Book: Моби Дик



Нефф Онджей

Моби Дик

Ондржей Нефф

МОБИ ДИК

Перевела с чешского Т. Осадченко

- От нашего старика свихнуться недолго,- жаловался свояку Тонда Лебеда, техник космодрома, принадлежащего колхозу-миллионеру "Слушовице".Сегодня проверял, как у нас пришиты пуговицы.

- А чему удивляться,- отвечал свояк, бывший электронщик, ныне пенсионер, по имени Боржек Штепарж.

Маленького роста, сухопарый, он вполне годился на роль шекспировского Пака. Оставалось научиться лазать по деревьям - как известно, Пак любил сиживать на ветке и болтать ногами над головой путников. К сожалению, Боржеку это не по силам. Несколько лет назад его сшиб двадцатичленный плоскошлеп, сильно повредив ему позвоночник.

- Чему ж удивляться,- повторил Боржек,- сломанная машина кого хочешь из себя выведет.

- Моби Дик - не машина. Его высидели из яйца. И вовсе он не сломан, функционирует нормально.

- Ага,- ехидно заметил свояк,- все в порядке, вот только в космос отказывается лететь.

- Именно. Не желает, понимаешь, отправляться в космос. А ведь это его прямая обязанность,- строго сказал Тонда.

Техник был совершенно прав. Моби Дик напоминал вытащенную на берег моря медузу, только невероятных размеров, способную заполнить своей студенистой массой половину большого стадиона. Испуская зловоние, Моби Дик наотрез отказался общаться с Центром управления. Возвратившись из третьего экспериментального полета вокруг Луны, он утратил интерес к людям, сотрудничавшим с ним. В особенности же невзлюбил профессора Главсу, руководителя проекта "Кит".

- У биометаллических роботов не бывает поломок,- гремел профессор на совещании сотрудников,- а если подобное явление все-таки имеет место, вина целиком и полностью ложится на безответственный персонал! Запомните: дисциплина и порядок! Порядок и дисциплина во всем! Приказываю неустанно контролировать четкое соблюдение правил и инструкций, строго взыскивать за каждый проступок! Контроль, соблюдение и наказание! Только так!

Результаты не замедлили сказаться: персонал распустился окончательно. Опытные кадры и новички, работавшие по договору, позабыв обо всем, азартно играли с шефом в прятки. Как огня боялись они и издалека обходили те шесть - восемь мест, где можно было повстречаться с Главсой. Хаос возрастал, Моби Дик пребывал в прежнем состоянии. И хотя все пуговицы были пришиты крепко-накрепко, инвентарные номера письменных столов, вешалок и корзин для мусора проверены и перепроверены, регистрационный журнал в бюро пропусков пополнен новыми графами и колонками,- биометаллический межпланетный корабль "Моби Дик" упорно не хотел совершать космические полеты.

- Плоховато выглядит, заболел, что ли,- заметил Боржек Штепарж, обойдя со свояком корабль и внимательно его рассмотрев. Пропуска у Боржека не было, Тонда помог ему пробраться на космодром через дыру в заборе.

- Ясное дело, заболел,- рассудил Тонда.- Ладно, пошли, а то увидит тебя, и влепят штраф - мне. Все равно ты в этом деле разбираешься как свинья в апельсинах. Туда же, электронщик!

Штепарж побагровел и собрался отплатить той же монетой, но не успел он рта раскрыть, как из железного бока безучастного доселе звездолета выскользнул хобот, блестящий от слизи. С пронзительным свистом он засосал остолбеневшего Штепаржа.

Через восемь минут профессору Главсе доложили о несчастье. Само собой, он и раньше мог бы получить это известие, но подчиненные так панически боялись его гнева, что тянули жребий - кому идти к профессору. Сломанную спичку вытянул сторож автостоянки.

К его великому удивлению, Главса не разорался. Глубоко задумавшись, он произнес: "Смотрите-ка..."

- Человек внутри! - повторил сторож, которому показалось, что профессор его не понял.

- Кто такой? - поинтересовался шеф.

- Никто не знает. Через вахту не проходил. Да кто б его пустил!

Профессор не слушал:

- Наконец-то соизволил подать признаки жизни... Оч-чень-интересно!

Сев за стол, он опустил голову на сложенные руки, не обращая внимания на сторожа.

В чем дело? Сколько раз он задавал себе этот вопрос! Вылупившись из яйца, Моби Дик рос и развивался нормально. Вскоре он созрел для экспериментальных полетов. И вдруг однажды, вернувшись с Луны, перестал реагировать на внешние импульсы, заблокировал входы и выходы. Лишь сверхчувствительные контрольные измерители свидетельствовали о теплящейся паражизни. И вот впервые за восемнадцать дней Моби Дик оживился!

Что произошло? Он заглотил какого-то постороннего без нагрудной карты. Может, здесь и зарыта собака? Из чего эта карта сделана, не исключено, что содержащееся в ней химически активное вещество парализует нервные центры Моби Дика. Чушь. Восемьдесят тысяч тонн биометаллического студня не могут реагировать на бирку размером 6Х6 см. Послать еще кого-нибудь без аккредитации?.. Профессор поднялся и тут только заметил сторожа, все еще стоявшего перед ним.

- Предлагаю,- говорил тот,- предлагаю ликвидировать звездолет ко всем чертям и спасти человека внутри. - Что?!

- Ну, По инструкции, в случае угрозы для человека...

- Вы меня будете инструктировать? Вы?? Да знайте вы десятую часть того, что известно мне, такого безобразия не было бы в помине! И вы еще имеете дерзость, нет, прямо-таки наглость...

"Ах я дурень, дурень!" - жестоко корил себя сторож в душе.

- Дайте сюда нагрудную карту,- приказал Главса.

Сторож позеленел:

- Права не имеете... Я в профком пожалуюсь!

- Сдать аккредитацию! - заорал профессор.

Получив требуемое, он отдал отрывистое распоряжение:

- Следуйте за мной!

Схватив сторожа за локоть, он поволок свою жертву по бесконечным коридорам дирекции и отпустил ее, только очутившись под самым боком Моби Дика. Затаив дыхание, следил Главса за космолетом, ожидая появления таинственного хобота, втягивающего внутрь, в темное чрево китово, чужаков без аккредитации. Однако ничего не происходило. Сторож переминался рядом, косясь на профессора и озираясь на толпу зевак. Сбежались все до одного служащие космодрома. "А кто же на вахте стоит, хотел бы я знать?" - думал сторож. Вдруг его осенила мысль: "Надо сказать шефу, что сторожить некому. Может, отпустит подобру-поздорову?"

Но профессор был занят другим. "Выходит, мало того, что нет нагрудной карты,- размышлял он,- а может, Моби Дика отпугивает моя аккредитация? Но ведь и проглоченного сопровождал наш сотрудник с картой. Попробуем еще одного постороннего: а вдруг клюнет?"

На минуту он показался себе колдуном, бросающим прекрасную принцессу злому дракону. Он, Вацлав Главса, профессор биофизики, член-корреспондент Академии наук! Ученый усмехнулся: наука издавна требовала жертв!

Следующий эксперимент тоже провалился. Равнодушие Моби Дика граничило с безжизненностью, если б дисплеи не показывали наличие чужеродного живого организма внутри огромного тела.

Чужеродный организм по имени Боржек Штепарж как раз подвергался тяжким испытаниям. Моби Дик втянул его в себя, как ежик - ягодку малины. Произошло это так быстро, что Боржек ничего не успел осознать. Он провалился в зловонную влажную тьму, пышущую жаром, и летел, скользя и кувыркаясь, то и дело взмывая вверх и проваливаясь. Лицо и ладони касались горячих на ощупь слизистых оболочек, желудок подпрыгивал к горлу, но Штепарж держался из последних сил. На лету он потерял пиджак, рубашку и ботинки. Брюки держались благодаря прочной латунной пряжке на ремне.

- Караул! - кричал несчастный, потеряв голову. Никто на свете не мог помочь ему, но он кричал до хрипоты. Падение - или полет - замедлилось, тьма редела, слизистые оболочки уже не сжимали так сильно. Боржек очутился в овальном помещении, стены которого испускали зеленоватое свечение, которое постепенно усиливалось. Овал рос и достиг диаметра пять-шесть метров. Боржек сидел на полу, если можно так выразиться в данном случае. С трудом поднявшись, он зашатался и упал. Дал знать о себе больной позвоночник, и Боржек вскрикнул.

"Вот, значит, каков он изнутри",- подумал пенсионер. Звездолет показывали по телевидению, в кино, он красовался на плакатах, но лишь теперь Боржек ощутил, что это действительно живой организм. Стены дрожали, волновались, пульсировали, слышалось чавканье, бульканье и свист. Три огромных сердца бились где-то в глубинах биоробота, воздух поступал по шлангам.

- Приветствую вас,- голос звучал отовсюду.- Я космический корабль "Моби Дик", первая испытательная модель проекта "Кит". Прошу прощения за ошибку: я принял вас за пищу. Короче, я тебя съел. Хорошо, что ты закричал "караул", не то провалился бы прямо в желудок, а там... Не будем об этом, ладно?

Боржек проглотил слюну и сказал:

- А меня зовут Штепарж. Боржек. И рад бы добавить: "Приятно познакомиться", да не могу. Мне очень неприятно. Черт возьми, я так похож на жратву?

- Я действовал инстинктивно,- оправдывался Моби Дик.

- А сейчас чего ждешь? Пусти обратно, чудо-юдо!

- Не пущу.

- Как это - не пущу? Я тебе приказал! Ты что, оглох? Да что бы электронная машина...

- Я не машина! И не электронная! - завопил Моби Дик.

- Сам вижу, как-никак всю жизнь занимался электроникой. И не было еще такого, чтобы машина не слушалась. Ее дело - служить человеку, но разве рыба-кит, вылупившаяся из яйца, смыслит в этом? Настоящая машина себе такого не позволит...

Боржека понесло. Реакция после пережитого шока смешивалась с давней горечью отставки, к которой его вынудило изобретение биометаллических организмов. Вместе с электроникой он оказался на свалке истории. Боржек ораторствовал, не замечая, как темнеют и сжимаются стены вокруг него. Моби Дик прервал на полуслове:

- Я не собираюсь выслушивать эти гадости! Не имеешь права меня оскорблять! Не потерплю!

- Что за тон! Ты же автомат, хоть и дрянной, раз не хочешь работать...- Он не договорил, потому что пространство вокруг него совсем сжалось. Боржек набрал воздуха в легкие и закричал что было силы: - На помощь! Спасите!!!

Их диалог был записан чуткими приборами. Профессор Главса кусал губы, сидя за письменным столом. Нахальный тип, дилетант дразнил Моби Дика. К чему это приведет? Спровоцирует космического кита и сам пропадет ни за грош. Как разрубить гордиев узел их спора?

- Помогите! - надрывался репродуктор, установленный на профессорском столе.

В кабинет ворвался ассистент профессора. В открытую дверь заглядывали любопытные лица.

- Моби Дик убивает его! - выдохнул ассистент.

- Объявляю тревогу "дельта",- сказал Главса, сердце которого разрывалось: конец блестящему проекту "Кит"!

Колхозный космодром ожил. На взлетной полосе как грибы выросли энергетические пушки и, откинув шляпкилюки в знак приветствия, бесцеремонно нацелились на взбунтовавшийся корабль. Космодром оскалил зубы. Моби Дик все видел и так испугался, что напрочь позабыл о проглоченном по ошибке незваном госте, и тот услышал беспомощный лепет:

- Дедеде... деде... дедеде...

- Что случилось? - кричал на Моби Дика Боржек.- Отвечай немедленно!

- Пушки! Кругом пушки!

- Вот видишь,- укоризненно произнес Боржек,- не надо было меня глотать.

- Это ошибка!

- А почему ты меня не выплюнул? Я же просил! Сейчас же выпусти меня. Я серьезно. И люди снаружи тоже всерьез выставили пушки.

- Да-да, пожалуйста,- заикаясь, бормотал Моби Дик. Капсула, в которую он заключил Боржека, разошлась и образовала коридорчик, так что взрослый мужчина среднего роста мог пройти по нему не наклоняя головы. Моби Дик позаботился и о мелочах: пол был гладкий. В конце коридора пробивался дневной свет. Боржек Штепарж быстро пробежал по коридору и глубоко вздохнул, очутившись на воле. Яркий свет ослепил его, он зажмурился и раскинул руки. Открыв глаза, он увидел столпившихся вокруг людей, говоривших наперебой. Десять пар рук тащило его за локоть.

- Скорей отсюда!

- Да оставьте меня! Ничего мне не сделается,- сопротивлялся Боржек.

- Через минуту начнется обстрел.

Боржек не понял, о чем речь. Он думал, что пушки угрожали Моби Дику лишь до поры, пока тот не выпустил пленника.

- Да ведь я же на воле!

- Вот и радуйтесь, а Моби Дика придется ликвидировать. Ненадежный, опасный для людей автомат. Поди знай, когда он снова начнет выкидывать номера. Прямая угроза обществу.

Боржек на мгновение замер. Опомнившись, он резко вырвался и отпрянул назад. В голове проносились обрывки смятенных мыслей, лица, окружавшие его, сливались в розовые пятна с темными и пурпурными точками - глазами и ртом. Отступая перед этой многоголовой гидрой, Боржек наткнулся на желеобразный бок Моби Дика неудачной модели биометаллического звездолета, обреченного на гибель.

Толпа остановилась:

- Вернитесь, там опасно!

Боржек понял, что люди боялись Моби Дика. И он заслонил руками мягкий пружинящий бок звездолета. Толпа расступилась, и глазам Боржека Штепаржа явился сам шеф - профессор Вацлав Главса.

- Опомнитесь! - с нажимом произнес он, обращаясь к защитнику Моби Дика.- Радуйтесь спасению, вы были на краю гибели, еще секунда - и вам пришел бы конец. Где ваша совесть? Неужели вы потворствуете Моби Дику? Допускаете, чтобы он вредительствовал и дальше?

- Он мне не вредил,- сказал Штепарж, в горле у которого пересохло: не так-то легко возражать знаменитому ученому, выдвинутому на соискание Нобелевской премии.- Это недоразумение. Моби Дик меня проглотил потому, что посчитал съедобным. Осознав ошибку, он тут же попытался...

- Убить вас, Штепарж. Вы думаете, нам не известен ваш разговор?

- Так ведь не убил,- с несчастным видом произнес Боржек.- Отпустил же в конце концов.

- Отпустил, понял, что ему угрожает. Так дело не пойдет. Вы - человек старой закалки, не знаете кодекса биометаллических роботов. Вы специалист по электронике, если не ошибаюсь? Так вот, биоробот, замахнувшийся, образно говоря, на человека, подлежит немедленному уничтожению. Убеждать вас в правильности предписаний не собираюсь. Подойдите ко мне.

- Вы, конечно, большой человек, пан профессор,- часто помаргивая, отвечал Боржек,- но только я никак в толк не возьму: почему у вас ни капли совести не осталось. Ни чуточки, иначе вы бы не стали губить такую умницу, как эта машина.

- Умницу? Вы-то откуда знаете? - Великого ученого бесило сопротивление Штепаржа. "Откуда в этом ничтожестве столько дерзости?" - дивился он.Хватайте его! Быстро, чего ждете?

Никто не пошевелился, и приказ, отданный истинно наполеоновским тоном, прозвучал впустую.

- Ишь какой... а вдруг сожрет? - отозвался чей-то голос.

Тогда профессор решил и действовать по-наполеоновски. Он шагнул вперед, весь красный от гнева, и вытянул руки, подобные когтям хищника, по направлению к тощей шее Боржека. Несколько шагов потребовалось Главсе, чтобы преодолеть расстояние, отделявшее его от своевольного пенсионера, и совсем уж было сцапал его разъяренный профессор, как вдруг защитник Моби Дика со звуком "ссслуп" исчез в разверзшемся боку звездолета. Великий ученый, потеряв равновесие, ткнулся лицом в упругий бок космического кита. Стуча зубами от страха, он сполз вниз и стал обреченно ждать нового "ссслуп". Однако чрево кита не разверзлось. Боясь открыть глаза, профессор зашарил вокруг себя руками и стал отползать с опасного места так, будто находился на минном поле.

Как только он очутился на границе, где преданность шефу перевесила опасность, десять пар рук услужливо помогло ему встать, отряхнуло пыль, поправило галстук, нежно погладило и поддержало.

- Всем отойти назад! - загремел Главса.

Ни один из его приказов не исполнялся так охотно, как этот.

- Созываю срочное заседание оперативного штаба. За мной!

И шеф решительно направился к административному зданию. На заседании не будет обсуждаться вопрос о ликвидации Моби Дика. Это решено. Задача штаба - составить отчет правительству, подкрепив вескими аргументами обоснованность принятых мер...

Боржек между тем снова очутился там, откуда спасся несколько минут назад.

- Ты за меня вступился,- растроганно говорил Моби Дик.

- Не хочу, чтобы тебя уничтожили!

- Ты вот сказал, что я - хитроумная машина. А откуда ты знаешь? А ты правда так думаешь? Честно?

- Честное слово, я так думаю. Ты - хитроумная машина.

- Надо же,- Моби Дик был тронут не на шутку,- ты считаешь меня настоящей машиной, хотя меня высидели из яйца.

- Да какая разница? -понуро отвечал Штепарж.- Раньше машины производили, мой отец рассказывал об этом. Были такие... фабрики, что ли, а в них машины, которые делали другие машины, более сложные, чем они сами. В мои времена машины штамповали. А ты простонапросто парабиологическая машина.

- Вылупившаяся из яйца,- упрямо твердил космический кит.

- Слушай, кто тебе об этом сказал,- подозрительно спросил Боржек,- что ты вылупился и прочее?

- Неважно,- уклонился от ответа Моби Дик,- и свет в помещении, где находился Боржек, стал багровокрасным.

- А все-таки?

- Ну, корабли... Там, в космосе.

- Во время твоих экспериментальных полетов?

До Боржека наконец дошло. Моби Дик три раза летал в близкий космос. Телевидение широко освещало полеты. И тогда звездолет наверняка повстречался с грузовыми космическими кораблями, совершавшими челночные рейсы. Можно догадаться, что наболтали их бортовые компьютеры бедному Моби Дику, если даже он, Штепарж, недолюбливал раньше парабиологические машины, лишившие его существование смысла. Ему, отставному электронщику, было хорошо известно обстоятельство, о котором официальная электроника и слышать не хотела: компьютеры общаются между собой по принципу модуляции, никому из людей не доступному. То есть разговаривают на тайном языке, на хлестком жаргоне. Хорошенько же отделали Моби Дика космические тягачи!



- Неужели ты не понимаешь, что они тебе просто завидовали? - мягко, как ребенку, объяснял Боржек.Завидовали и насмехались.

- Они сказали, что я - студень. Заливное. Что такое "заливное"? И желе. Что такое "желе"?

- Они сказали... А я тебе говорю, что ты глупышка, если слушаешь эту дурацкую болтовню. Пусть себе чешут языки. Кто они такие? Жалкие планетарные тяжеловозы. А ты, Моби Дик,- настоящий звездолет. Тебя ждут такие полеты, о которых и не снилось тем старым развалюхам! Они тебя сожрать готовы от злости. С потрохами, в собственном соку. Да куда им! Машина - она и есть машина, а ты - параорганизм. Цену себе знать надо.

- Ты поэтому заступился за меня? - тихо спросил Моби Дик.

- Черта с два... Ничего ты не понял, дурачок. Я сам не у дел, завидую молодым. Кое-что в зависти разумею, понял?

- Понял,- отвечал окончательно сбитый с толку Моби Дик...

Заседание оперативного штаба подходило к концу. Профессор Главса выслушал всех членов штаба по очереди и был доволен их единодушием: "Вы ни перед кем не отвечаете, профессор. Проект "Кит" - целиком ваш. Ликвидируем Моби Дика, заложим в инкубатор новое яйцо, безжизненную биометаллическую массу тоже пустим в дело: послужит в качестве пищи для зародыша. Если во время ликвидации пострадает тот человек, как бишь его... Штепарж, то представим правительственной комиссии неопровержимые факты, свидетельствующие о том, что он сам виноват в своей гибели. Его предостерегали, а он не внял".

- Итак,- провозгласил профессор и торжественно поднялся,- приступаем к завершающей фазе.

- Все энергетические пушки на номинальном уровне! - доложил главный энергетик.

- Хорошо,- резюмировал Главса.- Приготовьтесь открыть огонь. Начинаю отсчет: 10... 9... 8... 7... б... 5... 4... З... 2...

- Профессор! Профессор!

В кабинет ворвалась перепуганная секретарша, схватила ученого за руку и бесцеремонно потащила к окну. Главса хотел возмутиться, но увиденное за окном лишило его дара речи.

Моби Дик изменился до неузнаваемости. Ничто в нем не напоминало выброшенную на берег медузу. Бока сверкали стальным блеском. Еще недавно они навевали мысль о луже после дождя. Морщины и складки на корпусе разгладились, он раздувался, как баллон, впереди воинственно торчал острый нос, с плеском выбросились плавники и хвост. Моби Дик увеличивался, рос на глазах.

Персонал слушовицкого космодрома высыпал отовсюду: из лабораторий, канцелярий, туалетов, столовых и курилок. Звездолет - теперь это, несомненно, был звездолет - поднялся метров на пять, животная дрожь пробегала по его корпусу.

- Звездолет "Моби Дик" ожидает приказа! - раздался глубокий, низкий, неземной голос.

- Собачья чушь! - в ярости заорал Главса, царапая ногтями по оконному стеклу.- Чтобы меня обставил какой-то пенсионер, отставной козы барабанщик?! Не бывать тому! Да вы знаете, кто я?! - Голос у него срывался, он злобно грозил звездолету кулаком. Потом умолк, резко повернулся к главному энергетику: - Чего вы ждете? Почему не открыли огонь?

- Но вы же не отдали приказа, профессор!

- На чем я остановился?

- На... кажется, на цифре "два".

- Продолжаю...

- Профессор! Профессор же! - в кабинет снова ворвалась секретарша.Вас к телефону! Стокгольм, комитет по Нобелевским премиям.

Главса взял трубку, злобно глядя исподлобья на главного энергетика. Снова раскатился над замершим космодромом голос Моби Дика:

- Звездолет "Моби Дик" готов к полету и ожидает приказа!

Профессор Главса, зажав рукой трубку, обернулся и открыл рот, но в этот момент секретарша вырвала у него из рук трубку и прокричала в нее по-английски:

- На помощь! Профессор Главса сошел с ума и убивает Моби Дика! Он опасен для всех нас! Помогите!

Главса, зарычав, бросился на девушку, этим воспользовался главный энергетик. В два прыжка он оказался у профессорского стола - командного поста космодрома, нажал кнопку микрофона и прокричал:

- Звездолет "Моби Дик"! Приказываю: подготовиться к четвертому экспериментальному полету на Луну! Не возвращаться без особого приказа! Сохранить жизнь человеку внутри! Внимание! Старт!

Моби Дик стремительно взмыл вверх, сделал круг над слушовицким космодромом, и вскоре серебристо-стальная точка исчезла из глаз машущих на прощание служащих.

Сторож автостоянки почесал в затылке, вытер слезящиеся глаза и сказал:

- Эхма, опять в проходной никого нету!




home | my bookshelf | | Моби Дик |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу