Book: Прекрасная похитительница



Прекрасная похитительница

Барбара Картленд

Прекрасная похитительница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1802 год

Маркиз Джастин де Верьен проснулся с таким ощущением, словно он и не засыпал.

У него болела голова, его мучила жажда, а во рту стоял горький вкус. «Видимо, вчерашняя вечеринка удалась на славу!» — подумал маркиз, у которого остались весьма смутные воспоминания об этом.

Такие развлечения, обычные в его кругу, Джастин позволял себе не так часто, но этот вечер был особым: он отмечал с друзьями удачное для его конюшни начало скакового сезона.

Тосты следовали один за другим; и прекрасное вино, в котором хозяин знал толк, лилось рекой.

Теперь Джастин с ужасом подумал о том, что за удовольствие придется расплачиваться. За способностью мыслить к нему вернулась и способность замечать окружающее: комната, в которой он проснулся, оказалась не его спальней.

Маркиз услышал легкий храп и повернул голову, резкое движение отдалось болью. Однако его усилие было вознаграждено — он получил возможность увидеть спящую рядом с ним Роз.

Джастин смотрел на нее, мучительно пытаясь припомнить события вчерашнего вечера, которые привели его к ней в постель. Что-то смутно припоминалось, но тут же снова ускользало от него.

Что-то она вчера говорила такое важное — что же это было?

Глядя на Роз, маркиз невольно отметил, что она выглядит далеко не лучшим образом и в ней сейчас ничего нет от той «божественной красоты», которой дружно восхищались вчера все мужчины.

Краска с ресниц, делавших ее глаза столь выразительными, осыпалась на щеки, а помада, придававшая ее губам чувственность, размазалась по подбородку. Легкий храп довершал пленительную картину.

Джастин перевел взгляд на шелковые рюши балдахина, и неожиданно в его раскалывающейся от боли голове прозвучали те слова, которые он пытался и никак не мог вспомнить.

«Ты женишься на мне, дорогой Джастин?» — нежно спросила Роз.

Что же он ей ответил? Джастин сделал над собой усилие, но так и не смог восстановить в памяти ускользающие подробности.

Джастин понимал только одно: он был очень разгорячен кларетом и шампанским и давно добивался расположения леди Роз Катерхем. Ясно как день, что он не мог при таких обстоятельствах нести ответственность за свои слова, что бы он ей ни пообещал.


Леди Роз Катерхем уже около двух лет носила титул «несравненнеишеи из несравненных» красавиц, присвоенный ей щеголями высшего общества.

Ее муж погиб на войне, и молодая вдова блистала в светском кружке, центром которого являлся принц Уэльский.

Ее любовники сменяли один другого, словно партнеры в бальном танце, и наконец она обратила свое благосклонное внимание на маркиза.

Маркиза де Верьен, носившего почетное звание короля «империи моды», нельзя было назвать легкой добычей. После периода относительной верности обаятельной и интеллигентной леди Мельбурн, длившегося несколько лет, он заявил о своем разочаровании в светских красавицах.

Претенциозность и жеманство большинства из них смешили его и вызывали скуку, и он находил, что откровенность и естественность балерин и дам полусвета импонируют ему гораздо больше.

Леди Роз решила заполучить его любой ценой и пустила в ход все ухищрения из своего обширного репертуара, чтобы обворожить маркиза и превратить в своего верного раба.

Но она была очень неглупа и следила за тем, чтобы он не разгадал ее истинных намерений, и вела себя так, чтобы он считал, будто сам одерживает нелегкую победу, за которую должен был заплатить весьма дорогую цену.

Леди Роз устроила обильное кровопускание его кошельку, как Джастин сам охарактеризовал этот процесс, и маркиз получал удовольствие от охоты, в которой он был дичью, воображая себя охотником, хотя конец был и предсказуем, и неизбежен.

Вся беда Джастина состояла в том, что этот конец леди Роз представляла себе совершенно иначе, чем он сам. Маркизу ни разу не пришло в голову, что эта перезрелая и многоопытная красавица мечтает о свадебной фате и его титуле.

Мысли о женитьбе лишь изредка посещали его, но в качестве невесты никак не могла фигурировать леди Роз. Семейная жизнь казалась Джастину делом далекого будущего, и он никогда не обсуждал эту тему, если не считать душеспасительных бесед, которые время от времени проводили с ним старшие члены семьи, упрекая его в легкомыслии и рассуждая о необходимости остепениться и произвести на свет наследника обширных владений.

И вот теперь почти с ужасом маркиз вспомнил, как карминовые губки нежно прошептали:

— Ты женишься на мне, дорогой Джастин?

И, черт возьми, самое ужасное заключалось в том, что он не имел понятия о том, что было дальше.


Маркиз снова повернул голову, чтобы посмотреть на Роз, и понял, что все ее очарование пропало для него и что его сердце никогда больше не забьется учащенно при виде Роз Катерхем. «По крайней мере, — сказал себе Джастин, — оно не забьется от восхищения».

Больше того, Роз вызывала теперь у него отвращение. Такое уже случалось в его богатой любовными историями жизни, и Джастин прекрасно знал, какие неприятные последствия его ожидают: неизбежны сцены со слезами и обвинениями, которые он так ненавидит. Но ничто не заставит его измениться: нельзя дважды войти в одну реку.

«Леди Роз Катерхем меня больше не интересует».

Как будто кто-то посторонний сказал эти слова вслух, и они отпечатались в его мозгу одновременно как открытие истины и как призыв к действию. Ибо, имея дело с Роз Катерхем, промедление означало поражение.

Очень медленно и осторожно, используя каждую мышцу своего тренированного тела, маркиз, не делая лишних движений, буквально выскользнул из постели.

Подобрав свою одежду, как попало раскиданную накануне, он тихо крался к двери по мягкому ковру, как краснокожий разведчик у вражеского лагеря.

Он оглянулся на постель, чтобы проверить, не разбудило ли его бегство спящую женщину.

К его облегчению, она даже не пошевелилась с того момента, как он ее оставил. Когда до маркиза донесся легкий храп леди Роз, он наконец, перевел дыхание.

Ему удалось совершенно бесшумно открыть дверь и так же беззвучно прикрыть ее, выйдя в коридор.

Теперь он поспешил в свою собственную спальню.

По пути Джастин заглянул в большой мраморный холл и заметил, что восходящее солнце уже просвечивает сквозь плотные портьеры, и, судя по яркому свету, было больше четырех утра.

Только один усталый слуга спал в мягком кресле, предназначенном для тех, кто должен был всю ночь оставаться на посту.

Джастин знал, что ровно в пять часов все слуги будут уже на ногах, горничные и младшие лакеи пчелиным роем налетят из боковых пристроек и начнут устранять последствия погрома, который они его гости учинили вчерашним вечером.

Картина была живописной: хрустальные бокалы с вином — целые и разбитые, — опустошенные графины, серебряные ведерки для охлаждения шампанского, лед в которых давно превратился в воду, измятые и испачканные шелковые подушки, разбросанные всюду…

Возможно, найдется и чья-то потерянная шелковая туфелька или забытое кольцо с бриллиантом, а также парочка мятых шейных платков кого-нибудь из джентльменов.

Подробности вчерашнего вечера припоминались с трудом. Джастин мог точно сказать только одно: это была одна из самых диких вечеринок из всех, которые он устраивал в последнее время, и теперь ему было искренне жаль, что он так грубо надругался над достоинством и красотой своего старинного дома.

Он вошел в спальню, осторожно, как туземка, несущая на голове кувшин. Каждое движение отдавалось резкой болью, и Джастин решил, что прежде всего примет холодную ванну.

Раньше эта спальня принадлежала родителям Джастина и была роскошно и изысканно меблирована. Поморщившись, он позвонил в колокольчик, чтобы вызвать камердинера.

Затем Джастин раздвинул портьеры и остался стоять перед окном, задумчиво глядя на озеро и парк, окружавший его, старые дубы которого, просвечивая сквозь утренний туман, казались танцующими фавнами.

Небо было прозрачным, сверкающим под первыми солнечными лучами, только одна-две заблудившихся бледных звезды виднелись в быстро исчезающей ночной тени.

Это то время, думал маркиз, когда все тихо, спокойно и напоено странной волшебной красотой, которая трогает сердце и наполняет надеждами грядущий день.

Но он быстро вернулся к действительности:

у него были серьезные проблемы для размышлений. Надо было срочно решать, что же делать с Роз.

Джастин попытался сосредоточиться и вспомнить, что же он ответил перезрелой красавице на этот коварный вопрос: «Ты женишься на мне, дорогой Джастин?»

Неужели он был таким дураком, что пообещал ей жениться?

Джастин был уверен, что Роз специально выбрала момент, когда огонь желания охватил его, а в такие минуты мужчина может сказать что угодно. И маркиз подозревал, что Роз сознательно ловила этот миг, когда разум молчит, а человеком управляет его тело.

Она совершенно точно знала, что ей нужно, когда, опьяненный вином и подстегиваемый собственным желанием, он не владел собой.

«Я не мог быть таким идиотом! Или мог?» — спрашивал себя Джастин, беспокойно расхаживая по своей спальне.

Этот допрос, в котором строгий судья и несчастный преступник были одним и тем же пойманным — или нет? — в ловушку мужчиной, прервало появление камердинера.

— Вы вызывали, милорд?

Он выглядел невозмутимо, словно не думал, что в такой ранний час слуга тоже имеет право на сон.

Этот жилистый невысокий мужчина служил маркизу с той поры, когда Джастин достиг такого возраста, что юноше нанимают камердинера, и относился к нему, как заботливая нянька: это была смесь обожания и стремления защитить от всего мира.

Время от времени маркиз пытался урезонить своего камердинера:

— Перестань суетиться вокруг меня, Хоукинс.

Но он знал, что Хоукинс ему просто необходим, и сам был привязан к этому маленькому человеку, выделяя его среди всех остальных слуг.

— Мне нужна холодная ванна, — сказал Джастин.

— Я подумал об этом, милорд, — спокойно ответил Хоукинс. — Я даже приготовил ее для вас вчера вечером.

Он открыл дверь, ведущую из спальни в маленькую комнату, которая во времена родителей маркиза служила им в качестве гардеробной.

Теперь в ней стояла большая ванна, и чтобы ее наполнить, слугам приходилось долго бегать по лестницам с бронзовыми кувшинами и носить из кухни горячую воду. Но сейчас ванна была на три четверти налита холодной водой.

Хоукинс оглядел комнату. Огромное турецкое полотенце лежало на стуле, мыло, мочалка и коврик с фамильным гербом были на месте. Камердинер объявил:

— Все готово для вашей светлости.

Вместо ответа маркиз сбросил халат, передал его камердинеру и, пройдя мимо него, погрузился в ванну с головой. Так как он регулярно принимал холодные ванны с начала весны, Джастин не испытал шока, который грозил бы человеку более изнеженному.

Вода живительно подействовала на его крепкое тело, сильное и стройное благодаря многочасовым скачкам на необъезженных лошадях.

После ванны маркиз почувствовал себя намного лучше, но и проблема, что предпринять относительно Роз Катерхем, показалась ему еще более неотложной.

Неожиданно ему вспомнились слова командира, которые он услышал, когда вступил в свой полк:

— Только дурак не отступает перед превосходящими силами противника. Иногда отступление не трусость, а просто проявление здравого смысла.

— Вот что я должен делать! — сказал себе Джастин. — Отступить!

Продолжая растирать полотенцем горящую от холодной воды кожу, он крикнул в открытую дверь:

— Который час, Хоукинс?

— Ровно пять часов, милорд.

— Иди разбуди сэра Энтони и скажи ему, что я хочу с ним поговорить.

— Слушаю, милорд.

Отправив Хоукинса, Джастин подумал, что если Энтони еще не вернулся в свою комнату, то ему пора это сделать.

Безусловно, он отсутствовал этой ночью: Энтони был влюблен в очень хорошенькую дамочку, муж которой в силу каких-то серьезных причин не смог присутствовать на этой вечеринке.

Чужие любовные дела мало интересовали Джастина, но в данном случае все происходило в его доме, значит, на нем лежала ответственность за возможные последствия.

Дело в том, что лорд Бичестер, муж любовницы Энтони, был известен как страстный, но неудачливый игрок. Однако он обладал ценным даром убеждения, и друзья почему-то оплачивали его карточные долги. Может быть, он ловил их «на месте преступления» и сейчас подошла очередь Энтони?

Должно быть, не в первый раз его хорошенькая женушка доставляла лорду Бичестеру средства для игры, хотя такое неприятное и неаристократичное слово, как «шантаж», никогда не произносилось в их среде вслух.

Затем маркиз подумал, что Энтони сам может прекрасно о себе позаботиться. В то же время это его дом и его вечеринка, и он хотя бы отчасти, но отвечает за все, что происходит.

Во всяком случае, он просто собирается спросить мнение Энтони о намеченном им только что плане.

Джастин отбросил мокрое полотенце и начал одеваться.

Поскольку Хоукинс ожидал, что хозяин отправится на обычную утреннюю прогулку, он приготовил костюм для верховой езды изысканного покроя и пару сверкающих ботфортов с широкими кожаными отворотами контрастного цвета, которые ввел в моду Бью Бруммел.

Джастин не относил себя к числу лондонских денди. В то же время, как и принц Уэльский, он находил, что нововведения Бруммела весьма полезны и практичны и давно должны были быть приняты в свете.

Аксиомы Бруммела об опрятности, его кредо, чтобы мужское белье было безукоризнено чистым и менялось дважды в день, требование, чтобы фрак сидел без единой морщинки, шейный платок завязан определенным узлом, — соблюдение всех этих элементарных правил способно было улучшить внешний вид любого мужчины.

Сам маркиз, как когда-то его отец, был очень привередлив, он считал, что немалое число его приятелей не просто неряшливы, а определенно нечистоплотны, и следование принятой моде им не повредит.

Джастин был уже почти одет, не считая визитки с длинными модными фалдами, и расчесывал волосы перед зеркалом в золотой раме, стоящим на массивном комоде, когда в комнату вошел его друг, сэр Энтони Дервиль.

Энтони был высок ростом и очень привлекателен. Любая женщина, увидев его, решала, что он самый красивый мужчина из всех, кого она видела, но так она думала только до тех пор, пока не встречала маркиза.

Вместе они составляли незабываемую пару. Одна дама так выразила свои чувства:

— Это просто нечестно по отношению к нам, бедным женщинам, предлагать не один запретный плод, а два, один лучше другого!

— Какого дьявола ты будишь меня в такую рань? — возмущенно воскликнул сэр Энтони, подходя к приятелю. — Я только что заснул!

— А я только что проснулся, — ответил маркиз.

Он подождал, пока Хоукинс вышел в коридор и закрыл за собой дверь, и продолжил:

— Я немедленно уезжаю, Энтони. Ты поедешь со мной?

— Уезжаешь? Но почему? — Куда?

Джастин понизил голос и признался другу:

— Вчера вечером Роз предложила мне жениться на ней, но даже ради спасения жизни я не могу вспомнить, что я ей ответил.

— Боже правый! — Энтони был потрясен. — Ты был еще больше пьян, чем казался!

— Она выбрала такой момент, когда я совершенно не владел собой, — ответил маркиз.

Энтони с сочувствием посмотрел на друга.

— Я всегда думал, что Роз умеет добиваться того, чего хочет.

— Я не собираюсь жениться на ней, если ты намекаешь на это.

— Словом, ты бежишь!

— Я предпочитаю называть это тактическим отступлением перед лицом превосходящих сил противника, — ответил Джастин.

Он неожиданно улыбнулся.

— На самом деле ты прав, Энтони, я не так храбр, чтобы остаться и лицом к лицу встретить врага. Если леди Роз помнит, что я обещал вчера, а я совершенно уверен, что она помнит, то ад покажется нам тихим местечком по сравнению с тем, что она устроит, если я буду утверждать, что я не помню своих слов. А я действительно не помню, что говорил.

— А помнишь только то, что делал, — заметил Энтони с неодобрением.

Маркиз промолчал в ответ, и его друг добавил:

— Вообще-то женитьба на Роз — не такая уж большая беда, Джастин. Бывают неприятности и посерьезнее. Она чертовски привлекательная женщина!

— Только не ранним утром, — с отвращением воскликнул маркиз.

— В этом-то все и дело! Но гораздо лучше обнаружить это, пока на пальце еще нет кольца.

Ни на чьих пальцах не будет никаких колец, если дело касается меня, — решительно заявил маркиз. — Ты прекрасно знаешь, что у меня нет ни малейшего желания жениться, и если какая-нибудь женщина меня и заарканит, клянусь тебе, это будет не Роз Катерхем.

— Хорошо, хорошо, — согласился приятель. — Зачем такая агрессивность, ты не на войне.

— Я чувствую себя именно как на войне! — Джастин говорил резко и решительно. — Я знаю, что свалял дурака, но я попадал в переделки и похлеще, однако сумел выбраться из них без особых последствий.

Энтони запрокинул голову и заразительно рассмеялся.

— Помнишь тот случай, когда муж малышки Элен неожиданно вернулся и тебе пришлось выбираться из дома по водосточной трубе? Господи, как же я смеялся, когда ты мне это рассказывал! Но в тот момент это, пожалуй, было весьма неприятно.



— Вот именно, — согласился маркиз.

— А помнишь эту крошку из Ньюмаркета, как там ее звали?

— О, ради бога, Энтони, прекрати предаваться воспоминаниям и отправляйся одеваться, не то я уеду без тебя.

Я тебя надолго не задержу, — ответил Энтони уже серьезно. — Прикажи Хоукинсу, чтобы он послал кого-нибудь из слуг упаковать мои вещи. Ты же знаешь, что я не брал с собой камердинера.

— Хоукинс позаботится об этом, — сказал маркиз. — Я распоряжусь, чтобы нам подали завтрак.

— Не забудь коньяк для меня, . — попросил Энтони, — и, пожалуй, мне не помешает чашка кофе, не то я свалюсь и усну.

Он проводил маркиза до дверей.

— Куда мы направляемся?

— Я еще не решил, — сказал Джастин. — Но пока мы будем есть, что-нибудь придет в голову.

— Ну, по крайней мере, выбери место с удобными постелями. Когда мы туда доберемся, мне это будет очень кстати.

Джастин оставил его слова без внимания, так как уже отдавал приказания Хоукинсу.

— Собери мои вещи, Хоукинс, и позаботься, чтобы вещи сэра Энтони были готовы одновременно с моими. Я возьму свой фаэтон, а ты последуешь за мной в наемной карете вместе с Джемом.

— Слушаюсь, милорд. — Хоукинса совершенно не удивил скоропалительный отъезд.

Пусть разбудят мистера Брэдли, — продолжал маркиз. — Я дам ему поручения относительно гостей на время нашего отъезда.

— Будет исполнено, милорд, — сказал Хоукинс. — Могу ли я узнать, куда мы едем? Тогда я бы знал, какой гардероб потребуется вашей светлости.

Джастин потер лоб, поскольку голова еще болела и ему нелегко было собраться с мыслями.

— Я пока еще не решил, Хоукинс. А ты что можешь предложить?

— Вчера, милорд, когда вы сказали о том, что стоит необыкновенно жаркая для сентября погода, я подумал, что вам было бы приятно подышать морским воздухом, которым наслаждается в Брайтоне его высочество.

Маркиз в задумчивости посмотрел на камердинера, затем оживился:

— Ты прав, Хоукинс, ты абсолютно прав. Мы поедем в Хертклиф.

— Прекрасная мысль, милорд. Мы не были там, дайте-ка вспомнить, должно быть, уже около пяти лет?

— Пять, — сказал маркиз, — если не считать, что я заезжал туда пообедать из Брайтона два года назад.

Он задумался и тихо проговорил:

— Хертклиф послужит мне прекрасным укрытием.

Затем громко добавил:

— Именно туда мы и отправимся, Хоукинс, но не следует об этом распространяться. У меня нет никакого желания, чтобы мои гости последовали за мной, ошибочно решив, что я нуждаюсь в их компании.

Хоукинс посмотрел на него с пониманием и сказал:

— Ясно, милорд. Но мне кажется, что не мешало бы послать вперед грума, чтобы предупредить о вашем прибытии.

— Во всех моих имениях, где бы они ни находились, всегда должны быть готовы принять меня без всякого предупреждения, — резко возразил маркиз.

— Безусловно, милорд, — попытался успокоить его Хоукинс, — однако в то же время…

— Ладно, поступайте как хотите, — махнул рукой Джастин. — Вы, наверное, считаете, что если мы не предупредим о своем приезде, то к нашему прибытию не приготовят достойный обед. Но если что-нибудь будет не в порядке, я буду очень недоволен, так и знайте!

Хоукинс ничего не ответил и поспешил выполнять приказания хозяина.

Джастин, медленно спускаясь по лестнице, думал, что слугам в Хертклифе придется пробудиться от летаргического сна, в который они, без сомнения, погрузились из-за его долгого отсутствия.

Вот уже во второй раз за последние двадцать четыре часа он вспомнил Хертклиф.


Накануне вечером один из его гостей, Перегрин Персиваль, из числа светских щеголей, с которым маркиз был знаком не так давно, предложил ему нюхательного табаку. У Джастина никогда не было такой привычки, и он отказался:

— Я никогда не нюхаю табак!

— О, конечно! Я совсем забыл! — ответил гость. — Но тогда позвольте показать вам мою новую табакерку. Зная ваш безупречный вкус, я уверен, что вы оцените ее по достоинству. Я приобрел ее пару дней назад.

Маркиз взял табакерку и сразу понял, что это не просто ценная вещь, табакерка была уникальной!

Его привлекли не бриллианты, которыми она была инкрустирована, а талантливо выполненный мозаикой боевой корабль.

Он был изображен с гордо поднятыми парусами, огонь его пушек изображали рубины, а морские волны вокруг него были выложены крошечными сапфирами и изумрудами.

Полюбовавшись на это чудо, маркиз сказал:

— Я уверен, что уже видел такую же вещицу раньше.

— Неужели? — заинтересовался Перегрин Персиваль. — Я купил ее у антиквара, но он не сказал мне, кто был прежним владельцем этой табакерки.

— Я вспомнил! — воскликнул маркиз. — Должно быть, это пара к моей собственной табакерке.

Заметив удивление на лице собеседника, Джастин продолжил:

— Мой отец коллекционировал различные предметы, имеющие отношение к морской тематике, в своем доме на побережье. И если я не ошибся, там должна находиться точная копия этой вещи.

— Как интересно! — сказал Перегрин Персиваль. — Мы должны как-нибудь сравнить их.

— Безусловно, нужно это сделать, — ответил маркиз.

— Меня интересует история этой табакерки. Похоже, что ее сделали пятьдесят, а то и сто лет назад.

— Думаю, так оно и есть, — согласился Джастин.

— Интересно было бы узнать, какой мастер ее создал, и проследить ее путь.

Но в этот момент маркиза позвала леди Роз, и он отвлекся от мыслей о табакерке.


Теперь этот разговор всплыл в памяти, и Джастин решил найти ее в коллекции отца и проверить, нет ли каких-нибудь записей об истории этой вещи в каталоге коллекции, который отец вел с большой аккуратностью.

Джастин представил себе замок на берегу и внезапно понял, что ему очень хочется оказаться там снова после такого большого перерыва. Он совсем забыл об этом старом уютном доме.

Три последних лета маркиз провел, в свите принца Уэльского в Брайтоне, поскольку его высочество высказывал желание видеть Джастина подле себя, но уже через три недели маркизу приедались однообразные развлечения, азартные игры и встречи с одними и теми же людьми из вечера в вечер. Он начинал скучать и впадал в меланхолию.

Ничего не изменилось и этим летом. Так что Джастин оставил Брайтон в конце июля и приехал в Верьен, где и оставался до настоящего момента.

В его огромном поместье в Кенте, где ему принадлежало десять тысяч акров земли, у него находилось достаточно дел. Джастин гордился своим имением и считал его своего рода образцом. Поместье производило впечатление на всех гостей, включая и самого принца.

Маркиз устраивал у себя пышные приемы. Он был владельцем обширных конюшен с чистопородными тренированными лошадьми, которые, как надеялся маркиз, должны выиграть все возможные призы и кубки на классических бегах в ближайшее время.

И не было ничего удивительного в том, что Хертклиф, как и его поместье в Корнуолле и еще одно на севере, давно не принимал своего хозяина. Однако маркиз получал из них отчеты от управляющих, которых ценил и которым доверял.

Когда у Джастина было время, он изучал счета, поступающие из всех его владений, и проверял все неточности и несоответствия, запрашивая дополнительные сведения, для того чтобы его представители не расслаблялись в отсутствие хозяина и не пренебрегали своими обязанностями.

Хертклиф был самым маленьким из владений маркиза, площадью всего пять тысяч акров, большую часть которых занимали земли, непригодные для возделывания.

Его отец провел там свои последние годы, так как врачи говорили, что юг Англии полезнее для его здоровья, чем любое другое место на Британских островах.

Лечение за границей принесло бы ему больше пользы, но сначала Французская революция, а затем «война с Бонапартом удержали его на родине.

Вспоминая прошлое, маркиз осознал, насколько он любил Хертклиф в детстве и юности, как он наслаждался купаниями в море и чувствовал себя там намного свободнее, чем в других имениях, принадлежавших их семье.

«Мы с Энтони будем там вдвоем, — думал он, — и именно в этом я больше всего нуждаюсь в данное время».

Джастин невольно содрогнулся, вспомнив лицо Роз с размазанной помадой и осыпавшейся с ресниц краской вокруг глаз.


Задолго до того, как проснулись гости, Джастин и Энтони были уже далеко от Верьена, путешествуя в фаэтоне, специально сделанном Для дальних поездок.

Фамильные цвета Верьенов — голубой и золотой — придавали экипажу живописность, а запряженная в него пара черных коней была гордостью конюшни маркиза и его любимым выездом.

— Только не гони лошадей, — взмолился Энтони в самом начале поездки. — У меня такое чувство, как будто моя голова вот-вот лопнет, а если меня толкнуть, я сам развалюсь на куски!

— Держи себя в руках, — посоветовал маркиз.

— Я мог бы сказать тебе то же самое! — возразил Энтони. — Как ты думаешь, что скажут твои гости, когда обнаружат, что ты уехал?

— Лично мне абсолютно безразлично, что они скажут, — равнодушно ответил Джастин. — Я приказал Брэдли сказать им, что меня призывают срочные и неотложные семейные дела, а ты был так добр, что согласился сопровождать меня. Если хочешь знать мое мнение, Энтони, то знай, что я делаю тебе одолжение, увозя от Люси Бичестер, которая уже слишком цепко ухватилась за тебя.

Я и сам уже начинаю так думать, — согласился Энтони. — У меня возникло неприятное предчувствие, что Бичестер может ночью неожиданно вернуться или она вытянет из меня больше денег, чем я могу себе позволить. Это был вопрос нескольких часов.

Некоторое время приятели молчали, думая каждый о своем.

— Будем считать, что мы оба счастливо избежали крупных неприятностей, — предложил Энтони.

— Если только мы их действительно избежали, — покачал головой Джастин.

— Но что же Роз сможет сделать, даже если она поклянется, что ты пообещал на ней жениться?

— Этого я не знаю, и мне не хочется даже думать об этом, — поморщился маркиз. — Я приказал никому не сообщать, куда мы направляемся, следовательно, она не сможет нас преследовать.

— Она, безусловно, возобновит свои игры, когда мы вернемся в Лондон. Леди Роз так легко не сдается.

— Ради бога, не представляй все еще хуже, чем оно есть на самом деле! — не выдержал Джастин. — Как я мог быть таким идиотом и не разгадать, что она охотится за обручальным кольцом? Казалось бы, я далеко не первый ее любовник. Почему она решила выйти именно за меня?

Энтони рассмеялся.

— Успокойся, Джастин. Ты рассуждаешь, как воплощенная наивность, что тебе совсем не к лицу. Конечно, она предпочитает тебя Лестеру, у которого ни гроша за душой, и Селберну, которому придется подождать добрый десяток лет, пока к нему перейдет отцовский титул.

— Похоже, ты много знаешь о ней.

— Я наблюдал, как Роз тебя окручивала, — сказал Энтони, — и мне казалось, что у нее есть шансы подцепить тебя на крючок.

— Ты мог бы взять на себя труд предупредить меня, — обиделся Джастин, с упреком взглянув на него.

— Предупредить тебя?! — воскликнул приятель. — Ты хоть раз позволил мне предупредить тебя о чем-нибудь? Ты всегда убежден, что знаешь все лучше всех, больше того, если бы я полез к тебе с добрыми советами, ты бы посмеялся надо мной или же, если бы я попал под горячую руку, открутил мне голову. А без головы мне было бы трудно обсуждать твои любовные дела.

Это была истинная правда, и Джастину ни чего не оставалось, как прекратить этот разговор и сосредоточиться на управлении фаэтоном.

Мерная скачка лошадей хорошо успокаивала нервы. Джастин с удовольствием правил своей лучшей парой.

— В будущем я решил посвятить все свое время лошадям, — глубокомысленно заметил маркиз.

Энтони засмеялся:

— Это благое намерение продержится у тебя до первой красотки, которую ты увидишь и которая решит запустить в тебя свои коготки. Твои неприятности, Джастин, вытекают из того, что ты слишком красив, слишком богат и слишком неуловим.

— Как надо понимать твои слова? — нахмурился маркиз.

— Это означает, что женщины бегают за тобой, потому что ты не бегаешь за ними.

— Но зачем мне делать это? — удивился Джастин. — От них и так нет отбою.

— В этом-то все и дело, — продолжал Энтони. — Женщина должна чувствовать, что она венец творения и мечта всей твоей жизни, именно это делает ухаживание таким приятным.

— Расскажи это лучше Роз и твоей драгоценной Люси.

Энтони вздохнул:

— Не надо переходить на частности. Давай попытаемся рассуждать объективно и выделим основные проблемы.

— И что нам это даст? — заинтересовался маркиз.

— Мы должны в будущем вести себя умнее, — рассуждал Энтони. — Люси преподала мне хороший урок, ты получил свой от Роз Катерхем. Мы должны извлечь из них пользу.

— Хорошо, я согласен выслушать твои выводы из этих уроков, — согласился маркиз. — Переходи к сути дела.

— Суть дела состоит в следующем: то, что достается слишком легко, абсолютно не ценится. Согласен?

— Да, пожалуй.

— Посмотрим правде в глаза: женщин, которых мы с тобой знаем, намного легче завоевать тебе, чем мне. Еще не родилась женщина, которая не хотела бы стать маркизой де Верьен.

Джастин, нахмурясь, не отвечал, и Энтони понял, что его друг серьезно озабочен перспективой женитьбы на Роз Катерхем и ему противна даже самая мысль об этом.

Энтони продолжал, надеясь, что его слова достигают цели:

— Красота — это еще не все. Мы с тобой оба знаем это. Ни тебе, ни мне не нужна жена, которая флиртует с каждым встречным и думает только о том, как быть избранной первой красавицей бала.

Подумав, маркиз ответил:

— Продолжай, Энтони. Я согласен с тем, что ты говоришь, и сам думал так же, но мне никогда не приходило в голову сделать из этого научный трактат.

— Мой отец, бывало, говорил, что каждый человек должен «жевать жвачку», что на современном языке означает «обдумывать последствия своих поступков», — продолжал Энтони. — Мы с тобой обычно этого не делаем, пока не становится уже слишком поздно и мы не наделали кучу ошибок, которых можно было бы избежать.

— Не стоит обсуждать это сейчас, — быстро вставил Джастин, который припомнил массу случаев, которые ему хотелось бы забыть навсегда.

— Не стоит, но ты знаешь, о чем я думаю, — остановить Энтони было невозможно. — Откровенно говоря, я считаю, что в дальнейшем мы должны вести себя более разумно и прежде, чем что-то делать, хотя бы немного подумать о последствиях своих поступков.

Идея не очень свежая, — сказал маркиз, — но я тебя понимаю. Просто дело в том, что мы с тобой вращаемся в очень тесном кругу и совершенно не упражняем наши мозги, которые в Оксфорде позволяли нам зарабатывать неплохие оценки.

Поняв, что Джастин согласен с ним, Энтони торжественно предложил:

— Давай все же попробуем жить по-новому.

Маркиз рассмеялся.

— Согласен, — сказал он. — Но учти, что один только бог знает, что нас ждет в будущем. У меня нехорошее предчувствие, что Роз и Люси очень быстро заменят прекрасные чаровницы, такие же хищницы, как и они.

Энтони всплеснул руками:

— Будь все проклято, Джастин! Ты наводишь такую же тоску, как дождь на бегах. Где твоя страсть к приключениям? Где твой оптимизм и вера в свою счастливую звезду?

Он говорил с нескрываемой насмешкой.

— Прекрати, Энтони! — не выдержал маркиз. — Теперь ты портишь мне настроение. Я совершенно убежден, что единственные приключения, которые могут случиться с нами по дороге, это несчастный случай или поломка фаэтона.

Маркиз и сэр Энтони так засиделись за ленчем в придорожном трактире «Убегающая лиса», что прибыли на побережье намного позже, чем рассчитывали.

Как всегда, когда они бывали вдвоем, друзья приятно проводили время: шутливые поддразнивания и смешные истории прошлых лет сменяли в разговоре серьезные проблемы — они понимали друг друга с полуслова и думали и чувствовали в унисон.

Головная боль, которой страдали оба из-за излишней выпивки и раннего подъема, прошла благодаря их молодым крепким организмам и прекрасному ленчу, и друзья находились в прекрасном расположении духа, готовясь преодолеть последний участок пути.

Других лошадей пришлось бы сменить, но в жилах этой пары прекрасных животных текла благородная кровь арабских скакунов, и Джастин знал, что при хорошем управлении они прекрасно доскачут до самого замка.

— Теперь, когда объявлен мир, — сказал он, — мне нужно снова разместить конские подставы на дороге в Дувр.

— Я думал, ты уже сделал это.

Я не собираюсь во Францию еще, по крайней мере, месяц, — объяснил маркиз. — Мне кажется, что после войны страна должна оправиться. Пусть там вначале восстановят прежний комфорт, затем можно будет нанести визит в веселую беззаботную Францию.

— Некоторые из наших приятелей уже успели насладиться прелестями Парижа, — отозвался Энтони, — и несколько человек рассказывали мне, что были поражены теплым приемом с момента прибытия в Кале. Больше того, говорят, француженки просто обворожительны!

— Мы отправимся туда в следующем месяце, — пообещал маркиз. — Кстати, Персивал говорил мне, что в королевском дворце дамы носят туники в греческом стиле и мажут волосы ароматическим маслом.



Энтони с улыбкой посмотрел на друга.

— Мы обязательно сходим на прием во дворец, а еще я бы хотел увидеть Первого Консула. Он не может быть таким чудовищем, каким его все изображают.

— Я только надеюсь, что он не так умен, как он мне представляется, — заметил маркиз.

— Что ты хочешь этим сказать?

Я подозреваю, что, пока мы мирно развлекаемся, забываем старые обиды и рассуждаем о возврате былых времен, Бонапарт получит преимущество, восстанавливая и укрепляя армию и флот.

— Абсурд! — заявил Энтони. — Мирное соглашение заключено. Он так же, как и мы, готов зарыть боевой топор в землю.

— Надеюсь, что ты прав, — серьезно сказал Джастин. — Мы сами все это выясним, когда будем во Франции. В октябре в Париже прекрасно и не так жарко, как сейчас.

Беседа перешла на другие предметы, и вскоре они увидели аккуратные домики Даунса, ближайшей к поместью деревни. Это свидетельствовало о близости цели их путешествия.

— Прошли годы с тех пор, как я последний раз был в Хертклифе, — сказал Энтони. — Я помню, когда мы были еще мальчишками, твой отец был ужасно разгневан из-за чего-то, что сделал ваш сосед. Тогда я так и не понял, что они не поделили.

— Адмирал был его главным врагом, — вспомнил маркиз. — Война между пожилыми джентльменами заставляла их кровь быстрее струиться по жилам, и этот гнев поддерживал боевой дух в сердцах обоих до самого дня смерти отца.

— Из-за чего все-таки была ссора?

Я забыл, если только когда-нибудь знал это. Мальчишек мало занимают раздоры взрослых. Когда мой отец купил Хертклиф, он обнаружил, что в самом центре его поместья, всего в миле от замка, находится имение и десять акров земли, принадлежащих адмиралу в отставке — как же его фамилия?

Джастин помолчал, припоминая, затем воскликнул:

— Уодбридж! Именно так! Адмирал Гораций Уодбридж! Он вел себя так, будто все еще находится на капитанском мостике, и мой отец приходил в бешенство при одном упоминании его имени.

В Энтони неожиданно заговорило любопытство.

— Из-за чего же они ссорились?

Буквально из-за всего, но главная причина была в том, что адмирал не желал продавать свой дом и имение моему отцу. Нельзя было назвать ни одной причины, по которой он был бы обязан это сделать, но мой отец заболел той же болезнью, которая в древности поразила царя Ахава. Ты ведь помнишь эту библейскую историю, как царь Ахав позарился на обыкновенный виноградник своего благочестивого подданного Навуфея и наделал глупостей? Навуфей отказался продать виноградник, и это стоило ему жизни. Вот и отец делал все, что мог, чтобы завладеть имением адмирала, но в отличие от Ахава безуспешно.

— Что же теперь с адмиралом? — спросил Энтони.

— Должно быть, уже умер, как и мой отец, — пожал плечами Джастин. — Они были примерно одного возраста.

— И кому теперь принадлежит «виноградник Навуфея», как ты его называешь?

— У адмирала был сын, наверное, теперь он хозяин поместья, — ответил Джастин. — Он намного старше меня, так что он, скорее всего, поселился здесь и ждет, когда для моего здоровья потребуется морской воздух и мы возобновим старую распрю.

— Ему предстоит долгое ожидание, — заметил Энтони. — С другой стороны, ты можешь попытаться, возможно, он не откажется продать свое имение.

— Не будем загадывать, но предложение сделать стоит, — произнес маркиз. — Если он согласится, тогда я, безусловно, куплю эту землю.

— Ты считаешь, что у тебя недостаточно земли? — удивленно вскинул брови Энтони.

Я считаю, что земли не может быть много, — ответил Джастин. — Возьмем, к примеру, род Сэсилов, они веками расширяли свои владения. Мой долг состоит в том, чтобы делать то же для моих потомков.

— Святой боже! — воскликнул пораженный Энтони. — Ты строишь далеко идущие планы! Так дело дойдет и до свадьбы и продолжения рода Верьен, который процветал еще со времен Карла II.

— Карла II — поправил его маркиз. — Наш род не переведется, не бойся. У меня одних кузенов несколько десятков.

— Но ты все равно захочешь, чтобы род продолжил твой сын, а не кто-нибудь из дальних родственников, — настаивал Энтони.

— Конечно, — согласился Джастин, — но мне некуда спешить, и позволь мне высказаться начистоту — имя его матери будет не Роз!

Его свирепый тон так позабавил Энтони, что маркиз сам не устоял и рассмеялся вместе с другом.

Вскоре Джастин указал Энтони:

— Видишь? Это уже Хертклиф. За теми деревьями.

Энтони сразу вспомнил приземистый замок, который отец Джастина расширил и перестроил с помощью лучших архитекторов того времени.

Замок был прекрасно расположен — хотя и несколько ниже, чем деревня Дауне, находящаяся за ним, — и был со всех сторон, кроме фасада, окружен густым лесом, который защищал его от морских шквалов, при этом создавалось впечатление, что дом господствует над местностью.

Уже почти час друзья дышали морским воздухом и ощущали свежесть, которая была так живительна и приятна.

Теперь даже лошади поскакали немного быстрее, словно почувствовали, что цель близка и их ждут удобные стойла.

Фаэтон быстро двигался по дороге к дому. Красный кирпич, из которого был сложен замок, со временем принял розоватый оттенок и отсвечивал на солнце, и Энтони заметил:

— Я совсем забыл, как прекрасен Хертклиф! Ты должен был приезжать сюда чаще, Джастин.

— Ты прав, — ответил маркиз. — Не представляю, как я мог так надолго забросить этот старый дом.

— В нем есть что-то величественное и в то же время романтическое, — задумчиво продолжал Энтони. — Взгляни на эти цветы — они просто потрясающие!

Мой отец тратил много времени и кучу денег на этот парк, — сказал Джастин. — Я считал, что из-за войны и недостатка людей он оказался заброшенным, но теперь вижу, что мои опасения были необоснованны.

Они подъехали еще ближе, вечернее солнце отражалось в многочисленных окнах дома, и друзьям казалось, что он дышит гостеприимством и радуется их приезду.

Два грума ожидали у подъезда, чтобы принять лошадей, и, когда маркиз вышел из экипажа, разминая затекшие после долгой поездки ноги, на крыльце появился пожилой человек с совершенно седой головой.

— Добрый вечер, Маркхэм, — приветствовал его маркиз.

— Добрый вечер, милорд! Мы очень рады вашему приезду. Приятно видеть вас вновь после такого долгого отсутствия.

— Благодарю вас, Маркхэм, — ответил маркиз. — Я полагаю, вы помните сэра Энтони Дервиля, которого знали еще маленьким мальчиком?

— Мне сообщили, что он сопровождает вас. Ваш приезд большая радость для нас, сэр Энтони, — поклонился он гостю.

Мистер Маркхэм, который служил управляющим Верьенов в Хертклифе уже более тридцати лет, проводил друзей в прохладный холл, украшенный свежесрезанными цветами.

— Я вижу, вы меня ожидали? — спросил маркиз.

— Я очень благодарен вам, милорд, что вы распорядились предупредить меня о вашем прибытии за несколько часов. Как вы сами видите, дом содержится в порядке, но у садовников было время приготовить букеты, а миссис Кингдом положила грелки в постели. Она считает, что это совершенно необходимо, как бы хорошо ни были просушены простыни.

Джастин улыбнулся, тронутый заботой старых слуг, но ничего не ответил, и они прошли в длинную комнату, обшитую деревянными панелями, окна которой выходили на цветник, разбитый позади замка.

Это была та самая комната, в которой отец маркиза любил сидеть по вечерам, и Джастину показалось, что сейчас он поднимется из одного из этих удобных кресел и пойдет им навстречу.

Все предметы в коллекции покойного маркиза не только свидетельствовали о его безупречном вкусе, но и обладали подлинной исторической и художественной ценностью.

Джастин с удовольствием осмотрелся: картины с изображениями кораблей на стенах как нельзя лучше гармонировали с местоположением замка. Здесь ничего не изменилось с тех самых пор, как он был ребенком.

— Я полагал, милорд, что вы захотите принять ванну перед обедом, — сказал Маркхэм, — все готово для вас наверху, там же ждет слуга, который будет в вашем распоряжении до приезда вашего камердинера.

— Хоукинс скоро уже будет здесь, мы довольно много времени потратили на ленч, — ответил маркиз. — Но нельзя ожидать, что скорость другой кареты сравнится со скоростью моего фаэтона.

В голосе Джастина звучала плохо скрытая гордость, и для Маркхэма его слова прозвучали как сигнал к комплиментам:

— Когда вы подъезжали к дому, милорд, я подумал, что никогда в жизни еще не видел такой прекрасной пары лошадей!

— Я тоже не встречал лучших, — с удовольствием признал маркиз.

Он повернулся к другу:

— Я полагаю, Энтони, ты захочешь прежде всего смыть с себя дорожную пыль?

— Конечно. Еще мне хочется пить.

Шампанское ожидает вас в ведерке со льдом, милорд, — сказал Маркхэм. — Есть и кларет, если вы предпочитаете его.

— Мне — шампанское, — Энтони опередил маркиза. — Надеюсь, теперь, когда наступил мир, его уже не так трудно будет доставать.

— Думаю, что в наших краях во время войны ни у кого не было трудностей с вином, — сухо заметил маркиз. — Наши местные жители так же занимаются контрабандой, как и все остальные на побережье? — обратился он к управляющему.

— В наших краях это мало распространено, милорд, — ответил Маркхэм. — Крупные банды, и должен сказать, очень опасные, действуют вокруг Ромни Маршес.

— Я много слышал об этих контрабандистах, — сказал маркиз, — и очень рад слышать, что они вас не беспокоят. Говорят, они терроризируют все местное население.

— Нам повезло, милорд, — ответил Маркхэм.

Он вызвал слугу, который провожал их в комнату, и приказал ему открыть шампанское.

Джастин заметил, что это хорошо сложенный молодой человек призывного возраста. Он был одет в ливрею Верьенов, но выглядел в ней несколько неуклюже, и создавалось впечатление, что эта одежда ему непривычна.

Когда слуга разливал шампанское, Джастин, к своему удивлению, заметил на его запястье татуировку.

— Вы служили на флоте? — поинтересовался он, разглядев на коже слуги татуировку в виде якоря.

— Да, милорд.

— Тогда, я думаю, вы были недавно демобилизованы?

— Да, милорд.

— Это интересно. Я полагал, что встречу в доме только своих старых слуг.

Молодой человек бросил быстрый взгляд на Маркхэма, но ничего не ответил. Управляющий объяснил:

— Многие из прежних слуг, которых вы помните, либо ушли на войну, либо слишком стары, чтобы работать. В последнее время нам удалось заменить их такими молодыми людьми, как Билли.

— Правильно сделали, — одобрил маркиз. — Я надеюсь, Билли, что тебе нравится твоя работа?

— Я был рад получить ее, милорд.

Джастин хотел кое-что добавить, но Энтони поднял свой бокал:

— Твое здоровье, Джастин! Как приятно снова оказаться в Хертклифе!

— Спасибо, — сказал маркиз. — Маркхэм, вы также можете взять бокал. Возвращение домой следует отметить.

— Вы очень добры, милорд.

В его тоне Джастину почему-то послышались нотки облегчения.

На минуту он задумался о том, чего мог опасаться его управляющий, но шампанское заставило его забыть об этом.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Когда маркиз спустился к обеду, он выглядел в своем фраке так же представительно, как будто он явился на прием в Карлтон-отель.

Спускаясь по старинной дубовой лестнице, он уловил запахи воска и лаванды, и они показались ему намного приятнее, чем экзотические ароматы духов, которыми дамы наполнили его замок Верьен накануне вечером.

Джастин был настроен получать удовольствие от Хертклифа и всего, связанного с ним.

По пути в гостиную он решил заглянуть в библиотеку, святая святых отца, в которой тот хранил большую часть сокровищ своей коллекции. Все эти любовно собираемые предметы доставляли покойному маркизу большую радость.

Прекрасные картины в Верьене и в родовом доме в Лондоне оставил в наследство дед Джастина, который был тонким ценителем искусства и потратил много времени и денег, собирая коллекцию, которая считалась одной из лучших во всей стране.

Кроме того, он прекрасно разбирался в мебели и добавил множество антикварных вещей к собранию предметов из красного дерева, которое начали Верьены еще во время правления королевы Анны.

Покойного маркиза, отца Джастина, не очень привлекали живописные полотна и предметы мебели, и он отдал свое сердце коллекционированию вещей, связанных с морской тематикой.

Джастин знал, что на полках библиотеки хранились первые издания книг, которыми гордились бы любые библиофилы или морские музеи.

По всему дому были развешаны картины с изображением кораблей кисти знаменитых художников. Отец часто говорил, что в Хертклифе легче заболеть морской болезнью, чем на настоящем корабле во время качки.

И, конечно, Джастин хорошо помнил собрание табакерок, каждая из которых каким-либо образом была связана с морем. Сейчас маркиз хотел посмотреть на ту табакерку, что составляла пару к табакерке Персиваля, которой он любовался накануне вечером.

Ему показалось довольно странным существование двух одинаковых предметов, так как он знал, что мастера того времени предпочитали создавать уникальные вещи.

С другой стороны, хорошо известно, что если находится парный предмет, то цена дорогого экспоната, например, греческой вазы, не просто удваивается, а увеличивается во много раз.

Джастин открыл дверь библиотеки и увидел, что эта комната, как и гостиная, украшена цветами в честь его приезда.

Однако, несмотря на их аромат, в воздухе чувствовались легкие запахи старинной кожи и пыли. Маркиз подошел к окну и открыл его.

Все вещи на столе отца занимали свои привычные места: пресс-папье с золотыми углами, с изображенным на нем гербом Верьенов, большая золотая чернильница, выкованная в правление Карла II одним из величайших золотых дел мастеров того времени, и другие вещицы, которые так любил его отец.

Здесь был нож для вскрывания писем, украшенный драгоценной камеей, лупа, подставка для перьев, печать и множество других интересных предметов, которые казались когда-то загадочными и будоражили воображение маленького Джастина.

Улыбаясь, он смотрел на них. Затем его взгляд перешел на другую часть комнаты, где стоял большой инкрустированный французский комод со стеклянным верхом, в котором его отец хранил свои драгоценные табакерки.

«Сейчас посмотрим, — сказал себе Джастин, — отличается ли табакерка Перегрина от нашей».

Маркиз подошел к комоду и, к своему удивлению, обнаружил, что там под стеклом хранится гораздо меньше предметов, чем он ожидал увидеть.

«Может быть, меня подвела память?» — спросил себя Джастин.

Он хорошо помнил, что раньше табакерок было так много, что совершенно не оставалось свободного места. Теперь же на темно-синем бархате стояло не больше дюжины вещиц.

Они были расставлены таким образом, чтобы пустоты между ними сразу же не бросались в глаза, это было сделано довольно искусно, но не обмануло маркиза.

Но, возможно, он ошибается, думая, что коллекция отца была намного больше?

Может быть, какая-то часть перенесена в другую комнату, например, в гостиную?

Джастин засмотрелся на табакерки: каждая из них была уникальна и неповторима. Многие из них были украшены орнаментом из драгоценных камней, но на крышке ни одной из них не было изображения корабля с поднятыми парусами, идущего по волнам из сапфиров и изумрудов, как на табакерке сэра Персиваля.

Неожиданно ему пришло в голову, что Маркхэм в заботах о достоянии Хертклифа мог убрать наиболее ценные вещи в огромный сейф, который стоял в буфетной.

«Там они и лежат», — с облегчением подумал маркиз, которому мысль о том, что он мог лишиться предметов, настолько дорогих его отцу, доставила несколько неприятных минут.

«Завтра я обязательно выясню это у Маркхэма», — сказал себе Джастин.

Кроме этого, нужно было обсудить с управляющим многое, касающееся замка и имения.

Джастин вернулся из библиотеки в гостиную и стал ожидать Энтони.

Вечер был очень жарким, и огромные французские окна, выходящие на террасу, были открыты. Маркиз вышел полюбоваться на благоухающий розарий, посередине которого располагались старинные солнечные часы.

Он вдыхал аромат цветов, ощущая на лице легкий морской бриз, и говорил себе, что слишком долго не был в Хертклифе и теперь будет приезжать сюда чаще.

Пришел Энтони и присоединился к нему на веранде.

— Не могу понять, почему ты забросил этот дом, Джастин, — сказал он. — Здесь просто рай земной!

— Я как раз об этом думаю, — ответил маркиз, — мы с тобой обязательно приедем сюда в будущем году, вместо того чтобы шататься по Брайтону, беседуя со всеми этими болванами, у которых не наберется на всех и унции мозгов.

— Может быть, в будущем году ты меня уже не пригласишь.

Маркиз удивленно взглянул на друга, и Энтони продолжил с улыбкой:

— Я просто подумал, что это идеальное место для медового месяца.

— Если ты снова заведешь эту песню насчет женитьбы, я тебя поколочу, — рассердился Джастин. — Мы здесь ради спасения нашей холостяцкой жизни, давай лучше выпьем за это.

Он прошел в гостиную, и в тот же момент слуга внес поднос с двумя хрустальными бокалами, а за ним следовал дворецкий с бутылкой шампанского, обернутой салфеткой.

Взглянув на него, маркиз удивленно сказал:

— Вы не Бэйтмен!

— Нет, милорд. Моя фамилия Траверс.

— А что произошло с Бэйтменом?

— Он на пенсии, милорд. По-моему, он живет в деревне, в коттедже.

— Не думал, что он так стар, — заметил маркиз. — Надеюсь, вы справляетесь с его работой и вам нравится в Хертклифе.

— Спасибо, милорд. Я буду стараться, чтобы вы остались довольны мной.

Манера говорить нового дворецкого произвела на Джастина приятное впечатление, а его военная выправка вызвала новый вопрос:

— У кого вы служили до Хертклифа?

— Я служил на флоте, милорд.

Маркиз ничего не сказал, но мысленно одобрил выбор своего управляющего.

Ему пришла в голову мысль, что теперь, после наступления мира, много бывших военных и моряков окажутся не у дел и начнут искать работу.

Однако во всех его поместьях существовало негласное правило: по возможности в услужение принимали людей из одних и тех же семей. Бывало, что одна семья служила не только отцу и деду, но и еще и прадеду маркиза.

В буфетной замка Верьен работали мальчики, которые представляли уже пятое поколение, и девочки, которые считали, что, когда они вырастут, их обязательно возьмут на службу в «большой дом».

Джастин думал, что тех же принципов придерживаются и в Хертклифе.

Он попытался вспомнить, как велика деревня, которая находилась всего в полутора милях от замка, но не смог даже примерно оценить, сколько там жителей.

— Ты что-то очень молчалив, Джастин, — заметил Энтони.

— Я размышляю, — ответил маркиз.

— А я настолько устал, что не могу размышлять ни о чем, кроме того, насколько удобная у меня будет сегодня постель.

— Тебе сегодня повезло уже в том, что ты не служишь дежурным кавалером Люси, выражаясь прилично, — с усмешкой сказал Джастин приятелю.

— Хочешь пари? Бичестер сегодня появится в Верьене и скажет, что он передумал и решил принять приглашение.

— Если он приедет, то найдет пустой дом, — сказал маркиз. — Ты можешь не сомневаться: Брэдли к этому моменту уже спровадил всех гостей в Лондон.

— Представляю их бешенство! — улыбнулся Энтони. — Они собирались остаться по крайней мере еще на неделю. У тебя вкусно кормят и хорошо поят.

— Лично я считаю, что эти приемы длятся всегда слишком долго, — заметил Джастин. — Первые несколько дней разговоры занимательны и остроумны, но потом начинают повторяться одни и те же шутки, а дом становится все больше похож на конюшню.

— Ты избалован, в этом все дело.

— Чепуха, — ответил маркиз. — Просто мы с тобой слишком интеллигентны для того круга, в котором нам большей частью приходится вращаться.

Энтони рассмеялся.

— Я хотел бы взглянуть на их лица, если бы они слышали то, что ты сказал.

— В данный момент у меня нет ни малейшего желания видеть никого из них, — раздраженно ответил Джастин.

Дворецкий объявил, что кушать подано, и они перешли в просторную столовую, окна которой выходили на другую часть сада.

Огромное окно, занимающее почти всю стену, было открыто, и видно было, как в золотом сиянии за деревьями садится солнце.

— Если бы я смог это написать! — сказал маркиз. — Почему я не обладаю талантом художника?

— Зачем тебе это? Ван дер Вельд сделал это прекрасно, — ответил Энтони. — Я видел несколько его превосходных работ у тебя на парадной лестнице.

— Там изображено море, поэтому отец и купил их, — объяснил Джастин.

Друзья сидели за столом, на нем горели четыре свечи в изысканно украшенных золотых подсвечниках. В центре стоял золотой корабль, которым Энтони любовался с нескрываемым восхищением.

— Должен сказать, что мне понятно увлечение твоего отца коллекционированием всего, что имеет отношение к морю. Но я совершенно не могу понять, почему тебя это так мало интересует и ты бросил все эти сокровища здесь, вместо того чтобы взять с собой в Верьен или в Лондон.

— Я никогда не думал об этом, — просто сказал маркиз. — Все это принадлежит Хертклифу, и мне нравится, когда все на своем месте.

Говоря это, он снова вспомнил о табакерках и решил, что не покажет их Энтони, пока все они снова не окажутся в комоде.

Обед был хорош, очевидно, рыба недавно выловлена из моря, а куропатки пойманы уже после того, как пришло сообщение о его приезде.

Мясо также было нежным и превосходно приготовленным, и Энтони, который каждому блюду отдавал должное, воскликнул, когда были поданы фрукты:

— Прекрасный обед! Я думал, что слишком устал для того, чтобы есть, но теперь я чувствую себя намного лучше.

— Всему причиной морской воздух, — объяснил Джастин. — Подожди до завтра, ты сможешь в одиночку съесть быка.

— Нам необходимо заниматься спортом, а то скоро нам придется менять весь гардероб.

— Мы можем плавать в море, и, как всегда к нашим услугам лошади. Я приказал Брэдли прислать нам по крайней мере дюжину.

Энтони засмеялся.

— Широкий жест.

— Я бы не хотел, чтобы ты здесь скучал.

— Я был бы больше тронут такой заботой, если б не был уверен, что ты в первую очередь думал о себе, — поддразнил его Энтони.

Я всегда считал, что в деревне должны быть свои развлечения, — глубокомысленно сообщил маркиз, — пока мы здесь скрываемся, я намерен развлекаться.

— Ты сказал, что мы скрываемся? — переспросил Энтони. — Значит, ты признаешь это?

— Конечно, признаю. Я не собираюсь возвращаться в Лондон до тех пор, пока не буду совершенно уверен, что меня не ждут там шторма и ураганы.

— Мне кажется, что в таком случае мы застрянем здесь надолго, — улыбнулся Энтони, — а зная, как быстро тебе все надоедает, Джастин, я уверен, что мир и покой, царящие в деревне, и полное отсутствие событий будут действовать тебе на нервы сильнее, чем все слезы и истерики леди Роз.

— Если это случится, ты узнаешь об этом первый, — пообещал маркиз, — но одно я знаю точно: этот коньяк послужит нам большим утешением.

Энтони отпил из бокала, который слуга только что поставил перед ним.

— Ты прав, — согласился он, — это превосходно.

— Он очень долго выдерживался в погребе, — сказал Джастин, — а может быть, пересек канал под самым носом у береговой охраны.

Контрабандисты! — воскликнул Энтони. — Что ж, если ты здесь действительно соскучишься, мы можем примкнуть к ним. Опасность очень возбуждает.

— Теперь, когда война окончена, в контрабанде нет смысла, — заметил маркиз, — если только не хочешь избежать уплаты пошлин.

— Да, это так, — согласился Энтони. — Мне кажется, что мир отнимет у нас много развлечений, если не считать женщин.

— Ты опять возвращаешься все к той же теме! — недовольно воскликнул маркиз. — Я отказываюсь даже думать как о прекрасной половине человечества, так и об опасностях ремесла контрабандистов. Я просто хочу наслаждаться миром и покоем.

— Я выпью за это, — сказал Энтони. — Да продлится твоя любовь к миру и покою хотя бы неделю!

— Ты, как всегда, циничен.

— Мы прекрасно подходим друг другу. Ты был циником с тех пор, как я тебя помню. И если твое идиллическое настроение продлится дольше одного вечера, я буду сильно удивлен. Вот и все, что я могу сказать.

Дворецкий поставил перед друзьями поднос с винами и вместе со слугой вышел из столовой.

Затем послышался звон разбиваемой посуды, и маркиз раздраженно нахмурился.

Еoе во время обеда его удивило, что почти всю работу выполнял дворецкий, а четыре лакея были довольно неуклюжи, и чувствовалось, что они не очень-то хорошо знакомы со своими обязанностями.

Ливреи сидели на них плохо, и взыскательный Джастин решил, что это еще один вопрос для завтрашнего обсуждения с Маркхэмом.

Солнце превратилось в золотистую полоску на горизонте, на фоне которой выделялись силуэты деревьев. С высоких елей доносились крики грачей, устраивающихся на ночлег, и маркизу послышался писк первых летучих мышей, говорящий о близости ночи.

Он сидел, откинувшись в кресле, и чувствовал себя в ладу со всем миром.

Неожиданно послышались чьи-то шаги у окна, и низкий голос проговорил:

— Не двигайтесь, джентльмены!

Неожиданность этого вторжения застигла Джастина врасплох.

Он оглянулся и увидел на подоконнике мужчину грозного вида с пистолетами в обеих руках. Лицо мужчины скрывал капюшон с прорезями для глаз и рта, что придавало ему зловещий вид.

Но костюм его совершенно не подходил для разбойника с большой дороги.

Он был одет в бриджи из лосиной кожи, хорошо начищенные сапоги, визитку, и завершат наряд белый шейный платок, идеально завязанный по последней моде.

— Какого черта?.. — с этими словами Джастин начал подниматься с кресла, но мужчина повторил:

— Оставайтесь на месте, милорд, или моя пуля пробьет ваше плечо.

Его голос звучал ровно и холодно, но в нем была властность, которая подействовала сильнее любого крика.

Завороженно глядя на бандита, маркиз услышал, что дверь в коридор открылась, и, повернув голову, увидел, как другой мужчина, также в капюшоне, появился в комнате.

Сообщник нес большой черный саквояж, который казался тяжелым, и был одет совсем не так, как бандит с пистолетами.

На нем была одежда слуги и широкое пальто старомодного покроя.

Он остановился рядом с маркизом, видимо, ожидая его дальнейших приказаний. Казалось, он точно знает, что делать.

В этот момент человек с пистолетами скомандовал:

— Прошу вас, джентльмены, деньги и драгоценности — на стол.

Джастин лихорадочно оценивал, что будет, если они с Энтони одновременно нападут на обоих грабителей. Безусловно, они сильнее этих разбойников.

Но пока он колебался, открылась дверь из комнаты слуг и вошел третий бандит. Он тоже нес черный саквояж.

Проклиная свою беспомощность, маркиз вынул из кармана кошелек, набитый гинеями: обычно они с Энтони проводили время за игрой в пикет и предпочитали расплачиваться золотом, а не расписками.

Энтони сделал то же самое.

— Ваши кольца и булавки для галстука, — приказал щеголевато одетый грабитель, после чего обратился к маркизу: — Я думаю, милорд, вы носите часы?

Джастин похолодел и уже собрался воспротивиться этому беззаконию, но пистолет, смотрящий на него с расстояния десяти футов, подсказал, что глупо идти на такой риск.

Ему было больно расставаться с отцовскими часами прежде всего потому, что они были ему дороги как память. К тому же на часовой цепочке висел большой изумруд чистой воды. Джастин считал его своим талисманом.

Однако он редко носил изумруд и никогда днем, потому что, как и Бью Бруммел, считал, что драгоценности обязывают.

Этим вечером, будучи в сентиментальном расположении духа, маркиз подвесил его к часам, и вот к чему это привело.

Человек в капюшоне, стоящий рядом с ним, взял деньги, часы и драгоценности, которые выложили на стол приятели, и ожидал дальнейших распоряжений главаря.

— Корабль в центре стола, — сказал обладатель низкого голоса. — Неси его осторожно, он выглядит хрупким. Жаль будет испортить такую красоту.

Без сомнений, это была насмешка, и маркиз испытал такой приступ ярости, что ему пришлось призвать на помощь всю свою волю, чтобы не броситься на бандита.

Словно догадываясь о его чувствах, человек с пистолетами сказал:

— Не делайте глупостей, милорд, простреленная рука надолго ограничивает возможности.

И опять в его голосе была насмешка.

— Черт побери! — Джастин наконец не выдержал. — Я увижу вас на виселице, даже если это будет последнее, что я увижу в жизни!

— Сомневаюсь в этом, — холодно ответил бандит. — Но, возможно, это придаст вашей жизни новый интерес, хотя и не такой волнующий, как победа на бегах или ухаживание за очередной красоткой.

— Я не желаю слушать ваши дерзости, — отрезал маркиз.

Смешок бандита показал, что он доволен тем, что сумел задеть маркиза за живое. Затем он сделал жест пистолетом, давая сообщникам сигнал уходить, после которого двое других мужчин выскользнули в окно за его спиной.

Джастин услышал, как они побежали через парк.

Главарь ждал, пока они не окажутся на безопасном расстоянии. Затем он сказал:

— Я предлагаю вам, джентльмены, не покидать своих мест еще минуты две. Если вы предполагаете преследовать меня, должен предупредить, что стреляю я отменно.

Говоря это, он перелез через подоконник в сад, продолжая держать пистолеты направленными в грудь обоих приятелей, затем неожиданно исчез из поля зрения, словно растворился в воздухе.

Только что он был здесь и тут же пропал, и хотя маркиз тут же сорвался с места и выскочил в сад, там было тихо и пусто.

Прислушавшись, Джастин уловил в отдалении стук копыт.

— Боже мой, я не могу в это поверить! — воскликнул Энтони. — В жизни не был так поражен!

Маркиз продолжал осматривать сад, все еще вслушиваясь, затем спросил:

— Я думаю, бессмысленно попытаться их преследовать?

— Да, Джастин, — согласился Энтони. — Пока мы окажемся в седлах, они проскачут две-три мили.

Друзья вернулись к столу и сели. Маркиз налил себе коньяку и передал графин приятелю.

— Видел ты когда-нибудь хоть что-то подобное? — спросил Энтони.

— Это хорошо запланированное ограбление, — сделал вывод Джастин.

— Почему ты так думаешь?

Ты заметил, что оба бандита, которые собирали награбленное, действовали четко и уверенно. Они точно знали, что им делать, и только ожидали команды.

— Но как, черт побери, они узнали, что мы здесь? — спросил Энтони. — В конце концов, мы только что неожиданно прибыли. Может быть, они в любом случае собирались грабить замок и случайно застали нас?

— Это возможно, — предположил маркиз. — В то же время почему именно сегодня?

Он посмотрел на то место, где на столе прежде стоял золотой корабль, и добавил:

— Интересно, что еще они украли?

— Мы должны пойти и посмотреть, — ответил Энтони. — Но в настоящий момент я нуждаюсь в изрядном количестве коньяка, чтобы немного прийти в себя. Я не привык к визитам грабителей во время моего обеда.

— Мне показалось, что это не обычные разбойники, которые промышляют на больших дорогах, — сказал Джастин. — Почему капюшоны? Обычно эти молодцы предпочитают маски или платки, завязанные под глазами.

Да, пожалуй, — согласился Энтони. — Ты помнишь того, который напал когда-то на нас на Хэмпстедской дороге? Ты прострелил ему ногу. Никогда не забуду, как он вопил, пустившись наутек.

— Я не предполагал, что, садясь за обед в собственной столовой, должен держать наготове заряженный пистолет, — с горечью сказал маркиз.

— Никогда не слышал, чтобы с кем-нибудь случалось такое, — заметил Энтони.

— Подобная вещь не должна была произойти в Хертклифе, — возмущенно сказал Джастин. — Если бы в округе орудовала шайка грабителей, Маркхэм должен был предупредить нас сразу по приезде.

— Наверное, он не ожидал, что это случится в первый же вечер после нашего прибытия, — предложил свое объяснение Энтони.

Он поднес руку к тому месту, где обычно на шейном платке находилась булавка, и сердито сказал:

— Жаль, что я нарушил свое правило не носить драгоценностей. Говоря начистоту, я сам завязываю свой шейный платок и делаю это с таким трудом, что без булавки он просто не держится на месте.

— Больше всего меня огорчает, что они взяли мой изумруд и отцовские часы.

— Мы не знаем, что они похитили еще.

Неприятная мысль поразила Джастина:

— Наверняка они украли табакерки. Я смотрел на них перед обедом и думал, что они представляют слишком большую ценность и неразумно оставлять их на виду. Могу только молиться, чтобы они не взяли те, которые хранились в сейфе.

Но, говоря это, маркиз вспомнил о третьем грабителе, вошедшем через дверь со стороны кухни.

Он вскочил и поспешил в буфетную, примыкающую к столовой.

Одного взгляда хватило, чтобы убедиться, что его худшие опасения оправдались.

Дверца огромного сейфа, занимающая почти целую стену буфетной, была открыта.

Так бывало всегда во время обеда: золотые и серебряные предметы сервировки стола доставались из сейфа и возвращались в него после окончания трапезы. Не было принято, чтобы слуги закрывали сейф на время обеда.

Джастин шире распахнул дверь и заглянул внутрь. Внутри сейфа на полках стояло множество различных предметов: чайники, кофейники, золотые канделябры, используемые на больших приемах, высокие стопы серебряных тарелок, предназначенных для торжественных случаев.

Невозможно было определить, на месте ли табакерки. Джастин понял, что только Маркхэм сможет ответить на вопрос о пропажах.

Охваченный гневом из-за ощущения собственной беспомощности, маркиз молча прошел по коридору в холл, а затем в библиотеку. Энтони следовал за приятелем.

Хотя уже смеркалось, свечи не были зажжены, но и при слабом вечернем свете можно было видеть довольно ясно, что стеклянный верх комода открыт.

Джастин преодолел желание посмотреть, что там осталось, зная ответ заранее.

— Проклятие! — яростно воскликнул он. — Они взяли все табакерки из коллекции отца!

— Мне очень жаль, Джастин, — посочувствовал Энтони.

— Мы должны что-нибудь предпринять! Необходимо поймать их!

— Я хочу того же, — поддержал его Энтони, — но мне определенно не понравились пистолеты этого парня. Я готов поверить, что он такой меткий стрелок, как хвастался.

Маркиз с трудом преодолел желание проклинать бандитов, используя богатый лексикон, приобретенный на службе в армии. Гордость подсказывала ему, что не следует опускаться на один уровень с грабителями, даже если это не совсем обыкновенные воры.

Позже, сидя в гостиной, друзья попытались восстановить в памяти приметы главаря, припомнить мельчайшие подробности ограбления. Любая деталь могла помочь им в поисках бандитов.

— У меня сложилось впечатление, что это джентльмен, — высказал предположение Энтони. — Это следует из его манеры говорить.

— У него странный низкий голос, я определенно смогу узнать его» — добавил маркиз.

— Я тоже, — согласился Энтони. — Он невысок ростом, хотя строен и силен. Манера двигаться выдает в нем человека тренированного. Он хорошо одет.

— Черт побери! Эти приметы подойдут сотням мужчин, — с досадой сказал Джастин. — Единственное, что мы действительно имеем, — это голос. Он намного ниже, чем у большинства людей.

— Я подумал кое о чем еще, — заметил Энтони.

— О чем же?

Он хорошо знаком с планом дома. Пока один из его людей занимался табакерками в библиотеке, другой проник в буфетную сразу после того, как слуги отправились кушать. То есть я считаю, что это было так. Маркиз кивнул в знак согласия.

— В Верьене слуги обедают сразу же после хозяев, и я знаю, что здешний повар всегда предлагает слугам то, что они называют «остатки».

— Это подтверждает мою точку зрения, — сказал Энтони. — Грабители знали, что в буфетной никого не будет, и спокойно очистили сейф, собрали табакерки и подгадали это точно к тому моменту, когда их главарь проник к нам через окно, которое он ожидал найти открытым.

— В том, что ты говоришь, определенно есть смысл, — задумчиво согласился Джастин. — И я могу кое-что добавить.

— Что именно?

— Они удирали на свежих лошадях, я понял это по звуку копыт. Я всегда могу определить, устала лошадь или просто проделала долгий путь. В таком случае шаги ее становятся немного тяжелее. Я могу держать пари, что эти лошади прибыли не издалека.

— Это существенно сужает область поиска, — сказал Энтони.

Он зевнул:

— Грабители или не грабители, но если они не стащили мою кровать, я хочу отправиться на покой.

— Именно это мы и сделаем, — поддержал друга маркиз. — Сегодня нет смысла тревожить слуг. Придется потратить половину ночи на разговоры и предположения, а я не думаю, что Маркхэм сможет рассказать нам больше, чем мы ему.

— Я этого не выдержу, — снова зевнул Энтони. — Ради бога, давай оставим это до завтра, Джастин. Может быть, мы что-нибудь придумаем на свежую голову.

— Согласен. Теперь, когда ты заговорил об этом, я чувствую себя таким же усталым, как, наверное, и ты.


На следующее утро сразу же после завтрака маркиз послал за управляющим.

Маркхэм уже знал о том, что произошло накануне, от других слуг, которым рассказал об этом Хоукинс.

— Я не могу поверить в случившееся, милорд! — Управляющий казался сильно огорченным. — Золотой корабль и табакерки, которыми так дорожил покойный маркиз!

Это очень тяжелая потеря для меня, — спокойно сказал Джастин. — Что вы знаете о разбойниках, действующих в этих краях?

— Ничего, милорд. Правда, мы живем очень изолированно и, если можно так сказать, варимся в собственном соку.

— Кто наши ближайшие соседи?

— Их не так много, милорд. Полковник Ллойд — вы, может быть, его помните — в прошлом году умер, и теперь его дом пустует. Лорд Морланд, который был другом вашего отца, прикован к постели и скоро год, как не покидает свой дом.

— А нет ли других крупных поместий или имений, в которых разбойники могли бы найти такую же добычу, как у нас?

— Нет, милорд.

Джастин ненадолго задумался и спросил:

— А что вы скажете насчет адмирала?

— Вы имеете в виду адмирала Уодбриджа, милорд?

— Конечно, кого же еще!

— Его нет в живых вот уже девять или десять лет, милорд.

— Я так и предполагал, — заметил маркиз, — а где его сын?

— Разве ваша светлость не знает, что он убит в битве на Ниле?

— Не имел ни малейшего понятия. И хотя наши семьи враждовали, мне искренне жаль, что он погиб.

— Он был прекрасным человеком, милорд, и с его смертью флот потерял хорошего капитана.

Джастин внимательно посмотрел на управляющего:

— Вы знали его?

Последовала небольшая пауза. Казалось, будто Маркхэм пожалел, что так тепло отозвался о сыне адмирала, затем он нерешительно добавил:

— Да, милорд. Я знал капитана Уодбриджа. Было бы трудно избежать знакомства с такими близкими соседями.

Маркиз улыбнулся.

— Я понимаю, Маркхэм, что здесь довольно одиноко, но я думал, что у вас есть семья.

— Ваша светлость забыли, что я не женат.

— Прошу прощения, Маркхэм, этот факт действительно выпал у меня из памяти, — извинился Джастин.

«Интересно, какие связи у моего управляющего с имением старого адмирала», — подумал маркиз.

Казалось, Маркхэм снова колеблется, прежде чем сказать:

— Сын капитана Уодбриджа сейчас в армии, где-то в Вест-Индии.

— Я припоминаю, что была еще и дочь, — попытался сосредоточиться Джастин.

— Да, милорд, это мисс Ивона.

— Я никогда не встречался с детьми из Флагшток-хауза, — сказал маркиз, — но она должна быть младше меня. Ивона, как вы ее назвали, сейчас, наверное, уже взрослая девушка?

— Да, милорд, — ответил Маркхэм. — Не прикажет ли ваша светлость уведомить полицию о вчерашнем происшествии?

Джастин заметил, что управляющий пытается сменить тему разговора, и продолжил расспросы:

— Чем же занимается здесь мисс Уодбридж? Не может же она одна жить в Флагшток-хаузе? Жива ли ее мать?

— Миссис Уодбридж умерла много лет назад, милорд.

— Так кто же еще живет в Флагшток-хаузе?

— Я в самом деле не знаю. Хотя я и был знаком с капитаном Уодбриджем, между нашими домами нет никакого сообщения.

Видя уклончивость Маркхэма и его нежелание обсуждать эту тему, Джастин перестал настаивать. Что-то непонятное было связано с этими Уодбриджами, но этой семье всегда сопутствовали странности.

Когда-то достаточно было упомянуть в разговоре имя адмирала или что-нибудь, что он сказал или сделал, чтобы отец пришел в ярость. Джастин был уверен, что реакция адмирала на имя отца была точно такой же.

Следующее поколение было слишком рассудительным, чтобы продолжать вражду, которая заставляла кипеть кровь в сердцах двух старых джентльменов и наполняла их жизнь смыслом.

— Интересно, — задумчиво сказал маркиз, — может быть, разбойники, которые ограбили меня и сэра Энтони, заезжали и к мисс Уодбридж? Это могло ее напугать. В конце концов, если мы не справились с ними, то что могла поделать она?

— Я думаю, милорд, что в высшей степени маловероятно, чтобы в Флагшток-хаузе нашлось хоть что-нибудь, что могло бы заинтересовать их.

— Почему вы так думаете? — спросил маркиз.

— Но это же очевидно, милорд, они знали, чего хотели.

Должно быть, им было также известно, что половина табакерок была убрана в сейф, — предположил Джастин.

На это Маркхэм ничего не ответил, но маркизу показалось, что его управляющий смутился.

— Я собирался поговорить с вами об этом сегодня, — продолжал Джастин. — Я решил, что вы держали в сейфе всю коллекцию табакерок и вынули часть к моему приезду. Это верно?

— Да, милорд, совершенно верно, — ответил Маркхэм.

В его голосе явно слышалось облегчение.

Джастин подумал, что управляющий боится получить выговор за то, что он не убрал все ценности в сейф и не закрыл их перед тем, как слуги ушли ужинать.

«Он очень ответственный человек», — сказал себе маркиз.

Он был тронут, что Маркхэм так близко к сердцу принял пропажу вещей, хранителем которых так долго являлся.

— Я расспрошу, милорд, не знает ли кто-нибудь о бандитах, — сказал Маркхэм, — но мне кажется, что мы больше о них не услышим.

Джастин не стал спорить с ним. Неожиданно он принял план действий и, поднявшись с кресла, приказал:

— Скажите грумам, чтобы привели двух лошадей к парадной двери. Мы с сэром Энтони отправляемся на прогулку. Попозже днем, когда наступит жара, мы искупаемся, как я всегда делал это прежде.

— Уверен, что вашей светлости это придется по душе, — ответил Маркхэм. — Я немедленно передам приказ на конюшню.

Дойдя до двери, он оглянулся и сказал:

— Мне бесконечно жаль, милорд, что это несчастливое происшествие постигло нас в первый же вечер, когда вы почтили нас своим присутствием.

— Благодарю вас, Маркхэм.

Как только управляющий вышел, маркиз энергично повернулся к Энтони:

— Мы отправляемся на разведку.

— Что мы будем искать? — поинтересовался Энтони.

— Правду о нескольких вещах, которые ставят меня в тупик.

— Ты собираешься играть в сыщика?

— В некотором роде, — ответил маркиз, — и я нахожу это занятие чертовски увлекательным.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Друзья вошли в холл. Когда маркиз брал у слуги свой цилиндр, он заметил Маркхэма, стоящего у лестницы.

— Кстати, Маркхэм, — сказал Джастин, — как имя молодого Уодбриджа, который унаследовал имение?

После небольшой паузы Маркхэм нехотя ответил:

— Его зовут Чарльз, милорд. Зачем вам это нужно знать?

— Я подумал, что странно не знать имен ближайших соседей, — заметил маркиз.

Говоря это, он спускался к ожидавшим друзей лошадям. Энтони спросил, в свою очередь:

— Так, значит, мы направляемся на «виноградник Навуфея»? Я с большим интересом посмотрю на него.

— Я тоже, — отозвался Джастин. — Это была запрещенная территория с тех пор, как я себя помню.

Устроившись в седле, Энтони сказал:

— Я думаю, нужно вначале немного разогреть лошадей. Предлагаю скакать через парк.

— Согласен, — кивнул Джастин.

Поплотнее натянув цилиндры, они тронули лошадей, из-под копыт полетели куски торфа.

Проскакав около мили, приятели натянули поводья, и Энтони воскликнул:

— Черт побери, Джастин, я не могу понять, почему твои лошади всегда намного лучше моих. Не продашь ли ты мне ту, которая сейчас подо мной?

— Конечно, нет! — ответил маркиз. — Ты знаешь, что я никогда не продаю своих лошадей.

— Я почти не надеялся, когда спрашивал об этом, — улыбнулся Энтони.

До леса они доехали шагом, а затем Джастин повернул в противоположную сторону.

— Теперь нанесем визит, — сказал он, — интересно, какой прием нам окажут.

— Похоже, что в этой части света люди очень чувствительны, — заметил Энтони. — Я видел лицо твоего управляющего, когда он сообразил, куда мы направляемся. Оно напоминало маску ужаса из греческой трагедии.

Маркиз засмеялся.

— Бедный старина Маркхэм! Он помнит, как жестоко мой отец ненавидел адмирала. Я думаю, что слуги всегда перенимают у своих хозяев их любовь и ненависть.

Они поскакали дальше и вскоре увидели перед собой кирпичную стену, которая, как помнил маркиз, окружала дом адмирала.

Друзья без труда отыскали въезд: рядом с воротами на высоком флагштоке развевался английский военно-морской флаг.

Энтони рассмеялся:

— Ничего удивительного, если это раздражало твоего отца.

— Даже если он и не мог его видеть, ему достаточно было знать об этом, чтобы злиться, — сказал Джастин.

Когда они въезжали в ворота, маркиз оглянулся и увидел вдалеке мужчину, скачущего между деревьями. Ему показалось, что под этим седоком превосходная лошадь.

Джастин рассеянно подумал, не сосед ли это, о котором забыл упомянуть Маркхэм, затем приятели проскакали по короткой дорожке, которая вела к великолепному цветнику, разбитому перед домом елизаветинской эпохи с остроконечной крышей и створчатыми окнами.

Дом был очень красивым, но гораздо более сильное впечатление на маркиза произвел уютный и прекрасно ухоженный сад.

Небольшие клумбы и дорожки были окантованы морскими камнями, покрашенными в белый цвет. Это создавало ощущение такой идеальной чистоты и порядка, которые можно было найти только на военном корабле.

Когда друзья подъехали к парадной двери, появился человек, который принял их лошадей. Его выправка и походка помогли Джастину распознать в нем моряка.

Сходя с лошади, он сказал:

— Доброе утро. Дома ли мисс Уодбридж?

— Думаю, да, сэр. — Человек говорил с акцентом, незнакомым маркизу, можно было лишь сделать вывод, что этот выговор не Суссекского графства.

Он прошел к парадной двери и постучал в нее концом рукоятки хлыста. Не успел к нему уже присоединиться спешившийся Энтони, как дверь открылась.

На пороге стояла пожилая женщина. Она присела в реверансе.

— Я хотел бы увидеть мисс Уодбридж, — сказал маркиз.

Миссис Уодбридж будет рада принять вас, милорд, — ответила служанка. — Следуйте, пожалуйста, за мной.

И она прошла вперед. В своем аккуратном сером платье она показалась маркизу больше похожей на няню, чем на служанку. У него самого была такая няня лет до семи.

Холл был невелик, но аккуратно отделан, а дубовая лестница сверкала так, как будто ее постоянно полировали.

Старушка открыла дверь и объявила:

— Маркиз де Верьен с другом, мадам.

Они вошли в комнату с двумя эркерами, где по обеим сторонам камина стояли вазы с цветами и атмосфера была очень уютной и домашней.

Со стоящего у камина кресла им навстречу поднялась молодая дама. Подходя к ней, Джастин отметил, что внучка адмирала — очень привлекательная женщина.

Перед ним стояла брюнетка — что почему-то удивило маркиза, он, сам не зная почему, ожидал увидеть непременно блондинку, — с синими глазами, окаймленными длинными темными ресницами. Джастин решил, что в ее жилах есть примесь ирландской крови.

Эта стройная женщина была одета в платье с широкой юбкой и украшенным кружевной косынкой лифом, вышедшее из моды еще в конце прошлого века.

На фоне темно-изумрудного платья ее нежная кожа казалась перламутровой. Опытный глаз Джастина оценил исключительную красоту хозяйки, которая показалась ему более уместной в светской гостиной, чем в этом лесном доме.

Она присела в реверансе, маркиз поклонился, и их взгляды встретились. К своему большому удивлению, Джастин увидел, что прекрасная хозяйка дома чем-то напугана.

Он объяснил себе это тем, что она, видимо, застенчива и не привыкла к общению с джентльменами из общества. Однако, когда она заговорила, ее голос звучал холодно и ровно:

— Доброе утро, милорд.

— Доброе утро, — ответил Джастин. — Позвольте мне представить своего друга, сэра Энтони Дервиля.

Она снова присела, и Энтони с улыбкой, перед которой не могла устоять ни одна женщина, сказал:

— Давно мне не приходилось видеть такой очаровательный дом, как ваш, миссис Уодбридж. Прекрасно понимаю, почему ваш дедушка не хотел с ним расстаться.

С ответной улыбкой хозяйка заметила:

— Я вижу, вы в курсе войны, которая велась между нашими поместьями в течение многих лет.

— Я думаю, именно из-за этой войны вас, должно быть, удивил наш визит? — спросил маркиз.

— Это, безусловно, приятный сюрприз, милорд. Прошу вас садиться, господа.

Она указала гостям на софу, стоящую по другую сторону камина. Друзья последовали приглашению хозяйки.

— Могу я предложить вам что-нибудь выпить?

— Нет, благодарю вас, — ответил Джастин, — мы не так давно завтракали. Мы с сэром Энтони поспешили к вам с визитом в связи со вчерашними событиями в моем замке, чтобы узнать, не пострадали ли вы вчера от налета грабителей?

— Грабителей?

В ее голосе было столько удивления, что маркиз объяснил:

— Мы прибыли в Хертклиф только вчера вечером. Мое решение отправиться сюда было внезапным, и никто не мог знать об этом заранее.

Миссис Уодбридж слушала Джастина с большим вниманием, ее синие глаза не отрывались от его лица.

— Во время обеда, — продолжил маркиз, — бандит с лицом, закрытым вместо маски капюшоном, и двое его сообщников ворвались в столовую.

Миссис Уодбридж в волнении всплеснула руками:

— Как они смогли это сделать?

— В столовой было открыто окно, — объяснил маркиз. — Главарь появился из сада, а два его сообщника уже находились в доме.

— Мне трудно в это поверить!

— К сожалению, это правда. Они украли уникальные вещи, включая коллекцию табакерок, принадлежащую моему отцу.

— Как это ужасно! — воскликнула миссис Уодбридж. — Должно быть, это большой удар для вас.

— Именно так. Хуже того, мы с сэром Энтони ничего не могли сделать, чтобы защититься от разбойников, так как были безоружны. Было бы большой глупостью с нашей стороны напасть на трех вооруженных людей вдвоем да еще с пустыми руками.

Представляю, как это было неприятно для вас, — сказала миссис Уодбридж. — Вы заявили о нападении в полицию?

— Пока нет, — ответил маркиз. — Я решил сначала выяснить, не пострадал ли кто еще по соседству от этих грабителей. Но вы говорите, что у вас все спокойно?

— Да, это так, но я очень признательна вам за предупреждение: ведь в доме только я и моя старая няня, и нас некому защитить.

— Я слышал, что ваш брат Чарльз служил на флоте, — сказал Джастин, — но мне не говорили, что вы замужем.

Миссис Уодбридж отвела глаза и слегка покраснела.

— Мой муж тоже моряк, милорд.

— И он носит ту же фамилию, что и вы? — удивился Джастин.

— Я вышла замуж за дальнего родственника, — объяснила недоразумение хозяйка дома. — Уодбриджей довольно много. Вы не можете не знать, что это известное имя на флоте.

— Я должен выразить вам свои соболезнования в связи со смертью вашего отца, — сказал маркиз. — На Ниле была одержана большая победа.

— Да, — согласилась хозяйка. — И адмирал Нельсон — великий стратег.

Наступила небольшая пауза. Затем Джастин сказал:

— Я надеюсь, миссис Уодбридж, что теперь, после стольких лет нелепой вражды, мы будем общаться как добрые соседи.

— Я также надеюсь на это, милорд, — ответила миссис Уодбридж. — Надолго ли вы приехали в Хертклиф?

Возможно, Джастин был излишне подозрителен, но ему показалось, что миссис Уодбридж не терпится услышать ответ на свой вопрос.

Он помедлил, чувствуя, что она напряженно ждет, как будто эти сведения очень важны для нее.

— Я еще не решил, сколько пробуду здесь, — сказал он наконец. — Мы с сэром Энтони надеялись найти здесь мир и покой.

— Не думаю, что грабители снова побеспокоят вас, милорд.

— Я тоже на это надеюсь.

Снова наступила пауза, и маркиз почувствовал, что хозяйка ожидает их ухода.

Но его слишком интересовало многое, связанное с ближайшими соседями, поэтому он не торопился откланяться. Джастин обратился к миссис Уодбридж:

— Вы позволите мне осмотреть ваш сад? А может быть, и дом? Мне столько лет было запрещено переступать ваш порог, что меня мучает любопытство, накопившееся за все это время.

Миссис Уодбридж рассмеялась.

— Так же, как мне было запрещено переступать ваш порог. Не могу передать, насколько обидно было наблюдать за Хертклифом издалека, видеть прекрасных лошадей и роскошные кареты, въезжающие и выезжающие из замка, представлять себе приемы и балы, которые давались там, и чувствовать себя Золушкой, несправедливо оставленной дома.

— Наверное, это очень раздражало вас, — заметил маркиз.

— Да нет, я не злилась и не раздражалась, а просто чувствовала себя очень несчастной.

— Ну что ж, если вы никогда не видели Хертклиф, теперь сам хозяин замка сможет показать его вам, — вступил в беседу Энтони.

Маркиз взглянул на друга и увидел, что тот смотрит на миссис Уодбридж с восхищением. Значит, Энтони тоже заметил ее необыкновенную красоту. На самом деле, поправил себя Джастин, лучше сказать «очарование».

Зная, что этого от него ждут, он с удовольствием предложил:

— Безусловно, мне будет очень приятно показать вам Хертклиф и снаружи и изнутри, хотя в нем и недостает теперь многих красивых вещей из коллекции отца.

— Но там и без этого есть на что посмотреть, — быстро добавил Энтони. — Особенно картины.

Он взглянул на приятеля и добавил:

— Почему бы миссис Уодбридж не отобедать как-нибудь с нами? У нас здесь не так много развлечений.

— Да, конечно, — согласился Джастин. — Когда вам будет угодно отобедать с нами, миссис Уодбридж?

Говоря это, он внимательно наблюдал за хозяйкой дома, и у него сложилось впечатление, что она слишком серьезно обдумывает приглашение.

Ее колебания удивили маркиза. Поскольку она продолжала молчать, он приписал ее сомнения старинной вражде их семей и решил, что чем скорее все это будет забыто, тем лучше.

— Я надеюсь, вы не откажетесь посетить нас, миссис Уодбридж, — продолжил Джастин. — После этого мы сможем быть абсолютно уверены в том, что навсегда закопали «топор войны». Что вы скажете насчет завтрашнего вечеpa? Если вы согласны, я пришлю за вами экипаж в половине восьмого.

— Вы очень добры, милорд, я буду счастлива принять ваше приглашение.

Маркиз заметил, что она не сказала «пообедать с вами», но он решил, что зря придирается к словам.

Понятно, что она не хочет проявлять излишнее дружелюбие после всех этих лет глупой вражды между старыми джентльменами.

Джастин поднялся.

— Надеюсь, что вам понравится мой дом, — сказал он. — А теперь нельзя ли осмотреть ваш?

Ему показалось, что она колеблется, но он не был в этом уверен. Затем, проходя вперед, миссис Уодбридж сказала:

— Боюсь, что вы будете разочарованы, милорд.

Друзья последовали за хозяйкой в холл, и она ввела их в столовую, старинная дубовая мебель которой соответствовала возрасту самого дома и была так же идеально отполирована, как лестница, а бронзовые подсвечники были начищены так тщательно, что в них все отражалось, как в зеркалах.

Затем они прошли в кабинет, в котором над камином висел портрет адмирала в военно-морском мундире, а под ним находился стеклянный футляр с медалями и другими знаками отличия.

Джастин посмотрел на воинственное выражение лица бородатого джентльмена, изображенного на портрете, и почувствовал агрессивность, которую он, видимо, распространял вокруг себя при жизни. Адмирал был готов дать отпор любому врагу.

— Изумительное сходство, — заметил маркиз. — Когда вы увидите портрет моего деда, вы поймете, какая это прекрасная пара.

— Вы абсолютно не похожи на него, — сказал Энтони миссис Уодбридж с ноткой нежности в голосе.

— Все говорят, что я похожа на маму, — ответила хозяйка. — Она из семьи выходцев из Ирландии.

— Я был в этом уверен! — воскликнул Энтони с неумеренным энтузиазмом. — Синие глаза, которые вставлены грязными пальцами! Так говорят в Ирландии.

Миссис Уодбридж рассмеялась.

— Меня всегда так дразнили, но мне пока не посчастливилось побывать на изумрудном острове.

Она уже собралась выходить из кабинета, но маркиз задержался и подошел к окну, чтобы взглянуть, что находится позади дома.

К своему удивлению, он увидел не обычный английский сад, как ожидал, а скорее задний двор, а за ним огромный старинный амбар.

— Какая странная вещь рядом с вашим домом, — сказал Джастин. — Амбар для церковной десятины!

Миссис Уодбридж улыбнулась.

— Я вижу, милорд, вы не знали, что до того, как ваш дедушка купил Хертклиф, большая часть земли принадлежала Уодбриджам.

— Не имел ни малейшего понятия! — воскликнул маркиз.

— Род Уодбриджей, живших здесь на протяжении нескольких столетий, был богатым и влиятельным, — продолжала рассказ миссис Уодбридж, — но они столько времени уделяли морю, что со временем лишились большей части своей земли.

— Теперь мне понятно, откуда такая ненависть к Верьенам, — сказал маркиз. — Могу я взглянуть на ваш амбар поближе?

Миссис Уодбридж снова заколебалась, и он почувствовал, что она тяготится их присутствием и ей очень хочется, чтобы гости поскорее уехали.

Из духа противоречия Джастин решил не торопиться.

— Мы не сможем пройти внутрь, так как им не пользуются и он стоит закрытым, — ответила хозяйка, — но снаружи вы, конечно, можете его осмотреть.

Она провела их к двери кабинета, которая как раз выходила на заднюю сторону дома.

Осматривая огромный амбар, Джастин отметил, что он очень стар. Кирпичи, использованные для постройки, были маленькие и узкие, характерные для елизаветинского или даже более раннего периода.

Затем маркиз перенес свое внимание на другие предметы.

Он заметил на другой стороне заднего двора белые камни, похожие на те, которыми были обложены клумбы и дорожки сада, но здесь с их помощью были изображены морские символы.

Среди них был якорь в натуральную величину, сверкающий белизной, государственный флаг «Юнион Джек», полосы на котором делали его не таким эффектным, как якорь, и еще более грандиозное сооружение — изображение парусника.

— Я вижу, у вас сохранились морские вкусы, миссис Уодбридж, — сказал Джастин.

— Все это сделали много лет назад мой брат и его друзья, когда они были дома в отпуске.

Сказав это, она повернулась и направилась к дому, но Энтони удивленно воскликнул:

— Смотрите! Что это?

Он указал на большое лаймовое дерево, которое росло в углу двора.

Маркиз посмотрел туда и, к своему удивлению, заметил в листве что-то яркое, похожее на крупные цветы.

Он не сразу сообразил, что это может быть, но затем сказал:

— Неужели это попугай?

— Да, это длиннохвостый попугай, — подтвердила миссис Уодбридж.

— И даже не один, — сказал Энтони. — Они у вас ручные?

Видимо, хозяйке доставило удовольствие удивление гостей. Она подошла к дереву и издала несколько низких звуков, очень похожих на крики попугаев.

Затем миссис Уодбридж развела руки в стороны, и с дерева слетело несколько ярких птичек с желтыми и зелеными хохолками. Они сели на руки и плечи своей хозяйки. Создавалось впечатление, что женщина набросила накидку, отсвечивающую всеми цветами радуги. Зрелище было совершенно необычным и привлекательным.

Два попугая сидели на ладонях, четыре — на руках и один — на плече миссис Уодбридж, а остальные кружили над ее головой.

Друзья смотрели на эту прелестную картину, как зачарованные, пока она не стряхнула с себя птичек со словами:

— Еще слишком рано, я покормлю вас позже. Вы должны подождать.

Попугаи взлетели обратно на дерево, и маркиз восхищенно сказал:

— Если бы я не видел это собственными глазами, я бы никогда не поверил!

— Я тоже, — согласился Энтони. — Они, наверное, живут у вас уже давно, раз вы приучили их прилетать на ваш зов.

— Мне кажется, они чувствуют, что я люблю их, — просто сказала миссис Уодбридж.

Она поспешно направилась к дому и, проведя гостей в холл, определенно ожидала, что друзья станут прощаться.

— Я с нетерпением буду ожидать завтрашнего вечера, — галантно сказал маркиз. — Я чрезвычайно рад был узнать, миссис Уодбридж, что вас не побеспокоили разбойники. В то же время я позволю себе дать вам совет: держите окна и двери закрытыми.

— Я так и сделаю, — пообещала хозяйка дома.

Она прошла к двери и вежливо подождала, пока друзья устроились в седлах.

Когда они проезжали по саду, маркиз снова залюбовался прекрасными клумбами.

«Чтобы содержать их в таком идеальном состоянии, нужно приложить немало труда», — подумал он.

Неожиданно Джастин заметил между камнями странный предмет. Он не сразу сообразил, что же это такое, а затем понял, что это деревянная нога — протез, какие делают для инвалидов, потерявших ногу.

Похоже было, что ее бросили на дорожке и забыли.

«Странно! — подумал маркиз. — Неужели калека потерял свой протез и теперь каким-то образом обходится без него?» Но Джастин ничего не сказал приятелю.

Когда друзья проехали через ворота, Энтони воскликнул:

— Подумать только, Джастин! Кто бы мог подумать, что в глуши Суссекса можно встретить такое обворожительное существо! Я ни у кого не видел таких глаз! Не понимаю, почему ты не пригласил ее на обед сегодня и почему нужно ждать встречи еще целые сутки!

— Ради бога, Энтони! Ты же слышал: она замужем. Ты только что избавился от проблем с Люси Бичестер. Не можешь же ты совершать одинаковые глупости одну за другой без всякого перерыва!

Он говорил так решительно, что Энтони удивился.

— Что с тобой, Джастин? Раньше ты никогда не стремился испортить игру! Нам с тобой здесь совершенно нечем заняться, если не считать размышлений о разбойниках, которых мы, скорее всего, не поймаем. И вот мы видим прекраснейшую женщину, из тех, которых можно встретить один раз в жизни, и ты не даешь мне приударить за ней из-за такой мелочи, как ее муж.

Маркиз не отвечал, и Энтони продолжил:

— Я не понимаю, что с тобой! Прежде тебя никогда не волновали мужья, кроме тех случаев, когда они направляли на тебя пистолет.

Джастин продолжал хранить молчание, только пришпорил лошадь, и Энтони не без труда догнал его.

Когда приятели подъезжали к Хертклифу, маркиз спросил:

— Ты заметил, какой там милый и уютный сад?

— Конечно, заметил! — ответил Энтони. — Я даже подумал, что только моряк, приученный к аккуратности и дисциплине, может поддерживать такой идеальный порядок.

— Именно так! — согласился с другом Джастин. — Однако единственный моряк, которого мы видели, — это тот, что принимал лошадей. Тебе не показалось, что он ожидал нас, когда мы прибыли? Дверь тут же открылась, как только мы постучали в нее.

Энтони с недоумением посмотрел на приятеля:

— Что ты имеешь в виду?

— Все это кажется мне очень странным, — задумчиво сказал маркиз. — Я совершенно убежден, что миссис Уодбридж заранее знала о нашем прибытии.

— Но как же она могла узнать об этом? — спросил Энтони.

Джастин неожиданно вспомнил мужчину, которого он видел скачущим в направлении от дома Уодбриджей, когда они подъезжали.

Он попытался яснее припомнить, как выглядел этот всадник. По одежде можно было сделать вывод, что это не джентльмен. Значит, это был либо грум, либо слуга. Но у кого еще могли быть в округе такие хорошие лошади, как не у самого маркиза?

— О чем ты думаешь? — с интересом спросил Энтони, заинтригованный ходом мыслей своего приятеля.

— Не уверен, что смогу объяснить это словами, — ответил Джастин, — но я все больше и больше убеждаюсь, что вокруг нас происходит что-то странное, чему я не могу отыскать объяснение.

— Ты совершенно прав! — согласился Энтони, воображением которого целиком завладела прекрасная хозяйка дома. — Это необычайно странно — встретить в старой Англии потрясающе красивую женщину под лаймовым деревом, созывающую длиннохвостых попугаев, которые послушно садятся ей на руки.

Он вздохнул.

— Я никогда не видел такой прекрасной девушки!

— Женщины! — поправил маркиз.

Держу пари, ей не больше восемнадцати, — продолжал Энтони, — она не могла пробыть замужем долго. Когда женщина замужем, она и выглядит как замужняя женщина. А миссис Уодбридж совсем другая…

Он помолчал, как бы пытаясь найти нужные слова:

— Замужняя женщина что-то теряет, невинность заставляет ее выглядеть такой нетронутой…

Джастин посмотрел на друга с нескрываемым удивлением:

— Ты не перестаешь меня удивлять, Энтони, но я склонен согласиться с тобой, хотя так уж случилось, что мне не слишком часто приходилось встречать юных девушек.

— На свете немного таких прелестных, как — как ее зовут? — Ивона Уодбридж, — ответил Энтони.

— Успокойся, приятель, ты снова увидишь ее завтра вечером, — сказал маркиз. — А пока я собираюсь продолжить розыск наших грабителей. Хорошенького личика и стаи попугаев недостаточно, чтобы сбить меня со следа.

Энтони не спорил, но Джастину показалось, что друг считает его планы бессмысленными.


На следующий день друзья проехали по округе много миль, пытаясь раздобыть какие-нибудь сведения о грабителях.

Несмотря на уверения Маркхэма в том, что у маркиза очень мало соседей, они опросили жителей всех ближних деревень и посетили отдаленные фермы. Тем, у кого они побывали, очень польстил визит маркиза де Верьен.

Все они знали его отца, любили Хертклиф и льстили новому маркизу.

— Это поклонение может вредно сказаться на тебе, — заметил Энтони, когда они возвращались после целого дня, проведенного в бесполезных расспросах, в процессе которых маркиз получил мало сведений, но выслушал много комплиментов.

— Я считаю, что все они очень приятные люди, — сказал Джастин. — Жаль только, что никто из них ничего не знает о бандитах.

— Мне начинает казаться, что никаких грабителей и не существовало, — ответил Энтони. — Вино было слишком хорошее, мы устали после бессонной ночи и дороги, и вся эта история нам просто пригрезилась.

— В таком случае я хотел бы знать, где отцовские часы и табакерки из коллекции, — резко сказал маркиз.

Давай хоть ненадолго забудем о грабителях и сосредоточимся на синеглазой красотке. Если она заколдовала попугаев, может быть, она владеет и даром предсказания, и мы узнаем у нее, где скрываются наши бандиты. Джастин засмеялся.

— Она может прятать целую дюжину грабителей в своем огромном амбаре…

Говоря это, маркиз похолодел. Он припомнил кое-что, чему не придавал никакого значения до этого момента.

— Что с тобой? — удивленно взглянул на друга Энтони.

— Знаешь, — сказал Джастин, — когда вокруг нее летали все эти птицы, мы были не единственными зрителями.

— Что ты хочешь этим сказать? — не понял Энтони.

— Теперь, вспоминая эту сцену, я почти уверен, что в одном из окон амбара видел человека, хотя тогда почему-то это ускользнуло от моего внимания.

— Но она сказала, что амбар закрыт.

— Я помню. Она также сказала, что живет в доме вдвоем со своей старой няней. Если это правда, то где же мужчина, которому принадлежит деревянная нога?

— Он, видимо, садовник, — предположил Энтони.

— Возможно, но один садовник не смог бы содержать этот сад в таком ухоженном виде.

Кроме того, мне трудно поверить, что ее старая няня, которой, скорее всего, уже за шестьдесят, полирует лестницу и мебель, натирает полы и чистит бронзу. В этих подсвечниках можно увидеть свое отражение.

— Ты выдумал интересную историю, которой может позавидовать любой романист, — засмеялся Энтони. — Если тебя интересует мое мнение об этом, должен тебе сказать, что ты делаешь из мухи слона. Ивона — простая, очаровательная, открытая, провинциальная девушка с синими глазами, и если ты считаешь, что она прячет грабителей в своем амбаре…

— Это не более невероятно, чем попугаи на лаймовом дереве! — Джастин сам закончил предложение приятеля.

— Хорошо, можешь устроить ей завтра вечером перекрестный допрос во время обеда, и я ставлю десять соверенов, что она не выдаст себя ни единым словом.

— Принято! — сказал маркиз.

— Если выбирать чью-то сторону, — предупредил Энтони, — я предпочитаю тебе Ивону. Ты, приятель, безусловно, ничего не добьешься.

— Это вызов! — улыбнулся Джастин. — И ты знаешь, что я еще ни разу в жизни не отказался от вызова!

Одеваясь к обеду в свое лучшее, очень простое платье, Ивона слушала няню, которая снова и снова повторяла, как глупо было принимать приглашение маркиза.

— Что может из этого выйти, кроме неприятностей? — спрашивала старушка.

— Было бы очень грубо отказать ему, — объяснила Ивона.

Девушка села на стул и, поправляя перед зеркалом прическу, сказала:

— Может быть, это и неправильно, но в тот момент мне просто не приходил в голову ни один подходящий повод для отказа.

— Мы можем послать записку, что ты заболела.

Ивона вспомнила жестко очерченный рот маркиза и его волевой подбородок. Ей стало ясно, что если он пожелал, чтобы она приехала на обед, то не отстанет так легко и будет приглашать ее до тех пор, пока не закончатся все возможные поводы для отказа.

— Я поеду и покончу с этим, — сказала она решительно. — В конце концов, это обычный светский прием, на котором два блестящих джентльмена, без сомнения, будут зевать от скуки к тому времени, как мы дойдем до десерта.

— Хорошо, если так, — покачала головой няня, — но думаю, на это мало надежды.

Ивона рассмеялась:

— Незачем падать в обморок сейчас из-за пустяков, после того что мы перенесли. Бояться кого-то — это так не похоже на тебя!

Говоря это, Ивона думала, что сама-то она, уж точно, боится предстоящего визита в замок Хертклиф.

Она всю жизнь слышала много рассказов о маркизе, но, хотя и знала, что он красив, силен, решителен и смел, Ивона не ожидала, что он может оказаться настолько властным.

Как и многие другие женщины, она находила, что вдвоем маркиз и сэр Энтони представляли собой почти неправдоподобное сочетание мужской привлекательности.

Ивона не предполагала, что мужчины могут быть такими элегантными и одновременно такими мужественными.

Когда они уехали, у нее не было сомнений, что сэр Энтони заинтересовался ею, но какое впечатление она произвела на маркиза, девушка догадаться не могла.

Мог ли он подозревать ее? А если да, то в чем?

Почему он держался так настороженно?

Ивона чуть не заплакала от огорчения, когда увидела после отъезда гостей, что деревянная нога Джорджа осталась в саду, а он с трудом ковыляет, опираясь на палку. Когда он вспомнил, где оставил ногу, было уже поздно и опасно возвращаться за ней.

«Может быть, маркиз ее не заметил», — подумала Ивона. Однако на это не стоило рассчитывать, потому что его проницательный взгляд, который смущал и даже пугал ее, не пропускал ничего, особенно того, что не предназначалось для его глаз.

Теперь она понимала, что сделала ошибку, демонстрируя попугаев, но ей нужно было отвлечь внимание джентльменов.

Весь остаток дня после их отъезда она чувствовала себя неспокойно и плохо спала ночью. А теперь няня, ворча и жалуясь, гладила ее платье:

— Почему нельзя было оставить нас в покое? Кому могло в голову прийти, что маркиз де Верьен явится к нам с визитом? Твой бедный дедушка перевернулся бы в гробу!

— Ты совершенно права, няня, — согласилась Ивона. — Для него этот визит был бы оскорблением.

Однако продолжать эту нелепую вражду, не имеющую оснований, которая так портила ей жизнь в детстве, поскольку девочке никогда не разрешали посещать Хертклиф, было бы слишком нелепо.

Ивона помнила, как она сидела на стене, окружающей их поместье, и грустно смотрела вдаль.

— Можно мне пойти и посмотреть на лошадок поближе, дедушка? — однажды спросила она.

В ответ на ее голову обрушилось столько ругательств, что она долго рыдала и решила никогда больше даже не упоминать Хертклиф.

Конечно, рассказы о маркизе достигали и их дома, поскольку о жизни молодого хозяина поместья в деревне поговорить любили.

Когда он бывал в Брайтоне с принцем Уэльским, местные жители, которые встречали его там, описывали его экстравагантность, его успехи у прекрасных дам и победы его лошадей на скачках.

«А теперь, — подумала Ивона, — я не только познакомилась с ним, но и собираюсь обедать в его замке».

Она посмотрела на себя в зеркало, размышляя, не правильно ли будет послушаться няню и остаться дома, раз у нее нет модной и красивой одежды.

«Они будут презирать меня за мой деревенский наряд, — говорила себе Ивона, — но это и к лучшему, тогда он оставит меня в покое».

Однако она понимала, что даже если маркиз потеряет к ней интерес из-за платья, то с его другом, сэром Энтони, это вряд ли произойдет. Его больше интересует ее внешность, чем ее одежда.

Во всяком случае, когда прибыла карета, посланная маркизом, ей ничего не оставалось, как взять подходящий к платью шарф и выслушать последние наставления няни, которая укутывала ее плечи простой шерстяной шалью, чтобы она не замерзла по дороге в Хертклиф:

— Следи за собой, детка, не говори лишнего и возвращайся домой, как только сможешь. Я буду молиться, чтобы все обошлось.

— Хорошо, няня.

Ивона поцеловала старушку в щеку и села в карету. До этого ей ни разу не приходилось ездить в таком роскошном экипаже.

Дорога в Хертклиф не заняла много времени. В холле Ивона увидела четверых слуг и вежливо приветствующего ее Траверса и ощутила неожиданное желание: ей захотелось поскорее убежать отсюда под защиту родных стен.

Затем гордость заставила ее высоко вскинуть голову, и она последовала за Траверсом в столовую, говоря себе, что не должна бояться ни маркиза, ни любого другого мужчину.

— Миссис Уодбридж, милорд! — объявил Траверс.

Маркиз пошел ей навстречу, и Ивона подумала, какой серенькой и незначительной она, должно быть, выглядит рядом с этим элегантным красивым мужчиной.

На самом деле в своем скромном синем платье, которое няня сшила ей в прошлом году, она выглядела так, будто сошла с одного из портретов, висевших на стенах Верьена.

«Она достойна кисти Джошуа Рейнольдса», — подумал Джастин.

В то время как он сам только поклонился в ответ на ее реверанс, Энтони, воспользовавшись ее статусом замужней женщины, поцеловал ей руку.

— Присаживайтесь, — сказал он. — Уверен, что вы не откажетесь от бокала шампанского.

— Благодарю вас, не откажусь, — просто ответила Ивона.

— Мне кажется, что в вашем доме царят флотские порядки, и гостей угощают только ромом! — предположил Энтони с усмешкой.

Если вы полагаете, что мы не платим таможенные пошлины, — покраснела Ивона, — позвольте мне сообщить вам, сэр Энтони, что моряки не менее цивилизованные люди, чем солдаты!

— Вы совершенно правы, миссис Уодбридж, — поддержал ее маркиз. — Не позволяйте Энтони дразнить вас. И чтобы доказать, что солдаты могут любить море, позвольте мне после обеда показать вам посвященные морской тематике картины, собранные в этом доме.

— Они прекрасны! — сказала Ивона и, испугавшись, что сказала не то, быстро добавила: — Так мне рассказывали.

Перед ее последними словами все же была крошечная пауза, и маркиз испытующе посмотрел на нее.

Ему показалось, что она опять слегка покраснела, но Ивона сразу же повернулась к сэру Энтони, поэтому он не смог убедиться в своих предположениях.

Однако Джастин стал внимательно следить за каждым ее движением и отметил про себя, что она уверенно направилась в столовую, как будто знала дорогу туда. Он также решил, судя по взглядам, которыми она обменивалась с Траверсом в течение вечера, что они должны быть знакомы друг с другом.

— Кажется, миссис Уодбридж, — сказал он бесстрастным тоном, — мой управляющий был хорошим другом вашего отца?

На секунду ему показалось, что глаза Ивоны удивленно расширились, затем она спросила:

— Он вам это сказал?

— Он так лестно отзывался о вашем отце, что они не могли быть незнакомы, и Маркхэм подтвердил это.

— По-видимому, они встречались, — сказала Ивона с безразличным видом, — ведь мы делаем покупки в одной деревне.

Этот ответ не дал Джастину никакой полезной информации, но он продолжил атаку:

— Вы утверждаете, миссис Уодбридж, что это ваш первый визит в Хертклиф?

Смех Ивоны прозвучал довольно естественно.

— Всю жизнь, — объяснила она, — стоило мне заговорить о вашем поместье, на мою голову обрушивалась брань, а в адрес вашего отца, милорд, раздавались самые страшные проклятия.

Такой ответ лишил Джастина возможности продолжать разговор в нужном ему направлении.

Когда обед закончился и мужчинам, по обычаю, был подан портвейн, Ивона поднялась из-за стола со словами:

— Я считаю, милорд, что мне следует подчиниться этикету и подождать вас в гостиной.

— Думаю, мы скоро присоединимся к вам в библиотеке, миссис Уодбридж, и оттуда начнем осмотр замка, — ответил маркиз. — Я хотел бы показать вам, откуда были украдены табакерки. Вы увидите, каким пустым выглядит теперь это место.

— Я подожду вас в библиотеке, — кивнула Ивона.

Она вышла из комнаты, и только через несколько минут после ее ухода Джастину пришло в голову, что гостья не спросила его, где находится библиотека.

Конечно, сказал он себе, в холле есть лакей, и она могла узнать дорогу у него.

Продолжая думать об этом, Джастин сказал Энтони:

— Я все-таки убежден, что с этой женщиной что-то не так. Я уверен, что она многое скрывает.

— Мне вполне достаточно того, что открыто, — беспечно ответил Энтони. — Я нахожу ее приятной, очаровательной и невероятно красивой. Ради бога, Джастин, чего еще можно ожидать от женщины?

Все дело в том, что я сам не знаю, чего жду. Я подсознательно чувствую или, как говаривал мой отец, ощущаю всеми фибрами души фальшь в ее словах и поведении. Складывается впечатление, что меня обманывают!

— Это Роз виновата в твоем нынешнем настроении, — сказал Энтони. — Она ловко обманула тебя, и теперь ты инстинктивно ожидаешь от женщины подвоха. Ты рассматриваешь следы, выискиваешь бандитов за каждой дверью, а в погребе тебе мерещатся контрабандисты. А я предпочитаю говорить Ивоне, как она обворожительна, и целовать ее прелестные ручки.

Ответ друга почему-то не понравился маркизу.

Он поставил свой бокал, резко поднялся из-за стола и молча вышел из столовой, в то время как Энтони наливал себе еще портвейна.


Джастин нашел Ивону в библиотеке. Вместо того чтобы, как всякая интеллигентная женщина, рассматривать книги и картины, подумал маркиз, она интересуется только видом из окна.

Джастин подошел к своей гостье. Не поворачивая головы, Ивона тихо сказала:

— Здесь так красиво. Как вы могли целых пять лет не приезжать сюда?

— Я думаю об этом с самого приезда.

— Наверное, многих людей очень порадовало бы, если бы место, где прошло их детство, изменилось так мало.

— Но здесь многое изменилось! — возразил маркиз.

— Что же?

— Многих старых слуг больше нет. Я привык видеть знакомые лица, однако даже мой дворецкий отправился на покой, хотя мне казалось, что он еще не стар и полон сил.

— Вы найдете его в деревне, — коротко сказала Ивона.

— Вы знаете его?

— Да, конечно.

— Почему «конечно»?

— Потому что я постоянно живу здесь с самого рождения и знаю всех в деревне.

— Тогда вы, может быть, расскажете мне, что стало с моими старыми слугами?

Настроение Ивоны резко изменилось, и она сказала уже другим тоном:

— Полагаю, что ваш управляющий, милорд, сможет предоставить вам всю требуемую информацию о слугах вашего замка, а мне, с вашего позволения, пора возвращаться домой.

Ее последние слова услышал Энтони, который как раз покончил с портвейном и входил в библиотеку.

— Возвращаться домой? — повторил он растерянно. — Но это же смешно! Мы столько хотели показать вам, не правда ли, Джастин? Во-первых, картины, да и много других вещей, которые вам обязательно понравятся.

— Мне очень жаль, — твердо сказала Ивона, — но вы должны извинить меня, милорд. У меня разболелась голова. Думаю, в этом виновата жара.

— Если вам действительно нужно ехать, я отвезу вас, — предложил Энтони. — Вы не должны ехать одна по темной дороге.

— Не беспокойтесь, со мной ничего не случится, — быстро сказала Ивона.

— Вы не можете быть уверены в этом. На вас могут напасть грабители, прячущиеся в кустах, чтобы отнять деньги и драгоценности.

Ивона рассмеялась.

— В таком случае они будут сильно разочарованы: у меня нет ни того, ни другого.

— Вы слишком красивы, чтобы путешествовать в одиночестве, — настаивал Энтони. — Если бы мы с Джастином не были так легкомысленны, один из нас поехал бы за вами в Флагшток-хауз.

— Я буду в полной безопасности в этой прекрасной карете с Годдардом на козлах.

Джастин отметил, что Ивона знает, как зовут его кучера.

Это, конечно, можно было объяснить тем, что они встречались в деревне, однако семья Годдардов жила в доме, расположенном на территории поместья по другую сторону конюшни. И вряд ли миссис Уодбридж могла познакомиться с ними, если только не бывала в Хертклифе раньше.

— Я знаю, что мы сделаем, — сказал маркиз. — Мы отвезем миссис Уодбридж в фаэтоне, если только она не побоится, что ей будет холодно.

— Я не замерзну, — ответила Ивона, — и с удовольствием прокачусь в фаэтоне.

Джастин позвонил в колокольчик, и пока он отдавал распоряжение подать экипаж к парадному входу, Энтони подвел Ивону к одной из картин.

Она заговорила о живописи, в то время как приятель маркиза уставился на нее с глупым, по мнению Джастина, выражением на лице.

— Ты не допил свой портвейн, Энтони, — заметил он, как бы желая помешать романтической прелюдии к ухаживанию.

С явным недовольством пылкий поклонник послушно вернулся к столу, на котором остался его бокал.

Джастин обратился к И во не:

— Я еще не рассказал вам о результатах наших сегодняшних поисков грабителей.

— Ну, и каковы ваши успехи?

— Мы с Энтони проехали сегодня по всей округе, заезжая к разным людям и проводя опросы в деревенских трактирах. Как это ни удивительно, но никто ничего не слышал об этих разбойниках.

— Возможно, они впервые появились здесь, — предположила Ивона.

— В таком случае очень странно, что во всем графстве для первого налета они выбрали Хертклиф, в то время как Брайтон ломится от драгоценностей, полон кошельками, набитыми золотом, и, наконец, там есть королевская резиденция — это настоящая сокровищница.

— Кто знает, — сказала Ивона, — возможно, именно в этот момент ваша банда грабит именно резиденцию принца!

— Возможно, — согласился Джастин, — но мне все же не дает покоя тот факт, что грабители появились в доме в самый первый вечер моего возвращения после пяти лет отсутствия.

— Но, может быть, милорд, — заметила Ивона, — они так же не ожидали увидеть вас, как и вы их?

Улыбка на ее губах подсказала маркизу, что какая-то мысль очень забавляет ее, и он задумался о том, что это могло быть.

Тем временем гостья подошла к опустевшему комоду и, опершись рукой на его стеклянную крышку, спросила:

— Вас действительно серьезно огорчила потеря табакерок, до которых вам столько лет не было никакого дела?

Джастин почувствовал упрек в ее вопросе и резко ответил:

— Они не только представляли большую ценность, но и много значили для меня, так как были дороги моему отцу.

— В этом случае вы, конечно, должны были перевезти коллекцию в один из тех домов, в которых вы бы видели ее чаще.

Маркиз почувствовал оттенок неодобрения в голосе своей очаровательной гостьи и, глядя ей прямо в глаза, сказал:

— Мне кажется, миссис Уодбридж, что вы порицаете меня не только за пренебрежение отцовской коллекцией, но и за пренебрежение Хертклифом. Я не ошибся?

— Могу ли я осуждать то, что делает ваша светлость, — кротко сказала Ивона. — Но если я невольно заставила вас почувствовать себя виноватым, то я могу принести вам извинения.

Губы маркиза сжались, и он начал подыскивать резкий ответ, но в этот момент Траверс объявил:

— Фаэтон подан, милорд!

— Я должна ехать, — сказала миссис Уодбридж. — Мне жаль, если я покажусь вам невежливой, но я не люблю надолго оставлять одну мою старую няню. Она очень боится.

— Чего же она боится? — спросил Джастин.

Миссис Уодбридж усмехнулась, отчего на ее щеках появились милые ямочки, и ответила:

— Темноты. Няня верит в духов и привидения, разгуливающие по ночам. Кто же еще может ее беспокоить?

Ее синие глаза вызывающе сверкнули, и маркизу показалось, что они скрестили шпаги.

Он испытал неожиданный подъем.

Непонятно каким образом, вместо того чтобы подавить в нем стремление прояснить суть событий, Ивона еще более усилила это желание.

Они прошли в холл, где Траверс подал гостье ее шаль.

— Спасибо, Траверс, — поблагодарила она.

Идя к фаэтону, Джастин пытался припомнить, называл ли он во время обеда своего дворецкого по фамилии.

Он был почти уверен, что нет. Но опять трудно было уличить в чем-нибудь миссис Уодбридж. Она могла знать имя его дворецкого, сталкиваясь с ним в деревне, где он тоже делал покупки.

По пути в Мэнор Ивона сидела между джентльменами, и Джастин, слыша ее смех, был уверен, что Энтони всю дорогу нашептывал ей комплименты.

Неожиданно маркизу пришло в голову, что она совсем не та робкая, забитая деревенская девушка, какой он себе ее представлял. Ивона казалась вполне уверенной в себе, но при этом выглядела юной и неопытной. Таких девушек Джастин не встречал уже много лет.

Зрелые женщины, такие, как леди Роз, которые были его любовницами, безусловно, не производили впечатления трогательной свежести. Кроме того, маркиз обратил внимание на то, как мало косметики на лице Ивоны, если она вообще ею пользовалась.

«Утром ее лицо не будет напоминать палитру художника, — подумал Джастин, — и она, конечно, не храпит во сне».

Дорога показалась всем чересчур короткой. Маркиз мастерски провел фаэтон по узкой дорожке к дому, и Ивона покинула экипаж, изысканно поблагодарив за прекрасный вечер.

— Я должен увидеть вас как можно скорее, — тихо сказал Энтони, провожая ее до дверей.

Ивона была избавлена от необходимости отвечать, так как в дверях стояла ее няня, которая выглядела, по мнению галантного кавалера, как встревоженная курица, оберегающая своего цыпленка.

— Доброй ночи, сэр Энтони, — попрощалась Ивона.

Он поцеловал ее руку, а она повторила, обращаясь к маркизу, который остался в фаэтоне и сдерживал лошадей:

— Доброй ночи, милорд! Джастин снял шляпу и поклонился:

— Доброй ночи, миссис Уодбридж!

Ивона прошла в дом, а Энтони забрался обратно в фаэтон.

Чтобы при развороте колеса не повредили бордюр у белых камней, маркизу понадобилось все его мастерство.

Друзья проехали через ворота. Когда они повернули к Хертклифу, Джастин оглянулся на дом.

В поле зрения попадала только часть амбара, расположенного за домом. С неожиданным удовлетворением Джастин отметил, что в одном из окон амбара виднеется свет.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Утром Джастин проснулся в таком приподнятом настроении, которого у него не было уже много лет.

Накануне он долго не мог уснуть. Стоило ему закрыть глаза, как перед ним вставало лицо Ивоны и ее прекрасные выразительные глаза.

Всю ночь Джастина мучили неясные подозрения. Он снова и снова перебирал в памяти все загадочные обстоятельства, которым никак не мог найти объяснения.

Он хорошо помнил, какой испуганной казалась Ивона, когда они с Энтони вошли в гостиную Флагшток-хауза, и чем больше он думал об оказанном им приеме, тем больше убеждался, что их приезд не был неожиданным.

Не было ничего удивительного в том, что няня называла его «милорд» и знала, кто он такой. В конце концов, она жила в Мэноре уже много лет, и по соседству не было никакого другого мужчины с его внешностью и положением.

Более важными показались ему те факты, что их ожидал грум, при первом же ударе немедленно открывший парадную дверь, а Ивона сидела в гостиной, как будто ей нечем было больше занять себя.

Джастин был совершенно уверен, что с ее энергией она не могла целыми днями сидеть, ничего не делая, но как же это доказать?

Когда она стояла, созывая попугаев, которые слетались к ней с дерева, он невольно залюбовался этой картиной, но какая-то мысль все время точила его.

Неожиданно Джастин вспомнил разговор Ивоны с Энтони, к которому в тот момент практически не прислушивался, но сейчас он по непонятной причине вновь прозвучал в ушах маркиза.

Ивона и Энтони обменивались этими репликами, когда они все вместе возвращались к дому после того, как она отправила попугаев обратно на дерево.

— Вы, должно быть, очень долго практиковались, миссис Уодбридж, чтобы научиться так похоже имитировать крики попугаев? — спросил ее Энтони.

Если только маркиз точно запомнил ее ответ, она сказала, улыбаясь:

— О, я хороший имитатор.

В тот момент мысли Джастина были заняты странными морскими символами на заднем дворе, и он не обратил внимания на эти слова.

Теперь же он подумал, что попугаи издают очень низкие звуки.

«А не могла ли женщина говорить низким мужским голосом?» — спрашивал себя маркиз.

Джастин одернул себя, решив, что он слишком далеко зашел в своей подозрительности. Такая женственная и очаровательная дама, как Ивона Уодбридж, не смогла бы изображать главаря грабителей, даже если она умела подражать мужскому голосу.

Но подозрения не улеглись и продолжали преследовать его.


Теперь при дневном свете эта идея казалась маркизу еще более нелепой, и он не решился поделиться ею с приятелем, особенно зная, каким горячим поклонником миссис Уодбридж он является.

За завтраком, налегая на прекрасно приготовленные почки под грибным соусом, Энтони поинтересовался:

— Какие развлечения предстоят нам сегодня? Снова выслеживаем бандитов? Я начал чувствовать вкус к этому занятию.

Джастин только улыбнулся в ответ, и Энтони продолжил:

— Что касается меня, то я бы предпочел навестить нашу синеглазую красавицу, которая меня окончательно околдовала.

Маркиз готов был согласиться с другом и сказать, что ему тоже есть о чем поговорить с прекрасной соседкой, но тут он заметил присутствие Траверса.

— У меня совсем другие планы, — начал он, но Энтони его перебил:

— Не будь таким скучным, Джастин. Говоря это, Энтони взглянул на друга и заметил, что тот нахмурился.

— Что тебя огорчило? — спросил он, но понял, что был несдержан, и замолчал.

Затем друзья заговорили о лошадях, потом перешли к обсуждению новостей, опубликованных во вчерашних газетах.

Газеты доставляли в Хертклиф ближе к вечеру: их привозил из Брайтона грум.

Когда друзья перешли из столовой в библиотеку, Энтони спросил:

— Что случилось? Почему ты хмуришься и делаешь мне тайные знаки?

Джастин посмотрел, закрылась ли за ними дверь, и объяснил:

— В столовой был Траверс.

— Это я и сам сообразил, когда ты дал мне понять, что не стоит обсуждать наши планы, но в чем причина подобной таинственности? При чем здесь Траверс?

— У меня нет оснований предполагать, что именно он послал вчера предупреждение в Флагшток-хауз о нашем приезде, когда мы были в пути. Больше того, я уверен, что это сделал Маркхэм. Однако, если мы соберемся нанести визит синеглазой красотке, я хотел бы сделать это неожиданно. Надеюсь, мы увидим много интересного.

— Прекрати, ради бога, Джастин! Опять тайны плаща и кинжала! — взмолился Энтони. — Если тебя интересует мое мнение, могу сообщить, что ты ищешь не там, где надо. Я убежден, что наша красавица чиста, как свежевыпавший снег, и невинна, как младенец.

У нее есть муж, и тебе не стоит забывать об этом, Энтони, — сухо сказал маркиз, — а также слуга, деревянную ногу которого мы видели в саду. Кроме того, кто-то ночует в закрытом амбаре.

— Откуда ты знаешь? — почти агрессивно спросил Энтони.

— Когда мы уезжали оттуда вчера вечером, я оглянулся и заметил в одном из окон амбара свет.

— Ты мне ничего не сказал.

— Но я раздумывал об этом. Я хотел понять, зачем миссис Уодбридж обманывает нас и что она на самом деле скрывает.

Последовало продолжительное молчание. Затем Энтони сказал:

— Это дело начинает меня интересовать. Кстати, Джастин, ты должен мне десять гиней.

— За что?

— Насколько я помню, тебе не удалось ничего у нее выведать вчера вечером, а мы с тобой заключали пари.

Джастин вздохнул:

— Я с сожалением должен признать, что ты прав. В то же время мне кажется, что она очень ловко избегала ловушек, которые я расставлял.

— Если позже ты сможешь доказать, что я не имею права на эти деньги, я верну их тебе, — пообещал Энтони, — но сейчас, будь так добр, отдай мне то, что должен.

Маркиз улыбнулся и сел за письменный стол.

— Ты возьмешь расписку?

— Думаю, что могу тебе доверять, — пошутил Энтони.

Джастин взял листок бумаги, написал на нем сумму долга, ловко скатал из него шарик и бросил в приятеля.

— Хочешь еще пари? — предложил он.

— На что? — заинтересовался Энтони.

— Я утверждаю, что либо сама миссис Уодбридж, либо ее муж были среди тех грабителей, которых мы ищем!

Энтони широко раскрыл глаза от изумления:

— Ты меня разыгрываешь! Как могла подобная чепуха прийти тебе в голову?

— Нет, я говорю серьезно, — возразил маркиз. — Ты помнишь, вчера миссис Уодбридж сама сказала тебе, что она прекрасный имитатор? Почему бы ей не заговорить мужским голосом? А кого она прячет в амбаре — мужа?

— Но какого черта она все это делает?

— Не имею понятия, если только он не дезертировал с флотской службы, — предположил Дастин.

Нет, это совершенно не похоже на Уодбриджей со всеми их морскими традициями, свято соблюдаемыми в их семье, — задумчиво проговорил Энтони. — Но возможна и какая-нибудь другая причина. Может быть, он попал в беду.

— Да, конечно. Я понимаю тебя, но все это кажется маловероятным. Как, впрочем, и попугаи, свет в амбаре, о котором говорят, что он закрыт, грабители, входящие в столовую во время обеда, и сама Ивона Уодбридж.

Энтони поднял руки:

— Сдаюсь! Все это абсолютно фантастично, поразительно и могло случиться только во сне.

Не говоря ни слова, маркиз выразительно посмотрел на пустой комод, в котором совсем недавно хранилась коллекция табакерок отца.

— Ладно, — согласился Энтони. — Ты выиграл. Но поскольку я отказываюсь верить всему, что ты тут выдумал, ставлю пятьдесят фунтов на то, что Ивоны Уодбридж не было среди грабителей, хотя ничего не могу сказать о ее муже.

— Принято, — сказал маркиз. — Надеюсь, что сегодня мы еще продвинемся в нашем расследовании.

— В каком направлении?

— Я хочу повидать Бэйтмена. Он был дворецким в Хертклифе по меньшей мере в течение Двадцати пяти лет. Он служил еще в мой прошлый приезд.

— Прекрасно, — одобрил план приятеля Энтони. — Ты приказал подать лошадей?

— Должно быть, они уже ждут нас, — ответил Джастин.


Друзья поскакали через парк, выбрав самую длинную дорогу в деревню, чтобы дать лошадям возможность как следует размяться.

Они вспугнули пятнистого оленя, спрятавшегося в тени деревьев. Джастин отметил, что оленьи стада сильно увеличились за последнее время, и решил поговорить об этом с егерями.

Как хозяин Хертклифа, он должен был переговорить со многими, обсудить накопившиеся в имении проблемы, но поиски грабителей заставили его забыть о своих прямых обязанностях.

Теперь Джастину пришло в голову, что он должен выразить свою благодарность главному садовнику за прекрасное состояние парка, обсудить положение дел с егерями и лесниками и получить отчет о состоянии ферм.

Он удивился, что Маркхэм до сих пор его не представил всем этим людям. Видимо, управляющий боялся наскучить маркизу делами и предоставил ему возможность развлекаться в Хертклифе, а не загружать его сразу домашними проблемами после столь длительного отсутствия.

«Это я должен сделать в любом случае, — думал Джастин, — но, поскольку мы с Энтони собираемся пробыть здесь еще долго, хватит времени на все».

Друзья въехали на окраину небольшой, беспорядочно раскинувшейся деревушки.

Большинство домов с живописными соломенными крышами было построено еще покойным маркизом для слуг, удалившихся на покой.

Дома, окруженные маленькими садиками, засаженными пестрыми цветами, располагались вокруг церкви из серого кирпича, построенной еще в нормандский период, задолго до возведения Хертклифа.

Маркизу пришло в голову, что склеп, мимо которого он проходил, когда сопровождал своего деда в церковь по воскресеньям, мог принадлежать семье Уодбридж.

Он подумал, что эта семья долгое время была здесь самой влиятельной, пока Верьены, как узурпаторы, не захватили их землю и их положение.

Теперь Джастина совсем не удивляло, что старый адмирал ненавидел его отца, и ему было интересно, что Ивона чувствует по отношению к нему самому.

Маркиз был почти уверен, что она скорее боится его, чем ненавидит или презирает.

Увидев священнослужителя, идущего по деревенской улице, он подъехал к нему и придержал коня.

— Вы викарий этого прихода? — спросил Джастин.

Викарий посмотрел на него с недоумением, но через мгновение на его лице появилось приветливое выражение.

— Да, — ответил он, — а вы, я полагаю, маркиз де Верьен?

— Да, это так, — сказал маркиз, — хотя я удивлен, что вы узнали меня.

Викарий улыбнулся.

— Вас было бы трудно не узнать, — объяснил он. — Во-первых, я слышал о вашем приезде в Хертклиф, а во-вторых, вы очень напоминаете вашего отца.

— Вы знали моего отца?

— Только в последние годы жизни его светлости, — ответил викарий. — Я очень рад, что в Хертклифе снова появился законный владелец.

Благодарю вас за добрые слова, — сказал маркиз. — Я понимаю, что отсутствовал слишком долго. В данный момент я хотел бы заехать к Бэйтмену, который, как я узнал, покинул службу и ушел на покой. Не подскажете ли вы мне, в каком коттедже он живет?

— Коттедж Хэйтоп, — показал священник, — но вы найдете его в плохом состоянии, беднягу.

— Жаль это слышать, — искренне огорчился Джастин. — Наверное, болезнь заставила его уйти со службы?

Викарий с недоумением взглянул на него. Затем, поколебавшись недолго, спросил:

— Разве мистер Маркхэм не информировал вашу светлость о действительных обстоятельствах?

— Нет, — ответил маркиз, — и я буду признателен, если вы это сделаете.

Во время беседы он спешился и стоял рядом с викарием, человеком среднего возраста с начинающими седеть волосами.

— Я думал, мистер Маркхэм рассказал вам, милорд, — начал священник с некоторым смущением, — что Бэйтмен слишком много пил и из-за этого был не способен выполнять свои обязанности.

— Пил! — удивился Джастин.

Я надеюсь, что ваша светлость не подумает, что я кого-то осуждаю, — сказал викарий, — но, если говорить откровенно, у него почти не было занятий, а так как у Бэйтмена в руках оказались ключи от погреба, испытание оказалось ему не по силам.

— Как жаль, — заметил маркиз. — Я всегда считал его хорошим человеком.

— Он таким и был, но сатана, милорд, всегда находит дело для праздных рук.

Джастин нахмурился.

— Вы сказали, коттедж Хэйтоп? Спасибо, викарий, рад был встрече с вами.

— Я также, милорд, — ответил священник.

Держа коня под уздцы, Джастин направился к указанному священником коттеджу.

Дойдя до цели, он оглянулся и заметил на другой стороне улицы несколько мальчишек, которые бросили игру и с восхищением глазели на его лошадей.

Выбрав самого высокого паренька, маркиз подозвал его и сказал:

— Я хочу, чтобы ты подержал моего коня. Ты умеешь обращаться с лошадьми?

— Да, сэр.

— Просто держи его за уздечку, а если он начнет вести себя беспокойно, походи с ним по дороге до церкви и обратно. Понял?

— Да, сэр.

Глядя на маркиза, Энтони проделал то же самое, и два мальчугана, порозовевших от удовольствия, приняли лошадей, а друзья прошли по узкой дорожке к коттеджу, выкрашенному в черный и белый цвета.

Дверь открыла пышная молодая женщина лет тридцати, которая была так поражена приходом джентльменов, что начала отчаянно приседать, от ужаса лишившись дара речи.

— Я маркиз де Верьен. Я хотел бы видеть Бэйтмена. Вы его дочь?

— Нет, милорд… племянница. Я работала в доме, но потом мне пришлось уйти, чтобы за ним ухаживать.

— Вы служили в Хертклифе?

— Да, милорд.

— Без вашего дяди в доме не так уютно, — любезно сказал Джастин. — Могу я поговорить с ним?

— Ваша светлость увидит, что он сильно изменился.

— Понимаю, где он?

Вместо ответа женщина пересекла маленькую кухню и открыла дверь в задней стене. Она ввела гостей в небольшую, чистенькую спальню, в которой лежал старый дворецкий в красной фланелевой пижаме.

Джастин с трудом узнал своего старого слугу. Раньше маркиз часто шутил, что полные достоинства манеры и представительный вид делают Бэйтмена похожим на архиепископа.

А теперь он увидел преждевременно постаревшего пьяницу с красным носом и дрожащими руками. Его глаза были налиты кровью, и Джастин понял, что хотя Бэйтмен и прикован к постели, он все-таки продолжает пить.

— Его светлость хочет поговорить с тобой, дядя, — сказала женщина.

Она вернулась на кухню, оставив маркиза и Энтони наедине с Бэйтменом.

В комнате было два стула. Джастин поставил свой поближе к кровати и начал беседу:

— Мне очень жаль встретить вас в таком состоянии, Бэйтмен. Мне не хватает вас в Хертклифе. Дом без вас уже не кажется таким, как прежде.

— Вы очень добры, милорд, — ответил Бэйтмен. — Я готовился к приезду вашей светлости, но вот заболел, и мистер Маркхэм поселил меня в этом коттедже.

Он помолчал минуту, затем раздраженно добавил:

— Он был рад от меня отделаться!

Его тяжелое дыхание обдало маркиза. Не могло быть никаких сомнений в том, что Бэйтмен сегодня уже прикладывался к бутылке.

Джастину показалось странным, что племянница позволяет ему пить: ведь, будучи полным инвалидом, Бэйтмен не мог бы доставать выпивку без чьей-либо помощи.

Но в данный момент маркиза волновали более важные вопросы.

— Чем же вы мешали Маркхэму в Хертклифе? — спросил он.

— Уж это, милорд, вы сами должны узнать, — уклончиво ответил бывший дворецкий.

— Я очень давно знаю вас, Бэйтмен. Еще мой отец доверял вам так же, как и я, и всегда был уверен, что вы преданы интересам Хертклифа.

— Я всегда считал его своим домом, милорд, — сказал старик. — Покойный маркиз был настоящим хозяином, это признавали все.

— Я совершенно согласен с вами, — терпеливо продолжал Джастин. — А теперь я пытаюсь выяснить, что происходит в Хертклифе после его смерти и почему вы больше не служите нам, как мне бы хотелось.

Вот что я вам скажу, милорд: когда Коблер, Уилкинс и еще двое слуг ушли на войну, никого не взяли на их место. Ну, я сначала справлялся сам, но вскоре мне стало трудно одному делать все, как надо.

— Коблер и Уилкинс не были никем заменены? — удивился маркиз.

— Нет, милорд. Сначала ушли они, а потом Джеймс, а за ним Никол сон, не то чтобы от него было много толку с его бараньей башкой. Но я старался, милорд, только это уж было слишком.

— Вы говорили об этом мистеру Маркхэму?

— Говорил ли я! Да я ему все уши прожужжал! Только он не хотел слушать, — покачал головой бывший дворецкий.

Бэйтмен помолчал.

— У него-то были свои причины, чтоб не слушать, только это нечестно со мной так поступать!

— Какие же у него были причины? — резко спросил маркиз, но сразу же понял, что совершил ошибку.

Настроение Бэйтмена изменилось, он опять замкнулся. Джастину показалось, что дворецкий что-то вспомнил и испугался.

Он откинулся на подушки и сказал совершенно другим тоном:

— Моя племянница говорит, что я слишком много болтаю, милорд. Временами в голове у меня мутится. Я ничего не имею против мистера Маркхэма. Он был очень добр ко мне, очень добр. Вот выделил мне жилье…

Это был полный переход на сторону противника. Маркиз решил, что лучше не замечать этого, так как у Бэйтмена, как он понял, уже ничего не удастся узнать и было бы ошибкой настаивать и выпытывать у него интересующие подробности.

Джастин поднялся.

— Был рад повидать вас, Бэйтмен, — сказал он. — Вы должны поскорее поправиться. Мне было бы приятно снова увидеть вас в Хертклифе.

— Теперь уже поздно, слишком поздно, милорд.

Друзья вышли из спальни в кухню, где племянница Бэйтмена хлопотала у плиты.

— Мне очень жаль видеть вашего дядю в таком состоянии, — выразил соболезнование маркиз.

Она ничего не ответила.

— Думаю, что ему не следует столько пить. Женщина пожала плечами и отвела глаза:

— Я ничего не могу поделать, милорд.

— Но вы можете не давать ему вина, — заметил Джастин. — Как он достает его и откуда у вас средства, чтобы его покупать?

Она продолжала молчать.

— Вы не хотите рассказывать об этом?

— Не требуйте невозможного, милорд! Маркиз достал из кармана жилета две гинеи и положил их на стол.

— Истратьте это на лекарства для вашего дяди, но только не на вино. Вы меня поняли?

— Да, милорд, благодарю вас.

Она снова сделала реверанс, и друзья покинули дом.

Мальчики подвели им лошадей и были награждены за услуги.

Когда приятели выехали из деревни, Энтони первым нарушил молчание:

— И что ты обо всем этом думаешь?

— Я не знаю, — ответил Джастин, — но здесь действительно есть о чем подумать.

Они вернулись в парк, и Энтони решительно направил своего коня в сторону Флагшток-хауза. Однако маркиз сказал:

— Я не планирую на сегодня встречу с миссис Уодбридж. Мне нужно обдумать мои идеи и побольше разузнать о том, что случилось с Бэйтменом.

— Хорошо, — неохотно согласился Энтони. — Куда направимся?

Я думаю, стоит заехать к Гримшоу, моему старшему садовнику, — ответил Джастин. — Он, по крайней мере, не уволен и не отправлен на покой.

— Не думаю, чтобы ему не хватало помощников, — сказал Энтони. — Я никогда не видел более ухоженного парка, если не считать Флагшток-хауза.

— Гримшоу ответит нам на этот вопрос, — предположил маркиз.

Они поскакали по направлению к замку, затем через поля за конюшни, где в четверти мили от Хертклифа, скрытый за высокой оградой, стоял дом из красного кирпича, в котором всегда селилась семья старшего садовника.

Друзья снова спешились. Они увидели человека, который вывозил на свалку тачку с мусором, и подозвали его присмотреть за лошадьми.

Маркизу снова показалось, что этот человек, как и другие слуги, раньше служил на флоте. Это так же бросалось в глаза, как и его хромота.

Однако Джастин не собирался расспрашивать младший персонал, не побеседовав предварительно с Гримшоу. Войдя в большой фруктовый сад, маркиз тут же увидел своего старшего садовника в дальнем его конце.

Безусловно, не могло быть никаких претензий по поводу состояния сада. Сразу становилось очевидным, что за ним осуществлялся образцовый уход. Каждая пядь земли была возделана с удивительной тщательностью.

Даже стены теплиц блестели чистотой, а ветви фруктовых деревьев сгибались под тяжестью крупных плодов.

Гримшоу выглядел намного старше, чем в прошлый визит маркиза, но был очень рад приезду хозяина.

— Это бальзам для больных глаз, милорд, снова увидеть вас после такого долгого отсутствия! — сказал он с мягким суссекским акцентом.

— Я тоже рад, что вернулся сюда, — просто ответил Джастин. — Я должен поздравить вас, Гримшоу: парк и сад в прекрасном состоянии. Я никогда не видел все таким красивым и ухоженным.

— Рад, что ваше сиятельство довольны, — поклонился садовник.

— Как вам удается справляться с работой, ведь во время войны так трудно найти людей?

— Может быть, где-то и трудно с людьми, милорд, но у нас дела обстоят совсем не так.

— Интересно знать, почему? — полюбопытствовал маркиз.

Мистеру Маркхэму удается найти столько рабочих рук, сколько нам требуется, чтобы держать сад в порядке.

— Как же это ему удается?

— Сначала, милорд, дело не ладилось. Они почти все были хромые и увечные. Многие из них так смешно разговаривали. Но я сумел заставить их работать как надо, — с гордостью сообщил Гримшоу.

— Вы имеете в виду, — переспросил Джастин, — что управляющий нанимал людей, которые были ранены на войне?

— Да, милорд. Это были матросы. Они предпочитали работу в саду смерти от голода, а уж я умею заставить делать все, как мне надо.

Маркиз задумался, а Гримшоу продолжил:

— Конечно, теперь, в мирное время, у нас, так сказать, полноценные работники. У них со здоровьем все в порядке, да только многие за всю жизнь не видели ни лопаты, ни вил. Ну я и учу их. И хотя они ворчат, что превратились в сухопутных крыс, они счастливы иметь работу.

— Должен еще раз поздравить вас с вашими достижениями, — сказал маркиз. — Благодарю вас, Гримшоу.

Он повернулся, чтобы уйти, но ему пришла в голову неожиданная мысль.

— Кстати, сколько сейчас людей под вашим началом?

— Шестнадцать, милорд.

Джастин повернул обратно по аккуратной тропинке между грядок с овощами. Энтони следовал за ним.

— Бывшие матросы! — сказал он тихо. — Сначала раненые, а с апреля уволенные в запас.

— Я слышал, сейчас таких много, — заметил Энтони. — На прошлой неделе в клубе кто-то говорил, что мы разоружаемся с неприличной скоростью.

Джастин кивнул.

— Я слышал речь лорда Винсента в парламенте, — сказал он задумчиво. — Тот утверждал, что расходы на королевский флот сильно сокращены.

— Теперь я припоминаю, что мне рассказывали вещи и похуже, — добавил Энтони. — В то время как почти все наши корабли нуждаются в срочном ремонте, в доках увольняют рабочих, контракты с частными верфями расторгают, а вооружение и оснастку продают — и часто это попадает к французским агентам!

Джастин остановился и укоризненно посмотрел на друга:

— И ты говорил мне вчера, что нам нечего опасаться Бонапарта! Я уверен, что он восстанавливает свои опустевшие доки и срочно строит корабли.

— Но не стоит обвинять в этом меня, — обиделся Энтони. — Вернись к своему расследованию и вспомни, что именно ты выигрываешь от такой политики. В твоем саду работает экипаж целого корабля.

Маркиз не ответил и весь оставшийся путь домой был погружен в свои мысли.


Когда наступило время ленча и друзья собрались идти в столовую, маркиз предупредил:

— В присутствии Траверса ни слова о наших утренних открытиях.

— Слушаю и повинуюсь, мой господин, — смиренно ответил Энтони фразой из арабских сказок. — А когда мы навестим прекрасную соседку?

— Когда я буду подготовлен к этому визиту, — едва сдерживая раздражение, сказал Джастин.

— И когда это случится?

— Когда у меня будет достаточно доказательств, чтобы отправить ее на скамью подсудимых.

Если бы я считал, что ты говоришь серьезно, Джастин, я бы попытался оправдать ее с помощью кулаков.

— Всегда к твоим услугам, — ответил маркиз, — но в боксе мы с тобой примерно равны. Если хочешь, могу предложить шпаги или пистолеты.

— Но тогда ты будешь иметь явное преимущество, — сказал Энтони. — Нет уж, лучше попробую образумить тебя как-нибудь иначе.

— Прекрати сражаться против меня: ты нужен мне на моей стороне. Ты должен был уже понять, Энтони, что происходит нечто странное. Если мы не докопаемся до сути, эта загадка будет мучить меня до последнего вздоха.

— Мне тоже любопытно, — поддержал друга Энтони, но думал он больше о своем. — Интересно, кто ее муж?

Джастин не выдержал, взял со стула подушку и запустил ею в приятеля. Энтони ловко поймал ее и кинул обратно, но в этот момент вошел Траверс и объявил, что кушать подано.

После еды друзья вернулись в библиотеку, и Энтони спросил, подойдя к окну:

— И что дальше?

В этот момент маркиз неожиданно хмыкнул.

— В чем дело? — удивился Энтони. — Ты что-то придумал?

— Я глупец! — воскликнул маркиз. — Я давно должен был это сообразить.

— Сообразить что?

— Проверить счета Маркхэма.

— И что ты из них узнаешь?

— Очень многое, — сказал Джастин. — Каждый месяц в Лондон посылаются счета изо всех имений. Иногда я проверяю их сам, а иногда это делает мой секретарь.

Энтони внимательно слушал, и маркиз продолжил:

— Я отчетливо помню, что просматривал счета из Хертклифа два или, может быть, три месяца тому назад и отметил, что, несмотря на рост дороговизны во время войны, расходы остались более или менее на том же уровне, что и при жизни отца.

— Ну и что это доказывает?

— Ты должен понимать, что всем этим новым работникам, которых сейчас в имении гораздо больше, чем когда-либо раньше, нужно платить.

Наступило молчание, которое прервал Энтони.

— Я понял твою мысль. Но, возможно, «хромым и увечным», как отозвался о них твой садовник, платили меньше, чем здоровым работникам.

— Даже если это так, это должно быть отражено в расходной книге, — настаивал Джастин. — Как и смена лакеев.

— Ну что ж, давай свои книги, и посмотрим.

— Этим-то я и собирался заняться. — Маркиз выглядел озабоченным. — Но мне кажется, что не стоит просить Маркхэма принести документы нам.

— Почему?

— Он может легко подделать их или сказать, что они потеряны или их унесли разбойники.

— Понятно, — согласился Энтони, — и как ты собираешься их добывать?

Джастин на минуту задумался и сказал:

— Сейчас мы с тобой обойдем вокруг дома, затем не торопясь зайдем в холл, и я скажу что-нибудь вроде этого: «Кстати, Энтони, я еще не был в оранжерее, с тех пор как приехал. Я думаю, Гримшоу вырастил там замечательные растения, раз остальной сад в таком прекрасном состоянии».

— Интересно, что ты задумал, Джастин?

Оранжерея находится в том же направлении, что и контора. Мы пройдем мимо бального зала, который всегда был закрыт, с тех пор как я себя помню, затем обязательно заглянем в оружейную и посмотрим на ружья и пистолеты, а потом, как бы по пути, завернем и в контору. Если Маркхэм будет там, ему покажется совершенно естественным, что мы зашли туда, а если его там не будет, мы найдем то, что нам нужно.

— Превосходно! — одобрил Энтони. — Какой талант в тебе пропадает! Тебе следовало бы возглавить английскую разведку или, в крайнем случае, взять на себя организацию национальной полиции.

— Возможно, это когда-нибудь и случится. Мне уже делали подобные предложения, — ответил маркиз.

— В одном мы можем не сомневаться: никто в парламенте в данный момент не будет голосовать за создание новой государственной структуры.

— Это так, — согласился Джастин, — война удвоила наш национальный долг.

И как два мальчишки, играющих в сыщиков, друзья принялись воплощать в жизнь план маркиза.

При их разговоре в холле присутствовали два лакея, но Джастину показалось, что он видел мелькнувшую в дверях фигуру Траверса.

В оранжерее все было именно так, как и ожидал маркиз. Цветы и фрукты, которые начали выращиваться при отце, были в прекрасном состоянии. Правда, он не заметил новых сортов, за приобретением которых раньше всегда тщательно следили.

В оружейной, в свою очередь, было чисто и уютно, но конструкция охотничьих ружей давно устарела, а пистолеты годились только для музея.

Друзья пробыли там недолго, затем Джастин громко сказал:

— Раз мы здесь, я хочу, чтобы ты взглянул на старую карту поместья, которая висит в конторе. Возможно, на ней показаны границы имения адмирала.

— С удовольствием посмотрю, — так же громко ответил Энтони.

Маркиз открыл дверь.

К его облегчению, контора оказалась пустой, хотя на столе была открытая бухгалтерская книга, а рядом лежало перо.

Все выглядело так, будто Маркхэма неожиданно вызвали.

Джастин полистал страницы. Это оказалась именно та книга, которая была ему нужна.

Все расходы за последние четыре года были аккуратно внесены сюда, и записи соответствовали отчетам, которые он просматривал в Лондоне.

Маркиз взял книгу, и друзья поспешили обратно в библиотеку.

Он устроился за письменным столом и сказал:

— Теперь мы можем убедиться своими глазами в том, что же происходило на самом деле.

Джастин начал просмотр с предвоенного периода.

— Вот все служащие. Среди них Бэйтмен, Коблер, Уилкинс, Джеймс и Никол сон.

— Когда это было? — спросил Энтони.

— Начало 1800-го года.

Он стал внимательно изучать записи.

— Я не знаю, когда Коблер, Уилкинс и два других лакея отправились на войну, но Бэйтмен говорил, что он к моменту своего ухода остался без помощников, так что мы можем сначала посмотреть там, где написано, кто заменил его.

Джастин перевернул еще несколько страниц, пока не дошел до конца аккуратных записей Маркхэма.

Выражение его лица заинтриговало Энтони:

— Что ты обнаружил?

— По этой книге получается, что Коблер, Уилкинс, Джеймс и Николсон продолжают оставаться у меня в услужении. Они регулярно каждый месяц получают свое жалованье.

— Значит, Маркхэм тебя обкрадывает?

— Именно так! — ответил маркиз. — Теперь я могу начать расследование. Позвони!

Командный тон друга показал Энтони, насколько Джастин разгневан.

Он знал, что только одна ситуация вызывала настоящий гнев маркиза: это было, когда его предавали или обманывали люди, которым он безоговорочно доверял.

Пока Траверс не открыл дверь в библиотеку, друзья не проронили ни слова.

— Скажите мистеру Маркхэму, что я хочу немедленно поговорить с ним! — приказал Джастин.

— Слушаюсь, милорд.

Снова наступило молчание. Энтони стало душно, он подошел к французскому окну, которое, как и окна в гостиной, выходило на террасу, и открыл его.

Повернувшись к маркизу, он спросил:

— Ты хочешь, чтобы я остался?

— Безусловно!

Дверь снова открылась, и в комнату вошел Маркхэм.

Было очевидно, что управляющий чем-то взволнован. И когда он прошел к столу и остановился перед ним, Джастин увидел страх на его лице.

— Я просматривал вашу книгу, Маркхэм, — начал маркиз, — и мне требуются некоторые объяснения. Например, почему четыре лакея, которые больше не состоят у меня на службе, по-прежнему записаны здесь.

— Это мое упущение, милорд, — голос управляющего дрожал, — но на их место нанимались другие слуги, и поскольку они работали временно и получали то же жалованье, я счел необязательным каждый раз менять имена.

Это было вполне правдоподобно, по мнению маркиза, но он не одобрял такую неаккуратность в делах.

— Как и почему люди принимались на службу только временно? — с недовольством спросил он.

— Было не так просто найти людей в наших краях, милорд, мне приходилось нанимать тех, кого удавалось подыскать, и большинство из них оказывались неподходящими работниками.

Джастин внимательно посмотрел на управляющего: его лоб был покрыт капельками пота, а лицо стало белее бумаги. Опыт подсказывал маркизу, что, хотя Маркхэм неплохо держит себя в руках, он сильно напуган.

— Кроме того, я заметил, — продолжил Джастин, — что вы не записали, когда ушел со службы Бэйтмен и его заменил Траверс.

— Да, милорд. Я не сделал этого по той же причине.

— Однако Траверс очень опытный слуга, и вы могли предполагать, что он останется в замке надолго?

— Я не был уверен в этом, милорд.

Маркиз перевернул несколько страниц.

— Перейдем к садовникам. Гримшоу сказал мне, что под его началом сейчас работает шестнадцать человек. Безусловно, такое количество работников в саду неоправданно.

— Но Гримшоу не жалуется на избыток рабочей силы.

— Дело не в этом, — маркиз резко оборвал его. — Жалованье, которое вы выдаете садовникам каждую неделю, выписывается только десяти. Как же вы рассчитываетесь с остальными?

— Некоторые из них новички, милорд, и я не могу платить им столько же, сколько получают те, которые работают у нас много лет.

— И имена тоже не изменены.

— Да, милорд.

— Здесь что-то кроется, — не выдержал Джастин. — Что-то, что мне очень не нравится и весьма смахивает на мошенничество.

— Нет, милорд! Это не так, милорд!

Маркхэм дрожал всем телом, а Энтони, не выдержав напряжения этого допроса, встал и вышел из комнаты.

Неожиданно маркиз ударил кулаком по столу и сердито крикнул:

— Я хочу знать правду! Всю правду!

Маркхэм оцепенел от ужаса.

В этот момент из открытого окна послышался голос:

— И вы ее сейчас узнаете, милорд!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Джастин удивленно смотрел, как через раскрытое окно в библиотеку входит Ивона Уодбридж.

На ней было то же изумрудно-зеленое платье, в котором он увидел ее впервые. Оно очень шло Ивоне, подчеркивая необыкновенную белизну ее кожи.

Когда миссис Уодбридж подошла ближе, маркиз заметил, что она очень бледна и, несомненно, сильно напряжена.

Джастин был так поражен ее неожиданным появлением, что не поднялся ее приветствовать, а остался сидеть за письменным столом.

Неожиданно Маркхэм воскликнул:

— Нет, нет, мисс Ивона! Оставьте это мне! Вы не должны быть замешаны в это!

Ивона ободряюще улыбнулась ему.

— Но я замешана, Марки, и мы не можем больше скрывать это. Пусть его светлость узнает худшее.

— Нет, пожалуйста, нет! — продолжал умолять он.

— Оставь это мне, — твердо сказала Ивона. — Уйди, Марки! Я предпочитаю разговаривать с его светлостью наедине.

Казалось, Маркхэм готов был продолжать возражения, но, словно чувствуя их бесполезность, сдался и вышел из комнаты.

Когда дверь за управляющим закрылась, Ивона повернулась к маркизу, по-прежнему сидящему за письменным столом.

— Похоже, вы взяли на себя руководство моими служащими, — ледяным тоном сказал Джастин. — Что ж, миссис Уодбридж, я готов выслушать ваши объяснения по поводу того, что здесь происходит.

Говоря это, он смотрел в раскрытую расходную книгу, затем, словно чувствуя, что она не знает, с чего начать, резко спросил:

— Почему вы ведете себя в моем доме, как хозяйка? И почему вы входите в дом таким странным способом?

— Я пришла повидать Траверса, — ответила Ивона. — И мне сказали, что вы взяли из конторы книгу и унесли ее в библиотеку.

Вам — сказали? — переспросил маркиз. — Значит ли это, что вам докладывают все, что происходит в моем доме?

— Большую часть.

Джастин с непроницаемым лицом откинулся в кресле:

— Я слушаю, и, как я уже сказал Маркхэму, мне нужна только правда.

Ивона тихо вздохнула.

— Когда вы приехали в Хертклиф так неожиданно, я поняла, что мы не сможем продолжать, как раньше.

— Очевидно, я некстати решил посетить свой собственный дом, — с иронией заметил маркиз. — Но я не думал, что кому-то помешаю…

— Да, для нас это было очень неудачно.

— Для кого же это «для нас»?

— Для няни, Марки, Траверса и, конечно, для всех тех людей, которым мы помогали.

Джастин нахмурился и спросил:

— О каких людях идет речь? Думаю, о моряках?

— Конечно.

Наконец, несмотря на крайнее раздражение, маркиз вспомнил о хороших манерах:

— Может быть, вы присядете?

Нет, спасибо, — сказала Ивона. — Я лучше буду стоять. Я прекрасно понимаю, милорд, что вы сидите передо мной как судья.

Джастин ничего не ответил.

Его глаза смотрели сурово, а лицо казалось высеченным из камня. Невероятно! Он был обманут и одурачен собственными слугами. Ничто не могло бы разгневать его сильнее, и он не собирался щадить никого.

Как будто читая его мысли, Ивона добавила:

— Наверное, я лучше начну с самого начала.

— Я уже давно этого жду, — холодно согласился Джастин.

— Все началось три года назад, когда мой брат Чарльз вернулся в Англию на своем корабле после битвы на Ниле.

— В которой был убит ваш отец? — уточнил маркиз.

— Да. Чарльз был гардемарином, и он остался жив.

Ивона помолчала, и маркизу показалось, что в ее глазах показались слезы. Ее голос слегка дрожал, когда она продолжила:

— Чарльз рассказал мне, что папа погиб, как герой. Брат привез домой матроса, который спас ему жизнь, но потом был очень тяжело ранен.

Голос Ивоны окреп, и в нем зазвучали гневные ноты:

— Уверена, что ваша светлость знает, какую позорную неблагодарность проявила страна к раненым морякам. Они были просто уволены и превратились в бродяг, которые жили на то, что могли выпросить или… украсть.

— Да, я об этом знаю, — холодно сказал Джастин, — и согласен, что это позор, но не вижу, что тут можно сделать.

— Я ожидала от вас именно такого отношения, — на лице девушки было написано презрение, — и именно поэтому было справедливо…

Она оборвала фразу и постаралась успокоиться.

— Мы немного отвлеклись от темы. Я лучше продолжу свой рассказ.

— Это было бы весьма желательно. Ни к чему заниматься обвинениями, которые никуда нас не приведут.

В глазах Ивоны сверкнул гнев, но ей ничего не оставалось, как повиноваться маркизу.

— Мы с няней выходили Джорджа, хотя он навсегда остался инвалидом.

— Видимо, речь идет о человеке на деревянной ноге? — поинтересовался Джастин.

— Так вы ее все-таки заметили!

— Я заметил многое.

— Я боялась, что она вызовет у вас вопросы.

— Только потому, что вы солгали мне, сказав, что живете в доме вдвоем с няней, хотя полагаю, что мужчина жил в амбаре.

— Почему вы так думаете?

— Потому что я видел свет в окне в тот вечер, когда мы с сэром Энтони отвозили вас домой.

— Это было неосторожно с моей стороны, — сказала Ивона, — но я не смогла ничего придумать, чтобы вы меня не провожали.

— Конечно, нет, но, когда человек лжет, он должен принимать все меры предосторожности, чтобы не выдать себя.

Джастин говорил оскорбительным тоном, но Ивона не обратила на это внимания и продолжила:

— Когда Джордж немного поправился, мы с няней очень гордились тем, что смогли для него сделать. Однажды мы оставили его и поехали в Брайтон за покупками. Там я увидела двух моряков, просящих на улице милостыню у нарядных леди, сверкающих драгоценностями, и джентльменов с тугими кошельками.

Голос Ивоны звучал осуждающе.

— Моряки были до крайности истощены, и каждый, кто имеет глаза, мог видеть, что они умирают с голоду. Но никто не остановился, чтобы помочь им. Никто не дал им и четверти пенса из тех тысяч фунтов, которые ежедневно проигрываются за игорными столами в королевской резиденции Брайтона.

— Одним словом, вы привезли этих моряков к себе домой?

— А разве можно было поступить иначе? Как люди в этой стране могут оставлять людей, которые едва не погибли, защищая нас от Бонапарта, умирать на улице?

Хотя Ивона буквально выплюнула эти слова в лицо маркизу, Джастин бесстрастно сказал:

— Продолжайте вашу историю, миссис Уодбридж.

— Думаю, слухи об этом разнеслись по округе. Во всяком случае, многие голодные и обездоленные моряки начали приходить и просить помощи, а я не могла выгнать их.

Она посмотрела на маркиза, словно ожидая от него понимания, но он спокойно прокомментировал:

— Вскоре ваши средства иссякли.

Ивона кивнула.

— Я продала все драгоценности, которые мне оставила мама, и истратила все деньги, которые получила от Чарльза. Я не могла продать мебель, потому что она принадлежала брату.

— И вам не осталось ничего другого, как обратиться за помощью к Маркхэму.

— Он всегда восхищался моим отцом и, когда папа погиб, оплакивал его почти так же, так я. Он знал, что папа одобрил бы мою помощь этим морякам.

— И он начал фальсифицировать отчеты? — резко сказал Джастин. — Вы понимаете, что толкнули его на преступление, миссис Уодбридж?

— Вы не совсем правы. Прошу вас выслушать меня, ваша светлость. Когда слуги стали один за другим уходить на войну, он не брал никого им на смену, а отдавал мне те деньги, которые полагались на выплату их жалованья.

— Но этого перестало хватать?

— Мы справлялись, — ответила Ивона, — но все больше и больше людей приходило к нам за помощью, и, хотя я пыталась быть жесткой и отказывать некоторым, я не могла вынести их беспомощности. Они не упрашивали меня, они просто говорили: «Я понимаю, мадам, я как-нибудь справлюсь».

Ее голос прервался, и она немного помолчала.

— Я знала, что они не справятся, это было невозможно с такими воспаленными ранами, грозящими гангреной. Некоторые потеряли на войне руку или ногу, другие после контузии очень плохо соображали или… были полупомешаны, так на них повлиял ужас, который им пришлось пережить.

— И что же вы сделали? — спросил маркиз, хотя и догадывался, что именно ответит Ивона.

— Я продала табакерку.

Последовало тягостное молчание. Джастин смотрел на Ивону, а она, казалось, не могла рассказывать дальше.

Сделав над собой усилие, девушка продолжала:

— На мой взгляд, она была не из самых лучших, мне она даже не казалась красивой, но ювелир, который купил у меня мамины драгоценности, неожиданно дал за нее много денег.

Джастин вспомнил табакерку, которую ему показывал Перегрин Персиваль.

— Но одной вам показалось мало, и вы продолжали красть.

— Да, — призналась Ивона. — Сначала я взяла одну, и Марки ничего не заметил. А потом еще… и еще.

Она беспомощно посмотрела на маркиза.

— Это были не лучшие табакерки. Я выбирала такие, которых вам было бы не так жалко, если бы приехали в Хертклиф и заметили пропажу. Вы так долго отсутствовали, что подобное казалось маловероятным.

— Так вы все-таки принимали меня в расчет в этой экстраординарной ситуации! — желчно сказал Джастин.

— Я знала, как эта коллекция была дорога вашему отцу, Марки рассказывал мне об этом. Но у вас, ваша светлость, было столько других интересов за пределами Хертклифа, я не думала, что вы будете жалеть о том, что ничего не значило лично для вас.

— Это было абсолютно необоснованное предположение.

— Теперь я поняла это, когда вы приехали и я увидела ваш интерес к картинам. Но в тот момент я думала, что вы далеко, заняты своими делами, вам нет дела до этого поместья, в то время как люди, прошедшие войну, голодают и нуждаются в помощи.

Ивона сказала это, глядя прямо в глаза маркизу, и на лице ее был написан вызов.

— Продолжайте, — приказал Джастин. — Мне интересно, когда на сцену вышел Бэйтмен.

Бэйтмену не нравилось, что он остался без слуг, — ответила Ивона. — Сам он ничего не мог делать, так как, имея ключи от погреба, все время пил и большую часть времени был не в состоянии даже двигаться.

— Маркхэм должен был доложить мне об этом, — сердито сказал маркиз. — Для этого я поставил его управлять имением.

— Он собирался, но я его отговорила, потому что нам были очень нужны деньги. Я стала регулярно посылать сюда Траверса, чтобы он поддерживал чистоту и порядок.

— Траверс служил у вас?

— Да, он один из друзей Чарльза. Он был только легко ранен, и это означало, что он должен сойти с корабля на полгода, но не успел Траверс выздороветь, как наступил мир. Не знаю, как бы я без него обходилась.

— Почему?

— Потому что, как вы знаете, моряков увольняли сотнями. Думаю, в других местах было еще хуже, но и здесь я не могла бы справиться с таким количеством нуждающихся в помощи.

— Что вы имеете в виду? — не понял Джастин.

— Большинство из них имели дом или могли, по крайней мере, вернуться в родной город, где им помогли бы местные власти. Беда заключалась в том, что им было не на что добраться туда.

— И вы давали им на это деньги?

— Вы не представляете, что происходит, когда моряки сходят на берег, — сказала Ивона. — Их окружают мошенники и воры, которые вытягивают из них все сбережения за время службы. После двух ночей, проведенных на суше, большинство остается без единого пенни.

— Но ведь в этом их собственная вина? Это взрослые люди, которые должны жить своим разумом…

Ивона так взглянула на него, что Джастину неожиданно почудилось лицо леди Роз, которое он увидел, проснувшись после неумеренных возлияний.

— Продолжайте рассказывать, — сказал он резко.

— Траверс выбрал людей, которым действительно надо было помочь, — объяснила Ивона, — и мы давали им денег на дорогу домой и на пропитание. А попрошаек он прогонял. Я никогда бы не смогла справиться с этим сама.

— Так что Траверс в действительности ваш слуга?

Да, — призналась Ивона, — но, когда мы услышали о вашем приезде, я сразу же отправила в Хертклиф его и еще четверых человек из самых подходящих, которые были у нас в этот момент.

Джастин вспомнил четыре нелепые фигуры в плохо сидящих ливреях и Траверса, который один работал за всех.

— Думаю, Траверс служил на корабле вашего брата, — сказал он.

— Он был личным слугой адмирала.

«Я мог бы и сам догадаться», — подумал маркиз и сказал:

— В действительности подозрения возникли у меня еще до приезда сюда. Один из моих гостей в Верьене показал мне табакерку, которую я хорошо помнил по коллекции отца. На ней изображен военный корабль, плывущий по волнам из изумрудов и сапфиров.

— Я боялась, что вы будете жалеть о ней, когда продавала ее, — призналась Ивона.

— Видимо, я должен еще раз поблагодарить вас за заботу обо мне, миссис Уодбридж, — саркастично заметил Джастин, — и позвольте вам сказать, что, когда я приехал и увидел, что комод почти опустел, я сразу обнаружил отсутствие большей части коллекции.

— Я очень надеялась, что вы не обратили на это внимания до того, как я ограбила вас!

Маркиз посмотрел на нее с изумлением.

— Святой боже! Это вы были главарем грабителей!

Ивона кивнула.

— Я считала, что это единственный способ поправить положение и сделать так, чтобы вы не узнали о пропаже табакерок.

— Так это было все, что оставалось от отцовской коллекции? — спросил Джастин. — Я-то думал, что часть ее хранится в сейфе.

— Я предполагала, что вы можете так подумать, — ответила Ивона. — Именно поэтому я приказала одному из людей войти через дверь из буфетной.

— Вы действительно продумали все. Мне трудно поверить, что вы так прекрасно сыграли роль мужчины, хотя я начал подозревать вас, после того как вы признались, что хорошо имитируете различные голоса.

При всей нелепости ситуации Джастин не мог не испытать удовлетворения от подтверждения правильности своих умозаключений.

— Я сделала ошибку, когда позвала попугаев, — сказала Ивона со вздохом, — но вы так настойчиво расспрашивали меня об амбаре, я испугалась, что вы будете настаивать на том, чтобы войти туда.

— И что бы я там увидел? — спросил маркиз с любопытством.

— Сейчас у нас осталось только пять раненых, — ответила Ивона, — но тогда там было еще десять человек, которых мы на следующий день отправили по домам в разные графства.

— Нельзя не отметить, что на мои деньги вы поставили дело на широкую ногу. — Джастином вновь овладел гнев.

— Я… прошу прощения, но я могу вернуть оставшиеся табакерки, часы и золотой корабль.

— Для чего, позвольте спросить, вы его взяли?

— Я думала, что вам покажется странным, если грабители оставят на столе такую ценную вещь. Но, честное слово, я бы никогда его не продала. Он принадлежит Хертклифу еще больше, чем все остальное.

— Все это звучит очень убедительно, миссис Уодбридж, — раздраженно сказал маркиз. — Но мне очень интересно знать, если бы я сейчас не приехал, осталось бы здесь хоть что-нибудь из принадлежащего мне? Какие планы вы строили насчет картин и мебели?

Бесполезно оправдываться, — ответила Ивона. — Я представляю, как вы рассержены за все это, но я чувствую, что поступала правильно и справедливо.

— Справедливо для кого? — воскликнул маркиз.

— Для Англии!

— Я нахожу ваши представления о справедливости несколько запутанными, я бы даже скатал, искаженными, — сказал Джастин. — Или вы воображаете себя современным Робин Гудом в юбке, грабящим богатых и помогающим бедным?

Его тон был таким оскорбительным, что Ивона возмутилась:

— Возможно, это правильное сравнение, милорд. Но можно выразиться точнее: это кража у очень богатых для помощи людям, которые были готовы умереть, защищая их собственность от французов.

Маркиз отметил про себя, что этот гейм она выиграла, и сказал:

— Вы вряд ли ожидаете, что я одобрю ваши действия, как бы вы ни украшали их патриотическими рассуждениями.

— Я не собираюсь это делать. Я хотела только объяснить, что во всем, что здесь происходило, моя и только моя вина.

— Маркхэм — мой управляющий, он должен был прежде всего блюсти мои интересы.

— Неужели это все, что для вас имеет значение? — спросила Ивона с горечью. — Маркхэм глубоко уважал моего отца, и, хотя он виноват в том, что отдавал морякам деньги, которые вы выделяли для выплаты слугам, он долгое время даже не подозревал, что я ворую у вас.

— Это не делает ему чести, — холодно заметил Джастин. — Значит, я ошибся в выборе управляющего. А что было, когда он узнал?

— Он был поражен и шокирован, но, когда увидел страдания людей, которым я пыталась помочь, понял, что без денег на еду и лекарства, которые им нужны, они скоро присоединятся к тем, которых мы… похоронили на церковном дворе.

Голос Ивоны дрогнул.

— Четверо умерли в прошлом году, а трое — в позапрошлом. Мы с няней делали все, что могли, но они были безнадежны… они были так сильно искалечены…

Джастин опустил глаза в расходную книгу.

— Мне понятно ваше поведение, миссис Уодбридж, но то, что делал Маркхэм, меня абсолютно не устраивает.

— Я же объяснила вам…

— Я знаю, — перебил ее маркиз, — но, как я уже говорил, Маркхэм — мой управляющий. Я доверял ему, и мое доверие было обмануто, а я этого не терплю!

Ивона вскрикнула и подошла ближе к столу:

— Вы же не хотите… Вы не собираетесь… уволить его?

— Не вижу другой возможности.

— Но вы не должны этого делать! Он прожил здесь столько лет! Он любит Хертклиф, как родной дом. Он готов умереть за него и вашу семью.

— Все, что мне нужно от моих подчиненных, — это честная служба.

— Вы не можете поступить… так жестоко… так бесчеловечно, — горячо сказала Ивона. — Это убьет его. Куда же он пойдет? У него совсем нет денег.

— Полагаю, свои сбережения он тоже истратил на ваше общее дело?

— Я пыталась воспротивиться этому, но он настаивал и часто давал деньги морякам за моей спиной.

— Это было его решение, — сухо сказал Джастин.

Ивона посмотрела на безжалостное выражение его лица.

— Как мне умолять вас? Как объяснить, что Марки не должен пострадать за свою доброту?

Она подошла еще ближе к маркизу и тихо сказала:

— Выслушайте меня, милорд, прошу вас.

Джастин посмотрел ей в глаза и ничего не ответил.

— Я сделаю… все, что вы мне прикажете. Вы можете… наказать меня, как пожелаете… даже отправить в тюрьму… я не буду жаловаться. Но не заставляйте Марки страдать за мои грехи!

— Ваши грехи — это совсем другой разговор, миссис Уодбридж, — сказал маркиз, — и как вы сами только что сказали, наказание за ваше преступление хорошо известно.

Ивона похолодела.

— Вы… имеете в виду… тюрьма!

— Вы должны были бы знать, что каждый, кто совершит кражу имущества, стоящего дороже одного шиллинга, приговаривается к повешению?

Ивона не пошевелилась. Ее глаза расширились от ужаса и, казалось, заняли все лицо:

— Вы собираетесь… сделать это… со мной? — шепотом спросила она.

Джастин не ответил, и Ивона, гордо выпрямившись, сказала:

— Мне нечего больше сказать, ваша светлость. Все, о чем я прошу: когда я умру, простите Марки за то, что он помогал мне, и позаботьтесь о моей старой няне… она тоже… истратила все свои сбережения.

— Вы можете привести разумную причину, по которой я должен делать все это, после того как вы так обошлись со мной?

— Неужели для вас ничего не значит, что вы, пусть даже невольно, послужили спасению не менее пятидесяти человек, которые бы иначе умерли, и не дали еще большему числу людей сойти на преступную дорогу?

— Вы очень убедительно защищаетесь, миссис Уодбридж.

— Я уже сказала вам, что не думаю о себе, — напомнила Ивона. — Но если вы простите Марки, я сделаю для вас все… все, что вы захотите.

— Все? — повторил Джастин, пристально глядя ей в глаза.

— Я клянусь вам всем, что свято для меня! — искренне ответила Ивона.

— Ну что ж… — начал было маркиз, но в этот момент дверь библиотеки распахнулась, и в комнату влетел Энтони.

— Посмотри, Джастин, кто к тебе пожаловал! — предостерегающе сказал он приятелю.

Пока маркиз непонимающе смотрел на друга, за его спиной возникло прелестное создание, в котором маркиз с ужасом узнал леди Роз.

На ней было модное платье из легкой кисеи, окутывавшее ее фигуру прозрачным облаком и создававшее впечатление наготы.

Как бы для компенсации выставленного напоказ тела, леди Роз надела шляпку с большой вуалью и высокой тульей, украшенной розовыми страусиными перьями, которые трепетали при каждом ее движении.

На ее шее сверкали топазы и бриллианты, и такие же камни украшали ее розовые ушки, напоминающие раковины.

Леди Роз выглядела потрясающе. Ее красота ослепляла и убивала наповал.

Секунду она постояла в дверях, приняв эффектную позу, словно давая Джастину полюбоваться на себя, затем с радостным криком бросилась к нему.

— Джастин, дорогой! Я нашла тебя! — воскликнула красавица. — Как ты мог уехать, не сказав мне ни единого слова? Какой жестокий, какой гадкий поступок! Я была убита, совершенно убита, я не знала, где ты можешь быть, но потом…

Я сообщил этой прелестнице, где вы прячетесь, — послышался глубокий низкий голос, а за ним появился и его обладатель, его высочество принц Уэльский собственной персоной.

Было очевидно, что гость в прекрасном расположении духа.

Ивона, никогда раньше не видевшая особу из королевской семьи, с нескрываемым интересом смотрела на его смеющиеся глаза и полные губы.

Он был высок, но слишком толст. Одежда облегала его, как перчатка, а вокруг шеи был завязан огромный белый шейный платок со множеством складок, на котором покоился двойной подбородок.

В целом принц производил впечатление элегантного щеголя, а его манеры выдавали особу королевской крови.

Джастин, автоматически поднявшийся при появлении леди Роз, быстро пошел навстречу принцу и, поклонившись, пожал протянутую ему руку.

— Это великолепный сюрприз, сир, — учтиво сказал маркиз. — Рад приветствовать ваше высочество в своем родовом гнезде.

Я так и предполагал, — ответил принц с легким смешком. — Когда леди Роз плакала на моем плече и жаловалась, что не может вас найти, я сразу догадался, куда вы могли сбежать.

— И были правы, сир.

— Кстати, Джастин, — леди Роз почти кричала, стараясь сделать себя центром внимания, — я поделилась с его королевским высочеством нашим маленьким секретом.

У маркиза остановилось сердце.

— Секретом? — повторил он, как эхо.

— Конечно, дорогой. Я знаю, что ты хотел рассказать об этом сам, но я была так расстроена, что просто забыла об этом.

— Должен поздравить вас, Джастин, — сказал принц, — поздравить от всего сердца. Одобряю ваш выбор. У вас будет самая красивая жена в Англии так же, как сейчас у вас самые лучшие лошади.

Маркиз был ошеломлен. Затем его кровь буквально вскипела от гнева: его провели, как мальчишку!

Роз выиграла! Она загнала его в угол, и он уже ничего не может сделать.

В отчаянии Джастин повторял, что пойман, обманут, обведен вокруг пальца этой коварной хищной женщиной, которая оказалась намного умнее его.

Легкое движение за спиной заставило его вспомнить об Ивоне.

Джастин понял, что она, тактично не привлекая к себе внимания, пытается уйти так же, как и пришла, через окно.

И тут ему пришла в голову спасительная идея, которая казалась логичным следствием ее клятвы всем святым, что она сделает все, что он ни попросит.

И со скрытым триумфом в голосе, замеченным разве только Энтони, Джастин громко сказал:

— Одну минуту! Боюсь, здесь произошла какая-то ошибка, и я не могу себе представить, как это случилось.

— Ошибка? — с видимым беспокойством переспросила леди Роз, инстинктивно почуяв неладное.

В ее глазах появилась тревога, которая показала маркизу, что все ее экспансивное поведение было тщательно продумано и должно было доказать ему, что он в ловушке и дверца за ним плотно захлопнута.

— Да, безусловно, — подтвердил Джастин.

Он решительно подошел к Ивоне, взял ее за руку и вывел вперед. Они встали перед принцем рука об руку, и маркиз сказал:

— Позвольте мне, сир, представить вам мою жену, дочь капитана Уодбриджа, геройски погибшего в битве на Ниле.

Представляя Ивону, он с силою сжал ее руку, без слов сообщая о том, что ждет от нее полного повиновения.

Все присутствующие замерли при этом известии, затем принц Уэльский воскликнул со смехом:

— Вы всегда удивляете меня, Джастин! Эту черту я люблю в вас больше всего. Мне никогда бы не пришло в голову, я даже на секунду не смог бы вообразить, что вы скроете от меня свою женитьбу! Признаюсь, я крайне удивлен, но тем не менее поздравляю вас и желаю вашей прекрасной половине всех благ!

Ивона сделала реверанс, после этого принц взял ее за руку и сказал:

— Теперь, когда я вас увидел, я понял, почему такой закоренелый холостяк, как маркиз, отдал вам свое сердце.

И принц с присущей ему грацией поднес к губам руку Ивоны.

В это время к леди Роз вернулась способность говорить.

— Я не верю! Это невозможно! — выкрикивала она визгливо. — Вы не могли так быстро жениться, да еще и втайне от всех! Вы водите всех за нос!

— Со мной был самый близкий друг, — и маркиз с улыбкой указал на Энтони. — А что касается обмана, не приписывайте, миледи, свои пороки другим.

Леди Роз с последней надеждой посмотрела на левую руку Ивоны и, заметив на ней обручальное кольцо, издала звук, близкий к шипению змеи.

— Я тебе никогда этого не прощу, Джастин! — сказала она с ненавистью. — Никогда! В один прекрасный день я с тобой рассчитаюсь!

Энтони решил разрядить атмосферу и, подойдя к Роз, предложил:

— Пойдемте в парк, Роз, я хочу показать вам это прекрасное поместье, раз уж вы навестили его.

С этими словами он оттеснял ее к окну, выходящему на террасу, и вскоре из сада послышался голос разгневанной женщины. Сэр Энтони героически принял на себя удар, предназначенный его другу.

— Могу я предложить вам что-нибудь освежающее, сир? — спросил маркиз.

После таких драматических коллизий, думаю, мне не повредил бы бокал шампанского, — ответил принц. — По крайней мере, Джастин, с вами никогда не приходится скучать.

Маркиз не успел позвонить, как в библиотеке появился Траверс и, как бы предвосхищая его желание, внес поднос с винами и бокалами.

Принц удобно устроился на софе и усадил Ивону рядом с собой.

— Расскажите мне о себе, дорогая маркиза, — сказал он, — я уверен, что миссис Фитцжерберт захочет узнать все подробности о женитьбе моего дорогого друга.

— Для меня такая радость встретиться с вашим высочеством, — ответила Ивона, — что трудно думать о чем-то другом.

Принц был счастлив. Больше всего на свете он любил выслушивать комплименты от хорошеньких женщин.

— Мы с вами раньше не встречались, иначе я бы вас обязательно запомнил, — сказал он.

— Живя недалеко от Брайтона, я так много слышала о вас, ваше высочество, — продолжала Ивона, — и я знаю, как много вы сделали для украшения города. Все только и говорят о красоте и богатстве королевской резиденции.

Я доволен этим больше всех, — ответил принц. — Пусть Джастин привезет вас посмотреть на нее, как только у вас закончится медовый месяц.

— Вы очень добры, сир, — вмешался маркиз, — но, полагаю, нам разумнее будет подождать, пока леди Роз не покинет Брайтона.

Принц расхохотался.

— Она была просто потрясена вашей женитьбой, Джастин. Это я виноват, что рассказал ей, где вы можете скрываться.

Он слегка смутился и добавил:

— Откровенно говоря, уже после того, как я так неосторожно проговорился, что у вас здесь есть замок, мне пришло в голову, что единственным человеком, кому не нужно было об этом знать, и была сама Роз Катерхем.

— Вы очень проницательны, сир, — бесстрастно сказал маркиз.

— Но она так убежденно говорила о том, что вы помолвлены! — продолжал принц, как бы пытаясь оправдаться. — А теперь я и подумать боюсь о том, что мне придется возвращаться с ней в Брайтон в одном фаэтоне.

— Мне очень жаль, сир, — сказал маркиз. — Если вы позволите, я хотел бы сделать вам признание.

— Конечно, Джастин, я готов вас выслушать.

Не может быть сомнений, что с вашим непревзойденным тактом и дипломатичностью, — сказал маркиз, — вы найдете средства сгладить ситуацию, но я клянусь вам, что никогда в жизни не имел ни малейшего намерения жениться на Роз Катерхем!

Принц обожал признания, особенно если они исходили от такого человека, как маркиз де Верьен, известного скрытностью в любовных делах.

— Доверьтесь мне, дорогой друг, — ответил он важно, — я все устрою.

— Я знал, что могу рассчитывать на вас, сир, — сердечность и искренность в голосе маркиза непременно заставили бы Энтони улыбнуться, если бы он присутствовал при разговоре.

После следующего бокала шампанского принц поднялся:

— Пора в обратный путь. Миссис Фитцжерберт будет ожидать меня. Она не могла приехать с нами: вы же знаете, мой фаэтон вмещает только двоих.

И это была истинная правда, учитывая то, что один из двоих был толст, как его королевское высочество.

Джастин, стремившийся отделаться от незваных гостей как можно скорее, вышел на террасу, чтобы позвать Энтони, который выслушивал в саду длинный монолог разъяренной леди Роз.

Они быстро вернулись на террасу, и самозваная невеста молча прошла мимо маркиза с высоко поднятой головой.

Они присоединились к принцу в библиотеке, где он «вместе с Ивоной любовался картинами.

— Ваша супруга, Джастин, рассказывала мне о морских боях, в которых принимали участие ее предки, — сказал принц. — Это очень интересно. Я бы хотел показать ей некоторые морские трофеи, которые я собрал в резиденции в Брайтоне.

— Это большая честь, сир, — ответил маркиз.

— И я надеюсь, вы пригласите меня к себе снова. Может быть, мы приедем на следующей неделе вместе с миссис Фитцжерберт?

— Мы будем счастливы принять ваше высочество! — Это был единственно возможный ответ.

Принц повернулся к Ивоне:

— Мои самые наилучшие пожелания, мадам. Вы, без сомнения, самая хорошенькая маркиза де Верьен. Ваш муж должен решить, кого из художников лучше пригласить писать ваш портрет, который займет почетное место в галерее среди его знаменитых предков.

Он галантно поцеловал руку Ивоны. Маркиз ответил на это:

— Я собирался при первой возможности просить совета у вашего высочества. Никто, кроме вас, сир, не сможет лучше выбрать художника.

К этому моменту разъяренная леди Роз уже покинула библиотеку.

Теперь за ней последовал принц, обсуждая с Джастином достоинства разных портретистов, вопрос, в котором он был большим знатоком.

Энтони на минуту задержался на пороге и тихо сказал Ивоне:

— Отличная работа!

Затем он вслед за приятелем отправился провожать гостей.

Минуту она стояла, глядя им вслед, затем закрыла лицо руками и без сил опустилась на софу.

Казалось абсолютно нереальным, что столько всего случилось за такое короткое время: ее признание, его страшная угроза, что ее повесят, приезд невероятно прекрасной дамы в сопровождении самого принца Уэльского и спасение маркиза от нежелательной помолвки.

Ивоне казалось поразительным, что можно добровольно отказаться от женитьбы на такой красавице, как леди Роз.

В то же время она заметила, как презрительно эта светская дама говорила с маркизом и как игнорировала его, покидая Хертклиф.

Сейчас маркизу де Верьену удалось выкрутиться из очень сложной ситуации, удачно солгав, но это было не окончательное решение проблемы.

«Но что же он будет делать дальше, — подумала Ивона, — когда снова потребуется предъявить несуществующую жену?»

Она решила, что сейчас ей лучше всего как можно скорее вернуться домой.

Ивона все еще отчаянно боялась, что маркиз уволит Маркхэма, как он угрожал, но она сказала себе, что, как бы жесток он ни был с ней, возможно, это поможет Марки.

Она не думала, что при сложившихся обстоятельствах хозяин поместья будет так несправедлив и прогонит управляющего, не поговорив с ней.

«Но только не сейчас», — неожиданно испугалась она.

Услышав голоса друзей, возвращающихся в библиотеку, она выскочила через окно в сад и поспешила к конюшне, где оставила свою повозку, запряженную старым пони.

Джастин не удивился, не застав Ивону в библиотеке, он был готов к этому.

Пройдя к столику, на котором были сервированы напитки, он налил себе шампанского. Стремительное развитие событий стоило ему немалых сил.

Энтони вошел в комнату следом за ним и закрыл дверь.

— Что, черт побери, здесь происходит? — спросил он возбужденно. — Я понял, что ты спасся от когтей леди Роз только с помощью Ивоны, но как она вообще тут оказалась?

— Она пришла, чтобы рассказать мне о том, что здесь происходит, — объяснил Джастин, не скрывая гордости, — и теперь я знаю все! Это здорово напоминает театральную мелодраму.

Энтони взял бокал шампанского.

— Если бы ты слышал, что говорила мне в парке Роз, ты начал бы постоянно оглядываться, ожидая удара кинжалом в спину.

— Я считаю, что гениально выпутался из ее западни, — самодовольно ответил маркиз. — В какой-то момент я решил, что игра проиграна.

— Я тоже так подумал, — сказал Энтони. — Но что скажет Ивона? Это была для нее потрясающая неожиданность!

— Она поклялась сделать для меня все, о чем бы я ее ни попросил, — признался Джастин, — лишь бы я не увольнял Маркхэма.

— Ты ведь не хочешь сказать, что я должен тебе пятьдесят гиней? — заволновался Энтони.

— Именно об этом и идет речь, — ответил маркиз. — Это она изображала главаря бандитов. Она начала таскать табакерки из отцовской коллекции задолго до нашего приезда и ограбила нас только для того, чтобы скрыть это. Ивона боялась, что Маркхэм пострадает за сотрудничество с ней, и пыталась отвести от него эту угрозу.

— Если ты думаешь, что я хоть что-нибудь понимаю, ты сильно ошибаешься, — заявил Энтони. — Тебе придется повторить мне все с самого начала.

Джастин удобно расположился с бокалом в руке и рассказал другу все, что он узнал от Ивоны.

Когда он закончил, Энтони восхищенно произнес:

— Это самая замечательная история из всего, что я слышал за всю свою жизнь! Она заслужила медаль за то, что сделала, и это должно доказать правительству, что его отношение к раненным на войне просто преступно!

— Все это очень хорошо, — заметил Джастин, — но заплатить за всю эту благотворительность пришлось мне!

— Ты от этого не обеднеешь! Боже, какая женщина! Ты можешь представить себе, Джастин, чтобы Роз, или Люси, или еще кого-нибудь из этих светских жеманниц волновала судьба человека, умирающего от голода у ее порога или истекающего кровью от огнестрельной раны?

Он засмеялся и добавил:

— Если им случится уколоть палец колючей розой, они падают в обморок при виде капельки крови! Надеюсь, Джастин, ты сказал Ивоне, как ты восхищен ее поступками?

— Я сказал ей, что по закону нашей страны за кражу имущества, оцененного дороже шиллинга, следует повешение.

— Что ты говоришь? — воскликнул Энтони. — Я уверен, что ты шутишь.

— Ничуть. Именно так я и сказал.

— Но почему?

— Я считаю, что ей не вредно немного попереживать из-за своего поведения. Это послужит ей на пользу.

Не хочешь же ты сказать, что позволил ей уйти, думая, что ты можешь засадить ее в тюрьму или отправить на виселицу? — недоверчиво уставился на друга Энтони.

— Наш разговор остался неоконченным.

— Чем скорее ты отправишься во Флагшток-хауз и закончишь его, тем будет лучше!

— Подожди немного! — сказал маркиз. — Ты слишком торопишься, Энтони. Женщина заставила нас обоих выглядеть полными идиотами, забирая наши кошельки и драгоценности. Неужели это для тебя ничего не значит?

— Пожалуй, мне не хотелось бы, чтобы эта история достигла ушей принца Уэльского или наших друзей в клубе, — признался Энтони. — Я могу только сказать, что Уодбриджу досталась в жены редкая женщина.

Наступило молчание, затем Джастин воскликнул:

— Уодбридж! Я совсем забыл о нем!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

В библиотеку вошел Траверс со свежими газетами.

Он оставил их на длинном журнальном столике у камина, и Энтони немедленно принялся за чтение «Тайме».

Когда дворецкий вышел и закрыл дверь, Джастин сказал другу:

— Мне нужно поговорить с Траверсом, — и вышел из комнаты.

Он догнал дворецкого у самого холла.

— Когда миссис Уодбрйдж была здесь некоторое время назад, она сообщила мне, что приехала к вам, потому что ее что-то беспокоило. О чем шла речь?

— Я как раз собирался попросить разрешения вашей светлости, — ответил Траверс, — ненадолго отлучиться во Флагшток-хауз. Боюсь что там могут произойти неприятности.

— Неприятности? — переспросил маркиз. — Какого сорта?

— Миссис Уодбридж сказала мне, милорд, что няня заметила мужчину, который прятался в кустах и наблюдал за домом.

— Что он мог там делать? — удивился Джастин, сразу позабыв о том, что хотел серьезно поговорить с Траверсом.

— Сейчас в округе промышляет довольно много бандитов. Столько людей были демобилизованы, милорд, и остались без средств к существованию. Няня думает, что он собирается их ограбить.

Джастин нахмурился.

— Я позабочусь об этом, — сказал он после небольшой паузы. — Мне все равно нужно поговорить с миссис Уодбридж. Я сам отправлюсь во Флагшток-хауз.

Маркиз собрался вернуться в библиотеку, чтобы сообщить Энтони, куда он направляется, но ему пришло в голову, что друг сейчас начнет опять восхищаться Ивоной за те действия, за которые сам он собирается ее порицать.

Джастин взглянул через открытую парадную дверь и увидел, что два грума держат лошадей, которых он приказал приготовить еще до приезда принца.

Он направился к ним, сказав на ходу Траверсу:

— Передайте сэру Энтони, что я ненадолго уехал.

Вскочив в седло, Джастин во весь опор поскакал к Флагшток-хаузу.

По дороге он ясно представил себе все, что должно было последовать за представлением И воны Уодбридж в качестве жены маркиза де Верьен. Джастин осознал, что, избежав одной западни, он попал в другую, возможно, еще худшую.

Не было сомнений, что новость о его женитьбе распространится по Брайтону, в котором собрались все сливки общества, со скоростью лесного пожара.

Принцу Уэльскому всегда хотелось быть первым во всем, что касалось сенсаций, и трудно было представить более поразительное событие, чем тайная женитьба его ближайшего друга, который к тому же играл значительную роль в высшем свете. Тем более если он женился на женщине, о которой никто в их кругу даже не слышал.

Джастин был совершенно уверен, что принц будет превозносить красоту Ивоны хотя бы для того, чтобы досадить леди Роз, и найдется немало женщин, которые будут счастливы узнать о ее поражении.

Ее безоговорочный успех у самых элегантных и красивых холостяков создал ей много врагов женского пола.

Хотя маркиз был счастлив избежать свадьбы с леди Роз, его теперешнее положение было незавидным.

Он спросил себя, что обо всем этом может думать Ивона. Джастин признавал, что должен извиниться перед ней за случившееся, хотя она могла решить, что это была расплата за воровство и обман.

— Что же мне делать? — снова и снова задавал себе вопрос маркиз, пришпоривая своего великолепного скакуна, но конь не мог унести седока от его проблем, как бы быстро он ни мчался.

Он приехал во Флагшток-хауз, так и не придя ни к какому решению. Наоборот, Джастин нашел в сложившейся ситуации еще больше осложнений, о которых он не подумал сразу.

Дело было не только в том, что чувствует сама Ивона, нужно было принять в расчет и отношение ее мужа. Кто знает, что предпримет мистер Уодбридж, когда узнает, что его жена считается женой другого мужчины.

Вопросы, на которые маркиз не мог найти ответов, сменяли друг друга.

Спешившись у парадного входа Флагшток-хауза, Джастин сказал себе, что у него есть только один путь: нужно откровенно и спокойно обсудить все с Ивоной, и, может быть, она предложит какой-нибудь разумный выход.

На этот раз у дверей не было грума, и Джастин привязал поводья к ветке дерева, надеясь, что животное постоит спокойно, пока он не вернется. Конь опустил голову и принялся щипать траву, и маркиз решил, что за него можно не волноваться.

Найдя парадную дверь открытой, Джастин прошел дальше, никого не встретив. Казалось, в доме никого нет, и это обстоятельство привело маркиза в недоумение. Лестница и мебель блестели, как и в прошлый визит, а запах воска смешивался с ароматом свежих цветов изысканного букета, украшавшего холл.

Джастин подумал, что в дополнение к другим талантам Ивона умеет создавать уют в своем доме.

В этот момент он услышал голоса, доносившиеся из комнаты, которую она называла кабинетом своего отца.

Маркиз направился туда, открыл дверь и замер в изумлении.

Ивона стояла за письменным столом, а напротив нее он увидел в угрожающей позе с ножом в руке огромного уродливого мужчину в изорванной матросской одежде.


Возвращаясь из Хертклифа в повозке, запряженной медлительным пони, который был слишком стар, чтобы торопиться, Ивона чувствовала себя героиней странного, почти фантастического сна, от которого она никак не могла проснуться.

Ей было трудно поверить, что маркиз угрожал ей серьезным наказанием и обещал выгнать Маркхэма, который проработал в его доме тридцать пять лет.

Еще более невероятным казалось Ивоне, что она была представлена принцу Уэльскому как супруга маркиза де Веръена и не смогла ничего ни сделать, ни сказать, чтобы опровергнуть это абсурдное заявление.

«Что же теперь будет? — спрашивала она себя. — Как он после этого будет отрицать то, в чем убеждал самого принца?»

Казалось невероятным, что маркиз не только не стремился к браку с такой красавицей, как леди Роз, но и пытался избежать его. «Но даже если это так, — размышляла Ивона, — трудно поверить, что он опроверг ее заявление о помолвке, представив меня в качестве своей жены».

Если в высшем обществе принято такое безрассудное поведение, то она рада, что не принадлежит к нему.

Правда, в данный момент Ивона как раз вошла в жизнь высшего света, однако рано или поздно маркизу придется объявить, что она не его жена, и какое объяснение, любопытно было бы знать, он придумает, чтобы от нее отделаться?

Неожиданно Ивоне пришло в голову, что ее социальное положение настолько незначительно, что она может просто исчезнуть без всяких дополнительных объяснений.

«Думаю, я могла бы утонуть в море или умереть от какой-нибудь редкой болезни, и ему не пришлось бы даже носить по мне траур», — подумала она.

По крайней мере, говорила себе Ивона, она смогла оказать маркизу услугу, и теперь он будет милосерднее к Маркхэму и даже, может быть, к ней самой, чем до приезда леди Роз.

«Возможно, эта история окажется для нас спасением», — подумала Ивона, и ее настроение начало подниматься.

В то же время она с огорчением вспомнила, каким жестоким и бессердечным в своих рассуждениях был маркиз.

Стоя перед ним, как перед судьей, она видела, что он разгневан, и хотя он сдерживал свои чувства и говорил ровным ироничным тоном, каждую его фразу она воспринимала как удар хлыста.

«Как я могла решиться на такую глупость, как кража у этого бездушного, эгоистичного человека? Неужели я надеялась найти у этого щеголя понимание и оправдание своим действиям?» — спрашивала она себя, но тут же вспоминала, что у нее не было другого выхода.

Как Ивона и объясняла маркизу, если бы она не продавала табакерки, люди, которых еще можно было спасти, умерли бы без еды и лекарств.

«Мы не позволяли себе ничего лишнего, — мысленно продолжала оправдываться Ивона, — мы экономили на себе. Но больных нужно было кормить, и другие вещи тоже стоили денег».

Она вспомнила о том, как трудно было раздобыть деньги, чтобы оплатить проезд моряков в родные места.

У них был один человек из Нортумберленда, а другой — из Корнуолла, и хотя они путешествовали самым дешевым способом — на запятках почтовых карет, — и тому и другому требовались деньги на дорогу.

Потом ее мысли снова вернулись к событиям, происшедшим недавно в Хертклифе.

Как всякая женщина на ее месте, она не могла не думать о разнице между своим скромным платьем и ослепительным нарядом леди Роз.

Ивоне не нужно было видеть просвечивающее, облегающее кисейное творение лучших модисток, чтобы понять, что ее платье очень старомодно.

А хорошенькая шляпка знатной гостьи с высоко поднятой вуалью, обрамлявшая прекрасное лицо, как дорогая рама картину талантливого художника, была еще красивее и элегантнее тех, которые Ивона видела на дамах в свой прошлый приезд в Брайтон.

Топазы и бриллианты леди Роз, которые сияли и переливались на солнце, заливавшем библиотеку сквозь огромные окна, явно стоили астрономическую сумму.

Ивона не завидовала, она просто осознавала, какой контраст представляла она рядом с этой дамой, олицетворявшей в ее глазах высший свет, в котором вращался маркиз.

«Как кто-нибудь даже на секунду мог поверить, что я его жена?» — с удивлением спрашивала себя Ивона.

Ей было бы любопытно узнать, почему леди Роз сообщила принцу Уэльскому, что маркиз собирается на ней жениться. Не думала же она такое без всяких причин? Какие отношения связывали этих людей на самом деле?

Что он говорил ей? Наверное, он ее целовал? Ивона была уверена, что его поцелуи были так же искусны, как и все остальное, что он делал.

Она обратила внимание и на то, как уверенно он держится в седле, и на то, как искусно правит фаэтоном.

«Он самый красивый мужчина, какого можно себе представить», — прошептала она.

Ивона понимала, почему леди Роз так хотела выйти замуж за маркиза и какой удар она получила, когда узнала, что он уже женат на какой-то провинциалке.

«Может быть, однажды я встречу кого-нибудь такого же красивого, как маркиз, и полюблю его», — мечтала она, в то время как пони медленно плелся, не обращая внимания на вожжи, которыми Ивона пыталась поторопить его.

Она всегда представляла себе мужчину своей мечты, который должен стать ее мужем, похожего на героев романов. Чаще всего он виделся ей во флотском мундире, со светлыми волосами и острым взглядом, который бывает у людей, постоянно смотрящих на море.

Но теперь ее герой предстал перед Ивоной в цилиндре, с темными волосами и в сером костюме для верховой езды или в элегантном вечернем наряде, сидевшем на его атлетических плечах без единой складки.

Подумав о маркизе, она тут же вспомнила гнев в его голосе и жестокое выражение в глазах, и сердце ее болезненно сжалось.

«Он никогда не простит меня ни за то, что я воровала его вещи, ни за то, что заставила его слуг обманывать его», — сказала она себе, и ее настроение испортилось окончательно.

Ивона проехала прямо к конюшне Флагшток-хауза и, поскольку теперь с ней не было Траверса, чтобы помочь, сама распрягла пони, поставила его в стойло и подложила сена в кормушку.

Затем она направилась в дом.

День выдался очень жарким, и Ивона была уверена, что няня, которая вставала с рассветом и начинала ухаживать за ранеными, накормила их обедом и сейчас отдыхает.

Няня очень постарела и стала быстро уставать. Только благодаря тому, что выздоравливающие помогали в доме и в саду, ей удавалось справляться с хозяйством.

Как и предполагал маркиз, за садом ухаживали моряки, которые только так могли выразить свою благодарность за то, что было для них сделано.

Даже инвалиды, сидя на ступеньках, полировали лестницу, чистили бронзу и помогали няне на кухне.

Сейчас у них осталось только пять раненых, и Ивона строго приказала им оставаться в амбаре, пока она или няня не разрешат выйти во двор.

Когда девушка отправлялась в Хертклиф, она еще не знала, что маркиз разоблачил их тайну, и боялась, что он или сэр Энтони могут неожиданно приехать к ней с визитом и увидеть людей, работающих в саду.

Ивона на минуту задержалась в холле, поправляя перед зеркалом прическу. Она подумала, что маркизу, наверное, показалось странным, что она не надела шляпку.

Ивона совсем не собиралась попадаться на глаза хозяину поместья, она поехала в Хертклиф, надеясь, что они с сэром Энтони на верховой прогулке. Со всеми предосторожностями девушка подошла к задней двери и спросила Траверса.

Один из лакеев вызвал его. По выражению лица старого слуги адмирала она сразу поняла — что-то случилось.

— В чем дело? — спросила Ивона.

— Его светлость взял в конторе расходную книгу, мисс Ивона, отнес ее в библиотеку и послал за Маркхэмом!

Ивона побледнела: она слишком хорошо понимала, что может последовать за этим.

— Я думаю, окна в библиотеке открыты. Я пройду по террасе и попробую выяснить, что там происходит.

«Я правильно сделала, — подумала она, — иначе маркиз мучил бы бедного Марки и довел бы его до сердечного приступа!»

Эта мысль рассердила ее, Ивона резко распахнула дверь в кабинет и вошла. Дойдя до середины комнаты, она испуганно вскрикнула: дверь закрылась, и она увидела, что за ней прятался мужчина!

Одного взгляда на его истрепанную форменную одежду хватило, чтобы понять: это был один из списанных на берег моряков.

Ивона общалась со многими из числа этих несчастных, и, кажется, ничто не могло ее удивить, однако кое-что в этом человеке ей не понравилось с первого взгляда.

Дело было не в том, что он небрит и грязен, выражение его глаз сказало Ивоне, что перед ней не смирившийся с судьбой человек, который пришел за помощью, а опасный бандит, готовый на все.

— Что вы здесь делаете? — спросила девушка.

— Дверь была открыта, — ответил он грубым голосом.

— Если бы вы постучали, уверяю вас, кто-нибудь ответил бы.

— А я уверен, что захлопнул бы дверь перед моим носом!

Ивона села за письменный стол.

— Вам, видимо, сказали, что я пытаюсь по мере сил помогать морякам, уволенным на берег, — спокойно сказала она, — но вы должны понимать, что у нас недостаточно средств, чтобы оказать помощь всем.

На самом деле Ивона думала, что этот человек вряд ли слышал о ее деятельности. Скорее всего, он просто ждал удобного случая и забрался в дом, чтобы чем-нибудь поживиться.

Но было бы глупо показывать ему это, поэтому Ивона просто спросила:

— Как ваша фамилия?

— Какое вам до этого дело?

Я стараюсь помочь вам и хочу знать ваши обстоятельства. Иногда мы отправляем людей домой. Может быть, вы скажете мне, где живете?

— Где надо, там и живу, — сказал моряк, подходя ближе к столу. — Мне нужны все деньги и драгоценности, которые у вас есть!

— В таком случае, боюсь, вы будете очень разочарованы, — ответила Ивона. — У меня совсем нет драгоценностей, а та небольшая сумма, которой я располагаю, предназначена для помощи морякам, чтобы они могли добраться домой или хотя бы до города, где смогут получить работу.

— Я уже наработался на всю свою жизнь! — резко сказал человек. — Кончай болтать и выкладывай деньги!

С этими словами он достал из-за пояса нож и угрожающе занес его над Ивоной.

— Вы делаете большую ошибку, — сказала она спокойно, хотя ее сердце готово было выскочить из груди. — Сейчас у нас живет много моряков, мне достаточно только крикнуть, и они придут на помощь.

— Только вякни, и твое личико уже не будет таким хорошеньким, — пригрозил бандит, размахивая ножом.

Инстинктивно Ивона вскочила. Он омерзительно рассмеялся:

— Надеешься убежать, милашка? Далеко не уйдешь, я бегаю не хуже, чем мой ножик режет.

У Ивоны потемнело в глазах, ее ноги предательски подгибались.

Ей стало страшно, очень страшно.

Девушка вспомнила, что табакерки, драгоценности и деньги, которые она взяла у маркиза, были заперты в центральном ящике стола вместе с несколькими соверенами, которые остались от последней продажи месяц назад.

Ивона как раз собиралась продать еще одну табакерку из коллекции, когда так неожиданно вернулся хозяин Хертклифа.

В отчаянии она лихорадочно пыталась найти выход из положения.

Если она откроет ящик, чтобы отдать грабителю деньги, он заберет все, что там находится.

Как будто читая ее мысли, он стал еще агрессивнее.

— Поторапливайся, тебе же будет лучше, — с угрозой сказал он. — Этот ножик режет людей не хуже, чем масло.

В отчаянии Ивона поняла, что ей придется подчиниться бандиту, но в этот момент послышались чьи-то шаги, и на пороге неожиданно появился маркиз!

На секунду все замерли, затем, с первого взгляда сообразив, что происходит, Джастин начал действовать.

Он бросился вперед, поднял свой длинный хлыст и изо всей силы ударил бандита по руке, сжимающей нож.

Человек закричал от боли, нож полетел на пол, а маркиз прекрасным апперкотом в подбородок послал его в нокаут.

Бандит упал и затих, видимо, потеряв сознание.

Джастин смотрел на него с отвращением и брезгливостью.

Ивона бросилась к нему и, спрятав лицо у него на плече, заговорила срывающимся голосом:

— Слава богу… что вы пришли! Я была так… н-н-напугана… и все мои деньги были вместе с табакерками…

Джастин обнял дрожащую девушку и почувствовал, какая она хрупкая и тоненькая. Он удивился, что в таком нежном создании живет столь неукротимый дух.

— Неужели вы действительно думали о моих табакерках, когда этот жуткий тип стоял над вами с ножом в руке?

— Он… прятался… за дверью, — прошептала Ивона.

Только теперь маркиз понял, как она испугалась.

— Все уже позади, — сказал он мягко. — Вам повезло, что ничего подобного не случалось до сих пор.

— Раненые… меня никогда… не пугали, — ответила она. — А потом… здесь был Траверс.

— Я думаю, мне следует принести вам свои извинения за то, что я лишил вас его общества, — сказал Джастин.

В его голосе прозвучала легкая насмешка, и Ивона, стряхнув с себя испуг, быстро вернулась к действительности. Она поспешно высвободилась из объятий маркиза и спросила:

— Что… мы будем делать… с этим человеком?

— Есть в вашем доме кто-нибудь, кто в силах мне помочь? — спросил Джастин.

— Наверное, Джордж, — ответила Ивона. — Он очень сильный, хотя у него только одна нога.

— Тогда пойдемте найдем Джорджа, — предложил маркиз. — Я полагаю, он в амбаре?

Ивона только кивнула в ответ, и он понял, что она еще не совсем оправилась от перенесенного испуга.

Понимая, что ей теперь страшно оставаться одной, Джастин предложил ей руку со словами:

— Мы сходим за ним вместе.

Ивона была еще очень бледна и никак не могла унять дрожь. Она приняла руку маркиза почти с благодарностью.

Ее маленькие пальчики подрагивали в его руке, и Джастин подумал, что эта хрупкая девушка просто не могла быть той агрессивной женщиной, которая ограбила его, переодевшись в мужское платье, похищала его ценности и заставляла слуг обманывать его.

Она казалась ему почти ребенком, напуганным страшным человеком с ножом, который мог убить ее.

Джастин сказал себе, что это не должно повториться. Пока они шли рука об руку по двору, он решил, что немедленно отошлет Траверса, чтобы тот взял на себя защиту Флагшток-хауза.

Возможно, этот бандит был не один и в округе шатается много подобных искателей приключений.

Второй раз за сегодняшний день Джастин подумал о том, как неразумно поступило правительство, уволив такое количество моряков и выбросив их на берег без денег и без работы.

Они подошли к амбару, и Ивона открыла дверь.

Войдя, маркиз с любопытством осмотрелся. Когда-то этот амбар, служащий для сбора церковной десятины, хранил тонны зерна. Во время жатвы в нем накрывался праздничный обед для работников, которого они ждали целый год.

Теперь здесь на полу лежали матрасы, а к балкам были подвешены матросские гамаки.

В дальнем углу амбара на матрасах лежали три человека, а другие два сидели на стульях и разговаривали с ними. Все они были перевязаны.

Когда Ивона подошла ближе, Джастин заметил, что лица раненых засветились при ее появлении.

— Это маркиз де Верьен, — сказала Ивона, подойдя к ним. — Он только что спас меня от ужасного человека, который угрожал мне ножом, и теперь этот вор лежит в кабинете без сознания.

— Угрожал вам, мисс? — переспросил один из моряков.

— Он хотел забрать все деньги, которые были в доме.

— Нужно было позвать нас, мисс, — сказал другой. — Мы бы с ним быстро разделались!

Я хочу, чтобы вы пошли и разделались с ним сейчас, — вмешался маркиз. — Я не собираюсь отдавать его в руки правосудия, но в доме он тоже совсем не нужен. Думаю, лучше всего было бы отнести его за ворота и оставить на дороге.

Джордж — тот самый одноногий моряк — поднялся и сказал:

— Мы справимся с этим, милорд. Мне поможет Тим. Его здоровая рука стоит двух.

Тим смущенно улыбнулся в ответ на похвалу и тоже поднялся на ноги.

— Тогда отправимся, — сказал маркиз. — Нужно вынести его до того, как он очнется и снова станет опасным. Надеюсь, что он уберется подальше, получив хороший урок.

Джастин улыбнулся Ивоне и добавил:

— Дайте нам пять минут и возвращайтесь в дом. Надеюсь, что эти джентльмены пока развлекут вас.

И он ушел, сопровождаемый Джорджем и Тимом. Ивона провожала их глазами до тех пор, пока за ними не закрылась дверь амбара.

Около пяти минут прошло в напряженном ожидании, пока не вернулись потные и раскрасневшиеся, но очень довольные собой Джордж и Тим.

— Мы оттащили его далеко отсюда, мисс Ивона, — сказал Джордж, — и швырнули в канаву. Там ему и место, скажу я вам.

— Он все еще без сознания? — спросила Ивона.

— Как бревно! — ответил Джордж. — И ему придется хорошенько поискать свои зубы, когда очнется.

Морякам было любопытно, как маркиз разделался с грабителем, но Ивона ничего не стала рассказывать и поторопилась вернуться в дом.

Как она и предполагала, Джастин ожидал ее в гостиной.

Они посмотрели друг другу в глаза, и у Ивоны возникло странное ощущение, как будто они разговаривают без слов.

Она тихо, застенчиво спросила:

— Как я могу вас отблагодарить, ваша светлость? Если бы вы не появились в тот самый момент…

— Забудем об этом! — перебил маркиз. — Главное, это не должно повториться! Я как раз размышлял, что следует сделать…

— Вы не сможете обойтись без Траверса, — возразила Ивона, догадавшись, о чем он подумал. — Слуги, которых я вам послала, совсем неопытные, вы и ваш друг будете лишены привычного комфорта.

— Мой комфорт должен отступить на второй план перед вашей безопасностью.

Ивона с минуту поколебалась и добавила:

— Я не заслуживаю такой снисходительности с вашей стороны… Я знаю, вы думаете, что я сама виновата в том, что произошло… Наверное, после папиной смерти мне не следовало оставаться здесь одной с няней… Но тогда мне в голову ничего другого не пришло… И мне была ненавистна даже мысль о том, что придется закрыть двери своего родного дома…

— Я понимаю вас, — сказал Джастин, — но вам не кажется, что вы забыли кое-кого, кто должен был позаботиться о вас и обеспечить вам безопасность?

— О ком вы говорите?

— О вашем муже!

Ивона потупилась, и ее бледные щеки нежно порозовели.

— Да… да, конечно, — пробормотала она, — но он… он был в море.

Маркиз присел в кресло рядом с камином.

— Меня очень интересует ваш муж, — сказал он, — расскажите о нем.

— Мне… нечего вам рассказать.

— Когда вы поженились? — продолжал расспрашивать Джастин.

— Д-два… года… тому назад, — неуверенно ответила Ивона, что не осталось для маркиза незамеченным.

— Где?

— Здесь… в деревне.

— Вы уверены? В церковной книге нетрудно разыскать нужную запись.

Последовало молчание, затем Ивона спросила:

— Зачем… зачем вам нужно об этом знать?

— Мне нужно это знать, — сказал Джастин, — потому что вас, миссис Уодбридж, окружает слишком много загадок. А я не люблю жить в неведении. Вы неожиданно ворвались в мою жизнь с пистолетами в руках, когда я приехал в Хертклиф в поисках мира и покоя.

Девушка не отвечала.

— Однако ни мира, ни покоя я здесь не нашел! — со смехом продолжил маркиз. — В первый же вечер последовало наглое нападение на мой дом, потом я обнаружил, что меня ограбила моя ближайшая соседка, а затем мне пришлось спасать ее от нападения, которое могло иметь очень неприятные последствия, если бы я не подоспел вовремя.

Я хотела бы… вас отблагодарить, — сказала Ивона, — но теперь я оказалась в еще большем долгу перед вами.

— Я думаю, мы сочтемся, — ответил Джастин. — Я не забываю, миссис Уодбридж, что вы помогли мне выпутаться из очень сложной ситуации.

— По дороге домой я никак не могла понять, как же вы теперь надеетесь освободиться от вашей так называемой жены.

— Я тоже думал об этом, — признался маркиз.

— Вы могли бы сказать своим знакомым, что я утонула во время купания в море или поехала за границу к моему брату в Вест-Индию, — предложила Ивона, — а я буду жить в уединении, и никто не узнает правды.

— Что ж, это возможно, — согласился Джастин, — но вы забываете об одном чрезвычайно важном обстоятельстве.

— О каком? — Ивона непонимающе посмотрела на маркиза.

— Неужели ваш муж потерпит даже слухи о том, что вы вышли замуж за другого мужчину? — Джастин пытливо посмотрел на нее.

Она снова покраснела и, не выдержав его проницательного взгляда, подошла к окну, села в стоящее рядом кресло и принялась смотреть в сад.

— Вы очень любите его? — неожиданно спросил Джастин.

— Д-д-да… конечно.

— Хотя его так долго нет с вами?

— Это… неизбежно, если выходишь замуж за моряка.

— Может быть, было ошибкой выйти замуж за человека, обвенчанного с морем?

Наконец Ивона собралась с духом:

— Я не думаю, что это должно волновать… вашу светлость.

— Меня волнует ваша безопасность, — ответил маркиз. — Возможно, ваш муж может перейти в запас? В этом случае он сможет быть дома с вами.

— Я… я не знаю.

— Если вы сообщите мне его полное имя, звание и название корабля, на котором он служит, я поговорю с лордом-адмиралом и могу походатайствовать за вашего супруга, миссис Уодбридж, — предложил свою помощь маркиз.

— Я не хотела бы причинять вашей светлости столько беспокойства.

— В этом нет никакого беспокойства, наоборот, я смогу перестать беспокоиться о вас.

— Нет никакой необходимости, чтобы вы это делали, — упорно стояла на своем Ивона.

— Такая необходимость, безусловно, есть. То, что произошло здесь сегодня, легко может повториться снова, — спокойно возразил Джастин.

Хотя он заметил, что ей неприятен этот разговор и что она задрожала при одном упоминании о сегодняшнем нападении, он безжалостно продолжал:

— И в следующий раз меня может не оказаться рядом, чтобы спасти вас.

— Может быть, мы с няней уедем, когда наши раненые поправятся.

— Как скоро это может случиться?

— Через три или четыре недели.

— За это время может случиться все, что угодно.

Ивона повернулась и посмотрела ему в глаза:

— Пожалуйста, милорд, не пугайте меня. Я буду держать заряженные пистолеты в спальне и в кабинете. А когда ваша светлость заберет в Хертклиф табакерки, часы и золотой корабль, в доме не останется ничего ценного.

— Напротив, — сказал Джастин, — здесь останется кое-что чрезвычайно ценное.

Он увидел вопрос в глазах Ивоны и тихо добавил:

— Вы!

Их глаза встретились, и девушка, вопреки своему желанию, не могла отвести взгляд.

Через некоторое время, которое показалось Ивоне вечностью, маркиз сказал:

— И мы снова возвращаемся к тому же вопросу, на который вы так и не ответили, к вопросу о вашем муже.

Ивона снова повернула голову так, что маркиз мог видеть только ее профиль в раме старинного окна.

Джастин понял, что черты ее лица не только безупречно красивы, как у Роз, но и необыкновенно одухотворены, чего он не мог бы сказать ни об одной известной ему красавице.

Он также подумал, что есть что-то очень трогательное в ее борьбе — без средств и практически в одиночку — за то, чтобы помогать раненым и обездоленным.

Если бы все женщины Англии испытывали такое же сострадание к людям, боровшимся против тирании Бонапарта, в армии было бы намного меньше страданий и разочарований.

После продолжительного молчания Джастин настойчиво сказал:

— Я жду!

— Мне… мне нечего сказать.

— Так вы не хотите, чтобы я оказал содействие вашему мужу?

— У вас есть другие интересы, милорд, которые занимают все ваше время. Забудьте о… Флагшток-хаузе.

— Если вы предлагаете вернуться к той вражде, которая существовала между моим отцом и вашим дедом, то мне трудно представить, что мы с вами возобновим такие отношения.

— Я надеюсь, что нет.

— Намного проще нам было бы стать друзьями, миссис Уодбридж. Тогда я смог бы помочь вам, — сказал Джастин с глубокой искренностью.

— Я думала, вы собираетесь отдать меня властям… чтобы меня наказали за содеянное.

— Вы в самом деле поверили, что я могу так поступить?

Ивона посмотрела на него со слабой улыбкой:

— Я испугалась… в тот момент.

Я и хотел вас испугать, потому что считал, что вы это заслужили. Но сейчас я думаю, что вы заслуживаете искреннего восхищения. Лицо девушки посветлело.

— Это Джордж и Тим заставили вас изменить свое мнение?

— Нет, не Джордж и Тим, а очень храбрая леди по имени Ивона!

— Вам, видимо, нравится дразнить меня, но скажите мне правду, милорд, вы не посадите меня в тюрьму?

— Вы останетесь на свободе, — серьезно пообещал маркиз.

— И вы не уволите Марки?

— Это абсолютно другое дело, миссис Уодбридж. Не надо смешивать все воедино.

— Если вы не простите его, я должна быть… тоже наказана. Я пойду в тюрьму или… на виселицу, если вы это предпочитаете. Маркхэм действовал под моим нажимом…

Джастин рассмеялся.

— Как и все женщины, вы, как говорят в народе, пилите мужчину до тех пор, пока не добьетесь своего. Пусть будет по-вашему. Маркхэм останется на своем месте, но, предупреждаю вас, я каждый месяц буду особенно внимательно проверять расходные книги Хэртклифа.

О… спасибо… спасибо, — Ивона обрадовалась, как ребенок. — Он такой добрый, великодушный человек… Я думаю, это просто убило бы его, если бы ему пришлось пострадать за то, что он делал для меня.

— Я думаю, вы пилили его так же, как пилили меня, чтобы добиться своего, — с иронией заметил Джастин.

— Это неправда, — возразила Ивона. — И я ненавижу это слово. Оно звучит просто ужасно.

— Тогда я беру его назад, — сказал маркиз, — если только вы поможете и мне, как помогаете всем.

— Что я могу… сделать для вас?

— Полагаю, что, во-первых, вам нужно будет поехать со мной в Брайтон, чтобы я смог выполнить желание его королевского высочества и представить вас миссис Фитцжерберт.

Джастин иронически улыбнулся и добавил:

— Это несколько сомнительная привилегия, поскольку особы, приближенные к королю и королеве, как вы, наверное, знаете, не общаются с этой леди.

— Я думаю, она хорошая женщина, если принц так к ней привязан, — тихо сказала Ивона. — Я не собираюсь никого судить, но как же я могу… поехать с вами?

Я не вижу другого выхода, — ответил маркиз. — Если даже вы, как вы сами предложили, утонете или уедете в Вест-Индию, всем покажется очень странным, что это произошло сразу же после нашей предполагаемой женитьбы, и ваш скоропалительный отъезд вряд ли будет свидетельствовать о моей мужской привлекательности.

— Теперь вы готовы шутить надо всем, — сказала Ивона с неодобрением. — Я надеюсь, что вы на самом деле не ожидаете, что я поеду с вами с визитом к миссис Фитцжерберт?

— Я совершенно искренне надеюсь на это, — ответил Джастин. — Принц ничего не забывает и будет очень рассержен, если мы не последуем его приглашению в течение ближайшей недели.

Ивона в отчаянии всплеснула руками.

— Но я… я не могу… этого сделать.

— Почему вы не можете? — спросил маркиз. — Я не знаю никого, кто мог бы лучше сыграть любую роль. Вы это мне уже однажды доказали, миссис Уодбридж.

— Это… это совсем другое дело.

— Мне казалось, что после того, как вы с таким успехом сыграли роль мужчины, изобразить мою жену будет вам очень просто.

На лице девушки застыл испуг:

— Пожалуйста… прошу вас… не заставляйте меня это делать. Я вас подведу! Я буду говорить не то, что нужно, и вам придется стыдиться меня… К тому же у меня нет подходящей одежды для такой роли.

Говоря это, Ивона вспомнила леди Роз и подумала, что никогда не сможет выглядеть так элегантно.

Именно такая женщина должна быть рядом с маркизом как жена или возлюбленная. Но для нее все это совершенно недостижимо.

Как будто читая ее мысли, Джастин мягко сказал:

— Принц считает, что вы прекрасны. Помните, он назвал вас «самой хорошенькой маркизой де Верьен»?

— Это, конечно, неправда… Может быть… это мнение мужчины?

Джастин улыбнулся.

— Значит, вы боитесь того, что о вас подумают женщины?

— Конечно!

— И вам нужен модный наряд, чтобы соперничать с ними?

— И где же я его возьму? — резко спросила Ивона.

— Вы всегда можете продать еще одну табакерку из коллекции моего отца!

Она отвернулась от него и сказала:

— Вы снова смеетесь надо мной.

— Лучше сказать, что я вас поддразниваю, — ответил Джастин. — Если вы поедете со мной в Брайтон, я обещаю, что все остальные женщины будут завидовать вашему наряду.

— Если вы имеете в виду, что собираетесь покупать мне одежду, милорд, — вскинула головку Ивона, — то я ее никогда не приму!

— Слишком поздно провозглашать себя рабой приличий, — возразил Джастин, — после таких неприличных поступков, как вторжение в мой дом, присвоение жалованья моих слуг и распродажа уникальной коллекции табакерок.

Во время этой обличительной речи Ивона смотрела на маркиза и заметила, что он не только ничуть не рассержен, но скорее даже находит это забавным.

— После всего этого, — продолжал он, — стоит ли даже говорить о том, чтобы принять платье, шляпку и пару перчаток.

Джастин немного помолчал и спокойно добавил:

— Во всяком случае, вы ведь не молоденькая невинная дебютантка, которая боится утратить свою репутацию и, конечно, свою невинность.

Он подождал, пока на щеках Ивоны, как и раньше, появится краска, и подумал, что этот ее нежный румянец, медленно заливающий лицо, напоминает легкую предрассветную дымку на небе.

— П-прошу вас, милорд, не заставляйте меня ехать в Брайтон, — повторила Ивона, умоляюще глядя на него. — Это самое страшное из всего, что мне приходилось делать в жизни.

— Я буду рядом с вами, — сказал маркиз, — и позабочусь о том, чтобы вы не сделали ошибок. Вы зря боитесь, обещаю вам — вы получите массу удовольствия.

Пытаясь пресечь ее новые возражения, он быстро добавил:

— Но прежде чем отправиться так далеко, нам нужно решить еще ряд проблем, и думаю, вы догадываетесь, какая из них будет первой.

— О чем вы говорите? — спросила Ивона, не понимая, к чему он клонит.

Во-первых, вы должны переехать в Хертклиф, — ответил Джастин. — Предполагается, что у нас с вами сейчас медовый месяц, и думаю, новость о нашей свадьбе может привести в замок кучу гостей, желанных и нежеланных. И они найдут по меньшей Мере странным, если окажется, что моя жена живет в одном доме, а я — в другом.

Ивона смотрела на него широко раскрытыми глазами.

— Вы ведь на самом деле не имеете в виду…

— Безусловно, я имею в виду именно это, — ответил маркиз. — Так будет правильно со всех точек зрения. Будете ли вы играть роль моей жены или нет, но я не имею ни малейшего намерения оставлять вас и вашу няню здесь одних с пятью инвалидами на милость любого негодяя, который промышляет на большой дороге.

Он поднялся с кресла со словами:

— И я не собираюсь спорить об этом. Сейчас я возвращусь в Хертклиф и пришлю карету для вас и вашей няни и ландо для раненых. Траверс приготовит для них комнаты. Как вы знаете, Хертклиф достаточно велик, чтобы разместить там целую армию. Или я должен был сказать флот? — Джастин с усмешкой взглянул на нее. — Ваш дом будет закрыт, но я позабочусь, чтобы его охраняли.

Закончив свою речь, он взглянул на Ивону. Она смотрела прямо на него, по-детски сложив руки на коленях, и Джастин подумал, какой прелестной и одновременно невинной и трогательной она выглядит.

— Положитесь на меня, — сказал он мягко.

Затем, поскольку Ивона не могла найти слов для ответа и, казалось, даже дышала с трудом, он вышел из комнаты.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Просто не верится, что мы тут уже целых пять дней, — сказала Ивона няне, меняя костюм для верховой езды на свое лучшее зеленое платье, в котором она собиралась спуститься к чаю.

— Наши раненые выглядят гораздо лучше, — ответила няня, — и хотя мне приятно думать, что мы за ними хорошо ухаживаем, наверное, все дело в хорошем питании, которое они получают в доме его светлости. Я не знала, пока не попала сюда, что можно приготовить столько разных блюд из мяса.

Ивона улыбнулась.

Ее старая няня просто наслаждалась жизнью в Хертклифе и могла нахваливать бесконечно вкусную еду, красивый дом и мягкую постель.

Она не привыкла, чтобы ее обслуживали, и впервые в жизни проводила дни, наслаждаясь праздностью. Старушка все время хвалила порядки в доме и организацию хозяйства.

— Не представляю, что бы сказал дедушка, если бы услышал тебя, — поддразнивала ее Ивона.

Девушка понимала, что после всех лишений военных лет, когда у них был на счету каждый пенс, няня заслужила свой отдых.

Ивона, в свою очередь, тоже прекрасно проводила время.

Она даже не представляла, насколько приятно иметь превосходных лошадей и заботливых слуг, угадывающих каждое желание еще до того, как оно возникло. Но самое замечательное, что ее ожидало в Хертклифе, была компания двух блестящих молодых людей.

Раньше Ивона считала, наслушавшись рассказов об амурных приключениях маркиза и его красоте, что он должен быть глуп и равнодушен ко всему, кроме развлечений высшего света.

Вместо этого она обнаружила ум и образованность. Застольные разговоры в Хертклифе были настолько содержательны и интересны, что ей иногда казалось, что она играет роль в пьесе.

Да и все остальное, происходящее в замке, как бы сошло в реальность с театральных подмостков, и хотя девушка старалась не признаваться себе в этом, она страшилась момента, когда опустится занавес и ей придется уйти со сцены.

Каждый вечер, перед тем как уснуть, она перебирала в памяти не блестящие шутки и остроумные замечания, а лицо, облик, жесты и голос маркиза.

Ивоне казалось, что судьба щедро наделила этого человека: он был красив, умен, мужественен, элегантен.

Ее поражала физическая сила маркиза. Он был так вынослив, что самые тяжелые нагрузки, казалось, не утомляли его.

По-прежнему стояла жаркая погода, и маркиз с сэром Энтони каждый день отправлялись к морю и подолгу плавали. Затем друзья возвращались, бодрые и веселые, съедали в компании Ивоны обильный завтрак, и все втроем отправлялись на верховую прогулку.

К деревне вела прекрасная долгая дорога, по которой они могли скакать галопом, пока лошади не уставали, а во владениях маркиза имелось множество уголков, которые Джастин не посещал много лет. Ивона показывала друзьям все достопримечательности и рассказывала местные легенды, связанные с ними.

Мужчины слушали ее, иногда поддразнивая, а Энтони делал ей замысловатые комплименты, которые ужасно смешили ее, после того как она к ним привыкла.

Ивоне было приятно думать, что он восхищается ею, но больше всего ее интересовало, как к ней относится маркиз.

Девушке казалось, что он постоянно наблюдает за ней. Может быть, он боялся, что она может чем-нибудь скомпрометировать его, или он сравнивал ее с леди Роз и другими красавицами из высшего общества?

Ивона с удивлением поймала себя на том, что, выходя к обеду все в том же единственном своем нарядном платье, мечтает быть одетой так, чтобы он посмотрел на нее с восхищением.

Хотя Джастин помнил, что принц Уэльский назвал ее «самой хорошенькой маркизой де Верьен», он сам никогда не говорил ей, что думает о ее внешности.

«Уверена, ему нравятся блондинки, вроде леди Роз», — огорченно думала Ивона.

Сэр Энтони с едва сдерживаемой страстью целовал ей руку, но маркиз только кланялся в ответ на ее реверанс, и хотя он смотрел ей в лицо, она не могла понять, о чем именно он думает.

Ивона казалась себе Золушкой, чудом оказавшейся на балу, и с трепетом ждала, что часы вот-вот пробьют полночь и ей придется убегать из дворца, скрывая свое старенькое платье.

Она очень боялась поездки в Брайтон, которая неотвратимо надвигалась. До назначенной даты оставалось всего два дня!

А что будет с ней после этого? Ивона хотела обсудить это с маркизом, но с ними везде и всегда был сэр Энтони.

Но сегодняшний день складывался по-другому.

Когда они поскакали к Хертклифу, возвращаясь к ленчу, Энтони неожиданно сказал:

— Я собираюсь поехать на бега сразу же после того, как мы вернемся в замок. Ты поедешь со мной, Джастин?

— Я не могу поехать, — объяснил маркиз. — Было бы ошибкой появиться в публичном месте без Ивоны, а заказанные для нее вещи еще не прибыли из Лондона.

— Да, тебе лучше не ездить, — согласился Энтони, — а я отправлюсь и разузнаю, как обстоят дела и что говорят о вашей тайной свадьбе.

Джастин промолчал, и Ивона с волнением посмотрела на него.

— Думаю, принц будет спрашивать, когда ты привезешь Ивону в гости к миссис Фитцжерберт, — заметил Энтони.

— Скажи ему, что мы нанесем визит в середине следующей недели, — ответил маркиз, — и, если сможешь, попробуй тактично намекнуть, что мы не хотели бы, чтобы на нас глазела огромная толпа идиотов с открытыми ртами, а предпочли бы провести время в обществе его высочества и миссис Фитцжерберт.

— Сомневаюсь, что он прислушается к моим словам, — сказал Энтони, — ты же знаешь, что в королевской резиденции достаточно любого предлога для того, чтобы устроить большой прием.

Ивона напряженно выпрямилась в седле.

— Пожалуйста, уговорите его не приглашать всех друзей, сэр Энтони! Я и так буду смущена, а если…

Она замолчала, так как не могла высказать перед двумя светскими молодыми людьми истинную причину своего испуга: Ивона боялась, что маркиз будет заниматься другими дамами и оставит ее одну среди незнакомых людей.

Ужас так явно отразился на ее лице, что Джастин, склонившись к ней, мягко сказал:

— Я обещаю, это будет совсем не так страшно, как вы полагаете.

Затем он пришпорил коня, и они больше не разговаривали до самого возвращения в замок.

В первый раз за все время пребывания в Хертклифе Ивона оказалась за столом наедине с маркизом. Девушка сказала себе, что не будет надоедать Джастину своими страхами, а постарается развлечь и рассмешить его, как это сделала бы на ее месте какая-нибудь дама из общества, например, леди Роз.

В любом случае невозможно было разговаривать откровенно в присутствии Траверса и двух новых слуг.

Оказалось, что совсем не так трудно не только поддерживать интересный разговор, но и заставить маркиза смеяться.

После ленча Джастин предложил снова покататься верхом, на этот раз по берегу, и Ивона получила огромное удовольствие от скачки на великолепной игривой кобылке и была так возбуждена обществом маркиза, что не хотела портить день своими жалобами и страхами по поводу предстоящего визита.


Когда старая няня застегивала на девушке ее неизменное зеленое платье, послышался стук в дверь. Няня открыла, и в комнату вошли трое слуг, нагруженные множеством коробок.

Среди них были длинные с платьями, как догадалась Ивона, круглые, в которых, очевидно, находились шляпки, и еще много других с загадочным содержимым.

Казалось, коробки заполнили всю комнату. Пока пораженная девушка смотрела на них круглыми от удивления глазами, слуга, повернувшись к няне, сказал:

— Они только что прибыли из Лондона. Кучер извинялся, что опоздал с доставкой, но дороги оказались забиты каретами.

— Это неважно, раз все это уже здесь! — важно ответила няня.

Слуга вышел из комнаты, и к Ивоне вернулась способность говорить:

— Не может быть, чтобы все это было для меня!

— Не думаю, что его светлость будет носить веши от модисток с Бонд-стрит! — возразила няня, прочитав на коробке название улицы, знакомое всем модницам Англии.

Любопытная старушка начала открывать крышки, доставать и раскладывать на кровати нарядные платья, пестрые шали и тончайшие пеньюары, при виде которых у Ивоны замирало сердце от восхищения.

Она даже не думала, что когда-нибудь увидит столько модной изысканной одежды, не говоря уже о том, чтобы иметь ее. Каждое из этих платьев стоило не меньше, чем она тратила за целый год.

Когда кровать покрылась толстым слоем переливающихся, блестящих, роскошных нарядов, няня принялась распаковывать шляпки.

Этого Ивона уже не выдержала — она обвела глазами комнату, заваленную роскошными обновами, и выскочила из спальни.


Девушка ожидала найти маркиза в одной из гостиных, где они обычно пили чай, и, войдя в комнату, сразу увидела у камина накрытый стол, сверкающий серебром чайного сервиза.

Джастин стоял у открытого французского окна, глядя в сад.

Он повернулся на звук шагов. Ивона бросилась к нему со словами:

— Как вы могли! Как вы осмелились заказать для меня все эти дорогие вещи! Вы должны были понимать, что я этого никогда не приму!

Джастин улыбнулся.

— Было бы весьма странно, если бы у моей жены имелось только то платье, которое надето на вас сейчас. Кроме того, мне хотелось посмотреть, как вы будете выглядеть в современных туалетах.

— Я согласна, что должна выглядеть достойной вас в гостях у принца и миссис Фитцжерберт, но того, что вы купили для меня, достаточно для целого…

Она остановилась, и маркиз закончил предложение:

— …для приданого, — сказал он мягко.

Ивона протестующе взмахнула руками.

— Вы говорили, что в Хертклиф могут приехать гости, — она почти обвиняла, — и поэтому я должна быть прилично одета, но за четыре дня к нам никто ни разу не приехал и никому нет дела до того, что я ношу!

— Вы просто недостаточно информированы, — спокойно объяснил маркиз, — за это время многие пытались прорваться в замок, но Траверсу были даны строгие указания никого не принимать.

— Я не знала…

Не было никакой необходимости волновать вас такими сообщениями, — продолжил Джастин. — Поскольку я не имел ни малейшего желания развлекать посетителей, им пришлось вернуться в Брайтон без пищи для сплетен, которую так стремились получить они сами и другие любопытные.

Маркиз говорил об этом с явной иронией, но Ивона смутилась:

— Мне неприятно думать, что я помешала вашему общению с друзьями.

— Я не чувствую себя ущемленным, — сказал Джастин, — но вы прекрасно понимаете, что рано или поздно нам с вами придется покинуть наше убежище и предстать перед обществом.

Ивона похолодела:

— Я думала, что после того, как мы съездим с визитом в Брайтон, наступит момент, когда я должна буду исчезнуть…

Даже мысль об этом показалась девушке страшнее ножа, которым угрожал ей грабитель.

Ивона пыталась внушить себе, что бояться просто смешно, ведь она заранее знала, что ей придется уехать из Хертклифа и уйти из жизни маркиза, вопрос был только в том, когда это случится.

— И куда вы собираетесь исчезнуть? — поинтересовался Джастин.

Ивона пожала плечами и сказала:

— У меня есть кузина, которая живет в Дувре. Некоторое время я могу пожить у нее.

— И вы будете там счастливы?

— Необязательно оставаться там надолго, а потом, когда вы уедете отсюда, может быть, я смогу вернуться во Флагшток-хауз?

— Мы ведь уже пришли к выводу, что для вас это опасно? — возразил маркиз.

— Если вы не возьмете с собой Траверса в Верьен или куда-нибудь еще, он сможет защитить нас с няней.

Джастин не ответил, и Ивона быстро добавила:

— Если только вы ему позволите. Обещаю вам, что я не буду распоряжаться слугами без вашего разрешения.

— Вы не думаете, что может показаться странным, если новая маркиза де Верьен будет проживать отдельно от своего супруга?

— А если… никому не говорить об этом?

— Вы прекрасно понимаете, что это невозможно. Я не собираюсь всю оставшуюся жизнь оставаться затворником. Со временем наш обман обязательно обнаружится.

— Тогда я могу поехать еще куда-нибудь, — тихо сказала Ивона. — Например, в Шотландию или в Ирландию, где меня никто не знает.

Она подумала, что ей не только страшно отправляться в чужие края, но едва ли она найдет средства на дорогу и, кроме того, там ей придется еще и платить за крышу над головой.

— Я могу только повторить свой вопрос, — настаивал Джастин. — Вы уверены, что будете счастливы в Шотландии, или в Ирландии, или еще где-нибудь, где вы никого не знаете?

Ивона хотела ответить, что будет несчастна, но решила не выдавать своих истинных чувств и ответила:

— Думаю, что я привыкну и найду себе какое-нибудь дело.

— Вам не кажется, что, планируя свое будущее, вы забываете об одном очень важном обстоятельстве? — заметил маркиз.

Поскольку, говоря это, он смотрел на ее обручальное кольцо, Ивоне не понадобилось спрашивать, что он имеет в виду. Маркиз ни разу не упоминал ее мужа после ее переезда в Хертклиф, и она считала, что он забыл о нем.

Джастин неожиданно подошел и взял ее за левую руку.

— Я хочу сделать вам предложение, — сказал он, — которое уже давно обдумываю.

Он почувствовал, как пальцы девушки задрожали в его руке.

— Какое предложение? — испуганно спросила она.

Джастин снял с безымянного пальца ее левой руки обручальное кольцо.

— Это кольцо уже сыграло свою роль, — ответил маркиз, — и я предлагаю заменить его более подходящим.

С этими словами он достал из кармана другое кольцо и надел ей на палец.

Ивона была так смущена, что не могла ни пошевелиться, ни возразить. Она молча смотрела на большой прекрасный бриллиант, переливающийся на солнце всеми цветами радуги.

— Я думаю, — продолжал маркиз спокойно, — что, учитывая вашу прежнюю деятельность, с вашей стороны было вполне разумно объявить себя замужней дамой, но я никогда не верил в наличие мнимого мужа, о существовании которого вы к тому же постоянно забывали.

— Вы знали об этом? — прошептала Ивона.

— Почти с самого начала, — ответил Джастин, — и позвольте мне заметить, что вы не только очень неопытная лгунья, но и не выглядите замужней женщиной. Даже Энтони заметил это с первого взгляда.

Ивона смотрела на кольцо.

— Оно прекрасно, — сказала она, — но для визита в Брайтон мне все равно нужно обручальное кольцо.

— Которое я вам подарю, когда мы будем женаты по-настоящему.

Ивона подняла на маркиза удивленные глаза и увидела, что он улыбается.

— Дорогая моя девочка, я совершенно серьезно предлагаю вам руку и сердце.

На минуту ей показалось, что она ослышалась; с трудом придя в себя, Ивона шепотом переспросила:

— Что вы сказали? Ведь не могли вы иметь в виду…

— Я имел в виду, что я не хочу больше иметь выдуманную жену теперь, когда я обнаружил, что больше всего на свете хочу жениться по-настоящему!

— Значит, это правда?

— Вначале я сам задавал себе этот вопрос, — честно ответил Джастин, — пока не понял, что не мыслю себе жизни без вас!

— Вы говорите это не потому, что вам нужно обмануть… принца Уэльского?

— Я готов обманывать принца Уэльского и всех остальных, но я не могу обманывать себя. Я люблю вас! Вы ведь об этом спрашивали?

Джастин увидел, как засветились ее глаза, он обнял ее, и их губы встретились.

Этот поцелуй унес все страхи и сомнения Ивоны. Она почувствовала себя так, словно из сырого мрачного подземелья вышла на залитую солнцем поляну.

Это был первый поцелуй в ее жизни, и губы маркиза вызвали неизвестные ей чувства, она радостно отдавалась им, и все ее тело пронизывали волны счастья.

До сих пор Ивона не представляла, что можно испытывать такие ощущения, она все сильнее прижималась к Джастину, словно боясь, что она откроет глаза и волшебный сон кончится.

Он стал ее миром, не осталось ничего, кроме его нежных страстных губ и надежных сильных рук.

«Мне нечего больше бояться, — подумала она, — теперь я всегда буду под его защитой!»

Джастин поднял голову и нежно сказал:

— Моя радость, моя любовь! Мне трудно в это поверить, но я первый мужчина, который целует тебя!

— И единственный! Я не знала, что поцелуй может быть так прекрасен.

— Расскажи, что ты чувствуешь, — попросил он.

Счастье… Нежность… Восторг… Я люблю вас! Я полюбила вас с первого взгляда, но не знала, что это любовь, пока не приехала сюда, в Хертклиф.

— И что тогда?

— Я очень боялась, что мы скоро расстанемся и я больше никогда не увижу вас.

— Этого никогда не случится! — сказал Джастин. — Ты моя, Ивона, только моя, и мы всегда будем вместе днем… и ночью!

Последние слова он проговорил очень медленно, с удовольствием наблюдая, как ее щеки заливал румянец.

— Моя дорогая, милая, невинная девочка! — В его голосе смешались нежность и страсть. — Кто на секунду мог поверить, что ты замужняя женщина, когда ты можешь так краснеть?

— Я была уверена, что вы не сомневаетесь в этом, — сказала Ивона, — хотя вы задавали такие… неудобные вопросы о моем муже.

— Я буду твоим мужем, — решительно сказал Джастин, — и позволь мне сказать, что теперь, когда на твоем пальце появилось мое кольцо, я не разрешу Энтони так бессовестно флиртовать с тобой!

Он увидел вопрос в ее глазах и объяснил:

— Я ревновал тебя, чудовищно ревновал к моему лучшему другу. Я боялся, что ты полюбишь его и я ничего не смогу сделать.

— Я люблю вас, только вас, — сказала Ивона прерывающимся голосом.

Она спрятала лицо на его груди, но Джастин нежно поднял ее голову и заглянул в ее глаза.

— Какое чудо, что я встретил тебя!

Он хотел опять поцеловать ее, но Ивона прошептала:

— Я так боялась, так ужасно боялась, что вы передумаете и снова захотите жениться на этой прекрасной леди Роз!

— Я никогда этого не хотел, моя радость, и клянусь тебе, что в моей жизни больше никогда не будет ни Роз, ни других женщин ее сорта. Теперь я знаю, что всегда искал только тебя!

— Я постараюсь быть такой, какой… вы захотите, — сказала Ивона, — и делать все, что вы скажете.

Маркиз неожиданно засмеялся.

— Как раз в это мне очень трудно поверить, думаю, что твой редкий деятельный характер принесет мне много сюрпризов в будущей совместной жизни.

Прижавшись губами к ее нежной щеке, он сказал:

— Даже в самом ужасном кошмаре мне не могло бы привидеться, что я женюсь на разбойнике.

Он обнял ее еще крепче и добавил:

— Ты прекрасно выглядела в бриджах, дорогая, но больше тебя не увидит в них ни один мужчина, кроме меня.

— Вы говорите так, будто вас это шокировало.

— Я был шокирован, когда узнал, что меня ограбила женщина, но сейчас я взволнован гораздо сильнее, потому что эта обожаемая женщина вскоре станет моей женой.

Ивона улыбнулась, но тут ей пришла в голову новая мысль, которая очень огорчила ее:

— Вы не должны жениться на такой простой девушке, как я. А вдруг вы будете разочарованы, когда увидите меня среди своих друзей и сравните со светскими красавицами, которые, наверное, любят вас так же сильно, как я?

Глубокая нежность отразилась в глазах Джастина.

— Любовь, которую мы с тобой испытываем друг к другу, моя радость, не имеет ничего общего с тем легким поверхностным чувством, которое носит то же название в светском кругу.

— Моя любовь к вам, — сказала она очень нежно, — не знает границ. В этой любви для меня растворился весь мир! Я молюсь и мечтаю только об одном — сделать вас счастливым!

Джастин обнял ее так крепко, что она едва могла дышать.

— О такой любви я мечтал всю жизнь, — сказал он, — и уже отчаялся ее встретить.

Он поцеловал ямочки на ее щеках и добавил:

— Я самый везучий человек во всем мире, и так же, как ты, моя радость, мечтаешь сделать меня счастливым, я мечтаю подарить тебе солнце, луну и звезды и дать тебе столько любви, сколько не получала ни одна женщина в мире.

— Как вы можете говорить мне такие прекрасные вещи? — спросила Ивона. — Сначала вы пугали меня, а потом, когда я вас полюбила, вы были так холодны, что я никогда не поверила бы, что смогу вызвать в вас ответное чувство и быть так близко к вам.

— Ты будешь еще ближе, любимая, — пообещал Джастин, — после того как мы обвенчаемся.

Он нежно улыбнулся и заметил, что Ивона снова покраснела.

— Я пошлю Маркхэма в Кентербери за разрешением на брак, а потом мы устроим очень скромную свадьбу в деревенской церкви, на которой Энтони будет нашим свидетелем. Ты ведь не будешь возражать?

— Все это так чудесно, что мне хочется плакать, — сказала Ивона.

— Ты не плакала, когда грабитель угрожал тебе ножом, — сказал маркиз. — И когда я сказал тебе, что тебя могут повесить. Если ты заплачешь сейчас, я решу, что не смогу дать тебе такое счастье, которое ты даешь мне.

Ивона смахнула слезы с ресниц.

Она выглядела так прелестно, что Джастину снова захотелось ее поцеловать. Он прижался губами к ее нежной щеке, а затем приник к хрупкой шее.

Ивона почувствовала незнакомое возбуждение, и ее губы удивленно раскрылись.

— Пожалуйста… — прошептала она.

Джастин поднял голову и посмотрел на нее.

— Тебе не нравится, когда я так тебя целую, любимая?

— Мне нравится… но я испытываю такое странное чувство! Оно почему-то пугает меня…

Он улыбнулся.

— Ничего не бойся… Мне придется многому тебя научить, дорогая моя девочка.

Ивона потянулась к нему.

— Я буду послушной ученицей…

Джастин посмотрел на нее с такой нежностью, которую еще ни одна женщина не видела в его глазах.

— Я обожаю тебя, — сказал он проникновенно.

— И я люблю вас! — Глубокое волнение в ее голосе заставило Джастина снова искать ее губы.

Он целовал девушку до тех пор, пока комната не закружилась вокруг них. Снова Ивона ощутила, что плывет в неведомый мир по волнам солнечного света.

Когда Джастин усилием воли оторвался от ее губ, Ивона застонала и спрятала лицо на его груди.

Его сердце билось так же сильно, как и ее, и девушка почувствовала, как сильна его любовь, и он стал ей еще ближе.

— Вы так… добры… — прошептала она.

— А ты такая нежная и прелестная, что я не могу дождаться того момента, когда можно будет осыпать тебя поцелуями всю: с головы до маленьких розовых пяток.

— Вы… заставляете меня краснеть…

— Я обожаю, когда ты выглядишь смущенной, — ответил Джастин. — Я давно забыл, что на свете существуют женщины, способные краснеть, и твое смущение, моя девочка, волнует меня так, как ничто и никогда раньше.

Он поцеловал ее в лоб и попросил:

— Посмотри на меня.

Ивона подняла голову. Глядя в ее синие глаза, он страстно сказал:

— Я хочу тебя… Я хочу, чтобы ты была моей отныне и навсегда.

Эти слова, казалось, вышли из глубины души. Затем он прибавил немного спокойнее:

— Я думаю, что ты действительно заслуживаешь наказания за кражу, моя дорогая. Ты похитила то, что раньше принадлежало мне.

— Что же?

— Ты украла мое сердце. Я был совершенно убежден, что его не смогут украсть самые опытные и искушенные грабители, но теперь я потерял его. Оно принадлежит тебе навсегда.

— Я никогда его не отдам! Я буду любить, ласкать, обожать его, и, пока оно у меня, мне не нужно ничего в целом мире!

Ее последние слова заглушили губы Джастина.

В его поцелуе смешались нежность, обожание и страсть, и Ивона поняла, что они нашли то, о чем мечтают все люди со дня сотворения мира…


home | my bookshelf | | Прекрасная похитительница |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу