Book: Посланница любви



Посланница любви

Барбара Картленд

Посланница любви

I

Карета медленно повернула во внутренний двор дворца Гринвич. Это была старомодная, громоздкая повозка, густо покрытая грязью и пылью и путешествовавшая, видимо уже долгое время. Лошади, тащившие ее, устали, и кучер, кажется, не был уверен в правильном направлении.

Группа кавалеров, прогуливавшихся по солнечной стороне двора, посторонилась, давая дорогу карете. В этот момент раздался резкий звук — заднее колесо сошло с оси, и карета с грохотом и треском осела на булыжник.

Это было так неожиданно, что джентльмены, одетые в разноцветные камзолы, в шляпах с плюмажами, остолбенели при виде такого зрелища. Затем один из них воскликнул:

— Боже мой! Ноев ковчег прибыл в Лондон и сел на мель!

Его жизнерадостный, бесцеремонный смех раздался в тот момент, когда в окне накренившейся кареты показалось лицо молодой девушки. Она посмотрела на говорящего, на его запрокинутую от смеха голову, трясущиеся плечи, на кавалеров, окружавших его, и резко сказала:

— Не найдется ли среди вас джентльмена, у которого хватило бы вежливости помочь мне?

Ее голос заставил умолкнуть смех, и кавалер, который рассмеялся первым, вышел вперед, чтобы открыть сломанную дверь.

— Благодарю вас, сэр, — сказала она с иронией. — Не будет ли слишком большой смелостью попросить одного из ваших друзей помочь мне управиться с лошадьми? Мой кучер стар, и ему трудно удержать их.

На самом деле лошади были такими усталыми, что и ребенок мог бы справиться с ними.

Бросив на девушку быстрый взгляд, мужчина ответил:

— Лошади в порядке, мадам.

Сняв перчатки, она подала руку. У нее была маленькая, мягкая и теплая ручка. Девушка подняла на него глаза, и он увидел, что они были ярко-голубые, а кожа лица имела тот розовый тон, который приобретается только в деревне.

— Могу я помочь вам выйти, мадам? — спросил он. — Вам будет трудно спуститься на землю без ступеньки.

— Спасибо, но я еще не совсем состарилась, — ответила она и, держась за его руки, с необыкновенной легкостью спрыгнула на землю.

Теперь он увидел, какой маленькой она была. Ее голова едва касалась его плеча. И почти неосознанно он отметил, что платье ее было старомодным, фасон кружев на нем был почти пятилетней давности.

С другой стороны, она заметила, что мужчина, глядевший на нее сверху вниз, был одет по последней моде. Его камзол был украшен вставками из малинового вельвета, рюши были отделаны золотым кантом, а перчатки вышиты такими же розами, какие украшали его башмаки.

Он был не более элегантным, чем его друзья, но от него исходило ощущение неотразимой властности, сочетавшейся с привычной надменностью. Это чувствовалось и в манере, с какой вельветовая шляпа была надвинута на один глаз, и в его осанке, и в том, как он глядел на нее сверху вниз своими мерцающими глазами, и в насмешливой улыбке его большого рта.

Она почувствовала, что гнев, который вызвала его ирония, вспыхнул в ней с новой силой.

— Я благодарю вас, сэр, за помощь, — надменно сказала она. — Но теперь я больше не нуждаюсь ни в ваших услугах ни в ваших насмешках.

После ее слов возникло неожиданное молчание, и она услышала, как быстро и испуганно забилось ее сердце. Впервые в жизни она разговаривала так резко. Но он раздражал ее не только словами, но даже манерой стоять и, как ей казалось, наслаждался ее смущением.

Она услышала, как один из его друзей хихикнул и что-то сказал. Но мужчина, с которым она так дерзко говорила, остался совершенно невозмутимым. Величественным жестом он поднял шляпу с пером и, склоняясь, опускал ее до тех пор, пока перья не коснулись земли.

— Я к вашим услугам, мадам, когда бы я вам ни потребовался.

Раздраженно отвернувшись от него, она заговорила с кучером.

— Я помогу вам отправить лошадей в конюшню, — сказала она.

— Спасибо, мисс Андора, — отвечал он. — Бедные животные больше не причинят беспокойства, они заснут в стойлах.

— Мы их измучили, — сказала Андора. — И мы должны быть благодарны, что карета все-таки привезла нас сюда. Вы почините ее, Баркер?

— Не извольте беспокоиться, — отвечал он.

— Могу я не посылать своего каретника на помощь? — услышала она.

Андора повернулась — он был все еще рядом, все с той же иронической улыбкой и насмешкой в глазах. Слова яростного отказа подступили к ее горлу, но потом она вспомнила, что не знает никого в этом огромном дворце. Она даже не знает, в какую дверь надо входить.

Словно поняв ее мысли и колебания, он сказал:

— Возможно, мне следует представиться. Хенгист Вейк, к вашим услугам. А кто вы?

— Я Андора Блэнд, — отвечала она. — Я прибыла в Лондон в услужение ее величеству.

— Еще одна фрейлина! — воскликнул он. — Их число растет с каждым днем, и каждая еще более прекрасна, чем предыдущая. Какая бездна красоты, и все только для того, чтобы ошеломить и поразить бедного мужчину!

Андора отвернулась от него, словно не интересуясь разговором и желая только скорее покончить дела с каретой и отправить лошадей на конюшню.

Она услышала быстрый приказ, и, как по волшебству, появились слуги, распрягли коней, помогли сойти с козел старому кучеру, а ее багаж понесли вперед. Только карета осталась лежать на солнце.

— Теперь, мисс Блэнд, я могу сопровождать вас?

Она почувствовала, как она устала, каким долгим и утомительным было путешествие.

— Я не стану больше злоупотреблять вашей добротой, сэр, — ответила она.

Он улыбнулся, словно она была капризным ребенком, которого надо заставлять делать то, что требуется.

— Пойдемте! — властно сказал он. — Нужная вам дверь — слева от вас. Если вы войдете через главный вход — вы окажетесь намного дальше от королевских апартаментов.

Она послушно пошла за ним через залитый солнцем внутренний двор. Она радовалась, что его друзья не сопровождают их. И вдруг снова позади она услышала смех. Она догадалась: в ней самой было что-то такое, что постоянно вызывало насмешки.

Она почувствовала приступ паники. Зачем она здесь? Зачем она оставила свой дом, который она так любила? Зачем она приехала сюда, где кажется такой неловкой и неуклюжей?

Она ощутила внезапную тоску по своему дому из красного кирпича, выходящему в парк с оленями, которые любили отдыхать в тени деревьев. Почему, почему она так глупа, почему согласилась покинуть все, что она так любила?

— Вы приехали издалека?

Вопрос прервал ее размышления.

— Издалека, — кратко ответила она, не желая вступать в беседу.

— Ваше имя Блэнд. Вы состоите в родстве с сэром Робертом Блэндом?

— Это мой отец.

— В самом деле? Что ж, тогда я горжусь тем, что познакомился с его дочерью. Всем известно, с каким мужеством и с какой преданностью ваш отец сражался за ее величество.

— Я передам моему отцу ваши теплые слова о нем, когда буду писать домой, — немного церемонно сказала Андора.

— Итак, еще одна Блэнд приехала ко двору! — раздался голос позади.

В нем звучало язвительное пренебрежение. Андора еще раз почувствовала, как мала и ничтожна она была здесь, даже защищенная славным именем своего отца.

К ним приблизился высокий джентльмен.

— Сэр Хенгист, — сказал он. — Лорд Эссекс ждет вас.

— Передайте лорду, что я буду очень скоро, — ответил сэр Хенгист.

Андора взглянула на него из-под ресниц. «Итак, он — рыцарь, — подумала она, — очевидно, один из самых знатных людей при дворе». Но это не может заставить ее отнестись к нему иначе. Она все еще слышала насмешку в его голосе, когда он сравнивал ее карету с ковчегом. Даже не глядя на него, она чувствовала насмешку, скрытую в уголках его губ.

— Я не буду задерживать вас, если у вас дела, — быстро сказала она.

— Могут ли быть дела более важные, чем сопровождение прекрасной женщины? — спросил он.

И снова она услышала иронию. До входа во дворец оставалось еще большое расстояние, и каждый шаг рядом с этим блестящим человеком был для нее пыткой.

По двору проходило много нарядных женщин. Каким же бедным было ее платье в сравнении с их нарядами! А она еще так гордилась своей одеждой! Ее платья для нее шили все слуги в доме, они сидели день и ночь, пришивая шелк и вельвет, вышивая украшения на корсаже, который, как теперь оказалось, был сшит совершенно неправильно. Все, что она привезла с собой, было старомодным, провинциальным — достаточно было бросить единственный взгляд на элегантных леди, бережно приподнимающих свои юбки над мостовой, чтобы понять это. И снова ей страстно захотелось убежать, вернуться домой.

— Вот эта дверь, — услышала она голос сэра Хенгиста. — Если вы подниметесь по правой лестнице и пройдете до конца длинную галерею, вы найдете вход в апартаменты королевы.

— Благодарю вас!

Протянуть ли ему руку или достаточно сделать реверанс? Она присела в реверансе, и он снова склонился перед ней в своем экстравагантном поклоне.

— Надеюсь, что вы будете счастливы здесь, мисс Андора, — сказал он.

— Я тоже надеюсь, — сказала она тихо, — но я сомневаюсь в этом.

— Почему? — с любопытством спросил он.

Она торопливо ответила:

— Я привыкла к деревне. Я не понимаю обычаев двора и придворных.

— Вы не должны судить о них по мне, — сказал сэр Хенгист, и снова она услышала смех в его голосе.

Из глаз ее готовы были брызнуть слезы, но она вздернула подбородок.

— Вы всегда смеетесь над несчастьем других людей? — спросила она.

— Постоянно, — ответил он. — И над своими собственными тоже.

Он еще раз поклонился ей, затем повернулся и ушел. Она смотрела ему вслед. Сожалела ли она, что осталась совсем одна, или была рада избавиться от общения с тяжелым человеком?

Медленно поднималась она по ступенькам дворца. Она повторяла себе, что она — дочь Роберта Блэнда, чье имя знает весь английский двор, и даже сэр Хенгист говорит о нем с уважением. Но ее — Андору Блэнд — здесь не знает никто.

Она вышла на галерею. Через окна Андора видела речку текущую среди зеленых лужаек. По реке плыли белые паруса кораблей. Ей захотелось остановиться, чтобы полюбоваться чудесным зрелищем, но времени для мечтаний не было.

Месяц тому назад ей было настоятельно предписано явиться ко двору.

«Пришлите вашу дочь как можно быстрее», — писала королева ее отцу. Ей представлялось, что королева нуждается в новых фрейлинах. Но сэр Хенгист сказал, что они прибывают каждый день. Для чего же такая спешка?

Ее отец был в восторге от приглашения.

«Я не забыт! — восклицал он. — Я боялся, что мое здоровье больше не позволит мне служить королеве, что она забыла меня. Но она ничего не забывает. Она помнит все. Это женщина, равной которой нет в истории Англии. Не было женщины, подобной ей».

«Да, отец, я запомню это», — отвечала Андора. Иногда она испытывала ревность от такого откровенного восхищения.

«Почему отец так много говорит о королеве, мама?» — спрашивала она мать в детстве.

«Твой отец сражался за нее и служил ей, пока позволяло его здоровье, — говорила мать. — Мы все преданы ее величеству, Андора».

«Да, да, конечно! — отвечала Андора. — Но отец слишком много говорит о ней. Он делает ее почти сверхчеловеком».

«Может быть, так оно и есть, — улыбалась мать. Она обнимала свою маленькую Андору: — Не забивай свою голову всем этим. Иди поиграй в саду. Пусть твой отец развлекается, вспоминая былое. Он — воин, он любил быть в гуще событий, сражаться с могучими львами Англии. А мы с тобой — маленькие деревенские мышки, наверное, ему иногда скучновато с нами!»

«Маленькие деревенские мышки», — Андора снова слышала голос своей матери. Да, так оно и есть: деревенская мышка попала в город!

Нехотя постучала она в дверь в конце галереи.

«Мыши должны сидеть в норах и не соваться в пещеру льва», — подумала она.

Дверь открыл слуга. Он равнодушно записал ее имя. Услышав, что она — новая фрейлина ее величества, он повел ее вниз по проходу к мисс Бланш Перри, главной камеристке спальни ее величества.

Мисс Перри сидела в своей гостиной. Это была немолодая женщина, поседевшая за годы служения королеве. Она ласково улыбнулась Андоре, когда та присела перед ней.

— Рада видеть вас, дитя мое, — сказала она. — Нам докладывали, что дороги затоплены недавними дождями, и мы боялись, что вы не сможете добраться до нас.

— Некоторые броды были очень глубокие, мадам, — сказала Андора, — но мне удалось переправиться, и только когда я уже прибыла сюда, моя карета сломалась.

— Это ужасно, — сказала мисс Перри, сжав руки. — Случись это раньше, вам пришлось бы ждать помощи на обочине дороги.

— Нет, мадам, я бы поехала верхом. Я бы все равно добралась сюда.

Мисс Перри улыбнулась:

— Трусишкой вас не назовешь. Кто-нибудь позаботился о вашем багаже и карете?

— Один джентльмен обещал мне свою помощь, — сказала Андора.

— Вы знаете его имя?

— Да. Сэр Хенгист Вейк.

Она увидела удивление на лице мисс Перри и выражение еще какого-то чувства, которое она не смогла определить.

Леди сказала:

— Ну что ж, можно не сомневаться, что все будет в порядке. Сэр Хенгист — лицо достаточно надежное.

По сдержанности ее тона Андора поняла, что мисс Перри не одобряла сэра Хенгиста.

— А теперь я отведу вас к королеве, — сказала мисс Перри. — Она просила, чтобы ей сообщили о вашем прибытии

Она повела ее по длинным, запутанным коридорам. Андоре давно хотелось привести себя в порядок, вымыть руки, прежде чем она предстанет перед королевой, но она стеснялась попросить об этом и только удивлялась, почему ее величество хочет видеть ее немедленно.

Мисс Перри открыла дверь в маленькую комнату. По-видимому, это была передняя. Здесь никого не было, кроме горничной, которая вышла, сделав реверанс. Из передней дверь вела в другую комнату, и мисс Перри направилась туда. В это время дверь отворилась, и громкий голос сказал:

— Господи! Почему я должна вечно ждать донесения, которое должно прийти час назад? Я королева Англии или нет? Была ли еще когда-либо женщина обслужена хуже, чем я? Окружали ли еще кого-нибудь такие ленивые бездельники? Или мне найдут этого посланца, или, я клянусь, он окончит свои дни в Тауэре!

Паж с бледным лицом и дрожащими руками, почти оттолкнув мисс Перри, выбежал из комнаты и скрылся в коридоре, прежде чем Андора поняла, что происходит.

Она услышала, как во внутренней комнате кто-то заговорил низким голосом, затем прозвучал нетерпеливый ответ:

— Мисс Перри, вы говорите? Что ж, попросите ее войти. Возможно, она скажет мне нечто такое, что было бы сделано правильно, не было бы забыто, потеряно, упущено, — так, кажется, все делается в этом дворце?

Мисс Перри быстро вошла во внутреннюю комнату.

— Ваше величество! — услышала ее голос Андора. — Мисс Андора Блэнд из Хертфордшира здесь. Вы помните, вы посылали за ней?

— Конечно, помню, — прозвучал ответ. — Я еще не впала в старческое слабоумие. Я жду эту девушку слишком долго. Я хочу взглянуть на нее. Или она уже исчезла, не дождавшись аудиенции со мной?

— Ваше величество, она здесь.

— Тогда пригласите ее! Чего же мы ждем?

Андора не стала дожидаться, пока ее позовут. Она вошла в большую комнату, с потолком, украшенным позолоченными звездами. Здесь возвышалась огромная на четырех опорах кровать. На серебряном столе было множество туалетных принадлежностей. Возле него стояла королева.

Андора не знала, какой она увидит королеву. Она ожидала увидеть ее какой угодно, только не такой — живой, яркой женщиной, которая предстала перед ней. Ее отец так часто говорил ей о красоте Елизаветы, что Андора знала, как королева прекрасна. Но она не знала о ее возрасте. Стара? Но ее старость была какой-то ошибкой и недоразумением. Елизавета улыбнулась ей, и Андора поняла, что это было самое прекрасное создание, которое она когда-либо видела в жизни.

— Добро пожаловать, Андора Блэнд, — сказала королева и протянула ей свою изящную руку. В этом жесте было столько дружелюбия, что сердце девушки было завоевано навеки. Андора присела перед королевой в глубоком реверансе. — Добро пожаловать к моему двору, — продолжала королева. — Поднимитесь и дайте мне взглянуть на вас.

Андора поцеловала белую руку в тяжелых кольцах и поднялась. Королева была небольшого роста, но Андора была еще меньше ее, и ей казалось, что королева возвышается над ней и над всеми смертными.

Рыжие волосы в бликах драгоценных камней, великолепные кружева, оттенявшие бледное лицо, — все это было лишь рамой для ее глаз, сияющих, живых, отражающих малейшие движения ее души.

— Мы ожидаем вас уже несколько дней, — с упреком сказала королева. — Что могло задержать вас? Месяц или два тому назад я написала вашему отцу, что вы мне нужны.

— Ваше величество, когда ваше письмо пришло, дороги были непроходимыми, — сказала Андора. — И мне нужны были новые платья, чтобы явиться ко двору. Впрочем, теперь я думаю, что все наше шитье было пустой тратой времени.

— Как пустой тратой времени? — резко спросила королева, и Андора вспомнила слова своей матери о «львином рыке» голоса Елизаветы.

— Мы… я всего лишь деревенская мышь, ваше величество, — сказала она, запинаясь.

Елизавета откинула назад голову и рассмеялась. Это был искренний, живой смех, который, казалось, эхом откликнулся в комнате.



— Деревенская мышь! — повторила она. — Действительно хорошо сказано и честно, мисс Блэнд! Немногие говорят правду, вы мне нравитесь. Но дочь такого отца, как ваш, не должна чувствовать себя неловко в моем дворце. — Она повернулась к мисс Перри: — Скажите леди Скадамор, что малютке нужны новые платья и одежда, соответствующая ее положению. Я оплачу счет. Это самое малое, что я могу сделать, чтобы отплатить сэру Роберту за все, что он сделал для меня.

— Это большая щедрость, ваше величество, — сказала мисс Перри. — Я передам ваше распоряжение в гардеробную. — Тут она взглянула на Андору, давая ей понять, что нужно поблагодарить королеву, но Андора стояла молча.

— И о чем же ты думаешь? — спросила Елизавета.

— Я думаю, — с благоговением сказала Андора, — что я сейчас впервые поняла, почему мой отец и другие мужчины готовы умереть за вас, ваше величество.

Елизавета тронула рукой плечо Андоры.

— Спасибо, милая, — сказала она. — Но теперь надо, чтобы люди не умирали, а жили для меня. — Она говорила совершенно искренно, но через минуту уже внимательно рассматривала себя в большом овальном зеркале. — Как вы думаете, мисс Перри, — спросила она, — мне идет это платье? Ему оно нравится?

— Я думаю, ваше величество, что лорду Эссексу нравится все что вы носите. Он видит женщину, а не одежду.

— Вздор! — резко сказала королева, ничуть не польщенная комплиментом. — Для женщины одежда — это все, как заметила эта девочка. Надень я сейчас ее платье кто посмотрел бы на меня? Вы думаете, что их сердца так же трепетали бы и дыхание прерывалось? Нет! Я знаю об эффекте, который произвожу. Я достаточно умна, чтобы понимать, что именно это оттачивает их клинки, заставляет их бесстрашно сражаться и приносить мне трофеи с захваченных кораблей и тела моих поверженных врагов.

Андора была очарована. Она никогда не думала, что женщина может быть такой. Королева была как ртуть, и при этом в ней было подлинное величие и достоинство. Каждый оттенок ее голоса, каждое движение ее рук были прелестны, грациозны, ни с чем не сравнимы.

Внезапно раздался стук в дверь. Елизавета отвернулась от зеркала.

— Посыльный! — сказала она. — Наконец-то!

В комнату вошел паж и преклонил колено, вручая письмо на золотом подносе. Королева схватила его, быстро прочла, и лицо ее омрачилось.

«Шторм на море!» — мелькнула мысль у Андоры.

— И это ответ! — фыркнула королева. — Позовите лорда Берлея. Пусть придет немедленно. Передайте сэру Франсису Волшингэму, что я требую его присутствия. Быстрее! — приказала она пажу и гневно взмахнула рукой. — Господи! Эти задержки и увертки сведут меня с ума. Ничего не делается тогда, когда мне нужно. Я должна ждать и ждать, когда нет времени на ожидание и так много можно сделать! — Глубоко вздохнув, она остановилась.

— Мой отец просил передать вам, ваше величество, — тихо сказала Андора.

— Передать? Что же?

— Он сказал, — отвечала Андора, — что во всей Англии люди ожидают, что следующий, 1588, год будет очень важным для нашей страны, что произойдут великие события которые сделают этот год годом чудес. Он очень просил меня передать вашему величеству не терять надежды, ибо предсказания, которые зарождаются в сердце народа, неизбежно сбываются.

Королева стояла неподвижно.

— Я уже слышала об этом, — сказала она. — Мне бы хотелось верить, что так и будет. Но Бог помогает тем, кто помогает себе сам. И Бог знает, что, если я не буду заставлять действовать дураков, которые меня окружают, мы скоро окажемся под каблуком у Испании.

— Ваше величество, — начала было мисс Перри, но королева остановила ее жестом руки.

— Идите, — сказала она. — Идите обе. У меня больше нет времени для болтовни. Лорд Берлей будет здесь в любую минуту. Мы должны обсудить дела, которых вы не поймете. Позаботьтесь об одежде для малышки. Я хочу, чтобы она была к моим услугам немедленно.

— Как будет угодно вашему величеству, — сказала мисс Перри.

Она и Андора сделали глубокий реверанс и вышли.

Когда Андора очутилась в покоях мисс Перри, у нее было такое чувство, как будто ее принесла сюда буря.

— Вам оказана высокая честь, — сказала мисс Перри. — Я никогда не слышала, чтобы фрейлина поступала в услужение до того, как ее ознакомят с ее обязанностями.

— Если вы мне расскажете о них, я постараюсь усвоить их побыстрее, — сказала Андора.

— Сначала я покажу вам вашу комнату, — улыбнулась мисс Перри. — Если сэр Хенгист выполнил свое обещание, ваши вещи уже там, и вы должны будете одеться так, как приказала ее величество.

— Она очень, очень добра, — вздохнула Андора.

— Для этого есть основание, — спокойно сказала мисс Перри.

— Основание? — удивилась Андора.

— Ее величество ничего не делает без причины, — ответила мисс Перри. — Имейте в виду, что сейчас от двора требуется большая экономия. — Она заметила удивление на лице Андоры и добавила: — Ее величество платит за армию я флот. Ее обязательства огромны. И все же она настаивает на том, чтобы все счета были полностью оплачены, особенно это касается платы тем, кто служит ей.

— Тогда мне не хотелось бы, чтобы ее величество тратила деньги на меня, — сказала Андора.

— Как я уже сказала, — повторила мисс Перри, — если ее величество поступает так, значит, на то есть основания. Будьте уверены, когда-нибудь вы заплатите за эти наряды.

Слова были циничны, но улыбка мисс Перри была добродушной, и Андора почувствовала только еще большее удивление и неуверенность.

Она последовала за мисс Перри в предназначенную ей комнату.

Комната была хорошо обставлена и выходила в один из внутренних двориков дворца. Как и предполагала мисс Перри, багаж Андоры был уже доставлен, и горничная в чепце распаковывала ее чемоданы.

— Это Грейс, — сказала мисс Перри. — Она будет помогать вам. Она тоже из деревни, и ей трудно привыкать к нашим городским условиям.

Андора улыбнулась:

— Я уверена, что у нас много общего.

— А теперь я вас покидаю, — сказала мисс Перри. — Быстро переоденьтесь и будьте готовы, если вас позовет ее величество. Сегодня вашей обязанностью будет прислуживать ей за столом. Я приду к вам за полчаса и постараюсь рассказать вам, что вас ждет.

— Я буду готова! — пообещала Андора.

Она стала быстро соображать, что ей надеть, какое платье выглядело бы менее старомодным. Потом она вспомнила о платье королевы и поняла, как нелепо она должна выглядеть рядом с величием белой атласной одежды расшитой тысячами жемчужин, с оборками из дорогих кружев, рядом с высокой прической, сверкающей бриллиантами.

Даже мисс Перри выглядела прекрасно в своем темно-голубом вельвете и ожерелье из сапфиров.

Андора пала духом.

— Грейс, — сказала она, — странное место этот дворец Я здесь все время чувствую такое одиночество и такую потерянность, как никогда в жизни.

— Это так и есть, мисс, — ответила Грейс. — Место ужасное, дурное, грешное. Я часто жалею, что приехала сюда.

— Дурное? — удивилась Андора.

— Да. Здесь повсюду зло и грех. Среди бедных и богатых. Среди знати и лакеев, которые служат ей.

Грейс говорила с таким глубоким убеждением, что Андора не могла не улыбнуться, хотя эти слова испугали ее.

Она прошла через комнату и открыла окно. Маленький внутренний дворик выглядел как прелестный сад. В центре его журчал фонтан, клумбы пестрели цветами. Увитые плющом ворота вели в парк. Двое мужчин вошли через ворота. Один был высокий, молодой, очень красивый. Второго она узнала — это был сэр Хенгист Вейк.

Мужчины оживленно беседовали, направляясь к фонтану. Потом они остановились и, откинув голову, весело расхохотались. Сэр Хенгист что-то добавил, и они засмеялись снова. Их смех эхом донесся до Андоры, и она поняла: смеялись над ней. Она настолько была уверена в этом, как будто сама слышала каждое слово. Она смотрела на сэра Хенгиста, на его запрокинутую голову, полузакрытые глаза, фигуру, содрогающуюся от хохота, и думала о том, что она ненавидит его такой страстной ненавистью, что если бы она могла, она бы ударила его.

II

Королева танцевала — плыла по залу легкая, как пушинка, в руках высокого, красивого молодого мужчины, которого Андора видела в саду.

Она скоро узнала его имя — граф Эссекс. Он был веселый и пылкий, и, как узнала Андора от одной из фрейлин, его красота, золотисто-каштановые волосы и изящные руки совершенно покорили королеву.

— Он самый восхитительный мужчина при дворе, — сказала леди Мэри Говард с энтузиазмом. — Сказать по правде, мы все влюблены в него.

— Смотри, чтобы тебя не услышала королева, — сказала мисс Элизабет Саутвелл — хорошенькая темноволосая девушка, и по тому, как она быстро оглянулась, Андора поняла, что, хотя слова и прозвучали небрежно, угроза была не пустой.

Андора успела познакомиться со многими фрейлинами до обеда. Сегодня вечером прислуживали шестеро, все юные, все чрезвычайно привлекательные, одетые по приказу ее величества в сверкающие белые с серебром платья. Высокие воротники оттеняли волосы, убранные мерцающими драгоценностями, на шее у каждой был кулон, а с пояса свисал веер и золотой футлярчик с ароматическим шариком.

Если бы не доброта леди Мэри Говард, Андора чувствовала бы себя совершенной дикаркой среди них.

— Я одолжу вам одно из моих платьев, пока ваши не 6удут готовы, — сказала леди Мэри. — Мы почти одного размера, хотя, клянусь, вы тоньше в талии, чем я.

Она принесла из своего гардероба белое атласное платье, расшитое серебряной нитью и крошечными жемчужинами, которое заставило Андору охнуть от восхищения

— Оно не очень новое, — сказала леди Мэри горделиво. — У меня есть другое, вельветовое, его закончили только на прошлой неделе, но юбки там чересчур пышные. Я думаю, что поначалу вы будете чувствовать себя удобнее в белом.

Она была права. Оказалось, не так-то просто грациозно двигаться, приподнимая юбки, чтобы продемонстрировать атласные туфельки. Но воротник, чуть тронутый серебром так чудесно оттенял ее белоснежную кожу и светлые волосы, что когда она оделась и была готова спуститься вниз в банкетный зал, чтобы прислуживать ее величеству, ее охватил внутренний трепет от того восхищения, которое она прочитала в глазах фрейлин, и от комплиментов, которыми они осыпали ее.

Будучи единственным ребенком в семье, Андора всегда чувствовала себя немного застенчиво в компании сверстников, но невозможно было долго робеть среди смеха, болтовни и веселья королевских фрейлин. Они рассказывали ей последние дворцовые сплетни, предупредили о тех представителях старшего поколения дворян, которые были неравнодушны к неискушенным девочкам, и о молодых кавалерах, всегда готовых подшутить над ними.

— Хорошо, что лорд Лестер сейчас в Голландии, — сказала мисс Элизабет Саутвелл. — Если бы он был здесь, принялся бы ухаживать за вами и вы бы только и думали, как не обидеть его, с одной стороны, а с другой — не дать понять королеве, что он позволил себе нечто большее, чем простой взгляд в вашу сторону.

— Лорд Лестер сейчас отошел на задний план, — заметила Элеонора Рассел. — Так же как и бедный сэр Вальтер Релей. Теперь только одному человеку не следует слишком нежно улыбаться вам, и лучше не встречаться с ним взглядом за столом. Это.

— Граф Эссекс! — подхватили фрейлины.

— Неужели вы хотите сказать, что королева ревнует? — спросила Андора с удивлением.

— Конечно, — ответила Элизабет Саутвелл. — Когда у ее величества появляется фаворит, остальные о нем и думать забудь.

— Он слишком молод для нее, — сказала леди Мэри Говард с вызовом.

— И вы собираетесь сказать ей об этом? — отпарировал кто-то.

Андора была смущена и озадачена. Для нее королева всегда представлялась чем-то вроде богини, о которой ее отец, да и все остальные говорили с глубоким благоговением и восхищением. Она никак не могла предположить, что королева окажется женщиной с обычными человеческими чувствами. Но все же, наблюдая за танцующей королевой, Андора не могла не верить, что в ней было что-то магическое. Неужели эта стройная, грациозная, гордая маленькая женщина правит страной вот уже двадцать восемь лет? Неужели это властное узкое лицо с сияющим, почти гипнотическим взглядом под венцом пламенеющих рыжих волос принадлежало обычному человеку? Легче было поверить, что королева и в самом деле богиня, — или колдунья, как предпочитали называть ее враги.

— Да, она прекрасна. Но и вы очаровательны. Так очаровательны, что, боюсь, исчезнете в прозрачном воздухе, — прошептал ей на ухо чей-то голос.

Андора вздрогнула и, обернувшись, встретилась взглядом с совершенно не знакомым ей человеком.

— Как вас зовут? — спросил незнакомец.

Андора попыталась получше рассмотреть его: богато расшитый камзол, серьга, сверкающая в ухе, аккуратно подстриженная черная бородка в сочетании с черными глазами и бровями. Затем, с некоторым усилием отвернувшие от него, она твердо сказала:

— Мне кажется, мы не знакомы, сэр. Прошу прощения

Он поклонился и исчез в толпе придворных, наблюдающих за танцами.

Их яркие одежды, казалось, отливали всеми цветами радуги.

Андора почувствовала, как ее сердце от волнения забилось быстрее. Не была ли она груба? Или не в меру щепетильна? Разрешалось ли при дворе разговаривать с кем-то кому ты не была представлена? И что он имел в виду, говоря ей такие необычные комплименты?

Она снова ощутила себя вдруг маленькой и одинокой. Слишком много непонятного. Ей опять захотелось вернуться к отцу, домой, услышать не скрипичную музыку, а крики грачей, устраивающихся на ночлег в высоких деревьях, и мягкое журчание ручья в небольшом водопаде у пруда с карпами.

— Мисс Блэнд, разрешите представить вам лорда Мертона, который горячо желает познакомиться с вами.

Андора медленно повернулась. Она узнала голос леди Скадамор, и, как она и ожидала, джентльмен, представленный ей, оказался не кем иным, как тем незнакомцем, который заговорил с ней несколько минут назад.

Она сделала реверанс и, поднявшись, обнаружила, что леди Скадамор ушла.

— Ну а теперь позволено ли мне будет сказать вам, как вы очаровательны? — поинтересовался лорд Мертон. Андора молчала, и он продолжил: — Теперь нас представили друг другу по всем правилам. Все приличия соблюдены?

— Я думаю, милорд, что вы смеетесь надо мной, — сказала Андора. — Я ведь только что прибыла из деревни и еще не привыкла к придворному этикету.

Ее простота, казалось, обезоружила его, так как он сказал:

— Прошу прощения, если я сказал что-нибудь, что могло расстроить вас или заставить вас подумать, что я не совсем искренен. Но я говорил правду, только правду, с того самого момента, как увидел вас.

Не было сомнения в искренности его слов, и Андора немного успокоилась при виде его улыбки и доброжелательного выражения лица.

— Вы чувствуете себя потерянной и испуганной, — сказал он. Я испытывал то же самое, когда впервые попал ко двору. Он замолчал, но, так как Андора не произнесла ни слова, продолжил: — Мне было всего семь лет в то время, и я плакал каждую ночь, прежде чем уснуть. Я хотел домой, к маме. Блестящие игрушки, лежащие повсюду, не могли заменить мне моего пони и моей собственной старой собаки.

— Но теперь вам нравится здесь? — спросила Андора слабым голосом.

— Да, конечно. Так же как и вам понравится со временем, — сказал он успокаивающе. — Вы увидите, что двор Елизаветы — это центр жизни. Именно здесь все происходит, все начинается. Здесь не бывает скуки; посыльные появляются и исчезают; секреты войны и мира, предательство, верность, отвага — что бы ни произошло, вы знаете об этом. Променяли бы вы все это на лошадь и собаку в пустой деревне?

— Сейчас — да, — сказала Андора, и они оба засмеялись. Смех немного ослабил ее внутреннее напряжение.

— Так-то лучше, — сказал лорд Мертон. — Теперь вы снова выглядите счастливой. Такая очаровательная девушка, как вы, должна всегда выглядеть счастливой.

Андора не нашлась, что ответить. Она опустила глаза под его взглядом, и через секунду он предложил:

— Не хотите ли потанцевать со мной?

— Это то, чего я тоже боюсь, — ответила Андора. — Я разучивала новые танцы, но я не танцевала их ни с кем, кроме моего учителя. Как ужасно будет, если я опозорюсь.

Она посмотрела на королеву, которая исполняла сложные па с такой уверенностью и грацией, что Андора поняла, что все ее попытки будут выглядеть неуклюже и неловко в сравнении с ней.

— Давайте попробуем в тихом уголке, где никто нас не заметит, — предложил лорд Мертон, протягивая ей руку.

— Если вы обещаете не сердиться на меня, — улыбнулась Андора.

— Я обещаю, — ответил он.

Она почувствовала его пальцы, теплые и сильные, и неожиданно ощутила себя юной и взволнованной. Она больше не была тихой, робкой деревенской девушкой, прибывшей во дворец сегодня утром. В новом платье она выглядела так же хорошо, если не лучше, как остальные фрейлины, и она могла танцевать так же, как они. Она была уверена в этом. У нее, может, и не хватало опыта, но она чувствовала эту зарождающуюся уверенность в кончиках пальцев, в ритме своего сердца, в музыке, звучащей в голове.



Они присоединились к танцующим, и Андора обнаружила, что при умелой поддержке лорда Мертона она вспомнила все фигуры и выполняет их превосходно. Они танцевали минут пять, затем музыка стихла. Королева села, улыбаясь и обмахиваясь веером, и лорд Эссекс присел возле нее, держа в руке бокал вина.

Андоре показалось невежливым молчать, и она сказала:

— Здесь жарко, милорд. Я думаю, это потому, что так много свечей горит в канделябрах. Я никогда не видела столько одновременно горящих свечей.

— Вы правы, — согласился он. — Здесь душно. Позвольте мне проводить вас на свежий воздух.

Он взял ее под руку и повел к одному из огромных окон, открытых из банкетного зала в сад, но в тот момент, когда они собирались выйти, Андора осознала, что кто-то стоит позади нее, — кто-то, чье присутствие она ощутила, еще не обернувшись.

— Я полагаю, мне следует напомнить вам, мисс Блэнд, что вы сегодня на службе у королевы, — сказал холодный голос, и, взглянув в лицо человека, которого она ненавидела, она, как и ожидала, увидела презрительную усмешку у него на губах.

— Мисс Блэнд прекрасно осведомлена о своих обязанностях и без вашего вмешательства, Вейк, — отрезал лорд Мертон и Андора догадалась о давней непримиримой вражде между этими двумя мужчинами.

Сэр Хенгист ответил:

— Мне кажется, что мисс Блэнд не осведомлена о том, что ее величество не позволяет своим фрейлинам покидать зал, который она украшает своим присутствием.

— Это правда? — спросила Андора. — Я не знала об этом.

— А я не знал, что мисс Блэнд сегодня прислуживает королеве, — сказал лорд Мертон.

— Даже если бы она этого не делала сегодня, с ее стороны было бы разумнее найти кого-нибудь другого для прогулки по саду в лунном свете, — сказал сэр Хенгист с явной насмешкой в голосе и, резко повернувшись, отошел от них.

Андора чувствовала себя так, как будто она подошла к самому краю пропасти и была спасена в последний момент. И все же, так как она не любила своего спасителя, она не могла заставить себя почувствовать благодарность к нему.

«Может быть, я не должна была танцевать? — забеспокоилась она. — Может быть, мне следовало просто стоять, наблюдая за королевой, и ждать, пока она не вернется на свое место?»

Но, оглядевшись вокруг, она с облегчением отметила, что остальные фрейлины не стояли на одном месте, а разошлись по большому залу, разговаривая и смеясь со своими друзьями. Тем не менее все они были на виду, никто не покинул зал. Как это было бы ужасно, подумала Андора, если бы в первый же вечер я совершила такую ошибку — ушла в сад и была бы, наверное, приведена обратно одним из слуг по приказу ее величества.

— Простите меня! Пожалуйста, простите меня, — повторял лорд Мертон. — Если бы я вовлек вас в неприятности, я был бы просто в отчаянии. Ни за что на свете я не причинил бы вам зла.

— Вы не могли знать об этом, — быстро сказала Андора и все же она не могла не подумать, что с его стороны это было довольно глупо — не догадаться о ее обязанностях, раз она была одета в белое с серебром платье, или, по крайней мере, не побеспокоиться об этом, предлагая ей идти в сад. — Я думаю, милорд, мне лучше вернуться к леди Скадамор, — сказала она.

— Это значит, что вы сердитесь на меня, — ответил он. — Не могу выразить вам, как я расстроен, что совершил проступок, принижающий меня в ваших глазах.

— Беды не произошло, — улыбнулась Андора, но ее мысли были заняты сэром Хенгистом.

«Мне следует быть благодарной ему», — думала она. И при этом она не могла не чувствовать, что он был рад подловить и упрекнуть ее. Или это был шанс поквитаться с лордом Мертоном? Полная любопытства, она не удержалась и спросила:

— Кто такой сэр Хенгист Вейк?

Лорд Мертон в удивлении поднял брови:

— Я подумал, что он ваш знакомый.

— Знакомый? — переспросила Андора. — Нет, что вы. Я просто встретилась с ним случайно, когда приехала сегодня утром. Он засмеялся, когда у моей кареты сломалось колесо.

— Когда вы были расстроены и огорчены! Не говоря уже о том, что вы могли быть ранены! — воскликнул лорд Мертон. — Это очень похоже на Хенгиста Вейка. Грубый, неотесанный мужлан, который попал в расположение только потому, что он приятель графа Эссекса.

— У него особое положение при дворе? — спросила Андора.

— Положение, которое основывается на хорошем отношении к нему графа Эссекса и королевы, — заметил он. — Здесь много таких прихлебателей. Сегодня они есть, завтра — нет.

— Я надеюсь, что сэра Хенгиста не будет здесь тоже, — осмелилась сказать Андора. — Он… он пугает меня.

— Никто не будет пугать вас, пока я здесь, — успокоил ее лорд Мертон. — Нам просто не повезло, что он увидел нас. Мы бы спокойно ушли в сад, и никто ничего не заметил бы.

— Но, может быть, здесь не принято, чтобы присутствующие, не говоря уже о фрейлинах, покидали зал, когда танцы в самом разгаре? — предположила Андора.

Лорд Мертон несколько смутился.

— Вообще-то по этикету первая уходит королева, — признался он. — Но я так хотел побыть с вами наедине! Хотел поговорить с вами так, чтобы нас никто не слышал. Хотел высказать вам свои чувства. Теперь я не засну сегодня ночью, потому что я заглянул в ваши голубые глаза и дотронулся до вашей маленькой ручки.

Андора перевела дыхание. Никогда в ее жизни никто еще не говорил с ней подобным образом. Никогда она не думала, что мужской голос может быть таким глубоким и, понижаясь почти до шепота, оставаться полным страсти. Она была польщена его словами и тем, как он смотрел на нее.

Внезапно она заволновалась.

— Благодарю вас, милорд, за танец, — сказала она, едва дыша. — Но теперь мне пора подумать о моих обязанностях.

Она сделала реверанс и, прежде чем он смог остановить ее, ускользнула прочь, туда, где она заметила леди Скадамор, стоящую позади королевского стула. Она хотела было присоединиться к ней, но оказалось, что та беседовала с леди Говард, хранительницей королевских драгоценностей. Ей ничего не оставалось делать, как молча стоять, и когда она бросила взгляд туда, где она оставила лорда Мертона, там уже никого не было. Тем не менее слова, сказанные им, согревали ей сердце. По крайней мере она обрела друга при дворе, человека, который восхищался ею, а не выискивал ее недостатки.

Тут ее взгляд упал на сэра Хенгиста, стоящего перед величественным каменным камином с золотым кубком в руке. Он внимательно слушал то, что говорил ему старый, седой мужчина, и лицо его было неожиданно серьезным.

Андоре пришлось признаться себе, что он был красив — яркой, привлекающей красотой. Но его смех, эхом отдающийся во внутреннем дворике, все еще звучал в ее ушах. Насмешка в его голосе, ухмылка в углах губ, веселье в глазах — все в нем возмущало ее, заставляло бросить ему вызов, топнуть на него ногой, гордо вскинуть голову, наконец, пойти в сад только потому, что он сказал ей этого не делать. Никогда еще в ее жизни она не встречала мужчину, к которому бы питала такое отвращение. И все же она должна была признать, что он спас ее от катастрофической ошибки.

Королева снова танцевала — с тем же партнером и с тем же оживлением, радостью и удовольствием.

— Она не знает усталости, — тихо пожаловалась мисс Бланш Перри. — Мои ноги так сильно болят, что я едва терплю.

— Может быть, вы присядете? — участливо предложила Андора.

— В присутствии ее величества?! — Мисс Перри была шокирована. — О, Господи, дитя мое, вам предстоит еще многому научиться. Ради всего святого, попросите кого-нибудь объяснить вам, что вы должны и не должны делать, или, клянусь, вы окажетесь в очень неприятном положении.

— Ну и что бы случилось, — спросила Андора, — если бы вы все-таки сели или кто-то другой сделал бы что-нибудь неподобающее?

Мисс Перри устало улыбнулась.

— Вы слышали ее величество сегодня утром, перед тем как мы вошли в ее комнату? — объяснила она. — Так вот, это был только легкий ветерок. А когда начинается буря, то весь дворец сотрясается от ее силы.

Андора засмеялась, потому что тон мисс Перри был слишком впечатляющим. И в то же самое время она ощутила приступ страха. Она была абсолютно уверена, что буря королевского гнева просто повергнет человека в прах.

Мисс Перри отошла в сторону, чтобы поговорить с кем-то еще, и Андора осталась одна. В этот момент сэр Хенгист поставил свой кубок и направился в ее сторону через весь зал, как ей показалось, с ленивой и почти оскорбительной медлительностью.

Он подошел и встал возле нее.

— Вы очень молоды, — начал он с той ноткой превосходства в голосе, которая больше всего раздражала ее, — но вы уже достаточно взрослая, чтобы понимать, что от многих вещей, предлагаемых мужчинами, лучше отказываться.

— Я должна поблагодарить вас, сэр, за то, что вы предостерегли меня от опрометчивого поступка, — сказала она холодно.

— Лорд Мертон не лучший спутник для фрейлины или для любой другой молоденькой девушки, — заметил сэр Хенгист.

— Лорд Мертон извинился, — резко ответила Андора, — а я поблагодарила вас, сэр. Я думаю, здесь не о чем больше говорить.

— Я задел вашу гордость, не так ли? — неожиданно сказал сэр Хенгист. — Что ж, гордость — хорошая вещь, когда она используется как защита. Будьте начеку. Ваше простодушие и наивность не защитят вас в месте, подобном этому.

— Это мой первый день здесь, — сказала Андора невозмутимо. — Видимо, я кажусь вам совершенно неопытной и провинциальной. Но я научусь, и смею вас заверить, что я не совершу одну и ту же ошибку дважды.

Она поняла, что он улыбнулся, прежде чем заговорить:

— Я восхищен, мисс Блэнд, что вы приняли мои слова близко к сердцу.

— Я не принимаю ваши намеки и не собираюсь обращать внимание на ваши предостережения, — ответила Андора. — Если бы это было правдой, я бы никому не смогла Доверять. Я бы только ходила и ждала предательства со стороны окружающих. Я не верю, что люди такие плохие. Вы были так долго при дворе, что ваши взгляды исказились и стали циничными. Я полагаю, что лучше доверять людям и ожидать, что каждый готов стать твоим другом.

Она говорила быстро, на одном дыхании, потому что была испугана. И все-таки она высказала ему все, что думала. Она бросила вызов его цинизму, вызов человеку, которого она так боялась.

Теперь она стояла перед ним с бьющимся сердцем, ожидая, что сейчас он уничтожит ее каким-нибудь саркастическим замечанием. Но вместо этого он сказал:

— Браво, браво! Итак, у вас есть и характер, и вера. В конце концов, именно это я и ожидал от дочери вашего отца.

— Что вы имеете в виду? — спросила Андора. Рассерженная его отношением, она отбросила всякую осторожность. Она смотрела прямо в его лицо и требовала ответа.

— Что я имею в виду? — повторил сэр Хенгист. — Видите ли, здесь при дворе не очень-то нужны маменькины дочки и пустые, хорошенькие куколки. Здесь требуются женщины с характером и отвагой, женщины, готовые сражаться за то, во что они верят, невзирая на свой пол и свою слабость.

Его слова были настолько удивительными, а искренность такой неожиданной, что Андора не нашлась, что ответить. И именно тогда, когда она больше всего желала, чтобы он объяснил ей значение всего сказанного, королева и граф Эссекс закончили танцевать, и момент для разговора был упущен.

— Вам нравится здесь, дитя мое? — спросила королева, увидев Андору позади своего стула.

— Да, конечно, ваше величество, — отвечала Андора.

— Хорошо, — сказала королева и повернулась к лорду Эссексу. — Роберт, это дочь сэра Роберта Блэнда, о котором я тебе рассказывала.

— В самом деле? — ответил он. — Добро пожаловать ко двору, мисс Блэнд! Я надеюсь, ваши новые обязанности покажутся вам приятными и незатруднительными.

Его взгляд на мгновение задержался на ее вспыхнувшем детском личике, пока Андора делала реверанс. Затем королева дотронулась до его руки, и он повернулся к ней, полный восторга и обожания, и горячим шепотом начал какой-то разговор, который остальные не могли слышать.

Андоре вдруг показалось, что вокруг них — королевы и молодого мужчины — была какая-то аура веселья и радости, молодости и счастья, которую могли чувствовать все присутствующие в зале. Она поднимала настроение и, казалось, парила каждому маленькую частичку этого счастья.

— Если бы время могло замереть сейчас, — услышала Андора чей-то голос и оглянулась.

— Кто это был? — спросила она мисс Перри, которая снова появилась возле нее.

— Старый лорд Берлей, — объяснила мисс Перри. — Ее величество позволяет ему уходить отдыхать. Эти поздние вечера уже не для него.

Остальным придворным разрешено было уйти только спустя несколько часов. Да и тогда залы опустели не полностью, потому что королева и лорд Эссекс все еще танцевали, требуя от скрипачей исполнять мелодию за мелодией. На-, конец и музыканты были отпущены, а в зале появились карточные столы.

— Мы можем идти, — устало вздохнув, сказала мисс Перри. — Королеве не требуются наши услуги, когда она садится за карты.

Они присели в реверансах перед королевой, которая по-прежнему выглядела свежей и совершенно неуставшей, как будто только что встала с постели.

— Когда же отдыхает ее величество? — спросила Андора, когда фрейлины, шурша юбками, шли по коридору, еле волоча ноги и отчаянно зевая.

— О, обычно после рассвета, когда уже поют птицы, — ответила леди Мэри Говард. — И вот так каждый вечер, когда приезжает лорд Эссекс. Как прекрасно он выглядел сегодня!

— Придержи язык, Мэри, — сказала Элизабет Саутвелл. — Теперь поздно петь дифирамбы лорду Эссексу. Он просто опьянен королевой. Почему бы тебе не поискать другого мужчину?

— Они все так скучны, — надула губки леди Мэри.

— А я видела, как лорд Мертон танцевал с мисс Блэнд, — многозначительно сказала Маргарет Эджекомб.

— Он понравился тебе? — поинтересовалась у Андоры одна из фрейлин.

— Он показался мне очень милым, — ответила она.

— Он действительно милый, — уверила ее Элизабет Саутвелл. — И мы все любим Эндрю Мертона, не правда ли, девочки?

— Да, — подхватили остальные с разной степенью энтузиазма.

Андора чувствовала себя польщенной. Итак, она была права, а сэр Хенгист ошибался. Конечно, он был настолько подозрителен и циничен, что в каждом видел одни дурные намерения.

Наконец они добрались до своего коридора. Фрейлины сонно пожелали друг другу спокойной ночи и разошлись по спальням. Андора подошла к окну и отдернула занавески. Хотя звезды еще мерцали в темноте неба, наступал рассвет, и первый лучик солнца уже позолотил верхушки крыш.

Она стояла неподвижно. Сколько всего случилось со вчерашнего дня!

Казалось, прошла вечность с того момента, как она покинула дом, и вот теперь она здесь, фрейлина самой знаменитой и самой грозной королевы в мире.

Там в отцовском доме пребывание при дворе казалось ей блистательным, волнующим, вызывающим благоговейный трепет. Она не ожидала, что во дворце будет так много обычных чувств, столько ненависти и любви, забот и опасений.

Пока она раздумывала о пережитом за день, снизу послышались шаги. Андора увидела сэра Хенгиста, идущего по мощеной дорожке дворика по направлению, как она догадалась, к другому крылу дворца, где, должно быть, находились его апартаменты. Он шел с непокрытой головой, положив одну руку на шпагу, другую на пояс, медленно, как человек, погруженный в глубокие размышления. Андора дорого бы дала, чтобы узнать его мысли. Она вдруг почему-то решила, что он сейчас рассмеется и разбудит весь дворец.

«Я ненавижу его», — подумала она. Странно, что можно так ненавидеть человека, которого узнала совсем недавно. Странно, что эта ненависть, казалось, проникала во все ее существо, заставляя сжиматься пальцы и учащаться дыхание.

Внезапно, как будто прочитав ее мысли, он остановился и посмотрел наверх. Бледный свет неба освещал лицо Андоры, ее белокурая головка отчетливо выделялась на фоне темной комнаты.

Они посмотрели друг на друга. Она почувствовала, — хотя как можно было это знать! — что их взгляды встретились вызывающе и враждебно, даже несмотря на темноту, разделяющую их.

Затем он поклонился ей — величественным дворцовым поклоном, нагнувшись почти до земли; Выпрямившись, поднял руку, помахал ей, и его полный смеха голос эхом отозвался в спящем дворике:

— Спокойной ночи, Андора! Приятных снов!

«Андора», черт побери! Эта дерзость заставила ее с такой силой захлопнуть окно, что она чуть не разбила узорное стекло. Затем она задернула занавески, как будто могла таким образом отгородиться от него и не впускать его в свою жизнь.

Андора! Как он посмел назвать ее по имени! Завтра, если представится случай, она выскажет ему все, что думает о таком наглом поведении.

III

На следующий день королевский двор, да и сам дворец показались Андоре еще более сложными и запутанными, чем вчера. Конечно, все здесь было ошеломляющим для девушки, до этого ведущей простую деревенскую жизнь.

Перед дворцом аккуратные зеленые лужайки сбегали вниз к Темзе, главной дороге королевства, по которой день и ночь проходили суда. Величественный дворец растянулся на несколько акров, но за серыми стенами находилось бесконечное число темных внутренних дворов и запутанных переходов.

Здесь располагалось полторы тысячи людей, начиная от самой высокопоставленной знати и заканчивая кухонной прислугой. Многие придворные имели собственных слуг, и Андора с упавшим сердцем поняла, что ей придется научиться распознавать их разноцветные ливреи, чтобы определять, к чьей свите они принадлежат. Но в то же время их нельзя было путать с секретарями, столь же броско и ярко одетыми.

Она также узнала, что в услужении у королевы находятся еще около двадцати леди, не считая тех, с кем она уже познакомилась, и что большинство фрейлин было прислано ко двору их родителями для окончания образования.

Все здесь напоминало жизнь огромного города, только заключенного в одно обширное здание, и Андора понемногу уже начала ощущать те признаки ревности, вражды и междуусобиц, которые сами собой возникают среди людей, живущих в таком близком соседстве.

Те шесть фрейлин, с которыми Андора познакомилась вчера вечером, были добры и любезны, и она была благодарна им. Они показали ей, как делать реверанс. Попытались объяснить ей, каким образом она должна приветствовать разных представителей двора. Они также попытались рассказать ей краткие биографии наиболее важных людей, окружающих королеву, но на этом месте Андора закрыла руками уши и отказалась слушать.

Ей и так было достаточно трудно запомнить все, что от нее требовалось, чтобы еще вникать в готовые суждения фрейлин о тех, с кем ей пришлось бы столкнуться на службе у королевы.

И одну вещь она поняла слишком быстро — она была до отчаяния невежественна.

— Королева может с легкостью вести разговор на латыни, французском и итальянском, — говорила ей леди Говард. — Она также осведомлена обо всем, что происходит не только в нашем королевстве, но и во всей Европе. Если вы хотите доставить ей удовольствие, то должны узнать о войне в Нидерландах, странном поведении короля Франции и слабом здоровье ее величества королевы Испании.

— Но как можно узнать все эти вещи? — Андора была в замешательстве.

— Это сложно, — отвечала леди Говард, — но если вы прислушиваетесь к тому, что говорят джентльмены, то можете узнать достаточно много, чтобы склонить королеву к беседе.

Ее глаза блестели, когда она говорила это, и Андора начала думать, что, может быть, ее учеба будет не такой уж трудной, как она боялась вначале.

— У Андоры уже есть джентльмен, который расскажет ей последние новости в палате совета, — сказала поддразнивающе хорошенькая фрейлина из Йоркшира.

— О да, мы все видели, насколько внимателен вчера был лорд Мертон, — подтвердила Элизабет Саутвелл.

Андора почувствовала, что краснеет.

— Было очень любезно с его стороны поговорить со мной, когда я никого еще не знала, — сказала она сдержанно.

— Любезно! — воскликнула Мэри Рэдклиф. — Лорд Мертон не любезен! Да у него просто глаз наметан на хорошеньких девушек! Нет никакого сомнения, Андора, ты опасная соперница для нас!

Андора снова вспыхнула и попыталась переменить тему разговора, но они продолжали дразнить ее, когда в комнату вошел паж лорда Мертона, неся букет из бутонов роз.

— У него серьезные намерения, без сомнения! — воскликнула одна из девушек, когда Андора, пунцовая от смущения, ускользнула в свою спальню, пряча в руке записку, приложенную к цветам.

Оставшись одна, она развернула ее. Записка была короткой, всего несколько строк:

«Мое сердце не успокоится, пока я снова не увижу вас. Давайте встретимся в саду в полдень, когда ее величество не будет нуждаться в ваших услугах. Мертон».

Андора внимательно прочитала записку, затем разорвала ее на мелкие кусочки и бросила в мусорную корзину. У нее не было намерения пойти — она знала, что это было бы очень глупо. В то же время было приятно думать, что по крайней мере один мужчина находит ее привлекательной и желает ее общества.

В полдень она примеряла одно из тех новых платьев, которые заказала для нее королева. Но она не могла не думать о том, действительно ли лорд Мертон ожидает ее сейчас в саду, может быть, поглядывает нетерпеливо на выход, вышагивая сердито взад и вперед.

Она уже выяснила, почему королеве не требовались ее услуги: ее величество уехала кататься верхом с графом Эссексом.

— Она не просит сопровождать ее, — сказала леди Говард. — Хотя я бы не отказалась.

— И не только потому, что ты любишь ездить верхом, — подколол ее кто-то, — но потому, что ты восхищаешься еще кем-то помимо ее величества.

— Вы должны признать, что он великолепен, — с вызовом сказала леди Мэри.

— Все равно он бы не заметил тебя, даже если бы ты и была там, — уничижительно ответила леди Элизабет Саутвелл. — Забудь его. При дворе полно других симпатичных мужчин.

Леди Мэри сердито отошла к окну и уставилась невидящим взглядом на залитую солнцем реку.

— Любовь, любовь! — театрально воскликнула Элизабет Трентам. — Я молю Бога, чтобы, пока я здесь, мое сердце не было разбито.

— Вы думаете, что любовь приносит несчастье? — робко спросила Андора.

— Здесь — да! — ответила Элизабет. — Посмотри на Мэри, рыдающую по ночам в подушку и лежащую без сна из-за мужчины, который видит только королеву. Посмотри на Фрэнсис, девушку, вышивающую в углу. В прошлом году она безумно влюбилась в графа Лестера, и он флиртовал с ней до тех пор, пока королева не рассердилась и не устроила обоим такую выволочку, что он теперь и заговорить с ней не решается. А у Фрэнсис только и осталось что разбитое сердце да сердитые взгляды королевы, которая все еще не простила ее.

— Но ведь должны же быть люди во дворце, которые влюбляются и женятся, — предположила Андора.

— Да, конечно, — сказала Элизабет Трентам. — Но тогда они уезжают отсюда. Они уединяются в деревне, и мы редко слышим о них.

— А вы бы хотели этого? — спросила Андора.

— Я не уверена, — ответила Элизабет. — Здесь так весело, так интересно. Сколько развлечений, сколько новых лиц. И все же я не знаю. Я полагаю, что в один прекрасный день я выйду замуж, и тогда мне придется все это забыть.

Андора не стала говорить о том, чего ей самой хотелось но за блеском и великолепием двора она начала различать сердечные раны и несчастья. То, чего она никак не ожидала.

Когда королева вернулась с прогулки верхом, Андора и три другие фрейлины ждали во внутреннем дворе, чтобы сопроводить ее величество во дворец и помочь ей переодеться, если она пожелает. Солнышко припекало, Андору потянуло в сон, и она перестала слушать девушек, шепотом обменивающихся сплетнями.

Вдруг через ворота донесся шум приближающейся кавалькады, которая сопровождала королеву на прогулке. Дремота прошла. Сам воздух, казалось, стал прозрачней, а солнце ярче засветило. Караул застыл в напряжении. Наконец послышался стук копыт по булыжнику и звяканье серебряных уздечек.

Появилась Елизавета верхом на белой лошади, украшенной малиновой сбруей. Ее щеки разрумянились от прогулки, глаза сияли, и она выглядела юной и счастливой, оживленно разговаривая с высоким интересным молодым мужчиной, скакавшим рядом с ней.

Он наклонился к ней, не сводя с нее глаз, темных и мечтательных, и Андора еще раз отметила, какая сила была в его фигуре. Но при этом он оставался очень изящным. У него был высокий лоб и чувствительный, нежный рот.

«Неудивительно, что она любит его», — невольно подумала Андора, но вскоре в своем восхищении королевой забыла о лорде Эссексе. Одетая в белое вельветовое платье, она могла бы вполне позировать для портрета. Никто бы не сказал, что она только что скакала галопом наравне с мужчинами.

Лорд Эссекс спрыгнул с лошади, чтобы помочь ей спуститься, и Андоре показалось, что ее пальцы задержались в его руке дольше, чем это было необходимо, и в какой-то момент их взгляды не могли оторваться друг от друга. Наконец королева повернулась к фрейлинам.

— Какие бледные лица вокруг меня! — воскликнула она. — Вам нужно больше двигаться, леди. Это будет вам на пользу. Ну, кто там ожидает меня? Я знаю, что теперь должна заплатить за мое краткое развлечение усердной работой.

Она смотрела на верх лестницы, и Андора заметила там сэра Франсиса Волшингэма, ожидающего королеву с серьезным и даже мрачным видом. Было очевидно, что у него нет для нее ничего, кроме дурных новостей, но королева с улыбкой протянула ему руку, и он, склонившись, поцеловал ее с придворной грацией.

— Послы, ваше величество, просят аудиенции, — сказал он достаточно громко, и Андора услышала его слова.

— Тогда мы не должны заставлять их ждать, — ответила Елизавета.

Она поднялась по ступеням и прошла через величественный, каменный пролет в темноту коридора. Андоре, следующей за ней, показалось, что их ведет радуга, что сияние, переливы красок и красота королевы, казалось, освещают темный проход, а ее голос, высокий и радостный, согревал даже серые камни, по которым они шли.

Понаблюдать за королевой, принимающей послов из других стран, было хорошим уроком дипломатии. Она была то очаровательна, то строга, говорила то сдержанно, то увлеченно, не обещая ничего, с одной стороны, а с другой — давая надежду.

Она повела одного посла к окну и показала ему сады, а когда остальные побелели от зависти, обернулась к ним и принялась показывать им свои картины. Она вела беседу на нескольких языках, и Андора с изумлением наблюдала это проявление эрудиции, шарма и ума. Но внезапно она услышала шепот:

— Вы уже так быстро научились быть жестокой, будучи любезной?

Она быстро повернула голову и увидела лорда Мертона. Он был пышно одет, и она догадалась, что он присоединился к присутствующим на аудиенции джентльменам. Она не ответила ему, и через секунду он продолжал:

— Сэр Кристофер Хэддон говорит, что королева ловит мужские сердца на такую сладкую приманку, что никто не может избежать ее сетей. И вы такая же — мое сердце уже поймано вами.

— Тише! — Андора еле выдохнула это слово, так как боялась, что королева услышит лорда Мертона. Ей уже объяснили, что присутствующие молчат, когда говорит королева.

— Она не услышит «ас, — успокоил ее лорд Мертон, и это было в какой-то степени правдой, так как королева отошла в дальний конец комнаты, чтобы показать послу, с которым она разговаривала, запись в какой-то книге, снятой с одной из полок.

— Но, милорд, вы смущаете меня, — сказала Андора.

— А вы делаете меня несчастным, — ответил он. — Почему вы не пришли? Я ждал, и ждал на раскаленном солнце, не веря, что можно быть такой жестокой и бессердечной.

— Неужели вы действительно верили, что я приду? — спросила Андора. — Может, я и глупа, но не до такой же степени, милорд.

— Я люблю вас, Андора. Вы когда-нибудь слышали, что влюбленный мужчина рискнет всем, чтобы увидеть предмет своей страсти?

— Невозможно любить человека, которого знаешь так мало, — решительно сказала Андора.

— Это неправда, — отвечал лорд Мертон. — Я влюбился в тот момент, когда впервые увидел ваше маленькое, прекрасное, серьезное личико, испуганные глаза и дрожащие губы. Андора, позвольте мне ухаживать за вами и защищать вас.

— Единственный человек, от которого мне нужна защита, — это вы, милорд, — сказала Андора.

Она, должно быть, сказала это чересчур громко, потому что несколько мужчин обернулись, а мисс Перри, нахмурившись, обвела взглядом комнату.

Испугавшись, Андора отошла от лорда Мертона и встала за пустым стулом королевы рядом с леди Мэри Говард.

Старшая девушка слабо улыбнулась ей, но ничего не сказала, и, к облегчению Андоры, к ним уже направлялась королева, — таким образом, возможности для дальнейшего разговора уже не было.

Как только аудиенция закончилась, лорд Эссекс снова подошел к королеве; теперь разговор стал общим, и Андора, с упавшим сердцем, поняла, что лорд Мертон опять ищет ее общества.

— Я должен поговорить с вами. Это безумие — видеть вас все время окруженную людьми, когда мне так много надо сказать вам.

— Полагаю, милорд, что вы испортите мне репутацию, — сказала Андора. — Я прошу вас, оставьте меня в покое. Может быть, когда я пробуду здесь немного дольше, мне будет легче заводить друзей, а пока я хочу только выучить мои обязанности и попытаться понять те церемонии, в которых я должна принимать участие.

— Вы жестоки и злы, — с упреком бросил он и отошел от нее на другую сторону комнаты, тем не менее не сводя с нее глаз, так что Андора все время чувствовала его присутствие.

Она отчаянно размышляла, что ей делать с таким пылким поклонником, когда один из секретарей поклонился ей и сказал:

— Лорд Берлей хочет видеть вас, мисс Блэнд.

— Лорд Берлей! — воскликнула Андора.

— Да, именно так. Его светлость хорошо знал вашего отца, и, я полагаю, он хочет поприветствовать вас во дворце.

— Это очень великодушно с его стороны, — сказала Андора. — Я должна спросить мисс Перри, могу ли я пойти с вами.

Та отпустила ее со словами:

— Это большая честь. Не многие фрейлины приглашаются к лорду канцлеру.

Андора последовала за джентльменом по запутанным, перекрещивающимся коридорам в другую часть дворца, где были апартаменты лорда Берлея и где, как она знала, вершились дела нации.

— Подождите здесь, — сказал секретарь, когда они подо, шли к резной, потемневшей от времени двери.

Он вошел, оставив Андору немного встревоженной. Она вспомнила, как часто ее отец говорил об уме лорда Берлея, как часто она слышала, что он — тот столп, на котором покоится государство, и что даже сама Елизавета может на него положиться.

Секретарь вновь появился и распахнул дверь.

— Его светлость ожидает вас, — сказал он.

Почувствовав себя вдруг маленькой и незначительной Андора проскользнула в открытую дверь и услышала, как она захлопнулась за ней. Она очутилась в большой квадратной комнате, заставленной книгами, и за огромным столом напротив себя увидела лорда Берлея.

Она сразу узнала его по описанию отца — подстриженная, седеющая борода, умные, проницательные глаза, темная мантия, скрывающая, как она узнала, опухшие ноги, которые причиняли стареющему мужчине непрекращающуюся боль.

Он, может быть, и был стар, но голос его прозвучал ясно и твердо, когда он назвал ее имя:

— Мисс Андора Блэнд.

Андора присела в глубоком реверансе.

— Для меня большая честь оказаться здесь, милорд, — сказала она.

— Я обязан оказать гостеприимство дочери моего старого друга, — сказал он, поднимаясь на ноги. Его глаза на секунду прищурились от короткой вспышки боли, а губы побелели, когда он протянул ей руку.

Поднявшись, Андора заметила в комнате еще двух мужчин — сэра Франсиса Волшингэма и, к своему удивлению, сэра Хенгиста Вейка, стоящего несколько в стороне. Ее глаза вспыхнули, а выражение его лица она не смогла определить, хотя инстинктивно почувствовала, что оно ей не понравилось.

Она сделала реверанс сэру Франсису, и оба пожилые мужчины вновь уселись за стол, а лорд Берлей указал ей на стул перед собой.

— Пожалуйста, садитесь, Андора, — сказал он. — Вы должны простить меня, если я говорю с вами несколько фамильярно но я был с вашим отцом, когда он выбирал вам имя, и он часто рассказывал мне о вас начиная с самого рождения.

— Я польщена, что ваша светлость помнит мое имя, — вежливо сказала Андора.

— У вашего отца все хорошо? — поинтересовался лорд Берлей.

— Хорошо, как обычна, — ответила Андора. — Вот уже два года, как он встал с кровати; теперь он поселился на первом этаже — так легче заниматься делами поместья. По крайней мере, это занимает его и иногда даже заставляет забыть боль.

— Благородный человек и преданный слуга ее величества, — сказал лорд Берлей.

Возникла пауза, и Андора подумала, что она должна что-то сказать; но у нее было чувство, что весь этот разговор — только прелюдия к чему-то другому. «Почему здесь сэр Хенгист? — удивлялась она. — И почему лорд Берлей не упомянул о нем и даже не представил его?»

Она заметила, как сэр Франсис Волшингэм взглянул на лорда Берлея; затем, опустив глаза на разложенные перед ним бумаги, как будто они содержали нечто, подтолкнувшее его речь, произнес:

— Я надеюсь, Андора, вы говорите по-испански.

Это было настолько неожиданно, что Андора не сразу ответила:

— Да, конечно, милорд. Это было довольно странное обучение, но когда мой отец очутился в тюрьме, он подружился там с одним испанцем и его женой. Все вместе они бежали из тюрьмы. Они приехали в наш дом, и эта женщина стала моей няней. От нее я и выучилась испанскому языку.

— Вы никому не рассказывали об этом при дворе? — спросил лорд Берлей.

— Нет, что вы, ваша светлость, — отвечала Андора — Никто не расспрашивал меня, да я и не думаю, что этим можно особо гордиться.

— Нет, конечно, — прервал ее сэр Франсис. — В то же время это может оказаться полезным.

— Полезным? — Брови Андоры поползли вверх.

— Вы говорите также и по-французски, насколько мне известно, — сказал лорд Берлей.

— Немного, — призналась Андора, — но я училась только по книгам, у меня никогда не было возможности поговорить с живыми французами.

— Да, это то, о чем говорил мне ваш отец, — сказал лорд Берлей.

— Мой отец! — воскликнула Андора. — Боюсь, милорд, я не совсем понимаю вас.

Лорд Берлей наклонился к ней через стол.

— Скажите мне, Андора, — потребовал он, — у вас есть хоть малейшее представление о том, почему вы здесь?

Андора взглянула сначала на него, потом на сэра Франсиса Волшингэма.

— Я… я поняла, что ее величество попросила прибыть меня сюда, — ответила Андора. — Я думала, ей нужна новая фрейлина.

Лорд Берлей улыбнулся.

— Этого у ее величества достаточно, — сказал он, — и, кроме того, еще много желающих стать ими. Нет, Андора, это было мнимым предлогом для вашего приезда — но за этим стоит нечто большее.

— Но что? — спросила Андора. — Я, должно быть, очень глупа.

— Объясните все девушке, — попросил сэр Волшингэм. — Ее отец, очевидно, выполнил все ваши инструкции, милорд, но ничего не сказал ей.

— Так было безопаснее, — ответил лорд Берлей, — что ж, Андора, позвольте я объясню вам.

Андора сцепила руки, ее сердце забилось. Это было так неожиданно, она и представить не могла что-либо подобное. Затем она подняла глаза и увидела, что сэр Хенгист, стоявший в тени, наблюдает за ней, и она поняла вполне ясно и отчетливо, что он не одобряет ее.

— Вам хорошо известны, — услышала она голос лорда Берлея, — те героические и неоценимые услуги, которые ваш отец оказал ее величеству. Он сильно переживал, когда не смог больше служить ей, и в письмах ко мне он часто сожалел, что у него нет сына, чтобы продолжить его дело. Но монархам служат не только шпагой. Есть и другие пути — вот почему ваш отец прислал вас сюда.

— Сделать что-нибудь особенное? — спросила Андора.

— Сделать все, что может потребоваться, — ответил лорд Берлей.

— Конечно, я очень хочу этого, — сказала Андора, в то же время чувствуя легкое замешательство. О чем они собираются просить ее?

— Я уверен, что ваш отец думал об этом много лет назад, — сказал лорд Берлей. — Даже когда он еще надеялся, что у него будет сын. По этой причине он начал учить вас испанскому языку. Сам он немного говорил по-испански и часто рассказывал мне, как это помогало ему общаться с другими пленными или находить дорогу на испанской территории.

— Я теперь вспоминаю, как отец особенно настаивал на том, чтобы моя речь была свободной, — сказала Андора. — Мне иногда казалось странным, что он учит меня языку наших врагов.

— Но теперь вы увидите, насколько мудр он был, — сказал сэр Франсис.

— Что я могу сделать? — просто спросила Андора. Двое мужчин переглянулись, как будто были довольны ее вопросом.

— Я вам все объясню, — сказал лорд Берлей. — Видите ли, Андора, некоторые вещи оказываются сложными для ее величества, потому что она никогда не знает наверняка, кому можно доверять. — Он увидел, как глаза Андоры распахнулись от удивления, и продолжал: — Я скажу еще более откровенно. Даже среди нас есть предатели.

— О нет, — импульсивно воскликнула Андора. — Это не может быть правдой!

— Увы, на данный момент мы имеем все доказательства, — ответил лорд Берлей. — Вы помните, что в феврале этого года королева Мария Шотландская была казнена на плахе.

— Да, помню, — тихо подтвердила Андора. — Сколько людей были потрясены, когда новость достигла деревни!

— Как только упал топор, — продолжал лорд Берлей — наш курьер немедленно выехал, чтобы сообщить об этом нашему послу в Париже. Он двигался так быстро и так секретно, как только возможно, но еще до того, как он рассказал новость сэру Эдварду Стэффорду, испанский посол при дворе короля Франции, дон Бернардино де Мендоза, уже знал о смерти королевы Марии.

— Но это невозможно! — воскликнула Андора.

— И мы так же думали, — ответил лорд Берлей. — И это не единственная новость, которая достигла дона Бернардино быстрее, чем наши курьеры добирались до нашего английского посла. Отсюда сэр Франсис и я можем сделать только один вывод.

— И какой же? — спросила Андора.

— Такой, что есть кто-то при дворе, кто-то близкий самой королеве, кто находится в союзе с Испанией.

— Предатель! — едва выдохнула Андора.

— Именно, — сказал лорд Берлей. — И если так, насколько это опасно для ее величества! Ее жизнь может оказаться под угрозой.

— Но я уверена, уверена, что вы догадываетесь, кто это может быть! — сказала Андора.

Лорд Берлей распрямил свои длинные белые пальцы.

— Откуда? — спросил он. — Это могу быть я; это может быть сэр Франсис. Это может быть кто угодно. Но на самом деле это должен быть абсолютно и полностью англичанин, настолько, что мы никогда ни на секунду не подозревали его, ни ее. И все же его сердце восстало против нашей законной королевы, и он жаждет еще раз посадить католика на английский трон.

— Вы уверены в этом? Абсолютно уверены? — спросила Андора.

— Сэр Франсис и я еще не сделали окончательных выводов на этот счет, — ответил лорд Берлей. — Если бы это был только один случай, мы посчитали бы его странным, но никак не сенсационным, Но это продолжается постоянно — это точно, Андора, постоянно! Наш посол жалуется чуть ли не каждый день, что он часто оказывается последним во французском дворе, кто узнает новости из Англии.

— Кто это может быть? — спросила Андора.

— Мы наблюдали за каждым в близком окружении ее величества; мы пытались выяснить, имеют ли они иностранные связи, посылают ли они курьеров. Мы перебрали все возможности, но каждый раз наши расследования заходили в тупик и мы оставались ни с чем. В тот момент и пришло письмо вашего отца.

— Мой отец писал вам? — спросила Андора.

Лорд Берлей кивнул:

— Да, в письме он высказал мысль о том, что так как вы говорите по-испански, то можете оказаться полезной ее величеству. Я думаю, он инстинктивно чувствовал наше беспокойство, потому что никто ничего не говорил ему.

— Иногда мы даже обвиняли отца в ясновидении, — улыбнулась Андора. — Он, казалось, знал наперед, что случится.

— Тогда, должно быть, мое беспокойство и волнение пролетели мили, разделяющие нас, и он узнал, что нам нужна его помощь, — подхватил лорд Берлей.

— Но как я могу помочь вам? — спросила Андора. — Навряд ли люди будут говорить по-испански здесь, в Гринвичском дворце.

— Кто знает? — вздохнул лорд Берлей. — У нас нет ни малейшего представления о том, на каком языке они могут говорить. Но мы испробовали уже все. Честно говоря, Андора, вы — наша последняя надежда.

— Но с чего мне начать? Что искать?

— Если бы я мог вам это сказать, — ответил лорд Берлей, — мы бы уже сами наполовину решили проблему. Мы можем только просить вас смотреть и слушать. Вы новичок Вы прибыли сюда, не подозревая, что вам придется делать что-то еще, кроме как быть фрейлиной. — Он пригладил свою седую бороду. — Может быть, вы услышите какую-то небрежно брошенную реплику. Может быть, так как вы молоды и не привыкли к придворной жизни, вы заметите что-то такое, что ускользает от нас только потому, что мы знакомы с этим. Мы не знаем. Мы только знаем, что мы в безвыходном положении и должны хвататься за любую возможность.

— Это кажется невозможным, — сказала Андора. — И как я могу что-то услышать, находясь все время среди фрейлин?

— Мы не можем сказать вам больше, чем уже сказали, — ответил лорд Берлей. — Все, что мы сделали, — это попросили вас прийти сюда и разработали один прием, который может помочь, а может, и нет.

— Прием? — переспросила Андора.

— Да, — отвечал лорд Берлей, — так как вас не должны видеть беседующей со мной или с сэром Франсисом. Понятно, что я пригласил вас сегодня сюда, поскольку ваш отец — мой старый приятель. Но после этого я и не замечу вас, так же как не замечаю всех остальных очаровательных молодых девушек, порхающих возле королевы, как бабочки вокруг цветка.

— Тогда как же?.. — начала было Андора, но лорд Берлей прервал ее взмахом руки.

— Это как раз то, что мы придумали, — сказал он. — Королева, как вы знаете, постоянно переписывается с лордом Эссексом. Когда она шлет ему записку, она обычно передается одной из фрейлин какому-нибудь джентльмену из графской свиты. Мы выбрали сэра Хенгиста Вейка — которого вы видите здесь, — чтобы он принимал от вас письма королевы к графу. Когда вы будете вручать их, то расскажете о том, что вызовет ваши подозрения, или о том, что, может быть, стоит расследовать.

При упоминании имени сэра Хенгиста Андора взглянула на него. Его брови почти сошлись на переносице, губы не улыбались, а были крепко сжаты. Лорд Берлей проследил ее взгляд и сказал:

— Я должен предупредить вас, Андора, что сэр Хенгист не одобряет этот план. Он считает вас слишком молодой и неопытной для такой задачи.

— Да, она слишком молода! — Сэр Хенгист заговорил в первый раз с тех пор, как Андора вошла в комнату. — Ребенок из деревни, не привыкший к дворцовым козням и интригам. Как она может помочь?

Насмешка в его голосе заставила Андору выпрямить спину и поднять подбородок. Она бросила на сэра Хенгиста враждебный взгляд и, повернувшись к лорду Берлею, быстро сказала:

— Я очень польщена и благодарна, милорд, что вы попросили меня оказать услугу нашей милостивой королеве. Я клянусь вам, что сделаю все, что в моих силах, чтобы отыскать предателей, кем бы они ни оказались. Я могу только благодарить Бога за право служить ее величеству, так же как это делал мой отец.

Лорд Берлей улыбнулся ей.

— Я надеялся услышать от вас именно такие слова, — сказал он. — Но будьте осторожны, Андора. Помните, что такие вещи не совершаются легко и враги ее величества не будут милыми и добрыми, если увидят в вас опасность. Загнанная крыса будет драться любым доступным способом.

— Я не боюсь за себя, — быстро сказала Андора.

— Да что она может знать об этом? — усмехнулся сэр Хенгист. — Она наслушалась историй о храбрых подвигах своего отца и думает, что может сражаться с испанцами голыми руками. Сказки из детской! А здесь реальная жизнь и она скорее окажется с перерезанным горлом и выколотыми глазами где-нибудь в темном переходе, чем добудет для нас хоть какие-то ценные сведения.

— Об этом судить его светлости, — гневно сказала Андора. Она с вызовом посмотрела на сэра Хенгиста и, как и ожидала, увидела, что его губы насмешливо скривились, как будто он посчитал ее гнев детским и нелепым.

Она опять повернулась к лорду Берлею, положив в горячности руки на его стол.

— Позвольте мне попробовать, милорд, — сказала она. — Клянусь, что буду осторожна и осмотрительна, но я буду подозревать каждого. Если в самом деле жизнь ее величества в опасности, тогда мы должны быть готовы предотвратить нападение, откуда бы оно ни пришло.

— Она правильно мыслит, — одобрительно сказал сэр Франсис Волшингэм с ноткой удивления в голосе.

— Вы понимаете, Андора, что мы не сможем помочь вам? — спросил лорд Берлей. — Вы будете действовать в одиночку. Вы можете рассказать что-либо только сэру Хенгисту и никому другому. Единственное, за что мы ручаемся, — это то, что никто не заподозрит вас. Не будет ничего удивительного, если королева выберет вас для передачи писем. Она часто увлекается новыми лицами.

— Я сделаю все, что в моих силах, чтобы найти предателя, — повторила Андора звенящим голосом, и это прозвучало так, как будто она дала клятву.

— Тогда это решено, — сказал сэр Франсис.

— Да, решено, — подтвердил лорд Берлей. — Спасибо, Андора. Вы доказали, что вы достойная дочь своего отца. Он будет гордиться вами, я не сомневаюсь.

Поняв, что ее отпускают, Андора встала. Она сделала реверанс сначала лорду Берлею, затем сэру Франсису.

— До свиданья, дитя мое, — сказал лорд Берлей.

Андора направилась к двери. Она намеренно не смотрела на сэра Хенгиста, даже тогда, когда он подошел, чтобы открыть ей дверь. Он взялся за ручку и сказал ей так тихо, иго только она могла услышать:

— Ради Бога, не ищите неприятностей. Вы не представляете, какую задачу вы на себя взяли.

Его слова уязвили ее, и она взглянула ему в лицо.

— Вам, конечно, этого не понять, но я — дочь солдата, ~ отрезала она, и слова прозвучали почти оскорбительно.

Она ожидала, что он высмеет ее, но выражение его лица было серьезным, и, не говоря больше ни слова, он открыл дверь и выпустил ее. Она вышла в коридор и заметила секретаря, ожидающего ее, чтобы проводить обратно.

— Вам выпала большая честь, — весело сказал он, когда Андора присоединилась к нему. — Что вы думаете о лорде Берлее?

— Он великий человек, — отвечала она.

— И в то же время он стар, — сказал секретарь. — У молодых нет возможности для продвижения, когда старики так долго занимают свои посты. Но теперь, когда лорд Эссекс стал шталмейстером, дела изменятся к лучшему. Может быть, больше должностей отдадут нам, молодым.

Андора вежливо улыбнулась, чувствуя, что ей нечего добавить к разговору, если она не хочет вступать в спор.

— Сэр Хенгист был там или нет? — спросил секретарь.

— Да, был.

Андора подумала, что покажется странным, если она не ответит на этот вопрос.

— Что вы думаете о нем? — поинтересовался секретарь.

— Мне кажется, он типичный представитель тех молодых мужчин, которые лениво и праздно проводят время во Дворце, — ответила Андора.

Она не хотела плохо говорить о нем, но слова сами сорвались с ее губ. Секретарь выглядел удивленным.

— Но сэр Хенгист здесь совсем недавно, — сказал он. — Он прибыл в начале года с сэром Франсисом Дрейком и хотел сопровождать его, когда тот снова отправился в путь королева настояла на его присутствии здесь.

— Он был с сэром Франсисом Дрейком! — Андора застыла на месте и уставилась на говорливого молодого секретаря

— Да, конечно, разве вы не знали? Он был с ним в Карибском море и вернулся покрытый славой. О, он не из тихих придворных, нет. Вы что подумали о нем?

Он откинул голову и расхохотался. Андора почувствовала, как кровь отлила от ее щек. Как она ошиблась в сэре Хенгисте! Он был другом Франсиса Дрейка — человека, который был героем нации.

И все же, откуда она могла знать? Как он мог не показаться ей отвратительным, принимая во внимание то, как он обращался с ней? И, вспомнив свое последнее язвительное замечание в его адрес, она почувствовала себя неловко.

«Вам, конечно, этого не понять, но я — дочь солдата».

Но если он понимал — а он, конечно, должен был понять, учитывая то, кем он был, — то почему он был так против ее желания послужить королеве единственным способом, доступным ей. Почему? Почему?

Эта мысль преследовала Андору еще долго после того, как она снова оказалась в зале аудиенций. Почему? Почему?

IV

Андора медленно шла по саду, залитому солнцем. Уже второй раз она была здесь в течение этого дня. Когда бы фрейлины ни ложились спать, на другой день в шесть часов утра они должны были присутствовать на прогулке королевы в саду.

Это был час отдыха ее величества перед встречей с министрами, которые докладывают ей о делах государства. Поэтому Андора уже ранним утром видела эти зеленые, покрытые росой лужайки, аккуратно разбитые клумбы, причудливо подстриженные кусты и все богатство цветущих деревьев и трав, наполнявших воздух ароматом и соперничающих в красоте с драгоценностями королевы.

Был полдень, солнце стояло высоко, и фрейлины отдыхали или занимались вышиванием в своих комнатах. Но королева, прежде чем отпустить их, сказала:

— У меня есть записка к лорду Эссексу. Кто из вас, хотела бы я знать, будет моим посланником? — Она оглядела юные лица, пристально смотревшие на нее, и добавила с легкой усмешкой: — Я могу почти сказать, моим посланником любви? — и прежде чем кто-нибудь успел вымолвить слово, сказала: — Я думаю, что пошлю мою маленькую деревенскую мышку. Она пока еще не испорчена интригами и сплетнями двора и вряд ли будет искать приключений или медлить с исполнением поручения.

На мгновение Андоре показалось, что глаза королевы остановились на хорошеньком личике Мэри Говард, но она произнесла:

— Андора Блэнд, возьмите эту записку. Отдайте ее джентльмену, который сопровождает его высочество, — сэру Хенгисту Вейку, и пусть он передаст ее в руки лорда Эссекса и ни в чьи другие.

«Как это умно задумано», — подумала Андора. Решение королевы отдать ей записку теперь не вызовет ревности ни в одной из фрейлин, потому что только королева и она знали о подлинной причине выбора.

Андора не спала всю ночь, раздумывая над ролью, которую ей придется сыграть, и о том, что она скажет сэру Хенгисту. Вспоминая о том, что она наговорила ему, она краснела снова и снова — ошибка в отношении его была ее мучением и стыдом.

Как легко она вообразила, что это был лишь ничтожный придворный, один из многих, которые слоняются по дворцу, ожидая королевской подачки, бездельничая и проводя вечера в попойках и за карточным столом.

Как ужасно она ошиблась! Сэр Хенгист служил вместе с сэром Франсисом Дрейком, национальным героем Англии, чья репутация была настолько блестящей, что отблеск его славы падал на каждого, кого он знал или с кем вместе плавал.

«Что я наделала, дурочка, — твердила себе Андора, — ведь я оскорбила совершенно незнакомого мне человека».

Нетрудно было вспомнить, что он оскорбил ее первым. Но теперь она не могла не сознавать, что зрелище «крушения» кареты могло быть действительно забавным.

Она возненавидела его за смех — но ведь это не причина, чтобы не ценить его храбрость.

«Никогда не будь несправедливой ни к одному человеку». — Как часто ее отец повторял эти слова, когда рассказывал ей о своих приключениях на службе у королевы!

«Я побеждал врагов, — говорил он, — я убивал людей, я уничтожал их. Но всегда, моя девочка, я боролся за справедливость. Мое дело было верным, и борьба была правой».

Андора металась на своей узкой кровати и думала о том, чт0 она не была ни справедливой, ни правой в своей войне с сэром Хенгистом. Она была пристрастной и капризной — обе эти черты она презирала в себе.

«Я должна извиниться перед ним», — думала она, и это решение было окончательным. И все же ноги ее подкосились и сердце мучительно забилось, когда она увидела его. Он шел ей навстречу через аркаду роз, его черный вельветовый камзол сверкал серебром, его дерзкое оранжевое перо на шляпе колыхалось от ветра, а сама шляпа была надвинута на правый глаз.

Розовый сад был полон благоухания. Он был маленький, окруженный высокой изгородью, за которой было так легко укрыться от любопытных глаз.

Андора присела в реверансе, более низком, чем обычно, чувствуя свою вину и раскаяние.

— Ваш покорный слуга, мисс Блэнд, — сказал сэр Хенгист, склоняясь в своем обычном экстравагантном поклоне.

Андора поднялась и взглянула на него. Ее лицо было бледнее обычного и пальцы дрожали, когда она передала записку с тяжелой печатью королевы.

— Хорошо ли ее величество сыграла свою партию? — спросил сэр Хенгист с едва уловимой насмешкой в голосе. — Довольно трудно понять, почему именно вас послали выполнять поручение, которое обычно было обязанностью Мэри Говард или Бриджит Маннерс.

— Ее величество сказала, что я новое лицо при дворе и не стану участвовать в интригах и сплетнях, — вот почему она выбрала меня.

— Маленькую деревенскую мышку, не так ли? — спросил сэр Хенгист.

Краска залила щеки Андоры. Она надеялась, что он не слышал про это определение, столь мало похожее на комплимент, которое Андора дала себе.

Она ничего не ответила, и он сказал:

— Я не стану дразнить вас. У меня записка, которую вы должны передать ее величеству. — Он протянул ей записку и, глядя на ее опущенные ресницы, спросил: — Вы что-то хотите сказать мне еще?

— Что-то еще? — повторила она, пораженная его проницательностью. Он видел, что она мучительно ищет слова, в которые можно было бы облечь свое извинение.

Но, встретив его сверкающие глаза, она поняла, что он думает совсем о других вещах.

— Я не совсем понимаю, сэр, — сказала она, отступая, — что вы имеете в виду.

— А я и не думаю, что вы понимаете, — отвечал он. — Вы только запомните: никто не будет думать о вас плохо, если вы не откроете никаких заговоров. Поверьте, другие люди в другом месте занимаются тем, что происходит во дворце.

— Но я должна исполнить долг, — холодно произнесла Андора.

— Ваш долг, да, — согласился сэр Хенгист. — Но не ищите опасности. Я уверяю вас, вы не обрадуетесь, если что-то откроете.

— Разумеется, у вас большой опыт, — тихо сказала Андора. — Но, пожалуйста, я что-то хочу вам сказать.

Ее голос стал еле слышным, и она заметила, с каким напряженным вниманием он стал слушать то, что она говорила.

— Что же? — спросил он.

— Я… я хочу… извиниться перед вами, — пробормотала Андора, с трудом подбирая слова, которые, кажется, вызывали у ней шок. — Я не до… должна была так говорить с вами. Но я… я не знала, что вы служили на Карибском флоте, я не знала, что вы были еще кем-то, кроме «человека двора».

— А теперь, когда вы знаете, — сказал сэр Хенгист, и она почувствовала, что веселые, насмешливые нотки снова зазвучали в его голосе, — ваше мнение обо мне полностью изменилось.

— Да… я имею в виду — нет, — Андора не находила слов для ответа.

— Я польщен, что вы вообще думали обо мне, — сказал сэр Хенгист. — Но я уверяю вас, что вам не за что извиняться. Я в самом деле сейчас являюсь только человеком двора. Я хотел плавать вместе с Дрейком, но это мне было запрещено. И я должен был ошиваться здесь вместе с другими подонками и подхалимами.

— Они не пустили вас? — спросила Андора, пораженная глубокой горечью его голоса и мрачным выражением лица.

— Да, мои просьбы были отвергнуты, — отрывисто сказал он. — Итак, вы не должны просить у меня прощения. Я имею в виду то, что вы думали обо мне.

— Нет, нет, — возразила Андора. — Вы не поняли. Я думала, что вы вообще никогда ничем не были заняты. Я знаю, что это было невероятной самонадеянностью, но я думала о вас очень плохо, а мой отец всегда говорил о том, что если кто-то ошибается, он не должен стыдиться признаться в этом.

— Ваш отец был прав, — сказал сэр Хенгист, — но ваша храбрость — это то, что я меньше всего ожидал найти в его дочери.

— Моя храбрость? — удивилась Андора.

— Да, — отвечал он. — Для вас было храбростью признать свою вину. Скажите честно, ведь это было нелегко, не так ли?

Неожиданно он наклонился и взял ее за руку. Его слова и его прикосновение смутили ее.

— В самом деле, было трудно найти правильные слова, — отвечала она. — Но я сожалею о том, что была несправедливой.

— А теперь, — сказал сэр Хенгист, — может быть, вы послушаетесь меня. Я на самом деле думаю, что лучше всего для вас вернуться домой.

— Вернуться домой! — воскликнула с удивлением Андора. — Почему вы это говорите?

— Потому что я боюсь, что здесь вас испортят, — сказал он. — Когда деревенские мыши приходят в город, они чувствуют недовольство собой. Они хотят быть похожими на городских мышей, и они не понимают, что это ошибка.

— Я ничего не знаю о такой ошибке, — сказала Андора тихим, серьезным голосом. — Очень трудно быть такой простушкой среди этого блеска и великолепия. Вы видели, когда я приехала сюда, все у меня было старомодным и устаревшим — моя карета, моя одежда и, я думаю, даже мои мысли

— Но именно это делает вас такой особенной, — быстро сказал сэр Хенгист.

— Такой особенной, что всем хочется смеяться, — подхватила Андора. — Благодарю вас, сэр, но я не хочу быть мишенью для острот скучающих кавалеров.

Его веселый смех заглушил ее слова, и когда она резко повернулась, чтобы уйти, он так крепко взял ее за руку, что она не смогла освободиться.

— О Андора, Андора! — воскликнул он. — Вы такой ребенок! Кажется, это я должен просить у вас прощения. Я не подозревал, что мой смех задевает вас и что вы сердитесь на меня.

— Никому не понравится, если над ним смеются, — горячо сказала Андора.

— И менее всего деревенским мышкам, — ласково добавил он. — Простите меня. Я был неправ. Нет, более того, это было жестоко.

Она все еще стояла отвернувшись, и он снова наклонился, взял ее за плечи и повернул к себе.

— Вы не прощаете меня? — спросил он. Она молчала. Он опустился на одно колено:

— Смотрите, я умоляю вас.

— Я думала ночью, — медленно сказала Андора, — что злиться было бы глупо и мелочно. Но я все равно злилась, может быть, потому, что я была одинока и испугана.

— Вы просто уничтожили меня, — сказал сэр Хенгист. Его лицо было серьезно, и глаза его не смеялись. — Вы простите меня, Андора?

— Конечно, — ответила она. — И вы в свою очередь простите меня.

Он поднялся с колен.

— Это добрая сделка, — сказал он и, склонив свою голову, поцеловал ее руку.

Она подумала, что впервые губы мужчины касались ее кожи, и затем, прежде чем она успела еще о чем-то подумать, он опустил ее руку и стоял возвышясь над ней.

— Вы должны вернуться, — сказал он. — Или вас хватятся. Ждите меня здесь завтра. Ее величество обязательно даст вам другую записку. Если нет — я принесу записку для нее.

Андора была сейчас отпущена королевой. И все же она колебалась. Робко и застенчиво она сказала:

— Спасибо.

— За что? — удивленно спросил сэр Хенгист.

— За то… за то, что вы были добры ко мне, — прошептала Андора и, не дожидаясь ответа, поспешила прочь, убегая через лужайки розового сада.

У нее было чувство, что он провожал ее глазами, но она не оглядывалась. Она только знала, что была сбита с толку и удивлена всем происшедшим. Но в то же время она сознавала, что что-то темное, унизительное, камнем лежавшее у нее на сердце, — пропало. И когда она добралась до дворца, она поняла, что это была ненависть к сэру Хенгисту, которая мучила ее с тех пор, как она приехала сюда.

Она принесла записку, которую ей дал сэр Хенгист, в королевские покои. Королева была занята работой в своем кабинете, находившемся рядом со спальней. Она сидела за письменным столом, с белым пером в руках, разбирая государственные бумаги.

Елизавета нетерпеливо взглянула на нее, когда Андора присела перед ней.

— Ну, что там? — резко спросила она.

— Записка, ваше величество, от лорда Эссекса.

Лицо Елизаветы прояснилось. Она бросила перо и нетерпеливо протянула руки.

— Дайте мне ее, — сказала она с пылкостью юной девушки, ожидающей объяснения в любви.

Андора подала ей свиток пергамента. Королева развернула его и прочла послание с затаенной улыбкой на лице Затем она встала, прошла через комнату и остановилась у окна, глядя на улицу.

Андора наблюдала за ней, не зная, следует ли молча удалиться, чтобы не мешать раздумьям, или ей нужно остаться. В комнате была тишина, нарушаемая только жужжанием шмеля, который кружился вокруг цветов, украшавших позолоченный стол.

— Вы когда-нибудь были влюблены? — неожиданно спросила королева.

— Нет, ваше величество.

— Тогда вы счастливы, — сказала Елизавета. — Любовь дитя мое, это обоюдоострое оружие, которое приносит одновременно и радость, и боль. — На мгновение она умолкла, затем продолжала: — Кто не завидует мне сейчас? Владычица великой страны, правящая сердцами своих подданных, которые служат мне так, как не служили никогда ни одной женщине самые храбрые и мудрые мужчины. И все же любовь требует большего.

— Чего же большего может желать ваше величество? — спросила Андора.

Королева резко обернулась.

— Я хочу молодости! Молодости! — повторила она. — Вы думаете, я не знаю, как быстро проходят годы? Вы думаете, я так глупа, чтобы не понимать, что каждый месяц отнимает у меня то, что для женщины дороже, чем золото, драгоценности, власть и положение?

Она неутомимо ходила по комнате, двигаясь с такой легкостью и грацией, что невозможно было поверить, что это не юная девушка. Но при солнечном свете были видны морщинки у глаз и глубокие складки в уголках ее рта.

Затем с неожиданной сменой настроения королева сказала:

— Я сейчас говорю с вами как женщина, а не как королева. Трон — вот в чем все дело, Андора. Ни вы и ни я лично, но трон требует от людей всей их жизни и их страсти. Запомните и никогда не забывайте об этом.

Губы Андоры приоткрылись, но, прежде чем она смогла вымолвить слово, королева быстро сказала:

— А теперь идите, я должна работать.

Андора поклонилась и вышла, чувствуя, как и раньше, Ч то она словно сметена неистовым ураганом, который оставил ее бездыханной.

Она спешила по коридору, пытаясь найти дорогу в свою собственную комнату. Должно быть, она сделала неправильный поворот, потому что очутилась в зале для аудиенций, полном самого разнообразного народа. Королева обычно принимала здесь во второй половине дня, когда дела и прошения уже проходили через руки секретарей.

Здесь была группа дворян, беседовавших около пустого трона. Когда Андора проходила мимо них, вспоминая, что здесь, в дальнем конце зала, был выход, который вел прямо в покои фрейлин, она увидела кавалера, который вкладывал шпагу в ножны. Сделав неосторожное движение, он задел своей шпагой человека, стоявшего позади него.

— Caramba! — вскричал задетый кавалер. — Вы — неуклюжая деревенщина! Вы испортили мне новую пару шелковых чулок, и вы заплатите за это!

— Сожалею, — извинился человек со шпагой. — Как только я выиграю в карты, клянусь, я подарю вам дюжину чулок.

— Легко обещать, — отрезал противник. — Что-то я не видел, чтобы вы выиграли хотя бы один раз.

Раздался смех, и Андора, никем не замеченная, проскользнула мимо них, но когда она добралась до двери, она повернулась и посмотрела назад.

Восклицание, вырвавшееся у задетого шпагой человека, было своеобразной бранью. Но в ней было что-то странное. И только сейчас она поняла, что же это было и где она впервые слышала это слово.

Она ясно увидела маленького мальчика, бегущего через Двор. В руках он держал джемовый торт, который дал ему повар. Одна из собак бросилась навстречу ему, и он, пытаясь увернуться, поскользнулся и упал на булыжник, вымазав себя и торт грязью. «Caramba!» — воскликнул он.

Его мать — испанская няня Андоры — выглянула из окна и подбежала к нему. Она подняла его, горько плачущего над остатками торта, и сказала:

«Прекрати шуметь, озорник, и чтобы я больше никогда не слышала от тебя этого слова. Никогда! Ни от тебя, ни от какого другого ребенка».

«Но мой отец так говорит», — возразил мальчик сквозь слезы.

«Мужчины могут говорить много слов, которые не должны повторять мальчики, — строго сказала няня. — И запомни на будущее: твои губы никогда не должны произносить это слово. Понятно?»

Она обтерла его, принесла домой, все еще плачущего, и послала его назад на кухню попросить у повара другой торт. Затем она вернулась в детскую к Андоре.

«Почему „caramba“ плохое слово?» — спросила Андора.

«Все ругательства плохие, — ответила она. — Но „caramba“ — это грязное ругательство, которым ругаются только испанцы низкого происхождения. Дворяне, когда им это нужно, выскажутся совсем по-другому».

«А что они говорят?» — спросила Андора.

«Ничего, — ответила няня. — Испанский язык, которому я выучу тебя, будет языком дворянства, а не подонков городов и деревень».

«Caramba!» Ругательство испанских подонков. И оно было произнесено здесь, во дворце Гринвич, человеком, который являлся дворянином.

«Где объяснение? — спрашивала себя Андора. — Неожиданный острый укол шпаги?..» Она повернулась к одному из секретарей, стоявших около нее.

— Извините, — обратилась она. — Будьте добры, пожалуйста, скажите мне, кто этот джентльмен в оранжевом камзоле с сапфировой цепью? Он стоит немного правее трона.

— Это лорд Брей, — отвечал секретарь.

— Кто он?

Секретарь пожал плечами.

— Я мало знаю его, — сказал он.

Андора выскользнула из зала и поднялась в свою комнату. Неужели она благодаря этому странному случаю узнала нечто важное? Кто этот лорд Брей и почему он говорит по-испански?

Когда через полчаса фрейлины снова собрались в комнате, она спросила Маргарет Эджекомб, скромную и милую девушку, к которой чувствовала теплую симпатию, не встречала ли она когда-нибудь лорда Брея.

— Я видела его один раз на скачках с ее величеством, — ответила Маргарет. — Кажется, он развлекал ее своим разговором. Вот и все, что мне известно. Но ведь я здесь совсем недавно.

«Я должна узнать больше», — подумала Андора, и вечером, после обеда, когда королева, как обычно, танцевала с лордом Эссексом, она незаметно обошла весь зал, пока не оказалась рядом с лордом Бреем.

Она увидела, что он выглядел старше, чем казался вначале, это был человек средних лет, с выпуклыми карими глазами и чувственными, полными губами. Он не был красавцем, но одет был так роскошно, что его нельзя было не заметить. Вокруг его шеи была сверкающая цепь драгоценных камней, а в его правом ухе был чудесный сапфир, который один стоил целого ожерелья. Его камзол из белого атласа был расшит жемчугом, и он, казалось, очень нежно ворковал с герцогиней Стаффолк.

Андора попыталась подслушать их беседу, но они говорили очень тихо, и она не услышала ничего, кроме нескольких комплиментов и острот, которые не сказали ей ничего нового.

Она раздумывала, стоит ли ей рассказать сэру Хенгисту о том, что она узнала, и решила, что он, наверное, посмеется над ней и скажет, что она ошибается. В конце концов, ругательство еще ничего не значит, и она понимала, что никто не оценит ее «разоблачения» лорда Брея.

«Я должна узнать больше, должна», — твердила Андора

Она наблюдала за ним весь вечер, пока он флиртовал с этой леди, а затем и с другими. Ничего не было в его поведении такого, что отличало бы его от других кавалеров и дворян.

V

На другое утро после завтрака королева объявила, что поедет кататься верхом. Она сказала фрейлинам, что не нуждается в их услугах и что они свободны до ее возвращения.

Она отбыла с дюжиной джентльменов, рядом с ней находился лорд Эссекс, позади — Вальтер Релей, который соперничал с королевским фаворитом при любом удобном случае.

Андора наблюдала за ними, пока они не скрылись из виду.

Этим утром она задумала написать большое письмо отцу, чтобы рассказать о первых впечатлениях жизни во дворце. Письмо она решила не передавать в секретную комиссию, которой руководили лорд Берлей и сэр Франсис Волшингэм, а отправить его каким-либо другим способом. Конечно, можно было и подождать до встречи, но она знала, каким чудесным подарком будет для отца ее письмо.

Вместе с дугами фрейлинами она вышла через парадную дверь дворца и вдруг увидела перед собой элегантную фигуру в плаще из желто-розового вельвета. Она знала, кто это, и, как только он свернул налево и вошел в длинную галерею с видом на реку, незаметно отстала от девушек и пошла за ним.

Он шел немного впереди, и она слышала, как он мурлыкал какой-то мотивчик. Они прошли галерею лордов, затем прошли по проходу, который вел в другое крыло. Коридор был пуст, если не считать слуг, которые сновали с хозяйской одеждой в руках или несли подносы с кофе и бренди для кавалеров, которые еще не встали в этот поздний час.

Лорд Брей ни разу не оглянулся. Он прошел еще один коридор и затем, открыв дверь, вошел в комнату. Дверь закрылась. Андора, подождав несколько секунд, подошла поближе, чтобы прочесть, что было написано на табличке, прикрепленной у молоточка.

Все помещения во дворце на наружных дверях имели надписи с именами их обитателей. Она прочла: «Светлейший лорд Брей».

Она хотела повернуться и удалиться, как вдруг дверь отворилась.

— Доброе утро! Вы искали меня? — спросил чей-то голос. В замешательстве она подняла глаза и увидела, что перед ней стоит лорд Брей.

— Я… я ошиблась, — быстро сказала она. — Я думала…

— Нет, никакой нет ошибки, — отвечал он и, протянув руку, ввел ее внутрь.

— Нет, нет, — настаивала она. — Я думала, что кто-то еще живет в этих апартаментах. — Ее голос упал. — Я прошу вас, сэр, не удерживайте меня.

Крепко держа ее за руку, так, что она не могла вырваться, он провел ее через холл в большую комнату. Это была гостиная, меблированная с такой роскошью и великолепием, что она казалась зеркальным отражением нарядов самого лорда Брея. На стульях были груды расшитых вельветовых подушек, перед камином находилась уютная изящная кушетка.

Когда они вошли в комнату, лорд Брей отпустил ее руку и закрыл за собой дверь.

— Вы Андора Блэнд, не так ли? — спросил он.

—Да, в самом деле, — отвечала Андора. — Но я не могу оставаться здесь. Как я сказала вашему высочеству, я искала… одного человека и ошиблась, я попала не туда.

— Вы лжете, — отвечал он, — но лжете очаровательно. Вы искали меня.

— Я… я не знаю, почему вы так говорите, ~ запинаясь, произнесла она.

Он снял свой плащ, повесил его на спинку стула и затем, широко расставив руки, двинулся к ней.

— Андора, вы неотразимы, — сказал он. — Совершенно неотразимы. Эта шелковистая кожа, эти волосы цвета спелого зерна, эти губы, подобные розе. Как могло случиться, что я не заметил вас сразу?

Андора попыталась высвободить свои руки.

— Милорд, позвольте мне уйти, — просила она. — Я не должна быть в ваших апартаментах.

— А кто узнает? — спросил он. — Кроме того, вы забыли? Вы следовали за мной.

— Я… я, — начала Андора, но он положил свою ладонь на ее губы.

— Нет, нет, — сказал он. — Не уклоняйтесь. Когда что-то происходит чудесное — вот так, как сейчас, между вами и мной, — не нужно отказываться от этого. Вы видели меня в прошлый вечер, и я догадываюсь, что вы почувствовали! Но я не смог тогда уделить вам внимание. Представляю, как вы страдали и ревновали. Но теперь мы одни.

— Я боюсь, милорд, что мы говорим о разных вещах, — быстро сказала Андора.

— О Андора, не играйте со мной, — отвечал лорд Брей. — У нас никогда не будет более счастливой возможности. Давайте не будем тратить напрасно драгоценного времени, создавая ненужные препятствия.

— Милорд, я должна уйти! — воскликнула Андора. Она повернулась и побежала к двери, но он опередил ее и, схватив, прижал к себе.

— Вы трусишка, — торжествующе сказал он. — Вы трусите и боитесь, потому что я узнал ваш секрет. Но не бойтесь меня, Андора, я люблю вас, как и вы любите меня. Вот и все, не так ли?

— Я не люблю вас, — закричала Андора, отталкивая его с такой силой, на какую была способна.

— Не ждите, чтобы я поверил вам, — страстно сказал он. — Вы шли за мной сюда. Вы забыли? Это было так умно, умнее, чем я мог ожидать от вас. Дорогая, я видел ваши глаза в прошлый вечер, когда вы следили за мной, и я знаю, что стрела Купидона поразила тогда ваше сердце, как сейчас поразила мое.

— Пожалуйста… пожалуйста, послушайте меня, — сказала Андора. — Все это ошибка.

— Я не собираюсь слушать вас, — отрезал он. — Я только хочу сказать, что я люблю вас. Я люблю ваши голубые глаза, но больше всего я люблю ваши нежные губы.

Внезапно он крепко прижал ее к себе, и с болезненным ужасом она почувствовала, что он почти целует ее. Она яростно боролась, но было поздно. Его губы, горячие и влажные, впились в ее губы.

Она отталкивала его, боролась, но напрасно. Впервые она поняла, каким сильным может быть мужчина и как слаба она в сравнении с ним.

— Андора!

Она услышала, как хрипло он произносит ее имя, с таким безумным желанием, которое она никогда еще не слышала в человеческом голосе. И когда она, задыхаясь, оторвалась, чтобы перевести дыхание, то увидела его глаза, глядевшие на нее сверху, озаренные огнем камина и страстью, — никогда она не видела человеческого лица, до такой степени искаженного.

— Позвольте… мне… уйти! Позвольте… мне… уйти! — кричала она. — Это была ошибка! Вы не поняли!

Она услышала его смех. Это был смех триумфа и победы. Молча он сгреб ее и, как она ни отталкивала его, понес через комнату к кушетке.

Она пыталась кричать еще громче, но, как только он положил ее, его рот закрыл ее губы, и с последним вскриком она замолкла.

— Ты восхитительна, божественна, — услышала она его возбужденное бормотание, затем она ощутила на себе тяжесть его тела, и ее белоснежное платье разорвалось под его руками.

С ужасом она чувствовала, что словно погружается в холодную, глубокую воду, что она тонет под его телом.

Внезапно она ощутила слабость — слабость страха, отчаяния, безнадежности. И когда его губы, казалось, выпили ее жизнь, она услышала, как дверь отворилась и голос, холодный, как обнаженная шпага, спросил:

— Я не помешал вам, милорд?

Лорд Брей вскочил на ноги.

— Nom de Dieu![1] — вскричал он. — Какого черта вам здесь нужно?

Андора почувствовала, что туман в ее глазах рассеивается и ощущение того, что она погружается в ужасную темноту, проходит. Как будто издалека донесся до нее резкий голос сэра Хенгиста.

— Я с поручением, милорд, от графа Эссекса. Он спрашивает, будете ли вы играть с ним в теннис сегодня днем.

— Теннис! — истерично выкрикнул лорд Брей. — И из-за этого вы ворвались ко мне?

— Я должен извиниться, если мое присутствие нежелательно, — сказал сэр Хенгист. — Когда я постучал в наружную дверь, мне никто не ответил, и, зная, что вы здесь, я подумал, что вы, может быть, захотите немедленно ответить на приглашение лорда Эссекса.

— Да, да, конечно, я принимаю его, — с раздражением сказал лорд Брей.

Все еще в тумане, Андора соскользнула с кушетки. С невыразимым унижением она осознала, что ее платье порвано, губы воспалились, волосы в беспорядке. Она почувствовала такую слабость, что если бы не уцепилась за спинку стула, то просто упала бы на пол.

Но больше, чем все это, ее угнетала насмешка и неприязнь в глазах сэра Хенгиста. Она хотела подбежать к нему, попросить его защиты, умолять его забрать ее отсюда. Вместо этого она только стояла, охваченная дрожью, и ее пальцы безуспешно пытались соединить остатки лифа на груди.

И в тот момент, когда она уже подумала, что он собирается оставить ее здесь и уйти, сэр Хенгист напрямую обратился к ней.

— Мисс Блэнд, я полагаю, — сказал он с сомнением в голосе, как будто не сразу узнал ее. — Я знаю, что мисс Бланш Перри совсем недавно спрашивала о вас. Вы позволите мне отвести вас в ее комнату?

— Пожалуйста, прошу вас! — Андора вложила всю силу чувств в этот возглас, но на самом деле слова прозвучали шепотом.

Она двинулась к нему, в то же время сознавая, что лорд Брей вытянул руку, как бы желая остановить ее, но потом передумал. С нечеловеческим, как ей показалось, усилием она добралась до сэра Хенгиста.

— Заберите меня отсюда, — пробормотала она. — Пожалуйста, заберите меня.

Он едва взглянул на нее и поклонился лорду Брею:

— Я передам лорду Эссексу, что ваша светлость встретится с ним на теннисном корте в шесть часов вечера. Он будет ждать.

— Благодарю вас, — почти прорычал лорд Брей. Наконец-то Андора покинула его комнату и через холл

вышла в коридор. Сэр Хенгист осмотрелся.

— Пойдемте сюда, — сказал он. — Здесь есть лестница в сад. В длинной галерее нас скорее заметят.

Он зашагал вперед, и она робко последовала за ним. Они достигли лестницы и по узким каменистым ступеням вышли в сад. Только на солнце и свежем воздухе Андора обрела дар речи.

— Я не… не знала, что он заметил меня, когда я шла за ним. Но я слышала… как он…

— Если бы вы были моей дочерью, — перебил ее сэр Хенгист, — я бы хорошенько выпорол вас и отослал обратно в деревню. Вы, должно быть, сошли с ума, если думаете, что можете одна войти в жилище мужчины, не потеряв при этом сразу и невинность, и репутацию.

— Но я не собиралась этого делать, — запротестовала Андора. — Он затащил меня туда, когда увидел у своей двери.

— И все же вы сказали, что шли за ним.

— Да, потому что… потому что я слышала, как он ругался по-испански! — еле выговорила она.

И тут, к ее ужасу, сэр Хенгист расхохотался — громко и неудержимо — именно тем смехом, за который она так невзлюбила его поначалу.

Только на секунду веселье взяло верх. Затем, серьезно и убежденно, он сказал:

— Я говорил с самого начала, что вся эта затея нелепа и неразумна. Откуда вы, новичок при дворе, могли знать, что лорд Брей может ругаться на любом европейском языке и что он постоянно хвастается этим?

Андора в отчаянии прижала руки ко рту.

— Вы хотите сказать, что все знают… что он говорит по-испански?

— Говорит по-испански! — фыркнул сэр Хенгист. — Не больше, чем я по-китайски. Он знает всего несколько слов, может пролепетать несколько нежных фраз по-французски. Разве вы не слышали, как он воскликнул «Nota de Dieu», когда я вошел?

— Да… слышала, — нерешительно сказала Андора.

— Боже мой! Да если бы все шпионы были такими тупицами, как Брей, они давно бы сидели в тюрьме! — воскликнул сэр Хенгист.

— Я вижу, что поступила… очень глупо, — смиренно сказала Андора.

— Глупо! — взорвался сэр Хенгист. — Вы подумали, что стало бы с вашей репутацией, заметь вас какая-нибудь важная персона в холостяцком крыле?

— А как вы узнали, где я? — спросила Андора.

— К счастью, вас заметил мой слуга и, посчитав это достаточно странным, рассказал мне, что видел вас входящей в апартаменты лорда Брея.

Ужас всего пережитого снова захлестнул Андору.

— Вы пришли как раз вовремя, — пробормотала она, запинаясь. — Я… я не знала… что мужчины… могут быть такими. Но хуже всего… он подумал… что я шла за ним… потому что влюбилась в него.

— У этого самоуверенного дурака хватит ума поверить в такое! — усмехнулся сэр Хенгист. — Теперь слушайте меня. Вы больше никогда, понимаете, — никогда не пойдете одна в комнату мужчины, кем бы он ни был. Вы забудете этот дурацкий план разыскивания шпионов и предателей в окружении ее величества. Их здесь нет, уверяю вас. Вся эта идея — плод воображения лорда Берлея. Он стареет, и ему чудятся испанцы в каждом дымоходе. Оставьте врагов воинам и служите королеве положенным вам способом.

Его слова, произнесенные строгим, менторским голосом школьного учителя, казалось, разбили в Андоре последние остатки гордости и самоуважения. Она почувствовала, как слезы подступают к глазам, и поняла, что сейчас просто разрыдается.

— Простите меня, сэр, — сказала она прерывающимся голосом. — Пожалуйста… пожалуйста, не говорите ничего больше. Я знаю, что поступаю глупо и безрассудно, но не ругайте меня больше, я этого не вынесу.

Она подняла глаза, полные слез. Ее лицо было бледным, а губы кривились, как у ребенка, которого наказали слишком строго.

Сэр Хенгист посмотрел на нее, и выражение его лица смягчилось.

— Андора, — произнес он изменившимся тоном, — это только потому…

Он не успел закончить, так как поблизости раздался чей-то высокий, веселый и желанный голос:

— Хенгист! Не верю своим глазам! А я-то ищу тебя по всему дворцу!

Андора быстро обернулась. По саду к ним шла самая красивая женщина из всех, виденных ею в жизни. Она блистала драгоценностями, и пышные атласные юбки были цвета спелого персика, черные волосы высоко подняты и убраны сапфирами и бриллиантами.

Она протянула сэру Хенгисту свои изящные, в драгоценных камнях, руки и притворно надула алые губки.

— Ты просто ужасный и злой человек! — провозгласила она. — Я приехала вчера вечером и думала, ты ждешь меня Когда ты не пришел, я не могла поверить, что ты забыл своего старого друга.

— Лилиан! — воскликнул сэр Хенгист. — Я и понятия не имел о твоем возвращении во дворец.

— Год траура — достаточно большой срок, уверяю тебя, — ответила она. — Останься я в деревне подольше, клянусь, я бы умерла от скуки. Но я вернулась. Боже, какое облегчение и радость!

— Мы все разделяем эту радость, — сказал сэр Хенгист, низко поклонившись и коснувшись губами ее пальцев.

Поверх его головы вновь прибывшая взглянула на Андору и отметила каждую деталь в ее растрепанной внешности — следы слез на щеках, порванное платье, которое она безуспешно пыталась прикрыть руками, спутанные белокурые локоны, раздуваемые летним ветерком.

Когда сэр Хенгист выпрямился, он, должно быть, заметил, что две женщины обменялись взглядами, и быстро сказал:

— Лилиан, могу я представить тебе мисс Андору Блэнд? С ней случилось… неприятное происшествие, и я как раз сопровождаю ее к мисс Перри. Андора, это графиня Малверн, без которой наш двор был бы невыносимо скучен.

— Происшествие? — удивилась леди Малверн. И Андоре показалось, что подозрение, ясно читавшееся в ее лице, исчезло. — Бедное дитя! Что случилось?

— Ее карета потеряла колесо, — объяснил торопливо сэр Хенгист. — И так как она ушиблась, я полагал, нам лучше всего отвести ее в покои фрейлин.

— Да-да, конечно, — сказала леди Малверн. — Мы все пойдем туда. Ужасно неприятная история для мисс Блэнд! — Она помолчала и затем добавила тихим голосом на ухо сэру Хенгисту: — Я сначала было подумала, Хенгист, что ты опять взялся за старое.

— Как ты могла так ошибиться во мне? — спросил он, и она рассмеялась высоким, мелодичным смехом, похожим на звон колокольчиков.

— Расскажи мне обо всем, что здесь происходит, — попросила она. — Если бы ты только знал, каково это — сидеть в доме с задернутыми шторами, носить этот отвратительный черный цвет, который мне никогда не шел, и слушать вздохи и причитания свекрови — самой унылой и скучной женщины на свете.

— Но теперь ты спасена, — улыбнулся сэр Хенгист. Все трое шли по зеленой лужайке, которая вела к другой стороне дворца. Если бы Андора осмелилась, она бы побежала вперед. Но она в отчаянии шла рядом с сэром Хенгистом, мечтая провалиться сквозь землю или даже умереть, чтобы только он или кто-нибудь другой не сравнивал ее с очаровательной леди по другую сторону.

— Итак, ты в свите лорда Эссекса, — говорила леди Малверн. — Какое ненадежное положение, мой дорогой, но увлекательное — пока оно существует.

— Он полностью предан ее величеству, — сказал сэр Хенгист.

— А она — ему, судя по всему, — небрежно заметила леди Малверн. — Но он не первый, хотя, может быть, он окажется последним. Какие новости о Лестере?

— Он в Нидерландах.

— Там ему лучше и остаться, — засмеялась леди Малверн. — Я слышала, что королева просто в ярости из-за той суммы денег, которую он растратил, а также из-за того, что дворец его жены соперничает в великолепии с Гринвичем Уайтхоллом и Хэмптоном, вместе взятыми.

— Я вижу, ты уже узнала все сплетни за последние двадцать четыре часа, — сказал сэр Хенгист.

— Я не услышала всего, чего хотела, — ответила леди Малверн. — Ты же знаешь, Хенгист, что на самом деле меня интересуешь только ты.

Ее голос смягчился. Уголком глаза Андора заметила, как леди Малверн положила свою руку на запястье сэра Хенгиста — интимным и страстным жестом одновременно.

К этому времени они подошли к двери, ведущей в королевские покои. Андора узнала дорогу, быстро повернулась и сделала реверанс сначала леди Малверн, затем сэру Хенгисту.

— Благодарю вас, — сказала она. — Теперь я дойду одна.

Когда она заговорила, слезы опять совершенно неожиданно наполнили ее глаза, и ее голос дрогнул. Она чуть было не разрыдалась.

— Подождите, Андора! Подождите! — слышала она голос сэра Хенгиста, но она уже повернулась и вбежала в открытую дверь, вверх по лестнице, находя дорогу почти вслепую. Слезы застилали ей глаза, и она больше не могла сдерживаться.

Она не помнила, как добралась до своей комнаты. К счастью, она никого не встретила по пути и, захлопнув за собой дверь, бросилась на кровать и зарылась лицом в подушку. Она плакала так, как не плакала уже давно, с детства, отчаянно и безутешно.

Ей казалось, что весь мир померк и опустел. Ужас нападения лорда Брея; унижение и презрение в голосе сэра Хенгиста; манера, с которой он отчитывал ее. Все это она могла бы пережить, если бы она, по своей глупости, сама не разрушила ту дружбу, которую, она чувствовала, он предложил ей после разговора в розовом саду.

Она поняла только сейчас, что с того момента стала доверять ему. Теперь же он презирал ее, и более того, с горечью

твердила она себе, он и думать о ней не будет, раз вернулась его подруга — блестящая красавица графиня Малверн.

Спустя долгое время, измученная, Андора встала с постели и позвонила, чтобы пришла служанка Грейс. Как бы она ни переживала, она должна быть в порядке к возвращению королевы, и что-то нужно сделать с платьем.

Грейс вбежала в комнату и, увидев Андору, в ужасе воскликнула:

— Что вы сделали с собой, госпожа! Вы выглядите так, как будто на вас напали разбойники!

— Я думаю, именно это и произошло, — грустно сказала Андора. — Ты починишь мое платье, Грейс?

— Это можно починить, — отвечала Грейс, — но надо еще позаботиться о вашем лице и волосах. Вы плакали из-за мужчины?

Это прозвучало невежливо, но Андора прекрасно знала, что Грейс не хотела быть невежливой. Она была просто деревенская девушка, которая говорила то, что приходило ей в голову.

— Меня расстроил не один мужчина, а целых два, — ответила Андора. — О Грейс! Ты была права. Это место полно зла. Я не понимала раньше, какие мужчины на самом деле.

— Я предупреждала вас, госпожа, — сказала Грейс. — Они все одинаковы. Женщине трудно оставаться чистой и непорочной в королевском дворце; и несмотря на это, ее величество ухитрилась остаться девственницей до пятидесяти лет.

Андора сняла платье, и Грейс налила холодной воды в таз, чтобы она могла вымыть лицо.

— У вас царапины на плече, мисс, — показала Грейс.

— Я знаю. Они заживут, — отвечала Андора. — Но я не думаю, что смогу теперь когда-нибудь доверять мужчинам.

Грейс не успела ответить, как раздался стук в дверь. Девушка пошла открывать. Послышался приглушенный разговор, и она вернулась с букетом цветов и запиской.

— От милорда Мертона, — сказала она.

— Верни это обратно, — довольно резко сказала Андора. — Я не хочу ничего. Я не хочу принимать цветы от кого бы то ни было.

Грейс уже закрыла дверь и положила цветы на стол.

— Ведь не его светлость так расстроил вас, мисс, — сказала она сварливо.

Андора плеснула водой на глаза и покачала головой.

— Я думаю, что нет, — продолжала Грейс. — Чем больше я слышу о его светлости, тем больше уверяюсь, что он порядочный джентльмен и его слову можно доверять. И богатый к тому же! Не пожалеет та, которая выйдет за него замуж!

Андора обернулась:

— Грейс, я надеюсь, ты не сватаешь меня?

— А почему бы и нет? — с вызовом спросила Грейс. — Женщине лучше всего выходить замуж, когда она молода. Те, кто остаются во дворце слишком долго, становятся испорченными или влюбляются в кого не следует.

— Что ты имеешь в виду? — полюбопытствовала Андора.

— Ну, например, леди Мэри Говард, — сказала Грейс. — Ее служанка рассказала мне, что она без ума от милорда Эссекса, шепчет во сне его имя. Если бы ее услышала королева, она бы пострадала от своей любви, как и многие до нее.

Андора испугалась. Она тоже слышала истории о фрейлинах, которые влюблялись в знатных дворян, чье поведение королева не одобряла и которые были или сосланы в Тауэр, или жестоко наказаны каким-либо другим способом.

— Затем леди Элизабет Трокмортон, — продолжала Грейс. — Хорошо известно, что она положила глаз на сэра Вальтера Релея.

— О нет! Не может быть! — воскликнула Андора.

— Так говорят, — отвечала Грейс. — И королеве это тоже не понравится, ведь она считает сэра Вальтера одним из своих самых преданных поклонников.

— Я только надеюсь, что все это неправда, — сказала Андора, усаживаясь за туалетный столик, чтобы привести в порядок волосы.

— Вот почему для вас было бы лучше поскорее выйти муж, мисс, — сказала Грейс. — Пока вы еще не стали необходимой ее величеству. Потому что если королева привяжется к какой-нибудь фрейлине, то будет чинить ей всяческие препятствия, чтобы та не вышла замуж.

— Ты говоришь так, как будто мне кто-нибудь уже сделал предложение, — ответила Андора. — Ведь я едва знаю лорда Мертона и подозреваю, что комплименты, которые он отпускает мне, он говорит еще дюжине других девушек.

— О нем хорошо отзываются внизу, в людской, — упрямо сказала Грейс. — Прочитайте его записку, мисс, и узнайте, чего он хочет.

Она принесла записку и положила перед Андорой. Андора взяла ее, но не чувствовала большого желания разворачивать.

— Я ненавижу всех мужчин, — сказала она вслух при воспоминании о горящих глазах лорда Брея и его полных, страстных губах.

— Может быть, — сказала Грейс. — Но женщина не может жить без мужчины, и всем нам, независимо от положения, нужен муж.

Андора засмеялась немного неуверенно.

— Ты полна здравого смысла, Грейс, — сказала она. — Ты почти уговорила меня против моего собственного желания.

Она взглянула на записку. Там было только несколько слов:

«Я молюсь, чтобы вы иногда думали обо мне, так как я не могу думать ни о чем другом, кроме вас. Мертон».

Андора бросила записку на туалетный столик и встала. Всего несколько дней назад она жила в деревне без всех этих проблем и сложностей. Она была свободна и независима. Любила гулять вдоль ручья, журчащего по камням, или сидеть около заросшего водяными лилиями пруда, наблюдая, как рыбы хватают мошек, садящихся на воду. Все было так мирно и спокойно, так не похоже на сумятицу и хаос, которые окружали ее сейчас.

Дверь внезапно распахнулась, и на пороге появилась мисс Бланш Перри.

— Говорят, что с вами произошел несчастный случай дитя мое.

— Нет, мэм, — ответила Андора.

— Но леди Малверн утверждает, что встретила вас с сэром Хенгистом и что ваше платье было порвано, а вы плакали. Что случилось?

— Я… я уверяю вас, это пустяки. Я… Меня сбила карета, подъезжающая ко дворцу, — неуверенно солгала Андора, зная, что покраснеет. Даже ребенком она убедительно не умела соврать.

— Я говорила королеве, что этот внутренний двор узкий, — кареты въезжают слишком быстро, и кучера не могут удержать лошадей. Ничего, мы переезжаем в Хэмптон в следующем месяце. Здесь не хватает места и для половины людей, которые пытаются втиснуться во дворец.

Она поглядела на Грейс, которая зашивала белое с серебром платье.

— Для вашей госпожи готово еще одно платье. Его закончили несколько часов назад. Пусть она наденет его.

Грейс встала.

— Я пойду и принесу его, мисс, — вежливо сказала она, делая маленький реверанс.

Когда она вышла, мисс Перри закрыла за ней дверь.

— Леди Малверн сказала, что вы были с сэром Хенгистом, — обратилась она к Андоре.

— Да, сэр Хенгист нашел меня, — ответила Андора.

— Так как вы здесь новенькая, я думаю, что должна предупредить вас, — строго сказала мисс Перри. — Держитесь подальше от сэра Хенгиста.

Андора распахнула глаза.

— Чем же он плох? — спросила она.

— Он ничем не плох, — едко ответила мисс Перри. — Но эти пираты все одинаковы — сэр Франсис Дрейк, сэр Хенгист Вейк, Джек Хокинс, сэр Вальтер Релей. Я бы не доверяла никому из них, встреться я с ними темной ночью. Вы слишком молоды, Андора, чтобы общаться с мужчинами подобного рода.

— Я не думаю, что сэр Хенгист хоть чуть-чуть интересуется мной, — ответила Андора, чувствуя, что это была единственная правда, которую она сказала мисс Перри.

— Никто не знает наверняка, — мрачно заметила та. — Вы хорошенькая девушка и новое лицо при дворе. Я всегда отмечала, что эти два обстоятельства имеют неотразимую привлекательность для головорезов. — Она взглянула на цветы на столе: — Еще один букет от лорда Мертона? — Мисс Перри знала все. Она так долго находилась рядом с королевой и была так близка со всеми фрейлинами, что ничто, даже самый пустяк, не ускользало от ее внимания.

— Я думаю, у его светлости привычка посылать букеты незнакомым людям, — сказала Андора.

— Он раньше этого не делал, — сказала мисс Перри. — В отличие от сэра Хенгиста, например.

— Сэр Хенгист интересуется графиней Малверн? — спросила Андора.

Она не поняла почему, но вопрос показался ей очень важным.

Мисс Перри помедлила с ответом.

— Миледи Малверн, будучи очень молодой, вышла замуж за старика. Без сомнения, ей было трудно сочетать свою молодость с размеренным шагом ее супруга и повелителя. Теперь его светлость в царстве Божьем, и миледи Малверн смогла возвратиться к нам.

— Вы не ответили на мой вопрос, — настаивала Андора.

— О сэре Хенгисте? — переспросила мисс Перри. — Что же, я не удивлюсь, если у них завяжется настоящий роман. Они бы очень подошли друг другу. Лилиан Малверн держала бы сэра Хенгиста в узде, но он был бы очень счастлив, если бы она снизошла до этого. Многие знатные мужчины при дворе отдали бы правую руку за одну улыбку леди Малверн — и намного больше, если бы получили шанс жениться на ней.

— Она очень красива, — без энтузиазма сказала Андора.

— Красива, очаровательна и очень умна — все в ней одной, — с восторгом сказала мисс Перри. — Похоже на то, что одно из моих предсказаний сбудется, а? Это напомнило мне, Андора, что я должна погадать вам на картах. Девочки все время умоляют меня погадать новеньким. Они говорят, что всего интересней, когда я гадаю человеку, которого знаю очень мало.

— Сомневаюсь, что вы найдете мое будущее особо привлекательным, — вздохнула Андора.

— Не унывайте! — засмеялась мисс Перри. — Может быть, что-нибудь захватывающее ждет вас прямо за углом, кто знает? — И она направилась к двери. — А как же лорд Мертон? — шутливо спросила она, поднимая щеколду.

Андора не ответила, мисс Перри вышла, тихо прикрыв за собою дверь.

Андора взяла в руки букет роз. Она вдохнула аромат и неожиданно швырнула цветы на пол.

— Будь проклят, лорд Мертон! — закричала она. — Прокляты все мужчины! Я ненавижу их! Ненавижу их всех!

И слезы снова заструились по ее щекам.

VI

Леди Малверн примерила рубиновое ожерелье и с раздражением бросила его на туалетный столик.

— Рубины не идут к моему новому платью, — сказала она служанке. — Принеси мне жемчуг.

Она говорила резко, надменным тоном, который так хорошо знала вся ее прислуга.

Служанка принесла ей нитку жемчуга, и леди Малверн обернула ее вокруг шеи.

— Можешь идти, — сказала она. — Передай лакеям, чтобы дали мне знать, когда приедет мистер Кирк.

— Хорошо, миледи.

Служанка присела в реверансе и удалилась.

Леди Малверн принялась разглядывать в зеркале свое лицо — поправлять локоны, припудривать щеки кроличьей лапкой, подмазывать губы. Затем она задумалась, глядя невидящими глазами на свое прекрасное отражение в зеркале.

Она сделала глупость, позволив Джулиану Кирку приехать во дворец, размышляла она. Он помогал ей скоротать время в деревне, и не ее вина, что он так влюбился. Сколько раз он угрожал покончить с жизнью, если снова не увидит ее! Этот глупый юнец без будущего, и она не собирается рисковать своей репутацией, встречаясь с ним в Лондоне, как на деревенских задворках.

Голос свекрови все еще звучал в ее ушах.

«Ты просто уличная девка, — бушевала старая леди. — Ты свела моего сына в могилу своей неверностью и бессердечием. Убирайся в городские трущобы, там твое место а не здесь, среди мирных рощ и полей».

Леди Малверн только дерзко смеялась над старухой. Она прекрасно знала, что у высокопоставленной вдовы нет возможности причинить ей неприятности, ибо никто не подтвердит ее обвинений. Их опровергли бы все в округе, за исключением слуг, да и то только самых близких свекрови.

Леди Малверн была слишком умна, чтобы раздражать дородных деревенских сквайров и их неряшливо одетых скучных жен. Встречаясь с ними, она всегда была мила и очаровательна, говорила тихим, нежным голосом о своем больном муже, о его престарелой матери и о том, как она счастлива, ухаживая за ними и помогая им поправиться.

Если кое-кто замечал, что жизнь в замке скучна, она с неизменной улыбкой говорила, что время летит незаметно в заботах о ее дорогих больных.

Только ее личная горничная знала, что все утро она проводит в постели и почти всегда отказывается пойти к своему мужу, когда он посылает за ней.

«Его светлость хочет видеть вас, миледи „ — „Скажи его светлости, что я сплю“. — „Но его светлость знает, что это неправда. Он спрашивал меня час назад, звонили ли вы, чтобы я принесла вам шоколад в постель“. — «Ну тогда скажи ему, что у меня болит голова или что я ушла — придумай, что хочешь, только не беспокой меня его постоянными просьбами“, — огрызалась леди Малверн.

Служанка уходила с поджатыми губами выполнять приказ.

Год с постоянно недовольным, раздражительным мужем, который не желал умирать. Затем год траура наедине с противной старой каргой, которая была ее свекровью.

«Почему я должна так мучиться в самом расцвете своей красоты?» — тысячу раз спрашивала себя Лилиан. И это могло бы тянуться еще дольше, если бы не некоторые обстоятельства — например, настойка опия вместо прописанного врачом лекарства… или подушка, прижатая ко рту спящего.

Лилиан Малверн вздрогнула и вскочила на ноги. Она же поклялась не вспоминать об этом. Это была тайна, глубоко запрятанная в ее сердце. Нет нужды ворошить прошлое. С ним покончено. Теперь впереди новая жизнь.

Она подошла к окну и глубоко вдохнула воздух. Слава Богу, в нем не было аромата цветов или скошенного сена. Нет, это был прекрасный, пыльный, грязный воздух Лондона, смешанный с запахом дворца — старинным, влажным и немного затхлым. Как хорошо она знала эти запахи — и как любила их!

Она отошла от окна и стала расхаживать взад и вперед по натертому полу. Она избавится от Джулиана Кирка. Он принадлежит прошлому, и она больше не желает видеть его обожающие глаза, как у преданного спаниеля, и эти молодые, чувствительные губы, которые дрожали, если она бывала жестокой.

Она призналась себе, что, когда ей нечем было заняться, было восхитительно выскользнуть ночью из дома и встретиться с ним в темном лесу на границе обоих поместий. Было так забавно спускать вниз веревочную лестницу, по которой он забирался к ней в окно, когда весь дом спал. Было уморительно приезжать к нему домой и говорить его напыщенной матери:

«Какой у вас красивый и очаровательный сын! Он так быстро вырос, что, клянусь, я едва узнала его».

Как ненавидела ее леди Кирк, потому что, не зная ничего наверняка, материнским чутьем понимала, что происходит неладное.

Лилиан Малверн улыбнулась своему отражению в одном из длинных зеркал, висевших между окон. Что ж, леди Кирк получит своего сына обратно. Она сможет послать его в Кембридж, как и планировала, и Джулиан больше не будет возражать и увиливать. Дом не покажется ему столь привлекательным без своей очаровательной соседки.

Теперь что касается будущего.

Лилиан Малверн опять села за столик и внимательно изучила свое лицо. Ей было тридцать два — хотя она не признавалась никому, даже своей горничной, что ей было больше двадцати пяти. И все же время мало помогало ее скрытности. В уголках глаз появились крошечные, слабые морщинки, которых, она могла поклясться, не было еще в прошлом году. И если она не ошибалась, линия подбородка уже не была такой безупречной, как тогда, когда она покидала двор в 1585 году.

— О Боже! Не позволяй времени лететь так быстро. — Она произнесла эти слова скорее как проклятие, чем как обращение к Всевышнему. На самом деле она не верила в Бога и уже два года не была в церкви.

Об этом тоже нельзя забывать теперь, когда она вернулась ко двору. Королева требовала от каждого посещать службы, на которых она присутствовала. Кроме того, как вспомнила леди Малверн, воскресенья были отличной возможностью продемонстрировать новые платья.

Было только одно утешение в том, что она провела столько времени в деревне. Она сэкономила достаточно денег, чтобы купить себе роскошное приданое — новую и модную одежду. Но как быстро меняется мода!

— Я должна выйти замуж! — сказала она вслух и почти невольно дотронулась пальцами до крошечных морщинок в углах глаз.

За ней ухаживали многие мужчины перед тем, как она была вынуждена уехать в деревню. Но, как светская женщина, она прекрасно понимала, что те мужчины, которые вздыхали и грустили, когда она была замужем, теперь, когда она свободна, могли быть совсем не так настойчивы в своих намерениях.

Она припомнила имена тех, кто скорее всего заинтересовался бы ею теперь, по ее возвращении. Их было не так уж много, и некоторые, к сожалению, уже женились, пока она отсутствовала. Но все это время она просто закрывала глаза на правду, потому что с ее стороны выбор был уже сделан. Она решила, кого она хочет. Она твердо знала, кто будет ее мужем.

Она влюбилась в него с того первого дня, когда он размашистым шагом вошел в зал для аудиенций позади сэра Франсиса Дрейка. Королева была чрезвычайно милостива. Она поблагодарила сэра Франсиса — что было неудивительно, учитывая, что прибыль от его последнего путешествия была просто фантастической.

«Мы прекрасно осведомлены, сэр Франсис, — сказала она тогда, — о ценности вашего груза и, более того, о престиже, который вы заработали для страны, уничтожая врагов и укрепляя положение Англии везде, где бы вы ни появлялись».

«Все, что я смог сделать, — отвечал сэр Франсис, — было по поручению вашего величества и благодаря тому вдохновению, которым вы одарили меня лично и моих спутников перед отплытием. Мы все сражались вместе, как один человек, неся в сердце любовь и ту улыбку ее величества, которой она благословила нас и пожелала попутного ветра».

Королева была довольна и протянула сэру Франсису руку для поцелуя. Когда он поднялся, то попросил:

«Могу ли я представить вашему величеству мистера Хенгиста Вейка, который сопровождал меня в этом путешествии и был не только неоценимым помощником, но яростным и решительным защитником дела Англии».

Королева повернулась к большому рыжеволосому мужчине, стоявшему позади сэра Франсиса.

«Я наслышана о вашей доблести, мистер Вейк, — сказала она. — На самом деле лорд Берлей уже рассказал мне о многих ваших подвигах и приключениях. Поэтому мы решили, что такая преданность и мужество должны быть вознаграждены».

Лейб-гвардеец подал королеве шпагу. Хенгист Вейк встал перед ней на колени, и королева коснулась шпагой его плеча.

«Поднимитесь, сэр Хенгист Вейк!»

В первый раз Лилиан Малверн видела, как человека посвящают в рыцари, но ее больше заинтересовал тот, кто принимал эти почести, чем сама церемония.

Оказалось нетрудно добиться того, чтобы их представили друг другу. Также было несложно побольше разузнать о нем. Он происходил из старого и знатного рода Сомерсетов — его отец был дальним кузеном герцога Девонширского, а мать была из нортумберлендских дворян. В его жилах текла голубая кровь, но он редко говорил об этом и предпочитал, чтобы его ценили за его собственные дела и поступки.

«Кому нужна вся эта субординация, эти китайские церемонии дворцовой жизни?» — сказал он однажды, когда Лилиан Малверн упрекала его за то, что какой-то щеголь, только прибывший в Уайтхолл, прошел впереди него на одном

из приемов.

«Мне нужны! — бушевала она. — Я хочу, чтобы ты был важной персоной. Разве ты не понимаешь, что мне нравятся только удачливые люди. Мне не нужны неудачники».

Он смеялся над ней.

«В тот день, когда я стану неудачником, я поселюсь на каком-нибудь милом маленьком островке в Вест-Индии и проведу остаток моей жизни, слушая песни местных девушек. Они совершенно очаровательны, между прочим».

«Ты вернешься», — сказала она самонадеянно, уверенная в своей власти над ним.

Она вздохнула, вспомнив, как была уверена в том, что он любит ее — целиком и полностью. Но когда она уехала в деревню, он не написал ей ни одного письма и не предпринял никаких попыток встретиться.

А она писала ему — длинные, грустные письма, рассказывая, как скучна жизнь в деревне и как ей плохо без него и без придворной жизни. И хотя однажды он прислал ей подарок с одним старым другом, заехавшим в Вилтшир, там не было письма, а только формальная отписка, выражающая надежду на ее хорошее самочувствие и скорое выздоровление мужа.

— Хенгист Вейк! — произнесла она вслух, и ее дыхание чуть участилось. Она задумалась, как часто она шептала это имя, засыпая ночью, а иногда глаза ее были полны слез, потому что после приступов гнева и ярости она плакала от бессилия.

— Я люблю его, — сказала она своему отражению. — Я всегда любила его. Не было еще такого человека, как Хенгист.

Она была достаточно умна и знала, что мужчины ненавидят быть связанными. Однажды, во времена их первого упоения страстью, он сказал ей:

«Я никогда не женюсь. Единственная женщина, на которой я мог бы жениться, уже занята, да к тому же холостяку легче сражаться — он знает, что после него не останется вдова и семья».

Теперь она с раздражением думала, что это был единственный раз, когда он упоминал о браке. Но она заставит его сделать предложение. Это не будет уж очень сложно. И не такие мужчины, как Хенгист Вейк, теряли голову и свободу, когда красивая женщина улыбалась им и оказывала свое расположение.

«Я не должна торопиться, — сказала себе Лилиан. — Пусть все идет своим чередом. Если он поймет, что я хочу заполучить его, — он просто убежит. Ему нравится быть охотником — всегда нравилось. Я должна с умом разыграть карты».

Она на секунду прикрыла глаза, и внутренняя дрожь пробежала по телу.

— Хенгист, Хенгист! — прошептала она. — Я не могу ждать слишком долго.

Открыв глаза, она цинично усмехнулась своим чувствам. Не только ее тело не могло жить без Хенгиста Вейка, но и ее кошелек.

Раздался стук в дверь.

— Кто это? — спросила Лилиан Малверн.

— Мистер Джулиан Кирк, миледи.

— Скажите ему, я сейчас буду, — ответила она.

Она поднялась из-за столика, сознавая, что в своем новом платье, с жемчужинами вокруг длинной шеи, с темными волосами, причесанными по самой последней моде, она выглядит просто захватывающе прекрасно.

Теперь ей следует отделаться от своего безрассудного кавалера. Но почему бы ей не предстать перед ним в последний раз во всей своей красоте, чтобы он навсегда сохранил в душе образ той, которую потерял.

Она взяла платок с туалетного столика и отметила, как изящно смотрятся ее длинные пальцы на фоне тонкого батиста и кружев. Да, без сомнения, правы были многие мужчины, говорившие ей, что каждая линия ее тела совершенна.

«Я должна заказать свой портрет маслом, когда выйду замуж, — подумала Лилиан. — Хенгист может себе позволить лучшего художника в стране».

Она удовлетворенно вздохнула. Приятно было осознавать, что мужчина, за которого она решила выйти замуж, не только очень привлекателен, но и очень богат.

В другой части дворца еще один человек думал о Хенгисте Вейке. Королева, сидя за столом в своих личных апартаментах, только что закончила писать записку.

— Где моя деревенская мышка? — спросила она окружавших ее фрейлин. — Я хочу, чтобы это было немедленно доставлено лорду Эссексу.

— Андора в передней, ваше величество, — ответила Мэри Рэдклиф.

— Пойдите и приведите ее сюда, — приказала королева.

— Не могу ли я услужить вашему величеству? — спросила Мэри Говард.

Королева покачала головой:

— Нет, моя деревенская мышка — очень хороший посланник. Она не задерживается по пути, и мои записки достигают цели так быстро, как только возможно. Кроме того, я подумала, что немного музыки не повредит нам, и хочу, чтобы леди Мэри и Элизабет Трентам спели дуэтом.

Фрейлины выглядели испуганными. Когда королева решала послушать их пение и посмотреть, как они танцуют, она была очень критически настроена, и представление чаще всего заканчивалось тем, что их громко отчитывали и приказывали немедленно брать дополнительные уроки.

Андора, которую привели из передней, подбежала к ее величеству.

— У вас поручение для меня, ваше величество?

— Да, дитя мое, — ответила королева. — Отнесите это сэру Хенгисту, так же как вы делали раньше, а потом вернетесь сюда с тем, что он вам передаст.

— Да, ваше величество, — сказала Андора. И ее сердце упало. Сэр Хенгист был сейчас последним человеком, которого она хотела бы видеть, и она надеялась, так как королева направилась к своему письменному столу позже обычного, что ей не придется встретиться с ним.

Тем не менее ей не оставалось ничего другого, как выполнить поручение. Она только размышляла, как она сможет после всего происшедшего вчера посмотреть в лицо сэра Хенгиста. Она все еще не могла забыть его насмешливый голос, сердитое выражение и, как ей казалось, отвращение, написанное на его лице.

И неудивительно, думала она. Если бы он только знал, как она оттирала губы, потому что их целовал лорд Брей, как она мыла холодной водой шею, и плечи, и все свое тело, чувствуя, что она никогда не сможет смыть память о том, что произошло.

Прошлой ночью она уже почти решила сбежать. Как легко было бы приказать подать ей карету, объяснив, что она получила плохие вести из дома и должна немедленно вернуться. И все-таки она знала, что, раз ее отец был солдатом и раз уж он доверял ей, она не должна так поступать.

Что бы он сказал, если бы узнал, что она попала в беду только по своей вине? Как часто он предупреждал ее об интригах и сплетнях двора! Женщина может потерять репутацию за одну ночь, а мужчина покроет себя позором только потому, что не выхватит шпагу так быстро, как нужно.

Вообще-то пространные рассуждения ее отца о былых временах всегда казались Андоре не имеющими к ней никакого отношения. Он никогда не говорил об известных ей людях, и только сейчас она поняла, какую могла бы извлечь пользу из его мудрости и опыта, будь она чуть повнимательнее. Она вышла в переднюю и остановилась на мгновение сказать мисс Перри, что она уходит по распоряжению королевы.

— Не задерживайтесь, Андора, — напомнила мисс Перри.

— Хорошо, мадам, — ответила Андора и через открытую дверь прошла в коридор. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как услышала шепот позади себя:

— Андора!

Она обернулась. Мэри Говард вышла следом за ней и стояла у двери в переднюю.

— Что случилось? — спросила Андора, замедляя шаг.

— Возьми эту записку, — сказала Мэри, вкладывая сложенный листок бумаги в ее руку. — Отдай это сэру Хенгисту вместе с посланием ее величества и скажи, что обе они для лорда Эссекса.

— Но, Мэри, я не могу сделать это, — тихо сказала Андора, боясь, как бы их не услышали.

— Ты должна. Я все тебе потом объясню. Я думала, что королева пошлет меня сегодня, тогда все было бы проще. Делай, что тебе говорят. Скажи сэру Хенгисту, что обе записки для лорда Эссекса.

— И о чем этот шепот? — Голос сзади заставил обеих девушек вздрогнуть. Королева открыла дверь, пока они беседовали, и они не заметили ее. Теперь она стояла рядом, великолепная в своем зеленом шелковом платье, вышитом золотой нитью и украшенном хрусталем.

— О чем вы говорили? — повторила она. Ответа не было. Елизавета подошла ближе и длинными, в кольцах, пальцами взяла обе записки у Андоры, которая была не в силах пошевелиться.

— Как я и подозревала! — воскликнула она. — Леди Мэри посылала кому-то записку. Кому это?

Вопрос поверг их в ужас. Леди Мэри вспыхнула, когда королева, распечатав послание, взятое у Андоры, вслух прочитала:

«Я хочу видеть вас, так как многое должна сказать вам. Если вы будете ждать меня у пруда с лилиями сегодня вечером, в 5 часов, я смогу ускользнуть туда. Пожалуйста, придите, потому что я не сплю, мечтая увидеть вас. Мэри».

Королева выговаривала каждое слово каменным голосом, и они, как отточенные стрелы, впивались прямо в сердце. Затем угрожающим тоном она спросила:

— Кому это адресовано? Говори, или, клянусь, я выпытаю у тебя это на дыбе, если будет необходимо.

Румянец, который заливал щеки леди Мэри, исчез. Она мертвенно побелела и задрожала так, что едва могла стоять. Андора не удивилась состоянию подруги. Гнев королевы был ужасен, и ее горящие глаза заставили бы дрогнуть и более храброе сердце.

В голове Андоры пронеслись все истории о том, что происходило, если королева была оскорблена какой-нибудь фрейлиной. Тауэр! Ссылка! Гонения! Но даже тогда никто не признавался в увлечении мужчиной, который был фаворитом королевы.

Андора вспомнила, как добра была к ней леди Мэри с той самой минуты, как она появилась во дворце. Как она одолжила ей платье; она вспомнила и ее дружелюбие, ее желание посвятить Андору во все тайны дворцовой жизни, чтобы та не чувствовала себя лишней.

Повинуясь внутреннему побуждению, прежде чем Мэри смогла заговорить, она выпалила:

— Можно, я объясню, ваше величество?

— Так как леди Мэри, кажется, проглотила язык — что неудивительно, — ледяным тоном сказала королева, — можно, если у вас есть объяснение, мисс Блэнд.

Андора глубоко вздохнула:

— Леди Мэри влюбилась, ваше величество. Мы говорили ей, что это безумие; но она сгорает от любви к человеку, который не только не давал ей повода для такого чувства, но, я думаю, едва ли замечает ее.

— Как же зовут этого джентльмена, которого она одарила такой привязанностью? — поинтересовалась королева.

Андора перевела дыхание:

— Это… сэр… сэр Хенгист Вейк, ваше величество.

— Сэр Хенгист!

Она услышала удивление в голосе королевы и увидела, что ее нахмуренные брови чуточку разгладились.

— Но сэр Хенгист никогда не обращал внимания на моих фрейлин.

— Я знаю, ваше величество, — ответила Андора. — Конечно, это глупо со стороны леди Мэри, мы все объясняли ей; но, если по правде, это не больше чем игра — попытаться завоевать расположение мужчины, который не обращает внимания ни на одну из нас.

— Так вот как обстоят дела, — сказала королева уже другим тоном. — Но он, должно быть, дал вам повод для написания такого письма?

Леди Мэри все еще молчала. Испугавшись, что она может сказать что-нибудь не то, Андора быстро вмешалась:

— Мне кажется, ваше величество, что большинство женщин скорее влюбятся в мужчину, который игнорирует их, чем в того, который добивается их расположения. Это дух противоречия, — так, бывало, говорила моя мать.

— Сэр Хенгист! Вы уверены, что эта записка сэру Хенгисту?

Королева пристально посмотрела в глаза Андоре, как будто желая вытянуть всю правду из ее души.

— Д-да, ваше величество. Именно ему леди Мэри просила передать письмо, и поэтому я знаю, что ему отдала она свое сердце, — хотя, без сомнения, через неделю это может оказаться кто-нибудь другой.

— Я не раз говорила, что не потерплю фрейлин, флиртующих с мужчинами или заводящих любовные приключения подобного рода, — резко сказала королева, но теперь в ее тоне не было той кипящей ярости, которая сквозила в каждом слове еще минуту назад.

— Отправляйтесь в свою спальню, леди Мэри, и ждите моего решения, что с вами делать, — приказала она. — Я очень, очень недовольна, что вы уронили свое достоинство, бегая за мужчиной таким бесстыдным образом. В будущем ведите себя более осмотрительно.

Она снова взглянула на записку, затем порвала ее на мелкие кусочки и бросила на пол.

— Подберите это, — сказала она, — и не показывайтесь мне на глаза сегодня вечером. А вы, мисс Блэнд, будьте любезны запомнить, что вы мой посыльный, а не чей-нибудь еще. Вы тоже будете наказаны, если будете передавать записки, устраивая тайные свидания. Такие вещи недопустимы среди тех, кто имеет честь служить мне.

— Простите меня, ваше величество.

Андора присела в реверансе, и королева, бросив последний неодобрительный взгляд на леди Мэри, вернулась в свои апартаменты. Когда дверь закрылась за ней, Мэри подняла глаза на Андору. Весь ужас пережитого пронесся перед ними.

— Спасибо тебе! Спасибо! — сказала леди Мэри задыхающимся голосом, и, не дожидаясь продолжения, Андора заторопилась по коридору.

Она пробежала через лужайку и достигла розового сада, заметив сэра Хенгиста, разгуливающего с нахмуренным видом. Она была так потрясена и напугана всем, что произошло, что, только подойдя к нему, вспомнила свои собственные беды и то, что она боялась встретиться с ним лицом к л ицу.

— Вы опоздали, — укоряюще сказал он. — Я не могу прохлаждаться здесь весь день.

— Извините, — сказала Андора. — Ее величество задержалась с письмом, а потом… еще кое-что произошло.

Она остановилась и судорожно глотнула воздух. Она вдруг осознала, что ей придется рассказать сэру Хенгисту о случившемся, и в первый раз подумала, как он отнесется к ситуации, в которую она втянула его.

— Ну так что же? — спросил он.

В том, как он строго посмотрел на нее, было что-то такое, что заставляло ее чувствовать себя слишком юной, застенчивой и совершенно неподготовленной к тому, чтобы вести те дела, в которые она была вовлечена во дворце.

Как будто поняв ее сомнения, он добавил более мягким тоном:

— Что беспокоит вас? Давайте присядем на минутку в беседке. Что-нибудь опять с Бреем?

— Нет, нет, я не видела его, — сказала Андора. — Это не имеет к нему никакого отношения.

— Тогда что? — спросил сэр Хенгист.

Они достигли беседки, и Андора села, сцепив руки.

— Да вы дрожите! — сказал он. — Неужели королева узнала, что с вами произошло?

— Нет, это не имеет отношения ко мне, — отвечала Андора, — хотя я… это касается меня. — Она запнулась и умолкла. Сэр Хенгист протянул руку и накрыл ее дрожащие пальчики.

— Успокойтесь, Андора, — мягко сказал он тоном, которого она раньше не слышала. — Не нужно так бояться. Что бы ни случилось, мы можем разобраться с этим вместе, правда?

— Надеюсь, что так, — жалобно ответила она. Тепло и сила его руки успокоили ее, так же как и звук его голоса. Но она была уверена, что его отношение сразу изменится, когда он узнает, что она натворила.

— Я должна рассказать вам быстро, — сказала она тихо. — Королева не велела мне задерживаться.

— Начинайте, — подтолкнул он ее.

— Леди Мэри Говард дала мне записку в коридоре, возле королевских апартаментов, — сказала Андора. — Она просила меня передать ее вам, но, когда я брала ее, появилась королева и прочитала ее.

— Записка для меня! — воскликнул сэр Хенгист.

— Нет, не для вас, — ответила Андора, — для другого мужчины.

— Для лорда Эссекса? — спросил сэр Хенгист. Андора кивнула.

— Эта девушка, должно быть, сошла с ума! — вырвалось у сэра Хенгиста. — И что сказала ее величество?

— Она очень рассердилась, — отвечала Андора. — Записка была без имени, и, прочтя ее вслух, ее величество спросила, кому она адресована.

— Я думал, что это очевидно, — сказал сэр Хенгист, — а что ответила леди Мэри?

— Она не ответила, — объяснила Андора, — она была слишком напугана.

— Так что же произошло? — заинтересовался сэр Хенгист.

— Я… я сказала королеве, что леди Мэри дала мне записку для… вас, что было правдой.

— Да, и дальше?

— Я… я сказала, что она… влюблена в вас.

— В меня?! — поразился сэр Хенгист.

— Я должна была спасти ее. Вы не понимаете. Я должна была! — в отчаянии закричала Андора.

— То есть вы рассказали ее величеству, что упомянутая леди писала мне письма, потому что влюбилась в меня, — подытожил сэр Хенгист.

— Я виновата, ужасно виновата, — ответила Андора. — Но что я могла поделать?

Она опустила голову, боясь встретиться с ним взглядом, ожидая бури. Но вместо этого, к ее удивлению, он начал хохотать — тем самым ненавистным Андоре смехом, громким и неудержимым, наполнявшим весь пустой сад.

— Андора, вы маленький дьявол! — задыхался он. — Ничего себе положение. И все же я допускаю, что это был единственный выход.

Она в изумлении подняла голову:

— Вы не сердитесь на меня?

— Я просто в ярости, — ответил он, но губы его улыбались. — Но я согласен с вами, что рассказать настоящую правду было бы катастрофой.

— Я думала, что вы разозлитесь на меня, — пробормотала Андора.

— Я намного больше разозлился на эту маленькую дурочку, Мэри Говард, — возразил сэр Хенгист. — Я не раз видел, как она строит глазки лорду Эссексу, и можете передать ей от моего имени, что он ею ни капли не интересуется.

— Я думаю, она не может не любить его, — сказала Андора.

— Любить! Но это не любовь! — вскричал сэр Хенгист. — Все эти страдания и сердечные муки, позы и томный вид — это не любовь, дитя мое, и вам следует понять это. Любовь — это нечто серьезное и зрелое; и когда она возникает меж двух людей, то это настолько великолепно и волшебно, что от нее нельзя отказаться.

Андора удивленно смотрела на него. Она никак не ожидала услышать от него такую речь.

— Тем не менее, — продолжал он, — Мэри Говард нужно лучше следить за своим поведением и извиниться перед королевой со всевозможной скромностью.

— А что вы будете делать? — спросила Андора.

— Я? — переспросил сэр Хенгист. — Ровным счетом ничего. Что тут поделаешь, если сердечко глупенькой девушки бьется быстрее, чем надо.

Он снова засмеялся, и это было так заразительно, что Андора не выдержала и засмеялась тоже. Затем оба вдруг замолчали.

— Если бы ее величество узнала правду! — с тревогой сказала Андора.

— Мы бы все оказались в Тауэре или на плахе, — мрачно ответил сэр Хенгист. — Я ведь говорил вам, маленькая Андора, что здесь много опасностей, о которых вы не подозреваете.

— Теперь я понимаю, — сказала, вставая, Андора. Она вдруг поймала себя на мысли, что ей не хочется терять это ощущение силы и тепла, исходящее от его руки, но она высвободилась и теперь стояла, глядя на него снизу вверх в ярком солнечном свете.

— Спасибо вам! Спасибо, что вы так добры и понимаете меняя — прошептала она и убежала, прежде чем он успел ответить. Только у двери во дворец она подумала, что, переживая и беспокоясь о Мэри Говард, она совсем забыла о своем волнении перед встречей с сэром Хенгистом.

А всего две ночи назад она клялась, что ненавидит и презирает его.

VII

В комнатах королевы было очень жарко, и пчелы, жужжавшие у оконных переплетов, наводили дремоту на фрейлин.

Андора видела, что Элизабет Трокмортон клевала носом над своей вышивкой, а голос Маргарет Эджекомб, которая громко читала, становился все тише и тише. Даже королева слегка расслабилась в этот полуденный час, и когда Маргарет запиналась, поправляла ее спокойно, без того мгновенного раздражения, которое так часто возникало у нее, когда кто-нибудь, по ее мнению, делал глупость или бестактность.

Андора убедилась, что чтение не интересовало ее, и она предалась воспоминаниям о том, как вечером мисс Бланш Перри гадала ей на картах.

«Вы будете счастливы, дорогая, — говорила она. — Смуглый, красивый мужчина покорит ваше сердце. Вы влюбитесь и будете любить его до конца своих дней».

Она помолчала, вглядываясь в карты своими старческими, выцветшими глазками до тех пор, пока смутная тревога не овладела Андорой. Напрасно она убеждала себя, что все это — шутка, что нельзя верить и половине того, что предсказывает мисс Перри, что каждой девушке говорит одно и то же.

«Что вы видите? — вскричала Андора. — Плохие новости?»

Ее мысли устремились к отцу. А вдруг он болен, и она не в силах помочь ему? Как часто она удивлялась тому, почему никто не понимал, до какой степени отец был слаб.

«Странная вещь, — сказала мисс Перри, вглядываясь в карты. — Есть какое-то препятствие вашему счастью, дитя мое. На вашей дороге я вижу тень, нет, не тень — кровь, опасность… и смерть!»

Старушка говорила еле слышно, как будто сама с собой. Потом, слегка вздрогнув, она взглянула на Андору и увидела ее широко открытые глаза.

«О чем я говорю? Это же смешно. Нет, нет, я ничего не видела. Я просто бормотала сама с собой, как обыкновенная старуха. Ничего, кроме счастья, нет для вас в картах, дитя мое, — счастья, долгой жизни, богатства».

Андора поднялась из-за стола, чувствуя, как холодная рука сжала ее сердце. Ни на минуту не обманули ее эти торопливые уверения. Когда мисс Перри говорила этим своим едва слышным голосом, она видела правду или верила в то, что видела.

А сейчас она просто произносила те готовые фразы, которыми она отделывалась от девушек, надоедавших ей целыми днями:

«Мисс Перри, он мне улыбнулся! Он влюблен в меня?» — «Я купила новое платье. Принесет оно мне счастье?» Подобные вопросы звучали каждый день в гостиной, и Андора отлично разбиралась в интонациях ответов мисс Перри. Она обещала счастье, любовь и свадьбу с их «предметами». Но когда она заговорила о смерти и крови, ее голос стал совершенно другим. В нем было нечто такое, что Андора могла определить только одним словом — безнадежность.

Возможно, сэр Хенгист был прав, думала она, и ей не следует соваться в такие дела, которые лучше делать мужчинам.

Но лорд Берлей верил, что жизнь королевы в опасности и что шпион находится в самых интимных кругах дворца.

Андора мысленно оглядела людей, с которыми познакомилась во дворце. Еще недавно они казались ей огромной толпой, потом она поняла, что далеко не все находятся в контакте с королевой или имеют счастье присутствовать на заседаниях королевского совета.

Но кроме государственных деятелей, были еще и люди в свите лорда Эссекса, и военные, чьей привилегией было формирование личной королевской охраны.

Все это были члены семей, которые целыми поколениями преданно служили короне, подобно семье лорда Мертона, чей отец был в свите отца королевы, Генриха VIII.

Андора начинала узнавать их с первого взгляда. Старые или молодые — все они посвятили свои души и сердца ее королевскому величеству и были готовы сражаться или умереть за нее по первому требованию.

После приключения с лордом Бреем она уже не пыталась подозревать всех и каждого. Она понимала, что это было глупостью и что обыкновенный здравый смысл был ей нужнее, чем подозрительность и фанатичные поиски предательства в каждом слове и жесте ни в чем не повинных людей.

Она не могла не думать и о том, что информация может передаваться и одним из слуг, которые свободно ходят по всему дворцу.

Не выказывая особого интереса, она расспросила леди Говард о тех лицах, которые, как и она — хранительница драгоценностей королевы, — имеют своего часового у дверей апартаментов.

— Скажи, Мэри, может ли не быть воров среди сотен слуг дворца? И особенно среди новых лиц; не посланы ли они врагами королевы, чтобы завладеть ее драгоценностями, а может быть, и государственными тайнами?

— Подобные идеи тревожат головы и более мудрые, чем твоя, — Отвечала леди Говард. — Все слуги в королевских апартаментах лично известны Особому комитету. Они или уже служили в королевском хозяйстве целыми поколениями, или если появляется новый человек, о нем ведется тщательное расследование: откуда он, его частная жизнь, родственники. Его досье должно быть безупречным.

— А слуги леди и джентльменов двора?

— Они, естественно, вне контроля, — сказала леди Говард. ~ Но им практически невозможно незаметно войти в королевские апартаменты. Поверь, Андора, глаза и уши есть в любой части дворца.

Это было убедительно. И все-таки не было ответа на вопрос лорда Берлея о том, как секреты королевы попадали во Францию раньше официального королевского посыльного. Лорд Берлей не мог ошибаться. Он говорил: новости не раз, не два — постоянно утекали и были известны за границей раньше, чем королева соглашалась отправить гонца.

Вопрос был и в том, какое именно количество информации утекало из дворца? Сколько секретов армии и флота Елизаветы уже достигли ушей Филиппа Испанского?

Андоре казалось, что испанский король был похож на огромного паука, который улавливал людей в свою паутину и запутывал их так, что они уже не могли спастись и должны были работать на него, подобно тому как неутомимо работал он сам для падения Англии и ее королевы.

Должно быть, Андора заснула, потому что вдруг ей показалось, что она в Испании и Филипп простирает к ней руки, неумолимо притягивая ее к себе, и она, как ни борется, не может освободиться от него. Он притягивает ее все ближе и ближе, и вот она уже видит выражение его лица — лицо демона.

Она вздрогнула с такой силой, что проснулась. Она не сразу поняла, где находится, затем увидела солнечный свет, льющийся через окно на ее белое платье, и услышала мужской голос:

— Флот снялся с якоря первого июня. Сэр Франсис эскортировал нас на запад до мыса и затем, когда мы взяли направление на север, ваше величество, он отплыл в Атлантику, направляясь на заход солнца.

— Он должен был изменить свои планы, — резко сказала королева. — В своем последнем письме он писал, что стоит около мыса Святого Винсента. Прочтите адмиралу, что пишет сэр Франсис.

Андора услышала шорох бумаги и затем голос сэра Франсиса Волшингэма, низкий и глубокий:

«Богу угодно было снабдить нас провизией для еды и питья, и если ветер и погода позволят нам, вы скоро услышите о нас около мыса Святого Винсента, где мы будем ежедневно ждать дальнейших распоряжений ее величества и вашей чести. Мы благодарим Бога, что ее величество послала вовремя эти несколько кораблей».

— Это было написано двадцать четвертого мая, — вмешалась королева. — Что заставило сэра Франсиса изменить свое намерение?

— Он не доложил мне об этом, ваше величество, — ответил адмирал. — Но я думаю, что пленный, которого мы уже заставили заговорить, поможет нам найти ключ к разгадке.

— Что сказал пленный? — нетерпеливо спросила королева.

— Он сказал, ваше величество, что король Филипп боялся, что сэр Франсис Дрейк мог услышать о «Святом Филиппе».

— О святом Филиппе? Кто это? Полководец?

— Нет, — вмешался лорд Берлей. Андора знала его спокойный, внушительный голос. — «Святой Филипп» — это корабль, один из самых крупных во всем испанском флоте. В это время года он направляется домой из Гоа с годовым грузом пряностей и товаров из Восточных империй Португалии.

— Ценный груз? Который, может быть, стоит захватить? — спросила королева.

— Очень ценный, — отвечал лорд Берлей, — из рапортов людей, которые знают, что обычно перевозит «Святой Филипп», известно, что его трюмы переполнены перцем, гвоздикой, корицей, шелком и слоновой костью, кроме того, огромным количеством золота, серебра и драгоценных камней.

— Великий Боже! Если сэр Франсис захватил бы его — это был бы неплохой трофей! — вскричала королева.

— Да, ваше величество, — согласился сэр Волшингэм.

— Мы можем только молиться, чтобы сэр Франсис повел свою флотилию в Атлантику, потому что кораблю с сокровищами дует попутный ветер, — сказала Елизавета. — Мы всегда доверяли ему, джентльмены, и он никогда не подводил нас. Теперь мы должны преклонить колени и молить Господа Бога, чтобы он послал нам удачу.

С внезапным страхом Андора поняла, что она подслушивает. Она чувствовала такое изумление после пробуждения от своего кошмара, что прислушивалась к голосам в другом конце комнаты, не понимая, что она делает.

И теперь, полностью проснувшись и оглядевшись вокруг, она увидела, что все фрейлины удалились, как обычно, когда ее величество давала личную аудиенцию. Никто не заметил ее присутствия, потому что она сидела позади огромного кабинета из черного дерева и слоновой кости, который полностью скрывал ее.

Она услышала, как королева отпустила адмирала, и, когда за ним закрылась дверь, она встала и вышла из-за кабинета. Королева издала внезапное восклицание:

— Черт побери! Что ты здесь делаешь, дитя?

— Я должна просить прощения у вашего величества, но я заснула, — объяснила Андора.

— Мисс Перри следовало проследить, чтобы вы ушли со всеми, — сердито сказала королева. — Меня когда-нибудь будут обслуживать, как положено?

— Умоляю не гневаться на мисс Перри, ваше величество, — попросила Андора. — Это полностью моя вина.

— Что же вы успели услышать? — спросил лорд Берлей.

— Я слышала, что адмирал делал рапорт о действиях сэра Франсиса Дрейка, — сказала Андора, заливаясь краской стыда. — Я понимаю теперь, что сразу должна была заговорить, но я ничего не соображала после странного сна и слушала, почти не понимая, что делаю.

Лорд Берлей положил руку на ее плечо.

— Вы понимаете, что вы подслушали величайшую тайну королевы Англии? — спросил он. — Если испанские шпионы узнают, куда направляется сэр Франсис Дрейк, они смогут перехватить его и не только лишить его богатого трофея, но и разгромить его маленькую флотилию и взять в плен.

— Я скорее умру, чем расскажу о том, что я услышала, — ответила Андора.

— Вы говорите, как дочь своего отца, — сказал лорд Берлей. Он посмотрел на королеву.

— Да, да, мы можем доверять ей, — твердо сказала королева. — Но в следующий раз, мисс Блэнд, не спите в присутствии королевы.

— Я обещаю вашему величеству быть более осмотрительной, — сказала Андора, приседая.

Она выскользнула из комнаты, чувствуя, что легко отделалась и что ей осталось только вытерпеть суровый выговор от мисс Перри.

— Подумать только, заснула! — фыркнула мисс. — Я в жизни не слышала ни о чем подобном. Вам просто повезло, что королева не наказала вас за такую дерзость. Не вздумайте повторить это еще раз, а то я сама накажу вас как следует!

Но Андора не боялась ни мисс Перри, ни кого другого. Она уже упорхнула с девушками. Трудно было все время отказывать лорду Мертону во встрече, в то время как другие фрейлины постоянно бегали на свидания и отчаянно кокетничали с кавалерами, которые передавали им записочки под самым носом у мисс Перри.

Наконец на следующий день, оставя отговорки, Андора очутилась у реки наедине с лордом Мертоном. Королева была на скачках, и это было самое лучшее время во дворце: кошка была далеко, и мышки могли порезвиться. Они не шили и не читали, как положено им было в этот час полуденной жары. Если даже кто-то из них и предавался подобным занятиям, другие фрейлины смеялись над бедняжкой и дразнили ее маленьким академиком, ведь она казалась такой серьезной среди всеобщего озорства.

— Вы пришли наконец! — сказал лорд Мертон, ожидая ее под тенью гигантской смоковницы.

— Я не могу долго оставаться, — сказала Андора с легким беспокойством.

— Не бойтесь, — отвечал он. — Сегодня ее величество будет кататься несколько часов.

— Кто вам это сказал? — спросила Андора.

— Один из джентльменов лорда Эссекса, — отвечал он. — Ведь я должен знать, сколько времени я могу провести наедине с вами, Андора. Вы были так жестоки со мной и так далеки от меня, что я должен считать каждую минуту, которую я могу провести с вами.

— Я умоляю вас не писать мне так много писем, — строго сказала Андора. — Вы смущаете меня. Подруги смеются надо мной.

— Я не стану смущать вас ни за что на свете, — отвечал он. — И все же я хочу сказать всем, что я люблю вас. Вы так прекрасны, Андора. Улыбнитесь мне. Мне так хочется увидеть ямочки на ваших щеках.

Она не смогла сдержать улыбки при этой настойчивой просьбе. Он славный, подумала она. Ей вспомнились слова мисс Перри: «Смуглый, красивый человек завоюет ваше сердце».

Лорд Мертон был смуглым и красивым, но когда он попытался поцеловать руку Андоры, она убрала ее.

— Кто-нибудь может увидеть нас, — тревожно сказала она.

— Давайте уйдем отсюда, — предложил он. — В озерном саду есть уютная скамейка, где мы сможем поговорить.

Она позволила ему отвести ее в один из самых красивых садов, который был огорожен глухой изгородью. Причудливые водоемы сада были окружены желтыми ирисами и покрыты большими зелеными листьями водяных лилий.

— Никто не увидит нас здесь, — улыбнулся лорд Мертон. Действительно, здесь было так тихо и уединенно, и Андора немного передохнула. Она не знала почему, но она боялась быть наедине с лордом Мертоном. Она боялась, что их увидят, и боялась чего-то еще, чего она не могла выразить словами.

— Когда я впервые увидел вас, — сказал лорд Мертон, — я понял, что вы — женщина, которую я искал долгие годы, нет, всю мою жизнь. Вы выглядели такой потерянной той ночью, Андора, потерянной, но такой прекрасной, что мое сердце рвалось к вам из груди, и с тех пор оно ваше.

— И все же вы заставляете меня рисковать, — сказала Андора. — Я не должна быть сейчас с вами.

— Да, это ужасно, — отвечал он. — Но ваша красота свела меня с ума. Я забыл обо всем, кроме того, что увижу вас и скажу вам, что влюблен в первый и последний раз в жизни.

— Вы так уверены в этом? — с улыбкой спросила Андора.

— Уверен, — отвечал он. — Я любил многих женщин, Андора. Мне двадцать пять лет, я далеко не мальчик. Но впервые в жизни я действительно влюблен. Я не могу заснуть, когда думаю о вас. Я не могу есть. Я живу только мыслью увидеть вас, но проходит день за днем, и вы не приходите.

— Это невозможно, как вы не понимаете? Я нахожусь здесь, чтобы служить ее величеству.

— Так же как и другие фрейлины, но они не считают для себя невозможным встречаться со своими друзьями.

— Но я, — начала Андора, колеблясь.

Она готова была сказать: я — другая, затем поняла, что эти слова были бы опасны.

— Что же? — спросил он, когда она замолчала. — Вот видите, вам нечего сказать. Андора, не будьте жестоки со мной. Вы делаете меня таким несчастным, таким жалким.

— Я бы не хотела так поступать с вами, — сказала Андора, тронутая искренностью его тона.

— Тогда давайте видеться хотя бы раз в день, — предложил лорд Мертон. — Если б вы знали, какой это ад — видеть вас в танцевальном зале или стоящей позади кресла ее величества и не иметь возможности коснуться и сказать, как безгранично люблю вас.

— Вы не должны любить меня так сильно, — сказала Андора.

— Я ничего не могу с этим поделать, — отвечал лорд Мертон. — Андора, вы выйдете за меня замуж? — Она не отвечала, и спустя мгновение он продолжал: — Я не должен был спрашивать вас об этом. Есть причины, по которым моя семья не позволяет мне жениться в настоящее время. Но я знаю, что я не смогу жить без вас. Выйдите за меня замуж тайно, а потом, когда положение в нашем доме изменится, мы расскажем все вашим родителям и моему отцу.

Андора отняла свою руку.

— Я думаю, милорд, — сказала она, — что такое предложение оскорбительно. Я не собираюсь выходить замуж вообще, и, могу вас уверить, тем более я не выйду замуж тайно, без согласия моих родителей.

Лорд Мертон встал и с минуту стоял глядя на реку. Его лицо было бледным, он тяжело дышал. Внезапно он повернулся и упал к ее ногам:

— Если вы только разрешите, я сегодня же ночью поскачу к вашему отцу и буду просить его благословения. Я не могу жить без вас. Если ваш отец даст согласие, я буду говорить с моим отцом и заставлю его согласиться. Мне больше нечего сказать вам.

— Пожалуйста, встаньте, — сказала Андора. — Я очень тронута честью, милорд, которую вы мне оказываете, но я должна подумать. Я ничего не знаю о вас. До этой минуты я даже не знала, что ваш отец жив.

Лорд Мертон глубоко вздохнул и сел рядом с ней.

— Я думал, что кто-нибудь уже рассказал вам, — сказал он. — Мой отец поссорился с лордом Берлеем пятнадцать лет назад по какому-то ничтожному поводу — я даже не помню по какому; он покинул дворец и сказал, что никогда не вернется сюда. И он не вернулся. — Он улыбнулся и снова взял ее за руку. — Мой отец, граф Танет, — продолжал он, — ведет уединенную жизнь в замке нашего поместья. Моя мать уже умерла, все эти годы она болела; она так и не смогла привыкнуть к жизни без роскоши и блеска дворца, она была очень красива, и когда они уединились в это добровольное изгнание, то долго сердилась на отца.

— Какая странная история! — воскликнула Андора.

— Не слишком интересная, — быстро сказал лорд Мертон. — Вот почему я никогда не рассказывал о моих родителях. Кроме того, я единственный сын. Теперь, когда вы знаете все, что только можно знать обо мне, пожалуйста, дайте мне ответ.

— Я не могу, — отвечала Андора. — Вы нравитесь мне. Я думаю, что вы… очень хороший. Но я… я не настолько хорошо знаю вас, чтобы думать о вас как о… — Она колебалась, подыскивая слово.

— О муже? — подсказал лорд Мертон. — О Андора, не заставляйте меня ждать. Не оставляйте меня в этом аду, в котором я нахожусь сейчас. Я хочу, чтобы вы были моей — моей женой, моей любовью.

Он говорил так пылко и страстно, что Андора невольно встала.

— Пожалуйста, милорд, давайте попробуем быть друзьями, — взмолилась она. — Я буду видеться с вами, когда это будет возможно, мы немного лучше узнаем друг друга, но сейчас еще рано говорить о чем-либо большем. Когда я полюблю, если это когда-нибудь случится, — это будет человек, которого я буду любить всю мою жизнь. И не надо торопиться с таким важным решением.

— Вы не знаете, что значит любить, — с отчаянием сказал лорд Мертон.

Он стоял рядом с ней, глядя сверху вниз на ее маленькое личико, поднятое к нему.

— Вы такая маленькая, Андора, — сказал он, — и все же в своих крошечных ручках держите всю мою жизнь, мою единственную надежду на счастье. — Неожиданно он обнял ее. — Любите меня немножко, — сказал он. — Совсем немножко и дайте мне хоть частицу света небесного. Я люблю вас безумно.

В этот момент в нем было что-то возвышенное, и она не протестовала, когда он притянул ее к себе и, склонив свою голову, нашел ее губы. Она не оттолкнула его, не издала ни одного гневного возгласа. Она чувствовала всю страстность его желания, жажду его губ и испытывала только удивление и сострадание к этому беспредельно любящему ее человеку.

— Я люблю вас! О Господи, как я люблю вас, — шептал он, и затем оба внезапно вздрогнули, когда голос позади них саркастически произнес:

— Какая миленькая сцена!

Андора высвободилась из объятий лорда Мертона и обернулась. Сэр Хенгист смотрел на них своими серыми, как сталь, глазами, его рыжие волосы пламенели в солнечных лучах. Ей пришла в голову абсурдная мысль, что это карающий ангел, затем она почувствовала, как алая краска заливает ее щеки, когда он сказал:

— Я уже спасал вас, Андора, от непрошеного внимания джентльмена. Должен ли я снова это сделать?

— Какого черта вы здесь делаете? — сердито спросил лорд Мертон. — Убирайтесь отсюда.

— Ничего не доставило бы мне большего удовольствия, — отвечал сэр Хенгист. — Но мое дело касается не вас, а мисс Блэнд.

— Королева вернулась? — испуганно спросила Андора.

— Ее величество вернулась десять минут назад, — сказал сэр Хенгист. — Один из членов королевской свиты упал с лошади и сломал ногу, и все вернулись назад. Во дворце нет ни единой фрейлины. Будьте готовы к объяснениям.

— Я побегу к ее величеству, — сказала, волнуясь, Андора.

— Я покажу вам самую короткую дорогу, — сказал сэр Хенгист резким, не допускающим возражения голосом. Этот голос неожиданно ясно выразил его чувства к ней.

Она почувствовала, как замерло ее сердце, но сейчас не было времени думать ни о чем, кроме тех объяснений, которые она должна дать королеве.

— Мне очень жаль, Андора, что я причинил вам беспокойство, — тихо сказал лорд Мертон.

— Это единственное, на что вы способны, — заметил сэр Хенгист.

— Я не с вами разговариваю, — отрезал лорд Мертон.

— Если я воздам вам по заслугам, — сказал сэр Хенгист, — мне придется или вызвать вас на дуэль, или задать такую трепку, какую вам еще не приходилось испытывать в жизни. Но если это будет дуэль — я убью вас, а если просто побью — это только бесцельно утомит меня. Да и к чему мучить собаку, не способную к обучению?

Лорд Мертон яростно шагнул вперед.

— Как вы смеете так разговаривать со мной? — в бешенстве крикнул он.

— Смею и осмелюсь сделать еще нечто большее, если вы не уберетесь с нашей дороги. Мисс Блэнд опаздывает.

Он оттолкнул в сторону лорда Мертона и, придерживая Андору за локоть, быстро вывел ее на тропинку, ведя по извилистым, запутанным дорожкам мимо огороженных садов, по секретным ходам, пока она, тяжело дыша, не воскликнула:

— Но это длинная дорога во дворец!

— Это дорога, которой я веду вас, — отвечал он.

— Но мы должны спешить! — вскричала она.

— Совсем нет, — отвечал он.

Она с удивлением посмотрела на него.

— Что это значит? — спросила она, и внезапное подозрение мелькнуло в ее голове. Он остановился и обернулся к ней.

— Королева не вернулась, — сказал он, — вы можете не думать над объяснением своего поведения. Если только для меня.

— Вы хотите сказать, что вы солгали? — спросила Андора.

— Если вы называете ложью спасение вас от внимания этого типа, — отвечал сэр Хенгист.

— Но вы испугали меня, — с осуждением сказала Андора. — Я поверила вам. Я думала, что вы говорите правду.

— Что означает ваше пребывание здесь с ним? — спросил сэр Хенгист.

— Какое право вы имеете спрашивать меня? — сердито сказала Андора.

Она чувствовала острое смущение от того, что он видел, как лорд Мертон целовал ее.

— Да есть ли у вас стыд? — спросил он. — Вы что, позволяете каждому свихнувшемуся болвану делать с вами все, что ему вздумается?

— Неправда! — вскричала Андора. — Никто, кроме лорда Берлея, не целовал меня— если это можно назвать поцелуем, и я не знаю сама, как я позволила лорду Мертону, — может быть, потому, что он просил меня выйти за него замуж.

— Выйти замуж? И что же вы ответили?

— Скажите лучше, что творится с вами?

— Вы просто маленькая дурочка и играете с огнем, — сказал сэр Хенгист. — Люди, подобные Мертону, никогда не бывают искренними. Я ни на минуту не поверю, что он в самом деле хотел жениться на вас.

— Но он просил меня, — сказала Андора, задетая его презрительным тоном.

— Говорить — одно, делать — другое, — цинично сказал сэр Хенгист.

— Он просил меня. Но как бы то ни было — вас это не касается. Вы не имели права оскорблять его и своей ложью лишать меня его общества. Вы мне не сторож.

— Будь я им, вы бы вели себя иначе и не занимались бы таким дешевым флиртом.

Его слова больно ударили Андору, и никогда еще не испытанный гнев овладел ею.

Она топнула ногой и яростно закричала на него: ~ Убирайтесь и оставьте меня! Не вмешивайтесь в мою жизнь! Все, что вы делаете, — это низко, грязно, отвратительно. Все было не так, как вы думаете, а если бы и так — это не ваше дело. Я ненавижу, ненавижу вас!

Она сжала кулаки и вызывающе откинула назад голову. Он казался таким огромным и могучим рядом с ней, и все-таки она чувствовала, что в своем гневе она была сильнее его.

— Разумеется, я сделаю все возможное, чтобы исчезнуть из вашей жизни, — яростно отрезал он. — Но если вы хотите поцелуев — вы их легко получите. И получите от мужчины, который знает, как давать их.

Он говорил сквозь стиснутые зубы, и, прежде чем она могла понять, что происходит, он заключил ее в свои объятья, прижался ртом к ее рту так крепко, что она не могла пошевелиться. Она чувствовала, как дыхание прервалось и как вся душа ее перелилась в него через ее полуоткрытые губы.

И прежде чем она сумела оттолкнуть его или попыталась крикнуть, прежде чем смогла сделать хоть одно движение, он отшвырнул ее так яростно, что она упала бы, если бы не прислонилась к стволу дерева.

Не говоря ни слова, не оглядываясь, он ушел от нее по тенистой тропе и исчез, оставив совсем одну.

VIII

Андора прижала руки к горящим щекам. Неужели это произошло с ней? Неужели сэр Хенгист действительно поцеловал ее? Да как он смел так вести себя? И все же она почему-то больше не сердилась на него, хотя в глазах стояли слезы.

Она вдруг испугалась, что он может вернуться и ей придется снова столкнуться с ним. Подобрав юбки, она понеслась, как напуганный зверек, вниз по длинной тропинке под деревьями и в конце увидела знакомый ей розовый сад. Пробежав по нему, она оказалась у дворца.

Она поднялась по лестницам и уже собиралась войти в свою спальню, как услышала, что кто-то зовет ее. Обернувшись, она увидела леди Мэри Говард, стоявшую в дверях гостиной.

Леди Мэри все еще была в немилости и могла находиться только в своей спальне и в той комнате, где отдыхали остальные фрейлины, когда бывали свободны.

— Андора, — позвала она. — Ради всего святого, поговори со мной, или я сойду с ума, ничего не зная, не видя и не слыша.

— Прошу прощения, Мэри, — начала было Андора, быстро пытаясь придумать какую-нибудь отговорку, чтобы остаться одной. Но затем, решив, что нельзя быть такой эгоистичной, нехотя пересекла коридор и вошла в большую, залитую солнцем комнату, выходящую на реку.

— Где ты побывала? — оживленно заговорила леди Мэри, но вдруг осеклась: — Что-то случилось? Ты расстроена, Андора? Ты вся дрожишь.

— Ничего, — отвечала Андора, — совсем ничего.

— Ерунда, — возразила леди Мэри. — Я верю своим глазам. Что произошло, Андора? Пожалуйста, скажи мне.

— Ничего, — повторила Андора, подойдя к окну, чтобы взглянуть на сверкающую реку.

— Это лорд Мертон, — укоризненно сказала леди Мэри, — что он говорил тебе? Он не сделал тебе предложения?

— Сделал, — против воли призналась Андора. По крайней мере, с облегчением подумала она, леди Мэри не догадалась о настоящей причине ее волнения.

— О, неужели? — с восторгом воскликнула Мэри Говард. — Андора, ты приняла его?

— Нет, конечно нет, — сказала Андора — Я же едва с ним знакома. Как я могу любить человека, которого знаю такое короткое время?

Леди Мэри вздохнула:

— Это говорит о том, что ты не влюблена, хотя это и не повод, чтобы отказать ему. Он богат, очарователен, ему всегда рады при дворе. Неделю назад сама королева отмечала, что у него прекрасные манеры.

— Нельзя выходить замуж из-за хороших манер, — довольно резко сказала Андора.

— Да, это возможно только по любви, — мечтательно согласилась леди Мэри. — Это очевидно, Андора, что ты не влюблена, иначе тебе не было бы никакого дела до того, знаешь ли ты его хорошо или плохо. Когда человек влюбляется, это происходит так быстро, что и моргнуть не успеешь.

Андора отвернулась от окна и посмотрела на леди Мэри — небольшого роста, изящную, с темными волосами, обрамляющими лицо. В ее голубых глазах было какое-то странное, загадочное выражение, как будто она заглянула в глубину своих чувств.

— Скажи мне, Мэри, — попросила Андора, пересекая комнату и садясь рядом с ней, — как человек узнает, что он влюблен?

Леди Мэри переплела свои белые пальцы.

— Я не могу выразить это словами, — ответила она. — Ты знаешь, Андора, поэты пытаются объяснить это с сотворения мира, но и им пока не удалось.

— Но что чувствуешь вначале? — настаивала Андора.

— Мне кажется, что начинаешь внезапно осознавать присутствие человека, которого любишь. Он как будто повсюду рядом с тобой, в каждой комнате, в каждом месте, а все остальное становится незначительным. Потом, если он приближается к тебе, ты ощущаешь внезапную дрожь, внезапный восторг, трепетание каждого нерва. Сердце начинает биться быстрее, и дыхание учащается. Ты испугана и напряжена и в то же время невыразимо счастлива. И еще, ты страстно желаешь ощутить его прикосновение.

— А когда он касается тебя? — спросила Андора.

— Тогда ты возносишься на небеса, — прошептала леди Мэри.

— Но откуда ты знаешь это? — удивилась Андора. — Ты влюблена в лорда Эссекса, но ты не знаешь его. Ты никогда не была с ним наедине.

Леди Мэри бросила взгляд на закрытую дверь:

— Если я скажу тебе секрет, который никто не знает, ты обещаешь сохранить его в тайне?

— Обещаю, — заверила ее Андора.

— Тогда я скажу тебе. Он поцеловал меня. Я почувствовала, как его губы коснулись моих, и отдала ему свое сердце, — легко вздохнула леди Мэри. — И я бы отдала ему намного больше, если бы он попросил.

— Мэри! — воскликнула шокированная Андора.

— Да, да, я знаю все, что ты могла бы мне сказать. Все эти доводы о чистоте, приличии и сохранении невинности Для мужа. Но, Андора, я люблю его! Я хочу, чтобы он был моим мужем.

— Мэри, ты сошла сума, — закричала Андора. — Милорд Эссекс принадлежит королеве. Это кощунство даже думать о нем как о мужчине, не говоря уже как о любовнике. Я еще недавно при дворе, но я знаю, насколько опасно для тебя говорить о нем подобным образом.

На минуту воцарилась тишина, леди Мэри молчала. Затем, не сдержав любопытства, Андора спросила:

— Как тебе удалось встретиться с ним наедине? И получить поцелуй? Я думала, он не расстается с королевой.

— Это случилось в первую ночь, как он приехал, — мечтательно заговорила леди Мэри. — Он прибыл из деревни еще никому не известный, и о нем не доложили королеве. Был бал, и между танцами мы все гуляли по дворцу, сидя то в одной комнате, то в другой, и множество парочек, без ведома королевы, исчезали наверх в спальни. Было так много народа, что невозможно было уследить за всеми.

— Да, продолжай. Что произошло? — подтолкнула ее Андора.

— Я оказалась на минуту одна, потому что мой партнер пошел за бокалом вина. И я заметила высокого, красивого молодого человека, одиноко стоящего у стены и чувствующего себя немного неловко. Мне стало жаль его, потому что я уже знала, каково это — чувствовать себя застенчиво и неуклюже при дворе, я подошла к нему и сказала: «Вы здесь недавно. Хотите, я вам найду партнера для следующего танца?» — на что он ответил: «Не окажете ли вы мне эту честь?» — Леди Мэри остановилась на секунду и тихо сказала: — Я и сейчас вижу его глаза и улыбку. О Андора, он был самый прекрасный мужчина, которого я когда-либо знала.

— Итак, ты танцевала с ним, — сказала Андора. — А дальше?

— Мы нашли маленькую комнату, заставленную книгами, где мы сели и разговорились. Он представился и сказал, что мечтает служить королеве. Я желала, чтобы он говорил всю ночь. Я хотела слушать и слушать его. Я хотела быть рядом с ним.

Леди Мэри закрыла глаза руками, чтобы лучше вспомнить этот вечер, забыв все остальное.

— Наконец он сказал, что, наверное, нам следует вернуться в бальный зал, и когда мы открыли дверь, то услышали музыку, доносящуюся оттуда. Он засмеялся и сказал: «Вы потанцуете еще со мной?» И мы танцевали вместе в пустой комнате, и только книги наблюдали за нами. У меня было чувство, что я парю в чудесном сне.

— Не могу понять, почему никто не хватился вас, — удивилась Андора.

— Я уже говорила, что во дворце было полно людей. Я была свободна в ту ночь. На мне было новое платье из красного вельвета, отороченное мехом, и я знала, что оно мне шло, как ни одно другое.

— А что было, когда закончился танец? — спросила Андора. Леди Мэри взмахнула длинными черными ресницами:

— Когда музыка закончилась, он не отпустил мою руку, а притянул меня ближе к себе. Я и не думала сопротивляться, Андора. Я знала, что он собирается поцеловать меня. Больше всего на свете я желала этого поцелуя. «Вы такая маленькая и прелестная», — сказал он. — Голос леди Мэри задрожал, и, всхлипнув, она продолжала: — Он поцеловал меня, и я поняла, что люблю его — люблю безумно и страстно.

— Неужели так все и было? Ты уверена? Абсолютно уверена? — Андора была озадачена.

— Уверена так же, как в том, что Елизавета сидит на английском троне, — ответила леди Мэри. — Тут не о чем было думать и размышлять. Так все случилось. Я полюбила его и принадлежала бы ему полностью, если бы он захотел взять меня.

— Что было потом?

— Нам пришлось вернуться в бальный зал. Не успели мы достичь его, как подошел лорд Берлей и сказал, что королева, узнав о прибытии лорда Эссекса, хочет, чтобы его представили ей. Его забрали от меня, Андора. Я больше никогда не была рядом с ним.

— Но ведь он, конечно, заметил тебя потом, рядом с ее величеством? И он дал тебе понять, что не забыл, как вы танцевали вдвоем и как он целовал тебя?

Леди Мэри вздохнула:

— Целую неделю после того бала я лежала в жару. Я была вынуждена оставаться в своей спальне. Мисс Перри не позволяла мне выходить, хотя я уверяла ее, что все уже было в порядке. — Леди Мэри стиснула руки. — Я проклинаю эту женщину, испортившую мне жизнь! Когда я вернулась к остальным, было уже поздно.

— Он забыл тебя, — мягко сказала Андора.

— Нет, королева околдовала его, — жестко сказала леди Мэри. — И это то самое слово, Андора. Она колдунья. Она не обычная женщина. Разве может обычная женщина в ее возрасте привлечь двадцатитрехлетнего юношу? Она использует черную магию, чтобы привязать его к себе. Я слыхала истории о странных вещах, которые происходят по ночам в ее спальне, когда она остается одна.

Андора не могла сдержать смех.

— Ну что ты, Мэри! Ты же не веришь в эти россказни, правда? Это все придумывают испанцы, они распространяют самую ужасную ложь о ее величестве, это всем известно. Мой отец говорит, что раз они изобретают такое, значит, боятся и королевы, и Англии.

— Все боятся ее! — воскликнула Мэри. — Они были бы дураками, если бы не боялись. В конце концов, в ее руках жизнь и смерть. Но это не имеет никакого отношения к тому, как лорд Эссекс смотрит на нее, как он волнуется, когда она касается его. И любой взгляд, которыми они обмениваются, вонзается в мое сердце, как шпага.

— Бедная, бедная Мэри! Мне так жаль тебя! — сказала Андора.

— Пожалей себя, — резко ответила Мэри, — и всех женщин, которые любят мужчин. Потому что любовь не приносит ничего, кроме несчастья.

— Это неправда, — мягко сказала Андора. — Я знаю, что это неправда.

— Да, не совсем, — согласилась леди Мэри, ее голос дрогнул. — Это может быть и наслаждением. Когда он целовал меня, было ощущение, что у меня выросли крылья, что я лечу вверх, к солнцу. Теперь ты можешь понять, почему я все еще мечтаю о нем, почему я лежу без сна каждую ночь, желая его поцелуев, желая ощутить его губы.

Голос леди Мэри надломился, и она заплакала беспомощными, безнадежными слезами, которые катились вниз по ее щекам и падали на руки, так крепко сжатые на коленях, что побелели пальцы.

Быстро, потому что она никогда не могла выносить чужих страданий, Андора встала на колени и обняла Мэри.

— Мне так жаль тебя, Мэри, — сказала она. — Если бы только я могла что-нибудь сделать для тебя, моя дорогая. Но я знаю, что от писем больше вреда, чем пользы, ведь он думает только о королеве. Он или посмеется над ними, или предаст тебя — что будет еще ужаснее.

— Мне кажется, я скорей пойду на плаху, чем буду продолжать мучиться так, как в эти прошедшие месяцы, — всхлипнула леди Мэри.

— Это глупый разговор, — оборвала ее Андора. — Ты молода, ты красива. В мире есть и другие мужчины, кроме лорда Эссекса.

— Я знаю, — грустно ответила леди Мэри. — Есть много мужчин, почти таких же красивых и, может быть, таких же привлекательных для других женщин, но не для меня. А для меня существует только он. — Она опять закрыла лицо руками. — Однажды и ты это почувствуешь, Андора. Ты узнаешь, что за один поцелуй и за прикосновение руки можно пожертвовать всем, даже жизнью, чтобы только минуту побыть с ним. — Леди Мэри вздохнула и попыталась взять себя в руки. — Мы уже достаточно поговорили обо мне, — сказала она совсем другим тоном. — Ты такая добрая и отзывчивая, Андора, что я Думаю только о своих печалях, а не о твоих. Но ведь это ты была взволнована, когда вошла в комнату, а не я.

— Теперь мои собственные беды кажутся мне совсем незначительными, — быстро сказала Андора, надеясь избежать дальнейших расспросов.

— Что сказал лорд Мертон, когда делал тебе предложение? — спросила леди Мэри. — Он поцеловал тебя?

Андора поднялась на ноги и снова подошла к окну.

— Мне бы не хотелось говорить об этом, — сказала она.

— Значит, да! — почти ликующе воскликнула леди Мэри. — Бесполезно притворяться, Андора. На твоем лице все написано. Сомневаюсь, чтобы за всю свою жизнь ты сознательно солгала. Он целовал тебя, правда?

— Я не собираюсь отвечать на этот вопрос, — отрезала Андора.

— Тогда я знаю, что целовал, — сказала леди Мэри, — иначе бы ты отрицала это. Это был твой первый поцелуй? Что ты почувствовала? Биение в висках; потом ты задыхаешься; потом в тебе загорается пламя — пламя, которое возвращает тебя к жизни, оно поднимается выше и выше и поглощает тебя и его?

— Нет, ничего подобного я не ощущала, — ответила Андора. — Умоляю тебя, Мэри, хватит об этом. Я не могу выносить это!..

И без объяснения или извинений она вскочила, пробежала через комнату, распахнула дверь и, не закрыв ее, выскочила в коридор, а оттуда в свою спальню. Там она заперла дверь и бросилась ничком на кровать.

Она лежала неподвижно, спрятав лицо в подушку, в напряжении сжав пальцы. Через несколько минут она начала размышлять, что подумает леди Мэри о ее бегстве. Она выглядела просто невоспитанной, и все же она не могла выразить, как ее мучили расспросы других девушек, как трудно было отвечать на них, увиливая и пытаясь скрыть правду.

Она знала, что скорее умрет, чем признается в том, что вовсе не к лорду Мертону испытывала она те чувства, которые так живописала леди Мэри, но к сэру Хенгисту!

Она едва могла поверить в это, но внезапно осознала правду, как будто увидела ее прямо перед собой. Поцелуй лорда Мертона не значил для нее ничего, не пробудил в ней ответа, не вызвал никаких эмоций, кроме, пожалуй, жалости. Но губы сэра Хенгиста зажгли в ней пламя, которое охватило ее тело. И он, казалось, взял ее сердце во время этого поцелуя.

— Этого не может быть, — громко сказала Андора, и все равно она знала, что это правда. Она влюбилась в человека, который презирал ее и которого она ненавидела.

В другом крыле дворца другая женщина тоже думала о сэре Хенгисте и говорила о нем со слугой.

— Ты уверен, Гарри, что не ошибаешься? — спрашивала она одного из своих пажей.

— Нет, нет, миледи! Я видел, как они вместе шли по аллее между кустарниками. Они пересекли цветочный сад, и сэр Хенгист взял мисс Блэнд за руку.

— Откуда они шли? — сердито спросила леди Малверн.

— Похоже, откуда-то от реки, миледи.

— Они были одни? Ты точно знаешь, что они были одни?

— Уверен, миледи. Никого не было поблизости, совсем никого.

Глаза леди Малверн сузились. Это невыносимо, сказала она себе. Сэр Хенгист действительно обращал на нее мало внимания после ее возвращения ко двору; но она полагала, что лорд Эссекс постоянно требует его присутствия. Если у него хватает времени волочиться за королевской фрейлиной, то и ей пора заняться делом.

Она отпустила пажа и беспокойно заходила по гостиной, шелковые юбки ее платья мягко шуршали по отполированному полу, драгоценные камни на пальцах и запястьях переливались на солнце.

Она должна сделать что-то, и немедленно, повторяла она себе. Но что именно? Она уже приглашала сэра Хенгиста на ужин и получила ответ, что из-за его обязанностей он не может точно сказать, когда будет свободен.

Он был очарователен, когда они встречались на публике. И хотя она уверяла себя, что он держал ее руку чуть дольше, чем необходимо, и глядел на нее с особым блеском в глазах, она не знала до конца, не было ли это все плодом ее воображения. У нее было подозрение, что он так же вежлив и любезен со всеми остальными дамами двора.

— Он не ускользнет от меня! — вслух сказала она сквозь стиснутые зубы, вспомнив, каким он был тогда, в те, казалось, далеко ушедшие дни, когда она была вынуждена уехать в деревню и оставить все, что так радовало и интересовало ее.

Тогда-то она держала его в руках, так же как и полдюжины других молодых людей. Он не был еще так уверен в себе в те дни и, может быть, был благодарен ей за внимание.

Она вспомнила их тайные свидания. Ночи, когда, дождавшись, чтобы муж уснул, она исчезала из дома, встречаясь с ним в темных галереях или в одной из бесчисленных комнат. Двор тогда пребывал в Хэмптонском дворце, и было нетрудно ускользнуть от наблюдения там — в просторных садах.

Она вспоминала маленькую беседку, заросшую жимолостью, и месяц, чуть проглядывающий из-за облаков. Мысли о том, что произошло тогда, в темноте, заставили Лилиан Малверн глубоко вздохнуть.

У нее вдруг возник план. С ощущением, что нельзя терять ни минуты, она быстро позвонила.

— Принеси бумагу, новое перо и песок, — кратко сказала она одному из своих многострадальных слуг, — и поторопись, а не то тебе не поздоровится!

Она ждала, топая ножкой по полу, когда другой слуга появился в дверях.

— Что еще? — спросила леди Малверн.

— Мистер Джулиан Кирк, миледи.

— Опять! — воскликнула Лилиан Малверн. — Ты говорил ему, что меня нет дома?

— Да, миледи, как вы и сказали. Он ответил, что будет ждать, пока вы не вернетесь. Ничто не убедит его уйти.

— Тогда выгоните его прочь! — в истерике закричала Лилиан Малверн. — Побейте его! Высеките его! Забросайте камнями! Делайте что хотите, но пусть он перестанет преследовать меня. Передайте ему то, что я уже говорила ему, — он мне больше не нужен!

— Да, миледи.

Слуга поклонился и вышел, а Лилиан Малверн тут же уселась писать письмо, выбросив Джулиана Кирка из головы. Закончив письмо, она оставила его на столе и послала за горничной.

— Я хочу переодеться.

— Бальное платье, миледи?

— Нет, дура. Мне нужно что-нибудь домашнее, мягкое, облегающее и женственное. Что там у меня есть?

Служанка заколебалась.

— Ваше черное?

— Черное! — вскричала Лилиан Малверн. — Пошевеливай мозгами, если они у тебя еще остались! Неужели ты думаешь, что после того, как я год отходила в черном, я его сейчас надену? Нет, нет, должно быть что-то другое.

— Есть еще кружевное розовое, миледи. Но… вы помните?

— Да, конечно, розовое, — сказала леди Малверн, — и что это я должна помнить?

— Когда его светлость был жив, он говорил, что это слишком неприлично для уважаемой леди.

— Да, конечно, я вспомнила теперь. Это как раз то, что надо, — сказала леди Малверн. — Принеси его — и берегись, если оно будет не свежим или неотглаженным.

Ее светлости все было не так, и горничная начала обливаться слезами до того, как миледи искупалась, оделась и украсила себя драгоценностями, которые мало скрывали слишком откровенный лиф.

— Ну, что ты думаешь? — спросила леди Малверн, глядя на себя в зеркало.

— Вы очень красивы, миледи, — отвечала служанка, как от нее и ждали, — но…

— Но что, идиотка? — закричала леди Малверн.

— Вы не сможете показаться в таком наряде ее величеству.

Леди Малверн расхохоталась.

— Ее величество не увидит меня, — сказала она, — можешь быть уверена. Принеси графин самого лучшего вина, какое у нас есть. Задерни занавески, зажги свечи и наполни комнату ароматом трав.

— Да, миледи.

Служанка убежала, и леди Малверн приняла сначала одну позу, затем другую, наблюдая эффект в зеркале. Без сомнения, ее наряд был смелым, почти на грани приличия. Ни один мужчина не мог бы глядеть на нее, подумала она, не почувствовав прилива страсти при виде этой красоты, так тонко и восхитительно обнаженной.

Она оглядела спальню. На большой дубовой кровати с пологом лежали свежие простыни, привезенные ею из деревни, благоухающие лавандой, с кружевами по краям. Подушки без единого пятнышка. Вышитые шелком занавеси манили, обещали тайну. Она подошла к окну. Еще не стемнело, солнце как раз садилось, играя малиновыми и желтыми лучами.

Леди Малверн закрыла ставни, и теперь свет исходил только от двух тонких свечей, горящих по обе стороны серебряного зеркала. Они наполняли комнату мягким мерцанием. Аромат тигровых лилий в двух огромных вазах наполнял воздух.

Она тихо вышла из комнаты, закрыв за собою дверь. В гостиной также были тигровые лилии, но к ним примешивался опьяняющий и необычный запах тубероз. Леди Малверн посмотрела на все глазами постановщика в театре.

— Слишком много свечей, — сказала она горничной, потуши три. — Было исполнено. Затем она приказала: Иди к себе и не возвращайся. Пришли ко мне Джулса.

— Но тогда у дверей никого не останется, миледи.

— Не важно. Если кто будет стучать, ему не откроют, и все. Кроме того, Джулс не задержится долго. Ты слышала, что я сказала? Оставайся у себя и не шуми тут, пока я тебя не позову.

— Хорошо, миледи.

Она уже выходила, когда леди Малверн крикнула ей вслед:

— И позаботься о моем шоколаде завтра утром, ты, дура, чтобы он был горячим, а не то я швырну его тебе в голову.

Затем она вложила записку, написанную вечером, в руку лакею.

— Отнеси это немедленно сэру Хенгисту, — сказала она. — Если вокруг него будут другие джентльмены, отведи его в сторону, скажи, что это срочно. Если так случится, что он спросит обо мне, скажи, что я очень расстроена, ты понял?

— Да, миледи.

— Теперь сделай все так, как я сказала, потом вернешься, чтобы впустить сэра Хенгиста в комнаты. После этого можешь быть свободен. Отправляйся в таверну или куда еще захочется. Но подальше отсюда, понял?

— Да, миледи.

— Тогда поторопись. Если задержишься где-нибудь по пути, я велю тебя выпороть.

Джулс убежал, не дожидаясь конца фразы, а леди Малверн, улыбаясь, устроилась на низкой тахте, покрытой подушками. Мягкие складки ее платья спадали с округлых рук и высокой груди. Она положила голову на подушку и замерла в ожидании.

Спустя пятнадцать минут дверь резко открылась, и вошел сэр Хенгист. Она сразу заметила, что он раздражен — брови нахмурены, губы крепко сжаты.

— Ты хотела видеть меня? — начал он.

Лилиан Малверн слегка вскрикнула и, поднявшись с тахты, пересекла комнату и обвила его шею руками.

— Слава Богу, что ты пришел, — театрально сказала она. — Благодарю тебя, Боже! Я была так напугана и одинока.

Почти инстинктивно он обнял ее.

— Что случилось? — спросил он. — Что произошло?

— Мне нужен твой совет. Ты должен помочь мне, — говорила Лилиан Малверн, увлекая его к тахте. — Присядь, чтобы я могла объяснить тебе. О Хенгист, я просто потеряла голову от страха, когда услышала эту новость.

— Какую новость? — спросил он.

— Я спрашивала себя, кто бы мог помочь мне, — продолжала Лилиан Малверн, не ответив на его вопрос, — и я поняла, что могу довериться только одному человеку.

— Конечно, я помогу тебе, — сказал сэр Хенгист.

— Я знала это, — ответила она, — я знала, что могу положиться только на тебя, Хенгист! Ты просто замечательный! Как приятно сознавать, что в этом мире у тебя есть настоящий друг.

Она положила голову ему на плечо и тихо заплакала. Ее обнаженные плечи притягивали. Он почувствовал аромат ее темных шелковых волос. Ее руки потянулись, чтобы обвить его шею.

— Что это, Лилиан? Объясни мне, — успокаивающе произнес он.

— Я не была уверена, что ты придешь, — сказала она полным слез голосом. — Ты не знаешь, каково это — быть женщиной и совершенно одной, не иметь рядом мужчины, на которого можно положиться, чувствовать себя жалкой и никому не нужной.

— Не могу поверить, что ты когда-нибудь чувствовала это, — сказал сэр Хенгист неожиданно сухо.

Поняв, что она переиграла, леди Малверн подняла голову с его плеча, чтобы в мягком свете он увидел, как она была прекрасна.

— Спасибо тебе, милый Хенгист, — сказала она, — мне уже лучше. И уже не так страшно.

Она придвинулась поближе. Он с удивлением посмотрел на ее платье. Как будто смутившись от его взгляда, Лилиан Малверн быстро сказала:

— О, прости, что я не оделась, чтобы встретить тебя. Я как раз отдыхала, когда пришло это известие, и мне было не до того. Я осталась в чем была. Я думала только о твоей помощи, о твоей силе.

— Но ты мне так и не сказала, в чем дело, — возразил сэр Хенгист.

Ее губы почти касались его, ей показалось невозможным, чтобы он не поцеловал ее. Но все же он не шевельнулся.

— Я потеряла рассудок, — простонала она, — и мне не собраться с мыслями, чтобы все объяснить тебе.

— Я не могу помочь тебе, пока не узнаю этой истории, — сказал сэр Хенгист.

— Какое успокоение — знать, что ты рядом, — прошептала она.

Она снова положила голову ему на плечо, но затем встала, зная, что он не мог не оценить ее ножек, неожиданно показавшихся из-под платья, и совершенства ее груди, едва прикрытой прозрачным мягким кружевом.

— Так куда же я положила письмо? — сказала она обезумевшим голосом, прикладывая свои длинные пальцы к вискам. — Грум принес его, когда я как раз собиралась переодеться. Ну конечно, оно в моей спальне. Пойдем со мной, Хенгист. Пойдем, и ты поможешь мне найти его, потому что боюсь, если увижу его снова, упаду в обморок, как тогда, когда поняла весь ужас прочитанного.

— Ты интригуешь меня, Лилиан, — сказал сэр Хенгист. Она чувствовала на себе его взгляд и подумала, что его голос чуть понизился, когда он следил за ее движениями.

— Пойдем, ну же, — молила она, — пожалуйста, пойдем со мной.

Она протянула к нему обе руки, как бы желая помочь ему подняться. Когда он сделал это, она придвинулась совсем близко к нему, обняв его, и ее губы оказались в двух дюймах от его.

— Я не понимаю, к чему все это, Лилиан, — сказал он. — Ты не можешь рассказать мне все ясно и толково? Ты вытащила меня с важной аудиенции, на которой меня особенно просили присутствовать.

— Нет, нет, не думай об этом, — молила Лилиан Малверн, и ее пальцы потянулись, чтобы коснуться его рта. — Не думай ни о чем, кроме меня, прошу тебя. Я твой самый старый друг здесь, во дворце, ты же знаешь меня много дольше, чем всех этих высокопоставленных особ. И более того, Хенгист, я — женщина, и ты мне нужен. Чрезвычайно нужен. Я не могу поверить, что ты подведешь меня. — Она нежно коснулась его щеки.

— Ты же знаешь, я помогу тебе любым возможным способом, — сказал он. — Я не забыл, Лилиан, как ты была прелестна и маняща, когда мы впервые встретились.

— Я так изменилась? — чуть слышно прошептала она.

— Нет, — отвечал он, — но…

Она знала, что не должна слушать его оправданий. Если она хочет добиться успеха, ей надо просто затопить его волной своего желания.

— Нет времени для слов, — тихо произнесла она. — Пойдем, я покажу тебе, что меня беспокоит, что так ужасно напугало меня. Я покажу тебе письмо, которое разрушило все мои надежды, дало мне ощущение того, что все мужчины мира против меня, а я слишком хрупка и слишком слаба, чтобы самой постоять за себя.

— От кого это письмо? — спросил сэр Хенгист.

— Я объясню тебе, как только ты возьмешь его в руки, — ответила Лилиан Малверн. — Но сначала мы должны найти его. Пойдем со мной, Хенгист, я не могу оставаться одна.

Она потянула его через комнату и, не выпуская руки, открыла дверь и повела по коридору. Дверь спальни была закрыта. Она распахнула ее, аромат лилий вырвался им навстречу, и она убедилась, как мягко и успокаивающе выглядит комната при свете двух свечей.

Она провела его дальше и повернулась к кровати. Теперь он поймет, подумала она. Теперь слова уже не нужны.

— Хенгист, — нежно сказала она, ее губы приоткрылись. — Хенгист! — и затем ее шепот резко перешел в пронзительный визг, крик ужаса, который эхом разнесся по комнате, потому что на пологе ее кровати, с искаженным лицом и веревкой на шее, висел Джулиан Кирк.

IX

Андора промучилась всю ночь. Ей слышался какой-то голос, который повторял снова и снова: «Ты любишь его! Ты любишь его!»

«Это ложь!» — хотелось ей закричать, но вместо этого с чувством глубокого отчаяния она понимала, что это правда.

Как это могло произойти с ней? — спрашивала она себя. Как ее ненависть перешла в любовь? Теперь она задумывалась, действительно ли она ненавидела сэра Хенгиста. Может быть, он просто задевал ее самолюбие, заставлял чувствовать уязвленной: ведь он подшучивал над ней с первой минуты ее пребывания во дворце.

Так и не заснув, она встала с кровати и подошла к окну подышать свежим воздухом. Но и здесь она не могла освободиться от воспоминаний. Они, как духи, окружали ее везде и всюду.

Она вспомнила, как однажды на рассвете он вышел во внутренний дворик вниз и отвесил ей, как тогда показалось, шутовской поклон: «Приятных снов, Андора!»

Она оскорбилась тогда, но теперь понимала, ее гнев был скорее притворным, а на самом деле ей нравилось его внимание.

— Я не могу понять. Все так запуталось в моем сердце, в олове, а моя гордость… — шептала жалобно она. Но одно она знала: ее любовь вспыхнула, когда он поцеловал ее. Она поняла, что все живописно рассказанное Мэри Говард было правдой. То она начинала задыхаться, то сжималось сердце, и она ощущала, что он завладел всем ее существом. И этот огонь, который растет и поднимается вверх, и каждая частичка ее тела трепещет от восторга! И в это же время она чувствовала себя маленькой и хрупкой и такой зависимой от его сильных рук, от его защиты.

— Это безумие, безумие, — яростно повторяла Андора и, отвернувшись от окна, опять бросилась на кровать, чтобы спрятать свои пылающие щеки.

И все же она знала, что это любовь. Это было нечто такое, от чего нельзя было уйти, отказаться, что-то более сильное и бурное, чем все то, что она испытала за свою короткую, спокойную жизнь.

Ей всегда представлялась любовь мирной и тихой, нежный союз двух близких друг другу людей. Она ни на секунду не представляла, что любовь похожа на шторм, который сбивает тебя с ног и оставляет бездыханной и измученной.

— Он покорил меня. Я его пленница, его раба и как же смогу теперь встретиться с ним?

Одно она знала твердо — никогда, ни при каких обстоятельствах он не узнает об этом.

Она подумала, что, если он догадается, она умрет от унижения. Ведь он презирает ее! Она вспоминала его брань, его насмешки, его едкую, беспощадную иронию. И его поцелуй — не знак любви, а знак предрешения и наказания: «Вы получите его от мужчины, который знает, как надо целовать».

Она никогда еще не испытывала таких мучений из-за противоречий в сердце. Все. Так больше жить невозможно. Она должна ехать домой.

Она больше не могла оставаться в Лондоне, где день за днем она должна видеть сэра Хенгиста.

«Долг превыше всего».

Она вздрогнула, как будто услышала голос отца, прозвучавший где-то в комнате. Она вспомнила, как клялась служить королеве, помочь обнаружить предателей, окружавших ее. Это было важнее ее собственных чувств и переживаний. Верность, в глазах ее отца, должна быть выше всего, даже любви.

Она села и уронила голову на руки; и наконец слезы потекли по ее щекам. Выхода не было. Ей придется встречаться с ним и знать, что она любит его, как бы он к ней ни относился.

«Господи, почему все так произошло? — спрашивала Андора. — Было бы намного проще, если бы я могла влюбиться в лорда Мертона».

Она задумалась над этим. Почему, когда он целовал ее, она не чувствовала ничего, кроме смутного отвращения и жалости, и не могла быть добра к нему?

Всю ночь Андора мучилась и переживала и только на заре забылась недолгим сном, но через час проснулась от своего крика. Она услышала его и испугалась, не сказала ли она во сне чего-нибудь лишнего?

Но улыбка Грейс ее успокоила.

— Я напугала вас, мисс? — спросила она. — Извините, если я слишком шумела. Но вы обычно не замечаете, когда я вхожу.

— Мне снился сон, — объяснила Андора.

— Хорошо, когда люди крепко спят, — загадочно сказала Грейс. — А то есть такие, которые мучаются бессонными ночами.

Андора подавила желание сказать, что она одна из них. Она догадалась, что Грейс хочется посплетничать. Хотя ей не нравились бесконечные пересуды и слухи о дворцовых интригах, надо было признать, что от проницательного и осуждающего взгляда Грейс ничего не ускользало, и она всегда рада была доложить об услышанном каждому желающему.

Она задернула занавески и поставила у кровати чашку шоколада.

— И кто же не спал всю ночь? — тихо спросила Андора, зная, что именно этого вопроса от нее и ждут.

— Миледи Малверн, для начала, — сказала Грейс. — Я узнала от ее горничной, что она то и дело падает в обморок, после того что она нашла в своей спальне.

— И что она нашла? — поинтересовалась Андора. Грейс выдержала драматическую паузу.

— Труп мистера Джулиана Кирка, — наконец изрекла она. — Повешенный за шею на пологе кровати ее светлости.

— Грейс, это неправда! Какой ужас! Кто этот мистер Кирк?

— Молодой человек, которого ее светлость соблазнила своими уловками и хитростью, — ответила Грейс. — Она заплатит за это, когда предстанет перед Создателем, можете быть уверены, мисс.

— Я думаю, она заплатит намного раньше, — рассудительно сказала Андора. — Что скажет королева?

— Ее величество ничегошеньки не узнает об этом, — твердо ответила Грейс, — и вы не рассказывайте об этом, мисс. Я говорю вам то, что услышала по секрету от горничной ее светлости, а она только мне рассказала, потому что я ее близкая подружка — ведь мы из одной деревни.

— Я не знала об этом, — сказала Андора. — Бедная леди Малверн! Нельзя ли ей чем-нибудь помочь?

— Не надо вам вмешиваться в такие злодеяния, мисс, — сказала Грейс. — Кроме того, сэр Хенгист позаботился обо всем — даже о том, как тайно вынести тело из дворца, чтобы никто не видел.

Андора замерла.

— Сэр Хенгист?! — воскликнула она.

В ее памяти всплыла леди Малверн, идущая к ним по саду с протянутыми руками, с сияющим при виде сэра Хен-гиста лицом.

— Ну да, сэр Хенгист, — подтвердила Грейс. — Он был с ее светлостью, когда она обнаружила мистера Кирка.

— Он был в спальне леди Малверн? — переспросила Андора полушепотом.

— Был, конечно, — с удовольствием ответила Грейс. — А Алисе — горничной ее светлости — было приказано быть у себя и не появляться до утра. А лакею было сказано отправляться в таверну и выпить там. Да, ее светлость хотела остаться наедине с сэром Хенгистом прошлой ночью. Только она не подумала, что мистер Кирк тоже поприсутствует.

— Я не понимаю, — сказала Андора. Она старалась говорить твердо, но ее руки дрожали, когда она потянула на себя одеяло, как будто почувствовала холод.

— Все яснее ясного, — ответила Грейс. — Я же предупреждала вас, мисс, о недобрых делах, происходящих во дворце. Миледи Малверн — злая женщина. Алиса рассказывала мне, что еще до смерти ее бедного мужа да и потом, не успели его еще в гроб положить, она уже развлекалась с этим мистером Джулианом Кирком и с другими мужчинами, которых могла зацепить.

— Наверное, Алисе не следует так говорить о своей хозяйке. — Андора пыталась говорить спокойно.

— Алиса служит ей верно и преданно, — сердито сказала Грейс. — Ей ничего не остается делать, потому что ее семья и дом — все зависит от ее светлости. Одно слово — и они все окажутся в сточной канаве, так уже не раз происходило с теми, кто оскорблял ее светлость в поместье или в деревне.

Андора молчала. Она все еще видела это красивое лицо и слышала звонкий, мелодичный смех. Она вспомнила свой собственный стыд и унижение от порванного платья, истерзанных губ и растрепанных волос. Она пыталась заставить себя замолчать, но не выдержала и задала вопрос, который не давал ей покоя.

— Сэр… сэр Хенгист любит леди Малверн?

— Любит? — презрительно фыркнула Грейс. — Но ведь ее светлость не знает такого слова. Она соблазняет его, так же как соблазнила других мужчин. Библия говорит о таких людях, что они будут гореть в адском пламени, не так ли?

— Да, так, — кивнула Андора.

— Тогда приговор уже готов для ее светлости, — сказала Грейс. — Алиса сказала, что она послала записку сэру Хенгисту, перед этим одевшись так, как только распутная Иезавель и могла себе позволить: платье бесстыдное, едва прикрывающее наготу, комната надушена, и вина приготовлены, и свечи потушены.

Внезапно почувствовав слабость, Андора закрыла глаза. Она ясно видела эту картину: белые руки леди Малверн, протянутые навстречу сэру Хенгисту, который входит в ее комнату.

— Она задумала все это, — продолжала Грейс, — но дьявол приготовил ей сюрприз в виде бедного мистера Кирка. Когда они вошли в спальню, он был там с веревкой на шее и с глазами, вылезшими из орбит.

— Я прошу тебя, Грейс, не говори таких вещей, — с внезапной яростью вскричала Андора.

— Сэр Хенгист должен был сходить за Алисой, — невозмутимо продолжала Грейс, — а та должна была найти слугу и прислать его из таверны. Он и сэр Хенгист вынесли тело с задней лестницы, и теперь никто не узнает, что он умер и что произошло.

— Если слуги проболтаются, все узнают об этом, — быстро сказала Андора.

— Лакей не проболтается, — сказала Грейс. — Сэр Хенгист дал ему несколько золотых монет, а леди услала его в деревню сегодняшним утром.

— А что горничная? — спросила Андора.

— Сэр Хенгист дал ей тоже золотую монету, — с завистью сказала Грейс. — «Я знаю, ты хорошая девушка, — сказал он, — присматривай за своей госпожой и держи язык за зубами. Если кто-нибудь узнает, что случилось этой ночью, у нее будут большие неприятности».

— Но Алиса рассказала тебе, — сказала Андора с осуждением.

— Это другое, — лаконично ответила Грейс. — Я ей вроде как сестра и, кроме вас, не скажу никому, будьте уверены, мисс. Я только хочу вас предупредить, что в этом дворце сам дьявол творит свои дела.

— Что-то я не слышала ничего об этом, — ответила Андора.

Ей хотелось бы чувствовать сострадание к леди Малверн, но вместо этого она только ощущала уколы жгучей ревности, которые заставляли ее до боли крепко закрывать глаза.

Вот сэр Хенгист входит в апартаменты леди Малверн. Он целует и ласкает ее, одетую в открытое, бесстыдное платье. Они проходят в спальню. Андора видит этот алый страстный рот, обращенный к нему. Эти темные блестящие волосы, украшенные драгоценностями, откинуты назад и касаются его плеча, на котором недавно покоилась и ее, Андоры, голова.

«Если это любовь, — думала она, — дающая невыносимые страдания, тогда небеса говорят мне, что я могу только ненавидеть».

В это утро королева, от чьих зорких глаз ничто не могло укрыться, воскликнула, увидев ее бледность:

— Что с вами, дитя мое? Не больны ли вы гнилой лихорадкой?

Андора покачала головой:

— Нет, ваше величество. У меня просто немного болит голова.

— Могу поклясться, что этот дворец проклят, — сказала королева. — Его стены толстые, полы прочные, но ночные туманы собираются под нашими окнами, и горе всем нам.

— Но я никогда еще не видела, чтобы ваше величество выглядели так хорошо, — заметила мисс Перри.

— Да, я чувствую себя превосходно, — ответила королева. — Я счастлива, а это лучшее лекарство на свете. — Она улыбнулась фрейлинам. — Запомните это, — сказала она. — Счастье делает женщину молодой и прекрасной, дает ей силы любить и быть любимой.

Чуть позже королева написала свою обычную записку лорду Эссексу и передала ее Андоре.

— Беги, моя маленькая деревенская мышка, — сказала она, — и пусть свежий воздух подарит розы твоим щекам.

И вот снова настал ее час, пришло время видеть его, но воля покинула ее. Взяв записку, она вышла из комнаты и пошла по коридору, чувствуя, что если она сейчас не побежит, то не пойдет совсем.

Проходя мимо солнечных часов, где могла встретить сэра Хенгиста, она внезапно поняла, что все время ждала этого мгновения. Несмотря на страх, на внутреннее сопротивление, несмотря ни на что, она хотела видеть его. Ей было нужно только узнать, жив ли он, здоров, знать, что он есть на белом свете, — этого было достаточно. Сами по себе ее ревность и страдания были ничто по сравнению с тем, что увидит его снова. И даже его презрение к ней не вызывало такую боль, как неизвестность и невозможность видеть его постоянно.

Он появился неожиданно, широко шагая по тропинке, и тенистый сад сразу стал маленьким, когда он возник — большой и величественный в своем расшитом камзоле.

Андора чувствовала, что она дрожит, ожидая, пока он подойдет к ней. Она не могла смотреть в его лицо, ее длинные ресницы были опущены, когда она, присев, робко протянула ему записку королевы.

— Благодарю вас, Андора. Ее величество здорова, я надеюсь?

— Ее величество здорова и в прекрасном настроении.

— Хорошо. Передайте ей, что лорд Эссекс особенно беспокоился о ее здоровье.

— Я передам все, что вы сказали, — чуть слышно сказала Андора.

Сэр Хенгист говорил с ней в строго официальном тоне. Его голос был вежливым, но в нем не было теплоты. Он словно окружил себя стальной завесой, которую она не могла преодолеть. Он протянул ей записку от лорда Эссекса.

— Будьте добры передать это ее величеству, — сказал он, и снова его тон был строго официальным. Она почувствовала его нетерпение, он был готов повернуться и уйти.

Она подняла на него глаза, она должна была взглянуть на него, и она увидела, что он внимательно смотрит на нее, словно пораженный тем, что он увидел.

— Вы бледны, Андора, — сказал он совсем другим голосом. — Увас темные круги под глазами. Вы не больны?

— Нет, я… у меня болит голова, вот и все, — отвечала Андора.

— Вы уверены, что нет ничего более серьезного? Ночи могут быть предательскими в это время года. Если вы простудились и вас лихорадит, вы должны обратиться к доктору ее величества.

— У меня все в порядке, — настойчиво повторила Андора.

— Это совсем не похоже на вас — быть такой безучастной, — начал он с неожиданной добротой.

Перемена в его голосе наполнила слезами глаза Андоры, и, к своему ужасу, она почувствовала, что сейчас разрыдается. Его резкость и холодность было намного легче переносить, чем его доброту и участие, причинявшие ей невыносимую боль.

Отчаянно пытаясь сдержать слезы, Андора присела в маленьком реверансе.

— Я… я должна идти, милорд, — нетвердо сказала она, и ее голос дрогнул при последнем слове. Она повернулась, чтобы бежать, но он оказался проворнее и быстро поймал ее за руку.

— Андора, — сказал он. — Что случилось? Не может же это быть из-за того, что я сказал или сделал вчера, так как, клянусь вам…

— Пустите меня! Пустите меня! — вырывалась Андора. Наконец она освободила свою руку. — Вам мало… того, что вы… уже сделали? — Слезы покатились по ее щекам, и она уже не понимала, что говорит. Поэтому она могла только подобрать юбки и убежать от него так быстро, как могла, под защиту дворца. Добравшись до дверей в королевские апартаменты, Андора почувствовала себя в безопасности и попыталась собраться с силами. Затем она вытерла слезы и, войдя в комнату, вручила записку Елизавете, которая быстро открыла ее, даже не взглянув на посыльную.

Андора, решившись, попросила у мисс Перри удалиться и, очутившись в своей спальне, вымыла лицо холодной водой и жестко отругала себя за то, что была такой слабой и вела себя так по-детски. Что он должен был думать о ней, размышляла Андора, если она вырывается и убегает, когда он всего лишь вежливо расспрашивает ее о здоровье?

Может быть, он подумал, что она боится, как бы он снова не поцеловал ее? Ее лицо вспыхнуло при такой мысли. Какой глупой она, должно быть, показалась ему! Он-то привык к искушенным придворным дамам, которые вечером кокетничают и целуются с мужчиной, а наутро забывают его имя.

Почему она не может вести себя как светская женщина, а не как деревенская девчонка? Но беспокойное утро заканчивалось, она должна была вернуться к своим обязанностям. Вот только ее утренняя ложь теперь стала правдой: голова болела невыносимо.

Фрейлины затеяли игру в волан в саду, но Андоре удалось отказаться. Она побрела вверх по лестнице и в углу гостиной нашла мисс Перри, сосредоточенно изучающую свои карты.

— Ты хочешь, чтобы я погадала тебе, дитя мое? — спросила она.

Андора покачала головой. Она слишком хорошо знала, что в ее будущем нет ничего, кроме разбитого сердца и страдания, ничего, кроме одиночества и тоски, потому что без него ее жизнь казалась пустой и бесцельной.

Что бы мне хотелось от жизни, говорила она себе, — это мужа, детей и домик в деревне, где я была бы спокойна и счастлива и забыла бы обо всех интригах и махинациях вокруг трона королевы.

Она представила себе, как сэр Хенгист и слуга несут труп Джулиана Кирка по одному из маленьких проходов, ведущих в сад. Как они ускользают, словно привидения, из дворца и избавляются от тела. Они, должно быть, бросили его в сточную канаву или оставили в каком-нибудь переулке, где его найдут наутро, или, скорее всего, сбросили в реку, и его унесет в море приливом.

Андора содрогнулась и попыталась направить мысли в другое русло. Но было трудно думать о чем-либо другом, кроме сэра Хенгиста и красоты леди Малверн. Все же через некоторое время покой и тишина комнаты, а также запах роз, доносящийся из сада, принесли ей небольшое успокоение. Напряжение чуть оставило ее, и боль в голове уменьшилась.

Она откинулась на подушки кресла, наблюдая, как мисс Перри переворачивает карты, и пытаясь убедить себя, что ужас услышанного и глупость ее поведения скоро забудутся, как все со временем забывается.

Она, должно быть, немного вздремнула, так как, вздрогнув, проснулась и увидела, что солнце покинуло комнату и слабый ветерок обдувает ее лицо. Дверь неожиданно распахнулась. Заглянул паж и, пройдя через комнату к Андоре, спросил шепотом:

— Мисс Андора Блэнд?

— Да, — несколько сонно ответила Андора и быстро выпрямилась: — Королева зовет меня?

— Нет, не королева, — ответил паж все еще шепотом, чтобы не услышала мисс Перри. — Но кто-то желает видеть вас у восточной двери дворца.

— Видеть меня! — удивилась Андора. — Но кто?

— Тот, кто прибыл из вашего дома, у него послание для вас, — ответил паж.

— Если это человек из моего дома, пригласите его подняться сюда, — сказала Андора.

— Это невозможно.

— Тогда попросите его назвать свое имя. — Она поглядела на ливрею пажа и не узнала ее. — Кто ваш хозяин? — поинтересовалась она.

Паж покачал головой и вышел из комнаты, оставив Андору в смущении и некотором беспокойстве. Если бы кто-нибудь действительно приехал повидать ее из дома, думала она, он бы спросил у главной двери и его бы проводили в апартаменты фрейлин.

Она было подумала, что это одна из уловок лорда Мертона, чтобы побыть с ней наедине. Но паж был одет не в его ливрею. В любом случае у нее не было никакого намерения спускаться к восточным воротам без сопровождения и без разрешения. Королева считала это весьма предосудительным поступком со стороны фрейлин.

Это, должно быть, лорд Мертон, решила Андора. Она закрыла глаза и попыталась снова заснуть. Но вскоре вернулись фрейлины. Они шумели и смеялись, рассказывая Андоре, как королева присоединилась к их игре в волан и играла лучше всех.

— Она все делает лучше нас! — вздохнула Элизабет Трентам. — Это так угнетает.

— Она стара, — ответила леди Мэри Говард. — Вы знаете не хуже меня, что она отдала бы полкоролевства, чтобы вернуть молодость и быть ровесницей лорда Эссекса.

— Будь осторожна, Мэри, — сказала Элизабет Трентам. — Тебя снова запрут в твоей комнате или, хуже того, сошлют в Тауэр, если ты будешь вести такие речи о королеве. Смотри, кто-нибудь услышит тебя однажды и доложит ей.

— Вы обратили внимание на поведение леди Малверн днем? — спросила темноволосая симпатичная фрейлина, чтобы переменить тему разговора. — Она так суетилась вокруг ее величества, что я подумала — ее лесть и комплименты должны звучать неискренно, даже для такой неравнодушной к этому особе, как королева. Но нет, она радовалась каждому слову и пригласила леди Малверн пообедать с ней вечером.

— Я бы не стала терпеть это, — неожиданно твердо сказала Элизабет Трентам ко всеобщему удивлению, так как обычно она была очень сдержанна в выражении своих чувств. — В леди Малверн есть что-то такое, что заставляет меня содрогнуться, хотя я и не могу выразить, что это.

«Я бы объяснила ей», — подумала Андора, но вместо этого молчала до тех пор, пока Мэри Говард дружески не обратилась к ней:

— Тебе уже лучше, Андора? Мы скучали без тебя днем, и королева даже забеспокоилась, узнав, что ты еще больна. «Что я буду делать без моего посланца любви?» — сказала она.

— Ее величество оказывает мне честь, — отвечала Андора.

— Для нее ты очень полезна, — заметила Элизабет Трентам. — Она бы не решилась посылать Мэри со своими письмами, боясь, что та впутается в какую-нибудь историю, и то же самое касается Бриджит и многих других.

Девушка, о которой она говорила, притворилась обиженной и, схватив со стула подушки, начала бросать их в Элизабет. В самый разгар битвы Андора ускользнула к себе в спальню.

Делать было нечего до самого обеда, и она села писать письмо отцу, раздумывая, как бы описать ее жизнь во дворце, не открывая ему сумятицу и хаос своих мыслей и чувств.

Она только начала письмо, как в дверь постучали.

— Входите, — сказала Андора, но когда дверь открылась, то вошла не Грейс, как она ожидала, а незнакомая горничная, которую она раньше не встречала. — Кто вы? — спросила Андора.

— Я — Алиса, с вашего позволения, мисс Блэнд, горничная миледи Малверн.

— О, Грейс рассказывала о вас, — сказала Андора. — Вы из одной деревни.

— Это именно так, мисс. А миледи Малверн послала меня сказать, что она хочет поговорить с вами.

Андора вздрогнула от такого предложения, и чувство отвращения и недоверия заставило было ее отказаться. Но вежливость взяла верх, и она спросила:

— Где ее светлость?

— Прямо за дверью, — ответила Алиса. — Она послала меня поговорить с вами, потому что думала, может, вы не одна.

— Я не понимаю, — в замешательстве сказала Андора.

— Позвольте мне объяснить, — перебил ее мелодичный голос, и леди Малверн неожиданно появилась в комнате. Ее платье красного атласа переливалось на солнце, драгоценности вокруг шеи и в волосах мерцали, подчеркивая ее великолепие. В сочетании с ароматом изысканных духов все это показалось Андоре просто неотразимым.

Она быстро встала из-за стола и сделала реверанс. В этот момент она вдруг почувствовала внезапную неприязнь к этой женщине, чей секрет она знала.

— Мисс Блэнд, вы должны простить меня за такое необычное появление, — заискивающе сказала леди Малверн. — Но я умоляю вас пойти со мной по одному благородному делу.

— Пойти с вами, мадам! — воскликнула Андора. — Но почему?

— Некто, очень желающий видеть вас, ожидает снаружи, — ответила леди Малверн.

— Паж уже сообщал мне об этом, — сказала Андора. — Но если кто-то хочет видеть меня, пусть попросит разрешения, и его приведут сюда.

— Все не так просто, — сказала леди Малверн. — Вы помните Неда Фаулера?

— Сына лесника, которого посадили в тюрьму за браконьерство? Конечно помню.

— Он-то и ждет снаружи, — объяснила леди Малверн. — Во время своего побега он поранил ногу и поэтому не может подняться к вам, даже если бы решился на это.

— Он убежал! — закричала Андора. — Но как он осмелился прийти сюда?

— Он со своей матерью, — сказала леди Малверн, — и они хотят, чтобы вы подали прошение ее величеству по их делу.

— О, бедный Нед! Я всегда считала, что его осудили незаслуженно, — сказала Андора.

— И мне говорили то же самое, — подтвердила леди Малверн.

— Многие люди думали, что Нед получил по заслугам, но я всегда знала, что его несправедливо обвинили, — с жаром сказала Андора. — Вы говорите, поэтому они и пришли сюда?

— Человек, защищающий их интересы, привез их сюда в карете, — ответила леди Малверн. — Но нельзя терять ни минуты. Вы пойдете поговорить с беднягой Недом?

— Конечно пойду, — сказала Андора.

Леди Малверн оглядела комнату:

— На вашем месте я бы накинула плащ поверх платья, если вы не хотите быть замеченной.

— Да, конечно, — ответила Андора.

Она взяла свой темный дорожный плащ из гардероба. Леди Малверн взглянула на свою горничную, стоящую с опущенными глазами и безучастным лицом.

— Алиса отведет вас туда, где ждет карета, — сказала леди Малверн Андоре. — Она хорошо знает, где это. Так, Алиса?

— Да, миледи, — отвечала Алиса несколько хмуро.

— Тогда торопитесь, — приказала ей леди Малверн. — У мисс Блэнд не так много времени, ей скоро нужно быть у королевы опять. Быстрее, быстрее!

Следуя за Алисой, Андора выскользнула из апартаментов фрейлин. Она отметила, что Алиса ведет ее по черным ходам, знакомым, наверное, только слугам дворца. Они шли по запутанным коридорам, то поворачивая, то спускаясь по лестницам, пока не вышли, как догадалась Андора, к восточным воротам.

Алиса шагала так быстро, что Андора еле поспевала за ней, но теперь, очутившись снаружи, она замедлила шаги.

— Сколько путей, оказывается, во дворец и из дворца, — запыхавшись, проговорила она Алисе. — Надеюсь, что найду дорогу обратно, и еще нужно где-то спрятать Неда, пока я не отнесу прошение королеве.

Алиса не отвечала, и Андора, взглянув ей в лицо, увидела, что оно было угрюмым и хмурым. В первый раз она задумалась, откуда именно леди Малверн могла узнать о Неде, мальчике из отцовского поместья.

Но времени на размышления и на вопросы не было. Впереди уже показались ворота, за ними на пыльной дороге стояла карета. Ворота были открыты, а часовых интересовали не покидающие дворец, а входящие в него.

Андора заторопилась через дорогу и, только достигнув кареты, вдруг осознала, что Алиса не пошла с ней, а осталась ждать у ворот. Она протянула руку к дверной ручке, и в этот момент дверь распахнулась. Стараясь удержать равновесие, Андора наклонилась вперед.

— Ты здесь, Нед? — спросила она, увидев внутри только темноту и задернутые занавески. Там произошло какое-то движение, и она снова сказала: — Нед, это я, Андора Блэнд. Ты ведь помнишь меня?

И тогда сильные руки крепко схватили ее за локти и подняли. Она почувствовала, что ее тащат в карету. Она вскрикнула от удивления, затем попыталась объяснить, что в такой спешке нет необходимости, но ее просто грубо кинули на сиденье.

Дверь кареты тут же захлопнулась, и, прежде чем она пришла в себя и осознала, что произошло, кучер хлестнул лошадей, и карета понеслась.

В первое мгновение Андора только задыхалась от страха, затем, обретя голос, закричала:

— Что случилось? Кто вы? Куда вы меня везете?

В ответ протянулась рука и отодвинула занавески на окнах кареты. Стало светло, и она, к своему удивлению, увидела, что рядом с ней сидит элегантный молодой человек в великолепном комзоле и в шляпе с плюмажем, а напротив него сидит другой кавалер, не менее нарядно одетый.

— Немедленно остановите карету! — закричала Андора, чувствуя, что лошади набирают скорость.

— Боюсь, мисс Блэнд, что это невозможно, — сказал сидящий рядом джентльмен. Мягко, с обезоруживающей улыбкой он добавил: — В целях успеха нашего путешествия разрешите мне представить себя как Гилберта. Моего друга можете называть Чарльзом.

— В целях успеха? — воскликнула Андора. — Как вы смеете так разговаривать со мной? Куда вы меня везете?

— Это секрет, — ответил тот, кто назвался Гилбертом. — Но ваше сердце должно подсказать вам ответ.

— Мое сердце? — спросила в замешательстве Андора. — Что вы имеете в виду?

Она выглянула из окна и поняла, что карета уже выехала из города. Они мчались с такой скоростью, что карету швыряло из стороны в сторону, и все силы Андоры уходили на то, чтобы сохранить равновесие и не очутиться в объятиях незнакомцев.

— Мы везем вас к тому, кто любит вас, — сказал Гилберт, — правда, Чарльз?

— Да, это будет очень волнующее приключение, — подтвердил молодой человек напротив.

— У меня нет ни малейшего желания участвовать в каких бы то ни было приключениях! — воскликнула Андора. — Вы обманули меня. Мне сказала леди Малверн, что здесь Нед — мальчик из нашей деревни, который попал в тюрьму за браконьерство.

— Я думаю, что эта история была придумана, чтобы вытащить вас из священных апартаментов ее величества, — ответил Чарльз, слегка скривив губы.

— Королева будет рассержена этой выходкой, — сказала Андора.

— Мы подумаем о подходящем объяснении, — успокаивающе сказал Чарльз.

— Я расскажу ее величеству правду, и это дорого обойдется всем, кто принял участие в этой затее, — отрезала Андора.

— Боюсь, что нам остается только рассчитывать на ваше милосердие, — улыбнулся Чарльз. — Но если говорить правду, то мы только выполняем распоряжение нашего общего друга, мисс Блэнд.

— Кто он? — спросила Андора.

— В свое время вы узнаете его имя, — быстро ответил Чарльз. — Нас просили привезти вас туда, где он будет ждать вас с нетерпением и с распростертыми объятиями.

— Думаю, что вы сошли с ума. Я еще разберусь с этим. У меня нет ни малейшего желания встречаться с каким бы то ни было джентльменом, кто бы он ни был. Если это шутка, она зашла слишком далеко. Если это серьезная попытка увезти меня из дворца, я обещаю вам — королева узнает об этом.

Она увидела, как они переглянулись, но не поняла значения этого взгляда. Она снова посмотрела в окно и увидела, что местность становится все более пустынной, — видимо, они ехали по заброшенной дороге, почти безлюдной, с редкими домами или хижинами. Андора решила изменить тон.

— Могу я попросить вас прекратить этот фарс? — сказала она. — Уверяю вас, джентльмены, кто бы ни подал вам абсурдную идею моего похищения — является моим злейшим врагом. Вы причинили мне массу неприятностей, может быть, мне предстоит изгнание из дворца. Королева не любит, когда фрейлины ведут себя подобным образом.

Она увидела, что джентльмены переглянулись снова, и ей показалось, что это в самом деле не шутка. А ведь вначале она чувствовала во всем этом что-то зловещее и ужасное, но эти два человека были, несомненно, джентльменами и выглядели такими юными, что невозможно было представить их вовлеченными в какую-нибудь политическую интригу.

X

С тех пор как она появилась во дворце, она слышала множество историй о шутках, которые проделывали над фрейлинами кавалеры двора, шутках довольно необузданных и диких.

— Я прошу вас, джентльмены, — сказала она снова, — повернуть карету и вернуться назад. Вы повеселились. Вам удалось разыграть меня и убедить, что мне надо спешить на помощь человеку, бежавшему из тюрьмы. Теперь довольно. Если я опоздаю к королеве, будет произведено расследование причин моего опоздания, и вас не спасет ничто.

— Но, к вашему сожалению, вы не знаете, кто мы, — весело сказал Чарльз.

— Это нетрудно будет установить, — произнесла Андо-Ра. — И кроме того, у меня хорошая память на лица.

— В таком случае мы должны будем отделаться от вас, прежде чем вы начнете рассказывать про нас всякие сказки, — пошутил Гилберт.

Апдора улыбнулась. Она была сердита, но он был такой забавный.

— Тогда есть только одно легкое решение, не так ли? — спросила она. — Но если королевскую фрейлину найдут с перерезанным горлом, поднимется невероятный шум. Ее величество должна будет обратиться к военным, чтобы выяснить, как все произошло. Чарльз рассмеялся.

— Я вижу, что вы должны остаться в живых, — сказал он. — Но мы дали честное слово доставить вас джентльмену, который со страстным нетерпением ждет вас. Вы же не думаете, что мы нарушили торжественную клятву, не так ли?

— Я думаю, что у вас еще осталась хоть капля здравого смысла, — сердито сказала Андора. — Все это такое ребячество и безответственность! Поверните карету, и довольно болтать.

— Но мы не можем. Клянусь вам, мы не можем, — сказал Гилберт. — И я сожалею, что мы не можем помочь вам, мисс Блэнд. Вы прелестны, гораздо прелестнее, чем мы могли вообразить себе из описания.

— Я польщена, — иронически ответила Андора. — Но мы едем уже более получаса. Сколько нам еще ехать? Ее величество через час будет ждать меня.

— Это не очень далеко отсюда, — сказал Гилберт, глядя в окно.

Андора тоже посмотрела в окно. Местность была ровная, и по серебряному мерцанию, которое она видела то здесь, то там, догадалась, что они находились неподалеку от реки. По положению солнца она поняла, что они едут на восток, и еще раз с отчаянием подумала о том, что скажет королеве.

Как она докажет, что не участвовала в этой шутке? Что ничего о ней не знала? Никто ей не поверит. И как разгневается королева, которая терпеть не может никаких флиртов и романов.

— О, пожалуйста, — в отчаянии сказала Андора, — давайте кончать с этой глупостью, и позвольте мне вернуться. Это все не смешно и никого не развлечет, особенно вас, когда для обоих наступит расплата.

— Я сожалею, — сказал Гилберт, — но мы в самом деле ничего не можем сделать.

Сейчас он не улыбался, и Андора почувствовала легкую дрожь страха. Был ли в самом деле злой умысел в этой безумной скачке по безлюдной местности, или это было развлечение золотой молодежи двора?

Она попыталась вспомнить, не видела ли она раньше Гилберта или Чарльза, и решила, что их лица ей не знакомы. Но полностью она не была уверена. Она пробыла во дворце еще так мало времени, а кавалеры были все так похожи один на другого: бороды, короткие цветные камзолы.

Какой же надо было быть дурочкой, чтобы поверить выдумкам леди Малверн! Откуда леди Малверн могла знать Неда или еще кого-нибудь у них в деревне? И она, как деревенская девчонка, понеслась к воротам, забыв обо всем на свете.

С глубокой грустью следила она, как под копытами коней мили убегают назад, унося ее все дальше и дальше от дворца.

Чарльз наклонился вперед, выглянул из окна и сказал:

— Надо задернуть занавески.

— Зачем? — спросила Андора, в то время как сильные руки опустили темную тяжелую материю на окна.

— Сейчас объясним, — весело сказал Чарльз. — Мы должны попросить вас, мисс Блэнд, позволить нам завязать вам глаза.

— С каждой минутой становится все занятнее, — сказала Андора. — Я не позволяю вам ничего подобного.

— Тогда боюсь, что нам придется применить силу. — Он говорил спокойно, но в голосе его звучала сталь, и ею снова овладел приступ страха.

— Это… это часть игры? — с трудом спросила она.

— Да, это так, — ответил он. — Мы очень просим вас не сопротивляться, сохранять спокойствие. В самом деле, игра зашла слишком далеко, и мы доиграем ее до конца.

Андора проглотила комок, подступивший к горлу. В карете было так темно, что она едва могла различать силуэты двух человек, сидевших рядом с ней. Конечно, они не шутили. Голос Гилберта пугал и настораживал ее.

Было ли это той опасностью, о которой предупредил ее сэр Хенгист? Всем своим разумом она отрицала это. Неужели эти два разряженных фата были связаны с испанским заговором против королевы?

Разумеется, это обычные богатые шалопаи, которые вечно болтаются по дворцу в поисках развлечений. Но пальцы ее задрожали, когда Чарльз вытащил повязку из кармана и завязал ей глаза.

— Ничего не видно? — спросил он.

— Нет, повязка плотная, — отвечала она.

— Не пытайтесь подсматривать, — сказал он. — Будет лучше, если вы примиритесь с происходящим. Но если вы будете кричать и бороться, я предупреждаю вас — никто на вас не обратит внимания, а мы будем вынуждены обращаться с вами грубо.

— Грубо? Вы уверены, что не шутите?

— К сожалению, нет. Мы должны выполнить данную нам инструкцию и доставить вас туда, куда следует.

Андора уже научилась узнавать этот страх, который преследовал ее всю дорогу. Теперь он овладел ею с такой силой, что она прикусила губу, чтобы не закричать. Но она уже знала, что это будет бесполезно и унизительно. Кроме того, ни за что на свете она не хотела показаться трусихой. Она дочь своего отца и должна быть храброй.

Она вспомнила, как часто отец рассказывал ей о сражениях и битвах.

«Быть храбрым, — говорил он, — не значит не бояться. Это значит — не показывать страха. Самый храбрый человек может испытывать страх, когда встречается с более сильным противником, со смертью, с роковыми обстоятельствами. Но он продолжает борьбу и никогда на отступает. Вот почему, Андора, англичане всегда побеждают. Они продолжают сражаться!»

«Ни за что не покажу им, что я боюсь», — решила она. И вдруг ей пришла в голову мысль притвориться, что ей наконец пришлась по вкусу романтическая игра, в которой таинственный и влюбленный деревенский пастушок жаждет свидания с ней.

Дрожащими губами она улыбнулась.

— Но вы совсем заинтриговали меня, — погрозила она пальчиком. — И что же ждет меня в конце нашего путешествия?

— Это вы скоро узнаете, — ответил Гилберт. — Нам осталось проехать совсем немного.

Лошади начали спускаться вниз по склону и вскоре встали. Гилберт раздвинул занавески.

— Здесь очень грязно, — сказал он, — Пожалуйста, будьте благоразумны и позвольте мне нести вас на руках.

— Отличная идея, — ответила Андора, все еще пытаясь поддерживать легкомысленный тон.

Она сидела с завязанными глазами, не осмеливаясь снять повязку, и каждой клеточкой своего тела умирала от бессилия и от желания понять, что происходит и куда они едут.

Она услышала, как Гилберт спросил:

— Все готово?

И чей-то грубый голос ответил:

— Да, сэр.

Гилберт поднял ее на руки и понес по какой-то неровной дороге. Затем послышался плеск воды, удар весла, и она очутилась, по-видимому, в лодке. Голос Гилберта произнес:

— Садись на корму, Чарльз.

Затем кто-то подошел к борту, лодку оттолкнули, и весла ударили по воде.

Ей казалось, что лодка большая, что на веслах сидят двое и они быстро гребут через реку.

Неужели ее везли на борт корабля? Для чего? Она не спрашивала, зная, что не получит ответа, и, кроме того, голос ее мог сорваться, и они тогда узнают, как ей страшно.

Она думала об отце и сожалела, что он не знает, в какой она опасности. Она вспоминала фрейлин, весело болтающих перед выходом к королеве. Потом она подумала о сэре Хенгисте. Ее душа рвалась к нему, умоляя о помощи. Он Должен прийти и спасти ее, как уже спас однажды. Всем сердцем она заклинала его: «Спаси, спаси меня!» Она почти вслух произносила эти слова. Ее вера была так сильна, что она знала: он найдет ее, где бы она ни была. Затем она вспомнила, как они расстались, его презрение к ней, утраченную ею его доброту и участие, и низко опустила голову. И все же даже эти горькие мысли о нем были для нее облегчением. Она вспомнила, как он сражался в отрядах Дрейка. Как он боролся и убивал врагов, чтобы только вернуться в Англию. Вернуться, чтобы встретиться с ней!

До нее впервые дошел смысл случившегося. Она захвачена и увезена прямо из дворца. Кто-то отчаянно в ней нуждается и идет на самые отчаянные меры. Кто?

Вдоль реки дул холодный ветер. Чтобы не дрожать, она плотно закуталась в плащ. Согревшись, она окончательно решила: все это, должно быть, все-таки шутка. Кому она нужна? Что она собой представляет? В этой проделке нет никакого смысла. Как сказал Гилберт, действительно в нее влюбился какой-то безумец.

Но единственный человек, к которому можно было отнести эти слова, был… Нет, она не могла поверить, чтобы лорд Мертон был замешан в этом.

Борт лодки заскрежетал обо что-то, — похоже, это набережная. Сидевший на веслах человек, по-видимому, встал и удерживал лодку в равновесии до тех пор, пока не поднялся Гилберт и не взял ее на руки. Андора почувствовала, что они передавали ее друг другу как вещь.

— Нам ждать вас здесь, сэр? — спросил один из лодочников.

— Да, мы вернемся с вами, — ответил Гилберт. Андора почувствовала облегчение. Они не собирались здесь долго оставаться.

Чарльз нес Андору не так бережно, как Гилберт, хотя он шел, как казалось Андоре, по более ровной дороге. Она почувствовала, что они поднялись на мост, затем она услышала, как отворилась тяжелая дверь и чей-то голос спросил:

— Все в порядке?

— Все прошло согласно плану, — ответил Гилберт.

— Она должна пройти здесь, — сказал голос.

— Поставь ее, — приказал Гилберт Чарльзу, — теперь она сможет идти.

Андора почувствовала, что она стоит на ногах. Потом Гилберт развязал ей глаза.

На мгновение она подумала, что ослепла, потом поняла, что место, где она стояла, было очень темным. Только через несколько секунд она смогла различить фигуры Гилберта и Чарльза. Но когда она повернулась к ним, они уже исчезли за дверью, через которую все они вошли. Дверь закрылась за ними.

В ужасе она хотела бежать за ними, но человек, который впустил их — теперь она могла видеть, что это был мрачный человек средних лет, — резко сказал ей:

— Сюда, мисс!

— Где я? — спросила Андора.

— В конце вашего путешествия, — сказал он. — Идите, вас ждут.

Он повел ее через помещение, которое Андора не могла толком разглядеть. Она видела только огромные арки холла, которые заканчивались открытой дверью. Сквозь нее лился яркий свет. Они вошли в комнату, где стояли три человека. Один из них шагнул к ней, и Андора узнала лорда Мертона.

— Андора! Вы живы! — воскликнул он.

Он протянул к ней руки, но она осталась неподвижной.

— Я думаю, милорд, что вы должны дать мне объяснения, — холодно сказала она.

— Сейчас не время для объяснений, — резко сказал пожилой человек.

Андора повернулась и посмотрела на него. Это был высокий, худощавый человек со следами былой красоты на лице. Она заметила в нем сходство с лордом Мертоном и не удивилась, когда последний сказал решительным голосом:

— Отец, позвольте поступать мне так, как я считаю нужным.

— Говорю тебе, сейчас не время, — возразил граф Танет. Затем заговорил третий из присутствующих. Он был одет в темную, неприметную одежду, которая странно не соответствовала окружающей обстановке и плохо сидела на нем. Но говорил он уверенно, и его глубокий, звучный, внушительный голос привлекал внимание:

— Мне кажется, следует позволить молодому человеку делать то, что он считает нужным, милорд.

— Что делать? — спросила Андора. — О чем вы говорите?

— Это как раз то, что я хочу объяснить вам, — сказал лорд Мертон. — Пойдемте со мною в другую комнату, Андора. Мы не можем говорить в присутствии этих людей.

Его отец хотел снова что-то сказать, но странный человек положил руку на его ладонь, и граф, пожав плечами, отвернулся.

Андора глубоко вздохнула.

— Милорд, — сказала она, — я не знаю, зачем вы привезли меня сюда, может быть, это шутка. Но уверяю вас, если это шутка, она зашла слишком далеко. Сегодня вечером я должна присутствовать в покоях ее величества. Если меня там не будет, произойдет скандал, и моя репутация пострадает. Я умоляю вас немедленно вернуть меня во дворец. Я обещаю вам сделать все возможное, чтобы не сообщать о случившемся.

— Мне очень жаль, Андора, но я не могу сделать этого, — сказал лорд Мертон. — Пройдемте со мной, и я все объясню вам.

— Я… я не понимаю, — сказала Андора, глядя мимо него на двух других мужчин.

— Я знаю, что вы не понимаете, — искренно ответил лорд Мертон, — вот почему я должен все объяснить вам. Пожалуйста, прошу вас, пройдемте со мной.

— Хорошо, — согласилась она.

Они прошли через комнату к двери, которая вела в другое, маленькое помещение. Оно было уютно обставлено, и Андора поняла, что в холле, где они только что были, не было мебели, кроме ковра на полу, стола и нескольких стульев.

В этой маленькой комнате горел камин, и перед ним находилось несколько удобных стульев. На столе стояло вино. Лорд Мертон налил ей в стакан. Когда она отказалась, он произнес:

— Вам нужно немного выпить. То, что я скажу, может вызвать шок.

Чтобы подавить страх, она взяла стакан и подошла к окну. Внизу она увидела ров, за ним — ровное, неухоженное поле, простиравшееся до самой реки, которая широкой серебряной лентой текла к морю. Нигде не было ни единого строения.

— Где мы? — спросила она.

— Там, где никто не найдет вас, — неожиданно ответил он.

Она обернулась к нему:

— Что вы хотите сказать? Что вы хотите делать? Зачем я здесь?

— Я привез вас сюда, чтобы вы вышли за меня замуж.

— Вы сумасшедший? Вы думаете, что я выйду за вас при таких обстоятельствах? Без благословения отца? И совсем не зная вас?

— Андора, вам придется выйти за меня.

— Придется? О чем вы говорите?

Он подошел к ней и взял ее руки в свои:

— Попытайтесь понять. Это очень серьезно. Вы должны выйти за меня замуж сейчас. Есть причины, которых я не могу вам объяснить, но очень веские причины, по которым вы должны стать моей женой.

Она отняла руки.

— И вы думаете, что я выйду за вас замуж, в то время как вы обращаетесь со мной таким образом? — спросила она. — Вы ложью выманиваете меня из дворца, силой привозите меня сюда с завязанными глазами и говорите мне о важных причинах, которые нельзя объяснить. Если идея подобного предложения принадлежит вам, милорд, то я отвечу — нет!

— Но, Андора, вы не можете отказать мне. Мы немедленно должны вступить в брак.

— Как, здесь? В этом месте? — воскликнула Андора.

— Да. Священник ждет, — сказал лорд Мертон.

— Священник! — Андора медленно повторила это слово. Глаза ее были широко открыты. Теперь она знала, кто был человек, который говорил так внушительно и чья одежда поражала своей бедностью и убожеством.

Это был священник католической церкви — беглец, — много католических священников вынуждено было скрываться в замках крупнейших аристократов, тех, кто на словах выражали преданность Елизавете, но чья вера оставалась неколебимой со времен правления ее сводной сестры, Марии Стюарт. Андора вспомнила слухи о том, что в Англию, в самые отдаленные уголки страны, тайно проникли испанские священники, проповедуя свою веру и обещая помощь испанского короля.

— Да, священник, — твердо сказал лорд Мертон.

— Священник не моей веры, — резко ответила Андора. — Я — протестантка.

— А я католик, — сказал лорд Мертон. — Но это препятствие преодолимо. Разрешение на брак будет получено. Теперь важно, чтобы мы стали мужем и женой.

— Может быть, вы дадите мне убедительные объяснения, почему я должна принять ваше предложение? — сказала Андора.

— Я могу вам назвать одну убедительную причину, — отвечал он. — Если вы не выйдете за меня замуж, вам грозит большая опасность.

— Опасность? Откуда?

— От моего отца и еще одного человека, который находится здесь. О Андора, верьте мне, когда я говорю, что глубоко люблю вас.

— Вы доказываете это странным образом, милорд! — резко сказала она.

Она выпила небольшой глоток вина, потом поставила стакан на стол. Она чувствовала, что ноги отказываются ей служить, и села в одно из кресел у камина.

— Что они хотят от меня? — просто спросила она.

— Вы должны выйти за меня замуж, прежде чем начнете говорить с ними, — тихо сказал лорд Мертон. — Неужели вы не понимаете, что они не оставят вас в живых после того, как вы им скажете, что не будете моей женой?

Андора смотрела на него широко открытыми глазами.

— Но что я могу знать такое, что представляет интерес для этих людей? — удивленно спросила она.

Лорд Мертон бросил взгляд назад на дверь, затем, опустившись на колено рядом с ее креслом, прошептал ей на ухо:

— То, что вы услышали в кабинете королевы, когда адмирал доказывал ей, где находится флот Франсиса Дрейка.

В первое мгновение до Андоры не дошел смысл его слов, затем она поняла все. Так вот оно что! Она владела тайной — тайной, за которую бы дорого заплатили испанцы и те, кто им служил в Англии. Она вспомнила весь разговор в кабинете королевы.

Сэр Франсис Дрейк, сказал тогда адмирал, ушел на поиски «Святого Филиппа», огромного судна, на котором находились сокровища Востока. Если испанцы узнают, где он, они не только помешают ему захватить корабль, но и уничтожат его и весь его флот.

Медленно, чтобы выиграть время, Андора поднялась со стула.

— Я не подозревала, милорд, — спокойно сказала она, — что вы предатель. Вы хороший актер.

— Андора, не забивайте себе голову такими вещами, — умолял лорд Мертон. — Выходите за меня, и все будет хорошо. Я сумею защитить вас, вы будете моей женой. Ваша жизнь будет спасена.

Андора смотрела на него с презрением.

— Я не выйду за вас замуж, милорд, — отчеканила она, — потому что вы — негодяй. Я ненавижу и презираю вас. Я только надеюсь, что доживу до того мгновения, когда с вас будет сорвана маска и вы не сможете больше обманывать ее величество.

— Если вы будете так говорить, я не смогу помочь вам, — почти с отчаянием сказал лорд Мертон.

— Мне не нужна ваша помощь, — с яростью ответила Андора.

Дверь отворилась, и в комнату вошел граф Танет.

— Ну? Она согласна? — спросил он тоном, не допускающим возражений.

— Нет, милорд, — сказала Андора, — я только что сказала вашему сыну, что я не могу выйти за него замуж, потому что он негодяй. И мне стыдно, что англичане, подобные вам, пытаются помогать врагам нашей страны.

— Мы служим Англии своим способом, — отвечал лорд Танет. — Что может знать такой ребенок, как вы, о том, что полезно для этой страны? Здесь люди отвернулись от истинной веры, они ослеплены этой разряженной, вульгарной женщиной, которая отказалась от замужества, хотя его величество король Испании предлагал ей руку.

— И даже если это так, — отвечала Андора, — хотели бы вы, чтобы Англия лежала под каблуком другой страны? Вы предатель, милорд! Вы предатель этой страны и всех англичан, которые готовы умереть за свободу!

— У меня нет времени для игры в слова с вами, — ответил лорд Танет. — В последний раз — вы согласны выйти замуж за моего сына?

— Нет, — сказала Андора.

Он открыл дверь, сделал кому-то знак, и в комнату вошли трое. Одного Андора знала — это был священник, а двух других она угадала по потрепанной одежде — гонцы. Она знала этот тип людей, которые вынуждены путешествовать при любой погоде — на корабле или по дороге, имея только одну цель — как можно скорее добраться до места назначения.

— Она отказалась, — сказал лорд Танет священнику.

— Тогда она должна заговорить, — ответил он.

Он подошел к Андоре. Рядом с ним она казалась такой маленькой. Своим глубоким голосом он сказал:

— Вы знаете, что мы требуем от вас?

— Чтобы я вышла замуж за лорда Мертона, — отвечала она.

— Нет. От этого вы уже отказались, — сказал он. — Мы хотим, чтобы вы рассказали нам о том, что говорилось в кабинете королевы о Франсисе Дрейке и его флоте.

У Андоры прервалось дыхание.

— Если вы имеете в виду тот день, когда фрейлины оставили меня в кабинете ее величества, то я должна сказать вам, что я спала.

— И ничего не слышала?

— Ничего существенного.

— Об этом судить не вам, — сказал священник. — Передайте точно то, что там говорилось.

Его глаза смотрели точно в глаза Андоры, словно диктуя ей свою волю и заставляя ее говорить о том, что он хотел узнать.

Я не помню, — сказала Андора.

— Думаю, что вы помните очень хорошо, — медленно сказал он — Когда вы проснулись, где был адмирал?

— Какой адмирал? — спросила Андора. — Я недавно во дворце и ще не умею так легко узнавать людей.

— Что он говорил? — продолжал священник. — Он докладывал королеве последние новости о передвижении Дрейка, не так ли?

— Откуда я знаю, какие новости последние? — ответила Андора.

Лорд Танет прервал ее:

— Когда вы проснулись, вы услышали голоса. О чем они говорили?

— Я не знаю.

— Вы лжете! — воскликнул он.

Внезапно он размахнулся и ударил ее по лицу. От боли и удивления Андора слабо вскрикнула. Лорд Мертон отвернулся и отошел к окну. Никто в комнате не пошевелился.

— Вы… вы ударили меня, — сказала Андора. В ее восклицании было больше недоумения, чем гнева.

— Я ударю вас еще, и вам придется плохо, если вы не начнете отвечать на мои вопросы, — сказал лорд Танет. — Так что же говорил адмирал королеве?

Андора почувствовала, как в ней проснулся гнев. Только что она была готова изворачиваться, притворяться, что не знает ничего. Но этот удар — вместо того чтобы запугать ее — вызвал в ней приступ ярости.

— Я думаю, что теперь вы поймете, — сказала она, глядя в глаза лорду Танету, — что я не предательница и не стану изменять ее величеству для друзей в Испании.

— Скоро мы проверим вашу решимость, — ответил лорд Танет. — Но я дам вам последний шанс. Расскажите все, и я позволю вам выйти замуж за моего сына, если он еще хочет этого.

— Понимаю: жена не может давать показания против мужа, — сказала Андора. — Вот почему вы оба так настаиваете на этом браке. Но теперь я так хорошо знаю вашего сына, что, будь я пятьдесят раз его женой, я бы сделала все, чтобы он предстал перед судом.

— Да вы просто маленькая дурочка! — прогремел лорд Танет. — Неужели вы не понимаете, что эти слова ваш смертный приговор?

— Я не боюсь вас, — ответила Андора. — Я не хочу жить, если я должна стать женой человека, при имени которого порядочные люди зажимают нос — Она глубоко вздохнула и продолжала: — Я не расскажу вам о том, что знаю. Я готова умереть с моей тайной, и мой ответ на все ваши вопросы будет один: «Боже, храни королеву!»

Она увидела, как потемнело от ярости лицо лорда Танета. Он резко повернулся к священнику.

— Вы слышали, что она сказала? — спросил он. — Мы заставим ее заговорить. Принесите мой кнут. Когда она испытает боль, она изменит настроение.

Лорд Мертон быстро подошел к отцу.

— Отец, я прошу вас, не делайте этого, — взмолился он. — Я уже видел это раньше. Я не вынесу, если это произойдет с женщиной, которую я люблю.

— Но ты не смог заставить ее заговорить, — решительно сказал его отец. — И ты слышал, что она говорила о тебе. Неужели ты все еще хочешь жениться на ней?

— Она не ведает, что говорит, — сказал лорд Мертон.

— Я знаю! — перебила Андора. — И я прошу вас не жалеть меня. Уверяю вас, что нет ничего более унизительного, ч ем жалость предателя.

— Ну, ты достаточно наслушался? — спросил лорд Танет. — Если твои нервы не позволяют тебе слышать ее крики и видеть ее кровь — оставь нас одних. Иди и узнай, готова ли лодка, чтобы перевезти гонцов на корабль. Ветер попутный, и скоро новости дойдут до короля.

Говоря, он закатывал рукава своего камзола, складывая кружева, в которых утопали его руки. Затем по его приказу один из гонцов вынес из угла комнаты длинный кнут с кожаным бичом. Казалось, он пробовал его своими пальцами, пока нес лорду Танету, и на мгновение остановился, ожидая, пока тот приготовится.

Андора наблюдала как зачарованная. Почему-то ей казалось, что все это нереально и не может происходить на самом деле. Только несколько часов назад она плакала от не разделенной любви к сэру Хенгисту. Сейчас она была в ужасной опасности, она не сомневалась, что эти приготовления не напрасны.

Лорд Танет кивнул священнику. Тот подошел к Андоре, снял накидку с ее плеч.

— Вы не изменили своего решения, дитя мое? — почти с нежностью спросил он. — Еще есть время. Последние ми нуты раскаяния будут благотворны для вас.

— В чем я должна раскаяться? — спросила Андора. — В том, что желала победы для Англии? Так она придет. Вы не слышали, что следующий год будет годом чудес, когда королева восторжествует над всеми своими врагами?

Она увидела, как потемнело лицо священника, неожиданно быстро лорд Танет отстранил его, подошел к ней и бросил ее лицом на стул, где она недавно сидела. Она почувствовала, как его руки рванули воротник ее платья, как за трещала одежда, крючки выскочили из петель и мягкий атлас разорвался под его пальцами, обнажая ее плечи.

В воздухе просвистел бич, и невероятная боль, которой она никогда не испытывала в жизни, казалось, разрезала ее тело пополам.

«Великий Боже, помоги мне вынести это», — молилась она, подавляя рыдания, подступавшие к горлу, и ожидая новых и новых ударов.

Она знала, что боль скоро убьет ее, и продолжала молиться.

«Великий Боже, помоги мне молчать. Боже, не дай ослабеть моим силам».

— Так что они говорили? Расскажи, что они говорили?

Она слышала вопросы лорда Танета, доходящие до нее сквозь молитвы, его громкий голос, который приходил откуда-то издалека, сквозь боли и муки.

Со сверхчеловеческим усилием она заставила себя ответить ему:

— Я спрошу королеву, — насмешливо сказала она. — Ее величество даст вам информацию лучше моей.

Она услышала, как он захрипел от ярости, и бич еще раз разрезал воздух, и невольно от невыносимой боли она вскрикнула.

— Вот так-то лучше, — услышала она чей-то голос. — Еще немного, и мы узнаем правду.

— Хенгист, я люблю тебя, — прошептала Андора. — Я люблю тебя. Я люблю тебя.

Каким-то странным образом его имя и слова любви придавали ей силы. Она больше не кричала, но боль приближала ее к агонии, все ее тело словно распадалось на множество отдельных частей.

«Я люблю тебя, и ты никогда не узнаешь об этом», — шептало ее сердце. Потом, когда бич обвил ее еще раз и она почувствовала, как хлынула кровь, милосердная тьма покрыла ее, и она с благодарностью погрузилась в нее и, теряя сознание, все еще шептала искусанными губами:

— Я люблю тебя! Я люблю тебя!

XI

Хенгист Вейк был взволнован. Он пытался думать о посторонних предметах, но мысли его все время возвращались к бледному, испуганному личику с темными кругами под глазами.

«Я должен извиниться перед ней», — повторял он про себя в десятый раз.

Он едва мог в это поверить, но чувствовал, что на нем лежит ответственность за душевное состояние Андоры.

«Как я мог оказаться таким дураком и оскорбить ее грубым поцелуем», — спрашивал он себя.

Утром в саду он решил все объяснить, принести свои извинения, рассказать, как нелегки ему дворцовые условности и обычаи. У него было ощущение, что она поймет его. Ее отец был солдатом и наверняка рассказывал ей о прямых и грубоватых манерах мужчин, которые привыкли больше действовать, чем говорить.

Но все утро он оказался занят у лорда Эссекса. Сначала они занимались спортом, потом обсуждали политические новости, затем засели за карты, но мысли Хенгиста были Далеко, и наконец лорд Эссекс с упреком сказал:

— Что с тобой сегодня, Хенгист? Твое тело здесь, а душа Далеко от нас.

Сэр Хенгист поднялся и бросил карты на стол.

— Это так, — сказал он, — и я прошу извинить меня. У меня дела, которые требуют моего присутствия.

Когда он выходил из комнаты, то услышал, как кто-то хихикнул:

— Вейк похож на безнадежно влюбленного. Его ранил мистер Купидон.

Раздался взрыв смеха, но к этому времени сэр Хенгист уже закрыл дверь и быстро направился в другую часть дворца.

Он поднялся по ступеням, ведущим в королевские апартаменты, и собирался постучать в дверь гостиной, где обычно собираются фрейлины, как вдруг дверь распахнулась, и, к своему удивлению, он увидел леди Малверн.

Она выглядела такой красивой и свежей, что трудно было поверить, что она пережила ужасную ночь — ночь кошмаров, обмороков и истерик.

На ней было новое платье из переливчато-синего атласа, вышитое жемчугом, в руках она держала веер из перьев павлина. Сам не зная почему, сэр Хенгист почувствовал, что это — дурной знак.

— Хенгист! Какой сюрприз! — сказала она. — Что привело тебя в это крыло дворца?

Ее глаза внимательно изучали его.

Сэр Хенгист поклонился:

— Рад видеть тебя в добром здравии, Лилиан.

— Что было, то прошло, — легко ответила она. — Если бы сожаления могли вернуть мертвого, я бы плакала весь день. Но раз этого нет — у меня есть другие дела.

Он и сам иногда высказывал подобные мысли, но сейчас ее бессердечие поразило его.

— Я рад, что у тебя такая короткая память, — сто лет проживешь.

Она надула губки:

— Какой ты сегодня важный. Просто седой старик. Что сделать, чтобы кровь снова заиграла в твоих жилах, дорогой Хенгист? Помню, что ты всегда был полон мужества и силы в отличие от этих бледнолицых заморышей, которые никогда не покидают банкетный зал.

Сэр Хенгист поклонился, но ничего не сказал. Лилиан Малверн улыбнулась ему.

— Ну ладно, не буду больше дразнить тебя. Давай будем друзьями, ты же знаешь, как много значит для меня твоя дружба. Ты пообедаешь сегодня со мной наедине? — Ее голос задержался на последнем слове.

Сэр Хенгист никогда не был чувствительным человеком, но вдруг он ощутил, что никогда больше не сможет вдыхать аромат тубероз и лилий без воспоминаний о безжизненном теле, свисающем с полога роскошной кровати.

— К сожалению, я уже приглашен, — учтиво сказал он.

— Тогда, может быть, завтра вечером, — настаивала леди Малверн.

— Давай я скажу тебе позже, в течение дня? — спросил он. — Я узнаю, какие планы у лорда Эссекса.

— Не беспокойся, — резко перебила она. — Хенгист, ты же просто не хочешь прийти.

Она замолчала, как будто ждала, что он возразит ей. Когда он ничего не ответил, она коснулась его руки веером.

— Я больше не буду стоять на твоем пути, — сказала она. — Но если ты ищешь одну молодую особу, тебя ждет большое разочарование. Она предпочла другого. Трудно поверить, но это так.

Она пошла прочь, бросив ему на прощание взгляд, полный презрения, который почему-то заставил его почувствовать тревогу. Нахмурившись, он стоял глядя ей вслед, затем постучал в дверь гостиной и вошел, не дожидаясь ответа.

В комнате никого не было, кроме мисс Перри, сидящей в углу со своими картами. Она близоруко прищурилась при его появлении. Затем, узнав его, удивилась.

— Сэр Хенгист Вейк! — воскликнула она, с трудом поднимаясь на ноги. — Что привело вас сюда?

— Я ищу Андору Блэнд, — прямо ответил сэр Хенгист.

— Я как раз сама собиралась поискать ее, — сказала мисс Перри. — Леди Малверн сообщила мне потрясающую новость.

— Что она вам рассказала? — резко спросил сэр Хенгист.

— Я не могу передать это, нет, не могу, — отвечала мисс Перри, — такая милая, спокойная девочка. Никогда бы не ожидала от нее такого поведения.

— Какого поведения? — спросил сэр Хенгист. — Что сказала леди Малверн? Если что-нибудь плохое об Андоре, то уверяю вас, что это ложь. Я знаю Лилиан Малверн. Ей нельзя доверять.

— Не доверять миледи Малверн! — удивленно сказала мисс Перри. — Почему? У меня нет причины не верить ей. Она такая приятная дама, такая красивая и всегда найдет доброе слово для такой старухи, как я.

— Доброе, потому что думает, что вы все расскажете королеве, — пробормотал сэр Хенгист. — Но давайте не будем о ней. Что она сказала об Андоре?

Мисс Перри опустилась в покинутое кресло.

— Я не могу поверить в это, — сказала она. — Королева очень рассердится. Вы помните, когда убежала леди Мэри Грейс? Нет, вы были еще слишком молоды. Королева тогда была в ярости. Конечно, сержант Портер Кисе был ей не пара, и он поплатился за свою самонадеянность флотской тюрьмой, а бедная маленькая леди Мэри долго плакала одна в Чилтерн-Хилз.

Сэр Хенгист с трудом сдерживал нетерпение.

— Оставим в покое леди Мэри, — раздраженно сказал он. — Это старая история. Мы говорим об Андоре Блэнд. Что с ней произошло?

Мисс Перри вздохнула:

— Это непослушное дитя. Почему она не пришла ко мне и не спросила совета?

— Да что она сделала? — настаивал сэр Хенгист. — Ради Бога, что она сделала?

Мисс Перри оглянулась, как будто думала, что и стены могут подслушивать.

— Леди Малверн говорит, что она убежала, чтобы выйти замуж.

— Я не верю этому! — Голос сэра Хенгиста, громкий и негодующий, эхом разнесся по комнате. — Я не верю этому! — повторил он и с такой силой ударил кулаком по карточному столу, что карты подпрыгнули, а мисс Перри схватилась за сердце.

— Так сказала леди Малверн, — дрожащим голосом произнесла она.

— Мне наплевать, что говорит леди Малверн и ей подобные, — отрезал сэр Хенгист. — Я не верю, что Андора могла такое совершить. Когда она уехала? И с кем?

— Миледи Малверн не знает этого, — отвечала мисс Перри. — Но думаю, нам не придется искать долго мужчину, влюбленного в нее. Он еще сегодня утром был здесь, говоря о ней и в каждом слове обнаруживая свои чувства.

— Вы о лорде Мертоне? — спросил сэр Хенгист.

— О ком же еще? — ответила мисс Перри. — Какой еще мужчина так раскрывал свое сердце, как он.

— Вы верите, что Андора убежала с ним? — спросил сэр Хенгист. — Это ложь! Она бы не поступила так. Если ее ищут, значит, она где-то во дворце. Я найду ее и перекрою этот поток лжи.

Он, казалось, говорил больше с собой, чем с мисс Перри, которая обращала на него мало внимания.

— Хороший молодой человек, лорд Мертон, — говорила она тихим, старческим голосом. — Он так тепло говорил об Андоре. «Расскажите мне о ней, мисс Перри», — попросил он, и я рассказала ему, какая она добрая, мягкая и послушная.

— Послушная, вот именно, — согласился сэр Хенгист. — Андора бы никогда не обманула королеву и не убежала бы без позволения, даже не поставив никого в известность о своих намерениях.

— Королева очень рассердится, — снова сказала мисс Перри. — Я бы не хотела оказаться на месте той, которая сообщит ей об этом. «Моя маленькая деревенская мышка» — так ее величество называла Андору, и, как я уже говорила лорду Мертону, с немногими фрейлинами она обращалась с такой добротой и мягкостью, как с Андорой.

— Бесполезно вести такие разговоры, — почти грубо сказал сэр Хенгист. — Мы должны найти ее. Где она скорее всего может быть?

Он прошел через комнату, чтобы посмотреть в окно. Его глаза пробежали по зеленым лужайкам, спускавшимся к реке. Конечно, Андора могла быть там или в саду позади дворца.

— Я никогда не знала, что королева может быть так мягкосердечна с кем-то, — продолжала свое мисс Перри. — Как я сказала лорду Мертону, любую другую фрейлину серьезно бы наказали за то, что она осталась во время секретной аудиенции королевы с адмиралом флота. Но когда я извинилась за Андору, королева успокоила меня, сказав, что может доверять своей «деревенской мышке».

Ее дребезжащий голос словно только что достиг его сознания. Сэр Хенгист резко повернулся от окна и, напрягшись, быстро подошел к мисс Перри.

— Что это вы сказали? — спросил он. — Вы говорили о секретной аудиенции? И Андора присутствовала?

— Я только что рассказывала, как неожиданно добра оказалась королева к Андоре, — ответила мисс Перри. — Ей явно понравилась эта девушка. Как я тогда сказала Андоре, любой другой на ее месте был бы жестоко наказан.

— А что, вы говорите, она сказала? — переспросил сэр Хенгист.

— Я же рассказываю вам. Нам всем было приказано удалиться из королевских апартаментов, потому что ее величество должна была дать тайную аудиенцию одному из адмиралов флота. Мы все догадывались, конечно, что у него будут новости о сэре Франсисе Дрейке, и мы неохотно покинули комнату, надеясь услышать хоть что-нибудь. — Она улыбнулась своим воспоминаниям и продолжала: — Вошел красивый, с прямой осанкой, мужчина, и мы все уселись в передней комнате, занявшись шитьем и болтовней. Я должна признаться, что совсем забыла, что Андоре тоже надо быть с нами.

— Она осталась? — спросил сэр Хенгист.

— Да, это глупое дитя просто уснула. А когда проснулась, то вышла из своего укрытия, но ее величество вместо того, чтобы рассердиться, засмеялась. — Мисс Перри замолчала и заговорила снова. — Я отчитала Андору, и, должна признать, она очень искренне извинялась.

— Новости о Дрейке! — сказал сэр Хенгист. — Теперь постарайтесь вспомнить, мисс Перри, кому вы рассказывали эту историю. Подумайте. Кто еще слышал, что Андора присутствовала на аудиенции?

— Никто, больше никто, — отвечала мисс Перри, — кроме лорда Мертона и вас.

— Лорд Мертон! Вы говорили ему об этом?

— Да, конечно, но только потому, что мы беседовали об Андоре.

— Вы старая дура!

Сэр Хенгист сказал это так спокойно, что мисс поначалу не поняла их оскорбительного значения. Затем она взглянула ему в лицо и заговорила уже не сердитым, но извиняющимся тоном.

— Вы полагаете, что мне не следовало говорить о подобных вещах? Но… но я только лорду Мертону. Он любит Андору и никому об этом не расскажет.

— Достаточно того, что он узнает, — мрачно ответил сэр Хенгист.

— Вы… полагаете, что я поступила неправильно? — прошептала мисс Перри.

— Неправильно! — воскликнул сэр Хенгист. — Да вы, может, подписали Андоре смертный приговор!

Он бросился из комнаты, захлопнув за собой дверь. В коридоре он увидел служанку.

— Где спальня мисс Блэнд? — спросил он.

Она ошарашенно взглянула на него и указала на дверь невдалеке по коридору. Он подошел к ней, постучал и затем поднял щеколду.

Комната была пуста. Он оглядел ее в поисках чего-нибудь необычного. Заметил неоконченное письмо на письменном столе. Он подобрал его и начал читать это письмо, написанное мелким, изящным почерком Андоры.

Он понял, что послание было к отцу. Сначала она рассказывала о банкете накануне, о прибытии различных послов, о ее дружбе с леди Мэри Говард. Затем, после многочисленных клякс и зачеркиваний, как будто она не решалась продолжать, было написано:

«Я не знаю, как сказать тебе об этом, но мое сердце больше не принадлежит мне. Я люблю.»

На этом письмо обрывалось, и сэр Хенгист замер, ошеломленный на некоторое время. В первый раз он засомневался в своей интуиции, подумав, что, может быть, Лилиан Малверн права и Андора просто сбежала.

Дверь позади него открылась, и он быстро обернулся, все еще держа письмо в руке. Вошла Грейс и присела в реверансе.

— Вы горничная мисс Блэнд? — спросил сэр Хенгист.

— Да, сэр.

— Вы знаете, где она? Вы видели ее?

— Нет, сэр.

— По дворцу пошел слух, — сказал сэр Хенгист, — что она убежала, чтобы выйти замуж. Выдумаете, это возможно?

— Убежала?! — удивилась Грейс. — Я уверена, сэр, что это наглая ложь. Мисс Андора никогда бы такого не сделала. Кроме того, ее никто не интересует с этой стороны.

— Откуда вы знаете? — резко спросил сэр Хенгист.

— Я говорила с ней, сэр. И знаю, что хотя в последнее время она и была печальна, это не из-за любви к джентльмену, который посылает ей цветы и записки каждый день.

— А кто это мог бы быть? — спросил сэр Хенгист. Грейс сжала губы, как будто чувствовала, что ей не следует продолжать.

— Послушай меня, девочка, — серьезно заговорил сэр Хенгист. — Твоя хозяйка, может быть, в опасности. Ты понимаешь? В смертельной опасности. Но говорят, что она сбежала из-за любви, и мы сначала должны выяснить, так ли это.

— Я уверена, сэр, это еще одна ложь. Ложь везде в этом недобром месте, — отвечала Грейс.

— Тогда где она, — спросил сэр Хенгист, — если ты не думаешь, что она вышла замуж за лорда Мертона?

Грейс покачала головой:

— Правда, сэр, у мисс Андоры ничего с ним не было. Я видела ее лицо, когда ей приносили цветы от него. Однажды она даже бросила их на пол, поломав бутон, а когда я стала их подбирать, приказала мне выбросить их вон.

— Но если она не с лордом Мертоном, то где же она? — повторил сэр Хенгист.

Грейс заглянула в гардероб:

— Она не убежала выходить замуж, сэр, я уверена. Поглядите! Все, что мисс Андора взяла с собой, — это теплый плащ. Остальное на месте.

— Почему она взяла его, — размышлял сэр Хенгист. — Или леди Малверн все-таки права?

Грейс подбежала к нему.

— Леди Малверн!.. — перебила она.

— Да, именно леди Малверн рассказала мисс Перри, что твоя госпожа сбежала.

— Я сейчас выясню правду, — сказала Грейс. — Подождите здесь, сэр, будьте любезны. Я вернусь через минуту.

Она выбежала из комнаты, оставив сэра Хенгиста беспокойно ходить взад и вперед.

Один раз он остановился, чтобы коснуться белоснежной подушки, на которой лежала голова Андоры. В другой — он подошел к открытой двери гардероба и встал глядя на ее платья. Они были маленькие, как у ребенка. Но при этом он знал, что Андора была женщиной до кончиков пальцев.

Дверь с шумом распахнулась, и влетела Грейс, ведя за собой другую горничную.

— Это Алиса, с вашего позволения, сэр, — задыхаясь говорила она. — Она горничная миледи Малверн и готова рассказать правду, потому что мы старые друзья.

— Ты знаешь что-нибудь об этой истории, о побеге мисс Блэнд? — спросил сэр Хенгист.

Алиса в волнении присела в реверансе:

— Да, сэр. Ее светлость заставила меня прийти сюда и сказать мисс Блэнд, что Нед Фаулер, мальчик из ее деревни, убежал из тюрьмы и ожидает ее в карете у ворот.

— И это было правдой?

— Я не знаю, сэр. Я только сказала то, что мне велела леди Малверн.

— Как леди Малверн узнала имя этого парня?

— Я полагаю, сэр, лорд Мертон сказал ей об этом.

— Как это? — заинтересовался сэр Хенгист.

— Вальтер, лакей ее светлости, пошел в таверну около дворца и рассказал, что утром, когда он сидел за кружкой эля, примерно около полудня один из слуг лорда Мертона был там и спрашивал каждого, не прибыл ли он из Бонтинг-форда в Хертфордшире.

— И он нашел кого-нибудь из тех мест?

— Именно так, сэр. Посыльного, который недавно прибыл.

— И что слуга узнал от него?

— Вальтер слышал только имя мисс Блэнд и что-то о том, что надо бы позаботиться о человеке по имени Нед Фаулер. Он рассказал мне об этом после того, как лорд Мертон прибыл повидать ее светлость днем.

— Ты знаешь, что было, когда он пришел? — спросил сэр Хенгист.

— Нет, сэр, меня не было в комнате. Но когда его светлость открыл дверь, чтобы уйти, я слышала слова ее светлости: «Нед Фаулер, и он в тюрьме». А его светлость сказал: «Вряд ли я смогу отблагодарить вас, но сначала я попробую другой способ. Я поручу пажу сказать, что кто-то из ее дома ожидает у ворот. Никогда не стоит упоминать конкретных людей, пока твердо не убедишься, что они живы». Его светлость ушел, — продолжала Алиса. — Но когда я вошла в комнату, у ее светлости был в руках кошелек с золотом. Она поднесла его к свету. «Посмотри-ка, Алиса, — сказала она мне, — если ты будешь послушной девушкой, я выплачу часть денег, которые должна тебе». Немного позже пришел паж с запиской от его светлости. Я не знаю, что в ней было, но как только ее светлость прочитала, то приказала мне отправляться с ней в комнату мисс Блэнд и сказать о Неде Фаулере.

Сэр Хенгист выслушал рассказ Алисы, не двигаясь и не отрывая взгляда от ее лица. Потом он вытащил из кошелька золотой и вложил ей в руку.

— Спасибо, Алиса, — сказал он. — Ты помогла мне намного больше, чем я предполагал. Скажи мне только еще одну вещь. Ты уверена, что лорд Мертон не сказал, куда он направляется?

Сэр Хенгист положил руку на плечо Грейс.

— То, что ты привела эту девушку ко мне, может спасти жизнь твоей хозяйке, — сказал он, — но никому ни слова об этом. Вы поняли? Ни единому человеку во дворце. И обе молитесь за нее — это все, что вам осталось.

Он вышел из комнаты, оставив их с открытыми ртами от удивления, и, быстро пройдя по длинным коридорам в другую часть дворца, подошел к покоям лорда Мертона. Он забарабанил в дверь, и через несколько минут ему открыл паж в распахнутой ливрее и с растрепанными волосами, как будто только что проснулся.

— Где твой хозяин? — осведомился сэр Хенгист.

— Он уехал, сэр.

— Куда?

— Не знаю, сэр, он не сказал.

— Ты уверен в этом? — настаивал сэр Хенгист.

— Вполне уверен, сэр. Он не сказал мне, куда поедет.

— Когда он уехал?

— Около двух часов назад, сэр.

— В экипаже?

— О нет, сэр, верхом.

— Ты точно знаешь?

— Точно, сэр. Он попросил костюм для верховой езды, и, когда лакей одел его, пришла записка из конюшни, что лошадь готова.

— Кто еще здесь есть? — спросил сэр Хенгист.

— Никого, сэр. Все ушли. Так всегда бывает, когда хозяин уезжает.

Сэр Хенгист вытащил золотой из кошелька.

— Видишь это? — сказал он. — Если скажешь мне, куда уехал твой хозяин или по крайней мере в каком направлении, — получишь золотой.

Глаза пажа жадно заблестели, но, вздохнув, он отрицательно покачал головой.

— Он ничего не сказал мне, сэр. — И не было сомнения, что парень говорит искренно.

Сэр Хенгист собрался убрать монету назад в кошелек, но, увидев разочарованный взгляд мальчика, подбросил ее в воздух.

— Лови! Я думаю, ты сделал все, что смог, — пробормотал он и пошел назад по направлению к апартаментам королевы.

Войдя, он миновал комнаты фрейлин, прошел в переднюю, где обнаружил леди Мэри Говард и четырех других фрейлин.

— Добрый вечер, сэр Хенгист, — сказала леди Мэри, и улыбка осветила ее милое личико.

— Где ее величество? — коротко спросил сэр Хенгист.

— Занята с посетителем, — отвечала леди Мэри. — И уже так долго совещается с ним, что, боюсь, мы все опоздаем на обед. Он уже там целый час и уходить пока не собирается.

— Кто у королевы? — спросил сэр Хенгист.

— Не кто иной, как знаменитый доктор Ди! — ответила леди Мэри.

— Клянусь всеми святыми! — воскликнул сэр Хенгист. — Он-то мне и нужен. Если он действительно маг, мы сразу же узнаем правду.

Он подошел к внутренней двери. Леди Мэри вскрикнула и поднялась, как будто хотела остановить его.

— Вы не можете прерывать ее величество, сэр Хенгист!

— Именно это я и собираюсь сделать, — ответил сэр Хенгист и вошел, даже не постучавшись.

Королева сидела за маленьким столиком у окна, лицом к доктору Ди, астрологу и магу. Когда Елизавета только взошла на престол, мисс Бланш Перри представила ей доктора Ди, который, советуясь со звездами, назначил благоприятный день коронации.

С тех пор он постоянно появлялся во дворце по приглашению королевы, и она сама навещала его дом в Мартлейке. Там он показывал ей свое магическое зеркало, в котором девушки могли увидеть черты своих будущих мужей, и великий кристалл, по которому доктор мог читать и прошлое и будущее.

Это был высокий, худой старик в длинном черном одеянии, в треугольной плоской шапочке, покрывающей лысую голову, с длинной белой бородой, спускающейся на грудь. Когда сэр Хенгист вошел, он бормотал какие-то странные заклинания, уставившись в кристалл, лежавший между ним и королевой на квадрате из черного вельвета.

Елизавета недовольно подняла голову.

— Что вам нужно, сэр Хенгист? — резко спросила она. — Вы не видите, что я занята?

— Мое дело, ваше величество, не к вам, — ответил сэр Хенгист, — а к доктору Ди. Мне срочно нужна его помощь.

— Неужели? — воскликнула королева. — И что же, вы считаете свои дела более важными, чем консультацию королевы по вопросам государственного значения?

Сэр Хенгист опустился на одно колено:

— Ваше величество! Одна из ваших фрейлин в смертельной опасности. Ее тайно увезли из дворца, а теперь пошел слух, что она сбежала, чтобы выйти замуж.

Лицо королевы потемнело.

— Одна из моих фрейлин вышла замуж без позволения?! — воскликнула она с ударением на последнем слове.

— Я не верю, что это правда, ваше величество, — сказал сэр Хенгист. — Я полагаю, есть другие причины, по которым ее заставили покинуть дворец.

Он подчеркнул слово «заставили», и королева взглянула ему в глаза:

— Кто она?

— Мисс Андора Блэнд, — ответил сэр Хенгист.

Он увидел, как гнев сошел с лица королевы, и почувствовал, что она поняла его.

— Вы хотите сказать, она исчезла? — тихо проговорила она.

— Я знаю, кто увез ее, ваше величество, но я не знаю, куда они направились. Вопрос времени, удастся ли нам спасти ее.

Королева властно повернулась к старику, слушающему их.

— Доктор Ди, — сказала она. — Вы слышали наш разговор. Андора Блэнд — одна из моих фрейлин. Поглядите в ваш кристалл и скажите, где она сейчас. Смотрите внимательно, так как ее жизнь может зависеть от того, увидите ли вы нужное место, куда должен направиться сэр Хенгист, чтобы предотвратить трагедию.

Так похоже на королеву, подумал сэр Хенгист, понимать все с полуслова. И он еще раз убедился, что, когда дело касается настоящей опасности или серьезного действия, королева никогда не подведет тех, кто служит ей или стране.

Он встал.

— Я никогда раньше не верил в оккультизм, — сказал он, — но если вы мне скажете, где искать мисс Блэнд, — я не буду больше сомневаться в вашей власти.

— Мне нужна какая-нибудь вещь, принадлежащая ей, — сказал доктор Ди.

— Я немедленно пошлю в ее спальню, — начала королева, но сэр Хенгист достал из своего камзола маленький платок, обшитый кружевом.

— Мисс Блэнд уронила это в саду, — сказал он, смущенный таким объяснением.

Он не заметил легкой улыбки на губах королевы и искру понимания в ее взгляде.

Доктор Ди поместил кристалл в платок. Затем он стал пристально смотреть в него в течение долгого времени.

— Я вижу девушку, которая испугана, — наконец заговорил он. — В кристалле кровь и тень предательства.

— Да, да, мы все это знаем, — быстро сказал сэр Хенгист. — Где вы видите ее? Вот что важно.

— Я никогда раньше не видел этого места, — ответил доктор Ди. — Это замок, и рядом вода.

— Это подходит к сотне мест в королевстве, — с раздражением воскликнул сэр Хенгист.

— Это замок, — повторил доктор Ди, — и я вижу вокруг крылья — это крылья летящих птиц. — Он не обращал внимания на нетерпение Хенгиста. — Летающие птицы — много птиц. Это… да, это утки.

— Утки, — пробормотал сэр Хенгист. И вдруг неожиданно закричал: — Господь свидетель! Это же замок Диких уток! Я не вспоминал о нем долгие годы. Прекрасное место для укрытия и достаточно близко от поместья графа Танета. И на реке — на реке, ваше величество, по которой поднимаются суда из разных стран.

— Замок Диких уток! — сказала королева. — Я слышала о нем, но никогда не была там.

— Туда часто ездил ваш отец на утиную охоту, ваше величество, — объяснил сэр Хенгист. — Вот поэтому он так и называл этот замок.

Сэр Хенгист снова опустился на одно колено:

— Я прошу позволения вашего величества немедленно поехать туда и найти Андору Блэнд.

Елизавета встала.

— Поезжайте, сэр Хенгист, как можно быстрее, — сказала она. — Возьмите тех людей и лошадей, каких сочтете необходимыми. И да поможет вам Бог!

Он поцеловал ей руку и выбежал из комнаты чуть ли не до того, как она закончила говорить. Он пронесся через переднюю мимо фрейлин, удивленно глядящих ему вслед, и дальше по коридорам, по длинной галерее — до комнаты для игры в карты. Здесь джентльмены проводили время проигрывая друг другу огромные суммы денег.

Он на минуту замер у дверей, изучая присутствующих. К своему облегчению, он заметил троих из своих самых ближайших друзей.

— Шерборн! Дерби! Персиваль! — позвал он. — На коней — по приказу ее величества!

Они не стали тратить времени на расспросы. По лицу сэра Хенгиста было ясно, что дело не терпит промедления; не прошло и десяти минут, как они уже вылетели из замка на горячих лошадях, и плащи всадников развевались на ветру.

— К замку Диких уток! — крикнул сэр Хенгист и шепотом добавил: — Боже, помоги маленькой Андоре, если мы опоздаем.

ХII

Темнота и боль, накатывающаяся красными волнами. Длинный, темный туннель, по которому она должна идти, хочет она того или нет. И вдруг из самой черноты донесся голос, высокий и пронзительный, кричащий так, как будто хотел оглушить ее:

— Вы убили ее! Вы убили ее! Какая теперь польза от нее, если она мертва!

— Она не умерла, — ответил другой голос, низкий и твердый. — Она без сознания. Милорд немного перестарался.

— Я забыл, что она слабая женщина. Я видел перед собой только врага истинной церкви, еретика, который должен быть наказан.

— Если она умрет, вы ничего не узнаете. — Андора услышала горечь и отчаяние в голосе лорда Мертона.

Теперь она вспомнила, где находится. Ужас происшедшего затопил ее, и боль в спине смешалась с чувством унижения от того, что они заставили ее закричать. Она не открыла глаза. Она лежала, надеясь, что они подумают, будто она без сознания.

— Вам следовало позволить мне попробовать мои методы, милорд, — услышала она голос священника.

— Очень хорошо, — раздраженно отозвался лорд Танет. — Делайте по-своему. Я умываю руки. Но почему мы здесь задерживаемся из-за какой-то жалкой девчонки? Вы не выбьете из нее правды, святой отец, даже хлыстом.

— К женщинам нужен более тонкий подход, — ответил священник. — В Испании существует множество свидетельств, что во время инквизиций грубое насилие побуждало людей просто становиться святыми великомучениками.

— Тогда что же вы предлагаете? — спросил лорд Танет.

— Сначала приведем ее в чувство, — отвечал священник.

Андора напряглась в ожидании того, что они будут делать, она молилась, чтобы ее бессознательное состояние сделало их менее жестокими. Но она совсем не ожидала целого ведра ледяной воды, выплеснутого ей в лицо.

Она вздрогнула, схватив ртом воздух, открыла глаза и попыталась стряхнуть воду руками, слабыми и непослушными.

— Она жива! — с облегчением сказал лорд Мертон.

— Да, она жива, — подтвердил лорд Танет. — Ну что ж, преподобный отец, в чем же ваш ключ к этой тайне?

— Я расскажу вам об этом, — медленно и осторожно проговорил священник, и Андора поняла, что он скорее обращается к ней, чем к лорду Танету. — Мы выяснили, что наиболее мучительная и непереносимая боль может быть вызвана с помощью деревянных гвоздей, загоняемых молотком под ногти.

Невольно, не сознавая, что она делает, Андора закричала:

— Нет! Нет!

— Вы видите, — сказал священник, — ей уже страшно. Она уже поняла, что раньше или позже боль, которую мы ей причинили, заставит ее заговорить.

Он наклонился к ней так, что его лицо оказалось почти на одном уровне с ее лицом.

— Почему бы не сказать сейчас?

Андора закрыла глаза, чтобы не видеть его лица, его темных, гипнотических глаз, уставившихся на нее. Она крепко сжала губы, решив, что не скажет ничего. Слишком просто — начать говорить, а потом уже не остановиться.

Священник выпрямился.

— Начинайте готовить щепу, — сказал он двум помощникам, стоявшим позади него. — Она должна быть твердой и хорошо отточенной — чем тоньше, тем лучше. Сначала она входит, как иголка, а затем постепенно расширяется, отделяя ноготь от пальца с каждым ударом молотка.

— Подождите, — не выдержал лорд Мертон. — Подождите минутку, пока я поговорю с Андорой. Позвольте мне побыть с ней наедине. Я уговорю ее сказать нам все, что она знает, не заставляя так ужасно страдать.

— У нас нет времени, — твердо ответил его отец, но священник прервал его движением руки.

— Есть немного времени, пока мы будем готовить деревянные гвозди, — сказал он. — Я предлагаю вашей светлости отойти в дальний конец комнаты. Пока мы будем работать, мы не услышим ничего из сказанного, и если ваш сын сумеет образумить эту женщину, это сбережет нам время и избавит ее от бессмысленной боли.

— Хорошо, я согласен, — резко сказал лорд Танет. — Но поторопись, сын мой, время не ждет!

Он повернулся и отошел к дальнему углу комнаты. За ним последовал священник и подручные, которые уже достали ножи и теперь искали подходящий кусок дерева от мебели в комнате.

Лорд Мертон упал на колени перед Андорой.

— Послушайте, Андора, — начал он. — Вы достаточно долго были мужественной. Послушайте меня, вашим упрямством вы ничего не добьетесь. Разве вы не понимаете, что теперь вы все равно умрете, независимо от того, расскажете вы им то, что они хотят, или будете хранить молчание. — Его глаза остановились на ее бледном, испуганном лице, на светлых волосах, которые стали виться от вылитой на них воды. — Вы слишком молоды, слишком красивы, чтобы умереть, — сказал он тихо и нежно. — Но уж если смерть должна прийти к вам, пусть она подойдет незаметно, а не в мучительной агонии, когда ваши пальцы будут изуродованы, а ваше тело будет скрючено от боли.

— Я… ничего не скажу, — ответила Андора, пытаясь говорить решительно, но осознав с неожиданным ужасом, что ее голос не похож на ее собственный, такой он слабый и охрипший.

— Вы думаете, что вы великая мученица, что вы спасете Англию своей твердостью, — печально сказал лорд Мертон. — Но, Андора, я должен объяснить вам кое-что. Ваше самопожертвование бессмысленно. Мы знаем слишком много других вещей, помимо тех, о которых вы можете рассказать.

— Как же вы будете объяснять мою смерть? — спросила Андора.

— Не будет никаких объяснений, — отвечал он. — Я не вернусь во дворец. Сегодня ночью мы все уплываем в Испанию, моя миссия при дворе выполнена.

— Хорошо, что ее величество избавится от вас, — прошептала Андора.

— Ей будет не хватать меня больше, чем вам кажется, — сказал лорд Мертон. — Теперь я могу сказать вам, Андора, что я взял с собой книгу лорда Берлея, содержащую сведения обо всех кораблях английского флота.

— Разве это возможно? — спросила Андора, не желая верить ему.

— Старик глуп и слишком доверчив, — ответил лорд Мертон. Я разговаривал с лордом Берлеем в его кабинете, когда вошел посыльный и объявил, что королева требует лорда к себе. Он оставил меня одного на пару минут, и мне хватило времени, чтобы отыскать книгу флота ее величества и, кроме того, официальный документ, в котором были записаны имена всех британских агентов в Испании, Франции и Нидерландах.

«Он лжет, — подумала Андора, — но лжет так убедительно, что трудно не поверить ему».

— Это неправда. Вы все выдумали, — сказала она. Но интуиция подсказывала ей, что это, скорее всего, правда, и сердце ее замерло при мысли о том, какой это будет ценный подарок врагам Англии. Все люди, перечисленные в документе, будут приговорены к смерти — повешены, четвертованы или сожжены на костре. И дело не только в потере осведомителей. Если действительно у него список людей, помогающих Англии, то королеве будет невозможно получать информацию, жизненно необходимую для защиты страны.

— Я был умен, — сказал лорд Мертон. — Кто бы заподозрил меня? Тихий, приятный, любезный лорд Мертон. Кто вспомнит, что мой отец однажды поссорился с лордом Берлеем и покинул двор, поклявшись отомстить не только ему, но и той женщине на троне, которая заставила прятаться наших священников, а всех католиков — бояться исповедовать истинную веру?

— Вы — англичанин, — сказала Андора, — как же вы можете хотеть, чтобы вас завоевала другая страна? И что хуже всего — Испания?

— Разве король Филипп завоевал нас, когда женился на Марии? — отрезал лорд Мертон. — Если бы Елизавета приняла предложение его руки и сердца, как ей следовало бы сделать, тогда две страны жили бы в мире. Теперь, однако, слишком поздно. Вы все будете страдать под пятой Испании и узнаете, кто ваши хозяева.

— Я только не могу понять, как вы всех обманули? — спросила Андора.

— Да будь побольше времени, вы бы первая влюбились в меня, — ответил лорд Мертон.

Андора затрясла головой, хотя это ей причинило сильную боль.

— Никогда! — сказала она. — Я никогда не любила вас, и у вас не было никакого шанса. Я всегда чувствовала, что что-то не так, даже когда вы целовали меня, хотя и не знала, как низко вы пали.

— А я… я до сих пор помню этот поцелуй, — задумчиво сказал лорд Мертон, глядя на ее губы. — Вы такая мягкая, нежная и женственная, Андора. Как жаль, что вы не хотите рассказать такую малость отцу. Если бы вы были разумны, вы бы стали моей женой, и я взял бы вас с собой на «Розу Ваппинга», которая отплывает сегодня ночью в Испанию.

— Я бы скорее выбросилась за борт, чем позволила вам прикоснуться ко мне, — ответила Андора. — Ваши пальцы в крови англичан. Информация, которую вы везете в Испанию, повлечет за собой не только смерть многих ваших соотечественников, но и гибель кораблей, и уничтожение королевского флота.

— Будем надеяться, что так оно и будет, — ответил лорд Мертон. — Но сейчас я только хочу спасти вас, Андора.

— Но я не приму вашей помощи, — ответила она. — Позвольте мне умереть. Смерть предпочтительнее жизни, жизни предателя и подонка.

— Взгляните на ваши руки, — убеждал он ее. — Взгляните на эти длинные белые пальцы, о которых вы так заботились, на эти маленькие розовые ноготки. Вы знаете, как они будут выглядеть после пытки? Послушайте меня, Андора. Я видел мужчин под пыткой. Они не выдерживают. Правда вырывается у них, даже если они всеми силами стараются молчать. Всегда есть слабое место, где ломается воля — и открывается разум. Не доводите себя до этого.

Андора закрыла уши руками.

— Я не буду слушать вас, — прошептала она. — Я не могу.

— Вы молоды, Андора, и так мало повидали в жизни. Вы не понимаете, что женщина не должна вмешиваться в такие дела. Это долг мужчин — сражаться за то, что они считают правым. А женщине надо любить, растить детей и не спорить о том, чего она не понимает.

— Но на троне Англии — женщина, — возразила Андора. — Разве я могу предать ее? Предать мою страну? Да и мой пол?

— Королева — не настоящая женщина, — презрительно ответил лорд Мертон. — Она только символ, иллюзия, которой поклоняются англичане, потому что отринули истинного Бога и истинную веру.

— Это неправда, — проговорила Андора. — И я скажу вам то, что вам следует хорошо помнить, когда вы достигнете Испании. Убьете ли вы меня и остальных людей, перечисленных в документе, который вы украли у лорда Берлея, — это не будет иметь решающего значения. Потопите ли вы наши корабли и захватите ничего не подозревающего сэра

Франсиса Дрейка — это будет иметь значение только на какое-то время. Англия останется свободной — свободной от всех врагов, которые, подобно Испании, стремятся уничтожить ее, потому что завидуют ее силе и ее процветанию.

Лорд Мертон пристально посмотрел на нее и перекрестился.

— Вы говорите так, как будто пророчествуете, — пробормотал он. — Иногда те, которые находятся рядом со смертью, изрекают великие истины.

— Я говорю о том, что произойдет, — сказала Андора. — Твари, подобные вам и вашему отцу, не смогут разрушить то великое и прекрасное, чем является наша страна. Испания не будет торжествовать победу, и в следующем году — году чудес — мы, быть может, разрушим Испанию.

— Андора, вы пугаете меня! — закричал лорд Мертон. — Давайте не будем обсуждать такие вещи. Время уходит. — Он оглянулся. — Они уже почти готовы, Андора! Смиритесь. Скажите, что откроете им все, если они разрешат вам выйти за меня замуж. Поставьте это условие. Я думаю, они согласятся. Скоро прилив, и нам надо уходить.

— Почему вы хотите, чтобы я, еретичка, стала вашей женой? — спросила Андора.

— Потому что я люблю вас, — ответил он. — Любовь, в конце концов, сильнее, чем ненависть. Я ненавижу Англию; я ненавижу Елизавету и все, что за ней стоит. Но я люблю вас. Я хочу сжать вас в объятиях, целовать, снова почувствовать ваши губы. Я люблю вас, Андора. Скажите им, что расскажете им все, что слышали на аудиенции у королевы, если станете моей женой.

— Я скорее выйду замуж за свинопаса, который предан короне, — спокойно сказала Андора, — или за самого жалкого воришку, которого надо повесить в Тайборне. Я понимаю, что ваше предложение по сути своей великодушно; но неужели вы не можете осознать, что я просто презираю вас? Что вы мне противны? Что меня тошнит от одной мысли о вашем присутствии?

Лорд Мертон безнадежно посмотрел на нее, как будто у него не осталось больше ни одного слова для своей защиты.

— Мы готовы, — сказал лорд Танет из конца комнаты. — Если ты не убедил ее, мой сын, позволь преподобному отцу применить свои приемы. Они окажутся, я уверен, более убедительными, чем твой язык.

— Вы слышите, Андора? — сказал лорд Мертон. — Быстрее, это ваш последний шанс. Расскажите им все, я прошу и умоляю вас.

— Я не могу, — отвечала Андора. — Вы же знаете, что не могу. У вас свой путь, у меня свой. Но помните, когда поплывете в Испанию, что я прокляла вас; прокляла вас и все, за что вы стоите; прокляла вашу жизнь до самого последнего вздоха.

Она заметила, что он дрожит, и тогда заговорил священник:

— Мы должны торопиться. Что ж, милорд, если она до сих пор не согласилась, — может, нам помогут эти маленькие кусочки дерева. Клянусь, они делают людей весьма красноречивыми.

— Андора! — умоляюще воскликнул лорд Мертон. Она не ответила, и он прошептал тихо, чтобы не услышали другие. — Позвольте мне поцеловать вас на прощание. Дайте мне навсегда запомнить теплоту этих губ, которые скоро оледенеют. Поцелуйте меня и разрешите верить, что в другие времена, в иных обстоятельствах мы могли бы найти свое счастье вместе.

Он наклонился к ней. С усилием, которое заставило ее поморщиться от боли в спине, Андора подняла руку и дала ему пощечину, вложив в удар последние силы.

— Лучше пытка, чем ваши прикосновения, — сказала она. — Отправляйтесь в Испанию, и пусть Господь соединит все костры в аду для вашей черной души!

Содрогнувшись, он отошел от нее, страдая от ее слов больше, чем от удара.

Когда священник стащил Андору со стула, на котором она сидела, она услышала, как он бормочет молитву, и тогда со всем достоинством, на которое была способна, придерживая изорванное платье, сама прошла через комнату туда, где ее ожидали палачи.

Два стула были поставлены друг против друга по обе стороны полированного стола. На нем лежали десять деревянных гвоздей, остро отточенных с одного конца и тупых, закругленных с другого. Рядом с ними лежал деревянный молоток.

«По одному на каждый палец», — подумала Андора.

— Вы сядете вот сюда, — сказал Андоре священник, указывая на жесткий, с прямой спинкой, деревянный стул с высокими подлокотниками. — Я мог бы связать вас, но это потребует времени, и потому мои добрые друзья предложили держать вас. Они сильны и склонны к грубости, поэтому я бы советовал вам не сопротивляться им понапрасну.

Андора провела кончиком языка по пересохшим губам, но ничего не сказала. Она уже ощущала покалывание в пальцах, откуда, она знала, начнется боль. Но она боялась не боли, а своей слабости.

Теперь, когда ей придется умереть, она подумала, что ее отец ожидал бы от нее мужества и достоинства. Она попыталась представить отца, лежавшего дома в своей кровати и не имеющего никакого понятия о том, какие муки она должна пережить. Но его образ был таким расплывчатым и таким далеким!

Тогда она стала думать о сэре Хенгисте, таком сильном и веселом, о том, как он смеется, откинув голову, как будто бросая вызов всему миру своей силой и жизнелюбием.

— Я люблю тебя, Хенгист, — прошептала она. Как молитву, она повторяла его имя: — Хенгист! Хенгист!

И все же она не могла не задрожать, когда садилась на стул. Двое стоящих позади мужчин плотно подвинули ее к столу. Священник уселся напротив нее.

— Дайте мне вашу руку, — сказал он.

Она протянула ему руку, почти нечеловеческим усилием держа ее твердо. Он взял ее и начал поворачивать, рассматривая с разных сторон, как человек, созерцающий кусок дерева или камня, с которыми ему придется работать.

— У вас есть пожелание, с какого ногтя начать? — спросил он, приоткрывая зубы, что, видимо, означало улыбку.

Андора догадалась, что все это предназначено для устрашения, поэтому ответила:

— На ваш выбор, сэр, независимо от моих желаний.

— Тогда не начать ли нам с мизинчика? — спросил священник. — Мне всегда казалось — хотя я могу и ошибаться, — что у женской руки больше чувствительности в мизинце, чем в остальных пальцах.

Он выбрал один из деревянных гвоздей, попробовал его, как бы желая убедиться, что он достаточно острый, затем отделил мизинец на ее левой руке от остальных, при этом взглянув на двух мужчин, стоящих позади нее.

Две тяжелые руки придавили плечи Андоры, правая рука мужчины, стоящего слева от нее, крепко прижала ее запястье к столу.

— В последний раз, — сказал священник, — расскажете нам?

— Я умру с тайной, скрытой в моем сердце, — ответила Андора.

— Ну, это мы еще посмотрим, — сказал он спокойно, но с такой злобой, которая была страшнее, чем крики и брань.

Теперь деревянный гвоздь был всего в нескольких сантиметрах от ее пальца, и он держал его, словно дротик, готовясь вонзить под ноготь как можно глубже.

Андора перевела дыхание.

«Боже, помоги мне молчать, — молила она. — Боже, помоги мне быть храброй, помоги мне быть такой, как мой отец».

Священник воткнул гвоздь. Она почувствовала, как внезапная боль пронзила ее руку и, подобно молнии, прошла по каждому нерву ее тела. И когда она заскрипела зубами, стараясь не закричать, она услышала голос, зовущий громко и настойчиво.

— Андора! Андора!

Священник оглянулся, двое мужчин, держащих ее руку, ослабили хватку. Она услышала, как лорд Танет сказал:

— Быстрей, сын мой, через потайной выход. Мы задержим их здесь, пока ты не отплывешь.

Она увидела, как лорд Мертон метнулся через комнату к книжному шкафу в углу.

— Андора!

Снова донесся голос, и на этот раз она смогла ответить:

— Я здесь! Скорее! Я здесь!

Она видела, как лорд Мертон нащупал секретную пружину, книжный шкаф отошел в сторону, позади него оказалось темное отверстие в стене — и ступеньки, ведущие вниз.

Но в ту же минуту дверь была взломана. Комната вдруг наполнилась людьми, зазвенели шпаги, поблескивая в тусклом свете, исходившем из окна. Она увидела, как сэр Хенгист проткнул шпагой священника, и тот повалился на пол, как тряпичная кукла.

Тогда сэр Хенгист подбежал и обнял ее, и его голос был удивительно ясным, несмотря на шум вокруг:

— Моя любимая! Моя единственная! Что они сделали с тобой!

Андора поборола страстное желание спрятать лицо у него на груди.

— Лорд Мертон, — выдохнула она. — У него документы флота. Тайный проход.

— Дерби! Позаботься об этом! — крикнул сэр Хенгист через плечо, и она заметила, как мужчина со шпагой в руке ринулся вниз по ступенькам следом за лордом Мертоном.

Оба мужчины, державшие ее, лежали на полу или мертвые, или серьезно раненные. Лорд Танет был обезоружен, и теперь двое друзей сэра Хенгиста связывали ему руки.

Сэр Хенгист наклонился и поднял Анд ору на руки. В этот момент он увидел ее обнаженную спину и кровь на разодранном платье.

— Боже мой! — сказал он, стиснув зубы. — Кто-то заплатит за это.

— Лорд Мертон отправляется в Испанию, — сказала Андо-ра. — Остановите его. Любой ценой он должен быть задержан.

Сэр Хенгист, высоко держа ее на руках, подождал несколько мгновений: из потайного хода поднимался лорд Дерби, его шпага была в пятнах крови. Сэр Хенгист вопросительно поднял брови:

— Мертон?

— Он мертв, — лаконично ответил лорд Дерби. — Без особого сопротивления. Он всегда был плохим фехтовальщиком,

— Обыщите его камзол, — сказал сэр Хенгист. — При нем были важные документы.

Лорд Дерби ушел, а сэр Хенгист перенес Андору из комнаты в большую пустую спальню, в которую она попала сразу по прибытии в замок. Там была широкая лежанка с мягкими подушками, на которую он и уложил ее со всевозможной осторожностью и нежностью. Затем, сняв со своих плеч короткий атласный плащ, заботливо прикрыл ее наготу.

— Андора! Слава Богу, мы успели, — сказал он таким переполненным чувствами голосом, что она с удивлением взглянула на него.

Он закрепил плащ на ее груди и, взяв ее руку в свою, поцеловал раненый пальчик, из которого все еще шла кровь.

— Они мучили вас, — сказал он. — Я бы заставил их умереть тысячу раз за каждую вашу слезу.

Прикосновение его губ заставило ее в первый раз осознать, что все происходит на самом деле, наяву. Она молилась о нем, и он пришел. Она так сильно хотела этого, что теперь, когда он был здесь, это казалось сном.

Но он был здесь и говорил с ней странным голосом, какого она никогда не слышала раньше. Он перецеловал все ее пальчики и прижался губами к ее ладони.

— Я думала, что должна умереть, — удивленно сказала Андора.

— Да, вас бы не спасло, даже если бы вы рассказали им все, чего они добивались.

— Как я могла? — отвечала Андора. — Они отплывали в Испанию сегодня ночью.

Она почувствовала, как сэр Хенгист неожиданно напрягся.

— Сегодня ночью! — сказал он. — На каком корабле?

— «Роза Ваппинга». Он на реке в ожидании прилива.

Он бережно опустил ее руку, встал и вышел в другую комнату.

— Шерборн и Персиваль! — позвал он. — Не хотите ли поехать в Тилбери, причем немедленно? Там в гавани стоят военные корабли. Прикажите им перехватить «Розу Ваппинга», когда она будет плыть вниз по реке, и взять капитана и команду под стражу. Они должны были принять на борт этих предателей и отвезти их в Испанию.

— Мы поскачем сейчас же, — ответил лорд Персиваль. — А что делать с пленным? Он один остался в живых.

— Тем хуже для него, — презрительно сказал сэр Хенгист. — Возьмите его с собой. Посадите на мою лошадь. Сдайте его в руки военным, и пусть они переправят его в Тауэр ждать повеления ее величества.

— Может быть, и мне поехать с ними? — поинтересовался лорд Дерби. — Остальные предатели, скорее всего, не доставят вам беспокойства.

— Это так, но мы должны доставить Андору обратно во дворец, — ответил сэр Хенгист. — Как известно, для кареты здесь нет прямой дороги — вот почему замок такой неприступный. Найдите лодочника. Он должен быть здесь, чтобы перевезти этих скотов на корабль. Он отвезет нас в Гринвич. Для Андоры это будет легче, чем ехать верхом. Позаботьтесь об этом, Дерби, и скажите мне, когда все будет готово.

— И тогда я поскачу за остальными? — улыбнулся лорд Дерби.

— Это хорошая мысль, — ответил сэр Хенгист.

Три джентльмена, разгоряченные таким приключением, поспешили уйти, взяв с собой священника. Наступила тишина. Сэр Хенгист подошел к Андоре, и, когда их взгляды встретились, она почувствовала, как ее сердце обретает своего властелина.

В ушах все еще звучали слова, которые он произнес, когда увидел ее здесь, в комнате пыток: «Андора, моя любимая, моя единственная!» Но она боялась, что слышала это в бреду нечеловеческой муки, и, опустив глаза, ждала, когда они прозвучат снова.

Сэр Хенгист сел рядом с ней.

— Как вы могли заставить меня так страдать? — спросил он.

— Вы страдали? — прошептала она.

— Если б вы только знали, что я пережил, когда узнал, что вы в опасности, и не представлял, где искать вас. Господи, благослови преподобного доктора Ди. Я никогда больше не буду смеяться над чудесами. Если бы не он, Андора, вы могли быть уже мертвой.

— Они хотели убить меня, — просто сказала Андора. Я могла спастись, только выйдя замуж за лорда Мертона, а я скорей бы умерла, чем это сделала.

— Выйти за него замуж! — воскликнул сэр Хенгист. — Он предлагал вам это? А я-то думал, вы любите его.

— Нет, я никогда не любила его, — ответила Андора. — Но мне было жаль его, потому что он, казалось, испытывал ко мне такие добрые чувства.

— Если бы я убил его, когда застал целующим вас, — сказал сэр Хенгист, — то избавил бы вас от всего этого.

Он взглянул на ее поврежденный палец и замолчал, как бы желая обнять ее, но вместо этого мягко положил руку на выступ окна позади нее.

— Как вам удалось быть такой отважной? — спросил он. — Я ожидал услышать ваши крики, когда мы ворвались в замок, но было тихо, и я подумал, что они, должно быть, уже убили вас.

— Я закричала один раз, — сказала Андора, — а потом я подумала о… человеке, который заставил меня проявить мужество.

Он ждал, что она объяснит, но она молчала. Тогда он тихо сказал:

— Я прочитал в спальне ваше письмо отцу, надеясь найти в нем ключ к разгадке вашего исчезновения. В нем было написано, что вы отдали кому-то свое сердце. Если не лорду Мертону, то кому?

Он почувствовал, как она затрепетала, но не от страха, а от смущения, которое само по себе было восхитительным. И затем, взглянув ей в лицо, он увидел, как оно залилось краской.

— Скажите мне, кто это, Андора? Сейчас между нами не может быть никакого притворства.

— Я… я не могу сказать вам, — запинаясь, проговорила Андора, — ведь это тот… кто, я думаю… не обращает на меня внимания.

— Не обращает внимания! — горько сказал сэр Хенгист. — В таком случае это не тот человек, о котором, я полагаю, вы писали.

— Не тот? — спросила Андора.

Она взглянула ему в глаза, и от их выражения у нее перехватило дыхание.

— Я люблю вас, Андора, — тихо и взволнованно произнес сэр Хенгист. — Вы не знали этого? Вы не знали, что я полюбил вас с самой первой минуты, когда увидел ваше личико, выглядывающее из сломанной кареты, и услышал тоненький голосок, отчитывающий меня? — Он глубоко вздохнул. — Я любил вас и при этом боролся против этого чувства, потому что верил, что женщинам не место в моей жизни. Это так и было, пока я не встретил вас.

Андоре вдруг показалось, что зал, такой мрачный в вечерних сумерках, неожиданно наполнился ярким солнечным светом. Невольно ее рука потянулась к сэру Хенгисту, и на этот раз он нежно привлек ее к себе.

— Я полюбил в тебе все — твою мягкость, твою простоту, твою неискушенность, твою непохожесть на всех других женщин при дворе. И при этом я сходил с ума от ревности. Сначала, когда обнаружил тебя в апартаментах лорда Брея, потом, когда увидел с Мертоном, целующим тебя на берегу реки. Андора, тебе придется за многое ответить.

Улыбка осветила ее усталое личико.

— Я… я думала, вы презираете меня, — пробормотала она.

Он горько усмехнулся:

— Любимая моя, какой же ты была слепой! Презирать тебя? Тебя, такую храбрую! Тебя, которая доказала, что она дочь солдата не только здесь, но и всюду, и во всем! Я недостоин целовать землю, по которой ты ходишь. Я люблю тебя всем сердцем и душой, и могу только просить тебя выйти за меня замуж.

Андора судорожно вздохнула и спрятала лицо у него на груди. Он поцеловал ее волосы и мягко коснулся пальцами шеи.

— Мы поженимся, как только ты достаточно поправишься для путешествия, — сказал он. — У меня есть дом в Девоне, он пуст и заброшен, потому что там нет хозяйки. Мы уедем туда от двора, и королеве придется поискать себе новую фрейлину. Ты хорошо послужила ей, и она не может требовать большего.

— Я думаю, что выполнила то, о чем меня просили, — прошептала Андора ему в плечо.

Он взял ее за подбородок и приблизил к себе ее лицо.

— Ты выполнила это и многое другое. Теперь пора подумать о себе и обо мне.

— Я думала о вас все время, — сказала она. — Это помогало мне вынести боль и сохранить тайну королевы. Потому что я думала о моей…

Она заколебалась, кровь снова прилила к щекам. Она попыталась спрятать лицо, но он не отпускал ее.

— Скажи это, — попросил он. — Дай мне услышать, как ты говоришь это. Твоей — что?

— Моей… любви к тебе, — прошептала она.

Он прижался к ней губами и крепко обнял ее; и хотя движение причинило ей боль в спине, она не поморщилась, наоборот, прижалась к нему всем своим телом, чувствуя, как его поцелуй уносит горести и печали и рождает удивление и счастье любви.

Так вот что такое — любовь, подумала Андора, это самое сильное из всего, что ей довелось пережить.

— Я люблю тебя, Андора! Ты моя, моя навсегда!

— Я люблю тебя! — отвечала она.

Лорд Дерби, открывший дверь, чтобы сказать им, что лодка готова, тихо закрыл ее снова. Не надо торопиться, философски подумал он. Все, даже донесение королеве, может подождать, но не любовь!

Примечания

1

Проклятье! (фр.)


home | my bookshelf | | Посланница любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу