Book: Проклятие клана



Проклятие клана

Барбара Картленд

Проклятие клана

Глава 1


1822 год


– Очень рада, мистер Фалкирк, что вы снова навестили нас,

– Давненько я у вас не был, миссис Бэрроуфилд. Постойте, сколько ж лет прошло?.. Не меньше шести.

– Не шесть, а ровнехонько семь. Но я не устаю повторять, что никогда никого не забываю, а уж друзей подавно. А вас, мистер Фалкирк, я всегда считала своим другом.

– Весьма польщен, миссис Бэрроуфилд.

Шотландец поклонился толстой, неряшливо одетой женщине и откашлялся, давая тем самым понять, что намерен приступить к делу.

– Вас, должно быть, удивил мой неожиданный визит.

– Что верно, то верно. – Миссис Бэрроуфилд усмехнулась. – Вряд ли вы приехали из-за моих прекрасных глаз. Но, так или иначе, нужно ваш приезд отметить.

Говоря это, она поднялась из старого скрипучего кресла, стоявшего у камина, и направилась к буфету.

Открыв дверцу, выудила оттуда бутылку портвейна и два стакана и поставила их на круглый поднос. Вернувшись к камину, она водрузила принесенное на шаткий столик, рядом с которым сидел мистер Фалкирк. Гость с опаской глянул на стол – казалось, он вот-вот рухнет.

Комната, в которой они находились, была скудно обставлена обшарпанной мебелью и нуждалась в ремонте: потрескавшийся потолок, облупившиеся стены…

Однако дешевые безделушки, которыми дамы преклонного возраста обожают украшать свое жилище, и ярко полыхавший камин создавали некое подобие уюта.

– Не поухаживаете ли за нами, мистер Фалкирк? – кокетливо спросила миссис Бэрроуфилд.

Послушно взяв бутылку, тот с сомнением взглянул на этикетку, после чего налил миссис Бэрроуфилд полный стакан, а себе чуть больше четверти.

– Что-то вы себя обижаете, – заметила хозяйка.

– В моем положении важно сохранять ясную голову, – ответил мистер Фалкирк.

– Я могу вас понять, – кивнула миссис Бэрроуфилд. – А как поживает его светлость?

Секунду помедлив, мистер Фалкирк ответил:

– Именно по настоянию его светлости я и прибыл к вам.

– Его светлости? – удивленно подняла брови миссис Бэрроуфилд. – А я-то думала, вас прислала герцогиня – совершить, так сказать, акт милосердия.

Теперь пришла очередь удивляться мистеру Фалкирку, и миссис Бэрроуфилд поспешила объяснить:

– Мать его светлости, герцогиня Анна, как вы, конечно, помните, живо интересовалась делами приюта. На Рождество нам присылали индеек, и почти каждый год я получала дополнительные средства на ведение хозяйства. Но ее смерть положила всему этому конец.

– Должен признаться, я об этом понятия не имел, – заметил мистер Фалкирк.

– Очень жаль. – В голосе миссис Бэрроуфилд прозвучало осуждение. – Однако я очень надеялась, что новая герцогиня продолжит славную традицию.

И, отхлебнув из стакана, продолжала:

– Думаю, вы согласитесь, что забота о нашем приюте уже стала семейной традицией. Приют был основан в тот год, когда герцогиня Генриетта, бабушка его светлости, обнаружив, что одна из ее судомоек находится в интересном положении, не стала выгонять ее на улицу, а создала «Приют неизвестных». Она расхохоталась.

– Хорошее это было времечко, мистер Фалкирк! Герцогиня не жалела денег, так что до войны мы ни в чем не знали нужды.

Мистер Фалкирк покачал головой.

– Сейчас другие времена, миссис Бэрроуфилд. Думаю, вам об этом известно.

– Уж мне-то вы можете об этом не говорить, – отрезала миссис Бэрроуфилд. – Трясусь над каждым пенни, экономлю на всем, и так каждый день. А в результате? Доходы приюта остались прежними, а цены так и ползут вверх. Со времен моей молодости продукты вдвое подорожали.

– Ни капельки не сомневаюсь, – пробормотал шотландец.

– Когда я приехала сюда помогать прежней хозяйке приюта, мне было пятнадцать лет. До того я уже три года отработала в другом приюте, и это место мне казалось повышением.

Миссис Бэрроуфилд хрипло рассмеялась.

– Уверяю вас, мистер Фалкирк, у меня не было ни малейшего желания провести остаток своих дней в этом заведении, однако, похоже, так оно и будет. Теперь я хозяйка этого приюта, но все приходится делать самой, помощи мне ждать неоткуда.

– Я понятия не имел, что вам настолько тяжело, миссис Бэрроуфилд, – заметил мистер Фалкирк. – Но почему же попечители приюта не написали его светлости?

– Да что о них говорить? – отмахнулась миссис Бэрроуфилд. – Одни умерли, другим на все наплевать!

И, увидев на лице мистера Фалкирка удивление, пояснила:

– Полковник Макнаб умер три года назад, мистер Камерон на ладан дышит, ему под восемьдесят, лорд Хирчингтон живет вдали от города. После смерти ее светлости я его ни разу не видела.

– Могу лишь пообещать вам, – проговорил мистер Фалкирк, – что, как только вернусь в Шотландию, сразу же доложу его светлости о бедственном положении, в котором вы находитесь.

– Была бы вам за это весьма признательна, – уже совершенно другим тоном проговорила миссис Бэрроуфилд. – Знаете, сколько у меня сейчас детей на попечении?

Мистер Фалкирк покачал головой.

.– Тридцать девять! – воскликнула миссис Бэрроуфилд. – Ни больше ни меньше! И кроме меня, за ними практически некому ухаживать. Все на моих руках! Тяжеловато приходится. Годы идут, моложе мы не становимся…

И, залпом осушив свой стакан, она снова потянулась к бутылке.

Мистер Фалкирк окинул свою собеседницу внимательным взглядом: багровое лицо, мешки под глазами, появился двойной или даже тройной подбородок, чего прежде не было. Похоже, миссис Бэрроуфилд частенько утешает себя подобным образом, решил он.

Если не дешевым портвейном, который нормальный человек в рот не берет, опасаясь навредить своему желудку, то джином.

Однако мысли эти никак не отразились на его лице. Спокойно сидя в кресле напротив хозяйки приюта, он думал о том, что пришло время поговорить о цели визита.

Мистер Фалкирк, высокий, крепкий мужчина, был в молодости необыкновенно хорош собой.

Теперь виски его посеребрила седина, однако фигура оставалась по-юношески стройной, ни грамма лишнего веса. В общем, управляющий герцога Аркрейджского был по-прежнему достоин восхищения.

– Я непременно доложу о ваших трудностях его светлости, – повторил он, – однако приехал я затем, чтобы…

Закончить фразу ему не удалось: похоже, миссис Бэрроуфилд сказала еще не все, что хотела.

– Можете также довести до сведения его светлости, что неспособность поставлять сильных, здоровых подмастерьев тем, кто в них нуждается, подрывает репутацию приюта. Судите сами, не далее как на прошлой неделе ко мне пришел владелец нескольких швейных мастерских и сказал:

– «Мне нужны двое мальчишек, миссис Бэрроуфилд. Только дайте мне самых лучших из тех, что у вас есть, а не таких доходяг, как в прошлом году.

– А что же с теми случилось-то? – спросила я.

– Бог его знает! – ответил он. – Болели без конца. На кой мне такие! Я их выгнал и никаких рекомендаций не дал».

Мистер Фалкирк помрачнел.

– Такое больше не должно повториться, миссис Бэрроуфилд! Ведь уже больше тридцати лет ваш приют находится под непосредственным попечительством его светлости!

– И я вам говорю то же самое, мистер Фалкирк, – подхватила миссис Бэрроуфилд. – Такое положение дел сильно вредит репутации его светлости. А нам это вовсе не безразлично. Хоть Шотландия от нас далеко, мы любим эту страну и с уважением относимся к ее жителям.

– Спасибо, миссис Бэрроуфилд, – поблагодарил мистер Фалкирк.

– А посему я очень надеюсь, что вы уговорите молодую герцогиню посетить нас.

– Герцогиня умерла.

– Умерла?!

Разинув рот, миссис Бэрроуфилд уставилась на мистера Фалкирка. В этот момент она была необыкновенно похожа на удивленного индюка.

– Да, – невозмутимо подтвердил мистер Фалкирк. – Ее светлость скончалась несколько недель назад во Франции.

– Ну и ну! Никогда бы не подумала! Она же совсем недавно вышла замуж! Погодите, да ведь они с герцогом поженились не больше года назад.

– Десять месяцев назад, если уж быть точным, – сухо заметил мистер Фалкирк.

– Значит, бедняжку забрал к себе Господь. Какой ужас! А я ее так и не увидела.

Повисла тишина. Мистер Фалкирк первым нарушил ее. Словно боясь, что миссис Бэрроуфилд забросает его вопросами, он поспешил сообщить:

– Его светлость отправился в Шотландию, а меня попросил съездить к вам и привезти ему кого-нибудь из ваших подопечных.

– Из моих подопечных? – недоверчиво переспросила миссис Бэрроуфилд. – Наверное, его светлости понадобился мальчишка для кухни или прачечной? Дайте подумать…

– Нет-нет, ему нужен вовсе не мальчишка, – перебил ее мистер Фалкирк. – Ему нужна девушка не моложе шестнадцати лет.

– Не моложе шестнадцати? Вы, наверное, шутите! – воскликнула миссис Бэрроуфилд. – Вы не хуже меня знаете, мистер Фалкирк, что, как только им исполняется двенадцать, мы их тут же спроваживаем, если, конечно, есть куда. Будь это возможно, выпихивали бы и раньше.

Помолчав, она продолжала:

– Считается, что у девушек из нашего приюта хорошие манеры. По крайней мере они в отличие от большинства современных молодых особ имеют представление о том, как следует разговаривать со старшими и с теми, кто выше их по положению.

– Все, что вы сказали, – сущая правда, – согласился мистер Фалкирк. – Однако его светлость абсолютно уверен, что вы сможете подыскать ему кого-нибудь.

– Со слов герцогини Генриетты я поняла, что у вас в Шотландии нет недостатка в молоденьких девушках, – заметила миссис Бэрроуфилд. – Хотя однажды, когда ее светлость еще устраивала в своем лондонском доме приемы, она взяла у меня двух девушек. И была ими очень довольна, доложу я вам.

С удовлетворением улыбнувшись, она продолжала:

– Много лет спустя одна из них приехала меня повидать. Она вышла замуж за лакея. Хорошенькая была, как куколка. Я ни капельки не сомневалась, что она выйдет замуж, лишь бы нашелся человек, способный взглянуть на обстоятельства ее рождения сквозь пальцы.

– Значит, вы абсолютно уверены, что у вас нет ни одной девушки подходящего возраста? – настаивал мистер Фалкирк.

– Абсолютно! – воскликнула миссис Бэрроуфилд. – Дети почти все совсем маленькие. Один Господь знает, чего мне стоит присматривать за ними и содержать в чистоте. Что бы я делала без Тары, понятия не имею!

– А кто это, Тара? – поинтересовался мистер Фалкирк. – Та девушка, что открыла мне дверь?

– Да, она самая. Она присматривает за малышами. Балует их ужасно. А что я могу поделать? Свою-то голову на ее плечи не посадишь!

Миссис Бэрроуфилд снова расхохоталась.

– Вот при прежней хозяйке пансиона здесь были другие порядки. Она свято верила, что детей необходимо пороть. Как бы они себя ни вели, хорошо ли, плохо ли, била смертным боем. И, доложу я вам, мне частенько приходило в голову, что ее методы куда лучше моих. Уж слишком я добрая, это моя беда,

– Ваше доброе отношение к этим несчастным детям, миссис Бэрроуфилд, безусловно, делает вам честь, – заметил мистер Фалкирк. – Но мы говорили о Таре.

– Ну так вот…– начала было миссис Бэрроуфилд и осеклась. – Но ведь не собираетесь же вы… Не может быть, чтобы…

С громким стуком она поставила пустой стакан на стол.

– Нет, мистер Фалкирк, я этого не допущу! Вы не заберете у меня Тару! Она единственная, на кого а могу положиться. Больше не на кого. Кроме нее, здесь только пара дряхлых старух, которых никто нигде на работу не берет! Да от них вообще никакого толку? За их работу им и платить-то не стоит. Так вот, можете забрать кого хотите, хоть всех разом, если вам угодно, но только не Тару!

– А сколько ей лет? – спросил мистер Фалкирк.

– Постойте-ка… Должно быть, около восемнадцати. Ну да, точно. Она поступила к нам в 1804 году, через год после того, как началась война с этим дьяволом Наполеоном. Помнится, ужасная зима была. Цены на продукты жутко подскочили, а на уголь так даже вдвое!

– Значит, Таре около восемнадцати, – проговорил мистер Фалкирк. – Боюсь, миссис Бэрроуфилд, что, если у вас нет другой кандидатуры, мне придется выполнить указание его светлости и забрать ее с собой в Шотландию.

– Только через мой труп! – отчаянно возопила миссис Бэрроуфилд. – Я этого не допущу, мистер Фалкирк! Вы что, хотите, чтобы я осталась одна с тридцатью девятью абсолютно неуправляемыми детьми, визжащими и орущими?! Да ведь они почти все еще так малы, что за ними нужно присматривать!

Миссис Бэрроуфилд с трудом перевела дыхание, лицо ее пошло малиновыми пятнами. И шотландец, глядя на хозяйку приюта, даже испугался, что ее может хватить удар.

– Если вы заберете Тару, я здесь тоже не останусь! Зарубите это себе на носу!

И, будто ноги отказывались ее держать, она рухнула в кресло, схватила со стола листок бумаги и принялась обмахиваться им.

– Очень сожалею, что расстроил вас, миссис Бэрроуфилд, – проговорил мистер Фалкирк, – но вы не хуже меня понимаете, что я обязан выполнять распоряжения его светлости.

– Это нечестно! – чуть не плача воскликнула миссис Бэрроуфилд. – Нечестно! Я тут кручусь-верчусь, а выходит, что всем на меня наплевать! У его светлости и в Шотландии девушек хватает, так нет же, он хочет забрать отсюда ту единственную, которая приносит приюту хоть какую-то пользу! Приюту, заметьте, основанному еще его покойной бабушкой!

Голос миссис Бэрроуфилд дрогнул, и мистер Фалкирк поспешно наполнил ее стакан портвейном.

Она с благодарностью взяла стакан и, залпом влив в себя половину содержимого, откинулась на спинку кресла, тяжело дыша, видимо, пытаясь взять себя в руки.

– Одно могу вам обещать твердо, – спокойно проговорил мистер Фалкирк, – я оставлю вам достаточно денег, чтобы вы наняли помощницу еще лучше, чем Тара. А вернувшись в Шотландию, непременно прослежу за тем, чтобы его светлость впредь выделял приюту больше денег.

Он готов был поклясться, что слова его несколько успокоили миссис Бэрроуфилд, однако она, все так же тяжело дыша, не отрывала взгляда от огня в камине.

– Не могли бы вы рассказать мне все, что знаете об этой девушке, – попросил мистер Фалкирк. – У нее есть фамилия?

– Какая там фамилия! – презрительно фыркнула миссис Бэрроуфилд. – Вы что, забыли, мистер Фалкирк, что наш приют носит название «Приют неизвестных»? Никакой фамилии у нее, естественно, нет, равно как и у остальных несчастных детей, которые поступают ко мне день за днем, неделя за неделей.

И, снова фыркнув, продолжала:

– «У меня тут для вас еще один незаконнорожденный, – заявил мне не далее как на прошлой неделе доктор Харленд.

Я ему говорю:

– Можете оставить его себе. У меня нет свободного уголка, чтобы там поселилась мышь, не говоря уж о ребенке.

А он:

– Да будет вам, миссис Бэрроуфилд. Я знаю, вы добрая женщина и не захотите, чтобы человеческое существо окончило свою жизнь на дне реки.

– На дне так на дне. Мне на это наплевать, – отвечаю. – Сюда вы его не привезете, доктор, и, что бы вы ни говорили, я буду стоять на своем».

– И он уступил? – поинтересовался мистер Фалкирк.

– Как же, уступит он, – проворчала миссис Бэрроуфилд. – Я-то вроде убедила его, что у нас нет места, а Тара возьми и все испорти. Сказала: «Можно положить детей на одну кровать, вот и место найдется». Я потом ей говорю: «Ну и дурочка же ты! Сама себе работу ищешь».

– Но ее это не испугало?

– Ей-то чего пугаться?! Это не ей, а мне кормить лишний рот! – отрезала миссис Бэрроуфилд. – Мне! А на какие шиши, я вас спрашиваю! И так денег не хватает, чтобы всех накормить досыта! Дети вечно пищат, что голодные, и просят есть. А где я на них наберусь?

Выслушав эту тираду, мистер Фалкирк вытащил из внутреннего кармана пиджака отлично скроенного дорожного костюма портмоне.

Вынув несколько банкнот, он положил их на стол перед миссис Бэрроуфилд.

– Здесь двадцать фунтов, – проговорил он. – Это вам на первое время. По приезде в Шотландию тут же распоряжусь, чтобы вам ежемесячно выделяли на ведение хозяйства достаточную сумму денег.

Глаза миссис Бэрроуфилд жадно блеснули. «Интересно, – подумал мистер Фалкирк, – сколько она потратит на еду для сирот, а сколько пропьет». Однако другого способа умаслить эту неряшливую пьянчужку он придумать не мог.

– Прежде чем вы пришлете ко мне Тару, не расскажете ли, что вы о ней знаете? – спросил он.

– Так вы и в самом деле собираетесь забрать ее с собой?

– К сожалению, миссис Бэрроуфилд, больше мне ничего не остается, разве что у вас есть еще кто-нибудь подходящего возраста.

Беспомощно махнув рукой, миссис Бэрроуфилд проворчала:

– А что вас интересует?

– Точный день, когда она к вам поступила. Полагаю, вы ведете надлежащие записи?

Глаза хозяйки приюта забегали, и мистер Фалкирк понял: если записи когда-то и велись, то теперь вряд ли, так что наверняка никакого толку от них ему не будет.

Пытаясь отвлечь мистера Фалкирка от неприятной темы, миссис Бэрроуфилд поспешно заговорила:

– Видите ли, Тара в отличие от остальных детей не поступила к нам неизвестно откуда, а родилась прямо здесь, в этом самом здании.

– Как же это произошло?



– Сейчас расскажу. Случилось это летом 1804 года, в начале июля, то есть чуть позже, чем теперь. Я сидела в этом самом кресле, в котором сижу сейчас, когда услышала, что в дверь забарабанили с такой силой, что и мертвый бы поднялся. Я вскочила с кресла – тогда я была намного моложе и проворнее – и помчалась посмотреть, что там такое.

Миссис Бэрроуфилд на секунду умолкла, чтобы осушить свой стакан.

– Перед дверью собралась целая толпа, а двое мужчин поддерживали под руки какую-то женщину. Сначала я даже не поняла, то ли она умерла, то ли просто потеряла сознание.

– И что оказалось? – продолжал допытываться мистер Фалкирк.

– Произошел несчастный случай, бедняжку сбила на улице карета, переехала ее колесом и даже останавливаться не стала.

Миссис Бэрроуфилд протянула стакан мистеру Фалкирку, и тот не замедлил его наполнить.

– Все они, эти кучера, одинаковые! Негодяи, каких мало! Собьют человека и поедут себе дальше! Плевать они на людей хотели!

– Продолжайте, пожалуйста, – попросил мистер Фалкирк, видя, что собеседница готова перекинуться на другую тему.

– Ну так вот. Они занесли женщину в дом, и я послала мальчишку за доктором Веббером. Он жил через три улицы от нас. Он в то время лечил детишек из нашего приюта. Неприятный человек, никогда его не любила!

– А что же та женщина? – спросил мистер Фалкирк, пресекая всяческие отступления от темы.

– Я подумала было, что она умерла, – ответила миссис Бэрроуфилд. – Но не успел еще приехать доктор, как она начала кряхтеть и стонать. Я никак не могла понять, в чем дело, пока не догадалась, что она рожает.

– Так вы не заметили, что она беременна? – удивился мистер Фалкирк.

– Признаться, не заметила, – смущенно проговорила миссис Бэрроуфилд. – Похоже, в то время я была не столь наблюдательна, как сейчас. На ней было широкое платье, и в нем она выглядела такой худенькой. Возможно, если бы она была потолще, я бы что-нибудь и заметила…

– И что произошло дальше? – поторопил ее мистер Фалкирк.

– Я думала, этот доктор никогда не придет! То ли они его сразу не нашли, то ли он отказался идти, теперь уж и не припомню. Пришлось самой заняться роженицей. Младенец вот-вот уже должен был появиться на свет, когда этот недоумок наконец явился! – Миссис Бэрроуфилд переполняло презрение.

– Помощи от него было ни на грош, – продолжала она. – Вы ведь знаете, эти докторишки бесплатно и пальцем не шевельнут. Но тем не менее он кое-как помог ребенку появиться на свет.

Миссис Бэрроуфилд задумчиво, словно заглядывая в прошлое, отхлебнула из стакана.

– До этого мне никогда не доводилось присутствовать при родах. Оказывается, это ужас что такое. Своих-то деток Господь мне не дал, да и замужем, признаться, я никогда не была.

Мистер Фалкирк никак на это признание не отреагировал.

Лишь вспомнил, что правила приличия требовали хозяйку любого приюта называть «миссис» независимо от того, была она замужем или нет.

– Ну так вот, – продолжала миссис Бэрроуфилд. – Положил доктор девочку на стол да и говорит мне: «Если вы о ней позаботитесь, она выживет, а вот матери уже ничто не поможет!»

– Он не смог спасти ее?

– Да он и не пытался! – фыркнула миссис Бэрроуфилд. – Я и рассмотрела-то ее хорошенько только тогда, когда уже собирались выносить. Какая же она была молоденькая! И вовсе не такая, какой показалась мне сначала.

– Что вы имеете в виду?

– Ну, выглядела она как самая настоящая леди. Правда, потом я в этом засомневалась, потому что никто ее не разыскивал и не беспокоился о ней. А хорошенькая была, просто чудо! Волосы рыжие, кожа белоснежная, а одежда как пить дать стоила целого состояния!

– Вы из нее хоть что-нибудь сохранили? Миссис Бэрроуфилд покачала головой.

– В этом доме ничего не сохранишь! Дети прикарманят любую тряпку, чтобы зимой, когда холодно, напялить на себя. А нижнюю юбку, если она вообще и была – по-моему, в ту пору они вышли из моды, – разорвали бы на бинты. Эти шалопаи вечно то нос расквасят, то порежутся.

– Значит, у вас не осталось ни одной вещицы, по которой можно было бы опознать эту даму?

– Насколько я знаю, доктор наводил о ней справки, – ответила миссис Бэрроуфилд. – Наверняка чтобы стребовать с ее родни гонорар. Он сказал мне, что никто не заявлял о без вести пропавшей женщине, и в приют за ребенком так никто и не пришел.

– А почему девочку назвали Тарой? – спросил мистер Фалкирк.

– Вот об этом-то я как раз и хотела вам рассказать, – ответила миссис Бэрроуфилд. – Вы спросили, не осталось ли какой-нибудь вещицы, по которой можно было бы опознать эту женщину. Так вот, у нее даже сумочки при себе не было. А если и была, то ее наверняка украли, когда бедняжку сбила карета.

И, выдержав эффектную паузу, миссис Бэрроуфилд продолжала:

– А вот чего у нее не было точно, так это обручального кольца! Может, она специально шла к нам в приют, чтобы родить ребенка, да и оставить его здесь.

– Но вы так и не ответили на мой вопрос, почему вы назвали девочку Тарой?

– Сейчас, сейчас вы все узнаете, – заторопилась миссис Бэрроуфилд. – У погибшей на шее висел медальон! Можете считать меня чересчур сентиментальной, но я его сохранила, хотя, будь у меня хоть капля здравого смысла, я бы его продала. И пара шиллингов сгодится, когда не на что купить поесть.

– Можно мне взглянуть на этот медальон? – попросил мистер Фалкирк.

Если миссис Бэрроуфилд и раздражала его своей болтливостью и манерой перескакивать с одной темы на другую, он и вида не подал.

Бесстрастно взирал он на хозяйку приюта, когда она поднялась и, пошатываясь, направилась к буфету, из которого совсем недавно доставала бутылку портвейна.

Это было старенькое, небрежно сколоченное сооружение с двумя ящиками.

Выдвинув один из них, миссис Бэрроуфилд принялась вытаскивать оттуда всякую всячину: старые счета, мятую ленту, щербатые расчески, лоскутки материи, какие-то грошовые безделушки, которые хранила неизвестно зачем.

Сунув руку в дальний угол ящика, миссис Бэрроуфилд вытащила наконец маленькую коробочку и, победно зажав ее в руке, вернулась обратно.

– Вот здесь я храню свои сокровища, – ухмыльнувшись, пояснила она. – Как вы можете догадаться, их у меня немного, и, если бы я оставила их на видном месте, эти дьяволята тут же бы все растащили.

Она уселась в кресло и, положив коробочку на свои пухлые колени, открыла.

Там оказались несколько голубых бусинок, оставшихся от порванного ожерелья, брошка без замочка, дешевые браслетики, из тех, что можно приобрести за несколько пенсов на любой ярмарке, и кусочек засохшей омелы – похоже, миссис Бэрроуфилд хранила его еще со времен своей далекой юности, хотя сейчас казалось невероятным, что эта особа когда-то была молода и даже способна испытывать нежные чувства.

– А, вот он! – Порывшись под бусинками, миссис Бэрроуфилд выудила маленький медальон на цепочке. – Вот что висело у нее на шее, – протянула она свою добычу мистеру Фалкирку.

Тот внимательно рассмотрел вещицу: золотая, хотя золото и не самой высокой пробы, а потому не очень дорогое.

На крышке выгравировано имя «Тара». Открыв медальон, мистер Фалкирк обнаружил внутри темно-каштановую прядь волос.

– Я женщина честная! – заявила тем временем миссис Бэрроуфилд. – Как я вам уже говорила, мистер Фалкирк, другая бы на моем месте продала медальон, а я всегда думала, вдруг придет день, когда он кому-нибудь пригодится, вот и сохранила. И похоже, не ошиблась, верно?

– Верно, миссис Бэрроуфилд, – ответил мистер Фалкирк. – И надеюсь, вы понимаете, что медальон этот мне хотелось бы забрать с собой.

– Не думаю, что его светлость могут заинтересовать подобные пустяки, – заметила миссис Бэрроуфилд. – Кстати, а почему он хочет, чтобы вы привезли ему в Шотландию какую-нибудь девушку? Вы мне об этом так и не сказали.

– По правде говоря, я и сам не знаю, миссис Бэрроуфилд, – ответил мистер Фалкирк. – Я лишь выполняю распоряжение, которое его светлость отдал мне, прежде чем отправиться на север.

– Странно, – протянула миссис Бэрроуфилд. Мистер Фалкирк хоть и согласился с ней, однако вслух высказывать свое мнение не стал.

– А теперь, – предложил он, – быть может, вы пошлете за Тарой? Мне бы хотелось с ней познакомиться.

– Когда вы хотите увезти ее? – Поинтересовалась миссис Бэрроуфилд.

В голосе ее опять послышались плаксивые нотки, однако, положив коробочку на стол, она схватила банкноты, и мистер Фалкирк уже не сомневался: они послужат ей хорошим утешением.

– Сегодня днем. Сначала съезжу в Аркрейдж-Хаус, а на обратном пути заеду за Тарой, – ответил он.

– И вы повезете ее в своей коляске?

– А как же еще? Надеюсь, багажа у нее немного, так что коляска не будет перегружена.

– Да о каком багаже вообще может идти речь! – фыркнула миссис Бэрроуфилд.

– Мне бы только хотелось повидать ее перед отъездом, – напомнил мистер Фалкирк, вставая.

Миссис Бэрроуфилд, однако, не спешила следовать его примеру.

– Мне что-то нехорошо, – проговорила она. – И немудрено! Услышать от вас такие плохие новости! Может быть, вы сами кликнете ее? Она наверняка услышит.

Мистер Фалкирк догадался, что недомогание миссис Бэрроуфилд вызвано не чем иным, как чрезмерным возлиянием.

Оставив тем не менее свои догадки при себе, он открыл дверь и вышел в тускло освещенный мрачноватый холл.

Обставлен он был довольно убого; колченогий стол, на который мистер Фалкирк положил свою шляпу, да жесткий стул, куда он кинул плащ, когда пришел.

Со всех сторон доносились громкие голоса, а с верхнего этажа, куда вела деревянная лестница, – детский плач.

Мистер Фалкирк сразу понял, что Тару нужно искать именно там – рядом с плачущими детьми. И неторопливо зашагал по лестнице, держась за перила, давным-давно нуждавшиеся не только в полировке, но и в починке.

Двухэтажное здание, в котором располагался приют, было построено строго в соответствии с указаниями герцогини Генриетты и в свое время вызвало бурный восторг общественности. Однако за тридцать лет, прошедших с тех пор, не только устарела его архитектура – само здание обветшало.

Разбитые стекла просто вынули из рам, вместо того чтобы вставить новые. Некоторые половицы совсем прогнили, и на них было страшно ступить. Почти все двери слетели с петель, и никто не удосужился их починить. Мистеру Фалкирку хватило нескольких минут, чтобы заметить все это.

Распахнув дверь, из-за которой доносился шум, он очутился в спальне – длинной, узкой комнате, в которой стоял удушливый запах грязи, немытых детских тел и прочего, о чем ему не хотелось бы говорить.

Вдоль стены стояли ряды кроватей. Лежавшие в постелях малыши горько плакали, а дети постарше прыгали с кровати на кровать, умудряясь при этом мутузить друг друга, громко вопя от восторга. Одеты они были во что-то невообразимое.

В дальнем углу комнаты мистер Фалкирк заметил девушку, которая впустила его в приют. Она нежно баюкала маленького ребенка.

Девушка была одета в серое полотняное платье с белым воротничком и серый чепец, плотно сидевший на голове, – форма, выбранная герцогиней Генриеттой для своих подопечных.

Незамысловатый наряд этот призван был свидетельствовать: обладательница его является объектом благотворительности.

Идя по проходу между кроватями, мистер Фалкирк заметил, что мальчишки, самозабвенно воюющие друг с другом, подстрижены очень коротко, и вспомнил, что такой привилегией пользуются лишь питомцы «Приюта неизвестных».

Когда он подошел к Таре, та поднялась с деревянного стула и, не выпуская ребенка из рук, вежливо присела в реверансе.

Мистер Фалкирк с интересом принялся рассматривать девушку.

Он отметил про себя, что она слишком худенькая. Похоже, досыта есть ей удается нечасто, если вообще удается, решил мистер Фалкирк. Когда она, запрокинув голову, взглянула на него, кожа на скулах туго натянулась.

Глаза у Тары оказались огромными. Темно-синие, окаймленные густыми ресницами, золотистыми у основания, а к концу темными и загнутыми вверх, неправдоподобно длинными, – таким глазам позавидовала бы любая девушка, подумал мистер Фалкирк. Тару можно было бы назвать красивой, если бы она не была настолько худой; впалые щеки делали ее похожей на неоперившегося птенца.

– Я хочу с вами поговорить. Тара, – сказал он.

Девушка изумленно уставилась на него. Потом неожиданно мягким, мелодичным голосом обратилась к детям:

– Тише, мои хорошие! У нас гость, и он хочет со мной поговорить. Если вы спокойно посидите в своих постельках, как только он уйдет, я расскажу вам сказку.

Шум почти тотчас же стих – видимо, сказка была для них любимейшим развлечением. Дети – как показалось мистеру Фалкирку, от четырех до семи лет – тут же устроились смирненько на своих кроватях и принялись рассматривать гостя, нетерпеливо ожидая, когда он наконец уйдет.

Ребенок на руках у Тары захныкал. Она покачала его, а потом сунула ему в ротик его же большой палец. Малыш сразу же замолчал, и в спальне воцарилась тишина.

Тара вопросительно взглянула на мистера Фалкирка.

– Я вас слушаю, сэр. О чем вы хотели поговорить со мной?

– Я уезжаю и забираю вас с собой, Тара.

Глаза ее стали еще больше, в них появился страх.

– Что вы, сэр! Как же я оставлю детей? А с миссис Бэрроуфилд вы говорили?

– Да, говорил.

– И она согласилась? – недоверчиво спросила Тара.

– У нее не было выбора. Герцог Аркрейджский приказал вам ехать со мной в Шотландию.

– В… Шотландию?!

В голосе Тары послышалось искреннее изумление.

– И что я… буду там делать?

– Откровенно говоря, я не знаю, каковы планы герцога относительно вас, – признался мистер Фалкирк. – Единственное, что мне доподлинно известно, – герцог приказал отвезти вас к нему, а посему сегодня же днем, когда я собираюсь уехать из Лондона, я должен забрать вас с собой.

Тара оглядела спальню каким-то затравленным взглядом, словно ей вдруг пришла в голову мысль взять детей с собой.

– Я оставил миссис Бэрроуфилд достаточно денег, чтобы она могла нанять кого-нибудь вместо вас, – добавил мистер Фалкирк.

Но, взглянув на притихших детей, смотревших на гостя во все глаза, понял, что заменить Тару будет сложно, а быть может, и вовсе невозможно: слишком большое место занимала она в жизни этих малышей.

Похоже, миссис Бэрроуфилд и пальцем не пошевелила для того, чтобы ее подопечным жилось хоть чуточку полегче.

Даже такому завзятому холостяку, как мистер Фалкирк, нетрудно было понять: если есть в этом приюте человек, который любит детей, так это Тара.

Словно в ответ на его мысли. Тара воскликнула:

– Как же я оставлю их, сэр? Неужели нельзя взять вместо меня кого-то другого?

– Видите ли, хотя миссис Бэрроуфилд и сказала то же самое, – заметил мистер Фалкирк, – она не смогла назвать, кроме вас, ни одной девушки подходящего возраста.

– А зачем я понадобилась его светлости?

И, поскольку мистер Фалкирк ничего на это не ответил, поспешно добавила:

– У нас есть девочка по имени Белгрейв. Ее подбросили прямо к дверям приюта. На следующий год ей исполнится одиннадцать, и для своего возраста она довольно крупная. Может быть, она вам подойдет?

– Боюсь, что нет.

– Вы уверены, сэр? Я научила ее мыть полы. Шьет она, правда, не очень хорошо, но, думаю, скоро научится.

– К сожалению, она слишком маленькая.

– Если бы вы приехали месяц назад! У нас жила одна девочка, Мэй, вот она бы вам отлично подошла. Ей пошел уже тринадцатый год, и она почти с меня ростом. Хорошая, веселая девочка, а как работает! И как бы ей ни хотелось есть, никогда не хныкала.

– Но Мэй сейчас здесь нет. Да если бы и была, боюсь, она слишком маленькая, – заметил мистер Фалкирк. – Мне кажется, Тара, вам будет очень интересно съездить в Шотландию.

Он произнес это с такой решимостью, что в синих глазах Тары вспыхнуло отчаяние.

– Когда вы хотите… увезти меня, сэр?

– Сегодня днем. Я заеду за вами примерно без четверти три.

– О Господи!

И такая боль прозвучала в этом восклицании, что сильнее, чем тысячи слов, тронуло оно посланника герцога.

Немного помолчав. Тара тихо, почти шепотом, спросила:

– А отказаться… я не могу?

– Нет, Тара. Приют принадлежит его светлости герцогу Аркрейджскому. И если он желает, чтобы ему привезли кого-то из этого приюта, никто, начиная с миссис Бэрроуфилд, не имеет права отказаться выполнить его приказ.

Тара тяжело вздохнула – казалось, вздох этот вырвался из самой глубины ее души – и спокойно проговорила:

– Я буду готова, сэр.

Мистер Фалкирк был восхищен тем мужеством, с которым эта юная девушка приняла свалившуюся на нее неприятную перемену в жизни. Видимо, у этой особы было достаточно гордости, чтобы не унижаться и не умолять его оставить ее в приюте.

Он повернулся и вышел из комнаты и, уже закрывая за собой дверь, услышал, как дети закричали:

– Сказку! Сказку! Ты обещала рассказать нам сказку!

Мистер Фалкирк осторожно спустился с лестницы, опасаясь, что рассохшиеся ступеньки не выдержат его тяжести.



Однако все обошлось, и он благополучно добрался до холла. Набросив на плечи плащ и взяв шляпу, он решительно направился к выходу.

У него не было ни малейшего желания опять пререкаться с миссис Бэрроуфилд. Впрочем, он подозревал, что это ему не грозит, поскольку почтенная дама, по всей вероятности, спит крепким сном.

Итак, мистер Фалкирк вышел на улицу и, оглянувшись, окинул взглядом здание приюта.

Жалкая картина предстала перед его взором: краска на оконных рамах почти вся облупилась, входная дверь насквозь прогнила, давно не чищенный дверной молоток почернел…

«Герцогиня Анна пришла бы в ужас», – подумал мистер Фалкирк и решил непременно добиться от герцога разрешения навести в приюте порядок.

Тара освободилась только через полчаса: дети потребовали рассказать не одну, а целых три сказки, и все их выслушали затаив дыхание.

Они слушали бы ее еще и еще, но Тара была неумолима:

– Нет-нет, хватит! Теперь вставайте и приберите комнату.

– Еще, Тара! Расскажи нам еще! – умоляли дети, но Тара лишь покачала головой:

– Мне нужно приготовить вам что-нибудь на обед, иначе останетесь голодными.

– Я есть хочу! – захныкала маленькая девочка.

– И я! И я! – хором закричали ребятишки.

Опасаясь, что они вцепятся в подол платья и не дадут ей уйти. Тара выскользнула из спальни и сбежала вниз по ступенькам.

Из комнаты на первом этаже, которую занимали дети постарше, доносился оглушающий грохот.

Даже не заглядывая туда. Тара знала – дерутся два самых больших мальчика.

Подраться было их любимым занятием, и разнять драчунов удавалось с трудом. Впрочем, сегодня Таре некогда было с ними разбираться.

Она постучалась в дверь гостиной, где расположилась миссис Бэрроуфилд, и, не получив ответа, вошла.

Как и предполагал мистер Фалкирк, хозяйка приюта крепко спала.

В комнате нечем было дышать – миссис Бэрроуфилд приказывала топить камин в любую погоду.

Тара понимала, что для миссис Бэрроуфилд горящий камин олицетворяет домашний очаг и уют и отказываться от него она не собирается.

Тихонько, чтобы не разбудить хозяйку, Тара приоткрыла окно, но, увидев на столе почти пустую бутылку, поняла: разбудить миссис Бэрроуфилд стоило бы теперь немалых усилий.

Она взглянула на хозяйку: багровое, обрюзгшее лицо, из приоткрытого рта вырывается мощный храп. Тара спрятала бутылку в буфет и вернулась к столу, чтобы убрать стаканы.

При этом ей попалась на глаза коробочка с «сокровищами» миссис Бэрроуфилд, и она сразу поняла: человек, который собирается забрать ее с собой в Шотландию, видел мамин медальон.

То, что у Тары был этот маленький медальон – ее личная собственность, – выделяло ее из всей прочей приютской безотцовщины. Без роду без племени, они отличались друг от друга лишь цветом волос, глаз и кожи…

«Только бы он его не потерял», – с беспокойством подумала Тара.

Положив коробочку на место, она взяла грязные стаканы и вышла из гостиной, тихонько прикрыв за собой дверь.

На кухне уже орудовала одна из древних старух, помогавших по хозяйству, беззубая и кривая на один глаз. Устраиваясь на работу, она назвалась кухаркой, и миссис Бэрроуфилд ей поверила.

Сейчас она помешивала в огромном котле на плите какое-то варево, от которого по всей кухне распространялся неприятный запах. А на вкус, решила Тара, наверняка еще хуже.

Но все же это лучше, чем ничего. Эта похлебка, которую дети получали на обед, только и поддерживала их силы.

Слава Богу, сегодня был еще и хлеб. Он появился только потому, что на прошлой неделе Тара заставила миссис Бэрроуфилд выплатить долг пекарю и дать ему немного денег вперед.

Лишь она одна знала, сколько денег из тех, что предназначены на нужды приюта, тратятся миссис Бэрроуфилд на выпивку. Спиртное, и только оно, способно было поддерживать пьянчужку в благодушном настроении.

Таре было в общем-то все равно, пьяная миссис Бэрроуфилд или трезвая, лишь бы не страдали дети.

Но когда они начинали буквально на глазах таять от голода и плохо спать по ночам, она принималась бороться с миссис Бэрроуфилд за их права не на жизнь, а на смерть.

И, поскольку миссис Бэрроуфилд была слишком ленива, чтобы долго держать оборону, дело кончалось тем, что она неизменно капитулировала и, отрывая от сердца, вручала Таре часть денег, которые намеревалась приберечь для себя.

Тара резала хлеб на одинаковые куски, размышляя о том, что нужно будет держать ухо востро, раздавая их, иначе старшие мальчишки непременно отберут у малышей их долю.

А еще они будут подлизываться к девочкам, надеясь, что те расщедрятся и поделятся своей порцией.

В приюте царили жестокие нравы, и Таре стоило огромных усилий не позволить старшим мальчишкам и самым отъявленным хулиганам захватить власть.

Причем она никогда не прибегала к насилию, сколько бы ни побуждала ее к тому миссис Бэрроуфилд.

Физической силе она всегда противопоставляла силу духа просто потому, что у нее не было другого выбора. Не могла же она в самом деле драться с этими мальчишками?

Порезав хлеб, Тара вдруг краешком глаза заметила, что старуха суетится в углу кухни.

Тара тут же смекнула, в чем дело, и, подойдя к кухарке,, выхватила у нее из рук большой кусок мяса – именно его та безуспешно пыталась сунуть в карман своего видавшего виды пальтишка.

Мясо это, правда, было дешевое, но другого они позволить себе не могли. Вот из этого-то куска и должна была вариться похлебка, которую так называемая кухарка усердно мешала в котле в течение последнего часа.

Старуха издала негодующий вопль, который Тара попросту проигнорировала.

Она положила мясо на стол и принялась резать его на кусочки, пока они не превратились почти что в фарш.

– Это мое! – задыхаясь от ярости, прошипела старуха.

– Неправда, Мэри, и вы это прекрасно знаете, – сказала Тара. – Дети голодают, неужели вы этого не понимаете? Им нужно хоть что-то есть, иначе они не выживут.

– Подумаешь, беда какая! Да кому они нужны?

Этот вопрос Тара и сама частенько задавала себе.

– Вы не должны этого делать, Мэри, – спокойно проговорила она. – Не дай Бог, кто-нибудь из детей умрет лишь потому, что вы украли у него еду.

– А то, что я голодная как собака прихожу домой, никого не волнует! – захныкала Мэри. – А мои бедные кошечки! Что-то с ними будет…

– Будут мышей ловить, – отозвалась Тара. – А вот дети сделать этого не могут, равно как выйти в сад и хотя бы яблок наесться, потому что нету нас сада!

Она тяжело вздохнула.

– Ах, Мэри, как бы мне хотелось, чтобы наш приют находился за городом. Я уверена, жить там было бы намного проще, чем в Лондоне.

– Ив Лондоне неплохо, если есть денежки, – проворчала Мэри.

– С деньгами везде хорошо, что верно, то верно, – согласилась Тара.

Закончив резать мясо, она бросила его в котел и помешала. И сразу же совершенно другой аромат поплыл в воздухе.

Тара посолила суп и, заметив на столе несколько маленьких луковичек, тоже бросила их в похлебку.

– Помешай еще, Мэри, – попросила она, – а я пойду позову детей. Ты вымыла тарелки?

Мэри не ответила, из чего Тара заключила, что кухарка посуду не вымыла и мыть не собирается.

«Каждый день одно и то же! – со вздохом подумала она. – На Мэри никогда нельзя положиться». Впрочем, та женщина, что приходила днем убирать, была еще хуже.

Тара отправилась за детьми. Приют был переполнен, и столовая в нем отсутствовала. Вообще-то раньше она была, но потом комнату эту превратили в спальню, поставив несколько кроватей и бросив на пол матрацы.

Теперь детям приходилось есть и холле, сидя на ступеньках лестницы или стоя, что создавало для Тары дополнительные трудности: ей сложно было проследить, чтобы всем детям досталось поровну.

Она позвонила в колокольчик, и в тот же миг распахнулись двери и со всех сторон в кухню устремились дети, сметая все на своем пути, словно бурный поток.

Наверху остались лишь самые маленькие. Для них покупали ведро молока.

Тара знала, что должна зорко сторожить это сокровище, хранившееся в углу кухни: стоит только отвернуться, как дети постарше, которым молоко уже не полагалось, тотчас же сунут в ведро кто чашку, кто ложку.

Следующие пять минут можно было сравнить со штормом, если принять Тару за корабль, а детей за бурное море, готовое этот корабль потопить.

– Всем по одному куску хлеба! Фред, положи сейчас же, ты уже брал! Осторожней, Эллен, не пролей суп! Не толкайтесь, не толкайтесь, всем хватит!

Такие замечания она делала каждый день во время обеда.

Дети вели себя так, словно с цепи сорвались, вовсе не потому, что не любили Тару и им доставляло удовольствие ей назло вырывать друг у друга куски хлеба, а просто потому, что животный инстинкт самосохранения подсказывал им: или поешь, или умрешь с голоду.

Когда Тара вычерпывала из котла остатки похлебки, она увидела, что совсем маленький мальчишка берет со стола последний кусочек хлеба.

Это означало, что ей уже ничего не осталось, но она, как бывало сотни раз, не стала ругать малыша.

«Сама виновата, – лишь подумала она. – Нужно было сначала съесть кусок хлеба, а уже потом звать детей обедать».

Тара привыкла подолгу обходиться без еды. Тревожило только то, что от слабости у нее кружилась голова и она запросто могла уронить малыша.

Впрочем, оставалась еще надежда, что ей предложат чашку чая. Чай в приюте считался роскошью, доступной только хозяйке, но когда та бывала в хорошем настроении, Таре тоже немножко перепадало.

Мэри поджарила хозяйке две огромные свиные отбивные, положила их на чистую тарелку, а рядом немного жареного лука.

– А вот и чай для ее милости! И Мэри шваркнула на поднос чайник, отчего стоявшие на нем чашка с блюдцем жалобно звякнули.

– Спасибо, Мэри, но ты забыла положить картошку.

Картофель из экономии покупали плохой, бросовый, но те три картофелины, которые вытащили из супа для хозяйки, были крупные, белые. Они заняли свое место рядом с отбивными и выглядели настолько аппетитно, что у Тары даже слюнки потекли.

«Может быть, тот господин накормит меня сегодня хоть чем-нибудь», – с надеждой подумала она, неся поднос в гостиную, где по-прежнему спала, похрапывая, миссис Бэрроуфилд.

Глава 2

Высунувшись из окна коляски, Тара воскликнула:

– Сколько зелени! Я, конечно, предполагала, что за городом будет зелено, но не думала, что настолько.

И, прежде чем мистер Фалкирк успел ей ответить, восторженно добавила:

– А поля какие золотистые! Прямо чистое золото!

– Пшеница, – лаконично отозвался мистер Фалкирк, а потом спросил: – Неужели вы раньше никогда не были за городом?

Тара покачала головой.

– Никогда. Раньше миссис Бэрроуфилд разрешала мне гулять со старшими детьми в Гайд-парке, но в последнее время у нас появилось много маленьких детей, за которыми нужно было присматривать, и она перестала меня отпускать.

– Но детям же нужен свежий воздух! – возмутился мистер Фалкирк.

– Они играли во дворе за приютом, – объяснила Тара. – Он, правда, очень маленький, и зимой там бывает грязно, но по крайней мере дети гуляют на воздухе.

И, отвернувшись от мистера Фалкирка, снова высунулась в окошко.

– Вот бы детям посмотреть на эту красоту, – чуть слышно прошептала она.

Мистер Фалкирк давно понял, что мыслями Тара по-прежнему оставалась с детьми, от которых ей пришлось уехать.

Когда он забирал Тару из приюта, во дворе разыгралась душераздирающая сцена, за которой он не мог наблюдать без слез.

Малыши все цеплялись за ее юбку, громко плача, а старшие махали ей вслед, отчаянно крича, до тех пор пока коляска не скрылась из виду.

Даже миссис Бэрроуфилд прослезилась оттого, что Тара уезжает, однако мистер Фалкирк подозревал: ее печалит перспектива остаться без ценной помощницы.

Да и Таре расставание с родным домом, каким бы убогим он ни был, далось с трудом.

Когда она наконец высвободилась из объятий льнущих к ней малышей и села рядом с мистером Фалкирком в коляску, слезы текли по ее щекам.

Первые минуты пути прошли в молчании – Таре требовалось время, чтобы взять себя в руки. Наконец ей удалось проговорить:

– Даже не знаю… что дети… будут без меня… делать… Наверняка… самые маленькие… будут голодать.

– Как раз о положении дел в приюте я и хотел с вами поговорить, Тара, – подхватил мистер Фалкирк. – Я уже понял, что детей не кормят досыта, а здание настолько обветшало, что просто уму непостижимо. Так дальше продолжаться не может!

Влажные от слез глаза Тары смотрели на него с такой тревогой, что мистер Фалкирк поспешил ее успокоить – он вовсе не хотел доставить девушке дополнительные страдания.

– Я решил ввести некоторые усовершенствования, которые, не сомневаюсь, вы одобрите.

– И что же… это… за усовершенствования? – слегка дрогнувшим голосом спросила Тара.

– В Аркрейдж-Хаусе есть экономка, – принялся объяснять мистер Фалкирк. – Это пожилая женщина, но она полна сил и энергии. Когда строили ваш приют, она была еще молодая и работала горничной у герцогини Анны. Она знает, с какой любовью та относилась к бедным сиротам.

– Только после смерти ее светлости дела пошли из рук вон плохо, – заметила Тара.

– Я это понял, – кивнул мистер Фалкирк. – Так вот. Я попросил миссис Кингстон нанять хорошую кухарку, чтобы дети нормально питались.

Тара просияла от радости, отчего худенькое ее личико совершенно преобразилось.

Мистер Фалкирк понял, что не ошибся в своих догадках: большая часть денег, раз в неделю перечисляемых приюту поверенными герцога, тратилась миссис Бэрроуфилд на выпивку.

– Миссис Кингстон также подыщет каких-нибудь молоденьких девушек, которые займутся уборкой и будут присматривать за детьми, – продолжал он.

И, помолчав, резким тоном произнес:

– Единственное, чего я не могу понять, так это куда делись учителя. Я знаю, когда была жива герцогиня Анна, их в приюте было достаточно.

– Двое уволились, и вместо них никого не взяли, – пояснила Тара. – А последняя учительница ушла с полгода назад, когда выяснилось, что она не может справиться со старшими мальчиками.

И, помолчав, порывисто добавила:

– Не думайте, что они какие-то там хулиганы, просто она плохо учила.

С опаской взглянув на мистера Фалкирка, словно боясь, что он рассердится, поспешно проговорила:

– Пока у меня была возможность, я сама занималась с малышами, но, когда в приюте появились грудные дети, времени на это совсем не осталось.

– И вы стали рассказывать им сказки, – улыбнулся мистер Фалкирк. – Уверен, им это даже больше понравилось.

– Поэтому слушать сказки стало для детей чем-то вроде поощрения, – пояснила Тара. – А чтобы его заслужить, они готовы были сидеть смирно хоть час напролет.

– Не сомневаюсь, – заметил мистер Фалкирк. – И тем не менее я поговорю с его светлостью, чтобы для приюта вновь наняли хороших учителей.

– Это было бы просто замечательно! – воскликнула Тара. – Как бы мне хотелось и самой поучиться!

Мистер Фалкирк с улыбкой взглянул на нее.

– Я уверен, что вы в свое время много учились.

– И все-таки недостаточно, – возразила Тара. – Меня учил священник. Он был очень добр ко мне, но в прошлом году он умер.

Голос ее дрогнул, и мистер Фалкирк понял: смерть священника до сих пор причиняла Таре боль.

– А в какой церкви он служил? – спросил мистер Фалкирк.

– В пресвитерианской церкви в Челси, – ответила Тара. – По-моему, в Лондоне она одна.

– А в приюте он проводил службы?

– Каждое воскресенье. А еще приходил к нам два или три раза в неделю и учил нас Священному писанию.

Она тихонько вздохнула.

– У него были такие интересные уроки. Я всегда их с нетерпением ждала. А еще он давал мне книги.

– Значит, вы умеете хорошо читать?

– Я очень люблю читать! – воскликнула Тара. – Но когда он умер, из книг у меня осталась только его Библия.

И, смущенно взглянув на мистера Фалкирка, добавила:

– Иногда мне кажется, что я знаю ее наизусть.

«Так вот откуда у нее такой хороший английский язык», – подумал мистер Фалкирк.

Он уже заметил, что говорит Тара очень правильно и запас слов у нее гораздо больше, чем можно было бы ожидать от воспитанницы приюта.

– У его светлости в замке огромная библиотека, – заметил он.

Глаза Тары вспыхнули от радости. Но через секунду потухли.

– Не думаю, что его светлость разрешит мне… брать его книги, – печально проговорила она.

– Я совершенно уверен, что он позволит вам их брать, если вы будете аккуратно с ними обращаться, – возразил мистер Фалкирк. – А если вдруг не разрешит, у меня тоже неплохая библиотека. Можете пользоваться ею, когда только пожелаете.

– В самом деле, сэр?

В голосе ее прозвучали такое благоговение и восторг, что мистер Фалкирк поразился.

– У меня и сейчас есть с собой несколько книг, – заметил он. – Когда мы остановимся на ночлег, я распакую багаж и вы выберете себе что-нибудь почитать в дороге. Боюсь только, они покажутся вам скучноватыми.

– Ну что вы! Ни одна книга никогда не казалась мне скучной, – запротестовала Тара. – Я обожаю читать. В приюте я так мечтала почитать газету, но миссис Бэрроуфилд всегда говорила, что на газеты у нас нет денег.

Мистер Фалкирк стиснул зубы.

Он уже решил, что уговорит герцога отправить миссис Бэрроуфилд на заслуженный отдых, а на ее место нанять какую-нибудь хорошую, добрую женщину.

Чтобы она не только любила детей, но и могла подготовить их к жизни, протекавшей за стенами приюта, в которую большинству сирот надлежало вступить в двенадцатилетнем возрасте.

Однако больше всего мистера Фалкирка беспокоило то, что в приюте недоставало еды и нормальной одежды.

Украдкой взглянув на Тару, он с удовлетворением отметил, что ее серое платьице с белым воротничком не только чистое, но и там, где надо, аккуратно подштопано.

Он не сомневался, что эта скромная до безобразия форма и уродливый, плотно, как шлем, облегавший голову чепец выбраны для детей-сирот не кем иным, как герцогиней Генриеттой.

Основательница «Приюта неизвестных», как истинная шотландка, ценила в одежде строгость и не терпела никаких рюшечек, оборочек и тому подобных излишеств.

Мистер Фалкирк снова подумал, что Тару, без сомнения, можно было бы назвать хорошенькой, если бы не невероятная худоба – руки ее, высовывающиеся из черного дорожного плаща, напоминали тоненькие прутики.

– Я хочу заключить с вами сделку, – предложил он.

– Какую?

– Я стану давать вам книги лишь при одном условии: пока мы не доедем до Шотландии, вы будете съедать все, что вам будут давать.

Тара тихонько рассмеялась.

– Обещаю, сэр, что уговаривать меня вам не придется.

Однако вскоре мистеру Фалкирку пришлось убедиться, что она не в состоянии выполнить свое обещание – привыкнув есть мало, она не в силах была справиться со всем, что ей предлагали.

Первую остановку на ночлег они сделали в Белдоке на постоялом дворе. Таре отвели комнату, убранство которой превосходило все ее представления о комфорте и роскоши.

Умывшись, она переоделась в точно такое же серое полотняное платье и спустилась к мистеру Фалкирку.

Когда они приехали на постоялый двор, он намекнул ей, что к ужину переоденется, хотя взял с собой в дом лишь часть багажа.

Но о том, что вечерний костюм может настолько преобразить человека, Тара и не догадывалась и теперь во все глаза смотрела на элегантный черный фрак с длинными фалдами и жесткий муслиновый галстук.

Однако ее восхищение мистером Фалкирком сменилось полнейшим недоумением при виде того, сколько еды начали вносить в гостиную хозяин постоялого двора и две расторопные служанки в чепцах.

Чего здесь только не было! И горячие блюда – крепкий пряный суп, баранья нога и два толстых голубя, зажаренных на вертеле. И холодные закуски, от которых ломился маленький столик, – блюдо отварной говядины, пироги, начиненные жаворонками и устрицами, филе поросенка, копченая свинина, которую особенно нахваливал хозяин, несколько жирных цыплят и огромный кусок ветчины.

– Думаю, Тара, вы так же проголодались, как и я, – заметил мистер Фалкирк, усаживаясь за стол.

Ему понравилось, что, прежде чем начать есть суп, Тара посмотрела, какой ложкой будет пользоваться он. Она не могла скрыть, насколько голодна, причем у мистера Фалкирка мелькнула мысль, что, не сиди он за столом, Тара расправилась бы с первым еще быстрее.

Как только с супом было покончено, вошел хозяин постоялого двора с очередным блюдом, источавшим аромат. Это было тюрбо. Извинившись, что не принес кушанье раньше, он объяснил, что рыба прямо с пылу с жару, а жена его готовит так, что пальчики оближешь.

– Думаю, вам понравится, сэр, – сказал он мистеру Фалкирку, – и юной леди тоже.

Тара положила себе совсем маленький кусочек рыбы и бросила на своего попутчика вопросительный взгляд, словно спрашивая, не много ли она берет.

Он ничего не сказал, но когда дело дошло до бараньей ноги, отрезал ей щедрый кусок.

И только покончив со своей порцией, мистер Фалкирк заметил, что Тара к баранине едва прикоснулась.

– Почему вы не едите, Тара? – спросил он. – Вы что, не любите баранину?

– Люблю, сэр, мне бы не хотелось, чтобы вы сочли меня неблагодарной, но я больше не могу съесть ни кусочка.

И, печально вздохнув, добавила:

– Если бы мы могли отправить хоть часть этой еды в приют!

– В данный момент меня волнует не приют, – заметил мистер Фалкирк, – а вы, Тара. Вы обещали мне съедать все, что вам дадут, а сами?

– Простите, сэр, но… я не могу столько съесть. Я так наелась, что не в силах больше проглотить ни кусочка.

– Что вы сегодня ели?

Тара молчала.

– Я хочу знать, – настаивал мистер Фалкирк.

– На завтрак я съела… кусок хлеба… с беконом, сэр, – сдалась Тара. – А в обед… мне не хватило… еды.

– Я уже пообещал вам, что такого в приюте больше не будет, – проговорил мистер Фалкирк. – А от вас сейчас требуется только одно – нормально питаться. Если вы продолжите голодать, то и детям ничем не поможете, и сами совсем ослабеете, а его светлости это вряд ли придется по душе.

– Я… постараюсь… обязательно… постараюсь, – пролепетала Тара.

Под нажимом мистера Фалкирка ей удалось запихнуть в себя несколько ложек малинового желе, которое, по словам хозяина, было фирменным блюдом его постоялого двора.

Не в пример Таре мистер Фалкирк воздал должное всем блюдам, входящим в меню, по его мнению, выгодно отличавшееся разнообразием от меню остальных постоялых дворов, где им еще предстояло остановиться.

Он также выпил бутылку дорогого кларета, однако Таре вина не предложил.

На следующее утро, едва только рассвело, они снова отправились в путь. Сначала Тара, боясь показаться мистеру Фалкирку излишне навязчивой, вела себя несколько скованно, была молчалива, однако вскоре выяснилось, что ее прямо-таки распирает от самых разных вопросов, на которые посланец герцога не замедлил дать ответы.

Неожиданно для себя он даже с интересом разглядывал проносившийся за окном коляски пейзаж глазами молоденькой девушки, всю свою жизнь прожившей взаперти, за стенами приюта, практически не общаясь с внешним миром.

День ото дня он все больше удивлялся тому, как много она знает. Видимо, любовь к чтению принесла свои плоды: восприимчивый ум, впитывая все новую и новую информацию, становился изощреннее и острее. Мистера Фалкирка забавляла ее реакция на все новое и неизведанное. Ему интересно было знать, что она думает по поводу разделения людей на два класса: богатых и бедных.

– Как странно, – как-то заметила Тара в ходе разговора, – что в Лондоне живет столько богатых людей, которым ровным счетом наплевать на бедных.

– Вы имеете в виду тех людей, которых мы частенько видим на улицах? – спросил мистер Фалкирк.

– Да, сэр, дворников, а еще таких бедных старых женщин, как Мэри, которая, несмотря на преклонный возраст, вынуждена работать в приюте, чтобы не умереть с голоду. Неужели никто не может о них позаботиться?

– Я и сам частенько думал об этом, – признался мистер Фалкирк.

– А дети? Ведь сколько их, бедных, страдает, и никому нет до них дела! Доктор не раз говорил, что, не приюти мы того или иного ребенка, его бы бросили умирать с голоду или утопили в речке, чтобы от него избавиться.

И такая боль прозвучала в голосе Тары, что мистер Фалкирк понял – она очень ранима. Это было странно, учитывая условия, в которых она воспитывалась.

– Если бы я была богата, – продолжала между тем Тара, – а иногда я представляю, что стала вдруг обладательницей огромного состояния, я непременно построила бы хорошие бесплатные школы, куда могли бы ходить все дети, и чтобы им не нужно было платить за учебу ни единого пенни.

– И вы считаете, что они посещали бы школу с охотой?

– Если бы они получили хоть какое-то образование, у них появился бы шанс найти хорошую работу, – пояснила Тара. – Те, что приходили в приют за подмастерьями, всегда спрашивали, умеет ли мальчик читать или писать. Для девочек, правда, это не столь важно.

– Значит, вы считаете, что все дети должны уметь читать?

– Да, потому что это самое замечательное занятие на свете.

Мистер Фалкирк улыбнулся.

– А мне кажется, вы скоро узнаете, что, помимо чтения, есть много чего интересного. Например, можно что-то сделать своими руками или посетить те места, о которых до сих пор читали только в книгах.

Несколько секунд они молчали, потом Тара спросила:

– А какую работу поручит мне его светлость? Может быть, присматривать за детьми?

– Понятия не имею, – признался мистер Фалкирк. – И это чистая правда. Его светлость приказал мне привезти в Шотландию из приюта какую-нибудь девушку, и я выполняю его приказ.

– Миссис Бэрроуфилд сказала мне, что вы управляющий его светлости.

– Так оно и есть, – подтвердил мистер Фалкирк. – Я управляющий пятого герцога Аркрейджского, а до этого служил управляющим у его, ныне покойного, отца.

– А есть у герцога жена?

– Была. Но недавно умерла.

– А детей у них нет? Я подумала, быть может, его светлость для того и вызвал меня, чтобы я присматривала за его детьми. Как бы я этого хотела!

– К сожалению, в замке нет детей, – заметил мистер Фалкирк, – хотя в поместье их предостаточно.

– Ну, тогда меня, наверное, отправят работать в прачечную, – размышляла Тара. – Я очень хорошо стираю, если есть мыло, конечно.

Мистер Фалкирк ничего на это не ответил, и, помолчав, она продолжала:

– Вот только на кухне мне работать не хотелось бы. Впрочем, меня, наверное, не будут спрашивать, чего я хочу, а чего нет. Я должна буду делать то, что мне прикажет его светлость.

– Так же, как и все мы, – подхватил мистер Фалкирк, однако в голосе его послышалось недовольство.

Расспросы Тары о том, что ее ждет в Шотландии, лишь усиливали его раздражение. Причина же его крылась в том, что герцог даже не намекнул, зачем ему понадобилась девчонка из приюта.

И герцог, и его управляющий были настолько потрясены теми событиями, которые произошли во Франции, что последнему даже в голову не пришло настаивать, чтобы его светлость ввел его в курс дела, как он непременно поступил бы при других обстоятельствах.

Отдав приказание привезти ему в Шотландию из приюта какую-нибудь девушку, герцог сел в дорожную карету, поджидавшую у дверей, и в сопровождении четверки верховых уехал.

Следом двинулось ландо с багажом, в нем разместились также денщик герцога и секретарь, которого мистер Фалкирк в последнюю минуту успел предупредить, чтобы тот не забывал оплачивать счета в тех гостиницах, где будет останавливаться герцог.

По правде говоря, мистер Фалкирк был настолько поражен внезапным отъездом герцога, предварительно навязавшего ему какое-то непонятное поручение, что, только когда ландо скрылось из виду, понял, что не успел задать ни единого вопроса из всех вертевшихся на языке.

И теперь мистер Фалкирк не переставал спрашивать себя, правильно ли он истолковал поручение герцога.

Впрочем, герцог, как всегда, высказался настолько четко, что не понять его было просто невозможно.

Кроме того, переспрашивать его или просить что-то уточнить, по мнению мистера Фалкирка, было в тот момент крайне бестактно. Его светлость выглядел не лучшим образом. Похоже, он провел бессонную ночь: под глазами залегли темные круги, лоб прорезала суровая морщина.

Он явно не испытывал никакого желания разговаривать, и мистер Фалкирк, хотя ему очень хотелось выразить герцогу сочувствие, понял: лучшее, что он может сделать для своего хозяина, – это вообще ничего не говорить.

Однако теперь, когда позади остались уже многие мили, он не мог не задаваться вопросом, что ждет их с Тарой по прибытии в Шотландию.

Впрочем, им предстояло еще долгое путешествие, и мистеру Фалкирку оставалось только радоваться, что в это время года дороги сухие и можно ехать, не опасаясь увязнуть в грязи или заплутать в тумане, как это уже бывало не раз во время его поездок на север. Стояла ясная, солнечная погода. Несмотря на то, что уже наступил июнь, не было той удушливой жары, от которой нигде не найти спасения. В открытые окна коляски врывался легкий свежий ветерок.

Сначала мистеру Фалкирку было немного не по себе оттого, что герцог забрал с собой всех верховых и коляску, в которой ехали они с Тарой, некому было защищать от нападения грабителей и разбойников с большой дороги.

Но сознание того, что единственная пыль, которую им приходится глотать, это пыль от колес своей же коляски, его несколько утешило.

В пути у мистера Фалкирка было два занятия. Первое – отвечать на вопросы Тары, которая, совершенно освоившись, забрасывала его вопросами, и второе – спать.

Мистер Фалкирк прекрасно знал: как только он закрывает глаза, Тара достает одну из тех книг, что он ей дал, и, свернувшись калачиком в уголке коляски, принимается за чтение. И читает до тех пор, пока он снова не откроет глаза.

Неожиданно для себя самого он настолько заинтересовался ее мнением относительно довольно сложных политических книг, включая последний комментарий восстания 1745 года, что засиживался дотемна и ложился спать гораздо позже, чем намеревался.

Он не только расспрашивал Тару о прочитанном, но и высказывал свои соображения по поводу той или иной книги, той или иной темы.

Оставаясь наконец один в своей спальне и анализируя прожитый день, мистер Фалкирк, к своему изумлению, убеждался, что говорил с Тарой и спорил с ней как с равной.

Хотя, казалось, какое этой девчонке дело до политики? Единственное, что должно ее беспокоить, так это какую работу ей поручат выполнять в замке. То же, что происходит в стране, никоим образом не должно ее волновать.

«Жаль, что эта девочка так не похожа на других, трудно ей придется», – с грустью думал он.

Однако тут же брал себя в руки, решив, что не стоит выказывать Таре излишнее сочувствие, поскольку в будущем это может настроить против нее других слуг.

Будучи незаконнорожденной, она и так с самого начала окажется в неприятном положении, челядь герцога не позволит ей об этом забыть.

Если в Лондоне в последнее время стали смотреть на многие проблемы, касающиеся морали, сквозь пальцы – в немалой степени этому способствовало правление регента, – то шотландцы оставались неизменно строги и нетерпимы в вопросах нравственности.

И то, что у Тары нет отца, непременно будет вменяться ей в вину, а то, что она англичанка, лишь усугубит ее положение.

– Самое лучшее, что я могу для нее сделать, – это отправить обратно в приют, – вслух сказал мистер Фалкирк.

Он казнил себя за то, что с такой пунктуальностью выполнил задание герцога.

Вместо того чтобы везти Тару в Шотландию, он бы запросто мог вернуться домой один и сообщить его светлости, что ни одной девушки подходящего возраста в приюте не оказалось.

Это была бы даже не ложь, а всего лишь полуправда, поскольку Тару только с некоторой натяжкой можно считать воспитанницей приюта.

А герцог, должно быть, забыл, что всех воспитанников приюта отдают в обучение, когда им исполняется двенадцать лет.

«И как же я об этом раньше не подумал!» – в сотый раз упрекал себя мистер Фалкирк.

Но теперь уже ничего нельзя было поделать. Дни шли за днями, коляска катила все дальше и дальше на север, приближаясь к границе Шотландии, Тара нравилась ему все больше и больше, и мистер Фалкирк все чаще с беспокойством размышлял о том, что-то ждет бедняжку в Аркрейджском замке.

Мистер Фалкирк понимал – девушке этой нет равных. Прикажи ему герцог привезти хоть тысячу сирот, не нашлось бы ни одной, похожей на Тару.

На второй день путешествия, незадолго до того, как они остановились на ночлег, Тара, немного робея, обратилась к мистеру Фалкирку:

– Могу я… попросить вас… об одном одолжении, сэр?

– Ну конечно, – ответил мистер Фалкирк. – Каком же?

– Я понимаю, что… многого не знаю и многого не умею, – призналась Тара. – А поскольку… мне очень не хочется… постоянно делать… ошибки, я была бы вам очень признательна, если бы вы… предостерегали и поправляли меня.

И, взволнованно взглянув на него, добавила:

– Я постараюсь не очень вам надоедать, сэр. Но мне всегда так хотелось вести себя и за столом, и вообще как настоящая леди, а книг на эту тему не попадалось.

– По-моему, подобные книжки существуют, – заметил мистер Фалкирк. – Но позвольте успокоить вас, Тара, мне кажется, вы интуитивно чувствуете, как себя вести, а это гораздо важнее, чем прочитать об этом в книжке.

– Вы очень добры, сэр, – ответила Тара, – но я отлично знаю, что многое делаю неправильно. Вот, например, не умею держать нож и вилку. Я попробовала запомнить, как это делаете вы, потому что миссис Бэрроуфилд держит их не так.

– Это неудивительно, – улыбнулся мистер Фалкирк. – Не беспокойтесь, я покажу вам, как это нужно делать.

А про себя подумал: что толку, если он научит ее правильно держать вилку и ложку или изящно подносить к губам чашку и грациозно садиться на стул.

Ведь ей предстоит всю жизнь провести среди слуг, манеры которых разительно отличаются от манер их хозяев. Оставалось лишь надеяться, что Тару не станут поднимать на смех за то, что она не такая, как остальные.

«Но ведь она действительно не такая», – подумал мистер Фалкирк и в очередной раз пожалел, что забрал ее с собой. Нужно было оставить девушку в приюте, хотя сколько бы она еще смогла выдержать подобное существование, одному Богу известно.

Несмотря на утомительное путешествие, уже через неделю Тара заметно посвежела.

Лицо ее теперь не казалось изможденным, и скулы не выпирали так сильно, как в тот день, когда мистер Фалкирк впервые увидел ее.

Она даже немного поправилась. Платья, как она сама призналась, стали настолько тесны в талии, что пришлось посвятить вечер тому, чтобы расставить их.

– Надеюсь, когда мы приедем в Шотландию, вы получите новое платье, – заметил мистер Фалкирк.

Тара взглянула на него, и, прежде чем девушка успела раскрыть рот, мистер Фалкирк уже знал, о чем она собирается его спросить.

– Как вы думаете, в замке мне придется… носить эти же платья или мне будет позволено одеваться, как все другие люди? – тихо спросила она.

– Это решит герцог.

– Выходит, он решает все?

– Да, – кивнул мистер Фалкирк. – Видите ли, Тара, хотя английские аристократы обладают немалой властью и весом в обществе, но их положение даже сравнить нельзя с положением в обществе герцога Аркрейджского.

– А почему?

– Потому что он является не только пэром, но и вождем клана.

– Я как раз сейчас читаю о кланах в книге, которую вы мне дали.

– Не сомневаюсь, что там вы найдете многочисленные упоминания о Маккрейгах, – заметил мистер Фалкирк. – Они являются неотъемлемой частью истории Шотландии и принимали участие во всех битвах, которые вели шотландцы.

– Например, под Стерлингом, – перебила его Тара.

– Конечно, – согласился мистер Фалкирк. – И в сражении 1298 года. Вы слышали что-нибудь о нем?

Тара задумалась.

– Я читала об этом только вчера вечером… Постойте-ка… Ну конечно! Сражение, в котором шотландцами командовал Фалкирк, ваш однофамилец.

– Верно.

– Я еще подумала, каким храбрым был Уоллес, – продолжала Тара. – И все равно его повесили, потом тело привязали к лошадиному хвосту и, наконец, четвертовали.

– Король Эдуард так и не смог ему простить того, что он разорил Нортамберленд и выиграл сражение под Стерлингом, – объяснил мистер Фалкирк.

– В ваших книгах постоянно подчеркивается, какие это были замечательные битвы, а я все время думаю о тех людях, которые были ранены и за которыми некому было ухаживать.

– Вы правы. Большинство из тех, кто не погиб в бою, умирали от полученных ран. Суровое было время. Но в наши дни кланы перестали воевать. Они предпочитают мирно выращивать урожай и пасти скот.

– Но вождь у них тем не менее до сих пор существует?

– Да. Они верят в него, доверяют ему. Клан без вождя как корабль без руля, как овцы без пастуха…

Голос мистера Фалкирка прозвучал резко. Он вдруг вспомнил, что некоторые шотландские вожди в последнее время ринулись на юг, в Лондон, в поисках забав и развлечений, променяв служение своей родине на суету пышного ганноверского двора. А кланы их прекратили свое существование.

Многие шотландцы сорвались тогда с насиженных мест, но совсем с другой целью: в поисках работы, которую жители юга щедро им предоставили – с немалой для себя выгодой.

Других увезли за океан те, кто горел желанием превратить Шотландию в огромное овечье пастбище и очистить вересковые равнины от людей, живших там в течение многих столетий.

Погрузившись в эти невеселые мысли, он совсем забыл про Тару и не сразу расслышал ее вопрос:

– Не могли бы вы, сэр, рассказать мне о герцоге? Он молодой или не очень?

– Его светлости недавно исполнилось тридцать лет, – ответил мистер Фалкирк. – Он очень красив, и, я не сомневаюсь, вам он покажется как раз таким, каким и должен быть настоящий вождь. И, помолчав, нерешительно добавил:

– У его светлости в последнее время были кое-какие неприятности, и я могу лишь молить Бога, чтобы в будущем Он был к нему более справедлив.

Тара во все глаза смотрела на мистера Фалкирка, ожидая, что он скажет дальше, но тот перевел разговор на другую тему, и она, будучи девушкой умной, сразу поняла: ее попутчик не желает больше распространяться о его светлости.

Но Тару волновало столь многое, что она рада была разговорам на любые темы. Вот почему она вспомнила о герцоге, лишь когда до замка остался один день пути, а вспомнив, в очередной раз почувствовала тревогу.

– Ну вот мы и на территории Маккрейгов, – объявил накануне мистер Фалкирк.

В Лондоне Тара не раз видела женщин с корзинами на головах, продававших вереск. Цветочки чаще всего были белые, хотя попадались и пурпурные.

Но как разительно отличались они от необозримых зарослей цветущего вереска, отливающего пурпуром!

Окутанные светлой дымкой холмы, синие озера, подернутые по утрам легким туманом, были неправдоподобно красивы, словно волшебная сказка.

Тара и представить себе не могла, что существует такая прекрасная страна, где соседствуют свет и тень, где краски настолько ярки, что кажутся нереальными, где небо в одну секунду может из голубого сделаться серым, а погода переменчива, как женщина, – только что ярко светило солнце, и вдруг нежданно-негаданно начинает лить дождь.

– Вы такой представляли себе Шотландию? – спросил Тару мистер Фалкирк.

– Ну что вы! – взволнованно ответила она. – Я и подумать не могла, что существует подобная красота! Здесь так красиво… что у меня щемит сердце.

Мистер Фалкирк понял, что она хочет сказать. Понял он также и то, почему, позабыв про книги, целыми днями смотрит она в окно кареты, вдыхая нежный аромат вереска.

Временами, когда она видела что-то особенно интересное: серебристые водопады или кристально чистые ручейки, – в глазах ее отражался их таинственный блеск.

Таре было не по себе при мысли о том, что ждет ее впереди. То же самое можно было сказать и о мистере Фалкирке.

За время путешествия с Тарой произошла разительная перемена, к чему, надо сказать, он сам приложил руку.

И дело не только в том, что он ей многое объяснял, подробно отвечал на все ее вопросы.

Не менее важным был сам факт их путешествия вдвоем, в одной коляске, чего с ней прежде никогда не бывало и вряд ли произойдет в будущем.

«Наверное, нужно было, чтобы она ехала как обычная служанка», – думал мистер Фалкирк.

Но тогда ему пришлось бы взять, помимо коляски, еще и ландо, в крайнем случае, если бы ландо нанять не удалось, посадить Тару на козлы между кучером и лакеем.

А вместо этого он, не мудрствуя лукаво, едет вместе с ней, словно с ровней.

А на постоялых дворах селит ее в лучших комнатах, приглашает ужинать, и Тару, как его самого, обслуживают шустрые горничные, и слуги рассыпаются перед ней в любезностях.

И поскольку девушка оказалась необыкновенно восприимчива и прекрасно чувствовала, что хорошо, а что плохо, вела она себя как самая настоящая леди. Вот только в подобной одежде ни одна леди на людях ни за что бы не появилась…

«Какую же я сделал глупость! Не нужно было брать ее с собой», – в очередной раз подумал мистер Фалкирк, прекрасно понимая, что, доведись ему начать все сначала, он поступил бы точно так же.

У мистера Фалкирка не было детей. И хотя за свою жизнь он любил многих женщин, ни одну не довелось ему назвать женой, и он теперь с интересом наблюдал за тем, как нежный бутон, распускаясь, превращается в необыкновенной красоты цветок.

Да и ум у Тары был острый, что также импонировало ему. Он прекрасно понимал, что о такой ученице любой учитель мог лишь мечтать.

Она как губка впитывала в себя не только все, что он говорил, но и то, о чем он думал.

«Одному Богу известно, что с ней будет», – неоднократно повторял про себя мистер Фалкирк, понимая, что, будь его воля, он бы тут же отправил ее домой, не дожидаясь, когда они приедут в замок.

Не ведая о его терзаниях, Тара то восторженно глядела на горные вершины, возвышавшиеся над ними, то, высунувшись из коляски, не отрывала глаз от серебристого водопада, ниспадавшего по отвесной скале в озеро, раскинувшееся у ее подножия.

– Чем больше я вижу, тем красивее кажется мне Шотландия, – призналась она. – Возможно, вам это покажется нелепым, но я чувствую… что я родом отсюда… что это моя страна… я принадлежу ее народу.


По подъездной аллее, обсаженной с обеих сторон деревьями, к замку направлялись две коляски. В них сидели шестеро мужчин. Все были одеты в зелено-желтые клетчатые пледы – парадное одеяние клана Килдоннонов.

Вождь клана – красивый мужчина с пышными бакенбардами, густыми бровями и седеющими усами, – непринужденно откинувшись на спинку сиденья, казалось, безмятежно наслаждался быстрой ездой.

Однако его брат и два его сына чувствовали себя неспокойно. С самого начала пути они обсуждали волнующий их вопрос: зачем их пригласили в замок. Но так и не смогли прийти к какому-то определен ному выводу.

– Как вы думаете, отец, почему герцог не пригласил нас, а приказал приехать? – обратился один из сыновей к старшему Килдоннону, вождю клана,

– Верно, это было не приглашение, а приказ, – подхватил другой сын.

– Совершенно с вами согласен, – проговорил их дядя. – «Вам надлежит явиться в замок к четырем часам 10 июля, хотите вы этого или нет». Приглашение, сделанное в такой форме, можно считать приказом.

– Судя по всему, герцог собирается рассказать нам о своей поездке во Францию, – ответил вождь.

Он обладал старейшим в Шотландии титулом, у этого небольшого клана была долгая история, которой Килдонноны неимоверно гордились.

– Ты знал, что он ездил во Францию? – удивился брат вождя.

– Да, знал.

– А не кажется ли тебе, что он отправился туда с какой-то определенной целью?

В коляске воцарилась тишина.

– Что ты имеешь в виду? – наконец спросил старший Килдоннон.

И вновь повисла тишина, нарушаемая лишь стуком лошадиных копыт.

– Не знаю, слышал ты об этом или нет, – отозвался после продолжительного молчания Элистер Килдоннон, – поговаривали, что Маргарет примерно с месяц назад уехала во Францию.

– Маргарет уехала во Францию? – удивленно переспросил старший Килдоннон. – Кто это распускает такие слухи? И почему мне ничего не сказали?

– Я не уверен, что это правда, – ответил брат. – Единственное, что я знаю, – это что она уехала из замка и отправилась на юг.

Оба сына Килдоннона, сидевшие напротив, обменялись взглядами.

Похоже, при желании они могли бы внести в этот вопрос кое-какую ясность, однако такового явно не обнаружилось, поскольку оба крепко сжали губы, словно дали обет молчания.

Это были красивые юноши девятнадцати и двадцати трех лет. В беретах, надетых немного набекрень, что считалось особым шиком. С небрежной, как и у большинства молодых людей из клана Килдоннонов, походкой.

– Что ж, скоро мы узнаем, уехала Маргарет во, Францию или нет, – заметил Элистер Килдоннон, пока коляска одолевала последний подъем на дороге к замку.

Замок герцога Аркрейджского венчал холм, возвышавшийся над долиной. Как нельзя более удачное местоположение его было выбрано еще много столетий назад, когда Маккрейги возводили мощные крепости, защищавшие их от нападений врагов.

Самыми жестокими врагами были Килдонноны. Печальным результатом вражды и бесконечных войн этих двух кланов стало множество могил в церковном дворе и на склоне холма.

Над замком с его зубчатыми стенами, башенками, и бойницами и над крепостной стеной, бывшей когда-то неприступным укреплением, возвышались горы, постоянно покрытые зимой белым снегом.

Но сейчас было лето, и вовсю цвел вереск, скромные цветочки которого на фоне серых стен казались красоты необыкновенной.

Лошади с громким ржанием остановились перед массивными воротами, украшенными медными гвоздями и железными петлями старинной работы,

В тот же миг ворота распахнулись: слуги герцога, облаченные в красно-сине-белые – цвета Маккрейгов – клетчатые пледы, со спорранами (кожаными сумками), отделанными барсучьим мехом, через плечо уже поджидали гостей.

Во второй коляске приехали два сына-близнеца Элистера, брата вождя Килдоннонов.

Дворецкий, спорран которого оказался еще более внушительных размеров, чем у слуг, торжественно провел шестерых представителей клана Килдоннонов по широкой лестнице на первый этаж.

Там, как это принято в Шотландии, располагались залы для приемов. И Килдонноны знали, что герцог примет их в самом просторном, считавшемся самым главным.

Это была огромная комната с высокими окнами, выходящими в сад. За садом поблескивала сталью вода озера, окруженного поросшими вереском торфяниками, где в изобилии водились олени и куропатки.

В зале никого не было. Старший Килдоннон подошел к окну. При виде озера, где, как он знал, водился лосось, и вересковых зарослей, где обитало столько оленей, сколько ему и не снилось, в его глазах промелькнула зависть.

Однако приехал он сюда не восхищаться владениями вождя Маккрейгов и не завидовать ему.

Хотя старшему Килдоннону и не хотелось в этом признаваться, но из головы у него не шел тот же вопрос, что мучил остальных представителей его клана: зачем герцог приказал им явиться в замок и имеют ли под собой хоть какую-то почву слухи, касающиеся герцогини.

Дверь в дальнем конце зала отворилась, и вошел герцог Аркрейджский.

С первого взгляда Килдоннонам стало понятно: это не дружеская встреча, а официальный прием, хотя почему, они понятия не имели.

Герцог Аркрейджский был высокого роста – у Килдоннонов такого высокого мужчины в роду никогда не было. Держался он сегодня надменно и чопорно, от всего его облика веяло таким холодом, что не оставалось сомнений – произошло что-то из ряда вон выходящее.

С тех пор как герцог стал его зятем, старший Килдоннон узнал его поближе и полюбил. И встречи их уже не носили официального характера.

После сердечного рукопожатия герцог обычно принимался живо обсуждать с тестем проблемы, представлявшие взаимный интерес и касающиеся обоих кланов.

Но сегодня, подойдя поближе, он несколько секунд постоял, глядя на Килдоннонов так, словно видел впервые.

Из-под нахмуренных бровей глаза его метали громы и молнии, и представители клана со страхом ждали, что их сейчас арестуют и отправят в тюрьму.

Словно желая подчеркнуть значимость момента, герцог предстал перед посетителями при всех регалиях, полагающихся вождю клана: с белоснежным спорраном, отделанным серебром, висевшим поверх пледа в красно-сине-белую клетку – плед этот застегивался на плече огромной брошью из дымчатого топаза, – в пышном кружевном жабо, а из-за отворота клетчатого чулка виднелась рукоять кинжала,

Молчание герцога показалось Килдоннонам зловещим, словно черная туча, нависшая над вересковыми зарослями.

Чувствуя, что он первым должен нарушить гнетущее безмолвие, от которого всем было не по себе, вождь клана Килдоннонов заставил себя произнести:

– Добрый день, Аркрейдж. Вы просили нас приехать, и вот мы здесь.

– Добрый день, – ледяным голосом произнес герцог.

– Прошу садиться, – указал он на стулья в дальнем углу комнаты. Перед ними высилось кресло с резной спинкой, которое, как было хорошо известно старшему Килдоннону, использовалось лишь во время официальных церемонии.

Сыновья и племянники старого Килдоннона обменялись за его спиной встревоженными взглядами.

Не желая выдать охватившее его волнение, Килдоннон принял приглашение герцога и уселся на стул, закинув ногу на ногу, делая вид, что ему все нипочем.

Остальные Килдонноны последовали за ним, и лишь когда все они уселись, герцог проследовал к своему креслу столь величественно, что оно показалось озадаченным гостям настоящим троном вождя.

Однако садиться герцог не стал. Опершись о спинку кресла и не отрывая взгляда от лица Килдоннона, он медленно, подчеркивая каждое слово, произнес:

– Я приказал вам приехать, Килдоннон, чтобы вы услышали правду о своей дочери Маргарет, моей жене герцогине Аркрейджской, которой больше нет в живых!

Глава 3

– Нет в живых?!

Слова эти эхом пронеслись по залу.

Килдонноны во все глаза смотрели на герцога.

Повисла томительная тишина. Наконец вождь Килдоннонов медленно проговорил:

– Почему мне об этом не сообщили?

– Я вам сообщаю.

– Где она похоронена?

– Во Франции, рядом со своим любовником.

Присутствующие, затаив дыхание, ждали, что герцог скажет дальше.

– Я вызвал вас, чтобы рассказать о том, что произошло. – Голос герцога прозвучал резко.

Вождь клана Килдоннонов хмуро смотрел на него. Брови его почти сошлись у переносицы.

Напряженно выпрямившись, Килдонноны застыли на своих стульях. Поза герцога была почти оскорбительно небрежна.

Однако лицо его было столь мрачным, что казалось, перед ними стоял не молодой человек, а глубокий старец.

Обращаясь к старшему Килдоннону, он начал свой рассказ:

– Когда мы с вами обсуждали возможность соглашения о том, что наши кланы впредь станут жить в мире, вы поставили мне несколько условий.

Килдоннон согласно кивнул.

– Первое из них, – напомнил герцог, – гласило, что я должен предоставить вам заем в десять тысяч фунтов для оказания помощи беднейшим представителям клана и тем, кто, по вашему мнению, пострадал по моей вине.

– И это было более чем справедливо! – вмешался Элистер Килдоннон. – Ведь не кто иной, как Маккрейги, опустошали наши поля, угоняли наши стада и воровали наших овец!

В голосе его прозвучали злоба и вызов, однако герцог не удостоил его ответом. Глядя на старшего Килдоннона, он продолжал рассуждать вслух, будто его и не прерывали:

– А второе – что во имя установления прочного мира между нашими кланами я должен жениться на вашей дочери Маргарет.

Наступила гробовая тишина: шестеро мужчин, затаив дыхание, во все глаза смотрели на герцога.

– Вы тогда особо подчеркнули, – продолжал герцог, – что, если ваша дочь станет герцогиней Аркрейджской, она сможет многое сделать, чтобы помочь женщинам клана Килдоннонов. Все свои усилия она сосредоточит на том, чтобы заставить их понять, что время распрей миновало, детей нужно воспитывать так, чтобы они считали мирную жизнь единственно правильной и никогда не стремились воевать.

Поскольку старший Килдоннон никак на это высказывание не отреагировал, герцог спросил:

– Так это или нет?

– Так, – коротко ответил Килдоннон.

– Я полагал, что все это принесет огромную пользу не только вашему клану, но и моему, – признался герцог. – Я одолжил вам денег и женился на вашей дочери.

Сказав это, он обвел взглядом всех членов клана, причем взглядом столь презрительным, что они почувствовали себя оплеванными.

– Я тогда понятия не имел, – ледяным тоном заметил герцог, – что ваша дочь отнюдь не разделяет наших радужных взглядов относительно будущего мира между нашими кланами и их процветания.

И, снова окинув представителей Килдоннонов пренебрежительным взглядом, продолжал:

– Она обманула меня, как из поколения в поколение Килдонноны обманывали Маккрейгов!

– Как вы смеете нас оскорблять! – возмутился Элистер Килдоннон.

– Это не оскорбление, а правда! – отрезал герцог. – В первую брачную ночь Маргарет Килдоннон заявила мне, что презирает меня и всех представителей моего клана. Более того, она никогда не станет моей настоящей женой!

Снова наступила гнетущая тишина. Наконец старший Килдоннон уже совершенно другим тоном произнес:

– Поверьте, я понятия не имел, что моя дочь испытывает подобные чувства.

– Я думал, со временем ее взгляды изменятся, – заметил герцог, – но я не знал того, что, без сомнения, было известно членам вашей семьи: у Маргарет был любовник, которого она и не думала бросать после замужества.

Вождь клана Килдоннонов застыл как громом пораженный. Сыновья его, украдкой переглянувшись, смущенно потупили взор.

– Как говорится, об измене жены муж всегда узнает последним.

В голосе герцога слышалась брезгливость.

– Честью клянусь вам, – проговорил пораженный Килдоннон, – что я об этом понятия не имел.

– Значит, вас обманывали так же, как и меня! – бросил герцог. – И не только ваша дочь, но и сыновья, племянники и, без сомнения, ваш брат!

Старший Килдоннон, медленно, обернувшись, взглянул на своих родственников, однако те, боясь встретиться с ним взглядом, поспешно опустили глаза.

Герцог невесело рассмеялся.

– Неужели вы допускаете, что они не знали, что их кузен Неил при каждом удобном случае тайком встречается с моей женой?

И, не получив ответа, продолжал:

– В моем клане нашлось немало людей, горевших желанием донести мне, куда направляла свою лошадь герцогиня, когда я не мог ее сопровождать во время прогулки; кто поджидал ее то в зарослях вереска, то в лесу; через кого доставлялись в замок любовные записки и как их переправляли через границу доверенные люди.

Темные глаза герцога сверкали гневом.

– Неизвестно, как долго длилась бы эта бесчестная связь, – продолжал он, – если бы ваша дочь не поняла, что я неминуемо узнаю о ее измене, поскольку она забеременела.

Для старшего Килдоннрна это, без сомнения, было сильнейшим ударом.

Он вцепился в сиденье стула с такой силой, что костяшки пальцев побелели. И лицо его брата стало белым как мел: вся кровь отхлынула от него.

– Значит, у нее должен был родиться ребенок, – едва слышно проговорил он. – А как вы узнали об этом?

– Ваша дочь снизошла до того, чтобы оставить мне письмо, в котором объясняла, что обстоятельства вынуждают ее уехать во Францию вместе с кузеном Неилом Килдонноном, ее любовником.

И снова двое братьев Килдоннонов переглянулись, и стало ясно, что для них это не новость.

Однако герцог не удостоил их взглядом. Не сводя глаз с вождя клана Килдоннонов, он продолжал:

– Как только я узнал, куда отправилась та женщина, что носит мое имя, а под сердцем – чужого ребенка, я последовал за ней.

– Вы поехали во Францию? – изумился старший Килдоннон.

– Да. А поскольку я плыл по морю, а они ехали сушей, я добрался до Кале раньше их, – ответил герцог.

– И что произошло потом? Этот вопрос задал Элистер Килдоннон. Ему не терпелось узнать, что же случилось дальше.

– Я вызвал Неила Килдоннона на дуэль и убил его! – ответил герцог.

– Так вы убили его! – воскликнул старший Килдоннон, и в голосе его послышалось негодование.

– Это была честная дуэль, – пояснил герцог. – У нас обоих были секунданты, а судил человек, заслуживающий всяческого доверия.

– И он вас не ранил? – спросил Роуря, старший сын вождя клана Килдоннонов.

– Неил Килдоннон никогда не был хорошим стрелком, – усмехнулся герцог.

– Но… убить его!

Теперь уже Элистер Килдоннон обвинял герцога.

– К вашему сведению, – заявил герцог ледяным тоном, – он получил медицинскую помощь, и, насколько мне известно, было сделано все возможное, чтобы спасти его жизнь.

– И все же он умер, – заметил старший Килдоннон. – А что случилось с Маргарет?

– Когда вашей дочери сказали, что ее любовник умер, она схватила кинжал и вонзила себе его прямо в сердце.

– Как вы могли это допустить! Не помешать! – воскликнул Роури Килдоннои, вскакивая со стула.

Герцог окинул его презрительным взглядом:

– Мою жену отвезли в монастырь, где за ней ухаживали монахини. К несчастью, ее мучили сильные боли, и врач прописал настойку опия. Монахиня, дав ей предписанную дозу, оставила пузырек на столе.

Герцог отвернулся от молодого человека, с ненавистью глядевшего на него, и обратился к старшему Килдоннону.

– Каким-то непостижимым образом, – тихо проговорил он, – видимо, ей пришлось приложить для этого сверхчеловеческие усилия, Маргарет выбралась из постели, добрела до того места, где стоял пузырек, и, схватив его, выпила все, что в нем было.

Килдоннон прикрыл глаза рукой: первое выражение слабости, которое он позволил себе за время разговора.

– Она потеряла сознание, – продолжал герцог, – и так и не пришла в себя.

– Полагаю, вам это было на руку? – зло бросил Роури Килдоннон. – Разом избавились от обоих, и от Неила, и от моей сестры!

Он шагнул к герцогу, гордо вскинув подбородок и сжав кулаки. Видно было, что шутить он не намерен.

– Ну-ка сядьте! – приказал герцог. – Я вам еще не все сказал!

На миг ему показалось, что молодой человек и не подумает подчиниться. Но тут на выручку пришел старший Килдоннон. Отняв руки от лица, он проговорил:

– Сядь, Роури. Ничего поделать мы уже не можем. Маргарет не вернешь.

– И Неила тоже! – процедил Роури Килдоннон, но отца все же послушался.

Оглядев сидевших перед ним мужчин, герцог сказал:

– Теперь у вас есть выбор. Либо вы сделаете так, чтобы правдивая история о смерти моей жены не вышла за стены этой комнаты, либо, наоборот, разнесете ее по белу свету, и тогда наши кланы снова вцепятся друг другу в глотку.

И, взглянув на Роури Килдоннона и его родственников, понял, что они были бы просто счастливы вцепиться ему в глотку прямо сейчас.

Но это было невозможно…

А посему от имени представителей клана заговорил его вождь, Килдоннон-старший:

– То, что вы рассказали нам, Аркрейдж, останется между нами. У меня нет ни малейшего желания порочить память моей дочери. Кроме того, я не хочу, чтобы междоусобная вражда, до сих пор приносившая моему народу лишь смерть и разрушения, вспыхнула вновь.

– Отдаю должное вашему здравому смыслу, – заметил герцог. – Однако, принимая во внимание то унижение, которое я испытал, и то пренебрежение, с которым ко мне относились, теперь я выдвигаю условие.

Шестеро представителей клана вопросительно смотрели на него. И ледяной тон герцога, я весь его величественный облик свидетельствовали о том, что он бросает им вызов.

– И что же это за условие? – спросил старший Килдоннон.

– Оно очень простое, – ответил герцог. – Год назад я взял в жены женщину, которую выбрали мне вы. А теперь я сам выбрал себе жену и настаиваю на том, чтобы вы одобрили мой выбор.

– Жену? – недоверчиво переспросил Элистер Килдоннон.

Вместо ответа герцог взял большой серебряный колокольчик, стоявший на столике у его кресла, позвонил в него, и в ту же секунду дверь в зал распахнулась.


Дорога, по которой ехали мистер Фалкирк с Тарой, то карабкалась в гору, то вилась среди полей, поросших пурпурным вереском.

Время от времени из-под копыт испуганно взлетали куропатки. И Тара следила, с какой неописуемой грацией поднимались они в воздух и кружили над долиной.

Весь день, с того самого момента, когда они выехали утром с очередного постоялого двора, она находилась под впечатлением красот северной природы.

Места, по которым они проезжали, были и в самом деле восхитительно красивы.

Таинственные хвойные леса с темными могучими соснами; высокие горы, с вершин которых сбегали, исчезая в глубине скалистых утесов, серебристые водопады.

Озера, краше которых она ничего никогда не видела, золотом сверкавшие на солнце. В общем, с каждой милей, уносившей ее дальше и дальше от Лондона, Таре казалось, что она попала в волшебную страну, о существовании которой даже не подозревала.

– Ничего прекрасней и быть не может! – воскликнула она, и мистер Фалкирк, сидевший рядом, рассмеялся.

– То же самое вы говорили вчера.

– И то же самое скажу завтра, – заявила Тара. – Ах, если бы я могла ехать вот так всю жизнь!

Мистер Фалкирк понимал, что ее беспокоит: скоро они приедут в замок. И разделял ее опасения.

Он тоже весьма сожалел, что их путешествие подходит к концу и он уже не сможет учить эту способную девушку.

– Скоро мы увидим замок, – проговорил он, когда лошади, взобравшись на вершину холма, стали спускаться вниз, в долину.

Тара, тут же отодвинувшись от окна, обернулась к своему попутчику.

–Я… боюсь, – тихонько прошептала она.

– Уверяю вас, все будет не так плохо, как вам кажется, – ответил мистер Фалкирк.

– А может… еще хуже.

Она тяжело вздохнула, но, поспешно взяв себя в руки, деланно веселым тоном добавила:

– Но ведь… и вы там будете?

– Да, конечно, – подтвердил мистер Фалкирк. – Однако вы должны понимать, Тара, что я, будучи управляющим его светлости, не могу выделять кого-то из слуг, не рискуя вызвать зависти и кривотолков у остальных.

– Я это понимаю, – подтвердила Тара. – Но вы обещали давать мне читать ваши книги. И… может быть… вы разрешите мне… хоть иногда разговаривать с вами… если уж мне будет совсем невмоготу.

– Обещаю вам, что подобного не случится, – подвел черту под разговором мистер Фалкирк.

Накануне ночью он долго размышлял о дальнейшей судьбе Тары и пришел к выводу, что непременно доложит герцогу о замечательных способностях девушки и попытается уговорить его поручить заботу о ней экономке, доброй старой женщине, которая служила в замке уже тридцать лет.

– Чуть не забыл кое-что вам отдать, Тара, – спохватился он. – У меня такое чувство, что эта вещица придаст вам мужества.

Он вытащил из кармана жилета маленький золотей медальон, принадлежавший ее матери, и протянул Таре.

Она тихонько вскрикнула от восторга, глядя на прелестную вещицу с такой любовью, что он понял, насколько та ей дорога.

– Вы часто думаете о маме? – спросил он.

– Я придумываю о ней всякие истории и сама их себе рассказываю, – ответила Тара. – И об отце тоже.

При упоминании об отце в голосе ее прозвучал вызов, словно она предупреждала мистера Фалкирка, чтобы он не смел напоминать о том, что ее отец, кем бы он ни был, не стал жениться на ее матери.

– Я этому очень рад, – сказал мистер Фалкирк. – Мне кажется, Тара, если бы не ваше живое воображение, жизнь в приюте была бы для вас гораздо тяжелее.

– А еще мне хорошую службу сослужило то, что я умею читать, – объяснила Тара. – Принимаясь за чтение, я забывала обо всем. И о миссис Бэрроуфилд, и о нехватке денег, и о том, что дети сидят вечно голодные, в общем, обо всех напастях.

– Уверяю вас, больше дети в приюте не будут голодать, – пообещал мистер Фалкирк.

– Я не устаю себе повторять, что все, что вы пообещали мне, сбудется, – заметила Тара. – И по-моему, если дети будут сыты, они не станут хулиганить и с ними легко будет найти общий язык.

– Я в этом абсолютно уверен, – подтвердил мистер Фалкирк. – Но, Тара, постарайтесь для разнообразия подумать о себе. Вы начинаете новую жизнь, и мне очень хочется, чтобы она была счастливой.

– И все равно… мне страшно, – едва слышно пробормотала Тара.

Но внезапно она улыбнулась, и мистеру Фалкирку показалось, будто глаза ее засветились, словно солнышко.

– Я скажу вам, сэр, что собираюсь сделать. Я надену на шею мамин медальон и, всякий раз ощущая кожей его прикосновение, буду чувствовать, как он придает мне мужества. Того самого мужества, которое шотландцы выказывали в битвах с англичанами.

– Значит, вот о чем вы читали сейчас, – улыбнулся мистер Фалкирк.

– Вчера вечером я читала о битве при Каллодене, – проговорила Тара. – Ну почему, почему шотландцы тогда не победили? Как это несправедливо! Конечно, у англичан уже были пушки, а шотландские войска почти безоружные, голодные, усталые…

Голос ее сорвался, и она, отвернувшись от своего попутчика, стала смотреть в окно.

Но не заросли вереска видела она, а воинов-шотландцев, потерпевших жестокое поражение – кто-то ранен, а кто-то умирает на поле боя. И ненавистные англичане, празднуя победу, ходят по полю, добивая раненых…

– С войной покончено, – вывел ее из задумчивости голос мистера Фалкирка. – Теперь мы должны трудиться, Тара, во имя процветания Шотландии. Многие из наших соотечественников невероятно бедны, и, если у них есть какие-то способности, помимо способности к выживанию, они не умеют ими пользоваться.

– Как бы мне хотелось им помочь! – порывисто воскликнула Тара.

И, горько рассмеявшись, добавила:

– Впрочем, вы, вероятно, сочтете, сэр, подобное высказывание какой-то англичанки самонадеянным.

– Ну, в том, что вы англичанка, я вовсе не уверен, – заметил мистер Фалкирк. – Ведь у вас шотландское имя.

– Разве Тара шотландское имя? – удивилась она. – Мне всегда было интересно это узнать.

– Ну конечно, шотландское, – ответил мистер Фалкирк. – Я думал, ваш священник говорил вам об этом.

– Мы обычно обсуждали вопросы, касающиеся Библии, или разговаривали о книгах, которые он мне дал почитать, – пояснила Тара. – Но мне никогда и в голову не приходило расспрашивать его о себе самой.

И с сияющими глазами продолжала:

– Но как же мне приятно то, что вы сказали! Теперь, когда я знаю, что у меня шотландское имя, я буду думать о том, что родилась в этой чудесной стране, и постараюсь быть такой же храброй, как шотландцы.

Мистера Фалкирка до глубины души тронул ее искренний порыв, но прежде чем он успел сказать хоть слово, коляска остановилась.

– Что там такое случилось? – удивился он, высовываясь из окна.

Еще больше он удивился, когда увидел, что коляску остановил конюх его светлости.

Спешившись и взяв свою лошадь под уздцы, тот направился к мистеру Фалкирку:

– Добрый день, мистер Фалкирк.

– Добрый день, Эндрю.

– У меня для вас поручение от его светлости, сэр.

– Что же это за поручение? – поинтересовался мистер Фалкирк.

– Его светлость просит вас, сэр, прибыть в замок ровно без десяти пять. Вы должны пройти на лестничную площадку перед главным залом и ждать там до тех пор, пока его светлость не позвонит в колокольчик. Тогда вам следует войти в зал.

Мистер Фалкирк удивился:

– А до того я разве не увижусь с его светлостью?

– Нет, сэр. Но когда его светлость позвонит, вы должны войти в зал вместе с тем человеком, которого везете с собой, – зачастил конюх.

Создавалось впечатление, что он вызубрил это сообщение наизусть, не задумываясь над его смыслом.

– И это все? – выслушав его, спросил мистер Фалкирк.

– Да, сэр.

– Спасибо, Эндрю.

Конюх откланялся, забрался в седло и, ухмыльнувшись лакеям, поскакал назад в замок, откуда только что приехал.

Мистер Фалкирк вытащил из кармана часы и обратился к лакею, который, спешившись, стоял возле кареты в ожидании дальнейших указаний.

– Если мы поедем в замок прямо сейчас, то прибудем слишком рано. Так что остановимся в ближайшей гостинице.

– Слушаюсь, сэр.

Лошади тронулись, и, когда мистер Фалкирк уселся рядом с Тарой, девушка взволнованно спросила:

– А почему его светлость приказал мне сопровождать вас в главный зал?

– Понятия не имею, – раздраженно бросил мистер Фалкирк.

Он никак не мог понять, что замыслил герцог, а потому страшно злился.

К чему вся эта таинственность, недоумевал он. И вообще, зачем везти в Шотландию эту девчонку из приюта?

Однако, решив пощадить чувства Тары, он сдержался и завел разговор на посторонние темы. Так проехали они две мили и наконец добрались до гостиницы.

Это было убогое заведение, но, когда по приказу мистера Фалкирка принесли чай, а к нему самую разнообразную снедь, оно показалось Таре роскошным.

Здесь были и свежеиспеченный горячий хлеб, и пирожные, и домашнее масло, и овсяные лепешки, на которые следовало это масло намазывать и которые Таре еще никогда не доводилось пробовать.

– А в Шотландии всегда подают к чаю столько всякой всячины? – спросила она.

– Шотландские хозяйки очень гордятся своим умением печь, – ответил мистер Фалкирк, – и я рекомендовал бы вам, Тара, отведать всех этих вкусностей: хотя вы уже не настолько худы, как в начале нашего путешествия, еще немного поправиться вам не помешает.

Тара робко улыбнулась ему, и мистер Фалкирк отметил, что у нее немного округлились щеки и синяки под глазами исчезли.

И все же девушка была чересчур тоненькой, мистер Фалкирк боялся, что она будет мерзнуть промозглыми зимними ночами, когда вокруг замка свищут холодные ветры, прилетая с заснеженных горных вершин, и жаркие камины, которые топят в каждой комнате, не спасают от холода.

«Ей понадобится теплая одежда», – подумал он и решил, что с герцогом следует поговорить еще и об этом.

Но тут же горько усмехнулся: он квохчет над Тарой, как наседка над цыпленком.

Герцог решит, что его управляющий спятил, если он начнет обсуждать то, как одета прислуга в замке.

Конечно, управляющий волен вести себя так, как считает нужным, лишь бы дела в замке шли своим чередом, однако мистер Фалкирк понимал, что, начни он относиться к Таре иначе, чем к обычной прислуге, сразу восстановит против нее всю челядь.

– Вас что-то беспокоит, сэр? – вывел его из задумчивости голос Тары.

Подобная чуткость вовсе не удивила мистера Фалкирка. Еще в самом начале путешествия он заметил, что Тара отлично чувствует его настроение, а иногда даже читает его мысли.

– Полагаю, вам польстит то, что я вам сейчас скажу: я беспокоился о вас.

– Это для меня… огромная честь, – тихо проговорила Тара. – Вы были так добры ко мне. Я никогда не думала, что человек может быть настолько добрым. Вот почему я так боюсь остаться в замке одна, без вас.

– Но я буду в замке, – возразил мистер Фалкирк.

Хотя он и сам понимал, что это не одно и то же и что не это Тара сейчас хотела услышать.

Помолчав немного, она спросила:

– А его светлость… очень страшный?

Снова короткая пауза.

– Я знаю, что, естественно, не буду с ним сталкиваться, но, поскольку он послал за мной, я наверняка увижу его по прибытии.

– По-моему, это как раз тот случай, когда вы должны вспомнить о своих шотландских корнях и сказать себе, что не боитесь никого и ничего на свете,– проговорил мистер Фалкирк.

И заметил, как Тара инстинктивно дотронулась рукой до медальона на груди.

– Обещаю, что я об этом не забуду, – сказала она, – а еще я буду повторять себе, что мой клан, каким бы он ни был, такой же могущественный, как и клан Маккрейгов.

– Я в этом не сомневаюсь, – заметил мистер Фалкирк.

Наградой за эти слова были сияющие глаза Тары и улыбка, преобразившая ее лицо.

И тем не менее, стоило им снова двинуться в путь, улыбка исчезла с ее лица, оно посерьезнело, и, когда лошади, миновав железные ворота, направились по подъездной аллее к замку, Тара заметно занервничала.

Однако при виде замка – величественного сооружения, построенного на вершине холма, с башнями и зубчатыми стенами, четко вырисовывающимися на фоне синего неба, – у нее вырвался вздох восхищения, не укрывшийся от мистера Фалкирка.

Он и сам, возвращаясь в замок, всякий раз бывал поражен его красотой и величием.

Было в нем нечто, вызывавшее благоговейный трепет, и в то же время что-то настолько надежное, что мистер Фалкирк, сам не будучи Маккрейгом, прекрасно понимал, почему для членов этого клана их замок всегда был защитой и опорой.

Они знали, что до тех пор, пока замок стоит на земле, их клан будет существовать.

Те, кто изгонял шотландцев с их исконных земель и уничтожал кланы, вселяли в их души чувство отчаяния, безысходности, обреченности. Люди лишались даже надежды.

Но Аркрейджский замок олицетворял собой то, что от века было предметом гордости всех, в чьих жилах текла шотландская кровь.

Его мощь и несокрушимость свидетельствовали о том, что воины-шотландцы не зря погибали на полях сражений, что преданность своим идеалам приведет шотландцев к победе.

Между тем коляска, в которой ехали мистер Фалкирк и Тара, преодолевала последний подъем.

Кучер из кожи вон лез, чтобы с шиком подъехать к замку; понукая лошадей, он с гордостью думал, что доехал от Лондона до замка так быстро, что и многие помоложе, чем он, позавидовали бы.

– Какой он… огромный.

Это были первые слова, которые Тара произнесла за последние десять минут.

Коляска остановилась у входной двери.

– Ничего, привыкнете, – улыбнулся мистер Фалкирк. – И помните, каким бы большим он вам ни казался, это ваш дом, равно как и мой.

Тара робко улыбнулась в ответ. Дверь коляски распахнулась. Слуги радостно приветствовали мистера Фалкирка.

Таре помогли снять ее черный плащ, и они с мистером Фалкирком начали медленно подниматься по широким каменным ступеням лестницы.

Взгляд Тары скользнул по оленьим головам, украшавшим просторный холл, по щитам и старинным палашам, висевшим над камином, по простреленным знаменам, под которыми сражались Маккрейги.

Ей было не до того: она вся дрожала от страха. Сердце бешено колотилось в груди, в горле пересохло.

Слуги в своих килтах казались ей солдатами, а дворецкий, шедший впереди, имел настолько внушительный вид, что, скажи ей кто-то, что это сам герцог, она бы не удивилась.

Перед тем как выпить чаю, когда они в последний раз остановились на постоялом дворе, Тара, воспользовавшись благоприятной возможностью, переоделась в чистое, правда, неотутюженное платье.

Мистер Фалкирк не просил ее об этом, она додумалась сама. Платье лежало в дорожной корзине на самом верху, Тара собиралась переодеться сразу же по приезде в замок.

Однако на постоялом дворе, умывшись, поняла, что у нее достаточно времени, чтобы переодеться, и не замедлила этим воспользоваться.

Глядя на нее, такую свеженькую и чистенькую, мистер Фалкирк лишний раз убедился, что бледное и немощное создание, которое он вывез из приюта, осталось в прошлом.

Никогда в жизни Тара не чувствовала себя такой бодрой, как сейчас. В приюте у нее временами кружилась от голода голова и подкашивались ноги.

Теперь же во время путешествия, просыпаясь поутру, она ощущала все больший прилив сил, а вечером, когда отправлялась спать, не чувствовала себя разбитой и могла прочесть по крайней мере главу из тех книг, которые мистер Фалкирк дал ей почитать.

Однако в глубине души Тара не переставала бояться: вдруг у нее не хватит сил, чтобы выполнить ту работу, которую поручит ей герцог, и он отошлет ее обратно в Лондон или, что еще ужаснее, в другой приют, где-нибудь в Шотландии.

А какое это унижение – знать, что ты не в состоянии справиться со своими обязанностями!

Но самое ужасное то, что она сирота и ее нельзя уволить, как других слуг, которые, не угодив чем-то хозяевам, могут уехать домой и попытаться подыскать себе другое место.

Ей-то ехать некуда, да и рекомендации никто ей не даст, разве что из приюта, который принадлежит герцогу.

«Я должна справиться! Должна», – думала Тара, поправляя перед зеркалом свой серый чепец.

Фасон был выбран очень неудачно, чепец закрывал уши, и дети в этих чепцах плохо слышали.

У нее самой слух был прекрасный, но головной убор казался Таре до того уродливым, что она мечтала, чтобы герцог разрешил ей одеваться в обычную одежду и носить нормальные чепцы, тогда бы она выглядела хоть чуточку посимпатичнее.

И теперь, когда они с мистером Фалкирком поднимались по лестнице, Тара всей кожей ощущала придирчивые взгляды слуг-шотландцев и чувствовала себя неловко оттого, что ее серенькое сиротское платьице не идет ни в какое сравнение с их яркими пледами и камзолами с блестящими пуговицами.

– Вам известно распоряжение его светлости? – вывел ее из задумчивости голос дворецкого.

Мистер Фалкирк кивнул.

Здесь, в замке, он показался Таре совершенно другим человеком. В его облике и манерах появилась властность, не позволявшая забыть, что он управляющий герцога, то есть человек, имеющий большой вес.

Из-за массивной дубовой двери слышался гул голосов, однако слов нельзя было разобрать.

Мистер Фалкирк не делал ни малейшей попытки заговорить, и Тара тоже стояла рядом с ним молча, с каждой минутой ее тревога росла. Вот она добралась до ее груди, подкралась к горлу…

Внезапно зазвенел колокольчик, да так громко, что Тара едва не подпрыгнула от неожиданности.

Дворецкий бросил взгляд на мистера Фалкирка и, распахнув дверь, громогласно объявил:

– Мистер Фалкирк, ваша светлость!

Управляющий вошел в зал первым. Тара – за ним и, войдя, едва не вскрикнула от восторга: огромный зал переливался всеми цветами радуги. На мужчинах, находившихся в зале, были яркие клетчатые пледы. Взгляд ее уперся в одного из них, стоявшего поодаль от остальных, и Тара тотчас же поняла, что это герцог.

Только на самом деле он оказался еще страшнее, чем она его представляла.

Казалось, он не просто возвышается над сидящими перед ним мужчинами, а достает головой чуть ли не до потолка.

Она и знать не знала, что можно выглядеть таким величественным и важным.

Со слов мистера Фалкирка Таре было известно, что герцог хорош собой, однако она не ожидала, что настолько. Вот только красивое лицо его не выражало ничего, кроме презрения.

Тара сразу же почувствовала, что он вне себя от ярости. И вообще атмосфера в зале была накалена настолько, что, казалось, с минуты на минуту можно ожидать взрыва.

Угроза эта исходила от сидевших в зале мужчин, в упор смотревших на Тару. Они смотрели так странно, что Тара даже смутилась. И испугалась.

Ее обуял такой безотчетный страх, что ноги подкосились и ей показалось, что она сейчас упадет.

Но в ту же секунду она, ощутив на груди мамин медальон, приказала себе взять себя в руки и не раскисать. Ведь она шотландка, а шотландцы – люди мужественные и храбрые. Так что этим господам ее не запугать!

И Тара гордо вскинула подбородок.

– Добрый день, ваша светлость, – поздоровался стоявший впереди мистер Фалкирк.

– Добрый день, Фалкирк. Поздравляю вас, вы прибыли вовремя.

У герцога оказался такой низкий, своеобразно окрашенный голос, какого Тара еще ни разу не слышала ни у одного мужчины.

Несмотря на охватившую ее робость, она не могла оторвать от герцога глаз, решив, что, когда он находится в комнате, на остальных присутствующих просто не станешь обращать внимание.

Однако сам герцог смотрел на мистера Фалкирка, а на нее даже не взглянул. Когда дворецкий вышел из зала, закрыв за собой дверь, он, медленно и четко выговаривая каждое слово, произнес:

– Я сообщил Килдоннону, Фалкирк, о тех событиях, которые произошли во Франции. Он сам и его родственники согласились, что больше ни одна душа не узнает о случившемся.

Мистер Фалкирк кивнул.

– Как раз перед вашим приездом, – продолжал герцог, – я напомнил Килдоннону о том, что в соответствии с нашим соглашением, принятым год назад, я позволил ему самому выбрать мне жену, так как подобное соглашение было в интересах обоих наших кланов. Теперь же я оставляю за собой право выбора.

Он взглянул на Тару.

– По моему распоряжению, – продолжал он, – вы привезли в замок мою будущую жену.

Мистер Фалкирк так и застыл на месте, а Тара смотрела на герцога во все глаза. Впрочем, она почти ничего не поняла из того, что он говорил.

Герцог повернулся к Килдоннонам.

– Я выбрал девушку, – заявил он, – которая не развращена ни светской жизнью, поскольку она ей незнакома, ни родственниками, поскольку у нее их нет. Ее привезли из «Приюта неизвестных», и, я полагаю, вы согласитесь, что для выполнения функций, которые требуются от герцогини Аркрейджской, при сложившихся обстоятельствах нет более подходящей кандидатуры, чем… незаконнорожденная!

На несколько секунд в зале воцарилась тишина. Наконец, опомнившись, Роури Килдоннон и его братья повскакивали со своих мест и двинулись к герцогу.

– Вы оскорбляете нас, Аркрейдж, и мы этого не потерпим!

Криво усмехнувшись, тот бросил:

– У вас есть выбор, джентльмены. Вы можете вернуть мне десять тысяч фунтов, которые я одолжил вашему отцу, и объявить мне и моему клану войну. Но запомните раз и навсегда: те земли, что мы завоюем в будущих сражениях, мы вам никогда и ни за что не отдадим.

– Вы этого не сделаете! – горячо воскликнул Роури Килдоннон. – Мы поедем в Эдинбург и найдем на вас управу в суде!

– А кто возместит вам сгоревшее зерно, угнанный скот? – презрительно спросил герцог. – Вы думаете, из Эдинбурга пришлют солдат вас защищать? Да и можете ли вы себе позволить затевать долгую тяжбу?

Молодые люди в нерешительности остановились. Тут поднялся старший Килдоннон и взмахом руки осадил своих не в меру ретивых защитников.

– Вы выдвигаете чересчур жесткие условия, Аркрейдж, – тихо проговорил он.

– Но по крайней мере все честно, – ответил герцог. – Я не обманываю вас, как обманывали меня вы.

Взгляды вождей скрестились. Так продолжалось несколько минут. Первым отвел взгляд старший Килдоннон.

– Вы прекрасно знаете, что выбора у нас нет и мы будем вынуждены подчиниться.

– Но… – начал было Роури Килдоннон, но старший Килдоннон резко повернулся к нему:

– Здесь я принимаю решения, а ты будешь делать то, что я тебе прикажу.

– Очень хорошо, – вмешался герцог. – Поскольку вы приняли мое предложение, вы будете присутствовать на моем бракосочетании, которое состоится безотлагательно, а потом каждый из вас засвидетельствует свое почтение герцогине Аркрейджской.

И снова молодые Килдонноны готовы были вспылить, однако отец усмирил их яростным взглядом, а потом кивнул герцогу:

– Мы согласны, Аркрейдж.

Решив заставить заявить о согласии всех присутствующих Килдоннонов, герцог, взглянув на брата старшего Килдоннона, Элистера, спросил его:

– Вы согласны?

После небольшой заминки пожилой мужчина, проглотив комок в горле, едва слышно проговорил:

– Да, согласен.

– А ты, Роури Килдоннон? – спросил герцог.

Молодой человек взглянул на отца. Видно было, что он считает ситуацию, в которой оказался, невыносимой и едва сдерживается, чтобы не взорваться. Однако старший Килдоннон одарил его таким взглядом, что он угрюмо пробурчал:

– Согласен.

Точно так же ответили его брат и оба сына-близнеца Элистера Килдоннона, после чего герцог повернулся к мистеру Фалкирку:

– Попросите сюда священника, будьте добры.

Он дожидается в моем кабинете.

Мистер Фалкирк поклонился, не решаясь произнести ни слова: он не был уверен, что голос его послушается. Потом повернулся и вышел из зала, оставив Тару в одиночестве.

Она была настолько напугана и изумлена, что не могла пошевелить ни рукой, ни ногой.

Происходило что-то настолько непостижимое, что мозг отказывался воспринимать. Ей казалось, будто герцог говорит на языке, которого она не знает. Все происходящее представлялось ей кошмарным сном.

Пока Килдонноны шептались о чем-то между собой, герцог подошел к Таре, и она с трудом заставила себя присесть перед ним в реверансе.

– Как вас зовут? – тихо спросил ее герцог своим низким голосом.

– Т… Тара… в… ваша… светлость, – едва вымолвила она, запинаясь на каждом слове.

– Вы слышали, что я сказал, Тара. Вы должны выйти за меня замуж. Сколько вам лет?

– Скоро будет восемнадцать, ваша светлость.

Герцог удивленно вскинул брови.

– Вы старше, чем я предполагал. И вы всю свою жизнь прожили в приюте?

– Д… да, ваша светлость.

– У вас раньше не было никаких любовных связей?

– Нет… конечно, нет… ваша светлость.

– Вы в этом уверены?

– Совершенно.., ваша… светлость.

Дверь отворилась, и в зал вошел священник, а следом за ним мистер Фалкирк. На священнике была черная сутана с белым муслиновым воротничком. В руке он держал молитвенник.

Он поклонился сначала герцогу, потом Килдоннонам.

– Я пригласил вас сюда, святой отец, – проговорил герцог, – чтобы вы обвенчали меня с Тарой, у которой нет другого имени. Эти господа, которых, без сомнения, вы хорошо знаете, будут свидетелями церемонии.

– Слушаюсь, ваша светлость, – произнес священник с сильным шотландским акцентом. И, важно пройдя в дальний угол зала, встал перед камином, увенчанным огромным каменным гербом Маккрейгов.

Так стоял он, преисполненный чувства собственного достоинства, перелистывая страницы молитвенника в течение некоторого времени, выжидая, когда к нему подойдут герцог с Тарой.

Герцог предложил Таре руку, и несколько секунд она не могла понять, чего он хочет.

Потом робко, нерешительно, словно лишившись способности думать и действовать по собственной воле, она взяла его под руку, и они подошли к священнику.

Мистер Фалкирк остался стоять у двери. Священник начал службу.

Она оказалась очень короткой, и хотя Тара никогда не присутствовала на свадебной церемонии, она читала эту службу в своем молитвеннике и поняла, что английская ее версия сильно отличается от шотландской.

Однако то, что священник исполняет именно этот обряд, сомневаться не приходилось.

– Герон Торкуил, пятый герцог Аркрейджский, вождь клана Маккрейгов, согласны ли вы взять в жены эту женщину, Тару, и жить с ней в любви и согласии, пока смерть не разлучит вас?

–Да.

Голос герцога звучал решительно и твердо.

– Тара, возьмете ли вы в мужья этого человека и будете ли повиноваться ему и служить ему до конца своей жизни, пока смерть не разлучит вас?

– Да, – едва слышно прошептала Тара.

Священник соединил их руки, и герцог надел ей на палец обручальное кольцо. Оно оказалось слишком велико.

Потом священник прочитал молитву, ни одного слова из которой Тара не слышала, а если б и услышала, то все равно не поняла бы.

В голове билась единственная мысль: она замужем!

Теперь она жена человека, которого впервые увидела всего пару минут назад!

Человека, страх перед которым не давал ей покоя всю дорогу из Англии в Шотландию!

Человека, который оказался еще страшнее, чем она предполагала! Она замужем!

Глава 4

– Разрешите помочь вам раздеться… ваша светлость?

Перед последними словами – небольшая пауза.

– Н… нет… благодарю вас, – смущенно пробормотала Тара.

– В этой комнате некоторое время никто не жил, поэтому я распорядилась затопить камин. По вечерам здесь может быть прохладно, хотя сейчас и лето.

– Спасибо, миссис Маккрейг. Это… очень… любезно с вашей стороны.

Экономка обвела комнату придирчивым взглядом.

– Может быть, вы что-нибудь еще желаете… ваша светлость?

И снова перед последними словами небольшая пауза.

– Нет, спасибо.

Экономка вышла из комнаты, и Тара осталась одна посреди огромной спальни с высоким потолком, которая, как ей сказали, служила опочивальней жене вождя клана с тех самых пор, как был построен замок.

Внимательно оглядевшись, Тара пришла к выводу, что в те далекие времена комната эта была обставлена просто, безо всяких излишеств, однако нынешнее убранство спальни казалось настолько роскошным и изысканным, что она ужаснулась.

Кровать с искусно расшитым пологом подавляла своими внушительными размерами, Таре и во сне не могло присниться, что она будет на такой спать. Изящная мебель, зеркала в золоченых рамах, картины на стенах – все это великолепие не для такой простой девушки, как она.

Впрочем, какая же она простая девушка? Она герцогиня Аркрейджская!

Тара прекрасно понимала, почему экономке было так трудно называть ее «ваша светлость». Она не сомневалась, что и остальная прислуга будет выговаривать это обращение с таким же трудом.

Она начала медленно раздеваться и, сняв свое серое полотняное платьице, стыдливо поежилась.

Когда после свадебной церемонии миссис Маккрейг отвела Тару в ее комнату, ей было стыдно, что она так убого одета.

Пока они шли длинными коридорами, увешанными портретами предков Маккрейгов, Таре казалось, что они провожают ее презрительными взглядами.

А как ей было неловко, когда две служанки принялись доставать из дорожной корзины, которую она привезла с собой в Шотландию, ее скудные пожитки и развешивать их в шкафу!

Она понимала, что слуги должны быть изумлены и ее убогим гардеробом, и ее новым положением.

По правде говоря, последнего и сама Тара тоже пока не осознавала. Похоже, мозг ее отказывался работать: невозможно было понять ни что произошло, ни что ее ждет впереди.

Ей очень хотелось найти мистера Фалкирка, чтобы он хоть как-то утешил ее и приободрил. Но когда Килдоннонов вынудили засвидетельствовать ей свое почтение и они угрюмо проделали это, мистера Фалкирка в зале уже не было.

Он вернулся, лишь когда последний из Килдоннонов спустился по широкой лестнице и, оставив за собой атмосферу ненависти, молча покинул замок.

Только Тара, облегченно вздохнув, двинулась к нему, как послышался голос герцога:

– Я хочу с вами поговорить, Фалкирк. Пройдемте ко мне в кабинет.

– Слушаюсь, ваша светлость.

В этот момент в зал вошла миссис Маккрейг, вызванная, как догадалась Тара, мистером Фалкирком.

– Это, миссис Маккрейг, молодая герцогиня Аркрейджская, – ледяным голосом представил Тару герцог. – Прошу вас показать ее светлости ее апартаменты и проследить, чтобы она ни в чем не нуждалась.

Миссис Маккрейг присела в реверансе и направилась к выходу. Тара, следуя за ней, потерянно думала, что вступает в новую жизнь, о которой не имеет ни малейшего представления.

По дороге она узнала, что ужинает герцог рано и что перед ужином от нее требуется принять ванну и переодеться.

У Тары осталось только одно чистое платье, и то штопаное-перештопаное.

Одежды в приюте всегда не хватало, и она переходила от одного ребенка к другому, пока не превращалась в лохмотья, годившиеся разве на то, чтобы мыть ими пол.

Дети, которых отдавали в подмастерья, свою одежду оставляли в приюте. Она доставалась тому, у кого был тот же размер.

Тара жила в приюте дольше всех, однако платья ее были новее, чем у других, поскольку она сама их шила.

Конечно, миссис Бэрроуфилд никогда не дала бы ей денег на новый материал, однако, по счастью, покойная герцогиня Анна Аркрейджская приобрела для приюта по умеренной цене несколько рулонов серой ткани.

Сшить новое платье было только вопросом времени. А вот его-то Таре всегда и не хватало, ей приходилось присматривать за таким множеством детей, что до шитья руки не доходили.

Теперь она припомнила, что последний раз сшила себе платье больше двух лет назад, и пожалела, что не успела перед поездкой на север смастерить новое. Но теперь, когда она стала женой герцога, решила Тара, она сможет сбросить свою убогую сиротскую одежду.

«Жена герцога!»

Она повторяла эти слова про себя, моясь в ванне, которую внесли в спальню и поставили на огромный турецкий ковер, на который ей полагалось ступить после купания мокрыми ногами.

Принимать горячую ванну, и чтобы тебя при этом не торопили – такую роскошь Тара могла себе позволить чрезвычайно редко.

Вода оказалась очень мягкой и немного коричневатого цвета. Тара с изумлением разглядывала ее, пока не догадалась, что это та самая торфяная вода, которая повсеместно используется в Шотландии, о чем ей рассказывал мистер Фалкирк.

Ванну в спальню внесли две служанки. Они вежливо поздоровались с ней, но держались скованно. Тара тоже чувствовала себя неловко и не нашлась что сказать, и они принялись в полном молчании помогать ей раздеваться.

Когда Тара оделась после ванны и стояла, размышляя, чем бы ей теперь заняться, в комнату вошла миссис Маккрейг. Она окинула Тару холодным взглядом, и та поняла: эта пожилая женщина общительностью не отличается. Впрочем, Тара прекрасно понимала, почему экономка держится так отстранение: ее госпожой нежданно-негаданно стала какая-то девчонка из приюта! Разве у кого-нибудь повернулся бы язык винить пожилую женщину за то, что она не рада! Но Таре не к кому было больше обратиться, и она смущенно попросила:

– Не могли бы… вы мне сказать… что мне теперь… делать?

Голосок у нее был тоненький, как у ребенка, и в суровое лицо миссис Маккрейг смягчилось.

– Вы волнуетесь, ваша светлость, и в этом нет ничего удивительного, – проговорила она. – Когда впервые видишь наш замок, он кажется огромным!

– Так оно и есть! – воскликнула Тара.

– Как сказал мне мистер Фалкирк, вы не ожидали, что его светлость возьмет вас в жены?

– Совершенно верно, – ответила Тара. – Поэтому прошу вас, скажите, что мне делать дальше.

– Через несколько минут начнется ужин, – проговорила миссис Маккрейг. – Вы будете ужинать с его светлостью в главном зале, там, где вас обвенчали.

– По-моему, я помню, где он находится, – пробормотала Тара.

– Тогда вам пора идти. Его светлость уже ждет. Тара едва сдержалась, чтобы не попросить миссис Маккрейг пойти вместе с ней.

Словно серая тень, побрела она по широкому коридору в главный зал.

Из зала доносились голоса, один из которых принадлежал мистеру Фалкирку.

Его присутствие в зале немного успокоило Тару. «Все не так уж плохо», – решила она. И, подойдя поближе, услышала:

– Полагаю, ваша светлость, вы прикажете отправить завтра утром, как только рассветет, карету в Эдинбург?

– В Эдинбург? – удивился герцог. – Это . еще зачем?

– Я думал, вы захотите купить молодой герцогине соответствующие туалеты. Как хорошо известно вашей светлости, ближе негде приобрести одежду из добротной материи и модного фасона.

Наступила тишина. Потом Тара услышала голос герцога.

– Герцогиня одета совершенно нормально, и я считаю, что нет необходимости покупать ей новые наряды.

– Но, ваша светлость… – начал было мистер Фалкирк, однако герцог перебил его:

– Я хочу, чтобы Килдонноны, глядя на нее, испытывали угрызения совести, чтобы их всегда мучила вина за то, что сделала покойная герцогиня.

И, помолчав секунду, добавил:

– Таре предстоит вращаться в высшем обществе среди красивых женщин, пусть же она станет живым напоминанием старшему Килдоннону о недостойном поведении его дочери. Пусть он всегда помнит, какой стыд я перенес по ее милости!

Слушая его гневную речь, Тара машинально шла вперед.

Мистер Фалкирк открыл было рот, чтобы возразить своему хозяину, но не успел произнести ни звука – Тара уже стояла в дверях.

Она была очень бледна, глаза на крошечном личике казались огромными, и в них застыло выражение такой боли, что слова замерли у мистера Фалкирка на губах.

Поклонившись герцогу, он направился к двери. Встретившись с ним взглядом, Тара поняла: мистер Фалкирк чрезвычайно зол на герцога, однако отменить его решение не в силах.

– Надеюсь, вы получили все необходимое? – Голос герцога звучал резко.

Тара была настолько взволнованна, что ей потребовалось несколько секунд, чтобы собраться с силами и ответить.

– Д… да… Благодарю вас… ваша светлость.

– Вы, должно быть, устали после столь долгого путешествия, но завтра, когда отдохнете, вы сможете осмотреть замок и окрестности и, я уверен, откроете для себя много интересного.

– Да… ваша светлость.

Казалось, герцог разговаривает с ней как с совершенно чужим и малоинтересным ему человеком, а мыслями он где-то далеко, и когда дворецкий объявил, что ужин подан, герцог вздохнул с облегчением.

Тара отметила, что он переоделся к ужину.

Плед в красно-сине-белую клетку, в котором Тара его впервые увидела, когда он разговаривал с Килдоннонами, герцог сменил на черный бархатный камзол, украшенный серебряными пуговицами и жабо из великолепных кружев.

Таре показалось, что и спорран, отделанный мехом, еще красивее, чем тот, что висел у герцога через плечо накануне.

Несколько театральное одеяние герцога смотрелось на нем абсолютно естественно. Тара и представить себе не могла, что можно выглядеть настолько величественным.

Герцог предложил Таре руку, и теперь она уже знала, что от нее требуется.

По широкой лестнице с каменной балюстрадой герцог повел ее в столовую, огромную комнату с высокими потолками и высокими узкими окнами, выходящими, как она позже выяснила, на фасад замка. На мгновение Тару ослепил блеск начищенной золотой и серебряной посуды, в которой отражалось пламя шести свечей в массивном канделябре.

Герцог расположился во главе длинного стола на стуле с высокой спинкой. Тару усадили по правую руку от него, и она со страхом разглядывала теперь многочисленные ножи, вилки и ложки – чтобы пользоваться ими, уроков мистера Фалкирка было явно недостаточно.

Герцог, видимо, не представлял, о чем можно говорить со своей женой, и обратился к дворецкому, который прислуживал за столом:

– Лосося поймали сегодня?

– Да, ваша светлость.

– Кто доставил его в замок?

– Росс, ваша светлость.

– Он поймал его багром или сетью?

– Насколько мне известно, багром, ваша светлость.

– Ему ведь уже было сказано не ловить багром такую маленькую рыбу!

– Я напомню ему об этом, ваша светлость.

– Я сам с ним поговорю! Передайте мистеру Фалкирку, что я желаю видеть Росса завтра утром!

– Слушаюсь, ваша светлость.

Одно блюдо сменяло другое, и казалось, что ужин никогда не кончится.

Герцог казался мрачнее тучи и практически ничего не ел. Тара же была настолько напугана, что не могла проглотить ни кусочка.

Во время последней остановки на постоялом дворе мистер Фалкирк заставил Тару, как ей казалось, чересчур плотно пообедать. Перед ней стояли изысканные блюда, которые ей прежде не доводилось пробовать, но, хотя Тара уже изрядно проголодалась, она, к стыду своему, никак не могла доесть то немногое, что лежало у нее на тарелке.

Дворецкий предложил ей вина, от которого она отказалась. Наконец был подан десерт – персики, такие огромные, каких она прежде никогда не видела, и черный, с фиолетовым отливом виноград, – и Тара с облегчением поняла, что ужин подходит к концу.

Внезапно издалека донеслась какая-то странная музыка, она звучала все ближе и ближе, и Тару осенило – да ведь это волынка, ее высокий, резкий голос!..

Тара слушала, затаив дыхание.

В комнату строевым шагом вошел представитель клана Маккрейгов в красно-сине-белом клетчатом пледе, килте и в берете, сидевшем немного набекрень. Он обошел вокруг стола, извлекая из своей волынки звуки, которые, как казалось Таре, она когда-то слышала во сне.

Сыграв две мелодии, он вытянулся по стойке смирно перед герцогом и спросил:

– Что ваша светлость еще желает услышать?

Говорил он с таким сильным шотландским акцентом, что его трудно было понять, герцог же ответил ему на гэльском языке, которого Тара и вовсе не знала.

И снова волынщик, играя, обошел вокруг стола, и снова показалось, что стены комнаты раздвинулись и удивительная древняя музыка несется над вересковыми зарослями, голубыми озерами и густыми лесами этой прекрасной дикой страны.

Казалось, минула вечность, когда, закончив играть, волынщик снова встал по стойке смирно.

Дворецкий поставил перед герцогом небольшой серебряный кубок, который тот протянул волынщику.

– Ваше здоровье, – проговорил он, одним глотком осушив кубок, и, отдав честь, вышел из комнаты.

Впервые с тех пор, как они сели за стол, герцог обратился к Таре:

– Надеюсь, вам понравилась игра на волынке?

– Это было просто замечательно! – воскликнула Тара. – Я всегда думала, что волынка вызывает именно такие чувства.

– Какие именно?

– Она до того трогает за душу, что хочется смеяться и плакать одновременно. Кажется, что слышишь голоса идущих в бой шотландцев.

Герцог удивленно взглянул на нее:

– Неужели вы и вправду это чувствуете?

– Жаль, что я не могу точнее выразить свои чувства, – ответила Тара. – Мистер Фалкирк рассказывал мне, какое значение имеет волынка в жизни кланов. Теперь я понимаю, как можно сплотить людей и заставить забыть о смерти, повести их в бой за веру.

Голос ее звучал взволнованно. Она вдруг вспомнила, как переживала, читая рассказы о шотландцах, погибших от рук англичан.

– Откуда у вас могли взяться такие слова… вернее, мысли?

Недоуменный возглас герцога заставил Тару смущенно замолчать. Что, если он сочтет ее экзальтированной или, хуже того, самонадеянной?

И позднее, раздеваясь в своей просторной спальне, Тара вспоминала голос волынки, тронувший ее до глубины души.

«Слушая эту музыку, я почувствовала себя шотландкой», – подумала она.

Как же она хотела жить в Шотландии, где-нибудь на маленькой ферме, познакомиться с соседями, узнать, о чем они думают, мечтают, с какими проблемами сталкиваются; и, быть может, помочь эти проблемы разрешить!

«Я всегда мечтала помогать людям, – думала Тара. – И возможно, теперь, нежданно-негаданно став герцогиней Аркрейджской, я смогу это сделать»,

Одного Тара пока не могла осознать: что она не только герцогиня, но и замужняя женщина. Она взглянула на свое обручальное кольцо. Оно было ей слишком велико, и Тара боялась его потерять.

Внезапно ее как громом поразило.

Ведь она жена герцога, а муж и жена – это одно целое! Священник, совершив свадебный обряд, соединил их навеки.

До сих пор Тара об этом как-то не задумывалась, У нее просто не было времени, ведь с момента ее приезда в замок произошла масса совершенно удивительных событий. И только теперь до нее дошел истинный смысл слов «замужняя женщина», поразивший ее до глубины души.

– Герцог мой муж, – повторяла и повторяла она тихонько, пока ее не прошиб озноб.

Тара инстинктивно придвинулась поближе к камину, но согреться все никак не могла.

«Как страшно», – подумала она и едва удержалась, чтобы не броситься со всех ног к мистеру Фалкирку, – он бы мог подсказать, что ей делать.

В приюте Тара то и дело слышала разговоры о незаконнорожденных детях, о том, что матери их совершили тяжкий грех, пойдя и против Господа, и против Церкви, но она никогда не задумывалась над тем, что именно подразумевается под этим самым грехом.

Незамужняя женщина рожала ребенка, и он, без вины виноватый, становился объектом жестоких насмешек и издевательств только потому, что не знал имени своего отца.

Однако Тара не имела ни малейшего представления о том, каким образом ребенок появляется на свет. И вот теперь, похоже, настал момент узнать.

Все неизведанное всегда страшит, и Тара места себе не находила от страха.

– Что же мне делать? Что делать? – твердила она снова и снова.

Ей казалось, эта огромная комната с роскошной мебелью не что иное, как ловушка, в которую ее угораздило попасть и из которой ей теперь не выбраться.

Она взглянула на массивную кровать с пологом, на подушки с наволочками в оборочках, на бархатное покрывало с монограммой герцога и короной посередине и вздрогнула.

Откинутое одеяло вызвало в ней такой ужас, словно манило принять участие в чем-то малопристойном, а потому наводящем безотчетный страх.

Перед камином лежал коврик из белой мерлушки с крутыми завитками. Тара вся дрожала от холода и страха, ноги у нее подкашивались, и она опустилась на коврик и протянула руки к огню.

Так сидела она довольно долго, пытаясь согреться, и все смотрела и смотрела на дверь. Но не на ту, что выходила в коридор, а на ту, которая вела, как ей казалось, в комнату герцога.

Он непременно придет к ней, ведь он теперь ее муж!


После ужина, отослав Тару в ее спальню, герцог отправился в главный зал. Распахнув окно, он стоял и смотрел вдаль. Внизу раскинулся сад, за ним простиралось огромное озеро, окруженное вересковыми зарослями, поверхность которого в лучах заходящего солнца казалась золотисто-багряной.

На землю спускались сумерки, уже вспыхнули первые звездочки.

Благоговейная тишина и какая-то неземная красота царили вокруг, но даже им не по силам было усмирить гнев, давно уже овладевший герцогом и ни на минуту его не отпускавший.

Гнев клокотал в его груди с тех самых пор, когда герцог отправился во Францию, преследуя свою жену и Неила Килдоннона.

Он женился не по любви, однако его влекло к черноглазой и темноволосой Маргарет.

Основой их брака был здравый смысл и стремление улучшить отношения их кланов, и герцог считал, что жить они с женой должны в мире и согласии, а жена должна исполнять обязанности герцогини так же неукоснительно, как это делала его мать.

Когда старший Килдоннон заявил, что лучший способ внушить представителям кланов, что междоусобная вражда отошла в прошлое, – это женитьба на его дочери, герцог чуть было не отказался.

Но потом, решив, что глупо считать каждого, кто носит фамилию Килдоннон, своим кровным врагом и что сам он, будучи вождем клана, должен подать своим подданным пример, согласился.

После чего молодую чету не мешкая обвенчали, стремясь как можно скорее положить конец бесконечной войне кланов.

Клан Маккрейгов в этих междоусобных боях был явно сильнее, он превосходил своих противников числом, а клан Килдоннонов месяц от месяца становился все слабее и слабее.

В глубине души герцог считал, что оказывает Килдоннонам честь, беря в жены Маргарет и соглашаясь помочь ее родственникам материально.

И потому, когда молодая жена в первую брачную ночь выдворила герцога из своей спальни, его гордости и чувству собственного достоинства был нанесен сильнейший удар.

Маргарет заявила, что скорее умрет, чем уступит его ненавистным объятиям, что на людях она согласна играть роль любящей супруги, но наедине… Полем битвы, которую предки обоих вели из поколения в поколение, теперь будет их семья.

– Я вас ненавижу! – Черные глаза Маргарет сверкали. – И вас, и всех Маккрейгов, вместе взятых! Только когда трупы всех Маккрейгов будут лежать у моих ног, я буду считать, что мир наконец избавлен от скверны!

И такая ненависть и злоба звучали в ее голосе, что герцогу даже показалось – его молодая жена немного не в себе. Однако, рассудив, что всю жизнь такую злость носить в себе не будешь, герцог решил, что со временем Маргарет образумится.

Ему было жаль жену – прожить целых двадцать три года в ветхом, полуразрушенном замке, без каких бы то ни было удобств. Килдонноны не могли позволить себе даже отремонтировать его!

Девушки ее возраста выезжали в Эдинбург на балы или в театр, Маргарет эти поездки были заказаны.

О каких развлечениях вообще могла идти речь, если у Килдоннонов не находилось денег даже для поездок по Шотландии, не говоря уж о том, чтобы покупать изящные туалеты или породистых лошадей!

«Я могу ей все это дать», – думал герцог, полагая, что Маргарет оценит его доброе к ней отношение.

Однако он жестоко ошибся. И, узнав из письма жены, что она вынуждена покинуть Шотландию, потому что у нее будет ребенок от другого, испытал такое потрясение, словно ему всадили кинжал прямо в сердце.

«Вы меня больше никогда не увидите, – писала Маргарет. – Я не прошу у вас прощения, мне нужно только одно – чтобы вы оставили нас в покое».

Такого герцог от нее не ожидал. Какой бы жестокой по отношению к нему ни была Маргарет, как бы его ни ненавидела, она была его женой, и человек, соблазнивший ее, должен за это ответить.

И тем не менее, хотя все его существо взывало о мщении, а запрятанная в самые сокровенные тайники души ненависть к Килдоннонам после чудовищного поступка Маргарет вспыхнула с новой силой, герцог не собирался убивать Неила.

Он хотел лишь покалечить его, чтобы ненавистный соперник уже не смог быть счастливым любовником. Но Неил умер от полученных ран, а Маргарет, так до конца и оставшись ярой фанатичкой, покончила жизнь самоубийством.

Герцогу было мало их смерти, его душа все еще жаждала мести, и он вызвал в замок Килдоннонов, стремясь отыграться на них, заставить их страдать так, как страдал он сам.

Маргарет уязвила его в самое сердце, и герцог собирался отплатить ее родне той же монетой.

Ему доставляло несказанное удовольствие видеть, что они готовы вцепиться ему в глотку, однако вынуждены присутствовать на его так называемой свадьбе, а потом засвидетельствовать свое почтение новоявленной герцогине – девчонке, зачатой и рожденной во грехе, всю жизнь прожившей в убогом приюте, а теперь занявшей место дочери вождя их клана!

Эти мысли напомнили герцогу о Таре, дожидавшейся его наверху.

На сей раз он не потерпит в первую брачную ночь никаких сцен и отказов! Уж он-то позаботится о том, чтобы наследник герцогства и – что еще важнее – будущий вождь клана был зачат уже сегодня.

И герцог решительно направился в свою спальню. Камердинер уже дожидался его. Молча принялся он помогать герцогу снимать его великолепный наряд.

Когда камердинер вытаскивал из его левого чулка короткий кинжал (скиэн-ду), составлявший непременную деталь костюма любого шотландца, герцог подумал о покойной жене. Интересно, пустила бы Маргарет в ход оружие, если бы в первую брачную ночь он решил настаивать на своих правах?

Эти маленькие кинжалы были взяты на вооружение шотландцами, после того как англичане запретили носить длинные мечи.

Специальным актом, действовавшим на протяжении тридцати пяти лет, лицам мужского пола запрещалось носить пледы, килты, перевязи, словом, все, что составляло национальный костюм шотландцев.

Даже на безобидную волынку налагался запрет. Герцог Камберлендский заявил, будто у него имеется неопровержимое доказательство того, что она является «орудием войны».

Однако скиэн-ду без труда можно было спрятать в карман или сунуть за отворот вязаного чулка, и когда шотландцам опять было разрешено носить свою национальную одежду, скиэн-ду так и остался ее частью.

«Никто, кроме мистера Фалкирка, Килдоннонов и меня самого, никогда не узнает, что Маргарет лишила себя жизни этим остро отточенным кинжалом», – удовлетворенно подумал герцог.

Но поскольку эта женщина носила его имя, герцог не мог не вспоминать о ней всякий раз, когда на глаза ему попадался этот кинжал.

И всякий раз воспоминание о покойной жене вызывало у герцога ярость. Вот и сейчас глаза его потемнели от гнева, и камердинер, заметив это, со страхом проговорил:

– Спокойной ночи, ваша светлость.

– Спокойной ночи! – рявкнул в ответ герцог. Выскочив за дверь, камердинер с облегчением вытер вспотевший лоб и отправился по коридору к себе.

А герцог так и остался стоять, сжав губы, гневно сверкая глазами, посреди своей комнаты – комнаты, в которой спали и умирали его предки, комнаты, в которой вырабатывались планы сражений с англичанами и Килдоннонами, комнаты, которая была свидетелем не только ненависти, но и счастья.

И вот теперь герцогу казалось, что предки его говорят ему: несмотря на трудности, жизнь продолжается, клан его существует, а он возглавляет его и должен по-прежнему оставаться достойным вождем своего клана.

Гордо подняв голову, герцог распахнул дверь, ведущую из его комнаты в ту, что традиционно занимала жена вождя.

Комната была погружена во мрак. Свечи не горели.

Герцог решил, что его экскурс в прошлое затянулся и уставшая после долгого путешествия Тара, должно быть, заснула, так и не дождавшись его.

Но, подойдя к кровати, он с изумлением обнаружил – тусклый свет, отбрасываемый пламенем камина, позволил ему это сделать, – что в ней никого нет и, похоже, не было: даже покрывало не смято.

Оглянувшись, герцог увидел Тару, заснувшую на коврике перед камином.

Он подошел ближе, чтобы получше рассмотреть жену – длинные ресницы на фоне белоснежной кожи казались иссиня-черными, а волосы, теперь уже не скрытые уродливым чепцом, – темными, с рыжеватым отливом.

Они были очень короткие, не больше двух дюймов длиной, и кудрявые. Отблески пламени играли на них, создавая вокруг головы Тары сияющий золотистый ореол.

Она лежала на боку, повернувшись лицом к кимину, словно наслаждаясь его теплом, вытянув руку ладонью вверх.

Герцог заметил, что ночная рубашка на Таре из коленкора, настолько грубого, что, должно быть, царапает нежную кожу. Она наглухо застегивалась у шеи и на запястьях. Видимо, в приюте полагалось носить именно такие.

Из-под длинной рубашки выглядывала маленькая ножка.

И настолько юной и беззащитной показалась герцогу его жена, что даже сердце защемило.

Губы у Тары были крепко сжаты, и у герцога мелькнула мысль, что, перед тем как заснуть, она чего-то очень испугалась.

Долго стоял над ней герцог, не в силах оторвать глаз, и мало-помалу утихал его гнев, на душу снисходило умиротворение.

Сдернув с кровати бархатное покрывало и свернув его вдвое, он осторожно накрыл им жену.

Она не пошевелилась.

Отблески пламени дрожали на ее завитках, и казалось, что волосы живые.

Усмехнувшись своим мыслям, герцог отправился к себе в комнату и плотно прикрыл дверь.


Когда Тара вошла в главный зал, герцог стоял у окна с каким-то письмом в руке.

Некоторое время она подождала, внимательно глядя на него: ей очень не хотелось ему мешать. Но в то же время Тара понимала – на то, что она собирается сделать, требуется его разрешение.

Днем они пообедали вместе, и, к радости Тары, за столом присутствовал не только мистер Фалкирк, но и какой-то незнакомый мужчина, который советовал герцогу, как переоборудовать замок на более современный лад.

Тару они совершенно игнорировали, всецело поглощенные обсуждением реконструкции здания, кровельных работ и тому подобного.

Перед обедом герцог, войдя в главный зал, холодно поздоровался с женой. Она поняла, что ее присутствие крайне ему неприятно, однако понятия не имела, куда пойти и вообще чем заняться.

В приюте она всегда была окружена оравой ребятишек, с ними не заскучаешь, да и миссис Бэрроуфилд то и дело давала ей какие-то поручения.

А в замке было чересчур тихо и пусто. Он казался Таре непомерно огромным, и у нее появилось такое чувство, что она с каждой минутой становится все меньше и меньше и скоро вообще может исчезнуть.

За завтраком же произошло нечто страшное. Когда в восемь часов Тара спустилась в столовую, там был только мистер Фалкирк.

– Его светлость отправился кататься верхом, – объяснил он. – Он обычно уезжает из замка в восьмом часу утра.

Тара была рада побыть наедине с мистером Фалкирком, хотя они и не могли при слугах позволить себе разговаривать так свободно, как прежде.

Но все равно голос его действовал на Тару успокаивающе, и ей приятно было осознавать, что у нее в замке есть хотя бы один друг.

Когда они закончили завтракать и мистер Фалкирк уже поглядывал на часы – видимо, у него были какие-то дела, – во дворе послышался шум.

Мистер Фалкирк поспешил к окну. Тара последовала за ним.

Внизу они увидели герцога. Он еще не успел спешиться после прогулки. Возле его лошади стояла какая-то грязная старуха в лохмотьях.

Она пронзительно кричала на герцога, размахивая костлявыми руками, а ветер трепал седые пряди ее волос.

– Кто это? – удивленно спросила Тара.

– Старуха Битхег, – ответил мистер Фалкирк. – Еще пятьдесят лет назад ее бы сожгли на костре за колдовство.

– Так она колдунья! – воскликнула Тара.

Старуха говорила на странной смеси шотландского языка с гэльским. При этом несколько раз было произнесено слово «маллахд».

– «Маллахд», по-моему, означает «проклятие». Мне встречалось это в какой-то из ваших книг.

Мистер Фалкирк улыбнулся.

– Думаю, старуха Битхег только что узнала о смерти Маргарет. И теперь напоминает герцогу, что год назад предупреждала, что, если он женится на девушке не из клана Маккрейгов, я на него, и на его жену падет проклятие клана.

– Проклятие… – прошептала Тара.

– Не нужно беспокоиться, – рассмеялся мистер Фалкирк. – Проклятие и призрак – обязательные атрибуты каждого почтенного шотландского рода! Я дам вам почитать книгу на эту тему.

– Но ведь герцогиня… и вправду умерла, и клан, должно быть, проклял ее.

– Чепуха это все! – резко проговорил мистер Фалкирк. – Проклятие есть не что иное, как пожелание зла, и только. А старуха Битхег пытается настроить герцога против Килдоннонов. И сделать это легче легкого!

– Но я… не из клана Маккрейгов…

– Послушайте, Тара, – принялся увещевать ее мистер Фалкирк. – Ведь вы же умная девушка! Не станете же вы верить проклятиям какой-то помешанной старухи!

В его глазах промелькнул озорной блеск.

– Против каждого проклятия старухи Битхег я выставлю особое благословение Фалкирков. И уверяю вас, оно будет гораздо более действенным!

Тара с трудом вы давила из себя улыбку.

– А вот герцог никогда не обращает внимания на подобную чепуху, – заметил мистер Фалкирк.

Говоря это, он смотрел в окно, и Тара, последовав его примеру, увидела, что герцог, смеясь, бросает старухе монетку.

Та, шустро подхватив ее, засеменила прочь, однако Тара заметила, что она, все еще тряся головой, что-то бормочет себе под нос.

Обед закончился довольно быстро, и незнакомец попросил, чтобы его отвели на крышу. Герцог отдал мистеру Фалкирку распоряжение его сопровождать. Тара пошла в свою комнату, взяла плащ и теперь стояла, дожидаясь, когда герцог обратит наконец на нее внимание.

В конце концов это случилось. Герцог, оторвавшись от письма, которое держал в руке, раздраженно поинтересовался:

– Что вам угодно?

– Я хотела только узнать… ваша светлость… можно мне… пойти… погулять? – запинаясь, пролепетала Тара.

– Погулять? Почему бы и нет?

– Если… конечно… у вас для меня… нет никаких… поручений.

– Каких еще поручений? – не понял герцог.

И, опять взглянув на письмо, бросил стоявшей в нерешительности Таре:

– Ради Бога, уйдите отсюда и не мешайте мне! Неужели вы не понимаете, что мне сейчас не до вас!

В голосе его прозвучали такое раздражение и такой гнев, что Тара вздрогнула, как от удара.

Она пулей пронеслась по лестнице и вылетела в холл. Лакей открыл перед ней дверь, и Тара устремилась по дорожке с такой скоростью, будто голос герцога гнал ее вперед.


– Чай подан, ваша светлость, – объявил дворецкий.

Герцог поднял голову от стола, за которым сидел.

– Скажите мистеру Фалкирку, что он мне нужен.

– Слушаюсь, ваша светлость. Полагаю только, что он все еще с тем джентльменом, который приходил к обеду.

– Тогда передайте ему, чтобы зашел ко мне, как только освободится.

Через полчаса в кабинет вошел мистер Фалкирк.

– Долго же этот господин пробыл здесь, – заметил герцог.

– Боюсь, ваша светлость, дел предстоит гораздо больше, чем мы предполагали.

– Ничего удивительного!

И герцог протянул своему управляющему письмо, которое писал до его прихода.

– Я только что закончил письмо маркизу Стаффордскому по поводу выселения шотландцев из Сазерленда, – пояснил он. – Полагаю, вы одобрите мое послание, а если сможете его усилить, что ж, тем лучше.

– Я внимательно его изучу, ваша светлость.

– Только сначала давайте выпьем чаю. И, встав из-за стола, герцог вышел из кабинета и отправился в главный зал.

Стол перед камином был уже накрыт к чаю. На серебряном подносе стояли заварочный чайник, жестяная коробочка с чаем, чайник с кипятком, кувшинчики с молоком и сливками, сахарница и изящные чашечки из тонкого фарфора, привезенные из Франции одним из предков герцога.

Кроме этого, здесь были тарелки с разнообразными шотландскими деликатесами, включая хлеб с белым изюмом, и накрытое крышкой серебряное блюдо с горячими булочками. Мистер Фалкирк не сомневался, что Тара их непременно оценит. Похоже, они вспомнили о Таре одновременно, потому что герцог вдруг резко спросил:

– А где герцогиня? Разве ей не известно, что она должна присутствовать здесь, чтобы налить мне чаю?!

– Не представляю, кто, за исключением вашей светлости, мог бы ей об этом сказать.

Герцог смерил мистера Фалкирка взглядом, словно давая понять, чтобы тот держал свои колкости при себе.

– Насколько мне известно, в ваши обязанности входит сообщать моей жене, в какое время у нас завтрак, обед и ужин.

– Признаю свою ошибку, ваша светлость. Впредь буду брать на себя ответственность за подобные дела.

Неожиданно герцог рассмеялся.

– Ладно, Фалкирк, считайте, что на этот раз вы выиграли.

Он позвонил в колокольчик – тот самый, которым не далее как вчера подал знак мистеру Фалкирку и Таре заходить в главный зал. В ту, же секунду появился слуга.

– Скажите ее светлости, что чай готов, – приказал герцог.

– Ее светлость еще не вернулась.

– Не вернулась? – изумленно воскликнул герцог. – Ах да! Она ведь пошла гулять.

Он бросил взгляд на часы, висевшие над камином.

– Но прошло уже больше трех часов, как она вышла из замка. Должно быть, Фалкирк, она выносливее, чем вы меня уверяли, рассказывая о невыносимых условиях жизни в приюте, откуда вы ее привезли.

– Пойду спрошу, куда отправилась ее светлость, – сказал мистер Фалкирк и вышел из главного зала.

А герцог взял с подноса булочку и, жуя, подошел к окну.

В холле мистер Фалкирк спросил у слуги, стоявшего у входной двери:

– Куда пошла ее светлость?

– Прямо по аллее, сэр.

– Она еще не вернулась?

– Нет, сэр, не вернулась.

Мистер Фалкирк выглянул в раскрытую дверь.

С утра было солнечно, но сейчас небо заволокло тучами, и каждую минуту мог пойти дождь.

– Распорядитесь привести мне с конюшни лошадь, – приказал он,

Через несколько минут лошадь была у крыльца, и лакей вручил мистеру Фалкирку его шапочку, Вскочив в седло, мистер Фалкирк поскакал по подъездной аллее.

От сторожа, охранявшего ворота, он узнал, что Тара свернула налево и пошла по дороге, ведущей вдоль узкой лощины, по которой они приехали в замок вчера.

Мистер Фалкирк медленно двинулся в указанном направлении, внимательно глядя по сторонам – а вдруг Таре вздумалось забраться в вересковые заросли или свернуть в сосновый бор, что тянется вдоль ручья.

Прошло довольно много времени, и мистер Фалкирк проехал не менее трех миль, прежде чем наконец нашел ее.

До самого горизонта простирались необозримые вересковые заросли, и мистер Фалкирк, решив, что Тара не могла забрести в такую даль, уже хотел повернуть обратно, как вдруг у дороги на высоком пригорке, поросшем вереском, заметил темную фигурку.

Мистер Фалкирк сразу понял, что это Тара и что забралась она на пригорок не затем, чтобы полюбоваться окрестностями, а чтобы посмотреть, не виднеется ли вдали какое-нибудь жилище.

Он тихонько приблизился к ней и только тут разглядел, что она лежит ничком и, закрыв лицо руками, горько плачет.

Мистер Фалкирк спешился и, оставив лошадь щипать реденькую травку, решил подождать, когда Тара заметит его присутствие. Однако Тара все продолжала плакать, и он опустился на траву рядом с ней.

– Что случилось? Что вас так расстроило? – спросил он.

Услышав его голос, она подняла к нему залитое слезами лицо и, бессильно опустив голову ему на плечо, разразилась рыданиями.

Мистер Фалкирк ласково приобнял ее, желая успокоить.

– Не плачьте, – тихонько проговорил он. – Все будет хорошо. Расскажите мне, что произошло. Может быть, я чем-то смогу вам помочь.

– Он приказал мне… убираться… и не мешать ему, – всхлипывая, пролепетала Тара. – А мне… некуда идти… и у меня… нет денег.

При этих словах она заплакала так безутешно, как плачут только дети.

У мистера Фалкирка даже сердце защемило от жалости.

– Успокойтесь, Тара, – проговорил он. – Не надо плакать. Наверняка его светлость не то имел в виду. Он если и сердился, так вовсе не на вас.

– Он женился на мне… только чтобы отомстить! Я ему… совершенно не нужна. И теперь, когда он… добился своего… я должна… уйти.

Мистер Фалкирк взглянул на вересковые заросли, словно их красота могла помочь ему найти нужные слова.

– Боюсь, Тара, все не так просто.

– Не просто? – переспросила она.

– Видите ли, моя дорогая, – тщательно подбирая слова, произнес мистер Фалкирк, – каждый поступок, который мы совершаем, не только меняет что-то в нашей судьбе, он оказывает то или иное воздействие и на других людей.

Тара внимательно слушала, хотя видно было, что она не понимает, о чем, собственно, идет речь.

– Ну что ж, – произнес мистер Фалкирк, – я, пожалуй, выдам тайну, чтобы вы знали, отчего так разгневался герцог и почему он приказал мне привезти вас в замок, а потом женился на вас.

– Как я понимаю… чтобы отомстить… Килдоннонам.

– Но вам неизвестно, зачем ему это понадобилось, – заметил мистер Фалкирк.

– Я много… об этом… думала.

– Это не моя тайна, однако мне кажется, что поскольку вы теперь герцогиня Аркрейджская, то должны это знать.

Тара все так же прижималась щекой к его плечу, а мистер Фалкирк так и не убрал руку, продолжая легонько обнимать девушку.

И он почувствовал такую нежность, как если бы она была его дочерью, – Тара была так же близка и дорога ему.

Простыми словами поведал он ей о том, как ненавидела герцога его прежняя жена лишь за то, что он был Маккрейгом; как она любила своего кузена, Неила Килдоннона, и как, наконец, они вместе сбежали во Францию.

Рассказал ей о дуэли, свидетелем которой был, о том, как герцог принял все необходимые меры, чтобы отстоять свое достоинство в честном поединке, так, как делали это до него многие джентльмены в течение многих столетий.

– И он… убил… его! – прошептала Тара.

– Неил Килдоннон умер от ран, – возразил мистер Фалкирк. – А это не одно и то же.

– А… герцогиня?

И снова тщательно подбирая слова, желая пощадить чувства юной девушки, мистер Фалкирк рассказал ей, как герцогиня пронзила себя кинжалом, а потом, несмотря на отчаянные попытки ее спасти, умерла, выпив настойку опия.

Тара первой решилась нарушить молчание, повисшее после того, как мистер Фалкирк закончил свой печальный рассказ.

– А она… была… очень красивая? – спросила она.

– Большинство мужчин считало ее весьма привлекательной.

– И герцог… любил ее?

– По правде говоря, – улыбнулся мистер Фалкирк, – мне кажется, его светлость еще никогда никого по-настоящему не любил. У него было много женщин, однако сердце его отдано клану.

– А сейчас… он чувствует себя… униженным и… несчастным.

– Да, гордость его задета. А чувство собственного достоинства у Маккрейга – это очень сильное и острое чувство. Его светлости потребуется время, чтобы забыть перенесенные обиду и унижение. И вот тут-то. Тара, вы и должны ему помочь.

– Чем же я могу ему помочь?

– Не знаю, но вы его жена, думаю, со временем сами догадаетесь.

– Даже представить себе… не могла… что в Шотландии… я вдруг выйду… замуж.

– Я тоже. Но так случилось, и уже ничего нельзя изменить. Ваша обязанность, ваш долг, если хотите, помочь его светлости побыстрее забыть прошлое. И вы должны бороться за это и верить, что все у вас получится.

У Тары дыхание перехватило от его слов.

– Так же, как… шотландцы боролись… за правое дело?

– Вот именно!

Тара вытерла мокрые от слез щеки.

– Я не хочу… чтобы вы считали меня… трусихой. Я… вернусь обратно… в замок.

– Я в этом не сомневался, – ответил мистер Фалкирк.


Герцог сидел в своем кабинете за столом, разбирая внушительную стопку писем, накопившихся со времени его поездки во Францию, когда в кабинет вошел мистер Фалкирк.

Закрыв за собой дверь, он приблизился к столу.

Прошло несколько секунд, прежде чем герцог наконец поднял голову.

– Где вы были? – спросил он. – Я уж думал, с вами что-то случилось.

– Вы помните, – не отвечая на вопрос, проговорил мистер Фалкирк, – как лет в шестнадцать вы избили мужчину, гораздо сильнее вас и шире в плечах, узнав, что тот издевается над своей собакой?

– Ну конечно, помню! – воскликнул герцог. – Этот пьянчуга был пастухом; Собаку свою он замордовал почти до смерти, ее уже ничто не могло спасти. Не думаю, чтобы этот негодяй когда-нибудь еще поднял руку на собаку или какое-нибудь другое животное после того, как я с ним разобрался!

– После того как вы его проучили, – продолжал мистер Фалкирк, – вы сказали мне, что ненавидите жестокость в любом ее проявлении и зададите жару любому, кто посмеет ударить животное.

– Помню, как я тогда разозлился и какое испытывал отвращение, – заметил герцог. – Но к чему вы клоните, Фалкирк? Вы хотите сказать, что кто-то в поместье ведет себя так же? Я этого не потерплю!

– Не в поместье, ваша светлость, а в замке!

И, не дав герцогу и слова сказать, мистер Фалкирк продолжал:

– Я нашел герцогиню в трех милях от замка. Она сидела в вересковых зарослях и горько плакала оттого, что ей некуда идти и у нее нет денег.

– Боже правый!

– Вы приказали ей уйти… по крайней мере она вас так поняла. А она привыкла выполнять приказания.

Герцог поднялся из-за стола.

– Я понятия об этом не имел и вовсе не хотел ее расстраивать! Она вошла ко мне совершенно не вовремя. Я как раз читал письмо от тетушки Генриетты, до которой докатились слухи, что Маргарет отправилась во Францию, и она мне делала выговор в письменной форме за то, что я так долго тянул с ребенком.

Он помолчал.

– Ненавижу, когда лезут не в свои дела!

– Я тоже, – подхватил мистер Фалкирк. – Но герцогиня совершенно не похожа на тех женщин, которых ваша светлость привыкли встречать до сих пор.

Герцог подошел к окну и принялся смотреть куда-то вдаль, однако у мистера Фалкирка было ощущение, что красот окружавшей природы он не замечает.

Несколько минут прошли в.молчании. Наконец герцог проговорил:

– Когда я женился на Таре, я был настолько ослеплен гневом, что совершенно не думал о последствиях. Полагаю, уже поздно отсылать ее обратно?

– Слишком поздно, ваша светлость. Она ваша жена!

У герцога вырвался тяжкий вздох.

– Ну и попал же я в переделку, Фалкирк! А вы не можете выручить меня, как частенько это делали раньше?

– Боюсь, ваша светлость, на сей раз только вы сами можете себе помочь.

Снова воцарилась тишина. Наконец герцог нарушил ее:

– А где сейчас герцогиня?

– Я посоветовал ей лечь в постель, – ответил мистер Фалкирк. – И попросил миссис Маккрейг принести ей чаю.

– Она выйдет к ужину?

– Наверняка выйдет.

– Постараюсь, Фалкирк, вести себя более достойно.

– Уверен, ваша светлость, вам это не составит труда.

Мистер Фалкирк направился к двери и, подойдя к ней, услышал за спиной голос герцога:

– Спасибо, Фалкирк.

Глава 5

Вслед за герцогом Тара взбиралась на гору по тропинке, вьющейся среди вересковых зарослей. Лицо обдувал свежий ветерок. Из-под самых ног испуганно вспорхнула куропатка… Тара с восторгом думала о том, что подобного с ней еще никогда не бывало.

Ей показалось, что она ослышалась, когда во время обеда герцог сказал ей:

– Хотите сегодня подняться на вершину Бен-Арк – самой высокой горы в округе и осмотреть сложенную там пирамиду из камней? Оттуда открывается самая величественная панорама во всей Шотландии. Видно на сотни миль вокруг.

Несколько секунд Тара смотрела на мужа широко раскрытыми глазами. Она никак не могла поверить в то, что он ее куда-то приглашает. Наконец, сообразив, что это не шутка и не розыгрыш, ответила:

– Вы и в самом деле… возьмете меня с собой?

– Конечно, если вы этого захотите.

– Это было бы просто замечательно! – воскликнула Тара.

С той самой минуты, когда она накануне вечером вышла из своей спальни, чтобы поужинать вместе с герцогом, он был очень к ней внимателен.

Распрощавшись с мистером Фалкирком, Тара ощутила прилив стыда – надо же, удрать из дома только потому, что герцог, видите ли, был с ней резок! Однако в тот момент, когда она, выскочив из зала, опрометью бросилась бежать, ей было не до подобных рассуждений. Страх гнал ее вперед, тот самый страх, который она испытала, пока ждала герцога в своей огромной спальне, а он почему-то все не шел и не шел.

Тара не знала, сколько прошло времени, прежде чем сон сморил ее, но когда она открыла глаза, было, как ей показалось, раннее утро.

Огонь в камине потух, лишь тускло алели, потрескивая, головешки.

Тара машинально забралась в постель и крепко заснула, а проснувшись, увидела, что солнце стоит уже высоко, шторы в спальне раздвинуты и служанки вносят кувшины с горячей водой.

Так она и не узнала, что герцог все-таки пришел к ней в спальню, укрыл ее бархатным покрывалом и, пожалев, не стал будить.

За обедом Тара получше рассмотрела мужа и пришла к выводу, что он гораздо моложе, чем показался ей вначале, и вовсе не такой страшный, так что нечего было его бояться.

Он непринужденно беседовал с ней, расспрашивал о том, что она любит. Тара призналась, что очень любит читать, и рассказала, какими книгами снабжал ее в дороге мистер Фалкирк.

– В замке огромная библиотека, – заметил герцог. – Однако многие из книг были приобретены еще моим дедом, так что почти наверняка они покажутся вам трудными для понимания и невероятно скучными.

– Чтение настолько увлекательное занятие, что я не представляю, как это книга может быть скучной, – возразила Тара.

Герцог с улыбкой взглянул на нее, и она добавила:

– Вы и правда разрешаете мне брать книги из вашей библиотеки?

– Ну конечно! – воскликнул герцог.

Тара облегченно вздохнула: подобной щедрости она не ожидала.

– Как же здесь все интересно! А сегодня я даже получила свадебный подарок!

– Свадебный подарок? – удивился герцог.

– Ну да. От Дженет. Это одна из моих служанок. Ее бабушка делает из цветов вереска духи. Вот она и подарила мне флакончик.

И, заметив на лице герцога искреннее изумление, забеспокоилась:

– Может быть, мне не стоило принимать этот подарок? Тогда я отдам его обратно.

– Нет-нет! – поспешно проговорил герцог. – Просто я поразился тому, что Дженет оказалась настолько внимательна к вам, а я настолько небрежен. Наверное, вы считаете, что я поступил крайне невоспитанно, забыв о свадебном подарке.

– Ну что вы! – порывисто воскликнула Тара. – У меня и в мыслях такого не было! С какой стати мне кто-то что-то должен дарить? Я ни разу в жизни не получала подарков, поэтому так приятно было, когда мне вручили этот флакончик духов.

– Вам и в самом деле никто ничего не дарил? – тихо спросил герцог.

В голосе его звучало такое удивление, что Тара не могла не рассмеяться.

– Ну конечно! О каких подарках в приюте вообще может идти речь?

И, видя, что он недоверчиво смотрит на нее, продолжала:

– Когда у меня бывало свободное время, я мастерила из тряпок, которые уже не годились даже на пеленки малышам, маленьких куколок. А вот у мальчишек никогда не было никаких игрушек. Мне кажется, они постоянно затевали драки еще и потому, что им просто нечем было заняться.

– Когда мы поедем в Лондон, – пообещал герцог, – вы сможете сами отвезти в приют подарки.

Тара изумленно уставилась на него.

– Правда?

– Ну конечно!

Помолчав немного, она смущенно заметила:

– Если вы… собираетесь подарить… каждому ребенку… по игрушке… это будет очень дорого.

– Пожалуй, дешевле потратить деньги на вас. В этом случае потребуется только один подарок.

Тара бросила на герцога быстрый взгляд. У нее было такое чувство, будто он ждет, что она ответит.

– Мне ничего не нужно, – проговорила она. – Но если дети получат игрушки, и они, и я будем безмерно счастливы.

– Значит, вам действительно ничего для себя не нужно?

– Мне нужны только книги, – ответила Тара. – А вы сказали, что разрешаете мне их брать.

На лице герцога промелькнуло какое-то странное выражение, и он перевел разговор на другую тему,

Таре было так же интересно общаться с мужем, как в свое время с мистером Фалкирком, только герцог говорил живее и энергичнее, и потому всё, о чем они беседовали, вызывало в ней горячий отклик.

А когда обед подходил к концу, герцог предложил ей взобраться на вершину горы.

Тара ушам своим не поверила и убедилась в том, что герцог ее не обманывает, лишь когда они отправились в путь.

Герцог повел ее не по подъездной аллее, а через сад. За садом началась узкая извилистая – не шире оленьей – тропа, которая привела их к Бен-Арку, возвышавшемуся над долиной.

Они отошли уже на приличное расстояние от замка, когда Тара почувствовала, что день очень жаркий. Впрочем, ничего удивительного в этом не было – стоял июль.

В приюте существовало строжайшее правило, установленное герцогиней Генриеттой, согласно которому каждая девочка, выходя из дома, обязана была в любое время года надевать поверх серого полотняного платья тяжелый черный плащ.

И Тара по привычке, даже не подумав, что на солнцепеке ей придется несладко в громоздком, тяжелом плаще, накинула его на плечи.

Когда замок остался далеко внизу, герцог, обернувшись, проговорил:

– Сейчас довольно тепло, но на вершине будет прохладнее.

– Мне ужасно жарко, – призналась Тара, – но если я и отстаю от вас, ваша светлость, то потому только, что останавливаюсь полюбоваться на вересковые заросли. Как же это красиво! А только что я видела белый вереск!

– И увидите еще не раз, – заметил герцог. – Но почему вы не хотите снять плащ?

– А можно?

– Ну конечно! – воскликнул герцог. – Кто вам может запретить? Разве что куропатки.

Тара, смущенно рассмеявшись, расстегнула на шее застежку.

– Последую-ка и я вашему примеру и сниму куртку, – проговорил герцог. – Слава Богу, хоть плед догадался оставить дома!

Говоря это, он снял куртку и остался в рубашке из тончайшего батиста, такой нежной по сравнению с шерстяным, сшитым в складку килтом.

– Так-то лучше. – Герцог, похоже, вздохнул с облегчением. – А теперь давайте подниматься дальше. Нам еще предстоит долгий путь, но ничего, спускаться будет легче.

Тара в этом не сомневалась, однако нельзя сказать, что она очень устала.

Все происходящее с ней было настолько захватывающе и ново, что она ощущала в себе столько сил, как никогда прежде.

Они поднимались все выше и выше, пока наконец прямо над головой Тара не заметила пирамиду, сложенную из камней. Еще до начала восхождения герцог рассказал ей, что камни один за другим вкатили на гору представители клана – Тара представляла себе, что это был за адский труд, – и на самой вершине горы соорудили из них пирамиду в честь прапрадеда герцога.

– В прежние времена здесь была сторожевая башня и в ней постоянно находился часовой, который следил, не приближаются ли враги.

– А если они действительно приближались, как он сообщал об этом своему клану?

– Он зажигал костер, – ответил герцог. – Если это случалось днем, то члены клана, заметив дым, понимали, что на них напал враг, а ночью пламя было видно и в темноте.

– Наверное, зимой, когда горы покрыты снегом, часовому было холодно нести свою службу.

– В те времена Маккрейги были намного выносливее, чем теперь, – улыбнулся герцог. – Это сейчас мы привыкли к комфорту и роскоши и стали холеными да изнеженными.

Тара подумала, что жизнь многих шотландцев и сегодня все так же трудна и они лишены маломальских удобств, однако спорить с герцогом у нее не было никакого желания.

Ей хотелось слушать его, узнавать что-то новое и доселе неизвестное. Следуя за ним по извилистой тропе, она думала о том, как много всего он еще может рассказать ей, да и сама она со временем задаст ему массу вопросов:

«Только нужно постараться не надоесть ему», – робко подумала Тара.

И в то же время она инстинктивно старалась держаться поближе к мужу.

– Почти пришли, – бросил герцог через плечо, – Я захватил с собой подзорную трубу, так что вам удастся разглядеть то, что вы никогда бы не увидели невооруженным глазом.

До пирамиды, темневшей на фоне синего неба, намного более массивной, чем казалось из долины, оставалось всего несколько шагов.

Герцог наклонился, чтобы снять подзорную трубу, висевшую у него на поясе, и не заметил, как из-за пирамиды внезапно вынырнул какой-то мужчина.

Лицо у Тары побелело от страха – в руках он держал ружье!

Вскинув ружье, он прицелился в герцога, и Тара вскрикнула от ужаса.

Ее крик и спас герцогу жизнь. Он обернулся, и пуля вместо того, чтобы поразить его в самое сердце, лишь задела руку.

Однако герцог не удержался на ногах и упал, стукнувшись головой об острый камень.

Тара стояла как вкопанная. Она узнала человека, пытавшегося убить ее мужа.

Это был один из Килдоннонов, он присутствовал на ее так называемой свадьбе.

Килдоннон на какое-то мгновение застыл, не в силах оторвать от нее взгляд, а потом пустился бежать по противоположному склону холма. Его килт развевался на ветру, а плед в желто-зеленую клетку не оставлял сомнений в том, к какому клану принадлежит незадачливый стрелок.

Бросившись к герцогу, Тара опустилась возле него на колени.

Кровь алой струёй хлестала на белоснежную рубашку. На виске, в том месте, где он ударился о камень, зияла глубокая рана.

Другая на ее месте наверняка упала бы в обморок, но Тара всякого насмотрелась в приюте и знала, что нужно делать.

Из кармана куртки, валявшейся на земле, она вынула носовой платок и крепко-накрепко стянула им руку герцога повыше раны, чтобы остановить кровь.

Потом, вытащив из-под отворота его чулка кинжал, разрезала рукав рубашки от манжета до самого плеча, чтобы материя не прилипла к ране.

Несколько секунд она в ужасе смотрела на открывшуюся ее взору ужасную рану, понимая, что в ней застряла пуля, однако кровь мешала разглядеть где.

Тара знала: чтобы остановить кровь, нужно затянуть носовой платок еще туже, и не замедлила это сделать, потом, решив перебинтовать рану, оглянулась в поисках подходящего материала.

У герцога, кроме носового платка, которому она уже нашла применение, больше ничего не оказалось.

Тогда, повернувшись к нему спиной, Тара задрала подол платья и, орудуя кинжалом герцога, попыталась отрезать от белой коленкоровой нижней юбки полоску ткани.

Ткань поддавалась с трудом. Внезапно Тара вспомнила, что, когда они с герцогом выходили из замка, им встретился мистер Фалкирк.

– Веду герцогиню на Бен-Арк посмотреть пирамиду из камней, – объяснил герцог. Мистер Фалкирк улыбнулся.

– Путь неблизкий, однако после стольких дней, проведенных в коляске, прогулка пойдет ее светлости только на пользу. Когда мы с ней наконец добрались до замка, мне показалось, что оба мы разучились ходить.

– Ну, если сегодня у нее ноги заболят от долгой ходьбы, я не виноват, – шутливо отозвался герцог,

Они углубились в сад, а мистер Фалкирк стоял и смотрел им вслед.

Тара понимала: если они с герцогом не вернутся, он обязательно пошлет кого-то на поиски, однако, вряд ли это произойдет скоро, и, значит, герцог надолго останется без помощи врача.

Это очень тревожило ее, поскольку было ясно: пулю следовало извлечь как можно скорее.

Расстегнув нижнюю юбку, Тара спустила ее на землю. Сначала она отрезала широкую полосу, которую намеревалась использовать в качестве бинта – на сей раз дело пошло веселее, – а то, что осталось от юбки, привязала к длинной палке, которую герцог взял с собой в горы.

Мистер Фалкирк как-то сказал Таре, что вождь племени никуда не выходит без ореховой палки, символизирующей посох пастуха.

– Так же как пастух стадо, вождь ведет за собой и защищает свой клан, – пояснил он.

Она воткнула палку в рыхлую землю рядом с пирамидой, и вскоре белое полотнище юбки затрепетало на ветру.

Тара надеялась, что кто-нибудь в замке или кто-то из лесников, обходя вересковые заросли, заметит его.

Покончив с этим делом. Тара опустилась рядом с герцогом на колени и принялась было бинтовать ему руку, но поняла, что сначала следует наложить на рану что-то вроде толстой подушки.

Когда мальчишки в приюте дрались на ножах, кто-то обязательно оказывался порезанным, и прежде чем бинтовать рану, Тара накрывала ее толстой прокладкой,

И сейчас она задумалась, что бы такое приспособить для этой цели.

Наконец придумала. Стащив с головы уродливый серый чепец, Тара скатала его в шар и обернула носовым платком. Получилась отличная подушка. Положив ее на рану, Тара забинтовала герцогу руку.

Ей предстояло решить еще одну проблему. Она знала, что надолго оставлять жгут на руке нельзя, и теперь прикидывала, не пора ли его снимать.

Размышляя над этим, она осматривала рану на лбу герцога. Судя по всему, эта рана не должна была вызывать особого беспокойства. Падая, он ударился головой о камень, потому и потерял сознание.

Лежал он в очень неудобной позе: голова упиралась в пирамиду, ноги подогнуты, однако Тара понимала, что ей не под силу сдвинуть его с места – слишком тяжел.

Она бросила взгляд вниз, в долину, в надежде, что кто-нибудь придет на выручку, но вокруг не было ни души. Внезапно, словно Творец решил усугубить их и без того нелегкое положение, небо потемнело и хлынул проливной дождь.

Тара поспешно набросила на герцога куртку, а сама закуталась в плащ.

Резко похолодало, невесть откуда взявшийся ветер швырял в лицо струи дождя, и Тара испугалась за герцога.

Он потерял много крови, а по опыту она знала, что скоро у него начнется озноб.

«Я должна как-то согреть его», – подумала она.

Как бы ей хотелось оказаться не на вершине горы, а хоть чуточку пониже, однако тут уж она ничего не могла поделать.

Тара уже собиралась снять плащ и укрыть им герцога, когда ее осенило.

Опершись спиной о пирамиду, Тара изо всех сил потянула герцога к себе, пока он не оказался в ее объятиях. В приюте ей частенько доводилось сажать себе на колени ребенка, пострадавшего в драке, и утешать его, тихонько обнимая и успокаивая.

Она укрыла герцога полой плаща, и теперь, хотя дождь и хлестал его по голове, тело оставалось сухим.

Правда, ноги накрыть было нечем, но тут уж ничего не поделаешь, да и в конце концов это уже не так важно.

Хотелось перебинтовать герцогу голову, но под рукой не осталось ни кусочка пригодной материи.

Рана на голове кровоточила, пачкая ей платье, но, к счастью, не очень сильно.

– Интересно, сколько нам придется ждать? – прошептала Тара.

Внезапно ей пришла в голову поразившая ее самое мысль: она, простая девчонка из приюта, сидит на вершине горы и держит в объятиях одного из самых выдающихся людей Шотландии.

«Но ведь он без сознания и никогда не узнает, что я его обнимала, – подумала она. – А иначе я никак не смогу его согреть».

Дождь, казалось, усилился, но вскоре прекратился так же внезапно, как и начался. Из-за тучи выглянуло тусклое солнышко, и над долиной вспыхнула разноцветная радуга.

Как будто сам Господь посылал им свое благословение. Никогда в жизни Таре не доводилось видеть ничего более прекрасного и таинственного.

Ей казалось, радуга своим появлением подает ей какой-то знак, но что это за знак, она понятия не имела.

Знала только, что красота наполняет ее сердце радостью и гонит прочь страх, мучивший ее с тех пор, как она приехала в замок.

«Наверняка это означает, что все будет хорошо, и не только для меня, но и для герцога», – подумала Тара, вспомнив о проклятии.

Мистер Фалкирк тогда посмеялся над сумасшедшей старухой, но Таре потом не раз приходила в голову мысль, что старая карга в общем-то оказалась права: герцогу и в самом деле не везло.

Сначала незадачливая женитьба, а сейчас вот и вовсе чуть не лишился жизни.

Что бы она делала, если бы пуля достигла цели, поразив герцога в сердце, – чего, собственно, и хотел его недруг, – и она оказалась бы на самой вершине горы одна рядом с убитым мужем?

Когда накануне вечером Тара отправилась спать, ей было уже не так страшно, как в предыдущую ночь, что-то подсказывало ей, что герцог не придет.

Почему она была в этом так уверена, Тара и сама не знала.

Может быть, она поняла это по тону, которым герцог пожелал ей спокойной ночи, а может, и по тому, что огромная спальня больше не внушала ей такого ужаса, как прежде, и она уже не боялась ложиться в постель.

«Герцог столько всего пережил на своем веку, – думала Тара, – что в каждом человеке видит врага».

Она считала, что и к ней герцог испытывает подобные чувства, хотя ее и доставили в замок по его приказанию.

«Наверное, все-таки месть не делает человека счастливее», – решила она.

Ведь если бы герцога сейчас убили, ожесточенная вражда кланов Маккрейгов и Килдоннонов возобновилась бы с новой силой и унесла сотни жизней.

Перед глазами Тары стояло лицо человека, стрелявшего в герцога. Она была уверена, что он принадлежит к клану Килдоннонов, более того, она вспомнила, что его зовут Роури.

Таре тогда показалось, что он самый старший из молодых людей, присутствовавших на ее венчании. Уже тогда она почувствовала: его ненависть к герцогу столь велика, что, казалось, даже воздух в зале звенит от нее.

Тара не сомневалась, что к ней Роури испытывает такие же чувства. Когда он целовал ей руку, чтобы засвидетельствовать почтение, в глазах его было столько ярости, что она даже вздрогнула.

И все-таки он отомстил! Наверное, следил за ними, пока они поднимались по склону холма, дожидаясь удобного момента, чтобы выстрелить герцогу прямо в сердце.

Он был бы убийцей, а она свидетельницей преступления, способной опознать преступника.

«Если я скажу правду, – размышляла Тара, – Маккрейги тоже захотят отомстить и пойдут войной на Килдоннонов».

И ей уже чудились звуки волынки, зовущей к оружию, слышалась размеренная поступь бойцов, с оружием в руках переходивших границу, чтобы отомстить Килдоннонам.

«Я должна это предотвратить, – решила Тара. – Герцог жив, и это самое главное, все остальное не имеет значения».

Она провела рукой по лбу, откидывая влажные от дождя волосы, и еще крепче прижала к себе мужа.


– Вряд ли его светлость придет в сознание до завтрашнего дня, а может, это произойдет и еще позже, – сказал врач, веселый краснолицый здоровяк.

Он вытащил пулю из руки герцога так умело и в то же время настолько грубо, что Тара могла только Бога благодарить за то, что пациент ничего не чувствует.

– Значит, его светлость ударился головой о пирамиду из камней? – спросил врач, осматривая рану на лбу.

– Да, он упал и ударился о камень, – ответила Тара.

– Рана не опасная, нужно только проследить, чтобы туда не попала грязь, – заметил врач. – Хотя место очень неудачное, наверняка останется шрам.

– Ну, его светлость вряд ли будет горевать по этому поводу, – вмешался мистер Фалкирк. – Гораздо хуже то, что, когда он придет в себя, его будет мучить боль.

– Больно будет, это верно, – согласился доктор. – Но ничего, поболит с недельку да и пройдет. Что он за Маккрейг, если испугается боли?

– А как обстоят дела с рукой его светлости? – поинтересовался мистер Фалкирк.

– Заживет, куда денется! Но только на это потребуется время, и он должен как можно меньше двигаться. По возможности подержите его подольше в постели.

И, расхохотавшись, добавил:

– Я его светлость сто лет знаю! Трудный пациент. Он никогда никому не подчиняется, что уж говорить о докторе!

Пощупав герцогу лоб, постаравшись при этом не задеть рану, он продолжал:

– К вечеру может подняться температура. Но мужчина он крепкий, и долго она не продержится.

– А кто будет за ним ухаживать? – поинтересовался мистер Фалкирк. Доктор призадумался.

– Ну, во-первых, я. И потом, мистер Фалкирк, неужели у вас в замке не найдется человека, который бы позаботился о его светлости? В деревне уж точно никому такое дело поручить нельзя.

– Я сама буду ухаживать за ним, – вмешалась Тара.

И доктор, и мистер Фалкирк с удивлением воззрились на нее.

Это юное рыжеволосое создание даже отдаленно не напоминало почтенную матрону, которую и тот, и другой привыкли представлять себе в качестве сиделки.

Доктор выразил общее сомнение:

– А вы вообще имеете представление о том, как нужно ухаживать за больными, деточка… то есть ваша светлость?

С самого первого момента, как только увидел Тару, доктор никак не мог уразуметь, что эта девчонка и есть новая герцогиня. Тара улыбнулась:

: – Я выхаживала мальчишек со сломанными руками и ногами и не с такими ранами на голове, как у герцога, а похуже.

И, увидев, что доктор удивленно смотрит на нее, добавила:

– Однажды мне даже пришлось выхаживать больше двадцати детишек, одновременно заболевших корью. У многих была очень высокая температура, и тем не менее я справилась одна, безо всякой помощи!

– И где же вам довелось набраться подобного опыта? – поразился доктор.

– Ее светлость помогала детям, живущим в беднейших кварталах Лондона, – поспешил ответить мистер Фалкирк, прежде чем Тара успела раскрыть рот.

– Ну, тогда его светлость в надежных руках, – заметил доктор.

Мистер Фалкирк организовал их дальнейшую жизнь, которая теперь была подчинена единственной цели – исцелению герцога, – самым наилучшим образом.

Он решил, что Тара будет ухаживать за герцогом ночью, а Гектор, слуга его светлости, днем (или по крайней мере часть дня), чтобы дать возможность Таре выспаться и погулять на свежем воздухе.

Мистер Фалкирк поставил в спальне герцога кушетку, чтобы Тара могла хоть ненадолго прилечь в течение ночи.

В шесть часов ее сменял Гектор, и тогда она уходила к себе, без сил валилась в постель и засыпала мертвым сном.

Время шло, а герцог все не приходил в сознание. Сначала это очень пугало Тару, но потом, поразмыслив, она пришла к выводу, что это ему лишь во благо, поскольку он не чувствует боли в распухшей руке.

Два или три раза за ночь ей приходилось менять бинты, дважды в день этим занимался доктор.

– Ну почему он так долго не приходит в сознание! – пожаловалась она мистеру Фалкирку, когда на другой день после несчастного случая зашла в главный зал.

– Не знаю, – ответил тот. – Видимо, раны довольно серьезные. Гектор говорит, что его светлость очень беспокоен, мечется в постели.

– Прошлой ночью было то же самое, – заметила Тара. – Я уверена, что у него высокая температура.

– Похоже, его беспокоит рана на голове, – проговорил мистер Фалкирк. – И видимо, даже больше, чем рука. Помню, когда я терял сознание, я чувствовал боль, хотя и не понимал, где нахожусь и что со мной случилось.

Когда пришла ночь и Тара осталась с герцогом одна, она присела к нему на кровать и принялась осторожно растирать ему лоб.

Сначала голова его металась по подушке, но мало-помалу он успокоился.

«Похоже, я и в самом деле приказываю боли уйти», – подумала Тара, вспомнив, что именно так говорили дети.

Однако вскоре от неудобного положения рука затекла, и Тара примостилась на краешке кровати, притянув герцога к себе, точно так же, как тогда, на вершине горы.

С того момента, как она начала ухаживать за ним, а точнее, когда его ранили, герцог уже не казался Таре тем грозным, наводящим ужас вождем клана, который женился на ней исключительно из желания отомстить Килдоннонам.

Она стала относиться к нему, как к мальчишкам из приюта. Грубые и жестокие, они, стоило только удариться или порезаться, тут же бежали к ней в поисках сочувствия и ласки, как бежали бы к своей маме.

И поскольку Тара знала, что заменяет им мать, она изо всех сил старалась не только успокоить боль, но и внушить мальчишкам, что они должны иметь мужество переносить ее – качество, которое наверняка пригодится им в будущем.

По приюту ходили страшные легенды о том, как жестоко обращаются со своими подмастерьями хозяева.

И Тара всегда просила миссис Бэрроуфилд не доверять тем, кто видит в бедных сиротах лишь дешевую рабочую силу, а не таких же, как они, людей, способных мыслить и чувствовать.

Когда из приюта уходили мальчишки, которых она особенно любила, – бледные и испуганные, они до смерти боялись будущей незнакомой жизни, – Тара заливалась горючими слезами. Как бы она хотела уберечь их от жестокого мира! А в том, что он жестокий, она ни капельки не сомневалась.

Вот так же хотела она уберечь и герцога, и не только от физических, но и от нравственных страданий, выпавших на его долю.

Она чувствовала, что страдания эти, словно смертельный яд, отравляют все его существо, портят его характер.

На третью ночь герцог пришел в себя.

Тара, по обыкновению, лежала рядом с мужем и легонько растирала пальцами его лоб, когда он открыл глаза.

– Хочу… пить… – невнятно произнес герцог.

В первое мгновение она решила, что это ей почудилось.

Потом, осторожно вытащив у него из-под головы руку и уложив его на подушку, сказала:

– Сейчас я принесу.

Спрыгнув с высокой кровати, она метнулась к столику и вернулась со стаканом ячменного отвара. Осторожно приподняв герцогу голову, Тара поднесла к его губам стакан.

– Хотите есть? – спросила она. – Я могу вам принести немножечко теплого супа. Если бы вы смогли проглотить хоть несколько ложек, я уверена, вы бы почувствовали себя намного лучше.

Некоторое время герцог смотрел на нее отсутствующим взглядом, а потом спросил:

– Что… со мной… произошло?

– Несчастный случай, – ответила Тара.

– Где?

– У пирамиды. Вы упали, стукнулись об острый камень и расшибли голову.

– А… да… Помню…

Герцог закрыл глаза, и Тара решила, что он опять впал в забытье. Боясь, что не услышит, если он позовет, она не ушла на свою кушетку, а осталась у его кровати.

Проснулся герцог спустя два часа.

– А почему… вы здесь? – спросил он.

– Я ухаживаю за вами, – объяснила Тара. – Доктор вами очень доволен.

– Кто-то… выстрелил в меня?

– Да. Но это произошло случайно.

– Кто… это сделал?

– Я его не разглядела, – ответила Тара. – Все мое внимание было сосредоточено на вас.

На сей раз она заставила герцога проглотить несколько ложек бульона из говядины и оленины, который, чтобы не остыл, хранили в ящике, набитом сеном, стоявшем у камина.

– Больше… не хочу, – наконец проговорил герцог.

– Ну пожалуйста, съешьте еще ложечку! – принялась упрашивать его Тара. – Вы сразу почувствуете себя лучше. Я ужасно за вас волновалась, ведь вы столько времени ничего не ели!

И она поднесла ложку к его губам. Герцог съел еще немного супа, но потом закрыл глаза, давая тем самым понять, что больше не хочет.

Утром ее сменил Гектор, и Тара отправилась к себе, однако она была настолько взволнована, что заснуть так и не смогла, В полдень она вернулась в комнату герцога.

– Я умыл его светлость и побрил его, – доложил Гектор. – Он немного поел, а потом заснул.

– Пойду прогуляюсь, – сказала Тара, – а потом снова к нему зайду.

Она вышла из комнаты, миновала главный зал и, подойдя к лестнице, увидела, как по ней поднимаются трое – вождь клана Килдоннонов и два его сына.

Тара смотрела на них, недоумевая, зачем они заявились в замок. Сопровождал незваных гостей мистер Фалкирк, который бросил на нее, как ей показалось, предостерегающий взгляд.

– Килдонноны пришли к вам, – сказал он Таре.

– Ко мне? – удивилась она.

– Совершенно верно, герцогиня, – подтвердил старший Килдоннон.

Они прошли в главный зал, и мистер Фалкирк закрыл дверь.

– Хотя все в один голос уверяли меня, что это несчастный случай, – начал вождь Килдоннонов, – я узнал, что в герцога стреляли, когда вы с ним были на вершине Бен-Арк.

Тара смотрела на Килдоннона, но она чувствовала, что мистер Фалкирк не спускает с нее глаз.

– Я хочу знать правду, герцогиня! – заявил Килдоннон. – Поскольку вы там были, вы наверняка видели, кто пытался убить герцога. Я подозреваю, что это один из моих сыновей, и хотел бы знать, так ли это, прежде чем Маккрейги начнут нам мстить,

Голос вождя звучал настолько сурово, что у Тары перехватило дыхание. Случилось то, чего она так опасалась.

– Боюсь, вас неверно информировали, сэр, – помолчав, проговорила она. – Герцог сам ранил себя своим же собственным ружьем. Это произошло совершенно случайно. Он споткнулся и упал, ударившись об острый камень, ружье выстрелило, и пуля попала ему прямо в руку.

– Вы в этом уверены? – усомнился старший Килдоннон.

– Конечно, ведь я была там, – ответила Тара. – Полагаю, вы слышали, что герцог потерял сознание. Однако причиной тому была не рана в руке, а та, которую он получил, ударившись головой о камень пирамиды.

И, изо всех сил стиснув руки, продолжала:

– Нам было нелегко доставить его светлость в замок. К счастью, один охотник заметил белый флаг, который я установила, чтобы дать знать, что с нами случилась беда, и, увидев, что герцог лежит без сознания, привел с собой нескольких мужчин. Они соорудили что-то наподобие носилок и отнесли герцога домой.

И, улыбнувшись, Тара добавила:

– Я всю дорогу боялась, что они уронят его светлость, но, к счастью, мужчины оказались не из слабых.

– Именно так все и происходило, – подхватил мистер Фалкирк. – Однако мы очень рады, Килдоннон, что вы сами пришли к нам, чтобы узнать правду.

И в этот миг Тара встретилась глазами с Роури Килдонноном. Он, как ей показалось, изумленно, словно не веря своим ушам, смотрел на нее – не было сомнений в том, что он готовился услышать рассказ о том, как все было на самом деле.

Тара выдержала его взгляд и по тому, как смутился Роури, поняла: он догадался, зачем она солгала.

– Не могли бы вы передать его светлости, герцогиня, мои самые искренние пожелания скорейшего выздоровления? – обратился к ней старший Килдоннон.

– Уверена, его светлость будет вам очень признателен, – ответила Тара.

– Смеем ли мы надеяться, что, когда ему станет лучше, вы оба почтите нас своим визитом? – спросил вождь, сделав ударение на слове «оба».

Интонация, с которой он это произнес, и выражение его глаз убеждали: Таре не удалось его обмануть. Однако старый Килдоннон был очень признателен ей за то, что она спасла его сына, равно как был признателен и сам Роури Килдоннон – в этом Тара была абсолютно уверена.

Когда Килдонноны, отказавшись перекусить, отбыли восвояси, мистер Фалкирк с улыбкой обратился к Таре:

– Думаю, охотникам нелегко будет отыскать ружье, из которого его светлость умудрился себя ранить.

– Значит, нужно сделать так, чтобы они его нашли, – заявила Тара.

Мистер Фалкирк расхохотался, но через некоторое время, вновь сделавшись серьезным, проговорил:

– Я даже представить себе не мог, что вы так быстро поймете, насколько опасной могла бы стать сложившаяся ситуация, не найди вы ей правдоподобного объяснения.

– Я знала, что именно этого вы хотите, – кивнула Тара, – и надеюсь, того же захочет и его светлость.

– Я тоже на это надеюсь, – тихо сказал мистер Фалкирк.

В тот же день поздно вечером, когда Тара думала, что герцог уже заснул, она тихонько подошла к камину, чтобы подбросить туда немного дров. Поворошив поленья, она обернулась и при свете пламени увидела, что герцог смотрит на нее широко раскрытыми глазами.

– Гектор сказал мне, что сегодня приходил старший Килдоннон, – проговорил он.

– Гектору не стоило тревожить вас всякими пустяками, – ответила Тара. – Важно, чтобы вы быстрее поправились, а если вы будете волноваться, вам опять может стать хуже.

– Зачем он приходил?

Немного помолчав, Тара ответила:

– Узнать, как ваше самочувствие.

– А еще зачем?

– Ему доложили, что кто-то выстрелил в вас возле пирамиды, и он решил, что это сделал кто-то из его сыновей.

– Но ведь так оно и было?

– Не знаю, я смотрела… в другую сторону.

– Вы хотите сказать, что не видели, кто нажал на спусковой крючок? – недоверчиво переспросил герцог.

– Я сказала старшему Килдоннону, что произошел несчастный случай. Что вы споткнулись, ударились головой о камень и ружье, которое вы взяли с собой, случайно выстрелило.

– Неужели он этому поверил?

– Он хотел поверить… точно так же, как и все мы этого хотим.

– И вы считаете, что я оставлю человека, совершившего такое гнусное покушение на мою жизнь, безнаказанным?

– Вам, конечно, не составит труда настроить Маккрейгов против Килдоннонов, – заметила Тара. – Но неужели вы и вправду желаете мести?

– А чего мне еще желать?

– Только не этого! Вы слишком умны и великодушны, чтобы унижать себя дурацкой местью ослепленному обидой мальчишке, хотя бы он и выстрелил в вас!

И, сцепив пальцы, Тара продолжала:

– Если вы начнете мстить, вражда между кланами будет длиться вечно. Мистер Фалкирк рассказал мне историю Маккрейгов. По-моему, ваши предки слишком много сражались и слишком мало размышляли.

Тара высказала наконец то, что думала. И только теперь, когда слова были произнесены, почувствовала, насколько они дерзки и оскорбительны. Со страхом взглянула она на герцога.

– Простите, ваша светлость, я не хотела вас обидеть, – робко проговорила она. – Просто я ужасно боюсь кровопролития, боюсь, что месть Килдоннонов вновь поставили вашу жизнь под угрозу. Не можете же вы повсюду ходить с оружием! Значит, в конце концов они добьются своей цели.

И, глубоко вздохнув, добавила:

– Тогда война будет продолжаться до тех пор, пока оба клана не перебьют друг друга. Если не ваше поколение, то следующее преуспеет в этом наверняка. Так зачем вам продолжать эту трагедию?

Герцог не ответил, и Тара, немного помолчав, закончила:

– Я не могла… посоветоваться с вашей светлостью о том… что мне говорить. Но мне почему-то казалось… что вам не хотелось бы, чтобы люди из вашего клана либо из клана Килдоннонов… узнали правду.

– Значит, вы предпочли бы, чтобы Роури Килдоннон оставался безнаказанным!

– Так вы знаете, что это он в вас стрелял?

– У него единственного из всего клана хватило бы мужества попытаться меня убить, – усмехнулся герцог.

– Когда Роури пришел сюда сегодня, он очень боялся, – проговорила Тара. – Боялся, что я выдам его, и того, что за этим последует. И старший Килдоннон был тоже напуган.

– И вы отослали их домой в счастливой уверенности, что меня не только ничего не стоит подстрелить, как куропатку, но и обвести вокруг пальца! – зло бросил герцог.

– Не думайте, что мне удалось обмануть их. Они прекрасно поняли, что произошло на самом деле, – сказала Тара. – А еще они пригласили нас с вами нанести им визит, когда вы поправитесь.

Помолчав, герцог переспросил:

– Нас с вами?

– Да. Он сказал именно так.

– У меня такое чувство, – медленно проговорил наконец герцог, – что вы. Тара, открываете новую главу в истории клана Маккрейгов.


Медленно, но с достоинством преодолел герцог коридор, ведущий в главный зал.

Мистер Фалкирк, войдя в зал первым, пододвинул поближе к двери удобное кресло, чтобы герцог мог сесть сразу же, как войдет.

Как только герцог устроился в кресле, к нему поспешил дворецкий с бокалом вина на серебряном подносе. Отпив глоток, герцог со вздохом посетовал:

– А я-то думал, что чувствую себя намного лучше.

– Когда после болезни встаешь с постели, всегда ощущаешь слабость, – заметил мистер Фалкирк. – Одеваешься и то с величайшим трудом!

Герцог улыбнулся.

– Спасибо за сочувствие, Фалкирк. Но меня просто злит, что я беспомощный, словно спеленатый младенец.

– Скоро силы снова вернутся к вам. Благодарите вашу жену за то, что она так преданно ухаживала за вами.

– Я прекрасно знаю, кого еще должен поблагодарить, – отозвался герцог. – Вас.

Мистер Фалкирк изумленно воззрился на него.

– Должно быть, вы чувствуете себя гораздо хуже, чем я предполагал, ваша светлость, если уж вздумали меня благодарить. Гораздо привычней, когда вы распекаете меня за мои упущения, даже если на самом деле они не мои, а ваши.

– Неужели я такое чудовище? – удивился герцог.

– Должен вас утешить: до вашего отца вам далеко, – ответил мистер Фалкирк.

Герцог расхохотался.

– У вас сногсшибательные комплименты. Не устаю повторять, Фалкирк, когда вы рядом, излишняя самонадеянность мне не грозит. Вы не спускаете мне мои промахи.

– И очень горжусь вашими успехами, – тихо заметил мистер Фалкирк.

Мужчины улыбнулись друг другу.

С давних пор, когда герцог был еще мальчишкой, мистер Фалкирк всегда приходил ему на помощь, подсказывал, как лучше поступить в той или иной ситуации, а когда требовалось, и защищал его.

Управляющий был гораздо ближе герцогу, чем кто-либо из его родственников, да и любил он его, признаться, гораздо больше.

В этот момент за дверью послышались голоса.

– Посетители! – воскликнул герцог. – Ради всего святого, Фалкирк, не пускайте их ко мне! Я никого не желаю видеть.

Мистер Фалкирк направился к двери, но было уже поздно. Дверь распахнулась, и на пороге возникла величественная фигура мужчины лет сорока, одетого в килт. И именно эта национальная одежда придавала его облику утонченную элегантность, которую невозможно было не оценить.

– Чарльз! – радостно воскликнул герцог.

– Привет, Герон, – поздоровался вновь прибывший. – Судя по сплетням, которые о тебе распускают, я ожидал увидеть тебя на смертном одре.

– Значит, все это вранье.

– Я и сам не поверил глупым россказням, и теперь очень этому рад. Но я вижу, рука у тебя в гипсе…

– Сейчас все расскажу. Но сначала, может быть, что-нибудь выпьешь? – спросил герцог. – Фалкирк, вы помните моего кузена Чарльза?

– А как же? – ответил мистер Фалкирк. – Рад видеть вас, милорд.

– А вы совсем не изменились, старый мошенник? Все еще работаете на этих деревенщин Маккрейгов? Я уже не раз говорил, если соберетесь от них уходить, у меня для вас всегда работа найдется.

Мистер Фалкирк улыбнулся старой шутке.

– У меня нехорошее предчувствие, милорд, что рядом с ними меня и похоронят.

– Ну, до этого еще далеко! – утешил его посетитель и подошел к герцогу.

– Ну, Герои, рассказывай, как поживаешь. О тебе по всей округе ходят самые невероятные слухи.

– Что еще за слухи? – спросил герцог.

– Во-первых, что Маргарет умерла.

– Это правда.

– Боже милостивый? А вчера, когда Я ехал к тебе, мне сказали, что ты опять женился.

– И это тоже правда.

– Значит, я приехал к тебе как раз вовремя. Я совершенно не в курсе твоих запутанных дел и настаиваю на том, чтобы ты посвятил меня во все подробности.

В этот момент дворецкий поднес ему бокал шампанского, и нежданный гость был вынужден прерваться.

– Жаль, что не виски, – заметил он… – Ну да ладно. Полагаю, мне нужно выпить за твое здоровье, Герон. Ты должен побыстрее поправиться, если собираешься поехать в Эдинбург.

– А зачем мне туда ехать?

– Боже правый! В этой глуши ты совсем отстал от жизни! К нам в Эдинбург прибывает король.

– Какой король?

– Король Англии, Шотландии, Ирландии и Уэльса! Какой же еще? Кстати, Герон, он отличный малый. Думаю, тебе он понравится.

– Дорогой мой Чарльз, если ты желаешь околачиваться при дворах, что ж, дело твое. А меня от всех этих помпезных церемоний тошнит! Да у меня и здесь дел полно!

– Как ты можешь так говорить?! Да ведь это поистине историческое событие! Его величество Георг IV первый король, который посетит Эдинбург с официальным визитом!

– Полагаю, потому-то ты и снизошел до визита ко мне.

– Его величество выслал меня вперед не для того, чтобы исследовать местность, а проследить за тем, чтобы ему была устроена торжественная встреча. Он обожает быть в центре внимания и требует, чтобы его встречали так, как приличествует его особе.

– Когда он приезжает?

– Пятнадцатого августа.

– Ну, тогда у меня еще в запасе пятнадцать дней, – заметил герцог. – Ты останешься в замке на выходные?

– Нет. Я должен вернуться в Эдинбург. Но я у тебя переночую.

– Отлично!

Мистер Фалкирк как раз собирался выйти из зала, когда герцог окликнул его:

– Граф Стратдрай остается на ночь. Позаботьтесь о его свите. Не сомневаюсь, что у дверей дожидается целая кавалькада.

Мистер Фалкирк улыбнулся.

– Не беспокойтесь, ваша светлость.

Граф Стратдрай откинулся на спинку кресла и, отпив глоток шампанского, проговорил:

– Я очень переживал за тебя, Герон.

– Почему? – удивился герцог.

– Потому что с самого начала чувствовал: женившись, ты совершаешь ошибку.

– Припоминаю, как ты был против этого брака!

– Все эти идеалистические прожекты хороши на бумаге, а на практике ничего хорошего из них не выходит. Ты ведь никогда не любил Маргарет, да и ее чувства по отношению к тебе ни для кого не были секретом.

– Думаю, я ошибся, решив, что, выйдя за меня замуж, она, как говорится, привыкнет.

– Многие женщины считали бы брак с тобой более чем терпимым. Все дело в том, что либо они выбирали тебя, либо ты их. И никто их тебе не навязывал. А вот Маргарет ее папаша повесил тебе на шею, сообразив, что таким образом улучшит дела своего нищего клана.

– Ладно, что было, то было! – отрезал герцог. – Маргарет больше нет!

Он произнес это настолько решительно, что граф бросил на него пристальный взгляд.

– Хорошо, оставим эту тему, – проговорил он. – Я не собираюсь лезть тебе в душу, а потому не стану выспрашивать ни о каких подробностях. Но ты сказал, что опять женился?

Прежде чем герцог успел ответить, дверь распахнулась и в зал вошла Тара.

Она вернулась из сада, где рвала цветы, чтобы украсить спальню герцога.

С корзиной, полной роз, в руках она на мгновение застыла на пороге. Волосы ее за последние три недели сильно отросли и ярко пламенели на фоне темной дубовой двери.

Глядя на герцога, сидящего в кресле у окна, изумленно-восторженным взглядом, Тара вскрикнула от радости, и крик этот звонким эхом пронесся по залу.

– Вы встали! Встали и оделись! Это просто замечательно! Как вы себя чувствуете? Надеюсь, не очень устали?

Она подбежала к мужу, не отрывая глаз от его лица, и только тогда заметила рядом с ним незнакомого мужчину.

– Я чувствую себя отлично, – отозвался герцог. – А теперь, Тара, позвольте представить вам моего кузена, графа Стратдрая. Чарльз, это моя жена Тара.

Граф, сидевший откинувшись на спинку кресла, выпрямился и с каким-то странным выражением молча уставился на Тару.

Видно было, что он поражен до глубины души.

– Добрый день, милорд. Тара присела в реверансе.

Граф не отвечая продолжал смотреть на нее. На лице Тары отразилось явное недоумение.

– Чарльз, я сказал: это моя жена, – прервал герцог неловкое молчание.

– Кто вы? – дрогнувшим голосом спросил наконец граф. – Как вас зовут?

Он произнес это таким тоном, что Тара недоуменно взглянула на него.

– Меня зовут Тара… А фамилии… у меня нет.

– Моя жена сирота, – поспешил внести ясность герцог. – Она приехала сюда из «Приюта неизвестных», который основала моя родная, а твоя двоюродная бабушка, герцогиня Генриетта.

Не слушая разъяснений герцога, граф обратился к Таре:

– Значит, фамилии у вас нет?

Тара решила, что странный посетитель довольно туп, если не способен с первого раза понять то, что ему говорят.

Чувствуя себя неловко под его пристальным взглядом, она обратилась к герцогу:

– Я не знала, что у вашей светлости гость. Разрешите я пойду поставлю в вашей комнате цветы.

– Да, конечно, – ответил герцог.

Тара повернулась было, чтобы идти, но граф Стратдрай схватил ее за руку:

– Нет, постойте! Я должен вам кое-что показать.

Он поспешно расстегнул жилет, а потом и рубашку. На голой груди Тара увидела медальон на тоненькой цепочке.

Граф, не снимая цепочки, протянул медальон Таре:

– Видите? Посмотрите хорошенько и скажите мне, кого вам напоминает этот портрет.

Тара послушно посмотрела на миниатюру.

Краски немного выцвели, но тем не менее легко можно было разглядеть, что на ней изображено очаровательное, окаймленное рыжеватыми волосами личико с голубыми глазами и темными пушистыми ресницами.

– Как вы думаете, на кого она похожа? – не отставал граф.

– Не знаю, – изумленно ответила Тара.

И внезапно ее осенило: да ведь это лицо как две капли воды похоже на ее!

Она все смотрела и смотрела на миниатюру, боясь произнести то, что думала.

– Сколько вам лет? – спросил граф.

– В этом месяце… исполнится восемнадцать.

– А в каком году вы родились?

– В 1804-м.

– Так я и знал! – воскликнул граф.

– Что, черт побери, здесь происходит? – раздраженно подал голос герцог. – Какое тебе дело до дня рождения моей жены, Чарльз?

Граф, глубоко вздохнув, расстегнул цепочку и протянул медальон герцогу.

– Взгляни! – проговорил он. Герцог взял у него из рук миниатюру.

– Ну и что?

– Неужели ты не видишь, как они похожи? – удивился граф.

– С Тарой? – спросил герцог. – Что ты хочешь этим сказать?

– То, что это портрет моей жены…

Герцог рот раскрыл от изумления.

– О какой жене ты говоришь, Чарльз? Ты ведь никогда не был женат!

– Это ты так считал, да и остальные мои родственники тоже, – ответил граф. – А на самом деле у меня не только была жена, Герон, но, оказывается, есть и дочь. И я наконец-то нашел ее!

Глава 6

Тара и герцог посмотрели на графа как на умалишенного.

Наконец герцог опомнился.

– О чем ты говоришь, Чарльз? Ничего не понимаю! – воскликнул он.

Граф не обращал на него никакого внимания. Глядя Таре прямо в глаза, он спросил:

– Почему вас назвали Тарой?

– У моей мамы на шее висел медальон, а на нем было выгравировано это имя.

– Где этот медальон?

Тара коснулась рукой шеи, и граф нетерпеливо попросил:

– Дайте мне посмотреть!

Тара вытащила медальон из-под белого воротничка платья и, сняв его через голову, положила в протянутую руку;

Граф взглянул на него, и глубокое волнение отразилось на его лице.

– Если вы откроете его, – проговорил он, – то увидите внутри прядь моих волос.

– Мне всегда… хотелось узнать… чьи это волосы, – едва слышно прошептала Тара. Граф медленно перевел на нее взгляд.

– Я дал этот медальон вашей маме, потому что не осмелился подарить ей обручальное кольцо, – объяснил он.

– Значит, она была… вашей женой? – вырвалось у Тары.

Она с трудом понимала, что происходит, но чувствовала, что что-то замечательное. Словно она вдруг оторвалась от земли и унеслась в залитое солнцем синее небо.

Она во все глаза смотрела на сидевшего перед ней мужчину с медальоном в руке, пытаясь уверить себя, что все это ей не снится.

– Может быть, Чарльз, ты все-таки расскажешь нам обо всем поподробнее? – спросил герцог. – Признаться, я просто ошарашен!

– Ничего удивительного! – ответил граф. – Мне и самому верится с трудом, что после того, как я долгие годы искал свою дочь, я нашел ее здесь, в твоем замке. Да еще, оказывается, она твоя жена!

– Значит… я и правда… ваша дочь? – прошептала Тара.

Граф протянул к ней руку.

– Подойди сюда и сядь, – срывающимся голосом проговорил он. – И я расскажу тебе все как было.

Рядом с его креслом стоял стул. Тара села на него, а граф, так и не выпустив ее руки из своей, словно желая убедиться в том, что его дочь, которую он так долго искал, здесь и никуда не собирается исчезать, начал свой обстоятельный рассказ.

– В 1803 году, за два месяца до моего дня рождения – мне тогда должен был исполниться двадцать один год, – я влюбился.

Голос его прозвучал настолько проникновенно, что Тара была глубоко тронута.

– Случилось это на балу в Карлтон-Хаусе, – продолжал граф, – где принц Уэльский познакомил меня с единственной женщиной, которую я любил.

– И ее звали… Тара? – прервала его Тара. Ей уже не терпелось услышать конец истории.

– Ее звали Тара Килдоннон, – ответил граф.

– Теперь я вспомнил, о ком ты говоришь! – воскликнул герцог. – Я видел ее однажды, когда был еще мальчишкой. Она мне показалась ослепительно красивой.

Граф еще крепче сжал Таре руку.

– Ты поразительно на нее похожа. Когда ты вошла в комнату, мне показалось, будто вернулось прошлое.

– Но она была из клана Килдоннонов, – заметил герцог.

– Да, – кивнул граф. – И теперь ты понимаешь, как мы страдали. Мы страстно любили друг друга, и никто и ничто не могло помешать нам принадлежать друг другу. Но мы не осмеливались открыться ни отцу Тары, ни моему отцу.

– В то время кланы Маккрейгов и Килдоннонов вели ожесточенную войну…

– Которая продолжалась и все последующие годы, – подхватил граф. – Это только ты, Герон, нашел в себе мужество открыто признаться, что хочешь жениться на девушке из клана Килдоннонов. Если бы я в свое время сказал отцу такое, он бы убил меня.

– И что же было дальше? – с любопытством расспрашивал герцог.

– Мы с Тарой встречались тайком, так, думаю, продолжалось бы и впредь, не возобновись война с Наполеоном.

– Ну да, в тот год перемирие закончилось, – пробормотал герцог.

– Сразу же после заявления о возобновлении военных действий наш полк направили в Индию. Нам надлежало соединиться с войсками губернатора, генерала лорда Уэллсли, армия которого вела бои с войсками неутомимых маратхов, обученных французами.

– Значит, вас послали в Индию! – воскликнула Тара.

– Мы подоспели как раз к сражению под Ласвари, одному из самых ожесточенных и кровопролитных в истории Индии.

Граф, помолчав, добавил:

– Стоит ли говорить, что все мысли мои были о той, что осталась дожидаться меня в Англии.

И по тону его Тара поняла: у графа сердце разрывалось от горя оттого, что ему пришлось уехать от женщины, которую он любил.

– И поскольку я боялся, что могу погибнуть в бою и больше никогда не увижу свою любимую, я упросил ее перед отплытием выйти за меня замуж. Мы договорились, что, когда я вернусь, мы непременно расскажем нашим родителям, что мы уже муж и жена, а там будь что будет. Тогда они уже не смогут нас разлучить. И мы тайно обвенчались. Венчание состоялось рано утром, а потом я отвез жену в отель, где мы провели вместе весь день.

Несколько секунд граф молчал, окунувшись в прошлое.

– В тот день я познал настоящее счастье. Думаю, Тара тоже была счастлива. Он опять замолчал.

– Но тебя отослали в Индию, – нетерпеливо подсказал ему герцог.

– Два дня спустя я отправился туда вместе со своим полком. Еще несколько блаженных часов провел я с Тарой, а потом, кляня проклятую службу на чем свет стоит, оставил свою любимую.

Тяжело вздохнув, граф продолжал:

– Помню, когда берег родной Англии скрылся из виду, я почувствовал такой укол ревности, что принялся горячо молить Бога о том, чтобы Тара меня не забыла и мы поскорее с ней встретились.

– И что случилось дальше? – спросил герцог.

– Целых три года не мог я вернуться в Англию, – ответил граф. – Потом мне улыбнулось счастье. Я был ранен в бою и комиссован. Но когда я наконец приехал домой, то узнал, что Тара исчезла.

– Как исчезла?! – поразился герцог.

– Я долго не мог выяснить, что произошло, ведь расспросить ее родителей было невозможно.

И, еще крепче сжав Таре руку, продолжал:

– Наконец я отыскал старенькую служанку, которая присматривала за Тарой, когда та была еще ребенком. Она рассказала мне, что через три месяца после того, как я уехал, Тара поняла, что у нее будет ребенок.

– И она ничего не сказала своим родителям? – спросил герцог.

– Как бы она сказала! – воскликнул граф чуть ли не со злостью. – Я же был Маккрейгом, не забывай! Кроме того, так же, как я боялся своего отца, Тара панически боялась своего. Какой же это был упрямый тупица и деспот! Впрочем, как и все Килдонноны!

Но тут же, спохватившись, граф улыбнулся Таре.

– Они были совсем не похожи на твою маму, красивую, милую и нежную.

– Как бы мне хотелось ее увидеть, – прошептала Тара.

– Она бы очень тебя любила, – заметил граф.

– Что же с ней случилось потом? – поторопил герцог, не позволяя графу отвлечься от темы разговора.

– Тара сбежала из дома с Майри, своей старой служанкой. Они сняли квартиру, где могли жить спокойно, не опасаясь, что их кто-нибудь узнает. Видимо, Тара не один раз писала мне о том, что произошло, однако я не получил ни одного письма.

В голосе его звучала боль, однако, с трудом взяв себя в руки, он продолжал:

– Однажды, как рассказала мне Майри, Тара отправилась за покупками. Оставалось меньше месяца до того, как ребенок должен был появиться на свет, и Майри просила, чтобы Тара была очень осторожна. Больше служанка ее никогда не видела.

– С ней произошло несчастье, – вмешалась Тара. – Миссис Бэрроуфилд рассказала мне, что мою маму сбила коляска, переехала ее и даже не остановилась. Маму отнесли в приют, там я и родилась.

– Так вот оно что! – воскликнул граф. – А я-то обошел в Лондоне все больницы в надежде найти хоть какое-нибудь упоминание о твоем рождении.

– Мама так и не пришла в сознание, – продолжала Тара. – И ни врач, ни кто-либо в приюте не знали, кто она.

– А у нее был на шее этот медальон? – спросил граф, по-прежнему сжимая в руке золотую вещицу.

– Но у нее не было… обручального кольца.

– Я побоялся подарить твоей маме обручальное кольцо, – объяснил граф. – Она и медальон-то с трудом взяла, опасаясь, что, как ни прячь, отец или мать однажды могут обнаружить его.

– Значит… я не… незаконнорожденная? – едва слышно прошептала Тара, однако граф ее услышал.

– Конечно, нет! – воскликнул он. – Ты моя дочь, рожденная в законном браке женщиной, которую я любил больше всего на свете.

– Как же я рада! – У Тары срывался голос от счастья.

– Расскажи мне о себе, – попросил граф, – Целых восемнадцать лет потратил я на твои поиски, и теперь мне хочется узнать о тебе все.

– Я совсем недавно попала сюда из приюта, – ответила Тара. – Воспитанников приюта отдают куда-нибудь в услужение, когда им исполняется двенадцать лет. Но хозяйка решила, что я хорошо умею ухаживать за малышами. Вот меня и оставили.

– И ты никогда никуда из приюта не выезжала?

– Первый раз я уехала оттуда вместе с мистером Фалкирком, который по приказу герцога привез меня в замок.

– Вот этого-то я в толк взять не могу. Зачем ты понадобилась герцогу?

Герцог хранил молчание. Но, видя, что граф явно ждет от него ответа, медленно проговорил:

– Килдонноны выбрали для меня в жены Маргарет, но после ее смерти я сам решил выбрать себе жену!

– Значит, то, что я слышал, и в самом деле правда! – воскликнул граф. – Ты хотел им отомстить, поэтому и привез Тару в замок! Потому-то она до сих пор ходит в этом сиротском одеянии!

B его голосе звучала такая злость, что Тара поспешила заступиться за герцога:

– Пожалуйста, не сердитесь! Это очень хорошо, что меня сюда привезли, иначе кто бы ухаживал за его светлостью, когда его ранили?

– Насколько мне известно, ты пострадал в результате несчастного случая, – презрительно бросил граф.

Герцог лишь крепче сжал губы.

– Это я выдумала… про несчастный случай, – ответила за него Тара. – Я не хотела… чтобы Маккрейги стали мстить за своего вождя. А это непременно бы произошло, если бы они узнали, кто ранил его светлость.

Граф с улыбкой взглянул на дочь.

– Теперь все понятно, – заметил он. – Точно так же поступила бы и твоя мама. Ей было ненавистно то, что наши кланы постоянно воевали друг с другом. Войны она считала занятием жестоким и отвратительным. А после того, как она полюбила меня, она поняла, что Маккрейги могут быть совсем не такими, как ей постоянно втолковывали.

– Если я… ваша дочь, – задумчиво проговорила Тара, – у меня теперь… есть фамилия.

– Конечно, есть! – отозвался граф. – Ты леди Тара Маккрейг!

Тара посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

– Неужели это…и в самом деле… правда?

– Твоя фамилия Маккрейг, точно такая же, как у меня и у твоего мужа.

– Но мама моя носила фамилию Килдоннон.

– Обычно детям дают фамилию отца. И в то же время вряд ли ты будешь когда-либо ненавидеть Килдоннонов и пытаться причинить им зло, ведь их кровь тоже течет у тебя в жилах.

– Значит… у меня есть… семья! – восторженно воскликнула Тара, и глаза у нее засияли. – Все никак не могу в это поверить!

– Ну конечно, есть! – подтвердил граф. – А теперь мне очень хотелось бы поцеловать свою дочь, Ты даже представить себе не можешь, как часто я об этом мечтал.

С этими словами, он обнял Тару, притянул к себе и расцеловал в обе щеки.

– Какая же ты худенькая, – заметил он, – Тебя что, в приюте не кормили?

– Кормили, только не очень хорошо, – призналась Тара.

Граф бросил поверх ее головы яростный взгляд на герцога:

– Я всегда считал, что этот приют принадлежит нашей семье.

– Как рассказали мне мистер Фалкирк с Тарой, после смерти моей матери про приют все как-то забыли, и дела там пришли в упадок, – ответил герцог. – Но я уже отдал все необходимые распоряжения.

– Очень на это надеюсь! – воскликнул граф. – А вот о ком ты забыл, Герон, так это о моей дочери! Иначе она наверняка была бы одета не так, как сейчас.

И, помолчав, продолжал:

– Думаю, ты не будешь возражать, если завтра я заберу ее с собой в Эдинбург. Надо будет одеть ее так, как подобает твоей жене, и представить королю.

Тара изумленно взглянула на него:

– Меня… представят… королю?!

Она замолчала, не в силах вымолвить ни слова.

– Ты теперь герцогиня Аркрейджская, значит, это непременно нужно сделать! – пояснил граф. – А поскольку король мой хороший друг, думаю, ему будет интересно с тобой познакомиться.

– Это какое-то чудо! – воскликнула Тара. – Только бы мне… удалось вести себя так… чтобы вам не пришлось за меня краснеть.

– Не волнуйся, – успокоил ее граф. – Я за тобой присмотрю. Да и моя мать, которая сейчас находится в Эдинбурге, тоже.

Лицо Тары так и просияло. Внезапно вспомнив, что у нее есть муж, она взволнованно обратилась к нему:

– Вы разрешите мне… поехать? Ну пожалуйста, ваша светлость!

Герцог хмуро глянул на нее – точно так же он смотрел во время их первой встречи.

– Почему же нет? – холодно бросил он. – Вас ведь здесь ничто не держит.


Тара в изумлении стояла перед зеркалом. Неужели это она, жалкая, несчастная, худющая девчонка, из последних сил старавшаяся навести в приюте порядок и время от времени падавшая в обморок от недоедания?! Да быть того не может!

Из зеркала на нее глядела красивая девушка в великолепном белом атласном платье, богато отделанном кружевами. Его выбрала для Тары бабушка, а старенькое штопаное-перештопаное сиротское платьице было немедленно выброшено, как только Тара с отцом прибыли в Эдинбург.

Над ее прической трудился искусный парикмахер, и несколько служанок терпеливо ждали, когда с прической будет покончено, чтобы надеть ей на голову обруч с бриллиантами.

К нему прикреплялись три белых пера, символ принца Уэльского.

В этом наряде Таре предстояло появиться в гостиной дворца Холируд-Хауса, где ее должны были представить королю.

15 августа монарх на «Короле Георге» прибыл в Лейт, и Тара почувствовала, что и ее не обошло всеобщее возбуждение, охватившее весь Эдинбург.

Позабыты были извечные нелюбовь и недоверие шотландцев к англичанам, предана забвению жестокая расправа, которую учинил над шотландцами ненавистный герцог Камберлендский после победы в Сражении при Каллодене.

Все, от бедняков до знати, горели желанием приветствовать первого после Карла II английского короля, который посетил Шотландию с официальным визитом.

Тара еще не успела толком рассмотреть город, поскольку сразу же после приезда за нее взялись портнихи.

Они заявились в дом бабушки, причем число их с каждым днем все возрастало, пока наконец Тара не пришла к выводу, что нет ничего утомительнее, чем часами стоять по стойке смирно, пока тебя обряжают то в одно платье, то в другое.

Впрочем, результат превзошел самые радужные ожидания, и все ее муки были тут же позабыты.

С каждым днем Тара становилась все увереннее в себе. В немалой степени этому способствовали разительная перемена в ее облике и переполнявшее ее счастье – оттого что все так по-доброму относились к ней.

Ей казалось, что она полюбила отца с той минуты, когда впервые увидела его,

Пока они, держась за руки, ехали в Эдинбург, он рассказывал Таре то о своем детстве, то о ее маме, и она была настолько счастлива, что ей хотелось без конца благодарить Бога за то, что она наконец обрела семью.

Как же замечательно было знать, что у нее теперь есть бабушка и многочисленные кузины! Их сердечность позволила чувствовать себя с ними легко и непринужденно,

Только поздно вечером вспомнила она наконец о герцоге и встревожилась: не беспокоят ли его раны, не болит ли голова.

Таре до сих пор было обидно, оттого что он без сожаления отпустил ее, не сказав ни слова благодарности за то, что она ухаживала за ним во время болезни.

Нельзя сказать, чтобы Тара так уж жаждала этих слов, к благодарности она не привыкла, однако в тот вечер в замке герцог вел себя так, словно ненавидит ее, словно ничего не изменилось с тех пор, как она впервые приехала в замок.

Иногда, просыпаясь среди ночи, Тара вспоминала, как она прижимала раненого герцога к груди и растирала ему лоб, пытаясь унять боль. Тогда она совсем не боялась герцога, он был для нее не могущественным вождем клана, а маленьким мальчиком, который сильно расшибся и которого надо приласкать и утешить.

«Интересно, понравилась бы я сейчас герцогу?» – спрашивала себя Тара, смотрясь в зеркало.

И уныло думала, что скорее всего так и останется для него девчонкой из приюта, которую он использовал в качестве инструмента для мщения,

– А герцог приедет в Эдинбург на торжества? – сотни раз на дню спрашивали Тару.

– Думаю, для этого он еще недостаточно выздоровел, – отвечала она.

– Он что, болел?

– С ним произошел несчастный случай, однако, я надеюсь, скоро он поправится и приедет в Эдинбург.

Очень быстро она научилась уходить от нежелательных расспросов и вести непринужденные разговоры, что, как ей казалось, должно вызвать одобрение отца.

– Должно быть, твоя мама была красавица, – говорили ей кузины. – Мы никак понять не могли, почему Чарльз так никогда и не женился, ведь за ним увивалось столько хорошеньких женщин. Но, видимо, все эти годы сердце его оставалось с той, что была его первой любовью.

«Как, наверное, хорошо, когда тебя так любят», – думала Тара.

Как ни приятно ей было внимание новых родственников, какие бы теплые чувства она к ним ни испытывала, этого ей было мало. Ей не хватало любви. Такой, какую испытывала ее мама к отцу, а он к ней.

«Какая же она была храбрая! – восхищалась Тара. – Бросила вызов своему клану, воевавшему против клана Маккрейгов. Если бы мама осталась жива, быть может, ей удалось бы остановить эту ужасную войну».

И Тара горестно вздохнула.

Как странно все-таки устроена жизнь! Должна была погибнуть мама, чтобы судьба самой Тары сложилась так, как она сложилась, – начиная с сиротского приюта и кончая неожиданной свадьбой с герцогом.

«Как же мне все-таки повезло! – размышляла Тара. – Ведь меня могли бы отдать кому-то в услужение, и этот человек мог жестоко со мной обращаться, а могло случиться так, что я бы оставалась в приюте до конца дней, пока бы не умерла от непосильного труда и недоедания. А вместо этого я сижу в Эдинбурге, разодетая, словно принцесса из сказки, и через час бабушка представит меня его величеству королю Георгу IV».

Вдовствующая герцогиня в вечернем туалете из золотистой парчи выглядела весьма достойно. Шлейф ее платья был отделан золотой бахромой, прическу украшала великолепная тиара, усеянная жемчугом и бриллиантами.

Однако самое глубокое впечатление произвел на Тару отец. Лишь один человек казался Таре более величественным в полном одеянии Маккрейгов, чем граф. И человеком этим был ее муж.

Всю дорогу до дворца Холируд-Хаус она не переставая думала о том, как было бы хорошо, если бы герцог ехал сейчас с ними.

Прием должен был начаться в два часа дня и продолжаться до половины четвертого.

Граф сообщил дочери, что честь быть представленными его величеству оказана не менее чем тремстам дамам, и все они должны прибыть во дворец до его приезда.

В Эдинбург Георг IV прибыл, облаченный в фельдмаршальскую форму, в сопровождении почетного эскорта из воинов Шотландской национальной гвардии. Остановился король во дворце Далкейт вместе с молодым герцогом, которому было всего шестнадцать лет.

Дворец охраняли королевские лучники. Казалось, они стоят на каждом углу.

Гостиная в Холируд-Хаусе, где проходил прием, поражала своим великолепием, однако роскошь убранства затмевали туалеты присутствующих здесь дам: дорогие наряды из парчи, атласа и бархата, восхитительные тиары, усыпанные бриллиантами, жемчугами и сапфирами и украшенные перьями, – все поражало взор.

Когда пришел черед Тары быть представленной королю, она вдруг почувствовала, что дрожит от страха, однако графиня ободряюще улыбнулась ей и сказала:

– Красивее тебя здесь никого нет. И я с такой же радостью представила бы его величеству твою мать, как представляю сейчас тебя.

Тара помнила, скольких трудов ей стоило научиться правильно делать реверанс, но ей и в голову не могло прийти, насколько она грациозна от природы, как хороши ее огненные волосы, украшенные обручем с бриллиантами. А между тем все присутствующие не сводили с нее восхищенных глаз.

Но вот то, что ее появление на приеме в качестве новоиспеченной герцогини Аркрейджской стало для собравшихся настоящей сенсацией, – это Тара, будучи девушкой смышленой, поняла сразу.

Позже отец рассказал ей, что и не ожидал услышать в адрес своей дочери столько комплиментов.

И только когда прием закончился и они возвращались домой, Тара вспомнила о герцоге и в очередной раз пожалела, что его не было с нею рядом во дворце.

Пока служанки не пришли помочь ей раздеться, Тара еще раз полюбовалась в зеркале своим элегантным нарядом: платье с белым атласным шлейфом, отделанным кружевом, было просто великолепно, да и перья в прическе под стать ему.

За последний месяц волосы у Тары сильно отросли, впрочем, парикмахер соорудил ей такую прическу, что никто никогда не догадался бы, какой они длины на самом деле.

Внезапно Таре почудилось, что из зеркала на нее смотрит та приютская девчонка, какой она была совсем недавно: в уродливом сером чепце, бесформенном сером платьице с белым воротничком и тяжелой черной накидке, возвещавших графу и миру о том, что обладательница этих вещей является объектом благотворительности.

«Я должна забыть об этом! Все это в прошлом, так зачем мне заглядывать в него?» – твердила она самой себе.

Но вот забудет ли когда-нибудь о ее прошлом герцог? Этот мучительный вопрос так и оставался без ответа.

После королевского приема все дни были заполнены торжествами, устроенными в честь его величества.

Когда пышная королевская процессия двигалась к замку, со всей округи стекались толпы людей поглазеть на невиданное зрелище и послушать военные марши.

Тара целыми днями могла теперь наслаждаться звуками волынки, и, надо сказать, они заставляли ее сердце биться так же сильно, как и в тот день, когда она услышала их впервые.

Теперь она точно знала: интуиция, подсказавшая ей сразу по приезде в Шотландию, что она вернулась на родину и потому национальная музыка так волнует ее, не обманула.

23 августа граф взял ее с собой на грандиозный кавалерийский парад, который состоялся на Портобелло-Сэндз.

Помимо шотландской кавалерии числом не менее трех тысяч, Тара получила возможность лицезреть королевских лучников, членов Кельтского общества и представителей кланов.

Как же ей хотелось, когда они, чеканя шаг, проходили мимо короля, чтобы герцог возглавлял клан Маккрейгов, так же, как герцог Аргайльский вел за собой клан Кэмпбеллов.

Словно прочитав ее мысли, граф проговорил:

– Герону следовало быть здесь. Я обязан был настоять на том, чтобы он приехал.

– Думаю, он и в самом деле плохо себя чувствовал, – заступилась за мужа Тара.

– До этой проклятой женитьбы на Маргарет он приехал бы обязательно, даже если бы для этого пришлось встать со смертного одра! – раздраженно бросил граф.

И, почувствовав, что проявил бестактность, поспешил извиниться;

– Прости, если тебе неприятно это слышать.

– Ну что вы! – отозвалась Тара. – После того, что произошло, он ненавидит Килдоннонов еще сильнее, но, по-моему, эта ненависть приносит ему только зло.

– Ты совершенно права, – согласился граф. – Ненависть Маккрейгов к Килдоннонам помешала моему счастью с твоей мамой, и мне невыносима даже мысль о том, что и тебе приходится страдать от предрассудков, порожденных этой бессмысленной враждой.

Тара тихонько вздохнула:

– Я тоже этого боюсь, отец. Может, вы поговорите с герцогом и попробуете убедить его, что на прошлом должно поставить крест, нужно думать о будущем.

– Непременно поговорю, – пообещал граф.

– Мне всегда очень хотелось помогать тем, кто живет в нищете, и тем, кто несчастен, – заметила Тара. – Наверное, теперь, когда выяснилось, что я ваша дочь, мне проще будет это делать. Раз мама принадлежала к клану Килдоннонов, быть может, им будет легче смириться с тем, что я стала женой герцога.

– По-моему, Килдонноны будут просто в восторге, когда узнают, что молодая герцогиня Аркрейджская их кровная родственница, – улыбнулся граф. – И вот что я тебе еще скажу: хорошо, что твой дедушка со стороны Маккрейгов до этого не дожил.

– Я очень рада, что мне не придется с ним встретиться.

– Я тоже, – признался граф, и оба они рассмеялись.

Но перед тем как заснуть, Тара долго думала об этом разговоре.

Самым грандиозным развлечением из тех, что устраивались в честь короля, должен был стать бал, приуроченный к концу визита.

Шотландские пэры были полны решимости развлечь его величество так, чтобы празднество запомнилось ему на всю жизнь. Но ни в одном из замков не оказалось танцевального зала подходящего размера, и решено было провести бал во дворце на Джордж-стрит, огромном здании с двумя залами и бесчисленной чередой комнат – для танцев, карточной игры и чаепитий.

Жены пэров, с которыми Тару познакомили отец и бабушка, все уши ей прожужжали об этом из ряда вон выходящем мероприятии.

– Это будет самое грандиозное зрелище, какое когда-либо видела Шотландия! – восторженно восклицала графиня Элгинская.

– Если уж оно оставит его величество равнодушным, значит, его ничем не удивить, – вторила маркиза Куинсберри.

– Уверяю вас, его величество с нетерпением ждет этого бала, – поспешил успокоить их граф. Оставшись с Тарой наедине, он заметил:

– А уж как я его жду, дорогая! Ведь в этот вечер у тебя будет возможность поговорить с королем, и я представлю тебя всем моим друзьям. Я очень горжусь своей дочерью.

– Вы так добры ко мне, отец!

Граф, обняв Тару, притянул ее к себе и поцеловал.

– Я бесконечно счастлив, что нашел тебя. Ты ведь тоже рада, что мы теперь вместе, правда?

– Я даже передать не могу, что это для меня значит. – У Тары дрогнул голос. – Я привыкла придумывать себе разные истории про своего отца, ко то, что он такой важный и знатный господин, мне и присниться не могло.

Граф, расхохотавшись, снова поцеловал ее.

– Ты забываешь, что ты теперь герцогиня Аркрейджская, следовательно, и сама особа весьма почтенная.

По лицу Тары пробежала тень.

– Молю Бога, чтобы жизнь у тебя сложилась счастливо, моя хорошая, – тихо добавил он. – Мне всегда нравился Герон, еще когда он был мальчишкой. У него масса достоинств. Он прирожденный предводитель и вождь клана, и Маккрейги по праву гордятся им.

Он помолчал.

– Но, по-моему, герцог пока не знает, что такое любовь.

– Вот и мистер Фалкирк говорит, что герцог никогда по-настоящему не был влюблен, – согласилась Тара.

– Думаю, это действительно так, – ответил граф. – Но никогда не поверю, что можно долго находиться под одной крышей с тобой, дорогая моя доченька, и не влюбиться.

Может, Тара и усомнилась бы в его словах, если бы она сама не замечала, сколько молодых людей вьется вокруг нее, следуя по пятам и расточая цветистые комплименты.

Тара быстро научилась распознавать восхищенный блеск в их глазах, он давал ей такую уверенность в себе, какой она никогда прежде не испытывала.

Но, возвращаясь домой, раскрасневшаяся, с сияющими глазами, глядя на себя в зеркало, Тара внезапно вспоминала суровый взгляд мужа.

И ей было страшно: что ждет ее впереди?


Вечером накануне бала Тара рано отправилась к себе. После ванны с мягкой торфяной водой, пахнувшей цветами, служанки нарядили ее в роскошное платье, подаренное отцом специально для этого бала.

Оно было серебристо-белое, поскольку белый цвет, по мнению графа, выгодно подчеркивал цвет волос дочери.

Казалось, вокруг нее струится лунный свет, и Тара в который раз пожалела, что герцог ее не видит.

Ей очень шла новая прическа.

– Вы должны отрастить волосы подлиннее, ваша светлость, – заметил парикмахер. – Не представляю, зачем вы позволили, чтобы их так коротко остригли.

И ворчливо добавил:

– Но все равно они великолепны. Держу пари, красивее вашей светлости на балу никого не сыщется.

– Спасибо, – улыбнулась Тара. Когда парикмахер вышел, она взглянула на украшения, лежавшие на туалетном столике.

Их одолжила Таре бабушка. (Сама графиня по торжественным случаям носила тиару.)

Хотя Тара уже надевала обруч, когда ее представляли королю, за неимением ничего другого приходилось снова им воспользоваться.

Взяв обруч в руки, Тара попросила служанок помочь надеть его. В этот момент в дверь постучали. Тара еще не успела ничего ответить, как кто-то, не дожидаясь приглашения, вошел в комнату.

Решив, что это отец, Тара не оборачиваясь проговорила:

– Я уже готова, папа.

Но, увидев отражение в зеркале, так и застыла. У нее мелькнула мысль, что это наваждение. Тара резко обернулась – за спиной стоял герцог.

– Ваша… светлость!

Герцог не ответил, и она, бросившись к нему, быстро заговорила, запинаясь на каждом слове:

– Я совсем… не ожидала… что вы… приедете… Но как же я рада… что вы… здесь! Как вы себя чувствуете? Рука не беспокоит… вас? Надеюсь… вы не очень устали… после столь… долгого… путешествия?

– Я чувствую себя абсолютно нормально, Тара, – отозвался герцог. – Я привез вам драгоценности, которые вы должны сегодня надеть.

Только сейчас Тара заметила, что герцог протягивает ей какие-то кожаные коробки, и машинально взяла их у него из рук.

– Драгоценности? – растерянно переспросила она.

– Изумруды Аркрейджей. Они уже несколько веков принадлежат нашей семье, – ответил герцог. – Думаю, с ними ваш туалет только выиграет.

– Я в этом… не сомневаюсь, – поспешила заверить Тара. – А вы… пойдете… на бал?

– Я намереваюсь сопровождать вас,– холодно проговорил герцог, и у Тары появилось ощущение, что он сильно чем-то раздражен.

Служанки вышли из комнаты, оставив их вдвоем, и Тара, почувствовав себя немного смелее, заговорила:

– Я так рада… что вы передумали… и приехали в Эдинбург. Я часто… вспоминала о вас… и мне так хотелось… чтобы вы были… здесь.

Ей показалось, что герцог взглянул на нее с недоверием.

– Я считаю своим долгом засвидетельствовать королю свое почтение.

– Папа будет очень рад. Он не раз говорил мне, что вы с королем непременно понравитесь друг другу.

И, поскольку герцог ничего на это не ответил, обеспокоенно спросила:

– Вы и правда… совершенно уверены… что в состоянии выдержать… сегодняшнее… торжество?

– Совершенно уверен! – отрезал герцог. – И вообще, долг есть долг, и я обязан его выполнить! Как я понимаю, сегодня вечером все празднования завершатся, так что завтра я забираю вас с собой.

И, повернувшись, он вышел из комнаты так же неожиданно, как и вошел. А Тара все стояла и смотрела ему вслед.

И никак не могла разобраться в своих чувствах.

Знала лишь, что страстно желала, чтобы он приехал, и желание ее осуществилось!

Боясь опоздать на бал, Тара позвонила служанкам и принялась лихорадочно открывать шкатулки с драгоценностями.

Изумруды Аркрейджей оказались выше всяческих похвал, и Тара нисколько не сомневалась, что в этом наряде затмит всех дам, приглашенных на бал.

И в то же время она не могла не думать, каких баснословных денег стоят эти безделушки: продав всего лишь один камешек из ожерелья, наверняка можно было бы досыта кормить приютских детей в течение многих месяцев, а то и лет.

Лишь вспомнив, что герцог разрешил ей, когда они поедут в Лондон, подарить детям игрушки, она немного успокоилась.

– Теперь я начинаю понимать, что я и в самом деле герцогиня Аркрейджская, – произнесла она вслух, – а потому очень многое могу сделать для приюта.

И Тара тут же начала прикидывать, чего в приюте не хватает, что нужно сделать прежде всего: во-первых, купить кровати, во-вторых, заменить прогнившие полы, в-третьих, приобрести кухонную утварь, и прочее, и прочее…

Внезапно спохватившись, Тара с ужасом взглянула на шкатулки – и половина еще не раскрыта, а в любую минуту могут прийти муж, бабушка или отец, чтобы везти ее во дворец.

Как выяснилось позже, у Тары мало что осталось в памяти об этом бале, разве только бело-золотые стены зала и трон, задрапированный чем-то темно-красным.

Вокруг трона теснились многочисленные банкетки. Шотландская знать из кожи вон лезла, чтобы обратить на себя внимание короля.

Хотя отец вновь представил Тару его величеству и он радушно побеседовал с ней, мыслями она постоянно была с герцогом.

Граф настоял, чтобы Тара станцевала рил, шотландский танец, которому она училась вечерами перед приездом короля.

Тара вихрем неслась по залу и думала только об одном: смотрит ли на нее герцог, знает ли, сколько молодых людей оспаривали друг у друга право танцевать с ней.

Когда все они возвращались в карете в дом графини, отец любящим голосом произнес:

– Ты знаешь, моя девочка, сегодня все тобою восхищались. Даже его величество сказал, что ты красавица и самая очаровательная девушка на этом балу.

– Спасибо. – Тара порывисто обняла его.

– Ты должен гордиться своей женой, Герон, – заметила графиня. – Весь Эдинбург сошелся во мнении, что она необыкновенная красавица.

– Я в этом не сомневался, – холодно ответил герцог.

Рано утром они двинулись в обратный путь. Тара очень удивилась, что отец не сделал ни малейшей попытки задержать ее в Эдинбурге, однако он объяснил, почему так поступает:

– Герон твой муж, девочка моя, и, если он хочет, чтобы ты возвращалась домой, ты должна ему повиноваться.

– Когда я снова вас увижу? – грустно спросила Тара.

– Гораздо раньше, чем ты думаешь, – ответил граф. – Правда, мне предстоит сопровождать его величество, который возвращается в Англию морем, но при первой же возможности я вернусь в Шотландию и непременно остановлюсь в замке твоего мужа, пригласит он меня или нет!

– Ну конечно, пригласит!

– Не уверен. Вполне вероятно, что ему захочется побыть с тобой наедине.

Тара не ответила.

Она подозревала, что герцог не только не желает оставаться с ней наедине, но и предпочел бы, чтобы она вообще находилась где-нибудь подальше.

Но в то же время он настоял, чтобы она возвращалась с ним. Впрочем, Тара быстро нашла этому объяснение: видимо, в Эдинбурге уже принялись судачить о том, почему это молодая жена так долго живет в городе одна, без мужа.

Сам же герцог не говорил ей, зачем везет обратно в замок, а спросить Тара боялась, и оставалось только гадать.

Поскольку багажа у нее набралось порядочно, Тара не удивилась, увидев у дома, графини две кареты.

Но вот чего она никак не ожидала увидеть, так это лошадь для герцога.

– Но вы не можете ехать верхом! – в ужасе воскликнула она. – Ведь вы еще не окончательно выздоровели! Врач предписал вам в течение нескольких месяцев как можно меньше двигаться.

– А я хочу ехать верхом, и поеду! – отрезал герцог. – Чтобы я всю дорогу трясся в карете?! Не бывать этому!

– Но вы же устанете! – пыталась уговорить его Тара.

Тщетно. Не ответив, герцог попросту отвернулся от нее и начал прощаться с графиней и графом.

– Ты так мало у нас погостил, – заметил граф, – что у меня даже не было времени поздравить тебя с женитьбой и придумать, какой свадебный подарок сделать своему зятю.

– Ты и так был чересчур щедр к моей жене, – ответил герцог, бросив взгляд на гору сундуков, которые слуги как раз пытались разместить на крыше второй кареты.

– Это подарки моей дочери, – внес ясность граф. – Нужно придумать, что бы такое пригодилось и тебе, и ей. Вот над чем я буду ломать голову в перерывах между приступами морской болезни на «Короле Георге»!

Мужчины расхохотались. Всласть посмеявшись, граф обнял Тару и притянул ее к себе.

– Если бы ты только знала, дорогая моя доченька, что для меня значит отыскать тебя! – проговорил он. – Мне столько всего хочется пожелать тебе, но самое главное – быть счастливой.

– Я постараюсь, – ответила Тара.

Она знала: отец догадывается о трудностях, существующих между ней и герцогом. Сидя в карете и чувствуя себя одинокой и глубоко несчастной, она махала отцу и бабушке до тех пор, пока они не скрылись из виду.

Герцог умчался вперед на своем коне, и Тара, наблюдая за ним из окна, подумала, что он держится в седле безукоризненно.

«Какой же он красивый! – размышляла она.– Папа прав: именно таким и должен быть настоящий вождь».

И тут же ей послышалось, как некий голос издевательски произнес: «бессердечный вождь».

«После того что произошло после его первой женитьбы, он просто боится любить», – пыталась оправдать его Тара.

И в то же время она не сомневалась, что при желании герцог может заставить быстрее биться сердце любой женщины – уже потому лишь, что хорош собой и вообще личность замечательная.

– Как жаль, что я так мало знаю жизнь и совсем не знаю мужчин, – пробормотала Тара.

Когда мужчины в Эдинбурге рассыпались перед ней в любезностях, она, смущаясь, думала о том, что отдала бы все их комплименты за одно ласковое слово герцога.

«Он мой муж, и я хочу ему нравиться, хочу, чтобы он мною восхищался, хочу, чтобы считал меня красивой!»

Она все смотрела на него в раскрытое окно, размышляя о том, что даже в многолюдном Эдинбурге ей не встретился человек, который бы восхищал ее больше, чем герцог.

Прошлым вечером, когда он принес ей драгоценности для бала, сердце затрепетало у Тары в груди, радостью наполнилось все ее существо. Казалось, в комнате сразу стало светлее. Кто еще, кроме герцога, способен был заставить ее испытать такие чувства?

Стоило увидеть в зеркале его отражение, как тут же перехватило дыхание.

«Это от неожиданности», – попыталась она найти себе оправдание, в глубине души понимая, что все обстоит не совсем так.

Весь прошлый вечер Тара кожей ощущала присутствие герцога. Он здесь, в зале, – и ей уже не до льстивых речей партнеров по танцам, не до танцев вообще.

Когда она разговаривала с королем, герцог стоял тут же, рядом.

Тара дорого дала бы, чтобы узнать, одобряет ли он то, что она говорит, восхищается ли ею, как восхищался ею король.

Все, что происходило с Тарой в Эдинбурге, было похоже на сказку, но прошлый вечер оказался особенным.

И прежде всего потому, что с ней был герцог, а в его присутствии все происходящее ощущалось ею гораздо острее.

Герцога разместили в соседней комнате, и, когда Тара отправилась спать, ей очень хотелось попросить у него разрешения взглянуть на его рану и, если потребуется, сменить повязку.

Но, когда они вместе поднимались по лестнице, он ей этого не предложил, а сама Тара ничего сказать не осмелилась. И через несколько секунд после того, как она закрыла за собой дверь, решительно захлопнулась дверь в комнату герцога.

И звук этот, казалось, разъединил их еще более категорично, чем кирпичная стена.

– Я его жена! – пыталась себя успокоить Тара, но на душе словно камень лежал.

Она догадывалась, что не только тревогой за здоровье герцога объяснялось ее желание зайти к нему, как было тогда, когда его ранили.

Ей хотелось побыть с ним наедине, поговорить с ним…

Карета стремительно удалялась от Эдинбурга, и Тара откинулась на спинку сиденья, наслаждаясь быстрой ездой по ровной дороге.

Ночь им предстояло провести на постоялом дворе. Когда они наконец добрались до него, Тара уже с ног валилась от усталости: бал закончился поздно, и она почти не отдохнула перед дорогой.

Постоялый двор оказался не таким богатым, как те, на которых они останавливались с мистером Фалкирком по дороге из Лондона, но довольно уютным.

Должно быть, герцог по пути в Эдинбург предупредил хозяина, когда его ждать обратно, и для дорогих гостей подготовили отдельную гостиную.

Когда Тара, умывшись и переодевшись, сошла вниз, герцог уже ждал ее.

– Вы, наверное, очень устали, – забеспокоилась она. – По-моему, вам еще рано садиться в седло.

– Я устал, конечно, но не очень, – признался герцог. – Да и завтра вечером мы уже будем дома.

– Может быть, завтра вы поедете со мной в карете? – робко спросила Тара.

И, едва успев задать вопрос, поняла, что предлагает ему сесть в карету не только потому, что беспокоится о его здоровье, но и оттого, что ей просто хочется побыть с ним рядом.

– Там видно будет, – уклончиво ответил герцог.

В этот момент в гостиной появился хозяин, слуги принялись накрывать на стол, и в присутствии посторонних разговор перешел на общие темы.

Когда наконец ужин закончился и герцог откинулся на спинку кресла с рюмкой коньяка в руке, Тара проговорила:

– Я так рада… что вы приехали… в Эдинбург.

– Почему? – спросил герцог.

Тара, не ожидавшая подобного вопроса, смутилась.

– Столько людей… хотели вас видеть… И потом… именно вы должны были… представлять клан Маккрейгов.

– Не сомневаюсь, ваш отец прекрасно заменил меня, – заметил герцог.

– Но все-таки это не то, как если бы вы сами присутствовали на параде, – сказала Тара.

Взгляды их встретились, и Таре показалось – герцог хочет ее о чем-то спросить, но, видимо, передумав, он проговорил:

– Если кто-то и устал, так это вы, Тара, ведь вы танцевали всю ночь напролет. Думаю, бурная столичная жизнь разительно отличается от той монотонной, к которой вы привыкли. Так что ложитесь спать, а завтра, когда приедем в замок, мы поговорим о вещах, касающихся нас обоих.

Тара во все глаза смотрела на герцога. Но так как он поднялся, пришлось подняться и ей.

Ей очень хотелось спросить, что он имел в виду, ни малейшего желания идти к себе не было, но герцог небрежно поднес к губам ее руку, и Таре не оставалось ничего другого, как сделать реверанс.

И только когда Тара вошла в свою спальню, ее охватил ужас: что, если герцог, посчитав ее никчемной женой, собирается от нее избавиться?

Перед глазами тут же встала неприятная картина: герцог доказывает ей, что самое лучшее для нее – уехать из замка и жить с отцом в Лондоне либо в Эдинбурге.

Неужели он и вправду собирается ей это предложить?

Вопрос этот стучал в голове, не давая покоя, и внезапно Тара поняла, что больше всего на свете ей хочется остаться в замке с герцогом. Остаться потому, что она любит его!

Глава 7

Когда Тара увидела на фоне неба четкий силуэт замка, волна радости захлестнула ее – она дома!

Темные тучи, закрывавшие небо большую часть дня, внезапно разразились дождем, подул холодный ветер, и Тара забеспокоилась, как бы герцог не простудился.

Герцог снова ехал верхом, и, когда начался дождь, Тара решила, что он передумает и, чтобы не промокнуть, сядет к ней в карету.

Но не тут-то было! Он по-прежнему мчался впереди, и Таре оставалось лишь смотреть на него из окна и молить Бога, чтобы он не замерз и не заболел.

Она догадывалась, почему герцог, вместо того чтобы сидеть рядом с ней в теплой карете, скачет на лошади, под дождем и холодным ветром – он не желает с ней разговаривать!

– Но ведь я должна поговорить с ним! Нам так много нужно обсудить, выработать планы на будущее, – тихонько прошептала Тара.

И тут же засомневалась, ждет ли ее вообще в замке какое-нибудь будущее.

Ночью, когда Тара наконец-то призналась себе, что любит мужа, она с отчаянием думала, что никогда не сумеет добиться от герцога нежного взгляда.

О таком счастье, чтобы заставить его полюбить себя, она и мечтать не смела.

Единственное, чего она хотела, так это чтобы он поговорил с ней, просто и непринужденно, как за день до того, когда они отправились на Бен-Арк, в тот злосчастный поход, едва не стоивший герцогу жизни.

«Тогда я была счастлива, как никогда», – подумала Тара.

Она чувствовала себя неблагодарной, но тем не менее понимала, что даже веселое и беззаботное пребывание в Эдинбурге вместе с отцом не смогло сделать ее по-настоящему счастливой – ей хотелось чего-то большего.

И вот теперь Тара поняла, чего: она жаждала быть рядом с герцогом.

Карета свернула в долину, и Тара наконец с облегчением увидела, что герцог помчался к замку напрямик, через вересковые заросли, так что наверняка доберется до дома быстрее, чем она.

Но тут же беспокойство охватило ее с новой силой: дождь уже лил как из ведра, и пока герцог доберется до замка, он, конечно, вымокнет до нитки. И радость, всколыхнувшаяся в ней при виде громады замка с многочисленными башнями и башенками, над которыми на ветру развевался флаг герцога, постепенно угасла.

«Я дома! – попробовала приободрить себя Тара, но какой-то язвительный голос произнес над ухом: – Но надолго ли?»

Когда карета остановилась, лакей распахнул перед ней дверцу – мистер Фалкирк уже поджидал на ступеньках лестницы, и Тара радостно бросилась ему навстречу.

– Добро пожаловать домой! – проговорил мистер Фалкирк, и глаза его с восхищением остановились на Таре.

– Как хорошо опять быть дома! – Она светилась от счастья.

– Очень рад вас видеть, – улыбнулся мистер Фалкирк. – Вы великолепно выглядите!

Всецело поглощенная мыслями о герцоге, Тара и думать не думала, что мистер Фалкирк будет поражен ее новым обликом.

В модной шляпке, украшенной перьями, и элегантной зеленой шелковой накидке поверх зеленого платья она даже отдаленно не напоминала ту убогую девчонку, которая уехала из замка три недели назад.

Однако, кроме как о герцоге, ни о чем другом Тара думать была не в состоянии.

– Его светлость, должно быть, вымок до нитки, – озабоченно проговорила она.

– Я уже заставил его снять мокрую одежду и принять горячую ванну, – успокоил ее мистер Фалкирк.

Тара облегченно вздохнула.

– Вместо того чтобы ехать в карете, он всю дорогу проскакал верхом, – пояснила она.

– Надеюсь, его светлость догадается перед ужином хорошенько отдохнуть. Да и вам бы отдых тоже пошел на пользу, – заметил мистер Фалкирк.

– Но я так много хотела вам рассказать, – возразила Тара.

– Вы мне все расскажете позже, – успокоил ее мистер Фалкирк и добавил: – Его светлость любезно пригласил меня отужинать с вами.

– Это просто чудесно! – воскликнула Тара.

Она постаралась, чтобы голос ее прозвучал как можно радостнее, однако в глубине души не могла не испытывать горечи: герцог пригласил управляющего на ужин потому, что не хотел оставаться с ней наедине.

Пока мистер Фалкирк сопровождал Тару по лестнице в ее спальню, она не переставая щебетала о том, каким добрым оказался король и насколько весело прошли в Эдинбурге праздники.

– А кланы на грандиозном военном параде, который давали в честь короля, выглядели просто потрясающе, – сказала она. – Жаль только, герцог не смог вести за собой Маккрейгов.

– По-моему, ему и самому этого очень хотелось, – заметил мистер Фалкирк, – но после того как вы уехали, он настолько плохо себя почувствовал, что о поездке не могло быть и речи. Только в тот день, когда его светлость отправился в Эдинбург, ему стало лучше.

– У него случился рецидив? – обеспокоенно спросила Тара.

– Нет, – ответил мистер Фалкирк. – Но он был каким-то подавленным. Гектор сказал, что герцог плохо спал ночью. Думаю, у него болели раны.

– Не надо было мне уезжать, – тихо проговорила Тара, и в ту же секунду ей вспомнился резкий голос герцога: «Вас здесь ничто не держит».

В спальне Тару уже ожидали служанки, и пока они помогали ей раздеться, она думала лишь о герцоге, который находился в соседней комнате.

Она надеялась, что он отдыхает, и ей очень хотелось самой заглянуть в его комнату и убедиться, что он заснул.

Однако дверь между комнатами казалась наглухо закрытой, будто замурованной, и, забравшись после ванны в постель, Тара грустно смотрела на нее, пока наконец не заснула.

Два часа спустя она проснулась посвежевшей и, надев одно из самых нарядных новых платьев, спустилась к ужину.

Герцог и мистер Фалкирк уже ждали ее. Таре очень хотелось увидеть в глазах мужа хоть толику того восхищения, которым сияли глаза ее эдинбургских поклонников.

Но, к ее глубокому огорчению, герцог даже не взглянул в ее сторону. Он как раз показывал мистеру Фалкирку отпечатанную программку королевского визита, рассказывая, на какие церемонии были приглашены Маккрейги.

Задетая его безразличием, Тара встала прямо перед мужем и проговорила:

– Мистер Фалкирк был в восторге от моих новых туалетов. Надеюсь, вашей светлости нравится это платье. Я его надевала в Эдинбурге всего один раз, и все пришли от него в восхищение.

– Я в этом не сомневаюсь, – ответил герцог. Ни из его ответа, ни по выражению его лица невозможно было понять, нравится ему платье или нет.

Разочарованная, она завела разговор с мистером Фалкирком, с горечью понимая, что на самом деле ей хочется говорить лишь с одним человеком – ее мужем.

Когда дворецкий доложил, что ужин подан, они перешли в столовую. Повара потрудились на славу, приготовив в честь возвращения хозяйки праздничный ужин.

Тара попыталась воздать должное каждому блюду, однако оказалось, она не в силах сосредоточиться на еде, в присутствии герцога она могла думать лишь о нем одном.

Надо заметить, он не выглядел уставшим, хотя это было бы естественно после двух дней, проведенных в седле. И еще Таре подумалось, что он рад возвращению домой, хотя она могла и ошибаться.

Любовь к мужу делала Тару проницательной: ей казалось, она способна не только чувствовать его настроение, но и читать его мысли.

Ветер дунул в окно с такой силой, что стекла задребезжали, и Тара улыбнулась мистеру Фалкирку:

– Как я рада, что мы с герцогом сегодня не на Бен-Арке.

– Думаю, окажись вы сейчас там, вы сумели бы согреть его светлость и спасти от дождя, как сделали это тогда.

Герцог с любопытством взглянул на Тару.

– Разве после того, как меня ранили, шел дождь?

– Да… скорее даже не дождь, а ливень.

– И вы сумели уберечь меня от ливня? Как же вам удалось?

Тара, вспыхнув, отвела взгляд – ей было стыдно смотреть на герцога. Но герцог ждал ответа, и она тихонько проговорила:

– Я… укрыла вас… своим плащом.

– И прижали к себе?

– Д… да.

Тара очень испугалась: что, если герцог сочтет ее поступок дерзким? Она хотела объяснить, что иначе невозможно было бы защитить его от дождя, но не успела – раздались резкие, но такие пленительные для слуха звуки волынки.

Отужинав и побеседовав немного с герцогом и мистером Фалкирком о том о сем в главном зале, Тара встала и заметила, обращаясь к герцогу:

– Мне кажется, мы оба устали за два дня пути. Я уверена, вам тоже необходимо отдохнуть.

Почувствовав, что герцогу неприятна ее забота, она поспешно, боясь услышать резкость, сделала реверанс мистеру Фалкирку и, когда тот поднес ее руку к губам, спросила:

– Вы рады, что мы вернулись?

– В замке без вас было очень пусто, – ответил он.

И голос его прозвучал настолько искренне, что Тара даже улыбнулась.

– Спасибо, – пробормотала она, чувствуя, что слова его немного приободрили ее и ей уже не так тоскливо будет ложиться спать.

За окном лил дождь, и холодный северный ветер стучал в стекло, но миссис Маккрейг зажгла в ее спальне камин.

– Последние два дня стоит ужасный холод, ваша светлость, – сообщила она. – Я слышала, что и в Эдинбурге погода была не лучше.

– Да. Его величество даже несколько раз попадал под дождь, – ответила Тара. – Надеюсь, его светлость не простудился, он сегодня весь день ехал под дождем!

– Его светлость не тот человек, чтобы переживать по таким пустякам, – проворчала миссис Маккрейг.

Она открыла дверь и, присев перед Тарой в реверансе, пожелала ей спокойной ночи.

После ее ухода в комнате стало очень тихо. Тара задула свечи и забралась в постель. Сегодня у нее не было никакого желания читать. Она не сводила глаз с двери в комнату герцога, гадая, думал ли он о ней перед сном.

Припомнились те ночи, когда она перебинтовывала ему руку или бодрствовала у его постели, пока он метался в бреду. Интересно, помнит ли он хоть что-нибудь?

«А теперь я ему не нужна», – в отчаянии подумала Тара.

Что же он скажет ей завтра утром? А что, если предложит: если желаете, можете уезжать и жить с отцом?

Настроение у Тары сразу упало, ведь не может же она признаться мужу, почему хочет остаться в замке.

Как сказать, что она его любит? Как дать понять, что, приехав в замок не по своей воле, она постепенно, сама не ведая как, влюбилась в его владельца, да так сильно, что вся ее жизнь оказалась заполнена им и только им, ни для чего больше не осталось в ней места.

«Я люблю его! Люблю! О Господи, как же я его люблю! Сделай так, чтобы и он хоть чуточку полюбил меня! – взмолилась Тара. – Пусть он не прогоняет меня из замка, а уж я постараюсь, чтобы кланы жили в мире и больше никогда не было войны».

От волнения Тара зажмурилась, но, почувствовав, что вот-вот расплачется, снова открыла глаза.

И вздрогнула от неожиданности – на пороге стоял герцог. Она не слышала, когда он вошел.

Он стоял, прислонившись к дверному косяку, и в отблесках камина Тара разглядела на нем тот самый длинный темный халат, который так хорошо помнила,

На мгновение перехватило дыхание, а уж о том, чтобы что-то сказать, не могло быть и речи. Первым заговорил герцог:

– У меня болит голова.

Тара поспешно села.

– И немудрено. Надо же было сделать такую глупость и целых два дня провести в седле, когда врач велел вам беречься в течение многих месяцев!

Герцог, не ответив, приложил руку к виску.

– Сейчас я разотру вам лоб, как раньше, – проговорила Тара. – Может быть, вы сядете в кресло?

– Я замерз, у меня в спальне не затопили камин, – не отвечая на вопрос, заметил герцог.

– Так можно простудиться! – воскликнула Тара. – Сейчас же ложитесь в постель! Как хорошо, что здесь пуховое одеяло! Я подброшу в камин дров.

С этими словами она вылезла из постели и направилась к камину, рядом с которым стояла корзина с поленьями, совершенно забыв, что на ней не длинная ночная рубашка из плотного коленкора, какие она носила всю свою жизнь, а прозрачная прелестная вещица из тончайшего батиста, отделанная кружевом, которую отец купил ей в Эдинбурге.

Она просвечивала насквозь, открывая взору герцога нежное, гибкое девичье тело.

Подбросив в камин несколько поленьев, Тара подошла к постели и с удивлением заметила, что герцог лег не с краю, как она предполагала, а посредине.

Тара растерянно смотрела на него, не зная, как поступить. Кровать была очень широкая, если она ляжет с краешку, до лба герцога наверняка не дотянется.

– Было бы хорошо, если бы вы немного подвинулись, – заметила она.

– А мне кажется, будет гораздо лучше, если вы обнимете меня, как тогда на Бен-Арке, и разотрете мне виски, как делали это у меня в комнате, когда думали, что я лежу без сознания, – возразил герцог.

Тара вспыхнула от смущения.

– Я не знала… что вы тогда… все чувствовали, – пробормотала она.

– Так было проще всего, иначе бы вы не решились прикоснуться ко мне, – улыбнулся герцог. – Забирайтесь под одеяло. Хоть камин и горит, в комнате холодно.

– Хорошо, – согласилась Тара, чувствуя, что должна делать то, что он говорит.

Она хотела устроиться поверх одеяла, но как-то само собой получилось, что она оказалась рядом с герцогом.

Откинувшись на подушки, Тара притянула его голову к себе на грудь. Все было точь-в-точь как тогда, на горе Бен-Арк, когда герцог потерял сознание, только сейчас рука его обвивалась вокруг ее талии.

Однако Тара решила не обращать на это внимания и думать только о том, чтобы у герцога побыстрее прошла боль. Но легче сказать, чем сделать.

Он был так близко, голова его, как и прежде, лежала на ее груди, и Тара почувствовала, как ее охватывает приятное волнение.

«Мне нужно быть осторожной, он не должен ничего заметить», – напомнила она себе.

Положив руку ему на лоб, она легонько пробежала от бровей к волосам, и так несколько раз. Раньше это очень помогало.

– Мне уже лучше, – удовлетворенно проговорил герцог. – Гораздо лучше!

– Вы должны беречь себя. Мистер Фалкирк считает, что вы еще недостаточно окрепли, чтобы ездить в Эдинбург.

– Вас же здесь не было, так что никто не мог мне помешать, – заметил герцог.

– Наверное… мне не следовало… уезжать от вас, – запинаясь, проговорила Тара. – Но мне казалось… что вам гораздо лучше… и я вам больше… не нужна.

На последних словах голос ее невольно дрогнул.

Воспоминание о том, что сказал герцог на прощание, до сих пор отзывалось в ее душе острой болью.

Герцог ничего не ответил, и Тара, подождав немного, спросила:

– Рука по-прежнему вас беспокоит?

– Не рука, – ответил герцог. – Сердце. Тара вздрогнула от ужаса.

– Сердце? Должно быть, это что-то серьезное. Вы говорили доктору?

– Нет.

– И сколько времени это уже продолжается?

– Давно. С тех пор, как вы уехали.

– Почему же вы мне ничего не сказали в Эдинбурге? Там есть специалисты по всем отраслям медицины. Нужно было обратиться к кому-нибудь из них.

– Ни один из них не в силах мне помочь.

– Откуда вы знаете? Вам что, настолько плохо?

– Очень плохо. Нестерпимая боль!

Тара обняла герцога крепче и убрала руку с его лба.

– Послушайте, – взволнованно проговорила она. – Так продолжаться не может. Разрешите мне послать за доктором.

– Я ведь уже сказал: он мне не поможет.

– Но что же нам делать? – беспомощно спросила Тара.

– Я вот все думаю, может быть, вы сможете мне помочь.

– Я сделаю все… все, что смогу, лишь бы унять вашу боль.

– Вы в этом уверены?

Герцог внезапно приподнялся, опершись на локоть, и Тара с удивлением обнаружила, что уже не держит его в своих объятиях, а лежит на подушке, н герцог смотрит на нее сверху вниз.

Выражения его глаз было не разглядеть – мешало пламя, жарко полыхавшее в камине.

– Вы не должны все время страдать. Это может быть… опасно. Я обязана для вас… хоть что-то сделать!

– Так я и знал, что вы это скажете, – проговорил герцог.

– Тогда… что же мне сделать? – спросила Тара.

Герцог, словно скала, возвышался над ней, и Тара внезапно почувствовала себя слабой и беспомощной. Уже не она владела ситуацией – герцог. Тара взглянула ему прямо в глаза, силясь понять их выражение, но и теперь ей это не удалось. Герцог был так близко, что сердце быстро-быстро забилось у Тары в груди от волнения.

– Нужны слова? – спросил он. И губы его крепко прижались к ее губам. Она была настолько ошарашена, что не могла ни пошевелиться, ни дышать. Мир замер, все вокруг стало нереальным.

И внезапно острое ощущение счастья пронзило Тару. Все происходящее было настолько чудесно, что не описать словами. Она чувствовала приятную тяжесть мужского тела, упоительную сладость губ герцога, ощущение было такое, словно нежишься под горячими лучами солнца или любуешься вспыхнувшей над долиной разноцветной радугой.

Красота и грандиозность этого чувства поразили Тару.

Ей казалось, что она больше не принадлежит себе, она часть этого волшебного мира, в который увлек ее за собой герцог.

Никогда в своей несчастной полуголодной и одинокой жизни Тара и помыслить не могла, что может быть так удивительно хорошо. Она любила герцога. И любовь эта с каждой секундой становилась все сильнее и сильнее.

Наконец герцог оторвался от ее губ.

– Теперь ты поняла? – тихо спросил он.

– Я… я боялась, что вы хотите… чтобы я уехала… из замка.

– Уехала?! – поразился герцог. – Да я домой-то привез тебя только потому, что не мог больше ни минуты оставаться один.

– Это… правда?

– Как ты могла даже подумать уехать от меня, когда знала, что так нужна мне?

– Откуда же мне было… это знать? – спросила Тара. – Вы ведь… никогда мне этого не говорили. Вы сами сказали, что… здесь меня… ничто не держит.

– Я тогда очень рассердился на тебя за то, что ты захотела уехать, пусть даже и со своим отцом. Ты моя, Тара. Я приказал привезти тебя в Шотландию. Я женился на тебе.

– Но ведь… сама по себе… я была вам… не нужна, – пробормотала Тара. – Вы приказали меня привезти… только затем… чтобы отомстить.

– Да, сначала все было именно так, – согласился герцог. – Но ты ухаживала за мной, и с каждым днем я привязывался к тебе все больше и больше, пока наконец ты не стала мне дороже всех на свете.

Тара тихонько вздохнула:

– Если бы я только знала.

Герцог рассмеялся.

– Я пытался подавить в себе эту любовь, понимая, что должен во что бы то ни стало отомстить, но ты очаровала меня… можно сказать, околдовала!

– Неужели это… и в самом деле правда? – порывисто вздохнув, прошептала Тара. – Я настолько… несведуща… во многих вопросах. Может быть… вы научите меня тому… чего я не знаю… чтобы вам не пришлось… стыдиться.

– Мне никогда не придется стыдиться тебя, моя хорошая, – возразил герцог, – но мне столько всего хочется тебе рассказать и показать.

– Например, как любить вас…

– Единственное, чего я хочу, это чтобы ты, как раньше, обнимала меня, прижимала к груди. Хочу чувствовать прикосновение твоих рук, твоих губ.

– Мне тоже… очень хотелось… прикасаться к вам, но я думала… вам это может показаться… дерзким.

– Но теперь-то ты знаешь, что я считаю твои прикосновения самыми сладостными на свете!

У Тары от счастья перехватило дыхание. Герцог ласково поцеловал ее в щеку, и Тара, с нетерпением ожидая, что сейчас он поцелует ее в губы, вдруг тихонько вскрикнула.

– Что случилось, любовь моя? – встревожился герцог.

– Просто я подумала… что с проклятием… покончено!

– С каким проклятием? – не понял герцог.

– С проклятием клана, если вы женитесь не на девушке из клана Маккрейгов.

Герцог рассмеялся.

– Значит, ты слышала ту чепуху, которую несла сумасшедшая старуха?

– Мистер Фалкирк тоже назвал ее слова чепухой, – ответила Тара. – Но когда в вас стреляли на Бен-Арке и я прижимала вас к себе, чтобы спасти от дождя, я боялась… ужасно боялась, что проклятие свершилось… и вы погибли.

– Я не верю ни в какие проклятия, – сказал герцог, – но я верю в тебя, любовь моя. Я знаю, что ты – это все, что я хотел получить в жизни, и уже боялся, что этого никогда не произойдет.

– Но ведь герцогиня Маргарет умерла, – стояла на своем Тара, – вас пытался убить человек из клана Килдоннонов, и все это произошло потому… что вы не женились… на девушке… из клана Маккрейгов.

– Но ведь я женился, – возразил герцог.

– Только по счастливой случайности, – заметила Тара. – Я могла оказаться… англичанкой, за которую, впрочем, вы меня и принимали.

– Если ты веришь в проклятия, – проговорил герцог, – то должна верить и в судьбу. Это судьба, моя бесценная, что ты попала ко мне из своего сиротского приюта. Судьба, что Чарльз нашел наконец-то свою дочь, которую искал долгие годы.

И, поцеловав Тару в губы, порывисто проговорил:

– Если твой отец считает, что сможет отнять тебя у меня, он глубоко заблуждается!

– Он хочет… чтобы я была счастлива, – прошептала Тара.

Ей было трудно сосредоточиться на том, что она говорит: его губы и его руки касались ее, и Тара не могла думать ни о чем другом.

Она и не представляла, что можно испытывать столь странное и вместе с тем потрясающее чувство – тело словно объято огнем, а сердце трепещет от радости.

– А я могу сделать тебя счастливой? – спросил герцог.

– Я хочу лишь… быть с вами, больше мне ничего не нужно… ухаживать за вами… слушать ваш голос и знать… что вы немножко… любите меня.

– Я люблю тебя всем сердцем! – воскликнул герцог. – И знай, ни одной женщине не говорил я еще этих слов. Я тебя люблю! Не знаю, как это произошло, но, когда ты уехала в Эдинбург, ты забрала с собой мое сердце. И боль оттого, что я тебя потерял, была неописуема!

– Я постараюсь… унять… вашу боль, – прошептала Тара.

Губы герцога прижались к ее губам, и Тару охватило ощущение такого блаженства, какого она никогда прежде не испытывала. Казалось, оно, переполнив душу, вот-вот выплеснется наружу и, затопив замок, вырвется на свободу, чтобы стать частью дикой, чудесной природы.


Огонь в камине почти потух, лишь красные угольки то вспыхивали, то угасали, и герцогу казалось, что рыжеватые локоны Тары отливают золотом.

– Мне удалось сделать тебя хоть немного счастливой, любовь моя? – спросил он.

– Я так счастлива… что мне хочется… петь от радости.

– Ты такая милая, красивая, желанная, что я просто боюсь тебя потерять. Ты уверена, что любишь меня?

– Я хотела задать тебе тот же вопрос. Ведь ты такой красивый, важный и представительный, что мне даже не верится, что я твоя жена и принадлежу тебе безгранично.

– Ты моя. И я люблю в тебе все. Я не только любуюсь тобой, поскольку красивее женщины никогда не видел, но и восхищаюсь твоей добротой, умением все понять и относиться с сочувствием ко всем людям, будь это даже Килдонноны.

– Разве ты забыл… – начала было Тара, но осеклась, сообразив, что герцог просто ее дразнит. Он еще крепче обнял ее.

– Мы должны объединить наши кланы, – решительно проговорил он. – Ты права, абсолютно права: между нашими народами не должно быть больше войн, междоусобной вражды и мести.

И, поцеловав ее, продолжал:

– Завтра же мы с тобой поедем к вождю Килдоннонов и расскажем ему, кто ты. Хотя я совершенно уверен, что он уже знает.

– Ему кто-то рассказал?

Герцог расхохотался.

– Неужели ты еще не поняла, радость моя, что в Шотландии новости распространяются с быстротой молнии? Никаких газет не нужно. Все становится известным, только-только успев произойти. Так что старший Килдоннон уже наверняка знает, что в жилах герцогини Аркрейджской течет его кровь.

– И твоя тоже, – быстро проговорила Тара. – Ведь я наполовину Маккрейг.

– Ты моя жена, и это единственное, что имеет значение, – заметил герцог. – Моя целиком и полностью, и я не собираюсь делить тебя ни с кем, к какому бы клану он ни принадлежал.

– Мне так хотелось бы… чтобы ты испытывал… подобное чувство. Неужели это… и в самом деле правда? То, что ты любишь меня, что я здесь, в замке, рядом с тобой?

И она порывисто вздохнула.

– Что, если… я проснусь и окажется… что это был волшебный сон, а на самом деле я нахожусь… в приюте… плачут дети… потому что, как всегда… всем не хватило еды… на завтрак?

Герцог прижал ее к себе так крепко, что стало трудно дышать.

– Это не сон, бесценная моя. Ты в моих объятиях, и никогда больше не будешь одна, и тебе не придется голодать.

И, поцеловав ее в глаза, продолжал:

– Мы сделаем твой приют образцом совершенства. Я всегда буду благодарить Бога за то, что он есть и что принадлежит нашей семье, иначе я никогда бы не нашел тебя.

– А что, если… меня бы отдали… в услужение… когда мне исполнилось двенадцать? – прошептала Тара.

Герцог нежно поцеловал ее в щеку.

– Все, что с нами случилось, было предначертано свыше, – ласково проговорил он. – И я уверен, твой отец думает то же самое.

– Он так рад, что нашел меня, и не сомневается, что сам Господь свел нас вместе.

– Ты обещала мне, что забудешь о прошлом, любимая, – напомнил герцог. – Тебе придется это сделать, ведь у нас с тобой столько всего впереди.

– Ты же знаешь… я сделаю все… о чем ты меня попросишь.

– Когда ты уехала в Эдинбург, – продолжал он, – только тогда я понял, как одиноко тут жил. Хотя столько людей находится у меня в подчинении и весь мой день расписан по минутам от рассвета до заката, на сердце у меня всегда словно камень лежал. Каким же одиноким и никому не нужным я себя чувствовал!

– Больше этого никогда не будет, – пробормотала Тара. – Я буду любить тебя… всегда… всей душой. Только ты один есть и будешь в моем сердце. Без тебя мне нет жизни.

– Мне тоже, – ответил герцог. – Но предупреждаю тебя, дорогая моя женушка, я очень ревнив.

Тара с улыбкой взглянула на него.

– Ревнив?

– Ты слишком хороша собой, – пояснил герцог. – Когда я увидел тебя в Эдинбурге, я понял, что не оставлю тебя там больше ни на один день. Мало ли что может случиться!

Тара тихонько рассмеялась.

– Да, там было много привлекательных мужчин, но ни один не мог с тобой сравниться. Я все время думала, что, будь ты там, ты затмил бы любого и во дворце, и в бальном зале, и на параде.

Герцог привлек ее к себе и принялся покрывать поцелуями ее губы, лицо, шею, плечи и, наконец, груди с нежными розовыми сосками.

– Я люблю тебя! – воскликнул он. – Мне хочется говорить тебе это снова и снова, но никакими словами не высказать, как ты мне дорога и желанна и как я в тебе нуждаюсь.

– Я… тоже, – прошептала Тара. – Но я боюсь… разочаровать тебя.

– Этого никогда не случится, потому что мы принадлежим друг другу. Мы близки не только по крови, у нас одно сердце, а еще, моя бесценная, у нас одна душа, и, я думаю, ты это поняла давно, еще когда в первый раз услышала звуки волынки.

–Да. Мне тоже так… казалось.

– Мы одинаково мыслим и чувствуем, – продолжал герцог. – Вот почему, если перед нами встанут какие-то проблемы или мы будем испытывать какие-то трудности, мы все их преодолеем. Теперь, когда мы нашли друг друга, нам ничто не страшно!

У Тары даже дыхание перехватило от радости. Но герцог уже снова целовал ее, страстно, требовательно, и невозможно было думать ни о чем другом, только о нем, любимом и желанном.

И любовь их, словно яркая радуга, засияла над головами, неся надежду на счастливое мирное будущее для обоих кланов.


home | my bookshelf | | Проклятие клана |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу