Book: Следов не осталось



Носенков Василий Романович

Следов не осталось

Василий Романович Носенков

СЛЕДОВ НЕ ОСТАЛОСЬ

1

Незаметно подкрались длинные осенние ночи. Кажется, совсем недавно в восемь часов вечера было еще светло. А сейчас на улицах горят фонари. Тяжелый туман скрывает высокие заводские трубы, опускается на крыши домов, окутывает верхушки деревьев. Мелкий холодный дождь с резкими порывами ветра проникает даже под арки домов, на площадки крытых подъездов, в покосившиеся летние беседки. Набухшие от дождя желтые листья не кружатся в воздухе, а стремительно падают вниз, покрывая раскисшую землю плотным пестрым покровом.

Уровень воды в Неве за последние сутки поднялся метра на полтора. Черные неспокойные волны бьются о гранит набережных. А на узких протоках, не одетых в камень, вода вплотную подступает к деревьям и безжалостно вымывает их корни. На изгибе реки три тополя уже упали в мутный маслянистый водоворот. Но велика тяга к жизни. Деревья все еще цепляются за берега длинными, промытыми добела щупальцами корней.

Уже закрылись последние дежурные "Гастрономы".

На фасадах жилых домов все меньше остается освещенных окон. Троллейбусы, автобусы, трамваи спешат в парки, гаражи. Город засыпает крепким сном труженика.

Сторож Шумило, бпираясь на рябиновую палку с увесистой загогулиной на конце, медленно идет по тротуару.

Он заглядывает в широкие окна магазина "Ювелирторг". Затем смотрит на вновь оформленную витрину "Мясо, рыба, овощи". Десятый раз глядит на электрические часы, установленные в окне часовой мастерской. Зачем-то трогает рукой витринное стекло, по которому сбегают вниз дождевые капли. Они сливаются на поверхности стекла в ручейки и змейками скатываются вниз, оставляя глянцевые дорожки. Наконец сторож сворачивает во двор старого шестиэтажного дома. Брезентовый дождевик намок и стал грубым, как содранная со старой ели кора. Холодно. А во дворе за решетчатым окном подвала заманчиво горит свот. Кочегар Филипп Логинов, старый знакомый сторожа, наверное, загрузил уже печи углем и спокойно отдыхает на замасленном топчане. Как ему не позавидовать! Правда, работа грязноватая, но зато в тепле. В котельной у Логинова можно будет снять набрякший тяжелый дождевик и повесить его у пышущего жаром чугунного котла, закурить, поболтать с Филиппом о минувшей войне, блокаде, о ценах, да и мало ли еще о чем.

Соблазн был велик. Но все же сторож, прощупывая палкой наиболее глубокие лужи во дворе, медленно поплелся опять на улицу. Не дай бог прокараулить магазин: пенсия пропадет, а то чего доброго и засудить могут. Нет уж, лучше отработать честно эти оставшиеся пять месяцев, чем подвергать себя такому риску.

Низко опустив спрятанную под капюшоном голову, он выходит из-под арки, окунается в ледяную изморось дождя и идет по знакомому до мельчайших подробностей маршруту: часовая мастерская, "Мясо, рыба, овощи", "Ювелирторг", кинотеатр, "Гастроном", парикмахерская...

Через полчаса он осмеливается заглянуть в парадную жилого дома. Пристроившись на пустом винном ящике у батареи парового отопления, мирно посапывает дворничиха Марьяна Голубева. Одна нога ее поджата внутрь ящика, другая неуклюже вытянута вдоль стены. Шумило тихо кашляет, громко постукивает палкой по кафельному полу, но дворничиха никак на это не реагирует. Она спит.

Сторож зевнул, прикрыв шершавой, как нестроганая доска, ладонью рот, медленно вышел из подъезда.

По проспекту пронеслась "Победа" серого цвета. За боковым стеклам Шумило успел рассмотреть широкое лицо, окаймленное снизу черной подковой бороды. Как ему показалось, взгляд у человека был суровый, угрожающий.

"На поезд опаздывает, не иначе", - подумал старик, продолжая свой путь.

И он принялся обдумывать, куда мог спешить этот бородатый человек в такой поздний час. Судя по физиономии, он мог работать в морском порту. Там всегда в моде бороды-шотландки. А может, он служит в рыболовном флоте начальником. В заливе сейчас штормит. Могло стрястись несчастье с судном или с людьми. По этому поводу за начальником Подкатила машина. Его срочно вызвали из дому. Вот он поехал недовольный, невыспавшийся, смотрит сычом. Будет находить виновных, драить их с песочком. А если что серьезное, то и под суд...

Из соседнего переулка послышались мужские голоса.

Шумило остановился у "Гастронома", отер платком заслезившиеся глаза, всмотрелся. На панель вышли два милиционера. Широкие серые плащ-накидки с откинутыми капюшонами почти полностью скрывали их фигуры.

Сторож узнал голос. Он принадлежал милиционеру Федорякину. Постовой с увлечением рассказывал своему напарнику:

- Конечно, Бадраков намного опытнее Сыромятникова, хотя и моложе... А мы ведь с Петькой вместе в школу ходили, дружили. Только в милицию я позже поступил.

- Да, парень толковый, ничего не скажешь, - отвечал другой милиционер.

Теперь Шумило узнал по голосу и его. Это был командир отделения старшина Севастьянов. Как обычно, он проверял посты.

Увидев сторожа, Федерякин замолчал. Командир отделения вплотную подошел к Шумиле и протянул из-под накидки тонкую, по-женски мягкую руку:

- Здравствуйте, Семен Платонович! Шумите помаленьку, да?

- Мое почтение, - с легким поклоном ответил Шумило, быстро перекладывая палку из правой руки в левую. - Не сидится вам в отделении, все проверяете. У вас и так весь народ проверенный. Работают на совесть. Взять вот товарища Федерякина. Все время тут прохаживается, даже обогреться никуда не зайдет.

- Так ли?

- Знамо, так. Что ж, я врать буду на старости лет? - обиделся Шумило.

- Все время с двенадцати так и ходит здесь? - лукаво переспросил Севастьянов.

- Все так. Ни на минуту не отлучался. - Голос Шумило слабеет.

- Вот видишь, Семен Платонович, выходит-ты и приврать можешь.

- Как приврать? - обиженно разинул рот сторож.

- Очень просто. С часу до трех Федерякин в дежурной комнате работал. Вот вместе оттуда идем. А ты: "Ни на минуту..."

Шумило долго тер шишковатый нос смятым в комок платком, невнятно бормоча:

- Так вот, я и говорю. Покамест тута был, он, так сказать, никуда. Ну а потом, известно, в дежурку ходил... Как же.

- Это и мне известно. Смотри, магазины не прокарауль, а то старуху в счет погашения убытков опишут...

Старый Шумило не обиделся. Хотя проверяющий и любил поучать и наставлять сторожей и дворников, его считали "своим" человеком. Старшина не увлекался писанием рапортов на нерадивых работников, и все возникающие недоразумения, как правило, разрешал сам, на месте.

Не ускользнуло от внимания сторожа и то обстоятельство, что Севастьянов, недовольно морщась, поглядывал по сторонам. Ясное дело, искал дворников. Как назло, никого из них поблизости не было. Чтобы не дать застигнуть врасплох спящую в парадной Марьяну, Шумило молча повернулся и быстро заковылял к дому. Но дворничиха словно чуяла опасность. С метлой в руках она озабоченно вышла навстречу.

- Здравствуйте, товарищ Сватухина! - приветствовал ее Севастьянов.

Марьяна улыбнулась, поправила выбившиеся из-под платка волосы и степенно ответила:

- Сватухиной я никогда не буду. А от Голубевоймое вам здрасьте.

- Так уж и не будете?

- Конечно. Моя фамилия в тысячу раз красивее: Голу-бе-ва, - растянула по слогам дворничиха. - А потом, чего ради мне брать на себя лишние хлопоты?

- Какие хлопоты? - не понял Севастьянов.

- В загс ходить, паспорт менять, становиться матерью тринадцатилетнего сына, - перечисляла Голубева.

- А может, за милую душу пошли бы, да жених не приглашает, - донимал вредный командир отделения.

- Пусть так, - вспыхнула Марьяна, зло отбрасывая метлой бумажный кулек, - а вам-то что из этого?

- Мне ничего. Я просто...

- А я за деньги, - уже более дерзко заявила она.

- Все ли деньги хоть приносит? - не отставал Севастьянов.

- Конечно, все. Восемьдесят пять рубчиков, как штык, - кокетливо поводя плечами, похвасталась она.

- Нехудожественный свист! - заключил командир отделения. - Он же старшинское звание имеет плюс выслуга лет. Чистыми получает, пожалуй, больше ста.

А восемьдесят пять вот он получает, - Севастьянов ткнул пальцем в сторону Федерякина. - Старший сержант, четвертый год службы.

Услышав такое, Марьяна растерялась. С недоумением посмотрела на Федерякина. Затем на сторожа. Опять повернулась к Севастьянову. Мужчины с любопытством следили за недоверчивым выражением ее лица.

- А я не знала, что он и здесь меня обманывает. Вот гад ползучий! Ну, я ему устрою, навек запомнит!

С этими словами она быстро повернулась и зашагала во двор.

- Зря вы ей сказали о зарплате, - пожалел Федерякин, когда Марьяна скрылась под аркой.. - Они и так недружно живут, а теперь скандал обеспечен.

- Почему зря? - возмутился Севастьянов. - О том, что Сватухин нечистоплотен в быту, мы знаем. А что мы делаем, чтобы направить его на верный путь? Ничего.

Присосался к женщине, тянет с нее помаленьку, да еще, кажется, колотит ее. А нам что, смотреть на это сквозь пальцы? Так, по-твоему?

- Сама-то она не жалуется, - упорствовал Фодерякин.

- Поздно будет, дорогой, когда мы станем перед фактом. Да и почему Сватухин не может жить, как все? Разве так сложно создать нормальную семью? - не унимался старшина.

Разговора они не закончили. К ним подошел молодой человек в светлом плаще. Поравнявшись с работниками милиции, он молча уставился на них осоловелыми глазами. И без того крупный горбатый нос его вздулся и посипел.

- Не спится тебе, студент, - обратился к нему Севастьянов, как к старому знакомому. - Так и ищешь приключений. А потом опять -к нам придешь: "Помогите, меня избили".

- Я с удовольствием пошел бы спать, - виновато проговорил молодой человек, - да вот домой не попасть. Пропали ключи от квартиры.

- Потерял?

- Видимо, они у меня выпали там... где случилось это, - он приложил руку к вспухшему носу.

- За чем же остановка? Сходи поищи.

- Что вы?! - испуганно отшатнулся парень. - Один туда я ни за что не пойду. Может, вместе с вами, а? - просительно заглянул он в лицо Севастьянову.

- Тебе повезло. Я как раз собираюсь в парк пост проверить.

Когда старшина со странным молодым человеком ушли, Шумило, ничего не понявший из их разговора, вопросительно посмотрел на Федерякина.

- Захмелел парень, - объяснил милиционер. - Заявил дежурному, что его кто-то избил в парке. Шляпа якобы там упала. Дорожкин выгнал его, сказал: "Меньше пить надо". А теперь вот снова к нам пришел-ключей от квартиры не оказалось.

Все-таки ночь на посту была полна неожиданностей.

Не успел Федерякин рассказать до конца сторожу о приключении со студентом, как к ним не прибежал, а прилетел милиционер Сватухин. Старшина работал в вечернюю смену и должен был сейчас отдыхать. Вспомнив недавний разговор Севастьянова с Марьяной, Федерякин понял, что дворничиха привела угрозу в исполнение немедленно.

- Федерякин, подь сюда, - поманил пальцем постового Сватухин.

Старший сержант оставил сторожа у окна магазина и пошел навстречу старшине. Сватухин, недобро поблескивая глазами, застегивал последнюю пуговицу на шинели.

- Ты сказал Марьяне, сколько я денег получаю? - без всяких вступлений набросился Сватухин на постового, с тревогой оглядываясь назад.

- С какой стати? Я ничего не говорил.

Толстый старшина окинул его фигуру недоверчивым взглядом и переспросил с еще большей тревогой в голосе,

- Так кто же это мог подложить такую свинью?

- Севастьянов, командир отделения, - спокойно сообщил Федерякин.

В это время на улице появилась дворничиха. Она без разбора шагала по лужам, придерживая в правой руке метлу.

- А-а-а! Ты еще здесь, образина бесстыжая?! - ткнула метлой сторону Сватухина рассвирепевшая Марьяна и решительно направилась к нему.

Старшина робко вобрал в плечи мощную шею, отчего голова его стала похожей на приплюснутый каравай хлеба, и, часто перебирая кривыми ногами, молча затрусил по улице в сторону отделения милиции.

- Ату его, ату! - не вытерпел Шумило и залился дробным старческим смехом.

- Тряпки свои заберешь потом! Я их в коридор выбросила! - кричала вслед Марьяна.

Старшина даже не оглянулся. А Марьяна без стеснения выкрикивала самые нелестные слова вдогонку убегающему Сватухину. Вскоре его фигура исчезла в темноте ночи.

Только после этого дворничиха начала приходить в себя.

- Это как же ты его сумела одолеть? Он ведь сильный, - поинтересовался Шумило, когда страсти улеглись.

- Метлой, - заулыбалась Марьяна. - Прямо сонного и начала метелить. Очнуться не успол. А я сыплю, а я сыплю... Быстренько, по-военному, оделся, а то всегда по два часа на работу собирается... Кряхтит, как квашня.

Вот я его подстегнула сегодня, надолго запомнит, - не унималась разгоряченная дворничиха.

Обычно хмурая, с плавными ленивыми движениями, сейчас она преобразилась - стала подвижной и поворотливой. Глаза блестели, лицо покрылось румянцем, оживилось.

- То-то он выскочил, как из парилки, - хихикая беззубым ртом, заметил сторож.

- Дура я была, давно бы ему, мерзавцу, надо было баню устроить...

Остаток ночи и начало утра прошли без особых происшествий. Буквально за полчаса до окончания смены к Федерякину подошел элегантно одетый мужчина. Вид у него был растерянный. Узкий галстук выбился из-под пиджака и плаща, на брюках капли грязных брызг, в руках - помятая шляпа.

- Товарищ постовой, у меня сегодня ночью квартиру обворовали, печально заявил он.

"Эх, черт, угораздит же под конец смены", - успел подумать Федерякин, но вслух коротко переспросил:

- Как так - обворовали? А где же были вы?

- Мы с женой были за городом, у знакомых, - начал объяснять гражданин таким тоном, будто выезд к знакомым строго запрещен и он раскаивается в содеянном. - Вернулись только что, на первом поезде. Дома оставался сын... взрослый сын, ему уже девятнадцать лет. Ну, вернулись мы, заходим в квартиру. Вроде все в порядке:

замки целы, сын спит в своей комнате. Прошли с жепой к себе. И... что бы вы думали? Шкаф раскрыт, комод и ящики серванта взломаны... Носильных вещей - пальто, костюмов, обуви - нет. Все деньги и п,енности украдены.,,

- А сын что же? - допытывался постовой.

- Лежит с распухшим носом. Говорит, вечером был на дне рождения у знакомого студента. Потом его в парке якобы кто-то избил. Потерял ключи от квартиры. Но ключи пашлись, там же в парке, похоже - обронил. В общем кошмар. Я прошу вас срочно прибыть ко мне и зафиксировать все это безобразие. Подумать только - все состояние...

- Ваша фамилия - Кольцевой? - спросил вдруг Федерякян.

- Да. Откуда вам известно? - На лице гражданина выразились страх и надежда.

- Ваш сын действительно куролесил всю ночь, - начал постовой. - Но он ни о какой краже не заявлял.

- Он и не знал о ней. Говорит, когда нашел в парке ключи, вернулся домой, прошел в свою комнату, разделся и уснул.

- А узкого он пьянствовал? - В голосе старшего сержанта появились металлические нотки. Тут он спохватился, что занимается не своим делом, и смягчился: - Хорошо. Сейчас я позвоню в отдел и вызову опергруппу. К вам будет одна просьба: не притрагивайтесь к вещам в квартире. И вообще, лучше совсем не заходите туда до приезда следователя и оперативных работников.

- Об этом я сейчас позабочусь, - деловым тоном произнес мужчина и быстро направился домой.

2

Когда сын достиг совершеннолетия, у Игоря Андреевича Кольцевого появились дополнительные заботы. Отец ощущал это ежедневно. Леонид унаследовал материнский характер и очень рано стал разбираться в моде. Его не устраивали рубашки, купленные отцом. С пренебрежением он отзывался о тупоносых туфлях и еще в восьмом классе отказался от обычного школьного портфеля, потребовав от родителей купить ему импортный из натуральной желтой кожи с двумя замками.

Игорь Андреевич, зубной врач, кроме работы в стоматологической поликлинике обслуживал надежных пациентов у себя дома. Благодаря этому семья материальных затруднений не испытывала. Но это не помешало врачу заметить, что сын за последнее время все больше злоупотребляет доверием родителей и сумма выдаваемых ему карманных денег ежемесячно увеличивается.

Однажды вечером Леонид пришел домой навеселе. На вопрос отца, в честь чего позволяются такие вольности, сын, не моргнув глазом, ответил, что был на дне рождения у одного знакомого мальчика. Кольцевой-старший не страдал склерозом и хорошо помнил, как, уходя из дому, Леонид сказал, что идет заниматься в Публичную библиотеку.

Игорь Андреевич, не будучи подготовленным к такого рода разговору, оставил на этот раз сына в покое, но своими подозрениями поделился с женой.

- Что ты этим хочешь сказать, Горя? - осторожно спросила Фаина Александровна.

- Только то, что сказал. Леонид неискренен со мной, особенно в последнее время. И прошу не называть меня так. Мы ведь взрослые люди.

- И имеем девятнадцатилетнего сына, - продолжила она. - Кстати ты не вспомнить, о чем мечтал ты в его годы?

- Да... Но все же... - слабо сопротивлялся Игорь Андреевич.

- Все талантливые мальчики рано начинают чувствовать себя мужчинами. Ты, как врач, должен знать об этом лучше меня.

Хотя мамаша и защищала свое единственное чадо, разговор этот не прошел для нее бесследно. Фаина Александровна тоже стала наблюдать за сыном. Однажды, когда Леонид вернулся домой после двенадцати ночи, она незаметно проверила содержимое карманов его костюма. Придирчиво рассматривая носовой платок, нашла то, что и предполагала, - следы губной помады. "Значит, девушка. Я так и знала!" - ничуть не удивилась Фаина Александровна. У нее отлегло от сердца. Но женское любопытство оставалось неудовлетворенным. Хотелось если не познакомиться, то хотя бы взглянуть на избранницу сына. С этой безобидной целью она к концу занятий стала подходить к институту. Как-то выследила, что Леонид прошел в студенческое общежитие. Можно было допустить, что сын ушел заниматься с товарищами. Около трех часов она несла дежурство недалеко от входа. Напрасно. Сын так и не вышел на улицу.



Заинтригованная, она на следующий день рискнула пойти в общежитие. По дороге зашла в парикмахерскую, сделала завивку, маникюр. Благоухающая, подошла к тяжелой дубовой двери и потянула ее на себя, не имея ни малейшего представления, что будет делать дальше. Она полагалась только на случай. Но одно было решено твердо: если кто-то спросит, зачем она пожаловала в общежитие, она назовется своим именем и в свою очередь задаст вопрос, где может быть сейчас ее сын Леонид Кольцевой.

Мало ли по каким неотложным семейным делам мать разыскивает сына. А она знала точно, что сейчас в общежитии Леонида не может быть. Перешагнув низкий, обитый медным листом порог, она ступила на кафельный пол с таким чувством, будто входила в запретную зону.

В вестибюле было спокойно и тихо. Студенты еще не возвратились с занятий. Справа за барьером сидела пожилая женщина в черном сатиновом халате. Она не обратила никакого внимания на вошедшую. Ловко орудуя спицами, старуха вязала шарф. Женщина, по-видимому, исполняла обязанности и вахтера и гардеробщика. Фаина Александровна с обворожительной улыбкой направилась к раздевалке. В это время на лестнице послышались чьи-то шаги.

Пронеслась девушка в синем спортивном костюме. На ходу запихивая в рот большой ломоть белого хлеба с маслом, она отбросила за плечо толстую русую косу и всей тяжестью тела навалилась на дверь. Затем шаги ее зачастили по гранитной площадке подъезда. А дверь на тугой пружине с такой силой хлопнула, что в окнах задребезжали стекла.

Это уж сама судьба посылала Фаине Александровне предлог для разговора.

- О, господи, - сказала она, морщась, как от зубной боли, - что это за народ такой пошел? Дверь за собой не умеют прикрыть. И чему их только учат в институтах? В наше время так не было.

Сказанное не осталось незамеченным. Старуха тут же отложила работу и приветливо улыбнулась.

- Что вы, милая, - поддержала она Фаину Александровну с готовностью, теперешняя молодежь на все способна. К стуку двери мы давно привыкли, это в порядке вещей. А бывает, - понизив голос, старуха потянулась к симпатичной женщине, разделяющей ее взгляды, - пьяные вечерами приходят. И девицы туда же...

- Что вы говорите? - артистически вскинула дугообразные брови Кольцевая.

- Да, да. Пьют, миленькая, да еще как пьют! Ну, а где пьянка, там и все прочее дозволяется. Недавно одну отчислили за такие дела...

- Какой кошмар!

И Фаина Александровна, как опытный полководец, издалека повела наступление. Она была неплохим психологом и в первую очередь поинтересовалась заработком гардеробщицы. Посочувствовала, стараясь придать голосу больше искренности. Осведомилась, что та вяжет и для кого. Повертела в руках недовязанный шарф, восхищаясь качеством работы. Так, незаметно продвигаясь к цели, она скоро узнала то, зачем пришла...

Как же, гардеробщица зпала студента Кольцевого.

Скромный, культурный молодой человек. Только вот связался он...

Фаина Александровна даже пожалела, что тайком от сына проникла в его мир. Теперь она признала, что муж был тысячу раз прав, когда высказал предположение о неискренности Леонида. И в то же время она даже в мыслях не хотела взять какую-то часть вийы на себя за неправильное воспитание сына. В самом деле, при чем здесь она, если мальчик попал в дурное окружение? Теперь-то она знает, что делать. Пока не поздно, надо бить тревогу.

Она пойдет в деканат, в райком, в горком и будет ходатайствовать, чтобы в институте навели порядок.

Но, возвращаясь домой, Фаина Александровна, как и всякий практичный человек, трезво взвесила свои предполагаемые поступки. "Во что это может вылиться? - подумала она. - Во-первых, на Леонида падет черная тень, когда откроется его связь с этой распутной женщиной.

И кто знает, чем все это может кончиться. В деканате сидят не дураки. Подумают да и отчислят Леонида из института за моральное разложение или подберут другую, более безобидную формулировочку".

Дома Фаина Александровна не находила себе места.

Она дважды звонила мужу на работу, напоминая, что им необходимо с глазу на глаз переговорить о весьма срочном деле. Именно сейчас, после возвращения из общежития, она обнаружила, что мебель в их квартире расставлена без всякого вкуса, пол давно не натирался, а в одном углу прихожей даже появилась паутина. Собственная квартира выглядела неуютно.

Чтобы не оставаться наедине со своими тревожпьтаи мыслями, она переоделась и принялась за уборку квартиры. Какое-то непопятное чувство, которому она была не в состоянии найти точное название, не давало ей покоя.

Покончив с уборкой, она присела на мягкую оттоманку, чтобы собраться с мыслями и наметить ход последующих действий.

Сидящей на оттоманке в халате, со следами размокшей от пота и слез косметики на липе застал ее Игорь Андреевич.

- Что случилось? - участливо спросил он. - на тебе лица нет.

- Лицо здесь роли не играет, - ответила она и призналась, - ты все-таки был прав, Игорь.

- В чем?

- Что нас может беспокоить, кроме сына?

- С ним что-нибудь случилось?

- Да. Он нас опозорил. Связался с распутной женщиной старше себя лет на восемь.

Игорь Андреевич недоуменно пожал плечами и уже более спокойно спросил:

- И это все?

- А тебе этого мало, да?! Почему ты спихвул на меня воспитание сына, а сам относился к нему, как к постороннему? Где твои родительские чувства? На пациентов истратил? А может быть, на пациенток?

Крик ее вскоре сменился истерическими рыданиями.

Затем буря начала помаленьку стихать. Фаина Александровна вытерла лицо полотенцем, приняла валерьяновые капли, молча хлопнула дверью и скрылась в спальне.

Игорь Андреевич был голоден, но не осмеливался спросить, где найти ужин. Он печально посмотрел на приоткрытую дверь кухни, надел полосатую пижаму и, так и не поужинав, отправился спать.

В-тот вечер Леонид вернулся домой раньше обычного.

Ничего не подозревая, он расхаживал по квартире, громко стуча каблуками. Открыл в ванной кран до отказа и долго мылся, кряхтя и фыркая. Затем перекочевал на кухню.

Когда на сковородке зашипели котлеты и приятный запах мяса распространился по квартире, Игорь Андреевич не вытерпел - вышел из спальни.

- Без шуму не можешь? Мать заболела, - зло сказал он сыну.

- Что с ней? - равнодушно спросил Леонид.

Вместо ответа отец взял вилку, насадил на нее котлету и принялся есть.

Утро в семье Кольцевых прошло как всегда. Только Фаина Александровна, против обыкновения, была молчалива. Леонид не заметил этой перемены. Звонок телефона прозвучал, когда он с полотенцем через плечо направлялся в ванную. Он бросился к висевшему на стене старомодному аппарату и снял трубку.

- Алло... Да, я, - заговорил он тихо, прикрывая согнутой ладонью трубку. - Ну и что из этого? Но может быть... Хорошо, значит договорились. В шесть у "Стерегущего"... Пока, до вечера.

Разговаривая, он умышленно стоял, повернувшись спиной к кухонной двери, чтобы мать не могла услышать, о чем идет речь... Такое случалось и раньше. Однако он не подозревал, что с сегодняшнего дня Фаина Александровна решила фиксировать по возможности все его поступки.

Поэтому принятых им мер предосторожности оказалось недостаточно. Мать прекрасно слышала не только телефонный звонок, но и весь короткий разговор.

- Мама, - послышался из прихожей голос Леонида, - погладь, пожалуйста, мне зеленую бобочку.

- Рубашка поглажена, можешь надевать, - ответила из-за двери Фаина Александровна.

В половине шестого Кольцевая уже стояла под деревьями на перекрестке проспектов Максима Горького и Кировского. Иногда она всматривалась в проходящих мимо женщин, стараясь определить их возраст. Сегодня она увидит своими глазами эту бесстыжую разгульную особу и примет самые срочные меры. Но какие именно следует принять меры, Фаина Александровна пока и сама не знала. Вспоминалось растерянное лицо соседки Марии Леонтьевны, когда та спрашивала, каким образом вырвать из дурной компании ее Витеньку. Это было совсем недавно.

Там было все просто и понятно. Она и сама дала несколько, как ей казалось, ценных советов. А вот как же всетаки поступить сейчас?

Из-за памятника вышла молодая женщина. На вид ей можно было дать лет двадцать пять, не более. Она окинула коротким, но внимательным взглядом близлежащую трамвайную остановку, резко поднесла к глазам левую руку посмотрела на часы.

"Она. Однако первая пришла. Заботится, чтобы не опоздать. Еще бы! Совратить такого глупого мальчишку", - подумала Фаина Александровна.

Невысокая женщина с подчеркнутой независимостью стояла около памятника. Поношенное шелковое платье, смуглое лицо с чуть приплюснутым носом, небрежно зачесанные волосы.

"Видимо, метиска какая-то", - успела подумать Кольцевая и увидела Леонида. Он вышел из аллеи парка.

Стройный, высокий, в тонкой зеленой бобочке, которую она с такой тщательностью гладила утром. Пышная шевелюра, крупный, похожий на отцовский, нос. Тонкие руки и лицо, которого еще не касалось лезвие бритвы.

У него все еще впереди.

А женщина, довольно улыбаясь, уже смело шла навстречу Леониду. Он взял ее руки в свои и принялся что-то горячо объяснять.

Фаина Александровна шагнула вперед, видя перед собой только их. Скрежет затормозившего трамвая и чья-то сильная рука вернули ее к действительности.

- Куда-а?! - рыдающим голосом закричала Кольцевая, пытаясь освободиться от цепкой руки и перебежать на противоположную сторону проспекта. Но ее продолжали держать. Длинные вагоны трамвая медленно потянулись вправо перед ее глазами. Из окон с любопытством смотрели пассажиры. Фаина Александровна отчетливо услышала сказанную кем-то фразу: "Женщина хотела броситься под трамвай" - и сообразила, что это относится к ней.

- Оставьте меня, - уже осмысленно обратилась она к человеку, державшему ее за плечо. - Это... это со мной иногда бывает... Сейчас пройдет.

Когда ее усадили наконец на скамейку, ни Леонида, ни его спутницы у памятника не было.

3

Знакомство студента Кольцевого с Раисой произошло неожиданно и просто. Андрей Козловчиков, чья фамилия в списках второго курса всегда соседствовала с фамилией Леонида, решил отметить свой день рождения. Из большой комнаты общежития убрали несколько коек, позаимствовали у соседей два стола и стулья. В углу на тумбочке установили радиоприемник с проигрывателем.

- Скромно, но свободно, - заявил Андрей, посматривая на расставленные по столам бутылки, тарелки с винегретом и другими недорогими закусками.

В компании выделялся красивый студент в белой нейлоновой рубашке. Кольцевой не помнил его фамилии, но знал, что он учится на третьем курсе их института. В майские праздники он выступал на вечере: в сопровождении гитары неплохо исполнял старинные романсы. Хлопали ему больше всех. Второй раз он встретил гитариста на кафедре органической химии: вместе пересдавали экзамен.

Сейчас парень был занят разговором с девушкой с коротко остриженными светлыми волосами.

Уже сидя за столом, Кольцевой сделал открытие - рядом с каждым студентом сидела девушка, и только он был один. "Подумаешь, женихи какие выискались", - осуждал он в душе товарищей без всякой зависти. Одиночество его ничуть не тяготило. Он пил вино, слушал тосты и был беззаботно весел.

Подошло время, когда начали убирать столы. Андрей поколдовал в уголке над приемником, поставил пластинку.

Протяжные звуки арабского танго разлились по просторной комнате. Леонид танцевал неважно. Будь это настоящий институтский вечер, он бы ни за что не рискнул пригласить девушку. А сейчас решился. Пока студент в белой рубашке вынимал из футляра гитару, Кольцевой осторожно подошел к его девушке и, как будто собираясь сказать что-то недозволенное, с таинственным видом произнес:

- Вам не скучно? Может, станцуем?

Девушка молча приблизилась к нему, положила руку иа плечо. Они успели пройти лишь половину круга, как музыка кончилась.

- Вот видите, как плохо быть несмелым. Пока раздумывали... - весело упрекнула девушка, покидая его.

Реплика блондинки ободрила Леонида. Как только пластинка была заменена, он снова пригласил ее. Она танцевала легко и свободно.

Но вот в центре круга появился рыжий Олег Зыбкин и, помахивая в воздухе длинными руками, потребовал внимания. Когда установилась относительная тишипа, он принял артистическую позу и громко объявил:

- Леди и джентльмены! Среди нас, грешных, присутствует талант, который в будущем заменит сразу две знаменитости - Сергея Сорокина и Николая Сличенко. Эдуард Желанный исполнит старинный романс "Очи черные"!

Гитарист невозмутимо восседал на стуле. Только теперь Леонид вспомнил, что фамилия этого студента Желобков, а не Желанный, как объявил "конферансье".

Студент закрыл глаза и картинно тронул струны.

Очи черные,

Очи жгучие,

Очи страстные

И прекрасные...

Романс исполнялся манерно, с искажениями, но никто не хотел замечать этого. Эдуарда наградили "бурными аплодисментами". Тот же Олег Зыбкин поспешил вручить ему "ценный подарок" - дешевую куклу с бумажным цветком в руке. Желобков-Желанный принял все это как должное, встал перед гостями с театрально поднятой рукой, поклонился несколько раз и, прикладывая ладонь к груди, поблагодарил:

- Спасибо, друзья.

Вновь включили проигрыватель. На этот раз белокурая девушка отказалась танцевать с Леонидом. Гитарист же хозяйской походкой подошел к своей даме и молча повел ее по кругу, смерив Кольцевого презрительным взглядом.

Леонид вдруг почувствовал себя ничтожным перед этим самодовольным повесой. Не подыскав себе другой подходящей для танцев партнерши, он ушел за шкаф, куда унесли бутылки с оставшимся вином и остатками закуски. Наливая из разных бутылок вино, он делал коктейли и пил.

Именинник, Андрей Козловчиков, слишком поздно понял свою оплошность. Когда он обнаружил изрядно нагрузившегося Кольцевого за шкафом, тот совсем не представлял себе, где находится. Он таращил на Андрея осоловелые глаза и требовал:

- Мне девушка... женщина нужна, понимаешь?

Козловчиков принял все это за пьяный бред и хотел уложить спать Кольцевого, но тот противился. Хватая именинника потными руками за грудь, он настаивал на своем. Андрей понял, что стоит ему сказать еще словои он лишится своей новой кремовой рубашки.

- О чем разговор, - примирительно начал Козловчиков. - Давно бы сказал, мы бы всё устроили, - и исчез среди гостей.

Леонид не мог видеть, как Андрей шептался с Желобковым, как гитарист, сверкая белозубой улыбкой, доказывал что-то имениннику и как тот, согласно кивая, вышел из комнаты.

Кольцевого начало клонить ко сну. В это время к нему опять подошли и вывели из-за шкафа. В комнате продолжались танцы. Ему стало душно. Партнерша, плотная, черноволосая девица, предложила, выйти во двор. Прохладный воздух подействовал отрезвляюще. Легче стало дышать,

- Хорошо. Просто чудесно на улице! - обратился он к девушке. - Как это раньше мы не догадались выйти?

- А разве танцевать плохо? - спросила она, заглядывая ему в глаза.

- Нет, почему же? Каждое занятие имеет свою прелесть... Простите, как вас зовут?

- Рая.

- Какое хорошее имя. Вы тоже студентка?

- Пока нет. Я работаю в институте...

- А-а. Очень хорошо. И живете в общежитии?

- Не совсем. Живу вот в том флигельке, в служебной комнате. Хотите посмотреть, как я живу?

Приглашение было принято с радостью. Леонид причесал взлохмаченные волосы и последовал за ней... С атого и началась связь студента-второкурсника с уборщицей общежития Раисой Сагидуллипой. Были дни, когда Леонид твердо решал прекратить встречи с ней, не заходил во флигелек по неделе и больше. Она его не упрекала, не звала. При встречах запросто, как со всеми студентами, здоровалась и независимо старалась отойти прочь. Тогда ему становилось скучно. Он мучился сомнениями, грустил и снова шел в маленькую семиметровую комнатку. Она его не прогоняла.

Как-то Леонид направился к ней поздно вечером, не предупредив о своем приходе. Не торопясь, зашел в коридор, уже взялся за пластмассовую ручку ее двери и вдруг отчетливо услышал в комнате мужской голос. Он резко отдернул руку и вышел. Со двора посмотрел в окно.

За тюлевой занавеской был виден мужской силуэт. Человек по-хозяйски сидел за столом на мягком стуле, куда обычно Раиса сажала Леонида, и спокойно наливал в стаканы вино. Хозяйка оживленно о чем-то рассказывала на непонятном языке.

"Может, родственник приехал, - подумал Леонид, - а я, дурак..."

Но он не рискнул зайти. Чего ради?

На следующий день он поинтересовался, кто был ее гостем.

- Так. Один старый знакомый, - бесхитростно ответила Раиса.

Леонид спросил, надолго ли приехал знакомый. Она растерялась, не знала, что ответить.

- В общем, я к тебе заходить не буду, - предупредил Кольцевой.

Она пожала плечами, отчужденно улыбаясь:

- Пожалуйста. Твое дело. Я тебя ничем не связываюКазалось, ничего особенного не произошло. Так и должно быть: у Раисы больше жизненного опыта, она безоговорочно соглашается с его мнением, ни на чем на настаивает. Но мужская гордость студента была задета. Только на никчемного человека можно так легко махнуть рукой, как это сделала она.



Оставалось ждать случая или подходящего предлога, чтобы поднять себя в ее глазах. И случай представился.

Спустя недели две после последнего разговора Раиса сама поинтересовалась, как он проводит свободное время. Он ликовал, но виду не подал. Отвечал на ее вопросы коротко, будто делал одолжение. Наконец она тихим голосом попросила:

- Зашел бы по старой памяти. Мне по вечерам бывает скучно.

- Стоит ли возобновлять? - ответил Кольцевой.

- Родители контролируют? - поинтересовалась она в свою очередь.

- Да нет, - уверенно продолжал он. - Я сам себе хозяин. А завтра они вообще за город уезжают...

"Последний раз", - думал Леонид, подходя к знакомому флигельку. В коридоре тускло светила запылившаяся лампочка. Пластмассовая ручка двери неприятным холодком напомнила ему о предыдущем посещении. Преодолевая желание повернуться и уйти, он без стука отворил дверь.

В комнате было тепло и уютно. Раиса, видимо, ждала его. В шелковом халате она полулежала на тахте. Все это несколько успокоило Леонида. Он стоял у порога, стараясь отыскать, что же нового, привлекательного появилось в этой маленькой комнатке.

- Проходи, чего уставился, - сказала Сагидуллина безразличным тоном и подставила щеку для поцелуя.

Сунув ноги в мягкие войлочные туфли, она направилась в коридор. Леонид догадался, что она пошла на кухню.

- Я пойду в магазин, - предупредил он, просовывая голову в дверь кухни.

- Пожалуйста. Только не задерживайся долго. Голубцы сейчас будут готовы. И купи полкило капусты провансаль, - сказала она вслед.

За столом Раиса немножко нервничала и поглядывала на часы. Однако Кольцевой этого не замечал. Сейчас он понял, что именно поразило его при входе в комнату: новой была поза хозяйки. Она никогда его не встречала лежа на тахте, в халате.

Леонид, разливая вино, частенько перепутывал стаканы, вместо лимонада пил вино. Раиса больше пригубляла и ставила рюмку обратно. Пила она, против обыкновения, мало. Разговор был беспредметным. Он страшился предстоящей сессии, она рассказывала о пышной бороде молодого доцента Ермицкого.

Около двенадцати часов она решительно встала из-за стола, ушла за ширму и стала переодеваться. Леонид слышал, как шуршало платье...

- Ты куда собираешься? - удивился он.

- Нужно же проводить тебя, - спокойно ответила Раиса.

- Зачем проводить? Я... думал остаться, - растерянно заявил Кольцевой.

- А я думаю иначе. Спасибо, что зашел, не обманул.

Но сегодня тебе уже пора собираться. Я тебя провожу.

Погуляем на улице.

- Какая прогулка в дождь? Раечка, ну будь человеком, - капризно надул губы Леонид.

- Нет, Ленечка, ты меня не уговаривай. Нельзя тебе здесь оставаться. Баба Паша, гардеробщица, живет тут за стенкой... - Раиса ткнула рукой в коврик над кроватью. - Знаешь, какая она склочница? Она и матери твоей рассказала обо всем...

- Но мы...

- Мы - одно, а я - другое! Вот твой плащ.

Он оделся и молча вышел в коридор. Проходя к выхору, с неприязнью посмотрел на дверь комнаты бабы Паши: "Вот ведьма!"

На автобус они опоздали. Машина мигнула красным сигнальным огоньком и ушла, когда оставалось пройти до нее несколько метров. Чтобы не мокнуть под дождем, Леонид прошел под дерево, Раиса за ним.

- Может, прогуляемся по аллее? - вдруг предложила Раиса.

- Если тебе так хочется...

- Представляешь, хочется...

После получасовой прогулки под дождем они остановились у разлапистого куста. На нем уже не было лиетьев.

И все-таки от него исходил приятный аромат.

- Жасмин, - по запаху определил Леонид.

- Ага. Я очень люблю духи "Жасмин", - ответила Раиса.

- Вот новость. А в тумбочке у тебя "Белая сирень".

- "Сирень" тоже неплохие, но "Жасмин" мне нравится больше.

- Странно.

- Ничего странного. Просто ты был невнимателен ко мне.

Леонид с тоской отметил, что она говорит о нем в прошедшем времени. Значит, "старый знакомый" ей более дорог.

- Вполне возможно, - сказал он. - Однако смотри, показался автобус, пошли.

- Тебе неприятно оставаться со мной?

- Хитрый вопрос. Хорошо оставаться под крышей...

- ..А еще лучше - под одеялом, - продолжила она. - Эту истину я и без тебя знаю. А мне вот нравится под дождем. Именно так, - она взмахнула руками, - когда льет дождь, дует сильный ветер и где-то впереди, в густом тумане, мерцают фонари, как звезды в небе. Это так похоже на мою жизнь...

- Боже, какая идиллия. А в общем - интересно. Но мне не лезет в голову подобная лирика, когда за ворот льется холодная вода.

- Бедняжка, иди ко мне, - предложила она, расстегивая пуговицы плаща.

Он понял это по-своему, плотно прижался к ней, незаметно стал оттеснять к скамейке. Она, ловко уверйувшись в сторону, толкнула Леонида от себя. Он шлепнулся на мокрые доски скамейки, беспомощно опустил вниз руки. Это рассмешило Раису. А он сидел неподвижно и рассматривал ее, словно увидел впервые. Вокруг блестели мокрые, обнаженные деревья. Где-то в отдалении завывал, набирая скорость, поздний трамвай.

- Уйди, - проговорил он тихо, но властно.

Смех неожиданно оборвался. Раиса впервые за весь вечер посмотрела на него серьезно. Такого она не слышала от Леонида никогда за все время их знакомства.

- Ты меня прогоняешь? - Губы ее застыли, брови вопросительно поднялись.

- Да, да! Мне все это надоело. Уходи! Уходи, слышишь! - повышая голос до крика, потребовал он.

Начавший было проходить под влиянием свежего холодного воздуха хмель последним всплеском ударил в голову Кольцевого. Натягивая на глаза шляпу, он еще какой-то миг видел удаляющуюся по аллее женщину в темном от дождя плаще. Он ждал, что она хоть обернется в последнюю минуту. Но этого не произошло. Не поворачивая головы, она так и исчезла за поворотом дорожки.

Будто это был не человек, а видение.

- К черту все, - рычал он, сплевывая и топая в бессилии ногами. Женщины! Вино! Выговоры родителей!

Зачем мне это нужно? Ну а сейчас назло не пойду домой, переночую на этой скамейке! - твердо решил он, ложась вверх лицом.

Несколько минут, проведенных им в одиночестве, показались часами. Холодные капли дождя неприятно лизали подбородок и шею. Он натянул плащ до самого носа, а глаза прикрыл шляпой. И в это время до его слуха донеслись чьи-то осторожные шаги. Они медленно приближались по той самой аллее, куда совсем недавно ушла Раиса. Леонид нисколько не сомневался, что это вернулась она. Такая мысль была и приятна и неприятна одновременно. Он еще не успел понять, какие чувства в нем побеждают, когда шаги послышались совсем рядом. Не открывая глаз, Леонид решил, что должен держаться избранной линии поведения до конца.

- Уходи. И вообще, чего ты от меня хочешь? Я тебя не люблю, проговорил он, открывая глаза...

Около скамейки стоял широкоплечий верзила в брезентовой куртке, с копной рыжих волос на голове. Чтобы отогнать видение, Леонид встряхнул головой:

- Бр-р...

В обмане зрения он не успел убедиться. Сильный удар обрушился на его лицо. Из-глаз брызнули тысячи искр. Расплескивая воду, покатилась по луже шляпа. Она немножко смягчила удар. Леонид не потерял сознания.

Когда он открыл глаза, верзила стоял на том же месте и не торопясь отводил назад правую руку. Кулак его был не меньше пивной кружки. Сейчас для уверенности он угостит свою жертву еще одним ударом и...

О сопротивлении нечего было и думать. Рыжий верзила играючи мог справиться с четырьмя такими Леонидами.

Страх вынуждал к немедленным действиям. Если прибегнуть к помощи рук, пожалуй, он сможет выбросить свое сухощавое тело за спинку скамейки. А там надежда на одни ноги...

Верзила стоял в самом выгодном для удара положении.

Видимо, надеясь, что жертва оглушена, он не торопился, сосредоточенно обдумывал, как действовать дальше. Леониду даже на миг показалось, что его враг что-то ищет левой рукой в своем кармане. А вдруг там нож? Времени для раздумья не оставалось. Он ухватился одной рукой за спинку скамейки и сделал молниеносный толчок ногами.

К изумлению своего противника, легко оторвался от страшного ложа, подскочил выше уровня спинки сиденья и в горизонтальном положении полетел под соседний куст.

Запоздалый удар верзилы не достиг желаемой цели. Леонид услышал стук тяжелого кулака о дерево.

Кольцовой свалился на сырую, устланную опавшими листьями зомлю и ужом скользнул прочь от злосчастной скамейки. Виляя между кустов, он побежал в глубь парка. Страх мешал ему ориентироваться: он бежал прочь от опасного места, не рискуя оглянуться назад. Наконец, когда силы иссякли, жадно глотая ртом сырой воздух, он остановился. Погони не было. Зажимая разбитый нос платком, он напрямую вышел к освещенному проспекту, перелез через железную решетку ограды и отправился в милицию.

Такую картину из путаных показаний студента нарисовал себе Бадраков.

И только когда Кольцевой поставил последнюю подпись на протоколе, старший оперуполномоченный задал первый вопрос от себя:

- Скажите, Кольцевой, когда вы вечером пришли к Раисе Сагидуплиной, то плащ сняли?

- Неужели я сяду за стол в плаще? - обиделся студент. - Конечно, снял.

- И где вы его повесили?

- Кажется... кажется... - морщил лоб Леонид, напрягая память, - - Рая его повесила за ширмой.

- До этого вы всегда его оставляли там?

- Нет. Зачем? Обычно я плащ вешал у двери на гвоздь.

- Так. А нашли ключи около той скамейки, где на вас напал неизвестный?

- Ну да, там же и лежали, где выпали из кармана, - с готовностью ответил молодой человек.

- Так прямо сверху и лежали? Может, на них кто наступил ногой и вдавил в грязь? - допытывался Бадраков.

- Их поднял старшина.

- Спасибо. У меня сегодня вопросов к вам больше не будет.

На этом первый допрос студента Кольцевого был закончен. В тот же день Бадраков собрал оперативных работников своей группы. Совместно разработали план розыска преступников и похищенного имущества. Особо отметили, что при осмотре места происшествия не обнаружено никаких следов, которые могли быть полезными при раскрытии преступления. Из этого следовал вывод, что кражу совершил не новичок, а опытный вор.

И версии. Несколько самостоятельных версий. Одна строилась на том, что преступление совершено при участии Сагидуллиной. За отработку этой версии Бадраков взялся сам.

4

Подходя к студенческому общежитию, Бадраков не мог, конечно, подумать, что копирует чей-то прием. Но если проследить его маршрут, последовательность действий, поведение, то можно найти много общего с тем, что проделала Фаина Александровна полтора месяца назад, Только он шел не просто наудачу, а с запасом необходимых сведений об обитателях флигелька Сагидуллиной и Гвоздихиной Прасковье Павловне.

И на этот раз Прасковья Павловна вязала шарф, только нитки были другого цвета. Бадраков выждал удобный момент, когда около раздевалки никого не было, и поспешил представиться. Гвоздихина при виде удостоверения в красной обложке немедленно спрятала шарф в тумбочку (не дай бог, придерутся, что вяжет в рабочее время), застегнула халат на все пуговицы, приготовилась отвечать.

- Я по поводу вашей соседки Раисы Матвеевны хотел поговорить. Поступила жалоба на ее нескромное поведение. Что вы мне на это можете сказать? равнодушно спросил Бадраков.

- Поведение ужасное, но жалоб я не писала, - ответила старуха и еще крепче впилась в него глазами.

Она понимала, с кем имеет дело. Голос ее звучал заинтересованно. Самой ей явно хотелось побольше узнать о Сагидуллиной. Бадраков, догадавшись об этом, на минуту пришел в замешательство. Он готовился не к такой беседе и представлял себе Гвоздихину словоохотливой, дажо болтливой старушкой. А гардеробщица молча ждала.

- Когда, и каким образом она поселилась с вами? - спросил он.

И тут Гвоздихина не торопилась с ответом. Можно было подумать, что она не поняла вопроса. Но, помолчав немного, заговорила:

- Весной прошлого года. Ее рекомендовал к нам на работу один знакомый нашего бывшего коменданта общежития. Раньше я его встречала в "Гастрономе"... Представительный такой, солидный мужчина...

- Кто ее посещает сейчас?

- Люди, разумеется. В большинстве случаев мужчины, а из них - чаще молодые.

- Цель их посещения? Простите, чем они у нее занимаются?

- Читают газеты, - сделав монашеское лицо, ответила Гвоздпхина. И затем, переменив тон, чуть ли не поприятельски спросила: - Скажите, сколько вам лет?

- Двадцать четыре.

- Маловато. Неужели в розыске нет людей посолиднее, чтобы заниматься такими вот "райскими птичками", вроде пашей Раечки? Я помню, до революции у меня был один знакомый сыщик, не вам чета - толстый, с пышными усами.

Бадра-ков покраснел. Но сдержался. Ничего не поделаешь. Самолюбие проявлять здесь неуместно. Может быть, от этой вот старухи зависит успех дела. Между тем гардеробщица снова замолчала. На лице ее было паписано явное разочарование.

- У солидных и дела солидные, - напомнил Бадраков.

Это заело Прасковью Павловну. Она заметно оживилась.

- Хорошо рассуждаете! На какие средства она живет? Я вот получаю пенсию и работаю вместе с ней, а на вино у меня денег нет.

- Вам лучше знать о ее жизни. Вы соседка.

- Поэтому я и говорю: не место у нас таким, как она

- Кроме ваших же студентов у нее никто не бывает?

Надежды Бадракова оправдались, - старуха разговорилась.

- В том-то и дело, что за последнее время к ней заходят не студенты, а какие-то... типа этих... ну, которых из тюрьмы выпускают.

- Уголовники?

- Во, во, они самые. Один низкого роста, такой, южных кровей человек. С бородой, но без усов. Странно?

Все время мурлычет арестантские песни. А второй - рыжий, высокий. Слышала я, как этот рыжий Робинзоном называл низкого с бородой. Имена какие-то лошадиные.

Через полчаса Бадраков уточнил до мельчайших подробностей приметы двух неизвестных мужчин, посещающих Раису. По всему было видно, что это залетные гости. В своем районе он таких не знал. У Сагидуллипой последнее место жительства ее, если верить бумагам, Казань. Вполне возможно, что гости пожаловали оттуда.

А может, и пе оттуда. Необходимо срочно навести справки. Именно сейчас, после совершения у Кольцевых кражи, Сагидуллипа попросила у коменданта три выходных для.

Дома Раиса не ночевала две ночи подряд.

- Скажите, а подруги у нее есть? - допытывался Бадраков.

- Почти нет. За все время только одну девушку я и видела у нее в комнате. Наташей звать. Вроде они вместе в кружке художественной самодеятельности занимались.

Я этому не верю. Райка и художественная самодеятельность - никак не увязывается. Вот уж месяца три, как Наташа к ней не заходит. Почему - не знаю.

- Вы не знаете, где живет Наташа?

- Вот уж чего не знаю, того не скажу. Хотя постойте, может быть, вам повезло. Как-то я брала у Райки чайник с кипятком. Чтобы не обжечь руку, она мне дала старый конверт. Там есть обратный адрес, наш ленинградский. А конверт у меня на окошке валяется.

Дверь открыла девушка. Внимательные серые глаза с настороженным любопытством остановились на лице Бадракова.

- Наташа Потехина здесь живет? - спросил он, глядя мимо плеча девушки в темноту коридора.

- Я Потехипа. А вы откуда?

- Видите ли, я разыскиваю одну знакомую, Раю Сагидуллину. Сейчас ее нет дома, и я...

- Ну и ищите на здоровье, а я здесь при чем? - оборвала девушка. На ее лицо легла тень отчужденности.

Она отступила на полшага назад и решительно взялась за дверную ручку.

Бадраков понял, что если он немедленно пе предпримет никаких мер, то окажется перед закрытой дверью.

И, как знать, откроют ли ему вторично.

- Я из милиции, - заявил он таким тоном, будто предшествующего разговора не было, и вынул из кармана служебное удостоверение.

Против ожидания, девушка взяла удостоверение в руки, развернула его и принялась читать:

- "Старший лейтенант милиции Бадраков Петр Кириллович состоит в должности ст... операуполномоченного".

- Не опера, а оперуполномоченного, и не сты, а старшего, - поправил Бадраков, забирая назад удостоверение.

- Раз старший, то заходите, - пригласила Наташа смущенно. - А я, признаться, напугалась. Думала, что вы из круга ее знакомых.

- А чем опасны ее знакомые?

- Том, что я их никогда не видела.

- Неубедительно.

- Как вам угодно, так и понимайте. Но я никого из друзей Раисы не знала и не хочу знать.

В кружке художественной самодеятельности Наташа уже не занималась, хотя была в курсе дел Дома культуры. Вес новости оттуда ей сообщал знакомый молодой человек Миша Гуторин, страстный поклонник Михалкова. Он, по словам Наташи, так выразительно читал басни, что его даже приглашали в телестудию на работу.

Но Миша отказался, у него другие планы.

Как это ни странно, Сагидуллина в самом дело увлекалась пением, регулярно ходила на репетиции и не раз рыступала в клубах подшефных организаций.

- Это ее слабость, - объяснила Наташа. - Она и Сегодня вечером обязательно будет там.

- Надеюсь, вы не предупредите ос, с какой целью я к вам приходил?

- Конечно. Тем более, что она у меня не бывает, а я сейчас на репетиции не хожу. Так что не расстраивайтесь из-за этого.

- Если не секрет, почему между вами и Сагидуллиной сложились за последнее время натянутые отношения? - спросил Бадраков перед уходом.

- Как вам сказать? Причины, кажется, ничтожные.

Их, собственно, две, - медленно заговорила Наташа. - Во-первых, я совершенно случайно узнала от самой же Раисы, что она отбывала срок...

- Интересно!

- Ничего интересного. Она проговорилась как-то, что еще в колонии занималась в кружке. Да и по ее разговору я убедилась, что с тюрьмой она знакома.

Слишком часто в ее лексиконе проскальзывают блатные словечки, особенно, если она навеселе. И второе: как-то после ухода Раисы от меня наша соседка Нина Борисовна заявила, что у нее пропала кофта. Хорошая шерстяная кофта. Мы ходили к Рае, но она обиделась.

Нина Борисовна решила, что могла оставить кофту на работе. На этом дело и кончилось. Сагидуллипа больше ко мне не приходит.

- Понятно. Большое вам спасибо, - поблагодарил Бадраков.

Уже у самых дверей он обернулся и задал последний вопрос:

- На чью помощь я могу рассчитывать в Доме культуры?

Наташа посоветовала сначала зайти к администратору: он в курсе всех событий Дома культуры и является членом бригадмила. Хорошим помощником в этом деле может оказаться и Михаил Гуторин. Его легче всего найти на третьем этаже в девятнадцатой комнате. Там кружок чтецов.

Еще раз поблагодарив Наташу, Бадраков покинул квартиру. Как ни соблазнительно было сейчас же поехать в Дом культуры, он этого не сделал. Пришлось возвратиться в отдел и обстоятельно доложить начальнику о результатах работы за день.

Начальник молча выслушал доклад и согласился, что задержать Сагидуллину для допроса необходимо сегодня, прямо в Доме культуры. При этом он предупредил, что в помощь Бадракову никого из оперсостава выделить не может. Надо зайти к начальнику службы и попросить послать участкового уполномоченного или постового милиционера.

Участковых в отделе не оказалось. Зато в дежурной комнате Бадраков встретил милиционера Сватухина.

Одетый в пальто, старшина упрашивал дежурного изменить график и разрешить ему заступить на работу не в утро, а в ночную смену. Дежурный не возражал, но просил согласовать этот вопрос с командиром взвода.

Однако командир взвода уже закончил работу и ушел.

Ознакомившись с ситуацией, Бадраков взял на себя улопоты по исправлению графика и увел торжествующего Сватухина в свои кабинет. Перед выездом он долго инструктировал его, заставил прикрыть шарфом воротник мундира. Только после этой церемонии они с благословения начальника угрозыска отправились в Дом культуры.

На всякий случай Бадраков оставил старшину в фойе, а сам прошел к администратору. Там он задержался недолго. Минут через пять - не более Петр уже поднимался на третий этаж. Найти девятнадцатую комнату пе составляло труда.

Бадраков бесшумно открыл дверь. Он увидел худощавого, с цыганским лицом юношу в светлой куртке на молнии.

- Миша, а я к тебе, - запанибратски обратился Бадраков к нему.

И не успел тот сообразить, откуда бог принес приятеля, как был любезно взят под руку и оказался в коридоре. Бадраков объяснил молодому человеку, что его заставило прибегнуть к такому бесцеремонному методу знакомства, извинился и изложил цель своего визита.

Гуторин был из тех людей, которым пе надо повторять дважды. Он серьезно выслушал и правильно понял Бадракова. Даже похвалил за то, что он пе обратился к художественному руководителю певцов. Пообещав все устроить, Миша исчез за поворотом коридора. Вскоре он вернулся, но уже не один, а в сопровождении Сагидуллиной. Раскрасневшаяся после выступления, она тяжело дышала и заранее улыбалась, вероятно надеясь встретить кого-то из знакомых. Дамская сумочка, по величине похожая на хозяйственную, висела на левой руке.

Раиса проницательным взглядом смерила Бадракова и перестала улыбаться. Безусловно, она догадалась, откуда этот молодой человек, брезгливо отстранила от себя руку Миши Гуторина и остановилась.

Сейчас она лихорадочно искала выход из создавшегося положения, но не успела ничего придумать.

Бадраков опередил ее.

- Пройдемте, Раиса Матвеевна. У меня к вам срочное дело есть, обратился он к ней, как к старой знакомой.

- Куда вы меня приглашаете и кто вы такие? - спросила Сагидуллина, хотя по выражению лица было видно, что она все поняла.

- Я из уголовного розыска и приглашаю вас туда же, - пояснил он.

- Зачем, если не секрет? - попыталась улыбнуться Раиса.

Выиграть время было для нее сейчас главной задачей. Она нарочно заговорила громко, стараясь привлечь разговором посторонних, надеясь, что они в какой-то степени могут помочь ей избавиться от оперуполномоченного хотя бы на несколько секунд.

- Здесь не место для разговоров. Обо всем побеседуем у нас, решительно заявил Бадраков. - Пошли, Сагидуллгша.

Пришлось повиноваться. Она молча опустила голову и пошла впереди, медленно переставляя поги. На лестнице, когда они шли вдвоем, Раиса обернулась, сверкнула белозубой улыбкой и тихо попросила:

- Зачем нам идти в милицию? Пойдем в ресторан, поужинаем. Тогда я вам расскажу больше, чем вы ожидаете. Кстати, вы сделали большую оплошность, забирая меня отсюда, из Дома культуры. А если уж забирать, то следовало бы не меня.

Сказано это было серьезно, и Бадраков подумал, что у задержанной действительно могут быть сообщники из людей, проводящих время в Доме культуры и даже зажимающихся в кружках художественной самодеятельности. Сомневаться не приходилось в том, что Сагидуллина играла второстепенную роль в совершения преступления. Она даже могла пе принимать прямого участия в краже, а лишь способствовала ее совершению.

Знакомые же в Доме культуры у нее должны быть обязательно. Очень маловероятно, чтобы двадцатипятилетняя женщина с такой подозрительной биографией ходила сюда исключительно ради пения.

Внизу Бадраков направился прямо к Сватухину.

Подмигнул ему издали: полный, мол, порядок.

- Вот девушка, за которой мы пришли. Останешься с ней здесь, а я на минуту вернусь на третий этаж, забыл там одну вещь. Пока она оденется, я приду. Понял?

- Понял, товарищ старший лейтенант, - вытянулся Сватухин.

Обернувшись на лестничной площадке, Бадраков увидел, что старшина, следуя по пятам за Раисой, направляется к гардеробу. Не предвидел он, чем обеспокоен сегодня постовой и почему настаивал на изменении графика. Разве учтешь все мелочи...

"По инструкции действует. Тут, брат, не убежишь", - думал оперативный работник.

Надежды Бадракова установить связи Сагидуллиной среди многочисленной публики, посещающей Дом культуры, не оправдались. Дополнительные беседы с Гуторипым и художественным руководителем ничего не дали.

Если верить их словам, близких связей с молодежью Дома культуры Сагидуллина не имела. Раньше участники художественной самодеятельности замечали, что она симпатизировала бывшему худруку Саше Дыпкину, по он четыре месяца как уволен с работы и в Доме культуры не бывает. Сейчас Раиса иногда уходит домой вместе с одной девочкой, которая боится одна ездить поздно, а Раисе с ней по пути. Когда и эта девочка была приглашена для беседы, Бадраков окончательно понял, что оп сбит с толку и уклонился от заданного курса.

Поблагодарив худрука, оп направился вниз. Впереди предвиделось много работы. Судя по первому заявлению Сагидуллиной, она уже кое-что может сказать по поводу кражи.

Тихо насвистывая "Школьный вальс", Бадраков перепрыгивал через две ступеньки, зарапее обдумывая план допроса задержанной.

В фойе Сватухин вышел навстречу. По удрученному виду старшины Бадраков догадался: произошло что-то неладное.

- Где Сагидуллина? - беспокойно обегая глазами фойе, чуть не закричал он.

- Пошла наверх. У нее номерка от пальто не оказалось, - неуверенно ответил старшина.

- И ты отпустил ее одну?

- А куда она денется...

Слушать дальше Бадраков не стал. Он стремглав бросился назад. Широченными шагами прыгая по лестнице, он мгновенно оказался на третьем этаже.

Рванул дверь комнаты худрука. Тот в это время старательно раскуривал трубку и был удивлен, видя в третий раз за вечер Бадракова. Вдвоем они обошли все комнаты, занятые под репетиции, по Сагидуллину никто не видел.

- Есть у вас другой выход? - поинтересовался Бадраков.

- Есть, но он закрыт на замок, - спокойно сообщил худрук.

- Покажите мне его сейчас же!

Они торопливо поднялись на четвертый этаж. Художественный руководитель первым подошел к двори в конце коридора и взялся за ручку. Дверь оказалась открытой...

5

Вокзал затих в хмурых предутренних сумерках.

Электрички стоят на запасных путях. По расписанию первый пассажирский поезд должен отправиться через два часа. Его еще не подали к платформе. Утомленные дорожными заботами пассажиры дремлют на деревянных диванах, стульях, подоконниках и даже на своих чемоданах.

По залу ожидания прошел дежурный милиционер, сонными глазами скользнул по мешкам, сумкам и чемоданам.

В пять часов, когда из тумана выполз пассажирский состав и медленно придвинулся к платформе, люди начали просыпаться. Они потянулись к поезду из всех дверей вокзала. У входов в вагоны образовались небольшие очереди. Трое подвыпивших моряков нетерпеливо стучали по металлической обшивке вагона, вызывая проводницу.

- Чего ломитесь? - послышался из-за двери грубый женский голос. Уборка еще не закончена.

- Дорогуша, нельзя ли побыстрее открыть? Мы вам поможем убираться, настойчиво попросил один из них.

По платформе прошла молодая женщина в плаще и светлой нейлоновой косынке. Она приостановилась, с любопытством посмотрела на моряков.

- А вот и наша провожатая прибыла, - радостно сообщил другой, подмигивая женщине. - Верно я говорю, курносая?

- Провожатая, да не ваша, - ответила она, заигрывая.

- Не жди, твой передумал сегодня ехать, - бесцеремонно переходя на "ты", уверял матрос. - Давай в пашу компанию для украшения.

- Какая ж компания - вы уезжаете, а я остаюсь.

- Вот и чудесно. Мы только провожаем одного товарища. - Матрос кивнул в сторону своего соседа.

- Тогда не все пропало. Есть шансы встретиться, - улыбнулась она.

Женщина прошла по всей платформе, миновала лениво посапывающий паровоз и спустилась вниз по широкой железобетонной лестнице. За углом пристанционной постройки раздался осторожный свист. Женщина направилась туда.

- Вот и Раюха притопала, - послышался из кустов грубоватый хриплый голос. Даже не видя человека, можно было определить: либо он простужен, либо пропойца, а может, то и другое вместе.

Мужчина лет тридцати вышел навстречу. Был он коренаст и широкоплеч, с длинными руками. Одет в серый стеганый ватник, черные брюки. На ногах хромовые сапоги. На голове серенькая кепка с малюсеньким козырьком. Черная борода-шотландка обрамляла смуглое лицо.

У края дорожки женщина остановилась, тщательно рассматривая приближающегося. Прежде чем отпетить на приветствие, она слегка поморщилась, выставляя вперед нижнюю губу. Жест этот выражал если не осуждение, то пренебрежение. Бородатый это понял.

- Что фыркаешь? - спросил он, оглядываясь.

- Головной убор тебе сменить надо. Разве это шапка? За километр блатным пахнет. Да и не в моде они давно...

- Ну-ну-ну! - обиделся мужчина. - Ты, Раюха, полегче на поворотах. Подумаешь, без году неделя живет в Питере, а культуры нахваталась, как собака блох. Без тебя знаю, что мне надо, - и уже полушепотом спросил: Как там горизонт, чист? Легавых нема?

- Один на весь вокзал, да и тот заперся в конуру.

- А тихари?

- Здесь вроде не видно... Да разве их рассмотришь? Вчера вечером меня заштопорили в Доме культуры. Насилу вырвалась. Решила ехать с тобой, другого выхода не вижу. Взяла билет и на себя.

Он с недоверием посмотрел на Раису, нахмурился.

Затем нервно размял в пальцах папиросу и бросил под ноги. Ядовитая улыбочка отразилась на широких губах.

- Допрыгалась, значит. И модный плащ, и нейлоновая косынка не помогли, а еще на мою шапку киваешь. Я-то дело знаю туго. Воробей стреляный, на мякине не проведешь. А как же твои личные вещи? Или опять на мою шею сесть думаешь? - спохватился он.

- Пока все наоборот: ты сидишь на моей шее, - спокойно ответила Раиса. - А допрыгались мы вдвоем, а не я одна.

Мужчина отмахнулся, молча осмотрелся. Ничего подозрительного поблизости не заметил. На путях пыхтел паровоз, сонно переговаривались пассажиры, началась посадка. И все-таки оп не решился идти сразу в вагон: послал Раису на разведку, а сам предусмотрительно шмыгнул за угол сарая. Там у кучи старых шпал лежали два объемистых чемодана. Высокий парень в шахтерской брезентовой куртке стоял рядом. На его рыжей густой шевелюре поблескивали мелкие капельки дождя.

Казалось, рыжего ничто не беспокоит. Он равнодушно жевал жесткий стебелек. Но когда обладатель шотландки подошел к нему вплотную, парень живо поинтересовался:

- Ну как Ранетка? Все устроила для отъезда?

- Даже больше чем надо. Она вчера влипла где-то в культурном доме. Едет теперь со мной. Вот так, друг Шкалик! Сплошное невезенье. Ну где я мог посеять "керогаз"? Неужели его подлец Дельфин увел? - сокрушался бородатый.

- Теперь уж не до этого. Езжай, отлежись недельку. "Керогаз" - дерьмо, добудем. А то, знаешь, как Тарас Бульба: погонишься за люлькой, а потеряешь жизнь.

- Что за Бульба?

- Удалой казак был. Он бы ушел, да обронил люльку, ну, трубку, понимаешь? Повернулся, начал искать. Тут его и накрыли...

- Ух, гады легавые! Всегда подберут момент.

Рыжий верзила улыбнулся, но не стал разъяснять, кто такой Тарас Бульба. Он посмотрел на часы. До отхода поезда оставались считанные минуты.

- Пора, - кивнул он бородатому и первым взялся за чемодан.

Человек в ватнике последовал его примеру. Когда они вышли из своего укрытия, около поезда толпились только провожающие. Все пассажиры успели запять свои места. Раиса стояла у третьего вагона, успокаивающе помахивая рукой. Значит, опасности не предвиделось.

- Ты вот что, Шкалик, - торопливо, на ходу обращался к рыжему человек с бородой. - Пока я буду налаживать ксиву, не дремли. Во-первых, нам "керогаз" потребуется вот так. - Он свободной левой рукой коснулся горла. - И обязательно сдай на права шофера.

Или хотя бы научись мало-мальски управлять автомобилем, понял? И мы тогда заживем, будь уверен.

- Чего же не понять? Постараюсь все сделать.

Мпе самому без специальности, браток, труба. Сам видишь, - спокойно соглашался Шкалик.

- Ну вот и хорошо, что ты такой понятливый.

Действуй. А если что - мы друг друга не знаем, петришь? С этим и будь здоров!

Коренастый послал воздушный поцелуй своему приятелю, взял от него второй чемодан и поспешил к своему вагону. Рыжий медленно продвигался следом за ним.

Поравнявшись с третьим вагоном, он увидел уже в окне улыбающиеся лица Раисы и своего бородатого приятеля.

Слегка приподнимая руку, он помахал им и направился к вокзалу. Никто не услышал, как он сказал при этом:

- Будь здоров, Ромка Робинзон. Живи не кашляй.

Старые полуосвещенные вагоны поскрипывали на ходу. Пассажиров в поезде было мало. Многие из них постарались использовать свободные места ложились на жесткие скамейки и полки и досыпали. Некоторые, кутаясь в воротники, дремали сидя. Но Робинзон не думал об отдыхе. Оп любезно переговорил с проводницей, подмигнул сидевшей в углу купе Раисе и, пошатываясь, пошел в соседний вагон.

В поезде ехали в основном женщины с детьми, старики, изредка попадались военные. Эти пассажиры не очень интересовали Робинзона. Лишь в шестом вагоне он приостановился на несколько секунд. На сродней полке, свесив вниз испещренную татуировкой руку, беспечно спал матрос. У изголовья стоял чемодан в черном чехле. На нем лежал бушлат. Осмотревшись по сторонам, Робинзон проворно ступил ногой на свободное нижнее сиденье и прощупал бушлат. Карманы были пусты.

Тогда он небрежно толкнул в руку спящего. Матрос продолжал спать крепким сном. Робинзон спустился вниз и пошел дальше по проходу.

Вернулся он к Раисе через полчаса заметно успокоенный, даже повеселевший. Бывают люди, к которым приходит настроение от одной езды. Но Раиса знала и другую его черту. К Робинзону приходило настроение, когда дела спорились. Угадывая ее мысли, он шепнул:

- Удача нас ждет впереди!

- У цыганки гадал? Расскажи что-нибудь поинтереснее.

- Интереснее? Можно. Вот, слушай. Сидел со мной на Колыме один ростовский вор. Тарасом звали, а фамилия Бульба. Он мне рассказывал, как нелепо погорел.

Засекли его легавые на деле. Ну, он парень не промах был. Легонько обвел их вокруг пальца и улизнул. Уже на свободе был, как вдруг заметил, что обронил свою трубку. А трубка, видать, дорогая была. Он нагнулся, ищет в траве ее. И доискался... Насели на него сзади, схватили и повязали. Очень хороший был парень, но жадность погубила. Потому я и наплевал на свой "керогаз"...

- Поздравляю, - улыбнулась Раиса.

- С чем? - не понял Робинзон.

- Ты начал интересоваться книгами. Это уже хорошо.

- При чем здесь книги? - недоумевал он.

- Конечно, ни при чем, пусть будет по-твоему, - согласилась она. Расскажи что-нибудь другое.

Он принялся со всеми подробностями рассказывать, как заготавливается лес в Сибири, как два заключенных разодрались из-за дозы морфия, нелегально доставленного в тюрьму, кто такие воры "в законе" и как они умеют держать в страхе своих сокамерников...

Минут за десять до нужной им остановки Робинзон вынес в тамбур чемоданы и сам исчез. Раиса с трудом выгрузила их на платформу. Поезд тронулся, а Робинзона все не было. Она забеспокоилась. Уже на ходу он выскочил наконец из шестого вагона. В руках у пего был чемодан в черном чехле. Раиса глянула на добычу, и краска стыда залила ее лицо. Это был чемодан матроса, которого опа видела при посадке в поезд.

6

Вдоль шоссейной дороги на полтора километра растянулся поселок с деревянными домиками, черной трубой кирпичного завода и маленькой церквушкой на пригорке. Кирпичный завод, совхоз и железная дорога обеспечивали жителей поселка постоянной работой. Как и во всяком малонаселенном пункте, парод здесь был любопытен ко всему новому. Особый интерес проявлялся к приезжим.

Робинзону и его спутнице повезло: они прибыли ранним поездом, когда любители пристанционных новостей еще спали безмятежным спом. Выбравшись благополучно на центральную улицу, они уверенно зашагали вперед.

У сельмага сторож с двустволкой за плечами вышел на дорогу и попросил у Робинзона закурить. Отказать нельзя, с неохотой он остановился.

- А вы никак инженер? - спросил вдруг сторож, часто посасывая еще не разгоревшуюся папиросу. - На кирпичном вас давно ждут.

- Что-то в этом роде, - неопределенно промычал Робинзон. - Ну, пока, отец. Торопимся мы.

На спуске к озеру стоял старый, вросший в землю почти по самые подоконники домик. Когда Раиса открыла калитку, их облаяла поджарая, неопределенного цвета дворняжка. Увидев, что пришельцы не обращают внимания на ее лай, она благоразумно замолчала, осторожно подошла к людям и принялась обнюхивать чемоданы. Скрипнула ржавыми петлями дверь. На порожек дома вышла пожилая женщина в меховой безрукавке. Она не проявила никаких признаков радости или недовольства и долго щурилась, подставляя ладонь козырьком ко лбу, стараясь получше рассмотреть гостей.

Раиса подошла вплотную к ней и заговорила.

- Райка?! - удивленно вскрикнула старуха. - А я уж и ждать перестала, думала, опять ты в свою Середнюю Азию подалась. Ну, заходите, заходите, я человек гостеприимный...

- Роман, - назвался Робинзон, пожимая ладонь хозяйки, и поспешно юркнул в узкую дверь сеней.

- Агриппина Тарасовна, - ответила женщина. Она не очень дружелюбно посмотрела ему вслед и шепотом спросила у Раисы: - Муж али так, временный?

- Трудно сказать, Агриппина Тарасовна. Знакомы давно... живом...

- Коли трудно, значит, временный. Это уж так, - твердо заключила хозяйка. - Много их на вашу голову, пока вы молоды да интересны, продолжала неприязненно бубнить она. - А у моей Женьки опять убег, подлец. И на ребенка не платит. Схоронился где-то, как вша под струпом. В который раз милиция разыскивает сукинова сына.

Старуха была тунеядкой. В каждой фразе ее звучала жалоба: плохо живется, одна среди подлецов, которые только и стараются насолить ей на каждом шагу, испортить и без того горькую жизнь. Вот в течение нескольких лет никак не может выхлопотать пенсию. Везде сидят чинуши и бюрократы, мошенники и взяточники.

К ним идти на прием надо с сотней в кармане, а где их возьмешь при ее настоящем положении?

- Надолго пожаловала? - поинтересовалась хозяйка.

- Как примешь.

- Чем богата, тем и рада. Однако багаж у вас справный. С заработков вернулись? - сменила тему разговора Агриппина Тарасовна.

Сагидуллина умышленно пропустила этот вопрос мимо ушей. Ей была знакома жадность хозяйки до чужого добра. Попробуй поддержи этот разговор, она станет допытываться, что лежит в чемоданах. А что там лежало, Раиса и сама толком не знала.

Хозяйка принялась растапливать плиту. Раиса тоже пошла в тесную кухню, стала чистить картошку. Робинзон, оставшись один в комнате, попытался открыть украденный им в поезде чемодан. Но замки были прочными и никак без ключа пе открывались. Тогда он взял из-под шкафа топорик и взломал их. В чемодане оказалось несколько тельняшек, две пары флотских брюк - одни суконные, другие из белой парусины, рабочие, мужские ботинки фабрики "Скороход", альбом с фотографиями, черная шапка-ушанка... Под конец Робинзон извлек три банки консервов и завернутую в полотенце бутылку "столичной".

Когда хозяйка ушла за водой, он тут же поспешил нарядиться в полосатую тельняшку. Но главное, что его обрадовало, это документы на имя демобилизованного матроса Сапунова Виталия Даниловича. Смущала только разница в возрасте, но при удобном случае можно использовать и такие документы. Он сунул в горящую топку плиты альбом с фотографиями, выставил на стол водку, положил консервы.

- Я говорил, нас ждет удача. Так оно и есть. Смотри, Раюха, как подвезло.

- У кого удача, а у кого...

- Э-э-э! Да ты, я вижу, недовольна? В чем дело?

Она, не оборачиваясь, продолжала смотреть в окно и на ощупь чистить картофелину. Поднявшийся от озера туман закрывал восходящее солнце. В эту минуту ей вспомнилось, как она после окончания десятилетки жила на-берегу Каспийского моря. Там познакомилась с матросом срочной службы. Это было хорошее, безмятежное время в ее жизпп. Костя, так звали матраса, получал одни раз в неделю увольнительную. Они гуляли по городу, ели мороженое, ходили в кино и на танцы. Сейчас эти картины у,ке выветрились из памяти, и она вспоминала их смутно. Залегло в памяти другое, более нежное и близкое, - расставание. Однажды она цровожала Костю к пристани, когда до конца увольнения оставались считанные минуты. Стояли вдвоем на излюбленном своем бугорке и смотрели на морс.

Безбрежной и радостной казалась им жизнь. С моря дул сильный ветер. Ее косы перепутались с лентами бескозырки. И когда Костя сделал шаг в сторону пристани, его головной убор свалился, повис у нее на груди в косах. Они увидели в этом хорошее предзнаменование...

Впервые она перешагнула порог тюрьмы, когда с Костей была в ссоре. Злость, безразличие к окружающим, протянутая рука "помощи" со стороны однокашников. Два или три вечера с вином и мальчишками и... тюрьма. Как все быстро делается, когда ты молод и беспечен!

Костя демобилизовался, узнал, где она находится, писал письма, ободрял, предлагал помощь. А ей было невыносимо стыдно. В единственном письме, которое она решила после долгих колебаний написать ему, Раиса просила Костю лишь об одном - забыть навсегда старое.

Она считала себя утратившей всякое право на его любовь.

Ее срок (один год. лишения свободы) подходил к концу. И в это время Костя нагрянул в тюрьму. Несмотря на уговоры подруг, она отказалась от свидания...

- Зря ты матроса обидел, - сказала она со вздохом, повернувшись наконец от окна.

- Ах вот где собака зарыта! - жестко ответил Робинзон и по привычке скривил рот.

Она подняла глаза. Неприязнь к этому человеку усиливалась. Со скривленным ртом, из которого выглядывали прокуренные остатки желтых зубов, он был похож на огрызающегося пса.

- Тебе чистюлькой захотелось быть, да? - издевательским тоном продолжал он. - Как говорится, по грязи пройти, а ног не испачкать? Тогда какого черта ты со мной снова спуталась?! - взревел он. - Я ведь за шесть лет тюрьмы не заслужил ученую степень. Квартиру и оклад тебе не сулил! Да еще пять лет по рогам имею, это не фунт изюма, Ранетка!

Она вздрогнула:

- Не зови меня так, Роман.

- Нет, буду называть. Назло буду! Для меня ты была Ранеткой, ею и останешься. А если тебе жаль каждого фраера, то чего ж ты вчера сбежала от тихарой?

Пошла бы с ними, рассказала обо всем, покаялась.

"Чистосердечное признание смягчает вину". Об этом тебе не меньше моего толковали, должна зпать цену таким речам!

- Какой ты грубый, Роман, - обиделась она.

- Может быть. Но жизнь еще грубее. За впешпим лоском культурненьких прячется куда большая, чем у меня, грубость. Вот мы взяли хату этого докторазубника. Что же on - честным трудом все нажил?

Так я и поверил, держи карман шире. А я работаю первобытным способом. Ну и вот что еще я тебе скажу: парадом командую я! И не смей мне перечить!

Робинзон покосился в окошко. Хозяйка с ведром воды подходила к калитке. Уже притихшим голосом он пе сказал, а приказал:

- И больше не лезь ко мне со своей моралью, слышишь? Сыт по горло! Под расписку мораль получал тринадцать лет. С меня хватит! Не послушаешься пепяй на себя... Чего она скрипит? - с досадой поморщился он, когда дверь соней с визгом повернулась на петлях, пропуская хозяйку.

- Скрипит, - согласилась Раиса - Она напоминает женщинам об их одиночестве.

- А мне она напоминает тюрьму, где каждая дверь - предупреждение. Сейчас я ее успокою.

Робинзон подошел к столу, отковырнул ножом кусок сливочного масла и вышел в сени.

Втроем они легко и незаметно выпили бутылку "столичной". Старухе понравились консервы, она уже скребла вилкой по дну второй банки. Робинзон навалился на соленые грибы. Ему доставляло большое удовольствие брать грузди полностью, но разрезая на куски.

Смачно шевеля массивными челюстями, он кивнул в сторону пустой бутылки, посетовал:

- Маловато прихватил, недотепа! Придется в магазин сбегать.

- Зачем же в магазин? - засуетилась Агриппина Тарасовна. - Вы дайте мне денег, а я к Гаврилычу схожу. У него водочка отменная, не чета государственной.

Эту, говорят, теперь изготовляют пз отводов древесины да из нефти... Химичат все. Фу, дрянь какая. А денежки дерут немалые.

- Это верно, мамаша, - согласился Робинзон. - Вот мы, грешные, на это дело свои трудовые и тратим, - добаггил он, вытаскивая из кармана пухлый бумажник.

Вскоре Агриппина Тарасовна принесла массивную черную бутылку из-под шампанского. Опа вытащила ее из-за пазухи, любовно вытерла фартуком и с гордостью поставила на середину стола. Робинзон по давней привычке подбросил тяжелую бутыль в воздух, ловко поймал ее в левую руку и стукнул по дну мощной ладонью.

Пробка легко вылетела. Пахучая мутноватая жидкость с бульканьем полилась в рюмки.

Пить самогон Раиса наотрез отказалась. Она только взяла рюмку за пожку и долго просматривала ее на свет, думая о чем-то своем. Глаза ее заметно осоловели. Бессонная ночь и выпитая водка делали свое дело. Вскоре ей стало все безразлично. Как во сне, она слышала обрывки фраз из разговора Робинзона с хозяйкой. Те, казалось, перестали ее замечать.

- Крепка, сволочь... - говорил Робинзон, глотая большими дозами самогон.

- Потому из чистого сахара, - хвасталась Агриппина Тарасовна.

- Да?

- Ага. И лучше и дешевле. Из килограмма песку литр получается.

- Коммерция, ничего но скажешь. Капитал можно нажить...

Взгляд Раисы остановился на узорчатом одеяле. Она поднялась из-за стола. Пошатываясь, направилась к никелированной кровати. Не говоря ни слова и не стесняясь присутствия Робинзона, стала раздеваться. Агриппина Тарасовна поспешно постелила постель и благоразумно удалилась по своим делам. Сразу же Раиса почувствовала рядом с собой жаркое тело Робинзона.

Она потянулась к нему руками, крепко обвила шею.

...Проснулся Робинзон только после обеда. Долго но мог понять, где он находится. Низкий, выбеленный:, известью потолок походил на барачный. Но стены били оклеены розовыми обоями. В углу на полочке блестел позолотой скорбный лик божьей матери. Рядом на подушке спала Раиса. Лицо ее стало нежно-розовым, губы полуоткрыты в довольной улыбке. За топкой перегородкой кто-то разгогаринал. Робинзон насторожился.

- ..не инженер он. Моряк. Служил во флоте.

По голосу Робинзон узнал Агриппину Тарасовну и вспомнил, где находится.

- Староват для моряка. Со службы помоложе возвращаются, - возражал другой, тоже женский, голос.

- Милая, так он же офицер, понимаешь? А офицеры, они всегда дольше рядовых служат. Представительный такой мужчина, культурный, - продолжала хозяйка.

"Неспроста все это", - забеспокоился Робинзон. И как бы подтверждая его подозрения, другой женский голос согласился:

- Да, да. Такие люди всегда культурные. Ну, я пошла. До свидания, соседка.

И тут Робинзон пожалел, что смазал петли дверей в сенях. Тихо приподнявшись на локте, он выглянул в окно. Двор пересекала женщина помоложе хозяйки, в мужском пиджаке и резиновых сапогах. Открывая ветхую калитку, она подозрительно обернулась.

Этот визит обеспокоил Робинзона.

- Кто это у вас был? - спросил он у Агриппины Тарасовны, прикидываясь только что проснувшимся.

- Соседка заходила. Гречневой крупы в долг просила, а у меня у самой греча кончилась, - пояснила хозяйка.

- А с кем она живет, соседка? - не унимался Робинзон.

- Муж у нее сторожит магазин да двое внуков. Дочка с зятем на целину подались, партийные...

Всплыл в памяти старик с ружьем. "Как же так? Сторожит магазин, а крупой не запасся. Что-то тут не того". Робинзон сладко потянулся, откинул одеяло и босиком прыгнул на пол. Подозрительность не давала ему покоя. Ехал отдыхать, а приходится нервничать.

К вечеру он увидел недалеко от дома сторожа. О чемто разговаривая с человеком в сером плаще, сторож, как показалось Робинзону, дважды ткнул палкой в сторону дома Агриппины Тарасовны. Это укрепило его подозрения о ненадежности убежища.

Пересортировав с Раисой вещи, он сложил их в чемоданы, и в сумерках они направились к станции с твердым намерением поспеть на поезд, идущий из Ленинграда.

7

Добрых полчаса метался Бадраков по длинным коридорам Дома культуры, тая надежду, что разыщет беглянку в этих, как теперь ему казалось, неприветливых стенах. Но - увы! Все его старания были напрасны.

Сагидуллина исчезла. Он уже ругал себя за то, что не бросился сразу к трамвайной остановке. А вдруг она не успела уехать. Но момент был упущен...

Бадраков вторично зашел к администратору и принялся расспрашивать о художественном руководителе кружка пения.

- Талантливый парень, ничего не скажешь, - с готовностью ответил администратор. - Это вам по его предшественник Саша Дынкин, который только и знал, что занимать в долг деньги. Мне десятку должен и по сей день не отдает.

- А он, Дынкин этот, в каких отношениях с Сагидуллиной был? - спросил Бадраков. Он чувствовал, что многое не успел учесть.

- Видел я их несколько раз на улице. Вроде бы любезпичали, но конкретно об их отношениях боюсь говорить. Дело такое, сами знаете, - пожал плечами смущенный администратор.

Бадраков узнал адрес Дынкипа и вышел. Как же теперь докладывать начальству? Маренгоф, безусловно, сидит у себя и кабинете и ждет, когда приведут задержанную. Да и не одип сидит, следователя домой не отпускает.

Сначала Петр Кириллович хотел поехать в отдел и лично доложить о случившемся. Выйдя из Дома культуры, он направился на остановку трамвая. По дорого увидел будку телефона-автомата.

Пришлось выбрать меньшее из двух зол. Все-таки сообщать по телефону неприятную историю о бегстве Сагидуллиной было немного легче, чем предстать воочию перед начальником.

Попробуй теперь доказать, что виноват милиционер Сватухин. С тобой и разговаривать не станут. Ты - старший оперуполномоченный, ты - инициатор дела, наконец офицер, поэтому будь любезен ответить за результат операции.

Начальник не стал длинно распространяться по этому поводу, когда Бадраков позвонил ему из автомата и додожил о случившемся. Он ограничился одним-единственньш словом:

- Как?!

Было в нем и разочарование, и недовольство, и упрек.

Бадраков принялся последовательно, припоминая все мельчайшие детали, описывать свои действия в Доме культуры, особенно стараясь заострить внимание Марепгофа на необходимости вернуться на третий этаж.

К тому же Сагидуллину он оставлял в фойе не одну, а с опытным милиционером Сватухиньш.

Однако чем больше Бадраков старался хоть немного смягчить свою вину, тем больше он признавал эту вину.

В конце концов Маренгофу надоело выслушивать оправдания своего подчиненного.

- Хватит! - возмутился он. - Сумел упустить, сумей и найти. Без нее в отдел не возвращайся, тебе здесь нечего делать. А подробности о своем ротозействе расскажешь в другом месте и в другой раз.

В трубке послышались короткие гудки. Петр Кириллович печально вздохнул и молча вышел из будки.

Ход событий вновь направлял Бадракова к тому, с чего он начал. Он пошел в общежитие, - возможно, Сагидуллина попытается взять из комнаты свои вещи или хотя бы плащ. Ведь в такую погоду налегке далеко не уйдешь. Пальто ее осталось в гардеробе Дома культуры, Бадраков изъял его до выяснения обстоятельств по делу.

Снова знакомый двор. Дверь во флигелек оказалась открытой, по комната Сагидуллиной была заперта.

- Не возвращалась? - спросил Бадраков у Гвоздихиной.

- Нет. Когда это было, чтобы она в выходные сидела дома. Завтра явится прямо на работу.

- Должна явиться раньше, - сказал он, делая особое ударение на слово "должна".

- Можете подождать. Я вас не выгоняю. Проходите, чайку попьем. Есть такая пословица: "Вместе тесно, а врозь скучно". Нет ее третий день, я уже и загрустила в одиночестве, - объяснила старуха.

- Самому мне нельзя оставаться. Постарше товарищ придет. Так вы уж, будьте любезны, приютите его до возвращения Раисы Матвеевны. Срочное дело, понимаете?

- Всегда пожалуйста, - не удивилась Гвоздихина, - люди мы простые... Раз надо, значит, надо.

Договорившись с Прасковьей Павловной, Бадраков прошел на вахтерский пост в проходную общежития, набрал номер дежурного по отделу, спросил:

- Где Сватухин?

- Здесь, у меня околачивается. Не знаю, что с пим делать. Белено завтра на гауптвахту отправить.

Хотя Бадракову было не до шуток, он все же улыбнулся.

- Если не думаешь сейчас превращать его в солонину, то, будь добр, пришли в студенческое общежитие.

Я его буду ждать у вахтера.

- Будет сделано.

Вскоре грузная фигура Сватухина появилась у подъезда. Петр Кириллович, наскоро изложив задачу, препроводил его во флигелек.

Теперь путь Бадракова лежал к бывшему художественному руководителю Дома культуры Дынкину, о котором так нелестно отзывался администратор.

Дьшкин изрядно струсил, когда увидел удостоверение сотрудника уголовного розыска.

- Позвольте, - заявил он, возвращая документ Бадракову, - если вы получили на меня заявление, то я всегда к вашим услугам. Пришлите мне повесточку, адрес мой известен, прописка постоянная. А зачем же приходить ко мне домой? Это совершенно напрасно.

Поведение Дынкина полностью подтверждало его характеристику, данную администратором Дома культуры.

Видимо, кредиторы осаждали его не на шутку. Иначе зачем было опасаться заявлений в милицию. Но это еще нс говорило о том, что Дынкин преступник.

- Простите, - отвечал Бадраков, стараясь как можно выразительнее подчеркнуть свое миролюбие, - я пришел к вам за помощью, а не по каким-то заявлениям. Извините, конечно, что нарушил ваш семейный покой, но дело у меня срочное, не терпящее отлагательств.

- Пардон, пардон! Прошу, - засуетился повеселевший хозяин. При этом он широко улыбнулся, обнажая металлические зубы, и гостеприимно указал рукой на обшарпанную дверь комнаты.

Бадраков успел заметить, что, хотя Дынкин был необыкновенно подвижен, ему давно перевалило за тридцать. Невысокого роста, худощавый, с поредевшей вьющийся шевелюрой, он передвигался легко и свободно.

И без конца говорил. За короткое время он успел сообщить, что жена работает завучем в школе, что работа эта особенно нервная, но, несмотря на это, жена мужественно переносит все невзгоды и заслуженно пользуется в школе авторитетом. Сейчас она уехала в Москву на совещание. Шутка ли, простая женщина, а разъезжает по совещаниям такого масштаба! Теперь вот оп, папаша, вынужден оставаться дома с сыном. Хорошо, что не успел на работу устроиться, а то бы оказался в весьма затруднительном положении: мальчика ежедневно нужно водить в детский сад, а вечером приводить домой. У самого Дыпкина незаурядные актерские способности, он дважды снимался в кино. Правда, роли ему давали второстепенные, даже меньше того... Но все же... Теперь ему некогда работать над собой, а "Ленфильм" шлет одно приглашение за другим...

В комнате царил полнейший беспорядок. Ребенок спал на тахте, обложенный со всех сторон детскими книжками в пестрых переплетах. Рядом на стуле возвышалась недостроенная пирамида из кубиков. На полу стояли игрушечные автомобили и лошадь на колесиках.

Кругом грязно и неуютно.

Бадраков медленно скосил глаза на стол. Он был покрыт газетами. На нем возвышались пустые винные бутылки. Тут же стоял проигрыватель с поднятой крышкой, лежали пластинки в больших красочных конвертах с изображениями полуобнаженных женщин и ковбоев из американских боевиков.

Людей с подобными вкусами Бадракову приходилось встречать не раз. Их нравы ему были знакомы. Это был особый сорт людишек, преклоняющихся перед иностранным барахлом.

"Типус тот еще", - с неприязнью подумал Петр Кириллович, но вслух заговорил совершенно другое:

- Я к вам по поводу Раисы Сагидуллиной.

- Почему вы решили, что она у меня была?

"Тип бесхитростный, к тому же трус. Ничего, он расскажет", - облегченно вздохнул Бадраков, а вслух сказал:

- Мы все знаем. Не только, что была, но и зачем была.

- Поимейте совесть, ведь я семейный человек. Да и кому понадобилось ворошить наши с Сагидуллиной взаимоотношения? Ну, был в свое время грех, так нельзя же за это меня истязать, - взмолился Дьгакин. - В конце концов, - повысил он голос, - за это я могу нести моральную ответственность.

"Да, тип из недалеких. Любит подобие красивой жизни, приобретает разную дребедень, но на большее, чем взять в долг у сослуживцев деньги или пригласить в отсутствие жены в свою комнату женщину, оп но способен", подумал Бадраков, а вслух попросил Дынкина рассказать все, что ему было известно о Сагидуллиной.

Бывший худрук интересного ничего пе сообщил. Он даже пытался уверять, что Сагидуллипа жизнь понимает правильно (это его личное мнение), разделяет современные взгляды на брак и потому не торопится обременять себя семейными узами. Голосом она обладает не ахти каким, но петь любит. Вскоре после того, как Раиса записалась в кружок, между ними началась интимная связь. Дьшкин сознавал, что поступает подло по отношению к жене, но ничего поделать с собой не мог. Изредка занимал деньги у сослуживцев, водил ее в дешевые кафе или рестораны, на концерты, несколько раз были в театре. В общем, проводил время как мог. Что его прельщало? По правде сказать, одно - Раиса не ставила перед ним никаких условий. Вот и все.

- В общем, "удобная" женщина, - подвел итог Бадраков.

Дынакин слегка покраснел - не столько от замечания, сколько из-за своей откровенности.

- Один и тот же факт можно расценивать по-разному, - заявил он вполне серьезно. - Не я первый, не я последний. Тем более, что наши отношения ни во что но вылились. Обоюдное удовлетворение...

- Это так. А вот она преступница, кражи совершала. Вы об этом ничего не знали? - Голос Бадракова стал строже.

- Н-нет, не знал. Да и откуда мне знать?..

Это было так неожиданно для Дынкина, что он забыл весь предыдущий разговор. Широко раскрытыми глазами он смотрел на Бадракова и молча ждал других вопросов.

А Петр Кириллович тоже выжидал. Неизвестно, чем бы закончилось это молчание, если бы осторожный стук в дверь не вернул Дынкина к действительности. Гость опередил хозяина и первым предстал на пороге. В коридоре стояла женщина в байковом халате, с веником в руках. Она подозрительно покосилась на Бадракова и не очень дружелюбным голосом попросила:

- Александр Семенович, можно вас на минутку?

Это касалось Дынкина. Он сразу же вышел, плотно прикрыв за собой дверь. Бадраков сначала не придал этому особого значения: мало ли какие дела возникают между соседями в коммунальной квартире.

Разговор за дверью был сначала тихим. Потом стал громче. Бадраков даже начал понимать отдельные фразы, доносившиеся из коридора.

- Я уверена, что, кроме нее, в квартиру никто посторонний не заходил, доказывала женщина. - Дверь ведь на крюк закрывается.

- Не может быть. Как она посмела? - неуверенно оправдывался Дынкин.

Из последующих отрывков разговора Бадраков понял, что речь идет о какой-то женщине, посетившей сегодня Дынкина, и о плаще соседки, висевшем в коридоре. Вернулся бывший худрук в комнату в самом прескверном состоянии.

- Вы правы, - начал он сразу, обращаясь к Бадракову, - она воровка. Два часа тому назад она была у меня. После ее ухода у соседки исчез плащ. Кроме нее, в квартиру никто из посторонних не заходил.

По закону потерпевшая должна была обратиться в милицию и заявить о краже. Такое заявление не сулило Бадракову ничего хорошего, кроме дополнительных неприятностей. Упущенная им воровка активно действует! Он представился потерпевшей и попросил ее написать заявление о случившемся тут же, в квартире.

Вздохом облегчения и признательной улыбкой потерпевшая поблагодарила его и ушла к себе.

- Я буду просить вашей помощи в розыске Сагидуллиной, - обратился Бадраков к хозяину.

Бывший работник культурного фронта безнадежно вздохнул. Сыщиком он никогда не был. Правда, видел в фильмах и на сцене, как смелые люди, именуемые чекистами, разведчиками, оперативными работниками, пограничниками, следователями и так далее, умно проводят следствие, розыск преступников, поимку хитрых и опасных шпионов. Ему даже нравились подобные фильмы, по вот представить себя хотя бы на минуту в роли сыщика он не мог. Да и волновало его сейчас совсем другое. Что скажет жена, когда возвратится из Москвы и обо всем узнает. Тут действительно было о чем задуматься. Так ловко замаскированная связь неожиданно всплывала на поверхность, как всплывает из воды оторвавшийся от сети поплавок. И Дьгакин начал с того, что спросил Бадракова - будет ли он привлекать к этому делу его жену?

- Ваша семейная безопасность зависит больше от соседки, чем он меня, поняв скрытый смысл этого вопроса, ответил Бадраков.

Убедившись, что на помощь Дынкина в розыске Сагидуллиной рассчитывать особенно не приходится, Петр Кириллович поинтересовался только, но знает ли он, где сейчас может находиться Раиса.

- Знал бы я, так привел бы к вам немедленно, - расхрабрился Дынкин. Но поверьте, не знаю.

Бадраков поверил. Он дождался, пока гражданка Ламзе, у которой украли плащ, написала заявление, и ушел.

Дождь хлестал по лицу. Бадраков поднял воротник плаща, ссутулился и направился на трамвайную остановку, рассчитывая еще заглянуть в райотдел.

Время было позднее, около двух часов ночи. Никого из начальства в отделе не было. Это немножко его успокоило. На втором этаже он застал Снегирева. На долю Эдика сегодня выпало ночное дежурство.

Они были друзьями с того самого времени, когда Снегирев еще курсантом проходил служебную практику у Бадракова. Сейчас Эдик закончил школу, не без помощи Петра Кирилловича добился назначения в отдел и работал уже самостоятельно. Бадраков доверял ему все свои личные и служебные тайны. Звал твердо: этот человек но проболтается и никогда не станет злорадствовать по поводу неудачи товарища.

Снегирев с сочувствием выслушал своего бывшего наставника и посоветовал съездить в адресное бюро.

Может быть, в архиве найдутся старые карточки с адресами, где Сагидуллина проживала раньше. Совет был не из выдающихся, но Бадраков решил использовать и его.

В адресном бюро действительно нашелся кроме последнего листка прибытия, по которому Сагидуллина значилась прописанной в общежитии, еще один, старый.

Оказывается, года три назад Раиса проживала в общежитии кирпичного завода в одном из отдаленных районов области. "Выбыла, не дав сведений", значилось в последней графе листка. Петр Кириллович не стал ломать голову над тем, куда Сагидуллина могла выехать три года назад.

Важно, что выявлен адрес, где она проживала раньше и вполне может находиться сейчас. После ее побега Бадраков был уверен, что она причастна к кражам.

В направлении поселка, где расположен кирпичный завод, поезд ушел в пять часов утра. Могла она уехать на этом поезде? Конечно, могла. Этот поезд ходил и три и пять лет назад. Следующий поезд того же направления был в шестнадцать тридцать. Два пассажирских поезда в сутки. Можно доказать начальству необходимость срочного выезда на кирпичный завод и взять служебную автомашину. Однако после вчерашнего разговора по телефону у Петра Кирилловича не было ни малейшего желания встречаться с начальством. Даже с оперативными работниками своей группы он вел переговоры только по телефону. Орлову дал указание послать запрос в Москву, Костя Степанов работал по выявлению Робинзона с бородой-шотландкой, Снегирев следил за общежитием студентов...

Все трудились, как говорится, не за страх, а за совесть. Только Бадраков сумел так нелепо отличиться.

Теперь, не ропща на судьбу, он должен работать по крайней мере за троих. И главной его целью стало найти Сагидуллину.

Он не удивится, если Раиса сумеет доказать свою полную непричастность к преступлению, предъявит алиби, а потом, наконец, скажет, что ушла от работников милиции "из спортивного интереса". Захотелось, дескать, утереть нос некоторым "знаменитым сыщикам", чтобы не зазнавались... Во всяком случае, пусть потом будет что угодно, но сейчас он должен обязательно найти ее.

Бадраков готов был достать Раису со дна морского, в огонь броситься, только бы напасть на верный след.

Но пока что он сидел в узком кабинете с высоким потолком и поглядывал на асфальт Дворцовой площади.

Не переставая шел дождь. Торопливо пробегали озабоченные люди, прятались под зонтиками, натягивали капюшоны, обходили широкие лужи.

От дежурного по городу вернулся старший оперуполиомоченный отдела уголовного розыска управления милиции Кузьма Гавриков. Он рассказал, что послал телеграмму в поселковое отделение милиции, где расположен кирпичный завод. Гавриков не сомневался, что теяеграмма дойдет быстро, и, если только Сагидулдина появится в общежитии, ее задержат. А Бадраков сомневался в этом.

Гавриков не любил, когда его называли Кузьмой.

Уж больно древнее, несовременное имя. Так ему во всяком случае казалось. Костя звучало намного приятнее.

Бадраков хорошо знал это.

- Слушай, Костя, - заговорил он, - я вполне допускаю, что местные работники милиции, получив нашу телеграмму, сходят в общежитие. Но отнесутся ли они к этому делу достаточно серьезно? Сагидуллина - женщина опытная и может обвести их вокруг пальца. Это одно. А во-вторых, она вообще может не пойти в общежитие. Откуда у нас гарантия, что у нее, кроме общежития, негде остановиться? Человек жил там около года, значит, могут быть знакомые и вне общежития?

- Ты слишком подозрителен, Петя. Но в принципе, если имеешь охоту совершить загородную прогулку в такую погоду, - давай. Поезжай, свяжись с местными товарищами и организуй проверку по своему вкусу.

Они сходили в столовую на Невский и вместе пообедали. Оттуда Бадраков прошел в картотеку и попросил карточки на всех Робинзонов. Зарегистрированных под этой кличкой оказалось не так уж много. Герой из книги Даниеля Дефо не был особенно популярен в преступном мире. По приметам с трудом удалось отобрать только шестерых, причем ни один из них в момент заполнения карточек не носил бороду-шотландку.

Все же Бадраков позвонил Степанову и сообщил адреса выявленных Робинзонов. Оказалось, что Степанов не терял времени даром и успел сам проверить троих.

Ничего похожего. Мелкая дворовая шпана, неизвестно из каких соображений помещенная в картотеку.

Ровно за час до отхода поезда Бадраков явился на вокзал и бегло успел просмотреть всех пассажиров: никого подозрительного не обнаружил. Оставалось последнее - ехать самому на кирпичный завод и узнать, может ли Сагидуллина рассчитывать на убежище в этом поселке или нет. Если она там не появлялась, надо установить круг ее знакомых и лично самому сходить к начальнику местного поселкового отделения милиции.

В дороге он еще раз прошел по всем вагонам, осторожно присматриваясь к пассажирам. Нет, Сагидуллина в этом поезде не ехала. Человека с бородойшотландкой он также не встретил. Оставались два предположения: или она уехала утренним поездом, или вообще не уехала в поселок, а отсиживается в городе. На попутных машинах вряд ли она рискнет ехать: далеко и неудобно. Но в любом случае проверить возникшую версию требовалось немедленно.

К поселку поезд подошел вечером. Над узкой платформой горело несколько электрических лампочек, прикрытых сверху жестяными абажурами. Бадраков стоял в тамбуре первого вагона и, пока поезд, замедляя ход, останавливался, успел оглядеть людей, находившихся на перроне. Там было много детей, пришедших, как видно, встречать своих родителей. Из женщин оп не увидел ни одной, даже отдаленно похожей на Сагидуллипу. Да и откуда ей здесь быть? Хотя нет, могло случиться, что кто-то из них, Робинзон или Сагидуллипа, приехал в поселок утреппим поездом, а другой обещал приехать вечерним. Но такого не случилось.

Выход в поселок был один - об этом Бадраков узпал по дороге от проводника. Как только поезд остановился, он легко соскочил на мокрую асфальтированную платформу и первым из пассажиров пошел к лестнице. Впереди, слова, метрах в сорока от платформы, стояло небольшое здание вокзала. Может, стоит зайти туда? Пожалуй, стоит. Бадраков ступил на небольшой деревянный мостик через придорожную канаву. Из темноты прямо к пему навстречу поспешно выходила женщина с чемоданом. Вероятно, она торопилась на поезд и шагала посреди тропинки по грязи. Вдруг она замедлила шаги и круто свернула в сторону, рассчитывая подальше обойти встречного. Что-то знакомое показалось Бадракову в ее профиле с чуть приплюснутым носом. Он приостановился и чуть не ахпул. Это была Сагидуплина.

- Здравствуйте, Раиса Матвеевна, - сказал оп внятно, преграждая ей дорогу. - Можно не торопиться, теперь нам потребуется другой поезд.

Сагидуллина остановилась и дважды громко кашлянула. Это был условный сигнал, смысл которого Бадраков понял позже. Откашлявшись, она медленно опустила на землю объемистый чемодан. Тяжело вздохнула, выпрямляясь.

- Милиция такой и должна быть, - громко проговорила она вместо приветствия. - Признаться, не надеялась, что вы таким проворным окажетесь. Ну что ж, за труды и награда. Куда мне теперь?

- Но торопитесь, сейчас решим. Берите свой чемоданчик и для начала - на вокзал. Лучшего отеля, кажется, поблизости не встретишь.

- А может, вы чемоданчик поможете нести, гражданин начальник?

- Спасибо, сыт по горло... - буркнул Бадраков.

- Не бойтесь, не убегу.

Он насупил брови и сжал челюсти. Женщина нехотя взяла чемодан и, обойдя большую лужу, медленно направилась к вокзалу. Петр Кириллович шел следом хотя и некуда деваться Сагидуллиной, а вдруг вздумает бежать или отбросит в сторону чемодан, а потом откажется от него?

Впереди них, метрах в пятидесяти, над входом в зал слабо мерцала электрическая лампочка. Несмотря на мрачный пейзаж и беспрестанно шедший мелкий дождь, Бадраков ликовал. Он так размечтался, что даже не счел нужным оглянуться, когда послышались чьи-то тяжелые шаги. Человек хрипло, с надрывом дышал. Простуженный или пьяный. И только когда сиплое дыхание приблизилось вплотную, Петр Кириллович обернулся... и сразу понял свою оплошность.

Человек, догнавший его, приготовился к удару: правая рука его была высоко поднята. Не успел Бадраков раскрыть рта, как тупой удар обрушился на его голову.

Уже падая, он машинальным движением правой руки потянулся во внутренний карман пиджака, где лежал пистолет. Но пальцы беспомощно царапнули упругую материю плаща и уткнулись в мокрую прелую траву.

Рассчитывая выхватить пистолет, он накренил свое тело в левую сторону. Поэтому и повалился на левый бок, придавив собой оружие. Нападающий сразу же, как только Бадраков свалился, сунул руку в карман его плаща. Там ничего не оказалось. Тогда он принялся лихорадочно ощупывать карманы оперативного работника через одежду, надеясь таким путем быстрее наткнуться на оружие. Много времени он потратил на карманы брюк, предполагая, что пистолет должен находиться там.

В это время от вокзала отделились три фигуры.

Каким-то пьяным мужчинам, видимо, нравилось ходить в поселок не там, где все ходят, а именно по этой грязной тропке.

- Роман, пошли! У него ничего нет, - громко позвала Сагидуллипа, оттягивая Робинзона за руку. - Сюда идут, слышишь? Надо подумать о чемоданах, мы еще успеем на поезд...

И, будто торопя их, послышался длинный гудок.

- Бежим же! - настаивала Раиса.

Бадраков приподнял отяжелевшую голову и приоткрыл глаза. Мужчина и женщина стояли в нескольких шагах от него и о чем-то спорили. От здания вокзала прямо к ним, ругаясь неизвестно на кого, шли трое пьяных. Память начала возвращаться к нему, а знакомый голос Сагидуллиной окончательно вернул к действительности.

Он ощутил под собой твердый предмет, безжалостно давивший в бок. "Это же пистолет", - мелькнула мысль, и Бадраков ухватился за теплую рукоятку. Патрон был в патроннике, это он помнил, забыл только о предохранителе. Медленно навел ствол в сторону мужчины, поймал коренастую фигуру на мушку и нажал на спусковой крючок. Но выстрела не получилось. Он решил, что ошибся и в патроннике нет патрона. Напрягая силы, потянул затвор на себя. Предохранитель не пускал его назад.

Сагидуллина нагнулась, чтобы взять чемодан, и увидела направленный в их сторону пистолет.

- Беги-и-и! - истошно закричала она, первой бросаясь в кусты.

Мужчина резко обернулся. Бадраков отчетливо увидел темную бороду-шотландку и понял, с кем имеет дело.

Большой палец сдернул предохранитель. Раздался выстрел. От страха Робинзон съежился, схватил в руку один из чемоданов и широким шагом пошел вслед за Раисой. Петр Кириллович медленно повернулся и увидел его уже выскочившим из-за куста. Бандит бежал к высокой трансформаторной будке, рассчитывая улизнуть из сектора видимости Бадракова. Разгадав его маневр, Бадраков выстрелил дважды. Одна из пуль угодила в каменную стену будки и подняла облачко цементной пыли, за которой мгновенно исчезла кряжистая фигура Робинзона. С вокзала поспешно выбегали люди. Впереди - человек в шинели.

8

Можно назвать бесчисленное множество простых и сложных уголовных дел, где трудный, долгое время неразрешимый вопрос становится вдруг ясным и легко разрешимым благодаря обнаружению одной недостающей детали. Так случилось и в деле о краже у Кольцевых.

Этой деталью была небольшая бумажка...

В тот момент, когда Бадракову на станции перевязывали разбитую голову, Кузьма-Костя сидел в своем кабинете и изучал полученный из Казани запрос. В левом верхнем углу серой бумаги красовался фиолетовый штемпель. Написано было на неизвестном для Гаврикова языке, но рядом имелся перевод на русский. В бумаге сообщалось, что после освобождения из тюрьмы не прибыл к постоянному месту жительства вор-рецидивист Маджидов Абдурасун, уголовная кличка Робинзон. По предположению автора бумаги, Робинзон мог появиться в Ленинграде, где проживает в настоящее время его бывшая сожительница Сагидуллина Раиса Матвеевна, также ранее судимая за кражи. В заключение предлагалось установить, появился ли Маджидов в Ленинграде, и в зависимости от обстоятельств решить вопрос об удалении его из города.

К запросу была прикреплена фотокарточка Маджидова. Ничего не выражающее плоское лицо, узкий череп с коротко остриженными волосами и широко раздвинутые скулы. Под топкими бровями, как угольки, злые глаза.

- Да, теперь Степанову нечего ворошить наших местных Робинзонов, авторитетно заключил Гавриков.

Людям, незнакомым с оперативной работой, незнакомо и чувство веры в близкую победу при расследовании сложного дела. Наступает это чувство тогда, когда преступник известен и достаточно улик для его ареста, когда выполнено девяносто процентов всех мероприятий по делу, когда у следователя лежат неоспоримые доказательства вины, когда, наконец, имеется санкция па арест преступника. Работники милиции в таких случаях говорят: "Дело раскрыто". Они считают, не без оснований, игру выигранной. Да, преступник остается еще какое-то время на воле. Но это не главное. Главное то, что он не ощущает этой воли. Круг постепенно замыкается. Днем раньше, днем позже, по он будет пойман. Это - чисто техническая сторона дела, не больше.

...Чудом успели проскочить в город на попутной машине Робинзон и Сагидуллина, проехав контрольный пункт на полминуты раньше прибытия туда оперативной группы. Это обстоятельство на какое-то время продлило пребывание их на свободе. Теперь они молча стояли в глубоком темном дворе дома на Большой Посадской улице.

Говорить было не о чем. Разыгрывать друг перед другом несуществующую преданность было излишне. Опасность быть схваченными только отдаляла их друг от друга.

- Что будем делать? - тихо спросила Раиса, боясь встретиться взглядом с Робинзоном.

- Надо придумать выход! - резко ответил Маджидов.

В ответ она только тяжело вздохнула.

...Все казалось Робинзону подозрительным. Никогда раньше он не испытывал такого страха, как сейчас. Что за наваждение, почему? Он начал вспоминать свою нелегкую воровскую жизнь с того часа, когда еще ребенком забрался в чайхану и стащил всю дневную выручку.

Уже тогда он был хитер и расчетлив: отдал своему "учителю" Рашиду Бекешеву только половипу денег, а остальные предусмотрительно припрятал в дупле старой груши.

Позже, когда он стал признанным вором, любил посидеть в "малине", угостить своих дружков-обожателей.

В пьяном угаре они наперебой расхваливали незыблемые устои воровской дружбы. Робинзон прекрасно знал цену этим разговорам. Знал, что стоит кому-нибудь из "кодлы" засыпаться, как весь неписаный воровской кодекс расползется по швам и на смену ому придет звериный закон, когда каждый спешит позаботиться лишь о спасении собственной шкуры. Герои "малины" превращаются в жалких "слизняков", неумело врут на допросах, надеясь выторговать у следователя и судьи меньший срок, сваливают всю вину на соучастников. На очных ставках низко опускают головы, боясь как огня взгляда своего напарника. Робко тычут пальцем, показывая на взломанные ими замки, двери, разбитые окна...

Робинзон не был человеком половинчатым и вел себя совсем иначе, чем они. Если "слизняки", попав и руки милиции, страшно пугались тюрьмы и спешили "расколоться", Робинзон шел туда, как в родной дом, а на допросах обычно отмалчивался, предоставляя возможность работникам милиции самим находить доказательства его вины. В ответ на увещевания следователей он криво улыбался и говорил: "Вы - специалисты. Вам за это деньги платят. Доказывайте, что я украл". Когда на очной ставке соучастник давал правдивые показания, Робинзон с ехидцей разъяснял: "Ну и дурак. По групповой больше получишь".

Он не терял душевного равновесия, всегда был спокоен, как ученик, отлично выучивший уроки. Но почему сейчас эта уверенность покинула его? Чего он боится и откуда взялось незнакомое до сих пор ощущение животного страха перед разоблачением?

Он отбросил тревожные мысли, посмотрел на Раису.

И вдруг увидел виновницу всего этого. Ну, конечно же, во всем виновата она. Тогда, раньше, он имел дело с мужчинами. Они хоть и были в большинстве своем "слизняками", но все-таки мыслили самостоятельно и никогда не связывали его своей дружбой, тем более в неподходящее время. А эта с ходу села на плечи, и думай теперь уже за двоих. Такой союз ничего не сулил, кроме быстрого разоблачения. Раиса жила в этом городе около двух лет, безусловно постаралась завести знакомства, и нет гарантии, что ее знакомые в любой момент не могут опознать ее. Это уже пахло провалом, крахом. Значит, нужно...

- Слушай, Ранетка, - сказал Робинзон, держа в зубах папиросу и безуспешно пытаясь зажечь отсыревшую спичку, - нам необходимо расстаться на пару дней. Ты попытайся выудить свои шмотки, а я разыщу рыжего, ну, Шкалика.

Спичка наконец загорелась. Жиденькое пламя тускло осветило почерневшее лицо Робинзона. Оно было рассеянным, нерешительным, глаза не блестели былым задором.

И Раиса поняла, что через "пару дней" Маджидов и не подумает с ней встречаться. Это было наскоро придуманным предлогом, чтобы побыстрее избавиться от нее.

Сначала Сагидуллина хотела напомнить, что ей совершенно не на что жить, а у него в чемодане есть вещи.

Завтра она может кое-что продать или через знакомых сдать в ломбард. Но напоминать об этом она не стала - пусть сам решит.

Робинзон жадно затягивался папиросой. Лицо его освещалось уже более тусклым светом, не похожим на вспышку от спички. Он заметно нервничал, часто сплевывая по сторонам. Молча ждал ответа на свое предложение.

- Я согласна, - сказала она тихо и, не прощаясь, медленно пошла из глубины темного двора под арку, где за решетчатыми воротами светилась булыжная мостовая. Не выдержала, остановилась по дороге:

- Где я тебя встречу?

- Когда потребуется, я найду тебя сам!

9

Дело о краже вещей из квартиры Кольцевых хранилось у начальника уголовного розыска райотдела.

После короткого совещания Маренгоф попросил Снегирева остаться. Он неторопливо извлек из сейфа объемистую папку и раскрыл ее. На первой странице, как водится, было постановление. Его не стали читать - ничего интересного. Далее шел план работы по делу - вещь более содержательная. В одной графе выписано несколько фамилий: близкие связи Сагидуллиной. Всо эти люди уже допрошены, некоторые неоднократно. Но ведь это еще не означает, что они отказались от связд со своей знакомой. Где гарантия, что они оттолкнут ее ври встрече? А сейчас для Сагидуллиной самый подходящий момент навестить кого-либо из них, если только та успела прорваться в город.

Маренгоф быстро выписал несколько адресов и вышел из кабинета. Эдик Снегирев, оставшись полновластным хозяином, пододвинул ближе к себе дело. Остановился на допросах Леонида Кольцевого, внимательно изучая показания: "Кто-то из ребят пригласил в комнату девушку. Меня с ней познакомили. Звали ее Раисой. Она сразу села рядом со мной, и мы разговаривали. Потом пошли танцевать..."

Значит, кто-то из студентов пригласил Сагидуллину, но кто именно, этот вопрос при расследовании выяснен не был. А зря. Наверняка это был хорошо знавший еа человек...

Молодой оперативник принялся лихорадочно перелистывать дело. Изучил повторный допрос Кольцевого.

Здесь опять ничего нового по поводу интересующего его вопроса не было. Подробно уточнялись детали нападения на Леонида, приметы верзилы и... ничего больше.

Вскоре вернулся начальник угрозыска, и Снегирев поделился с ним своими соображениями. Марепгоф заинтересовался, бегло просмотрев некоторые страницы допросов. Действительно, не выяснена важная деталь. Было решено срочно вызвать в отдел Леонида Кольцевого.

К утру следующего дня у Снегирева появились три новых адреса. Особенно подозрительным казался студент Желобков - хлыщ, стиляга, лодырь, разыгрывающий из себя будущего мастера эстрады. Лекций он в последнее время совсем не посещал. С пего Эдик и решил начать.

Пришлось поехать на одну из старых улиц возле Большого проспекта. Снегирев быстро нашел нужпый дом. Квартира четырнадцать находилась на последнем, четвертом этаже. Входа на чердак с этой лестницы не было, она заканчивалась площадкой. Неширокий пролет позволял просматривать лестницу сверху до самого выхода, но оставаться на площадке было опасно. Первый же человек, вышедшпй из квартиры или возвращающийся домой, обязательно обратит внимание на непрошеного гостя. Пришлось спуститься вниз. С улицы вести наблюдение было тоже неудобно. Две сплошные стены фасадов домов стояли на небольшом расстоянии друг против друга. Ни сквера, ни пустыря, ни магазинов поблизости не было. Снегирев приуныл. Оставалось обследовать двор. В захламленном углу он заметил плотников, которые вкапывали в землю столбы для постройки сараев. Снегирев подошел и наобум спросил, где он может увидеть инженера жилищной конторы.

- Вы из райжилуправления будете? - вместо ответа спросил усатый плотник. - Вот мы не согласны с вашим проектом. Здесь можно сэкономить доски. Вместо капитальной стенки...

- Нет. Я просто жилец. Хочу перепланировку квартиры произвести, пустился на хитрость Снегирев.

- Ах вот как? Ну, для этого к инженеру лучше не ходить, не разрешит ни в какую. Лучше обратитесь к нам. Мы посмотрим, да и столкуемся, прикрывая ладонью рот, доверчиво сообщил усатый.

- В момент сделаем и качественно. Только готовь валюту, - вмешался плотник помоложе.

Снегирев обрадовался, что дело приняло такой неожиданный оборот.

По его словам, требовалось перенести одну легкую стенку и за счет части кухни увеличить метраж комнаты,

- Тридцатку на стол, и за выходной все будет сделано. Без халтуры, пообещал ему молодой плотник.

Видимо, он слыл среди своих товарищей специалистом по заключению сделок.

- Ладно, помолчи пока, - подмигнул усатый молодому. И, повернувшись к Снегиреву, тихо разъяснил: - Техник-смотритель идет сюда. Так вы при ней разговору о ремонте квартиры не ведите. Она у нас зверь.

Снегирев с понимающим видом кивнул головой.

С улицы к ним приближалась девушка. В руках у нее была папка с бумагами и рулетка.

- Как дела, бригада? - спросила она весело и вместе с тем требовательно.

В ответ усатый плотник опять принялся излагать свою точку зрения по поводу экономии досок. Он предлагал придвинуть сарай вплотную к высокому заводскому забору. Техник-смотритель пе согласилась - такой сарай но разрешат сдать в эксплуатацию пожарные.

Когда рационализаторское предложение усатого плотника было отклонено, девушка сделала какие-то записи в блокноте, измерила расстояние между столбами и собралась уходить. На Снегирева она не обратила никакого внимания. Он остался вполне доволен этим.

- Куда торопитесь, Вера Павловна? - с притворной обидой обратился к девушке молодой плотник. - Нет, чтобы посидеть с рабочим классом. Просветить нас в смысле политики и другого там прочего...

- Все ловеласничаешь, Костыгов? Думаешь, у меня времени свободного уйма. Вот жиличка из четырнадцатой квартиры заходила. Опять Желоб загулял. Девицу какую-то привел с утра пораньше. А вообще эти общественные нагрузки у меня вот где стоят, - провела она ребром ладони по горлу.

- Это тот, что на гитаре бренчит по вечерам? - поинтересовался усатый плотник.

- Он самый. Родители уехали в отпуск, так он себе ни в чем не отказывает, использует момент с полной нагрузкой.

- Интересная молодежь пошла, - почесал затылок усатый.

Стараясь но втягиваться в беседу о молодежи, Вера Павловна ушла.

Снегирев подождал, пока она скрылась под аркой, и направился вслед за ней.

- А как насчет ремонта, договорились? - напомнил Костыгов.

- Посоветуюсь со своими дома и в конце дня обязательно зайду к вам. Идет?

- Не позже пяти, - предупредил плотник.

Едва Вера Павловпа успела зайти в контору и снять плащ, как явился посетитель. Она видела этого парня во дворе около плотников. Там он держался в сторонке и ничего не спрашивал. Вера Павловна уселась за стол, деловито закрыла книгу нарядов и молча посмотрела в глаза посетителю. Тот подошел к столу и представился работником уголовного розыска.

- Ваше удостоверение, пожалуйста, - привычным деловым тоном обратилась она к Снегиреву.

Он предъявил.

- Чем обязана, товарищ, лейтенант? - Лицо ее просветлело.

- Я случайно слышал ваш разговор с плотниками и пришел к выводу, что должен немедленно познакомиться с вами, - объяснил Эдик.

- Неплохое начало! Но не думаю, чтобы я вам понравилась.

- Не верите в любовь с первого взгляда? Зря. Тогда мне придется приступить сразу к деловой части разговора. Вы говорили о жалобе из четырнадцатой квартиры, а я как раз интересуюсь этим делом. И если там присутствует посторонняя женщина, то мне необходимо ее увидеть.

- Слушая вас, можно подумать, что вы разыскиваете сбежавшую жену.

- Возможно. Все мы люди, - согласился Снегирев.

- Это очень кстати. Вы мне только поможете.

Ужасно надоело посещать квартиры по разным бытовым вопросам. Только минуточку терпения - сейчас должна подойти женщина, которая жаловалась. Возьмем для порядка дворника и зайдем туда все вместе, - предложила Вера Павловна.

- Возражений не имею, можно и так. Только разрешите мне позвонить от вас, - попросил Снегирев.

- Пожалуйста.

Эдик набрал номер и доложил обстановку. Под конец разговора он попросил прислать к дому машину.

Начальник ответил согласием.

В квартиру зашли вчетвером. Старуха-заявительница осторожно открыла запоры, первой прошла в темный коридор, включила свет. Под потолком тускло загорелась обтянутая плотной сетью паутины лампочка. Небольшой коридорчик был уставлен старой, выброшенной из комнат мебелью. Были здесь покосившийся шкаф с оторванной створкой двери, резной буфет красного дерева, разъехавшийся по швам, засиженное мухами трюмо. Под самым потолком на стене висел гоночный велосипед.

- Вот их дверь, - прошамкала старуха, показав для убедительности высохшей рукой на блестящую бронзовую ручку, и скрылась в глубине коридора.

Техник-смотритель и пожилая дворничиха явно ожпдали первых действий от Снегирева. Во всей квартире стояла гробовая тишина. Старуха выжидала, притаившись где-то около кухни. Снегирев подошел к двери, вытащил из кармана пистолет и левой рукой осторожно потянул на себя ручку с набалдашником. Вопреки ожиданию, дверь легко открылась. В полутемной комнате было тихо и прохладно, пахло чем-то остро-кислым. Эдик ступил через порог и на ощупь нашел выключатель.

Яркий свет залил комнату. У занавешенного окна на тахте спала женщина. Лица ее не было видно, только густые черные волосы покрывали всю подушку. Рядом на спинке стула висели предметы женского туалета. От света люстры женщина поморщилась, поднимая голову.

Из-под волос появилась красивая смуглая рука, схватила край одеяла и натянула на лицо. Мягкий грудной голос проворковал:

- Ты уже вернулся, Эд? Так быстро? Кажется, я и уснуть не успела...

- И жить торопимся и чувствовать спешим! - приветствовал ее Снегирев, убирая пистолет в карман плаща.

Женщина вздрогнула, выглянула из-под одеяла одним расширенным от удивления глазом, поправила волосы.

- А-а.. позвольте... кто вы такие и что вам надо? - залепетала она.

- Мы те, кого вы не ждали. А нужно нам совсем немногое - вы.

- Значит, за мной? Выйдите, пожалуйста, я оденусь, - упавшим голосом попросила Раиса.

- Нет уж, гражданка Сагидуллина, как мне известно, вы не имеете привычки сдерживать свое слово. И я вынужден изменить джентльменским правилам.

Отойдите от окна и одевайтесь.

Через несколько минут Раиса оделась. Затем она подошла к трельяжу, поправила швы чулок, подкрасила губы.

- Ну вот, я и готова, - с вызовом обратилась она к Снегиреву.

- Зато мы еще не совсем готовы. Некультурно хозяйничать в доме, когда хозяева отсутствуют. Подождем Желобкова, обыск сделаем.

- Напрасно вы честного парня впутываете в эту историю. Он же не виноват и ни о чем не знает.

- Проверим.

- Делайте что хотите, - ответила Сагидуллина и беспомощно опустилась в глубокое кресло.

Запираться и хитрить Сагидуллина не пыталась, да и во была подготовлена к этому. Слишком много улик против нее собрали работники милиции. Показания Раисы подтверждали предположение сотрудников угрозыска. Кража у Кольцевых была совершена при ее участии. Когда приехавший в Ленинград Маджидов заскучал "без дела" и решил подыскать "объект", она по своей инициативе указала квартиру зубного врача. Было ли это сделано из мести или с расчетом, трудно сказать.

Узнав о предстоящем "деле", Робинзон сам перепроверил "объект". Да, т.ам было чем поживиться. Перед Раисой была поставлена задача выбрать подходящий момент, когда в квартире никого не будет, и предоставить хотя бы на короткий момент в его руки ключи. Момент для осуществления плана представился вскоре и осуществился успешно. Сагидуллина узнала, что родители Леонида уезжают за город с ночевкой. Она пригласила к себе студента, без особого труда выкрала у него ключи и передала их Шкалику. Труднее оказалось вернуть ключи назад в карман владельца. Шкалик долго не появлялся в условленном месте. Сагидуллина нервничала и вынуждена была оставить Кольцевого в парке одного.

Она переживала за Робинзона - вдруг он во время кражи "погорел". Уже при выходе из парка она увидела третьего сообщника. Тот сказал, что все обошлось благополучно, и принес ключи. Проще было Раисе вернуться на скамейку к Леониду, приласкать его и незаметно сунуть в карман ключи. Но у нее проснулась женская гордость.

- Он меня оскорбил своим приставанием! - твердила она Шкалику. - И ты как мой хороший товарищ должен проучить щенка. Это каприз, но выполнить его необходимо, понял?

Решено было, что Шкалик оглушит Кольцевого и сунет ключи в его карман. Но этот замысел не был исполнен до конца. Леонид успел убежать. Тогда ключи просто были брошены около скамейки.

На второй день после задержания Раисы был пойман и Шкалик. Он полностью подтвердил показания Сагидуллиной, но где скрывается Робинзон - не знал. Чувствовалось, что Шкалик говорит правду. Он даже предупредил работников милиции, что в последнюю встречу с Маджидовым видел у него только что приобретенный пистолет "ТТ".

10

Ночи стали холоднее. Первые заморозки серебрили оголенные деревья, сковывали льдом лужи. Сверху сыпалась мелкая снежная крупка. Федерякин неторопливо, вразвалочку, шел по тротуару, по привычке оглядываясь по сторонам. Вдали показалась знакомая фигура проверяющего. С командиром отделения они встретились у магазина.

Севастьянов спокойно выслушал рапорт милиционера и, против обыкновения, не потребовал постовую книжку для отметки.

- Срочное дело. Пошли со мной, потом отмечаться будем, - озабоченно проговорил он.

Милиционер покорно последовал за старшиной. Он даже не поинтересовался, куда Севастьянов идет. Может быть, успокаивать разбушевавшегося квартирного хулигана или проверять работу сторожей рынка. Не все ли равно? Делать нужно и то и другое.

Командир отделения привел Федерякпна в контору домохозяйства. За столом с озабоченным видом сидел начальник уголовного розыска. Он чертил на листе бумаги схему четырехэтажного дома. Карандаш в его крупных руках казался совсем маленьким и тонким.

На стульях у широкого занавешенного окна разместились двое оперативников: серьезный, в модном пальто, Снегирев и флегматичный, но очень сильный физически Костя Степанов.

- Полный порядок, - просиял Маренгоф, пожимая холодные руки старшины и постового. - Теперь нас будет вполне достаточно. Понятыми возьмем дворников.

Показывая начерченную им схему, он принялся разъяснять суть дела. Оно заключалось в следующем: по поступившим сведениям, на втором этаже дома в квартире шестьдесят восемь, скрывается опасный преступник. Точно известно, что бандит вооружен пистолетом, поэтому при задержании его необходимо соблюдать осторожность.

Федерякин не вполне доверял сказанному. Он помнил за время службы в милиции не один выход "по поступившим сведениям", когда долго готовились к операции, планировали, распределяли функции и обязанности, а на самом деле информация оказывалась ложной.

Поэтому он отнесся к сообщению Маренгофа весьма скептически.

Ему поручали охрану двух окон второго этажа, откуда мог выпрыгнуть преступник. Замаскировавшись за кладкой дров, старший сержант добросовестно и терпеливо ждал, не спуская глаз с окон. Это напряженное ожидание как-то усиливало его веру в то, что бапдит в доме все же ночует и выскочит обязательно во двор через окно, к нему в руки.

Стоя неподвижно, он слышал, как с улицы тихо скрипнула парадная дверь. На лестнице послышались осторожные шаги. Это главная опергруппа поднималась на второй этаж. С улицы караулил окна старшина Севастьянов. Вот и затихли шаги на лестнице. Значит, Маренгоф со своими ребятами дошел до квартиры и звонит.

Знал Федерякин по опыту и другую истину: если в квартире все в порядке, то хозяева откроют быстро.

Если же там действительно спрятался преступник, то звонить придется долго. Таков уж закон природы, что ли...

И вдруг старший сержант отчетливо увидел, как одно из окон блеснуло в темноте стеклами и бесшумно открылось. На стене образовался темный, как пропасть, четырехугольник. В центре его качнулось светлое пятно.

Федерякин догадался, что это лицо человека. Прежде чем спускаться или прыгать со второго этажа, человек высматривал, где ему лучше приземлиться. Видимо, он торопился, так как буквально через три секунды его фигура оторвалась от подоконника и стремительно полетела вниз. Глухо стукнули каблуки о булыжник. Подогнутые ноги хорошо самортизировали. Руки, расставленные при полете, как крылья коршуна, показались милиционеру непомерно длинными. Когда человек, поднимаясь, опустил их, в правой руке отчетливо блеснул продолговатый предмет.

- "Оружие", - понял Федерякин, замирая от чувства предстоящего поединка и не двигаясь с места.

Дальнейшие его действия теперь зависели от поведения преступника - куда он пойдет! Хотя Федерякин и не считал себя трусом, но безрассудно выскакивать первым из укрытия и идти один на один с вооруженным бандитом дело это нешуточное. Сейчас он пожалел, что так бесцельно потратил те несколько минут, пока стоял за кладкой дров. Надо было обдумать хоть какой-нибудь план действий. Как сейчас поступить? Окно, из которого выскочил преступник, закрылось, а в другом загорелся слабый свет. Значит, Маренгоф в квартиру мог еще и не зайти. Окликнуть сейчас бандита? Он нажмет на спусковой крючок своего пистолета.

Схватиться врукопашную тоже рискованно: видно, что преступник обладает большой физической силой и хорошо тренирован. Спрыгнуть на булыжник со второго этажа и сразу встать на ноги может далеко не каждый.

Неожиданно бандит направился в сторону Федерякина. Видимо, этот темный уголок за дровами привлек и его - оттуда незаметнее можно было проскользнуть в соседний двор. Как только он поравнялся с кладкой дров, старший сержант прыгнул на него сбоку, рассчитывая выбить оружие. Но в темноте он неточно рассчитал прыжок. Пальцы сжались на самом суставе, и провести выверт руки при таком захвате оказалось делом неосуществимым.

- Отвяжись, гад! Пристрелю, как собаку, - зашипел грубый, пропитый голос.

Рука бандита начала медленно поворачиваться в сторону милиционера. Федерякин с ужасом увидел перед собой дуло пистолета. Не имея силы согнуть крепкую, словно деревянную руку, он решил применить другой прием самбо сделать "рычаг". Но бандит и тут опередил его: изловчившись, он стукнул ногой по колену милиционсра. Нога поскользнулась, и он, потеряв равновесие, начал падать, не выпуская, однако, руки противника.

Выстрела он не слышал, только увидел ослепительно белую вспышку и почувствовал что-то горячее на шев.

Видя, что остался невредим, старший сержант вскочил на ноги первым. Левой рукой он ловко перехватил пистолет бандита, а правой изо всей силы ударил его в подбородок. Коротко лязгнули зубы. Преступник охнул, покачнулся, но устоял. Не теряя времени, Федерякин ударил его второй раз, по мягкому плоскому носу. Нога бандита запуталась в проволоке, ограждавшей цветочную клумбу, и оба они упали на землю. При падении преступнику удалось освободить правую руку с зажатым в ней пистолетом. Не обращая внимания на навалившегося сверху милиционера, он лихорадочно пытался передернуть затвор: после первого выстрела патрон пошел на перекос.

Федерякин впервые за несколько секунд схватки увидел близко перед собой широкое лицо бандита, мелкие, оскаленные по-собачьи зубы и почувствовал его горячее, с хрипом и присвистом, дыхание. Правая рука сама собой наткнулась на грубую кожу кобуры. Он расстегнул се и схватился за зубчатую рукоятку семизарядного нагана-самовзвода. И в тот момент, когда старший сержант уже взвел курок, а бандит размахнулся пистолетом, рассчитывая нанести удар по голове милиционера, что-то тяжелое и черное вклинилось между ними. Федерякин был оттеснен в сторону. На широченном плече рядом с собой он увидел старшинский погон. Неизвестно откуда взявшийся Сватухип без особого труда вывернул из руки бандита плоский "ТТ".

Подоспел к месту схватки и Костя Степанов, избравший прямой путь из квартиры через окно. А из подъезда во двор дома бежали остальные участники оперативной группы.

- Жив? - спросил Маренгоф, ощупывая Федерякина.

- Кажется, жив, - тяжело дыша, ответил милиционер и слабо улыбнулся своим, - только шея горит, как в огне.

- Пожалел я его, гаденыша, - подал хриплый голос бандит. - Это вы должны учесть при проведении следствия.

- Хороша жалость - стрелял в упор. Воротник шинели разорван пороховыми газами, - распаляясь заговорил Снегирев. Он скользнул лучом карманного фонарика по спине старшего сержанта. - Счастье Федерякина, что пуля не в затылок попала, а пробила рукав и вышла наружу. В рубашке, видно, родился.

Маренгоф лично обыскал задержанного, за голенищем сапога у преступника оказался финский нож.

В нагрудном кармане пиджака - объемистый бумажник с деньгами. Отдельно, в мешочке, сложены драгоценности: золотые часы, серьги, брошь, монеты царской чеканки, золотые кулоны...

- Остальное барахлишко сплавил? - спросил Снегирев.

- Не твое дело, щенок! Ведите скорее в камеру, спать зверски хочется.

- Теперь торопиться некуда. Поспишь и отдохнешь, Робинзон. Погулял, и будет, - перебирая содержимое бумажника, приговаривал Маренгоф.

- Так это тот, что Петру голову проломил?! - вскрикнул Федерякин, делая шаг в сторону Робинзона. - Ах ты гадина!

- Тот самый, только бороду сбрил, - подтвердил Маронгоф.

Дорогу старшему сержанту преградил Сватухин.

- Не надо горячиться. Бандита осудят, Бадраков поправится, и все будет хорошо, - уговаривал он старшего сержанта. - А я узнал от дворника, что вы ушли в этот дом. Дай, думаю, подойду на всякий случай. Командир в книжке отметит, с тобой повидаюсь. А тут, видишь, какое дело, хорошо, вовремя подоспел... Но такой уж Сватухин безнадежный человек, как некоторые считают. Правда, на гауптвахту тогда меня за дело посадили, подурацки девицу упустил...

За спиной Робинзона шагал с пистолетом старшина Севастьянов. У дома стояла милицейская машина...


home | my bookshelf | | Следов не осталось |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу