в марочных винах, выбрала бутылочку великолепного мерло. Они ели, смаковали вино и разговаривали.

Тема для разговора удивила Дара. За много лет он научился незаметно переводить беседу на личность собеседника. Поразительно, как легко люди поддавались на эту уловку и готовы были часами рассказывать о себе. Но с главным следователем Олсон этот номер не прошел. Она вкратце ответила на его вопросы касательно работы в ФБР и своего недолгого замужества: «Кевин тоже был спецагентом, но он терпеть не мог полевой работы, а мне это нравилось больше всего». А затем подала мяч на его половину поля.

– Почему тебя исключили из комиссии НАСА, когда ты сказал, что некоторые космонавты на «Челленджере» не погибли в результате взрыва? – спросила она, поднимая бокал.

Дар отметил, что ее ногти были коротко острижены и не накрашены.

Он одарил Сид улыбкой, которую Труди называла «а-ля Клинт Иствуд».

– Они не исключили меня. Просто быстро перевели в другой отдел, прежде чем я успел обнародовать эти результаты. В любом случае я был младшим членом группы, и мое мнение не слишком много значило для настоящих специалистов в этой комиссии.

– Ладно, – кивнула Сидни. – Тогда расскажи, как ты узнал, что они не погибли после взрыва?

Дар вздохнул. Он не знал, как избежать неприятного разговора.

– Ты уверена, что хочешь услышать об этом за столом?

– Ну, – пожала плечами Сид, – конечно, мы можем поговорить и о бедном проармированном мистере Фонге, нанизанном на прутья, как цыпленок на вертел, но мне больше хочется послушать о расследовании катастрофы с «Челленджером».

Дар ничего не сказал по поводу причастия «проармированный» и вкратце рассказал о теме своей докторской диссертации.

– Динамика плазменных волн? – переспросила Сид. – Как при взрывах?

– Именно при взрывах, – подтвердил Дар. – В то время никто особо не разбирался в динамике плазменных волн, поскольку математика хаоса – сейчас ее называют «теория сложности» – только появилась на свет.

– Значит, ты был экспертом по взрывным волнам? – спросила Сид.

– И по другим процессам, происходящим при сверхвысоких температурах, – добавил Дарвин.

– И что, эта профессия пользуется спросом на бирже труда?

Дар вздохнул и отставил свой бокал.

– Еще каким спросом, хотя об этом не кричат на всех перекрестках. Динамика взрывных волн и тогда имела прямое отношение к вооружению. Спроси иракцев в русских танках, что случается, когда американские снаряды пробивают восьмидюймовую броню и взрываются внутри.

– Вряд ли после этого они смогут что-то рассказать, – заметила Сид.

– Вот именно.

– Итак, ты работал на Национальное управление по безопасности движения, – сказала Сид. – Учитывая докторскую степень, ты, видимо, считался ценным сотрудником.

– К сожалению, в гражданской авиации взрывы случаются чаще, чем принято считать. И нужно иметь большой опыт, чтобы научиться правильно просчитывать динамику взрыва и его результаты.

– Локерби. В 1988 году неподалеку от шотландского поселка Локерби взорвался американский лайнер компании «Пан-Америкэн», в результате погибло 259 пассажиров и одиннадцать местных жителей, – вспомнила Сид, – и «Трансуорд эрлайнз», рейс 800.

– Верно.

Подошел официант и забрал грязные тарелки. Когда принесли кофе, Сидни сказала:

– Именно поэтому ты поднялся в высшие эшелоны НУБД и попал в комиссию по расследованию причин гибели «Челленджера». А как ты узнал, что они выжили после взрыва?

– А я и не знал, – ответил Дар. – Сперва. Догадка основывалась исключительно на том, что человеческое тело очень устойчиво к взрывам. Собственно взрыв не обязательно уничтожает человека, тем более что космонавты находились в специальных креслах. Они были защищены лучше, чем пилоты гоночных болидов. Ты сама наверняка видела, из каких аварий эти ребята выходили без единой царапины.

Сид кивнула.

– Значит, ты считаешь, что бедная учительница и кто-то еще оставались в живых после того ужасного взрыва топливных баков?

– Нет, не учительница, – ответил Дар, который и через столько лет не мог спокойно относиться к этой трагедии. – Те, кто был на нижней палубе, оказались непосредственно в районе взрыва. Они погибли быстро, если не мгновенно.

– НАСА объявило, что все погибли сразу, не успев ничего осознать, – заметила Сидни.

– Да. Вся страна была в шоке. Именно это все и хотели услышать. Но даже в первые часы после взрыва на видеоснимках и показаниях радара было заметно, что среди осколков главная кабина – или верхняя палуба – осталась неповрежденной. Оставалась две минуты сорок пять секунд, пока не ударилась о воду.

– Целая вечность, – прошептала Сид, глядя перед собой затуманенным взором. – И ты говоришь, что знал…

– ПКП, – сказал Дар.

– П… что? – не поняла Сид.

– Персональные кислородные подушки. Это такие маленькие кислородные баллоны, которыми пользуются космонавты при внезапной разгерметизации. Если помнишь, команда «Челленджера» была без скафандров… После этой трагедии НАСА приняло постановление об обязательном наличии скафандров. Поэтому Джон Гленн и прочие отправлялись в космос обряженные, как первые космонавты…

– Так что там с этими ПКП?

Голос Сид задрожал, в нем не было слышно ноток вуайеризма, присущего людям, которые любят смаковать истории о катастрофах.

– Комиссия нашла обломки центральной кабины, – сказал Дарвин. – Собственно, они восстановили по кусочкам весь шаттл. Ну, скрепили части проволокой и деревянными брусками, как обычно делают после авиакатастроф… Гм, так вот. Пять ПКП использовались… в течение двух минут сорока пяти секунд. Как раз столько времени понадобилось челноку, чтобы упасть в океан.

Сидни на мгновение зажмурилась. Открыв глаза, она спросила:

– А не могли они сработать автоматически?

– ПКП приводятся в действие вручную, – покачал головой Дар. – Тем более что первый пилот не мог надеть свою без посторонней помощи. Космонавт, сидевший за ним… вторая женщина в экипаже… ей пришлось отстегнуть ремни и потянуться к пилоту, чтобы помочь. Его подушка была использована.

– Господи, – выдохнула Сид.

Они допили кофе в молчании.

– Дар… – начала она.

Дарвин не припомнил, называла ли она его так раньше, но сейчас внезапно обратил на это внимание. И говорила она уже другим, более мягким тоном.

– Дар, – продолжила главный следователь, – я хотела кое-что сказать по поводу того, что я буду тебя охранять. Я вспомнила, как тебе подмигивали Лоуренс и Труди. Ты должен знать, что я…

– Я знаю, что нет, – раздраженно отрезал Дар.

Сид жестом остановила его.

– Пожалуйста, дай мне договорить. Я должна открыто предупредить тебя, что не ищу романтических приключений и не собираюсь валяться в стогу сена. Мне нравится подшучивать над тобой, потому что твой юмор еще суше, чем пустыня Анзо-Боррего. Но я не хочу играть в такие игры.

– Я знаю… – снова начал Дарвин, но она опять подняла руку.

– Я сейчас закончу, – сказала Сидни очень тихо, хотя ни официантов, ни посетителей рядом не было. – Говнюк серьезно был настроен пришить тебе непредумышленное убийство…

– Быть не может, – поразился Дар. – Даже… даже после видеозаписи?

– Именно из-за нее. С этой записью даже такая задница, как Говнюк, спокойно выиграет процесс. Типичный азарт водителя на дороге…

– Азарт! – взвился Дарвин. – Это были русские боевики! Они же нашли автоматы в этом покореженном «Мерседесе». Да этот «водительский азарт» вообще полная ерунда, разве ты не знаешь, Олсон? В настоящее время процент преднамеренных убийств с использованием транспортных средств такой же, как и десять лет назад…

Сид успокаивающе похлопала его по руке.

– Да, да… Я знаю. «Водительский азарт» относится к любимым пропагандистским штучкам журналистов, которые обожают громкие фразы, но не любят копаться в фактах. Но Говнюк с легкостью может выиграть процесс только потому, что эта тема у всех на слуху. А пресса и телевидение его поддержат…

– Азарт, – пробормотал Дарвин, приникая к чашке, чтобы удержать вертящиеся на языке эпитеты, которыми он собирался наградить заместителя окружного прокурора и его политические амбиции.

– В любом случае, – продолжала Сид, – я взяла тебя под свое крыло, сделав подсадной уткой для банды мошенников, которая терроризирует страховые компании штата. Говнюк с его боссом решили, что шумиха поднимется почище, чем из-за какого-то водительского азарта. Но это значит, что либо за тобой устанавливают постоянное наблюдение…

– Либо за мной присмотришь ты, – закончил Дар.

– Да, – согласилась Сид и на минуту замолчала. – И еще я знаю о катастрофе под Форт-Коллинзом.

Дар только смерил ее взглядом. Он не слишком удивился. Было очевидно, что главный следователь успела проштудировать его досье, да и наверняка все, что его касалось, – а значит, была в курсе. Но что-то в Даре заныло от одного лишь упоминания о том дне, который он никогда и ни с кем не обсуждал.

– Я знаю, что это не мое дело, – тихо и мягко сказала Сид, – но в отчетах сказано, что тебя действительно вызвали на место крушения. Как это могло случиться? Как они могли?

Дар дернул уголками рта, пытаясь выдавить хоть какое-то подобие улыбки.

– Они не знали, что моя жена и ребенок летели этим рейсом. Бар… моя жена собиралась вернуться из Вашингтона на следующий день, но ее мать поправилась быстрее, чем ожидали. И она решила приехать домой пораньше.

Наступила тишина, которую прервал громкий смех у стойки бара. Мимо, держась за руки, прошла молодая парочка.

– Ты не должен мне ничего рассказывать, – заметила Сидни.

– Знаю. Не буду. Я даже Ларри и Труди ничего не говорил, хотя они кое-что знают. Но я хочу ответить на твой вопрос…

Сид кивнула.

– Ну вот… я ждал, что жена с ребенком вернутся на следующий день… но они полетели этим рейсом… номер 737, который рухнул на окраине Форт-Коллинза.

– И тебя вызвали на место крушения.

– Управление размещалось в Денвере, – ровным голосом сказал Дар. – Мы расследовали любое крушение на территории шести штатов. А Форт-Коллинз всего в шестидесяти милях от Денвера.

– Но… – начала Сид и замолчала, опустив глаза на свою кофейную чашку.

Дарвин покачал головой.

– Это была моя работа… глядеть на разбившиеся самолеты. Слава богу, кто-то в денверском офисе взглянул на список пассажиров и заметил имя моей жены. Меня отозвали через полчаса после того, как я прибыл на место катастрофы. Правда, смотреть там было особенно не на что. Самолет врезался в землю носом. Осталась только воронка, футов двадцать в глубину и шестьдесят в ширину. И обычная для крушения куча хлама – разлетевшаяся обувь… много обуви… полуобгоревший плюшевый мишка… зеленая сумка… А то, что осталось от людей, смогли бы восстановить разве что археологи.

Сид посмотрела Дарвину в лицо.

– Это был один из случаев, когда НУБД не смогло узнать… не смогло установить причину катастрофы.

– Один из четырех, считая «ТЭЛ-800», – спокойно уточнил Дар. – Тот рейс «Трансуорд эрлайнз», вылетевший в Париж из аэропорта Кеннеди с 229 пассажирами на борту и грохнувшийся в Атлантический океан вскоре после взлета. Подозревали, что авария произошла в связи с резким изменением направления ветра… После этого Федеральное авиационное агентство решило усовершенствовать систему управления рулем высоты на «Боингах-737», но почему самолет внезапно потерял управление, так и осталось невыясненным.

Он помолчал и продолжил:

– Когда меня пришли отзывать, я как раз брал показания девочки-подростка, которая жила в доме напротив парка. Пролети самолет еще с сотню футов, и список погибших увеличился бы вдвое… И эта девочка сказала, что когда она выглянула из своего окна – а ее квартира на четвертом этаже, – то увидела лица людей в иллюминаторах… Вверх ногами, потому что самолет ушел в пике. Лица были видны очень четко – было уже темно, и над креслами горели лампочки для чтения…

– Хватит, – взмолилась Сид. – Мне очень жаль. Извини, что я заговорила на эту тему.

Дарвин замолчал. Воспоминания постепенно отпускали его. Он посмотрел на главного следователя и с ужасом увидел, что она плачет.

– Все в порядке, – сказал Дар, еле сдерживаясь, чтобы не погладить ее по руке. – Все в порядке. Это было давно.

– Десять лет – не так уж и давно, – прошептала Сидни. – Для такой потери – совсем недавно.

Она отвернулась к окну и дважды с силой провела ладонью по щекам, вытирая слезы.

– Да, – согласился Дарвин.

Сид снова повернулась к нему. Ее голубые глаза потемнели и стали бездонно глубоки.

– Могу я задать тебе один вопрос?

Дарвин кивнул.

– Ты еще два года проработал в НУБД и только потом переехал в Калифорнию. Как тебе хватило сил… остаться? Продолжать заниматься этим делом?

– Это была моя работа, – просто ответил Дар. – Я был хорошим специалистом.

Сидни Олсон слабо улыбнулась.

– Я прочитала ваше полное досье, доктор Минор. Вы до сих пор являетесь лучшим экспертом по дорожно-транспортным происшествиям. Так почему вы предпочитаете работать в основном на агентство Стюартов? Я знаю, что вам хорошо платят и искать дополнительный заработок вам не нужно… но почему Лоуренс и Труди?

– Мне они нравятся, – ответил Дарвин. – Ларри меня смешит.


Они добрались до его хижины после захода солнца. Приглушенные сумерки затенили теплый летний вечер, словно небо завесили легким полупрозрачным гобеленом.

Домик Дарвина стоял в полумиле от грунтовой дороги, к юго-востоку от Джулиана, на самой окраине Кливлендского национального парка. Из окон, которые выходили на юг, открывался вид на широкую долину, поросшую высокой зеленой травой. Домик окружали могучие величественные сосны и огромные дугласовы пихты. Далее начинался хвойный лес, который поднимался вверх по каменистому склону, окаймляя вершину горы острозубой зеленой короной.

Сидни замерла в восхищении.

– Ух ты, – выдохнула она. – Когда ты сказал «хижина», я представила себе кое-как слепленную будочку, по которой носятся мыши.

Дар оглядел нарядный домик из дерева и камня, с длинным крыльцом, выходящим на юг.

– Не-а, – сказал он. – Ему всего шесть лет. До того как приобрел эту недвижимость, я спал в пастушьем фургоне.

– В фургоне? – недоверчиво переспросила Сид.

– Сама увидишь, – кивнул Дар.

– Бьюсь об заклад, что ты выстроил это своими руками!

– Проиграла, – засмеялся Дарвин. – Я не умею обращаться ни с молотком, ни с рубанком. Большую часть работы сделал местный плотник Барт Мак-Намара, семидесяти лет от роду.

– Боже мой! – произнесла Сидни, обходя здание и останавливаясь у крыльца. – И это ты называешь «хижиной»!

– Здесь красивый вид. Холодными зимними вечерами можно сидеть у окна и разглядывать далекие огоньки индейской резервации, которая находится по ту сторону долины.

Дарвин отпер дверь и отступил, пропуская Сид вперед.

– Я теперь понимаю, почему ты не водишь сюда… гостей, – тихо сказала она.

Света еще хватало, чтобы разглядеть одну-единственную большую комнату. Дар не стал делать внутри домика перегородки, кроме той, что отделяла ванную, и только предметы обстановки и коврики обозначали разные по назначению жилые пространства. На стенах по большей части висели книжные полки, но кое-где виднелись большие французские постеры. Один рекламировал какую-то особую удочку и изображал женщину в каноэ, вытягивающую из воды форель. Картинка была удачно стилизована под черно-белую фотографию двадцатых годов.

В юго-восточном углу, под окнами размером двенадцать на двенадцать дюймов, стоял письменный стол в форме буквы L. Из окна открывался просто фантастический вид на долину. У западной стены громоздился огромный камин. Из окошка на той же стене сочился приглушенный вечерний свет. Перед камином стояли несколько удобных кожаных кресел и кушеток, за ними – односпальная кровать, накрытая пушистым индейским одеялом.

– Мне нравится лежать на кровати и смотреть на огонь, – объяснил Дарвин.

– А-а, – потрясенно отозвалась Сид.

Дар поставил свои сумки. Снял с крюков на стене два фонаря.

– Пошли, покажу тебе пастуший фургон.

Он вывел Сидни на крыльцо и зашагал в сторону леса, по гладко мощенной дорожке. Примерно через каждые двадцать футов вдоль дорожки красовались каменные японские «снежные фонарики». Миновав небольшую березовую рощицу, они оказались на лугу и увидели самый настоящий фургон.

Старый баскский пастуший фургон был полностью отреставрирован с применением аутентичных материалов. У него появилось небольшое крыльцо, застекленная дверь и парусиновый тент. Под тентом стояло несколько деревянных шезлонгов. Все вместе производило еще более причудливое впечатление, чем хижина.

Дарвин приглашающе махнул рукой, и Сид поднялась по четырем ступенькам, распахнула незапертую дверь и шагнула внутрь.

– Пожалуй, это самая уютная комната на свете, – тихо промолвила она.

Фургон был всего восемнадцать футов в длину и семь в ширину, но хозяин использовал пространство с большой изобретательностью. Справа от выхода находилась крохотная ванная комната, под окном у северной стены стоял небольшой умывальник, а у южной располагалась маленькая огороженная кухонька. Всю дальнюю часть фургона занимала кровать. Над кроватью было полукруглое окно в старинной раме. Цилиндрический свод нависал довольно низко, но радовал глаз мягкими медовыми тонами старой древесины. В стены были вбиты разнообразные вешалки и крюки, и Сид повесила на них оба фонаря. Большая кровать так и манила прилечь. На ней раскинулся теплый плед ручной работы, а с двух сторон громоздились мягкие подушки. Под кроватью виднелись деревянные выдвижные ящики.

– Электричества здесь нет, – сказал Дар, – но водопровод наличествует… Мы протянули сюда трубу из той же цистерны, которая снабжает водой хижину. Боюсь, что ни душа, ни ванну принять нельзя… если сюда установить душевую кабину, то места не останется ни на что другое.

– Это тоже сделал твой мистер Мак-Намара? – поинтересовалась Сид, оглядывая кухоньку. В огороженной с трех сторон комнатке ей показалось, что она находится в трюме небольшой, но очень уютной яхты.

– Мы, – покачал головой Дар. – Мы с женой построили это в лето перед катастрофой. В журнале «Аркитекчерал дайджест» мы прочитали о дизайнерах помещений, старом фермере и плотнике из Монтаны, которые реставрировали старые баскские фургоны и превращали их в… гм, в нечто подобное. Они построили этот фургон по нашему заказу, разобрали, доставили в Колорадо и собрали заново. Когда я переехал сюда, то просто повторил процедуру.

– Вы когда-нибудь жили в нем всей семьей? – спросила Сидни.

– Мы только купили под него землю в Скалистых горах, неподалеку от Денвера, а зимой родился Дэвид, а потом… Одним словом, не успели.

– Но ты здесь жил. Один.

Дар кивнул.

– Мне все больше приходилось работать в выходные. В основном – сидеть за компьютером. Потому я предпочел просто построить хижину, а не проводить сюда электричество.

– Разумно, – согласилась главный следователь.

– В тех ящиках – чистые простыни и наволочки, – сказал Дарвин. – И свежие полотенца. Мышей нет. Я был здесь на прошлые выходные и проверял.

– Даже если бы и были, мыши меня не беспокоят, – заверила его Сид.

Дарвин выдвинул ящик, достал коробок спичек и зажег фонарики. Старые доски, особенно на потолке, затеплились мягким медовым светом.

– Маленькая двухконфорочная плита – газовая, – сказал он. – Как в кемпингах. Холодильника нет, так что портящиеся продукты я держу в хижине. Когда уйдешь, можешь не гасить фонари, они безопасны в плане пожара. А вот этот прихвати, чтобы найти дорогу обратно.

Из другого ящика он вытащил электрический фонарик. И направился к двери.

– Располагайся здесь или, если хочешь, приходи в гости в хижину… например, попить чайку.

– У нас еще много непрочитанных папок, – напомнила Сидни.

Дарвин скорчил недовольную мину.

– Можешь идти, – сказала она. – Я собираюсь сначала устроиться здесь, как ты и предложил. Тут слишком хорошо, чтобы уходить сразу.

Дар взял несколько спичек.

– Я зажгу фонари вдоль дорожки, чтобы ты не заблудилась.

Сид только улыбнулась в ответ.


Через час Сидни вышла из фургона и направилась к домику. Деловой костюм она сменила на простые джинсы, фланелевую рубашку и кроссовки. Пистолет так и остался на боку.

Наступила ночь, и прохладный горный воздух давал о себе знать. Дарвин разжег камин и включил старый, видавший виды кассетный магнитофон. Как обычно, когда он был один в доме, Дар сунул в магнитофон первую попавшуюся кассету с классической музыкой. Но подборка оказалась просто восхитительной: Малое адажио, четвертая часть Пятой симфонии Малера, вторая часть Второго фортепианного концерта Брамса, вторая часть Седьмой симфонии Бетховена, третья и четвертая части Итальянской симфонии Мендельсона, анданте из концерта для скрипки с оркестром Мендельсона, соч. 64, в исполнении Киоко Такезавы, «Kyrie Eleison» из мессы соль-минор Бетховена, еще одно «Kyrie Eleison» из моцартовского «Реквиема», несколько сольных номеров для фортепиано в исполнении Мицуко Ушиды и Горовица (включая любимую пьесу Дара, скрябинский «Этюд до-диез-минор», соч. 2, номер 1, с изумительного диска «Горовиц в Москве»), Йинь Хуань, исполняющая арии из опер в сопровождении Лондонского симфонического оркестра, а потом – несколько популярных пьес в исполнении гобоиста Ханца Холлигера с оркестром.

Только под конец кассеты Дарвину пришло в голову, что Сид могла подумать, будто он специально решил создать романтическую атмосферу. Но, заметив выражение ее лица, понял, что она просто наслаждается хорошей музыкой.

– Моцарт, – сказала Сидни, услышав потрясающий хор в «Реквиеме».

Она прошла к огню и опустилась во второе кожаное клубное кресло, стоявшее напротив кресла Дара.

– Не хотите ли чашечку горячего чая? – любезно предложил Дар. – Есть зеленый, есть с мятой, есть с бергамотом, классический «Липтон»…

Сид оглядела старинный бар над кухонным столиком.

– Это бутылка «Мак-Аллана»? – спросила она.

– Угадала, чистое солодовое.

– Она почти полная.

– Я не люблю пить в одиночестве.

– Я не отказалась бы от виски, – сказала Сид.

Дарвин подошел к бару, достал из серванта два хрустальных бокала и разлил в них виски.

– Со льдом? – спросил он.

– В хорошее солодовое виски? Шутишь, – откликнулась главный следователь. – Только попробуй, и я вылью это тебе за шиворот.

Дар кивнул. Он вернулся к камину, держа в руках бокалы с янтарным напитком. Несколько минут они молча наслаждались вкусом настоящего шотландского виски.

Внезапно Дарвин с удивлением осознал, что ему невыразимо приятно находиться в обществе этой женщины. Мало того, он ощутил, как между ними возникает слабое, но быстро усиливающееся физическое напряжение. Вернее, осознание привлекательности друг для друга. Это поразило Дара, который всегда знал, что он не совсем обычный мужчина. Женская нагота возбуждала его и прежде и продолжала волновать во сне. Но, невзирая на физическое влечение, Дар всегда стремился к истинному, глубокому чувству и духовному родству.

Еще до встречи со своей женой, Барбарой, он никак не мог понять, как можно желать близости с человеком незнакомым, непонятным, не… не единственным для тебя.

А потом он полюбил Барбару. Он желал Барбару. Ее лицо, голос, рыжие кудри, маленькие груди с розовыми сосками, рыжие волосы на лобке и бледная матовая кожа – вот то, что породило его любовь, вожделение и нежную привязанность. За десять лет, прошедшие после ее смерти, Дарвин все больше отдалялся от других людей, все реже и неохотней подпускал их к себе и почти никогда не испытывал страсти к кому бы то ни было. Но сейчас Дар Минор осознал, что он сидит, потягивает скотч и смотрит на главного следователя Сидни Олсон, которая уютно устроилась в клубном кресле, подложив под голову красное индейское одеяло. Отблески огня в камине скользили по ее лицу. Дарвин отметил ее тяжелые груди под тонкой тканью рубашки и живой блеск глаз над сверкающим хрустальным бокалом, и…

– …напоминает мне?

Оказывается, Сид что-то говорила.

Дарвин отрицательно покачал головой, в основном чтобы прийти в себя.

– Прости, я не расслышал. Что ты сказала?

Сидни окинула взглядом уютную комнату. Маленькие галогенные лампочки подсвечивали книжные полки и картины. Огонь в камине отражался во всех многочисленных окнах и окошках. Единственная настольная лампа отбрасывала на письменный стол в дальнем конце длинной комнаты желтый круг света.

– Я говорю, знаешь, что все это напоминает мне?

– Нет, – тихо сказал Дарвин.

Он до сих пор находился под впечатлением своего открытия о чувственном оттенке возникшей между ними связи. И в нем крепла уверенность, что сейчас Сидни скажет что-то такое сокровенное, что сблизит их еще сильнее, резко изменит их жизнь, изменит навсегда, неотвратимо. Независимо от того, хочет он этого или нет.

– И что тебе все это напоминает?

– А напоминает один из тех дурацких фильмов, в которых коп должен охранять какого-нибудь важного свидетеля. Поэтому они вдвоем забиваются в самую глушь, подальше от людей. Останавливаются в загородном домике с огромными окнами во все стороны, чтобы снайперу было легче целиться. А потом коп страшно удивляется, когда кто-то стреляет в них из темноты. Видел «Телохранителя», с Кевином Костнером и Уитни Хьюстон?

– Нет, – сказал Дарвин.

Сид покачала головой.

– Ерунда. Сперва сценарий писался под Стива Макуина и Дайану Росс… с ними было бы лучше. По крайней мере, Макуин хоть с виду выглядит умнее.

Дар отхлебнул виски и ничего не сказал.

Она тоже молчала, витая мыслями где-то далеко-далеко. Затем пожала плечами.

– У тебя в хижине есть какое-нибудь оружие?

– Огнестрельное?

– Да.

– Нету, – ответил Дар, сказав и чистую правду, и откровенную ложь одновременно.

– Насколько я успела понять из твоих предыдущих комментариев, ты не одобряешь огнестрельное оружие.

– Я считаю его проклятием и позором для всей Америки, – ответил Дарвин. – Это наш самый тяжкий грех, после рабства.

Сидни кивнула.

– Но ты не возражал, чтобы я держала под рукой оружие.

– Ты офицер при исполнении, – сказал Дар. – Тебе положено.

Сид снова кивнула.

– Так у тебя нет ни пистолета, ни охотничьего ружья?

– В хижине нет, – покачал головой Дар. – В другом месте у меня припрятано кое-какое старье.

– Знаешь, какое оружие лучше всего подходит для самозащиты и обороны дома? – спросила Сидни.

Она отпила глоток виски и покатала бокал в ладонях.

– Питбуль? – предположил Дар.

– А вот и нет. Самозарядный дробовик. Неважно, какого калибра.

– Ну, не нужно особо практиковаться, чтобы попасть в кого-то из дробовика, – усмехнулся Дарвин.

– Более того, – продолжила Сид, – при выстреле самозарядный дробовик издает грохот, который ни с чем не перепутаешь. Ты бы видел, с какой скоростью улепетывают воры и всякие дармовщинники!

– Дармовщинники, – причмокнул от удовольствия Дарвин, пробуя это слово на вкус. – Ну, если главное в шумовом эффекте, можно стрелять и холостыми. Оно все равно будет громыхать.

Сид ничего не сказала, но нахмурилась, видимо, не понимая, зачем хранить оружие, если оно никого не может убить.

– Вообще-то, – закончил Дарвин, – я просто заведу себе магнитофонную запись с грохотом самозарядного дробовика. А?

Сидни отставила бокал, встала и направилась к его рабочему столу. Там почти не было бумаг, зато стояло множество разномастных пресс-папье: небольшой поршень, маленький череп карнозавтра, диснейлендовский сувенир – Гуфи в полосатом купальном костюме – и одинокий патрон зеленого цвета.

Сид взяла его и повертела в руках.

– Калибр 410… Это что-то означает?

– У меня когда-то был 410-й «сэведж», – тихо ответил он, пожав плечами. – Отец подарил, незадолго до смерти. Антиквариат. Я оставил его в Колорадо.

Сидни перевернула патрон и внимательно осмотрела латунный капсюль.

– Он не выстрелил, но ударник бил по нему.

– Это случилось в последний раз, когда я пробовал стрелять из ружья, – еще тише произнес Дарвин. – Единственный раз, когда оно дало осечку.

С минуту Сид стояла с патроном в руках и пристально глядела на Дара, а потом поставила патрон на подоконник.

– Он до сих пор опасен.

Дарвин вскинул брови.

– Я знаю, что ты был в корпусе морской пехоты… во Вьетнаме. Должно быть, ты был тогда совсем юным.

– Не таким уж и юным, – возразил Дар. – К тому времени как я поступил на службу, я уже закончил колледж. А во Вьетнам попал в 1974 году. Кроме того, в последний год нам особо нечем было заняться. Разве что слушать по армейскому радио отголоски скандала в «Уотергейте»[18] и бродить по округе, подбирая «М-16» и прочее оружие, которое побросала армия Республики Вьетнам, когда драпала от северовьетнамских регулярных войск.

– Ты закончил колледж, когда тебе исполнилось восемнадцать, – сказала Сид. – Ты что, был… вундеркиндом?

– Просто успевающим учеником, – ответил Дар.

– А почему морская пехота?

– Ты не поверишь, но из-за родственных чувств, – сказал Дар. – Потому что отец служил в корпусе морской пехоты во время настоящей войны… Второй мировой.

– Я верю, что он был в морской пехоте, – сказала Сид. – Но я не верю, что по этой причине ты записался в армию.

«Правильно», – подумал Дарвин. А вслух сказал:

– На самом деле отчасти из-за того, чтобы потом было легче поступить в аспирантуру, отчасти из-за дурацкой прихоти.

– Это как? – удивилась Сидни.

Она допила свой бокал. Дар налил ей виски еще на два пальца. Потом помолчал и понял, что ему хочется рассказать ей правду… часть правды.

– В детстве я увлекался греками, – признался он. – Это увлечение продолжалось и во время учебы в колледже, и даже когда я защищал докторскую диссертацию по физике. На всех гуманитарных отделениях изучают культуру древних Афин… ну, скульптура, демократия, Сократ… А моей страстью была Спарта.

– Война? – озадаченно спросила Сидни.

– Нет, – покачал головой Дарвин, – хотя все помнят о спартанцах именно это. Они были единственным на моей памяти обществом, которое создало отдельную науку, изучающую страх. Она называлась фобология. Их обучение, начиная с самого нежного возраста, было направлено на распознание страхов и фобий и на борьбу с ними. Они даже выделяли определенные части тела, в которых зарождается страх… места, где он аккумулируется… И учили детей, молодых воинов, приводить свои тела и души в состояние афобии.

– Бесстрашия, – перевела Сид.

Дарвин нахмурился.

– И да и нет, – сказал он. – Существует несколько видов бесстрашия. Берсерк или японский самурай проникались слепой яростью. Или, например, палестинский террорист, входящий в автобус с бомбой под мышкой. Все они были бесстрашны… то есть не боялись собственной смерти. Но спартанцы добивались другого.

– Что же может быть лучше для воина, чем бесстрашие? – спросила Сидни.

– Греки, спартанцы, называли такое бесстрашие каталепсией, вызванной злостью или гневом, – ответил Дарвин. – Буквально «одержимостью демонами»… полной потерей контроля над собой, своим разумом. Они же стремились к тому, чтобы афобия была полностью… сознательной, контролируемой… Нежелание стать одержимым даже в угаре битвы.

– И ты научился афобии, когда был в морской пехоте… во Вьетнаме? – спросила Сид.

– Увы. Все время, пока я там был, я боялся. До судорог.

– Ты там много чего повидал? – спросила Сидни, пристально глядя на него. – Твое личное дело до сих пор засекречено. Наверное, не просто так?

– Да ничего особенного, – солгал он. – Вот если бы я был секретарем-машинистом и перепечатал гору секретных документов, ты бы тоже ничего обо мне не узнала.

– А ты был секретарем?

Дар покатал свой бокал с виски в ладонях.

– Не совсем.

– Так ты видел бой своими глазами?

– Видел достаточно, чтобы никогда больше такого не видеть, – честно признался Дарвин.

– Но ты хорошо знаешь оружие, – продолжала она гнуть свое.

Дар скорчил гримасу и отхлебнул из бокала.

– Что у тебя было в армии? – спросила Сид.

– Какая-то винтовка, – пожал плечами Дар.

Он не любил обсуждать огнестрельное оружие.

– Значит, «М-16», – заключила Сид.

– Которая имеет свойство моментально ржаветь, если не драить ее до блеска каждый день, – покривил душой Дар.

У него была не «М-16». У его наблюдателя была «М-14» – более старая винтовка, зато со стандартными патронами 7,62 миллиметра, как у «Ремингтона-700 М-40» с ручной перезарядкой, с которой Дарвин тренировался. А тренировался он по 120 подходов в день и шесть дней в неделю, пока не научился попадать в движущуюся мишень ростом с человека с пятисот ярдов и в неподвижную – с тысячи.

Он допил свой скотч.

– Если вы, главный следователь, хотите навесить мне какую-нибудь стрелялку, выбросьте это из головы. Я их терпеть не могу.

– Даже если русская мафия пытается убить тебя?

– Пыталась, – поправил Дар. – И я продолжаю считать, что меня попросту с кем-то спутали.

Сидни кивнула.

– Но у тебя было оружие, – не сдавалась она. – И тебя учили, что делать, если оно дает осечку…

Дар посмотрел на нее и сказал:

– Нужно повернуть ствол в ту сторону, где никого случайно не подстрелишь, и подождать. Рано или поздно оно выстрелит.

Сид кивнула на патрон.

– Может, тогда его стоит выбросить в окно?

– Нет, – сказал Дарвин.


Они разлили остатки виски по бокалам и стали молча глядеть в огонь. В комнате приятно пахло дымком, смешанным с легким ароматом шотландского виски.

Напряжение после предыдущего спора улеглось. Они начали болтать на профессиональные темы.

– Ты слышал о директиве последнего шефа Национального управления по безопасности движения? – спросила Сид.

Дарвин хихикнул.

– А то! «Запрещается употреблять выражение „несчастный случай“ в любых официальных документах, корреспонденции и/или служебных директивах».

– Тебе не кажется это несколько странным?

– Отнюдь, – возразил Дар.

Полено в камине треснуло и рассыпалось снопом янтарных искр. С минуту он смотрел на это чудо и только потом снова повернулся к гостье. При свете камина лицо Сид стало моложе и мягче, а глаза остались такими же живыми и проницательными, как и прежде.

– Можно проследить их логическую цепочку, – продолжил Дарвин. – Любого несчастного случая можно избежать. Поэтому они не должны случаться. Поэтому управление не может использовать выражение «несчастный случай»… их просто нет. Поэтому в управлении предпочитают именовать их «крушением», «катастрофой» и тому подобным.

– Ты тоже считаешь, что несчастного случая можно избежать? – спросила Сидни.

Дарвин от души расхохотался.

– Любой, кто хоть раз расследовал несчастный случай – неважно какой, от аварии с космическим челноком до придурка, который поехал на желтый и получил вмятину в бок… Так вот, несчастные случаи просто неизбежны!

– Это как? – удивилась Сид.

– Они случаются, – ответил Дарвин. – Процентная вероятность цепочки событий, которая привела к несчастному случаю, может быть разной – одна тысячная, одна миллионная… Но как только эти события соединяются в правильной последовательности, несчастный случай неизбежен. На все сто процентов.

Сидни кивнула, но было видно, что это ее до конца не убедило.

– Ладно, – сказал Дар, – возьмем случай с «Челленджером». НАСА оказалось в роли беспечного водителя, который рванул на желтый свет. Ты можешь проделать этот фокус один раз, пять, двадцать… и скоро решишь, что это безопасно и вообще в порядке вещей. Но если ты не остановишься, когда-нибудь отыщется такая же самоуверенная сволочь, исповедующая ту же философию безнаказанности, и столкновение станет неизбежным.

– Значит, НАСА шло на неоправданный риск?

Дар развел руками.

– Вот это комиссия определила точно. Работники НАСА знали о том, что могут возникнуть проблемы с резиновыми уплотнительными кольцами между секциями ракет-носителей, но ничего не предприняли. И знали, что при пониженной температуре эта проблема становится еще серьезней, но все равно не отменили полет. Они не прислушались к по меньшей мере двум десяткам предупреждений собственных специалистов. На борту космического челнока была учительница, и политики напирали, желая побыстрее вывести ее на орбиту. Чтобы тем же вечером президент Рейган мог упомянуть об этом в своей речи. Обстоятельства были против них.

– Значит, ты веришь в неблагоприятное стечение обстоятельств? А во что ты еще веришь?

Дарвин бросил на нее лукавый взгляд.

– Вызываете меня на философский спор, главный следователь?

– Просто любопытно, – сказала Сидни, допивая виски. – Ты видел так много несчастных случаев и так много крови. Мне интересно, какую философскую базу ты подвел под это?

Дар на мгновение задумался.

– Стоики, пожалуй, – сказал он. – Эпиктет, Марк Аврелий и ему подобные.

Он фыркнул.

– Один раз политики допекли меня настолько, что я был готов ехать в Вашингтон и швырять камнями в Белый дом. Когда Билла Клинтона спросили, какую серьезную книгу он недавно прочел, он ответил: «Размышления» Марка Аврелия.

Он снова фыркнул.

– Эта сластолюбивая жирная задница – и цитирует Марка Аврелия!

– Но во что ты все-таки веришь? – не унималась Сидни. – Кроме философии стоиков.

Она помолчала и тихо процитировала:

– «Разумному существу невыносимо лишь то, что разуму неподвластно. То же, что поддается пониманию, оно всегда в силах вынести. Невзгоды по природе своей не являются непереносимыми».

– Ты читала Эпиктета! – воззрился на нее Дарвин.

– Значит, ты разделяешь эту философскую позицию? – повторила свой вопрос Сид.

Дар поставил свой пустой бокал на пол, сложил пальцы домиком и закусил нижнюю губу. Умирающий огонь выбросил еще один фонтан искр.

– Старший брат Ларри, писатель, который жил в Монтане, пока не развелся, приезжал сюда несколько лет назад. Я успел немного познакомиться с ним. Позже по телевизору показывали интервью с ним, где спрашивали о его философии. Он написал роман о католической церкви. Ведущий пытался выбить из него признание, во что он верит.

Сидни молча ждала продолжения.

– Брат Ларри, его зовут Дэйл, ответил очень осторожно и своеобразно. Он процитировал Джона Апдайка. Что-то вроде «Я не религиозен и не музыкален; всякий раз я соединяю ладони без надежды услышать хор ангелов».

– Печально, – наконец промолвила Сид.

Дарвин улыбнулся.

– Брат Ларри процитировал своего писателя… Я же не говорю, что это и есть моя вера. Я, в свою очередь, готов подписаться под «Бритвой Оккама».

– Вильгельм Оккамский, – сказала Сидни. – Кажется… пятнадцатый век?

– Четырнадцатый, – поправил Дар.

– Известный афоризм, – продолжила Сид. – «Не следует преумножать сущности без необходимости».

– Или же, – подхватил Дар, – «при прочих равных простейшее решение обычно наиболее верное». Хотя сам Оккам никогда так не формулировал это правило.

– Простимся с теорией о том, что люди пропадают потому, что их похищают инопланетяне, – засмеялась Сидни.

– «Зона 51» и «летающие тарелки», капут! – воскликнул Дар.

– Тамплиеры… адью, – расплылась в улыбке Сид.

– Заговор против Кеннеди, пока! – поддержал Дар.

Сид помолчала.

– Ты знаешь, что твоя «Бритва Дарвина» пользуется популярностью?

– Что-что? – удивленно заморгал Дар.

– Одно изречение, которое ты выдал несколько лет назад… Кажется, на собрании Национальной ассоциации по расследованию страховых преступлений.

– О господи!.. – простонал Дарвин и прикрыл глаза рукой.

– Ты перефразировал «Бритву Оккама», – продолжала Сидни. – Если я не ошибаюсь, оно звучало так: «При прочих равных простейшее решение обычно наиболее идиотское».

– Это же и так очевидно, – пробормотал Дарвин.

Сид медленно кивнула.

– Нет, я знаю, о чем ты. Например, о тех парнях в пикапе, которые рухнули с обрыва на концерте…

Дар неожиданно бросил взгляд на стопку папок и дискет, которые ждали своего часа на столе.

– А может, мы просто не то ищем в этих отчетах, – задумчиво произнес он.

Сидни склонила голову набок.

– Может, они обратили на меня внимание не из-за моего расследования дурацких несчастных случаев, пусть даже с летальным исходом… Может, это из-за убийства?

– Ты недавно расследовал какое-то убийство? – спросила Сид. – Я имею в виду, не инцидент с мистером Фонгом, а что-то другое?

Дар кивнул.

– Может, расскажешь? – попросила Сидни.

Дарвин глянул на часы.

– Ага. Завтра.

– Паршивец, – улыбнувшись, сказала главный следователь Олсон. – Спасибо за виски.

Дар проводил ее до двери.

Сид остановилась на пороге. Дарвину внезапно пришла в голову дикая мысль, что она собирается его поцеловать.

– Если на тебя нападут плохие ребята, пока я буду спать в этом пастушьем фургоне, как я узнаю, что ты попал в задницу?

Дар сунул руку в карман осеннего пальто, висевшего на крюке, и вытащил ярко-оранжевый свисток.

– Походный, на случай, если потеряешься в лесу. Его слышно за две мили.

– Как свисток, который рекомендуют носить женщинам на случай нападения насильника?

– Верно.

– Ладно, если ночью заявятся убийцы, ты только свистни.

Она на минуту умолкла, и Дарвин заметил, как в ее голубых глазах появилось озорное выражение.

– «Ты ведь умеешь свистеть, правда, Стив?» – спросила она.

Дар ухмыльнулся. Эту фразу произнесла девятнадцатилетняя Лорен Бакол, обращаясь к Хамфри Богарту в «Иметь или не иметь». Он обожал этот фильм.

– Да, – ответил Дарвин. – «Просто складываешь губы в трубочку и дуешь».

Сидни кивнула и пошла вниз по дорожке, задувая по пути все фонарики. Дар смотрел ей вслед, пока она не исчезла из виду.

ГЛАВА 9

И – ИДЕНТИФИКАЦИЯ

Рано утром Сид постучала в дверь домика, но оказалось, что Дар уже успел проснуться, принять душ, побриться, приготовить завтрак и заварить кофе.

Сидни с радостью принялась за бекон с яичницей, причем во время еды она дважды доливала себе кофе.

Прежде чем садиться за работу, Дарвин повел гостью на экскурсию вокруг своих владений. На востоке – лощина с заброшенной золотой шахтой, речка, ниспадающая водопадом, поверх которого лежало поваленное дерево (слишком тонкое и ненадежное с виду, чтобы служить мостом на тот берег). На северном склоне горы – каменные плиты и огромные валуны, березовая роща и бесконечный сосновый лес, начинающийся сразу за хижиной, и к югу – бескрайняя равнина, зеленое море высокой травы. Во время прогулки Дарвина не отпускало приятное чувство, которое неожиданно нахлынуло на него прошлой ночью, – осознание привлекательности этой женщины, тепло ее улыбки, бархатистость ее голоса и смеха.

«Прекрати, Дар!» – приструнил себя он.

– Я знаю, что сейчас не принято задавать противоположному полу такие вопросы, – начала Сид, останавливаясь и глядя на него, – но о чем ты сейчас думаешь, Дар? Скрип шестеренок у тебя в голове слышно даже за два фута.

«Нас разделяет всего два фута!» Дарвин остановился, с трудом удерживаясь, чтобы не обнять ее, прижать к груди, уткнуться лицом в ее шею – как раз у шелкового завитка волос – и самозабвенно вдыхать ее запах.

– О Билли Джеймсе Лангли, – наконец ответил он, делая шаг назад.

Сидни склонила голову набок.

– Где-то год назад я расследовал несчастный случай в Национальном парке, – сказал Дар, махнув рукой куда-то на юг. – Хочешь послушать? И найти разгадку?

– Конечно.

Дарвин откашлялся.

– Итак… Меня вызвали на место предполагаемого убийства, в лес, милях в пяти от…

– Это не то самое убийство, про которое ты обещал рассказать мне вчера вечером?

Дарвин покачал головой.

– Так вот, некий мистер Билли Джеймс Лангли, застрахованный в Калифорнийской страховой компании, которая была клиентом Ларри и Труди, не вернулся домой с рыбалки. Заявили в полицию. Шериф отправился туда, где Билли Джим обычно ловил рыбу, и нашел его пикап – «Форд-250» 78-го года – в ручье, вверх колесами. Билли Джим был внутри. Он утонул. По-видимому, в темноте машина упала с небольшого мостика и перевернулась, а водитель не успел выбраться из кабины. Судмедэксперт установил время смерти.

– А при чем тут подозрение в убийстве? – спросила Сид.

– Когда судмедэксперт достал тело Билли Джима из машины, он заявил, что смерть наступила в результате утопления. Но оказалось, что в этого Билли еще и угодила пуля калибра 22…

– Где? – спросила Сидни.

– Когда он вел свою машину.

– Да нет, куда она попала?

Дар замялся.

– В… э-э… паховую область.

– Яички? – уточнила Сид.

– Одно из них.

– Правое или левое?

– По-твоему, это важно? – спросил Дарвин.

– А разве нет?

– Да, конечно, но…

– Правое или левое?

– Правое, – ответил Дар. – Вот и вся история. Можешь задавать наводящие вопросы.

Некоторое время они молча шагали вниз по склону горы.

– Хорошо, – сказала Сид. – Что мы имеем? Некий мистер Билли Джеймс Лангли возвращался в темноте с рыбалки. Внезапно он получил пулю в правое яичко и… понятное дело… не справился с управлением, свалился в ручей и утонул. А скажи-ка мне вот что: не было ли в машине ружья или винтовки 22-го калибра?

– Не было, – покачал головой Дар.

– В машине не нашли входное или выходное пулевое отверстие? Вообще-то 22-й калибр может пробить разве что картонный пикап, а «Форд-250» – далеко не картонка.

– Никаких входных-выходных отверстий, не считая дыры в самом Билли Джиме.

– Окна были подняты?

– Да. В ту ночь, когда Билли Джим возвращался с рыбалки, шел проливной дождь.

– Он возвращался уже затемно? – спросила Сид.

– Да, около одиннадцати вечера.

– Я догадалась! – заявила Сидни.

Дарвин остановился.

– Правда?

Ему самому понадобилось два часа поторчать на месте происшествия, чтобы найти разгадку.

– Правда, – кивнула Сид. – Ружья или винтовки в машине не было, но я готова биться об заклад, что была коробка с патронами 22-го калибра! Точно?

– В «бардачке», – кивнул Дар.

– И у Билли Джима на обратном пути наверняка погасли фары.

Дарвин вздохнул.

– Да… Полагаю, где-то за полторы мили до моста.

Сидни торжествующе кивнула.

– Как раз столько потребуется патрону, чтобы нагреться и взорваться. Я знаю эти «Форды». Предохранитель находится как раз под рулевым колесом. Твой Билли Джим ехал один с рыбалки, фары погасли. Из-за дождя видимость была никакая, но он очень хотел попасть домой, потому он покопался и выяснил, что перегорел предохранитель… Билли Джим поискал что-нибудь подходящего размера… Патрон 22-го калибра подошел… Он поехал дальше, не сообразив, что патрон постепенно нагревается. А потом патрон рванул…

– Ну, загадка оказалась не такой уж и трудной, – пробормотал Дарвин.

Сид пожала плечами.

– Эй, я проголодалась! Может, мы сперва перекусим, а уже потом возьмемся за нашу трудную загадку?


На обед были бутерброды с мясом и пиво. Прихватив еду с собой, Дарвин и Сидни устроились на крыльце. Начало припекать, и свои теплые рубашки они оставили в доме. На Сид была длинная футболка навыпуск, прикрывающая кобуру на поясе. Дар натянул старую вылинявшую футболку когда-то черного цвета, потертые голубые джины и кроссовки. Крыльцо затеняли высокая раскидистая сосна и небольшая березка, зато вся долина, раскинувшаяся перед домом, купалась в ярком солнечном свете.

Высокая трава и зеленые ветви ивняка шли волнами под легкими порывами теплого ветра. Над всей долиной поднимался дрожащий горячий воздух. Дар и Сид сидели на краешке высокого крыльца и болтали ногами.

– Все эти смерти, боль, страдания, которые ты видел… – начала Сидни, – они не давят на тебя?

Если бы она задала этот вопрос двадцать четыре часа назад, Дарвин не задумываясь ответил бы, что, по его мнению, это сравнимо с работой врачей. Вскоре ты становишься… не то чтобы бесчувственным, это неправильное слово… а просто видишь все под другим углом. Это ведь твоя работа, верно? И он сам верил бы тому, что сказал. Но теперь уверенность покинула Дара. Что-то изменилось в нем за последние десять лет. Все, в чем на настоящий момент он был уверен, – это в своем неожиданном и ненужном желании поцеловать главного следователя Сидни Олсон в полные губы, уложить ее на теплые доски красного дерева, почувствовать мягкость ее груди…

– Не знаю, – буркнул Дарвин, жуя бутерброд. Он уже забыл, какой вопрос она задала.


Папка с нужным делом была толщиной в три дюйма, на обложке стоял большой штамп «Закрыто». Дарвин подкатил два кресла на колесиках к столу, на котором стояли большие CAD-мониторы. Сид устроилась в правом кресле и взяла документы, которые Дар извлек из папки.

– Видишь, какая там стоит дата?

– Семь недель назад, – ответила Сидни, просматривая рапорт патрульных из отдела расследования транспортных происшествий о случае наезда на пешехода. – Восточный Лос-Анджелес… далековато, не находишь?

– Да нет, – сказал Дарвин. – Я, бывало, выезжал на место происшествия и в Сакраменто, и в Сан-Франциско… и вообще за пределы штата.

– Патрульные сами вызвали тебя на место происшествия? Тут под рапортом подписи сержанта Роута и детектива Боба Вентуры, я знаю их обоих.

Дар покачал головой.

– Лоуренс тогда работал над одним случаем в Аризоне, поэтому Труди попросила меня взяться за это дело. Клиент – контора по прокату автофургонов.

Сид взялась за рапорт с места происшествия.

– GMC «Вандура»… цвет – красный. Такой маленький микроавтобус с тупой мордой?

– Ага. Прочитай весь рапорт.

Сид начала читать вслух.

– «Место происшествия: 1200, Мальборо-авеню (участок дороги перед зданием).

Рапорт патрульного. 19 мая я транспортировал заключенную в женскую тюрьму, расположенную в восточной части Лос-Анджелеса. В 2 часа 45 минут поступило сообщение о несчастном случае на пересечении Мальборо-авеню и бульвара Фонтейн. Я попросил диспетчера, чтобы в районе 109-й улицы меня встретил дежурный патруль и доставил заключенную в место назначения, чтобы я смог отправиться на место происшествия.

Полицейский Джонс, личный номер 2485, немедленно откликнулся и сменил меня за рулем. Я прибыл на место происшествия примерно в 3 часа утра. Когда я прибыл, место происшествия было оцеплено дорожным патрулем. Сержант Мак-Кей, личный номер 2662 (дорожный инспектор), полицейский Берри, личный номер 3501, и полицейский Кланси, личный номер 4423, уже находились на месте происшествия. Мальборо-авеню была закрыта для движения от бульвара Фонтейн до Грамерси-стрит.

Описание участка дороги. В 1200-м квартале Мальборо-авеню – улица с односторонним движением. К востоку от места происшествия ее пересекает бульвар Фонтейн, который проходит с севера на юг. К западу от места происшествия авеню пересекает Грамерси-стрит, которая тоже проходит с севера на юг. В 1200-м квартале Мальборо-авеню имеет уклон около 0,098 градуса с запада на восток. Ближайшее освещение – уличные фонари и светофоры на перекрестках. Разрешенная скорость движения на этом участке дороги – 25 миль/час.

Погодные условия. Во время происшествия отмечалась густая облачность. Шел дождь, было холодно, ветер несильный. Было темное время суток, луна не пробивала облачный покров.

Транспортное средство: GMC «Вандура», фургон.

Большой автофургон, маркированный со всех четырех сторон логотипами фирмы по прокату автомобилей. На номерном знаке – никаких особых обозначений.

Водитель: за рулем находилась мисс Дженни Смайли, что подтверждают ее собственные показания, показания мистера Дональда Бордена и водительское удостоверение.

Повреждения транспортного средства: небольшая вмятина на решетке радиатора GMC «Вандура». Решетка на три дюйма отклонилась внутрь от прежнего положения, на ней обнаружены волокна ткани от свитера пострадавшего.

Пострадавший. Ричард Кодайк, получил тяжелую черепно-мозговую травму. Летальный исход. На месте происшествия пострадавшего осматривали Петерсон, личный номер 333, и Ройлс, личный номер 979 (машина «Скорой помощи» номер 272, больница Сэмсона). Они отвезли его в ближайшую больницу. Доктор Кавенот из Восточного госпиталя засвидетельствовал по радио, что Кодайк скончался на месте происшествия…»


Сидни перевернула несколько страниц.

– Хорошо, – начала она. – У нас есть мужчина в возрасте тридцати одного года, Ричард Кодайк, погибший от черепно-мозговой травмы. Он со своим товарищем Дональдом Борденом собирался переезжать из Лос-Анджелеса в Сан-Франциско. Их знакомая, Дженни Смайли, сбила его своим фургоном и каким-то образом ухитрилась переехать его передним правым колесом.

Она перелистнула еще пару страниц.

– Мистер Борден и мисс Смайли подали в суд на прокатную компанию, утверждая, что у машины были неисправны тормоза и фары…

– Поэтому меня туда и вызвали, – вставил Дар.

– …а также они предъявили иск владельцу меблированных комнат за то, что он не обеспечил достаточное освещение улицы перед принадлежащим ему зданием.

Сид отлистала двадцать-тридцать страниц назад.

– Ага… вот ее заявление… Мисс Смайли заявила, что из-за плохой освещенности улицы и слабого света фар она не заметила мистера Кодайка, когда тот шагнул с тротуара на дорогу. Они потребовали у прокатной фирмы шестьсот тысяч долларов.

– И еще четыреста у владельца меблированных комнат, – добавил Дарвин.

– Для ровного счета, – усмехнулась Сидни. – По крайней мере, они высоко оценили своего друга.

Дар потер подбородок.

– Мистер Борден и мистер Кодайк прожили в одной квартире два года и были известны соседям, торговцам, официантам и прочим как Дикки и Донни.

– Геи? – уточнила Сид.

Дарвин кивнул.

– Тогда при чем тут Дженни?

– Судя по всему, мистер Борден… Донни… бегал на сторону. Дженни Смайли была его тайной подружкой. Дикки узнал, что они встречаются… по свидетельствам соседей, ссора продолжалась три дня… а потом Дикки и Донни помирились и решили уехать в Сан-Франциско.

– Без Дженни, – сказала Сидни.

– Да, без Дженни, – кивнул Дар. – Но в качестве жеста доброй воли она решила помочь им перевезти вещи до станции.

– В два сорок пять ночи, в дождь, – хмыкнула Сид.

Дарвин пожал плечами.

– Дикки и Донни задолжали за квартиру за два месяца. Видимо, они просто рвали когти.

Он повернулся к компьютерному монитору с диагональю в двадцать один дюйм и ввел какой-то пароль.

– Так, здесь несколько кадров, снятых сержантом Мак-Кеем на месте происшествия.

На экране возникло электронное изображение черно-белого снимка. Еще одно. И еще одно.

– Ого! – произнесла Сидни.

– Ого, – согласился Дар.

Первое фото изображало распростертое тело мистера Кодайка, лежащее ничком в тридцати футах от главного входа в здание. Он лежал головой к фургону, все вокруг было забрызгано его кровью и мозгами. На второй фотографии были осколки стекла, одна туфля, след трения подошвы об асфальт и след на дороге напротив здания – словно по ней волокли тело.

На последнем снимке был виден длинный и непрерывный тормозной след, уходящий к востоку, в сторону бульвара Фонтейн, до которого от места происшествия было примерно 165 футов. На всех снимках автофургон находился восточнее места происшествия. Его тормозной след тянулся вперед еще по меньшей мере на тридцать футов.

– Дженни сдала назад, когда услышала крик. Она подумала, что наскочила на что-то.

– Угу, – кивнула Сид.

– Донни был единственным свидетелем смерти Дикки, – продолжил Дарвин, кивая на толстую пачку документов. – Он сказал, что они ссорились, когда подъехала Дженни. Поэтому они попросили ее проехать вокруг квартала…

– Зачем? – спросила Сидни.

– Донни сказал, что они не хотели ссориться при ней, – объяснил Дар. – Поэтому она объехала квартал на скорости тридцать миль в час. Она не заметила, что Дикки сошел с тротуара, пока не стало слишком поздно.

Дарвин пролистал на компьютере список фотографий и остановился на кадре с крупным планом. Повернувшись к другому монитору, он вызвал какую-то программу. Появилось трехмерное изображение той же сцены, но это была уже не фотография, а компьютерная реконструкция.

– Ты реконструируешь случаи в объеме и движении! – восхитилась Сид. – А я не заметила у тебя в квартире CAD-мониторов…

– Они есть, – сказал Дар, – только спрятаны за книжными полками. Большую часть заработка я получаю благодаря именно им.

Сидни кивнула.

– Итак, главный инспектор, – промолвил Дарвин, – что вы можете сказать об этом происшествии?

Она посмотрела на папку, на фотографии на экране и на трехмерное изображение тех же самых снимков.

– Что-то здесь не так.

– Верно, – согласился Дар. – Сперва я проверил уровень освещенности этого участка в аналогичных условиях с помощью специального светоизмерителя.

– В два сорок пять ночи, в дождливую облачную погоду? – поинтересовалась Сидни.

– Конечно, – ответил Дарвин, удивленно приподняв брови.

Он пощелкал по клавиатуре.

Неожиданно на объемном изображении места происшествия появились какие-то цифры. Дар взялся за мышь и развернул изображение так, чтобы была видна вся улица с востока на запад, с припаркованным фургоном в самом низу экрана и распростертым телом по центру. Под этим углом зрения был виден практически весь квартал. По бокам экрана в небольших прямоугольниках были записаны цифры с обозначением «fc» – судя по всему, показатели освещенности.

– Фут-свечи? – спросила Сид.

Дарвин кивнул.

– Вопреки заявлению Донни и Дженни, этот участок дороги освещен вполне прилично для такого бедного квартала… Видишь, на обоих перекрестках стоят фонари, которые освещают большую часть дороги. Освещенность там примерно в три фут-свечи. Перед домом уровень освещенности составляет примерно полторы фут-свечи, и даже посреди дороги, где был сбит Дикки, светоизмеритель показывает не меньше одной фут-свечи.

– Значит, она должна была увидеть пострадавшего, даже если бы у нее совсем не горели фары, – сделала вывод Сидни.

Дарвин коснулся экрана световым пером, и появилась красная полоса, которая тянулась от перекрестка до того места, где остановился фургон.

– Дженни подъехала с той стороны, где освещенность была довольно приличной – где-то три фут-свечи. Прежде чем врезаться в Дикки, она проехала по длинному участку дороги, освещенному не так уж плохо – примерно в две фут-свечи. Все это время фары фургона были включены.

Дар пробежался пальцами по клавиатуре, и изображение на экране сменилось анимационным роликом. Из центрального входа здания вышли двое мужчин – трехмерных, но безликих. Внезапно вся сцена предстала под другим углом зрения – на экране появился вид на место происшествия сверху.

Из-за поворота с бульвара Фонтейн выкатил фургон, он ехал довольно быстро и все время набирал скорость. Один из мужчин шагнул на дорогу и оказался на пути приближающейся машины. Водитель фургона ударил по тормозам, и машина проскользила большую часть пути от перекрестка до места столкновения – но в конце концов фургон ударил человека и остановился только через тридцать футов. Безликая жертва – Дикки пролетел по воздуху и упал спиной на дорогу, ногами к машине.

Дарвин щелкнул мышкой, и сверху на этот кадр наложилась предыдущая картинка.

– А это реальное положение фургона и тела после происшествия.

Внезапно фургон оказался по меньшей мере в сорока футах дальше к восточной стороне улицы. Тело тоже перепрыгнуло на другое место – футов на двадцать к востоку, и теперь оно лежало головой к машине.

– Нестыковочка, – заметила Сид.

– Это еще что, – усмехнулся Дарвин. Он достал из папки документ на шести листах и протянул ей. – Постовой Берри, личный номер 3501, принял заявление от свидетеля, который первым оказался на месте происшествия, некоего мистера Джеймса Вильяма Рибека.

Сид пробежала глазами по отпечатанному на машинке тексту.

– Рибек заявил, что он увидел уезжающий с места происшествия фургон, который едва не врезался в его машину. А потом заметил Дикки… мистера Кодайка… лежащего навзничь на дороге. Рибек остановил свою машину, «Форд Таурус», вышел и спросил Ричарда Кодайка, жив ли он. По его свидетельству, мистер Кодайк ответил: «Да, вызовите „Скорую“. Рибек оставил машину на проезжей части и побежал к знакомой, которая жила за углом – Грамерси-стрит, 3535, – разбудил ее и попросил вызвать Службу спасения. Потом схватил одеяло и бросился обратно… Там он обнаружил, что мистер Кодайк лежит уже в другом месте, повернут головой в другую сторону, и к тому же без сознания и в гораздо худшем состоянии. „Скорая“ приехала через семь минут. По свидетельству врачей, к тому времени Кодайк был уже мертв. Фургон стоял там, где он находился на фотографиях полиции.

Сид посмотрела на Дарвина.

– Выходит, эта сука объехала квартал и снова переехала Дикки Кодайка? Как ты это установил?

– Подробности достаточно скучны и утомительны, – ответил Дар.

– Меня никогда не утомляют подробности, доктор Минор, – холодно заметила главный следователь Олсон. – Не забывайте, что они суть моей работы.

Дарвин только кивнул.

– Хорошо, тогда сначала я вкратце изложу исходные данные и уравнения, а потом прокручу запись следственного эксперимента при условиях, полученных на основании моих вычислений, – сказал он. – Я предпочитаю делать расчеты такого рода в метрической системе, хотя потом всегда перевожу все в английские единицы измерения, для демонстраций.

Дар пощелкал по клавиатуре, и на мониторе снова появилось изображение улицы без фургона, только с двумя мужчинами, которые выходили из дома, а потом один из них ступил на проезжую часть. Точка зрения снова сместилась – как будто наблюдатель смотрел на улицу, находясь за рулем фургона, который поворачивал с бульвара Фонтейн на запад, на Мальборо-авеню. Человек на проезжей части был прекрасно виден.

– Исследования видимости в ночное время показывают, что даже на темной проселочной дороге и при тусклом свете фар пешеход, хотя бы и в темной одежде, будет виден с расстояния около ста семидесяти пяти футов – даже если у водителя плохое или не слишком хорошее зрение. От пересечения Мальборо-авеню с бульваром Фонтейн до места наезда фургона на мистера Кодайка – сто шестьдесят девять футов.

– Значит, она увидела его, как только выехала из-за поворота, – задумчиво сказала Сидни.

– Она должна была его увидеть, даже если бы он еще стоял на тротуаре, не то что на проезжей части, – подтвердил Дар. – При включенном дальнем свете фары фургона должны были высветить его с расстояния в триста сорок три фута. Черт, даже если бы у нее вообще не горели фары, она все равно увидела бы человека на дороге с расстояния в сто пятьдесят футов – для этого на улице хватало света фонарей и рассеянного света из окон ближайших домов.

– Но она прибавила скорость, – сказала Сид.

– Несомненно. Передние колеса фургона оставили тормозной след общей протяженностью сто тридцать два фута. Причем торможение продолжалось на расстоянии еще двадцати девяти футов после места столкновения, где мистер Кодайк потерял правую туфлю и где остался след от его левой туфли.

– Она сказала, что переехала его в этом месте, – напомнила Сидни.

– Это невозможно, – заявил Дарвин. – Когда у нас есть четкий тормозной след, все остальное становится только вопросом простой динамики. Мы легко можем вычислить скорости и расстояния перемещения фургона, пешехода и тела. Я полагаю, формулы тебя не интересуют?

– Напротив, – возразила Сид. – Именно это я и имела в виду, когда говорила о подробностях.

Дарвин вздохнул.

– Хорошо. И я, и полицейское управление Лос-Анджелеса, независимо друг от друга, проводили тесты на торможение на той самой улице. В эксперименте использовались транспортные средства с метчиками…

– Ты имеешь в виду устройства для разметки проезжей части? – переспросила Сидни.

– Да. Скорость автомобиля в обоих экспериментах определялась с помощью радара. Оба теста определили одинаковый коэффициент сцепления, f равен 0,79. Отсюда мы можем определить начальную скорость движения пешехода в точке столкновения… Не забывай, все свидетели в своих показаниях утверждают, что мистер Кодайк в момент наезда стоял лицом к автомобилю. И его скорость никак не могла превышать скорость движения фургона. Я использовал такую формулу:

Начальная скорость автомобиля равна квадратному корню из разницы между квадратом его конечной скорости и удвоенным ускорением, умноженным на дистанцию торможения. Подставить значения очень просто.

Фургон тормозил до полной остановки, следовательно, его конечную скорость можно считать равной нулю. Показатель ускорения определяется так: коэффициент сцепления умножаем на ускорение свободного падения. Как я уже говорил, мы экспериментально определили, что коэффициент торможения f равен 0,79. Допустим, ускорение свободного падения g равно тридцати двум и двум десятым фута в секунду – в американской системе измерений.

Что составляет девять и восемьдесят одну сотую метра в секунду, – спокойно подсказала Сид.

Дарвин посмотрел на нее с неподдельным интересом.

– Надо же, ты умеешь в уме пересчитывать все в метрическую систему! – восхитился он. – Тогда, может быть, оставим все эти уравнения и сразу перейдем к анимационному ролику? Ты наверняка и так понимаешь, как я все рассчитывал.

Сидни покачала головой:

– Нет. Я хочу узнать все в подробностях. Рассказывай дальше.

– Хорошо, – согласился Дар. – Поскольку автомобиль тормозил, значит, он двигался с отрицательным ускорением. Всего Дженни проехала с отрицательным ускорением сто тридцать два фута. Следовательно, нам известны все показатели, которые нужно подставить в уравнение для вычисления начальной скорости:

vi = 82 фут/сек = 55.7 миль/час

Таким образом, мы получаем скорость фургона перед началом торможения – восемьдесят два фута в секунду, что равняется почти пятидесяти шести милям в час. Скорость автомобиля, который проехал до полной остановки еще двадцать девять футов, вычисляется по той же формуле. Единственный показатель, который меняется, – это расстояние d.

vi = 38.4 фут/сек = 26 миль/час

Мы получаем скорость автомобиля в момент столкновения – тридцать восемь и восемь десятых фута в секунду, или двадцать шесть миль в час. Точно такой же была скорость мистера Кодайка после того, как его ударило фургоном. Эта зависимость справедлива в тех случаях, когда наезд совершает машина с высоким моторным отсеком, но для большинства небольших машин она неприменима.

Сидни кивнула.

– Высокая решетка радиатора плашмя ударяет о тело пешехода, близко к его центру тяжести, – сказала она. – А обычный седан или маленькая легковая машина ударяют пешехода ниже центра тяжести, – поэтому пострадавшего, как правило, выбрасывает на капот или даже на крышу машины.

– Верно, – согласился Дарвин. – Если его, конечно, не переламывает пополам. – Он снова посмотрел на уравнения, высвеченные на компьютерном мониторе. – Но поскольку Дженни ехала на арендованном фургоне и ударила стоявшего на дороге Дикки решеткой радиатора, вычисления получаются совсем простые. Нам нужно знать только среднестатистические значения коэффициента сцепления для пешехода на разных поверхностях.

Он щелкнул по клавише. На экране появилась таблица:

поверхность

трава

асфальт

бетон

значение

0,45 – 0,70

0,45 – 0,60

0,40 – 0,65


– И какая поверхность на Мальборо-авеню? – спросила Сид.

– Там асфальт, – ответил Дар и обозначил величину коэффициента сцепления для пешехода f равной 0,45. – Высота центра тяжести – h – для этого конкретного пешехода равна 2,2 фута. Мы измерили расстояние от места первого столкновения – которое определили по оставленной правой туфле и по следу трения подошвы второй туфли об асфальт – до места падения тела, которое отмечено следами крови и следами трения тела о дорогу. Это расстояние равно семидесяти двум футам. Если подставить эти значения вот в это уравнение…

dr = 15 фут

– тогда скорость, при которой мистер Кодайк начал падать – после того, как отделился от тормозящего автомобиля, – высчитывается вот так:

v = 40.6 фут/секс = 27.6 миль/час

Мы получили скорость сорок и шесть десятых фута в секунду, или двадцать семь и шесть десятых мили в час – что соответствует данным, полученным при анализе торможения автомобиля, – заключил Дарвин.

– Значит, на самом деле она сбила его на скорости около двадцати семи миль в час, а торможение начала при скорости почти пятьдесят шесть миль в час? – переспросила Сидни.

– Пятьдесят пять и семь десятых, – уточнил Дар.

– И после столкновения он пролетел спиной вперед семьдесят два фута, а потом упал на спину, головой – вперед, а ногами – к автомобилю?

– В девяноста девяти случаях из ста с пешеходами, сбитыми подобными машинами, именно это и происходит, – сказал Дарвин. – Поэтому мы с Ларри с самого начала поняли, что дело здесь нечисто, – как только увидели фотографии из полицейских протоколов.

Он пощелкал по клавиатуре, и вместо уравнений на мониторе снова появилось изображение улицы из анимационного ролика. Еще один щелчок убрал с экрана показатели освещенности, длины тормозного пути, высоты тротуара и всего остального.

Двое мужчин вышли из здания. Из-за поворота с бульвара Фонтейн вырулил фургон и, быстро набирая скорость, помчался вдоль Мальборо-авеню. Один из мужчин толкнул другого, и тот вылетел на проезжую часть улицы. Он споткнулся и почти упал, но сумел устоять на ногах – и тут в него врезался притормозивший фургон. Тело взлетело в воздух, пролетело довольно большое расстояние, упало на спину и еще какое-то время скользило по асфальту, а потом замерло. Фургон проехал дальше, снова набирая скорость, и скрылся за поворотом на следующем перекрестке, едва не задев при этом «Форд Таурус», который как раз в это время припарковывался у обочины. Водитель «Форда» вышел, склонился над лежащим на дороге мужчиной, а потом побежал на запад и скрылся за поворотом дороги – он побежал к своей приятельнице, чтобы вызвать по телефону спасателей.

– Мы обнаружили кровь, волосы и вещество мозга на правом колесе, на втулке правого колеса, на передней оси и на рессоре, – ровным голосом сообщил Дарвин.

На мониторе фургон снова появился из-за поворота с бульвара Фонтейн, притормозил перед телом, лежащим навзничь на дороге, а потом переехал человека и начал сдавать назад, проволочив за собой тело почти до середины того расстояния, которое тело пролетело после первого столкновения с машиной. Наконец тело высвободилось из-под колес и осталось лежать – головой на восток, в сторону автомобиля. А фургон продолжал сдавать назад, пока не доехал до своего собственного тормозного следа, и там остановился.

– Она решила закончить начатое, – сказала Сид.

Дарвин кивнул.

– И что сказали в суде, когда увидели эту реконструкцию событий? – спросила главный следователь.

Дар улыбнулся.

– Не было никакого суда. И расследования не было. Я показал этот ролик только детективу Вентуре и ребятам из отдела расследования транспортных происшествий, но никто из них особенно не заинтересовался. К тому времени Дональд и Дженни уже отказались от иска против домовладельца – полагаю, в основном из-за того, что я опроверг их обвинения результатами измерения освещенности. А с владельцами фирмы, которая сдавала напрокат фургон, они сговорились на откупном в пятнадцать тысяч долларов.

Сидни поерзала в кресле и непонимающе уставилась на Дарвина.

– Ты предоставил неопровержимые доказательства того, что эти двое убили Ричарда Кодайка, и в полицейском управлении не обратили на это внимания?

– Они сказали, что это всего лишь еще одно обычное убийство. Или, как выразился многоуважаемый детектив Вентура, «типичный случай гомицида», – объяснил Дарвин.

– Я всегда подозревала, что Вентура – редкостная задница, – поморщилась Сидни. – Теперь я знаю это наверняка.

Дар кивнул, пожевал губу и посмотрел на анимационную реконструкцию происшествия, которая снова прокручивалась на экране. Машина сбила человека, он взлетел в воздух, упал, фургон проехал мимо, вернулся, снова переехал человека, раздавив ему голову, потом проволок тело обратно, ближе к выходу из здания, и остановился. Ролик начал повторяться с самого начала – двое безликих мужчин выходят из хорошо освещенной парадной двери дома…

– Клиенты Ларри из прокатной конторы были просто счастливы отделаться пятнадцатью тысячами, – начал Дарвин.

– Постой, – оборвала его Сид. – Погоди-ка.

Она расстегнула свою огромную кожаную сумку, вытащила ноутбук «Эппл-Пауэр» и положила его рядом с дарвиновским IBM. Дар окинул Сидни подозрительным взглядом, каким обычно в семнадцатом веке ревностный католик одаривал протестанта. Пользователи «Эппла» и пользователи IBM редко находят общий язык.

Сид включила свой компьютер.

– Дженни Смайли, – пробормотала она. – Дональд Борден. Ричард Кодайк. Эти имена мне что-то отдаленно напоминают…

По экрану ноутбука поплыли колонки директорий. Сидни включила «поиск».

– Ага-а, – протянула она, снова пробежалась пальцами по клавиатуре, впилась взглядом в экран и повторила: – Ага!

– Мне нравится это «Ага!», – улыбнулся Дар. – Что там?

– Вы с Лоуренсом узнавали подноготную этих троих… любовников? – спросила Сид.

– Естественно, – кивнул он. – Насколько смогли, не наступая на пятки детективу Вентуре. В конце концов, это было его расследование. Мы обнаружили, что у жертвы, мистера Ричарда Кодайка, имелось еще три адреса, не считая того, которой был указан в его водительском удостоверении. Все в Калифорнии. Один – в восточном Лос-Анджелесе, второй – в Энсинатас, третий – в Поуэе. Проверив номер его социального обеспечения, мы узнали, что он числится работником «Калифорнийской страховой медицины», адрес которой нигде не был обозначен. Проверив старую телефонную книгу, Труди нашла, что «Калифорнийская страховая медицина» находилась в Поуэе, но в данное время прекратила свое существование. Все сведения о ней были изъяты из городских архивов. Тогда мы связались с почтовым отделением Поуэя и обнаружили, что адрес Кодайка сходится с адресом этой клиники – абонентский ящик номер 616840. Мы посоветовали отделу расследования транспортных происшествий и детективу Вентуре проверить по спискам «Фиктивных компаний Лос-Анджелеса и Сан-Диего» все данные, связанные с именем потерпевшего и «Калифорнийской страховой медицины». Они отмахнулись от нашего предложения.

Сидни усмехнулась, не отрываясь от экрана.

– Помнишь красные флажки у меня на карте?

– Случаи наезда со смертельным исходом? Да, и что?

– «Калифорнийская страховая медицина» имела отношение к шести несчастным случаям. Доктор по имени Ричард Карнак выступал свидетелем на суде.

– Ты полагаешь, что Ричард Карнак и Дикки Кодайк – одно и то же лицо?

– А что тут гадать? – отозвалась Сидни. – У тебя есть его фото? Прижизненное, конечно.

Дарвин просмотрел названия файлов и вывел на экран паспортную фотографию обычного образца, подписанную «Кодайк, Ричард Р.». Сид застучала по клавиатуре, и третью часть экрана ее ноутбука заполнило черно-белое фото.

На снимках, без сомнения, был изображен один человек.

– А Дональд Борден есть? – спросил Дар.

– Он же Даррел Боргес, он же Дон Блейк, – сказала Сидни, вызывая на экран фотографию и паспортные данные второго мужчины. – За ним числится пять приводов в полицию за мошенничество и три за разбойное нападение и оскорбление действием.

Она посмотрела на Дарвина сияющим взглядом.

– До двадцати восьми лет мистер Боргес состоял членом бандитской группировки в восточной части Лос-Анджелеса, а потом стал работать на одного адвоката – некоего Джорджа Мерфи Эспозито!

– Черт! – радостно выдохнул Дар. – А Дженни Смайли? Наверняка это не настоящее имя.

– Имя-то настоящее, – кивнула Сидни, просматривая данные на экране. – А вот фамилия другая. Семь лет назад она вышла замуж и взяла фамилию мужа.

– Дженни Боргес? – догадался Дар.

– Si, – широко улыбнулась Сидни. – А Смайли – ее фамилия от первого брака… довольно недолгого. Мистер Кен Смайли скончался в результате несчастного случая семь лет назад. Знаешь, какая у нее девичья фамилия?

Дарвин с минуту выжидающе смотрел на Сид.

– Дженни Эспозито, – наконец сообщила главный следователь. – Она сестра нашего шустрого адвоката.

Дар повернулся к своему монитору, на экране которого фургон продолжал сбивать пешехода, уноситься в темноту, возвращаться, переезжать голову несчастного… и снова, с самого начала.

– Они знали, что я знаю, – пробормотал он. – И почему-то решили, что я представляю для них угрозу.

– Это же убийство, – сказала Сид.

Дар покачал головой:

– Полицейское управление дело закрыло, прокатная контора откупилась, Донни и Дженни уехали в Сан-Франциско. Все остались при своем. Здесь что-то еще.

– Что бы там ни было, – заметила Сидни, – все указывает на нашего адвоката Эспозито. Но тут есть кое-что поинтересней.

Она снова защелкала по клавиатуре.

Дарвин заметил, как на экране возник и пропал символ ФБР. Тут же высветилось «Введите пароль». Сид набрала что-то на клавишах, в рамке появилась цепочка звездочек, а потом замелькали директории и столбики файлов.

– У тебя есть доступ к банку данных ФБР? – поразился Дар.

Даже бывшие спецагенты не удостаивались такой привилегии.

– Официально я работаю на Национальное бюро по расследованию страховых преступлений, – ответила Сидни. – Помнишь Жанетт на собрании у Говнюка? Это ее группа. В 1992 году оно отделилось от Агентства по предотвращению преступлений в области страхования. В качестве поддержки ФБР передало в его распоряжение свою базу данных.

– Наверняка это не раз вас выручало, – заметил Дарвин.

– Например, сейчас, – ответила Сид, указывая на фотографию Дикки Кодайка и его отпечатки пальцев. Ниже стояла подпись: «Ричард Карнак, настоящее паспортное имя – Ричард Трейс».

– Ричард Трейс? – переспросил Дар.

– Сын Далласа Трейса, – сказала Сидни, снова принимаясь стучать по клавиатуре.

Дарвин растерянно заморгал.

– Далласа Трейса? Знаменитого адвоката, рубахи-парня? У него еще был жилет из оленьей шкуры, галстук-боло и длинные патлы. И он вел это дурацкое шоу про юристов на CNN. Это тот же самый Трейс?

– Тот самый, – кивнула Сид. – Самый известный и всеми любимый адвокат, второй после Джонни Кокрана.

– Твою мать, – пробормотал Дарвин. – Даллас Трейс – самодовольный, напыщенный циник. Он выигрывает процессы с помощью тех же трюков, что и Кокран в деле Оу-Джея Симпсона. А еще он написал книгу – «Как убедить кого угодно в чем угодно»… Осталось только убедить меня прочитать эту гадость!

– Тем не менее, – заметила Сидни, – в этом деле Кодайка – Бордена – Смайли именно его сына Ричарда сбили, а потом переехали… одним словом, убили.

– С этого и следует начинать, – сказал Дарвин.

– Мы уже начали, – возразила Сид. – Покушение на твою жизнь и мое расследование борьбы мошеннических группировок – две ниточки одного и того же дела. В понедельник займемся этим вплотную.

– Только в понедельник? – изумился Дар. – Так сегодня только суббота!

– У меня уже семь месяцев не было ни одного приличного выходного! – огрызнулась Сид, злобно сверкая глазами. – Я хочу отдохнуть хотя бы один день и нормально выспаться в этом пастушьем фургоне хотя бы одну ночь, прежде чем браться за дела!

Дар поднял руки вверх.

– Я уже не помню, когда мне давали отдохнуть хотя бы утром в воскресенье.

– Значит, договорились? – спросила она.

– Договорились, – согласился Дарвин, протягивая руку для пожатия.

Сидни обхватила его голову руками, притянула к себе и поцеловала в губы – крепко, медленно и со вкусом.

Затем встала и пошла к двери.

– Я собираюсь вздремнуть, но, когда встану, к вечеру, непременно захочу жареного мяса.

Дарвин проследил за ней взглядом, раздумывая, следует ли пойти за ней или дать себе пинка под зад. А потом встал и поехал в город, чтобы купить мяса и свежего пива.

ГЛАВА 10

К – КРАН

Усевшись в кабину «Соло L-33», Дарвин туго затянул ремень на поясе и подтянул ременные лямки на плечах. Он устроился поудобнее и подвигал туда-сюда педалями, проверяя управление рулем направления. Кен прокатил самолет-буксир немного вперед, а его брат Стив тем временем следил, чтобы двухсотфутовый буксировочный трос не запутался и не провис слишком сильно. Кен остановил самолет. Стив повернулся к Дару, сидевшему в кабине планера, и, выставив большой и указательный пальцы, сделал круговое движение рукой – этим знаком он велел Дарвину проверить приборы. Дар быстро проверил приборы и показал Стиву большой палец – мол, все готово.

Стив повернулся к своему брату, сидевшему в кабине одноместной «Сессны», и провел рукой слева направо. Кен еще немного проехал вперед – буксировочный трос натянулся. Кен оглянулся назад, Стив снова посмотрел на Дарвина. Дар кивнул. Его правая рука удобно лежала на рукоятке, левая – на колене. Он был готов в любое мгновение нажать на рычаг отсоединения буксировочного крюка – если вдруг случится что-нибудь непредвиденное.

Самолет-буксир начал разгон, и планер дернулся и покатился за ним – сначала по траве, потом по асфальтовой дорожке.

Пока планер разгонялся до взлетной скорости, Дар еще раз проверил все по порядку: А,Р,Р,П,Т,Н – альтиметр, ремни, рычаги управления, парашют, трос, направление. Все в порядке. Дар немного поерзал в кресле, устраиваясь поудобнее.

Кроме поясного ремня и обычных ремней безопасности, на плечах у Дарвина были еще и лямки парашюта модели SPCC-305. Этот парашют в сложенном виде представляет собой цельную подушку, которая размещается в жестком сиденье кресла. Конструкция парашюта предусматривает и специальные надувные пузыри, которые образовывают мягкую прокладку между спиной пилота и узкой, неудобной спинкой сиденья. В общем, с таким парашютом утилитарное, жесткое сиденье планера превращается в довольно уютное кресло. Большинство знакомых Дарвину пилотов-любителей, летавших на планерах, не пользовались парашютами. Но двое из них уже погибли как раз из-за того, что у них не было парашюта. Один – при глупейшем столкновении в воздухе над горой Паломар, в нескольких милях к северу отсюда. A второй – при совершенно невероятной поломке высококлассного планера, во время исполнения фигур высшего пилотажа – у планера внезапно отвалилась левая плоскость крыла.

Дар высоко ценил и удобство, которое обеспечивало кресло-парашют, и гарантию безопасности на случай аварии в воздухе.

Планер, как обычно, оторвался от земли раньше, чем самолет-буксир. Дар твердо удерживал его на высоте шести футов от дорожки, пока Кен продолжал разгон. Проехав несколько сот футов, «Сессна» поднялась в воздух. Дар искусно перевел планер в позицию высокого буксирования – так, чтобы лететь примерно на одной высоте с маленькой «Сессной» и точно за ней. Формально Дар использовал обычный для полетов в горной местности прием – чтобы расположить планер в правильную позицию относительно самолета-буксира, пилот планера должен был видеть хвост буксира посредине колпака своей кабины, как раз над приборной панелью. Но на самом деле Дарвин, как опытный пилот, просто представлял себе, в каком положении относительно буксира должен идти планер, и придерживался этой позиции. Этот трюк мог выполнить только тот, кто обладал определенной интуицией и достаточным опытом пилотирования планеров. Совершив вместе с Кеном несколько сотен взлетов, Дарвин приобрел и то и другое.

Этим утром погода была прекрасная – отличная видимость, легкий, не больше трех узлов, западный ветер. От подножия гор, окружавших долину с длинной лентой взлетно-посадочной полосы, красивыми струйками поднимались вверх потоки горячего воздуха. Но когда «Сессна» и планер поднялись на высоту в тысячу футов, Дар заметил далеко на западе надвигающийся штормовой фронт. Вскоре шторм достигнет побережья, и погода испортится – значит, сегодня удастся полетать всего несколько часов.

Самолет и планер быстро набирали высоту. «Сессна» повернула к северу, потом к западу. Продолжая подниматься, они вновь вернулись на прежний курс – на северо-восток, к горе Паломар, носом к ветру. На заранее оговоренной высоте в две тысячи футов Дар туго натянул буксирный трос – чтобы Кен почувствовал, когда планер отцепится от буксира. Потом Дар дважды дернул за рычаг спускового механизма, увидел и почувствовал, как освободился буксирный трос, и заложил вираж вправо и вверх, а Кен круто пошел на снижение, выворачивая «Сессну» влево.

Теперь «L-33» был предоставлен самому себе. Планер парил в потоках теплого воздуха, поднимавшихся над крутыми склонами горного кряжа на севере от летного поля. Дарвин сидел, откинувшись на спинку кресла-парашюта, и наслаждался тишиной, которую нарушал только монотонный, убаюкивающий свист ветра, обтекавшего металлические крылья и фюзеляж «L-33».

В это воскресное утро Дар проснулся рано, приготовил кофе, выставил на стол хлопья, рогалики и написал записку для Сид. Он уже готовился выходить из дома, когда на пороге появилась Сидни собственной персоной. На ней были привычные джинсы, красная рубашка и жилетка цвета хаки с множеством кармашков. На поясе, под жилетом, угадывалась кобура с пистолетом.

– Я гуляла, – сообщила она. – Собираешься удрать от меня?

– Угадала, – кивнул Дарвин и объяснил, куда он отправляется.

– Я с удовольствием поеду с тобой.

Дарвин замялся.

– Стоять на поле и следить за планером довольно скучно, – сказал он. – Лучше останься здесь, погуляй или почитай воскресную газету… Я могу съездить в город и купить. Возле почты есть газетный автомат…

– A мне можно полетать с тобой? – спросила Сид.

– Нет, – ответил Дар. Этот краткий отказ прозвучал резче, чем ему хотелось бы. – У меня одноместный планер.

– И все равно я лучше посмотрю, как ты летаешь, – стояла на своем она. – Не забывай, я не просто приехала к тебе в гости на выходные, я твой телохранитель.

Они наполнили термосы горячим кофе, прихватили с собой рогалики и покатили через городок Джулиан к 78-му шоссе. Дорога вилась по дну каньона. Свернув сперва на север, потом на запад, они наконец добрались до широкой долины у Уорнер-Спрингс.

Сидни поразилась, увидев, каким маленьким был этот планер.

– Здесь же ничего нет, кроме кабины, брюха, крыльев и хвоста, – сказала она Дарвину, который в это время распускал стояночные тросы.

– A планеру больше ничего и не нужно, – ответил он.

– Мне казалось, что такая штука называется глайдером, – заметила Сид.

– Так тоже можно.

Сидни придерживала одно крыло, пока он поднимал хвост планера, а потом они вместе вытолкали красно-белый аппарат из ангара на полевой аэродром, поросший невысокой зеленой травой. Кен на своей «Сессне» то взлетал вверх, буксируя очередной планер, то спускался вниз, чтобы помочь подняться следующему.

– Легкий, – сказала Сид, покачав крыло машины вверх-вниз, – но он из металла. Я думала, что глайдеры делают из дерева или чего-то в этом роде, как старинные бипланы.

– Это «Соло L-33», – сказал Дар. – Он спроектирован конструктором Марианом Мечиаром и построен на заводе «Лет» в Чешской республике. Планер сделан почти целиком из алюминия, только в хвостовой части, где руль, используется ткань. Без пилота и груза он весит всего четыреста семьдесят восемь фунтов.

– Значит, чехи делают хорошие глайдеры… то есть планеры? – спросила Сидни, пока Дар открывал кабину и пристраивал на место кресло-парашют.

– Этот они сделали хорошо, – сказал Дарвин. – Я открутил с него родные обтекатели – они только ухудшали летные качества. A еще в этой модели не предусмотрен сигнал, предупреждающий о снижении скорости. Но для достаточно опытного пилота это очень хорошая машинка.

– A ты давно летаешь на планерах? – поинтересовалась Сидни.

– Около одиннадцати лет, – ответил Дар. – Я начинал летать в Колорадо, а когда переехал сюда, купил вот этот планер, подержанный.

Сид открыла рот, но заговорила не сразу – замялась на несколько секунд, потом спросила:

– A сколько стоит такой вот планер… если, конечно, не секрет?

Дарвин улыбнулся.

– Стоит он примерно двадцать пять тысяч долларов. Но ты ведь хотела спросить о другом, верно? О чем?

Сидни помолчала немного и сказала:

– Я знаю, что ты не летаешь самолетами. И я думала, ты не любишь летать…

Дар начал осматривать планер перед вылетом. Он вздохнул и сказал, не глядя на главного следователя:

– Нет, летать я очень люблю. Скажем так, я не люблю быть пассажиром в самолетах.


Дарвин развернулся против ветра и скользнул над склонами горы Паломар. На востоке виднелся пик Бьюти. Его вершина поднималась на высоту в пять с половиной тысяч футов. A дальше к юго-востоку возвышался одинокий пик Торо, он был на несколько сотен футов выше пика Бьюти. Но Дарвин не любовался красотами горного пейзажа – он выискивал поднимающиеся вверх потоки горячего воздуха.

На «L-33», как и на большинстве других планеров, было очень мало приборов и механизмов управления полетом. В распоряжении пилота была ручка управления и педали, короткая рукоятка интерцептора, рычаг управления воздушными тормозами, еще одна рукоятка для того, чтобы выпускать и убирать шасси, большой шарообразный рычаг для освобождения буксировочного троса и маленькая приборная панель – с альтиметром, вариометром и индикатором скорости. В таких маленьких планерах не было радио и электронных навигационных приборов. Для определения воздушного потока Дарвин чаще всего использовал самодельный прибор – кусок цветного шнурка, приделанный к фюзеляжу прямо перед пилотской кабиной. Благодаря этому шнурку и привычке различать на слух свист ветра в крыльях и фюзеляже Дарвин определял скорость ветра точнее всяких приборов. По собственному опыту Дар знал, что датчик скорости ветра и самого планера, расположенный на носовой части фюзеляжа, дает более-менее правильные показания. Но два таких же датчика, расположенные в хвостовой части планера, показывали скорость примерно на шесть процентов выше настоящей. Поскольку Дарвин знал об этой неточности, она не грозила ему никакими неприятностями. Счет в уме никогда не вызывал у него особых затруднений. Кроме того, цветной шнурок еще ни разу не подвел Дара.

Дарвин вертел головой, высматривая другие планеры и самолеты. Их было очень мало, и все – далеко на востоке. От обращенных к востоку горных склонов, от разогретых солнцем камней и даже от черепичных крыш нескольких домов поднимались потоки горячего воздуха. На высоте около двух тысяч футов, ближе к горе Паломар, на мощном восходящем потоке парил, неспешно описывая круги, большой ястреб. На востоке вдоль горного кряжа клубились легкие облака, а на западе, на склонах Паломара, облака лежали толстым сплошным ковром, частично скрывая вершину горы.

Дальше к западу небо было совсем темным от массивного скопления кучевых облаков – к побережью приближался шторм. Надвигающийся шторм не слишком обеспокоил Дарвина. Он будет спокойно описывать круги на своем планере в теплых восходящих потоках, на безопасной высоте в восемь тысяч футов, то снижаясь, то вновь поднимаясь над горными склонами с подветренной стороны больших утесов. Такая техника полета называлась «скольжение по волнам» и требовала чуть больше опыта и практических навыков, чем простое парение в восходящих потоках.

Дарвин пролетел над склонами, отыскал самый мощный восходящий поток, поднимавшийся над разогретыми солнцем камнями, и на нем взлетел повыше – а потом скользнул к востоку, на подветренную сторону горных склонов, чтобы пролететь между вершинами нижних утесов, а потом вернуться обратно и снова поймать восходящий поток. В восходящих потоках теплого воздуха на восточном склоне можно было подняться вверх с высоты в тысячу или две тысячи футов, а то и меньше. Всякий раз, когда Дарвин поворачивал «L-33» вправо и вверх, высокие дугласовы пихты и огромные кедры, которые росли на этих склонах, казалось, были совсем рядом. Вариометр показывал скорость подъема – примерно один фут в минуту.

Проскользнув над одним из таких утесов, Дар оглянулся через плечо и увидел трех оленей, бесшумно убегавших в лес. Единственным звуком во вселенной был мягкий, убаюкивающий шелест ветра вокруг кабины и алюминиевого фюзеляжа. Утреннее солнце припекало все сильнее, в кабине стало жарко. Дарвин открыл маленькие панельки по бокам плексигласового фонаря кабины и почувствовал кожей те самые теплые потоки, на которых поднимался его планер. Одновременно он ощутил, как изменился из-за этого характер воздушных потоков, обтекавших кабину.

Дар проскочил над последним из мелких обрывистых утесов – дальше начинались серьезные, большие горы. К ним нужно было подходить обязательно с подветренной стороны, на хорошей скорости и с порядочным запасом высоты. И все время надо быть готовым резко уйти в вираж, развернуться и уйти в сторону – если нисходящие потоки окажутся слишком сильными, чтобы с ними совладать. Но Дарвин каждый раз благополучно проскальзывал над очередным утесом – иногда на высоте всего в тридцать или сорок футов от гребня утеса или верхушек деревьев, – а потом сразу же начинал набирать высоту для захода на следующий утес. В конце концов он оказался на западном краю вереницы утесов, на высоте примерно шести тысяч футов над уровнем долины. Дар приближался к горе Паломар, борясь с сильным боковым ветром, который сносил «L-33» в сторону и подготавливал волнообразный заход на гору. Очень кстати пришлись «линзы» – небольшие облачка, напоминающие по форме «летающие тарелки» или увеличительные стекла. Маленькие «линзы» опускались или поднимались кверху вместе с потоками воздуха, и по расположению этих облаков можно было легко определить самое лучшее место для подъема – там «линз» было очень много, и в целом картинка напоминала стопку тарелок на посудной полке.

Прежде чем начать очередной разворот на двести семьдесят градусов для набора высоты, Дар оглянулся через плечо и вздрогнул от неожиданности – справа и сверху к нему приближался еще один высокоскоростной планер. Планеры не летают группами, потому что столкновения в воздухе – это самая страшная опасность, подстерегающая пилота. Поэтому Дарвин очень удивился, увидев так близко второй планер, – в такую прекрасную погоду вокруг было полным-полно свободного места для полетов. Довольно странно, что другой планер подлетел к нему. Это очень невежливо со стороны того пилота.

Бело-голубой планер подлетел поближе, и Дарвин узнал «Твин-Астир» Стива – прекрасный двухместный глайдер, на котором владелец аэродрома катал пассажиров и проводил учебные полеты. Потом Дар разглядел, что на пассажирском месте сидит Сидни. На несколько секунд Дарвина охватило раздражение, но потом он успокоился. День сегодня на редкость погожий. Если Сид захотелось немного полетать – почему она должна отказывать себе в этом удовольствии?

Но «Твин-Астир» Стива подлетал все ближе, качая при этом крыльями. Когда самолет качал крыльями во время буксирования планера, это означало «Немедленно отцепляйся!» – но Дар не понимал, что Стив пытался сказать ему этим знаком сейчас. Два планера летели параллельно друг другу, расстояние между кончиками крыльев не превышало тридцати футов. Они оба быстро поднимались на волне восходящего воздуха, удаляясь все дальше от Паломара.

Сид отчаянно жестикулировала, пытаясь донести до Дарвина какую-то весть. Она показала свой сотовый телефон, сделала вид, что говорит по нему, потом показала назад, на долину Уорнер-Спрингс.

Дар кивнул. Стив свернул в сторону первым – он начал набирать высоту над предгорьем, держа курс прямо на аэродром. Дарвин последовал за ним с отрывом в несколько сот метров. Они миновали предгорье и оказались над широкой долиной. Дарвин летел за «Твин-Астиром» Стива, который, как обычно, заходил на посадку в южной части взлетного поля Уорнер-Спрингс. Когда оба планера достигли нисходящего потока воздуха к востоку от аэродрома, Дар отстал от Стива и совершил разворот на север на высоте около четырехсот футов. Он увидел, как глайдер Стива мягко опустился на траву справа от асфальтированной взлетной полосы, и наметил для себя точку посадки – примерно в ста пятидесяти футах позади «Твин-Астира».

Ветер к этому времени стал порывистым, но Дарвин зашел на посадку плавно и гладко, выдерживая постоянную скорость. Тем временем он следил за указующим цветным шнурком и подсчитывал в уме – минимальная посадочная скорость плюс еще пятьдесят процентов, плюс половина скорости ветра, который сейчас достигал двадцати узлов.

Стив заходил на посадку под довольно крутым углом. Точно так же поступил сейчас и Дарвин. Он умело удерживал планер на нужном курсе и в результате вывел на посадку так, что «L-33» летел параллельно земле, на высоте всего в один фут от посадочного поля. В последний миг подул боковой ветер, и Дару пришлось быстро выравнивать машину при помощи рулей. Он блестяще справился с этой задачей, и переднее шасси коснулось земли так плавно, что Дар этого даже не почувствовал. Он сосредоточил все внимание на управлении, ведя чешский планер вдоль поля, по коротко подстриженной траве, и остановился точно вровень с глайдером Стива, в шести футах слева.

Дар открыл фонарь кабины и в считаные секунды освободился от ремней безопасности и парашютных лямок. Сид уже подбежала к нему.

– Позвонил Говнюк, – сообщила она, не дав Дарвину даже рта раскрыть. – Джордж Мерфи Эспозито мертв. Если мы поспешим, то прибудем на место происшествия прежде, чем там затопчут все следы.


Когда Дар и Сидни приехали на стройку в южной части Сан-Диего, шел сильный дождь. Они решили прихватить с собой вещи, документы и видеозаписи, поэтому сперва вернулись в домик Дара и только потом поехали в город. Конечно, на это пришлось потратить какое-то время. Когда они прибыли на место, тело Эспозито уже убрали, а место происшествия обнесли желтой полицейской лентой. Но вокруг до сих пор было полно полицейских в форме и в гражданском.

Капитан Фрэнк Фернандес, присутствовавший в среду в кабинете Говнюка, был самым старшим по чину среди полицейских, собравшихся на месте происшествия. Сейчас Фернандес был в гражданском – невысокий, но крепко сбитый мужчина. При своем росте он был немного тяжеловесен, зато весьма представителен. Его лицо казалось вырубленным из камня. Фернандес никогда не тратил слов и времени на глупости. Дар слышал от Лоуренса и других, что Фернандес – честный полицейский и прекрасный детектив.

– А вы что здесь делаете? – спросил капитан, когда Дарвин и Сид под проливным дождем подошли к обвалившемуся строительному подъемнику, обозначенному желтой лентой.

– Нам позвонили из окружной прокуратуры, – сказала Сидни. – Эспозито был потенциальным свидетелем по делу, которое мы расследуем.

Фернандес хмыкнул и чуть улыбнулся при слове «свидетель».

– Неудивительно, что вы интересуетесь мистером Эспозито, главный следователь, – сказал он. – Он был одним из боссов местного преступного мира.

Сидни кивнула и посмотрела на обвалившийся подъемник. Если эта тяжелая платформа упала с высшей точки, значит, ей пришлось лететь до земли около тридцати пяти футов. Сейчас платформа была поднята с двух сторон домкратами. По всей стройке земля давно превратилась в сплошную жидкую грязь, а под платформой было сухо – если не считать пятен крови, мозгового вещества и какой-то еще темной жидкости. Брызги крови и мозга виднелись и на шлакоблочной стене у дальнего края платформы подъемника.

– Вас вызвали сюда потому, что подозревается убийство? – спросила Сид у Фернандеса.

Детектив пожал плечами.

– У нас есть свидетель, который утверждает обратное, – он кивнул в сторону рабочего в спецовке, с папкой в руках, который разговаривал с полицейским в форме. Скорее всего, это был прораб со стройки. – Сегодня на стройке рабочих очень мало, всего несколько человек, – продолжал рассказывать Фернандес. – Варгас – он здешний прораб – не видел, как мистер Эспозито появился на стройке, но заметил, как он разговаривал с кем-то возле подъемника.

– Он узнал того человека, с которым говорил Эспозито? – спросила Сидни.

Фернандес снова кивнул.

– Это Пол Уотчел. Работал на этой стройке, но сейчас временно не работает из-за травмы. Он подал в суд на строительную компанию…

– Дайте-ка я догадаюсь, – сказала Сид. – Эспозито был его адвокатом?

Фернандес улыбнулся, хотя взгляд его темных глаз остался серьезным.

– Значит, этот Уотчел – подозреваемый? – спросила Сид.

– Нет, – уверенно ответил капитан. – Мы ищем его, чтобы допросить, но только как свидетеля. Прораб Варгас видел, как Уотчел ушел со стройки, как только начался дождь. Эспозито спрятался от дождя под платформой подъемника. В последний раз, когда Варгас его видел, Эспозито был там один. Потом платформа неожиданно начала падать, и Эспозито отпрыгнул – но не в ту сторону. Он отпрыгнул к стене, и его голову защемило под платформой.

Сидни посмотрела на серые брызги мозгового вещества на сухой шлакоблочной стене и спросила:

– Варгас видел, как все это произошло?

– Нет, – сказал Фернандес. – Но он повернулся на звук, когда платформа упала. По его словам, поблизости от подъемника никого не было.

– Как получилось, что платформа подъемника вдруг упала вниз? – спросил Дарвин, который все это время снимал место происшествия цифровой видеокамерой.

Фернандес смерил следователя агентства Стюартов долгим взглядом с головы до ног, словно пытаясь понять, чего тот стоит, потом сказал:

– Варгас думает, что Эспозито непонятно зачем открутил вон ту хреновину на ближайшей опоре лифта. Этот кран перекрывает отверстие, через которое обычно заполняют маслом резервуары гидравлической системы. Сливают масло тоже через это отверстие. Когда вентиль отвернули, давление в гидравлической системе упало – это происходит почти мгновенно. Гидравлические противовесы отказали, и платформа сразу же рухнула на землю.

– А зачем Эспозито это сделал? – спросила Сидни.

Фернандес смахнул со лба мокрые пряди черных волос и сказал:

– Эспозито вечно делал какие-нибудь дурацкие гадости.

Дар подошел к подъемнику поближе и заглянул под платформу, не заходя под нее.

– Здесь следы не только мистера Эспозито.

– Ну да, – ответил Фернандес. – Там топтались медики из «Скорой помощи», которые извлекали тело, и патологоанатом, который дал заключение о смерти. Но когда я только приехал, там были только следы Эспозито.

– Как вы это определили? – спросил Дар.

Фернандес вздохнул.

– Вы видели когда-нибудь строительного рабочего, который носил бы обувь фирмы «Флоршайм», с подковками на каблуках?

Сид присела рядом с Дарвином, протянула руку к прямоугольнику сухой земли под платформой и окунула палец в разлитую там темную жидкость.

Поднеся палец к носу, она сказала:

– Значит, вот это – гидравлическая жидкость…

– Да, – подтвердил капитан Фернандес. – А все остальное – Эспозито.

– Но вы пока не закрывайте это дело, – попросила Сидни. – Еще остается возможность убийства.

– Мы собираемся переговорить с Полом Уотчелом, – сказал Фернандес. – Нужно еще взять показания у всех рабочих, которые находились в это время на стройке. У таких людей, как Джордж Эспозито, всегда бывает много врагов и немало конкурентов. Но пока все указывает на то, что это был просто несчастный случай.

– А что вы скажете о Варгасе? – поинтересовался Дарвин.

Фернандес нахмурился.

– Прораб… Он работает в этой компании уже одиннадцать лет. На его счету нет никаких правонарушений – его даже ни разу не оштрафовали за парковку в неположенном месте.

– Мистер Эспозито возбудил судебное дело против строительной компании, – напомнила Сид.

Детектив покачал головой.

– Когда платформа упала, Варгас был в вагончике, разговаривал по телефону с одним из архитекторов. Мы можем проверить записи телефонных разговоров и расспросить архитектора. Но Варгас тут ни при чем. Я это чувствую.

– Инстинкт? – с любопытством спросил Дарвин. Ему, как всегда, было очень интересно, как полицейские ведут расследование. Дар уже почти верил, что копы наделены особым шестым чувством.

Фернандес прищурил глаза и с подозрением посмотрел на Дарвина, заподозрив в его словах скрытую издевку. Отвечать он не стал.

Сид нарушила неловкую паузу, спросив:

– А куда патологоанатом отправил тело?

– В городской морг, – ответил Фернандес, не сводя с Дарвина холодного взгляда темных глаз. Наконец он повернулся к Сидни и спросил: – Вы собираетесь туда поехать?

– Возможно.

Фернандес пожал плечами.

– Когда мы сюда приехали, Эспозито выглядел не слишком приятно. Не думаю, что в морге он будет смотреться лучше. Но с другой стороны… Это ваш выходной, езжайте куда хотите.


Дарвин заметил, что в последние годы в кино обычно показывают морги, битком набитые обнаженными телами прекрасных молодых женщин, а патологоанатомов изображают, как правило, толстыми, бесчувственными свиньями. Но патологоанатом городского морга Сан-Диего, доктор Абрахам Эпштейн, оказался невысоким хрупким старичком лет шестидесяти с небольшим. Доктор Эпштейн был одет в прекрасно сшитый костюм и разговаривал так серьезно и сочувственно, что напоминал скорее директора похоронного бюро – только искренности в нем было побольше. Дарвину и Сидни не пришлось ходить среди обнаженных трупов, чтобы увидеть тело Эспозито. Их усадили в маленькой, уютной комнатке и показали видеозапись с изображением тела покойного.

Когда на мониторе появилось лицо Эспозито, Дарвин поежился. Он почувствовал, как вздрогнула Сидни, сидевшая рядом.

– В медицинской терминологии это называется «маска ужаса», – тихим и спокойным голосом пояснил доктор Эпштейн. – Термин старинный, но тем не менее вполне подходящий.

– Боже правый! – сказала Сид. – Я видела много покойников, и многие из них умерли страшной смертью, но никогда…

– …не видели такого выражения на их лицах, – закончил за нее патологоанатом. – Да, такое явление встречается довольно редко. Обычно феномен смерти, даже очень жестокой смерти, устраняет большую часть, а то и все выражения лица – по крайней мере до тех пор, пока не наступило трупное окоченение. Но иногда, в редких случаях массивной и почти мгновенной травмы мозга – например, такое может случиться во время войны, на поле боя…

– …Или когда на человека падает платформа строительного подъемника, – подсказал Дарвин.

– Да, – согласился доктор Эпштейн. – Как вы можете видеть, верхняя часть черепа не только вскрыта и смещена назад, словно ему уже была сделана аутопсия – «шапочкой», как это называют заключенные, – но и весь череп довольно сильно сжат. Большую часть мозгового вещества при сдавливании черепной коробки вытолкнуло наружу, а то, что осталось, утратило связь с периферической нервной системой погибшего за очень короткое время – настолько короткое, что нервные импульсы не успели передаться от головного мозга на периферию.

Все какое-то время сидели молча. Тишину нарушало только легкое пощелкивание клавиш – Дар что-то подсчитывал на маленьком карманном калькуляторе. А перекошенное лицо Джорджа Мерфи Эспозито таращилось на них с телемонитора. Его выпученные глаза словно видели падающую сверху площадку подъемника, рот был неестественно широко открыт в нескончаемом вопле ужаса, мышцы лица и шеи были настолько сильно напряжены, что напоминали картинку из жуткого мультфильма. Сверху, над этим перекошенным лицом, черепа практически не было – макушку свезло назад, остались только обломки костей и клочки волос по бокам, похожие на разодранный дешевый парик.

– Доктор Эпштейн, – сказал Дарвин, – согласно моим подсчетам, если платформа находилась на максимально возможной высоте, что следует из показаний прораба и нескольких других рабочих, которые были сегодня на стройке, резкое падение давления в гидравлической системе привело бы к тому, что платформа почти мгновенно набрала бы скорость, близкую к конечной. Таким образом, получается, что платформа падала на мистера Эспозито менее двух секунд.

Доктор Эпштейн медленно кивнул.

– Это вполне согласуется с исследованиями феномена так называемой «маски ужаса». Мозг должен быть отделен от периферической нервной системы за одну и восемь десятых секунды или меньше, чтобы на лице погибшего сохранилось подобное выражение.

Дарвин посмотрел на Сидни.

– Как по-твоему, насколько далеко находилось тело Эспозито от той опорной стойки, на которой был отвинчен кран, из-за чего и вытекла гидравлическая жидкость?

– Ширина платформы двенадцать с половиной футов, – сказала Сид. – Эспозито находился со стороны, противоположной опорной стойке с отвинченным вентилем крана. Его голова выступала на несколько дюймов из-под распорок подъемника – как будто он хотел выскочить из-под падающей платформы.

– Как ты думаешь, мог он открутить вентиль крана, а потом перепрыгнуть через пространство под платформой… И все это меньше чем за две секунды? – спросил Дар.

– Нет, – ответила Сид. – Кроме того, если Эспозито увидел падающую платформу – а это так, судя по его лицу, – он должен был инстинктивно прыгнуть вперед, из-под платформы, а не бежать в глубь шахты подъемника, пытаясь спрятаться у стены.

Дар отложил калькулятор в сторону.

– И это не единственная странность, – сказал старичок патологоанатом.

Он провел Дарвина и Сидни в служебное помещение морга, которое располагалось между приемной и собственно хранилищем трупов. Здесь находился склад – на множестве полок лежали непрозрачные пластиковые пакеты, большинство из которых были помечены международной маркировкой «Токсичные биологические отходы». Эпштейн открыл ящик стола, вынул оттуда и надел одноразовые резиновые перчатки той модели, какую использовали патологоанатомы с тех пор, как началась эпидемия СПИДа, и протянул по паре перчаток Сидни и Дару. Потом доктор Эпштейн снял с полки один из пакетов с наклейкой, на которой были написаны имя – Эспозито, М. Джордж, – сегодняшняя дата, и регистрационный номер.

– Полицейские, конечно, все это сфотографировали и сняли на видео, – сказал Эпштейн. – Но вам стоит посмотреть на сами вещи.

Он открыл пакет и выложил одежду Эспозито на стол из нержавеющей стали, со специальными желобками для стока крови.

Дар сразу определил, что полосатый костюм, который носил Эспозито, довольно дешевый. Брызги крови и мозгового вещества ничуть не добавляли костюму привлекательности. Белая рубашка почти вся стала красной от крови. Эспозито носил броский галстук желтого цвета, который теперь превратился в буро-малиновый.

Патологоанатом поднял рукава пиджака Эспозито, потом показал на рукава рубашки.

– Видите?

Сидни тотчас же кивнула.

– Кровь… Ткани мозга… И ни капли гидравлической жидкости.

– Вот именно, – подтвердил ее догадку доктор Эпштейн. Он говорил все таким же хорошо поставленным, печальным голосом. – Гидравлической жидкости нет ни на руках покойного, ни на лице, ни на верхней части тела. Зато здесь…

Он поднял брюки Эспозито. Дар взялся за них рукой в перчатке и повернул к свету, чтобы получше рассмотреть. Правая сторона брюк была черной и маслянистой от гидравлической жидкости. Эпштейн вынул со дна пакета поношенные черные ботинки фирмы «Флоршайм», с подковками на каблуках. На обоих ботинках была кровь, но только один, правый, вымок в гидравлической жидкости.

– Судя по следу, который мы видели, струя гидравлической жидкости брызнула из трубы примерно на восемь футов к центру шахты подъемника, – сказала Сид. – По какой-то причине Эспозито в это время находился под платформой – примерно посредине шахты лифта или даже ближе к стене, – и поэтому не смог выбежать наружу, когда платформа начала падать. Он повернулся и прыгнул к стене через проем в опорной конструкции – и там его настигла падающая платформа. Гидравлическая жидкость забрызгала его брюки и правый ботинок, уже когда он прыгнул.

– Что может помешать человеку бежать по кратчайшему пути к спасению, когда сверху на него падает две тонны железа? – спросил Дар.

– Или – кто? – добавила Сид.

Доктор Эпштейн сложил одежду Эспозито обратно в пластиковый пакет. Затем снял резиновые перчатки, бросил их в контейнер с надписью «Для токсичных биологических отходов» и тщательно вымыл руки в проточной воде. Дарвин и Сидни последовали его примеру. Вернувшись в приемную, они искренне поблагодарили патологоанатома. Видеомонитор был уже выключен.

Доктор Эпштейн улыбнулся, но его глаза остались печальными.

– Я знал адвоката Эспозито, – сказал доктор так тихо, что Дарвину пришлось наклониться, чтобы расслышать его слова. – Он приезжал на место происшествия раньше «Скорой помощи»… Да почти наверняка и сам подстраивал несчастные случаи… Но это была ужасная смерть. И хотя детектив Фернандес и другие не заинтересовались, это не была случайная смерть.

– Да, не случайная смерть, – согласилась Сидни.

– Убийство, – подтвердил Дарвин.

Они попрощались с патологоанатомом и вышли на улицу, под проливной дождь.

ГЛАВА 11

Л – ЛОВУШКА

Был уже почти полдень, когда «Форд Таурус» Сидни Олсон свернул с авеню Звезд и покатил по крутому спуску в подземный гараж.

– Ты собираешься наконец рассказать мне, что это все значит? – спросил Дарвин, допивая свой кофе и стараясь не пролить его, пока Сидни брала парковочную квитанцию и быстро съезжала вниз по изогнутому бетонному спуску, который, казалось, вел к парковочному месту в самой преисподней.

– Пока еще нет, – сказала Сид. Она заметила свободное место возле поцарапанной бетонной колонны и мастерски загнала туда свой «Таурус».

Дар только хмыкнул.

Он терпеть не мог вставать рано утром и еще больше терпеть не мог поездки по Лос-Анджелесу в понедельник, в часы пик. Сегодня утром ему пришлось вытерпеть и то и другое. Сидни разбудила его в половине восьмого, чтобы он успел на встречу во время обеденного перерыва… Дар понятия не имел, с кем именно. На дорогах, как всегда в это время, были ужасные пробки, но Сидни вела машину очень спокойно. Когда плотный поток машин длиной в несколько миль совсем останавливался, она сидела, положив руки на руль, и думала о чем-то своем. За всю дорогу они почти не разговаривали.


Репортеры наконец оставили Дарвина в покое. Вокруг его дома больше не дежурили телевизионщики со своими камерами, газетчики тоже убрались. Их не было, когда Дар вернулся домой в воскресенье вечером, не было и сегодня утром. «Зверское убийство на дороге», которое взбудоражило публику на прошлой неделе, как новость уже успело безнадежно устареть.

Теперь репортеры всех каналов новостей раскапывали уже другую историю – сексуальный скандал с участием высокой персоны из администрации мэра и известной политической журналистки. Тот факт, что оба действующих лица – красивые женщины, нисколько не умерил бесцеремонную наглость прессы.

Когда Сид и Дарвин поднимались в лифте из подземного гаража, Сидни спросила:

– Ты точно не забыл видеокассету?

Дар приподнял свой старый портфель.

Они миновали этаж, на котором Роберт Шапиро снимал помещение для своего офиса во время судебного разбирательства с Оу-Джеем. Офис Далласа Трейса располагался в пентхаусе.

Дарвин не ожидал, что офис окажется таким большим и что здесь будет кипеть такая бурная деятельность. Пройдя мимо секретаря в приемной и охранника, одетого в гражданское, они попали в большое помещение, в котором трудилось не меньше дюжины секретарей. Дарвин заметил еще пять кабинетов поменьше – это наверняка были кабинеты младших юридических помощников Трейса. Кабинет начальника всей этой конторы располагался в углу. Дверь была открыта. Даллас Трейс с улыбкой поднялся из дорогого кожаного кресла навстречу Дарвину и Сид и вообще вел себя так, будто они его лучшие друзья.

Дарвина поразила роскошь этого офиса. Через окно во всю стену на севере были видны далекие холмы – вчерашний шторм разогнал завесу смога, и воздух на какое-то время стал прозрачным. Дар знал, что если посмотрит на запад, то увидит Банди-Драйв в Брентвуде, примерно в трех милях к западу отсюда. Там коварный убийца, ловко притворившийся Оу-Джеем Симпсоном, прикончил когда-то Николь Браун Симпсон и Рональда Голдмена.

Дар так удивлялся размерам и богатству офиса Трейса в основном потому, что большинство его знакомых адвокатов – даже очень удачливых и знаменитых в своих кругах, – как правило, вели дела без размаха и зачастую оплачивали услуги своего единственного секретаря и одного-двух юридических партнеров собственными чеками, еженедельно. Писатель-юрист Джеффри Тубин как-то сказал, что адвокат всегда стоит перед дилеммой: как бы удачно ты ни провел одно дело, следующее все равно будет другим.

Даллас Трейс, наоборот, был как будто совершенно уверен в экономической стабильности своего дела. Трейс был выше ростом, чем казалось по телевизору, – Дар прикинул, что в нем не меньше шести футов трех дюймов. У него было мужественное лицо с рублеными чертами – лицо человека из рекламы «Мальборо». Трейс часто улыбался – и тогда становились заметны смешливые морщинки вокруг глаз и складки по сторонам рта. Губы у него были тонкие. Длинные седые волосы он собирал в хвост, стягивая кожаным ремешком. На фоне необычно черных бровей и загорелой кожи светлые глаза Трейса казались особенно яркими, что только добавляло фотогеничности его мужественному лицу. Одет он был в фирменную джинсовую рубашку с галстуком-боло – хотя Дарвин заметил, что рубашка была на самом деле не хлопковая, а из синего шелка, – и в кожаный жилет в ковбойском стиле. Жилет выглядел так, будто его сшили из кожи стегозавра – причем очень старого стегозавра, – и стоил наверняка не одну тысячу долларов. Галстук-боло скреплялся у шеи серебряной пряжкой с жадеитовой вставкой – несомненно, ручной работы. А в левом ухе адвоката-ковбоя сверкал небольшой бриллиант.

Дар всегда чувствовал себя старомодным, когда с неприязнью думал о мужчинах, которые носят ювелирные украшения. Однажды он даже заорал в телевизор, когда какого-то бейсболиста сразу же обогнали: «Этого бы не было, ты, поганец, если бы ты не таскал на себе десять фунтов золотых побрякушек!» Дарвин решил, что в такой его нетерпимости виноват возраст и, может быть, это первые проявления старческого маразма. Но все равно своего мнения не изменил.

На руках у Далласа Трейса Дарвин насчитал шесть колец. Его замшевые ковбойские сапоги с виду казались мягкими, словно бархат.

Трейс сперва пожал руку Сидни, потом – Дарвину. Как Дар и предполагал, высокий адвокат оказался очень сильным, несмотря на худощавое телосложение.

– Следователь Олсон, доктор Минор… Присаживайтесь, пожалуйста.

Трейс быстро вернулся к своему массивному кожаному креслу. Дар решил, что адвокату, должно быть, уже за шестьдесят – хотя мускулатура у него, как у двадцатипятилетнего атлета. Дарвин вспомнил, что видел по телевизору жену Трейса, которой было как раз двадцать пять… Да, у старичка были веские основания держать себя в форме.

Дар осмотрелся по сторонам. Рабочий стол Далласа Трейса стоял в углу между двумя стенами-окнами, так что адвокат сидел спиной к улице – как будто у него не было лишнего времени на то, чтобы любоваться видами. А остальные стены кабинета были увешаны фотографиями самого Трейса на разных торжественных собраниях и в обществе облеченных большой властью людей – в том числе и четырех последних президентов Соединенных Штатов.

Трейс вольготно откинулся в своем роскошном кресле, сложил пальцы домиком, положил ноги в мягчайших замшевых сапогах на край стола и спросил задушевным тенором:

– Чему я обязан столь высокой честью, как ваш визит, главный следователь? Доктор?

– Возможно, вы слышали о покушении на доктора Минора, которое произошло на прошлой неделе, – сказала Сид.

Трейс улыбнулся, взял карандаш и постучал им по своим великолепным белым зубам.

– Ах да, конечно – знаменитое «зверское убийство на дороге». Может быть, вам нужен совет квалифицированного адвоката, доктор Минор?

– Нет, – ответил Дар.

– Против доктора Минора не было выдвинуто никаких обвинений, – сказала Сидни. – И скорее всего не будет. Двое людей, которые стреляли в доктора Минора на дороге, были боевиками русской мафии.

Несмотря на то что об этом вовсю кричали по телевидению, Даллас Трейс сумел изобразить на лице удивление. Он вскинул темную бровь и сказал:

– Но если вы не по поводу защиты, то… – Он замолчал на середине фразы, так и не задав вопрос.

– Когда я звонила вам и просила о встрече, вы как будто знали, кто мы такие, – напомнила Сидни.

Даллас Трейс лучезарно улыбнулся и мастерски метнул карандаш в кожаный стаканчик.

– Конечно же, я вас знаю, главный следователь Олсон. Меня очень заинтересовали попытки прокуратуры штата совместно с ФБР обуздать страховых мошенников. Ваша работа в Калифорнии примерно год назад тоже заслуживает всяческого восхищения, мисс Олсон.

– Благодарю, – сказала Сидни.

– А доктора Дарвина Минора знает любой, кто имеет отношение к экспертной реконструкции несчастных случаев и катастроф, – продолжал адвокат.

Дар ничего не сказал. За окном, позади темного силуэта Трейса, бесконечным потоком двигались машины – через Голливуд, Беверли-Хиллз, Брентвуд. А еще дальше виднелась темная полоска моря.

– У доктора Минора есть видеозапись, которую вам стоит просмотреть, мистер Трейс, – сказала Сид. – У вас есть здесь видеоаппаратура?

Трейс нажал на кнопку на панели интеркома. Через минуту в кабинет вошел молодой человек с тележкой, на которой был тридцатишестидюймовый монитор и множество кассетных и DVD-плееров всевозможных систем.

– Мисс Олсон, доктор Минор, хотите ли вы сообщить мне что-нибудь, прежде чем я увижу эту запись? Какое-нибудь обвинение в преступлении или то, что поставит нас в отношения адвокат – клиент? – спросил Трейс.

Теперь он говорил совершенно серьезно.

– Нет, – сказала Сид.

Даллас Трейс вставил кассету в магнитофон, запер дверь кабинета, потом вернулся в свое кресло и включил просмотр миниатюрным, размером с кредитную карточку, дистанционным пультом. Запись они смотрели в молчании. Вообще-то Дар заметил, что запись смотрели только он и Даллас Трейс, а Сидни наблюдала за Далласом Трейсом.

Это была видеозапись трехмерной анимационной реконструкции несчастного случая – двое мужчин выходят из дома, один толкает другого под несущийся по дороге фургон, фургон объезжает вокруг квартала и снова наезжает на лежащего на дороге человека. Во время просмотра Трейс сохранял полную невозмутимость.

– Вы узнали происшествие, отображенное в этой реконструкции, советник? – спросила Сидни.

– Да, конечно, узнал, – сказал Даллас Трейс. – Это компьютерная реконструкция транспортного происшествия, в котором погиб мой сын.

– Ваш сын, Ричард Кодайк, – сказала Сид.

Взгляд холодных серых глаз Трейса на несколько секунд остановился на Сидни, потом он сказал:

– Да.

– Скажите, советник, почему у вас и у вашего сына разные фамилии? – поинтересовалась Сидни самым невинным тоном.

– Это допрос, главный следователь?

– Конечно, нет, сэр.

– Хорошо, – сказал Трейс. Он снова откинулся на спинку кресла и положил ноги на край стола. – А то мне показалось, что здесь может понадобиться присутствие моего адвоката.

Сид молча выжидала.

– Мой сын Ричард выбрал себе фамилию отчима – Кодайк, – наконец сказал Трейс. – Ричард – мой сын от первой жены, Элани. Мы развелись в 1981 году, а потом она снова вышла замуж.

Сидни кивнула и подождала еще.

Даллас Трейс изогнул тонкие губы в печальной улыбке.

– Это не секрет, мисс Олсон, что мы с сыном несколько лет назад серьезно разругались. Он переменил фамилию – взял фамилию отчима, – как я догадываюсь, отчасти ради того, чтобы меня уязвить.

– Эта ссора была как-то связана с… э-э-э… образом жизни вашего сына? – спросила Сид.

Трейс поджал губы, не переставая улыбаться.

– Это, конечно же, не ваше дело, следователь Олсон. Но из личного расположения к вам я все-таки отвечу на этот вопрос – несмотря на всю его бесцеремонность. Ответ такой – нет. Сексуальная ориентация Ричарда не имела никакого отношения к нашей размолвке. Если вы что-нибудь узнавали обо мне, мисс Олсон, вы должны знать, что я поддерживаю и признаю права геев и лесбиянок. Ричард… был своевольным и упрямым молодым человеком. Наверное, к нашему случаю подходит поговорка – в одном стаде хватит места только для одного быка.

Сидни снова кивнула.

– Какое впечатление произвел на вас фильм, мистер Трейс?

– Я пришел бы в ярость, увидев это, – спокойно сказал адвокат. – Но я уже видел эту запись раньше. Несколько раз.

Дар даже моргнул от неожиданности.

– Уже видели? – переспросила Сид. – И где же?

– Детектив Вентура несколько раз показывал мне эту запись во время расследования, – объяснил Трейс.

– Лейтенант Роберт Вентура из отдела убийств полицейского управления Лос-Анджелеса, – уточнила Сидни.

– Совершенно верно, – подтвердил Трейс. – Однако и лейтенант Вентура, и капитан Фэйрчайлд уверяли меня… Они заверили меня, мисс Олсон, что эта «видеореконструкция» основана на неверных исходных данных и не имеет никакого отношения к реальности.

Дар прочистил горло и сказал:

– Мистер Трейс, вы, похоже, совершенно уверены, что эта запись не является реконструкцией убийства вашего сына. Могу я спросить, почему вы так в этом уверены?

Даллас Трейс вперился в Дарвина своим холодным взглядом.

– Конечно, доктор Минор. Во-первых, я уважаю профессионализм вышеназванных детективов…

– Вентуры и Фэйрчайлда из отдела убийств, – перебила его Сид.

Трейс по-прежнему сверлил взглядом Дарвина.

– Да. Детективов Вентуры и Фэйрчайлда. Они много часов изучали это дело и отмели все подозрения о предумышленном убийстве.

– Вы разговаривали с кем-нибудь из отдела транспортных происшествий? – спросил Дар. – Например, с сержантом Роутом? Или с капитаном Капшоу?

Адвокат пожал плечами.

– Я говорил со многими полицейскими, имеющими отношение к этому делу. Может быть, и с этими тоже. Я беседовал с полицейским Лентилом – с тем, кто написал рапорт о происшествии, а также с полицейским Кленси, полицейским Берри, с сержантом Мак-Кеем и остальными. Со всеми, кто был на месте происшествия в ту ночь. – Трейси снова улыбнулся, но одними только губами. Его глаза остались серьезными. – Я и сам имею некоторое понятие о том, как вести перекрестный допрос.

– Несомненно, – снова вмешалась Сидни.

Адвокат перевел взгляд на нее.

– Но беседовали ли вы с истцами – с теми людьми, которые были непосредственными участниками происшествия, – мистером Борденом и мисс Смайли?

Трейс покачал головой.

– Я читал их показания. Личные беседы с ними меня не интересовали.

– Известно, что они переехали в Сан-Франциско, – сказала Сидни. – Но полиция Сан-Франциско не может определить, где они находятся в настоящее время.

Трейс ничего не сказал. Он не стал демонстративно смотреть на часы, но и без того сумел дать понять Сидни и Дару, что они без толку занимают его драгоценное время. Дарвин посмотрел на Сид. И когда только она успела получить эти сведения?

– Вам известно, что у вашего сына было вымышленное имя? Что у него были поддельные документы на имя доктора Ричарда Карнака, и под этим именем он работал в медицинской клинике «Калифорнийская страховая медицина»?

– Да, я знал об этом, – ответил Трейс.

– У вашего сына было высшее медицинское образование, мистер Трейс?

– Нет, – сказал адвокат. Его голос звучал совершенно спокойно – не было заметно никаких признаков волнения или скрытого чувства вины. – Мой сын был вечным студентом… В свои тридцать лет он так и не закончил ни одного высшего учебного заведения, хотя несколько раз поступал в разные университеты. В медицинском он проучился всего год.

– Мистер Трейс, откуда вам стало известно о вымышленном имени вашего сына и его работе в клинике страховой медицины? – спросила Сид. – Вам сообщили об этом детективы Вентура или Фэйрчайлд?

Трейс медленно покачал головой:

– Нет, не они. Я нанимал частного детектива.

– Вам известно, что клиника «Калифорнийская страховая медицина» занимается травмами, полученными при несчастных случаях, и, следовательно, на основании их медицинской документации могут быть возбуждены иски против страховых компаний, в том числе и мошеннические? Вам известно, что ваш сын нарушал законы штата и федеральные законы тем, что выступал в качестве врача и давал фальшивые освидетельствования при травмах, полученных в результате несчастных случаев? – спросила Сид.

– Теперь я это знаю, следователь Олсон, – ровным голосом сказал адвокат. – Вы намереваетесь выдвинуть обвинение против моего сына?

Сидни спокойно выдержала пронзительный взгляд адвоката.

Трейс вздохнул и опустил ноги на пол. Он провел рукой по зализанным назад седым волосам и потрогал кожаный шнурок, стягивавший волосы в хвост.

– Следователь Олсон, боюсь, в этом я вас опередил. То, чего не выяснила полиция, раскопал мой частный детектив. Я узнал, и сообщаю вам сейчас, что мой сын участвовал в преступных махинациях с выдачей фальшивых медицинских свидетельств для получения страховки. Этими махинациями руководил главарь местной преступной группировки по имени Джордж Мерфи Эспозито. – Последние три слова Трейс произнес так, словно они были на вкус как чистая желчь.

– Который скончался в это воскресенье, – добавила Сидни.

– Да, – сказал Даллас Трейси и улыбнулся. – Вас интересует мое алиби на то время, когда это произошло, главный следователь?

– Нет, благодарю вас, мистер Трейс, – сказала Сид. – Я знаю, что в воскресенье днем вы были на благотворительном аукционе в Беверли-Хиллз. Вы приобрели картину Пикассо за шестьдесят четыре тысячи двести восемьдесят долларов.

Улыбка Трейса поблекла.

– Господи, девушка, вы что, в самом деле подозреваете, что я имею какое-то отношение к этой куче дерьма?

Сидни покачала головой.

– Нет, на самом деле я только пытаюсь собрать все сведения о самой прибыльной фабрике преступных махинаций со страховками во всей Южной Калифорнии, – ответила Сидни. – Ваш сын, который был замешан в этих махинациях, погиб при чрезвычайно загадочных обстоятельствах…

– Я протестую! – резко перебил ее Трейс. – Мой сын погиб при несчастном случае, когда тайком съезжал с квартиры, забыв расплатиться с хозяином, вместе с двумя приятелями, мелкими воришками, один из которых не умеет как следует водить какой-то дерьмовый фургон. Бессмысленный конец такой же бессмысленной и бесполезной жизни.

– Реконструкция происшествия, сделанная доктором Минором… – начала Сидни.

Адвокат перевел взгляд на Дарвина. Он больше не улыбался.

– Доктор Минор, несколько лет назад я видел популярный фильм об огромном корабле, который затонул около девяноста лет назад…

– «Титаник», – подсказал Дар.

– Да, сэр, – продолжал адвокат. Его техасский акцент стал заметнее. – И в этом фильме показывали – я видел это своими глазами, – как корабль затонул – встал торчком, разломился на две половины… Люди падали с палубы, как лягушки из корзинки. Но знаете, что я вам скажу, доктор Минор?

Дар подождал продолжения.

– Все в этом фильме – фальшивка. Обычные спецэффекты. Это подделка! – Даллас Трейс выкрикнул последние слова, словно плюнул.

Дарвин ничего не сказал.

– Если бы вы давали свидетельские показания в суде, доктор Минор, и показали там вашу распрекрасную видеозапись – мне бы понадобилось всего тридцать секунд… нет, черт возьми, двадцать секунд… чтобы доказать судьям, что в наш век электронно-компьютерных спецэффектов уже больше нельзя доверять никаким видеозаписям!

– Эспозито мертв, – перебила его Сидни. – Дональд Борден и Дженни Смайли – а на самом деле бывшая Дженни Эспозито, ваш детектив наверняка сообщил вам это – пропали. И это до сих пор не показалось вам подозрительным?

Хищный взгляд адвоката обратился на Сидни.

– Мне все здесь кажется подозрительным, мисс Олсон. Мне казалось подозрительным все, что делал Ричард, и все его приятели… И все неприятности, из которых он хотел выкарабкаться за мой счет! Что ж, наконец-то он попал в такую неприятность, из которой его уже никто не вытащит. Я уверен, что это был несчастный случай, мисс Олсон… Но точно так же я уверен, что для Ричарда все равно не было никакой разницы. Если бы он не погиб тогда на Мальборо-авеню, сейчас он бы наверняка сидел за решеткой. Мой сын был жалким, бестолковым, безвольным слабаком, мисс Олсон, и я нисколько не удивляюсь, что он под конец связался с подонками вроде Джорджа Эспозито, Дональда Бордена и Дженни Смайли – бывшей Эспозито.

– А как быть с их внезапным исчезновением? – напомнила Сид.

Даллас Трейс рассмеялся – на этот раз как будто совершенно искренне.

– Эти людишки всю свою жизнь превратили в сплошные исчезновения, мисс Олсон. Вы прекрасно это знаете. Они так живут. И мой сын так жил. Но, к счастью, он уже умер, и что бы я ни сделал – и что бы вы еще ни раскопали, мисс Олсон, – ничто уже не сможет его вернуть.

Даллас Трейс стремительно вскочил – Дар снова заметил, что адвокат двигался на удивление быстро для человека своих лет, – выхватил кассету из магнитофона, сунул ее в руки Сидни и распахнул дверь кабинета.

– А теперь, если я больше ничем не могу вам сегодня помочь…

Дарвин и Сидни встали и направились к двери.

– Меня интересует еще только одно… – сказала Сид. – Ваше пожертвование в «Помощь беспомощным».

Темные брови адвоката взметнулись вверх.

– Что? Простите мою тупость, мисс Олсон, но я, черт возьми, не понимаю – какое отношение это имеет к чему бы то ни было?

– В прошлом году вы пожертвовали в этот благотворительный фонд очень большую сумму, – сказала Сид. – Сколько именно?

– Понятия не имею, – ответил Трейс. – Спросите лучше у моего бухгалтера.

– Я полагаю, около четверти миллиона долларов, – сказала Сидни.

– Вы наверняка правы, – сказал Трейс, открывая дверь пошире. – Вы прекрасный следователь, мисс Олсон. Но если вы даже это выяснили, то наверняка знаете, что мы с миссис Трейс принимаем живейшее участие – и вносим пожертвования – в десятке разных благотворительных фондов. Этот… как, вы сказали, называется этот фонд?

– «Помощь беспомощным», – повторила Сидни.

– Этот фонд, «Помощь беспомощным», обслуживает испанскую общину, – сказал Трейс. – Вы, наверное, удивитесь, когда узнаете, что я лично сделал немало добрых дел для испанской общины в этом штате… особенно для бедных иммигрантов, которых здесь постоянно преследуют – в том числе их не так уж редко преследует и прокуратура штата.

– Я знаю, что вы и миссис Трейс поддерживаете очень широкую сеть благотворительных фондов, – сказала Сид. – Вы очень великодушный человек, советник Трейс. И вы проявили огромное великодушие, уделив нам часть своего драгоценного времени. – И Сидни протянула Трейсу руку.

Адвокат на миг застыл от удивления, потом пожал руку и ей, и Дарвину.

Когда Сидни и Дар спустились в подземный гараж, Дар сказал:

– Любопытно. Куда теперь?

– Еще в одно место, – ответила Сид.


Дарвин в последний раз был в окружном медицинском центре Лос-Анджелеса уже очень давно. Это была крупнейшая больница в округе, и она продолжала разрастаться. Когда Сидни нашла свободное место на шестом, верхнем уровне стоянки, рядом шумела стройка – возводили еще по меньшей мере два новых больничных корпуса. В больнице пахло так, как пахнет во всех больницах, и освещение здесь было такое же тусклое, как в любой другой больнице. Бледные люминесцентные лампы светились, как разлагающиеся растения. Этот свет, казалось, высвечивал всю кровь под кожей. Как во всех больницах, в коридоре слышались слабые голоса больных, кашель, смех медсестер, резкие телефонные звонки, призывы докторов и шорох подошв войлочных тапочек по линолеуму. Дарвин ненавидел больницы.

Сид повела его через коридоры и холлы, словно на экскурсию. Ее полицейское удостоверение открыло доступ в отделение неотложной помощи, в центр интенсивной терапии, в родильное отделение, в палаты пациентов и даже в предоперационную – комнату, где хирурги мылись перед операциями.

Дар быстро сообразил, что она хочет показать. Помимо докторов, медсестер, молодых практикантов, санитаров, девушек-сиделок, охранников, администраторов, пациентов и посетителей бросалось в глаза присутствие в больнице еще мужчин и женщин в одинаковых белых куртках с цветными нашивками. Нашивки были такие: красный крест, золотая чаша со змеей на голубом фоне, круглая нашивка на плече с орлом и оливковой ветвью – очень похожие нашивки были на скафандрах астронавтов НАСА, участвовавших в программе «Аполлон», – и американский флаг. Но самая заметная нашивка располагалась на левой половине груди – синий квадрат с большой красной буквой П в центре. Внутри буквы П был изображен маленький золотой крестик. Дар подумал, что этим крестиком как будто кто-то обозначил точку в футбольных воротах, чтобы поточнее забить гол.

Они были в одном из залов ожидания возле отделения неотложной помощи, когда Дарвин обнаружил некоторую закономерность. Люди в куртках с нашивками развозили тележки, нагруженные журналами, пакетами с соком, мягкими игрушками. В одной из больничных часовен две женщины в таких же куртках с буквой П поддерживали, обнимали и успокаивали рыдающую женщину-мексиканку. Люди в куртках с буквой П были и в палатах интенсивной терапии – они шептали что-то, причем по-испански, некоторым из самых тяжелых больных. Здесь, в зале ожидания возле отделения неотложной помощи, молодая женщина в куртке с буквой П успокаивала целое семейство и разговаривала она с ними тоже по-испански.

Дар разобрал из ее слов достаточно, чтобы понять, что это семья мексиканских иммигрантов и у них нет грин карты.[19] Их дочь – девочка лет восьми – сломала руку. Рука уже была в гипсовой повязке, но мать девочки билась в истерике, отец причитал и заламывал руки, ребенок орал благим матом, а младший братишка девочки тоже готов был вот-вот разрыдаться. Из разговора Дарвин понял, что мексиканское семейство боится, что теперь их выдворят из страны из-за того, что им пришлось обратиться в больницу. Но девушка в куртке с буквой П на правильном и беглом испанском убеждала их, что ничего подобного не случится, что это противозаконно, что никто не будет никуда о них сообщать, что они могут идти домой и не бояться, а назавтра пусть позвонят по горячей линии в «Помощь беспомощным». Там им дадут дополнительные рекомендации и помогут остаться здоровыми и в пределах страны.

– «Помощь беспомощным»… – тихо сказал Дар, когда они вернулись на автостоянку.

– Да, – кивнула Сид. – За время нашей небольшой прогулки я насчитала тридцать шесть человек в их форменных куртках.

– И что?

– А то, что их тысячи… В округе Лос-Анджелес – тысячи добровольцев от фонда «Помощь беспомощным». Они работают в каждой больнице. Среди кинозвезд и любительниц автогонок считается даже престижным какое-то время отработать бесплатно в «Помощи беспомощным» – правда, для этого надо неплохо знать испанский. Они уже не ограничиваются только испаноговорящими иммигрантами – теперь «Помощь» занимается и вьетнамцами, и камбоджийцами, и китайцами, и бог знает кем еще.

– И что?

– А то, что начиналось это как небольшое католическое благотворительное общество, – сказала Сидни. – А теперь «Помощь беспомощным» превратилась в гигантское бесприбыльное предприятие. Церковь нашла какого-то мексиканского адвоката, чтобы тот привел в порядок дела фонда, и теперь фонд не имеет с католической церковью ничего общего. «Помощников» можно найти во всех больницах и медицинских центрах Сан-Диего, в Сакраменто, в госпиталях по всему прибрежному району. А в последний год они появились и в Фениксе, и в Флагстаффе, и в Лас-Вегасе, и в Портленде, и в Сиэтле – и даже в Биллингсе, штат Монтана. Еще год – и этот фонд станет общенациональным.

– И что?

– Они – часть всего, Дар. Они – часть огромного преступного синдиката, который крутит со страховками. Они вербуют иммигрантов буквально отовсюду – и показывают им, как заработать денег на страховке от случаев типа «поскользнулся – упал», аварий без пострадавших, несчастных случаев на производстве.

– И что? – снова спросил Дарвин, когда они сели в нагревшуюся на солнце машину, включили кондиционер и покатили к выезду со стоянки. – Это старо, как мир. С тех пор как появились крупные страховые компании и судебные тяжбы по страховым случаям превратились в отдельный бизнес, для иммигрантов в Америке это всегда было самым быстрым способом разбогатеть. До мексиканцев и азиатов были ирландцы, и немцы, и все остальные. Ничего нового не произошло.

– Новое – масштабы. Размах, – сказала Сидни. – Дар, речь идет уже не о клиниках-однодневках и нескольких дюжинах исполнителей, которыми управляют один-два мошенника. Речь идет о преступной организации, сравнимой по размаху с колумбийскими торговцами наркотиками, учитывая их связи с Америкой.

Когда они выехали на дорогу, Сид кивнула в сторону медицинского центра.

– Доктора – настоящие доктора с дипломами и патентами – направляют пациентов к людям из «Помощи» – за помощью. А чертово мексиканское консульство с радостью выписывает направления туда же.

– Таким образом, это облегчает вербовку желающих получить страховку по транспортным происшествиям, – сказал Дар, выглядывая в окно на нагромождения высотных домов вдоль улицы, плотно прилепившихся друг к другу. – Да, это большой бизнес.

– Это бизнес с ежегодным доходом в несколько сотен миллиардов долларов, – сказала Сидни. – И я собираюсь выяснить, кто за этим стоит. Кто организовал этот чудовищный синдикат.

Дар посмотрел на Сидни и только сейчас понял, как он разозлен. Теперь все это показалось ему какой-то дурацкой шуткой – то, что он позволял ей изображать своего телохранителя, позволял выставлять себя в качестве приманки, как козла в «Парке Юрского периода», показывал ей свои замечательные реконструкции происшествий и таскался за ней повсюду как привязанный, разыгрывая из себя доктора Ватсона при Сидни – Шерлоке Холмсе.

– Ты думаешь, за этим стоит Даллас Трейс? – спросил Дарвин. – Едва ли не самый знаменитый адвокат Америки? Ведущий консультант Си-эн-эн? Этот выпендрежный техасский говнюк в шелковой ковбойской рубашке? Ты в самом деле думаешь, что такой известный тип может быть Доном Корлеоне Южной Калифорнии?

Сидни закусила губу.

– Я не знаю. Я не знаю, Дар. Он вроде бы никак не связан с этим делом… Но все оборванные концы почему-то, так или иначе, указывают в его сторону.

– Ты думаешь, Даллас Трейс приказал убить своего собственного сына?

– Нет, но…

– Ты думаешь, это он убил Эспозито, Дональда Бордена и ту девицу, Дженни Смайли?

– Я не знаю. Если…

– Ты думаешь, что он глава Пяти семей, а, главный следователь? Несмотря на то, что ему приходится разрываться между адвокатской практикой, написанием книг, еженедельными ток-шоу на Си-эн-эн, публичными выступлениями, выступлениями в «Ночной линии» и в «Доброе утро, Америка!», благотворительностью и ночами с пылкой молоденькой девочкой – новой женой…

– Не злись, – сказала Сидни.

– Какого черта? Почему это я не должен злиться? Ты ведь знала, что он уже видел запись моей реконструкции?

– Да.

– Значит, ты притащила меня туда только для того, чтобы я посмотрел на него, а он – на меня. На тот маловероятный случай, если он действительно Большой Босс, ты дала ему как следует меня разглядеть, чтобы он точно знал, к кому в следующий раз присылать наемных убийц.

– Все совсем не так, Дар…

– К черту!

Какое-то время они ехали молча.

– Если его тайная организация настолько велика, как я думаю… – начала Сидни, но Дар перебил ее:

– Я не верю в тайные организации.

Сид посмотрела на него.

– Я верю в преступные группировки, – сказал Дар. Он старался совладать со своим гневом, но ничего не получалось. – Я верю в Коза Ностру, в производителей дерьмовых машин, в злых людей вроде торговцев табаком или тех негодяев, которые продают в странах «третьего мира» детские молочные смеси, – и матери продолжают их покупать, даже если младенцы мрут от диареи из-за плохой воды… – Дар замолчал и перевел дыхание. – А тайные организации… Нет. Заговоры – как и церкви, и любые другие многоуровневые организации – чем больше разрастаются, тем тупее становятся. Таков закон инверсии IQ.

– А если не считать тайных организаций, во что ты веришь, Дар?

– Какая тебе разница?

– Мне просто любопытно, – спокойно ответила Сид.

– Ну, давай подумаем… – сказал Дарвин, глядя в окно на столпотворение всевозможных автомобилей впереди и по бокам от их машины. Все громадное скопление машин ползло вперед со скоростью десять миль в час.

– Я верю в энтропию. Я верю в безграничность человеческого упрямства и глупости. Я верю в случайное сочетание трех факторов, из-за которого произошло несчастье в пятницу в Далласе, штат Техас, где один ублюдок по имени Ли Харви Освальд, который выучился хорошо стрелять в морской пехоте, получил открытое пространство для стрельбы всего на шесть секунд…

Дар замолчал. «Что это я несу? Из-за чего я так разошелся? Может быть, из-за этого самодовольного хама, Далласа Трейса? Или на меня подействовал запах смерти в этой чертовой больнице? А может, я просто схожу с ума?»

Через несколько минут Сидни нарушила молчание.

– А в крестовые походы ты тоже не веришь? – спросила она.

Дар посмотрел на нее. Сейчас она показалась ему чужой и незнакомой – это была совсем не та женщина, обществом и остроумием которой он так наслаждался последние несколько дней…

– Крестовые походы всегда заканчиваются тем, что в жертву приносят невинных. Как древние крестовые походы за освобождение Святой земли, – резко сказал Дар. – Рано или поздно случится Детский крестовый поход, и дети лягут в первых рядах.

Сид нахмурилась.

– Почему ты такой злой, Дар? Из-за Вьетнама? Из-за работы в НУБД? Из-за «Челленджера»? Что мы…

– Не обращай внимания, – сказал Дар. Он внезапно почувствовал себя очень усталым. – Знаешь, у солдат во Вьетнаме была поговорка на все случаи жизни…

Сид смотрела на дорогу.

– Не важно, что случилось, – сказал Дар. – Пехотинец должен научиться говорить себе: «Хрен с ним! Все без разницы. Иди дальше».

Движение на дороге совсем застопорилось. «Таурус» остановился. Сид посмотрела на Дарвина. Во взгляде ее читалось нечто большее, чем гнев.

– Нельзя строить на этом свою жизненную философию. Так жить нельзя!

Дар тоже посмотрел на нее в упор, и только когда Сидни отвернулась, он понял, сколько злобы, наверное, было в его взгляде.

– Ты не права, – сказал он. – Только с такой философией и можно жить.

Они въехали в Сан-Диего в полном молчании. Когда «Таурус» был уже рядом с отелем «Хайат», в котором жила Сидни, она сказала:

– Я подвезу тебя до дома.

Дар покачал головой:

– Не нужно. Отсюда я пойду во Дворец Правосудия. Сегодня днем мне должны вернуть «Акуру», и я договорился сразу же передать ее парню из ремонтной мастерской, которая будет ею заниматься.

Сид остановила машину и кивнула. Дарвин вышел из машины на тротуар.

Сидни спросила:

– Ты больше не будешь помогать мне в этом расследовании?

– Нет.

Сидни кивнула.

– Спасибо за… – начал Дар. – Спасибо за все.

Он пошел по дорожке, ни разу не обернувшись.

ГЛАВА 12

М – МИШЕНЬ

Вторник оказался днем грандиозной стрельбы, кульминацией которого стала пуля из автоматической винтовки, нацеленная прямо в сердце Дарвина Минора.

Начался этот день с унылой, удушающей жары и скопления тяжелых грозовых облаков в небе – что было, конечно же, не совсем обычно для Южной Калифорнии в это время года. Но погода в Южной Калифорнии почти всегда необычна, какой бы месяц ни стоял на дворе.

У Дарвина с самого утра было препаршивое настроение. Он злился на себя за вчерашнее. У него было паршиво на душе оттого, что он не увидится больше с Сидни Олсон. А оттого, что это его беспокоило, ему было паршивее всего.

Ремонт «Акуры», похоже, обойдется ему в целое состояние. Когда Дар вчера встретился с Гарри Мидоузом, знакомым из авторемонтной фирмы, тот только покачал головой. Гарри был одним из немногих людей в штате, которые могли нормально отремонтировать алюминиевый кузов «Акуры».

Услышав результат окончательной оценки стоимости ремонта, Дарвин даже отступил на шаг.

– Господи! – сказал Дарвин. – Да за такие деньги можно купить новый «Субару»!

Гарри кивнул медленно и печально и сказал:

– Это точно… Но тогда у тебя вместо «Акуры» будет какой-то задрипанный «Субару».

Дар не мог с ним спорить – логика была железная. Гарри увез изрешеченную пулями «Акуру» на трейлере и поклялся, что будет заботиться о ней, как о родной матери. Дар как-то случайно узнал, что пожилая матушка Гарри живет в жуткой нищете, в трейлере без кондиционера посреди пустыни, в шестидесяти пяти милях от ближайшего города. Гарри исправно навещал ее два раза в год.

Утром во вторник позвонил Лоуренс. Нужно было заснять на фотопленку несколько новых случаев. Лоуренс не знал, какие из них потребуют реконструкции – это зависело от того, по каким случаям будет подан судебный иск и назначено судебное расследование, – но он считал, что им с Дарвином нужно посетить все места происшествий.

– Запросто! – сказал Дарвин. – Почему бы и нет? Я пока запаздываю с отчетами всего на месяц.

Когда Лоуренс приехал, он сразу почувствовал, что с Даром что-то не так. Между ними давно протянулась некая связь, которая была глубже и значительнее, чем обычные разговоры. Мужчины, которые знают друг друга много лет и работают вместе – и их работа зачастую связана с большой опасностью, – со временем обретают некое шестое чувство и без слов понимают мысли и чувства друг друга. Благодаря этому их отношения иногда обретают такую глубину, какой женщинам просто не понять.

Лоуренс и Дарвин взяли по чашечке кофе и бутерброду в какой-то забегаловке в северной части Сан-Диего, и Лоуренс спросил:

– Что-то стряслось, Дар?

– Нет, – кратко ответил Дарвин и больше ничего не сказал.

Лоуренс не стал приставать с расспросами.

Первое место происшествия находилось на полпути к Сан-Хосе.

Лоуренс припарковал свою «Исудзу Труппер» на забитой стоянке в квартале дешевых многоквартирных домов, и они пошли пешком к обтянутому желтой полицейской лентой участку дороги вокруг красной машины. Это была «Хонда Прелюдия» девяносто четвертого года выпуска. Авария произошла ночью, но на месте происшествия по-прежнему дежурили двое полицейских в форме. Вокруг торчали зеваки – в основном расхлябанные подростки в мерзких шортах и трехсотдолларовых кроссовках. Лоуренс представил себя и Дара ближайшему полицейскому и вежливо попросил разрешения сделать снимки места происшествия, потом взял у полицейского копию официального отчета о случившемся.

Пока Дар фотографировал место происшествия, молодой полицейский пытался рассказать ему о том, что здесь случилось, радостно показывая на разные вещественные доказательства – разбитые стекла машины, потрескавшееся ветровое стекло, вмятины на крыше «Прелюдии», маслянистую серую жидкость на машине и вокруг ее передней части. На покрытом трещинами ветровом стекле, на крыше и крыльях, на переднем бампере и на асфальте виднелась кровь. Судя по всему, ни ночью, ни утром здесь не было сильного дождя.

– В общем, этот парень, Барри, он с ума сходит по своей девчонке – какой-то там Шейле… Она живет наверху, в 2306-м, а сейчас она у нас в участке, дает показания, – рассказывал молодой коп. – В общем, этот Барри – байкер, здоровый такой мужик с бородой, и Шейле он вроде как надоел, и она стала посматривать на других парней. Ну, по крайней мере на одного парня. А Барри – ясное дело, ему это не понравилось. Вот он прикатил сюда, как мы прикидывали – где-то в полтретьего ночи… Жалоба на нарушение тишины поступила в два сорок, а в три ноль два первый раз позвонили в Службу спасения и сообщили о выстрелах. Короче, поначалу Барри просто орал у Шейлы под окнами и всячески оскорблял ее. А она орала ему в ответ тоже всякие непристойности – ну, знаете, как оно всегда бывает. На передней двери стоит домофон, так что надо позвонить, чтобы хозяева открыли. Ну, Шейла его, понятно, впускать не хотела. Тогда у этого Барри совсем крыша поехала. Он сходил к своей тачке – вон она, на стоянке припаркована, «Форд»-фургон, – и вернулся с заряженной двустволкой. И начал прикладом бить стекла на «Прелюдии» Шейлы. Девчонка перепугалась и завопила еще громче. Соседи позвонили в полицию, но, пока наши приехали, Барри взбрело в голову залезть на крышу «Прелюдии» – а он весит, наверное, фунтов двести шестьдесят – смотрите, как крыша вся погнулась, а он там просто потоптался… Ну и потом он начал колотить прикладом по ветровому стеклу. Мы так предполагаем – наверное, чтобы лучше ухватиться, он как-то там просунул палец не туда и попал на спусковые крючки…

– И выстрелил себе в живот? – спросил Лоуренс.

– Из обоих стволов. Внутренности разлетелись по всей крыше, и по фарам, и по переднему бамперу…

– Сегодня утром, когда я звонил в участок, он еще был жив и находился в отделении интенсивной терапии, – перебил его Лоуренс. – Вам сообщали о каких-нибудь изменениях в его состоянии?

Коп пожал плечами.

– Когда детективы приезжали забирать девчонку, говорили, как будто медики поставили на Барри крест. Так эта Шейла знаете что сказала? «Туда ему и дорога!»

– Любовь… – сказал Лоуренс.

– Любовь требует жертв, – согласился полицейский.


Три следующих случая были состряпаны в обычном стиле «поскользнулся – упал». Два из них произошли в супермаркетах, и один – в гостинице «Холидей», где истец был известен тем, что очень часто поскальзывался возле подтекавших морозильников. Потом Лоуренс и Дарвин побывали на автостоянке, где произошло столкновение на низкой скорости, – там иски на возмещение убытка подали все пятеро членов семьи.

Последнее место происшествия находилось в Сан-Хосе. По дороге туда Лоуренс и Дар остановились пообедать. В общем-то, на самом деле они просто заехали в «Бургер-бигги-авто», взяли пакет с едой и по пути в Сан-Хосе сжевали свои «бигги», запивая молочным коктейлем через трубочку.

– Ну и как харакири из двустволки, которое устроил этот Барри, связано с твоими страхователями? – спросил Дар между двумя глотками.

– Первое, что сделала Шейла сегодня утром, – это подала в страховую фирму иск за свою «Прелюдию», – сказал Ларри – крупный специалист по страховкам.

– Она заявила, что ее машина полностью уничтожена и что страховая фирма должна выдать ей новую машину вместо прежней, причем чуть ли не последней модели.

– Я что-то не заметил там особо страшных повреждений, – сказал Дар. – Разбитые стекла, несколько вмятин на крыше, а с остальным любая автомойка справится.

Лоуренс покачал головой.

– Она заявила, что никогда больше не сможет сесть за руль «Прелюдии», потому что это вызовет у нее сильную психотравму. Эта Шейла хочет полного возмещения стоимости машины… Причем такого, чтобы хватило на покупку новой модели. Девица положила глаз на «Навигатор».

– Она выложила все это ребятам из страховой компании сегодня утром, перед тем, как копы забрали ее на допрос?

– Вроде того, – подтвердил Лоуренс. – Она позвонила своему страховому агенту в четыре утра.


Последнее место происшествия находилось тоже в небогатом квартале многоквартирных домов, но на этот раз – в самом Сан-Хосе. На лестнице дома дежурили полицейские в форме, на третьем этаже возились явно скучающие детективы в штатском. В доме воняло смертью.

– Боже! – сказал Лоуренс, вытащив из кармана чистый носовой платок красного цвета и прикрыв им нос и рот. – Когда этот парень умер?

– Да прошлой ночью, – сказал лейтенант Рич из полицейского управления Сан-Хосе. – Все жильцы слышали выстрел около полуночи, но никто об этом не сообщил. В квартире нет кондиционера – ничего удивительного, что к десяти утра труп дозрел.

– Вы хотите сказать, что тело все еще здесь? – недоверчиво спросил Лоуренс.

Лейтенант Рич пожал плечами.

– Медэксперт был здесь еще утром, когда тело только обнаружили. Он дал заключение о смерти. Мы весь день ждем труповозку, но машинами распоряжается следователь из полиции штата – и они у него весь день заняты. Сегодня утром на дорогах черт знает что творится.

– Черт… – Лоуренс переглянулся с Дарвином и снова повернулся к лейтенанту. – Ну, нам все равно нужно все здесь заснять. И я должен сделать описание места происшествия.

– Зачем? – спросил полицейский. – Каким боком сюда приплелась страховая компания?

– Уже поступил довольно грозный иск от сестры погибшего, – сказал Лоуренс.

– Но против кого? – спросил лейтенант Рич. – Вы хоть знаете, как погиб этот парень?

– Это самоубийство, верно? Так вот, судебный иск подан против психиатра, у которого лечился потерпевший, мистер Хаттон. Его сестра утверждает, что мистер Хаттон страдал от депрессии и паранойи, а психиатр сделал недостаточно, чтобы предотвратить трагедию.

Детектив рассмеялся.

– Вряд ли у нее что-нибудь выгорит. Я сам засвидетельствую перед судом, что психиатр делала все возможное, чтобы ее бедный шизик был счастлив. Пойдем внутрь, я вам покажу. Можете фотографировать, только вряд ли вам захочется долго там торчать и рисовать схему того места.

Дар пошел следом за полицейским в штатском и Лоуренсом в маленькую, душную квартирку. Кто-то уже открыл единственное окно, которое открывалось, – но оно было на кухне, а труп лежал в спальне.

– Господи боже! – сказал Лоуренс, остановившись возле залитой кровью кровати и глядя на забрызганные багровым подушки, спинку кровати и стену. – Пистолет все еще в руке у этого несчастного придурка! И медэксперт сказал, что это не самоубийство?

Лейтенант Рич, который старался одновременно зажать нос платком и сохранить достойный вид, кивнул.

– У нас есть свидетельские показания о том, что мистер Хаттон действительно был шизофреником и страдал паранойей и депрессией. Его психиатр знала, что в последнее время мистер Хаттон всегда клал «смит-вессон» на ночной столик возле кровати, когда ложился спать. Он боялся, что африканцы планируют вторжение в Америку… ну, вы понимаете – черные вертолеты, шифрованные сообщения в виде дорожных знаков… Африканские боевики вроде бы должны были вот-вот добраться до всех, у кого есть дома оружие… Ну, короче, обычное дерьмо в таком духе, как у всех шизиков. А его лечащий врач – кстати, она женщина, и довольно симпатичная – сказала, что на данном этапе лечения сочла целесообразным позволить мистеру Хаттону держать дома пистолет – для самозащиты.

– Выходит, это было не так уж и целесообразно, – сказал Лоуренс сквозь платок.

– Психиатр сказала, что Хаттон был самым настоящим параноиком, но без каких-либо суицидальных наклонностей, – сказал детектив. – Она готова засвидетельствовать это. Но бедный шизик получал штук пять разных препаратов, в том числе доксепин и флуразепам для сна. Его вырубало сразу, и на всю ночь. Доктор говорит, Хаттон всегда старался лечь спать ровно в десять тридцать вечера.

– Ну так что же случилось? – спросил Лоуренс, пока Дарвин снимал место происшествия на тридцатипятимиллиметровую пленку с быстрой сменой кадров.

– Сестра Хаттона позвонила ему за три минуты до полуночи, – сказал лейтенант Рич. – Она говорит, что обычно старается не звонить ему так поздно, но ей приснился страшный сон – как будто он умер.

– И что? – спросил Лоуренс.

– Хаттон не поднял трубку. Сестра знала, что он принимает сильное снотворное, поэтому выждала до девяти утра и снова позвонила. А потом она вызвала полицию.

– Ни черта не понимаю, – признался Лоуренс.

Дарвин присел возле тела, внимательно рассмотрел угол изгиба руки в локте и запястье – из-за трупного окоченения тело застыло в той позе, в какой находилось в момент смерти, – потом изучил рану в виске мертвеца. После этого обошел кровать и зачем-то понюхал подушку с другой стороны.

– А я понимаю, – сказал Дар.

Лоуренс посмотрел на Дарвина, потом на тело, потом на лейтенанта Рича и снова – на тело.

– Да нет… Ты меня разыгрываешь.

– У меня есть заключение медэксперта, – сказал детектив.

Лоуренс покачал головой.

– Ты хочешь сказать, что он крепко спал, наглотавшись своих пилюль, тут позвонила его сестра, и этот парень, вместо того чтобы взять телефонную трубку, случайно схватил пистолет с ночного столика и стрельнул себе в висок? Но это невозможно доказать.

– У нас есть свидетель, – сказал лейтенант Рич.

Лоуренс посмотрел на свободную половину постели. Простыни были смяты – ночью там явно кто-то спал.

– О-о… – сказал он, восстановив для себя картину произошедшего здесь… или, по крайней мере, часть картины.

– «Джорджио из Беверли-Хиллз», – сказал Дарвин.

Лоуренс медленно повернулся и посмотрел на друга:

– Ты что, хочешь сказать, что ты только посмотрел на отпечаток тела на второй половине кровати, понюхал немного – посреди такой вони – и уже готов назвать мне имя парня из Беверли-Хиллз, с которым спал мистер Хаттон?

Полицейский рассмеялся, потом снова зажал рот и нос платком.

Дар покачал головой:

– Это название духов. «Джорджио из Беверли-Хиллз». – Дарвин повернулся к полицейскому в штатском. – Можно я угадаю? Женщина, которая спала с мистером Хаттоном этой ночью, не стала сразу звонить в полицию – потому что она замужем или эта ситуация может ей как-то повредить по другой причине, – но потом дала показания, верно? Кто бы она ни была, вы нашли ее очень быстро… И вряд ли для этого вам пришлось проверять всех женщин в Южной Калифорнии, которые пользуются духами «Джорджио».

Детектив Рич кивнул.

– Через две минуты после того, как к ней приехал патруль, она раскололась и начала рыдать, а потом сама нам все рассказала.

– О ком это вы говорите? – спросил Лоуренс.

– О психиатре, – сказал Дар.

Лоуренс снова посмотрел на труп.

– Мистер Хаттон трахался со своей врачихой?

– Во время несчастного случая – уже нет, – сказал лейтенант Рич. – Они закончили трахаться, мистер Хаттон принял свой флуразепам и доксепин, и оба заснули. Психиатр… Я пока не буду говорить вам ее имя, но вы и так его услышите – в одиннадцатичасовых «Новостях»… Она услышала, как зазвонил телефон, услышала, что мистер Хаттон завозился в постели, сказал «Алло?» – а потом вдруг раздался выстрел.

– Очевидно, она решила, что лучше будет проявить благоразумие, – заметил Дар.

– Ага, – сказал детектив. – Она унесла отсюда ноги раньше, чем кровь перестала течь. К несчастью – для врачихи – любопытный администратор, который живет здесь же, видел, как она уехала на своем «Порше» через пять минут после полуночи.

– А сестра мистера Хаттона уже знает об этом? – спросил Лоуренс.

– Пока нет, – сказал лейтенант.

Дар и Лоуренс обменялись взглядами.

– Из-за этого обстоятельства судебный иск становится еще более интересным.

Детектив вышел из квартиры обратно на лестницу. Лоуренс и Дарвин охотно последовали за ним. Они постояли какое-то время на балконе, чтобы провонявшая одежда немного проветрилась на свежем воздухе.

– Это похоже на старую историю о том, как Хелен Келли обожгла себе ухо.

– И как? – спросил Лоуренс, быстро делая записи и наброски схем в своем ноутбуке.

– Она ответила на телефонный звонок в утюг! – сказал лейтенант Рич и расхохотался.

Лоуренс и Дар долго не разговаривали после того, как уехали из Сан-Хосе. Наконец Лоуренс пробормотал:

– Служить и защищать… Ха!


Они уже подъезжали к Сан-Диего, когда Дарвин неожиданно сказал:

– Ларри, помнишь, как несколько лет назад погибла принцесса Диана?

– Лоуренс, – поправил его Лоуренс. – Конечно, помню.

– О чем мы тогда говорили… ну, хоть приблизительно?

Дородный инспектор страховой компании тяжко вздохнул.

– Дай-ка вспомнить… Сначала сообщили, что «Мерседес», в котором были принцесса Диана и ее бойфренд, ехал на скорости сто двадцать миль в час. Мы с самого начала знали, что все это неправда. Мы тогда записали репортаж из «Новостей» и разложили его на кадры, помнишь? Потом мы переписали на видео более поздние репортажи с места катастрофы, тоже разложили их…

– И мы еще обсуждали, что вмятина от удара не соответствует данным из репортажей, – сказал Дар.

– Точно. «Мерседес» врезался в колонну – но мы видели, что его передняя часть вмялась недостаточно сильно для машины, которая ехала со скоростью больше сотни миль в час. Кроме того, по телеканалам новостей постоянно передавали, что машина перевернулась, но, когда мы просмотрели видеозапись, оказалось, что это не так.

– Вы с Труди определили, что крышу с «Мерседеса» скорее всего сняли уже после аварии, во время спасательных работ – когда пытались извлечь из машины пострадавших, правильно? – сказал Дарвин.

– Ну да. И ты сказал то же самое. А вмятины, которые были видны на крыше, появились не из-за того, что машина переворачивалась. Крыша прогнулась, когда пассажиры, которые были на заднем сиденье, врезались в нее головами изнутри – во время столкновения.

– И какую мы определили примерную скорость машины – согласно видеозаписям, травмам, которые получили пассажиры, и прочим сведениям о месте происшествия?

– Я говорил… Дай-ка подумать… Я говорил – шестьдесят три мили в час. Труди говорила, что шестьдесят семь. А у тебя, кажется, получилось меньше всего – шестьдесят две мили в час, что ли?

– И когда поступило окончательное заключение, оказалось, что прав был ты, – задумчиво промолвил Дар.

Лоуренс продолжал:

– Никто из репортеров не захотел об этом говорить, но все мы знаем, что принцесса Диана скорее всего осталась бы в живых, если бы пристегнулась ремнем безопасности. И они все выжили бы в такой аварии, если бы дело происходило в Соединенных Штатах…

– А почему? – спросил Дар.

– Потому что и федеральные правила дорожного движения, и правила в каждом штате требуют, чтобы такие колонны в тоннелях под мостами были защищены ограждением, – сказал Лоуренс. – Ты же знаешь. Ты сам говорил об этом в тот вечер, когда только сообщили о катастрофе. Ты даже просчитал на нашем компьютере степень гашения кинетической энергии этим ограждением в зависимости от скорости автомобиля. Если бы там была не бетонная перегородка, а защитное ограждение, то «Мерседес» принцессы Дианы бросало бы из стороны в сторону по всему тоннелю – от стены к ограждению и обратно, и его скорость снижалась бы постепенно. И если бы все пассажиры были пристегнуты ремнями безопасности…

– Но они не пристегнулись, – спокойно заметил Дарвин.

– Вот именно… Труди назвала это «синдромом такси-лимузинов», – сказал Лоуренс. – Люди, которые никогда и не подумали бы ездить, не пристегнувшись, в своих собственных машинах, почему-то напрочь забывают пристегнуться, когда садятся в лимузин или такси. Почему-то люди совершенно забывают о мерах безопасности, если за рулем машины сидит наемный водитель.

– Труди даже вспомнила какую-то запись с принцессой Дианой – она пристегивалась, когда сама сидела за рулем, – сказал Дар. – А что мы еще обсуждали?

Лоуренс поскреб подбородок.

– Не пойму, к чему ты клонишь, но давай посмотрим… Мы все соглашались, что папарацци не имеют никакого отношения к этой аварии. Во-первых, «Мерседес» мог легко обогнать те маленькие мотоциклы, на которых ехали папарацци. Во-вторых, «Мерседес» мог сбить такой мотоцикл, и пассажиры внутри даже не почувствовали бы толчка. Но мы заподозрили, что в этом был замешан какой-то второй автомобиль… вторая машина, да. Что водитель «Мерседеса» свернул в тоннель и не справился с управлением, пытаясь увернуться от другой машины.

– И мы сочли это причиной катастрофы, – сказал Дар.

– Ну да. А еще мы были уверены, что потом выяснится, что водитель «мерса» выпил спиртного перед тем, как сел за руль.

Дар кивнул.

– А почему мы так решили?

– Он был француз, – сказал Лоуренс. Лоуренс никогда не ездил в те страны, где все население не говорит по-английски. А французов он не любил просто из принципа.

– А еще почему? – спросил Дар.

– Ну… Кажется, это Труди заметила, что повернуть влево сразу после въезда в тоннель – так, чтобы машина потом врезалась прямо в колонну, – водитель «Мерседеса» мог только для того, чтобы избежать столкновения с другим автомобилем. И что любой опытный водитель – или трезвый водитель – на «Мерседесе» вполне мог бы выполнить такой маневр на скорости шестьдесят пять миль в час. На «мерсах» очень надежная система управления. В конце концов, автомобиль сам пытался помочь водителю удержать контроль над ситуацией.

– Таким образом, мы трое оказались правы относительно всех подробностей этой аварии, вплоть до участия гипотетической второй машины, – сказал Дарвин. – А ты помнишь какую-нибудь еще нашу реакцию на случившееся?

– Ну, я помню, мы еще какое-то время следили за сообщениями в Сети и в специализированных журналах, – ответил Лоуренс. – Факты просачивались тонкой струйкой – через комментарии следователей других страховых компаний – задолго до того, как эти факты раскопали журналисты из службы новостей.

– А ты не помнишь, мы плакали? – спросил Дар.

Лоуренс повернулся к Дарвину и смотрел на него довольно долго. Потом снова стал следить за дорогой.

– Ты что, издеваешься надо мной?

– Нет, я пытаюсь вспомнить нашу эмоциональную реакцию.

– Все другие по всему миру как с ума посходили, – с явным отвращением сказал Лоуренс. – Помнишь, по телевизору показывали длинные вереницы рыдающих людей – взрослых людей, заметь, – возле британского консульства в Лос-Анджелесе? Во всех церквях справляли службы, а по телевизору показывали столько интервью с сопливыми и хныкающими прохожими, сколько я не припомню со времени убийства Кеннеди. Нет, сейчас соплей было даже больше, чем после Кеннеди. Такое впечатление, что у каждого умерла любимая тетя, жена, мать, сестра и подружка. Это был настоящий дурдом. У всех послетали крыши.

– Да, – сказал Дар. – А как восприняли это мы трое?

Лоуренс пожал плечами.

– Ну, нам с Труди было жаль, что леди погибла. Всегда грустно, когда умирает кто-то молодой. Но господи, Дар, в этом не было ничего личного. Я имею в виду, мы ведь не были лично знакомы с этой женщиной. Кроме того, меня еще раздражала их беспечность – принцессы Дианы и ее приятеля, Доди. Они не пристегнулись, позволили пьяному водителю сесть за руль и потом превысить скорость – устроили эту дурацкую гонку только для того, чтобы избавиться от кучки надоедливых репортеров… Они думали, что законы физики над ними не властны и потому пристегиваться в машине им не обязательно.

– Да, – сказал Дарвин. Он с минуту помолчал, а потом продолжил: – Ты помнишь, когда начали появляться теории о том, что к смерти принцессы Дианы имеют отношение какие-то заговоры и тайные организации?

Лоуренс рассмеялся.

– Ага… Минут через десять после того, как о ее смерти сообщили в программе новостей. Я помню, ты как раз рассчитывал кинетические уравнения, мы с Труди полезли в Интернет, надеясь выудить какие-нибудь еще факты, а народ уже вовсю вопил о том, что Диану и ее парня убили агенты не то ЦРУ, не то британской разведки, не то израильской. Кретины!

– Да, – сказал Дарвин. – Но наша реакция не выходила за рамки… чего?

Лоуренс нахмурил брови и снова пристально посмотрел на Дарвина.

– Профессионального интереса. А что, с этим какие-то проблемы? Это был довольно интересный случай, и средства массовой информации, как всегда, переврали все факты. Было очень интересно разобраться, что же там произошло на самом деле. И мы оказались правы… Правы во всем, вплоть до неизвестной второй машины, и алкоголя, и скорости машины во время аварии. И мы не участвовали во всеобщей идиотической оргии публичной скорби, потому что все это – просто дерьмо на палке, раздутое репортерами всех мастей до сумасшедших размеров. Если мне хочется поплакать по умершим, я еду на кладбище в Иллинойс, где похоронены мои родители. Не пойму, Дар, в чем дело? Что тебе не так? Мы что, как-то неправильно реагировали? Ты это хочешь сказать?

Дарвин покачал головой.

– Нет, – сказал он, а потом еще раз повторил: – Нет, мы-то как раз реагировали совершенно нормально.


Вечером, у себя дома, Дарвин никак не мог сосредоточиться. Ни один из случаев, которые они с Лоуренсом сегодня проинспектировали, не требовал значительной реконструкции. Случай с пистолетом на ночном столике был чуть занятнее прочих – но не намного. Три недели назад Дар и Лоуренс расследовали обстоятельства по иску, где подросток сунул револьвер за пояс и отстрелил себе почти все гениталии. Семья подала иск против районной школы, хотя девятиклассник в тот день прогуливал уроки. Мать и ее сожитель потребовали у школы материальную компенсацию в размере двух миллионов долларов под тем предлогом, что администрация школы должна следить за тем, чтобы шестнадцатилетний подросток не прогуливал уроки.

У Дара лежало еще штук двадцать дел, над которыми можно было поработать, но он бесцельно бродил по квартире, вынимал книжки с полок и ставил их обратно, потом проверил электронную почту и обратился к своим шахматным партиям по Интернету. Из двадцати трех партий лишь две потребовали какой-то сосредоточенности. Только студент-математик из Чапел-Хилл в Южной Каролине и финансовый плановик из Москвы – это надо же, в Москве есть финансовые плановики! – доставляли ему некоторые затруднения. Московский знакомый Дарвина, Дмитрий, дважды выиграл у него, и один раз игра закончилась вничью.

Дар просмотрел электронную почту, подошел к настоящей шахматной доске, на которой у него были расставлены фигуры для игры с Дмитрием, передвинул белого коня соперника и задумался, недовольный результатом. Да, над этим стоило поразмыслить.

Когда позвонила Сидни, Дар очень удивился.

– Привет! Хорошо, что я застала тебя дома. Ты не будешь возражать против хорошей компании?

Дар задумался только на долю секунды.

– Нет… То есть, конечно, я буду рад тебя видеть. Ты где сейчас?

– В холле возле твоей квартиры, – сказала Сид. – Твой полицейский охранник даже не заметил нас, потому что мы зашли с черного хода – с очень подозрительным свертком в руках!

– Вы? – переспросил Дар.

– Я не одна, с другом, – пояснила Сидни. – Так мне стучать?

– Не нужно, я и так открою, – сказал Дарвин.

Сидни принесла с собой действительно очень подозрительный сверток. Дар догадался, что это скорее всего ружье или винтовка, завернутая в кусок парусины. Приятель Сидни оказался потрясающе красивым латиноамериканцем, на несколько лет моложе Сид и Дара. Он был среднего роста, довольно стройный, но с очень развитой мускулатурой. Волнистые черные волосы парень зачесывал назад. Одет он был в брюки и плотную ветровку цвета хаки, серую рубашку-поло и ковбойские сапоги и чувствовал себя в этой одежде легко и непринужденно. Даже ковбойские сапоги выглядели на нем совершенно естественно – особенно по сравнению с тем впечатлением, которое производил маскарадный наряд Далласа Трейса.

Парень представился как Том Сантана. Его крепкое рукопожатие тоже было полной противоположностью рукопожатию Далласа Трейса – Трейс стремился поразить своей сокрушительной силой, а этот парень был просто очень сильным и, как вежливый джентльмен, сдерживал свою силу.

– Я слышал о вас, доктор Минор, – сказал Том. – Ваши реконструкторские работы очень ценятся. Удивительно, что мы раньше не встречались.

– Можно просто Дар, – сказал Дарвин. – Я не слишком выставляю напоказ свою работу. Но ваше имя мне тоже кое о чем говорит. Том Сантана… Вы начинали работать в отделении инсценированных аварий, потом, в девяносто втором, перешли в отдел борьбы с мошенничеством… И работали тайно, под прикрытием. Это вы вывели на чистую воду камбоджийскую и вьетнамскую банды в девяносто пятом и посадили двух адвокатов за решетку.

Сантана улыбнулся. У него была улыбка кинозвезды, только без свойственного кинозвездам самодовольства.

– А перед этим – венгров, которые практически написали книгу об организации преступных банд в Калифорнии, – усмехнувшись, сказал он. – Пока венгры, камбоджийцы и вьетнамцы придерживаются только своей этнической группы, мы никак не можем до них добраться. А как только они начинают вербовать мексиканских парней – тогда я вполне мог внедриться в банду и работать под прикрытием.

– Но больше вы так не работаете, – сказал Дарвин.

Том покачал головой.

– Я стал слишком известным. Последние пару лет я возглавляю СГРМ… А сейчас частенько работаю с Сидни.

Дар знал, что СГРМ – это Специальная группа по расследованию мошенничеств. А то, как этот парень и Сидни держались вместе, стояли рядом, сидели на его кожаном диване – так удобно, не слишком далеко друг от друга и не слишком близко… Дар не знал, что все это должно означать, но сердился на себя за то, что его это беспокоит. Как бы то ни было, давно ли он знаком с главным следователем Олсон? Пять дней? И неужели он думал, что до этого у нее не было никакой жизни? И – до чего?

– Выпьете чего-нибудь? – спросил Дарвин, подойдя к антикварному буфету, который он использовал вместо бара. Оба покачали головами.

– Мы же на дежурстве, – сказал Том.

Дар кивнул, налил себе немного скотча и сел на имсовский стул напротив Тома и Сидни. Последние лучи заходящего солнца проникли сквозь высокие окна и обрисовали на полу медленно движущуюся трапецию золотистого света. Дарвин отхлебнул немного виски, посмотрел на длинный предмет, завернутый в парусину, и спросил:

– Это мне?

– Да, – сказала Сидни. – И не говори «нет», пока не выслушаешь нас до конца.

– Нет, – сказал Дарвин.

– Черт! Какой ты упрямый, Дарвин Минор! – возмутилась Сидни.

Дар отхлебнул еще немного скотча и ничего не сказал.

– Но ты нас хотя бы выслушаешь? – спросила Сидни.

– Конечно.

Главный следователь вздохнула и сказала:

– Я все-таки выпью, на дежурстве там или нет… Нет, Дар, не вставай. Я знаю, где у тебя виски. Рассказывай, Том.

Том Сантана во время разговора выразительно жестикулировал.

– Сид сказала мне, что у вас сложилось впечатление, будто вас используют, доктор Минор…

– Дар.

– Дар, – продолжал Том. – И в некотором смысле так и было. Мы оба приносим вам свои извинения за это. Но когда русские на вас напали – для нас это был самый большой прорыв в деле с «Альянсом».

Сидни вернулась со стаканом виски и снова присела на диван.

– Мы ведем наблюдение за дюжиной самых известных и преуспевающих юристов страны – я имею в виду лучших адвокатов, настоящих знаменитостей… Примерно половина из них находятся в Калифорнии, остальные – в таких местах, как Феникс, Майами, Бостон, Нью-Йорк.

– И Даллас Трейс – один из таких адвокатов, – уточнил Дар.

– Мы полагаем, да, – сказал Том.

Дарвин снова отхлебнул немного скотча и только потом заговорил. В золотистом свете заходящего солнца янтарный напиток в его стакане словно светился изнутри.

– Зачем этим адвокатам – если они настолько же или почти настолько же преуспевающие, как Даллас Трейс, – идти на какой-то риск, если они и так зарабатывают миллионы долларов законным путем?

Том выставил ладони вперед, как бейсболист на внутренней площадке, который готовится отбить низ-ко летящий мяч.

– Сначала мы сами не могли в это поверить. Наверное, в этом есть что-то личное… Как, например, участие Эспозито в убийстве сына Далласа Трейса, Ричарда… Но по большей части это просто бизнес. Вы знаете, сколько миллиардов долларов проходит каждый год по мошенническим судебным тяжбам из-за страховок. Этот «Альянс»… Крупные дельцы, адвокаты периодически убирают посредников, чьими услугами они пользовались.

– В буквальном смысле убирают? – переспросил Дар. – То есть убивают?

– Иногда и убивают, – сказала Сид.

У нее был усталый вид. Последние лучики вечернего солнца высветили на ее лице морщинки, которых Дар раньше не замечал.

– К примеру, Дженни Смайли и Дональд Борден… Мы не нашли их в Сан-Франциско и в Окленде. Их вообще нигде не нашли.

Дарвин кивнул.

– Можно поискать в самом заливе, – заметил он, непроизвольно взглянув на Сидни. – Значит, когда русские попытались меня расстрелять, вы втянули меня в это дело, надеясь, что я каким-то образом собью с толку Далласа Трейса, заставлю его сделать ошибку… так? Но почему? Потому что вы знали, что я делаю компьютерные видеореконструкции?

Сидни быстро наклонилась вперед. На ее лице отражались боль и горечь.

– Нет, Дар, клянусь тебе! Я знала, что Даллас Трейс уже видел реконструкцию с доказательствами, что его сын был убит, – мы допрашивали детективов Фэйрчайлда и Вентуру, потому что это редкий случай – когда дело передают из отдела дорожных происшествий в отдел убийств… Но я клянусь тебе, что не знала, что именно ты сделал эту реконструкцию, пока ты не показал мне ее в своей хижине!

Том молча переводил взгляд с одного на другого, словно стараясь понять причину внезапной напряженности, возникшей в комнате.

– Тогда зачем ты взяла меня с собой на эту встречу с Далласом Трейсом? – спросил Дарвин минуту спустя.

Сидни поставила стакан с виски на кофейный столик.

– Потому что запись была сделана просто великолепно, – сказала она. – Ни один человек в здравом уме не мог бы посмотреть ее – и не поверить, что его сына убили. Я хотела дать Далласу Трейсу возможность очиститься от подозрений, которые у нас возникли на его счет. Но он просмотрел видеореконструкцию и вышвырнул нас вон – и тогда я поняла, что он по уши увяз в этом деле.

Дар вздохнул.

– Ну так какого черта вам нужно от меня?

– Нам нужна ваша помощь, – сказал Том Сантана. – Пожалуйста, продолжайте и дальше работать вместе с Сидни. Помогите нам добраться до дна этого чертова заговора – с вашим опытом реконструктора…

Дарвин не ответил.

Сид повернулась к Тому Сантане:

– Дар не верит в тайные организации.

– Этого я не говорил, – возразил Дарвин. – Я говорил, что не верю в успешно действующие тайные организации. Просуществовав какое-то время, они разрушаются изнутри – из-за глупости руководителей или из-за того, что причастные к этому люди не умеют держать язык за зубами. Эта чепуха с «Помощью беспомощным»…

– Это не чепуха, – сказал Том. – Все меняется. Мошенничество переходит в убийство. На место невинных случаев типа «поскользнулся – упал» и поцарапанных машин при столкновениях без жертв приходят смертельные случаи на дорогах…

– И несчастные случаи на строительных площадках, – добавила Сид.

– Людей вербуют для обычных мелких дел – небольших дорожных происшествий и тому подобного, – а вместо этого они погибают, – сказал Том. – И парни вроде Эспозито и Далласа Трейса гребут за их счет еще больше денег, чем раньше.

– Эспозито больше не заработает денег ни на чьей смерти, – пробормотал Дарвин.

Сид подалась вперед и стиснула руки.

– Ты присоединишься к нам, Дар? Ты поможешь?

Дар посмотрел на этих двоих, уютно сидевших на его диване друг возле друга, и сказал:

– Нет.

– Но… – начал Том.

– Если он сказал «нет», значит – «нет», – перебила его Сид. Она достала из кобуры, спрятанной под широкой жилеткой, полуавтоматический пистолет. С виду он был очень похож на ее собственный девятимиллиметровый пистолет, но несколько тяжелее.

– Тебе знакома эта штука, Дар?

– Пистолет? Я видел пистолет сегодня утром, в руке покойника.

Сидни пропустила его ехидство мимо ушей.

– Я имела в виду – эта модель, «ЗИГ-про».

Дар посмотрел на маленький полуавтоматический пистолет с нескрываемым отвращением.

– Я знаю, что ты знаком с пистолетами «ЗИГ-зауэр», – заметила Сидни. – Это новая модель «ЗИГ-армс», полимерная. Он очень маленький и очень легкий. – Сидни положила пистолет на стол. – Возьми, примерься к нему… Попробуй.

– Я верю тебе на слово, – сказал Дарвин.

– Послушай, Дар… – начала Сидни, потом замолчала, стараясь совладать со срывающимся голосом. – Дар, не мы втянули тебя в это дело. Когда эти детективы из отдела убийств – мы думаем, они оба у них на крючке – показали Далласу Трейсу видеореконструкцию, которую ты предоставил отделу транспортных происшествий… Вот тогда-то за тобой и послали русских киллеров.

– Мы уверены, что в «Альянс» входят некоторые высшие руководители русской мафии – их пригласили для укрепления силовой части бандитской группировки, – медленно и спокойно сказал Том Сантана. – Мы знаем, что Даллас Трейс лично нанял в качестве главного исполнителя бывшего агента КГБ, а теперь члена «Организации», русского синдиката организованной преступности. Этот русский при необходимости способен привлечь к делу и других членов русской мафии.

– И вы полагаете, что маленький полимерный «ЗИГ-про» сможет что-то изменить?

– Он может изменить все! – Сидни разозлилась. – Ты видел, как легко мы с Томом проникли к твоей квартире. На улице возле дома стоит одна-единственная машина полицейского управления. Двое парней, которые в ней дежурят, работают сверхурочно, и сейчас оба уже наверняка засыпают от усталости.

Сидни вынула из пистолета обойму, отложила в сторону, потом проверила, чтобы в стволе не осталось патрона.

– Это мое личное оружие, Дар. К этой модели «ЗИГ-про» подходят патроны калибра 040, и это, наверное, самый лучший из современных полуавтоматических пистолетов. Ребята из Секретной службы США любят это оружие… Из «ЗИГ-про» легко целиться, и пули попадают именно туда, куда стреляешь.

– В другого человека, – сухо заметил Дарвин.

Сид снова не обратила внимания на его колкость. Она развернула парусиновый сверток.

– Пистолет пригодится для самозащиты, когда ты один, – продолжала она. – Я получила для тебя разрешение, и тебя не арестуют за ношение оружия – все равно какого. А для дома и хижины…

– Ружье? – спросил Дар.

– Я знаю, что ты служил в морской пехоте, – сказала Сид. – Тебя научили обращаться с оружием…

– Это было четверть века назад, – напомнил Дарвин.

– Это все равно как ездить на мотоцикле, – без тени насмешки сказал Том Сантана.

– У тебя был «сэведж» калибра 0.410 дюймов, – сказала Сид. – Так что эту модель ты наверняка узнал… Это классика.

– «Ремингтон М-870», дробовик двенадцатого калибра, – равнодушно сказал Дар. – Да, я видел такие штуки.

Сид вынула из своей большой сумки две коробки патронов и положила на кофейный столик. Дар узнал коробки – в одной были патроны 040, во второй, желтой – патроны для дробовика, заряженные картечью.

Главный следователь кивком указала на входную дверь.

– Когда кто-нибудь будет ломиться в дверь, Дар, ты только нажмешь на спусковой крючок – и из ствола со скоростью тысяча сто – тысяча триста футов в секунду вылетят девять картечин. Такой же эффект дадут восемь выстрелов из девятимиллиметрового полуавтоматического пистолета.

– Оружие для ближнего боя, – сказал Том Сантана. – Именно поэтому полицейские предпочитают его для стрельбы в помещениях и на близком расстоянии. И, скажем… Скажем, с двадцати пяти ярдов из этой штуки просто невозможно промахнуться.

Дар ничего не сказал. Несколько минут все трое молчали. Солнце тем временем совсем скрылось за горизонтом.

– Дар! – наконец сказала Сидни, наклонившись к нему через стол и тронув его за колено. – Даже если ты не собираешься работать со мной и не хочешь, чтобы я была рядом, тебе все равно понадобится дополнительная защита.

Дар покачал головой:

– Только не пистолет. Это однозначно. Я возьму дробовик и буду держать его под кроватью.

Главный следователь Олсон и инспектор Сантана переглянулись. Сидни взяла свой «ЗИГ-про» и патроны к нему и спрятала обратно в сумку.

– Спасибо, что согласился взять хотя бы дробовик, Дар. В магазине пять патронов, а перезаряжать…

– Мне приходилось раньше стрелять из «Ремингтона-870», – перебил ее Дарвин. – Это все равно что ездить на мотоцикле. – Он встал. – Что-нибудь еще?

Сидни и Том пожали ему руки у двери, но никто ничего не говорил, пока Том не подал Дарвину свою карточку.

– По последнему номеру со мной можно связаться в любое время дня и ночи, в любой день, – сказал следователь СГРМ.

Дарвин сунул карточку в карман джинсов и сказал:

– У меня где-то уже валяется карточка Сидни.

Примерно около часа после того, как они ушли, Дарвин бесцельно бродил по квартире, даже не включив свет. Он спрятал дробовик и патроны под кровать и вернулся в гостиную, не находя себе места. Дар налил себе еще один стакан скотча и, подойдя к окну, стал смотреть на огни города внизу и медленно движущиеся по заливу лодки. На Линдберг-Филд взлетали и садились самолеты, наполненные энергией и целеустремленностью, которых так не хватало Дарвину.

Допив скотч, Дар снова прошел в спальню, потом в ванную. Он включил душ и несколько минут постоял под струями горячей воды. Душ немного развеял дурман в голове.

Дар вернулся в спальню, вытирая коротко остриженные волосы полотенцем, и включил свет. Его спальня представляла собой не отдельную комнату – она была частично отгорожена от остального помещения книжными шкафами. Большой платяной шкаф был полностью встроенным, с зеркальной дверцей. Дарвин не раз подумывал убрать это огромное, в полный рост, зеркало. При виде своего отражения в нем он только поморщился. «Что может быть печальнее зрелища голого мужика средних лет?» – подумал Дар и пошел к зеркальной дверце – чтобы открыть ее и тем самым убрать зеркало с глаз долой, а заодно и взять в шкафу свежую пижаму.

И в это мгновение раздался выстрел. Зеркало разлетелось на осколки. Куски стекла полетели в Дарвина, раня грудь и лицо.

Дар отпрыгнул назад и сбил лампу с ночного столика.

Второй выстрел раздался уже в темноте.

ГЛАВА 13

Н – НОЧЬ

В квартиру Дарвина набилось так много полицейских, что в ней стало тесно, как в магазине венков перед Днем поминовения.

Группа экспертов по баллистике вычисляла угол, под которым две пули пробили высокое окно с северной стороны здания и попали в зеркало. Все остальные окна наспех закрыли плотными шторами и кусками холста. По комнатам расхаживало с полдюжины полицейских в форме и примерно столько же – одетых в гражданское. Были представители и от ФБР – специальный агент Джон Уоррен и его помощница, миниатюрная впечатлительная девушка. Полицейское управление Сан-Диего представлял капитан Фернандес со своей обычной командой из шести-восьми полицейских. От дорожной патрульной службы был капитан Том Саттон.

Сидни Олсон и Том Сантана тоже были здесь – они сидели на кожаном диване и смотрели на ружье, лежавшее на кофейном столике.

– Никогда раньше не видел такого, – сказал один из офицеров дорожного патруля, отхлебывая кофе из белой кружки Дара.

– Похожа на ту, какой, кажется, пользуются наши спецназовцы, – сказала Сидни.

– Можно проследить страну-изготовитель? – спросил капитан Фернандес.

– Я узнал ее, – сказал Том Сантана. – Эта модель впервые появилась на оружейной выставке в Сиэтле несколько лет назад. Это «Тикка-595 спортер» с оптическим прицелом «Уивер Т32».

– На каком расстоянии находится крыша, с которой стреляли? – спросил капитан Саттон.

– Почти семьсот ярдов к северу отсюда, – ответила Сидни. – Я заметила вспышку первого выстрела и бросилась туда, прежде чем выстрелили во второй раз. – Она кивнула на двух полицейских в форме, которые пили газировку на кухне. – Я находилась на холме возле дома, поэтому связалась по радио с патрульными в машине, чтобы они проверили, как тут доктор Минор, пока я буду преследовать стрелявшего.

– Но вы не знали о пожарной лестнице, – заметил спецагент Уоррен.

– Нет, – сказала Сид. – Я поднялась наверх по главной лестнице и со всех ног бросилась на крышу. Я увидела подозреваемого на пожарной лестнице, на уровне второго этажа. Он продолжал спускаться. Я дважды выстрелила, но промахнулась.

– Надо полагать, первый выстрел был предупредительный? – сухо уточнил капитан Фернандес.

– Когда Сидни стала стрелять, подозреваемый бросил тяжелую винтовку в мусорный бак под пожарной лестницей, – сказал Том Сантана. – Но потом он добрался до своей машины и уехал прежде, чем следователь Олсон успела спуститься вниз.

– Ты не заметила его машину, Сид? – поинтересовался капитан Фернандес.

– Номеров я не видела. Машина – американского производства. Небольшая. И она уехала задолго до того, как я спустилась по пожарной лестнице.

– Вы промахнулись, стреляя в него сверху через три пролета лестницы, – заметил капитан Саттон из отдела дорожно-транспортных происшествий. – А он всадил две пули точно туда, куда целился, с расстояния в семьсот ярдов… при том, что шел небольшой дождь. Невероятно!

– Ничего странного в этом нет, – сказала Сидни. – Стрелок был на крыше не один час, он ждал, когда доктор Минор включит свет. Он даже затащил наверх два мешка с песком, чтобы поудобней обустроить позицию для стрельбы и подогнать приклад.

– И никаких отпечатков пальцев, – сказал один из судебных экспертов.

Сидни и другие только посмотрели на него.

– А вы как думали? – устало ответил капитан Фернандес. – Мы имеем дело с настоящими профессионалами.

Один из баллистиков подошел к винтовке.

– Отличный выстрел – с расстояния в шестьсот восемьдесят ярдов. Мы просчитали, что первая пуля должна была попасть точно в сердце. Пулю уже достали – она застряла в задней стенке шкафа. Он стрелял патронами «винчестер-748», ручной зарядки…

– Мы это знаем, – сказала Сид. – Когда мы нашли винтовку, в магазине оставалось еще три патрона, а рассчитан он на пять. На месте стрельбы гильз не обнаружено.

– Ручная перезарядка, – продолжал баллистик, нисколько не смутившись. – Стреляные гильзы от первых двух выстрелов он прятал в карман – и все равно успел выстрелить во второй раз меньше чем через две секунды после первого выстрела. И вторая пуля попала бы доктору Минору точно в голову после того, как он упал, – если бы он находился там, где предполагал снайпер. И…

– Вы не могли бы прекратить говорить о докторе Миноре в третьем лице? – раздраженно сказал Дарвин. – Я, между прочим, еще не помер.

Он сидел на своем имсовском стуле, закутавшись в зеленый купальный халат. Из-под халата выглядывали бинты и пластыри, налепленные медиками на многочисленные порезы от осколков стекла на груди и шее.

– Помер бы, если бы снайпер целился в тебя самого, а не в твое отражение в зеркале, – заметила Сидни.

– Значит, мне повезло, – пожал плечами Дар.

– Это точно, черт возьми, тебе просто повезло! – разозлилась Сид. – Если бы в этот вечер не моросил дождь и с океана не принесло туманную дымку, с таким оптическим прицелом снайпер сумел бы отличить отражение в зеркале от живого человека из плоти и крови и знал бы, куда целиться. Даже с расстояния в полмили этот парень сумел бы всадить пулю точно тебе в сердце.

– В зеркало, – уточнил Дар. – Парню не повезло. – Он отхлебнул горячего чая и задержал взгляд на руке, в которой держал чашку. Рука мелко дрожала.

«Забавно…» – подумал Дар, а вслух сказал:

– А почему это вы сидели в засаде возле моего дома, следователь Олсон?

– Просто потому, что я не собиралась оставлять тебя без защиты, даже если ты и отказался помочь нам поймать этих ублюдков!

– Не особенно надежная защита, вы не находите? – заметил Дар. – Этот парень успел выстрелить дважды… Кстати, вы уверены, что это был именно парень?

– Он бежал, как мужчина, – сказала Сид. – Одет был в ветровку и бейсбольную кепку. Рост – средний для мужчины. Телосложения среднего, ближе к худощавому. Его лица я не видела, и было слишком темно, чтобы определить расу или национальность.

Капитан Фернандес принес с кухни стул и поставил возле кофейного столика. Он сел, подпер подбородок кулаком и спросил:

– Следователь Олсон, вы не скажете, у полицейских из прокуратуры штата принято преследовать убегающих снайперов в одиночку, не подождав, пока прибудет подкрепление?

Сидни улыбнулась.

– Нет, капитан. Конечно же, нет. Но у меня было подкрепление – Том. Мы собирались подежурить здесь несколько ночей – по очереди. Я не сомневаюсь, что начальство из Сакраменто напомнит нам о надлежащей процедуре для подобных случаев.

– Хорошо, – сказал Фернандес. – Итак, на чем мы остановились?

Джим Уоррен из ФБР тоже сидел возле кофейного столика.

– Ну что ж… У нас нет отпечатков пальцев снайпера, нет его описания, мы не знаем номеров его машины – зато у нас есть его винтовка. Оптический прицел «уивер» – не такая уж редкая вещь, но вряд ли было продано много экземпляров самой «Тикка-595». Обычным способом на трех оставшихся в магазине патронах не было обнаружено никаких отпечатков, но есть шанс, что эксперты из лаборатории ФБР смогут что-нибудь найти. Обычно у них получается. И мы проследим, откуда взялись патроны ручной набивки – «винчестер-748 мэтч-кинг»… Это вам не обычные патроны для дробовика.

Разговаривали еще долго. Дарвин допил свой чай и почувствовал, что засыпает. Его здорово лихорадило от противостолбнячной сыворотки, которую ему вкололи, беспокоила боль от многочисленных порезов, но спать хотелось все сильнее.

Около двух ночи позвонили Лоуренс и Труди – они подключились к полицейской сети и узнали, что случилось. Дарвину стоило немалых трудов уговорить их не приезжать – здесь и так собралось слишком много народу. Последние полицейские в форме и ребята из отдела происшествий уехали только к рассвету. Возле дома Дарвина остались круглосуточно дежурить две полицейские машины без обозначений, вокруг квартала ездила машина с бригадой дорожного патруля, а на крыше дома, с которого стрелял снайпер, теперь стоял на часах вооруженный полицейский. Дарвин разглядел его – на крыше старого склада в двух кварталах к северу отсюда. Сам Дарвин не думал, что убийцы сегодня вернутся.

Наконец у Дара остались только Сидни Олсон и Том Сантана. Оба выглядели совершенно измотанными.

– Дар! – позвала Сидни, положив ладонь Дарвину на колено.

Дар резко проснулся. Он внезапно очень остро ощутил тепло ладони Сидни Олсон на своем колене, присутствие другого мужчины и то, что до прибытия толпы полицейских он успел накинуть только купальный халат.

– Что?

– То, что случилось, ничего не меняет?

– Когда в тебя стреляют – обязательно все меняется, – сказал Дар. – Если так будет продолжаться и дальше, я, наверное, обращусь в какую-нибудь религию.

– Черт тебя побери, перестань играть словами! Ты не передумал? Ты по-прежнему не хочешь нам помогать? Это единственный способ обеспечить твою безопасность и уничтожить этих проклятых ублюдков.

– Всех? – спросил Дарвин. – Вы думаете, что сможете поймать их всех? Том, сколько народу было в той вьетнамской банде, которую вы раскрыли несколько лет назад? Всего – и главарей, и их подручных, и работников клиники, и адвокатов?

– Примерно сорок восемь человек, – сказал Том Сантана.

– И сколько из них попало за решетку?

– Семеро.

– А скольких вы выслали?

– Пятерых… Но среди этих пятерых – оба адвоката, единственный на всю банду настоящий врач и сам главарь.

– И на сколько лет их выслали? На год? Два? Три?

– Ненадолго, – согласился Том. – Но адвокаты лишились права вести частную практику, доктор переехал в Мехико, а главарь до сих пор освобожден на поруки. И они больше не занимаются преступными махинациями.

– Да… Теперь этим занимается «Альянс» и «Организация». Игра осталась прежней… Сменились только игроки.

Сантана пожал плечами и пошел к двери.

– Не забудь закрыть дверь на цепочку, – напомнила Сидни и повернулась, чтобы идти за Томом Сантаной.

Дарвин тронул ее за руку:

– Сид… Спасибо тебе.

– За что? – спросила она и заглянула ему в глаза. – За что?

Сидни ушла, не дожидаясь ответа.

В квартире было необычайно темно даже после восхода солнца – из-за того, что высокие окна были занавешены кусками холста. Дар взял это на заметку – необходимо в самом ближайшем времени позаботиться о ставнях или жалюзи. Он пошел в спальню, сбросил купальный халат и забрался под одеяло. Дар думал, что заснет сразу же, но еще долго лежал без сна, глядя на лучик света, ползущий по потолку.

Со временем Дар все-таки уснул. Сны ему не снились.

ГЛАВА 14

О – ОБСТРЕЛ ЦЫПЛЯТАМИ

В среду весь день прошел впустую. Дар спал всего несколько часов – после сна в дневное время он чувствовал себя усталым и разбитым.

Проснувшись, Дар отыскал среди объявлений на желтых страницах телефон фирмы, которая в краткие сроки устанавливает на окна жалюзи и ставни. Ожидая, пока они приедут, Дарвин бесцельно бродил по квартире. Он не боялся выходить из дома – по крайней мере, ему казалось, что не боялся, – но лишний раз выходить на улицу без особой надобности ему не хотелось.

Около полудня приехал Лоуренс – он жаждал лично убедиться, что Дарвин не прячет под одеждой страшные раны. Лоуренс привез горячий обед на двоих. Он сегодня «был в городе» – то есть работал в Сан-Диего и скорее всего давал показания во Дворце правосудия. Лоуренс сказал, что задержится допоздна, и спросил, можно ли будет переночевать у Дарвина на диване. Дар сразу заподозрил, что Лоуренс хочет за ним присмотреть, но отказать все равно не смог. Когда Лоуренс уехал, а рабочие установили венецианские жалюзи и тоже ушли, Дарвин немного поработал над неоконченными случаями, отправил по электронной почте свои шахматные ходы всем оппонентам, кроме Дмитрия из Москвы, а потом пошел в спальню.

Он вытащил из-под кровати «Ремингтон-870» и коробку патронов, вставил пять толстых патронов в магазин и сел на кровать, положив дробовик на колени. На левой стороне ружья, повыше и немного впереди от предохранительной скобы над спусковым крючком, была выбита надпись: «Ремингтон-870 Экспресс Магнум». Эта надпись означала, что дробовик выпущен позже 1955 года, когда «Ремингтон-870» усовершенствовали – чтобы к нему подходили и современные трехдюймовые патроны «магнум» двенадцатого калибра, и старые, длиной два и три четверти дюйма.

Дар снял блокировку с тяг, соединяющих затвор с цевьем, передернул затвор… Синеватая сталь ствола и запах ружейного масла вызвали в памяти картины из далекого детства – как он вместе с отцом и дядей охотился на уток и фазанов на юге Иллинойса… Прохладное осеннее утро, под ногами хрустят ломкие стебли кукурузы, позади легкой трусцой бегут послушные охотничьи собаки…

Дарвин спрятал ружье обратно под кровать и закрыл глаза. Его преследовали яркие видения, но не то, что он видел недавно, не разлетающиеся осколки зеркала… Перед глазами у него стояла другая картина – туфли и ботинки, разбросанные по траве. Самые разные туфли и ботинки – и лаковые мужские туфли, и детские кроссовки, и женские босоножки. После каждой авиакатастрофы первое, на что обращают внимание следователи, – огромное количество самой разной обуви, разбросанной вокруг места катастрофы. Это замечают даже раньше, чем запах авиационного горючего, куски покореженного и обожженного металла, куски человеческих тел.

Для Дарвина это всегда было показателем чудовищной кинетической энергии, которая выделяется при падении самолета, – она так велика, что обувь, даже надежно застегнутая, почти никогда не остается на телах погибших. Почему-то это казалось Дарвину очень унизительным. Дар вспомнил о туфлях в случае с гибелью Ричарда Кодайка – или Ричарда Трейса. Молодого человека буквально выбросило из правой туфли, но туфля оказалась на неправильном месте – Дженни Смайли сдала фургон назад слишком далеко, когда второй раз переехала Ричарда. «Парень не слишком крепко стоял на ногах…» Дар живо представил, как Даллас Трейс говорит эту фразу какому-нибудь приятелю из загородного клуба.

Когда совсем стемнело, Дарвин подошел к книжному шкафу и взял с полки потрепанный том стоиков. Он начал с Эпиктета, но потом перелистал вперед, до Марка Аврелия – «Размышления», книга двенадцатая. За последние десять лет Дарвин так часто читал и перечитывал эту книгу, что некоторые страницы запомнил наизусть, и они звучали в его памяти как заклинание:

«Три вещи, из которых ты состоишь: тело, дыханье, ум. Из них только третье собственно твое, остальные твои лишь в той мере, в какой надо тебе о них заботиться. Если отделишь это от себя, то есть от своего разумения, все прочее, что они говорят или делают, или все, что ты сам сделал или сказал, и все, что смущает тебя как грядущее, и все, что является без твоего выбора от облекающего тебя тела или прирожденного ему дыхания, и все, что извне приносит вокруг тебя крутящийся водоворот, так чтобы изъятая из-под власти судьбы умственная сила жила чисто и отрешенно сама собой, творя справедливость, желая того, что выпадает, и высказывая правду; если отделишь – говорю я – от ведущего то, что увязалось за ним по пристрастию, а в отношении времени то, что будет и что уже было, и сделаешь себя похожим на Эмпедоклов „сфер округленный, покоем своим и в движении гордый“ и будешь упражняться единственно в том, чтобы жить чем живешь, иначе говоря, настоящим, – тогда хоть оставшееся-то тебе до смерти можно прожить невозмутимо и смело, в мире со своим гением».

Дар закрыл книгу. Эти строки – и множество других строк, похожих на эти, – помогли ему найти покой после того, как Барбара и маленький Дэвид погибли в авиакатастрофе в Колорадо, после того, как он сам чуть не сошел с ума и совершил попытку самоубийства.

Дарвин отчетливо помнил короткий сухой щелчок, когда боек отцовского ружья ударил по капсюлю патрона – и он не выстрелил, не выстрелил… Это был единственный случай, когда отцовское ружье дало осечку. Дар потом много раз просыпался среди ночи, слыша сухой щелчок этой осечки, – и находил успокоение в благоразумии стоиков.

Но в эту ночь и стоики не помогали.

Дар убедился, что жалюзи закрыты, проверил, на месте ли дверная цепочка. Он очень устал за день – но спать не хотелось. Дарвин не доверял снотворным таблеткам – он видел слишком много несчастных случаев, связанных с приемом снотворного, похожих на случай мистера Хаттона, который спросонья схватил пистолет вместо трубки, когда зазвонил телефон.

Зато Дар знал, как прекрасно усыпляет чтение творений Эммануила Канта, и он читал Канта до тех пор, пока не начал засыпать.

В дверь постучали. Дар уже потянулся за спрятанным под кроватью дробовиком, но стук был очень знакомым – так обычно стучал Лоуренс.

Пришел действительно Лоуренс – помятый, взъерошенный и пропотевший после целого дня в суде. Пока Ларри мылся в душе, Дар еще немного почитал Канта. Но вот Лоуренс вышел – в огромном банном халате, который Дарвин приберегал специально для таких случаев.

Лоуренс разложил на диване постель, взбил попышнее подушку. А Дарвин все это время рассматривал кобуру с револьвером «кольт» 0.38, которую Ларри невозмутимо снял с плеча и повесил на спинку стула.

– Вы с Труди собираетесь завтра на обед в Лос-Анджелес? – спросил Дар.

– Ты о чем это? – не понял Лоуренс.

Он уютно устроился на диване и рассматривал иллюстрированный журнал для автолюбителей.

– Ты обычно вооружаешься только тогда, когда едешь в город. – Дар знал, что у его друга есть разрешение на скрытое ношение оружия, потому что инспектор страховой компании слишком часто получал угрозы от похитителей машин и страховых мошенников, которые оказались за решеткой благодаря его показаниям в суде.

Лоуренс хмыкнул.

– Я взял револьвер потому, что шел к тебе в гости, – сказал он. – Быть рядом с тобой сейчас так же опасно, как рядом с Шарлем де Голлем в «Дне Шакала».

– Только в первой версии, – заметил Дар. – В ремейке враг подкрадывался к шефу ФБР, и это был не Эдвард Фокс, а Брюс Уиллис.

– В ремейках всегда перегибают палку, – сказал Лоуренс. Он отложил журнал и выключил лампу возле дивана.

– Это точно, – согласился Дар. Он пошел к двери и проверил, закрыт ли замок и на месте ли цепочка, потом посмотрел на отвратительные, но плотно закрытые жалюзи на высоких окнах. – Спокойной ночи, Ларри.

Он ожидал, что Лоуренс, как обычно, поправит его, но Лоуренс уже спал, тихо похрапывая. Дарвин вернулся в спальню и спустя несколько минут тоже заснул.


Утром в четверг Дарвин проснулся от телефонного звонка. Он схватил трубку, лежавшую возле кровати, но из трубки раздавался только длинный гудок. Дар вскочил с кровати и схватил мобильник, но тот вообще был выключен. Натягивая на ходу халат, Дарвин поспешил к факсу. Но и туда не поступило никаких сообщений.

Телефон зазвонил снова.

Это был сотовый Лоуренса. Спросонья Дар позабыл, что друг ночует у него. Он сел на высокий табурет у кухонного стола, а Лоуренс ответил на звонок – судя по всему, звонила Труди, если только Лоуренс не нашел себе кого-нибудь еще, кому мог говорить «моя лапочка».

Дарвин включил кофеварку. Лоуренс сел на диване, зевнул, промычал что-то невразумительное, попытался прочистить горло, потер глаза, потер лицо, снова что-то промычал, а потом снова принялся откашливаться – звучало это так, как будто кто-то душил кота весом в центнер. «И как только Труди это терпит каждое утро?» – в который уже раз подумал Дарвин и спросил:

– Кофе будет готов через пару минут. Хочешь тостов с беконом? Или хватит хлопьев?

Лоуренс надел очки и улыбнулся.

– Выключай свою кофеварку. Мы возьмем кофе и каких-нибудь гамбургеров по дороге. Мы едем смотреть новый случай – он тебе наверняка понравится.

Дар посмотрел на часы. Уже полдевятого, но из-за плотно закрытых жалюзи в квартире до сих пор слишком темно.

– У меня накопилась куча дел, с которыми надо разобраться… – сказал он.

Лоуренс решительно покачал головой:

– Ерунда! Это всего в нескольких милях отсюда… На полпути к моему дому… И ты возненавидишь себя, если пропустишь этот случай.

– М-м-м…

– Попытка монашкоубийства посредством цыплячьей пушки, – сказал Лоуренс.

– Не понял… – Дарвин отключил кофеварку.

– Попытка монашкоубийства путем цыплячьей пушки, – повторил Лоуренс и босиком пошлепал в ванную. Он спешил принять душ и привести себя в порядок раньше, чем удобства займет Дар.

Дарвин вздохнул. Он повернул рычажок, который открывал жалюзи, а потом потянул за шнур, чтобы сдвинуть их с окна. В Сан-Диего был прекрасный солнечный день. В прозрачном воздухе над переливающимся солнечными бликами заливом то и дело взлетали или заходили на посадку самолеты. По улицам, как всегда, с шумом проносились машины. Мимо окон Дарвина с ревом пролетел пассажирский самолет, заходя на посадку на аэродром Линдберг-Филд. Некоторые пассажиры испуганно посматривали на высотные здания, не выпуская из рук утренние газеты. Самолет был так близко, что Дарвин почти различал заголовки в этих газетах.

– Попытка монашкоубийства посредством цыплячьей пушки, – пробормотал он. – Боже правый…

В гараже они с Лоуренсом поспорили по поводу того, кто сядет за руль. Лоуренс терпеть не мог ездить на пассажирском сиденье. Дару тоже надоело все время быть пассажиром. Лоуренс признал, что ему все равно придется вернуться в город – снова давать показания в суде. Дарвин указал, что логичнее было бы оставить «Труппер» в гараже и поехать на «Лендкруизере». Лоуренс надулся и предложил поехать на двух машинах, чтобы оба были за рулем. Дар развернулся и пошел к лифту.

– Ты куда? – окликнул его Лоуренс.

– Обратно в постель, – сказал Дарвин. – Только этой ерунды мне не хватало, особенно перед завтраком.

В конце концов за руль сел Дар. Полицейская машина без обозначений, которая дежурила у дома Дарвина, проехала за ними до городской черты, а потом повернула обратно.

Ехать было недалеко – место происшествия находилось на полпути к Эскондидо. Когда они выехали на трассу, Лоуренс назвал адрес фирмы по продаже автомобилей марки «Сатурн». Дар знал, где это.

Лоуренс и Дарвин полностью разделяли глубокое презрение к «Сатурнам». Оба знали, что сами машины довольно приличные – но в рекламных целях фирмы по продаже автомобилей создали такой образ типичного владельца «Сатурна», что у страстных автолюбителей, вроде Дара и Лоуренса, сразу возникало стойкое отвращение ко всему, связанному с «Сатурнами».

«У Дженнифер это первая машина», – говорил старший менеджер. Все остальные сотрудники фирмы по продаже «Сатурнов» стояли рядком и дружно хлопали в ладоши, а Дженнифер, порозовевшая от смущения, держала в руке ключи от машины.

– «Сатурн» создан для людей, которые боятся покупать машины, – сказала как-то Труди. Лоуренс и Труди меняли машины через каждые полгода. Им нравился сам процесс.

– Точно так же, как «Вольво» предназначен для людей, которые ненавидят автомобили и хотят, чтобы все это знали, – добавил тогда Лоуренс. – Профессора колледжей, профессиональные защитники природы, либеральные демократы… Им приходится водить машину, но они хотят показать всем вокруг, что, будь на то их воля – они предпочли бы ходить пешком.

– А может, они покупают «Вольво» из соображений безопасности, – предположил Дарвин, прекрасно зная, что подобное заявление вызовет у обоих следователей бурю эмоций.

– Ха! – воскликнула Труди. – Машина по определению должна ездить быстро, а безопасность – это уже вопрос спорный. Те, кто ездит на «Вольво», с радостью пересели бы на «Шерманы»,[20] если бы правительство пустило их на дороги.

– А помните тот трогательный рекламный ролик «Сатурна» несколько лет назад? Где рабочие с завода «Сатурна» в Теннеси поднимаются в три часа ночи, чтобы посмотреть по телевизору прямой репортаж из Японии – как там выгружают первую партию экспортных «Сатурнов», – насмешливо сказал Лоуренс. – Я видел эти английские, негритянские, мексиканские лица… они улыбались как дураки, уставившись в свои телевизоры. Как же – такая гордость за Америку! А вот чего они не показывали – как девяносто пять процентов этих машин заново погрузили на транспортные суда и отправили обратно в Америку. Японцев не устроило такое барахло, как эти «Сатурны».

– Японцы предпочитают джипы, – сказала Труди.

Дар кивнул. Это действительно было так.

– И огромные старые «Кадиллаки», – добавил он.

– Только якудза, – поправил его Лоуренс.


На полпути к фирме по продаже «Сатурнов» Лоуренс сказал:

– Значит, ты знаешь, что такое цыплячья пушка?

– Конечно, – сказал Дарвин, ведя машину одной рукой. В другой руке у него был стаканчик с кофе из «Макдоналдса». Надпись на стаканчике предупреждала, что напиток внутри горячий и может вызвать ожог, если расплескать его на гениталии. Дар был глубоко убежден, что человек, неспособный догадаться об этом без предупреждения, все равно не умеет читать, а может, и пить из чашки. – Конечно, я знаю, что это такое.

На лице Лоуренса отразилось разочарование.

– Нет, правда? Ты в самом деле знаешь, что это?

– Конечно, – подтвердил Дарвин. – Я же одно время работал в Национальном управлении безопасности движения, помнишь? Цыплячья пушка – это условное название устройства, с помощью которого в Федеральном авиационном агентстве проверяют прочность фонаря пилотской кабины на случаи столкновения с летящими птицами. На самом деле эта пушка – средних размеров труба, подсоединенная к мощному компрессору. Они выстреливают птицами в фонарь кабины на скорости до шестисот миль в час, но чаще – значительно меньшей. А стреляют обычно тушками цыплят, потому что цыпленок как раз подходит по размеру. Цыплята побольше чайки, но поменьше, чем фламинго или ястреб.

– А-а-а… Черт, верно, – увял Лоуренс.

– Ну и какая же связь между «Сатурном» и цыплячьей пушкой? – поинтересовался Дарвин, когда они уже въезжали во двор фирмы, продающей «Сатурны».

Лоуренс вздохнул, явно разочарованный тем, что Дарвин знал самую интересную особенность случая.

– Ну, «Сатурн» сейчас усиленно рекламирует новое, так называемое ударопрочное ветровое стекло… На самом деле в нем просто на тридцать процентов больше пластикового композита, чем в обычных автомобильных стеклах. И владелец фирмы-дилера решил привезти из Лос-Анджелеса, из штаб-квартиры ФАА, цыплячью пушку – для наглядных демонстраций.

– А я и не знал, что ФАА дают напрокат свои цыплячьи пушки, – заметил Дарвин.

– Обычно не дают, конечно, – сказал Лоуренс. – Но начальник лос-анджелесского отделения ФАА – брат жены владельца фирмы по продаже «Сатурнов».

– А, вот в чем дело… Ну, надеюсь, они не стали швырять дохлую курицу в это новое ветровое стекло «Сатурна» со скоростью шестьсот миль в час.

Лоуренс покачал головой и отпил глоток кофе.

– Брось, скорость была всего лишь чуть больше двухсот миль в час. Но все равно они считали, что это круто. Сегодня утром они стреляли в один из этих новых «Сатурнов»… В представлении участвовали цыплячья пушка и сестра Марта.

– Вот черт… – вырвалось у Дара.

Сестра Марта была монашкой, но ушла из монастыря и занялась продажей «Сатурнов». Она блистала в большинстве коммерческих рекламных акций, которые устраивали фирмы-дилеры «Сатурна». Сестра Марта была ростом около пяти футов, ей недавно исполнился шестьдесят один год, и выглядела она как миленькая куколка – с розовыми щечками и пушистыми седыми волосами, отливающими голубизной. Любимым рекламным трюком сестры Марты были прыжки на снятой пластиковой дверце седана «Сатурн» – так она показывала, что дверцы «Сатурнов» не гнутся и не дребезжат. Но это было еще до того, как фирма, производящая «Сатурны», отказалась от пластиковых дверей и вернулась к металлическим. Оказалось, что пластиковые слишком хорошо горели, как любой вонючий нефтепродукт – из которого они, собственно, и были сделаны. Теперь сестра Марта только пинала колеса и мило улыбалась, расхваливая непомерно дорогие седаны «Сатурн» перед придирчивыми покупателями.

Труди как-то сказала, глядя на сестру Марту, которая рекламировала «Сатурны»:

– Этому божьему одуванчику палец в рот не клади…


Сотрудники фирмы по продаже «Сатурнов» в страшном волнении бегали по двору кругами. Парни из съемочной группы нового ролика тоже проявляли признаки крайнего возбуждения – они громко спорили между собой по портативным рациям, хотя находились всего в двадцати футах друг от друга. Коммерческий директор фирмы оказался девятнадцатилетним парнем в бейсболке, с длинными волосами, собранными в хвостик, и жиденькой козлиной бородкой. Он был бледен и, судя по лицу, перепуган до чертиков.

Цыплячья пушка со стороны производила довольно внушительное впечатление. Тридцатифутовый ствол, установленный на платформе тракторного прицепа, с гидравлическим подъемником – с помощью этого механизма ствол поднимали на нужную высоту. При виде гидравлического подъемника Дар сразу вспомнил о бедняге Эспозито.

С казенной части у пушки имелся зарядный люк, похожий на шлюз предназначенного для кур шаттла. Компрессор все еще пыхтел в отдалении, ствол цыплячьей пушки был направлен на ветровое стекло новенького седана «Сатурн», стоявшего в пятнадцати метрах.

Дар протолкался через возбужденно гудящую толпу и осмотрел «Сатурн». Курица пулей пролетела сквозь ветровое стекло, снесла подголовник на водительском сиденье, пробила дыру в заднем стекле автомобиля и впечаталась в цементную стену дилерской конторы – примерно в пятидесяти футах позади машины.

Дилер фирмы, тощий гуманитарий, парившийся в твидовом пиджаке от Харриса, понятия не имел, кто такие Лоуренс и Дарвин, но все равно лепетал что-то невразумительное, обращаясь к ним, как к своему приходскому священнику.

– Мы и не знали… Я даже подумать не мог… Эксперты моего шурина из ФАА… Эксперты… Сказали, что ветровое стекло должно выдержать удар… со скоростью больше двухсот пятидесяти миль в час… Мы настроили пушку на двести миль в час… Я в этом совершенно уверен!.. Сестра Марта была на водительском сиденье… Мы можем прокрутить пленку с записью… А потом директор захотел, чтобы провели еще одно испытание… Я не хотел тратить время и деньги – но вы знаете, они уже зарядили во второй раз… И сестра Марта очень настаивала… Она вышла из машины… Мы думали, понадобится всего несколько минут – чтобы счистить пятно со стекла, – а потом можно будет стрельнуть снова…

– А где сестра Марта? – перебил его Лоуренс.

– В своем кабинете, в конторе, – едва не плача, ответил дилер. – Врачи со «Скорой» дают ей кислород.

Лоуренс прошел в выставочный зал, с удовольствием принюхиваясь к приятному запаху новеньких машин. Дар подумал, что хорошо бы успеть убраться отсюда прежде, чем Ларри надумает прикупить себе еще одну игрушку.

Сестра Марта, в полном монашеском одеянии, уже закончила принимать кислород и теперь безостановочно всхлипывала, совершенно не владея собой. Вокруг стояли две женщины из медицинской бригады, родственники Марты, несколько любопытных посетителей – и все старались успокоить напуганную старушку.

– Эт-т-то п-п-просто п-по п-п-привы-ычке-е-е, – дрожащим голосом причитала сестра Марта. – Я н-н-ни-когда раньше не н-надевала это н-на п-презентации-и-и, никогда-а-а… Г-господь указал м-мне, что на эт-тот раз я п-преступила грань д-дозволенного…

– С ней все в порядке, – заметил Лоуренс.

Они с Даром вышли обратно на площадку и осмотрели гузку цыпленка, торчащую из небольшого мясного кратера на бетонной стене. Потом пошли к «Лендкруизеру» Дарвина.

– Чьи страховые интересы привели тебя сюда на этот раз? – поинтересовался Дар, когда они проходили мимо съемочной группы.

– Ничьи. Здесь никто не пострадал, – сказал Лоуренс. – Труди просто услышала по полицейскому каналу про этот случай, и я решил, что тебя это немного развлечет.

Неожиданно к ним снова подошел владелец дилерской фирмы. Очевидно, ему кто-то сообщил, что они занимаются расследованием несчастных случаев.

– Я поговорил со своим шурином, – сказал он. – Его инженеры утверждают, что спецификации ветрового стекла соответствуют заданной нагрузке… Они говорят, что цыпленка должно было просто отбросить от стекла. – Он указал на зияющую дыру в ветровом стекле новенького «Сатурна». – Матерь божья, что же мы сделали неправильно? Неужели «Сатурн» нас обманул?

– Нет, – сказал Лоуренс. – При скорости в двести миль в час это ветровое стекло запросто могло бы выдержать страуса.

– Тогда почему… Как же это так… Почему?.. Почему, бога ради?..

Дар ответил кратко:

– В следующий раз разморозьте курицу.


Они проехали две трети пути до Сан-Диего, когда впереди обнаружилась гигантская дорожная пробка.

Сверкали мигалки на полицейских машинах и машинах «Скорой помощи». В сторону города движение продолжалось только по одной полосе. Машины сдавали назад до ближайшего бокового съезда с магистрали или, нарушая правила, разворачивались прямо через непрерывную разделительную полосу и возвращались обратно, чтобы объехать пробку по другой дороге.

Дар вырулил на своем «Лендкруизере» на аварийную полосу за обочиной и поехал дальше по траве, стараясь подобраться как можно ближе к месту происшествия.

Сердитый полицейский из дорожно-транспортного отдела велел им остановиться примерно в пятидесяти ярдах от места аварии. Дар заметил не меньше трех «Скорых», пожарную машину и с полдюжины полицейских машин с мигалками, сложенный пополам трейлер с прицепом для перевозки автомобилей и целую груду машин на правой полосе дороги.

Они с Лоуренсом предъявили полицейскому свои документы – у Ларри, кроме удостоверения страхового инспектора, были еще карточка профессионального пресс-фотографа и карточка почетного члена дорожно-транспортной службы.

Несмотря на столпотворение машин вокруг места происшествия, Дарвин понял, что здесь случилось. Грузовик с платформой перевозил новые «Мерседесы» – «Е 500», судя по тем, которые остались на платформе и лежали в этой куче машин на дороге. Поперек всех трех полос магистрали тянулся полосатый тормозной след. Из-под груды перевернутых серебристых «Мерседесов» едва виднелась смятая крыша и ветровое стекло старой машины – это был «Понтиак Файрбёрд». Когда трейлер сложился пополам и в конце концов ударил «Понтиак», от сотрясения все новенькие машины с верхнего яруса попадали вниз. Не все они упали на старый «Понтиак» – Дар заметил один новый «Мерседес», лежащий на боку в кювете возле дороги, и еще один – слегка помятый, но на колесах, примерно в паре сотен футов дальше по дороге. Но по крайней мере четыре тяжелые машины упали сверху на «Файрбёрд».

Небольшой автокран осторожно поднимал «Мерседесы», освобождая погребенный под ними «Понтиак». Пожарники и спасатели с помощью гидравлических кусачек разрезали передние стойки крыши сплющенного «Понтиака», а рядом стоял на четвереньках один из медиков и кричал что-то ободряющее тем, кто был внутри машины. Водителя и пассажиров из «Файрбёрда» явно еще не извлекли.

Дар и Лоуренс подошли к кабине трейлера. Водитель – здоровенный бородатый мужик с пухлым пивным брюшком – пытался что-то объяснить полицейскому из дорожно-транспортного отдела. Водитель трясся, всхлипывал и заикался гораздо сильнее, чем сестра Марта. Патрульный собрался было оттеснить Дарвина и Лоуренса подальше, но сержант Пол Камерон заметил их и махнул рукой, приглашая подойти. Полицейский с мрачным видом наклонился к водителю трейлера и похлопал его по плечу, потом отодвинулся и стал ждать дальнейших объяснений.

Дар осмотрел место происшествия и заметил молоденького патрульного Элроя, который стоял на коленях в траве, усыпанной сверкающими осколками битого стекла. Патрульного неудержимо тошнило.

– …Богом вам клянусь, я сделал все, что мог, чтобы не врезаться в этот «Понтиак»! – говорил бородатый водитель, не замечая, что слезы градом катятся по его загорелым щекам и его всего трясет. – Я только попытался объехать несчастного ублюдка, но с другой стороны от меня тоже ехали машины. Меня зажали со всех сторон. И они не останавливались. Каждый раз, когда я переходил с одной полосы на другую, этот «Файрбёрд» тоже менял полосу… Когда я притормозил, он затормозил еще сильнее… Мы проехали так через все пять полос. Потом я зацепил его, и трейлер сложился пополам. Я не смог удержать машину… С полной загрузкой… Господи…

– Как вы выбрались наружу? – спросил сержант Камерон, крепко сжав плечо дрожащего водителя могучей рукой.

– От удара у меня вылетело ветровое стекло, – сказал бородач, показывая на свой трейлер. – Я выполз на кучу машин и кое-как спустился на землю… Тогда я и услышал, как они кричат… Господи, как они кричали!..

Камерон еще сильнее сжал его плечо.

– Сынок, ты уверен, что за рулем «Понтиака» сидел взрослый мужчина?

– Да, – сказал здоровяк водитель и опустил взгляд. Все его тело содрогалось.

Дарвин и Лоуренс пошли обратно к сваленным грудой машинам, стараясь не мешать рабочим спасательной команды. Спасатели уже разобрали почти всю кучу – сверху расплющенного «Понтиака» оставался только один «Мерседес».

Теперь спасатели перерезали передние стойки крыши «Понтиака», чтобы отогнуть крышу и вытащить из салона пострадавших.

Когда салон «Понтиака» вскрыли, водитель был все еще жив, но весь залит собственной кровью. Медики из «Скорой» осторожно подняли его и уложили на носилки и сразу же принялись фиксировать ему шею.

Водителем «Понтиака» оказался толстый мексиканец. Он громко стонал и непрестанно повторял:

– Los ninos… Los ninos…[21]

Его жена, сидевшая на переднем сиденье, погибла. Похоже, она не была пристегнута ремнем безопасности – женщина сидела, свернувшись клубком на переднем сиденье, в позе эмбриона. По мнению Дарвина, она погибла при сотрясении во время столкновения, еще до того, как сверху на «Понтиак» свалились тяжелые «Мерседесы» – крыша «Понтиака» прогнулась внутрь не слишком сильно, только до уровня подголовников переднего сиденья.

Рабочие спасательной команды снова подогнали кран, подняли последний «Мерседес» и сдвинули его в сторону, а потом принялись обрезать задние стойки крыши «Понтиака». Но вообще-то никаких стоек там уже не было.

Когда последний «Мерседес» подняли на цепях и бесцеремонно сбросили за обочину, стало ясно, что под весом нескольких наваленных сверху машин вся задняя часть «Понтиака» сплющилась до самого сиденья. Все колеса «Понтиака» лопнули. Один из медиков по-прежнему стоял на четвереньках возле измятой машины и подбадривал оставшихся на заднем сиденье пассажиров. А пожарные тем временем пытались отвернуть покореженную крышу «Понтиака» назад, как крышку на банке с сардинами.

– В первые двадцать минут там все время громко плакали и стонали, – сказал Камерон Дарвину. – А теперь молчат – уже несколько минут.

– Может, это кричала его жена? – предположил Лоуренс.

Камерон покачал головой, потом снял шляпу и вытер пот со лба.

– Она погибла при ударе. Водитель… отец… он мог только стонать. А кричали все время с заднего… – Камерон не договорил, потому что спасатели как раз отодрали крышу «Понтиака».

На полу смятой машины, ниже уровня продавленной крыши, лежало двое детей. Оба были мертвы. И девочка постарше, и ее маленький брат были покрыты ссадинами и кровоподтеками, но ни одной серьезной раны не было.

Когда медики аккуратно вытерли кровь, стало видно, что лица у детей сильно распухли и посинели. Глаза у девочки все еще были широко открыты. Дарвин сразу понял, что дети оставались в живых после столкновения, но задохнулись в тесном пространстве возле заднего сиденья «Понтиака», придавленного сверху весом нескольких машин. Маленький мальчик даже после смерти продолжал судорожно цепляться за правую руку сестренки. На левой руке у девочки была свежая гипсовая повязка.

– Черт! – тихо выругался сержант Камерон. И его божба показалась почти что молитвой.

«Скорая помощь» со включенной мигалкой и сиреной помчалась к городу, увозя отца несчастных детей. Рабочие спасательной команды начали медленно и аккуратно извлекать тела из обломков покореженной машины.

– Там должен быть еще младенец, – ровно сказал Дарвин.

Лоуренс и полицейские из дорожно-транспортной службы сразу повернулись к нему.

– Я видел эту семью пару дней назад в лос-анджелесском медицинском центре, – объяснил Дар. – С ними был еще младенец.

Камерон кивнул одному из полицейских, который сразу же начал что-то говорить по портативной рации.

Лоуренс, Дар и Пол Камерон подошли к задней части искалеченного «Понтиака».

– Черт бы их всех побрал, – сказал сержант. – Черт, черт, черт!

В расплющенном «Понтиаке» Дар увидел три мешка с песком и две накачанные до предела запасные камеры. Амортизатор, обеспечивающий безопасность пассажирам заднего сиденья. Обычные меры предосторожности при преднамеренных столкновениях. Гарантия, которую мошенники дают завербованным водителям, в том, что никто не получит серьезных травм при умышленном столкновении, которое даст право на солидную страховку и богатство в los Estados Unidos.[22]

Дарвин внезапно повернулся и пошел по траве, подальше от обочины.

– Дар! – окликнул его Лоуренс.

Дарвин шел не оборачиваясь. Наконец он остановился – спиной к месту трагедии – и вынул из кармана мобильник и визитную карточку.

Она ответила после второго звонка:

– Олсон слушает.

– Я согласен, – сказал Дар и сразу же отключил телефон.

ГЛАВА 15

П – ПЛАН

Похоже, Сидни Олсон полностью завладела всем подвальным этажом Дворца правосудия. У нее появилось пять новых помощников, которые трудились за новейшими компьютерами. Подсоединили еще шесть телефонных линий. Вместо прежней единственной допросной в распоряжении главного следователя Олсон оказалась наблюдательная комната с односторонним стеклом, еще две допросные и даже часть коридора, где ее секретарь бдительно наблюдал за всеми посетителями. Дар подумал, что во всем подвале, наверное, только заключенные в дальних камерах и их угрюмые охранники не имеют отношения к разросшейся империи Сидни Олсон.

Утром в пятницу совещание началось точно в восемь ноль-ноль. В главном кабинете Сидни поставили длинный раскладной стол. Почти вся стена, как и прежде, была завешена большой картой Южной Калифорнии. Но Дар заметил, что на карте появились новые обозначения. Добавился красный флажок на месте столкновения «Понтиака» с трейлером, сразу за городской чертой Сан-Диего, еще один зеленый флажок – на месте гибели Эспозито, на стройке, и еще один желтый флажок, который обозначал второе покушение на Дарвина, – прямо на холме в Сан-Диего. С полдюжины желтых флажков, воткнутых рядом с картой, еще ожидали своей очереди. Это было серьезное рабочее совещание. Ни Говнюка, ни местного окружного прокурора на совещание не пригласили. Дар удивился, увидев здесь Лоуренса и Труди.

– А что? Неужели ты думал, что мы не будем в этом участвовать? – сказал Лоуренс в ответ на насмешливый взгляд Дарвина.

– Кроме того, НБСП нам платит, – добавила Труди, подавая Лоуренсу большую чашку с кофе.

Жанетт Паульсен – адвокат, представительница Национального бюро расследования страховых преступлений – посмотрела на Дарвина и кивнула, подтверждая слова Труди.

Пока Сидни подсоединяла свой ноутбук к проектору, Дар рассматривал остальных людей, сидевших вокруг стола. Кроме Лоуренса, Труди и Паульсен, здесь были еще Том Сантана – он сидел справа от Сидни – и Боб Гаусс, начальник Тома из отдела по расследованию мошенничеств со страховками. Возле Гаусса сидел специальный агент ФБР Джим Уоррен, а напротив него – капитан Том Саттон из отдела дорожно-транспортных происшествий. Кроме Саттона, здесь было еще двое полицейских – Фрэнк Фернандес из следственного отдела и офицер, которого Дарвин видел впервые, – тихий, похожий на бухгалтера мужчина средних лет, которого Сидни представила как лейтенанта Байрона Барра из отдела внутренних дел полицейского управления Лос-Анджелеса. Капитан Фернандес и Саттон косились на лейтенанта Барра с подозрением и затаенным недовольством – все полицейские недолюбливают сотрудников отдела внутренних дел.

Сидни кратко и недвусмысленно объяснила собравшимся, почему здесь присутствует лейтенант Барр – имеются неопровержимые доказательства, что некоторые служащие полицейского управления Лос-Анджелеса сотрудничают с преступной организацией.

Дарвин заметил, как Фернандес и Саттон быстро переглянулись и кивнули друг другу. Дар понял это так: «А, значит, неприятности – в полицейском управлении Лос-Анджелеса? Ну да, конечно, тогда все понятно. Хрен с ними! У нас в Сан-Диего – полный порядок».

– Хорошо… Давайте начнем, – сказала Сидни и выключила в комнате свет. Включенными остались только ее ноутбук и проектор.

На белом экране в дальнем конце стола неожиданно появилась цветная фотография – сваленные в кучу «Мерседесы», а под ними – расплющенный «Понтиак Файрбёрд».

– Почти все вы знаете об этом происшествии, которое случилось вчера утром на шоссе I-5, сразу за пределами городской черты, – спокойно начала Сид.

За первой фотографией последовали другие. Машины подняты краном и убраны с «Понтиака». Водитель «Понтиака» извлечен из смятой кабины. Трупы. Дар понял, что эти снимки делал Лоуренс своим «Никоном», когда они осматривали место катастрофы. Лоуренс отпечатал снимки, отсканировал их и переслал Сидни по электронной почте. Снимки были четкие, все подробности были видны очень ясно.

– Единственный, кто выжил в этой аварии, – водитель, Рубен Ангел Гомес, тридцатилетний мексиканец. У него была временная водительская лицензия, действительная на территории Соединенных Штатов. Его жена, Рубидия, и их дети – Милагро и Марита – погибли в результате столкновения «Понтиака» с трейлером, перевозившим «Мерседесы» в Сан-Диего по заказу торговой фирмы Кайла Бейкера.

Следующий снимок – крупным планом показаны мертвые дети. Сидни вышла в луч света из проектора.

– У них был еще младенец – семимесячная Мария Гомес. Мы нашли ее вчера, поздно вечером. За девочкой присматривала женщина из соседней квартиры в том доме, где проживали Гомесы. Теперь о ребенке заботятся службы социальной помощи.

Сидни отступила назад. На следующем снимке был раздавленный остов «Понтиака». Никому не нужно было объяснять, что означают мешки с песком и накачанные запасные камеры в салоне.

– Состояние мистера Гомеса критическое, но стабильное, – сказала Сид. – Вчера он перенес две операции и до сих пор не приходил в сознание на достаточно длительное время, чтобы ответить на вопросы следователя. По крайней мере, таково было последнее сообщение из клиники, которое я получила сегодня утром…

– Он до сих пор не пришел в себя, – добавил капитан Фернандес. – Я звонил в больницу десять минут назад. По-прежнему зовет своих детей. Докторам пришлось снова ввести ему успокоительное. В больнице дежурит наш офицер, который свободно владеет испанским. Как только Гомес будет в сознании, его допросят. Но пока ничего нового.

– Его охраняют? – спросил капитан Саттон из дорожно-транспортного отдела.

Фернандес пожал плечами:

– Конечно.

Сидни продолжила доклад. На следующем кадре фотографий было несколько – они выстроились в пирамиду из нескольких рядов разной длины. В нижнем ряду было около дюжины фотографий – четверо Гомесов, попавших в автокатастрофу, Ричард Кодайк, мистер Фонг – человек, которого нанизало на арматуру, и другие жертвы автокатастроф. Лица на фотографиях и имена жертв были в основном мексиканскими.

Во втором ряду пирамиды располагались фотографии Джорджа Мерфи Эспозито, Абрахама Уиллиса – адвоката и одновременно главаря преступной группировки, недавно погибшего в автокатастрофе при чрезвычайно подозрительных обстоятельствах, – и знаменитых главарей южнокалифорнийской банды страховых мошенников, Бобби Джеймса Такера из Лос-Анджелеса, Роже Вильерса из Сан-Диего и Николаса ван Дервана из округа Флорида.

Над главарями преступных банд было несколько пустых прямоугольников, подписанных «Помощь беспомощным». Над ними – еще один длинный ряд с подписью «Врачи». Над рядом докторов – еще один ряд незанятых прямоугольников с подписью «Боевики». На самой вершине пирамиды было всего три прямоугольника – два свободных, а третий – с фотографией Далласа Трейса.

Дар заметил, что капитан из полиции Сан-Диего и офицер дорожно-транспортного отдела откровенно изумились, увидев эту пирамиду снимков. Все остальные присутствующие, судя по всему, ее уже видели – в том числе инспектор Том Сантана, спецагент Уоррен, Боб Гаусс из отдела по расследованию страховых мошенничеств и авокат Паульсен из НБСП. А Лоуренс и Труди если и удивились, то не подали виду.

– Господи!.. – сказал капитан Саттон из отдела дорожно-транспортных происшествий. – Вы, наверное, шутите, следователь Олсон? Даллас Трейс – один из самых известных адвокатов в этой проклятой стране! И один из самых богатых людей…

– Именно из этого источника поступила часть начального капитала, необходимого для таких масштабных мошеннических операций, – сказала Сидни.

В пульте дистанционного управления ее ноутбука была встроенная лазерная указка, и Сидни навела красное пятнышко точно на середину лба советника Трейса. Потом она нажала на какую-то кнопку – и в ряду «Боевики» появилась новая фотография, довольно плохого качества. Невыразительное лицо худощавого мужчины.

– Это Павел Зуев, – сказала Сидни. – Бывший снайпер, служил в Советской армии. Бывший агент КГБ. Бывший русский мафиозо… Впрочем, наверное, последнее определение действительно и в настоящее время. Мы обнаружили его отпечатки на «Тикка-595 спортер», из которой снайпер стрелял в доктора Минора.

Капитан Фернандес помрачнел.

– Мои эксперты обследовали эту винтовку… И никаких отпечатков пальцев не нашли.

Спецагент Уоррен сложил ладони домиком и спокойно пояснил:

– Сотрудники лаборатории ФБР в Куантико полностью разобрали винтовку и обнаружили один-единственный отпечаток – на внутренней поверхности паза, в который входит рукоятка затвора. Отпечаток был полустертым, но его удалось восстановить при помощи специальной компьютерной программы. Мы выяснили, что он соответствует отпечатку пальца Павла Зуева – по картотеке ФБР.

Сидни снова нажала на кнопку, и рядом с фотографией Павла Зуева появился еще один снимок. Это была не фотография, а рисунок по описанию внешности, выполненный полицейским художником, – бородатый мужчина. Под рисунком значилось имя бородача – Юрий Япончиков.

– У ФБР есть основания полагать, что Япончиков проник на территорию страны в начале весны этого года, – сказала Сидни. – В то же самое время здесь появился и Зуев.

– Откуда вам это известно? – поинтересовался капитан Саттон. – Таможня и Иммиграционное ведомство?

Сидни замялась. Вместо нее ответил спецагент Уоррен:

– Нам стало известно об этом из различных русских источников.

Саттон кивнул, но всем своим видом он выражал сомнение – массивный капитан дорожно-транспортной полиции откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди.

– Япончиков и Зуев воевали в Афганистане, были командой снайперов, – сказала Сид. – Вероятно, они уже тогда работали на КГБ, но наши агентства заинтересовались ими только в конце восьмидесятых, незадолго до распада Советского Союза. После того как там все утряслось, оба стали работать в чеченских группировках русской мафии.

– Киллеры? – спросил Лоуренс.

– Скорее – боевики, силовые элементы, – сказала Сидни. – Но по сути – да, киллеры. И в ФБР, и в ЦРУ считают, что Япончиков и Зуев имеют отношение к делу Майлза Грэхема.

Все присутствующие знали о том, что случилось с миллионером Майлзом Грэхемом. Майлз Грэхем был одним из самых известных и состоятельных предпринимателей, убитых в Москве за последние годы за то, что не платил требуемых взяток нужным людям.

Дарвин откашлялся. Ему не хотелось вмешиваться в разговор, но нужно кое-что прояснить.

– Вы говорите, Зуев и Япончиков воевали в Афганистане как снайперская команда? – спросил он. – В американской и британской армиях снайперские команды обычно состоят из двух человек… Если я правильно припоминаю, Советы далеко не сразу начали использовать в Афганистане снайперов, но, когда они наконец это сделали, у них в каждой снайперской команде было по три человека.

Сидни посмотрела на спецагента Уоррена. Агент ФБР кивнул. Перед ним лежал ноутбук с тускло светящимся экраном, причем прочесть написанное на экране можно было только под тем углом зрения, под которым смотрел Уоррен.

Пощелкав по клавиатуре, Уоррен сказал:

– Да, вы правы. Обычно советские снайперские команды состояли из трех человек. Но у нас есть информация, что Япончиков и Зуев работали вдвоем, как американские снайперы.

– Кто из них был стрелком, а кто – наблюдателем? – спросил Дарвин.

Спецагент Уоррен снова пощелкал по клавишам и несколько секунд смотрел на экран.

– Согласно донесениям полевых агентов ЦРУ, оба прошли обучение как снайперы. Но Япончиков был офицером – лейтенантом в армии, а потом еще продвинулся по службе в КГБ, – а Зуев – сержантом.

– Значит, Япончиков – основной стрелок, – сказал Дарвин, а сам подумал: «Но убить меня поручили второму номеру, Зуеву». – У вас случайно не найдется характеристик оружия, которое эта команда использовала в Афганистане?

– В сообщении, которое я получил, указано: «Предположительно, они использовали снайперские винтовки „СВД“ – в Афганистане и при обучении сербских снайперов под Сараево.

Дарвин кивнул.

– Старая, но надежная. «СВД» – снайперская винтовка Драгунова.

Сидни быстро повернулась к нему и внимательно прислушалась к русским словам.

– Я и не знала, Дар, что ты говоришь по-русски.

– Я не говорю по-русски, – возразил Дарвин. – Извините, что прервал вас. Продолжайте, пожалуйста.

Сидни сказала:

– Нет, говорите дальше. Это очень важные подробности.

Дар покачал головой.

– Когда в Москве застрелили американского бизнесмена… Грэхема… Я, помнится, читал, что его убили двумя выстрелами в голову с расстояния шестьсот метров. В газетах писали, что извлеченные пули были калибра 7.62, от патронов длиной пятьдесят четыре миллиметра. «СВД» стреляет именно такими патронами и как раз на таком расстоянии. Вот и все.

Сидни удивленно уставилась на него.

– А я думала, ты не любишь оружие.

– Я не люблю оружие, – сказал Дар. – Акул я тоже не люблю. Но я знаю разницу между белой акулой и рыбой-молотом.

Сидни кратко, ровным и спокойным голосом подвела итоги совещания:

– Господа, Жанетт, Труди, нам официально поручено продолжить и довести до конца это расследование. У нас есть веские причины полагать, что советник Даллас Трейс имеет отношение к отмеченному в последнее время в Южной Калифорнии резкому учащению дорожно-транспортных происшествий с тяжкими последствиями и что новая волна мошеннических исков по страховкам организована мистером Трейсом и другими выдающимися адвокатами – кто они, пока не установлено.

Сидни показала еще одну фотографию. На ней был улыбающийся пожилой священник в белом пасторском воротничке.

– Это отец Роберто Мартин. Отец Мартин в настоящее время удалился от дел, но он многие годы был духовным пастырем в церкви Святой Агнессы в Чавес-Равин – это мексиканский квартал неподалеку от стадиона «Доджерс». Отец Мартин очень жалостливый и сострадательный человек и известен благотворительной деятельностью в отношении своих прихожан – в основном мексиканского происхождения. Еще в начале семидесятых отец Мартин мечтал о создании благотворительного общества, которое помогало бы бедным мексиканским и другим латиноамериканским иммигрантам. Он собирал деньги – и через епархию, и у разных лос-анджелесских бизнесменов, которые соглашались выделить средства гипотетическому благотворительному обществу отца Мартина… Это общество – «Помощь беспомощным» – появилось уже довольно давно. Но для того, чтобы у общества появился собственный фонд, отцу Мартину пришлось обратиться вот к этому человеку…

На экране появилась фотография полного мужчины, явно мексиканского происхождения, с такой же широкой улыбкой, как у отца Мартина, с безукоризненной прической и в очень дорогом костюме и галстуке.

– Это юрист, который помог воплотить в жизнь мечты отца Мартина, – сказала Сидни. – Адвокат Уильям Роджерс. Вероятно, вы слышали это имя. Очень известный адвокат, у него несколько офисов в восточной части Лос-Анджелеса и безукоризненная репутация в политических кругах. Роджерс занимается сбором денег на благотворительность и способен выжать деньги из кого угодно. Он очень поддержал нынешнего мэра на последних выборах. Отец Мартин надеялся, что адвокат Роджерс возглавит организацию «Помощь беспомощным» и продолжит благое начинание, когда сам отец отойдет от дел.

– И мистер Роджерс согласился? – полюбопытствовал Лоуренс.

– Как сказать, – ответила Сид. – Вместе со своей женой Марией Роджерс учредил пост сопредседателя. Управлять организацией ему помогает активист общины и к тому же его собственный следователь Хуан Баррига.

Следующим в пирамиде фотографий людей, имевших отношение к «Помощи беспомощным», появился снимок Барриги. Присутствующие дружно закивали. Все знали, что следователи, работающие на адвокатов, имеющих дело со случаями материальной ответственности, частенько оказываются просто не в состоянии не поддаться искушению. Следователи тратят жизнь и нервы на расследование бесконечных дел типа «поскользнулся – упал» и инсценированных столкновений на дорогах. Они большую часть времени проводят, беседуя с мошенниками, жуликами, главарями банд, аферистами разных мастей, недобросовестными врачами, профессиональными кляузниками и вымогателями. Более того, следователи видят, как большинство страховых компаний сдаются и предпочитают оплачивать иски мошенников, только чтобы не заводить долгий и дорогостоящий судебный процесс.

– В последние три года Хуан Баррига принялся создавать сеть врачей и адвокатов, согласных работать на «Помощь беспомощным». Билл и Мария Роджерс лично отбирали желающих записаться в организацию. «Помощь беспомощным» приглашает на работу специалистов из Мексики, Колумбии, Сальвадора, Коста-Рики, Панамы, а также прихожан католической и протестантской церкви со всего штата.

На стене появились снимки адвокатов и докторов. Некоторых, вроде Эспозито и покойного Абрахама Уиллиса, все знали. А вот при виде остальных у присутствующих вытянулись лица – Роберт Арманн, бывший заместитель окружного прокурора, ныне деятельный и всеми любимый член городского правления; Ганопа Симерджиани, уважаемый адвокат по гражданскому праву и спикер армянской общины Южной Калифорнии; Гарри Элмор, бывший герой американского футбола, который закончил медицинский колледж и открыл частные клиники в беднейших кварталах Сан-Диего и Лос-Анджелеса.

– Вам не кажется, что вы преувеличиваете, следователь Олсон? – хмуро спросил капитан Том Саттон. – То, что вы продемонстрировали сейчас, больше смахивает на какое-нибудь журналистское расследование, чем на серьезное дело.

Сид повернулась и спокойно встретила тяжелый взгляд капитана полиции.

– Вы так считаете, Том? Но это достоверная информация. Присяжные уже три месяца решают вопрос о передаче дела в суд, и мы собираемся предъявить обвинения. Всем, включая самого мистера Далласа Трейса.

– А почему вы рассказываете об этом сейчас? – спросил Фрэнк Фернандес.

Сидни погасила проектор и включила верхний свет. Но садиться не стала.

– Потому что наше расследование затрагивает высокие сферы. И мы, так сказать, выходим на финишную прямую, господа. Это конфиденциальная информация…

– Параллельно проводятся несколько расследований, и не только инспекторами полиции, – заметил лейтенант Барр из отделения внутренних дел. – И любая утечка информации будет… э-э… настоящей катастрофой.

Пока все офицеры разглядывали лейтенанта Барра, Сид добавила:

– Этот «Альянс», который поддерживают Япончиков, Зуев и другие русские боевики из «Организации», действует с размахом, напоминающим наркобизнес колумбийцев двадцать лет назад – тщательная подготовка, огромные прибыли и крайне жестокие меры.

– Так чего вы от нас хотите? – снова спросил Фернандес. – За вами – правительство штата, не говоря уже о ФБР и НБСП. Чем можем помочь мы, рядовые полицейские?

– Связь, – ответила Сид. – Посредничество. Доступ в лаборатории судебной медицинской экспертизы и помощь ваших экспертов, если для получения немедленных результатов нам потребуется обратиться в местные отделения полиции. И координация, чтобы мы не работали друг против друга… и не перестреляли друг друга.

Фернандес достал пачку сигарет из нагрудного кармана рубашки и вынул сигарету. Тут его взгляд наткнулся на плакат «Не курить», висевший над дверью. Он вздохнул и сунул в зубы незажженную сигарету.

– Ладно, так что у вас за план?

– Я собираюсь снова работать под прикрытием, – сказал Том Сантана. – Я придумаю легенду. Скажу, что я нелегал, проникну в один из медицинских центров и на месте проверю, чем занимается эта «Помощь беспомощным».

– Это точно хорошая идея, Том? – вырвалось у Дарвина. – После того как ты проник в банду несколько лет назад, а пресса потом так тебя засветила…

Сантана улыбнулся.

– Я уже предупреждал его, доктор Минор, – сказал начальник Тома, Боб Гаусс. – Но Том считает, что у бандитов короткая память. А поскольку он является командиром СГРМ, то я не могу приказать ему оставить эту затею.

Дарвин начал было говорить, но осекся и посмотрел на Сид. Она смотрела на Тома Сантану и казалась обеспокоенной, но тут же встряхнулась и подвела итог заседания:

– Том проникнет в организацию «Помощь беспомощным». Мы попытаемся напасть на след русских боевиков, которые хотели убить доктора Минора. Доктор Минор и агентство Стюартов проведут расследование и постараются доказать, что эти несчастные случаи были подстроены и на самом деле являются предумышленными убийствами. Их отчеты, наблюдения и данные экспертизы будут переданы присяжным и НБСП.

В углу, на подставке с колесиками, стоял телевизор и видеомагнитофон. Сидни включила их, взяв в руки пульт дистанционного управления. Но звук убрала. На экране появилась запись последней программы Далласа Трейса на Си-эн-эн «Протест принимается».

– Иногда Трейс снимает свою программу в Нью-Йорке, – сказала Сидни Олсон, – но обычно он вещает из своего офиса в Лос-Анджелесе, так удобней. Я хочу, чтобы до конца этого года наши ребята прошли перед телекамерами и арестовали эту сволочь… в прямом эфире. Я хочу, чтобы его шоу закончилось тем, как Трейса выводят из кабинета в наручниках.

Она включила проектор. И на белом экране появились лица погибших детей Гомеса. А рядом, в телевизоре, беззвучно хохотал Даллас Трейс.


После заседания Дарвин хотел поговорить с Сид, но у нее было запланировано совещание с Паульсен и Уорреном. Поэтому Дар, вместе с Лоуренсом и Труди, вышел в старый парк, раскинувшийся у здания суда.

Лоуренсу еще предстояло давать показания на слушании дела об очередном страховом мошенничестве, которое должно было начаться через несколько минут, а Труди собиралась возвращаться в Эскондидо. Перед тем как расстаться с друзьями, Дар спросил:

– Ребята, вы уверены, что хотите состоять в этой спецгруппе?

– А мы уже состоим в ней, – ответил Лоуренс. – Мы все равно занимаемся расследованием по делам Ричарда Кодайка и Эспозито. Почему бы не заняться остальными?

– К тому же НБСП уже выдала нам аванс, – добавила Труди.

– И меня удивляет, что ты, Дар, передумал, – заметил Лоуренс. – Тебе же не раз приходилось видеть трупы детей после несчастных случаев.

– Без счета, – огрызнулся Дарвин. – Но это был не несчастный случай. И я не могу все бросить и заниматься своим делом, зная, что за этим кроется самое настоящее убийство.

– Я говорила с Томом Саттоном, – сказала Труди. – Сегодня вечером мы возьмем показания у водителя трейлера, хотя из него уже вытрясли все, что можно. В инциденте участвовали три машины, но водитель не успел заметить ни номеров, ни внешности других шоферов. Он пытался избежать столкновения с машиной Гомесов.

– Три машины? – спросил Дар.

Обычно в инсценированных столкновениях бывают замешаны не более двух автомобилей.

– Да, – кивнула Труди. – Две из них блокировали проезд трейлеру, а третья затормозила перед машиной Гомесов. Водитель трейлера запомнил только, что это были автомобили американского производства. Ему показалось, что справа был «шеви» с белым водителем. И все машины выглядели изрядно потрепанными.

– Наверняка их уже где-нибудь бросили или пустили под пресс, – предположил Дарвин. – Но если за рулем сидел белый парень, то это скорее всего был русский, а не бандит-мексиканец.

– Мы позвоним тебе, – пообещал Лоуренс.

И они разошлись.


Дарвина ждали дела, но он остался в старом здании суда и принялся бродить по коридорам, размышляя, не посмотреть ли очередную мыльную оперу. Сидни освободится не раньше 10.00. И тут он заметил Дюбуа. Адвокат агентства Стюартов явно направлялся к нему, Дару. Он опирался на трость, но шагал быстро и уверенно.

– Доброе утро, сэр.

– Доброе утро, доктор Минор, – кивнул Дюбуа. – Я как раз вас искал. Нам нужно поговорить, желательно с глазу на глаз.

Адвокат провел Дарвина в пустую приемную и запер дверь.

Дюбуа уселся в дальнем конце стола, после чего последовала небольшая церемония – он прислонил трость к стулу, положил на стол портфель, а сверху водрузил шляпу. Дарвин присел на стул, стоявший слева от чернокожего юриста.

– У меня какие-то проблемы с законом? – спросил Дар.

– Ну, не считая того, что Говнюк до сих пор мечтает упечь вас за решетку за преднамеренное убийство, никаких, – ответил В.Д.Д. Дюбуа. – Но вам угрожает опасность, мой друг.

Дар молча ждал продолжения.

– Прежде чем вы присоединитесь к спецгруппе следователя Олсон, – сказал Дюбуа, – я хотел бы дать вам консультацию, Дарвин. Не как адвокат, а как ваш друг. Так вот, это очень опасное дело. Очень опасное.

Дарвин постарался, чтобы на его лице не отразилось удивление. Заседание закончилось минут двадцать назад… Неужели слухи разносятся так быстро? А лейтенант Барр еще стращал всех и каждого по поводу утечки информации! Вслух же Дарвин заметил:

– Эти ублюдки дважды пытались меня убить. Что еще они могут предпринять?

– Довести дело до конца, – парировал адвокат.

Обычно его грубоватые черты лица светились весельем или, на худой конец, едкой иронией. Но сегодня на его лице застыло горькое и удрученное выражение.

– Вам что-то известно об этом «Альянсе», что может помочь следствию? – поинтересовался Дар.

Дюбуа медленно покачал головой.

– Не забывайте, Дарвин, я ведь работник суда. Если бы я знал что-то наверняка, я немедленно известил бы об этом ФБР или мисс Олсон. Это сплетни, слухи… ничего больше. Но это пугающие и отвратительные слухи.

– И о чем же болтают?

Дюбуа бросил на Дарвина тревожный взгляд.

– Говорят, что все очень и очень серьезно и новые главари банды – настоящие убийцы. Говорят, что возвращаются времена колумбийских наркодельцов. Говорят, что наступает новая эра в страховом мошенничестве и мелких жуликов просто вытеснят из дела. Похоже на новую сеть магазинов «Уол-Март», открывшихся в наших краях. Мелким лавочкам при них делать нечего.

– Прихлопнут, как адвоката Эспозито? – переспросил Дар.

Дюбуа только развел руками.

– Старые правила больше не действуют, – сказал он. – По крайней мере, именно это я слышал на улице.

– Еще одна причина все-таки прищучить этих подонков, – заметил Дарвин.

Дюбуа вздохнул, взял трость и портфель, нахлобучил на лоб мягкую фетровую шляпу и похлопал Дара по плечу.

– Будьте осторожны, Дарвин. Очень осторожны.


Дар вернулся к кабинету Сидни Олсон как раз вовремя – совещание подходило к концу.

– О! – воскликнул спецагент ФБР. – А мы как раз собирались вас искать.

Дарвин подозрительно нахмурился, услышав такое приветствие.

– Мы поговорили с капитаном Фернандесом, – сказала Сидни. – Он жаловался, что полиция Сан-Диего только и занимается тем, что следит за вашей безопасностью сутки напролет, а нас, напротив, не устраивает качество их охраны.

Дарвин ждал, когда она дойдет до сути.

– Поэтому бюро решило взять на себя обязанность вас охранять, – мягко, но решительно сказал спец-агент Уоррен. – Десяток агентов будут следить за вами двадцать четыре часа в сутки, таким образом охрана будет более профессиональной и более эффективной.

– Нет, – отрезал Дар.

Сидни, Жанетт Паульсен и Джим Уоррен непонимающе уставились на него.

– Я буду работать в вашей спецгруппе при единственном условии, – сказал Дарвин, обращаясь к Сид, – что вы снимете с меня этот круглосуточный надзор. И отзовете своих телохранителей. Договорились?

– Вы не упоминали прежде, что будете ставить свои условия, – заметила Сид.

– А теперь ставлю. Одно-единственное. Решение окончательное и обжалованию не подлежит.

Уоррен покачал головой.

– Доктор Минор, вы должны довериться нам. У нас есть опыт по защите свидетелей и…

– Нет, – оборвал его Дарвин. – Я не шучу. Раз уж я работаю вместе с вами, мне необходима такая же степень свободы, как и вам. Кроме того, мы все знаем, что никакие телохранители не смогут защитить жертву от талантливого снайпера или того, кто жизнь готов положить ради этого убийства.

Наступило молчание. Наконец Сид сказала:

– Нам придется согласиться на ваш… ультиматум, Дарвин. Но лишь потому, что ваше объяснение разумно. Кто же это… Кажется, президент Кеннеди сказал: «Если двадцатый век чему-то нас и научил, так это тому, что можно убить кого угодно».

– Не Кеннеди… – начал Джим Уоррен.

– Майкл Корлеоне… – продолжил Дар.

– В «Крестном отце два», – закончил агент ФБР.

– Господи, вы смотрите «Крестного отца», – поморщилась Жанетт Паульсен. – Как там в фильме… забыла название… с Мег Райан и Томом Хенксом… Вы думаете, что все на свете можно объяснить цитатами из трех серий «Крестного отца».

– Только из двух, – откликнулся Дарвин.

– Третий – уже ерунда, – кивнул Уоррен.

– Я его даже не считаю, – согласился Дарвин.

– А я делаю вид, что его вообще и не было, – сказал Уоррен.

– Вы закончили? – строго спросила Сидни. – Или хотите привести еще какой-нибудь диалог из «Крестного отца», подходящий к случаю?

Дарвин взъерошил свою короткую стрижку, чтобы придать ей хотя бы видимость пышности, и произнес хрипловатым голосом Аль-Пачино:

– Как раз когда я собираюсь выйти из дела, они загоняют меня обратно.

– Эй! – возмутилась Паульсен. – Так не честно! Это из третьего фильма.

– Ну, эта цитата – исключение, – снисходительно оправдал Дарвина Уоррен.

– Пока, мальчики, – махнула рукой Сидни.

– Ты слышал? – вскинулся Дар. – Они, значит, могут называть нас мальчиками, а назови мы их девочками, могли бы нарваться на судебное преследование.

– Я давно уже поставил себе за правило, – вздохнул Уоррен, – никогда не называть женщину с пистолетом на поясе девочкой.

Он посмотрел на часы.

– Не хотите перекусить, доктор Минор? Я слышал, здесь неподалеку неплохое местечко, где подают хорошее жаркое, совсем как в «Канзас-Сити».

– Есть, – согласился Дар, – с удовольствием присоединюсь к вам.

Он махнул на прощание рукой двум женщинам, которые застыли у стены в укоризненных позах учительниц начальных классов – скрестив руки на груди.

– Э-гей, – пропел спецагент Уоррен хорошо поставленным красивым голосом, удачно подражая толстяку Клеменца. – Оставь пистолет, принеси-ка канноли.[23]

ГЛАВА 16

Р – РАБОЧИЙ ДЕНЬ

К тому времени как Дарвин и агент Уоррен пообедали, деловой центр Сан-Диего начал пустеть, все служащие скопом ринулись за город, по домам.

Еще сидя за столом, Уоррен сказал:

– Бюро сделает все возможное, чтобы помочь вам, доктор Минор.

– Мне нужны все сведения, касающиеся Павла Зуева и Юрия Япончикова, – поспешил воспользоваться его обещанием Дар. – Собранные не только ФБР, но и ЦРУ, Агентством национальной безопасности, Интерполом, Моссадом – короче, все, что есть.

– Едва ли я добьюсь разрешения показать вам даже часть досье из ФБР, – неуверенно начал Уоррен. – И почему вы решили, что у нас есть доступ к израильской базе данных?

Дарвин одарил его в ответ невозмутимым взглядом.

– И для чего все эти сведения гражданскому лицу? – продолжил агент ФБР.

– Потому что это гражданское лицо дважды пытались прихлопнуть эти русские джентльмены, – мягко сказал Дарвин. – И эти сведения помогут выжить этому вышеозначенному гражданскому лицу.

Уоррен скривился так, словно глотнул уксуса, но потом кивнул:

– Хорошо, я постараюсь добыть для вас эти документы. Но обещать ничего не могу.

– Договорились, – сказал Дарвин.

– Может, вам нужно что-нибудь еще? – улыбнулся Уоррен. – Вертолет, например… или связь со спутниками-шпионами?

– Пойдет, – кивнул Дар. – Но вот что действительно необходимо – это «Мак-Миллан» М1987-Р.

Спецагент добродушно засмеялся, но тут же оборвал смех, когда понял, что Дарвин и не думал шутить.

– Это невозможно.

– Возможно, но сложно.

– По закону гражданское лицо не может владеть таким оружием, – отрезал Уоррен.

– А я и не собираюсь им владеть, – терпеливо пояснил Дар. – Просто возьму на время, а потом верну.

До самого окончания обеда Уоррен пораженно качал головой.

– Я попробую достать вам документы, но что касается «Мак-Миллана»…

– Или чего-то в этом роде, – подсказал Дар.

– Без вариантов. Ни в каком роде.

Дарвин пожал плечами. Он дал спецагенту свою визитку со всеми телефонными номерами, факсом и электронным адресом и даже написал на обороте номер телефона в хижине, который не открывал прежде никому, кроме Ларри и Труди.

– Сообщите мне, пожалуйста, как только раздобудете документы, – попросил он.

И позволил Уоррену оплатить счет.


Отъезжая от закусочной, Дарвин позвонил Труди:

– Что там слышно по делу Эспозито?

– Благодаря тебе и патологоанатому его записали как предполагаемое убийство, – ответила она. – Я говорила с архитектором, который тогда беседовал с этим… как его, Варгасом. И он просто жаждет свидетельствовать в суде, что во время несчастного случая, читай – убийства, они были целиком заняты чертежами.

– Получается, что в это время кто угодно мог удержать Эспозито на месте, прямо под подъемником, и открыть гидравлический кран. И остаться незамеченным. Занятно.

– И полиция Лос-Анджелеса, и детективы Сан-Диего сбились с ног в поисках Пола Уотчела… у которого, предположительно, была на это время назначена встреча с Эспозито.

– Ясно, – вздохнул Дарвин. – Надеюсь, полиция доберется до него прежде, чем он пополнит собой список жертв этой серии убийств.

– Разве ты не считаешь, что Эспозито мог убить именно Уотчел?

– Да что ты, – фыркнул Дарвин.

Его машина угодила в пробку. Дар откинулся на спинку кресла и бросил взгляд в зеркало заднего вида. От самого Дворца правосудия за ним следовал какой-то автомобиль. Дарвин было встревожился, но тут же узнал «Таурус» Сидни. Приглядевшись, он различил ее лицо в облаке русых волос. И подумал, что работу главного следователя она, может, выполняет хорошо, а вот агент внешней охраны из нее никудышный.

– Я знаю Пола, – сказал Дарвин в трубку. – Он мелкий вымогатель… ему подать на кого-нибудь в суд – как мне высморкаться. Никакой он не боевик. Так, мелкая сошка.

– Ну, тебе виднее, – ответила Труди. – Я потом перезвоню. Ты будешь на связи?

– Позже, – сказал Дар. – Сейчас я хочу пройтись по магазинам.


Дарвин прогулялся по магазинам с удовольствием и пользой для себя, чего нельзя было сказать про Сидни, которая следовала за ним по пятам.

Он заехал в магазин «Сирс и Робак» и приобрел недорогую, но надежную швейную машинку. Заскочил на склад армейских товаров, где торговали снаряжением для охотников, и купил три поношенных камуфляжных костюма и широкополую шляпу. Еще отыскал противомоскитную сетку, которая прикрывала бы его голову и плечи. «От мошки, которая водится на Аляске, она, конечно, не поможет, – признал продавец, одноглазый ветеран вьетнамской войны, – но зато не пропустит этих поганых мух».

Под конец Дарвину пришлось порыскать по магазинам, прежде чем он нашел подходящую сетку с крупными ячейками, а потом парусину и мешковину нужных цветов. После чего он попросил разрезать парусину на кусочки неправильной формы. Четверо помощников продавца полчаса щелкали ножницами, превращая ткань в гору лоскутков и обрезков. Продавщица посмотрела на Дарвина как на сумасшедшего, но деньги взяла и вопросов задавать не стала.

Нагруженный огромными пакетами с купленными тканями, Дарвин остановился у своей машины и подождал, пока Сидни подойдет к нему.

– Сдаюсь, – признала она. – Я ума не приложу, за каким чертом тебе понадобились все эти дурацкие покупки.

– Еще бы, – кивнул Дар.

– Ты скажешь, в чем дело?

– Конечно, – откликнулся Дарвин, открывая багажник и запихивая туда пакеты. – Я сделаю костюм Гилли.

– Что? – переспросила Сид.

– Увидите, госпожа следователь. Вы собираетесь следить за мной и дальше?

Сидни закусила нижнюю губу.

– Дар, я знаю, что тебе это не нравится, но я ведь отвечаю за твою безопасность…

– Наплюй, – тихо промолвил он. – Нас с тобой ждет работа. И мы ничего не сможем сделать, если ты будешь ходить за мной хвостом.

Сидни замялась. Дарвин взял ее за руку.

– Давай не будем друг другу мешать, – попросил он. – Я буду в безопасности, если вы поскорее посадите за решетку Далласа Трейса и русских боевиков. Вот давай этим и займемся.

Сидни кивнула и спросила:

– Ответишь на один мой вопрос?

– Конечно, если ты обещаешь ответить на мой.

– Согласна. Где ты собираешься ночевать сегодня… и на эти выходные?

– Я поеду в хижину, – ответил Дарвин, – но на ночь там не останусь. Поздно вечером вернусь на квартиру. А что касается выходных… В субботу я собираюсь пойти в поход с ночевкой, до самого понедельника.

– В поход? – недоверчиво переспросила Сидни.

– Ну, в некотором роде, – подтвердил он.

– Позвонишь мне, когда… будешь в походе?

– Нет, – ответил Дар. – Но я обещаю вам, госпожа следователь, что буду находиться в таком месте, где ни Даллас Трейс, ни его свора меня никогда не найдут.

– Свора, – хмыкнула Сидни. – Хорошо. Я больше не буду ходить за тобой хвостом. Пока.

– Теперь моя очередь, – заметил Дарвин и огляделся по сторонам.

Рядом никого не было. Стоял теплый летний вечер.

– К чему было устраивать это утреннее совещание? – спросил он.

– Что ты имеешь в виду?

– Не притворяйся, ты прекрасно все понимаешь, – спокойно возразил Дарвин и, облокотившись о дверцу «Лендкруизера», выжидающе посмотрел на Сид.

– У нас обнаружилась утечка информации, – ответила она. – Мы уверены, что Даллас Трейс и прочие из «Альянса» узнают о наших планах еще до того, как мы начинаем действовать.

– Кто-то из присяжных? – предположил Дарвин.

– Нет, – покачала головой Сидни. – Кто-то из группы расследования или тех, кто прекрасно осведомлен о наших делах. Потому я устроила это совещание, а еще мы посадили «жучки» на некоторые телефоны.

– Фернандес или Саттон? – задумчиво промолвил Дарвин. – В противном случае под подозрением мы с Лоуренсом и Труди, и наши телефоны тоже с «жучками».

– Нет, – возразила Сидни. – Это началось задолго до того, как ты и Стюарты включились в расследование.

– А линия спецагента Уоррена тоже прослушивается?

– Это бюро устанавливает «жучки», идиот, – поморщилась Сид.

– Как всегда, – усмехнулся он и добавил уже серьезным голосом: – Поверить не могу, что твой друг Сантана отправляется в логово бандитов, а вы сообщаете это тем, кто может передать эти сведения «Альянсу».

– Мой друг Сантана, – нахмурилась Сидни, делая ударение на слове «друг», – знает, что делает. Мы все уже обговорили. Все не так-то просто. Официально считается, что он внедряется в организацию один, но на самом деле его будут прикрывать трое агентов.

– Из отдела по борьбе со страховым мошенничеством?

– Из ФБР, – поправила Сидни. – Наше расследование переведено в разряд первостепенных. Том знает, что делает, и, конечно, мы постараемся прикрыть ему спину. Кстати, у тебя странно меняется голос, когда ты говоришь о Сантане. Почему?

Дарвин ничего не ответил.


На Восьмой магистрали машины ползли медленно и плотно, Сан-Диего выплескивал уставших служащих и рабочих за город, отдохнуть в выходные на природе.

Дарвин проверил, закрыты ли окна, включил кондиционер и поставил компакт-диск с берлинской записью Бернстайна «Оды к радости» из Девятой симфонии. На шоссе номер 97 оказалось посвободней, а когда он свернул на дорогу между штатами, за ним никто не последовал. «Тауруса» Сидни Олсон нигде не было видно, и, судя по всему, за Дарвином больше никто не следил.

Когда он подъехал к хижине, легкие сумерки сгустились, стало прохладнее. Дар проверил, на месте ли маленький листочек над дверью – хитрость, к которой он всегда прибегал, чтобы узнать, не наведывался ли кто в дом за время отсутствия хозяина. Он вошел в хижину и запер за собой дверь.

Никто бы не подумал, глядя на домик снаружи, что у него есть подвал, – не было ни подвальных окон, ни отдельного входа. Но подвал имелся. Дарвин отвернул край красного персидского ковра у кровати, нащупал и откинул небольшую плитку в деревянном полу и ключом отпер замок на крышке люка. Когда крышка поднималась, свет в подвале включался автоматически.

Дарвин спустился вниз по крутой лестнице и невольно поежился от холода, который царил в этом узком коридорчике. Внизу не было ничего, кроме стальной двери в противоположном конце коридора. Дверь отпиралась двумя ключами, и со вторым Дарвин возился гораздо дольше, чем с первым.

Помещение, которое открылось за дверью, по размерам было в три раза меньше верхней, жилой комнаты. Но Дарвину хватало и этого. Ему пришлось нажимать выключатель, чтобы зажечь свет, зато освещение было устроено так, что в подвале не осталось ни одного темного уголка. Аккуратными рядами стояли ящики и коробки, а стены увешаны полками. Здесь поддерживалась постоянная температура и стояли влагопоглотители. Стены из шлакоблоков были обшиты асбестом и тонкими алюминиевыми листами. Собственно, это помещение являлось гигантским сейфом, защищающим от пожара, торнадо или удаленного ядерного взрыва. Дарвин улыбнулся, припомнив, во сколько ему обошлось это редко посещаемое хранилище.

В дальней стене виднелась решетка, закрытая на висячий замок. За решеткой начиналась вентиляционная шахта. Она тянулась сто двадцать два фута и выходила в ствол золотой шахты, заброшенной более века назад. Шахта же, через двести восемь футов, выводила к довольно глубокому оврагу. Вход в шахту находился примерно в ста футах от пастушьего фургона. Эта вентиляционная шахта – с решетками на обоих концах – стоила Дарвину почти столько же, сколько постройка всего этого дома.

Он пошел по узкому проходу между ящиками. Первым делом заглянул в свою «дорожную сумку» – черный чемодан, который во время работы в НУБД держал упакованным и наготове – на случай неожиданных дальних поездок. Затем, как всегда, сам того не замечая, провел рукой по зеленому ящику, где были сложены одежда Барбары, их семейные фотографии и вещи маленького Дэвида. И, как всегда, не стал открывать его.

В углу стоял обычный сейф. Дарвин быстро набрал код. Он понимал, что глупо в качестве кода использовать дату рождения сына. Но того, кто сумеет добраться сюда, уже не остановит обычный банковский сейф.

Отделение сейфа было глубоким и просторным, перегороженным несколькими металлическими полками. На полочках лежали документы, дискеты и фотографии. Но Дарвин достал длинный футляр орехового дерева с ручкой. Внутри, на подкладке зеленого войлока, лежала разобранная и завернутая в пластик снайперская винтовка «М-40» – армейский вариант классической спортивной винтовки «Ремингтон-700».

Дарвин погладил деревянный приклад оружия, затем достал из гнезда оптический прицел «редфилд». Посмотрев через него, он вернул прицел на место. Защелкивая замочки на футляре, Дар услышал громкий стук во входную дверь.

Дар вышел из подвала, прихватив с собой футляр, запер стальную дверь и поднялся по лестнице. Кто-то изо всех сил барабанил в дверь хижины. Он закрыл люк и вернул ковер на место. Потом прикинул, не стоит ли собрать винтовку при такой яростной осаде, но сперва выглянул в окно.

Вздохнув, Дарвин спрятал футляр с оружием под нижнюю книжную полку и пошел открывать.

– Ты живой? – воскликнула Сидни.

В правой руке она сжимала свой «ЗИГ-зауэр». Костяшки левой руки, которой она, видимо, и колотила в дверь, были в крови.

– А что со мной могло случиться? – спросил Дарвин, пропуская ее в дом.

– Почему ты не открыл мне сразу?

– Я был в ванной.

– Неправда, – возмутилась Сид. – Я обошла дом и заглянула в то окошко. Тебя нигде не было.

Дарвин знал, что из окон нельзя увидеть вход в подвал, даже если крышка люка будет распахнута.

– Два часа назад ты сказала, что не будешь следить за мной, – напомнил он. – А теперь ты заглядываешь в окна моей ванной!

Сид вспыхнула. Краска залила ее лицо и шею, пока она засовывала пистолет в кобуру и застегивала пуговицы на пиджаке.

– Я вовсе не следила за тобой. Я пыталась дозвониться на твой сотовый, но он был отключен. Я попробовала позвонить на номер твоей хижины, но ты не отвечал.

– Да я всего несколько минут здесь, – удивился Дарвин. – Что стряслось? Что-то произошло?

Сидни обвела взглядом комнату.

– Можно мне стакан виски?

– Мы же за рулем, – заметил Дар. – И мне еще возвращаться домой. Я скоро поеду обратно.

– Я узнала, что такое костюм Гилли, – задыхаясь, как от быстрого бега, промолвила Сид. – И я узнала про Далат.

ГЛАВА 17

С – СНАЙПЕРЫ

«Я никогда не рассказывал Барбаре про Далат, – думал Дарвин, разливая напитки и занимаясь приготовлением спагетти. – Я ни о чем ей не рассказывал, хотя мы были так близки. Ни ей, ни Ларри. Никому».

«Все изменилось, – возразил он сам себе. – Недавно тебя пытался убить русский снайпер. Ладно».

В полной тишине они с Сид чокнулись бокалами, выпили. А потом Дар, обуреваемый невеселыми мыслями, принялся готовить еду.


Далат был – и есть – вьетнамский город у подножия горы Ланг-Бианг, расположенный в пятидесяти милях от побережья. В 1962 году президент Кеннеди и правительство Соединенных Штатов, чтобы поддержать главу южновьетнамского правительства – Дарвин запамятовал его имя – предоставили стране плутоний и другие радиоактивные материалы и помогли запустить ядерный реактор в Далате.

Первым направлением в области использования ядерной энергии этого реактора было производство радиоизотопов и развитие национальной сети отделений ядерной медицины. Но что самое главное, он стал символом дружбы и сотрудничества Южного Вьетнама и США. До марта 1975 года.

Никсон и Киссинджер приняли решение о выводе войск из Вьетнама – шестьсот тысяч американских солдат, морских пехотинцев и летчиков должны были в сжатые сроки покинуть страну. Вьетконг и регулярные части северовьетнамской армии спешили занять опустевшие американские базы, укрепления и вьетнамские города. За десять дней Сайгон был под завязку набит военными, и дела в американском посольстве, где в охране оставалось всего несколько морских пехотинцев, шли, выражаясь по-солдатски, через задницу. Огромная армада, стоявшая у берегов Вьетнама, готовилась вывезти последних дипломатов, работников посольства и охрану.

В разгар этой неразберихи – поспешного уничтожения документов, вывоза семей и договоров с вьетнамскими «помощниками», которые стремились унести ноги вместе с американцами, – в посольство заявились двое техников и робко напомнили, что далатский реактор продолжает работать и произвел очередную порцию плутония. Посол и военный советник отвлеклись на минуту от царящего вокруг бардака, наскоро посовещались и приказали вьетнамским техникам возвращаться в Далат и заглушить реактор. И, кроме того, привезти материалы для ядерного реактора, особенно плутоний, в Сайгон, чтобы его захватила с собой отплывающая армада.

Техники признались, что они бы и не против, но напомнили, если генерал и посол об этом подзабыли, что Далат сейчас занят войсками Вьетконга и СВА, к тому же все автомобильные и железные дороги к Сайгону контролируются врагами, а крошечный аэропорт в Далате давно захвачен солдатами северовьетнамской армии. Весь персонал, обслуживавший реактор, разбежался, и в настоящее время там никого нет, а реактор работает сам по себе.

Техники рассказали, что из города их вывез на маленьком самолете брат одного из них, который, по счастливой случайности, был капитаном южновьетнамских военно-воздушных сил. Он сел в поле у Национального шоссе, а сам полетел в Таиланд. Техники сказали, что они бы с радостью вернулись в Далат, чтобы помочь дорогим американским друзьям. Но загвоздка в том, что они состояли в персонале низшего обслуживающего эшелона и понятия не имеют, как остановить реактор. К тому же они, рискуя жизнью, прорвались в Сайгон, чтобы передать это важное известие, и, вероятно, уже заслужили себе место на отплывающем корабле и право на новую жизнь в Штатах.

– У нас здесь есть ядерщики? – спросил посол. – Хоть кто-нибудь, кто знает, как отключить реактор и как обращаться с плутонием?

Оказалось, были такие. На борту авианосца, стоявшего у пристани, находились двое членов американской Комиссии по ядерной энергии и МАГАТЭ – Уолли Хендерсон и Джон Халлоран. Оба – гражданские лица, вежливые и интеллигентные академики, которые слыхом не слыхивали о Далате и понятия не имели, что в Южном Вьетнаме есть ядерный реактор. Они оказались у берегов Вьетнама потому, что на некоторых кораблях армады было ядерное оружие, на других – атомные двигатели и кто-то из министерства обороны предусмотрительно постановил, чтобы в такой сложной ситуации под рукой всегда были специалисты-ядерщики, которые разбираются и в том, и в другом. На всякий случай.

Уолли Хендерсона и Джона Халлорана тут же привезли на вертолете в разворошенный муравейник под названием Сайгон, объяснили ситуацию и отправили в Далат в сопровождении двенадцати морских пехотинцев. Инструкции, выданные и ученым и пехотинцам, были просты и незамысловаты: отключить реактор, не дать ему взорваться – ну или что там делают реакторы, попав в лапы врагов, – захватить с собой побольше радиоизотопов и по меньшей мере восемьдесят граммов плутония и вернуться в Сайгон. Если аэропорт окажется захвачен врагами, пройти пешком пятьдесят миль через джунгли и вызвать помощь по радио. И любой ценой сохранить плутоний.

Из двенадцати морских пехотинцев четверо были снайперами. И среди них – девятнадцатилетний Дар Минор, не по годам образованный студент колледжа с научной степенью по физике, о чем военное и посольское начальство не знало или просто не обратило внимания, когда Дарвина направляло в Далат.

Древний пассажирский «DC-3», на котором их доставили в Далат, сильно потерял в летных качествах из-за того, что его на скорую руку переоборудовали для перевозки радиоактивных веществ – разместив в грузовом отсеке тяжеленный ящик со свинцовыми стенками.

Когда неуклюжий «DC-3» приземлился в Далате, восемь морских пехотинцев под командованием офицера – лейтенанта – остались охранять аэродром от наступающих с севера вьетнамцев, а Дар и трое остальных отправились вместе с Уолли и Джоном к реактору. Это было ровно в семь ноль-ноль, и утренний туман уже развеялся.

Вокруг реактора не было ни души. Охранники из элитарных армейских подразделений разбежались кто куда, и ворота у главного входа были открыты настежь. Но враги еще не подошли.

Молодому Дару Минору это сооружение чем-то напомнило Форт-Нокс из какого-то из фильмов про Джеймса Бонда, который он видел в восьмилетнем возрасте. Массивное, надежно укрепленное здание с толстыми бетонными стенами и сводом, возведенное на невысоком холме. Вокруг далатского реактора примерно на полтора километра с каждой стороны тянулись ровные, открытые склоны холма, поросшие травой. По периметру реактор был обнесен ограждением из колючей проволоки в три ряда с промежутками по сто метров.

Морским пехотинцам хватило ума позакрывать все ворота в ограждениях, когда они вместе с двумя учеными подъехали на джипе к главному зданию – тому, где находился реактор. С трех сторон реактор окружали непроходимые джунгли, а с четвертой стороны была открытая местность, по которой проходила дорога на Далат. С возвышения, на котором располагался реактор, эта дорога простреливалась на расстояние до полутора километров. Для снайпера – даже такого неопытного снайпера, как девятнадцатилетний Дар Минор, – это была оптимальная зона прицельной стрельбы.

Хотя Дар еще ни разу не побывал в настоящем бою, он тем не менее был назначен старшим в своей снайперской паре. Формально снайперы вошли в состав подразделений морской пехоты только с шестьдесят восьмого года, когда дивизионное начальство осознало их важную роль в ведении военных действий. С тех пор при штабе каждого полка, а также при штабе каждого разведывательного батальона обязательно должно было быть подразделение снайперов. Формально оно состояло из трех групп по пять снайперских пар в каждой, в него входили также командиры для каждой группы, один старший сержант, один оружейник и один офицер – в целом получалось тридцать пять человек под командованием одного офицера.

В разведывательных батальонах снайперское подразделение состояло только из тридцати снайперов и одного офицера. Но это – формально. На самом же деле снайперы морской пехоты во время войны во Вьетнаме, в Корее и в обеих мировых войнах действовали отдельными командами по два человека. Оба снайпера в команде были меткими стрелками, но старший в паре обычно стрелял, а второй номер исполнял обязанности наблюдателя.

Во время миссии в Далате Дар был старшим в паре, и потому у него была модифицированная спортивная винтовка «Ремингтон-700» калибра 7.62 миллиметра, переименованная в «М-40». А у второго номера была просто хорошо пристрелянная «М-14». В начале вьетнамской войны наблюдатели в снайперских парах были вооружены обычными «М-16» – для большей скорострельности. Но морские пехотинцы на тяжелом личном опыте выяснили, что «М-16» не хватает необходимой дальности прицельной стрельбы, поэтому вместо «М-16» наблюдателей вооружили более дальнобойными «М-14».

На это задание две снайперские команды взяли в буквальном смысле больше оружия, чем могли унести. Дар решил, что раз уж война заканчивается и Соединенные Штаты и так бросают во Вьетнаме кучу оружия и оборудования на десятки миллиардов долларов, то почему бы не прихватить на это задание чуть больше оружия, чем полагается? Во второй джип они загрузили четыре запасные снайперские винтовки «М-40», две запасные «М-14», по одному сменному стволу к «М-40» для каждой снайперской команды и несколько ящиков с патронами. У каждого из четырех снайперов были собственный бинокль и личная рация для переговоров на небольших расстояниях. Кроме того, на две команды была одна большая рация «PRC-45» – для того, чтобы при необходимости можно было вызвать артиллерию или авиацию. В довесок к обычному биноклю у обоих корректировщиков было по двадцатикратному телескопу – такими обычно пользуются армейские разведчики. На втором джипе ехало и два тяжелых ПНВ – прибора ночного видения, – а еще четыре более легких и не настолько мощных ПНВ «AN/PVS2 Старлайт» были установлены на запасных «М-14». Один большой ПНВ был смонтирован на треноге, а второй – на гордости их снайперского арсенала, пулемете «Браунинг М-2» калибра 0.50, специально модифицированного для снайперских подразделений, с возможностью ведения прицельного огня одиночными выстрелами. В комплекте к пулемету «М-2» прилагался мощный телескопический прицел для использования в светлое время суток.

Наблюдателем у Дарвина был двадцатидвухлетний чернокожий парень из Алабамы по имени Нед. Нед стрелял даже лучше, чем Дар, – хотя и не намного лучше, – но, по большому счету, Дарвин все-таки у него выигрывал. Ведь у Дара за плечами было двести пять часов инструктажа на снайперских курсах, шестьдесят два часа практических занятий по стрельбе, пятьдесят три часа полевых тренировок и восемьдесят пять часов тактических упражнений в поле.

Самым главным в двух снайперских командах был сержант Карлос, довольно пожилой мужчина – ему было целых тридцать два года – и единственный из четырех морских пехотинцев, кто уже побывал в настоящем бою.

Наблюдателем у Карлоса был девятнадцатилетний парень по имени Чак из Пало-Альто.

Они припарковали джипы внутри просторного пустого строения во дворе, чтобы машины не были заметны снаружи. Морские пехотинцы ненадолго заглянули в жутковатый, обезлюдевший центр управления реактором – двое ученых-ядерщика сразу принялись за работу, – а потом поднялись на парапеты и заступили на дежурство, которое должно было продолжаться сорок восемь часов.

Сержант Карлос порадовался, обнаружив над главным зданием с реактором две наблюдательные площадки с обзором на все триста шестьдесят градусов. Эти площадки представляли собой нечто вроде галереи с бетонными бортиками, одна – на уровне четвертого этажа, а вторая – под самым куполом, на высоте шестидесяти футов от земли. Бортики галерей были зубчатые – примерно через каждые двадцать шагов четырехфутовая бетонная стенка поднималась на добавочные три фута.

По мнению сержанта Карлоса, такая зубчатая стена была очень удобна в качестве укрепленного укрытия. Чтобы укрепить ее еще больше, четверо морских пехотинцев подняли наверх более восьми десятков мешков с песком, которые они обнаружили внизу, на покинутых постах охраны. Получились очень удобные и прекрасно защищенные позиции для стрельбы.

Бетонные стены массивного семиэтажного здания, в котором находился реактор, были двенадцати футов толщиной. Стены парапета достигали в толщину четырех футов. Хотя возле главного здания с реактором и стояло несколько невысоких, одноэтажных строений, парапеты были расположены достаточно высоко, и с них открывался прекрасный обзор во всех направлениях. Вся местность вокруг простреливалась без помех. На оба уровня галереи и в комнату управления реактором можно было попасть только по внутренним переходам и лестницам. Окон в здании не было.

– Вот дерьмо-о-о… – сказал сержант Карлос, когда изнурительная работа по перетаскиванию наверх мешков с песком была окончена. – Будь у Дэйва Крокетта, Джима Боуи, полковника Тревиса и остальных парней такое укрепление и такое оружие, как у нас, вместо дерьмовой старой Аламо, мои предки-мексиканцы ни за что бы не перебили их и не захватили бы этот чертову крепость.[24]

Уолли и Джону понадобилось сорок два часа на то, чтобы отключить реактор, найти и погрузить разнообразные изотопы и разыскать контейнер, который, судя по маркировке, содержал восемьдесят граммов плутония. А враги подошли к далатскому реактору через три часа после морских пехотинцев.

Через час после того, как Дарвин вместе с остальными приехал к реактору, с ними связался по рации лейтенант Хейл, который оставался прикрывать аэродром. Восемь морских пехотинцев – тоже прекрасно вооруженных – вступили в бой с противником, которым оказался батальон мотопехоты.

Через полчаса на связь вышел радист группы лейтенанта Хейла и сообщил, что четверо из восьми морских пехотинцев уже погибли, в том числе и лейтенант Хейл, а оставшиеся четверо пытаются сдержать натиск противника, на этот раз – механизированной роты регулярных войск Северного Вьетнама. «DC-3» улетел, оставив их здесь. Люди лейтенанта Хейла запрашивали прикрытие, но вертолеты не могут подойти к аэродрому из-за массивного противовоздушного огня из окружающих аэродром джунглей.

В течение следующего часа Дар и остальные трое морских пехотинцев сидели на галереях реактора и прислушивались к отдаленным звукам перестрелки. Со стороны аэродрома доносилось характерное буханье «М-16» и «М-60» и еще более характерный стрекот автоматов Калашникова – «АК-47», грохот разрывов фугасных снарядов и выстрелы башенных орудий танков. Сержант Карлос сказал, что, хотя он уже третий раз во Вьетнаме, выстрелы вражеских танков слышит впервые.

А потом стрельба прекратилась. Тишина ужасно действовала Дарвину на нервы, и он даже обрадовался, когда на дороге из Далата показались первые вьетконговцы – на трофейных джипах, нескольких легких бронетранспортерах и грузовиках.

– Смотрите и учитесь, – сказал сержант Карлос.

Пулемет «М-2» со специальным прицелом «юнертл» был установлен на широкой бетонной стене, между кипами мешков с песком. Чак и Нед корректировали наводку при помощи телескопов с двадцатикратным увеличением, а сержант Карлос открыл огонь по колонне вьетконговцев с расстояния двух тысяч двухсот ярдов – то есть больше мили.

Первая пуля попала в голову водителю джипа. Голова вьетконговца лопнула, как гнилой помидор, во все стороны полетели красные брызги. Вторая пуля – разрывная – попала в топливный бак джипа. Машина взорвалась. Силой взрыва джип подбросило в воздух футов на пятнадцать. Третьим выстрелом Карлос пробил легкую броню транспортера, который ехал следом за джипом. Вероятно, он убил водителя, потому что потерявший управление бронетранспортер круто свернул вправо и зарылся носом в глубокую ирригационную канаву.

Четвертым выстрелом сержант пробил моторный блок третьей машины в колонне – тяжелый грузовик с прицепом. Машина встала как вкопанная, а за ней остановилась и вся колонна. Солдаты повыпрыгивали из грузовиков и попрятались в джунглях по обе стороны от дороги.

Сержант Карлос продолжал не спеша постреливать, а трое молодых парней наблюдали за происходящим через корректировочные телескопы. Каждый раз, когда Карлос стрелял, один из вьетконговцев падал мертвым. Потом все грузовики опустели – вьетнамские солдаты попрятались в джунглях и двинулись через заросли к зданию реактора. Они наверняка вызвали по радио подкрепления. Напоследок сержант Карлос взорвал еще три грузовика разрывными пулями. Над догорающими машинами бушевало пламя, в небо поднимались столбы черного дыма.

– Запомните – когда враги убивают твоих товарищей с расстояния больше мили, боевой дух в войсках сильно падает, – сказал сержант Карлос.

Он дал пулемету остыть и велел команде Дара отправляться на нижнюю галерею, а сам начал готовить к бою свою снайперскую «М-40» – для «ближнего боя» на расстоянии восьмисот ярдов и меньше.

Дар слышал, что военные истории в воспоминаниях и при пересказе всегда разрастаются, становятся масштабнее и значительнее. Он никому еще не рассказывал о тех сорока восьми часах, которые провел в Далате. И воспоминания о них были настолько же тяжелы и неизменны, как и камень на его душе.

Вьетконговские разведчики начали стрелять в ответ из джунглей примерно через двадцать минут после того, как сержант Карлос остановил колонну их грузовиков. Карлос и Дар стреляли из «М-40» и убивали любого вьетконговца, который выходил из-под прикрытия тенистых джунглей или выдавал свое местоположение вспышками выстрелов.

В целом на позиции морских пехотинцев было довольно тихо. Пули из «АК-47» попадали в низкие вспомогательные строения вокруг главного здания или в гравийную насыпь под ним да изредка щербили бетонную стену самого главного здания с реактором. Дарвин слышал только неспешные, размеренные выстрелы «М-40» да тихий шепот своего наблюдателя Неда:

– Попал… Попал… Упал, но еще двигается… Убил… Попал…

Рано утром около сотни вьетконговцев выбежали из укрытия и попытались взять реакторный комплекс штурмом. Дар и Карлос сначала перестреляли вьетнамских снайперов, которые по мере сил прикрывали пехоту, – вьетконговцы стреляли из маломощных и не слишком метких винтовок «К-44».

Покончив с вражескими снайперами – это еще одна привилегия первого номера в паре, – Дар и сержант Карлос перестреляли всех саперов, которые тащили взрывчатку, чтобы подорвать изгороди. Когда все саперы были уничтожены, Дар и Карлос начали высматривать офицеров и командиров северовьетнамской армии – любых, каких только могли различить. Они убивали любого вьетнамца в зеленой форме, который отдавал приказы другим солдатам или носил пистолет вместо обычного автомата Калашникова.

Когда поредевшая цепочка наступающих подошла на расстояние восьмисот ярдов – они были все еще в двух сотнях ярдов от самой наружной изгороди, – Нед и Чак открыли частый огонь. Линия наступающих сломалась. Вьетконговцы побежали обратно, в джунгли. Добежать удалось очень немногим.

Несколько минут спустя показались части регулярной армии Северного Вьетнама. Посмотрев на них в телескопический прицел, Дар изумился. Он никогда раньше не видел русские танки «Т-55», и его никогда не учили, как такой танк подбить.

Два передних танка, судя по всему, намеревались проехать прямо по дороге, смять ворота заграждения и ворваться на территорию реакторного комплекса. Стомиллиметровые башенные орудия танков не стреляли.

Четверо морских пехотинцев поняли, что коммунисты не собираются обстреливать их из пушек и гранатометов. Очевидно, кто-то из высшего командования северовьетнамской армии принял решение захватить далатский реактор целым, не нанося повреждений главному зданию. Дар понимал, что это было глупое решение, потому что артиллерийский огонь легко выбил бы четверых морских пехотинцев с позиции и не причинил бы существенного вреда реактору. Артиллерийские снаряды могли разве что слегка выщербить массивные бетонные стены здания с реактором. Уолли и Джон, которые работали в центре управления реактором, сообщали по рации, что даже не слышат выстрелов. К счастью для морских пехотинцев, командование армии Северного Вьетнама знало о реакторе, похоже, даже меньше, чем посол Соединенных Штатов.

Когда первый танк приблизился на расстояние тысячи ярдов, сержант Карлос начал стрелять по его приборам наблюдения разрывными пулями.

– Вы что, шутите? Разве можно подбить танк из снайперской винтовки? – заорал Нед, перекрикивая грохот выстрелов.

– Там стоит пуленепробиваемое стекло, – сказал сержант Карлос. – Но оно тоже раскалывается и трескается. Трудно вести танк, если ни черта не видишь, что у тебя снаружи.

Карлос расстрелял восемь разрывных патронов, но в конце концов танк остановился. Минуту спустя экипаж выбрался из танка. Танкисты побежали к джунглям, надеясь укрыться в зарослях. Дар и сержант Карлос всех их перебили.

На второй танк потребовалось двенадцать разрывных патронов. В конце концов и он тоже вдруг резко свернул вправо и остановился. Экипаж оставался внутри до самой темноты.

Когда танкисты наконец решились выбраться из подбитой машины и побежали под защиту деревьев – это было около полуночи, – Дар застрелил троих, поскольку к ночи сменил обычный телескопический прицел на портативный ПНВ.

Третий танк развернулся и потарахтел обратно в джунгли, но перед тем, как отступить, танкисты один раз выстрелили из башенного орудия – судя по всему, чтобы хоть как-то дать выход досаде и злости. Снаряд проделал трехфутовую дыру во внешнем ограждении и разорвался на травянистом склоне холма.

Водитель танка допустил ошибку – вместо того чтобы сдать в джунгли задом, он ради выигрыша в скорости развернул танк, подставив под удар слабо защищенную заднюю часть машины. Сержант Карлос не преминул воспользоваться этим, и очередной разрывной пулей пробил запасной бак с горючим на правом борту. Когда танк скрылся в джунглях, его задняя часть была охвачена пламенем и сзади тянулся шлейф дыма. До захода солнца вражеская пехота еще дважды попыталась захватить реакторный комплекс, обойдя с флангов.

Морским пехотинцам пришлось перемещаться с одной площадки на другую и обратно, от укрытия к укрытию и стрелять во всех направлениях. На бетонном полу обеих галерей повсюду были разбросаны стреляные гильзы, и приходилось все время двигаться осторожно, чтобы на них не поскользнуться. Во время последней атаки, перед самым заходом солнца, вьетконговцы сумели добраться до внешней линии ограждения и подорвали ее. Десятка три прорвались в зону между наружной и средней линиями ограждения.

– Ребята, которые охраняли реактор раньше, заминировали полосу отчуждения? – с надежной в голосе спросил Чак.

– Нет, – сказал сержант Карлос. – Это, наверное, единственное на весь Южный Вьетнам место, где этих гребаных мин нет.

Тридцать вьетнамских пехотинцев радостно проорали какой-то воинственный клич, водрузили возле пролома в ограждении флаг Северного Вьетнама и побежали ко второму ряду изгороди. Четверо морских пехотинцев их всех перестреляли.

Было уже за полночь, когда вьетконговцы и солдаты регулярной армии Северного Вьетнама начали подбираться ползком к наружному ограждению.

На снайперских курсах Дарвину рассказывали, что появление нового поколения приборов ночного видения во вьетнамской войне равнозначно появлению прицела для бомбометания во время Второй мировой войны – это было последнее слово инженерной науки, строго засекреченное технологическое новшество. И если в первые годы вьетнамского военного конфликта ходила поговорка «Ночью хозяева – чарли»,[25] то теперь настоящими хозяевами ночи стали морские пехотинцы.

Дарвин только улыбался, двадцать пять лет спустя встречая в разных каталогах типа «Товары – почтой» приборы ночного видения, которые стоили всего шесть сотен долларов. Бесценное чудо техники, за которое можно отдать жизнь, только бы оно не попало в руки врагов, через четверть века значилось в каталоге под номером № NP14328 и стало доступно любому желающему – прибор ночного видения доставят вам на дом на следующий день после оплаты.

Несколько лет назад Дарвин и в самом деле заказал себе бинокль ночного видения – прибор оказался намного лучше по качеству, чем его старый «старлайт» времен вьетнамской войны. Да и цена была вполне приемлемой.

Нед выслеживал врагов на расстоянии полутора тысяч ярдов через большой ПНВ, установленный на треноге, и корректировал Дара и Чака, которые стреляли из «М-14» с прицелами «старлайт», когда вьетконговцы подползали на восемьсот ярдов и ближе. Сержант Карлос стрелял из пулемета «М-2», на котором был установлен второй мощный ПНВ. Карлос убивал вражеских солдат на расстоянии полутора тысяч ярдов, как только они выползали из-под прикрытия зарослей.

В эту долгую ночь небо оставалось чистым – что необычно для Вьетнама в такое время года. Луны не было, но звезды светили необычайно ярко.

На второй день, вскоре после рассвета, из джунглей со стороны Далата появились двенадцать танков, и целеустремленно направились к далатскому реакторному комплексу. Следом за танками наступала пехота. Снайперы северовьетнамской армии прикрывали наступление, стреляя из-за деревьев.

– Вот уж не думал, что у этих говнюков наберется такая прорва танков во всей их сраной армии, – заметил сержант Карлос, подчеркивая особо ласковые слова плевками табачной жижи.

В глубине бетонного здания Уолли и Джон работали не покладая рук. Каждый спал не больше часа. Отдыхали они по очереди – когда один спал, второй собирал и упаковывал для транспортировки радиоактивные материалы. Морские пехотинцы за эти сутки не спали ни минуты.

Сержант Карлос смотрел, как танки приближаются к внешнему ограждению. Перед рассветом сержант был очень занят, разговаривал с командованием по рации «PRC-45», которую солдаты между собой называли «Перец-45». Как раз когда первые танки приближались к наружному ограждению, на высоте двести футов с ревом пронеслись пять «Фантомов» и сбросили на наступающих вьетнамцев фугасные бомбы.

Дар с изумлением, притупленным усталостью, смотрел, как башня переднего «Т-55» от взрыва взлетела в воздух на три сотни футов – выше «Фантомов», – а из-под башни торчали дергающиеся ноги танкиста.

Несколько танков все же уцелели после бомбежки с воздуха и, смешав ряды, развернулись и поехали сквозь огонь и дым обратно в спасительные джунгли, давя на ходу свою собственную пехоту.

Через тридцать секунд после «Фантомов» прилетели три самолета морской авиации – это были «A4D Скайхоукс» с авианосца военно-морского флота США «Китти Хоук». Они сбросили напалм с трех сторон от реакторного комплекса. Из-за огня и дыма Дар и остальные снайперы не смогли перестрелять удирающих вьетконговцев, уцелевших после бомбежки, но таких было очень немного.

Следующие двадцать четыре часа сохранились в памяти Дарвина менее ясно, но он знал, что никогда их не забудет.

Со временем что-то произошло, и объяснить это физическими законами не представляется возможным. Время искривилось, невообразимо растянулось – Дарвину казалось, что почти до бесконечности, – и при этом словно собиралось в складки, одни события накладывались на другие и существовали одновременно, хотя их должны были разделять многие часы и минуты. Дарвин как будто провалился сквозь временной горизонт в одну из черных дыр, которые он впоследствии будет изучать во время работы над докторской диссертацией.

Утром второго дня четверо морских пехотинцев отбили еще несколько атак вьетнамской пехоты. Во время одной из этих атак поддержка с воздуха запоздала на полчаса, и несколько сотен солдат северовьетнамской армии прорвались ко внутреннему кругу ограждения. Это были не тощие вьетконговцы в черных пижамах, а настоящие солдаты в камуфляжной форме, прекрасно вооруженные и обученные, – гордость армии Северного Вьетнама.

В обычной ситуации четверо морских пехотинцев просто вызвали бы по рации артиллерийскую поддержку с какой-нибудь ближайшей базы. Но вся американская артиллерия уже была погружена на корабли и вывезена из Вьетнама, а артиллерия местной, южновьетнамской армии находилась слишком далеко от Далата. Единственное, что спасло их маленький Аламо, так это распоряжение командования северовьетнамской армии сохранить реактор целым и невредимым.

Дар помнил – это было как раз в то утро второго дня, во время одной из бешеных атак вьетнамцев. Ствол его родной снайперской винтовки настолько разогрелся от частых выстрелов, что Дару пришлось на время отложить свою «М-40», чтобы остыла, и стрелять из запасной «М-14».

Нед погиб от пули вьетнамского снайпера как раз перед окончанием самой страшной атаки, последней в то утро – или, может быть, сразу после нее. Дар не мог вспомнить наверняка, что было раньше, что – позже. Но он прекрасно помнил, кто погиб первым и кто – потом.

Неда убили около полудня. Пуля попала в глаз, когда он корректировал стрельбу, глядя в двадцатикратный телескоп. Сержант Карлос получил две пули во время вечерней перестрелки. Пули попали в грудь и в горло, и Карлос умер, как раз когда солнце стало красным и скрылось за горой Ланг-Бианг. В Чака попало сразу несколько пуль, и он умер через несколько секунд после того, как они погрузились на борт «Си Сталлиона».

Всю последнюю ночь Уолли и Джон все еще работали в недрах реактора, они демонтировали радиоактивные материалы с помощью «уолдо» – специальных дистанционных держателей.

Этой ночью Чак и Дар обсудили между собой план «Б». План «Б» состоял в том, чтобы пройти пятьдесят миль до побережья пешком. Оба морских пехотинца понимали, что теперь сделать это уже невозможно. И дело было не только в том, что вокруг реакторного комплекса собралось по меньшей мере два батальона северовьетнамской мотопехоты, а в джунглях засело не меньше трех рот вьетконговских партизан. С этим морские пехотинцы еще смогли бы управиться. Но Нед и сержант Карлос погибли. Дар и Чак не смогли бы дойти до побережья, неся на себе тела двух погибших товарищей. А ведь еще пришлось бы помогать ученым тащить радиоактивные изотопы и плутоний в свинцовых контейнерах, которые весили не одну сотню фунтов. Морские пехотинцы не бросают погибших.

Дар всегда считал этот обычай совершенно идиотским – рисковать жизнями солдат только ради того, чтобы спасти мертвые тела, – но он твердо знал, что не нарушит традицию и не оставит Карлоса и Неда врагам.

Во время последней за этот долгий день атаки на вьетнамцев снова сбросили с воздуха напалм. Некоторые бомбы разорвались совсем рядом с реакторным комплексом. Одноэтажные служебные строения загорелись, вместе с ними сгорели и джипы. Огонь перекинулся даже на фундамент главного здания реакторного комплекса.

Дар до конца своих дней не забудет запах поджаренной человеческой плоти, как и свой жгучий стыд оттого, что при этом запахе его рот наполнился слюной. Дарвин был страшно голоден. К тому времени он уже двадцать часов ничего не ел.

Крики горящих вьетнамцев раздавались, казалось, всего в нескольких футах от позиции морских пехотинцев – хотя на самом деле до них было не меньше пятидесяти ярдов. Дарвин ясно помнил, как он съежился на бетонном полу галереи, прикрывая своим телом снайперскую винтовку, как мать защищает ребенка, а в это время вокруг здания с реактором на двести футов вверх взметнулось пламя и воздух стал слишком горячим, чтобы дышать.

Всю следующую ночь Чак и Дар перебегали с одной позиции на другую, высматривали через ночные прицелы подбирающихся со всех сторон вьетнамских саперов и солдат и расстреливали их с максимального расстояния.

– Настоящий Beau Geste,[26] – крикнул Дарвин Чаку во время очередного затишья между выстрелами.

– Чего? – переспросил морской пехотинец с верхней галереи.

– Да черт с ним! – крикнул в ответ Дар.

На этот раз вьетнамцы пошли в атаку под прикрытием дымовой завесы – и это было умно, потому что даже через ночные прицелы за плотными клубами дыма ничего нельзя было разглядеть. Но в воздухе и без того было уже столько дыма, что вьетнамским снайперам тоже ничего не было видно, и они не могли прикрывать атакующих прицельным огнем.

Обычно вьетнамцы не успевали подползти ближе чем на сто ярдов – либо Дар, либо Чак замечали фигуру в зеленом, движущуюся по склонам холма сквозь адские клубы дыма и пылающие белым огнем кляксы напалма – и тогда один из снайперов убивал вьетнамца единственным метким выстрелом.

Если же оба морских пехотинца стреляли с одной и той же стороны здания, они, чтобы не тратить два патрона на одну цель, кричали друг другу, заметив врага: «Этот мой!» – совсем как детишки из бейсбольной команды Малой лиги.

В два ноль-ноль второй ночи Уолли и Джон выбрались на галерею и сообщили, что все ценное уже упаковано в свинцовые контейнеры, можно загружать их в джипы и уезжать. Пока Дар объяснял, что планы несколько переменились, вьетнамцы непрерывно обстреливали реакторный комплекс. Тысячи пуль барабанили о бетонные стенки галереи. Мешки с песком были изрешечены пулями и изорваны в клочья. Пули ударяли в песок так часто, что казалось, будто это крупные капли дождя стучат по брезентовому тенту. Опаснее всего были рикошеты. Оба морских пехотинца были залиты кровью из множества ран от острых осколков бетона и срикошетивших пуль.

Дар помнил, как Уолли протер свои очки – покрасневшие от усталости глаза ученого расширились при виде залитого кровью, израненного Дара – и спросил:

– Здесь что, стреляли и тогда, когда мы работали?

Рация «PRC-45» вышла из строя вскоре после того, как Уолли и Джон закончили работу, но Дар успел вызвать две группы поддержки с воздуха на четыре часа утра.

Новый план отхода заключался в следующем: к далатскому реактору прибудут два маленьких вертолета и заберут двоих морских пехотинцев, два трупа, двух ученых и полтонны свинцовых контейнеров с радиоактивными веществами. Операция пройдет под прикрытием массированного налета авиации – пространство вокруг реакторного комплекса забросают напалмом. А потом боевые вертолеты «Хью» обстреляют прилегающий к реакторному комплексу участок джунглей ракетами. Но флотские засомневались, что легкие вертолеты смогут поднять такой груз. Кроме того, сажать бок о бок при таком сильном задымлении и под массивным обстрелом два вертолета значило бы играть со смертью.

В конце концов флотские пообещали освободить для спасательной миссии большой вертолет «Си Сталлион», который сейчас занят переброской из Сайгона на морские транспорты важных вьетнамских политиков с их семьями и пожитками.

В четыре ноль-ноль не было ни налета авиации, ни ракетного обстрела с «Хью», ни спасательного вертолета… Дар понял, что после восхода солнца ни о какой эвакуации по воздуху не может быть и речи, потому что вьетнамцы подтянули к далатскому реактору мощные противовоздушные орудия и стрелков с ручными гранатометами.

В пять сорок Дар, еле держась на ногах от усталости, отложил «М-14» с ночным прицелом и снова взял свою снайперскую «М-40» с редфилдовским прицелом, рассчитанным на светлое время суток. Дар помнил, как протирал забрызганные кровью линзы прицела, хотя чья это была кровь, он не знал.

Когда над далатским реактором во второй раз «вышла из мрака младая, с перстами пурпурными Эос» – эта строка из Гомера эхом отдавалась в сознании Дара, – он впервые почувствовал, что засыпает на ходу. Он почувствовал, что поддается нахлынувшему страху и жажде крови, почувствовал, что теряет самообладание, которое старался выработать в себе в течение всей своей короткой жизни.

Шесть «Фантомов» F-4 прилетели в шесть сорок пять утра. Они разбросали вокруг столько напалма, что у Дара обгорели брови и почти все волосы. Не успел затихнуть оглушительный рев улетевших «Фантомов», как в бой вступили «Хью». Они расстреливали ракетами и поливали из пулеметов джунгли по всем четырем направлениям от реакторного комплекса.

Из джунглей в небо взвились ракеты, выпущенные из ручных гранатометов. Ракеты оставляли за собой дымовые хвосты, словно фейерверки на День независимости. Но «Хью» скользили очень низко, всего в паре метров от земли и поваленных танками изгородей. Они пролетели насквозь стену огня и начали обстреливать джунгли из пулеметов, приняв на себя массированный огонь легкого оружия вьетнамцев, но не рисковали набирать высоту, чтобы не попасть под ракетный удар.

А потом прилетел «Си Сталлион» и закрутил винтами дым в сложные спирали, загипнотизировавшие измотанного до полного отупения Дарвина Минора. Дар даже забыл, что нужно куда-то идти, – его зачаровали причудливые спирали и завихрения дыма, расходящиеся от мощных лопастей вертолетных винтов.

Много лет спустя Дарвин исследовал фрактальные вариации этого феномена, применив к ним математическую теорию хаоса. Но из событий, происходивших в шесть сорок пять утра второго дня в Далате, Дарвин запомнил только, как Чак оттаскивал его с галереи, как он нес тело сержанта Карлоса в ожидающий вертолет, а Чак в это время нес обмякшее тело Неда, а потом вернулся обратно на галерею, чтобы помочь ученым погрузить в вертолет свинцовые контейнеры с изотопами и прочие трофеи.

Самым главным трофеем был свинцовый контейнер, в котором содержалось восемьдесят граммов бесценного плутония, – точно так же, как случайный камень с поверхности Луны, который астронавты с «Аполлона» подобрали сразу после высадки из лунного модуля, несколько лет назад. Чак поднял этот контейнер и понес в вертолет, а Дар тем временем загружал последний ящик с радиактивными отходами.

У Дарвина перед глазами до сих пор ясно стояла эта картина – в спину Чаку впивается сразу полтора десятка пуль. Дым немного развеялся, и вьетнамские снайперы начали стрелять из-за внутреннего круга поваленного ограждения.

Дар замер на месте. Уолли и Джон уже забрались внутрь вертолета, а Дар все еще был снаружи, меньше чем в сотне ярдов от двух или трех десятков вьетнамских стрелков, которые только что разнесли Чака на окровавленные клочья. И хотя течение времени в то мгновение снова искривилось, Дар понимал, что все равно не успеет схватить винтовку или добежать до укрытия. Он уже видел, как стволы «АК-47» поворачиваются в его сторону. Все происходило словно в замедленном кино.

А потом над головой у Дара пролетел вертолет «Хью» – тоже очень, очень медленно – и расстрелял вьетнамцев из пулемета.

В абсолютной тишине – Дарвин не слышал ни единого звука – пустые гильзы из пулемета отлетали и падали, падали сотнями, тысячами, падали вниз, ослепительно сверкая в лучах восходящего солнца. Солнечный свет, отражавшийся от тысяч падающих стреляных гильз, создавал невиданное по красоте зрелище. Внезапно всех вьетнамских снайперов разом накрыло облаком пыли и отбросило вниз и назад, как будто их походя смела невидимая десница божия.

Дар взвалил тело Чака на плечо, подхватил бесценный контейнер с плутонием и побежал к вертолету.

В этот день Дар из всего полета к ожидающему кораблю запомнил только одно – последний взгляд на далатский реактор, окутанный клубами дыма. Все шестиэтажное здание было покрыто выбоинами от пуль. На бетонной стене снизу доверху негде было приложить ладонь так, чтобы не прикрыть один или два выщербленных пулями кратера.

Мешков с песком больше не было – их изорвало пулями в клочья.

Дар совсем не запомнил, как вертолет садился на корабль-авианосец. Он смутно помнил только о небольшом недоразумении, которое случилось, когда его принесли в переполненный госпиталь.

Корабельный хирург спросил:

– Насколько тяжело вы ранены?

– Я не ранен, – сказал Дар. – Это просто ссадины от рикошетов и порезы от осколков бетона.

С него сняли ботинки, срезали изорванные, пропитанные кровью рубашку и брюки и обмыли губкой залитое кровью тело.

– Извини, сынок, – сказал пожилой хирург. – Дело плохо. В тебе сидят по меньшей мере три пули.

Дар не особенно встревожился, даже когда ему начали давать наркоз. Он на себе отнес в вертолет сержанта Карлоса, а потом Чака. Он не может быть слишком уж сильно ранен. Скорее всего пули из «АК-47» потеряли большую часть кинетической энергии при ударе о бетонную стену или пролетели сквозь полупустой мешок с песком и только потом, уже на излете, попали в него. Дар даже не помнил, когда его ранило.

Дар пришел в себя через четыре дня после операции, и узнал, что огромный авианосец настолько переполнен беженцами, что самолеты и вертолеты – в том числе и «Си Сталлион», который их спас, – пришлось столкнуть с палубы в море, чтобы освободить место для посадки других вертолетов, привозивших важных шишек из Сайгона.

Дар снова заснул. Когда он проснулся в следующий раз, Сайгон уже перешел в руки коммунистов, которые сразу же переименовали город в Хошимин.

Последние дипломаты и сотрудники ЦРУ собрались на крыше американского посольства – их забирали оттуда маленькие быстрые вертолеты, – а тем временем заградительный отряд морской пехоты сдерживал натиск тысяч обезумевших вьетнамских союзников. Потом морских пехотинцев тоже эвакуировали на вертолетах, под массированным огнем противника.

Авианосец отправился домой, в Соединенные Штаты. Важные южновьетнамские политики заняли каюты экипажа, а сотням выселенных с законных мест моряков и морских пехотинцев приходилось спать прямо на палубе. Измученные, обессилевшие люди ютились под уцелевшими вертолетами, стараясь укрыться от дождя. А дождь теперь лил непрерывно, и днем и ночью.


Дарвин согласился рассказать Сидни о Далате, но предложил сперва пообедать.

– Хорошие были макароны, – заметила Сид, доедая свою порцию спагетти.

Дарвин кивнул.

– А теперь расскажешь мне про Далат? – спросила она, держа в руках чашку с кофе. – Мне известны только голые факты.

– Рассказывать особо и нечего, – ответил Дарвин. – Я пробыл там всего сорок восемь часов. Тогда, в семьдесят пятом. Но в девяносто седьмом я снова там побывал, в шестидневном туристическом туре, который начинался в Хошимине, а заканчивался в Далате. Американцев отговаривают от поездок по Вьетнаму, но это и не запрещено. Вылетаешь из Бангкока. Билет на самолет вьетнамской аэролинии стоит двести семьдесят долларов. Если хочешь лететь с большими удобствами, покупаешь билет на тайваньский траспорт, за триста двадцать долларов. В Далате можно остановиться в клоповнике под гордым названием отель «Далат», или в блошином рассаднике по имени «Минх-Там», или в шикарной, по представлениям вьетнамцев, курортной гостинице «Анх-Доа». Я останавливался в «Анх-Доа». Там даже был бассейн.

– А я думала, что ты не любишь летать на самолетах в качестве пассажира, – заметила Сидни.

– За редким исключением. В любом случае это была чудесная поездка. Туристический автобус выезжает из Хошимина по Двадцатому национальному шоссе, мимо Баолока, Ди-Линга и Дук-Тронга. Вокруг расстилаются зеленые плантации, преимущественно чайные и кофейные. Затем автобус поднимается на южную оконечность плато Ланг-Бианг и въезжает в город Далат.

Сид молча слушала.

– Далат знаменит своими озерами, – продолжал Дарвин. – Они называются Хуанг-Хуонг, Тха-Тхо, Да-Тхиен, Ван-Киеп, Ме-Линх… красивые названия и прекрасные озера, если не обращать внимания на некоторую загрязненность промышленными отходами.

Сид продолжала хранить молчание.

– Есть и джунгли, – тем временем рассказывал Дарвин, – но рядом с городом растут в основном хвойные леса. Даже леса и долины имеют волшебные названия – Ай-Ан, что значит Страстный лес, и Тинх-Еу, что переводится как долина Любви.

Сидни отставила чашку.

– Спасибо за увлекательную экскурсию, Дар, но мне глубоко плевать, как выглядел Далат в 1997 году. Расскажи, что случилось тогда, в семьдесят пятом? Эти сведения до сих пор засекречены, но я знаю, что ты вернулся из Далата с «Серебряной звездой» и «Пурпурным сердцем».

– Тогда выдавали побрякушки всем, кто присутствовал на финале пьесы, – сказал Дар, отхлебывая свой кофе. – Эти типично для стран и армий, проигравших войну, они начинают раздавать медали направо и налево.

Сид терпеливо ждала ответа.

– Ну, хорошо, – сдался он. – Честно говоря, материалы далатской миссии до сих пор считаются засекреченными, хотя это уже давно не тайна. В январе 1997 года какая-то газетка под названием «Три-Сити геральд» опубликовала статью про эти события, которую перепечатали и разместили на последних страницах некоторые другие газеты. Сам я их не видел, но мне рассказал об этом служащий в туристическом агентстве, когда я пришел покупать путевку.

Сидни взяла чашку с кофе и сделала глоток.

– Рассказывать особо не о чем, – повторил Дарвин хрипловатым голосом и подумал, что, пожалуй, слегка простудился. – Во время большого исхода из Сайгона вьетнамцы напомнили, что мы когда-то помогли им построить реактор в Далате. Там оставались некоторые материалы для ядерного реактора, в том числе восемьдесят грамм плутония. Нашим не хотелось отдавать их в руки коммунистов за здорово живешь. Поэтому они направили туда героических ученых, Уолли и Джона, чтобы они забрали радиоактивные материалы, прежде чем до них доберутся ВК и СВА. И ученым это удалось.

– Ты, как снайпер морской пехоты, был с ними, – уточнила Сид. – А потом?

– Да вот, собственно, и все. Уолли с Джоном сами проделали всю работу – извлекли и упаковали необходимые материалы, – ответил Дарвин и даже нашел в себе силы улыбнуться. – Они смогли заглушить реактор и найти контейнеры для переноски радиоактивных материалов. Дольше всего они возились с подъемником. Мы взяли эти контейнеры и улетели.

– Но там было сражение или нет? – не унималась Сидни.

Дарвин встал, чтобы налить себе еще кофе, и обнаружил, что в кофеварке пусто. Сев на место, он с минуту помолчал, а потом сказал:

– Ясное дело. На войне так и бывает. Даже на такой идиотской, как в семьдесят пятом.

– И ты, в гневе, стрелял из своей винтовки? – подсказала Сидни с вопросительной интонацией в голосе.

– Да нет, – ответил Дар. – Я стрелял, но без гнева. Это правда. А злился разве что на тех уродов, которые забыли про этот реактор.

– Доктор Дар Минор, – вздохнула Сид, – девятнадцатилетний снайпер… Так не похоже на человека, которого я знаю… насколько я его знаю.

Дар молча слушал.

– Может, ты хотя бы расскажешь, почему пошел в морскую пехоту? – спросила Сид. – И стал снайпером?

– Хорошо, – ответил Дарвин.

Его сердце забилось чаще, когда он понял, что действительно хочет рассказать ей, как все было на самом деле. И расскажет. В любом случае в решении стать морским пехотинцем и снайпером было куда больше личного, чем в его действиях в Далате.

Он посмотрел на часы.

– Вообще-то уже поздно, госпожа следователь. Может, отложим мои откровения на следующий раз? У меня еще куча дел на сегодня.

Сид закусила губу и огляделась. Перед тем как зажечь свет в доме, она задернула шторы и закрыла ставни, и теперь в комнате царил мрак, озаряемый одной-единственной настольной лампой.

На мгновение Дарвину пришла в голову невероятная мысль, что сейчас Сид предложит заночевать здесь, вдвоем. Его сердце заколотилось еще сильнее.

– Ладно, – наконец сказала она. – Я помогу тебе вымыть посуду, и поедем. Но обещай, что расскажешь, почему решил записаться в морскую пехоту. Идет?

– Обещаю, – услышал Дарвин собственный голос.

Они вышли в ночь и направились к машинам, и тогда Дар сказал:

– Тот случай в Далате имел забавное продолжение, поэтому, как мне кажется, все материалы и засекретили. Рассказать?

– Конечно.

– Помнишь, я сказал, что цель этой миссии состояла в том, чтобы вывезти бесценные восемьдесят грамм плутония?

– Да.

Дар включил зажигание правой рукой, в левой он держал футляр с оружием.

– Так вот, Уолли с Джоном нашли контейнер с надписью «плутоний», который мы и увезли. Мудрое начальство отправило его под охраной на склад в ядерном комплексе в Ханфорде, штат Айдахо, где уже хранились тысячи таких контейнеров.

– Ну?

– Вот и «ну»… В семьдесят девятом, через четыре года после всех событий, кому-то наконец пришло в голову заглянуть под крышку.

Он помолчал, а Сидни не торопила его. Ночной воздух был напоен ароматом хвои.

– Там оказался никакой не плутоний, – наконец сказал Дарвин. – Мы попали в эту переделку из-за восьмидесяти грамм полония.

– А в чем разница? – не поняла Сид.

– Плутоний используется для создания атомных и водородных бомб. А полоний не годится для этого.

– Как же они… Уолли, Джон и прочие… Как они могли так ошибиться?

– Уолли с Джоном ни при чем, – ответил Дар. – Кто-то из техников этого реактора прилепил на контейнер не ту этикетку.

– А что случилось с плутонием?

– В той самой «Три-Сити геральд» от 19 января 1997 года появилась еще одна статья, – ответил он. – Глава Социалистической Республики Вьетнам сообщил, что, я цитирую, «оставленный американцами плутоний используется по назначению в Центре ядерных исследований в Далате».

Дарвин улыбнулся, но Сидни продолжала мрачно молчать. Наконец она спросила:

– Значит, реактор не остановился, он продолжал работать?

– Русские специалисты помогли Северному Вьетнаму запустить реактор через месяц после окончания войны.

ГЛАВА 18

Т – ТРЕЙС

Дар Минор, безжалостный снайпер морской пехоты, провел остаток пятницы и всю субботу за шитьем и разглядыванием журналов «Аркитекчерал дайджест».

Несколько лет назад Лоуренс, копаясь в его книжных полках, наткнулся на стопки старых журналов по дизайну помещений и удивился:

– А это кто сюда притащил?

Дар сделал ошибку, когда попытался объяснить, для чего ему понадобилось хранить дома эти журналы; что мир без людей, который смотрит со страниц, такой статичный, такой совершенный, такой… правильный… Здесь поэзия навеки застывшего совершенства сочетается с прозой жизни, когда какая-нибудь пара, гомосексуальная или обычная, поселяется в безвременной, безмятежной и упорядоченной вселенной. Ничто, кажется, не нарушает вечной гармонии их жилища, все подушки аккуратно взбиты, все предметы обстановки всегда на своем месте. А на самом деле очередной номер «Аркитекчерал дайджест» выходит в свет всего за три месяца до того, как продюсер и кинозвезда, идеальный дом которых красуется на всех иллюстрациях, объявляют о разводе. Дарвина забавляла ирония ситуации – разница между совершенным дизайном великолепных интерьеров и хаосом настоящей жизни. К тому же эти журналы – подходящее чтиво перед сном или в ванной.

– Ты псих, – сделал вывод Лоуренс.


Дарвин листал журналы двухлетней давности в поисках одной статьи.

Особняк Далласа Трейса, который стоил шесть миллионов, вознесся на месте старых домов у перекрестка Малхолланд-Драйв и Вэлли-Сайд. Прежние дома, как узнал Дар, хотя в журнале об этом не было и строчки, были сравнительно скромными коттеджами (каждый – около миллиона долларов) в стиле 60-х годов. Адвокат Трейс выкупил три из них, снес постройки бульдозером и нанял одного из знаменитых архитекторов-эмигрантов, который выстроил ему шикарное постмодернистское… нечто из бетона, ржавого железа и стекла. Особняк стоял на вершине холма и возвышался над всеми окрестными домами и строениями.

Дарвин дважды перечитал статью, внимательно изучил три страницы с фотографиями и запомнил, какое окно смотрит из какой комнаты. К статье прилагался небольшой снимок тонко усмехающегося советника Трейса, который сидел в своем неудобном с виду барселонском кресле.

«Юридическая звезда мировой величины» – гласила подпись. Его невеста Иможена, двадцатитрехлетняя «мисс Бразилия» с пышным бюстом (занявшая в том году второе место на конкурсе «Мисс Вселенная»), пристроилась рядом с супругом на еще более неудобном с виду железном подлокотнике.

Даллас Трейс заставил ее официально сменить имя на Дестини,[27] поскольку судьба ее была такая – выйти замуж за знаменитого адвоката.

У Дара этот дом вызывал неприязнь и даже отвращение. Его тошнило от всех этих постмодернистских приемов: ведущих в никуда стен, узких кинжальных карнизов, претенциозных потолков высотой в сорок футов, промышленных материалов, утыканных болтами, крюками и гайками, проржавевших металлических «кулис», которые не поднимались и были ни к чему не пригодны, и узких ручейков-бассейнов, которые легко можно было перешагнуть.

Зато Дарвина порадовали строчки о замысле архитектора, который решил «…отказаться от таких мещанских предметов благоустройства, как шторы и ставни, чтобы высокие прекрасные окна, выходящие на простор лощины и сходящиеся во многих местах под острыми углами, помогали стирать грань между „снаружи“ и „внутри“ и впускали великолепные пейзажи в каждую светлую и просторную комнату».

Дар сверился с путеводителем и рельефными картами и выяснил, что «великолепные пейзажи» находились на единственном участке, уцелевшем от бульдозеров. Он остался нетронутым по двум причинам: во-первых, там раскопали индейское захоронение, а во-вторых, за его спасение неустанно боролись самые упрямые соседи, в том числе актер Леонард Нимой и писатель-фантаст Харлан Эллисон.


Пошить костюм Гилли не так-то просто. Дарвину пришлось взять камуфляжную форму – рубашку и штаны – большого размера, сделать из сетки выкройку по ее форме, укрепить переднюю часть костюма плотным полотном – тоже раскрашенным под камуфляж – и пришить куски брезента на локти и колени.

Затем Дар достал из тюков кучу нарезанных из мешковины и дерюги лоскутов и кусочков неправильной формы и «украсил» ими свой костюм. Семь часов кропотливого труда ушло на то, чтобы пришить проклятые клочки к каждой ячейке сети, а потом нашить получившееся безобразие на костюм. На передней части наряда лоскутов было не слишком много, зато на задней – на спине и на ногах – гораздо больше. В положении лежа эти лоскуты будут свисать до земли и делать фигуру притаившегося человека практически незаметной. Купленную накануне шляпу с широкими полями Дар тоже обшил кусочками мешковины и пристрочил к ней противомоскитную сетку, которую носят жители Аляски, спасаясь от комаров и мошки.

Готовясь к службе во Вьетнаме, Дарвин никогда не надевал и не шил костюма Гилли. Морские пехотинцы прятались в джунглях и сражались в своей зеленой или камуфляжной форме, часто используя для маскировки зеленые ветки и траву, или же прикрывали камуфляжем так называемые поясные окопы, в которых поджидали врага. Костюм Гилли был слишком жарким и неуклюжим для сражения в джунглях.

Но в середине семидесятых, в лагере «Пендлтон», неподалеку от Сан-Диего, Дар узнал историю костюма Гилли. Гилли называли шотландских егерей, которые примерно в 1800 году изобрели этот маскировочный наряд, чтобы незаметно подкрадываться к дичи или браконьерам. Немецкие снайперы во время Первой мировой войны отказались от предписанных им громоздких и неудобных шинелей с капюшоном и разработали современный вариант костюма Гилли, чтобы тайно перебираться через нейтральную полосу.

Вскоре они открыли преимущества капюшона из камуфляжного материала, который скрывал лицо и оставлял открытыми только глаза. Еще снайперы узнали, что человеческий глаз мгновенно схватывает и необычное движение – например, перемещение куста с места на место – и промельк белого лица. Блеск ружейного ствола тоже привлекает внимание солдата или вражеского снайпера, причем очень быстро.

Так и вышло, что старинные костюмы Гилли вырвались в этом столетии на первое место среди маскировочного снаряжения, пройдя долгий путь естественного отбора.

В настоящее время в снайперских школах, таких, как Королевская морская академия в Лимпстоне, графство Девоншир, или Школа снайперов морской пехоты в Куантико, штат Виргиния, или лагерь «Пендлтон», часто устраивают показательный выход. Когда к ним на полевые занятия приезжают офицеры из других служб, им читают лекцию о пользе камуфляжа в снайперском искусстве. В конце лекции рядом с пораженными офицерами поднимаются от пяти до тридцати пяти снайперов, обряженных в костюмы Гилли. Причем все они ухитряются подбираться на двадцать шагов, а ближайшие – на расстояние вытянутой руки. Общее правило при изготовлении маскировочных костюмов таково – если человека замечают прежде, чем на него наступят, костюм идет на доработку. В противном случае его носитель может отправиться прямиком в могилу.

Дарвин знал, что даже сейчас ученики снайперской школы обязаны научиться изготавливать такой костюм собственноручно в свободное от занятий время. Некоторые результаты их трудов, насколько узнал Дар из поездок в лагерь «Пендлтон», выглядели довольно оригинально.

«Кстати», – подумал он, выругался и отложил шитье. Позвонив в лагерь «Пендлтон», Дарвин оставил сообщение капитану Батлеру, чтобы тот ждал его во вторник вечером. Вернувшись к своим трудам, Дарвин тихо порадовался, что ему не придется выставлять свой костюм Гилли на суд специалистов. Морские пехотинцы никогда не отличались тактичностью.

Он закончил свой маскировочный костюм к середине дня и начал примерять обновку. Влез в рубашку, натянул штаны, застегнулся, нахлобучил широкополую шляпу с кусками мешковины и трехфутовой антикомариной сеткой. И повернулся к зеркалу, чтобы посмотреть, как он выглядит.

Зеркало отсутствовало, осталась только рама и два пулевых отверстия в дверце шкафа. Дар направился в ванную комнату. Встав у края ванны, оглядел себя в маленьком зеркале над раковиной, в котором он отражался только до пояса. Вид у Дарвина оказался такой глупый, что ему нестерпимо захотелось просто лечь в ванну, заснуть и проснуться только тогда, когда все это – включая Далласа Трейса, его «Альянс» и его русских боевиков – закончится само собой.

Дарвин решил, что в этом костюме он больше всего похож на монстра из низкобюджетного фильма ужасов годов этак шестидесятых: бесформенная куча из сотен коричневых, желтых и светло-зеленых кусочков неправильной формы. Сквозь антикомариную вуаль глаз не видать, руки скрыты длинными рукавами и лоскутьями из мешковины. Ничего человеческого в его облике не было – странная копна, больше похожая на огромное отрезанное ухо спаниеля.

– У-у! – пугнул он свое отражение.

Копна в зеркале никак не отреагировала.


Лоуренс согласился отвезти его, когда стемнеет, к тому месту, откуда Дар отправится в поход с ночевкой. Костюм Гилли и все, что по идее могло ему понадобиться, Дарвин сложил в свой самый большой рюкзак.

Когда он позвонил Лоуренсу субботним вечером и изложил свою просьбу, Ларри сказал:

– Ну конечно, я тебя отвезу. А что случилось с «Лендкруизером»? Сдается мне, что эта машина была бы для твоих целей в самый раз.

– Я не хочу оставлять машину на дороге возле того места, откуда собираюсь отправиться, – честно признался Дар. – Я буду бояться за нее.

Лоуренсу этого объяснения было более чем достаточно. Его забота о собственных машинах давно вошла в поговорку. Труди и Дарвин частенько посмеивались над тем, что Лоуренс пускался на любые уловки, чтобы припарковать машину в самом дальнем углу стоянки, причем так, чтобы ее с разных сторон защищал бордюр, дерево или кактус. Он делал все возможное, чтобы никто не поцарапал его машину. Если машина все-таки получала царапину или вмятину, Лоуренс немедленно ее продавал.

– Естественно, я тебя подкину, – согласился Лоуренс. – На сегодня у меня нет никаких планов. Только кино хотел посмотреть.

– Какое?

– «Эрнест едет в лагерь», – ответил Лоуренс. – Ничего страшного, я его уже видел.

«Двести тридцать шесть раз», – подумал Дарвин. А вслух сказал:

– Я не забуду твоей жертвы, Ларри.

– Лоуренс, – машинально поправил его Лоуренс. – Ты подъедешь к нам на своем «Лендкруизере» и оставишь его здесь или мне забрать тебя из дома?

– Я подъеду к вам, – сказал Дар.

Они выехали из Эскондидо, погрузив на заднее сиденье «Исудзу» туго набитый рюкзак Дара.

– Куда едем? – поинтересовался Лоуренс. – В лес у пустыни Анзо-Боррего? Или в Кливлендский национальный парк? А может, ты решил забраться куда подальше?

– На Малхолланд-Драйв, – ответил Дар.

Лоуренс чуть не врезался в бордюр тротуара.

– Мал… хол… ланд… Драйв? Которая в Лос-Анджелесе?

– Да.

– С ночевкой? – прищурившись, спросил Лоуренс.

– Ага, – спокойно ответил Дарвин. – Дня на два. Сотовый у меня с собой, так что я потом позвоню, чтобы ты приехал и меня забрал.

– Суббота, половина девятого вечера. Мы доберемся туда к полуночи, а ты еще собираешься в поход по Малхолланд-Драйв!

– Так и есть, – кивнул Дар. – А точнее, по бульвару Беверли-Глен. Лучше подъехать не на Малхолланд, а на перекресток Беверли-Хиллз и Беверли-Глен, как раз у склона горы… со стороны долины.

Лоуренс снова глянул на Дара прищурившись, потом ударил по тормозам и начал разворачиваться.

– Ты решил меня не подвозить? – спросил Дарвин.

– Не бойся, подвезу, – проворчал друг. – Но я не собираюсь переться в этот чертов Лос-Анджелес в субботнюю ночь, ехать через чертовы Беверли-Хиллз и останавливаться на этой чертовой Малхолланд, пока не заверну домой и не прихвачу свою пушку.

Он подозрительно покосился на Дарвина.

– Ты вооружен?

– Нет, – честно ответил тот.

– Псих, – сказал Лоуренс.


Дар попросил Лоуренса остановиться лишь один раз, на проспекте Вентура.

За три минуты он отыскал в Интернете незарегистрированный телефонный номер Далласа Трейса и выскочил к автомату, чтобы позвонить. Ответил женский голос с латиноамериканским акцентом – не страстный бразильский выговор, но и не пресный говор американских домохозяек.

– Мистер Джон Кокран желает поговорить с мистером Трейсом, – мягко, как типичный секретарь, промурлыкал в трубку Дар.

– Минуточку, – сказала женщина.

Через мгновение в трубке загремело фальшивое техасское рычание Далласа Трейса.

– Джонни! Что случилось, амиго?

Настала очередь Дарвина подделывать акцент. Он приложил к трубке свою красную бандану и зарычал с дикими обертонами обычного лос-анджелесского бандита с восточной окраины:

– Поворочай мозгами, и поймешь, что случилось, ты, гребаный кусок дерьма! Ты что, ублюдок, думаешь, что убрал с дороги Эспозито и с нами покончено? Я говорю про твою гребаную русскую мафию, свинья! Мы знаем про Япончикова и Зуева и не собираемся подставлять свои задницы, понял? Эти красные сволочи нас не запугают, мы идем по твою вонючую душу, скотина!

Дар повесил трубку и вернулся в машину. Лоуренс был достаточно близко, чтобы услышать большую часть его монолога.

– Звонил своей подружке? – полюбопытствовал начальник.

– Ага.

Лоуренс высадил Дарвина ярдах в двухстах от перекрестка Беверли-Глен и Малхолланд-Драйв. Они подождали, пока проедут машины и дорога опустеет, после чего Дар подхватил свой рюкзак и быстро сбежал по склону холма в высокую придорожную траву. Больше всего ему не хотелось, чтобы полиция Шерман-Оукс арестовала его в первые пять минут операции.

Лоуренс уехал.

Дарвин полез в рюкзак и достал аккуратно упакованный прибор ночного видения и коробочку с маскировочным гримом. Костюм Гилли был довольно тяжелым, но большую часть веса составляли оптические приборы, предусмотрительно упакованные в мягкий пенопласт.

Дарвин был одет в черные джинсы, черные ботинки от Мефисто и черную льняную куртку. Включив питание прибора ночного видения, он обнаружил, что стоит прямо перед ограждением из колючей проволоки. Огни Сан-Фернандо, прятавшегося в долине, были такими яркими, что стоило Дару поднять взгляд выше кромки холмов, как перед глазами вспыхивало слепящее сияние.

«Советник с женой построили дом с тем расчетом, чтобы оказаться в ореоле огней ночного города, – гласила статья в журнале. – Тот же вид вдохновил их бывшего соседа Стивена на создание незабываемого инопланетного корабля-матки». Дару потребовалось целых двадцать минут на то, чтобы сообразить, о чем идет речь. Прежде неподалеку проживал Стивен Спилберг, который работал тогда над «Близкими контактами третьего рода». А сейчас цепочка огней в форме спилберговского корабля-матки или просто латинской буквы V стала для Дара занозой в пятке – а точнее, бельмом в глазу.

Дарвин снял очки ночного видения и принялся разрисовывать лицо и руки гримом. Необходимо было высветлить те части лица, которые обычно оставались в тени – под скулами, подбородком и носом, – и затемнить выступающие части – нос, скулы, челюсти и лоб. Главное – превратить открытые участки тела – руки и лицо – в неравномерные черно-белые пятна, чтобы наблюдатель не сумел составить из них на расстоянии привычные очертания рук и лица.

Он перешел свой Рубикон. Если сейчас патруль Шерман – Оукс случайно его засечет, то объяснить, почему он находится здесь с раскрашенной физиономией, будет чрезвычайно трудно. Да и прибор ночного видения вместе с костюмом Гилли в рюкзаке едва ли помогут найти общий язык с полицией. Правда, пока он не совершил ничего противозаконного.

Все это пронеслось в голове у Дарвина, пока он перелезал через ограждение и шагал по направлению к гребню горы. Он прошел мимо нескольких деревьев, росших вдоль Малхолланд, пробрался через кусты и высокую траву и оказался на вершине. На обоих склонах горы – каждый примерно двести ярдов длиной – стояли дома, освещенные фонарями у входа. В придачу к фонарям луна светила ярко, так что Дар решил, что прибор ночного видения на данном этапе и не к чему.

Через десять минут Дарвин оказался прямо напротив особняка Далласа Трейса. Из «Аркитекчерал дайджест» он знал, что фасад дома представляет собой глухую неприступную крепость: высокие стены без единого окна, подземный гараж с автоматическими воротами и никаких признаков центрального входа.

Наверняка, подумалось Дару, для ФБР, следователей окружной прокуратуры и всех, кто пытается по долгу службы вести за Трейсом наблюдение, этот дом – настоящая морока. Зато внутренний двор особняка купался в море света. Казалось, что горели все лампы в каждой комнате. Дар опустился на одно колено, осторожно поставил рюкзак на землю и достал старый оптический прицел «редфилд». Он давал только трех-, девятикратное увеличение, зато был проще в обращении, чем бинокли, и одну пару линз во время дневного наблюдения можно было снять.

Сомнений не оставалось, это тот самый особняк. Бассейн шириной в четыре фута, выложенный алой плиткой, ярко сверкал при электрическом освещении. За бассейном зеленел тщательно подстриженный газон. Дар различил забор, увенчанный колючей проволокой, в двадцати ярдах ниже по склону. В свете, льющемся из окон, Дарвин разглядел на ограждении и стенах прожектора с детекторами, реагирующими на движение. Он нисколько не сомневался, что и забор, и двери, и окна – все подключено к сигнализации. Так что частная охранная контора и полиция Шерман-Оукс мгновенно поднимется в ружье, даже если во внутренний двор особняка запрыгнет самая обыкновенная белка. Дом мистера Далласа Трейса был неприступен для ленивого или неосторожного грабителя.

Залитые светом комнаты были безлюдны, никто не сидел на диванах и кушетках, даже кресло перед огромным включенным телевизором с диагональю в шестьдесят четыре дюйма пустовало. Журнал не преувеличивал, когда рассыпал восторги по поводу сорокафутовых потолков в комнатах на первом этаже. Две стены с высокими окнами сходились под острым углом и нависали над темным склоном холма, как сверкающий огнями нос большого корабля. Как всегда, сталкиваясь с подобной архитектурной гигантоманией, Дарвин подумал: «А кто, интересно, меняет перегоревшие лампочки и моет эти кошмарные окна?» И нашел успокоение в мысли, что в душе он был и остается практичным мещанином.

В данную минуту его практичность напомнила, что пора подыскать подходящее местечко, где он просидит следующие двадцать четыре часа.

Снайпер, облаченный в костюм Гилли, не должен шевелиться, разве что в самом крайнем случае. Он обязан лежать на месте целые сутки и наблюдать. По собственному опыту Дар знал, как это тяжело, если место выбрано неудачно – на муравейнике, на кактусе, на россыпи камней или у самой норы гремучей змеи.

Дарвин надел прибор ночного видения и начал выбирать подходящее местечко к северо-востоку от дома Трейса, откуда хорошо просматривались все окна особняка. И вскоре нашел относительно ровную площадку чуть ниже кромки холма, между испанской юккой и большим квадратным валуном. Второй валун, за спиной, скроет его днем от глаз праздношатающихся личностей, если таковым вздумается прогуляться по гребню холма. А высокая трава впереди не позволит разглядеть его наблюдателям из дома. Но чтобы еще раз все проверить, Дар снял прибор ночного видения, повернулся спиной к особняку Трейса и изучил с помощью потайного фонарика каждый дюйм своего будущего наблюдательного пункта.

Он убрал все камни крупнее ногтя, поскольку знал, что даже такие крохотные камешки способны превратить наблюдение в пытку еще до рассвета. Одновременно Дарвин проверял пригодность этого места по давно составленному списку: муравьи – нету; кактусы – нету; змеи – нету; норы сусликов – нету; собачье дерьмо – нету; лисьи норы – нету; звериные следы – нету (не хватало только устроиться на охотничьей тропе какого-нибудь животного). И, наконец, следы человека – окурки, шоколадная фольга или обертки, банки из-под пива, использованные презервативы – нету.

Дар вздохнул, достал свой костюм Гилли и облачился, стараясь не шуметь. Затем он спрятал рюкзак под заготовленную заранее маскировочную сетку, растянулся на земле, ощущая локтями, коленями и животом мягкую прокладку полотнища, положил под бок камеру с мощными четырехсотмиллиметровыми линзами и приник к редфилдовскому оптическому прицелу. Так началась эта долгая ночь.

Во время службы в Седьмом полку морской пехоты, почти четверть века назад, Дарвин Минор учился, как вести дневник наблюдений. У него не было с собой ни ручки, ни карандаша, но, если бы были, дневник получился бы примерно следующим:


Дата: 24/6 (суббота)

Время: 23.00

Место: возвышенность-1, объект-1 (коорд. 767502)

23.10. Первое движение в доме. Горничная уходит.

23.45. Миссис Даллас Трейс (Дестини) входит в большой зал в сопровождении мужчины. Он блондин с ровным загаром, с накачанными, как у культуриста, мышцами. Не мистер Трейс. Видимо, не Япончиков и не Зуев. Похож на типичного для Беверли-Хиллз смотрителя бассейнов.

23.50. Миссис Трейс и культурист поднимаются в спальню на втором этаже. Включают одну лампу. Энергично занимаются сексом.


25/6 (воскресенье)

00.05. Культурист пытается заснуть. Миссис Трейс спать не хочет. Повторяются действия, означенные выше.

00.30. Миссис Трейс будит культуриста и выставляет его из комнаты.

00.38. Даллас Трейс заходит в зал минуту спустя после того, как мистер Мускул выходит через дверь на кухне. Трейса сопровождают четверо телохранителей. Снимаю каждого «Никоном» с четырехсотмиллиметровыми линзами на высокочувствительную пленку. Телохранители выглядят слишком молодо для Япончикова и Зуева.

00.45. Телохранители осматривают внутренний двор и прилегающую территорию с помощью прибора ночного видения. Испугался, что они применят тепловидение, но понадеялся, что нагретые за день валуны смажут изображение. Телохранители используют только оптические приборы. Все вооружены пистолетами-пулеметами «Мак-10».

00.50. Д.Т. поднимается в спальню миссис Трейс. Она спит. Трейс спускается вниз по лестнице и беседует с телохранителями.

01.15. Д.Т. делает несколько телефонных звонков.

02.05. Телохранители заходят в дом. Д.Т. возвращается в спальню.

02.10. В спальне гаснет свет. Охрана остается в зале и в бильярдной. Разбиваются на пары.

03.00. Левую ногу сводит судорога всего после четырех часов наблюдения. Староват я стал для этого дерьма.

04.50. Начинает светать. Проверил, чтобы костюм Гилли и маскировочная сетка все прикрывали.

05.21. Рассвет. Всю ночь продрожал от холода. Теперь становится слишком жарко.

06.40. Не двигаясь, помочился в маленькую трещинку рядом с валуном. Давно не тренировался, но, черт побери, я не собираюсь выдавать свое укрытие так рано! Радуюсь, что всю субботу постился и принимал слабительное.

07.15. В особняке тихо, только сменилась охрана. Поставил поляризаторы, чтобы видеть через отражение восходящего солнца в окнах. Частично получается.

07.35. В двадцати метрах выше меня по склону протрусил бегун женского пола. Слышу, как играет ее плеер. С нею доберман. Собака подходит ко мне, нюхает и мочится сверху. Пес отозван хозяйкой.

09.30. Через редфилдовский прицел видно, как Д.Т. сидит на кухне и поглощает обильный завтрак. Миссис Д.Т. еще спит.

10.39. Миссис Д.Т. присоединяется к мужу за завтраком. Д.Т. звонит по телефону.

11.15. Д.Т. одевается – джинсы, ковбойские сапоги, голубая шелковая рубашка, кожаный жилет.

11.38. Д.Т. выходит из дома. Трое телохранителей уходят с ним.

12.22. Горничная уходит. Четвертый телохранитель поднимается вместе с миссис Д.Т. в спальню. Энергично занимаются сексом.

12.50. Телохранитель возвращается в зал.

13.00. Возвращается горничная.

14.30. Жара усиливается. Расходую воду осторожно, но уже допил вторую бутылку. Осталась еще одна.

14.40. По правой ноге проползла гремучая змея и устроилась позагорать на булыжнике. В метре от меня.

16.30. Змея уползла.

16.45. Сильный ливень. Видимость пока приемлемая.

16.55. Возвращается вчерашний культурист. Он точно смотритель бассейна. Слоняется по внутреннему дворику, держась у стен, чтобы не попасть под дождь.

17.10. Миссис Д.Т. уезжает вместе с четвертым телохранителем. Горничная зазывает культуриста в дом. Энергично занимаются сексом в комнате с телевизором.

18.20. Дождь прекращается, но сверху продолжают течь ручьи, прямо через мой наблюдательный пункт. Горничная и смотритель уходят. В доме тихо.

21.20. Из-за облаков сумерки быстро сменяются темнотой. От постоянного наблюдения устали глаза. Глазные капли на исходе.

22.10. Д.Т. возвращается, с ним четыре телохранителя и пять неизвестных мужчин. Незнакомцы выглядят как иностранцы. Трое из них остаются в зале, вместе с телохранителями Д.Т. Остальные двое и Д.Т. поднимаются в его кабинет.

22.45. Долгий разговор. Д.Т. сидит спиной к окну, совсем как у себя в центральном офисе. Двое мужчин ведут разговор стоя. Снял три черно-белых ролика на высокочувствительную пленку, используя сошки, чтобы придать устойчивость четырехсотмиллиметровым линзам. Это команда снайперов: Юрий Япончиков и Павел Зуев. Зуев даже держится слева, в трех шагах позади Япончикова, как и положено стоять наблюдателю по отношению к стрелку. Плохо получается читать по губам русских, хотя я уверен, что они говорят на английском. Разобрал только два слова «латино» и «мексиканец», которые они повторили несколько раз. Полагаю, что они решают, был ли мой вчерашний звонок обманом или нет.

22.55. Д.Т. показывает русским фотографию Эспозито и… мою. Снимки со мной сделаны с большого расстояния. Два – я в своей квартире в Сан-Диего, и один – я на месте несчастного случая с Гомесом. На двух последних фотографиях – моя хижина. Черт!

23.00. Совещание заканчивается. Делаю четкие снимки Зуева и Япончикова. Корректировщик совсем не похож на того мужика с бородой на фэбээровских фотографиях. Он высокий, худощавый, чисто выбрит. У него коротко стриженные черные волосы и глубоко посаженные глаза. Во время разговора он курил сигарету. Д.Т. явно злился, что ему пришлось вставать и искать пепельницу.

Япончиков постарше, ему года на два-три больше, чем мне. Он напоминает мне какого-то шведского актера… не помню имени… из фильмов Бергмана. Короткие светлые волосы, длинное морщинистое лицо, голубые глаза, точеные скулы и подбородок. Тонкие губы, кажется, вот-вот сложатся в ироническую усмешку. Одет в очень дорогой итальянский костюм. Больше похож не на русского, а на скандинава.

23.20. Все трое спускаются вниз и беседуют с семерыми телохранителями. Я уверен, что трое охранников, которые пришли с Я. и З., иностранцы, выходцы из Восточной Европы или России. Их предпочтения в одежде не успели измениться. А вот четверо местных телохранителей – явно киллеры американского разлива.

23.30. Снова начинается дождь. Сфотографировал всех десятерых мужчин. Подавил желание позвонить Далласу Трейсу по сотовому и попросить к телефону Япончикова.

23.40. Миссис Д.Т. возвращается домой и сразу ложится спать.

23.45. Япончиков, Зуев и трое русских уезжают.


26/6 (понедельник)

00.15. Д.Т. делает несколько звонков из своего кабинета.

00.42. Д.Т. отправляется в спальню. Миссис Д.Т. спит. Он пытается разбудить ее. Не получается. Д.Т. лежит в постели и смотрит телевизор.

01.50. Выключает телевизор. Свет в спальне гаснет. Охрана разбивается на пары и устанавливает очередность дежурства.

02.00. Вспомнил имя – Макс фон Зюдоф. Япончиков похож на Макса фон Зюдофа.

02.10. Двое охранников, которые отправились «спать» в боковую комнату на первом этаже, энергично занимаются однополым сексом. С предварительными ласками покончено, дальнейших подробностей разглядеть не могу.

02.35. Звоню, чтобы меня забрали. Лоуренс недоволен.

05.30. Покидаю пост с первыми лучами рассвета.

05.40. Лоуренс интересуется, не выжил ли я из ума окончательно.


Во вторник Дарвину удалось поспать всего пару часиков. Затем он проявил пленку в маленькой комнатке рядом с ванной. Некоторые кадры с крупным планом получились слишком зернистыми, но в целом лица были видны четко.

После чего он открыл директорию с лос-анджелесскими телефонными номерами и поискал адреса людей, которым звонил Даллас Трейс за все время рекогносцировки – Дару удалось разглядеть всю последовательность цифр, кроме одного раза, когда Трейс заслонил телефонный диск спиной.

Несколько номеров оказались незарегистрированными, но Дарвин быстро нашел их в интернетовском справочнике Лоуренса. Дар отметил расположение этих адресов в своем путеводителе по Лос-Анджелесу.

Специальный агент Уоррен оставил два послания на автоответчике и, когда Дар позвонил ему по телефону, сообщил, что у него есть запрошенные доктором Минором документы. Дар попросил выслать их сегодня же. Сид Олсон тоже оставила несколько сообщений. Дар позвонил ей в Дворец правосудия, заверил, что хорошо отдохнул в походе, и договорился встретиться в ее кабинете завтра утром.

Заказанные досье лично привез юный агент ФБР, попросил подписать пять формуляров и ушел с несчастным видом, оставив Дарвина в мучительной задумчивости – не следовало ли дать посыльному чаевые?

Дар в третий раз принял душ, надел брюки из хлопчатобумажного твида, темно-синюю рубашку и постарался проснуться.

Перед отъездом в лагерь «Пендлтон» он просмотрел документы. Досье на Япончикова оказалось гораздо толще, чем на Зуева, но большую его часть составляла информация, добытая из различных армейских источников. Материалы КГБ были изъяты. Дарвину всегда нравилось, как составители разнообразных досье интерпретируют пункт о свободе информации. Но оба досье сходились в следующем описании: русские снайперы, служившие в Афганистане, затем, в последние годы режима, в военизированных частях КГБ, в середине 90-х начали работать на русскую мафию, больше сведений нет. Еще прилагалась нечеткая фотография Зуева, изучив которую Дар пришел к выводу, что это совсем другой человек. К документам пришпилили еще один снимок, подписанный «Япончиков, Зуев и стрелковый взвод». Фото было сделано в Афганистане, с расстояния не меньше мили. Крупнозернистый снимок, где вместо лиц виднелись только белые пятна.

Дар усмехнулся. Предыдущая страница заставила его пересмотреть свои цели и задачи. И теперь основной задачей Дарвина было одно: хватать ноги в руки и бежать в лагерь «Пендлтон», пока не поздно.


В прежние времена, если ехать по шоссе I-5 через Ошенсайд, можно было полюбоваться на шоу, которое устраивала морская пехота США. С тех пор ничего не изменилось. Легкие танки и бронетранспортеры, оглушительно взревывая, проехали рядом с лагерной оградой и, подняв клубы пыли, свернули на укатанную колею, уводящую в пустынные холмы.

Следом за ними протарахтел вездеход. В полумиле от берега стояло десантное судно, и от него отплывали шлюпки, загруженные морскими пехотинцами. Десантники выпрыгивали в прибрежные волны, бежали по берегу в сторону песчаных дюн и под конец скрывались в небольшой рощице за холмами.

У северной оконечности огромной военной базы не было приграничного пропускного пункта со стороны Ошенсайда и Сан-Клементе, так что Дарвину пришлось подъехать с юга, со стороны Хилл-стрит. Прежде чем он успел добраться до административного корпуса, его останавливали трижды: два раза у ворот со шлагбаумом, где проверяли, действительно ли ему назначена встреча в три часа пополудни с капитаном Батлером, и один раз его остановил постовой пехотинец, заставив съехать с дороги. Как только Дар освободил проезд, мимо него на скорости сорок миль в час прогрохотали три танка и скрылись среди дюн.

У административного корпуса его документы проверяли еще три раза, но когда Дарвин наконец добрался до цели своего путешествия – неприметных кирпичных строений, – у него на груди красовался гостевой пропуск. Так что больше задержек не было.

Нед Батлер, капитан морской пехоты США, не заставил себя долго ждать. Секретарь провел Дарвина в кабинет, где за столом сидел высокий худощавый негр в аккуратной и отглаженной камуфляжной форме. Капитан Батлер выпрыгнул из-за стола и сжал Дара в крепких медвежьих объятиях, хотя обычно десантники ведут себя гораздо сдержанней.

– Черт, как я рад тебя видеть, Дарвин! – воскликнул капитан, широко улыбаясь. – Мы пропустили несколько наших обычных встреч в городе.

– Да, и не мало, – согласился Дар. – Я тоже рад тебя видеть, Нед.

Потакая своим маленьким слабостям, капитан Батлер всегда держал про запас термос с холодным чаем и корзину свежесобранных лимонов. И приятели принялись разливать чай, нарезать лимоны и провозглашать тосты.

– За д