Book: Рожденные в любви



Рожденные в любви

Барбара Картленд

Рожденные в любви

От автора

Дордонские пещеры на протяжении тысячелетий оставались совершенно неисследованными.

Одна из наиболее значительных пещер была обнаружена в 1868 году. В ней сохранились орудия труда и фигурки из кости, относящиеся к ориньяку , а также три человеческих скелета того времени.

Они были изучены Полем Брока, анатомом и антропологом, организовавшим Антропологическое общество в Париже.

Скелеты людей, найденных в этой пещере и позже названных кроманьонцами, сыграли важную роль в изучении древнейшей истории.

Некоторые пещеры, изобилующие сталактитами и сталагмитами, были необычайно красивы.

Испещренные рисунками стены свидетельствовали о том, что здесь влачил свое существование первобытный человек.

Здесь же были найдены пищевые отбросы и инструменты людей той эпохи.

Обнаруженная в 1940 году, пещера Лаксаус все еще считается одной из ценнейших исторических находок благодаря огромному количеству рисунков, украшающих ее своды.

Эта пещера была обнаружена четырьмя детьми, отправившимися на поиски собаки, исчезнувшей в расщелине.

Большинство существ, изображенных на стенах, были женского рода, беременные, что должно было означать плодородие, а некоторых пронзали стрелы.

Пещеры, которыми так знаменита Дордонь, столь велики, что большая их часть не исследована по сей день.

Глава 1

1876 год

Леди Марсия Вуд вошла в бальный зал, и дамы, уютно разместившиеся в углу на пышных диванах, тотчас замерли, прервав светскую беседу.

Выйдя наконец из оцепенения, они зашевелились.

— Вы слышали последнюю новость? — шепотом произнесла одна дама. — Она лично участвовала в скачках в Регент-парке. Это вызов лучшему скакуну лорда Илчестера.

— И выиграла! — воскликнула другая дама. — Да, она нанесла Илчестеру чувствительный удар, ведь у него мания величия!

— И вовсе не в этом дело, — возразила первая. — Просто не к лицу юной леди подобные выходки. Думаю, мне все-таки придется поговорить с ее отцом.

— Вряд ли граф будет вас слушать, — заверила ее третья дама. — Он обожает Марсию, как-никак единственная дочь! Да и можно ли винить его в этом? Она так прекрасна!

Некоторые дамы недовольно заворчали.

Но и они вынуждены были признать, что леди Марсия чрезвычайно привлекательна.

Она стояла в дверях, словно высматривая кого-то среди гостей. Ее волосы, озаренные пламенем свечей, покоящихся в огромных канделябрах, отливали золотом, а глаза сверкали будто звезды.

Она поражала необычной красотой, отличавшейся от красоты debutantes , появившихся в зале до нее.

Эти дебютантки казались gauche и от застенчивости зачастую не находили нужных слов.

Леди Марсию воспитывал отец, граф Грейтcвудский, он-то и научил ее не стесняться высказывать свое мнение практически по любому вопросу.

Она заменяла ему сына, которого у него никогда не было, ибо после первых родов графиня больше не могла иметь детей.

Граф тем не менее пытался извлечь из этой, как ему казалось, неудачи рациональное зерно.

Как только Марсия начала ходить, он приступил к ее воспитанию, скорее отвечающему природе мальчика, Она ездила на самых непокорных лошадях, охотилась с отцом в его обширном поместье, разделяла его увлечения.

Прежде всего это, конечно же, относилось к его восхитительным скакунам.

Достижения леди Марсии в конном спорте стали широко известны в Лондоне, как только она была представлена в Букингемском дворце.

Каждое утро она совершала конную прогулку по Гайд-парку, и кавалеры ездили за ней толпами.

Чтобы отвязаться от них, она весело пришпоривала коня и вырывалась вперед, что многим воздыхателям казалось оскорблением.

Она направлялась к северной стороне парка, которая была не столь многолюдной.

Хорошо воспитанные молодые леди ездили подчеркнуто медленно и никогда, как того требовал этикет, не пускали коня в галоп.

А леди Марсия во время своего второго сезона в Лондоне не отказывала себе в удовольствии мчаться, обгоняя ветер.

Она как будто давала понять всем и каждому, что никто не сможет повлиять на нее.

В дверях бального зала она задержалась ненадолго.

Завидев ее, полдюжины мужчин тотчас изъявили желание пригласить ее на танец.

Она легко уклонялась, иронизируя и подпуская шпильки, и в конце концов выбрала герцога Бакстедского.

Дамы, разумеется, не оставили сей факт без комментариев.

— Я полагаю, она примет предложение Бакстеда, — вздохнула одна из них. — Ей вряд ли представится лучшая возможность.

— Говорят, он без ума от нее, — заметила другая, — как, впрочем, и многие иные. Но она всех отвергает!

— Если она будет продолжать в том же духе, то останется старой девой, — с явной неприязнью высказалась третья.

Никто ей не возразил.

Однако по тому, как прекрасно выглядела леди Марсия сегодня вечером, было очевидно, что ей недолго еще оставаться незамужней.

С момента появления в Лондоне она стала постоянным объектом для сплетен и пересудов.

Причина заключалась не только в ее красоте, но и в манере поведения.

Уж она-то умела наслаждаться жизнью!

Даже отвергая без каких бы то ни было оснований одного поклонника за другим, она находила в этом милое развлечение.

Кое-кто высказывал предположение, будто она ждет более выгодного претендента, который предложит ей руку и сердце, а также, разумеется, титул!

Родственники Марсии уже давно оставили всякую надежду повлиять на нее или графа, поскольку большинство из них полностью зависели от него как от главы семьи и чрезвычайно богатого человека.

Марсия танцевала с герцогом, пока не кончилась музыка.

Затем эта парочка подобно другим отправилась в сад.

Сад в Девонширском дворце считался местом для влюбленных, как бы располагавшим к принятию серьезных предложений и, конечно же, affaire de coeur .

Без сомнения, этим вечером воздух был просто напоен любовью.

На деревьях висели китайские фонарики, они освещали дорожки, словно маленькие порхающие мотыльки.

Только там, где парк спускался к площади Беркли, темень прорезывалась лунным светом.

Марсия шла по мягкой зеленой траве к фонтану.

О, фонтаны всегда приводили ее в восхищение!

Ей казалось, что водяные струи, устремленные вверх, подобны молитвам, возносящимся к небесам.

Она убедила отца построить фонтаны в их поместье.

Они будут прекрасно смотреться в окружении изящно подстриженной живой изгороди.

Эта изгородь была достопримечательностью сада, основанного еще первым графом Грейтсвудским во времена правления Карла II.

— Вы так и не ответили мне, Марсия, — с досадой промолвил герцог.

Она совершенно забыла о нем, и его голос ошеломил ее.

— Извините, Джордж, я не расслышала. О чем вы меня спрашивали?

— Я задавал вам этот вопрос много раз, но вы никогда не давали на него прямой ответ. Я хочу, чтобы вы вышли за меня замуж. Я знаю, что смогу сделать вас счастливой.

Марсия отвернулась к фонтану.

Купидон держал в руках curnicopia , из которого текла вода.

Из бального зала доносились звуки вальса.

Она подумала, до чего подходящее место выбрал герцог для своего предложения, но вслух сказала:

— Это бесполезно, Джордж. Вам хорошо известно, что я никогда не выйду замуж без любви, а я не люблю вас.

— Почему вы меня не любите? — Он не скрывал раздражения.

Ему было двадцать восемь лет, и он всегда находился под прицелом амбициозных матерей светских красавиц.

Ему казался совершенно нереальным тот факт, что, наконец решив жениться, он получил отказ.

Почему именно его избранница оказалась единственной в Лондоне девушкой, не любящей его?

— Все дело в том, — с горечью заявил он, — что вы, Марсия, ничего не знаете о любви и судите о ней по нескольким вздорным романам и собственным мечтам еще в том возрасте, когда обычно любят сказки.

— И что же в этом плохого? — удивилась Марсия.

— Это не более чем фантазии. Вам, Марсия, так же как и мне, прекрасно известно, что из вас выйдет замечательная герцогиня.

Девушка посмотрела на него.

— Я ничего не имею против мужа-герцога, — тихо произнесла она.

— В чем же тогда дело?

Действительно, как тут было не удивиться, если его считали не только самой выгодной партией, но и самым красивым женихом.

С него писали портреты по крайней мере три знаменитейших художника.

Эти портреты были выставлены на обозрение в Бакстедском дворце, дабы каждый визитер мог полюбоваться на них.

— Поговорим о чем-нибудь другом, — внезапно предложила Марсия. — Мне кажется, ваша лошадь сегодня совсем неплохо выступила на скачках в Эскоте. Жаль, что она не победила.

— Исключительно по вине жокея. — Герцог состроил недовольную мину. — Я уволил его, и в следующий раз Чемпион придет первым.

Марсия чуть заметно ухмыльнулась, и он поспешно добавил:

— Что бы вы ни думали, именно так я и поступлю. Но хватит болтать попусту! Вы выйдете за меня замуж, о нашей помолвке будет объявлено на следующей неделе.

— Ничего подобного, — возразила Марсия. — Я же говорила вам, Джордж, что вы мне нравитесь как друг, но о браке не может быть и речи.

— Проклятие! — воскликнул герцог. — Вы можете вывести из себя даже святого! Я просто отказываюсь принимать такой ответ.

Он обнял Марсию, собираясь запечатлеть на ее губах требовательный поцелуй на правах полновластного жениха.

Марсия не сопротивлялась, она лишь немного подалась в сторону, и герцог, потеряв равновесие, неожиданно поскользнулся. При падении он перевалился через ограждение фонтана и рухнул в воду.

Марсия не стала выслушивать его ругательств. Она просто повернулась и пошла прочь. Вскоре она исчезла среди деревьев и направилась к дому иным путем — не тем, которым они шли с герцогом.

А потом Марсия вместе с отцом покинула бал, и они отправились в свой дом на площади Гросвенор.

— Что у вас произошло с Бакстедом? — поинтересовался граф. — Я видел, ты танцевала с ним, как только мы приехали, после чего он куда-то исчез.

Не дождавшись ответа дочери, граф произнес:

— Только не говори мне, что он просил твоей руки и ты отказала ему.

— Он просил меня об этом по крайней мере шесть раз, и, правда, папа, я вновь отказала ему. Граф недовольно вздохнул.

— Ты отказала Бакстеду! Но почему? Боже мой, девочка, ты ведь не найдешь лучшего кандидата! Он самый богатый герцог в Англии.

— Но ты же знаешь, папа, — тихо произнесла Марсия.

Граф все еще пытался осмыслить сказанное дочерью, когда экипаж остановился у лестницы, ведущей к парадной двери дома.

Это было впечатляющее строение.

Граф потратил значительную сумму на его отделку в прошлом году, перед тем как Марсия впервые вышла в свет.

Тогда он думал, что ему вряд ли придется провести еще один сезон в Лондоне.

Было совершенно очевидно, что красота и приданое Марсии обеспечат ей всеобщее признание и любовь.

Каждый холостяк с положением и средствами, решивший обзавестись семьей, считал своим долгом сделать ей предложение.

Но ее родственники и светские дамы с изумлением наблюдали, как она отказывает всем претендентам.

Когда же Марсией заинтересовался Бакстед, граф решил, что дочь была права, не торопясь с выбором мужа.

Ведь герцог, обладая сказочным богатством, принадлежал к одному из самых знатных родов Англии.

Его жена по традиции становилась фрейлиной королевы Виктории.

Бакстеда почитали в окружении премьер-министра, он был влиятелен и среди других серьезных политиков.

Помимо этого Бакстед владел превосходными беговыми скакунами, что являлось для графа немаловажным аргументом в пользу герцога.

Граф надеялся, что вместе они могли бы вывести еще более прекрасных скакунов, которые преумножили бы громкую славу английского коневодства.

Лакей поспешно открыл дверь экипажа.

— Мне необходимо поговорить с тобой, Марсия, сказал граф, ступив на землю. — Пройдем в мой кабинет.

Она молча отдала свой плащ лакею и прошла в дом.

Тоскливо взглянув на лестницу, Марсия последовала за отцом через холл и коридор, ведущий в его кабинет.

Комната отличалась спартанской простотой.

Когда они жили в Лондоне, Марсия проводила здесь много времени — ее привлекала отличная библиотека, полки буквально прогибались от огромного количества книг.

Здесь, среди книг, Марсия чувствовала себя особенно уютно.

На столе все еще горел канделябр, зажжены были и свечи, стоявшие на каминной полке.

Как только Марсия подошла к комнате, в дверях в ожидании приказаний появился дворецкий.

— Вы свободны, Боулс, — промолвил граф.

— Спокойной ночи, милорд. Поклонившись, дворецкий покинул кабинет.

Марсия зевнула.

— Папа, сейчас слишком поздний час для твоей лекции. Я знаю, ты недоволен, что я отказала Джорджу, но я не могла не отказать ему.

— Что ты хочешь этим сказать? Я вынужден повторить, у тебя не будет более удачного варианта. К тому же у него лучшие конюшни в Англии.

— Я с тобой согласна, папа, но, к сожалению, мне пришлось бы выйти замуж за его скакунов, а не за него.

Граф, сидевший за рабочим столом, гневно ударил по нему кулаком.

— Ты пытаешься обернуть все в шутку, Марсия, но, по правде говоря, я не вижу в этом ничего смешного. Рано или поздно тебе все равно придется выйти замуж, и я убежден, что Бакстед наиболее подходящая для тебя партия.

— А я убеждена в обратном, — не сдавалась Марсия. — И как мы разрешим этот вопрос?

— Но это же просто неумно. Я позволял тебе отвергать одного молодого человека за другим, начиная с того виконта, когда тебе было восемнадцать. Еще тогда я думал, что совершаю ошибку.

Марсия стояла на цыпочках, пытаясь получше разглядеть свое отражение в зеркале над камином.

— Я никак не могу понять, папа, почему ты стараешься как можно быстрее от меня избавиться. Мне так хорошо с тобой, и у нас так много общих интересов.

Лицо графа смягчилось.

— Мне тоже хорошо с тобой, но ведь рано или поздно тебе придется выйти замуж, и, думаю, не стоит до такой степени потрафлять злым языкам, с удовольствием болтающим о том, что твои лучшие годы проходят, а я все уменьшаю и уменьшаю твои шансы, оставляя дочь при себе.

Марсия звонко рассмеялась.

— Естественно, они будут сплетничать, но разве это имеет какое-либо значение? Они просто завидуют, что у тебя такая дочь, и злятся, потому что ты не женился вновь после смерти моей матери.

В комнате воцарилась тишина.

— Ты знаешь, как сильно я тосковал по твоей матери, — наконец произнес граф. — Никто не смог бы заменить мне ее.

— Да, папа, я знаю. Именно поэтому я старалась уделять тебе как можно больше внимания.

Выйдя замуж, я должна буду уделять много времени своему супругу, что скажется на тебе. Граф поднялся из-за стола.

— Ты снова обвела меня вокруг пальца. Но тебе прекрасно известно, что выбор мужа будет лежать не на тебе, а на мне, и для такой семьи, как наша, это нормально.

— Ах, папа, не начинай все сначала! — со смехом промолвила девушка. — Я слышала это сотни раз. Ты соглашался со мной, что браки по расчету — просто дикость и что почти все они закачиваются несчастьем.

— Я не говорил ничего подобного, — возразил граф.

Но Марсия неумолимо продолжала:

— И, полюбив мою мать с первого взгляда, ты пообещал себе, что никогда не будешь настаивать, чтобы я вышла замуж за нелюбимого человека.

— Но любое обещание имеет границы. Ты слишком далеко зашла. Ты не говорила мне, что Бакстед и раньше просил твоей руки. Теперь, когда я узнал об этом, ты согласишься стать его женой. На этом я считаю наш спор завершенным.

Марсия немного замешкалась, но, как бы очнувшись, с иронией изрекла:

— Сомневаюсь, что после сегодняшнего Джордж осмелится вновь предложить мне руку и сердце.

— И что же произошло сегодня?

— Он пытался поцеловать меня, говорил какие-то банальности. Он мог бы вывести из себя и святого!

— И тебя, естественно, тоже. Так что произошло?

— Я столкнула его в фонтан.

— Что ты сделала! — воскликнул граф. — Боже мой, девочка, ну почему ты вечно попадаешь в приключения?

— Ему не следовало прикасаться ко мне. Я не хотела, чтобы он целовал меня.

— Что ж, я буду страшно удивлен, если он пожелает разговаривать с тобой после такого теплого приема.

— Понимаешь, я не собиралась делать этого. Я лишь… оттолкнула его… от себя… и он поскользнулся.

— Мне можешь не рассказывать, — отрезал граф. — Ты всего лишь применила один из приемов джиу-джитсу, которым столь усердно занималась. Я знал, до добра это не доведет.

— Но ведь об этом не знает никто, кроме тебя. И мне кажется, по самолюбию бедного Джорджа будет нанесен роковой удар, осмелься он признать, что его легким прикосновением бросила в воду хрупкая девушка. Кроме того, я быстро убежала оттуда, и если кто-нибудь увидел его в фонтане, то сразу же, вероятно, подумал, что Джордж немного переборщил с напитками.

Граф всплеснул руками.

— Ты неисправима! Господи, подскажи, что мне с ней делать!

Марсия слегка придвинулась к нему.

— Просто воспринимай меня такой, какая я есть, папа.

— И не надейся! Обдумав этот вопрос, я нашел еще одно решение.

— В этом я сомневаюсь. Кстати, мне обязательно надо узнать о твоем решении сегодня? Я уже хочу спать.

— Я тоже. И тем не менее ты сама вынудила меня пойти на это — теперь пеняй на себя.



— Что ты имеешь в виду, папа?

Граф опустился в кресло.

— Сегодня я получил письмо из Франции, оно показалось мне довольно интригующим. — сказал он. — На самом деле я получил два письма, но не подумал, что они каким-то образом могут касаться тебя, — до тех пор, пока не услышал, что ты не только отказала молодому человеку с весомым положением в обществе, но и оскорбила его. Ты сделала его мишенью для насмешек, чего он, поверь, никогда тебе не простит.

Марсия пожала плечами.

— Я уже говорила тебе, мне очень жаль. Но я не толкала его в фонтан. Это была лишь необходимая самооборона.

Граф задержал дыхание, словно пытался умерить закипающую внутри ярость, — Что ж, дело сделано, и обратного пути нет. Нам придется принести извинения за то, что ты больше не покажешься в обществе в нынешнем сезоне; это будет нетрудно сделать, опираясь на письма из Франции.

— И от кого же они?

— Первое — от герцога де Рукса; он просит как можно скорее нанести ему визит и посмотреть лошадей, которые, по его мнению, могут меня заинтересовать.

Марсия поняла, о ком говорит отец. Герцог де Руке был известен лучшими беговыми лошадьми во Франции.

Отец переписывался ( ним какое-то время по вопросу разведения лошадей.

Оба владельца обсуждали возможности обмена жеребцами. Они были уверены, что смогут выращивать лошадей, которые будут побеждать как во Франции, так и в Англии.

Марсия знала, что герцог приходится дальним родственником ее отцу, поскольку жена ею прадеда принадлежала к роду Рукских.

Она никогда не видела герцога, но отец часто говорил о нем.

Граф был другом его отца; тот приезжал в Грейтсвуд поохотиться, когда она была ребенком.

Девушка пока не увязывала с собой все эти факты, но согласилась в душе, что поездка во Францию в данных обстоятельствах была бы самым правильным решением.

— Второе письмо, — сказал граф, — от тети герцога, графини Соиссонской, кажется, я тебе говорил, что она была детской подругой твоей матери. Я видел ее в прошлом году, когда она приезжала в Англию.

— Да, конечно, папа, — кивнула Марсия. — Помню, ты говорил о некой очаровательной графине.

— Она пишет, — продолжал граф, — что очень беспокоится о своем племяннике — герцоге в связи с какими-то обстоятельствами, о которых она расскажет мне при встрече. Она очень хочет, чтобы он наконец остепенился и создал семью.

Марсия исторгла изумленный возглас, но не стала прерывать отца.

— К сожалению, это именно то, что он отказывается делать, и семья герцогов Рукских в отчаянии, что он может не оставить после себя потомков, которые унаследуют его титул. И тогда род Рукских на нем и закончится.

Марсия почувствовала, как почва уходит у нее из-под ног.

Она уже начала догадываться, к чему клонит отец.

— Таким образом, я решил, — четко произнес граф, — несмотря на кажущуюся поспешность, что коли для тебя плоха английская знать, то ты выйдешь замуж за герцога де Рукса.

Марсия удивленно посмотрела на него.

— Но ты только что сказал, папа, что он не собирается ни на ком жениться.

— Это в той или иной степени такое же решение, какое приняла ты, — возразил граф. — А значит, нам придется проделать долгую и упорную работу по изменению вашего мировоззрения. Марсия неожиданно засмеялась.

— О папа, в жизни не слышала ничего более нелепого! Подобные небылицы годятся только для журналов. Как можно надеяться, что такое возможно в реальной жизни!

— Единственное, что я хочу сказать, — грозно произнес граф, — так это то, что ты слишком далеко зашла в своей самостоятельной жизни. Я возьму тебя во Францию и заставлю выйти за герцога, нравится тебе это или нет!

— И ты полагаешь, что герцог тоже так считает? — усмехнулась Марсия.

— Я это чувствую, хотя могу и ошибаться, — возразил отец. — Мы можем съездить заодно к его тете comtesse. Она очень красивая и умная женщина. И мы, я полагаю, создадим семью, лучше которой еще не было.

Марсия привстала.

— Извини, папа, я тебя люблю и обожаю, но ты не сможешь заставить меня пойти под венец с ножом у горла.

Отец ничего не ответил, и она продолжала:

— Я почти уверена, что герцог, если он хоть чуть-чуть похож на француза, о которых я слышала и читала, имеет дюжину любовниц, более оригинальных и утонченных, нежели я. Граф всплеснул руками.

— Ты прекрасно знаешь, что хорошо воспитанная молодая леди не должна так говорить.

— Это твой промах, — с упреком заявила Марсия, — что я не хорошо воспитанная молодая леди. Я делала все, что делал ты, и получала от этого удовольствие. Истина в том, папа, что я не могу найти человека, которого бы полюбила, и в этом только твоя вина, потому что ни один не кажется мне столь же привлекательным, интересным и интеллигентным, как ты.

Граф пытался сохранять твердость, но не выдержал и рассмеялся.

— Ты сущий дьяволенок! Опять решила обмануть меня, чтобы сделать все по-своему. Но в этот раз, моя непослушная дочь, ты вышла за пределы допустимого. Ты отлично понимаешь, что не можешь оскорбить такого человека, как Бакстед, без последующего страшного скандала. Ты думаешь, никто не знает и никто не видел, но можешь быть уверена: либо он сам об этом расскажет, либо кто-то из любопытных смотрел на вас из окна.

Марсия была вынуждена признать, что это чрезвычайно похоже на правду.

— Итак, нам необходимо как можно скорее уехать из Лондона. Лучшего объяснения, чем поездка во Францию с целью посмотреть на лошадей герцога, не найти. Когда завтра утром будешь в Гайд-парке, а я полагаю, ты там будешь, скажи своим поклонникам, что на время покидаешь их.

— Думаешь, они поверят, будто я хочу увидеть его лошадей так же охотно, как ты?

— Ты должна заставить их поверить в это, — гнул свою линию граф. — Скажи им также, что приглашена на бал, — по крайней мере хоть один да будет. А еще мы уделим внимание некоторым скачкам.

Он немного подумал и добавил:

— Одновременно с этим сообщи, что ты выходишь замуж за герцога.

— Мне кажется, ты сошел с ума, папа, — возмутилась Марсия. — Хотя мне, вероятно, таким образом удастся избежать приставаний Джорджа, вздумай он снова заговорить со мной; ведь если он перестанет подходить ко мне, это вызовет массу сплетен.

— Единственная здравая мысль, высказанная тобою сегодня, — проворчал граф.

— Я придумаю еще несколько по дороге во Францию, но, уверяю тебя, папа, я не намерена выходить замуж за одного из французских герцогов, которого больше интересует моя родословная, чем я сама.

Граф попытался возразить, но она опередила его.

— Он будет проводить время в обществе парижских куртизанок, оставив меня в деревне, среди грядок с репой.

— Не могу представить тебя на фоне подобного пейзажа, — расхохотался граф. — В то же время герцог есть герцог, и если Бакстед для тебя недостаточно хорош, мне остается только надеяться, что герцог де Рукса не станет делать тебе предложение возле фонтана.

Марсия подошла к отцу и, наклонившись, поцеловала в щеку.

— Я люблю тебя, папа. Как бы ни был зол на меня, ты никогда не теряешь чувство юмора.

— Мне это необходимо! Видит Бог, как это мне необходимо! — проворчал граф.

— Только подумай, как скучно тебе было бы, выйди я замуж за виконта или любого юнца, которые делали мне предложение во время моего первого сезона. Тебе пришлось бы провести этот год в одиночестве, среди многочисленных старых леди, кудахтающих о том, что ты опять должен жениться.

— Они могут кудахтать до самой своей смерти! — воскликнул граф. — Но я не намерен их слушать.

— И при этом ты полагаешь, что я буду слушать тебя? — тихо спросила Марсия. Граф взял ее ладонь в свои руки.

— Ты восхитительна, дорогая моя, — сказал он, — и ты знаешь, что я люблю тебя и желаю тебе только счастья. Но, откровенно говоря, ты не можешь продолжать прежнюю жизнь. Я должен быть строгим отцом и найти тебе достойного молодого человека, с которым ты будешь счастлива, насколько это возможно в нашей бренной жизни.

— Я не стала бы говорить об этом с такой уверенностью.

Марсия отошла от кресла отца и остановилась у зеркала над камином.

— Я уверена, — промолвила она, словно размышляя, — что, даже родись я некрасивой, с красным носом и крысиными волосами, все равно была бы желанна для любого мужчины лишь по той причине, что я — твоя дочь.

Граф ничего не ответил.

— А поскольку Бог наградил меня, как говорится, хорошеньким личиком, а ты, папа, дал мне пытливый ум, я хочу большего. Для меня недостаточно просто заполучить человека, который даст мне свое имя.

— Многие мужчины предлагали тебе свои сердца.

— Я это знаю. Но предлагали они недостаточно… искренне.

В ее голосе сквозило отчаяние.

— Спокойной ночи, папа, — сказала она, направляясь к двери. — Готовься к поездке во Францию, но помни, что я не обещала тебе вести себя примерно и выходить замуж за кого бы то ни было, пусть даже он выиграет Гран-при.

Она остановилась на миг.

— В конце концов, один римский император пытался жениться на лошади…

Прежде чем граф успел что-либо ответить, Марсия исчезла, и он только услышал за дверью ее удаляющиеся шаги.

Граф вздохнул и помимо воли рассмеялся.

— Да, она неисправима, — резюмировал он. Поднявшись в спальню, Марсия не стала звонить служанке. Она заметила, что женщина простужена, и уговорила ее лечь в постель.

— Со мной все будет в порядке, миледи, — сказала служанка.

— Ложись и выпей чего-нибудь горячего, — посоветовала ей Марсия. — Если завтра будешь чувствовать себя плохо, скажи дворецкому, что я велела тебе оставаться в постели.

Марсия была рада, что осталась одна.

Она ловко справилась с застежками на спине и бросила платье на стул. Затем подошла к окну и отдернула занавески.

Казалось, звезды заполнили все небо, а луна заливала крыши серебряным светом.

Марсия подумала: уж коль ее имя происходит от названия планеты, то она — так же как Марс — является частью небосвода.

Она почувствовала крылья за спиной — вот бы улететь к звездам и оставить на земле все мелочи и сложности жизни!

«Что со мной не так? — спрашивала она себя. — Отчего я не могу влюбиться?»

Марсия вспомнила девушек, вместе с которыми была представлена ко двору в прошлом году. Они постоянно смеялись и рассказывали о тех мужчинах, которые нравились им, и о тех, которым нравились они.

Нет, она не способна соблазнить мужчину только ради того, чтобы насмешничать за его спиной.

Она отличалась от других девушек — ведь отец учил ее правилам поведения, скорее подходящим для джентльменов.

Может быть, поэтому она никогда не делилась с кем-либо своими сокровенными чаяниями, не обсуждала такие эпизоды, как предложение выйти замуж.

Она не считала возможным читать вслух полученные ею интимные письма, как это делали иные девушки.

Она сожалела, что вынуждена разочаровать автора, так как не может ответить взаимностью на его чувства.

Да, она получила множество предложений выйти замуж, в том числе от знатных людей, подобно герцогу Бакстедскому носящих древнее и уважаемое имя. Она испытывала к ним симпатию, интерес, иногда некоторое волнение… Но это была не любовь.

О любви она знала только из книг. Люди испокон веков искали любовь, боролись за нее.. Иногда им везло, и они находили ее.

«Что же такое любовь? — спрашивала она у звездного небосвода. — Как мне найти ее?»

Ответом была тишина.

И все же она почувствовала в мягком и теплом воздухе, вливающемся в комнату сквозь открытое окно, некие флюиды любви, от которых томится и вибрирует душа.

Наверное, это и есть любовь, способная превратить унылое и серое в возвышенное и прекрасное.

Любовь, которую она еще не встретила.

Марсия прекрасно понимала, что отец переживает за нее и старается ради ее блага. Именно так она восприняла его намерение взять ее с собой. Он взвалил на себя неблагодарную и трудную задачу — заставить ее выйти замуж за герцога.

Забавно, что сам герцог, так же как она, противится браку.

Несомненно, жена будет для него развлечением, которое надоест ему через пару недель.

Марсия и мысли не допускала, чтобы до нее дотрагивался и целовал тот, к кому она не испытывает никаких чувств.

«Это будет бесполезное путешествие, но по крайней мере интересное, — размышляла она. — Я увижу Францию, о которой раньше лишь читала, и встречу титулованного француза, который, уверена, весьма легкомыслен и подобно Казанове занят поисками удовольствий».

Она мысленно живописала истории о диком сумасбродстве Второй империи, слышанные в детстве.

Даже ее мать иногда рассказывала о безрассудстве богачей, бросавших целые состояния к ногам великих куртизанок. Наиболее дорогие и экзотические женщины, умевшие развлекать и очаровывать мужчин, получали в качестве подарков драгоценности, лошадей, экипажи, дома.

«Если подобное до сих пор происходит в Париже, то герцог, вероятно, не захочет обратить на меня внимание».

Когда она легла в постель, то уже не думала ни о любви, ни о герцоге де Руксе.

Ее теперь интересовало, окажутся ли его скакуны столь же великолепными, как те, что принадлежат ее отцу и равных которым она не знает.

Глава 2

Герцог де Руке прогуливался верхом, с удовлетворением оглядывая свои виноградники.

Урожай обещал быть щедрым, и это доставляло радость не только ему, но и людям, работавшим на него.

Под ним гарцевал один из превосходных жеребцов, которых он разводил сам, благодаря чему прославился на всю Францию.

Но этого казалось недостаточно. Герцог нуждался в большем количестве беговых лошадей и был уверен, что граф Грейтсвудский сможет помочь ему.

Он лелеял заветную мечту: его лошади должны стать лучшими скакунами не только во Франции, но и в целом мире.

Последняя поездка в Венгрию открыла для него много нового, и он не преминет поделиться этим с графом.

Герцог посмотрел вперед, на свой chateau, вырисовывавшийся на фоне темных деревьев у подножия огромных скал, вздымавшихся к небу.

Нигде в мире он не видел столь прекрасного сочетания высот и долин, как в Дордони.

Другие долины, похожие на эту, также изобиловали виноградниками, приносящими Франции вина, известные в Европе.

Но огромные черные ущелья казались чуждыми среди подобного пейзажа.

Герцог в эту минуту почти поверил в то, что, как говорят крестьяне, ущелье заселено духами.

Он тронул скакуна и стал взбираться вверх, к своему chateau.

Подъезжая к нему, он увидел радужный блеск фонтанов, переливающихся на солнце.

Красота родного края никогда не переставала удивлять и волновать его.

Он часто бывал в Париже и путешествовал по всему миру, но каждый раз, возвращаясь в свой дом в Дордони, знал, что именно здесь его место.

У лестницы, ведущей к парадной двери, его ждал конюх.

Спешившись, герцог сказал:

— Аквилин сегодня в хорошей форме.

Конюх улыбнулся, восприняв это как комплимент в свой адрес, и повел лошадь на конюшню.

Герцог медленно поднялся по ступеням и вошел в холл.

Когда он отдал шляпу, кнут и перчатки лакею, дворецкий сообщил:

— Господин, граф де Тивер ожидает в малом салоне.

На мгновение в глазах герцога вспыхнуло раздражение. Он не ждал визита племянника, сына его сводной сестры.

Единственный ребенок его отца от первого брака, она была намного старше его.

Герцог подозревал, с какой целью племянник приехал в chateau.

Тем не менее ничего не мог с этим поделать и нехотя направился в малый салон.

Он подумал, что Сардо скорее всего приехал один.

Лакей открыл дверь и, войдя, герцог убедился в своей правоте.

Сардо де Тивер одиноко стоял у окна.

Он быстро обернулся на звук шагов и сказал:

— Доброе утро. Вас, должно быть, удивил мой визит, но мне необходимо поговорить с вами.

— Это действительно сюрприз, — признался герцог. — Когда я последний раз видел тебя в Париже, ты чрезвычайно интересно проводил время.

В голосе герцога звучало осуждение, и от племянника не ускользнуло, что он особенно выделил слово «интересно».

Сардо де Тивер был красив, темноволос и одет по последней моде. На первый взгляд он производил благоприятное впечатление.

Тем не менее герцог подметил темные круги у него под глазами, что свидетельствовало о нездоровом образе жизни молодого человека.

Его тонкие губы были крепко сжаты, и это странно контрастировало с его подобострастной речью.

Герцог подошел к камину, который по случаю летней жары был убран цветами, и прислонился к нему спиной.

— Я догадываюсь, зачем ты ко мне пришел, Сардо. И мой ответ будет тем же, что и в прошлый раз.

— Я предполагал, что вы мне откажете, дядя Армон, — потупился граф, — но, поверьте, я нахожусь в крайне щекотливом положении, если его не исправить, все может вылиться в огромный скандал.

— Что на этот раз? — сурово спросил герцог. Сардо опустился в кресло.

— На самом деле, дядя Армон, в этом нет моей вины. Я пытался кое-что отложить, после того как вы помогли мне в прошлый раз, но связался с человеком, который выманил у меня большую сумму, а теперь он обанкротился, и у меня нет никакой возможности вернуть эти деньги.

Герцог уже неоднократно слышал эту историю, но не стал ловить племянника на слове.

— А куда ты дел довольно значительную сумму, полученную в наследство от отца, помимо денег, что дал тебе я?



Граф не ответил, и герцог сказал:

— Полагаю, большая часть этих денег ушла на женщин! Неужели ты еще не понял, что женщины вытягивают деньги из кошельков мужчин подобно магниту. И, честно говоря, ты не настолько богат, чтобы содержать их.

— Это нечестно, дядя, — жалобно промолвил Сардо. — Сами-то вы делаете, что хотите, почему бы и мне не делать того, что хочу я!

— Да, я делаю то, что хочу, как ты правильно заметил. Но я могу себе это позволить. А ты, к сожалению, слишком далеко зашел.

— Меня удивляет ваше обвинение, — недовольно произнес Сардо. — Я молод и хочу получать удовольствие от жизни до тех пор, пока не остепенюсь и осяду, как того требует моя матушка, в маленьком, скучном поместье в Нормандии, где абсолютно нечего делать и невозможно найти женщину, которая бы не стояла одной ногой в могиле.

Эта тирада на какой-то миг повергла герцога в изумление, однако, спохватившись, он сказал:

— Ты никогда не пытался устроить свое поместье; вместо этого ты до нитки обобрал свою мать.

Сардо вскочил с кресла.

— Опять эти разоблачения, обвинения… Я уже не надеюсь услышать что-нибудь другое!

— Ты сам виноват в этом, — продолжал герцог. — За последние несколько лет ты истратил поистине астрономическую сумму! И я повторяю тебе то, что говорил в прошлый раз: это не может продолжаться вечно. Ты не единственный родственник, которому я выделяю деньги.

— Мне это известно, — заявил Сардо. — Но ведь вы богаты, как Крез, и все они довольно неплохо живут за ваш счет, так почему же я должен оставаться в дураках?

Герцог нахмурился.

— Послушай, Сардо, не далее как вчера я просматривал список отчислений, которые сделал в пользу своих родственников за последние три года. Возможно, тебе будет интересно узнать, что ты возглавил его с огромным отрывом.

— Я ваш единственный племянник, — возразил Сардо, — а моя мать — ваша единственная сестра, следовательно, мои требования более законны, чем все притязания тетушек и кузин, которые начинают жаловаться на бедность и нищету, как только завидят вас.

— Но они чрезвычайно благодарны мне за помощь, и это говорит о том, что живут они более чем скромно. Они не могут позволить себе тратить деньги, как это делаешь ты, на парижских куртизанок, которые славятся своей расточительностью.

— Кому, как не вам, знать об этом, — грубо ответил Сардо.

Но, заметив выражение дядиного лица, он изменил тон.

— Пожалуйста, дядя, помогите. Мне угрожают кредиторы. Я не могу больше получить у них отсрочку.

Герцог не ответил. И в прошлый, и в позапрошлый раз Сардо рассказывал одну и ту же историю.

— Я обещаю, — продолжал Сардо, — я клянусь честью, что не влезу больше в такие долги. Но помогите мне сейчас, помогите! Это утопающий молит вас о помощи.

Излишне драматичные, театральные нотки, звучавшие в его голосе, насторожили герцога.

Те же самые слова племянник говорил в прошлый раз, в этой же самой комнате. Даже интонации те же.

Герцог бросил взгляд на часы.

— Пора обедать. Давай отложим обсуждение этого вопроса на более позднее время. Полагаю, ты останешься здесь. Поэтому составь для меня список всех твоих кредиторов. С именами и суммами. Мы все обсудим, и я решу, помогать тебе или нет.

Сказав это, он тотчас направился к двери, давая понять, что разговор закончен.

Сардо сжал кулаки и топнул ногой.

— Проклятие, проклятие! — воскликнул он. — Какого черта он не дает мне денег!

Сардо чувствовал, как в нем закипает ненависть к дяде. О, если б он имел возможность сказать герцогу, как опостылели ему все родственники!

Однако в данной ситуации у него остается единственная надежда — убедить герцога дать ему денег. Даже если он должен питаться его объедками и целовать его ботинки — иного выхода нет.

Сардо всегда завидовал именитости своей семьи со стороны матери. Хотя его отец был аристократом, он не мог тягаться в великолепии и изысканности с герцогом де Руксом.

Поместье, столь немилое сердцу графа, на самом деле было довольно симпатичным местом, по-своему оригинальным. Старинная усадьба находилась во владении его семьи в течение нескольких столетий, но была расположена в тихой, полузаброшенной части Нормандии.

Когда Сардо повзрослел, его мечтой стало непременно уехать оттуда, чтобы наслаждаться парижской жизнью.

Молодой, темпераментный франт был желанным гостем в беспутном и легкомысленном парижском обществе. Женщины не обходили его вниманием даже тогда, когда он не мог блеснуть столь же значительными суммами, какими щеголяли более солидные, но менее привлекательные мужчины.

Сардо жаждал славы. Хотя бы среди женщин, которых мать считала неблагопристойными, и мужчин, которые не могли быть приняты в поместье де Рукса.

Но… все это оказалось ему не по силам, так как требовало огромных средств. Поэтому, не сумев более ничего выжать из своей запущенной земли и пришедшего в упадок дома, он был вынужден обратиться к герцогу.

«Я ненавижу его! Как я его ненавижу!»— повторял про себя Сардо.

Тем не менее он спустился к обеду в столовую.

Прошел в салон, где обычно герцог вместе с гостями дожидались объявления о трапезе.

Там уже собрались многочисленные родственники, изыскивающие любой повод, чтобы остановиться в дядюшкином поместье. Нигде более во Франции они не могли бы устроиться лучше. Нигде нища не была бы столь хороша, вина столь благородны, а хозяин столь обаятелен.

Это приводило Сардо в бешенство. В то время как он ненавидел дядю, все остальные в семье раболепствовали перед ним, словно он был если не богом, то по меньшей мере королем.

Все они окружали его, ласкаясь, будто спаниели с услужливыми мордами. Они слушали герцога так, словно он только что сошел с Олимпа.

Когда Сардо вошел в салон, герцог сказал:

— У нас еще один гость, которого, я думаю, вы не ожидали здесь увидеть. И он уже прибыл.

Гости повернулись в его сторону; послышались возгласы:

— Сардо! Какой сюрприз!

Большинство из них приходились ему тетушками и кузинами. Мужчины, мужья родственниц герцога, его сверстники, смотрели на Сардо — как ему казалось — с презрением.

«И их! Их я тоже ненавижу!»— прошептал про себя Сардо.

На лице его играла обаятельная улыбка, которую он всегда мог изобразить в нужный момент.

Благодаря этому умению пожилые дамы из числа его родственниц видели в нем «милого мальчика».

Он расточал комплименты старушкам и флиртовал с более молодыми.

К тому времени как они прошли в столовую, все, казалось, были в отличном настроении.

Только герцог пристально наблюдал за Сар-до, опасаясь, что тот предпримет попытку выжать деньги у кого-либо из родственников.

В банкетном зале, свободно вмещавшем пятьдесят, а то и шестьдесят человек, кормили вкусно и щедро.

Герцог по натуре был эпикурейцем и стремился получать удовольствие от всех своих занятий.

Поскольку во Франции каждый общается через стол так же легко, как и с соседом, начался оживленный разговор. Cap до обнаружил, что здесь он может быть столь же остроумным и вызывать к себе интерес, как и в Париже. Тамошние женщины отличались умением заставить мужчину чувствовать себя на высоте.

Когда трапеза подошла к концу и большинство гостей вернулись в салон, герцог откланялся.

Он должен был прочитать письма и обдумать проблему Сардо, прежде чем снова приступить к разговору с ним.

Поэтому, дабы племянник не смог найти его, он пошел не в салон, где обычно проводил время, а в библиотеку.

Там на рабочем столе, который он использовал в свободное время для составления истории семьи герцогов Рукских, лежало фамильное древо.

Герцог проследил историю своего рода на протяжении многих веков; на том же листе в самом низу было вписано его имя и имя его жены, которая умерла в год замужества. И хотя это произошло более девяти лет назад, Армон знал, что никогда не сможет забыть ее.

Это было ужасное несчастье.

Отец его, как это зачастую бывает в знатных аристократических семьях, сам решил, кто будет женой его единственного сына, когда тот пребывал еще в юношеском возрасте.

Он остановился, как ему показалось тогда, на самом привлекательном варианте: их поместье и поместье маркиза де Лаше граничили друг с другом.

Этот союз должен был сделать обе семьи еще более могущественными.

Дочь маркиза, на взгляд отца Армона, была необычайно хороша собой.

И, хотя видел ее совсем недолго, он решил, что она станет замечательной женой для его сына, как только тому исполнится двадцать один год.

Во Франции считалось естественным для наследников титула жениться как можно раньше, так что этот брак был в лучших традициях предков.

Армон стал весьма привлекательным молодым человеком.

Превосходный наездник и искусный фехтовальщик, он получил множество призов и в школе, и в университете.

Не было во Франции семьи, не желавшей породниться с герцогами Рукскими. Он мог выбрать любую невесту.

Тем не менее герцог сделал выбор за него. Не оставалось сомнений, что Армон женится на девушке, буквально «живущей по соседству».

Молодые люди практически не видели друг друга, поскольку Армон редко бывал в Париже и столичном обществе.

Но он принимал участие в скачках на собственных лошадях и серьезно интересовался лошадьми, принадлежавшими его отцу.

Он хорошо стрелял и слыл непревзойденным охотником на кабанов. Его приглашали поохотиться практически в любой стране Европы его ровесники аристократы, которым он сразу становился другом и товарищем.

Свадьба поразила всех великолепием и пышностью. На церемонии венчания присутствовали архиепископ и два епископа. Его Святейшество папа Римский прислал поздравление из Ватикана.

Подарки, полученные новобрачными, заняли три комнаты в замке маркиза.

Армон был удивительно красив, его невеста — прекрасна.

Пожилые дамы роняли слезы, когда молодожены отправлялись в свадебное путешествие. Ливень из лепестков раз угрожал затопить экипаж.

Позже, когда молодые остались наедине, Армону открылась горькая истина Его жена, столь очаровательная внешне, была столь же безумна.

Тупая, угрюмая и замкнутая, она лишь во время редких приступов истерически и неудержимо кричала.

Армон понял, что попал в ловушку. Родители его жены так стремились с ним породниться, что даже не намекнули на болезнь дочери.

Он все понял, но было уже поздно, и ничего нельзя было исправить, поэтому он никогда не оставался наедине с Сесиль.

Раньше, до свадьбы, когда они оставались одни, ему постоянно казалось, что кто-то подслушивает у двери. Теперь он знал, так оно и было. И не потому, что он мог напугать девушку, а потому, что она могла напугать его!

Армон привез ее обратно домой.

Он заставил своего отца и отца Сесиль посмотреть правде в глаза. После долгих разговоров Сесиль забрали в заведение, которое называлось госпиталем, но на самом деле было обыкновенным сумасшедшим домом.

Менее чем через год Сесиль умерла, что для всех оказалось наилучшим решением проблемы.

Но вся эта история оставила в душе Армона страх перед женитьбой. Он поклялся, что больше никогда не попадет в подобную западню. И никогда больше не позволит другим устраивать свою жизнь.

Теперь герцог де Руке зрелый мужчина. Тогда ему был только двадцать один год, и он фактически всецело находился под влиянием отца, который был властен над его душой и телом. Но это не обижало и не огорчало Армона — он искренне любил и уважал отца и не сомневался, старый герцог лучше знает, что необходимо для блага сына.

Теперь же он решил стать единоличным хозяином своей судьбы. Больше никто никогда не помешает ему жить так, как он считает нужным.

Конечно, это повлияло на его характер: он стал властным и, как казалось некоторым родственникам, чрезвычайно упрямым.

На самом деле это была непреклонная решимость делать все по-своему, не допуская ни малейшего давления со стороны других.

Но прежде всего ему надо было забыть постигнувшую его трагедию. И он отправился в единственную столицу мира, как бы специально предназначенную для человека, утратившего иллюзии и разочаровавшегося в жизни.

Она встретила его с распростертыми объятиями.

Некоторое время он провел в обществе красивейших куртизанок Парижа. Но вскоре открыл для себя прекрасных и более оригинальных замужних женщин своего класса.

Они были счастливы иметь любовную связь с красивым и интересным молодым человеком, достойным восхищения.

Сначала он снискал расположение дам старше себя, обучаясь науке любви, в которой столь преуспели французы. Это было обязательное образование для каждого молодого и пылкого Ромео.

Позднее он стал более разборчив, флиртовал только с женщинами своего возраста и никогда с более молодыми и неопытными.

Они были подобны призраку Сесили; ее белая вуаль, прикрывающая прекрасное и бессмысленное лицо, преследовала его повсюду.

Через некоторое время родственники сначала мягко, а затем все настойчивее стали твердить ему о наследнике.

Но каждое их слово оживляло кошмар его медового месяца так ярко, словно это было вчера.

— Я никогда не женюсь без любви, — сказал он своей бабушке.

Она с ужасом посмотрела на него.

— Но, мой мальчик, что же ты делал все эти годы?

— Наслаждался жизнью, бабушка. Но, мне кажется, это не любовь.

— Не понимаю, — проворчала она. Армон наклонился и поцеловал ее в щеку.

— Тебе нелегко это понять. Но я обещаю, бабушка, как только влюблюсь, приведу к тебе свою избранницу.

Вдовствующей герцогине пришлось этим удовольствоваться.

Она любила внука и горько плакала, узнав о его любовной связи с прекрасной маркизой, чей муж постоянно находился в отъезде.

Детская в родовом замке была заперта, в то время как она надеялась увидеть здесь гурьбу детишек, резвящихся вокруг фонтанов и сующих крошечные ручки в каменные чаши в надежде поймать золотую рыбку.

— Ну что я могу сказать ему?! — вопрошала она в своих молитвах.

Армон все равно не послушает ее и поступит по-своему.

А герцог, судя по всему, был необычайно счастлив. Пять лет назад умер его отец и в двадцать пять лет он стал полноправным хозяином поместья. Ему нравилось применять новые методы в организации хозяйства, он усовершенствовал виноградники, завоевав всеобщее признание и уважение.

Но настоящее удовольствие получал он от лошадей, которые с каждым годом приносили ему все больше наград.

Он выигрывал одну скачку за другой и слышал от многих владельцев лошадей:

— Если вы будете продолжать в том же духе, то нам скоро придется эмигрировать.

Герцог в ответ смеялся.

Несмотря на зависть и неприязнь, он продолжал работу с лошадьми, зная, что побуждает таким образом владельцев больших конюшен добиваться более высокого уровня скачек, и был уверен: самым захватывающим событием являются соревнования между ними.

Этим вечером, он, как всегда, навестил своих лошадей перед тем, как их закроют на ночь.

Сказал главному конюху, что лошадь, на которой он собирается ехать завтра утром, выглядит не очень хорошо. Похвалил его за нескольких других, выглядевших великолепно.

Возвращаясь в chateau, он заметил, что уже половина пятого.

Примерно в это время должен прибыть граф Грейтсвудский. Будучи хорошим хозяином, герцог подумал о том, что граф — англичанин, а стало быть, ему должно понравиться чаепитие в английском стиле.

Поэтому он приказал дворецкому накрыть стол в Salon Bleu .

Его шеф-повар славился чудесными patisseries .

Герцог надеялся, что тот не забудет и про неизменный атрибут английского чая — огуречные сэндвичи.

Уж очень хотелось, чтобы графу Грейтсвудскому понравилось у него.

Герцог прошел в chateau через боковую дверь и проследовал по длинному коридору в переднюю часть дома.

Хорошо, что революция не принесла разрушений и изменений в Дордонь. Большая часть обстановки осталась со времен Людовика XIV.

Огромное количество антикварной мебели, картин, других произведений искусства пересекло Ла-Манш уже после революции. И это была не только впечатляющая коллекция Букингемского дворца, а еще пять великолепных комнат в замке Скоун в Шотландии — граф Мэнсфилдский в то время был послом во Франции. Практически в каждом доме, куда заходил герцог, он обнаруживал великолепно инкрустированные комоды и рабочие кабинеты. Они могли попасть туда только из Версаля и из замков погибших аристократов.

Коллекция семьи герцога де Руке осталась нетронутой, так же как и его семья. Но многие его друзья окончили свой путь на гильотине на площади Революции.

Герцог прошел в Salon Bleu.

Здесь не было заметно следов присутствия графа, зато его ожидал другой посетитель. Армон надеялся, что она придет несколько позднее.

Она была прекрасна, все художники Парижа единодушно провозглашали ее красивейшей женщиной своего времени. В двадцать пять лет маркиза де Трозан была в расцвете своей красоты: кожа напоминала белоснежный мрамор, а фигура являла собой совершенство; в черных волосах пробегали голубые отблески, и казалось, будто такие же огни горят в ее огромных серых глазах.

Она стояла в дальнем конце комнаты.

Герцог остановился в дверях, очарованный ее пленительностью и шармом. Она обернулась и устремилась к нему с распростертыми объятиями.

— Я думала, что ты совсем забыл обо мне.

— Прости, я не ждал тебя так рано. Он посмотрел ей в глаза и поднес маленькую белую ручку к губам.

— Ты скучал по мне?

— Конечно, скучал.

— Ах, Армон, я с нетерпением ждала минуты, когда смогу прийти сюда и быть рядом с тобой.

— И вот ты здесь, — сказал герцог. — Когда я увидел тебя, мне показалось, что вновь взошло солнце.

— Это довольно мило сказано.

Она улыбнулась ему, ее алые губы приоткрылись. Но тут распахнулась дверь, и вошла графиня Сойссонская.

— А, ты здесь, Армон! — воскликнула она. — А я удивлялась, где ты можешь быть. Я слышала, сегодня у нас английское чаепитие?

— Да, у нас английское чаепитие в честь моего друга графа Грейтсвудского, который приезжает сегодня. Но позволь мне представить тебе маркизу де Трозан, она только что приехала.

Графиня протянула руку.

— Я слышала о вас, мадам, — сказала она. — Слухи о вашей красоте достигли даже Дордони. Маркиза улыбнулась.

— Благодарю вас, я очень рада оказаться здесь. Она произнесла это, глядя на Армона. Герцог улыбнулся ей.

В это время в дверях появился дворецкий.

— Граф Грейтсвудский, господин герцог. Герцог издал радостный возглас и направился к графу. Пожимая ему руку, он понял, что граф не один.

— Как вы? — спросил герцог.

— Благодарю вас за удобный экипаж, встретивший нас на станции. Я был поражен, что он с такой скоростью доставил нас сюда.

Герцог улыбнулся, а потом бросил вопросительный взгляд на молодую женщину, стоявшую рядом с графом.

— Надеюсь, вы меня простите, — стал объяснять граф, — но я вынужден был взять с собою дочь. В силу некоторых обстоятельств я не мог оставить ее в Лондоне. Полагаю, для нее найдется немного места в вашем огромном chateau?

Пока поезд мчал их из Парижа в Южную Францию, Марсия была восхищена красотой Дордони.

При виде chateau и четырех струящихся перед ним фонтанов девушка потеряла дар речи. Когда они вошли внутрь, она почувствовала себя так, словно попала в сказку. В салоне, несомненно, сам Принц Очарование, и он направляется к ним. Марсия вовсе не таким представляла его себе. Он был значительно стройнее большинства французов. Узкие бедра и широкие плечи — по-настоящему спортивная фигура. В то время как он здоровался с ее отцом, Марсия успела оценить его необычайную привлекательность. В нем чувствовалась неукротимая жизненная сила и мощь, что разительно отличало его от знакомых ей мужчин.

Марсия протянула руку и сделала реверанс.

Но в глазах герцога уже не было теплоты и гостеприимства, появившихся при виде ее отца. Теперь там промелькнула даже некоторая неприязнь. Совсем другим голосом он произнес:

— Несомненно, милорд, мы устроим вашу дочь. Моя тетя, графиня Сойссонская, все сделает.

Он резко повернулся к направлявшейся к ним графине.

Пока она приветствовала графа и тот представлял ей Марсию, герцог ушел.

Когда они подошли к чайному столику рядом с камином, Марсия увидела спину герцога, разговаривавшего с самой красивой из присутствующих женщин.

Глава 3

Герцог был в ярости.

Увидев входящих в комнату Марсию с отцом, он тотчас понял цель их визита.

Будучи весьма проницательным, он, как и ожидала его тетушка, чувствовал, будто что-то витает в воздухе.

И хотя графиня без умолку говорила об этом, он не предполагал, что она действительно подыщет ему невесту.

Теперь он не сомневался, графиня уже обсудила план действий с остальными родственниками.

Герцог заметил, что его появление присутствующие встретили молчанием.

Приезд графа Грейтсвудского с дочерью стал для него полной неожиданностью.

Герцог знал, что о его нежелании жениться говорят изо дня в день, из года в год. Родственники всеми возможными способами убеждали его в том, что произвести на свет наследника — его святая обязанность перед семьей. Изъяви он малейшее желание жениться, с этим не возникло бы никаких проблем.

Так же, как в дни его юности, любая аристократическая семья Франции почла бы за честь породниться с герцогами Рукскими.

Но даже мысль об этом заставляла его содрогнуться. Между ним и его будущей женой всегда будет стоять призрак Сесили.

И вот графиня пошла дальше тщетных убеждений — она привезла ему невесту.

С детства наученный контролировать свои эмоции, герцог ничем не выдал своих чувств.

Он подошел к маркизе и заговорил с ней игривым тоном: почти все его слова имели двоякий смысл.

Она живо и не без остроумия поддержала разговор о любви.

Скорее всего, остальные темы ей были абсолютно безразличны и неинтересны.

Несмотря на ярость, клокотавшую в нем, герцог не мог оторвать взгляд от голубых отсветов в волосах красавицы, от призывных искринок в ее глазах.

Этот призыв со стороны женщин был так привычен для него.

А между тем графиня представила гостям графа и Марсию.

Потом она села за чайный столик рядом с графом.

— Как мило, что вы проявили заботу о нас с Марсией! Благодаря вам мы можем вкушать чай у вас во Франции, где его довольно трудно достать, — произнес он.

— Я так рада, что вы приехали, — ответила графиня. — Мне хотелось бы, чтоб вы чувствовали себя, как дома.

Она перешла на шепот, дабы ее не мог услышать никто, кроме графа.

— Я и не представляла, что в мире существуют столь прелестные создания, как ваша дочь. О ее красоте много говорят в Лондоне, и от нее действительно захватывает дух.

— Мне тоже так кажется, — усмехнулся граф, — но в данном случае во мне говорит отцовская гордость.

— Вы, должно быть, ею очень гордитесь, — улыбнулась в ответ графиня.

В это время Марсия разговаривала с двумя кузинами герцога.

Несколько только что прибывших молодых людей также изъявили желание принять участие в разговоре.

Марсия изредка бросала взгляды на герцога — он был все так же увлечен разговором с привлекательной леди.

Сначала ей показалось странным, что столь обрадованный приезду ее отца, герцог сейчас, по всей видимости, сознательно его игнорирует.

Но, перехватив красноречивые взгляды некоторых родственников старшего поколения, Марсия поняла причину такого поведения герцога.

Ей не мог не импонировать тот факт, что герцог так же предубежден против брака по договоренности, как и она.

Ей показалось, что его даже не уведомили о ее приезде.

Именно этим, пожалуй, можно объяснить то странное выражение, с которым он смотрел на нее.

«Мне необходимо сказать ему, что я отношусь к перспективе брака столь же пессимистично», — подумала она.

Ей пришла в голову шальная мысль: сказать об этом сейчас, вслух, перед собравшимися здесь родственниками герцога.

Она хотела поведать всем, что оказалась здесь против своей воли.

И если они считают, что она приехала сюда только затем, чтобы окрутить их ненаглядного герцога, то сильно ошибаются!

Марсия на миг представила себе выражение их лиц после такого сообщения.

Но она тотчас одернула себя, решив, что этот фортель может сильно расстроить и смутить отца.

А этого она не хотела.

Немного проголодавшись, она отведала прекрасного чая с patisseries, приготовленными самим шеф-поваром, но отказалась от огуречных сэндвичей, над которыми столько трудились повара; зато граф съел двойную порцию.

Когда с чаем было покончено, графиня произнесла:

— Леди Марсия, я думаю, вы захотите ознакомиться со своей комнату.

— С удовольствием, — ответила девушка. — И, пожалуйста, — я знаю, вы были лучшей подругой моей матери, — зовите меня просто Марсия.

Графиня взяла ее за руку.

— Конечно же. Просто я не видела тебя с тех пор, как ты была маленькой девочкой, и боялась показаться слишком фамильярной.

Они дружно рассмеялись.

— Я так изумлена этим очаровательным chateau, что мне очень хотелось бы осмотреть его до отъезда в Англию.

— У тебя будет достаточно времени для этого, — пообещала графиня. — Ты также сможешь полюбоваться на здешних лошадей.

Она поднялась из-за столика.

Видя, что племянник ведет себя не очень дружелюбно по отношению к английским гостям, она, несколько повысив голос, обратилась к нему:

— Я только что говорила с Марсией о твоих скакунах. Уверена, она желает посмотреть на них не меньше своего отца.

Герцог нехотя встал.

— Граф приехал, чтобы посмотреть на моих лошадей, — промолвил он, — и, разумеется, это разрешено всем остальным гостям, если они, конечно, ими заинтересуются.

В его голосе проскользнули ледяные нотки.

Как только он посмотрел на Марсию, она вновь уловила его готовность стоически сопротивляться ее неожиданному вторжению.

Желая немного позлить его, она сделала несколько шагов по направлению к нему.

— Я столько слышала о вашем chateau, о ваших скакунах и о вас самом, месье, что, оказавшись здесь, не могу поверить в реальность происходящего.

Девушка заметила, как расцветает от ее слов графиня, и почувствовала себя фокусником: она достала кролика из шляпы в самый подходящий момент.

Но герцог, казалось, проигнорировал ее высказывание. Он прошел мимо нее и приблизился к графу.

— Милорд, мне о многом надо с вами поговорить. Я предлагаю пройти в какое-нибудь тихое местечко, где нас не будет отвлекать — быть может, и милая — болтовня собравшихся здесь женщин.

Граф улыбнулся.

— Тем более что им быстро надоест тема нашего разговора.

— Мне тоже так кажется, — согласился герцог.

— Исключение, быть может, составит только моя дочь, которую столь же интересуют секреты воспитания чемпионов, сколь и меня, и которая столь же страстно желала увидеть вашу конюшню.

Герцог не ответил.

Он молча направился к двери, граф последовал за ним.

Было совершенно очевидно, что присутствие Марсии для него нежелательно.

Она подумала, что со стороны отца было бы ошибкой сразу заговорить о женитьбе, ибо герцог мог тут же с негодованием отвергнуть это предложение.

Она поднималась наверх вслед за графиней, убеждая себя в том, что ничего уже не в силах изменить, и надеялась, что у отца хватит такта не опережать события.

Спальня, отведенная ей, была великолепна.

У огромной старинной кровати с балдахином раскинулся необыкновенной красоты абиссинский ковер.

С прекрасных фресок на потолке взирала Венера в окружении купидонов.

— Я уверена, тебе понравится эта комната, — заметила графиня. — Картины Фрагонара придают ей романтический вид.

— Здесь так красиво! — с неподдельным восторгом воскликнула Марсия.

У нее появилось ощущение, будто она сама идет в умело расставленную ловушку. Красиво оформленную, мягко отделанную, но тем не менее ловушку!

Она подумала, не рассказать ли графине правду об истинной цели ее приезда. Объяснить, что, хотя и приехала со своим отцом по приглашению графини, она не имела ни малейшего желания выходить замуж за герцога. И, как бы ни пытались графиня и ее отец повести их к алтарю, она никогда не согласится на это.

— Я так рада, что ты приехала, — мягко произнесла графиня. — Ты удивительно похожа на свою мать! Я ее очень любила и не знаю женщины красивее ее.

— Мне приятно это слышать, — ответила Марсия. — Помимо всего прочего поездка во Францию должна благотворно повлиять на папу. Он ужасно страдал после смерти мамы, и мне кажется, ему просто необходимо на время уехать из дома, где все напоминает о ней.

— И я его прекрасно понимаю, — сочувственно сказала графиня. — Твой отец — замечательный человек и к тому же умница.

— Постарайтесь развлечь его, — предложила Марсия. — Мне кажется, общение с вами и, конечно же, посещение конюшен герцога, вновь сделают его счастливым.

Она говорила это, подсознательно стараясь отвести огонь от себя.

Графиня внимательно слушала ее.

— Обещаю тебе, дитя мое, — ответила она, — сделать все возможное, чтобы не только твой отец, но и ты сама была счастлива.

Марсия поняла, что сейчас графиня затронет более интимные вопросы, и поспешно сказала:

— Я счастлива. Я счастлива быть здесь, счастлива впервые оказаться во Франции. Единственное, чего мне хотелось бы, так это ненадолго съездить в Париж — я столько слышала об этом городе. Я почти завидую тем, кто может наслаждаться его красотами и веселиться в нем.

— Я полагаю, милая моя, Париж обещает много развлечений для мужчин, но не для женщин. За исключением, конечно, коллекций Фредерика Ворса и других великих couturier .

— У вас есть платья из коллекций Ворса? — тотчас загорелась Марсия. — Вы покажете их мне? Я слышала, они отличаются своей оригинальностью.

Ей показалось, что она довольно ловко сменила тему разговора.

В эту минуту в дверь постучали — ключница привела служанку для Марсии.

— Я не привезла с собой камеристку, — объяснила девушка, — по той простой причине, что она не знает ни слова по-французски. Папа тем не менее взял с собой камердинера, он говорит по-французски с выразительным кокни .

Графиня рассмеялась.

Марсия заговорила с ключницей и служанкой на прекрасном французском.

Французский был единственным предметом в том странном образовании, которое дал ей отец. На изучении французского всегда настаивала ее мать.

«Это ужасно, что мы изолированы у себя на острове, — говорила она, — и единственный способ исправить такое положение — знание иностранных языков. Мне повезло, я изучала французский с детских лет, и, мне кажется, Марсия должна последовать моему примеру».

Иногда она добавляла: «Еще неплохо бы изучить итальянский и испанский, тогда путешествие по этим странам доставит ей удовольствие».

Получая скорее мужское образование, Марсия изучала греческий и латынь, поэтому постижение других языков не составило для нее большого труда.

Впоследствии она могла гордиться тем, что способна прочесть любую книгу из библиотеки, собранной ее предками в бесконечных странствиях по всему миру.

Графиня показала Марсии boudoir — продолжение ее спальни; там тоже висели прелестные картины, и потолок был расписан пасторальными сценами.

Девушка поняла, что все вещи, собранные здесь, призваны создавать особую атмосферу — атмосферу любви.

Она с некоторым сожалением подумала о том, что столь хорошо продуманному плану графини не суждено осуществиться.

Хотя декорации подобраны верно, главные действующие лица — герой и героиня — не согласны со сценарием пьесы.

Графиня показала Марсии еще несколько покоев и, наконец, привела в личные апартаменты герцога, несомненно, самую примечательную часть chateau.

Они занимали целое крыло здания, окна выходили на запад, восток и юг, отсюда, с высоты птичьего полета, открывался прекрасный вид на долину, утопавшую в зелени виноградников. Посреди нее серебряной нитью вилась река. Дополняли картину скалы на горизонте. Огромные ущелья внушали благоговейный ужас. От этой фантастической панорамы захватывало дух, и Марсия подумала, какое это счастье — обладать таким поместьем.

Она никогда не забудет это зрелище. Да, апартаменты герцога были не менее восхитительны. Огромная кровать, задрапированная малиновыми занавесками, с балдахином до потолка, напоминала трон папы Римского; над изголовьем висел герб семьи. На полу, возле ножек, красовались искусно вырезанные из дерева два коленопреклоненных ангела.

«Неудивительно, что он так много о себе мнит», — прошептала Марсия.

Она обратила внимание на то, что графиня с величайшим пиететом рассказывает историю каждой вещи, — ведь они собирались герцогами Рукскими на протяжении многих веков, за ними постоянно ведется тщательнейший уход.

Когда они вышли из апартаментов герцога, Марсия заметила молодого человека, идущего по коридору им навстречу.

Он был довольно привлекателен. Как только он приблизился, графиня произнесла:

— Сардо, где ты был? Нам очень не хватало тебя за чаем.

— Я катался, — ответил он. — Мне надо было побыть в одиночестве и многое обдумать.

— Ты пропустил прибытие графа Грейтcвудского, — продолжала графиня. — Так что позволь представить тебя его дочери.

Она обернулась к Марсии.

— Это племянник нашего герцога, Сардо де Тивер.

Марсия протянула руку, и Сардо пожал ее. В этот момент она ощутила исходивший от него зловещий холод и попыталась избавиться от этого чувства.

— Мои друзья, видевшие вас в Лондоне, рассказывали мне о вашей красоте, — льстиво сказал он, — но у них, вероятно, не хватило слов, чтобы в точности описать ее.

Марсии показалось, что за этими красивыми словами кроется какая-то угроза. Выражение его глаз никак не вязалось с вкрадчивой улыбкой.

— Благодарю вас, — ответила она. — Но меня предупреждали, что не стоит верить комплиментам французов, которые их столь легко и искусно расточают.

Сардо был озадачен ее ответом, но, не долго думая, произнес:

— А мне говорили, что английские женщины не умеют отвечать на комплименты. Но вам, вероятно, так часто приходилось их слышать, что они не вызывают у вас ничего, кроме скуки.

Графиня с удивлением слушала этот обмен любезностями.

Неожиданно ей пришло в голову, что Сардо может помешать исполнению ее планов.

— Я не совсем понимаю, что ты делаешь в этом коридоре, Сардо, — строго заметила она. — И вообще, я должна проводить леди Марсию в ее boudoir.

— Я искал вас, — ответил Сардо. — Я думал, вы сможете уделить мне несколько минут. Графиня пристально посмотрела на него.

— Позже, — сказала она. — Как ты сам понимаешь, в доме слишком много гостей, и у меня почти нет свободного времени.

— Но я хотел поговорить с вами, — не отставал Сардо.

— Поговорим позже, — пренебрежительно отрезала графиня.

Она взяла Марсию за руку и увлекла по направлению к boudoir, чувствуя за спиной яростный взгляд Сардо.

Графиня была уверена, что он догадался, почему Марсии отвели именно эти покои.

Захлопнув дверь перед его носом, она подумала, что он появился в chateau совсем некстати.

— Кто этот молодой человек? — спросила Марсия, когда они оказались в boudoir за закрытой дверью.

— Весьма назойливый тип. Он — племянник герцога и умудряется постоянно влезать в долги.

Марсия с удивлением посмотрела на графиню, и она поспешила объяснить:

— Он слишком любит те самые «развлечения Парижа», о которых мы с тобой недавно беседовали, но, к сожалению, они безумно дороги. К тому же он совершенно не думает ни о своей матери, ни о своем поместье в Нормандии.

Она вздохнула.

— Его дядя был очень щедр, но племянник не оценил этого и опять появился здесь. Я подозреваю, он приехал попросить еще денег, чтобы расплатиться с долгами.

«Ничего другого я и не ожидала», — подумала Марсия, вспомнив странное чувство, возникшее у нее от рукопожатия Сардо.

— А теперь, думаю, тебе хочется отдохнуть перед ужином, — сменила тему графиня. — Лично я после долгой дороги всегда чувствую усталость и мечтаю о ванне.

Она прошла через boudoir в спальню, где служанка уже заканчивала распаковывать багаж.

— Мадемуазель желает принять ванну перед ужином, — распорядилась графиня, — и отдохнуть.

Затем она снова обратилась к Марсии:

— Ты должна прекрасно выглядеть вечером, дорогая моя, — хотя об этом можно не беспокоиться, — а завтра мы собираемся устроить в твою честь небольшой праздник, съедутся молодые люди из окрестных поместий.

— Спасибо, — ответила девушка, — но вам наверняка известно, единственное, что я хочу здесь увидеть, так это скакуны герцога.

— Ты увидишь их, — пообещала графиня, — но, к сожалению, мы не сможем пригласить их на ужин в банкетный зал.

Она окинула взглядом комнату, как бы проверяя, все ли на месте. Марсия отметила, что графиня неплохо потрудилась, — спальня просто излучала красоту и призывала к любви.

Она разделась и легла в огромную кровать, подумав, что ей предстоит схватка с соперником, который действует не силой и угрозами, а подкупающей нежностью и добротой.

«Кажется, единственный человек, разделяющий мою точку зрения, — это герцог».


Тем временем внизу герцог и граф, к обоюдному удовольствию, беседовали исключительно о лошадях.

Герцог поделился новшествами, привезенными из Венгрии, а граф, в свою очередь, рассказал об особенно удачной серии экспериментов, проведенных им в Ньюмаркете.

Наконец они вернулись на землю, осознав, что настало время ужина.

— Я очень рад вашему приезду, — произнес герцог вставая.

— Я долгое время собирался к вам, — ответил граф, — но всякий раз неотложные дела заставляли меня оставаться в Англии.

— Но вы все же смогли приехать, — заметил герцог, — и из этого надо извлечь максимум пользы.

Они поднялись по лестнице.

Там их уже ждал лакей, в чьи обязанности входило проводить графа в отведенную ему комнату.

Это были покои, отделанные в более строгом стиле, нежели те, в которых поселили Марсию.

Но здесь было все, чего только можно желать; когда граф вошел, его камердинер как раз готовил для него ванну.

Слуги заносили огромные медные ведра горячей и холодной воды и наполняли ванну. Герцог оставил графа и отправился в свои апартаменты.

Проходя по коридору, он заметил, как из комнаты, где жила его мать, выходит служанка, и догадался, что именно там почивает нежданный гость — дочь графа Грейтсвудского.

В нем снова закипела злость.

Он понял, графиня намеренно отвела Марсии эту комнату, так как именно она предназначалась для его будущей жены.

Войдя к себе, он громко хлопнул дверью.

Назойливость родственников становится невыносимой. Его любимая тетя не имела никакого права заключать столь вульгарный союз с графом, преследуя единственную цель — женить его на Марсии.

«Почему они не хотят оставить меня в покое?»— вопрошал он себя, подходя к окну.

Открывшаяся панорама, как всегда, наполнила душу гордостью.

Он посмотрел на долину в зелени виноградников и подумал, что никакая женщина не сможет принести ему столько радости, сколько богатый урожай винограда. Ни одна женщина не может сравниться по красоте с серебряной нитью реки, мелькающей среди деревьев и придающей им сказочный вид.

«Это все принадлежит мне и только мне, и я не собираюсь ни с кем делиться этим богатством».

В комнату вошел камердинер, чтобы помочь господину раздеться.

Герцог не проронил ни слова, и слуга, отлично чувствующий его настроения, понял — хозяин сильно расстроен.

Он решил, что причиной был Сардо, всегда приносивший с собой беду.

«Опять этот настырный молодой человек, — думал он. — На месте герцога я не доверял бы ему ни на грош».

Тем не менее он не осмелился высказать свои суждения вслух.

Герцог принял ванну, и камердинер помог ему облачиться в вечерний костюм.

Если за обедом герцог выглядел довольно впечатляюще, то в вечернем туалете был просто неотразим.

Он не мог бы остаться незамеченным, даже если б на ужине присутствовала тысяча мужчин.

То же самое относилось и к Марсии.

Она вышла из спальни в одном из самых красивых вечерних нарядов, приобретенных ею в Лондоне в начале сезона.

Она избежала ошибки, типичной для debutantes, не надев слишком броское, аляповатое платье. В таких вопросах она руководствовалась исключительно собственным вкусом.

Девушка предпочитала элегантную простоту, служившую совершенной оправой для ее красоты.

И портнихи, которым она заказывала платья, зная, что ее выбор всегда противоречит моде, создавали нечто неповторимое, достойное кисти известного художника или пера талантливого поэта.

Этим вечером Марсия, вдохновленная великолепием chateau и совершенно не думая о герцоге, надела вечернее платье бархатистого синего цвета. Того самого цвета, который использовали в своих полотнах Буше и Фрагонар.

На ней не было никаких украшений, за исключением нити жемчуга, унаследованного от матери.

Когда она спускалась по лестнице, волосы ее сверкали в лучах заходящего солнца.

В этот миг она напоминала богиню, спускавшуюся с небес к людям.

Она вошла в салон, и все взгляды устремились к ней и только к ней.

Она видела восхищение на лицах присутствующих — всех, кроме одного.

Герцог стоял в своей обычной позе, спиной к камину.

Она сделала несколько шагов по направлению к нему, и ей показалось, что сейчас произойдет поединок на невидимых мечах, словно оба они уже приняли стойку.

Прежде чем она подошла к нему, герцог резко обернулся. В результате Марсия оказалась лицом к лицу с Сардо.

— Вот мы и снова встретились, леди Марсия, — произнес он. — Должен вам сказать, что все произведения искусства в chateau бледнеют рядом с вами.

Он снова принялся за комплименты.

Марсии показалось, что, как только она устремилась к герцогу, Сардо пришла в голову какая-то мысль, по-видимому, не из приятных.

Она не знала, почему ей так показалось, но была почти уверена в безошибочности своих ощущений.

Когда к ней подошел отец, она обвила его руку.

— Я понимаю, ты был слишком увлечен разговором о лошадях, папа, но я по тебе скучала.

— Я тоже скучал по тебе, дорогая моя. Завтра мы вместе отправимся смотреть их и, конечно, хоть что-нибудь подвергнем критике — мы ведь не можем допустить, чтобы здешние скакуны оказались столь же хороши, как мои.

Они рассмеялись.

Марсия, однако, заметила, что отец смотрит на герцога, словно заговорщик, заключивший с дочерью негласный союз.

Герцог тем временем, как она и ожидала, пребывал в компании очаровательной маркизы.

Она, конечно же, собиралась затмить присутствующих женщин.

На ней было ярко-розовое платье, подчеркивавшее белизну кожи и смоль волос.

Увидев ее, стоящую рядом с герцогом, Марсия подумала, что они — идеальная пара и что если ему так нужно на ком-либо жениться, то почему он не желает взять ее в жены. Этот вопрос не давал ей покоя, и она наконец решилась узнать, замужем ли маркиза.

Она задала этот вопрос Сардо, с удивлением обнаружив его рядом с собой.

Маркиза занимает положенное ей место, сидя по правую руку от герцога, подумала Марсия, хотя, как иностранка, обладающая титулом, это место должна занимать она.

Но герцог преднамеренно посадил ее между Сардо и еще одним неженатым молодым человеком.

«Полагаю, он хочет, чтобы меня похитили в тот момент, когда его все-таки вынудят просить моей руки».

Тем не менее ее ужасно забавляла мысль, что у нее с герцогом одинаковое отношение к их женитьбе.

— Разумеется, она замужем, — ответил Сардо на ее вопрос. — Но маркиз в настоящее время находится в Риме с важным поручением правительства.

Марсия поняла, что ее мечте о свадьбе герцога и маркизы не суждено сбыться.

Хотя маркиза полностью контролировала свои действия, она не могла контролировать свой взгляд.

По тому, как она смотрит на герцога, заключила Марсия, даже самый неискушенный наблюдатель может догадаться, чего она от него хочет.

Герцог вел себя гораздо сдержаннее. Не каждому сидевшему за столом было дано понять, насколько сильны его чувства к женщине, расположившейся по правую руку от него.

Но сама возможность того, что они могут быть любовниками, поразила Марсию.

Проведя целых два сезона в Лондоне, она все еще оставалась невинной девушкой. В отличие от сверстниц она никогда не разговаривала о любви и не интересовалась слухами.

Марсия считала, что обсуждение отношений между мужчиной и женщиной, о которых не сообщено в газете, занятие в высшей степени бесполезное. По той же причине она никогда не интересовалась слухами, возникавшими вокруг нее. Не реагировала она и на причитания молодых девушек, у которых уводили женихов более искушенные замужние дамы.

Ее размышления прервал Сардо.

— А зачем вы приехали сюда? — спросил он. — Насколько мне известно, ваш приезд не был запланирован.

— Боюсь, я здесь незваный гость, — ответила Марсия. — Герцог пригласил моего отца посмотреть своих скакунов, а тот, в свою очередь, пожелал, чтобы я сопровождала его.

Сардо нахмурился.

— А вы не встречались с дядей до этого? Она покачала головой.

— Но я, конечно же, слышала о нем и его лошадях.

— Полагаю, вам известно, — продолжал Сардо, — что все родственники убеждают его жениться второй раз. Вы никогда не представляли себя в роли его невесты?

Он столь бесцеремонно заговорил об этом, что Марсия окинула его изумленным взглядом.

— Могу вас уверить, — тихо произнесла она, — что не собираюсь выходить замуж ни за герцога ни, собственно говоря, за кого бы то ни было.

Сардо немного повеселел.

В то же время его подозрения, видимо, не рассеялись полностью; он перевел взгляд с Марсии на герцога и вновь на Марсию.

— У меня такое ощущение, — наконец изрек он, — что во главе всего этого стоит графиня.

— Во главе чего? — перебила его девушка. — Если вы пытаетесь сделать трагедию из моего появления, то могу вас заверить, что собираюсь вернуться в Англию с отцом, как только он захочет уехать, и вернуться такой же свободной, никому не обязанной, как и сейчас!

— Но тем не менее, — разматывал клубок своих умозаключений Сардо, — вы остаетесь прекрасной кандидатурой на роль невесты дяди Армона.

— А я слышала — хотя, быть может, это не правда, — заметила Марсия, — что герцог не собирается ни на ком жениться.

— Он так говорит, — объяснил Сардо, — но ему в конце концов придется произвести на свет наследника, что, в свою очередь, означает уменьшение доли наследства для таких родственников, как я.

Марсия вспомнила, что о нем говорила графиня, и насмешливо ответила:

— Я не вижу за этим столом людей, живущих в нищете.

— Это все бутафория, — возразил Сардо. — Если вы хотите услышать правду, то вот она: меня собираются отправить в тюрьму за неоплаченные долги.

— Я не могу поверить, что герцог позволит этому произойти, — улыбнулась Марсия.

— На это же надеюсь и я. Но когда речь заходит обо мне, он становится скупым и мелочным. Он буквально выплевывал каждое слово. Марсия задумалась над ответом, но в этот миг к ней обратился молодой человек, сидевший с другой стороны.

— Леди Марсия, вы совершенно не замечаете меня.

Она с улыбкой повернулась к нему.

— Что ж, придется немедленно исправить такое положение вещей. Предположим, вы уже начали рассказывать мне о ваших интересах.

— Интересах? Их всего два. Первый — это превосходное вино, изготовленное на винодельнях герцога, и второе — лошади, ради которых вы, собственно, и приехали сюда с отцом.

— О да, вы правы! — воскликнула Марсия. — Я с нетерпением жду того момента, когда смогу увидеть их.

Разговор о лошадях увлек ее, и она почти забыла о Сардо. Но, когда ужин уже подходил к концу, он тихо шепнул ей:

— Если вы действительно не собираетесь выходить за него замуж и не желаете быть заточенной здесь до конца жизни, то должны быть очень осторожны. Родственники сделают все возможное, чтобы обвенчать вас с моим дядей.

— Мне кажется, вы несете полную ерунду, — отрезала Марсия.

Какие-то нотки в голосе Cap до заставили ее вздрогнуть. Она подумала, как и при первой встрече с ним, что от него исходит не просто холод — он источает зло.

Она почти обрадовалась, когда пришло время уходить из столовой.

Во Франции месье обычно не оставались за столом после ухода дам.

Все перекочевали в салон, где уже были расставлены карточные столы.

Пианист заиграл что-то легкое, создавая фон для беседы.

«Весьма приятное времяпровождение, — подумала Марсия.

И тут она заметила, как смотрит на нее графиня. Этот взгляд не оставлял сомнений, что нынешний вечер организован с одной-единственной целью: сделать первый шаг к объявлению ее и герцога мужем и женой.

Глава 4

Рассадив гостей за карточные столы, графиня заметила графа, устроившегося на софе в дальнем конце салона — в полном одиночестве.

Она подошла к нему со словами:

— Не вставайте. Мне кажется, вы не сильно горите желанием играть в карты.

— Мне больше хотелось бы поговорить с вами.

— На это я и надеялась. Она села рядом с ним.

— Очень мило, что вы откликнулись на мое приглашение. Я так волновалась и так долго не могла решить, к кому обратиться, пока наконец не вспомнила о вас.

— Я польщен, — ответил граф. — Но мне больно видеть вас расстроенной или встревоженной. Вы всегда казались такой жизнерадостной!

— Я пыталась быть жизнерадостной, но возникает столько проблем. Я так беспокоюсь за Армона!

— Из-за его отказа жениться?

— Это первая причина. Потому я попросила вас взять с собой вашу прелестную дочь.

Граф хотел было объяснить, что его дочь столь же пессимистично относится к браку, но сдержался, решив, что это будет ошибкой. Сначала нужно до конца выслушать графиню.

Она выглядела такой обескураженной, что он был почти уверен — дела обстоят куда более серьезно, чем кажется на первый взгляд.

В неполные пятьдесят лет графиня все еще оставалась красивой женщиной. Она вышла замуж совсем юной за человека, гораздо старше ее. Графу казалось, что из-за разницы в возрасте их брак был неудачным и, когда графиня овдовела, думал, она снова выйдет замуж. Но из ее писем он узнал, что она посвятила себя воспитанию молодого герцога.

Так как он не был женат, она стала хозяйкой дома.

Заметив тревогу в глазах графини, граф накрыл ее руку своей.

— Вы знаете, — убежденно произнес он, — я сделаю все от меня зависящее, чтобы помочь вам, но, так как мы старые друзья, позвольте называть вас Ивон, как это делала моя жена.

— С удовольствием разрешаю, — ответила графиня. — И спасибо, Лайонел, я знала, что на вас всегда можно положиться.

— Надеюсь, — улыбнулся граф. — Но вы так и не рассказали мне о главной причине вашей печали.

Графиня оглядела столы с играющими, словно проверяя, что никто не сможет подслушать их разговор.

— Я думаю, вы уже догадываетесь, что главной проблемой является Сардо.

— Я нисколько не удивлен. Он очень назойлив и был таким, сколько я его помню.

— И не только назойлив! Он тратит так много денег, что помимо Армона все наши родственники доведены до безумия, ибо такими темпами он вскоре разорит все поместье.

Граф в изумлении посмотрел на нее.

— С трудом верится, что такое возможно, — заметил он, — особенно если принять во внимание тот факт, что герцог — один из самых богатых людей Франции.

— Конечно, он обладает великолепной усадьбой и прекрасным chateau, в котором накоплено немало сокровищ. Но что касается денег — он совершенно честно делит их между всеми родственниками.

Она вздохнула.

— При этом Cap до приходится давать суммы, намного превосходящие совместную долю его и его матери.

— Но это же недостойно! — воскликнул граф. — Надеюсь, ваш племянник пытался хоть как-то воздействовать на него?

— Последний раз, когда Сардо приезжал сюда, Армон заявил, что впредь, приехав за деньгами, он уедет ни с чем. Пусть уж лучше он умрет с голоду, чем и дальше будет лишать своих родственников законных денег.

— И, полагаю, он опять приехал сюда, чтобы просить денег.

— Нет, все гораздо хуже.

— В чем дело?

— Мои парижские друзья постоянно снабжают меня информацией обо всех делах Сардо.

Графиня посмотрела на графа и как бы извиняясь добавила:

— Я не шпионю за ним, я просто хочу уберечь Армона от лишнего беспокойства.

— Я понимаю вас, — успокоил ее граф.

— Так вот, несколько недель назад, — продолжала графиня, — мне сообщили, что Сардо — в который уж раз — оказался в безвыходном положении. Его долг составил многие тысячи франков, и кредиторы начали волноваться.

Граф подумал, что этого и следовало ожидать: он слышал о связях Сардо с женщинами, для которых спустить целое состояние — дело трех-четырех дней.

— Это были, несомненно, плохие новости. — В голосе графини сквозило отчаяние. — Но за ними последовали еще более ужасные.

— Как, еще хуже?!

— Мне по секрету сообщили, что Сардо уверяет своих кредиторов, будто дни его дяди сочтены. С его смертью — так как у герцога нет прямого наследника — все его деньги и земли перейдут во владение его сестры — матери Сардо.

— Неужели это правда? — вскричал граф.

— Я об этом не задумывалась, поскольку была уверена, что рано или поздно Армон вновь женится, а потому даже не интересовалась, что будет в случае его смерти. В конце концов, ему всего тридцать!

— Мне это известно, но никогда нельзя исключать вариант, что у него не будет сына.

— В этом случае Армон станет последним из герцогов Рукских, и именно это внушает семье серьезные опасения.

Она на миг задумалась.

— Мой брат, отец Армона, хотел иметь большую семью. Как это принято, он женился очень молодым на очаровательной девушке, которая понравилась всем нам.

Граф кивнул.

— После рождения дочери она больше не могла — так считали врачи — иметь детей.

— Впервые об этом слышу! — изумился граф. — Я думал, Армон — ребенок от первого брака.

Графиня покачала головой.

— Нет, Элеонора умерла от лихорадки через несколько лет после свадьбы. Граф весь превратился в слух.

— К нашей общей радости, мой брат женился вторично и, хотя мы все чрезвычайно любили его первую жену, нам очень понравилась Дороти, милейшая девушка, почти столь же очаровательная, как и ваша жена.

— И что произошло дальше? Графиня вздохнула.

— Она родила Армона через год после свадьбы. Можете представить, какое счастье испытал мой брат! Армон был не только его прямым наследником, но и самым обожаемым ребенком в семье. С момента рождения он стал воплотившейся в реальность мечтой своих родителей. На самом деле Дороти хотела иметь еще детей — чтобы Армону не было одиноко.

— Но это было невозможно?

— Это был тяжелый удар, но иногда Господь бывает очень жесток. Через год после рождения Армона Дороти упала во время конной прогулки, и на нее наступила лошадь.

Граф был потрясен, но не прервал рассказа графини.

— Мой брат собрал лучших врачей страны, но они ничего не смогли сделать. Ее изводили страшные боли; спустя долгое время они исчезли, и, глядя на нее, нельзя было подумать, что ей пришлось пережить. Тем не менее после этого у нее не было детей.

— Это самая печальная история, какую мне когда-либо приходилось слышать! — ужаснулся граф. — И я не имел ни малейшего представления обо всех этих событиях.

— Никто из членов нашей семьи никогда не рассказывал о них, чтобы не бередить раны моего брата, благо Армон был так прекрасен и успешно учился. И мы никогда не сожалели о тех братьях и сестрах, которые могли у него быть.

— Мне это знакомо.

Граф подумал о физической форме герцога и о том, как искусно тот обращается с лошадьми.

— Все было прекрасно до тех пор, пока первый брак Армона — ив этом целиком вина моего брата — не обернулся катастрофой.

— Вина вашего брата?

— Да, он слишком спешил со свадьбой Армона в надежде, что у него скоро может появиться наследник. Выбрав ему жену, мой брат, как выяснилось позже, не разузнал всех подробностей о его невесте.

Графиня исторгла вздох, казалось, из самых глубин души.

— Откуда мы могли знать — или хотя бы предполагать, — что она безумна? Конечно же, ее родители — маркиз и маркиза — должны были сказать правду, но они отчаянно хотели видеть ее герцогиней де Руке.

— С их стороны это было по меньшей мере подло, и я надеюсь, что они сильно страдали, когда правда выплыла наружу, — заметил герцог.

— Они страдали, — подтвердила графиня, — но их страдание не шло ни в какое сравнение с переживаниями Армона, с тех пор испытывающего омерзение и ужас при одной мысли о женитьбе.

— Вполне естественная реакция, — сочувственно пробормотал граф.

— А теперь еще этот Сардо.

— Вы что, действительно думаете, будто он способен убить герцога ради денег?

— Мне тяжело об этом думать, — призналась графиня, — но он всегда был каким-то скользким, если не сказать злым, человеком, а сейчас, мне кажется, он не остановится ни перед чем, чтобы добыть еще денег. Бог мой, он ведь уже промотал целое состояние!

— А что об этом думает его мать?

— Уже длительное время она болеет и не покидает своего поместья в Нормандии — доктора говорят, поездка может губительно сказаться на ее здоровье.

Она всхлипнула.

— Мы знаем, что Сардо лишает ее средств к существованию, — отнимает деньги, которые высылает ей Армон. Он приезжает домой только для этого.

— Какое свинство! — воскликнул граф. — Надо немедленно что-то предпринять.

— Я абсолютно согласна с вами. Но что нам делать! Не дай Бог произойди что-нибудь с Ар-моном — все его земли и деньги перейдут в собственность его сводной сестры.

На лице графа появилось недоумение, и графиня поспешила объяснить:

— Мой брат составил завещание вскоре после рождения Армона. По традиции, существующей во Франции, все его состояние переходит к наследнику. В случае отсутствия прямого наследника деньги должны быть поделены поровну между его дочерью от первого брака и всеми дочерьми Армона.

Граф, немного подумав, произнес:

— Понимаю. При сложившихся обстоятельствах, если герцог умрет, не оставив после себя детей, все состояние унаследует его единокровная сестра.

— Все! — трагичным тоном повторила графиня. — И именно это говорит Сардо своим кредиторам.

Граф вновь накрыл ее руку своей.

— Представляю, как вы напуганы, но, мне кажется, Сардо еще слишком молод, чтобы идти на такой риск. Ведь, если он убьет своего дядю, его ожидает гильотина.

— Только в том случае, если его вина будет доказана, — тихо промолвила графиня.

— Быть может, он расточителен и жесток по отношению к своей матери; но я не поверю, что человек в таком возрасте может поставить на карту свою жизнь, совершив убийство.

Он заметил, как вздрогнула графиня.

— Если возникнет хоть малейшее подозрение, что смерть герцога была насильственной, — пояснил граф, — первым подозреваемым станет тот, кто может извлечь максимальную выгоду из его кончины.

— Я понимаю это, но все равно боюсь. Страшно боюсь! Сардо никогда не вызывал у меня симпатии, а его отношение к собственной матери всегда ужасало меня.

Она выразительно посмотрела на графа.

— И я знаю, он будет клясться всеми святыми, что больше не влезет в долги. Но при этом и пальцем не пошевелит, чтобы выполнить свое обещание.

— Согласен с вами — ситуация сложилась нелегкая. Но чем я могу помочь вам?

— Вы в точности выполнили мою просьбу — привезли сюда свою дочь. Я надеюсь, Армон обратит внимание на ее красоту и поймет, насколько выгодным может быть брак, который объединит наши семейства.

Граф задумчиво посмотрел на графиню и нерешительно произнес:

— Я буду с вами предельно откровенен, Ивон. Боюсь, это расстроит вас, но Марсия твердо намерена не выходить замуж за герцога, как, впрочем, за любого другого мужчину, поскольку не признает брачных союзов, заключенных не по любви.

Графиня уставилась на него.

— Намерена не выходить замуж? — медленно повторила она.

— Марсия отвергла всех завидных женихов в Лондоне. Незадолго до нашего отъезда она отказала герцогу Бакстедскому.

— И вы думаете, ее не заинтересует Армон?

— Мне остается только надеяться, что она изменит свое решение. Но она категорически заявила: ничто не заставит ее выйти замуж за герцога, и она не позволит мне выбирать для нее мужа, при этом зная, что по законам Англии я могу заставить ее выйти замуж за любого мужчину, которого посчитаю достойной партией для нее.

— Лайонел, — вскрикнула графиня, — в таком случае все мои планы разрушены! Я так горячо молилась, чтобы эти молодые люди полюбили друг друга и чтобы у Армона появился наследник, который сведет на нет все притязания Сар-до!

Граф молчал, подбирая слова утешения, и наконец сказал:

— Надеюсь, Ивон, все обстоит не так плохо, как вы думаете. Может быть, мне стоит поговорить с Сардо, попытаться наставить его на путь истинный?

— Он не обратит никакого внимания на ваши наставления, — возразила графиня, — или, скорее всего, признает вашу правоту, особенно если вы дадите ему денег. Затем сразу же после вашего отъезда вновь примется за старое. Сколько раз это пытался сделать Армон!

— Да, нелегкая задача, — тихо сказал граф. — Но я все-таки не смогу поверить в безрассудство Cap до — он не станет рисковать своей головой, покушаясь на герцога.

— Если он найдет способ устранить Армона, не вызывая ни у кого подозрений, он пойдет на это.

Она говорила с такой уверенностью, что граф испугался.

Но, решив, что графиня близка к истерике, он успокаивающе сказал:

— У меня такое чувство, что все не столь уж плохо, как вам кажется; надеюсь, обоюдный интерес к лошадям сблизит герцога и Марсию. Вы знаете, ничто не сможет принести мне большую радость, чем объединение наших семей.

— О, я мечтаю об этом союзе! Вы с Элизабет были совершенной парой, ваш дом всегда был обителью счастья. Я никогда не забуду царившую в нем атмосферу спокойствия и, конечно же, любви.

Граф был явно растроган.

— Спасибо, Ивон, — промолвил он. — Я думаю, вы понимаете, как я одинок после смерти жены и каким утешением для меня стала Марсия; она выросла прекрасной девушкой и с характером, вполне соответствующим ее внешности.

— По-моему, она идеальная пара для Армона. О Лайонел, неужели Бог не прислушается к моим молитвам?

— Я знаю, никто не молится с такой искренностью, как вы, и мы должны просто надеяться на то, что все образуется.


Тем временем Марсия была увлечена карточной игрой в компании двух молодых людей и очаровательной женщины.

Но все-таки обрадовалась предложению графини всем лечь спать пораньше, так как многие гости проделали нелегкий путь.

— Я немного устала, — пожаловалась Марсия графу.

— Я тоже, дорогая моя, — ответил граф. Они прошли в холл.

У лестницы заметили, что прямо за ними следуют герцог с маркизой.

— Спокойной ночи, милорд, — сказал герцог графу. — Завтра я устраиваю для вас парад моих лошадей.

— И я с нетерпением жду этого события! — заверил его граф.

Затем герцог обратился к остальным гостям, находящимся в холле:

— Каждый желающий совершить завтра с утра конную прогулку, сможет выбрать себе лошадь. Мы соберемся в одиннадцать часов на ипподроме, где после парада будут устроены состязания.

По залу пронесся одобрительный шепот. Уже наверху Марсия спросила отца:

— Значит ли это, что мы сможем покататься на лошадях?

— Ну конечно! Ты сможешь кататься в любое время, как только тебе этого захочется, но прежде убедись в том, что ты выбрала действительно хорошую лошадь. После показа лошадей мы все примем участие в состязаниях; будут также скачки с препятствиями.

Марсия от восторга захлопала в ладоши.

— Я получу массу удовольствия, папа, и, уж конечно, не опозорю твое доброе имя.

— Попробуй только! — с улыбкой пригрозил граф.

Возле своей спальни Марсия нежно поцеловала отца.

— Спокойной ночи, папа. Как я рада оказаться в самом прекрасном chateau, какой только можно представить!

— Тебе здесь понравится, — ответил граф. — Я очень давно не приезжал сюда и вижу, что герцог со времени моего последнего визита к его отцу сделал его еще более красивым.

Марсия действительно сильно устала, сон ее был глубок и спокоен.


Она проснулась, когда лучи солнца пробивались сквозь занавески.

Села на кровати и посмотрела на часы — было раннее утро.

Она выглянула в окно и вновь была поражена величием открывшейся панорамы.

Не в силах больше оставаться в кровати, — хотя она и велела служанке разбудить ее в семь, — Марсия встала и быстро оделась.

Так как было довольно тепло, она надела костюм для верховой езды из тонкого пике, только входившего в моду.

Совершенно излишне было надевать жакет от этого же костюма. Не стала брать с собой и шляпу — дома она обычно каталась с непокрытой головой.

Когда она сбежала по лестнице, было без нескольких минут шесть.

Служанки в домашних чепцах уже начали убирать холл.

Они смущенно приседали в реверансе, поскольку не ожидали увидеть кого-нибудь из гостей в столь ранний час.

Конечно, остальные гости еще спят.

Марсия вскоре по приезде догадалась, в какой части дома находится конюшня, и теперь направилась прямо туда.

Младшие конюхи уже чистили вольеры и разносили по кормушкам воду и зерно.

Как и следовало ожидать, конюшня была великолепна.

Марсия не смогла побороть соблазн осмотреть вольеры.

Казалось, каждая следующая лошадь лучше предыдущей.

Главный конюх осведомился, на какой лошади она желала бы прокатиться.

— Вот на этой!

— Это Аквилин, мадемуазель, одна из любимых лошадей господина герцога.

— Думаю, он не будет против, если я совершу на ней небольшую прогулку.

Главный конюх был слишком хорошо обучен, чтобы спорить.

Он немедленно оседлал лошадь и вывел ее из загона.

Оказавшись в седле, Марсия подумала, что отцу будет непросто найти лошадь, равную Аквилин.

Она без труда отыскала дорогу, спускавшуюся в долину и, выехав на ровный участок, пустила лошадь в галоп.

И только когда почувствовала неровное дыхание Аквилин, натянула поводья, замедлив бег лошади.

Она не могла оторвать взгляд от величественных скал, возвышающихся по одну сторону долины. У их подножия располагались винодельни, между ними петляла живописная река.

— Какая прелесть! — воскликнула Марсия.

Она еще немного проскакала вперед, после чего, подумав об отце, который будет ждать ее к завтраку, неохотно повернула обратно к chateau.

Затем пустила Аквилин рысью и тут неожиданно заметила, что к ней приближается какой-то всадник.

Подъехав ближе, Марсия, к своему удивлению, узнала в нем герцога.

Первой ее мыслью было, не совершила ли она бестактность.

Может быть, после того, как конюх сказал, что Аквилин — любимица герцога, стоило выбрать другую лошадь?

Теперь ей не оставалось ничего, кроме как подскакать к нему.

При этом ей пришлось признать, что он управляется с лошадью более искусно, чем кто-либо из ее знакомых.

Герцог скакал на огромном черном жеребце, и Марсия не смогла подавить восхищения — так красиво он смотрелся на столь великолепном экземпляре.

Сбоку от него возвышались скалы, прямо за его спиной начинался лес, где-то вдали белели стены chateau.

Оказавшись около Марсии, герцог снял шляпу.

— Доброе утро, леди Марсия, — произнес он. — Я был удивлен, когда мне сообщили, что вы похитили мою любимую лошадь.

— Я боялась, что вы это скажете. Пожалуйста, простите меня, месье, но я не смогла устоять перед искушением. И получила столько удовольствия от прогулки, что ради нее стоит испытать на себе ваш гнев.

На миг черты его лица смягчились, он не ожидал услышать такой ответ.

— А вы уверены, что Аквилин не слишком велика для вас?

— Вы обижаете меня и тем более моего отца. Меня с пеленок учили ездить на лошади, и папа пришел бы в ярость, узнав, что одной из ваших лошадей удалось сбросить меня.

Герцог улыбнулся.

— Я никогда не посмел бы обидеть вашего отца, которым искренне восхищаюсь, и могу сказать лишь одно: вы обращаетесь с лошадью именно так, как подобает его дочери.

— Спасибо, — молвила девушка. — Я как раз возвращалась в chateau, наверняка папа после завтрака захочет прокатиться и, возможно, пожелает, чтобы я сопровождала его.

— А вам не кажется, что вы почувствуете сильную усталость после долгой утренней прогулки?

Марсия уже собиралась бросить в ответ какую-нибудь дерзость, но вдруг поняла, что герцог просто поддразнивает ее.

— Я отвечу на этот вопрос в конце дня. Сейчас же с нетерпением жду момента, когда смогу посостязаться с вами в простом забеге или скачках с препятствиями.

— Возможно, мы встретимся и там, и там.

— Я буду считать это обещанием и прослежу, чтобы вы сдержали его.

Их лошади шли бок о бок.

Марсия неожиданно поняла, что ей представилась возможность откровенно поговорить с герцогом без свидетелей.

Она не сразу решилась затронуть этот вопрос, считая его слишком щекотливым, но, сказав себе, что чем скорее все встанет на свои места, тем будет лучше для них обоих, сказала:

— Я не ожидала встретить вас этим утром, месье, но раз уж это произошло, не премину воспользоваться случаем и кое-что сообщить вам.

Герцог поднял брови.

— Я внимательно слушаю вас, леди Марсия.

— Мне кажется, я должна рассказать вам, что на самом деле ваша тетя, графиня, попросила папу взять меня с собой, и, вероятно, вы догадываетесь, с какой целью.

Даже не глядя на герцога, она поняла, что в этот миг он просто окаменел.

Глаза его гневно сверкали, губы были плотно сжаты.

Его пронзило внезапное желание сказать леди Марсии, чтобы она не совала нос в его дела.

Но он одернул себя, подумав, что было бы ошибкой отвечать грубостью, и решил притвориться неосведомленным.

— Боюсь, леди Марсия, я не совсем понимаю, на что вы намекаете.

— В таком случае я буду честна с вами, месье. Ваша тетя всячески намекала моему отцу, что я — самая подходящая кандидатура на роль вашей невесты.

У герцога перехватило дыхание.

Он не был готов к столь прямому ответу и совершенно не представлял, как на него реагировать.

— Ив этой связи я хотела сообщить вам, что лично я не имею ни малейшего желания становиться вашей женой и тем более не намерена соглашаться на этот брак.

Такое заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Герцог привык к тому, что его умоляли жениться.

Поэтому он был уверен, любая молодая француженка, и не только француженка, с радостью вышла бы за него.

Он не сомневался, что за приездом леди Марсии в chateau кроется та же причина и ему будет очень нелегко сообщить графу, что он не хочет брать в жены его дочь.

Ему в голову не могла бы прийти мысль, что дочь графа сама будет против их союза.

Прошлым вечером, когда они с маркизой предавались любовным утехам в ее покоях, он убеждал себя в том, что от жизни ему нужны лишь развлечения и удовлетворение плоти.

Для него это значило ухаживать за каждой молодой и красивой женщиной, которая не будет пытаться привязать его к себе узами брака.

Он не остался равнодушен к приезду Марсии, но вскоре ему стало ясно, что их сближение давно запланировано.

Именно поэтому он не мог в полной мере насладиться обществом маркизы.

Да, она была чрезвычайно обольстительна, страстна и ненасытна.

Хоть это происходило не в первый раз, герцог почему-то чувствовал, — не находя видимой причины для подобного настроения, — что ему чего-то не хватает.

Он покинул ее покои намного раньше, чем ей хотелось бы.

Она пыталась удержать его.

— Как ты можешь, дорогой Армон, — шептала она, — оставлять меня, когда выдался столь счастливый случай. Эжен в Риме, и никто не в силах помешать нашему счастью.

— Извини, если я разочаровал тебя, но завтра мне предстоит нелегкий день; я так долго ждал, когда граф Грейтсвудский будет моим гостем.

— Но я ведь тоже… твой гость, — нежно проворковала маркиза.

— И ты думаешь, я забуду это? Завтра вечером я вновь приду сюда, чтобы восторгаться твоей красотой.

Это были не совсем те слова, которые ожидала услышать маркиза, но ей пришлось довольствоваться ими.

Она уже знала, если он решил что-либо сделать, то сделает это, несмотря ни на какие протесты.

Герцог отправился к себе в спальню.

Но, когда он лег, вопреки ожиданиям сон все не приходил к нему.

Он не мог отделаться от мысли, что графиня поступила нечестно, упросив графа привезти с собой дочь.

Он ожидал, что визит графа доставит ему радость от совместного осмотра конюшен. Теперь его планы безжалостно разрушены.

» Будь проклята эта девчонка! — негодовал он. — Я не женился бы на ней, будь она самой Афродитой, но, черт побери, я не собираюсь говорить об этом ее отцу «.

И вот, когда он меньше всего ожидал такого поворота, эта» проклятая девчонка» заявляет ему, что не имеет ни малейшего желания становиться его женой.

Он был столь изумлен этим, что невольно спросил:

— Но почему вы не желаете выйти за меня замуж?

— Мой ответ очевиден: я вас не люблю, а я не намерена выходить замуж за нелюбимого человека.

Герцог в изумлении уставился на нее.

— Но вы, конечно же, согласитесь с выбором вашего отца?

Марсия покачала головой.

— Я давно предупредила отца, что не выйду замуж за нелюбимого человека. Тем не менее он надеется, что я соглашусь на брак с вами; поэтому прошу вас только об одном: доведите до его сведения, что вы тоже не имеете никакого желания жениться на мне.

Герцога все больше и больше изумляли ее слова.

Любая француженка ухватилась бы за малейшую возможность сделать его своим мужем.

И для ее родителей этот брак был бы желанным.

Возможно ли, чтобы женщина, которой он хоть раз улыбнулся, могла отвергнуть любое проявление его благосклонности?

А эта девушка — он вдруг поймал себя на том, что восхищается ее красотой, — не желает становиться герцогиней де Руке.

Он испытал настоящий шок.

Очнувшись, он произнес:

— Я уважаю ваше мнение, леди Марсия, но, мне кажется, оно не делает мне чести. Марсия улыбнулась.

— Наоборот, вы были против моего появления здесь, поэтому, наверное, вам не сообщили о том, что папа приедет не один.

Глядя ему прямо в глаза, она продолжала:

— С тех пор вы довольно ясно давали понять, что не имеете ни малейшего желания находиться в моей компании, и я пользуюсь возможностью сказать вам, что это желание обоюдное.

Помолчав немного, она почти умоляюще промолвила:

— Я прошу вас придумать что-нибудь, чтобы помешать этому браку и сохранить свою независимость.

Герцог совершенно неожиданно засмеялся.

— Я не верю своим ушам! Меня умоляли, вынуждали и чуть ли не с ножом у горла заставляли жениться на вас! И теперь выясняется, что вам тоже пришлось пройти через это.

— Именно так! Папа от вас в совершенном восторге, он думает, я сошла с ума, отказываясь выйти за вас замуж.

— Пожалуй, ваша позиция для меня очень выгодна, но ведь при этом страдает мое самолюбие.

— Чепуха! Вы очень рады тому, что вас «сняли с крючка». Но, мне кажется, вы встретите серьезный отпор со стороны папы и графини. Для нас единственный путь избежать брака — действовать сообща.

— В этом я с вами согласен, и, я думаю, вы правы, считая, что это будет нелегко.

— Да, нелегко. Но если мы вполне определенно дадим всем понять, что не собираемся делать ни малейшего шага к сближению, то я смогу спокойно восхищаться вашими лошадьми, не ловя на себе вопросительных взглядов ваших родственников.

— Я чувствую то же самое, — вновь засмеялся герцог. — Как только мы входим в зал, все разговоры внезапно прекращаются, но невольно создается впечатление, будто все присутствующие говорят о нас.

— И никогда не остановятся Поэтому, месье, обещайте решительно сказать моему отцу, что не собираетесь предлагать мне руку и сердце.

— Обещаю! Однако смею вас заверить, что это самая необычная беседа в моей жизни.

— В таком случае решено! А теперь — кто быстрее доскачет до конца поля!

И, не дожидаясь его согласия, Марсия пустила лошадь в галоп и сразу обогнала герцога на несколько корпусов.

Следуя за ней, он признался себе, что это самая необычная девушка, которую он когда-либо встречал.

И самая здравомыслящая.

Глава 5

Герцог обогнал Марсию и услышал ее заливистый смех.

Они натянули поводья и посмотрели друг на друга. Герцог не мог отвести от нее глаз: очи ее сверкали, щеки стали пунцовыми, растрепавшиеся волосы золотым ореолом окружали головку.

— Я даже не стану говорить: «Выиграла лучшая лошадь», — молвила она. — Ваш жеребец и так очень доволен собой.

— Кажется, вы то же самое думаете о его владельце, — заметил герцог.

— Несомненно! — воскликнула Марсия и, взглянув на видневшийся вдали chateau, добавила:

— Разве можно быть недовольным, имея такое состояние? Моя няня говаривала частенько:

«Гордыня до добра не доведет».

— И я слышал от своей няни нечто подобное. Справедливости ради должен сказать, что вы справляетесь с лошадью гораздо лучше знакомых мне женщин.

— Папа был бы рад услышать это. Марсия неожиданно вздрогнула и прижала ладонь ко рту, давая понять, что сказала лишнее.

— Но будьте осторожны! Очень осторожны! — вскричала она. — Если вы произнесете что-либо подобное при папе, он решит, будто я начинаю вам нравиться.

Она на секунду замолчала.

— Я только что подумала — не стоит никому говорить, что мы встречались во время прогулки; пожалуйста, когда мы вернемся в chdieau, продолжайте не замечать меня.

— И вы указываете мне, что делать, леди Марсия?

— Конечно. Ведь, будучи втянутой в этот спектакль, я теряю гораздо больше.

Герцог уже не выдавал своего недоумения.

— Нам не следует вместе возвращаться в chateau, — продолжала она. — Я поеду этой дорогой, а вы — другой.

— Все сложнее и сложнее, — усмехнулся он, — но я начинаю усваивать, что вы пытаетесь мне сказать.

— Теперь я поспешу и присоединюсь к отцу за завтраком. Если вы вернетесь несколько позже, никто и не подумает, будто мы могли встретиться.

Она надеялась, что во время встречи их никто не заметил, но вдруг поняла — кто-нибудь, выглянув из окна, вполне мог заметить их вместе. Поэтому обеспокоенно произнесла:

— Я поеду, но хочу попросить вас еще об одном: разрешите мне выбрать лошадь, на которой я буду участвовать в состязаниях.

— Ни за что! — ответил герцог. — Я сам выберу для вас скакуна.

Марсия посмотрела на него, пытаясь определить, шутит он или нет, и погрозила пальчиком.

— Но если это будет неуклюжий жеребец, из-за которого я не смогу выиграть, я отомщу вам.

Не дожидаясь ответа, она пустила Аквилин в галоп.

Герцог проводил ее глазами, думая при этом, что она довольно забавна и абсолютно не похожа ни на какую другую женщину, и покорно повернул лошадь в сторону долины, чтобы подъехать к chateau с противоположной стороны.


Оставив Аквилин в конюшне, Марсия вошла в chateau и обнаружила отца в столовой.

Там она застала еще нескольких мужчин. Большинство женщин либо пожелали завтракать в постели, либо вообще еще не проснулись.

Марсия не стала упоминать о конной прогулке.

Отец поцеловал ее.

— Вижу, ты уже готова к решительным действиям. Я много слышал о составленной герцогом программе сегодняшнего дня; нам придется постоять за честь Королевства.

— Конечно, мы сделаем все возможное, — уверила его Марсия.

Слуги принесли одно за другим несколько блюд. Это отличалось от английских обычаев, когда гости сами накладывали себе на тарелку предложенные на завтрак кушанья из блюд, расставленных на буфете.

Марсия была голодна и, быть может, поэтому сочла необыкновенно вкусной кумжу, выловленную в реке, протекающей по долине.

Когда вошел герцог, она уже заканчивала завтрак тостами с медом.

— Доброе утро, милорд, — поздоровался он с графом и кивнул остальным, собравшимся за столом, совершенно проигнорировав Марсию.

Ей показалось, что это несколько обеспокоило отца.

Она быстро доела и поднялась.

— Во сколько ты собираешься на ипподром, папа?

— Я думаю, нам нужно следовать программе и сначала отправиться на конюшню, — ответил граф. — Там мы оседлаем лошадей и верхом будем наблюдать за парадом.

— Отличная мысль! — воскликнула Марсия.

— Я буду в зале в четверть одиннадцатого, — сказал граф. — И, пожалуйста, не заставляй себя ждать!

— Папа, ты же прекрасно знаешь, я никогда не опаздываю, — улыбнулась Марсия.

Как только она вышла, кто-то из гостей произнес:

— Ваша дочь, милорд, столь прекрасна, что невольно поражаешься: такой девушки мне еще не приходилось видеть! Вы, должно быть, очень гордитесь ею?

Подобные комплименты граф выслушивал уже множество раз.

— Конечно, горжусь, — ответил он, — и больше всего желаю, чтобы ее жизнь сложилась счастливо.

Он посмотрел на герцога, но тот был слишком поглощен завтраком, чтобы прислушиваться к разговору.


Поднявшись наверх, Марсия надела свой лучший костюм для верховой езды. Тщательно расчесала волосы, не оставив без внимания ни один завиток.

Ее шляпа, украшенная кисейным платком, спадавшим на спину, не уступала в изящности костюму цвета молодой листвы.

Когда она спустилась вниз, женщины были восхищены им. Только английские портные, говорили они, могут скроить столь элегантный наряд для верховой езды.

Марсия с отцом отправились в конюшню.

Там они узнали, что им выпала честь скакать на лошадях с самого начала церемонии. Остальные участники были доставлены на ипподром в открытых бричках — они сядут на лошадей лишь после того, как продемонстрируют свое умение перед герцогом.

Парад являл собою впечатляющее зрелище.

Главный конюх и его помощник проводили перед гостями каждую лошадь. По случаю торжества их хвосты и гривы были ярко украшены.

Никто не мог остаться равнодушным к отличным жеребцам. Герцог объявлял клички и по желанию публики знакомил с их родословной.

Марсия буквально упивалась происходящим. Более того, ей очень понравился жеребец, его поводья передал ей главный конюх.

Он был немного крупнее Аквилин; конечно, герцог не позволил бы никакой другой женщине оседлать его.

Норовистый и неугомонный, жеребец вскоре подчинился своей новой хозяйке. Когда он успокоился, Марсия заметила на себе одобрительный взгляд герцога.

Она старалась не обращаться непосредственно к нему, и он отвечал ей тем же. Да и не было никакой необходимости разговаривать о чем-либо, кроме лошадей.

Вскоре начались скачки.

К ним присоединились несколько соседей герцога, пожелавших участвовать в скачках на лошадях из своих конюшен.

Марсия с легкостью выиграла забег для женщин, с которого начались состязания.

Затем ей сообщили, что, как победитель, она имеет право на участие в соревнованиях для мужчин.

Она вдруг подумала, что герцог с самого начала планировал такое развитие событий.

Марсия одарила его благодарным взглядом. По ответному блеску в его глазах она поняла, что никакая другая леди не удостоилась бы такой чести.

Боясь, что за ними наблюдают, и он и она тут же отвели взгляд.

Обычный забег был очень увлекателен. Марсия финишировала четвертой.

После этого ей разрешили участвовать в steeplechase , которые должны были состояться после ленча.

Теперь она поняла, почему герцог выбрал для нее именно этого жеребца.

Пока они ели, оживленно обмениваясь впечатлениями, на скаковом круге устанавливали барьеры.

Они были довольно высоки, и после первых двух или трех препятствий почти все женщины выбыли из состязания.

Наконец определились три лидера — ими оказались герцог, Марсия и граф.

Финиш был весьма азартным. До самого конца невозможно было сказать наверняка, кто же будет победителем.

В последний момент герцог продемонстрировал отменную технику верховой езды — он вырвался вперед на своем скакуне, опередив соперников на целый корпус. Марсия и ее отец пришли к финишу одновременно.

Сдерживая своего жеребца, Марсия подумала, что никогда не испытывала подобного восторга.

Ей трудно было удержаться и не высказать вслух восхищения мастерством герцога.

Граф же признался хозяину поместья, что никогда еще не участвовал в столь захватывающей гонке.

Ко времени возвращения в chateau все порядком устали.

Женщины разошлись по спальням, чтобы отдохнуть перед ужином.

Графиня зашла к Марсии.

— Ты просто замечательно выступила, — сказала она, — и я уверена, это произвело сильное впечатление на моего племянника. Ни одна женщина не могла сравниться с тобой.

— У меня был прекрасный конь, — скромно заметила Марсия. — Но гонка действительно превзошла все ожидания!

Графиня поцеловала ее в щеку.

— Я так рада, что тебе понравилось. Мне ужасно хочется, чтобы ты была счастлива в chateau.

Марсия опасалась, что она пожелает еще что-нибудь добавить, но, к счастью, в спальню вошла служанка — помочь снять костюм для верховой езды, и графиня поспешно откланялась.

За ужином собралось довольно много гостей.

По его окончании заиграл оркестр, приглашая всех танцевать.

Бальный зал был отделан с тем же удивительным вкусом, что и остальные помещения. Белоснежные колонны с золотом создавали атмосферу торжественности.

На их фоне прекрасные леди в своих изысканных нарядах со шлейфами напоминали лебедей.

Графиня и ее ровесницы поражали множеством украшений, переливающихся в свете свечей. Марсия тут же была окружена толпой кавалеров — в основном молодыми людьми, приехавшими в гости из соседних поместий. В то же время она не могла отделаться от мысли, что ей хотелось бы потанцевать с герцогом.

Идеально сложенный, он кружился по залу с тем же изяществом, с которым управлял лошадьми. При этом он сознательно избегал ее.

Приходилось довольствоваться тем, что они обменивались мгновенными взглядами, когда на них, как им казалось, никто не смотрел.

Танцующие расходились поздней ночью.

Большинство гостей старшего поколения, таких, как отец Марсии, ушли спать намного раньше.

Как только голова коснулась подушки, девушка тут же заснула. День был слишком долгим и насыщенным.


Марсия находилась всего в нескольких дюймах над барьером, когда неожиданно ее сон прервался.

Сначала она подумала, что слышит голос горничной, но вскоре осознала, что это отец вошел в спальню и раздвинул занавески.

— Мне очень не хотелось будить тебя, — объяснил он, — но буквально через несколько минут мы с герцогом отправляемся к человеку, который торгует прекрасными жеребцами; поездка обещает быть интересной.

— Вот здорово! — воскликнула Марсия, садясь на кровати и протирая глаза. — Можно мне поехать с тобой?

— Мне бы очень хотелось этого, дорогая, но герцог предельно ясно дал мне понять, что приглашает только меня, так как, возможно, мы останемся на ленч.

— Ах, да… понимаю. Да, герцог весьма предусмотрителен. Если б он пригласил и ее, это могло бы вызвать лишние разговоры.

Но все же она немного расстроилась.

— А который час, папа?

— Десять, — ответил граф. Марсия разочарованно вскрикнула.

— Я не собиралась так долго спать! Я хотела совершить с утра конную прогулку!

— Ты сможешь сделать это после завтрака, — утешил ее граф. — Я не думаю, что мы скоро вернемся. Да и края неблизкие.

Он поставил стул ближе к кровати и сел.

— Я разбудил тебя потому, что хотел серьезно поговорить.

— О чем, папа?

Она подложила под голову еще одну подушку и теперь полусидела на кровати, ожидая, что скажет отец.

— Я боюсь, это известие может шокировать тебя, как и меня в свое время, но, мне кажется, тебе стоит это знать.

Марсия удивленно посмотрела на него.

И граф поведал ей обо всем, что узнал от графини о Сардо.

Девушка внимательно слушала. Когда отец закончил рассказ, она спросила:

— И ты действительно веришь откровениям графини? Это же совершенно невероятно!

— Так же думаю и я, — согласился граф, — но в то же время мне совсем не нравится этот молодой человек, и я ему не очень доверяю.

— Мне он тоже совсем не симпатичен, но это еще не повод подозревать его в таких ужасных вещах.

— Однако не стоит исключать и такую вероятность, — настаивал граф.

— Но нам ведь до этого нет никакого дела, — тихо молвила Марсия.

Граф на миг задумался.

— Я всегда очень любил герцога, — признался он, — еще с тех пор, когда он был маленьким мальчиком; тогда мы с его отцом были закадычными друзьями. Как же я могу равнодушно относиться к тому, что может произойти, понимая, что должен это предотвратить.

— Ты имеешь в виду, что я могу предотвратить преступление, выйдя замуж за герцога? — догадалась Марсия. — Но это не остановит Сардо, если он действительно задумал убить его.

— Тогда этот поступок становится совершенно бессмысленным — если у вас родится ребенок, — без обиняков заявил граф.

Марсия даже потеряла дар речи, пока смогла наконец выдавить из себя:

— Да… конечно… это так… я об этом… не подумала. Но, если все обстоит так, как ты говоришь, Сардо может… попытаться убить герцога… до свадьбы.

— Графиня просила герцога принять необходимые меры предосторожности. Но тебе, вероятно, известно, что, если один человек решил убить другого, его действия невозможно предугадать. С герцогом в любую минуту может произойти несчастный случай.

— Но его будет нелегко устроить, — возразила Марсия, — если герцог окружит себя слугами. У него наверняка хватит ума не прогуливаться в одиночестве.

В этот миг она подумала, что герцог поступил крайне беспечно, в одиночестве совершая утреннюю прогулку верхом.

Даже если никто из гостей не пожелал бы составить ему компанию, он мог взять с собой грума. Хотя сама необходимость этого способна вызвать раздражение герцога.

— Я думаю, — медленно промолвил граф, — единственное, что герцогу действительно нужно и может спасти его жизнь, так это жена, которая будет присматривать за ним.

Марсия всплеснула руками.

— Нет, папа, нет! Это твой способ спасения его жизни, а не мой!

Граф поднялся со стула.

— Как можно быть столь упрямой и глупой! — с досадой воскликнул он. — Чего еще ты желаешь? Процветающее поместье, этот прекрасный chateau и человек, который, по-моему, на порядок лучше всех остальных претендентов на твою руку!

На минуту в комнате повисла тишина. Наконец Марсия тихо произнесла:

— Ты же прекрасно знаешь, папа, что герцог не любит меня.

— Со временем полюбит, — отрезал граф, — если ты будешь к нему хоть чуть-чуть благосклоннее. Я видел, что ты даже не поздравила его, когда его лошадь победила на скачках, и, насколько я заметил, вообще никогда не разговариваешь с ним.

— Скорее он не разговаривает со мной! — с вызовом бросила Марсия. — И ты, конечно же, знаешь, что он обручен с прекрасной маркизой, хоть и не может жениться на ней.

Граф недовольно вздохнул.

— Отношения между герцогом и маркизой сейчас не обсуждаются. Ему и его семье необходимо, чтобы он женился и произвел на свет наследника.

Он подошел к окну.

— Ты можешь себе представить, что произойдет, если этот неприятный молодой человек после смерти своей матери унаследует это имение?

Словно обессилев, граф положил руку на подоконник.

— Еще задолго до ее смерти он продаст все, до чего сможет добраться, чтобы потратить деньги на парижских куртизанок. Он продаст все, что находится сейчас в chateau, все, что собиралось на протяжении веков.

— Ты преувеличиваешь, папа. Но в любом случае мне нет никакого дела до этого chateau; мне гораздо больше нравится наш дом в Грейтcвуде и те земли, которые я когда-нибудь унаследую.

— Если ты действительно так думаешь, — зло сказал граф, — нам вообще незачем об этом говорить.

— Совершенно незачем, — согласилась Марсия. — Мне очень жаль герцога, но это его неприятности. Стоит ему пальцем пошевелить, и найдется немало привлекательных француженок, которые сделают все от них зависящее ради его спасения.

Граф не ответил.

Он вышел из спальни, громко хлопнув дверью.

Марсия вздохнула. Она любила отца и очень не хотела огорчать его.

Тем не менее она была уверена, что отец слишком сгущает краски.

Он лишь использует сказанное графиней, чтобы получить согласие Марсии на брак с герцогом.

Она сомневалась, что он затрагивал эту тему в разговоре с герцогом.

Однако ей очень хотелось узнать, что же все-таки происходит на самом деле; но теперь у нее вряд ли будет еще один шанс поговорить с отцом наедине.

«Возможно, я смогу поговорить с ним завтра утром», — думала девушка.

Она, как и вчера, собиралась встать ранним утром и совершить конную прогулку. Ей необходимо во что бы то ни стало убедить отца изменить свое решение. Только бы вновь поговорить с ним!

Не желая видеть отца до его отъезда, она вышла из спальни только в полдень.

Графиня встретила ее очень тепло.

— А вот и ты, дитя мое! — сказала она. — Надеюсь, ты хорошо отдохнула?

— Я, наверное, слишком поздно встала, мадам, — извинилась Марсия.

— Мы все встали совсем недавно, — ответила графиня, — на то были причины; к тому же моего племянника уже нет дома — как ты, наверное, знаешь, он с твоим отцом поехал смотреть лошадей.

— Я знаю, эта поездка доставит папе немало удовольствия.

Большинство гостей под тем или иным предлогом разъехались, и завтрак показался Марсии довольно скучным.

Потом графине пришлось заняться решением каких-то семейных проблем, а Марсия не имела ни малейшего желания вступать в разговор с родственниками, оставшимися в салоне.

Она боялась, что они станут выспрашивать у нее о их с герцогом отношениях, так как им не терпится узнать, любит она его или нет.

Марсия с улыбкой подумала, что, скажи она им правду, они посчитали бы это невероятным.

А потому она поднялась наверх и облачилась в костюм для верховой езды, затем спустилась по лестнице, ведущей к конюшням, и попросила для конной прогулки Аквилин.

— Я думаю, мадемуазель, вы захотите, чтобы вас сопровождал грум, — предложил главный конюх.

— Нет, спасибо, — ответила она. — Я предпочитаю кататься в одиночестве.

На лице конюха девушка заметила неодобрение. Но ведь сейчас раннее утро, в округе никого нет, и она вполне может совершить прогулку без сопровождающего; в любое же другое время будет выезжать не иначе как в сопровождении грума.

А сейчас ей необходимо обдумать сказанное отцом, и хочется это сделать без чьего-либо присутствия.

И не важно, одобряет такое поведение главный конюх или нет, — она намерена побыть одна.

Когда Марсия оседлала Аквилин, он все еще с осуждением смотрел на нее.

Она все-таки решила действовать по своему усмотрению и направила лошадь к ущельям, которые давно собиралась исследовать.

Не проехала и мили, как ей в глаз попала какая-то мушка. Марсия остановила Аквилин под сенью деревьев и стала извлекать насекомое из глаза. Справившись с этим, она вытерла выступившие слезы носовым платком.

В этот миг она обратила внимание на двоих мужчин, выезжавших из ущелья. Она не могла четко разглядеть их, но почувствовала, что один из них Сардо. Его не было за завтраком; по этому поводу графиня даже заметила:

— Мне кажется, и это весьма прискорбно, что все мужчины под тем или иным предлогом решили избавиться от нашего общества.

Женщины зашептались, когда она добавила:

— Даже Сардо сказал, что у него дела, хотя я совершенно не могу себе представить, какие у него могут быть дела здесь, в долине.

В голосе ее слышалось беспокойство. Она скорее рассуждала вслух, нежели обращалась к сидящим за столом.

Теперь, увидев Сардо в компании с каким-то незнакомцем, Марсия подумала, не замышляют ли они чего дурного.

Но маловероятно, что в этих местах он сможет навредить герцогу. Также сомнительно, что ему удастся найти деньги, путешествуя между скал. Не было ему никакого смысла и прогуливаться по виноградникам в долине, так как виноград еще не созрел.

Она подождала, пока мужчины скроются из виду и продолжала мчаться к скалам, подпиравшим вершинами небо.

На пути прямо перед всадницей возникла довольно высокая изгородь. Марсия ощутила спортивный азарт. Наклонилась к шее лошади и прошептала по-французски:

— Ну давай, покажи мне, на что ты способна.

Разбежавшись, лошадь преодолела изгородь, даже поднялась почти на фут выше необходимого.

И тут Марсия с ужасом заметила девочку, собиравшую цветы по другую сторону изгороди. Она попыталась увести лошадь как можно правее, но было уже поздно. Аквилин копытом задела голову девочки, и та свалилась без чувств.

Марсия соскочила с седла и подбежала к ребенку.

Девочке на вид было около пяти лет. В руке она сжимала букетик только что собранных полевых цветов.

Марсия взяла ее на руки и осмотрелась. Приблизительно в пятидесяти ярдах она заметила маленький домик.

Он находился у самого подножия гор. Девушка поспешила к нему.

С той стороны внезапно появился мальчик приблизительно четырнадцати лет, мчавшийся к ней.

— Что случилось? — спросил он.

— Чья эта девочка? — в свою очередь спросила Марсия.

— Это моя сестра, Лизетт, — ответил мальчик, — Мама велела мне присмотреть за ней. Неужели она умерла?

— Нет, конечно нет, — пыталась успокоить его Марсия. — Моя лошадь лишь коснулась ее копытом, и она потеряла сознание.

Этими словами ей хотелось заверить скорее себя, что ранение действительно не столь серьезно.

Не останавливаясь, она спросила у мальчика — Это ваш дом? Твоя мама там?

— Мама уехала навестить больного дедушку.

У Марсии упало сердце.

В пределах видимости не было больше никакого жилья.

Она продолжала идти к дому, бережно неся девочку.

Малышка оказалась премиленькой. Удар пришелся прямо на середину лобика. Немного кожи было содрано, но рана кровоточила не сильно; зато вокруг нее уже начинал образовываться зловещий синяк.

— Что вы будете делать? — встревоженно спросил мальчик. — Наверное, Лизетт очень больно.

— Надеюсь, что нет. Но необходимо как можно скорее позвать доктора. Мальчик покачал головой.

— Здесь поблизости нет доктора.

Марсия лихорадочно стала искать какой-нибудь выход.

«Пошлю записку в chateau», — пришла в голову мысль.

Тем временем они добрались до дома, окруженного небольшим садом. Мальчик отворил ворота. От них до двери дома, которую он поспешил открыть, вела прямая тропинка.

Прежде чем войти, Марсия оглянулась.

Она обрадовалась, что Аквилин все еще стоит около изгороди.

Марсия не думала, что она убежит, но, даже если это и произойдет, лошадь, скорее всего, сама найдет дорогу к конюшне. Теперь следует заняться Лизетт.

Домик был очень маленький: по одну сторону от прихожей располагалась кухня, по другую — гостиная, напротив входной двери — две спальни.

В большей стояли две кровати — большая и маленькая, по словам мальчика, принадлежавшая Лизетт.

Марсия положила девочку на маленькую кровать. Ее глазки все еще были закрыты, личико побелело.

Марсия так испугалась, что сердце едва не выскакивало из груди.

— Твоя сестричка оглушена, — громко сказала она, — и нам необходима помощь. Тебе придется отнести в chateau мою записку.

Мальчик кивнул.

— Как тебя зовут?

— Пьер.

— Отлично, Пьер. Попробуй найти для меня кусочек бумаги, перо и чернила. А я пока раздену твою сестричку; только, пожалуйста, скажи, где ее ночная рубашка.

Мальчик приподнял подушку на маленькой кровати и достал из-под нее рубашечку.

Она была безупречно чистая, так же как и постельное белье, и вообще весь дом.

Марсия подумала, что мать Пьера хорошая хозяйка, и тут же вспомнила, что все французы содержат свои дома в идеальной чистоте, даже вытряхивают матрасы каждый день.

— Найди какую-нибудь бумажку, — повторила она.

Пьер выбежал из комнаты. Марсия тем временем подошла к умывальнику, находящемуся в углу спальни.

На нем стоял кувшин, полный воды; рядом висело фланелевое полотенце.

Она нежно протерла девочке лоб.

На ране выступило немного крови, но синяк стал еще больше и темнее.

Она сняла с девочки ботинки и носки и начала расстегивать платьице, когда вернулся Пьер.

— Я нашел чернила и гусиное перо, мадемуазель, — выпалил он, — и лист бумаги; правда, мне кажется, он немного велик.

Этим листом, вероятно, был накрыт кухонный стол. Марсия взяла со столика лежавшие там ножницы и отрезала необходимый кусок.

Сев на жесткий стул, она стала писать, то и дело макая перо в чернильницу.

Из-за меня произошел несчастный случай с маленьким ребенком. Пожалуйста, пришлите доктора или кого-нибудь, кто может помочь, и не рассказывайте об этом никому из домашних, особенно папе, так как это может сильно расстроить его.

Марсия.

Она сложила записку, надеясь, что никто не развернет ее.

На внешней стороне указала имя герцога, написав над ним ЛИЧНО В РУКИ, и сказала Пьеру:

— Доставь как можно быстрее в chateau и скажи, что это для герцога лично. Если будет возможно, попробуй передать записку прямо ему в руки.

Мальчик кивнул.

— Беги что есть духу, но прежде скажи, когда возвратится твоя мама.

— Она сказала, что может вернуться сегодня поздно вечером, но, скорее всего, приедет завтра утром.

У Марсии бешено заколотилось сердце.

— Сделай все возможное, чтобы поговорить с герцогом лично, — моляще произнесла девушка. — Он действительно сможет помочь нам, тогда как остальные лишь поднимут шум.

— Я скажу, что пришел от вас, мадемуазель, — сказал Пьер, — если вы сообщите мне свое имя.

Эта мысль показалась Марсии удачной.

— Я — леди Марсия Вуд, — медленно промолвила она. — Повтори за мной.

— Ле… леди Марсия Вуд. — Пьер с трудом выговорил слово «леди».

— Все правильно. А теперь беги в chateau и повторяй его про себя.

— Я хорошо бегаю, госпожа! Я побегу быстрее ветра!

Марсия прошла с ним до двери и заодно убедилась в том, что Аквилин стоит на прежнем месте.

Лошадь не обращала ни малейшего внимания на происходящее вокруг.

Облегченно вздохнув, Марсия вернулась к Лизетт. Ребенок не шевелился.

Очень бережно Марсия сняла с малышки платьице; когда она очнется, ей будет гораздо удобнее без него.

«А что, если в результате удара у девочки произошло сотрясение мозга? — в страхе подумала Марсия. — Я уверена, герцог найдет доктора».

Она надеялась, что к этому моменту он уже вернулся в chateau.

Скорее всего герцог и отец посмотрят лошадей до ленча и не станут долго засиживаться после него.

«Только герцог сможет помочь мне в этой беде, — твердила она себе. — Но как меня угораздило оказаться в такой ситуации, когда приходится всецело полагаться на его помощь!»

Глава 6

Пьер бежал до chateau без остановки. Добравшись до цели, он еле переводил дыхание. У ступенек главного входа мальчик вдруг оробел от того, что ему предстояло сделать.

Посмотрел на дорогу и увидел приближающийся фаэтон.

Остановился, подумав, что это может быть герцог.

В таком случае ему удастся избежать разговора со старшим лакеем, который наводил на него страх.

Фаэтон приближался.

В нем, управляя парой роскошных лошадей, уже почти загнанных, сидел герцог.

Мальчик заметил, как месье, сопровождавший его, вышел из фаэтона.

Герцог уже собирался вручить вожжи подбежавшему груму, как к нему подошел Пьер.

— Это вам, господин, — с поклоном произнес он и протянул герцогу записку.

Тот с удивлением посмотрел на мальчика.

— Записка для меня? — спросил он. — От кого же?

— От мамзель-леди-Марсии-Вуди, — медленно, пытаясь как можно точнее выговаривать слова, сказал Пьер.

Герцог развернул записку и, прочитав ее, спросил:

— И где находится дама, написавшее это?

— В доме моей матери, господин.

— Подожди здесь, — приказал герцог. Он поднялся по лестнице и велел лакею:

— Немедленно пришлите ко мне Жака.

— Oui, monsieur , — ответил лакей и побежал исполнять приказание.

Тем временем граф прошел через прихожую прямо в салон.

Герцог слышал, как он с кем-то разговаривает; возможно, его собеседницей была графиня.

Он с нетерпением ждал. Ему казалось, не стоит распространяться о содержании записки до тех пор, пока он сам не разузнает обо всех подробностях происшедшего.

Буквально через несколько минут в дверях дома показался Жак, камердинер.

Это был мужчина средних лет, прослуживший у герцога десять лет.

Он проявил себя с лучшей стороны при оказании первой помощи во время различных несчастных случаев, и герцог уже не раз испытал на себе это умение.

Он отвел Жака в сторону и сказал тихо, чтобы не слышали слуги:

— В поместье произошел несчастный случай, и я хочу, чтобы ты отправился туда со мной. Возьми с собой все, что считаешь необходимым. Жак не тратил времени на расспросы. Он немедленно взбежал по лестнице, в то время как герцог направился к парадной двери.

— Сообщите графу и графине, если они будут меня спрашивать, — сказал он дворецкому, — что я уехал: кто-то в усадьбе нуждается в моей помощи.

Сбежал по ступеням и вновь забрался в фаэтон.

Грум ждал его подле лошадей.

Вскоре к герцогу присоединился Жак.

— Я собираюсь ехать совсем недалеко, — сказал герцог груму, — так что пока не нуждаюсь в твоих услугах.

Грум отошел, и герцог крикнул Пьеру, все еще ожидавшему распоряжений:

— Забирайся сюда, сядешь позади меня. Пьер быстро выполнил его распоряжение. Герцог развернул фаэтон во внутреннем дворе и выехал на дорогу.

Когда chateau скрылся из виду, он через плечо сказал Пьеру:

— А теперь говори, куда ехать. Я не имею ни малейшего представления, где находится ваш дом.

Пьер сообщил, что сначала надо проехать через деревню. Потом дорога шла по довольно крутому склону холма — к счастью, не было дождя — и, наконец, им пришлось пересечь огромные поля, по которым прогуливалась Марсия.

Приблизившись к дому, герцог заметил Аквилин, мирно пасущуюся неподалеку.

Он с опаской посмотрел на лошадь, раздумывая, привязать ее или оставить пастись без пут.

Аквилин подняла голову и проследила взглядом за приближающимся фаэтоном.

Она даже не пыталась убежать, и герцог решил, что ее можно оставить непривязанной.

Он соскочил на землю, сказав Пьеру:

— Оставляю лошадей на твое попечение; я знаю, ты позаботишься о них.

Ничто не могло доставить мальчику большего удовольствия, чем эти слова.

Пьер выпрыгнул из фаэтона и тотчас начал заботливо вытирать лошадей.

Герцог отворил калитку и прошел по прямой аллее в дом.

Прежде всего надо найти Марсию.

Спальня находилась в нескольких шагах, и дверь в нее была приоткрыта.

Он вошел и увидел Марсию — она сидела на кровати и баюкала девочку.

Она не сразу заметила герцога.

Он слушал, как она нежно говорила ребенку:

— Ты ушиблась, но скоро поправишься. Ты снова станешь бегать по траве и собирать прекрасные цветы, точно так же, как делала это сегодня. Я думаю, ты хотела подарить их своей маме; ей было бы приятно, что ты думала о ней, когда она была в отъезде.

Вдруг девушка почувствовала, что в комнате есть еще кто-то. Обернулась и увидела герцога.

— Вы… вы приехали! — совершенно другим голосом сказала она. — Я так рада! Я очень волновалась. Вы ведь привезли с собой доктора?

— Я привез моего камердинера. Жак ничуть не хуже любого доктора, — ответил герцог. — Но что все-таки произошло?

Он подошел ближе и посмотрел на ребенка, которого держала на руках Марсия.

— Это случилось… по моей вине, — упавшим голосом произнесла она. — Я перескочила через изгородь, не подозревая, что там находится девочка. Аквилин копытом задела ее. Думаю, она оглушена, и надеюсь, ранена не очень серьезно.

— Пусть Жак осмотрит ее, — сказал герцог. Он отошел в сторону, и Жак, доселе стоявший у двери, подошел к девочке.

Он посмотрел на Лизетт, и Марсия обратилась к нему:

— Я думаю, можно считать хорошим признаком то, что рана не очень сильно кровоточит. Тем не менее у нее на лбу все-таки появится огромный кровоподтек.

Жак нашел пульс девочки, затем прослушал сердце и очень нежно коснулся лобика.

— Как она? — спросила Марсия. — Я ужасно боялась, что она может умереть.

— Не беспокойтесь, мадемуазель, — улыбнулся Жак. — Эта девочка жива, но, как вы верно заметили, немного оглушена. Я не думаю, что ее голова серьезно пострадала.

— Вы собираетесь наложить повязку? Камердинер покачал головой.

— Я никогда не накладываю повязку, если без нее можно обойтись. Лучшими лекарствами, по-моему, являются свежий воздух и солнечный свет, данные нам Господом.

Марсия улыбнулась.

— Именно это всегда говорила моя мама. Так же она верила в лечебную силу меда.

— Я тоже верю в нее, — согласился Жак. — У меня с собой есть мазь, изготовленная из меда. Она заживляет любой порез лучше всякого лекарства.

Он открыл свою сумку и, достав небольшую баночку, аккуратно нанес мазь на кровоподтек, налившийся синевой, и на места с содранной кожей.

— А теперь, все что ей нужно, — это полный покой, а когда она очнется, — тепло и ласка.

Герцог, доселе сохранявший молчание, подошел к кровати.

— А где мать девочки? — спросил он. — Если она работает в поле, то, наверное, скоро вернется.

— Ей пришлось уехать и, по-видимому, на всю ночь, — ответила Марсия, — но она должна вернуться завтра утром. А до тех пор я побуду с Лизетт.

Герцог удивленно посмотрел на нее.

— Вы хотите сказать, что собираетесь остаться здесь? А почему бы вам не взять ребенка с собой в chateau?

— Нет, нет, — замотала головой Марсия. — Она может сильно испугаться, когда придет в себя в совершенно незнакомом месте.

— И вы готовы остаться с нею здесь? — повторил свой вопрос герцог.

Он не мог представить, чтобы женщина его круга провела ночь в крестьянском доме, дабы присматривать за больным ребенком, которого никогда раньше не видела.

— Конечно, я должна остаться. Ведь это я виновата в том, что девочка в таком состоянии и, кроме того… она такая милая.

— Вы, конечно, вольны поступать, как считаете нужным, — сказал герцог, — но вы также должны понимать, что здесь вам будет не совсем удобно.

Марсия ничего не ответила, лишь крепче прижала к себе малышку, словно хотела вдохнуть в нее жизненные силы.

— А где отец ребенка? — спросил герцог.

— Я… я не догадалась спросить у Пьера, — недоуменно произнесла Марсия после минутного раздумья.

Герцог вышел из спальни.

Жак поставил баночку с медовым кремом на стол, присовокупив к ней еще несколько предметов.

Пьер продолжал обхаживать лошадей, когда к нему подошел герцог.

— А где твой отец? — спросил он.

— Мой отец умер, господин, — ответил мальчик. — Он погиб под обвалом этой зимой.

— И как же твоя мать без отца кормит семью?

— Она берет в стирку вещи, — объяснил Пьер, — и еще плетет кружева, а затем продает на рынке.

Герцог знал, что кружева местных мастериц пользуются большим спросом у приезжих, многие дамы приспосабливают их к своим нарядам.

И как ты думаешь, твоя мать вернется Пьер пожал плечами.

— Если дедушке станет лучше, она вернется сегодня вечером, если нет — завтра рано утром.

Герцог вернулся в дом.

Как раз в это время из спальни вышел Жак.

Герцог прошел с ним на кухню и проинструктировал насчет дальнейших действий.

Жак внимательно выслушал то, что он должен будет сказать в chateau.

— Я все передам, господин, — пообещал он.

— Спасибо, Жак. А теперь бери фаэтон и отправляйся в chateau; я же позабочусь об Аквилин.

— Я видел ее в поле. Хорошо, что она не пострадала.

— Я тоже подумал об этом, — заметил герцог.

Жак забрался в фаэтон и уехал. Герцог подошел к Аквилин, та ткнулась в него носом.

Он прикрепил вожжи к шее лошади — Марсия забыла сделать это — и подвел ее к дому.

— А теперь будь умницей и не отходи далеко, — обратился он к лошади.

Пьер стоял у ворот и наблюдал за ним.

— Проследи за моей лошадью, — сказал герцог мальчику. — Мне очень не хотелось бы потерять ее.

— Я присмотрю за ней, — охотно согласился Пьер.

— За это я дам тебе немного денег сходить в деревню, — посулил ему герцог.

У мальчика загорелись глаза.

Нетрудно было догадаться, что с тех пор как погиб его отец, мать с трудом могла прокормить себя и детей.

Марсия изумилась, увидев вернувшегося в спальню герцога.

— Вы все еще здесь! — воскликнула она. — Я слышала, как ускакали лошади, и думала, что вы вернулись в chateau.

— Я решил, что, вернувшись, мне придется отвечать на множество вопросов. Марсия улыбнулась.

— Конечно, придется! Я… я очень сожалею о случившемся.

— Вы не должны сожалеть.

— Я никогда не простила б себе, если бы все обернулось еще худшей бедой для этой малышки.

Но ваш камердинер считает, что рана несерьезная и мозг… не поврежден.

— Я доверял Жаку заботу о состоянии моего тела и духа на протяжении многих лет, и он ни разу не подвел меня.

Пока он говорил, Марсия с нежностью смотрела на ребенка, покачивая; ее глаза излучали любовь.

Сидя на кровати, она сняла сапоги для верховой езды и теперь полулежала, откинувшись на подушки.

Она была очень красива в ореоле рассыпавшихся золотистых волос.

Герцог сел на стул и залюбовался ею.

Он хранил молчание, и Марсия вопросительно подняла на него глаза.

— Мне кажется, вы очень любите детей, — наконец сказал он.

— Да, очень люблю. Я была единственным ребенком в семье, и мне ужасно хотелось иметь братьев и сестер, с которыми я могла бы играть.

Она посмотрела на Лизетт и продолжала:

— Конечно, мне с папой было всегда очень интересно, несмотря на то что он воспитывал меня скорее как сына. Но я хочу, чтобы моя дочь, если она у меня будет, в детстве играла с куклами и нянчилась с ними, представляя себя их мамой, — сказала она мечтательно.

— Если вы этого хотите, то почему бы вам не выйти замуж и не воспитывать своих детей?

— Именно этого я и хочу; но прежде я найду мужа, который будет так же любить их, как я. Герцог задумался.

— Вы хотите сказать, что все мужчины, предлагавшие вам руку и сердце, — а их, я думаю, было немало, — стали бы плохими отцами?

— Быть может, из них вышли бы неплохие отцы, но они этого не показывали. Как можно произвести на свет ребенка, которому не будет хватать внимания или который не будет желанен!

Она говорила тихим, спокойным голосом — наверное, для того, подумал герцог, чтобы не побеспокоить малышку. В эти минуты она не помнила, кто он такой, а он был настолько дерзок, что задал ей подобный вопрос.

А между тем ее слова прозвучали как откровение. Благодаря этому разговору он узнал скрытую от всех тайну Марсии; узнал, почему она до такой степени предубеждена против брака по соглашению и против любых других браков, заключенных не по любви.

Словно прочитав его мысли, Марсия посмотрела ему в глаза.

— Вы ведь никому не расскажете того, что сейчас услышали от меня?

— Вы можете довериться мне, — ответил герцог. — И, если это вас интересует, я тоже был довольно одинок в детстве.

— Для мальчика это совсем другое дело. Казалось, Марсия не желала выглядеть сочувствующей.

Герцог покачал головой.

— Я думаю, все дети нуждаются в друзьях и, конечно же, в любви.

— Я никогда не поверю, что ваша мать не любила вас, — заметила девушка.

— Она любила меня, так же как и отец, — возразил герцог. — Но я до сих пор помню, как мне хотелось иметь друга, моего сверстника, с которым мы могли бы лазать по деревьям, прятаться от нянек и наставников и соревноваться, выезжая на пони.

Марсия улыбнулась.

— Мне этого тоже хотелось и казалось ужасно несправедливым, что папа меня все время обгоняет на более крупной лошади, чем моя.

— Я часто думал, — продолжал герцог, вызывая в воображении картины прошлого, — что деревенские дети, воспитывавшиеся в больших семьях, гораздо счастливее меня, имевшего множество нянек и наставников и самые дорогие игрушки, которые можно было купить.

— Теперь вы заставили меня пожалеть вас, а также Лизетт — и потому, что я ушибла ее, и потому, что она, наверное очень одинока, — ведь Пьер гораздо старше ее.

— У меня есть сводная сестра, она на двенадцать лет старше, — заметил герцог.

— Тогда лучшим выходом для вас будет обзавестись большой семьей. Рожайте детей как можно чаще — лучше всего близнецов, и они никогда не будут одиноки.

Она невольно вспомнила, что говорил ей отец. Если он не ошибался, существовала вероятность того, что герцог вообще не успеет жениться.

В таком случае детские комнаты в chateau останутся пустыми.

Не подумав о том, что ему могут быть не известны намерения Сардо, она торопливо произнесла:

— Но вам необходимо быть осторожным… очень осторожным! Иначе род герцогов Рукских может оборваться, и ни один ребенок не будет кататься по перилам и играть в прятки в закутках chateau.

— О чем это вы?

— Я… я очень сожалею… мне не следовало этого говорить. С моей стороны… глупо… говорить это. Но я думала, госпожа графиня предупредила вас.

— Предупредила меня? О чем?

— О… о вашем племяннике.

— Она знает что-то неизвестное мне?

— Я… я не знаю… но сегодня утром папа мне кое-что сказал.

— Расскажите же мне, что сказал ваш отец! Марсия взглянула на герцога с тревогой.

— С моей стороны… было бестактно… говорить об этом… пожалуйста… забудьте о том, что я сейчас сказала.

— Вы только разжигаете мое любопытство! Она вздохнула.

— Я думаю, это будет звучать более связно в устах графини, чем в моих, но… ей кажется… что ваш племянник собирается… убить вас!

Герцог уставился на нее.

— Убить меня? — воскликнул он. — Но это же смешно!

— Недавно граф сообщил своим кредиторам, что… после вашей безвременной кончины, которая вероятна… в ближайшем будущем, его мать унаследует… все, чем вы владеете.

В комнате повисла тишина.

Марсия, сожалея о сказанном, не смела поднять глаза на герцога. Она так низко склонилась над Лизетт, что ему был виден лишь ее затылок.

— То, что вы сказали о его матери, — правда, — произнес наконец герцог. — Но мне даже в голову не приходило, что Сардо может использовать это для своей выгоды.

— И немалой выгоды, — уточнила Марсия. — Если он сможет избавиться от вас. Ах, пожалуйста… пожалуйста… будьте осторожны! Вы не имеете права… оставить свое место такому человеку… как он… Я уверена, все люди, живущие в поместье… включая Пьера и мать Лизетт… пострадают… от этого.

— Конечно же, пострадают! Но мне и в голову не могло прийти, что он окажется столь безрассудным, чтобы вынашивать план моего убийства!

— Но это только… предположение, — возразила Марсия. — Никто не может с полной уверенностью утверждать это. Правда графиня разговаривала со своими парижскими друзьями и они рассказали: он где только можно бахвалится тем, что его мать унаследует немалое состояние в случае вашей смерти.

— Чему необходимо помешать любой ценой, — решительно заявил герцог.

Он встал и направился к двери. Марсия с тревогой наблюдала за ним.

«Возможно, мне не следовало говорить ему об этом, — думала она, — но рано или поздно ему все равно пришлось бы услышать это и быть несколько… осторожнее».

И вдруг она вспомнила, как встретила Сардо в сопровождении незнакомого мужчины недалеко от того места, где они сейчас находились.

Скорее всего они не замышляли ничего плохого, просто совершали конную прогулку. Но ей казалось, на месте герцога она считала бы подозрительным каждое движение Сардо, тем более каждую его поездку.

Неожиданно она поймала себя на том, что молится за герцога, за то, чтобы никто не смог причинить ему вред.

Ибо его смерть равносильна неотвратимой гибели chateau.


Герцог остановился в дверях, задумчиво глядя на лежащую перед ним долину.

Неужели это возможно, вопрошал он себя, что родной племянник готов убить его только из-за того, что ему не хватает денег на разгульную жизнь в Париже.

Даже сама мысль об этом казалась ему абсурдной.

И он еще должен опасаться столь презренного человека, замыслившего такое! Способного свести на нет всю его работу над виноградниками, все нововведения, предложенные им! Растратить все на вино и распутных женщин!

«Вероятно, — заключил он, — мне следует давать Сардо больше денег, хотя, видит Бог, это все равно что выкинуть их на ветер!»

Герцог все еще стоял на том же месте, когда вернулся Жак.

Он управлял экипажем, в который была запряжена только одна лошадь, и, судя по всему, сильно торопился.

Герцог, заметив, как он быстро пересекает поле, улыбнулся.

Жак всегда выполнял его указания с точностью до последней буквы.

Остановив экипаж рядом с домом, он подозвал Пьера, который не отходил от Аквилин.

— Подойди сюда и помоги мне перенести все, что я привез, в кухню, — сказал камердинер.

Сгорая от любопытства, Пьер с удовольствием помог ему.

Тем временем герцог зашел в спальню.

— Жак вернулся, — сообщил он. — Так как вы намерены остаться здесь на ночь, я попросил его привезти какую-нибудь одежду для сна.

— Как мило, что вы подумали об этом! — восхитилась Марсия. — После того как уехал ваш камердинер, я и вправду задумалась, не снять ли этот костюм для верховой езды, — в нем так жарко.

Герцог вышел из спальни, вытащил из экипажа небольшой саквояж и вернулся с ним в дом.

Марсия уже поднялась с кровати, бережно положив Лизетт на подушки.

Когда вошел герцог, она стояла на полу, склонившись над девочкой.

Увидев эту картину, герцог подумал, что с нее великий Рафаэль мог написать «Мадонну с младенцем».

— Вот ваш саквояж, — молвил он. — Зная Жака, я уверен, ни одна мелочь не забыта.

— Пожалуйста, поблагодарите его от моего имени. Теперь я наконец смогу переодеться во что-нибудь более легкое.

Герцог вышел, прикрыв за собой дверь.

Марсия скинула жакет, открыла саквояж и заметила, что Жак захватил одну из ее прелестных ночных рубашек и нижнее белье.

Рубашка была сшита из белого сатина и украшена изящными аппликациями из голубого вельвета.

Девушка никогда бы и не подумала, что придется носить ее в крестьянском доме.

Жак не забыл ее щетку для волос, расческу и маленькое дорожное зеркальце.

Оно было гораздо удобнее, чем крошечное зеркало в деревянной раме, стоявшее на туалетном столике.

Марсия расчесывала волосы с таким самозабвением, что они стали искриться.

Они окутали ее тело почти до талии.

Девушка нашла в саквояже и пару комнатных туфель без каблуков.

Приятно удивилась, обнаружив там книгу, которую она читала, — Жак взял ее со столика у изголовья кровати.

Это поможет скоротать пару часов, оставшихся до сна.

В дверь постучали.

Марсия подумала, что это Пьер, но, когда она произнесла: «Entrez»

— в комнату вошел герцог.

— Я думала, вы уехали!

— Совсем наоборот, — возразил он, — и теперь я жду, когда вы сможете отужинать со мной.

— Отужинать? — Марсия с изумлением посмотрела на него.

— Я здесь хозяин, и с моей стороны было бы не совсем вежливо оставить вас в этом доме без какой бы то ни было пищи.

— Я надеялась отыскать что-нибудь на кухне.

— Думаю, вы не отыскали бы там достаточно еды, — продолжал герцог, — тогда как Жак привез некоторые блюда — на свой вкус, — которые нам еще предстоит попробовать.

Марсия рассмеялась.

— Я не верю своим ушам! А что скажут в chateau, когда вы не явитесь на ужин?

— Я попросил Жака сказать всем, что ужинаю у своих друзей и что вы тоже оказались в их доме, так как Аквилин потеряла подкову. Пока кузнец будет заново подковывать вашу лошадь, вы отужинаете с нами.

— Как вы можете столько лгать? — пожурила его Марсия и тут же расхохоталась.

— Двум смертям не бывать, а одной — не миновать. А теперь поспешил в гостиную. И позвольте вас предупредить: Пьер ест за семерых. Так что если мы не поторопимся, на столе может ничего не остаться.

Марсию вновь разобрал смех, но, поднявшись, она с беспокойством посмотрела на Лизетт.

— Мы можем оставить дверь открытой, — успокоил ее герцог. — Так что если она очнется, мы услышим.

Марсия одарила его улыбкой и первой прошла в гостиную.

Это была совсем маленькая комната, почти лишенная мебели, но тщательно прибранная.

Жак накрыл на стол, стоявший посередине.

Стол украшали отделанная тесьмой скатерть и пара серебряных подсвечников, которые он привез из chateau.

Марсия села за стол, и герцог расположился напротив нее.

Первое блюдо уже было выставлено.

Аппетитнейшие кусочки pale de foie gras являли собою фирменное блюдо этой части Дордони.

Появилось шампанское. Отпив глоток, девушка произнесла:

— Надеюсь, никто в chateau не догадывается, где мы находимся. Представить только, как они были бы удивлены!

— Мы обедаем вдвоем без chaperon , и вы так прекрасно выглядите с распущенными волосами и в ночной рубашке.

— Это negligee , — возразила Марсия, — вам прекрасно известно, что леди может надевать его, когда принимает beau у себя в boudoir.

— Вы выражаетесь еще более двусмысленно! — подколол ее герцог.

Марсия покраснела, поняв, что ведет себя так, будто ужинает с отцом.

Она забыла, что помимо всего прочего герцог — молодой человек и она должна вести себя не столь фамильярно.

— Мне нравится, как вы краснеете, — заметил герцог. — Это так редко случается с француженками, что я почти отвык от подобного зрелища.

Он не видел в этом ничего удивительного, но женщина, с которой он развлекался, — маркиза, — давно пережила тот возраст, когда смущение вгоняет в краску.

— Так как мы находимся здесь при весьма компрометирующих обстоятельствах, — торопливо молвила Марсия, — я предлагаю поговорить о лошадях. Мне кажется, это — наименее опасная тема.

— А я, наоборот, хотел бы поговорить о вас, — убедительно произнес герцог. — Вы очень интересно говорили об ощущениях единственного ребенка в семье. Пока вы переодевались, я пытался понять, что для меня с самого детства значат это chateau и это поместье. Потому мне хотелось бы, чтоб они перешли к моему сыну, — или сыновьям, — которому они будут так же дороги.

Марсия захлопала в ладоши.

— Именно этого понимания хотят от вас окружающие, — заверила его она. — И ваша тетя больше всех будет рада услышать это.

— Но для того чтобы завести детей, необходимо, как вы сами сказали, сначала обрести любовь, — продолжал герцог. — Они будут счастливы, независимо от того, растут ли в убогом домишке, подобном этому, или в chateau, лишь в том случае, если их родители будут по-настоящему любить друг друга.

— В этом вы совершенно правы, — согласилась Марсия. — Я абсолютно уверена, что дети, рожденные в любви, намного лучше воспитаны и гораздо счастливее других детей.

Герцог кивнул.

— Если вы знакомы с историей, — продолжала она, — то для вас не является секретом то, что дети, рожденные в любви, намного умнее родившихся от брака по расчету, особенно если этот брак заключался между королевскими домами.

— Это действительно так. Я могу привести вам множество примеров, когда потомки французских монархов, рожденные в любви, по всем параметрам превосходили детей, явившихся на свет в результате политических союзов с королевскими домами других стран.

— То же самое могу сказать вам об английских монархах.

И она поведала ему несколько историй об отпрысках монархов, рожденных в любви.

Затем герцог привел ей несколько подобных рассказов из французской истории, показавшихся ей очаровательными.

За pate последовали еще более изысканные блюда, подаваемые на стол Жаком.

Но собеседники были столь увлечены беседой, что поглощали приносимые кушанья, не ощущая вкуса.

Марсия вряд ли по достоинству оценила прекрасное вино, произведенное на винодельне герцога.

И наконец, когда они выпили по чашечке кофе, герцог нехотя поднялся.

— А теперь, мне кажется, я должен вернуться в chateau и рассказать вашему отцу о том, что произошло; но, думаю, было бы ошибкой посвящать в это тетю или кого бы то ни было еще в доме.

— Пожалуйста… пожалуйста, сохраните это в тайне, — взмолилась Марсия. — Начнутся всякие пересуды, и я могу попасть в весьма неловкое положение.

— Я постараюсь, — пообещал герцог. — И, уж конечно, приеду за вами завтра рано утром, когда вернется мать девочки.

Герцог сделал несколько шагов по направлению к двери, затем вдруг остановился на миг и произнес:

— Спокойной ночи, Марсия. Не могу выразить словами то удовольствие, которое мне доставила беседа с вами.

— Мне она тоже очень понравилась. До свидания, и… спасибо.

Герцог взял ее руку и неожиданно прикоснулся к ней губами.

После этого удалился в кухню — проверить, готов ли Жак к отъезду.

Марсия же, в свою очередь, поспешила в спальню — посмотреть, все ли в порядке с Лизетт.

Девочка по-прежнему спала не шевелясь.

Марсия сняла покрывало с большой кровати и бережно перенесла туда девочку. Она немного опасалась, что белье может оказаться несвежим, но было очевидно, что на простынях еще никто не спал: вероятно, они были заменены этим утром.

Прежде чем отправиться ко сну, она чуть-чуть приоткрыла окно.

На туалетном столике теперь стояли два подсвечника, точно такие, как те, что украшали стол в гостиной. Конечно, они были слишком дороги, чтобы принадлежать хозяйке дома.

Потом девушка заметила еще один предмет, появившийся на столике.

Это был револьвер.

Она удивилась, зачем Жаку было оставлять здесь револьвер, но тут же увидела записку, лежавшую под ним:

Мадемуазель,

Сегодня я слышал, что в окрестностях появилась бешеная собака. Камердинер господина графа Грейтсвудского как-то сказал мне, что вы неплохо стреляете. Поэтому на всякий случай оставляю вам этот револьвер.

С уважением,

Жак.

Марсия улыбнулась, воздав должное предусмотрительности этого человека.

Она знала, насколько опасной может оказаться бешеная собака, но надеялась, что ей не придется стрелять в нее.

Она отодвинула занавески и взглянула в ночное небо, казавшееся необычайно далеким, потому что перед самым домом возвышались горы высотой в сотни футов.

Задрав голову, она увидела их вершины, почти скрывшиеся в сумерках; над ними уже мерцали первые вечерние звезды.

Это было фантастическое зрелище.

Марсия решила выйти на крыльцо, чтобы полюбоваться долиной при свете луны.

По удаляющемуся звуку она поняла, что Жак уехал. Наверное, и герцог, оседлав Аквилин, тоже отправился в chateau.

Она представила, как великолепно он смотрится на лошади.

Потом ей вспомнился чудесный ужин вдвоем и увлекательная беседа.

Герцог выглядел за столом заинтересованным и веселым.

Марсия задернула занавески и задула одну свечу. Она уже перенесла вторую к изголовью кровати и собиралась лечь, как вдруг дверь спальни распахнулась настежь.

— Мадемуазель! Мадемуазель! Она узнала голос Пьера и поставила свечу на столик.

— В чем дело, Пьер? Что случилось?

— Они похитили господина герцога, мадемуазель! Три человека потащили его к пещерам.

— Я не понимаю, о чем ты! — воскликнула Марсия.

— Они связали его. Он сопротивлялся, но их было слишком много, — задыхаясь, рассказывал Пьер. — Они сбросили его на землю, но он продолжал сопротивляться, мадемуазель, и тогда они утащили его в пещеру, о ней знаем только я и мой друг!

Марсия не сомневалась, что это дело рук Сар-до, и с ужасом подумала, что он действительно собирается убить герцога.

Глава 7

— И что же… нам теперь… делать? — выдохнула Марсия.

— Я покажу вам, куда они увезли господина герцога, они не смогут заметить нас, — ответил Пьер. — Идите за мной, мадемуазель.

Девушка бросила мгновенный взгляд на спящую Лизетт. Затем повернулась к двери, посмотрев на ожидающего ее Пьера. И тотчас вспомнила о револьвере, который оставил Жак. Она взяла его, но, вернувшись, обнаружила, что Пьер куда-то исчез. Она встретила его, когда он шел из кухни и нес что-то в руках.

— Я захватил лампу, мадемуазель, — объяснил он.

То, что она увидела, было обыкновенной свечой в банке из-под варенья — по крайней мере они смогут разглядеть путь, если надо будет спуститься в пещеру.

Марсия похолодела от страха. Скверно было уже то, что Сардо похитил герцога.

А если он вдобавок схватит ее и Пьера, то не остановится ни перед чем, чтобы убить их или использовать в качестве заложников.

Однако в подобных размышлениях смысла было не так уж много.

Она последовала за Пьером вниз, к маленькому садику.

Вне дома было светло — луна уже взошла. Звезды ярко сверкали на черном небе. Пьер резко повернулся и побежал туда, где скалы спускались к полю.

У Марсии не было времени на раздумья. Она старалась не отстать от мальчика. Ей также приходилось придерживать ночную сорочку и халат, чтобы не запутаться в них во время бега.

К счастью, на ней были мягкие сатиновые туфли без каблуков, которые она надела к ужину. Аквилин все еще паслась на поле. Значит, Сардо с сообщниками захватили герцога до того, как тот добрался до лошади.

Неожиданно Пьер остановился. Когда Марсия поравнялась с ним, он прошептал:

— Это та пещера, в которую они затащили герцога, — и указал на нее рукой.

Марсия увидела неясные очертания входа.

Она хотела подойти поближе, чтобы уловить какие-нибудь звуки из пещеры.

Но Пьер опередил ее и пошел первым.

Так они продвинулись еще на три ярда.

Вдруг Пьер снова остановился.

Теперь Марсия отчетливо видела небольшой провал в скале, или лаз, больше напоминавший берлогу какого-то животного.

Пьер извлек из-за пазухи так называемую лампу.

— Идите за мной, — прошептал он так тихо, что Марсия с трудом услышала его слова.

Он на четвереньках забрался в лаз, Марсия последовала за ним.

Халат, обвиваясь вокруг колен, сильно стеснял ее движения.

К счастью, лаз оказался совсем коротким, и Пьер вскоре смог выпрямиться.

В свете лампы было видно, что они находятся в маленькой пещере с неровным каменистым сводом.

Тем не менее она была достаточно высока, чтобы встать в полный рост.

Мальчик поднес палец к губам, призывая к молчанию, — эхо от голоса могло привлечь внимание разбойников.

Пьер медленно пошел вперед, преодолевая бугристость пола.

В колышущемся свете лампы можно было разглядеть сталактиты, свисающие со свода, и сталагмиты, восходящие им навстречу.

Они продолжали движение, пещера сменилась узким проходом.

Пьер держал лампу, заслоняя ее своей курткой, чтобы свет не проникал далеко вперед. Вдруг послышались приглушенные голоса. Кто бы это ни был, говорил он очень тихо. При этом голос, многократно повторенный эхом, звучал довольно мрачно, словно возникал из иной реальности.

Пьер пошел дальше, Марсия последовала за ним, но неожиданно споткнулась о камень.

Чтобы не упасть, уперлась руками в противоположную стену лаза.

Она была необычайно холодна.

Девушке показалось, что по мере их продвижения стены становятся все холоднее и холоднее.

Неожиданно они услышали голос Сардо, явно находившегося очень близко от них:

— Покрепче затяните узлы, чтобы он и не думал о побеге!

Пьер остановился.

Затем, пытаясь производить как можно меньше шума, он сделал еще несколько шагов.

Они услышали странный звук, будто кого-то волокли по земле.

Обойдя небольшую груду камней, Марсия оказалась у большой трещины, из которой открывался вид на диковинную пещеру.

Она была настолько высока, что свет не достигал свода.

Внутри пещеры толпились сталагмиты, искрящиеся и переливающиеся в свете большой лампы.

Лампа стояла на камне с плоской вершиной, напоминающей гигантскую столешницу.

Теперь можно было отчетливо разглядеть четырех человек.

Слева Марсия увидела Сардо, показавшегося ей как никогда отталкивающим и опасным.

Прямо перед ней полулежал герцог со связанными за спиной руками.

Волосы его были растрепаны, одежда на левом плече порвана, на щеке — кровоподтек.

Сзади его держал грубый, неотесанный мужлан устрашающих размеров.

Она бы ничуть не удивилась, узнав, что он мастер кулачного боя.

В пещере находился еще один человек, выглядевший маленьким и тщедушным по сравнению с этим мордоворотом.

Он был сед, и взор его непрестанно блуждал, в результате чего Марсия решила, что ни один уважающий себя человек не стал бы без веских на то причин иметь с ним дело.

Громила подтащил герцога к валуну, на котором стояла лампа.

В этот момент третий разбойник извлек из кармана какие-то бумаги и разложил их на столешнице перед герцогом.

Вскоре Марсия услышала голос герцога.

— Я полагаю, Сардо, — произнес он, — ты полностью отдаешь себе отчет в своих действиях. Ты также понимаешь, что мне не совсем нравится такая манера общения.

— Это ваша забота, — отрезал Сардо. — Мне, например, не совсем нравится ваше нежелание расставаться с деньгами, и мне совсем неохота угодить в тюрьму, в то время как вы можете полностью расплатиться с моими долгами.

— Как я делал это раньше, — тихо добавил герцог.

— И чего вам не придется делать в будущем!

— Итак, ты собираешься убить меня, — спокойно резюмировал герцог.

— Это уже будет зависеть от вас и от вашего решения.

Герцог промолчал, воцарилась гробовая тишина.

Марсия, наблюдая за ним, восхитилась его самообладанием, хотя он не мог не сознавать всей опасности создавшейся ситуации.

Вдруг тишину разорвал зловещий смех Сардо.

— Как неожиданно поменялись наши роли, не правда ли, дядя Армон? Теперь я, а не вы, диктую условия!

— Хотелось бы знать, в чем заключаются эти условия.

— Отлично! Сейчас вы узнаете, для чего оказались в этой прекрасной пещере.

— Я и не подозревал о ее существовании — Можете поблагодарить Альберта. Когда он показал мне эту пещеру, я понял — это именно то место, которое я искал.

— Для того, чтобы похитить меня?

— Можете называть это как угодно. Но для начала я хочу познакомить вас со своими компаньонами. Думаю, вас не удивит, что Альберт считается самым сильным человеком в Бержераке. На его счету огромное количество драк и кулачных боев. И я не советую вам бросать ему вызов, ибо победитель очевиден.

Сообщив это, Сардо вновь рассмеялся.

Герцог не ответил, по-прежнему сохраняя присутствие духа.

Но Марсия видела, как подрагивает жилка у него на шее.

Это означало, что на самом деле он взбешен.

— Мой второй друг, господин Люзек, как вы можете догадаться, адвокат. Он принес бумаги, которые вы, я надеюсь, подпишете. С вашей стороны было бы довольно неразумно отказываться.

— И могу я знать, что это за бумаги? — поинтересовался герцог.

— Да, конечно. Пока у вас нет сына, вы назначаете меня своим наследником, — заявил Сардо, — но перед этим выплачиваете мне сумму в два миллиона франков и отписываете все ваши владения в Бержераке.

Марсия знала, что Бержерак — это довольно крупный город в нескольких милях от chateau.

Если герцог имел там какие-либо владения, то они, несомненно, приносили немалый доход, позволявший, вероятно, выплачивать ренту родственникам и содержать поместье.

Именно поэтому отказ герцога совершенно не удивил ее.

— А если я откажусь подписывать этот чудовищный документ?

— В этом случае, дорогой дядя, я с большим сожалением, так как это будет большим горем для меня, оставлю вас в этой прекрасной, быть может, немного холодной пещере. До того как ее нашел Альберт, сюда не ступала нога человека. Небольшой обвал может привести к тому, что никто не найдет ее еще пару сотен лет.

Когда эхо от его голоса смолкло, вновь повисло зловещее молчание.

— Итак, племянник, графиня не ошиблась, утверждая, что ты собираешься убить меня.

— С чего она это взяла? — встревожился Сардо.

— Она просто слышала, что в Париже ты распространял слухи о моей скорой кончине. Так что если я вдруг неожиданно исчезну, тебе придется ответить на множество вопросов, кроме всего прочего, как человеку, который последним видел меня живым.

Марсия оценила это заявление герцога как достаточно умный ход.

По выражению лица Сардо она поняла, что тот пребывает в замешательстве.

— Однако, — возразил он, — я надеюсь, прецедента не возникнет. Вы подпишете бумаги, которые оформлены по всем правилам, и господин Люзек их тут же зарегистрирует. После этого вы не сможете ничего изменить.

— Замечательно. Но, я думаю, ты понимаешь, что я не смогу ничего подписать до тех пор, пока у меня связаны руки.

Сардо вытащил пистолет и направил его на герцога.

— Развяжи его, Альберт! — приказал он. — И тоже держи пистолет наготове. При первой же попытке к бегству пристрели его!

Громила, стоявший за герцогом, начал разматывать веревки.

Марсия боялась, что герцог попытается бежать.

На него направлены два пистолета.

Она может убить одного, но оставшийся в живых, будь то Сардо или Альберт, без сомнения, выстрелят в герцога.

Веревка упала на пол, и герцог начал встряхивать кисти рук, как бы желая восстановить кровообращение.

— Бумаги готовы? — спросил Сардо адвоката.

— Они в полном порядке. Все, как вы велели, месье, — заискивающе ответил тот.

Видимо, его услуги были щедро оплачены. Он упивался беспомощностью герцога.

— Идите сюда, дядя Армон, — жестко сказал Сардо. — И без фокусов, иначе вы умрете!

Герцог сделал шаг вперед.

В это время Марсия прицелилась и выстрелила в лампу.

Многократным эхом отразившись от стен, выстрел прозвучал оглушительно.

В наступившей темноте девушка подалась вперед и схватила герцога за руку, притянув к расщелине, из которой они наблюдали за пещерой; позади что-то яростно кричал Сардо.

Не говоря ни слова, она провела его рукой по краю лаза, в который он прополз с огромным трудом.

И только когда они оказались за пределами большой пещеры, Марсия прошептала:

— Пьер сможет вывести нас.

Мальчик сразу сообразил, в чем дело; он продолжал прикрывать курткой огонь лампы.

Оставил лишь небольшой луч света, чтобы Марсия и герцог, следовавшие за ним, могли различать дорогу.

Голоса сзади звучали все глуше и глуше.

— Стреляй по нему! — вопил Cap до. — Стреляй! Он убегает! — И сам нажал на курок.

Послышались одновременно крик боли и эхо выстрела.

Марсия подумала, что он, должно быть, попал в Альберта.

Прокатился еще один выстрел, потом еще и еще.

А потом до беглецов донесся шум падающих камней.

Возможно, это были рушащиеся сталагмиты, а может, камни, выбитые из свода пещеры.

Единственное, что заботило Марсию в этот миг, — как можно быстрее доставить герцога в безопасное место.

Она боялась, что Сардо бросится в погоню и вновь схватит его.

Пьер двигался проворно.

Когда они отошли на безопасное расстояние от большой пещеры, мальчик поднял лампу над головой.

Это заметно облегчило их путь.

Они достигли лаза, ведущего наружу, за несколько минут, показавшихся Марсии долгими часами.

Пьер на четвереньках выполз наружу, за ним Марсия, последним выбрался герцог.

Было довольно тепло.

Луна освещала путь до самого выхода из ущелья.

Увидев знакомый пейзаж, Марсия произнесла:

— Вам нужно как можно быстрее уезжать отсюда! Аквилин пасется неподалеку.

— И оставить вас здесь? — изумился герцог.

— Я их не интересую, — ответила она.

— Но можете заинтересовать. В эту минуту Пьер, потушивший свою лампу, вскрикнул:

— Это же мама! Наш дом! И он без оглядки побежал вперед. Марсия заметила возле дома повозку, обычную повозку, которая служит жителям этих мест для перевозки своего рукоделия на рынок.

— Если мать Лизетт приехала, я смогу вернуться вместе с вами, — сказала Марсия.

Не дожидаясь ответа, она побежала за мальчиком.

Пьер бросился матери на шею.

— Ты вернулась, мама! Ты вернулась! — приговаривал он. — А тут происходят такие страшные вещи!

— Что случилось? — спросила мать и с изумлением посмотрела на вошедшую Марсию.

— С вашей дочерью, Лизетт, произошел несчастный случай, — начала объяснять Марсия. — Я прогуливалась на лошади господина герцога и решила перепрыгнуть изгородь недалеко от вашего дома, не подозревая, что там собирает цветы Лизетт.

Она заметила, как побелело лицо женщины, и поспешила добавить:

— Девочка без сознания, но врач сказал, что это легкий шок. Она сейчас в спальне. Женщина тотчас бросилась в спальню. Когда она наклонилась над кроватью, Лизетт тихо вскрикнула:

— Мама! Мама! Я поранилась! Мать взяла ребенка на руки и присела рядом с кроватью.

— Она пришла в сознание! — возликовала Марсия. — И она говорит — значит, мозг в порядке. О, как я рада… как рада!

Ее голос дрожал, глаза наполнились слезами.

В эту минуту в комнату вошел герцог. Прижимая к себе дочь, женщина в изумлении посмотрела на него.

Она хотела встать, но герцог остановил ее.

— Не вставайте. Я очень сожалею о случившемся. Кроме того, я в неоплатном долгу у вашего сына — он спас мне жизнь.

— Спас вашу жизнь, господин? — прошептала женщина.

— У меня сейчас нет времени рассказывать об этом. Я должен доставить леди Марсию обратно в chateau. Она присматривала за Лизетт. Я пришлю за вами завтра и обещаю достойно отблагодарить Пьера за все, что он сделал для меня.

Женщина была столь потрясена, что потеряла дар речи.

Лизетт обнимала ее, все время повторяя:

«Мама! Мама!»

Герцог протянул руку Марсии.

— Пойдемте. Мы еще должны отвести Аквилин в конюшню. Жак привезет ваши вещи завтра.

Марсия вытерла слезы и молча вышла из комнаты.

Пьер ждал их в небольшой прихожей.

Герцог положил руку ему на плечо.

— Благодаря тебе, Пьер, я смог убежать от злоумышленников. Присматривай за матерью и купи себе что-нибудь. Позже мы еще поговорим о твоем будущем.

С этими словами он вручил мальчику два золотых луидора.

Пьер уставился на них, не в состоянии вымолвить хоть слово.

Герцог и Марсия вышли из дома, миновали сад и оказались в поле.

Отозвавшись на свист, к ним рысцой прискакала Аквилин.

— Надо как можно скорее выбираться отсюда, — произнес герцог.

Он посадил Марсию в седло и вскочил на лошадь сзади.

Обнимая девушку левой рукой, правой он придерживал поводья.

Когда они проезжали мимо входа в пещеру, Марсия затаила дыхание.

Больше всего она боялась увидеть выходящих оттуда Сардо и Альберта.

Заметив беглеца, они откроют стрельбу.

Герцог в этот момент думал о том же.

Он пустил Аквилин быстрой рысью, не давая ей перейти в галоп, так как это могло причинить неудобство Марсии.

Девушка с благодарностью восприняла такую заботу о ней.

Несколько минут спустя опасное место осталось позади.

Теперь они быстро скакали вперед; в ярком лунном свете возник chateau.

Только когда герцог направил лошадь к конюшне, Марсия осознала, что появление ее здесь в ночной рубашке может вызвать кривотолки.

— Мне кажется, — сказала она, — будет разумнее, если я проделаю остаток пути пешком. Если кто-нибудь заметит нас, ему покажется это несколько странным.

— Я все прекрасно понимаю, — ответил герцог и, вместо того чтобы ехать прямо к конюшне, направил лошадь меж деревьев.

Вскоре они оказались в саду, окружавшем chateau.

Герцог остановил Аквилин.

— Если вы не против подождать здесь, я проведу вас в дом так, что никто не заметит. Но прежде мне нужно отвести Аквилин в конюшню.

— Конечно, я согласна, — улыбнулась Марсия и спрыгнула на землю.

Оказавшись в одиночестве, она поймала себя на том, что произносит благодарственную молитву Богу за то, что он помог ей спасти герцога.

Теперь она поняла, что Cap до долго осматривал пещеры и, когда она видела его, шел именно оттуда.

И, должно быть, его спутником был Альберт.

«Но как он мог решиться на такое преступление?»— спрашивала себя Марсия. И тут же ей в голову пришел другой вопрос: «И как скоро он захочет попробовать еще раз?»

Она была уверена, что Сардо не отступится от задуманного. Ему слишком сильно нужны деньги.

И хотя герцогу удалось избежать смерти сегодня, он вполне может погибнуть в ближайшем будущем.

— Как он будет жить, зная об этом? Марсия была настолько погружена в размышления, что вздрогнула от неожиданности, заметив герцога, стоящего рядом.

— Аквилин уже отправилась ко сну, — молвил он, — и чем быстрее вы последуете ее примеру, тем лучше. Вы пережили слишком много потрясений.

— Я благодарю Бога за то, что он дал мне возможность спасти вас. Но… мне кажется… Сардо может… попытаться еще раз.

— В любом случае мы будем к этому готовы, — спокойно произнес герцог.

Он взял Марсию за руку и повел через сад к дому.

Ни в одном окне не горел свет, ни один звук не нарушал тишину ночи.

Марсия надеялась, что все уже спят.

У нее не было ни малейшего желания встретить сейчас графиню или отца.

Герцог отворил окно на первом этаже, там была сломана защелка.

Марсия подумала, что это совершенно не похоже на герцога, привыкшего содержать свой дом в полном порядке.

Но в данной ситуации подобный недосмотр можно было считать подарком судьбы.

Герцог помог ей перелезть через подоконник.

Она оказалась в маленькой комнате, куда, по всей видимости, заходят довольно редко.

Весь коридор был погружен во мрак, лишь на лестнице тускло светились огни.

Этими единственными огнями на втором этаже оказались свечи в руках у герцога.

Когда они вошли в спальню Марсии, он зажег свечи возле ее кровати.

Видимо, на ее приезд сегодня не рассчитывали, ибо в противном случае свечи в спальне оставались бы зажженными.

Марсия предположила, что Жак сообщил ее прислуге, будто она останется на ночь у друзей.

Потом герцог зажег три свечи в канделябре и задул те, которые держал в руках.

— Мы дома… и вы… в безопасности! — сказала Марсия. — По крайней мере… сейчас.

— И своим спасением я обязан вам, — тихо ответил герцог.

— Но теперь… вы должны быть осторожны… очень осторожны! — добавила она.

Ее волосы в колышущемся пламени свечей казались золотыми.

Она устремила на герцога взгляд, полный тревоги: как сможет он противостоять дальнейшим каверзам Сардо.

Внезапно герцог обнял ее и привлек к себе.

Марсия изумленно вздохнула, когда он прикоснулся губами к ее губам.

Это был нежный поцелуй, словно в благодарность за все, что она сделала.

Но затем его губы стали более настойчивыми.

Сперва Марсия не поняла, что происходит.

Но затем какое-то волнение, подобное лунному лучу, заставило ее затрепетать; оно возникло где-то в груди, постепенно росло и вскоре завладело всем ее существом.

Герцог поднял голову.

— Что ты со мной делаешь? — прошептал он и вновь поцеловал. Голова ее пошла кругом, и весь chateau закружился вокруг нее. Звезды сорвались с неба, и она, озаренная луной, сама стала лунным светом.

Это ощущение было столь божественным, столь непохожим на все чувства, доселе испытанные ею, что Марсия не могла поверить в реальность происходящего.

— А теперь надо спать, — изменившимся голосом произнес герцог, наконец оторвавшись от нее. — Мы поговорим об этом утром.

Марсия покачнулась, как только он отпустил ее. Он взял ее на руки и отнес в постель. Когда ее голова коснулась подушки, он вновь поцеловал ее.

Это был долгий и страстный поцелуй, от которого их сердца слились воедино.

Она едва обрела дар речи, но герцог уже ушел. Марсия лежала без сна, и ей казалось, что весь мир встал с ног на голову.

И в нем не осталось ничего, кроме биения собственного сердца.


Марсия проснулась и сразу ощутила, что в спальне она не одна.

Кто-то раздвинул занавески, и вся комната утонула в потоке солнечных лучей. Первой мыслью было, что это отец.

Но, к ее удивлению, это был герцог.

Он отошел от окна и, присев на край кровати, заглянул ей в глаза.

— Как вы прекрасны утром! — произнес он.

— Что… произошло? Почему… вы здесь? — встрепенулась она.

Она почувствовала, как страхи прошлой ночи возвращаются к ней.

— Не… из-за Сардо?

— В данный момент Сардо мне не страшен, — тихо ответил герцог, — но мы оба прекрасно понимаем, что он не откажется от намерения убить меня.

— О нет… нет! — воскликнула Марсия. Она села на кровати, ее золотые волосы рассыпались по плечам.

Шелковая ночная рубашка не скрывала изящных изгибов ее тела.

— Вы должны бежать! — взволнованно сказала она. — Вам необходимо… найти безопасное место… до тех пор, пока мы… сможем что-нибудь предпринять.

— Я не собираюсь никуда убегать, — спокойно возразил герцог. — У меня есть план дальнейших действий, и для его осуществления потребуется ваша помощь.

— Вам известно… я… готова , на все, чтобы помочь вам, — тотчас откликнулась Марсия. — Что… что я должна делать?

— Единственный способ спасти свою жизнь и, что еще важнее, честь семьи и ее владения — это жениться. Именно поэтому я прошу вас, Марсия, выйти за меня замуж. Венчание мы можем устроить сегодня в моей семейной церкви, расположенной здесь, в chateau.

Марсия ничего не ответила, только смотрела на него широко раскрытыми глазами.

— В противном случае я могу овладеть вами здесь и сейчас, — продолжал он. — При этом наш ребенок станет моим законным наследником, оставив Сардо ни с чем.

— И вы… вы говорите… это мне?

— Я очень не хотел этого говорить, но я доведен до отчаяния. Во имя спасения всех моих родственников, которым придется голодать, займи Сардо мое место, я пойду на это. У меня также есть некоторые обязательства перед людьми, работающими на меня.

Он посмотрел Марсии в глаза, после чего совершенно иным голосом произнес:

— Но, прежде чем вы ответите, я должен сказать, что люблю вас! Я не говорил этого ни одной женщине до вас, и никогда, никогда не желал вступить в брак ни с одной женщиной. Марсия, я прошу вас выйти за меня замуж; клянусь, что хочу этого всем сердцем и всей душой.

Он прерывисто вздохнул.

— Итак, вы спасете меня?

— Мне… несложно ответить на ваш вопрос… потому что… я тоже вас люблю! Я поняла это вчера вечером… когда вы поцеловали меня… поняла, почему я так беспокоилась за вас… почему я побежала спасать вас. Все оттого, что я… я полюбила вас!

— И это взаимно! — тихо заметил герцог. Он наклонился и губами нашел ее губы; его поцелуй был мягок и нежен.

— Я уже послал за семейным священником. Если мы обвенчаемся сегодня в полдень, ни один человек в этом доме не узнает, что ты стала моей женой, до совершения обряда.

Марсия всплеснула руками.

— Мы действительно можем… сделать так? Я не вынесу всех этих разговоров и обсуждений! А папа и графиня наперебой будут говорить, как мудро они поступили, привезя меня сюда.

— Мы не скажем ни слова о Сардо до тех пор, пока ты не станешь моей женой. И я отвечу за все, что мы сделали или не сделали! Я никому не позволю подтрунивать над тобой!

Марсия рассмеялась.

— Это именно то, что ты делаешь, но мне это нравится! Это именно то, чего я хочу. О Армон, как… как неожиданно все это!

Он поцеловал ее в щеку.

— На самом деле здесь нет ничего неожиданного. Еще в тот момент, когда ты впервые переступила порог этого дома, я понял, что ты не только самая красивая женщина, которую я когда-либо видел, ты — ангел, спустившийся с небес, чтобы изменить мою жизнь, изменить даже в том случае, если я буду против.

— Да, тогда ты был весьма груб и вел себя довольно неприветливо, — вставила Марсия.

— И никогда не буду таким впредь! Он поцеловал ее вновь.

— Мне надо сделать некоторые распоряжения. Кроме того, мне не следует находиться здесь в такое время. По крайней мере до тех пор, пока твой пальчик не украсит мое кольцо.

— Я думаю, уже несколько поздно беспокоиться о моей репутации, — заметила Марсия. — Но, пожалуйста, скажи мне, что ты собираешься предпринять… в отношении этих… ужасных людей.

— Мне показалось, что, когда они начали беспорядочно палить из пистолетов, начался обвал. Вполне возможно, они не смогут выйти из пещеры, пока не подоспеет помощь.

Марсия вскрикнула.

— Ты… действительно уверен… что это так?

— Да, и считаю, что должен поступить по-джентльменски и спасти их до того, как они умрут с голоду. Но в то же время не могу избавиться от мысли, что, оставив их под завалом, я окажу миру неоценимую услугу.

— В этом я с тобой согласна. Однако это будет… не совсем правильно.

— Я знаю. И именно поэтому чуть позже пошлю несколько человек, чтобы выяснить, что же все-таки там произошло.

— Но… ты ведь… не пойдешь с ними? Герцог покачал головой.

— Нет. Мне кажется, это было бы ошибкой с моей стороны. Кроме того, я хочу все время находиться подле тебя. Мой управляющий довольно расторопный малый, он возглавит все работы по их спасению.

Марсия содрогнулась.

Она подумала о том, что как только Сардо окажется на свободе, он начнет готовить новое покушение на герцога.

Словно прочитав ее мысли, герцог нежно приподнял ее подбородок и заглянул в глаза.

— Я собираюсь взять тебя в жены, дорогая, и, как только мы поженимся, ты сможешь и дальше заботиться обо мне. Возможно, Бог будет к нам милостив и поможет пережить это.

Марсия обвила его шею руками.

— Я люблю тебя! Я люблю тебя! — повторяла она. — Как же я смогу… потерять тебя? Он поцеловал ее.

— Сегодня наша помолвка, и ничто не должно омрачать нашего счастья. А теперь я покину тебя, моя будущая жена. Когда мое кольцо окажется у тебя на пальце, я покажу тебе, как много ты для меня значишь.

Он поцеловал ее, и она увидела огонь любви в его глазах.

Марсия вызвала звонком горничную.

Она не хотела видеть графиню и других домашних, поэтому решила позавтракать в постели.

Пробило одиннадцать. Марсия лежала на кровати, думая о том, что уже пора одеваться. В это время в дверь постучал Жак.

Он принес ей вуаль, в которой, по его словам, венчались все невесты герцогов Рукских на протяжении последних двух веков, и померанцевый флердоранж украшенный бриллиантами.

Сначала она изумила свою камеристку восхитительным платьем, отделанным белыми бантами и тесьмой.

Именно в нем она была на балу в Букингемском дворце.

Затем опустила на волосы вуаль, закрепленную флердоранжем.

Посмотрела в зеркало и решила, что герцог не будет разочарован своей английской невестой.

— Пожалуйста, не говори никому ни слова до тех пор, пока мы не обвенчаемся, — попросила она камеристку.

— Mais non. m'selle! Как чудесно! Пусть 1е Воn Dieu благословит вас и господина герцога!

— Он нас уже благословил, — ответила Марсия.

В boudoir вошел герцог. Он был неотразим в вечернем платье — традиционном наряде французского жениха.

Пиджак украшали многочисленные награды; на ленте, перекинутой через шею, покоился еще один орден.

Девушка бросилась навстречу ему.

Что-то необычное было в выражении его лица, таким Марсия его никогда не видела.

Она поняла, что это любовь. Любовь, которую она так долго искала и уже отчаялась найти.

Она подумала о детских комнатах наверху. Какое счастье, что ее дети будут рождены в любви!

Если по воле Божьей герцог остался жив, значит, им суждено быть вместе до гробовой доски, Герцог протянул ей букетик белых орхидей.

Затем поцеловал ей руку и вывел из boudoir.

Они спустились по той самой лестнице, по которой поднимались нынешней ночью, и пошли в церковь.

Священник уже ожидал их.

Алтарь был усыпан лилиями и белыми орхидеями, подобными тем, что составляли букет, подаренный ей герцогом.

Конечно, герцог сделал это для нее.

Он хотел сказать языком цветов, что именно ее — и никакую другую — он желает видеть своей женой. Что она отличается от женщин, производивших на него впечатление, но все же в чем-то не устраивавших его.

Служба началась.

Так как это одновременно была и месса, в церкви присутствовали два прислужника, и в одном из них Марсия узнала Пьера.

Теперь вся деревня будет ликовать, как только станет известно, что Пьер принимал участие в венчании герцога.

Да, герцог умел быть признательным и по-рыцарски благородным — он знал, как доставить мальчику удовольствие, превосходящее всяческие награды.

Именно великодушие и благородство хотела бы видеть в своем будущем муже Марсия.

Она крепче сжала его руку и, посмотрев ей в глаза, герцог нашел в них любовь и понимание.

Когда священник благословил их, девушке показалось, будто у них над головами запели ангелы и божественный свет пролился на них.

Они поднялись с колен, герцог нежно поцеловал ее, и, миновав короткий проход, они вышли из церкви.

— А теперь, драгоценная моя, — сказал герцог, — боюсь, нам придется пережить несколько неприятных минут. Но ты не должна расстраиваться.

— Теперь я твоя жена, и ничто не сможет расстроить меня, — ответила Марсия. — О дорогой, молишь ли ты Бога, как я, чтобы наш медовый месяц продолжался как можно дольше?

— Я молю Бога лишь о том, чтобы он был милостив и не наказал меня за все мои прегрешения. Он многозначительно посмотрел на нее.

— Я люблю тебя, и я хочу тебя! Давай побыстрее примем все поздравления, тогда мы сможем остаться наедине.

— Этого же… хочу и я, — ответила Марсия. Он увлек ее по длинному коридору, ведущему в салон.

Услышав за дверью голоса, она вопросительно взглянула на мужа.

— Я попросил всех собраться здесь, так как намерен сделать важное заявление.

— Надеюсь, они не рассердятся на нас за то, что их не пригласили на церемонию венчания.

— Пусть сердятся. Теперь уже ничто не сможет огорчить нас.

Марсия подумала, что этими словами он искушает судьбу, и попросила Бога, чтобы здесь не появился Сардо.

Дворецкий ждал их в холле.

— Объявляйте нас, — приказал герцог, — как мужа и жену!

Дворецкий открыл дверь в салон и громовым голосом возгласил:

— Monsieur Ie Due et Madame la Duchesse de Roux! .

Все, кто находился в салоне, в изумлении замерли.

Потом, заметив, как одеты Марсия и герцог, начали восторженно поздравлять их.

Первой к ним подошла графиня.

— Вы поженились! — воскликнула она. — Невозможно поверить в это! Как вы могли не предупредить меня!

— Об этом мы расскажем вам позже, — ответил герцог.

Марсия подбежала к отцу.

— Вот так сюрприз! — обрадовался граф.

— Именно так, папа, — молвила Марсия, — и я расскажу тебе всю эту историю, но позже и не здесь… не в присутствии несметного количества людей.

Но граф чувствовал такое облегчение от того, что его дочь поступила как он хотел, что совершенно не интересовался подробностями.

Единственное, чего ему хотелось, так это поднять тост за молодоженов и пожелать им счастья в браке.

По дороге в банкетный зал гости наперебой поздравляли их.

Оставив гостей за столом, Марсия и герцог поднялись наверх.

Войдя в свою спальню, девушка обнаружила, что она украшена белыми цветами.

Ее boudoir тоже был весь в цветах, но она не могла оторвать взгляд от своего мужа.

— Я так сильно люблю тебя, — произнес он, — что просто не могу поверить в реальность происходящего, — все свершилось с невероятной скоростью. Дорогая моя, я буду очень нежен с тобой.

— Я люблю тебя… я очень люблю тебя, — ответила Марсия, — и я знаю… это Бог свел нас… и дал нам шанс… найти любовь… которую мы искали.

— Именно Бог, — согласился герцог.

И он стал целовать ее и целовал до тех пор, пока не забылись все трудности, не исчезли все ужасы и не рассеялись все страхи, Осталась только Любовь.

И тогда они воспарили, и небеса открылись перед ними.


Приближалась ночь.

Герцог распорядился, чтобы Жак принес им ужин прямо в boudoir.

— Мы сами обслужим себя, — сказал он. — И, пожалуйста, сообщите всем — мы не желаем, чтобы нас беспокоили.

— Я прослежу за этим, господин, — ответил Жак.

Он вдруг подумал, что никогда еще не видел своего хозяина таким счастливым.

— Но тем не менее один человек все же настаивает на разговоре с вами, господин, — заметил он.

— И кто же это? — нетерпеливо спросил герцог.

— Управляющий, которого вы послали в пещеры, — ответил Жак. — Он вернулся полчаса назад и готов сообщить вам результаты в любое удобное для вас время.

Время было не совсем подходящее. Герцог не желал думать ни о чем, кроме Марсии.

Но он рассудил, что, если сейчас не принять управляющего, им придется слишком долго теряться в догадках о результатах экспедиции.

— Сходи за ним, Жак, — велел он.

Он зашел в спальню где под пологом на огромной кровати лежала Марсия.

— Мой управляющий вернулся, — сказал герцог. — Я посылал его освободить из-под завала Сардо с компанией.

— Да, конечно… ты поступил… правильно, — упавшим голосом произнесла она. — Но… дорогой… не думаешь ли ты… что Сардо может… вернуться сюда?

— Я абсолютно уверен в том, что он этого не сделает. Он свободен, по крайней мере на определенное время, и, как любой другой зверь, теперь заляжет где-нибудь, чтобы зализать раны.

В голосе герцога прозвучали резкие нотки.

— Давай рассчитывать на худшее, — сказала Марсия. — Я считаю, что он отправился в… Париж!

Герцог поцеловал ее.

— Драгоценная моя, только не беспокойся.

— Я беспокоюсь только за тебя, — прошептала Марсия.

— Именно это я хотел сказать тебе. Он вернулся в boudoir и попросил Жака пригласить управляющего.

Человек, прослуживший у герцога десять лет, довольно неплохо справлялся со своими обязанностями.

— И что же там произошло? — поинтересовался герцог.

— Боюсь, у меня для вас плохие новости.

— Какие именно?

— Все произошло так, как вы предполагали, господин. Выход из пещеры завалило камнями, и люди, оказавшиеся внутри, не смогли выбраться. Чтобы разобрать завал, нам потребовалось некоторое время, и когда мы пробрались в пещеру, то, как вы и ожидали, действительно нашли троих человек; одним из них был граф де Тивер.

— Они были живы?

— Нет, господин!

— Мертвы? Все мертвы? — воскликнул герцог.

— Граф и мужчина, выглядевший как боец, были застрелены.

— Застрелены? — изумился герцог.

— Это выглядело так, словно они по ошибке застрелили друг друга. У обоих в руках были револьверы.

— А третий?

— Он тоже погиб, господин, но, мне кажется, от страха и холода.

Герцог молчал.

Такая развязка была наилучшим выходом из рискованной ситуации.

Управляющий ждал. Наконец герцог промолвил:

— Отнесите тело графа де Тивера в часовню и распорядитесь, чтобы похороны прошли как можно скромнее и не получили никакой огласки в газетах.

— Конечно, господин, я понимаю, — ответил управляющий.

— Остальные двое должны быть похоронены на кладбище в Бержераке. Мне кажется, доктор сможет это устроить.

— Я прослежу за этим, господин, — заверил управляющий.

— Я вам очень признателен, — ответил герцог. Управляющий слегка замялся, а потом сказал:

— Я желаю вам, господин герцог, и госпоже герцогине счастливого брака. Мы все очень взволнованы и обрадованы вашей женитьбой.

— Она прошла очень скромно, — заметил герцог, — но вы можете сообщить всем присутствующим, что мы собираемся отметить это событие по-настоящему — с праздничным столом и фейерверками — через три-четыре недели, когда вернемся из свадебного путешествия. Я уверен, что могу возложить на вас все приготовления.

— Certa'inement , — ответил управляющий. — И все с нетерпением будут ждать этого замечательного празднества.

Когда герцог вернулся в спальню, Марсия стояла у окна.

Она бросилась к нему с вопросами:

— Что… что там произошло? Все в порядке? Дорогой… дорогой… ты… в опасности? Герцог обнял ее.

— Наши молитвы были услышаны, и теперь мы можем жить без страха, ибо никто не желает нам вреда.

— Это… действительно так? Сардо… мертв?

— Именно! Этот человек, Альберт, застрелил его!

— О Армон… я так боялась… за тебя!

Слезы текли по ее щекам.

Это были слезы счастья, и герцог сам чуть не заплакал от переполнявших его чувств.

Теперь он мог счастливо жить со своей молодой женой, не опасаясь за ее жизнь всякий раз, когда кто-нибудь открывает дверь.

— Благодарю тебя, Господи, — шептал про себя герцог.

Эти же слова повторяла и Марсия. А потом они целовались, неистово, порывисто и страстно, — так, словно только что вернулись с того света.

Они верили, в этот миг у них начинается новая жизнь и дети их будут одарены чистой, совершенной любовью — любовью, исходящей от Бога.


home | my bookshelf | | Рожденные в любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу