Book: Увидеть небо



Новоселов Дмитрий

Увидеть небо

Дмитрий Новоселов

Увидеть небо

Несколько слов об авторе

Дмитрий Новоселов - преуспевающий бизнесмен из Уфы,

директор и соучредитель компании, которая торгует

канцелярскими товарами.

Несколько слов о книге:

Убит директор крупной оптовой фирмы. Подозрение падает

на главного героя - мелкого торговца. Однако в итоге

милиция начинает ловить настоящего преступника на

"живца". Такова фабула произведения. У автора, впрочем,

свое видение главной темы книги. Книгу он писал два

года. Говорит, в основном сочинял на рыбалке. Когда

роман был готов, Дмитрий отправил рукопись на первый же

попавшийся, но вполне престижный литературный конкурс. В

результате за свое литературное хобби получил

поощрительную премию - диплом, 500 долларов и ручку

"Паркер". Такую же, как те, которые выставлены на

витринах его магазина. Автор говорит, что события,

описанные в романе, он выдумал, а вот детали - реальные.

Да и сам главный персонаж - Николай Чебоксаров - герой

нашего времени. Его прототип и однофамилец живет среди

нас.

"Увидеть небо". Читайте бытоописательный увлекательный и

правдивый роман о провинциальном мелком предпринимателе.

1.

Проезжая по мосту, я бросил взгляд на реку и впервые заметил, что начался ледоход. Зима свела счеты с жизнью, она вскрыла вены, осознав, наконец, неизбежность весны. По серой воде плыли желтоватые льдины, на берегу из-под снега проступала земля, у машин и предметов появились тени, а прохожие с удовольствием жмурили глаза от яркого солнца. Над городом взорвался огромный кусок сыра и его мельчайшие частицы, смешавшись с талой водой и грязью, разбившись на молекулы и атомы, заполнили желтизной дымящийся пейзаж, осев на ветвях деревьев, телефонных проводах и выцветших предвыборных плакатах.

Если солнце становится похожим на сыр, значит в битве с желудком голова опять проиграла, давным-давно пора набить его чем-нибудь подходящим, а мне все некогда.

Мой "москвич" - фургон до верху набит водкой. Двадцать пять ящиков или пятьсот бутылок, ровно на пять миллионов рублей, по ценам оптовика. Каждые два - три дня, чередуясь, мы, с моим напарником, Сергеем Тихоновым, совершаем рейс по одному и тому же маршруту, от Зареченских баз в город, с одним и тем же грузом. Сбоев в этом деле мы не допускаем потому, что водка - это святое; она составляет пятьдесят процентов от всего нашего оборота и приносит сорок процентов дохода, причем дохода стабильного, когда дневную выручку можно планировать с точностью до пятидесяти тысяч.

Как это часто бывает прибыль основана на чьем-то горе. За два года торговли наши продавцы стали узнавать в лицо всех местных алкашей. Четверо из них за это время умерли от перепоя. Что поделать... Мы относимся к этому по-философски и успокаиваем себя тем, что наша водка настоящая, а не какое-нибудь ядовитое палево.

Водка - груз нежный, особенно когда вся партия с длинным горлом расфасована в алюминиевые ящики из-под молочных бутылок. В таких случаях как сегодня, мало того, что звенишь на два квартала вперед, но и рискуешь не досчитаться трех - четырех бутылок, если будешь ехать со скоростью больше шестидесяти.

На углу Чернышевского и Революционной, уступив дорогу самоуверенной "Тойоте" преклонного возраста, я аккуратно въехал на пешеходную часть тротуара, развернулся около тополя и поставил машину перед нашим самым большим киоском, именуемым в журналах учета "первым" или "угловым".

Продавщицу зовут Валя, двадцать восемь лет, разведенка, сыну - шесть. Все как обычно, в нашем городе проблем с кадрами нет. У всех одна и та же история: муж - алкаш, на заводе денег не платят, попала под сокращение. Самый лучший контингент. Полгода без мяса, а тут живые деньги раз в неделю на руки. За такое счастье они все по началу готовы были нам с Серегой задницу целовать. Правда, чувство благодарности проходило почему-то на удивление быстро.

Когда я вышел из машины, Валька уже стояла на пороге, открыв мне дверь. Она была одета в серый вязаный свитер, джинсы и старые, в заплатках, сапоги " дутыши".

- Привет, - Она старалась держаться как ровня, но все - таки чуть-чуть заискивала. - Наконец-то. Я совсем пустая.

- Что, совсем ничего? - Я занес первый ящик и поставил его на заранее приготовленное место.

- Пара пузырей.

- Хорошо. Сколько тебе оставить?

Она подумала.

- Когда следующий завоз?

- В воскресенье вечером или в понедельник утром.

- Тогда девять.

- Хорошо.

Я составил восемь ящиков в углу у самого входа в два ряда, а девятый занес под кассу.

- Когда тару заберете? - спросила Валя, после того как я закрыл машину и вошел внутрь.

- Завтра.

- Ну, Коля, имейте совесть. Каждый раз завтра. Развернуться ведь негде. Сторожам ночью даже ноги вытянуть невозможно. Они выносят ящики на улицу. А если упрут? Кто будет виноват?

- Пусть спят на ящиках. Не графья. Я договорился с Углановым, он даст " Газель", одним махом увезем со всех трех киосков.

- Ну, не знаю...- сказала она недовольно.

Обычно пустые ящики забирали сразу. Раскидав водку, мы в обратном порядке собирали тару и увозили на склад, но иногда бывали сбои, когда после завоза водки приходилось срочно ехать за каким-то грузом, например, за шоколадом. Тогда тара зависала на точках, отравляя жизнь и нам, и нашим продавцам. Чаще всего в этом был виноват Серега.

В киоске, действительно, было очень тесно, повсюду расставлены ящики, свободного места на полу оставалось метра два. Несмотря на это, вокруг царила чистота, если не считать хлебных крошек около тарелки с остывшей лапшей быстрого приготовления. На единственной, свободной от полок, стене висел портрет обезьяны. Во рту у обезьяны торчал окурок, на лбу красным маркером было написано "Валя", слово "Валя" было перечеркнуто синей ручкой, а рядом этой же ручкой было написано "Артем". Позавчера обезьяны не было.

- Плакат принес Артем, - заметив мой взгляд, сказала Валя.

- А где график дежурств?

- Не знаю, наверное, под плакатом, - ответила она слишком поспешно. В ее голосе, да и во всем поведении чувствовалась какая-то нервозность. Руки были не на месте, да и глаза тоже.

Она сдала выручку. Я внимательно пересчитал ее, сравнил с показателями кассы, убрал в карман, затем перевел кассу на нули, оставив на контрольной ленте устраивающую нас сумму, погасил кассу и расписался в книге кассира. После этого Валя достала спрятанный под обшивкой наш внутренний, секретный журнал для черной бухгалтерии, в котором я расписался за полученные деньги и вписал привезенную водку. Кроме того, проверил расчеты с поставщиками за последние два дня, сверил суммы с имеющимися у меня дубликатами накладных и принял у нее заявку на бакалею. Все это время меня не покидало чувство, что я застал Валю врасплох, напугал чем-то.

Я подошел к полке с сигаретами, взял наугад несколько пачек, с деланным вниманием осмотрел их, достал записную книжку из внутреннего кармана и сделал вид, будто что-то в нее записал. То же самое я проделал с чипсами, потом посмотрел на Вальку. Она вытирала пыль с кассы. Крошек на столе уже не было, тарелки с лапшей тоже. Никакой реакции. Наверное, показалось.

- Какое сейчас время года? - спросил я ее перед уходом.

- Весна, - она удивленно посмотрела на меня.

- Молодец. Чем грозит нам весна?

Она задумалась.

- Не знаю.

- Запомни или запиши: весна, кроме любви, предвещает пробуждение от зимней спячки голодной санэпидемстанции. Самое рыбное время у санитарных врачей весной, когда из-под тающего снега появляется прошлогодняя грязь. Чем грозит нам визит санэпидемстанции?

- Наверное, штрафом.

- В лучше случае штрафом, в худшем - лишением лицензии и закрытием киоска. Средний вариант: весь год кормить голодных санитаров. Лично меня ни один из этих вариантов не устраивает. Поэтому, что мы будем делать?

- Поддерживать чистоту, - ответила Валя с энтузиазмом, радуясь, что хоть на один вопрос смогла найти достойный ответ.

- Не просто поддерживать чистоту, а на расстоянии пяти метров от киоска должен быть чистый асфальт, в том числе и за киоском. На эти мероприятия вам выделяется один литр водки в сутки, и дается пять дней сроку. Можете водку выпивать сами, а к работе привлекать инопланетян. Важен результат. За грязь будем карать беспощадно, бить по кошельку. Чистота должна быть идеальной в любое время. Передай это Артему и второй смене. Вопросы есть?

- Нет.

- Пока, - я уже было вышел, но потом, вспомнив, вернулся: - И не забудьте повесить график.

Я выехал на проспект Ленина и направился к нашему второму киоску, который находился в самом сердце города в ста метрах от мэрии. В фургоне стало свободнее и водка зазвенела с удвоенной силой. Похлопав себя по карману, я лишний раз убедился, что накладные на месте. В последнее время грузы со спиртным стали лакомой добычей гаишников и, хотя происхождение нашей водки было вполне законным, лишняя засветка нам ни к чему. Все должно быть на мази: и сертификаты, и накладные, и заводская справка, чтобы у ментов не возникло никаких подозрительных мыслей и желания записать наши номера себе в блокнот. Конечно, трудно поверить, что при нашей действительности правительство сможет наладить взаимосвязь между милицией и налоговой инспекцией, но все же нужно быть осторожным, ведь из десяти проданных ящиков официально по бухгалтерским отчетам проходит всего один, иначе всю прибыль будут съедать налоги.

На улице стемнело, заметно похолодало. Только что светило солнце, но какой-то сумасшедший художник заштриховал картинку, и получились сумерки. В этом черно-белом мире я чувствовал себя значительно увереннее. Это было мое время. Переходное состояние, полная неопределенность, когда прошлое уже кончилось, а будущее еще не наступило. Период ожидания всегда лучше свершившегося события. Если что-то уже произошло, то нужно делать выводы, а выводы - вещь неблагодарная, они всегда не в твою пользу.

Нашу торговую точку было видно издалека благодаря высокой куполообразной крыше. Когда-то это был обыкновенный киоск отечественного производства, обозначенный в приходной накладной артикулом К-2, но близость к мэрии ко многому обязывает, поэтому вначале нас заставили поменять деревянную раму на стеклопакет, затем настойчиво предложили обшить корпус пластиком. Последнее, что мы сделали - произвели замену съемных металлических ставней на бронированные жалюзи и возвели остроконечную крышу, покрыв ее еврочерепицей. По мнению торгового отдела в таком виде наш киоск полностью отвечал требованиям европейских стандартов и не только не портил окружающего пейзажа, но и служил украшением города. Проект этого высокохудожественного сооружения в целях экономии я разрабатывал сам, но в итоге нам все равно пришлось заплатить немереные деньги за печать архитектурного управления.

Я остановил машину у обочины, прямо на проезжей части, отсюда до киоска было метров пять. Подъехать ближе не было никакой возможности потому, что со всех сторон стояли запрещающие знаки, а въезд на тротуар грозил серьезными неприятностями. По два ящика за раз, в четыре захода, я перетаскал водку к дверям киоска, при этом усиленно звенел, пыхтел и вообще всячески давал понять обитателям торговой точки, что снаружи что-то происходит. Внутри горел свет, но никто не выглянул в окно, дверь оставалась закрытой. Когда я постучал, послышалась возня и, наконец, на крыльце нарисовалась Таня с книгой подмышкой и огрызком яблока в руке.

- Ой, привет, - сказала она густым грудным басом, который совсем не соответствовал ее миниатюрности, сверкнув на меня красными глазами из-под треснутых очков.

- Читать книги вредно. В наше время - это непозволительная роскошь. Лучше читай газеты, они не дают расслабиться, всегда будешь начеку и не пропустишь приезд шефа, - я слегка оттолкнул ее с прохода и начал заносить товар в помещение, при этом наступив Тане на ногу. Бесхозная дверь больно стукнула меня по спине. - Таня, держи дверь!

Она схватилась за дверь, при этом уронила книгу, но яблоко из рук не выпустила, потом наклонилась за книгой, отпустив дверь - та немедленно стукнула ее по голове. Наконец, она выбросила яблоко, одной рукой взялась за дверь, в другой зажала книгу и смущенно заморгала на меня глазами. На ней, от подбородка до колен, неряшливо болталась старческая кофта с деревянными пуговицами, из-под кофты виднелись потрескавшиеся черные сапоги, под всем этим нарядом нельзя было угадать и намека на фигуру. "Сопля на чистом кафеле жизни", - так называл ее Серега Тихонов.

Закончив перетаскивать груз, я взял из ее рук книгу и прочитал название: "Женщина в песках".

- С сегодняшнего дня твоя новая кликуха будет "женщина в песках". Будешь откликаться на нее неделю, потом посмотрим. Это - приказ, - я очень строго посмотрел на нее, хотя сам едва сдерживал смех. - Давай выручку.

Она улыбнулась, дав понять, что оценила шутку и достала деньги. С грехом пополам пересчитав выручку, мы разложили деньги покупюрно, произвели необходимые операции с кассой и составили список товара для закупа. Эта девочка ничего не могла делать самостоятельно. Ее попросила устроить на работу какая-то Сережина тетя. Поэтому просто так выкинуть на улицу мы ее не могли. Да и поводов особых не было: опозданий нет, недостач нет, прогулов - тоже. Так, слегка тормозит. Пустяки.

- Таня, ты где живешь? - спросил я ее, пытаясь заглянуть в глаза.

- На новостройках в Пахомово, - ответила она, опустив голову.

- Да нет, ты не поняла. Я спрашиваю: ты где живешь - на земле или в песках?

Она посмотрела на меня так, как будто я сделал ей непристойное предложение.

- Ну, ладно. За чистотой следите особо. Весна, - мне почему-то расхотелось подшучивать над ней. - Кто с тобой в паре?

- Андрей.

- Передай Андрею, чтобы вовремя выбрасывал мусор из урны. Два раза, утром и вечером. Во дворе пятьдесят первого дома установили еще один контейнер. Теперь дворники гонять его не будут, мы заключили с домоуправлением договор на вывоз, вот копия, - я протянул ей свернутый вчетверо листок. - Один литр в день вам выделяется для найма алкашей. Пусть они расчистят от снега мостовую и дорожку до остановки и каждый день подметают. Тару заберем завтра. Пока.

- До свидания, - сказала она без интонаций. Я был ей полностью безразличен, она меня даже не боялась.

Выйдя на улицу, я натолкнулся на Андрея, который явился на работу на полчаса раньше, принимать смену. Одного взгляда на этого парня было достаточно, чтобы понять, что это студент. Я всегда безошибочно определял студентов, независимо от того во что они были одеты и как причесаны. Просто по выражению глаз. У всех студентов в них читалось: " У меня все впереди". Я это точно знаю, я сам был таким. Это очень опасное выражение глаз, оно может остаться на всю жизнь, а вылечить его, как близорукость, практически невозможно. Я видел глубоких стариков, искалеченных этой печатью наивности. Ужасное зрелище.

Мы всегда старались принимать на работу в ночную смену именно студентов потому, что та зарплата, которую мы платили, для нормального мужика была слишком маленькой, а студенту, особенно приезжему, особой разницы где ночевать не было, да и к деньгам к этим все они относились не серьезно, а как к халяве, как к чему-то временному. Они практически не воровали и среди них еще не было алкоголиков. Правда, пивком баловались, но все мы не без греха.

Я повторил Андрею все, что сказал Тане, он понимающе кивнул, снисходительно посмотрел на меня и исчез в будке.

Холодный ветер играл на струнах троллейбусных линий, облизывая со стен домов остатки дневной влаги. Асфальт покрылся тонкой корочкой льда, но лужи по обочинам, сохранив накопленное за день тепло, уже не замерзнут, они останутся источником грязи и напоминанием того, что машину мыть не имеет смысла, пока не растает снег.

Я ехал с открытым окном, с наслаждением вдыхая сладкий запах будущего. Я думал об Андрее, о том, что он, по всей видимости, считает меня тупым барыгой, для которого затаривать продуктовые ларьки - вершина карьеры. Я вспоминал, как девять лет назад, окончив институт, я мечтал строить города, к тридцати годам стать начальником отдела в проектном институте или главным инженером строительного управления. Только добившись такой должности в этом возрасте, мужчина может себя уважать, считал я. С тех пор критерии самоуважения значительно изменились. Я вез водку в полу разбитом "москвиче" и был доволен собой. Фары, несмотря на то, что были забрызганы грязью, светили непривычно ярко и довольно нагло для скромного "москвича", мимо которого проносились хозяева жизни в авторитетных джипах и вальяжных Мерседесах. В моем маршруте осталась последняя торговая точка, киоск номер три на центральном рынке. Я всегда оставлял его напоследок потому, что там работала Света и он находился ближе всего к моему дому.

Этот киоск был самым маленьким по размеру, но зато самым прибыльным. В свое время мы дали очень приличную взятку за то, чтобы получить место для его установки и с тех пор ни разу об этом не пожалели.



Когда я подъехал к западным воротам, шлагбаум был, разумеется, закрыт, да и на самих воротах висела цепь с огромным амбарным замком. В будке охранника горел свет. Я остановился под тусклым фонарем и выключил фары, чтобы сторож мог увидеть номера.

На крыльцо вышел растрепанный мужик лет сорока пяти по имени Эрнст. Он был абсолютно трезв и поэтому полон энергии. Несмотря на звучное имя, Эрнст не был интеллигентом. Он сообщил мне о том, что я и мой долбаный друг вконец его затрахали, шляясь по ночам, что пускать нас в такое время он не имеет права и что в один прекрасный момент он скажет Николаю Михайловичу, директору рынка, и тот выгонит нас к чертям собачьим. Излагая эти угрозы, он поднял шлагбаум, открыл ворота и пропустил меня внутрь безо всяких условий. Его слова, гордо взметнувшись в небо, потеряли свою силу, многократно отразившись от низкого козырька рыночного покрытия, смешались с шумом мотора и упали на асфальт шелухой от семечек.

Эрнст был, несомненно, прав. Рынок закрывался в шесть часов, торгашам давали час на сборы, а потом менты с собаками обыскивали все вокруг и выгоняли запоздавших. Только одни мы имели право торговать всю ночь. Такое положение дел возникло случайно. Два года назад, при реконструкции рынка, когда с улицы убирали открытые прилавки и всем торгующим выделяли места во вновь отстроенном павильоне, свободную площадь на рыночной площади решили отвести под установку торговых киосков с обязательным применением кассовых аппаратов. Желающих, разумеется, было хоть отбавляй, но мы вовремя подсуетились и сумели выбить себе место. Правда, блат у нас был довольно хилый: всего лишь начальник пожарной охраны района и поэтому место нам досталось в самом углу, далеко от центрального входа и людских потоков. Наш киоск был единственным, который своей задней стенкой примыкал не к бетонной стене, а к железной решетке с колючей проволокой, на месте которой раньше был еще один въезд на рынок. С точки зрения торговли внутри рынка место, как мы вскоре поняли, было самое беспонтовое, но железная ограда, причинявшая нам столько неудобств в самом начале, выходила на довольно оживленную улицу, рассекающую надвое огромный жилой массив и мысль перевернуть киоск и работать витриной на улицу не давала нам с Серегой покоя. Мы терпеливо ждали, заводили новые знакомства, покупали телевизоры и газовые плиты многочисленным чиновникам и, наконец, после того, как сменился директор рынка, настал наш час. За одну ночь, имея на руках разрешение от милиции и лицензию на ночную торговлю спиртным, мы прорезали автогеном окно в заборе, перевернули киоск и стали самыми привилегированными торгашами на всем центральном рынке, поздороваться за руку с которыми считал за счастье даже старый еврей Давид Моисеевич, который всю свою жизнь торговал книгами, имел к тому времени тридцать две торговые точки по всему городу и подавал руку только тем людям, которых считал умнее себя. В первый же день выручка составила пять миллионов. Мы ходили обалдевшие от счастья.

Когда я начал разгружаться, казалось, что на город опустилась глубокая ночь. Света уже сдала смену и просто ждала моего приезда. Она подменила у окошка Ивана, нашего самого молодого продавца, а тот помог освободить машину от надоевшего груза. Мы управились довольно быстро, но что-то было не так. Я не сразу понял, что не хватает привычной тесноты. В киоске не было тары. При желании можно было даже станцевать, если не сильно размахивать руками.

- Где ящики? - спросил я Свету, когда она отошла от окошка.

- Я их продала, - сказала она безмятежно, - Достали. Уже сидеть негде было...

- Ты что, серьезно? - перебил я, вспыхнув, как бенгальский огонь, но все еще надеясь, что это шутка. Никто и ничего не имел права покупать или продавать без нашего с Серегой ведома.

- Успокойся, - сказала Света, улыбнувшись и взяв меня за руку.

Все нормально. Помнишь трех хачиков, которые два месяца назад предлагали нам палево? Они открыли пункт приема посуды на углу за хозтоварами. Скупают водочные бутылки по четыреста рублей. У них такой наплыв, что тары не хватает. Я им продала по двадцать тысяч за ящик, а у нас по накладным залоговая стоимость - пятнадцать. По пятерке с ящика вроде бы неплохо. Забрали все, даже дюраль, и готовы купить еще.

Бенгальский огонь погас, так и не разгоревшись. Сказать было не чего. Неплохая сделка. Можно было продать им всю тару, которая у нас зависла. Весь вопрос заключался в том, согласится ли на это Угланов, наш поставщик. Иногда у него самого не хватало ящиков и он наотрез отказывался брать деньгами.

- Да ладно, все еще можно вернуть, - как будто читая мои мысли, продолжила Света, - Я им дала как бы взаймы, если что, заберем обратно.

- Мы этот вопрос еще обсудим, - хмуро сказал я.

- Эй, взбодрись, - она игриво потрепала меня по щеке. - Лучше пересиль себя и скажи спасибо. Сейчас тебе станет еще веселее. Я самовольно истратила пол-литра на расчистку территории.

Света посмотрела на меня воинственно, ожидая моей негативной реакции.

- Можете тратить литр в сутки в течение пяти дней, пока все не просохнет, - сказал я примирительным тоном.

- Обойдутся, алкаши, - Света скривила рот.

Собрав длинные каштановые волосы под пушистую вязаную шапочку, она накинула зеленый кожаный плащ и самодовольно посмотрела на меня, давая тем самым понять, что свой долг выполнила и готова идти. В ее руках, неизвестно откуда, появились два огромных пакета, по всей видимости, с рыночной жратвой, которую она периодически таскала своей маме и четырехлетнему сынишке.

Мы попрощались с Ванькой и вышли.

Никто не будет спорить; Света эффектная женщина, к тому же лучший продавец в нашей с Сергеем конторе. Она всегда все делала правильно и своевременно, иногда решая сложные вопросы в наше отсутствие. Но все ее положительные профессиональные качества превратились в моих глазах в недостаток после того, как в начале зимы она поселилась в моей квартире на правах то ли жены, то ли любовницы. Я даже сам не понял, как это произошло, просто один раз она осталась и уже больше никогда надолго не уходила. Я даже привык к ее сыну, к которому она теперь ходила проведать или, наоборот, приводила в гости. Надо сказать, что нас обоих такое положение вещей вполне устраивало, если бы не мои вспышки непонятной злобы, вызванные ее старательностью и сообразительностью.

Когда мы подъехали к шлагбауму, запищал пейджер. Я ненавижу пейджер! Этот плод человеческого разума сократил мою жизнь на несколько лет. Его зловещий сигнал никогда не предвещал ничего хорошего, он означал, только одно, что в мою жизнь вторглась налоговая инспекция, пожарная охрана, санэпидемстанция, милиция или, что еще хуже, новоиспеченные братки. Особенно я терпеть не могу, когда в сообщении появляется слово "срочно": "Срочно приезжай", "Срочно позвони" и т.д. ... Приходится нестись с замиранием сердца через весь город под запрещающие сигналы светофора, по пути вынося, от неведения происходящего, приговор всей своей коммерческой деятельности, которую, по мнению отправителя сообщения, постигла непоправимая катастрофа. Никто никогда не сообщит на пейджер ничего приятного, никто не скажет: "Доброе утро". Кому это нафиг нужно?

Однако на этот раз нам ничего не угрожало, я только что объехал все свои точки и был абсолютно уверен, что ничего экстраординарного не случилось. В сообщении Сергей просил позвонить как можно скорее по указанному им номеру телефона, судя по которому, несмотря на позднее время, он находился вне дома.

Чтобы выполнить его просьбу, мне пришлось выслушать из уст Эрнста нудную тираду на тему общественной безопасности, смысл которой сводился к тому, что телефон охранника не предназначен для того, чтобы по нему разговаривали всякие придурки, что этот номер никогда не должен быть занят и что связь охранника центрального рынка по своей значимости приравнивается к правительственной, а ему, Эрнсту, может сильно влететь, если в данный момент кто-то таинственный позвонит с какого-то загадочного пульта и услышит вместо бодрого голоса сторожа короткие гудки. Впрочем, разглагольствуя на эту тему, он все же позволил мне войти вслед за ним в его ветхую сторожку и даже указал на видавший виды телефон, весь обмотанный изолентой и, на мой взгляд, никак не способный обеспечить мало-мальски качественную и устойчивую связь, не говоря уж о правительственной.

Набрав номер, я, как и ожидал, услышал в трубке женский голос. Голос был слишком молодым для той категории женщин, с которыми привык проводить время, "отдыхать", как он говорил, мой напарник. Разобравшись, что к чему, голос почему-то хихикнул и в трубке заговорил Сергей.

- Привет, Дальтоник! - весело сказал он. - Если что, я уехал в Гагино пробивать воду. Кстати, мне на самом деле на днях нужно туда съездить. Скоро начнется сезон, а по последним сведениям, там установили импортную линию по разливу газировки. Если моя позвонит, будь правдоподобен.

На заднем плане раздался смех. Все было в порядке вещей. Такое случалось далеко не в первый раз и, надо думать, не в последний. Справедливости ради нужно сказать, что если бы он на самом деле уехал в Гагино или, в какое-нибудь там Подымалово, то никто, в том числе и я, не удивился бы. Иногда он исчезал на пару дней, звонил из какого-нибудь захолустья, потом возвращался с КАМАЗом муки, которую обменивал в городе на сигареты и выгодно продавал через наши точки. Вместо муки мог быть цемент или олифа, не важно, но товар никогда не залеживался. При этом прибыль всегда делилась между нами поровну и он никогда не заикался о своих особых заслугах и не просил большей доли.

- Дальтоник! Ты где? - судя по голосу, в нем было уже ни как не меньше двух кружек пива.

- Я здесь.

-Я звонил к тебе домой, где ты шляешся?

- Работаю, в отличие от тебя, - сказал я сухо. - Ты отдал деньги Игорю?

- Нет, я перебил стрелку на завтра. Сам понимаешь... Я сказал, что деньги будут только утром. Правда, он просил привезти сегодня сколько есть.

- Слушай, Серый, мне это не нравится.

- Да ладно, брось. Ты ведь все равно за рулем. Закинь. Сколько насобирал?

- Миллионов двадцать.

- Вот и ладушки. А я завтра оставшуюся двадцадку к нему завезу, часов в девять с утреца. Потом заеду к тебе, заберу ключи от каблучка, заявки и поеду за бакалеей и сигаретами. А ты будешь отсыпаться, все-таки суббота. Лады?

Я не стал возражать. Да и какой смысл, когда все уже решено за меня и другого выхода все равно нет.

- Хорошо, - сказал я. - Пока не забыл: перед тем как завозить сигареты в угловой киоск, перепиши номера акцизных марок. Есть подозрение, что Валька сидит на подставе

- В смысле?

- Кто-то возит ей товар из оптовых магазинов и она подставляет его в продажу вместо нашего, а по кассе не пробивает. Воровать не воруют, но навар наш съедают.

- Понял.

- Особое внимание обрати на "ЛМ". В последнее время они у Вальки не бегут, а пешком ходят.

- Лады. Был в павильоне. Армяне молодцы: закончили штукатурку. Тигран просил денег. Я не дал, сказал - треть после подключения электричества.

- Правильно... Ладно, пока. Я поехал.

- До завтра. Светке привет.

Положив трубку, я тепло попрощался с Эрнстом, крепко пожал ему руку и похлопал по плечу, но ответных чувств в нем не вызвал. Мужик был явно не в духе. Закрывая за мной ворота, он все еще бубнил себе под нос, поддерживая свою речь расплывчатыми жестами.

По пути я объяснил Свете, что мой рабочий день не закончился, что мне придется ехать в офис к Угланову и предложил завести ее к маме, а на обратном пути забрать.

- А кто тебе сказал, что сегодня я ночую у тебя? - поинтересовалась она.

- А разве нет?

- Да, - она усмехнулась и поежилась.

- Вот видишь, я - телепат.

- Только забирать меня не надо. Я дойду сама. Пока ты будешь ездить, я приготовлю ужин.

Я высадил ее во дворе, в котором она выросла и вышла замуж. Здесь она выгуливала своего, только что появившегося на свет, сынишку. В этом же дворе она впервые получила от пьяного мужа по физиономии на глазах у соседей, с интересом выглядывавших в окна и наблюдавших за развитием событий. А когда это повторилось еще раз, она у всех на виду выбросила его вещи в лужу около подъезда и приготовилась защищаться. И тогда все, кто находился в это время в пределах видимости - и дяди в трико с пузырями на коленях, и толстые тети с бельевыми веревками, и даже учитель со второго этажа, - встали на ее защиту, изгнав паршивца из дома и из ее сердца.

Она раз пять рассказывала мне эту историю, каждый раз восхищаясь своим двориком. Но я видел перед собой только две старые облезлые двухэтажки, кривую березу, фанерный столик для игры в домино и не находил в этой унылой картине никакой прелести.

Электронные часы, которые Серега намертво приклеил "моментом" к приборной доске, показывали половину десятого, они, конечно, врали, но не намного, минут на десять. Правда, я уже забыл в какую сторону.

Торопиться смысла не было. Игорь всегда задерживался в офисе допоздна. Я в который раз за сегодняшний день миновал мост, выехал на "Индустриальную" и, дождавшись зеленого сигнала светофора, свернул в маленький переулок без названия, упиравшийся в бетонный забор бывшей автобазы. Во дворе стояло двухэтажное здание, на втором этаже которого горело два окна, с силуэтами бумажных снежинок, оставшихся еще с празднования Нового года. Справа в темноте едва различим ангар, в котором, собственно, и хранилась водка. Перед домом на площадке стояло несколько машин, три легковых, два ЗИЛа без колес и автокран на шасси МАЗа, тоже в нерабочем состоянии. Считалось, что эту импровизированную автостоянку охраняет сторож со склада алкогольной продукции, но, судя по тому, с какой скоростью приходили в упадок бесхозные грузовики, охрана не была эффективной.

Вначале я припарковался в один ряд с легковушками, принадлежащими Игорю и людям, находившимся с ним в офисе, но, попытавшись выйти, попал ногой в глубокую лужу. Выругавшись, я сдал назад и оставил машину в дальнем, самом темном углу двора, прижавшись дверью фургона к забору.

В большой узкой комнате, арендуемой Углановым под офис и выставочный зал, находилось три человека; охранник с мужественным лицом и помповым ружьем, Игорь и еще невысокий парень в спортивном костюме, которого я не знал. Когда я вошел, они на секунду прервали негромкую беседу, поздоровались и тут же продолжили разговор, не обращая на меня никакого внимания. При этом незнакомец бросил в мою сторону быстрый колющий взгляд, глаза в глаза, от которого меня передернуло. Я сел за свободный стол, вытащил деньги и начал из трех пачек складывать одну.

- Запомни мои слова, - продолжил незнакомец, обращаясь к Игорю. Через две недели твой оборот удвоится. Сейчас склады ликероводочных заводов области переполнены. Каждый из них должен государству по двадцать пять тридцать миллиардов, никто у них водку не берет, а если и берет, то не рассчитывается. Хотя водка - то хорошая. Понятно, почему?

- Потому что все сидят на привозной - московской, дагестанской и астраханской. Она - дешевле, - ответил Игорь.

- Правильно. С понедельника ситуация изменится. Привозное говно станет дороже. У ворот ликерок опять вырастут очереди, а что будет твориться у тебя - вообще предположить трудно. Ты ведь торгуешь дешевле заводской цены?

- Да, дешевле. Но почему привозная станет дороже? - было видно, что Угланов привык доверять этому парню, и теперь в его голосе слышалось возбуждение.

- Потому, что сегодня областное правительство приняло постановление, согласно которому один литр привозной водки, разлитой за пределами области, должен будет стоить не менее тридцати восьми тысяч рублей. Постановление будет опубликовано в понедельник в "вечерке" и вступит в силу с момента публикации. В понедельник утром всех начальников торговых отделов соберут в министерстве. И пошло и поехало...- парень вынул из кармана сложенный вчетверо белый лист бумаги и протянул его Игорю. - Вот ксерокопия.

Игорь с воодушевлением принялся за чтение. Я тем временем отсчитал от кучки двадцать миллионов, стянул их резинкой, а оставшиеся пятьсот двадцать восемь тысяч, убрал в карман, решив, что с их судьбой определюсь позже.

Закончив читать, Игорь некоторое время сидел молча, уставившись в одну точку, потом аккуратно свернул бумагу и отдал парню.

- Для меня это очень хорошее известие, - сказал он. - Но где гарантия, что это постановление будет выполняться?

- Будет, раз я к тебе приехал, - веско ответил парень.

- Чего ты хочешь? - спросил Игорь.

Его собеседник пожал плечами, выразительно посмотрев в мою сторону. Угланов повернулся ко мне, и по его глазам я понял, что мое присутствие ему на руку. Насколько я знал, а знал я его ни много, ни мало пятнадцать лет, он никогда не принимал никаких решений, детально их не продумав. Известие, которое только что прозвучало из уст незнакомца, судя по всему, было для него полной неожиданностью. Он был рад возникшей в разговоре паузе, которая давала ему возможность продумать варианты.



Я молча протянул ему деньги.

- Сколько здесь?

- Двадцать.

- Сколько еще вы мне должны? - спросил он небрежно.

- Еще столько же, - я был уверен, что он знал наш долг с точностью до копейки. - Завтра утром, ровно в девять Сергей привезет остаток.

- Хорошо. А во сколько тебе нужна "Газель"?

- Если возьмешь за тару деньги, то "Газель" мне не понадобится.

- Все-таки, Дальтоник, ты - мелочевщик, - почему-то разозлился он. Какая-нибудь чернота, скупающая тару, предложила тебе на пару рублей дороже за ящик и ты уже с вожделением потираешь руки.

- Ты просто скажи, возьмешь деньги или нет. А на счет мелочевщика, то куда уж нам до вас.

- Деньги я возьму. Но мне интересно знать, почему ты не прислушиваешься к советам друга? Мы с тобой, урод, за одной партой в институте сидели, вместе чуть в армию не загремели, одних и тех же девок трахали. Я тебе говорю: не разменивайся по мелочам, не считай копейки, а ты - набил карманы мелочью, сел на свой драндулет и ездишь по городу, как бомж с пейджером, - сказано это было с воодушевлением, почти с надрывом. Если бы рядом было зеркало, то он обязательно посмотрел бы на себя, любимого. - Ты сколько зарабатываешь в баксах? Тысячи три?

- Две, две с половиной.

- Где деньги?

- Я купил машину.

- Правильно - восьмерку, потому что на девяносто девятую денег пожалел.

- Мы с Серегой строим торговый павильон на остановке.

- Мелочь. Ты пойми: есть два варианта. Первый - зарабатывать деньги, а второй - экономить. Некоторые считают, что сэкономил, значит заработал. Бред. Деньги должны приносить деньги. Ты, наверное, еще и откладываешь в баксах.

- Я хочу купить квартиру на первом этаже и открыть свой магазин.

- Мудак ты, вот ты кто. Деньги не должны лежать. Деньги должны работать. Ты слишком медленно едешь. Наступит момент, когда те, кто стартовал позже, обойдут тебя и прижмут к обочине. И ты со своим магазином останешься в правом ряду с проколотым колесом. Это гонка. Ты понимаешь?

- Я не тороплюсь. Тише едешь, дальше будешь.

Игорь хотел сказать мне еще какую-то умную вещь, но в это время у него заиграл сотовый, избавивший меня от необходимости выслушивать очередные нравоучения.

Звонила его жена. Они какое-то время обсуждали покупки, потом он сообщил ей о моем присутствии и передал мне приглашение в гости. Я сказал, что загляну на днях, пожелал ей и их сыну всего хорошего, попрощался со всеми и вышел в коридор.

На лестничном пролете горела всего одна грязная лампочка, окон не было. Вдоль каждой ступеньки была проведена полоса черной краской, как на клавишах пианино. Каждый шаг - нота. Я бегом спустился к двери. Мелодия получилась минорной.

Я завел машину и включил фары.

Свет вспыхнул и погас.

Я несколько раз дернул центральный переключатель света. Ни какого результата. Несколько секунд просидев в задумчивости, я потянул на себя рычаг переключателя сигналов поворота. Свет снова вспыхнул, одновременно и дальний и ближний, и погас, когда я рычаг отпустил. Сигналы поворотов работали. Не хотели гореть только габаритные огни. Значит дело не в лампах и не в реле. Уже лучше. Просунув руку под приборную доску, я проверил на месте ли провода центрального переключателя. Провода оказались в порядке. И тут я вспомнил, как продавец запчастями предупреждал меня о том, что на "москвичи" нельзя ставить галогеновые лампы потому, что это приводит к выходу из строя переключателя. Я всегда имел это в виду, покупая лампы. А Серега просто не знал. Поэтому свет фар и казался мне таким ярким.

Я вышел из машины, откинул спинку сиденья водителя и стал на ощупь искать веревку, кусок шпагата или моток мягкой проволоки. Там было много всяких нужных вещей, но веревки не было. Я снова сел в машину и начал шарить за сиденьем пассажира, потом в бардачке. Больше всего похожим на веревку оказался полиэтиленовый мешочек из-под хлеба.

Я провозился довольно долго, а когда поднял голову, то увидел, что у самой двери конторы стоит светлая девятка. Еще я заметил спину человека, который быстро вошел внутрь, хлопнув дверью. "Еще один должник", - подумал я.

Скатав мешочек наподобие шнура, я привязал рычаг переключения поворотов к рычагу переключателя привода стеклоочистителей, включил аварийный сигнал, завел двигатель и выехал со двора, мигая, как светомузыка и, надеясь, что не попадусь на глаза гаишникам.

С горы открывался почти космический вид. Миллион огней, окна и фонари. Чьи-то жизни. Тысячи одиночеств, которым довелось жить в одном месте и которым глубоко наплевать друг на друга.

Я думал о дружбе. Точнее о том, что ее не существует, какой описывают в книгах. Игорь снисходительно позволял себе дружить со мной. Я дружить с ним был обязан. А Серега - вообще темная личность, самая большая загадка для меня. Я знал его десять лет, был свидетелем на свадьбе... Время проходит, мы взрослеем, кончается дружба и куда-то уходит любовь. Эти два слова, скорее всего, физические величины, как вес или плотность. Они имеют свои свойства и изменяются под действием окружающей среды, иногда настолько, что от них не остается и следа. Хотелось бы мне знать, каким законам они подчиняются.

До стоянки оставался всего один квартал, когда на светофоре меня остановил гаишник, подтвердив мои самые худшие опасения. Вид у него был неважнецкий, он был слишком молод, мал ростом и худ. Не знаю, по какому принципу отбирают в милицию, но я при желании мог бы легко накостылять ему по шее, отобрав рацию и пистолет.

- Это что еще за цирк? - с важным видом осведомился он.

- Командир, перегорел переключатель света. Следую до места стоянки.

- При неисправных световых сигналах эксплуатация транспортного средства запрещена.

- Не бросать же машину на дороге.

- Дальним светом вы ослепляете встречный транспорт, - он в совершенстве знал правила и гордился этим.

- По-другому не получается, - я открыл дверь и показал ему свое нехитрое приспособление. - Мне до стоянки сто метров осталось.

- Что в багажнике? - благодушно спросил он, судя по всему отбирать права или снимать номера у него желания не было.

- Пусто, - сказал я, открыв фургон.

Некоторое время он размышлял о том, брать с меня деньги или не брать и если брать, то сколько. Но определиться в этом вопросе ему помешала рация, которая захрипела о крупной аварии в старом городе. Он вернул мне права и убежал к стоящей невдалеке машине.

На стоянке я поставил "москвич" рядом со своей восьмеркой, заплатил деньги охраннику, предупредив о том, что завтра фургон заберет Серега и пошел домой.

Моя квартира досталась мне чудом, на излете перестройки, как молодому специалисту, вне очереди. Был когда-то такой хороший закон. Ее освободил начальник проектного отдела, никто на нее не позарился. Подумаешь однокомнатная хрущевка, в строительной организации можно рассчитывать и на лучшее. Так я бросил общагу. Знали бы они, что будет лет через семь.... Знать бы, что будет завтра!

Света приготовила плов. Было как всегда вкусно. Я читал газету. Все как в настоящей семье. Все слишком привычно. Наверное, так и должно быть в жизни. Телевизор, газета, дети. Но я не воспринимал происходящее, как свою жизнь. Это была игра.

Раздался телефонный звонок. Света привычно взяла трубку, как будто имела на это право. Звонил Сергей. Я отчитался перед ним за свою поездку к Игорю.

А потом мы легли в постель. На мокрой от пота простыне мы исполнили какой-то чудный ритуальный танец, как два шамана, изображающих весеннюю пляску змей, сплетенных в один клубок. Но показательного выступления у нас не получилось. Так - обязательная программа.

Отдышавшись, Света произнесла:

- Коль, я давно хочу спросить, почему Серега называет тебя дальтоником?

- Я не вижу синий цвет.

Она немного помолчала.

- С рождения?

- Нет, с шести лет, после травмы.

- А какого цвета небо?

- Серого с желтизной.

- А море?

- Тоже.

- Но ты ведь должен его помнить.

- Кого?

- Синий цвет.

- Когда закрою глаза, я его помню.

Я был благодарен ей за то, что она заткнулась. Если бы она меня пожалела, я бы психанул. Мы долго лежали молча, зная, что не спим. Потом она сказала:

- Коль, я буду увольняться от вас.

Я промолчал.

- И к тебе больше приходить не буду, - она подождала. - Просто была зима, нам было холодно поодиночке. Я пережила эту зиму. Спасибо тебе. Теперь мне нужно определяться. Скажи что-нибудь.

- Есть варианты?

- Да.

Я опять промолчал.

Потом, когда она заснула, я остался один на один со своими вещами, которые заполняли темную комнату. Они были куплены мной совсем недавно, когда у меня появился относительный достаток и потому не имели истории, не знали слез, скандалов и нервных потрясений. Я задумался над ее словами и понял, что ничего не испытываю.

2.

Мне приснилось море, бесконечное, синее, разрывающее душу. Море, которого я уже никогда не увижу. С белыми барашками пены, без всякой желтизны и серости. Оно сливалось у горизонта с голубым небом, а пена превращалась в облака, которые уходили вертикально вверх и были повсюду, на сколько хватало глаз. Сквозь шум прибоя и крики чаек я слышал Светкины шаги, звуки кухонной возни и тихой музыки. Вместо соленого запаха водорослей я чувствовал запах свежего кофе и гренок. Потом все куда-то исчезло. Хлопнула дверь. Света ушла, а я остался спать потому, что сегодня суббота - мой единственный выходной.

Окончательно я проснулся от звонка в дверь. Звонок был долгий и настойчивый. В такое время так звонить мог только Серега.

Я скинул одеяло, нащупал ногами тапочки под кроватью и пошел открывать прямо в трусах. Пока я шел из комнаты в коридор, звонок прозвенел еще раза три.

Я зло сказал: "Иду, иду" и щелкнул замком. Дверь влетела в квартиру, как от взрыва, стукнув меня по подбородку. Я успел понять, что это - не Серега, получил еще один удар в живот и оказался на полу. Мимо меня в комнату пробежало несколько человек, кто-то заломил мне руки за спину, защелкнул наручники, поднял и прислонил лицом к стене. После этого дверь закрылась и наступила относительная тишина.

Скрипели половицы, слышались отдельные фразы, смысл которых я не мог понять из-за шума в голове. Я где-то читал, что на грабителей лучше не смотреть. Если ты их не видел, то больше шансов остаться в живых. Поэтому я молчал, не шевелился и не делал попыток повернуть голову. О том, что происходит, я старался не задумываться, на ум могло прийти самое плохое и тогда мне стало бы страшно.

Через некоторое время, хотя реально, наверное, пролетели лишь секунды, кто-то сказал:

- Обыщите.

После удара дверью с моей головой, по всей видимости, стало не все в порядке. Я неправильно понял смысл сказанного и со смелостью умирающего сказал глупость:

- В трусах у меня ничего нет.

Люди заржали так заразительно и беззлобно, что мне сразу стало легче, а когда меня развернули лицом в комнату и я увидел, что это - менты, у меня вообще отлегло от сердца. Их было пятеро, двое в масках, в бронежилетах, с автоматами, а трое в штатском. Те, у которых были открыты лица, во всю улыбались. Судя по всему, день у них начался удачно. Нормальные ребята. Никто в ближайшее время меня убивать не собирался.

- То, что в трусах у тебя ничего нет, - это твои проблемы, - сказал самый маленький из них. После чего они снова начали хохотать.

Шутник был пижоном. Невысокий рост он пытался компенсировать высокими каблуками, идеальными стрелками на брюках и ослепительной белизны рубашкой. Во всей этой компании он, безусловно, был старшим по званию. Я знаю такой тип людей, они тщательно следят за своей внешностью в любых обстоятельствах, а в пьяном виде бывают ужасными занудами.

Подавив очередной приступ смеха, он, наконец, перешел на официальный тон:

- Чебоксаров Николай Александрович?

- Да.

- Вот ордер на обыск вашей квартиры, - он помахал издалека белым листком бумаги и сразу убрал его в карман. Я очень сомневался в том, что это был действительно ордер, но спорить не стал.

- Ребята, можете идти в машину, - сказал он с ноткой превосходства двум бугаям - спецназовцам, - А ты, Витя, дуй за понятыми, - обратился он к самому молодому из тех, что были в штатском.

- В чем меня обвиняют? - спросил я.

- Вас пока подозревают. Если подозрения подтвердятся, вам предъявят обвинение, - ответил пижон.

- А в чем меня подозревают?

- Об этом вам расскажут на допросе в отделении. Оружие имеется?

- Оружия у меня нет. Не можете же вы обыскивать человека, не объяснив причину.

- Ты что, дурак? - удивился второй. Он был помоложе, повыше ростом, похуже одет и доброжелательности на его лице было поменьше.

Я решил проглотить обиду. Рано или поздно все разъяснится. За мной не было никакой вины, по крайней мере, я не провинился настолько, чтобы со мной так обращаться.

- Ребята, - примирительным тоном сказал я. - Вы подняли меня с постели, я еще не пописал.

- Ну, иди, - сказал молодой.

- У меня руки за спиной. Я могу, конечно, но только если кто-то из вас подержит.

Молодой сделал злое лицо и хотел было уже рассердиться, когда пижон опять захохотал.

- У тебя же там ничего нет! - сквозь смех промычал он.

Он еще некоторое время язвил на эту тему, потом защелкнул мне наручники спереди.

В это время привели понятых. Ими оказались дядя Миша и тетя Таня со второго этажа. Тетя Таня сияла от злорадства, она меня не любила, ведь у меня была машина и я жил в отдельной квартире совсем один. Дядя Миша, напротив, был озабочен потому, что я часто давал ему взаймы, иногда забывая об этом. Они встали у зеркала, опустив руки по швам и сделали очень серьезные лица.

Молодые сотрудники начали методично копаться в моих шмотках, а старший сел за письменный стол и стал составлять протокол. Обыскивали они очень аккуратно; осмотрев вещь, клали ее на свое место, а когда пришлось встать на диван, самый молодой хотел поначалу даже снять обувь, но потом, опомнившись, просто постелил газету.

Как я и ожидал, деньги они все-таки нашли. Вытащив из вазы пакет с долларами, юноша присвистнул и гордо показал всем свою находку. Начальник разложил их на столе, как конфискованные боеприпасы и с минуту с любовью созерцал впечатляющую картину. Потом подозвал почему-то дядю Мишу, который без очков все равно ни хрена не видел и пересчитал.

- Восемнадцать тысяч долларов, - веско сказал он. - Откуда деньги?

- Мама подарила.

- Мама у нас кто?

- Агроном.

- Очень хорошо. Деньги изымаются до выяснения происхождения.

Под изъятие так же попали моя телефонная книга, портфель, папка с документами и несколько накладных, случайно завалявшихся в столе. Как ни старались, больше они ничего не нашли. Собственно, больше у меня ничего-то и не было. Эти деньги составляли все мое состояние, все, что я смог отложить за три года свободного плавания, если не считать, конечно, нашей с Серегой совместной собственности. Это был первый взнос на мой собственный магазин. Мне не хотелось верить, что я их больше не увижу. Когда все уже было основательно перерыто, начальник еще раз ласково посмотрел на пачку с деньгами и подытожил:

- Ну, что ж, - неплохо, - потом бросил взгляд на часы и сказал: Поехали.

Мы все по очереди расписались в протоколе, причем дядя Миша сослепу поставил автограф в графе следователя. Я попросил разрешения умыться и почистить зубы.

- Ни к чему, - сказал пижон. - Тебе их выбьют на допросе.

Он снова заржал, а потом добавил:

- Шучу я, шучу.

Мне позволили умыться и одеться, сняв наручники, но перед выходом в коридор снова надели. Дверь опечатали. Спускаясь по лестнице, мы болтали о погоде, как старые друзья, хотя я даже не знал, как зовут людей, так беспардонно ворвавшихся в мою жизнь. Никто из этой любительской команды КВН и не подумал мне представиться.

Во дворе, около подъезда, среди дюжины возбужденных старушек, возглавляемых тетей Таней и дядей Мишей, я заметил Серегу. Мы встретились глазами и я выразительно пожал плечами. Серега прорвался сквозь толпу и начал кричать.

- Игорька Угланова завалили. Прямо на глушняк. Вчера поздно вечером. После тебя. С ним еще двоих.

Мои конвоиры были очень недовольны его поведением, они посоветовали ему заткнуться, но он проявил мужество и глубоко наплевал на их слова:

- Я утром к нему приехал, а там везде кровища и все опечатано. Говорят, украли деньги. Не боись, я буду рядом. Если что, я поеду...

Дальше я уже не слышал, потому что меня запихали в УАЗик и дали по газам.

Все встало на свои места. Меня подозревают в убийстве.

Игорь убит...

Где мы теперь будем покупать водку?

Я вспомнил его слова на счет гонки и подумал, что у каждой гонки есть свой финиш. Мне было его жаль. Я представил его жену Нельку, которая всегда держалась королевой, его четырехлетнего сына Паню, который любил бананы. Что теперь будет с ними? Я вспомнил его родителей, довольно молодых еще врачей, которые так гордились своим сыном, что эта гордость стала смыслом их жизни. Смогут ли они пережить такое горе? Я подумал о том, что сообщение об этом убийстве появится в газетах и станет одним из многих в разделе криминальной хроники. Но за несколькими сухими строчками будут стоять жизни близких нам людей, и мы будем читать их совсем по-другому. Потом все будет по-прежнему, и все будет не так. Сегодняшняя дата станет в нашей жизни еще одной точкой отсчета, поделив ее на до и после.

В детстве мы ловили мух, шмелей и жужелиц в спичечный коробок. Просто так, безо всякой цели, просто, чтобы поднести к уху и послушать, как они там жужжат и скребут лапками. Дальнейшая участь насекомых была различна кого-то отпускали, кому-то отрывали крылышки, а кто-то становился зеленоватым пятном на земле. Все зависело от личности ловца.

Хозяева железной машины с решетками, пленником которой я был - очень взрослые дяди. И весь вопрос заключался в том: как они поступали в детстве?

Лично я всегда отпускал букашек. Зачтется ли мне мое милосердие?

Я смотрел через решетку на манящие изгибы улиц, на улыбающихся людей, которые шли куда хотели и испытывал животный, ни с чем не сравнимый страх, куда более сильный, чем тот, который я испытал, когда ворвались ко мне в квартиру. Это был страх потери свободы.

Я прекрасно понимал, что при плохом раскладе посадить меня для ментов - как дважды два. Причем я сам во всем признаюсь. Я часто и много читал газеты. Я боюсь физической боли, я боюсь голода, я боюсь больших грязных членов ссучившихся уголовников, которыми меня будут тыкать в попу. Меня не надо пугать, стоит только намекнуть и я во всем признаюсь. Я сам себе подпишу приговор. Я ненавидел себя за трусость, но ничего не мог с собой поделать.

Потом я вспомнил светлую девятку, которая подъехала к офису Игоря. Вот моя надежда. Я все расскажу и меня отпустят. А что я расскажу? Ни цвета, ни номеров, ни примет. Если они его поймают, то я - свободен. Если нет - сяду. Где вы, Жегловы и Шараповы? Ха - ха - ха. Тьфу.

Алиби, алиби!

Нахрен алиби! Пятьдесят миллионов судье - и вот она, свобода! У меня есть деньги. У меня нет денег! О - о - о!

За пятнадцать минут, в течение которых мы ехали до отделения, приступы оптимизма несколько раз сменялись паникой, но когда машина остановилась, я взял себя в руки и уже представлял себе в общих чертах, как мне нужно себя вести на допросе. Эх, если бы можно было сказать, что я буду говорить только в присутствие своего адвоката! Но мы не в Америке, да и никакого адвоката у меня и в помине не было.

Я представлял себе, что в милиции с нетерпением ждут моего появления. Я думал, что следователи сидят на телефонах, грызут ногти и передают друг другу по рации сообщения о передвижении конвоя. Мне казалось, что меня сразу поведут в кабинет, где энергичный опер, дрожа от возбуждения, начнет задавать дурацкие вопросы. Но все произошло совсем не так. Мои новые знакомые передали меня на руки сержанту с автоматом, тот повел куда-то вниз по лестнице. На полпути он остановился, повернул меня лицом к стене и минуты три болтал с приятелем. Потом мы оказались в подвале, а затем в камере. С меня сняли наручники и тревожная железная дверь с маленьким оконцем захлопнулась. Я остался один. Спичечный коробок. Жужжи - не жужжи, скребись - не скребись.

Камера была довольно просторной, метра три в ширину и четыре в длину. По углам стояли два топчана, покрытые красным дерматином. Прямо напротив двери, под самым потолком находилось окно, закрытое листом железа, в котором сантиметровым сверлом хаотично просверлены множество отверстий, через которые в помещение проникал слабый утренний свет. Цементные стены без признаков краски и штукатурки, цементный пол и грязный потолок. В углу пластмассовое ведро. Запах хлорки.

Я снял куртку, бросил ее на топчан и сел рядом. Какое-то время я думал, что за мной вот-вот придут. Потом мне надоело сидеть, я принялся ходить, изучая каждый сантиметр убогого интерьера. Четыре шага туда, четыре обратно. Я даже немного устал. Хотелось есть. В конце концов, я лег, свернув куртку и положив ее под голову, отвернулся лицом к стене. Напротив моих глаз на стене был нацарапан рисунок, изображавший могильный холмик с покосившимся крестом. Я стал думать о человеке, который лежал здесь до меня и оставил после себя такой нелепый след. Был ли он убийцей, или сам готовился к смерти? Был ли он виновен?

Мне нужно искать пути выхода из создавшегося положения, мне нужно вспоминать, надеясь обнаружить алиби. Я должен перетрясти каждую секунду вчерашнего вечера. А я все думал и думал об этом человеке, пытаясь представить себе его лицо.

Кто он такой? Где он сейчас? Сколько ему было лет?

Вот мне - тридцать один. И что светлого из моей жизни я могу вспомнить, лежа здесь, на топчане? Я напряг память, но почему-то вспомнил только мать и наш дом в поселке. Вспомнил гору, сенокос, вспомнил реку. Моя мать не была мне хорошей матерью. Она никогда не ласкала, не целовала меня. Она за всю жизнь всего один раз погладила меня по голове и даже пустила слезу, когда я попал в больницу и чуть не умер.

Нашего пса Кабияса она гладила гораздо чаще.

В тот год в колхозе намечалось какое-то строительство. Буксиром по реке притащили плоты с отборным хвойным лесом. Неделю бревна лежали в воде, в тихой заводи за пристанью, потом их трактором выволокли на берег. Часть бревен скатилась с пирамиды обратно в реку. Они плавали в воде в несколько рядов, так что, находясь сверху, нельзя было отличить, где кончается вода и начинается берег.

Мы с мальчишками часто посещали это лесное кладбище, охотясь на поразительно красивых жуков мраморной окраски с длинными изогнутыми усами. Раньше мы никогда таких не встречали и были убеждены, что они приплыли к нам по реке вместе с бревнами. Еще под корой можно было найти множество мясистых белых личинок, похожих на опарышей, на которых очень хорошо клевала рыба от голавля до уклейки. Правда, личинки быстро погибали в воде и сходили с крючка от малейшей поклевки, но их было очень много, и рыба их любила.

В самом конце сентября, когда лес уже основательно поредел, а вода стала удивительно прозрачной и холодной, я, по договоренности с Мишкой Чуприным, полез на бревна в поисках наживки. Когда баночка из-под майонеза было уже почти полной, я сделал два лишних шага в сторону реки. Бревна разошлись у меня под ботинками и снова сомкнулись, пропустив в глубину. Я умудрился упасть вверх ногами, поэтому мне не размозжило голову. Перевернувшись под водой, всплывая я угодил носом в комлевую часть бревна, в выемку, которую выпиливают вальщики, чтобы падение дерева было направленным и благодаря этому не захлебнулся. Вода доходила мне до подбородка, руками я держался за какие-то сучья, а ноги не доставали до дна. Я мог дышать, видел ярко голубое небо в щель между бревнами, но не чувствовал раздробленных ног, не мог и боялся плыть. Я очень долго кричал. Это была истерика, визг, плач, а в самом конце хрип. Когда дядя Леня Чуприн спасал меня, поднырнув под бревна, я никак не хотел отпускать ветки, содрал кожу на руках, нахлебался воды и чуть не утонул. В результате заработал сильнейшее воспаление легких, несколько переломов, нервный срыв и перестал видеть синий цвет. Мой дальтонизм обнаружился случайно, на медкомиссии перед школой. Синий цвет к тому времени я полностью забыл, а когда вспомнил, мне стало очень тоскливо.

Мои воспоминания прервал звук открывающейся двери. Но пришли не за мной. Наоборот, в камере появилось пополнение. В дверь втолкнули парня лет двадцати в спортивном костюме и грязных кроссовках. Он бросил на меня взгляд бультерьера и шарнирной походкой, выставив руку так, чтобы я мог видеть золотую печатку, прошел к свободному топчану. Когда дверь захлопнулась, парень спросил:

- По какой статье?

Так как в помещении мы были одни, я ответил:

- Не знаю. В статьях и уголовном кодексе не разбираюсь.

- Что тебе мусора шьют?

- Подозревают в убийстве.

- Кого ты завалил? - с уважением спросил мой новый сосед.

- Они думают, что своего друга.

- За что?

Я внимательно посмотрел на сокамерника и сделал вывод, что ни каких положительных эмоций он у меня не вызывает.

- За то, что он задавал много глупых вопросов, - ответил я и отвернулся к стене.

Парень заткнулся, больше я не услышал от него ни слова. Он лег, ни разу не пошевелился и вроде даже перестал дышать.

Почему я не могу вспомнить ничего хорошего в своей жизни? Почему всегда вспоминается только плохое? Ведь оно было, это ощущение счастья, чудные мгновения, за которые не грех отдать жизнь. А может не было?

Страх давно прошел, осталось любопытство.

Я успокоился настолько, что даже задремал.

Когда за мной, наконец, пришли, мой желудок вовсю переваривал сам себя, а в горле пересохло настолько, что когда конвоир спросил, кто из нас Чебоксаров, слово "я" из моих уст прозвучало, как последний выдох умирающего.

Вначале меня отвели к толстому усатому сержанту, который снял отпечатки пальцев, а затем доставили в комнату номер двадцать один на втором этаже.

В кабинете сидело три человека в штатском. Никого из моих утренних гостей среди них не было. Комната показалась мне очень светлой, первое время я усиленно щурился, но графин с водой на столе все-таки рассмотрел хорошо. Один из следователей, видимо, проследив мой взгляд, велел конвоиру снять с меня наручники и налил мне стакан. Меня посадили на стул справа от окна, около полированного шифоньера так, что солнечный свет падал мне прямо в глаза. Они смотрели на меня, а я пытался смотреть на них. Никто не представился. Все трое были худощавыми и темноволосыми. Двое моего возраста, третий - лет пятидесяти. Последний, самый старший, показался мне знакомым. Я его точно где-то видел и, скорее всего, даже общался.

Когда они достаточно хорошо меня разглядели, тот, что сидел напротив меня, расспросил и записал с моих слов анкетные данные, потом сказал:

- Вас задержали по уголовному делу номер сто семьдесят восемь, возбужденному по факту убийства Угланова Игоря Валентиновича. Имеете ли вы что-нибудь сообщить по этому поводу следствию, по своей инициативе?

- Нет.

- Вы были знакомы с потерпевшим?

- Да.

- Когда вы видели потерпевшего последний раз?

- Вчера.

- Костя, подожди, - сказал пожилой. - Пусть расскажет посекундно все, что он делал вчера с двадцати одного ноль-ноль до двадцати четырех.

- Хорошо, - сказал Костя. - Давайте начнем с двадцати одного ноль-ноль местного времени.

- В двадцать один ноль-ноль я находился на центральном рынке в продуктовом киоске, принадлежащем ТОО "Импульс", - начал я и задумался над тем, как объяснить причину по которой в столь поздний час поехал к Игорьку. В конце концов, я решил не вдаваться в подробности Серегиных похождений и не упоминать про деньги, сказал, что с Углановым договорился встретиться заранее, по поводу закупа водки и рассказал все, что смог вспомнить о вчерашнем вечере.

Когда я начал, часы на стене показывали два часа пятнадцать минут, а когда закончил, было уже половина четвертого. Меня часто перебивали, задавая по несколько раз одни и те же вопросы. Тот, что сидел справа в аляпистом галстуке, записывал мои показания, двое других делали пометки в блокнотах. Я ничего не сказал о светлой девятке, которая подъехала после меня. Сам не знаю почему. Наверное, я заранее боялся этого урода, который вот так запросто мог лишить жизни сразу трех человек. Когда я упомянул гаишника, все трое заметно оживились, а тот, которого звали Костя, стриженый под бобрик, на некоторое время вышел из комнаты. Они спросили, записывают ли охранники на стоянке время, когда владелец ставит машину. Я сказал, что записывают. Они поинтересовались, где ключи от "москвича", я сказал, что они в той связке, которой оперативники закрывали дверь моей квартиры. Потом мне дали ознакомиться с протоколом допроса, который я внимательно прочитал и расписался на каждой странице. Меня заставили написать, что все вышесказанное записано с моих слов, мною прочитано и записано верно. Я сделал все, как они просили, испачкав ручку и протокол дактилоскопической мастикой. Они внимательно следили за моими манипуляциями, затем вызвали конвоира, который надел на меня наручники и отвел в камеру. По пути мне разрешили сходить в туалет и напиться воды.

Мой сосед лежал в той же позе, в которой я его оставил. Когда меня ввели, он повернулся, напряженно посмотрел на меня и спросил: "Били?". Я ответил, что нет. Когда я лег, он встал и помочился в пластмассовое ведро. Больше я его не слышал.

Когда-то в здании милиции находился детский сад. Я представил себе, как по коридорам бегали детишки, а здесь, внизу, шипела кухня. При определенных условиях вода может стать паром, детский сад - милицией, а церковь - кинотеатром. Кто-то там, на небе, решает, кому быть преступником, а кому - праведником. Я это знал точно, мой скромный жизненный опыт подсказывал, что человек всегда может стать обезьяной, а вот наоборот никогда.

Потом за мной пришли во второй раз, конвоир не надел на меня наручники и я догадался, что меня отпустят. На этот раз он отвел меня в комнату на первом этаже, на двери которой не было номера, а висела металлическая пластинка с надписью: Савичев С.В. В кабинете сидел всего один человек, самый старший из тех, что проводили допрос. Он хмуро посмотрел на меня и сказал:

- Мы проверили ваши показания. Когда вас остановил сержант ДПС, Угланов был еще жив, он разговаривал по сотовому телефону. Это сходится с показаниями сержанта и с данными компании мобильной связи, услугами которой пользовался Угланов. Его убили предположительно в тот момент, когда вы ставили машину на стоянку. Заявленные вами поломки автомобиля действительно имеют место. Вот ваши ключи, можете идти.

От радости я чуть не рассказал ему о светлой девятке, но вместо этого сказал:

- Спасибо, - взял ключи и уже развернулся было, чтобы уйти, но вспомнил о деньгах.

- Товарищ Савичев, - сказал я. - А деньги и документы?

- Какие деньги?

- Которые у меня изъяли при обыске.

- Во-первых, я не Савичев. Я - подполковник УБОП Спарыкин Алексей Лукьянович, во-вторых, о деньгах я ничего не знаю. Все, что у вас изъяли, вам вернут завтра, - он сделал паузу, затем с напором продолжил: - Если сочтут нужным... Конечно, вы можете подождать до завтра здесь, но один ваш товарищ уж очень беспокоится, бегает по знакомым, надоедает звонками.

Еще час назад я готов был отдать все свои деньги, чтобы выйти отсюда, а теперь, когда меня отпускали, важнее денег для меня ничего не было.

- Завтра воскресенье.

- Ну, тогда в понедельник.

- А у кого их можно будет забрать?

- У следователя Трофимова в двадцать первом кабинете.

- Спасибо.

Уже на выходе он остановил меня фразой:

- Чебоксаров! Подписку о невыезде я с вас брать не буду, но устно предупреждаю, чтобы из города никуда не уезжали. Вы можете нам понадобиться. И еще... Я бы на твоем месте тому сержанту бутылку поставил.

- Хорошо.

Запах свободы точно существует, он похож на запах весны.

Когда я вышел из милиции, было уже темно. Я сразу узнал Серегину девяносто девятую цвета "рубин". Он тоже меня заметил, выскочил мне навстречу. Я хотел сказать, что из-за его блядства меня чуть не посадили, что меня в конец достали его выходки, но мы просто обнялись.

- Как ты, дружище? - спросил он.

- Нормально.

- Кушать хочешь?

- А то!

В машине у него было сильно накурено, пепельница вся забита. Не говоря ни слова, мы доехали до бистро, где нам почти сразу же принесли салаты. Я ел, Серега говорил.

- В городе полный шухер. С Игорем, кроме охранника, был Марат Хакимов, он торгует московской водкой. В основном Брынцаловкой и Черноголовкой. Крупный воротила. Обороты больше, чем на городской ликерке. Три фуры в день! Говорят, вышло какое-то постановление, по которому привозной водке абзац.

- Знаю. Присутствовал при разговоре, - сказал я.

- Так ты его видел? - удивился Сергей.

- Хакимова? Да.

- Ну, вот. А какое у него было предложение?

- Они выперли меня до того, как стали разговаривать.

- Говорят, он решил переключиться на местную водку и пришел предложить Игорю поделить заводы области. И еще финансовую помощь в обмен на связи. Сергей закурил. - Самый прикол заключается в том, что убийцу ищут теперь по полной программе и менты, и уголовники. У Хакимова крыша - блатные, а у Игоря - шестерка. И те, и те - в жопе. Валят друг на друга.

- А я - главный подозреваемый?

- Теперь нет. Насколько я узнал, существует три версии: первая банальное ограбление, самая слабая, вторая - дело рук Клима, третья происки конкурентов, дескать, кто-то хочет прибрать к рукам весь водочный бизнес.

- А при чем здесь Клим?

- Ты ведь друг семьи. Ты что, не знал, что Клим раньше, до ментов, Угланову крышу крыл?

- Ты ведь знаешь, я в такие дела не лезу. Ну и что?

- В городе все знают, что Клим - отморозок. Во-первых, он давно на игле, во-вторых, он не имел четкой ставки отката. Ну, ты знаешь все эти понты. Мог ночью к Игорю домой припереться, типа, дай денег. Вы тут жируете, а братва на зоне фуфайки курит. А когда Игорь поднялся, Клим совсем озверел. Короче, не крыша, а полная лажа.

Нам принесли шашлык. Я молча начал есть свою порцию, а Серега попросил поменять, слишком жирное он не любил.

- Ну и что дальше? - спросил я.

- Год назад, когда ему все это надоело, Игорь решил уйти под ментов, тем более, что менты и сами давно к нему присматривались. Как они это сделали, что предприняли? Никто не знает. Но Клим спрыгнул с Игоря и даже не вякнул в ответ. Но злобу, говорят, затаил.

Принесли другую порцию шашлыка. Серега поковырялся в ней вилкой и начал есть с недовольным видом.

- Сегодня всю Климовскую бригаду взяли, - продолжил он. - Самое интересное, что никто ничего не видел и не слышал.

- Я видел, - бросил я и рассказал Сергею про светлую девятку.

Выслушав меня, Серега с минуту молчал, затем спросил:

- Ты можешь его узнать?

- Как можно узнать спину? Тем более, что было темно, тем более, что я видел его меньше секунды.

- А машину?

- Я знаю только, что это была светлая девятка.

- Понятно. Ты рассказал об это в милиции?

- Нет.

- Правильно, - его лицо приняло задумчивое выражение. - Никогда, ни за что нельзя поручиться с полной уверенностью. Может, это сделали сами менты, или кто-то близкий к ним. Никто не будет разбираться, видел ты или не видел, дальтоник ты или нет. В таком деле свидетелей не бывает. Забудь. Я уже забыл.

- Я тоже так думаю. Что будем делать с деньгами?

- Какими деньгами?

- Которые мы должны Игорю.

- А... Я купил на них воду, - Серега довольно улыбнулся. - Сегодня, пока куролесил по городу, наткнулся на дешевую минералку в "Лакомке", выторговал пятнадцать процентов и купил на двадцатку. С доставкой. Завтра развезут по точкам, остатки ко мне в гараж. Скоро вода полетит, обещали тепло.

На меня опять нахлынула волна раздражения.

- Серый, сделку придется аннулировать, - зло сказал я. - Забери деньги, завтра отдадим их Нельке. Так нельзя. Деньги чужие и тратить их ты не имел права. Нужно вернуть.

Сергей взял со стола зубочистку и сделал паузу.

- Я надеюсь, ты не думаешь, что я решил эти деньги присвоить, - сказал он. - Просто выгодное предложение, в кармане были деньги, в таких случаях раздумывать нельзя. Сделку я расторгать не буду. Если ты такой щепетильный, где-нибудь перезайму. А вообще, я считаю так: Игорь в морге, когда мы должны были вернуть деньги, никто не знает. А Нельке.... Днем раньше, днем позже - разницы нет. Наторгуем - отдадим.

Он был прав. Когда дело касается денег, какой может быть разговор о порядочности. Тем более, что брать чужое мы не собирались.

- Мы должны отдать до похорон, - пошел я на уступку.

- При убийствах похороны затягиваются, - в его голосе опять забулькали веселые нотки. - Потом, Коль, у тебя ведь есть деньги. Один раз можно, наверное, внести их на время для общего дела. Увы, в связи со строительством павильона денежная масса тает, ассортимент слабенький. Деньги не должны лежать, деньги должны делать деньги.

- Я уже слышал это от одного человека. Теперь он - труп, - с сарказмом сказал я. - Вдобавок у меня их нет. Конфисковали.

- Нашли? Ну вот. А были бы в товаре, никуда б не делись. На каком основании?

- До выяснения происхождения.

- Хрен вернут, - уверенно сказал Сергей.

- Спасибо, успокоил.

Какое-то время мы ели молча. Когда принесли чай, я сказал:

- В ментовке мне говорили, что ты подключал каких-то людей, беспокоился. Кого, если не секрет?

- Всех подряд, по алфавиту в записной книжке. Даже маминого двоюродного брата, дядю Леву из прокуратуры, с которым уже лет пять не разговаривал. Я как тебя увидел в браслетах, сразу вспотел. Это ведь я во всем виноват.

- Да, ладно... Спасибо.

- Кстати, все заодно и узнал. У людей языки длинные, - он перелил чай в блюдце, зажмурился и с шумом отхлебнул. - Официально расследование проводит следователь Трофимов из уголовки Заводского района, но все нити в руках у подполковника Спарыкина из шестого отдела. Это он у Игоря был крышей и сам пострадал. Ведь деньги все-таки пропали. Миллионов восемьдесят, говорят. Кроме Игоревой фирмы Спарыкин контролирует продажу видеокассет с пиратскими копиями фильмов. И еще что-то. Сейчас фиг поймешь, где мент, а где браток.

- Вспомнил! - воскликнул я. - Этот Спарыкин выпускал меня из кутузки. Я теперь вспомнил, где его видел! Дома у Игоря. Они вели себя, как старые друзья. Вежливый дядька.

- Ага. Этот вежливый дядька кому хочешь голову открутит. Ладно, поели хорошо. Поехали.

Сергей подозвал официанта и расплатился.

- Кстати, - спросил я, пока мы шли к машине. - Как дела у тебя дома?

- Нормально. Кто хочет быть обманутым, будет обманут.

Опять ночь. Опять дорога и вода в стекло. Знакомая картина. Всего сутки назад все было правильно. А теперь ни Светки, ни Игоря, ни денег.

- Слушай, дай закурить, - попросил я Серегу. - Что-то на душе тоскливо.

- Не дам, - насмешливо сказал он. - Не куришь, не курил никогда путем, и не надо. Лучше водки выпей, - он выбросил в окно только что прикуренную сигарету и мечтательно произнес: - Вот соберусь с мыслями и брошу. Между прочим, Света просила тебя позвонить, как выйдешь. Она очень переживала.

- Ни к чему. Пройденный этап.

- Оба-на! Что так?

- Ну, вроде как хватит.

- Ладно, твое дело, старина. Куда едем, домой?

- Да.

- Уснешь?

- Усну. Завтра с утра поеду к Нельке. Может, надо чем помочь. Все-таки друзья. Ты уж подумай, как отдать деньги побыстрее.

- Лады, - сказал Серега и надолго задумался.

Всю дорогу я исподтишка поглядывал на него. Стрижка бобрик, бычья шея, челюсть - орехи можно колоть. Киногерой. Я часто задавал себе вопрос, зачем я ему? Мне казалось, что со всем нашим делом он мог бы легко справиться самостоятельно. Связи - его заслуга, кредиты - тоже. Перед его нагловатым обаянием не устояла еще ни одна налоговая инспекторша, да и мужики через пять минут после общения начинали хлопать его по спине и звать в гости. Мое дело - бумажки перекладывать, его - решать проблемы.

- Слушай, - начал было Серега, но, повернув голову ко мне, увидел, что я на него смотрю, и спросил: - Чего вылупился?

- Нравишься.

- Ты мне это дело брось, - сказал он и весело засмеялся. - Полдня всего отсидел в КПЗ и уже пристаешь. Что с тобой там сделали?

Он сложил губы для поцелуя и игриво причмокнул. Мы посмеялись.

- Я так думаю, - продолжил он. - Этот козел, который всех положил, он или псих, или наркоман. Он очень рисковал. Место довольно популярное, в это время там черт-те кто мог находиться. И еще. Раз ты так далеко уехал, а Игорь был все еще жив, значит, они его знали, впустили и он сидел с ними в комнате. Или все это время, пока ты ехал, он стоял под дверью и слушал. Но факт есть факт, сколько бы там народу не находилось, он бы всех убил. И всех свидетелей по пути тоже. Задержись ты подольше, я мог бы остаться без напарника. Весело тебе?

- Очень.

Мы подъехали к дому. Вход в мой подъезд был похож на рану - узкая створка двери была открыта, а широкая криво болталась на верхней петле. Мне стало грустно. Еще утром с дверями все было нормально.

Хотя, стоит ли удивляться?

- Сорванная с петель дверь есть верный признак и первая примета того, что привычный мир рушится, - сказал я.

- Че, че? - спросил Серега.

- У тебя нет ощущения того, что надвигается катастрофа?

- Ты о чем?

- Ему выбили зубы, - сказал я и указал рукой на подъезд.

Сергей испугано посмотрел на меня.

- Слушай, - сказал он. - Пошли ко мне. Посидим, глюкнем водочки, моих девок отправим в спальню, сами переночуем в зале на диване. Места всем хватит.

Я засмеялся.

- Все нормально. Я пойду домой.

- Ты уверен? - он пытливо посмотрел мне в глаза.

- Стопудово.

- Ладно. Возьми денег-то, - он вытащил из кармана пачку купюр, отсчитал миллион и протянул мне. - Мало ли что. Без денег нельзя.

- Давай. Правда, у меня в штанах со вчерашнего дня тысяч пятьсот должно было остаться, но вдруг менты выгребли.

Поднимаясь по лестнице, я остановился у дядимишиной двери, прислушался и, услышав звуки телевизора, позвонил. Дядя Миша очень обрадовался мне. Он, как обычно, был слегка навеселе. Он обнял меня и долго цокал языком, не говоря ни слова. Я подарил ему полтинник и спросил:

- Дядя Миша, ты помнишь, что менты у меня из дома забрали деньги?

- Помню, помню, - сразу сообразил, в чем дело, дядя Миша. - Я на любом суде... Сынок... Бля... Они, козлы, думают, что все могут. Но мы за тебя...

- Ладно, ладно. Я так, на всякий случай. К стати на счет тети Тани...

- Мы Таньке с ее Сашкой голову открутим. Я завтра Сашке поставлю, и все! - он вопросительно посмотрел на меня. Я дал ему еще двадцать тысяч. Танька - дура, что Сашка скажет, то и будет делать. Они думают, что нас, рабочих, можно кинуть! Суки! Мы, бля, им покажем!

- Дядя Миша, не ори, уже ночь, - сказал я. - Просто имей в виду, что я тебе сказал.

- Сынок, да я...

- Все, пока.

Я не включил свет. Скрип половиц, шорох ковра, стон дивана. Я не разделся, просто лег и закрыл глаза. Но не до конца. Оставил маленькую щелочку и сквозь решетку ресниц долго смотрел на окно, которое освещал свет фонаря - нескончаемый источник вдохновения для хреновых поэтов.

3.

Около подъезда дома, в котором жил Игорь, я встретил его двоюродного брата Лешку и бывшего напарника, с которым Игорь когда-то начинал - Ефимова Виктора. Мы тепло поздоровались, хотя знакомы не очень близко. Несчастье сближает. Они стояли, курили и у обоих были весьма довольные физиономии, что выглядело странным если учесть, что в доме покойник.

- Тебя, я слышал, забирали, - сказал Ефимов.

- Было дело. Я заезжал к Игорю за несколько минут до убийства, неохотно объяснил я.

- Что-нибудь видел?

- Нет.

- Подозревали?

- Угу.

Мне нравился Виктор. Невысокий, но крепкий, в очках, но с цепким взглядом. Он держал в центре города три продуктовых магазина, часто бывал у Игоря, и, несмотря на разрыв, который произошел у них года три назад, остался ему другом. Он всегда стильно одевался и даже сегодня его наряд был не лишен форса. Я сталкивался с ним раза четыре на днях рождения и рыбалке, и во всех случаях он поражал меня невероятным спокойствием и рассудительностью. Иногда, слушая Игоря, я находил в его голосе интонации Витька и не без основания считал, что многому в своей жизни Игорь был обязан именно ему.

- Мы пробили Игорю место на Покровском кладбище, в самом центре, сказал Леха. - Только что приехали оттуда, причем не забашляли ни копейки. Директор кладбища когда-то лечился у дяди Вали - отца Игоря.

- Наша страна - одно большое недоразумение. Вместо того, чтобы скорбеть о друге, мы радуемся тому, что сможем похоронить его достойно, продолжил мысль Ефимов. - Хотя, гробов нормальных нет. Все - говно. Горбыль. Цена зависит от материала обивки... Ничего, что-нибудь придумаем.

- Ребята, вы меня тоже привлекайте к хлопотам, - сказал я. - Нелька дома?

- Нам может понадобиться твой фургон, съездить на пилораму, - сказал Виктор. - А Нелька дома, где ж ей быть, бедняжке. Вообще, ты поговори с ней, может она тебе персонально какое-нибудь задание даст.

- Как она?

- Ревет.

- Тело еще не привезли?

- Вроде должны были сегодня. Толком не знаем. Этими делами заведует Нелькин отец, - сказал Леха, смачно плюнув в урну.

Я поднялся в квартиру. Дверь, разумеется, была не заперта. Мне навстречу вышла какая-то незнакомая тетка в черном платке с красным носом. Я сказал, что друг Игоря, она позвала Нелю. Нелька явно находилась под действием таблеток, она сильно опухла, но к моему приходу слез уже не осталось. Она посмотрела на меня с неприязнью и сказала:

- Я рада, что ты оказался вне подозрений.

"Значит, ты, сука, не исключала такую возможность", - с горечью подумал я.

Когда я обнял ее, она заплакала без слез и без звука, просто трясла плечами и корчила рожи. Я подумал о том, что она отдала бы очень многое за то, чтобы на месте Игоря оказался я или кто-нибудь другой из его друзей. Что ж, осудить ее за это почти невозможно. Еще я подумал, что она, несомненно, уже просчитала все финансовые убытки, которые принесла ей смерть мужа, и, наверняка уже приняла какое-то решение.

- Я хотела сказать, что рада тому, что тебя отпустили. Ты не думай, я не верила ни секунды. Просто неправильно сказала, - стала оправдываться она, сумев проследить логику моих мыслей.

Я ей не поверил. Она это поняла. Нам обоим стало неловко.

Чтобы скрыть неловкость, я стал говорить разные красивые слова. Чем больше я говорил, тем сильнее Неля рыдала. Под конец я стал сам себе верить, растрогался и даже пустил слезу. Вообще-то я говорил искренне то, что думал, но мысли лишены красок, поэтому они не действуют так убийственно, как слова. Слова могут толкнуть на что угодно, даже если они звучат из своих собственных уст.

Мы прошли в комнаты. Там были люди, большинство из которых я не знал. Родителей Игоря еще не пришли. Нелька вцепилась мне в рукав и не отставала ни на шаг. Зеркала и окна были завешаны, поэтому в комнатах горел свет. На кухне Неля прогнала из-за стола каких-то бабулек, усадила меня на стул и налила чаю.

- Я хочу, чтобы ты был здесь, когда его привезут, - сказала Неля.

- Я буду здесь столько, сколько будет необходимо. Когда похороны?

- Завтра, - сказала Неля и опять затрясла плечами. - Он тебя очень любил. Ты даже не знаешь как.

- Знаю. Я его - тоже.

Она внимательно посмотрела на меня и возразила, как пьяная:

- Нет, не знаешь. Его никто не знал. Он был очень хороший. О!

На кухню зашел их сынок Пашка. Он спал у соседей и, видимо, поддавшись всеобщему настроению, тоже плакал. Но, разумеется, его детская душа еще не могла понять всей глубины постигшего их горя. Он попил с нами чаю и попросился погулять. Я вызвался сходить с ним на улицу.

- Заодно купите колбасы, - попросила Неля, протянув мне деньги.

Деньги я не взял.

Вид прыгающего по лужам Пашки навел меня на невеселые мысли о своей жизни. Все-таки после Игоря остался сын, жена, дом. А умри я сегодня, заплачет ли кто-нибудь по мне? Мать? Ха-ха! Кому ты нужен, Коля Чебоксаров?

Потом я стал думать о том, что будет с Нелькой и Пашкой. В том, что Нелька недолго будет вдовствовать, я не сомневался. Но вряд ли она теперь сможет выйти замуж за простого работягу. Я подумал о том, смог бы я взять ее в жены и усыновить Паню. В принципе, она не такая уж плохая баба. Кончилось все тем, что я стал представлять ее в постели, и мне стало стыдно и противно за самого себя, уж очень эти влажные видения были похотливы и не соответствовали трагизму момента.

В магазине я купил Пашке леденец и связку бананов. Он сказал: "Спасибо". Потом, когда мы уже подходили к дому, он выбрал момент, притянул меня к себе, так что мне пришлось сесть на корточки, и сказал:

- Дядя, Коля, ты знаешь, что у меня папа умер?

- Да, малыш.

Он с видом заговорщика, шепотом сказал мне на ухо:

- Теперь мама обязательно купит мне собачку.

- Какую собачку, малыш?

- Ну, собачку, щенка. Папа не разрешал нам с мамой покупать собачку. А теперь, когда он умер и ушел на небо к богу, мама обязательно купит мне собачку, - он немного помолчал, потом продолжил: - Маленькую белую собачку вместо папы.

Он внимательно посмотрел на меня и спросил:

- Ты, что плачешь?

- Нет, - сказал я, но почему-то всхлипнул.

- Большие дяди не плачут. Да?

- Да.... Пошли.

Когда мы вернулись, в квартире людей прибавилось. На лестничной площадке было густо накурено. Все разговаривали, хоть и негромко, но разом и из-за этого в нависшем гуле было неуютно. Я хотел отвести Пашку к соседям, но он не согласился, вырвал руку и убежал к маме. Я потолкался по комнатам, надеясь найти смысл в происходящем и стать кому-нибудь полезным, но вместо этого наткнулся на родителей Игоря. Я их не узнал, а когда понял, кто передо мной, испугался. На них страшно было смотреть. Отец - дядя Валя - сидел на табурете белый, как снег, и смотрел в одну точку. Мать - тетя Галя - блуждала безумными глазами по залу. Увидев меня, она вскочила, схватила меня за руку и поволокла на лестничную площадку. Не дав мне сказать ни слова, она затащила меня выше на один лестничный пролет, огляделась и срывающимся голосом сказала:

- Она никогда не даст нам Павлушку.

- Кто? - удивился я.

- Нелька. Игорек ее кормил, поил, одевал, а теперь, когда его не стало, она никогда не даст нам внука.

- Это она сама вам сказала?

- Что ты! Она не скажет. Просто выйдет замуж и даже не расскажет, кто на самом деле его папа. А нас не пустит, не пустит!

Вся ее речь была слишком похожа на истерику, чтобы воспринимать ее серьезно. Я обнял ее за плечи и сказал как можно тверже:

- Скорее, все будет наоборот. Кому сейчас нужна дама с ребенком. Лишняя обуза. Наверное, они постараются избавиться от Пашки и отдадут его вам навсегда, чтобы не мешал строить Нельке личное счастье.

Мои слова произвели на нее сильное впечатление. С минуту она не могла вымолвить ни слова.

- Ты так думаешь? - подозрительно спросила она. - Или говоришь так только, чтобы успокоить?

- Рассуждайте логически. Кому он нужен, кроме родных бабки и деда?

- А те?

- А у тех будут другие внуки.

Она опять помолчала, затем вдруг разрыдалась в голос и сквозь слезы простонала:

- Господи! Какую чушь я несу! Мой сынок умер! Скажи, Коля, зачем теперь жить?

- Тетя Галя, скажите, а зачем вообще жить?

- Дурак, - рассердилась она. - Ты еще молодой. Ради детей.

- А вам - ради внука.

- О! Я не знаю, что мне делать, мне кажется, я умру, - снова заплакала она. - Коленька, будь, пожалуйста, здесь, когда его привезут.

Она схватилась рукой за сердце и прислонилась спиной к мусоропроводу.

- Пойдемте, тетя Галя, нам здесь не место.

Мы спустились. Со мной здоровались какие-то незнакомые люди, кто-то из них даже улыбался. Тусовка по поводу смерти всеобщего друга была в самом разгаре. Я довел тетю Галю до ее табуретки и принялся искать Ефимова. Вместо Виктора я наткнулся на Нелькиного отца, который ввел меня в курс дела. Он рассказал, что тело должны привести сегодня после обеда, часа в три. За ним, в морг, поедут он, Ефимов и Леха. Временно будут использовать дешевый гроб из ритуальной конторы, а перед похоронами привезут специальный, который завтра утром изготовят на заказ из сухого отборного дуба. Мой фургон не понадобился, потому что доски все равно бы не влезли в будку. Тем более, что, несмотря на воскресенье, смогли отыскать водителя ГАЗели, принадлежащей Игоревой фирме, и он в полном распоряжении комиссии по организации похорон. На вопрос, кто возглавляет комиссию, он похлопал себя по груди. Моя помощь им не нужна. Но, на всякий случай, когда привезут тело, лучше, если я буду рядом. И еще, было бы неплохо, если бы я смог привести какого-нибудь доктора с аптечкой. В выходной они не смогли найти главного врача станции скорой помощи, чтобы вызвать дежурную бригаду. Есть большие опасения, что кому-нибудь может стать плохо. Я сказал, что постараюсь что-нибудь придумать.

До трех у меня была еще уйма времени. Я позвонил Сергею. Его, разумеется, дома не было. Его жена Ольга пригласила меня обедать. Я с радостью согласился, во-первых, она шикарно готовила, во-вторых, она врач. Покинув скорбящих, я купил в магазине апельсины для Маришки, Серегиной дочурки, конфеты для Ольги, сел в восьмерку и поехал в гости.

Если существуют на белом свете идеальные жены, то одна из них, несомненно, Ольга Тихонова. Полная дура во всем, что касается Серегиных проделок, она была абсолютной умницей во всех остальных семейных делах. Симпатичная блондинка с детским лицом, и волнующими женскими формами, она была настолько открыта и искренна, что мне иногда хотелось погладить ее по голове, просто так, только для того, чтобы почувствовать легкость ее волос. Никто, никогда, ни при каких обстоятельствах не смог бы усомниться в ее целомудрии. В этом смысле я понимал Серегу. Тяжело жить с ангелом.

Когда я приехал, Маришка спала. Мы с Олей закрылись на кухне, и я громким шепотом начал ей рассказывать обо всем, что со мной приключилось за эти два дня, в ожидании того момента, когда из печки на свет божий появится курник, аромат которого я почувствовал еще на лестничной площадке. Мой рассказ сопровождался Олиными причитаниями и гневными комментариями, которые, в конце концов, разбудили дочь.

При Маринке разговора не получилось, трехлетняя девочка должна быть центром внимания. Так положено.

Обед был "пальчики оближешь". За чаем я спросил Олю, сможет ли она присутствовать в качестве врача, когда привезут тело. Она согласилась и принялась рыться в шкафу в поисках лекарств.

После того, как аптечка была собрана, Оля отвела Маринку к соседям, у которых был мальчик такого же возраста и ушла в спальню переодеваться. Я налил себе еще один стакан чая, взял телефон и сообщил Сереге на пейджер, что забираю его жену на похороны в качестве медработника, что ребенок в квартире номер сорок восемь, чтобы он не волновался, все, что забрал, верну вовремя, в том же виде. Девушка дотошно повторила сообщение и спросила подпись. Я сказал: "Дальтоник".

Когда мы подъехали, четверо молодых парней выносили гроб из автобуса. Мы обогнали их на лифте, Ольга по пути надела белый халат, чтобы всем было понятно, кто она такая. По моей просьбе она встала рядом с родителями Игоря, а я - рядом с Нелькой.

Ничего особенного не случилось. Плакать сил ни у кого не было. Все немного постонали. Тетя Галя впала в прострацию, Ольга дала ей понюхать нашатырь и выпить сердечных капель. Дядя Валя зло оглядел окружающих, поцеловал безжизненное тело, а какой-то дамочке, все время причитавшей: "Как живой", сказал: "Идиотка". Неля сидела на табурете около гроба и тихо всхлипывала. Громче всех плакала теща, и, как мне показалось, вполне искренне.

Появился подполковник Спарыкин. Он поздоровался за руку со всеми мужчинами, в том числе и со мной. Тетю Галю и Нелю обнял, постоял над телом минут пять, перекрестился, потом взял Нелю под локоть и увел на кухню. Мы с Ольгой подождали еще полчаса, но ничего не произошло. Я прошел на кухню, извинился перед Спарыкиным за вторжение, сказал Неле, что ухожу. Пообещал вернуться. Потом отвез Ольгу, поставил машину на стоянку, пришел домой и лег спать.

Я проснулся в одиннадцать вечера в той же позе, в которой уснул. Тяжесть в голове помешала мне сразу подняться. Минут пятнадцать я щурился на злополучный фонарь в окне. Какой дурак устанавливает фонари, свет которых теряется в ветвях деревьев и окнах квартир?

Просыпаться нужно утром. Сон на закате - сплошная головная боль и изжога. Я выпил стакан кефира и сходил в душ. От кефира случился понос, после которого пришлось мыться снова. Хотелось испытать чувство полной свежести. В ожидании, пока высохнет голова, я тупо смотрел в телевизор, но ничего не понимал, не мог сосредоточиться. От нетерпения я нашел фен и пару раз обжег им корни волос. Волосы казались сухими, но я знал, что весенний ветер одним порывом обеспечит мне долгую нудную и сопливую простуду, поэтому еще полчаса потратил на поиски кожаной кепки с опускающимися ушами.

Одевшись во все черное, от носков до рубашки, я спустился в ночь. На углу, в баре, я выпил чашку растворимого кофе с трюфелем, чем поверг свой желудок в полное недоумение. Минуты две он возмущался, а я - пукал. Пока шел до остановки, все кончилось. В трамвае напротив меня сидела симпатичная девушка лет двадцати. Я бросил в нее улыбку, на которую она ответила холодным презрением. Ночь превратила окна трамвая в зеркала, и вместо пейзажа за стеклом подсовывала мне мое собственное отражение. Небритый субъект в черной кожаной куртке и в кепке с опущенными ушами. Слишком противный, чтобы тратить на него свое хорошее настроение. И слишком нищий, если ездит по ночам в одноглазых трамваях. Перед нужной мне остановкой, проходя мимо девушки, я остановился, слегка наклонился, и негромко сказал:

- Я вас очень хорошо понимаю!

- Дурак, - со страхом ответила она.

Квартира Игоря не была заперта. Не разуваясь, я прошел прямо в зал. Посреди зала стоял гроб с телом. На диване сидела женщина с красным носом, которая утром открывала мне дверь. Пахло формалином и кровью. На столе горела тонкая свеча.

- Все уснули, - сказала женщина. - А покойника нельзя оставлять одного в такую ночь. Его душа рядом, - она посмотрела на меня осоловевшими глазами и заплетающимся языком продолжила: - Неле и родителям мы дали успокоительного. Пусть поспят. А в три меня должен сменить Иван.

Я не знал, кто такой Иван. Я не знал, кто эта пьяная, самоотверженная женщина.

- Вы идите, я посижу, - сказал я.

Она ушла.

Я заглянул в спальню, а затем в детскую комнату. Везде спали люди. На кухне, на холодильнике я обнаружил десять восковых церковных свечей, которых вполне хватит до завтрашнего дня. В туалете на стиральной машинке лежала наполовину пустая пачка сигарет. Я вытащил одну и попробовал закурить. Закашлялся и выбросил в унитаз. Завершив обход, я вернулся в зал, сел на диван и принялся смотреть на то, что когда-то было моим товарищем.

Я думал о том, что не стоит плакать и убиваться по этому огромному куску костей и мяса, обтянутому кожей. То, что лежало передо мной, не было Игорем, оно даже отдаленно не напоминало моего друга. Тело - всего лишь символ. А Игорь... Он теперь лучше нас знает, что такое бесконечность.

В детстве я закрывал глаза и пытался представить себе бесконечность и не мог. У меня просто не хватало фантазии. Но и конец вселенной, который представлялся мне в виде стены, тоже не был настоящим концом, ведь всегда за любой стеной опять начинается нечто. С возрастом эта загадка перестала меня волновать, и лишь сегодня я понял, что ответ приходит вместе со смертью.

Я не любил слово "душа", но свято верил - то главное, что есть в человеке, не исчезает вместе со смертью его тела, а продолжает существовать. А иначе, скажите на милость, какой во всем смысл?

Я попробовал выстроить диалог с Игорем. Сам спрашивал и сам же за него отвечал.

- Ты знал, что тебя убьют? - спрашивал я.

- Нет, - отвечал я сам себе.

- Но ты догадывался, что тебе грозит опасность?

- Нам всем грозит опасность.

- Ты знал убийцу?

- Это не важно. Ты ведь его видел.

- Я видел только его машину. Я его знал?

- Это не важно.

- А что важно?

- Важно, чтобы он за это ответил.

Игра была довольно рискованной, а диалог - сомнительным. Естественно, я был совсем один, но, разговаривая таким образом, старался почему-то выглядеть лучше, чем я есть на самом деле, как ведут себя при разговоре с человеком, которому хотят понравиться. Я очень много чего пообещал покойному в порыве откровения - позаботиться о его семье, ходить на его могилу, но, самое главное, я пообещал рассказать ментам про светлую девятку.

- А что я скажу, если меня спросят, почему я сразу обо всем не рассказал? - спросил я.

- Скажи, как есть, - посоветовал мне Игорь.

- Тяжело признаваться в собственной трусости.

- Тогда скажи, что забыл.

- А почему вспомнил?

- Скажи, что я тебе напомнил.

- Дурдом.

Я долго заигрывал с пустотой и менял свечки. В три часа ночи меня никто не сменил. В семь утра пришла Игорешкина теща. Она, сладко зевнув, с удивлением посмотрела на меня и спросила:

- Ты откуда взялся?

- Я пришел еще вчера.

- А кого ты сменил?

- Я ее не знаю.

- Ты хоть спал?

- Ну...

Она растрогалась.

- Ты настоящий друг.

Она забыла, как меня зовут, какое-то время пыталась вспомнить, но не смогла.

- Пойду заварю чай, - сказала она.

Чая я не дождался. Появление живого человека подействовало на меня расслабляюще. Я вначале поднял ноги на диван, потом вытянул их, а потом уронил голову и уснул с чувством выполненного долга параллельно телу Игоря в той же позе, на спине лицом вверх.

В спальню меня перетащили, когда окончательно рассвело. Кому принадлежали руки, взявшие меня под мышки, я не догадался. Я даже не открыл глаза, позволил снять с себя рубашку и сразу же провалился в черноту, как только коснулся потной кожей прохладной простыни.

Вынос тела был назначен на двенадцать и я бы обязательно проспал этот торжественный момент, если бы не Неля. Она растолкала меня за плечо.

- Коля, вставай, пора. Скоро приедут за Игорем, - сказала она.

- Угу, - ответил я.

- Просыпайся. Спасибо тебе, что не оставил его одного. А я ...

- Да, да, да, - ответил я и сел.

Ее глаза по-прежнему были на мокром месте. Если честно, то всей этой грусти было с меня более чем достаточно. Я накинул рубашку и вышел в зал. Там сидела куча народу. Я почувствовал на себе осуждающие взгляды. Как будто все вели себя прилично, а я один вчера напился. Я все понял в ванной, когда посмотрел в зеркало. Неля дала мне "Жилетт" и полотенце, чтобы я смог привести себя в порядок. Я попросил чистую сорочку. Она принесла, разумеется, Игорешкину. Я не удержался и посмотрел лейбл. Сорочка оказалась французская.

Когда приехали катафалк и оркестр, я ни в чем не участвовал. Я не помогал выносить гроб, венки и цветы. Я скромно стоял в стороне и пытался до конца проснуться. Чтобы добраться до кладбища, мне пришлось напроситься в пассажиры к Ефимову, в его белоснежную "Вольво".

На кладбище мы минут двадцать бродили между могил в ожидании какого-то начальника. Все это время приглашенный поп размахивал кадилом и тянул заунывную молитву. Я встретил несколько ребят с нашего курса. Оказывается, Игорь со многими из наших поддерживал отношения. Мы поболтали. Все присутствующие говорили о нем, как о благодетеле. Я сразу представил себе Игорька, читающего им всем лекцию о правильной жизни.

Прибыл подполковник Спарыкин. Впереди него шагал пузатый тип, которого как раз все ждали. Он оказался заместителем главы администрации и от лица государства открыл траурный митинг. Его пафосная речь сводилась к тому, что на таких предприимчивых и честных коммерсантов, каким был Игорь, должна возлагать свои надежды новая Россия. Подполковник Спарыкин пообещал найти убийц. Остальные говорили бессвязно и в основном плакали. Я слова не брал потому, что не знал, что сказать. Пока могилу закапывали, я несколько раз прошелся от главной дороги до могилы, туда и обратно, чтобы запомнить тропинку. Я ведь давал обещание приходить сюда. Правда, кому я его давал, себе или Игорю, разобрать теперь невозможно. Как и все, я бросил горсть земли в яму, потом грязными руками скушал кусок колбасы, но от водки отказался.

Те же самые слова, что на кладбище, люди повторяли и на поминках, но речи их, разгоряченные водкой, были длиннее и витиеватее. Поминки проходили в простой столовой. У Нели хватило чувства такта не арендовать для столь скорбного события престижный ресторан. Блины, мед, компот, суп-лапша, гречка и котлеты. Я ел с аппетитом и еле сдержался, чтоб не попросить добавки.

Тарелки опустели. Всем раздали платочки. Тесть поднялся и сказал:

- Спасибо всем, кто пришел. До свидания, товарищи.

Люди встали из-за столов, вышли на улицу, но еще долго не расходились. Толпа разбилась на небольшие группы. То там, то здесь слышался смех.

Я подошел к Неле, взял ее за локоть и отвел в сторону.

- Слушай, - сказал я. - Пусть Пашка хотя бы до девяти дней поживет у деда с бабкой.

- С какой стати? - удивилась она.

- А ты подумай.

Она думала всего две секунды.

- Ты прав, - сказала она. - Не бойся, я всегда буду помнить, что это их внук. Можно я выдам эту мысль за свою?

- Не можно, а нужно. И еще... Мы с Серегой должны Игорю двадцать миллионов. Дай нам пару дней, и мы отдадим.

- Деньги вы должны не мне, а фирме. Имей в виду, что предприятие никто закрывать не собирается. Туда и отдадите. Новому директору.

- Хорошо, - я предвидел такой вариант развития событий. - А кто будет новым директором?

- Ты.

Я усмехнулся неуместной шутке.

- Не болтай ерунды. И знай, что при покупке памятника ты должна учитывать и мою долю. Я должен участвовать деньгами. А то обижусь.

- Это не ерунда. Дождись меня. Не уезжай, мне нужно с тобой серьезно поговорить, - сказала она и пошла к родителям Игоря.

Я нашел подполковника Спарыкина.

- Мне нужно вам кое-что рассказать, - сказал я.

Он вышел из своей кучки и я негромко поведал ему о светлой девятке.

- Почему сразу не рассказал? - маска вежливости моментально слетела с его лица.

- Забыл с перепугу.

- Не пизди! Хотя теперь это уже не важно.

Он помолчал секунд пять, потом сказал с неприязнью такие же слова, что и Нелька:

- Не уезжай. Дождись меня. Мне нужно с тобой поговорить.

Он пошел туда, где Нелька разговаривала с родителями Игоря, лица которых просветлели.

Мимо меня проходил Ефимов. Я окликнул его. Он собирался уезжать. Я опять напросился к нему в попутчики. Он согласился подкинуть меня до дома.

В машине, закурив "парламент", Виктор сказал:

- Вчера краем уха слышал, что Нелька с ментом хотят поручить тебе фирму.

- Чушь. Я не потяну. И не было такого разговора.

- Якобы это пожелания самого Игорька.

- Ему что, угрожали?

- Не знаю, - он картинно затянулся. - А ты точно ничего не видел в тот вечер?

- Даже если и видел, то все без толку. А на фирму лучше поставить тебя. И опыт больше и масштабы. Я так - мелочь. Тем более, ты с ним начинал.

- Мне это на хрен не нужно. Своих дел по горло. А ты сразу не отказывайся, если что, помогу.

- Исключено, - сказал я твердо.

- А мент тебя не любит, - усмехнулся он. - Не очень лестно о тебе отзывался.

- Взаимно. Тупой, самодовольный тип.

От нечего делать я рассматривал внутреннее убранство машины. "Вольво" - и есть "Вольво". Машина была почти новой. Большинство кнопок, мне, владельцу восьмерки, были незнакомы. Когда мой взгляд остановился на сотовом телефоне в держателе, тот зазвонил высоко и противно. Я вздрогнул. Новый "Бенефон" стоил столько же, сколько наш трехгодовалый "москвич", ну, может быть на миллион дешевле. Этой дорогой игрушкой Витек воспользовался привычно и без всякого понта.

- Привет, - сказал он в трубку. - Да. Как договаривались. Начнем с "Вечерних огней". Дальше видно будет. В одиннадцать.

- Не желаешь отдохнуть? - спросил он меня, положив трубку. - Мы с приятелем собираемся сегодня зависнуть в ночном клубе. Присоединяйся. Возьмем блядей...

- Мне бы выспаться, - отказался я.

- Ну, смотри, - не стал настаивать Виктор.

Я попросил его, чтоб он высадил меня на противоположной стороне проспекта, около подземного перехода, за квартал до моего дома. Мне хотелось пройтись. Грубо нарушив правила, Виктор перестроился к обочине и долго ехал вдоль бордюра в поисках сухого места. В результате мы остановились метров на тридцать дальше. Поблагодарив Ефима, я перемахнул через красное ограждение и пошел вдоль аллеи в сторону аквариума подземки.

Впереди меня шел прохожий в демисезонном пальто мышиного цвета, в белой с черными пятнами собачьей шапке. Я ходил в такой шапке до четвертого курса института. Прохожий слегка сутулился и был явно не в себе. Кто весной ходит в собачьей шапке? Да и кто вообще в наше время ходит в таких шапках? Он очень медленно стал спускаться в подземный переход. Я бы мог давным-давно его обогнать. Но, обгоняя, я бы не удержался и посмотрел ему в лицо. А мне не хотелось.

На лестнице из перехода послышались звуки музыки. Попав в свет неоновых ламп, я увидел девчонку с короткой стрижкой с гитарой и лохматого парня со скрипкой. Девчонка приготовилась петь, ее лицо исказила гримаса вдохновения, рот приоткрылся. В тот момент, когда из ее уст послышались первые звуки, в поле моего зрения опять попал мужик в собачьей шапке. Мужик, девчонка и кафельная плитка стен перехода слились в одну картину. На долю секунды я переместился на десять лет назад, в тысяча девятьсот восемьдесят шестой год. Это не было дежа вю, я просто поймал ощущение того времени, даже почувствовал запахи. От кайфа у меня подкосились ноги. Я прислонился к столбу и попытался закрепить в себе это чувство, но оно быстро улетучилось, и я снова очутился там, где стою, в настоящем времени. И только сладкая ностальгия растеклась по всему телу.

- Зеленый червяк электрички,

Раздавленный солнечным светом,

Подох между лесом и городом,

Уткнувшись в красный фонарь.

В вагоне напротив девочка,

В окошко выставив личико,

Забавно корчила рожицы,

Ловила губами январь, - пела некрасивая девчонка.

- Ту ду, ту ду, - подтягивал длинноволосый парень, когда не играл на скрипке.

Я лелеял в себе ностальгию. Я стоял, слушал музыку и пытался разобраться, почему мне так радостно от обрывков воспоминаний. Неужели я был так счастлив десять лет назад?

Вряд ли.

Музыканты обратили на меня внимание. Видимо, решив, что я - клиент перспективный, они стали петь особенно старательно. Я бросил им в футляр из-под скрипки тридцать тысяч. Девчонка послала мне воздушный поцелуй. Их собственный репертуар быстро иссяк. Они спели по моей просьбе "Дождь", "Свечу", "Ночную птицу". Когда зрителей прибавилось, я превратился в отработанный материал, и менестрели стали выполнять пожелания тех, кто еще не раскошелился.

Пели они хорошо. Но в переходе было холодно и сыро. Нужно было идти. Когда они замолчали, чтобы перекурить, я зачем-то подошел к ним и сказал:

- Ребята, что вы тут мерзнете? Пошли ко мне, я тут рядом живу. У меня тепло. Попоем.

- Ты один? - подозрительно спросила девчонка, выдохнув мне в лицо табачный дым.

- Один, - ответил я. - Выпивка есть.

- Хавчик имеется? - спросил парень.

- Найдем.

Они переглянулись и стали собирать инструменты.

Познакомились мы в гастрономе, куда зашли по пути, чтобы купить хлеба и кока-колы. Девчонку звали Рита, ей было двадцать лет, парня - Стасик, на год старше. Студенты. Фенечки, джинсы, челки. У Риты по три серьги в ухе. Оба довольно чистые для музыкантов и хорошо одетые для студентов. Стасик с юношескими угрями. Никаких признаков вежливости по отношению ко мне, легкая снисходительность. На сегодняшний вечер я должен был заменить им подъезд.

Кроме хлеба и газировки я купил еще палку колбасы и бутылку водки на всякий случай, хотя дома у меня ее должно было быть немерено.

В квартире они вели себя очень прилично. Помыли руки, Рита помогла мне накрыть на стол. Мы сели на кухне. Ели, пили и пели. Я быстро захмелел. После третьей рюмки Рита попросила разрешения позвонить какому-то Антону и пригласить его сюда, дескать, они сегодня должны были с ним встретиться, он сидит и ждет звонка. Я великодушно согласился и попросил спеть "Поворот". "Поворот" они не знали. Молодежь...

Через две песни в дверь позвонили. Я высказался на тему, что их Антон очень шустрый, но это оказался не Антон. На пороге стояли подполковник Спарыкин и Неля.

- Я ведь просил тебя не уезжать, - сказал Спарыкин и вошел в квартиру, слегка толкнув меня в глубь коридора.

Следом за ним вошла Неля.

- Нам нужно поговорить, - сказала она.

- У меня гости, - возразил я.

В подтверждении моих слов в дверном проеме возник Стасик. Не поздоровавшись, он протиснулся между мной и Спарыкиным и прошел в туалет.

- Он что такой лохматый? - очень громко спросил подполковник. - Гомик, что ли?

- Музыкант, - сказал я.

Спарыкин прямо в обуви прошел на кухню, посмотрел на Риту, на гитару и на стол. Зрелище не доставило ему удовольствия.

- Ну-ка спой что-нибудь, - сказал он Рите, затем оглянулся на меня. Может, я желаю присоединиться.

- Я про "Катюшу" песен не пою, дедушка, - сказала Рита.

- Алексей Лукьянович, не надо, - сказала Неля. - Пусть они сидят здесь, а мы поговорим в комнате.

- Ладно, - сказал подполковник, глядя в сторону Риты и вернувшегося Стасика. - Дети, двадцать минут, чтобы я вас не видел. Сидите на кухне тише воды, ниже травы.

Спарыкин и Неля сели в комнате на диван, я напротив них в кресло.

- Коль, я как жена Игоря, - сказала Неля, - прошу тебя, чтобы ты согласился стать директором фирмы "Дисконт".

- Это глупость, - сказал я.

- Так хотел сам Игорь.

- При каких обстоятельствах он тебе это сказал?

- Он тебя любил. Он всегда хотел работать с тобой. Он всегда говорил, что ты - умница и порядочный, несмотря на все твои недостатки.

- Так прямо и говорил?

- Так прямо и говорил. А в последние два месяца пару раз, как бы в шутку, сказал, что если с ним что-нибудь случится, фирму нужно доверить тебе.

- Ему что, угрожали? - спросил я.

- Вроде бы нет. Я не придала этому значения. Я думала, что это шутка.

- Мы с этим разберемся, - сказал подполковник. - В этой конторе тридцать процентов активов принадлежат мне. И я против тебя. Но... Игорь.... И Неля.... Настаивают...

- Не знал, что работникам милиции разрешено участвовать в коммерческих проектах.

- Остряк, - сказал Спарыкин. - Слушай, педофил, тебя принимают с испытательным сроком, и я обрадуюсь, если ты не справишься.

- А если я откажусь?

- Не откажешься.

- У меня же есть другая работа.

- Она у тебя есть, пока я не против. Да и доллары опять же...

- Какие доллары?

- Твои.

- Неля, вы мне угрожаете?

- Лично я - нет, я - очень прошу, - холодно сказала Неля. - Но, у Алексея Лукьяновича тоже есть право голоса, он - акционер. У него свое мнение. Я пытаюсь его переубедить.

- Какие условия? - спросил я.

- Если удержишь фирму на плаву и не потеряешь клиентов, войдешь в долю. Пока - зарплата, - сказал подполковник.

- Какова моя предполагаемая доля?

- Не хами, - сказал Спарыкин. - Ты лучше выгоняй этих детишек и садись думать о том, как спасти наши деньги. Ты должен засыпать и просыпаться с мыслью об этом. Восемьдесят семь миллионов украдено, да и в бухгалтерии не все чисто.

- Я подумаю, - сказал я, хотя чувствовалось, что выбора у меня не было.

- Думать не надо. Завтра - вторник, тебе нужно идти на работу, на новое место.

- Дайте мне два дня.

- Зачем? - спросил Спарыкин.

- Нужно съездить к матери в деревню. Потом я дам ответ.

На кухне не выдержали и запели. Подполковник сказал:

- Хорошо. Два дня. И не забудь завтра явиться в отделение и дать показания насчет светлой девятки.

Они встали и ушли. Я их даже не проводил.

Когда я вернулся на кухню, ребята допивали вторую бутылку. Ни кто из них не стал задавать вопросов. Мы снова стали петь и пить.

Мои новые знакомые откровенно смеялись надо мной, когда я взял в руки гитару и попытался вспомнить студенческие времена, выстроив давно забытые аккорды. Я врал и фальшивил и больше орал, чем пел, и мне было наплевать на то, что они думают. Я с наслаждением вытаскивал из небытия забытые образы юности и вместо утерянных фраз свистел или пел: "ла - ла - ла". Мне было хорошо.

- По какому поводу траур? - спросил Стасик, когда я закончил концерт.

- Что, очень заметно?

- Ну, да, - подтвердила Рита. - Попусту никто душу рвать не будет.

- Я сегодня друга похоронил, - сказал я.

- Настоящего? - спросил Стасик.

- Оказалось, что - да. Вернее, он думал, что он мне настоящий друг, а я - ему.

- А ты?

- А я не знал.

- Что вы настоящие друзья? - спросила Рита.

- Ну да. Я думал, что это просто слова.

- А теперь узнал? - ехидно спросил Стасик.

- Ну, да.

- Разве так бывает?

- Наверное, не бывает, - с сомнением сказал я.

Стасик предложил выпить за дружбу. Мы выпили, закусили, потом я выкурил целую сигарету и отключился.

Ночью я проснулся на диване, попробовал встать и наступил на тело. Меня обуял липкий ужас, видимо, мне снился какой-то кошмар. Я отдернул ногу, снова лег и свесил с дивана голову и руку. На ощупь тело на полу оказалось живым и теплым, оно дышало и при ближайшем рассмотрении оказалось Стасиком. Он спал в очень неудобной позе.

Из-под кухонной двери пробивалась полоска света. Мучимый жаждой я встал и мотыльком потянулся на свет. Рита сидела на коленях у какого-то парня. Они взасос целовались. Я поискал кока-колу, но нашел лишь пустую бутылку. Холодильник тоже меня ни чем не обрадовал. Пришлось пить сырую воду из-под крана. Напившись, я опять посмотрел на парочку. Они оторвались друг от друга и обратили на меня внимание.

- Познакомься, это - Антон, - сказала Рита.

- Очень приятно, и главное, вовремя, - сказал я Антону, который походил скорее на гопника, чем на музыканта.

Часы показывали три часа ночи.

- Сто грамм будешь? - спросил Антон.

- Нет.

- Ты бы нам, земляк, диван освободил, а сам лег на кресло, - сказал Антон.

- Перебьетесь, - с трудом рассердился я, сходил в туалет и лег поперек дивана, чтобы у тех двоих на кухне не возникло желания подложить мне под бок спящего Стасика.

Я долго не мог уснуть под свистящий шепот с кухни, звон рюмок и сопение пьяного паренька на полу. Я силился вспомнить, какой кошмар мне снился перед этим, потом решил, что последние три дня пострашнее любого кошмара и поспешил спрятаться от действительности, телепортировавшись в ночь.

4.

Я летел на сверкающей, свежевымытой восьмерке по Николаевскому шоссе со скоростью сто пятьдесят километров в час. Эту современную четырехполосную магистраль построили недавно, после чего мои нечастые поездки на малую родину превратились в сплошное удовольствие - на этом шоссе я установил свой личный рекорд, преодолев сто километров до нашего поселка за сорок восемь минут.

"Шла Саша по шоссе и сосала сушку", - вот уже минут десять бормотал я про себя, как мурлычут привязавшуюся мелодию и постоянно, даже в уме, делал ошибки в этой детской скороговорке. "Кто она, эта дура Саша?, - думал я. Почему она шла именно по шоссе и почему сосала сушку, а не грызла ее, как все люди"? Я давно заметил, что в моей голове в тяжелые моменты срабатывает защитный рефлекс. Если окружающее давит и решения даются нелегко, если думать о случившемся неприятно или попросту не хватает сил, мой мозг самопроизвольно забивается всякой ахинеей, вроде детских считалочек, и отдыхает оберегая мое сознание.

На одном из поворотов из пакета на заднем сидении выпала двухлитровая бутылка спрайта, упала за кресло водителя и начала перекатываться по коврику. Пришлось прижаться к обочине и остановиться. На сегодня гонка была проиграна.

Я достал бутылку, вытер ее чистой тряпкой, положил обратно в пакет, пакет поставил за кресло пассажира и выдвинул кресло на максимум, прижав продукты к заднему сидению. Однажды я привез матери газировку, которая всю дорогу болталась по машине. Мать открыла крышку и облилась с ног до головы. В тот день вместо редкой радости в ее глазах я получил привычную взбучку.

Мать никогда не брала у меня ни денег, ни продуктов, единственное, от чего она не могла отказаться, была всякая ерунда типа приторной импортной газировки, бананов и апельсинов. Увидев оную еду, она становилась похожей на ребенка, которому дали шоколадку, и эта беззащитность, появлявшаяся на пару секунд, была мне особенно дорога. Ради этих нескольких мгновений, когда она признавала во мне сына, ну, может быть не сына, а так, близкого человека, я готов был таскать ей кока-колу упаковками, а бананы коробками. Никаких других способов выслужиться перед матерью не существовало, по крайней мере, я их не нащупал в ходе моей борьбы за сохранение подобия семьи. Маниакальное желание сблизиться с этим непонятным и бесконечно далеким от меня человеком преследовало меня с детства и с возрастом, как ни странно, оно становилось все острее, хотя к его исполнению я не приблизился ни на шаг.

Над проблемой отцов и детей я начал размышлять еще утром, когда проснулся в своей квартире, мучимый похмельным синдромом, вызванным, скорее всего не большим количеством выпитого накануне, а выкуренной сигаретой. В моей комнате спали три совершенно незнакомых человека, в сущности, еще дети. Один на полу в луже блевотины, два других - в креслах. Было девять часов утра. Полный разгром на кухне и в ванной. Я попытался растолкать спящих, сообщив им, что давным-давно наступило утро. Но никто из них не вскочил в панике и со словами: "Меня потеряли родители", - не побежал домой. Каждый из них отнесся ко мне как к зеленой мухе, и продолжал спать. "Бедолаги, - решил я. - Их тоже никто не ждет".

Я перемыл на кухне всю посуду, убрал под стол пустые бутылки. Вытер влажной тряпкой полупереваренную пищу около Стасика и положил ему под голову думку. После этого навел порядок в туалете с ванной и принял душ. Никто не проснулся. Я выпил кружку крепкого чая, перед тем как уйти позвонил Сереге и сказал, что меня не будет в городе два дня. Серега отнесся к этому с пониманием. Он справится.

Я растолкал Риту.

- Будете уходить, захлопните дверь, - сказал я.

- Угу, - промычала она, еле-еле приоткрыв опухшие глаза.

Я забрал машину со стоянки и поехал давать показания. Минут тридцать я стоял, прислонясь к подоконнику около двадцать первого кабинета в Заводском отделении милиции в ожидании майора Трофимова, который находился на оперативке. Это была очень долгая оперативка. Закончилась она только в двенадцатом часу. Когда группа людей вышла из кабинета начальника, я сразу узнал майора. Им оказался один из тех двоих, кто допрашивали меня в субботу вместе с подполковником Спарыкиным. Сегодня он показался мне значительно старше. Он выглядел усталым и на вид ему можно было дать лет пятьдесят.

- Зайдите, - увидев меня, сказал Трофимов и открыл дверь.

На этот раз кабинет не показался мне таким зловещим. Если бы я не знал, где нахожусь, то подумал бы, что хозяином этой комнаты является безобидный бухгалтер или клерк среднего звена.

Майор нисколько не удивился моему визиту. Он протянул мне бумагу и сказал:

- Пишите. Число поставьте вчерашнее.

- Почему вчерашнее? - зачем-то спросил я.

- Потому что со вчерашнего вечера светлая девятка в разработке.

- Милиция не дремлет.

- Ну-ну. Остряк.

В целом Трофимов был настроен дружелюбно. Прочитал мой опус, велел добавить несколько обязательных фраз и отпустил меня восвояси.

Голова больше не болела, зато проснулся зверский аппетит. Я решил перед дорогой пообедать в театральном кафе, припарковал машину около театра драмы, где трое сопливых мальчишек, шныряющих около колонки, вызвались помыть машину за тридцать пять штук. Я вытащил коврики, закрыл двери и пошел кушать цыпленка табака, единственное блюдо, которое готовили в этом дешевом притоне более или менее качественно. В нашем городе днем пообедать практически невозможно.

Сидя за грязным столиком по соседству с двумя опохмеляющимися алкашами, я в который раз за последние три дня размышлял о смысле жизни в целом и о своей жизни в частности. Получалась полная бессмыслица. Я ни до чего не додумался, единственное, что я понял, это то, что к матери мне съездить попросту необходимо. Конечно, ей глубоко наплевать на мои проблемы, наверняка она не скажет мне ничего хорошего, но я знал, что мне станет значительно легче от того, что я ее увижу.

За три дня весна окрепла, солнце палило нещадно, отражаясь в бесконечных разливах по обеим сторонам дороги, вспыхивало и справа и слева и спереди, и даже в зеркале заднего вида. Никуда нельзя было деться от этого веселого артобстрела, оставалось только щуриться. Грачи вместе с воронами и галками склевывали с теплого асфальта останки раздавленных сусликов, взлетая прямо из-под капота. У некоторых жадность брала верх над осторожностью, и тогда они сами становились пищей для своих собратьев. Весна - самое подлое время года. Она дарит надежду, а надежды никогда не оправдываются.

Лесное, Пешня, Опарино, Ивановка, Белозеро - я знал наизусть все деревни по пути домой. Но они были для меня всего лишь - дорожные знаки, отметки на трассе, что-то вроде подъемов, спусков или ухабов. А ведь кто-то рождается в этих поселках, живет, может быть, всю жизнь и умирает, так и не узнав, что его родной Алексеевки нет ни на одной, даже самой подробной карте, и только старый дорожный указатель да почтальон знают о ее существовании. Мне часто приходилось мотаться по области и я определил свою философию трассы, где каждый участник движения является для другого лишь частью окружающего, непрерывно меняющегося за окном пейзажа, и только во время остановки, после встречи, после сигареты, после взгляда глаза в глаза или, не дай бог, аварии, мы становимся друг для друга событием, отметиной в жизни. Ты одинок, пока едешь. Поэтому дальнобойщики так радуются и включают фары, когда увидят встречные родные номера.

Я проехал ровно половину пути, когда за леском показался знак: "Куст вербы" - 1 км". Десятки раз проезжая мимо этого знака, я думал о том, какое, это должно быть, романтическое место, в котором расположена деревенька с таким красивым названием. Десятки раз я думал об этом и проезжал мимо, а сегодня я сделал то, чего сам от себя не ожидал. Я скинул газ и свернул на проселочную дорогу. Мне так хотелось чтобы этот куст вербы стал впечатлением. Я проехал по жуткой колее, расплескивая в стороны веселую жижу и безобразно пачкая машину, поднялся на пригорок и увидел хутор из семи домов, остов полуразвалившейся фермы и два фонарных столба: никакой вербы, никакой романтики. Только грязь повсюду. И вообще, верба это не кустарник, а дерево! Идиоты...

Я оставил машину около калитки и, перепрыгивая через лужи, прошел во двор. Мне навстречу, вяло помахивая хвостом, вышел наш старый дворовой кобель Кабияс. Этого урода я помню всю жизнь. На мой взгляд, он был вечным, столько, сколько прожил этот вислоухий сторож, собаки точно не живут. Своим долголетием он обязан прирожденной лени, которой страдал с детства. Его даже не надо было сажать на цепь, ему лень было убегать. Зная эту его черту, все течные суки поселка сами лазили к нему, оставляя клоки шерсти на занозах штакетника. Последние полгода он прикидывался слепым. Но меня не обманешь, просто он обленился до такой степени, что приучил мать заталкивать жратву ему прямо в пасть.

Матери не было. Я открыл дверь своим ключом и, погрузившись в запахи детства, прошел к холодильнику, чтобы выложить подарки. После этого я минут десять бестолково шарахался по дому, подмечая изменения произошедшие в мое отсутствие, потом надел калоши и вышел за околицу. В прошлом году я нанял бригаду строителей, которые целую неделю работали на усадьбе, меняя забор, кровлю и обновляя фундамент. Они обшили дом вагонкой, покрыли олифой, после чего нашу старую избу невозможно было узнать. Когда строители уехали, мать, ознакомившись с плодами их труда, расплывчато похвалила неизвестно кого, сказав в пустоту: "молодцы". Сейчас, когда их работа пережила зиму, я придирчиво рассматривал результаты, пытаясь найти изъяны. Изъянов я не нашел. Собственно, делать мне было больше нечего. Я погладил пса, зашел в дом и стал смотреть телевизор.

- Что-нибудь случилось? - спросила мать с порога вместо приветствия.

- Почему ты так решила? - удивился я.

- Просто сегодня - вторник. А твой день - суббота. Иду, смотрю, машина.... С чего бы это?

- Соскучился, - осторожно сказал я.

-Ха, - усмехнулась мать.

Она разделась и прошла на кухню.

- Пойди поищи яйца, - коротко приказала она. - Я приготовлю поесть.

Я сходил в сарай и насобирал целую миску яиц, доказав перепуганному петуху, что он, в общем-то, никто. Мать встретила меня у порога, забрала миску и спросила:

- Ты ночуешь?

- Вроде как.

- Во двор вода затекает. Как припекло, вся грязь у колодца. Канава, что ли, засорилась.

Я развернулся и пошел под навес за лопатой. Я копал канаву дотемна, а когда вернулся, мать опять не пустила меня в дом, отправила в погреб за картошкой.

- Набери себе мешок, да мне ведра три. Возьми свеклы, да своей бабе скажи, пускай борщ варит

- У меня нет бабы, - сказал я.

- То-то и оно, - зло сказала мать.

Когда я наконец-то вошел в дом, стол был уже накрыт. Дымилась картошка, яишня, пахло квашеной капустой и копченой курой. Я вымыл руки.

- Будешь? - мать держала в руках бутылку самодельного вина.

- Можно.

Она разлила в пятидесятиграммовые рюмки и убрала в сервант. Рюмка сухого вина - это как раз, чтобы размазать по деснам. Мы выпили каждый по отдельности, без всяких тостов. При этом мать, опрокинув рюмашку, мелко перекрестила рот и пробормотала что-то типа "господи прости". Я вылупился на нее во все глаза потому, что раньше за ней ничего подобного не водилось. Она смутилась. Эта ее секундная слабость повергла меня в еще большее смятение. Но я не торжествовал, просто екнуло под ложечкой. Поднятая рука, пальцы щепоткой. Обыкновенная деревенская старушка. Морщины, глубокие складки между бровями.

Но все это длилось всего лишь мгновение. Она быстро оправилась

- Ну, что случилось? - в ее голосе звенел металл.

- Ты Игоря Угланова помнишь? - спросил я. - Мы как-то, еще в институте приезжали на рыбалку.

- Конечно. Это твой лучший друг.

- Кто тебе сказал? - удивился я.

- Он и сказал, - она с презрением посмотрела на меня. - Он всем так говорил в поселке. Хороший парень, добрый.

- В пятницу его убили.

- Жаль, - в ее голосе прозвучала тоска. - Ты хоть на похоронах-то был?

- Да.

- Это хорошо, - она посмотрела мне прямо в глаза и в них я не увидел ничего кроме обжигающей вьюги. - И чего ты испугался?

- Ничего.

- Врешь.

Мы помолчали.

- Его жена... вдова хочет, чтобы я разобрался в его делах. Помог выправить ситуацию с деньгами. Дескать, Игорек мне очень доверял и сам говорил, что если с ним что-нибудь случится, то дело поручить мне. А мне не очень хочется в это дело влезать.

- Ничего другого я от тебя и не ожидала.

У меня по-сумасшедшему заколотилось сердце, я кое-как сдерживал дрожь в руках и все-таки смог спросить:

- Мать, почему ты так ко мне относишься?

- Как так?

- Я так и знал, что ты не ответишь!

- Почему же, отвечу, - теперь в ее голосе сквозило снисхождение. - Не хочу быть еще раз кинутой.

- А при чем здесь я?

- Знаешь, есть такая наука - генетика, - усмехнулась она.

- Мать, ты не генетик, ты - всего лишь агроном.

- Я - не "всего лишь", - разозлилась она.

- Хорошо, а вдруг я в тебя?

- Вряд ли. А если в меня, то это - еще хуже.

Я не нашелся, что ответить. Мы молча допили чай, потом я убрал со стола и вымыл посуду. Мать пошла расстилать постель. И, хотя я уже давным-давно отвык ложиться рано, здесь, у матери, даже в выходные приходилось отходить ко сну в девять. Ни о каком телевизоре не могло и быть речи.

Когда я перестал греметь чашками, мать сказала:

- Его убил кто-то из своих. Он был слишком доверчивым, все у него были друзья, всех он любил. Я еще тогда, десять лет назад подумала о том, что с таким воспитанием он плохо кончит.

- Меня тоже менты подозревали, - сказал я.

Мать расхохоталась.

- Твой отец был без яиц. Максимум, на что ты способен - сбежать. Убить? Нет!

- Зато ты у нас с яйцами, - не выдержал я. - Если меня все таки признают виновным, я позову тебя в свидетели. Ты придешь в суд, скажешь эту фразу и меня сразу оправдают. Ты очень убедительна, хотя тобой движет одна ненависть. А как же любовь?

- Я не знаю такого слова, я его забыла.

- А вспомнить слабо?

Она ничего не ответила, просто выключила свет и мне пришлось пробираться к кровати в полной темноте, стукаясь коленями о мебель.

Минут через десять она крикнула мне через перегородку:

- Я бы вспомнила, если бы были внуки. Но от тебя их ждать бесполезно.

На секунду мне показалось, что в ее словах звенят слезы. Но это длилось всего лишь секунду и мне, разумеется, показалось.

Моя сердобольная бабка, которая набивала перину специально для внуков, но умерла, так и не увидев их, наверное, уже давно истлела. А тепло ее рук и запах бестолковых куриц до сих пор согревали меня, обнимая и нашептывая слова светлых сказок, которых я так и не услышал. Слишком многое заставляло меня любить наш старый дом, в том числе и эта вонючая перина, на которой я спал с младенчества. Я по-настоящему отдохнул на ней, без снов, и проснулся утром без чугунного груза событий, свершившихся со мной в последние дни.

Я опять опоздал. Мать уже ушла. Я, когда спал, точно помнил те слова, которые хотел сказать ей утром. Ну, вот оно - утро, и где же те слова?

Стол был накрыт. Я поел и уехал, не дождавшись рассвета. Дорога была пустынная, я был зол, как черт, и поэтому гнал, как сумасшедший, за что и поплатился. Перед мостом меня остановили менты с радаром и мне пришлось подарить им двадцатку.

Музыку было слышно со второго этажа. На четвертом мои худшие опасения подтвердились: она доносилась из-за моей двери. На правом плече у меня лежал мешок картошки, который я, кое-как открыв дверь левой рукой, свалил на пол. В квартире было сумрачно, шторы задернуты. Музыка орала так, что я начал всерьез опасаться за свои перепонки и соседские нервы. Иностранщина. Я заглянул в комнату. В свете фонаря я увидел двух человек, мужчину и женщину, скорее - парня и девушку. Они трахались на моем диване. Забавно. Мужская задница выписывала немыслимые пируэты между двух, находящихся в свободном полете женских ног. Судя по ритму, коитус находился в своей завершающей стадии. Я не стал им мешать, спустился к машине за свеклой и мясом. Минуты четыре я дышал свежим воздухом, потом, решив, что с них хватит, снова поднялся. Все так же орала музыка, Но из-под двери, ведущую в ванную комнату, пробивалась полоска света. Я прошел на кухню, положил мясо в холодильник, а свеклу под раковину, потом вошел в зал. На середине ковра спиной ко мне в одних трусах стоял Антон. Он пританцовывал. Я вырубил музыкальный центр, тишина ударила в уши. Он повернулся ко мне с лицом возмущенного повелителя, увидев меня, на секунду растерялся, потом озлобился.

- У тебя что, без музона не стоит? - спросил я. - Между прочим, тут все соседи нервные.

- Иди в жопу, - осклабился Антон.

Я его не послушал, а поступил иначе - подошел к нему, правой рукой схватил за волосы, левой заломил руку за спину. В таком виде я дотащил его до коридора, плечом прижал к стене, высвободившейся рукой открыл дверь и выкинул его на лестничную площадку. Тюфяк, он почти не сопротивлялся. Потом я вернулся в квартиру, собрал чужие мужские вещи, попавшиеся мне на глаза, в беспорядке разбросанные на креслах и стульях и, вернувшись, выкинул ему в лицо. То же самое я проделал с ботинками. Причем, когда я бросал ботинки, он нагнулся за штанами, я попал ему каблуком в ухо. Когда я шел по коридору, в проеме двери из ванной показалась голова Риты. Она испуганно посмотрела на меня, рот округлился:

- Ой, - она закрылась на шпингалет.

Минут через пять она смущенно попросила принести ей одежду. Я нашел джинсы, лифчик и футболку. Принес к двери и постучал. Она чуть приоткрыла. Я просунул одежду в образовавшуюся щель.

- Где Антон? - спросила она, когда вышла из ванной. Она по-прежнему выглядела смущенной.

- Я его выгнал, - сказал я. - Он мне нагрубил. Если поторопишься, сможешь его догнать.

- Лучше этого не делать. Если ты его обидел, то к нему сейчас лучше не подходить.

Она успокоилась, не спеша продолжила одеваться, ползала по полу в поисках каких-то заколок, зачем-то поправляла короткие волосы невидимками. Окончательно одевшись, она собрала с дивана белье, аккуратно сложила его в стопку и сказала:

- Я постираю, потом принесу.

- Ладно.

- Вчера вечером тебе звонила девушка. Я, как дура, сняла трубку. Она ничего не передала, сказала, что ее зовут Света. Плохи дела?

- Нет, даже к лучшему.

- Ты прости, мы немного зависли. Но все в целости и сохранности, сказала Рита, одевая сапоги. - Ты не думай. У нас с ним серьезно... Я его люблю.

Уже перед выходом она произнесла:

- На самом деле он хороший.

- Естественно, - улыбнулся я, закрывая дверь.

Я принялся пылесосить ковры и мыть полы. На первый взгляд действительно ничего не пропало. Посуда на кухне была якобы чистой, но я на всякий случай еще раз всю перемыл, потом лег в ванную. В горячей воде я разомлел и уснул. Проснулся от холода - воды стало меньше, и она остыла. В четыре часа я дал о себе знать - кинул Сереге сообщение на пейджер. Он перезвонил минут через пять и от него я узнал, что в нашем бизнесе все в порядке, никаких неожиданностей. Я сказал, что нам надо встретиться и он назначил встречу на семь вечера. После этого я позвонил Неле и сказал, что согласен. Она обещала связаться с подполковником. Судя по голосу, она была очень довольна. Меня обуяла безумная жажда деятельности. Я решил проехать по нашим точкам, собрать отчеты, заскочить на строительство павильона, поболтать с армянами, которые его строили. Я понимал, что всю нашу розницу мне придется оставить на Серегу, причем на довольно длинный, неопределенный срок. Хотелось сделать последний круг почета.

Начал с рынка. Как всегда, в это время у окошка было полно народу, люди возвращались с работы. Светкина сменщица, Катька, очень удивилась моему приезду.

- Чой-то вы друг за другом ходите? Ты что, машину купил? - спросила она.

- Чтобы вы не расслаблялись. Купил. Полгода назад.

- Ни разу не видела тебя на "жигулях". Все время на "пирожке".

- Скоро ты меня вовсе перестанешь видеть, - сказал я. - Ухожу на повышение.

- Света уволилась.

- Знаю.

- Кого вместо нее?

- Свято место пусто не бывает.

- Ну, не скажи, - Катя меня осуждала.

В двух других наших точках Серега тоже побывал за пять минут до меня. Он не оставил мне никакой возможности поработать. Отчеты и заказы собрал, кассы обнулил. По логике я должен был встретиться с ним на строительстве торгового павильона. Но там его не было. Зато кроме "четверки" Тиграна, бригадира строителей армян, там была припаркована новенькая "Ауди", причем для моей "восьмерки" на площадке места уже не было и я оставил машину на проезжей части.

Я протянул руку к двери, но она вдруг открылась сама. За порог выскочил взволнованный Тигран. Увидев меня, он сбивчиво затараторил:

- Коля, я как раз собирался вам звонить. Пришли какие-то люди, говорят, что стройка принадлежит им. Вас они знать не знают.

- Что за чушь!

- Очень солидные люди, - сказал Тигран.

- Разберемся, - уже не так уверенно сказал я.

Мы вошли внутрь. Посредине комнаты стояли два человека лет сорока, одетые в кожу - пальто и кепки. Одежда у них была совершенно одинаковой, отличалась только цветом. У одного - черного, у другого - коричневого. Вдоль стены сидели четыре небритых армянина в синих фуфайках и вязаных шапочках. Когда мы вошли, незваные гости осматривали подвесной потолок, монтаж которого уже подходил к концу.

- Здравствуйте, - вежливо сказал я. - Меня зовут Николай Александрович Чебоксаров, я - директор ТОО "Импульс" и, собственно, хозяин этой стройки.

Двое в коже ласково посмотрели на меня.

- Мы - братья Пивоваровы, - сказал тот, который выглядел моложе и был в черной коже. - Я - Станислав, а это - Виталий, - он передразнивал мой официальный тон, было видно, что он не принимает меня всерьез и издевается. - Мы хозяева и учредители фирмы "Гарант", для которой разрабатывался проект данного магазина и под которую выделялась земля.

- Все правильно, - сказал я. - Мы все у вас и купили. Фундамент, проект, право на землю. Перечислили деньги. Ваш директор - Галкин Валентин. Правильно?

- Галкин Валентин сейчас сидит в КПЗ по обвинению в мошенничестве и присвоении чужой собственности, - сказал коричневый. - Когда мы стали его проверять, оказалось, что он слишком много наворовал, брал на себя решения, которые, в принципе, не входили в его компетенцию.

- Ну, как бы мы тут ни при чем, - сказал я. - Мы оформили все по закону, деньги заплатили. Будка наша.

- Вопрос спорный, - сказал черный. - Мы не хотим доставлять вам неприятности. Пока вас не начали таскать в милицию, как свидетелей, нам хотелось бы утрясти некоторые вопросы. Если можно поскорее, например, завтра. У вас в офисе.

- У нас нет офиса.

- Тогда приходите к нам. Это в ваших же интересах, - он протянул мне визитную карточку, в глазах искрился смех. - И, если можно, захватите все документы купли-продажи.

- Копии.

- Хорошо, копии, - черный едва не рассмеялся.

- До свидания, - сказал коричневый и направился к выходу.

- До завтра, - сказал черный.

- Придет мой напарник, - сказал я.

- Без проблем, если он компетентен.

- Еще как, - сказал я.

Мы пожали друг другу руки. Я был слегка встревожен.

- Коля, кто эти люди? - спросил Тигран, когда братья ушли.

- Я пока точно не знаю, - бодро сказал я. - Ты не переживай, мы разберемся. У нас все законно.

- Законно, незаконно... Меня это не волнует. Вы мне деньги должны. Когда дадите?

- Мы тебя хоть раз подводили? - удивился я.

- Вы-то нет. Но эти люди... Я расстраиваюсь. Я договор с вами заключал. И вы мне мою работу оплатите.

- Сколько там накапало?

- Пятнадцать лимонов, - он почесал свой небритый подбородок. - Сережа все знает, у нас с ним все расписано.

- Хорошо. На следующей неделе оплатим.

- Ты пойми, - стал оправдываться Тигран. - У нас там, в Армении, кушать нечего, дети плачут. На проспекте Комитаса все деревья срубили на дрова. Я этим людям деньги пообещал. Что про меня родня скажет?

- Будут тебе деньги. Завтра все утрясется.

- Это хорошо. Вы утрясайте. Мы пока работать на этом объекте не будем. Когда долг отдадите, тогда начнем. У меня еще три объекта в городе...

- Ладно, Тигран, корабль еще не тонет.

- Какой такой корабль?

- Метафора. Или я, или Сергей тебе позвоним, как деньги соберем.

- Побыстрей бы. Мне людям нужно платить, - сказал он виновато. - И потом, пока с этими важными людьми вопрос не решится, я без предоплаты работать не буду. А то у вас будку отберут, вы скажете, что объект не ваш, пусть те платят, те скажут, что с нами не договаривались и пошлют. Так не бывает.

- А почему ты решил, что они отберут павильон?

- Очень солидные люди.

- Все, пока, - я пожал мозолистые руки Тиграну и всем его армянам, которые выглядели отнюдь не голодными, и поехал домой.

Ровно в семь ко мне приехал Серега. Он принес от Ольги подарок, трехлитровую банку огурцов, на мои слабые попытки отказаться стал мотивированно доказывать, что у них этого добра дофига, до лета им не съесть, а уже весна. В общем, нес чушь. Все время, пока он разглагольствовал, я смотрел на него влюбленно и радовался, что он у меня есть. Минут пять Серега рассказывал анекдоты, а я ржал, как дурак, как будто ничего не случилось, как будто продолжались старые добрые времена. Потом я рассказал ему о предложении, которое мне сделали Нелька со Спарыкиным. Мое согласие он воспринял с энтузиазмом.

- Те деньги, которые я буду получать там, да и проценты, если получится войти в долю, мы будем делить с тобой пополам, - сказал я.

- Разумеется, - сказал он таким тоном, как будто других вариантов не существовало и мне стало стыдно потому, что к этому решению я пришел не сразу, а после долгих размышлений.

- Справимся, - бодро сказал Сергей.

Значительно меньше радости у него вызвал мой рассказ о том, какой разговор состоялся у меня с двумя кожаными братьями и армянами.

- Вот говно, - выругался он.

- А что ты беспокоишься? - удивился я.

- Насколько я знаю, если сделку признают незаконной, мошеннической, то ее по суду можно расторгнуть. Это веское основание. Схема такая учредители нанимают исполнительного директора. Он работает, совершает сделки не в пользу предприятия, а в пользу своего кармана, ворует. Его ловят на месте преступления, пишут заяву в ментовку, сажают, а все сделки признают незаконными и расторгают. Говорят, мол, в наши планы не входило продавать данное строение вообще, или за такую цену, в частности. Давайте вертать все как было. Это все равно, что купить ворованную вещь. Если вора поймали и он указал на тебя, то вещь придется вернуть хозяину, а деньги ждать от вора с зоны, то есть не дождаться никогда.

- Они обязаны вернуть нам деньги, - робко вставил я.

- Правильно, - с сарказмом сказал Серый. - Только официальные. А черный нал нам фиг кто вернет, даже если мы будем такими идиотами, что о нем заявим. Мы по безналу заплатили двадцать пять миллионов. А наликом отвалили пятьдесят. Эти пятьдесят миллионов к нам не вернутся никогда. Мы так же никогда не увидим тех денег, которые уже заплатили Тиграну за работу, во-первых, он не выдает приходных кассовых ордеров, во-вторых, даже если армяне предоставят необходимые документы, те ребята могут сказать, что им такая отделка была не нужна, мол там, где мы сделали белое, они хотят черное, а там, где деревянное - железное.

- Хреново.

- А то. Ладно, я с утра отксерю документы и к тетке. Она - классный юрист. Что-нибудь посоветует.

- А я, видимо, чуть свет на новое место работы. Директорствовать.

- Слушай, Дальтоник, - подмигнул Серега. - У меня тут одна цыпа наклюнулась, возможно, я опять начну ездить в командировки. Так что ты не удивляйся. Кстати, у нее классная подруга имеется. Нет желания поддержать компанию?

- Нет.

- Зря. Молодые, статейные девочки.

- Тем более.

Зазвонил телефон. Звонила Неля, сказала, что сейчас подъедет с подполковником. Я прикрыл рукой трубку и сказал Сереге:

- Нелька с ментом сейчас будут. Дождешься? Узнаешь весь расклад. Я предупрежу, что ты у меня.

- А зачем? - ответил он легкомысленно. - Я тебе верю. Ну их нафиг.

Я сказал в телефон, что жду, не дождусь, и повесил трубку.

- Пойду с мужиками на стоянке водку пить, - на прощание сказал Серега. - Они нам всю зиму место чистили, а я им так и не поставил. На меня уже косо начали смотреть.

- Я печень берегу. С утра в пургу пузыречек им отдаю, вечером приезжаю, все чистенько.

- А мне интересно, - сказал Серега, открывая дверь. - Классные мужики.

- Жлобье.

- Не любишь ты рабочий класс, - сказал Сергей и ушел в темноту.

Почти сразу пришли Нелька и Спарыкин. Подполковник был в форме. Она ему шла. В ней он был похож на маршала Жукова, только интеллекта в глазах было поменьше.

- Вы там Серегу не встретили? - спросил я.

- Нет, - ответила Неля. Она выглядела значительно лучше. Макияж, платочек.

- Как Пашка?

- Вроде ничего. По твоему совету отдала его бабке с дедом.

Пока мы разговаривали с Нелей, подполковник прошел в комнату, не снимая ботинок, видимо, у него вообще не было такой привычки, и подверг мое жилище тщательному осмотру. В руках он держал небольшой сверток, в зубах вертел сигарету, с которой на ковер падал пепел.

- Чистенько, - сказал он. - С кем живешь?

- Один.

- Ясно. А та хипня?

- Случайное знакомство, - я немного подыгрывал его суровому тону и говорил голосом провинившегося ученика. - Чайку?

- Неплохо бы, - сказал Спарыкин. - Тут кое-кто с работы.

- Вы присаживайтесь, я пока все организую.

Подполковник сел на диван, положив сверток рядом, а Неля пошла со мной на кухню. Она достала из холодильника остатки колбасы и принялась их тонко-тонко резать на блюдце.

- Послушай, Коля, ты Алексею Лукьяновичу не хами, - сказала она. - Он нормальный мужик. Просто он очень подозрительный. Профессия у него такая.

- Он первый начал.

- Не будь ребенком. Нам всем нужно найти общий язык.

- Ты мне скажи, он женат?

Она покраснела.

- Ты что же думаешь... Женат, причем счастливо, двое детей... Ты за кого меня держишь?

- Да ладно. Я просто спросил.

- Нет, не просто, я по твоей физиономии вижу, что у тебя на уме. Не надо меня обижать.

- Хорошо. Прости.

Неля накрыла в зале маленький журнальный стол. Мы сели. Они смотрели на меня, а я на них, то на одного, то на другого, глаза бегали. Я еще ничего плохого не сделал, но уже чувствовал себя виноватым.

- Завтра Неля представит тебя коллективу, - сказал Спарыкин.

- Коля, Игорь полностью доверял главному бухгалтеру и Катюше, сказала Неля. - Опирайся на них.

- Не переживайте, я сам определюсь. Тем более что я всех знаю давным-давно.

- Давай построим нашу беседу так: если у тебя есть вопросы, ты их нам задавай, - сказал подполковник. - Мы постараемся удовлетворить твое любопытство, а потом выслушаем твои соображения о работе.

- Хорошо, - сказал я. - Первый вопрос: кто будет подписывать договора и платежки?

Они недоуменно переглянулись.

- Это важно? - спросила Неля.

- Естественно. Если я - директор, а платежные поручения подписывает главный бухгалтер или посторонний дядя, значит, директор финансовыми потоками не распоряжается, коллектив узнает об этом и через месяц такого директора уже никто ни во что не будет ставить.

Мои будущие компаньоны молчали, было видно, что этого вопроса они не ожидали.

- Невозможно эффективно управлять коллективом без уважения и поддержки подчиненных, - продолжил я.

- Ты - директор, - задумчиво сказал подполковник, растягивая слова. Значит, ты за все отвечаешь, значит, ты все подписываешь.

- Хорошо, - сказал я. - Раз я все буду подписывать, значит нужно перепечатать карточку подписей для банка и заверить ее у нотариуса. Я этого сделать не смогу, потому что у меня нет учредительных документов и печати.... И полномочий.

- Учредительные документы у юристов, - сказал подполковник. Было видно, что он не привык вникать в такие мелочи. - В них вносят изменения исходя из сложившейся ситуации, затем отдадут на регистрацию в исполком.

- Отлично, - сказал я. - Пусть эти юристы и подготовят карточку. Чем быстрее, тем лучше.

- К чему такая спешка? - удивилась Неля.

Я посмотрел ей в глаза. В них золотом светились звезды с погон Спарыкина. Женские глаза обладают удивительной избирательностью. Если в них отражаются погоны, то не ниже подполковника, а если машины, то "Мерседеса". Сержантов и "запорожцы" они отражать отказываются.

- Без этой карточки наша фирма остается полностью парализованной. Мы не можем заплатить ни за свет, ни за телефон. Не дай Бог, что-нибудь отключат, пойдут слухи. Мы рискуем потерять клиентов. Зачем нам терять репутацию? Да, Игорька больше нет, но с фирмой все о,кей. Все механизмы смазаны. Платежи идут вовремя. Про пропавшие деньги тоже молчок. Ни какой растерянности на лицах!

Подполковник очень внимательно смотрел на меня, пока я произносил этот монолог, но я так и не понял, что таит в себе этот взгляд. Потом он достал из внутреннего кармана записную книжку в кожаном переплете и демонстративно что-то записал в ней.

- Мы тебя поняли, - сказал он. - Карточку сделаем так быстро, как это только возможно.

- Сколько в ней будет подписей? - спросил я.

Мои гости опять переглянулись. Тупари, бизнесмены хреновы.

- В платежном поручении может быть одна или две подписи. Обычно директора и главного бухгалтера, но можно оставить и одну, - объяснил я.

- А как лучше? - спросила Неля.

- Все зависит от степени доверия. Если вы мне доверяете, то удобнее оставить одну, тогда я могу, имея на руках печать, изменить платежку где-нибудь в городе, например, в банке, и отправить срочный платеж, когда бухгалтер отсутствует.

- Мы тебе доверяем, - осторожно сказала Неля.

- Отлично, тогда скажите юристам, пусть готовят карточку на одну подпись, но у нотариуса я, разумеется, должен присутствовать сам. А бухгалтер пусть мне закажет пропуск в банк.

- Ты что, в банк сам собираешься ездить? - спросил Спарыкин после того, как поставил в своей книжечке еще одну отметку.

- Разумеется, особенно в первое время. Я должен со всеми познакомиться, в каждом банке свои прибамбасы, тем более, что именно банк составляет справки для налоговой. Личный контакт есть личный контакт. Я уверен, что Игорь в своем банке знал абсолютно всех. Тем более, если придется брать кредит.

- Мы не работаем с чужими деньгами, - сказал Спарыкин.

- Очень хорошо, но иногда без кредита невозможно увеличить оборот.

- Мы не работаем с чужими деньгами.

- Ладно, ладно. Я еще хотел бы попросить вас не оставлять у меня в тылу стукачей, - я не дал им возможности вставить ни слова. - Человек, наделенный такими полномочиями, будет чувствовать себя значительной персоной. Более значительной, чем я. Возможен конфликт. Я захочу его уволить, вы мне скажете: нет. Тогда конец моему авторитету.

- Ты любишь власть, - сказал подполковник.

- Я хочу выполнить порученную мне работу и заработать деньги. Я вам сам буду все докладывать. При больших суммах советоваться. Все будет открыто.

Только сейчас я заметил, что блюдце опустело, колбаса кончилась, а Спарыкин наконец перестал жевать. Лишь у меня и у Нели чай оставался нетронутым.

- Еще? - спросил я у подполковника.

- Да.

Неля наполнила чашку.

- Пока у меня вопросов нет, остальное по ходу дела, - сказал я.

- Без консультации с нами кадровые вопросы не решай, - сказал Спарыкин, подтвердив мою догадку на счет стукачей. Меня от него тошнило, я еще до конца не понял почему, но уже кое-что стало вырисовываться, уже появилась смутная догадка.

- Вы хотели выслушать какие-то мои соображения, - сказал я.

- Даже не знаю, что сказать, - осторожно произнесла Неля. Она вопросительно посмотрела на Спарыкина.

- Еще рано что-либо говорить, - сказал я. - Я еще не знаю схемы.

- Какой схемы? - спросил подполковник тоном тупого ученика.

- Схемы, по которой "Дисконт" приносит прибыль. Я, например, не знаю, почему ваша водка дешевле заводской. Схемы ухода от налогов, наконец. Я еще ничего не знаю. Поэтому говорить о стратегии или тактике моей работы еще рано.

- Принято, - неожиданно добродушно сказал подполковник. - Я только одно хочу тебе сказать, парень: не бойся.

- Чего? - поинтересовался я.

- Ничего, - в его голосе послышались нотки крестного отца мафии, контролирующей небольшую деревню. Он положил мне правую руку на колено и проникновенно посмотрел в глаза. - Один раз испугаешься - можешь испортить себе всю жизнь.

- Не понял, - сказал я.

Он многозначительно прищурился и смачно закурил. Может, их специально учили таким замашкам какие-нибудь ментовские психологи на каких-нибудь специальных ментовских курсах, только его ужимки на меня не действовали.

- Если ты что-то знаешь, скажи мне, не бойся. Если ты о чем-то догадываешься, тоже скажи мне. Понимаешь... - он сделал вид, что задумался. - Вот представь себе такую ситуацию. Тебе семнадцать лет, ты влюблен в девушку, но боишься подойти к ней и сказать об этом. Ты крутишься вокруг да около, дурачишься, ведешь себя как полный идиот, но подойти и сказать три слова не можешь. Проходит время, окончена школа, институт, техникум, не важно. Вы расстаетесь. И встречаетесь в сорок лет. Представляешь? Случайно, на улице. Она так же прекрасна, как двадцать лет назад, свежая, стройная, умная. Начинаете разговаривать. Ты говоришь: "Я ведь был в тебя влюблен по уши". А она отвечает: "И я в тебя". Вы смеетесь с грустью в глазах, вспоминаете старых друзей и расходитесь, даже не обменявшись телефонами. Потому что понимаете - в этом нет никакого смысла. Ты идешь домой и бесишься потому что у тебя дома сидит сварливая бочка весом в восемьдесят пять килограмм, дети, похожие на маму и ты, не в силах ничего изменить. И все из-за того, что когда-то просто побоялся сказать кому-то несколько приятных слов.

Я смотрел на него с открытым ртом. Довольный произведенным эффектом, Спарыкин хлопнул меня по коленке:

- Если что вспомнил, если что знаешь, не бойся, скажи.

- Это вы про себя рассказывали? - поинтересовался я, наверное, чересчур ехидно.

- Знаешь, за что я тебя не люблю, - c ходу разозлился Спарыкин. - За то, что у тебя нет уважения к людям. Ты думаешь, что ты самый умный, пуп земли, а ведь на самом деле ты - букашка, которую я могу запросто раздавить одним пальцем, - он затушил окурок в чашке, поднялся и ушел в туалет.

- У него жена толстая? - спросил я Нельку.

- Очень, - улыбнулась она.

Мы помолчали.

- Как идет расследование? -поинтересовался я у подполковника, когда он вернулся в комнату.

- Работаем.

- Я беспокоюсь на счет своих денег, - не отступал я.

- Давай так, ты беспокойся о наших деньгах, а мы побеспокоимся о твоих, - он больше не был расположен вести со мной беседу. Он взял с дивана сверток, развернул его, открыл желтую коробку и достал из пенопластовой выемки сотовый телефон. - Вот тебе для связи телефон Игорька. Его номер ты знаешь. С ним все в порядке, там есть зарядное устройство и инструкция. Как пользоваться, прочитаешь. В нем под цифрой один введен номер моего сотового, под цифрой два - Нелин домашний. Ничего набирать не надо. Решетка, единица, молния и я на связи. Решетка, двойка, молния и на связи Неля.

- Спасибо, - сказал я. - Я становлюсь крутым.

- Это не подарок, а средство связи. Смотри, не потеряй. На этом номере шесть миллионов предоплаты. Будешь хорошо себя вести, оставим его тебе и разрешим оплачивать за счет фирмы.

- От души спасибо, - сказал я на этот раз вполне искренне.

Неля встала. Они прошли в коридор. Я пожал подполковнику руку.

Когда они ушли, я вставил адаптер в розетку, подсоединил шнур к телефону, дождался, когда жидкокристаллический экран засветился зеленым светом, и начал изучать инструкцию. Из нее я узнал, что трубку лучше всего носить, установив блокировку клавиатуры, тогда исключается возможность случайного нажатия какой-нибудь кнопки. Блокировка снимается нажатием двух кнопок, а после разговора, через несколько секунд автоматически устанавливается вновь. Оказалось, что на ускоренный набор можно записать десять номеров. Я ввел под номером три телефон Сереги и тут же позвонил ему для проверки. Рассказав ему последние новости, я попросил его перезвонить на сотовый, номер Игоря он тоже знал. Он перезвонил.

- Ужасно завидую, - сказал он. - Представляешь, сколько девок я смог бы охмурить при помощи такой штуки!

- Ты что, открытым текстом?

- Олька в ванной, купает Маришу.

Под номером четыре я ввел телефон нашего с Серегой пейджинг оператора. Остальные шесть свободных цифр остались пустыми, никаких важных телефонных номеров мне больше в голову не приходило. Я долго думал, чем заполнить пустующие клетки и, в конце концов, сделал вывод, что я не настоящий бизнесмен. Например, Сереге не хватило бы и ста ячеек. Потом я набрал свой домашний номер, дождался, когда телефон зазвонил и зачем-то засек, что между набором и трелью телефонного аппарата прошло шесть секунд. Потом я позвонил с домашнего на сотовый, время дозвона осталось то же. Потом я стоял у зеркала и пробовал подносить трубку к уху как можно более небрежно. У меня ничего не получалось, после воображаемого звонка я хватался за телефон с таким же понтом, с каким крутые ковбои выхватывают револьверы в дешевых вестернах. В конце концов, я решил, что небрежная манера выработается сама собой через несколько дней пользования. Я долго вертел трубку в руке, пытаясь привыкнуть, долго рассматривал ее и увидел около антенны небольшое пятнышко крови. Я взял ватку, одеколон, тщательно протер аппарат, уничтожив тем самым не только страшные следы, но и запах Игоря. Позвонила Неля, мы договорились, что я заеду за ней в половине девятого утра. Потом позвонила Света. Она спросила, как дела, я сказал, что хорошо. Мы помолчали немного, попрощались. Потом я лег спать.

5.

Я заехал за Нелей ровно в половине девятого. Остановив машину около ее подъезда, достал мобильный телефон, нажал решетку, двойку, молнию и, когда она взяла трубку, сказал, что уже внизу.

- Знаешь, Дальтоник, - сказала Неля, когда мы выехали со двора. - Я почти всю ночь не спала. Я не знаю, как мне быть дальше. Я ничего не умею. Я полностью отупела. Последние три года я даже о жратве не думала. Нужны деньги, Игорек даст. Я покупала только одежду для себя да иногда ездила с ним на рынок по выходным. Звоню ему на сотовый, купи то-то и то-то, вот и вся забота. Я даже не знаю, откуда деньги берутся, и что сколько стоит. По специальности я ни секунды не работала. Институт закончила, пошла в декрет, потом все с Пашкой сидела, думали на следующий год второго. Мне скоро двадцать шесть, а я - ноль, - она достала сигарету. - Вот машина есть, а у меня прав нет. Я их даже боюсь получать. Некоторые бабы мужика специально на права раскручивают, чтобы самим водить. А мне этого никогда не нужно было. Вот в воскресенье девять дней отметим и потом, даже не знаю, что буду делать. Наверное, с ума сойду.

- Ты не бойся остаться без работы, - сказал я. - У тебя наследство богатое. Я разберусь, в чем дело, попробую все на ноги поставить, затем постепенно все тебе передам. Освоишься, втянешься, ты баба деятельная, у тебя получится, даже понравится потом.

- Боюсь, ты не прав. Вот ты вчера начал говорить о работе, а я сижу и ни фига не понимаю.

- Ну, дорогуша, не все сразу. Ищи садик для сына, иди в автошколу. У тебя впереди куча работы. Ты должна быть достойна Игоря. Даже если выйдешь замуж.

- Как ты можешь?!

- Ничего в этом плохого нет. Траур - есть траур, а жизнь - есть жизнь.

Мы приехали к офису на пятнадцать минут раньше. Я не стал сворачивать в безымянный переулок и остановил машину на Индустриальной. Мы решили не заходить в контору раньше времени, а, наоборот, чуть-чуть опоздать. Неля курила, стряхивая пепел в приоткрытое окно. Она была без макияжа, черный шарф и черная кожаная куртка. Она говорила твердым ровным голосом, без всхлипов, но в каждом слове чувствовалось отчаяние.

- Я вчера как пришла домой, сидела и думала, что вся моя жизнь с Игорем была ненастоящей. Сейчас она только начинается. Это - как отпуск, вроде живешь, ешь, пьешь, но не по-настоящему, вроде понарошку, а настоящая жизнь начинается, как приедешь домой. Так вот, я вроде как приехала домой...

Мне нечего было ей сказать, нужно было дать выговориться.

- Слишком все было хорошо. Знаешь, Коль, когда у тебя все хорошо, оказывается нужно не радоваться, а бояться. Пусть всегда будет маленечко хреново. А то потом так загнет, что держись.

- Ну, по этому поводу мне переживать не приходится, неприятностей по горло.

- Я вот думаю, - Неля закашлялась и выбросила окурок, - чем мне сегодня заняться? Я представлю тебя людям, а дальше что? Там я находиться не смогу. Я зарыдаю.

- Я же сказал тебе, запишись в автошколу и начни искать для Павлуши садик.

- Да, да, да.

Я посмотрел на часы. Десять минут десятого. Пора. Мы въехали в злополучный двор и поднялись по музыкальным ступенькам. За дверью разговаривали люди. Я открыл дверь. Разговор стих. На нас смотрели шесть пар глаз. Они нас ждали, они уже все знали.

- Здравствуйте, - сказали мы с Нелей хором.

- Здравствуйте, - хором ответили люди.

Неля прошла на середину комнаты. Она вначале оперлась рукой о стол, потом чуть присела.

- Я хочу представить вам Николая Александровича, - срывающимся голосом сказала она. - Вообще-то вы все его и так знаете. Это все -формальность. Теперь он будет вашим руководителем вместо Игоря. Он полностью отвечает за работу фирмы перед учредителями и вы должны ему полностью подчиняться.

- Понятно, - сказала девица по имени Алла, она работала в конторе на одном из компьютеров, выписывала счета и накладные.

- Собственно, у меня все, - сказала Неля.

Воцарилось звенящее молчание. Звенели телефоны.

- К Неле есть вопросы? - спросил я.

- Нет, - опять за всех ответила Алла.

- Местный профсоюз? - усмехнулся я. - Если вопросов нет, Марсель, отвези Нелю, - обратился я к водителю ГАЗели и прошел за деревянную перегородку, оклеенную обоями "Раш", которая создавала видимость стены и отделяла рабочее место Игоря от остального офиса. В дверном проеме на реечном косяке болталась коричневая раздвижная дверь польского производства. Я сел за стол Игоря. Из этого положения было видно все, что происходит в офисе, а в окно, которое находилось справа от меня, все, что происходит во дворе. Первым делом я перекинул листки календаря, который до сих пор утверждал, что сегодня - день убийства. После этого я стал перебирать бумаги, придвинул ногой плетеную корзину для мусора, комкал и выкидывал в нее ненужные и, на мой взгляд, устаревшие. Весь стол был забит рекламными плакатами и прайс-листами, он не был похож на рабочее место бизнесмена теоретика. Кое-где попадались хлебные крошки. Мои новые работники стояли, как заколдованные, и следили за каждым моим движением. Потом Алла не выдержала, подошла и спросила:

- А нам что делать?

- Ловить мух, - громко, чтобы все услышали, сказал я.

- Как это?

- Очень просто. Сейчас весна. Тот, кто поймает первую пробудившуюся от зимней спячки муху и принесет мне ее, живую, но с оторванными крыльями, получит премию в сто тысяч. Тот, кто ее съест у меня на глазах - двести.

- Вы шутите? - с надеждой спросила она.

- Естественно. Если бы Игорь уехал в отпуск, то что бы вы все делали?

- Работали бы.

- Ну, так работайте! Собрания не будет!

Люди расселись по местам, включили компьютеры и, наконец, стали отвечать на телефонные звонки. Открыли дверь и в офис вошли первые посетители. Я набил бумагами полную корзину. Некоторые листы показались мне важными, некоторые - непонятными, я не стал их выкидывать, но и обратно на стол не положил, а бросил на стоящий рядом стул. Разберемся. Очистив стол, я положил на него руки, раздвинул локти и насладился простором.

Ко мне подошла красавица Вероника. Она работала офис-менеджером или, попросту говоря, секретаршей. У нее были две весьма примечательных особенности. Первая - большая грудь, никогда не помещающаяся под модными кофточками, которые она всегда подбирала так, чтобы они в любое время года оставляли незакрытыми пупок и бретельки бюстгальтера. Мне в жизни пока еще не повезло, не довелось увидеть бюст такого размера живьем, без одежды, а неизведанное всегда манит, поэтому я, будучи покупателем, относился к Веронике с особой теплотой и несмело ухаживал за ней, таская ей конфетки. Второй ее особенностью был ласковый голос, голос неиспорченной девочки, голос женщины твоей мечты, голос матери. "Алло, фирма "Дисконт"", говорила она так, что любому нормальному мужику хотелось приехать в эту фирму, если не за товаром, то хоть посмотреть на обладательницу бархатного тембра. Надо сказать, что все это богатство каким-то непонятным образом совмещалось с наличием серого вещества в голове.

Она была в курсе всех дел. Однажды мне довелось быть свидетелем того, как она в отсутствие Игоря, уговаривала по телефону директора какого-то крупного магазина взять товар именно у них. Тогда я поразился богатству ее лексикона.

- Николай... Александрович, - она была в растерянности. - Тут.... По телефону часто спрашивают Игоря Валентиновича. Я не знаю, как быть.

- Его нет. Не надо вдаваться в подробности. Нет и все. Вместо него ты, а если нужно руководство - я.

- А если это постоянные клиенты и они спрашивают, когда он будет?

- Ты не знаешь.

- Чтобы я чего-то не знала. Хм. Такого еще не было, - с гордостью сказала она.

- О! Вероника, женщина иногда просто обязана быть дурой. Сейчас возник как раз такой момент, когда нужно наступить на горло собственной гордости и проявить актерский талант. Считай, что это - твое первое задание.

Она ушла. Я открыл левый верхний ящик стола. Там тоже не было порядка. Сверху лежали три битком набитые визитницы. Я достал их и положил на стол между подставкой под перекидной календарь и телефонным аппаратом, потом пошарил среди бумаг в поисках ежедневника или записной книжки. В остальных ящиках ничего похожего на планинг я тоже не нашел. Порядок в столе - дело, конечно, нужное, но не первоочередное. Я позвал к себе Аркадия, который работал главным бухгалтером. До этого я никогда с ним близко не общался. Мы, конечно, были знакомы, но поводов для разговоров не было. Он всегда сидел над своими бумагами или стучал по клавиатуре компьютера, он делал это с таким видом, будто решает судьбы мира. Ему было лет двадцать пять. Он был на своем месте, у него были блестящие перспективы. Именно ему советовала доверять Неля.

- Слушаю Вас, - с паузой после "слушаю", сказал он. Он не был настроен враждебно, скорее снисходительно. Я не успел пригласить его сесть, как он сам взял со стула бумаги, поискал глазами подходящее место, положил их на подоконник и сел.

- Мне нужно войти в курс дела. Как можно быстрее, - сказал я. - Нужны балансовые отчеты предприятия за прошлый год и за первый квартал этого года, те, которые пошли в налоговую. Мне нужна цифра, отражающая товарный запас на складе. Мне нужно реальное движение денег за четвертый и первые квартала. Все расходы, доходы, гласные и негласные, черные и светлые. Я должен иметь представление об основных средствах предприятия, с которых мы платим амортизационные отчисления, а так же о тех, которые оформлены на частных лиц, или не оформлены совсем, но, тем не менее, принадлежат фирме. Мне нужно знать должностные инструкции каждого из вас.

- Должностных инструкций у нас не было. Все наши обязанности определял Игорь. Остальное я вам приготовлю в течение дня.

Я посмотрел в дверной проем. В торговом зале посторонних не было. Я жестом пояснил Аркадию, чтобы он оставался на месте, а сам встал, вышел на середину комнаты и, обращаясь ко всем, сказал:

- Уважаемые, - я хотел вначале сказать господа, потом подумал, что все решат, что я кривляюсь, и чуть не сказал, товарищи. Вместо этого я сделал паузу и глупо кашлянул. - Если у вас выдастся свободная минутка, возьмите чистый лист бумаги и напишите на нем свои обязанности по пунктам. Четко и ясно, кто за что отвечает. И положите мне на стол.

Когда я вернулся на место, Аркадий спросил:

- Мне тоже расписать свои обязанности?

- И тебе тоже.

- Я могу идти? - в вопросе слышался вызов.

- Нет, я бы хотел с тобой побеседовать.

- Я отойду всего на секунду. Напишу распоряжение Ларисе, чтобы она приготовила все интересующие вас документы, и вернусь.

- А Лариса....

- Она бухгалтер, мой помощник. Когда набивается слишком много покупателей, работает на втором компьютере в зале, помогает Алле, чтобы не создавалась очередь.

Когда он исчез, ко мне подошла Катя, которая работала зав складом. Это второй абсолютно надежный человек в Нелином списке. Ей было лет сорок, она была самой старшей в коллективе и чьей-то родственницей. Она сказала, что, если у меня к ней вопросов нет, то она пойдет к себе на склад, а то ее орлы, наверное, совсем заждались.

Я смотрел на свой новый коллектив и понимал, что, наверное, никто из этих людей не испытывает особого восторга по поводу своего нового начальства. Мои первые слова и действия наверняка не посеяли в их сердцах особого вдохновения, и было бы очень хорошо, если бы большинство из них не приняли меня сразу за полного идиота. Впрочем, этого и следовало ожидать. Если бы меня назначили из более крупной фирмы, то отношение ко мне было бы совсем иное, но я пришел к ним из розницы, а, как известно, самый последний кладовщик из опта считает себя на голову выше любого директора или хозяина пускай даже очень крупной розничной точки.

Вернулся Аркадий. Он сел на стул и сделал очень внимательное лицо.

- Давай начнем сначала, - сказал я. - В чем смысл? Почему ваша водка такая дешевая? Давай начертим схему. Я хочу знать все, до мельчайших подробностей.

Аркадий не высказал удивления. Видимо, он знал, что такой разговор должен состояться. Может, именно он и был Спарыкинским стукачом. Он взял с подоконника чистый лист бумаги, из офисного набора на столе - ручку и нарисовал в центре листа круг, внутри которого написал: "АОЗТ ПКФ "Дисконт"", потом на несколько секунд задумался и сказал:

- Нет, начинать нужно не с этого. Вы знаете, что такое ОНО?

- Приблизительно. Какие-то ценные бумаги.

- Ну да. ОНО - это областные налоговые освобождения. Это суррогат денег. Незаконная денежная эмиссия. Такие бумаги гуляют по всей России, может, они называются по-разному, но смысл у них у всех одинаков. В каждой области, в каждой республике есть свои ОНО.

- Откуда они берутся?

- Упрощенно, грубо можно объяснить так, - он прищурил глаза и щелкнул пальцами в точности так же, как это делала наша учительница физики, когда объясняла по второму разу теорему для особенно тупых. - Ну, например, мэрия строит себе новое здание. Строит его какое-то СМУ, правильно? А у государства денег тютю. Немного есть, конечно, но не все. И оно, то бишь, государство, говорит этому СМУ - вот, возьмите ОНО, это все равно, что деньги. Можете гасить ими налоги, можете рассчитываться с государственными предприятиями и с предприятиями, у которых основной пакет акций принадлежит государству. Такие предприятия обязаны принимать ОНО по номиналу. То есть принимать они не обязаны, но, если принимают, то по номиналу. Так же можно рассчитываться этими бумагами с любым другим предприятием любой формы собственности, но те уже, конечно, будут принимать его с дисконтом. В настоящее время дисконт на ОНО составляет приблизительно тридцать процентов.

- А зачем эти бумажки частнику?

- Он покупает их на тридцать процентов дешевле номинала, а государству платит налоги по номиналу. Посчитайте прибыль.

- Тридцать процентов.

- Ну.

- Дальше.

- А дальше смотрите сами. Я вам только скажу, что все ликероводочные и спиртзаводы в нашей области или принадлежат государству, или государство имеет в них решающий голос.

- Значит, так, - с подъемом сказал я. - Мы покупаем ОНО со скидкой в тридцать процентов, а на спиртзавод загоняем по номиналу! Покупаем на них водку, и уже имеем при этом тридцать процентов прибыли! Тогда как в розницу на нее больше пятнадцати процентов не поднимешь.

- Реально остается значительно меньше. Ведь при покупке ОНО теряется определенный процент, при продаже водки тоже, потом, на сколько я понимаю, на ликерке принимают от нас ОНО и водку отпускают без очереди тоже не бесплатно.

В это время заиграл сотовый.

- Игорь? - спросил высокий мужской голос.

- Нет, но, может быть я смогу вам чем-нибудь помочь?

- Мне нужен Игорь. Он что, продал трубку?

- Позвоните к нему домой. Вам все объяснят.

- Я не знаю его домашнего. Это деловой вопрос, - с раздражением сказал неизвестный.

- С Игорем случилось несчастье. Вместо него я. Меня зовут Николай. Представьтесь, пожалуйста.

- А что с ним? - проигнорировал мою просьбу собеседник.

- Это не телефонный разговор.

- Хорошо, я завтра в девять подъеду, - пообещал мужчина и прервал диалог.

Несколько секунд я просидел молча, вспоминая на чем мы с Аркадием остановились, потом спросил:

- Почему при покупке ОНО теряется процент?

- Просто так купить ОНО невозможно. Они не продаются. На них что-нибудь купить можно, а их - нет. Чаще всего мы за ОНО отпускаем олифу, лак или краску. Потому что самое большое скопление ОНО у строительных организаций, и такой товар без проблем можно списать.

- У нас что, и олифа есть?

- Есть. Но обычно она существует только на бумаге. Вместо олифы мы отдаем деньги.

- Это незаконно?

- В нашей стране такие законы, что любая финансовая или предпринимательская деятельность всегда является не совсем законной, если приносит прибыль. Вы согласны с этой догмой?

- Да, - ответил я не задумываясь. - Мы отдаем наличные деньги?

- Не всегда. Чаще всего безнал.

- Как это?

- Ну, существует масса всяких схем, в том числе обналичка через помойку, вплоть до счетов в Москве...

- Ладно, это не так важно, - остановил я его. - Мне пока нужно понять суть. С деталями потом. Мне все больше и больше нравится то, что в свое время придумал Игорек.

- Ну, вряд ли это придумал именно он, - охладил меня Аркадий. - Все так работают. Да и придумывать тут особо нечего. Решение лежит на поверхности. Главное стартовый капитал, - он сказал это так, что было понятно, что будь у него этот самый капитал, то он бы еще и не то загнул. Как раз в этой схеме важны именно детали.

- А детали разрабатываешь ты?

- Чаще - да. Но иногда нужно просто открыть учебник.

- Какой учебник?

- Для ВУЗа по бухгалтерскому учету. Там все написано, нужно просто уметь читать и делать выводы.

- Хорошо. Какой оборот у нашей фирмы?

- Миллиард. Миллиард сто миллионов.

- Ого! - присвистнул я. - В квартал?

- В месяц, - сказал Аркадий и посмотрел на меня как на ребенка. - В декабре в связи с Новым годом оборот достигает полутора миллиардов.

Я не смог скрыть захлестнувшие меня эмоции. У меня попросту пропал дар речи. Я сидел, молчал и лишь через некоторое время осознал, что рот мой открыт. Глупейшая ситуация. Ни при каких обстоятельствах нельзя показывать подчиненному свою неуверенность. Но что я тут мог поделать! Я никогда не ворочал такими деньгами, и даже, в самых дерзких своих мечтах не стремился к таким показателям. Аркадий откровенно забавлялся возникшей ситуацией и не расхохотался только потому, что был воспитанным и интеллигентным человеком.

Пока висело молчание, я успел разозлиться на Нелю и подполковника. Могли же предупредить, с чем мне придется иметь дело! Да и сам я молодец. Почему не спросил?! Почему вбил себе в голову, что эти цифры составляют, триста, ну, четыреста миллионов? Да, нечего сказать, не того полета я птица.

Выручил сотовый, он противно запиликал, и, пока я в очередной раз объяснял ситуацию с Игорем, мне удалось скрыть неловкость и обдумать дальнейшие слова.

- Насколько я знаю, - продолжил я, - оборот может в ближайшее время значительно увеличиться в связи с известным тебе постановлением правительства.

- Я думаю, - не глядя мне в глаза, сказал Аркадий, - прогноз правильный. Но это случится не так скоро. Во-первых, левая водка в области еще есть и ее надо продать. Кто-то не зная ситуации, еще везет ее сюда. Во-вторых, люди не смогут достаточно быстро отказать себе в супер барышах. Соблазн велик, торговцы будут искать контрмеры. Агония продлится месяца два, а потом придут к нам и все сметут. Конечно, появятся конкуренты, но прибыль все равно возрастет.

- Справимся?

- Должны, - с сомнением сказал он.

- Мы должны быть готовы. Напиши, план мероприятий.

- Из какой ситуации при этом исходить? - он с интересом посмотрел на меня. - На сколько мы планируем поднять оборот?

- В два раза, - храбро сказал я.

- Сегодня к концу дня будет готово.

- Этот вопрос не только к тебе. Этот вопрос ко всем. Пусть каждый изложит свои соображения исходя из своих обязанностей. Сейчас все заняты, я не буду никого отвлекать, поэтому доведи до каждого. Результаты ко мне на стол, вместе с обязанностями.

Аркадий ушел на свое место. Работа в офисе явно спорилась. Покупателей было много. В основном мелкие торговцы - киоскеры. Но, попадались и частные лица, которые покупали водку по одному, два ящика на свадьбу или юбилей. На каждого покупателя уходило всего несколько минут. Набить накладную из двух, трех позиций, дождаться, когда она выйдет из принтера, передать Веронике, она пробьет чек, посчитает деньги, поставит на экземпляре покупателя штамп "оплачено", и все, тот пойдет на склад. Конечно, основная прибыль не от такой мелочи. Я точно знал, что водку часто покупали грузовыми машинами. Таких оптовиков обычно знали, делали им скидки, обслуживали вне очереди, а деньги пересчитывали в Игорешкином закутке и чека не выбивали.

Несколько раз звонил сотовый, спрашивали Игоря, никто не представлялся. Я вяло пошарил на полке. Среди пыли я не нашел ничего интересного, кроме журнала инструктажа по технике безопасности. Последняя запись была сделана в нем в середине девяносто четвертого года почерком Игоря. Позвонил подполковник, сказал, что в два часа мне надо быть на проспекте Ленина, сорок четыре у нотариуса. Там меня будет ждать человек с карточкой подписей для банка.

Я спустился во двор. Марсель уже приехал. Он стоял около КамАЗа, принадлежавшего фирме, курил и давал дельные советы водителю, который, подняв кабину, возился с двигателем. Я подошел к ним, поздоровался с водителем КамАЗа, которого, кажется, звали Федей, и попросил Марселя собрать тару на наших с Серегой точках, после того как он освободится от доставок. Еще я велел ему собрать у наших девчонок заявки по водке и внести их в понедельный план доставок. Тон у меня был не приказной, но и не просительный. Таким образом я хотел хоть немного разгрузить Серегу. После этого я прошел на склад, где Катя представила меня шестерым грузчикам, хотя они и так знали меня как облупленного. Покупателей было немного, поэтому работали только двое, а остальные четверо играли в карты в теплушке. Грузчикам было глубоко наплевать на субординацию и соблюдение приличий, поэтому сообщение о том, что я их новый директор, они встретили смачными возгласами и комментариями, самый безобидный из которых был: "Колян, с тебя пузырь!", а когда у меня в кармане заиграл сотовый и я достал трубку, они начали так орать, что мне пришлось выйти на воздух, чтобы ответить.

Звонил Сергей. Он был взволнован.

- Ты в офисе?

- Да.

- Я еду к тебе. Нужно поговорить.

Я, как всегда, не успел возразить. Вернувшись на склад, я взял Катю под руку и мы пошли осматривать наш стратегический запас. Ангар был забит битком. Вся площадь была разделена узкими тропинками на несколько секций. По такой тропинке можно было катить всего одну тележку, на которую друг на друга умещалось пять ящиков. Ящики стояли на поддонах высотой в восемь рядов. В каждой секции находился определенный вид водки.

- Сейчас все переходят на пластмассу, - тараторила Катя. - Причем на ликерках совсем оборзели. Водку отпускают в железной таре из-под молочных бутылок. Знают, что все равно возьмут. А обратно принимают только пластиковую. Хотят решить этот вопрос за наш счет, - она сделала глубокий вдох и продолжила. - Андреевский спиртзавод собрался паковать в картонные коробки. Приобрели оборудование для склеивания коробок, а гофрокартон стали закупать из Красноярска. Потом посчитали, выходит, что возят вагонами воздух. Решили открыть производство гофрокартона сами, дураки. Купили оборудование, а помещений нет, специалистов нет. Все не так просто оказалось, - еще вдох. - А мы теперь наоборот, железную тару собирать стали. Оказывается, ее из какого-то дюралюминия делали. Приходил к Игорю какой-то прибалтиец, сказал, что всю тару на вес купит. Аркашка посчитал, взвесил ящик, оказалось, на пятьдесят процентов дороже залоговой стоимости получается. Сейчас ищет какой-то пресс, а то туда, в Европу, в виде ящиков металл накладно вести.

Я смотрел на все это богатство и думал о том, сколько безрассудных поступков, покалеченных жизней и смертей аккуратно расставлено в штабеля. Национальный напиток потопил в себе национальную идею. Водка подразумевает пьянку, пьянка ведет к неприятностям, неприятности давят на психику, ничего не получается, все идет не так, как надо. Хочется немного выпить с горя, а немного не получается, и так в геометрической прогрессии, по кругу, без оттенков, только черное и белое, где черное - это неприятности, а белое водка. Потом начинается агрессия, слезы, обосраные штаны и смерть. А на похоронах вдруг вспоминается, какой он был хороший в молодости. Сгорел на работе. И национальная идея - во всем виновато государство. Сколько людей живет по такому сценарию? Десятки, сотни тысяч? Миллионы?

- Николай! Тьфу, забыла отчество, - подергала меня за рукав Катя. Ты... Вы меня слушаете?

- А как же.

- Ну, и что вы обо всем этом думаете?

- Ты молодец, - наугад сказал я.

- Это понятно, - согласилась она. - Я имела в виду акцизные марки.

- А что нам о них думать, - стал выкручиваться я. - Пусть налоговая инспекция о них думает, - и, увидев, что она пытается возразить, поспешно добавил. - Мне пора.

Я вышел во двор, как раз в тот момент, когда в проем сорванных с петель ворот въезжал Серега. Вначале он припарковал наш старый "москвич" рядом с моей "восьмеркой", но, попробовав выйти, попал ногой в ту самую лужу, выругался и дал назад, прижавшись дверями фургона к бетонному забору. Он меня не видел. Я окликнул его, когда он входил в дверь бойлерной.

- К тебе? - спросил он, показывая вверх, после того, как мы пожали друг другу руки.

- Ко мне? Я еще не успел привыкнуть к тому, что здесь есть что-то мое. Нет, мне там неуютно. Пошли сядем в наш старый добрый "пирожок". Я надеюсь, в нем тепло?

- А как же. Наш офис всегда к нашим услугам. Сколько планов мы выносили в его кабине за три года!

Мы сели. Серега закурил.

- Дело плохо, брат, - грустно сказал он. - Можешь забыть про павильон. Нас провели как последних лохов.

Он говорил безрадостно, но вместе с тем в его голосе не слышалось трагизма. Фразы давались ему легко. Да, как бы говорил он, нас кинули на несколько десятков миллионов, которые мы собирали два года, да, нашу мечту отравили ложью, но, все еще будет, мы опять засучим рукава и т.д. и т.п. Я бы так не смог. После первых же его слов мной овладело отчаяние.

- Тетка, как прочитала наш договор, - продолжил он, затягиваясь, -принялась меня жалеть. Ты помнишь, как мы его подписывали? Эта сволочь, директор "Гаранта", как его?

- Галкин.

- Да, Галкин, помнишь, как он, гад, исхитрился? У нас есть уже готовые бланки договоров, говорит, вот, здесь подпишите, сюда поставьте печать. И мы, конченые люди, за свои же деньги подписали какую-то липу.

- Но мы же официально перечислили двадцать пять лимонов, получили паспорт, проект и документы, накладную, наконец!

- Да, и тут же отвалили полтинник наликом. И даже расписки не взяли. В этом договоре есть один пункт, который перечеркивает все намертво. Короче, я в юриспруденции не силен, но тетка говорит, что плакали наши денежки. Они пишут на Галкина заяву в милицию, сажают его на небольшой срок. На основании уголовного дела сделка признается незаконной. Они возвращают нам безнальные денежки, а налик оставляют себе. Через некоторое время, когда все утихнет, они заяву на того парня забирают, говорят, извините, мы разобрались, все в норме. Галкина выпускают, они ему платят энную сумму. И все.

- Подожди, арбитражный суд может длиться годами, что, этот Галкин все это время в тюрьме гнить будет?

- Самое грустное в этой истории то, что у этих людей все схвачено. Я пока еще точно не уверен, но у меня такое чувство, что не мы одни попались на их удочку. Если надо, они внеочередное заседание арбитражного суда проведут. Предлог всегда найдется. Им выгодно, чтобы все протекало на скорости. У них очень сильная поддержка сверху. Тетка говорит, что такие аферы с недвижимостью встречаются сплошь и рядом. Сейчас создается какая-то регистрационная палата, через которую будут проводить все сделки с недвижимостью. Это будет государственный орган, юридический. Если на договоре будет стоять печать этой самой палаты, то расторгнуть эту сделку будет практически невозможно. Это все равно, что доказывать государству, что оно тупое, - он закашлялся, выбросил окурок, потом достал из пачки новую сигарету. - Но нам то от этого не легче.

- Это стопроцентное кидалово! - Мне было ужасно жаль расставаться с надеждой. - И что? Мы все это так и проглотим?

- А что мы можем сделать? - спросил Серега и грустно улыбнулся.

- Я не знаю. В конце концов, у нас есть крыша, мы регулярно туда уделяем, она обязана нас защищать.

- Я думал на эту тему. Вряд ли.

- Почему? За что тогда мы им платим? Мы должны использовать и этот шанс. Если не все заберем, то хоть частично возместим. Ни одна стрелка еще не заканчивалась полным проигрышем одной из сторон. Бандюки всегда находят компромисс.

- В том-то все и дело, что там бандитами и не пахнет, - с горечью сказал Сергей. - Или менты или КГБшники.

- Какая разница? Все они одним миром мазаны. Пусть общаются.

- Хорошо, - решившись, сказал он. - Я сегодня же позвоню Симохе на сотовый, постараюсь с ним встретиться и на завтра забить стрелку.

- На, звони, - протянул я ему трубку.

- С этой техникой я не знаком, - усмехнулся он. - Набирай номер.

Все сложилось очень удачно. Симоха оказался в городе, трезвый, ни чем не занятый и согласился встретиться с Серегой через двадцать минут. Сергей уехал. Я поднялся в офис, предупредил Веронику, с удовольствием посмотрел на небольшую очередь, которая образовалась около обоих компьютерных столов, и уехал в город. До двух часов у меня еще было достаточно времени и я остановился около колонки на улице "Партизанов", чтобы заполнить бачок омывателя и хотя бы слегка сполоснуть машину, ее внешний вид после трассы достиг такого состояния загрязнения, что ездить на ней стало попросту противно. В багажнике на этот случай у меня всегда имелась пластиковая двухлитровая бутылка из-под "Фанты" и губка. Всего за пятнадцать минут я смог вернуть машине первоначальный белый цвет, который ей полагался по техпаспорту.

У нотариуса меня ждал бойкий молодой человек с кожаным портфелем, он представился каким-то сложным заграничным именем, которое я тут же позабыл. Ровно в два часа, несмотря на протесты людей из длинной очереди, мы вошли в кабинет и полная женщина с тоскливыми глазами, изучив мой паспорт, проникновенно посмотрев на меня, заверила подпись. Она была с молодым человеком на ты, пошло шутила по поводу каких-то их общих знакомых, а когда процедура была окончена, вопросительно посмотрела на него в ожидании гонорара. Он переадресовал ее взгляд ко мне и я заплатил. Когда мы вышли, юрист отдал мне карточку подписей, пояснил, что я должен с ней делать и попросил довезти его до автовокзала. Пока мы ехали, я выяснил, из какого он юридического агентства, обнаружил так же, что портфель у него из кожзаменителя, а одежда только выглядит новой. Парень оказался на редкость болтливым. За десять минут я узнал, что начальник их фирмы - бывший милиционер, что, кроме юридических услуг, они занимаются также охраной, сопровождением грузов и попросту кроют крыши. Он без тени стеснения поведал мне о том, что является в данный момент мальчиком на побегушках, но зарплата его устраивает и, вообще, у него все впереди. И у нотариуса и в машине периодически звонил сотовый, масса незнакомых мне людей хотела услышать не меня, а Игоря, но окружающие об этом не догадывались и смотрели на меня с уважением, когда я доставал из кармана трубку и бормотал в нее короткие фразы.

Высадив своего пассажира, я позвонил в офис, узнал у Ларисы, какого размера фотографии нужны для пропуска в банк и, чтобы не затягивать время, заехал в срочное фото. На вопрос, может ли получить фотографии кто-то вместо меня, приемщица сказала, что ей по фигу, лишь бы была квитанция. Когда я приехал на Индустриальную в безымянный тупик, то обнаружил, что на часах уже десять минут пятого и почувствовал, что мне ужасно хочется есть. Я отдал Ларисе карточку подписей, квитанцию на фотографии, объяснил, в каком ателье их забрать и поручил заказать пропуск в банк. После этого передо мной встала дилемма: дожидаться конца рабочего дня здесь, мучаясь от голода или уехать домой пораньше. Как должен повести себя новый руководитель в первый рабочий день на новом месте?

- Где вы обедаете? - спросил я Аллу, когда около нее расчистилось место от покупателей.

- Внизу, в теплушке на складе, есть кухня. Туда приходит баба Аня, она на всех готовит. Мы по очереди ходим есть.

- Продукты получаем по бартеру, - встрял в разговор Аркадий. - А с поварихой рассчитываемся водкой, она ее потом перепродает по ночам местным алкашам.

- Все это за счет фирмы?

- Да, - сказала Алла.

- А я?

- Но... Игорь... Валентинович никогда с нами не обедал, - растерялась Алла. - Очень редко.

- Я не Игорь Валентинович. Заказывайте одну порцию на меня.

Я решил, что мне не стоит заискивать перед подчиненными, сидеть без дела и ждать конца рабочего дня. Я попрощался со всеми и поехал домой. По пути я купил в гастрономе пельмени, три длинных тепличных огурца, пакетик редиски и две бутылки пива. На стоянке поставил восьмерку рядом с нашим москвичом, присутствие которого говорило о том, что Серега на сегодня работу тоже закончил. Обычно утром, если ему предстояло развозить товар, он приезжал ко мне на стоянку на своей девяносто девятой или на такси, забирал москвич, ставил свою машину на его место, а вечером проделывал все в обратном порядке. Иногда, после работы, когда на него находило лирическое настроение, он оставлял обе машины на моей стоянке, выпивал с охранниками и уезжал домой своим ходом или уходил пешком, если был не слишком пьян.

Он позвонил тотчас, как только я вошел в квартиру.

- Виделся с Симохой, все ему рассказал. Он попросил забить стрелку. Я позвонил этим братьям и назначил на завтра, на двенадцать. Тебе бы тоже не мешало подойти.

- А что ты им сказал? Типа, что с вами хочет поговорить наша крыша?

- Нет, конечно. Я сказал, что с ними хотят поговорить люди, которые нас финансируют.

- Скорее это мы Симоху финансируем.

- Ну, так принято говорить в таких случаях, чтобы было весомее.

- Ну и что, они поняли угрозу?

- Понять-то они, конечно поняли, - со вздохом сказал Серега. - Но, не испугались. Ты бы слышал, как они там хихикали!

- Ладно, завтра будет видно.

- И знаешь, еще что? Мне удалось узнать, что таким образом они кинули уже семерых.

- Как это? - удивился я.

- У них было семь недостроенных точек по городу. Все семь они продали по такой же схеме, как и в нашем случае. Везде фигурирует бедняга Галкин. Скорее всего они все-таки оставят павильон нам, но завтра попросят доплату. Миллионов тридцать. Типа - пацаны, поймите, мы в накладе. Представляешь, двести десять миллионов плюс еще триста пятьдесят, и все по черному. Там можно многих прокормить. В том числе пару человек из мэрии и из областного правительства!

- Откуда мы возьмем деньги?!

- В том-то и дело. Ладно, до завтра. Может, Симоха что-нибудь выторгует.

Пока я готовил салат, позвонила Рита. Она сказала, что постирала и погладила белье и хочет завести мне его прямо сейчас.

- Откуда ты знаешь мой телефон? - спросил я.

- У Антона дома определитель номера. Он его еще в тот раз записал.

- Ты, надеюсь, придешь одна?

- Да, мы с ним поругались.

- Я собираюсь ужинать. На тебя пельмени варить?

- Вари, - не задумываясь сказала Рита.

На сотовый позвонил Аркадий. Он спросил, куда складывать наличную выручку за три дня. Я поинтересовался, как они поступали при Игоре. Он ответил, что Игорь запирал ее в свой сейф, но сейф изъяли менты, поэтому Аркадий пока убирает деньги в свой сейф. Я сказал, чтобы он продолжал в том же духе. Позвонила Неля, спросила, как прошел рабочий день. Я ответил, что, вроде, все в порядке. Когда пельмени были готовы, а сил сдерживать свои голодные порывы уже не было, пришла Рита. В одной руке она держала пакет с бельем, в другой - гитару. Мы сели кушать. Лопал, в основном, конечно, я, а Рита просто клевала. Она пила пиво и смотрела на меня. Набив брюхо, я понял, что пиво здесь будет совсем не к месту и достал водки. Рита от водки отказалась. Она курила и пела песни, а я слушал ее, смотрел на стену осоловевшими глазами и нюхал дым. Она пела замечательно и грустно. Таких песен я еще не слышал. Откуда люди находят такие пронзительные слова? Когда она переставала петь и брала сигарету, мы просто разговаривали. Может быть, на меня так подействовали две рюмки водки, которые я выпил, а может музыка, но все в ее словах я находил замечательным и созвучным моему настроению. Я смотрел на нее и оправдывал ее некрасивость, находил обаяние в улыбке и шарм в наклоне головы. Мне казалось, что она испытывает такой же порыв.

Потом мы оба встали, по-моему, я хотел приготовить чай, а она - помыть посуду. Мы встретились у раковины, задели друг друга, прижались друг к другу и стали страстно целоваться. Ее поцелуи были мягкими, теплыми и совсем детскими. Когда дело дошло до более откровенных и глубоких ласк, она неожиданно опустилась на колени, расстегнула мне ширинку и сделала такой высококачественный минет, что я орал, как сумасшедший и чуть не выдернул клок волос из ее головы. Когда рот у нее освободился, она спросила:

- Тебе было хорошо?

- Еще как!

Мой ответ ее удовлетворил. Я застегнулся и сел на табурет.

Когда ноги у меня перестали дрожать, я спросил:

- У тебя месячные?

- Нет, - удивилась она. - Просто я люблю Антона и не хочу ему изменять.

"Боже, - подумал я. - Что творится в голове у этой девчонки?"

Она помыла посуду, поставила чайник, потом села и снова начала петь, как ни в чем не бывало. И песни у нее опять были красивыми и чистыми. За чаем она спросила:

- Ты так на меня смотришь. Думаешь, я странная?

- Ну...

- Знаешь, - она немного помолчала. - Когда у меня появился парень, я долго не могла испытывать оргазм.

- Долго, это как?

- Месяца три, - подумав, ответила она. - Однажды, прекрасным летним днем я стояла на балконе и смотрела на улицу. Внизу бегали две собачки. Потом они начали трахаться. Это меня так возбудило, а когда они слиплись, я кончила. Я сразу поняла, что это - оргазм, такая волна.... После этого, когда я была с парнем, мне, чтобы испытать оргазм, приходилось представлять этих собачек. А потом это прошло, и все стало нормально.

Меня чуть не вырвало.

6.

Пружина то ли усмехнулась, то ли всхлипнула. За спиной второпях крикнула что-то дверь подъезда и было непонятно, чего она хотела - дружески хлопнуть по плечу или пнуть под задницу.

Весна высохла. Почти до самой стоянки передо мной бежала обалдевшая трясогузка. Было видно, что она только что с юга, еще ни к чему не привыкла и у нее мерзнут лапки. Город уже проснулся, фонари погасли, солнце, цепляясь за вершины сосен городского парка, уже готово было высунуть свою рыжую шевелюру и явить ее миру, как доказательство неотвратимости тепла. На остановке толпились не совсем проснувшиеся люди. Мужчины тупо курили, готовясь к победе над женщинами в схватке за свободные кресла в автобусах. Женщины выглядели не менее решительно. Я смотрел на них немного свысока, вот уже два года я не пользовался услугами общественного транспорта, лишь иногда по вечерам позволял себе отдохнуть от машины, пойти на поводу у каприза и поездить в громыхающих трамваях, когда одному в пустой квартире оставаться уже невмоготу.

Заплакал ребенок. Я посмотрел в сторону подворотни, ожидая увидеть упавшего малыша и зазевавшуюся мамашу. Вместо этого я увидел старую облезлую псину, которую пинали трое парней лет двадцати в нейлоновых куртках, набитых синтепоном. Никакого ребенка не было, это скулила худая, ни в чем не повинная сука, которая часто околачивалась возле коммерческих киосков на остановке. Парни окружили ее в кольцо и пинали не очень сильно, но со злобой и дико ржали, глядя на ее безуспешные попытки удрать. Вначале я подумал, что она кого-то из них покусала, но потом понял, что парни просто забавлялись. Им было весело. Они шли, видимо в расположенное неподалеку ПТУ, увидели собаку и просто так, от скуки, причинили ей боль, потешаясь над ее страхом. Старушка, торговавшая семечками, крикнула на них и они оставили свою жертву в покое, а самый маленький из них напоследок пнул ее кроссовками между глаз в каком-то замысловатом прыжке, подражая героям боевиков. Сука, взвизгнув, ретировалась. Она была довольна тем, что ее оставили в покое и не очень обиделась. Она уже привыкла.

Мной овладело бешенство. Липкая волна ненависти поднялась от паха до лица. Я почувствовал, что краснею. Когда подонки проходили мимо меня, я впился глазами в их лица и еле сдержал себя, сжав зубы и стиснув кулаки.

Они меня даже не заметили.

Их было трое. Глупо было бы прийти на новую работу на второй рабочий день в синяках. У меня не было никаких шансов. И, тем не менее, всю оставшуюся до машины дорогу я представлял себе, как ввязываюсь в драку с этими недорослями, разбиваю нос одному, роняю второго, а третий, убегая, падает и ломает себе руку. Тридцать вариантов победы, враг разбит и вся остановка мне аплодирует. Когда я садился в машину, у меня все еще дрожали руки.

Зазвенел сотовый.

- Фиу - тиу - лиу, - сказал мягкий женский голос. - Иволга вернулась.

- У нас в поселке, в роще около дома, жила иволга, - ничуть не удивившись сказал я. - Она кричала по-кошачьи.

- Ой, простите, - испугался голос.

Через несколько секунд звонок повторился. Я сказал: "Алло".

- Мне бы хотелось услышать Игоря, - после долгой паузы произнес тот же голос.

- Если вы по личному вопросу, то я ничем не смогу вам помочь, а если по работе, то можете говорить. Я за него.

- Что с ним?

- С ним случилось несчастье.

- Кто вы?

- Меня зовут Николай. Фамилия моя - Чебоксаров.

- Он жив?

- Нет.

Собеседница прервала разговор. Кому интересно разговаривать со мной? Всем нужен Игорь. Я прогрел машину и поехал на работу.

Без пятнадцати девять я открыл дверь офиса, но оказался третьим. На своих местах уже находились Аркадий и Алла. Мы поздоровались и я прошел за свой стол. На столе лежало две папки с завязками. На одной было написано: "обязанности", на другой - "мероприятия". В каждой из них лежали листы одиннадцатого формата, сверху были имя и фамилия, а ниже изложение обязанностей и мероприятий. Я начал с обязанностей.

Постепенно офис наполнился людьми. Каждый вновь прибывший работник подходил ко мне поздороваться, а потом отправлялся на свое место. Когда открыли дверь для посетителей, около моего стола образовалась небольшая очередь. Самым первым оказался тучный мужчина с коричневым лицом и мешками под глазами. Он опередил остальных на долю секунды, бессовестно плюхнулся на стоящий рядом стул и пристально посмотрел на меня.

- Мне нужно поговорить с вами наедине, - фальцетом сказал он, потом повернулся к своим преследователям. - Будьте добры, подождите минуточку, а когда те в нерешительности притормозили, ласково добавил: - Закройте, пожалуйста, дверь.

Аутсайдеры беспрекословно выполнили его команду.

- Моя фамилия - Нырко, - пропищал он и повторил: - Нырко. Вот моя визитка.

Я взял ее, пожал протянутую руку и тоже представился. Визитка на двух языках сообщала, что господин Нырко является главным инженером городского спиртзавода.

- Я вчера вам звонил. Ужасная новость. Свои люди мне все рассказали. Это дико, дико! - запричитал он, потом резко сменил тон и спросил: - Вы скажите, с фирмой все в порядке? Она будет работать?

- Да.

- В тех же объемах? Как обычно? Ничего не случилось?

- Объемы, я думаю, возрастут.

- Понимаю, понимаю. А расчет?

- Какой расчет?

- Вы загнали ОНО, мы водку отгрузили полностью, теперь расчет. Все сроки вышли.

- Вы имеете ввиду наличку? - догадался я.

- Не стоит конкретизировать, - озираясь, сказал Нырко.

- Я пока не в курсе.

- Во все детали был посвящен Аркадий, - он встал, раздвинул дверь и, не спрашивая меня, позвал Аркадия. - Сегодня пятница, все сроки вышли. Большие люди стали интересоваться, - он показал пальцем в потолок. Затягивать с этим делом не в моих и не в ваших интересах.

- Аркадий, ты в курсе дела? - спросил я у вошедшего бухгалтера.

- Да, - подтвердил он и поздоровался с Нырко. - Мы должны двадцать миллионов. Обычно сразу после отгрузки...

- Подробности потом, - перебил я его. - У нас есть такая сумма?

- Разумеется.

- Мы можем рассчитаться прямо сейчас?

- Сейчас не желательно. В зале полно покупателей, нужно открывать сейф, нести сюда купюры.

- Правильно, правильно. Сейчас не желательно, - затараторил Нырко. Ни к чему, чтобы все видели. Я приду потом. Раньше сейф стоял прямо здесь. Где он теперь? Его вскрыли? Вещдок?

- Он в ремонте. Приходите после шести, Аркадий с вами рассчитается, если меня не будет.

- Было приятно познакомиться, - сказал Нырко и ушел.

- Аркаш, посмотри там, что за люди ко мне стоят, если кого знаешь, сам реши все вопросы, а то я пока мало что понимаю, неудобно, - сказал я и снова взялся за папки. Но, только открыл первый лист, как в кабинет вошла женщина лет сорока в полной норке, мило улыбнулась и присела на стул. Мелькнувший в проеме за ее спиной Аркадий виновато развел руками.

- Я директор магазина "Плес", - сказала шуба. - Татьяна Викторовна.

- Николай Александрович, - я еще не привык величать себя по отчеству и от неловкости спотыкался.

- Я слышала, вы хотите подавать на нас в арбитраж, - не переставая улыбаться, сказала посетительница.

- Извините, я здесь человек новый, я позову бухгалтера и мы все решим.

- Постойте. Мой вопрос не касается бухгалтерии, - она положила ногу на ногу, показав мне красивые колени. - Я просто хочу, чтобы вы немного подождали.

- Зачем?

- Наш магазин муниципальный, соответственно - убыточный. Как известно, мэрия избавляется от муниципальных магазинов, приватизируя их. Если магазин на плаву, то директор сам находит себе инвесторов и учредителей, если банкрот, то инвесторов находят в принудительном порядке и от директора обычно избавляются. Или, что еще хуже, магазин выставляют на торги. В моем случае вот-вот должна произойти смена собственника и мне важно, чтобы она прошла по моему сценарию, я имею первоочередное право.

Она говорила жалобно, но не унижалась.

- Естественно, мы сидим на картотеке, но в этом нет ничего страшного, если кредиторы не предъявят требования все сразу. У нас есть запас товара, мои инвесторы готовы внести деньги в развитие. Мы должны немногим, в течение этой недели мы закроем долг молокозаводу и хлебокомбинату, на следующей неделе - мясокомбинату. Мне важно, чтобы вы не предъявили свои требования в эти две недели. Тогда нас не признают банкротами и я смогу сохранить магазин, директором которого являюсь уже больше десяти лет.

- Сколько вы нам должны?

- Сущие пустяки - сорок миллионов, - она опять улыбнулась. - Вы не откажете женщине?

- Если мы подадим в арбитраж, то вы ведь все равно не сможете отдать деньги сразу?

- Нет, конечно. В таком случае вы их вообще вряд ли увидите. Если я не смогу договориться с вами и с директором мясокомбината, то вам достанутся по суду старые стулья и телефоны.

- В таком случае мы лучше подождем.

- Спасибо, вы - очень милый молодой человек.

Она ушла, оставив запах дорогого парфюма.

Вошел Аркадий и я рассказал ему о содержании разговора.

- Зря вы ей пообещали, - сказал он с раздражением. - Эта сука вас обманула. Она и не собирается отдавать долги и поднимать магазин с колен. Ее задача протянуть как можно дольше и хапнуть как можно больше. Она задолжала ликероводочному заводу миллионов сто пятьдесят. Разумеется, она с кем-то там делилась, потом когда стало уже невозможно отпускать водку при таком долге, перекинулась к нам. Наплела что-то Игорю и он попал под ее обаяние. А сама купила квартиру в Москве и дочь в МГУ засунула.

- Мы ведь все равно ничего не выиграем, подав в суд.

- Нет. Долги муниципального магазина выкупит новый собственник и когда-нибудь отдаст. Но не в этом дело. Игорь обещал подать на них в арбитраж начальнице торгового отдела района. В администрации от этой скользкой бабы давно хотят избавиться, а наша фирма с районом очень дружит. В принципе, все документы для арбитража у нас уже готовы.

- Что же делать?

- Подадим в суд. Только берегитесь, когда она узнает, вы увидите истинное лицо этой Мегеры.

- Скажу, что на момент разговора документы уже отнесли, а я не знал.

- Это вам не поможет, она вас все равно смешает с грязью, - усмехнулся Аркадий и ушел на свое место.

Я перечитал обязанности два раза, потом взял чистый лист бумаги, написал вверху: "Я", провел от этой буквы стрелку по левому краю и написал под ее жалом: "Аркадий". Вторая стрелка по правому краю уперлась в слово "Вероника". А средняя стрелка указала на "Катю". От Аркадия вышли две стрелки, на Аллу и Ларису, от Кати тоже две стрелки, на грузчиков и водителей, от Вероники стрелка была одна, она указывала на клиентов. Полюбовавшись на плод своих усилий, я решил перерисовать схему заново, таким образом, чтобы вдоль стрелок и под именами можно было написать комментарии. Взяв новый листок, я первым делом вместо слова "Я" написал "директор". Это было не так самоуверенно. Глядя на предоставленные мне листки, я подписал под именами обязанности каждого, потом долго смотрел на схему, пытаясь понять и запомнить, кое-что вычеркивал и исправлял, добиваясь того, чтобы люди не дублировали друг друга. Наконец я понял, что представляет из себя фирма "Дисконт", переписал схему начисто и положил на стол перед глазами, как руководство к действию.

Подошла Лариса и сказала, что поедет в банк. Я кивнул. Вслед за ней появился Марсель, он сообщил, что собрал со всех наших точек тару. За один раз все отвезти не получилось, последний рейс сделал сегодня с рынка по пути на работу. На рынке он встретил Серегу, тот велел мне напомнить, что в двенадцать у нас с ним встреча. Я поблагодарил его и стал читать папку с надписью "мероприятия". Прочитав соображения сотрудников, я решил систематизировать их предложения и переписал на новый лист, разбив предстоящие изменения на пункты. Как и следовало ожидать, повышение оборота требовало вложения денег. Нужно было купить еще одну ГАЗель, еще один компьютер, принять на работу двух грузчиков и одного кассира-оператора. Самая длинная записка принадлежала Аркадию, кроме всего прочего, он считал, что нам необходим кредит в двести - триста миллионов. Что ж, это будет сделать посложнее. Я вспомнил слова Спарыкина о том, что фирма с чужими деньгами не работает.

Я не сделал никаких выводов и решил ничего не предпринимать, не посоветовавшись с Нелей и подполковником.

В следующей папке лежали баланс и журнал движения денег. Честно говоря, я неважно разбираюсь во всех этих бухгалтерских документах, поэтому, чтобы вникнуть, мне пришлось потратить немало времени. Все оказалось правдой, объемы действительно были гигантскими. Игорь имел полное право называть меня мелочевщиком. У меня возникло несколько вопросов и я позвал Аркадия.

- Вот, в январе в три захода, Игорь выбрал из кассы триста миллионов. Написано, временно. Куда они пошли? - спросил я.

- Я не знаю, - задумался Аркадий. - Он говорил, что внесет их обратно через месяц, но потом, видимо, передумал и превратил их в дивиденды. После Нового года мы все получали премию, а учредители - дивиденды.

- По черному?

- Естественно.

- Ясно. А вот в балансе, в октябре, приход из банка ста миллионов, а в декабре - обратно в банк. Это что?

- Получение и возврат кредита.

- Опа! А я думал, что вы кредитами не пользовались.

- Мы уважаемые клиенты. Для нас в банке открыта кредитная линия. Невозможно развиваться без кредитов.

- Согласен, просто не все так думают.

- Правда, Игорь почему-то это скрывал, о кредитах знали только он, я и Лариса. Все было так таинственно.

- А сейчас мы ничего не должны?

- Нет. Мы кредитуемся только в тех случаях, когда увеличиваем объемы, расширяем ассортимент или делаем большие покупки, например, КамАЗ. Кредиты берем месяца на два, на три и всегда вовремя рассчитываемся. Если обороты увеличатся, то кредиты нам понадобятся. Я писал об этом.

- Все ясно. Аркаш, уберите снежинки.

- Какие снежинки? - не понял он.

- С окон. Весна на улице!

- Хорошо, - сказал он и ушел. По-моему он только сейчас обратил внимание на то, что висело на окнах.

Зазвенел сотовый.

- Алло, Николай, я вам звонила сегодня утром, - сказал знакомый женский голос.

- Слушаю вас, Иволга.

- Мне нужно с вами встретиться. Желательно сегодня вечером.

- Часов в семь я буду свободен.

- Вы можете подъехать к Оперному театру?

- В половине восьмого.

- А как я вас узнаю? - игриво спросила она.

- Я буду на белой "восьмерке".

- Пока.

Перед тем, как ехать на стрелку, я решил перекусить. Спустившись вниз, на импровизированную кухню, я попросил бабу Аню накормить меня, сказал, что я - новый директор. Баба Аня не производила впечатления чистоплотной особы, да и вся кухня отнюдь не блестела, тем не менее, щи, которые она приготовила, были очень даже ничего. Кроме щей, меню включало в себя котлеты с гречкой и чай с блинчиками. На столе стояли две пиалы с медом и вареньем. Пока я набивал брюхо, мне в голову пришла мысль о том, что я не знаю, куда ехать. Я достал трубку, чтобы кинуть сообщение на пейджер Сергею, но в это время заиграл мой собственный. В сообщении говорилось: "Институт "Архпроект", со двора, офис двадцать четыре". Я не раз замечал, что наши мысли совпадают не только по содержанию, но и во времени.

Когда я садился в машину, из здания выскочила Алла и стремглав побежала ко мне.

- Николай Александрович, вы уезжаете?

- Да.

- Звонили из охранного агентства. Они спрашивают, присылать ли к нам нового охранника.

- А смысл?

- Я тоже так думаю, - почему-то обрадовалась она и помчалась обратно.

- Алла, - позвал я. - Я всегда на связи, - и показал ей трубку, когда она затормозила и обернулась. - Не надо так бегать и рисковать своими прекрасными ножками на мокрой и скользкой земле.

- Вы действительно так думаете? - спросила она.

- Что думаю?

- Что они прекрасные.

- Ну, да, - сказал я, внимательно посмотрев на ее колени.

Эта фраза ее окончательно окрылила и она помчалась вприпрыжку, рискуя уже не только ногами, но и головой.

Когда я въехал во двор института "Архпроект", Серега был уже там. Он пересел из москвича ко мне в восьмерку, мы поздоровались и мне показалось, что у него дрожат руки.

- Ты что, с похмелья? - спросил я.

- Нет, - улыбнулся он. - Просто мне не нравится все это.

- У нас есть еще десять минут, давай отрепетируем, что будем говорить.

- А что тут репетировать, - удивился он. - Нам репетировать нечего. Мы никого обманывать не собираемся. Будем говорить все, как есть.

- Может, на что-то надавить, что-то упустить.

- Давить будут на нас, - вздохнул он. - Все это бесполезно. Но, ты прав, без боя сдаваться нельзя. Я взял диктофон.

- На хрена?

- Пока еще сам не знаю. По крайней мере, не помешает. Такие разговоры всегда очень быстро забываются, каждый трактует итоги в свою пользу. А у нас будут факты.

- А если обыщут?

- Ты давай, прекращай смотреть американские фильмы, - усмехнулся он. Автоматчиков не будет.

- Я вообще могу в машине подождать.

- Нет, одна голова хорошо, а две - лучше.

Во двор въехал "Лэнд Круизер" с иностранными номерами. Из него вылезли два амбала и вошли в подъезд.

- Это их крыша, - уверенно сказал Серега. - Менты или фээсбэшники.

- Откуда знаешь?

- Чувствую. Да и номера примечательные, ментовские.

Из-за угла показался Симоха. В одной руке он держал небольшую кожаную сумочку, в другой - сотовый телефон. Симоха когда-то занимался боксом, нос у него сплюснут, а брови в шрамах, поэтому, хотя он и был ростом ниже нас, но вид имел довольно авторитетный - черная кожаная куртка, стрижка бобрик и приличные джинсы. Головных уборов он не признавал. В принципе, наша крыша была не совсем жлобской. Симоха и его пацаны в спортивных костюмах не ходили, цепями особо не гремели, но, бандит есть бандит, говорят, что когда таким, как Симоха, в голову попадает пуля, то в дырку начинает со свистом входить воздух, потому что там вакуум.

Мы подошли к Симохе и поздоровались, причем с Серегой они слегка обнялись потому ,что учились в одной школе, ходили в одну боксерскую секцию и были почти своими пацанами.

- А где тачка? - спросил Сергей.

- За углом.

- Конспирация? - спросил я.

Мой вопрос остался без ответа.

- Напомни еще раз, в чем у вас тут дело, - попросил наш защитник, обращаясь к Сергею. На меня он не обратил никакого внимания.

- Короче, нас кинули, - начал Серега и еще раз вкратце рассказал всю историю приобретения нами злополучного остановочного павильона.

- По всем понятиям стрелка наша, - оптимистично заверил нас Симоха и храбро пошел в сторону подъезда.

- Я хочу тебя предупредить, - догнал его Серега. - Там у них крыша или менты, или фээсбэшники.

- Менты пускай на нас в арбитраж подают, - остановился Симоха. - А раз стрелку нам забили, то это уже не менты, а "голодные". Разберемся.

- А почему ты один? - спросил Сергей.

- Я по пустякам своих пацанов не дергаю.

"Хотелось бы верить, что это - пустяки", - подумал я, когда мы входили в двадцать четвертый офис.

Помещение было подвергнуто самому тщательному евроремонту. На стенах поверх каштановых стеновых панелей висели авторские картины, на окнах бежевые жалюзи. За двумя громадными столами черного цвета стояли два кожаных офисных кресла, на одном из которых сидел крупный человек, который несколько минут назад вышел из джипа. Второго качка нигде не было. Братья Пивоваровы сидели на черных металлических стульях, обитых кожзаменителем, около дюжины которых стояло вдоль стен. Когда мы вошли, все встали и мы по очереди поздоровались за руку. Братья были одеты в кожаные пиджаки одинакового покроя, но разного цвета. Амбал и Симоха узнали друг друга и при пожатии перекинулись парой словечек. На Серегу напал столбняк, он упорно не хотел говорить, поэтому начать разговор пришлось мне. Я сказал, что мы пришли с человеком, который обеспечивает нас деньгами для работы, поэтому более подробный разговор о судьбе павильона нужно вести с ним. При этом я с ужасом понял, что не знаю, как зовут Симоху. Дело принимало скверный оборот. Когда у меня во рту кончились нормальные слова, остались одни местоимения и я уже собирался назвать Симоху Симохой, Сергей вышел из ступора и вклинился в тему. Все оказалось просто, Симоха был в миру Семеном. Амбала звали Сашей.

Мы рассказали всю историю приобретения нами проекта и права на строительство, при этом Серега доставал замызганные копии документов и показывал их собравшимся, обращаясь главным образом к Саше. Нас слушали вяло, у Саши через каждые две минуты звонил сотовый телефон, Симоха смотрел в потолок. После нас слово предоставили братьям. Они спели песню о том, какие они бедные, как подло их кинул бывший директор, и рассказали во всех подробностях, какие убытки им пришлось понести в связи с этим. Саша задал несколько вопросов и попросил всех, кроме Симохи, выйти. Братья Пивоваровы ушли в соседнюю комнату, а мы с Серегой спустились во двор.

- Сейчас начнется торг, - предположил я.

- Это вряд ли, - возразил Серега и закурил. - Скорее всего, Симоху будут душить.

- Он не выглядел испуганным.

- Плевать. Давай уберем машины за угол. Не хочу видеть, как эти сволочи будут победоносно проходить мимо нас.

Мы отогнали машины в подворотню и поставили рядом с Симохиным "Эксплоуэром", который он не поленился развернуть и трусливо направил в сторону выезда, таким образом, чтобы можно было, перемахнув бордюр, тотчас оказаться на центральной улице.

- Заранее приехал, все пути отступления просмотрел, - зло сказал Сергей, когда мы вышли из машин, и опять закурил.

- Ты чего психуешь?

- Не знаю. Надоели. Стрелки, перестрелки. Ненавижу.

- Между прочим, Симоху ты сам привел.

- В то время это был самый дешевый вариант.

- Надо нам под ментов уходить.

- А чем они лучше? Такие же козлы...

- У них возможностей больше, - возразил я. - Они и от налоговой отмазать могут, и от ОБЭПников. Да мало ли.

Прошло пятнадцать минут. Прилетела ворона, села на ветку молодого тополя, посмотрела на нас, взъерошила перья, отряхнулась и полетела дальше. Проехал мальчик на велосипеде, хотя, возможно, это была девочка. В луже у нас под ногами в искорках света появились три Серегиных окурка. Когда ждешь чего-то важного, волей - неволей замечаешь всякие мелочи.

Наконец появился Симоха. Он был доволен.

- Все нормально, парни, - надменно сказал он. - Будка ваша.

На лбу у него выступил пот. Он выглядел как хирург после успешной операции.

- Это Сашка Рыжий. Он в бригаде у Палюли. Но с "голодными" якшается. Говорят, когда-то заканчивал школу КГБ.

- Расскажи, - попросил Серега.

- А что рассказывать, - отмахнулся Симоха и посмотрел на часы. - Парни действительно очень пострадали. Вначале никак не хотели отдавать магазин. Говорят, мол, деньги вернем. Я говорю, а черный нал, а ремонт? Тогда стали просить доплату, типа такой павильон сейчас можно за сто пятьдесят лимонов скинуть, за нефиг делать. Давайте, говорят, полтинник. Но, я отбился.

- Ну, и? - спросил Сергей.

- В течение двух недель отдадите им тридцать лимонов, и никаких претензий.

- Что!? - заорал Серега. - Они ведь этого и хотели! Ты что, дурак? Где мы возьмем деньги? Нам товар уже покупать не на что, все в стройку вбухиваем.

Симоха опешил от такой наглости, но потом быстро пришел в себя. Лицо его налилось кровью.

- Ты выхлоп-то фильтруй, - тихо и неожиданно спокойно сказал он. - Вы заключаете липовые договора, а я хожу, вас отмазываю. Ваши денежки спасаю. Вы мне за стрелочку еще три лимончика прислать не забудьте.

- Вот тебе три лимона, - заорал побелевший Серега и со всей силы врезал Симохе кулаком в нос.

Со мной произошло то же, что происходит с пассажирами самолета, когда тот попадает в воздушную яму. Дыхание перехватило, в паху образовалась пустота. И так же, как в самолете, от меня уже ничего не зависело.

Симоха, разумеется, ответил тем же и завязалась банальная драка. Первые несколько секунд ничего понять было нельзя, сплошное мелькание кулаков и ног. Но победитель определился довольно быстро. Им оказался Серега. Несколько ударов и он уже стоял, как гладиатор, над валяющимся в луже Симохой и тяжело дышал. Аплодисментов не было.

Побежденный с трудом встал вначале на колени, потом на ноги. Не поднимая головы, он поплелся в сторону машины, но нагнулся за сумочкой и сотовым телефоном. Его мускулистая задница подействовала на Серегу, как тряпка на быка. Он подскочил и со всего размаха пнул прямо между ягодиц и, лишь удостоверившись, что противник снова упал, повернулся к нему спиной.

Прежде чем уехать, Симоха с ненавистью посмотрел на нас заплывшими глазами и сказал:

- Вы трупы.

По невероятному совпадению, сразу после того, как его машина скрылась из вида, солнце зашло за тучу. Стало холодно. Около минуты Серега не мог отдышаться, потом он, наконец, решился поднять на меня глаза и сказал:

- Слышь, Дальтоник, на фига нам такая крыша? Ты согласен?

- Ты - конченый идиот, - обречено сказал я. - Вначале из-за твоего длинного члена я чуть в тюрьму не попал, теперь из-за твоих гнилых амбиций нас могут убить.

- Согласен, - вздохнул он. - Я - кретин. Но убить нас, конечно, не убьют. Я Симоху знаю, у него кишка тонка.

- Сожжет на фиг все наши киоски.

- Это вполне возможно.

Минуты три мы сидели и молча боялись, потом Сергей попросил трубку.

- Алло, Симоха, - сказал он, после того, как я набрал номер. - Есть предложение. О том, что сейчас произошло, никто не узнает и ты нам ничего плохого не сделаешь, иначе я сейчас поеду к любому авторитету и покажу весь наш расклад, сколько и когда мы тебе башляли. Ты с нас на общак ничего не уделял. Отрубят тебе руки.

Собеседник, видимо бросил трубку. Серега поморщился с досады и попросил меня нажать повтор.

- Ты трубку-то не бросай, - снова заговорил он. - Я сейчас перепишу все наши отстежки и отвезу в надежное место. Если с нами или с нашими точками что-то случится, все станет известно и ворам, и спортсменам. Конец твоему авторитету.

- Ну? - спросил я, когда он опустил телефон.

- Опять отключился. Куда он денется! Поверил.

- А откуда ты знаешь, что он прикарманивал деньги с общака? поинтересовался я.

- Да я и не знаю, просто догадываюсь. Недаром ведь он на все наши стрелки один ездит, чтобы до поры до времени не светить нас перед братвой. И все наши денежки к себе в карман класть.

- Ну, тогда это вилами на воде писано. Если он все, как положено, уделяет, то ты его еще больше разозлил.

- Куда уж больше-то, - Серега почесал затылок. - Че делать-то будем?

- А я откуда знаю? Ты, мудак, всю кашу заварил, ты и думай.

- Думать некогда, - энергично заявил Серега. - Давай так, ты поговори со своим ментом, а я поеду посоветуюсь с нужными людьми. На, звони.

Я набрал решетку, единицу, молнию. "В настоящее время связь с данным номером отсутствует", - сказал милый женский голос. Я послушал эту фразу два раза и дал послушать Сереге.

- Звони ему постоянно, - не теряя энтузиазма, сказал он. - Ты сейчас куда?

- В офис.

Серега достал из кармана портмоне, порылся в нем, поднял голову:

- Твоя доверенность у меня с собой, давай поменяемся машинами. Москвич загружен под завязку пивом, ты потихоньку на нем до своей фирмы доедешь, а мне быстренько порысачить надо. Кое-что предпринять.

- Мне в половине восьмого нужно быть около Оперного театра, в своей машине. Меня по ней должны узнать.

- В семь я тебе ее пригоню.

Мы поменялись ключами.

- Я слышал, что Симоха - мастер спорта по боксу? - спросил я перед тем, как сесть в машину.

- Кандидат.

- А ты где драться научился?

- На улице.

- Как это?

- Вначале вдвоем бьешь одного слабого, потом, вдвоем мочишь двоих слабых, потом метелишь вдвоем одного сильного, потом - двоих сильных. Закалившись таким образом в боях, начинаешь действовать в одиночку. И опять, начинаешь с одного слабого, и так далее, пока один не навешаешь двоим сильным. Опыт, брат, великая вещь.

- Ну и как? Симоха сильный или слабый?

- Симоха сильный, но он был один, - грустно улыбнулся Серега. Он достал из кармана диктофон, вынул из него кассету и протянул мне. - Пусть будет у тебя. Убери в сейф для надежности.

Мы разъехались.

Состояние, которое я испытывал по дороге в офис, бывает при автомобильной аварии, когда едешь, радуешься жизни, все у тебя отлично и вдруг хлопок, удар, и сразу все плохо и ничего назад уже не вернешь. И ты стоишь, чешешь в затылке, орешь на нарушителя или сам выслушиваешь претензии и думаешь, как было бы все хорошо, если бы ты поехал другой дорогой или переждал на светофоре. Невольно вспоминаются досужие рассуждения, в которые ты никогда не верил, о черных и белых полосах в жизни и о лавинообразном приходе неприятностей. Действительность, как разорванная на груди рубаха, обнажает всю немощность и мимолетность нашего благополучия, которое казалось таким рельефным и незыблемым. Как бы мне сейчас не помешал старик Хоттабыч или хотя бы Шурик с его машиной времени.

В проем железных ворот я въехал вслед за белоснежной "Вольво" Ефимова. Интересно, как при такой грязи он умудряется сохранять машину почти в идеальной чистоте?

- Слышь, Коль, - улыбнулся Виктор при пожатии. - Не солидно директору большой фирмы ездить на такой машине.

- Да, ладно уж, мы как-нибудь по-босяцки, - я был рад его видеть. Он с такой легкостью относился к жизни, что его улыбка могла заразить оптимизмом самого конченого брюзгу. Немного радости мне бы сейчас совсем не помешало.

Пока мы поднимались по лестнице, он успел рассказать два анекдота, тупых и пошлых, но по настоящему смешных, так что я пошел на поправку и когда мы вошли в офис, гримаса на моем лице уже отдаленно напоминала улыбку, лишь руки слегка дрожали.

- У тебя физиономия не в порядке, - насмешливо сказал Ефимов, когда мы зашли за ширму.

- Что такое? Сопли на щеках засохли или испачкался где?

- Озабоченная она у тебя какая-то.

- Да, уж, есть проблемы.

- Здесь?

- Нет, в рознице, в моем деле.

- Расскажи, может помогу.

- Спасибо, Вить, не сможешь.

- А здесь как дела?

- Пока вникаю. Намечается кое-какой дефицит денег, а в целом, думаю, все будет в порядке.

- Я что зашел, - Ефимов крутил в руке карандаш, который взял с моего стола. - Мне водочка нужна, и рябина на коньяке. У тебя как, склады полные?

- Товар есть. Ты с отсрочкой работал?

- Да, вначале забирал из расчета на месяц торговли, потом постепенно рассчитывался.

- Без проблем. Только сейчас лучше будем работать маленькими партиями. Взял, продал, рассчитался, снова взял, - я еще вчера принял решение, что с отсрочкой платежей надо постепенно завязывать. - Ожидается повышение спроса на водку, поэтому нет смысла хранить ее в твоем магазине.

Ефимов с удивлением посмотрел на меня.

- А ты становишься хозяином, - сказал он, поправив очки. В голосе слышалась досада. - Ну ладно, мне все равно.

- По-моему, рябиновой настойки у нас сейчас нет.

- Зря. Ты отнесись к этому напитку посерьезней. Восьмое марта показало его высокую ликвидность.

Я написал на перекидном календаре на понедельник слово "рябина".

- Боишься забыть? Игорь никогда ничего не записывал, опасался налоговой инспекции, стукачей и конкурентов.

- Моя память оставляет желать лучшего, а я серьезно отношусь к советам умных людей.

- Говорят, ты что-то вспомнил из того вечера, когда убили Игоря? осторожно спросил Ефимов.

- Кто говорит? - удивился я.

- Не помню, краем уха слышал, что ты даешь какие-то новые показания.

- То, что я вспомнил, вряд ли поможет.

Я видел, что Ефиму ужасно хочется поподробнее порасспросить меня об обстоятельствах того вечера, но он почему-то не решался, а мне не хотелось трепаться.

- Ладно, удачи, - попрощался Виктор. - Пойду к Алле, обычно она мной занималась. Если что, звони. Знаешь мой сотовый?

- Откуда?

- Вот, - он положил на стол визитку. - Ну, пока - пока.

На столе, поверх папок, которыми я занимался утром, лежал пропуск в банк с моей кривой физиономией и две платежки, каждая на пятьдесят миллионов, по этим платежкам мы покупали строительные материалы в каких-то неизвестных мне компаниях. Я позвал Аркадия, и он объяснил мне, что таким образом мы покупаем наличные, на которые потом купим ОНО. Он мне сказал точную цифру, сколько ОНО мы получим в результате этой операции. Я записал ее на перекидном календаре без комментариев под рябиной. Подумав, я приписал ниже: "кредитный отдел" и расписался в платежках.

Я решил продолжить свои занятия с отчетами, но вдохновение не приходило. В окно заглядывало игривое светило, которое готовилось к закату и на прощание целовало в глаза и щипало щеки. Цифры прыгали, а мысли возвращались к дневным событиям. Покопавшись в себе, я понял, что в настоящий момент я слишком растерян, испуган и зол, чтобы работать. Я подошел к окну, облокотился на подоконник и принялся смотреть, как наши клиенты набивают водкой москвичи, УАЗы и ГАЗели. Пару раз я позвонил подполковнику, но вместо него мне снова ответила девушка - робот. Надо будет уточнить у него, получали ли они дивиденды в этом году. И, вот вопрос, как бы помягче сообщить о том, что Игорь втихую от него пользовался кредитами? Интересно, какие еще вольности позволял себе Игорек без ведома партнера?

Я позвал Аркадия передал ему кассету от диктофона, чтобы он убрал ее в сейф и попросил приготовить мне к понедельнику всю кредитную историю предприятия. Для того, чтобы говорить с Нелей и подполковником, мне нужны были все факты.

Оставшееся до семи время я грыз ногти и ерошил волосы, а когда увидел въезжающего во двор Серегу на моей восьмерке, так обрадовался, что чуть не забыл попрощаться с коллективом потому, что, во-первых, он не опоздал, а во-вторых, он мог привезти какие-нибудь утешающие известия.

- Сегодня обязательно напьюсь, - сказал Серега.

- Что, плохи дела? - с замиранием сердца спросил я.

- Да нет, просто устал, а мне еще пиво развозить.

- Сдвиги есть?

- Пока не густо. Но кое-какие рычаги воздействия на Симоху проклевываются. Все склоняются к мысли, что я оказался прав насчет общака. Мне обещали осторожно прощупать. Так же никто не сомневается, что на мокруху он и его бригада не пойдет. Это уже хорошо, но он элементарно может выиграть наши жизни в карты.

- Как это?

- Обыграет в карты какого-нибудь блатного, лимонов на сорок пятьдесят, а у того денег нет. Он долг ему простит в обмен на наши трупы. И все шито-крыто, у всей бригады алиби, а как проигравший это сделает, не Симохины проблемы.

- Блин.

- По крайней мере, это произойдет не завтра. Точно не завтра. У нас есть время. Ты дозвонился до своего мента?

- Пока нет.

- Кстати, говорят, он хорошо крыши кроет. Готовит себе пенсию и не борзеет.

- Лично мне он не нравится.

- Эмоции в сторону. Деньги важнее.

- Ладно, мне пора.

Мы опять поменялись ключами, и я поехал в город.

Ровно в половине восьмого она села ко мне в машину. Она ни о чем не спросила, ничего не сказала, просто села и стала смотреть на меня. Мне тоже ничего другого не оставалось делать. Она была очень ухожена, хоть и не красавица. В ней чувствовалась порода. Возраст от двадцати четырех до тридцати. Черный кожаный плащ, воротник чернобурка. Длинные черные волосы. Нелька, конечно, красивей, но в ней нет такого шика.

- Вы Иволга? - спросил я.

- А ты Николай?

- Можно Коля. Познакомимся?

- Лучше я останусь Иволгой. Я, между прочим, замужем.

Я не знал, что сказать, она тоже не торопилась прервать затянувшуюся паузу.

- Как ты думаешь, зачем я сюда пришла? - поинтересовалась она.

- Не знаю.

- И я не знаю, - она достала тонкую женскую сигарету, без спроса закурила и опять надолго замолчала.

- О нас никто не знал, - наконец сказала она. - Ни мои подружки, ни его друзья. Только я и он. Теперь его нет, а мне не хочется расставаться с моей тайной. Хочется ей с кем-нибудь поделиться. Наверное, поэтому я здесь.

Она очень красиво курила. У нее были холеные длинные ногти.

- На самом деле, с его стороны это была всего лишь мимолетная интрижка, он бы уже давным-давно меня бросил, но я очень прилипчивая и настырная. Он был слишком мягким, чтобы в открытую послать меня, хотя в последнее время я его тяготила.

- По тебе этого не скажешь.

- Что я настырная?

- Нет, что тобой можно тяготиться.

- Я так понимаю, что это - комплимент, - усмехнулась она. - Я ездила отдыхать. Возвращалась с таким хорошим настроением, весна, тепло.... А тут такое. Расскажи, как это случилось.

Я рассказал.

- Сволочи. Разумеется, никого не поймали?

- Пока нет.

- И не поймают, - уверенно сказала она. - Когда ты мне сказал, я вся похолодела, подумала, мой что-то узнал и заказал Игорешку, но потом решила, что вряд ли. Во-первых, он не мог узнать, а во-вторых, он скорее меня бы убил.

- А кто у нас муж?

- Меньше знаешь, лучше спишь. Он очень важный дядя в определенных кругах.

- Ты такая таинственная.

- Это так нелепо и обидно умереть весной, - она сменила тему. - Я понимаю, осенью, в дождь, или зимой в метель, вроде как самое время для смерти. Но весной... Сволочи.

- Мы так и будем здесь сидеть? - спросил я. - Или куда-нибудь поедем?

- Поехали, - решительно сказала она.

- Куда?

- Ну, я не знаю, - произнесла она с вызовом. - К тебе, в гостиницу, на сеновал. Ты ведь мужчина, давай, решай.

- Ко мне, - сказал я.

Это было кстати. Я сегодня с утра был ужасно возбужден, события встряхнули мою нервную систему, и это так на меня подействовало, что сразу, как она села в машину, со мной случилась эрекция. Видимо, на моем лице отразились мои мысли, возможно, я слегка покраснел, разумеется, я не ожидал такого поворота событий. Она поняла мое состояние, улыбнулась и сказала:

- Имей ввиду, я отдаюсь только вместе с розовым "мартини".

Мы заехали в магазин за вином и прочим провиантом. Всю дорогу до стоянки я молчал, женщины - есть женщины, одно неловкое слово и можно спугнуть птицу.

Нашего "москвича" на месте еще не было, значит, Серега до сих пор развозит пиво. Я поднялся в будку, чтобы получить пропуск и заплатить за место, охранник уважительно поцокал языком по поводу сопровождавшей меня женщины. Когда мы шли через сквер, в сторону моего дома, я думал о том, как странно устроена жизнь. Вначале у меня ничего не было, но вот проходит неделя и мне достается богатое наследство. Работа моего друга, забота о его семье, его деньги, его бывшая любовница и целый ворох его проблем. Когда мы проходили по пустырю, ко мне подошел молодой парень и попросил сигаретку. Я уже было хотел ответить отказом, но узнал в нем одного из тех, которые били сегодня утром собаку, самого маленького и жестокого. В один миг все перевернулось. Глаза мои налились кровью, руки опять затряслись. Я внимательно оглядел сквер, убедившись, что он один, сказал:

- Секундочку, - передал пакет с продуктами Иволге и со всей силы ударил парню кулаком между глаз.

Не дав ему опомниться, я еще раз засадил ему слева и, поняв, что особого сопротивления не будет, принялся вовсю метелить его, получая при этом высочайшее наслаждение. Парень повел себя самым позорным образом, он начал причитать, плакать, приседать и укрывать лицо от ударов тонкими и длинными руками. Он совсем не походил на утреннего храбреца.

- Ой, ой, ой! За что? - кричал он.

- За то, что ты куришь в кинотеатрах и бьешь собак, - приговаривал я.

- Я не курю в кинотеатрах, - всхлипывал он.

- Куришь, сука, куришь.

Наконец он упал, и я остановился. Теперь я прекрасно понимал Серегу.

- Ты псих, - испуганно вытаращила на меня глаза иволга. - Он всего лишь спросил закурить.

- Понимаешь... - начал я.

- Я ничего не хочу понимать. Он всего лишь попросил закурить.

В это время парень вскочил и очень быстро убежал.

- Я никуда с тобой не пойду, - сказала Иволга, она поставила пакет на землю, попятилась, затем повернулась ко мне спиной и пошла в сторону шоссе.

Ну и скатертью дорога.

Только глупцы утверждают, что нет ничего прекрасней любви. Вот она, любовь, покидает меня, а я нисколько не жалею. Плевать мне на нее. Самое сладкое чувство - ненависть!

7.

Меня разбудила тревога. Было еще темно, фонарь почему-то не горел, и над крышей четырнадцатого дома, как прострелянная мишень, висел клочок чистого звездного неба. Думать о будущем не хотелось. Вспомнилось детство, когда мы с Мишкой Чуприным, накатавшись на коньках по бугристому катку, лежали на спине, положив под головы шубенки, побросав клюшки, замотанные медицинскими бинтами и эпоксидкой, и смотрели в пугающую и манящую бездну. Почему-то, глядя на звезды, нам хотелось скорее стать взрослыми. Мы мечтали вслух, но никто и предположить не мог, что один из нас станет конченым алкоголиком, а другой - держателем продуктовых ларьков.

Романтика и сентиментальность, лунный свет, чердачные окна и одиночество - все это раздражает как слезы в бразильских сериалах. Мало того, что я не выспался, с рассветом ко мне пришли головная боль и тоска.

Телефон зазвонил, когда я брился.

- Коль, с Сергеем беда, - хрипло сказала Ольга. - Он в реанимации.

- Что стряслось? - испугался я.

- Перебрал с охранниками на стоянке и упал с путепровода на обратном пути. Я с часу ночи сидела с ним в больнице, он ни разу не пришел в сознание.

- Почему ты не разбудила меня? - рассердился я. - Господи, этого нам еще не хватало! Откуда ты знаешь, что он пил с охранниками?

- Приехал он на стоянку, разумеется, трезвым. Он за рулем не пьет, это всем известно. Упал по дороге домой, видимо, тачку поймать не смог, вот и отправился пешком. Ну, а на счет, почему не разбудила, я решила, что, просидев ночь, день уже не выдержу, и лучше бы ты сменил меня. Мало ли, что может случиться? Нужно, чтобы кто-нибудь обо всем позаботился. Я приехала домой, чтобы вздремнуть и устроить Маришку, а ты мог бы поехать в больницу, подежурить.

- А врачи? Нужны хорошие врачи!

- Я уже всех подняла на ноги. Там все наши.

- В каком он состоянии?

- Сильное сотрясение, кровоизлияние внутренних органов, переломы обеих ног, открытый перелом руки и множественные ушибы. Они говорят, что состояние тяжелое, но стабильное, - Ольга никогда не скажет просто. Ставить диагнозы - ее любимое занятие.

- Что мне делать? Купить что-нибудь? Может кровь сдать?

- Пока нет. Он в больнице скорой помощи на улице Крупской, подойдешь к заведующему отделением реанимации, его зовут Никита Прокопьевич, представишься, скажешь, где будешь сидеть или оставишь номер сотового. Я часа три, четыре посплю, потом тоже приеду. Будет неправильно, если от меня потребуются действия, а я буду никакая.

- Ты звонила в Октябрьск его родителям?

- Если бы он был неживой, позвонила бы сразу. Но, если он выкарабкается, то потом будет меня упрекать за то, что я его инфарктников зря побеспокоила.

- Я буду сидеть в его палате, - сказал я, поразившись Ольгиной рассудительности и хладнокровию, почти жестокости.

- В реанимацию тебя не пустят, там замки и охрана. Пускают только близких родственников, в самых редких случаях. Подождать придется в приемном покое. Я хотела поспать прямо там, в больнице, но у них нет ни одной свободной койки, ни одного топчана.

- Посмотрим, - решительно сказал я. - Интересно, как это все могло случиться?

- Его нашла милиция. Думали - алкаш, хотели увезти в вытрезвитель, но так как была кровь и одет он хорошо, вызвали скорую и уголовный розыск. У него в кармане нашли права и записную книжку, в которой записан домашний телефон и адрес. Он еще находился в состоянии шока, что-то бормотал, утверждал, что его сбросили.

- Блядь! - выругался я, забыв, что говорю с дамой.

- Во-во.

- Дело возбудили?

- Я не знаю. Лишь бы живой остался.

- Раз состояние стабильное, значит угрозы для жизни нет.

- Ладно, ты давай езжай, я вырубаюсь, - сказала Оля. - Дай-ка мне твой сотовый, а то я в Сережкиной книжке что-то найти не могу.

Я продиктовал номер, потом минуту сидел и слушал короткие гудки. Что-то опять изменилось. Я смотрел на свою квартиру другими глазами. Она казалась чужой и неуютной. Опять захотелось домой, в поселок. Я почему-то совсем не боялся за Серегу, откуда-то появилась уверенность, что с ним все будет хорошо. Я неожиданно испугался за мать. А вдруг с ней что-нибудь случится? Если она вдруг умрет, то я останусь совсем один на всем белом свете. От этой мысли меня бросило в жар. Я представил себя в образе маленького мальчика в пустыне, в снегах, а потом в космосе. Ё - мое! Запершило в носу, а слезные железы набухли.

Предстояло целый день таскать ящики, поэтому я оделся в старье, как грузчик, но зато позавтракал бутербродами с маслом и красной икрой, которую купил вчера ради выпендрежа перед бабой, чай попил с шикарным шоколадом и с вожделением посмотрел на бутылку "мартини". Мне хотелось выпить. И не потому, что это был "мартини", не для того чтобы почувствовать его вкус, а просто, чтобы алкоголь теплом прокатился по жилам и ударил в голову. Мысль была неправильной, а желание пагубным. И то и другое я выбросил из головы и растоптал кроссовками, когда открыл дверь и вышел на лестничную площадку навстречу новому дню, который не сулил ничего хорошего.

На стоянке, в будке охранников сидел щербатый парень с желтой фиксой. Его звали то ли Витя, то ли Веня. После приветствия я спросил его, чья смена была сегодня ночью.

- Мы сменили Гришу и Лешу, они ушли минут пятнадцать назад, - сказал парень. - А что случилось?

- Кое-что забыл.

- Они ничего не передавали.

- Может и не здесь, - схитрил я. - Если у них есть телефоны, скажи, пожалуйста.

Парень покопался в столе, нашел какую-то тетрадь, открыл ее на последней странице и продиктовал номера обоих. Я записал в записную книжку.

Вначале я хотел забрать "восьмерку", но, поразмыслив, решил, что теперь мне придется работать за двоих, и в этом случае "пирожок" сподручнее.

Серега поставил "москвич" в десять часов вечера, по крайней мере, именно это время было указано в журнале. Я расписался, оставил пропуск и уехал. Солнце пекло невыносимо, если ехать в машине с закрытыми окнами. На самом деле снаружи довольно холодно, и стоит лишь чуть-чуть приоткрыть маленькую щелку, как тут же закладывает ухо и забивается нос. По пути я набрал решетку, единицу, молнию, надеясь услышать Спарыкина, но в который раз наткнулся на знакомый ласковый ответ. На светофоре я попробовал набрать номер одного из охранников. Мне пока еще не очень удавалось манипулировать трубкой одной рукой. Я создал пробку, неудачно тронувшись и заглушив двигатель, получил несколько возмущенных сигналов в спину и пару удивленных взглядов в лоб, водители встречных машин смотрели на меня, как на парадокс, ведь наличие сотового никак не соответствовало ни моему внешнему виду, ни марке моей видавшей виды машины. Тем не менее, дозвониться мне все-таки удалось и до Гриши и до Леши, но обоих все еще не было дома.

Вот уже вторая подряд суббота начинается с потрясения, если так пойдет и дальше, то мне придется менять выходной, хотя бы из простого суеверия. В прошлый раз я узнал запах камеры, а сегодня мне пришлось вспомнить ароматы больницы, в чем тоже мало радости. В регистратуре пахло лекарствами, хлоркой и свежими газетами. Я стоял в очереди в гардероб за двумя студентками, которые с жаром обсасывали тему геморроя. В огромное окно слева от меня был виден наш "москвич", которому не хватило места на стоянке. Пришлось поставить прямо у дверей в приемный покой. Я сдал куртку и остался в довольно позорном джемпере, потертых джинсах и не самых дорогих кроссовках. Руководитель, блин.

Реанимация находилась на четвертом этаже. Железная дверь была украшена кодовым замком, который, как ни странно, работал. На одном уровне с замком находилась кнопка звонка, которую я тут же нажал.

Дверь открыл младший сержант. Он подозрительно посмотрел на меня и спросил:

- Кого?

Я достал из кармана бумажку и прочитал.

- Мне нужен Никита Прокопьевич.

- Кто? - спросил милиционер.

- Где?

- Ты кто?

- Чебоксаров Николай. Мне бы к Тихонову.

Дверь захлопнулась.

В следующий раз ее открыл настоящий Айболит в мятом колпаке, роговой оправе с усами и бородой.

- Кто искал Прокопенко? - глядя мне в глаза, спросил он.

- Мне нужен Никита Прокопьевич.

- Одно и то же лицо. Это я.

- Я хотел узнать, как дела у Тихонова.

- Он пришел в себя. У него все болит, - доктор, наконец, вышел на свет, закрыв за собой дверь. Никакой он не Никита, и уж тем более, не Прокопьевич, больше всего он походил скорее на какого-нибудь Абрама Моисеевича. - Я думаю, что все будет нормально. Рефлексы конечностей правильные. Подозрение на трещину в позвоночнике, но окончательный диагноз поставят, после того как его переведут в травму.

- Куда? - не понял я.

- В палату, в травматологию.

- В чем он нуждается?

- Минеральная вода без газа, соки, фрукты. Но, больше всего ему нужен покой, - доктор взял меня за рукав. - Вы кем ему приходитесь?

- Я его компаньон и товарищ.

- Послушайте, товарищ. Меня сегодня подняли в четыре часа ночи. Кто-то попросил моих друзей, друзья попросили меня. Я не смог отказать своим друзьям. И вот я здесь, несмотря на то, что сегодня мой выходной. Я, конечно, понимаю, это такое несчастье. Но вы постарайтесь объяснить его жене, что у нас тут все врачи хорошие, и если я, старый пердун, буду крутиться у них под ногами, то толку от этого не будет никакого, а наоборот, скорее только вред.

- Я смогу к нему попасть? Задать пару вопросов.

- Нет, - ответил доктор, не задумываясь. - И еще, пусть она не пытается притащить сюда на консультацию врачей из правительственной спецбольницы. Если хотите знать, там хороших врачей уже не осталось. Одни блатные. А блатные, сами знаете, какие врачи. У нас очень сильная больница, к нам, между прочим, министры ложатся, например, в неврологию и пульмо. Если уж она нам так не доверяет, то пусть лучше обратится в военный госпиталь к Шестакову, у него огромный опыт по такого рода травмам.

- Доктор, вы на нее не сердитесь, - попробовал я успокоить его. - Она просто была в шоке. Может, вы пустите меня к нему, хотя бы на несколько секунд?

- Это исключено.

- А за деньги?

Он ответил не сразу, после паузы, показав таким образом, что к моему предложению отнесся серьезно.

- Нет.

- Даже в белом халате?

- Только в бессознательном состоянии, через приемный покой.

- Спасибо, доктор, - я понял, что просить его дальше бесполезно. Возьмите, пожалуйста, номер моего сотового, если что случится, я буду поблизости, - я протянул ему заранее написанную бумажку. - Я пока схожу в магазин за водой и фруктами.

- Как вам будет угодно. Позвоните в дверь, скажете для кого, передадут. Меня вызывать не обязательно, тем более, что я уже ухожу домой. Ваш номер я отдам дежурному врачу.

Он повернулся ко мне спиной, таким образом, чтобы я не видел цифры на кнопочках кодового замка, которые он нажимает.

Я спустился в вестибюль, сел на скамейку, чтобы подумать. В голову ничего не лезло, я рассматривал бетонные полы, выложенные гранитной мозаикой, напевал песню о друге, потом достал записную книжку и позвонил охраннику со стоянки, которого звали Гриша. Тот, наконец, оказался дома.

- Здравствуйте, - сказал я. - Моя фамилия Чебоксаров, я ставлю у вас на стоянке москвич-фургон и восьмерку.

- Ну, - сонным голосом сказал Гриша. Было ясно, что он меня не вспомнил.

- Я напарник Сереги Тихонова.

- А, ну, ну, ну.

- Слушай, вы много вчера выпили?

- А в чем дело?

- Серега вчера, когда от вас уходил, с моста свалился.

- Что с ним? - с сочувствием спросил Гриша.

- В больнице.

- Он был почти трезвый. Мы выпили литр на троих. Он пропускал. Потом еще заходил Максимка из универсама, ему налили грамм сто. Нет, Серега был почти трезвый. Он был просто очень уставшим. Он что, сломал что-нибудь?

- Да, кое-что.

- Вот непруха у него. То убили кого-то, то с киоском кинули, теперь вот с моста свалился. Нет, он точно не был пьяный. Все говорил, что охота напиться, а сил нет, да и завтра, в смысле сегодня, много работы.

- Он что, рассказывает вам о своих делах? - удивленно спросил я.

- Он душевный парень, - непонятно ответил Гриша.

Вот козел! Вот трепло! Алкаш! Я очень разозлился на Серегу. Что за херня! Он рассказывает наши секреты каким-то охранникам. Я прервал разговор и набрал номер второго сторожа по имени Леша. Леша мне повторил все то же самое, что сказал Гриша, слово в слово. Ситуацию это не прояснило. Если Серега не был пьян, то какого ляда он свалился с этого чертова моста? Это ж надо было перегнуться через перила. Может, блевал? А с чего блевать-то, если трезвый?

Я позвонил подполковнику. На этот раз в динамике раздались длинные гудки, но трубку все равно никто не взял. Я выждал минуту и прекратил вызов.

Вначале я хотел отправиться в магазин на машине, даже сел в "москвич", но потом решил, что не мешало бы прогуляться и проветрить мозги. В сквере, где не спеша гуляли больные в убогих серых бушлатах, вовсю трещали сороки да пара заблудившихся снегирей теребила сережки на березах. Самое время собирать березовый сок. Я уже опять было вознамерился предаться воспоминаниям о своем деревенском детстве, но решил, что это будет явный перебор, поругал себя за сентиментальность и плюнул в душу природе, кинув веткой в щебечущих птах.

В гастрономе за углом я купил две литровых упаковки сока, две пластиковых бутылки минералки для Сереги и пирожное "картошка" для себя. Пирожное я съел прямо у кассы, испачкав руки и рот, запил Серегиной водой, когда спускался по лестнице в промтоварный отдел. На выходе из магазина, около двери стоял не совсем трезвый грузчик.

- Слышь, - повинуясь внезапному наитию, хрипло сказал я. - В вашем магазине белые халаты есть?

- Дай закурить, - вместо ответа попросил пролетарий.

- Не курю.

Грузчик достал из кармана мятую "приму", блестящую китайскую зажигалку, закурил и уставился в небо.

- Ну, так как? - напомнил я о себе.

- Я думаю, - ответил он. И стал размышлять в слух. - Так, у продавцов, синие фартуки, у завскладом - синие, у Миши, мясника - белые. Где же, где же еще я видал белый? А! Вспомнил, - он гордо повернулся ко мне. - Есть, а что?

- Принеси, если чистый. На время. На бутылку получишь.

- Жди, - сказал он и умчался со скоростью бешеной собаки.

Через три минуты он принес довольно чистый белый халат с женским запахом, размера на четыре меньше моего.

- Давай залог, - сказал он. - Двадцать тысяч бутылка, и сто пятьдесят - халат. Итого - сто семьдесят.

- Где это ты видел халаты за сто пятьдесят тысяч? - удивился я. - Вот тебе, пятнашка на пузырь. Не граф, выпьешь "брынцаловки". И полтинник в залог халата, через час приду, деньги вернешь, халат заберешь.

- Ладно, - охотно согласился он.

Я положил халат в пакет и пошел бродить вокруг больницы, чутье мне подсказывало, что в реанимацию должен быть еще один вход, ведь больных туда доставляли, разумеется, не через ту дверь, у которой я разговаривал с Айболитом Моисеевичем, а через грузовые лифты, на носилках. И по правилам противопожарной безопасности запасной выход просто обязан где-то быть.

Вначале я встал лицом к главному входу и мысленно попытался представить, где находится реанимация. Определившись с ее местонахождением, я пошел влево по периметру в обход больницы.

С торца здания, под козырьком, я заметил ступеньки, ведущие в полуподвал, они были обильно посыпаны опилками и упирались в железную дверь. Я спустился, толкнул дверь и оказался в длинном темном коридоре, освещенном всего одной лампой, скрытой мутным плафоном с железной решеткой. Коридор привел меня в просторную подсобку, посредине которой стоял деревообрабатывающий станок, вдоль стен высились полки с инструментами и верстаки с тисками. На длинной скамье сидели четыре молодых мужика и курили.

- Здорово, мужики! - сказал я. - Я попаду отсюда в реанимацию?

- Если я дам тебе по черепу, то, пожалуй, попадешь, - сказал самый здоровый из них. - Но вряд ли она тебе поможет.

Они дружно заржали. Везет мне в последнее время на комиков-эксцентриков!

- Я серьезно, ребята, - улыбнувшись для приличия, сказал я. - У меня товарищ в реанимации, мне срочно надо его повидать, а врачи не пускают.

- По лестнице не попасть, - сказал рыжий, он смачно сплюнул и попал себе на ботинок. - На четвертом этаже дверь на лестницу постоянно закрыта изнутри.

- Можно попасть только на лифте, - подытожил третий, пока рыжий вытирал ботинок о штанину.

- А где лифт? - спросил я.

- А в лифт тебя, дорогой, все равно не пустят, - вставил свое веское слово четвертый. - Потому что там - лифтер. А он всех знает.

- Как же быть? - не теряя надежды, спросил я.

- Нужно бежать за пузырем, - задумчиво сказал самый здоровый. - Тогда что-нибудь придумаем.

- Давайте так, парни, - предложил я. - Вы меня проводите в реанимацию, а я вам даю денег на литр, но побежите сами. Идет?

Рыжий оживился. Он встал со скамьи и принялся ходить вдоль станка.

- Райке скажем, что ты за сантехника, - рассуждал он. - Пришел из поликлиники. Скажем, что в реанимации раковина течет.

- А если поймают? - засомневался третий, самый опухший и невзрачный.

- Если поймают, то дадут пинка под зад, - успокоил его здоровяк. Райке никто докладывать не будет.

- Да вы меня туда только проведите, а там я белый халат надену, объяснил я. - Никто и не спросит. Раз внутри, раз в белом халате, значит с чьего-то разрешения. Я долго не буду. Посмотрю на него, задам пару вопросов и уйду.

В это время предательски зазвонил сотовый. Слышимость была на удивление плохая, видимо, подвал гасил волны, но я узнал Нелин голос. Она начала спрашивать меня о работе, но я прокричал ей, что Серега попал в больницу, что перезвоню попозже и разорвал связь.

Хлопцы посмотрели на меня с уважением, а рыжий сказал, что нужно прибавить на закуску. Здоровый тоже открыл было рот, но не произнес ни звука, за моей спиной открылась дверь и все четверо уставились на нового гостя.

- Здравствуйте, - сказал тихий девичий голос. Говорившая закашлялась, наверняка, от волнения. - Я правильно пришла? Здесь находится слесарная мастерская?

- И слесарная, и столярная, в одном флаконе, - сказал рыжий и заржал.

В этот момент я обернулся и увидел вошедшую. Невысокая, светловолосая, в очках и в белом халате. Вроде бы ничего особенного, а я пропал. Банально, но мне показалось, что я раньше ее уже видел, скорее всего, в своих снах. Я стоял к ней ближе всех. Она окинула взглядом всех нас, решила, что я главный, и стала говорить, обращаясь ко мне, глядя в глаза и слегка щурясь:

- Вчера вы обещали Анне Павловне передвинуть сейф из кабинета старшей медсестры в процедурную. И не сделали. А сейчас Анне Павловне влетело от зав отделением.

- Подожди, - перебил ее здоровяк. - Ты, из какого отделения? И кто такая Анна Павловна?

- Я из неврологии. Анна Павловна - наша сестра-хозяйка. Она уехала в прачечную за бельем и попросила меня спуститься к вам.

- Хорошо, сейчас поднимемся, - сказал третий. - Ты иди.

- Нет, - сказала она, хотя эта твердость стоила ей немало усилий. - Я подожду вас, мы поднимемся вместе. Вы уже один раз обещали Анне Павловне и обманули, - она посмотрела на меня осуждающе.

- Да хватит вам про эту Анну, - вспылил рыжий. - Она вчера пришла под вечер. Я здесь был один. Я ничего ей не обещал. Не мог же я один этот сейф таскать. Мне еще жить охота. Вот сейчас все собрались, покурим и пойдем.

- Вы уже покурили, - упрямо сказала она.

- Ладно, мужики, пошли, - сказал я.

Девушка посмотрела на меня с благодарностью. Рыжий и длинный переглянулись. Мы все вышли в коридор. По пути, чуть отстав, я сунул в руку здоровяку пятьдесят тысяч. Он оглянулся на своих напарников и поднял вверх большой палец.

- Что это у вас в пакете? - поинтересовалась у меня девушка, пока мы ждали лифт.

- Инструменты, - соврал я.

Лифтершу звали тетя Рая. Девушка попросила отвезти нас всех на шестой этаж, но рыжий велел остановить на четвертом, дескать, мне нужно выйти там, чтобы устранить течь.

- Нет, нет, - возразил я. - Я вам помогу, а на четвертый пойду на обратном пути.

Девушка одобрительно погладила меня взглядом. Сейф оказался большим и тяжелым. Конечно, рыжий один ничего бы не смог, даже впятером нам пришлось два раза отдыхать, чтобы протащить его пятнадцать метров из одного кабинета в другой. Я старался больше всех.

- Не мешало бы еще наладить дверной замок в сестринской, - совсем осмелела наша начальница, когда мы закончили.

- Пошли, - с готовностью согласился здоровяк.

- А как вас зовут? - спросил я, понимая, что она сейчас уйдет.

- Галя, - она строго посмотрела из-под очков. - Но никому из вас это не пригодится, - бросила она, взяла здорового за рукав и увела.

Наша миссия на этом была закончена. Мои новые напарники, заморочив голову тете Рае, успешно высадили меня на четвертом этаже. Как только за моей спиной захлопнулась дверь лифта, я поспешно напялил белый халат, который оказался настолько мал и стар, что при попытке распрямить плечи, лопнул подмышками по швам. Закатав рукава, я выскочил в темный коридор и, воспользовавшись тем, что вокруг никого не было, стал заглядывать во все палаты подряд. За третьей дверью я увидел Серегу, и вначале не узнал, настолько боль изменила черты его лица. Он лежал в одноместной палате, на единственной кровати, которая представляла собой сложный механизм с различными приспособлениями, назначение которых было для меня непонятно.

Я поплотнее закрыл за собой дверь и подошел к своему товарищу. Его лицо представляло собой один сплошной коричневый синяк. Выпавшая из-под простыни рука была до самых кончиков пальцев одета в гипс, ногти были ярко-желтые. Я поставил пакет на пол и осторожно покашлял. Серега открыл глаза и посмотрел на меня.

- Привет, - он скорчил гримасу, отдаленно напоминающую улыбку. Хорошо, что ты пришел. А они мне сказали, что дня три ко мне никого пускать не будут.

- Я тут подпольно.

- Я знал, что ты придешь, дружище! - он попробовал слегка повернуться набок, в мою сторону, но задохнулся от боли. - Открой мне ноги.

Я скинул простыню. Правая нога полностью была закутана в гипс, левая до щиколотки. Он пошевелил пальцами левой ноги и спросил:

- Шевелятся?

- Да.

- Ты не врешь? - Серега подозрительно посмотрел на меня. - Поклянись своим здоровьем.

- Пошел нафиг, придурок, - успокоил я его. - Все, что надо, у тебя шевелится.

- Уф, - обрадовался он. - А я лежу тут, весь на измене, думаю, врачи врут, а я давно уже инвалид! Значит, позвоночник в порядке.

- Подозревают трещину, - сказал я.

- Херня! - он улыбнулся по-настоящему. - Самое главное, пальчики шевелятся. И руки двигаются.

- Я тебе тут соки привез и воду, - указал я на пакет. - Пока меня не выперли, давай, расскажи, как все было, и я побегу.

- А где Оля?

- Она всю ночь была с тобой, сейчас дома - спит.

- Дай я ей позвоню.

- Пусть спит. Она к тебе придет. Жену, наверное, пустят.

- Я шел домой, - начал Серега.

- Пьяный? - перебил я его.

- Слегка. На мосту ко мне сзади подбежал человек, схватил за ноги и перебросил через перила. Все было так неожиданно, я не сопротивлялся даже. Вел себя, как мешок с говном. Пока летел, выставил руки и цеплялся за все подряд. Это меня и спасло. Вначале за провод какой-то ухватился, притормозил маленько, потом, когда он оборвался - за какие-то ветки. Изменил траекторию падения, а то разбился бы в лепешку. Да еще скользнул по насыпи. Потом выполз на обочину и дождался, пока меня нашли.

- Ты не сочиняешь? Может просто, перегнулся порыгать?

- Не серди меня. У меня и так все болит!

- Ну, и что ты думаешь? - спросил я.

- Я думаю, что это - проделки Симохи. Мы, вернее - я, его недооценил. Ты связывался со своим ментом?

- Его нет в городе.

- Звони постоянно. И будь осторожен. Без посторонней помощи нас сожгут и передавят.

- Ты, разумеется, не видел того, кто на тебя напал?

- Нет, я слышал, что меня кто-то догоняет, но обернуться не догадался, - голос его слегка хрипел. - Теперь тебе тяжело придется. Водкой торговать, да еще точки тарить! Наверное, по сигаретам и по жвачке придется согласиться на доставку. Там мы будем платить процента три от суммы, но это дешевле, чем если ты просадишь ассортимент.

- Ты не волнуйся, - не совсем уверенно сказал я. - Я что-нибудь придумаю.

- Я в тебя верю, дружище, - он проглотил комок, поморщился и закрыл глаза.

- Очень больно? - по-идиотски спросил я.

- Это какой-то ужас, все тело болит, каждая его частичка. Но я в коме не был. Просто сознание терял, вроде как спал. Не видел никаких тоннелей, никакого света. Отключился, потом уже здесь включился, видимо экстрасенса из меня не получится.

- Ладно, я пойду, отдыхай, - сказал я.

Серега открыл глаза и улыбнулся.

- Ты знаешь, - промямлил он. - Тут медсестры в одних халатиках ходят, а под ними ничего - только трусики, а может, даже и их нету. У меня рука из-под простыни выбилась, а дна сестричка мне подушки поправляла, и этим самым местом прямо к пальцам прижалась. У меня встал, - он опять улыбнулся. - Как ты думаешь, может, это она специально, может, я ей понравился?

- Это вряд ли, - возразил я. - Просто она относится к тебе, как к трупу, поэтому не береглась. В следующий раз я принесу тебе зеркало, чтобы ты посмотрел и понял, что понравиться ты можешь только конченому извращенцу, который загоняется по мертвечине.

Серега попробовал засмеяться, но сморщился от боли.

- Пожалуйста, отключи мой пейджер, он, наверняка, попадет в руки к Ольге, а там как начнут мои мамзели названивать, греха не оберешься. Все, иди, я устал.

- Пока. Отдыхай, - сказал я и вышел из палаты.

Уже не таясь, я прошел по коридору к двери с кодовым замком, подмигнул опешившему менту, на секунду замешкался, борясь с засовом, и вышел в рекреацию. Спустившись на один лестничный пролет, я остановился около заплеванной урны, позвонил нашему пейджинг-оператору и, назвав Серегин пароль, попросил отключить его пейджер. Потом я набрал решетку, единицу, молнию и, наконец, услышал голос подполковника Спарыкина.

- Да.

- Это Чебоксаров, - обрадовано сказал я. - Мне нужно с вами встретиться. Вторые сутки не могу вас вызвонить.

- Проблемы? Терпит до завтра? Я ужасно занят.

- В принципе, терпит.

- Тогда завтра на поминках. До или после.

Я совсем забыл, что завтра уже девять дней, как убили Игорешку. Девять дней, уже или всего? Мне казалось, что прошел год. Я позвонил Нельке, извинился, что не смог с ней толком поговорить, рассказал о том, что произошло с Серегой во всех подробностях, не упоминая об его стычке с Симохой. Нелька поохала, поахала, посокрушалась, мол, куда мы катимся, потом попросила привезти пол-ящика водки на завтра. Я сказал, что завтра и привезу, на том и расстались.

Вместо того, чтобы спуститься к регистратуре, я почему-то стал подниматься наверх. Ноги сами привели меня к дверям в неврологическое отделение. На мне все еще был белый халат, поразмышляв на тему, нужно ли мне это, я решил, что нужно и шагнул внутрь. Никто из попавшегося навстречу медперсонала не знал, где в данный момент находится Галя. Все ее знали, все ее видели, но точно сказать ничего не могли. Только что была здесь, несла снимки, посмотрите в процедурной, спросите на посту. На посту, наконец, выяснилось, что она получает у старшей медсестры лекарства. Я спросил, во сколько заканчивается ее рабочий день, мне ответили, что в четыре.

Значит, мне нужно все успеть до четырех.

Халат я, пожалуй, отдавать не буду.

По пути в "угловой" киоск я, наконец, сделал вывод, что солнцезащитные очки не есть предмет роскоши или пляжный атрибут, а насущная необходимость. Если в ближайшие два - три дня я не обзаведусь данным предметом туалета, то рискую стать похожим на китайца, попасть в аварию или вовсе остаться без глаз. Весна торопилась превратиться в лето, еще чуть-чуть, и на деревьях, как бабочки из куколок, расправят свои крылья зеленые листья, на газонах и даже сквозь асфальт пробьются первые побеги, и все вокруг окрасится в зеленый цвет, единственный, после желтого, который я воспринимал почти без искажений.

Валя очень удивилась моему появлению.

- Прошел слух, что ты теперь долго не появишься.

- С Сергеем произошло несчастье, - сказал я, и рассказал в двух словах о том, что произошло сегодня ночью. Я не стал вдаваться в подробности и заранее нагонять страх на продавцов. Упал и упал, с кем-то повздорил. Не их это дело, меньше знаешь - лучше спишь.

Валька на удивление очень сильно расстроилась. Ее затрясло, а в уголках глаз бриллиантами засверкали слезы. Минут десять она задавала вопросы, а я, как мог, ее успокаивал. Я спросил у нее о заявках. Она сказала, что заявки и деньги она вчера отдала Сереге. Этого нам еще не хватало. Надо думать, что он собрал капусту со всех точек. Значит, у него на руках была приличная сумма. Вполне возможно, что его просто ограбили. Смысла стоять и смотреть друг на друга не было никакого. Денег нет. Заявок нет. Я в сердцах буркнул "пока", подмигнул обезьяне и ушел в "москвич". Я ругал Серегу почем зря. Если бы я отправился пить водку, то, разумеется, деньги с собой не взял. Все из-за него, все из-за него!

На всякий случай я открыл бардачок.

Уф. Прости, Серега. Поверх мятых бумаг, которые очень напоминали заявки, лежала аккуратно стянутая резинкой пачка денег. Я убрал ее во внутренний карман, вернулся к Вале, успокоил ее, что деньги нашлись, сказал, что поехал за товаром, но попробую договориться о доставке.

- Теперь рассчитываться за товар вы будете сами, - сказал я. - Четко по накладным, плюс три процента. Мы вам доверяем, просьба не пользоваться сложившимся положением, не химичить.

- Ага, доверяете, - язвительно произнесла Валя. - Я, что же, дура? Думаешь, я не видела, как вы с Серегой тут номера акцизных марок переписываете? Может, вы и доверяете, но все-таки проверяете. А "ЛМ" у меня встал, потому что за углом поставили палатку, а там сигареты рублей на сто дешевле.

Она говорила достаточно искренне. Я ей поверил. Палатки - это наш бич.

- Ну, ну, будет тебе, - сказал я и направился к выходу.

- В какой он больнице? - крикнула Валя, когда я уже вышел на улицу.

- На Крупской, но вас не пустят, он пока в реанимации.

Я отправился в "Урожай" - самый первый оптовый продуктовый магазин в нашем городе. Года три назад его нынешний директор и хозяин начинал торговать сигаретами и сникерсами в убогом полуподвале, а выручку складывал в блок из-под "мальборо". Теперь заведение преобразилось, четыре продавца сидели за компьютерами в цивильном торговом зале, сплошь увешанном рекламными плакатами. Директора, с которым мы были на "ты", застать на рабочем месте было невозможно, вместо него околачивался неприятный конопатый тип с табличкой "менеджер". Именно с этим менеджером мне и предстояло договориться о доставке.

В любое время, в любой день недели в "Урожае" было полным-полно народа. В субботу, когда городские отдыхали, из районов приезжали толпы деревенских бизнесменов, и, вынимая деньги из завязанных в узелок платочков, торговались до хрипоты, вымаливая себе скидки.

Я занял очередь и отыскал менеджера.

- Доставка у нас теперь четыре процента, - ковыряясь спичкой в зубах, сказал он.

- Ты, наверное, не понял, - попытался я объяснить. - Мы хотим, чтобы вы доставляли не один какой-нибудь вид товара, а - весь ассортимент. Мой напарник попал в больницу, а у меня много других дел. Это очень хорошие объемы.

- Что-то незаметно, чтобы в последнее время у вас были хорошие объемы.

- Так мы у вас почти ничего и не берем. Есть фирмы и подешевле, да и народу у вас всегда полным-полно, - возразил я. - Давай скинем до двух, а потом, когда у нас все нормализуется, если вы будете нормально работать, мы все оставим, как есть. Прикинь, три точки в самых ходовых местах города, да еще павильон на подходе. Если упустишь такой шанс, шеф тебе этого никогда не простит.

- Я сам не могу скинуть до двух. Накопительные скидки у нас начинаются от ста миллионов в месяц. Поговори с шефом, если он даст команду, то хоть бесплатно, мне по фигу.

- Запиши мой сотовый, - сказал я. - Как шеф появится, соедини нас. В обиде не оставлю.

Конопатый после этих слов наконец проявил ко мне уважение. Записав телефон, он даже встал со стула и проводил меня до дверей. Не знаю, что на него так подействовало - наличие у меня сотового телефона или обещанное вознаграждение.

Отстояв очередь, я накупил товару на пятнадцать миллионов, получил разовую скидку от суммы в размере трех процентов и сделал вывод, что если бы не конкуренция с палаточниками, то на стоимость доставки можно было бы наплевать. Еще я обратил внимание, что с водой и с пивом в "Урожае" не густо. Совсем мало минералки и баночного импортного. Придется воду и пиво возить отдельно. Это уже хуже. За пачку сигарет кладовщики перетаскали купленный мною товар ко мне в "пирожковоз", при этом самым наглым образом тормознули всю остальную очередь. Я дал им "Бонд", хотя они косились на "Мальборо", и поехал в офис, зная, что сегодня там работает бригада выходного дня.

Когда я проезжал через мост, позвонила Оля. Она проснулась и собиралась ехать в больницу.

- Как там дела? - спросила она.

- Я к нему пробрался и разговаривал. Все будет нормально. Если немного подождешь, то я тебя отвезу.

- Спасибо, меня отвезет папа. Ты сегодня больше не приезжай. Попробуй отдохнуть, у тебя теперь много работы будет.

- Мне в больнице понравилась одна сестричка. У нее смена заканчивается после четырех, поэтому в четыре я буду там. Увидимся.

- Надеюсь, что тебе, наконец, повезет, - сказала Оля.

Капелька везения мне, конечно, не помешала бы. Как с девушками, так и в жизни.

С моста открывался ослепительно красивый вид на реку и лес. Почему люди не летают так, как птицы? Говорят, что, вроде бы, на этот вопрос нашел ответ некто Островский, впрочем, окружающая красота не мешала его сентиментальным барышням из-за всяких пустяков сводить счеты с жизнью, прыгая с живописных обрывов.

В безымянном тупике вовсю шла работа. Весь двор был заставлен списанными, наспех реанимированными УАЗиками и очень подержанными "Нивами". Понаехали колхозники. Какой-то мужик в наглую пытался открутить деревянный борт от ЗИЛа. Место для парковки мне опять досталось у самого забора. Когда я поднимался по лестнице, на встречу мне попался Нырко. В руках он держал объемный, очень дорогой портфель, на лице сияла улыбка. Нырко начал тараторить, схватил меня за руку и мне пришлось спуститься с ним обратно на улицу.

- Николай Александрович, - проверещал он. - Все в порядке. Денежки вот они, все до копеечки. Вчера заехать не успел, позвонил Аркаше, он отложил мне на сегодня. Я прямиком направляюсь к очень важным людям. Думаю, что ваша кандидатура не вызовет у них возражений, и конкурс ваша фирма выиграет.

- Какой конкурс?

- Завод объявит конкурс дилеров. Будет три - четыре основных продавца нашей продукции, ну и, разумеется, вы в первых рядах. Но это еще не близко.

- Какие дилеры? Да у вас все склады затарены, - рассмеялся я.

- Скоро все изменится, - с воодушевлением пропищал Нырко, сорвавшись от волнения на фальцет. - Все сметут. Будут платить на полгода вперед, лишь бы получить вожделенную жидкость. Я думаю, наши с вами доходы значительно возрастут. Жаль, конечно, Игоря Валентиновича.

Он сделал скорбное лицо.

- Значит, мы можем рассчитывать на новую партию? - спросил я.

- В любой момент. Но, оплата, естественно, вперед, - он сопливо захихикал, влажно пожал мне руку и отправился в сторону машин, внимательно глядя под ноги, как будто опасаясь раздавить невидимых мышей, которые неминуемо должны были сбежаться со всей округи, на его писк, приняв за толстого, лысого и солидного мышиного короля.

В офисе, после того, как я поздоровался со всеми и сел за свой стол, ко мне сразу же подошел Аркадий.

- Вы встретили Нырко? - спросил он.

- Да.

- Сегодня у меня выходной, но я специально вышел на работу, чтобы с ним рассчитаться.

Последовала пауза. Если он ждал, что я его похвалю, то ошибся.

- Он говорил вам о конкурсе? - не дождавшись моей реакции, спросил он.

- Да.

- Тут у меня родилась одна идейка по этому поводу, - Аркаша щелкнул пальцами. - Вам нужно открыть еще одну фирму - ТОО или акционерное общество на тех же учредителей, или их доверенных лиц, не важно. Лицензию на торговлю спиртным вы получите, с торговым отделом у нас отношения замечательные. Нырко обеспечит вам дилерство. Таким образом, вы будете контролировать пятьдесят процентов всей водки, продаваемой с завода.

"Умница", - подумал я, а вслух спросил:

- Все это хорошо, но где взять деньги?

- Нужно взять в долю кого-нибудь из высоких людей, о которых все время говорит Нырко. Разумеется, вопрос так важен, что Нырко, как посредник там совсем не нужен. Они на первых порах, имея свой интерес, позаботятся, чтобы водка шла без предоплаты. Хотя бы два - три дня отсрочки, этого за уши хватит. То же самое нужно провернуть на всех остальных заводах, где мы имеем влияние. В этом случае весь бизнес приобретет совсем иной статус и выйдет на более высокий уровень.

- Мы подумаем об этом, - сказал я. - Хотя сразу чувствуется, что в этом деле есть масса нюансов.

По кислому выражению лица Аркаши было видно, что он обескуражен тем, что я без должного энтузиазма воспринял его идею. Странный он парень, что же он думал, я буду прыгать до потолка и целовать его в засос? Все, дорогой друг, слово вырвалось, прощай эврика, право первой брачной ночи принадлежит начальству, то есть - мне. Суровая правда жизни, подчиненные думают, а лавры пожинает руководство.

- Что-нибудь еще? - спросил я.

- Вчера, после того, как вы ушли, Вероника приняла телефонограмму. В понедельник в девять часов утра вас ждут в торговом отделе в администрации района.

- Вызывают?

- Наверное, начальница с вами познакомиться хочет.

На понедельник в перекидном календаре у меня был записан кредитный отдел и рябина. В банк пойду после администрации, а на счет рябины надо крепко подумать.

- Отпишите десять бутылок водки на поминки Игорю, - сказал я, давая понять, что разговор окончен. - Вы сами-то пойдете?

- А нас никто не звал.

- На поминки не приглашают. Каждый сам приходит.

- Мы его и тут помянуть можем, - сказал Аркадий уже из торгового зала.

"Тоже верно", - подумал я.

На складе я велел грузчикам завернуть каждую бутылку в газету, чтобы не гремели, положил в два полиэтиленовых пакета по пять штук и спрятал за сидение пассажира.

Аркадий попросил меня подкинуть до рынка. По пути мы болтали о погоде.

В киоске на рынке почему-то вместо Кати работал ночной сторож Ванька. Он был не один, в группу поддержки входили продвинутая девица с короткой стрижкой на немыслимых платформах и тощий длинноволосый шкет, которого я уже где-то видел. Девица и стиляга пили пиво, курили и сорили рыбьей чешуей. Когда мы с Ванькой вышли на улицу, чтобы занести товар, я его спросил, о том, что он здесь делает днем, и где Катя.

- Мы сидели в общаге и пили пиво, - обиженно сказал Ванька. - Тут с вахты приходит посыльный, типа меня кто-то внизу спрашивает. Я в полных непонятках спускаюсь, а там Светка.

- Какая Светка? - спросил я, сунул Ваньке в руку коробку и подтолкнул в сторону киоска. Ванек понес коробку, но при этом перестал говорить. Видимо, работать и разговаривать одновременно его организм приучен не был. Когда мы закончили перетаскивать товар, в его мозгу что-то включилось, и он продолжил:

- Ну, твоя Светка, вернее, которая была твоя.

- Ясно. Вообще-то она у нас больше не работает. Ну и...

- Ну и говорит, типа, давай, подмени Катьку на пару часов, дескать, им надо в больницу к Сергею сходить, мол, он с моста упал, как Ельцин.

- А Светка-то откуда узнала?

- Да не знаю я. Вроде ей Валька из углового киоска позвонила, потому что Светка заставила меня сбегать за Артемом, чтобы и Вальку подменить. А Артем, он со старшего курса, совсем в другом крыле живет. Мне в лом идти, но я сходил, такое дело.... Жаль Сергея. Я говорю, типа мои соболезнования передайте тоже. А мне все равно, где пиво пить. Здесь даже лучше, никакой комендант не поймает.

- Мудак, - я стукнул его по затылку. - Соболезнования приносят, когда кто-то умер, а Серега, слава богу, живой. Ты давай тут оргию не устраивай, держи себя в руках.

Передвигаясь по городу, я почему-то все время думал про длинноволосого шкета, Ванькиного друга, мне почему-то казалось важным и крайне необходимым вспомнить, где я видел его тощую физиономию, но у меня ни чего не получалось, только голова разболелась от напряжения.

В двух других наших точках девчонок на месте тоже не было, вместо них сидели ночные сторожа. Я успешно разгрузился и поехал в больницу. Часы показывали без четверти четыре. Интересно, нет ли у Гали дурной привычки уходить с работы пораньше?

Когда я вошел в вестибюль приемного покоя, то сразу увидел своих дам. Они стояли кучкой около стены, вокруг Оли, с озабоченными лицами. Оля им что-то рассказывала, выводя правой рукой плавные силуэты, а левой опираясь на прилавок аптечного пункта. Так, Катя, Света, Валя, а это кто? Ба! Да это же Таня из киоска у мэрии, женщина в песках. Ее не узнать. В платьице, с прической, и очки не треснутые - очень даже ничего.

- Привет всей честной компании.

Они вразнобой поздоровались.

- Ну, как у нас дела? - спросил я у Ольги.

- Кое-как к нему пробилась. Минут пять поговорили. Теперь спит. Врачи говорят, что угрозы для жизни нет. А он жалуется на головные боли.

- Сотрясение, - сказала Света.

Они начали обсуждать сотрясения. Таня басом рассказала о том, как ее дядя не до конца вылечил сотрясение, и его парализовало на правую сторону. Катя рассказала про соседа, который в молодости занимался боксом, потом мучился головными болями, не лечился, курил и умер от инсульта. Запугав, таким образом, себя до последней стадии, они, наконец, опомнились и дружно начали припоминать случаи, когда такая травма при правильном лечении не давала никаких последствий.

Из вежливости я слушал их болтовню, а сам все время посматривал на единственный выход, через который Галя могла спуститься из своего отделения на улицу. Конечно, она могла уйти и через слесарную мастерскую или приемный покой, но это - маловероятно. Только сейчас я задумался о том, что же я ей скажу. Что в таких случаях говорят? Банальности? Комплименты? Глупые шутки? И вообще, хорошо ли я ее рассмотрел? Может быть, я ошибся. Первое впечатление чаще всего бывает обманчиво. Она вполне может оказаться конченой идиоткой, у нее могут быть кривые ноги или зубы, в конце концов, вполне возможно, что ее запах будет противен моему обонянию. Я попытался вспомнить ее лицо и не смог. Так, светлый силуэт. "Наверное, было бы лучше, если бы она ушла пораньше", - малодушно решил я.

В это время в разговоре у девчонок повисла пауза, воспользовавшись ею, я отдал Оле белый халат и попрощался. Когда я сделал шаг, чтобы уйти, в дверях показалась Галя, а Света спросила:

- Ты меня подвезешь?

- Нет, - сказал я, не отрывая взгляд от Гали. Она была то, что надо. Я правильно сделал, что приехал. - Понимаешь...

Света посмотрела в ту же сторону, что и я, сказала:

- Понимаю.

Я догнал девушку уже на улице. Почему-то у меня сильно колотилось сердце, дрожали руки, и ноги стали ватными.

- Галя.

Она остановилась.

- Да, - даже через очки она немного щурилась.

- Я.... Это...

- А, - усмехнулась она. - А что же ты со своими приятелями не пьешь? Я в обед к вам спускалась, они уже готовые. В лоскут, - в ее голосе слышалось презрение. - Работнички...

- Они мне не совсем приятели, вернее, совсем не приятели. Мне нужно было попасть к другу в реанимацию, вот я и замаскировался под сантехника.

- А на самом деле ты электрик?

- На самом деле меня зовут Николай, и я просто хочу тебя подвести.

- Ты не шутишь? - обрадовалась она. - Вот было бы здорово! У меня уже ноги не ходят.

После такого поворота дела, я, наконец, осмелел и посмотрел ей в лицо. Лицо как лицо - слегка конопатое, чуть курносое, глаза светлые, очки без оправы. Ничего особенного.

Я взял из ее рук пакет, он был объемный, но легкий. Видимо, в нем лежали тряпки и сменная обувь.

- Что с твоим другом? - с участием спросила она.

- Неудачно упал, - я не стал вдаваться в подробности.

На стоянке я указал на стоящие в ряд машины и предложил ей угадать, которая моя. Она встала около "мерседеса".

- Ты почти не ошиблась, - сказал я. - Моя машина рядом.

- Ну что ж, - она с готовностью опустилась в распахнутую дверь. Было ясно, что она не привыкла к машинам. Она села не с той ноги, неловко поправила юбку, но, все-таки испачкала ее о порог.

- Ты работаешь почтальоном? - спросила она, когда мы тронулись.

- Почти, - сказал я. - А как ты догадалась?

- Наш сосед ездил на таком "москвиче". Он работал на почте, развозил газеты.

- А ты медсестра?

- Я дежурантка. Учусь в мединституте, устроилась на подработку. Дежурю два раза в неделю с четырех до восьми утра, потом дома привожу себя в порядок и иду на лекции, если они есть, и если они не в этой больнице. А сегодня сменщица не вышла, да еще постовая на больничном, работать некому. Заведующая попросила остаться. Пришлось две смены отработать, - она вздохнула. - Иду и думаю, как же мне до дома добраться. Ноги едва переставляю. А тут, откуда не возьмись - ты.

- Выходит, что если бы не твоя сменщица, которая неизвестно где загуляла, да не больная постовая, то мы бы с тобой не встретились?

- Может быть, и встретились, - она весело посмотрела на меня. - Но не сегодня, и не здесь.

Она жила в самом центре, недалеко от "дома пионеров". Мы ехали всего десять минут, говорили неизвестно о чем и, естественно, ничего друг о друге не узнали.

- Давай завтра сходим куда-нибудь, - предложил я, когда мы остановились около ее дома.

- Ты приглашаешь меня на свидание?

- Да.

- Вряд ли.

- Почему?

- Ну, - она задумалась. - Мы ведь практически не знакомы. И потом, у меня учеба, несколько хвостов. Иногда хочется просто лечь и отдохнуть.

- То, что ты сейчас сказала - это просто отговорка.

- Ты умный. Все прекрасно понимаешь. Значит, я просто не хочу.

- Не забывай, я спас твои ноги.

- Нет, - она посмотрела на меня. - Хотя.... Завтра меня пригласили в гости. Я думала отказаться.... Там будет один неприятный тип. Если ты пойдешь со мной, то он ко мне не подойдет.

- Кем я буду?

- Знакомым.

- А это удобно?

- Нормально, - она опять внимательно посмотрела на меня. - Боишься?

- Во сколько?

- Хотя бы в шесть.

- Буду здесь без пяти.

- Спасибо что подвез. Пока, - она ушла, оставив в салоне запах больницы.

Я поехал домой, чтобы подкрепиться. После еды мне захотелось сделать что-нибудь полезное. Такое бывает редко, поэтому, чтобы не упустить момент, я принялся мыть окна. По-моему, я не мыл их с прошлой весны.

Заходящее солнце играло с потеками на стекле. Они становились похожими на кровь.

Позвонила Рита:

- Как дела? Чем занимаешься?

- Мою окна.

- Фу, проза. Помочь?

- Спасибо, я уже заканчиваю, - в принципе от секса я бы, конечно, не отказался, но я все еще думал про Галю, мысли были светлыми и высокими и расставаться с ними не хотелось.

- Что, тогда пока? - не стала навязываться она.

- Пока.

После окон я вытер пыль, пропылесосил ковры и вымыл полы. Все сверкало и искрилось. "К чему это ты готовишься?" - напрямую спросил я себя и сам себе ответил: "Даже не думай! Завтра она к тебе все равно не пойдет".

Я поехал на стоянку, когда стемнело. На улицах было необычайно людно. Прохожие шли парами или небольшими группами, как мне показалось в одном направлении, в сторону набережной. Они шли не спеша, прогуливаясь, хотя, похоже, у всех была одна цель. Такие толпы собираются перед или после концерта, но поблизости не было ни одной концертной площадки.

Я не стал ломать себе голову над необычным явлением, у меня было много иных насущных тем для размышления, в частности неплохо было бы проанализировать сложившееся положение, разложить события по полочкам и разобраться в ситуации. Все мои действия казались мне спонтанными и хаотичными, надо сосредоточиться, но мне никак не удавалось, меня постоянно закидывало куда-то в сторону. Вот и сейчас я опять зачем-то думал о навязчивом шкете из киоска, силился вспомнить, где я его видел, но не мог. Мне казалось, что если я еще чуток поднапрягусь, то меня осенит. В конце концов, я мысленно послал ни в чем не повинного парня ко всем чертям, и злорадно подумал, что, наверняка, он сейчас мучается самой тяжелой стадией кровавой икоты.

На стоянке все уже знали о том, что случилось с Серегой. Меня засыпали вопросами о состоянии его здоровья. Естественно, в будке у охранников пили, само собой, кроме сторожей там было много посторонних людей, которых я видел впервые. Но все они знали Серегу и живо интересовались его самочувствием. Вся эта братия слегка меня недолюбливала, я для них был не свойский человек.

В сквере, на полпути к остановке, в самом темном месте, куда не проникал свет фонарей, я услышал за спиной отдаленный топот. Сквозь кусты мелькнул темный силуэт. Человек бежал в мою сторону. Он бежал очень быстро. Он бежал за мной.

Не разбирая дороги, сквозь колючий кустарник, отмахиваясь от хлещущих по щекам веток, спотыкаясь о пеньки, я кинулся на шум машин и голоса людей. Я не оглядывался, но точно знал, что он не отстает, что он где-то рядом, я чувствовал его горячее дыхание. Я уже давно не бегал, а так быстро я не бегал никогда. Прошла всего лишь пара секунд, а я уже выскочил на угол магазина и влетел на остановку.

Смешавшись с толпой и слегка успокоившись, я стал ждать, не покажется ли мой преследователь. Я так напряженно вглядывался в то место среди деревьев, откуда выскочил сам, что чуть не проворонил его. В отличие от меня он бежал по дороге. Он бежал трусцой, может, чуть побыстрее. Не останавливаясь, он миновал остановку. Он смотрел под ноги и перепрыгивал через лужи.

Это был спортсмен.

8.

- Христос воскресе, - заплетающимся языком промямлил дядя Миша и попытался меня поцеловать.

- Воистину воскресе, - ответил я, но успел ткнуть кулаком в грудь, чтобы удержать на расстоянии руки и избежать небритых лобзаний. - Ты что это с утра готовый?

- Дак ведь пасха, же. Разговляюсь.

- Я что-то не заметил, чтобы ты, дядя Миша, постился.

Дело происходило в девять часов утра в воскресенье, около нашего подъезда. У меня была куча забот. Я шел на стоянку, чтобы взять "москвич" и до поминок успеть развести по точкам пиво.

- Тем более что ты, вроде как коммунист, - добавил я.

- Я, конечно, коммунист. Но коммунисты не против бога. Мы теперь другие, - он оставил попытки приблизиться ко мне на расстояние вытянутых губ и решил поговорить. - Летом на выборах вашему Ельцину полный пиздец. Скоро мы придем к власти.

- А зачем тебе власть, дядя Миша?

Он задумался. Воспользовавшись замешательством, я сумел пробиться в проход между ним и скамейкой и покинул поле идеологической битвы, не дав разгореться конфликту.

Мне стало понятно, что вчера вечером люди шли в сторону церкви, чтобы посмотреть крестный ход и помолиться. Я подумал, что мне тоже не помешало бы сходить в храм и поставить свечки за здравие, свое: матери и Сереги с его семьей, а также за упокой души Игорька. Интересно, можно ли молиться за процветание бизнеса?

Пиво мне пришлось поискать. Наконец, на оптовой базе я наткнулся на дешевый "Хольстен", попутно купил "Баварию", "Белого медведя" и десятиградусный "Амстердам". Продавец уговорил меня купить питерскую "Балтику" шести номеров, утверждая, что хоть это и наше пиво, но изготавливается на импортной линии и ни чем не хуже "Гессера", но значительно дешевле. Он сказал, что те, кто его покупал, продолжают брать и заказывают в еще больших количествах. От местной мочи я отказался, а татарский "красный восход" в необычных приземистых бутылках с длинным горлом, брать пока поостерегся потому, что и я и продавец видели его впервые и вкуса не знали.

К одиннадцати я уже объехал все точки и в принципе остался доволен ассортиментом. На строительстве павильона, куда я заглянул по пути, работы не велись. Внутри на грязной раскладушке около обогревателя сидел, прижав к уху маленький приемник, старый армянин, которого я раньше не видел. На все уговоры открыть входную дверь он отвечал энергичным поворотом головы.

Я вспомнил, что через две недели нам придется выложить кругленькую сумму за эту точку или распроститься с павильоном, и мне стало грустно. Серега уже выбыл из борьбы, а мне одному не справиться. Вся надежда на Спарыкина. И еще мы должны армянам.

Я позвонил Ольге. Ее не оказалось дома. Какая-то женщина сказала, что она уехала в больницу. Я тоже решил проведать своего товарища. Купил сок и йогурты и отправился в реанимацию. Видимо Оля, или ее родня уже подмазали кого надо, на этот раз меня впустили но заставили надеть белый халат, полиэтиленовые мешки поверх ботинок и снять куртку. Ольга была там. С Серегой все было в порядке. Он спал. Я договорился с Олей, что завтра утром заеду к ней за ключом от гаража, в который Сергей выгрузил воду, мы немного поболтали о пустяках, и я поехал на стоянку.

Я поменял машины, предварительно достав из-за пассажирского сиденья "москвича" завернутую в газеты водку. Я сложил бутылки в парашютную сумку, которая всегда валялась в багажнике "восьмерки" на всякий случай. Потом заехал домой и переоделся. Помня о том, что Спарыкин назначил мне встречу до или после поминок, я отправился пораньше, разговор предстоял долгий.

Я пришел не первый. Стол уже был накрыт. За столом сидели родители Игорька, рядом стояла Нелька, все трое плакали. Они так обрадовались моему приходу, что мне стало неловко. Мы по очереди обнялись, я отдал сумку с водкой Неле, она ушла, а я присел рядом со стариками. Я очень боялся этого момента, уйти сразу было бы неправильно, а разговаривать с ними у меня не было ни сил, ни слов. Мне казалось, что я не так сильно, как они переживаю эту потерю, я считал себя слишком черствым для глубоких соболезнований и боялся, что слова мои будут фальшивыми и все заметят эту неискренность.

Мои опасения были напрасными. Мы молчали, просто сидели, обнявшись и всхлипывали. Через минуту к нам подошли люди, они что-то стали говорить родителям Игоря, а я воспользовался моментом и отошел в поисках Нели.

Она на кухне курила в форточку. Я встал рядом и стал смотреть в окно. В доме напротив мужик в серой майке прямо с балкона хлопал пыльный половик. Этажом ниже на веревках сохли белоснежные простыни.

- Как дела? - спросила Неля.

- В вашей фирме все в порядке. Есть пара вопросов, но, это потом, когда придет подполковник.

- Он теперь полковник.

- О! То-то я его два дня найти не мог, видимо отмечал.

- Там вообще интересная ситуация, - оживилась Неля. - Мне его жена звонила, плакалась. Мало того, что он очередное звание получил, он еще и из семьи ушел. Встретил старую зазнобу, собрал вещи, сказал: "Прости, дорогая", и ушел. Два дня скрывался от всех, видимо, что-то типа медового месяца, потом вышел на связь, но где живет, не говорит.

- Что это он под старость лет?

- Ему сорок два.

- Серьезно?! - я поразился. - А я давал ему не меньше полтинника.

- Да, выглядит он неважно. Водка, курево, работа.

- Он еще молодой, - я помолчал. - А вообще-то следующий шаг - генерал.

- Вот, вот! Постарайся найти с ним общий язык, он - перспективный товарищ.

- Слушай, Нель, вы в январе - феврале никаких крупных покупок не делали?

- Насколько крупных?

- Ну, там, квартиру, может, гараж подземный, может, дачу? В пределах трехсот миллионов?

- Нет. А что?

- После нового года Игорь вытащил из оборота триста миллионов, записал, как долг, но не вернул. Аркадий считает, что он эту сумму превратил в дивиденды.

- Я ничего об этом не знаю. Спроси у Спарыкина, они все всегда решали вместе, я не особо вникала в денежные вопросы.

Я заметил, что Неля встревожилась. Когда она наполовину докурила вторую сигарету и выбросила окурок в форточку, мы вместе прошли в комнату. Меня посадили на угол, около коридора. За столом было всего два пустых стула, один из которых, естественно, предназначался Спарыкину.

- Подождем еще пять минут, - сказал Нелькин отец.

Через минуту тягостного молчания появился Спарыкин. Он вошел в незапертую входную дверь, исчез на секунду в ванной, потом сел за стол и сразу же взял слово. Он говорил четко и ясно, как на митинге. Надо отдать ему должное, он говорил красиво. Я бы так не смог. Все выпили. Я пригубил компот. Когда встал Игорешкин тесть, в дверь позвонили. Видимо, Спарыкин по привычке повернул за собой замок. Открывать пришлось мне.

Опоздавшим оказался Ефимов, увидев меня он впал в ступор и секунды две таращился на меня, не в силах вымолвить ни слова. Наверное, именно так выглядят люди, увидевшие привидение.

- Что с тобой? - спросил я.

- Сейчас пройдет, - он указал рукой на сердце. - Что-то прихватило.

- Понятно. Не знал, что ты сердечник.

- Иногда мотор пошаливает, - он быстро взял себя в руки.

Мы сели. Я съел все без остатка, выпил три стакана компота, особенно налегал на блины и мед. Слова я не брал. После еды никто уходить не торопился. Я вышел на балкон, мне было жарко. Следом за мной вышел Ефимов. Лицо у него было скорбное.

- Ну что, отошло? - спросил я.

- Все в порядке. А как у тебя дела?

- Ничего хорошего. Мало того, что неприятности в рознице, так еще и напарник в больницу угодил.

- Что с ним?

- Упал с моста, весь переломался.

- Пьяный что ли, был?

- Похоже на то, - я не стал вдаваться в подробности.

- Сильно?

- Чуть живой.

Виктор понимающе поцокал языком.

- Что-то я твоей машины не вижу, ты что, пешком? - спросил он.

- Вон она, под дубом.

- Где?

- Да вот же! Белая "восьмерка".

- У тебя вроде как "москвич"?

- "Москвич" - это наша с Серегой служебная тачка, а "восьмерка" - моя личная.

- Тогда все понятно.

- Что понятно?

- Это я так. Просто никогда не видел тебя на "восьмерке".

На балконе было сыро. Тапочки, которые мне дала Нелька, промокли. Я украдкой посмотрел на ноги Ефимова. Он был в ботинках. Я вспомнил, что он не снял обувь, он даже и не подумал ее снимать. Под рубашку проникла весенняя прохлада, стало зябко.

- Я очень тороплюсь. Как ты думаешь, - спросил Ефимов. - Если я уйду прямо сейчас, самый первый, это будет удобно?

- Вполне, - сказал я. - Вслед за тобой разойдутся остальные. Просто первым никто не решается, - добавил я и зашел в комнату, боясь простыть.

Ко мне подошел Пашка, он отвел меня в угол комнаты, усадил в кресло и по секрету, шепотом стал рассказывать, о том, что мама, бабушка и дедушка разрешили ему, наконец, купить собаку. Он никак не мог решить какую породу ему выбрать, добермана или пуделя. Потом он рассказал, как в комнату к дедуле залетела синица и обкакала его газеты. Потом он убежал, а я остался в кресле и стал ждать, пока Спарыкин закончит разговор с родителями Игоря. Спарыкин разговаривал из вежливости, он несколько раз бросал в мою сторону нетерпеливый взгляд и пожимал плечами. Наконец ему удалось вырваться от стариков, он пошел в сторону двери, кивнув мне головой, приглашая следовать за ним.

Спарыкин курил у подъезда, он кашлял и свистел при выдохе.

- Поздравляю, - сказал я при пожатии.

Спарыкин внимательно посмотрел на меня, пытаясь понять, нет ли в моих словах подвоха.

- Вы теперь полковник, - пояснил я.

- Спасибо, - нехотя поблагодарил он. - Выкладывай, что там у тебя.

- Я понемногу вникаю в суть дела, - осторожно начал я. - По ходу у меня возникло несколько вопросов.

- Ну.

- Во-первых, Игорь пользовался кредитами.

- Какими кредитами?

- Брал взаймы деньги в своем банке.

- Этого не может быть.

- Это - факт. Мало того, для него была открыта кредитная линия.

Полковник погрустнел. С него как-то сразу сошел весь понт.

- А ошибки быть не может? - с надеждой спросил он.

- Есть документы. Какая может быть ошибка?

- И сколько мы должны?

- Мы, то есть вы, нисколько не должны. Все кредиты погашены, проценты выплачены еще в прошлом году. Ничего страшного в этом нет, я, например, обеими руками - за.

- Это уже лучше, - облегченно вздохнул Спарыкин. - А я ведь ему полностью доверял.

- Видимо, он не смог вас переубедить, - ехидно сказал я. - Вы себя в зеркале видели? С вами тяжело спорить. Практически невозможно. Срочно нужны были деньги. Пошел и взял, вложил, прокрутил, отдал!

- А если бы пролетел?

- Он брал небольшие деньги - от ста до трехсот миллионов.

- Ни хрена себе небольшие!

- В пять раз меньше месячного оборота, и не более тридцати процентов товарного запаса на складе. Это вполне безопасно. Завтра у меня на руках будет вся кредитная история предприятия. Если хотите, я разложу ее для вас по полочкам.

Полковник достал еще одну сигарету.

- В принципе, я ведь - мент, а не коммерсант, - примирительно, уже оправдывая Игореху, сказал он. - Но, имей ввиду, ты - не Игорь, без моего разрешения ни-ни. Что еще?

- Вы получали в этом году дивиденды?

- Пока нет, но я очень надеюсь в ближайшее время выдернуть лимонов двести. Мне нужно купить квартиру.

- Это вряд ли. Игорь в январе уже изъял из оборота триста миллионов.

- Он без меня никогда ничего не вытаскивал.

- Это вы так думаете.

- Ты хочешь сказать, что он их украл?

- Нет, он записал в журнале, что берет в долг, на месяц, но так и не вернул. Аркаша решил, что вы поделили их на дивиденды.

- Ну и где же они? - раздраженно спросил полковник.

- Не знаю. У Игорька теперь не спросишь.

- Этого не может быть, - упрямо пробубнил Спарыкин.

- Да что вы заладили, - рассердился я. - Не может быть! Не может быть! Я ведь факты привожу, а не гадаю. Я думаю, что он на самом деле взял их в долг, но не для себя, а кому-то.

Полковник отмахнулся от меня как от назойливой мухи.

- Он же не дурак, он всегда советовался со мной, без меня ничего не делал. Кто же, как не я, будет вытаскивать его из дерьма, если его кинут? Какой ему смысл скрывать?

Смешной он все-таки парень, этот полковник. Я его как на ладошке разглядел, я его теперь насквозь видел. Как он растерялся! Естественно, тут не по его пошло. А когда не по его, думать надо, а думать тяжело. Тупарь!

- А если он их под проценты дал на пару месяцев, а с вами делиться не захотел, - сказал я. - Сейчас за нефиг делать под восемь, а то и под все десять процентов в месяц можно клиента найти, представляете, шестьдесят лимончиков за шестьдесят дней в кармашек лягут!

- Вот козел! - взревел полковник.

- Подождите вы его ругать, - попытался я его успокоить.

- А я не его, а тебя. Он же твой друг, а ты так легко, да еще с ехидцей, про него такие вещи говоришь. Наверное, по себе людей судишь.

Мне стало неловко.

- Я ничего не утверждаю, - стал оправдываться я. - Это просто один из вариантов.

- Вряд ли он был на такое способен, - сказал полковник. - Мне не хочется так думать.

"Мало ли, чего тебе не хочется, - подумал я. - Все возможно. Факты вещь упрямая", - а вслух сказал:

- Тогда есть другой вариант, он дал взаймы, не сказав вам, так как заранее знал, что вы будете против. Например, ему нравился человек, а вам нет.

- На себя намекаешь?

Я пропустил его реплику мимо ушей и спросил:

- Может быть такое?

- Пожалуй, да, - согласился полковник. - Сейчас, в принципе, гадать бессмысленно. Деньги пропали. Нужно искать. Ведь еще восемьдесят лимонов сперли из сейфа. Как мы с такими потерями выживем?

- Выживем, - уверенно сказал я. - Но чтобы развиваться, нам придется занимать.

- Я против, - сказал полковник, но в голосе его не чувствовалось непоколебимой уверенности.

- Давайте с вами потом об этом поговорим, - не стал спорить я. - Я попробую все четко и ясно обосновать. Не будьте столь категоричны тем более, вы сами недавно сказали, что вы не коммерсант, а - мент. Кстати, как продвигается расследование?

- Продвигается, - туманно ответил Спарыкин. - На всякий случай взяли Клима с бригадой. Сидят смирно, но никто не колется.

- Мне кажется, что эти триста миллионов вполне могут послужить поводом для убийства, - предположил я. - Человек взял деньги, отдать не смог, а, может быть, изначально не собирался и завалил Игорька, зная, что тот никому не сказал о деньгах.

- Я уже подумал об этом. Триста миллионов - очень хороший повод для убийства. Мы возьмем в разработку эту версию.

- У меня для вас есть еще одна, - сказал я.

- Валяй.

Из подъезда вышла бабушка с палочкой в шали, синем пальто и прорезиненных валенках. Она села на скамейку в метре от нас и нам пришлось выйти из-под козырька, ближе к березе, с которой на нас стали падать мелкие капельки влаги непонятного происхождения.

- Вы знали, что у Игоря была любовница? - осведомился я.

Спарыкин сделал удивленное лицо. За все время нашего знакомства я успел заметить, что его мимика чрезвычайно скупа. Он был или сердит, или непроницаем, сейчас впервые в выражении его лица появились какие-то человеческие оттенки. По всей видимости, он действительно удивился, причем настолько, что не смог совладать со своими эмоциями.

- Ты серьезно? - спросил он.

- Вполне, - я не понимал, что тут удивительного, вон у Сереги, например, их - сотни.

- Кто она?

- Я не знаю. Она позвонила Игорю на сотовый, назвалась Иволгой, я даже с ней встречался. Ей хотелось поговорить о его смерти поподробнее.

- Ну и при чем здесь ...?

- Она обмолвилась, что ее муж - большая шишка, то ли чиновник, то ли бандюган, и она подозревает, что он заказал Игоря, после того, как узнал об их связи. Правда, потом добавила, что это - маловероятно.

- Вероятно это или нет, мы решим сами. Где она живет?

- Я не знаю.

- Ты ведь ее отвез.

- Она ушла сама.

Полковник подозрительно посмотрел на меня.

- С какого номера она тебе звонила?

- Откуда мне знать?

- У тебя же на трубке есть определитель.

- Я не запомнил.

- Когда она тебе звонила?

- В пятницу утром два раза с небольшим перерывом, первый раз бросила трубку, решив, что неправильно набрала номер, и потом еще в обед.

- Как она выглядит?

- Да я больно-то не приглядывался. От двадцати пяти до тридцати, симпатичная, стройная, богато одетая, загорелая. Только что приехала с отдыха, по-видимому, из-за границы.

- Будем пробивать, - сказал полковник.

Мы надолго замолчали. Полковник достал еще одну сигарету.

- Честно говоря, ты меня огорошил, - миролюбиво сказал он. - Очень много неожиданной информации, есть над чем поразмыслить. Давай, пока.

- Алексей Лукьянович, - я чуть было не забыл о своих проблемах. - У меня есть к вам личные дела.

- Выкладывай, - нехотя сказал он.

Я рассказал ему о том, как нас кинули с остановочным павильоном, о стрелке и о том, как Серега набил морду Симохе. Эпизод с дракой Спарыкин попросил повторить еще раз, во всех подробностях. Он доставил ему видимое удовольствие.

- Молодец, - похвалил он Сергея. - Так их и надо, козлов, мордой об асфальт. Не хрен их бояться.

- Так-то оно так, - возразил я. - Только Серега сейчас в больнице. Симохины дружки скинули его с моста, я боюсь, как бы они не сожгли наши точки.

- Что ты говоришь! Это на Симоху не похоже. Я ему сейчас позвоню.

- Вот так запросто?

- Легко. Ваш Симоха у меня вот где, - он поднес к моему носу увесистый кулак. - Он - никто, мелкая шестерка. Можешь считать, что с сегодняшнего дня я - ваша крыша.

- Раз вы наша крыша, то вам и карты в руки. Симоха не смог, так может быть, вы отобьете павильон у братьев Пивоваровых? Они ведь самые настоящие аферисты.

- Это вы - самые настоящие идиоты. А там люди работают, и кто у них за спиной неизвестно, - он подошел к урне и выбросил окурок. - Ты завтра утром принеси мне копии договоров и напечатай на бумаге по пунктам всю ситуацию. Кто такие, где сидят, на чем ездят, все что вспомнишь. Попробуем что-нибудь сделать.

- Мы весь разговор записали на диктофон. Кассету тоже принесу, только не утром. Есть дела по фирме.

- Тогда в час, около УБОПа, позвонишь, я выйду. А кто вас надоумил сделать запись?

- Сами.

- Молодцы.

Он секунду сомневался, потом все-таки пожал мне руку и ушел к машине, темно-синей тонированной "Премьере".

Наш разговор произвел на меня странное впечатление. Я стал относится к Спарыкину иначе. Не то чтобы он стал мне нравиться, нет. Он мне до сих пор не нравился, однозначно и без всяких сомнений, но уже не так категорически, как раньше. Что-то в нем появилось живое, какие-то оттенки, которые я принимал и понимал. Я думал о том, что он бросил семью, и не знал как к этому отнестись. Вроде бы ничего хорошего. Совсем не умно. Ведь можно же, как Серега.... А этот, поди, ж ты, одним махом все, что нажил, коту под хвост. Вот теперь квартиру покупать собрался.

У меня болела голова, как будто на мне была тесная шапка или металлический обруч, и немудрено, последние несколько дней я находился в постоянном напряжении, нервы стали совсем ни к черту. Я решил съездить к реке. Вода успокаивает.

Мне по душе старая часть города. Когда ходишь по серым камням, то кажется, что стоит внимательно присмотреться, и на мостовой, где-нибудь между брусчаткой можно найти монетку с царским профилем. А если кладешь руку на перила мраморных лестниц, то будто прикасаешься к вечности. Я вышел из машины и встал на берегу, лицом навстречу теплому ветру. Баржи еще не ходили, но метрах в двадцати от берега неслась моторка, прыгая по гребням и поднимая немыслимые волны, в ней сидели и что-то кричали два гордых и счастливых мужика. Мной охватила жажда странствий. Со мной так часто бывает. Иногда, приезжая на железнодорожный вокзал или в аэропорт в качестве встречающего или провожающего, я погружался в атмосферу дороги и ловил себя на мысли, что больше всего на свете мне хочется все бросить и уехать куда-нибудь в даль под стук колес и гудение локомотивов. Эти порывы были тем более странными, ведь жизнь у меня была, в принципе, не скучная и разнообразия в ней вполне хватало. Даже лишнего.

До шести оставалось совсем немного времени. Я стал думать о том, стоит ли мне идти к Гале. Я уже немного жалел, что согласился сопровождать ее на незнакомую вечеринку. Я опять забыл ее лицо. Странно, обычно зрительная память у меня хорошая, я, конечно, могу попутать цвета, но, чтоб вот так, во второй раз не смог представить себе лицо человека, с которым виделся совсем недавно на трезвую голову, такого еще не было. Я стал размышлять на эту тему, и понял, что толком на нее и не смотрел. Так, пару раз обжегся об ее взгляд, скользнул по веснушкам, а все остальное время пялился под ноги или на дорогу. Это очень плохой признак. За свою жизнь я был влюблен раза четыре, может - пять, и каждый раз со мной происходила одна и та же история, меня кидало в жар, если мне приходилось смотреть в лицо предмету своего поклонения. Вот такой вот у меня комплекс.

И еще мне не нравилось, что она хочет использовать меня в качестве ширмы, или, еще хуже, вызвать с моей помощью ревность у некоего субъекта. Это конечно, страшная глупость, сплошное детство и характеризует ее не с лучшей стороны, но с другого конца, может быть это просто повод, чтобы согласиться, мол, я иду с тобой не потому, что ты мне нравишься, и не потому, что мне не с кем идти, наоборот, поклонников хоть пруд пруди и от одного из таких назойливых ты и поможешь мне избавиться. Типа, чтоб я не обольщался и она не такая. А еще женщины любят показывать своих ухажеров подружкам. И вообще, нет ничего странного в том, что она потащила меня в гости, в конце концов, она ведь не знает, кто я такой, может какой псих или маньяк, а на своей территории с друзьями безопаснее. Размышляя таким образом, я совсем запутался и, в конце концов, решил, что вряд ли она в состоянии выстроить такую сложную схему. Скорее всего, она просто брякнула, как дятел об дерево, первое, что ей в голову ветром надуло, и забыла уже давным-давно, а я тут мозги надрываю. Бабы - они такие.

Я заехал домой, постоял под душем, и, пока сохли волосы, выбирал одежду. Вначале я решил надеть костюм, и уже было достал его, но потом подумал, что наверняка намечается студенческая вечеринка, я и так старше их лет на восемь - десять, а в костюме разрыв еще более увеличится. Чтобы удачно раствориться в их среде, нужно надеть что-нибудь более демократичное и молодежное. В конце концов, я остановился на джинсах и сером джемпере, джинсы, правда, были грязные, пришлось их долго чистить.

Чтобы не идти с пустыми руками, я купил коробку конфет и бутылку шампанского. Без десяти шесть я был около Галиного подъезда. Двадцать минут я слушал музыку, но она не появилась. Еще через десять минут мне надоело сидеть, и я решил протереть фары и номерные знаки. Вот-вот стемнеет и лучше это сделать сейчас, чем оставлять на обратный путь и возиться в сумерках. Может мне придется кого-то подвезти, ни к чему суетиться при людях.

Когда я закончил, в дверях появилась Галя. На ней был серый кожаный плащ, а в руках она держала большой пакет. Мы поздоровались, я положил пакет на заднее сидение и галантно помог ей сесть в машину.

- А я смотрю в окно и жду "москвич", - сказала она, когда я завел двигатель. - Потом тебя увидела. Ты бы хоть предупредил. Сколько у тебя машин?

- Та служебная, а эта - личная.

Она промолчала, версия про почтальона ее больше не устраивала, а полюбопытствовать, кто же я есть на самом деле, ей мешала гордость. Я не стал ей помогать. Мы мило болтали. Оказывается, мы едем к подруге по имени Жанна, у нее день рождения. Живет подруга недалеко, пару кварталов. Гостей будет немного, человек десять, она хорошо знает только троих, так что мы будем почти в одинаковом положении. Я чувствовал, что она внимательно разглядывает меня, а сам все не решался повернуть голову. Наконец на светофоре я решился и впился в нее глазами. Она отвела взгляд, а меня бросило в жар. Нельзя сказать, что я смог что-нибудь толком разглядеть, но это и не важно, для меня главное было продержаться несколько секунд, потом будет легче.

Зазвонил сотовый. В последнее время он не часто давал о себе знать, я особо никому не нужен, а все, кто мог искать Игоря, уже знали о его смерти. Галя вздрогнула, честно говоря, я и сам слегка дернулся.

Это был конопатый менеджер из "Урожая". Он сказал, что переговорил с директором, и тот дал добро на два процента наценки при доставке. При этом парень особо напирал на то, что это именно он убедил директора скинуть цену, хотя я был на все сто процентов уверен, что основную роль здесь сыграло наше личное знакомство. Я поблагодарил парня за звонок и положил трубку в карман. Если наличие у меня сотового и произвело впечатление на Галю, то она никак это не показала, правда любопытство все-таки взяло верх, и она спросила:

- Где ты в итоге работаешь?

- Мелкий предприниматель, - расплывчато ответил я. - А сотовый не мой, он временно у меня, для связи.

- И что же ты предпринимаешь? - не отступалась она.

- Торгую продуктами. У нас с компаньоном три ларька в городе.

Дом, в котором жила Жанна, был старой сталинской постройки с проходным двором и мемориальными досками по всему фасаду. Простые люди в таких домах не жили. На скрипучем лифте с двойными стеклянными дверями мы поднялись на четвертый этаж. Перед тем как позвонить, я положил шампанское и конфеты в Галин пакет, в котором, как выяснилось, лежал подарок. Дверь открыла хозяйка, девица лет двадцати пяти, брюнетка в красном платье с широкими бедрами и большой грудью. После бабских обнимашечек и поцелуйчиков Галя нас представила друг другу. Жанна с интересом пробежалась по мне взглядом. "Трахнуть ее - без проблем", - подумал я. Что подумала именинница, мне неведомо, но наверняка что-нибудь в том же роде. На счет студенческой вечеринки я очень сильно ошибся. Самая молодая в этой компании была Галя, возраст остальных гостей - от двадцати пяти до тридцати пяти лет.

Жанна провела нас в большой квадратный зал и представила гостям. Все вежливо поздоровались и тут же забыли о нашем существовании, лишь один бородатый тип посмотрел на меня с ненавистью.

- Этот, что ли, твой ухажер? - спросил я у Гали, кивнув в его сторону, когда мы сели.

- Угу. Зануда.

- Бывший любовник?

- Не хами, - обиделась она.

- Прости, - сказал я примирительным тоном. - Я его хорошо понимаю, кому же понравится, когда его отвергнет такая девушка, как ты.

Лесть подействовала. Она не стала продолжать ссору.

Я повнимательней присмотрелся к гостям. Мужчин и женщин было поровну, некоторые, судя по кольцам, были супругами. Нормальных мужиков не было одни ботаники, более или менее широкие плечи отличали Жанниного кавалера, но он был уже пьян. Да и Жанночка не больно жаловала его своим вниманием, она всеми силами старалась показать, что, несмотря на наличие рядом с ней мужчины, она - свободна. Уж не мне ли предназначались эти знаки?

Минут через десять, после начала банкета, я привык и стал способен спокойно смотреть на Галю, столько, сколько мне вздумается. "Ну и как она?" - спросил я себя и, не задумываясь, ответил: "Класс".

Стол был отменный, икорки было не чуть-чуть, как обычно, а вволю, водка и вино - настоящий импорт. Мое шампанское выставлять постеснялись. Из разговоров я понял, что Жанночкины родители не вылезают из-за границы. Папа - какой-то профессор, да и мама не лыком шита. Бородатый мужик программист или что-то в этом роде. Остальные почти все - медики. За столом я не потерялся, раза три удачно пошутил Серегиными шутками, все остальные мужики едва открывали рот, а если и открывали, то несли полную ахинею, не мудрено, что я скоро стал центром внимания, естественно у женщин. С Жанниным другом, которого звали Артур, мы быстро подружились. Он непрерывно пил и мне желал того же.

- Он за рулем, - защищала меня Галя.

- Поставите машину во дворе, - возражала Жанна. - У нас не воруют. Или останетесь с Галкой ночевать у меня, места всем хватит, - она сделала большие глаза, и глупо улыбнулась. Это была разведка боем. Ей очень хотелось узнать, какие у нас отношения. И я, и Галя дружно отказались, а бородатый придвинулся к нам поближе и весь обратился в слух. Галя не стала говорить, что мы едва знакомы, она ничем его не успокоила.

Когда наступил момент беспричинного смеха и полного разброда и шатания, мы как-то незаметно остались с Галей одни. Она раскраснелась и была слегка навеселе. Я спросил ее, что их связывает с Жанной. Оказалось, что совместная учеба в институте, хотя она не самая близкая ее подруга. Именно Жанна познакомила ее с Вовкой, бородатым типом, после этого они стали чаще видеться. А теперь, когда она дала Вовчику от ворот поворот, вроде и поводов-то для встреч больше нет, слишком разные люди, разве что день рождения. На вопрос о том, что ее не устраивало в бородатом, Галя ответила:

- Не то это все. Не могу объяснить. Давай не будем об этом.

Еще она рассказала, что ее старшая сестра замужем за крутым, живет в большом доме, в десяти километрах от города по московской трассе, но они с мужем, который Гале совсем не нравится, уехали вчера отдыхать в Турцию, а ей оставили ключ, чтобы она кормила собаку и поливала растения. Две недели ей придется ночевать в пригороде потому, что у мамы на собак аллергия, и сегодня ей просто необходимо уйти пораньше, ведь последний автобус в их поселок уходит в одиннадцать, разумеется, если я не буду так любезен и не отвезу ее, когда все кончится. Я сказал, что без проблем.

Подошла Жанна вместе с болезненно тощей девицей и увела Галю в неизвестном направлении, скорее всего - курить. Я решил посмотреть квартиру. Комнат было пять. Жанна не преувеличивала, если бы даже остались ночевать все гости, то места бы хватило. О такой квартире можно только мечтать - две спальни, столовая, зал и библиотека, или кабинет. В кабинете все стены были уставлены книгами, из мебели стояли только кожаный диван, стол с компьютером, стул и журнальный столик с тремя массивными пепельницами. Здесь курить разрешалось. В тумане табачного дыма сидели три мужика во главе с бородатым Вовчиком, но девушек не было. Я посмотрел на книги и уже собрался выйти, как до моих ушей долетели отрывки разговора, и я, заинтересовавшись, остался.

- Шикарная была тема, - с сожалением говорил бородатый. - Доплата за секретность, квартиры вне очереди, премии. Я - вообще пацан в то время, хату хапнул такую, что мои предки обалдели. Они за всю жизнь такую жилплощадь не заработали. Диссер защищал в секретном отделе, без открытой дискуссии, только среди своих. Все шары - мои. Лафа! Там три института было задействовано, мы - программисты, врачи и психологи. У нас все было автономное, своей разработки, мы даже операционные столы сами изобретали. Когда нашу группу расформировали, мы плакали. Сейчас два профессора из наших уже спились.

- А что за тема-то была? - спросил один из собеседников.

- Теперь уже можно, - подумав, сказал бородатый. - Теперь ни темы, ни группы, ни институтов. Мы лично отвечали за то, чтобы летчик - камикадзе направил самолет со взрывчаткой именно на тот объект, которому эта взрывчатка предназначалась.

- Как это? - спросил другой.

-Была такая идея, - надменно пояснил Вовчик. - Что приговоренных к смерти преступников не казнили, а обучали навыкам управления самолетами и воспитывали из них камикадзе по типу японских. Такой самолет мог только взлететь, он был устроен так, что приземлиться у него не хватало каких-то ресурсов. Наша задача заключалась в том, чтобы камикадзе упал на ту цель, которую ему указали.

- А какой смысл ему лететь куда-то в другое место, если он все равно погибнет? - спросил тот же парень.

- На самом деле мотиваций может быть масса, - ответил бородатый. Например, чтобы навредить таким образом стране. Просто упасть в воду или на землю или из чувства мести направить самолет на наш объект. Я в это не вникал, это работа психологов. Мы должны были запрограммировать его мозг.

- Как это? - не унимался слушатель.

- На самом деле, - продолжил ученый, довольный тем, что к его персоне проявлен такой не дюжий интерес. - Запрограммировать можно любое счетно-вычислительное устройство, а человеческий мозг как раз таковым и является.

- Что-то типа нейро-лингвистического программирования? - осведомился я.

- О, молодой человек - эрудит, - язвительно произнес Вовчик. - Но там программа передается при помощи слов, жестов и касаний, а в нашем случае слова взять неоткуда. Это скорее нейро-моторное программирование.

- А наушники? - спросил я.

- Наушники можно без проблем снять, - бородатый снисходительно посмотрел на меня.

- Тогда как? - спросил третий.

- Там много вариантов, это долго рассказывать. Например, при помощи загорающихся в кабине огней разных цветов в определенной последовательности.

- Разве это действует? - спросил самый любопытный.

- Да. Именно это и было нашим открытием.

- А если он дальтоник? - спросил я.

Вовчик расхохотался, а я опустил глаза и случайно посмотрел на его ноги. На пятке правого носка была дырка.

- Молодой человек, - обратился он ко мне с таким видом, будто был старше меня на целую вечность. - Я могу за час с небольшим написать имена и фамилии двух тысяч известных мне людей, но, поверьте мне, ни один из них не является дальтоником. Какова вероятность того, что сейчас откроется дверь и в эту квартиру войдет дальтоник, да еще и преступник? Она ничтожно мала. Мы такую возможность не рассматривали даже теоретически.

Я не стал возражать и спорить, наверное, он прав, но если бы менты смогли повесить на меня убийство Игорька, то я, несомненно, попал бы в то ничтожно малое число.

- А если его загипнотизировать перед вылетом? - спросил первый.

Я поспешил покинуть комнату и ответа бородатого уже не услышал. В зале намечались танцы. Девушки погасили верхний свет, включили ночник и спорили перед музыкальным центром, на какой мелодии остановиться. Артур дремал, из мужчин, кроме меня, был еще один чахлый очкарик, дамы же, наоборот, все в сборе. Когда поставили музыку, я пригласил Галю, а Жанна побежала за остальными парнями. Танцевать с Галей было очень волнительно, она не отстранялась, но и поцеловать не разрешала. Большую часть времени мы молчали. И ее и меня это устраивало.

За вечер я перетанцевал со всеми девушками. Когда дошла очередь до Жанны, я немного струхнул, уж слишком энергично она себя повела. Она так сильно прижималась, что я возбудился.

- Когда отвезешь Галку, - страстно прошептала она мне на ухо. возвращайся. До часу ночи я всех выгоню.

Я пробормотал что-то типа того, что мне завтра рано вставать.

- Я ведь знаю, что приедешь, - уверенно сказала она.

Мы уехали самые первые в двенадцать.

Галя показывала дорогу и рассказывала о своей сестре.

- Лучше расскажи о себе, - попросил я. - Я ведь о тебе ничего не знаю.

- Нет, ты - первый, - возразила она.

- Спрашивай.

- Ну, уж нет. Это некрасиво, чтобы девушка выпытывала у парня о его жизни.

- А сам я не знаю о чем говорить.

- Ты так понравился девчонкам, - сменила она тему.

- Жанне, что ли?

- Всем, и ей в том числе.

- Чем?

- Ты не похож на всех остальных.

- Хороший комплимент, - сказал я, а сам подумал, пригласит ли она меня к себе в дом. Лучше бы пригласила, а то я, пожалуй, поеду к Жанне, уж она-то девочка без комплексов.

Мы свернули с трассы, не доезжая КПМ. Дом действительно был рядом с городом, в самом престижном месте. Дорога была заасфальтирована до самых ворот. Забор сложен из красного кирпича, поверху пущена кованая решетка. Галя позволила мне проводить себя до ворот. Там я помог ей открыть тяжелую калитку и там же у калитки впервые поцеловал. Она ответила скромно и нежно. Я попытался войти внутрь, но она не пустила.

- Завтра увидимся? - спросил я.

- Пожалуй, - сказала она. - Ты очень выгодный ухажер, мне ведь целую неделю сюда ездить.

- Только поэтому?

- Нет, конечно. Это я шучу.

- Куда за тобой заехать?

- Лучше всего к институту. Только я не знаю, когда освобожусь. Если ты дашь мне номер своего мобильного, то я позвоню тебе перед последней парой.

Я вернулся к машине, вырвал из блокнота лист, написал номер и отдал ей.

- Может, я зайду?

- Нет, что ты, - она чмокнула меня в губы и захлопнула дверь.

Я отправился на стоянку, но, не доезжая квартал, неожиданно для себя свернул и поехал в сторону Жанниного дома. Остановившись метрах в двадцати от подъезда, я слушал музыку и ждал, когда стрелки покажут час. Я видел, как расходились гости, они вышли из подъезда двумя группами с перерывом в пять минут и отправились в сторону Проспекта Ленина, более оживленного, там можно без проблем поймать такси. Жанна не обманула, она выдворила абсолютно всех, даже невменяемого Артура, которого несли под руки Вовка и чахлый очкарик. Гости ушли, а я все не спешил подниматься. В конце концов, я дал по газам и поехал домой. Бог уберег меня от идиотского поступка.

Я не стал ставить машину на стоянку. Я вспомнил, что мне опять придется идти через безлюдный пустырь, подумал о том, что Спарыкин вполне мог сегодня не дозвониться до Симохи и со мной может произойти такой же несчастный случай, как с Серегой. Страх овладевший мной, который я пытался выдать самому себе за здоровое чувство самосохранения, нашептывал, что если я один раз в год оставлю машину у подъезда, то вероятность того, что ее угонят - очень невысока или ничтожно мала, если пользоваться словами бородатого. Я поставил восьмерку под фонарь, поднялся в квартиру, сходил в душ и лег спать. Через десять минут бесплодных попыток уснуть я включил видеомагнитофон и еще полчаса смотрел американский фильм о том, как один тщедушный клерк, у которого убили жену и ребенка, разрывает на куски целую банду отпетых уголовников численностью в сто человек. Наконец, ко мне подкралась дрема и я слегка забылся. В три часа зазвонил телефон. Я поднял трубку, несколько раз сказал алло, но в ответ молчали. Я психанул и высказал тому, кто находился на том конце провода все, что я о нем думаю. Я употребил все самые грязные ругательства, которые имелись в моем лексиконе, и так разошелся, что продолжал кричать еще минуту после того, как в трубке раздались короткие гудки. Выпустив таким образом пар, я спокойно уснул.

9.

Просыпаться ни свет - ни заря от дурных мыслей, с опоясывающей головной болью стало входить у меня в привычку. Было всего шесть утра, до звонка будильника оставалось еще полтора часа, а мне уже не спалось, с упоением мазохиста я лежал и перебирал в голове все свалившиеся на меня за последние дни проблемы. Иногда мне удавалось отвлечься и провалиться в дрему, но длинные щупальца неприятностей бередили сознание и не давали забыться. Непрерывной чередой проплывали перед моим затуманенным взором размытые силуэты братьев Пивоваровых, Симохи, армян, полковника Спарыкина и белая, могучая, разросшаяся до невероятных размеров, спина убийцы. Ровно в семь тридцать я скинул одеяло, укротил разбушевавшийся будильник, включил радио, посетил санузел и стал готовить себе завтрак. Понедельник был расписан по минутам: в девять утра - торговый отдел, затем - банк, потом офис. В час у меня была назначена встреча со Спарыкиным, после этого предстояло объехать розницу и еще раз посетить опт. А вечером - специальная программа, единственное светлое пятно - Галя.

Позавтракав, я позволил себе расслабиться и, не торопясь, выпил две чашки кофе подряд под печальную песню Стинга. Моя машина сегодня ночевала под окнами, мне не нужно было идти на стоянку, поэтому я вышел из дома на десять минут позже, чем следовало. Это была ошибка. "Восьмерка" никуда не могла поехать, все четыре колеса были проколоты. Кроме этого, у нее были разбиты фары, габаритные огни и стоп-сигналы. Я в ужасе остановился перед своим любимым детищем. Совершить такое с транспортным средством мог только первобытный дикарь или конченый подонок. Обойдя машину по периметру, я заметил, что вандал, или вандалы, пробороздили вдоль кузова с обеих сторон две безобразных царапины по всей длине от бампера до бампера, гвоздем или чем-то очень похожим, содрав краску и грунтовку до самого металла. При более внимательном осмотре я обнаружил, что все три дверных замка в полном порядке, из салона ничего не украдено и все стекла на месте. Целью хулиганов не было ограбление, о том, что ими двигало, у меня еще будет время подумать, а сейчас я уже опаздывал. Я бросил на время своего железного друга и стремительно кинулся на стоянку. Причинить боль моей машине - самый верный способ вывести меня из себя. Всю дорогу я страшно матерился, по всей видимости, вслух, прохожие в страхе шарахались от меня, прижимаясь к обочинам.

Если очень напрячь воображение и сравнить Иж-2715 1993-го года выпуска с птицей, то я летел с такой же ошеломляющей скоростью, с какой ястреб падает на тетерева. За три года мы выжали из нашего "москвича" все соки, вытянули все жилы, но он был еще кое на что способен. Подобно тетеревятнику, петляющему между деревьями, я обходил грузовики и уворачивался от пешеходов.

Я люблю свой город. В другое время я непременно обратил бы внимание на удивительную чистоту, которая воцарилась на его улицах этой весной после многих лет разрухи, может быть, я заметил бы, что по дорогам пустили новые автобусы, и порадовался за обновленные фасады, но я опаздывал, был слишком зол и испуган.

Начальницу торгового отдела администрации Заводского района, судя по табличке на двери, звали Надежда Павловна Непомнящая. Я приехал без пяти девять, а у дверей ее кабинета уже стояли три человека. Мои доводы о том, что мне было назначено, не нашли отклика в их сердцах, и ровно в девять, когда молодая девица с огромным пакетом в руках, первая в очереди, вошла в дверь, мне ничего не оставалось делать, как ворваться вслед за нею. Надежда Павловна оказалась мордастой бабой с огромным шиньоном на голове.

- Вы кто? - сурово спросила она.

- Моя фамилия - Чебоксаров.

- Ну и?..

- Вы меня вызывали. Я вместо Угланова.

- Подождите за дверью, - сказала она размалеванной девице. - У человека назначено. - Садитесь, - расплылась она в улыбке, когда девушка вышла. - Я попросила вас прийти, чтобы познакомиться и обсудить некоторые вопросы.

Я сел.

- Как вас величать? - осведомилась Надежда Павловна.

- Николай.

- Так вот, Коля.... Между прочим, я тебя вспомнила, мы о тебе разговаривали с Игорем. Ты ведь получал в нашем районе лицензию на торговлю спиртным?

- Да.

- Как там у тебя фирма называется? "Ракурс"?

- ТОО "Импульс".

- Пускай. А ты не удивился, что так легко эту лицензию получил?

- Честно говоря, мы с напарником тогда, год назад, очень удивились. Нас все предупреждали, что в вашем районе лицензию на водку получить очень трудно.

- Вот - вот. Твое заявление лежало на моем столе с отказом. Как это так, пришли какие-то никому неизвестные люди, ничего для района не сделали и без всяких знакомств хотят получить разрешение на водку. В это время зашел Игорь по какому-то делу, случайно увидел твою заявку и попросил меня дать разрешение. Ты ведь его одноклассник?

- Вместе в институте учились.

- Это, говорит, Чебоксаров - мой лучший друг. Я еще тогда подумала, что ладно уж, так и быть, тем более, что моя мама в Чебоксарах родилась. С тех пор у вас с лицензиями проблем и нет.

- Спасибо, - искренне сказал я.

Я посмотрел на Надежду Павловну, на ее мясистые губы и подумал, что этими самыми устами только что с того света Игорек передал мне большой привет. Все-таки как мало я его знал. Он сделал для меня, в сущности, очень важную вещь и промолчал. Никаких понтов, типа того, что, мол, бери и помни. Мне всегда казалось, что вся его забота обо мне, все его навязчивые советы - это всего лишь показуха. И вот теперь я стал сомневаться в этом. Его желание помочь советом я принимал за высокомерие, а дружеское похлопывание по плечу - за снисходительность. Скорее всего, все дело во мне. Интересно, почему он ничего мне не сказал? Это ведь вполне естественно, сообщить другу о том, что ты проявил о нем заботу. Я бы так и сделал. Только вот реагировали бы мы по-разному. Я наверняка ответил чем-нибудь язвительным, а вот Игорек, скорее всего, ограничился простой благодарностью.

- Коля, вы слышите, что я говорю? - вернула меня к действительности Надежда Павловна.

- Да. Просто вспомнил Игорька. Отвлекся. Извините.

- Понимаю. Хороший был парень. У нас тут в отделе кое-какие девчонки даже плакали. Тяжело, наверное, потерять такого друга. Впрочем, я рада, что место Игоря занял не Ефимов.

- А что такое с Ефимовым?

- Не нравится он мне. Скользкий, да и невезучий. Опять у него с финансами какие-то проблемы, жалуются на него, что рассчитывается плохо.

- Брехня, наверное. Я его недавно видел, судя по всему, у него все в порядке.

- Может и брехня, но мне кажется, что тот магазин, который они с Игорем начинали, провалился из-за Ефимова. Не советую тебе брать его в партнеры. Теперь к делу. У нас тут есть пара человек, на которых район имеет зуб. Эти люди должны вам за водку приличные деньги. Нам нужно их обанкротить. Это инициатива не моя, а главы администрации. Мы привлекаем не только тебя, а так же и мясокомбинат, и молзавод, и энергосети. Так что не думай, что ты один будешь разрушать чужое дело. Мы, в принципе, и без вас справимся, но для скорости хотелось бы, чтобы участвовали все кредиторы.

- Я в курсе. Одна женщина из магазина "Прибой" уже приходила ко мне, просила не подавать иск.

- Не "Прибой", а "Плес". Вот ее-то нам и нужно отстранить от торговли в первую очередь. Суть проста. Чем раньше мы ее обанкротим, тем меньше долгов достанется следующему арендатору. И еще - вот список предприятий, посмотри, что можно сделать.

- Хорошо, - сказал я. - Мне можно идти?

- Конечно. В любой момент заглядывай, и не забудь про день торговли. Лето не за горами, впрочем, до того времени мы еще не раз увидимся. Хотя, как сказать, в последнее время Игорь нас не часто баловал своим присутствием, чаще посылал Аркадия. Неплохой парень, мы нашли общий язык. И еще. Чуть не забыла. Вот этот человек придет к тебе, - она протянула мне еще одну бумажку. - Это мой хороший знакомый. Он открывает магазин, пока с финансами туговато, сам понимаешь, ремонт, холодильники, то да се. Помоги ему с отсрочкой, он честный человек.

Когда я вышел из кабинета, очередники с завистью посмотрели на меня. Заходить без очереди к начальнице торгового отдела считалось большой привилегией. А уж если тебя там о чем-то попросили, это вообще - радость, значит, на встречную просьбу не откажут. Это тебе не ларьки затаривать.

Около моего "москвича" стоял сержант вневедомственной охраны. В одном кителе, без фуражки, он наслаждался теплом, курил сигаретку и явно ждал меня.

- Мало того, что вы заехали под знак, так еще и умудрились поставить свою развалюху на место, где паркуется машина главы администрации, - сказал он, когда понял, что я являюсь хозяином "москвича".

- Вы ведь все равно не сможете меня наказать, вы не гаишник, - резонно заметил я.

- Я просто хотел посмотреть, кто это такой наглый и предупредить, чтобы больше так не делал.

- Спешил, - стал оправдываться я. - Больше так не буду.

Милиционер погрозил мне пальцем, и я помчался в сторону банка. В банке методом проб и ошибок я нашел в операционном отделе окошко, через которое обслуживалась наша организация, представился тощей остроносой девице без подбородка, показал ей пропуск и получил выписки.

- А что, - спросила девушка. - Лариса заболела?

- Нет, - ответил я. - С ней все в порядке. Просто я заехал в банк, чтобы познакомиться.

- А, - протянула девушка и пожала плечами.

В кредитном отделе, который находился на втором этаже, со мной вообще поначалу разговаривать не стали. Вокруг шел ремонт. Я ходил из одного кабинета в другой, пачкался в известке и тщетно пытался привлечь внимание кого-нибудь из служащих. Наконец я проник в кабинет к начальнице кредитного отдела и объяснил, кто я такой. Начальница два раза попросила меня повторить название фирмы, потом, что-то вспомнив, сказала, что мне нужно к Светлане Семеновне. Я возразил, что совсем запутался в их лабиринтах, тогда она взяла меня за рукав и, ловко миновав все опасности в виде ведер с водой, краскопультов и мешков с цементом, отвела через весь коридор к рыжей волоокой женщине, которая меньше минуты назад не захотела меня слушать.

- Это новый директор фирмы "Дисконт", - строго сказала она и исчезла.

- Очень приятно, - кисло улыбнулась Светлана Семеновна.

- Я пришел, чтобы обсудить с вами возможности нашего дальнейшего кредитования, - бодро начал я.

- А проблем тут нет, у вас хорошая кредитная история, - перебила она меня. - Мы как кредитовали вас, так и будем кредитовать.

- В связи с изменениями в составе учредителей и назначением нового директора, наверное, нужно предоставить какие-то документы? - проявил я свою осведомленность.

- Да, парочку, - согласилась она. - В пятницу мне звонил Аркадий и я продиктовала ему, что от него требуется. Он обещал привести все в среду. Мы договорились, что заранее подготовим решение кредитного комитета, чтобы в любой момент в срочном порядке вы могли взять нужную сумму, - она вопросительно посмотрела на меня.

Я почувствовал себя полным идиотом. Я не знал, что у Аркадия тоже есть пропуск в банк.

- Спасибо, - глупо сказал я, встал и ушел.

В банк можно было и не ездить, все уже решили без меня. Я воображал себя важной персоной, а на самом деле, не будь меня - ничего бы страшного не случилось. На первом этаже я задержался около пункта обмена валюты, узнал, что курс на сегодня составляет четыре тысячи девятьсот один рубль за доллар, потолкался в очереди и грустно повздыхал об изъятых у меня деньгах. Наверное, Серега прав, не стоило держать баксы в кубышке. За последний год курс подрос не намного, и ничто не предвещало его неожиданных колебаний. Оставь я деньги в деле, я бы наверняка заработал больше.

Пока я шел к машине, мне пришла на ум мысль о том, что мы часто заблуждаемся на счет самих себя и на счет окружающих. Мы хотим преподнести себя в приукрашенном виде, мы так стараемся и, в конце концов, сами начинаем верить в придуманный нами образ и часто совершаем поступки, свойственные не нам самим, а соответствующие тому ярлыку, который мы на себя навешали. Вот, например, у меня есть прекрасная кожаная куртка, но я почему-то решил, что в банк в куртке ходить не прилично. И еще, у меня есть плащ, но он порван на правой поле, под карманом. Дыру я давно зашил, но шов все равно заметен, он не бросается в глаза, но если присмотреться, то видно. Плащ тоже хороший, если в правой руке все время держать портфель. Вот я иду сейчас по центральной улице из банка, держу в правой руке портфель и полагаю, что прохожие принимают меня за солидного бизнесмена, у которого важная встреча. Наверняка никому нет до меня дела, скорее всего, никто и внимания на меня не обращает, но я тешу себя мыслью, что если кому-то придет в голову бросить на меня взгляд, то я произведу на человека самое благоприятное впечатление. Я и веду себя соответственно, я даже думаю по-другому, и в банк я поехал, чтобы примерить на себе образ директора. Нужно признаться, когда я увидел, что моя "восьмерка" не может ехать, больше всего я расстроился после того, как представил себе, насколько нелепо буду выглядеть в плаще и с кожаным портфелем на нашем стареньком "пирожке".

Итак, выход в свет не удался. Не по Сеньке шапка.

Было пасмурно, с цементных туч капало по одной капле в минуту, как конденсат с потолка общественной бани. Весенняя радость исчезла, будто ее и не было.

Я приехал в офис в половине одиннадцатого. Торговля шла полным ходом. Алла стучала на компьютере, Вероника диктовала по телефону какие-то цифры, читая их с листа, который освещала полуобнаженной грудью, Аркадий ерошил волосы, а Лариса смотрела в окно. При виде меня все нехотя встрепенулись и поздоровались. Я попросил Аркашу принести из его сейфа кассету, потом сел за стол Игоря, достал из портфеля документы по павильону и стал писать справку для Спарыкина. Я вкратце изложил всю историю с приобретением нами этого злосчастного долгостроя, описал приметы наших противников, адрес офиса, в котором проходили переговоры и марку джипа, на котором приехала их крыша. Я перечитал свое произведение, проверяя, не забыл ли чего. Моя жалоба была разбита на пункты, я загибал пальцы и шевелил губами, потом снял с документов ксерокопии, и только тогда вспомнил о своей изуродованной "восьмерке".

Чтобы возвратить к жизни машину, необходимо отогнать ее в сервис, а чтобы отогнать в сервис, нужно поменять колеса. Тут без помощника не обойтись. Я решил привлечь к этому делу Марселя. Алла сказала, что Марсель во дворе, но собирался уезжать на доставку, поэтому, чтобы застать его, нужно поторопиться. Она вскочила со стула и кинулась к двери, видимо желая во что бы то ни стало остановить Марселя, вид у нее был настолько решительный, что я не сомневался - при необходимости она готова кинуться под колеса автомобиля и притащить Марселя ко мне живым или мертвым. Я с трудом остановил ее и сказал, что спущусь сам.

Марсель выезжал со двора за рулем ГАЗели. В кузове мелодично позвякивали бутылки. Я успел махнуть рукой, он остановил машину, заглушил двигатель и вышел из кабины. Я объяснил ему свою проблему, пока он думал, я заметил, что из дверей бойлерной вышел Аркадий. Он смотрел на нас, курил, стряхивая пепел в урну, но подойти не решался.

- Сделаем так, - сказал Марсель. - Ты давай мне ключ от машины, - он не признавал субординации. - Домкрат где?

- В багажнике.

- У нас в гараже есть колодки. Я сниму колеса, поставлю машину на колодки, отвезу колеса в шиномонтаж. Пока буду на доставке, парни колеса отремонтируют. Заодно посмотрю, что у тебя там побито, по пути куплю запчасти на рынке, на обратной дороге повешу колеса, и, может быть, заменю битый пластик и лампы. Уже ездить будет можно. А на кузовной ремонт сам потом отвезешь, когда время будет.

- Я тебе заплачу, - сказал я.

- Это мы потом разберемся, - возразил он. - Ты мне сейчас денег дай на шиномонтаж и на детали.

- Возьми в кассе на мое имя, в долг, я завтра внесу.

Марсель убежал в гараж, а я подошел к Аркадию.

- Сегодня звонил Нырко, - сказал он. - Скоро назначат срок конкурса. Нам нужно срочно открывать еще одну фирму. Кроме того, не мешало бы съездить на Андреевский спиртзавод и восстановить связи. Наши люди там что-то замолчали после смерти Игоря Валентиновича. Как бы нам не потерять эту зону.

- Я знаю одну фирму, - сказал я, вспомнив парня, который оформлял мне карточку подписей. - Они откроют нам ТОО в течение недели. Я им позвоню. А на Андреевский спиртзавод придется ехать тебе, у меня времени нет.

- Я бы хотел войти в состав учредителей вновь открывающейся фирмы, нерешительно промямлил Аркадий.

- Каким процентом?

- Равным со всеми остальными.

- Я тебя понял, но не уверен, что нас туда примут.

- Мы вообще можем никому ничего не говорить. Откроем фирму на двоих, пусть работает на расширение, а когда там появится товарный запас, здесь все бросим и уйдем туда.

Я рассмеялся. Возможно, он меня проверяет, возможно, подставляет, а может быть на самом деле круглый дурак, если думает, что такое может сойти с рук.

- Нет.

- Почему?

- Нам бошки открутят. Да и не порядочно это, - объяснил я. - Ты еще молодой. Прояви себя здесь, настанет время, тебе сами предложат долю. Разве твоя должность в этой фирме тебя не устраивает?

- Я запросто могу быть тут директором, - с вызовом сказал он и густо покраснел.

- Я тоже так думаю, - сказал я и поднялся наверх.

Заиграл пейджер, это Оля интересовалась, почему я не заехал за ключами от гаража. У меня начались проблемы с памятью. Я совсем забыл о том, что мне нужно развести по точкам воду. Я перезвонил Ольге и сказал, что скоро буду. Аркадий принес мне лист бумаги, на котором в виде таблицы были указаны суммы кредитов, которые мы брали в банке, а так же даты, когда мы их получали и когда отдавали. Пока я изучал документ, на меня набросилась Алла, она что-то тараторила, но я не слушал. Мне пришла в голову одна мысль.

- Послушайте, - обратился я ко всем, когда в зале не осталось посетителей. - Каждый из вас имеет на плечах голову. Каждый из вас кем-то хочет быть.

- Я - космонавтом, - язвительно сказала Вероника.

- Если кто-то из вас считает, что способен на большее, напишите это на бумаге. Может, кто-то думает, что он находится не на своем месте. Подумайте, на каком участке вы можете принести большую пользу. Завтра передадите мне бумажки.

- А зачем это? - спросила Лариса.

- Есть у меня одна идея. Завтра узнаете.

Перед тем, как уйти, я пересказал Аркадию разговор с начальницей торгового отдела и передал список предприятий, на которые нам нужно надавить.

До встречи со Спарыкиным у меня оставалось два часа. Мне нужно было немного поработать на розницу. Работа привычная. Мотайся себе по городу, загрузил - выгрузил, и делов-то. Когда заняты только руки, мозги остаются предоставленными сами себе, в такие минуты думаешь о всяких пустяках, а чаще всего мечтаешь. Не сказать, чтобы мои мечты были какими-то особенными или возвышенными: свой магазинчик, свечной заводик - ничего особенного. Но все-таки приятно, мечты - есть мечты, это - как мороженое, или секс - не оторваться.

Сегодня мне не мечталось.

Я развез по точкам воду, уже без пятнадцати час подъехал к зданию УБОПа и позвонил Спарыкину.

- Подожди меня в сквере, - сказал он без приветствия. - Через пять минут спущусь.

В сквере под липами стояли скамейки. Их еще не успели отмыть от снежной грязи, но людям уже хотелось насладиться теплом и понежиться на солнышке, поэтому они стелили газеты или разорванные пополам полиэтиленовые пакеты, усаживались помечтать о лете. Я тоже присел на белую картонку, рядом с двумя пацанами. Ребята лет тринадцати разглядывали порнографический журнал. Когда я сел, они ничуть не стушевались, наоборот слегка придвинулись ко мне, как бы приглашая присоединиться. Минуты три я смотрел фотографии и слушал их комментарии.

- Завидую вам, пацаны, - искренне сказал я. - В ваши годы мне приходилось дрочить на журнал "Работница".

Этих слов ребята почему-то застеснялись, наглое выражение с их лиц исчезло, они обиделись и ушли.

Через три минуты появился Спарпыкин. Я встал. Он поздоровался со мной за руку и хотел было что-то сказать, как у него зазвонил сотовый. Около минуты он слушал то, что ему говорили в трубку, а потом начал орать:

- Звонок был через "ноль два"? ... Нет, ты не можешь! ... Отдай его заявление ОБЭПовцам. Пусть он сначала докажет, что купил этот щит, а если купил, то на какие деньги! ... Понял? ... Догони!

- Вот ты мне скажи, - обратился он ко мне в возмущении. - Кому нафиг нужен рекламный щит? Украли у коммерсанта рекламный щит, он звонит "ноль два", оттуда звонок переправляют в райотдел милиции, а там мой двоюродный брат дежурит. Я его недавно из района в город перетащил, поставил заместителем начальника. Он молодой еще, ни уха, ни рыла, но сообразил, что висяк на свою шею заработал, начальник по головке не погладит. Что делать в таких случаях не знает, сразу ко мне звонит. Заколебал. По любому пустяку. А тут последнему кретину понятно, что нужно на коммерсанта ОБЭПовцев насылать, они его прижмут, тот и напишет, что щит нашелся, ошибочка вышла. А как иначе? Иначе никак. Если звонок через "ноль два", тут замять не удастся, обязательно бумага должна быть. Или мы нашли, или сам нашелся, или - висяк.

Закончив тираду, он облизал губы, достал сигарету, прикурил и сказал:

- Давай, что принес.

Я достал бумаги и кассету от диктофона:

- Здесь запись стрелки и кроме моего вопроса, вся кредитная история предприятия за прошлый год. Пояснить?

- Разберусь, - остановил меня полковник. - Я уже кое-какие справки навел про твоих братьев, похоже, там фээсбэшники балуются, а это тебе - не менты, они догола раздевают, и еще по голой жопе пинка дают. Против них можно через прокуратуру попробовать действовать. Там у меня связи покруче ихнего будут. Попридержим мы их подставного директора в КПЗ подольше, он и запоет. Какой у нас запас времени?

- Полторы недели.

- За полторы недели решим. Что-то, конечно, заплатим, но уже значительно меньше.

- Вы с Симохой разговаривали? - спросил я и рассказал полковнику о том, как уделали сегодня утром мою машину.

- Это не Симоха, - уверенно сказал он. - Я с ним говорил. Он, конечно, какой-то план мести вынашивал, но ничего предпринять не успел, а теперь и не рыпнется.

- А кто тогда?

- Да мало ли идиотов! И друга твоего с моста никто не кидал, сам упал по пьяни.

- Хотелось бы верить.

- Я тут с утра поработал, - сменил тему полковник. - Вот посмотри сюда, - он достал два листа бумаги, на каждом из которых было несколько ксерокопий фотографий снятых с паспортов. - Никого не узнаешь?

На фотографиях были запечатлены молодые женщины, примерно одного возраста и одной комплекции. Номера и серии паспортов под фотографиями были предусмотрительно зачеркнуты. На втором листе я узнал Иволгу.

- Вот подружка Игоря, - указал я на нее.

Полковник изменился в лице.

- Это очень плохо, - сказал он поникшим голосом.

- Почему?

- Это жена моего шефа.

Я обалдел.

- Я же их сам и познакомил, придурок, - продолжил он.

- Кого?

- Шефа с женой и Игорешку с Нелькой. Когда они успели снюхаться?

Спарыкин прикурил вторую сигарету от первой.

- Самое интересное, что шеф меня сегодня вызвал и приказал, чтобы я через двадцать дней ехал в Чечню командиром группы. Он там одному полевому командиру крышу кроет, и если это шеф убрал Игоря, то я оттуда живым не вернусь.

Я пристально посмотрел в лицо Спарыкину, но испуга не увидел, скорее досаду.

- Какой же Игорь все-таки осел! - в сердцах воскликнул он. - Нашел, куда пипку свою пихать! С каждым днем я все больше в нем разочаровываюсь. Да и она не лучше - блядина! Вот так вот, один мудак под старость лет женится на бляди, другой ее выпихает, а из-за этого люди гибнут!

- Может, и не из-за этого, - возразил я. - Я думаю, что все-таки из-за денег.

- Ладно, если так. Чтобы выяснить этот вопрос, у меня есть двадцать дней, - он опять закашлялся. - Что-нибудь еще?

- Я все-таки очень беспокоюсь на счет моих баксов, - робко сказал я.

- Не боись, будешь хорошо себя вести, скоро получишь их обратно.

- А как скоро?

- Давай с нашими делами разберемся.... Да и нет их у меня. Они все еще в райотделе.

- А вы точно их вернете?

- Достал, - он выкинул окурок. - Ты это.... Забудь наш разговор, и про бабу эту забудь. Это в твоих интересах.

- Про какую бабу? - прикинулся я дурачком.

- Во-во. Давай, будь, - он развернулся на каблуках, как при команде "кругом" и отбыл в неизвестном направлении.

На пейджер пришло сообщение от Тиграна. Он просил денег. Как тут быть? Если рассчитаться с армянами, то не хватит денег для братьев Пивоваровых, а если не давать армянам, то строительство заморозится. Может, повесить этот вопрос на Спарыкина? Раз он наша крыша, пусть доказывает армянам, что все будет - тип-топ. Серега наверняка бы что-нибудь придумал. Ощущение краха приобретало новые оттенки. За последние десять дней столько плохих известий, сколько иногда за целый год не наберется.

И вот что интересно, чем больше времени проходит со дня смерти Игоря, тем лучше я о нем думаю, а Спарыкин, наоборот меняет свое мнение в худшую сторону. Я хотел поразмышлять на эту тему, но у меня опять сильно разболелась голова. Если прав бородатый, что в черепе спрятано обыкновенное вычислительное устройство, то в нем явно сели батарейки.

Мной овладела апатия. Я упал на скамейку и тупо смотрел на прохожих, на липы и голубей. В принципе, все эти неприятности временные. Когда- то все это кончится, или так, или эдак. А ведь тоска у меня не от этого, а от одиночества. Мать мне тут не опора, Серега мог бы его скрасить, так он - в больнице. Дурак я, дурак! Только сейчас я понял, что нужно мне было, пока Игореха был жив, приткнуться к нему носом и поскулить по-собачьи. Он бы мне помог. Да поздно все это.

Бабу мне надо. Все жду чего-то, ищу, а найти не могу, или не хочу, или боюсь. Искатель хренов.

Запиликал сотовый. Это была Галя.

- Через два часа у меня последняя лекция заканчивается, - сказала она. - И после этого я свободна. Две пары и лабораторное занятие отменили из-за болезни препода. Ты как?

Если бы она знала, как я обрадовался ее звонку!

- Запросто! - заорал я в трубку.

Мы договорились о встрече около второго корпуса.

- Если я опоздаю чуток, подожди, - попросил я. - У меня с машиной неполадки. Попробую наладить "восьмерку", если не успею, примчусь на "москвиче".

Я поехал к своему дому. Марсель уже успел поставить колеса на машину, но фары все еще были разбиты. При дневном свете повреждения выглядели еще ужаснее, и у меня опять испортилось настроение. Минут пятнадцать я ходил вокруг своей тачки, оценивая, во сколько выльется кузовной ремонт. На заднем сидении я заметил фары, лампочки и стекла. Видимо Марсель успел купить запасные части, но из-за нехватки времени перенес монтаж на более поздний час.

Я поднялся в квартиру, съел бутерброд с колбасой, взял запасной ключ от "восьмерки", переоделся в рабочую одежду и опять спустился на улицу. Поменять фары и поставить стекла - много ума не надо.

Когда приехал Марсель, я уже почти закончил, он был слегка этим обескуражен, видимо, хотел подзаработать, но не сказал ни слова. Когда мы завершили работу, до встречи с Галей оставалось полчаса. Я сел в машину переключать рычаги и нажимать педали, а Марсель проверял работу габаритных огней, стоп-сигналов, сигналов поворота, а так же ближний и дальний свет. Все работало. Я заплатил ему сто тысяч. На двух машинах мы доехали до стоянки, я припарковал "москвич", после чего Марсель подбросил меня до дома.

Я наспех принял душ, еще раз тщательно побрился, но на фен времени уже не осталось, пришлось ехать с мокрыми волосами. Я катастрофически опаздывал. По пути я решил, что мы пойдем с Галей в ресторан. Она, конечно, скажет, что не одета для такого случая, не готова, слишком устала и все такое. Поэтому нужен ресторан с кабинками. На кабинки она должна согласиться.

Я опять растворился в городской суете. Огромный мегаполис поглотил меня, принял в свое чрево и погнал по сосудам. Казалось бы, я - сам себе хозяин, куда хочу, туда и еду. Ан нет, не тут то было. Здесь - светофор, там - тупик, здесь - копают канаву, будьте добры, Коля Чебоксаров, извольте подчиняться правилам организма. Вы торопитесь? Вот вам - пробочка! Кому-то, может быть, и смрад, а мне нравится запах улиц. Город шумит мне вслед и подталкивает в спину, беги, шевелись, дыши и ничего не бойся. Спасибо, друг.

В который раз за сегодняшний день я ошибся. Галя была одета по торжественному. Шикарная прическа, неяркий, но стильный макияж, под распахнутым плащом богатое платье. Естественно, она ведь знала, что я приеду, значит, мы куда-нибудь пойдем. Весь день прошаталась по институту в этом наряде, а может быть, только что переоделась. Да, точно, только что переоделась, вон из пакета выглядывает джемпер. Какие хлопоты, и все ради меня. Приятно, черт возьми. Кабинки отпадают. Нужно что-то престижное и дорогое, а это - опять расходы.

- Кто это так изуродовал твой автомобиль? - спросила она, устроившись на сидении.

- Давай сегодня не будем об этом. Уговор только о хорошем. Куда едем? - спросил я наугад.

- В "Метро", - назвала она самый дорогой кабак.

- Заметано.

- Я ведь пошутила, - спохватилась она. - Там ведь так дорого.

- Это в первый и последний раз, - подхватил я. - Потом, когда мы поженимся, будем пить только дома и закусывать колбасой.

Она расхохоталась.

"Хватило бы вчерашней выручки", - подумал я и похлопал себя по карману.

Если не ходить в ресторан, то зачем тогда работать? Где, как не в ресторане, можно людей посмотреть, себя показать, ну не в театре же, ей богу! Лишь бы это не стало привычкой. Сигаретный дым, пузырьки шампанского и плюшевые скатерти, все это так затягивает. Я знаю столько людей, для которых кабак стал смыслом жизни. Причем они не алкаши, а просто тусовщики, убожество, одним словом.

В какой бы ресторан вы ни пришли, вы обязательно встретите там трех четырех подвыпивших братков в компании с малолетними зассыхами. Обязательно где-нибудь в уголке будет сидеть парочка надменных девиц, одна из которых еще куда ни шло, а вторая - непременно уродина. Официант, как правило, будет слегка туповат, и если вам чего-то очень захочется, то в меню вы этого не найдете.

"Метро" мало чем отличался от других заведений такого рода, разве что музыка потише, посуда подороже, да кухня побогаче. Мы очень мило посидели. Время пролетело незаметно, я даже не помнил, что ел. Столько друг другу наговорили, что за три часа стали близкими друзьями. Я зачем-то рассказал Гале историю со своим дальтонизмом.

- А разве так бывает, когда не видишь только один цвет? - удивилась она.

- Вообще-то не бывает. Я - уникум. Один доктор на мне даже диссертацию написал. До пятнадцати лет ездил ко мне из города. Потом куда-то пропал.

- А какого цвета море?

- Серого, с желтизной.

- А - небо?

- Тоже.

- Но ты ведь должен помнить синеву, там, у себя в голове.

- Помню, когда закрою глаза.

Счет мне принесли небольшой, по крайней мере, меньше, чем я ожидал, я с ним вполне справился. Еще в самом начале я заметил, что Галя заказывает самые дешевые блюда, и был благодарен ей за это. Когда мы вышли из ресторана, было еще светло.

- Отвези меня домой, - попросила Галя.

- Давай куда-нибудь сходим, - попробовал я сопротивляться. - Еще совсем мало времени.

- Я хочу домой.

- Ну, что ж, - согласился я. - Домой так домой. К сестре?

- Да.

Меня совсем не прельщала перспектива такого быстрого расставания, и еще мне очень хотелось ее поцеловать. Надо было сразу сделать это, после того, как мы сели в машину, но я упустил момент. Я слегка опешил от этого, "домой", а потом, когда мы выехали на дорогу, было уже поздно. Или ехать, или - целоваться.

Минут пять мы молчали, потом Галя сказала:

- Останови, пожалуйста, около какого-нибудь продуктового магазина, мне нужно кое-что купить.

Я остановил в центре у гастронома, она вышла, и быстро вернулась, держа в руке бутылку шампанского.

- Вот теперь можно ехать, - сказала она, загадочно улыбаясь.

Всю дорогу мы молчали, а когда подъехали к дому, она сказала:

- Пошли.

Мы вошли в дом. Она поставила шампанское на тумбу в коридоре, повернулась ко мне и поцеловала. А потом все было правильно и красиво. Не разжимая объятий, мы каким-то образом оказались в постели, частично разделись и исполнили самый красивый танец с наивысшими судейскими оценками.

Это было показательное выступление.

Мы как будто все отрепетировали и давным-давно знали друг друга.

Потом, когда мы пили шампанское, я приревновал Галю к прошлому. Неизвестно к чему и неизвестно - зачем. Мне захотелось узнать, сколько мужчин у нее было до меня.

- Ты часто влюблялась? - осведомился я, как будто это одно и тоже.

Она приподнялась на локтях и внимательно посмотрела на меня.

- Ты действительно хочешь знать?

- А почему бы и нет?

- Первый раз я влюбилась в девятом классе. Папа купил нам с сестрой путевку на юг. Она в то время уже оканчивала институт, и родители не боялись отправлять меня с ней. Мы жили в ста метрах от моря, в маленьком домике на две кровати, туалет на улице. Над моей кроватью висела картина, довольно неаккуратная, по-видимому, какого-то местного художника, мазилы и калымщика. На ней была нарисована ваза, в вазе - три розы, а на каждой из роз сидело по мухе. Ты слушаешь?

- Да.

- Я тогда так поразилась. Я думала: "Не может быть! Мухи на розы не садятся", и, представляешь себе, ошиблась. Сижу как-то возле столовой на скамейке у клумбы и вижу - на розах ползают огромные, противные зеленые мухи. Для меня это был страшный шок. "Как так? - думала я. - Такие прелестные цветы, и такие противные насекомые! В чем связь"? Я после этого стала к тому художнику относиться с уважением, и начала видеть в его картинах какой-то глубокий смысл. Тебе интересно?

- Очень.

- Так вот, я влюбилась в одного парня. Я сейчас не могу объяснить, чем он мне понравился, может быть, просто пришло время, а он оказался под рукой, но в то время я думала, что он самый лучший. Самое странное, что он отдыхал вместе с женой, но трудностей я не боялась и намечтала себе неизвестно чего. Они банально сидели за соседним столиком в столовой, и мы всегда здоровались. Его супруга, как я сейчас понимаю, была довольно симпатичной девицей, но мне тогда казалось, что она - воплощение пошлости и тупости. "Это несправедливо", - думала я. - "Она его не достойна. Стоит ему поближе познакомиться со мной, и у него откроются глаза". Я представляла это себе так: он смеется над ней, говорит, указывая на меня: "Вот она, моя настоящая любовь", обнимает, целует, а дальше - потемки. Дальше у меня фантазии не хватало. Смешно?

- Нет, почему же?

- Однажды его жена с утра уехала с другими женщинами на рынок за барахлом. Моя сестра, кстати, тоже. И мы с ним весь день провели вместе. Мы позавтракали вместе, поиграли в теннис, искупались, одним словом сблизились. Я, как дура, раскрыла ему душу. Рассказала все, все, все, даже про розы и мух. Ходила, как в тумане. Потом началась гроза, и мы сидели в беседке, но он меня так и не поцеловал. "Порядочный, - подумала я. Вначале он порвет с женой", и когда приехали наши дамы, спряталась около их домика, чтобы подслушать. Они сидели на веранде, он курил. Вначале жена рассказала ему про шмотки и цены, потом про то, кто, что купил, а после спросила: - "А чем ты занимался"? "Гулял с нашей соседкой. С девчонкой". "Ну и как она"? "Малость того. Рассказывала мне про каких-то мух". "Может, она - юный энтомолог"? "Может", - сказал он и заржал.

Я проревела всю ночь. И, что самое интересное, я его не осуждала, а наоборот, считала себя мухой, которая посягнула на розу. Потом, целый год страшно комплексовала, пока не встретила Толика. Но, это уже не интересно.

Мне нужно было что-то сказать.

Меня спас сотовый. Он запиликал где-то вдали, и я лихорадочно принялся разгребать наши шмотки беспорядочно разбросанные по полу.

Звонил Ефимов.

- Ты где? - почему-то с раздражением спросил он.

- В гостях.

- Мне нужно тебя срочно увидеть.

- Зачем?

- Я завтра уезжаю, и мне хотелось бы отдать тебе деньги за водку.

- Приедешь, отдашь, - мне не улыбалось ни с кем встречаться.

- Я уезжаю надолго.

- Давай, завтра утром, перед отъездом, - продолжал сопротивляться я. Сегодня невозможно. Я уже выпил, тут людей много. Ты скажи, во сколько и куда, я подъеду.

- Ты что, дома ночевать не будешь?

- Нет. Я за городом, в частном доме.

- Где?

- В десяти километрах, по Московской трассе.

- Так, давай, мы завтра к тебе подъедем, нам по пути.

- Лады, - обрадовался я, и рассказал им, как меня найти.

После того, как я закончил разговор, мы еще немного выпили шампанского, и я зачем-то сказал:

- А меня мать не любит.

- Почему?

- Отец бросил ее, когда она была беременная, и она не может мне этого простить.

- А при чем здесь ты?

- Я не знаю. Может быть, она думает, что отец испугался, когда узнал о том, что я должен родиться. И, если бы не я, то она смогла бы его со временем приручить. А может, думает, что я весь в него, и тоже ее брошу.

- Это плохо, - сказала Галя.

- А еще она ждет не дождется от меня внуков.

- Кстати о детях, - прошептала Галя, уткнувшись мне в плечо. - У меня сегодня опасные дни, - она помолчала. - Но ты не бойся, я тебя не потревожу, если что случится.

- А что ж ты меня не предупредила?

Она опять встала на локти и удивленно посмотрела на меня.

- Как же я могла? Все было так красиво. Если бы я начала что-то говорить, тогда бы все исчезло.

"Дура", - подумал я, но уснул почему-то счастливый.

10.

Вульгарные бегонии на подоконнике, тяжелые сирийские шторы. Я долго не мог понять, где нахожусь. Вчера в сумерках все выглядело несколько иначе. Где-то внизу на полу надрывался сотовый. Я пошарил рукой.

- Да.

- Между прочим, мы приехали и стоим у ворот, - сказал Ефимов.

Я не стал искать трусы. Натянул джинсы и накинул куртку на голое тело, в прихожей сунул ноги в калоши не по размеру. Пока я ковылял к воротам, успел подумать, что мне здесь нравится, вспомнил вчерашний вечер, и понял, что доволен.

Уже почти рассвело. От холода я покрылся гусиной кожей. Хотелось в туалет. За калиткой рядом с Ефимовым стоял незнакомый парень лет двадцати пяти, явно не интеллектуал, он вдобавок был еще и очень светлым, почти без бровей и ресниц, и хлопал веками, как рыба.

- Познакомься, - сказал Ефимов. - Мой двоюродный брат, Толик.

Я впустил их во двор, и мы пожали друг другу руки.

- Я перетащил его сюда из Тольятти, - продолжил Ефимов. - Тяжело без помощника.

Толик тупо смотрел на меня, и даже не пытался улыбнуться.

- Хороший дом, - с завистью сказал Виктор, окинув взглядом двор.

- У подруги сестра с мужем уехали отдыхать, - пояснил я. - И ровно на неделю все это наше. Хоть голым бегай, хоть ори, никто не услышит и не увидит, не то, что в многоэтажках.

- Вы дом, что ли охраняете? - неожиданно подал голос Толик.

- Считается, что мы кормим собаку, - улыбнулся я. - Но вчера, например, она легла спать голодной.

- И большая собака? - спросил Ефимов.

- Знаешь, я ее еще не видел, но, судя по рассказам - щенок.

- Это хорошо, - загадочно пробормотал Виктор. - Так значит, говоришь, целую неделю вы тут вдвоем кувыркаться будете?

- Исключительно вдвоем, - похвастал я.

- Вот деньги, - Виктор протянул мне пакет. - Можешь не считать, мы два раза пересчитывали.

- Куда вы уезжаете? - я взял пакет.

- Э... В Москву, - не сразу ответил Ефимов.

- За товаром, что ли?

-Угу.

- Счастливого пути!

- Пока.

Я закрыл за ними ворота, и подумал, что начальница торгового отдела не права. Ефимов - очень ответственный человек. Вот ему понадобилось срочно уехать, и он, чтобы не подвести поставщика, отдал деньги раньше срока.

Пока я справлял малую нужду на яблоньку, мне сквозь путаницу решеток на заборе было видно, что Ефимов с братом уехали не сразу. Они осматривали окрестности, размахивали руками, и, очевидно, ругались.

Галю я нашел изрядно поплутав. В шикарном махровом халате, она стояла босиком у плиты на огромной кухне, или гостиной, или столовой, не знаю, как это называется у богатых. Пахло щами.

- Знаешь, - сказала она. - Прошлой ночью, когда я ночевала здесь одна, мне было очень страшно. Как в детстве. Такой огромный дом. Я вздрагивала от каждого шороха и почти не спала.

- Чего же ты боялась?

- Не знаю, - она передернула плечами. - Вампиров, летучих мышей, седых женщин из детских страшилок. Помнишь: "Отдай свое сердце"!?

Я рассмеялся:

- Глупенькая, бояться нужно только людей. Неужели ты не знаешь этой истины? - я обнял ее. - Ты меня впустила в дом, чтобы я тебя охранял?

- Ага, а переспала - чтобы возил, - она надула губы.

Мы молча позавтракали. Я отвез Галю в институт.

- Во сколько за тобой заехать? - спросил я, когда она открыла дверь, чтобы выйти из машины.

- Я сегодня доберусь сама, - сказала Галя.

- Я ведь пошутил.

- Не в этом дело, просто одна моя однокурсница поедет в мою сторону. Нас подвезет ее парень. Мы уже договорились.

- Ты это только что придумала.

- Понимай, как хочешь.

- А можно я вечером приеду?

- Да, конечно, - просто сказала она.

По дороге в офис я думал об Иволге и ее грозном муже. Версия убийства на почве ревности казалась мне фантастичной. Высокий милицейский чин мог придумать тысячу и один способ отомстить обидчику, посадить, разорить, покалечить, но чтоб убивать.... Мне казалось это невероятным.

В конторе работа шла своим ходом. Я поздоровался с людьми, сдал ефимовские деньги Ларисе и сел за свой стол. На столе лежала стопка бумаг. На первой было написано всего два слова: вверху - Аркадий, чуть пониже директор. Ну что ж, от скромности он не умрет. Впрочем, ознакомившись с содержимым остальных листов, я понял, что каждый из работников присмотрел себе должность получше. Больше всех меня удивила Вероника, она тоже написала: директор, правда, видимо, подумав хорошенько, приписала в скобках: исполнительный. Алла хотела стать офис-менеджером, а Лариса главным бухгалтером. Катя написала, что ее все устраивает, а Марсель попросил новую машину. Грузчикам проявить свои амбиции не дали.

Подошла Лариса, протянула мне платежки для подписи и начала объяснять, что, куда и зачем. Я подписал, а от объяснений отмахнулся. Теперь это не имело смысла. Я принял решение.

- Слушай, Ларочка, - сказал я. - У нас там много людей в зале? Мы можем закрыться минут на двадцать? Я хочу провести небольшое собрание.

- Сейчас устроим, - она бесцеремонно взяла с моего стола чистый лист бумаги, маркер, написала: "Нет света. Технический перерыв" и выбежала в зал.

Когда исчез последний покупатель, я вышел к людям, присел на стол и откашлялся. Я забыл с чего начинать. Лариса хихикнула, а Алла истерично выкрикнула:

- Мы все уволены!

- Совсем нет, - возразил я. - Наоборот, сегодня я хочу встретиться с учредителями и сложить с себя обязанности директора. Я хочу сказать им, что мое участие в этом предприятии не нужно. Я скажу, что Игорь сумел создать фирму, которая может работать сама по себе. Я скажу, что, несмотря на финансовые потери, предприятие находится на плаву, и посоветую, кого и на какую должность назначить. Я думаю, что имею на это право потому, что знаю вас очень давно в качестве покупателя и вот уже пять дней - в качестве директора. Первая моя роль мне больше по душе и, надеюсь, что в дальнейшем вы будете проявлять ко мне, как к клиенту, особую нежность.

- Ну, и кому же, что уготовано? - спросила Катя.

- Я думаю, все вы согласитесь, что директором должен стать Аркадий.

Все согласно закивали.

- Аркадий не будет постоянно находиться в офисе в силу своих обязанностей, поэтому, я считаю, что нам нужна должность заместителя директора, и я предлагаю назначить им Веронику. Вероника лучше всех умеет вести переговоры, она лучше всех знает рынок.

Вероника заулыбалась.

- Естественно, - продолжил я. - На освободившуюся должность главного бухгалтера я порекомендую принять Ларису. Как она, Аркадий, справится?

- Без проблем.

- А на должность бухгалтера мы можем взять нового человека, хотя я предлагаю сделать по-другому. Пусть Алла учится выполнять эти обязанности. Конечно, вначале будет немного тяжеловато, но Аркадий и Лариса ей помогут. Так ведь? - Лариса и Аркадий дружно закивали. - И нужно отправлять ее учиться. Я думаю, что фирма сможет помочь с оплатой.

- Ура! - закричала Алла. - Я и так уже многое умею, - из глаз ее брызнули слезы. - Коленька, милый, ты - прелесть.

- В конце концов, - подытожил я, - нам останется, таким образом, принять на работу только кассира-операциониста, а это уж на ваше усмотрение.

- А где гарантия, что учредители на все твои предложения согласятся? с сомнением пожал плечами Аркадий, неожиданно перейдя на "ты".

- Не вижу причин для отказа, - возразил я.

Всеобщее возбуждение породило веселый гул. Каждый решил высказаться, но никто никого не слушал. Я удалился в свой закуток, чтобы позвонить Неле и полковнику, но мне не дали. Вначале вошел Аркадий. Он прикрыл за собой дверь и сказал:

- Не ожидал.

Я промолчал.

- У меня есть одна идея, - продолжил он. - Я тут закинул удочки и выяснил, что скоро с пивом произойдет такая же история, как с водкой. Очень многие пивные заводы принимают к себе западный капитал, устанавливают импортные линии, по типу "Балтики", и начнут производить качественный товар, но гораздо дешевле буржуйского. Только у нас в области три завода уже заключили контракты. Конечно, не так скоро, но наше пиво вытеснит привозное.

- С трудом верится, - скептически произнес я.

- Это точно, - заверил меня Аркадий. - Если правильно выбрать стратегию и уже сейчас налаживать связи с пивными директорами, то к моменту расцвета пивоваренной промышленности все карты будут у нас на руках.

- Как это?

- Да очень просто, половина продуктовиков области у нас околачивается, когда начнется водочный бум, мы навесим им в нагрузку пиво с наших заводов. Пусть без прибылей будем торговать, но пивникам поможем, и имя себе сделаем.

- А схема какая?

- Детали предоставь мне, - самодовольно растопырил пальцы Аркадий. Предлагаю быть моим компаньоном в этом деле.

- У меня есть напарник, - осторожно сообщил я.

- Серега, что ли? - обрадовался мой собеседник. - Годится. Его тоже возьмем. Он парень пробивной, то, что надо.

Я с сомнением пожал плечами. Не верилось мне в грандиозные проекты.

- Ты подумай, - сказал Аркадий. - Я предложил один раз, больше предлагать не буду.

- Спасибо, - я от всей души протянул ему руку. - Я, то есть мы, подумаем.

После Аркаши ко мне подошла Вероника. Она задела меня своей знаменитой грудью, не специально, из-за тесноты, совсем легко, вскользь, но так, что у меня все поплыло перед глазами. Она даже не поняла, что произошло и, ничуть не смутившись, нежно пропела:

- Как там дела у Сергея?

- Вроде бы все в норме. Собираюсь к нему сейчас заехать.

- Передай от меня привет, - сказала она и густо покраснела, так, что все сразу стало понятно.

"Боже", - подумал я. - "И здесь мой неугомонный друг успел протянуть свои шаловливые чресла", - а вслух сказал:

- Хорошо.

Потом заскочила Алла. Она ничего не сказала, а просто расцеловала меня всего, испачкав в губной помаде.

Наконец я остался один, позвонил Неле и попросил о встрече. Она грустно сказала, что целый день будет дома, и я могу приехать, когда захочу. Будет правильно вначале обсудить свое решение с ней, а потом уж разговаривать с полковником. Когда я уходил, все уже работали, были погружены в свои мысли, каждый помахал мне в след. Я больше не представлял для них особого интереса.

По дороге в больницу мне пришла в голову мысль, что все гораздо проще, чем мы думаем. Может быть, Игорька действительно завалили климовские, или пришлые, но по заказу Клима. Не простил ему Клим того, что он слил под ментов, вот и вся разгадка. А деньги из сейфа хапнули по пути, что уж мелочиться. С другой стороны, никак сюда не привязываются пропавшие триста миллионов. А может, они и не должны привязываться. Киданул Игорь своего мента, и лежат эти триста лимончиков, свернутые в трубочку в баксовом эквиваленте и дожидаются своего часа, может Нелька даже знает где, да дурой прикидывается. А не могла ли Нелька все подстроить, узнав про связь Игоря с Иволгой? Тьфу, нет! Чушь какая-то!

В реанимации охранник меня узнал, пропустил, но выдал в спину неразборчивую фразу, которая заканчивалась словами: "проходной двор". В палате я застал Ольгу, которая кормила Серегу из ложки. Серый выглядел значительно лучше. Он сидел, прислонившись к подушкам и, наверняка, мог жрать сам, но пользовался положением.

Я поздоровался. Серега кивнул головой и прошептал набитым ртом какую-то гадкую шутку про меня, чтобы смогла услышать только жена. Ольга влюбленно посмотрела на него, расхохоталась и пролила суп на одеяло.

- Между прочим, - сказал я. - Мент говорит, что тебя никто не толкал с моста, ты сам упал по пьяни.

- А ты как думаешь?

- Я не знаю. Он разговаривал с Симохой, тот клянется, что ничего против нас не предпринимал.

- Я бы удивился, - язвительно сказал Сергей. - если бы Симоха честно признался и гордо заявил: да, это - я.

- Может тебе показалось?

- Я обижусь, - рассердился мой напарник.

- Верю.

Я рассказал товарищу обо всем, что произошло за эти дни, изложил суть моих переговоров со Спарыкиным и в конце добавил, что принял решение уйти из опта.

- Понимаешь, все это не наше, - пояснил я. - Я уже отвык работать на чужого дядю. Это - раз, во-вторых, если честно, то я там не нужен. Аркаша, конечно, козел, жополиз и скользкий тип, но дело свое знает и воровать пока боится. Он, кстати, предложил мне кидануть мента с Нелькой и открыть еще одну водочную фирму. Наверное, думает, что у нас с тобой денег - куры не клюют. Я отказался. Еще он предлагает замутить воду с пивом. Идея, между прочим, хорошая. Мы ее с тобой потом обсудим. Разумеется, без Аркаши. Я так думаю, что нам с тобой, дружище, никто не нужен. Пошли они все нафиг. Так что теперь я свободен.

- Может, это и к лучшему, встанем на ноги и сами что-нибудь такое придумаем, - обрадовался Сергей. - Тогда нам не нужны никакие доставки. Ты сам справишься. Я скоро выйду. Завтра меня уже переводят в общую палату.

- Ты не торопись, лечись, - сказал я и уехал.

В "Урожай" я немного не успел, хотел отменить доставку, но рыжий сказал мне, что машина с нашим товаром уже отправлена. Ну что ж, от двух процентов не обеднеем.

По дороге к Неле, я чуть не попал в аварию, меня подрезал красномордый лихач, сидевший за рулем гнилой "шестерки", битком набитой вьетнамцами. Я догнал его, погрозил кулаком, на что тот окатил меня взглядом полным презрения, а его пассажиры испуганно захлопали глазами. Въезжая во двор, моя машина попала правым колесом в открытый колодец, который я не заметил из-за большой лужи, и, так как мои нервы были уже основательно расшатаны, этих пустяков вполне хватило, чтобы испортилось настроение. К Нельке я вошел с озабоченным видом и она настороженно спросила:

- Что-нибудь случилось?

На ней был короткий халатик, лицо в макияже. Для меня, что ли?

- Все в порядке, - попытался улыбнуться я. - Просто я хочу уйти из опта.

- Я знаю, - Неля посмотрела на меня с чувством превосходства. - Мне уже позвонили.

- Кто? - опешил я.

- Попробуй догадаться.

- Аркашка, что ли?

- Мимо.

- Ну и ладно, - мне почему-то стало обидно. - Наплевать, не знаю, и знать не хочу. Если честно, мне там делать нечего.

Я поделился с ней своими соображениями по этому поводу, рассказал, кого и на какую должность нужно определить.

- Ты просто боишься запустить свои ларьки, тем более что твой напарник в больнице, - она не дослушала меня до конца.

- Это, конечно, тоже сыграло свою роль, - не стал отпираться я. - Но, там, на самом деле, все отлажено.

- А контроль?

- Что, контроль?

- Кто их всех будет проверять и контролировать?

- Ты.

- Я? - усмехнулась Неля. - Да меня любой в два счета вокруг пальца обведет. Я ничегошеньки не соображаю.

В логике ей не откажешь.

- Хорошо, я буду тебе помогать, - согласился я. - Но ты должна сама учиться. Три - четыре ревизии вместе, а дальше ты должна брать бразды правления в свои руки.

- Я согласна, - с энтузиазмом подхватила она. - Допустим, назначаем ревизию на каждое пятнадцатое число месяца. Но, обещай, что если у меня за четыре раза не получится вникнуть во все, ты меня не бросишь.

- Я тебя не брошу, - заверил я ее. - Только ревизии нельзя назначать заранее, вся сущность ревизии в ее неожиданности. Она должна происходить через разные промежутки времени, чтобы к ней не успели подготовиться.

- Вот видишь, я даже таких элементарных вещей не знаю.

- Интересно, что скажет полковник? - спросил я.

- А что он скажет? Ты ведь хочешь как лучше. Только может поинтересоваться на счет твоей зарплаты в данном случае.

- Зарплата мне не нужна, - сказал я. - Я просто помогаю вдове своего друга.

Нелька прикурила сигарету, выдохнула дым и снова затянулась.

- Знаешь, я думаю, что Игорь в тебе не ошибся. Другой бы постарался прибрать все к рукам и выжать из этого положения как можно больше выгоды для себя. Ты хороший.

- С этой точки зрения я ситуацию не рассматривал, - улыбнулся я. - Мне казалось, что я просто стараюсь избавиться от лишних проблем. Впрочем, я действительно хороший.

- Давай, я прямо сейчас позвоню Спарыкину, - предложила Неля.

Она набрала номер, открыла было рот, кивнула, сказала: "Хорошо" и положила трубку.

- Он занят, сказал, что перезвонит.

- Когда?

Она пожала плечами. Мы минуты три просидели молча, потом Неля с сомнением произнесла:

- А может быть, мне пойти учиться?

- Это - мысль, - заверил ее я. - Время челноков и самоучек типа меня и Сереги заканчивается. Уже сейчас хорошего бухгалтера днем с огнем не найдешь, скоро начнут цениться финансисты и экономисты. Эпоха дикого капитализма заканчивается, - я вспомнил Аркадия, как яркое подтверждение моих слов. - Иди на заочный.

- Хорошо, - сказала она. - Два раза в год - сессия, один раз в месяц ревизия на фирме, а в остальное время что мне делать?

- Иди работать, - меня осенило. - Тут в одной фирме, которая торгует водку оптом, только что освободилось место кассира-операциониста, должность не ахти какая, но для начала сгодиться. Я знаком с директором, если хочешь, поговорю.

Нелька вначале не поняла шутки, а когда врубилась, просияла:

- Ты - гений.

- Еще бы. Начнешь с низов, изучишь каждую бумажку.

- А это удобно? - спохватилась она.

- Вполне. Тебе нужно понять принцип. Схема, по которой сейчас работает "Дисконт" не вечна. Года два, три, а потом придется перестраиваться. Игорь оставил тебе в наследство приличный капитал. Нельзя его растерять.

Нелька выглядела окрыленной.

- Пойду, - я помахал рукой. - Если позвонит Спарыкин, постарайся его убедить, что я все делаю правильно. Выйди на связь.

- Постой, - она взяла меня за руку. - Ты меня не бросишь? Ты мне действительно поможешь?

- Да, - как можно убедительней сказал я.

В гастрономе на углу Фрунзе и Калинина, я купил полкило мандаринов, сел в машину и съел их один за другим. В салоне и на душе запахло Новым Годом. Нужно было что-то делать. На ум пришло два варианта: первый поехать домой и хорошенько выспаться, и второй - проехаться по точкам, посмотреть, какой товар завезли из "Урожая" и собрать заявки. Пока я думал, запиликал сотовый. Звонила Нелька. Она сказала, что разговаривала с полковником, тот дал добро. Как только я нажал отбой, телефон зазвонил снова. На этот раз меня потревожил сам Спарыкин.

- Ты где? - спросил он.

- На Фрунзе, около гастронома.

- Стой там, - приказным тоном сказал он. - Я сейчас подъеду.

Через десять минут он припарковался у тротуара впереди меня и сдал назад, едва не задев бампер. Так как он не выходил, я вышел сам и пересел к нему в машину.

- Неля мне все рассказала, - после рукопожатия сказал он. - В принципе, я не против, но ты должен нам помочь наладить учет. Мысль устроить Нелю в фирму на работу тоже не плохая, - он с уважением посмотрел на меня. - Пусть осваивается, может, и меня чему-то научит, мне ведь скоро на пенсию.

Он о чем-то надолго задумался.

- Ваш вопрос я решил, - продолжил он, освободившись от мыслей. Платить Пивоваровым ничего не надо. Павильон ваш. Тебя больше не потревожат, даже перепишут договор, как положено. Надо будет отстегнуть одному человечку пятерочку, но это не к спеху.

- Значит, я могу заплатить армянам за работу? - обрадовался я.

- Да. Я ведь сказал, - он с трудом подавил раздражение, и гордо добавил: - Вот так должна работать настоящая крыша.

Я чуть не обнял его за бычью шею.

- И еще, - он ехидно улыбнулся. - Завтра я забираю твои бабки из ментовки. Правда, не все. Пятьсот ребята потратили, но ты ведь не будешь против?

Я пожал плечами.

- Что застыл? - спросил полковник. - У меня все.

- Спасибо, - выдавил я.

- Не за что, я ведь ваша крыша, - улыбнулся он. - Осталось самое главное: узнать, кто завалил Игоря. Я думаю, мы и этот вопрос решим. Там действовали не профессионалы. Есть кое-какие следы.

Я открыл дверь и поставил ногу на асфальт, но потом опять занес ее в салон:

- А если армяне не поверят, что мы отвоевали стройку? - спросил я, вспомнив сомнения Тиграна. - Деньги за прошлую работу возьмут, а продолжать не станут?

- Пусть их бригадир позвонит мне.

- Вы будете с ним разговаривать?

- Я могу разговаривать с кем угодно, с армянами, с ментами, с бандитами, с фээсбэшниками, с чеченами и даже с инопланетянами, если будет надо, - похвастал полковник. - Но, лучше, если ты просто заплатишь ему вперед.

"Легко сказать", - подумал я, захлопнув за собой дверь.

Хорошие новости, как зуд в заднице. Охота с кем-нибудь поделиться, а не с кем. Я скинул Тиграну на пейджер просьбу позвонить на сотовый, продиктовал номер и положил телефон на сиденье пассажира. Только сейчас до меня дошло, что это чудо техники у меня теперь отберут, а я так к нему привык. "Буду пользоваться, пока не вспомнят", - решил я и поехал по точкам собирать деньги для армян.

Денег было мало. Все три наших киоска были закрыты на учет. В них только что завезли товар с "Урожая" и девчонки принимали его, начисляли проценты и писали накладные. За товар они полностью рассчитались, товара привезли много, поэтому мне остались жалкие крохи. Я сообщил всем, что опять вернулся, приступил к своим обязанностям, и снова буду возить продукты сам. Это известие всех обрадовало, потому что "Урожаевские" цены, по их мнению, были слишком высоки. Девочки переживали за нас с Серегой.

В киоске на рынке сидела Света, она помогала Кате принимать товар.

- Свет, если ты не устроилась на работу, возвращайся к нам, - сказал я.

- Мое место освободится через неделю, - покраснев, сказала она. - По утрам у меня обучение, а днем я - свободна. Зашла поболтать, решила помочь.

- Если не секрет, куда ты устраиваешься?

- Пока секрет, боюсь сглазить.

Я почему-то решил, что она врет. Наверняка не было у нее никакого места, никто ее не ждал. Может быть, ей надоела неопределенность наших отношений и она подумала, что я ее удержу, предложу выйти за себя замуж или что-то в этом роде.

- Если не получится, мы всегда рады будем тебя принять, - сказал я.

- А как у тебя с той девушкой? - спросила она.

- Нормально, - не стал отпираться я.

Катя посмотрела на меня с осуждением. Она была полностью на стороне Светы.

Я собрал все деньги в кучу, разложил по-купюрно и пересчитал. Получилось четырнадцать миллионов. За три дня - это совсем не густо. Дома у меня лежит десять с той недели, и миллионов пять из тех, что остались после ресторана. В принципе, вполне хватит. Если мы должны армянам пятнашку, и десять отдать, как предоплату, то еще останется четыре на непредвиденные расходы.

Тигран почему-то все еще не позвонил, я вышел к машине и повторил сообщение, мне не терпелось с ним рассчитаться.

Дома я еще раз пересчитал деньги, сто тысяч отложил в задний карман джинсов на расходы, три миллиона девятьсот спрятал в вазу, а двадцать пять убрал во внутренний карман куртки. Целую неделю мне предстояло жить у Гали, а это как небольшая командировка. Я сел и написал список вещей, которые необходимо взять с собой. Получилось довольно много. Решив, что все это ерунда и я всегда смогу заехать за чем-нибудь домой, я сократил список до ванных принадлежностей, пары трусов, пары носков, футболки и трико. Этого вполне хватит, чтобы был повод вернуться, если мы поссоримся. Пока я собирал вещи, позвонил армянин. Мы договорились встретиться в конторе у его брата.

Раньше, при Советском Союзе, в нашем городе армян было больше и они были богаче. Теперь их можно было пересчитать по пальцам. И все эти армяне, или большая их часть, сидела в огромной комнате одного из корпусов научно-исследовательского института, куда я вошел в поисках Тиграна. Они мило беседовали в свойственной им манере, хотя человеку несведущему вполне могло показаться, что вот-вот начнется драка. Один из рабочих, увидев меня, что-то крикнул, и появился Тигран. Он отвел меня в соседний кабинет, где попытался напоить коньяком, накормить мясом и какой-то травой. Я отказался, но пока они три раза считали деньги, выпил две огромных кружки чая с печеньем.

- Коля, дорогой, - убрав деньги в сейф, сказал Тигран. - Я очень рад. И тебя и Сережу я очень люблю и уважаю. Мы завтра же приступим к работе, он сделал решительное лицо, щелкнул пальцами и добавил. - Нет - сегодня! Ты заплатил вперед, значит, у тебя все хорошо. Если не будет задержки с материалом, мы закончим на неделю раньше срока. День и ночь будем пахать.

Его распирало от любви ко мне. Кое-как вырвавшись из пылких объятий, заразившись его энтузиазмом, идя на поводу внезапно охватившей меня радости, я беспечно потратил стольник в продуктовом магазине на всякие заграничные вкусности. Что-то в моей жизни стало меняться в лучшую сторону, по этому поводу мы сегодня с Галкой закатим пир. Когда я выехал на трассу, уже совсем стемнело, настроение у меня было приподнятое, можно сказать отличное, если бы не дал о себе знать выпитый чай. Мне не нужно было пить столько чая, мой мочевой пузырь был готов лопнуть. Пару раз я даже собирался остановиться и сбегать в кустики, но лень оказалась сильнее.

Когда я подъехал к воротам, припарковал машину и попытался взять с заднего сиденья пакет с продуктами, у него порвалось дно, и все сверточки, баночки и коробочки рассыпались по салону. Я открыл дверь, чтобы в машине загорелась лампа и принялся собирать продукты в пакет с одеждой, а то, что не вместилось, рассовал по карманам. Ноша получилась внушительной, чтобы не оторвались ручки, я взял пакет двумя руками, прижал к груди и ногой захлопнул дверцу машины. Ключи и телефон остались внутри. Я поставил пакет на капот, опять открыл машину, засунул телефон в единственный свободный левый задний карман джинсов, опять закрыл машину, нажал кнопку сигнализации и услышал щелчок закрывающегося центрального замка.

Я толкнул коленом приоткрытые ворота, вошел и пнул пяткой, чтобы захлопнуть. Дверь тоже не была заперта. Я надавил на нее плечом, боком вошел в прихожую, поставил пакет на тумбочку и защелкнул щеколду.

Развернувшись в сторону холла, я увидел лицо Ефимова, летящий в мою сторону кулак, почувствовал сильнейший удар в нос, который откинул меня на косяк. В глазах расплылось и потемнело, но сознания я не потерял. Попытавшись встать, я получил еще один такой же удар, который окончательно свалил меня на пол. Меня поволокли в зал, усадили на стул и защелкнули за спиной наручники. Голова гудела, глаза отказывались открываться, из носа на новую рубашку текла кровь. Ситуация с наручниками была до боли знакомой, совсем недавно мне пришлось испытывать точно такие же ощущения. Так и привыкнуть не долго.

Когда глаза все же удалось открыть, я увидел сидящего передо мной на корточках Ефимова, а чуть поодаль - его двоюродного брата. Как же его зовут? Кажется, Толик. В руках у него было двуствольное ружье. Ефимов смотрел на меня с ненавистью. Это был совсем другой человек, не тот Витек, которого я знал. Во-первых, он был без очков, наверное, в линзах потому, что совсем не щурился, во-вторых, на его лице сейчас напрягались совсем другие мышцы, эти мышцы отвечали за гримасы агрессии и предназначались для того, чтобы напугать противника. Нормальные люди этими мышцами никогда не пользуются. И, в-третьих, взгляд его был полон злобы, как у психически больного человека. Я окинул взором комнату и увидел Галю. Она тоже сидела на стуле, но в отличие от меня, была к нему привязана. По щекам ее текли слезы, а в глазах застыл ужас.

- Ну, пришел в себя? - спросил Ефимов и приподнял указательным пальцем мою голову за подбородок. На руках у него были надеты тонкие резиновые перчатки, так же как и у его двоюродного брата, на ногах у обоих новенькие кеды.

- Что тут происходит? - спросил я.

- Мы пришли, чтобы тебя убить, - сказал Виктор. - И твою подружку теперь придется тоже.

- За что?

- За то, что ты видел, как этот идиот убивал Угланова, - указал он рукой в сторону Толика.

- Я не идиот, - сказал Толик.

- Он - прапорщик, - уточнил Ефимов. - Бывший.

- Я ничего не видел, - возразил я, пытаясь сосредоточить свой взгляд. В глазах новогодней метелью кружили серебристые искорки.

- Нелька сказала, что видел, - нахмурился Виктор.

- Я бы никогда его не узнал. Я видел только спину, и то всего одну секунду.

- Хорошо, пусть, ты его не видел, но машину его ты не мог забыть!

- Светлых девяток полным-полно. А на номера я не смотрел, да и не увидел бы, было слишком темно.

- При чем здесь номера?! - заорал Ефимов и опять что есть силы врезал мне по носу. - При чем здесь номера, пидор! Не прикидывайся идиотом.

Я чуть не упал со стула. До меня только сейчас дошло, что дело обстоит очень серьезно, и эти ребята не шутят. Я наконец-то испугался и начал лихорадочно соображать о том, как мне выпутаться из этой ситуации. Во время удара я изогнулся, и мои скованные в наручники руки коснулись сотового телефона, торчащего из заднего кармана.

- Я не прикидываюсь, - сказал я. - О чем ты говоришь?

- Если ты видел его машину, то ты никогда ее не спутаешь ни с какой другой!

- Ничего особенного я не заметил.

- Не пизди! - он опять саданул меня по переносице. - Как ты мог не заметить желтую машину с лиловой молнией через весь кузов на обеих дверях! Этот идиот купил ее у гонщиков в Тольятти.

- Я не идиот, - сказал Толик.

- Ты - конченый идиот, - заорал Ефимов. - Ты поехал на дело на разукрашенной машине и поставил ее прямо под фонарем.

- Я не идиот, - спокойно сказал Толик. - У меня нет другой машины.

- Ты мог бы поставить ее за квартал от офиса.

- Ага, и идти целый квартал с ружьем на плече, как часовой.

- Ружье можно разобрать, - орал Ефимов.

- А если бы что-то случилось, - резонно заметил Толик. - то мне пришлось бы бежать целый квартал. Я ведь внимательно осмотрел все вокруг, его москвич я тоже видел, он был пустой.

- Я нагнулся за веревочкой, - вставил я. - У меня тумблер перегорел.

Пока они ругались, я пытался вспомнить, как выглядит панель у моего сотового. Чтобы набрать номер полковника, мне нужно нажать всего три кнопки - решетку, единицу, молнию, только вот где они расположены? Я немного вытянул телефон из кармана за антенну и указательным пальцем правой руки водил по кнопкам, силясь их представить, при этом я должен был говорить.

- Не ругайтесь, - сказал я. - Я дальтоник, не вижу синий цвет, поэтому и не разглядел вашу полосу. Виктор, ты забыл, что Игореха всегда меня называл дальтоником?

- При чем здесь синий? - опять заорал Ефимов. - Я же сказал: полоса лиловая!

- Это из школьной программы, - объяснял я, а сам водил пальцами по телефону. - Желтый цвет получается, когда смешивают зеленый и красный, а лиловый - когда красный и голубой. В свою очередь голубой получается от смешивания зеленого и синего, а синий я не вижу! Остаются опять зеленый и красный, а это - желтый! Ваша лиловая полоса кажется мне желтой, а желтый на желтом хрен увидишь, особенно в потемках. У меня и так одна желтизна, да зелень перед глазами. Так что, ни шиша я не видел, кроме его спины и марки машины. Ни какой я не свидетель.

- Ты мне голову не морочь, - немного спокойнее произнес Ефимов. - Хотя теперь уже поздно, все равно нам придется вас убить.

Так, левая нижняя кнопка - решетка, третья вверх - единица, еще выше молния. Проверю еще раз. Я провел пальцем по кнопкам. Вроде все правильно.

- Я замучился за тобой бегать, - сказал Толик. - Вначале ждал у стоянки, когда ты приедешь на москвиче, приехал, часа два бухал с охранниками. Думаю, на руку. Дождался, сбросил с моста, оказалось - не того. Потом ждал, когда ты приедешь на восьмерке, а ты ее почему-то оставил около дома.

- Так это ты мою машину разбил? - удивился я.

- Нет, вот этот псих, - Толик указал рукой на Ефимова. - Мы вместе были. А вчера я ждал у стоянки, он - у подъезда, а ты вообще не приехал. Так что замочить тебя - дело чести.

- О какой чести вы говорите, - неожиданно вмешалась в разговор Галя. Вы - подонки.

Большим пальцем правой руки я нажал вначале решетку, затем - единицу и, чуть повыше, - молнию. Двадцать секунд на набор, еще шесть секунд до первого гудка и десять, чтобы полковник снял трубку. Я пытался слизывать с губ кровь текущую из носа, но не успевал, и она затекала под рубашку.

- А зачем вы убили Игоря? - громко спросил я.

- За дело, - слегка удивился Ефимов.

- Он тебе деньги одолжил? - не унимался я. - Он думал, что ты - его друг. А ты его за его же деньги...

- Давай с ними кончать, - произнес Толик.

- Подожди, - остановил его Ефимов. - Ты кто такой, откуда ты вообще взялся? - обратился он ко мне. - Ты ведь гондон! Я тебя в упор не видел. Это меня должны были поставить вместо Игоря. Я его лучший друг, я - его компаньон. Мы вместе начинали. Я тебя ненавижу!

- Давай я ему башку прострелю, - вызвался Толик.

- Постой, - опять остановил его Ефимов. - Это то же самое ружье? спросил он у Толика.

- Да.

- Не будем стрелять, чтобы менты не связали их с теми. Нужно голубков как-то по-другому порешить, чтобы подумали, что это - бытовуха, может из-за этой бляди, - он указал на Галю. - Может, с целью ограбления.

- Может пришли грабить, думали, что это - хозяева, - подхватил Толик. - Пытали на счет денег, а они не знают. Вот и замучили.

- Тогда на телах должны остаться следы пыток, - с восторгом воскликнул Ефимов.

- Это мы устроим, - заверил его Толик.

"Это не может быть явью", - думал я. - "Это сон".

- Ну, что, голубки, ссыте? Сейчас мы вам будем резать носы и уши.

"Полковник уже все слышит. Нужно назвать адрес", - подумал я. Но адреса я не знал. Чтобы остановить кровь я запрокинул голову, и соленая жидкость потекла через носоглотку прямо в пищевод. Потолок был украшен лепниной. На гипсовых цветках осела пыль, а на стыках кое-где появились трещины. "Надо бы подмазать цементом, а то отвалится," - подумал я.

- Хочешь, голуба, - обратился Ефимов к Гале. - Я у твоего дружка прямо на твоих глазах ухо отрежу?

- Вы что, прямо здесь нас убьете? - спросил я, опустив голову. - Прямо здесь, на десятом километре Московской трассы.

- Совсем ебанулся, - сказал про меня Толик.

- А если отсосешь у меня как следует, - продолжал Ефимов, обращаясь к Гале. - Я его, может быть, пожалею, он умрет быстро.

Он расстегнул ширинку, достал член и помахал им перед лицом у Гали.

- Как называется эта деревня?! - зорал я. - Галя, скажи, как она называется?!

- Жуковка, - сквозь зубы прошептала Галя. - Поселок "Мечта".

Наверное, она поняла мою игру.

- Ну, ты будешь сосать, или нет? - Ефимов вплотную приблизился к ее лицу.

- Значит, я подохну в поселке "Мечта"! - продолжал орать я. - А улица как называется?

- Улица без названия, - сказала Галя. - Дом - десять.

- Дом десять, - проорал я, надеясь, что полковник слышит.

Ефимов все понял, он обернулся и посмотрел на меня звериными глазами. Потом в два прыжка подскочил, прямо с болтающимся пенисом, пнул меня в пах, схватил за плечи, поднял со стула и начал трясти.

- Ты что делаешь? - вопил он. - Ты, что делаешь, скотина? - он опять дал мне в нос, потом в солнечное сплетение.

Телефон, который я перед этим наполовину вытащил из кармана, упал на пол. Мой мочевой пузырь не выдержал, по ногам потекла теплая жидкость.

- Ты кому звонил, пидор? - заорал Ефимов и поднял трубку. - Какой номер ты набрал?

- Вам конец, - сказал я. - Половина милиции города уже едет сюда. Пока еще все можно обратить в шутку, но, если вы нас убьете, вам не отвертеться.

Ефимов внимательно разглядывал трубку, потом вдруг истерически захохотал.

- Ты забыл снять блокировку клавиш, - давясь от смеха, сообщил он. Ты ни кому не позвонил. Посмотри сюда, идиот, клавиатура заблокирована.

Я похолодел. Я действительно забыл снять блокировку клавиатуры. Теперь помощи ждать было уже неоткуда. Все пропало. Где ты, солнышко, посмотреть бы на тебя в последний раз, перед смертью.

В это время Толик заметил мои мокрые штаны.

- Слышь, брат, - позвал он. - Этот урод обоссался!

Ефимов отошел на шаг, полюбовался на меня и снова заржал. Они смеялись искренне и заразительно, как дети, показывая на меня пальцами. Ефим так и не застегнул ширинку.

- Посмотри на своего друга, - всхлипывая обращался он к Гале. - Он сделал в штаны от страха.

- А может, он еще и навалил, - подхватил братец. - Скоро мы почувствуем запах.

Они вытолкали меня на середину комнаты и поставили напротив Гали. Мы встретились с ней глазами. У меня текло из штанины.

- Это не от страха, - сказал я, глядя в глубину ее глаз. - Я просто очень давно хотел в туалет, еще когда ехал из города. От удара не выдержал. Ты мне веришь?

Почему-то для меня было очень важно, чтобы она поверила.

- Поверь мне, - попросил я.

Она смотрела на меня полными слез глазами и молчала.

- Я их не боюсь, - заверил я ее. - Прости меня.

Помирать не хотелось. Сердце оглушительно колотило по ребрам. Мне подумалось, что я не совершил в своей жизни ни одного стоящего поступка, сейчас у меня есть единственный шанс. Я посмотрел боковым зрением на моих противников. Так, одному в пах коленом, потом быстро развернуться и ударить другого лбом по переносице. Потом бежать к двери. Нет, стоп. Дверь открывается внутрь, пока я буду с ней возиться, они меня догонят. Значит надо прыгать в окно, разбивать стекло и падать на газон. Где у нас газон? Вроде под окном, которое у меня за спиной я видел травку, туда и побегу.

Я повернулся к Толику и что есть силы, пнул его по яйцам. Толик сделал шаг назад, я промахнулся и упал в свою собственную мочу. Я был жалок. Они опять заржали.

- Ты нас не боишься? - язвительно спросил Ефимов.

- Нет, не боюсь - соврал я. - На твоем месте, - я указал подбородком на его болтающийся член. - Я бы постеснялся показывать кому бы то ни было такой пупырышек. Если бы у меня был такой малыш, то я бы сам давным-давно застрелился.

- Убей его, - сказал Ефимов брату, засовывая в штаны свои причиндалы.

Тот наклонился ко мне, занес ружье, и что есть силы опустил приклад на мою челюсть. Жуткая боль, хруст, тьма.

11.

Мой ангел-хранитель скорее походил на монстра, чем на птицу небесную. У него были выпуклые глаза, как у хамелеона, с точками посредине, лицо, обезображенное глубокими складками, горб, из которого росли покрытые чешуей крылья и опухшие руки с неровными ногтями. Он держал посох с огромной раковиной вместо наболдажника. Он очень старался, бил крыльями так, что чешуя разлеталась в разные стороны, размахивал посохом, так, что раковина гудела при каждом взмахе, кричал и вращал глазами. Он делал все, что мог.

Наконец, ему что-то удалось и я увидел свет. Вначале просто свет, потом размытый силуэт, который постепенно приобретал форму и резкость. Я открыл глаза. Надо мной склонился Никита Прокопьевич, врач из реанимации. "Если его опять разбудили среди ночи, то он вполне может подмешать мне в стакан какую-нибудь гадость", - подумал я и опять провалился во тьму.

В следующий раз я очнулся на боку. Передо мной на табуретке сидела мать, увидев, что я открыл глаза, она вскочила, наклонилась ко мне и что-то радостно сказала сквозь слезы. В ногах на кровати сидела Галя, она тоже встала и, обняв мою мать за плечи, склонилась, задев мой лоб волосами. За моей спиной кто-то совершал непонятные процедуры с моей задницей, потом меня повернули на спину, мне стало больно, и я опять отключился.

Как следует слышать и соображать я начал только на четвертый раз. Перед этим была ночь, а когда наступил день, я увидел Серегину небритую рожу. Он сидел около тумбочки, но, увидев, что я открыл глаза, лихо подрулил ко мне на инвалидной коляске.

- Ты меня слышишь? - спросил он.

Я хотел сказать, да, но не смог, рот не открывался.

- У тебя челюсть в трех местах сломана, - сказал Серега. - Просто кивни головой.

Я кивнул.

- Ты чуть не сдох, они на тебе ни одного живого места не оставили - с оптимизмом сказал он. - Очень всех напугал. Меня как раз переводили в отделение, когда тебя привезли. Я попросил, чтобы оставили с тобой. Сгоняю к Прокопенко, скажу, что ты начал соображать.

Он уехал и сразу вошла Галя.

- Привет, - сказала она.

Я кивнул.

- А я познакомилась с твоей мамой, она сейчас у тебя дома, варит бульон, но скоро приедет. Ты пока кушать не сможешь, только бульоны да жидкие каши, - она неловко улыбнулась. - Твоя мама - очень хорошая женщина.

Галя взяла меня за руку. Я от счастья захлюпал носом, как последний придурок. Влетел Серега, он что-то крикнул с порога, но, увидев наше настроение, уехал в свой угол.

Мы сидели, взявшись за руки, потом я уснул.

В следующий раз, когда я проснулся, в комнате никого не было. Я очень долго лежал счастливый и наслаждался светом, пока не вошел полковник. Следом за ним въехал Серый. Полковник был в белом халате, из-под которого выглядывала форма. Он скромно сел напротив и нежно посмотрел на меня.

- Как ты? - спросил он.

- У него челюсть в четырех местах сломана, - хвастливо заявил Серега. - Он говорить пока не может.

- Я сам участвовал в задержании, - сказал полковник. - Эти скоты валялись у меня в ногах, умоляя, чтобы их не били. Поверь, им было больно.

Я благодарно кивнул.

- А как вы узнали? - спросил Серега у полковника.

- Нам ребята из наружки сообщили.

- Из какой наружки? - продолжал любопытствовать Серый.

- За Чебоксаровым было организовано наружное наблюдение, сразу, как только он вышел из милиции, - почему-то официальным тоном ответил Спарыкин.

- Зачем? - удивился Сергей.

- Вначале он был на подозрении, а потом, когда его алиби было доказано, появилась версия, что убийца - кто-то из близкого окружения Игоря, и мы пустили в его кругах парашу, что Чебоксаров видел и может опознать убийцу. На похоронах наши люди довели эту информацию до всех присутствующих. Мысль у нас была такая, что убийцы, узнав о наличие свидетеля, выйдут на Чебоксарова с целью его устранения. Время показало, что наши выводы были правильные и эта схема сработала, - полковник улыбнулся. - Правда, мы их чуть-чуть не проворонили.

- Все это время вы за ним следили? - поразился Серега. - Охраняли, что ли?

- Ну да, - согласился Спарыкин. - За ним шли все время до подъезда, оставляли только на ночь, когда он заходил в квартиру, а потом, в шесть утра начинали снова. Если бы мы не делали перерыва ночью, то мы бы, скорее всего, поймали их раньше, по крайней мере, на том эпизоде, когда Ефимов, разбивал его машину.

Я слушал с большим интересом, как-то не верилось, что все это говорится обо мне.

- То есть вы вели его до подъезда? - спросил Сергей.

- Да.

- А если бы его убили в подъезде?

- Мы бы все равно взяли их на выходе, - пояснил Спарыкин.

"А как же я"? - мелькнула у меня мысль. То же самое подумал Серый. Он присвистнул, но промолчал.

- Если вы не заходили в квартиру и дом, то как ваши люди узнали, что там происходит избиение? - полюбопытствовал мой друг.

Полковник усмехнулся.

- С этим вообще интересная ситуация. В первую ночь, когда Коля ночевал за городом, один наш любопытный сотрудник решил посмотреть, все ли там в порядке. Инструкции такой у него не было, но и вести себя таким образом ему не возбранялось, - Спарыкин еще раз загадочно улыбнулся. - Так вот он подошел к дому и в одном из окон увидел этих ребят, занимающихся любовью.

Я был благодарен полковнику за мягкость, он как будто бы почуял, что мне было бы неприятно, если бы он назвал наше занятие грубым словом.

- Он позвал напарника, и они довольно долго любовались вашими выкрутасами, - посмотрел он на меня.

"А это - уже извращение", - подумал я.

- Мало того, они рассказали эту историю в самых ярких красках своим сменщикам и те тоже решили проявить любопытство. Они выждали немного, а затем пошли к дому, благо, что на заднем дворе забора не было и в помине.

- Ну? - проявил нетерпение Сергей.

- И все увидели. Вначале не поняли, какой-то мужик, бегал по залу с оголенными гениталиями, думали - групповик или извращение какое, а потом, когда врубились, сами брать побоялись, вызвали подкрепление.

- Лихо, - только и смог произнести Серега.

Я не знал, что и думать. Своим спасением от пары сумасшедших, я, оказывается, был обязан, двум извращенцам.

- А зачем Ефимову все это было нужно? - подивился мой напарник.

- Он через этого своего долбанутого братца заключил на севере контракт с нефтяниками на поставку сухого пайка, в который входили тушенка, сгущенка, зеленый горошек и еще какие-то консервы, ровно на четыреста миллионов. Денег своих у него не было, оказывается, у него дела давно уже шли неважно и он занял у Игоря триста, все объяснил, показал договор. Говорит, что пообещал процент. Игорь решил помочь и заодно положить в карман пару тройку миллионов. Тот купил товар, привез на севера заказ, а там продукты не прошли сертификацию, кроме сгущенки, все забраковали. Горошек - подмороженный, жрать можно, но сертификат не дают, тушенка левая, рыба - тухловатая. В Москве его киданули, одним словом. Нефтяники контракт разорвали, - полковник задумался. - От жадности это все. Покупал самое дешевое, а это - не всегда правильно. Повез фуру обратно в Москву, а фирмочки той уже и след простыл. Вернулся. Стал в черную продавать через свои магазины да распихивать по фирмам себе в убыток. Тут подошел срок расплаты. Все просто. Зная, что Игорь никому не скажет и, что он никогда ничего не записывает, опасаясь проверок, решили его убрать. Да еще надеялись, что Нелька его, Ефимова, попросит фирмой руководить. Просчитались. Видимо, Игорь сердцем где-то что-то чуял. А этот его брат Толик вообще дебил, контуженый на стрельбах десантник. Дальше вы знаете.

Мы молчали. Вошла Галя, положила на стол лекарства и снова вышла.

- Все три ефимовских магазина отошли ко мне, - сказал полковник. - Я дал команду переделать учредительные документы, включить совладельцами тебя и Нелю. Прибыль будем делить на троих. Магазины хорошие, в хороших местах. Надеюсь, ты не против?

Я был не против.

- А как же я? - весело спросил Серега.

- Это уж вы сами решайте, - отмахнулся от него Спарыкин. - И еще одно интересное известие, - обратился он ко мне. - Иволга допрыгалась. Пошла налево, а муж ее вычислил, застал на месте, сломал нос, ребра, короче основательно испортил внешность, теперь она лежит в соседней палате. Удивительное совпадение.

- А кто такая Иволга? - спросил Сергей

- Не важно.

Спарыкин встал.

- Не дожидаясь разборок начальник сегодня подал рапорт об увольнении. Догадываешься, кого назначат на его место?

Я кивнул.

- Пойду, - сказал полковник. - А доллары, которые у тебя изъяли, я твоей матери отдал. Говорю: "Ваши"? А она, не моргнув глазом: "Мои".

После его ухода Серега долго возмущался недостойным поведением ментов. Потом сказал:

- Теперь в наших киосках командует Света. Я смогу работать только через месяц, а ты - через два. Светка сюда приходила, предложила свои услуги, я выписал им доверенность на "москвич", мой тесть, пенсионер за рулем, а она - как экспедитор. Надеюсь, ты не против?

Я покачал головой.

- Наверное, так и сделаем, - предположил Серега. - Светка и тесть пускай занимаются киосками и павильоном. Светка, она умница, она потянет. А нам с тобой придется ставить на ноги магазины. Там работы невпроворот, - он присвистнул. - Вот счастье то привалило! Купим по джипу.

Он еще долго балагурил, развивая эту тему, я его не слушал. Каждая частица моего тела болела, но я был счастлив. Все так неожиданно. Я обрел мать, встретил девушку, нашел друга в лице начальника одной из сильнейших силовых служб и стал крупным бизнесменом. Ничего особенного не случилось, просто убили человека, который так много делал для меня при жизни и еще больше - после смерти. Мне стало невыносимо жаль Игоря и я заплакал.

- Что еще за слезы? - спросил Серега. - Немедленно прекрати. Хочешь, я тебя развеселю?

Я кивнул.

- Я решил написать книгу, основанную на собственном жизненном опыте, он сделал паузу. - Знаешь, как будет называться?

Я пожал плечами.

- "Сто пятьдесят видов женских оргазмов, и способы их достижения", он хмыкнул. - Тебе смешно, дружище?

Мне было смешно. Я кивнул.

- Если бы у тебя не была сломана челюсть в пяти местах, то ты сейчас ржал бы, как сумасшедший. Да?

Я кивнул.

- А девчонка твоя - ничего! Красивая.

Я пожал плечами.

- Слушай, уступи ее мне.

Он ухмыльнулся, давая понять, что говорит не серьезно, что это всего лишь очередная идиотская шутка.

- Ты все равно не сможешь ее до конца оценить.

- Почему? - сквозь зубы, превозмогая боль, кое-как спросил я.

- У нее глаза голубые.

Я усмехнулся и посмотрел в окно, в верхний правый угол, туда, где за деревьями сияло ослепительно-синее небо.


home | my bookshelf | | Увидеть небо |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу