Book: Храни меня мой талисман



Настрадинова Величка

Храни меня мой талисман

Величка Настрадинова

ХРАНИ МЕНЯ, МОЙ ТАЛИСМАН

Храни меня, мой талисман,

Храни меня во дни гоненья,

Во дни раскаянья, волненья:

Ты в день печали был мне дан.

Когда подымет океан

Вокруг меня валы ревучи,

Когда грозою грянут тучи

Храни меня, мой талисман...

- Вот так. Он верил в него и никогда не снимал с руки. Современники утверждали, что только одному ему было известно значение странной надписи на кольце п что оно якобы досталось ему от знаменитого предка - Ибрагима Ганнибала. Пушкин шутя, а может, вполне серьезно говорил, что кольцо залог его поэтического вдохновенья. И написал о нем свое стихотворение...

- Такое необыкновенное кольцо не могло остаться незамеченным среди вещей поэта. Или, может, его похоронили вместе с ним?

- Нет, Андрей Петрович. Перед смертью Пушкин завещал его "величайшему поэту России".

- В таком случае, оно должяо было перейти к Лермонтову.

- Нет, оно попало к Ивану Тургеневу. После его смерти близкий Тургеневу человек, известная певица Полина Виардо переслала кольцо в Россию. Но поэта, достойного его кольца, не нашлось, и оно попало в музей Пушкина. А во время революции исчезло...

- Уважаемый Вадим Сергеевич, подобное расследование просто мне не по силам. Ну посудите сами, сколько времени прошло с тех пор? Больше шестидесяти лет... В России проживают почти триста миллионов. На кого обратить подозрение? Может, на поэтов? Исходя из того, что Пушкин считал кольцо талисманом, наделяющим его хозяина поэтическим даром, произвести обыск и всех крупных поэтов, чтобы открыть, кто воспользовался его волшебной силой? Небось, лежит оно где-нибудь в земле или же покоится на дне старинного сундука, а может, его вывез с собой в чужую страну какой-нибудь эмигрант...

Вадим Сергеевич сложил руки в умоляющем жесте:

- Андрей Петрович, я пришел к вам не затем, чтобы рассказывать небылицы и втягивать вас в безнадежное предприятие. Я ровным счетом ничем не могу убедить вас в своей правоте, а лишь рассчитываю на ваш огромный опыт, на ваш острый ум и интуицию и еще - на благоговение перед Пушкиным. Прошу вас, не отказывайтесь...

Андрей Петрович несколько раз прошелся по кабинету. Губы его были плотно сжаты, что являлось признаком серьезного раздумья. Затем он остановился у кресла, в котором сидел посетитель, и пристально посмотрел на него.

- Вадим Сергеевич, вы человек серьезный...

- Помилуйте, бог мне свидетель! Уж не думаете ля вы, что я рехнулся?

- Поставьте себя на мое место, уважаемый Вадим Сергеевич, и вы сразу же поймете, что требуете от меня невозможного.

Вадим Сергеевич сокрушенно ударил себя по голове кулаками (но не слишком сильно, а как хороший актер) и страдальчески протянул:

- Андрей Петрович, неужто и вы?.. "И ты, Брут?"

После того, как Вадим Сергеевич несколько успокоился, последовали переговоры an "высоком уровне", во время которых выяснилось, что:

Во-первых, все музейные работники заняты.

Во-вторых, ни у кого нет времени на подобные поиски.

В-третьих, расходовать государственные средства на дело с сомнительным исходом - безответственно.

Однако!

Во-первых, речь идет о Пушкине, гордости всей нации.

Во-вторых, всегда найдутся добровольцы.

В-третьих, не плохо бы к этому привлечь этнографа Модеста Юрьевича Савченко, вышедшего недавно на пенсию по болезни.

Многие из вас с полным правом могли бы предположить, что бывший музейный работник и ныне пенсионер Модест Юрьевич покуривает трубочку в плетеном кресле или же няньчит внуков. Но ничего подобного!

Во-первых, у него нет плетеного кресла и внуков.

Во-вторых, он не курит, поскольку курение вредит здоровью.

В-третьих, в настоящий момент он всецело поглощен приготовлением никому не известного грузинско-украинского кушанья из свиного филе, зеленой фасоли и горошка, яиц и таинственных приправ. Этим самым кушаньем он собирается угостить друзей, которых пригласил по случаю сорок первого юбилея и шестилетия со дня развода с Танечкой.

Танечка также получила приглашение на званый ужин, хотя шесть лет назад, когда Модест Юрьевич тяжело заболел и был вынужден выйти на пенсию по состоянию здоровья, благоразумно бросила его.

Модест Юрьевич давно ей все простил и сегодня хотел доказать, что она никогда не смогла бы приготовить такое блюдо.

Но доказать он так ничего и не смог, поскольку:

Во-первых, к Модесту Юрьевичу в самый ответственный момент пришли какие-то два энергичных старика и повели с ним серьезный разговор.

Во-вторых, по этой самой причине кушанье пригорело.

В-третьих, поняв, что усилия его пошли прахом, Модест Юрьевич выключил плиту, надел пиджак и заторопился куда-то вместе с энергичными стариками, приколов к дверям записку: "Братцы, не обессудьте - срочное дело!"

Танечка отыскала пустую стеклянную банку из-под консервов, поставила в нее букет цветов, с которым пришла на день рождения бывшего мужа, и ушла, в свою очередь приколов к дверям свою записку: "От той, которая тебя любила!"

"Братцы", к которым обращался в записке Модест Юрьевич, нашарили ключ под ковриком, открыли квартиру, выпили содержимое припасенных бутылок, расставили все по местам и тоже написали записку:

"Поздравляем с днем рождения! Подарки - в чайнике. Дед Мороз".

Модест Юрьевич действительно обнаружил в чайнике роскошный шелковый галстук, бумажник, шерстяные носки (немного влажные) и запонки, сделанные "под золото".

Оглядев запонки со всех сторон, он хмыкнул:

"Гм, гм. Золото. Странный металл. Может принять любую форму. Интересно, как выглядело то кольцо?"

Запомните эту реплику. Она очень важна для дальнейшего повествования. А означала она то, что мозг бывшего музейного работника и ныне пенсионера уже заработал пэ программе "Кольцо Пушкина".

Однако!

Вся эта умственная работа не имела бы никакого результата, если бы в то же самое время в месте, которое принято считать необитаемым и называть пустыней, не проснулся странный человек. Потянувшись, словно после долгого сна, он понюхал воздух и удивился:

- Смотри-ка! Опять ищут!

Дождавшись, пока взойдет луна, он выдохнул из себя воздух, подскочил, взмахнул руками, и медленно, как пустынный гриф-стервятник, полетел на север,

- Уж не думают ли они, что этим кольцом может обладать любой смертный, - пробормотал он, и слова эти, вылетев изо рта, вспыхнули лунными бликами и погасли где-то на севере.

Пенсионер и бывший музейный работник Модест Юрьевич Савченко проснулся. Зажег ночник, зажмурился и прикрыл глаза ладонью. Потом попытался сосредоточиться и, когда ему это не удалось, сказал:

- Черт побери! Я вчера не выпил ни капли! Почему же у меня такая тяжелая голова? И сны какие-то странные! Эк меня забрало это кольцо! Даже во сне его вижу...

Он поудобнее устроился в кровати, взял в руки пачку исписанных листов и принялся читать. Потом о чемто глубоко задумался и попытался подытожить то, что он знал:

Во-первых, никто с точностью не может утверждать, какое из колец Пушкин считал талисманом. В имеющихся трех различных версиях упоминается о трех кольцах: с изумрудом (смарагдом), сердоликом и о третьем, якобы украшенном черной эмалью.

Во-вторых, сторонники "изумрудной" (или "смарагдовой") версии утверждают, что на камне было вырезано изображение древней египетской богини Нут - "Матери солнца и всех звезд, рождающей богов". Кроме того, слова молитвы, с которой древние обращались к богине.

(Интересно, на каком языке или наречии? И где помещалась эта молитва? Тоже была вырезана на камне?

Или, может, выгравирована на золоте? Впрочем, сторонники этой гипотезы утверждают, что камень якобы был нампого более древний, чем кольцо, и что он был оправлен в золото двести-триста лет тому назад. Итак, что мы имеем: изображение богини Нут на зеленом камне и, кроме того, - текст молитвы приблизительно из тридцати слов. Иероглифы? Но может ли все это поместиться на камне? Или же все это плод несколько буйной фантазии авторов версии, поскольку они утверждают еще, что кольцо, прежде чем стать фамильной драгоценностью Пушкиных, принадлежало: а) Борису Годунову и его дочери Ксении; б) царю Ивану III и его дочери Елене и в) еще кому-то...

В-третьих, кольцо с сердоликом Пушкин подарил (по достоверным источникам) Жуковскому. Позднее, сын Жуковского вручил его писателю Тургеневу, который очень им гордился и в свою очередь завещал Льву Толстому. После его смерти Полина Виардо переслала это кольцо в Россию. Оно оказалось в музее Пушкина, откуда исчезло во время революции.

Однако, приверженцы "смарагдово-изумрудной" версии настаивают на том, что Пушкин считал талисманом именно это кольцо, то есть кольцо с изумрудом.

И подарила его ему г-рафиня Воронцова. (А как же тогда быть с фамильной драгоценностью семьи Пушкиных?)

В-четвертых. Присмотримся к туманной версии относительно шерстня с черной эмалью и диковинной надписью. По этой версии перстень принадлежал знаменитому прадеду Пушкина Ибрагиму Ганнибалу, арапу Петра Великого. Никто не мог прочесть ту надпись.

Одному Пушкину было известно ее значение.

Серьезные "исследователи" обошли эту гипотезу своим вниманием. Что ж, тогда займемся ею мы. Хотя она и не сулит больших открытий.

А теперь постараемся поглубже вникнуть в "сопроводительный документ". В стихотворение самого Пушкина. Там есть фраза: "...ты в день печали был мне дан". Так. Кольцо попало к Пушкину "в день.печали".

Что же это за день? Кто мог ему подарить или дать талисман? И почему Пушкин считал его таковым?

Предположим: застав любимого племянника в отчаяния, дядя поэта, Василий Львович, передал ему фамильный талисман, некогда подаренный Василию Тнмо4)еевичу Пушкину княгиней Еленой, дочерью царя Ивана III, со словами, что отныне он всегда будет под его защитой.

Но что это был за "день печали"? Что так терзало поэта? Может, мысль о заточенных друзьях-декабристах?.. А может, поэт был взбешен и оскорблен очередной монаршей "милостью"? А может, все-таки именно этот перстень дала Пушкину в печальный день разлуки графиня Воронцова?..

Последнее предположение, казалось бы, самое привлекательное. Но... как утверждали современники Пушкина, он считал кольцо залогом своего поэтического вдохновения, а поэтом он был - н уже очень известным - до встречи с Воронцовой.

Есть и "исследователи", которые связывают отношение Пушкина к этому кольцу с его политическими симпатиями. Известно, что Пушкин посещал собрания кружка вольнодумцев "Зеленая лампа". Девизом их было - "Свет и надежда". Все члены этого кружка носили перстни с зеленым камнем. Отсюда и смарагдовый перстень-талисман.

Версия эта кажется наиболее "благородной". Но заметим: Пушкин был к тому времени уже сложившимся поэтом. Следовательно, и здесь не сходится...

"Может, дать объявление в газете, - подумал Модест Юрьевич, - и пожертвовать несколько недель на то, чтобы познакомиться с тем, что предложат почитатели детективного жанра или же исследователи-любители?"

Решено, он так и сделает! И без того вся эта история попала к нему в руки благодаря таким же любителям...

По этой самой причине спустя четыре дня на страницах газет, печатающих объявления, появился следующий текст:

"Каждый, кому хоть что-нибудь известно о кольце, принадлежавшем А. С. Пушкину и считавшемуся поэтом его талисманом, прошу обратиться письменно к М. Ю. Савченко по адресу Бортнянская улица, 16, кв. З".

Уважаемый Модест Юрьевич поступил весьма осмотрительно, попросив всех желающих высказаться по данному вопросу в письменном виде.

Однако!

Этнограф в отставке Савченко ошибся, надеясь таким образом сэкономить время. На него обрушилась лавина писем, в которых сотни людей интересовались:

Во-первых, ведутся ли поиски кольца?

Во-вторых, нужны ли добровольные помощники в этом благородном деле?

В-третьих, могут ли принять участие в этих поисках пионеры?

В-четвертых... и т. д., и т. п.

Савченко совсем бы пропал, если бы однажды, воскресным утром к нему не постучалась в дверь соседка по квартире Дарья Осиповна - иначе говоря, Даша. Незамужняя дама тридцати лет, приятной наружности, она служила в какой-то конторе и была такой стеснительной, что сама потом удивлялась, как это она решилась "постучаться в дверь мужчины".

Даша сказала Модесту Юрьевичу, что, видя, сколько писем он получает в последнее время, и понимая, что одному человеку весьма затруднительно самому их прочесть... она решила... Кроме того, ей это совсем не трудно и даже интересно, поскольку речь идет о Пушкине, которого она обожает. Иными словами, она попросила бывшего музейного работника, а ныне пенсионера М. Ю. Савченко принять ее услуги в качестве добровольной секретарши.

Предлож^ение это весьма облегчило Модеста Юрьевича, тем 6^tee, что Даша старательно получала почту.

и так же старательно прочитывала все письма, откладывая для Модеста Юрьевича только те, в которых была хоть крупица полезных сведений. Но все эти "крупицы" не содержали ни грана полезной информации. Некоторые авторы писем сообщали, в сущности, известные факты, другие повторяли легенды, а в третьих просто давалась воля фантазии. Только несколько писем привлекли внимание Модеста Юрьевича.

Первое принадлежало внуку офицера, служившему вместе с сыном Пушкина Александром Александровичем. Этот "внук" утверждал, что якобы дед его слыхал из уст Александра Александровича, что отец его действительно носил перстень-талисман, который где-то потерял. И что камень, украшавший кольцо, был бирюзовым.

Второе письмо прислала девушка из Одессы. Она доказывала, что кольца-талисманы не дарят, их завещают. Приведя еще некоторые суждения в этом духе, она добавляла, что некогда, во время отступления белой армии, какой-то сомнительный тип рассказал ее деду, что мол присутствовал на памятной сделке: продаже перстня-талисмана Пушкина. Продавал его известный картежник, а приобрел - граф NN (девушка называла известную в стране до революции фамилию). Через знакомых моряков торгового флота, бывающих во Франции, ей удалось узнать, что.потомки этого графа и поныне.живут в Париже, Орлеане и Нанси.

"Этой девушке нельзя отказать в находчивости, - подумал Модест Юрьевич. - Надобно бы с ней познакомиться поближе..."

В третьем письме (автор его был человек почтенного возраста) старомодным дрожащим почерком сообщались следующие факты: приблизительно тогда-то и тогда-то отец его был назначен на должность сторожа музея, где, как ему было известно, хранилось кольцо Пушкина. В бытность его там случились такие н такие события, в результате которых кольцо-талисман исчезло.

Как вы думаете, о каком кольце шла речь? О кольце, украшенном черной эмалью...

- Но ведь раньше шла речь о сердоликовом перстне! - всплеснула в отчаянии руками Дарья Осиповна и безутешно расплакалась. - Нет, нам никогда его не найти! Но я не верю, чтобы подобная вещь исчезла навсегда, словно сквозь землю провалилась! Ведь кольцо это так любил Пушкин! И верил в его силу! Потому-то он и написал "Храни меня, мой талисман1"!

Неужто на свете есть люди, которые способны продать за деньги вещь, которой касался ОН!

Модест Юрьевич виновато заморгал, вынул из кармана носовой платок и утер слезы своей добровольной секретарше, а потом, в порыве чувств прижал ее к себе.

Над пустыней качался смерч, закручивая в крутые спирали серый песок. Один из столбов песка ураган принес к подножию выщербленных скал, торчавших на голом плато. Натолкнувшись на них, он рассыпался с шипением, оставив на земле странный предмет, напоминающий каменное изваяние человека.

Изваяние ожило и, прислушавшись к чему-то в хаосе звуков, рассмеялось голосом ночной птицы:

- Ха-ха! Отчаялся! Теперь я открою тебе тайну. Это кольцо никому не дано найти. Его нельзя ни украсть, ни купить, ни продать. Она дается избранным. Так пожелали последние из нас, представителей древней исчезнувшей расы, оставив меня исполнителем их воли.

Да, я единственный, кто остался из зеленых людей - тех, первых, кто знал, тех первых, кто мог и изменил облик земли. Она отомстила нам за поругание ее плоти. Мы вымерли все, чтобы дать дорогу вам. Но мы не хотели, чтобы с нами угасла драгоценная искра величия человека. И я остался, чтобы беречь ее, чтобы раздувать таинственное пламя, что тлеет в зеленом камне кольца. Кольцо достойны носить великие, они черпают в нем силы и вдохновенье... Одним из таких великих был поэт России Александр Пушкин. Сын свободы, дерзновенный и великодушный. Щедро одаренный талантом и величием души. Один из немногих, отмеченных знаком подлинного величия, присущего человеку. И ему было дано это кольцо. Кольцо-талисман, которое нельзя ни найти, ни украсть, ни купить, ни продать. Ни также получить в подарок. Его могут носить лишь избранные... Как только я почувствовал, что нить его жизни скоро оборвется, я явился к нему во сне и взял кольцо. Оно и сейчас у меня. Я жду. Жду Другого, кто будет достоин зеленого пламени... И украшает кольцо не смарагд, не бирюза, не сердолик и не черная эмаль. Кольцо освящено камнем МгнадисФза. Второго такого нет на Земле. Цвет его цвет весенней зелени. Он чист и прозрачен, как предвечерняя небесная влага, что орошает землю, одевая ее в зеленый наряд. Надпись же на нем понятна тому, кто несет в себе священный и чистый огонь вдохновения, кто способен приумножить величие человека. Посему нe ищите это кольцо! Радуйтесь сну, котооый вы называете жизнью..,



Модест Юрьевич проснулся с пересохшим горлом.

Мгновенье спустя открыла глаза и Даша и в испуге прижалась к нему.

- Модест, мне приснился странный сон!

- И тебе? - встревожился Модест Юрьевич. - Хотя едва ли это тебе могло привидеться... Пустыня, смерч...

- Самум! Пиршество Времени' - едва не вскрикнула Даша. - А потом... потом камень Мгнадис-Фза..

- Стало быть нам обоим приснился един и тот же сои? Невероятно! принялся растирать вискк Модест Юрьевич.

Даша долго думала, а потом неуверенно сказала:

- Модест, не думаешь ли ты, что нам нужно рассказать об этом в Академии... Я хочу сказать, тем кто изучает сны... Ведь это же феномен... и, может, его изучение принесет какую-то пользу...

- Никуда мы нe пойдем и никому ничего не станем рассказывать, - мрачно сказал Модест Юрьевич. - Во всяком случае, мне теперь абсолютно ясно - у нас ничего не получится с поисками кольца. Мы потерпели фиаско...

- Ах, Модест! Разве это наша вина? Мы ведь не жалели сил. И в конце концов, не всегда же суждено достичь поставленной цели, главное, что этг цель благородна!.. Да и не так уж важно это кольцо... Пушкин был великим поэтом и без помощи талисмана. Может, он даже потихоньку посмеивался над теми, кто воображал, что такой талисман есть. Он ведь знал, что он - гений!

Модест Юрьевич скопа потер виски:

- Знаешь, Дашенька, я давно думаю: да, мы благоговеем перед Пушкиным и вместе с тем с жадностью роемся во всех, даже самых интимных фактах его жизни.

Не оскорбляет ли это мелкое человеческое любопытство его память? Сколько о нем ходит сплетен вот уже более ста пятидесяти лет! Ведь говорится же - пусть мертвьк покоятся в своих гробах. А тень гениев все время тревожат! Что там какое-то кольцо перед величием его слова, его стихов! Каждая его строка должнбыть нам дороже любого перстня.

- Знаешь, и я все думаю над словами того странного существа из наших снов: кольцо-талисман - это божий дар. Высочайший талант, вдохновение. Его не купишь, не продашь и не получишь в подарок...

- Ты права. Вместо того, чтобы рыться в биографии великих людей, лучше бы помочь молодым талантам...

Если бы мы вложили энергию, потраченную на поиски кольца, в...

- Но ведь еще не поздно, Модест! Знаешь, в мансарде живет студент Лесотехнического института... так он пишет стихи... Он очень робок и скромен... Мне дала их прочесть его сестра... Я не очень разбираюсь в поэзии, но мне кажется, что они прекрасны. Сам студент никогда не осмелится снести их в редакцию...

Но мы бы могли... Что нам стоит...

- М-да, - произнес задумчиво Модест Юрьевич. - А я запретил ему сушить сорочки под моим окном...




home | my bookshelf | | Храни меня мой талисман |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу