Book: Потаенное зло



Потаенное зло

Барбара Картленд

Потаенное зло

Глава 1

— Во имя всего святого, закройте поскорее дверь! — сердито воскликнул сидевший у камина человек, когда в комнату со стороны моря ворвался порыв сильного ветра. Волна холодного сырого воздуха обрушилась на спины четырех кавалеров, что сидели, вытянув ноги перед камином.

— Прошу извинить меня, господа, если я помешал вашему приятному времяпрепровождению, — раздался чей-то саркастический голос.

Все четверо поспешно вскочили на ноги. В дверях убогой комнатки постоялого двора с низким потолком появилась незнакомая фигура в бархатном дублете, украшенном драгоценными каменьями, шляпе с перьями, небрежно сидевшей на темноволосой голове. На незнакомце также были и высокие сапоги, которые весьма странным образом сумели избежать встречи с уличной грязью, превратившей двор гостиницы в почти непролазное болото.

— Ваша… Ваша светлость! — вырвалось у одного из молодых людей. — Мы никак не ожидали увидеть вас здесь!

— Я и сам не ожидал, что окажусь здесь, — ответил герцог де Сальвуар, закрывая за собой дверь. После этого он прошагал на середину комнаты, стягивая на ходу перчатки.

— Вы тоже ожидаете корабля, прибывающего из Шотландии? — почтительно поинтересовался один из кавалеров.

Герцог отрицательно покачал головой.

— Цель моего появления здесь не столь романтична, — ответил он. — Я некоторое время находился в Анэ и сейчас направляюсь в Париж, во дворец короля. Ее светлость герцогиня де Валснтинуа попросила меня передать предназначенную ей записку в Монастырь бедных Сестер, находящийся в этом Богом забытом местечке. Одному только Богу, которого сестры Христовы так свято почитают, известно, почему его построили в таком захолустье!

Бессознательно, скорее всего в силу привычки, герцог выбрал самый лучший стул и уселся на самом удобном месте перед очагом. Небрежным жестом руки, на которой красовался перстень с огромным изумрудом, он позволил молодым придворным садиться. Те снова сели, однако на этот раз они устроились уже не так уютно и свободно, наслаждаясь огнем очага, как еще пару минут назад, до появления в гостинице Его светлости. Между ними возникла некая напряженность. В их позах теперь наблюдалась угодливая почтительность. Они ловили глазами выражение лица герцога, ожидая, когда тот пожелает обратиться к кому-нибудь из них.

Герцог заметил, что все четверо были самыми степенными и разумными юношами из числа молодых придворных.

Он понял, что герцогиня сама, проявив прекрасное знание человеческих характеров, выбрала именно этих молодых людей для выполнения этой щекотливой миссии.

«Ей всегда удается выполнить задуманное, — подумал с улыбкой герцог»— Интересно, у какой другой любовницы короля хватило бы мудрости и здравомыслия или же искусства управлять государством, как у Дианы де Пуатье, которая почти целое десятилетие была негласной владычицей Франции?«

Как будто в ответ на его мысли один из молодых дворян спросил:

— Вам было грустно покидать Анэ, монсеньор?

Герцог улыбнулся, и легкое движение его губ как будто заставило усталость и скуку на короткое мгновение покинуть его глаза.

— Анэ кому угодно покажется райским уголком, — сказал он. — Король с герцогиней свили там уютное любовное гнездышко, которое не имеет себе равных в мире.

На лицах присутствующих появилось удивление. Теплота, прозвучавшая в голосе герцога, была для них совершенно непривычна. Циничность герцога была всем хорошо известна. Молва гласила, что в семнадцатилетнем возрасте он безоглядно влюбился, не встретив взаимности, и после этого поклялся не позволять чувствам брать верх над разумом. По этому поводу сам он неоднократно заявлял следующее:» Сердца у меня нет, зато есть разум, которому я доверяю больше!«

Почти пожалев о том, что обратился к своим собеседникам с такой теплотой и в столь не свойственной ему манере, свой вопрос герцог задал своим обычным, резким и суровым тоном.

— Так вы сказали, что ожидаете прибытия корабля из Шотландии, верно? — осведомился он. — Или же это просто удобный повод скрыть переправку контрабандного груза через Ла-Манш? Я слышал, что порты Бретани буквально набиты французским золотом.

Один из юношей рассмеялся.

— От вас ничего не скроешь. Ваша светлость! Вы абсолютно правы в том, что контрабанда в последнее время значительно увеличилась. Но ведь все это идет на благо Франции! Поэтому кто мы такие, чтобы смущать доброго покупателя, каким бы отталкивающим он ни показался, если он не держит руки в собственных карманах?

— Ты не ответил на вопрос Его светлости, Гюстав, — вмешался в разговор второй придворный. — Мы находимся здесь, Ваша светлость, для того, чтобы встретить новую гувернантку, прибывшую к юной королеве Шотландии.

Брови герцога удивленно поднялись.

— Действительно! Интересно! Я не знал, что нам пришлось попросить шотландцев прислать нам гувернантку для королевы! Неужели во всей Франции не нашлось ни одной юной образованной и умной особы на роль гувернантки?

— Вы правы, Ваша светлость, — согласился Гюстав де Клод. — я усматриваю едва ли не оскорбление в том, что нам приходится посылать корабль в бедную и варварскую страну, чтобы привезти оттуда кого-то, кто будет опекать будущую невесту нашего дофина. Однако ходят слухи о том, что юная королева сильно невзлюбила мадам де Паруа и настояла на том, чтобы ее заменили новой гувернанткой.

— Настояла? — негромко переспросил герцог. — Девочка тринадцати-четырнадцати лет?!

— Именно так говорят, монсеньор, — ответил граф.

Лицо герцога расплылось в улыбке.

— Железная воля в столь юном возрасте. Что ж, может быть, Франция и воспользуется ею! Она станет славной парой юному дофину.

На какое-то мгновение возникла пауза. Все присутствующие думали об одном и том же — что слабому здоровьем, хрупкому мальчику с необычной болезнью крови нужна сильная, здоровая, решительная жена, поскольку самой судьбой ему уготовано править самой великой, самой богатой и самой культурной страной мира.

В следующее мгновение герцог, у которого явно испортилось настроение, резко прервал тишину.

— Именно по этой причине я считаю всю эту историю оскорбительной, — произнес он. — Неужели мы допустим, что эта рябая длинноносая рыжая шотландка испортила нам внешний облик наших великолепных дворцов? Да снизойдет чума на ее голову! Будем надеяться на то, что корабль из Шотландии пошел ко дну и Господь, таким образом, избавит нас от новой гувернантки с Севера!

Как только герцог закончил фразу, в комнату ворвался порыв мощного ветра, который едва не смел с пола стулья вместе с теми, кто сидел на них. В следующее мгновение раздался чей-то юный голос — громкий, холодный и чистый, как горный источник:

— Вынуждена огорчить вас, монсеньор, но ваше пожелание все-таки не сбылось. Корабль из Шотландии не пошел ко дну, а благополучно вошел в гавань.

На какой-то миг в комнате воцарилось удивление, и пять мужских голов одновременно повернулись к говорившей. Затем незнакомку буквально внесло в комнату новым сильным порывом ветра, и чья-то невидимая рука закрыла скрипучую дверь снаружи.

Граф Гюстав де Клод торопливо вскочил на ноги.

— Корабль действительно прибыл. Нам не сообщили об этом! — воскликнул он. — Нам нужно было находиться на набережной! Что же случилось с гостями из Шотландии? Где они?

— Многие из них уже вернулись обратно в свои комнаты, — ответила юная незнакомка.

Это действительно была юная девушка. Лет семнадцати или восемнадцати, решил про себя герцог, поднимаясь медленно с соответствующим его званию достоинством уже после того, как остальные мужчины уже стояли. Посмотрев на нее, он встретился со взглядом пары голубых глаз, лучившихся нескрываемой враждебностью. Она была очень маленького роста и нисколько не напоминала статных ширококостных шотландок, которых в здешних краях повидали немало. Кудряшки, выбившиеся из-под чепца и закрывавшие ее белый лоб, свидетельствовали о том, что волосы у незнакомки золотисто-рыжего цвета. Герцог невольно подумал, что никогда еще не видел кожи такой едва ли не кристальной чистоты, что она казалась почти прозрачной.

— Значит… вся остальная свита вернулась… — заикаясь, произнес юный граф. — Это ужасно, сударыня. Я и мои друзья должны были встретить вас и поприветствовать на земле Франции от имени Его Величества короля!

Девушка перевела взгляд с герцога на графа.

— На набережной никого не было, — сказала она. — Поэтому мы пешком добрались до гостиницы.

— А мистрисс Шина Маккрэгган? — спросил граф. — Она тоже наверху? Вместе со всеми остальными? Вы не могли бы попросить ее спуститься вниз, сюда, чтобы я мог принести ей наши глубочайшие извинения? Кроме того, я хотел бы передать лично ей послание Его Величества короля Франции!

— Вы могли бы передать его, если бы мне удалось подойти поближе к камину, — ответила девушка, — У меня промокли ноги. Я и представить себе не могла, что во Франции столько грязи.

— Но, сударыня, неужели., нет..» не может быть…

— Вы не ошиблись, сударь, я — Шина Маккрэгган, — произнесла девушка с достоинством, которое не совсем вязалось с ее хрупкой фигуркой.

В комнате мгновенно воцарилась тишина, которую вскоре нарушил герцог де Сальвуар:

— Мистрисс Маккрэгган, позвольте от имени короля Франции приветствовать вас в нашей стране! Наше смущение было вызвано тем, что мы ожидали прибытия особы более старшего возраста.

— Я слышала о том, чего вы ожидали, монсеньор, — ледяным тоном ответила Шина и отвернулась. Теперь присутствующим был виден лишь кончик се маленького прямого носа и часть маленького изящного подбородка.

Молодые придворные лишь усилием воли сумели сдержать улыбки. Они настолько привыкли к грубым, бесцеремонным манерам герцога, что его извинения перед юной шотландской девушкой вызвали у них удивление. Они тут же уступили дорогу Шине, давая ей возможность подойти поближе к очагу. Девушка протянула руки к огню и жестом, совершенно лишенным кокетства, развязала ленты своего мокрого чепца, а затем стянула его с головы.

На какой-то миг присутствующим показалось, будто в темную закопченную комнатку с низким потолком заглянуло солнце. В отличие от всех других женщин, которых когда-либо видели молодые придворные, волосы юной шотландки оказались золотисто-рыжими, завитыми самой природой во множество мелких локонов. Казалось, будто над головой Шины светится золотистый нимб.

— Сударыня, позвольте мне…

Молодые люди поспешно вскочили на ноги, предлагая нежданной гостье стул, подушечку, чтобы было удобнее сидеть, забрать у нее промокший плащ, перчатки и чепец.

— Бокал вина, сударыня? Вино взбодрит вас после долгого путешествия!

— Благодарю вас, я предпочла бы чашку горячего шоколада, если это, конечно, возможно.

— Вам сию же минуту подадут его!

Один из кавалеров поспешно вышел из комнаты, чтобы распорядиться насчет шоколада. Другой опустился на колено и помог рыжеволосой шотландке снять промокшие башмачки.

— Ваша обувь совершенно промокла, — заметил он. — Я схожу за горничной, пусть она высушит се, если, конечно, нет возможности достать из вашего багажа другую пару.

— Я думаю, что времени для того, чтобы просушить ее, будет больше чем достаточно, — ответила Шина. — Отец Хэмиш, который сопровождает меня в этом путешествии, сможет отправиться в путь не раньше чем через несколько часов. Он так измучен морской болезнью, так же, как и его слуга и служанка моей госпожи. Им нужно дать немного времени для отдыха, они несколько дней не смыкали глаз.

— А как вы, сударыня, перенесли путешествие по бурным морским водам?

— С удовольствием, — ответила Шина. — Я родилась у моря и привыкла к непогоде. Я часто выходила в море вместе с отцом. Но я не думала, что в ваших краях будет так холодно.

Девушка протянула к огню озябшие ноги в толстых вязаных чулках. Ножки у нес были маленькие и удивительно гармоничной формы. Присутствующие в комнате придворные впервые обратили внимание на то, как просто и едва ли не бедно одета юная путешественница из Шотландии. На девушке было простое платье из домотканой шерсти. На ее одеянии отсутствовала какая-либо отделка из шелка, атласа или меха, которые так любили знатные дамы Франции. Не заметили молодые придворные на шотландке и каких-либо драгоценностей.

— Расскажите о вашем путешествии, сударыня, — осмелился наконец спросить один из дворян, нарушая возникшее на какое-то мгновение неловкое молчание.

— Рассказывать особенно нечего, господа, — ответила Шина. — За исключением того, что морс было очень бурное с той самой минуты, когда мы только отплыли из Инвернесса. Тем не менее корабль благополучно доставил нас сюда, на французскую землю. Это прекрасный корабль, построенный в Шотландии, причем так, как умеют это делать только шотландцы.

На этот раз в ее голосе прозвучала дерзкая нотка. Шина бросила взгляд в сторону герцога де Сальвуара, который внимательно рассматривал ее с легкой улыбкой, которая показалась ей насмешливой.

Про себя она подумала, что никогда еще не видела такого красивого мужского лица, которое безнадежно портил отпечаток цинизма и скуки. Герцог являл собой тот тип мужчины, который ей не нравился больше всего, подумала девушка. Именно этот тип внушал ей страх, когда она встречалась с придворными в обществе венценосных особ. Тот самый тип, который заставил ее воскликнуть, обращаясь к собственному отцу:

— Я не пойду туда! Что я буду делать во дворце в окружении умных людей, которым нечего делать, кроме как искать развлечений!

— Тебе следует испытывать благодарность Всевышнему, что тебе представилась такая возможность! — ответил ей отец.

— Возможность? Какая же? — вопросом на вопрос ответила Шина. — Ты же знаешь, что я с радостью готова служить нашей королеве. Но разве станет она слушать меня, когда ее внимание привлекает множество других людей?!

— Ее величество живет в настоящем вертепе, в том месте, где сатана царствует над всем и наслаждается праздным времяпрепровождением, — ответил ей отец. — Я знал это еще тогда, когда было решено отправить ее во Францию. Но что нам оставалось делать с нашей Шотландией, которую терзали англичане, сжигая посевы и повсюду разыскивая нашу малышку?

Отец замолчал, и Шина поняла, что он сильно переживает. Об этом свидетельствовали сквозившая в его голосе боль и горечь и выражение лица. Девушка понимала, что он думает сейчас о бесчеловечной жестокости захватчиков, от которой страдают простые шотландские крестьяне, не принимавшие участия в войне против Англии, но которых убивали, чьих женщин насиловали, чьи земли подвергали разграблению.

— Мы были вынуждены отправить ее во Францию, — продолжил он голосом резким и едва ли не грубым. — Мы верили в то, что те, кто окажется рядом с ней, будут вести себя достойно…

Он внезапно замолчал и отошел от Шины. Затем повернулся к ней спиной и выглянул наружу из высокого стрельчатого окна замка, — Я не правильно поступаю, — пробормотал он, — обсуждая с тобой такие вещи.

Шина прекрасно поняла, что имел в виду отец. Во всей Шотландии не было такой семьи, которая, сохраняя верность своей королеве, не пришла бы в ужас от известия о том, что леди Флеминг, гувернантка Ее Высочества, удостоилась внимания Генриха II.

— Она носит под сердцем его ребенка!

В ушах девушки по-прежнему стоял шепот, которым ее соотечественники передавали из уст в уста этот недостойный слух.

— Мать королевского бастарда, а ведь именно ее отправили во Францию в роли наставницы нашей юной королевы!

Новости путешествуют медленно, и не успело потрясение, постигшее шотландцев от этого поразительного известия, немного ослабнуть, как разнесся слух о том, что леди Флеминг успела вернуться на родину и произвести на свет здорового крупного мальчика.

— А Ее Величество королева? Что же будет с ней? Кто же теперь будет ее опекать?

За известием о том, что место леди Флеминг заняла француженка мадам де Паруа, несколько месяцев спустя последовало известие о том, что юная королева сильно невзлюбила свою новую наставницу.

— У нее буйный нрав, — говорили в придворных кругах, — она и родилась такой своенравной.

Однако все это никоим образом не могло служить утешением, и более мудрые из числа советников королевы в Шотландии сосредоточили свое внимание на более важном вопросе: кем же заменить леди Флеминг?

Это могло показаться довольно странным, но именно кому-то из немолодых, умудренных опытом людей пришла в голову мысль отправить во Францию не строгую матрону, а скорее ровесницу королевы, которая могла бы стать компаньонкой н подругой юной королеве.

— Мне кажется, что Ее Величество нуждается не столько в наставлениях, сколько в дружеской поддержке, — резко сказал этот человек. — Тех, кто просто станет поучать юную особу, найти легко. Мне думается, для этой цели нужен кто-то другой, тот, кому королева сможет доверять, тот, кто обладает здравым смыслом и подскажет нашей королеве, что приличные люди не могут терпеть пороков французского двора. Какой же смысл посылать во Францию какую-нибудь даму почтенных лет? Молодежь никогда не прислушивается к доводам пожилых людей!



Подобная мысль никогда раньше просто не приходила в голову никому из шотландских вельмож, не понимавших, что решение проблемы может оказаться столь простым. Судьба леди Флеминг поставила их в неловкое положение, вынудив искать извинения за собственную мораль.

Слишком просто было бы свалить всю вину на Францию. Слишком просто было бы направить указующий перст на короля, правившего Францией вместе со своей любовницей и совершенно не обращавшего внимания на собственную законную супругу, за исключением того факта, что она с завидной регулярностью каждый год производила на свет новых младенцев. Однако было трудно проявлять и дальше строгость сейчас, когда специально выбранная покровительница юной королевы, уважаемая дама из хорошей благородной семьи, чистокровная шотландка, так подвела всех тех, кто вверил ей судьбу венценосной особы, проявив слабость к амурным делам и совершив тем самым столь недостойный поступок.

Всем вельможам Шотландии была прекрасно понятна важность того, насколько необходимо найти замену леди Флеминг. Отправь они во Францию женщину столь уродливую и непривлекательную, что если король не захочет даже смотреть на нее, то юная королева, скорее всего уже испорченная нравами французского двора, сочтет ее также непривлекательной и потребует ее замены, как уже сделала подобное с француженкой мадам де Паруа.

Если же отправить какую-нибудь молодую особу, то это не оскорбит никого, однако таковая особа должна быть достаточно веселой и разговорчивой, чтобы общаться с четырнадцатилетней королевой, и достаточно юной, чтобы король не воспылал к ней страстью и отнесся бы к ней только как к собственной дочери.

— Ведь у вас есть дочь, сэр Юэн, — сказали отцу Шины, и хотя он всячески возражал против того, чтобы его единственную дочь отправили далеко за море в страну, где безраздельно властвует сатана, противостоять доводам уважаемых им шотландских сановников он не смог.

Однако еще сложнее оказалось убедить Шину.

— Ты не понимаешь, отец, — заявила она. — Я стану предметом насмешек всего двора. У меня ведь нет ни богатых модных нарядов, ни светских манер, ни изощренного ума. Если бы мама была жива, то все было бы по-другому.

Она бы точно знала, что ждет меня в будущем, и смогла бы уберечь меня от многих жизненных ошибок.

— Если бы твоя мать была жива, — услышала Шина слова отца, произнесенные горестным шепотом, и увидела, как тот так сильно сжал кулаки, что костяшки пальцев побелели.

Мать ушла из жизни десять лет назад, однако горечь утраты была все еще остра. Пустота и одиночество, вызванные ее кончиной, по-прежнему ощущались ее близкими. Однако аромат благовоний и духов, которыми она пользовалась, и ее ангельская душа все еще ощущались в стенах родового замка.

— Но я не могу туда поехать, отец! Не могу!

— Ты должна это сделать!

Отец резко выкрикнул эти слова ей в лицо, и Шина понимала, что отец гневается потому, что он боится расставаться с ней.

Девушка отошла на другой край комнаты. Вопреки ожиданиям гнев отца быстро улетучился и негодование сменилось нежностью.

— Маккрэгганы всегда хранили верность королевской семье, — сказал он. — Мы и на этот раз не можем подвести Ее Величество. Многие отдали свои жизни за наших венценосцев — и Господь знает, что и я готов отдать свою собственную, когда понадобится, — но помочь королеве порой могут не только наши острые клинки. На этот раз от нас требуется помощь иного рода. Имея дело со змеями, порой приходится проявлять змеиное же коварство.

Отец заговорщически понизил голос:

— Ты отправишься во Францию, Шина, не только для того, чтобы делать для королевы все, что только в твоих силах, но также и для того, чтобы разузнать, насколько Франция готова поддержать Марию Стюарт в роли королевы Англии.

Шина замерла на месте.

— Так ты хочешь, чтобы я шпионила, отец?

— Я прошу тебя послужить на пользу своей родной страны, как это готов сделать любой представитель нашего клана. Причем не отдавая поспешно свою жизнь, а пытаясь узнать правду.

— Но, отец, король Франции наверняка поддержит нашу королеву. Он знает, что после смерти королевы Марии наследницей трона станет Мария Стюарт.

— И ты веришь этому? Даже если это и так, то как он готов поступить в таком случае? — поинтересовался сэр Юэн. — Мы ведь находимся далеко, дочь моя! Откуда нам знать, что он действительно думает? Откуда мы можем знать, какую помощь он предложит нам? А разве без Франции хватит у нас сил, чтобы победить Англию?

Шина вздрогнула. Отец, похоже, озвучил опасения и тревоги, одолевавшие всю Шотландию. Все шотландцы не имели ни тени сомнения в том, что их дело правое, что Мария Стюарт — настоящая королева Шотландии и законная претендентка на английский трон. Но хватает ли у них оружия, денег и, самое главное, сильных воинов, чтобы сделать ее законной правительницей страны?

Тревожные мысли о том, что ей придется делать на чужой земле, не оставляли Шину все время, которое она провела в пути. Теперь же, очутившись в маленькой гостинице в обществе щеголевато одетых французских придворных, буквально нависавших над ней, наслаждающаяся теплом очага девушка неожиданно испытала презрение к присутствующим.

Да кто они такие эти люди? Разве можно назвать мужчинами этих изнеженных щеголей, разряженных в шелка, атлас, чьи одежды разукрашены кружевами, лентами, драгоценными камнями и перьями? Вряд ли какая-нибудь шотландская женщина надевает на себя столько украшений, отправляясь даже на самый изысканный бал!

В комнату вошла миловидная служанка в домашнем чепце с чашкой горячего шоколада, которую поставила на стол возле Шины. Говорила она на каком-то диалекте, который юная гостья из Шотландии понимала с трудом.

— Священнику, благослови его Господь, стало лучше. Он выпил капельку коньяка и немного пришел в себя. А ваша служанка, сударыня, по-прежнему в слезах. Она утверждает, что даже если бы Его Величество король самолично попросил ее ступить на землю, то она все равно не сделала бы этого, потому что ей до сих пор кажется, что ее все так же качает на волнах.

— Дайте ей немного еды и скажите, что я намерена отправиться в Париж через час! — потребовала Шина.

В ее голосе прозвучали властные нотки. Лицо служанки приняло смущенное и одновременно удивленное выражение.

— Я, конечно, скажу ей, сударыня, но сильно сомневаюсь, что она сможет так быстро встать на ноги. Бедняжку без конца тошнило, причем до тех пор, когда и тошнить-то уж было нечем!

— Я буду благодарна, если вы передадите ей мое пожелание поскорее отправляться в путь! — произнесла Шина и, повернувшись к молодым французским дворянам, добавила:

— Надеюсь, господа, что вы позволите мне отправиться в путь как можно скорее. Мне хочется, не теряя ни минуты, побыстрее отправиться к Ее Величеству и приступить к моим обязанностям!

— Вы так торопитесь, — заметил герцог. — Не будет ли благоразумнее переночевать здесь, в гостинице? Обстановка здесь, конечно, более скромная, но отличается достаточной чистотой.

— В Шотландии, монсеньор, — сказала Шина, вставая со стула и глядя де Сальвуару прямо в глаза впервые после того, как они обменялись враждебными взглядами, — первым делом выполняют свой долг, а потом уж думают о комфорте!

Герцог улыбнулся краешком рта, и у Шины возникло ощущение, что ее слова не произвели на герцога должного впечатления.

— Весьма похвально, сударыня, — сказал он. — Весьма и весьма похвально. Ваша настойчивость заслуживает глубочайшего уважения, впрочем, равно как и ваша преданность Ее Величеству королеве.

Сарказм, прозвучавший в его голосе, был настолько очевиден, что Шина не смогла удержаться от ответной колкости. Ее бурный шотландский темперамент, который она и обычно не слишком-то хорошо контролировала, вырвался наружу, молнией сверкнув в ее глазах. Выдержав короткую паузу, она произнесла тем же ледяным тоном, который употребила сразу, как только вошла в комнату:

— Я думаю, монсеньор, что смогу продолжить путешествие без ваших пышных похвал, потому что слова, слетевшие с лживого языка, часто становятся опасными для тех, кому предстоят серьезные и трудные дела.

Не успели эти слова слететь с ее губ, как Шина сама испугалась сказанного и того вызова, который прозвучал в них. В следующий миг ее взгляд встретился со взглядом герцога де Сальвуара — взгляд бедно одетой девушки-горянки и щегольски одетого самоуверенного мужчины с циничным выражением лица. Обмен взглядами означал войну, и оба прекрасно это понимали. Да, это была война — неизбежная, смертельная и безжалостная. Война, в которой один из соперников непременно станет победителем. Присутствовавшие в комнате молодые дворяне поняли, что в эту минуту произошло нечто серьезное и судьбоносное, однако никто не осмелился нарушить возникшую тишину. Затем очень-очень медленно герцог встал на ноги. Какое-то мгновение он стоял, возвышаясь над хрупкой, маленькой Шиной, и голова его при этом едва не касалась потолка.

Затем отвесил изящный и утрированно куртуазный поклон.

— К вашим услугам, сударыня! — произнес он. — Встретимся в Париже!

Остальные придворные продолжали молчать. Герцог повернулся и вышел из комнаты. Дверь за его спиной закрылась.

Шина даже не повернула головы. Она знала, что нечто мощное, бурное и пугающее осталось позади, и комната показалась ей пугающе пустынной. Ее охватила необычайная усталость и оглушающее одиночество.

Глава 2

До Парижа оставался совсем короткий отрезок пути.

Прильнув к окошку кареты, Шина во все глаза разглядывала великолепные замки, мимо которых они проезжали. Помимо восхитительных архитектурных сооружений, се восхищение вызывали прекрасно возделанные поля, простиравшиеся по обе стороны дороги, покуда хватало глаз.

Чем ближе она подъезжала к конечной цели своего долгого путешествия, тем сильнее осознавала несоответствие своей скромной внешности и одеяния тому великолепию, которым отличалась Франция. Не ожидала она и того, сколь шикарной окажется карета, которую король отправил, чтобы доставить к юной шотландской королеве ее новую гувернантку.

— Мы направимся в Париж с большой скоростью, — сообщил ей один из придворных, состоявший в числе прочих участников эскорта. После плохих шотландских дорог и неудобных карет, на которых Шине доводилось ездить до этого, она никак не могла свыкнуться с мыслью, что лошади могут скакать так быстро, а путешествие оказаться легким и необременительным.

Она ехала, уютно откинувшись на мягкие подушки. Ее колени были накрыты бархатным ковром, отороченным по краям мехом. Шина с кривой усмешкой подумала, что ее скромный наряд совсем не соответствует столь изысканному внутреннему убранству кареты.

Покидая Шотландию, она казалась себе такой элегантной, после того как полночи просидела вместе со старой: швеей, пытаясь добиться того фасона, который представлялся ей модным и достойным девушки, на чью долю выпала честь прислуживать самой королеве Шотландии. Теперь же ей казалось, что она наверняка станет источником неиссякаемых насмешек французских придворных. Стоит лишь припомнить элегантных молодых людей, которые встретили юную гостью из Шотландии в гостинице и которые сейчас сопровождают ее карету. Они скакали верхом по обе стороны экипажа, и серебряные украшения на сбруе их коней ярко сверкали под лучами тусклого, бледного солнца. Нарядные бархатные и атласные плащи развевались у них за спиной, а страусовые перья на шляпах плавно покачивались в такт лошадиному бегу.

— Должно быть, я кажусь им похожей на простую служанку, — прошептала себе под нос Шина. Однако в следующее же мгновение она дерзко подняла подбородок. Она ничем не хуже этих нарядных молодых дворян. В ее жилах течет кровь древнего благородного рода шотландских воинов, приближенных королей ее прекрасной родины. Именно поэтому ее и выбрали для того, чтобы она находилась рядом со своей любимой королевой.

И все же в семнадцать лет трудно постоянно проявлять решительность, сталкиваясь не с несчастиями, а с изобилием окружающей жизни. От взглядов Шины не ускользало то, что в каждой гостинице, в которой они останавливались, конюхи почтительно выскакивали навстречу путешественникам, чтобы поменять лошадей, хозяева гостиниц кланялись до земли, а служанки склонялись в низком реверансе.

Все объяснялось тем, что Шина путешествовала в королевской карете и поэтому находилась под покровительством короля Франции. Таким образом, ее, Шину, встречали с глубоким почтением, граничащим едва ли не с благоговением.

Это было нечто доселе незнакомое юной девушке, прожившей почти всю свою короткую жизнь в скромном замке в Пертшире.

Священник, сопровождавший Шину в поездке по морю, дальше с ней не поехал. Ему предстояло вернуться в Кале и Присоединиться к английскому гарнизону, после чего вернуться на родину вместе с истосковавшимися по родной стране воинами.

Шина и Мэгги остались одни. Девушка была рада, что Мэгги, нескладная, некрасивая, с умными проницательными глазами, сильная духом и такая родная, находится рядом с ней. Ее присутствие позволяло Шине надеяться на то, что благодаря ее поддержке она сможет преодолеть все грядущие трудности.

— Успокойся, милая, — словно прочитав мысли юной девушки, сказала по-шотландски Мэгги. — Ты ничем не хуже этих разряженных щеголей. Даже лучше, гораздо лучше. Единственное, что у них есть, но чего нет у тебя, — это деньги. А что могут дать им деньги, кроме праздности и развращенности?

— Не надо так говорить, Мэгги, — ответила ей Шина с улыбкой, чувствуя, что может в любое мгновение горько расплакаться. — Мы же еще не видели с тобой двора французского короля. Нельзя судить о том, чего не видел. Король был так добр к нам. Посмотри на эту чудную карету и эскорт!

Нас с тобой приняли не менее пышно, чем саму нашу молодую королеву!

Мэгги презрительно фыркнула.

— Да ты посмотри на эти перья! Мужчины разодеты как женщины — все в шелках, атласе и бриллиантах! Я бы предпочла, чтобы нас сопровождали обычные шотландские воины в простых одеждах, но с острыми верными клинками!

Сомнительно, чтобы кто-нибудь из этой братии бросился бы в бой за Ее Величество!

— Тихо, Мэгги, успокойся! — проворчала Шина.

— Они все равно не понимают нас, — заносчиво ответила Мэгги.

— Ты только посмотри на этот дом! — восхищенно прошептала Шина, когда карета проплыла мимо величественного загородного дома, располагавшегося немного в стороне от дороги в тенистом саду с прудами различной геометрической формы и фонтанами, выбрасывающими ввысь струи воды.

По зеркальной глади прудов скользили черные и белые лебеди. У Шины возникло ощущение, будто она оказалась , в настоящей сказке. Девушка с легкой грустью вспомнила родной дом, старые крепостные стены, давно нуждающиеся в ремонте двери и лестницы, убого обставленные неуютные комнаты.

Во Франции ей все казалось нарядным и как будто только что заново покрашенным. Даже деревни, через которые они проезжали, представлялись ей чистыми и аккуратными, а их обитатели — счастливыми и благоденствующими. В Шотландии ей доводилось немало слышать рассказов об экстравагантности французских монархов, о том, например, как Франциск I, отец ныне царствующего короля, немилосердно облагал налогами своих подданных для ведения войны против Испании и ради блага своих бесчисленных любовниц, повсюду следовавших за ним.

Шина не забыла, как ее дядя граф Либстсрский гневно осуждал легкомысленный образ жизни французского государя.

— Беспутный и развращенный человек! — рокотал он густым басом. — Человек, который умер от болезни, вызванной порочными излишествами! Монарх, позоривший монархию!

Тогда Шина была еще совсем мала и многого не понимала, а ее дядя не осознавал ее присутствие и не видел, что девочка, сидевшая возле окна и наполовину скрытая бархатной шторой, испуганно вслушивается в его слова.

— Не забывайте о том, сэр, что он все-таки являлся покровителем искусств, — осторожно заметил кто-то.

— Искусство! — громко вскричал лорд Либстер. — К чему иному может привести, как не к распущенности! Для нынешних властителей Франции это означает статуи и картины с изображениями обнаженных женщин. Это означает разврат вместо строгой дисциплины, апатию и слабоволие вместо силы и решительности!

Шину тогда удивило, почему взрослые так неприязненно относятся к французскому королю, жившему так далеко от берегов Шотландии и умершему давным-давно. После этого взрослые переключили разговор на Генриха II, сына Франциска, восседавшего теперь на троне Франции, чьему покровительству они вверили судьбу юной королевы Шотландии.

Удивительно, думала Шина, как все эти истории и сплетни смогли преодолеть огромные водные пространства, отделяющие друг от друга две страны. Однако самое поразительное, что Мария Стюарт очаровала самого французского короля! Она пела перед ним, декламировала стихи, чем буквально растрогала великого монарха до слез. В Шотландии часто вспоминали о том, как Мария впервые почтительно присела в реверансе перед Генрихом II во дворце Сен-Жермен — ей тогда не было еще и шести, — и тот воскликнул:



«Какой восхитительный ребенок!»

Именно такие комплименты подкрепляли верность суровых шотландцев и заставляли их постоянно быть начеку, чтобы в любой миг отразить набеги англичан.

— Сообщи Ее Величеству, что мы денно и нощно стоим на страже наших границ и готовы в любую минуту дать отпор врагам нашего отечества! — сказал Юэн Маккрэгган, прощаясь с дочерью перед отъездом во Францию. — Расскажи ей о том, что шотландцы по-прежнему хранят ей верность и стоят на страже ее интересов, расскажи ей, как много значит она для всех нас, что мы с нетерпением ждем ее возвращения на родину.

Шину глубоко тронула простота и искренность отцовского напутствия. Она знала, что отец прав, что люди, провожавшие корабль, на котором она отплывала во Францию, от чистого сердца желали ей удачи.

В те минуты она была убеждена в том, что поступает абсолютно правильно. Нельзя допустить, чтобы Мария Стюарт забывала о тех, кто готов отдать за нее жизнь.

Ей подумалось, что будет нетрудно рассказать королеве о героизме, силе духа и мужестве простых шотландцев, готовых отстаивать свой родной край и свою королеву с любым противником, даже более сильным и превосходящим их численно.

Теперь же, когда с каждой минутой сокращалось расстояние до желанной цели — Парижа, — Шину охватил страх.

Что общего у этой богатой, залитой ярким солнечным светом страны с горами, долинами, болотами, озерами и ручьями суровой Шотландии, с просторами ее родной страны, где можно ехать долгие дни и не встретить ни единой души?

— Мэгги, мне страшно! — повинуясь какому-то неясному чувству, призналась Шина.

— Стыдитесь, сударыня! Вы же храбрая девушка! — оборвала ее служанка.

Однако Мэгги отвела при этом взгляд в сторону, и они поняли, что обе испытывают одно и то же чувство неуверенности и страшатся того, что ждет их в чужой стране в будущем.

— Они славные джентльмены, — произнесла Мэгги едва ли не с нежностью в голосе. — Несмотря на все свои шикарные наряды. Они проведут нас прямо к дверям апартаментов Его Величества короля.

— Ах, если бы у нас только были деньги, чтобы купить себе новую одежду, — едва слышно промолвила Шина.

— Они должны будут забрать нас, как только найдут, — ответила Мэгги. — Те, кто сражается за честь Ее Величества, чаще всего совершенно раздеты и разуты. Пусть она помнит об этом. Сделайте так, чтобы она поняла, что жертвы, которые приносятся ради нее, ложатся не только на плечи мужчин, но и их жен и детей.

— Я попытаюсь, — скромно ответила Шина и тут же подбодрила себя мыслью о том, что Мария Стюарт на три года моложе ее, почти ребенок, тогда как она, Шина, уже почти самая настоящая женщина. Наставить на путь истинный ребенка — дело не такое уж сложное.

Однако, несмотря на успокаивающие заверения, руки девушки оставались холодными. Когда же она прикоснулась к рукам графа Гюстава де Клода, пальцы ее слегка дрожали.

Шина знала, что прибывает в настоящий дворец, как дворец короля, но даже представить себе не могла, что здесь окажется так много слуг, лакеев, мажордомов и стражников, не говоря уже о многочисленных зеваках, которые непонятно чем занимались и непонятно что делали здесь.

Шине дали всего пару минут, чтобы привести себя в порядок после путешествия, и тут же, не позволив переодеться, проводили прямо в королевскую резиденцию.

Шина была готова презирать и даже ненавидеть этого человека. Рассказы о его любовной связи с Дианой де Пуатье не прибавили пиетета к его личности, равно как и слухи о том, как оскорбительно холодно король относится к своей царственной супруге, и о том, что по приказу короля повсюду во дворце стены и двери украшены монограммой из букв «Д»и «Г»— Диана и Генрих. Эти рассказы неизменно заставляли отца Шины издавать звуки презрения и возмущения.

Шина точно не представляла себе, как может выглядеть король Франции. Воображение почему-то рисовало ей образ темноволосого мужчины с грубоватыми и немного зловещими чертами лица с выражением меланхолического спокойствия в глазах.

— Ваше Величество, позвольте представить вам мистрисс Шину Маккрэгган! — услышала девушка за спиной чей-то голос и низко склонилась в почтительном глубоком поклоне.

— Мистрисс Маккрэгган, мы ожидали вашего прибытия, — раздался голос короля.

— Благодарю вас, сир!

Шина с удивлением услышала свой собственный голос — чистый, звонкий и, вне всякого сомнения, смелый. Девушка выпрямилась перед королем и застыла — стройная, маленького роста, в своем грубом, домотканой шерсти платье, с головой, гордо поднятой так высоко, что лучи вечернего солнца, проникавшие через окно за спиной короля, красиво золотили ее рыжие локоны.

— Ваше путешествие прошло удачно, сударыня?

— Море было очень бурным, сир.

Король кивнул, как будто одобряя то, что море было неспокойным. После чего добавил:

— Вы прекрасно говорите по-французски.

— Моя бабушка была француженка, сир.

— Да, да, я помню. Жанна де Бурже, это одна из старейших семей Франции. В ваших жилах течет благородная кровь, мистрисс Маккрэгган!

— Я также горжусь и своей шотландской кровью, сир!

— Да, да, конечно.

Разговор с новой гувернанткой Марии Стюарт, видимо, утомил короля. Он как-то растерянно оглядел присутствующих, как будто не зная, что сказать дальше или как поступить, а может быть, даже надеясь получить подсказку с чьей-либо стороны, В этот момент открылась дверь и лицо монарха неожиданно изменилось. Выражение меланхолии мгновенно улетучилось. Исчезла куда-то и неуверенность. Король решительно направился к двери. Шина обернулась. В комнату вошла женщина столь удивительной красоты, что юная шотландка даже усомнилась: неужели Господь Бог способен наделять женщин такой красотой? Она была уже немолода, и все же в ее движениях было нечто такое, что позволяло назвать ее по-девичьи гибкой и грациозной. Шине показалось, что ее присутствие было чем-то сродни солнечному весеннему дню, неожиданно пришедшему на смену зимним сумеркам. Она была одета в белое с черными крапинками. Однако такое необычное сочетание белого с черным лишь сильнее подчеркивало белизну ее кожи.

Она похожа на камелию, подумала Шина, удивленная тем, что в голову ей пришел столь поэтичный образ.

Первой нарушила затянувшуюся паузу герцогиня.

— Простите меня, сир, если я опоздала, — сказала она.

Король склонился, чтобы поднять руку герцогини на уровень своих губ.

— Вы прекрасно знаете, что каждый час, проведенный без вас, кажется мне вечностью, — тихо произнес он.

Сказанные им слова могли расслышать только те» кто стоял к нему ближе всего, однако светившиеся в глазах Его Высочества обожание и восхищение и произошедшая с ним после появления герцогини перемена были заметны всем.

Не выпуская руку герцогини, король повернулся в сторону Шины.

— К нам прибыла мистрисс Маккрэгган, — пояснил он. — Путешествие, которое она совершила, было тяжелым, но наша гостья так молода, что легко перенесла его.

Прекрасная герцогиня одарила Шину улыбкой, улыбкой столь теплой и дружелюбной, что девушке показалось, что от нее ей на самом деле сделалось немного теплее.

— Мы рады вашему приезду, мистрисс Маккрэгган, — произнесла герцогиня. После того как Шина поклонилась ей, она добавила:

— Ваша королева с нетерпением ожидала вашего прибытия. Ей будет, несомненно, приятно услышать последние новости со своей далекой родины и узнать о том, как скучают по ней ее славные подданные!

Слова, произнесенные герцогиней, искренне тронули Шину.

— Действительно, Ваша милость, все мысли шотландцев сейчас только о том, когда же к ним вернется их любимая королева.

— Так и должно быть, — заметил король. — А сейчас, мистрисс Маккрэгган, герцогиня до Валентинуа проводит вас к вашей доброй повелительнице.

Шина почувствовала, что вся напряглась. Так, значит, перед ней находится сама Диана де Пуатье, герцогиня де Валентинуа, та самая женщина, которая околдовала короля Франции настолько, что он не может смотреть ни на какую другую женщину. Шине следовало это понять, как только герцогиня вошла в комнату, однако она была настолько поражена красотой и очарованием этой удивительной женщины, что на какое-то время забыла обо всех этих слухах и сплетнях, ходивших о Диане де Пуатье по всей Шотландии. Шина никак не могла предположить, что когда-нибудь увидит ее. Ей казалось, что король Франции прячет свою любовницу в каком-нибудь потайном месте и прячет ее от посторонних глаз. И Шина никогда не предполагала, что…

— Королева находится под моим покровительством, — спокойно пояснила герцогиня. — Я руковожу ее образованием. Ее Величество — способная, многообещающая ученица.

Вы удивитесь ее разносторонним талантам и тому многому, что она узнала за несколько последних лет.

Шина не нашла, что ответить на это. Интересно, что бы сказали на это ее отец и другие шотландские вельможи? Что сказали бы они, узнай, что их королеву обучает и воспитывает куртизанка, едва ли не шлюха, из числа тех, кто следует за войсками или выходит на свой ночной промысел на улицы Эдинбурга?

Диана де Пуатье! Ее нередко называли ведьмой. И вот теперь эта женщина, двигающаяся с непередаваемой грацией и изяществом, ведет ее. Шину, по коридорам королевского дворца.

Одним лишь небесам ведомо, думала Шина, чему могла научиться в этой стране юная шотландская королева. А что, если Ее Величество обучили колдовству и искусству лжи, обучили тому, как вводить в заблуждение мужчин, чтобы они забывали о своем долге и чести ради одной лишь восхитительной женской улыбки?

— Вы, должно быть, очень устали после проделанного вами путешествия, — произнесла после недолгой паузы герцогиня, и Шине показалось, что ее голос звучит гипнотически притягательно и способен внушить все, что угодно.

— Я приказала приготовить вам комнату рядом с покоями вашей королевы. Мне кажется, вам будет о чем поговорить в первые дни. После того как вы познакомитесь, вам будет лучше отправиться наверх и лечь спать. Если же вы не очень устали, то мы приглашаем вас на обед. После обеда можно будет потанцевать, но если вы все же желаете отдохнуть и набраться сил, то я не настаиваю на том, чтобы вы присоединились к нашему обществу.

— Я не нуждаюсь в отдыхе, — сухо произнесла Шина. До нее постепенно стало доходить величие возложенной на нее задачи. Как же ей справиться с тем вредоносным влиянием, которое эта недобрая женщина уже успела оказать на юную королеву Шотландии? Не исключено, что Марии Стюарт намеренно навязывали общество только этой женщины и рядом с ней никогда не было ни одной приличной, уважаемой женщины, с которой можно было бы посоветоваться в трудную минуту, когда трудно разобраться с тем или иным вопросом и отличить правду от лжи.

— Ваша королева в настоящий момент очень занята, — произнесла герцогиня. — Она учит свою роль в предстоящем театральном представлении, которое она и королевские дети на следующей неделе будут разыгрывать перед Его Величеством королем. Надеюсь, что и вы поможете нам в послед — ' них приготовлениях к показу пьесы.

Шина почувствовала, что по ее телу пробежала дрожь.

Лицедейство! Что бы сказал на это ее отец? Девушка явственно представила себе, как сэр Юэн в ужасе воздевает вверх руки, как гневно восклицает, узнав о том, что Марию Стюарт заставили выйти на театральные подмостки как простую актрису. Пусть даже выступать ей придется перед королем Франции и придворными, но суть дела это совершенно не меняет.

Они приблизились к концу коридора, стены которого были увешаны картинами, а пол выложен мягкими коврами.

Затем повернули и вошли в новый коридор.

— Эта часть дворца, — пояснил герцогиня, — отдана королевским детям. Некоторые из них, как вы знаете, еще совсем маленькие, а вот дофин и ваша молодая королева примерно одного возраста и имеют вдобавок общие интересы.

Но у вашей королевы здесь немало и других знакомых — детей французских дворян, которые получают в королевском дворце знания и предаются всевозможным играм и развлечениям, насчитывается тридцать семь.

— Тридцать семь! — удивленно воскликнула Шина.

Герцогиня де Валентинуа улыбнулась своей очаровательной неповторимой улыбкой, обнажив превосходные, ослепительной белизны зубы.

— Да, тридцать семь. Надеюсь, вы не думали, что Мы оставим нашу юную шотландскую гостью в одиночестве, без приятного общества, игр и забав?

— Нет… конечно же, нет . — запнувшись, произнесла Шина.

— Сначала домой отправили се подружек — все четыре носили имя Мария — исключительно ради того, чтобы ваша королева смогла научиться французскому языку и не замыкалась в кругу соотечественниц. Теперь ее подруги вернулись, потому что Мария Стюарт превосходно изъясняется на языке прекрасной Франции, но во дворце их в настоящий момент нет, они сейчас находятся в путешествии. Только Мария Стюарт вернулась в Париж специально для того, чтобы поприветствовать вас.

— Это весьма любезно со стороны Ее Величества, — поспешила сказать Шина.

— Как раз здесь мы сейчас и увидим ее, — произнесла герцогиня.

Лакей в ливрее почтительно распахнул указанную Ее милостью дверь. Шина последовала за герцогиней в комнату.

Ей показалось, что все это было утомительным приготовлением к тому мгновению, когда она увидит свою королеву, когда она приступит к тому делу, ради которого ее послали во Францию и ради которого она преодолела такое огромное расстояние.

А затем канделябры, светло-серые стены, ковер с узором из роз и изысканные гобелены проплыли перед ее глазами ярким, красочным калейдоскопом и превратились лишь в красивую оправу для той самой особы, которая ожидала ее в дальнем конце салона, — Шина увидела Марию Стюарт.

Она ожидала увидеть ребенка. Вместо этого перед Шиной предстала молодая женщина, которая казалась старше даже ее самой. Волосы се напоминали жидкое золото, о котором так много писали в своих творениях многие поэты.

Этот цвет не то чтобы был не похож на цвет волос юной представительницы клана Маккрэгганов, и все же имел с ним мало общего.

Мария Стюарт была выше Шины, а ее полное овальной формы лицо отличалось почти классической красотой. Оно было безупречно в своей красоте, но его холодная, без каких-либо изъянов красота делала его слегка маловыразительным.

И все же красота Марии Стюарт заключалась в ее коже, длинных, изящных, белых как снег руках и в величественной осанке. В ней все было красиво, и никакая часть се внешности не имела совершенно никаких изъянов. И все же Шина испытывала странное, необъяснимое чувство, как будто ожидала слишком много, но чего все-таки недополучила.

Ноги сами повели Шину вперед, подчиняясь какому-то подсознательному приказу. Когда она сделала реверанс, королева обратилась к ней:

— Так вот вы какая, Шина Маккрэгган! Я думала, что вспомню вашу внешность, но мне это не удалось. Раньше я вас никогда не видела!

В ее голосе прозвучало легкое разочарование, И, уловив это, Шина поспешила сказать:

— Мы с вами встречались Ваше Высочество, правда, это было очень-очень давно! Вы были тогда совершенным младенцем!

— Я почему-то думала, что у вас будут темные волосы, — произнесла Мария Стюарт. — Должно быть, я вас с кем-то перепутала.

Шина выпрямилась. Она никак не предполагала, что ее первый разговор с королевой Шотландии получится именно таким. Девушка долго размышляла над тем, что она скажет Марин Стюарт при их первой встрече, тщательно подбирала в уме слова. Теперь же она в полном смущении стояла перед своей королевой, не в состоянии сказать что-нибудь вразумительное, соответствующее случаю. Дома она часто перебирала в уме те слова, которые собиралась сказать королеве при первой встрече. Теперь же девушка испытывала сильное смущение от того, что сейчас все эти слова никак не могут прийти ей на память.

— Интересно, за кого я могла вас принимать? — настаивала Мария Стюарт, глядя мимо Шины. Ее взгляд был устремлен на какого-то человека, только что стоявшего в дальнем углу и поспешно шагнувшего вперед.

Поняв, кто это такой. Шина вся напряглась. Это был тот самый человек, дворянин, встретившийся ей в портовой гостинице. Тот самый человек, который своими грубыми и циничными высказываниями оскорблял ее любимую Шотландию.

Человек, к которому Шина испытывала невыразимую ненависть весь путь от побережья до столицы Франции и которого она надеялась больше не увидеть никогда в своей жизни. Если он состоит в свите Марии Стюарт, то она должна знать, что он враг и его следует остерегаться.

— Вы еще не поздравили мистрисс Маккрэгган с прибытием во Францию, — негромко обратилась герцогиня к Марии Стюарт, и, к удивлению Шины, юная королева слегка покраснела от ее упрека.

— Простите меня, ваша светлость, — сказала она герцогине и, повернувшись к Шине, протянула ей руку. — Искренне приветствую вас и поздравляю с прибытием! Должно быть, путешествие было нелегким и долгим. Очень любезно с вашей стороны, что вы, несмотря на усталость, изволили прийти ко мне.

Почувствовав прикосновение руки Марии Стюарт, Шина ощутила присущее всем Стюартам умение располагать к себе и очаровывать всех, с кем им приходилось общаться, мгновенно превращая их в своих преданных сторонников.

Шина, поймала себя на том, что продолжает держать за руку юную королеву и, запинаясь, пытается произнести давно заготовленные слова, которые держала в голове весь долгий путь из Шотландии во Францию.

— Я прибыла к вам… сударыня… чтобы передать чувства искренней любви… и преданности… вам… всего нашего на» рода… который видит в вас истинную королеву… позвольте сообщить вам… что мы надежно охраняем ваше королевство… что значит, что все шотландцы до единого человека готовы отдать за вас жизнь!

Шина говорила страстно, порывисто, на миг забыв обо всем, что окружает ее, видя перед собой лишь непокрытые головы своих соотечественников, в лицо которым бьет ветер и хлещут струи дождя, машущих вслед кораблю, который увозил ее. Шину, к королеве Шотландии.

— О, благодарю вас! — ответила ей Мария Стюарт. — Передайте моим славным подданным, что мое сердце безраздельно принадлежит им!

Ответу королевы нельзя было отказать в изяществе, и Шина почувствовала, как на глаза ей навернулись слезы. В следующее мгновение раздался голос человека, к которому она успела воспылать ненавистью.

— Славный поступок! — произнес он, и Шине показалось, что его слова разорвали мучительные чары, соединившие ее с Марией Стюарт.

— Я еще не представила вас, — сказала герцогиня. — Мистрисс Шина Маккрэгган, позвольте представить вам герцога де Сальвуара. Молодая королева подтвердит вам, что во всей Франции нет человека, который сравнился бы с нашим герцогом в умении определять цену лошадей и их достоинства. Никто из нас не решается покупать лошадей, не посоветовавшись с ним. Разве не так?

Герцог поклонился, и Шина присела в ответном реверансе.

— Вы льстите мне, сударыня, — сказал он, обращаясь к герцогине. — Однако я не думаю, что наша гостья интересуется лошадями. В Шотландии скорее всего с места на, место перемещаются при помощи великанов орлов, верно?

Де Сальвуар явно насмехался над Шиной. Девушке захотелось испепелить его взглядом, однако, к сожалению, ей это не удалось. Мария Стюарт рассмеялась.

— Вас всегда так забавно слушать, Ваша светлость! — воскликнула она. — Вы любой пустячок превратите в шутку!

Занятную, однако, вещь вы сказали! Если бы мы только могли летать на орлах, то скорость наших путешествий значительно увеличилась бы. Мы бы путешествовали даже быстрее, чем на ваших гнедых рысаках!

— Не стоит говорить о его гнедых, — вмешалась в разговор герцогиня. — Его Величество король ужасно завидует, что у него нет таких прекрасных скакунов, и мечтает купить их у вас, герцог! Может быть, мне все-таки еще раз обратиться к вам с просьбой от имени Его Величества?

Де Сальвуар отрицательно покачал головой.

— Какие деньги смогут возместить мне потерю таких прекрасных, грациозных созданий? Они не могут быть предметом купли-продажи или обмена. Но разве я не могу, сударыня, подарить их вам в знак моего глубочайшего восхищения вашей красотой и — самое главное — вашим несравненным умом?

— Нет, нет, это невозможно, — запротестовала герцогиня и с улыбкой добавила:

— Я верю в искренность ваших чувств, но хочу предупредить вас, Ваша светлость, что если вы еще раз сделаете мне такое предложение, то я не смогу ответить вам отказом, просто потому, что мне хотелось бы доставить радость Его Величеству королю!

Герцог сделал галантный жест.

— Считайте, что вы получили их в подарок!

Шина неодобрительно посмотрела на них обоих. Как все-таки заискивает перед любовницей короля этот неприятный человек, человек, которому не следовало бы доверять молодую королеву.

Это же надо — орлы! Он посмеялся над ней и выставил Дурочкой в глазах окружающих. А теперь он делает широкий, благородный жест в надежде снискать благосклонность короля, который в любом случае станет его должником.

— Разве вы не довольны? — с завистью спросила Мария Стюарт. — О Ваша светлость, как бы мне хотелось получить таких лошадей!

— Вы всегда сможете воспользоваться ими, — великодушно разрешила герцогиня. — Когда вы пожелает покататься на них, я с радостью распоряжусь, чтобы их предоставили в ваше распоряжение.

— Благодарю вас, Ваша светлость! — воскликнула Мария .Стюарт и нежно обняла герцогиню.

Шина внутренне содрогнулась от мысли, что такое прелестное и невинное существо обнимает женщину столь немолодую и погрязшую в разврате.

— А теперь вы не покажете мистрисс Маккрэгган — вы не будете против, если я буду называть вас просто Шина — ее комнаты? — произнесла герцогиня. — Ваши комнаты будут рядом. Я уверена, что вам найдется, о чем поговорить.

— Пойдемте, я покажу вам ваши апартаменты! — предложила Мария Стюарт, протягивая Шине руку.

Прикосновение юной шотландской королевы наполнило сердце Шины невыразимой радостью. Она сейчас во Франции! Ее держит за руку сама королева! Они сейчас пойдут вместе, рука об руку и оставят, по крайней мере на какое-то время, коварную куртизанку, соблазнившую самого короля Франции, оставят и герцога, который оказывает на Марию Стюарт, несомненно, растленное влияние.

Как много ей, Шине, предстоит сделать ради любимой королевы!

Следуя по коридору, Шина поняла, что не она, а пока Мария Стюарт подчиняет ее своей воле. Шина Маккрэгган оказалась проще и застенчивее, чем ее именитая, венценосная соотечественница — элегантная, красивая, уверенная в себе, обладающая неотразимым обаянием.

— Ваши комнаты превосходны! — пояснила Мария Стюарт. — Герцогиня де Валентинуа позволила мне заняться их меблировкой. Я вам сейчас все покажу!..

Они подошли к дверям и как раз собрались войти внутрь, когда до слуха Шины долетел обрывок какой-то фразы де Сальвуара, обращенный к герцогине де Валентинуа. Он говорил низким, приглушенным голосом, однако девушке удалось разобрать его слова.

— Вам бы лучше прислать малышке какую-нибудь одежду, ей это крайне необходимо!


Герцог де Сальвуар взбирался вверх по винтовой лестнице, что вела из одной части дворца в другую. Свечи почти догорели и отбрасывали лишь тусклое пламя. В полумраке герцог в одном месте больно ударился коленом о выступ колонны и негромко выругался.

— Если и дальше бродить по темным коридорам в середине ночи, поневоле почувствуешь себя в двадцать шесть лет глубоким старцем, — пробормотал он себе под нос с горькой иронией и скривил рот. Это выражение лица было хорошо известно его врагам: оно означало, что герцог пребывает в своем самом скверном настроении.

Дойдя до крыла, что вело в покои королевы и ее свиты, герцог на мгновение застыл в нерешительности, не зная, идти ли ему дальше или лучше повернуть назад. Но вспомнив, что Рене будет его ждать, лишь пожал плечами. С его стороны было бы верхом неучтивости не явиться на назначенное свидание, ведь они с Рене не виделись уже более трех недель, и почти все это время он провел в Анэ.

Ему осталось пройти всего два коридора. На его счастье, в столь глухой час переходы дворца были пусты, хотя герцог и различил вдали шаги придворной стражи. Вскоре он уже постучал в дверь Рене — два громких стука и один тихий и короткий. Дверь тотчас распахнулась. Ее открыла горничная. Застенчиво склонив голову и не поднимая глаз, она быстро сделала книксен.

Не проронив ни слова, герцог прошел мимо и оказался в небольшом, пропитанном ароматами духов будуаре, к которому примыкала просторная опочивальня.

Графиня Рене де Пуге уже ждала его. Как только герцог, войдя, закрыл за собой дверь, она поднялась со своего шезлонга и бросилась ему навстречу.

Это была настоящая красавица: волосы цвета воронова крыла, слегка раскосые зеленые глаза, придававшие ее лицу колдовское выражение. Зато губы — нет, в них не было никакой тайны: лишь страсть, ничем не прикрытая страсть.

— Жарнак! — воскликнула она. — Я уже устала вас ждать!

И даже испугалась, уж не забыли ли вы обо мне!

— Ну как я мог! — воскликнул герцог, наклоняя голову, чтобы поцеловать тонкие длинные пальцы левой руки, один из которых украшало кольцо с огромным изумрудом.

В движениях Рене сквозила змеиная грация. Ее украшенное лентами и кружевом атласное платье почти не сковывало движений, и было видно, что под ним почти ничего нет, Взгляд герцога выхватил нежную белизну груди и безупречную форму ног.

Рене пользовалась пряными, дурманящими духами, аромат которых наполнял будуар, смешиваясь с ароматами лилии и тубероз. Ощущался в комнате и еще один запах, нечто едва уловимое и восточное, отчего у герцога слегка закружилась голова.

В будуаре горело лишь несколько свечей, и большая его часть освещалась светом из-за полуоткрытой двери, ведущей в опочивальню.

— Ты скучал без меня?

Это был дежурный вопрос. Рене смотрела на него, слегка приоткрыв губы. Глаза ее из-под длинных черных ресниц сверкали огнем.

— Я хотел задать тебе тот же самый вопрос.

— Что заставило тебя сегодня вечером провести так много времени с герцогиней де Валентинуа?

Герцог расправил плечи. Лицо его неожиданно приняло настороженное выражение.

— Браво, Рене! — воскликнул он. — Неужели ты думаешь, будто я от тебя что-то скрываю? Или у тебя во дворце к каждой замочной скважине прижато по уху?

Графиня гордо отбросила назад голову и рассмеялась.

— А вы как думали, mon brave! Иначе почему я, по-вашему, всегда в курсе всего на свете? Не следи я за тем, что здесь происходит, что бы сталось со мной самой? Сидела бы где-нибудь в деревне с муженьком и посматривала бы на посевы»а по воскресеньям выезжала бы в церковь в окружении полудюжины детей. Нет, картинка получается умилительная, только она не для меня.

Герцог понимал, что Рене говорит правду. Граф до Пуге год назад покинул двор, якобы для того, чтобы следить за своими владениями в округе Шамбор. На самом же деле у него просто не было средств на всю ту безумную роскошь, к которой его супруга питала слабость. А еще он устал делать вид, что не замечает ее измены.

После отъезда мужа у графини нашлось немало покровителей при дворе, но в том, что касается богатства и влияния, никто из них не мог сравниться с галантным герцогом де Сальвуаром.

Увы, к великому ужасу для нее самой, графиня влюбилась. Впервые за всю ее жизнь чувства взяли верх над рассудком. Она любила этого загадочного, циничного молодого человека. Однако теперь ее начинали терзать подозрения, что он только потому стал ее любовником, что за эту честь соперничали многие из его друзей, и ему забавно было посмотреть на их лица, когда он с легкостью завладел предметом их всеобщего обожания.

Да, пусть Рене не отличается глубоким умом, но она отнюдь не безнадежно глупа. Ведь она фрейлина самой королевы и до сих пор всеми силами старалась доказать свою полезность. Так что даже если Екатерина и догадывалась об ее амурных делах, то предпочитала закрывать на них глаза.

Любовь графини к герцогу, однако, имела и свою обратную сторону — Рене было гораздо легче строить с ним отношения, если бы сердце ее оставалось совершенно холодным.

— Ты не ответил на мой вопрос, — напомнила она де Сальвуару. — Что заставило тебя провести столь длительное время в обществе этой «Божественной Дианы»? Или ты тоже находишь ее божественной?

— Кажется, мы как-то раз уже поссорились из-за нее, — произнес герцог на удивление спокойно. — Нет, я восхищаюсь Ее светлостью герцогиней и не скрываю моего преклонения перед ней, однако мне не хотелось бы навлечь на себя гнев Его Величества короля и раньше времени отправиться Да тот свет.

Рене вновь рассмеялась.

— Да, я знаю, как это глупо, с моей стороны, ревновать тебя к Диане! Но я ничего не могу с собой поделать. Я ревную тебя всякий раз, когда ты отлучаешься от меня. Признаюсь честно, мне непонятно, почему ты отказываешься взять меня с собой в свое загородное поместье? Мы могли бы поехать по отдельности, разными дорогами. Ах, Жарнак! Давай немного побудем вместе!

С этими словами Рене прижалась к герцогу и положила голову ему на плечо. Де Сальвуар заключил ее в объятия, но без особой пылкости, словно мысли его сейчас витали где-то далеко, совершенно в ином месте.

— Ты провел с герцогиней в Анэ всю неделю, — продолжала обиженно дуть губки Рене. — И даже когда вернулся в Париж, то провел целый вечер в ее обществе. А тем временем я здесь сижу одна, и меня начинают терзать дурные предчувствия, что больше не увижу тебя. Ты не удивлен, что я чувствую себя оскорбленной, что я сержусь на тебя?

— Думаю, у тебя нет причин ни для того, ни для другого, — ответил де Сальвуар. — Герцогиня попросила меня присутствовать при ее встрече с мистрисс Шиной Маккрэгган, шотландской девушкой, которая прибыла сюда, чтобы занять место мадам де Паруа, к которой Мария Стюарт почему-то воспылала непреодолимой неприязнью.

Графиня высвободилась из рук герцога.

— Ага, так, значит, прибыла новая goiivernante! — воскликнула она. — Но я ждала ее приезда не раньше завтрашнего утра. Какова она собой? Хорошенькая?

— Невысокого роста, довольно мила. Да, я думаю, что ее можно было назвать, как ты выразилась, хорошенькой, — ответил герцог.

— Королева будет рада, — прошептала графиня.

— Королева? Разве это ее касается?

Вопрос был задан, что называется, в лоб.

— А ты забыл о леди Флеминг? — ответила графиня вопросом на вопрос ночного гостя.

На мгновение герцог не нашел что сказать.

— Леди Флеминг! — повторил герцог. — О, ты имеешь в виду предыдущую гувернантку. Его Величество король оказывал ей знаки внимания в те несколько месяцев, когда герцогиня занемогла и временно покинула двор?

— Ага, значит, ты не забыл! — улыбнулась Рене.

— Неприятный скандал, которому никогда не следовало бы случиться ни с кем из приближенных Марии Стюарт! — резко ответил герцог, а затем задумчиво добавил:

— Ты хочешь сказать, что он доставил удовольствие королеве?

Рене лишь равнодушно пожала обнаженными плечами.

— Pourquoi pas? Главное, что король хотя бы на время забыл эту ненавистную Диану. Даже колдовские уловки оказались бессильны, когда она занемогла.

— Клянусь всеми святыми! — воскликнул герцог. — Никогда не слышал ничего более чудовищного. Надо же, чтобы королева радовалась измене супруга с совершенно посторонней женщиной лишь затем, чтобы он выбросил из своего сердца ту, которую любит еще с юношеских лет!

— И которая на восемнадцать лет старше его самого! — язвительно добавила графиня. — Если это не колдовство, то что же, хотела бы я знать?

— Я здесь не затем, чтобы обсуждать с тобой подобные вещи, — сердито возразил герцог. — Именно герцогиня де Валентинуа обучила короля искусству повелевать своими подданными. Не будь ее, Франция сегодня являла бы собой печальную картину. Так что нет ничего удивительного в том, что король любит герцогиню больше всех остальных женщин. Однако если королева или даже кто-то другой воображает, будто какая-то едва прибывшая ко двору иностранка способна заставить Его Величество позабыть старую любовь, то они жестоко ошибаются.

— Как, однако, прекрасно, что у герцогини есть такой пылкий защитник! — негромко произнесла Рене. Тем не менее в ее голосе слышались резкие нотки. Можно было безошибочно угадать, что сказанное герцогом задело ее и графиня раздражена тем, в какое русло зашел их разговор.

— То, что ты только что сказала, непристойно и отвратительно, — произнес герцог.

Он прошел через комнату прочь от графини, затем остановился и вновь обернулся к ней. Платье соскользнуло с одного плеча Рене, а резкие движения открывали взору очертания стройных бедер.

Она была прекрасна и соблазнительна, и они оба это знали. И тем не менее на мгновение герцогу показалось, будто он видит перед собой совершенно другое лицо — сверкающие гневом голубые глаза, сердито подрагивающий рот. Это лицо словно встало между ним и женщиной, что сейчас сидела в шезлонге в другом конце комнаты. Это другое лицо было в обрамлении золотистых локонов, с белоснежной кожей — такой нежной и тонкой, что она казалась полупрозрачной.

Неожиданно герцог сделал для себя открытие: кожа Рене, вся в легких оспинках, пожалуй, самое уязвимое в ее внешности. И хотя графине было всего двадцать четыре, в уголках ее глаз уже залегла сеть мелких морщинок — сказывались бессонные ночи и пристрастие к крепкому вину, у которое Рене каждый вечер кубками пила на дворцовых банкетах.

На мгновение ему даже стало не по себе при мысли, что ее жадные губы ждут его поцелуя. Но затем духота и пьянящие ароматы, которым была наполнена ее опочивальня, взяли над ним верх. Де Сальвуар понял, что ему не избежать того, что должно сейчас произойти. Да и какой смысл?

Он продолжал стоять, глядя на Рене. Она же тем временем медленно поднялась с шезлонга. Откинув назад шелестящий шелк платья, быстро повернулась, открыв его взору стройное тело. Герцог почувствовал, как ее руки обвили его за шею, наклоняя его голову ниже, почувствовал, как ее губы жадно ищут его рот, услышал, как она прошептала:

— Ну почему мы тянем время? К чему все эти пустые разговоры? О Жарнак, Жарнак! Мне так недоставало тебя!..

Глава 3

В другом крыле дворца Шина не могла сомкнуть глаз.

Мучимая бессонницей, она то и дело ворочалась с боку на бок, хотя и лежала сейчас в такой мягкой и удобной постели, в какой еще ни разу не приходилось спать за всю свою жизнь.

Мысли беспрестанно лезли в голову, не давая уснуть. Но самое сильное чувство, которое ей сейчас не давало покоя — и Шина отлично это понимала, — был страх.

Нет, она еще до приезда сюда знала, что в этом огромном дворце она ровным счетом ничего не значит, что ей следует всего опасаться. Она заранее знала, что в присутствии короля и королевы ей будет не по себе. Чего она никак не могла представить — что ее охватит чувство полного провала и она будет вынуждена вернуться к тем, кто отправил ее сюда, и честно признаться, что она не справилась в порученным ей делом, что выполнить его не представлялось возможным, что ей было нечего сказать, потому что все здесь оказалось совершенно не таким, как она себе представляла.

Шина заранее представляла себе Марию Стюарт ребенком. Оказалось же, что перед ней молодая женщина, причем весьма образованная и начитанная.

— Кажется, пора заканчивать уроки, — сказала ей Мария Стюарт. — Я уже и так хорошо разбираюсь в латыни, греческом, итальянском и испанском. Когда я потребовала, чтобы от меня убрали мадам де Паруа, то полагала, что мне никого не дадут взамен. Тем более пришлют замену из Шотландии.

— Не думаю, чтобы ваши советники поставили своей целью навязать вам новую наставницу, — робко возразила Шина. — Меня скорее отправили затем, чтобы вы не скучали.

— А кто сказал, что мне скучно? — произнесла Мария Стюарт с легкой усталостью в голосе, но тотчас добавила со своей знаменитой улыбкой:

— Нет, все-таки хорошо, что вас прислали ко мне. Новое лицо — это всегда своего рода приятный сюрприз… Что ж, я хочу, чтобы вы познакомились и с остальными.

— Нет, нет, — испуганно запротестовала Шина. — Не сейчас, прошу вас, сударыня. Давайте немного побудем наедине. Мне надо вам так много всего рассказать, так много, так много!

— О Шотландии? — удивилась Мария, и Шине показалось, будто она уловила в ее голосе нотки скуки. — Меня предупреждали, что вы прибудете сюда для того, чтобы произносить длинные речи. Нет-нет, уверяю вас, мне хватит тех писем, что вы привезли с собой от моих вельмож. Иногда на чтение одного такого послания уходит целый час, и все они, словно сговорившись, пишут о том, что мне совершенно непонятно — о реформаторах, о распрях среди кланов, о тоскливых заседаниях и скучных спорах. О, только не это, я умру со скуки! Давайте забудем о них! На свете есть немало куда более интересных вещей. Вы умеете играть в пелл-мелл? Это наша любимая игра.

Шина почувствовала, как у нее внутри все похолодело.

Что же она сообщит отцу, который будет с нетерпением ждать ее отчета о выполненном поручении? Что она напишет ему о том, какую позицию занимает Мария Стюарт в разногласиях, что сейчас раздирают Шотландию? Да и как объяснить этой веселой, беззаботной девушке весь тот ужас, все те лишения, что выпали на долю ее подданных? Как страдают они, причем не только из-за происков Англии, но большей частью вследствие той кошмарной нищеты, что держит ее суровую родину в своих цепких лапах? Как голодная смерть косит детей, уносит в могилу женщин — их умерло уже больше, нежели погибло на полях сражения мужчин.

— Полагаю, вы умеете ездить верхом? — щебетала между тем Мария Стюарт. — Мы непременно должны уговорить короля, чтобы он выделил вам одну из своих лошадей. В конюшне Шато де Турне полно великолепных скакунов.

Шина что-то негромко пробормотала себе под нос.

— Его Величество говорит, что я езжу верхом так же грациозно, как и танцую, — похвасталась юная королева. — Однажды, когда он мне это сказал, я заметила, как лицо Ее Величества вспыхнуло гневом. Королева ужасно ревнива. Она не выносит, когда король говорит комплименты кому-то еще.

— Возможно, у Ее Величества достаточно оснований для ревности? — осмелилась предположить Шина.

— О, до нее никому нет дела! — воскликнула Мария Стюарт. — Королева такая… и когда она посылает за мной, я всегда стараюсь найти предлог, чтобы избежать визита в ее покои. Увы, это не всегда удается, тем более что мадам герцогиня настаивает, чтобы я неизменно была учтива с Ее Величеством.

— Герцогиня де Валентинуа права, — начала было Шина, но тотчас поняла, что занимает сторону женщины, которую ей следовало бы считать своим злейшим врагом.

Возникло некоторое замешательство, которое затем повторялось не один раз, прежде чем Шина покинула Марию Стюарт и вернулась к себе, где застала горничную и Мэгги за распаковыванием вещей.

— Вы видели Ее маленькое Величество? — с нетерпением спросила Мэгги, как только Шина вошла в комнату.

Шина кивнула.

— Да, Мэгги, видела, — ответила она. — Она такая хорошенькая, но уже не ребенок. И вообще мы здесь не нужны.

— А, будет вам, мистрисс Шина, не успели еще переступить порог, как уже спешите делать выводы. Не поверю, чтобы наша королева, проведя столько лет в изгнании, не научилась прятать свои истинные чувства. Вряд ли она станет докладывать первому встречному, что у нее на сердце. Как ей с первого взгляда понять, кто вы ей — друг или враг? И видит Бог, в Шотландии у нее хватает и тех, и других!

— По крайней мере ей известно, что я прибыла сюда с дружескими намерениями.

— Друзья тоже бывают разные! — пробормотала под нос Мэгги. — Не забывайте, что в Шотландии немало и тех, кто вечно строил козни против ее матери, нашей бедняжки королевы. Не кажется ли вам, что ее величество отлично понимает, что, как только придет время, они восстанут и против нее тоже?

— Ты прав! — воскликнула Шина, почувствовав, как у нее отлегло о г сердца. — Возможно, завтра все покажется гораздо лучше и проще. А пока я так устала, что у меня голова идет кругом, и я не в состоянии разобраться в собственных мыслях!

— Разумеется, — со знанием дела отозвалась верная Мэгги.

И в этот самый момент Шина почувствовала, как предательские слезы катятся вниз по се щекам. Нет, путешествие было долгим. Чего стоило только их прибытие в Брест, где выяснилось, что там их никто не встречает! А затем встреча с герцогом, его учтивые манеры, его готовность сопровождать их, ощущение собственной незначительности и, что еще унизительнее, понимание, насколько беден и неэлегантен ее наряд. Но вершиной всех бедствий и унижений стало открытие, что их любимая маленькая королева, к которой она прибыла в качестве наставницы, отнюдь не беспомощная малышка и, что самое главное, не тоскует по родине.

Шина ожидала, что при развращенном французском дворе Ее Величество будет чувствовать себя неуютно, что ей здесь будет грустно и одиноко. Однако, к своему великому удивлению, Шина обнаружила во дворце элегантную молодую женщину, отлично владеющую собой и, кстати, намного старше той, кого прислали ей в наставницы, — в общем, красавицу, образованную и с безупречными манерами и, что самое главное, умеющую тонко разбираться во всех хитросплетениях дворцовых интриг, чего никак не скажешь о ней самой.

Такой удар еще как-то надо пережить. Зарывшись лицом в плечо верной Мэгги, Шина разрыдалась.

— Давай вернемся домой! Мы здесь никому не нужны!

Давай вернемся домой!

— Ну-ну, будет вам, моя милая, — утешала ее Мэгги.

Она прижала Шину к своей теплой груди, дождалась, пока поток слез слегка поиссяк, после чего принесла Шине стакан воды, в который капнула, как она любила выразиться, «успокоительного средства».

Не успела Шина сделать и пары глотков, как ею тотчас овладела сонливость. Она попыталась было что-то возразить, но Мэгги раздела ее и помогла лечь в постель.

— Но мне следует переодеться к обеду, — бормотала сонная Шина. — Меня будут ждать.

— Утро вечера мудренее. У тебя завтра еще будет вдоволь времени, — тихо произнесла Мэгги.

Теплые простыни пахли лавандой. Постель предварительно нагрели грелкой. Шина почувствовала, как ее усталое тело в полном изнеможении погружается в мягкую пуховую перину.

— Мне вставать через пять минут, — сообщила она Мэгги, но не успели слова слететь с ее губ, как ее сморил сон.

Мэгги нашла горничную и попросила ее передать молодой королеве, что Шина очень утомлена после длительного путешествия и поэтому не сможет сегодня спуститься вниз к обеду. Горничная пообещала передать это лакею, и Мэгги, видя, что Шина спит сном младенца, тихонько задернула полог на ее кровати и неслышно вышла в свою комнату.


Шина проснулась, словно ее кто-то внезапно разбудил.

Нет что-то не так. В опочивальне темно, огонь в камине едва тлеет. Должно быть, уже утро, решила она. Ей стало стыдно от того, что в первый же день своего приезда во дворец она оказалась не на высоте. Однако поздно, уже ничего не поделаешь, и самое мудрое, что она сейчас может сделать, это постараться снова уснуть.

Но как, если сон как рукой сняло. Вместо этого Шину снова начали одолевать тревожные мысли, и она беспокойно ворочалась с боку на бок. В памяти всплыли обрывки разговора с Марией Стюарт, всплыло выражение лица юной королевы, когда Шина заговорила с ней о Шотландии. А каким презрительным тоном — или это ей только показалось? — герцог попросил герцогиню де Валентинуа выделить ей несколько приличных платьев.

— Зачем только я сюда приехала, — прошептала Шина, лежа одна в темной опочивальне, и у нее заныло сердце. Как слепы ее соотечественники, что отправили ее сюда! Какие замыслы они вечно строят относительно юной королевы, даже не подозревая о том, что Мария уже не та малютка, которую когда-то внесли на борт корабля, державшего курс во Францию, где ее жизни ничто не угрожало.

— Ну как я им все это расскажу? Они ведь ничего не поймут! Не поверят мне!

И все-таки она немного вздремнула. Когда Шина снова открыла глаза, сквозь занавески уже пробивался свет. Бледный золотистый свет утренней зари. Шина чувствовала себя на толстой перине и мягких подушках словно в плену. Она встала, пересекла комнату, подошла к высокому и узкому — до самого пола — окну и распахнула его настежь.

Она выглянула во двор, за которым простирались окружавшие дворец сады. Снизу донеслось цоканье копыт, и Шина, вытянув шею, увидела великолепного белого жеребца. Судя по роскошной сбруе и покрытому бархатом седлу, он принадлежал какой-то важной особе.

Неужели это король встал так рано, удивилась девушка, по солнцу определив, что еще нет и шести часов утра. На ступеньках внизу появилась знакомая фигура.

Герцогиня де Валентинуа! Шина услышала ее голос, низкий, музыкальный, и разобрала слова приветствия, обращенные как к конюхам, так и к лошади. В следующее мгновение герцогиня вскочила в седло с грацией и гибкостью юной девушки, легко и непринужденно наступив ногой на услужливо подставленные руки опустившегося на одно колено пажа.

Сопровождаемая одним лишь конюхом, она пересекла мощеный двор, повернув свое прекрасное лицо навстречу солнцу, словно впитывая его тепло и нежный свет.

Шина проводила герцогиню удивленным взглядом. Как смогла столь рано подняться эта уже немолодая женщина, наверняка задержавшаяся допоздна на ужине с королем? Еще одна загадка этого странного дворца в чужой стране. В ее представлении распущенная французская знать только тем и занималась, что веселилась напропалую все ночи. Пьянство, разврат, азартные игры… А потом эти гуляки валялись допоздна в постелях, слишком усталые для того, чтобы вставать с рассветом, как простолюдины.

Все это определенно никак не относилось к герцогине де Валентинуа. Чувствуя, что уснуть ей уже не удастся, и понимая, что выходить из комнаты еще слишком рано, Шина поспешно оделась. Устроившись у стоявшего в углу небольшого секретера, девушка принялась писать письмо отцу.

«Напишу, как только приеду», — пообещала она ему. Но о чем рассказывать? О том, каким трудным выдалось путешествие? Как страдала от морской болезни Мэгги? О том, что ее никто не встретил на набережной в порту?

Шина изложила все это на бумаге и остановилась. Что же писать дальше? Нужно ли писать о герцоге и ее неприязни к нему? О первых впечатлениях от мадам де Валентинуа?

Можно ли передать словами выражение лица короля, когда в комнату вошла герцогиня? Оно словно осветилось неким внутренним светом, и он буквально на глазах у Шины сделался совершенно другим человеком.

— И наконец, Мария Стюарт, королева Шотландии! Что написать о ней?

По булыжнику двора снова зацокали копыта, и Шина, обрадовавшись появившемуся предлогу, поднялась и подошла к окну. Она выглянула наружу, ожидая увидеть вернувшуюся с прогулки герцогиню, но увидела короля, собравшегося вскочить на великолепного вороного жеребца, и четырех сопровождающих его придворных.

— Куда уехала герцогиня де Валентинуа? — спросил король у одного из конюхов.

Получив ответ, он тут же умчался куда-то на своем вороном скакуне. Однако в Париже далеко не все спят допоздна!

Похоже, представление Шины о том, как идет жизнь в этом огромном роскошном дворце, оказалось ошибочным.

Шина вернулась к секретеру, но через некоторое время услышала, как в дверь тихонько постучали. Девушка открыла дверь, полагая, что к ней пришла Мэгги, однако вместо служанки увидела пажа с запиской на серебряном подносе.

Развернув записку, Шина в первую очередь взглянула на подпись — Гюстав де Клод — и сразу же вспомнила одного из молодых придворных, сопровождавших ее от Бреста до Парижа.

«Я видел вас у окна, — писал он, — и знаю, что вы не спите. Не будет ли вам угодно встретиться со мной в саду?

Мне бы хотелось о многом с вами поговорить, пока все еще спят».

Шина заколебалась. Гулять по саду с мужчиной, которого едва знаешь, вероятно, неприлично. Окружающими это может быть встречено с неодобрением. И в то же время ее мучило любопытство. У нее накопилось много вопросов и ей не терпелось получить на них ответы от кого-нибудь. От кого угодно.

Паж по-прежнему стоял, выжидательно и почтительно глядя на Шину.

— Ждете ответа?

— Я здесь для того, сударыня, чтобы проводить вас в сад, — ответил юноша и коротко поклонился, что вызвало у Шины улыбку, потому что жест слуги был точным подражанием жеста господина.

Она вдруг почувствовала себя юной и веселой. Все огорчения и волнения минувшей ночи забылись.

— Я приду на несколько минут, — сказала Шина, обращаясь не столько к пажу, сколько к самой себе. Затем девушка взяла шаль и накинула ее себе на плечи. — Покажите, где ждет меня граф.

— Я проведу вас к нему прямо сейчас, сударыня, — пообещал юный слуга.

Они прошли по длинному, петляющему лабиринту коридоров и лестниц, и Шина уже начала думать, что никогда не найдет дорогу назад, но внезапно все кончилось, и боковая дверь открылась даже не во двор, а непосредственно в сад с террасой и лужайкой, на которой мелодично журчал фонтан.

Шина никого не увидела, но паж повел ее по извилистой, обсаженной кустами лаванды дорожке, между двумя стоящими на страже кипарисами, к укрытой от посторонних взглядов клумбе.

Граф сидел на мраморной скамье возле крохотного искусственного пруда. Увидев Шину, он живо вскочил на ноги, шагнул ей навстречу, взял за руку и поднес ее к своим губам.

— Я не смел надеяться, что вы придете! — тихо произнес он.

Шина улыбнулась.

— Весьма любезно с вашей стороны. Мне было одиноко и немного не по себе. Мне ужасно хотелось поговорить с кем-нибудь.

— А я хотел поговорить с вами. Это было невозможно раньше, когда рядом находились мои друзья. Но теперь все по-другому. Вы такая милая! С той минуты, когда я увидел вас, я не могу думать ни о чем другом!

Тон, которым были произнесены эти слова, заставил Шину смутиться. Она опустила глаза и только теперь заметила, что граф все еще держит ее за руку.

— О, как вы обворожительны! — улыбнулся граф. — Сядьте же и позвольте мне полюбоваться вашей красотой.

— Пожалуйста, перестаньте! Вы не должны говорить мне комплименты!

— Почему же, сударыня? — искренне удивился юноша.

— Я не привыкла к ним, — ответила Шина. — В Шотландии ни один джентльмен не станет говорить такое при столь непродолжительном знакомстве. Кроме того, я пришла сюда только потому, что хочу обсудить с вами серьезные дела.

Гюстав рассмеялся.

— Как можно быть такой серьезной! Да и зачем вам говорить о каких-то делах? Мы молоды, мы здесь одни и я люблю вас!

— Пожалуйста… пожалуйста… не надо! — смущенно промолвила Шина, чувствуя, что ее охватывает паника. Пожалуй, ей все-таки не следовало покидать комнату.

Девушка попыталась подняться, но граф уже завладел обеими ее руками и теперь покрывал их горячими страстными поцелуями.

— Вы восхитительны, — негромко приговаривал он. — Как я могу обсуждать с вами какие-то дела, когда меня сжигает огонь любви. Я не могу думать ни о чем другом, кроме вас! Кроме ваших ручек, ваших губок, ваших глазок…

Граф наклонился к ней, и Шину охватил настоящий страх.

Какой же глупостью было принять его приглашение! Собравшись с силами, она вырвала руки из сжимавших тисков его пальцев. Затем подобрала юбки и обратилась в бегство, оставив у ног графа свою шаль. Его голос заставлял ее бежать еще быстрее.

Пробегая через сад, между кипарисами, Шина пересекла террасу и оказалась у дверей дворца, через которые ее вывел паж. Во внутреннюю часть здания вели несколько коридоров.

Времени на раздумья не оставалось, и она, боясь, что граф последует за ней, свернула налево. То, что она сделала неверный выбор, стало ясно уже через несколько секунд.

Коридор расширялся, переходя в просторный зал. Заметив открытую дверь, за которой лежал уже знакомый ей двор, Шина поняла, что нужно возвращаться обратно.

Девушка в нерешительности остановилась и в этот момент какой-то мужчина, появившийся из другого коридора, пересек зал и направился прямо к ней. Шина попыталась повернуть назад, но он остановил ее.

— Мистрисс Маккрэгган! Что вы здесь делаете?

Девушка подняла глаза и увидела перед собой мрачное, неулыбчивое лицо герцога де Сальвуара. И как же ее угораздило предстать перед ним в таком виде — с растрепанными волосами, раскрасневшейся от бега, с дрожащими руками!

— Я… я ошиблась, — сбивчиво пробормотала Шина. — Пожалуйста, отпустите меня! Я… мне нужно вернуться к себе.

— Позвольте мне проводить вас к нужной лестнице, — спокойно проговорил герцог.

Девушка была слишком напугана, чтобы спорить, и слишком растеряна, чтобы отстаивать свою независимость, а потому ей ничего не оставалось, как пойти вместе с ним по коридору.

— Что вас так напугало? — мягко спросил герцог, заметив робкую попытку Шины пригладить растрепавшиеся локоны.

— Нет, нет, ничего, Ваша светлость. Просто… я просто заблудилась, — сбивчиво ответила Шина.

— Во дворце заблудиться нетрудно, — заметил де Сальвуар. Как всегда, голос его звучал спокойно и бесстрастно. — А потому было бы разумно, отправляясь куда-либо, брать с собой служанку, хорошо знающую все входы и выходы, или одну из фрейлин Ее Величества королевы Марии Стюарт.

Вы познакомитесь с ними сегодня утром. Надеюсь, вам удастся по-настоящему подружиться с кем-либо из них.

— Вряд ли, — ответила Шина и сама удивилась собственной искренности. Ей не удалось скрыть свои чувства, и она тут же пожалела о слетевших с ее губ словах.

Герцог остановился и посмотрел на нее сверху вниз.

— Я считал шотландцев мужественными бойцами. Мне казалось, что уж смелости им явно не занимать!

Шина вздрогнула. Упрек задел се за живое. И вместе с тем в глубине души она вынуждена была признать, что слова герцога справедливы. Не зная, к кому обратиться, девушка задала своему собеседнику вопрос, мучивший ее всю ночь.

— Вы не думаете, что мне сейчас лучше всего вернуться домой? — еле слышно спросила она.

Относясь к герцогу с неприязнью и зная о его надменно-пренебрежительном отношении к ней, она чувствовала, что ответ герцога будет честным, возможно, даже более честным, чем чей-то еще.

— Нет! — неожиданно резко произнес де Сальвуар. — Поднимите голову и наберитесь мужества! Делайте то, ради чего вы прибыли сюда!

Продолжая разговор, они остановились и посмотрели друг на друга. Некоторое время Шина молчала, понимая, что герцог произнес те слова, которые она и должна была услышать, но при этом испытала огорчение от того, что нужный совет дал ей именно этот человек. Затем, словно подчиняясь его приказу, подняла голову.

— Благодарю вас, — прошептала она. — Вы ответили на мой вопрос так, как я должна была ответить на него сама. Я постараюсь не бояться.

— На самом деле бояться нечего, — сказал герцог. — Придет время, и вы поймете, что почти все страхи рождаются внутри нас, а не вне.

Шина бросила на герцога испытующий взгляд, и ее спутник, словно пожалев о том, что сказал слишком много, кивком головы указал в сторону лестницы справа от двери, ведущей в сад.

— Вам следует пойти сюда, — строго, будто подводя черту под разговором, заметил он.

Шина собралась поблагодарить его, но в это момент через раскрытую дверь увидела направляющегося прямо к ним графа де Клода. Он выглядел раздраженным. Перекинутая через его руку шаль, казалось, каждой своей ниточкой кричит о том, что она связана в Шотландии.

Герцог также заметил де Клода и поджал губы, вероятно, догадавшись о том, что произошло между Шиной и графом.

В его глазах мелькнуло презрение, то самое презрение, которое, как подозревала Шина, появлялось там чаще всего.

И тогда, понимая, что уже ничего не исправить, что любое ее слово способно лишь усугубить создавшееся положение, она повернулась и, не говоря ни слова, побежала вверх по лестнице, которую указал ей герцог.

Шина так спешила, что к тому моменту, когда достигла верхней ступеньки, сердце грозило выскочить из ее груди, а воздух отказывался поступать в легкие. За ней как будто черти гнались!

Глава 4

«Что он думает обо мне? За кого он меня принимает?»— этот вопрос снова и снова звучал в ее голове, пока она мчалась во весь дух по коридору. Щеки ее горели, правда, не столько от быстрого подъема по лестнице, сколько от пережитого унижения.

Почему он так на нее посмотрел? Почему в его усталых глазах застыл упрек? Или она все-таки ошиблась, приняв за упрек осуждение и отвращение?

Откуда ей было знать, что граф поведет себя именно так?

Шина, при всей ее невинности, относилась к любви как к чему-то такому, что приберегают к вечерним или ночным часам. Нежный свет луны и произнесенные страстным шепотом слова любви… Короткое прикосновение руки во время танца… Волнение перед встречей в сумерках в условленном месте…

Сегодня слова любви прозвучали не в сумерках, а ранним утром, при ярком солнечном свете. Шина неожиданно вспомнила, что находится во Франции. Неудивительно, что ее отец и другие шотландские дворяне из знатных кланов понижали голос, рассказывая о царящих во Франции нравах и высказывая опасения, что и Мария Стюарт могла быть заражена распущенностью французов.

Ей пришлось остановиться, чтобы перевести дыхание.

Место, в котором Шина оказалась, было ей смутно знакомо.

Девушка приложила руку к высоко вздымающейся груди и в этот миг услышала чей-то громкий смех, звук распахнувшейся двери и увидела бегущую по коридору служанку, за которой гнался лакей. Женщина попыталась увернуться, но мужчина успел обхватить ее за талию и, не обращая внимания на довольно неубедительные протесты, звонко поцеловал, после чего оба исчезли за дверью комнаты, из которой и появились.

«Каков хозяин, таков и слуга». Вспомнив эту старую поговорку, Шина поджала губы. Она во Франции и здесь нужно быть настороже, оберегая не только Марию Стюарт, но и саму себя.

Найдя дорогу к своей комнате, девушка зашагала по коридору, повторяя, что урок усвоен, но перед ней тут же возник новый вопрос.

Поймет ли ее герцог? Объяснит ли он ее поведение неведением или обычной распущенностью?

«Пусть думает, что хочет, мне все равно», — с вызовом сказала она себе, понимая в то же время, что из-за неприязни к герцогу не хочет давать ему повода относиться к ней пренебрежительно.

Внезапно трудность предстоящей задачи предстала перед ней со всей устрашающей очевидностью. Шина остановилась у окна и посмотрела на раскинувшийся внизу сад. По силам ли ей, столь невежественной и плохо подготовленной к подобной жизни, понять козни и интриги этого огромного дворца?

Издав звук, напоминающий всхлип, Шина продолжила путь к своей спальне. Открыв дверь, она увидела стоящую возле кровати Мэгги.

— Где это вы были, шаловливая девчонка? Я уже вся извелась. Никто не знает, куда вы ушли!

— Все в порядке, — устало ответила Шина. — Со мной ничего не случилось. Я всего лишь немного прогулялась по саду.

— В такой-то час?! А молодая королева уже спрашивала про вас!

— Меня искала Мария Стюарт? — спросила Шина, мгновенно воспрянув духом. — Неужели?

— Да, Искала! Ее Величество желает, чтобы вы пошли с ней посмотреть, как король играет в мяч, а потом…

Мэгги не успела договорить, потому что Шина прервала ее возгласом удивления.

— Что это? Как это сюда попало? — воскликнула юная шотландка, увидев расстеленное на кровати роскошное и удивительно красивое платье из белого атласа, украшенное бриллиантами и жемчугом.

Оно было настолько восхитительным, что Шина замерла в неподдельном восторге.

— Это подарок для вас! — с победным видом заявила Мэгги.

— Подарок?! — В голосе Шины послышались резкие нотки. — Я ни за что не приму его!

Ей казалось, что она уже слышит надменный голос герцога, обращавшегося к герцогине де Валентинуа: «Найдите малышке какое-нибудь платье! Ей нечего надеть!»

Топнув для убедительности ногой, Шина отвернулась от платья и отошла от него как можно дальше.

— Я его ни за что не приму! — повторила она. — Отнеси его назад!

— Отнести назад? — удивленно переспросила служанка. — Но почему?

— Потому что я так сказала, — резко бросила Шина. — Я буду носить только свои собственные платья. Они достаточно хороши для Шотландии, но, видите ли, недостаточно хороши здесь! Так вот, я не стану жаловаться!

— Но, мистрисс Шина. Это же безумие! — запротестовала Мэгги. — Я так обрадовалась, когда прошлым вечером у меня спросили о размерах вашей одежды. Еще дома я знала, что ваши платья не совсем то, что надо. Ох… не хочу сказать, что ваш отец мог бы быть пощедрее или что миссис Маклеод плохо старается. Но стоит только посмотреть, что носят здешние дамы, каждый скажет — вы просто чучело в своих узких юбках и толстых шерстяных шалях.

— Тем не менее именно их я и буду носить, — упрямо заявила Шина. — Отнеси платье назад и скажи Ее светлости герцогине, что я не принимаю подарков от незнакомых людей.

— Ее светлости герцогине? — изумилась Мэгги. — Но платье прислала не она!

— Не герцогиня? — в свою очередь, удивилась Шина. — Тогда кто же?

— Сама Ее Величество королева, — ответила Мэгги. — Нет, нет, не молодая королева. У нее, как говорят, самой денег не хватает и себе на платья. Нет, этот чудесный наряд прислала королева Екатерина. И, между прочим, обещала прислать еще.

— Королева Екатерина!

Шина была настолько поражена этим участием, что не нашла других слов. Ей казалось, что королева вряд ли даже слышала о ее прибытии, не говоря уже 6 проявлении внимания и заботы.

Подчиняясь порыву, она подбежала к кровати, пощупала ткань, приложила платье к себе и огляделась в поисках зеркала.

— Как же она добра! Как это любезно со стороны Ее Величества! И как она смогла узнать, что мне нужно именно такое платье, если она даже не видела меня?

— Здесь говорят, будто французская королева умеет узнавать обо всем, что происходит во дворце, — объяснила Мэгги. — И это при том, что с виду она такая робкая, спокойная и даже не обижается, когда о ней забывают.

— Не может быть! — воскликнула Шина.

— А вот и может! На людях она так печется о Ее светлости герцогине, а когда рожала, то, как говорят, помогала произвести на свет дитя именно герцогиня.

Шина повернулась к служанке.

— Мэгги, откуда ты все это знаешь?

— А вот знаю! — фыркнула Мэгги. — Теперь-то я почти все уже знаю. Вот уж не думала, что под лестницей так любят посплетничать.

— Но ты же не понимаешь по-французски! Ты же никогда не учила этот язык!

— Ну, здесь это не помеха, — ответила Мэгги. — Зачем знать язык, если тут много шотландцев, и каждый, как муха на мед, летит ко мне, чтобы услышать последние новости из родного дома.

Заметив недоверчивое выражение на лице своей госпожи, Мэгги продолжила:

— Есть девушки, которые приехали с молодой королевой, да так и остались здесь. Есть слуги, сопровождавшие хозяев, которые прибыли с Севера и не захотели возвращаться. Здесь водятся хорошие деньги, мистрисс Шина. Хорошие деньги, хорошая еда и вообще здесь куда приятнее, чем у нас дома.

— Значит, ты уже нашла здесь друзей, — с ноткой легкой зависти произнесла Шина.

— Да, нашла, — подтвердила Мэгги. — А уж сколько я всего услышала! Можно подумать, они хотят пересказать мне за одну ночь всю историю Франции!

— Так ты говоришь, что королева принимает герцогиню де Валентинуа?

— Конечно, так оно и есть! Но ходят слухи, будто ее робость и застенчивость — это только маска, а на самом деле она желает уничтожить герцогиню и избавить короля от ее власти!

— Если она действительно этого хочет, то я ее понимаю, — сказала Шина.

Мэгги пожала плечами, чем в очередной раз удивила свою юную госпожу, решившую, что ее служанка успела много перенять у офранцузившихся соплеменников.

Впрочем, беспокойство за судьбу Мэгги мучило девушку недолго. Платье в ее руках было настолько притягательным и прекрасным, что ничего остального она в данный момент просто не замечала.

— Если его действительно прислала королева, — радостно объявила Шина, — то я могу принять его с благодарностью!

— Да, Ее Величество королева очень добра, — согласилась Мэгги. — Более того, мистрисс Шина, она желает видеть вас.

— Так она спрашивала обо мне?

— Спрашивала, — подтвердила служанка. — И когда я сказала, что вас ждет маленькая королева, служанка ответила, что Мария Стюарт отведет вас к Ее Величеству после того, как вы посмотрите за игрой короля.

Позабыв обо всех тревогах, Шина издала радостный возглас.

— Тогда поскорее помоги мне надеть это платье! Никогда не думала, что у меня будет что-то подобное — столь великолепное и изысканное! Только бы оно мне подошло!

Волноваться не стоило. Светлая кожа и рыжие волосы Шины прекрасно сочетались с белым атласом, украшенным бриллиантами и жемчугом. В платье, подаренном королевой Екатериной, Шина выглядела просто ошеломляюще. Она едва узнала саму себя в серебряном зеркале.

Мэгги попыталась было уложить ей волосы, и, хотя рыжие локоны не всегда подчинялись ее рукам, результат оказался выше всяческих ожиданий: Шина чувствовала себя настоящей королевой, не утратив при этом своего юного очарования.

Девушка даже подумала о том, что сказал бы, увидев ее теперь, граф Гюстав де Клод, если бы он нашел ее желанной этим утром. В ушах Шины до сих пор звучал его страстный голос, а на руке горели следы его горячих губ.

Утром ее мучили страх и непонятная тревога, но сейчас Шина сказала себе, что это просто смешно — бояться неизвестно чего. Не справилась бы с такой ситуацией лишь какая-нибудь деревенская простушка. Конечно, ей следовало бы отчитать графа, поговорить с ним укоризненно и серьезно, чтобы своим спокойствием унять его буйную страсть. Умная, рассудительная женщина всегда сумеет удержать мужчину на расстоянии вытянутой руки, как бы он ни горячился.

Как бы то ни было, но следовало признать, что утром этого самого благоразумия ей как раз и не хватило. Она вспомнила, как стояла с горящими щеками перед герцогом де Сальвуаром, как убежала, увидев приближающегося графа.

Как неуклюже, как наивно, как унизительно! А ведь нужно было твердо стоять на своем и гордо, высоко держать голову! Нужно было показать этому надменному герцогу, что в ее жилах течет кровь храбрых горцев, помогающая ей быть смелой и способной сдерживать свои чувства.

Повернувшись к зеркалу, Шина гордо вздернула подбородок. Это платье наверняка добавит ей смелости и уверенности в себе! Она будет спокойна, грациозна и не станет извиняться за то, в чем нисколько не виновата.

— Вы прямо-таки картинка, мистрисс Шина, — заметила Мэгги. — Ни за что бы не поверила, что такое возможно. Вас никто не узнал бы в этом платье, даже ваш родной отец!

— Именно этого я и хочу, — прошептала Шина. — Хочу, чтобы все забыли ту девчонку, которая приехала сюда вчера.

Мэгги удивленно посмотрела на свою юную госпожу, но времени на разговоры не было. В дверь постучали. Вошедший в комнату лакей напомнил Шине, что ее ждет королева Шотландии.

Девушка вышла в коридор и проследовала за слугой к апартаментам Марии Стюарт, с удовлетворением прислушиваясь к шороху шелка, ощущая тугую форму лифа и беспощадно стягивающего талию пояса.

Она заметила свое отражение в высоком зеркале, висевшем на стене в коридоре между картинами, развешанными здесь же. От нее не укрылся заинтересованный взгляд, который бросили на нее проходившие мимо некая дама и ее кавалер. Они даже обернулись ей вслед, несомненно, спрашивая себя, кто эта прекрасная юная незнакомка. Какое же это восхитительное, пьянящее чувство — осознавать, что тобой восхищаются окружающие! Это чувство Шина испытывала впервые в жизни.

Вскоре девушка достигла того крыла здания, где находились комнаты юной шотландской королевы, и едва Шина вошла, как Мария Стюарт вскочила из-за секретера, за которым что-то писала, и воскликнула:

— Вы пришли! Наконец-то! Я уже думала, что вам не передали мою просьбу.

Шина сделала изящный реверанс.

— Простите, Ваше Величество, — потупившись, произнесла она. — Я задержалась, потому что переодевалась.

— О Боже! Какое роскошное платье! — с нескрываемым восхищением произнесла Мария Стюарт и тут же, словно ей это было легче, перешла на французский:

— Восхитительно, прелестно! Где вы раздобыли такое чудо? Ведь в Шотландии таких платьев наверняка нет?

— Нет, Ваше Величество, — призналась Шина. — Я никогда не видела ничего подобного на родине. Ничего столь утонченного и изысканного. Мне его подарила Ее Величество королева Екатерина.

— Королева Екатерина?! — удивленно воскликнула Мария Стюарт. — Но тогда это не ее платье, а скорее всего одной из ее фрейлин. Не исключено, что графини де Сен-Венсен. Говорят, графиня даже не знает, сколько у нее платьев. Она носит одежду примерно такого же размера, что и вы.

— Где бы Ее Величество ни взяла это платье, я ей очень благодарна. Она, должно быть, очень добра и внимательна к окружающим, — сказала Шина, пользуясь возможностью указать одной королеве на добродетели другой.

На лице Марии Стюарт появилось какое-то странное, не вполне понятное выражение. Она как будто хотела сказать что-то, но затем передумала и сжала пухлые губки — видимо, для того, чтобы ненужные слова не слетели с них.

— Идемте, — произнесла королева, меняя тему, что получилось несколько неуклюже. — Нам нужно быть на площадке для игр, а то Его Величество начнет спрашивать, где мы.

— Вы часто смотрите, как Его Величество играет? — поинтересовалась Шина, когда они спускались по широкой лестнице.

— Ему нравится, когда много зрителей, — ответила Мария Стюарт. — А кому из мужчин это не нравится? Они все хотят, чтобы им аплодировали, говорили, какие они умные и ловкие. Мы же, в свою очередь, жаждем их комплиментов и злимся, когда они заняты своими мужскими делами.

Слова молодой королевы огорчили Шину. Что бы подумали о таких чувствах в Шотландии? Как получилось, что этот ребенок — а королева ведь практически еще ребенок — столько знает о мужчинах? Почему, о почему ее в столь юном возрасте привезли во Францию и не дали возможности вернуться домой?!

Словно почувствовав невысказанную укоризну, Мария Стюарт пустила в ход самое верное оружие, улыбку, в которую вложила все свое недюжинное очарование.

— Как чудесно, что вы здесь, — сказала она. — У меня много друзей, но всегда хорошо обзавестись новыми друзьями. Только сегодня утром я говорила, что нам обязательно нужно научить вас придворному этикету. Новичкам так трудно избежать неловкостей и не наделать ошибок.

— Буду очень признательна. Ваше Величество, если вы поможете мне в этом, — ответила Шина.

— Мы попробуем, — улыбнулась королева. — И я думаю, глядя на вас в этом изумительном платье, что желающих заниматься с вами будет предостаточно, особенно из числа представителей сильного пола.

Шина попыталась напомнить себе, что это ее прислали ко двору, чтобы наставлять королеву, а не наоборот, но в Данный момент ей не оставалось ничего другого, как следовать за Марией Стюарт, уже присоединившейся к веселой, смеющейся толпе, которая со всех сторон окружала тенистую площадку для игр. Игра, в которой, помимо короля, принимали участие трое придворных, требовала, как быстро сообразила Шина, не только силы и выносливости, но и умения.

Она впервые видела, как играют в мяч. Поначалу Мария Стюарт и стоявшие рядом мужчины пытались объяснить ей правила и тонкости этой диковинной игры. Больше всего Шину удивили мастерство короля и тот факт, что в рубашке с подвернутыми рукавами и развевающимися на ветру кружевами он ничем не отличался от других игроков и был совсем не похож на властителя государства. Не прошло и нескольких минут, как собравшиеся зрители притихли и расступились перед идущей через всю лужайку герцогиней де Валентинуа.

Одетая в черно-белое платье — ее личные цвета, как объяснила шепотом Мария Стюарт, добавив, что и слуги герцогини одеты в ливреи того же цвета, — герцогиня словно плыла над землей, поражая присутствующих утонченной, скорее всего врожденной грацией.

— Но почему именно белое и черное? — полюбопытствовала Шина, — После смерти мужа она поклялась всегда носить траур, — с насмешливой улыбкой пояснила маленькая королевна. — Но никто не станет отрицать, что эти же цвета прекрасно контрастируют с ее кожей и волосами.

— Да, действительно, — с завистливым восхищением согласилась Шина.

— Послушайте! Нас ведь три рыжих! — усмехнулась Мария Стюарт. — Герцогиня, вы и я! Нам непременно нужно придумать какую-нибудь шутку, верно?

Первым побуждением юной шотландки было ответить в тон своей королеве, но она сдержалась, вспомнив о своей роли гувернантки и наставницы.

— Полагаю, Ваше Величество, у нас есть более важные и серьезные дела, — скромно сказала Шина. — Я хочу, когда у вас будет для этого время, рассказать вам о нашей родной Шотландии.

Выражение лица королевы изменилось, но она ничего не ответила. Хотя они по-прежнему стояли рядом, между ними как будто выросла незримая стена, и Шина с горечью признала безнадежность своих усилий пробиться через это препятствие. В этот самый миг знакомый — и ненавистный — голос прозвучал у Шины за спиной:

— Что же думает наша гостья о способностях Его Величества?

Шина подумала, что это явная насмешка над ней. Какие оценки может давать человек, впервые наблюдающий за игрой и неспособный сравнить мастерство игроков.

К счастью, на выручку ей тут же пришла Мария Стюарт.

— Есть много такого, что я собираюсь показать мистрисс Шине Маккрэгган, — сказала она. — Не думаю, что среди холодных снегов и голых скал Шотландии можно найти какие-нибудь развлечения. Мы должны постараться, герцог, и не позволить ей скучать. Мы обязаны показать ей, что во Франции, даже ведя войны, сохраняем элегантность и веселость.

— В данный момент мы не воюем, — заметил герцог.

— Неужели? — нисколько не смутившись, воскликнула королева. — Хотя, может быть, я и ошибаюсь. Мы то маршем переходим через испанскую границу, то вдруг возвращаемся назад. Впрочем, подробности действий армии меня не интересуют.

— Вашему Величеству ни к чему забивать голову мыслями о такой ужасной вещи, как война!

Шина вздохнула.

— Наоборот, Ваша милость, — вмешалась в разговор она. — Как раз сейчас подданные ее величества сражаются — и сражаются доблестно — против превосходящих сил противника во имя того, чтобы сохранить в целости ее королевство.

Девушка произнесла это с вызовом, словно бросая слова в лицо де Сальвуару, и испытала удовлетворение, когда заметила, что герцог на мгновение смутился. Но только на мгновение.

— Прошу извинить меня, сударыня, — сказал он, — но я имел в виду только то, что Ее Величеству нет необходимости утруждать себя заботами о благе Франции. Благодаря блистательной дипломатии Его Величества короля мы с января прошлого года наслаждаемся плодами мира.

Совсем не это он имел в виду, сердито подумала Шина.

Герцог просто забыл о Шотландии, как стала забывать о ней и Мария Стюарт. Девушка сжала кулачки, изо всех сил стараясь удержаться от грубых слов, от того, чтобы не сказать, что там, в Шотландии, есть куда более смелые, добрые, отважные люди, чем где-либо во Франции. Шина промолчала и не пожалела об этом, потому что к ним присоединилась герцогиня де Валентинуа. Юная шотландка сделала реверанс, но обошлась при этом без особого почтения.

— Я слышала, здесь хвалили Его Величество короля, верно? — спросилась герцогиня, обращаясь к де Сальвуару с лучезарной улыбкой, которая даже на врагов действовала как выглянувшее из-за туч солнце.

— Восхваляя Его Величество короля, — ответил герцог, — я также отдаю должное Вашей милости, ведь всем известно, сколь многим мы обязаны вашей государственной мудрости, вашему несравненному умению справляться с любой политической ситуацией.

— Вы очень любезны, сударь, — сказала герцогиня, но не стала опровергать похвалы Ее милости. Ее взгляд переместился на площадку для игр, а на лице появилось, как показалось Шине, почти материнское выражение. — Через две минуты мне придется остановить его. Надо же кому-то исполнять обязанности короля. Нельзя же целых полчаса забавляться игрой, не обременяя себя государственными заботами, без того, что в один прекрасный момент они не ударили по вам с куда большей силой, чем та, на которую способен любой из противников по игре.

— Игра как раз заканчивается. Угодно ли вам, чтобы я привел к вам Его Величество? — предложил герцог де Сальвуар.

— Буду вам признательна, — мягко попросила герцогиня, Шина видела, как герцог пересек площадку и как король, едва выслушав его, быстро подошел к тому месту, где стояла герцогиня. Его Величество склонился над ее рукой.

Его поцелуй был не просто жестом вежливости. Его губы дольше принятого задержались на нежной коже, а пальцы сжали пальчики герцогини.

— Я вам нужен?

— Боюсь, что да, сир. Явились послы. Мы не можем начать без Вашего Величества.

— Нет, конечно же, нет! — быстро проговорил король. — Хотя я и не сомневаюсь, что вы управились бы с ними лучше, чем я.

— Мне не обойтись без вашей власти, сир!

Она улыбнулась, глядя ему в глаза, и Шина заметила, как осветилось его лицо, словно ее слова содержали некий тайный смысл. Повернувшись к игрокам, король поблагодарил их и вместе с герцогиней направился к дворцу.

— Я же говорила вам, что мы опоздаем, — огорченно пробормотала Мария Стюарт. — Вы так и не увидели, как король играет. Ну да ладно! Придем посмотреть на это завтра. А сейчас нам пора нанести визит Ее Величеству.

Она сказала это с явной неохотой, и, заметив это, Шина постаралась привнести в разговор хотя бы малую толику бодрости;

— Вы так добры, Ваше Величество, что берете меня с собой. Мне не терпится познакомиться с Ее Величеством королевой Екатериной.

И снова ей показалось, что Мария Стюарт как будто слегка отдалилась от нее. Однако прежде, чем она успела убедиться в этом, юная королева обратилась к герцогу:

— Мистрисс Маккрэгган получила подарок от Ее Величества и к тому же очень хороший. Разве можно ею не восхищаться, Ваша милость?

— Разумеется, — циничным ленивым тоном ответил герцог. — Я удивлен этим чудесным превращением. Но какое отношение оно имеет к Ее Величеству королеве?

— Самое непосредственное. Подарок, о котором я говорила, — вот это платье.

— Так это платье — подарок Ее Величества королевы?

В голосе герцога прорезалась неожиданно острая нота, и Шина, взглянув на него, увидела, что до Сальвуар смотрит в сторону дворца, туда, где скрылись за аккуратно подстриженными тисами король и герцогиня.

— Да, действительно, — заметила Мария Стюарт. — Такая щедрость несвойственна Ее Величеству. Я от нее никогда ничего подобного не получала, если не считать подарков к праздникам.

— У Ее Величества, несомненно, есть на это свои особые причины, — сказал герцог, и за его словами Шине послышалось нечто скрытое, непонятное, отчего ей стало немного не по себе.

В следующее мгновение до них донесся чей-то пронзительный крик, вслед за которым прозвучали другие громкие голоса. Все как по команде повернули головы в направлении шума.

Понадобилось всего несколько секунд, чтобы пересечь лужайку, миновать стену кустарника и выйти в прекрасной формы дворик, в конце которого имелись выходящие на дорогу ворота кованого железа.

Мария Стюарт и Шина оказались едва ли не первыми, кто вышел во двор. Они увидели стоящих на ступеньках герцогиню и короля, путь которым преградила группа мужчин в темных, простого покроя одеждах — типичных торговцев.

На первый взгляд они казались вполне обычными, безобидными людьми, но один из них, человек с горящими глазами фанатика и неопрятной бородой, громко кричал что-то на деревенском диалекте. Ужас все сильнее охватывал Шину по мере того, как она вникала в смысл его слов.

— Шлюха! Блудница! Ты высосала из Франции все соки!

Ты повергла в прах все, что есть в нашей стране приличного и достойного уважения! Ты совратила и испортила самого короля! Ты превратила его в пьяницу и развратника! Ты погрязла в безобразных оргиях и кутежах!

Мужчина еще выкрикивал слова обвинений, когда подбежавшая к нему стража грубо схватила его самого и его спутников. Ни один из них не оказал ни малейшего сопротивления, но их крики по-прежнему раздавались над мощеным двором.

— Развратница! Дрянь! Продажная девка!

Наконец кто-то из стражников ударил кричавшего по лицу, и он затих, захлебнувшись собственной кровью. Всех смутьянов куда-то утащили.

Шина, словно окаменев, наблюдала за происходящим.

Когда людей в темных одеждах увели со двора, король сделал движение, как будто собираясь следовать за ними.

Герцогиня остановила его, положив руку ему на плечо.

Она была бледна, но сохраняла спокойствие. Все еще держа короля за руку, герцогиня поднялась по ступенькам и, не оглянувшись, исчезла во дворце.

— Кто они? Что все это значит? — взволнованным голосом спросила Шина. Ее поразили слова бородатого мужчины, в них было что-то ужасно неприличное, и их пронизывала нескрываемая ненависть.

— Думаю, это протестант, — ответила ей Мария Стюарт, «— г Те, кто выступает против истинной веры.

— Неужели они все такие? В Шотландии тоже есть протестанты.

Девушка вспомнила рассказы отца о том, как мать молодой королевы подверглась публичному оскорблению со стороны фанатика по имени Джон Нокс.

— Но как им удалось пробраться сюда? — сердито спросил кто-то из стоявших неподалеку придворных.

— Возможно, кто-то стоит за ними. Тот, кому выгодно их появление здесь, — ответил герцог. — Тот, кто их на это вдохновил.

— Вдохновил! — негодующе воскликнул вес тот же придворный, но, прежде чем он успел добавить что-то еще, герцог де Сальвуар торопливо поднялся по ступенькам и вошел во дворец.

Шина проводила его долгим взглядом. Сцена, свидетельницей которой ей довелось стать, оставила тревожный, не» приятный осадок. Она почувствовала, как Мария Стюарт взяла ее за руку.

— Идемте. Здесь нам делать нечего. Самое разумное — не обращать внимания на таких людей. Их не так уж много, и герцогиня позаботится о том, чтобы всех их сожгли на костре, — Сожгли на костре! — повторила Шина. — Но это же страшно! Как можно заживо сжигать человека, какое бы Преступление он ни совершил!

— Да, на костре, — почти радостно сообщила Мария Стюарт. — Герцогиня настаивает на смертной казни для таких смутьянов. Говорят, Святой Отец послал ей свое особое благословение за то, что она делает во Франции по искоренению ереси.

— Они, должно быть, безумцы, если пришли сюда, зная, что их ждет мучительная смерть.

— О, эти люди сами хотят стать мучениками. По крайней мере я так думаю, — заметила Мария Стюарт. — Давайте не будем говорить о них. Это слишком скучно. Такое случается не впервые, и, полагаю, у короля найдется что сказать капитану своей гвардии.

— А как вообще случилось такое, что стража пропустила их? — поинтересовалась Шина.

Мария Стюарт искоса взглянула на свою соотечественницу.

— Вы видели, в какую форму одета сегодня стража?

— Нет, кажется, не заметила, — призналась Шина. — А если бы даже и заметила, то мне это мало что сказало бы.

Боюсь, что я еще не разбираюсь в особенностях обмундирования французской армии.

— Конечно, нет, — согласилась юная королева. — А вот если бы разбирались, то кое-что бы поняли. Впрочем, давайте пойдем к королеве!

Она произнесла эти слова с таким нетерпением, что Шина не решилась продолжить разговор. Они еще раз прошли через сад и оказались у другого входа во дворец. Стоявший там стражник был одет точно так же, как и стражники, охранявшие внутренний двор. Хотя Шина в этом была не совсем уверена.

В роскошном зале юных женщин встретил облаченный в красивую форму гвардеец, на лице которого застыло циничное выражение, и Шине почему-то подумалось, что он, возможно, считает свою должность недостаточно подходящей для себя.

Мария Стюарт и Шина поднялись по лестнице, и после непродолжительного ожидания блистательный гвардеец доложил им, что Ее Величество готова принять шотландскую королеву и ее спутницу.

Шина ожидала увидеть маленькую, удрученную жизненными невзгодами женщину с несчастными глазами и нерешительными манерами, как и подобает тому, кто подвергается постоянным унижениям. Однако, к ее изумлению, их встретила невысокая толстушка с некрасивым лицом, глазами навыкате и живыми, быстрыми движениями, выдававшими энергичность и любопытство.

В королевских апартаментах было довольно темно, обстановка не отличалась особой роскошью и изяществом. Королева, увешанная драгоценностями, в расшитом и украшенном атласом и кружевами платье, тем не менее ухитрялась выглядеть несколько неряшливо.

Она нежно обняла Марию Стюарт и повернулась к присевшей в почтительном реверансе Шине.

— Мистрисс Шина Маккрэгган, — произнесла Екатерина с отчетливым итальянским акцентом. — Как хорошо, что вы пришли. Мы рады вашему приезду.

Юная шотландка выпрямилась, и королева радостно воскликнула:

— Какая вы хорошенькая, и волосы у вас рыжие! Хорошо, очень хорошо!

Удивившись этим словам. Шина тем не менее поспешила выразить свою благодарность.

— Вы были так добры, Ваше Величество, прислав мне это платье, — сказала она. — Я не ожидала такой доброты, ни столь щедрого подарка. Мне трудно найти слова, чтобы до конца выразить свою радость и благодарность.

— Будут и другие подарки. Да, будут и другие, — пообещала королева Екатерина. — Вы такая миленькая, и мне было трудно найти что-то подходящее, что вы могли бы носить, пока не будут готовы заказанные для вас платья.

— Вы заказали для меня платья, Ваше Величество? — воскликнула Шина. — Какой благородный жест! Но почему вы так добры ко мне?

— Вы благодарны мне, и это все, что мы хотим слышать, — ответила королева, потрепав девушку по плечу.

Рука у нее была тяжелая от многочисленных колец и перстней, и Шина также заметила, что ногти у венценосной особы не слишком чистые и что даже ароматные благовония не могут скрыть острый запах пота и немытого тела.

— Вы хорошенькая, очень хорошенькая, — заметила королева с удовлетворением. — Чуть позже нам с вами нужно будет поговорить, но только наедине.

— Это будет великая честь для меня, Ваше Величество, — ответила Шина, вновь ощущая все то же чувство недоумения и изумления.

— Но сейчас меня ждут, — продолжила королева. Затем она повернула голову, и одна из фрейлин, бледная худая женщина, произнесла:

— Он здесь, Ваше Величество!

— Отлично! Превосходно! — радостно воскликнула королева. — Не будем его заставлять ждать. До свидания, мистрисс Маккрэгган!

Королева величественно протянула Шине руку и улыбнулась, после чего, сопровождаемая фрейлинами, удалилась.

Мария Стюарт и Шина остались одни.

— Фу! Как здесь ужасно пахнет! — сморщив нос, прошептала юная шотландская королева. — Пойдемте отсюда!

С виноватым видом юная королева и ее гувернантка поспешили вниз по лестнице, ведущей ко входу. Шина пыталась найти слова, чтобы выразить свою признательность по поводу доброты королевы, но почему-то не знала, что именно сказать.

— Держу пари, что королеве не терпелось встретиться со своим новым некромантом, — заметила Мария Стюарт, когда они вышли на свежий воздух.

Шина выглядела крайне озабоченной.

— А разве вы не знали? — увидев, что ее слова удивили юную гувернантку, спросила Мария Стюарт. — Ее действительно интересуют лишь ясновидящие, предсказатели, звездочеты и гадания на магическом кристалле. А всяких некромантов у нее целые дюжины. Раньше мне казалось, что слушать их — пустая забава, теперь же я считаю, что их слова — чистая ложь. Кроме того, на мой взгляд, во всех этих людях есть что-то отвратительное.

— Почему же Ее Величество интересуют подобные вещи? — спросила Шина.

— Потому что… — Мария Стюарт не закончила фразу. — Потому что она итальянка.

Шина почувствовала, что этот уклончивый ответ не совсем искренен. Мария Стюарт явно считала, что у королевы была иная причина, но сейчас она не хотела об этом рассказывать.

— Как мило и любезно было с ее стороны подарить мне это платье, — произнесла Шина, чувствуя, что от нее требовалось выражение преданности.

— Разумеется, мило, — согласилась Мария Стюарт. — Интересно, звезды или магический кристалл подсказал ей это? Или же это все-таки собственное решение Ее Величества?

— Мне кажется, что это идея Ее Величества, — отозвалась Шина.

— Более, чем возможно, — ответила Мария Стюарт. — Более, чем возможно. Мне кажется, что уже совсем скоро вы узнаете истинную причину этого!

Шине захотелось расспросить королеву поподробнее, но она понимала бессмысленность этой затеи. В то же мгновение в ее голове мелькнула мысль о том, что есть один человек, который может сказать всю правду, — герцог. Тем не менее, гордо вскинув голову, девушка убедила себя в том, что не станет унижаться, задавая ему интересующие ее вопросы.

Глава 5

Когда Шина вышла из покоев Марии Стюарт, к ней подошел незнакомец.

— Могу ли я представиться, мадемуазель? — спросил он, почтительно и изящно кланяясь. — Маркиз де Мопре — к вашим услугам! Ее Величество королева Екатерина пожелала, чтобы мы познакомились.

Шина сделала реверанс, думая, что перед ней один из самых красивых мужчин, которых она видела. Позже она изменила свое мнение, когда поняла, что он гораздо старше, чем ей казалось, и в его улыбке было нечто отталкивающее, хотя она не могла объяснить, что именно.

— Ее Величество так тепло о вас отзывались, — продолжил он. — Королева сказала, что я должен искать самую прекрасную молодую девушку, поэтому мне было нетрудно узнать вас.

Шина потупила взор. Она инстинктивно не доверяла тем, кто делал явно неискренние комплименты. Хотя она провела при французском дворе уже более двух недель, ей по-прежнему было трудно не краснеть и не смущаться, когда она становилась предметом постоянного восхищения, выражаемого в приподнятой, изысканной манере, что считалось модным среди придворных кавалеров.

— Ее Величество очень добры, — прошептала Шина.

— Даже более того, — ответил маркиз. — Она от всего сердца заботится о вашем благополучии, сударыня.

Шина удивилась. Она была несказанно благодарна королеве за великолепные платья, которые та ей подарила. Но тем не менее она с трудом представляла себе, почему королева Екатерина относится с таким добрым расположением к ней. Может быть, для того, чтобы выразить свои симпатии к молодой королеве Шотландии? Что ж, вполне возможно.

С некоторым смущением она слушала, как маркиз продолжал:

— Ее Величество королева права. Нам и впрямь посчастливилось, что вы решили посетить Францию и приехали сюда из далекой северной страны. Однако для меня вы скорее похожи на солнечный свет и тепло наших южных берегов, чем на резкий холод севера.

— Многие люди обычно несправедливы к моей родной Шотландии, — быстро ответила Шина, защищая свою любимую страну. — Зимой там действительно очень холодно, но летом тепло и солнечно. Я с раннего детства купалась в Северном море.

— Жаль, что я этого не видел, — прошептал маркиз. — Вы, должно быть, похожи на прекрасную Афродиту, появляющуюся из морских волн.

Шина нетерпеливо отвернулась. Подобные комплименты стали надоедать ей. Она знала, что придворные дамы наслаждались похвалой в их адрес и важничали, как сказала бы ее старая няня, словно «у них с собой целый горшок масла».

Но временами Шине казалось, что все это лицемерие заставит ее вскрикнуть, протестуя против присутствия напудренных женоподобных молодых людей, которые только и делали, что слагали стихи о чувствах, которых, она была уверена, не могли испытать.

— Прошу прощения, сударь, но у меня много дел. С вашего позволения…

Он прервал ее.

— Нет, нет, не уходите, — умоляюще попросил он. — Я должен с вами поговорить. Это крайне важно.

Его голос, без сомнения, звучал искренне, поэтому Шина позволила маркизу проводить ее к дивану, который находился возле окна, выходившего в английский парк.

— Как я уже сказал, Ее Величество королева так тепло о вас отзывалась, что мне кажется, что вы не можете не ответить взаимностью, — сказал он.

Шина мельком взглянула на него, а затем посмотрела в парк. Она достаточно долго прожила при дворе, чтобы понять: под льстивой вежливостью комплиментов и учтивостью порой скрывалась жестокое и коварное соперничество.

Тот, кто преданно служил королеве, фанатично ненавидел прекрасную герцогиню де Валентинуа, которая, совершенно очевидно, всецело держала короля в своих руках.

Возможно, она действительно на семнадцать лет старше Генриха. Возможно, ей было уже далеко за пятьдесят. Но, вне всякого сомнения, она оставалась самой красивой женщиной Франции, как, впрочем, и самой могущественной.

Шина, готовая осудить се незаконную связь с королем по той причине, что сама была воспитана в строгих пуританских устоях, и потому, что в доме ее отца и их друзей главенствовала добродетель, все же не могла не восхищаться герцогиней за удивительную манеру, с которой она обходилась со всеми окружающими, включая короля.

Все без исключения в ее части дворца, все, что относилось к государству и управлению людьми, с которыми она общалась, проходило удивительно спокойно и с неизменным успехом. Было бы глупо со стороны Шины не заметить, что государственные деятели и политики после аудиенции у герцогини были готовы продолжать служить королю с искренней преданностью и совершенной уверенностью в том, что проводимая им политика была правильной и справедливой.

— Она великая женщина, — сказал однажды кардинал одному старому и уважаемому придворному с длинной бородой.

— Гораздо больше, — еле слышно ответил тот. — Она великая королева.

Кардинал не возразил ему, а лишь улыбнулся, и Шина, стоявшая рядом и подслушавшая их разговор, ушла озадаченной и сбитой с толку.

Как церковь могла признать такое не правильное и незаконное дело, как отношения герцогини с королем? Но чем дольше она жила во дворце, тем больше понимала, в какое , безнадежное положение королева сама себя поставила. Она редко выходила из своих покоев; когда же это случалось, контраст между ее неряшливым видом и элегантностью и свежестью любовницы короля был просто ошеломительным.

Что касается общения с другими людьми, то у королевы энтузиазм вызывали лишь предсказания и пророчества ее астрологов и некромантов.

Шина узнала, что каждое утро на рассвете герцогиня совершала верховые прогулки; что она ежедневно купалась в холодной воде и ела очень мало, несмотря на то что королевский стол ломился от изобилия богатых блюд.

Королева, напротив, вела малоподвижный образ жизни.

Она неизменно полнела, и ее кожа была очень желтой. Кроме того, Екатерина очень много ела, и зачастую беспристрастному наблюдателю становилось очевидно, что ей непременно нужно принять ванну.

— Тем не менее она его законная супруга, — не раз говорила себе Шина, пытаясь убедить себя, что ее симпатии должны быть на стороне королевы.

— Вы слишком молоды, чтобы противостоять дворцовым интригам, — шептал ей на ухо маркиз, и, вздрогнув, девушка вернулась снова на землю, чтобы послушать, что он говорит.

— Меня не заботит дворец и его интриги, — резко ответила Шина. — Я здесь, чтобы служить Марии Стюарт, королеве Шотландии, моей славной королеве, и, откровенно говоря, меня больше ничего не интересует.

— Но ваша королева станет и нашей королевой, — учтиво возразил маркиз. — Поэтому вы не можете не осознавать опасностей и трудностей, которые ждут ее в будущем.

Он осмотрелся, словно удостоверяясь, что никто не подслушивает.

— Что эта ведьма наговорила вам? — спросил он шепотом.

Шина открыла глаза от удивления.

— Не понимаю, о ком вы.

— Уверен. Разве вам его не жаль? Молодой мужчина попался в паутину очень старого, но очень коварного паука, вернее, паучихи.

— По-моему, король способен о себе позаботиться, — холодно ответила Шина.

— Напротив, — возразил маркиз. — Мужчина, как воск, в руках женщины, и у короля нет шансов. Она заманила его в ловушку, когда король был еще истинным младенцем. Когда он стал маленьким мальчиком, она сопровождала его в том роковом путешествии в Испанию, куда короля и его брата отправили в качестве заложников, где с ними ужасно обращались. Одному Богу известно, на какие уловки она пошла, чтобы он ее запомнил. Но вернувшись, король шел рядом с ней и больше не оставлял ее.

Шина промолчала. Она спрашивала себя, с какой целью маркиз рассказывал ей все это, большую часть чего она уже знала.

— Разве вы не понимаете, — продолжил маркиз немного громче, — что его необходимо спасти — спасти на благо Франции.

— Но какое отношение это имеет ко мне? — удивилась Шина.

— Возможно, вам удастся то, что не удалось нам, — ответил маркиз. — Поговорите с ним. Пусть он поймет, что в мире есть и другие женщины, помимо герцогини. Вы молоды, веселы, вы как сама весна. Принесите немного света в его жизнь — молодого, танцующего света — и затмите последний луч старого солнца, которое уже давно должно было зайти.

Шина посмотрела на него с внезапным отвращением.

— Полагаю, сударь, — холодно сказала она, — что будет гораздо лучше, если я займусь лишь моими прямыми обязанностями.

Она встала, держа себя гордо и прямо, понимая, что ее собеседник гораздо выше ее и что ее голос немного дрожит от волнения. Маркиз тоже встал.

— Королева будет огорчена, — сказал он. — Думаю, она надеялась на ваше сочувствие и понимание той невыносимой ситуации, в которой она находится. Она очень одинока, у нее так мало друзей.

Шину неожиданно тронули эти слова. Она всегда сильно переживала при мысли о том, что кто-то несчастен и одинок.

— Уверяю вас, сударь, — быстро ответила она, — что я крайне признательна Ее Величеству за великую доброту ко мне, за превосходные платья, которые она мне подарила, и за се приглашение стать ее гостьей. Мне бы не хотелось, чтобы она считала меня неблагодарной.

— Лишь этого она и просит от вас, — сказал маркиз. — Немного благодарности и, возможно, дружелюбия. Смею ли я передать Ее Величеству, что вы придете к ней сегодня в половине четвертого?

— Я приложу к этому все усилия, — ответила Шина. — Если только моя королева не потребует моего присутствия.

— Я уверен, что Ее Величество королева Екатерина может рассчитывать на вас, — сказал маркиз.

Он замолчал. Шина сделала реверанс и отошла в сторону. Когда она обернулась, то еще смогла рассмотреть его лицо, и у нее возникло чувство, что маркиза удовлетворил разговор с ней. Она ожидала, что он будет расстроен и раздражен ее бескомпромиссным отношением.

Что же все это значило? Почему он решил поговорить с ней? И почему так настаивал, чтобы она перешла на сторону королевы в этом поединке между двумя главнейшими жен' шинами в стране?

Это все настолько смешно, думала Шина. Что она могла сделать как для одной, так и для другой женщины? Она не хотела принимать ничью сторону. Несмотря на это, ей никак не удавалось избавиться от мысли о том, что королева во многом виновата сама. Все-таки это ее вина, что король ушел — следует это признать — к красивой и умной герцогине.

Шина думала то же самое, когда немного позже отправилась в покои королевы. Там, где распоряжалась герцогиня, пахло свежестью, окна были открыты, а в огромных вазах благоухали цветы. В той части дворца, где жила королева, не хватало воздуха, было всегда неуютно и грязно, а также пахло ладаном и другими резкими ароматами, которые наводили на Шину тревогу. Цветов здесь не было, вместо них бросалось в глаза огромное количество зажженных свечей, освещавших королевские апартаменты даже днем.

Королева Екатерина носила огромное количество драгоценностей, но подбирались они настолько не правильно, без всякого вкуса, что ими было трудно любоваться, поскольку они совершенно не гармонировали друг с другом. Ее платье также украшали великолепные драгоценные камни, и оно выглядело слишком вычурным по сравнению с классической красотой платьев герцогини, белых с черной отделкой, которые были не только изысканно сшиты, но и не имели ни единого пятнышка.

Королева вместе со своей любимой фрейлиной сидела возле большого камина, от которого в комнате было невыносимо жарко. Шина сделала низкий реверанс, и королева протянула руку и положила ее на плечо Шины.

— Я рада видеть вас, мое дитя. Маркиз сказал, что не уверен, придете ли вы, но я надеялась, что вам все-таки удастся ненадолго покинуть вашу госпожу, чтобы мы могли поближе познакомиться.

— Ваше величество очень любезны, — ответила Шина, стараясь не думать о том, что рука королевы слишком тяжела для ее возраста и что причина жировых складок чуть ниже подбородка — огромная ваза с конфетами, которая постоянно стояла возле нее. Почти год назад Екатерина родила десятого ребенка, и ее фигура сделалась неуклюжей и бесформенной от частых беременностей.

— Садитесь, мистрисс Маккрэгган, — величественным тоном сказала королева. — Я хочу поговорить с вами.

Волнуясь, Шина села на низкий стул.

— Маркиз рассказал мне о том, что вы про меня говорили, — продолжила королева. — Я глубоко тронута тем, что гостья из далеких краев так ясно понимает все мои мучения в этом дворце, который мало чем отличается от тюрьмы.

Шина выглядела изумленной. Маркиз, предположила она, видимо, сильно приукрасил ее слова и придумал остальное.

Королева сомкнула руки.

— Ах, госпожа Маккрэгган, я так несчастна, так унижена. Если бы не моя близкая, преданная подруга, — она показала на фрейлину, — я бы уже давно ушла из этой юдоли Скорби.

— Нет, Ваше Величество. Не говорите так, — возразила Шина. — Вам есть ради чего жить.

— Ради чего? — спросила королева. — Ради детей? Герцогиня де Валентинуа сама выбирает им нянек и гувернеров; она приказывает королевским поварам готовить им только ту еду, которую считает подходящей для них. Мне не позволено ни во что вмешиваться. Как только у меня рождается ребенок, герцогиня берет на себя заботу над ним; по сути дела, он становится ее ребенком.

Королева говорила с такой горечью, что Шина не могла не чувствовать сострадание к этой несчастной женщине. Под влиянием момента она порывисто протянула ей руку.

— Ваше Величество! Мы все помогли бы вам, если бы знали, как это сделать.

— Это настоящее колдовство! — продолжила королева, переходя на тихий, свистящий шепот. — Колдовство! Она стара, но дьявол сделал ее молодой. Где ее морщины? Где полнота, где седые волосы? Лишь колдовство способно не подпускать возраст и то, что сам дьявол владеет ее душой.

Шина глубоко вздохнула. Она не верила в подобные вещи.

Разумеется, все это абсурдно, но тем не менее трудно не чувствовать, что в словах королевы что-то было.

— Иногда, — продолжила королева, — мне казалось, что король тянется ко мне, как ребенок, который боится темноты. Но каждый раз, прежде чем я произнесу хотя бы слово, прежде чем ему, пусть на несколько секунд, удается освободиться от ее колдовских чар, она притягивает его обратно.

Он уходит, а я остаюсь наедине со своим страхом и страданием.

Шина не знала, что ответить. Она даже не ожидала, что королева откроется ей, и понимала, что любые слова утешения будут либо недостаточными, либо неуместными. Королева тяжело вздохнула.

— Я стараюсь не говорить о моем несчастье, — сказала она. — Я должна нести свое тяжкое бремя и не перекладывать его на плечи других. Но вы? Будете ли вы относиться ко мне с добротой?

— Разумеется, Ваше Величество, — понимающе ответила Шина. — И если я смогу помочь, то сделаю это.

— Правда?

Глаза королевы неожиданно повеселели. В них появилась нотка воодушевления.

— Да, разумеется, — повторила Шина и в следующее же мгновение неосознанно пожалела, что дала это опрометчивое обещание.

— Я запомню ваши слова. Отныне вы моя подруга, моя верная, добрая подруга.

Королева протянула руку, и Шина, поняв, что от нее ожидалось, пала на одно колено и поцеловала ее.

В этот момент дверь распахнулась, и лакей объявил:

— Его Величество король, Ваше Величество!

Королева порывисто встала.

— О сир, вы пришли! — воскликнула она.

Король быстро вошел в комнату. Его лицо, заметила Шина, как обычно, выражало мрачность и угрюмость. Он редко выглядел иначе, если только с ним не было герцогини.

Трудно поверить, что ему всего тридцать восемь лет, — Итак, в чем дело? — резко спросил он.

Король стоял в центре комнаты и смотрел на свою венценосную супругу таким взглядом, в котором, показалось Шине, было что-то враждебное.

— Вы послали за мной. Я понял, это очень важно.

— Так и есть, — ответила королева. — Но сначала, почему бы вам не поприветствовать мистрисс Шину Маккрэгган?

Похоже, что король только сейчас заметил Шину.

— Ax, действительно! Наша гостья из далекой Шотландии, — воскликнул он. — Надеюсь, сударыня, вам здесь нравится.

— Я рада любой возможности служить моей королеве, .сир, — ответила Шина.

— Наша кузина и будущая невестка Мария Стюарт — прелестный и очаровательный ребенок, и мы все нежно любим ее. Не так ли, Ваше Величество? — спросил он, поворачиваясь к супруге.

Королева коротким кивком выразила согласие.

— Мария Стюарт навсегда покорила наши сердца, — улыбнулась она. — Особенно ваше, сир. В девушках из Шотландии есть нечто привлекательное, что притягивает всех мужчин, как магнит. Взгляните на мистрисс Маккрэгган, сир! Я только что говорила ей, что с такой великолепной кожей, чистой, словно горный ручей, и волосами, которые, кажется, пленили солнечные лучи, она должна быть осторожна с кавалерами вашего двора.

Шина изумленно посмотрела на королеву. Ее Величество не говорила ничего подобного, и она не представляла себе, зачем королеве выдумывать подобную ложь. Она снова перевела взгляд на короля и заметила, что он смотрит на нее с легкой улыбкой.

— Она прекрасна, не правда ли? — спросила королева.

Поскольку король не ответил, она повернулась к Шине и добавила, словно объясняя:

— Его Величество сразу замечает красоту. Многие наши придворные художники просят его выбрать для них модель, вместо того чтобы доверять своим собственным вкусам.

Шина потупила взор, чтобы королева не видела выражения се глаз. Она прекрасно понимала, что, когда бы король ни заказывал картину, скульптуру или эмали, моделью всегда служила одна женщина — герцогиня де Валентинуа.

— Мы должны приложить все усилия, чтобы госпожа Маккрэгган осталась довольна. Она проделала такой долгий путь, чтобы погостить у нас, — продолжила королева. — Возможно, Ваше Величество потанцует с ней на одном из балов?

Посмотрите, какие у нее изящные маленькие ножки. Она будет порхать, как перышко.

— Мы подумаем, мы подумаем, — чуть рассеянно ответил король. — А теперь, моя дорогая, я был бы признателен, если бы вы сообщили мне причину, по которой я здесь. На площадке для игр меня ждут три человека.

— Да, да, разумеется, — сказала королева, Она взглянула на фрейлину, та подала знак, который Шина поняла как необходимость покинуть царственную семью, и они обе сделали низкий реверанс, после чего попятились к двери.

— Как она молода! Как привлекательна! — услышала Шина вздохи королевы, когда за ними закрывали дверь.

Фрейлина мрачно посмотрела на Шину.

— Вы можете идти, — сказала она и тут же отвернулась.

Шина поспешила по длинному коридору, словно счастливый школьник, которого отпустили домой. Лишь когда она дошла до другого конца дворца, то поняла, что напрасно так торопилась, потому что ее щеки раскраснелись от быстрой ходьбы.

Она завернула за угол и увидела приближающуюся к ней группу людей. В центре шли Мария Стюарт и юный дофин.

Молодая королева рассказывала что-то веселым, радостным голосом, что вызывало довольный смех у дюжины подростков-дворян того же возраста, которые сопровождали их. Позади них шли герцогиня де Валентинуа и герцог де Сальвуар.

— Шина, мы повсюду ищем вас! — воскликнула Мария Стюарт. — Где вы пропадали?

— Прошу прощения, Ваше Величество. Я просто не знала, что была вам нужна, — ответила Шина, почтительно делая реверанс.

— Разумеется, нужны, — заявила Мария Стюарт. — Я не знала, где вы. Я даже решила, что вас похитили.

— Со мной все в порядке, уверяю вас, — улыбнулась Шина.

— Тогда пойдемте с нами, — приказала Мария Стюарт. — Мы собираемся посмотреть на нового жонглера, который совсем недавно прибыл к нам из прекрасной Италии. Говорят, он бесподобен и может одновременно держать в воздухе целых двадцать шаров.

Смеясь и споря, возможно ли это, молодая компания поспешила дальше. Когда они дошли до узкой лестницы, ведущей на первый этаж дворца, Шина оказалась в самом конце лестничной площадки и отступила в сторону, чтобы пропустить вперед герцогиню де Валентинуа.

Герцогиня улыбнулась Шине, поблагодарила ее и начала спускаться по лестнице, оживленно беседуя с низкорослым смуглым мужчиной, в котором Шина узнала посла Португалии. Затем, неожиданно почувствовав участившееся сердцебиение, она поняла, что герцог стоит рядом и пристально смотрит на нее. Его лицо выражало неодобрение.

— Где вы были, сударыня?

Вопрос услышала только Шина. Какое-то мгновение она была напугана, но вскоре ей на помощь пришла ее шотландская гордость. Шина тут же спросила себя, какое ему может быть до этого дело.

— Почему вас это интересует? — спросила она, посмотрев на него дерзким взглядом; ей казалось, что его глаза были еще циничнее обычного, когда он ответил.

— У меня есть на это особые причины.

— У меня тоже особые причины не отвечать вам, — возразила Шина.

— Я не верю, что это было тайное свидание, если вы к этому клоните, — сказал герцог. — Граф Гюстав де Клод, во всяком случае, не имел ни малейшего представления о том, где вы.

Если он хотел вывести Шину из себя, то ему это удалось.

Девушка гордо вскинула голову.

— Какое отношение к этому имеет граф де Клод? — с улыбкой заметила она.

— Думаю, лишь вы можете ответить на этот вопрос, — сказал герцог.

Они спустились еще на несколько ступеней, прежде чем де Сальвуар продолжил.

— Так вы не расскажете мне? — спросил он, — А разве я обязана об этом рассказывать? — вопросом на вопрос ответила Шина.

Совершенно неожиданно герцог де Сальвуар протянул руку. Шина почувствовала его пальцы на своей руке.

— Не делайте опрометчивых поступков, — предупредил он. — То, что вы делаете, — чрезвычайно опасно.

Какое-то время Шина не могла пошевелиться. Затем она нетерпеливо стряхнула его руку.

— Не понимаю, о чем вы, — ответила она. — Я не делаю ничего опасного. Я вообще ничего не делаю. Просто не думаю, что меня следует допрашивать.

— Возможно, я пытаюсь помочь вам, — сказал герцог.

— Сомневаюсь, — ответила Шина. — Не думаю, что вы станете помогать кому-либо без какого-либо скрытого мотива.

Когда Шина говорила, она понимала, что ведет себя грубо, и хотела взять свои слова обратно, потому что они звучали по-детски и в общем-то недостойно ее. Почему, спрашивала она себя, этот человек всегда вынуждает ее прибегать к защите, вынуждает сражаться с ним? Между ними началась война с первого же момента их встречи, и теперь война продолжалась. Шина решительно отбросила прочь все сомнения.

— Оставьте меня, — сердито сказала она. — Я не хочу, чтобы меня втягивали в интриги, ваши или чьи-нибудь еще.

Ей показалось, что на его лице появилось выражение облегчения.

— Хотел бы я быть в этом уверен, — негромко произнес герцог.

— Будьте уверены, — откликнулась Шина. — Я лишь хочу служить моей любимой королеве.

— У вас это получится лучше, — заметил герцог, — если вы не будете принимать чью-либо сторону.

Рассерженная Шина сердито топнула ногой.

— Я вас не понимаю, — воскликнула она. — Почему вы говорите так, словно я и впрямь втянута в какую-то интригу?

— Потому что считаю, что вы не отдаете отчета своим поступкам, — ответил де Сальвуар.

— Я ничего не делаю. Вы можете это понять? Абсолютно ничего! — раздраженно бросила Шина.

— Тогда где вы только что были?

— Не там, где вы могли бы предположить, — поспешно ответила Шина, чувствуя, что герцог ловко поставил ловушку, а она в нее угодила.

— Если вы этого не стыдитесь, тогда скажите мне.

— Я была у Ее Величества королевы, — дерзко бросила она. — Что в этом зазорного?

— Наедине с Ее Величеством королевой?

— Не все время.

— Кто еще там был?

Они почти спустились вниз по ступеням, и Шина взглянула своему собеседнику в глаза, намереваясь оставить вопрос без ответа или подразнить его еще немного. Но, повинуясь власти, которую она в них увидела. Шина решила сказать правду:

— Приходил Его Величество король.

В следующую секунду девушка почувствовала, как герцог насторожился. Она заметила, как де Сальвуар разомкнул губы, словно собираясь что-то сказать, но прежде, чем он смог заговорить, прежде, чем Шина смогла узнать, был ли он удивлен или испытывал другое чувство от того, что она ему сказала, герцогиня де Валентинуа повернулась к нему и прервала их беседу.

— Поторопитесь, Ваша светлость, или у нас не останется времени посмотреть представление, — попросила она. — Король закончит играть в мяч, и я не смогу увидеть чудеса этого нового итальянского жонглера.

Герцог тут же отошел от Шины.

— Я пойду вперед, — с почтением произнес он, — и прослежу, чтобы все было готово.

— Будьте добры, — ответила герцогиня с улыбкой. — Вы же знаете, что я не могу заставлять Его Величество ждать.

Герцог ушел, а герцогиня, по-прежнему улыбаясь, повернулась к Шине.

— Мне кажется, госпожа Маккрэгган, вы не знакомы с сеньором Вермельо, — начала она.

Посол учтиво поклонился. Шина сделала реверанс, и они пошли дальше по коридору. Герцог тем временем уже исчез из виду.

В то время как все аплодировали, смеялись и благодарили жонглера за выступление, Шина не могла ни на чем сосредоточиться, кроме своих мыслей. Что же все-таки имел в виду герцог де Сальвуар? В чем заключалась опасность, о которой он говорил? Почему он спросил ее, кто еще был у королевы? Или он подозревал, что она лжет, или был кто-то еще, кого, по мнению герцога, она могла там встретить?

Все было так неясно, что она обрадовалась, когда граф Гюстав де Клод сел рядом с ней.

Они уже давно уладили все разногласия того первого утра, когда Шина пошла в парк, чтобы поговорить с ним, и убежала, испугавшись его страстных признаний в любви.

Теперь она понимала, как глупо себя вела, во-первых, приняв предложение, которое было сделано достаточно беспечно, с расчетом на ее отказ, а во-вторых, испугавшись слов искреннего мужского восхищения ее красотой.

Теперь она знала, что каждая женщина во дворце ожидала, что мужчина займется с ней любовью, останься они наедине хотя бы на несколько минут — и даже, если они не были наедине. Любовь, во всех смыслах этого слова, являлась главным предметом разговоров при французском дворе, и Шине иногда хотелось, чтобы на них всех подул сильный, пронизывающий ветер с Северного моря, который бы заставил их задуматься о чем-нибудь менее эмоциональном.

— Вы выглядите серьезной, — начал граф. — Вас что-то беспокоит?

— Ничего, — ответила Шина. — И пожалуйста, граф, не задавайте мне никаких вопросов. Я от них устала. Я хочу поскорее забраться в свою норку, в надежде, что меня никто не заметит.

— Это невозможно, — возразил Гюстав де Клод, и Шина предупреждающе подняла руку.

— Не говорите ничего! Вы мне обещали. Никаких комплиментов.

— Какая же вы странная девушка, — продолжил граф. — Я не знаю ни одной женщины, молодой или старой, которая бы не хотела слышать, что она чудесная, привлекательная, желанная, особенно если все три качества у нее в избытке.

— С вас штраф! — радостно воскликнула Шина. — Вы нарушили наше соглашение.

Граф засмеялся и достал из кошелька золотую монету.

— Вот, держите, — сказал он. — Штраф того стоит.

Шина взяла монету. После того как Гюстав де Клод извинился за свое поведение в парке, они заключили соглашение, по которому за каждый комплимент граф обязан платить штраф, и эти деньги пойдут «Маленьким Сестричкам Бедных», которые трудились в беднейших районах Парижа.

Шина уже смогла отправить им значительную сумму; теперь, взяв монету, она спросила немного сомневающимся тоном:

— Вы ведь можете себе это позволить?

— Уверяю вас, я очень богат и подходящий жених.

— Тогда почему вы холосты?

— Потому что до настоящего момента не встречал такую женщину, которая бы по-настоящему покорила мое сердце, — ответил он.

Шина снова погрозила ему пальцем, понимая, что он влюбляется в нее.

«Это всего лишь потому, что я держу его на расстоянии», — сказала она себе.

Но в то же время ей не мог не нравиться, и даже немного больше, этот веселый энергичный молодой кавалер, происходивший из очень знатной и уважаемой семьи, и который, как она убедилась, под модной искусственностью времени оставался добрым, понимающим и необыкновенно тактичным человеком.

— Хорошо, не буду вас больше дразнить, — сказал он. — Но вы выглядели такой серьезной, что я забеспокоился. Поэтому я и сел рядом с вами. Я могу что-нибудь для вас сделать?

Это так на него похоже, подумала Шина, предлагать свои услуги. Она повернулась к нему и тепло улыбнулась, но в это время заметила, что на нее пристально смотрит герцог. Ее бросило в дрожь, словно она, как говорится, увидела привидение.

— В чем дело? — спросил Гюстав де Клод. — Позвольте вам помочь.

— Не знаю. Я не могу выразить это словами, — ответила Шина. — Всего лишь инстинктивное опасение. Что-то происходит, но я не понимаю, что именно.

— Расскажите мне, — настаивал он.

— Собственно, нечего рассказывать. Когда…

Граф прервал ее:

— Обещайте, что позволите мне помочь вам, обещайте.

— Я обещаю, — ответила Шина. — Я знаю, что могу доверять вам.

— Вы в самом деле так думаете?

Он радостно повернулся к ней.

— Шина, я должен сказать это. Позвольте мне сказать это прямо сейчас. Позвольте мне сказать, что бы это мне ни стоило. Я люблю вас! Я люблю вас всем сердцем. Вы выйдете за меня замуж?

Она покачала головой и краем глаза заметила, что герцог по-прежнему смотрит не нее.

— Опасность! Опасность!

Шина все еще слышала, как он говорит эти слова, и неожиданно почувствовала, что ею овладела паника, потому что она ничего не понимала.

Глава 6

В дверь тихонько и достаточно деликатно постучали. Мэгги пошла открывать. Шина услышала, как она что-то пробормотала и снова закрыла дверь.

— Это курьер, — пояснила она шепотом.

Шина оторвалась от письма.

— Я почти закончила, — с сомнением произнесла она, покусывая кончик пера; ее мысли были полны нерешительности и тревоги.

Что же ей написать отцу? Ей сообщили, что этой ночью в Шотландию тайно отправляется курьер и что все письма, посланные с ним, будут непременно доставлены, и их не вскроют, как поступали со всеми остальными письмами, которые покидают стены дворца.

Если бы Шина не подозревала о присутствии шпионов, Мэгги бы скоро ее просветила.

— Есть те, которые шпионят для королевы, — сказала как-то она. — А есть и те, которые шпионят для герцогини.

Есть шпионы церкви и шпионы государства. Кроме них, есть много людей, которые, как я понимаю, шпионят для себя.

Голос Мэгги был наполнен презрением, потому что, как и все приличные, законопослушные люди, она резко осуждала тех, которые плели интриги или не изъяснялись прямолинейно.

Шину беспокоило, что бы сказала Мэгги, если бы узнала, какие указания дал ей отец, прежде чем она покинула Шотландию. Как казалось легко, в теории, выяснить все, что он хотел. И каким абсолютно невозможным заданием это оказалось на практике.

Ее первые письма вскрывали. В них не было ничего, что могло быть истолковано как критика французского двора; не было даже и намека на то, что она приняла чью-то сторону.

Теперь же, в этом письме, она написала ему о многих из этих трудностей. Но даже своему отцу она не могла открыть всей правды. Разве может она ранить его, написав: Наша юная королева почти забыла Шотландию, и ее мало интересует то, что там происходит ?

Вероятно, из-за того, что Шина очень хотела скрыть от отца прежде всего это, она оказалась более многословной, чем следовало, по поводу других придворных.

Герцог де Сальвуар, писала она, всегда сопровождает герцогиню де Валентинуа. Он грубый, циничный и жестокий человек, которому нравится, когда его боятся. Я думаю, он был бы абсолютно безжалостным врагом.

О герцоге Шина больше ничего писать не стала. Зато она описала доброту королевы, которая подарила ей столько красивых нарядов, и продолжила:

Королева спокойна и ненавязчива, она похожа, как выразился один придворный, на «голодную кошку». Однако я считаю, что они все недооценивают ее. Мне она представляется скорее спящей пантерой, которая однажды может проснуться.

Шина прочитала написанное и не смогла понять, почему она так написала. Она действительно так думала о королеве?

Слова, казалось, слетали с пера помимо ее воли.

Спящая пантера! Почему она так подумала? Она вспомнила ясные любопытные глаза, которые тускнели, когда королева специально отступала на второй план и позволяла герцогине быть впереди нее даже на торжественных приемах, Но иногда Шина замечала, как королева сжимала губы, как ее толстая короткая шея наливалась кровью и как ей приходило на ум, что королева не так щедра и добросердечна, как ей казалось.

Что еще ей написать? Как еще удержать отца от осознания того, что она так мало написала о Марии Стюарт?

Маркиз де Мопре очень любезен, продолжила девушка. Он всецело поддерживает королеву, но мне кажется, что он не может не нравиться всем без исключения. Маркиз — приятный, обаятельный и прекрасный кавалер на балу.

В дверь снова постучали.

— Курьер торопится, — пояснила Мэгги.

Шина наскоро закончила письмо. У нее было ощущение, что отец разозлится, прочитав столько пустяков и деталей и ни одного факта, которые надеялся узнать. Но что она еще могла сделать?

Шина вдруг поняла, что всегда боялась отца. Он не проявлял к ней любви с тех самых пор, как умерла ее мать, и всегда был слишком занят государственными делами, чтобы проводить больше времени дома. Он привык повелевать и приказал ей поехать во Францию и выяснить все, что можно, о намерениях короля в отношении Шотландии и по поводу возведения Марии Стюарт на английский престол.

Какая же это была невыполнимая задача! И как она, юная девушка, могла справиться с ней? Шина печально улыбнулась, когда свернула письмо, запечатала его перстнем с гербом Маккрэгганов и, прижав его к сердцу, вслух произнесла:

— Как бы я хотела поехать с этим письмом. Наше истинное место — Шотландия, Мэгги.

— Это точно, — полностью согласилась Мэгги. — Мы похожи на два стебелька алого вереска: пытаемся расти на чужой земле, а она никак не может нас вскормить.

— Они все здесь добры, очень добры, — продолжила Шина. — Но мне так не хватает наших гор, ручьев, бегущих в море, тумана по утрам и ночной тишины.

— Вы правы, сударыня, — согласилась Мэгги, и ее голос вдруг сделался хриплым от нахлынувших на нее чувств. — Дворцы не для нас.

Вспомнив, что курьер по-прежнему томится ожиданием, Шина поспешила к двери и открыла ее. Снаружи стоял не — «высокий щуплый мужчина с глубокими морщинами от носа до рта. Его маленькие, как бусинки, глаза смотрели на нее из паутины морщин.

Шину поразило то, что она увидела. Она толком не знала, что ожидала увидеть, но по крайней мере не представляла себе, что курьер окажется таким старым.

— Вы собираетесь в Шотландию, сударь? — спросила она по-французски.

— Oui, Ma'mselle, я отправляюсь сегодня.

— Но… но почему? — спросила Шина.

Курьер угрюмо взглянул на нее.

— Это не должно вызывать у вас никаких беспокойств, — ответил он. — Письмо, видимо, готово? Моя услуга обойдется вам в один луидор.

Мэгги уже держала деньги наготове. Шина взяла их у нее и отдала курьеру до того, как передать ему письмо. У нее возникло странное нежелание расставаться с написанным.

Затем, понимая, что ее чувство совершенно абсурдно, Шина протянула курьеру письмо, и тот спрятал его в складках своего камзола.

Не сказав ни слова, он повернулся на каблуках и пошел по коридору. Шина заметила, что его ноги были слегка кривыми, словно он большую часть жизни провел в седле.

— Кто он? — спросила Шина, когда вернулась в комнату и закрыла дверь. — Что ты знаешь о нем?

— Говорят, ему можно доверять, — ответила Мэгги.

— Надеюсь, — резко сказала Шина. — Мне бы очень не хотелось, чтобы это письмо попало в чьи-то руки.

Мэгги не ответила, и Шина знала, что они обе думали об одном и том же. В чужой стране трудно разобраться, кому можно доверять, а кому нет.

Словно боясь говорить дальше, Шина подошла к начищенному до блеска зеркалу и посмотрела в него на себя. На ней было еще одно платье, которое подарила ей королева, из голубого атласа, отделанное серебристыми лентами. В нем она выглядела очень молодой, и ее кожа казалась на удивление прозрачной.

Какое-то мгновение она рассматривала свое отражение. Но вместо себя Шина видела лицо отца, раздраженное и сердитое, с нахмуренными бровями. Она представила, как он пытается прочитать между строк ее послание и найти ответы на вопросы, которыми соратники и старейшины наверняка его закидали, узнав, что он получил известие из Франции.

» Я подвожу его «, — в ужасе подумала Шина и под влиянием момента повернулась к двери.

— Куда вы? — спросила Мэгги.

— Я попытаюсь встретиться и поговорить с Его Величеством королем, — ответила Шина. — Мне давно следовало это сделать.

Она выскочила в коридор, зная, что в это время короля скорее всего можно найти в одном из больших залов, где он принимал послов и французских вельмож. Там с ним не переговорить, думала Шина, но позже он непременно отправится на площадку для игр, и тогда появится возможность перехватить его. Но и в этом случае, и Шина это понимала, будет очень трудно, если не невозможно, остаться с ним наедине.

— Куда вы направляетесь с таким гордым и пренебрежительным видом? — услышала она голос сзади и, обернувшись, увидела, что, погруженная в свои мысли, она прошла мимо маркиза де Мопре, который спускался в коридор по другой лестнице.

—  — Мне… мне интересно, где… где все.

Маркиз улыбнулся. Он выглядел, как ей казалось, еще красивее, еще добродушнее, чем обычно, в белом бархатном камзоле с косыми вставками из алого атласа, украшенным бриллиантами и рубинами.

— Полагаю, вы найдете» всех «, как вы выразились, в парке, — ответил маркиз. — Король играет в мяч через полчаса, а ваша королева также вызвала дофина на игру.

— Я обязательно должна это посмотреть! — воскликнула Шина.

— Не переживайте, — улыбнулся маркиз. — По-моему, лишь я заметил ваше отсутствие.

Шина печально засмеялась.

— Не похоже на комплимент, — пожаловалась она.

Шина кокетничала, поскольку со дня прибытия во Францию успела понять, что женщинам полагалось флиртовать, а не разговаривать. Она взглянула на маркиза из-под ресниц, не осознавая, что делает.

Он наклонился к ней.

— Вы обворожительны, — шепотом произнес маркиз.

— Убеждена, вы говорите это каждой женщине, — механически ответила Шина, размышляя, почему ее сердце не трепетало, ведь маркиз был неотразим.

— Я говорю правду, — возразил он. — Но, увы, не могу надеяться стать единственным мужчиной, который восхищается вами. Есть кто-то, кто всегда восхваляет вас, от чего я ревную, как никогда ранее.

— Не верю ни единому вашему слову, — ответила Шина, но все равно ее это заинтересовало.

Поначалу ее раздражали неискренние комплименты придворных, но теперь она к ним привыкла и достаточно откровенно призналась самой себе, что довольно забавно, когда тебе льстит такой красивый мужчина. Кроме того, невозможно остаться равнодушной, когда говорят, что ты привлекательна, не один раз, а по сто раз на дню. Говорят это глаза французов, которые научены смотреть на женщину так, словно действительно видят в ней единственную на всем белом свете прекрасную и желанную женщину.

Как часто она видела, что ее отец бросал на нее сердитый взгляд, когда она входила в комнату? Как часто она замечала, что он и его друзья прекращали разговор или меняли тему из-за ее присутствия? Что касается комплиментов — они были слишком озабочены национальными проблемами и военной стратегией, чтобы у них оставалось время на такую фривольность, как комплименты.

— Разве вам не любопытно?

Шина поняла, что маркиз смотрит на ее рот таким взглядом, который ясно сказал ей, о чем он думал, поэтому она инстинктивно шагнула в сторону от него и быстро спросила:

— Любопытно что?

— Кто этот человек, который восхищается вами больше, чем я, и который в ваше отсутствие делает вам столько галантных комплиментов, что ваши щечки и ушки пылают по дюжине раз в день.

— Не представляю, кто это может быть, — ответила Шина. — Мало людей знакомы со мной достаточно хорошо, чтобы даже заговорить обо мне.

— Тогда позвольте мне открыть вам эту тайну, — сказал маркиз.

Он протянул к Шине руки и прижал ее к себе. Затем он прошептал ей в самое ухо:

— Это король!

Шина взглянула на него скептическим взором и от осознанной ею неопределенности искренне рассмеялась.

— Теперь я знаю, что вы дразните меня, — сказала она. — Король едва ли обратил на меня внимание за все это время.

— Это вы так думаете, — возразил маркиз. — Его Величество король очень застенчив. Вы не представляете, насколько он сдержан с самого детства, когда его бросили в испанскую тюрьму и надсмотрщики так грубо с ним обращались.

— Я слышала, в каком ужасном состоянии он находился, — призналась Шина.

— Поэтому он не может открыто выразить своих чувств, — продолжил маркиз, — за исключением тех случаев, когда он остается наедине со своими старыми друзьями, к которым я себя отношу. С женщинами он неразговорчив и замкнут.

— По-моему, король замечает лишь одну женщину, — сказала Шина.

— Вы имеете в виду герцогиню де Валентинуа? — спросил маркиз. — Она стара. Разве вы не знали, что ей было уже восемнадцать лет, когда король только появился на свет? Хотя он и любил ее многие годы, теперь она стала лишь привычкой. Она делает все для его комфорта. Какой мужчина не оценит этого? Но его сердце свободно. Мне это уже давно известно.

— Не думаю, что подобные вещи должны касаться меня, — ответила Шина.

— Вас не касается, — мягко спросил маркиз, — что первый человек во всем цивилизованном мире у ваших ног? Он любит вас, Шина! Он любит вас!

В том, как он это сказал, в его голосе было что-то пугающее.

— Вы лжете! — воскликнула Шина, поворачиваясь к нему с внезапной вспышкой гнева в глазах, от чего маркиз попятился назад, прежде чем понял это. — Вы лжете! — повторила она. — Но даже если бы это была правда, я не желаю ее слушать. Король женат, женат на королеве Екатерине, и я презираю любого мужчину, кем бы он ни был, который ушел от своей супруги, соединенной с ним церковью и государством, к другой женщине.

Шина чуть ли не выкрикнула эти слова, и прежде чем маркиз успел ответить, прежде чем он смог прийти в себя от изумления ее выпадом, она повернулась и направилась дальше по коридору, распрямив свои хрупкие плечики и высоко подняв голову.

Маркиз даже не попытался последовать за ней. Он проводил ее взглядом, пока она не скрылась из виду, и когда выражение крайнего удивления медленно ушло с его лица, он улыбнулся, но не приветливой улыбкой, а той, которая дала бы повод Шине, заметь она ее, серьезно задуматься, Шина была вне себя от гнева. Она закрывала глаза на многие крайности во дворце, на откровенную безнравственность придворных и королевских фрейлин, она даже не слушала бесчисленные истории Мэгги, которыми та ее потчевала. Но она никогда не предполагала, что сама окажется замешанной в такой жалкой интрижке, Даже если это всего лишь безумная выдумка, родившаяся в голове маркиза, подумала Шина, все равно возмутительно, что он посмел рассказать ей об этом. В девушке проснулась ее шотландская гордость, и она гневно сказала себе, что не позволит втянуть себя в грязные интриги или непристойные любовные утехи.

Но если допустить, что все это правда, то маркиз все равно не имел права рассказывать ей об этом. Если это правда! Вопрос заставил ее остановиться. Возможно ли, чтобы король был в нее влюблен? Если это действительно так, что она может поделать?

Шина немного постояла, а затем пошла дальше с высоко поднятой головой, как и раньше. Это просто не может быть правдой, говорила она своей неспокойной совести. А если и может, то единственный выход — не обращать никакого внимания. Ей казалось, что сам дьявол шептал ей на ухо:

» Если это правда, то как легко тебе будет выяснить все, что хочет узнать твой отец! Как легко, таким образом, ты сможешь оказать услугу родной Шотландии!«

— Нет! Нет!

Не осознавая, что делает, Шина произнесла эти слова вслух. Спустившись по лестнице, Шина вдруг оказалась в компании друзей Марии Стюарт, которая также была там.

Она увидела Шину и протянула руку.

— Пойдемте с нами, Шина, — воскликнула она. — Вы будете судьей. Я знаю, что выиграю — я всегда выигрываю, — но его королевское высочество вынудил меня согласиться на принятие невыгодного положения, Это нечестно, клянусь, совершенно нечестно!

Смеясь и болтая, юная королева в сопровождении своих друзей направилась в парк. Она не заметила, что Шина даже не попыталась ответить ей. Дофин, который выглядел бледнее обычного и явно нуждался скорее в отдыхе, чем в игре, шел рядом с ней, но было очевидно, что ему не хотелось говорить, и он довольствовался веселым, задорным голосом своей невесты.

Они шли к лужайкам, и вдруг Шина почувствовала чью-то руку на своем плече, и голос сказал:

— Ее светлость герцогиня де Валентинуа желает побеседовать с вами, мистрисс Маккрэгган.

— Ее светлость герцогиня?

— Да, в своих покоях. Я искал вас, и ваша горничная сказала, что вы здесь.

— Она хочет видеть меня прямо сейчас? — спросила Шина.

— Да, сударыня, — ответил придворный.

Шина отошла от веселой толпы. Никто не заметил ее ухода, и она пошла тем же путем, каким и пришла сюда, в сопровождении седовласого мужчины, который ее искал.

Шина поняла, что никогда не была в этой части дворца. Апартаменты здесь были просто великолепны. Вместе со своим спутником она прошла через целую анфиладу комнат. Затем ее сопровождающий остановился и постучал в дверь.

— Entrez!1.

Он оставил ее ненадолго одну, затем вернулся, открыл дверь и пригласил войти. Шина оказалась в большой комнате с высокими окнами и балконом, выходившим в парк. Шина увидела огромную кровать под балдахином, искусно задрапированную и увенчанную фризом из искусно выгравированных золотых купидонов.

Словно это вызывало в Шине чувство неловкости, она отвела взор, и герцогиня, в белом платье, украшенном черным и белым жемчугом, подошла к ней. Она улыбнулась, и Шина сделала реверанс, так быстро, как только это было возможно. Она не могла не испытывать враждебность к герцогине, хотя та была настолько прекрасна, что короля было нетрудно простить за связь с ней, которая продолжалась так много лет.

— Ах, мистрисс Маккрэгган — нет, думаю, что все-таки будет лучше называть вас Шиной, если вы, конечно, не возражаете, — начала герцогиня. — Я рада, что вы пришли. Мне давно хочется поговорить с вами.

Она показала рукой на диван у окна, и в это время раздался стук в дверь, противоположную той, в которую вошла Шина. Появилась горничная и что-то сказала герцогине, которая воскликнула:

— О Боже! Я забыла, что просила его зайти сегодня.

Герцогиня де Валентинуа повернулась к Шине:

— Прошу прощения, дорогая, но я должна оставить вас на несколько минут. Королевский ювелир принес ожерелье, он хочет, чтобы я на него взглянула. Это особый подарок короля к моему дню рождения, поэтому я не могу не принять ювелира. Вы бы не могли подождать меня немного?

— Я всецело к вашим услугам, мадам, — холодно ответила Шина.

Герцогиня с утонченным изяществом направилась к двери и вышла из комнаты. Оставшись одна, Шина встала и огляделась. На стенах висели три картины известных художников которые в качестве модели для главных фигур композиции выбрали герцогиню де Валентинуа.

Можно было безошибочно узнать ее в Богине Диане, трудно не разглядеть ее черты в великолепной скульптуре, которая стояла в углу, или же на эмалях, украшавших камин. В любом направлении, куда бы ни посмотрел посетитель, везде он увидел бы красивое лицо, навсегда пленившее сердце короля Франции.

Инстинктивно Шина подняла голову и посмотрела на потолок, ожидая увидеть изображение герцогини среди изящной лепнины. Но вместо этого се взгляду предстали причудливо переплетенные буквы» Г»и «Д», которыми король в знак своей любви украшал каждый дворец, в котором он и его любовница когда-либо бывали.

Монограмма очень умно подобрана, с улыбкой подумала Шина и представила себе, что вряд ли найдется при дворе короля Франции еще одна женщина, которую бы так же нежно любили, как Диану де Пуатье.

И тут, когда Шина продолжала смотреть на потолок, произошло нечто любопытное. Она заметила то, что поначалу казалось ей обычным пятном возле одной из роз, окаймлявших буквы. Она посмотрела в том же направлении снова и решила, что это просто отвалился небольшой кусочек лепнины.

Затем Шиной овладело дурное предчувствие, и она поняла, что видит перед собой глаз! С потолка ее рассматривал человеческий глаз; глаз, который шевелился и, несомненно, принадлежал тому, кто тайком подглядывал за жизнью герцогини де Валентинуа.

Девушка встала и подошла к окну. Разумеется, подумала Шина, ей показалось. Затем, как бы между прочим, не желая выдавать свое открытие, она снова окинула взглядом комнату и потолок. Да, без сомнения, это человеческий глаз.

Чей же он? Кто там прячется? Кто осмелился шпионить за герцогиней?

Шина испытывала чувство омерзения. В ее открытии было что-то ужасное, нечто такое, от чего ей захотелось поскорее выбежать из комнаты. Она стояла в нерешительности, похрустывая от волнения пальцами, когда дверь, через которую она совсем недавно вошла, открылась и на пороге появился король.

— Где герцогиня? — спросил он резким, повелительным тоном, явно приняв Шину за кого-то другого.

— Она… она в соседней комнате, Ваше Величество, — ответила Шина.

Король, словно очнувшись, вспомнил о своих манерах.

Он улыбнулся и продолжил уже совершенно другим тоном:

— Вы Шина Маккрэгган, не так ли? Я вас не сразу узнал, простите меня. Так вы говорите, что герцогиня находится в соседней комнате?

— Да, сир.

— Вы знаете, с кем она?

— Ее светлость упомянула о приходе ювелира, Ваше Величество.

— Ах да. Теперь понятно.

Он быстро подошел к двери и распахнул ее. Шина решила, что она вела в гардеробную комнату герцогини. Послышались чьи-то голоса, затем король также исчез за дверью, оставив Шину снова одну.

«По-моему, король ревнует, — внезапно подумала она. — »

Он, вероятно, ушел с площадки для игр, чтобы найти герцогиню, потому что не любит играть в ее отсутствие «.

Какую все-таки чушь придумал маркиз! Какой суетный мир, везде шпионы, следят даже с потолка!

Ей уйти, спрашивала себя Шина, или остаться? Она по» прежнему пребывала в агонии нерешительности, когда дверь в гардеробную комнату открылась и из нее вышел король.

— Герцогиня скоро будет, — сказал он с ноткой радости в голосе. — Ее светлость обещала, что потом приведет вас на теннисные корты.

— Мне бы не хотелось беспокоить Ее светлость… — на» чала Шина, но король перебил ее властным жестом руки.

— Ее светлость так пожелала, — сказал он. — И кто мы такие, простые смертные, чтобы оспаривать ее приказы.

Король улыбнулся, говоря это, и Шина вдруг набралась храбрости. Пусть тайный соглядатай наверху слушает, если хочет подумала она. Это была ее возможность, и она должна ею воспользоваться.

— Могу ли я поговорить с вами, сир? — начала она так тихо, как только могла, — В чем дело? — слегка раздраженно спросил король.

— Когда я покидала Шотландию, Ваше Величество, — торопливо продолжила Шина, опасаясь, что король перебьет ее, — мой отец сказал мне, что Мария, королева Англии, слаба здоровьем. Она долго не проживет. После ее смерти англичане непременно попытаются посадить на престол ее сестру Елизавету.

— У нее нет на него никакого права, — резко бросил король. — Совершенно никакого права. Французский Королевский Суд постановил, что, как настаивал и сам Генрих, его женитьба на Анне Болейн была союзом, не подкрепленным законными основаниями, поэтому Елизавета — незаконнорожденный ребенок и не может считаться наследницей английского престола.

— Шотландия считает так же. Ваше Величество, — сказала Шина, — и, разумеется, полагает, как и вы, что короновать нужно Марию Стюарт.

— Так и есть. Так и есть, — согласился король. — И я буду настаивать, чтобы моя будущая невестка стала законно признанной королевой Англии.

— Вы отправите солдат сражаться за нес? — задыхаясь, спросила Шина.

Невозможно было не заметить, как изменилось поведение короля. Какое-то время он молчал, а затем совершенно другим тоном сказал:

— Я уже отдал распоряжения нашим мастерам придумать узор, символизирующий соединенные гербы: королевские гербы Англии и Шотландии, увенчанные короной Франции.

— Но если предположить, что англичане предложат трон Елизавете, — настаивала Шина.

Король повернулся уходить.

— Мария Тюдор еще не умерла, дитя мое. На все Божья воля. Возможно, она проживет еще много лет, — сказал он и вышел.

С чувством безнадежности Шина смотрела, как король уходит. Он не оглянулся, и хотя она сделала реверанс, все равно знала, что он этого не видел. Она также отдавала себе отчет в том, что ее разговор с королем не принес ей ничего, кроме беспокойного чувства, что король ни при каких обстоятельствах не собирался сражаться за юную королеву Шотландии.

Вероятно, он решил, что вопросы, исходящие от нее, просто неуместны, думала Шина. Но в душе она знала, словно могла заглянуть в будущее, что, хотя король Франции Генрих II провозгласит свою невестку королевой Англии, он не отправит за морс корабли с войсками, чтобы посадить ее на трон.

Шина закрыла глаза. Она знала, каким чудовищным ударом это будет для шотландцев, которые борются не только за английский престол, но и за выживание своей страны.

— Должно быть, я ошибаюсь. Он просто не хотел мне ничего говорить, — сказала она себе.

Но какое-то предчувствие, затаившееся в глубине сердца, убедило ее, что она столкнулась с правдой. Она была практически невыносимой. Шина поняла, что ее страну бросили одну, когда настал час беды, и она ничего не может с этим поделать.

Не задумываясь о том, что поступает невежливо и что подумает герцогиня, девушка повернулась и вышла из комнаты. Бессознательно передвигая ноги, она направилась к себе, словно ребенок, который бежит в знакомое местечко, чтобы выплакать свои страдания.

Вскоре Шина дошла до своей спальни. Мэгги сидела у окна и подшивала платье, которое оказалось слишком длинным в корсаже. Она изумленно посмотрела на Шину, когда та вбежала в комнату, закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, словно у нее не хватало сил добраться до кровати.

— В чем дело? Что случилось? — спросила Мэгги.

Шина покачала головой.

— Ничего, абсолютно ничего, — солгала она.

Она не могла заставить себя сообщить даже Мэгги о том, что недавно узнала. Кроме того, она пыталась убедить себя в том, что это не правда. К чему королю раскрывать ей, по сути дела, ребенку, свои планы в отношении Шотландии и Марии Стюарт?

— Что-то не так, — настаивала Мэгги.

— Нет, нет, все в порядке, — ответила Шина. — Я просто устала, и у меня закружилась голова.

— Я принесу вам стакан воды, — прагматично сказала Мэгги.

Когда она наливала воду из графина с гербом Франции, к Шине вернулось самообладание.

— Должно быть, меня бросило в жар, — продолжила она, — или я слишком быстро бежала по лестнице.

Лишь теперь она задумалась о том, что подумает о ней герцогиня. Убежать подобным образом было бестактностью, ужасной бестактностью. Шина тут же решила загладить вину.

— Мэгги, сходи прямо сейчас к горничной или фрейлине герцогини де Валентинуа и скажи, что я приношу свои глубочайшие извинения за то, что не дождалась ее, поскольку почувствовала недомогание, и сейчас лежу в постели.

— Герцогиня де Валентинуа! Что вы у нее делали? — удивилась Мэгги.

— Она хотела видеть меня и приглашала к себе, — ответила Шина.

Мэгги недовольно фыркнула.

— Интересно, что она хотела? — спросила Шина. — Вероятно, теперь я этого никогда не узнаю.

— Из того, что я слышала, я поняла, что если Ее светлость чего-то хочет, она это рано или поздно получает, — сообщила ей Мэгги.

— Я в этом убеждена, — согласилась Шина. — Да, Мэгги, ты, случайно, не знаешь, чьи покои находятся на третьем этаже, прямо над спальней герцогини де Валентинуа? Во дворце столько разных лестниц, и сам он так странно построен, что я никогда не знаю, где я оказалась. Мне просто интересно, можешь ли ты это выяснить.

— Нет необходимости выяснять, — ответила Мэгги. — Я и так прекрасно знаю, кто живет над покоями герцогини.

Ходит очень много разговоров, уж поверьте мне, о том, почему были выбраны именно эти комнаты.

— Кто же их занимает? — нетерпеливо спросила Шина.

— Ее Величество королева Екатерина, — ответила Мэгги. — Поговаривают, она могла взять любую комнату в любой части дворца, но потребовала именно этот этаж, и король не стал ей перечить.

— Так она спит в комнате над герцогиней? — взволнованным голосом спросила Шина.

— Прямо над ней, — мрачно ответила Мэгги, наблюдая за выражением лица Шины.

Глава 7

Граф Гюстав де Клод становился все более настойчивым, и Шина, чувствуя, что ей все труднее и труднее держать его на расстоянии, улизнула от него через английский парк. В то же время она убегала от веселой толпы беспечной молодежи, которая танцевала в свете летней луны, чей свет усиливался тысячью фонарей, висевших на деревьях и кустах.

Это было зрелище, которое Шина и не мечтала увидеть в своей аскетической и размеренной жизни в Шотландии. Здесь музыка и шум голосов казались частью волшебства: сверкания драгоценностей, шелковых, атласных и кружевных платьев и присутствия кавалеров, настолько неотразимых в своих бархатных камзолах и с блестящими эфесами клинков, что Мария Стюарт как-то раз иронически заявила, будто они «похожи на павлинов, демонстрирующих перед нами свои наряды».

Именно юная королева предложила этот праздничный вечер. Шина уже поняла, что вечера и праздники устраивались по любому поводу, лишь бы потешить искушенные вкусы королевского двора и развеселить скучающих придворных, которые практически больше ничем не занимались.

Король и герцогиня де Валентинуа были постоянно заняты государственными делами. Для остальных же дни тянулись медленно, и только постоянные интриги, сплетни и скандалы разжигали их аппетит и заставляли фрейлин и кавалеров бегать между соперничающими сторонами, готовыми подлить масла в огонь, если это помогало избавиться от всепоглощающей скуки хотя бы на час.

Но у Шины, которая не привыкла к роскоши и экстравагантности богатого французского двора, все вызывало восторг — серебряные и золотые чаши, красовавшиеся на столе короля; цветы, музыка, которую исполняли самые известные музыканты со всей Франции; великолепные произведения живописцев и ваятелей, украшавшие каждую комнату, и, наконец, сами люди.

Она не могла не испытывать очарования буквально каждым человеком. Тихой кроткой королевой; прекрасной могущественной герцогиней; неразговорчивым, немного мрачным королем, за которого эти две женщины вели бесконечную необъявленную войну. Однако самой обворожительной, в этом Шина была убеждена, ей представлялась прекрасная королева Шотландии, чье замужество с юным дофином было назначено на следующий год.

Мария Стюарт очень любила веселиться. Она танцевала легко и грациозно, как пушинка, и хотела всегда быть в центре всеобщего внимания. Иногда она читала стихи на латыни и на французском, что чрезвычайно умиляло короля, но сегодня она до упаду танцевала со всеми признанными красавцами двора, и Шина с сожалением была вынуждена признать, что она с ними открыто флиртовала.

«Мне бы ее самообладание и уверенность», — подумала Шина в сотый раз, когда смотрела, как эта девочка, которой она стала помощником и подругой, вела себя словно зрелая женщина, причем без всякого лицемерия, ей удавалось быть очаровательной, желанной и кокетливой одновременно.

На подобных вечерах было трудно уследить за кем-либо.

Очень скоро ее начал преследовать Гюстав де Клод, и Шина могла думать лишь об этом. Он слишком много выпил, как и все молодые кавалеры, и вскоре она поняла, что если не убежит от него, то уклончивость, проявленная ею в последнюю неделю, ей не поможет.

Сейчас не время предлагать дружбу, решила она; поэтому, когда Гюстав отвлекся на кратковременный разговор с графиней Рене де Пуге, которая, вся сверкая драгоценностями, проходила мимо под руку с герцогом де Сальвуаром, Шина убежала, В той части парка было тише, и она не была так сильно освещена. Однако Шина нашла ее более красивой: луна, восходившая высоко над дворцом, бросала серебристый свет на фонтан, который выбрасывал в ночное небо свои сверкающие струи. В его глубокой изогнутой чаше среди лилий плавали золотые рыбки.

Шина какое-то время молча смотрела на фонтан, а затем направилась к увитой кустами роз беседке, где мраморная скамейка была заманчиво уложена шелковыми подушками.

Она почти дошла до нее, когда из темноты показался мужчина. Его появление было настолько неожиданным, что Шина онемела от страха и удивления, прежде чем он заговорил и она поняла кто это.

— Я наблюдал за вами, — начал он. — Вы очень милы в лунном свете.

Маркиз де Мопре тоже казался еще красивее в свете луны.

Делая реверанс. Шина пыталась понять, почему он здесь, а не в обществе красивых женщин, которые окружали королеву и герцогиню де Валентинуа.

— Я пришла сюда подышать свежим воздухом, — объяснила Шина, словно он спросил се, почему она одна. — Там столько народа и так шумно!

— Я думаю, вы сбежали, — сказал маркиз с легкой улыбкой на губах. — Мне показалось, что юный Гюстав де Клод вел себя излишне возбужденно этим вечером.

Шина смутилась. Она не желала обсуждать поведение графа, который ей нравился, с маркизом.

— Думаю, мне лучше вернуться, — ответила Шина, надеясь закончить разговор.

— К чему спешить, — возразил маркиз. — Сядьте и расскажите мне о себе. Нам так редко выпадает случай остаться наедине.

Шина решила, что будет грубо и бестактно наотрез отказать ему, и поэтому она села на скамейку в беседке.

— Мне нельзя долго задерживаться, — чопорно сказала она. — Я могу в любую минуту понадобиться Ее Величеству Марии Стюарт.

— Молодой королеве никто был не нужен, когда я видел ее в последний раз, — ответил маркиз. — По выражению ее лица можно полагать, что она великолепно проводит время.

А она, слава Богу, достаточно молода, чтобы веселиться и не бояться показывать это окружающим.

— Думаю, любому понравится подобный вечер в таком роскошном окружении, — продолжила Шина.

— Хотелось бы, чтобы это было действительно так, — вздохнул он. — К сожалению, большинство людей слишком поглощены своей неприязнью и злобой, чтобы искренне веселиться. Они лишь ненавидят друг друга.

— Надеюсь, вы не такой же циничный, — сказана Шина и покраснела, потому что поняла, что мысленно сравнивает маркиза с герцогом де Сальвуаром.

— А кто же еще циничен? — мгновенно спросил маркиз.

Шина попыталась исправить оплошность.

— Очень многие здесь, — уклончиво ответила она.

— Но не вы, — продолжил маркиз. — Вы другая. Вы так свежи, чисты и ваше сердце свободно. Разве это не прекрасно?

— Да, мое сердце свободно, — быстро согласилась Шина. — Но, умоляю вас, давайте не будем говорить о любви. Это скучный предмет для разговора!

— Напротив, — возразил маркиз. — Ни одной женщине, если она настоящая женщина, а я не сомневаюсь, вы именно такая, любовь никогда не наскучит. Но я не буду говорить об этом так, как раньше. Это была ошибка, теперь я ее осознал.

Я буду говорить от собственного имени, если позволите.

— Сомневаюсь, что могу остановить вас, — ответила Шина, слегка улыбаясь. — Но по-моему, милорд маркиз, мне следует вернуться к танцам.

— Не сейчас, — продолжил он. — Пожалуйста, не сейчас.

Прежде я должен сказать, что люблю вас.

— Вы меня любите! — в изумлении воскликнула Шина. — Что вы хотите этим сказать?

— Лишь то, что сказал. Я люблю вас. Я люблю ваше маленькое очаровательное личико, ваш прелестный крошечный, скептически сморщенный носик, восхитительное удивление юности в ваших глазах и больше всего — ваши чудные губки, которые просто созданы для поцелуев.

Маркиз быстро нагнулся к ней, и тут же Шина вскочила на ноги.

— Мне кажется, сударь, вы насмехаетесь надо мной, В прошлый раз вы сказали, что в меня влюблен Его Величество король, хотя это явная ложь, теперь вы говорите, что сами испытываете ко мне нежные чувства. Или вы ненормальный, сударь, или просто издеваетесь надо мной.

— Я не сумасшедший, — ответил маркиз низким голосом. — Я действительно люблю вас, мистрисс Шина. Дайте мне шанс доказать вам мою любовь. Выслушивайте меня хотя бы иногда.

Давайте попытаемся найти время, чтобы побыть вместе. Иначе как я смогу убедить вас в своей преданности или обратить на себя ваше любезное внимание, если мы не увидимся с вами?

— Не знаю, что вы имеете в виду под этим предложением, — ответила Шина. — Мы ведь встречаемся во дворце и в других местах.

— Вы должны мне поверить, — настаивал маркиз. — Я покажу вам, что значит любить, — объясню вам все, что это может значить для женщины.

— Прошу прощения, сударь, но мне это совершенно не интересно, — сказала Шина.

— Это потому, что вы так невинны, — ответил маркиз. — Позвольте мне научить вас любви.

Прежде чем она поняла, что маркиз задумал, тот быстро обнял ее. Он крепко прижал се к себе, и его губы коснулись ее губ; Шина не успела даже оттолкнуть его или закричать.

Это был ее первый поцелуй, и на какой-то миг се пленили тепло и власть мужских губ.

Но потом, взбешенная его наглостью и собственной покорностью, она начала бороться, пытаясь высвободиться из его объятий.

— Как вы смеете? — воскликнула она, когда наконец его губы перестали держать ее пленницей. — Как вы смеете? Пустите меня!

— Шина… — умолял маркиз, и в то же мгновение рядом с ними раздался чей-то холодный голос:

— Прошу прощения, если прервал эту трогательную сцену.

Когда маркиз расслабил объятия, Шина предприняла последнюю попытку и высвободилась. Взъерошенная, с высоко вздымающейся от частого дыхания грудью, Шина повернулась и в лунном свете увидела хорошо знакомое выражение циничного презрения на лице герцога де Сальвуара.

«— Вам не известно, что такое приличия, сударь? — злобно спросил маркиз.

— Я всего лишь исполняю приказы, — ответил герцог; его голос показался Шине похожим на острый клинок рапиры. — Ваша королева, Мария Стюарт, спрашивала вас, госпожа Маккрэгган.

— Тогда я должна немедленно идти к ней, — сказала Шина.

— С вашего позволения, я провожу вас туда, где Ее Величество королева ждет вас, — церемонно предложил герцог.

Он повернулся на каблуках, лишь мельком взглянув на маркиза. Столь презрительный взгляд наверняка уничтожил бы любого, менее уверенного в своем положении человека.

Затем они с Шиной направились к входу в парк.

— Я не знаю, что вы обо мне подумали, — запинаясь, начала Шина. — Я… не договаривалась о встрече с маркизом. Я ушла от… от толпы… потому что…

— Нам нет необходимости объясняться с вами, мистрисс Маккрэгган, — ответил герцог своим циничным, бескомпромиссным тоном, не вполне вежливо прервав фразу Шины, и по какой-то необъяснимой причине ей вдруг захотелось расплакаться.

Как посмел маркиз вести себя таким неприличным образом? Однако, немного подумав, Шина пришла к выводу, что в этом была ее вина, потому что она ушла от всех. Видимо, во Франции женщине никогда нельзя оставаться одной, ведь если мужчина застанет ее без гувернантки, она тут же окажется во власти его непристойных желаний.

Пока они шли, Шина тайком — как ей казалось — привела в порядок волосы и все время чувствовала, что се губы горят от бесстыдных поцелуев маркиза, а ее щеки пылают от неистовства, с которым она пыталась вырваться из его объятий.

Они дошли до конца английского парка, и, к ее удивлению, герцог де Сальвуар повел се прямо во дворец. Она хотела спросить его, но решила, что не следует снова выслушивать его саркастические замечания. Она ужасно себя чувствовала, потому что он, наверно, считал се распутной и легкомысленной женщиной, поскольку вот уже во второй раз застал ее в объятиях незнакомого мужчины.

» Что я могла поделать?«— спрашивала она себя, прекрасно понимая, что ей не следовало гулять одной.

Герцог открыл маленькую дверь и пропустил ее вперед. Они зашагали по длинному коридору, и, к удивлению Шины, вместо того чтобы пойти наверх в королевские покои, де Сальвуар повернул ручку двери и отступил, чтобы дать ей возможность войти в маленькую, заставленную книгами комнату.

Ее пространство освещал серебряный канделябр, свет от которого падал на большой стол со стопкой документов. Возле стола стоял стул, еще два стула находились по обе стороны камина. В остальном в комнате почти не было никакой другой мебели. Шина заметила огромный портрет герцога, который висел над камином.

— Это мой кабинет, — сказал герцог, словно отвечая на ее вопрос. — Садитесь, пожалуйста.

Де Сальвуар показал на стул возле стола, сам же он сел с другой стороны и открыл сумку курьера.

— Но… но Ее Величество королева, — начала заикаться Шина, после того когда покорно села туда, куда он ей показал.

— Ее Величество королева искала вас, поэтому я понял, что вас нет, — сказал герцог. — Прежде чем вы к ней отправитесь, я хочу обсудить с вами что-то очень важное.

С этими словами он достал из сумки несколько писем. С трепетом в сердце Шина узнала собственный почерк на одном из них.

— Это мое письмо! — осуждающе воскликнула она, — Мое письмо отцу.

— Я знаю, — ответил герцог. — О нем я и хочу с вами поговорить.

— Но… но почему оно здесь? — удивилась Шина. — Мне сказали…

— Вам сказали, что его доставят в Шотландию в целости и сохранности, — прервал ее герцог. — Так уж случилось, что человека, которого вы наняли, давно подозревали в шпионаже в пользу Испании. Покинув дворец, он прямиком направился к послу Испании, который прочел все письма, снова их запечатал и разрешил курьеру продолжить путь.

— Так он шпион Испании! — еле слышно произнесла Шина. — Тогда… тогда…

— Тогда он — враг, — закончил ее фразу герцог. — Поскольку, как вам известно, хотя формально мы и подписали мир с Испанией, она по-прежнему остается врагом Франции и, разумеется, Шотландии.

— Я этого не знала, — ответила Шина.

— Конечно же, нет, — продолжил герцог. — Но ваше письмо попало ко мне, и я считаю необходимым сообщить вам, что я его прочел.

— Вы прочли его!

Шина поспешно вскочила на ноги.

— Как вы посмели сделать это? Разумеется, было бы плохо, попади оно в руки наших врагов. Но вы прочитали мое личное письмо без моего разрешения.

— Ваше разрешение не имело ровным счетом никакого значения, — ответил герцог. — Поскольку письма попали к шпиону, я хотел знать, как сильно вы связаны с ним или кем бы то ни было, кто может нанести вред моей родной стране.

— Вы думаете, я на это способна? — спросила Шина.

— Боюсь, в наше время можно доверять лишь немногим, как, вероятно, вы уже поняли.

Шине показалось, что в его словах прозвучала насмешка, и поняла, что ее собеседник имеет в виду маркиза. Она почувствовала, что ее щеки запылали.

— Я уже пыталась сказать вам, что не назначала маркизу свидания. И я не потерпела его отвратительного поведения, хотя и была слишком слаба, чтобы бороться с ним.

— Это я могу понять, — ответил герцог, но Шине показалось, что он снова усмехнулся.

Рассердившись, она топнула ногой.

— Очень легко осуждать, — продолжила она. — Но как нелегко человеку из тихой и спокойной страны понять поведение людей, живущих в этом дворце.

В качестве ответа герцог взял ее письмо.

— И все-таки я вижу, что вы расположены к маркизу и симпатизируете ему. Вы описываете его в радужном свете, в то время как я, к сожалению, оказался менее удачлив.

— Это письмо предназначалось моему отцу и никому более, — гневно заявила Шина. — Если я описала маркиза в радужном свете, как вы выразились, это потому, что не знала его так хорошо, как сейчас.

— Надеюсь, сейчас вы знаете его очень хорошо, — ответил герцог. — Если вы достаточно благоразумны, то воспользуетесь моим предостережением. Маркиз де Мопре не тот человек, кого следует выбирать себе в друзья.

— Не думаю, что имела честь выбрать кого-либо во дворце. Но мне хотелось бы, Ваша светлость, оставить за собой право выбирать друзей.

Она говорила резко, потому что герцог выводил ее из себя. Сидит за столом, словно школьный учитель, думала Шина, и делает ей выговор. А сам беззастенчиво прочел ее личное письмо, которое предназначалось ее отцу.

С чувством неловкости она вспомнила, что написала про него, и герцог, как будто угадав ее мысли, с легкой ухмылкой продолжил:

— Вижу, я не буду удостоен чести стать одним из тех друзей, которых вы выберете.

— Вы ни разу не попытались продемонстрировать мне вашу дружбу, — сердито парировала Шина.

Она понимала, что в чем-то не права, и это злило ее еще больше. Ее шотландская гордость и вспыльчивый нрав ясно читались на ее маленьком лице, когда она сидела напротив герцога.

К ее удивлению, де Сальвуар бросил письмо на стол и резко встал.

— Возможно, вы правы, — сказал он. — Возможно, я не проявил к вам должного дружелюбия. Но я давно позабыл искусство заводить друзей. Я лишь стал, как вы красноречиво выразились, абсолютно безжалостным врагом.

Он расхаживал по комнате, а Шина в растерянности смотрела на него. Она хотела и дальше противостоять ему, но он уже не проявлял злости, а лишь философствовал, и его голос звучал уже не цинично, а всего лишь устало:

— Как объяснить придворную жизнь невинному ребенку из другого, далекого мира?

— Я уже не ребенок, — ответила Шина.

Де Сальвуар улыбнулся, и его лицо неожиданно сделалось молодым и необычно нежным.

— Каким молодым нужно быть, чтобы хотеть побыстрее повзрослеть, — задумчиво продолжил он. — Я помню, как говорил то же самое, когда был в вашем возрасте, и приходил в ярость, потому что все надо мной из-за этого смеялись.

Обойдя стол, герцог стал рядом с Шиной и посмотрел на нее.

— Давайте забудем прошлое, — предложил он, — и начнем все заново. Позвольте сказать вам две вещи, которые вам обязательно следует знать.

— Какие же? — подозрительно спросила Шина.

Ей было неловко от осознания того, что ее письмо лежит на столе, и она вспомнила, что написала про королеву, маркиза и герцога.

— Существует старая пословица, — продолжил герцог, —» Бойтесь данайцев, дары приносящих «. Вместо» данайцев» подставьте «коронованные головы».

— Вы имеете в виду, — озадаченно спросила Шина, — что…

Девушка замолчала, вспомнив, кто делал ей в последнее время подарки. Разумеется, он имеет в виду королеву. Она посмотрела ему в лицо.

— Бояться королевы, — тихо произнесла она. — Вы это пытаетесь мне сказать?

— Как хотите, так и понимайте мои слова, — безразлично сказал де Сальвуар и отошел в сторону. — Но позвольте мне еще кое-что добавить. Прекратите всякое общение с маркизом де Мопре. Никогда не слушайте его. Избегайте встреч с ним, насколько это возможно.

Не понимая, что де Сальвуар хотел этим сказать, и потому сильно испугавшись, Шина резко бросила:

— Что вы имеете в виду? Почему вы так резко нападаете на маркиза? В чем он перед вами провинился?

— Он уже признавался вам, что любит вас? — спросил герцог насмешливым тоном. — По вашему лицу вижу, что да. Не верьте ему. Он любит одного лишь в себя, а его сердце и душа заняты исключительно удовлетворением его личных амбиций — амбиций очень претенциозного человека!

— Скорее из-за того, что презрение в голосе герцога вызвало в ней сильное раздражение, чем по какой-либо иной причине, Шина приготовилась вступить с ним в спор.

— Даже маркиз может иногда быть искренним, — сказала она.

— Не будьте такой наивной, — вспылил герцог. — Он не любит вас и никогда не полюбит.

И снова Шина испытала раздражение от того, что он говорит с ней таким нравоучительным тоном.

— Как вы смеете так со мной разговаривать? — набросилась она. — Почему я должна верить вашим суждениям больше, чем словам маркиза? Вы говорите, словно вас заботит мое благополучие, но одно очевидно — у вас нет ни сердца, ни доброты по отношению к кому-либо или чему-либо.

Все это время Шина не смотрела на него, просто не отваживаясь это сделать. Затем она перевела дыхание и продолжила:

— По какой-то непонятной причине вы решили сделать мне выговор. Вы оскорбили меня, прежде чем увидели; вы насмехались надо мной и всячески высмеивали мою страну, как, впрочем, и все, что я делала за время моего пребывания здесь. Вы прочитали мои письма отцу и после этого говорите так, словно имеете право навязывать другим свое мнение. Я считаю вас презренным, бессердечным и циничным человеком и не намерена впредь вас даже слушать.

Словно ее слова пробили оборону герцога, он тоже побагровел от гнева.

— Вы маленькая идиотка, — воскликнул он. — Вы специально извращаете То, что я пытаюсь вам сказать. Думайте обо мне, что хотите, но остерегайтесь маркиза де Мопре.

Ему нельзя доверять. Положение, которого он добился при дворе, заставляет приличных людей избегать его. Но вы же этого не хотите понять. Я всего лишь предупреждаю вас.

Держитесь от него подальше. Он причинит вам только неописуемый вред.

— А почему я должна верить вам? Откуда мне знать, что вы не наговариваете на него? — язвительно спросила Шина.

— Потому что я знаю, о чем говорю, а вы ничего не знаете — даже как уберечься от опасности, — ответил герцог.

— Я устала от ваших оскорблений, — сказала Шина. — Я немедленно отправлюсь к маркизу и расскажу ему, что вы о нем говорили. Я попрошу его стать моим другом и защитить от интриги оскорблений таких, как вы.

В се голосе кипела злость, и она чувствовала, что ярость во взгляде герцога обжигает ее.

— Вы не сделаете ничего подобного, — вскрикнул он.

— Я буду делать все, что хочу! Вы мне не указ!

Словно его терпение лопнуло, он вдруг нагнулся к ней, ' схватил се за плечи и начал трясти, как непослушного ребенка.

— Послушай меня, маленькая глупышка, — процедил он сквозь зубы. — Если вы считаете, что можете играть с огнем и не обожжетесь, то сильно ошибаетесь. Если вы не запомните мои слова, последствия могут оказаться самыми плачевными, но не для меня — для вас. Вы в большой опасности, говорю я вам, и если вы не поверите мне, Бог знает, чем все это закончится.

— Пустите меня, — задыхаясь, воскликнула Шина, пытаясь вырваться из его сильных рук, причинявших ей боль.

— Я вобью в вас хоть немного здравого смысла, если мне остается лишь это!

Резким движением Шина вырвалась из его рук.

— Как вы смеете так вести себя! Вы беспринципный негодяй! Вы позорите ваш дворянский титул! Все дворянское сословие! — выпалила она. — Я ненавижу вас! Вы слышите?

Ненавижу!

— Разумеется, вы меня ненавидите, — так же гневно воскликнул герцог. — Вам нравятся лишь те, кто обращается к вам со сладкими речами в надежде использовать вас в своих собственных целях! Разве вы не видите, самодовольная маленькая шотландка, что они все совершенно неискренни и отчаянно лживы? Каждое их слово таит в себе скрытый корыстный мотив.

— Я не желаю вас слушать, — вновь повторила Шина. — — Я обязательно разыщу маркиза и все ему о вас расскажу!

Она повернулась и уже собралась уходить, но герцог крепко схватил ее за запястье.

— Ну что ж, идите! Полагаю, вы хотите его страстных поцелуев. Все женщины одинаковы. Все, что им нужно от мужчин, — это любовные утехи. Они думают лишь об этом. У них нет ни здравого смысла, ни гордости, ни достоинства — одно только ненасытное желание того, что они называют любовью.

— Думайте что хотите, — уничтожающим тоном ответила Шина. В ее глазах вспыхнул огонь, когда она попыталась освободить руку.

— Идите и отдайте ему ваши губы, ваше сердце и ваше доверие, — продолжил герцог своим привычным циничным голосом, — но очень скоро вы узнаете, чем все это закончится и сколько неприятностей вам принесет.

— Пустите меня! — воскликнула Шина, снова пытаясь оттолкнуть его.

— Бегите к маркизу, — ответил разъяренный герцог, — но если вам нужны только поцелуи, простые поцелуи, которые может получить любой, стоит лишь ему попросить, — то почему же довольствоваться одним маркизом? Отведайте тогда и моих поцелуев! Возможно, они покажутся вам даже слаще!

Прежде чем Шина успела сделать вдох, прежде чем она поняла, что происходит, герцог де Сальвуар отпустил ее запястья и грубо прижал ее к себе. Сдавив пальцами Шине подбородок, он наклонил ее голову.

Какое-то время девушка смотрела в его глаза и видела в них необъяснимую, необузданную страсть. Затем его губы коснулись ее губ, и герцог жадно и грубо поцеловал ее. Возникло ощущение, что его поцелуй полностью завладел волей Шины, сделав ее совершенно беспомощной. Ей казалось, будто она погружается в темную пучину океана, из которой нет возврата. Шина чувствовала, что с ней происходит нечто странное и совершенно нереальное.

Герцог ослабил объятия так же внезапно, как и заключил в них Шину. Девушка потеряла равновесие и, пожалуй, упала бы, если бы не успела схватиться за спинку стула.

— Так отправляйтесь же тогда, черт побери, к маркизу! — Герцог произнес эти слова негромко, голосом, совершенно непохожим на тот гневный тон, которым он до этого обращался с Шиной.

Затем он подошел к окну и резким движением отдернул шторы, словно ему захотелось впустить в комнату свежий воздух Какое-то мгновение Шина смотрела на него — на стройный силуэт на фоне окна. Молча и, как ни странно, не спеша она вышла из комнаты, двигаясь как во сне.

Глава 8

Шина провела мучительную, бессонную ночь. Она пыталась оградить разум от беспокойных мыслей и участившегося сердцебиения, но вскоре окончательно поняла, что не сможет уснуть и что ее яростная ненависть к герцогу затмевает собой все остальные чувства, Когда занялся рассвет, бледный и золотистый, и первые лучи солнца пробились сквозь тяжелые портьеры, Шина встала и подошла к окну. Она отдернула портьеры и стояла, медленно вдыхая теплый воздух, желая при этом, чтобы ей в лицо дул резкий, пронизывающий ветер с Северного моря.

Вот что ей было нужно, думала Шина, — восхитительная суровость природы родной Шотландии. Во Франции она чувствовала себя слабой и часто отдавалась чувствам, которых ранее никогда не испытывала.

До этого момента ее убеждения оставались твердыми. Весь мир казался ей либо черным, либо белым; либо правильным, либо ложным. У нее не возникало никаких сомнений в отношении своей совести или поступков.

— Ты либо за Господа, либо против Него.

Она вспомнила, как священник громогласно повторял эти слова в маленькой часовне, в которую они с отцом постоянно ходили.

А теперь все так странно перемешалось. Кто был прав, а кто не прав? И на чьей стороне она сама? Шина снова чувствовала руки маркиза, прижимающие ее к нему, и его рот, сдавливающий ее губы. Она снова чувствовала внутреннее отвращение и неприязнь, которые заставляли ее противиться герцогу де Сальвуару.

А затем она вспомнила лицо герцога, его глаза, горящие злостью, когда он сначала бесцеремонно встряхнул ее, а потом крепко прижал к себе.

Шина еще шире распахнула инкрустированные бриллиантами оконные створки. Она не могла дышать — воздух, воспоминания и чувства душили ее. Ей казалось, что стены дворца наступают на нее.

— Мне необходимо развеяться, — подумала Шина. — Мне нужно на свежий воздух.

Она накинула капот, открыла дверь и позвала одного из пажей, которые день и ночь дежурили в коридорах.

— Я желаю совершить верховую прогулку, — сказала она.

— Прошу прощения, сударыня, — ответил паж, — но у меня для вас послание.

— Послание? — переспросила Шина.

Паж кивнул.

— Да, сударыня. Ее Величество королева Шотландии желает, чтобы вы сопровождали ее на конной прогулке в половине девятого. Мне приказано было сообщить вам это еще вчера, но вы уже отошли ко сну.

— Где мне ждать ее? — спросила Шина.

— Ее Величество королева приказала подать лошадей к южным воротам, — ответил паж.

Шина кивнула и вернулась в комнату. Она уже привыкла получать подобные послания, которые больше походили на приказы. Мария Стюарт часто посреди ночи выдумывала разного рода эскапады или развлечения на следующий день, и пажи доставляли послания тем, кого она желала видеть рядом с собой.

Верховая езда стала новым увлечением, потому что, и Шина это знала, Мария Стюарт стремилась подражать герцогине де Валснтинуа. Молодая королева практически боготворила эту женщину. Из-за этой привязанности она приказала своим фрейлинам одеваться на такие прогулки в белое с черной отделкой, в знак восхищения любимым стилем герцогини.

Поэтому Шина стала обладательницей великолепного покроя костюма для верховой езды. Он был из белого бархата с воротником из черного бархата, края которого украшали черные янтарные пуговицы. Когда она впервые надела его, Мария Стюарт воскликнула:

— Вы обворожительны, Шина! — Ее тон был нежным и любезным. — Ваша кожа напоминает перламутр, а волосы похожи на закат над Лувром.

Шина покраснела от непривычного комплимента, а Мария Стюарт положила руку ей на плечо и прижала ее к себе.

Затем повернулась, так чтобы они обе видели свое отражение в огромном зеркале с золотой рамкой.

— Посмотрите, — сказала она. — Разве было при дворе что-либо более экстравагантное, чем три рыжие женщины среди множества темноволосых темноглазых дам? Я говорю о герцогине, вас и себе.

В тот момент Шина подумала, что с молодой королевой никто и никогда не сможет сравниться, когда она смеется, а ее лицо выражает энергичное воодушевление. И тем не менее каким-то загадочным образом они обе не шли ни в какое сравнение с красотой герцогини.

— Рыжие волосы! — повторила Мария Стюарт, пришедшая в восхищение от собственной фразы. — Художники называют наши волосы золотисто-каштановыми, венецианскими или цвета сиены с золотистым оттенком, но мы-то знаем, что у нас рыжий шотландский цвет волос, и, живи мы где-нибудь еще, нас бы обязательно дразнили «морковками».

Когда Мария Стюарт пребывала в таком настроении, Шина не могла не восхищаться ею.

— Разве нам не повезло? — продолжала юная королева доверительным тоном, который мог сделать любого ее преданным другом за считанные секунды. — Не правда ли ужасно, если бы у нас было больше соперниц. Только представьте себе, как заурядно я буду выглядеть в Шотландии, где каждая вторая женщина рыжая.

— Куда бы вы ни отправились, вы всегда будете прелестны и очаровательны, Ваше Величество, — с преданностью в голосе произнесла Шина.

— Все равно я хочу быть ни на кого не похожей, — возразила Мария Стюарт. — Вы знаете, как один из придворных описал меня вчера?

— Нет, а что же он сказал? — спросила Шина.

— Он сказал, что я как снежная статуя с огнем внутри, который однажды меня растопит.

— Какая наглость! — возмутилась Шина.

— Нет, нет, — ответила королева. — Мне понравилось.

Мне нравится думать, что в моем сердце пылает огонь; что я когда-нибудь растаю от наслаждения жизнью. Я хочу жить, Шина. Но больше всего я хочу любить.

Голос Марии Стюарт оборвался на последнем слове. В нем слышался трепет, который сказал Шине гораздо больше, чем слова. Она протянула руки, чтобы взять руки королевы.

— Вы так молоды. У вас будет много времени для этого, — сказала она. — Будьте счастливы сейчас, с вашими друзьями.

Возможно, скоро предстоят более серьезные дела.

Шина имела в виду войну против Англии, но Мария Стюарт, смеясь, отвернулась от зеркала.

— Действительно, скоро предстоят серьезные дела, потому что я собираюсь выйти замуж. Я стану супругой дофина Франции, и кто знает, может быть, я стану королевой раньше, чем все ожидают.

— Вы уже королева, — напомнила Шина.

— Но кому не хочется быть королевой сразу двух государств? — ответила Мария Стюарт. — А еще лучше трех. Три короны! Надену ли я их когда-нибудь?

И на мгновение она стала серьезной, затем ее глаза снова заблестели.

— Мы спросим об этом у Нострадамуса, — заявила она. — Вы знаете, что королева пригласила его в Париж?

— А кто такой Нострадамус? — спросила Шина.

— Кошмар! — воскликнула Мария Стюарт. — Неужели вы и на самом деле так невежественны? Он величайший предсказатель в мире. Его предсказания просто потрясают воображение.

—  — Это Ее Величество королева пригласила его сюда? — переспросила Шина.

— Ну разумеется, она, — ответила Мария Стюарт. — Я же говорила вам, что королева помешана на предсказателях.

Она даже построила для них башню в дальнем конце дворца, рядом со своими покоями. Там работают братья Руджери, но они старые и скучные люди и тратят долгие месяцы на выяснение положения звезд и планет. Есть и другие предсказатели. Вообще-то королева не любит, когда мы обращаемся к ним; она хочет, чтобы они общались только с ней одной.

— Она действительно верит им? — спросила Шина.

— Верит? — воскликнула Мария Стюарт. — Да вся ее жизнь основана на их предсказаниях. Она следует всем их советам.

Она бывает у них по десять раз в день. И говорят… — Мария Стюарт замолчала и огляделась по сторонам, словно удостоверяясь, что никто не подслушивает. — Говорят, что она участвует в тайных обрядах черной магии.

— Какая чушь! — с насмешкой бросила Шина. — В этом дворце ходит множество подобных слухов. Мне не раз говорили, что герцогиня — ведьма, что она продала душу дьяволу, чтобы всегда оставаться молодой. Но кто верит в эти глупости?

— Например, королева, — ответила Мария Стюарт, немного скривив губы. Затем, словно устав от разговора, она с радостью повернулась к молодым людям, которые вошли в комнату и дали Шине возможность продолжить разговор.

«Они все немного помешаны», — внутренне усмехаясь, подумала Шина; она знала, что в Шотландии ни за что не стали бы терпеть подобный вздор.

Среди ее соотечественников были люди, обладавшие шестым чувством, но в ведьм, колдунов и волшебников могли верить лишь глупые англичане, отличавшиеся бесчисленными предрассудками. Они даже считали, что шотландцы носят мечи, которые могут разрубить тело человека пополам и при этом самому владельцу не нужно прилагать никаких усилий.

— Пусть и дальше верят в эту чушь! — не раз повторял ее отец. — Человек обычно трусит, если считает, что противостоит дьявольским силам.

Однако, надевая свой белый бархатный наряд, Шина не могла не думать, что магические силы, которыми все наделяли герцогиню, не такой уж и вздор. Невероятно, но ей уже было под шестьдесят, а она так молодо выглядела. На ее красивом лице не появилось ни единой морщинки, а ее фигура была такой же стройной и грациозной, как и фигура любой юной девушки, состоявшей при дворе.

Не могли ли это быть снадобья, которые она, по слухам, выпивала перед верховой ездой, или это вода, в которой она мылась по два, а то и три раза в день? Возможно, ответ крылся в том, что она предпочитала салаты и фрукты мясу и жирным паштетам, от которых все остальные придворные были просто без ума?

Мэгги как-то рассказывала Шине, как слуги королевы клятвенно уверяли, что видели черта с раздвоенными копытами и хвостом, который скакал позади герцогини во время ее утренней верховой прогулки. Кроме того, Шина не могла забыть тот тон, с которым многие мужчины из числа придворных поносили герцогиню, обвиняя ее в совращении и намеренном одурманивании короля.

— Чушь! — произнесла Шина вслух. — Полнейшая чушь!

Но в то же время она не могла сдержать дрожь, которая прокатилась по ее телу, когда, одевшись в белый бархатный костюм для верховой езды, она несколько часов ждала, пока не наступит восемь тридцать.

Когда часы где-то вдалеке пробили четверть девятого, Шина надела небольшую треугольную шляпу из черного бархата, украшенную белоснежным страусовым пером, свисающим до плеча. Она улыбнулась, полюбовавшись на себя в зеркало. Затем, взяв вышитые перчатки — подарок королевы Екатерины — и хлыст с украшенной драгоценными камнями рукояткой, который подарила ей Мария Стюарт, девушка вышла из комнаты и зашагала по длинным коридорам к двери, ведущей к южным воротам.

В это время мало кто мог попасться на пути, потому что дворец просыпался довольно поздно. Можно было встретить пажей и горничных или какого-нибудь запоздалого зевающего щеголя, пьяной походкой ковыляющего в свои апартаменты. Вероятно, такие кавалеры проводили всю ночь за карточным столом или беззаботно кутили где-нибудь. Подобное поведение молодых людей вызывало во дворце непрекращающиеся сплетни.

Однако Шина была слишком погружена в свои мысли, чтобы замечать, что происходило вокруг. Этим утром под ее глазами явственно виднелись круги, а ее маленький ротик принял слегка угрюмое выражение. В целом она прекрасно выглядела, но казалось, будто грим лежит на ее лице, частично скрывая его молодость и лучезарную красоту.

На ходу Шина выглянула в окно и увидела сад, по которому позапрошлой ночью шла с герцогом, когда он вел се обратно во дворец.

— Я ненавижу его! — прошептала она и вдруг почувствовала, как кровь прилила к щекам, а руки сжались в кулаки под силой эмоций. — Я ненавижу его! Я ненавижу его!

Эти слова она повторяла снова и снова, медленно спускаясь по начищенной до блеска лестнице, скользя рукой по позолоченным перилам.

Она дошла до двери и увидела, что снаружи стоят оседланные лошади. Восемь великолепных породистых скакунов кусали серебряные удила и нетерпеливо переступали с ноги на ногу, в то время как конюхи пытались их успокоить.

Конь Марии Стюарт был вороной масти, а седло на нем украшали вышивка и герб Шотландии. И тут Шина вдруг поняла, что о положении Марии Стюарт как королевы никогда не забывали. Везде, где только было можно нарисовать или вышить, красовался герб Шотландии — в ее покоях; на ее каретах; на ливреях ее лакеев и на ее седлах.

Королева Шотландии! Но тем не менее Шина не могла не думать о том, как много это в действительности значило для Марии Стюарт.

Она услышала шаги позади себя и увидела одного из адъютантов, торопливо идущего через зал. Он очень удивился, когда увидел Шину.

— Вы не получили моего послания, госпожа Маккрэгган? — спросил он.

— Вашего послания, сударь? Какого? — переспросила Шина, коротко поклонившись.

— Ее Величество королева решила не совершать прогулку сегодня. Я ко всем отправил пажей, но ваш, видимо, опоздал.

— Ее Величеству нездоровится? — озабоченно спросила Шина.

Ее собеседник улыбнулся.

— Ее Величество поздно легли спать этой ночью, — ответил он. — После танцев мы все отправились кататься на лодке по озеру, и некоторым пришлось возвращаться на берег вплавь.

Своего рода суровое и жестокое развлечение, которое наверняка понравилось Марии Стюарт, подумала Шина. В то же время она была рада, что пропустила его.

— Мы легли спать, когда солнце уже поднялось над горизонтом, — продолжал адъютант. — Мне жаль, госпожа Маккрэгган, что вы напрасно встали так рано.

— Напротив, — возразила Шина. — Раз уж я собралась, то непременно отправлюсь на верховую прогулку.

— Сожалею, но я не смогу сопровождать вас, — вздохнул адъютант.

— Не хочу показаться грубой, — ответила Шина, — но я бы предпочла побыть одна.

Она подала знак одному из конюхов, и тот подвел коня к специальному возвышению, с которого всадники садились в Седло. Скакун был великолепен, почти белоснежный, с украшенной драгоценными камнями уздечкой и ярко алым бархатным покрывалом на седло.

Конюх помог Шине сесть в седло, и она ощутила, так же как и рано утром, ужасное желание уехать подальше от дворца и подольше побыть одной на лоне природы. Она развернула коня к воротам и поняла, что один из грумов последовал за ней, потому что услышала цоканье копыт позади себя.

Она не оборачивалась и не начинала разговор, а грум деликатно соблюдал дистанцию, которая давала ей ощущение свободы. Шине казалось, словно она перенеслась в Шотландию, словно рядом с ней никого нет, и лишь вольный ветер и птицы составляют ей компанию.

Вскоре улицы закончились, и девушка оказалась на лоне природы. Огромный королевский парк простирался почти до самого горизонта. Аллеи, проложенные через лес, были пустынны, за исключением испуганного появлением человека лося или стаи куропаток, выбирающихся на поля.

Шина пустила коня вскачь. Она хотела удалиться от дворца и от своих мыслей, и лишь скорость могла ей помочь. Она слегка ударила коня хлыстом, и он поскакал галопом.

Шина все подгоняла и подгоняла его, а затем услышала позади себя крик. Она оглянулась, не сбавляя темпа. Грум.! стоял на земле и поднимал ногу коня, словно что-то было не в порядке с копытом. Возможно, потерянная подкова или' камень стали причиной того, что конь захромал, подумала Шина.

Конюх крикнул снова и махнул шляпой, но Шина пустила коня еще быстрее. Теперь ее ничто не должно остановить.

Пусть грум возвращается домой и рассказывает все, что угодно. Она знала лишь то, что хочет скрыться от чувств и мыслей позапрошлой ночи, от ощущения объятий маркиза и прикосновения губ герцога.

Быстрее! Быстрее! Забудет ли она когда-нибудь его взгляд или грубую и жадную власть его губ? На ее собственных губах вес еще оставались синяки, и она снова повторила слова, которые не покидали ее разум все утро:

— О, как я ненавижу его!

Шина не знала, как долго она скакала. Лишь когда конь начал уставать, она инстинктивно, потому что очень любила животных, натянула поводья и дала ему замедлить скорость, сначала до рыси, потом до обычного шага.

Они оба очень устали, и Шина чувствовала, как сама часто дышит через рот. Однако почему-то она уже ощутила, что смогла отвлечься от всех мыслей и немного успокоилась.

Вскоре девушка оказалась в густом лесу. Когда широкая аллея закончилась, Шина свернула на узкую тропинку, петлявшую между высоких сосен.

Наконец-то она обрела желанный покой. Как редко, подумала Шина, ей в последнее время удавалось побыть одной!

Во дворце постоянно кто-то болтал, смеялся, пел, словно все боялись своих мыслей и не отваживались отдалиться от окружающих.

И даже в ее комнате постоянно находилась Мэгги, Она безостановочно говорила, сплетничала, передавала обрывки новостей, которые подслушала внизу. А кроме того, часто ворчала или делала ей замечания, потому что Шина не поступала так, как ей казалось единственно правильным.

Шина глубоко и с облегчением вздохнула. Грум остался далеко позади. Здесь были лишь она, ее замечательный конь и нежный солнечный свет, просачивающийся сквозь густые ветви деревьев.

— Может, нам убежать совсем? — спросила она под влиянием минуты и увидела, как конь зашевелил ушами, словно пытаясь понять ее.

Она нагнулась и погладила его. Теперь тропинка петляла еще больше. Казалось, что лес становился гуще.

— Куда, по-твоему, мы направляемся? — спросила Шина, обращаясь к своему скакуну. — Впрочем, имеет ли это какое-нибудь значение? Веди меня, и, возможно, мы найдем новую страну с другими людьми и избавимся от проблем, которые мучают нас.

Девушка даже засмеялась, слушая собственные слова. Как глупо, подумала она, разговаривать с конем! Как будто у него могли быть иные проблемы, кроме желания вернуться в удобное стойло и наесться досыта овса и сена.

Шина нагнулась и снова погладила шею благородного животного. Но затем с чувством страха поняла, что лес начинает серьезно напоминать непроходимую чащу. Шина довольно давно свернула с широкой аллеи и теперь спрашивала себя, не заблудилась ли она.

— Предположим, — произнесла она вслух, — что мы будем бродить здесь часами, но так и не найдем дорогу домой?

Ты проголодаешься, а я до смерти перепугаюсь. Интересно, можно ли действительно заблудиться, находясь так близко от Парижа?

Словно в ответ на свой вопрос она вдруг услышала звуки, доносившиеся откуда-то спереди, — это были чьи-то незнакомые голоса.

— Но мы же не заблудились, — сказала она с легкой улыбкой. — Мы вернемся по нашим следам или спросим у людей, есть ли другой путь ко дворцу. Последнее, конечно, гораздо важнее.

Ответив на свой собственный вопрос, девушка погнала коня вперед и вскоре оказалась на лесной просеке. Невдалеке она увидела дом, в котором, по ее предположению, видимо, жил дровосек или лесничий. К ее удивлению, перед домом оказалось довольно много людей.

Две или даже три дюжины; исключительно мужчины, которые, по всей видимости, слушали одного из своих товарищей, стоявшего на поваленном дереве.

Шина выбралась из тени деревьев на свет, и говорящий неожиданно прервал свое выступление и уставился на нее с открытым ртом. Когда его изумление безмолвно передалось остальным, они тоже обернулись и такими же широко открытыми глазами начали смотреть на Шину, когда та медленно приближалась к ним.

Они все крестьяне, заметила Шина, грубые, немытые, с нестрижеными бородами. Она решила, что человек на дереве — проповедник.

Собравшиеся буквально остолбенели от ее появления.

Шина не понимала, почему ее приход так сильно удивил этих людей. Они продолжали пристально смотреть на нее, удивленно раскрыв рты, а она приближалась до тех пор, пока конь не остановился в нескольких футах от мужчины, стоявшего на поваленном дереве.

— Извините, сударь, — вежливо начала она, — вы не укажете мне дорогу в Париж? Кажется, я сбилась с пути.

Когда она это сказала, мужчина на дереве неожиданно издал громкий крик.

— Это она! Это она! — воскликнул он на странном гортанном диалекте, который Шина с трудом понимала. — Ее прислал к нам сам Господь!.. Всевышний милостиво привел ее прямо в наши руки!..

Мужчины, как по команде, плотным кольцом обступили ее. Они протягивали руки, чтобы коснуться коня, дотронуться до ее юбки, словно удостоверяясь, что все это не плод их воображения.

— Это она! — снова выкрикнул проповедник. — Волею Отца Небесного она сама пришла к нам!

Шина решила, что перед ней настоящий сумасшедший.

— Прошу прощения, — снова сказала она, — но я хочу вернуться во дворец. Кто-нибудь из вас может показать мне дорогу туда?

Не ответив ей, незнакомцы начали говорить все сразу. Их голоса были громкими и взволнованными. Шина почти не понимала слов. Ей казалось, что они снова и снова повторяли:

— Она пришла! Ее прислал к нам Господь!

И вдруг что-то подсказало ей, что она попала в беду. Шина взялась за поводья.

«Я вернусь по той же дороге», — подумала она и в ужасе поняла, что се не пускают.

Крестьяне крепко держали коня, окружив ее еще плотнее. Все кричали и спорили друг с другом, и все это время смотрели на нее. По телу девушки пробежала дрожь; глаза этих неприятных, опасных людей были полны откровенной ненависти.

— Отпустите коня, — сказала она, сначала спокойно, а затем со злостью:

— Отпустите его, я сказала!

Поскольку на нее не обращали внимания, конь так и остался в окружении злобных фанатиков. Шина нагнулась, намереваясь слегка ударить хлыстом по рукам тех, кто держал уздечку, но проповедник стремительно бросился к ней, и прежде чем она успела понять, в чем дело, выхватил у нее хлыст и сломал его о колено.

— Вот, что мы должны с ней сделать! — крикнул он. — Сломать, так же как она ломает Францию. Мы спасем нашего славного короля; мы спасем его от колдовства этой дьявольской женщины!

Из его слов и по выражению его лица Шина поняла, о чем он думает.

— Послушайте, — сказала она, пытаясь перекричать крики толпы. — Если вы считаете, что я герцогиня де Валентинуа, то вы глубоко ошибаетесь. Я вовсе не герцогиня.

Этих слова были встречены яростным, негодующим ревом. Грубые руки стащили Шину с седла, и она почувствовала, как ее не то несут, не то толкают в спину. Наконец она оказалась у поваленного дерева. Два крестьянина держали ее за руки, заведя их девушке за спину.

Шина была напугана, но старалась не показывать этого.

— Вы что, не слышите меня? — сказала она проповеднику. — Я не герцогиня. Меня зовут Шина Маккрэгган. Я из Шотландии. У вас нет права так со мной обращаться!

Но она в ужасе поняла, что ее никто не слушает. Их предводитель снова взобрался на поваленное дерево и обратился к остальным с пламенной речью. Его голос был грубым и взволнованным.

— Ведьма в наших руках! — кричал он. — Мерзкая шлюха, которая заколдовала и пленила короля, теперь наша пленница. Вот та женщина, которая опозорила нашу славную землю и продала душу дьяволу! Что нам с ней делать? Разве эта блудница не заслуживает наказания?

— Да! Да! Заслуживает! — восторженно взревела толпа.

— Мы заставим ее расплатиться за все грехи, — продолжил предводитель смутьянов. — Мы высечем ее, как секли наш бедный народ по ее приказу. Или поступим с ней так же, как она поступала с нашими друзьями и товарищами — — соратниками в борьбе за свободу. Что она сделала с ними? Я спрашиваю вас, братья, что она с ними сделала?

Раздался оглушительный гул, который, казалось, ввинтился Шине прямо в уши.

— Эта мерзкая тварь сожгла их! — прокричали они.

— Поступим же так и мы с ней! — провозгласил проповедник. — Пусть она испытает такие же мучения, которым подвергала других. Давайте помолимся за то, что, пока она горит, наш король освободится от нее и ее чары исчезнут.

— Сжечь ее! Сжечь ее! На костре! — закричали они в унисон.

Резким движением Шина вырвалась и схватила за руку мужчину, стоявшего на дереве.

— Глупец, посмотрите на меня! Я же молода! Мне всего лишь семнадцать лет! Неужели вы и впрямь считаете, что я герцогиня де Валентинуа? Она же гораздо старше меня.

Он посмотрел на нее.

— Дьявол подарил вам красоту. Посмотрим, спасет ли он вас сейчас.

С ужасом, который невозможно было передать словами, девушка увидела, что его глаза напоминают глаза дикого зверя, безжалостного фанатика, доведенного до безумия. Она также заметила, что от произнесенной им исступленной речи на его губах появилась пена и он в любую минуту начнет корчиться в припадке.

Он отдернул руку и вновь воззвал к толпе:

— Вы приняли верное решение, братья! Всевышний благоволит нам. Но торопитесь, братья, дабы сатана, который покровительствует ей, не придал ей сил и не позволил убежать.

С немыслимым ужасом Шина почувствовала, как крепкие руки снова схватили се. Ей стало ясно, что вырваться теперь невозможно. Оба крестьянина стискивали ее хрупкие руки словно железными клещами. В то же время она видела, что они старались не приближаться к ней, как будто одна лишь ее близость наводила порчу.

Они касались ее, но при этом боялись, и, осознавая всю беспомощность, Шина знала, что бы она ни сказала, ей не удастся убедить их в том, что она не герцогиня де Валентинуа.

Проповедник уже начал читать молитву — молитву благодарности Богу за то, что он отдал на их суд любовницу короля, а также за то, что предоставил им возможность избавить Францию от кары, которая лежала на ней последние десять лет.

— Отправь ее, о Всевышний, в геенну огненную! Пусть ее порочное тело сгорит и обуглится, прежде чем черви источат его. Пусть собаки съедят ее сердце, а хищные птицы выклюют глаза.

«Это не может быть явью! Такое не может со мной происходить», — думала Шина. Она тоже хотела молиться, но не могла припомнить слов молитвы. Плененная, она могла лишь неподвижно и безропотно стоять, осознавая странную беспомощность, которая не позволяла ей закричать или снова воззвать к милосердию.

Шина наблюдала, как мужчины торопливо принесли из леса высокий столб и установили его в центре просеки. Один из них взобрался на плечи другого и вбил столб на нужную глубину. Остальные тем временем складывали вокруг столба поленья, сучья и ветки деревьев. Вскоре куча дров достигла трех футов в высоту.

И тут Шина поняла, что все готово к мучительной казни на костре. Словно ожидая новых указаний, изуверы повернулись к проповеднику, который продолжал молиться. Из его рта по подбородку и бороде струйкой стекала слюна.

Теперь девушка вспомнила яростные крики единоверцев этих людей, когда герцогиня и король поднимались по ступеням во дворец, а Мария Стюарт сказала ей, что этих людей сожгут на костре. Теперь она знала, что именно так все и было, хотя ни разу не слышала, что же с ними действительно стало.

У нее не осталось надежды. Отсрочки не будет, и Шина могла лишь молиться, чтобы ее врожденная гордость придала ей сил и чтобы она не умерла позорной смертью, не подобающей храброй дочери шотландского народа.

Шина отдавала себе отчет в том, что умолять этих безжалостных и невежественных людей бесполезно. Все, что она скажет, они посчитают лишь хитроумной дьявольской уловкой. Эти люди свято верили в правильность своих действий, в истинность своих слов. Они были настоящими фанатиками, не желающими слушать никаких доводов.

К ней подошел человек, кинувший полено к столбу последним. Это был крепкий дородный мужчина, и, судя по его выпуклым мышцам и кожаному фартуку, Шина догадалась, что это кузнец. Он крикнул проповеднику, прерывая его молитву:

— Исчадие ада уже готово к сожжению?

Проповедник резко прекратил молиться.

— Она готова, — ответил он. — Привяжите ее к столбу .крепко, чтобы сатана не явился на своих черных крыльях и не забрал ее.

Кузнец немного помолчал.

— Она останется одетой, — спросил он, — или, как и наши братья, в одной рубахе?

— Разве мы должны обращаться с блудницей лучше, чем они обращались с теми, кто обрел покой в раю? — вопросом на вопрос ответил проповедник.

Шина пыталась сопротивляться, но ничего не могла поделать, силы были слишком неравны. Кузнец схватил своей огромной рукой ее бархатный камзол и одним рывком сорвал его с плеч. Янтарные пуговицы посыпались в разные стороны и покатились по земле. Девушка старалась удержать руками юбку, но он сорвал и ее.

Шине пришлось прекратить сопротивление. Она прикрыла остатками разодранной рубашки обнаженную грудь. Кузнец поднял ее на руки и понес к столбу. Шина чувствовала исходящий от него острый звериный запах, а также запах беспокойства и страха.

Он поставил ее на кучу хвороста, и несколько человек начали привязывать ее к столбу веревками, обвивая ими ее туловище от талии до колен.

Шина вновь попыталась схватиться за рубашку и прикрыть грудь, но это оказалось невозможным. Она стояла обнаженная до пояса и каким-то странным образом понимала, что глаза тех, кто обматывал ее веревками, были наполнены нескрываемой ненавистью и отвращением.

Ее привязали очень крепко. Веревки врезались в ее нежное тело и причиняли невыносимую боль, но даже думая об этом, она поняла, как глупо было жаловаться на боль, если через несколько мгновений станет еще хуже.

Шина сложила руки на груди и почувствовала, что ее трясет от страха. Но в то же время ей хватило самообладания, чтобы еще раз обратиться с мольбой, — Я хочу говорить, — воскликнула она. — Выслушайте меня! Выслушайте!

Все разговоры прекратились.

— Я невиновна, — продолжила Шина. — Я не герцогиня де Валентинуа. Я приехала в вашу страну из Шотландии. Если вы сожжете меня, то вы сожжете человека, который не причинил вам никакого вреда. Поверьте мне, ибо я говорю правду и во имя Господа милосердного заклинаю вас отпустить меня.

На какое-то время воцарилось молчание, но потом проповедник громко выкрикнул:

— Это уловка! Она лжет, чтобы спасти себя! Это уловка!

Не слушайте ее, братья, и выполняйте волю Господа, который велит вам освободить мир от подобной ереси!

Торопливо, словно им было стыдно слушать Шину, крестьяне приступили к выполнению указаний своего главаря.

Один из них поджег факел, другие подбежали к нему и подожгли свои, защищая руками пламя от ветра.

Шина закрыла глаза. Она думала о родной Шотландии, о тишине и покое вересковых пустошей, о ручейке, который весело журчал у них в саду, пробегая по камням. Она думала о матери и чувствовала, что она рядом с ней, — Господи, придай мне храбрости, — прошептала она. — Пусть они не увидят, как сильно я напугана. Прошу тебя, Господи, не дай мне закричать от боли.

Шина почувствовала запах дыма. Затем открыла глаза и увидела, как крестьяне уже поджигают нижние поленья. Пройдет какое-то время, прежде чем пламя коснется ее, но уже сейчас маленькие огоньки замелькали в хворосте, пробегая по ветке и исчезая, но появляясь в другом месте.

Проповедник снова обратился к молитвам:

— Мы сжигаем эту женщину, о Всевышний, чтобы сжечь грехи всех, кто порочит славное имя Франции. Уничтожь ее, а также и тех, кто притесняет бедных и голодных, возвеличивая богатых и знатных. Помоги нам избавиться от разврата и греха и спаси нашего короля, чтобы он правил нами со свободным и чистым сердцем.

Остальные присоединились к молитве.

— Сожги ее, Господи! Сожги ее! И пусть зло, которое она совершила, умрет вместе с ней.

— Сожги ее! Сожги ее!

Эти слова повторялись снова и снова. Пламя разгоралось все выше. Дым начал разъедать ей глаза, они слезились.

Голос проповедника становился громче и взволнованнее.

Он словно впал в бешенство.

— Пусть всех развратных блудниц постигнет такая же участь, — кричал он. — Да обрушатся на них гнев и кара Господни. Пусть они мучаются в аду, который сами и сотворили. Гореть им, как горели наши братья, принявшие смерть за правое дело. Но пусть они испытают не только телесные, но и душевные муки.

Шина вдруг почувствовала огонь возле ноги и еле сдержала крик, когда пламя поднялось до се шеи. Огонь наступал. Она сгорит, ее тело станет обугленным и безжизненным, и никто не узнает, что с ней случилось.

Шина хотела закричать, но гордость заставляла хранить молчание.

— Боже, спаси меня! — прошептала она, и в этот момент в ней проснулось безудержное желание позвать кого-нибудь на помощь.

Ее отец — как он далеко! У нее нет друзей, никто не вспомнит о ней, когда она умрет.

Неожиданно в се сознании появилось лицо герцога, и в это время она услышала, как люди, стоявшие вокруг костра, что-то закричали. Но это был не крик восторга, а крик страха, — Они приближаются!

Шина отчетливо расслышала эти слова, а потом топот копыт, незнакомые голоса и стоны раненых. Она увидела всадника, который на всем скаку подлетел к проповеднику и пронзил его клинком. Тот еще мгновение стоял на бревне с открытым ртом и выпученными глазами, а потом рухнул навзничь. По его одежде заструилась кровь.

Шине казалось, что лошади и люди были повсюду. Пламя снова принялось лизать ее ноги, и Шина закрыла глаза, пытаясь не закричать. Затем она поняла, что какие-то люди оттаскивают поленья и хворост от столба.

Раздавались крики ужаса и агонии, фырканье коней и звон сбруи. Кто-то перерезал веревку, которой ее привязали к столбу. Она наверняка упала бы, но чьи-то руки успели поддержать се.

Шина знала, кто это был, но не отваживалась открыть глаза. Не то чтобы она не хотела его видеть, просто стыдилась своей наготы, своей обнаженной груди, немного закопченной дымом, и еле прикрытых разорванной рубашкой бедер.

Шину укутали в мягкую бархатную накидку, и чьи-то сильные руки подняли ее.

— Она сильно обгорела? — спросил кто-то, и Шина слышала, как голос герцога прямо над ее головой ответил:

— Думаю, что нет, но потрясение было колоссальным.

Бедное дитя!

Она никогда еще не слышала столько сострадания и теплоты в его голосе. Удивленная больше чем когда-либо, Шина открыла глаза и посмотрела на герцога де Сальвуара. Его лицо было совсем рядом с ней.

— Успокойтесь, все хорошо, — тихо сказал он. — Вы спасены.

К ужасу Шины, самообладание уступило место слезам.

Рыдало все се существо. Шина уткнулась лицом в плечо герцога и плакала навзрыд, как плачет ребенок, который испугался темноты.

— Все хорошо, все хорошо, — шепотом повторял он.

Герцог усадил ее в свое седло, а сам сел позади. Шум и крики смолкли. Де Сальвуар и Шина медленно ехали через лес.

Постепенно буря ее слез стихла. Она по-прежнему прижималась к сильному плечу своего спутника и так же всхлипывала. К счастью, теперь она уже не находилась во власти шквала эмоций, который не могла контролировать.

— Все хорошо, Шина, — еле слышно повторил он. — Слава Богу, вы в безопасности.

В этот момент девушка подумала, что раньше даже не представляла себе, насколько сильными могут быть руки мужчины.

Глава 9

Шина с закрытыми глазами лежала на кровати. Она чувствовала, как напряжение постепенно покидает ее тело, позволяя ровно и свободно дышать. Лекарь смазал ее обожженные ноги и перевязал их. Теперь они были укрыты мягким шелковым покрывалом с гербом Шотландии.

Девушка с трудом припоминала тот ужас и ту панику, которые овладели ею при мысли о неминуемой смерти. Теперь ей казалось, что никогда раньше жизнь не казалась ей такой желанной, такой замечательной, такой волнующей и многообещающей.

Шина вспомнила, как однажды они с отцом наблюдали за солдатами, отправляющимися на битву. Когда они прошли, весело насвистывая и махая крестьянам, которые приветственными криками подбадривали их, сэр Юэн сказал:

— Они охотно отдают жизни; им больше нечего дать.

Любуясь залитыми солнечным светом вересковыми полями, заснеженными вершинами гор и слушая, как волны разбиваются о берег, Шина тогда подумала, насколько это должно быть трудно, отдать свою жизнь; как неописуемо сложно добровольно отправиться туда, откуда нет возврата.

Шина понимала, что, привязанная к столбу и умоляющая Всевышнего придать ей сил и наделить мужеством, она страстно хотела жить. Теперь же она была убеждена, что жизнь, какой бы сложной, запутанной и коварной она ни казалась, в любом случае предпочтительнее темной и неопределенной смерти.

— Я жива!

Шина про себя повторяла эти слова, пока неожиданно не произнесла их вслух. Она открыла глаза и увидела, как в ее комнату входит герцогиня де Валентинуа.

На мгновение Шина съежилась, ненавидя герцогиню за перенесенные из-за нес страдания. Потом она заметила слезы на прекрасном лице герцогини, когда та приблизилась к кровати и нагнулась, чтобы взять руку Шины.

— Как мне выразить словами свои чувства, славная моя девочка? Ведь вы приняли эти страдания из-за меня, — произнесла она мягким тихим музыкальным голосом.

— Со мной… все… в порядке, Ваша светлость, — ответила Шина, ощущая неловкость от того, что лежит и смотрит герцогине в глаза снизу вверх.

— Наоборот. Это непорядок. Это не правильно и бесславно, когда гость из другой страны, живущий под покровительством нашего двора, подвергается подобному обращению. Если бы не герцог де Сальвуар, Бог знает, что могло бы случиться с вами.

— Герцог де Сальвуар? — переспросила Шина.

— Да, именно он, — ответила герцогиня. — Это он вас спас. Разве вы не знали?

— Я… я знала, что он пришел мне на помощь, когда… когда огонь начал… жечь мне ноги, — запинаясь, сказала Шина. — Но я так и не поняла, почему он там оказался.

— Герцог с друзьями совершал верховую прогулку, — начала объяснять герцогиня де Валентинуа. — Он встретил грума, который вел охромевшую лошадь обратно во дворец, и спросил его, что произошло. Тот рассказал, что вы ускакали одна и что ему не удалось вас догнать.

Герцогиня прервалась на минуту, а затем продолжила ласковым голосом:

— Любой другой мог не придать этому значения, но герцог обладает удивительным чутьем, которое неоднократно помогало ему на войне и которое помогло ему на этот раз спасти вам жизнь. Герцог де Сальвуар почувствовал — как говорят старики-крестьяне — нутром, что вы в беде. Он позвал своих друзей, которые направлялись в другую сторону, и собрал всех вместе. Он рассказал им то, о чем никто из нас тогда не знал. Оказывается, герцог слышал о шайке реформатов, которые собирались в тайном месте где-то в лесу и чинили заговоры против ревнителей истинной веры.

— Он знал, что они там? — спросила Шина.

— Не совсем, — ответила герцогиня. — Ему лишь неофициально сообщили, что одному из лесорубов нельзя доверять. Сплетня, только и всего. Их много летает по апартаментам дворца, и никто не придает им значения. Герцог же запомнил эту сплетню.

Герцогиня слегка вздохнула и присела на край кровати, держа руку Шины в своих руках.

— Я всей душой благодарю Бога, что герцог поспел вовремя, — продолжила она. — Я отправила подарки в Нотр-Дам и в монастырь Ле Фий де Дье в знак благодарности за ваше удивительное спасение.

Затем герцогиня нагнулась и мягкими нежными пальцами убрала Шине волосы со лба.

— Что вам только пришлось пережить, бедное дитя. Невозможно представить себе тот ужас, который вы испытывали, когда эти ужасные люди так грубо обращались с вами.

— Я рада, что это случилось не с вами, Ваша светлость, — ответила Шина и, к своему удивлению, произнесла эти слова совершенно искренне.

— Вряд ли я была бы такой же храброй, как вы, — призналась герцогиня. — Герцог де Сальвуар сказал мне, что вы не кричали, не плакали, не молили злодеев о пощаде, а просто стояли, обратив взор к небу. У кого из нас хватило бы мужества встретить смерть подобным образом?

— Тем не менее я боялась, мадам, — откровенно призналась Шина. — Неописуемо, жутко боялась. По-моему, эти люди были совершенно безумны.

— Очень безумны, как разумом, так и душой, — ответила герцогиня.

С этими словами она встала, подошла к окну и снова вернулась, возбужденно сжимая руки. Каждое ее движение было наполнено удивительной грацией и красотой. Но сейчас Шина впервые заметила следы тревоги на ее лице, которое выражало несомненные мучения от собственных мыслей.

— Они собирались убить меня, — тихо сказала герцогиня, словно разговаривая сама с собой. — Они хотели убить меня — возможно, так было бы даже лучше.

Шина промолчала, и герцогиня де Валентинуа так же тихо продолжила:

— Вы даже не представляете, как я молилась, чтобы этим реформатам не разрешали беспокоить наших добросердечных миролюбивых крестьян. Но где бы они ни появились, там тут же вспыхивают волнения.

— Чего же они добиваются? — спросила Шина.

— Вам известно, что это движение захлестнуло всю Европу? — ответила герцогиня. — Такие люди есть и в вашей родной стране. Их лидера, насколько я знаю, зовут Джон .Нокс. Там, где их много, они зовут себя реформатами, хотя иногда их называют протестантами. Они всегда пытаются увести людей с пути истинной веры, увести от служения Господу и преданности королю.

Герцогиня вздохнула и усмехнулась.

— Я всего лишь стала своего рода козлом отпущения! — .объяснила она. — На моем месте мог оказаться кто угодно.

Но из-за моего нынешнего положения при дворе меня легко .обвинить во всех смертных грехах и злодеяниях, известных человечеству.

Она всплеснула руками от беспомощности и продолжила:

— Но в действительности они требуют отмены католической веры, веры наших отцов, веры, на которой зиждется — Франция с того самого дня, как христианство принесло свет в этот мир.

— И какую религию они предлагают взамен? — спросила Шина.

— В этом-то и дело, — ответила герцогиня. — Если бы они предложили что-нибудь отличное, скажем, другого Бога, другую Троицу, их можно было бы понять. Но они отнимают у человека веру, не давая взамен ничего, кроме желания разрушать все привычное, устоявшееся, справедливое и достойное.

Герцогиня де Валентинуа говорила с таким чувством, что Шина не могла остаться равнодушной, хотя в глубине души И понимала, что герцогиня, несмотря на благие намерения, ведет явно порочную жизнь.

Очаровательная любовница французского короля снова присела на кровать.

— Я хочу рассказать вам кое-что еще, малышка Шина, — сказала она. — Я не рассказывала этого никому, даже Его Величеству королю. Несколько недель тому назад, когда реформаты ополчились против меня и высказали такое, от чего щемит сердце любой женщины, я пошла к кардиналу де Гизу.

Вы знаете его?

Шина кивнула. Она видела кардинала: высокого, величественного и очень внушительного в своей красной мантии.

Однажды, когда она преклонила перед ним колени в коридоре, тот протянул руку, и она почтительно поцеловала его перстень.

— Я рассказала кардиналу, — продолжила герцогиня де Валентинуа, — что глубоко обеспокоена тем, что происходит во Франции, и спросила, должна ли я оставить мирскую жизнь и постричься в монахини. «Направьте меня на путь истинный, Ваше Преосвященство», — умоляла я его…

Голос герцогини неожиданно оборвался, и Шина, внимательно слушая, понимала, что такое решение могло прийти после долгих и мучительных ночей, проведенных в молитвах, борясь с совестью и желанием служить Франции.

— Что сказал кардинал? — спросила Шина, до такой степени очарованная словами герцогини, что чувствовала ответ.

— Вначале он не сказал ни слова, — ответила герцогиня. — Я не могла больше вынести молчания и воскликнула: «Как я могу лучше послужить Франции?» Кардинал покрутил свой тяжелый перстень. «Самоотверженностью, — ответил он мне. — У герцогини де Валентинуа более высокая миссия, нежели уход в мирскую жизнь, даже во имя служения Богу. Эту миссию может выполнить лишь она и никто другой».

— Он сказал вам остаться! — воскликнула Шина.

Герцогиня склонила голову, словно бремя ответственности было действительно невыносимым.

— Кто еще стал бы помогать королю? — спросила она. — Кто еще указал бы ему на трудности и опасности управления государством, о которых он не узнал в свое время от отца?

Кто еще был бы достаточно силен, чтобы избавить Францию от людей, которые постоянно пытаются уничтожить ее душу?

Герцогиня вскочила на ноги.

— Пытки, смерть и костер! — в возбуждении воскликнула она. — Разве этому учил нас Иисус? Но что остается делать? Бросить невинных людей одних, обречь их на вечные страдания? Позволить этим фанатикам — а они именно фанатики — погубить монархию и всю нашу страну?

Герцогиня сложила руки, как при молитве.

— Их нужно уничтожить! — прошептала она. — Обязательно! Во что бы то ни стало!

В ее тоне слышалось столько чувства и волнения, что у Шины на глазах появились слезы. Затем она тихим голосом спросила:

— Люди, которые пытались убить меня, что… что с ними будет?..

Герцогиня де Валентинуа резко повернулась к ней.

— Оставшиеся в живых найдут смерть на костре.

— О нет! Только не это! — умоляюще воскликнула Шина.

— Это необходимо сделать, — тихо, но решительно произнесла герцогиня. — Не только потому, что они пытались убить меня и схватили вас по ошибке, но и потому, что они восстали против Бога, в которого мы свято и беззаветно верим, и против веры, в которой заключается наша единственная надежда на спасение.

На мгновение Шина закрыла глаза. Почему-то ей казалось, что герцогиня де Валентинуа так же фанатична в ее убеждениях, как и проповедник реформатов в своих. Разве нельзя по-другому? Без крайностей, спокойно, более благоразумно, ведь так, в мире, легче жить всем.

Затем она услышала тихий голос герцогини:

— Вы устали. Я слишком долго разговаривала с вами.

Простите меня, но то, что случилось с вами, глубоко потрясло меня, хотя, конечно, меньше, чем вас.

Она нагнулась и легонько коснулась губами лба Шины.

Девушка почувствовала легкий сладкий аромат цветов, ощутила прикосновение белого шелкового платья на своих руках В следующее мгновение герцогиня вышла из комнаты, закрыв за собой дверь.

Шине показалось, что далеко позади остались бесчисленные вопросы, на которые, по-видимому, она никогда не найдет ответа. Ощущая ужасную усталость, Шина вскоре задремала. Спала она недолго. Она резко проснулась, когда открылась дверь и снаружи послышалось чье-то приглушенное хихиканье и раздался легкий смех. Шина повернула голову и увидела Марию Стюарт в сопровождении нескольких человек. В руках юная королева держала огромный букет белых гвоздик.

— О, вы проснулись, Шина! — радостно воскликнула она, — Ваша горничная грозилась наказать нас, если мы вас разбудим. Настоящий цербер! Как я восхищаюсь шотландцами, когда они впадают в гнев!

Подойдя ближе, Мария Стюарт положила гвоздики на шелковое покрывало и сказала:

— О Шина, мы так волновались за вас. Какое кошмарное приключение! И в то же время как это волнующе — взойти на костер, на огненный эшафот, и выжить! Такое запоминается на всю жизнь!.. Вам будет о чем рассказать потомкам!

— Эту историю я забуду с превеликим удовольствием, — слегка улыбаясь, ответила Шина.

— Расскажите нам, на что это было похоже, — попросила Мария Стюарт. — Вам было страшно? Вас сотрясала дрожь или в то же самое время вы чувствовали восторг от того, что ваша душа готова улететь в рай?

— Боюсь, сейчас я уже не вспомню точно, что именно тогда чувствовала, — извиняющимся тоном ответила Шина.

— О, вы разочаровываете меня, — обиженно надулась Мария Стюарт. — Я часто представляла себе, каково это, встретить смерть — на костре или на плахе. Я даже иногда мечтала идти навстречу палачу и видеть, как блестят его глаза под черной маской.

По телу Шины прокатилась дрожь, и она закрыла лицо руками.

— Нет, нет! — воскликнула она. — Не говорите так.

Спутники Марии Стюарт разразилась веселым смехом.

— Ее Величество всегда представляет себя в центре какой-нибудь чудовищной драмы, — поддразнила одна из фрейлин. — Однажды она в точности рассказала мне, что чувствуешь, когда тонешь в море.

— Существует много способов умереть, — продолжила Мария Стюарт, — и Шина пережила один из них. Она должна рассказать нам, каково это. Должна!

— Не сейчас, — быстро ответила Шина, зная, как настойчива может быть временами молодая королева, когда чего-то хочет. — Мне нужно время, чтобы собрать воедино все мысли и подобрать нужные слова.

— Тогда расскажу я, чтобы вы все стали панически бояться темноты. Возможно, именно так я и умру, — начала Мария Стюарт, вновь переводя внимание на себя. — Я почувствую, как пламя поднимается ко мне, услышу треск горящих веток и представлю себе, что через несколько секунд моя белая плоть обуглится и станет черной.

Одна из спутниц королевы, молодая француженка, вскрикнула:

— Пощадите нас, Ваше Величество! Выбросьте навсегда из головы такие мысли! Мы пришли сюда, чтобы выразить наше искреннее сочувствие мадемуазель Шине Маккрэгган, а не заставлять ее переживать этот кошмар снова и снова!

— Прошу прощения, если я вела себя бестактно, — извинилась Мария Стюарт, обаятельно улыбнувшись. — Чтобы немного взбодрить вас, Шина, мы приготовили лекарство.

— Какое же. Ваше Величество? — спросила Шина.

— Мы договорились встретиться здесь со знаменитым предсказателем Ее Величества королевы Екатерины. Сам Нострадамус обещал прийти. Что вы об этом думаете?

— Думаю, что хороший вечер пройдет впустую, ведь можно было бы заняться чем-то более интересным, — ответила Шина.

Мария Стюарт от души рассмеялась.

— Разве это не похоже на нашу дорогую Шину? — сказала она. — Вы всегда такая здравомыслящая и практичная и, наверное, думаете, что у нас куриные мозги. Но сегодня быть по-моему! Я просто мечтаю услышать предсказания великого Нострадамуса!

— И мы тоже! — раздался восторженный хор голосов.

В дверь негромко постучали.

— Вот и он! — воскликнула Мария Стюарт. — Быстрее впустите его!

Кто-то бросился выполнять ее приказание, и скоро в дверях показался низкий худой мужчина средних лет, с глубоко посаженными глазами, высокими скулами и длинными пальцами с большими костяшками. Под мышкой он нес несколько свертков бумаги, и Шина заметила, что его камзол был потертым, а штаны не раз подвергались штопке.

Нострадамус низко поклонился. Мария Стюарт протянула ему руку для поцелуя.

— Мы много наслышаны о вас, сударь, — начала она. — Мы слышали, что ваши предсказания неизменно сбываются и что вы видите будущее точно, как никто другой в целом мире.

— Ваше Величество льстит мне, — ответил Нострадамус негромким глуховатым голосом, который, казалось, доносился из самой глубины его тела.

— Откройте нам наши судьбы, сударь! — попросила Мария Стюарт. — Расскажите, что вы видите в будущем.

Нострадамус вежливо улыбнулся.

— Вы молоды, Ваше Величество, — произнес он, — и будущее так далеко, что вы совершенно не страшитесь его.

Но очень скоро будущее станет настоящим, а потом и прошлым.

— Расскажите, какой вы видите в будущем меня, — настаивала Мария Стюарт. — Суждено ли мне надеть три короны? Стану ли я когда-нибудь королевой Франции, Шотландии и Англии?

Нострадамус изучающе взглянул на юную королеву, затем прошел по комнате и положил свои свертки на маленький секретер, стоявший возле окна.

— С разрешения Вашего Величества, — сказал он, показывая на стул.

— Разумеется, разумеется, — нетерпеливо согласилась Мария Стюарт.

Предсказатель неторопливо развернул свои записи.

— Когда вы родились, Ваше Величество? — спросил он.

Это оказался лишь первый вопрос из длинного списка.

Нострадамус очень медленно записывал все ответы длинным гусиным пером, которое неприятно поскрипывало при соприкосновении с бумагой.

Наконец он сказал:

— Вы прекрасны, Ваше Величество, и мужчины всегда будут любить вас, но ваша красота, к сожалению, не принесет вам счастья. Ревность всегда останется вашим грозным врагом, особенно когда она будет исходить от одной женщины, которая носит корону. Вижу в будущем ваше замужество; вы станете вдовой и супругой недостойного вас мужчины.

На мгновение предсказатель замолчал. В комнате воцарилась тишина. Все очень внимательно его слушали. Нострадамус снова заглянул в свои записи и продолжил:

— Вас неизменно окружают сердца и клинки, насилие и слезы. Вы скоро наденете корону. Вы будете страстно любить и будете так же страстно любимы. Но давайте на этом закончим, Ваше Величество.

— Нет, нет. Рассказывайте! Продолжайте! Рассказывайте все, что видите! — приказала Мария Стюарт.

Нострадамус закрыл записи.

— Это все, — тихо сказал он.

В выражении его лица было нечто такое, что заставило Шину осознать его нежелание рассказать больше, чем он мог бы сообщить.

— Это все, — повторил Нострадамус.

— По крайней мере моя жизнь будет интересной, — воскликнула Мария Стюарт, сверкнув глазами. — По крайней мере я не буду скучать. Любовь! Это то, от чего женщине никогда не бывает скучно. Разве не так, сударь?

— Любовь приходит к разным людям по-разному, — ответил предсказатель, — особенно к королевам.

— Королевы тоже женщины, — сказала Мария Стюарт.

Нострадамус принялся сворачивать свои бумаги.

— Подождите! — воскликнула юная королева. — Вы не предсказали будущее моим друзьям. А как же мой жених, дофин?

— Сожалею, Ваше Величество, но я не предсказываю будущее сразу нескольким людям, — ответил он, — Возможно, я сделаю это в другой раз.

— Да, да, разумеется, — ответила Мария Стюарт. — Мы придем к вам завтра.

Было очевидно, что, узнав свою судьбу, она уже не слишком интересовалась судьбами других.

Нострадамус взял свои бумаги под мышку и повернулся. к двери. И тогда, словно впервые заметив лежавшую в постели Шину и как будто повинуясь непонятному зову, знаменитый предсказатель подошел к ней.

— Это с вами, сударыня, произошел этот неприятный случай сегодня утром? — спросил он.

Шина утвердительно кивнула.

— Во дворце только о вас и говорят, — продолжил Нострадамус. — Позвольте выразить сочувствие по поводу того, 'что вам пришлось пережить.

— Благодарю вас, сударь, — тихо поблагодарила Шина.

Предсказатель внимательно посмотрел на нее и низко поклонился.

— Иногда такое печальное испытание для тела может обернуться великой радостью для сердца, — сказал он.

Шина удивленно посмотрела на него, но, прежде чем успела задать ему вопрос или даже понять сказанное, Нострадамус поклонился и вышел.

Мария Стюарт по-прежнему оживленно щебетала о своем будущем.

— Любовь и опасность! Всегда ли они вместе? — спросила она и задорно рассмеялась на остроумную реплику одного из молодых придворных.

Болтая и смеясь, веселая компания удалилась из комнаты Шины в поисках нового развлечения.

После их ухода в комнате установилась странная тишина; теперь Шина наконец могла сосредоточиться и вспомнить, что с ней недавно случилось. Она снова почувствовала унижение, которое испытала, когда фанатики-реформаты сорвали с нее одежду, и ужас при воспоминании о том, как кузнец нес ее к месту предстоящей казни.

Она погрузилась в воспоминания и не слышала, как открылась дверь. Девушка вздрогнула от испуга, когда подняла глаза и увидела герцога де Сальвуара, стоявшего рядом с ней.

На какое-то мгновение ею овладел гнев из-за того, что он вошел так тихо, а она не слышала этого и не имела возможности позволить ему войти.

Шина неожиданно вспомнила, что герцог видел се обнаженной и укутал в свою накидку. Ее бледное лицо тут же покраснело.

— Вам лучше? — спросил он.

— Д-да, благодарю вас, Ваша светлость, — не поднимая глаз на герцога, ответила Шина.

Ей было трудно говорить, и она молилась, чтобы он скорее ушел, потому что у нее в горле застрял ком. Однако герцог не желал уходить. Он взял стул, поставил его рядом с кроватью и сел.

— Лекарь, осматривавший вас, сказал мне, что ваши ноги не так сильно обгорели, как он и предполагал.

— Они уже не болят, — ответила Шина.

Де Сальвуар внимательно посмотрел на нее, и через некоторое время она заставила себя сказать:

— Я… я должна поблагодарить Вашу светлость за спасение.

— Вам не за что меня благодарить, — тихо ответил он.

— Наоборот, — настаивала Шина. — Герцогиня сказала мне, что если бы не вы, меня бы… меня бы здесь не было.

Вы спасли мне жизнь!

— Как вы могли быть настолько непредусмотрительны, что оставили грума в лесу и поехали дальше одна, без сопровождения?

Шина вспомнила, почему она была так сердита, почему захотела поскорее выбраться из дворца и скакать по лесу до тех пор, пока либо она сама, либо ее конь не устанут. Но как она могла открыть мотивы своего поведения, пусть и безрассудного, герцогу? Шина снова покраснела.

Де Сальвуар, казалось, догадался о ее чувствах и, не дожидаясь ответа, продолжил:

— Его Величество король приказал, чтобы впредь никто не смел покидать пределов дворца без сопровождения вооруженного дворянина и двух грумов. Вас спасло настоящее чудо.

— Но, как я поняла, людей, которые… которые схватили меня, казнят, — сказала Шина.

— На их место придут другие, — ответил герцог. — Иногда мне кажется, что мы пытаемся сдержать накатывающуюся морскую волну голыми руками.

В его голосе прозвучал цинизм, очень не похожий на рьяный фанатизм герцогини.

— Но, возможно, эти люди правы, — продолжила Шина.

— Как разобраться в том, кто прав, а кто нет? — спросил герцог. — Разве вы не задавали себе этот вопрос с того самого момента, как оказались при французском дворе?

Шина удивленно посмотрела на него. Ее поразило, как точно он угадал ее растерянность и то, что ей было очень трудно в первые часы своего пребывания в Париже составить правильное представление о чем-либо или ком-либо.

К се изумлению, герцог нагнулся и положил свои ладони на ее руки. От прикосновения его сильных пальцев девушка почувствовала неожиданную скованность; она не могла пошевелиться, ей было даже трудно дышать.

— Уезжайте из Франции! — резко сказал де Сальвуар. — Возвращайтесь в Шотландию, пока вас не испортили здешние нравы и вы не разочаровались в жизни и людях. Вы приехали сюда такой жизнерадостной, такой уверенной в себе и в своей искренней преданности юной шотландской королеве. Если вы останетесь здесь надолго, вы будете сбиты с толку, несчастны и, кто знает, возможно, так же циничны, как и я.

На последних словах он усмехнулся и встал со стула.

— Уезжайте, малышка Шина, — повторил он. — Мой вам совет. Во дворце творятся вещи, которые я не могу объяснить, а вы слишком молоды, чтобы их понять. Но если вы воспользуетесь моим советом, то последуете за своим письмом как можно скорее.

— Моим письмом? — удивилась Шина.

— Я отправил его вашему отцу, — объяснил он. — Оно доверено надежному человеку. Ваш отец его скоро получит.

— Благодарю вас, Ваша светлость, — сказала Шина и быстро добавила:

— Я так и не поблагодарила вас как следует. Вы не дали мне возможности сказать, насколько я признательна вам за то, что вы пришли, что спасли меня… от… неминуемой… смерти.

Она не смогла понять выражение лица герцога.

— Вероятно, я услышал ваш зов, — неожиданно сказал он, и, прежде чем Шина успела прийти в себя от изумления, вышел из комнаты.

Она была настолько удивлена, что повернула голову и посмотрела на дверь. Что он имел в виду? Ведь она не звала его. С ее губ не сорвалось ни единого слова.

В глубине ее сердца что-то произошло. Не воспоминание, а нечто необъяснимое, нечто неопределенное ощутила она в этот миг. Возможно, это был отзвук того, что она тогда почувствовала и чего не могла выразить словами. Что это?

Она не могла объяснить.

И вдруг совершенно неожиданно, как солнечный свет проходит через оконное стекло, Шина поняла, что, несмотря на ужас, отчаяние и страх, которые ей пришлось пережить, она чувствовала, что не умрет. Она была безошибочно, абсолютно убеждена в том, что будет жить, что ее непременно спасут.

И она точно знала, хотя до этого момента была в этом не уверена, что человек, который спасет ее, — герцог де Сальвуар.

Глава 10

Шина быстрым шагом направлялась в покои Марии Стюарт. Она торопилась, словно ей дорога была каждая минута.

Весь день она только этим и занималась: торопливо занималась какими-то несущественными делами, бестолково суетилась, делая вид, что слишком занята даже для того, чтобы поздороваться с придворными в коридорах.

На самом же деле она изо всех сил пыталась убежать от самой себя, от своих мыслей, от ощущения того, что рано или поздно ей придется разобраться в своих чувствах и признать правоту сказанных герцогом де Сальвуаром слов.

Когда Шина подошла к покоям молодой королевы, то обнаружила первую комнату пустой, а дверь в гостиную слегка приоткрытой. Из нее доносились чуть приглушенные голоса — высокий взволнованный мелодичный голос Марии Стюарт и другой, явно принадлежавший мужчине.

Девушка остановилась, раздумывая, не помешает ли она разговору и стоит ли ей постучать и войти или же подождать, когда собеседник королевы выйдет.

— Не сердитесь на меня, Ваше Преосвященство, — услышала она слова Марии Стюарт. — Не забывайте, я взрослею.

— Я не забыл этого, — послышался тихий низкий голос кардинала де Гиза. — Но взросление влечет за собой новые обязательства, новые обязанности и новую ответственность.

— Я слишком молода для всего этого.

Шина зримо представляла себе тот самый взгляд Марии Стюарт, легкий, из-под длинных ресниц, который она наверняка использовала в беседе с кардиналом.

Кардинал не ответил, и через мгновение юная королева продолжила:

— Я так счастлива здесь, во Франции. Вес так добры ко мне, и теперь у меня, как и у моего жениха, есть поклонники, много поклонников. Ваше Преосвященство заметили это?

— Я заметил, Ваше Величество, — ответил кардинал. — Это хорошо, что вами восхищаются. Но как ваш духовный наставник я не могу не предостеречь вас, что играть с мужскими сердцами — все равно что играть с огнем.

— И все же, как и огонь, любовь и обожание так дивно греют и волнуют, — ответила Мария Стюарт. — Мне нравятся мужчины, Ваше Преосвященство. Мне нравится, когда они собираются вокруг меня. Мне нравится разговаривать с ними. Мне нравится видеть восхищение в их глазах и знать, что они безраздельно находятся в моей власти.

— Ваше Величество очень откровенны, но ваши слова наполняют меня глубочайшей тревогой, — ответил кардинал. — Женщина имеет право на восхищение, но его, как крепкий ликер, нужно смаковать, а не пить большими, жадными глотками.

— Но я не желаю быть предусмотрительной и осторожной, как какая-нибудь матрона преклонных лет! — воскликнула Мария Стюарт. — Хотя я и взрослею, мне хочется всегда оставаться молодой, хочется наслаждаться жизнью, хочется запомнить каждый ее миг. Это так восхитительно!

Возникла пауза, и Шина предположила, что кардинал изумленно смотрит на молодую королеву. Затем де Гиз тихо сказал:

— В вашем окружении так много преданных женщин.

Смею ли я дать вам совет воспользоваться их дружбой и, возможно, научиться у них быть немного более… осмотрительной, более благоразумной, более осторожной с теми, кому вы дарите свои симпатии?

— О, женщины так завистливы и скучны!

В голосе Марии Стюарт прозвучала легкая нотка неповиновения, и Шина представила себе, как алые губки королевы немного надулись. Так бывало каждый раз, когда кто-то не исполнял ее желаний.

— Не все женщины таковы, Ваше Величество — ответил кардинал с некоторым изумлением в голосе. — Например, у вас должно быть много общего с милой барышней Шиной Маккрэгган, которая недавно приехала из вашей родной страны.

Мария Стюарт усмехнулась.

— Шина действительно «милая девушка», как сказали бы Ваше Преосвященство. Но что касается чего-то общего, скажите, в чем наши интересы могут пересекаться? Она постоянно говорит мне о Шотландии, этой бесплодной, холодной, нищей земле. А я люблю Францию. Я хочу жить здесь, при дворе. Я хочу стать вашей королевой.

Шина закрыла рот рукой, чтобы хоть немного сдержать восклицание от услышанного. Что бы подумали ее отец и другие шотландские вельможи, если бы услышали сейчас эти слова королевы?

— А как же Англия, Ваше Высочество? — последовал вопрос кардинала.

— Разумеется, я хочу стать и королевой Англии, — ответила Мария Стюарт. — Три короны! Мне так хотелось бы, чтобы мою голову венчали сразу три короны! Впервые в истории женщина правила бы тремя государствами одновременно. Но Ваше Преосвященство наверняка знает, что не женщины посадят меня на трон, а мужчины — мужчины. которые будут сражаться ради меня; мужчины, которые будут готовы отдать свою жизнь ради меня.

Шина не могла этого больше вынести. Она думала о тех людях, которые погибли, о тех, которые сражались в этот момент, веря, что поступают правильно, готовые переносить невиданные мучения, чтобы их законная королева вернулась в Шотландию и правила ими.

Шина бесшумно прошла через пустую первую комнату назад и вернулась в коридор. Теперь она знала, что миссия, с которой ее прислали, оказалась целиком и полностью невыполнима.

Шина и раньше знала, что Марию Стюарт не интересовали рассказы о героизме и преданности, патриотизме и верности шотландского народа. Она отказывалась взглянуть в лицо правде и часто меняла тему разговора и переходила на обсуждение своих нарядов и украшений, на какой-нибудь бал, который давали накануне, на бал, который скоро состоится. Задумываясь над этим, Шина пыталась найти оправдание легкомысленности Марии Стюарт.

— Она еще так молода, — говорила Шина самой себе. — Она все еще ребенок, зачарованный блестящими безделушками, и не вполне осознает все сложности жизни!

Разговор же, который она только что невольно подслушала, исходил не из детских уст, а из уст женщины, причем женщины, которая хорошо знает, чего хочет, и твердо намерена добиться задуманного.

О Шотландия! Прекрасная Шотландия! Мысли о ней всецело овладели душой Шины. Она отчаянно задавала себе вопрос: что готовит будущее, и как ей сообщить тем, кто возложил на нее эту миссию, хотя бы долю правды?

Не находя ответа, она шла по коридору к огромной лестнице, которая вела в центр дворца. По ее величественным мраморным ступенькам можно было спуститься в центральный зал. Какое-то время Шина стояла наверху и смотрела вниз. Неожиданно она увидела двух человек, которые о чем-то оживленно беседовали.

Поначалу, погруженная в свои мысли, она их не рассмотрела; затем, когда уже начала спускаться, узнала в стоящем спиной к лестнице мужчине герцога. Его собеседница, женщина, с чуть откинутой назад головой, что придавало ей трогательный вид, оказалась графиней Рене де Пуге.

Графиня выглядела очень привлекательно, в свойственной ей слегка бесстыдной и вольной манере. Ее длинные бриллиантовые серьги покачивались и ярко блестели на фоне белоснежной кожи ее шеи. Она что-то говорила с большой искренностью, а потом, когда Шина посмотрела на них, нежно положила руку герцогу на плечо, одновременно прижимаясь к нему, как будто этим простым движением она отдавала ему всю себя.

Неожиданно Шина ощутила странное чувство. Едва ли не боль, как будто кто-то вонзил острый кинжал ей в сердце.

Какое-то мгновение она стояла и смотрела на герцога и графиню, затем повернулась и побежала на дрожащих ногах в свою спальню.

Шина вбежала в комнату, которая, к счастью, оказалась пуста, и заперла за собой дверь. Задыхаясь, она прижалась спиной к двери, но ее частое дыхание было вызвано не только физическим напряжением.

Она простояла так несколько секунд, прежде чем откуда-то из глубины ее души вырвался крик. Пробежав через всю комнату, Шина бросилась на кровать лицом вниз.

Она распознала эту боль, которая, казалось, раздирала ее на части. Теперь она испытывала страдания, которые не могли облегчить слезы.

Это ревность, в этом нет никаких сомнений. Шине пришлось смириться с правдой и принять ее без всякого лицемерия и притворства. Ревность, которая, как ядовитая змея, своими холодными кольцами безжалостно сдавливала ее. Ревность, вызванная тем, что она любит герцога де Сальвуара!

Ей казалось, она знала об этом чувстве с того самого момента, как он пришел ей на помощь, когда она стояла, привязанная веревками к столбу, и языки пламени лизали ее ноги. Она знала это, когда он укутал ее в свою накидку и взял на руки. Она знала это по буре слез и по чувству полнейшей безопасности и покоя, охватившему ее, когда они с герцогом в одном седле возвращались домой.

Теперь ей казалось, что, возможно, она знала об этом даже еще раньше. Шина поняла это по тому чувству, которое нахлынуло на нее при первой встрече с графом де Клодом.

Она думала, что это ненависть, но теперь знала точно — ее чувство гораздо сильнее. Такое бывает, когда женщина наполовину напугана и наполовину очарована мужчиной, который станет ее господином.

— Я люблю его!

Шина прошептала эти слова, понимая их полную безнадежность. Разве недавно она не видела ярость на его лице, когда он тряс ее, как провинившегося ребенка, а потом грубо и бесцеремонно поцеловал, и при этом злобный огонь пылал в его глазах? Он не испытывал к ней любви. Она раздражала и злила его, он презирал ее за то, что ему то и дело приходилось спасать ее от неприятностей.

Шина чувствовала себя оскорбленной недавним унижением и мыслью о том, как герцог застал ее с маркизом в тенистой беседке, когда тот пытался целовать ее. Она снова вспомнила циничную ухмылку на его лице, когда она, растрепанная, выбежала из сада, а граф Гюстав де Клод бежал за ней с ее шалью. Шина вспомнила презрение в голосе герцога, когда она вошла в комнату постоялого двора в Бресте2.

Это произошло в тот самый день, когда она впервые ступила на землю Франции.

Она полюбила его! Это было безумно, смешно, невероятно, немыслимо и в то же время спорить с этим чувством совершенно бесполезно. Здесь не могло быть ошибки. Ее тело пронзила отравленная стрела ревности, когда она увидела, с какой фамильярностью графиня положила руку ему на плечо и придвинулась ближе к нему.

Так, значит, они любовники! Шина была уверена в этом, и тем не менее все ее естество молило, чтобы это оказалось не так.

Неожиданно она поднялась с кровати, на которую недавно упала.

— Я непременно должна вернуться в Шотландию, — произнесла она вслух. — Здесь мне больше нечего делать. Я вернусь домой и постараюсь убедить отца и остальных шотландских дворян в том, что все в порядке и Мария Стюарт оправдает их желания и стремления.

Шина знала, что ставит перед собой трудную, почти невыполнимую задачу, и все же она отказывалась лишить человека тех идеалов, которыми он живет и за которые готов отдать свою жизнь. Пусть шотландцы продолжают верить в то, что Мария Стюарт заботится о них, так же как они заботятся о ней. Шина будет молиться, чтобы они никогда не были разочарованы.

Лицо Шины выражало твердую решительность, когда она села за секретер и взяла перо и лист бумаги.

Шина решила, что напишет отцу о том, что ей необходимо без всякого промедления вернуться домой. По крайней мере ей нужно подготовить его к своему внезапному приезду. Отослав письмо, она отправится в порт в надежде найти корабль и упросить капитана взять ее.

Шина неожиданно испытала острый приступ тоски по величественным, придающим силу и уверенность в себе горам, по прозрачным, кристально чистым ручьям, по холодному, пронизывающему ветру с Северного моря, по неповторимому запаху вереска.

Слишком долго она была уступчивой и спокойной, слишком много времени провела при дворе, где людей заботили исключительно тривиальные вещи: рыцарские поединки, балы, торжественные приемы и маскарады, в общем, все, что составляло ежедневную череду увеселений и забав для тех, кому постоянно хотелось новых развлечений и ощущений.

— Я должна вернуться домой, — прошептала Шина, а потом вдруг с болью поняла, что оставит здесь, во Франции, свое сердце.

В ее жизни больше никогда не будет упоительного очарования этой неповторимой страной, думала она. Она знала это интуитивно. С самого детства Шина мечтала о мужчине, которого она однажды встретит и будет любить всем сердцем, всем своим существом. Она совершенно не представляла себе, что он будет таким, как герцог де Сальвуар. Однако теперь ей стало ясно, что каким-то таинственным образом герцог завладел ее воображением, воплотив в себе все черты героя се грез и сновидений.

Девушка закрыла глаза и поняла, что его красивое усталое лицо навсегда останется в ее памяти, и в каждом мужчине она будет видеть его. Но ни один мужчина не сможет подарить ей счастье, как и она не сможет полюбить другого человека, кроме герцога.

Шина подняла руку и кончиками пальцев коснулась губ.

Он совсем недавно поцеловал се. Она будет это помнить, хотя от того поцелуя осталось лишь горькое воспоминание.

Если бы герцог хотя бы один раз поцеловал ее нежно, в знак дружбы или даже чего-то большего, чем дружба и обычная симпатия, то она могла бы умереть счастливой. Но его поцелуй был как клинок — жестокий, грубый, безжалостный. После него ее бросило в дрожь от непонятного огня, который разгорелся внутри. Теперь она знала — это была любовь.

— Любовь нежна и добра.

Шина вспомнила фразу, которую часто повторяла в детстве. Все ложь. Любовь жестока и беспощадна! Это пламя жгло ее сильнее, чем то, которое зажгли у ее ног реформаты.

— Я люблю его! Я люблю его!

Весь день Шина провела в спальне. Она сочиняла письмо отцу, пыталась составить письмо королю и написала еще одно — Марии Стюарт, в которых она благодарила их за радушие и сожалела, что неизбежные обстоятельства вынуждали ее вернуться домой.

К двери подошла Мэгги и постучала, но Шина не впустила ее.

— У меня болит голова, Мэгги, и я хочу побыть одна, — сказала она и услышала, как обиженная горничная, ворча, пошла прочь.

Пару раз Шина подходила к окну, открывала его и прижималась пылающими щеками к стеклу. Она выглядывала в тихий, залитый солнцем сад, понимала, что в ее душе идет безжалостная битва чувств и для нее нет мира, а только война и хаос.

— Я люблю его!

Солнце садилось, когда она произнесла эту фразу в тысячный раз и почувствовала, что ее глаза все еще сухи, потому что она не смела плакать при мысли, что уедет от того, которого она так страстно любит.

Наконец, когда над дворцом начали опускаться сумерки, Шина позвонила в колокольчик и пригласила Мэгги зайти к ней.

— Завтра утром мы уезжаем в Шотландию, — начала Шина. — Ты соберешь мои вещи?

Заметив недоуменное выражение лица Мэгги, она поспешно добавила:

— Оставь все платья, которые мне здесь подарили. Дома они мне будут ни к чему.

— Возвращаемся в Шотландию! — воскликнула Мэгги. — Вы получили дурные вести из дома, мистрисс Шина?

— Да, дурные вести, — медленно ответила ей Шина, думая о том, что ничего не может ранить сильнее, чем боль и одиночество.

— Я сделаю все, как вы скажете, — продолжила Мэгги, — мне так хочется снова увидеть нашу славную страну и поговорить с нашими славными людьми.

Мэгги явно хотелось посплетничать, Шина знала это, но намеренно отвернулась в сторону, понимая, что сейчас не вынесет очередную приукрашенную историю Мэгги о каком-нибудь скандале, которую та узнала от других слуг.

В дверь постучали. Мэгги пошла открывать. Она долго с кем-то разговаривала, причем настолько долго, что Шине, несмотря на ее состояние, стало любопытно, и она крикнула:

— В чем дело, Мэгги? Кто там?

Мэгги вернулась в комнату с платьем в руках.

— Это подарок от Ее Величества королевы, — сказала она. — Она просит вас надеть его и проследовать в ее покои. Кажется, она срочно желает встретиться с вами, правда, я не знаю зачем.

— Скажи Ее Величеству, что у меня легкое недомогание и что я не могу принять ее любезное предложение, — ответила Шина.

Мэгги замешкалась, прежде чем передать эти слова, поскольку знала, как знала это и сама Шина, что такой ответ, конечно же, не вызовет одобрения.

— Делай, как я сказала, — резко бросила Шина. — Завтра мы уезжаем. Какая разница, что они сегодня подумают обо мне?

Внезапно у нее появилось отвращение ко всем им, даже к шотландской королеве, которую она была готова ревностно защищать, когда впервые приехала во Францию. Эта «спящая пантера»! Или она все-таки была просто безобидной, слабой женщиной, отодвинутой обстоятельствами на задний план, какой она и казалась?

Какое это имело значение? Разве это вообще могло иметь какое-то значение? Шина задавала себе этот вопрос снова.

Завтра она уезжает. Она навсегда освободится от всех этих недобрых, лицемерных людей и их интриг. Через несколько лет они станут лишь призраками в глубине ее сознания, воспоминаниями, которые, возможно, будут забавлять ее долгими зимними вечерами, когда больше нечем будет заняться.

Она пыталась представить себе, обрадуется ли отец встрече с ней. Вряд ли. Он не был к ней душевно привязан, Шина хорошо знала это. Его сердце и все доброе и нежное, что было в нем, исчезло вместе со смертью матери Шины. Сейчас в его сердце остался лишь патриотизм, любовь к родной Шотландии, желание избавить свою страну от вероломных завоевателей, которые уничтожали не только ее замки и крепости, но также и истребляли мужское население.

Никто не встретит ее дома, думала Шина, но по крайней мере ей не придется притворяться. Она сможет сидеть в саду и мечтать о герцоге; она сможет гулять по вересковым полям и громко, вслух выкрикивать его имя, и никто не услышит ее, кроме куропаток и чаек, прилетающих с моря, и никто никогда не узнает о ее истинных чувствах. Очень скоро герцог де Сальвуар даже не вспомнит простую шотландскую девушку, которой когда-то разбил сердце.

Вернувшаяся Мэгги подошла к двери, держа в руках платье. На ее лице была написана тревога.

— Кажется, паж решил, что ваш отказ оскорбит его госпожу, — заявила она.

— Завтра мы уедем, — ответила Шина.

— Ах, хоть это утешает, — вздохнула Мэгги.

Из-под комода она вытащила большой дорожный сундук. Он явно видал лучшие виды, и ему также сильно досталось во время изнурительного морского путешествия, но Мэгги дотронулась до него так, как будто это был ее старый надежный друг.

— Поторопись, Мэгги, — не выдержала Шина.

Вместо ответа Мэгги опустилась на пятки и вопрошающе посмотрела на свою хозяйку.

— Что вас тревожит, мистрисс Шина? — спросила она. — Что-то случилось, я это хорошо вижу. Ответьте мне! Я ведь не слепая. Вы чем-то сильно расстроены.

Немного помолчав, она затем снова настойчиво спросила:

— Так что это за вести, которые вы получили? Они точно из дома? Или что-то расстроило вас здесь, при дворе?

— Ты права, — сказала Шина усталым голосом. — Меня кое-что расстроило здесь. Но, Мэгги, я не могу об этом говорить, не сейчас. Возможно, позже, когда мы уедем, когда все будет позади.

Неожиданно ее голос оборвался. Сможет ли она смириться с мыслью, что никогда его больше не увидит, не услышит его голоса, не испытает сладостную дрожь от его приближения?

В ее глазах было столько страдания, что Мэгги поспешно отвела взгляд.

— Надеюсь, вы знаете, что делаете, — угрюмо заметила она.

В дверь постучали, но прежде чем Мэгги успела подняться, дверь открылась и комнату озарило сияющее великолепие. Это была графиня Рене де Пуге, в изумрудно-зеленом атласном платье, украшенном бриллиантами и жемчугом. На ее шее и запястьях сверкали такие же украшения из драгоценных камней.

Графиня величественно проследовала до середины комнаты, и Шина увидела, что за ней следует паж с тем же самым белым платьем, которое ему только что вернула Мэгги.

— Мистрисс Маккрэгган, — начала графиня резким тоном. — Несколькими минутами ранее я отправила к вам пажа с приглашением от Ее Величества королевы Екатерины. Он вернулся и сообщил, что у вас легкое недомогание. Но мне кажется, что с вами все в порядке.

— Прошу простить меня, Ваша светлость, — сказала Шина, пытаясь сохранять достоинство. — Я не больна, но у меня нет желания веселиться, и мне бы не хотелось, чтобы мое плохое настроение передалось Ее Величеству.

— Ее Величество сами решат, что передастся, а что нет, — резко ответила графиня. — Вы совсем недавно при дворе, сударыня, и поэтому, полагаю, ваш поступок вполне можно простить. Однако приглашения, подобные тому, которое вы только что получили, никогда не отвергаются.

В ее голосе слышалось столько величавого презрения, что Шина невольно начала нервно оправдываться.

— Мне жаль… мне очень жаль… — промолвила она, но графиня бесцеремонно перебила ее властным тоном:

— Вы действительно должны испытывать сожаление. Я не привыкла, госпожа Маккрэгган, разъяснять суть приглашений Ее Величества, особенно тем, кто прибыл во Францию из других стран и живет здесь в качестве гостей короля.

Шина слегка вздохнула.

— Приношу свои глубочайшие извинения, — сказала она. — Теперь я понимаю, что это было огромным неуважением с моей стороны, а я не хочу казаться неуважительной и неблагодарной ни к Его Величеству королю, ни к Ее Величеству королеве, которые исключительно добры ко мне.

— Добры — это слишком мягко сказано, — укоризненно заметила графиня. — Платья, которые вам подарили, стоят не одну тысячу франков. Не припомню, чтобы Ее Величество королева была так щедра, особенно к таким незначительным особам, как вы.

Шина услышала, как Мэгги возмущенно фыркнула. Но поскольку Шина понимала, что была не права и что спорить дальше ниже се достоинства, она просто поклонилась и спокойно произнесла:

— Еще раз простите меня за невежество и неблагодарность.

Тон графини немного смягчился.

— К счастью, Ее Величеству не сообщили о вашей дерзости. Я скажу ей, что приглашение принято. Собирайтесь быстрее и наденьте платье, которое вам прислали в качестве подарка. Через час вы должны быть у королевы.

Слова графини напоминали резкие и безжалостные удары кнутом, и Шина вдруг подумала, что в красоте этой дамы было что-то жестокое, неприятное, а в ней самой — нечто невыразимо отталкивающее. Она пользовалась пахучими восточными духами, и, когда вышла из комнаты, Шине показалось, что запах продолжал висеть в воздухе. Шина подбежала к окну и широко распахнула его, впуская в комнату вечерний ветерок и последние лучи солнца.

— Мегера, какую поискать! — заметила Мэгги за спиной у Шины. — Да и кто она такая, хотела бы я знать, чтобы так важничать? Мне сказали, она была никто, пока не сумела добиться расположения Ее Величества королевы. Все они хитрющие авантюристки со своими колдунами, звездочетами и гадалками и всякими прочими бесовскими проделками.

Шина ничего не ответила, и Мэгги продолжила:

— Вам бы послушать, что о ней говорят слуги — они знают, что она никто. Говорят, она заигрывает с этим герцогом — не помню его имя, но вы знаете, о ком я говорю.

Правда, его камердинер говорит, что она его никогда не получит.

Шина не могла сдержать внезапное душевное облегчение. Она старалась просто не слушать, потому что знала: никакие ее слова не заставят Мэгги замолчать.

— Здесь много всего странного происходит, — продолжила Мэгги. — Никак не могу полностью разобраться, потому что слуги королевы не разговаривают с нами, мелкими сошками. Они вроде как объединились против остальных во дворце. Но одна из служанок Ее Величества говорила мне…

Шина закрыла уши руками. Она не могла этого больше выносить. Она не желала слышать сплетни, разносимые прислугой. Она хотела освободиться от всего этого, и самое главное, она знала, что хочет думать о герцоге.

Шина старалась не думать о герцоге, но не могла с этим ничего поделать. Одна половина се существа страстно жаждала услышать его голос, думать о нем, смотреть на него; а вторая половина — ее шотландская гордость — заставляла поскорее забыть его. Если он был предназначен судьбой не для графини, то уж точно не для нее. Возможно, в Шотландии ощущение его поцелуя забудется, исчезнет; возможно, дома мысль о нем больше не будет ее преследовать…


Спустя менее часа Шина уже направлялась в покои королевы. В длинных позолоченных зеркалах по обеим сторонам коридора она видела свое отражение. Ей казалось, она выглядит как настоящий призрак.

Платье, которое прислала королева, было из чистого китайского шелка — легкое, изящно подчеркивающее фигуру и сшитое из такой великолепной ткани, что, казалось, все платье можно продеть через обручальное кольцо. Оно было белоснежное, что невероятно сильно выделялось на фоне ее огненно-рыжих волос, и в нем, как ей казалось, она выглядела очень молодой и привлекательной.

Шину удивило то, что на нем не было никаких драгоценных камней или декоративных вставок из другой ткани, ведь это считалось модным. Все остальные платья, подаренные королевой, были просто усеяны драгоценностями, какие королева сама с удовольствием носила. Кроме того, они были со вставками из бархата и атласа; с лентами, шлейфами и поясами, украшенными драгоценными камнями.

Новое платье отличалось девственной белизной. Шина спрашивала себя, намеренно ли королева хотела, чтобы она выглядела такой молодой и наивной.

На какое-то мгновение, просто в силу своего женского естества, Шина не могла не подумать, что, возможно, герцог увидит ее в этом удивительном платье и найдет очень привлекательной. Но затем она решительно избавилась от этой мысли и сказала себе, что, независимо от ее наряда, в глазах герцога будет лишь гнев и недовольство.

Роскошно одетые пажи открыли перед Шиной двойную дверь покоев королевы, и она прошла через целую анфиладу комнат, прежде чем попасть в гостиную, где королева обычно принимала гостей.

Этим вечером она была плохо освещена. В золотых подсвечниках стояло гораздо меньше свечей, чем обычно, и хрустальная люстра, свисающая с потолка, не была зажжена, поэтому трудно было разглядеть, кто пришел на аудиенцию к Ее Величеству.

В воздухе висел тяжелый аромат пряных трав, который казался Шине похожим на церковный ладан. Но он был более острым, от него сильно кружилась голова и было трудно дышать.

Когда Шина вошла и мажордом объявил се имя, ей показалось, что каждый из присутствующих обернулся, как будто все ждали именно ее. Шина понимала, что, конечно же, глупо так думать, но не могла не заметить, что в комнате неожиданно воцарилось молчание, когда она подошла к королеве, восседавшей на троне, и сделала низкий поклон.

Королева протянула руку, и Шина поцеловала ее белые пальцы, заметив при этом, что они были горячими и влажными. Неожиданно Шина почувствовала отвращение. Она задалась вопросом: что могло вызвать такое сильное ощущение?

Дело было не только в том, что от королевы исходил тошнотворный запах немытого тела, который не могли перебить даже самые изысканные, благоуханные духи. Было что-то еще, подумала Шина, что-то во всей комнате, что сильно раздражало ее.

Она осмотрелась. Там находились маркиз де Мопре, графиня Рене де Пуге и еще несколько человек, чьи лица она смутно узнавала, но не могла вспомнить имен, — Мы рады, что вы здесь, госпожа Маккрэгган, — начала королева с заметным итальянским акцентом. — Вы уже ужинали?

— Нет, Ваше Величество, — ответила Шина. — По правде, я весь день не садилась за стол и вспомнила об этом только сейчас.

Королева улыбнулась. Шине показалось, что ее необыкновенно обрадовала эта новость.

— Это очень хорошо! Отлично! — с воодушевлением произнесла королева. — Поужинаем позже. А сначала выпьем!

Она махнула рукой пажам, и те внесли золотые подносы с хрустальными бокалами, наполненными красным вином.

Они предложили вино королеве и остальным гостям, а затем паж поднес Шине золотое блюдо, на котором стоял один бокал — кубок с великолепным орнаментом, инкрустированный изумрудами и бриллиантами.

— Для вас особый бокал, госпожа Маккрэгган, — пояснила королева.

— Простите, Ваше Величество, но я не пью вина.

Королева неожиданно нахмурилась.

— Это круговой кубок, — возразила она, — нельзя отказываться.

— К-конечно, Ваше Величество, — запинаясь, сказала Шина.

Она протянула руку к бокалу. Почему-то у нее возникло странное нежелание брать его в руки. В глубине души девушка чувствовала, что что-то не так; но она знала — это просто абсурдно. Королева всего лишь демонстрировала свою обычную доброту.

Вспомнив, что еще не поблагодарила Ее Величество за платье, Шина быстро произнесла:

— Я должна поблагодарить вас, Ваше Величество, за ваш поистине щедрый подарок. Как видите, платье великолепно сидит на мне.

— Я так и думала, — ответила королева. — Вы просто очаровательны, моя дорогая.

Она повернула голову к маркизу:

— Вы согласны со мной, Ваша светлость?

Словно давно дожидаясь повода вступить в разговор, маркиз вышел из-за стула королевы и стал рядом с Шиной. Он поднес ее руку к губам и, глядя ей в глаза, сказал:

— Вы прекрасны, как весталка, или скорее как одна из нимф, которых древние боги когда-то прогнали с Олимпа.

Шина смутилась, как и всегда, когда ей делали фальшивый комплимент. Она попыталась высвободить руку, но маркиз угадал ее намерение и, слегка ухмыляясь, нагнулся и снова поцеловал ее.

— Шотландки не умеют принимать комплименты, — язвительно заметил он.

— Мы любим, когда они абсолютно искренние, — ответила Шина, и все засмеялись, как будто она сказала что-то на редкость остроумное.

— Выпейте вино, — настаивала королева, — и потом я покажу вам то, что, несомненно, позабавит вас.

— Что же это? — спросила Шина.

Глаза королевы, казалось, заблестели.

— Вы никогда не видели мою башню. Я построила ее возле дворца, чтобы мои предсказатели и звездочеты могли общаться с небесами и разъяснять мне тайную связь звезд и человеческих судеб.

— Я… я слышала о ней, Ваше Величество, — ответила Шина, стараясь казаться вежливой.

— О ней многие говорят, но немногим была оказана честь побывать внутри. Приглашаются только мои самые близкие Друзья.

С этими словами королева улыбнулась собравшимся.

Шина сжала кубок в руке и снова не смогла понять, почему ей так неловко, почему у нее такое странное предчувствие, что что-то не так.

Королева показала на кубок в руке Шины, и маркиз поднял свой бокал.

— Позвольте предложить тост, — сказал он. — За неизведанное и за будущее, что бы оно нам ни готовило!

Все собравшиеся подняли бокалы.

— За неизведанное! — повторили они.

Шина знала, что королева внимательно наблюдает за ней.

Она поднесла кубок к губам. Металл оказался холодным, а само вино, наоборот, почти теплым. Как кровь, подумала она, не понимая, почему эти слова пришли ей в голову. — — Пейте! Пейте до дна!

Королева нагнулась вперед.

— Это для вас. Знак моего расположения, моей симпатии, мистрисс Маккрэгган. Пейте до дна!

Шине ничего не оставалось, как выпить немного вина.

Она чувствовала, как оно устремилось ей в горло, почти как река во время разлива. Это не было неприятно, и поскольку королева смотрела на нее, она выпила содержимое кубка почти полностью.

Затем она повернулась, чтобы поставить кубок, ища глазами столик или пажа с подносом. И даже в этот момент она чувствовала, что все присутствующие также внимательно наблюдают за ней. В комнате воцарилось молчание, тяжелое зловещее молчание, как будто все перестали дышать. Шина могла только видеть их глаза.

Глаза! Глаза! Везде глаза! Наблюдающие за ней! Разглядывающие ее! На мгновение девушке показалось, что она оглохла. Они, наверное, говорят, а она их не слышит.

Но затем, подобно тому, как дым поднимается над огнем, Шина почувствовала волну, поднимающуюся по ее телу к мозгу — темную, страшную и зловещую волну. Она ощущала, как эта волна пробирается по ней, поднимаясь все выше и выше, пока не достигла головы, и поняла, что ею овладевает непреодолимая сонливость и со всех сторон на нее надвигается непроницаемая темнота.

Она предприняла последнюю отчаянную попытку прийти в себя, повернуться и убежать из комнаты. Но было слишком поздно! Волны тьмы настигли ее и полностью овладели ею. Шина почувствовала, что теряет сознание.

Глава 11

С Шиной происходило нечто странное. Из темноты, которая казалась абсолютно непроницаемой, пробился тоненький лучик света, не больше кончика булавки. Он то приближался, то снова отдалялся.

Слышался шум — шум поющих голосов и более низкий, басовитый голос, восхваляющий и пафосный. Этот шум тоже отступил, и снова осталась только темнота; определенно зловещая, не предвещающая ничего доброго темнота.

До Шины доносились выкрикиваемые незнакомыми голосами странные слова; имена, которые смутно казались знакомыми и в то же время пугающими.

Медленно, как будто возвращаясь откуда-то издалека, Шина постепенно начала распознавать песнопения. Они были на латыни, но смысл фраз до Шина не доходил.

— Quotidianeum panem nostrum hodie nobis da…

Неужели это так? Фраза звучала как Отче Наш, но задом наперед. Однако одурманенный, неподвижный разум Шины не смог с этим справиться. В воздухе висел тяжелый приторный запах ладана. Казалось, он заполнял ноздри и душил ее.

Прошло много времени, голоса отступили, вернулись и снова отступили, и Шина вдруг стала бояться того, что говорили. Она поняла, что не может больше этого слышать.

Она должна встать; она должна выбраться отсюда. Шина не могла больше подслушивать, потому что знала, все происходящее — зло. Она попыталась пошевелиться и в ужасе, какой она раньше никогда не испытывала, поняла, что парализована.

Ее конечности, казалось, были налиты свинцом и совершенно не слушались ее; но тем не менее она их чувствовала.

Ступни, ноги, руки, грудь — она это знала, все было на месте, но она не могла ими управлять.

Шина старалась изо всех сил, но не сумела даже пошевелиться. Она боролась с параличом, который был еще более ужасающим потому, что она могла бороться с ним только мысленно. Девушка хотела закричать, но губы ее оставались сомкнутыми, и ее голоса не было слышно.

И вот теперь Шина подумала, что мертва; но если это смерть, то что это за место? Где же она все-таки находится?

Голоса стали громче:

— Malo nos libera sed…

Теперь она поняла, что голоса окружают ее со всех сторон, Они доносились спереди, сзади, с боков — значит, это тут, а она находится в самом его центре.

Шина снова приложила все силы, чтобы пошевелиться, и осознала всю свою беспомощность плененной жертвы. Для этого не требовалось никаких цепей; ее тело не подчинялось ее собственным командам.

«Я должна выбраться! Я должна! Во что бы то ни стало!»

Шина знала, что не могла этого сделать.

Голоса не смолкали. Она попыталась открыть глаза, но веки не поднялись. Они давили на глаза, давили так сильно, что, казалось, тащили ее за собой в темноту, из которой она только что выбралась.

Шина боролась против полнейшего мрака, который угрожал снова ею овладеть. Она задыхалась от запаха ладана, ее тошнило. Она ощущала присутствие также чего-то злобного и страшного, что подстерегало по ту сторону ее сознания, чего-то такого, что было готово схватить ее в свои цепкие объятия.

— О могучий Владыка Сатана, услышь нас! — пропел мужской голос по-французски.

— Повелитель тьмы, приди к нам! — послышался ответ.

Голоса достигли оглушительного крещендо. Сознание Шины немного просветлело, и теперь девушка более отчетливо слышала низкий резонирующий голос мужчины, который, казалось, стоял прямо над ней, в то время как ответы остальных присутствующих доносились со всех сторон.

Шина поняла, что лежит на спине. Со всех сторон ее окружало лишь зло, одно лишь зло и неизбежные беды. Она чувствовала это так же отчетливо, как зверь чувствует грозящую ему опасность.

Ей казалось, что, кроме пения, до се слуха доносится зловещее хлопанье крыльев, вероятно, черных и крючковатых, как у летучих мышей. Она снова попыталась крикнуть, но эта попытка приблизила се к той темноте, которая протягивала к ней свои кривые острые когти.

Шина начала молиться.

«Спаси меня, Господи! Спаси меня от всего этого. Убереги меня от зла. Спаси меня! О, спаси меня, всемогущий Господь!»

Слепо и бессознательно, как ребенок тянется к матери, ее напуганный разум искал символ надежды и нашел его в кресте. Девушка отчетливо видела его за веками закрытых глаз — величественный крест из света, золотой и сияющий, который с момента появления, казалось, отогнал часть темноты, вырвал ее из злобных рук, которые хотели снова ее забрать.

«Отче наш, сущий на небесах…»

Эту молитву она выучила еще ребенком; ее она повторяла всю жизнь, когда ложилась спать и когда просыпалась. Ее губы не шевелились, но она пылко молилась в душе.

«…и избавь нас от лукавого…»

Шине казалось, что она выкрикивала эти слова и теперь, как будто на ее мольбы ответили, и почувствовала, что ее тяжелые, как камень, веки немного приоткрылись.

«…Аминь. Аминь!..»

Медленно, на какое-то короткое мгновение, ее глаза открылись и снова закрылись. Шина могла видеть окружающий мир лишь долю секунды, прежде чем тяжесть снова сомкнула ей веки; она поняла, какой сверхчеловеческой задачей будет открыть глаза снова и что ей это вряд ли удастся.

За это мгновение Шина увидела достаточно, чтобы испытать ужас, непередаваемый словами. Она даже усомнилась, могло ли увиденное быть правдой. Возможно, это всего лишь сон? Но поскольку крест все еще оставался перед ее закрытыми глазами, Шина поняла, что все происходит наяву.

Она лежала, полностью обнаженная, на алтаре, накрытом черным бархатом. Тело ее белое, как алебастр, резко выделялось на черном фоне. У ее ног горели семь огромных черных свечей, и она догадывалась, хоть и не видела, что еще шесть должны стоять у головы. Над ней висело распятие, но оно было перевернуто!

Черная Месса! Черная Месса, сопровождающаяся песнопениями на латыни — теперь она поняла! Поклонниками сатаны христианские молитвы всегда читались задом наперед.

Вокруг нее на коленях стояли королева Екатерина и ее приближенные. Все они хором отвечали на восклицания священника или, точнее, чернокнижника, который находился рядом с ней.

Теперь Шина могла распознать голос королевы, услышать ее итальянский акцент и ее явное волнение.

Шина вдруг с ужасом поняла, что происходило. Они находились в башне, в загадочной башне, которую королева построила для своих чародеев и некромантов; в башне, о которой рассказывали много странных вещей.

Черная магия! Эти слова бросают в дрожь даже самого сильного мужчину; при этих словах приличные женщины закрывают уши и отворачиваются.

Шина вспомнила о том, как Мэгги рассказывала — правда, чаще всего недомолвками и намеками — о многочисленных тайных обрядах и церемониях, которые проводились в башне с ведома королевы Екатерины. В башню никого не пускали, за исключением самых близких друзей королевы. Тем не менее о происходящем там ходили самые разные слухи. Слуги рассказывали о разломанных восковых куколках, в которые были воткнуты сотни булавок, о лягушках, летучих мышах и тритонах, которых искали для своих тайных целей чернокнижники, О змеях, о кровавых жертвоприношениях и многом другом…

Шина перестала думать об этом и почувствовала, как будто невидимая рука безжалостно сдавила ей горло. Жертвоприношения! Может, именно жертвой чернокнижников она И стала? Жертвой, принесенной сатане для того, чтобы ее кровь придала дьявольскую силу тем, кто ее выпьет.

Девушка снова попыталась закричать, но с ее губ не сорвалось ни звука. Жертва, принесенная во имя чего? Весь дворец знал, зачем королева платила своим чернокнижникам и зачем посылала во все концы света за новыми, более могущественными колдунами. Екатерина желала лишь одного — уничтожить герцогиню и разрушить ее чары, при помощи которых она якобы воздействует на короля.

— Если что и убедит меня в том, что дьявола не существует, — услышала однажды Шина насмешливые слова какого-то придворного, — так это окончательная неспособность королевы повлиять на молодость и красоту герцогини, несмотря на ее бесконечные молитвы, возносимые самому Князю Тьмы!..

Тогда Шина решила, что это Лишь образное выражение, но теперь ей стало ясно, что это абсолютная правда. Королева вступила в союз с самим сатаной. Она молила его о помощи, взывала к нему с просьбой уничтожить свою соперницу, обещая Князю Мира Сего свою душу и сердце, если ей удастся использовать силы тьмы и разрушить власть герцогини над королем.

Шина вспомнила, как королева послала за ней и приказала явиться в девственно-белом платье. Как легко разгадать теперь ее план и как ловко он был осуществлен. Немудрено, что графиня пресекла все ее попытки отказаться от предложения.

С колоссальным усилием, как будто поднимая огромной тяжести груз, Шина немного приподняла веки. Сквозь ресницы она увидела облако ладана и лицо графини, которое как бы появлялось из фиолетово-зеленого тумана. Она смотрела вверх невероятно сосредоточенным взглядом, се губы были плотно и злобно сомкнуты.

«Не может быть, чтобы желание уничтожить герцогиню для нее было так же важно, как и для королевы», — подумала Шина и тут же увидела лицо королевы Екатерины. Ее глаза выражали восторг, в этом не было сомнения, губы влажные и полураскрыты, руки сжаты под подбородком, как при молитве, но настолько сильно, что костяшки пальцев даже побелели от напряжения.

— Спящая тигрица просыпается!

Шина почувствовала, что кто-то как бы сказал ей эти слова в самое ухо, и прежде чем ее веки снова опустились от изнеможения, Шина еще раз взглянула на графиню, но так и не могла понять, на чем было сосредоточено ее внимание.

Ответ немедленно явился Шине и прозвучал почти как раскат грома. Графиня молилась о том, чтобы овладеть сердцем герцога де Сальвуара, как королева молилась, чтобы обладать королем.

У Шины возникло ощущение, будто кто-то выкрикнул эти слова вслух. Она почувствовала, как все ее существо страстно ждет скорейшего появления лишь одного человека. Того, кто мог бы спасти ее сейчас, того, кто уже приходил ей на помощь, того, кто станет ее спасителем и на этот раз.

«Приди ко мне! Умоляю тебя! Спаси меня! Помоги мне!

Услышь меня!»

Она чувствовала, как ее крик о помощи полетел сквозь тьму ему навстречу.

«Ради Бога, пусть он меня услышит! Господи, пусть он подумает обо мне и узнает, что я в беде!»

Шина молилась перед крестом, который снова видела с закрытыми глазами. Она молилась напряженно, поскольку считала, что это единственный способ не провалиться снова в ту темноту, которая даже сейчас, подобно огромным волнам, то приближалась к ее измученному разуму, то отступала от него.

«Я парализована. Смогу ли я когда-нибудь пошевелиться? Даже если нет, спаси во мне то, что еще осталось. Приди ко мне!»

Шина чувствовала, что он должен услышать ее, должен знать, что нужен ей, хотя бы потому, что она так сильно нуждается в его помощи.

Песнопение и голоса вокруг нее становились все громче, пронзительнее, ниже и напряженнее. Шина слышала движения чернокнижника, скрип, как будто открывали корзину, хлопанье крыльев, словно птица хотела улететь, но ей помешали. Затем до ее слуха донесся испуганный крик петуха.

Теперь Шина поняла, что ее вовсе не собирались приносить в жертву. Жертвой станет петух, которого через несколько мгновений заколют над се обнаженным телом, которое окропят его кровью. Шина всегда боролась против такой жестокости, неизменно отказываясь даже понимать ее. Но она знала, что в действительности ни одна частичка ее одурманенного колдовским зельем тела не пошевелилась. Она по-прежнему бессильно лежала под перевернутым крестом, с ужасом слушая истерические крики, свидетельствовавшие о том, что волнение и возбуждение от ритуала, которые охватили участников Черной Мессы, достигли кульминации.

Лишь на одно мгновение Шине удалось открыть глаза и она увидела черного петуха, размахивающего над ней крыльями. Она мельком заметила отблеск света на острие ножа, которым птице отсекли голову, а потом — красную кровь, которая заструилась по ее груди и животу.

Вероятно, именно тогда она снова потеряла сознание и позволила тьме, которая ожидала неподалеку, завладеть ее разумом, потому что больше ничего не помнила. Она знала лишь то, что зло, которое пытались вызвать, было очень близко от нее, очень реальное и пугающее; что-то жестокое и ужасное, с огромными крыльями, как у летучей мыши.

Оно надвигалось все ближе и ближе, чтобы принять жертву у тех, кто се предлагал. И когда Шина погрузилась во тьму, она знала, что крест был по-прежнему там, защищая и поддерживая ее…


Прошло, вероятно, немало времени, прежде чем сознание снова вернулось в ее измученный разум. Теперь песнопения и молитвы прекратились, ладан развеялся, оставив в воздухе лишь легкий сладковатый аромат. Кто-то отмывал губкой ее тело от крови и вытирал мягким полотенцем.

Шина попыталась пошевелиться, но ее тело было все еще парализовано, однако оно не полностью утратило чувствительность. Шина почувствовала под собой черный бархат; ощутила, . как чьи-то руки, которые мыли ее, теперь прикрывают ее наготу шелковым покрывалом. До ее слуха доносились голоса: говорили шепотом, но вполне обычным, будничным тоном.

— Вы отнесете ее? — услышала Шина голос королевы, за которым последовал ответ маркиза:

— Разумеется, мадам. Она не тяжела и здесь недалеко.

— Мы должны быть предельно осторожны, — произнесла королева.

— Я схожу и узнаю, что там происходит, — вызвалась графиня.

Было нетрудно узнать ее голос. В нем слышалось что-то коварное, что-то, придававшее ей неуловимое сходство со змей. Это должно было предостеречь Шину с их самой первой встречи; графине не следовало доверять.

— Ваше Величество, вы довольны?

Это был голос чернокнижника, мужчины, который стоял рядом с Шиной и убил петуха.

— Вы были великолепны, мой милый Руджсри, — ответила королева. — Сегодня я почувствовала присутствие нашего властелина и повелителя так близко, как никогда.

— Я тоже ощущал его присутствие, — продолжил чернокнижник, — поэтому просто уверен, что намерения Вашего Величества обязательно осуществятся.

— Несомненно, — подтвердила королева. — Возьмите это кольцо. Конечно, ничтожная награда за ваши усилия, но вы же понимаете, что благодарность, с которой я его вам дарю, идет из глубины сердца.

— Это огромная честь для меня, Ваше Величество.

Он ушел. Шина слышала его шаги. Затем шепотом королева обратилась к маркизу:

— Вы уверены, что она понравилась королю?

— Более чем, Ваше Величество. Как она могла не понравиться? Разве у нее не белая кожа и не такие же рыжие волосы, какими он очарован вот уже столько лет?

— Да, сходство между ними есть, — согласилась королева.

— Более того, у леди Флеминг был именно такой же цвет волос.

— Верно, верно, — пробормотала королева. — Мы делали это так часто, и все равно мне нужна уверенность.

— Разве вы можете сомневаться в чем-то после того, что сейчас испытали? — нежно спросил маркиз де Мопре.

Его слова звучали искренне, но, слушая их с закрытыми глазами, Шина чувствовала в них цинизм и лицемерие, хоть королева явно осталась довольна ответом.

— Вы так добры, — прошептала она, — и не останетесь без награды. Я никогда не забуду вам того, что вы для меня сделали.

— Все, чего я прошу, Ваше Высочество, — это всегда быть вашим преданным слугой, — ответил маркиз, и Шина подумала, что королева просто глуха, если не слышит насмешку в его словах.

— Я так благодарна всем вам, — продолжила королева. — Так благодарна за вашу преданность и спокойствие, которое вы вселили в меня. Однажды король вернется ко мне, но только после того, как эта женщина умрет.

— Или если симпатии Его Величества перейдут на другую, — вкрадчиво добавил маркиз.

— Да, я надеюсь на это. Кто знает, может, как раз сегодня и настал тот поворотный момент, когда власть герцогини ослабнет, потому что другая займет се место.

Шина слушала разговор королевы и маркиза в полнейшем изумлении. Чего именно ожидали они от этого дьявольского ритуала? С какой целью они вызывали сатанинские силы?

Зелье все еще могло воздействовать на се мозг, как оно продолжало сохранять власть над ее телом. Шина потеряла нить разговора между королевой и маркизом и спустя какое-то время услышала лишь голос графини, когда та вошла в комнату и сказала взволнованным тоном:

— Его Величество отправился в покои герцогини де Валентинуа. Он еще не пробыл там и десяти минут.

— Мы должны идти быстро, — решила королева.

Шина услышала, как маркиз шагнул вперед, затем почувствовала, как его руки поднимают ее обездвиженное тело. Она хотела закричать от негодования, от того, что он прикасался к ней, но была беспомощна, как щепка, которую бросает на волнах бурное море.

Он поднял ее, и кто-то — Шине показалось, что графиня — набросил угол шелкового покрывала, которым она была накрыта, на ее лицо. Затем ее укутали в более тяжелую ткань.

Когда ее тело было полностью закрыто, она услышала слова маркиза:

— Если я встречу кого-нибудь в коридоре, будет трудно разглядеть, что я несу.

«Куда они меня несут? — спросила себя Шина в неожиданной тревоге. — Куда они могут меня нести?»

Она с ужасом подумала, что злодеи, наверное, решили избавиться от нее. Возможно, они собирались закопать ее живьем или бросить в какое-нибудь глубокое озеро или пруд, откуда ее тело никогда не достанут? Возможно, теперь она им не нужна?

Шина изо всех сил пыталась подняться, но ее разум и тело, похоже, отказывались повиноваться ей. Оставалось лишь неподвижно лежать, задыхаясь от покрывала, наброшенного на лицо, и от ужаса в сердце.

— Идите, и да пребудет с вами Князь Тьмы! — услышала она слова королевы и инстинктивно нашла мысленно внутри себя крест, который пока спасал се.

Маркиз нес ее вниз по коридору. Шина чувствовала, что он идет медленно, неся на руках груз ее тела, и знала, что графиня идет рядом, потому что слышала шелест ее платья и частое дыхание, словно та чего-то боялась.

Они не очень много прошли, когда графиня издала непонятный крик и ее рука схватила маркиза за плечо.

— Кто здесь? — спросила она.

— Герцог де Сальвуар, — послышался тихий ответ.

Шина была спасена! Она почувствовала, как все ее существо кричит от благодарности, от наивысшего успокоения, потому что он откликнулся на ее зов и пришел. Он услышал ее молитвы и крик о помощи, и вот он здесь.

— Добрый вечер, Жарнак!

Голос графини был легким, и Шина догадалась, что они стояли напротив герцога. Ей даже казалось, что она слышит, как тот идет по ковру.

— К вашим услугам, Рене.

Он, вероятно, кланялся, и Шина слышала шелест платья графини, когда та сделала реверанс.

— Мы увидим вас позже за игровым столом?

Голос графини был радостным и заманивающим.

— Возможно.

Герцог говорил уклончиво, и Шина представляла себе, что он смотрит на маркиза и, возможно, на нее. Она попыталась пошевелиться, поднять руку, чтобы стащить шелковые покрывала с лица.

— Куда вы направляетесь? — поинтересовался герцог с ноткой презрения в голосе. — И почему наш досточтимый маркиз стал вьючным животным? Неужели во дворце уже не осталось слуг?

Герцог намеренно провоцировал маркиза. Шина слышала явный сарказм, прозвучавший в его голосе. Подозревал ли он, что она. Шина, находится всего в двух шагах от него?

С неожиданным ужасом она подумала, что он мог и не подозревать об этом; герцог проявил неучтивость просто потому, что ему сильно не нравился маркиз.

— Не вам задавать вопросы, — спешно ответила графиня, прежде чем маркиз де Мопре успел произнести слово. — Мы выполняем поручение Ее Величества королевы. Это особый подарок от нес королю, и она доверила его только лично маркизу.

— Как мило со стороны Ее Величества!

В голосе герцога звучали явная насмешка и нескрываемое презрение. Какое-то время никто не отвечал, и де Сальвуар продолжил:

— В таком случае не смею вас задерживать. Я жду герцогиню де Валентинуа.

«Постой! Не уходи! Не уходи!»— кричала ему в душе Шина и с ужасом понимала, что ее губы ничего не могли сказать вслух.

«Стой! Стой! Я здесь! Вернись!»— беззвучно звала она и слышала, теряя надежду, как шаги герцога удалялись.

— Думаете, он что-то заподозрил?

Маркиз произнес это почти шепотом.

— У него нет ни малейшего представления, — ответила графиня. — У вас на руках может быть все что угодно. Он об этом больше и не вспомнит.

— Этот человек всегда появляется в самый неподходящий момент, — процедил сквозь зубы маркиз.

— Вам незачем его опасаться, — заверила графиня. — Я займу его на весь остаток вечера. Поспешим. Бродить по коридорам в это время — не самое лучшее занятие.

— Особенно по этим коридорам, — проворчал маркиз де Мопре.

Они прошли немного дальше, и затем Шина услышала, как дверь открылась и чей-то мужской голос спросил:

— Кто здесь?

Это, должно быть, один из слуг короля, подумала Шина, ведь большинство из них приехали из Нормандии по желанию герцогини, а в его голосе слышался явно выраженный нормандский акцент.

— Подарок от королевы Его Величеству, — снова объяснила графиня. — Особый подарок и указания Ее Величества Екатерины таковы, что мы должны оставить его в спальне Его Величества, чтобы он нашел его позже вечером.

Судя по всему, камердинер узнал графиню, потому что сказал:

— Хорошо, Ваше сиятельство.

И Шина услышала, как открылась еще одна дверь.

Теперь наконец она поняла, что происходит. Ее пронесли через большую комнату и положили на мягкую кровать.

Графиня говорила правду — она действительно была подарком для короля, который будет ждать его в спальне, когда Его Величество придет спать.

Весь ужас уже случившегося и того, что происходило в данный момент, оглушил ее так сильно, что она едва не умерла от стыда и сознания собственной беспомощности. Шина чувствовала, как маркиз уложил ее на кровать, как графиня убрала с ее лица и тела сначала тяжелое, а затем более легкое шелковое покрывало.

Обнаженная, она лежала на королевской кровати, накрытая королевским же одеялом.

— Она выглядит очень молодой, я бы сказала, юной, — услышала Шина слова маркиза, в которых угадывалось лишь вожделение.

— Будем надеяться, что именно это и привлечет Его Величество, — сказала графиня. — Старые женщины со временем надоедают даже самым преданным мужчинам, а герцогиня, признаем это, уже далеко не молода!

Графиня де Пуге произнесла эти слова с нескрываемым презрением.

— Вы ненавидите ее, не правда ли? — спросил маркиз, как будто только что это понял.

— Да, вы не ошиблись, маркиз, я се ненавижу, — ответила графиня. — Герцог восхищается ею, находит ее безупречно красивой и абсолютно неотразимой. Разве этого не достаточно для моей ненависти? Но он будет моим после сегодняшней ночи, я в этом уверена.

— Вы действительно верите во всю эту чушь? — удивился маркиз.

— Чушь? — переспросила графиня. — Разве вы не почувствовали нечто сильное и могущественное, то, что мы вызвали нашими молитвами и жертвоприношением? У нас все прекрасно получилось, я знаю. Я чувствовала чье-то присутствие.

После стольких неудачных попыток он наконец пришел.

— Я ничего не почувствовал, — бросил маркиз, немного разозлившись, но тем не менее Шине показалось, что в его голосе слышалась легкая нотка сомнения. — Королева помешалась на вере в него, и вы тоже.

— Помешалась или нет, но в том, что случилось сегодня, что-то было, — прошептала графиня.

— Все, что я заметил, — это симпатичную обнаженную девушку, — ответил маркиз, заставляя себя, как казалось Шине, говорить обычным тоном, потому что, видимо, боялся своих собственных мыслей. — Если бы я знал, что король надолго задержится, то заменил бы его. Уверен, я был бы гораздо более пылким и страстным любовником.

Шина почувствовала его руку на простыне, но графиня тот час же вмешалась.

— Оставьте ее в покое! Не смейте даже прикасаться к ней! Она предназначена другому. На ней кровь жертвоприношения. Она станет подарком для одного человека, и только для одного. Что бы вы там ни говорили, я уверена, заключенная в ней сила притянет короля, как магнит железо. Пойдемте! Пойдемте скорее! Нас не должны здесь застать!

— Иду.

Голос маркиза звучал угрюмо. Шина слышала, как они уходят и как за ними закрыли дверь.

Шина испытывала мучения, которые нельзя было передать словами. Знать, что с ней происходит, и не быть в состоянии даже пошевелиться. Бороться с параличом, который намертво сковал ее ноги, руки, губы, было такой пыткой, какую мог придумать только самый бессердечный злодей.

Она из всех сил боролась со своей слабостью и беспомощностью, но, поняв, что каждая се попытка обречена на неудачу, вновь принялась молиться.

«Помоги мне, Господи! Как же он мог пройти мимо? Как он мог оказаться так близко и не заметить меня? Сделай так, чтобы он пришел ко мне! Пусть он услышит меня, где бы он ни был! Укажи ему путь ко мне!»

Шина не знала, как долго молилась, но когда перестала, испытав настоящее изнеможение, то поняла, что ее глаза открыты. Впервые она окинула взором спальню короля. В свете двух маленьких свечей она увидела, что лежит на огромной кровати с вышитыми портьерами и четырьмя резными стойками.

Остальная часть комнаты была во тьме. Окна выходили в сад, и Шина чувствовала легкий ветерок, который шевелил висящие на них портьеры.

«Что я могу?»— в отчаянии подумала она.

Шина попыталась повернуться с бока на бок, попыталась пошевелить ступнями, пальцами, но одни лишь глаза были ей подвластны. «Сатанинское зелье понемногу теряет силу, — подумала Шина, — потому что мой разум слегка просветлел». Но темнота, в которой она недавно находилась, отступила не слишком далеко, и Шина предположила, что понадобится еще какое-то время, прежде чем она сможет пошевелиться или закричать.

Возможно, голос вернется к ней в последнюю очередь?

Если так, то как она объяснит королю, почему она здесь, и как сумеет убедить его не воспользоваться ее беспомощностью? Что он подумает, когда обнаружит ее, совершенно обнаженную, в своей постели?

«Я должна что-то сделать. Я должна что-то сделать», — повторяла Шина и в отчаянии понимала, что ей остается лишь молиться.

Ее глаза были закрыты, и она беспрестанно молилась, молилась так истово, с такой силой, как будто пыталась поднять с земли огромный камень.

«Боже милостивый, помоги мне! Боже, помоги мне, неразумной дочери твоей!»

Шина услышала, как открылась дверь, и ее мысленная мольба прекратилась. Она не смела открыть глаза. В комнате кто-то был. Интересно, он увидит ее сразу, размышляла Шина, или начнет раздеваться и лишь потом обнаружит ее присутствие?

Шина все еще не отваживалась открыть глаза. Но теперь, впервые, она почувствовала, как вздымается ее грудь. Она чувствовала, как она поднимается и опускается от участившегося дыхания. Но она по-прежнему все еще не могла издать ни единого звука.

К ней кто-то приближался! Вот он дошел до кровати и остановился. Что он сейчас скажет? Спросит, что она здесь делает? Или задаст ей другой вопрос?

Шина лежала, испытывая такой панический страх, что, как ей показалось, не будь она парализована, ее бы всю трясло.

Наконец, будучи не в состоянии больше терпеть и потому что ей, ничего не оставалось, как принять неизбежное, девушка открыла глаза, готовая молить о милосердии если не губами, то душой.

Она медленно подняла глаза, и сердце едва не выскочило из ее груди, потому что перед ней стоял не король, а герцог де Сальвуар. Он смотрел на нее, но выражение его лица скрывала тень, отбрасываемая портьерами.

«Ты, наконец, пришел! Ты пришел! — хотела воскликнуть Шина. — Забери меня отсюда! Забери меня скорее!

Спрячь меня! О, слава Богу, ты наконец пришел!»

— Что вы здесь делаете? — раздался его голос, низкий и тихий, как будто доносившийся откуда-то издалека.

Шина изо всех сил пыталась ответить ему, но ее губы не шевелились.

— Я с трудом в это верю, — услышала она слова герцога. — Но ваша горничная сказала, что вы отправились к королеве и что она прислала вам белое платье. Что с вами произошло? Вас околдовали? Или вы оказались здесь добровольно, по собственному желанию?

Шина не могла пошевелиться. Она могла лишь смотреть на него широко раскрытыми глазами. Лицо ее было белым как полотно.

— Вы хотите, чтобы я забрал вас отсюда? — спросил он. — Ответьте мне, иначе я оставлю вас здесь одну, и тогда будь что будет. Отвечайте же!

Шина лишь чувствовала, как под шелковыми простынями поднималась и опускалась ее грудь.

— Что с вами? — продолжил герцог. — Почему вы не хотите мне ничего ответить? Они наложили на вас заклинание или вы просто уступили их желаниям?

Девушка с таким страданием посмотрела на него, надеясь, что он поймет.

— Полагаю, ваше молчание означает, что вы сами согласились на это, — сказал герцог и собрался уходить.

Шина понимала, что потеряла последнюю надежду и что сейчас он действительно уйдет. Уйдет навсегда. Охватившие ее ужас и отчаяние были невыносимы, и когда герцог отошел от кровати, она издала звук, сдавленный, как стон животного, испытывающего боль, но все равно это был звук.

Де Сальвуар обернулся. По ее щекам текли слезы. Он пристально посмотрел на нее.

— Возможно ли это? — пробормотал он еле слышно.

Он отбросил простыню, поднял ее руку и отпустил. Рука, словно мертвая плоть, упала на кровать.

— Господи всевышний! — произнес он сквозь сжатые зубы. Затем схватил простыню, завернул в нее Шину и взял ее на руки. Какое-то мгновение он смотрел на нее, и в тусклом свете свечей она заметила выражение его лица, какого никогда не видела раньше.

— Как они посмели сделать такое с вами? — произнес он. — Клянусь Богом, они поплатятся за это!

Его руки, казалось, еще крепче сжали ее.

— Любимая моя! Несчастная любовь моя!

Шине показалось, что он произнес именно эти слова, но не могла быть уверена в этом до конца, потому что знала — больше ей не придется страдать. Она погрузилась в покой нежного забытья, в котором не было места ни страху, ни злу.

Глава 12

Кто-то тряс Шину изо всех сил. В какой-то момент ее разум вспомнил, что такое уже случалось. Затем, с невероятным усилием, похожим скорее на физическую боль, девушка все-таки пришла в себя.

Ее трясла Мэгги. Служанка держала ее за плечи и повторяла тихим голосом:

— Очнитесь, очнитесь, девочка моя! У нас мало времени.

— В чем дело, Мэгги? Что случилось?

Шина хотела произнести эти слова вяло, но слышала, как они резко слетели с ее губ, в то время как Мэгги продолжала трясти ее.

— Хвала Всевышнему, что вы очнулись, слава Богу, что к вам вернулся разум, — обрадованно воскликнула Мэгги.

— Что же случилось? — удивленно спросила Шина.

Ее голову по-прежнему окутывал туман беспамятства.

Кроме того, ее не отпускало ощущение огромной усталости, .

Теперь, когда Шина открыла глаза, она увидела зажженные свечи и Мэгги с капором на голове и в накинутой на плечи шали. Шина с трудом села в постели.

— Который нынче час? — спросила она. — И почему ты так одета?

— Потому что мы уезжаем, — коротко ответила Мэгги.

Шина провела пальцами по лбу и волосам, а затем, совсем по-детски, потерла руками глаза.

— Я еще не совсем проснулась, Мэгги, и не вполне понимаю тебя.

— Просыпайтесь поскорее! — почти прошептала Мэгги. — Нам надо уезжать.

Шина убрала руки от лица и изумленно посмотрела на Мэгги. В следующее мгновение она все вспомнила. События разворачивались перед ней медленно, словно кто-то неторопливо перелистывал книгу страница за страницей. Вино, которое она выпила в покоях королевы; выражение лица маркиза де Мопре; пробуждение; песнопения и колдовские заклинания тех, кто вызывал дьявола.

Шина вздрогнула при мысли о случившемся и обхватила руками шею. Так вот что они делали — вызывали дьявола на Черной Мессе над ее обнаженным телом, а затем отнесли ее, неспособную пошевелить даже пальцем, в постель короля.

В неожиданном изумлении Шина вытянула руки. Какое счастье! Она снова может двигаться! Ее ноги — она их чувствует! Девушка отвернула одеяло и опустила ноги на пол.

Какое-то мгновение она покачивалась, потому что голова была в странном состоянии и потому что ноги ее не слушались.

— Я могу двигаться! Какое счастье! Мэгги, я снова могу двигаться!

Ее радость была похожа на победную песнь благодарности, но Мэгги не слушала. Она повернулась к стулу и подала хозяйке платье.

— Одевайтесь, госпожа. Ради всего святого, поторапливайтесь! Нельзя терять ни минуты.

— Я спасена! Я спасена!

Шина хотела выкрикнуть эти слова снова, вспомнив о том, кто спас ее, и радость овладела ею, освобождая разум и тело от вялости и сонливости.

— Торопитесь! Торопитесь!

Голос Мэгги прервал воспоминания Шины, и ей пришлось переключиться.

— В чем дело, Мэгги? — спросила она. — Наверняка еще не пришло время вставать.

Не дожидаясь ответа, она подошла к окну и отдернула портьеры. Снаружи ее взгляду предстали лишь траурно-черное небо и слабо мерцающие звезды.

— Еще ночь! — воскликнула Шина.

— Мы должны ехать, — ответила Мэгги. — Господь милостив к нам, но как мне вложить в вашу прекрасную головку, что мы в опасности? «Смертельной опасности», как сказали их милость герцог.

— Их милость? Герцог де Сальвуар? — резко переспросила Шина.

Мэгги кивнула.

— Его светлость принес вас сюда, скорее мертвую, чем живую, — ответила она. — Он отдал мне распоряжения, и раз уж я знаю, что он говорил правду, то намерена выполнить их. Одевайтесь же поскорее, у нас нет времени для разговоров.

Опасность! Только сейчас Шина по-настоящему осознала смысл этого слова. Она быстро надела одежду, которую ей подала Мэгги, умыла лицо и руки холодной водой и взяла капор из протянутых рук служанки.

Лишь теперь Шина заметила, что дорожные сундуки стояли перевязанные ремнями в центре комнаты.

— Ты уже собрала вещи! — радостно воскликнула она.

— Сложено кое-как, — ответила Мэгги, — но я ничего не забыла.

— И куда же мы едем? — поинтересовалась Шина, надевая отороченную мехом накидку.

В этот момент Шина вспомнила, кто сделал ей такой великолепный подарок, но когда эта мысль мелькнула в ее голове, Мэгги ответила на вопрос, и Шина отвлеклась.

— Мы отправляемся домой, — заявила Мэгги. — Домой в Шотландию. Вы рады?

— Едем домой! — глупо повторила Шина.

— Ага, и карста ждет внизу. Побудьте здесь, я пойду позову лакеев, чтобы они отнесли сундуки.

— Мэгги, что происходит… я ничего не понимаю… К чему такая спешка?

Голос Шины оборвался, потому что Мэгги, не дожидаясь вопроса, поспешила к двери. Вошли два лакея. Одного взгляда на их ливреи было достаточно, чтобы Шина могла догадаться, кто их хозяин.

Не кто иной, как герцог, позаботился обо всем. Герцог, который спас ее и который отправлял сейчас в безопасное место, домой в ее родную Шотландию. Ей следовало бы радоваться этому, быть в восторге, Шина понимала это. Разве не этого она хотела с того самого дня, когда приехала во Францию? Вернуться в Шотландию; жить в своей стране, среди знакомых людей и привычных вещей, которые были частью ее жизни.

Но сейчас, когда настал этот долгожданный момент, что-то неожиданно омрачило ее радость и наполнило ее душу беспокойством при мысли об этом. Всхлипнув, она поняла, что если уедет сейчас, то навсегда оставит здесь, в этих стенах, свое сердце.

— Мэгги, Мэгги, я не могу… — начала Шина дрожащим голосом, но было уже поздно сопротивляться ходу событий.

Лакеи уже вынесли ее сундуки, и Мэгги, схватив шаль, которую едва не забыла, и быстро оглянувшись, взяла хозяйку за руку и повела к выходу.

— Но, Мэгги, я не могу так вот взять и уехать… — снова нерешительно возразила Шина, но Мэгги тут же заставила ее замолчать.

— Не говорите ничего, — скомандовала она шепотом. — Никто не должен знать, что вы уезжаете, разве вам не понятно? Вы в опасности, девочка моя, в смертельной опасности, так сказал герцог!

Когда Мэгги повторила слова герцога. Шина поняла всю их важность. Разумеется, она в большой опасности; теперь в этом не остается никаких сомнений. Королева Екатерина выбрала ее для особой цели, и поскольку план не удался, то Ее Величество вряд ли проявит милосердие к человеку, который помешал его осуществлению.

Кроме того, теперь Шина слишком много знала. Она прожила при дворе достаточно долго, чтобы понять: тот, кто знал тайные стороны жизни могущественных людей, неизбежно подвергался смертельной опасности. Иногда такие люди умирали от какой-нибудь загадочной болезни, иногда их обвиняли в странных и недоказанных преступлениях и отправляли в тюрьму, откуда они уже не возвращались.

Какой бы ни был выбран метод, обидчика всегда искусно и ловко убирали. Какие же шансы теперь остались у нее после тех событий, которым она стала свидетельницей, и после того, как герцог в последний момент забрал ее целой и невредимой из спальни короля?

Поэтому она молчала, когда Мэгги поспешно вела ее по коридорам, многие из которых были погружены во тьму: свечи либо догорали, либо уже давно потухли. Дворец спал, но Шина слышала тысячи странных звуков, которые она не слышала раньше, — скрип половиц; глухие, незнакомые звуки за запертыми дверями; шепот ветра за окном и громче всего этого — биение ее собственного сердца.

Чувствовался также запах чего-то едкого и пугающего, словно она вдыхала свой собственный страх и знала, что он распространялся на всех, кто ее сопровождает. Каждую минуту Шина ждала, что кто-то выскочит из двери и бросится за ними вдогонку по длинным коридорам, заставляя остановиться и приказывая именем королевы вернуться в свою комнату, где она станет ждать смертного приговора.

Будет ли смерть, придуманная королевой и ее приближенными, быстрой и безболезненной? Шина сомневалась в этом. Она вспомнила злобный блеск в глазах собравшихся, когда она поднесла к губам кубок с вином. Да, это было воплощение зла, но тогда она этого не заметила.

Шина снова слышала озлобление в их голосах, когда они вызывали дьявольские силы, в которые верили.

Опасность! Опасность! Она слышала голос герцога, который, как ей казалось, произнес это самое слово, а она ему не поверила.

— Наконец они с Мэгги вышли во двор. Здесь Шина ни разу не была: маленький, неприметный дворик, находивший» ся, по-видимому, в задней части дворца; вероятно, возле огромных кухонь, потому что повсюду валялся мусор и старые пустые бутылки. Голодные коты рыскали в темноте.

Карета уже ждала Шину и ее служанку, и лакеи уже укладывали сундуки на крышу. Мэгги помогла Шине войти в карету. На сиденьях лежали мягкие подушки.

Еще не видев герба на дверцах, Шина знала, чья это была карста. Лишь одного взгляда на шестерку превосходных коней, на их богатую сбрую и плюмаж оказалось достаточно.

Это карета принадлежала герцогу де Сальвуару, Герцог, именно герцог отправлял ее в безопасное место.

Карета тронулась. Кучер развернул лошадей. Шина чувствовала, как они медленно выезжают за ворота, затем скорость начала увеличиваться, колеса завертелись быстрее, а копыта громко зацокали по безлюдной мостовой.

— Слава Богу, мы наконец выбрались! — вздохнула Мэгги, и в ее голосе слышалась такая искренняя радость, что Шина порывисто обняла свою горничную, чтобы успокоить ее.

— Нам нечего волноваться, Мэгги, — сказала она, — если Его светлость герцог заботится о нас.

— Я боялась, они нас остановят, — ответила Мэгги дрожащим голосом, и Шина заметила слезы в ее глазах.

— Что… он сказал тебе? — поинтересовалась Шина; не было необходимости уточнять, кого она имела в виду, — Он принес вас на руках, — начала Мэгги. — Я было подумала, что вы мертвы, но потом он уложил вас в постель, накрыл одеялом с нежностью любящего отца и сказал; «Мы должны увезти твою госпожу, Мэгги. Немедленно. Сегодня же. Ты поняла?»Я не ответила, и он продолжил: «Твоя госпожа в опасности, смертельной опасности. Если она останется здесь, то умрет или ее постигнет еще худшая учесть».

Шина глубоко вздохнула. Она отлично знала, о чем говорил герцог. Мэгги достала из рукава носовой платок и вытерла слезы.

— Я думала, что никогда не соберу все вещи, — продолжила она. — Он сказал мне: «Не беспокой госпожу до самого последнего момента». Я послушалась его из-за тона, каким он это сказал, и все время боялась, что не успею, что мы опоздаем.

Мэгги снова всхлипнула, и Шина нежно обняла ее за плечи.

— Все хорошо, Мэгги. Теперь все позади.

— Разве? — спросила Мэгги. — Все будет позади, когда мы оставим эту проклятую страну. Они могут броситься в погоню за вами. У них солдаты, и всадники скачут быстрее, чем едем мы, даже с этими прекрасными лошадьми.

— У нас большое преимущество во времени, — успокоила ее девушка.

Шина поняла, что карета предназначена для быстрой езды.

Она была гораздо легче тех карет, в которых Шина путешествовала раньше, и в ней было намного меньше места. По тому, как легко пружинили рессоры, Шина предположила, что лошади не чувствовали тяжести.

— Он… он сказал, что отправит меня домой? — спросила Шина.

— Нет, он так не сказал, но куда еще нам ехать? Нигде во Франции вы не будете в безопасности, уж будьте уверены, госпожа Шина!

Шина закрыла глаза. Разумеется, он отправлял ее домой, но она всей душой противилась этому. Как она может уехать и оставить его здесь одного? Как она сможет вынести разлуку?

Она подумала о его лице, но почему-то не сумела представить его себе. То, что он сказал вечером, коснулось глубин ее памяти. Он был так нежен — или ей это приснилось?

Он говорил ей слова любви. Нет, право же, ей это только приснилось!

Шина не могла этого точно вспомнить. Она ясно помнила ужас, когда, беспомощная и неспособная пошевелиться, лежала на огромной кровати короля. Затем герцог пришел и спас ее. Она снова чувствовала ту внезапную теплоту и осознание того, что любовь растекается по ее телу, как морская волна в час прилива.

Он взял ее на руки, и она поняла, что спасена, несмотря на то что не могла ни говорить, ни двигаться. После этого она ничего не помнила. Она заставляла себя оживить все это в памяти, но ей это не удавалось.

— Я знала, что из этого путешествия ничего хорошего не выйдет, — снова заговорила Мэгги. — Вы не тот человек, слава Всевышнему, который будет жить во дворцах в окружении разврата рядом с теми, чья злоба смердит аж до самых небес!

Шина хотела улыбнуться словам Мэгги, но не могла не признать, что служанка права. Кому, как не ей, знать это.

Она действительно права. Злоба окружала ее со всех сторон, злодеи попытались причинить ей зло, но у них, слава Богу, ничего не вышло.

Но сейчас Шина не хотела уезжать. Интересно, что с ней случится в ближайшем будущем? Проведет ли она остаток жизни в мечтах о герцоге, в воспоминаниях о своей былой любви к нему.

Карета внезапно остановилась. Шина посмотрела на Мэгги и поняла, что ужас, застывший на лице служанки, как в зеркале отражает ее собственный страх. Инстинктивно, не говоря ни слова, женщины взялись за руки. Дверца открылась. Каждый нерв женщин был напряжен. Шина ждала, что сейчас прозвучит приказ выйти.

Затем кто-то сел в карету, и с чувством невероятного облегчения она увидела, кто это.

— Гюстав!

— Шина, слава Богу, с вами все в порядке. Вы немного опоздали, и я уже начал волноваться.

Мэгги тут же пересела на маленькое сиденье напротив, граф сел рядом с Шиной, взял ее руки и поднес к своим губам.

— Почему вы здесь? Что вы здесь делает? — спросила она.

— Герцог велел мне ждать вас в этом месте, — ответил граф. — Мне приказано проводить вас из окрестностей Парижа до места первой остановки.

— А что будет потом? — продолжала расспрашивать Шина, в сердце которой неожиданно вселилась надежда.

— Не знаю, — откровенно признался ее собеседник. — Я просто выполняю поручение герцога де Сальвуара.

— Понятно.

Шина не смогла сдержать ноту разочарования, прозвучавшую в этом простом слове.

— Главное, что вы будете теперь в безопасности, — сказал Гюстав.

Шина посмотрела ему в глаза.

— Как много вам известно? — спросила она.

— Почти ничего. Лишь то, что королева задумала очередной фокус и что герцог де Сальвуар вовремя подоспел на помощь.

— Да, действительно вовремя, — вздохнула Шина.

— У нас не было времени для обсуждения подробностей, — продолжил Гюстав, — очень многое предстояло сделать. Единственное, чего хотел герцог, — это чтобы первую половину пути вас сопровождал надежный человек.

— Куда мы едем? — поинтересовалась Шина.

—  — К морю.

— Так я и думала, — ответила она и вновь почувствовала тяжесть в душе, потому что, хоть она и отправлялась домой, герцог оставался здесь.

— В данный момент меня беспокоит только ваша личная безопасность, — произнес граф.

— Не могу поверить, что случившееся ночью — правда, — сказала Шина.

— Кто там был? — быстро спросил граф.

— Маркиз де Мопре.

— Грязная свинья! Мерзавец! Ничтожество!

— Почему вы так говорите? — удивилась Шина.

— Разве вы еще не поняли, кто он такой? — также удивленно спросил граф. — Он — самое отвратительное животное в человеческом облике из всех, кто ходит по земле. Сводник, зарабатывающий на похоти тех людей, которые могут за нее заплатить.

Шина в ужасе вздрогнула.

— Да, все именно так, — продолжил граф. — Вероятно, вам также знаком тот тип людей, от которых герцог старается вас уберечь. Мопре начинал с малого. Он находил влиятельных людей, которые хотели оказаться в обществе красивых девушек. Сначала он сам занимался любовью с этими барышнями, а затем рекомендовал их тем, кто мог заплатить устраивавшую его цену.

Тон графа сам по себе прозвучал приговором.

— Затем он нацелился выше и пытался заинтересовать самого короля в своем «товаре», но герцогиня опередила его, поэтому он перешел на другую сторону. Он стал преданным лакеем королевы, мальчиком на побегушках, тем, кто всегда готов исполнить все, что она попросит.

Шина закрыла уши руками.

— Не рассказывайте мне этого больше, — перебила она графа.

Теперь она понимала, какой была наивной, когда ее, как, вероятно, и многих других наивных девушек, привлекла внешность маркиза, его убедительные речи, явная искренность его ухаживаний. И все это время он пытался заманить ее в объятия короля просто потому, что королева выбрала ее, или другую такую же, для того, чтобы отвлечь внимание своего супруга от герцогини, которую он боготворил.

— Извините меня, — тихо сказал граф. — Мне не следовало говорить так грубо. Одно лишь имя маркиза де Мопре выводит меня из себя и надолго портит настроение.

— Вы правы, вы абсолютно правы во всем, что думаете о нем, но давайте не будем больше об этом говорить.

— Давайте поговорим о нас, — предложил Гюстав. — Из слов герцога я понял, что вы навсегда покидаете Францию.

Скажите, Шина, вы не хотели бы остаться со мной?

Он говорил так, как будто слова исходили из глубины его души, и прежде чем Шина успела ответить, продолжил:

— У меня есть земли в Бордо. Это далеко отсюда. Мы могли бы уехать туда прямо сейчас, и никто не узнает, что стало с вами. Мы бы обвенчались в церкви, которая находится неподалеку от моего замка. Я хорошо обеспечен, Шина.

Я дам вам все, что вы пожелаете, и поверьте, обязательно сделаю вас счастливой.

— Благодарю вас, Гюстав, — нежно ответила Шина. — Спасибо за вашу доброту, за вашу любовь и предложение стать вашей женой. Но я, к сожалению, не могу ответить вам согласием.

— Со мной вы будете в безопасности, — настаивал Гюстав.

— Меня заботит не моя безопасность, — ответила Шина.

— А что же? — спросил он.

Девушка пристально посмотрела ему в глаза, и ему казалось, что он заглядывает ей прямо в душу.

— Вы влюблены в другого, — догадался граф.

Шина утвердительно кивнула.

— Счастливчик! — воскликнул он. — Все бы отдал, чтобы оказаться на его месте. Однако мне следовало бы знать, что я никогда не стал бы для вас подходящей парой.

— Дело не в этом, — возразила Шина. — О Гюстав, дело не в этом! Вы вполне подходящий мне жених, но я не выйду замуж без любви, а поэтому не выйду замуж никогда!

— Вы хотите сказать, что ваш избранник не любит вас? — удивился Гюстав.

Шина покачала головой.

— Между нами стоит много, очень много преград, — вздохнула она.

Желая успокоить Шину, Гюстав стал целовать ей пальцы и больше не выпускал ее руку из своей, пока они молча ехали, а Мэгги мирно спала на сиденье напротив.

Впереди путников ждал длинный-длинный день. Они немного поговорили и немного поспали, пока карета быстро и без происшествий мчала их к морю.


Было темно, и лошади, плохо разбирая путь, медленно везли карету по проселочным дорогам. Вскоре путники подъехали к таверне, в которой Шине предстояло провести ночь.

— Утром я вас не увижу, — сказал Гюстав, когда уставшая Шина собралась подняться в свою комнату.

— Вы хотите сказать, что утром вас здесь уже не будет? — спросила она.

— Да, — ответил граф. — Я пробуду здесь не более часа, чтобы убедиться, что все в порядке, и отправлюсь обратно в Париж.

— Но… но почему? — продолжала расспрашивать Шина, — Я не знаю, моя дорогая, — ответил он. — Я лишь выполняю полученные распоряжения. Понимаете, что касается меня, то герцог де Сальвуар приказывает, а я не оспариваю его указаний.

— Почему же вы делаете это для него? — с любопытством спросила Шина.

— Во-первых, потому, что он лучший человек из всех, кого я встречал в своей жизни, — ответил граф. — Во-вторых, уже слишком поздно рассказывать вам о его доброте, которую он проявлял по отношению ко мне с того самого дня, как я впервые попал в Париж.

Даже после того, как Шина попрощалась с графом де Клодом и легла на жесткую кровать, она все еще продолжала слышать звучавшие настоящей музыкой слова: «Он лучший , человек из всех, кого я встречал».

Почему она не догадалась с самого начала, спрашивала себя Шина, что герцог был на голову выше всех во дворце? Почему она позволила себе отрицательно относиться к нему лишь потому, что услышала одно его критическое замечание?

Как глупа она была; как слепа! Но сейчас уже слишком поздно. Завтра она поплывет в Шотландию и оставит его здесь. Именно в эти минуты, в темноте убогой комнаты таверны, она поняла, что даже любовь к родине показалась ничем по сравнению с любовью к этому странному, необъяснимому мужчине, который так властно вошел в ее жизнь.

Шина ухватилась за мысль о доме, потому что лишь в нем одном видела главную свою надежду и опору. Теперь же она знала, каким будет ее существование там — тягостным и одиноким. Отец останется в Эдинбурге; они с Мэгги будут пытаться изо всех сил свести концы с концами; дом будет по-прежнему разваливаться и ветшать прямо на глазах, сады, за которыми они смогут ухаживать, скоро совсем одичают.

Чего еще ожидать, если ее родная страна беспрестанно воюет?

Устав от тяжелых дум, Шина вскоре заснула. Затем Мэгги разбудила ее и сказала, что уже пять часов и кучер готов продолжить путь. Женщины быстро позавтракали, и карета снова помчала их в сторону моря.

Они проехали много миль, прежде чем Шина отважилась гадать вопрос, который не покидал ее.

— Как думаешь, Мэгги, — спросила она дрожащим голосом, — я когда-нибудь еще увижу герцога де Сальвуара?

— Нет. Какой в этом смысл, — ответила Мэгги. — Я Думаю, он уже позаботился о том, чтобы нас взяли на корабль. Возможно, курьеры выехали из Парижа раньше нас.

Герцог больше ничего не может для нас сделать.

— Больше ничего, — промолвила Шина и закрыла глаза, словно не могла вынести солнечного света.

Они добрались до побережья. Море выглядело мрачным и серым. Поднялся ветер, и Мэгги принялась ворчать, вспоминая последнее путешествие по Северному морю. Карета остановилась у маленькой таверны, и кучер спустился на землю, чтобы пожелать Шине счастливого пути.

— Спасибо, что доставили меня сюда так быстро, — ответила девушка и дала ему одну из тех немногих золотых монет, которые все еще оставались у них с Мэгги.

Кучер почтительно поблагодарил ее, и Шина проводила взглядом уезжающую карету, вглядываясь в герб, пока не перестала различать его, потому что слезы туманили ее взор.

Мэгги снова вернулась в таверну. Какое-то время Шина стояла неподвижно и смотрела на море. Как хорошо, подумала она, что солнце не светит и погода соответствует моему грустному настроению. Ей казалось, что вся ее будущая жизнь будет такой же мрачной и безрадостной.

— Я должна быть сильной ради моей любимой Шотландии, — сказала она себе и пожелала, чтобы пламя патриотизма, которое бушевало в ее груди раньше, придало хотя бы немного огня этим словам.

Девушка повернулась и вошла в таверну. Хозяин встретил ее в дверях, отвесив ей низкий поклон.

, — Комната, которая приготовлена для вас, сударыня, находится в конце коридора, — сказал он.

— Благодарю вас, сударь, — ответила Шина.

Она вошла в комнату и лишь тогда вспомнила, что можно было бы поинтересоваться, когда отправляется корабль, и есть ли для них с Мэгги места. Но затем поняла, что по причине своего подавленного настроения не может и не желает ни с кем говорить.

Ей хотелось остаться одной, чтобы попытаться собраться с духом и приготовиться к тяготам предстоящего путешествия.

Шина подошла к окну. Оно выходило на море. В комнате было тепло, в камине жарко горел огонь. Теперь, когда никто ее не видел, Шина дала волю слезам, которые тут же заструились по ее щекам. Она закрыла дверь и стояла с закрытыми глазами, прислонившись к ней спиной, ощущая невыразимую душевную боль и горькое одиночество.

— Вам действительно так сильно не хочется уезжать из Франции? — послышался знакомый негромкий голос.

Шина онемела от удивления и открыла глаза. Герцог де Сальвуар стоял в дальнем углу комнаты, опираясь руками на высокую резную спинку стула.

— Вы! — воскликнула она. — Не ожидала увидеть вас здесь!

— А я не ожидал увидеть вас в слезах, — ответил герцог.

Он подошел к ней, дотронулся до ее подбородка и приподнял ее голову.

— Вы плачете? Откуда эти слезы? — спросил де Сальвуар.

Она не ответила, не сводя с него глаз, и он добавил нежным голосом:

— Вы не хотите покидать Францию или же вашу любимую королеву?

Шина безыскусно покачала головой, не сумев вымолвить ни слова, и какое-то мгновение была не в силах осознать, что он здесь, рядом с ней.

— Что же? — настаивал герцог.

В его голосе, выражении лица и прикосновении пальцев было что-то, что заставило Шину понять: он все знает. Девушка почувствовала, как к ее щекам прилила кровь, как она начинает дрожать, а ее сердце готово выпрыгнуть из груди.

— Разве вы не можете мне этого сказать? — очень мягко спросил он.

И снова она не смогла ответить. Но теперь его руки обняли ее, а его губы оказались рядом с ее губами.

— Я люблю тебя, глупышка, — сказал он. — Разве ты и впрямь решила, что я отпущу тебя одну или что я вообще куда-нибудь тебя отпущу?

Шина почувствовала, что ее охватывает невыразимая радость. Затем его губы коснулись ее губ, и его поцелуй завладел всем ее существом.

Шина не имела ни малейшего понятия о том, как долго они так стояли. Она лишь знала, что вся комната казалась ей залитой солнечным светом и наполненной ликующими голосами ангелов. Шина знала лишь одно — из пропасти отчаяния она вознеслась в рай, и этот рай был в его поцелуе.

Затем они сели рядом на старую дубовую скамью возле камина.

— Прежде чем уехать из Парижа, мне нужно было закончить свои дела, — начал он. — Первым и самым главным из них было получить разрешение короля на мои новые планы и на нашу предстоящую свадьбу.

— Его… разрешение! — Шина с трудом произнесла эти слова.

— Да, у меня имеется бумага, если ты мне не веришь, — с улыбкой ответил герцог. — Но прежде, чем ты дашь согласие стать моей женой, я хочу кое-что у тебя спросить.

Ее глаза слепило счастье, когда она промолвила:

— Что же?

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной, — сказал он и, видя ее удивление, продолжил:

— Да, именно так. Но не в Шотландию, а на самый край света, поскольку именно туда я и отправляюсь и именно туда я возьму с собой тебя, мою юную жену.

— Но я… я ничего не понимаю, — запинаясь, произнесла Шина.

— В новый мир, в Новый Свет, — ответил он. — Мир, который Христофор Колумб открывает для Испании, мир, в котором и Франции уже кое-что принадлежит, и будет принадлежать еще больше.

— И вы отправляетесь туда? — удивленно воскликнула Шина.

— Именно туда и причем надолго, — ответил герцог. — Я устал от Парижа, моя милая Шина. Как и ты, я увидел его злобу, жестокость и лицемерие. Как и ты, я понял, что монархия обречена.

Он замолчал, чтобы поцеловать ее нежную и теплую ладонь.

— Забудь обо всем, что произошло с тобой, — продолжал он. — Такая жизнь недостойна ни тебя, ни меня. Мы найдем свой собственный, добрый и счастливый мир.

— Я по-прежнему ничего не понимаю, — повторила Шина, хоть это больше не имело значения.

Она трепетала от его поцелуев, дрожала от волнения, которое овладело ею, пьянела от близости его рук и губ.

Все, что он говорил, звучало еще прекраснее, чем в это можно было поверить. Но поскольку он ожидал этого, Шина понимала, что должна задавать вопросы и выслушивать его ответы.

— Вот уже в течение трех лет, — рассказывал герцог, — я подготавливаю корабль, тратя на это как свои деньги, так и средства из личной казны короля. Я получил полное согласие короля и герцогини тратить эти деньги от имени Франции и на ее благо. Но я преследовал также и свои интересы.

Я давно хочу уехать; я хочу жить полной жизнью, а не прожигать молодость в глупостях и разврате придворной жизни.

Он обнял ее еще крепче.

— Именно поэтому я оказался в Бресте в тот день, когда ты приехала во Францию, — продолжил он. — Я проверял, как обстоят дела с подготовкой корабля к отплытию. Он был почти готов. Я вернулся во дворец, желая получить разрешение на отъезд. Но потом я понял, что не могу уехать, если ты не поедешь со мной.

— Вы хотели этого… с самого нашего знакомства? — удивленно спросила Шина.

— Думаю, с того самого момента, как впервые увидел тебя, — ответил герцог. — Но я боялся довериться своим чувствам, своей интуиции. Женщины не раз меня предавали.

Я считал, что они всегда будут иметь второстепенное значение в моей жизни, пока не встретил тебя.

— Но вы же так злились на меня, — воскликнула Шина. — Вы совершенно не одобряли моих поступков.

— Я дико, безумно ревновал, — ответил он. — Что касается злобы, я просто очень боялся за тебя. Я видел, куда ведут твои шаги. Я видел, как королева, помешанная на гороскопах и колдовстве, хотела использовать тебя, чтобы отвлечь внимание короля от герцогини де Валентинуа.

Шина уткнулась лицом в его плечо, вспомнив все это.

Герцог нежно поцеловал ее волосы.

— Думаю, королева слегка не в себе, когда дело касается се венценосного супруга, — задумчиво произнес он. — Однако в других вопросах она гораздо более разумна, чем многие полагают.

— Почему вы не предупредили меня? — недоуменно спросила Шина, — Разве ты послушала бы меня? — с улыбкой спросил он.

— Я была так глупа, — робко сказала она. — Так наивна.

И когда вы разговаривали со мной, я пренебрегала вами просто потому… потому…

— Почему? — нежно спросил герцог.

— Потому что, я думаю, я боялась любить вас, — ответила она.

Он нагнул голову, и они снова потерялись в волшебстве и чуде поцелуя, который наложил на них свои чары. И когда Шина полностью отдалась огню страсти, она почувствовала, что уже стала частью любимого человека. Немного позже, обняв ее, герцог подвел Шину к окну, и они посмотрели на море.

— Там, за горизонтом, таится наше будущее, — сказал он. — Возможно, что, кроме счастья, оно принесет нам трудности и опасности, лишения и беды. Ты не боишься этого?

И когда он говорил, вечернее солнце вышло из облаков и осветило море ярким светом. Оно перестало казаться серым и стало голубым и изумрудным, белым и серебристым.

— Я никогда ничего не буду бояться, пока я с тобой, прошептала Шина.

Красота моря отошла на второй план, когда его губы вновь коснулись ее губ, и он нежно прошептал:

— Я люблю тебя! О малышка Шина, я люблю тебя больше жизни…

1

Войдите (фр.).

2

Портовый город на западе Франции.


home | my bookshelf | | Потаенное зло |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу