Book: Цыганская магия



Цыганская магия

Барбара Картленд

Цыганская магия

Примечание автора

Я заинтересовалась цыганами еще в 1960 году, поняв, насколько несправедливо обращались с ними, не позволяя задерживаться на одном месте дольше двадцати четырех часов, отчего цыганские дети не имели возможности посещать школу. После трех лет отчаянной борьбы я, наконец, добилась своего, и в закон внесли изменения, обязывавшие местные власти обеспечивать своих цыган жильем, после чего начали создаваться специальные поселения.

Теперь в окрестностях Хартфордшира размещаются восемь муниципальных поселений и еще один поселок, мой собственный, который, как мне кажется, является единственным настоящим цыганским лагерем в мире и который сами цыгане окрестили «Барбарвиллем».

Общаясь с истинными цыганами, я узнала, насколько высоки их моральные принципы и как весело и разнообразно проживают они свою жизнь.

Цыгане не слишком охотно говорят о своих верованиях и обычаях, а потому даже то немногое, что написано о них, зачастую является выдумкой.

Этот народ всегда преследовали самым жестоким образом во всех европейских странах. С 1989 года Германия начала интернировать цыган с целью их полного уничтожения в дальнейшем. Во время второй мировой войны погибло свыше четырехсот тысяч цыган.

Сегодня во многих странах, следуя нашему примеру, предпринимаются шаги к тому, чтобы дети цыган могли получить образование.

Кальдераши считают себя единственными настоящими цыганами. Пришли они с Балкан, затем — из Центральной Европы и делятся на пять групп.

Глава 1

1825 год

— Бесполезно, — сказала сестре принцесса Летиция. — Что ни делай с этим платьем, а выглядеть в нем все равно будешь как пугало!

— Ты в любом наряде выглядишь потрясающе, — заметила принцесса Мари-Генриетта.

Летиция улыбнулась.

— Но нам-то известно: что бы мы ни надели, кузине Августине все равно не угодить.

Мари-Генриетта засмеялась.

— Больше всего на свете она боится, как бы нам не перепал хоть бы один комплимент, предназначенный, по ее мнению, Стефани! Да она вообще всех нас ненавидит, даже маму!

Летиция покосилась на дверь, словно опасаясь, что мать может услышать. Затем, понизив голос, сказала:

— Знаю, Гетти, но лучше уж об этом молчать. А то огорчишь маму. Она и без того последние дни такая печальная, бедняжка.

— И неудивительно, — подхватила Мари-Генриетта. — Оказаться без средств да еще чувствовать враждебность со стороны дворца… О, как бы я хотела уехать отсюда!

— Ты прекрасно знаешь, что это невозможно, — заметила Летиция. — Так что придется терпеть.

С этими словами она отложила платье, которое переделывала, подошла к окну и выглянула во двор.

Невдалеке от дворца отдельной группой выстроилось несколько небольших уютных домов с внутренними двориками.

Они предназначались для придворных и родственников великого герцога и для некоторых чиновников, находившихся на государственной службе, но слишком бедных для того, чтоб приобрести собственный дом.

Принц Павел Овенштадтский погиб во время сражения своего полка с неприятельской армией — врага вскоре после этого изгнали, — и его семье пришлось покинуть родной дом, замечательно светлый и просторный, где они жили в достатке и уюте, и переселиться в этот маленький и довольно обшарпанный гостевой домик, но они тем не менее были и этому рады.

Но о какой же враждебности рассуждали обе принцессы и их брат в те дни, когда он приезжал из полка домой?

Нет, великий герцог был здесь ни при чем. Напротив, он очень любил своего кузена Павла. Чего нельзя было сказать о великой герцогине.

У великого герцога Луи был старший брат, а потому наследовать трон он не мог и воспитывался вместе с принцем Павлом. Еще в детстве мальчики поклялись никогда не жениться, чтобы не расставаться.

Однако случилось так, что принц Павел влюбился в красавицу — дочь аристократа, в жилах которой текла королевская кровь. Проживала эта семья в другом конце страны.

Поскольку принц не являлся сколько-нибудь значимым лицом в монаршей иерархии, ему хоть и с неохотой, но все же позволили жениться на своей избраннице, причем всерьез протестовал лишь кузен Луи, впервые в жизни почувствовавший себя одиноким.

Шесть месяцев спустя старший брат Луи скоропостижно скончался от лихорадки — доктора не сумели вовремя поставить правильный диагноз, — и как только Луи стал настоящим принцем, его стали заставлять жениться.

К несчастью, человеком он оказался податливым и мягким, и его уговорили взять в жены прусскую принцессу. Та, несомненно, принесла стране, которой должна была отныне править, определенные дивиденды и преимущества, но характер у нее оказался жестким и властным, и она тут же начала вертеть супругом.

Прошли годы. Властность ее стала притчей во языцех, став темой многочисленных шуток как в самом Овенштадте, так и за его пределами относительно того, кто «голова» в этом государстве.

У них родилось двое детей, сын Отто, порочный с самого рождения, и дочь Стефани, которая была копией отца и пользовалась любовью и расположением всех, кто ее знал.

Великая герцогиня все норовила сделать по-своему, вертела и крутила людьми, как хотела, была властной, алчной и чрезвычайно ревнивой и невзлюбила не только красавицу жену Павла, но и ее детей.

Что, впрочем, и неудивительно, поскольку обе девочки, Мари-Генриетта и Летиция, становились день ото дня все краше и пленительнее. Мало того, их брат Кирил был куда привлекательнее внешне, умнее и определенно спортивнее, чем крон-принц Отто.

Девушки, проживавшие в одном из гостевых домиков, при всяком удобном случае подвергались насмешкам и придиркам со стороны великой герцогини, и она постоянно давала им понять, что во дворце они гостьи нежеланные.

Однако ей все же приходилось приглашать сестер на официальные приемы, поскольку отец их, принц Павел, был весьма популярен не только среди первых лиц государства, но и в народе, и она просто не осмеливалась отказывать им в гостеприимстве.

Но, как говаривала Летиция, она бы обязательно закрыла перед ними дверь, если б могла.

Часто, оставшись вдвоем, сестры гадали, какое будущее их ждет.

— Одно совершенно очевидно, — повторяла Летиция, наверное, в десятый раз, — ни одной из нас не удастся выйти замуж, пока не найдут жениха для Стефани.

Она помолчала и после паузы добавила:

— И все равно, даже тогда, мне кажется, кузина Августина под любым предлогом будет держать нас подальше от глаз любого мало-мальски приличного холостяка. Кроме тех, разумеется, кто сможет навсегда увезти нас из Овенштадта.

В голосе Летиции не было горечи, она говорила об этом спокойно, словно просто констатировала факт.

Уж куда лучше, думала она, смеяться над этим, чем плакать.

Однако ей уже исполнилось восемнадцать, и мысль о том, что у них нет денег, чтобы сшить себе с сестрой, которая была на полтора года младше, красивые новые платья, и что мать их вынуждена экономить буквально на всем, сводила ее с ума.

— Как бы рассердился папа! — говорила она, когда их в очередной раз не приглашали во дворец на бал.

То же говорила она, когда оказывалось, что у них не хватает средств устроить даже самый скромный прием для людей, которые приглашали их к себе.

Последний раз, услышав такие слова, мать Летиции лишь печально вздохнула:

— Знаю, дорогая. Но это крест, который мы обязаны нести.

— Но почему?! — возмутилась Летиция. — Ведь наш отец погиб, защищая страну, и просто несправедливо, что к нам так относятся! За что нас наказывают?

Принцесса Ольга помолчала, затем сказала:

— Знаю, дорогая, что ты переживаешь. Но все же мне бы не хотелось жить во дворце, пусть даже там роскошно и комфортно.

Летиция и Мари-Генриетта переглянулись, а потом все дружно расхохотались.

— Ну, представьте, на что это будет похоже, — принялась рассуждать Летиция. — Выходит утром кузина Августина к завтраку и заявляет, что мы явились или слишком рано, или слишком поздно, что прически у нас не в порядке, платья застегнуты не так, лица не такие, ну и так далее в том же духе!

— Да ей все равно не угодишь! — согласилась с сестрой Мари-Генриетта.

— Ну, довольно, девочки! — остановила их принцесса Ольга. — Не надо забывать при этом, что кузен Луи относится к нам прекрасно.

— Это верно, — кивнула Летиция. — И в то же время он слишком слаб и безволен, чтобы спорить с женой. Какая жалость, что трон занял не наш отец!

— Уверена, что во все времена младшие сыновья только и делали, что сетовали на судьбу, — заметила принцесса Ольга. — Но ваш папа не возражал и не возмущался. Он никогда не мечтал стать великим герцогом. Единственное, чего ему хотелось, — радоваться жизни и быть счастливым в окружении своей семьи.

Говоря о муже, принцесса Ольга всегда становилась печальна и на ее прелестном лице появлялось выражение, заставлявшее дочерей спешно переводить разговор на другую тему.

Обе они обожали мать. Жестокой иронией судьбы выглядело то, что Павлу, счастливому мужу и отцу, было суждено погибнуть, в то время как его двоюродный брат Луи, похоже, до конца дней будет связан с нелюбимой женщиной.

Именно поэтому великий герцог старался принимать как можно меньше участия в светской жизни, предоставив своей супруге, великой герцогине, самой решать, стоит ли приглашать на прием того или иного государственного деятеля, и покорно позволял ей все дальше и дальше отодвигать себя на задний план.

Порой, когда ситуация становилась совсем уже невыносимой, он заходил в гостевой домик, навестить принцессу Ольгу.

Он сидел в маленькой гостиной, столь непохожей на огромные и пышные салоны дворца, и рассказывал ей о своих обидах.

— Знаю, как ты грустишь о Павле, — сказал он во время своего последнего визита. — Мне и самому с каждым днем не хватает его все больше. Будь он здесь, с нами, уверен, он смог бы мне помочь избавиться от этой страшной неуверенности в себе и пассивности.

— О, не стоит так говорит, Луи! — мягко возразила принцесса Ольга. — Народ тебя любит.

— Когда имеет возможность мельком увидеть меня, — ответил великий герцог. — И потом я точно знаю, люди возлагают на меня вину за множество законов, автором которых я не являюсь.

Он умолк и после паузы спросил:

— Полагаю, тебе, как и остальным, известно, что новый премьер-министр уже в кармане у Августины?

Принцесса Ольга не ответила. Только слегка наклонила голову, и великий герцог продолжал:

— Он ежедневно обсуждает с ней государственные дела и при этом не соизволит, хотя бы ради приличия, предварительно посоветоваться со мной. Все государственные бумаги он первым делом показывает жене, а затем, обсудив с ней, какое следует принять решение, просит меня подписать.

— Но почему тебе хотя бы раз не отказаться? — спросила принцесса Ольга.

— Да потому, что мне просто не хватает мужества! — ответил великий герцог. — Как мне не хватает Павла! Он всегда выдерживал за меня все баталии. Без него я чувствую себя словно без правой руки. В общем, даже и пытаться не стоит, вот так… без поддержки.

Принцесса Ольга вздохнула, затем взяла его за руку.

— И все же, Луи, дорогой, думаю, попытаться стоит.

— Но какой смысл? — спросил он. — Ведь тебе прекрасно известно — Августина держит в своих руках абсолютно все! Это она правит страной, и если я пойду против ее решений, то вскоре, вне всякого сомнения, меня или объявят безумцем, или засадят в темницу!

Оба они рассмеялись.

И, однако же, с грустью подумала принцесса Ольга, в рассуждениях великого герцога есть изрядная доля истины.

И еще она была совершенно уверена, что великая герцогиня способна действовать абсолютно безжалостно, стоит только кому-либо попытаться лишить ее власти.

Когда великий герцог ушел, ей осталось лишь молить Бога совершить чудо и избавить Луи от унижений, от жизни, которая постепенно превратилась в сплошной мрак.

Иногда она подумывала, не обратиться ли к нему от лица девочек с просьбой. Ведь Летиции уже исполнилось восемнадцать, и пора было устроить для нее во дворце бал, что дало бы девушке возможность познакомиться с приличным молодым человеком, принцем из какой-нибудь соседней страны или просто юношей из знатной семьи.

Но она знала, что, если даже великий герцог и согласится, жена его категорически воспротивится этой идее, а у Луи недостанет сил и воли настоять на своем.

Она поделилась своими мыслями с Летицией, и дочь сказала:

— Ты совершенно права, мама. Уверена, кузену Луи тут же заткнут рот. Но все же рано или поздно кто-то должен восстать против нее. Ясно, что это будешь не ты.

— О, если бы отец был жив! — вздохнула принцесса Ольга.

Обе они понимали, что на эту тему все сказано и пересказано и изменить ничего нельзя.

Теперь же, стоя у окна, Летиция говорила:

— Знаешь, я уже стала думать, раз мы такие беспомощные и сами ничего добиться не можем, стоит прибегнуть к колдовству.

— Колдовству? — воскликнула Мари-Генриетта. — Но ведь у нас нет знакомой колдуньи!

— Цыгане тоже умеют колдовать, — заметила Летиция.

— Даже если и так, то здесь все равно ничего не получится, — сказала Мари-Генриетта. — Ведь Августина запретила им даже приближаться к столице, велела жить в горах и полях, если они не хотят, чтоб их вообще выгнали из Овенштадта.

— Она вполне способна и на такое! — откликнулась Летиция.

— И люди возненавидят ее за это еще больше! И потом, известно ли тебе, что в жилах многих овенштадтцев, в том числе и в наших, течет цыганская кровь? — Мари-Генриетта рассмеялась. — Смотри, остерегайся заговаривать об этой цыганской крови в присутствии Августины. Иначе, чего доброго, она и тебя из страны вышлет!

— Мне всегда говорили, что в Пруссии ненавидели цыган, — откликнулась Летиция. — Но цыгане — часть нашей земли, и без них эта страна была бы совсем другой.

Она подумала о пестрых толпах цыган, кочующих по долинам, об их музыке и песнях, от которых всегда так сладко замирало ее сердце и; хотелось плясать.

Отец рассказывал, что когда был молод, они с братом Луи часто сидели с цыганами у костров, слушали прекрасные и дикие напевы цыганских скрипок. И любовались молоденькими цыганками, танцующими с грацией, столь характерной для их племени.

— Ты у меня очень грациозная, прямо как маленькая цыганка, — говорил он тринадцатилетней Летиции.

— О, папа, как замечательно! Так ты всерьез думаешь, что я грациозная?

— Конечно, просто уверен, — отвечал отец. — Как и в том, что ты обязательно вырастешь самой настоящей красавицей и я буду тобой гордиться.

Рассказы о цыганской жизни всегда занимали Летицию, несмотря на то, что она знала: и словом упоминать о них во дворце не стоит.

Знала она и историю о том, что давным-давно был в их семье некий прапрапрадедушка, тоже великий герцог. Он был женат дважды, но ни в одном из браков детей не имел.

Вторая жена была намного моложе его, сам же герцог, старея, все более страстно мечтал о наследнике.

Если наследник у него не появится, то корона перейдет от семьи Раконзи к другому семейству, которое они не любили и которое с течением времени обленилось и совершенно погрязло в бесконечных оргиях и распутстве, а потому никак не могло нормально управлять государством.

Великий герцог бессчетное число раз возил свою супругу и к врачам, и на курорты, а в конце концов, окончательно отчаявшись, решил прибегнуть к помощи цыган.

Легенда, которую впоследствии рассказывали только шепотом, гласила, что как раз в то время великий герцог занемог и герцогине пришлось одной отправиться в табор самого известного из цыганских племен в стране.

Ее принял цыганский воевода, или король, молодой темноволосый и очень красивый мужчина.

Она приняла участие в трапезе, во время которой цыгане наполняли драгоценные кубки редчайшими и вкуснейшими виноградными винами.

После пира были танцы вокруг огромного костра.

Очень поздно, когда цыгане постарше улеглись спать, а скрипки умолкли, цыганский король поднялся и увел великую герцогиню в лес.

У герцога с герцогиней появился наследник.

Эту романтическую историю принц Павел заканчивал всегда одними и тем же словами:

— Все Раконзи по большей части белокожие и рыжеволосые, но с тех пор в их роду время от времени рождались дети с темными волосами, темными глазами и светлой кожей, в точности как у тебя, моя милая.

Летиция всегда с восторгом слушала эту легенду.

— Посмотри в зеркало, — говорил отец, — и ты увидишь в волосах синеватый отлив, о котором мечтают все брюнетки.

Ласково улыбнувшись дочери, он продолжил:

— Ресницы у тебя темные, любимая моя девочка, а глаза зеленые, словно степи, по которым кочуют цыгане. А кожа нежная и белая, точно лепесток магнолии. Это ты унаследовала от предков по моей и материнской линии.

Отец говорил правду. Летиция замечала, что совсем не похожа на остальных членов семьи Раконзи.

Она никогда не задумывалась об этом прежде, не находя ничего удивительного в том, что она — брюнетка, в то время как ее родная сестра Мари-Генриетта блондинка, как мать.



Волосы у младшей сестры были золотистые, словно солнечные лучи, а глаза неожиданно темные.

В самом же великом герцоге не было никаких цыганских черт.

Историю о цыганах все трое детей принца Павла находили страшно занимательной и романтичной, однако предпочитали не упоминать о ней в присутствии великой герцогини.

— Такого рода легенды, — как-то заявила она недовольным тоном, — есть не что иное, как ложь, сочиненная людьми примитивными и дикими, которым не о чем думать и нечем занять себя, кроме как сочинять разные глупые небылицы.

И после паузы добавила решительно и твердо:

— Я тщательно изучила наше генеалогическое древо и уверяю вас, в этой басне о том, что в жилах Раконзи течет цыганская кровь, нет ни слова правды.

Она помолчала, выжидая, не станет ли кто-либо возражать. И поскольку присутствующие решили, что благоразумнее промолчать, продолжила:

— В истории семьи я обнаружила еще один весьма примечательный факт. Оказывается, герцогиню, ответственную за возникновение всех этих нелепых сплетен, лечил один весьма знающий французский доктор. Именно благодаря его стараниям она смогла наконец произвести на свет ребенка, ставшего впоследствии великим герцогом. — А затем, переведя дух, добавила: — И незачем вам, особам знатного рода, повторять эти дурацкие выдумки!

Тогда Летиция ничего не ответила ей, но, вернувшись домой, кинулась к зеркалу и увидела, что волосы у нее совсем не такие, как у знакомых ей девушек, пусть даже не все они блондинки.

И еще Летиция помнила слова отца о том, что она необыкновенно грациозна, как цыганка.

Оставшись одна, она принялась танцевать и обнаружила, что тело у нее достаточно гибкое и податливое, чтобы делать сложные движения, такие, как в танцах цыган.

Она также могла, развернувшись подобно пружине, высоко взлететь в воздух, прыгая через костер. Точно так же делали и цыгане — человеку, наблюдавшему за их прыжками со стороны, могло показаться, что некая волшебная сила отрывает их от земли.

Решив как можно больше узнать о жизни цыган, девушка выезжала верхом за пределы дворца и прилегающих к нему земель, подальше от бдительного ока герцогини, останавливалась и разговаривала с первой попавшейся ей на пути группой цыган, кочующих по цветущим долинам или склонам гор.

Они знали, кто она такая. Им льстило внимание юной принцессы, и они не только охотно говорили с ней и отвечали на ее вопросы, но также научили ее нескольким словам и фразам по-цыгански.

Память у Летиции была восприимчивая, и вскоре она значительно расширила свой словарь.

Позже она узнала, что и цыганам известна легенда о ее предке Раконзи. Они восхищались ее темными волосами, потому что, как и она сама, верили — она унаследовала их от цыган.

Великая же герцогиня ненавидела цыган, преследовала и угнетала их при всяком удобном случае, особенно в этот, последний год.

Она все дальше и дальше отгоняла их от столицы, и Летиция все реже и реже встречала их во время прогулок.

— Как может Августина быть столь жестока? — сердито спрашивала она мать, когда в газетах сообщили, что двое цыган, обвиненных в каком-то преступлении, была казнены, несмотря на то, что оба клялись в своей невиновности.

— Это очень дурно влияет на мысли и настроения людей, — вздохнула принцесса Ольга. — Наши цыгане всегда так добры и дружелюбны! Они — часть нашего общества.

— Ты должна поговорить с кузеном Луи, попросить его что-то сделать, — сказала Летиция.

— Попытаюсь, — ответила мать, — но ведь ты знаешь, дорогая, как сложно будет дяде без поддержки премьер-министра.

— А он делает только то, что велит ему кузина Августина, — закончила за нее Летиция. — О, мама, какая же она ужасная женщина! Одна надежда, что цыгане напустят на нее порчу и заставят страдать, как она заставила страдать их!

Принцесса Ольга запротестовала:

— Не надо так говорить, дорогая! Иначе накличешь на нас несчастье.

— Почему я должна накликать на нас несчастье, если мы любим цыган? — спросила Летиция. — Папа говорил, что я унаследовала волосы от цыган. Не только волосы, но и движения, и многое другое. И я очень этим горжусь!

Принцесса Ольга улыбнулась. Улыбка эта была вызвана не только замечанием дочери. Ольга знала, что великая герцогиня использует каждую возможность, чтобы унизить дочь, не приглашая ее на приемы, на которых ей полагалось быть по рангу, и делала это не только потому, что Летиция была очень красива, но и потому, что внешность девушки напоминала о том, что в жилах Раконзи течет цыганская кровь.

А они были слишком бедны, чтобы развлекаться и устраивать собственные приемы, и принцесса Ольга в очередной раз задумалась над возможным выходом из положения.

Каждую ночь молила она Всевышнего о помощи — сперва своему любимому сыну, которому едва хватало в полку того содержания, что она ежемесячно высылала, потом — Летиции, которая в свои восемнадцать должна была бы куда чаще выходить в свет, и, наконец, — Мари-Генриетте, хоть и совсем не похожей на сестру, но тоже обещавшей превратиться в красавицу.

— Ах, Павел, Павел! — плакала принцесса в темноте. — Помоги же мне хоть что-нибудь сделать для наших детей! Порой мне кажется, что кругом одна неприступная стена!..

И как бывало всегда при мыслях о муже, тело ее начинало томиться от страстного желания, чтобы он был здесь, рядом с ней.

Однако она понимала, что было бы неправильно показывать свои чувства перед детьми.

А потому, лишь находясь наедине с великим герцогом, так любившим Павла, позволяла она себе говорить о муже со слезами на глазах.

По-прежнему стоя у окна, Летиция сказала:

— Попробую научиться у цыган колдовству, может, что и получится.

— Что может получиться? — спросила Мари-Генриетта, сидевшая за столиком с шитьем.

— Да что угодно! — откликнулась сестра. — Иногда мне кажется, что мы здесь словно в темнице, и постепенно состаримся и умрем, так и не повидав воли!

— Не смей так говорить! — воскликнула Мари-Генриетта. — Прямо мурашки по коже бегут.

— Один цыган, с которым я говорила, рассказывал кое-что о колдовстве. Сказал, что если сильно в него поверить, твое желание обязательно исполнится.

— Ну так в чем же дело? — воскликнула Мари-Генриетта. — Понять не могу, чего ты тогда ждешь!

— Он сказал мне, что делать это надо во время полнолуния, — заметила Летиция, — а полнолуние наступит через неделю. И чтоб мне не пришлось стараться напрасно, загадывай желания заранее, Гетти! Подумай хорошенько, чего бы тебе хотелось, а уж я постараюсь запомнить.

Мари-Генриетта рассмеялась.

— О, у меня целый сундук желаний! Можешь, начать с дюжины новых платьев и трех или четырех балов, на которых можно будет в них покрасоваться!

— Прекрасно, — ответила Летиция. — Занесу в список. Что-нибудь еще?

— Высокий, красивый и богатый принц, который будет танцевать со мной и заплатит за эти наряды!

Летиция засмеялась:

— Но это же неприлично!

— Маловероятно, что мама сможет заплатить за них.

— А вот и нет, это одно из моих желаний! — возразила Летиция. — И раз уж тебе понадобился высокий красивый принц, то и я не откажусь от такого же!

— Ну тут все просто, — заметила Мари-Генриетта. — Ты должна заказать двух красивых принцев, и чтоб оба они были высокие и страшно богатые. Ну и разумеется, неженатые! Летиция рассмеялась: — Это все равно что просить луну с неба!.. Впрочем, цыгане уверяют, что их колдовство еще ни разу не подводило.

Тут вдруг она вскрикнула:

— Господи Боже! Быть того не может!

— Что такое?

— Стефани! Бежит сюда, к нам! И совершенно одна!

— Просто не верится, — заметила Мари-Генриетта. — Ей не разрешают выходить без сопровождения этой сварливой старой баронессы.

— Но она одна!

Летиция выбежала из комнаты в маленькую прихожую. Мари-Генриетта услышала, как она отпирает дверь.

— Стефани! Какой сюрприз! — воскликнула Летиция.

Но не успела принцесса Стефани переступить порог, как Летиция заметила, что она плачет.

— Что с тобой? Что случилось?

— О Летиция! Я… мне надо… с тобой поговорить!.. — Голос Стефани прерывался от рыданий.

— Ну конечно, конечно, — ответила Летиция. — Идем в гостиную. Мама отдыхает, так что там только мы с Гетти.

Принцесса прошла в маленькую гостиную. Мари-Генриетта поднялась из-за столика и поцеловала кузину.

— Страшно рада видеть тебя, Стефани, — сказала она. — Вечность прошла с тех пор, как мы виделись.

— Да, знаю… знаю, — пробормотала Стефани. И по щекам ее покатились слезы. — Но мама… она не разрешает мне приходить… и пришлось убежать, когда… эта противная старая баронесса… не видела.

Она громко всхлипнула и продолжила:

— Я вышла… через боковую дверь… и бежала бегом… всю дорогу.

Летиция усадила ее в кресло.

— Присядь, дорогая, — ласково сказала она. — Сними шляпку и расскажи нам, что тебя так огорчило.

У Стефани не оказалось платка, и Мари-Генриетта дала ей свой.

Девушка вытерла глаза, но это мало помогло — слезы продолжали бежать по щекам.

Стефани была очень хорошенькая — золотистые волосы с проблесками рыжины и орехово-золотистые глаза, столь характерные для всех Раконзи.

Она ничуть не походила на мать с ее жесткими прусскими чертами. С первого взгляда было видно, что это дочь своего отца. Вообще они с Мари-Генриеттой были очень похожи.

Стефани сняла шляпку, а Летиция нежно обняла кузину.

— Расскажи нам, дорогая, что тебя так расстроило! — сказала она. — Просто сердце разрывается, когда вижу твои слезы!

— О Летиция!.. Я… я хочу лишь одного… умереть!

— Никогда не говори такие вещи, — строго заметила Летиция. — Что же такое могло случиться, что ты вдруг захотела умереть?

Какое-то время Стефани не могла вымолвить и слова, затем жалобно произнесла:

— Мама… сказала, что я должна… выйти замуж за короля… Виктора!..

Летиция удивленно уставилась на нее.

— Виктора, короля Звотаны?

— Д-да…

Сквозь рыдания Стефани пробормотала:

— Но как я могу… выйти за него… когда вы знаете, что я… люблю Кирила… И он… он тоже… любит меня…

Сестры уставились на Стефани в немом изумлении.

Обе они знали, что брат, находясь дома, всякий раз выезжал вместе со Стефани на верховые прогулки и много времени проводил во дворце, объясняя это делами.

Конечно, он, как и они, тоже очень любит Стефани, но сестрам и в голову не приходило, что между молодыми людьми — нечто большее, чем просто родственная симпатия.

— Он любит… меня, он меня… любит!.. — прорыдала Стефани. — И я его… люблю!.. И если не смогу… стать его женой… то, клянусь, покончу… с собой!

Летиция воскликнула:

— Ты не должна говорить такие вещи, это грех! Ты рассказала матери о своих чувствах к Кирилу?

— Нет, конечно… нет! — ответила Стефани. — Да мама бы… просто с ума сошла от ярости!.. У нее на мой счет совсем другие планы!..

Стефани была права. Летиция знала, что самой заветной мечтой великой герцогини был тесный союз с более процветающей, чем Овенштадт, страной, королевой которой могла бы стать ее дочь.

— Но я… сказала папе… — продолжала Стефани. — И он согласился, что просто… не представляет меня ничьей женой… кроме как Кирила…

— А он знает, что мать хочет выдать тебя за короля?

— Да, знает… но не предпринимает абсолютно ничего… Он, как всегда, позволит маме сделать все… по-своему. И я стану женой этого… ужасного человека… в то время как единственное, о чем я… мечтаю… это быть с Кирилом…

Столь длинная речь, похоже, окончательно лишила Стефани сил; она закрыла глаза и прижалась к плечу Летиции.

Слезы продолжали бежать по ее щекам, Летиция ласково вытерла их и сказала:

— Успокойся, Стефани, дорогая, и расскажи все с самого начала.

— Мама… сообщила мне эту новость… всего час назад… После того как переговорила с… премьер-министром…

Летиция затаила дыхание. Совершенно очевидно, что речь шла об официальном решении кабинета…

— Кажется, он… принес ей письмо… от короля, где тот… давал свое согласие… навестить нас, — продолжила Стефани. — Как бы там ни было, но мама сказала: «У меня для тебя хорошие новости, Стефани. Уверена, ты будешь просто счастлива. Виктор, король Звотаны, будет здесь на следующей неделе. И он собирается сделать тебе предложение»…

— Ну а ты что? — спросила Летиция.

— Я… не могла вымолвить и слова. Просто смотрела на мать, а она и говорит: «Тебе очень повезло, девочка моя. Ну и разумеется, поскольку это будет официальный визит, мы должны дать обед, а потом устроить бал в честь высокого гостя. На нем и объявим о вашей помолвке».

— И ты, конечно, сказала, что не согласна?

— Я… я ничего не сказала, — пробормотала Стефани, — стояла… смотрела на мать и молила Бога о том, чтоб на голову мне обрушился потолок. А выходя из комнаты, она сказала: «У нас дел невпроворот. Так что чем раньше мы ими займемся, тем лучше».

— О Стефани, бедняжка, как же все это ужасно! — воскликнула Мари-Генриетта. В ее голосе было искреннее сочувствие, Стефани снова зарыдала.

— Я этого… не вынесу! — бормотала она. — Можно ли как-нибудь… связаться с Кирилом и узнать… согласен ли он бежать со мной?..

Летиция удивленно посмотрела на кузину:

— И ты готова на это?

Стефани всплеснула руками.

— Не знаю… Думаю, это… безнадежно. Мама обязательно… пошлет солдат вернуть меня… А Кирила могут… застрелить или посадить в темницу из-за меня… О Летиция, ну что же мне делать?..

Она снова заплакала, да так горько и громко, что Летиции ничего не оставалось, как еще крепче прижать кузину к себе.

Стефани продолжала рыдать, а Летиция сказала Мари-Генриетте:

— Надо что-то придумать! Иначе она заболеет от горя.

Мари-Генриетта, в свою очередь, всплеснула руками.

— Но что мы можем сделать?! — воскликнула она. — Стефани права: если они убегут, кузина Августина непременно вернет ее. И Кирил будет навеки опозорен!

— Да и денег у них нет… — тихо добавила Летиция.

— Но я не хочу… просто не могу выйти замуж… за Виктора… не могу! — прорыдала Стефани. — Я о нем… слышала. Он совершенно… ужасный человек… ни одна девушка не хочет… выходить за него!..

— Откуда ты знаешь? — с любопытством спросила Летиция.

Она судорожно пыталась вспомнить, что говорили о короле Викторе. Но знала о нем совсем немного.

И все потому, что после смерти отца они жили уединенно и почти никого не принимали, так что слухи о соседних странах и их правителях были им просто недоступны.

К тому же она понимала: придворные не стали бы делиться ими в присутствии сестер.

Но все же некие смутные воспоминания о каком-то скандале, связанном с королем, возникли в памяти, но детали и подробности вспомнить никак не удавалось.

— Мне всегда казалось… мама терпеть его не может… — говорила тем временем Стефани, вытирая слезы, — Помню, как-то папа… спросил ее… прошлой осенью, можно ли пригласить короля на охоту… и тогда мама сразу же ответила: «Нет, нет и нет»… Потому что он не только человек непорядочный… но в жилах его… течет цыганская кровь…

Летиция вздрогнула.

— Она так и сказала?

— Да, и вычеркнула его из списка приглашенных, и вместо него приехал этот скучнейший Маргрейв из Баден-Бадена… Про него все говорят, что он и с десяти ярдов в слона промахнется.

В другое время Летиция бы рассмеялась, но Стефани произнесла эту фразу с такой горечью, что было не до смеха.

— Так, значит, в жилах короля тоже течет цыганская кровь?! — спросила она.

— Да, а мама всегда это… не одобряла… И устроила страшный скандал, — ответила Стефани. — Но король есть король, и он хочет, чтоб его королевой… стала я.

Тут последовали новые слезы, и тогда Летиция сказала:

— Надо подумать, Стефани. Подумать хорошенько, что тут можно сделать. Конечно, ты не должна выходить за короля, если любишь Кирила.

Говоря это, она думала не только о кузине, но и о брате.

Если Кирил действительно любит Стефани, в чем она теперь была уверена, тогда ей следует сделать все возможное, призвав на помощь магию, колдовство или же иные высшие силы, чтобы помочь брату.

Брат был вторым после отца человеком в мире, которого Летиция пылко любила, тем более что похожи они были как две капли воды.

Принц Павел не мог и мечтать о лучшем сыне. Юноша был красив, силен и ловок. Прекрасный наездник, настоящий спортсмен.

Более того, в голову Кирила ни разу не закралось ни одной сколько-нибудь подлой мысли, и все просто обожали его, как некогда любили его отца. И не только в столице, но и в любом другом уголке страны, который доводилось посетить Кирилу. Летиция часто слышала, каким уважением и любовью пользуется он в полку.

Он уже завоевал репутацию благородного и храброго воина, а один из генералов, как-то навестивших мать, говорил, что солдаты Кирила скорее умрут, нежели предадут своего командира.

Принцесса Ольга очень гордилась сыном, сама же Летиция, боготворившая брата, каждую ночь молилась о его счастье и здоровье.

Теперь же она корила себя за недогадливость. Как же это можно было не догадаться, что Кирил любит Стефани!

Он всегда выглядел таким счастливым, возвратившись из дворца, где виделся со своей любимой. Очевидно, собственная радость при встречах с братом мешала Летиции осознать, что он вполне может любить кого-то еще, кроме своих родных.



«Что за глупость с моей стороны, — думала она. — Разумеется, они со Стефани просто чудесная пара!»

Очень высокий, сильный и мужественный, Кирил, казалось, самой судьбой был предназначен защищать такое нежное, женственное и беспомощное существо, как Стефани.

Поскольку росли девочки вместе, Летиция считала Стефани почти что второй сестрой. Теперь же она узнала, как привязаны друг к другу Кирил и эта милая девушка.

В Стефани не было ничего от агрессивности матери — мягкость и доброту она унаследовала от отца.

Но одно дело — знать, как счастливы вместе могут быть эти двое, и совсем другое — понимать, что у них столько же шансов соединить свои судьбы, сколько у них с Мари-Генриеттой осуществить желания, о которых они рассуждали до прихода Стефани.

Если уж великая герцогиня твердо вознамерилась сделать из своей дочери королеву, убедить ее отказаться от этого будет невозможно.

Она пойдет на любые жертвы, не посчитается и с тем, что сделает свою дочь навеки несчастной, но решения своего ни за что не изменит.

Летиция подошла к окну.

Затем заговорила, и в голосе ее звучала решимость:

— Нужно что-то предпринять. И первым нашим шагом, хотя я еще не совсем понимаю, как это осуществить, будет следующее. Мы должны помешать королю сделать тебе предложение.

В комнате воцарилось молчание.

Обернувшись, она увидела, что Стефани и Мари-Генриетта взирают на нее с изумлением.

Затем, словно загипнотизированная уверенностью, звучавшей в голосе кузины, Стефани спросила:

— И ты… можешь сделать это? Но как?.. Как, Летиция?

— Пока не знаю, — ответила Летиция. — Но выход должен быть найден, и быстро!

Глава 2

Внезапно Стефани, словно испугавшись чего-то, заявила, что ей пора домой.

— Мама… не знает, что я пошла повидаться с вами…

— Думаю, ей лучше остаться в неведении, — сказала Летиция. — И, дорогая, постарайся не слишком огорчаться. Обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы спасти тебя!

— Правда? — робко спросила Стефани.

— Все, что в человеческих силах. И ты выйдешь замуж за Кирила, а не за короля, — ответила Летиция.

Вместо ответа Стефани обняла кузину, и у нее на глаза снова навернулись слезы. Потом она прерывисто воскликнула:

— Я люблю его!.. И только… он, Кирил, может стать… моим мужем! Но мама… она страшно рассердится…

Летиция знала, что кузина права, а потому предпочла не распространяться на эту тему.

Она расцеловала Стефани. То же самое сделала и Мари-Генриетта, затем, завязав ленты шляпки кузины, девушки проводили ее к входной двери.

Сперва Летиция выглянула проверить, нет ли кого-нибудь во дворе, затем Стефани тихо выскользнула за дверь и бегом припустилась к дворцу.

У главных ворот и парадного входа всегда стояла стража, а у боковой двери ее не было, и девушки это знали.

Летиция провожала кузину взглядом до тех пор, пока она не исчезла среди кустов и деревьев в саду, затем захлопнула входную дверь и, вернувшись в гостиную, сказала Мари-Генриетте:

— Похоже, весь мир перевернулся! Как же это мы с тобой проглядели, что Кирил и Стефани любят друг друга?

— Да, это странно, — согласилась Мари-Генриетта. — Но все равно кузина Августина никогда не позволит им пожениться.

— Однако мы не можем допустить, чтоб Стефани против ее воли выдали за короля, раз она любит Кирила.

— Да уж, это просто ужасно — стать женой человека, которого не любишь! — воскликнула Мари-Генриетта. — Хотя папа давным-давно говорил мне, что такова плата за корону и престол.

— Ты говорила с папой о замужестве?

— Да, и он рассказал, что ему очень повезло с мамой. Ну, в том смысле, что ему все-таки разрешили жениться на ней.

— Что-то не очень похоже на папу — рассуждать о таких вещах.

— Да, но в тот момент он был страшно огорчен из-за кузины Карлотты. Помнишь ее? Бедняжку заставили выйти замуж за это чудовище, принца Вуртенбергского, и она жаловалась папе, как ужасно несчастна!

Вспомнив родственников, Летиция пришла к выводу, что почти все они вступали в брак, руководствуясь прежде всего политическими интересами, а не зовом сердца.

Потом она подумала о великом герцоге и той несчастной жизни, которую он вынужден был влачить, будучи женатым на злобной прусской принцессе. Она находила это крайне унизительным и печальным.

— Знаешь, иногда мне кажется, — заявила она, — что анархисты по-своему правы, если хотят уничтожить монархию.

Мари-Генриетта тихо ахнула.

— Летиция! Ну как ты можешь говорить такие ужасные вещи!

— Да, знаю, — кивнула Летиция. — Но я все думаю о словах Стефани. Она права. Я и сама скорее умру, чем пойду замуж за нелюбимого человека!

— Но такова плата за королевский трон, — напомнила Мари-Генриетта.

Летиция не ответила, и сестра продолжала:

— По крайней мере, уж в чем, а в красивых платьях у нее недостатка не будет! Жить она станет в прекрасном дворце, есть разные вкусные вещи…

Летиция вздохнула, но спорить не стала.

Мари-Генриетта и раньше высказывалась в том же духе. Да и самой Летиции претило то положение, в котором пребывала их семья после смерти отца, претила вечная унизительная бедность, невозможность позволить себе хотя бы одно новое платье.

От этих грустных размышлений ее отвлек вскрик Мари-Генриетты.

— О, Летиция! Я вдруг подумала… Если в честь короля Виктора будет дан официальный прием, то кузина Августина просто не может не пригласить нас! А нам с тобой совершенно, ну абсолютно нечего надеть!..

Летиция ответила:

— Поговорю с мамой. Но сама знаешь, как нам сейчас приходится туго. Даже продать нечего, кроме маминого обручального кольца, но разве можно просить ее об этом?

— Нет, конечно, нет! — согласилась Мари-Генриетта.

И в то же время выражение ее глаз говорило, что даже от бриллиантов мало проку, если здесь, в этом маленьком доме, где они жили, их все равно никто не увидит.

— Ладно, придумаем что-нибудь, — торопливо пробормотала Летиция. — Но прежде мы должны решить, как выручить Стефани из беды.

— Надеюсь, мы не ухудшим ее положения, — заметила Мари-Генриетта. — Бедняжка надеется теперь только на тебя, на то, что ты призовешь некие волшебные силы, которые не позволят королю просить ее руки. Но боюсь, стоит только ему приехать сюда, как кузина Августина тут же накинет ему аркан на шею и женишку… не выпутаться!

Поскольку спорить с этим утверждением было бессмысленно, Летиция промолчала.

Она прошла в прихожую, взяла шляпку, которую носила вот уже три года, и сказала:

— Не мешало бы поговорить с тетушкой Аспазией. Спросить у нее совета.

— Да ничем она не поможет, — откликнулась Мари-Генриетта.

Но не успела она договорить, как Летиция вышла и побежала через двор, к дому напротив.

Построенный одним из первых, он был куда просторнее, чем их, и в нем проживала их двоюродная бабушка, изгнанная из дворца прусской супругой герцога Луи.

В свое время это вызвало настоящий скандал, но затем страсти улеглись, и принцесса Аспазия устроилась в своем новом гнездышке довольно комфортно и уютно со всей своей челядью.

Ходить ей было трудно, а потому она не могла принимать участия в дворцовых церемониях и в качестве компенсации заполнила свою жизнь слухами и сплетнями.

Ни одно событие во дворце, столице и даже в стране не проходило мимо нее незамеченным.

Система получения информации, разработанная ею, до сих пор оставалась для всех тайной. И, вне всякого сомнения, она была одной из самых осведомленных особ во всем Овенштадте.

Большинство придворных боялись или даже ненавидели ее, как ненавидела и великая герцогиня, но Летиция находила общение с тетушкой очень занятным и, направляясь к ней, была уверена, что если кто и может помочь в этой ситуации, так только принцесса Аспазия.

Она постучала в дверь блестящим серебряным молоточком. Прошло немало времени, прежде чем старый лакей подошел медленной шаркающей походкой и отворил ей.

— Доброе утро, Феликс! — приветствовала его Летиция.

— О, это вы, ваша светлость! — воскликнул Феликс, с напряжением всматриваясь в гостью: зрение у него совсем ослабело. — Ее высочество будет просто счастлива видеть вас!

— Не стоит утруждаться объявлять о моем приходе, — поспешила сказать Летиция. Она знала, что эта церемония сопряжена с восхождением на второй этаж.

И она быстро и легко взбежала по ступенькам и вошла в гостиную, смежную со спальней герцогини.

Это была просторная комната, заставленная совершенно потрясающей коллекцией предметов и безделушек, которые тетушка собирала на протяжении всей своей жизни и с которыми не рассталась бы ни за что на свете.

Тут находились бесчисленные фарфоровые и серебряные статуэтки, которые она получала в подарок, будучи еще совсем юной.

На стенах висели живописные полотна — автором одного из них был ее родственник, написавший картину, еще когда она была совсем ребенком. Остальные представляли собой любительские портреты самой герцогини.

На одном из столиков стояла шкатулка, полная медалей, которые носил ее отец, а на стене висела шпага, с которой один из ее братьев сражался в давным-давно позабытой всеми битве.

Тут и там виднелись букеты засохших цветов, флакончики от духов, которые давно выветрились, и масса прочих интереснейших мелочей.

Все это было расставлено на маленьких столиках и стульях, до которых могла дотянуться тетушка, и Летиция осторожно пробиралась по комнате к окну, возле которого сидела принцесса.

Она приветствовала девушку улыбкой и сказала:

— Так и знала, что ты прибежишь, девочка.

Летиция присела в реверансе, поцеловала герцогине руку, потом щеку и ответила:

— Вы меня ждали?

— Я знала, что ты захочешь поговорить со мной о визите короля Виктора.

Глаза Летиции удивленно округлились.

— Вы знаете, что он собирается приехать?

— Ну конечно, знаю… — ответила Аспазия. — Еще несколько недель назад слышала, какие интриги развела эта женщина вместе с двуликим премьер-министром, чтоб заполучить короля в Овенштадт.

Летиция улыбнулась и опустилась в кресло, которое всегда ставили как можно ближе к Аспазии с тем, чтобы она могла лучше слышать своих визитеров, поскольку последнее время стала глуховата.

В молодости она была довольно привлекательной особой, хотя назвать красавицей ее было нельзя.

Она разделила участь многих девушек королевских семей. Ее не выпускали из дома, а поскольку никто не позаботился о том, чтоб выдать ее замуж, она так и осталась старой девой.

Однако, несмотря на то, что ей уже стукнуло восемьдесят, ничего старческого в образе ее мыслей не было, и Летиция всегда находила беседы с ней необыкновенно интересными. Особенно нравились ей беспощадные и язвительные характеристики, которыми награждала Аспазия людей ей несимпатичных.

«Эта женщина» была, разумеется, великая герцогиня. Аспазия от всей души презирала и премьер-министра, сумевшего подняться так высоко только благодаря интригам.

— Раз вы уже знаете, что король Виктор приезжает, — начала Летиция, — тогда вам, должно быть, известно, что кузина Августина решила женить его на Стефани.

— Да, я догадывалась об этом ее намерении, — кивнула тетушка. — Она сказала бедной девочке, какая судьба ей уготована?

— Стефани только что была у нас. Она ужасно расстроена, — ответила Летиция.

— Одна из моих служанок рассказала, что видела, как Стефани бежала через сад вся в слезах, — сказала Аспазия. — Полагаю, тебе известно, что она влюблена в твоего брата?

— Так вы и это знаете?! — воскликнула Летиция, еще более удивленная.

— Конечно, знаю! — резко выпалила герцогиня. — Будь у тебя глаза на месте, ты бы заметила, как эти двое ворковали точно голуби всю зиму напролет.

Летиция рассмеялась:

— Ох, тетушка Аспазия, вы просто неподражаемы! Ну раз уж вам все известно, подскажите мне, как помешать королю сделать предложение Стефани и найти какой-нибудь способ поженить их с Кирилом.

Выражение на лице старухи изменилось. Взгляд утратил ироничность, глаза смотрели печально. Она не ответила, лишь покачала головой.

— Вы считаете, это невозможно? — спросила Летиция.

— Думаю, для этого потребуется настоящее чудо, иначе Стефани и Кирилу никогда не бывать вместе. Ты ведь знаешь, эта женщина твердо вознамерилась сделать свою дочь королевой.

— Да, знаю, — сказала Летиция. — Но Стефани ужасно несчастна! Говорит, что скорее умрет, чем станет женой короля!

— Зато она будет королевой, а это неплохая компенсация, — желчно заметила старуха.

— Да, и Гетти тоже так считает, но я вполне понимаю чувства Стефани. Уверена, никакие блага мира не заменят потерю любимого!

— Согласна. То, что Стефани любит Кирила, сильно осложняет дело, — ответила тетушка. — Иначе бы она могла быть вполне счастлива с королем.

Летиция удивленно вскинула на нее глаза.

— Как вы можете так говорить! Про него ходят слухи, что он совершенно ужасный человек!

— Ну, так думает эта женщина, — ответила Аспазия, — просто потому, что личность он не вполне ординарная и совсем не отвечает прусским стандартам. — Голос ее звучал язвительно. — Лично я очень хотела бы познакомиться с королем Виктором. Судя по тому, что я о нем слышала, мы бы с ним прекрасно поладили.

— А что вы о нем слышали? — спросила Летиция.

— О, тут есть такие подробности, о которых я предпочла бы умолчать, — ответила тетушка. И в глазах ее при этом появился какой-то особый блеск, значение которого было хорошо известно Летиции, он означал, что Аспазия вспомнила нечто забавное и наверняка не слишком пристойное, некую сплетню, полученную по своим «каналам».

— О, ну пожалуйста, расскажите! — взмолилась Летиция.

— Но почему это тебя так интересует?

— Я обещала Стефани, что помогу ей.

Герцогиня издала звук, напоминавший нечто среднее между смешком и неодобрительным фырканьем.

— Не много ли берешь на себя, моя девочка? — заметила старуха. — Смотри, как бы эта женщина не разнюхала, что ты подстрекаешь ее дочь к бунту. Сама знаешь, она не терпит непослушания, всегда добьется, чтоб каждая ее придурь была выполнена. Упорства этой особе не занимать.

Летиция не могла удержаться от смеха: приятно было слышать, как язвительно отзывается о великой герцогине тетушка Аспазия.

— О, если бы они могли бежать! — пылко воскликнула девушка. — Но Стефани уверена, что если они и решатся на это, то мать непременно пошлет вдогонку солдат и их схватят. И Кирила могут засадить в тюрьму. Или даже застрелить — за измену.

— Да, не исключено, если эта женщина приложит к делу руку, — тихо заметила Аспазия. — Тут надо придумать что-нибудь получше.

— Но у нас не так много времени, — посетовала Летиция. — Король приезжает через неделю. Получается, что в четверг.

— Верно, — откликнулась герцогиня. — Я слышала, он собирается выехать верхом или в карете из своего замка в Звотане. На эту поездку у него уйдет целый день, к тому же он будет вынужден заночевать в замке Тхор, в горах.

Летиция тихо ахнула.

— А мне и в голову не пришло! Ну конечно же! Само собой разумеется, он должен там заночевать…

Летиция знала и любила замок Тхор, потому что еще в детстве отец и великий герцог вывозили их туда зимой отдыхать.

Великая герцогиня терпеть не могла холода, а потому всегда находила предлог остаться в городе, мотивируя это неотложными государственными делами.

Для Летиции же и других детей это было самое счастливое время, когда каждый находил себе массу интересных занятий и никто к ним не придирался.

Великий герцог с отцом поднимались на заснеженные вершины гор, гордо высившиеся над головами, а затем спускались на несколько сотен футов вниз, в долины, где катались на лошадях.

Дети же съезжали на санях по снежным склонам, а Кирил страшно любил карабкаться по стенам самого замка.

Порой Летиция даже тревожилась, когда он отчаянно и бесстрашно взбирался на башни или с небрежным видом разгуливал по зубчатым стенам бастиона, чтобы показать, что нисколько не боится высоты.

Вечерами они пели и танцевали в просторном, так называемом «баронском зале», где в огромном камине пылали цельные стволы деревьев.

Принцесса Ольга играла на рояле, а три девочки и два мальчика — Кирил и Отто — отплясывали лихие цыганские танцы, которым научились сызмальства, наблюдая за цыганами.

Иногда они играли в шарады, а один раз даже ставили спектакль по пьесе, которую сочинила сама Летиция. Спектакль был одновременно драматичный и смешной — последнее получалось как бы само собой.

Но отец умер, и уже никто больше не возил их в замок.

Летиция знала, что поездки эти запретила великая герцогиня, положив тем самым конец немногочисленным развлечениям, которые еще оставались семье принца Павла.

— Ну конечно, — согласилась Летиция, — именно там должен остановиться король… Надеюсь, ему понравится замок. Папа… всегда любил его.

Что-то в ее голосе подсказало Аспазии, что девушка скучает по старым добрым временам, и она заметила:

— Однако сомневаюсь, чтоб ему понравился визит во дворец, когда, спустившись с облаков, он встретится с этой женщиной и узнает, что ждут от него в Овенштадте.

— Но, насколько я знаю, он могущественный король и правит куда большей страной, чем наша, — сказала Летиция. — Так какой ему смысл подчиняться кузине Августине?

— Как вижу, он вызывает у тебя изрядное любопытство, девочка моя, — заметила Аспазия. — Так уж и быть, расскажу, что знаю о нем, вернее, то, что тебе положено знать.

— О, умоляю, расскажите мне все! — воскликнула Летиция. — Я должна найти способ спасти Стефани, а без вашей помощи я даже не знаю, с чего начать!

— Король Виктор, — начала старуха, — в данный момент, насколько мне известно, столкнулся в своей Звотане с немалыми трудностями.

— Какими же? — спросила Летиция.

— Он унаследовал трон три года назад, — продолжила Аспазия. — А до того страна находилась во власти глупого и никчемного регента и совершенно вышла из-под контроля.

— В каком смысле?

— Ну прежде всего появились анархисты, настраивающие народ против монархии, что привело к политическому и финансовому кризису, и теперь король Виктор, получивший образование во Франции, попал в ситуацию, выход из которой найти весьма затруднительно. Особенно такому молодому и еще неопытному монарху!

— Так он молодой! — воскликнула Летиция. — А я думала, ему как минимум тридцать.

— Ты очень сообразительная девочка, Летиция, так и ловишь все на лету. Да, в следующем году ему исполнится тридцать, причем трон должен был унаследовать вовсе не он, поскольку Виктор не сын, а племянник старого короля.

— А что же случилось с кронпринцем?

— Он был еще совсем молод, когда умер отец, а потому править назначили регента. Борис должен был взойти на трон в двадцать один год, но судьба распорядилась по-другому…

Летиция с интересом ловила каждое слово тетушки, а та тем временем продолжила:

— Конечно, этого бы никогда не произошло, не будь регент таким безнадежным глупцом! Дуэль можно и нужно было предотвратить. Но когда они спохватились, было уже поздно.

— И принца Бориса убили?

— Да, он погиб. И все из-за какой-то актрисульки, с которой ему и связываться-то не следовало.

— Должно быть, это вызвало жуткий скандал, — заметила Летиция.

— Уверена, все дворы Европы только об этом и говорили, — сухо ответила Аспазия. — Шуму было много, и Виктора, который в то время находился в Париже, срочно вызвали домой, короновали и заставили править королевством, в котором он несколько лет не жил.

Тетушка Аспазия усмехнулась и продолжила:

— Мне всегда было жаль его, беднягу. Воображаю, насколько тяжелы и безрадостны для него были эти три последних года!

— Тогда почему кузина Августина вечно твердила о том, какой он ужасный человек и что ноги его в ее дворце не будет, потому что в жилах его течет цыганская кровь?

— Ты еще слишком молода, чтоб получить ответ на первую часть вопроса, — сказала тетушка, и в глазах ее заискрились огоньки.

— Вы хотите сказать, кузина Августина считает короля аморальным?

— Он очень весело проводил время во Франции и не захотел менять образ жизни только потому, что стал королем. И само собой разумеется, нашлось немало красивых девушек, готовых развлечь его в любую минуту, оторвать от скучных государственных обязанностей.

— И это определенно шокирует кузину! — заметила Летиция.

— Если и есть на земле место скучное и утомительное настолько, что смерть по сравнению с ним может показаться блаженством, — сказала тетушка Аспазия, — так это прусский двор, правила и обычаи которого эта женщина пытается насаждать здесь!

Она вздохнула и добавила:

— Когда мой отец был великим герцогом, во дворце постоянно звенел смех, а все овенштадтцы были людьми веселыми и счастливыми.

— Папа тоже так говорил.

— Твой отец был истинным овенштадтцем, — сказала тетушка. — Мы пели, танцевали и были счастливы, а потому и наш народ тоже был счастлив.

Выразительно взмахнув рукой, на которой проступали голубоватые вены, она заметила:

— И попробуй объяснить то, что я только что сказала, этой женщине! Она все равно не поймет.

— Но расскажите же дальше о короле! — взмолилась Летиция.

— Что касается второй части твоего вопроса, — начала Аспазия, — конечно же, в жилах его течет цыганская кровь. Но то же самое можно сказать и обо всех остальных членах семьи.

— Кузина Августина утверждает, что это неправда.

— Просто ей не хочется в это верить. Однако ты, мое дитя, настоящая красавица, потому что унаследовала прекрасные черные волосы от своих цыганских предков.

— Рада, что вы верите в эту легенду, — сказала Летиция. — Прежде я никогда не спрашивала вас об этом, просто боялась разочароваться. А вдруг бы вы сказали, что это неправда.

— Ну разумеется, правда! — отрезала тетушка. — К каким только докторам не возил мой прапрадед свою жену! А потом отчаялся, вернулся домой и позволил цыгану сделать то, на что сам был не способен.

Тетушка выпалила эту фразу и тут же спохватилась — вспомнила, как молода и невинна Летиция. И поспешно добавила:

— Нет, конечно, все это магия, волшебство, и сын, который родился у моей прапрабабушки, был так красив, что придворные дамы, все до одной, просто глаз от него не могли отвести точно завороженные.

Летиция захлопала в ладоши.

— О, как я рада, что вы сказали мне это! Ведь я всегда верила, что так оно и есть, и находила легенду страшно романтичной!

Затем, вспомнив о Стефани, она добавила:

— А теперь скажите, как получилось, что король считается по происхождению почти чистым цыганом?

— Просто он… э-э… был ближе связан с этим народом, — ответила старуха. — Ведь его прадед женился на цыганке.

— Женился на цыганке?! — воскликнула Летиция.

— Да. Это была русская цыганка, а в России к цыганам всегда относились лучше, чем в других европейских странах… Наверное, потому, что они так великолепно танцуют и поют. И русские князья и графы всегда старались переплюнуть друг друга, приглашая цыган в свои дома и частные театры.

Она сделала паузу, но, увидев, что Летиция продолжает слушать ее, продолжала:

— Прабабушка короля Виктора по имени Савийя, была одной из самых знаменитых цыганских танцовщиц. Она выступала перед самим русским царем. В то время с визитом к нему, в Санкт-Петербург, прибыл король Звотаны и влюбился в красавицу с первого взгляда.

— И она согласилась выйти за него?

— Цыгане, как я надеюсь, ты знаешь, люди по-своему высоконравственные. Савийя отказалась стать любовницей короля. Наверное, считала, что рано или поздно должна выйти замуж за человека одной с ней крови.

— И вместо этого вышла за короля, да?

— Легенда гласит, что эти двое были очень счастливы вместе, но когда он привез ее домой, в Звотану, среди придворных возникло недовольство и многие родственники отказались принимать жену короля.

— И что же дальше?

— О, она умерла родами. От первых родов, когда произвела на свет девочку.

— Как это печально! — заметила Летиция.

— Сердце у короля, конечно, было навеки разбито, однако он был вынужден жениться снова и родил во втором браке наследника, который и занял трон после его смерти. Того самого короля, чей внук Борис был впоследствии убит на дуэли.

— А что сталось с дочерью Савийи? — спросила Летиция.

— Волею судьбы, а возможно, не без помощи цыганской магии, — ответила Аспазия, — она вышла замуж за кузена короля, и у них родилась дочь, ставшая затем женой дяди принца Бориса, младшего брата покойного короля. И у них родился сын Виктор, унаследовавший трон после того, как Борис погиб.

— Совершенно потрясающая история! — воскликнула Летиция. — И что же, он похож на цыгана?

Тетушка усмехнулась:

— Вот на этот вопрос, дорогая, ответить не могу, потому как никогда его не видела. Но судя по примеру вашей семьи, очевидно: он так же красив, как и Кирил.

Эти слова заставили Летицию вновь вспомнить о Кириле и Стефани.

— Как бы ни был красив этот самый король, — начала она, словно рассуждая сама с собой, — но Стефани все равно не полюбит его. Ведь она любит моего брата.

— Это безусловно, — согласилась тетушка. — Однако члены королевских семей, как правило, вынуждены сочетаться браком по расчету, а не по любви. И уж эта женщина позаботится о том, чтобы Стефани ее не подвела.

— Но надо срочно что-то предпринять, чтоб помешать Августине! — с отчаянием воскликнула Летиция.

— Я бы очень хотела помочь тебе, дитя мое…

Старуха на минуту задумалась, затем сказала:

— А надо бы мне сделать вот что — выяснить, что думает король Виктор по этому поводу.

— Но с какой стати ему хотеть жениться на Стефани, которую он никогда не видел? — спросила Летиция.

— Он видел ее портрет.

— Откуда вы знаете?

Не успела ее собеседница ответить, как Летиция тихо ахнула.

— Ах, ну конечно! Вспомнила! Примерно с месяц назад со Стефани писали портрет.

— Вот именно! — сказала тетушка. — В том и заключалась идея этой женщины — послать портрет дочери в Звотану. Хотя, я помню, в то время, когда писался портрет, она уверяла дочь, что предназначен он в подарок великому герцогу.

— Наверное, на этом портрете Стефани — настоящая красавица, — пробормотала Летиция. — И все равно, это еще ничего не означает. Совсем не обязательно, что король захочет жениться на ней.

— Думаю, это нечто вроде римского цирка, — заметила герцогиня.

Летиция была девушкой начитанной и знала, что римские правители, желавшие отвлечь народ от невзгод, вызванных войнами, от лишений и нищеты, часто устраивали грандиозные представления на огромной цирковой арене, где разыгрывались спектакли, происходили скачки на колесницах и развертывались кровавые сцены охоты на диких зверей.

Это отвлекало людей от мыслей о собственном несчастном существовании, и позднее выражение «римский цирк» стало использоваться во многих странах в значении «политическая уловка».

— Так значит, свадьба короля и Стефани есть не что иное, как римский цирк, — сказала Летиция.

— О, да в любой стране женщины просто обожают свадьбы, — заметила тетушка. — На них собираются целые толпы. Вот и здесь люди хотя бы на день позабудут о ненависти к этой женщине и о тех новых налогах и несправедливых законах, которые навязаны им от имени Луи.

Летиция с удивлением вскинула глаза на тетушку.

— Так люди действительно ненавидят кузину Августину? Так же, как мы, да?

— Даже больше! — ответила Аспазия. — И если уж Звотане необходим римский цирк, так нам здесь — тем более.

— Вот уж не думала, что все обстоит так скверно! — воскликнула Летиция.

— В результате политики премьер-министра народ совершенно обнищал. Цены на все подпрыгнули. А когда люди голодны, они бунтуют.

— Бунтуют? — ахнула Летиция.

— Как бы мне хотелось, чтоб Луи в полной мере осознал, что происходит в Овенштадте, — сказала Аспазия.

— Может, маме поговорить с ним?

— Я думала об этом, — ответила тетушка, — потому что считаю: она единственный человек, который может заставить Луи проявить свою волю, убедить его предпринять что-нибудь, пока еще не слишком поздно.

— Тогда почему бы вам не поговорить с ней? — спросила Летиция.

Тетушка умолкла, затем после паузы сказала:

— Я и об этом думала, дорогая, думала уже давным-давно. Но я знаю, как успела настрадаться ваша семья из-за ненависти и ревности этой женщины. Так что это может лишь осложнить дело.

Летиция и без того знала, что кузина Августина подозревает, что муж ее встречается с матерью, обсуждая различные политические вопросы, что ставило обоих в двусмысленное и даже опасное положение.

— Но что же нам тогда делать? — спросила она.

— Любоваться римским цирком, полагаю, — ответила тетушка.

— О нет, нет! — воскликнула Летиция. — Нельзя допускать свадьбы! Нельзя сидеть сложа руки и спокойно наблюдать за тем, как Стефани с Кирилом будут страдать до конца своих дней!

Тетушка улыбнулась:

— Ты говоришь прямо как твой отец. Когда он хотел помочь кому-то, никакая сила не могла его остановить.

— О, если бы папа был жив! — сказала Летиция. — Он бы обязательно помог нам действовать. Как же можно сидеть и смотреть, как страдают двое ни в чем не повинных молодых людей!

— Уверена в этом, — согласилась тетушка, — Но даже ему было бы совсем не просто найти выход.

— Но он должен, должен быть, этот выход! — пылко воскликнула Летиция. — Сегодня вторник, а значит, король прибудет в замок Тхор ровно через восемь дней.

Она говорила с такой страстью, что, глядя на нее с умилением, тетушка подумала: «До чего хороша!»

«Слишком красива, чтоб сидеть взаперти в маленьком жалком домике на задворках, — сказала она себе. — И слишком красива, чтобы ее присутствие могла спокойно снести эта женщина».

И внезапно Аспазия почувствовала себя ужасно старой и безобразной.

Затем с особой проницательностью, свойственной иногда людям, подошедшим к краю жизни, она сказала:

— Не знаю, как ты добьешься этого, дитя мое, но твердо уверена в одном: раз уж ты настроена столь решительно и борешься за справедливое дело, то непременно сумеешь отыскать способ помочь Кирилу и Стефани!

Когда Летиция возвращалась домой, в ее ушах все еще звучали слова старой тетушки. Словно зов трубы, побуждающей к решительным действиям.

И в то же время у нее не было никакого плана и она даже понятия не имела, с чего начать.

Покончив с обедом, который она проглотила, даже не заметив, что ест, поскольку мысли ее были заняты замужеством Стефани, Летиция заявила:

— Мама, я хотела бы немного прокатиться верхом.

— О конечно, дорогая, — откликнулась принцесса Ольга, — но Густав должен обязательно сопровождать тебя. Ты же знаешь, кузина Августина будет шокирована, узнав, что ты ездишь одна.

— Но Густав уже так стар, что не в силах даже присматривать за лошадьми. Зачем же брать его в утомительную поездку? — возразила Летиция. — Я буду держаться подальше от дворца, так что надеюсь, кузина Августина не увидит меня и никто из ее слуг-шпионов не донесет.

Принцесса только вздохнула и ничего не ответила.

Все они знали, что великая герцогиня привезла слуг из Пруссии, и они исправно докладывают ей обо всем, что происходит, в особенности, как была уверена Летиция, обо всем, что касалось семьи принца Павла.

Итак, она пошла к стойлам на заднем дворе, где находились всего две лошади — последние из тех, что держал отец при жизни.

Когда после смерти принца Павла его вдова с дочерьми переселилась в гостевой домик, им пришлось распродать всех своих лошадей за исключением двух молодых жеребцов — самых чистопородных. Приобретая этих красавцев, принц Павел возлагал на них большие надежды.

Теперь бы он порадовался, видя, что не ошибся: оба жеребца, великолепные каждый по-своему, были источником радости для Летиции и Мари-Генриетты, в особенности когда Кирила не бывало дома.

Возвратясь из полка, он полностью монополизировал обеих лошадей, и у девушек было мало шансов покататься на них.

И вот Летиция, хоть и бедно, но элегантно одетая в костюм для верховой езды, который носила вот уже несколько лет, оседлала жеребца по кличке Кахо.

Это имя непременно вызвало бы осуждение у великой герцогини, поскольку по-цыгански «Кахо» означало «вождь».

В свое время принц Павел забавлялся, давая всем лошадям цыганские клички. Летиции же казалось, что Кахо и впрямь выглядел как вождь.

Она выехала с заднего двора и поскакала, стараясь держаться в тени деревьев и как можно дальше от дворца, пока не достигла городских ворот и не оказалась в чистом поле.

Летя во весь опор по долине, она, как всегда, думала о том, как прекрасен Овенштадт и как сильно любит она свою страну.

Вдали, на границе со Звотаной, высилась гряда гор. Хребет тянулся на многие мили, образуя естественную границу и с другими, менее дружественными странами.

Некоторые горы были так высоки, что даже в самое жаркое лето на их вершинах и в глубоких расселинах виднелся снег. Теперь же, поздней весной, пики их сияли ослепительной снежной белизной на фоне ярко-синего неба.

Снега питали бесчисленные ручейки и реки, а также дикие цветы, в изобилии растущие на полях и лужайках.

Пестрые, яркие и разнообразные, они были столь хороши, что Летиции на миг стало жаль, что Кахо топчет их копытами.

Затем внимание ее отвлекло целое облачко бабочек — они казались некими сказочными существами, вспархивающими из высокой травы перед бегущей лошадью.

Они уже довольно далеко отъехали от города, и девушка начала смотреть по сторонам в надежде увидеть цыган.

Тетушка Аспазия утверждала, что в жилах короля Виктора течет цыганская кровь, а потому Летиция была уверена, что если кто и поможет найти выход из положения, так это цыгане.

Возможно, они сумеют каким-то образом околдовать короля или же подскажут ей, что делать дальше.

Как бы там ни было, но некий инстинкт, которому она не могла не подчиниться, гнал девушку на их поиски.

Обычно в это время года цыган поблизости бывало много, однако ей пришлось проскакать почти час, прежде чем она увидела вдали табор.

Впереди виднелись округлые купола пестрых шатров и фигурки людей, двигающиеся между ними.

Летиция очень рассчитывала на то, что это табор именно венгерских цыган.

Венгрия граничила с Овенштадтом с востока, а венгерские цыгане, хотя и преследуемые и презираемые в ее стране, были умнее, талантливее и куда древнее по своему происхождению, нежели многие другие.

В Венгрии вождя цыганского племени называли «герцогом Малого Египта», некогда венгерский король снабдил своих цыган специальными бумагами, где подтверждалось, что они находятся под его покровительством.

Летиция, еще не подъехав к шатрам, замеченным ею издали, уже поняла, что встретилась с венгерскими цыганами.

Именно их хотела она отыскать, поскольку кальдераши славились не только работой по металлу и умели производить изумительной красоты и изящества кубки, которыми венгерская знать украшала свои столы. О них шла слава как о колдунах и магах.

— То, что надо! — сказала она себе.

Девушка была уверена в том, что прием ей окажут самый теплый, поскольку цыгане сразу поймут, кто она. Сердце ее возбужденно билось — некое шестое чувство подсказывало, что они помогут спасти Стефани.

На лужайке стояло восемь шатров — некоторые из них довольно изящной формы, ярко расписанные.

Летиция въехала в табор, и к ней обернулось множество смуглых лиц, а темные глаза разглядывали ее с удивлением и недоверием.

Девушка тут же отметила, как изумительно красивы эти цыгане. Высокие скулы, черные глаза, темные блестящие волосы. Все женщины до одной были красавицами, а мужчины — красавцами.

Тут наконец одна из женщин узнала ее — Летиция услышала, как она прокричала что-то по-цыгански, и уловила среди потока слов свое имя.

И сразу же на лицах, обращенных к ней, появились улыбки, а детишки — все до единого с огромными, бархатными, как у газелей, глазами — радостно устремились к ней.

Летиция натянула поводья.

— Добрый день! — поздоровалась она по-цыгански. — Я бы хотела поговорить с вашим воеводой.

Заслышав, что гостья говорит на их языке, несколько женщин с красными платками на головах и огромными золотыми кольцами в ушах захлопали в ладоши и весело закричали.

Затем маленький цыганенок поспешил к шатру в центре, и секунду спустя из него вышел мужчина. Судя по осанке и одеянию, Летиция сразу же поняла, что перед ней «герцог Малого Египта».

На воеводе был синий камзол и высокие сапоги. Жилет украшали золотые пуговицы, а с шеи свисала толстая золотая цепь с брелоком.

А в руке он держал некое подобие королевского скипетра, который, как знала Летиция, назывался по-цыгански «баре эсти робли рупуб».

Сделан он был из серебра, а рукоятку восьмигранной формы украшали красные кисточки.

На самом скипетре была искусная резьба, но в тот момент она ее не разглядела, а еще на нем был знак, по-цыгански — «семно», состоявший из пяти ритуальных цифр.

Мужчина приблизился, и Летиция спешилась. И тут же два цыганских паренька подхватили Кахо под уздцы.

Затем она прошла через толпу с любопытством взирающих на нее цыган и протянула воеводе руку.

— Думаю, вам известно, что я — принцесса Летиция из Овенштадта, — сказала она. — И мне хотелось бы поговорить с вами наедине, если это, конечно, возможно.

Склонив голову, он ответил на ее рукопожатие, и Летиция поняла, что это приветствие равного.

— Какая честь для меня, ваше высочество, — произнес он на ее родном языке.

И они прошли к шатрам. Возле одного, разукрашенного пышнее остальных, стояло кресло.

Воевода щелкнул пальцами, и маленький цыганенок тут же принес еще одно кресло и поставил рядом с первым.

— Не угодно ли присесть, ваше высочество? — спросил воевода.

Летиция села. Он опустился на другое кресло.

— Куда держите путь? — спросила девушка.

— Не в ваш город, если это так беспокоит ваше высочество.

— Ничуть не беспокоит, — ответила Летиция. — Я могу лишь извиниться перед вами за те законы, что мешают вашему свободному передвижению по стране. А ведь в прошлом это было вполне возможно. Знаю, это очень огорчило бы моего отца, принца Павла.

— О, по его высочеству мы до сих пор скорбим, — заметил воевода. — И нас удивляет, что великий герцог позволяет этой прусской женщине попирать законы гостеприимства, которыми всегда славилась ваша земля.

— В отличие от нас она не верит, что мы с вами одной крови, — ответила Летиция.

Она произнесла эту фразу специально и тут же по выражению глаз воеводы поняла, что он не только доволен услышанным, но и удивлен, что она, особа королевских кровей, признает этот факт.

— Один из предков семьи Раконзи — цыган, — сказала Летиция. — И Виктор, король Звотаны, также цыганского происхождения.

Воевода кивнул с таким видом, словно знал об этом и прежде.

— А теперь я хотела бы просить вас об огромном одолжении.

— Я весь внимание. Просите, ваше высочество.

Тихо, в нескольких словах Летиция изложила свою просьбу, а когда он кивнул в знак согласия, воскликнула:

— О, благодарю вас! Я вам очень признательна!

— Я делаю это потому, что одной с вами крови, — заметил воевода. — Надеюсь, вы не откажетесь от бокала вина.

— Благодарю, — ответила Летиция.

Она боялась обидеть его отказом, к тому же понимала, что удостаивается большой чести.

Ведь цыгане обычно держатся обособленно и лишь в исключительных случаях позволяют чужаку разделить с ними трапезу.

Воевода поднялся, подошел ко входу в шатер и что-то приказал по-цыгански.

Минуту спустя им подали два изумительной красоты кубка, сделанных из золота и инкрустированных полудрагоценными камнями.

Принесла их цыганка, и единственное, что успела заметить Летиция, — это крупные кольца на ее пальцах и тяжелые браслеты из золотых монет на запястьях.

Воевода взял кубки и протянул один из них Летиции. Кубок был так красив, что девушка не удержалась от восторженного возгласа:

— Никогда прежде не видела столь изумительной работы! Ваши люди это делают?

— Мы в основном только копируем старые образцы, — ответил воевода. — Но эти два — настоящие; они принадлежат моей семье на протяжении нескольких поколений. Сами кальдераши считают их примером мастерства.

— Хорошо, что немногие знают о таких невероятно ценных вещах. Сразу возникает соблазн отобрать их.

— О, если вы имеете в виду обычных воров, — заметил воевода, — то они вряд ли осмелятся на это. Есть поверье, что любой укравший нашу вещь будет навеки проклят. Солдаты, конечно, с нами не церемонятся, но и они боятся.

— Они боятся вашего колдовства, — со значением заметила Летиция. — Именно на него я теперь и надеюсь.

— Я подумаю, как вам можно помочь, — сказал воевода.

— О, прошу вас, помогите! — взмолилась Летиция.

— Ваша кровь уже взывает к моей, вы это знаете. И мы постараемся сделать все, что от нас зависит, — сказал воевода.

Похоже, он немного обиделся на то, что у Летиции могли возникнуть сомнения на счет силы их колдовства, и она поспешила сказать:

— Простите меня, но на карту сейчас поставлено так много: счастье любимых мною людей, и я не могу удержаться от мысли, что нет на свете большей несправедливости, чем заставить страдать влюбленных, тем более ради самых низменных и корыстных целей.

Говоря об этом, она думала о великой герцогине. Воевода, похоже, прочитал ее мысли.

— Она зло, одно сплошное зло! Но мы верим: наша магия сильнее власти тьмы!

— Я тоже поверю в это, обещаю, что поверю! — воскликнула Летиция.

Воевода улыбнулся — похоже, он был доволен ее словами.

— Знаю, ваше высочество, все, о чем вы тут говорили, было сказано от чистого сердца, — сказал он. — А колдовство, которым владеют кальдераши, основано лишь на силе любви.

И, словно давая понять, что добавить ему больше нечего, он осушил свой кубок. Летиция догадалась, что и от нее ожидают то же самое, и последовала его примеру.

Вино оказалось сладким и очень приятным на вкус и вовсе не походило на вина, которые ей доводилось пить прежде.

Казалось, по всему телу разлилось тепло, и она подумала: а может, это тоже магия? То, что крестьяне и другие простые люди называют «любовным зельем»?

Затем, улыбнувшись абсурдности этой мысли, поднялась и сказала:

— Еще раз благодарю за вашу доброту, гостеприимство и обещание помочь мне.

Он взял ее руки в свои и ответил: — Ступайте с миром! Дорогу вам укажут, а сердце само последует по ней!

Произнес он это как-то необычайно торжественно, словно благословляя, и не успев сообразить, насколько, наверное, нелепо и странно будет выглядеть подобный жест, Летиция присела в реверансе.

Затем она отправилась туда, где оставила Кахо. Наверное, после выпитого вина солнце казалось Летиции каким-то особенно ярким и золотым и чувствовала она себя необыкновенно счастливой.

Глава 3

Летиция въехала во двор и тут же заметила возле их домика карету с гербом великого герцога.

Она вошла в прихожую, а затем — в столовую, находившуюся в задней части дома.

Это была совсем маленькая комнатка, отделенная от гостиной плотными шторами, которые, когда в доме бывали гости, раздвигались, чтобы увеличить помещение.

Но только никаких приемов они почти никогда не устраивали, а потому шторы раздвигались редко. Летиция знала, что через них можно расслышать, о чем разговаривает мать с великим герцогом. Если, конечно, приехал действительно он.

Ибо в первый момент девушке показалось, что к ним пожаловала кузина Августина.

Летиция так старалась помочь Стефани, что ее преследовал неотступный страх: а вдруг великая герцогиня узнает об этом и разрушит все их планы?

Но тут, к своему облегчению, она услыхала низкий и звучный голос герцога:

— Понимаю, это совершенно невыносимо! Но что я могу поделать?

Летиция так и замерла за шторой, сгорая от любопытства.

— Мне очень жаль тебя, Луи, дорогой, — услышала она голос принцессы Ольги. — Просто не верится, что Августина действительно задумала столь необычный план.

— О, она твердо вознамерилась довести дело до конца! — с горечью воскликнул герцог. — И это еще не все.

— Что же еще? — спросила принцесса Ольга.

— В последний день своего визита, — сказал герцог, — король должен получить ключи от города. И тебе прекрасно известно, Ольга, что это означает. Согласно традиции, ключи всегда вручаются коронованной особе.

— Да, разумеется, — ответила Ольга. — Помню, какая грандиозная церемония была в честь приезда австрийского императора. И как ты был тогда великолепен.

— Но только на этот раз все будет не так.

— А что изменилось?

— Жена настаивает, что должна войти в церемониальный зал с Отто, — ответил великий герцог. — Они вдвоем будут приветствовать короля и именно она презентует его величеству ключи от города.

Наступила тишина. Летиция догадалась, что мать взирает на великого герцога в немом изумлении.

— Но где же будешь ты? — спросила она наконец.

— Я займу место жены в карете рядом с королем Виктором, — ответил великий герцог. — И поскольку к тому времени он уже посватается к Стефани, она тоже поедет вместе с нами.

Летиция затаила дыхание. Затем услышала голос матери:

— Нет, это просто невыносимо, Луи! Как можно терпеть эти бесконечные унижения! Ты должен отказаться. Ты не должен позволять Августине так нагло оттеснять тебя на задний план!

— Я уже спорил с ней по этому поводу. Спорил до тех пор, пока не устал от собственного голоса, — ответил великий герцог. — Но она настроена более чем решительно, и что бы я ни сказал и ни сделал, ни за что не изменит своего решения.

Снова настало молчание, потом принцесса Ольга со слезами в голосе воскликнула:

— О, как мне жаль, страшно жаль тебя, Луи, дорогой! Как бы я хотела помочь тебе…

— Ты уже помогла, — заметил великий герцог. — Вот поговорил с тобой — и на душе сразу полегчало. Ты единственный на свете человек, который меня понимает.

Произнес он эти слова уже совсем другим тоном, и Летиции стало неловко, что она подслушивает беседу, принявшую столь интимный характер.

Она отошла от шторы, закрывавшей вход в столовую, и поднялась к себе наверх.

Итак, назначенный через неделю визит короля может все испортить.

Стефани и без того сходит с ума от отчаяния, к тому же Летиция знала, что завтра Кирил прибывает вместе со своим полком в столицу, где они будут принимать участие в церемонии встречи короля. Узнав, что ему придется навсегда расстаться с любимой, он просто умрет от горя.

А великий герцог унижен и оскорблен сверх всякой меры, а это означает, что и мать расстраивается.

— Как же получается, что одна женщина способна сделать несчастными сразу столько людей? — произнесла вслух Летиция и поняла, что ненавидит великую герцогиню не меньше, чем все цыгане, вместе взятые.

Девушка заперла дверь и достала из нижнего ящика комода платье, над которым работала каждую свободную минуту, оставаясь одна.

Это было цыганское платье, которое она носила три года назад — именно тогда они побывали в замке Тхор последний раз.

Тогда она сочинила пьесу из жизни цыган — специально, чтоб позабавить отца и великого герцога, причем оба они тоже принимали участие в представлении.

А после спектакля все танцевали вокруг воображаемого костра, посреди баронского зала, а мать наигрывала им на рояле цыганские мелодии.

Представление прошло прекрасно, все дружно аплодировали, и отец, и герцог, но Летиции почему-то больше всего запомнился ее танец.

Она неустанно репетировала его еще до приезда в замок. И даже без ведома родителей убегала вечерами из дома — посмотреть на пляски цыган, раскинувших табор невдалеке от городских стен.

Она ловила и запоминала каждое их движение и жест и ту фантастическую легкость, с которой они кружились и прыгали через костер.

Платье для представления в замке Тхор она купила заранее, в городе, а потом попросила одну из служанок нашить на него блестящие золотистые бусины, блестки и ленты, которые всегда украшают наряд цыганки.

Только бархатный туго обтягивающий талию корсаж Летиция не переделывала — у нее была очень стройная и гибкая фигурка, и она знала, что в платье такого фасона будет выглядеть хрупкой и одновременно очень соблазнительной.

На голову она накидывала красную шаль, с краев которой свисали золотые монетки, мелодично звенящие во время танца — в такт браслетам на руках и лодыжках, украшенных алыми ленточками.

Она знала, что цыганки носят украшения из золота и драгоценных камней, но со сцены ее наряд будет выглядеть как настоящий.

Вряд ли кто из зрителей поверит, что наряд действительно украшают золотые монетки и драгоценные камни, как у женщин племени кальдераш.

Поскольку за три года фигура Летиции изменилась, платье стало немного мало, и пришлось не только расставить его, но и удлинить. Девушка умело обращалась с иголкой и ниткой и, закончив работу, решила, что наряд выглядит куда лучше, чем прежде.

Она трудилась над ним, наверное, с час, затем убрала обратно в комод и заперла ящик, чтобы кто-нибудь не наткнулся на него случайно.

Затем спустилась вниз, предварительно выглянув из окна и убедившись, что кареты великого герцога у дверей не видно и что мать, должно быть, теперь одна.

Она нашла ее в гостиной. Лицо принцессы Ольги было печально.

— Я слышала, как ты вернулась, дорогая, — сказала она. — Но у меня был кузен Луи.

— Наверняка пришел пожаловаться на свои неприятности, да, мама?

— О, как бы я хотела помочь ему! — воскликнула принцесса Ольга. — Просто не в силах видеть страдания человека, такого доброго и умного, как наш Луи! И в то же время настолько несчастного!

— Думаю, браки по расчету всегда делают людей несчастными, — заметила Летиция, думая в этот момент о Стефани. — И знаешь, мама, ничто и никогда не заставит меня стать женой человека, которого я не люблю!

Немного помолчав, принцесса Ольга заметила:

— Я уже волнуюсь, дорогая, как ты сможешь вообще выйти замуж, ведя столь замкнутый образ жизни.

В голосе ее звучала искренняя печаль и тревога, и Летиция, нежно поцеловав мать, сказала:

— Не огорчайся, мама. Возможно, кузина Августина все же пригласит нас на бал. Просто обязана пригласить! И там обязательно будет какой-нибудь прекрасный принц, и он влюбится в меня или в Гетти.

Мать не ответила. Летиция знала, о чем она думает. Теперь, после смерти отца, они так мало значат при дворе, что вряд ли кто-либо из представителей королевских семей посватается к одной из дочерей принцессы Ольги.

Мысль эта была огорчительна, однако, отойдя от матери и мельком взглянув в зеркало, висевшее на стене, Летиция отметила, что выглядит очень мило. И не ошиблась.

«И еще я похожа на цыганку, — подумала она. — Но это, разумеется, только уменьшает мои шансы».

Но сквозь оконные шторы пробивались солнечные лучи, и она отмахнулась от этой мысли, решив, что не стоит расстраиваться.

Отец часто говорил: «Что-нибудь обязательно да подвернется». И девушка от души надеялась на чудо, которое только и могло помочь Стефани, одновременно надеясь на некое чудо и для себя с сестрой.

Видя, как расстроилась мать, она решила подбодрить ее.

— Знаешь, мама, я просто уверена, что кузен Луи, выйдя от нас, чувствовал себя куда лучше. Ведь ты проявила такую доброту и понимание. И если бы во дворце не было «этой женщины», как тетушка Аспазия называет нашу кузину Августину, мы бы продолжали бывать там, как раньше.

— Ты что же, виделась с принцессой Аспазией? — спросила мать. — Хорошо, что напомнила мне. Наверное, бедняжка страшно одинока, не мешало бы навестить ее.

— Наша тетушка Аспазия знает все, что происходит во дворце, в городе, в стране, в любом уголке Европы. Она всегда была ужасно любопытна.

Принцесса Ольга рассмеялась.

— О да, это верно! Она всегда любила посплетничать. Но беседовать с ней — одно удовольствие. Надо сказать Луи, чтоб навестил старушку. Уж она-то сумеет его развеселить.

— Да, конечно, мама, — согласилась Летиция. — А о том, что Стефани собираются выдать за короля, она, разумеется, узнала даже раньше самой Стефани.

Затем после паузы девушка добавила:

— И еще она в отличие от нас давно знала, что Стефани влюблена в Кирила.

В гостиной наступила тишина. Летиция не осмеливалась посмотреть на мать. Затем принцесса Ольга чуть слышно произнесла:

— А я… я надеялась, что никто… кроме меня… не знает!

— Так ты знала, мама?!

— Да, конечно, — ответила принцесса Ольга. — И когда поняла, что Кирил тоже любит ее, начала молить Бога, чтоб мой мальчик оставался подальше от дома. Надеялась, что, может, тогда он забудет ее.

— Стефани уверена, что он отвечает ей взаимностью.

— И это правда! — испуганно заметила принцесса Ольга. — Но надо сделать все, чтоб эта новость не достигла ушей кузины Августины. Стоит ей узнать, что Кирил может помешать ее планам относительно Стефани, и она погубит его!

И вдруг она в страхе воскликнула:

— О, я знаю, что она сделает!

— Что, мама?

— Она говорила об этом еще в прошлом году. Но только тогда это не было связано со Стефани.

— Но что, мама, что? — встревоженно спросила Летиция.

Словно боясь, что ее могут услышать, принцесса Ольга сказала шепотом:

— Кузина Августина говорила, что неплохо было бы отправить Кирила с Отто в Пруссию. На год, с тем чтобы они прошли обучение в прусских казармах.

Летиция в страхе ахнула, а принцесса Ольга продолжила:

— И помог предотвратить это только великий герцог. Он рассказал, как строго обращаются там с кадетами, как жестоко наказывают за любую, даже мельчайшую провинность, рассказал о дуэлях, в которых они вынуждены участвовать…

Голос принцессы дрожал, и она добавила:

— Разве могла бы я жить, зная, что Кирил страдает?.. И однако же мне кажется, что если кузина Августина вдруг на него разозлится, то вполне может отправить в Пруссию независимо от того, поедет с ним Отто или нет.

— Этого нельзя допустить, мама, — сказала Летиция.

— Он должен быть осторожен, очень осторожен, — продолжила принцесса Ольга. — Когда завтра он вернется, Летиция, поговори с ним. Предупреди. И я тоже поговорю.

— Да, конечно, мама, — согласилась девушка. — Не беспокойся.

В этот момент великая герцогиня представлялась Летиции темной тучей, нависшей над их семьей, заслоняющей солнечный свет и постоянно грозившей неисчислимыми бедами.

Кирил приехал на следующий день. В военной форме он был необыкновенно красив. И еще он был так похож на отца, что Летиция при виде брата испытала не только радость, но и печаль, вновь подумав о том, как было бы все прекрасно, будь отец жив.

Сперва Кирил обнял мать, потом — Летицию и наконец — Мари — Генриетту. Его веселый смех, казалось, наполнил весь их маленький домик, и печаль тут же улетучилась.

— А я было думал, что увижу вас месяца через три, не раньше, — сказал он. — Вот уж повезло, что король Виктор пожелал нанести нам визит.

По этим словам и тону, которым они были произнесены, Летиция поняла, что брату неизвестна настоящая причина приезда короля.

Ей пришлось выслушать подробнейший рассказ о маневрах, которые проводил полк Кирила в горах, о новом приспособлении, изобретенном для переброски оружия через глубокие овраги и расселины, о вершинах, которые он со своим полком покорял, и лошадях, на которых скакал.

Затем мать сказала, что идет переодеваться к обеду, и Мари-Генриетта ушла вместе с ней. Летиция осталась наедине с братом.

— Надо бы принять ванну, — сказал Кирил. — Надеюсь, это можно устроить?

— Да, конечно, — ответила Летиция. — Гертруда как чувствовала, что ты захочешь принять ванну, и весь день грела воду.

Кирил рассмеялся.

— Милая старая Гертруда! Я был уверен, что она обо мне позаботится. Пойду на кухню поцелую ее.

Гертруда, старая служанка, растила детей Павла и Ольги с малолетства, причем Кирил был ее любимчиком, и она всегда баловала его.

— Пока ты не ушел, Кирил, — торопливо пробормотала Летиция, — я бы хотела поговорить с тобой.

— О чем? — спросил Кирил. — Да, кстати, должен тебе заметить, что ты невероятно похорошела, сестренка! Все офицеры нашего полка непременно будут поздравлять меня с такой красавицей сестрой, лишь заметят тебя на церемонии.

Летиция затаила дыхание.

— А ты знаешь, в честь чего будет проходить эта церемония?

— Ну еще бы! В честь короля Виктора! — ответил брат.

Сделав над собой усилие, Летиция продолжила:

— Кузина Августина пригласила его, чтобы… женить на Стефани.

На лице брата появилось страдальческое выражение, улыбка погасла, и он стал казаться значительно старше.

— Это правда? — хриплым голосом спросил Кирил.

— Да, таковы планы кузины Августины. Стефани, как ты понимаешь, просто в отчаянии.

— Она сказала тебе, что мы любим друг друга?

— Да, она прибежала сюда вся в слезах. Но самое важное знаешь что, Кирил? Кузина Августина понятия не имеет, что вы со Стефани любите друг друга.

— Будь она трижды проклята! — в бешенстве воскликнул Кирил. — Ей наплевать на чувства Стефани. Она хочет, чтоб дочь стала такой же, как она, властной и бездушной!

— Да, знаю, — ответила Летиция. — И если она догадается, что вы со Стефани любите друг друга, то мама говорит, тебя пошлют в Пруссию.

Лицо брата исказил гнев. Затем он произнес каким-то новым, незнакомым ей голосом:

— Если я не смогу жениться на Стефани, то мне совершенно все равно, куда меня пошлют и чем я буду заниматься.

Летиция вскочила и схватила брата за руку.

— Послушай, Кирил, — сказала она, — я сделаю все, что в моих силах, чтобы помешать королю просить руки Стефани. Пока еще я не совсем знаю, как это сделать, но надеюсь… буду молиться, чтоб мне повезло.

После паузы она многозначительно добавила:

— По крайней мере тогда у вас будет время собраться с мыслями… подумать, как устроить свое будущее.

— У нас нет будущего. Сердце мне подсказывает, что нет, — мрачно заметил Кирил.

— Кузен Луи сказал Стефани, что он бы предпочел видеть ее мужем тебя.

Брат удивленно вскинул на нее глаза, а потом спросил:

— Он действительно так считает?

— Да, Стефани утверждает, что именно так. И если мы помешаем королю сделать ей предложение, то, возможно, со временем у тебя появится шанс.

— Нет, не появится, если делом займется кузина Августина, — с горечью произнес Кирил. — Она всех нас ненавидит, Отто мне говорил. И думаю, что скорее выдаст Стефани за медведя, чем за меня.

— Но ты готов… бороться за то, чтобы она стала твоей женой?

— Я готов не просто бороться, но и умереть за Стефани! — ответил Кирил. — Я люблю ее, Летиция. Никого в жизни я так не любил!

— Знаю.

Помолчав немного, он добавил:

— Вот и папа так же любил маму… Сам говорил, что с первой же секунды, как только увидел ее, все остальные женщины просто перестали для него существовать.

— О, они были так счастливы вместе!.. — воскликнула Летиция. — Хоть и бедны. Правда, не так бедны, как мы теперь…

Кирил не ответил. Летиция решила еще раз предупредить его:

— Словом, нужно сделать все, чтобы великая герцогиня не узнала о вашей любви. О, Кирил, ради вашего и нашего блага заклинаю тебя, будь осторожен!

— Обещаю, — ответил Кирил. — Я уже начал надеяться, что ты как-то поможешь мне, Летиция.

— Что я должна делать? Говори!

— Прежде всего я хотел бы повидаться со Стефани. Наедине.

— Это сложно устроить…

— А ты не могла бы отнести ей записку или просто на словах передать, чтоб она ждала меня там, где мы обычно встречаемся? Это место никто не знает.

— А где это?

Глаза брата задорно сверкнули, и он ответил:

— Держу пари, тебе ни за что не догадаться!

— Ну скажи!

— На крыше дворца!

— Но, Кирил, это… довольно странное место для свиданий с возлюбленной, тебе не кажется?

— Все остальные думают точно так же, а потому место вполне безопасное.

— А как вы туда попадаете?

— Я научился карабкаться по стенам и крышам еще мальчишкой, — ответил он. — Ну, помнишь, в замке Тхор. А здесь, во дворце, куда как проще.

— И, разумеется, — продолжила за него Летиция, словно рассуждая вслух, — для Стефани гораздо легче и безопаснее выскользнуть из своей комнаты незамеченной и подняться наверх, а не спускаться вниз, к входной дери, где ее наверняка может увидеть кто-то из слуг или охранников.

— Именно! — воскликнул Кирил. — Так что постарайся сообщить ей как можно скорее.

— Обязательно, — обещала Летиция. — Но и ты должен пообещать мне, что будешь соблюдать крайнюю осторожность.

— Клянусь, что буду очень-очень осторожен, — ответил Кирил. — А теперь, раз уж я раскрыл тебе свой секрет, может, расскажешь, как ты собираешься помешать королю сделать предложение Стефани? Особенно если учесть, что кузина Августина умеет добиваться своего любой ценой.

— Пока сказать не могу, — ответила Летиция. — И не потому, что хочу что-то скрыть от тебя, но просто план мой до конца еще не продуман. И, честно сказать, Кирил, я страшно боюсь, что он провалится.

Говоря об этом, она вдруг вспомнила воеводу и его слова: «Дорогу вам укажут».

Чувство, которое Летиция испытала при этом, было невозможно выразить словами, а потому девушка повторила:

— Просто доверься мне. И молись, молись, чтобы все получилось.

Кирил обнял и поцеловал сестру. Затем вышел из гостиной, и Летиция услышала, что он направляется к кухне, где находилась Гертруда.

Летиция взглянула на часы и увидела, что до обеда остается еще час.

Это означало, что у нее есть время переговорить со Стефани наедине, поскольку герцог с герцогиней обычно отдыхали перед обедом у себя в спальне, а Стефани проводила время в своей комнате.

Великая герцогиня настояла, чтобы трапеза во дворце проходила с большой помпой и церемониями, как это было принято у ее отца в Пруссии.

Впрочем, сам отец великой герцогини предпочитал скромные обеды в кругу семьи, где не соблюдалось никакого протокола, не суетились лакеи и прочая прислуга и можно было вдоволь посмеяться и поговорить с женой и детьми. И еще он знал, что все сказанное за столом никогда не будет передаваться из уст в уста по всему дворцу.

Так воспитывался и великий герцог, и, женившись, он сперва протестовал против торжественных и долгих трапез, где за спинкой каждого кресла непременно находился лакей и где присутствие придворных дам не позволяло нормально вести беседу. Но великая герцогиня, как всегда, сделала по-своему; мало того, она каждый вечер надевала тиару, а великий герцог был вынужден появляться в столовой при всех регалиях.

— Все это так чертовски скучно и утомительно, — жаловался в свое время принц Павел. — В будущем постараюсь использовать любой предлог, чтобы не посещать этих дурацких церемоний, ну разве что в случае крайней необходимости.

Но он любил кузена Луи, и когда тот просил его присутствовать, отказать просто не мог.

Летиция помнила, как ворчал отец, надевая шелковые чулки, вечерний камзол со сверкающими золотыми и серебряными крестами и вешая на шею ленту ордена Святого Михаила.

— Какой ты красивый, папа! — восклицала девочка, когда отец направлялся к карете, ожидавшей у дверей дома.

— Если уж по правде, я чувствую себя в этом наряде чертовски неловко! — говорил отец.

Тут мать восклицала:

— Но, Павел, как можно допускать такие выражения в присутствии детей!..

— Они бы еще не так чертыхались, будь на них мои туфли, — отвечал смеясь принц Павел.

Затем оглядывал жену в нарядном платье, с сапфирово-бриллиантовой тиарой на голове и таким же ожерельем на шее и говорил:

— Одно утешение, что ты у меня выглядишь совершенно восхитительно, дорогая. И самая большая несправедливость заключается в том, что герцогиней являешься не ты, а другая дама, имя которой не стоит упоминать в присутствии детей.

Мари-Генриетта, в то время еще совсем малышка, начинала хлопать в ладоши и кричать:

— А я знаю, о ком вы! Это кузина Августина! Она такая противная и некрасивая и всегда говорит мне, чтоб я замолчала и убиралась вон!

— Ну вот видишь, к чему это привело! — восклицала принцесса Ольга.

Но принц Павел только смеялся.

— Правды не скроешь, — говорил он. — Еще раз могу сказать, дорогая, это ты должна была бы стать великой герцогиней! Или даже самой королевой!..

Поцеловав жену, он оборачивался к детям:

— До свидания, дети! Я куда с большим удовольствием остался бы с вами. Зато завтра мы устроим пикник в саду. И наденем свою самую старую, но любимую одежду!

И дети радостно кричали и махали вслед карете, увозившей отца и мать, а потом в счастливом предвкушении начинали обсуждать планы на завтра.

Как счастливы мы были тогда, думала Летиция, выходя из дома.

Она вышла за ворота, за которыми начинался дворцовый сад, побежала по дорожкам, обсаженным густым кустарником, и вскоре добралась до дворца, оставшись, к своему облегчению, незамеченной.

Боковая дверь была не заперта, и она, войдя, оказалась у дверей спальни Стефани. Вроде и здесь ее никто не видел.

Как она и ожидала, Стефани была одна, если не считать горничной.

Увидев Летицию, девушка радостно вскрикнула:

— Летиция! Как я рада! А я уже думала, как связаться с тобой.

Летиция понимала, по какой причине так срочно понадобилась Стефани — девушка знала, что должен приехать Кирил. И, целуя кузину, заметила:

— А у меня для тебя новости.

Стефани взглянула на горничную.

— Подожди за дверью, Доротея, — сказала она. — Заодно посмотришь, не идет ли кто. Я хотела бы поговорить с ее высочеством наедине. И никто не должен знать, что она здесь.

Доротея, которая прислуживала Стефани вот уже несколько лет, понимающе улыбнулась.

— Приятно видеть вас, ваше высочество, — обратилась она к Летиции. — Надеюсь, ваша матушка в добром здравии?

— О, благодарю, Доротея, все прекрасно, — ответила Летиция.

Горничная присела в реверансе, а потом вышла, притворив за собой дверь.

— А теперь давай поскорее рассказывай! — заговорщическим шепотом потребовала Стефани. — А если вдруг Доротея увидит маму, спрячешься в шкафу.

Летиция понимала, что времени терять нельзя, и без лишних предисловий сказала:

— Кирил вернулся и мечтает о встрече с тобой. Просил передать, что будет ждать тебя сегодня вечером в условленном месте.

Глаза Стефани так и засияли от радости, отчего она еще более похорошела, а Летиция отметила про себя, что влюбленную девушку сразу заметишь.

— Теперь слушай, Стефани, — сказала она. — Я уже предупредила Кирила, чтоб он был как можно осторожнее. Стоит только твоей матери узнать о вас, все погибло!

— Знаю.

— А сегодня мама предположила, что кузина Августина, узнав о вашей любви, отправит Кирила в Пруссию, в казармы.

Стефани в отчаянии вскрикнула:

— О, этого нельзя допустить! Я этого не переживу! Я помню, что рассказывал папа. Там просто ужасно!

— Да, это может погубить Кирила, — сказала Летиция. — Так что помни, Стефани, ты должна тщательно скрывать свои чувства. Думаю, тебе не стоит возражать, когда кузина Августина объявит, что ты должна стать женой короля.

Она заметила, как содрогнулась Стефани.

— Но я… я не могу выйти за него!.. Этому… не бывать! О, Летиция, ну что же мне делать?

Этот возглас Летиция частенько слышала и прежде, а потому ответила без долгих размышлений:

— А ты не думай об этом, и все тут! Забудь хотя бы на время. И просто радуйся тому, что Кирил вернулся.

— Ты обещала помешать королю сделать мне предложение.

— Я постараюсь.

— Но ведь осталось всего два дня. Он будет здесь уже во вторник.

— Да, знаю, — ответила Летиция. — Но прошу тебя, Стефани, думай и молись только о том, чтобы худшие твои ожидания не оправдались. И еще помни, что вот так, тайно, встречаясь с Кирилом, вы поступаете очень опрометчиво.

— Обещаю… буду помнить, — пробормотала Стефани. — И буду молиться, Летиция, молиться днем и ночью, чтобы нас с Кирилом не разлучили.

— Да, молись, — сказала Летиция. — И тогда обязательно свершится чудо, и желание твое исполнится.

Личико Стефани снова просияло. Она крепко обняла Летицию и расцеловала в обе щеки.

— Я люблю тебя! — воскликнула она. — И так хочу стать твоей невесткой!

Слова эти были произнесены столь пылко и трогательно, что Летиция почувствовала спазм в горле. Затем, справившись с волнением, она сказала:

— Мне пора! Если твоя мать узнает, что я здесь, наверняка что-нибудь заподозрит.

— А никто не видел, как ты пришла? — с тревогой спросила Стефани.

— Думаю, нет, — ответила Летиция. — Но здесь, во дворце, даже у стен есть глаза и уши.

Тут она заметила, что Стефани не слушает ее. На лице девушки застыло мечтательное выражение.

— Раз мне предстоит свидание с Кирилом, — сказала она, — надо надеть самое красивое платье…

— Тогда советую поторопиться, — заметила Летиция. — Не стоит опаздывать к обеду и лишний раз раздражать мать.

— Да, ты права.

Летиция отворила дверь. За ней стояла Доротея.

— Спасибо тебе, Доротея, — шепнула ей девушка.

Горничная присела в реверансе и проскользнула в спальню, а Летиция стала тихонько спускаться по ступенькам.

Она благополучно добралась до двери в сад, теперь надо было постараться столь же незаметно пробраться по дорожкам среди кустов.

К счастью, на эту сторону выходило мало окон дворца, к тому же девушка мчалась как ветер.

Она надеялась, что если кто-то и заметит ее, то примет за какую-нибудь служанку, спешащую на свидание с садовником или солдатом.

Когда наконец высокие дворцовые окна скрылись из вида, она уже не таясь припустила во весь дух и, достигнув дверей собственного дома, совсем запыхалась.

Она вбежала в прихожую и увидела Кирила.

— Все в порядке! — задыхаясь, пролепетала она. — Я с ней виделась… Она так обрадовалась скорой встрече с тобой…

— Ты предупредила, чтоб она была осторожна?

— Да, конечно! Ей лучше нас известно, как жестоко может расправиться с нами кузина Августина, стоит ей только заподозрить что-либо о ваших чувствах.

Кирил с облегчением вздохнул. Он уже принял ванну и переоделся. Ласково и крепко стиснул он сестру в объятиях.

— Спасибо! Ты лучшая из сестер на свете! — воскликнул он. — Конечно, я не имел права просить тебя входить в клетку льва, но другого выхода не было. И я очень тебе благодарен.

«Клетка льва»… Более подходящего определения подобрать невозможно, думала Летиция, поднимаясь к себе.

А сама великая герцогиня, пожалуй, опаснее любого льва.

Летиция уже предчувствовала, как будет волноваться брат, когда отправится на свидание.

— Господи, прошу тебя, спаси и сохрани его! — молилась она. И продолжала молиться вечером, когда семейный праздник в честь приезда Кирила, полный веселья и смеха, наконец закончился.

Кирил заявил, что устал и должен лечь пораньше, но Летиция прекрасно понимала, в чем причина. Ей оставалось лишь надеяться на то, что мать ничего не подозревает.

Она слышала, как брат вышел из дома, знала, что он пробирается сейчас, как и она днем, , теми же дорожками и тропинками среди кустарника, направляясь к дворцу.

На небе ярко сияла луна, и если Кирил не будет осторожен, любой может заметить, как он карабкается по стенам дворца. И если это будет какой-нибудь бдительный страж, брата вполне могут пристрелить.

Затем она пыталась успокоить себя мыслью о том, что прежде в Овенштадте никогда ничего подобного не случалось.

Насколько ей было известно, ни революционеров, ни бунтарей, подобных тем, что, по словам принцессы Аспазии, активно действовали в Звотане, здесь не было. Поэтому стража, охранявшая дворец, окончательно обленилась.

Зная, что за ними никто не следит, стражники, стоявшие у ворот, болтали друг с другом, а иногда даже приваливались спинами к решетке и опускали ружья вместо того, чтобы держать их на плече.

Они также любили шутить и разговаривать с проходившими мимо людьми и всегда огорчались, если Летиция и Мари-Генриетта просто пробегали мимо и не останавливались посплетничать с ними.

На прошлой неделе они говорили исключительно о визите короля и о том, что в столицу вызваны полки, которые должны выстроиться на пути следования высокого гостя и по прибытии во дворец стоять в почетном карауле.

— А это означает, что мы только тем и занимаемся, что чистим перышки, ваше высочество! — пожаловался Летиции один из стражников. — Целый Божий день только и надраиваем свои железяки!..

— Зато как шикарно будете выглядеть, — заметила Летиция. — Да в вас все девушки повлюбляются!

— В меня-то пусть влюбляются, я не против, лишь бы моя девчонка ни в кого другого не влюбилась! — ответил стражник. — Хотя где еще ей найти такого удальца, как я!

Летиция рассмеялась и прошла дальше, к главному входу во дворец. Она несла записку от матери о том, что та принимает приглашение на официальный ленч и бал. Наверняка великая герцогиня не одобрила бы эту болтовню со стражником.

Как и ожидалось, на церемонии, связанные с приездом короля, они получили минимум приглашений.

Принцессу Ольгу приглашали на ленч, который должен состояться сразу же по приезде короля; Летицию же и Мари-Генриетту в этот список не включили.

Их приглашали лишь на бал.

Все мысли Мари-Генриетты были сосредоточены только на том, что она наденет на этот бал. И Летиция, помимо работы над своим цыганским нарядом, старалась сделать все возможное, обновляя старые платья, чтобы они выглядели новыми и модными.

— О, как бы я рада была дать вам хотя бы одно из своих платьев! — сказала Стефани, застав обеих сестер в столовой за столом, заваленным обрезками лоскутов и принадлежностями для шитья.

— Да, было бы неплохо! — воскликнула Мари-Генриетта. — Наши старания бесполезны. Все это давным-давно вышло из моды.

— Да, но мама просто убьет меня, если узнает, что я дала что-то… без ее разрешения, — смущенно объяснила Стефани.

Затем взглянула на оборки на платье Летиции, которые после нескольких лет носки выглядели довольно потрепанными, и воскликнула:

— О, идея!

— Какая? — осведомилась Мари-Генриетта.

— В прошлом году мама купила два рулона тюля, чтобы сшить мне платья. Потом дворцовая портниха вдруг заболела, ну и все как-то забыли о них.

Мари-Генриетта встрепенулась.

— Плотный тюль — это как раз что надо! Из него можно сшить красивые чехлы на платья, можно сделать новые оборки на юбку Летиции!

— Уверена, никто не заметит, что ткань исчезла из комода, — сказала Стефани. — Один рулон белый, другой — бледно-голубой, прямо под цвет твоих глаз, Гетти!

Мари-Генриетта захлопала в ладоши.

— О, пожалуйста, Стефани, раздобудь для нас этот тюль!

— Постараюсь, как только вернусь во дворец, — ответила Стефани. — И пришлю его с Доротеей.

Она сдержала свое слово. Примерно часом позже явилась Доротея с корзиной для грязного белья, где под какими-то старыми тряпками и свертками лежали рулоны тюля.

Он как нельзя лучше подходил для того, чтобы подновить оборки платья Летиции и придать ему изящный и воздушный вид, как и подобает платью молоденькой девушки.

Тюля хватило, чтобы задрапировать все платье целиком и превратить его в столь элегантный наряд, что независимо от того, будет на балу король или нет, Летиция насладится этим праздником сполна и к тому же будет знать, что красивее и наряднее ее никого нет.

Мари-Генриетта была в полном восторге от бледно-голубого тюля, в точности под цвет ее наряда, сшитого еще при жизни отца.

Но теперь это платье выглядело слишком простеньким и незамысловатым для девушки, которой уже почти семнадцать.

— Я переделаю его в туалет, который будет выглядеть в точности, как на парижских картинках! — воскликнула она.

Мари-Генриетта пришила две тюлевые оборки к подолу, отчего платье сразу стало нужной длины, затем более мелкие и пышные оборки украсили плечи и низкий округлый вырез, и наряд сразу же преобразился. Когда сестра надела его, Летиция подумала, что если на балу появится прекрасный принц, то непременно влюбится в ее Гетти.

Сама Летиция уже почти закончила работу над цыганским платьем к тому времени, как Стефани прислала им тюль, и теперь, когда нет Кирила, никто не мешает им заняться своими бальными нарядами.

« Но если только кузина Августина узнает что-то о Стефани с Кирилом, — подумала Летиция, — тогда все пропало! Тогда она не разрешит нам являться во дворец!»

Затем она запретила себе думать о столь неприятных вещах, боясь тем самым накликать беду, и решила сосредоточиться на том, как объяснит матери свою завтрашнюю отлучку из дома.

Она дождалась позднего вечера, когда было пора ложиться спать, и сказала:

— А я не говорила тебе, мама, что получила сегодня записку от фрейлейн Собески?

— Записку, дорогая? — удивилась принцесса.

— Да, она просто умоляет меня приехать к ней. Наверное, занемогла, бедняжка… Ну ты же знаешь, возраст уже преклонный…

Фрейлейн Собески была одной из первых гувернанток Летиции и Мари-Генриетты и, удалившись на покой, поселилась в деревне, в небольшом домике, невдалеке от замка Тхор.

Она жила там одна, и время от времени Летиция навещала старушку.

— И если ты, конечно, позволишь, мама, — сказала Летиция, — я бы завтра съездила навестить нашу старую гувернантку. А чтобы не возвращаться поздно, могу там заночевать и вернуться на следующее утро, пораньше.

Принцесса Ольга подумала немного:

— Мне кажется, куда разумнее не назначать всех дел на один день. Я бы не хотела, чтоб ты выглядела утомленной к началу праздника.

Летиция улыбнулась.

— Но, насколько я понимаю, мы будем наблюдать за этим праздником с галерки, — призналась она. — Ведь нас с Гетти в отличие от тебя не пригласили на ленч. Нам всего-то и остается, что смотреть, как король принимает парад, и жевать хлеб с сыром в то время, когда другие будут наслаждаться разными экзотическими блюдами во дворце!

Принцесса рассмеялась.

— Нечего строить из себя маленькую несчастную Золушку. Я бы охотно поменялась с тобой местами. Ты же знаешь, как скучны и помпезны эти официальные обеды!

Тут уже Летиция засмеялась.

— Ничего! Мы с Гетти твердо решили взять свое на балу, раз уж никуда больше нас не зовут. А до этого спрячемся наверху, у Стефани, и узнаем от нее, как все было.

— Кузине Августине это не понравится, — нахмурившись, заметила мать.

— А мы постараемся не попадаться ей на глаза, — уверила ее Летиция. — Да мы и саму Стефани сто раз предупреждали, чтоб была как можно осторожнее и не давала бы кузине Августине повода для подозрений.

— Ну довольно, не будем больше об этом, — сказала принцесса Ольга. — Это меня просто пугает!.. Кирил тоже обещал вести себя благоразумно. И разумеется, его, бедняжку, тоже никуда не пригласили, кроме бала.

Летиция поцеловала мать и сказала:

— Не беспокойся, мамочка, все будет хорошо! Передам фрейлейн Собески от тебя привет. Ты же знаешь, она тебя просто обожает.

— Надо бы послать ей что-нибудь в подарок, — заметила принцесса. — Пойду посмотрю, не найдется ли у меня чего-нибудь подходящего.

Как это было похоже на мать — делать подарки людям, когда в доме у самой не было практически ничего. И Летиция поспешила заметить:

— Я сама что-нибудь подберу, мама.

Затем она пожелала ей доброй ночи и пошла к себе наверх, довольная тем, что все прошло как нельзя более гладко.

Она уже успела завернуть цыганское платье в старую скатерть и сделала маленький аккуратный сверток, который можно было привязать к седлу Кахо.

Летиция заранее предупредила Кирила о том, чтоб тот ни при каких обстоятельствах не брал Кахо.

— Но я всегда предпочитал его Чино! — возразил брат.

— Знаю, но мне предстоит долгий путь, и Кахо более надежен. Так что уж придется оставить его мне.

Тон, которым были произнесены эти слова, убедил Кирила, что поездка на Кахо каким-то образом связана с таинственными планами сестры, и он тут же попросил:

— Ты должна рассказать мне, что задумала, Летиция! Не хочу, чтобы из-за меня ты подвергалась хоть малейшему риску.

— Ничего я тебе не скажу, — ответила Летиция. — Просто потому, что пока еще сама не слишком уверена, что все выйдет именно как я задумала, и скорее всего придется действовать по обстоятельствам. А тебе остается пожелать мне успеха.

В глазах Кирила мелькнула хитрая усмешка:

— Подозреваю, дорогая сестрица, что ты решила воспользоваться цыганским колдовством. Сами цыгане твердо знают, что колдовство имеет силу лишь в том случае, если в него веришь.

— Папа всегда верил, что стоит захотеть чего-либо очень сильно, обязательно своего добьешься, — ответила Летиция. — Он рассказывал мне, что когда хотел жениться на маме и все в один голос твердили, что это невозможно, ему удалось добиться своего, посылая некие волны или флюиды. Шли они из самой глубины сердца и были столь сильны, что, по его твердому убеждению, помогли достичь заветной цели.

— А заветная цель — это мама! — закончил за сестру Кирил.

— Да, и мама делала то же самое, и папа говорил, что против этой двойной, объединенной силы устоять было просто невозможно!

— Так, значит, ты решила заняться тем же?

— Именно! А от тебя требуется посылать эти флюиды и просить судьбу или Бога, чтоб Стефани стала твоей.

— Иногда ты меня просто пугаешь, — заметил Кирил. — Обещай мне, Летиция, что не станешь делать ничего, что могло бы причинить вред тебе самой.

Тревога в голосе брата говорила о том, как искренне он ее любит, и Летиция ответила:

— Ты же знаешь, дорогой, я на все пойду, преодолею любое препятствие, лишь бы ты был счастлив. И уверяю тебя, в моем плане нет ничего рискованного или опасного. Ну разве что он… немного необычный.

— Ну расскажи! — взмолился Кирил. Летиция отрицательно покачала головой.

— Не будем больше об этом. Просто молись за меня. А я почему-то в глубине души убеждена, что, если нам и предстоит битва, мы ее обязательно выиграем!

Глава 4

По пути Летиция думала, что пока все идет гладко.

Встала она не слишком рано — специально для того, чтоб повидать Кирила за завтраком. Затем, когда он ушел, прибежала Стефани с запиской и просьбой передать ее Кирилу.

— Я только на минутку! — запыхавшись, сказала она. — Мама весь дворец перевернула вверх дном, все скребут и чистят к приезду короля, который, я уверена, вовсе не заметит ее стараний. Она же уверена в обратном.

Служанки и слуги так и метались по комнатам. Дворецкий бесконечно придирался и ругал их за то, что убирают они не настолько безупречно, чтоб великая герцогиня, проведя шелковым платочком, не обнаружила пыли.

Подобное происходило довольно часто, особенно по весне, и доводило половину дворцовой челяди до слез.

— Кирил благополучно добрался до дома? — шепотом спросила Стефани, оставшись наедине с Летицией.

— Да, он вышел к завтраку, — ответила та. — Но, Стефани, ты не должна подвергать его такому риску слишком часто. Ты же прекрасно понимаешь, что произойдет, если его поймают.

— Знаю, знаю! — воскликнула Стефани с самым несчастным видом. — И не перестаю думать о том, что если ты… не спасешь меня, Летиция, придется… выходить замуж… за короля… и я… никогда больше не увижу… Кирила!

На глаза ее снова навернулись слезы, и Летиция сказала:

— А теперь возвращайся во дворец. Если кузина Августина узнает, что ты здесь из-за Кирила, неприятностей не избежать.

Эти слова так перепугали Стефани, что бедняжка, торопливо поцеловав кузину, бегом припустилась обратно, словно маленький испуганный зверек.

И снова Летиция вознесла Богу молитву, чтоб он помог ей спасти Стефани и Кирила от несчастья. Затем она направилась в комнату матери.

Принцесса Ольга имела привычку вставать довольно поздно и, по настоянию дочерей, завтракала в постели.

Девушки по очереди носили ей наверх приготовленный Гертрудой завтрак, и вот теперь принцесса сидела в постели. Она выглядела очень посвежевшей и даже помолодевшей.

— Доброе утро, милая! — поздоровалась она с дочерью. — Надеюсь, ты нашла, что подарить фрейлейн? Если, конечно, не раздумала навестить ее.

— Нет, не раздумала, мама. Я отвезу ей шарф, который Стефани подарила мне на Рождество, — ответила Летиция. — Я его ни разу не надевала. И еще карандашный портрет Кирила, который сделала Гетти. Он там не очень похож, но уверена, фрейлейн все равно понравится.

— Конечно, понравится, — сказала принцесса Ольга. — Но, дорогая, старайся ехать осторожнее, не гони! И возвращайся не слишком поздно, иначе я буду волноваться.

— Постараюсь пораньше, — обещала Летиция. Она наклонилась, поцеловала мать и уже подошла к двери, когда принцесса Ольга крикнула вслед:

— Густав за тобой присмотрит. Очень славный и надежный человек.

Летиция не ответила, надеясь, что чем позднее мать узнает о том, что Густав вовсе не собирается сопровождать ее, тем лучше. Тогда можно будет притвориться, что она не слышала этих последних слов.

Она поспешила к конюшням, где Густав седлал для нее Кахо.

Летиция заранее отдала Густаву сверток с платьем, который теперь был привязан сзади к седлу, отчего Кахо выглядел несколько необычно.

Но она надеялась, что их никто не увидит, да у нее и не было иного способа перевезти наряд, который может понадобиться вечером.

Густав подтянул подпругу, и Летиция сказала:

— Ее высочество думает, что ты сегодня меня сопровождаешь, Густав, так что уж постарайся не попадаться ей на глаза без крайней надобности.

Густав понимающе усмехнулся.

— Мне и без того надо сегодня в лавку, — сказал он. — А когда вернусь, постараюсь не попадаться ее высочеству на глаза. Так что она и знать не будет, где я.

— Спасибо, Густав! — пылко воскликнула Летиция и поскакала со двора.

День стоял чудесный, ясный, но с ветерком, а оттого не слишком жаркий.

Птицы заливались, бабочки порхали над цветами, и при виде этой идиллической картины казалось, что в мире нет и не может быть зла и несправедливости.

Но Летиции было слишком хорошо известно, что зло существует, и лишь слова воеводы, до сих пор звучавшие в ушах, оставляли слабую надежду на то, что беда поправима.

По дороге путь к замку Тхор занимал четыре часа, но Летиция знала, что, если скакать напрямик, можно добраться почти вдвое быстрее.

Ей все же придется заехать к фрейлейн Собески. Но добравшись до маленькой уютной деревушки, где жила ее старая гувернантка, девушка знала, что находится теперь всего в получасе езды от замка.

Домик фрейлейн Собески располагался почти у самого подножия горы, на которой высился замок, скрытый разросшимися деревьями.

Деревенька была очень славная, а небольшие домики с белыми стенами и красными черепичными крышами, как казалось Летиции, очень удачно дополняли и украшали пейзаж и придавали ему несколько сказочный облик.

Дом, где поселилась удалившаяся на покой фрейлейн Собески, был чуть побольше остальных и окружен садом, пестревшим самыми разнообразными цветами.

Летиция привязала Кахо к деревянной изгороди, прошла по узенькой тропинке между клумбами к входной двери и постучала.

Она слышала, как старушка отодвинула кресло, в котором сидела, и медленно, прихрамывая, пошла открывать.

Распахнув дверь, она издала радостный и удивленный возглас:

— Летиция! Дорогая! Вот уж сюрприз! Я тебя не ждала!..

— А мне вдруг страшно захотелось вас увидеть, — сказала Летиция.

— Должно быть, ты заехала по дороге в замок? Хочешь повидать короля Виктора, который прибывает сегодня вечером, не иначе…

Летиция не стала возражать и вошла в маленькую кухоньку, начищенную словно одна из медных сковородок, висевших на стене.

— Ну расскажи, как вы поживаете, — сказала фрейлейн Собески. — А я тем временем приготовлю тебе чашечку кофе.

Старушка захлопотала у плиты, а Летиция принялась рассказывать о Кириле, о том, какие платья они с Мари-Генриеттой шьют себе, готовясь к балу.

И лишь после того как фрейлейн Собески поставила перед ней на стол кофе, девушка сказала:

— А я привезла вам небольшой подарок. Надеюсь, что понравится.

— О, как это мило с твоей стороны, девочка моя! — воскликнула фрейлейн Собески. — Я слышала, как нелегко вам после смерти отца, знаю, что вы считаете каждый пенни…

— Откуда вам это известно? — спросила Летиция.

— Должна сознаться, дорогая, я стала прислушиваться к сплетням, — сказала старушка. — Любой, приехавший сюда из города, рассказывает, как ужасно обращается с вашей семьей великая герцогиня.

— Вот уж не думала, что об этом все говорят!

Фрейлейн взглянула на нее и после паузы заметила:

— Ты уж прости меня за то, что я пересказываю то, о чем лучше умолчать, но твои отец и мать были всегда так добры ко мне. И одна мысль о том, что их дети могут быть несчастливы, просто непереносима!

Летиция поняла, что притворяться смысла не имеет, раз уж фрейлейн Собески и без того многое известно.

И она рассказала ей, как ненавидит их великая герцогиня, как их всеми путями и способами стараются отвадить от дворца и не разрешают принимать участие в праздниках и развлечениях.

— Но это жестоко! Жестоко! — сердито воскликнула фрейлейн. — То же самое рассказывают и люди, знавшие и любившие твоего отца! Они и тебя, несомненно, полюбили бы, если б узнали получше.

Летиция вздохнула.

— Тут уж ничего не поделаешь, — заметила она. — Единственное, что остается, — следовать вашему совету. Помните, как вы говорили нам в детстве? «Терпи и улыбайся!»

Фрейлейн Собески рассмеялась.

— О, ты была такой шустрой девчонкой! Настоящая разбойница, ни минуты на месте! Вечно падала с деревьев или с лестницы. Я чувствовала себя точно на иголках, только и ждала от тебя новых сюрпризов.

Летиция понимала, что нынешнее ее приключение куда более рискованное, и пусть даже она ниоткуда не упадет, неприятности может нажить нешуточные. Но она сочла, что благоразумнее будет не говорить об этом фрейлейн Собески.

Допив кофе, Летиция спросила:

— Вы не возражаете, если я побуду у вас еще немного? Просто не хочется слишком рано появляться в замке.

Фрейлейн Собески была в восторге.

— Ну конечно же, дитя мое дорогое! — воскликнула она. — А лошадь можешь поставить в стойло на заднем дворе. Вернее, это не стойло, а так, маленький навес, но там ей будет удобно.

Летиция отвела Кахо под навес, а вернувшись, увидела, что фрейлейн уже приготовила ей ленч.

Он состоял из омлета — яйца были свежайшие, старушка держала своих кур в клетке на заднем дворе, — из сочных овощей, кусочка мягкого домашнего сыра и клубники. Летиция нашла еду восхитительно вкусной.

Они беседовали о старых добрых временах, и время пролетело незаметно. Настала пора прощаться.

Но перед тем как проводить Летицию, фрейлейн Собески рассказала девушке нечто очень важное и интересное.

— Я слышала, — сказала гувернантка, — что король Виктор настаивал на том, чтобы его сегодняшний приезд прошел без излишних формальностей.

Летиция навострила уши, а фрейлейн продолжала:

— Сын одной моей знакомой, который живет по соседству, служит у принца Кловики, владельца земель в этой части Овенштадта. И вот этот человек рассказал мне, что принц собирается встретить его величество в замке.

Летиция слышала о принце Кловики и знала, что этот старичок живет в чудесном замке, доставшемся ему в наследство, но замок этот находится слишком далеко отсюда, чтобы королю Виктору было удобно остановиться в нем на пути к дворцу великой герцогини.

— А с принцем, — продолжила фрейлейн Собески, — прибудет и лорд-канцлер как представитель правительства. С премьер-министром король встретится завтра во дворце и с великой герцогиней тоже.

— Конечно, с великой герцогиней, — подхватила Летиция. — Это ведь она организовала визит короля в Овенштадт!

— Да, я слышала, — кивнула фрейлейн, — к тому же он вроде бы холост. Наверняка ее высочество рассчитывает, что он сделает предложение принцессе Стефани.

Летиция ничуть не удивилась, что старой гувернантке известно и это — амбиции и расчеты великой герцогини были слишком очевидны.

— Вы считаете, его величество будет хорошим мужем Стефани? — спросила девушка.

— Ну, он для нее, пожалуй, староват, — заметила фрейлейн. — И потом, о нем рассказывают разные истории, уж не знаю, есть в них истина или нет…

— Какие истории?

— Ах, мне не хотелось бы пересказывать их. Но суть их сводится к тому, что он очень красив и все дамы находят его неотразимым.

— Как мужчину или короля? — спросила Летиция.

— О, все короли безусловно обладают определенной притягательностью и блеском уже хотя бы в силу своего положения… — заметила старушка. — Но, прослужив во дворцах всю свою жизнь, я поняла, что очень многие из них одиноки и несчастны. А еще о короле Викторе я слышала, что он очень циничен.

— Циничен? — воскликнула девушка. — Но в чем это выражается?

— Мне говорили, — ответила фрейлейн, — что еще с молодости на нем лежит любовное заклятие, и преодолеть его ему так и не удалось.

Летиция не ожидала услышать ничего подобного.

— Как интересно! — ахнула она. — Расскажите, пожалуйста, поподробнее.

— Мне рассказала об этом одна женщина, — продолжала фрейлейн Собески. — Живет она в Звотане, но иногда приезжает навестить меня на несколько дней. Она служила гувернанткой в семье одного из родственников короля.

— Любовное заклятие!.. — задумчиво, словно про себя, повторила Летиция.

— Так вот, она говорила, что из-за этого одна понравившаяся ему девушка не приняла его ухаживаний, так как знала, что это бессмысленно.

Усмехнувшись, старушка добавила:

— Должно быть, теперь эта девушка чувствует себя довольно глупо. Ведь он совершенно неожиданно стал королем Звотаны.

— Если этой девице нужно было его положение, а не он сам, — заметила Летиция, — то тогда ему просто повезло, что он ее потерял.

Фрейлейн улыбнулась.

— Рада убедиться, дорогая, что ты осталась той же неисправимо романтичной особой, какой была всегда! Не теряй своих идеалов, и тогда, уверена, ты обязательно найдешь себе столь же обаятельного и знатного мужа, каким был твой покойный отец.

— Да, очень хотелось бы, — ответила Летиция. — Но таких, как папа, совсем немного.

— Вот тут, пожалуй, ты права. Найти второго принца Павла будет трудновато, — вздохнула фрейлейн. — Но как знать, как знать!.. Надеюсь, и милая маленькая принцесса Стефани тоже будет счастлива в браке.

— Я тоже надеюсь, — неуверенно ответила девушка и про себя вознесла молитву, чтоб мужем Стефани стал Кирил.

Когда дневная жара спала и тени удлинились, Летиция попрощалась с фрейлейн Собески и, оседлав Кахо, направилась в горы, к замку.

Отъезжая, она отметила, как величественно и красиво выглядит он, возвышаясь над долиной в обрамлении поросших лесом горных склонов.

К замку вела довольно извилистая дорога, и, глянув вниз с высоты, девушка увидела, что на плоском выступе скалы разместился цыганский табор.

Это была маленькая ровная площадка, окруженная зелеными склонами, и Летиция знала, что на протяжении многих поколений цыгане располагались табором именно здесь.

Остановив Кахо, девушка стала наблюдать, как одна за другой съезжают с извилистой дороги на зеленую лужайку пестрые кибитки.

Кибитки образовали полукруг, а в центре осталось свободное пространство, где вечером цыгане разведут костер.

Потом запоют скрипки, и искрометные и завораживающие мелодии достигнут стен замка, и его обитатели будут слушать, и сердца их замрут от восторга.

Несколько лет назад, приехав в замок Тхор, они не увидели здесь табора.

Причем было это не зимой — зимой цыгане никогда не останавливались в горах, — а весной.

Летиция помнила, как они с Кирилом были разочарованы, когда, доехав до площадки, обнаружили, что она пуста.

Потом отправились домой обедать и уже почти закончили есть, когда мать, приподняв руку, вдруг сказала:

— Послушайте!

Только тут услышали они звуки скрипок, и Кирил с горящими глазами воскликнул:

— Цыгане! Так и знал, что они нас не подведут! Они выбежали на террасу, с которой открывался совершенно восхитительный вид на долину.

Внизу, прямо под ними, они увидели мерцание костра, а слух тут же уловил пение скрипок, звон цимбал и бренчание тамбуринов, напоминавшее звяканье колокольчиков.

От этих звуков Летицию так и подмывало пуститься в пляс, и вот несколько секунд спустя она, Кирил и Мари-Генриетта, настежь распахнув окна, танцевали на натертом до блеска паркете баронского зала.

Отец послал цыганам денег. Получив их, они встали и долго махали ему. А затем заиграли серенаду, а потом народную песню, исполнявшуюся в полку, где служил принц Павел.

Все это было очень трогательно, и Летиция, как и сейчас, подумала тогда, что цыгане — настоящие их друзья и что даже великая герцогиня никогда не сможет помешать любить их.

Теперь же она, пришпоривая Кахо, мчалась по узкой, извилистой дорожке, пока наконец не подъехала к табору.

Воевода уже ждал ее, и Летиция догадалась, что о ее приезде его заранее оповестили востроглазые цыганята.

Она поздоровалась с ним и передала Кахо на попечение молодых парнишек, которые, она знала, будут старательно заботиться о таком замечательном жеребце.

— Я все подготовил, как вы просили, ваше высочество, — сказал воевода.

— Вы очень добры, — ответила Летиция по-цыгански.

Улыбнувшись, воевода подвел ее к красиво расписанной кибитке.

— Она в полном вашем распоряжении, — сказал он, — и вы можете пользоваться ею сколько угодно, ваше высочество.

Летиция еще раз поблагодарила его и, войдя в кибитку, убедилась, что внутри она тоже украшена.

Стены были расписаны орнаментом с цветами и птицами, окна занавешены пестрой тканью, а на полу лежал ковер ручной работы, достойный украсить любые дворцовые покои.

Одна из цыганок принесла Летиции ее сверток. Летиция развернула его и достала свой цыганский наряд.

Женщина так и ахнула от восторга:

— Ну и красота! Любая благородная дама вроде вас будет выглядеть в нем в точности, как одна из нас! Нет, скорее как какая-нибудь из наших русских сестер!..

— Именно так мне и хотелось бы выглядеть, — заметила Летиция. — Танцовщицей!

Она захватила и пышную нижнюю юбку, которую собиралась надеть под более длинную верхнюю.

К счастью, обе они были куплены в те дни, когда семья их еще не знала нужды, и были просто восхитительны.

Летиция сняла костюм для верховой езды и с помощью цыганки облачилась в нижнюю юбку, блузку с длинными рукавами и красную шелковую верхнюю юбку, расшитую бесчисленными сверкающими блестками.

Ее тонкую талию обхватил черный корсаж, и цыганка выпустила из-под выреза пышные оборки блузки, отчего девушка стала казаться еще изящнее и элегантнее.

Цыганка вынула у нее из прически шпильки, и волосы тяжелой темной волной упали на плечи.

Она расчесывала их до тех пор, пока, казалось, каждый волосок не затрещал от электричества и не зажил какой-то своей, отдельной жизнью.

Потом цыганка обвязала волну черных волос красными лентами и покрыла голову Летиции красным платком с пришитыми к нему по краям золотыми монетками.

Может, от возбуждения, а возможно, от того, что этот красный платок необыкновенно шел ей, глаза девушки стали казаться просто огромными на узком личике, а кожа — ослепительно белой, особенно рядом со смуглокожей цыганкой.

Наконец Летиция надела крохотные красные туфельки с завязками, украшенными золотыми монетками, и браслеты на запястья и щиколотки.

Цыганка отступила на шаг и захлопала в ладоши.

— О, такая благородная дама, а в точности похожа на цыганку!

— Ты уверена?

— Да. И очень красивая. Цыганка, но только не венгерская, а русская!

— Этого я и добивалась, — пробормотала Летиция.

Одевалась она довольно долго и, выйдя из кибитки, увидела, что воевода ждет ее.

— Его величество прибыл, — сказал он. Летиция наряжалась столь самозабвенно, что почти уже забыла о короле.

— Так он уже в замке? — воскликнула она.

— Да. И встречен двумя джентльменами, с которыми еще трое слуг. Сам его величество прибыл в сопровождении лишь двоих людей.

Летиция улыбнулась. На это она и рассчитывала. Чем меньше людей будет в замке, тем проще ей привести в исполнение свой план.

— Мои мальчики наблюдают за замком, — сказал воевода. — За всем, что там происходит. Они доложили, что через несколько минут его величество сядет обедать.

Летиции было известно — хотя воевода ей об этом не говорил, — что принц Кловики в замке не останется, а возвратится домой.

А это означало, что выехать ему придется пораньше, так как путь предстоит не близкий. И тогда король останется один.

Она также знала, что лорд-канцлер терпеть не мог засиживаться допоздна, к тому же завтра его ждал довольно утомительный день. Так что он наверняка отправится отдыхать пораньше и вряд ли станет докучать королю беседами.

Итак, все складывалось самым благоприятным для нее образом. Несмотря на это, она нервничала и боялась.

Очевидно, это отражалось на ее лице, потому что воевода, окинув ее испытующим взором, заметил:

— Страх всегда разрушителен. Верьте в себя и ничего не бойтесь!

— Постараюсь, — пробормотала Летиция.

— Если судьба будет к нам благосклонна, все получится. Все-все сбудется…

Воевода произнес эти слова медленно, с какой-то особой убежденностью в голосе, и повел Летицию к костру. Девушка поняла, что ее приглашают разделить трапезу.

Им с воеводой подали кресла, остальные же расселись прямо на земле. Едой обносили молоденькие цыганки.

Она знала, что цыгане в еду добавляют свежую зелень и разные ароматные травки, и ей даже показалось, что она различает вкус некоторых из них. Но как называются все эти приправы, придающие мясу столь восхитительный вкус и аромат, понятия не имела. После тушеного мяса подавали засахаренные фрукты с медом.

День померк, на небе высыпали звезды, и стала всходить луна. Летиция поднялась.

— Так вы будете ждать моего сигнала?

Воевода последовал ее примеру, тоже поднялся и ответил:

— Сделаем все в точности так, как вы просили, ваше высочество!

Заметив на лице девушки нерешительность, он добавил:

— Мы благословляем вас! И высшие волшебные силы тоже на вашей стороне. Они предоставят вам защиту и покровительство.

Именно это ей и хотелось услышать, и, улыбнувшись воеводе, Летиция отошла от костра, причем цыгане словно вовсе и не замечали ее и не смотрели ей вслед с любопытством.

Со свойственным только им чутьем они понимали, что это может смутить девушку.

Дойдя до края плоского выступа, Летиция начала подниматься к замку по ступенькам, вырубленным в скале. Только тут она почувствовала, что за ней по пятам следует маленький цыганенок, которому, видимо, поручено охранять ее.

Шел он молча и не пытался поравняться с ней, и девушка догадалась, что паренек послан воеводой для придания ей чувства уверенности.

Ступени были довольно крутыми, а потому поднималась она по ним медленно и, лишь оказавшись наверху, поняла, что стоило ей оступиться, и она полетела бы в бездну.

Дойдя до террасы, куда выходили открытые окна замка, она скрылась в тени густого цветущего кустарника.

Летиция знала, что именно здесь начинается потайная тропинка, ведущая к замку, которой, будучи детьми, они часто пользовались, потому что она была идеальным укрытием, особенно во время игры в прятки.

В средние века замок Тхор был хорошо укреплен — тогда у Овенштадта имелось немало врагов; несколько раз здесь находили убежище члены королевского семейства, скрывавшиеся от бесчинствующих орд мародеров, которые могли отнять у них не только имущество, но и саму жизнь.

Но в конечном счете овенштадтцы всегда одерживали победу, ибо противник перекрывал основной подступ к крепости, полагая, что он является единственным, в то время как к ней вели несколько потайных троп, известных лишь членам королевской семьи.

Итак, Летиция пробиралась сквозь кустарник к боковому входу.

Девушке понадобилось немало времени, чтобы оборвать плющ, которым заросла дверь. Наконец она смогла открыть ее, вошла и двинулась по проходу, ведущему, насколько она помнила, к одной из угловых башен.

Вокруг стояла непроницаемая тьма, и ей пришлось идти на ощупь.

Затем впереди забрезжил свет, пробивавшийся сквозь стрельчатые окна башни, через которые первые защитники замка стреляли в противника из луков.

Теперь вниз, по винтовой лестнице, со стертыми от времени ступеньками. Она спускалась все ниже и ниже, пока не убедилась, что находится на уровне первого этажа. Над ним располагались банкетный зал и гостиная.

А здесь, на первом, — спальня короля.

В ней стояла кровать под роскошным балдахином. Во время приезда в замок тут спали или великий герцог, или отец.

Рядом со спальней находился небольшой, но очень уютный будуар. Детям без особого разрешения входить туда запрещали.

— Мне необходима комната, где я мог бы спокойно почитать, — шутливо говорил отец. — Весь остальной замок — в полном вашем распоряжении, эта же комната — моя.

Они часто поддразнивали отца, утверждая, что он уходит туда подремать, когда ему надоедает их болтовня. Летиция помнила здесь каждую вещь, каждую картину на стенах.

Известна была ей и потайная задвижка, с помощью которой можно открыть дверь в эту комнату.

Слегка надавив на нее, она почувствовала, как дверь подалась, и в ту же секунду услышала мужской голос:

— Что-нибудь еще, сэр?

— Нет, благодарю, — ответил второй голос, и она догадалась, что он принадлежит королю. — Мне еще нужно просмотреть кое-какие бумаги. После этого лягу спать.

— Но эти государственные бумаги такие длинные и запутанные, что читать их крайне утомительно. К. тому же завтра вам предстоит трудный день, ваше величество.

— Знаю, — ответил король. — И обещаю не слишком утруждать себя.

Тут оба они рассмеялись, и мужчина, заговоривший первым, сказал:

— Доброй ночи, сэр! Тут очень тихо и спокойно, и никто не будет вас отвлекать.

Затем Летиция услышала звук закрывшейся двери, а минуту спустя — тихий шелест бумаг.

Девушка медленно и почти неслышно прошла в будуар.

Отец часто жаловался, что по комнате гуляют сквозняки, считая, что ветер проникает сюда сквозь стрельчатые окна башни, а потому мать разместила в этом углу ширму.

Это была очень красивая ширма, сшитая ею собственноручно из кусков старинного гобелена, некогда украшавшего стену другого помещения замка, но со временем пришедшего в негодность и слишком обветшавшего, чтоб использовать его.

Мать почистила гобелен, вырезала самые лучшие и целые куски и сшила их, чтоб затянуть ширму.

Еще в детстве Летиция обожала разглядывать ее, объясняя совсем маленькой тогда Мари-Генриетте, какие изображены животные, показывая мужчин верхом на лошадях и дам в длинных платьях и высоких, странно заостренных шляпах, напоминающих колпаки.

Теперь же, затаив дыхание, Летиция обошла ширму и оказалась в комнате.

Она была освещена, но не масляными лампами, которые обычно использовали в замке, а свечами. Отец всегда предпочитал свечи.

По обе стороны от камина, в котором пылал огонь — ночи в горах всегда прохладны, — стояли два резных канделябра с огромными толстыми свечами.

Стены украшали серебряные канделябры, в каждом из которых горело по две свечи, еще одна, большая, стояла на столе, за которым сидел король. На коленях у него лежали бумаги.

Летиция молчала, и, наверное, целую минуту он не замечал ее присутствия.

Затем, почувствовав, по всей видимости, чисто интуитивно, что он не один, король оторвался от бумаг и на секунду окаменел.

Он взирал на нее в немом изумлении, и внезапно Летиция поймала себя на том, что и сама просто не в силах оторвать от него изумленных глаз.

Он был куда красивее, чем можно предположить или даже представить, зная, что в жилах его течет цыганская кровь. Волосы и глаза черные, а черты лица точеные, словно из мрамора.

Он был, несомненно, самым красивым мужчиной из всех, кого она когда-либо видела. Но было нечто необычное в его внешности.

Он не походил ни на кого, и Летиция подумала, что фрейлейн Собески, пожалуй, права, назвав его циником.

От носа к уголкам губ сбегали тоненькие морщинки, что придавало лицу выражение разочарованности и одновременно надменности.

Наконец он заговорил, и голос его звучал сухо и насмешливо:

— Ты настоящая или призрак?

— Настоящая, — ответила Летиция.

— В таком случае должен признать, — заметил король, — что гостеприимство в этом замке простирается даже дальше обычного.

В голосе его отчетливо звучали циничные нотки, а выражение темных глаз Летиция никак не могла прочесть.

Она подошла к нему поближе и сказала:

— Я цыганка, а значит, мы с вами одной крови.

— Что весьма прискорбно, как обычно говорят! — заметил король.

— В Звотане, возможно, принято так говорить, — сказала Летиция, — но я, как и другие цыгане, горжусь, что принадлежу к славному племени ромов.

— Откуда ты? — спросил король. — И как тебе удалось незаметно пробраться в замок, минуя охрану и слуг?

— Я хотела бы показать вашему величеству, где разбило свой табор племя кальдерашей, — сказала Летиция. — Они всегда находят прибежище и защиту под стенами замка.

С этими словами она подошла к окну.

Оно было закрыто, и, распахивая створку, она знала, что подает тем самым сигнал ожидавшим внизу кальдерашам.

Не успел король подняться и приблизиться к окну, возле которого она стояла, как снизу донеслись первые звуки скрипок.

Летиции была знакома мелодия, которую они играли. Песня о любви, полная страсти, томления и взывавшая к самым глубинам души.

— Так все-таки откуда ты? — спросил король. — Как, ты сказала, называется это племя?

— Кальдераши.

Настала пауза. Похоже, король старался вспомнить, что знает о них. Затем Летиция сказала:

— Они славятся работой по металлу, а еще… колдовством.

Почувствовав, что король заинтригован, она продолжила:

— А не хотели бы вы, ваше величество, увидеть, как мы творим свои колдовские заклинания? И не позволите ли мне показать цыганские танцы?

— Ты танцовщица? — спросил он.

Она кивнула.

— Как твое имя?

После секундной паузы Летиция ответила:

— Савийя.

Она почти физически ощутила, как напрягся король, казалось, ему неприятно, что она носит имя его прапрабабушки. Затем он спросил:

— Знаешь ли ты, как много значит для меня это имя?

— О, конечно! И почитаю за честь и горжусь, что меня назвали так же, как величайшую из цыганских танцовщиц!

Она поняла, что он польщен, и добавила:

— Правда, сама я не достигла такой славы, но буду чрезвычайно горда, если вы, ваше величество, позволите танцевать для вас… Только для вас одного, никого больше.

С этими словами она отошла от окна и приблизилась к камину, возле которого стоял с любопытством взирающий на нее король.

Он сказал:

— Ты очень красива, Савийя. И полагаю, немало мужчин уже говорили тебе об этом.

В голосе его, как показалось Летиции, снова прозвучал некий оттенок цинизма. Она ответила:

— Случилось так, что я не знакома с мужчинами вне нашего племени. Возможно, вашему величеству это неизвестно, но женщины-цыганки находятся под очень строгим вниманием и опекой, сначала отцов, затем — мужей.

— Ты хочешь сказать, что ты замужем? — спросил король.

Летиция улыбнулась.

— Нет.

— Тогда, должно быть, все мужчины вашего племени просто слепы! — Не сводя с нее глаз, он добавил: — Расскажи о себе. Ты меня заинтриговала.

— Но скрипки зовут нас, ваше величество!

— Прекрасно, — заметил король. — В таком случае поговорим позже. А теперь я готов идти любоваться твоим танцем. Я понимаю — ты хочешь, чтоб я пошел один?

— Вам нечего бояться. И не ваше положение защищает вас, а ваша кровь.

— Нет, честное слово, ты меня страшно заинтриговала, — сказал король. — Я всегда избегал цыган, поскольку в детстве меня постоянно дразнили моим происхождением, а позднее говорили об этом, как о страшном несчастье, чуть ли не соболезновали.

— Надеюсь, сегодня вы измените свое мнение, — сказала Летиция. — И поймете, какая это честь — быть праправнуком великой Савийи.

— Мне говорили, она была очень красива, — заметил король. — Однако не думаю, что красивее тебя.

Летиция улыбнулась и кокетливо стрельнула глазами из-под длинных ресниц. Затем подошла к двери и сказала:

— Я проведу ваше величество потайным ходом, так что никто вас не хватится.

Она тут же почувствовала, что эта фраза позабавила короля. И не только позабавила, но и еще больше заинтриговала. И вот, не теряя времени, девушка повела его по лестнице, выходившей на террасу.

С террасы вели в сад мраморные ступени, и она повела его той же тропинкой, по которой пришла сюда.

Затем они спускались по выдолбленным в скале крутым ступенькам, и Летиция чувствовала, с какой осторожностью ступает по ним король. А скрипки все играли, музыка становилась все громче — казалось, она проникает в самое сердце девушки, а ноги так и готовы пуститься в пляс.

И вот наконец они сошли с последней ступеньки, где их уже ждал воевода, который, как показалось Летиции, выглядел еще наряднее и величественнее, чем раньше.

Теперь шею его украшало сразу несколько золотых цепочек с искрящимися красными камнями — Летиция была уверена, что это рубины, — а на пальцах красовались массивные золотые перстни с такими же камнями.

— Могу ли я приветствовать ваше величество не как короля, а как одного из ромов? — с почтительностью произнес воевода.

— Счастлив присоединиться к вам, — просто ответил король.

Два кресла, в которых сидели воевода с Летицией во время ужина, сменили два высоких резных стула с подлокотниками, больше напоминающие троны.

Под ноги королю постелили ковер, а рядом поставили столик с изумительно красивым золотым кубком. Летиции уже доводилось пить из него.

Она увидела, как цыганка наполнила его вином, и не успели король с воеводой приветственно приподнять свои кубки, почувствовала, что кто-то тянет ее за рукав.

Это была та самая цыганка, которая помогала ей переодеваться. Не произнося ни слова, она сняла с девушки красный платок и заменила его головным убором из красных лент, украшенным золотом и драгоценными камнями. Даже в темноте было видно, как они сверкают и переливаются.

Затем цыганка застегнула на ее шее монисто из золотых монет, вдела в уши Летиции большие серьги, тоже золотые, украшенные красными камнями, по всей видимости, рубинами.

Тем временем скрипки пели все громче, и Летиция увидела, как несколько молодых цыганок, взявшись за руки, закружились у костра.

По очереди, одна за другой, начали они выходить из этого круга и танцевать — сперва медленно и грациозно, потом их движения все убыстрялись и становились более резкими и даже какими-то ломанными.

Однако Летиция понимала, что эта музыка не для нее, и, набравшись терпения, ждала.

Наконец, когда бешеный танец закончился и танцовщицы отошли в тень, она поняла, что настал ее черед.

Музыка изменилась, звучала тише, мягче и как-то вкрадчивее. Летиция встала и направилась к костру, где уже пели цыгане.

Это была томительная и чувственная мелодия, и голоса певцов сплетались, казалось, с мерцанием звезд над головой и сиянием луны, посеребрившей склоны гор и стены замка.

Сперва звуки были нежны, мечтательны, точно звон серебряных колокольчиков, но по мере убыстрения темпа они становились все более страстными, ритмичными и возбуждающими. И Летиции показалось, что сердце ее выпорхнуло из груди и слилось с этой властно зовущей мелодией.

А ритм все убыстрялся, и вместе с ним и движения Летиции.

Каждый ее шаг, каждый жест, каждый поворот ее тела был так естественен, что, казалось, сама природа подсказывала ей, что и как надо делать.

Все более страстным и проникающим в самую душу становилось пение скрипок, а Летиция все кружилась у костра с необычайной грацией, а потом вдруг, словно подхваченная некой невидимой силой, взлетела, легкая точно перышко, и перепрыгнула через пламя.

Затем движения девушки замедлились, будто танцует и кружится в такт музыке не тело, а сама душа.

И когда этот трепет, это пульсирующее биение мелодии стало почти невыносимым, скрипки заиграли другую песню, более тихую и нежную, сравнимую по прелести своей разве что с сиянием радуги после грозы.

И тут Летиция, повинуясь некоему неслышному голосу, вдруг застыла возле костра, вскинула вверх руки, и все ее тело затрепетало, точно охваченное языками пламени.

Затем она запрокинула голову, глядя на звезды и словно призывая всех, кто видел ее в этот момент, обратить к небу свои взоры.

Так она стояла, замерев, совершенно неподвижно, а музыка таяла, становилась все тише, пока не стала похожа на еле слышный шепот, а вскоре и вовсе замерла, затихла где-то вдали. Какое-то время кругом царила полная тишина, затем король, не сделавший ни единого движения с момента начала танца Летиции, глубоко, всей грудью втянул воздух, точно до той поры вовсе не осмеливался дышать.

И лишь когда вновь тихо зазвучала музыка, он, казалось, очнулся и пригубил вина из кубка.

— Я и понятия не имел, насколько прекрасны цыганские танцы, — нарушив тишину, заметил он воеводе. — Уверен, Савийя — само совершенство! Нет в мире лучшей танцовщицы!..

— А если и есть, мне она неизвестна, — откликнулся воевода.

Король уже было собрался посетовать на то, что пропадает такой талант, но вовремя спохватился и не стал обижать цыган.

И вместо этого заметил:

— Просто с трудом верится. Похоже на сон.

Воевода усмехнулся.

— Завтра ваше величество будет говорить, что это и есть наше колдовство. Или же припишет это воздействию вина. И не поверит, что видел такое чудо своими глазами.

Король промолчал.

Он думал о том, что виденный им только что танец вызвал чувства, прежде ему неведомые и совершенно непостижимые.

Ему не хотелось признаваться в этом, и в то же время он знал, что, хотя не произнес ни слова, воевода догадывается о его мыслях и чувствах.

Стараясь поскорее вернуться к реальности и вновь обрести обычную для него самоуверенность, король заметил:

— Если это действительно было колдовство, то, сознаюсь, мне очень понравилось. Нельзя ли увидеть что-нибудь еще?

— Вы и вправду желаете этого, ваше величество?

— Ну разумеется! Я немало наслышан о цыганской магии, но ни разу не имел возможности наблюдать эти чудеса!

— У нашего племени есть очень своеобразный колдовской обряд, который может заинтересовать ваше величество. В том случае, если вы, конечно, не побоитесь принять в нем участие.

— Боюсь? Ну конечно же, я не боюсь! — воскликнул король.

— Вы уверены?

— Совершенно уверен.

Настала пауза. Затем король добавил:

— Конечно! Я просто мечтаю увидеть. Может, никогда больше не представится случая.

Воевода пристально взглянул на него и заметил:

— Колдовской обряд, о котором идет речь и в котором я приглашаю принять участие ваше величество, называется цыганской свадьбой!..

Глава 5

Настала мертвая тишина. Король вскинул на воеводу удивленные глаза.

И тут медленно и робко из тени вышла Летиция.

Она уже успела снять головной убор, усыпанный драгоценностями, серьги и ожерелье, что были на ней во время танца, и сменила их на красный платок с золотыми монетками, так чудесно оттеняющими ее ясный белый лоб.

От бешеного танца щеки ее раскраснелись, а в глазах появился какой-то особый блеск, идущий словно изнутри и сравнимый разве что с мерцанием пламени в костре.

Король не сводил с нее глаз. Потом заметил воеводе:

— И на ком же вы предлагаете мне жениться?

— На Савийе, разумеется, на ком же еще! Но позвольте сперва объяснить кое-что вам двоим.

Произнес он эти слова очень торжественно и даже как-то мрачно, и король с Летицией переглянулись. А воевода тем временем продолжил:

— Если бы оба вы принадлежали к нашему племени кальдерашей, я не имел бы права осуществить эту церемонию.

— Но разве Савийя не вашего племени? — с удивлением спросил король.

Воевода отрицательно покачал головой.

— Мое племя никогда не смешивалось ни с каким другим. Вы же, ваше величество, и Савийя не являетесь цыганами в полном смысле этого слова. И тем не менее вам позволено видеть, слышать и чувствовать то, что недоступно и запрещено другим.

Король промолчал. Летиция же не удержалась от возбужденного возгласа.

Именно об этом она всегда мечтала и уже боялась, что ей никогда не доведется стать свидетельницей этого обряда.

Ведь цыгане, насколько ей известно, держат все свои колдовские ритуалы в строжайшей тайне, никогда не отвечают на расспросы чужаков, не рассказывают о том, что известно только их племени.

Она была почти уверена, что король не знает, насколько цыгане гордятся своим происхождением, и чистоту крови запрещается нарушать даже союзом с цыганами другого племени, не говоря уже о прочих людях.

Словно прочитав ее мысли, воевода заглянул Летиции прямо в глаза, и во взгляде его светилась мудрость и понимание. Затем он заговорил.

Сдержанное благородство его речи придавала не только венгерская кровь, но и культура человека, равного по своему происхождению любому из европейских королей.

— Брак, что заключается между настоящими цыганом и цыганкой, священен, и оборвать его может только смерть, — сказал он. — Для кальдерашей подобный союз — таинство, разорвать узы которого просто немыслимо. Поступивший подобным образом тут же изгоняется из племени.

После небольшой паузы он продолжил:

— Но существует еще одна церемония, принятая не у кальдерашей, а у других цыган, в особенности выходцев из России и Франции.

Он со значением взглянул на короля и добавил:

— Этот брак во многих отношениях напоминает азартную игру, однако жених с невестой находятся под покровительством богов.

Король с Летицией внимали каждому его слову, а воевода говорил:

— Основная часть обряда заключается в том, что разбивают глиняный кувшин. Количество осколков, на которые он разобьется, укажут дни, недели, месяцы или годы, в течение которых жениху с невестой надлежит хранить верность друг другу.

Голос его звучал все громче, затем с особой торжественностью он добавил:

— А после этого муж с женой вольны распоряжаться своей дальнейшей жизнью сами, решать, будут ли жить порознь, или же разобьют следующий глиняный кувшин.

Он умолк, и Летиция затаила дыхание.

Теперь она понимала, как воевода решил помочь ей.

Если король согласится на этот обряд, он будет связан с ней в течение всего своего пребывания в Овенштадте, а потому не сможет предложить руку и сердце Стефани.

Проблема, лихорадочно думала она, заключается в том, что король может отказаться принять участие в этой свадьбе или же воспринять ее не более чем шутку.

Воевода, похоже, прочитал и эти ее мысли. Он обратился к королю:

— Должен предупредить ваше величество, что стоит нарушить данную во время обряда клятву раньше времени, определенного богами, и на голову вашу обрушатся неисчислимые несчастья и беды. Это проклятие, которого так боятся все цыгане.

После секундного замешательства король ответил:

— Можете положиться на меня. Ведь как-никак, а я праправнук самой настоящей чистокровной цыганки. Я сделаю все, как велит ваш обычай.

Сердце у Летиции екнуло.

Воевода, чуть улыбнувшись, заметил:

— Итак, такова ваша воля! Тогда вскоре, ваше величество, вы увидите и услышите то, чего никогда не доводилось видеть и слышать ни одному человеку, в чьих жилах не течет цыганская кровь!

Все это произвело такое впечатление на Летицию, что она не сдержалась и захлопала в ладоши. Воевода сказал:

— Брачная церемония сейчас начнется, но прежде вашему величеству придется выполнить один обычай. Жених обязан выкупить невесту. Так что если у вас есть золотая монетка, давайте ее мне.

— Думаю, что одна монетка — слишком ничтожная плата за то сокровище, которое я получу, — ответил король.

И без лишних слов отстегнул от своего белоснежного мундира один из орденов.

Он представлял собой звезду, усыпанную бриллиантами, и когда король протягивал ее воеводе, она мерцала и переливалась в отблесках пламени точно живая.

— Теперь свадебную чашу! — приказал воевода. Молодая цыганка подала ему огромный кубок, украшенный искусной старинной резьбой и разноцветными драгоценными камнями, — раза в три больше тех, что видела до сих пор Летиция.

Сперва воевода протянул кубок королю, и когда он отпил, передал его Летиции.

Вино показалось девушке изумительным и несколько необычным на вкус. Оно было вовсе не похоже на то, которым угощал ее воевода в первый раз.

Однако как и в прошлый раз, внезапно все вокруг стало для Летиции прекрасным, словно окрашенным в золотистые тона. Мало того, девушка чувствовала, как ее настроение передается окружающим.

Выразить словами это было невозможно, но ей казалось, что звезды стали ярче и ближе, что их свет проникает повсюду, а темное бархатное небо лелеет их точно в колыбели.

— Итак, — сказал воевода, — все должно произойти сегодня. И союз между вами должен быть скреплен пиром.

Принесли еще одно кресло и поставили рядом с теми, в которых сидели король с воеводой, наблюдая за танцем Летиции. Девушка уселась между двумя мужчинами.

Затем настала очередь длинного стола, уставленного золотыми блюдами — столь же великолепными, сколь и кубки.

Позже Летиции было трудно вспомнить, что именно они ели, но каждое блюдо казалось необычным на вкус и совсем не похожим на то, что доводилось есть раньше.

Трапеза проходила под звуки скрипок, а через некоторое время в круг, освещенный костром, стали по очереди выходить цыгане и показывать невиданные фокусы.

Один цыган доставал голубей прямо из воздуха: он поднимал вверх руки, и они слетались к нему, садились на голову, руки и у ног.

Потом он тихо что-то сказал, и три голубки разлетелись в разные стороны. А возвратившись, облетели вокруг него по три раза, и только после этого он позволил им опуститься на руки.

Затем он послал одну голубку сорвать листок с дерева, а другую — принести цветок в клюве.

Они исполняли каждую его команду, но вдруг одним взмахом руки цыган прогнал их, и они растворились во тьме, а он остался стоять возле костра.

Все это было необычно, и Летиция чувствовала, что и король тоже совершенно зачарован этим зрелищем.

Затем появилась пышно разряженная цыганка с тяжелыми, усыпанными камнями браслетами на руках и ногах. Она села и поставила перед собой на землю три плетеные корзинки.

Поднеся к губам инструмент, напоминавший флейту, она заиграла, и из корзин, как и ожидала Летиция, начали подниматься три кобры.

Они выглядели величественно и грозно, постепенно вставая во весь рост; их раздвоенные язычки беспрерывно двигались, словно ощупывали все вокруг, а маленькие круглые глазки злобно мерцали.

Змеи стали подчиняться музыке — ритмично раскачивались на хвостах, двигались туда, куда приказывала цыганка, сплетали и расплетали тела, обвивали шею хозяйки точно толстые ожерелья.

Наконец музыка резко оборвалась на высокой повелительной ноте, и кобры тут же спрятались в корзинки.

После этого появился цыган и стал доставать цветы из воздуха, а затем показал уж совсем поразительный фокус — заставил на глазах у всех расти какое-то растение. Оно вытягивалось, становилось все выше, и зрители увидели на макушке, между ветвями, маленькое гнездышко и в нем — живую птичку.

Возможно, то было воздействие своего рода гипноза.

Но даже если и так, фокус был столь блестяще исполнен, что воспринимался как реальность.

Летиции казалось, что все эти волшебные видения пронеслись у нее перед глазами за считанные секунды — и вот трапеза уже окончена, стол убран и воевода поднялся на ноги.

Один из цыган установил возле его кресла сооружение, напоминавшее пучок веток или прутьев.

Летиция вспомнила, как отец некогда объяснял ей, что веточки, сорванные с разных деревьев, являются священными символами цыганской свадьбы.

На секунду она испугалась: а что, если воевода, произнося заклинание над этими ветками, переломит их одну за другой и бросит на ветер, что будет означать, что она, Летиция, отныне до конца своих дней связана супружескими узами с королем?

Однако веток воевода ломать не стал. Лишь отодвинул их в сторону и взял со стула, рядом с которым они лежали, хлеб и соль.

Посыпал хлеб солью и протянул один кусочек королю, а второй — Летиции со словами:

— Когда надоест хлеб с солью, это значит, что и вы надоели друг другу.

Затем он обратился к королю:

— Теперь, ваше величество, обменяйтесь с Савийей кусочками хлеба и съешьте их.

Они повиновались и съели по кусочку хлеба. И тут в руках у воеводы появился маленький глиняный кувшин, наполненный водой. Воевода поднял его высоко вверх, словно протягивая звездам и богам, и произнес по-цыгански фразу, смысл которой был вполне понятен Летиции.

— Направьте силы и власть свою на этот кувшин, на этого мужчину и эту женщину, которые отныне должны соединиться и жить вместе как муж и жена, а время их союза определите сами!

Затем с размаху швырнул он кувшин на землю между Летицией и королем. Девушка затаила дыхание.

Она знала, что король должен пробыть в Овенштадте до пятницы, то есть всего три дня.

Если сегодняшняя церемония помешает ему сделать предложение Стефани в течение этих трех дней и он уедет, то великая герцогиня, по всей вероятности, поймет, что план ее провалился.

Летиция долго не могла заставить себя взглянуть на землю: от этих кусочков так много зависело!

Затем она услышала, как кто-то из цыган пробормотал слово «семно». По-цыгански это означает пять. Она перевела взгляд на землю и увидела, что кувшин раскололся на пять частей.

Воевода наклонился, поднял ручку от кувшина и протянул королю. Другой осколок дал Летиции.

— Отныне вы вместе, — сказал он, — связанные неразрывными узами. И связь эта продлится пять дней или же любое число дней, делящихся на пять. Так было угодно распорядиться богам. Храните эти осколки, берегите их как зеницу ока! Стоит потерять осколок раньше времени, определенного богами, и вас постигнут несчастья, будут преследовать неудачи и одиночество!

Произнес он эти слова так торжественно и строго, что у Летиции по спине пробежали мурашки. Интересно, испытывает ли король то же самое? Верит ли он, подобно ей, что заклинание исполнится?

Затем воевода вынул из-за пояса усыпанный драгоценными камнями кинжал и взял короля за правую руку, а Летицию — за левую.

Он сделал у них на запястьях по надрезу, совсем крошечному, еле заметному. На них выступили капельки крови.

Потом воевода соединил запястья молодых людей так, чтобы кровь их смешалась, обвязал руки чуть выше надрезов шелковым шнуром и завязал на три узелка.

При этом он не произносил ни слова, однако Летиция еще от отца знала, что один узелок символизирует постоянство, второй — плодовитость, а третий — долгую жизнь.

Едва подумав об этом, девушка испугалась — а вдруг король догадается о значении узелков и решит, что его обманом связали узами брака, который продлится не пять дней, как предсказали осколки, а значительно дольше?..

Затем воевода заговорил, и голос его так и звенел в наступившей тишине — пение скрипок стихло, все цыгане затаили дыхание и слушали.

— Ступайте с миром и знайте, что боги благословили вас! Вам довелось стать свидетелями заклинания, которое позволено видеть только людям нашей крови. И отныне вас связывает особая магия, идущая от самых глубин сердца. Магия любви!

Не успел он договорить эти слова, как снова запели скрипки, заиграли торжественную и полную радости мелодию, многократно повторенную эхом.

В это время по одному из склонов начал карабкаться вверх цыганенок с зажженным факелом в руке.

За ним последовал мужчина, играющий на скрипке, и король с Летицией без слов поняли, что им надо делать.

Они прошли мимо костра, возле которого цыганки затянули одну из любовных песен — задумчивую и одновременно торжественную, зазывную и страстную и в то же время необычайно трогательную, проникающую до самых глубин сердца.

Король с Летицией подошли к ступенькам, вырубленным в скале, и начали подниматься вслед за мальчиком, освещающим дорогу факелом.

Позже, вспоминая об этом, Летиция удивлялась, как это они с королем, держась за руки, смогли пройти по таким узким ступенькам.

Они добрались до вершины, а цыган все продолжал играть, и снизу, с площадки у подножия скалы, ему вторили голоса других скрипок.

Пройдя несколько шагов, мальчик с факелом остановился и ждал, пока они не поравняются с ним.

То же сделал и цыган со скрипкой. А когда король с Летицией приблизились, поклонился им до земли.

Король остановился и сказал:

— Передайте своему воеводе, что все вы всегда желанные гости в Звотане! И что по возвращении домой я издам указ, запрещающий преследование цыган на нашей земле, и закон этот будет строго соблюдаться ровно столько, сколько я буду находиться на троне.

На лице цыгана отразилась искренняя радость и благодарность. Он опустился на одно колено и поцеловал королю руку. Затем Летиция с королем поднялись на террасу.

Девушка не оборачивалась, зная, что у цыган это считается дурной приметой: оборачиваться и смотреть на то место, откуда ушли, иначе туда никогда не вернешься.

Она провела короля потайным ходом к лестнице, откуда можно незамеченными пробраться наверх.

Они в полном молчании прошли по лестнице, затем — по коридору, пока не добрались до маленькой гостиной, где и состоялось их знакомство.

Лишь оказавшись там и увидев, что свечи почти догорели и в камине красноватыми отблесками мерцают угольки, Летиция поняла, как много пережила за этот вечер и как трудно ей будет вернуться к прежней жизни.

Словно очнувшись от глубокого сна, она увидела, что король по-прежнему держит ее за руку и что запястья их до сих пор связаны шелковым шнурком.

— Развязать? — спросила она и не узнала собственного голоса.

Так и не дождавшись ответа, она развязала узелки, высвободила руку и только теперь почувствовала легкое жжение в том месте, где находилась ранка. Девушка робко подняла глаза на короля.

— Итак, мы женаты!.. — тихо заметил король. — И сколько же это продлится, Савийя? Пять дней? Пять месяцев? А может быть, вечность?

Вопрос удивил ее. Но тут, вспомнив о Стефани, она торопливо ответила:

— Полагаю, ваше величество сочтет, что и пяти дней… более чем достаточно. Но только уж прошу вас, сдержите слово.

— Я дал слово, — просто ответил король. — И никогда его не нарушу, по крайней мере по своей воле.

Именно это и хотела услышать Летиция.

— Я рада… очень рада, слышать это.

— Как же я могу поступить иначе, — заметил король, — когда сегодня ночью мне довелось увидеть вещи, о существовании которых я и не подозревал?.. К тому же колдовство помогло мне жениться на тебе.

Голос короля звучал хрипло, и Летиции показалось, что в глазах его появился странный блеск, которого она не замечала прежде. Тут впервые за все время девушка осознала, что находится в опасности.

Она хотела отступить на несколько шагов, но не успела.

Король обнял ее и, притянув к себе, прошептал:

— Ты моя жена… Моя цыганская жена, подаренная судьбой или… богами.

И только Летиция хотела оттолкнуть его, как он прильнул к ее губам страстным поцелуем.

Прежде Летиция никогда не целовалась с мужчинами, хотя часто думала об этом, представляя, каким должен быть этот поцелуй. Конечно же, нежным, легким и… утешительным.

Но губы короля оказались жесткими, в каждом их движении сквозила властность и сила, и ей было больно.

Надо бороться, подумала она, вырваться из объятий этого человека. Но не успела эта мысль промелькнуть у нее в голове, как произошло нечто странное и совсем неожиданное. Ею овладело то же чувство, которое она испытала во время танца, то ощущение счастья и совершенного упоения, охватившее все тело после цыганского вина.

И ощущение это разрасталось и становилось все острее, пока наконец губы девушки не стали мягкими и податливыми, а тело не начало двигаться словно в такт некой неслышной музыки.

А руки короля становились все настойчивее и все крепче прижимали ее.

Восторг и страсть, которые ощутила при этом Летиция, были подобны огню, поднявшемуся откуда-то из самых глубин сердца и жаркой волной охватившему все ее тело — до губ и кончиков пальцев.

Летиция поняла, что этот поцелуй связал их отныне куда более крепкими колдовскими узами, нежели церемония, проведенная воеводой.

Это было волшебство, завладевшее не только ее телом, но и душой, и сердцем, непреодолимая живая сила которого подавляла, сокрушала и одновременно возносила на самые вершины блаженства.

А губы короля тем временем становились все настойчивее.

Каким-то отдаленным уголком сознания Летиция понимала, вернее, чувствовала, что поцелуй короля отмечен той возвышенной, трепетной бережностью, с которой прикасаются разве что к святыне.

Он приподнял голову и произнес хрипло:

— Ты — само совершенство! Ты та, которую я искал всю свою жизнь!..

А затем снова принялся целовать ее — безрассудно, властно и торжествующе.

И в поцелуях этих Летиция уловила волшебство, колдовскую силу, готовую, казалось, вознести ее к самым звездам, блиставшим над головой.

Она чувствовала, как сладостным теплом разливается по ее телу пламя страсти, и знала, что передалось оно от страсти, сжигавшей в эти секунды короля.

Они поднимались все выше и выше, на самые вершины блаженства, и, когда наконец Летиция уже начала почти задыхаться от захлестнувших ее эмоций, король сказал:

— Ты моя жена! Я хочу тебя… сейчас… сейчас же! Я знаю, что ты тоже хочешь меня…

Какую-то долю секунды она не могла вникнуть в смысл его слов.

Затем, вернувшись к реальности, вспомнила, что она — вовсе не Савийя, танцовщица-цыганка.

Она — принцесса Летиция, дочь своей матери, принадлежит к королевской семье, и ей нельзя вести себя подобным образом.

И в то же время больше всего на свете ей хотелось, чтобы король продолжал целовать ее, хотелось прижаться к нему еще сильнее.

Ей бешено, неукротимо, отчаянно хотелось, чтоб он любил ее, и она была готова ответить ему тем же.

Каждая клеточка тела, похоже, взывала к нему, жаждала добиться полного слияния.

— Я… мне пора… идти! — сказала Летиция, но не вслух, а про себя, всем своим существом желая только одного — остаться.

Разве это возможно — оторваться от его губ, отвергнуть этот огонь, сжигавший их обоих?..

Король снова целовал ее, только на этот раз в шею.

Губы его скользнули ниже по гладкой и нежной коже, и Летиция испытала неведомое ей прежде ощущение. Все ее тело пронзила сладостная дрожь, дышать стало трудно.

— Я… я люблю тебя!.. — шепнула она. — Люблю… люблю, люблю!

Она сама не понимала — произнесла ли эти слова вслух или то были слова, звучащие в ее сердце.

— И я люблю тебя, моя прекрасная жена! — откликнулся король. — Идем же, милая! К чему напрасно терять время…

И он повлек ее к двери, за которой находилась спальня.

Только тут вспомнила Летиция об отце и поняла, что, будь он здесь, обязательно постарался бы предотвратить то, что должно произойти.

Отец вспомнился так живо, что она почти видела его здесь, в комнате. Он смотрел на нее неодобрительно и строго, как смотрел в детстве, когда она совершала какой-нибудь неблаговидный поступок.

«Не смей этого делать», — шепнуло ее сердце.

Они уже дошли до двери в спальню. Король распахнул ее, и Летиция, увидев огромную кровать под балдахином, поняла, что она непременно должна бежать.

— Пожалуйста, — шепнула она еле слышным голоском. — Нельзя ли принести чего-нибудь попить?..

Король улыбнулся:

— О, ну разумеется, дорогая! Наверное, это соль, съеденная с хлебом, вызвала у нас такую жажду.

Он отпустил ее руку и отошел назад, к столу, стоявшему в углу комнаты.

Летиция, даже не оглядываясь, догадалась, куда он направился. На этом столе и раньше всегда стояло вино. Кроме того, слуги всегда оставляли там отцу графин с лимонадом.

Остановившись, король обозревал графины, бутылки и бокалы.

— Вино, шампанское, лимонад? Чего бы тебе хотелось? — спросил он.

Он ждал ответа. Но его не последовало, и тогда он обернулся.

Девушка исчезла!

Летиция, потихоньку притворив за собой дверь, ведущую к потайному ходу, заспешила вниз по винтовой лестнице башни и, добежав до первого этажа, выскользнула наружу, в заросший кустарником двор.

Она пустилась бежать что было духу к тому месту, откуда начинались выбитые в скале ступеньки.

Добежав, она заметила, что на камне сидит цыганенок с факелом.

При ее приближении мальчик поднялся и начал спускаться со скалы, освещая ступеньки, чтобы Летиция не оступилась.

Вскоре они оказались внизу. Только тут девушка огляделась по сторонам.

К своему удивлению, она заметила, что плато опустело. На лужайке осталась лишь одна кибитка — та самая, в которой она переодевалась.

Цыганенок подошел к кибитке, и тут Летиция увидела впряженную в нее лошадь. Около кибитки стояла женщина, поджидавшая ее, чтобы помочь снять платье и переодеться в костюм для верховой езды.

Когда девушка сняла бархатный корсаж, что-то со стуком упало на пол. Приглядевшись, Летиция увидела маленький осколок кувшина.

Она наклонилась и подобрала его, а цыганка сказала:

— Береги его, прекрасная принцесса! Он принесет тебе счастье!

— Да, знаю, — улыбнулась Летиция.

— Тут воевода еще кое-что для тебя оставил. И цыганка указала на застланную цветастой тканью постель.

Там рядом с костюмом для верховой езды лежала охапка тоненьких прутьев. Тех самых, что не переломил воевода во время свадебной церемонии.

— Спасибо, — пробормотала Летиция, не в силах понять значения этого странного подарка.

Переодевание с помощью цыганки заняло всего несколько минут. Летиция сказала:

— Просто слов не хватает выразить вам свою благодарность! Как бы я хотела отблагодарить вас каким-нибудь ценным подарком, но…

— В этом нет нужды, благородная принцесса, — перебила ее цыганка. — Муж рассказал мне об обещании короля. О том, что мы всегда можем найти в его стране приют. Для нас нет и не может быть более ценного подарка!

Летиция знала, что цыганка нисколько не кривит душой.

И она протянула женщине руку со словами:

— Тогда могу лишь поблагодарить от всей души!

Цыганка поклонилась и поцеловала протянутую руку. Летиция вышла из кибитки и увидела уже оседланного Кахо.

Мальчик привязал узелок с одеждой к седлу и помог девушке забраться на лошадь.

Летиция поскакала и услыхала за спиной скрип колес — это кибитка тронулась с места и свернула на дорогу, вслед за остальными, которые уже скрылись вдали.

Должно быть, они отправились в путь сразу после того, как Летиция с королем поднялись в замок — с тем чтобы избежать расспросов, если бы король начал искать девушку.

«Не думаю, что он стал бы утруждаться», — сказала себе Летиция.

И в то же время в глубине души она знала: он думает и тоскует о ней. Так же, как и она тосковала о нем.

Теперь у нее было время разобраться в чувствах, охвативших ее в замке, столь сильных и всепоглощающих, что ей в страхе пришлось бежать.

Его поцелуи и ощущения, пробужденные в ее теле и сердце… О, она даже представить себе не могла, что когда-либо испытает нечто подобное!

Душа и плоть рвалась к нему. А что же он… Станет ли он сожалеть о том, что никогда уже больше не увидит Савийю, свою цыганскую жену?..

Кахо уже достиг конца извилистой дорожки, ведущей в долину со склона, и Летиция, не в силах преодолеть искушения, придержала его и посмотрела вверх.

Замок высился над головой — величественный и неприступный на фоне обрамлявших его горных вершин.

Все окна были погружены во тьму. Все, кроме одного!

Это было то самое, с раздвинутыми шторами и распахнутыми настежь створками. То самое, что открыла она, чтобы слышать доносившееся снизу пение скрипок.

«Интересно, что он подумал, обнаружив, что я исчезла? »

Может, он считает случившееся с ним в эту ночь просто цыганским колдовством? А Летиция — лишь мираж, прекрасное, мелькнувшее на миг видение, которое он вскоре позабудет?

Сама эта мысль пронзила ее, точно кинжал, и Летиция поняла, что в своей игре во имя спасения Стефани зашла, пожалуй, слишком далеко. Игра приняла нешуточный оборот.

Летиция пришпорила Кахо и только тут заметила над горизонтом первые сполохи рассвета.

Светлело в Овенштадте быстро, и она рассчитывала добраться до дома, когда солнце уже взойдет.

Но ее так и тянуло повернуть назад, ибо она знала — сердце ее осталось в замке, с королем.

Видимо, Кахо горел желанием как можно быстрее оказаться в своем стойле, и летел, словно птица. Уже в начале шестого Летиция увидела вдали дворец.

Ей с трудом верилось в то, что еще вчера она, выезжая из городских ворот, опасалась, что воевода не исполнит данного ей обещания, и план ее провалится.

Ведь тогда, в таборе, она просто умоляла совершить чудо, сделать так, чтобы король не попросил руки Стефани во время своего пребывания в Овенштадте.

«Если король попросит ее руки во время своего официального визита, — сказала тогда Летиция, — то великая герцогиня примет его предложение от лица дочери, и уже будет невозможно разорвать помолвку и помешать Стефани стать женой нелюбимого человека».

Она знала, что у цыган помолвка считается почти столь же священной, как и узы брака.

И еще она знала, что, танцуя для короля, посылала ему флюиды, о которых говорили с Кирилом.

В те минуты с помощью цыганской магии она хотела помешать королю влюбиться в Стефани, хотела навязать ему свою волю и сделать так, чтобы он возжелал ее.

Тогда эти надежды казались ей более чем призрачными, однако, как ни удивительно, они сбылись.

Летиция не учла лишь одного — что и сама ответит королю тем же, что и ее с неукротимой силой потянет к нему.

— Я хочу, чтоб он целовал меня! Мне нужна его любовь! — воскликнула девушка и тут же испугалась своих слов.

В этот ранний час Летиция не застала во дворе никого и сама отвела Кахо на конюшню, сняла седло и уздечку и оставила там, жевать сено.

Летиция тихонько проскользнула в дом через черный ход, на цыпочках, стараясь никого не разбудить, поднялась к себе в спальню и улеглась в постель.

Едва коснувшись головой подушки, она поняла, что заснуть не сможет, а будет лежать, вспоминая о короле, чувствуя его властные и твердые губы на своих, вновь переживая те ощущения, которые испытала, когда он начал целовать ее шею.

Теперь она знала, что означает выражение «пламя любви». Оно разгорелось в ее теле и совсем не походило на то, что она ожидала и воображала, мечтая о любви. И в то же время ощущение это было возбуждающим, всепоглощающим и совершенно упоительным.

«Но как же можно влюбиться в человека, — спрашивала она себя, — если ты видела его всего лишь раз?»

Но тут же вспомнила, как король взглянул на нее, оторвав глаза от бумаг, и она подумала тогда: «Этот мужчина не похож на всех остальных».

Судьба послала ей короля, судьба или, возможно, боги. Теперь им решать, как долго продлится их цыганский брак.

Но вдруг она в отчаянии спросила себя: кому он нужен, такой брак, если они не вместе, если никто не считает их мужем и женой.

И ей захотелось плакать — так велико и пронзительно было чувство утраты.

А потом она словно ощутила поцелуи короля на губах, огонь, разливающийся по всему телу, и новое, доселе неведомое, всепоглощающее чувство.

Это любовь, сказала себе Летиция.

Отныне весь мир был полон только ею, весь мир и небеса, и противиться этому всесокрушающему чувству было невозможно.

Глава 6

Летиция услыхала, как скрипнула дверь, и открыла глаза.

Секунду она еще пребывала в сладком сне, где они с королем были вместе.

Затем увидела лицо Мари-Генриетты, склонившееся над ней, и вернулась к реальности.

— Ну проснулась наконец! — воскликнула сестра. — А я уж думала, ты еще сто лет будешь спать!

Летиция, сделав над собой усилие, села в постели.

— Который час?

— Уже начало второго. Гертруда интересуется, ты будешь есть или нет?

— Господи, неужели?! Неужели я спала так долго?

— Мама не велела тебя беспокоить.

Услышав это, Летиция тихо ахнула.

— Король!.. Он приехал?

— Да, должно быть, — ответила Мари-Генриетта. — Но мама не разрешила нам пойти посмотреть, как он принимает парад почетного караула.

Летиция откинула волосы со лба.

— Почему? — рассеянно спросила она.

— Она сказала, что нам не подобает стоять в толпе с простолюдинами в то время, как наше место — во дворце, на приеме.

Летиция усмехнулась.

— Но кузина Августина не приглашала нас во дворец.

— Это верно, — кивнула Мари-Генриетта. — Правда, вечером мы идем на бал.

Летиция почувствовала, что возвращается с небес на землю.

До этого все ее помыслы были сосредоточены на короле и цыганской свадьбе, что состоялась вчера, и думать о чем бы то ни было другом она была просто не в состоянии.

Но сейчас, разговаривая с сестрой, она осознала, что если и дальше все станет складываться столь же благоприятно, то можно считать — Стефани спасена.

Король уже не сможет сделать ей предложение, на которое так рассчитывала великая герцогиня.

Все эти мысли вихрем пронеслись у нее в голове, Летиция ощутила слабость и снова откинулась на подушки.

— Пойду принесу тебе завтрак, — сказала Мари-Генриетта. — Ты, наверное, проголодалась.

Летиция слышала, как сестра сбежала вниз, и сказала себе, что отныне единственная ее забота — постараться не попадаться королю на глаза вечером.

Великая герцогиня терпеть не может их с Мари-Генриеттой, а потому вряд ли станет представлять королю, к тому же на балу соберется не меньше двух сотен гостей, так что маловероятно, что он ее заметит.

Отец всегда говорил: «Обычно люди видят то, что ожидают увидеть». Совершенно определенно, что король вовсе не ожидает встретить на балу во дворце свою жену-цыганку.

К тому же она была уверена, что вчерашний наряд полностью преобразил ее.

Все то время, что она была с королем, — и в момент их первой встречи в замке, и внизу, у цыганского костра, и когда они вернулись в гостиную, — голову ее покрывал красный платок с золотыми монетками.

А стало быть, черные волосы, так отличавшие ее от остальных девушек, были скрыты и недоступны его взору.

Нет, правда, когда она танцевала, на голове у нее вместо платка красовалась повязка, усыпанная драгоценными камнями и украшенная яркими разноцветными ленточками. Но и она скрывала волосы; к тому же во время танца Летиция к королю не приближалась.

Да он ее никогда не узнает!

И одновременно ей страшно хотелось, чтоб он узнал ее. Сердце томилось и рвалось к нему.

Разве возможно забыть эти страстные, жгучие поцелуи?

И то, как он прижимал ее к себе все крепче и крепче, обнимал так, что все тело ее, казалось, растаяло, слилось с ним?.. И то, что она почувствовала, когда он поцеловал ее шею…

— Я люблю его! — прошептала Летиция.

Но тут услышала, что сестра поднимается по лестнице, и твердо сказала себе, что с мечтами и магией покончено раз и навсегда и отныне она будет вести себя благовоспитанно, как учили отец и мать, как и подобает благородной девушке.

Мари-Генриетта опустила поднос возле Летиции и, присев рядышком на край кровати, спросила:

— Как поживает фрейлейн Собески? И чего это ты заявилась домой в такую рань?

— О, фрейлейн все расспрашивала о тебе с Кирилом, ну а потом, как обычно, пересказывала разные сплетни.

Мари-Генриетта выжидательно смотрела на сестру, и Летиция продолжила:

— Кстати, она слышала, что кузина Августина намерена выдать Стефани за короля.

Мари-Генриетта хихикнула.

— Фрейлейн Собески в точности как тетушка Аспазия! Эти старушки все обо всех знают.

Затем, понизив голос, словно опасаясь, что их подслушивают, она спросила:

— Ну удалось что-нибудь сделать для Стефани? Она вчера забегала сразу после того, как ты уехала.

— О Господи, опять!.. — простонала Летиция. — Я же предупреждала ее, что это опасно!

— Она прямо дрожала, бедняжка! Кузина Августина объяснила ей, что надо делать и говорить после того, как король посватается. Стефани считает, что надежды больше нет.

— Так вот, она ошибается! — заявила Летиция. — Только ты смотри, никому об этом ни слова, Гетти!.. Но мне… я почти уверена в том, вернее, абсолютно уверена, что король… не сделает Стефани предложения!

Мари-Генриетта радостно ахнула.

— Но как? Как это тебе удалось?

— Пока не скажу, — ответила Летиция, — иначе можно сглазить. А нам с тобой, Гетти, только и остается молиться о том, чтобы король… — Она едва не сказала: «сдержал свое обещание», но вовремя спохватилась, зная, что это может вызвать целый поток ненужных вопросов.

А потому вместо этого Летиция сказала:

— Мы должны молиться и изо всех сил желать, как в свое время желал папа, чтоб все было хорошо.

— Будем надеяться! Будем надеяться! — воскликнула Мари-Генриетта. — И все-таки как-то не верится, чтоб кузина Августина позволила Стефани стать женой Кирила.

— Я думала об этом, — ответила Летиция. — Но мы не должны гнаться сразу за двумя зайцами. Пока что наша задача — избавиться от короля.

Произнося эти слова, она думала, что ей-то как раз очень хотелось увидеть его еще раз во дворце, взглянуть на его прекрасное лицо, услышать его голос.

Она знала, что, если окажется рядом с ним, пусть даже он не узнает и не заметит ее, между ними вновь возникнут невидимые флюиды, с такой силой притягивавшие их друг к другу прошлой ночью.

Интересно, почувствует ли он то же самое?.. Возможно, она слишком много о себе возомнила…

«Наверное, я влюбилась в него просто потому, — пыталась уверить себя Летиция, — что видела в своей жизни слишком мало мужчин. А если верить тетушке Аспазии и фрейлейн Собески, он, наоборот, постоянно окружен самыми красивыми и блестящими женщинами».

Эта довольно мрачная мысль посещала ее несколько раз, пока она одевалась.

Спустившись вниз, Летиция увидела, что мать уже приехала из дворца с ленча.

Принцесса Ольга выглядела совершенно очаровательно — даже несмотря на то, что на ней было платье трехлетней давности, а старенькую шляпку пришлось в последний момент подновлять лентами и украсить мелкими перышками, найденными в шкатулке, где хранились разные полезные мелочи.

— Доброе утро, дорогая! — приветствовала она Летицию. — Вернее, добрый день!..

— Я, к своему стыду, совсем заспалась, — заметила Летиция, целуя мать.

— Это лучшее, что ты могла сделать. Должно быть, страшно утомительно скакать всю дорогу. Ну как фрейлейн Собески. Она что же, серьезно больна?

Только тут Летиция вспомнила, под каким предлогом отпросилась из дома.

— О нет, сейчас ей гораздо лучше, мама! И она расспрашивала о тебе, ну и разумеется, о Кириле, своем любимчике.

Принцесса Ольга рассмеялась.

— Не сомневаюсь!

Затем добавила торопливо и почти шепотом:

— А она знает о Кириле и Стефани?

Летиция покачала головой:

— Нет, конечно, нет! Зато она уже слышала, как обращается с нами кузина Августина, и, как и все, осуждает ее.

На секунду принцесса Ольга сурово поджала губы.

— Должна вам кое-что сказать, девочки. Надеюсь, это не слишком огорчит вас…

Дочери удивленно посмотрели на мать. Летиция подумала, что, наверное, кузина Августина запретила им приходить на бал.

— Августина решила, — медленно начала принцесса Ольга, — что не будет представлять вас королю. А затем добавила в самой оскорбительной, как мне показалось, манере, чтобы вы не смели даже пытаться привлечь к себе его внимание.

Летиция сердито воскликнула:

— Но это же несправедливо, мама! Ты, разумеется, возразила ей?

— Я поняла, что, если даже и сделаю это, толку все равно не будет, — ответила принцесса Ольга. — А по тому, как смотрел на меня в это время кузен Луи, догадалась, что он уже пытался заставить жену изменить решение, но безуспешно.

— Знаешь, мне кажется, что, если у нас осталась хоть капля гордости, нам не следует идти на этот бал! — воскликнула Летиция.

Говоря это, она в глубине души знала, что, сколь ни груба и несправедлива была с ними великая герцогиня, пойти на бал ей, Летиции, невероятно хочется. Ведь там она увидит короля, пусть даже издали.

Она хотела взглянуть на него еще раз и убедиться, так ли он красив, как показалось ей вчера, и что любовь, переполнявшая все ее существо, не есть лишь результат цыганской магии.

— Мне очень жаль, девочки, — грустно заметила принцесса Ольга.

— Но ты не рассказала нам, мама, — вмешалась Летиция, — какое впечатление произвел на тебя король.

— О, я нашла его совершенно очаровательным! — ответила принцесса. — Он совсем не похож на то чудовище, которое я ожидала увидеть. Глаза и волосы — типично цыганские, что всегда так не нравилось кузине Августине. У него совершенно восхитительные манеры и, несомненно, есть чувство юмора.

— Почему ты так решила? — с любопытством спросила Летиция.

— Ну когда кузина Августина стала навязывать ему Стефани, причем делала это самым неприличным образом, — ответила мать, — я заметила, как в глазах у него заискрились смешинки. И вообще, вид у него был такой, словно он все прекрасно понимает.

Она умолкла и после паузы добавила:

— Мне страшно жаль бедное дитя! Стефани так нервничала и даже была напугана.

— Напугана чем, мама?

— Полагаю, она боялась остаться с королем наедине, — ответила принцесса Ольга. — После ленча кузина Августина заявила королю: «Знаю, вашему величеству не терпится увидеть наш сад. Лично я считаю его очень красивым. Стефани будет счастлива проводить вас туда».

Летиция затаила дыхание.

— Но это же неприлично! — воскликнула Мари-Генриетта.

— Да уж… Моя мать никогда бы такого не допустила, — согласилась принцесса Ольга. — Кузен Луи тоже был явно шокирован, но тем не менее нашелся и сказал: «Тут, во дворце, так жарко и душно. Замечательная идея, дорогая! Идемте все в сад!»

Мари-Генриетта захлопала в ладоши.

— Могу себе представить, как разозлилась кузина Августина!

Летиция с облегчением перевела дух.

В то же время она знала, какой настойчивостью и чисто прусским упорством в достижении своей цели отличается великая герцогиня.

Она ни за что не отступится, с горечью подумала девушка.

А сможет ли устоять король? Продержится ли он эти пять дней, определенные воеводой и богами, устоит ли под напором этой интриганки?

Потом Летиция вспомнила, как он сказал, что всегда держит слово.

Ей так хотелось верить ему, хотелось убедиться в том, что этого человека совсем не просто заставить сделать нечто, противоречащее его взглядам и желаниям.

Однако же Стефани такая хорошенькая… К тому же королю рано или поздно придется выбирать себе жену, и уж его советники и заинтересованные государственные люди из Овенштадта постараются убедить его, что лучше невесты не сыскать. И в конечном счете их интриги и уговоры пересилят магическое воздействие разбитого кувшина.

Ручка от кувшина — вот единственный реальный предмет, который будет напоминать ему о волшебстве, случившемся вчера. О том, что они оба слышали, видели и ощущали в ту ночь.

Летиция была необыкновенно молчалива, и принцесса Ольга, покосившись на дочь, спросила:

— Здорова ли ты, моя милая? Не слишком ли утомилась после вчерашнего путешествия?

— О нет… Нет, я… со мной все в порядке, мама!.. — пролепетала Летиция.

— Что ж, думаю, вам все равно стоит немного отдохнуть перед балом. Пусть даже вас не представят королю, но я хочу, чтобы мои девочки выглядели сегодня как нельзя лучше. Ведь помимо короля, там будет немало очень милых молодых людей. Уверена, они начнут наперебой ухаживать за моими красавицами.

Летиция поднялась наверх и прилегла, но вовсе не потому, что так советовала мать. Ей хотелось побыть одной.

Она закрыла глаза и стала думать о короле. Вся ее жизнь отныне перевернулась… Ведь она встретила его, и он ее целовал…

Даже самой Летиции ее любовь к королю казалась странной: ведь виделись они всего лишь раз и провели вместе совсем немного времени.

Но Летиция помнила, что рассказывал отец о первой своей встрече с матерью, о том, что, едва увидев ее, тут же понял: это женщина, которую он ждал всю жизнь, которую будет любить. Единственная на свете, которая может стать его женой.

«Мне показалось, что вокруг нее разливается какое-то сияние, — говорил он. — И дело не только в том, что она была очень красива. Нечто большее, чем красота, некая аура, исходившая от нее, от ее сердца или, может, души, делала ее неотразимо прекрасной».

«И мама испытала к тебе те же чувства, да, папа?» — спросила Летиция.

«Да, дорогая, нам очень повезло, — ответил принц Павел. — Мы нашли друг друга и добились благодаря Господу Богу разрешения на брак. Остается лишь молиться о том, милая, чтоб и ты в будущем была столь же счастлива».

В те минуты, слушая отца, Летиция считала, что счастье ее возможно и вполне достижимо.

Теперь же, лежа в комнате с зашторенными окнами, она понимала, что, если даже король и не женится на Стефани, все равно Летиция не сможет соединить с ним свою судьбу.

Если даже каким-то чудом он разыщет ее и, что уже совсем невероятно, захочет на ней жениться, великая герцогиня все равно не допустит, чтоб одна из дочерей принца Павла вдруг стала королевой Звотаны.

Как член королевского семейства Овенштадта Летиция не имела права выходить замуж без разрешения великого герцога.

— А уж кузина Августина никогда не позволит дать мне разрешение, — сказала она вслух. — Так что чем быстрее удастся выбросить из головы эти несбыточные мечты, тем лучше!

Но, как известно, всегда легче сказать, чем сделать, и через минуту Летиции снова начала представлять, как король сжимает ее в объятиях и целует.

И еще она думала о том, что если б он оказался не королем, а самым простым цыганом, она бы последовала за ним хоть на край света, стоило ему только поманить пальцем.

— И мы были бы очень счастливы… — с грустным вздохом прошептала она.

Но это все равно что пытаться достать луну с неба. И глаза девушки наполнились слезами.

— Обе вы выглядите просто прелестно! — сказала принцесса Ольга, увидев дочерей, готовых отправиться во дворец.

На обед принцесса Ольга приглашения не получила — кузина Августина сочла, что достаточно того, что она побывала на ленче.

На обеде присутствовали в основном члены родственных королевских семейств из соседних стран, которые останутся ночевать во дворце, а также родственники и друзья, жившие поблизости.

Ну и разумеется, там непременно должен быть фаворит великой герцогини — премьер-министр.

Относительно приглашения премьер-министра между великим герцогом и его супругой разгорелся жаркий спор. Герцог пытался доказать ей, что приглашать премьер-министра неуместно.

«Утром короля встретят все официальные лица Овенштадта, — твердо заявил он. — Именно тогда ему вручат ключи от города, и лично я считаю ошибочным, Августина, приглашать премьер-министра на сугубо семейный обед. И уж тем более на танцы, которые устраиваются не только для короля, но и для Стефани и других молодых людей ее возраста».

«А я хочу, чтобы премьер-министр был! — парировала великая герцогиня. — Это прежде всего его заслуга, что король согласился нанести нам визит. И я полагаю, что неправильно и несправедливо не пригласить его на бал!»

И, как обычно, великая герцогиня переспорила, пересилила и переубедила великого герцога и вот теперь с улыбкой взирала на своего фаворита, человека не слишком светского и даже несколько агрессивного.

А взгляд, который она бросала на короля, сидевшего по правую руку от нее, говорил о том, что поведения его она не одобряет.

Вместо того чтоб беседовать со Стефани, специально посаженной рядом, он переговаривался через стол с кронпринцем Тека, прибывшим сегодня вечером. Это был приятный молодой человек, и одно время герцогиня даже подумывала о том, что он может быть достойной парой ее дочери.

Но когда она уже почти решилась, он вдруг посватался к венгерской принцессе.

Теперь герцогиня твердила себе, что это даже лучше для Стефани. Ведь она станет королевой Звотаны, хотя там у них в столице и происходят разные волнения и, судя по слухам, анархисты угрожают жизни короля.

«Просто ему следует проявлять по отношению к своим подданным больше твердости», — думала она.

И решила, что после того, как король посватается к Стефани, она объяснит ему, как утихомирить разнуздавшихся и окончательно вышедших из повиновения бунтарей.

Вообще эти анархисты доставляют немало неприятностей королевским дворам Европы.

На севере они несколько раз покушались на жизнь ее родственников, и король Фредерик, чья страна граничила с Овенштадтом с юга, незадолго до Рождества был серьезно ранен осколком разорвавшейся бомбы, когда произносил речь под открытым небом в столице.

«Твердая рука — вот что нужно этим людям, — размышляла великая герцогиня. — И быстрая и решительная расправа с любым пойманным бунтовщиком!»

Она снова взглянула на короля, услышала, что он разговаривает с кронпринцем об охоте на куропаток. Стефани сидела молча, не предпринимая ни малейшей попытки присоединиться к их беседе, глядя в пространство рассеянным взором.

«Сделаю ей завтра серьезное внушение», — решила великая герцогиня и с вымученной улыбкой обратилась к коронованной особе, сидевшей от нее по левую руку.

А когда все направились в большой зал, где собрались прибывшие гости, кузина Августина ясно дала понять королю, что именно он должен открыть бал первым танцем со Стефани.

— Я буду просто счастлив, — ответил он, — но прежде прошу мне представить гостей.

Тем самым он недвусмысленно напомнил великой герцогине о ее прямых обязанностях.

— Раз уж они были столь любезны прибыть на встречу со мной, — продолжил король, — мне не хотелось бы, чтоб эти люди были разочарованы.

И великой герцогине ничего не осталось, как представить королю нескольких гостей, находившихся в зале. Некоторые из них приехали с дочерьми. Она от души надеялась, что девушки не покажутся королю столь же привлекательными, какими их находила она.

Окинув присутствующих беглым взором, герцогиня убедилась, что ни Летиции, ни Мари-Генриетты поблизости не видно, ведь она прямо сказала принцессе Ольге, что представлять ее дочерей королю не собирается.

«Но такие, как они, — злобно подумала герцогиня, — всегда найдут способ пролезть вперед».

Однако вскоре она убедилась, что девушки ведут себя очень скромно, хотя и с неудовольствием заметила, что выглядят сегодня необычайно привлекательно.

Король же тем временем расхаживал по залу, не выказывая ни малейшего намерения открывать бал и болтая с любым джентльменом, чью грудь украшали ордена. И вдруг он увидел принцессу Ольгу.

Она разговаривала о чем-то с генералом, в полку которого служил Кирил.

Генерал только что очень лестно отозвался о ее сыне, и она ответила:

— О, генерал, услышать такие слова о сыне — для матери огромная радость! А теперь позвольте представить вам моих дочерей.

Она кивком подозвала Летицию. Та подошла, и принцесса Ольга сказала:

— Знакомься, дорогая, это генерал Лейнинзен. Он так тепло говорил о нашем Кириле!

Летиция присела в реверансе, и генерал, взяв ее руку, заметил:

— Мне следовало бы догадаться, что у такой красавицы матери и дочь должна быть настоящая красавица!

Летиция улыбнулась:

— О, мы с сестрой так стараемся быть похожими на маму, но можете вообразить, генерал, сколь сложная это задача!

Генерал рассмеялся.

Тут принцесса Ольга услышала у самого своего уха мужской голос:

— Я ожидал увидеть ваше высочество на обеде, где мы могли бы продолжить ту чрезвычайно занимательную беседу, которую начали во время ленча…

— Ваше величество! — Принцесса Ольга грациозно присела в реверансе.

Король смотрел на генерала, и она сказала:

— Позвольте, ваше величество, представить вам генерала Лейнинзена, командующего полком, где служит мой сын. А раньше служил муж.

Король протянул руку.

— Рад познакомиться, генерал!

— Огромная честь для меня, ваше величество! — ответил генерал.

Увидев, что король заговорил с матерью, Летиция занервничала и решила, что ей лучше удалиться.

И в то же время она чувствовала, что ноги у нее словно приросли к полу — ведь он был так близко, совсем рядом.

А в следующую секунду, когда она решилась, было слишком поздно.

— Разрешите также представить вашему величеству мою дочь, Летицию, — сказала принцесса Ольга.

Летиция не осмелилась поднять на короля глаз, обрамленных длинными черными ресницами.

Однако она все же сделала реверанс.

Король протянул ей руку, и от этого прикосновения по ее телу пробежала сладостная волна, как тогда, прошлой ночью. Она ощущала исходившее от короля магическое притяжение и снова, казалось, была в его власти, как тогда, когда была в его объятиях и чувствовала на губах его поцелуи.

Она ощущала, что дрожит с головы до ног, и не в силах была поднять глаза. Затем некая неведомая сила все же заставила ее взглянуть на него.

Воспоминания не подвели — он был так же красив и неотразим, как и вчера ночью, и какое-то время она просто не могла оторвать от него глаз.

Она не была уверена, узнал ли ее король. Но вот наконец он отпустил ее руку и обернулся к принцессе Ольге.

— Окажите мне такую честь, позвольте пригласить вас на танец, — сказал он ей.

Принцесса Ольга была так изумлена, что сперва просто не нашлась, что ответить.

Затем, полуобернувшись, посмотрела в ту сторону зала, где стояла великая герцогиня. Она была поглощена беседой с пожилой и, по всей видимости, очень знатной дамой. В этот момент она не смотрела на короля.

— Боюсь, это не совсем соответствует этикету, — сказала принцесса Ольга. — Ведь вы, ваше величество, еще не открыли бал.

— А все, наверное, просто умирают от желания танцевать, — подхватил король. — В таком случае я открою его с вашей дочерью.

С этими словами он повернулся к Летиции, обнял ее за талию и пошел в центр зала. Девушка понимала, что ей следует отказаться, но, похоже, потеряла дар речи.

Оркестр тихо наигрывал какую-то мелодию, но как только король с Летицией оказались в центре зала, грянул вальс «Сказки Венского леса». Было уже слишком поздно отступать, и девушке ничего не оставалось, как покориться воле короля.

И все вокруг преобразилось — ведь она снова была рядом с ним, рука его крепко держала ее за талию.

Она видела, как исказилось от злобы лицо великой герцогини, только сейчас заметившей, что происходит, и как засветился веселый огонек в глазах великого герцога.

А на лице Стефани явственно читалось облегчение, и она покосилась в тот конец зала, где должен был находиться Кирил.

Стефани так и подмывало подбежать к нему и убедиться, что и он тоже счастлив видеть, что король танцует не с ней.

Обоим это казалось добрым предзнаменованием, знаком того, что все обстоит не так плохо, как они ожидали.

Летиция с королем совершили по залу полный круг — лишь после этого к ним, согласно установившейся традиции, могли присоединиться другие пары.

Они легко скользили по паркету под хрустальными люстрами, когда король завел светскую беседу:

— Счастлив познакомиться с вами, принцесса. Я немало наслышан о вашем отце, знаю, как его любили в Овенштадте.

Летиция ждала от него совсем других слов. Так, значит, он не узнал в ней свою цыганскую жену!

— Польщена, ваше величество, что вы такого высокого мнения о моем отце, — ответила она. — Нам его очень не хватает. Жизнь нашей семьи… совсем изменилась с тех пор… как он умер.

— Да, мне говорили, — кивнул король.

— Говорили?! Вот уж не думала, что его величество король Звотаны наслышан… о наших неприятностях.

— Собираясь посетить какую-либо страну, — ответил король, — я всегда стараюсь как можно больше узнать о ее истории и народе… Кстати, перед самым приездом сюда мне сообщили, как невероятно красива принцесса Летиция.

Он произнес ее имя с каким-то особым значением, и девушка от неожиданности на секунду сбилась с ритма.

— Я… О, простите… — пролепетала она.

— Прощаю, — с улыбкой ответил король, — но с одним условием. Расскажите о себе как можно больше. Чем вы занимаетесь? Ну разумеется, помимо того, что танцуете на балах…

Летиция рассмеялась. Теперь она была совершенно уверена, что король не узнал ее. И после паузы ответила:

— Возможно, вы будете удивлены, сэр, но это первый бал, на котором я танцую, а комплимент вашего величества — один из первых, который я получила.

— Но можно ли поверить в такое? — изумился король.

— Это правда. Видите ли, сэр, но я обычно предпочитаю говорить правду. Когда это возможно, конечно…

Она произнесла эту фразу бездумно, затем вдруг вспомнила, что вчера вечером ее вряд ли можно было назвать правдивой. Ведь она заставила короля поверить в то, что она цыганка, мало того — знаменитая танцовщица.

Они кружились по залу в молчании, и когда оркестр умолк, король сказал:

— К сожалению, теперь мне пора вернуться к своим обязанностям. Льщу себя надеждой, что вы подарите мне хотя бы еще один танец. Поэтому прошу вас, не уходите рано!

Он произнес эти слова повелительно и властно, и Летиция замерла. Затем глаза их встретились — бальный зал, казалось, исчез, а над головой снова блистали звезды, и голос воеводы, соединявшего их руки, звенел в ночи.

Но тут словно удар хлыста прозвучали слова великой герцогини:

— Надеюсь, ваше величество насладились танцем. И я была бы вам чрезвычайно признательна, если б вы соизволили наконец обратить внимание на нашу маленькую хозяйку бала. Она с нетерпением ожидает, когда вы окажете честь танцевать с ней!

В голосе великой герцогини отчетливо угадывались язвительные нотки, но король лишь улыбнулся и ответил:

— Ну разумеется! Буду очень рад. Полагаю, нам с принцессой Стефани следовало открыть бал. А потому прошу прощения за то, что я столь бездумно пренебрег традицией вашей страны.

— Ах, нет, нет, ваше величество! — вмешалась Стефани прежде, чем мать успела остановить ее. — Это не наш овенштадтский обычай. Так принято на родине мамы, в Пруссии, а она ввела этот обычай здесь.

— Тогда тем более есть надежда, что мне извинят этот faux pas[1], — весело заметил король.

Музыка заиграла снова, и они со Стефани закружились в танце.

Из-за того, что ее выделил король, а также потому, что они с Мари-Генриеттой, несомненно, были самыми хорошенькими девушками на балу, Летицию вдруг окружили поклонники.

Некоторые из них были староваты, но зато знатны, другие молоды и вполне привлекательны, однако с первого взгляда было ясно, что ни один из них не может соперничать с королем.

Даже без белого мундира, на котором блистали и переливались ордена, он, вне всякого сомнения, был здесь самым красивым мужчиной.

Интересно, подумала Летиция, видя, как он проносится мимо в танце, помнит ли он о том ордене, усыпанном бриллиантами, который вчера ночью отдал воеводе?

Она уже несколько раз задавалась вопросом: к чему король подарил воеводе столь дорогую вещь, когда вполне можно было обойтись несколькими золотыми монетами.

Это был щедрый дар, достойный настоящего короля.

Летиция была уверена, что воевода не станет продавать эту дорогую вещь. Нет, он будет хранить орден вместе с другими сокровищами, принадлежавшими его племени, которые затем перейдут следующим поколениям кальдерашей.

В середине бала предполагался ужин, на который, как рассчитывала великая герцогиня, король должен сопровождать Стефани.

После двенадцати великий герцог позволил гостям постарше откланяться — им предстоял неблизкий путь в свои особняки и замки.

В бальном зале стало просторнее, и Летиция уже начала беспокоиться — не забыл ли король о своем обещании станцевать с ней еще раз?

Но после того как один из кавалеров отвел ее после бурной кадрили к распахнутому настежь окну, к ним подошел король.

— Следующий танец мой, принцесса Летиция! — сказал он.

Летиция не колебалась ни секунды.

Она уже обещала этот танец кому-то другому, но разве можно отказать королю?..

Да и к тому же ей вовсе не хотелось отказывать. Она мечтала снова оказаться в его объятиях и одновременно страшилась его прикосновений. Она ощущала его присутствие каждую секунду в этот незабываемый вечер.

Девушка была почти уверена, что он не узнал ее — в этом пышном светлом платье, с прической из темных локонов, обрамляющих лицо, единственным украшением которой служили три белые розы, приколотые к подобранным сзади прядям.

Но что, если он вспомнит ее голос, ее глаза или, возможно, — при одной мысли об этом она задрожала — ее губы?..

Кавалер поклонился Летиции и сказал:

— Благодарю вас, принцесса, за совершенно восхитительный танец!

Он отошел, а король взял Летицию за руку и увлек в сад.

С мраморной террасы на зеленую лужайку вели всего две ступени.

Сойдя с них и не произнося ни слова, король повел девушку подальше от ярко освещенных окон дворца. Они прошли мимо усаженных цветами клумб и рядов кустарника и оказались у маленького фонтана, расположенного посреди так называемого «Сада трав».

Звезды мерцали на небе точь-в-точь, как вчера, луна заливала все вокруг таинственным серебристым сиянием.

Возле фонтана стояла скамья, и король, не выпуская руки девушки, подвел ее к ней, усадил и сам опустился рядом.

Затем, по-прежнему не произнося ни слова, снял с ее руки кружевную перчатку.

Она не противилась, не вымолвила ни слова — по той простой причине, что одного прикосновения короля было достаточно, чтобы заставить всю ее затрепетать от волнения.

Пытаясь унять эту дрожь, она также чувствовала, как жар, исходивший от его тела, пронзил ее всю насквозь, сладкой волной разлился по всему телу.

Король повернул ее руку ладонью вверх, и при лунном свете на белой коже отчетливо стала видна крохотная темная отметинка от надреза, сделанного воеводой.

Король долго смотрел на нее. Потом спросил:

— Почему ты исчезла, даже не попрощавшись? Как можно было оставить меня, зная, что принадлежишь мне, что стала моей женой?

— Я… я не думала, что вы меня узнали… — пролепетала Летиция.

Король улыбнулся:

— Войдя в зал, я сразу почувствовал, что ты где-то здесь, рядом!

— Но как… как вы могли это почувствовать?

— В моих жилах течет цыганская кровь, или ты забыла? — сказал король. — И без всякой магии, без всякого там колдовства я обладаю куда более тонкой, чем у обычного человека, интуицией.

— И вы подумали… прошлой ночью, что я сбежала… с остальными цыганами?

Король снова улыбнулся.

— Просто был уверен в этом. Ты исчезла столь внезапно, что в первый момент я даже подумал: а не было ли это наваждением, иллюзией, подобно птичке, сидевшей на дереве, или голубям, слетевшимся ниоткуда?..

Он усмехнулся и продолжил:

— Однако, поразмыслив как следует, пришел к выводу, что должно существовать вполне реальное и логическое объяснение не только твоему исчезновению, но и настойчивости, с которой ты добивалась от меня верности.

Он умолк, и Летиция, изумленно глядя на него, спросила:

— Так вы… действительно догадались?

— Ну уж не настолько я глуп, — ответил король, — к тому же меня так настойчиво зазывали, умоляли и уговаривали приехать в Овенштадт, что я догадался: от меня ждут, что я сделаю предложение дочери великой герцогини. И теперь лишь одна-единственная причина может помешать мне сделать это.

— Какая же… причина?

— Да то, что принцесса Стефани вовсе не хочет выходить за меня замуж!

Летиция тихо ахнула:

— Да, это так!

— К тому же, — продолжил король, — лишь кто-то очень близкий этой девушке мог знать о ее чувствах. Еще в Звотане слышал, что старшая дочь принца Павла не только необычайно красива, но и очень похожа на мою прапрабабушку, танцовщицу Савийю.

Летиция захлопала в ладоши.

— Так вы… догадались, кто я?

— Ну не сразу, — признался король. — Сперва просто подумал, что боги очень благосклонны ко мне, посылая такую красавицу скрасить страшно скучный вечер в замке.

От тона, которым были произнесены эти слова, щеки девушки вспыхнули.

— Вы были… шокированы? — спросила она.

— О нет! Скорее заинтригован, — ответил король. — Но позднее, под действием этого обряда и тех невыразимых словами чувств, которые мы пробудили друг в друге, вдруг подумал, что оба мы, должно быть, несколько обезумели и что это я шокировал или даже обидел тебя. Так что иного выхода, как бежать, у прекрасной цыганки не было.

Рука Летиции, которую он сжимал в своей, дрогнула и напряглась. Ее обидели слова короля.

Догадавшись о ее чувствах, он наклонил голову и поцеловал крохотный шрам на запястье.

— Итак, Летиция-Савийя, — сказал он, — что же нам теперь делать?

— Что вы… имеете в виду? — нервно спросила Летиция.

— Воевода подарил нам волшебство любви, сделал нас мужем и женой… — с нежностью произнес король.

— Да, на пять дней.

— Ну все зависит от нас. Пять дней, а может быть, пять лет. Или же пятьдесят пять, или пять веков!

Вся дрожа, Летиция спросила:

— Что… вы сказали?

— Я сказал, что ты моя, — ответил король. — Моя жена. Конечно, мы можем пожениться согласно законам и обычаям, существующим в наших странах. Но по цыганским законам мы уже женаты. А ведь оба мы в них верим, правда?

— Нет… нет! — воскликнула Летиция. — Это… невозможно!

— Почему невозможно?

— Потому что я… мне никогда не позволят… выйти за вас, даже если вы… очень бы хотели этого.

— Хотел бы?! — воскликнул король. — Но ты и без моих слов знаешь, Летиция, что мы принадлежим друг другу.

— Это невозможно… просто вы не знаете!.. — в отчаянии прошептала Летиция.

И с этими словами она отвернулась от короля. Тогда он взял ее двумя пальцами за подбородок и развернул к себе.

— Посмотри на меня! — потребовал он.

Она пыталась сопротивляться, но одного прикосновения его руки оказалось достаточно, чтобы все ее тело затрепетало и потянулось к нему. Она взглянула на него, и ей показалось — возможно, этот эффект был вызван мерцанием звезд над головой, — что от него исходит некое странное сияние.

Летиция почувствовала, как сердце ее дрогнуло и устремилось к нему, как в нем зажегся тот же огонь, что и вчера. Она поняла, что и сам король тоже сгорает в этом огне.

Только вторили двум сердцам на этот раз не цыганские скрипки, а чудесная торжественная мелодия, звучавшая у них в груди.

Король долго всматривался в лицо девушки, затем тихо спросил:

— А теперь скажи правду. Какие чувства ты ко мне испытываешь?

— Я… люблю тебя! — шепнула Летиция. — Люблю, отчаянно люблю, но… мне все равно не позволят… стать твоей женой…

— Откуда такая уверенность?

От волнения девушка не могла вымолвить и слова.

Ей хотелось лишь одного — чувствовать короля рядом, ощущать его руки на своем теле и губы на своих губах и знать, что ей ни о чем не надо думать. Ни о чем и ни о ком, только о нем.

И она глядела на него зачарованно, и единственное, что слышала сейчас, — биение собственного сердца. И тут вдруг в саду послышался смех.

Звук этот донесся откуда-то издали, однако тут же вернул девушку к реальности.

— Ты… вы… не понимаете, — с горечью сказала она. — Но великая герцогиня… она ненавидит всех нас. И меня, и маму, и брата с сестрой… И она никогда не… позволит великому герцогу… дать разрешение на брак.

— Но почему ты так в этом уверена? — снова спросил король.

— А почему нас не пригласили ни на ленч, ни на обед, устроенный в твою честь? Нам также дали понять, что мы не будем… представлены королю на балу.

Король нахмурился.

— В это трудно поверить! Ведь твой отец пользовался таким уважением и приходился к тому же единственным кузеном великому герцогу.

— Это так, — кивнула Летиция. — Но великая герцогиня родом из Пруссии… и всегда… умеет добиться своего.

— Со мной этого у нее не получится! — решительно заметил король.

— Возможно, ей так и не удастся уговорить тебя жениться на Стефани, но никогда… даже через тысячу лет она не позволит мне стать твоей женой.

— Тогда мы должны придумать способ обвести ее вокруг пальца, — сказал король, — поскольку я уже дал свое слово цыганочке, что буду верен только ей. Да и в любом случае мне необходимо жениться!

— Но почему? — спросила Летиция. — Из-за… римского цирка, что ли?

Король рассмеялся:

— Тонко подмечено! Но нет, конечно же, не потому. Куда важнее совсем другое. Я не только повстречал наконец женщину, на которой хотел бы жениться. Я хочу, чтобы в жилах моих детей тоже текла цыганская кровь.

Улыбнувшись, он добавил мягко:

— Надеюсь, и на их долю выпадет то же счастье — познать волшебство любви. Важнее этого нет ничего на свете!

Летиция снова обернулась к нему.

— Ты и вправду… так считаешь?

— Неужели ты думаешь, я лгу? Что подсказывает тебе сердце?

— Что ты… говоришь правду.

— Тогда слушай меня внимательно, — сказал король. — Возможно, у нас ничего не получится, пока я здесь. Но завтра, когда мне вручат ключи от города, я уеду. А вернувшись домой, отыщу способ официально объявить тебя своей женой, каковой ты пока являешься тайно.

Понизив голос, он добавил:

— На это может потребоваться какое-то время, но ты должна мне довериться…

Летиция затаила дыхание.

— О, если это когда-нибудь случится, это будет счастливейший день в моей жизни!.. Но пока… пока мне все кажется лишь сном…

— Тогда этот сон мы будем смотреть вместе, как вчера! Вчера вечером, когда происходили эти чудеса, все вокруг казалось нереальным, и, знаешь, когда ты исчезла, я на какой-то краткий миг подумал, что ты мне просто приснилась. Но, увидев тебя снова сегодня, понял — все это было наяву.

Волнение, звучавшее в его голосе, напомнило Летиции любовную песню, которую пели цыгане, когда они с королем поднимались по ступенькам к замку.

Король, склонив голову, снова поцеловал крошечный шрам на ее запястье.

— Это доказательство, что ты принадлежишь мне, — сказал он. — И в будущем, Летиция, у нас не возникнет нужды оставлять метки или шрамы на теле, поскольку сердца наши слиты воедино. Целуя тебя, я чувствую, что ты даришь мне не только свои губы и сердце, но и саму душу.

— И я… чувствую… то же, — прошептала Летиция. — И еще, когда я думала о тебе… то поняла, что никогда… не буду любить так никого… и никогда не выйду замуж ни за кого… другого.

— Ты моя! — пылко воскликнул король. — И я не позволю ни одному мужчине прикоснуться к тебе!

Страсть влекла Летицию к королю с непреодолимой силой, и через секунду губы их слились в пылком поцелуе.

Но поблизости кто-то прогуливался, и король, сделав над собой усилие, оторвался от губ Летиции и помог ей подняться.

— Я должен проводить тебя обратно, в бальный зал, — сказал он. — Иначе начнутся сплетни.

— И великая герцогиня рассердится… — пробормотала девушка.

— Не бойся, — заметил король. — Некое шестое, наверняка цыганское чувство подсказывает мне, что никто и ничто не может помешать нам быть вместе. Так уж распорядились боги.

Он усмехнулся и добавил:

— И если не веришь мне, красавица моя, верь богам. Уж они-то, уверяю тебя, куда могущественнее какой-то злобной и вздорной прусской выскочки!

Его слова прозвучали так весело и иронично, что Летиция не могла удержаться от смеха.

А потом, идя рядом с ним к ярко освещенным окнам бального зала, она поняла, что отныне никто не сможет загасить пламя надежды, загоревшееся в ее груди.

Глава 7

Летиция шла домой, и сердце ее пело. Ею овладело такое ощущение легкости и счастья, словно король, собрав все звезды с неба, осыпал ее с головы до ног. И думать ни о ком другом, кроме него, она не могла.

Однако она понимала, заметив, как злобно сверкали глаза великой герцогини, что как только король уедет, ее, Летицию, ждет тяжкая расплата за сегодняшнее счастье. Но все грядущие неприятности казались далекими и нереальными.

Дом их был совсем рядом, а потому принцесса Ольга с дочерьми пошли пешком через сад, хотя, как считала сама принцесса, было бы приличнее отъехать от дворца в карете.

— Поскольку кареты у нас нет, мама, — со смехом заметила Мари-Генриетта, — прогуляемся после бала!

Наступило молчание, и девушки подумали об одном и том же: если бы великая герцогиня хотела соблюсти приличия, она вполне могла бы послать за ними карету.

Но спускаясь по лестнице парадного входа, по обе стороны которой стояли и кланялись слуги, Летиция, переполненная счастьем, даже не заметила, что они с сестрой и матерью единственные, кто уходит с бала пешком.

Тут Мари-Генриетта взяла принцессу Ольгу за руку и сказала:

— Итак, Золушка, а это относится к каждой из нас, мама, возвращается домой, на кухню, чистить грязные горшки и сковородки!

Принцесса Ольга рассмеялась, но смех этот прозвучал невесело, и лишь войдя в свой маленький домик, она заметила Летиции:

— Я могу понять, дорогая, что ты нашла короля Виктора весьма привлекательным, но боюсь, как бы всем нам не пришлось страдать из-за вашей довольно длительной прогулки по саду.

Летиция усилием воли заставила себя вслушаться в слова матери.

— Что ты имеешь в виду, мама?

— Кузина Августина была просто в бешенстве и заявила мне: «Ваша дочь вела себя совершенно непристойным образом, Ольга! И совершила тем самым роковую ошибку. Я позабочусь о том, чтоб подобное больше никогда не повторилось».

Настала пауза. Затем Мари-Генриетта спросила:

— Как думаешь, что она замышляет? Переселить нас куда-нибудь подальше от дворца или же вовсе выгнать из Овенштадта?

— Ну не думаю, чтобы она зашла так далеко, — ответила принцесса Ольга. — Но она вполне может отобрать у нас этот дом, и хотя я… не хотела бы говорить вам об этом, но мне… страшно.

Это было совсем не похоже на мать, и Летиция порывисто обняла ее за шею.

— О, мама! Прости меня! — воскликнула она. — Знаю, я поступила необдуманно, но у меня… не было сил отказать королю.

— Понимаю тебя, дорогая, — заметила принцесса Ольга. — И однако же он вернется к себе, в Звотану, и позабудет о нас. Мы же остаемся здесь.

Секунду Летиция колебалась — стоит ли рассказывать матери о том, что задумал король.

Затем, решив, что тогда придется рассказывать все, пришла к выводу не посвящать принцессу Ольгу в свои планы.

После паузы Летиция сказала:

— Знаешь, мне все же как-то не верится, мама, что дела наши обстоят столь уж скверно. В последнее время у меня появилось ощущение, что папа видит все и оберегает нас. А кто, как не папа, может противостоять кузине Августине?

И тут девушка поняла, что нашла верные слова.

— Ты права, дорогая, — ответила мать. — Конечно, папа все видит и заботится о нас. И защитит, что бы ни случилось. И совершенно непростительно с моей стороны забыть об этом.

— Ненавижу эту Августину! — пылко воскликнула вдруг Мари-Генриетта. — Она превратила нашу жизнь в сплошное несчастье и вечно все портит! Я видела, как она вся так и перекосилась от злости, когда заметила, что молодой симпатичный принц Ивор из Саксонии пригласил меня на танец в третий раз!

Ее слова отвлекли внимание принцессы от Летиции.

— Рада, что тебе понравился Ивор, — сказала она. — Когда ваш отец был жив, мы часто виделись с его родителями. Совершенно очаровательные люди!

— Кажется, он собрался… навестить меня на следующей неделе, — застеснявшись, сказала Мари-Генриетта.

Девушка сильно покраснела, и чтобы скрыть смущение, торопливо поцеловала мать и сестру и выбежала из комнаты.

— Прошу тебя, не волнуйся так, мама! — взмолилась Летиция. — Чутье подсказывает мне, а оно меня никогда еще не подводило, ведь я цыганка, что всех нас впереди ожидает счастье… совсем рядом, где-то за углом…

Мать улыбнулась.

— Ну вот ты меня и развеселила, дорогая! Отныне буду думать только о самых приятных вещах, о том, что произошло на балу, и забуду кузину Августину, обещаю.

Они вместе поднялись наверх. Однако, войдя к себе в комнату, Летиция вдруг подумала: а не слишком ли оптимистично рассуждала она о будущем и не вселила ли несбыточные надежды в сердца своих близких?..

Но тут она вспомнила слова короля, ту сладостную дрожь, охватившую ее, когда он коснулся губами маленького шрама на запястье, и снова ощутила себя влюбленной, и любовью этой был полон весь мир.

Она опасалась, что, проснувшись, снова почувствует себя несчастной, но этого не случилось. Она открыла глаза, увидела золотистые лучи солнца, пробивавшиеся в щелку между шторами, и радость наполнила ее.

Летиция снова стала думать о короле и разглядывать крохотный шрам на руке, но тут дверь распахнулась, и в спальню ворвалась Мари-Генриетта.

— Вставай, Летиция! — крикнула она. — И поживее! Тут такое происходит!

— Что случилось? — спросила Летиция, садясь в постели.

— Поскольку король не сделал предложение Стефани, она не поедет с ним в ратушу в одной карете. Поедет в другой, с нашей мамой, и мы едем с ними!

Сердце у Летиции так и замерло от радостного предвкушения.

Король не сделал предложения Стефани и сегодня уезжает. Но она увидит его еще раз!

Кроме того, событие само по себе неслыханное — впервые со дня смерти отца им разрешено присутствовать на официальной церемонии в честь высокого гостя.

Летиция знала, как счастлива будет мать после долгих лет унижения и забвения слышать приветственные крики людей, стоящих по обе стороны дороги.

— Скорее, поторапливайся! — говорила Мари-Генриетта. И с этими словами умчалась к себе в спальню.

Летиция умылась и начала судорожно соображать, что же надеть.

Выбор был более чем скромен. Впрочем, не важно. Главное — король увидит ее!..

Наконец она остановилась на белом платье, хоть и не новом, но дорогом и некогда очень модном и красивом. Принцесса Ольга купила его дочери несколько лет назад.

За это время девушка переделала его, удлинила кружевной оборкой, отрезанной от другого платья, и украсила поясом, сделанным из шифонового шарфика матери.

Пояс был темно-розовый, и она надеялась, что он напомнит королю ее цыганский наряд — ярко-красную юбку и платок, что были на ней во время свадебной церемонии.

Торопливо она приколола к шляпке, украшенной лентами, несколько белых роз, чтоб оживить ее.

Спустившись по лестнице, Летиция увидела внизу Гертруду. В одной руке служанка держала чашку кофе, в другой — теплую булочку.

— Вы не позавтракали, ваше высочество. Надо поесть! — не допускающим возражений тоном заявила она.

— О, я вчера просто объелась! — воскликнула Летиция. — Ну ладно, так и быть, кофе выпью.

Она отпила глоток кофе и увидела, что по лестнице спускается мать.

На принцессе было лиловое платье, сшитое в свое время на смену черному траурному наряду, который она носила год после смерти мужа. До этого дня у нее так и не было случая обновить его. Ее, как и дочь, волновала мысль о том, что предстоит проехать в королевской процессии. И от этого щеки принцессы раскраснелись, глаза блестели, и выглядела она так прелестно, что Летиция порывисто воскликнула:

— Ну наконец-то, мама, ты займешь достойное место при дворе! Знаешь, мне почему-то кажется, что именно кузен Луи настоял, чтоб Стефани ехала с тобой.

— Просто уверена в этом, — ответила мать. А потом, тихонько вздохнув, добавила:

— Милый наш Луи! Знаешь, вчера он говорил, как страшно рад видеть всех нас во дворце.

— Ему не мешало бы быть построже с кузиной Августиной, тогда он радовался бы чаще! — не преминула вставить Мари-Генриетта.

Летиции не хотелось, чтоб сестра и дальше распространялась на эту уже набившую всем оскомину тему, а потому торопливо заметила:

— Идемте же во дворец. Лучше приедем раньше и подождем.

В глубине души она надеялась, что ей представится возможность перекинуться хотя бы парой слов с королем.

Пусть даже они успеют сказать друг другу всего лишь «Доброе утро!». Этого будет достаточно, чтоб заставить всю ее трепетать от восторга и вернуть чувства и ощущения, испытанные накануне.

— Перчатки при вас? — спросила принцесса. Затем, увидев, что обе девушки держат в руках по паре белых лайковых перчаток, добавила:

— Можете надеть их, пока мы будем идти через сад.

Гертруда провожала их, стоя у двери, и когда они выходили, заметила:

— Я вами очень горжусь! Честное слово!

— Как бы хотелось, чтобы и ты была с нами, Гертруда! — воскликнула Мари-Генриетта.

— Не волнуйся, — ответила Гертруда. — Я буду рядом. Буду любоваться, как вы едете в карете. И никто не отнимет у меня этого удовольствия!

Они пересекли двор, вошли в сад и через зеленые лужайки, расцвеченные пестрыми клумбами, направились к дворцу.

Они были уже на полпути, когда вдруг заметили карету с открытым верхом в сопровождении эскорта кавалеристов.

В карете сидела великая герцогиня с сыном Отто. Они направлялись в городскую ратушу, куда позже должен прибыть король.

Ни принцесса Ольга, ни ее дочери не произнесли ни слова, но подумали об одном: как это, должно быть, унизительно для великого герцога — знать, что жена с сыном заняли его законное место!

И лишь когда последние из эскорта всадники скрылись из виду, принцесса Ольга с дочерьми снова продолжили путь и вскоре дошли до дворца.

Они приблизились к ступеням, стража отсалютовала, и навстречу вышел лорд-распорядитель. Он поклонился и сказал:

— Доброе утро, ваше высочество! Мне поручено проводить вас в салон, где уже ожидают его высочество и его королевское величество.

Сердце у Летиции радостно забилось. Возможно, она не только снова увидит короля, но и сможет поговорить с ним.

Лорд-распорядитель проводил их до салона. Два лакея в напудренных париках распахнули двери.

Великий герцог и король были одни, и Летиция догадалась, что придворные и другие сопровождающие лица, которые затем присоединятся к процессии в каретах, ждут где-то рядом, в соседнем зале.

Великий герцог протянул руку принцессе со словами:

— Доброе утро, Ольга, дорогая! Уверен, вы не откажетесь от бокала шампанского, прежде чем мы выйдем к народу и начнется церемония, где все речи будут наверняка страшно длинными и скучными.

Принцесса сделала реверанс и рассмеялась.

— Стоит ли пугать его величество такой перспективой, Луи?

Она присела в реверансе перед королем, который поцеловал ей руку. Летиция поздоровалась с герцогом и подошла к королю.

Он смотрел на нее так, что у девушки не осталось сомнений — он действительно любит ее.

Она даже замешкалась на секунду и забыла сделать реверанс, потом, кое-как справившись с волнением, поздоровалась. Рука короля коснулась ее руки, и Летиция вдруг испугалась: их любовь так сильна, что не заметить этого невозможно; и мать, и великий герцог сразу все поняли.

К счастью, в этот момент в салон торопливо вошла Стефани.

— Прости, что опоздала, папа! — воскликнула она. — Но мне так не понравилось платье, которое выбрала для меня мама, что пришлось переодеваться, как только они уехали.

С этими словами она подошла к отцу, поцеловала его, и великий герцог заметил:

— Думаю, у тебя будут неприятности, когда мать заметит, что ты ослушалась ее.

— Да у меня вечно одни неприятности! — весело отмахнулась Стефани.

Затем, поздоровавшись с королем, добавила:

— Вот, к примеру, сегодня утром, ваше величество, я получила выговор за то, что вы изволили открыть бал не со мной. Думаю, вы поступили не слишком справедливо.

Король рассмеялся.

— Уверен, что вы будете прощены? Разве можно долго сердиться на такую отчаянно хорошенькую девушку?

— Сомневаюсь, что получу прощение, — ответила Стефани.

И, не ожидая ответа короля, расцеловалась с принцессой Ольгой и кузинами.

Все они прекрасно понимали, чем вызвано столь приподнятое настроение Стефани. Ведь король так и не посватался к ней.

А Стефани, в свою очередь, понимала, что мать, разрешив ей ехать в другой карете, временно признала свое поражение.

Однако это вовсе не означало, что великая герцогиня совсем отказалась от своих планов или на примете у нее нет какого-нибудь другого короля.

Как бы там ни было, но радостное настроение Стефани, похоже, передалось всем; они выпили шампанского и стояли, весело болтая о разных пустяках, чего бы никогда не осмелились сделать в присутствии великой герцогини.

Затем, сама не понимая, каким образом это получилось, Летиция оказалась у окна, рядом с королем.

Тихим, еле слышным голосом он заметил:

— Сегодня ты еще красивее, чем вчера. Я тебе снился?

— Кто же… как не ты… мог мне присниться, — шепнула девушка в ответ.

Ей едва удалось произнести эти слова — такое волнение испытывала она от одного сознания того, что король так близко, совсем рядом. А затем, подняв на него глаза, ощутила ту же восторженную дрожь, как тогда, когда губы их слились в поцелуе.

— Я люблю тебя… — шепнул король. — И клянусь небом и землей, ты будешь принадлежать только мне!

Летиция не нашла слов для ответа и просто стояла, любуясь им и словно впитывая любовь, которой светились его глаза. В этот миг двери распахнулись, вошел лорд-распорядитель и сказал великому герцогу:

— Думаю, вашему высочеству и его величеству пора отправиться в ратушу.

— О да, да, конечно, — ответил великий герцог. Он опустил бокал на столик и оглянулся, ища глазами своего высокого гостя и удивляясь, куда тот исчез. Король быстро отошел от окна.

Мужчины вышли из салона вместе, за ними следовали принцесса Ольга со Стефани, шествие замыкали Летиция с Мари-Генриеттой. Они прошли через зал, где собрались придворные, — при приближении короля все они низко поклонились.

Великий герцог с королем вышли из дворца.

Их уже ждала открытая карета.

Украшенная золотым орнаментом, она выглядела роскошно, а головы четырех впряженных лошадей венчали плюмажи из перьев.

Кучер и лакей на запятках были одеты в кремового цвета ливреи с золотыми позументами в стиле семнадцатого века, а на головах у них поверх белых париков красовались треуголки.

Это было очень впечатляющее зрелище, и Летиции вдруг захотелось, чтоб король на все это обратил внимание. Интересно, есть ли у них в Звотане равный по великолепию выезд?..

Но в тот момент, когда великий герцог жестом пригласил короля в карету, послышался цокот копыт, и через секунду на лужайку перед дворцом на всем скаку вылетел всадник.

Все обернулись, и тут Летиция узнала в офицере Кирила.

Он остановился у королевской кареты, кинув поводья подбежавшему лакею, бросился вверх, по ступенькам, к великому герцогу.

Скорость, с какой он примчался, и что-то в его поведении подсказали окружающим, что случилось экстраординарное. Все умолкли в ожидании его слов.

Кирил отдал честь великому герцогу, затем обнажил голову и произнес тихо, но отчетливо:

— Сожалею, сэр, но я принес вашему высочеству печальное известие.

— В чем дело, Кирил? — с тревогой спросил великий герцог.

— В карету, где ехали ее королевское высочество и принц Отто, бросили бомбу. Мне лишь остается выразить вашему высочеству свои глубочайшие соболезнования!

Секунду вокруг стояла мертвая тишина, затем великий герцог каким-то чужим голосом спросил:

— Они что же… погибли?

— Спасти их было невозможно, ваше высочество.

Плечи великого герцога бессильно опустились.

Затем он сказал:

— Я должен отправиться туда и посмотреть, что можно сделать.

— Думаю, что не стоит, ваше высочество, вы уж простите меня за то, что осмеливаюсь давать вам советы, — сказал Кирил. — Врачи увезли тела… ваших родных, а также других раненых и пострадавших от взрыва.

Затем после паузы он добавил:

— В городе смятение и паника. И будет лучше, если вы с его величеством останетесь здесь, пока не наведут порядок.

— Понимаю… — ответил герцог.

— Я обо всем позабочусь, ваше высочество.

Кирил отдал великому герцогу честь, сбежал вниз по ступенькам, вскочил на лошадь и ускакал. Все присутствующие словно окаменели. Принцесса Ольга первой подошла к великому герцогу со словами:

— Луи, дорогой мой, Кирил прав. Сейчас ты все равно ничем не можешь помочь, а если народ в панике, то лучше остаться здесь.

— Да, конечно, — тихо ответил великий герцог. Забыв о короле, принцесса Ольга повела его обратно во дворец. Они прошли через зал, но в салон заходить не стали, а прямиком отправились в личные апартаменты герцога, и дверь за ними затворилась.

Когда Кирил умчался, Летиция взяла Стефани за руку и проводила ее в салон. Следом шли король и Мари-Генриетта.

— Я… просто не могу… поверить, — прошептала Стефани.

— Мне очень жаль, дорогая, — сочувственно заметила Летиция.

— Бедная мама!..

Стефани не плакала, и через секунду король сказал:

— Это страшный удар для всех нас. Думаю, стоит выпить.

Усадив Стефани с Летицией на диван, Мари-Генриетта подошла к столу, за которым король разливал напитки, и прошептала:

— Я не такая лицемерка, как прочие. И не стану притворяться, что мне жаль.

— Что вы имеете в виду? — спросил король.

— Я имею в виду, — ответила Мари-Генриетта, — что теперь Стефани представляется прекрасная возможность выйти за моего брата Кирила.

— Ах вот в чем дело! — заметил король, и глаза его хитровато сощурились. — Что ж, теперь не вижу никаких препятствий к тому, чтоб он стал кронпринцем.

Мари-Генриетта уставилась на него в изумлении.

— О!.. А мне и в голову не приходило! Замечательно! Ну да, конечно же! Ведь Отто погиб!..

— Должен заметить вам, — сказал король, — что сейчас не самый подходящий момент для подобных откровений.

— О, вы бы думали и чувствовали то же самое, если б настрадались, как мы! — парировала она.

— У меня свои причины радоваться, — ответил король, — так что могу понять ваши чувства.

Мари-Генриетта подозрительно уставилась на него, а потом спросила:

— Вы что же, хотите сказать, что любите Летицию? Должна заметить, что вчера вы вели себя самым скандальным образом!

— Не только люблю, — решительно заметил король, — но и собираюсь жениться на ней!

Мари-Генриетта восхищенно вскрикнула:

— О, это просто потрясающе! Вот счастье-то!

И, привстав на цыпочки, поцеловала короля в щеку. Летиция с изумлением взирала на них с дивана.

Мари-Генриетта бросилась к сестре.

— Знаю, что говорить об этом сейчас неуместно, но у нас такая радость! — воскликнула она. — Король только что сказал, что теперь ты, Стефани, сможешь выйти за Кирила, поскольку он должен стать кронпринцем! А сам король собирается жениться на Летиции!

Настала пауза. Летиция начала было говорить:

— Ну знаешь ли, Гетти…

Но тут Стефани перебила ее.

— Это правда? — спросила она.

— Разумеется, правда!

— Я знаю, что папа… позволит мне стать женой Кирила… Потому что всегда любил его…

Тут двери в салон распахнулись, и вошла принцесса Ольга.

— Прошу прощения, ваше величество, за то, что оставила вас. Великий герцог тоже просил передать свои извинения, но в данный момент он…

— Это тяжелый удар, — сказал король, — и я бесконечно сожалею о случившемся. Могу лишь добавить, что рад, что сам великий герцог не пострадал.

— К нему прибыли люди выразить свое соболезнование, — сказала принцесса Ольга. — Однако он просил меня вернуться и немного побыть с ним. Еще раз прошу простить нас, ваше величество.

— Нет, нет, не беспокойтесь, меня тут прекрасно занимают ваши дочери и принцесса Стефани.

Только тут принцесса Ольга вспомнила о Стефани. И подошла к ней со словами:

— Девочка моя дорогая, мне страшно жаль!..

— Спасибо за сочувствие, кузина Ольга, не волнуйтесь, я в порядке, — ответила Стефани. — Я знаю, папа хочет, чтоб вы были с ним.

— Да, пойду к нему, — сказала принцесса Ольга. И, торопливо присев в реверансе перед королем, вышла.

Тут Стефани протянула руку Мари-Генриетте и сказала:

— Идем ко мне, Гетти.

Летиция поняла, что Стефани хочет поговорить с Мари-Генриеттой о своем браке с Кирилом.

У нее также промелькнула мысль о том, что теперь, когда великая герцогиня погибла, возможно, великий герцог и ее мать, эти двое одиноких людей, найдут друг в друге свое счастье.

Девушки попрощались с королем и вышли из комнаты. Летиция и король остались одни.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга. Затем король протянул руку и предложил:

— А не пойти ли нам в сад? Там никто не будет мешать.

Летиция вложила свою руку в его и подумала в этот момент, что чудо, казавшееся невозможным, нереальным, наконец свершилось.

Они молча прошли через стеклянные двери в сад и, не сговариваясь, свернули на тропинку, ведущую к заветному уголку, в «Сад трав».

Он был окружен красной кирпичной стеной, а в струях фонтана играли солнечные лучи, расцвечивая их миллионом искрящихся крошечных радуг.

В бассейне плавали розовые водяные лилии и золотые рыбки.

Они сели рядом на ту же скамью, что и вчера, король поднес руки Летиции к губам и заметил:

— Вот видишь, дорогая, чутье меня не подвело. Теперь мы можем пожениться!.. И если ты думаешь, что я собираюсь ждать положенный в случае траура год, то, моя милая, глубоко заблуждаешься!

Летиция еле слышно вымолвила:

— Н-не… слишком ли… ты торопишься?

— Ерунда! — ответил король. — Я всего лишь следую твоему примеру, дорогая. Буду с тем же упорством добиваться своей цели!

Он рассмеялся, а затем уже серьезнее добавил:

— Ты — прекрасный пример решимости, достойный восхищения и подражания, но, дорогая, ты не слишком годишься на роль дамы, поучающей, как вести себя и соблюдать приличия.

Летиция покраснела и потупила взор.

— Когда ты говоришь со мной вот так, — с вызовом заметила она, — я начинаю сомневаться, правильно ли ты поступил, остановив свой выбор на мне. Гожусь ли я на роль жены… и королевы…

— Какое все это имеет значение! — нетерпеливо воскликнул король. — Ты должна стать моей, и как можно быстрее, — вот что самое главное!

В голосе его появились какие-то новые, незнакомые ей нотки, и Летиция сказала:

— Я люблю тебя и, кажется, готова на все, о чем ты ни попросишь, но ты… совершенно уверен, что тебе нужна именно я?..

— Как ты можешь задавать такие глупые вопросы! — возмутился король.

— Просто я подумала, — сказала Летиция, — что после того как я помешала Стефани… выйти за тебя… и теперь, когда мать ее погибла и она может стать женой Кирила, тебе вовсе не обязательно… брать себе жену из Овенштадта.

Король рассмеялся, и смех его звучал нежно.

— Я прекрасно понимаю, в чем причина этих слов, дорогая, — ответил он. — Ты хочешь заранее защититься, предполагая, что я стану винить тебя за то, что ты обманом вынудила меня вступить в брак. Или околдовала с помощью цыган…

Он усмехнулся и добавил:

— Хотя это так и есть, но не важно, почему именно это произошло… Теперь я и помыслить не могу о том, что моей женой станет какая-то другая женщина. Так что чем скорее мы поженимся, тем лучше.

Он поднес ее руку к губам и заметил:

— Но ведь мы и так уже женаты, согласно цыганским законам, и не важно, признают их другие люди или нет. Это закон моей и твоей крови.

Произнес он эти слова очень торжественно и взволнованно, и Летиция ответила:

— Люблю тебя и за то, что ты веришь в это. Да, я согласна стать твоей женой, это единственное и самое страстное мое желание. А говорила я все это просто для того, чтоб дать тебе шанс… отказаться.

— Понимаю, — ответил король, — но он мне не нужен! Ни теперь, ни в будущем. Уж я постараюсь доказать тебе это!

Король обнял девушку и привлек к себе.

— Н-нас… могут увидеть, — прошептала Летиция.

Губы его были так близко…

— Ну и пусть! — сказал король. — Главное, убедить тебя, что отныне и навеки ты моя и только моя!..

Губы их слились, и Летиция почувствовала, как вся растворяется в этом поцелуе.

Да, она принадлежит ему, и ни один из них не мыслит своей жизни без другого.


Толпа радостно зашумела, приветственные возгласы становились все громче и громче.

Карета, в которой ехали король с Летицией, уже была засыпана цветами, которые со всех сторон бросали люди.

Сперва цветы покрывали лишь пол кареты, теперь выросла целая гора.

Говорить из-за шума было невозможно, но король крепко держал ее за руку.

Изредка помахивая людям, они снова и снова переживали тот момент, когда перед алтарем кафедрального собора священник объявил их мужем и женой.

Как это похоже на Виктора, думала Летиция, — исполнить все, что он задумал, абсолютно все.

Он просил руки Летиции и, когда его предложение было принято, убедил принцессу Ольгу в том, что свадьба должна состояться в Звотане через три месяца.

Он был столь красноречив и убедителен, что сперва принцесса Ольга, а затем и великий герцог согласились.

И вот все они приехали к королю Виктору и остановились у него во дворце, который приятно контрастировал с мрачной траурной обстановкой дома.

Впрочем, никто в Овенштадте не оплакивал особенно великую герцогиню, хотя на публике приличия, разумеется, соблюдались, а принцесса Аспазия со свойственной ей прямотой заявила Летиции:

— Да на самом деле все рады, что ее больше нет! И теперь снова счастливы и веселы, как до ее появления в Овенштадте.

Но великий герцог был просто обязан соблюдать приличия и, дав согласие на брак дочери с Кирилом, ибо теперь он являлся кронпринцем, заявил, что они должны подождать самое малое полгода, прежде чем официально объявить о своем обручении.

— Это несправедливо! — жаловалась Стефани, узнав, что Летиции позволили выйти за короля через три месяца.

— Но ведь теперь вы с Кирилом можете встречаться каждый день и проводить сколько угодно времени вместе! — возразила Летиция. — Мы же действительно с королем видимся очень редко.

Действительно, видеться часто им было невозможно, поскольку каждое прибытие короля в Овенштадт обставлялось с невероятной помпезностью. И он побывал в столице Овенштадта всего два раза и во время своего пребывания не мог оставаться с Летицией наедине.

Но однажды она с принцессой Ольгой, Кирилом и Мари-Генриеттой отправились встречать его в замок Тхор. Королю были предоставлены в замке самые лучшие апартаменты, и уж тут Летиции удалось увидеться с ним наедине в той маленькой гостиной, где он поцеловал ее в первый раз и где она едва не стала ему цыганской женой без священного благословения церкви.

— Я люблю тебя! — сказал король в первый же вечер, когда принцесса Ольга на двадцать минут разрешила им побыть наедине.

— И я… люблю тебя!.. — ответила Летиция.

— Если бы я был простым цыганом, а не королем! — заметил он. — Тогда нам бы не пришлось ждать такую чертову уйму времени! Мы бы уселись в кибитку и уехали куда глаза глядят, и я бы все дни и ночи напролет занимался с тобой любовью и рассказывал бы тебе, как много ты для меня значишь, и никто не стучался бы в дверь по миллиону раз на дню, напоминая, что мы всего лишь помолвлены!..

Летиция рассмеялась.

— Теперь уже недолго ждать, — сказала она. — И, о дорогой, милый, замечательный мой Виктор, я тоже очень хочу быть с тобой всегда и везде!

— Не знаю, что ты со мной сделала, — заметил король. — Возможно, это цыганское колдовство, но я просто не в состоянии думать ни о чем и ни о ком другом, кроме тебя.

И, коснувшись губами ее щеки, он продолжил:

— Принимаю законы, слушаю дебаты на самые серьезные темы и все время вижу перед собой твое лицо и чувствую твои губы…

Ответить Летиция не смогла, так как он принялся страстно целовать ее.

Поцелуи его были столь восхитительны, а сами они в те секунды были столь близки, что ближе, как показалось Летиции, их уже не могла сделать даже церемония в кафедральном соборе.

Теперь же, когда они ехали в карете сквозь толпы празднично одетых людей, размахивающих флагами, девушка подумала, что у нее начинается новая жизнь и что впереди ее ждет нечто уж совсем замечательное и прекрасное, чего нельзя выразить словами.

Идя по проходу под руку с Кирилом, в сопровождении Стефани и Мари-Генриетты, подружек невесты, она вознесла благодарственную молитву небесам.

Все, о чем она мечтала, свершилось. Она смогла стать женой любимого человека, брат Кирил занял место глупого и избалованного Отто и в один прекрасный день станет герцогом Овенштадтским.

Ей вспомнились слова воеводы: «Слушайся только своего сердца».

Так она и поступила, и это помогло осуществить самые заветные желания, достичь того, что казалось совершенно недоступным и недостижимым.

Карета, в которой они ехали, подъехала к городским воротам.

Кучер остановил лошадей, лакей принялся разгребать гору цветов, чтоб молодые могли выйти. И Летиция увидела, что их уже ждет фаэтон, запряженный парой великолепных коней.

Она знала, что он умчит их в летний дворец короля, где они проведут первые дни медового месяца.

А вот куда они направятся после, она не знала. Король сказал, что это секрет.

Распрощавшись с придворными, он помог ей сесть в фаэтон, затем занял место кучера. Взял в руки поводья, и, глядя на него, Летиция в который уже раз подумала: это сон.

Теперь она сколько угодно могла находиться наедине с любимым, и, уже отъезжая, король обернулся, заглянул ей в глаза, и она поняла, что и он подумал о том же.

Позади, на некотором отдалении, за ними следовал эскорт из четырех кавалеристов.

— Ничего не бойся, дорогая, — сказал король накануне вечером. — Власти уверяют меня, что человек, повинный в гибели великой герцогини и принца Отто, которого они схватили и казнили, был последним по-настоящему опасным преступником в этой части Европы.

— Ты… уверен? — взволнованно спросила Летиция.

Король пожал плечами.

— Конечно, есть и другие, — сказал он, — но именно этот негодяй преследовал меня в течение длительного времени и именно он покушался на короля Фредерика, который, к счастью, не был убит, а только ранен.

— Я всегда буду о тебе беспокоиться.

— Что ж, попросим защиты у высших колдовских сил! — улыбнулся король. — Но уверен: лучшая защита — это наша любовь. К тому же твоя ослепительная красота — куда более интересный предмет для беседы, нежели разговоры об анархистах и их безумных идеях.

На пути к кафедральному собору Летиция с радостью заметила в толпе несколько цыганских лиц и поняла, что король сдержал свое обещание.

Он подписал указ, запрещавший преследовать и изгонять цыган из страны.

«Это принесет нам удачу», — подумала она.

Король подгонял и без того бешено летящих лошадей, управляя ими с большой сноровкой, так что путь от столицы до летнего дворца занял немногим больше часа.

Дворец стоял на берегу озера. Позади высился горный хребет, служивший естественной границей между Звотаной и Овенштадтом.

Залитый ярким солнцем дом выглядел очень уютно, и Летиция, положив руку на колено короля, заметила:

— Наш первый дом…

— Да, радость моя. И обещаю, скоро мы наполним его магией нашей любви.

Девушка покраснела, уловив в его голосе неприкрытую страсть, а в глазах — огонь.

И когда они приблизились к озеру, сказала:

— Только сперва отведи меня в сад, хорошо? Я бы хотела кое-что показать тебе…

— В саду? — удивился король.

— Да.

Он не стал задавать больше вопросов, просто подхлестнул лошадей, словно торопясь поскорее достичь заветной цели.

Он заранее распорядился, чтобы слуг в доме было не больше, чем обычно.

Девушка вошла в широко распахнутые двери, и после дневной жары ее охватила приятная прохлада.

Она поднялась наверх снять дорожный костюм и шляпу. Спальня ее выглядела еще чудеснее, чем она ожидала.

Эту комнату специально готовили к ее приезду.

Голубые стены, розовые шторы на окнах, а на потолке — цветная роспись, изображающая купидонов, порхающих среди богов и богинь. Красота, словно явившаяся из сказки или прекрасного сна, а краски яркие, какие любят цыгане.

Задерживаться в спальне Летиция не стала и, сбежав вниз по лестнице, увидела, что король уже ждет ее в комнате, украшенной цветами. Широкие окна были распахнуты в благоухающий розами сад.

Он стоял у окна, и когда она подбежала, раскрыл ей навстречу объятия, притянул к себе и начал целовать — крепко, страстно, требовательно.

— Ждал и не мог дождаться дня, когда ты будешь всецело принадлежать мне!.. — прошептал король. — Но теперь мы уже дважды женаты, дорогая, и ты — моя, и всегда будешь моей!

Затем, сдерживая охватившее его желание, он сказал:

— Ты говорила, что хочешь пойти в сад?

— Да… и это… очень важно… — ответила Летиция. — Помнишь вот это?

И она показала королю то, что держала в руке. Секунду он с любопытством смотрел, потом ответил:

— Кажется, это тот самый пучок прутьев, который лежал около воеводы во время свадьбы.

— Умница, что помнишь! — воскликнула Летиция. — Он оставил их для меня в кибитке и теперь я понимаю, почему.

— Так почему?

— Ведь я никогда не думала… что мы будем вместе. А воевода… он знал, что мы станем мужем и женой… Навеки!

Видя, что король не совсем понимает ее, она добавила:

— Веточки эти сорваны с разных деревьев, и если бы он переломил их тогда, как делается во время свадьбы кальдерашей, то потом ему пришлось бы бросать их на ветер.

— Ну а дальше? — спросил король.

— А дальше он сказал бы нам, что они символизируют значение супружеского союза, — ответила Летиция. — Что ни один из нас не смеет нарушить клятву, данную другому, никогда, до самой смерти!

Король улыбнулся, и, взяв у Летиции веточки, переломил их одну за одной и бросил в сад, туда, где росли розы.

Затем обнял девушку и сказал:

— Вот теперь знаю — ты наконец поверила в то, что мы вместе. Навеки вместе, и нас связывает не только клятва, данная в церкви, но и цыганская магия.

— Я знала, что ты… поймешь.

— Понимаю… жена моя, моя… возлюбленная… — прошептал он и поцеловал ее.

Позже они ужинали при свечах, ели изумительно вкусные блюда, запивая их рубиново-красным вином, удивительно напоминающим то, которым угощали Летицию цыгане.

Отпив глоток, она поймала на себе вопросительный взгляд короля.

— Ты права! Это цыганское вино.

— Но откуда? — спросила Летиция.

— Вчера вечером во дворец приходила какая-то цыганка и оставила три бутылки вина, — сказал король. — Она сказала слугам, что это лично для меня.

Улыбнувшись, он добавил:

— А еще цыганка оставила записку.

— И что же в записке? — с любопытством спросила Летиция.

— Там написано, — тихо ответил король, — «С благословением от кальдерашей королю, который сдержал свое слово».

Летиция захлопала в ладоши.

— Это они благодарят тебя за то, что ты приютил их в Звотане!

— Да, — кивнул король. — А потом, разворачивая бутылки, я обнаружил подарок и для тебя.

— Какой?

Король достал из кармана три браслета.

Летиция так и ахнула от восхищения: каждый браслет был изукрашен искусной резьбой, в точности как те золотые кубки, что она видела у кальдерашей.

Браслеты были золотыми: один усыпан рубинами, второй — бриллиантами, третий — изумрудами.

Затем, присмотревшись к ним, она издала еще один восхищенный возглас. А король сказал:

— Я тоже заметил. Цвета флага Звотаны. Летиция надела браслеты на запястье.

— Цыгане благодарят, — сказала она, — и мне тоже хотелось бы отблагодарить их. В особенности за магию. Ведь именно она помогла мне стать твоей женой.

— Согласен, — кивнул король. — А теперь, дорогая, в знак того, что и я благодарен им, позволь показать тебе кое-что…

С этими словами он встал из-за стола и, взяв Летицию за руку, повел ее к двери. Они вышли в сад.

Эта его часть выглядела совсем по-другому — цветочные клумбы сменили ряды кустарника, над головами сплетали кроны деревья, и вся аллея выглядела таинственно в лучах заходящего солнца.

Солнце садилось за горизонт, отбрасывая последние отблески света, на небе одна за другой загорались звезды.

Скоро совсем стемнеет, подумала Летиция, и звезды усыплют все небо, как в ту ночь, когда она танцевала у костра.

В ту ночь было полнолуние, и она знала, что и сегодня луна тоже будет ярко сиять на темном бархатном небе, и это напомнит им колдовство и музыку — все, что они видели и слышали тогда на плато, у подножия горы, на которой высился замок Тхор.

Король не произносил ни слова, лишь обнял ее, и Летиция уже начала удивляться, куда это он ведет ее, когда впереди среди деревьев вдруг показался просвет.

Деревья стояли так тесно, что напоминали стену.

Между ними образовалась поляна, с которой открывался вид на озеро.

Оно было так красиво, что захватывало дух, — лучи заходящего солнца золотили его поверхность.

Затем, обернувшись, Летиция вдруг заметила на поляне сучья и поленья, подготовленные для костра.

А по другую сторону она увидела то, чего никогда не доводилось видеть прежде. И тем не менее она догадалась.

Король следил за выражением ее лица.

Затем, вопросительно подняв на него глаза, Летиция поняла, что догадка ее верна. Это была так называемая «цыганская постель» — гора цветов, которую кальдераши всегда укладывали после свадьбы.

Король обнял ее.

— Ты околдовала меня, моя маленькая цыганочка, — нежно прошептал он. — Где еще я могу овладеть тобой?..

— Но как тебе только пришла в голову такая замечательная, чудесная, восхитительная идея?.. — пробормотала она.

Король поцеловал ее еще раз и выпустил из объятий.

— Давай сперва разведем костер, — сказал он, — а потом выпьем за наше счастье цыганского вина. К тому же у меня есть для тебя еще один подарок.

— Да? — Голос Летиции звучал чуть слышно. Сердце ее сильно колотилось, так огромно было волнение, охватывающее ее в присутствии короля.

Только на этот раз оно ощущалось еще острее.

Король разжег костер. Он ожил — язычки пламени, трепеща, взмывали все выше на фоне ночной тьмы, поглотившей озеро, деревья и все вокруг.

Однако Летиция могла разглядеть предмет, который он протягивал ей. То была копия любовной чаши — кубка, из которого они пили на своей цыганской свадьбе.

Сделана она была из золота, усыпана драгоценными камнями, сверкавшими в отблесках пламени, и украшена магическими знаками.

Король наполнил кубок вином и протянул Летиции.

Затем произнес низким трепетным голосом:

— Это наша любовная чаша, моя дорогая! Мы будем пить из нее, и я даю клятву, что буду всегда любить, боготворить, оберегать тебя и что проживем мы вместе не только земную жизнь, но и целую вечность!

Слова клятвы эхом разнеслись в ночной тишине. И Летиция, поднеся кубок ко рту, отпила глоток. Король последовал ее примеру.

Поскольку цыгане подарили им пять подарков, поскольку они знали, что это число является для них магическим, каждый отпил из кубка по пять раз.

Затем король поставил кубок на землю. Пламя костра вздымалось все выше, мириады звезд блистали над головами, и он повел Летицию к усыпанной цветами постели.

Она опустилась в лепестки, сплошь устилавшие ее, а он снял с нее белую тунику и бросил рядом, на землю.

Летиция прошептала:

— Если это сон, тогда ты — мой волшебный возлюбленный, явившийся во сне. Возлюбленный, о котором я всегда мечтала, но думала, что он не существует наяву.

— А ты — моя жена, любовью к которой наполнено мое сердце, — сказал король. — И я боготворю и обожаю тебя, моя дорогая!

Губы их слились в поцелуе, а потом Летиция почувствовала, как он прикасается к ее телу, и в ней проснулись страсть и восторг, и она с тем же пылом начала отвечать на его ласки.

— Я люблю тебя… люблю!.. — шептала она. И тут ей показалось, что издали доносится пение скрипок.

Король целовал ее лицо, шею, затем губы его скользнули ниже и коснулись гладкой шелковистой кожи грудей. И Летиция поняла, что пламя страсти, охватившее их обоих, — продолжение колдовства.

И вот в отблесках костра, вздымавшихся все выше, купаясь в аромате цветов, сладком пении скрипок и свете звезд, он вознес Летицию к небесам, где правила лишь магия любви — бессмертной и вечной, как они сами.

Примечания

1

Неверный шаг, оплошность, бестактность (фр.).


home | my bookshelf | | Цыганская магия |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 2.5 из 5



Оцените эту книгу