Book: Последние гастроли



Носенков Василий Романович

Последние гастроли

Василий Романович Носенков

ПОСЛЕДНИЕ ГАСТРОЛИ

1

Короток декабрьский день. Еще не рассеялась до конца утренняя мгла, а на смену ей уже спешат вечерние сумерки. Лампы зажигаются в три часа дня.

В небольшом полуподвале мастерской двигаются две тени. Тощая фигура с серым лицом - слесарь Максим.

У него крепкие, как клещи, руки, замедленные, но рассчитанные движения врожденного мастерового. Поверх истертых штанов и полосатой рубахи задубевший от масла и металлических опилок фартук неопределенного цвета, рыжие изношенные ботинки, старая кепка с отвисшим вниз козырьком. Максим склонился над тисками, где зажат тяжелый французский замок. Проверяется работа только что сделанного ключа. От первого оборота ригель плавно выдвигается на сантиметр, от второго - на два. Рывков и заеданий не ощущается..

Другой слесарь, Женька Римус, - полная противоположность Максиму. Он не в меру суетлив и бестолков в движениях, часто бегает без дела из угла в угол. Работая, он успевает смотреть в окно и не пропустит ни одного человека, проходящего по двору мимо мастерской. На мужчин смотрит без особого интереса. Увидев толстяка, лишь изредка буркнет, ни к кому не обращаясь:

- Ух ты, какой сильный барбос!

Зато при виде девушки Женька не утерпит, чтобы не высунуть в приоткрытую дверь свою круглую голову с оттопыренными ушами.

- Эй, чернобровая! Приходи ко мне на ночь, толокно будем толочь! кричит он вслед, бесстыже улыбаясь.

Во дворе мелькнули чьи-то тени. Женька покинул верстак и немедленно подошел к окну. К двери в сопровождении хозяина мастерской Глиновского шел сутулый белобородый старик в черной крытой шубе, с дорогой тростью в руке. Никита Глиновский раболепно выгибался перед ним, что-то доказывал. Не обращая на него внимания, старик остановился перед входом, принялся о железную скобу счищать грязь с подошв бот. Римус безошибочно узнал в этом старике богатого нэпмана-лавочника Кровякова и с необыкновенной поспешностью отскочил от окна. Можно было подумать, что он боится хозяина, хотя на самом деле это было не так. На Никиту Глиновского, как выражался сам Женька, он "чихал с высокой башни".

Пока еще дверь не открылась, Женька переставил лампу со своего верстака на стол, поближе к входу. Сам повернулся спиной к двери и принялся усердно тереть рашпилем какую-то медную трубку. Дверь открылась, и в мастерскую вошли. Кровяков остался стоять у порога.

Слышно было, как он сморкался, нетерпеливо постукивая палкой о холодный цементный пол.

Хозяин, ни слова не говоря, подошел к Максиму и передал ему четырехугольный предмет. Максим вскрыл принятый предмет, оказавшийся коробкой, посмотрел внутрь. Хозяин властно, но тихо заговорил о чем-то.

- Сегодня никак не могу. Устал, а работа тонкая.

Завтра к одиннадцати утра постараюсь сделать, - отвечал Максим.

Глиновский вернулся к лавочнику. Долго и убедительно что-то объяснял. Наконец успокоился.

- Ладно, - сказал старик, поворачиваясь к выходу, а Никита предупредил Максима:

- К одиннадцати чтоб как штык!

Когда хозяин и лавочник ушли, Максим спрятал четырехугольный предмет в шкаф и сел перекурить.

Остаток дня работали молча: Максим по характеру был угрюм и неразговорчив, а Женька считал взгляды своего товарища по работе до того примитивными, что не испытывал никакого удовольствия от бесед с ним. Постепенно за полтора месяца совместной работы он вытянул из Максима всю его биографию и планы на будущее и потерял всякий интерес к этому человеку. Максим, тридцатилетний парень, холостяк, воевал в гражданскую. Отлично владел слесарным инструментом. О таких людях говорят: "золотые руки". Но что проку от этих "золотых рук", если их владелец вечно ходит в старых потертых штанах и грубых ботинках. Мечтал он о работе на заводе, о хороших станках и черт знает еще о чем. Разве это жизнь? Женька не понимал только одного - откуда берутся такие стопроцентные идиоты?

До этого дня Максим не замечал у Римуса особого прилежания в работе, но сегодня парень как с цепи сорвался. Особенно бросилась в глаза эта перемена к концу рабочего дня, после ухода хозяина. Женька стал не в меру старателен, тщательно измерял микрометром толщину деталей и даже ни разу не перекурил.

- Что это, друг, ты под вечер на работу навалился? - не вытерпел Максим.

- Почувствовал в труде моральное удовлетворение, полушутя-полусерьезно объяснил Женька. - Хочу сегодня вот эту собачку закончить, - он покачал на ладони остов французского замка.

В семь часов вечера Максим, как всегда, сложил в шкаф свой инструмент, снял фартук. Потоптался у Женькиного верстака, удивленный, что тот действительно не собирается кончать работу.

- А ты иди, - милостиво разрешил Римус, - у меня, понимаешь, есть желание поработать. Только ключи, пожалуйста, оставь. Мастерскую я закрою сам.

Максим, не торопясь, достал из кармана два нанизанных на кольцо ключа один от шкафа, другой, длинный, от входной двери в мастерскую - и положил их на тумбочку. Уже выходя, крикнул из-за двери:

- Завтра пораньше приди! Я, наоборот, люблю с утра поработать.

- Хорошо, будет сделано.

После ухода Максима Римус некоторое время продолжал с остервенением скрежетать рашпилем по металлу.

Но как только шаги затихли, он, отбросив в сторону инструмент, подошел к низкому окну и пристально всмотрелся в темень двора. Там никого не было видно.

Тогда. Женька плотно задернул полотняную штору, тихо закрыл на внутреннюю задвижку дверь и, осторожно проскользнув к шкафу МаИсима, сунул в замочную скважину короткий ключ.

Железная дверца легко поддалась. На верхней полке, в узких, как пеналы, нишах, лежали испорченные замки , всевозможных систем, размеров и назначений. Тут же рядом в каждой нише находились квитанции с адресами клиентов и описанием заказов. С величайшей осторожностью Римус принялся рассматривать бумажки.

"Сытина Агр. - ключ франц., к 25 дек.".

"Головин Савва - пружина к внутр. замку, к 23 декабря".

"Загребалов Ермолай - два замка навесных, к 22 декабря".

Так он просмотрел десятка полтора всевозможных заказов. Нижняя губа Женьки нервно вздрагивала. Цепкий взгляд быстрых глаз лихорадочно и неотрывно прощупывал содержимое шкафа. Когда дрожащая рука вынула белую бумажку из предпоследней ниши, на угреватом лице Женьки выступил пот. Он поднес к самым глазам плотный, вырванный из записной книжки листок бумаги и прочел:

"Срочно сделать ключ от сейфа г-на Кровякова".

Это было то, что надо. Тут же в нише лежала жестяная коробка из-под монпансье. Римус притронулся к ней сначала одним пальцем, будто убеждаясь, что перед ним действительно коробка. Затем вдруг, отбросив осторожность, с жадностью схватил ее в руки. Внутри коротко лязгнул металлический предмет. Прочно цепляясь ногтями за края крышки, он открыл коробку. На дне, маняще поблескивая отполированной поверхностью, лежал ключ.

Наметанный Женькин глаз безошибочно определил, что ключ этот - от сейфа фирмы Стелькера.

Не теряя времени, Римус достал из кармана пальто карандаш, твердую картонку и кусок желтого воска...

На следующее утро, как договорились, Римус пришел на работу рано, часов в шесть. Приподнятое настроение не покидало его со вчерашнего вечера. Максим появился вскоре после прихода Женьки и заметил перемену в поведении товарища.

- Что это ты посвистываешь, как после аванса? - обратился он, прежде чем пожать крепкую руку Римуса.

- Аванс не аванс, а наследство предвидится. Тетушка концы отдает, улыбаясь, соврал Женька.

- Эгоист ты все-таки, - заключил Максим.

В мрачном помещении мастерской было холодно и оттого еще неуютнее. Не замечая этого, Максим быстро разделся и открыл свой шкаф. В руках у него Римус увидел знакомую коробку.

Чтобы скрыть охватившее его волнение, Женька побежал во двор и нашел на помойке два ломаных стула.

Искромсав крепкое дерево топором, он затопил буржуйку.

Уже от одного треска горящих щепок стало теплее и веселее. Сидя вплотную к печке, Римус исподволь наблюдал ва движением рук Максима, примечая про себя, какими инструментами он пользовался.

Через полтора часа точная копия кровяковского ключа была готова. Максим накинул на себя куртку и вышел, унося срочный заказ хозяину. Не прошло и пяти минут после его ухода, как в мастерскую проскользнул мальчишка лет четырнадцати. До черноты грязные руки и лохмотья, еле прикрывавшие тело, выдавали в нем беспризорника. Мальчишка дважды шмыгнул носом, огляделся и, обращаясь к Риму су, деловито спросил!

- Значит, ты и есть Женька Крестик?

- А ты, шкет, откуда взялся такой шустрый? Кто тебя подослал, говори живо? - растерянно зашипел Римус, с беспокойством поглядывая на дверь.

Но беспризорник не торопился раскрывать карты. Сначала он потоптался у стойки и попросил хлеба. Женька молча вынул из шкафчика завернутый в газету обед и поделился с пришельцем. Ясно, что беспризорник подослан корошами с какой-то вестью, но допрашивать было не в привычке Римуса, и он терпеливо ждал сообщения - пусть мальчишка скажет сам. Словно угадывая его мысли, беспризорник заговорил.

- Нижайший поклон вам от Одессита, - с напускным равнодушием сообщил он, проворно работая челюстями.

- Вот как? - только и смог проговорить Римус.

Руки его беспомощно опустились. Лицо и уши покраснели. Он не сомневался в достоверности переданного сообщения, потому что успел изучить привычки своего бывшего сообщника. Одессит никогда не писал писем, даже презирал это дело. Для связи он использовал знакомых или беспризорников.

- К концу дня он ждет тебя у Феньки Круглой, - предупредил парнишка.

2

Полгода назад в Полтаве Римус познакомился с Иваном Заблоцким. Это был известный в то время на юге одесский бандит-налетчик, при удобном случае любивший прихвастнуть, что он один из немногих уцелевших учеников знаменитого Мишки Япончика. Заблоцкий, инженержелезнодорожник по профессии, давно "переквалифицировался". Он имел много уголовных кличек и вымышленных фамилий: Одессит, Инженер, Ванька-моряк, Заблоцкий, Полонский, Смердов и другие. Громадного роста, атлетического сложения красавец, одетый в длинную комсоставскую шинель и вооруженный всегда не менее чем двумя пистолетами, балдит производил ошеломляющее впечатление.

Случилось, что Заблопкий "потерял" своего напарниказемляка. Римус оказался расторопным малым и сумел быстро завоевать доверие Одессита. Первое время они, как несыгравшиеся музыканты, не совсем понимали друг друга. Трижды ходили "на дело", и трижды фортуна поворачивалась к ним спиной. Казалось, на четвертый раз удача пришла. Но...

По тщательно разработавному плану они ограбили железнодорожную кассу на одной из станций Ставрополья. Тяжелый баул с деньгами нес Женька, а Заблоцкий выполнял роль охранника. Вроде все шло нормально.

Грабители прошли с полкилометра от станции и уже считали, что дело кончилось благополучно, как вдруг их настигли работники уголовного розыска. Выявлять причины провала было некогда. Надеясь на свою изворотливость и силу, Заблоцкий первым открыл стрельбу, расчищая путь к отступлению. Это было испытанное и верное средство.

Грабителям удалось вырваться из кольца и оказаться в тихом переулочке городка.

- Беги! - приказал Одессит Женьке, надеясь, что тот спасет и унесет деньги. - Я их задержу!

Выбора в таких случаях не бывает, и Римус побежал.

Не успел он пробежать и ста метров, как из подворотни одного дома выскочил взлохмаченный рыжий мужик, по виду похожий на дворника или конюха. Мужик этот молча двинулся на Женьку. В ночных сумерках поблескивали отточенные зубья вил. Противник держал их, прижимая рукоятку к правому боку, как винтовку перед броском в штыковую атаку. Женьке стало страшно. Страшнее, чем тогда, когда в него стреляли работники угрозыска. И вместе с тем чертовски хотелось жить. Среагировал он мгновенно, хотя сам, до конца не понял, что и зачем делает: вдруг, развернувшись, он изо всех сил бросил под ноги мужику мешок с деньгами. От неожиданности рыжий отпрянул в сторону и медленно попятился. Но брать мешок снова Римус не решился - мужик мог опомниться. А за спиной шла перестрелка. Воспользовавшись моментом, Женька с необычайной легкостью перепрыгнул через забор и продемонстрировал такой класс спринта, какой не показывал ни до, ни после этой ночи.

К его счастью, в тот раз все обошлось благополучно.

Через четыре дня он был в Ленинграде. Неудачу с ограблением кассы Женька приписывал исключительно Заблоцкому. По его мнению, Одессит, надеясь на свою силу, действовал грубо и опрометчиво. Он пренебрег предложенным планом отхода и погубил дело.

После этого случая Римус окончательно порвал с Одесситом и в мыслях не мог представить себе встречу с ним.

Он устроился на работу в мастерскую, полностью прекратил связи с бывшими дружками-ворами и исподволь присматривал посильное для одного себя "дельце".

И вот, когда от последней "гастрольной" поездки оставались лишь смутные воспоминания, а в руках был ключ or сейфа богатого лавочника, Одессит появился снова и требует встречи.

3

Мрачный пятиэтажный дом стоял на отшибе, упираясь в захламленный пустырь. Большая часть окон была затемнена, и только в немногих мерцали слабые отблески света. Эту хоромину возвел в десятых годах домовладелец Питерин, рассчитывая, что маленькие, как коробки, комнатки будут давать больший доход, чем просторные благоустроенные квартиры. До конца строительство он не довел, - война и революция помешали этому. Теперь в бесхозном недостроенном доме жили незаконные съемщики. Они незаметно, без всякого на то разрешения властей, заняли питеринские квартиры. В основном там жили люди "свободных профессий", как они сами любили себя именовать.

Женьке этот дом был хорошо известен. Знал он и то, что все деловые встречи, пьянки после удачно завершенных "дел", преступные сговоры обычно происходили в комнате Феньки Круглой, хитрой и распутной бабенки.

Римус направился прямо к ней. Уже в первом дворе ему кто-то преградил дорогу. В темноте Женька успел рассмотреть, что одет он был в длинную шинель и армейскую фуражку. После следующего шага он узнал Заблоцкого. На красивом лице его сохранились следы летнего загара, волевой подбородок был разделен пополам ямочкой. Крупные зеленоватые глаза по-волчьи блестели, когда он осматривался вокруг.

- Одессит! Здорово, друг ситный! - бросился к нему Женька.

Но человек в шинели поспешил отвести от себя распахнутые для объятия руки Римуса.

- Женя, я тебе не Мурка с Невского, - проговорил он тоном, в котором явно выделялась нотка пренебрежения.

Про себя Римус даже обрадовался такому высокомерному поведению нежданного гостя. "Чем черт не шутит. Может быть, поссоримся и разойдемся, как в море корабли", - с тайной надеждой подумал он, искоса поглядывая на Заблоцкого. С этой же целью он задал совсем неуместный вопрос о багаже Одессита.

- Какой, к черту, может быть багаж? Одёжа вся на коже, продукты в животе! Вот и все, что необходимо для вольной птицы.

Римус залился веселым смошком. Он знал, что Одессит умен, непроницаем и не "заводится" по мелочам. Между тем Женька даже не заметил, как они оказались на улице. Заблоцкий настойчиво удалялся от мрачного дома.

- Куда спешишь? - спросил вдруг Римус.

- Как куда? К тебе в гости. Парень ты богатый, - спокойно намекнул Одессит.

- Что ж, устрою. Любая хаза твоя! - с готовностью предложил Римус.

Он решил заранее предупредить, что не намерен предоставлять Одесситу ночлег у себя дома.

- С вашей хазы один шаг до исправдома в Крестах, - с презрением ответил Заблоцкий. - Будь любезен, создай мне нужные условия. Ты же здесь дома. Нельзя быть таким беспомощным и негостеприимным. Разве в Одессе я тебя так принимал? Иначе я... - Он угрожающе поджал губы и смерил Римуса решительным взглядом.

- Что "иначе"? - не поддавался Женька.

- Ничего. Гони долг - и гуд бай, как говорят англичане.

- Какой еще долг? - неподдельно удивился Римус.

- Действительно, правду люди говорят, что у должника коротка память, с иронией продолжал Заблоцкий.

И уже с большим подъемом разъяснил: - Баульчик с червонцами последний раз взяли, помнить? Так не забывай: по справедливости там и мне причиталась хотя бы половина. А ты по доброте своей запамятовал, прикарманил все. Нехорошо, Женя, поступаешь.

Римус почувствовал, что спорить и доказывать невиновность перед таким партнером, как Одессит, бесполезно,

Он не мог ничего сказать в свое оправдание. Все складывалось не в его пользу. В самом деле, Одессит, рискуя головой, прикрывал его, он спокойненько ушел, а мешочек с деньгами потерял. Кто поверит, что, спасаясь, он бросил деньги под ноги какому-то дяде с вилами? И все-таки он решил сказать правду.

- Деньги пришлось бросить там же, через десять минут после того, как мы с тобой расстались. Предстоял выбор: или вилы в бок, или расстаться с мешком. Я избрал последнее... Ну, а если ты хотел особых почестей при встрече, то мог бы написать мне о своем приезде. Время, у тебя было, добавил Женька, заранее зная, что разозлит своим ответом Заблоцкого.



- "Особых" я не хочу! Мне нужна тихая гавань. Понял? А остальное, что мне потребуется, я возьму сам, - отчеканил Одессит. - Сказать по совести, зря я с тобой связался, Женя, - продолжал он. - Тоже мне совет: "написал бы". Может, лучше было дать телеграмму прямо в угрозыск? Встречайте, мол, Ваньку Одессита. Те бы обеспечили соответствующий прием, получше твоего, ехидно закончил он.

Довольный тем, что хоть разозлил невозмутимого Одессита, Женька стал предлагать ему адреса. Подходящим был признан домик на Крестовском острове. Римус долго расхваливал молодую хозяйку, а под конец сообщил главное:

- Она ищет мужика, на которого легко можно набросить узду. Так я считаю, что ты не будешь в проигрыше, если воспользуешься таким выгодным моментом. Временно, конечно. Парень ты видный, подход имеешь.

- Хватит травить, - прервал Заблоцкий. - Это уж позволь мне знать, какой валютой я намерен рассчитываться. Но учти, - он поднес к лицу Римуса огромный кулачище, - если подведешь, то... Это я, Ванька Одессит, тебе обещаю с полной гарантией.

Они прошли еще один квартал и остановили извозчика.

4

Заиндевевшие деревья скрывали небольшой деревянный домик с резным фронтоном, и его трудно было увидеть с аллеи. Заблоцкий смело потянул на себя деревянную ручку калитки и прошел в тесный дворик, не закрыв ва собой дверцу.

На пороге дома его встретила женщина лет двадцати пяти. Придерживая рукой полы дорогого халата, она вопросительно уставилась на Одессита. Похоже было, что без объяснений она не собиралась пропустить гостя в дом.

- Здравствуйте, мадам, - поклоном приветствовал ее Заблоцкий. - Я к вам по рекоменданции Казимира Михайловича. Он дал адрес и сказал, что вы можете сдать комнату.

- А вы надолго? Одни? - поинтересовалась хозяйка.

- О сроке лучше спросить у наркома. А семейное положение - холост. Служба. Работа ответственная. Некогда своим хозяйством обзаводиться.

Женщина отступила на полшага в сторону, освобождая узкий проход. Видно было по всему, что ответ командированного ей понравился.

- Проходите, милости прошу. Чего это мы стоим?

По рекомендации всегда рада принять.

Она прошла по коридору, открыла дверь в ярко освещенную комнату. Чистота и идеальный порядок царили там. Зеркальный шкаф, комод, стулья на изогнутых ножках, диван, стол - все расставлено со вкусом. Слева от самого потолка до пола персидский ковер. На правой стороне многочисленные фотографии в рамках.

Одессит пожалел, что плохо вытер сапоги при входе, но возвращаться не стал. Он с любопытством рассматривал обстановку, разыскивая глазами вешалку. Женщина молча прошла за шкаф и отодвинула тяжелую коричневую портьеру.

- Раздеваться можно здесь, - сказала она, с готовностью протягивая руки, чтобы взять шинель. - Или вы хотите сразу пройти в вашу комнату? Она дальше.

Простодушие молодой хозяйки, доверчивая улыбка, желание помочь гостю неожиданно обезоружили Одессита.

Он снял шинель и не выразил ни малейшего протеста, когда женщина собственноручно унесла ее за шкаф.

- Теперь и познакомиться можно. Меня зовут Иваном, - заговорил Заблоцкий, расстегивая крючки и верхние пуговицы френча.

- А я - Эльвира.

- Зачем же так официально?

- Ну, тогда Элла.

- Вот так будет лучше.

Он подошел к зеркалу и принялся расчесывать свои белокурые волосы. Эльвира украдкой поглядывала в его

сторону, стараясь определить возраст гостя. Поперечная морщина на лбу, не слишком густые волосы, золотые зубы и солидность манер подсказывали, что их обладателю за тридцать.

"Неплохо. Вполне-подходящий возраст. Только бы неженатый. Большинство командированных становится на людях холостяками", - подумала Эльвира.

Больше для приличия, чем из любопытства, она задала ему несколько вопросов. Оказалось, что он южанин, с Черноморского побережья. Об этом свидетельствовал и густой загар. Отец, морской офицер, погиб в гражданскую войну. На чьей стороне воевал, она не поинтересовалась.

Это ведь и несущественно. Мать жива. Доживает свой век в одиночестве. Ну, а он, Иван Владимирович, работает в Москве в одном из наркоматов. Вечные командировки, разъезды, направления...

- Наступит весна, приглашу вас погостить к матери, на Черное море, запросто пообещал Заблоцкий. - "Кто на юге не бывал, тот и жизни не видал". Красота у нас отменная.

Хозяйка была в восторге. Она давно мечтала съездить на Черное море, с затаенной завистью относилась к подругам, побывавшим там. И вдруг - такой непредвиденный случай: она сможет в это же наступившее лето осуществить свою мечту! И, вполне возможно, вернется, на зависть подругам, с симпатичным мужем. Иваном Владимировичем...

- Что это я? - спохватилась хозяйка. - Баснями сыт не будешь.

Заблоцкий скромно улыбнулся, промолчал ради приличия.

Вскоре в плите весело затрещал огонь. Приятно зашипела сковорода. На вскипевшем чайнике колокольчиком зазвенела крышка.

Одессит тем временем обследовал отведенную ему комнату. Меблировка здесь была бедненькая, с расчетом на временных жильцов. Полуторная кровать, два стула, стол, небольшая тумбочка. Единственное окно выходило в сад.

На всякий случай он проверил прочность рамы. Она оказалась совсем ветхой: при необходимости ее можно без особого труда выдавить наружу.

Хозяйка пригласила Заблоцкого. отужинать. Он удивился, увидев на столе колбасу, селедку и даже темную бутылку с вином.

Обязанности хозяина Одессит немедленно принял на себя. Он взял бутылку и хотел было по привычке ударом ладони в дно вышибить пробку, но вовремя опомнился и попросил штопор. Затем осторожно разлил вино в хрустальные рюмки.

- За что выпьем? - спросила хозяйка, глядя ему в глаза.

- За вас, за нашу встречу, за наше будущее, - объявил Одессит, а про себя подумал: "Кажется, все идет хорошо".

Выпили по второй рюмке. Одессит налил по третьей и уставился на хозяйку. Эльвира беззаботно улыбалась. Он пододвинулся поближе к ней и попытался обнять. Она приняла это сначала за шутку, но, разглядев жадный блеск в его глазах, поспешила подняться со стула. Заблопкий тоже встал, не отпуская с теплых плеч своей руки.

Потянулся к ней губами, рассчитывая поцеловать...

- Что вы? Я же не какая-нибудь... Нужно иметь терпение.

Он отпустил се, искоса смерив сердитым взглядом. Сел опять на свой стул, задумался.

- Можно и так. Мы люди не гордые, - ответил без особого сожаления.

Между ними появилась невидимая стена отчужденности. Хозяйка нервничала. Это было видно по ее лицу и поведению. Она уронила кусок селедки на свой дорогой халат, выскочила из-за стола и скрылась на кухне. Слышно было, как там плескалась вода.

Закончился ужин скучновато. Одессит, ссылаясь *fa усталость, первым попросил разрешения лечь спать. Хозяйка зажгла свет в его комнате, приготовила постель и молча вышла убирать посуду со стола.

Эльвира спала плохо и беспокойно. Ее преследовала навязчивая мысль, что она -незаслуженно обидела нового квартиранта, отказав ему в поцелуе. Ужин с вином он принял, безусловно, как повод к дальнейшим действиям.

Да это и был, в сущности, повод... Нет, нет! Она виновата сама во всем...

Проснулась хозяйка рано и долго лежала с открытыми глазами в темноте. Из соседней комнаты слышалось посапывание постояльца. Это еще больше расстраивало ее.

Не придумав ничего лучшего, опа быстро встала, зажгла лампу и, как была в одной ночной сорочке, направилась в его комнату.

Спал Одессит крепко, чуть приоткрыв рот. Сейчас он показался ей сутулым и меньше ростом. На голове, сквозь редеющие волосы, просвечивала глянцевая кожа. Правая рука с полусогнутыми пальцами как бы приглашала подойти.

Она осторожно остановилась у кровати, любуясь спящим. "У него красивое лицо. Даже слишком красивое для мужчины", - размышляла про себя Эльвира.

Она обнаружила, что френч постояльца валяется на полу. Подняла его, аккуратно повесила на спинку стула.

Ей показалось, что френч не в меру тяжел. Особенно тянула вниз правая пола. Но разве это сейчас интересовало молодую женщину. Преодолевая страх, она поставила лампу на стол и присела на край кровати. Долго и пристально рассматривала Заблоцкого. Обнаружила, что у него грязная нижняя рубашка. "Обязательно надо будет постирать". А в груди что-то сжималось, словно перед ней не чужой, а очень близкий, но только давно позабытый человек, которого она ждала. Это он часто снился ей по ночам, а утром она не могла вспомнить его глаз, выражения лица. С пробуждением он растворялся, как призрак. И вот наконец она дождалась, он пришел к ней наяву, такой, как есть...

5

Только через неделю состоялась вторая встреча Заблоцкого с Римусом. На этот раз Одессит сам без предупреждения пришел в мастерскую. Женька вышел из-за стойки, лакейски заглядывая в его лицо, заговорщицки подмигнул:

- Ну, как жизнь молодая?

- Как у Цезаря: пришел, увидел, победил!

- Молодец, ничего не скажешь.

- Выдь-ка на минутку, - приказал Одессит, неприязненно косясь на Максима.

Слесарь повиновался. Он молча накинул на плечи полупальто, следом за Одесситом шагнул за порог. Во дворе они осмотрелись, присели да разбитую телегу ломового извозчика. Заблоцкий вынул полную пачку "Пушки", любезно предложил товарищу папиросу. Прикуривая, Женька с улыбочкрй рассматривал нежный румянец, заметно выступивший на загорелых, гладко выбритых щеках Одессита.

- Цветешь? - не скрывая восторга, обратился он к Заблоцкому.

- Сам понимаешь. Не думал я, что на севере у вас такие женщины вызревают. Одним словом, прима. Без балды.

Помолчали, с удовольствием затягиваясь папиросами.

Женька отлично понимал, что сейчас он, как никогда, нужен Одесситу. Не в манере Заблоцкого прохлаждаться под теплым крылышком бабы. Неделя прошла, и он ищет "дела". Потому сам и прилетел в мастерскую. Связей в Ленинграде, кроме как с Римусом, у него нет. Если и имеются знакомые, то он им не вполне доверяет. Значит, Одессит в какой-то мере зависит сейчас от Женьки. Но, с другой стороны, и он, Римус, обязан Одесситу. Заблопкий уже недвусмысленно напоминал ему при первой встрече о мешке с червонцами...

- Ну что? Долго будем в молчанку играть? - спросил Заблоцкий. - О деле говори. Со мной, знаешь, втемную не выйдет...

- Зачем же. Я и не собираюсь темнить, - обиженным тоном ответил Римус. - Перед тобой у меня душа нараспашку. Вот изготовил ключ от сейфа одного кита. Осталось сделать разведочку, и можно нанести визит. Уж там что-нибудь найдется...

- "Найдется!" - презрительно скривился Одессит. - Покупать кота в мешке, дружище, не в моем вкусе. "Чтонибудь" я могу и на дороге найти. Рисковать, так уж наверняка. Банк, сберкассу надо присмотреть, - это дело стоящее, гарантированное.

- По такому случаю надо к Фомке Маркизу идти. Он по части банков мастер. Это его профессия, - после короткого раздумья заявил Римус.

Заблопкий, все время наблюдавший внимательно за Женькой, вдруг вновь схватился за папиросы. Закурил один, не предлагая Римусу. Торопливо начал выпускать изо рта сизый дым.

- Я хочу сам видеть Маркиза, - заявил вдруг решительно.

- Хорошо, все будет устроено. Завтра в десять вечера у ресторана Чванова, - не задумываясь, назначил Римус.

- Добро!

И Заблоцкий ушел. Римус неторопливо вышел со двора, остановился у ворот. Он видел, как Одессит быстро пересек улицу и скрылся под аркой большого дома. Стало ясно, что Заблоцкий, прежде чем прийти в мастерскую, изучил ближайшие дворы. Иначе бы он не пошел так смело в дом с проходным, двором. Значит, не доверяет, боится подвоха. Легкая краска покрыла лицо Римуса.

"Я играю честно, - думал он, - но с налетчиками мне не по пути. Ради долга перед Одесситом войду в дело.

А после займусь по своей профессии. Нет в жизни лучшего удовольствия, чем бесшумно открыть тяжелую дверцу сейфа..."

6

За час до назначенной встречи Одессит был уже у ресторана. Дважды прошелся по панели - подозрительного ничего не заметил. Пересек проспект, прошел на пустырь, остановился за углом дровяного сарая и принялся наблюдать за входом в заведение Чванова.

Туда, как обычно, важно входили мужчины с дамами и одни. Короткие приветствия, галантные поклоны, приподнятые котелки...

Наконец у входа появилась приземистая фигура Римуса. Откуда он вынырнул, Одессит не заметил. Часы показывали уже без десяти минут десять. Заблоцкий выжидал. И ровно в десять он увидел, как мужчина лет сорока в темном котелке и до блеска начищенных штиблетах протянул Женьке руку.

"Пожалуй, это и есть Фомка Маркиз", - про себя отметил Одессит и покинул свое укрытие. Тянуть время не имело смысла. Он быстрым шагом подошел к Римусу со стороны Большой Пушкарской улицы.

- Познакомьтесь, - предложил Женька.

- Фома Богданович, - представился мужчина, при этом резко кивнул головой с аристократической бородкой.

- Иван, - ответил Одессит, раздумывая, вытаскивать из-за пазухи руку или оставить ее на холодной рубчатой рукоятке маузера. Глаза его настороженно бегали по сторонам. Брови сошлись на переносице, подозрительно хмурясь.

- Не бычься, это наш человек, - успокоил его Римус.

А новый знакомый, довольно хихикая в бородку, отметил:

- Молодец! В нашем деле никому нельзя доверять, кроме самого себя.

Одессит молча пожал руку Фомы Богдановича. Знакомство состоялось.

Не обмолвившись больше ни словом, все трое прошли в ресторан. При виде Фомки Маркиза швейцар суетливо раскланялся, повел широкой, лопатообразной ладонью в сторону лестницы, приглашая проходить. Фомка брезгливо, по-господски, кивнул в ответ и первым стал подниматься. Римус с Одесситом последовали за ним.

Кивком головы Маркиз подозвал расторопного официанта. По всему видно было, что он в этом заведении не новичок. Им быстро приготовили столик в самом дальнем углу, за эстрадой.

Деловой разговор начался после того, как официант убрал первую пустую бутылку.

- Ну-с, молодой человек, расскажите, кто вы и что вы, - тоном экзаменатора заговорил Маркиз.

- Человек вольной профессии... В прошлом близкий друг Мишки Япончика. Теперь вот осиротел, временно покинул родные насиженные места, - как-то бестолково начал Одессит, отводя взгляд в сторону. Он понял, что сказанное, собственно, ни о чем не говорило, Маркиз не спускал глаз с лица Заблоцкого, как бы предлагая продолжать.

- Мой профиль - банки, сберкассы, можно ювелирдый магазинчик. Если недостаточно рекомендации Крестика, - Одессит кивнул в сторону Римуса, проверьте на деле.

- Что ж, Япончик был мастер своего дела, - признал Фомка. - Если у вас имеется хоть десятая доля его хватки - уже хорошо!

Одессит вспыхнул, побелел даже. Он дерзко глянул в глаза Маркиза и почувствовал, что они не такие уж жесткие, как показалось сразу. Он посмотрел более продолжительно, не моргая.

"Сам-то ты кто?" - говорил этот вызывающий взгляд.

Вспышка Одессита не осталась незамеченной. Пришлось рассказать о себе и Маркизу.

- До девятнадцатого года я с Янькой Кошельком дружил. Только однажды не послушался он меня, увлекся местью, а про дело забыл. В крупной игре небольшие ошибки иногда стоят жизни. Да-а... Об этом никогда не следует забывать, друзья мои! Тем более что времена меняются. Раньше я с большими полицейскими чинами был на "ты", за ручку здоровался, а теперь каждый легавый норовит вдогонку своим "СОЭ" угостить. Но, слава аллаху... Маркиз щелкнул пальцами, возведя глаза к потолку.

"Тоже мне - учитель нашелся. В проповедники лезет. К чужой славе примазывается, а сам небось Кошелька и в глаза не видел", - подумал Заблоцкий, но опять дипломатично смолчал. Хвастовство среди преступного элемента не считалось пороком. Сам Одессит тоже не был знаком с Мишкой Япончиком, однако для большего веса представлялся его закадычным другом.

Беседуя таким образом, они не заметили, как пролетело два часа. После двенадцати все трое покинули ресторан и, не сговариваясь, направились в сторону улицы Красных Зорь. Густая темень плотно окутала город. Редкие пешеходы торопливо проходили по тротуарам, глядя под ноги на разжиженный, смешанный с грязью снег.

Дойдя до набережной Карповки, три спутника вернулись назад. Новый знакомый перевел Одессита и Римуса на противоположную сторону проспекта. Вскоре они остановились у широкого подъезда. Маркиз аккуратно набил трубку и тихо проговорил, указывая глазами на крепкие дубовые двери:

- Здесь.

В руках Заблоцкого чиркнула зажигалка. Поднося к трубке Маркиза колеблющийся огонек. Одессит увидел надпись над входом и прочитал: "Четвертое отделение Госбанка". Друзья прикурили и беззаботно пошли дальше, словно совершая вечернюю прогулку.

Мужчина с аристократической бородкой был крупным петербургским шулером. Фома Богданович Богданов, по кличке Фомка Маркиз, за свою жизнь ухитрился раз пятнадцать побывать на скамье подсудимых. Незаконнорожденный кухаркин сын, он на двенадцатом году жизни пустил красного петуха в доме одного графа, по существу являвшегося его отцом. Злоумышленника поймали и поместили в детскую колонию. С того все и началось. Только последние три года жил Фомка на воле. Богатый опыт убедил его, что наиболее безопасная, и выгодная роль в совершении преступления - это роль наводчика. Разумеется, здесь требуются своеобразный талант и расторопность. Такие качества у Богданова оказались.



Социально опасный элемент.

Вот и сейчас он наотрез отказался принять личное - участие в налете на банк. Он брал на себя лишь теоретическую сторону дела: разработать план, выбрать подходящее время, устранить помехи... и только. За эти услуги Богданов заломил сумасшедшую сумму.

Но и Одессит тоже кое-что смыслил в этом деле. Перед Маркизом была поставлена дилемма. Заблоцкий и Римус соглашались дать названную сумму при условии благополучного исхода. Если же успеха не будет, то Фомка должен довольствоваться мизерным задатком.

Маркиз понял, что нашла коса на камень, и не торопился с ответом. Он долго думал, посасывая трубку. Наконец махнул рукой, - мол, где наша не пропадала, - и дал согласие. Предварительно он дополнил свои требования к "подрядчику":

- В случае провала я вас не знаю, вы меня тоже.

- Но если провал произойдет по вашей вине, вы нас узнаете, - в свою очередь поправил Одессит.

Так совершился преступный сговор.

7

В комнате Витьки Кольтера хоть волков морозь. Окно наполовину заделано дырявыми мешками. В углах - сети паутины. Провалившаяся кровать, колченогий стол, широкая скамейка, позаимствованная у дворника, сиротливо приткнулись к стенам. Огарок сальной свечи врос в коричневое блюдце и тускло светился.

Широким шагом Одессит прошел к столу. Огонек в блюдце закачался, угрожая погаснуть. Заблоцкий уселся, вопросительно посмотрел на хозяина. Кольтер, неуклюже волоча ноги, приблизился к столу, зажег другую свечку.

Молча сел на скамейку неподалеку от Одессита. Во взгляде его, казалось, отсутствовала всякая мысль, но он о чемто думал. Может быть, сомневался в успехе налета, а может быть, вообще не верил Одесситу, хотя и дал согласие на участие в предстоящем "деле". Мало ли на свете таких прытких молодчиков.

Витька Кольтер, по кличке Культяпа, был начинающий вор-взломщик, ученик недавно приговоренного к расстрелу "медвежатника" Парфена Жукова. Культяпа присутствовал в зале суда в день оглашения приговора.

Гордый и задиристый на воле, Парфен побелел, услышав приговор, и беспомощно рухнул на скамью... Под впечатлением того дня Кольтер каждый раз, как только речь заходила о кражах, видел перед собой полные ужаса глаза Жукова. Видел - и все-таки шел.

В дверь кто-то постучал. Тихо, осторожно, три раза подряд. Культяпа с неменьшей осторожностью снял крюк с двери, приоткрыл ее. Из темного коридора шагнул в комнату Мишка Юматов.

Заблоцкий важно вынул из нагрудного кармана френча часы. Молча посмотрел на циферблат. В компании своих подчиненных он любил, прежде чем что-нибудь сказать, произвести на собеседника психологическое воздействие. Медленно опуская в карман часы и не поворачивая в сторону Юматова головы, он сказал:

- Можешь идти, Швед, туда, откуда пришел. Мне таких фраеров не нужно!

- Да я вот только во дворе немножко задержался.

Мотыля встретил, а он начал расписывать, как они сегодня на Садовой чуть не погорели. Косточку схватили легавые, а тут фиксатый шум поднял...

- Хватит! - властно прервал Одессит. - Учти: если и завтра опоздаешь, то пеняй на себя. Чоха там не встречал?

Швед пожал плечами, с укором посмотрел на Римуса и Культяпу: "Что это мы позволяем какому-то чужаку покрикивать на себя?" Но друзья его не поддержали.

Вскоре пришел и пятый компаньон. Среднего роста широкоплечий детина с бычьей шеей остановился посреди комнаты. Медленно ворочая массивной челюстью, заговорил:

- Привет, соколики!

Даже видавший виды Одессит не рискнул сделать ему замечание.

- На автомобиле? - спросил Культяпа.

- На своих двоих, - в тон ему ответил Чох, все еще присматриваясь к незнакомой убогой обстановке в комнате. И, видя недоумение на лице Одессита, разъяснил:- Заранее на прикол поставил. Сказал начальнику, что мотор барахлит. А завтра "отремонтирую" и обкаточку по городу сделаю. У меня, брат, все обдумано.

- Недурная мысль, - одобрил Одессит. - Теперь можно поговорить и о завтрашнем деле...

В одиннадцать часов дня на Большой Пушкарской остановилась грузовая машина. Борта ее до такой степени были забрызганы грязью, что прочитать номер, особенно во время движения, было трудно. В кабине сидели двое - Чох и Кольтер: заранее было решено, что они должны держаться вместе. Культяпа не имел прав на вождение автомобиля, но был шофером. Если во время операции С Чеховым что-нибудь случится, он должен будет заменить его. Иван Заблоцкий и сам неплохо водил машину, но по своим соображениям держал это в секрете от компаньонов.

Дверца кабины раскрылась. Медленно, как медведь из берлоги, оттуда вылез неуклюжий Чохов. Он открыл капот, вооружился небольшим ключом и стал потихоньку постукивать им по блоку, хотя мотор был в полной исправности. За этим безобидным занятием и застал Одессит первого шофера. Второй с равнодушным видом сидел в кабине, покуривал папиросу и пускал в потолок голубые колечки дыма. Заблоцкий поздоровался, для видимости сунул свое холеное лицо под капот, что-то шепнул Чоху. Затем, обращаясь к Кольтеру, велел сходить в банк, чтобы ознакомиться с расположением помещения.

Пока все шло по плану. Налет рассчитывали произвести в обеденный перерыв.

8

Татьяна Павловна Долгополова, или просто Танечка, как ее звали все сотрудники банка, была не в духе. Неприятности преследовали ее с самого начала дня. Еще утром дома на кухне ее незаслуженно оскорбила соседка.

Из-за этого Танечка плохо позавтракала. Ушла на работу полуголодная. На улице ее поджидала новая беда: Таня поскользнулась, упала и больно ушибла ногу. В отделение банка пришла прихрамывая.

Согласно инструкции она проверила сигнализацию.

При нажатии кнопки контрольная лампочка не вспыхнула, как обычно, красным светом. Значит, сигнализация была повреждена. Танечка немедленно сообщила об этом по инстанции. Но угрюмая физиономия директора осталась равнодушной,

- Это для меня не новость. Необходимо вызвать мастера... Лишние расходы, - забрюзжал он, уставившись на молодую сотрудницу.

Девушка поняла, что вся ответственность за исправность сигнализации возглагается на нее, но за неимением времени решила отложить вызов мастера до обеда.

За работой время летит незаметно. Клиенты, на ходу читая бумаги, суетливо подходят к нужным окошкам, изредка ворчат на контролеров, роются в своих портфелях и сумках. Но что это? На глаза Танечке уже в который раз попадаются два типа в лохматых шапках с опущенными ушами. Они не сдают и не получают денег.

Держатся порознь. Делают вид, что зашли в зал погреться.

Один раз Танечка, почувствовав на себе чей-то внимательный взгляд, подняла глаза. Тип в лохматой шапке пристально смотрел в окошечко прямо на нее. Когда их взгляды встретились, парень сразу же опустил голову и направился к выходу. Следом за ним двинулся второй.

Ее тревога усилилась. Она занервничала, сбилась со счета. Кончилось тем, что Танечка, не решаясь вторично беспокоить своего ворчливого директора, позвонила дежурному по городу и поделилась с ним своими подозрениями.

Инспектор уголовного розыска внимательно ее выслушал, попросил подождать минутку, видимо, с кем-то советуясь.

- Хорошо. Вышлю к вам... - Тут он задумался, кого высылать - одного человека или группу. Наконец сказал неуверенно: - ..людей.

На этом разговор и закончился.

Из банка Культяпа и Швед вернулись вместе. Сияющие, подошли к машине. Но, увидев нахмуренные брови Одессита, постарались придать своим лицам озабоченный вид.

- Вы что же, и там вместе были? - сурово спросил Заблоцкий.

- А что тут особенного? - удивился Культяпа.

- Нас никто не заметил, - поспешно заверил Швед.

- Ослы! Ох и ослы! - возмущался Заблоцкий. - Ну кто ж так работает?! Форменные идиоты...

Провинившиеся стояли с покорным видом, молча и терпеливо выслушивая ругань Одессита. Когда ему надоело поучать проштрафившихся компаньонов, он полез в карман. Превосходные часы фирмы "Павел Буре" всегда успокаивающе действовали на Забдоцкого.

- Давай жми на свое место, - приглушенным голосом приказал он Чехову. Мотор не глуши. К подъезду подкатишь по моему сигналу, как договорились, понял?

- Чего ж не понять. Все ясно как божий день, - подчеркнуто беспечно отозвался Чохов, нажимая на педаль газа.

Когда фырчащий грузовик тронулся с места, Одессит с надеждой глянул вслед ему. Сунул в рот папиросу, угостил товарищей. Все трое заметно волновались, но никто не хотел сознаваться в этом. И когда машина скрылась за углом, Одессит поправил фуражку, выплюнул изо рта дымящуюся папиросу.

- Ну, как говорится, с богом! - уже вполне миролюбиво заговорил он. Только чур не трусить! Своей рукой прикончу!

И первым зашагал в сторону проспекта Карла Либкнехта. Кольтер и Швед, подражая спокойным движениям главаря, молча устремились за ним. Когда до отделения банка оставалось пройти совсем немного, из галантерейного магазина незаметно вынырнул Женька Крестик.

- Неудача! - зашептал он на ухо Одесситу.

- Что такое?

- Они закрыли дверь не на замок, а на задвижку изнутри.

- Не паникуй. Учти: Ванька Одессит никогда не останавливается на полдороге. Ты об этом должен знать, - высокомерно заявил Заблоцкий, продолжая шагать вперед.

Отделение банка закрылось на обед. Опустел зал.

Часть служащих ушла домой или в столовую. Танечка, никому, кроме милиции, не выдавшая своих подозрений, развернула бумажный пакетик с обедом: два постных пирожка и кусок сахару. Взяв кружку, она вышла из-за перегородки, где лежали подготовленные для отправки тюки денег, и пошла в подсобную комнату, надеясь достать чайку.

Проходят по залу, Танечка увидела, что у входа в банк стоит стройный молодой человек в армейской фуражке и длинной шинели и слегка барабанит пальцами в стеклянную дверь. Ей вспомнился разговор с дежурным инспектором. "Значит, не забыл, прислал человека", - подумала она довольная. И, никому ничего не говоря, молча подошла к двери. Одной рукой отодвинула железный засов.

- Заходите, пожалуйста. Тут у нас, понимаете... - затараторила девушка, обращаясь к Одесситу. И умолкла с широко раскрытыми глазами. Из-за выступа вышли еще трое. Двоих она узнала сразу. Это были те, в лохматых шапках. Зубы доверчивой Танечки застучали мелкой дробью. Не в силах что-то предпринять, она беспомощно прислонилась к стоне.

Улыбка у Одессита кривая: он умел смеяться одной стороной рта. Сначала он грубовато взял свою невольную союзницу двумя пальцами левой руки за покрасневшую щеку.

- Испугалась? Глупая, мы ведь охранять вас пришли, - заг.бворил он с издевательской ноткой в голосе. По тону, каким было это сказано, она поняла: "Молчи и по поднимай шума, иначе плохо будет".

В подтверждение он вытащил из-за отворота шинели вороненый маузер с тонким стволом. Все остальное произошло быстро. Заблоцкий, держа оружие в правой руке, повел им, как регулировщик жезлом, в сторону зала.

Трое его сообщников, выхватывая на ходу пистолеты, стремительно ринулись в банк. Двое - прямо в кабину кассира, а один - в общую комнату сотрудников.

- А-а-а-и-и! - выдавила наконец из себя Танечка, закатывая глаза от страха.

- Помолчи, красуля! А то ненароком придушу, - зашипел Одессит. Левая ладонь его закрыла рот насмерть перепуганной девушки.

А в зале уже орудовали налетчики.

- Ложись! - командовал Швед, загоняя в угол побледневших сотрудников банка.

О сопротивлении никто и не помышлял. Приказ вооруженного бандита бил исполнен с поспешной покорностью.

Как солдаты на плацу, служащие быстро ложились на грязный пол.

- Лицо, лицо вниз! И руки за шею! - покрикивал Швед на пожилого мужчину в старомодном костюметройке.

В зал вошел Заблоцкий, подталкивая Танечку в спину дулом пистолета.

При появлении главаря Швед бросился в кабину кассира помогать своим товарищам. А Одессит, не спуская с прицела работников банка, подошел к окну, открыл форточку и помахал носовым платком. Это был условный сигнал для шофера. Через две минуты с мешками денег на плечах из банка вышли трое налетчиков. Не обращая внимания на прохожих, они побросали добычу в кузов.

Заблоцкий примкнул к ним последним.

Темп ограбления был таким внезапным и быстрым, что после ухода налетчиков поднявшиеся с пола служащие еще продолжали дожевывать пирожки и бутерброды.

Пожилая женщина-контролер оставалась неподвижно лежатъ. К ней подошли, начали тормошить - она была в обмороке.

- Доктора! - обрел дар речи мужчина, в костюме-тройке.

- Милиция! - послышался женский голос.

На улице тем временем торопливо профырчал мотор, и послышался шум удаляющегося автомобиля.

Когда Таня Долгополова добралась до директорского кабинета, чтобы позвонить в милицию, телефон сказался испорченным.

9

Инспектор уголовного розыска Петр Прокофьевач Грачев особенно настороженно отнесся к сообщению кассира банка с Петроградской стороны. По опыту работы он знал, что чаще всего возникали трагедии именно там, где предупреждения были лаконичны и немногословны, брошены вскользь. И, наоборот, все кончалось благополучно там, где заявители настойчиво убеждали, что с минуты на минуту ожидают нападения.

О поступившем сигнале Грачев незамедлительно сообщил начальнику третьей бригады уголовного розыска.

- Как некстати, - поморщился начальник и тут же обратился к Грачеву: Как вы думаете, Петр Прокофьевич, не намерены же бандиты среди бела дня напасть на банк?

- Не знаю, не знаю, - дипломатично ответил дежурный.

- Ладно, считай, что меры будут приняты. Что-нибудь выкрою.

Многие сотрудники бригады были на срочных операционых заданиях. Поступили сведения, что в этот день главарь грабительской шайки Митька Сатана собирается посетить свою сожительницу на Гороховой улице. Этот матерый преступник никогда не ходил один, поэтому в засаду было послано шесть лучших работников угрозыска.

Двое уехали на обыск к крупному валютчику, трое - в ювелирный магазин...

В итоге начальник бригады имел при себе лишь трех сотрудников, которые находились в управлении и вели допросы задержанных. Но все же выход был найден. Для начала на Петроградскую уехал один человек - Саша Клементьев. Задание он получил слишком общее. После информации о телефонном звонке кассира начальник изложил ситуацию так: "Необходимо зайти в банк, посмотреть, побеседовать с сотрудницей Татьяной Долгополовой.

В случае обнаружения подозрительных лиц или еще чего немедленно сообщить дежурному и в ближайшее отделение милиции. При необходимости принять меры самому, соблюдая при этом осторожность".

К основным событиям Клементьев опоздал, что, вероятно, спасло ему жизнь. Операция Заблоцкого прошла без единого выстрела и жертв. Но жертвы могли бы быть, если бы сотруднику уголовного розыска удалось приехать к банку на одну минуту раньше.

Издали увидев людей, впрыгнувших в автомобиль, отъезжающий в сторону улицы Красных Зорь, Клементьев сразу почувствовал неладное. Как только он переступил порог банка, то понял, что случилось. Саша выскочил на улицу и не придумал в горячке ничего другого, как вскочить в подвернувшуюся пролетку и поехать следом за автомобилем. Серый в яблоках длинноногий рысак ходко пошел с места. Перед Троицким мостом пролетка смогла приблизиться к машине метров ва тридцать. Клементьев успел даже хорошо рассмотреть двух бандитов, сидевших в, низком кузове на мешках с деньгами. Один из них, краснолицый, держал правую руку за пазухой, у второго рукабыла прикрьгта полой пальто. Ясно, налетчики не помышляли отдать такую крупную сумму денег и были готовы к защите.

Пока Саша раздумывал, стрелять или не стрелять (по инструкции он не имел права применять оружие на улице с оживленным движением), расстояние между ним и машиной стало заметно увеличиваться. За мостом автомобиль с грабителями свернул влево на набережную и сомчался вдоль решетки Летнего сада.

На Литейном проспекте Клементьев соскочил с прзлетки. Он видел, что машина свернула вправо имепио здесь, против Литейного моста, и все еще надеялся что-то сделать по горячим следам. Из книжного магазина oн позвонил в управление. Грачев сказал, что они уже информированы об ограблении банка и на Петроградскую выехал начальник третьей бригады с группой. Тут же Петр Прокофьевич обещал, что учтет все переданные Клементьевым данные о маршруте и приметах налетчиков и вышлет в район Литейного помощь.

Расспрашивая дворников, продавцов газет и прохожих о черной, залепленной грязью машине, Саша Клементьев дошел до улицы Жуковского. Из сопоставлений всех ответов он сделал вывод, что машина, похожая по приметам на разыскиваемую, около часа назад свернула именно на эту улицу.

Остановившись на углу Литейного проспекта и улицы Жуковского, Клементьев обдумывал план дальнейших действий. В этот момент он заметил приближающийся со стороны Невского фордик управления. Грачев чуть ли не на ходу выскочил из кабины, торопливо подбежал к Саше:

- Ну?

- Убежали, сволочи, - начал Клементьев, с горечью поглядывая вдоль улицы Жуковского. - Сюда уехали, вот киоскер видел... да и дворник подтверждает. Что теперь делать? Ведь я их, гадов, в лицо видел! Ничего, найдем.

Никуда не денутся...

За рулем машины уголовного розыска сидел шофер Андреевский. Из кузова выскочил инспектор Красавин.

После коротких переговоров решили продолжать поиски.

Оперативное чутье подсказывало Грачеву, что искать нужно здесь. Не зря бандиты свернули на более тихую улицу, тогда как прямо по Литейному ехать было удобнее.

У работников уголовного розыска есть пословица: "Не умеешь работать головой, работай ногами". И если идешь по горячим следам, "работа ногами" почти всегда дает отличные результаты. Уже начало смеркаться, когда Петр Прокофьевич, изучая запутанные дворы одного квартала, заметил на снегу свежие следы колес автомобиля. Это насторожило его. Грачев осмотрелся вокруг. Поблизости никого не было. Тут он заметил, что из прачечной через открытую дверь вьются клубы пара. Вскоре оттуда вышла женщина. Утирая платком вспотевшее лицо, она с любопытством стала рассматривать незнакомого человека.

- Скажите, вы здесь во дворе не видели машину? - спросил Грачев.

- Не видела, но слышала, - ответила прачка. - С час назад. А зачем вам машина?

К такому вопросу Петр Прокофьевич не был подготовлен. Но выкручиваться требовалось немедленно.

- Дрова у вас продаются... Вот я договаривался с шофером...

- Это из семьдесят третьей квартиры, которые уезжают? - переспросила женщина.

- Может быть. Договаривался шофер, мне только адрес дали.

- Не видела. Раз договорились, значит, приодет, - уже без особого интереса отвечала женщина.

Грачев не рискнул расспрашивать у нее, кто еще мог приезжать в их двор на машине или к кому могли приезжать.

Его радовало главное: нить поисков пока не выпущена из рук.

Во втором дворе того же дома он увидел сгорбленного, бедно одетого старика. От нечего делать дед ковырял суковатой палкой в снегу, посматривая по сторонам. Ему явно не хватало собеседника. При виде Грачева он повернулся к нему, однако напускная суровость на лице незнакомца помещала старику вступить в разговор первым.

Петр Прокофьович решил сам начать беседу.

- Отдыхаем, папаша?

- Отдыхаем, сынок, отдыхаем. Мы уже свое отработали, такое наше дело стариковское. Ходи - отдыхай, сиди - отдыхал, лежи - отдыхай, О-хо-хо, грехи наши тяжкие...

- Я думаю, вы свои грехи замолили в церкви. Чего вам бояться? А молодые у вас богатеют, вот на машинах домой Приезжают, - закинул-удочку Грачев.

- Во, во. Я и говорю, богатеют, - подхватил старик. - А машина - это к Женьта Крестику дружки приезжают.

Сам Женька, - дед перешел на шепот, - первостатейный жулик и пооратимов по себе подбирает: мазурик на мазурике...

- Папаша, я из уголовного розыска. Мне бы с вамя переговорить в помещении, наедине, - перешел на официальный тон Грачев. И тут чего-то не учел инспектор.

Старика слЪвно подменили.

- А-а... Что ж со мной говорить, - начал он, заикаясь. - Я ить ничего не знаю, я т-так, ради слова...

- В какай квартире живет Крестик?

- Фатера вторая, на том дворе, - пятясь от Грачева, закончил старик.

- Ладно, иди. Да держи язык за зубами, - тихо предупредил инспектор.

Деда как ветром сдуло.

На какую-то долю секунды Грачев взял под сомнение честность старика, но затем подумал, что вряд ли тот будет выходить из дому в течение сегодняшнего вечера...

Для обсуждения дальнейших действии группа собралась в тесной парадной соседнего дома. Пока принимали решение, шофер Андреевский вызвался узнать, на кикой лестнице и каком этаже расположена -вторая квартира.

- Давай жми. Да смотри в оба, - напутствовал его Грачев.

Андреевский уже зашел под арку, когда в темноте скрипнула дверь. Обычно в старых домах из подворотни двери ведут в дворницкую. Шофер повернул лицо вправо, па звук захлопнувшейся двери, и остановился как вкопанный: прямо перед ним стояли два человека, внешность которых всю дорогу описывал инспектор Грачев. Один из них был в длинной шинели, высокого роста, с усиками.

Другой - низенький, одетый во все черное. Шофер попятился к свету. Люди шли на него вплотную. Оказавшись па тротуаре, он увидел, что из парадной, где остались работники уголовного розыска, кто-то вышел. Андреевский узнал долговязую, немного сутулую фигуру Красавина и призывно махнул левой рукой, а правую опустил в карман за наганом.

- Руки вверх! - закричал Андреевский, рассчитывая не выпустить двух бандитов со двора. Но он опоздал. Haган как назло зацепился курком и мушкой за мягкую материю кармана. А высокий бандит был перед ним. Он выбросил вперед руку с маузером. Из черного дула вырвался ослепительно желтый сноп огня. Выстрела шофер уже не услышал. Кто-то невидимый сжал грудь гигантским прессом. Ноги подогнулись. Дом начал быстро переворачиваться вниз крышей, заплясали деревья в сквере.

Разинутым ртом Андреевский пытался захватить побольше воздуха, но его не было. Умирая, он схватился за грудь и молча, боком повалился на мостовую.

Когда Грачев выскочил на улицу, впереди уже мелькала спина Красавина, а еще дальше - две убегающие фигуры. Перед аркой, запрокинув голову, лежал мертвый Андреевский. Ветер шевелил белокурую прядь волос, лицо было спокойное, неподвижное.

- Останься возле него! - приказал Петр Прокофьевич Клементьеву, а сам, сжимая в руке увесистый кольт, бросился за Красавиным. Бандит в черном метнулся через дорогу. Второй, в шинели, приостановился, выбросил через левое плечо руку с пистолетом и дважды выстрелил в преследователей. Красавин убавил шаги, начал на ходу целиться. Вот он дал первый ответный выстрел. Грачев перегнал его, вырвался вперед на добрых десять метров и тоже выстрелил, но бандит бежал с прежней скоростью.

И все-таки расстояние между работниками уголовного розыска и налетчиком заметно сокращалось. Почувствовав это, Одессит остановился и три. раза подряд выстрелил в преследовавших. Пуля чиркнула по меховой шапке над правым ухом Грачева. Запахло жженой шерстью.

- Стой! - кричал Красавин, не поспевавший за Грачевым.

Одессит прислонился спиной к стене дома и из-за водосточной трубы продолжал стрелять. На каждый выстрел ему отвечали двумя. Одна пуля попала в левую руку бандита. Он вскрикнул. В его маузере оставалось два патрона. С простреленной левой рукой перезарядить пистолет Одессит не мог. И все же оп не думал сдаваться - выстрелил в Грачева метров с десяти. Промахнулся. Почти одновременно Прозвучали два ответных выстрела.

Об обледенелую панель глухо стукнулся выпавший из руки Одессита тяжелый вороненый маузер. Бандит привалился к стене дома и, вытирая спиной темную отставшую штукатурку, начал медленно оседать. Полы шипели коснулись тротуара, и тяжелое тело скользнуло по обледеневшей наклонной поверхности его. Он не кричал, только успел откинуть в сторону правую руку, будто она ему мешала умереть. Фуражка покатилась по мостовой и застряла в луже. Когда работники уголовного розыска подошли к Заблоцкому, он был мертв.

На помощь Грачеву подоспела оперативная группа, безуспешно просидевшая целый день в засаде на Гороховой улице.

В квартире Римуса находился подозрительный человек.

Его арестовали, начали проверять. Назвался Кольтером.

Заявил, что зашел к Римусу случайно, несколько минут назад. По поводу налета на банк ничего не знает. Там же при обыске обнаружили три мешка с деньгами.

Продавец газет на углу Надеждинской и улицы Жуковркого видел, как после раздавшихся выстрелов сообщник убитого бандита, выскочивший с ним из дома, скрылся на территории больницы. Из управления вызвали проводника с собакой. Высокая, крепко сложенная овчарка уверенно взяла след. Проводник и сотрудник уголовного розыска едва поспевали за ней. Вскоре они очутились в узком тупике больничного двора. Ни души! КруУом тишина и спокойствие. Кучи снега, окна на высоте не менее трех метров от земли, ни одной двери. Сотрудник и проводник недоуменно переглянулись. Неужели ошиблись собака?

- След, Алмаз, след! - приказывает проводник.

Алмаз фыркнул, закрутился на месте. Затем приостановился, навострил уши и с разбега сунул нос в снежную кучу. Быстро заработал лапами, разгребая в снегу отверстие. От предчувствия схватки на загривке у него поднялась шерсть. Он зло зарычал, оскалил зубы и вонзил клыки в какую-то черную тряпку.

- Режут! Кар-раул, спасите! - раздался из-под снега истерический вопль.

Пока проводник оттаскивал рассвирепевшую собаку, работник угрозыска сунул руку в снег и вытащил оттуда за воротник человека. Это был Римус.

- Оружие?!

- Т-там, - указал на свое логово Женька, со страхом поглядывая на разъяренного Алмаза.

Действительно, в снегу обнаружили наган.

На следующий день на Боровой улице был арестован шофер Чохов. Под сиденьем его машины работники милиции обнаружили пятьдесят тысяч рублей Червонцами. Это была далеко не полная доля шофера.

Самым скользким оказался Мишка Швед. Его ловили около двух недель. Взяли на Зверинской улице у скупщика краденого Абдуллы Хамзанова. Квартира, где отсиживался бандит, находилась на втором этаже. Саша Клементьев, изучая подходы к последнему убежищу Шведа, отметил любопытные детали. Окно кухни выходило в глухой двор. Прямо под окном, впритык к стене, - крыша дровяного сарая. Дальше находилась низкая конюшня.

Крыши этих строений были соединены широкой толстой доской.

"Эге, да это настоящий мост", - понял Клементьев, когда увидел, что крыша конюшни выходит в соседний двор.

Докладывая старшему группы обстановку, он поделился с ним своими соображениями.

- Ну вот что, дорогой, - распорядился старший, - раз ты первооткрыватель этого пути, то и наблюдение за ним поручаю тебе. Действуй.

Саша Клементьев поступил серьезно и обдуманно.

Проще было убрать доску. Но тогда преступник, увидев подвох, на ходу мог бы изменить маршрут, и кто знает, чем бы это кончилось. Саша попросил у дворника лесенку, снял доску, подпилил ее снизу и устанбйил на прежнем месте.

Как только в квартиру позвонили, Швед, не задумываясь, выскочил в окно и направился по приготовленному маршруту. Это и решило исход операции. Он легко пробежал несколько метров по крыше и уверенно, ступил на доску... Упал. А встать ему помогал уже Климентьев.

На снисхождение мог рассчитывать лишь шофер Чохов. Его роль в совершении этого преступления была, безусловно, самой маленькой: он не врывался в банк, не размахивал пистолетом, не отстреливался и никого не убивал.

- Я - шофер. Меня попросили, уплатили за труд, и я сделал. Никакой я не бандит и не налетчик - твердил Чохов в первые дни пребывания под арестом.

Но следствие тщательно изучало личности обвиняемых.

На один из запросов из Тульской области сообщили, что Чохов - известный белогвардеец и, по имеющимся данным, погиб в январе 1920 года в городе Николаеве. Товарищи из Тулы просили прислать фотографию Чохова.

В Туле, на родине Чохова, его не опознали, И по показаниям свидетелей Чохов-грабитель не походил на Чохова-белогвардейца.

Вскоре стало известно, что Чохов - это не Чохов, а Куценко Владимир Генрихович. В свое время он был шофером броневика в армии Деникина. На исходе гражданской войны в городе Николаеве застрелил своего товарища по оружию Чохова и с его документами бежал в Петроград. Проворовался. Сидел год в исправдоме, Последнее время работал шофером на заводе. Вынашивал планы добыть денег и бежать за границу. Случай представился, но... планы не осуществились...

Ленинградский губернский суд приговорил обвиняемых Римуса, Куценко, Кольтера и Юматова к высшей мере наказания - расстрелу.


home | my bookshelf | | Последние гастроли |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу