Book: Ленты бескозырки



Носенков Василий Романович

Ленты бескозырки

Василий Романович Носенков

ЛЕНТЫ БЕСКОЗЫРКИ

1

Была весна тревожного 1919 года...

Затих и стал безлюдным старый Адександровский парк. Строгие аллеи его опустели. Сиротливо стоят покосившиеся некрашеные скамейки.

В темных, уединенных уголках не слышно шепота влюбленных, не раздается задорный девичий смех. Только серебряный рожок месяца в небе с независимым безразличием занимает свое законное место и свидетельствует о наступлении полночи.

Но ночная тишина обманчива. Где-то за Невой, на Марсовом поле, закричал человек. Возможно, кто-то звал на помощь, издали разобрать трудно. Вслед за криком сухо щелкнули два револьверных выстрела, и вновь наступила тишина.

Спустя полчаса после выстрелов со стороны серой громадины Нардома послышались шаги. В ночной темнота шел человек. Он то шагал открыто по центральной аллое, будто нарочно разбрызгивая сапогами грязные лужи талой воды, то, словно вспомнив об осторожности, неожиданно сворачивал с дорожки, останавливался за толстима стволами деревьев и подолгу прислушивался.

Парк был безмолвным. Только изредка с веток падал тяжелый мокрый снег да слышно было, как по Камепноостровскому проспекту проходил патрульный автомобиль.

Бывший штабс-капитан царской армии Сергей Аркадьевич Кондауров возвращался после очередного собрания группы, готовившей выступление в поддержку Юденича в Петрограде. Дела последних дней сильно измотали Сергея Аркадьевича, и он не всегда отдавал себе полный отчет в своих поступках. Вот и сегодня. На тайном совещании он чуть было не ударил поручика Филаретова, предложившего его кандидатуру для выполнения опасного диверсионного акта. Почуяв неизбежность скандала, полковник Коротаев со всей деликатностью, присущей старому дворянину, напомнил собравшимся о "великом долге русского офицерства перед многострадальной матушкой-Россией" и о соблюдении строжайшей дисциплины. Авторитет полковника был непререкаем, и Кондауров, подавив внезапно вспыхнувшую неприязнь к своему коллеге, поспешил заверить собравшихся единомышленников, что постарается с честью выполнить возложенную на него задачу.

Выполнить... Легко сказать! Несмотря на офицерские погоны, которые он, между прочим, без особого сожаления спорол в семнадцатом году, солдат из него был никудышный, да и политик неважный. Выходец из богатой дворянской семьи, он рано начал проявлять интерес к коммерции и достиг кое-каких успехов по этой части, но в 1914 году по совету своего престарелого отца оказался в действующей русской армии. Его назначили интендантом. Талант коммерсанта пригодился.

Кондаурова мало беспокоило то обстоятельство, что русские крестьяне и рабочие, переодетые в солдатские шинели, шли в бой за батюшку-царя, поев вонючих щей с гнилым мясом, доставленным на передовую по накладной с витиеватой подписью штабс-капитана интендантской службы. Зато счет в петроградском банке на его имя заметно увеличивался. Да, время было золотое, есть что вспомнить...

Сейчас по вине этих бородатых мужиков-лапотников, на которых он с пеленок привык смотреть как на рабочий скот, все идет прахом: денежные сбережения, земля, дво отличные усадьбы...

Большевики, оказывается, не такие олухи, какими их описывают некоторые господа. Они сумели захватить власть в свои руки. Кондаурова очень беспокоил именно этот вопрос - власть большевиков для него была смерти подобна. Буквально за два года он стал нищим. А что будет дальше? Можно сделать уступки, согласиться на многое, но потерять свою собственность он не согласен.

Хочешь не хочешь, а приходится бороться. Сама жизнь обязывает его взяться за оружие...

И вот теперь, оставшись наедине с собой в темном, безлюдном месте, Сергей Аркадьевич впервые за последний дни подумал о перспективах предстоящего выступления.

В этом деле он уже считал себя не новичком и не доверял интеллигентным крикунам, призывавшим "всех, кому дорога Россия", на борьбу с большевиками. В июле восемнадцатого года штабс-капитан, будучи в Москве, проявил непростительное легкомыслие, поддался на удочку левых эсеров и вступил в отряд мятежников под командованием Попова. Увы! Они не сделали и шага из ворот морозовского особняка в Трехсвятитсльском переулке, как были наголову разбиты. На память об этом у Кондаурова остался осколок снаряда в правом плече.

С тех пор Сергей Аркадьевич перестал верить во всякие партии и с отвращением относился к призывным речам. Он признавал и уважал лишь одну силу - силу верных солдат и оружия.

Полковник в своем докладе, безусловно, преувеличивал численность прибалтийской армии, которой должен был командовать доставленный французами из Гельсингфорса русский генерал Николай Николаевич Юденич. Но все же это были регулярные войска, состоявшие в основном из офицерства. Они, на взгляд штабс-капитана, могли успешно справиться с петроградскими рабочими, не умевшими обращаться с оружием. К тому же десант союзников, о котором так много говорилось и на который возлагались такие большие надежды...

Он прошел метров пятьдесят после последней остановки и так задумался, что не услышал, как справа за кустом скрипнул снег. Мгновением позже тяжелая рука легла сзади на больное плечо штабс-капитана. Влажный холод разлился по всему телу Сергея Аркадьевича. Попался! Ну что ж, он считал себя солдатом и сумеет взглянуть смерти в глаза. Он медленно повернул голову паправо - черная дырочка пистолетного дуда зловеще покачивалась перед его лицом. За ней, на расстоянии полуметра, не более, Кондауров увидел смятый квадрат искусственного серого каракуля солдатской папахи с пятиконечной красной звездой. Из-за деревьев появилась еще одна фигура в черном бушлате и бескозырке, по-видимому матрос. Теперь не оставалось никаких сомнений, что он напоролся на красноармейский патруль.

Когда матрос приблизился к Кондаурову, штабс-капитан нервно дернулся, стараясь освободить из цепких пальцев врага еще не зажившее после ранения плечо.

- Не торопись, папаша, - простуженным голосом прохрипел державший его красноармеец.

- Что вам от меня нужно? - с трудом выдавил из Себя Кондауров.

Ему не ответили. Подошедший матрос молча расстегвул пуговицы на шубе Сергея Аркадьевича, с видом знатока потрогал рукой мягкий енотовый мех:

- Жора, я шубу нашел.

- Так неси ее сюда, - послышался голос из-за кустов.

- Да в ней человек!

- Так ты его вытряхни, - последовал совет.

- Пожалуй, - согласился матрос и с ловкостью профессионального гардеробщика снял с плеч штабс-капитана меховую шубу.

- Как же так, господа... - начал было Кондауров.

Красноармеец небрежно ткнул его в зубы стволом нагана:

- Вот мы тебя и отправим к господам, чтобы им не было скучно на том свете.

- Т-товарищи! Что ж это такое? Ведь я документы имею, - заикаясь, продолжал Кондауров.

- Нам наплевать на твои документы. Советую помолчать, шкура, пригрозил матрос.

В его голосе штабс-капитан уловил нотки тревоги.

А красноармеец тем временем быстро ощупывал голенища хромовых офицерских сапог Сергея Аркадьевича.

- Сымай живо!

Только теперь, наконец, штабс-капитан понял, что попал в безжалостные руки грабителей. Он и раньше слышал разговоры о том, что бандиты всех мастей без зазрения совести грабят по ночам квартиры, одиноких прохожих, по стечению обстоятельств оказавшихся в темное время на улице, но сам встретился с грабителями впервые. Он молча снял сапог с правой ноги. Потом с левой.

- Шуба, вроде, справная, а сапоги у тебя - дрянь, - разочарованно произнес человек в папахе, ощупывая стершиеся до основания кожаные подошвы сапог.

- Какие есть, других не имею, - в тон ему ответил Кондауров, втайне надеясь, что грабители передумают и вернут ему хотя бы сапоги.

"Матрос" тем временем торопился напялить на себя шубу. С трудом просунул он руки в рукава, но дальше дело не шло. Верзила был широк в плечах.

- Бушлат сыми, - посоветовал голос из-за кустов.

Действительно, без бушлата он оказался тоньше, и шуба Кондаурова плотно облегла плечи нового хозяина.

Грабители на этом не успокоились. Человек в папахе, бывший, видимо, главарем шайки, пренебрежительно отбросил сапоги к темневшему в снегу бушлату и потребовал от Кондаурова часы и деньги. Штабс-капитан покорно отстегнул цепочку с золотым брегетом и передал главарю.

Тот молча опустил часы в карман шинели. "Матрос" осмотрел костюм штабс-капитана. Изрядно потертый офицерский френч и старые брюки-галифе не произвели впечатления, и он тихо сказал "красноармейцу":

- Черт с ним, пусть в этом тряпье на тот свет уходит.

Было бы что стоящее, а то ведь обноски офицерские...

"Не хватает еще, чтоб они меня прикончили", - цепенея от ужаса, подумал Кондауров. Теперь его мозг лихорадочно заработал. О вещах он совершенно забыл. До того ли сейчас... Что делать? Сам он, пожалуй, не нашел бы правильного решения. Бандиты невольно помогли ему найти выход.

Человек в папахе взвел курок нагана. Кондауров на видел, а догадался об этом по знакомому щелчку.

Бандит приблизился к нему сзади вплотную и корявой, как куриная лапа, рукой принялся снимать висевший на шее крестик.

- Золотой? - поинтересовался вполголоса.

- Чистого червонного, - соврал Кондауров. - У меня и дома есть золото, - наконец сориентировался он. Заговорила душа коммерсанта: надо им пообещать что-нибудь и выиграть время.

Главарь сунул за пазуху руку с револьвером и приказал:

- Тогда ты пойдешь с нами и покажешь, сколько у тебя золота. Если. наврал или попытаешься увильнуть, ваше благородие, то музыку на похороны не гарантируем. Сейчас все оркестры на фронтах.

"Матрос" подал Кондаурову свой бушлат и ботинки.

Сапоги он успел надеть на себя. Тут из-за кустов вышел третий бандит. Сутулый, в сером пальто с поднятым воротником, в натянутой до глаз меховой шапке, он вьюном завертелся возле своих дружков. Лица его Кондауров так и не рассмотрел...

Однако торжествовать победу было еще рано. Он пока только обманул грабителей, а надо было избавиться от иих. О бегстве нечего и помышлять. Штабс-капитан никогдй не был спринтером, а главарь в серой шинели и не думал снимать указательного пальца со спускового крючка нагана. Так вчетвером они и вышли на Большую Дворянскую улицу.

- Господа-товарищи, - начал Кондауров, - хвастаясь перед вами золотом, я забыл предупредить, что сейф с ценностями охраняется и взять их без шума вряд ли удастся.

- Постой, постой! Ты что мне фокусы выкидываешь? - грозно спросил главарь, хватая Кондаурова за грудь.

- Никаких фокусов. Все очень просто, я уполномочен провести кое-какие работы в Петрограде. Разумеется, я здесь не один, и у нас есть золото, деньги, много денег.

Но мы платим людям, которые в свою очередь оказывают нам услуги. А как же иначе?

- Не морочь нам голову. Какие такие услуги?

- Например, под видом чекистов нужно зайти в указанное нами место и оставить подарочки для большевиков.

- Легко и просто.

- Что-то мне непонятно, ваше благородие.

- Я, по-моему, сказал ясно: денег у нас много, но они даются за дело. В какой-то степени риск есть... А вы ведь тоже рискуете, грабя честных людей? - вдруг спросил Кондауров и сам ответил: - Рискуете. Вот на вас форма, носить которую вы не имеете права. Вы вооружены, но и чекисты не с голыми руками ходят. Не так ли?

Поэтому я вам предлагаю честную игру. Кроме того, вы от нас получите настоящие документы, которые будут подтверждать, что вы являетесь сотрудниками Чека.

Ей-богу, вы на них похожи...

Грабители переглянулись. Как быть? Верить или не верить? Тот, что был в меховой шапке, попридержал за рукав главаря и азартно прошептал:

- Может, он предлагает стоящее дело, Мальчик?

- Сейчас мы обмозгуем, - резонно ответил "красноармеец" и кивком головы показал на распахнутые ворота дома. Он первым повернул в тихий, безлюдный двор.

Остальные послушно последовали за ним.

2

Василий Николаевич Афоничев, заместитель начальника комендатуры третьего подрайона Петроградской стороны, считал, что сегодня ему повезло. После трех суток бессменной работы он получил разрешение пойти домой и отоспаться. Но не так просто сразу уйти с работы. Пока он переписывал рапорты и отчетные справки о происшествиях в районе за истекшие сутки, часы пробили одиннадцать вечера. К этому времени начальник комендатуры пожелал увидеть своего зама в служебном кабинете.

Рудольф Карлович Лепник - бывший латышский стрелок, коммунист - был направлен на работу в народную милицию как человек, исключительно преданный делу революции. Жил он тут же, при комендатуре, в маленькой комнатке без кухни.

Прежде чем отправиться к Лепнику, Василий Николаевич почистил сапоги куском шинельного сукна и освежил лицо холодной водой из-под крана. Он полагал, что между командой "отоспаться" и вызовом к начальнику существует прямая связь - какое-нибудь интересное задание. Однако его предположение не подтвердилось. На лице Рудольфа Карловича не было той знакомой решительности, которая всегда бывает у начальника перед выполнением задания. Ленник сидел пригорюнившись. Непочатая кипа текущих бумаг сиротливо лежала на кромке стола, придавленная тяжелым пресс-папье. Не привыкший бездельничать, Лепник нервно перекатывал по столу толстый карандаш, стараясь хоть чем-то занять свои крепкие, жилистые руки.

- Садись, - коротко пригласил он Афоничева, указывая на стул.

Василий Николаевич сел. После нескольких фраз, касающихся служебных дел, Лепник попросил у него в долг... костюм.

Дело в том, что недавно за отлично проведенную операцию по поимке группы опасных преступников Афопичева премировали новым костюмом. Теперь он щеголял в поскрипывающей желтой кожанке и таких же, правда весьма неудобных в носке, хрустящих брюках-галифе.

Костюм придавал молодому, щупленькому Афоничеву благородную осанистость и солидность. Кроме того, он не требовал ни стирки, ни чистки, ни глаженья. Не каждый мог похвастаться тогда подобным обмундированием.

- Завтра меня вызывают к начальнику управления, - застенчиво объяснил Лепник, - а как я покажусь в таком виде? - И он безнадежно провел ладонями по протершимся на коленях старым солдатским брюкам.

Афоничев безропотно переоделся. Про себя он подумал, что неплохо бы подарить Рудольфу этот костюм насовсем. Но, во-первых, кожанка уже один раз подарена, а во-вторых, как такую щедрость расценят товарищи? Нет сомнения, что многие сочтут это за подхалимаж. Нужно было придумать что-то, но что - Афоничев не знал. Он только сделал вывод, что начальство поступило крайне необдуманно, отдав этот костюм ему, а не Лепнику.

Дома Афоничев наскоро попил чаю с черным хлебом, забрался с головой под ватное одеяло и мгновенно уснул.

Спал крепко, без сновидений. В пять часов утра проснулся от настойчивого стука в дверь. Осторожно выглянул изпод одеяла. За окном начинало светать. На всякий случай он нащупал под подушкой холодную рукоятку пистолета и встряхнул головой, отгоняя остатки сна. Затем молча дотянулся рукой до двери и повернул ключ. В комнату вбежал запыхавшийся милиционер Черкашин.

- Что случилось?

- Вас срочно вызывают на работу, - с трудом переводя дыхание, ответил милиционер.

- Зачем? - допытывался Афоничев, быстро натягивая на себя ветхие брюки Ленника.

Милиционер молчал. Избегая смотреть Афоничеву в лицо, он нервно скользил глазами по углам тесной неубранной комнаты.

- Да ты что, язык проглотил? - прикрикнул Василий Николаевич. - Все равно через десять минут я обо всем узнаю!

- Взрыв на водопроводной станции, товарищ начальник, - выдавил наконец милиционер.

Любое известие готов был услышать Афоничев, но от этого на мгновение опешил. Сказанное милиционером никак не укладывалось в голове. Взорвать водопроводную станцию и оставить население города без воды в такое трудное время! Совершить это гнуснейшее преступление мог только самый злейший, обреченный на неминуемую гибель враг или же сумасшедший. Вместе с тем напрашивался вывод: это сделали не уголовные преступники.

Здесь, по-видимому, поработал кто-то с той стороны...

Афоничев быстро оделся, сунул в карман легкий бельгийский браунинг и выскочил на улицу. Заходить в комендатуру не имело смысла, и. он направился на Петроградскую набережную, к водопроводной станции.

Впереди, на Кронверкском проспекте, маячила мужская фигура. Человек в короткой бекеше торопливо шагал в сторону парка. Василий Николаевич сунул в карман руку, обхватил щербатую рукоятку браунинга и смело пошел навстречу неизвестному. Предосторожность его оказалась напрасной. Приблизившись к человеку, он узнал в нем сотрудника губчека Ванюшу Дмитриева. По его озабоченному лицу Афоничев понял, что Дмитриев уже побывал на месте происшествия.

- Как там дела?

Дмитриев рассказал, что взрыв произошел в подвале машинного отделения, но мины обнаружены и в других местах на территории водопроводной станции. Для обезвреживания их вызвана саперная команда.



Из подробностей, как все это произошло, Дмитриев знал следующее. Часа в два ночи к начальнику станционного караула Бахромову пришли двое - матрос и солдат.

Они предъявили удостоверения сотрудников губчека и были беспрепятственно пропущены на территорию водопроводной станции. Проверяли состояние машин и всей системы, особый интерес проявили к фильтрам. Там они задержались минут на десять. Затем велели собрать в караульное помещение весь ночной наряд охраны для особого инструктажа. Бахромов сделал попытку сослаться на инструкцию, запрещавшую ослаблять охрану объекта в ночное время. Но солдат, бывший старшим по должности, начал кричать на Бахромова и даже вытащил наган, угрожая начальнику караула немедленным арестом. Ничего не предприняв и не проверив по телефону полномочия чекистов, Бахромов подчинился и собрал наряд.

Говорили о простых вещах: обязанностях охранника, важности охраняемого объекта, о необходимости увеличить численность постов в связи с военным временем...

Один из стрелков охраны, не дождавшись окончания инструктажа, вышел во двор и неожиданно увидел в машинном отделении каких-то людей. Охранник растерялся.

Что делать? Заподозрив неладное, он бросился в караульное помещение и на ухо шепнул Бахромову обо всем, что видел. Начальник караула попросил разрешения у "чекистов" прервать инструктаж. "Солдат" и "матрос", замялись, а затем, после недолгих переговоров между собой, принялись выяснять причины такой просьбы начальника караула. Время шло. Когда наконец стрелки охраны выскочили из караульного помещения, они увидели за забором чью-то мелькнувшую тень, и больше ничего. Воспользовавшись суматохой, двое, выдававших себя за чекистов, ускользнули. А через час раздался взрыв.

Выяснилось, что никто из сотрудников Чека ночью водопроводную станцию не посещал. Провокация была налицо. "Матрос" и "солдат", без сомнения, были белогвардейскими разведчиками с поддельными документами на имя сотрудников Петроградской губчека. Цель их тоже была ясна: взорвать водопровод, лишить население воды, создать панику и всю вину за беспорядки свалить на новую власть.

Еще Дмитриев сказал, что не вполне доверяет начальнику караула. Уж очень беспечно он себя вел и ничего не предпринял для задержания белогвардейских агентов.

Чекист попросил Афоничева приглядеть за Бахромовым, если подозрения в какой-то степени подтвердятся, немедленно арестовать его и доставить на Гороховую. Попрощавшись, Дмитриев побежал в управление губчека...

Большая Дворянская была безлюдна. Только кое-где за пыльными окнами квартир белели сонные лица напуганных взрывом жильцов. Из подъезда одного дома несмело вышел мужчина в куцем коричневом пальто. Он воровато огляделся и, увидев приближающегося Афоничева в длинной шинели, юркнул назад, во двор. По его четкому повороту Василий Николаевич определил, что это или офицер-строевик, или фельдфебель старой армии.

Афоничев поспешил за ним, хотел задержать, но опоздал.

В темном колодце двора стояла мертвая тишина. Видимо, мужчина в коричневом пальто успел заскочить в квартиру или спрятаться в подвале. Попробуй найди его в этом лабиринте лестниц и дверей. Афоничев махнул рукой. На улице он столкнулся с милиционером Черкашиным. Тот уже успел зайти в комендатуру и теперь тоже шел на водопроводную станцию.

- Что ты там намерен делать? - спросил Афоничев.

- Мне ведено находиться около вас, - смущаясь, ответип милиционер.

- В телохранителях я не нуждаюсь, а работа тебе найдется. В этом дворе прячется какой-то субъект в коротком коричневом пальто. По выправке и шагу смахивает на офицера. Короче, увидел меня и драпанул. Твоя задача замаскироваться у выхода из дома и задержать его. А выйти он должен обязательно. Понял?

- Понял, товарищ начальник. А куда его потом?

- Веди прямо в комендатуру. Только будь осторожен.

Если задержишь, сразу обыщи, - уже на ходу посоветовал Афоничев.

Вот и глухая Пеньковая улица. Перед решетчатыми железными воротами водопроводной станции стоит незнакомый военный с винтовкой наперевес. Он осторожно взял у Афоничева удостоверение и долго, с подозрением рассматривал.

- Не тяни, - с укором бросил ему Афоничев, - бдительность надо было ночью проявлять.

Но солдат остался глух к замечанию. Он невозмутимо пригласил Афопичева в караульное помещение и там доложил старшему, что доставил гражданина для выяснения личности. Василию Николаевичу оставалось терпеливо ждать конца проверки. Старший наряда задал Афоничеву несколько вопросов, спросил пароль и только после этого приказал пропустить его на территорию станции.

Василий Николаевич сразу направился к машинному отделению, где должны были находиться начальник комендатуры Ленник и солдаты саперной команды. Не усдел он сделать и десятка шагед, как на заднем двора станции метров на пятнадцать вверх взвился султан густо-черного дыма. Раздался взрыв. Зазвенели выбитые взрывной волной стекла. С высоты на землю начали падать осколки металла, куски дерева, клочья тряпок. Прямо перед Афоничевым на булыжную дорожку упал тяжелый предмет. Это был покрытый копотью карабин. А впереди, на месте взрыва, уже слышались стоны и крики раненых. Фонари во дворе погасли, и в беспокойной предутренней мгле происходящее казалось чем-то бессмысленным и нереальным.

- Где начальник караула? - закричал Афоничев подвернувшемуся красноармейцу.

- Был там, - штыком винтовки указал в сторону взрыва перепуганный боец.

Когда Василий Николаевич подбежал к месту катастрофы, то первое, что бросилось ему в глаза, было беспомощно распростертое на земле тело его начальника. Рудольф Карлович лежал недалеко от кирпичной стены, вверх лицом, весь в копоти, истекающий кровью. Голень правой ноги была оторвана. Новенький кожаный костюм из желтого превратился в черный, изорванный в клочья...

Василий Николаевич опустился на колеяи перед Ленником, приподнял ему голову. Раненый дышал, по был без сознания.

Метрах в пяти от умирающего Лепника дымилась свежая воронка - место взрыва мины. Вокруг, примерно в радиусе восьми-десяти метров, лежали раненые и оглушенные взрывом красноармейцы саперной части и бойцы охраны. Оставшиеся в живых бережно поднимали своих товарищей, пытались оказать им первую медицинскую помощь. Но ни у кого из красноармейцев не было перевязочных материалов. Афоничев вспомнил, что по пути на Пеньковую улицу он видел извозчиков на Вульфовои, и послал за ними людей. Вскоре три ломовика медленно въехали во двор водопроводной станции. Раненых Оыло одиннадцать человек. Их отправили в Петропавловскую больницу. Двое из них - Рудольф Карлович Ленник и начальник караула Бахромов - умерли по дороге.

Мины оказались английского производства, новой, неизвестной саперам конструкции. Это и привело к трагическому исходу: когда изъяли из водопроводного фильтра найденную мину и вынесли ее во двор, один из саперов попытался открыть крышку "адской машины". Ему не терпелось удалить взрывной механизм. Вокруг, как на занятиях, стояли другие саперы. Рудольф Карлович, находившийся в помещении станции, увидел в окно эту сцену и выскочил во двор с маузером в руке.

Он приказал немедленно положить мину на землю и разойтись. Красноармеец без особой охоты исполнил приказание и, косясь на мину, как на змею, пошел прочь.

И все-таки это был не выход из положения. Адская машина оказалась у всех на виду и дразнила присутствующих своей неизвестностью. Ее срочно требовалось изолировать убрать со двора. Приблизившись к ней, Лепник отчетливо услышал, как внутри отсчитывает секунды часовой механизм: тик-так, тик-так...

Какое принять решение? Как поступить? Можно оставить мину здесь, во дворе, приказать красноармейцам никого не подпускать к ней и тогда... Что будет тогда? Она все равно взорвется рано или поздно. А что, если...

И тут Рудольф Карлович увидел группу людей, вышедших из-за угла. Они направлялись к нему. Обойти мину было негде. В центре группы шел человек в штатском, среднего роста, в пенсне, с узкой бородкой клинышком. Мирный вид этого штатского, похожего на старого учителя, вызвал интерес у Лепника. Что. это за человек и зачем сюда приехал? Почему его пропустили на территорию станции?.. Бог мой! Да это же Михаил Иванович Калинин! Ну да, он - комиссар городского хозяйства Петрограда. Его выступления не раз приходилось слушать Рудольфу Лепнику. Рядом с Калининым шагает его заместитель Иван Ефимович Котляков...

Так вот в чем заключалось коварство замысла диверсантов!

Враг руководствовался простым и вместе с тем хитрым расчетом. Первый взрыв неизбежно должен вызвать большое скопление людей. После этого обязательно приедут и руководители красного Питера. Тогда-то и должны последовать другие взрывы.

Времени на раздумье не оставалось. Смелый латыш быстро наклоняется. Жалобно скрипнула на широких плечах новая афоничевская кожанка. Мина в руках. Рудольф Карлович резко бежит в сторону, чтобы избежать встречи с людьми. Позади остался узкий проход между стенами.

"Тик-так, тик-так". Как на зло, впереди стоит цепь красноармейцев.

- Разойдись! В стороны!!! - не своим голосом кричит Ленник.

Перед ним образуется узкий проход. Кто-то бежит рядом и советует, чтобы Рудольф Карлович бросил мину в канализационный люк. Нет! На это Лепник не согласен.

Нужно успеть добежать до Невы. Только тогда дело можно будет считать законченным. "Тик-та..." В окружении людей раздается взрыв.

Но остальные мины не нанесли значительного вреда.

Случай с Лепником явился сигналом к решительным действиям. Саперы быстро начали прочесывать все уголки в помещении станции и во дворе. Обнаружив новую мину, они сразу же докладывали о ней Афоничеву. Он по примеру своего начальника, не раздумывая, хватал тяжелые железные ящички и бегом относил их на лед реки. Чтобы вторично не подходить к опасному грузу, Афоничев оставлял мины на значительном расстоянии друг от друга.

В половине седьмого на реке вновь раздался взрыв.

На льду образовалась воронка. Снег вокруг нее почернел, покрылся копотью.

В это время Василий Николаевич выносил со двора шестую мину, заложенную диверсантами под угол здания станции. Нести ее было особенно страшно. Серый мокрый рассвет уже стоял над Невой. Тяжелый туман поднимался кверху, окутывая каменные дома на набережной до самых крыш, и Афоничев почувствовал себя совсем беззащитным и одиноким, шагая по хрупкому ноздреватому весеннему льду. Вернувшись на берег, он устало опустился на поваленный ствол дерева и долго просидел так, не в силах о чем-нибудь думать..

Пришел в себя от шума приближающегося автомобиля.

Поднял голову. За ветровым стеклом рядом с шофером сидел человек в пенсне, с седой бородкой. Афдзичев только сейчас его узнал. Это Калинин...

Спустя минуту к Василию Николаевичу подошел Дмитриев.Он уже побывал на Гороховой и вновь прибежал сюда.

- Как дела, Ваня? - невесело улыбаясь, спросил Афоничев.

- Сам видишь, не веселят. Людей не вернешь, - ответил Дмитриев. Постоял немножко около Афоничева и добавил: - Котляков контужен. Не усмотрели мы... Но ниточка есть. Ваш Черкашин схватил на Дворянской типа.

Офицером оказался. Кое-что говорит и в курсе этого дела. - Он кивнул через плечо и большим пальцем указал па красную кирпичную стенку, ограждающую водопроводную станцию. Затем подал руку Василию Николаевичу, помог ему подняться и сказал: - А ты - герой. Молодец, Вася!

3

Следователь не успел еще ознакомиться с делом и дочитывал предпоследний лист, когда конвойный без стука и разрешения квел в кабинет мужчину лет тридцати. На арестованном были изрядно потрепанный, к тому же весь измятый офицерский френч с протертым воротником, защитного цвета бриджи, на ногах хромовые сапоги. Небритое лицо его с брезгливой улыбкой было землистого цвета, веки покрасневшие, чуть прищуренные. Когда он глянул на следователя, левая часть лица его дернулась - первый признак расстройства нервной системы. Арестант, остановившись метрах в двух от стола, четко приставил каблук правой ноги к левой. После первого короткого взгляда на следователя он уставился в стену, не замечая ничего вокруг, держался прямо, всем своим видом желая подчеркнуть свою принадлежность к кадровому офицерству.

Но на следователя армейская выправка арестованного не произвела впечатления. Он торопливо дочитывал бумаги. Лишь просмотрев последний лист дела, он совсем тихо спросил:

- Ваша фамилия?

Такое обыденное, похожее чем-то на товарищеское отношение заметно смутило арестованного. Видимо, он ожидал встретить здесь здоровенного детину в расстегнутой рубашке с засученными по локоть рукавами и заранее составил план своего поведения. Теперь только левая бровь его нервно дернулась. Рассматривая отглаженную хлопчатобумажную гимнастерку следователя, плотно прижатую к плечу коричневым ремнем портупеи, он коротко ответил:

- А зачем она вам?

- То есть как это - зачем? - повысил голос следователь. - По виду вы военный человек, а ведете себя, как мальчишка.

Арестант скривил рот, пожал плечами.

- Ну, запишите, пожалуйста: Иванов. Если угодно, я стану Петровым или Сидоровым. От этого ничего не изменится... Вам важно расстрелять человека, а кто он - это не так уж интересно. Гороховая после Григория Бфимовича Распутина этим и знаменита стала.

- Гражданин Кондауров, я знаю, что вы когда-то, получили высшее образование, являетесь выходцем из дворянской семьи и не лишены дара красноречия. Но меяя сейчас интересует не частная беседа с вами, а ваше признание, от которого целиком будет зависеть и ваша дальнейшая судьба.

- О-о-о, - вытянул трубочкой губы и поднял брови Кондауров. - Зачем спрашивать то, что знаешь? Поставьте мою фамилию нод приговором и-налево!

- Мы многое знаем о ваших делах, гражданин Кондауров, а налево или направо ва", отправлять, решит Революционный трибунал, - спокойно ответил следователь.

Он пододвинул к себе папку, быстро перекинул несколько листов.

Незаметно шевеля губами, прочитал про себя какой-то протокол. Нахмурился, отчего на лбу резко обозначились складки. Отчужденно взглянул на арестованного и заговорил:

- О гуманности принялись рассуждать, господин штабс-капитан! А оставить город без воды? Водопроводную станцию строил народ, а вы... Эх, вы! Да вас за такие дела...

Человек в гимнастерке спохватился, что говорит лишнее, и замолчал.

Кондауров притих. Наигранность его как рукой сняло.

- Не пойму вас, о чем речь. Чего другого, а воды в городе хватает. Перебоев не было, - спокойно парировал он.

- Да, перебоев не было и не будет, смею вас заверить. Но мы за это платим жизнями. Вполне возможно, что вас и расстреляют, если вы виноваты. Революция от этого не пострадает.

- Кстати, к взрыву я не имею никакого отношения, но при некотором условии могу вам помочь. Это сделал человек, которого я могу найти, заявил вдруг Кондауров.

Следователь правильно понял намек. Штабс-капитан заигрывал, надеясь получить свободу для розыска диверсанта.

- Интересно, - сказал следователь, аккуратно подливая воду в чернильницу, - какое же тогда задание в тот вечер Коротаев дал вам? В чем оно заключалось?

Слова эти явились для Кондаурова полной неожиданностью и застали его врасплох. Он надеялся, что в Чека ничего не знают об их организации. Сергей Аркадьевич съежился, словно на него вылили ушат холодной воды.

На какое-то мгновение он забыл про следователя и про то, что ему надо отвечать. Глаза неподвижно уставились на графин с водой. Он потянулся к нему обеими руками, забыв спросить разрешения. Наливая воду в стакан, почему-то подумал, что если б диверсия оказалась удачной, то вряд ли у следователя стоял бы этот графин.

Жадно глотая холодную воду, он встретился глазами с чекистом. На лице следователя застыло терпеливое ожидание. И тут Сергею Аркадьевичу пришла в голову простейшая мысль: он все свалит на поручика Филаретова и этим отомстит ему. Кроме того, все это будет выглядеть крайне правдоподобно. Ведь они были на собрании вместе, и кто теперь докажет подробности распределения обязанностей и заданий, кто подтвердит, что диверсия была поручена ему, Кондаурову? Вот и пусть они поохотятся за Филаретовым. Тот прохвост наверняка сбежал из Петрограда. Однако торопиться с таким заявлением не стоило.

Требовалось вести игру тонко и побольше узнать. Следователь уже открыл ему кое-какие карты.

- Видите-ли, господин... извините, товарищ следователь, - начал вкрадчиво Кондауров, - мы с вами играем в такую игру, что неизвестно, кому повезет. Иногда бывает, что самый последний рубль оказывается и самым счастливым...

- Не знаю. Прошу отвечать по существу заданных вопросов. Время нам дорого.

И все-таки Сергей Аркадьевич не мог обойтись без рассуждений:

- Существо дела просто до примитивности. Воспользовавшись тем, что все честные люди, кому дорога родина, проливали кровь на фронтах, вы захватили власть и какое-то время пользуетесь ею неумело, правда, но пользуетесь, забывая неумолимые законы истории. Как выражается Пешков - человек, так сказать, вашего круга, признанный пролетарским писателем, - "рожденный ползать летать - не может!". Да, да. История знает много бунтов и бунтарей: Спартак, Разин, Пугачев - все они кончали свое "царствование" на плахе. Отрепьевы появляются и исчезают, подобно призракам, а у власти остается тот, кому она принадлежит по праву.



- Самое лучшее для вас - отвечать на вопросы.

- Извольте, с большой охотой. Итак, что вас интересует?

- Кажется, я уже спрашивал у вас. Назовите ваши биографические данные, - потребовал следователь, разглаживая перед собой лист плотной бумаги.

- Кондауров Сергей Аркадьевич, тысяча восемьсот восемьдесят восьмого года рождения, дворянин, воинское звание - штабс-капитан, уроженец города Харькова, - скороговоркой начал арестованный.

- Подождите, - прервал его следователь, - я не успеваю записывать...

Поединок начался. Они то беседовали мирно и деловито, как старые знакомые, то ставили друг друга в тупик и поочередно обдумывали свои дальнейшие ходы. На основной вопрос - кто пытался взорвать водопроводную станцию - Кондауров после нескольких попыток сослаться на незнание ответил, что диверсия была поручена Филаретову. Для этой цели поручик якобы получил от неизвестных штабс-капитану лиц мины английского производства с часовыми механизмами, а деньгами снабдил его полковник Коротаев. Вполне допустимо, что Филаретов мог нанять кого-то для установки мин на станции, но арестованный об этом никакими сведениями не располагает.

Назвать еще какие-либо фамилии участников группы Коротаева штабс-капитан отказался, ссылаясь на то, что люди там были незнакомые.

Следователь посматривал на Сергея Аркадьевича с каким-то затаенным любопытством и наконец переспросил.

- Так вы точно помните, гражданин Кондауров, что задание взорвать водопроводную станцию было дано поручику Филаретову?

- Да. То есть при мне говорили об этом, но... вполне допустимо, что в мое отсутствие все переиграли и...

- Могли переиграть, значит? - поинтересовался следователь. - А вам задания на взрыв не давали, это верно?

- Вполде могли переиграть. Я этого не знаю, - тихо ответил Кондауров, нутром чувствуя, что следователь готовит какой-то подвох.

- Это мы сейчас выясним, - продолжал равнодушно следователь и открыл ящик стола.

Искоса наблюдая за ним, Сергей Аркадьевич заметил, что чекист слегка кивнул конвойному. Тот удалился. Спустя минут пять дверь кабинета вновь открылась. Когда Кондауров повернул голову к входу, ему не удалось скрыть своего смятения. В кабинет вводили поручика Филаретова.

Его арестовал милиционер Черкашин, оставленный Афоничевым в то утро караулить подозрительного субъекта на Большой Дворянской улице. Филаретов сразу же, без рассуждений, назвал Кондаурова как организатора взрыва и дал его адрес. И вот - очная ставка, неважно, что без понятых. Поручик нахально уселся напротив штабс-капитана и с сожалением посмотрел на своего вчерашнего единомышленника.

- Ну так кто же все-таки пытался взорвать водопроводную станцию, гражданин Кондауров? - нарушил молчание следователь.

- Мне это неизвестно! - нервно огрызнулся штабскапитан. Сейчас он вдвойне презирал Филаретова, хотя сам по отношению к поручику совершил подлость, назвав его фамилию. Следовательно, он, Сергей Аркадьевич, дворянин, как ни верти, оказался предателем.

- А теперь к вам вопрос, гражданин Филаретов: поясните, пожалуйста, кому выдавались мины и деньги для, организации диверсии на водопроводной стаиции? - спросил следователь.

- Я не знаю этого человека! Это не Филаретов, - неожиданно тонким голосом закричал Кондауров и попытался вскочить со стула. Тяжелая рука конвойного леглад да его плечо. И опять, как тогда в саду, Сергей Аркадьевичи почувствовал острую боль в плече и непреодолимый страх, перед упрямо надвигавшейся на него смертью. Он беспомощно опустился на стул и обхватил голову руками.

- Боже мой...

- Кондауров, голубчик, к чему весь этот маскарад, я не понимаю? Ну сделал ты, вернее, пытался сделать, но не вышло. Так теперь хоть веди себя достойно, не разыгрывай кисейную барышню, - сочувственно заговорил Филаретов.

Когда же поручик последовательно повторил данные, им ранее показания и еще раз попросил штабс-капитана не упрямиться, Сергей Аркадьевич с ожесточением плюнул ему в лицо и заявил, что отвечать на вопросы отказывается категорически. Его увели.

На следующий день следователю передали, что Кондауров в камере разыгрывает душевнобольного. То он лаял по-собачьи, то кукарекал, то вдруг воображал себя гетманом Мазепой и приказывал идти своим войскам на Москву. Для проверки пришлось отправить штабс-капитана в психиатрическую больницу. Бежать от конвоя по дороге оставалось единственным шансом на спасение. Он сумел оттолкнуть сидевшего рядом с ним красноармейца и выпрыгнул из кареты. Однако пуля конвойного догнала его. Кондауров умер, разорвав нить, которая могла бы вывести на след нанятых им бандитов.

Вся организация полковника Коротаева вскоре полностью была выловлена чекистами. Показания Филаретова сыграли при этом не последнюю роль.

4

...Прошло полгода. Гражданская война была в разгаре.

Советская республика оказалась в огненном кольце фронтов, где решалась судьба рабоче-крестьянского государства. Поддерживаемый Антантой, Юденич настойчиво рвался к Петрограду. Его войска заняли уже Гатчину.

Каждый день совершалось столько значительных событий, что о взрыве на водопроводной станции забыли. Дело по нему считалось законченным и пылилось в архивах...

Осенью декретом Совнаркома был создан уголовный розыск. Первым начальником Петроградского угрозыска назначили бывшего матроса Балтийского флота Кишкина.

Этот стройный, жилистый, будто из одних мускулов свитый моряк с черной повязкой на глазу (в бою Кишкин был ранен в висок, и один глаз ему пришлось удалить), в бессменной бескозырке с надписью "Грозящий" вскоре Действительно стал грозой для бандитов.

Однако вновь созданный уголовный розыск не мог, конечно, сразу ликвидировать в городе бандитизм. Как и везде в то время, не хватало людей. В уголовном розыске работала в основном молодежь, не имевшая необходимых навыков в борьбе с преступностью. О специалистах с юридическим образованием нечего было и мечтать.

А на смену ликвидированным бандам появлялись новые.

Только по этим причинам, пренебрегая инструкциями и циркулярами, предписывавшими не допускать на службу в уголовный розыск и милицию "чиновников и агентов бывших жандармских управлений и чинов бывшей полиции", Кишкин все же держал у себя нескольких специалистов из старой сыскной полиции. Это были люди, фанатично влюбленные в свою опасную профессию.

Однажды в кабинет Кишкина вошел средних лет мужчина в суконной куртке и желтых английских крагах.

Глубокие залысины на висках, из-под белесых бровей смотрели серые внимательные глаза. Волнение выдавали чистые руки с редкими точечками веснушек - они нетерпеливо перебирали снятый с головы картуз. Приблизив^ шись, посетитель открыто посмотрел на матроса. Кишкин, отодвинув от себя ворох служебных бумаг, тоже посмотрел на него, затем коротко спросил:

- Чем могу быть полезен?

- Моя фамилия Лейчиков. Пришел к вам по поводу работы, - прямо начал мужчина в крагах.

- Постойте, постойте, - прервал его Кишкин, слегка* морща лоб, - если я не ошибаюсь, такая фамилия часто встречается в старых делах сыскной полиции. Вы там работали?

- Так точно. Находился в подчинении статского советника Филиппова. При Временном правительстве тоже работал, - с готовностью ответил Лейчиков.

- Ну и чего же хотите от нас? - отчужденным голосом заговорил матрос.

- Работы. Я беспартийный и никогда не вмешивался в политику, но работа в уголовном розыске, поверьте, - это мое призвание. Конечно, я могу устроиться и в другом месте, но заранее чувствую, что нигде-не буду так удовлетворен, как у вас. Поэтому счел своим долгом прийти сюда в первую очередь. - Голос его звучал искренде и просительно. - Можете поднять из архива мое личное дело. Просто я не нахожу себе места, когда смотрю на обнаглевший преступный мир.

Через три дня Лейчиков уже работал старшим инспектором уголовного розыска в здании на Михайловской площади. Это была поистине находка. Кроме добросовестного исполнения служебных обязанностей, Федор Григорьевич обладал еще одним драгоценным для розыска качеством.

Он прекрасно знал преступный мир старого Петербурга, мог, не задумываясь, назвать десятки содержателей притонов, прийти в воровскую "хазу", опознать главаря банды, скупщиков краденого, пособников и укрывателей...

С особой любовью он передавал свое мастерство молодым сотрудникам угрозыска. Дежурить или работать с Лейчиковым по одному делу считалось для новичков большой удачей.

...Ветреной октябрьской ночью Федор Григорьевич возвращался с засады. Рядом с ним шагал только что принятый на работу в угрозыск семнадцатилетний Володя Семьянинов. Засада не удалась. Сутки они просидели на сквозняке в гнилом полуразвалившемся сарае, ожидая "гостей", но те так и не явились. На ходу Лейчиков вполголоса рассказывал Володе интересный эпизод из похождений матерого "медвежатника" Гриши Жука. Семьянинов с упоением слушал, боясь пропустить хоть слово. На самом интересном месте инспектор вдруг замолк, внимательно всматриваясь вперед. Володя ткнулся от неожиданности в его спину и тоже остановился.

Впереди виднелись неясные очертания каких-то людей.

Их было трое. Шли они гуськом друг за другом. У последнего за плечами был объемистый тюк. Трудно сказать, то ли неизвестные заметили остановившихся Лейчикова и Семьянинова, то ли у них был избран такой маршрут, но они вдруг круто изменили направление, быстро пересекли безлюдную улицу и исчезли в подъезде одного из домов.

Осторожность, с которой двигались люди в ночное время, и тяжелый груз за плечами одного из них вызывали подозрение. Федор Григорьевич кивком головы подал Володе знак идти следом и осторожно направился через безлюдную улицу на противоположную сторону.

Когда до подъезда, JB который только что вошли неизвестные люди, оставалось два дома, он остановился.

- Стой здесь и наблюдай за подворотней, - шепнул он Семьянинову. - Если они не зашли в квартиру, то из этого двора только два выхода: арка и подъезд.

Он велел Володе вынуть наган, а сам исчез в непроглядной темени двора. Сначала все было тихо. Казалось, ничего живого вокруг не существует. Но, напрягая слух, Семьянинов вскоре услышал приглушенные голоса, приближающееся шарканье ног. Люди явно шля к воротам.

И тогда властный окрик Лейчикова нарушил тишину.

- Стой! Кто такие? Предъявите документы!

- А-а-а! Господин Лейчиков, старый знакомый! - послышался в ответ злорадный голос. - Весьма рад вас видеть живым и в здравии. Оказывается, новая власть вас не вздернула на фонарь? Вы что же, решили теперь отработать им за свою дражайшую шкуру или подрабатываете таким хитроумным способом? И то и другое весьма похвально...

- Руки вверх, мерзавец! - яростно закричал Лейчиков, и голос его потонул в грохоте выстрела.

Неопытный в таких делах Володя решил, что стрелял Федор Григорьевич для острастки неизвестных, а те, вероятно, пустились наутек и непременно выскочат на улицу из того подъезда, в который входили. Чтобы удобнее было их задержать, он живо выбрался из своего укрытия и побежал вперед. Но из подъезда никто не выходил. Потратив минуту на бесполезное ожидание, Семьянинов через парадную вошел во двор. Из-за покосившегося дровяного сарая доносились неясные звуки.

Задевая плечом неоструганные доски сарая, Володя осторожно продвигался вперед, пока не кончилась стенка.

Тогда он решил выглянуть из-за угла.

Федор Григорьевич лежал на земле, вверх лицом, а невысокий юркий человек в серой шинели и солдатской шапке обшаривал карманы старшего инспектора. Двое стояли в стороне, поглядывая на вход под аркой. В руках сутулого верзилы в серой потрепанной куртке Володя заметил пистолет. Другой, в матросской бескозырке, неожиданно нагнулся и принялся прилаживать лямку к объемистому мешку. Было ясно, что бандиты готовятся покинуть двор.

Семьянинов несколько секунд ничего не соображающими глазами смотрел на этих людей. Затем, не помня себя от охватившей ярости, поднял плясавший в руках наган и, не целясь, дважды выстрелил в человека, обыскивающего Лейчикова. Как всегда бывает в таких случаях, он промахнулся. Человек в шинели подскочил от неожиданности и шмыгнул за противоположную стенку сарая. Моментально оттуда раздалось несколько ответных выстрелов. Пули завизжали рядом. Володя стрелял, пока не опустел барабан нагана. Затем, когда курок дважды щелкнул вхолостую, он бросился бежать...

Прибывшая оперативная группа обнаружила труп Лейчикова на том же месте, где его видел Семьянинов.

Бандит неплохо владел оружием. Его пуля вошла в переносицу инспектора и вышла в затылок.

Пистолета и удостоверения при старшем инспекторе не оказалось. Поиски по горячим следам были безрезультатны. Бандитам удалось скрыться.

5

С самого начала расследования было ясно одно: убийство Лейчикова совершили люди, знавшие его еще как сотрудника старой сыскной полиции.

После Февральской революции Временное правительство выпустило на волю многих матерых уголовников.

Как и следовало ожидать, они жестоко мстили своим старым врагам бывшим полицейским служащим.

Во вновь созданном Петроградском уголовном розыске было два отдела: общий и секретный. Общий был сформирован из сотрудников молодых, энергичных, но еще не успевших приобрести необходимого минимума навыков и опыта в розыскной работе.

В секретном же отделе работали в большинстве своем "зубры", с первых дней Октябрьской революции ставшие в ряды стражей нового, социалистического порядка. Покойный Федор Григорьевич работал тоже в секретном отделе. Поэтому, как только стало известно о неудовлетворительном ходе расследования по делу об убийстве Лейчикова, к начальнику угрозыска Кишкину пришел Афовичев, работавший к тому времени инспектором секретного отдела, и попросил передать дело в его руки. Кишкин согласился.

Василий Николаевич Афоничев после тщательного изучения имевшихся материалов сделал предположительный вывод, что между взрывом на водопроводной станции и убийством Лейчикова могла существовать какая-то Связь. Приметы преступников во многом совпадали, хотя в последний раз трое, а в первом - в лицо видели двоих.

Образы "солдата" и "матроса" не давали покоя молодому оперативному работнику.

Он сам составил, подписал у начальства и передал дежурным всех органов милиции города циркулярное распоряжение примерно такого содержания: "Если среди подозреваемых или задержанных по любому поводу людей окажутся лица, одетые хоть в один предмет военного обмундирования, - необходимо немедленно сообщить об этом в управление уголовного розыска товарищу Афоничеву по указанному ниже телефону".

Теперь и днем и ночью к особняку на Михайловской площади и даже к дому на Белозерской улице, где жил Василий Николаевич, по нескольку раз подъезжал грузовик уголовного розыска и увозил Афоничева на место очередного происшествия. Инспектор не роптал на свою судьбу и беспрекословно ехал на осмотры.

Настойчивость Афоничева была не напрасной.

Случилось это днем во время его дежурства. Полученная телефонограмма была краткой и предельно ясной:

"В Озерном переулке, дом девять, квартира четырнадцать, неизвестными преступниками из огнестрельного оружия убиты две женщины и тяжело ранен часовых дел мастер Содиков Михаил Израилевич. Пострадавший со сквозными ранениями кисти Правой руки и левой половины груди в тяжелом состоянии направлен в больницу.

В убийстве подозреваются трое неизвестных, которые примерно за полчаса до нападения на семью Содикова находились во дворе указанного выше дома.

Их приметы:

1. 20-25 лет, высокий, фигура плотная, лицо смуглое. Одет в форму матроса, на бескозырке надпись "Достойный".

2. Старше первого, рост средний, лицо худощавое, нос тонкий, брови густые, светлые. Одет в красноармейскую форму, шапка со звездочкой. Вооружен револьвером системы наган.

3. Особых примет не установлено. Одет в серый костюм, в руках трость с набалдашником".

На передачу дежурства помощнику ушли считанные секунды. Афоничев вскочил в единственный стоявший у подъезда автомобиль и немедленно выехал на место происшествия. В квартире часовщика работники районного угрозыска уже производили осмотр. На полу около дивана лежали трупы двух женщин. Это были жена и племянница Содикова. Самого хозяина, со слов понятых, нашли на лестничной площадке. Вероятнее всего, часовщик после ухода бандитов пытался позвать на помощь, но у него не хватило сил. В бессознательном состоянии его обнаружили возвращавшиеся домой соседи.

Вещи были беспорядочно разбросаны по квартире. Белье и одежда валялись на полу, на стульях, на столе. Шкаф раскрыт, ящики комода выдвинуты, посуда из буфета выброшена и перебита. Горшки с цветами свалены в угол и тоже разбиты. Под ногами хрустят осколки стекол, непривычно чернеет земля, высыпавшаяся из цветочных горшков, лужи запекшейся крови, распростертые трупы...

Василию Николаевичу сообщили скудные сведения, добытые за час, прошедший с момента совершения преступления. Содиков, помимо основной профессии часовщика, занимался ремонтом щипковых музыкальных инструментов. Среди жильцов слыл он скопидомом и богачом.

Однако большинство людей, знавших его лично, утверждали совершенно обратное: жил Содиков скромно и вряд ли сумел скопить большие сбережения. И все-таки работники уголовного розыска не находили других причин бандитского налета на квартиру, кроме разбоя с целью завладения ценностями. Об этом же свидетельствовали вскрытые шкаф, комод, разбросанные в беспорядке вещи и одежда. Убийцы искали деньги.

Единственными свидетелями, сообщившими приметы подозреваемых, были два одиннадцатилетних мальчика.

Они играли на улице около своего дома и увидели проходивших по тротуару матроса и красноармейца. Третьего, в гражданском, они не рассматривали. Он был им безразличен. Кто в одиннадцать лет не мечтает стать матросом или командиром? И Саша с Кузей плотно увязались следом за своими кумирами.

Военные рассматривали номера домов, таблички с номерами квартир у подъездов, но долго не задерживались, шли вперед. Дети уже потеряли всякую надежду вступить в контакт с ними, как вдруг матрос остановился напротив дома девять и принялся тщательно изучать поблекшую от непогоды жестяную вывеску: "Качественный ремонт часов. Починка гитар и других щипковых инструментов. К. 14. Мастер Содиков М. И.".

В, это время Саша и прочитал у матроса на бескозырке слово "Достойный". Кузя тем временем тщетно пытался овладеть вниманием красноармейца. Физиономия военного была хмурая, не очень симпатичная. В ожидании приятеля, который все еще продолжал любоваться вывеской, он вытащил из заднего кармана брюк револьвер, повернул барабан, потрогал большим пальцем курок, проверяя пружину, после чего спрятал оружие в боковой карман.

Кузя повернулся к Саше и хотел было поделиться с товарищем тем, что он увидел, но в это время человек в сером костюме повернулся к мальчикам и угрожающе зашипел: "А вы, шпингалеты, что глазеете? Брысь отсгдова!"

Ребята во всю прыть пустились наутек. Когда они, замирая от страха, обернулись, на тротуаре у дома уже никого не было.

Работники уголовного розыска предполагали, что именно эти люди и совершили бандитский налет на квартиру. Однако факт присутствия их у дома незадолго до совершения преступления еще не говорил о том, что эти люди и есть убийцы. Нужны были более веские доказательства, а главное - надо было найти этих людей.

Когда осмотр места происшествия подходил к концу, Афовичев отдал распоряжение послать в больницу сотрудника для дежурства около раненого часовщика. Мальчиков-свидетелей он с ведома родителей увез на Михайловскую площадь, в Управление угрозыска.

Вечером позвонили из больницы. К Содикову на несколько минут вернулось сознание. И часовщик подтвердил выдвинутую работниками милиции версию.

Днем в его квартиру позвонили. Молодой мужской голос сказал, что ему срочно необходимо отремонтировать гитару. Содиков открыл дверь. Вошли трое: один в гражданском и двое в военной форме (один из них в матросской). Часовщик сразу же заподозрил неладное, так как никакой гитары у клиентов не было.

Матрос в бескозырке остановился у двери как вкопанный, а двое других втолкнули Содикова в комнату, где находились его жена и племянница.

Человек в красноармейской форме вынул из кармана наган и, приставив дуло к груди старика, потребовал деньги. Восемнадцать тысяч рублей лежали в буфете, о чем перепуганный насмерть мастер поспешил сообщить грабителям. Бандит в сером костюме немедленно распахнул буфет и сунул в карман объемистую пачку. Затем начал выбрасывать посуду, тщательно обследуя все полки и ящики буфета. Подвижные руки его быстро вытаскивали предметы. Серебряные ложки и подстаканники векоре перекочевали в мешок грабителей. Два золотых кольца и массивные, полученные мастером для ремонта часы оказались там же.

От буфета грабитель перешел к комоду. Стучали отодвигаемые ящики, выбрасывалось на пол белье...

А потом началось самое страшное. Бандит в солдатском обмундировании стал поочередно избивать рукояткой револьвера всех членов семьи, требуя выдачи денег и золота. Ярость бандита дошла до предела. В бессильной злобе он прострелил кисти правых рук всем троим, а затем убил женщин.

Следующий выстрел был предназначен хозяину. Одетый в широкую меховую безрукавку, Содиков выглядел весьма солидно, хотя на самом деле был худощавым.

Пуля прошла несколькими сантиметрами левее сердца.

Содиков упал и потерял сознание.

О дальнейшей судьбе своих близких он ничего не знал.

6

На работу по срочному вызову прибывали сотрудники уголовного розыска и свободные от нарядов милиционеры.

Дополнительно Кшпкин договорился с командиром дисч лоцирующейся по соседству воинской части и получил в свое распоряжение пятьдесят вооруженных красноармейцев. К вечеру, соблюдая полнейшую осторожность, эти люди незаметно перекрывали подходы ко всем известным в городе притонам. В их задачу входило задерживать по* дозрительных лиц, среди задержанных отбирать людей, по приметам похожих на грабителей, и направлять на Михайловскую площадь.

Первым в уголовный розыск доставили подвыпившего красноармейца. Долговязый солдат в измятом обмундировании не походил на грабителя, ребята его также не опознали. А вскоре алиби задержанного было установлено полностью - в день совершения бандитского налета на квартиру часовщика красноармеец дежурил в расположении части и отлучиться не мог. Из части, где ол служил, приехал наряд и забрал гуляку.

Доставляли в угрозыск и других солдат и матросов, задержанных на подходах к подозрительным домам. Некоторые из них случайно оказались в ночное время на улице, другие, хотя и шли по известным работникам угрозыска адресам, совершенно не были похожи на разыскиваемых бандитов, и их непричастность к преступлению вскоре устанавливалась.

Из задержанных за весь вечер только один человек в матросской форме, по мнению Афоничева, действительно представлял интерес. И хотя мальчики не опознали его, Василий Николаевич распорядился поместить задержанного в камеру. Единственный аргумент, которым руководствовался инспектор, заключался в том, что красноармейцы, конвоировавшие задержанного на Лиговке матроса, по дороге к управлению были кем-то обстреляны. Неизвестный из подворотни дома произвел несколько револьверных выстрелов. Красноармейцы ответили огнем из винтовок, и злоумышленник поспешно скрылся в одном из проходных дворов дома.

Предположение, вытекавшее из этого инцидента, было весьма просто: кто-то пытался освободить задержанного.

А раз так, значит кому-то невыгодно, чтобы матрос оказался в руках представителей власти. Вот почему необходимо было тщательно проверить эту личность.

Человек в матросской форме назвался Резниченко. Обнаруженные при личном обыске справки о ранении подтверждали это. Он числился в отпуске по ранению и нигде не работал. Первый допрос раненого матроса был прощупывающим, поверхностным и почти не дал никаких результатов. Резниченко отрицал какую бы то ни было связь с преступным миром.

- Почему не служите? - задал вопрос Афоничев.

- Было время - служил. А сейчас - вот, - матрос расстегивает брюки-клеш и тычет пальцем в слой бинтов на бедре, - еще от ранения не оправился. Это и из документов видно...

- Где получили ранение?

- Известно где, в бою.

- Не морочьте голову! В раком бою? На чьей стороне воевали? - повышает голос Афоничев..

Матрос спокойно отвечает и на этот вопрос. Он начинает рассказывать длинную историю о службе на "Петропавловске", о своих бесспорных заслугах перед родиной и, наконец, удрученно понурив голову, жалуется на свою судьбу:

- А теперь вот, когда за общее дело потеряно здоровье, мне никто не поможет. Работу посильную не найти... Опять же - образование малое... Конечао, задерживать и допрашивать многие могут...

- Где вас задерживали до этого?

- Как где? На улице обычно. Дальше этого, слава богу, не доходило. Как-то у Нардома меня проверяли, другой раз - на Невском. Да что с меня возьмешь - гол как сокол...

В голове Василия Николаевича роятся сомнения. Трудна все-таки служба угрозыска. Попробуй раскуси, кто перед тобой. "Может, действительно матрос невиновен, и я зря нервирую больного человека? Но тогда кому понадобилось обстреливать наряд и с какой целью? Спросить у него сейчас об этом? Нет, подожди, Вася, не торопись.

Оставь на свой риск матроса до утра. Ведь даже то, что сказал этот молодец, не перепроверено". И Афоничев твердо решает не выпускать матроса до утра. Вдруг окрепнет часовщик, тогда возможно будет провести опознание, а может быть...

Уже поздно. Василия Николаевича клонит ко сну.

Присел на минуту за стол, и веки сами собой смыкаются.

А тревожная дума не покидает его. На мгновение он даже представляет матроса с пистолетом в руке перед беззащитными людьми. Может ли совершить преступление сидящий перед ним человек? Трудно сказать. Пожалуй, надо пока отправить Резниченко в камеру и связаться по телефону с больницей. Пусть сотрудник попытается узнать у Содикова: хорошо ли он запомнил матроса? Что было написано на ленте бескозырки? Сможет ли он опознать кого-нибудь из грабителей, в особенности матроса?

Дверь кабинета неожиданно раскрывается. На пороге - угловатая фигура Саши Крамера, инспектора общего отдела уголовного розыска.

- А-а-а! Старый знакомый, не забываешь нас. Или натворил чего? запросто обращается он к матросу.

- Откуда вы его знаете? - вмешивается Афоничев.

- Да как-то во время облавы у Нардома он мне попадался. Раненный в бедро?

- Так точно! - подскакивает с места матрос.

- Ну, конечно, он. Фамилия его, дай бог памяти, Резченко, - вспоминает Крамер.

- Резниченко, товарищ начальник, - поправляет сияющий матрос.

Но Крамер не расположен втягиваться в бесплодный, по его мнению, разговор. Он кладет на стол перед Афоничевым сводку и исчезает за дверью так же неожиданно, как и появился.

- Я вас отпускаю, - чертя замысловатые вензеля на бумаге, заявляет Василий Николаевич и, уловив вздох облегчения, вырвавшийся ив груди матроса, добавляет: - Но уже давно наступил комендантский час, и вам по улице не пройти. Останетесь у нас до утра.

Резниченко заметно меняется в лице, подозрительно, в недоверием смотрит на дежурного:

- Зачем же до утра?

- Так нужно! - обрывает Афоничев и вызывает конвойного.

До двери задержанный идет спокойно, не проявляя признаков волнения. И только переступив порог, резко оборачивается и беспокойным взглядом сверлит Афоничева. В глазах тревога и немой вопрос: "А вы не передумали? Может быть, отпустите, что вам стоит?" Василий Николаевич молчит. Дверь закрывается. Тогда он медленно снимает трубку и звонит в больницу, просит к телефону сотрудника угрозыска, дежурящего у постели пострадавшего.

- Как больной? - спрашивает без всяких вступлений. - Уснул, говоришь? Скажи-ка, что он тебе о матросе рассказывал? Ну, какой он из себя, что написано на околыше бескозырки, может ди опознать его? Что?.. Не говорил? Так о чем же тогда ты с ним беседу вел, - о соленых огурцах, что ли.. Ладно, имей в виду, как только больной придет в себЯу сразу выясли эти вопросы и позвони мне.

В соседнем кабинете, вплотную прижавшись друг к другу, на кожаном диване спят мальчики. Василий Николаевич все еще не решается отпустить их домой, - вдруг доставят задержанных, кто их опознает? Ребята единственные, кроме потерпевшего, свидетели, поэтому приходится оставлять их до утра. С родителями Афоничев договорился еще с вечера. Раз надо, говорят, пожалуйста, мы понимаем ваше положение. Сознательные граждане попались. Не каждый согласится оставить в милиции детей, да еще с ночевкой.

Проходит еще час. В городе тихо. На столе дежурного изредка дребезжит звонок телефона, но задержанных больше не приводят. Голова дежурного опять клонится вниз. Чтобы прогнать сон, он поднимается из-за стола и ходит взад-вперед по просторной комнате. За день здесь изрядно натоптали. Пол грязный до черноты, под ногами валяются окурки, горелые спички, клочья бумаги. Нетерпимый к беспорядкам, Василий Николаевич хмурится, что-то обдумывает.

- Селиванов! - кричит он камерному. - Неси шваб* ру и быстренько подмети пол, слышишь?

А Селиванов все слышит, но не отзывается. Пригрелся на мягком стуле, да и нет особой охоты браться за неприятное занятие. Наконец, после повторного напоминания, он, позевывая, неторопливо приходит в дежурную комнату. С мокрой швабры падают капли воды. Побрызгав из ведра, он приступает к уборке. Неторопливо, молча подметает. Афоничев не то чтобы чувствовал себя виноватым, но пожалел пожилого милиционера.

- Ну как там матрос, дрыхнет небось? - первым нарушает он молчание.

- Не спит, товарищ инспектор. Даже не прилег. Все время сидит на нарах, думает о чем-то.

- О чем он, по-твоему, должен думать?

- Откуда мне знать? Беспокоится о чем-то... К нам ведь за будь здоров не попадаются, - рассудительно отвечает Селиванов.

- Беспокоится? - повторяет дежурный.

- Известное дело. Попал голубь в силок...

Василий Николаевич присел за стол, задумался.

Когда Селиванов покончил с уборкой, Афоничев решительно встал и совсем неожиданно для камерного снова велел привести задержанного в дежурку.

Матрос нехотя переступил порог и злыми глазами уставился на инспектора. Не даете, мол, и ночью покоя.

- Что невесел? - осведомился, выступая навстречу, Афоничев.

- Ничего. Что ты меня, больного... - начал было матрос, но не успел договорить.

- Молчать! Здесь уголовный розыск, а не притон, и "тыкать" я не позволю! А вот шапочку нужно снимать обязательно, когда на допрос приходите...

Задержанный чуть заметно побледнел. Левая бровь приспустилась на глаз. Он медленно стащил с головы бескозырку и коротким движением руки бросил ее в самый угол на вытертую до блеска широкую скамейку. Сам же сел на стул, плотно сжимая губы. Ни на один вопрос инспектора он не ответил. Сидел, устремив тупой взгляд на массивную чернильницу.

Вскоре из приокрытой двери дежурной комнаты до камерного донесся голос инспектора:

- Уведите!

Селиванов молча увел матроса. При этом никто не заметил, что черная бескозырка осталась лежать на скамейке. Только часа в три ночи Афоничев наткнулся на нее.

Прошел в угол, взял в руки. Взгляд скользнул по золотым буквам на ленточке: "Петропавловск". Как относится к этому кораблю задержанный? А может, он и в глаза не видел его? А что, если пойти по этой дорожке: пусть расскажет все, что знает о корабле и его людях, а потом навести справки в Адмиралтействе. Если он не служил на корабле, то наверняка запутается или вообще напорет чушь несусветную...

Он повертел бескозырку в руках и собирался бросить ее на скамейку, но одна деталь была подозрительной и поразила инспектора. Сукно на головном уборе матроса было старое, изрядно вытершееся, тогда как ленточка поблескивала свежей позолотой. Открытие интересное. Не отдавая себе полного отчета в действиях, Афоничев скорее машинально, чем сознательно, сжал околыш бескозырки и приподнял ленту. Под ней оказалась другая, и тоже с надписью: "Гавриил". Дрожащими руками Василий Николаевич отдернул "Гавриила" и прочел: "Достойный".

Какое-то время Афоничев остолбенело взирал на эту вновь открывшуюся, такую нужную ему надпись, не смея поверить в успех. Затем он быстро переменил ленточки, оставив сверху ту, на которой значилось "Достойный", и помчался в соседний кабинет к ребятам. С трудом он растолкал безмятежно спавших мальчиков. Прежде чем проводить опознание, Афоничев угостил их крепким чаем.

Не выдавая секрета, сообщил ребятам, что им нужно будет взглянуть на одного задержанного матроса. При этом Василий Николаевич не сказал, что ребята еще вечером видели его.

Резниченко и не думал спать. На этот раз Афоничев сам зашел к нему в камеру. Задержанный сидел на низких нарах, опустив голову.

Однако теперь уже сомнения Василия Николаевича остались позади. Он знал, что перед ним не такой уж безобидный субъект, каким представлялся до сих пор.

- Пошли. Напутал ты там много во время допроса.

Не все сходится. Необходимо выяснить, - спокойно начал Афоничев, показывая кивком головы на дверь.

Матрос равнодушно подчинился. На этот раз он был сговорчивее и охотно устраняя "неточности" данных ранее показаний. Слушая его, нельзя было и заподозрить, что всего час назад этот человек был нем как рыба. Беседа не заняла много времени. По команде инспектора задержанный медленно встал со стула, с напускным безразличием окинул взглядом добрую дюжину протоколов, разложенных на столе, и повернулся лицом к двери. Когда он сделал первый шаг, Василий Николаевич неожиданно надел на его голову бескозырку:

- Шапочку забыли давеча.

Ответа не последовало. Резниченко потуже нахлобучил бескозырку и в сопровождении самого инспектора вышел в коридор. Ребята, посаженные там на скамейку в углу, увидев матроса, разинули рты от неожиданности.

- Он, - заявили мальчишки в один голос, когда их пригласили в дежурную комнату. Как и предполагал Афоничев, дети хорошо помнили надпись на бескозырке и по ней начинали "опознание". А теперь вспомнили и лицо матроса.

7

Во второй половине ночи в особняке на Михайловской площади закипела работа. Большую часть сотрудников сняли с засад. Других вызвали из дому. Пока люди в предчувствии настоящего дела оживленно переговаривались, начальник угрозыска вместе с Афоничевым вновь допрашивал Резниченко. Матрос, еще будучи в камере, по отдельным фразам, доносившимся из коридора, почувствовал приближение опасности. Интуиция подсказывала ему, что сотрудники угрозыска сумели добыть какую-то новую улику против него. Он внутренне готовился к борьбе, но определенно не знал, с какой стороны на этот раз к нему подступятся. Так оно и вышло. Удар оказался неожиданным.

Задержанный слегка вздрогнул и побледнел, когда Кишкин ткнул пальцем в обновленную надпись на околыше бескозырки. К такому неожиданному повороту дела он был совершенно не подготовлен и на мгновение растерялся.

- Я... да нет... как же...

- А вот все так же, - в тон ему ответил Афоничев. - Говори все начистоту, а если собьешься, мы тебе подскажем. Думаешь, зря всю ночь у нас столько людей работало?

- У вас нет доказательств против меня. Никаких абсолютно. А другую, нужную вам ленту на бескозырку вы сами нацепили. Для этого и шапку оставили в комнате после второго допроса! Вот так.

- А вам известно, что часовщика с Озерного переулка удалось спасти? Он жив, - неожиданно заговорил молчавший Кишкин.

- Как жив? - не вытерпел лобового вопроса Резниченко. Но тут же понял, что проговорился, и замолчал.

Потом провел по потному лбу рукавом и, стараясь казаться равнодушным, спросил: - Да о ком вы говорите? Я ничего не понимаю. При чем здесь Озерный переулок и какой-то часовщик? Я нигде не был, тем более никого не убивал...

- А разве мы говорили об убийстве?

Опять наступило молчание. Работники угрозыска понимали, что сейчас самый благоприятный момент для разговора.

- Мы вас и не обвиняем. Это сделали ваши дружки.

- Дружков не имею. Не успел обзавестись...

Резниченко явно нервничал. Он все чаще останавливался на полуслове и, быстро вытирая платком вспотевший лоб, просил дать время подумать.

- Не думать, а придумывать, - поправлял Кишкин. - Не советую. На флоте это не принято. Между прочим, можно и штатскому одеться моряком.

Этот намек особенно болезненно переживает матрос.

А когда ему заявили, что поедут на квартиру, где он снимает угол, и проведут обыск, задержанный совсем сник.

Он молча сидел, пригнув голову, безвольно положив на колени крепкие руки. В комнате на какое-то мгновение наступила тишина.

Кишкин в ожидании ответа катал по столу толстый карандаш, но не торопил матроса: сочинять новую версию ему уже поздно, в старой же подозреваемый окончательно запутался, - слишком неожиданны и весомы были улики против него.

Прежде чем заговорить начистоту, Резниченко с жадностью выпил два стакана воды, вытер ладонью губы и медленно начал:

- Когда я дезертировал с корабля, то ни о чем таком особом не думал. Решил податься в деревню, уйти в лес, смастерить землянку и ожидать установления мира. Но в наше время даже пустяковый план далеко но всегда легко выполним. Очутившись на берегу, я прежде всего столкнулся с голодом. Моя знакомая, у которой я отсиживался первое время, через три дня откровенно заявила, что в дальнейшем не может меня кормить. Я должен был или убраться на все четыре стороны, или же приносить в дом продукты хотя бы для себя, а лучше и для нее.

Переодевшись в штатское, я пошел на вокзал в надежде заработать на разгрузке вагонов. Там-то я и встретился впервые с Митькой-Джоном. Так его звали все. Фамилию и до сих пор не знаю. Дня два он присматривался ко мне, а на третий пригласил составить ему компанию по случаю "заработка". В моем положении деваться было некуда, и я принял приглашение. На квартире, куда привел меня Джон, оказался еще один человек - Федька Мальчик.

Я без труда определил, чем занимаются эти люди, но у меня не хватило силы воли отказаться от их предложения.

Слишком маленький был выбор: лесная землянка с одиночеством или новые друзья. Я избрал второе, предупредив Мальчика и Джона, что даже для запугивания никогда не возьму в руки оружия. Главарем был Федька, и он принял мои условия. Они очень рассчитывали на мою физическую силу. Так я начал снимать одежду с людей, выворачивать их карманы, ломать двери и сундуки... Но ни единого раза я не ударил свою жертву. Все убийства и избиения дело их рук. В особенности Мальчика...

Резниченко рассказывал быстро и торопливо, словно боялся, что его прервут раньше времени. Кишкин и инспектор понимали его душевное состояние и не задавали вопросов. Афонячев даже запись показаний прекратил.

Только изредка, чтобы отметить новый факт, выводил на листе несколько слов да ставил номер над каждым абзацем.

- Как-то в конце зимы, - продолжал Резниченко, - в парке нам попался один человек, бывший офицер. Сняли мы с него приличную меховую шубу, сапоги, часы золотые взяли. Тогда Федька Мальчик, по привычке, хотел расправиться с ним, чтобы не оставлять свидетелей, - у него такой закон. Офицер почувствовал, чем пахнет дело, и пошел на хитрость. А может, он и не хитрил, - просто ему нужна была рабочая сила. Он заманил нас на Большую Дворянскую, обещал дать много денег, но...

- Что "но"? - в первый раз прервал матроса Кишкин.

- Деньги он только пообещал, а дал совсем мало, зато поручил нам взорвать водопроводную станцию на Петроградской стороне.

- И вы согласились на это?

- Допустим, моего согласия там не спрашивали. Все переговоры вел Мальчик. Мы с Джоном в этом деле были сбоку.

- Когда вы узнали, что речь идет о взрыве водопроводной станции?

- После того, как я ночью побывал с Мальчиком на территории станции... Утром там начались взрывы.

- И большой куш вы за это получили? - тихо спросил начальник уголовного розыска.

- Я уже сказал: нам обещали большую сумму денег, подробно договаривался Мальчик. Но в назначенное время офицер не пришел. Тогда Джон попытался встретить его на Большой Дворянской и либо получить деньги, либо прикончить его, как это делали со всеми, на кого мы нападали. Но он не смог сделать ни того, ни другого. Офицер куда-то бесследно исчез. Квартира, на которой он договаривался с нами и давал задаток, оказалась "на крючке".

Джон постарался уйти оттуда незамеченным. А спустя несколько недель там поселились люди, ничего об офицере не знавшие.

- Лейчикова тоже они убили? - из тактических соображений Кишкин хотел показать матросу, что его он не считает убийцей.

- Одна фамилия мне ничего не говорит. Нужны подробности. Хотя, постойте... Лейчиков? Это не тот, что еще в старой полиции работал? спросил матрос испуганно.

- Тот.

- Да, это дело их рук. Мы втроем возвращались както с одного дельца. Там обошлось все тихо и без жертв.

Уверен, что заявок от пострадавших к вам не поступит.

У одной графини Мальчик позаимствовал кое-что из женского гардероба. Это был подарок для. его. новой любовницы. Идем мы по улице ночью, зашли во двор передохнуть. И вдруг этот полицейский вырос перед нами как из-под земли. Мальчику он был знаком давно: Лейчиков, как после рассказывал Федька, дважды ловил его с поличным и сажал в тюрьму. Последний раз перед самой Февральской революцией. При встрече они тотчас узнали друг друга. Оба схватились за пистолеты... Мальчик оказался проворнее, а Лейчиков замешкался и... ваших нет1 Остался лежать бедняга во дворе с простреленной головой...

Резниченко умолк и снова вытер ладонью вспотевший лоб. Носовой платок давно уже был мокрый. Кишкин тем временем написал на клочке бумаги несколько слов и пододвинул записку к инспектору. Афоничев прочитал: "Людей живо в машину" - и поспешил выйти из кабинета.

- Много на Озерном взяли? - равнодушно спросил Кишкин у матроса, когда за инспектором закрылась дверь.

- Тысяч около двадцати наличными, ну и вещички кое-какие, - тихо проговорил Резниченко, глядя в одну точку на полу.

Он заметно сник. Видимо, он надеялся, что после такого чистосердечного признания к нему проявят особый интерес, будут скрупулезно добиваться подробностей. На самом же деле ничего этого не случилось. Инспектор вышел, а начальник после одного вопроса стал мрачным и неразговорчивым. Тогда матрос заговорил сам.

Теперь речь его сводилась к одному - как можно искуснее показать мизерность своей роли в совершенных преступлениях.

- Деньги и вещи в основном на одного Мальчика идут. Вот я сейчас сижу у вас полуголодный, а он наверняка со своей Верочкой хлещет вино да читает ей романы. Это его любимое занятие после удачного дела. Нам всегда остается самая малость. Джону и то больше, чем мне. Учтите это, гражданин начальник. Он - главарь, он пользуется всеми плодами темных дел, он и отвечать втройне должен. А я...

"Да, - подумал Кишкин, - бог наградил этого человека умом не слишком щедро..."

- Ты вот что, Резниченко, - уже строго, по-деловому сказал Кишкин, сейчас назови мне точные адреса, где можно найти Мальчика и Джона, и пойдешь отдыхать до утра.

- Пожалуй, я не смогу назвать точных адресов.

- Почему?

- С парадного хода я никогда в дом к Мальчику не ходил. Он нам запрещал это делать. Проходили к нему по задворкам да подворотням. Я могу вас провести до лестницы, а там - четвертый этаж, дверь справа.

- Но они нам мргут не открыть.

- Существует пароль для входа - "Скорая помощь".

- Ишь ты, что придумали, - слегка удивился Кишкин. И тут же отметил про себя, что матрос этот не такой простачок, каким показался сначала. Не строит ли он в уме план побега? Бывает такая категория престуцников вроде "раскалываются", откровенничают, а сами тем временем думают, как удобнее улизнуть.

"Дудки! Увеличу наряд", - подумал Кишкин, собираясь на операцию.

8

В кузов старого грузовика поместилось человек пятнадцать. Резниченко усадили в кабину между шофером и Кишкиным. Матрос выглядел конченым. Он безразлично относился к окружающему, только изредка подсказывал, куда ехать. На вопрос Кишкина, что его так угнетает, коротко ответил: "Только дурак может веселиться на своих похоронах".

Вскоре машина затормозила в районе Преображенской утацы. Нужный дом был плотно окружен работниками уголовного розыска. Выяснив, кто кроме Мальчика может оказаться в квартире, Кишкин с группой в пять человек направился во двор.

Они осторожно поднялись на четвертый этаж. Все приметы лестницы и расположение квартир совпадали с данными, полученными от Резниченко. Вот и нужная дверь. Она прочная, массивная. При необходимости такую не вдруг сломаешь. Присмотревшись, Кишкин обнаружил, что рядом с кнопкой звонка есть небольшое отверстие. Это был хорошо замаскированный "волчок". Через него из квартиры можно обозревать большую часть лестничной площадки. Кишкин легким движением руки приказал своим сотрудникам встать вплотную к стене по обе стороны двери, чтобы быть незамеченными изнутри квартиры. Сам он надел на голову бескозырку Резниченко и осторожно позвонил.

По коридору послышались шаги.

- Кто? - спросил за дверью вкрадчивый женский голос.

- Скорая помощь, - осторожно ответил Кишкин.

Он почувствовал около щели рядом с кнопкой звонка легкий шорох. Даже успел заметить, как в отверстии на мгновение блеснул чей-то глаз. Начальник уголовного розыска был одного роста с Резниченко, но черная, косо протянувшаяся от лба под ухо повязка, прикрывающая пустую глазницу, могла подвести. Поэтому он стал вполоборота к двери и прикрыл лицо рукой, почесывая белокурый висок. Неизвестно, пошли ли на пользу эти предосторожности или решающую роль сыграла бескозырка, но зa дверью загремели запоры, и она открылась. Кишкин увидел широко раскрытые глаза пожилой женщины с взлохмаченными волосами. Во рту у нее была толстая папироса-самокрутка. Лицо синюшного цвета покрылось пятнами при виде одноглазого Кишкина. Она, видимо, поняла, что попытатьср захлопнуть дверь уже поздно.

- Ну-ка, мамаша, посторонитесь, - потребовал начальник уголовного розыска, слегка оттесняя женщину в сторону и делая первый шаг в коридор. Следом за ним молча и тихо двинулись остальные участники операции.

Женщина не закричала. Она беспомощно прислонилась к обшарпанной стене коридора и, держась одной рукой за массивную ручку внутренней двери, с жадностью продолжала затягиваться папиросой, словно боялась, что эти люди лишат ее последнего удовольствия - спокойно покурить.

- В какой комнате живет Федор Заломаев? - властно спросил Афоничев, оказавшийся замыкающим.

- Третья дверь справа.

Женщина еще не успела договорить, как эта дверь резко отворилась. Из-за косяка выглянул невысокий человек в расстегнутой солдатской гимнастерке. Растрепанный белокурый чуб спадал на правый висок. Казалось, он не успел даже взглянуть на вошедших и моментально исчез ва дверью. Коротко скрипнула задвижка. Кишкин, шедший впереди, расслышал за дверью быстрый хриплый шепот:

- Пришли. Дай мне...

Что требовал голос, разобрать не удалось. Последние слова были заглушены раздавшимся в комнате шумом. По полу протащили что-то тяжелое, похоже - сундук. У самого входа шум оборвался.

"Баррикадируют дверь", - сообразил Кишкин и поспешил налечь на нее всей тяжестью тела. Тотчас в комнате раздался выстрел. Пуля прошила дверь у самой головы начальника и отбила кусок штукатурки на стене коридора. Кишкин отпрянул за косяк и сердито крикнул:

- Напрасные хлопоты, Мальчик! Теперь ты от нас никуда не денешься. Выходи, дружок, по-хорошему.

- Уйдите или я брошу бомбу! - донеслась угроза из-за двери.

- Сейчас уйдем. Вместе с тобой.

В ответ прозвучало несколько выстрелов подряд. Мелкие щепки от двери разлетались по сторонам. Коридор заполнился известковой пылью, запахло едким пороховым дымом. По обе стороны двери, плотно прижавшись к стене, стали с пистолетами наготове Кишкин и Афоничев.

Кто-то из сотрудников предлагал женщине, открывшей дверь в квартиру, принять на себя роль парламентера, но та отказалась.

- Вы не знаете этого изверга, - доказывала она. - Это чудовище, а не человек. Oн меня обязательно убьет.

А из комнаты, где заперся бандит, вдруг раздался умоляющий женский вопль..

- Федя, Федюшка, выйди к ним, отдайся в руки, - причитал молодой полудетский голос. - Ну, осудят тебя, я передачи буду носить...

- Заткнись, сволочь продажная! - оборвал грубо Заломаев. - Они возьмут только наши трупы, понятно? Я буду стрелять, пока останутся два патрона тебе и мне, слышишь, стерва!

За дверью, прерываемые только выстрелами, раздались новые истерические рыдания. Затем началась возня, видимо, борьба: Афоничев решил, что бандит отвлекся, ударил сбоку каблуком в филенку двери и спрятался за косяк. Опять сквозь дверь пролетели пули. Работникам уголовного розыска ничего не оставалось делать, как терпеливо ждать момента, когда у бандита кончатся патроны.

Заломаев выстрелил семьдесят три раза. Неизвестно, что его удерживало от приведения в исполнение своей угрозы убить любовницу и себя. Наверное, просто не хватило силы воли. Когда кончились патроны, он хотел спрыгнуть во двор с окна четвертого этажа. Уже открыл раму, но увидел внизу во дворе поблескивающие в предутренней мгле штыки винтовок.

- Ладно, ваша взяла. Сдаюсь, - прохрипел он безнадежно в дверь.

Кишкин приказал ему выбросить в коридор оружие.

Бандит повиновался. В приоткрытую дверь вылетели тяжелый смит-вессон и маленький бельгийский браунинг.

Затем дверь широко распахнулась, и на пороге появился сам Федька Мальчик. Он тяжело дышал, расширяя продолговатые ноздри тонкого носа. Губы и пальцы рук нервно вздрагивали. Бледное лицо покрылось испариной.

- Учтите: добровольно сдаюсь, - заявил Федька заносчиво.

- Учтем, учтем. Все учтем, - пообещал Кишкин.

Работники уголовного розыска направились в комнату.

На диване, лицом вниз, вздрагивая от рыданий, лежала молодая женщина. На полу валялись стреляные гильзы, а в печи догорала толстая пачка денег. Афоничев выгреб их кочергой на пол и полил водой из графина. Внутри обуглившихся бумажек оказалось наполовину обгоревшее удостоверение сотрудника уголовного розыска. Первые пять букв сохранились: Лейчи...

- Федора Григорьевича документ, - с огорчением сказал Василий Николаевич.

В квартиру привели понятых и приступили к обыску.

Пожилая женщина, хозяйка квартиры, принялась успокаивать любовницу Мальчика, сожалея при этом, что квартиранты не рассчитались с ней.

- Этих увести тоже, - распорядился Кишкин. И хозяйка с квартиранткой в сопровождении милиционера направились к выходу...

Третьего преступника взяли в то же утро на Почтамтской улице. Там обошлось без выстрелов. После ночной оргии обитатели притона Дуньки Грудастой вповалку лежали в самых разнообразных позах. Помимо общей большой комнаты в квартире была еще одна, поменьше. Афоничев резко надавил плечом на дверь, сорвал крючок и вскочил внутрь. На полосатом матрасе, уткнувшись лицом в грудь размалеванной девицы, спал гривастый парень.

По приметам Василий Николаевич определил, что это и есть Джон. Трость его с тяжелым набалдашником стояла тут же возле стула. От шума парень открыл глаза и, увидев нежданного гостя, сунул руку под подушку. Выстрелить ему не удалось: Афоничев с ходу ударил ногой по руке бандита и выбил оружие...

В барабане нагана оказался один заряженный патрон и шесть пустых гильз. Пули Джон выпустил накануне вечером в красноармейцев, рассчитывая освободить Резниченко.

К вечеру этого дня усталый Кишкин писал рапорт вышестоящему начальству: "Ликвидирована банда Федора Заломаева, по кличке Мальчик. По неполным данным, эта бандгруппа совершила 17 убийств, свыше 50 разбойных нападений на граждан..."


home | my bookshelf | | Ленты бескозырки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу