Book: Волшебник Лукоморья, или Волкодав возвращается



Сильвестров Юрий

Волшебник Лукоморья, или Волкодав возвращается

Ю.В. Сильвестров

Волшебник Лукоморья,

или

Волкодав возвращается

"Все смешалось в доме Облонских..."

Л.Н. Толстой

Посвящается всем тем, кто верил в меня и помогал мне писать уже одним

только этим фактом.

(с) Все права на цитаты, зарегистрированные торговые марки и оригинальные идеи принадлежат их владельцам. Все остальные права (а именно: на несвежие, неоригинальные и неторговые отрывки из данного текста) нескромно присвоены его автором.

Всяческое копирование и распространение данного текста в печатном, электронном и/или ином виде безгранично приветствуется автором при условии сохранения его доброго имени в целости и сохранности.

Редакционная коллегия: Ю. Сильвестров, Ю. Сильвестров, Ю. Сильвестров и еще А. Сильвестров.

Главный редактор: Ю. Сильвестров.

Редактор: он же (см. выше).

Переводчик с английского, немецкого, китайского, старославянского, русского устного, а также языка внутреннего монолога героев - ну, вы поняли кто.

Издано в 2000 г. тиражом хрен знает сколько экземпляров (есть подозрения, что 1 (один))

Глава 1.

А ну-ка выпьем, храбрые вояки,

Друзья-сержанты, братья-денщики,

Не для тоски хмельной, не ради драки,

А от того, что пить не дураки!

М. Щербаков

Владимир Красное Солнышко пировали. Пировали долго и упорно, так, что по углам гридницы, среди прочего сора, валялись уже не только намаянные за день стольники, а и полтинники с пятиалтынными. На специальной низкой лавочке вещий Баян лениво перебирал пальцами гусельные струны, не забывая притом опрокидывать кубки хмельного меду в необъятные недра окладистой бороды.

"Не начать ли нам, бра-а-а-атия!" - неожиданно завопил певец, но тут же осекся и строго сказал сам себе: "Не начать!" Тем временем пальцы Баяна резвее забегали по струнам. "Ой, ладушки, ладу!" - запел певец, и ноги гостей сами запросились в пляс. "Ай-диду-ладу-БУМ!" - радостно упал под стол один из витязей. "БУМ! БУМ!" - повторило эхо.

Сам же Владимир пил, что называется, в меру, выпивая за раз не более полуведра браги, и успел-таки изрядно захмелеть, однако суровый его взгляд нет-нет да и обращался в сторону женихов своей младшенькой и оттого любимой дочери Людмилы.

Все веселились кругом, и только четверку женихов не занимали в этот вечер ни хмельной мед, ни пьяная брага. Каждый из них сидел на своем месте и думал свою думу.

Веселую думу думал удачливый жених Руслан. Вот сейчас опустится на землю ночь, зажгутся в небесах звезды - и он наконец-то прижмет к своему сердцу возлюбленную свою Людмилу. И назовет он ее любимой женой, а она его - мужем возлюбленным... Раз от разу, лишь только взоры их встречались над полным яств столом, звездным светом вспыхивали влюбленные очи, и казалось, будто самый воздух в этот миг становится твердым и звонким, словно хрусталь...

А неудачливые женихи - Рогдай, Фарлаф и Ратмир - ни о чем веселом не думали. Рубака-парень, Рогдай был оскорблен до глубины души. Что же это деется на белом свете, ежели князь отказал ему, Рогдаю! Тому самому Рогдаю, который огнем и мечом раздвинул границы Киевской Руси до самых до окраин, в которых много лесов, полей и рек! Рогдаю-завоевателю, завоевавшему мерь и весь, чудь и юдь (недаром за глаза его прозвали Рогдай - в рог дай, что несомненно свидетельствовало о его высоком авторитете среди воинов)! Рогдаю, сказавшему "Иду на вы!" ненавистным хазарам (тут Рогдай невольно покосился на пудовые кулаки сидящего рядом Ратмира и благоразумно решил вычеркнуть последнее из списка своих свершений). "Неправедно рассудил князь," - помыслил Рогдай, - "ой неправедно! Убью гада Руслана!" Лицо Рогдая выражала мрачную решимость. "Вот завтра же и убью." - с этой мыслью он опрокинул в себя очередной ковш пьянящей браги и блаженно захрапел, упав лицом в тарелку с остатками жаркого.

Ратмир же сидел мрачный, точно туча пыли, та, что поднимают табуны коней в его родных хазарских степях. Молодой хан ощущал себя полным идиотом. Как же, приехал за тридевять земель ко двору властителя земли Застольно-Киевской, хану Владимиру свет Красное Дневное Светило! Да не просто так приехал, а по приглашению, да еще и на собственную свадьбу! Но пока собрался, пока выехал, пока доехал - попал, как говорят эти русские, к разбору малахаев. И теперь Ратмир не знал даже, кого винить в случившемся себя ли, что долго собирался, Владимира ли хана - что не сдержал ханского слова, или почту начала одиннадцатого века, не сумевшую вовремя доставить ханское послание. На безусого мальчишку Руслана Ратмир зла не держал - за что?..

В последний разу ударил по струнам Боян - коротко взвыв, замолкли гусли. Владимир Красное Солнышко лениво махнул рукою, - кончился, мол, пир, гости дорогие, пора и свечи задувать! Свечи тут же задули, и припозднившимся витязям пришлось выбираться из-под стола в полной темноте, ежеминутно стукаясь то об стол, то об лавку, и поминая при этом известно чью матушку.

А счастливые новобрачные были уже далеко...

Глава 2.

Когда впервые, как в бреду,

Та фраза в воздухе застыла:

Мой милый, жди меня, мой милый,

И я приду, приду, приду ...

Г. Васильев и А. Иващенко

Руслан и Людмила были одни в полутемной гриднице и держались за руки, словно дети.

- А не соблаговолит ли непорочная девица Людмила свет Владимировна, дурашливо протянул Руслан, - одарить поцелуем мужа свово?

- А и соблаговолит, - усмехнулась Людмила, - хотя муж сей и говорит зело много не по делу, - и тут же приникла к его устам.

Поцелуй был долгим и страстным, и лишь по прошествии преизрядного времени его прервал влюбленный шепот Людмилы:

- Руслан, милый мой! Да знаешь ли ты, как я люблю тебя?

- Любушка моя, - прошептал в ответ Руслан, - я знаю; и знаю еще, что никто в целом свете не любит тебя так, как люблю тебя я! Нет у моего сердца другой отрады, кроме тебя; прикажи только - я сделаю для тебя все! Прикажешь достать звезду с небосклона - достану; велишь на дно морское нырнуть - кану в пучину окиянскую, скажешь "Умри!" - умру!

- Ладо мое! - прошептала Людмила, ласково приникая к Русланову челу...

И вдруг! Все переменилось враз. Где был воздух чистый, там стал дым коромыслом; где горела лампада - стало темно, как у арапа сами знаете где; где было темно и ничего не видно, - там, напротив, блеснула молния и захохотал кто-то мерзко и противно. Людмила вскрикнула испуганно:

- Ах, что же это?

- Не бойся, милая моя! - ответствовал Руслан, одной рукой спешно натягивая штаны, а другой прижимая к себе супругу. Вдруг он почувствовал, что Людмилу будто вырывают у него из рук. Тогда Руслан, отпустив на миг штаны, не глядя махнул рукой и попал во что-то мягкое и волосатое. Штаны, точно того и ждали, тут же сползли обратно, спутав Руслану ноги.

- Ах ты супостат! - неприлично выругался Руслан. - Что удумал, вражина: у мужа законную супругу увести! Ну, тогда получай!

Руслан ткнул кулаком туда, где в прошлый раз ощутил мягкое и волосатое нечто, и был премного удивлен, когда его кулак ничего там не встретил. От неожиданности Руслан отпустил вторую руку и тут же почувствовал, что падает. Его голова со страшной скоростью приближалась к дубовой скамье. Руслан попытался отскакнуть, но спутанные штанами ноги не послушались, и могучий богатырский лоб с грохотом ударился об скамью. Вокруг все зазвенело, закружилось, и глаза витязя сами собой закрылись. Только почудилось ему, что издалека доносится любимый голос, восклицающий:

- Мой милый! Жди меня, мой милый!

Но, быть может, только почудилось.

Когда Русла открыл глаза, горница была пуста, и в ней не было практически никого, если не считать сенных девок, сенных мамок, сенных нянек и сенных бабок, а также двух или трех дюжин витязей в тяжелых шеломах. Князь Владимир стоял впереди и укоризненно качал седобородой головой. Стоял он так уже видимо, давно, поскольку тяжелая Шапка Мономаха сползла князю на самые брови и грозила вот-вот свалиться на пол.

- Не уберег жену, шельмец! - грозно пророкотал княжеский бас. - Да за непотребство такое голову надобно сымать!

- Мать, мать, мать... - привычно отозвалось эхо.

Руслан покраснел и постарался подтянуть повыше злополучные штаны.

Вдруг невесть откуда взявшийся рядом с князем варяжский гость замахал руками, затопал ногами и закричал диким голосом:

- Фотка Белий Орель!

- Немца - казнить, - не оборачиваясь, приказал князь и стукнул об пол тяжелым княжеским жезлом.

- Слушай, народ, мое княжеское повеление! Поелику шельмец сей, - под тяжелым взглядом князя Руслан покраснел еще более, - супруги своей не уберег, повелеваю: тот, кто ее в отчий дом вернет, тот руку Людмилы и получит.

- А денег дашь? Ну хоть с полсотни? - прокричали в задних рядах.

- Зачем полсотни? - удивился князь. - Сотню дам! Эй, стража! Сотню плетей шутнику!

Гридничие споро скрутили одного из витязей и спешно поволокли прочь. Дурных шуток князь и сам не любил, и другим не прощал.

- Да, немца вернуть. Коли жив еще, - добавил князь мельком. - А сей шельмец...

Руслан, почуяв, что завоняло жареным, поспешил бухнуться перед Владимиром на колени.

- Не вели, батюшка, казнить, вели слово молвить! - заорал витязь, точно его резали.

- Ну молви, молви... - ответствовал князь, хмуря брови.

- Дозволь, батюшка, мне за Людмилой вдогонку кинуться и из полона злого ее вызволить! У меня жену украли - мне и ответ держать!

Владимир на мгновение замыслился.

- Ну так и быть, езжай, - проговорил он. - Но ежели Людмилы не воротишь - и самому тебе лучше бы не воротиться!

Грозный княжеский взгляд определенно не сулил Руслану ничего хорошего.

- Верну, батюшка! Как есть верну, - обрадовано вскричал Руслан, поднимаясь с колен. Не подпоясанные ничем штаны не преминули соскользнуть. В гриднице раздался громовой хохот...

Глава 3.

Мой конь притомился, стоптались мои башмаки,

Куда же мне ехать? Скажите мне, будьте добры.

До красной реки, моя радость, до красной реки,

До синей горы, моя радость, до синей горы.

Б. Окуджава

Чуден Днепр при тихой погоде! Чудны и птицы, населяющие его обрывистые берега. Редкая из них долетит до середины Днепра. Даже быстрокрылые чайки и те поворачивают обратно, словно не в силах преодолеть незримую границу. Почему? Кто знает... Молчит Днепр. Не открывает своей тайны.

Но чу! Садится за реку Солнце. Вот уже и тень набежала на ее серебристую гладь, и берега потемнели, помрачнели...

А что это движется там по реке? Или не по реке - по берегу? Кто эти всадники, что за отважная четверка гарцует на лошадях? Это они, неудачливые женихи красавицы Людмилы. Рядом скачут они, все четверо, и с подозрением косятся друг на друга: не хочет ли кто-то один избавиться от соперников? Не возьмет ли в руки богатырскую палицу или острый меч? Но не берет никто. Едут дальше.

Вдруг открывается перед ними перекрестье, где торный широкий путь пересек узенькую тропку, по которой едут они. Близ перекрестья вкопан в землю огромный камень - плита из замшелого гранита. Спешился едущий впереди Ратмир, читает надпись на камне1: "Направа пайдъшъ - бъзъ коня уйдъшъ, пряма пайдъшъ - в болото попадъшъ, налева пайдъшъ - дамой нъ воротешъся". И подпись: "Кащъй-Бис. Смъртный".

- Ну, други-братцы, пора нам расставаться, - проговорил Ратмир.

"Брат ты мне или не брат?" - мыслено спросил Рогдай, коего всегда занимали вопросы межнациональных отношений, а вслух произнес:

- Коня мне не жалко, а потому - поеду-ка я направо!

- Мы, хазары, - сказал Ратмир, - в огнях не горим, а в болотах не тонем. Мне, други, прямо!

Руслан колебался недолго.

- Я - не дама, - сказа он, - и дамой не ворочусь, а посему прямая мне дорога налево!

- Ну а мне, - с облегчением заявил Фарлаф, - остается одна дорога. Прощайте, друзья! Один за всех!

- И все без одного! - Подхватили витязи клич.

Руслан поворотил коня и отвернулся, дабы не показывать навернувшихся на глаза слез. Верный Сивка-Бурка послушно затрусил вперед. Руслан потрепал коня по холке и крикнул басом: "Но, милая!". Но милая не отозвалась, и Руслан, скрипя сердцем2, поехал дальше3.

Долго ли, коротко ли ехал он, про то никому неведомо, равно как и самому Руслану; но тут дорога в очередной раз повернула, и перед задумавшимся витязем внезапно возникла высокая гора.

У подножия горы виднелся вход в пещеру, напоминавший формой своей латинянскую букву "А". Вход закрывала дубовая дверь, окованная листовым железом, теперь, впрочем, отворенная. Над входом в пещеру трепетала на ветру изрядно потрепанная временем вывеска на ломанном русском языке: "Пъщъра офъ мистеръ Мак-Дугъль. Кто нъ спрятался, я нъ виноватъ"4. Руслан медленно спешился, не сводя глаз со входа в пещеру.

- Пещера-пещера, стань ко мне передом, а к горе задом! - позвал он, не особо, впрочем, рассчитывая на столь быстрый результат.

- Фик тебе! - отозвался из пещеры чей-то ехидный голос. - Это только на избушки с куриными мозгами действует!

Русла ненадолго задумался, но тут же отдумался и закричал пуще прежнего:

- Выходи на бой, Идолище Поганое! Попомнит тебе русский народ бойню у Калинова моста!

И добавил зачем-то: "Да здравствует феодализм - светлое будущее рабовладельческого строя!"

Из пещеры донесся давешний голос, но теперь он казался скорее напуганным, нежели ехидным.

- Ви есть оскорбить американский гражданин! Я быть жаловаться в американский посольство в Киеве!

Русла нахмурился и как бы невзначай перехватил булаву за рукоять.

- Ах, ты гой еси, добрый молодец! - вскричал витязь (Руслан никогда не отличался особыми географическим познаниями).

- Нет, нет, я не есть еврей, я есть финн! - донеслось из пещеры. "Финн! Инн!" - повторило эхо. Эхо хотело повторить еще и "Нн!", но запнулось и замолчало.

Между тем из пещеры вышел тот, кто назвался финном. Был он смуглым и золотоглазым; одет же он был в синие штаны с белесыми разводами и такую же куртку. Волосы его были зачесаны на косой пробор, а золотые зубы, видневшиеся в глубине рта, показывали, что человек он солидный и на мелочи размениваться не станет.

Тут Руслан смутился и вспомнил о вежливости.

- Здоровеньки були! - поздоровался он и протянул хозяину руку.

- Хэллоу! Меня зовут Финн, Гекельбери Финн, хотя друзья называют меня Гек, просто Гек! Ведь мы, я надеюсь, станем друзьями? - проговорил Финн, изо всех сил тряся протянутую ему руку.

Руслану этот словоохотливый человек пришелся по душе.

- А меня зовут Русланом, - назвался витязь. Он хотел было рассказать о себе побольше, но спохватился, - а вдруг этот Финн - монголо-татарский шпион? "Оно, конечно, - подумал Руслан, - Финн говорил, что американец; и даже в посольство жаловаться обещал... Но ежели с другой стороны посмотреть; одежда на нем странная, на нашенскую непохожая; говорит, опять же, с акцентом, да еще и зубы эти золотые... Надобно проверить!" Руслану очень кстати вспомнился грозного вида витязь с плаката, висевшего над рукомойником в княжеской гриднице. Витязь словно бы смотрел на тебя и указывал перстом. Под плакатом славянской вязью было написано: "Первого облика будь достоин! Ворог не дремлет!". И подпись: тысячник Пронин5.

- А как Вы здесь оказались? - спросил Руслан, делая заинтересованное лицо.

- О, это долгая история, - ответил Финн. - Во всем виновата христианская наука Мэри Беккер Эдди...

Финн задумчиво замолчал.

- Продолжайте, продолжайте, - подбодрил его витязь.

- Да, - повторил Финн, - во всем виновна Мэри Беккер Эдди. А все началось с того, что...

Глава 4.

Когда я был помоложе, я тоже имел коня...

М. Щербаков

Руслан и Финн сидели около костра и смотрели в огонь. Финн палочкой помешивал какое-то варево в стоящем на огне котелке.

- Итак, все началось с того, что я встретил ее, - проговорил Финн.

- Кого - ее? Мэри Беккер Эдди? - нетерпеливо переспросил Руслан.

- Молодой человек, вы можете меня не перебивать?! - возмутился хозяин. - Какую Мэри Беккер?!.. Нет, я встретил ее, когда она звалась Наина. Наина Иосифовна...

Финн ненадолго замолк, но затем продолжил:

Она была замужем за каким-то полупарализованным китайцем по фамилии Сосна-цзян. Он с трудом говорил и не мог ходить, его всюду возили в инвалидной коляске, а она - она была молода и красива... И удивительно ли, что я полюбил ее, едва встретив! О, как сейчас помню бал, на котором я впервые увидел ее! Ростовы устроили тогда роскошны прием в честь восемнадцатилетия Натали, и пригласили туда пол-Москвы! О, помню как сейчас! Как сейчас помню! Помню! Помню!.. Помню... Простите, молодой человек, о чем это я?

- Вы рассказывали о бале у Ростовых, - ответил донельзя заинтригованный Руслан.

- Да, да! - воскликнул Финн. - Помнится мне, танцую я с Наташей, и рассказываю эдак небрежно: "Знаете ли, Наташа - имел я как-то ночью козла!" А она и говорит: "Фи, коммандер, какой вы пошлый!" и бросает со мной танцевать. Мне назло подходит к полковнику Исаеву и отплясывает с ним мазурку. Я подхожу ближе, предвкушая развязку - и точно! Ну, Наташа ему и говорит: "Представляете, полковник, какой этот коммандер Финн пошлый!" А полковник ей и отвечает: "Он, мадам, не только пошлый, он еще и подлый! Вы только представьте - имел я как-то ночью козла!.."

Тут Финн залился каким-то совершенно ненатуральным смехом. Он смеялся несколько минут и лишь потом соблаговолил заметить, что Руслан даже не улыбнулся.



- А Вы чего не смеетесь? Неужели не смешно? Ах да, вероятно, Вам не известно значение слова "козел"!

Тут пальцы Руслана самопроизвольно сжались на рукояти его верной богатырской булавы по прозвищу "бандельерос", что, как известно, означает "злой стрелок".

- Ты че, старикан, в натуре из меня лоха клеишь? За козла ответишь! Волнуясь, Руслан всегда переходил на "ты".

- Нет, нет, что Вы, Вы меня не так поняли, - испуганно замахал руками Финн.

- Ты ручками-то не махай, а то час неровен нынче... Ох, неровен! произнес Руслан, грозно хмуря брови, но, будучи человеком незлобивым, долго серчать не умел.

- Ну, ладно, - проговорил витязь, к которому наряду с весельем стала возвращаться и обыкновенная манера разговора. - Ты уж прощай, коли что не так. Мы, русские, всяким новомодным штучкам не обучены, в университетах не бывали, консевраторий не знаем... Люди мы не злые, однако отходчивые. Так что не обижайся уж. Лады?

И Руслан протянул Финну свою широченную ладонь, которую тот поспешил схватить обеими руками и затрясти из стороны в сторону.

"Не, точно шпион монголо-татарский!" - Решил Руслан. - "Ишь, как руку трясет: перепугался, морда вражья! И опять же, зубы золотые... Надобно его на чистую воду вывести!"

А вслух проговорил:

- Так ты про эту, как ее бишь... Про Наину рассказывай.

- Ах, про Наину!.. - протянул Финн. - А что про нее рассказывать? Ну, встретились, ну, переспали, ну еще раз встретились, ну, еще раз переспали, ну в третий раз встретились...

Тут Финн замолк, словно бы потеряв нить разговора.

- В третий раз переспали? - поторопил Финна Руслан.

- Нет, - с гордостью ответил Финн, - в третий раз я ее трахнул!

- Ну, а муж? - спросил Руслан.

- А что муж? - заюлил Финн. - Ему что, жалко, что ли?

Потом подумал и добавил:

- Хотя, наверное, жалко. Вот, помнится, имел я как-то ночью козла...

Руслан поспешил перебить чересчур словоохотливого хозяина.

- Ты не про козла рассказывай, ты скажи, как здесь очутился!

- Ну, ты понимаешь... В общем, после того, как я его трахнул... Ну то есть ее, Наину в смысле, мне во сне явилась Мери Беккер Эдди, и объяснила, что по законам христианской науки я совершил смертный грех, поскольку усомнился в ее могуществе, или что-то вроде этого.

- Ну и что?! - вскричал витязь.

- Ну и все, - в тон ему ответил Финн. - Наутро я проснулся здесь, Финн кивком указал на пещеру.

- И давно ты здесь? - полюбопытствовал Руслан.

Финн стал загибать пальцы на руках, но их явно не хватало; тогда Финн стал бормотать что-то вроде "Интеграл от нуля до шестидесяти трех дэ экс... Это сколько же будет? Шестьдесят? Или шестьдесят один? Шьёрт побьери, мне всегда с трудом давалась эта высшая алгебра!"

Руслан, в принципе не желавший иметь никакого дела с колдовством, опасливо отодвинулся.

Финн победоносно оглянулся.

- Шестьдесят три! - объявил он.

- Что шестьдесят три? - спросил Руслан.

- А что приборы? - не совсем понятно ответил Финн. - Я здесь уже шестьдесят три дня!

- И что же ты теперь собираешься делать? - недоуменно пожал плечами Финн. - Бороться и искать, найти и не сдаваться?

- Чудо дивное! - воскликнул Руслан. - И я за тем же еду!

- Так не поехать ли нам, витязь, вместе? - спросил Финн.

- Поехать! - вскричал витязь и вскочил на лошадь.

Финн взгромоздился на невиданную ранее Русланом двугорбую чудо-юдину.

- Ну, ну, Кевин, пшел! Ужо будет тебе пикник! - прикрикнул он.

И кони понеслись...

Глава 5.

Но средь застолья или в трезвой памяти,

Поодиночке, либо всем народом враз

Бывало, выглянешь, а он, красавец, там летит,

И значит как бы все в порядке,

С Новым годом Вас!

М. Щербаков

Услышав дикий шум и гам, увидев молний блеск, Людмила в страхе закрыла глаза и потому пропустила момент, в который ее схватила чья-то сильная рука и оторвала от земли. Когда же глаза ее наконец открылись, она едва не вскрикнула от восторга, ибо она летела! Летела среди ночного неба, среди звезд, ярких, как яхонты, и огромных, словно виноградины. Чуть наморщенное яблоко Луны покачивалось у нее над головой и, мнилось ей, даже подмигивало залихватски. Словом, все было точь-в-точь как в тех снах, что столь же неизъяснимо приятны ребенку, сколь быстро забываются взрослыми. Но Людмила ни о чем подобном не думала. Она наслаждалась счастьем полета, парением в облаках меж ночных светил, купалась в океанах звездного света и ночной свежести - и не заметила сама, как уснула. Засыпая, она услышала, как чей-то голос прошептал "Венера! Богиня!" и сильная, но нежная рука обняла убаюкивающе ее талию...

Проснувшись, Людмила долго не могла понять, где она очутилась. Белоснежные, хрустящие простыни, легкомысленные занавесочки на окнах небольшой, но уютной комнатки, яркий солнечный свет - все это коренным образом отличалось от привычных ей полутемных, пропахших дымом, чадом светильников и непременным запахом кислой капусты гридницах отцовского замка.

Наморщив брови, Людмила все же вспомнила вчерашнее светопреставление и ночной полет меж звезд. Но ни то, ни другое не объясняло ни одного из тех вопросов, которые она себе задавала: во-первых, где она оказалась? Во-вторых, кто и зачем ее сюда доставил? И в третьих - где, в конце концов, этот несносный Руслан? Уверял, что любит, слова разные говорил, такие красивые, а когда он нужен - так его и нету! Людмила собиралась было понежиться еще в постели и погоревать над тяжкой своей судьбинушкой, но ее деятельная натура требовала более решительного выхода. Вздохнув, девушка соскочила с кровати на пол. Рядом с кроватью, на странного вида узкой скамье со спинкой, Людмила обнаружила свою одежду. Быстро одевшись, девушка присела на край кровати и уставилась на скамью. "Как же ее должно называть? - задумалась Людмила. - Что-то подсказывает мне, что эта скамья должна называться "стул". Да, точно: именно так я ее и назову".

Не в силах усидеть на месте, Людмила опять вскочила и зашагала по комнате. Подойдя к двери, она безо всякой надежды подергала ручку. К удивлению девушки, дверь была отворена. Недоуменно пожав плечами, Людмила вышла наружу.

Глава 51.

Ах, чистое окно, за окном - поле,

Дом - не дом, а сказка, и чего в нем только нет,

Даже добрый дух есть, зовут - Коля,

А хоть бы и Димой звали, не о нем сюжет.

М. Щербаков

Выйдя наружу, Людмила недоуменно пожала плечами. "Все это так странно, - подумала она. Откуда-то она знала, что обычно похищения происходят совсем не так. Впрочем, кругом было столь много удивительного, что девушка тут же позабыла все волнения и тревоги.

Стоило ей перешагнуть порожек, коридор, допрежь темный, озарился ярким светом, льющимся сквозь узкую щель в потолке.

Вопреки ожиданием Людмилы, ей так и не удалось разглядеть небо сквозь эту щель, несмотря на солнечный свет, выливавшийся оттуда. Словно бы в ответ на пристальное внимание, щель внезапно засветилась еще ярче. Свет стал почти нестерпимым, и Людмила заслонила глаза ладонью. "Утихни, Ярило, не ярись на Людмилу!" - пробормотала она слова детского заговора от жгучего солнечного жара. Ярило неожиданно послушался. Людмила хотела было удивиться, но потом передумала и пошла дальше.

Глава 6.

Дело шло к рассвету, вьюги бушевали,

Зимняя погода лезла вон из кожи,

В доме шло веселье, гости танцевали,

Ты была прекрасна - прямо-таки до дрожи.

М. Щербаков

XML error: > required at line 190




home | my bookshelf | | Волшебник Лукоморья, или Волкодав возвращается |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу