Book: Криминалистическая хроника с Иакинфом Страшенным и его робстрзаками



Кужела Андрей

Криминалистическая хроника с Иакинфом Страшенным и его робстрзаками

Андрей Владимирович КУЖЕЛА

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ХРОНИКА

С ИАКИНФОМ СТРАШЕННЫМ И ЕГО РОБСТРЗАКАМИ

Фантастический рассказ

День угасал. Единоначальный бригадир отделения робстрзаков Иакинф Страшенный сидел за столом и, подперев растопыренными пальцами склоненную голову, разглядывал сводную таблицу чрезвычайных происшествий минувшего квартала. Косые солнечные лучи проникали в кабинет через неплотно закрытые жалюзи, скользили по зеркальной макушке бригадира, вызывая на ней мягкое золотистое сияние. "Пф-ф-ф..." - выдохнул единоначальный бригадир отделения робстрзаков, откинулся на спинку кресла и достал из нагрудного кармана рубашки аккуратно сложенный белый платок. Он провел платком по макушке - сияние погасло. Сощурившись, Иакинф Страшенный глянул на солнце: солнце опускалось за деревья. Сознание необратимости наблюдаемого процесса вызвало на круглом лице бригадира мудрую и несколько злорадную улыбку. Он нажал кнопку на столе - монотонное дребезжание старенького кондиционера оборвалось. Бригадир Иакинф нажал другую кнопку - жалюзи, позвякивая, уползли под потолок. Иакинф Страшенный коснулся третьей кнопки - и окно распахнулось. Рафинированный воздух кабинета пропитался запахами травы, деревьев и земли. "Пф-ф-ф..." - вздохнул бригадир, открыл дверцу холодильника, достал и откупорил бутылку лунной минеральной. Отпив половину, он довольно потрепал себя по бакенбардам, взял с подставки толстый фломастер и снова склонился над сводной таблицей чрезвычайных происшествий минувшего квартала.

Таблица была совершенно пустой. Никаких преступлений в контролируемой бригадиром спирали галактики не совершилось. Бригадир старательно вычеркивал день за днем, проставляя жирные синие крестики в соответствующих квадратиках. Вскоре он дошел до последнего дня квартала, собрался и его перечеркнуть, как все предыдущие, но остановился в замешательстве. Исподлобья он строго поглядел на молчаливые телефоны и ребристые коробки селектора, на компьютерный терминал и темный экран пульта телесвязи, на маленькую карманную рацию, лежащую справа на столе: ничто как будто не собиралось его тревожить. Иакинф Страшенный покосился на солнце: хотя оно и опускалось за горизонт, этот факт вовсе не означал, что последний день квартала уже истек. Иакинф Страшенный отложил фломастер в сторону. С минуту он сидел задумавшись, потом допил оставшиеся полбутылки минеральной, устроился поудобней и просто стал ждать, когда последний день квартала сам собой перейдет в первый день долгожданного отпуска.

Солнце ползло медленно и незаметно, с неторопливостью часовой стрелки. Хлопнула дверь. В кабинет вошел дежурный робстрзак системы "Аргус" с белой папкой под мышкой.

- Желаю здравия Страшенному! - отчеканил он. В криминалистическом отделении все называли бригадира так, но мало кто мог сказать уверенно, была ли фамилия это, прозвище или псевдоним, выдуманный самим бригадиром для устрашения преступных элементов всех сортов и мастей.

- Что несешь, Аргус? - спросил Иакинф Страшенный.

- Свежий экспресс-доклад, - глухо прочревовещал робстрзак, не включив в целях экономии энергии мимику лица. Бригадир с тревожным предчувствием протянул руку; Аргус подал папку.

- Слушаю, - сказал бригадир.

- Происшествие на орбите планеты Глория, - сообщил Аргус. Астролайнер типа "Махаон"; бортовой номер тысяча семь. Груз и пассажиры с первой планеты трассы "Зодиак", место назначения - Рекс у второй звезды Гончих.

- Так, - кивнул бригадир, раскрывая папку. - И что?..

- Вблизи планеты Рекс все пассажиры и члены экипажа потеряли сознание. "Махаон" резко отклонился от курса, полетел прямо на Глорию. Глория имеет атмосферу. Корабли типа "Махаон" не предназначены для полетов в атмосфере. Скорость сближения...

- Стоп, - внезапно охрипнув, сказал бригадир Иакинф. - Ты шутишь? Он недоверчиво глянул на Аргуса. - Давай-ка раскалывайся. Тебя кто-то научил разыграть меня? В последний день?

- Нет, - ответил Аргус. - Доклад официальный.

Бригадир раскрыл папку; его взгляд вонзился сначала в черную квадратную, потом в красную круглую печать на титульном листе. Брови Иакинфа Страшенного вскинулись ломаными дугами.

- Ого! - изумился он. - Да это чепе!

- Так точно! - подтвердил робстрзак.

- Продолжай, - пробормотал бригадир. - Что было дальше?.. Лайнер сгорел в атмосфере?

- Нет. Возле Глории находился корабль планетологов; они увидели падающий "Махаон", догнали, состыковались, сняли с критической траектории и вывели его на устойчивую орбиту. Через полтора часа экипаж и пассажиры очнулись. Ничего не могли объяснить: обморок наступил внезапно и одновременно у всех.

- Причина?

- Не установлена. Никто не понял, почему случилось.

- Автопилот тоже потерял сознание?.. - слукавил Иакинф Страшенный, желая на всякий случай проверить электронные мозги робстрзака.

- Шутите, ххх-х! - просипел скрытым динамиком Аргус.

Бригадир Иакинф усмехнулся.

- Если пилоты потеряли сознание, то их должен был заменить автопилот. Верно?

- Да. Но автопилот оказался отключен. Это определила техническая экспертиза. - Аргус указал на белую папку.

- Очень странно, - сказал бригадир. - Экипаж в обмороке, автопилот отключен... Чужой не может войти в кабину пилотов... Почему же "Махаон" изменил курс и стал падать на Глорию?

- Эксперты утверждают, что астролайнер был направлен на планету специально.

- Кем?..

- Не известно. Подозревается некий транзитный пассажир. Рекомендую ознакомиться с рапортом пилотов.

Иакинф Страшенный привстал в кресле, перевернул страницу и навис над папкой, словно коршун, готовый спикировать на суслика.

"...В шестнадцати тысячах километров от Рекса... стыковка со служебной капсулой... взят на борт транзитный пассажир... никаких подозрений не вызывал... перелетные документы в порядке... билет зарегистрирован космопортом системы Зодиак... во время аварийной ситуации на орбите Глории упомянутый пассажир исчез... на борту не обнаружен..."

- Куда ж он? - Иакинф Страшенный посмотрел в потолок. - Сиганул с подножки?..

Глаза бригадира побежали дальше по строчкам доклада: "Осмотр звездолета "Махаон"... под креслом исчезнувшего пассажира найден портфель с трупом... белой длинношерстной болонки... животное погибло в результате отравления зооцидом... болонка являлась собственностью экипажа..." Бригадир взволнованно крякнул и потянулся за минеральной.

- Есть еще некоторые обстоятельства, - сказал Аргус, заботливо подавая стаканчик.

- Говори.

- Трое пассажиров, очнувшихся после обморока, оказались в состоянии тотального слабоумия.

Иакинф Страшенный замер в кресле. Тревожное предчувствие, словно шарик в колесе рулетки, запрыгало у него в мозгу.

- Чокнулись от страха? При падении?.. - с надеждой спросил он.

- Нет. Психическое расстройство в результате кражи рассудка.

Губы Иакинфа Страшенного поджались. Он зажмурил глаза. И вдруг единоначальный бригадир отделения робстрзаков саданул кулаком по крышке стола так, что прислоненная сбоку знаменитая трость со стеклянным набалдашником отлетела к ногам Аргуса. Потом он замычал сквозь зубы ужасные, недоступные пониманию робстрзака проклятья.

- Опять! - негодовал Иакинф Страшенный. - Опять похищение рассудка! Этому пора положить предел!

- Так точно, - подтвердил невозмутимый Аргус.

- Кто жертвы?!

- Пострадавших трое: Жанна Сент-Шере - прима театра "Космовизион", шесть миллиардов поклонников; Тревор Ланг - боксер тяжелого веса, золотая медаль на последней олимпиаде; астроразведчик Валентин Кромкин - десант на побережье моря Лимень, разведка вблизи кассиопейских звезд, экспедиция в пульсар Зеро...

- Понимаю, - кивнул Иакинф Страшенный. - Знаю.

Он задумчиво поглядел в окно. Уже сгустились сумерки, безоблачное небо стало серым. Бригадир Иакинф придвинул к себе сводную таблицу чрезвычайных происшествий минувшего квартала и в последней пустой клетке поставил красным фломастером большой вопросительный знак.

"Психомания! - подумал он. - Пропади она пропадом; нет мне покоя!"

Аргус нагнулся, поднял трость и прислонил ее к столу. Бригадир перевернул несколько листов экспресс-доклада. Фотографии блеснули глянцем... Загорелый, курчавый Кромкин сонно смотрел из-под прикрытых век бессмысленным взглядом. Его лицо потеряло обычное мужественное выражение: один ус торчал вверх, другой свисал вниз; пегая небритая щетина покрывала впавшие щеки. Красавица Сент-Шере, измазанная пудрой, морщилась и грызла свои изящные розовые ногти сразу на трех пальцах. При этом она была, по-видимому, совершенно довольна. Любимец болельщиков Ланг, быстрый и гибкий, как леопард, чемпион-весельчак, который усмехался даже пребывая в единственном в своей практике нокауте, превратился теперь в обмякшую скособоченную тушу. Он сидел с отвалившейся нижней челюстью и, пуская слюни на подбородок, жутко закатил глаза, словно разглядывал что-то занятное внутри своей головы.

- Раздери меня вакуум! - воскликнул бригадир Иакинф. - Ведь это идиоты!

- Так точно, - подтвердил Аргус. - Теперь у них нет памяти, нет эмоций, нет интеллекта. Полностью похищен массив сознания. Тотальное слабоумие.

"Пф-ф-ф..." - сказал Иакинф Страшенный и откинулся на спинку кресла. Ему снова стало жарко, пересохло в горле. Он заглянул в холодильник.

- Сходи-ка за минеральной, - пробурчал бригадир. - Я тут сам пока погляжу...

Послушный Аргус ушел.

"Не просто украсть массивы сознания сразу у троих, - думал Иакинф Страшенный, листая страницы. - Только очень опытный преступник мог сделать это. Скорее всего рецидивист. Придется раскопать старые дела о психоманах..." Иакинф Страшенный снова посмотрел на фотографии.

- Бедняги, - сочувственно пробормотал он. - Где-то сейчас ваш украденный внутренний мир?.. Хотелось бы знать, кто путешествует по вашей памяти, переживает вашу радость, любовь, страсть или печаль, как свои собственные... Хм-м... Впрочем, нет - печаль и все такое прочее вместо вас никто не испытывает: негативные эмоции психоманы стирают. Так что если нам удастся найти и вернуть вам массивы сознания, то уже без неприятных воспоминаний. Гм-м... Это единственное, чем пока можно было бы вас утешить, но ведь вы, к сожалению, лишены возможности что-либо понимать...

Перевернув последний лист экспресс-доклада, бригадир захлопнул папку и глубоко вздохнул.

Когда Аргус вернулся, он вторично зарегистрировал в последний день квартала странное мычание, издаваемое бригадиром, а также недоступные пониманию робстрзака проклятья в адрес злоумышленников. Мычание бригадира было из ряда вон выходящим событием, на основании чего робстрзак Аргус сделал быстрый и верный дедуктивный вывод о том, что их отделению предстоит большая операция.

- Не вредно ли пить столько минеральной? - предупредительно осведомился он, наблюдая за Иакинфом Страшенным.

- Люди не ржавеют, - сердито отрезал бригадир, наполняя третий стаканчик. - Ступай-ка, принеси сюда весь ящик.

- Стоит ли так горячиться при единственном преступлении за квартал? усомнился Аргус.

Расплескав воду, Иакинф Страшенный вскинул голову и уперся взглядом в робстрзака.

- Не обсуждать! - рявкнул он.

- Вы уполномочили напоминать в подобных случаях, что здоровье у вас одно, - заупрямился Аргус. - Кроме того, с завтрашнего дня вы в законном отпуске.

"Пф-ф-ф"... - бригадир устало приложил пальцы к глазам и склонил голову. Его макушка тускло блеснула в вечернем сумеречном свете.

- Отпуск горит ярким пламенем, Аргус, - сообщил Иакинф Страшенный и сердито потрепал бакенбард. - Поэтому приказываю! - воскликнул он. Подготовить на завтра сведения о случаях кражи рассудка за последние пять лет; собрать информацию о катастрофах с пассажирскими звездолетами на трассе Зодиака за тот же срок; запастись минеральной для погашения отпуска!

Иакинф Страшенный взял трость и надел легкую соломенную шляпу.

- Не сопоставляю, - начал было сомневаться Аргус, но бригадир скомандовал: "Исполнять!", приподнял шляпу, бросил: "Мое почтение" и вышел из кабинета. - Желаю здравия! - четко проговорил робстрзак Аргус.

Утром следующего дня бригадир стоял у окна, размышлял, разглядывая летающих над деревьями птиц и причудливые редкие облака, едва движимые ветром. Робстрзак Аргус шуршал за его спиной кипой бумаг, пытаясь сброшюровать их в один альбом. Внезапно тяжелая стальная дверь распахнулась, врезалась с грохотом в стену, и в кабинет ввалился взъерошенный розовощекий крепыш с болтающейся на плече репортерской сумкой.

- Привет! Наконец я добрался до вас! - прокричал он, дурашливо беря под козырек. - Ну, что? - крепыш хитро подмигнул Иакинфу Страшенному. Путешествия по астротрассе "Зодиак" становятся все опасней? Ага?! Хе-хе! Бригадир, несколько слов для галактической прессы! Как вы собираетесь бороться с разгулом преступности?

"Пф-ф-ф..." - сказал Иакинф Страшенный и помрачнел.

- Ну, дела идут, Аргус?! - бойкий крепыш уже похлопывал по плечу робстрзака. - Как твои квантовые диоды, парень?! Не барахлят? Хе-хе!

Аргус прервал работу и замер.

- Послушайте, Рельсов, - громко сказал Иакинф Страшенный, во-первых, одно преступление в квартал нельзя считать разгулом преступности, а во-вторых, здесь никто не собирается обсуждать с вами нераскрытое дело. Ясно? Кстати, откуда вы узнали о преступлении?

- Сто друзей! Хе-хе! - плутовато захихикал крепыш.

Он снял с плеча сумку, достал из нее блокнот и плюхнулся на стул перед Иакинфом Страшенным.

- Ну-с! Что вы можете сказать озабоченной общественности?.. - Он с ухмылкой покосился на могучего Аргуса, сидящего перед ворохом бумаг. Что-то не видно, чтобы вы с бластерами в обеих руках гоняли злоумышленников на всех планетах Вселенной! Слушаю вас!

Тяжелый и выразительный взгляд Иакинфа Страшенного медленно перемещался по докучливому корреспонденту, но тот, не обращая внимания на бригадира, вертелся на стуле: потрогал лежащую на столе рацию, постучал пальцами по экрану телепульта, а потом сунул свой нос в коробочки селектора.

- Когда-нибудь я выставлю вас за дверь, Рельсов, - сказал бригадир.

Крепыш мгновенно сделал запись в блокноте и с авторучкой наготове выжидательно уставился в лицо Иакинфу Страшенному.

- Это не для прессы, - пояснил бригадир. - Это вам лично.

Крепыш ничуть не смутился; предупреждение, судя по всему, подействовало на него как на слона дробина.

- Благодарю, хе-хе, - сказал он. - Еще что-нибудь.

- Интервью закончено, - буркнул бригадир.

- Нет, нет! - запротестовал Рельсов. Он вскочил и торопливо зашагал вдоль стеллажей картотеки, изучая наклейки; заглянул в шкаф сквозь стеклянные дверцы, покрутился перед коллекцией оружия, развешанной на стене, и стал что-то записывать. - Теперь несколько снимков! - объявил он и вытащил фотоаппарат из сумки.

- Уберите камеру, Рельсов! - грозно сказал Иакинф Страшенный. - После ваших репортажей у читателей создается ложное впечатление, будто бригадир только и делает, что попивает лунную минеральную да поигрывает в шашки со своими робстрзаками, вместо того чтобы с бластерами в обеих руках... М-м... Ну, и так далее в вашем стиле. Уберите камеру, не то она улетит в окно.

- В окно?.. - переспросил Рельсов и чему-то усмехнулся. - Кстати, посмотрите в окно: что это там такое?

Бригадир выглянул из окна. Внизу стояла толпа. Увидев бригадира, толпа радостно защелкала фотоаппаратами. На деревьях тоже сидели корреспонденты и стрекотали кинокамерами. "Ишь, фрукты! - изумился бригадир. - Эх!.. Прикажу спилить деревья до половины!" - отчаянно подумал он. Потом, к огорчению наблюдателей, Иакинф Страшенный хладнокровно опустил жалюзи.

- После того как мы сфотографировались, хе-хе, предлагаю вам добровольно продолжить интервью, - сказал Рельсов. - Мы еще не поговорили о преступлении на астролайнере "Махаон". Два-три слова! - опять начал он приставать к Иакинфу Страшенному.

- Иногда мне охота снять со стены старинную газовую слезоточивку... прищурился бригадир.

Неожиданно включился селектор. "Тревога! - произнес металлический голос. - На связи проходной пост! Сообщение по внутренней сети. В отделение проник посторонний без входного документа! Приметы..."

- Ага, это вы, Рельсов! - радостно гаркнул бригадир. - Оставьте меня в покое, или я вас арестую и газета лишится утреннего материала!

- Удаляюсь! - заволновался крепыш и поторопился к двери.

- Аргус! Проводи! - приказал Иакинф Страшенный.

Аргус включил мимику и придал своему лицу такое выражение, что охотника за сенсациями кинуло в пот, и он прижался к стене.

- Ладно, топай, - миролюбиво проворчал бригадир. - Не до шуток.

Мысли Иакинфа Страшенного вновь закружились вокруг истории со звездолетом "Махаон".

В ретроспективном обзоре, подготовленном Аргусом, бригадира заинтересовали два происшествия. В первом случае на одном из астролайнеров трассы "Зодиак" пассажиры и экипаж по неизвестной причине потеряли сознание. Очнувшиеся через некоторое время пилоты увидели, что корабль полным ходом мчится на близкую звезду Гейзер-альфа. В последний момент они, к счастью, успели изменить траекторию. Почему звездолет отклонился от курса - осталось невыясненным. Кроме того, исчез один из пассажиров звездолета. Его не обнаружили ни внутри корабля, ни в открытом космосе вдоль трассы; не удалось разыскать его и на ближайших заселенных планетах. Впоследствии никто и никогда не обращался в правление космофлота или в криминальную службу по поводу этого пассажира; не интересовался его судьбой и не разыскивал его. Другой пассажир - популярный джазмен Топпи оказался ограблен. Для психоманов он был лакомой добычей: в памяти Топпи хранился изрядный запас ярких впечатлений. Он много гастролировал, путешествовал; прожил бурную и незаурядную жизнь; поклонницы его обожали. Украденный массив сознания Топпи был раздроблен, расфасован по психонакопителям и таким образом превратился в товар, наркотик для любителей, жаждущих пережить то же, что испытывал в своей жизни сам музыкант. Но более всего бригадира Иакинфа поразил тот факт, что при расследовании на борту звездолета была найдена в пластиковом пакете обезьянка, погибшая от отравления зооцидом. Ручную обезьянку содержал экипаж астролайнера. Дело в точности походило на происшествие с "Махаоном"!



Крючковатые крепкие пальцы Иакинфа Страшенного мгновенно обрушились на терминал, и не прошло пяти минут, как главный компьютер криминалистического отделения сообщил мельчайшие подробности еще одного стародавнего происшествия, заинтересовавшего бригадира. Оно состояло в том, что пассажирский звездолет врезался в метеоритный поток, идущий встречным курсом, хотя избежать такого столкновения было не труднее, чем почесать затылок. Изрешеченный корабль развалился на куски. В числе погибших пассажиров оказалась чета Бас - киноактеры-комики; фильмы с их участием пользовались колоссальным успехом и не сходили с экранов. Через полгода после катастрофы агенты криминальной службы, внедрившиеся в среду психоманов, сообщили о том, что "обрывки" массивов сознания четы Бас появляются в различных районах трассы "Зодиак". Поставщиком массивов являлся некий неуловимый тип по прозвищу Кочан. Бригадира словно током ударило, когда он узнал, что на борту погибшего лайнера был попугай.

- Прецеденты, прецеденты... - бормотал он. - Непонятно, как совершаются преступления, но совершаются они по одной схеме. Вероятно, и преступник один и тот же. Неужто след Кочана?!

В архиве бригадира имелось несколько микрофильмов про этого человека и его шайку, однако напасть на след преступников не удавалось. Розыск несколько лет тянулся безрезультатно, от чего Иакинф Страшенный испытывал досаду, особенно в часы, когда подводил итоги работы за очередной квартал. Однако ничего поделать он не мог. Жажда изловить Кочана терзала Иакинфа Страшенного не только по долгу службы, но и оттого, что ему были известны кое-какие неприятные слухи, дошедшие из нескольких источников. Зарвавшийся Кочан будто бы нагло похвалялся ограбить самого бригадира, поскольку-де "испытывал охоту побывать в его психической шкуре". Бригадир прекрасно понимал, что его личный массив сознания действительно привлекателен для психоманов, ибо являет собой остросюжетный детектив. Когда Иакинф Страшенный сталкивался с делом, в котором был замешан призрачный Кочан, то приходил в трепетание. Но дрожь пробирала бригадира вовсе не от страха или неуверенности: Иакинф Страшенный, подобно доброй охотничьей борзой, почуявшей лиса, содрогался от нетерпения броситься в погоню.

- Прецеденты, пр-р... пр-р... - задумчиво булькал, опустив нос в стаканчик, единоначальный бригадир отделения робстрзаков, как вдруг озарение посетило его, и он понял, что способен сделать страшное предсказание: он может указать, где произойдет следующее преступление.

Мозг бригадира Иакинфа с этого момента заработал с компьютерной быстротой. Связавшись с космическим управлением трассы "Зодиак", бригадир выяснил, что только на одном из лайнеров, участвующих в регулярных рейсах, есть животное. Лайнер назывался "Юпитер"; животным на борту был кот нубийской породы по прозвищу Толстяк.

- Раздери меня вакуум! - сказал Иакинф Страшенный. - Если считать предыдущие преступления работой Кочана, если довериться закономерностям и положиться на интуицию, то кража рассудка совершится, когда на борту окажется кто-нибудь из знаменитостей. Кот Толстяк околеет от зооцида, один пассажир исчезнет бесследно, после чего "Юпитер" изменит курс и врежется в какой-нибудь "случайный" астероид...

Бригадир нахмурил лоб и поморщился. Он не представлял пока, в силу чего произойдет предрекаемое им. Самыми загадочными во всех трех происшествиях ему казались причины изменения курса. Бригадир знал, что на астролайнерах типа "Махаон" двери в кабину пилотов снабжены телезамками и не пускают посторонних; сами же пилоты пребывали в обморочном состоянии; ну, а автопилот имел строгую программу движения в пространстве, которую не мог нарушить без приказа из рубки.

- Шайка Кочана, конечно же, следит за перелетами, - рассуждал далее бригадир. - На кого же они нападут?..

Тут бригадира посетила идея, от которой уголки его плотно сжатых губ дрогнули, и он медленно расплылся в величественной улыбке триумфатора. Потом он захохотал, радостно поглаживая ладонями по блестящей голове: "Я подкину им приманку! Подкину Кочану самого себя! Иакинфа Страшенного! А там поглядим, раздери меня вакуум!"

Однажды утром, после того как окончательный план операции был разработан совместно с экипажем "Юпитера", бригадир вызвал к себе Аргуса, указал на дюжину серебристых кассет с особыми программами и приказал подготовить к операции находящихся на складе робстрзаков.

- Теперь свяжись с Рельсовым: пусть приедет вся его компания. Пусть их соберется как можно больше, - сказал бригадир. - Я собираюсь дать пресс-конференцию.

На пресс-конференции Иакинф Страшенный заявил следующее:

- С удовольствием сообщил бы что-нибудь конкретное по делу со звездолетом "Махаон", но в настоящий момент расследование полностью приостановлено за недостатком фактического материала. У меня тем не менее есть все основания утверждать, что путешествия по трассе "Зодиак" по-прежнему так же безопасны, как прогулки вокруг большого фонтана напротив криминалистического отделения. В связи с этим хотел бы заметить, что с завтрашнего дня отбываю в отпуск и проведу его, пожалуй, где-нибудь на планете Рекс. Говорят, там замечательный климат.

В тот же день репортажи о конференции с Иакинфом Страшенным разлетелись по всей трассе "Зодиак", что и нужно было бригадиру.

Некоторое лукавство являлось неотъемлемым свойством Иакинфа Страшенного, поэтому он никуда не отправился. Задуманная операция успешно началась, а когда она перешла в решающую фазу, бригадир сидел как ни в чем не бывало в кабинете и смотрел на экран пульта телесвязи.

Явился Аргус, прочревовещал: "Желаю здравия" и встал у двери.

- Тс-с! Кто-то клюнул, - повел головой бригадир в сторону пульта.

- Там вижу вас, - сказал Аргус.

Бригадир усмехнулся.

- Ты не вполне прав, мой электрический друг... Лучше обрати внимание на массивного блондина в золотистом комбинезоне - транзитный пассажир. Прибыл на "Юпитер" час назад в служебной капсуле. Документы в порядке. Таможенный досмотр прошел в пункте отправления на первом посту трассы. Однако неизвестно, что у него в портфеле сейчас...

- Свяжемся с экипажем. Пусть осмотрят, - посоветовал робстрзак.

- Не надо, - решил бригадир. - Вспугнем - сорвется операция.

Иакинф Страшенный потянулся.

- Пойдем погуляем, - вдруг предложил он. - Устал. Прихвати телестанцию: на лужайке мы досмотрим финал. Да не забудь минеральную...

Бригадир надел соломенную шляпу, взял трость со стеклянным набалдашником, и они вышли из кабинета.

...Вынырнув из бездонной тьмы у второй звезды Гончих, астролайнер "Юпитер" притормаживал: корректирующие дюзы выстрелили прозрачно-синими вихрями огня, лайнер развернулся. Планета Рекс виднелась, словно желтая горошина на черной бархатной скатерти, до нее оставалось примерно два часа лета. В салоне, беззаботно откинувшись в кресле, как будто дремал бригадир Иакинф. На самом деле его внимание целиком занимал человек в золотистом комбинезоне. Золотистый тоже как будто дремал...

По проходу, бесшумно ступая пушистыми лапами и принюхиваясь, прошел кот Толстяк. Он чувствовал себя неспокойно, поскольку внутри него находилась радиопилюля, которую его заставил проглотить бригадир перед полетом. "Не знаю, пригодится ли это, но ты бы не кривился, - говорил Иакинф Страшенный, щекоча вертлявого кота за ухом, - может, это спасет тебе жизнь, а мне поможет понять, как совершается преступление".

Бригадир зарегистрировал сигналы удаляющегося Толстяка, проследил за ним, потом осмотрел в очередной раз пассажиров в салоне: они, в основном, дремали или читали. Золотистый транзитник сидел спиной к бронированным дверям отсека экипажа и во сне сопел.

Когда Рекс стал размером с абрикос, а левее него во мраке появилась новая красноватая горошина - Глория, транзитник пробудился. Он заерзал в кресле, с силой оттолкнулся от подлокотников и поднялся. Потом потоптался на месте, словно у него сильно затекли ноги, и, разминаясь, пошел вдоль кресел. Иакинф Страшенный проследил за ним до входа в оранжерею, где заметил и Толстяка, которого дразнила футляром от очков какая-то пассажирка. Валяющийся на спине кот лениво дергал лапой; радиопилюля сообщала, что пока с ним все в полном порядке.

Транзитник скрылся в оранжерее.

Через минуту туда же направился Иакинф Страшенный. Толстяк напал на туфли бригадира и стал ловить шнурки, но Иакинф Страшенный мягко отбросил кота в сторону и, не прореагировав на возмущение женщины с футляром, быстро пошел дальше.

В оранжерее никого не оказалось. Единственный ход вел в вентиляционную. Бригадир достал связку ключей от всех помещений звездолета и тихо отворил дверь. Внизу тускло горели аварийные светильники; из полумрака доносился гул работающих машин. Иакинф Страшенный осторожно спустился по узенькому железному трапу. Компрессоры гудели, нагнетая воздух в салоны астролайнера, кондиционеры глухо шипели. Пробираясь вдоль вентиляционных устройств, бригадир внимательно осматривал закоулки: транзитника нигде не было видно. Несколько рядов кислородных баллонов бригадир поспешно миновал, невольно сгорбившись при мысли о последствиях перестрелки, которая могла бы случиться в этом месте. В конце воздуховодной магистрали он остановился, прислушиваясь. Рядом щелкал шкаф газового коллектора, неприятно напоминая бригадиру работу механизма часовой мины.

И вдруг впереди на потолке Иакинф Страшенный увидел висящего вниз спиной транзитного пассажира в золотистом комбинезоне. Нелепо изогнув ноги, он держался ими за трубы и, повернувшись к блоку фильтров, быстро крутил что-то там. Иакинф Страшенный сделал шаг назад, скрываясь за шкафом коллектора, и одновременно вскинул вверх прямую, как ствол, руку... Золотистый транзитник продолжал свое дело. Наверху что-то хрустнуло; он рывком выдернул заслонку патрубка, соединяющего фильтры с магистралью. Из открывшегося черного окошка начал вырываться воздух; низкое гулкое клокотание заполнило помещение. Неуловимым движением транзитник достал откуда-то блестящий шарообразный предмет и замер, заглядывая внутрь магистрали. Потом он сжал предмет в пальцах. Из шара с шипеньем прыснул аэрозольный фонтан; облако тумана сдуло в сторону бригадира. "Яд?! мелькнула мысль у Иакинфа Страшенного. - Нет... Массивы сознания можно снять только у живых. Это не яд".

Иакинф Страшенный опустил руку.

Транзитный пассажир бросил шипящий шар-баллон внутрь магистрали и задвинул заслонку.

"Аэрозоль впрыснут после фильтров, - сообразил бригадир. - Дальше воздух идет без очистки; поток разнесет аэрозоль по всему лайнеру". Бригадир повернулся и кинулся обратно, двигаясь бесшумно по узкому проходу. В оранжерее он остановился, наступил на край круглой вазы, из которой росли лианы, приподнялся и прижал руку с газовым анализатором к вентиляционной решетке. "Меркурианский алкалоидный эфир", - определил бригадир через несколько секунд. Он спрыгнул вниз и уже неторопливо направился в салон. Бригадир знал, как действует меркурианский эфир, и мог предвидеть, что произойдет примерно через полчаса. "Операция выполнена процентов на пятнадцать", - отметил он и опустился в кресло. Откуда-то донеслись тихие отрывистые звуки, похожие на мяуканье. Бригадир стал оглядываться по сторонам. В глубине салона мелькнуло что-то золотистое. Разыгравшийся кот Толстяк, задрав хвост, бежал по ковровой дорожке и мимоходом потирался боками о ножки кресел. Бригадир обратил внимание, что Толстяк излучает несвойственные радиопилюле сигналы. "Странно, - удивился бригадир. - Не мог же он переварить пилюлю..." Когда Толстяк пробегал мимо, Иакинф Страшенный нагнулся и ловко схватил его за заднюю лапу; кот упал на бок и попытался исцарапать руку бригадира. Иакинф Страшенный быстро его отпустил, но успел сделать кое-какие умозаключения, которые позволили ему считать, что операция проведена успешно уже процентов на тридцать пять. Он снова расположился в кресле. Обиженный Толстяк затрусил к отсеку пилотов, остановился, ткнулся носом в стык стены и бронированной створки. Телезамок распознал кота, дверь чуть приоткрылась, и Толстяк юркнул внутрь.

Рекс и Глория незаметно приближались. Пилоты снова скорректировали курс: лайнер покачнулся, и все звезды слегка сдвинулись в иллюминаторах. Вернулся транзитник и сел, закинув ногу на ногу. Не обращая ни на кого внимания, он стал разглядывать журнал. Пассажиры совершенно не ощущали присутствия в воздухе примесей меркурианского алкалоидного эфира... Но вот за спиной бригадира раздался сдавленный крик. Обернувшись, Иакинф Страшенный увидел лежащего на дорожке мужчину. К нему потянулись чьи-то руки из-за кресла, но тут же бессильно упали. Женщина впереди лишилась чувств и уронила сумочку на пол. Ее спутник с закрытыми глазами медленно сползал с кресла. Сосед бригадира ткнулся в стену головой и пытался что-то произнести, но лишь бессмысленно мычал. В первых рядах, размахивая руками, попробовали подняться два человека, но сразу исчезли за спинками кресел. Чья-то книга, зашуршав в падении, мелькнула трепещущими страницами... "Сорок процентов", - отметил бригадир, вытянул ноги, склонил набок голову и слегка прикрыл глаза.

Человек в золотистом комбинезоне рассматривал журнал еще четверть часа. Потом он поднялся и твердыми шагами направился прямо к бригадиру Страшенному. В пальцах транзитного пассажира блеснул десяток гибких тонких щупов - церебральных зондов: грабитель был во всеоружии. Он приближался. Бригадир лежал, замерев, и ни единым движением не выказывал своего нормального состояния. Но когда острые щупы вонзились в макушку бригадира и переплелись, окружив череп сетчатым шлемом, Иакинф Страшенный вздрогнул и его пальцы сдавили предплечья грабителя с такой ужасной силой, какую тот не мог предполагать в бригадире. В этот момент бригадир узнал, что перед ним не человек.

"Робот! - пронеслась молния в мозгу бригадира. - Задание упрощается!" - сделал он мгновенный вывод. Ни секунды не медля, бригадир освободил шейные защелки и отстрелил свою голову, чтобы освободиться от церебральных щупов грабителя. Голова взвилась под потолок и улетела за кресла, потянув из рукавов транзитного пассажира паутину проводов. "Робот!" - пронеслась молния в мозгу транзитника, и поведение противоборствующих сторон приняло характер сугубо машинных отношений.

Плазменные горелки взорвались на ладонях бригадира, он взмахнул руками и прорезал огненными струями спину транзитника на уровне лопаток. "Разрушить антенны! Лишить связи!" - выполнял программу бригадир. Транзитник в горящем комбинезоне отпрыгнул и выпустил в бригадира кумулятивный снаряд. Бригадир успел развернуться, снаряд скользнул по его стальному животу и разорвался в оранжерее. Оттуда полыхнуло ярко-желтым трескучим пламенем. Транзитник выстрелил еще раз и вывел из строя руку бригадира, расплавив шарнирный сустав. Сизый дым и едкий запах горящих электроприборов заполнили салон. Перед отсеком экипажа сработала пожарная автоматика; пылающий транзитник бросился туда, рассчитывая себя погасить. Бригадир кинулся за ним, размахнулся испорченной рукой и со скрежетом обрушил ее на транзитника, смяв ему правое плечо, где находился пушечный механизм. Транзитник упал; бригадир тотчас воспользовался преимуществом и пережег ему колено. Но дымящийся транзитник, опираясь на руки и целую ногу, неугомонно рвался вперед под пенное орошение. У двери в отсек пилотов бригадир наконец его настиг, и, когда транзитник поднялся, подставляя себя спасительным противопожарным струям, бригадир прижал его к броне. Включив уцелевшую плазменную горелку, бригадир двумя точными росчерками приварил транзитника к двери. На том опять вспыхнули золотистые лохмотья комбинезона.

"Пф-ф-ф..." - сказал перед телестанцией на зеленой лужайке единоначальный бригадир отделения робстрзаков Иакинф Страшенный и потер ладони, а робстрзак Аргус, не включая мимики лица, ловко откупорил минеральную.

...Приваренный к двери обездвиженный транзитник стоял на подогнувшихся ногах весь в противопожарной пене. Бригадир тоже был словно намылен. Он медленно остывал после активных действий и готовился к продолжению операции. Отыскав на обгоревшем боку транзитника контактную группу, бригадир подключился к его памяти и распознал программу. Он выяснил, что недалеко в космосе находится капсула с человеком, который ждет доклада. Выведав секретный шифр, бригадир вышел на связь с этим человеком и передал шифровку в пространство: "Стол накрыт, прошу на ужин". В ответ поступила цифровая информация, которая обозначала, что следует ждать. "Операция проведена на пятьдесят процентов", - сделал вывод бригадир. Он отключился от чужого робота и пошел в сторону стыковочного шлюза, куда должна была прибыть капсула.



Проходя по салону, он уловил тревожные сигналы радиопилюли. Под одним из кресел бригадир обнаружил портфель транзитника и открыл его: бездыханный кот Толстяк лежал, оскалившись и поджав сведенные судорогой лапы. Бригадир опустил портфель на сиденье и стал разыскивать свою трость. Найдя ее, он отсоединил прозрачный набалдашник, вынул из тайника тюбик-шприц и ввел Толстяку двойную дозу антизооцида. Потом, опершись на трость, он словно окаменел у стыковочного шлюза.

Наконец снаружи раздался шум и постукивание металла о металл. Шлюз открылся: из него шагнул человек, лицо которого так хорошо было знакомо Иакинфу Страшенному. Но теперь лицо человека было несколько искажено, потому что зубами он стискивал микрореспиратор, а из ноздрей его выглядывали кончики фильтрующих тампонов. Микрореспиратор человек чуть не проглотил, когда безголовый и обугленный бригадир шагнул навстречу и, уставив ему в грудь плазменную горелку, жестко произнес: "Именем закона!.." Створки шлюза захлопнулись за спиной Кочана. От страха он опустился на четвереньки.

- Вытряхивай карманы! - приказал бригадир. - И помни, что перед тобой робот страж закона - робстрзак, то есть машина: со мной шутки плохи! Поторопись!

- Ржавый робстрзак! - прохрипел Кочан. - Шутить с тобой все равно что шутить с бульдозером...

Тем временем астролайнер изменил курс. Он далеко ушел от планеты Рекс, а Глория выросла и занимала почти весь круг иллюминатора. Кочан вынул фильтрующие тампоны из носа и выплюнул микрореспиратор.

- Робстрзак, я хочу говорить с твоим начальником, - сказал он.

- Я давно жду, - ответил робстрзак голосом Иакинфа Страшенного. Говори.

Кочан криво усмехнулся.

- Мой робот принес в портфеле специальный аппарат... Этот аппарат проник в кабину пилотов; он отключил автопилот и направил лайнер на Глорию. Скоро начнется падение, которое нельзя будет остановить. "Юпитер" сгорит, и все люди погибнут. Я обещаю отключить этот аппарат, если дадите мне уйти и не станете преследовать мою капсулу. Вы все равно не попадете в отсек экипажа: телезамок заблокирован моим аппаратом, он никого не пустит, а эти двери не откроет даже ваше чучело. - Усмехнувшись, Кочан злобно глянул на безголового бригадира. - Лайнер в моих руках.

- Я знаю, какой аппарат сумел проникнуть в кабину пилотов, скрипнув, сказал бригадир. - Я считал память твоего робота, Кочан, и могу сам отключить твой паршивый аппарат. Смотри...

Он отдал приказ. Бронированная дверь с приваренным к ней транзитником отъехала в сторону, и из щели высунулся кот Толстяк. Он побежал прямо к Кочану, но бригадир преградил ему дорогу и, взмахнув тростью со стеклянным набалдашником, с лязгом вышиб из мнимого Толстяка батарейки. Они разлетелись по салону, а за ними, очумело подпрыгивая, бросился пришедший в себя настоящий кот Толстяк.

- Вы кретины! Кретины! - завопил Кочан. - Звездолет же падает! Мы сгорим! - Он диковато огляделся по сторонам. - Вы что, не собираетесь спасать людей?! - закричал он.

- Каких людей? - переспросил издалека Иакинф Страшенный. - Здесь нет ни одного человека. Кочан. Тут только мои бравые робстрзаки.

И вдруг пассажиры в креслах пошевелились, поднялись и, повернув головы, разом уставились на Кочана невероятно выпученными глазами. Кочан снова начал медленно опускаться на четвереньки.

- Всегда считал более целесообразным рисковать машинами, чем людьми, - довольно сказал бригадир. - Отвечай, где сейчас массивы сознания Кромкина, Сент-Шере и Ланга? Кто соучастники, откуда у вас робот, где место базирования?..

Иакинф Страшенный поднялся с зеленой травы лужайки.

- Операция завершена на девяносто процентов, Аргус. Запомни все, что он расскажет. Не дожидайся, когда по иллюминаторам потечет расплавленный металл, и вовремя включи пилотов: с Кочаном ничего не должно случиться. Закон есть закон.

- Забывать не приспособлен, - ответил Аргус. - Приказ есть приказ.

- Молодец, я уверен в тебе, - похвалил Иакинф Страшенный. Он повернулся. - Не забудь же включить пилотов, - повторил он.

- Разве не хотите сами завершить последние десять процентов? спросил Аргус.

- Нет. Я, знаешь ли, человек, а люди не так надежны. Люди все время что-то забывают, - бригадир бросил взгляд на телестанцию. - Мне кажется, что я непременно забыл бы вовремя включить пилотов, Аргус...

Замолчав, Иакинф Страшенный приподнял шляпу. Аргус задействовал мимику лица, радостно оскалился и молодецки прогорланил:

- Желаю здравия Страшенному!

Полуденное солнце блеснуло на макушке бригадира, он опустил шляпу и спрятал сияние. Он пошел по аллее, постукивая своей тростью, и иногда, чуть размахиваясь, ловко сбивал в сторону камешки, попадавшиеся на пути.


home | my bookshelf | | Криминалистическая хроника с Иакинфом Страшенным и его робстрзаками |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу