Book: Плененное сердце



Барбара Картленд

Плененное сердце

Глава первая

— Проклятие, мы, наверное, напоминаем окружающим настоящую похоронную процессию!

Сабина произнесла эти слова вслух и рассмеялась при звуках собственного голоса. Когда она подражала ворчанию старого сквайра, провожающего своих дочерей на материк, чтобы выдать замуж, ее сестры всегда потихоньку давились от смеха.

Хотя, конечно, отец был бы очень недоволен и расстроен, узнай он о легкомысленных выходках своей старшей дочери.

Тем не менее, если говорить откровенно, лошади, тащившие старый, довольно ветхий наемный экипаж по неровной дороге, двигались все медленнее и медленнее. Сабина смотрела в окно, которое давно следовало бы помыть, и видела, как постепенно надвигается темнота и переливающиеся всеми цветами радуги звезды отражаются в море.

После стольких препятствий и проблем ей казалось, что она никогда не доберется до Монте-Карло, но, с другой стороны, зачем было беспокоиться по пустякам.

Сабина восторженно ахнула, когда посмотрела на гладь моря. Оно плескалось далеко внизу, и темные силуэты деревьев причудливо, можно даже сказать, фантастически вырисовывались на фоне ночного неба. Она была во Франции. И сейчас ехала туда, где еще буквально два месяца назад и не мечтала побывать даже в самых своих смелых мечтах.

— Благодарю тебя, Господи! Как я счастлива!

Сабина прошептала эти слова, а потом снова рассмеялась.

Какая же она глупая! Сама с собой разговаривает! Если бы кто-нибудь услышал ее, то мог бы подумать, что она такая же слабоумная, как тот мальчик у них дома, в деревне. Она вздрагивала всякий раз, когда он встречался ей, бесцельно разгуливая по извилистым узким улочкам и бормоча что-то невразумительное своим высоким тонким голосом.

Какими далекими теперь казались Коблфорд и Глостершир, откуда она уехала всего несколько дней назад! В этот момент ее семья, наверное, сидит в гостиной, давно покончив с простой, незамысловатой пищей, которую отец считает ужи-, ном, а мама предпочитает называть обедом.

Девочки, конечно, заняты работой. Гарриет занимается вышивкой на пяльцах, вызывающей восхищение у каждого, кому довелось увидеть ее искусство, а Мелани усердно ей подражает, но у нее ничего не получается. Бедная девочка! Тем не менее она не оставляет попыток научиться этому прекрасному ремеслу. Ангелина, наверное, играет на пианино, папа просто обожает присутствовать при ее уроках музыки. Ну а Клер уже, очевидно, давно в постели. До тех пор, пока им не исполнялось пятнадцать лет, родители не позволяли детям оставаться в гостиной на обед.

Мама сидит на своем любимом стуле. Свет лампы освещает прекрасные золотистые волосы, в которых уже появились первые седые пряди. А папа, если он закончил подготовку к воскресной проповеди, вышел из кабинета, сел по другую сторону от камина, напротив мамы, и присоединился к беседе. У них всегда находится масса тем для разговоров, хотя они целый день проводят вместе. Может быть, в этот самый момент кто-нибудь из них говорит: «Интересно, где сейчас наша Сабина? Приехала она уже в Монте-Карло или еще нет?»

«Если бы они только могли себе представить, — подумала она. — В какой бы ужас пришел папа, если бы узнал, что она. еще не в Монте-Карло, а путешествует одна в наемном экипаже! Но вряд ли с этим можно что-то поделать».

Когда мисс Ремингтон сломала ногу, выходя из поезда в Ницце, Сабина на какой-то позорный миг почувствовала подозрение, что это нелепый трюк или проделки дьявола, чтобы не дать ей возможность добраться до места назначения. Через несколько секунд ей стало стыдно за свой эгоизм, и она сделала все возможное, чтобы уладить проблемы, возникшие по причине происшествия.

Мисс Ремингтон была кузиной епископа и женщиной очень разумной, иначе ей никогда бы не доверили сопровождать Сабину в Европу. Но повела она себя в этой ситуации, если говорить откровенно, довольно глупо. Она кричала и стонала, и к конце концов потеряла сознание, так что Сабине пришлось приложить немало усилий, чтобы привести ее в чувство с помощью нюхательной соли, холодных компрессов и даже дыма от нескольких куриных перьев, зажженных перед носом несчастной.

Перья Сабина добыла, применив недюжинную изобретательность. В Ницце на станции стояли несколько клеток с курами, которые должны были погрузить на поезд, отправляющийся в Монте-Карло. Она увидела табличку, когда просовывала между прутьями пальцы, чтобы достать несколько упавших на дно перьев. Хотя Сабина, конечно, беспокоилась о мисс Ремингтон, она все-таки почувствовала, как дрогнуло ее сердце при виде этой надписи. Как тут было не почувствовать раздражения, если ее поездка теперь наверняка отложится, пока мисс Ремингтон не выздоровеет.

Прошла, наверное, целая вечность, пока они дождались доктора. Мисс Ремингтон лежала на твердой неудобной скамье в зале ожидания, не переставая стонать и причитать от боли, не меньше десятка раз теряя сознание, когда наконец в стеклянные двери вошел бородатый француз с маленьким черным саквояжем.

Сабина, как и много раз за это путешествие, вновь порадовалась тому, что довольно хорошо говорит по-французски. Мама всегда настаивала на том, что учебе следует уделять основное внимание, все остальное не считалось главным. Сейчас она этому искренне радовалась, потому что с гордостью могла сказать, что произношение у нее почти безупречное.

— Я должна извиниться перед вами, мсье, за беспокойство, — начала она. И доктор, выглядевший сердитым и раздраженным — к тому же, вне всякого сомнения, он куда-то спешил — снял перед ней шляпу и даже принужденно улыбнулся. Сабина подумала, что это был рыцарский жест с его стороны.

— Мне сообщили, что здесь произошел несчастный случай, мадемуазель.

— К несчастью, это правда, — ответила Сабина. — Моя знакомая, сопровождающая меня в Монте-Карло, упала, когда выходила из поезда. Она женщина не слишком хрупкого телосложения, как вы можете заметить, поэтому я опасаюсь, что нога у нее сломана.

— Это действительно неудачное стечение обстоятельств, мадемуазель, — заметил доктор, не отрывая от нее взгляда.

Как показалось Сабине, он не слишком спешил уделить внимание пациентке.

Мисс Ремингтон решила привлечь к себе внимание, издав негромкий стон боли, а когда он повернулся к ней, предусмотрительно снова потеряла сознание. Сабина поспешила подойти к ней.

— Будет лучше осмотреть ее ногу, пока мисс Ремингтон находится в бессознательном состоянии, — посоветовала она рассудительным тоном. — Иначе она, возможно, не позволит дотронуться до ее ноги.

Доктор очень тщательно осмотрел ногу.

— Сложный перелом, — сделал он в конце концов заключение. — Мадам необходимо доставить в больницу.

— В больницу! — в отчаянии повторила Сабина. Она так надеялась, что доктор перевяжет мисс Ремингтон ногу, и они смогут продолжить путешествие.

— Кость придется вправить, — сказал француз, — и наложить гипс.

— Это займет много времени? — спросила девушка.

— Мадам придется провести в больнице не менее трех недель, — ответил доктор.

— Три недели! — воскликнула Сабина.

— Да, это очень печально, — согласился он.

— Очень! — всхлипнула Сабина. — Мисс Ремингтон завтра намеревалась отправиться в Италию. Мы с ней вместе должны были доехать до Монте-Карло, а оттуда она надеялась продолжить поездку в Рим.

— Боюсь, что поездку мадам придется отложить, — сказал; доктор. — Но вас, мадемуазель, ничто здесь не держит, поэтому вы спокойно можете продолжить свой путь в Монте-Карло.

— Да, да, конечно.

Сабина ощутила радостное волнение. Конечно, ей ничто не мешает ехать дальше. Никто и не ждет от нее, что она останется с мисс Ремингтон. Кроме того, это невозможно еще и по той причине, что денег у нее хватает только на путешествие до Монте-Карло. Именно деньги беспокоили Сабину, когда она через несколько часов покинула больницу и вернулась на станцию. К этому времени нога мисс Ремингтон была вправлена и загипсована, а она сама уложена в кровать в небольшой, но очень уютной палате, в окна которой виднелось море.

Сестры, работающие там, были очень добры, но все-таки Сабина вышла оттуда в несколько угнетенном состоянии, расстроенная очевидной бедностью больницы и полным отсутствием минимального набора необходимых вещей. Тем не менее больные, которых ей довелось увидеть, выглядели вполне жизнерадостно, а мисс Ремингтон, когда почувствовала себя настолько хорошо, что смогла говорить, уверила Сабину шепотом, что с ней будет все в порядке.

— Мне не хотелось бы вас оставлять, — сказала Сабина.

— Но ты должна немедленно ехать, — возразила мисс Ремингтон. — Тебе нельзя одной оставаться в Ницце. Подумай, что сказал бы твой отец. Кроме того, я слышала немало историй, которые убеждают меня, что этот город не место для порядочной молодой девушки.

Сабина испытала облегчение от того, что мнение дамы совпадало с мнением доктора, и она сможет продолжить путешествие в Монте-Карло. И именно потому, что она так обрадовалась, девушка почувствовала угрызения совести: ведь она оставляет бедную мисс Ремингтон одну.

— Я скоро поправлюсь, — запротестовала та, когда Сабина заплакала. — Поезжай следующим поездом и передай леди Тетфорд мое сожаление, что я не смогла сопроводить тебя на последнем этапе путешествия. Надеюсь, что она и, конечно, твои дорогие родители не подумают, что я не справилась с поручением.

— О, мисс Ремингтон, как вы могли предположить; что такое случится? Произошел несчастный случай, а виновато в нем руководство железнодорожной станции, которое не замечает, что платформы слишком низкие для поезда. Это очень непредусмотрительно с их стороны..

— Тише, дорогая, мы не должны критиковать другие страны и судить о них по нашим меркам, — сказала мисс Ремингтон. — Хотя, если говорить откровенно, многие вещи гораздо лучше устроены в Англии.

Сабина наклонилась и поцеловала ее на прощание.

— Я постараюсь приехать навестить вас через день или два, — пообещала она. — Не сомневаюсь, что леди Тетфорд непременно отпустит меня, когда узнает, где вы находитесь. Надеюсь вам не будет здесь одиноко.

— Подобные вещи случаются в жизни, чтобы испытать нас, моя дорогая, — философски заметила мисс Ремингтон.

От таких слов Сабина опять почувствовала себя виноватой, что посчитала свое поведение на станции глупым и неуместным.

Она попрощалась с сестрами, а мать-настоятельницу уверила в том, что вдовствующая леди Тетфорд, у которой она остановится в Монте-Карло, непременно захочет, чтобы ей сразу сообщили, если мисс Ремингтон потребуется что-нибудь особенное или наступит ухудшение в состоянии ее здоровья.

Мать-настоятельница ничего не сказала, хотя могла бы. Но Сабине показалось, что на нее произвело впечатление имя леди Тетфорд. Когда же она услышала, что девушка едет в Монте-Карло, то пробормотала несколько слов по-латыни, которые Сабина поняла как «молись за спасение своей души».

Лишь когда она покинула больницу и быстро пошла по узким улицам к станции, до нее дошло, что час уже довольно поздний. И не только темнеющее небо и опускающееся за горизонт солнце говорило о наступлении вечера, но и спазмы в желудке напоминали, что она очень давно не ела. Сабина была, конечно, очень голодна. Поэтому, почувствовав невыразимо приятный аромат кофе, она остановилась перед витриной кондитерской и после недолгого колебания вошла внутрь.

Кофе, оказался таким же прекрасным, как и его аромат, а шоколадные пирожные с кремом были на вкус еще лучше, чем смотрелись со стороны. Только после того, как Сабина оплатила счет, она с отчаянием заглянула в свой кошелек.

Ей пришлось заплатить носильщикам, которых попросили донести мисс Ремингтон до экипажа, нанятого доктором, потом за экипаж. Когда же они подъехали к больнице, врач равнодушно попросил свой гонорар, причем, как показалось девушке, с полным отсутствием деликатности. Сумма была небольшой, но для Сабины она все равно представлялась внушительной. Она, конечно же, надеялась, что мисс Ремингтон вернет ей эти деньги, но когда вошла в палату, после того как бедняжке загипсовали ногу, и увидела ее такой слабой и несчастной, у нее просто не повернулся язык напомнить о долге.

Она попыталась успокоиться и решила, что денег должно хватить на билет до Монте-Карло.

Голод был наконец утолен, и, испытывая нетерпеливое желание продолжать путешествие, Сабина вышла из кондитерской и почти бегом направилась по улице, ведущей к станции. На платформе царили тишина и покой, что само по себе было предвестником новости, которую она услышала.

Немало времени у нее ушло на то, чтобы найти какоенибудь официальное лицо из числа железнодорожного начальства. В конце концов все-таки удалось обнаружить некую блистательно выглядевшую личность, богато украшенную золотыми галунами, которую Сабина приняла за начальника станции.

— Извините, мсье, не могли бы вы мне сказать, когда отправляется следующий поезд до Монте-Карло? — спросила она.

— В девять часов утра, мадемуазель, — был ответ.

— Завтра утром? — воскликнула девушка. — Но ведь должен быть какой-то поезд ночью.

— Очень сожалею, мадемуазель, но последний поезд в Монте-Карло ушел полчаса назад.

— Здесь, наверное, какая-то ошибка… — начала Сабина, но потом поняла, что нет никакого смысла спорить.

Мужчина повернулся к ней спиной и углубился в какие-то подсчеты в бумагах, которыми был завален его стол. Девушка вышла за дверь, но тут же вернулась обратно.

— Скажите, а как еще можно добраться до Монте-Карло ночью? — спросила она почти без надежды на положительный результат.

— Наемным экипажем, — коротко ответил железнодорожный чиновник, не поднимая головы.

Конечно, наемный экипаж, с облегчением подумала девушка. Какой надо быть глупой, чтобы решить, что до Монте-Карло можно добраться только поездом! В самом деле, она вспомнила, как отец рассказывал, что за четыре года до того, как была построена железная дорога, в 1868 году, мсье Бланк, который и сделал Монте-Карло таким фешенебельным, нанял пароход, переводивший до трехсот человек ежедневно из Ниццы в Монте-Карло и обратно. Кроме того, были также подготовлены наемные экипажи с первоклассными лошадьми, чтобы перевозить игроков в казино, которые были настолько нерентабельны, что почти не пополняли казну Монако. Именно по этой причине государство находилось практически на грани финансового краха.

Пароход к этому времени уже, конечно, тоже ушел, подумала Сабина, а экипаж сможет ее доставить в Монте-Карло где-то за пару часов, если сведения отца окажутся верными.

Она разыскала носильщика — маленького подвижного человека, от которого сильно пахло чесноком, и попросила его, чтобы он довез ее сундук с покатой крышкой и черную брезентовую дорожную сумку к выходу. Там она попросила его найти ей экипаж.

— В какой отель, мадемуазель? — — В Монте-Карло.

— Монте-Карло? — Он повторил ее слова и засмеялся, пожелав девушке удачи за карточным столом.

— Я не собираюсь играть, — ответила Сабина. — Я еду погостить у своих друзей. Но поскольку на поезд я опоздала, мне приходится нанимать экипаж, чтобы туда добраться.

— Я подыщу вам, мадемуазель, хороший экипаж с двумя резвыми лошадками. Они вас быстро доставят на место.

Он повернулся, чтобы уйти, когда девушка вновь окликнула его.

— « Одну минуту, пожалуйста, — сказала она. — Сколько это будет стоить?

Носильщик пожал плечами и назвал сумму, которая заставила ее вскрикнуть от отчаяния.

— О нет, это слишком дорого для меня!

— Все зависит, — успокоил ее носильщик, — от экипажа.

Очень хорошие лошади стоят много франков, не очень хорошие — поменьше.

Сабина назвала ему сумму, которой она располагает, и носильщик поместил ее багаж на тележку. После этого они отправились туда, где стояли в ряд многочисленные экипажи.

Что произошло дальше, показалось ей ночным кошмаром, состоящим из бурных споров и увещеваний, граничащих временами с руганью. Но носильщик взял ее под свое крыло. Он шел вдоль ряда и торговался с каждым извозчиком по очереди.

Все они говорили с местным акцентом, который Сабина не всегда могла понять. Но, как она подозревала, это было к лучшему.

В конце концов обнаружилось несколько причин, по которым они отказывались ее везти. Первая — на нижней Корнишской дороге произошел обвал, что вынуждает того, кто едет в Монте-Карло, воспользоваться верхней Корнишской дорогой.

А это старая дорога, высоко в горах, сильно петляет и, кроме того, вся в рытвинах. Поэтому с тех пор, как построили железную дорогу и нижнюю Корнишскую дорогу из Ниццы в Монте-Карло, ею практически никто не пользуется. Вторая: сумма, которую Сабина намеревалась заплатить, не вдохновляла извозчиков гнать своих лошадей в утомительную, долгую поездку, когда они — это особо подчеркивалось и сопровождалось обильной жестикуляцией — могут здесь, в Ницце, при желании заработать сумму вдвое большую.



Они уже дошли до конца ряда экипажей, и Сабина совсем отчаялась найти извозчика, который бы согласился везти ее, когда человек, у которого в шаткий старомодный экипаж с облупившейся краской на дверях были впряжены две тощие невзрачного вида лошаденки, согласился проделать это путешествие.

Носильщик поместил ее сундук на крышу экипажа, и прежде, чем Сабина, с сомнением разглядывавшая лошадей и карету, успела открыть рот, она уже сидела внутри и дверь была закрыта. Носильщик помахал ей шапкой, довольный платой, полученной от девушки, хотя она сочла ее слишком незначительной за подобную услугу. Итак, лошади рысью отправились в путь, сопровождаемые ироническими смешками остальных извозчиков, отказавшихся везти юную иностранку.

Очень скоро лошади отказались от попыток изображать из себя рысаков и, несмотря на свист хлыста, двигались все медленнее и медленнее, пока у Сабины не появилось огромное желание отобрать у извозчика поводья, забраться на его место и самой погонять лошадей.

Она умела управлять двуколкой, запряженной пони, в которой ее матушка разъезжала по округе, но лошади в конюшне у нее дома были всегда хорошо накормлены и прекрасно выглядели. В доме викария, его преподобия Адольфуса Вэнтеджа, могли экономить на чем угодно, но при этом он неизменно следил за тем, чтобы лошади никогда ни в чем не нуждались.

Когда Сабина выехала из Ниццы, было около семи часов вечера. Учитывая низкую скорость кареты и тот факт, что им придется ехать более длинной дорогой, она рассчитала, что в Монте-Карло они прибудут примерно в десять часов.

Но ее расчеты были нарушены раньше, чем они выехали за пределы Ниццы. Возникли проблемы с одним из колес экипажа, и пришлось обратиться в кузнечную мастерскую. Прошло не менее получаса, прежде чем они смогли продолжить путь.

Сабине, нетерпеливо ерзавшей на своем сиденье, пришло в голову, что, прежде чем сделать что-то, во Франции слишком много разговаривают и спорят. Тем не менее спица или что-то еще, нуждающееся в починке, наконец была установлена на место. И после нескончаемого обмена комплиментами, пожеланиями всяческих благ и других любезностей они продолжили поездку.

К этому времени солнце уже село. Красота ночного неба, цветущие мимозы, апельсины и лимоны, обильно растущие в каждом саду, и темно-красная бугенвиллия, карабкающаяся вверх по серым стенам, — все это заставило Сабину забыть о неприятностях. Просто невозможно было поверить, что она видит собственными глазами то, о чем раньше могла прочесть только в книгах.

Апельсины растут на деревьях, как обыкновенные яблоки!

Сабина представила себе, как будет рассказывать обо всем своим сестрам дома, и добавила вслух:

— Если вы захотите лимон, вам нужно только выйти и сорвать его с дерева.

Как ей хотелось рассказать им о своей поездке! Пока экипаж медленно преодолевал милю за милей, девушка стала репетировать пародию на мисс Ремингтон, как она лежала и стонала на платформе. Конечно, не слишком милосердно изображать бедную покалеченную женщину, но девочки будут смеяться. Они всегда говорили, что пародии Сабины так хороши, что невозможно не узнать человека, которого она изображает.

Сабина также собиралась им показать носильщика, который торговался с извозчиками, и доктора в поношенном цилиндре с черным саквояжем. Как будет весело, когда она снова вернется домой! Но самым главным удовольствием будет ее подробный рассказ о поездке в наемном экипаже.

Внезапно Сабина всплеснула руками. Она забывает, вернее, уже совсем забыла об Артуре. Через четыре месяца, в начале июня, ей уже не удастся вернуться домой, потому что она станет замужней женщиной, живущей в собственном доме.

Сабина ощутила странное щемящее чувство в груди. Потом решительно одернула себя.

Как глупо с ее стороны чувствовать тревогу! Ведь только благодаря Артуру стало возможным путешествие. Это он представил ее своей матери, и та была так добра, что пригласила ее к себе. Именно он заставил ее поверить в себя и отбросить прочь страх, таившийся в подсознании, что она неудачница. И именно за него она собирается выйти замуж.

Раздался треск, экипаж резко остановился. Сабину с силой отбросило в противоположный угол кареты. Она порезала руку и ударилась головой, шляпка сползла ей на нос. Раздался крик, и девушка поняла, что экипаж сломался.

На мгновение Сабина почувствовала головокружение. Она стащила с головы шляпку и попыталась встать на ноги и открыть дверь. Ей это удалось, и девушка высунула голову на улицу. Кучер уже слез на землю.

— Что случилось? — спросила она.

Он выдал многословную тираду, из которой Сабина смогла понять, что кузнец, к которому они недавно заезжали и с которым так любезно расстались, — самый ужасный негодяй во всем мире. Мошенник и обманщик, законченный идиот, неспособный починить самое обыкновенное колесо.

Сабина вылезла на дорогу и увидела то, что и ожидала увидеть. Колесо валялось в пыли, а экипаж опустился на ось. Девушка огляделась. На улице оказалось светлее, чем она думала, благодаря полной луне, медленно выползающей на небо, усыпанное звездами.

Они находились высоко в горах. Море плескалось где-то далеко внизу. С одной стороны дороги была глубокая пропасть, а с другой — деревья и заросли кустарника, исчезающего в темноте у высоких скал.

— Что мы будем делать?

Кучер пожал плечами и разразился очередным каскадом обвинений и ругательств в адрес недобросовестного кузнеца.

Сабина еще раз осмотрелась, подумав, что, может быть, где-нибудь рядом находится чей-то дом, где можно попросить о помощи. Она отошла немного от ругающегося кучера и вдруг увидела яркое пламя костра на сравнительно небольшом расстоянии. Сабина перебила причитания кучера и показала ему на костер.

— Возможно, там найдется кто-нибудь, чтобы нам помочь.

Он посмотрел в том направлении, куда она показывала, и опять пожал плечами. Казалось, его привело в негодование предположение, что у их проблемы может найтись решение.

— Я не могу оставить лошадей, — пробормотал он угрюмо.

— Значит, я сама схожу и посмотрю, можно ли там найти помощь.

Она подняла с пола свою сумочку с кошельком и, приподняв юбки, отправилась по высокой траве и камням к костру, горевшему, словно маяк в ночи.

Пламя поднималось все выше и выше по мере ее приближения. Костер оказался гораздо дальше, чем она предполагала. Сабина несколько раз спотыкалась о камни, скрытые травой, которых на пути оказалось великое множество. Но чем дальше она отходила от дороги, тем легче становилось идти.

Огонь стал ярче, и девушка увидела, что вокруг него сидят люди и стоят кибитки.

Она вышла на свет раньше, чем сама смогла что-нибудь рассмотреть. Продвигаясь вперед, Сабина вдруг услышала музыку. Играли скрипка, гитара и еще какие-то инструменты, которые она не смогла распознать.

Это была веселая зажигательная мелодия. Казалось, она приглашает к танцу. Сабина почти не заметила, как куда-то исчезли тревоги, вызванные недавним происшествием. Настроение у девушки поднялось, а ноги сами пошли быстрее в такт мелодии, звучавшей громче и громче, пока ей не показалось, что музыка заполнила ее голову и тело своим темпераментным ритмом.

Сабина подошла к костру и только тогда заметила, что это цыганский табор, остановившийся здесь на ночлег. Тем не менее она никак не ожидала увидеть так много цыган, пестро и небрежно одетых.

Вокруг костра и на ступеньках кибиток, расставленных полукругом, сидела большая группа мужчин и женщин. В свете костра танцевала девушка. На ней была блуза, расшитая золотом. Золотые кольца и браслеты сверкали в сполохах пламени, темные длинные волосы при поворотах взметались вверх черной блестящей волной, смуглые босые ноги легко скользили по земле.

Все остальные молча наблюдали за танцем. Музыка была не такой громкой, как Сабине показалось сначала. Просто она звучала, как биение взволнованного, растревоженного сердца.

Мягко звенели браслеты на руках. Время от времени раздавались щелчки пальцев, напоминавшие звуки испанских кастаньет. Потом юбки взметнулись вверх. Девушка наклонилась в танце к огню, но в этот момент заметила Сабину и замерла.

Музыка тоже замолчала, и Сабина увидела, что все головы повернулись к ней. Она обратила внимание на смуглые подозрительные лица, блестящие в отсветах костра глаза, и внезапное движение красок — красное, оранжевое, зеленое, когда люди стали подниматься, как Сабине показалось, чтобы подойти к ней.

И тогда девушка испугалась в первый раз. Ей еще никогда не приходилось бояться людей.

Сабина и прежде встречалась с цыганами, разговаривала с ними, когда они останавливались на окраине их деревни. Один и тот же табор приезжал туда из года в год. Местные жители хорошо знали цыган и даже приветствовали их, когда те возвращались. Правда, некоторые фермеры говорили, что за неделю, пока они там стояли, пропадало немало цыплят, да и яиц они не досчитывались, но в целом цыгане были людьми безобидными.

Мужчины с бронзовой кожей помогали в уборке урожая, а женщины, с глазами, похожими на спелые вишни, приходили к дверям кухни и продавали вешалки для одежды, искусно сплетенные из лозы корзины, а некоторые, если им обещали «позолотить ручку», предсказывали судьбу.

Но люди, смотревшие на нее сейчас, мало напоминали тех цыган, которых Сабина знала. Во-первых, они были хорошо одеты. На мужчинах белые рубашки с длинными рукавами, украшенные тесьмой и вышивкой. Одежда женщин была украшена золотым шитьем. Под пестрыми верхними юбками можно было заметить еще и изобилие нижних юбок. Поверх блузок с глубокими вырезами они носили черные бархатные корсеты, туго зашнурованные. И все-таки в выражениях их лиц было что-то диковатое, варварское. А грациозные кошачьи движения делали яркую красивую одежду несколько неуместной.

От страха, что она вмешалась во что-то тайное или даже запретное, у Сабины по спине побежали мурашки, а руки задрожали. Она стояла, не находя в себе сил заговорить. Молчание становилось все глубже и подозрительнее с каждым моментом. От с противоположной стороны костра поднялся какой-то мужчина и подошел к ней.

Одет он был так же, как и остальные, в обтягивающие брюки и искусно вышитую рубашку с широкими рукавами. За поясом, обвязанным вокруг талии, торчал кинжал с рукоятью, украшенной драгоценными камнями. У цыгана была очень красивая золотистая кожа, чей оттенок, наверное, он позаимствовал у солнца. Под четко очерченными бровями блестели темные проницательные глаза. И в довершение ко всему губы, твердо и мужественно сжатые, но в то же время чувственные.

Он, конечно, был цыганом, но все-таки в нем было что-то, отличавшее его от других. И Сабина сразу поняла, что он их вожак, и еще, что появился человек, которого ей не нужно бояться. Она не знала почему. В том, как он двигался, в манере гордо держать голову, чувствовались уверенность, привычка повелевать, властность. И все же, как только он подошел, Сабина перестала дрожать и обрела наконец дар речи.

Она разжала губы, но прежде чем успела произнести хоть слово, цыган заговорил первым.

— Возможно, мадемуазель нуждается в помощи?

Сабина испытала облегчение, когда он заговорил с ней по-французски, а не на каком-нибудь там цыганском языке, который она не смогла бы понять.

— Да, совершенно верно, я нуждаюсь в помощи, — ответила она. — У экипажа, на котором я добираюсь до Монте-Карло, отвалилось колесо. Я была бы очень благодарна вам за любую помощь, которую вы и ваши люди смогли бы мне оказать.

— Конечно, мои люди посмотрят, что там можно сделать, — сказал он. — А вы тем временем, мадемуазель, можете подойти к костру и погреться.

Озноб и страх прошли, но Сабина и правда почувствовала, что руки у нее холодные, а тепло дня уступило место ночной прохладе, которая, без сомнения, пришла с легкими заморозками. «Очевидно, с гор», — подумала она, и, улыбнувшись, ответила:

— Я бы посидела немного у костра, если можно. Остается только надеяться, что поломка не очень серьезная.

Он отдал приказ на языке, который Сабина не знала, и немедленно два или три человека исчезли в темноте в направлении дороги. Немного смущенная, она обошла костер и направилась к импровизированной скамье, на которую указал цыган. Сверху лежала медвежья шкура, а под ней, как догадалась Сабина, охапка папоротника и листьев. Девушка села, и тут же цыган протянул ей стакан, наполненный вином.

Сабина отрицательно покачала головой:

— Нет, спасибо.

— Выпейте, мадемуазель, — настаивал цыган. — Вино поможет забыть все неприятные минуты вашего путешествия.

Сабина почувствовала, что отказаться будет невежливо. Она взяла стакан и сделала пару глотков. У вина оказался приятный мягкий вкус. Ей стало теплее, и смущение куда-то ушло.

Только теперь, когда она сидела здесь, Сабина вспомнила, что она без шляпки и провела рукой по волосам, понимая, что локоны выбились из прически и, очевидно, торчат во все стороны.

— Не беспокойтесь, вы очень красивы, — спокойно сказал цыган.

Сабина повернулась и посмотрела на него, широко раскрыв глаза, не веря, что правильно расслышала его слова. Но когда она увидела выражение его лица, то смущенно потупилась. Ей еще никогда не приходилось видеть подобного выражения в глазах мужчины. Откровенное, нескрываемое восхищение заставило девушку почувствовать себя неуверенно.

Кровь прилила к ее щекам, и она сказала себе, что это вопиющая дерзость со стороны цыгана, или какой он там национальности, смотреть на нее таким образом. Даже не глядя на него, Сабина знала, что он смотрит на ее золотистые волосы, унаследованные от матери, изучает ее лицо.

У нее симпатичное лицо. Сабине это было известно, хотя ее щеки часто бывали слишком бледными, а сама она смотрелась чересчур хрупкой и худой, чтобы быть по-настоящему красивой. Ей часто хотелось быть такой же высокой, как отец, и такой же кругленькой и крепкой, как Гарриет, которая вызывала всеобщее восхищение на всех вечеринках. У сестры никогда не было недостатка в кавалерах.

«Меня никто не замечает», — довольно часто говорила Сабина. И все-таки Артур обратил на нее внимание. За это она ему очень благодарна. Но лорд Тетфорд никогда не смотрел на нее так, как этот цыган. Он слегка прищурил глаза, и ей показалось, что цыган видит ее насквозь. Она инстинктивно прижала руку к груди.

Чувствуя необыкновенное волнение, Сабина поспешила нарушить молчание.

— Мне нужно было сегодня вечером приехать в Монте-Карло, — сказала она. — К несчастью, я опоздала на поезд в Ницце, и поэтому пришлось нанять экипаж.

— Но почему вы, мадемуазель, не поехали по нижней дороге? — спросил цыган.

— Мне сказали в Ницце, что там произошел обвал, — ответила Сабина.

— Тогда это все объясняет! — воскликнул он. — Но эта дорога может быть очень опасной ночью, если у вас неопытный кучер и не слишком резвые лошади.

Сабина улыбнулась:

— Боюсь, что лошадей в экипаже, на котором я путешествую, никак нельзя назвать резвыми. Они выглядят очень истощенными, скорее всего за этими беднягами плохо ухаживают.

— Тем более жестоко было отправляться на них в такое долгое путешествие, — заметил цыган.

— Я согласна с вами, но что мне оставалось делать? — спросила Сабина.

— Вам следовало остаться в Ницце до утра, а потом добираться на поезде.

— Но я не могла остановиться одна в отеле! — воскликнула Сабина.

— А сейчас вы разве не одна путешествуете? — возразил цыган. Девушка почувствовала себя очень неловко, ведь теперь ей надо объяснять некоторую эксцентричность своего поведения.

— Да, я одна, — ответила она. — Но это только потому, что с леди, которая меня сопровождала в Монте-Карло, произошел несчастный случай. Она сломала ногу, когда выходила из поезда на вокзале в Ницце. Поэтому мне пришлось ехать одной так поздно.

— Понимаю. Это все объясняет. Я подумал, что весьма странно для леди, тем более английской леди, путешествовать ночью одной. Такая поездка может быть очень опасной.

— Если вы думаете о бандитах и ворах, — улыбнулась она, — то мне говорили, что мсье Бланк давно устранил эту опасность на благо тех, кто желает посетить Монте-Карло. Такое беззаконие вряд ли понравится игрокам, правда?

— Мне кажется, что даже предусмотрительность мсье Бланка вряд ли способна защитить красивую юную девушку, путешествующую в одиночестве после наступления темноты, — сухо возразил цыган.

— Я не боюсь, — парировала Сабина. — У меня нечего красть, потому что денег хватает только заплатить кучеру.

— Я имел в виду не деньги, — сказал он.

— А что еще может понадобиться от меня грабителям? — наивно спросила Сабина.

Цыган улыбнулся одними уголками губ и сказал:

— С нами, мадемуазель, вы в безопасности.

Сабина колебалась какое-то время, но потом все-таки, понизив голос, призналась:

— Мне кажется… я должна вас предупредить… что мне нечем будет заплатить за починку колеса. У меня осталось совсем мало денег.



— Цыгане все делают не за деньги, а за дружбу или… за любовь.

Перед тем как произнести последние два слова, он сделал паузу, и опять в его глазах появилось что-то, из-за чего Сабина вспыхнула и опустила глаза.

— Как вы думаете, скоро починят колесо? — спросила она, все еще не глядя на него. — Мне надо ехать. Моя знакомая, к которой я еду в гости… мать моего жениха будет думать, что со мной случилась беда.

— Вы помолвлены? — спросил цыган.

Сабина кивнула:

— С одним английским аристократом.

— Счастливый молодой человек, — заметил цыган. — Интересно, понимает он хотя бы, какой он счастливый?

— Мне кажется, это я должна быть счастливой, — ответила Сабина с обычной импульсивностью и только потом поняла, что обсуждает личные дела с незнакомцем, да еще и с цыганом. Отец не одобрял подобного поведения, и ее довольно часто за это ругали.

— Мне, кажется, надо идти, — сказала она поспешно.

— Вы не можете идти, пока не починят колесо, — возразил цыган. — Простите меня, я совсем забыл, что гостей надо развлекать.

Он щелкнул пальцами, и мгновенно зазвучала музыка.

Цыган, игравший на скрипке, вышел вперед. Огонь осветил его, и Сабина увидела смуглое немолодое лицо, сверкающие золотые серьги в ушах, цветной пояс вокруг талии. Широкие рукава рубашки обвивали его руки при каждом движении. Но девушка, которая танцевала, когда появилась Сабина, осталась стоять, прислонившись спиной к кибитке. Полные красные губы были обиженно надуты, а глаза светились ненавистью.

Сабина хотела молча послушать музыку, но любопытство взяло верх.

— Вы французские цыгане? — спросила она.

Мужчина покачал головой.

— Я счел бы это за оскорбление, если бы вы не были иностранкой, — ответил он. — Мы венгры. Очень древняя нация, известная во всей Европе, — А вы их руководитель?

— Их атаман или, возможно, король, как бы вы могли сказать.

— Как интересно! — воскликнула Сабина. — Мне всегда хотелось встретиться с цыганским королем. Мы с сестрами однажды читали книгу о графах малого Египта. Вы так себя не называете?

— Иногда.

— Нам было так интересно читать о золотых кубках, которые передаются из поколения в поколение, для того, чтобы использовать их во время торжественных церемоний. А теперь я встретила короля, они будут завидовать мне!

— В Монте-Карло вы встретитесь с гораздо более знатными титулованными особами.

— Но это не так романтично, — быстро ответила девушка.

Он рассмеялся.

— Теперь вы знаете, кто я, — сказал он. — Не хотите сказать мне свое имя?

— Меня зовут Сабина… Сабина Вэнтедж.

— Сабина? Очень красивое имя, и оно вам подходит. Хотите я вам скажу, что подумал, когда увидел вас стоящей в свете костра?

— И что вы подумали?

— Мне показалось на какое-то мгновение, что музыка, которую играл Жика, вызвала один из духов или нимфу, которая обитала здесь еще до прихода римлян и финикийцев. Еще до тех времен, когда цивилизованный человек раскрыл заманчивые просторы Средиземного моря. Вы выглядели такой маленькой и хрупкой, ваши волосы отливали золотом в свете костра. Мне показалось на миг, что у вас босые ноги, а в руках венок из роз. Сказочная корона, если надеть ее на голову какого-нибудь простого смертного, он станет на одну ночь бессмертным, как и вы сами.

Он говорил тихим голосом, и когда закончил, Сабина глубоко вздохнула.

— Как прекрасно! — воскликнула она. — Хотелось бы мне, чтобы это было правдой. Я на самом деле не отказалась бы стать нимфой, которая пришла в вашу жизнь и принесла что-то волшебное, чего вы никогда не знали раньше.

— Возможно, именно это вы и сделали, — очень спокойно ответил цыган. Настолько спокойно, что Сабине показалось, она не поняла его слов.

Несколько секунд он смотрел ей в глаза, потом девушка, приложив некоторые усилия, отвела взгляд. Сабина почувствовала, что в нем присутствует некий магнетизм, притягивающий, удерживающий ее, привлекающий к нему помимо воли.

Она не могла понять причину этого чувства.

— Я должна идти, — выдавила из себя Сабина, но прозвучало это скорее как мольба, чем как утверждение.

Как будто почувствовав панику, которая поднялась в душе у девушки, он посмотрел туда, где стояли трое цыган, отправленных им, чтобы починить экипаж. Они уже вернулись и смешались с толпой около костра.

— Ваш экипаж готов, если вы именно это хотели узнать.

— О, они починили колесо! Спасибо вам огромное. — Сабина встала. — Спасибо, — повторила она и протянула руку.

Он взял ее и поднес к губам.

— Позвольте мне проводить вас до экипажа.

— Пожалуйста, хотя в этом нет необходимости… — начала она, но голос ее тут же затих. И он, не отпуская руки девушки, повел ее через толпу цыган в темноту, куда не доходил свет от костра. Когда он помог ей пройти по камням, Сабина почувствовала силу его руки. Она ощущала какие-то теплые волны, исходящие от цыгана, на которые не могла не обратить внимания. Ее это обеспокоило, но она не боялась его, разве только его взгляда.

Они шли молча, пока в лунном свете Сабина не увидела свой экипаж. Усталые лошади стояли, понурив головы, а кучер ждал ее, забравшись на козлы. Лампы со свечами внутри тускло по сравнению с ярким светом луны освещали небольшое пространство вокруг экипажа.

Подойдя ближе, Сабина почувствовала сожаление оттого, что он должен отпустить ее руку. Она подняла глаза. Довольно трудно было разгадать выражение его лица, но девушка знала, что оно значит.

— Спокойной ночи, — сказала она. — Благодарю вас еще раз за то, что вы для меня сделали.

Цыган вновь поднес ее пальцы к губам. Сабина почувствовала их тепло, по ее телу пробежала дрожь.

— Мы еще встретимся с вами, — пообещал он.

Она хотела ответить, но не смогла найти слов. Дверца за ней закрылась слишком быстро, кучер хлестнул лошадей, и они отправились в Монте-Карло.

Сабина помахала рукой и повернулась назад, чтобы посмотреть в окошко, расположенное над задним сиденьем. Цыган стоял там же, где она его оставила. На фоне темных деревьев его рубашка казалась белым пятном.

Она не отводила глаз от этого пятна, пока лошади, неумолимо двигающиеся вперед по извилистой дороге, не выехали за поворот…

Глава вторая


Была уже полночь, когда уставшие лошади довезли Сабину до Монте-Карло. Последние две мили она репетировала, как будет извиняться за поздний приезд и за то, что разбудила всех в такой час. Но, к ее удивлению, когда они подъехали к вилле «Мимоза», в открытых окнах горел свет, а слуги, ожидавшие у дверей, поспешили вниз по широким каменным ступенькам, чтобы помочь ей.

Сабина устала, была измучена путешествием, когда вошла в квадратный, ярко освещенный холл. Ее окружили слуги, одетые в прекрасные ливреи, элегантная резная мебель и шикарные букеты цветов, стоявшие в вазах, практически на всех столах. Она сразу поняла, какой контраст составляет в своем помятом платье и волосами, растрепанными ветром, со всем этим сказочным великолепием.

Сабина увидела свое отражение во множестве зеркал, оправленных в красивые, резные рамы, развешанных по стенам холла. Но прежде чем она успела бросить на себя более пристальный взгляд, дворецкий распахнул огромные полированные двери и объявил ее имя.

— Мисс Сабина Вэнтедж, миледи! — сообщил он торжественным тоном вымуштрованного английского слуги. Сабина поспешно прошла мимо него и оказалась в комнате, где около камина сидели гости.

Какое-то мгновение она видела только светлые стены, увешанные прекрасными картинами и зеркалами; люстры, слепящие глаза светом сотен свечей; фарфор; хрусталь; мягкие шелковые портьеры, расшитые серебром; нефритового оттенка подушки и ковры. Все было настолько роскошно, что, казалось, она попала в сказку.

Наконец Сабина переключила внимание на людей, для которых — а для одной из них особенно — все это было не больше, чем фоном. Ее очень интересовало, как выглядит леди Тетфорд, ее будущая свекровь, но воображение Сабины оказалось слишком бедным по сравнению с реальностью.

Высокая, стройная женщина встала с кресла и пошла по направлению к ней. Леди Тетфорд была необыкновенно грациозна и двигалась так мягко, что можно сказать, она скорее плыла по поверхности ковра, чем переступала ногами. На ней было надето платье, оставлявшее обнаженными шею и плечи.

Сабине стало интересно, чтобы подумал бы ее отец, если бы увидел эту прекрасную женщину. Кроме того, на ней было столько драгоценностей, что она буквально вся сияла.

Бриллианты переливались у нее в ушах и на запястьях, высокое бриллиантовое колье доходило ей почти до подбородка, а под ним на грудь спускалась подвеска из ослепительных камней. Бриллианты были и в волосах. Подобного безудержно пламенеющего рыжего цвета Сабине никогда раньше не приходилось видеть. Он казался в какой-то степени таким же искусственным, как и лицо хозяйки.

На мгновение Сабина, уставившись на приближающуюся женщину, подумала, что это не может быть мать Артура. Ей было известно, что некоторые женщины, к числу которых сама она не относилась, пользуются косметикой. Брат Гарри однажды шепнул ей, что женщины в концертных залах Лондона красят губы в такой красный цвет, как у почтовых ящиков, а ресницы подводят черной тушью, и они торчат на полдюйма из глаз. Но они относятся к тем женщинам, о которых воспитанная девушка не должна говорить вслух.

Леди — это совсем другое дело. Леди никогда не пудрит лицо, разве что тайно, совсем немного, чтобы это было едва заметно. У леди должны быть бледные губы, а если ее ресницы светлые или рыжеватые, то это, увы, просчет природы, и тут уж ничего нельзя поделать.

Сабина верила в это до тех пор, пока не посмотрела в лицо хозяйки дома. В этот момент она поняла, что природу можно значительно подправить, если быть достаточно смелой, чтобы попытаться.

На нее смотрело красивое лицо, или, вернее, бывшее когда-то очень красивым. Сейчас контур подбородка слегка оплыл, под накрашенными глазами можно было заметить темные круги. А когда-то гладкий, белый лоб пересекли досадные морщинки. Даже искусно наложенные на скулы румяна и красные улыбающиеся губы не могли скрыть того, что молодость безвозвратно ушла. Но все-таки вдовствующая леди Тетфорд была еще очень привлекательна.

— Мое дорогое дитя! — воскликнула она, протягивая к Сабине руки. — Я уже перестала тебя ждать. Мне казалось, что до завтрашнего утра у тебя не будет возможности добраться до Монте-Карло.

— Я приехала в экипаже.

— В экипаже? — повторила женщина. — Боже, это так утомительно! Такая долгая поездка! Ты, наверное, до смерти устала. Пройди и посиди немного. Но сначала позволь мне представить тебя моим друзьям.

Она повернулась к компании, смотревшей на Сабину с нескрываемым любопытством. Там были две женщины, одетые так же роскошно, как и хозяйка дома, и трое мужчин, все немолодые, но в них чувствовались достоинство и аристократизм.

Сабина едва слышала их имена и титулы. Смущенная, растерянная, она переживала по поводу того, что они подумают о ее внешности. Сейчас девушку мучило только то, что ее платье им покажется совсем немодным. Ей пришлось узнать, что она одевается несовременно уже довольно давно, и у Сабины не было иллюзий относительно работы деревенской портнихи, сшившей ей платье из бледно-голубой кисеи с небольшой пелериной.

— Иди поближе к огню, детка, — предложила леди Тетфорд и повела ее к камину. Подол расшитого атласного платья при каждом движении мягко шелестел по ковру.

— А теперь расскажи подробно, что случилось, — попросила леди Тетфорд. — Мы ждали тебя сегодня после обеда, но когда пришел последний поезд, а тебя в нем не оказалось, я почувствовала что-то неладное.

— С мисс Ремингтон произошел несчастный случай, — начала Сабина.

— Ну вот, я была уверена, что произошел какой-то несчастный случай, — перебила ее леди Тетфорд. — Разве я не говорила тебе, Джулия, что именно этого и ожидала?

— Конечно, говорила, — подтвердила одна из дам. — Ты всегда все точно предсказываешь, Виолетта. Мне только хотелось бы, чтобы ты применяла свои способности за столом в казино, угадывая цифры.

— Мне бы тоже этого хотелось, — ответила леди Тетфорд. — Но продолжай, детка. Что же случилось с мисс Ремингтон?

Сабина рассказала ей о происшествии в Ницце на станции и о том, что мисс Ремингтон оказалась в больнице.

— Бедная женщина! Как жаль, что она осталась там! — воскликнула леди Тетфорд. — Монахини, конечно, очень добры, но у них слишком мало денег, чтобы хорошо ухаживать за больными. Мне говорили, что там, к сожалению, очень плохое питание.

— Это зависит от того, по каким меркам судить, — вмешался один из гостей. — Один мой знакомый попал туда после несчастного случая на яхте, и, надо сказать, пребывание в больнице произвело на него приятное впечатление.

— А я лучше умру, чем лягу в больницу! — воскликнула одна из женщин. Сабина подумала, что это очень глупо с ее стороны. Леди Тетфорд не обратила внимания на эксцентричное высказывание гостьи и предложила Сабине продолжать рассказ.

— После того как мисс Ремингтон поместили в палату и оказали помощь, я вернулась на станцию, — продолжала Сабина. — Но последний поезд ушел, и мне ничего не оставалось делать, как попытаться нанять экипаж, чтобы сюда добраться.

— Но почему ты так долго ехала? — спросила леди Тетфорд.

— Мы задержались, потому что с оси соскочило колесо.

— Сколько раз я говорила, что эти экипажи небезопасны! — воскликнула гостья, которую леди Тетфорд называла Джулией. — Я помню, мы как-то ехали очень быстро, и у кучера порвались вожжи. Конечно, это была случайность, но весьма типичная для французов. Всегда говорю, что и на их поездах я боюсь ездить.

— Джулия, ты, как обычно, все драматизируешь, — улыбнулась леди Тетфорд. — Как же вам удалось починить колесо, Сабина?

— Сначала я очень испугалась, что нам придется там провести всю ночь, — ответила девушка, — потому что авария произошла в очень уединенном месте. К счастью, неподалеку оказались цыгане…

Прежде чем она смогла сказать еще хоть слово, ее перебил хор изумленных голосов;

— Цыгане?!

— Да, цыгане, — продолжала Сабина. — Они остановились как раз недалеко от того места, где у нас отвалилось колесо.

— Цыгане на нижней Корнишской дороге! — воскликнул один из гостей. — Я бы сказал, что это не самое подходящее для них место.

— Нет-нет, мы ехали не по нижней Корнишской дороге, — объяснила Сабина. — Там произошел обвал, и нам пришлось добираться по верхней Корнишской.

— Вы ехали по верхней дороге? — В голосах теперь безошибочно можно было определить ужас.

— Но, мое дорогое дитя, — сказала леди Тетфорд, когда наконец пришла в себя. — Это самая ужасная вещь, которую я только могла себе представить. Верхняя дорога очень опасна.

Сейчас по ней никто не путешествует. Мало того, что сама дорога находится в плачевном состоянии и нуждается в ремонте, там еще могли оказаться разбойники и им подобные ужасные существа, поджидающие путников.

— И вы в самом деле разговаривали с цыганами? — недоверчиво спросила одна леди. — Вы, наверное, испугались?

— Да нет, — ответила Сабина. — Они оказались очень добры, пригласили меня к костру обогреться и угостили вином. А их король отправил троих цыган отремонтировать экипаж.

— Как же, король! — фыркнул джентльмен. — Все они бродяги и жулики. Я их ни за что не пущу в свое поместье в Дорсете, обещаю вам это. Их предупредили по-хорошему. Во времена моего отца, когда цыган пускали туда, ни одна вещь не была в сохранности от их вороватых рук.

— Сабина, дорогая, они могли убить тебя! — воскликнула леди Тетфорд.

— В этом не было никакого смысла, — ответила девушка, неожиданно улыбнувшись. — У меня с собой было совсем немного денег.

— Но ты молодая, и была совсем одна! Они могли… могли что-нибудь сделать с тобой!

Леди Тетфорд посмотрела на остальных женщин. Они обменялись многозначительными взглядами, не оставляющими сомнений в том, что именно они имеют в виду.

— Но цыгане были очень учтивы и добры со мной, — настаивала Сабина.

— Все, что я могу сказать, так это, что вы родились в рубашке, милая девушка, — сделал вывод другой джентльмен. — Я бы не решился оказаться в миле от цыган, особенно от таких, которых вы обнаружили на верхней Корнишской дороге.

Вы говорите, один из них называл себя королем? Можете мне поверить, он больше похож на конокрада.

— Они не выглядят нищими. Похоже, в деньгах там нужды нет, — заметила Сабина. — И помогли они мне Совершенно бесплатно.

Едва успев произнести эти слова, она вспомнила, как цыган смотрел ей в глаза, и снова услышала его голос: «Цыгане делают все не за деньги, а за дружбу или… за любовь».

— Ну, если они не нуждаются в деньгах, можно не сомневаться, кто-то по соседству значительно обеднел ночью. А как вам удалось разобрать их язык?

— Цыган, который называл себя королем, прекрасно говорит по-французски, — ответила Сабина. — Но он мне сказал, что они венгры.

— Неужели? Мне кажется, если ситуация потребует, они придумают себе любую национальность и заговорят на каком угодно языке. Лишь бы это помогло им в достижении цели.

Если вы захотите поговорить с ними, а они не желают слушать, перед вами тут же появятся немые и глухие цыгане или слабоумные идиоты.

— Но по-моему, некоторые из венгерских цыган довольно романтичные фигуры! — воскликнула одна из гостей. — Когда моя сестра Берта ездила в прошлом году в Венгрию, на нее произвел незабываемое впечатление цыганский оркестр, который каждый вечер играл в замке, где она останавливалась.

— Я никогда не пущу цыган в свой замок, — настаивал джентльмен. — Не испытываю желания проверять, все ли на месте, после их ухода.

— Мне кажется, мы должны благодарить Бога за то, что ты приехала живой и здоровой, несмотря на опасности, которые тебя подстерегали, — спокойно сказала леди Тетфорд Сабине. — А сейчас тебе надо перекусить, после чего, я думаю, ты захочешь отправиться спать. Не сомневаюсь, что тебе и минуты не удалось поспать за последние несколько ночей. Лично я не могу сомкнуть глаз, когда путешествую.

— А кому это удастся в таких ужасных грязных поездах? — воскликнула Джулия.

Сабина нашла суп, цыпленка и свежие персики, которые ей принес лакей на подносе, очень вкусными и сытными. Кофе и пирожные, съеденные в Ницце, не очень утолили голод. А то вино, которым ее угостил цыган, немного согрело ее и чуть-чуть прибавило сил. Так что к тому времени, когда она добралась до виллы, Сабина поняла, что чувство усталости вызвано скорее голодом, чем физическим истощением.

Поэтому она с аппетитом поглощала все, что принес лакей. Хотя Сабине было несколько неловко есть, когда леди Тетфорд и ее друзья засыпали ее вопросами и комплиментами, она испытывала такой голод, что не стала обращать внимания на это неудобство, и только когда проглотила последний кусочек, вспомнила, как ей всегда говорили оставлять немножко в тарелке для «миссис Манеры».

— А теперь, дорогая, я отведу тебя в твою спальню, — сказала леди Тетфорд. — Не думаю, что тебе захочется выходить с нами сегодня. Кроме того, нам с тобой еще много надо сделать, прежде чем ты появишься на публике.

— Вы выходите из дома ночью в такой поздний час? — спросила Сабина, округлив глаза от удивления.

Один из джентльменов добродушно рассмеялся:

— Вы не заставите Виолетту лечь в постель, пока она не подержит в руках карты.

— Вы собираетесь в казино? — Сабина была шокирована.

— Конечно, в казино, — ответила леди Тетфорд, слегка улыбнувшись. — А теперь позволь мне проводить тебя наверх.

Сабина обнаружила, что вилла, хотя и всего двухэтажная, располагалась на обширном пространстве, и, как ей показалось, состояла из бессчетного количества комнат, лучшие из которых располагались так, что окна выходили на море. Вдоль верхнего этажа тянулся длинный балкон, и леди Тетфорд открыла большое французское окно в комнате Сабины, чтобы девушка могла через него выйти.

— Ты можешь здесь позавтракать на солнышке, — сказала она. — Когда проснешься, скажи Ивонне, что тебе потребуется. Мои служанки — француженки, так же, как и повар. Но дворецкий, Бейтс, и большинство лакеев — англичане.

— Я так вам благодарна за приглашение! — воскликнула Сабина.

— Дорогая моя, неужели ты думаешь, что я сама не горела желанием узнать, кого Артур выбрал себе в жены. Кроме того, я знакома с твоей матушкой еще с тех пор, когда она была девочкой.

— Мама тоже выражает вам свою искреннюю благодарность и передает большой привет.

— Я помню Эвелин, когда ей было столько лет, сколько тебе сейчас, — сказала леди Тетфорд задумчиво. — Ты не очень на нее похожа, разве что цвет волос такой же.

— Мама была очень красивой, — заметила Сабина с нескрываемой теплотой в голосе. — Все говорят, что она была самой очаровательной выпускницей своего года.

— Да, ты права, — согласилась леди Тетфорд. — Ты тоже будешь очаровательной, когда я покажу тебе платья, которые заказала для тебя в Париже.

Сабина всплеснула руками от восторга.

— В Париже! — повторила она приглушенным радостным шепотом.

— Да, — подтвердила леди Тетфорд. — Когда я написала твоей маме и сообщила, что хочу подарить моей будущей невестке приданое, не только для свадьбы, но и для поездки сюда, в Монте-Карло, она оказалась достаточно мудра и благоразумна, чтобы принять мое предложение. Эвелин написала мне твои размеры, и я отослала их известному и очень модному модельеру в Париж. Это мистер Ворт, который, как ты знаешь, одевает саму императрицу Евгению.

— Боже мой, как вы добры! Очень, очень добры! — воскликнула Сабина.

— Ты увидишь все наряды завтра, — пообещала леди Тетфорд. — А теперь отправляйся в постель , и хорошенько выспись. Ивонна уже закончила распаковывать твой багаж. Когда я проснусь завтра, то пришлю служанку за тобой, и мы поговорим о наших дальнейших планах. Спокойной ночи, детка.

Леди Тетфорд наклонилась и поцеловала Сабину в щеку.

Оставив за собой шлейф приятного аромата экзотических духов, сверкание бриллиантов и шелест атласа, она выплыла из комнаты, как лебедь.

Сабина села на кровать и закрыла глаза руками. Во все это невозможно было поверить. Она здесь, в Монте-Карло, и у нее теперь будет новая модная одежда из Парижа. Из самого Парижа!

Она не поверила, и когда мама сообщила ей, что леди Тетфорд сделала такое предложение. Леди Эвелин позвала ее в гостиную после завтрака и попросила закрыть за собой дверь.

В руке у нее было письмо, и Сабина испугалась, что она хочет ей сообщить что-то неприятное.

— Я получила письмо от леди Тетфорд, Сабина, — начала леди Эвелин. — Артур известил ее о своей помолвке, и, конечно, как ты знаешь, не может быть официального объявления, пока ты не встретишься с его матерью и не получишь ее согласия.

— Артур не уверен, что такое разрешение необходимо, — сказала Сабина.

— Я не хочу верить, что Артур действительно так думает, — твердо ответила леди Эвелин. — Его мама моя давняя подруга.

Я знаю ее с детских лет. Ни мне, ни папе совсем не понравится, если ты не будешь ей представлена и ближайшие родственники Артура не одобрят ваш брак.

— Конечно, я буду рада с ней познакомиться, — воскликнула Сабина.

— Я так и думала, дорогая.

Сабине было трудно объяснить, почему у нее возникло чувство, что Артур не горел желанием знакомить ее со своей матерью. Он не вдавался в подробности, но она была уверена, что Артур не только не хотел говорить о ней, но даже и писать о своем намерении жениться не испытывал желания.

Именно мама Сабины настояла на этом.

— Ваши родители останавливались у нас дома во время охотничьих балов, — сказала она лорду Тетфорду. — Я, помню, тогда была довольно маленькой и смотрела сквозь перила, как ваша мама спускается по лестнице. Она выглядела, как настоящая королева. А когда я подросла, мне так хотелось, чтобы она опять приехала и остановилась у нас. Я думала, что красивее ее нет никого на свете.

— Не сомневаюсь, что моя мама с благодарностью приняла бы ваши воспоминания, — ответил Артур довольно прохладно.

— Мне очень приятно, Сабина, — продолжала леди Эвелин, — что леди Тетфорд пригласила тебя к себе в гости. Она никогда не приезжает в Лондон, поэтому и хочет, чтобы ты приехала к ней в Монте-Карло, где у нее есть вилла.

— Монте-Карло! Ой, мама, неужели это правда? — воскликнула Сабина.

— Остается надеяться, что папу не очень шокирует эта идея, — заметила леди Эвелин. — Но леди Тетфорд предлагает еще кое-что, Сабина, о чем, мне кажется, лучше ему не говорить. Мужчины не понимают, как много одежда значит для женщин. Папа очень гордый человек, поэтому нам лучше сохранить в секрете, что леди Тетфорд хочет подарить тебе одежду для свадьбы и поездки к ней в гости в Монте-Карло.

— Ой, мама, как чудесно! Ты знаешь… — Сабина заколебалась, и леди Эвелин продолжила:

— Да, Сабина, я знаю! У нас никогда не было достаточно денег для таких излишеств, как модная одежда. Тебе это хорошо известно. Я совершила ошибку, когда отправила тебя в Лондон, не убедившись в том, что ты правильно и по моде одета. Но, к несчастью, в тот момент у нас было столько платежей, а вещи с каждым годом становятся все дороже и дороже.

Леди Эвелин нахмурила брови, и Сабина, повинуясь импульсу, взяла ее за руку.

— Мамочка, дорогая, ты всегда была очень добра с нами.

Мы никогда не беспокоились о том, как выглядим. По крайней мере очень мало.

— Я знаю, милая, но одежда имеет очень большое значение. Нельзя этого отрицать. Мужчины всегда думают, что женщины не слишком умны, поскольку так увлекаются нарядами, но одежда не только прикрывает наши тела, но и влияет на наше настроение. Она придает нам мужество и уверенность в себе. Заставляет чувствовать себя очаровательной и умной. Красивая одежда укрепляет дух, тогда как, если ты плохо одета, ты считаешь себя неудачницей, ни на что не способной.

— Мама, ты все понимаешь! — воскликнула Сабина. — Это было так… ужасно в Лондоне.

— Да-да, я знаю, — согласилась леди Эвелин. — Но давай не будем об этом говорить. В конце концов все сложилось хорошо, ведь так, дорогая?

— Да, конечно, так, — ответила девушка.

Она думала о поездке в Монте-Карло и о новой одежде, а леди Эвелин — об Артуре.

Именно благодаря Артуру все это происходит, думала Сабина, опуская голову на мягкую подушку и чувствуя, какой удобный под ней матрац, словно облако.

Ей никак не удавалось сосредоточиться на мыслях о своем женихе. Она снова вспомнила высокого темноволосого цыганского короля, смотревшего на нее в свете костра. «Воры и разбойники», так их назвали гости леди Тетфорд, но Сабина не могла согласиться с ними. Размышляя об этом, она вдруг резко села в кровати.

Когда она отодвинула штору, в открытое окно проник лунный свет. Сабина не стала зажигать свечу, а быстро подбежала к туалетному столику и открыла ящик. Ее руки лихорадочно стали перебирать туалетные принадлежности: щетки, расчески, подушечку для булавок в форме сердца. Это были ее вещи, которые служанка аккуратно разложила в столе. Она посмотрела на них и опять захлопнула ящик.

Брошь должна быть здесь, обязательно должна! Если бы только ей удалось вспомнить, когда она ее сняла! Пробежав по комнате босыми ногами, Сабина открыла дверь гардероба. Ее голубое платье висело там, но на нем не оказалось и намека на бриллиантовую брошь, которая должна была быть приколота над верхней пуговицей.

Сабина закрыла дверь шкафа и подошла к окну. Дивный лунный свет освещал пальмы, прекрасный, тщательно ухоженный сад, дворец с башенками на крыше и мерцающее море.

Она вспомнила, когда в последний раз ее пальцы коснулись небольшой бриллиантовой броши, приколотой к платью у основания шеи. Брошь была в форме звездочки и принадлежала ее матери. Леди Эвелин дала ей ее в утро перед отъездом в Монте-Карло.

— Мне будет очень приятно знать, что ты носишь что-нибудь мое, дорогая, — сказала она. — Я знаю, что ты обязательно будешь беречь ее. Отец подарил мне эту брошь, когда мне исполнился двадцать один год. С тех самых пор я храню ее у себя.

— Но ведь это твоя лучшая вещь, мама, — запротестовала Сабина.

— Когда-то у меня были и более дорогие, и более крупные броши, — улыбнулась леди Эвелин. — Их все продали — или чтобы заплатить гувернантке, или за учебу Гарри. А одна из них ушла на то, чтобы отремонтировать крышу. Все-таки лучше спать в сухих постелях, чем по воскресеньям, спускаясь к обеду, надевать на себя бриллианты.

— Мамочка, но ведь это единственная твоя драгоценность! — воскликнула Сабина.

— Единственная, — согласилась леди Эвелин. — Поэтому привези ее в целости и сохранности для меня. Я люблю свою маленькую звездочку. Мне всегда казалось, что эта брошь приносит удачу. Пусть она принесет тебе счастье.

— Я и так счастлива.

— Ты скоро поймешь, что в жизни всегда остается немного места для еще большего счастья, — засмеялась леди Эвелин и приколола брошь к воротнику дорожного платья Сабины.

Гарриет, Мелани, Ангелина и Клер ждали, когда она спустится в холл, одетая для поездки.

— Ты прекрасно выглядишь, Сабина, — шепнула Гарриет, целуя ее.

Мисс Ремингтон тоже была там. Она суетилась возле своего багажа и не отрывала взгляд от билетов, как будто боялась, что если хоть на мгновение поднимет глаза, билеты исчезнут.

Когда они прощались, Сабине хотелось расплакаться. Как только экипаж поехал по дороге, ведущей к станции, девушка дотронулась пальцами до броши, думая, что каждый, кто ей встретится на пути, будет смотреть и завидовать, что она обладает такой прекрасной вещицей.

А теперь брошь пропала! В Ницце она была еще на месте, потому что Сабина видела ее отражение в зеркале, когда сидела в кондитерской, где пила кофе и ела пирожные. Она помнила, как потрогала застежку, проверяя, крепко ли держится брошь.

«Воры и разбойники»! Может ли быть правдой, что, обещая починить экипаж за дружбу, они взяли в уплату ее брошь?

Ей было очень обидно и горько думать, что все оказалось именно так.

«Вы красивая», — сказал ей цыганский король. Он явно не притворялся и говорил совершенно искренне. Ни один мужчина не сможет так искусно изобразить восхищение во взгляде. И все-таки, похоже, что это он взял ее брошь! Может быть, когда они шли рука об руку в темноте по камням к экипажу, а может быть, когда он подносил ее пальцы к губам Она была готова ему верить, как же глупо и легкомысленно было с ее стороны!

Сабина резко отвернулась от окна, ощутив, что волшебство происходящего куда-то бесследно исчезло. Неожиданно девушка почувствовала себя глубоко несчастной. Она подумала, что это потому, что пропала мамина брошь и рано или поздно ей придется сообщить о том, что маленькая звездочка, которую мама так любила, исчезла. Но в глубине души Сабина понимала: это не единственная причина. Ее ранило крушение иллюзий, о которых она теперь не хотела напоминать даже себе самой.

Сабина спрятала лицо в подушку. Она пыталась уверить себя, что ее плохое настроение вызвано усталостью. Но по щекам невольно покатились слезы. И это в ее первую ночь в Монте-Карло!

У юности, к счастью, есть замечательная способность утром забывать печаль минувшей ночи. Когда Сабина проснулась, она обнаружила, что солнце заливает ее комнату, окрасив и стены, и мебель, и ковер в золотой цвет.

Она выпрыгнула из кровати и подбежала к окну, почувствовав тепло солнечных лучей на своих щеках и теле сквозь тонкую ткань ночной рубашки. Ей захотелось закричать от восторга.

Вокруг царило такое богатое разнообразие красок! Она и не подозревала, что такое можно увидеть где-нибудь еще, кроме палитры художника. Чистый голубой цвет неба, чуть более насыщенные тона моря. Зелень деревьев, золотистые и желтые фрукты внизу в саду, на клумбах пурпурные и розовые петунии, карабкающиеся по стенам ограды и дома. Это было похоже на мечту. Сабина не знала, смеяться ей или плакать от всего этого великолепия.

Она посмотрела на часы Было восемь часов. Она никогда так поздно не вставала. Дома все обычно поднимались в семь часов утра, и Сабина до завтрака ездила верхом. Девушка поколебалась немного, прежде чем позвонить и вызвать служанку, как ей велела леди Тетфорд.

Ей всегда было трудно приказывать слугам. В доме викария их было очень мало. Старая няня, живущая в их доме со времени появления на свет Гарри, первого ребенка леди Эвелин, которая потом осталась приглядывать и за остальными детьми, а теперь занималась приготовлением пищи. Еще была Глэдис, девушка, которую приходилось постоянно инструктировать и напоминать, что надо сделать и как.

Таких глэдис в доме перебывало очень много, насколько Сабина могла судить.

— Все бесполезно, Адольфус, — говорила леди Эвелин, когда ее муж начинал возражать против их ухода. — Как только девушки научатся все делать, у них появляется возможность заработать больше денег, и они знают это. До тех пор, пока мы не будем платить им больше, они постоянно будут искать себе лучшие места.

— Мне кажется это несправедливым, после того как ты их всему научила, — однажды сказал преподобный Адольфус Вэнтедж.

— Мой дорогой, было бы несправедливо держать их тут.

Тех жалких грошей, что мы им платим, хватает только на шпильки для волос.

Леди Эвелин говорила весело, и Сабина, присутствующая при разговоре, ожидала, что отец рассмеется. Вместо этого он встал из-за стола, подошел к жене и, наклонившись к ней, посмотрел прямо в глаза.

— Я тебе уже говорил, что не следовало выходить замуж за безденежного пастора, — сказал он.

В голосе отца прозвучала такая нотка, какой раньше Сабине не приходилось слышать, и она, почти не дыша, ждала, что Же ответит мама.

— Неужели ты думаешь, что я сожалею об этом? — мягко спросила леди Эвелин. — Дорогой мой, я самая богатая женщина в мире!

Отец наклонился и поцеловал маму в лоб, но Сабина видела его лицо, когда он выходил из комнаты. В его глазах отражалась боль, а губы были крепко сжаты.

Папу было очень легко обидеть. Он расстраивался, когда дети капризничали, или люди жаловались на них, или если у мамы не хватило денег, чтобы расплатиться с торговцами, или конюх, ухаживающий за лошадьми, предупреждал об уходе, потому что у него слишком много работы.

— Папа мог бы быть святым, — как-то сказала Гарриет. — Но святые должны жить на небесах и не пытаться небесные порядки переносить на землю.

Гарриет была в ярости, когда произносила эти слова, потому что отец ей что-то не разрешил сделать, но Сабина часто думала, что в них было немало правды. Быть святым значило приносить неудобства в жизнь, потому что папа не понимал трудностей привычного земного существования.

Сабина думала о том, как это прекрасно — иметь много денег, чтобы содержать достаточное количество слуг! Они готовы в любой момент прибежать наверх и принести вкусно приготовленный завтрак, забрать и выгладить платье, которое она надевала вчера, терпеливо ждать внизу, пока их позовут, чтобы сделать прическу, принести те туфли, которые надо, носовой платок, поясок или воротничок — все, что может потребоваться в тот или иной момент.

Прежде чем леди Тетфорд послала за ней, прошел час, и Сабина успела принять ванну, позавтракать, одеться и в тот момент обследовала сад. Она разволновалась, получив приглашение, и последовала за служанкой, одетой в шуршащее шелковое платье с крохотным шелковым передничком, в спальню, где леди Тетфорд все еще лежала в постели.

Войдя в комнату, Сабина замерла от восхищения. Комната была великолепна, с высоким сводчатым потолком, серебряной кроватью, сделанной в виде огромной морской раковины с перламутровым орнаментом. С серебряным зеркалом на туалетном столике, украшенном двумя купидонами, держащими на вытянутых руках корону. И ковер, и портьеры были мягкого голубого цвета, как Сабина поняла, под цвет глаз хозяйки.

— Ты хорошо спала, детка? — поинтересовалась леди Тетфорд.

Мягкие муслиновые занавески были задернуты, чтобы смягчить солнечный свет, поэтому освещение в комнате было слегка приглушенным по сравнению со слепящим сверканием за окном. Но все равно даже при таком свете Сабина заметила морщинки возле глаз леди Тетфорд, красные пятна на шее, опущенные уголки губ и желтоватый оттенок кожи, когда она была не подкрашена и не напудрена.

Прежде чем Сабина успела ответить, женщина добавила:

— Какая ты молоденькая! У тебя слишком белая кожа, надо быть осторожной, чтобы не обгореть на солнце.

— Я никогда не обгораю, — сказала Сабина. — А Гарриет моментально покрывается веснушками. Мама всегда ей говорит, чтобы она старалась не выставлять лицо на солнце, когда выходит на улицу, а моя кожа всегда остается бледной. Боюсь, что вы правы, слишком бледной.

— Да, немножко румян значительно улучшат твой вид, — критически заметила леди Тетфорд.

Сабина почувствовала себя очень неудобно.

— Боюсь, что папа…

Леди Тетфорд рассмеялась.

— Я точно знаю, что сказал бы твой папа! — воскликнула она. — Не пугайся, детка. Мария наложит тебе их так искусно, что даже самый придирчивый критик не сможет догадаться, что это не твой природный румянец. Ты не будешь выглядеть накрашенной, как я. Обещаю.

Сабина покраснела, как будто сама сказала что-то обидное, но леди Тетфорд опять рассмеялась.

— Я видела твое лицо прошлой ночью, когда ты первый раз посмотрела на меня, — сказала она. — Я совсем забыла, ведь в Англии считается, что леди должна выглядеть естественно В Париже все совсем по-другому, да и в Монте-Карло тоже.

Мне пришлось прожить за границей так долго, что я почти забыла притворство английского общества и весь набор их условностей.

— Вам нравится жить за границей? — спросила Сабина.

— Большую часть времени я счастлива, как могла бы быть везде, — ответила леди Тетфорд. — Но иногда очень скучаю.

Да-да, очень скучаю по Англии, по серому небу, по шуму машин вдоль Парк-лейн, по своим друзьям, сидящим в парке и сплетничающим друг о друге.

— Вы никогда не возвращались? — спросила Сабина.

— Нет, никогда, — ответила леди Тетфорд.

Ответ был таким твердым, что Сабина замолчала. После минутного молчания мама Артура сказала:

— А теперь давай поговорим о тебе. Мария! — Она повысила голос и хлопнула в ладоши. — Мария! Где ты?

В дверь поспешно вошла темноволосая француженка, которая провожала Сабину в спальню леди Тетфорд.

— Слушаю, мадам.

— Принеси одежду, Мария. Одежду мадемуазель. Надо посмотреть, подходит ли она ей. Если нет, то тебе придется потрудиться.

Мария вышла из комнаты и вернулась через несколько секунд с ворохом платьев. Она положила их на обитую атласом софу. Сабина, открыв рот, смотрела на одежду. Леди Тетфорд сказала:

— А теперь сними это ужасное платье, в котором я, без сомнения, вижу руку неумелой деревенской портнихи, и надень эту одежду, сотворенную художником в своей области.

— С какого начнем, мадам? — спросила Мария.

— Вечернее платье, Мария. Дай-ка мне подумать. Бирюзовый шифон с кружевной отделкой на юбке. Я хочу, чтобы мадемуазель произвела впечатление и люди обращали на нее внимание. Бирюзовый шифон для этого очень подходящий материал, он сам по себе весьма выразителен.

— Мы куда-то собираемся сегодня вечером? — спросила Сабина.

— Ну конечно. Вечеринка устраивается в твою честь моей хорошей приятельницей, виконтессой Бофлер. Мы пообедаем у нее на вилле, а потом поедем в казино.

— Ой, как замечательно! — выдохнула Сабина, и ее глаза засияли, как зажженные свечи.

— Но только, если платье подойдет тебе, — сказала леди Тетфорд. — Первое впечатление самое важное. Надень его.

Сабина едва дышала от страха. Что, если платье, которое Мария надевала на нее через голову, окажется или слишком большим, или, наоборот, маленьким, или просто не понравится леди Тетфорд? Однако оно сидело прекрасно, точно по ее фигуре. Талия в нем казалась необыкновенно тонкой, а фигура приобрела мягкие соблазнительные изгибы. Она и не подозревала, что они у нее имеются, Сабина не могла отвести взгляд от своего изображения в высоком зеркале, стоявшем за туалетным столиком леди Тетфорд. Потом она повернулась к женщине, наблюдавшей за ней из кровати.

— Оно… подходит, — пробормотала она. — Но как же я смогу отблагодарить вас? Мне так давно хотелось иметь платье, которое мне идет. Оно словно из сказки! Красивее я ничего не видела! У меня просто нет слов.

— Не благодари меня, — сказала леди Тетфорд. — Я получила огромное наслаждение, покупая наряды для тебя. Для самой себя мне это давно уже неинтересно делать. Как ты думаешь, Артуру оно понравилось бы?

Сабина колебалась только мгновение, прежде чем ответила:

— Ну конечно! Я уверена, что понравилось бы. Как может быть иначе?

— Ты в самом деле уверена в этом? — спросила леди Тетфорд. — Ну хорошо, я должна поверить на слово. Чувствую, тебе лучше известны вкусы Артура, чем мне.

Сабина смотрела на себя в зеркало. Ей показалось, что на солнце промелькнула небольшая тень. Не подумает ли Артур, что она одета слишком вызывающе? Или что платье слишком элегантное? Или слишком дорогое? Но потом решительно отбросила эти мысли. Он, конечно, хотел бы, чтобы его невеста выглядела красивой и привлекательной.

— Когда приедет Артур? — спросила Сабина.

— Думаю, послезавтра, — ответила леди Тетфорд. — Ты знаешь, что он едет Королевским поездом вместе с принцем Уэльским и его супругой?

— Да, он писал мне перед отъездом, что собирается путешествовать вместе с ними.

— Мой муж служил при дворе ее величества много лет, — сказала леди Тетфорд. — Служба короне в крови у Артура, и он никому не позволяет об этом забывать.

В тоне леди Тетфорд прозвучала горечь, удивившая Сабину, но она решила, что ей показалось.

— Вы, должно быть, очень гордитесь своим сыном, — сказала она.

— Горжусь? — Леди Тетфорд засмеялась, но потом серьезно посмотрела на Сабину и спокойно ответила:

— Да, конечно, Артур делает блестящую карьеру. Он очень способный и умный молодой человек.

Сабина еще раз бросила на себя взгляд в зеркало и отвернулась.

— Я так боюсь подвести его, — сказала она дрожащим голосом.

Глава третья


Сабина стояла на балконе и смотрела на небо. Было чуть больше трех часов ночи, но она не чувствовала усталости. Возбуждение и тревоги минувшего дня, а потом все, что произошло вечером, давали себя знать, и девушка чувствовала необыкновенную легкость. Ей больше хотелось танцевать, чем спать.

Она никогда не думала, что Монте-Карло окажется таким замечательным городом. И дело было не только в его красоте — белых виллах, окруженных прекрасными цветущими садами, или апельсиновых и лимонных рощах, где иногда смешивались самые разнообразные экзотические растения. Не в музыке и говоре тысяч хорошо поставленных голосов, и не в казино, с их стенами, обтянутыми серебристо-серым шелком, сверкающими люстрами, резными стульями и зелеными столами. Это было нечто большее.

Ее приняли в этой чудесной, волшебной стране, где собирается поразвлечься весь аристократический цвет Европы.

Когда Сабина появилась этим вечером рядом с леди Тетфорд, одетая в бирюзовое платье, с прической, созданной искусными пальцами Марии, она произвела ошеломляющее впечатление. Этого девушка не могла отрицать при всей своей скромности.

Леди Тетфорд привела ее на вечеринку, где и молодые, и старые мужчины усиленно пытались за ней ухаживать. А влиятельные богатые женщины из избранного общества дружески ей улыбались и говорили о ней одобрительные, приятные вещи леди Тетфорд.

У Сабины, как от вина, кружилась голова. Перед тем как они ушли из виллы «Мимоза» вечером, она очень боялась. Ее мучил страх, что прекрасного платья и красивой прически окажется недостаточно, чтобы простую, незнатную девушку из деревни приняли в высшем обществе. Тем более ей было известно, что леди Тетфорд выставляет невесту сына на суд своих друзей и знакомых, чтобы решить, подходит она по их меркам в жены Артуру.

Когда Мария заканчивала ее одевать, девушка дрожала.

— Детка, ты выглядишь так, словно сейчас упадешь в обморок, — сказала леди Тетфорд, входя в комнату, и Сабина буквально подпрыгнула на стуле, почувствовав себя виноватой, так как ей показалось, что в голосе женщины прозвучал упрек.

— Боюсь, я всегда бледная, — сказала она прерывающимся голосом.

— Надеюсь, нам удастся вылечить это, — улыбнулась леди Тетфорд. — Принеси румяна и пудру, Мария, которую доставили из Парижа на прошлой неделе. Она настолько великолепна, что, кажется, сделана из шелка.

— А что скажет папа? Вдруг он от кого-нибудь узнает? — воскликнула Сабина.

Леди Тетфорд рассмеялась.

— Хочешь, я открою тебе один маленький секрет? — спросила она. — Однажды, когда твоей маме было семнадцать лет, я зашла в ее комнату и увидела, что она натирает себе щеки лепестками герани.

— Мама это делала? — спросила Сабина недоверчиво.

— Ну конечно! Я тоже это делала, когда была девушкой, но мне на десять лет больше, чем твоей маме, и у меня уже было больше мудрости в то время. Я одолжила ей немного моих румян, и ни ее мама, ни папа, и никто другой не поняли, почему Эвелин, которая всегда была бледной и хрупкой, в этот вечер казалась такой цветущей.

— Не могу поверить, что это происходило с моей мамой! — воскликнула Сабина.

— Я тебе открою еще один секрет. Она пользовалась моими румянами еще много раз, особенно после того, как влюбилась в твоего отца.

— Папа пришел бы в ужас, если бы узнал.

— Неведение часто сохраняет мужчинам здоровье, — заметила леди Тетфорд сухо. — А теперь давай позволим Марии посмотреть, что можно сделать с твоим лицом, и я обещаю тебе, что ни единая душа ничего не заметит.

Подкрашенное лицо Сабины действительно выглядело очень натурально, когда она немного позже посмотрела на себя в зеркало. Это было то же самое лицо, которое она обычно видела, но слегка розовые щеки и губы и невидимый слой пудры на маленьком носу полностью изменили ее внешность.

— Вот теперь ты выглядишь очаровательно, — одобрила леди Тетфорд. — Когда тебе будет столько же лет, сколько мне, ты поймешь: хотя люди, глядя на драгоценный цветок, говорят, какая жалость, что лилия золотая, но никогда немного золота не повредило ни одной лилии.

Сабина засмеялась и сказала:

— Спасибо, что вы были так добры ко мне. А также за мое платье. Единственное, чего я боюсь, это сделать что-то не правильно или глупо поступить на этой вечеринке. Видите ли, мне нечасто приходилось бывать в обществе.

— Но ведь наверняка ты присутствовала на сезонных балах в Лондоне? Мне кажется, я читала о том, что ты была в числе представленных королеве.

— Да, я была там и останавливалась у маминой сестры на Онслоу-сквер, — ответила Сабина. По ее лицу пробежала легкая тень.

Леди Тетфорд заметила это и прекратила расспросы.

— Пошли, детка, — сказала она и взяла со стула накидку из великолепного меха шиншиллы.

Мария принесла легкое изящное пальто из бледно-голубого бархата с подкладкой из мягчайшего белоснежного лебяжьего пуха. Сабина вскрикнула от восторга, скользнув в него.

— Это самый последний крик моды в Париже, — объяснила леди Тетфорд.

— Как вы добры ко мне! Как добры! — сказала Сабина, почти не дыша.

Леди Тетфорд посмотрела на взволнованное лицо девушки, обращенное к ней.

— Мне всегда хотелось иметь дочь, — ответила она. — И теперь, кажется, она у меня наконец появилась.

Сабина почувствовала, как ей на глаза набежали слезы. В голосе леди Тетфорд прозвучали такая тоска и одиночество, что это тронуло Сабину, хотя ей было трудно понять причину.

Она импульсивно протянула к женщине руки, но та уже отвернулась к двери. Бриллианты сверкали в ее крашеных волосах, а оборки на юбке были похожи на пену.

Когда они вернулись ночью домой, Сабине захотелось еще более красноречиво поблагодарить леди Тетфорд, но оказалось очень трудно подыскать слова, чтобы выразить все чувства и мысли, переполнявшие ее. Кроме того, женщина сама говорила, не умолкая, о том, как она сегодня выиграла в рулетку.

— Не сомневаюсь, что моя система однажды сработает, — повторяла она уже в который раз. — Я проигрывала около недели, но сегодня все было сделано правильно.

— Я так волновалась, когда видела, что номера, на которые вы ставили, выпадали раз за разом! — сказала Савина.

— Волновалась! — повторила за ней леди Тетфорд и тихо засмеялась. — Большего волнения в жизни не бывает. Но сейчас ты мне не поверишь. Тебе придется подождать, пока ты доживешь до моих лет. Тогда ты поймешь, что я говорила правду.

При этих словах ее глаза засияли. И Сабина, глядя на нее, почувствовала, что перед ней совсем другой человек, чем тот, которого она встретила вчера вечером. Когда леди Тетфорд села за стол в казино, в ней появилось какое-то лихорадочное возбуждение, напряжение, почти фанатическая сосредоточенность. Казалось, для нее перестало существовать все, кроме шарика во вращающемся колесе рулетки.

Ей не хотелось уходить, поэтому Сабина очень удивилась, когда к леди Тетфорд, сидевшей перед высокой горкой денег, подошел служащий казино и, наклонившись, прошептал ей что-то на ухо. Сабина стояла совсем близко, поэтому расслышала его слова.

— Мадам, уже три часа.

Какое-то мгновение леди Тетфорд не двигалась, не отрывая взгляда от стола, как будто обдумывая слова мужчины.

Потом, почти не шевеля губами, сказала:

— Вы, должно быть, ошибаетесь. Сейчас не может быть так поздно.

— Ровно три часа, мадам, — повторил бесстрастно служащий.

С явной неохотой леди Тетфорд встала. Она автоматически собрала деньги, все еще глядя на шарик в колесе. Потом наконец как будто какой-то свет погас в ее глазах, и она отвернулась от стола.

— Нам надо идти домой, Сабина.

Они прошли через залитый светом зал. Леди Тетфорд механически улыбалась встречным женщинам, желавшим ей спокойной ночи, и мужчинам, учтиво кланявшимся, когда они проходили мимо. Когда они дошли до экипажа, она стала говорить о своей игре в этот вечер, и оживление опять вернулось к ней.

— Я уверена, моя система не может быть ошибочной. Сегодня я выиграла около двух тысяч фунтов.

— Так много? — поразилась Сабина.

— Я сидела спокойно около месяца, — ответила леди Тетфорд. — Но потом… начала чувствовать. Нет, все правильно, и завтра я опять выиграю.

— Вы приходите сюда каждый вечер? — спросила Сабина. — Ну конечно! Зачем еще жить в Монте-Карло? — нетерпеливо ответила леди Тетфорд.

Сабина помолчала какое-то время, но, так как ее мучило любопытство, осмелилась спросить:

— Вы всегда уходите ровно в три часа?

Леди Тетфорд вздохнула:

— Всегда. Я прошу, чтобы мне сообщали, когда подходит время. Но сегодня мне было очень трудно уйти. Я буквально насильно заставила себя прекратить игру. Если бы я осталась еще на час, выигрыш мог бы быть удвоен. Но… я дала обещание.

Она так долго молчала, что Сабине показалось, она забыла, что в экипаже не одна, когда леди Тетфорд закончила свою мысль:

— Тому, кто беспокоился и заботился обо мне, кто всегда знал, что для меня лучше, кого я очень любила.

Больше времени на расспросы не было, потому что они уже подъехали к вилле. Лошади галопом домчали их за короткое время. И, к удивлению Сабины, слуги уже ждали у входа, они быстро сбежали вниз по ступенькам и открыли дверь экипажа.

— Мы сразу идем спать, Бейтс, — сказала леди Тетфорд дворецкому.

— Хорошо, миледи. Вам что-нибудь нужно?

— Ничего, кроме сна.

— Надеюсь, у вашей светлости был приятный вечер?

— Да, очень приятный, Бейтс. Я сегодня выиграла.

— Это очень хорошо, ваша светлость.

Леди Тетфорд медленно поднималась по ступенькам.

— Пошли, Сабина, — сказала она. — Твоей красоте требуется немного сна, так же, как и мне. Кроме того, завтра я хочу отправиться в казино и сесть за стол пораньше, чтобы начать выигрывать.

Она наклонилась и поцеловала Сабину у дверей ее спальни, а потом не спеша пошла по коридору с грацией, которая придавала каждому ее движению, каждому жесту непередаваемую элегантность.

Сабина вошла в свою комнату. На туалетном столике и около кровати были зажжены свечи, потому что, как узнала Сабина, леди Тетфорд отказалась от новомодного газового освещения в лучших комнатах виллы.

— Он слишком яркий и раздражающий, — сказала она. — Все женщины выглядят лучше в свете свечей.

Но их свет был такой тусклый по сравнению с серебряным светом луны, проникающим в окно! Сабина отодвинула портьеры и вышла на балкон. Как прекрасен был сад с таинственными тенями и высокими силуэтами пальм на фоне ночного неба! Ниже, у подножия холма, можно было увидеть ярко освещенные окна казино, а еще ниже горели зеленые и красные огни корабля, заходящего в порт.

Все было так красиво и в то же время загадочно. Мир, который она до сих пор не знала, совсем не похожий на ее спокойное, размеренное существование дома. У Сабины было чувство, что ей предстоит открытие, еще более замечательное, чем все то, что она уже успела здесь узнать и увидеть. Предвкушение витало в воздухе, оно присутствовало и в том, как быстро билось ее сердце, и во всем, что она видела и слышала.

Пока Сабина стояла так, ей вдруг показалось, что она слышит какую-то странную, незнакомую музыку, доносившуюся из тени под деревьями. Мелодия была настолько тихая, что какое-то мгновение девушка думала, будто ей почудилось, но в следующий момент она поняла, что слышит мелодию уже давно, еще до того, как осознала это.

Музыка продолжала звучать, темпераментная, захватывающая, прекрасная. Сабине вдруг показалось, что она слышала ее раньше. Без сомнения, это была та самая, уже знакомая ей цыганская песня. Она наклонилась вниз, вглядываясь в темноту сада. Музыка стала ближе, а потом в лунном свете появился цыганский король. На темном фоне деревьев его белая рубашка казалась сияющим пятном света. К его подбородку была прижата скрипка.

Он закончил мелодию неожиданным крещендо, потом поклонился и поднял голову, чтобы взглянуть на Сабину.

— Приветствую вас, мадемуазель.

Говорил он тихо, чуть громче шепота, но она слышала каждое его слово.

— Как вы узнали, что я здесь?

Это был первый вопрос, который ей пришел в голову, и Сабина увидела, как цыган улыбнулся ей в ответ.

— Вы сами мне сказали.

— Да, но… — начала Сабина, но ее собеседник приложил палец к губам.

— Спуститесь вниз, — попросил он. — Я хочу вас увидеть.

— Как я могу? Все легли спать. Кроме того…

— Я хочу вам кое-что отдать, — настаивал он.

— Кое-что отдать? — переспросила Сабина.

Он сунул руку в карман и что-то извлек из него. Сабина увидела, как предмет засверкал в лунном свете.

— Моя брошь!

В ее восклицании было столько радости. Она чувствовала не только облегчение, что мамина драгоценность вернулась к ней, но и кое-что еще. Сабина ощущала необыкновенную радость от того, что он не украл ее. Она никогда не верила, что цыгане такие, как о них говорили гости леди Тетфорд. Хотя, не лукавит ли она? Ей очень захотелось извиниться за то, что она обвинила цыгана в грехе, который он не совершал. А ему даже в голову не приходило, что Сабина так плохо о нем подумала.

Девушка оглянулась и вспомнила, что в дальнем конце балкона имеется маленькая деревянная лестница, ведущая в сад.

Она ее заметила, когда накануне завтракала на балконе, наслаждаясь утренним теплом и ярким солнечным светом. Кроме того, ей было известно, что в комнате этажом ниже никто не ночевал.

Она быстро добежала до лестницы и начала медленно, держась за перила, спускаться вниз по ступенькам. Было совершенно темно из-за тени деревьев. Они не пропускали лунный свет с этой стороны дома. Когда Сабина добралась до нижней ступеньки, она неожиданно почувствовала сильную руку цыгана, поддерживающую ее за локоть, чтобы девушка не оступилась.

— Будьте осторожны, — сказал он и повел ее к проходу в живой изгороди из цветущей фуксии в ту часть сада, где она еще не была. Между кустами и цветами была узкая дорожка, которая вела к беседке, увитой жимолостью и розами.

Сабина видела, куда цыган ее вел, но ничего не говорила, пока они не дошли до беседки. У их ног находился маленький пруд с лилиями, в центре которого весело журчал фонтан. Здесь он остановился и протянул ей на ладони ее брошь.

— Где вы ее нашли? — спросила девушка.

— Вероятно, вы ее обронили, когда выбирались из экипажа, — ответил он. — Один из моих людей нашел брошь вчера утром. Она валялась в дорожной пыли.

— А как вы узнали, что она принадлежит мне?

— У меня не было на этот счет ни малейших сомнений.

— Я очень рада, что брошь нашлась, — сказала Сабина, забирая драгоценность из его рук.

— А когда вы обнаружили, что она пропала? — спросил цыган.

— Прошлой ночью, — ответила Сабина. — Я ложилась спать, и вдруг вспомнила, что не снимала ее, когда раздевалась.

— И что вы подумали? — спросил он.

— Она почувствовала, что краска бросилась ей в лицо.

— Что вы имеете в виду?

— Вы подумали, что это цыгане украли ее у вас?

Лунный свет не позволил скрыть от него румянец, выступивший на щеках, но смущенное выражение ее глаз рассказало цыгану правду еще раньше.

— У меня не было сомнений, что вы так подумаете, — сказал он спокойно. — Поэтому я принес ее сам. Но была еще одна причина.

— И какая же? — поинтересовалась Сабина.

— Мне очень хотелось увидеть вас еще раз и убедиться, что вы такая красивая, какой я вас запомнил.

Она стояла с маленькой бриллиантовой звездочкой в руках, не поднимая головы, потому что ей было стыдно за румянец, который предательски выдал ее сомнение в его честности. Кроме того, Сабине было стыдно за неожиданное удовольствие, которое она испытала, узнав, что он все еще восхищается ею и считает ее красивой.

— И теперь… вы разочарованы?

Она не могла удержаться от вопроса, но задала его шепотом, почти не раскрывая губ.

— Посмотрите на меня!

Просьба прозвучала как приказ, тоном человека, который привык командовать. И девушка инстинктивно послушалась.

Сабина подняла голову и посмотрела ему в лицо. Она уже забыла, какой он высокий, поражающий странной, экзотической красотой, с которой ей раньше не приходилось сталкиваться. Луна освещала их лица, и Сабина могла видеть восхищение в его глазах. Как и тогда, у костра, она не могла ошибиться.

— Неужели вам неизвестно, — спросил он, понизив голос, — что вы самая прекрасная женщина, какую мне только приходилось видеть в жизни? Когда вы ушли прошлой ночью, у меня было такое чувство, что ваш визит не мог быть реальностью, что вы, как я и подумал сначала, дух или нимфа, посетившая наш бренный мир, а потом исчезнувшая на небесах, куда простой человек не мог за ней последовать. Но теперь я вижу, что ошибался. Вы существуете на самом деле, но от этого кажетесь еще прекраснее.

— Вы не должны мне говорить подобные вещи, — быстро сказала Сабина. — Эти слова не звучат так неприлично, потому что вы произносите их по-французски, но все равно я не должна этого слушать.

— Я могу их повторить на вашем языке, — заметил цыган по-английски.

Сабина изумленно воскликнула:

— Вы говорите по-английски?

— Немного. Не так хорошо, как вы по-французски.

— Не правда. Чувствуется, что вы прекрасно владеете языком.

— Спасибо. Ну вот, теперь уже вы делаете мне комплименты.

Сабина засмеялась.

— Может быть, так будет лучше. Но я еще не поблагодарила вас за то, что вы принесли мне брошь.

— Я уже сказал, что принес ее для того, чтобы вы не думали о нас плохо. Но не стану утверждать что это было главным.

Я пришел, чтобы увидеть вас еще раз.

Сабина поспешно оглянулась через плечо. Укрытая за деревьями и изгородью из фуксии вилла была почти не видна.

Цыган продолжал наблюдать за ней.

— Вам будет стыдно, если вас застанут за разговором с цыганом?

— Нет, конечно, нет! — Ответ Сабины прозвучал поспешно и негодующе. — Не стыдно. Чего здесь стыдиться? Но моя будущая свекровь может посчитать странным, если не неприличным, обнаружив меня ночью в саду. Вы понимаете не хуже, чем я, что если меня увидят в такое время в беседке, разговаривающей с мужчиной… любым мужчиной — я буду не правильно понята.

— Вы всегда делаете только правильные вещи?

Сабина улыбнулась:

— Боюсь, что нет. Иногда папа очень сердился на меня.

Как в тот день, когда мы с моей сестрой Гарриет отправились в цирк в соседнюю деревню. Кто-то увидел нас и сообщил папе. Он был очень расстроен и рассержен, что мы так поступили, не спросив у него разрешения.

Цыганский король весело рассмеялся:

— В цирке вы видели цыган?

— Да, в цирке были цыгане. И мы видели много их у нас дома, в деревне. Но… они не были похожи на вас.

— Чем же мы отличаемся?

— Ну, английские цыгане оборванные, бедные и…

— Грязные?

— Да Но не подумайте, что я сравниваю их с вами. Просто они другие, совсем другие.

— Итак, вы опять мне делаете комплименты. Это очень мило с вашей стороны, так как, мне кажется, что как только вы рассказали вашей будущей свекрови и ее друзьям, что ночью вам помогли цыгане, очевидно, было сказано немало осуждающих слов в адрес моего народа.

Сабина выглядела смущенной.

— Они в большинстве своем англичане, поэтому судят о вас по своим искаженным меркам.

— Уверяю вас, что вам еще придется встретить и французов, которые так же плохо относятся к богемцам, как они нас называют. В Венгрии все по-другому. Там нас принимают.

Цыгане занимают особое место в моей стране. Они могут заняться, если захотят, любым ремеслом и сделать карьеру на любом поприще.

— А ваша музыка просто великолепна, многие так говорят, — заметила Сабина. — Господи, какая я глупая! Мне это самой прекрасно известно. Я слышала, как ваши люди играли той ночью, а сегодня вы.

— Еще раз благодарю вас, — сказал цыган. — Если бы вы знали, как важно для меня, когда кто-то говорит добрые слова о цыганах! Ведь их так часто обвиняют во всяких преступлениях, различных пороках и грехах.

— Может быть, потому что люди боятся вас, — предположила Сабина.

— Боятся? — удивился цыган.

— Да. Вы кажетесь свободными и счастливыми людьми.

Идете, куда хотите, вас не связывают никакие условности, никакая собственность. Кроме того, они думают, что вы владеете какой-то магической силой.

Он улыбнулся:

— Может быть, вы тоже хотите, чтобы я предсказал вам судьбу?

— Нет, — поспешно ответила Сабина. — Я не хочу знать будущее. Настоящее так… прекрасно.

— Вам нравится Монте-Карло?

— Этот город великолепен! Не могу вам передать, какой сегодня был замечательный день.

— Вы выглядите счастливой, — сказал он спокойно.

— Так оно и есть, — согласилась Сабина. — Как можно быть несчастной в таком красивом месте? А сегодня вечером все были очень добры ко мне. Я забыла о смущении и страхе, что сделаю что-нибудь не так. — Она вздохнула. — Откровенно говоря, думаю, что это мое платье сослужило мне хорошую службу.

— Ваше платье? — удивился цыган.

Сабина кивнула:

— Видите ли, у меня никогда не было такой красивой одежды. Вам это трудно понять, но я знаю, что это не вокруг меня суетились люди, не мне делали комплименты, а моему… платью.

— Думаю, мне это и на самом деле трудно понять, — сказал цыган. — Не могли бы вы выразиться поточнее?

Сабина махнула рукой.

— Зачем я вам буду рассказывать о себе? Это совсем не интересно.

— Как раз наоборот, мне это очень интересно. Вы обязательно должны рассказать, иначе я умру от любопытства.

— Дело в том, — начала Сабина, — что когда я приехала в Лондон вскоре после того, как мне исполнилось семнадцать лет, я останавливалась у своей тети, чтобы быть представленной ко двору и посетить несколько балов. Мне казалось, что все пойдет прекрасно, так же, как это было сегодня, но… я ошиблась.

Сабина горько вздохнула.

— Мама потратила много денег по нашим меркам на мою одежду. Мы не могли позволить себе что-то дорогое, но деревенская портниха, которая обычно шила одежду для нашей семьи, приходила к нам каждый день в течение трех недель.

Платья, которые она сшила, выглядели достаточно модными и красивыми, когда я их примеряла дома, но, стоило только приехать в Лондон, как сразу стало понятно, что они безнадежно устарели. Девушки смеялись надо мной между собой, а молодые люди… они меня не приглашали танцевать.

Сабина не сознавала, что когда она говорила, в ее голосе звучала боль. И что ее слова свидетельствовали, как она страдала тогда, не имея приглашений на танец ни от одного кавалера.

Перед тем как девушка уехала в Лондон, мама отозвала ее в сторонку и сказала: «Постарайся хорошо провести время, Сабина. Я знаю, тетя Эдит старомодна, и временами с ней очень трудно, но это так благородно с ее стороны, что ты можешь остановиться у нее в доме на весь сезон. Кроме того, она согласилась представить тебя ко двору. Мне, конечно, хотелось бы это сделать самой, но, дорогая, у нас совсем нет денег, и это значит, что все теперь предназначено тебе, пока остальные подрастут».

Глаза матери и дочери встретились, и Сабина поняла все, что осталось недосказанным. Кроме нее, в семье росли еще четыре дочери, и им тоже нужны были наряды и возможность поехать в Лондон. Маме еще предстояла нелегкая задача, устроить брак всех пяти дочерей.

Если бы только один человек, один мужчина, пусть даже неподходящий по меркам общества влюбился в нее, думала Сабина, это значительно смягчило бы ощущение провала, безнадежное состояние неудачницы.

Она так глубоко задумалась, что раздавшийся вдруг голос цыгана удивил ее.

— Сколько вам было лет? — спросил он.

— Когда я поехала в Лондон? Мне было семнадцать.

— Вы когда-нибудь видели жеребенка?

Вопрос удивил Сабину, но она ответила:

— Да, конечно. У нас дома есть несколько лошадей. Один родился как раз перед самым моим отъездом. Такое очаровательное, маленькое существо со звездочкой на лбу.

— Когда жеребята подрастают, — сказал цыган, — вы, наверное, замечали, что они проходят через такую стадию, когда их ноги становятся тонкими и длинными, а голова слишком большой для их тела. Они неуклюжи, пугливы и убегают от каждого, кто к ним хочет приблизиться.

— Да, конечно, я замечала это, — ответила озадаченная Сабина.

— А потом вдруг, — продолжал он, — буквально за одну ночь, жеребенок еще подрастает немножко и становится пропорциональным и очень красивым животным.

— Теперь я понимаю! — воскликнула Сабина. — Вы пытаетесь мне сказать, что во время моего пребывания в Лондоне я была похожа на такого неуклюжего жеребенка. Да, но мне не кажется, что за эти три года я очень изменилась.

— Но это так. Вы стали старше и красивее и, возможно, немного мудрее.

— Мне кажется, вы смеетесь надо мной, — сказала Сабина. — Я вообще не понимаю, зачем вам это рассказала. Никогда раньше мне и в голову не приходило кому-то рассказывать о своей поездке в Лондон.

— Даже человеку, за которого собираетесь замуж? — спросил цыган.

— Как я могла рассказать такое лорду Тетфорду? — удивилась Сабина. — Он бы не понял. Но как хорошо, что я помолвлена, иначе бы меня не пригласили погостить в Монте-Карло и я не получила бы таких замечательных платьев. Кроме того, я, по-моему, понравилась этим людям.

— И все благодаря лорду Тетфорду, — заметил цыган, и это было скорее утверждение, а не вопрос.

Сабина кивнула, а потом вдруг словно очнулась, подумав, что бы сказал Артур, если бы увидел ее сейчас; Она торопливо добавила:

— Я должна идти. Не могу себе представить, как это получилось, что я так долго с вами разговариваю. Вы были очень добры, что принесли мне мою брошь. Большое спасибо и… спокойной вам ночи.

Она протянула руку, и цыган вежливо пожал ее.

— Мне было очень приятно, что вы поговорили со мной, — сказал он. — И что вы не думаете, как многие другие, о цыганах как о разбойниках и грабителях.

Она сделала уже несколько шагов, когда он произносил эти слова. Именно так говорили друзья леди Тетфорд, но по-английски это звучало еще хуже.

— Пожалуйста, забудьте все это, — взмолилась она. — Вы совсем другие. Ни один человек, который знаком с вами, ни на один миг не заподозрит вас ни в чем.

Цыган опять взял ее руку и поднес к губам.

— Спасибо, — поблагодарил он ее. — Вы позволите мне прийти сюда еще раз?

— Нет, нет, конечно, нет, — поспешно ответила Сабина. — Артур… я имею в виду — лорд Тетфорд — приезжает завтра.

Он будет в шоке, если узнает, что я ходила ночью в сад и разговаривала с вами. Мне не следовало этого делать.

— Не волнуйтесь, — спокойно сказал цыган. — Я никому не скажу.

— Нет, конечно. Я говорю глупости. Мне было так приятно поговорить с кем-нибудь… кто меня понимает.

— Несмотря на то что я цыган?

— Может быть, как раз потому, что вы цыган, вы понимаете меня. Я вам уже говорила, люди считают, будто вы обладаете какой-то магической силой.

— Если это так, и я на самом деле владею такой силой, — сказал цыган, — то я собираюсь воспользоваться этим даром.

И хочу сказать, что однажды вы найдете настоящее счастье, которое будет заключаться не в том, что у вас красивое платье или вы имели успех на вечеринке, или даже, что вы помолвлены с английским лордом. Вместо этого вы найдете счастье любить и быть любимой. — Его голос звучал очень спокойно, но было в нем что-то особенное, от чего Сабина задрожала.

— У нас есть цыганская песня, в которой поется о любви, — продолжал он. — Я постараюсь перевести ее слова на английский язык. Она начинается так: «Любовь, словно бурное море, ты можешь отдаться его силе и могуществу. Его пучина может даже поглотить тебя, но ты никогда его не поймешь».

Сабина поспешила отнять у него руку.

— Полагаю, мне следует бояться такой любви, — сказала она и отвернулась от него.

— Подождите минутку, — попросил цыган. — Я хочу запомнить вас такой, какая вы сейчас, хотя я уже и так не смогу вас забыть. Моя дорогая нимфа, сколько еще мужчин вам скажут о своей любви, потому что в вас есть что-то, пробуждающее мужское сердце и заставляющее его стремиться к вам!..

— Я не должна этого слушать, — прошептала Сабина, но не сдвинулась с места.

— Поэты часто сравнивают английских девушек с розой, — сказал цыган. — Но вы не похожи на розу, вас скорее можно сравнить со звездой, с маленькой звездочкой, которую я вам вернул сегодня. Она сияет высоко в небе над головой мужчины и указывает ему путь, вдохновляет на движение вперед, но… при этом остается недоступной. Звезда, которая навсегда останется недосягаемой для цыгана.

— Почему вы стыдитесь того, что вы цыган? — спросила Сабина. — Вам следует гордиться своими людьми, честными. смелыми и добрыми к тем, кто попал в беду. Кроме того, вы король.

— Какая польза быть королем, если ты не можешь получить то, о чем мечтает твое сердце?

— Как я могу ответить вам на подобный вопрос? — спросила Сабина. — Кроме того, вы не можете говорить серьезно.

Ваши слова звучат так романтично и волнующе, на каком бы языке вы их не говорили, на французском или на английском.

Хотя, может быть, это происходит потому, что сейчас ночь, а это место такое таинственное.

Цыган мягко засмеялся:

— Вы, кажется, хотите очистить свою совесть, маленькая Сабина? Все, что я говорил, было абсолютно серьезно. Но я не стану вас больше мучить сегодня ночью.

Еще раз он взял ее руку, но на этот раз повернул ладонью вверх. Она почувствовала его поцелуй, теплый, страстный, обжигающий кожу. По телу Сабины пробежала дрожь, дыхание ее неожиданно пресеклось, как будто она на одно короткое мгновение слилась с вечностью.

Потом, запаниковав, девушка бросилась бежать через сад, минуя живую изгородь, прямо к маленькой деревянной лестнице на балкон. Не оглядываясь, Сабина вбежала в свою спальню, задвинула шторы, чтобы лунный свет не проникал в комнату, и только тогда стала прислушиваться, прижав руки к сердцу, которое, казалось, было готово выскочить сквозь атласный лиф ее платья.

Издалека, словно дуновение ветра, до нее донесся нежный звук скрипки.

Сабина уснула на рассвете. Она наблюдала, как исчезал последний серебряный след луны в щели между штор, видела, как первый бледный луч утра вытеснял его и постепенно сметал ночные тени, прежде чем сон наконец пришел к ней. Вернее, это был не сон, а краткое забытье, не приносящее отдыха.

Сабине пригрезилось, как цыган спасал ее из глубокой, темной воды от чего-то странного и ужасного, которое никак не могло материализоваться и казалось еще более пугающим, потому что она никак не могла определить, что это.

Потом она наконец глубоко уснула без сновидений. Сабина открыла глаза, только когда день уже был в самом разгаре и комнату заливал золотой солнечный свет. Она проснулась с ощущением счастья и подумала, что ночные приключения просто приснились. Но потом события приобрели четкие очертания, и она поняла, что вовсе не спала.

Теперь ей казалось невероятным, что она могла так недопустимо себя вести и настолько сойти с ума, чтобы разговаривать о любви с цыганом, бродягой. Человеком, который колесит по Европе, называя себя венгром, но, по сути, не имеющим национальности, потому что племена бродячих цыган не подчиняются никому, только самим себе. Он называет себя королем, но королем чего? Табора бродячих цыган?

Сабина почувствовала, что краснеет, когда вспомнила, насколько интимным был их разговор и как много она о себе рассказала. Ей казалось теперь, что она, наверное, была пьяна.

Хотя она выпила всего лишь бокал вина за обедом, и вряд ли оно заставляло бы ее так себя вести в четыре часа утра.

Но, как бы она себя ни ругала сейчас, ей не удавалось забыть, как он был красив в лунном свете, с темными волосами, зачесанными набок и открывавшими высокий лоб, с кожей золотистого оттенка. Конечно, цыган выглядел странно, если сравнивать его со светловолосыми, бело-розовыми англичанами, среди которых она жила дома и с которыми общалась в Лондоне. И все-таки в нем было благородство, которое нельзя отрицать, и еще он превосходно говорил по-английски. Правда, с небольшим акцентом, но казалось, ему ничего не стоило преодолеть и этот барьер.

Она говорила с ним так, потому что он был тем, кем был.

И потому что он никогда не будет значить ничего сколько-нибудь серьезного в ее жизни. То, что она с ним беседовала ночью, не имеет никакого значения, поскольку он не принадлежит к ее кругу. Ведь она никогда бы не осмелилась рассказывать так подробно о себе настоящему джентльмену.

Совершенно невозможно было представить себе, чтобы она вела такие разговоры даже с Артуром, за которого собирается замуж. У Сабины внезапно защемило сердце, когда она вспомнила, что именно сегодня он приезжает. Ей следовало бы ощущать радостное волнение при мысли о том, что скоро увидит своего жениха, а вместо этого она ощущала страх. Артур всегда заставлял ее чувствовать себя маленькой и незначительной, и все же он ее заметил и оказал честь, предложив стать его женой. Скоро она перестанет быть жалкой неудачницей, а станет уважаемой замужней дамой. Артур все изменит в ее жизни.

Как она должна быть ему благодарна!

Сабина вспомнила первый раз, когда увидела его. В тот вечер сквайр прислал викарию записку, где сообщал, что некая дама, приглашенная на обед, заболела, и он просил леди Эвелин прислать одну из ее дочерей, чтобы та заняла место заболевшей гостьи.

— Как приятно, что сэр Джордж подумал о нас, — сказала леди Эвелин, прочитав записку, но Сабина поняла, видя, как мама поджала губы, что думала она совсем другое.

— Приятно! — фыркнула Гарриет, не упускавшая ни единой возможности высказать свое мнение. — Я бы не считала это приятным, мама. Это просто наглость с их стороны приглашать нас в последний момент, как будто мы слуги, чтобы бежать по первому их зову. Им и в голову не придет пригласить нас так, как это обычно делается. Думаю, это все потому, что их Лаура и Дороти настолько бледны и малопривлекательны, что они боятся приглашать нас из-за их женихов.

— Гарриет! Как ты можешь? Что сказал бы папа, если бы услышал тебя? — укоризненно воскликнула леди Эвелин.

— Папа подумает, что все нормально, — проворчала Гарриет. — Я знаю, наша жизнь здесь зависит от сквайра, но господин Джордж считает, что по этой причине он может говорить и делать с нами все, что пожелает. Но мы же не мебель, чтобы передвигать нас с места на место, лишь бы угодить интересам Бертрамов, что бы они там ни думали.

— Гарриет, если ты скажешь еще хоть слово, я все расскажу папе, — сердито заявила леди Эвелин. — Я согласна с тобой, что было бы неплохо, если бы сэр Джордж и леди Бертрам иногда присылали вам приглашения не для того, чтобы заменить неожиданно заболевшего гостя или просто заполнить пустое место за столом. Но мы должны помнить, что гордыня — плохое человеческое качество.

— Не вижу причин, почему это должно быть так, — продолжала спорить Гарриет. — Сквайр получил дворянское звание исключительно по политическим причинам. Ты сама, мама, говорила, что наш род восходит к Вильгельму Завоевателю и Вэнтеджи тоже очень достойная семья. Я слышала, как дядя Герберт упоминал об этом.

— Гарриет, ты не должна говорить в манере, неподобающей леди, — упрекнула ее мать. — Кроме того, никто и не ожидает, что именно ты пойдешь на обед. Приглашение примет Сабина.

— Ой, нет, мама! — запротестовала девушка. — Ты знаешь, как трудно общаться с Лаурой и Дороти. Я никогда не могу придумать, что им сказать. Они всегда задирают нос перед нами.

— Позволь мне пойти, мама, — взмолилась Гарриет. — Я покажу им, что не боюсь ни того, что они могут сделать, ни того, что они скажут.

— Конечно, нет, Гарриет. Тебе пока еще рано выезжать.

На следующий год будет совсем другое дело. Сегодня поедет Сабина. К счастью, твое белое платье чистое, мы можем добавить голубой поясок, чтобы немножко оживить его.

Поскольку протесты Сабины были оставлены без внимания, а доводы признаны совершенно безосновательными, вечером она отправилась в гости к сквайру в наемном экипаже.

Она предполагала, что будет чувствовать себя там, как рыба, выброшенная на сушу, среди высокомерной, но, надо заметить, довольно потрепанной толпы местных жителей, которые были обычными гостями у сквайра. Но, к собственному удивлению, девушка обнаружила, что сидит за столом рядом с молодым человеком, довольно напыщенно рассуждающим о книгах и о политической ситуации в Европе.

Сабина не поняла и половины из того, что он сказал, но слушала очень внимательно и была очень ему благодарна за то, что, когда после обеда джентльмены присоединились к дамам, он подошел к ней. Вечер прошел довольно приятно, и когда она стала прощаться с леди Бертрам, та предложила ей приехать на следующий день, чтобы поиграть в крокет.

— Нас будет нечетное количество, если вы не приедете, — сказала она. — Так что передайте своей маме, милочка, что мы будем вас ждать в половине третьего.

Леди Эвелин снова поджала губы, когда получила записку с приглашением, написанную в повелительном тоне. Но Сабина, к ее удивлению, охотно согласилась поехать на этот раз.

Хотя она не отличалась большим умением играть в крокет, который, кстати, искренне ненавидела, ей очень хотелось встретиться еще раз с молодым человеком, который оказался ее соседом за обеденным столом. Он подошел к ней сразу, как только Сабина появилась.

На следующий день она выяснила его имя и, когда узнала, что это лорд Тетфорд, почувствовала смущение, что вела себя с ним так запросто.

— Думаю, ваша мама знакома с несколькими членами моей семьи, — сказал лорд Тетфорд тогда. — Мне хотелось бы выразить свое почтение вашим родителям. Будут ли они завтра дома, если я заеду днем?

— Я… скажу маме, — пробормотала Сабина, изумленная и в то же время довольная тем, что он решил навестить их.

«Это будет хороший урок Бертрамам», — подумала она.

Сквайр и его семья столько возомнили о себе, что никогда не принимают приглашения, которые им присылает леди Эвелин.

Хотя та с завидной пунктуальностью раз в год приглашала их на чай, считая это своим долгом.

— Я не сомневаюсь, что мои папа и мама будут очень рады вас видеть, — добавила Сабина, и ее нисколько не удивило, что леди Эвелин осталась довольна, услышав о предстоящем визите.

Ей и в голову не приходило, что за всем этим скрывается что-то более значительное, чем простые визиты. Надо сказать, что лорд Тетфорд остановился в доме у сквайра на неделю и каждый день приходил к ним в гости. Она водила его на прогулки по саду, показывала конюшни, которые, кстати, не произвели на него никакого впечатления. Его визиты проходили гораздо приятнее, когда он сидел на веранде и рассказывал всей семье, за исключением папы, о своей жизни при дворе.

Леди Эвелин, лелеявшая в памяти воспоминания о королеве, к которой относилась с большим почтением, была в восторге от этого. А Гарриет и Мелани засыпали его вопросами о Лондоне и о модных курортах, где ему приходилось отдыхать.

Сабина подумала, что многие из его рассказов довольно скучны, но они вместе с Гарриет сочли определенной победой над заносчивыми девицами Бертрам тот факт, что лорд Тетфорд предпочитал проводить большую часть времени за пределами их дома.

Когда в конце недели он сделал Сабине предложение, та была просто ошарашена.

— Я получил разрешение от вашего отца, — сказал он, — поговорить с вами об очень деликатном деле. Я хочу, Сабина, чтобы вы стали моей женой. Вы единственная девушка из тех, кого я встречал в своей жизни, которая, как мне кажется, будет соответствовать моему положению при дворе.

— Вы спрашивали у моего папы? — ахнула Сабина.

— Ваш отец дал мне разрешение поговорить с вами.

Через некоторое время Сабина, чрезвычайно изумленная, обнаружила, что незаметно для самой себя ответила согласием. У нее не было уверенности, что она это выразила большим количеством слов, но Артур, очевидно, считал, что на его предложение руки и сердца может быть только один ответ.

— Дорогая, я об этом для тебя могла только мечтать! — воскликнула леди Эвелин. — Подумай, как это замечательно! Лорд Тетфорд является шталмейстером принца Уэльского! Ты будешь вращаться при дворе. Подумай, дорогая, сколько ты сможешь сделать для девочек, когда они подрастут.

Гарриет прояснила ситуацию еще больше:

— Я приеду и останусь с тобой, Сабина. Ты устроишь для меня бал, правда? А принц и принцесса Уэльские будут обязательно на нем присутствовать. Это будет настоящий выход в свет в Лондоне, а не такая скука, как тогда с тетей Эдит. Твой жених очень богатый и представительный. Сабина, ты такая счастливая!

«Конечно, я была счастливой», говорила себе Сабина. Самая счастливая девушка во всем мире. Счастливая, потому что будет иметь положение в обществе, благодаря которому сможет многое сделать для Гарриет, Мелани, Ангелины и Клер. А разве не счастье жить в Лондоне, встречаться с принцем и принцессой Уэльскими, а, может быть, даже с самой королевой?

Счастлива она и теперь, в Монте-Карло, когда лежит здесь в кровати в золотой комнате и знает, что сегодня, через несколько часов увидит… Артура.

Глава четвертая


Сабина вошла в гостиную, где ее ждала леди Тетфорд.

— Это платье просто замечательное! — воскликнула она, когда девушка появилась на пороге и на минуту остановилась перед окном, открытым в сад.

— Это самое замечательное платье, которое у меня только было когда-то, — призналась Сабина. — Кроме, конечно, моих вечерних нарядов, те еще более красивые. Как же я смогу вас отблагодарить?

Леди Тетфорд улыбнулась:

— Ты платишь тем, что носишь их, как говорила моя старая служанка англичанка, которая у меня была до Марии. Ты очень изменилась с тех пор, как приехала сюда. Интересно, Узнает ли тебя Артур?

Сабина усмехнулась:

— Я подумала о том же, когда посмотрела на себя в зеркало после того, как Мария закончила меня одевать. Мне показалось, я вижу незнакомку. Это точно была не та маленькая Сабина, чья одежда всегда выглядела как-то не так.

— Одна из причин в том, что ты всегда выбирала не тот цвет, — серьезно заметила леди Тетфорд. — Ну почему англичанки так любят коричневый и серый и все эти скучные блеклые цвета, которые они называют пастельными, от чего их лица приобретают болезненно-желтый оттенок?

— Какая вы смешная! — засмеялась Сабина. — Но это правда. В Англии все носят пастельные тона. Должно быть, это связано с климатом.

— С твоей кожей, — сказала леди Тетфорд, — ты можешь носить неопределенные тона. Я ожидала, что у тебя будет такой же золотистый цвет волос, как у твоей матери, но у нее никогда не было такой прекрасной кожи и голубых глаз.

— Вы сделаете меня зазнайкой! — улыбнулась Сабина и вдруг, повинуясь неосознанному порыву, опустилась на колени около своей собеседницы и, глядя ей в лицо, такое приветливое и красивое, сказала:

— Спасибо вам. У меня нет слов, чтобы рассказать, как эта прекрасная одежда изменила меня;

Леди Тетфорд ласково дотронулась до ее щеки.

— Глупое дитя! Ты уже достаточно поблагодарила меня.

Это мне покупка тканей и выбор фасонов доставили огромное удовольствие, какого я не испытывала многие годы. Теперь посмотрим, что скажет Артур.

Сабина поднялась с колен и посмотрела на часы на камине.

— Он сказал, что приедет к четырем часам? — спросила она.

— О нет. Артур всегда уклоняется от таких точных обещаний, — ответила леди Тетфорд. — Он сказал, что приедет сразу, как только их королевские высочества освободят его от выполнения обязанностей. Насколько мне известно, у королевской свиты сейчас ленч, поэтому, мне кажется, Артур должен вот-вот подойти.

— У него слишком много времени уходит на то, чтобы их рассадить по местам, — заметила Сабина.

В ее голосе прозвучала досада. Ей нравилось думать, что Артур так мечтает ее увидеть, что, как только поезд остановится на станции, он тут же бросится на виллу «Мимоза». Конечно, Артур должен выполнять свой долг, Сабина хорошо это понимала, но не могла избавиться от мысли, что ее жених не очень-то спешит с выполнением своих обязанностей, после чего получит возможность отправиться туда, куда ему нужно.

С часов ее взгляд скользнул в зеркало над камином. Вне всякого сомнения, платье цвета зеленых листьев, украшенное бархатным пояском и оборками из плиссированного шифона, придавало ей воздушный, весенний вид. Пока она разглядывала себя, в памяти вдруг возник голос, мелодичный, глубокий, который говорил: «Вы похожи на нимфу».

Ей вдруг очень захотелось, чтобы загадочный цыган мог увидеть ее сейчас. Но не успела эта мысль сформироваться, как Сабина сердито отбросила ее. Чем быстрее она забудет все это, тем лучше. У нее не было сомнений насчет того, что подумал бы Артур, узнай он, не только о ее путешествии по верхней Корнишской дороге, но и о том, что она долго разговаривала с цыганом ночью в саду, когда тот принес ее бриллиантовую брошь.

Ей следовало забрать драгоценность, поблагодарить его и немедленно уйти, а вместо этого она медлила, рассказывала ему о себе, как обычно, в своей откровенной манере, за которую ее так часто ругали. И, что еще хуже, позволяла ему целовать руку.

Потом всю ночь она ощущала этот обжигающий поцелуй на своей ладони. Сабина пыталась забыть его, думать о чем-нибудь другом, считать поступок цыгана фамильярностью и наглостью, и все-таки эта мысль постоянно возвращалась. Она вспоминала, с какой грацией он наклонял голову и как по ее телу разливался огонь от прикосновения его губ.

Сабина решительно прервала течение мыслей, отвернулась от своего отражения в зеркале и быстрым шагом подошла к окну.

— Ты нервничаешь?

Сабина забыла, что леди Тетфорд наблюдает за ней, и резко повернулась, услышав вопрос.

— Из-за Артура? — спросила она. — А почему я должна нервничать?

Леди Тетфорд улыбнулась:

— Конечно, нет никаких причин, дорогая. Я просто поинтересовалась.

Сабина пересекла комнату, остановилась перед леди Тетфорд и обезоруживающе улыбнулась.

— Разве что немножко, — призналась она. — Артур достаточно грозная личность, мне кажется.

Леди Тетфорд вздохнула, а потом вдруг посмотрела на Сабину и тихо спросила:

— Ты любишь его, детка?

Вопрос был неожиданным.

— Да… да, конечно, — поспешно ответила Сабина, запинаясь. — Я так благодарна ему… так благодарна.

Леди Тетфорд подняла брови.

— За то, что он попросил тебя стать его женой?

Сабина кивнула:

— Это было так неожиданно, я даже на секунду не могла представить себе, что нравлюсь ему. Он разговаривал со мной за обедом у Бертрамов и потом во время игры в крокет, но мне показалось, что он просто из двух зол выбрал меньшее. Если бы Артур не разговаривал со мной, ему пришлось бы слушать Дороти и Лауру Бертрам, и он нашел бы их необыкновенно скучными. Даже мой папа, человек очень воспитанный и тактичный, признает, что довольно тяжело слушать ту чепуху, которую они несут, рассуждая о вещах, в которых совершенно не разбираются.

— Из двух зол выбрал меньшее? — повторила леди Тетфорд с улыбкой. — Ты действительно так думаешь? Детка, у тебя очень скромное представление о своей внешности.

— Разве? — спросила Сабина.

Женщина засмеялась:

— Ты только что смотрела на себя в зеркало. Что ты там Видела?

— Я видела очень красивое платье, — ответила Сабина, — и элегантную прическу, сделанную искусными руками. Если одежда может создать женщину, то в этот момент из меня получилось что-то, чем можно гордиться.

— Нет, моя дорогая, кроме одежды, есть еще кое-что, — настаивала леди Тетфорд. — Ты очень принижаешь себя. Неужели для тебя секрет, что ты очень красива? Если бы тебе довелось услышать, что говорят мои друзья с тех пор, как ты приехала в Монте-Карло, твоя голова закружилась бы на прелестных плечиках. Не надо себя недооценивать, Сабина. О чем еще множество мужчин, не считая Артура, скажут тебе, пока ты находишься здесь.

— Хотелось бы мне в это поверить! — воскликнула девушка.

Она опять повернулась к зеркалу, чтобы посмотреть на свое отражение, и в этот момент услышала, что к парадному входу подъехал экипаж.

— Артур!

Она произнесла его имя, почти не дыша, и леди Тетфорд улыбнулась, поднимаясь со своего стула.

— Да, Артур, наконец-то! А теперь ты должна подтвердить то, что я говорила тебе. Ты очень красивая, Сабина.

Обе женщины стояли в молчании. Они услышали шаги и бормотание Бейтса, когда открылась дверь в гостиную;

— Его светлость, миледи.

Артур медленно вошел в комнату. Он был среднего роста, светловолос, строен, хотя, может быть, несколько худощав, и носил изящные усики. Черты лица у него были довольно резкие, а холодные серые глаза глубоко посажены под прямыми, явно не знающими компромиссов бровями. Губы казались слегка тонковатыми и складывались в почти прямую линию, кроме тех случаев, когда он улыбался, что выдавало необыкновенную серьезность его характера и прискорбное отсутствие великодушия.

Но первое впечатление о третьем лорде Тетфорде было весьма благоприятным. Вы видели перед собой привлекательного молодого человека, хорошо одетого, с гордой осанкой. Когда он вошел в гостиную, Сабина почувствовала, как сердце в ее груди сделало скачок от волнения.

— Добрый день, Артур. Мы уже начали думать, что ты забыл о нас или твой поезд был отменен, — сказала леди Тетфорд, двигаясь к сыну, чтобы поприветствовать его.

— Как раз наоборот — Королевский поезд прибыл точно в указанный срок. У нас было великолепное путешествие, мама, и сюда я приехал, как только появилась возможность.

Сабина заметила, что он не поцеловал мать, а лишь несколько секунд подержал ее руку в своей. Потом он повернулся к Сабине.

Он улыбнулся, увидев ее, но улыбка мгновенно увяла на его губах.

— Что вы с собой сделали? — спросил он.

Смущенные слова приветствия, уже готовые сорваться с ее губ, застряли в горле.

— Я… я не знаю, — пробормотала она. — Вы имеете в виду, что я выгляжу иначе?

— Конечно, именно это я и имею в виду, — ответил Артур. — Ваши волосы и одежду.

— Вам нравится? — спросила Сабина с надеждой, — Пожалуйста, скажите, что это так. Ваша мама была так добра ко мне! Платья, которые она мне подарила, самые красивые, какие у меня только были в жизни!

Артур повернулся к матери.

— Это ты подарила Сабине эти платья? — потребовал он ответа.

Леди Тетфорд спокойно произнесла, глядя на сына:

— Да. Я написала Эвелин и сообщила ей, что моим свадебным подарком Сабине станет приданое, и что будет лучше, если она сможет воспользоваться им во время визита в Монте-Карло.

— Полагаю, в таком жесте не было необходимости, — раздраженно заметил Артур.

— О, но моя мама была так обрадована и очень благодарна вашей маме! — вмешалась Сабина. — Понимаете, у нее нет возможности купить мне столько одежды, особенно такой, какую носят в Монте-Карло. Даже если бы она купила что смогла, те платья никогда не были бы столь красивыми и модными, как эти, которые леди Тетфорд так любезно подарила мне. Пожалуйста, Артур, скажите, что вам нравится мое платье.

Голос Сабины звучал так умоляюще, так жалобно. Она без слов, по выражению лица Артура, знала, что он недоволен, но не понимала, чем именно. Наверняка ему не хотелось бы, чтобы она носила неприметную дешевую одежду, как тогда, во время их первой встречи. Даже по сравнению с теми нарядами, в которые были одеты Дороти и Лаура Бертрам, они были жалкими и немодными. Ей было просто страшно подумать, на кого бы она была похожа здесь, в модном, роскошном Монте-Карло, если бы не доброта леди Тетфорд.

— Я уверена, что вы должны быть в восторге от этого платья! — воскликнула она с отчаянием. — А другие еще лучше.

Воцарилось тягостное молчание. Потом, когда напряжение стало невыносимым, леди Тетфорд не выдержала:

— Не будь глупцом, Артур. Девочка не могла ходить по Монте-Карло, выглядя, как служанка. Ты прекрасно это знаешь, как и я. Тебе всегда надо все осложнить и заставить нас чувствовать себя неловко.

Артур посмотрел на мать. Взгляд стал ледяным, губы сжались, и он сухо заявил:

— Отлично. Но я могу кое-что сказать по поводу того, как она выглядит.

— Сабина здесь уже произвела самое благоприятное впечатление, — возразила леди Тетфорд.

— Неужели! И на кого же? — спросил Артур.

— На моих друзей, — ответила леди Тетфорд.

На его губах появилась улыбка, очень неприятная.

— Я так и думал, — проговорил он.

Сабина в изумлении переводила взгляд с одного на другого. Почувствовав неприязнь и продолжение какого-то давнего противостояния, непонятного ей, она импульсивно подошла к Артуру и положила руку ему на грудь.

— Все это для того, чтобы сделать вам приятное. А теперь не хотите ли вы сказать, что рады меня видеть?

В первый раз со времени приезда Артур взял ее за руку, глядя в лицо.

— Я очень рад вас видеть. Но вы мне нравились такая, какой я вас встретил в Коблфорде.

— Я такая и есть, — смущенно прошептала Сабина.

Артур смотрел на нее, и ей показалось, что напряжение стало меньше, но вдруг он вырвал свою руку.

— Идите сюда! — воскликнул он.

Артур схватил ее за локоть и буквально подтащил к окну.

Там он внимательно посмотрел ей в лицо, потом вытащил из нагрудного кармана белоснежный носовой платок. Прежде чем Сабина успела сообразить, что он собирается делать, Артур провел им по ее щекам — сначала по одной, потом по другой.

Сабина вскрикнула от боли. Он отпустил ее и теперь стоял, угрюмо разглядывая носовой платок, испачканный розовыми пятнами от румян.

— Это твоих рук дело! — воскликнул Артур, бросив злой взгляд на леди Тетфорд.

Он почти кричал, выдвигая свои обвинения громовым голосом. Сабина отскочила к подоконнику и прижала руки к груди.

— Мой дорогой Артур! Стоит ли так пугать девочку своими выходками? — спросила леди Тетфорд.

— Вот именно, выходки! — ответил ее сын. — Ты, по-моему, достаточно сделала, чтобы превратить ее в модную куклу, раскрасив, как шлюху.

— Немного румян не могут повлиять на ее мораль.

— Это ты так думаешь, — грубо ответил Артур. — Но я точно знаю, что значат такие действия, когда они исходят от тебя. Ты хочешь сделать из нее свое подобие. Ты хочешь развратить, испортить, опорочить ее невинность, чтобы доказать мне, что все женщины одинаковые, и ни одна из них не лучше тебя.

Его голос дрожал от ярости, но леди Тетфорд смотрела на него абсолютно спокойно.

— Нет необходимости выходить из себя, Артур, или быть грубее со мной, чем обычно. Сабина не стала развращена или испорчена от того, что я нанесла ей на бледные щеки немного румян и слегка коснулась ее носа пуховкой. Она прелестная и нежная, такая, как была всегда. Одному Богу известно, сколько Сабина еще сможет оставаться такой, если будет следовать твоим искаженным взглядам на жизнь и узнает, что ты всегда ожидаешь от каждой женщины самого плохого.

— Поскольку твой пример сделал меня циничным, можешь обвинять в этом себя, — с горечью ответил Артур. — Я очень не хотел, чтобы Сабина сюда приезжала, и теперь вижу, что мои опасения были не напрасны.

— Ты вынужден был согласиться на ее приезд сюда. Так что давай не строить иллюзий на этот счет, — заметила леди Тетфорд.

— Что ж, отлично, это так. Но пойми, я не хотел, чтобы ее здесь портили или развращали. А сейчас она пойдет наверх и умоется. И если я еще когда-нибудь увижу Сабину напудренной и нарумяненной, отправлю ее домой следующим же поездом. Это вам ясно?

Он повернулся к Сабине.

— Артур, пожалуйста… не сердитесь так.

Глаза Сабины наполнились слезами, голос с трудом вырывался у нее из горла.

— Вы слышали, что я сказал! — воскликнул он резко. — Ступайте наверх и умойтесь. И в следующий раз, когда вам в голову придет воспользоваться косметикой, вы узнаете, что мои угрозы не пустые слова.

Сабина побежала к двери. Она распахнула ее и с силой захлопнула за собой. Потом бросилась наверх, в комнату. Оказавшись в относительной безопасности, девушка вытерла слезы чистым носовым платком. Ее била дрожь.

Как он посмел так разговаривать со своей матерью? Как можно было настолько разозлиться из-за какой-то ерунды, чтобы едва ли не рычать от ярости?

Сабина снова вытерла глаза и всмотрелась в свое отражение в зеркале туалетного столика. Потом подбежала к умывальнику, из разукрашенного цветами фарфорового кувшина плеснула в таз немного воды и принялась губкой тереть лицо.

Румян было очень мало, а пудрой Мария только коснулась ее носа, поэтому все это было смыто через секунду, и когда она вытерла лицо полотенцем, на нем не осталось ни следа злосчастной косметики, так взбесившей Артура.

Сабина опять подошла к туалетному столику. Не было никаких сомнений, что с румянами на щеках она выглядит гораздо лучше. Теперь, когда приказание Артура было выполнено, Сабина почувствовала себя униженной от того, каким образом он с ней обращался.

Почему он был так груб со своей матерью? И почему в самом деле он, ее жених, позволял себе приказывать ей, пока она еще не стала фактически его женой? Но, задав себе этот вопрос, Сабина почувствовала, что весь ее запал мигом иссяк.

Ей хотелось, чтобы Артур был доволен, а не сердился на нее.

Она думала, что он одобрит ее наряды, а не будет искать в них недостатки.

Прошлой ночью цыган сказал, что она красивая. Сабина видела в его глазах восхищение. Она, как и любая другая женщина, почувствовала бы, если в том, как он обращался с ней, была бы неискренность или притворство. То же самое происходило и в казино. Все друзья леди Тетфорд делали ей комплименты, а другие мужчины, которых она не знала, смотрели на нее такими взглядами, что в их смысле можно было не сомневаться.

Артур должен был бы гордиться, а не злиться. Сабина почувствовала, как у нее в груди нарастает обида, но потом здравый смысл взял верх. Он был прав. Конечно, он был прав.

Папа и мама тоже не одобрили бы, если бы кто-нибудь из них увидел, что она накрашена. Так что Артур был прав, что заставил ее смыть косметику с лица. Пусть она с косметикой выглядит красивее, но ведь суть не в этом. Леди не должна себя так вести, не должна румяниться. Она позволила себе послушаться маму Артура, так как считала, что никто не сможет заметить косметику на ее лице.

«Я должна извиниться перед ним», — подумала она и заставила себя согласиться с тем, что это необходимо.

Медленно и очень неохотно, как будто у нее к ногам подвешены тяжелые гири, она, ступенька за ступенькой, стала спускаться вниз, в холл. Когда ее рука потянулась, чтобы открыть дверь в гостиную, Сабине вдруг отчаянно захотелось домой.

У них дома никогда не происходило подобных сцен. Папа, как бы он ни был возмущен поступками детей, никогда не выходил из себя. Он ругал их, конечно, но всегда казалось, что он больше расстроен, чем разозлен их плохим поведением. Мама иногда теряла терпение, но весь конфликт исчерпывался в течение нескольких минут, как и их детские ссоры.

Потом они целовались и опять любили друг друга. Кажется даже, что после этих ссор все становились немного счастливее, чем прежде, потому что темное облачко разногласий было слишком маленьким по сравнению с ярким солнцем их семейного счастья.

Еще не открыв дверь, Сабина вдруг кое-что поняла, не приходившее ей раньше в голову.

«Я боюсь Артура», — сказала себе Сабина. Да, она боится его. В какой-то степени это открытие поразило девушку. Как часто она говорила сестрам, что ничего не боится, даже привидений, старости или смерти. Но теперь она боялась мужчины. Мужчины, за которого собиралась выходить замуж.

«Он не должен сердиться на меня, не должен», — говорила она себе, и чувствовала стыд из-за того, что была такой трусихой.

Артур ее любит! Если она поступила не правильно, а потом извинилась, он должен ее понять.

Сабина открыла дверь и вошла, отрепетировав мысленно слова извинений, которые надо произнести. Сначала ей почудилось, что гостиная пуста, но потом она увидела леди Тетфорд, лежавшую на тахте возле окна. Артура в комнате не было.

Сабина медленно пересекла комнату. На мгновение ей показалось, что женщина спит, но потом она поняла, что леди Тетфорд смотрит в сад. Ее глаза были устремлены на высокие кипарисы, но не видели их.

— Артур ушел? — спросила Сабина тихо.

— Да. Он вернулся на обед.

— О! — Сабина больше не нашла, что сказать.

Леди Тетфорд с видимым усилием повернула голову.

— Иди сюда, детка. Я хочу поговорить с тобой.

Сабина послушно подошла. Она стояла около дивана и смотрела на женщину. Ей показалось, что леди Тетфорд выглядит очень усталой. Ее лицо было таким грустным, как будто она страдала.

Женщина взяла с дивана подушку и положила ее рядом с собой на пол.

— Садись, Сабина, — сказала она.

Девушка сделала то, о чем ее попросили. Зеленая юбка волнами легла вокруг ее ног, спиной она оперлась на спинку дивана и посмотрела на леди Тетфорд.

— Мне очень жаль, что так получилось, — сказала леди Виолетта. — Это моя вина. Мне следовало догадаться, что Артур рассердится не только на меня, но и на тебя.

— Он очень злится? — спросила Сабина.

— Ничего, все пройдет.

— Я не думала, что он заметит.

— Никто другой не заметил бы, — сказала леди Тетфорд. — Просто он искал косметику на твоем лице. Он всегда с подозрением относится ко мне, а раз ты была со мной, то и к тебе.

— Но почему? — воскликнула озадаченная Сабина. — Почему он относится к вам с подозрением?

— Потому что он ненавидит меня, — ответила леди Тетфорд.

— Ненавидит вас? — повторила Сабина. — Да нет, этого не может быть. С какой стати?

— Неужели тебе никто обо мне не рассказывал? — спросила леди Тетфорд.

— Рассказывали. Мама говорила о том, как вы всегда были к ней добры и как печально, что она вас не видела столько лет.

Она очень обрадовалась, узнав, что Артур ваш сын. Это было одной из причин, почему папа и мама были рады дать согласие на наш брак.

— Думаю, что именно поэтому Артур не стал говорить обо мне всякие неприятные вещи, — задумчиво сказала леди Тетфорд как будто про себя.

— Неприятные вещи? — удивилась Сабина. — Но зачем ему это? Как бы он посмел?

— Он посмеет сделать все, что угодно, если это послужит его цели или он что-то от этого выиграет, — ответила леди Тетфорд. — Но я вижу, ты мне не веришь. Ты, девочка, выросла в счастливом доме, у тебя любящие родители. Конечно, тебе трудно понять, как может ненавидеть мать единственный ребенок.

— Но за что? За что? — настаивала Сабина.

— Я тебе расскажу, — сказала леди Тетфорд. — Лучше мне самой тебе все объяснить. Я не могу доверить Артуру, с его полным отсутствием деликатности, излагать свою версию этой истории.

Она приложила к губам кружевной носовой платок и продолжила:

— Артур сильно похож на своего отца, моего мужа. У него был сильный характер, но очень ограниченные, можно даже сказать, фанатичные взгляды. Если он когда-нибудь решал, что курс акций должен быть таким, какой он считает правильным, то готов был отстаивать свое мнение до последнего, какие бы ни выдвигались аргументы против. Никакие силы не могли изменить решение моего мужа, и никто не мог сбить его с намеченного курса. Артур такой же. Никто и ничто не может изменить его мнение обо мне.

— Но что такого вы натворили? — спросила изумленная Сабина.

— Позволь рассказать тебе все по порядку, — ответила леди Тетфорд. — Мне было восемнадцать лет, когда я вышла замуж за отца Артура, которому было уже сорок. Он был вдовцом, который до нашего брака был женат на одной невротичке, женщине с очень сложным характером, не игравшей никакой поли в его жизни. Но болела она около пятнадцати лет. И все эти годы мой муж жил без женщин. Его жизнь проходила только в обществе мужчин. У него не было никакого интереса, даже небольшой тяги к так называемому слабому полу.

Итак, мы поженились, и родился Артур. Вскоре после этого я стала чувствовать себя очень несчастной. Я фактически не любила его, когда выходила замуж. Конечно, он вызывал у меня восхищение. Мне казалось, что он красивый и романтичный мужчина. Из-за своей молодости и глупости я не понимала, что значит жить с человеком, обладающим таким темпераментом, вернее, полным его отсутствием. Ощущение, что я несчастна, становилось все сильнее и сильнее. Мне оставалось только заставлять себя и весь окружающий мир думать, что наш брак во всех отношениях был счастливым.

Я занимала определенное положение при дворе, что давало возможность иметь какие-то интересы за пределами дома.

Занималась благотворительностью, посвящала этому все свободное время, лишь бы только не думать о своей жизни и не оставаться с мужем наедине.

Мне доставляло огромное удовольствие воспитывать Артура, до тех пор, пока его не отправили в школу, а потом и в университет. Он был очень похож на отца и внешне, и по характеру. И, пожалуй, единственный человек, к которому мой муж питал привязанность и пытался понять, был наш сын.

Артур, в свою очередь, обожал отца.

Шли годы, и в конце концов мой муж умер. Я не могу передать тебе, девочка, что значит ощутить себя вдруг свободной. Свободной от того, что висело темным облаком над моей жизнью так долго, что я думала, мне предстоит жить в темноте до конца моих дней. Бесконечные ссоры, грубость, необоснованная ревность и несправедливость делали мое существование непереносимым. Все изменилось в один миг. Наконец я стала свободной. Мне не приходилось испытывать это ощущение с тех пор, как я была девушкой.

И в этот период я в первый раз в своей жизни влюбилась.

Это был человек, которого я знала очень давно. Он любил меня много лет, а я принимала его чувство за простые дружеские отношения. К несчастью, он был женат на женщине, которая находилась в сумасшедшем доме около двадцати лет. С этим ничего нельзя было поделать. Развод был невозможен, поскольку это запрещал закон.

— Значит, если муж или жена сумасшедшие, то нет шансов стать свободным? — спросила Сабина.

— Никаких, — ответила леди Тетфорд. — А Гай так хотел иметь детей! Из него получился бы отличный, понимающий отец. Может быть, из-за этого я любила его еще больше. Гай становился старше, но в душе оставался молодым. К нему всегда тянулись молодые люди. Он понимал их, а они, в свою очередь, обожали его. Все, кроме Артура. Ему Гай никогда не нравился.

— Что же вам оставалось делать? — спросила Сабина.

— Этот вопрос и мы себе задавали снова и снова, — ответила леди Тетфорд. — Что нам делать? Мы любили друг друга.

Два одиноких и несчастных человека в течение многих лет. У него не было детей, с которыми необходимо было бы считаться, а у меня был Артур, который к тому времени вырос и не очень баловал меня своим вниманием.

Итак… да, Сабина, мы… уехали вместе. Скандала не было.

Я отказалась от своих обязанностей при дворе, сообщив, что собираюсь пожить за границей, чтобы поправить здоровье, Гай оставил свои поместья в Дорсете, и мы отправились в небольшое, но очень уютное местечко в Италии, где нас никто не знал. Мне кажется, ни у кого не возникло и мысли, что мы живем вместе, кроме, конечно, Артура.

— Вы ему сказали? — спросила Сабина.

— Да, я честно и откровенно рассказала ему, что собираюсь сделать, — ответила леди Тетфорд. — Мне никогда не удастся забыть того, что он мне тогда наговорил.

Она закрыла глаза, как будто то, что случилось тогда, было кошмаром, слишком страшным, чтобы вспоминать.

— Он очень рассердился? — спросила Сабина, понизив голос.

— Он сказал все то, что и следовало от него ожидать в подобной ситуации, — сказала леди Тетфорд. — Он сообщил, что никогда мне не доверял, что всегда считал недостойной отца и что я не сделала ничего из того, что положено матери, для полного счастья сына. Он обвинял меня во всех смертных грехах. Я была плоха во всех отношениях, а мой сын и его отец всегда во всем правы.

— Я сказала ему, что в таком случае он будет только рад избавиться от меня. Что я не опозорю его, поскольку никому неизвестно, что происходит в моей жизни. Ему только надо хранить молчание, тогда наш секрет никогда не раскроется.

Я покидала Англию, а в моих ушах звучали его проклятия.

Мы с Гаем приехали в Италию и обо всем забыли, получив наконец долгожданное счастье, которого я до тех пор не знала.

— Так никто и не узнал? — спросила Сабина.

— Никто, насколько мне известно, — ответила леди Тетфорд. — Из-за того, что я шесть лет жила свободной, спокойной жизнью с человеком, которого любила, мне показалось невозможным опять вернуться в Англию, в ее скучное, самодовольное, полное условностей общество, которое я знала, когда была замужем за отцом Артура.

— А что произошло потом, после тех шести лет? — спросила Сабина.

— Гай умер, — сказала леди Тетфорд. — Он умер от очень тяжелой болезни, которая, к счастью, терзала его не слишком долго, благодарение Богу. Его жена до сих пор жива, а он мертв.

— Вы никогда не жалели, что уехали с ним тогда? — спросила Сабина.

— Жалела ли я об этом? Моя дорогая, это единственный, правильный поступок, который я совершила в своей жизни.

Мы были очень счастливы, и когда Гай умирал, он поблагодарил меня. Представляешь, детка, он благодарил меня за то, что подарил мне шесть лет счастья.

— Что же вы делали после этого? — поинтересовалась Сабина.

— С тех пор я старалась каким-нибудь образом убить время, — вздохнула леди Тетфорд. — Сначала я путешествовала по Европе, а потом построила здесь виллу, потому что, как оказалось, единственная вещь, которая мне помогает забыть одиночество, это возможность играть. Сначала мне пришло в голову поехать в Гамбург на некоторое время, но я люблю солнце, оно напоминает мне о тех счастливых годах, которые мы провели с Гаем в маленькой рыбацкой деревушке на берегу теплого моря. Два человека, забытые миром. Два человека, у которых было все, о чем только могут мечтать мужчина и женщина.

— Артур приезжал к вам в гости когда-нибудь? — поинтересовалась Сабина.

— Нет, конечно, нет, — ответила леди Тетфорд. — Только один-единственный раз он написал мне и попросил о встрече, и то потому, что у него возникли определенные трудности, связанные с его состоянием. Понимаешь, Сабина, жизнь странная штука с неожиданными поворотами. Мой муж, который меня постоянно оскорблял, всегда говорил, что я безнадежно глупа и некомпетентна, оставил очень странное завещание.

Большая часть состояния была, конечно, оставлена сыну, но он получит деньги, только когда ему исполнится сорок лет или когда женится с моего согласия и одобрения.

Не правда ли, странно, что муж составил завещание подобным образом? Он никогда не обращал внимания на мое мнение и часто критиковал мой вкус, но тем не менее в завещании он написал именно так. Поэтому Артур, несмотря на то что не одобряет мой образ жизни, оказался в весьма щекотливом положении, когда ему пришлось получать мое согласие на брак.

— Так вот почему я приехала сюда, — сказала Сабина.

— Именно поэтому, — ответила леди Тетфорд. — Артур написал формальное письмо с просьбой одобрить его брак, но я не соглашалась ни за что, пока не увижу тебя.

— Я рада, что вы так ответили! — воскликнула Сабина.

— Правда? — удивилась леди Тетфорд. — Теперь я сомневаюсь, что это было разумным.

— Я скажу Артуру, что сожалею о своем поступке, и он все забудет.

Леди Тетфорд протянула руку и притянула Сабину к себе.

— У тебя очень добрый характер, детка, — сказала она. — Это мое упущение, что Артур разозлился на тебя, ведь виновата только я одна. Возможно, подсознательно мне хотелось его немного помучить. Когда он приезжает, я специально крашусь более ярко и заметно, потому что его это раздражает. Артур не понимает заграничный образ жизни и не одобряет обычаи иностранцев. Он обо всем судит поверхностно и ограниченно, как это делал его отец. Если бы у них была возможность, они бы всех женщин отправили в средневековое рабство. Плотская любовь им нужна только для того, чтобы производить на свет детей и удовлетворять нужды всемогущего мужчины.

— Неужели Артур на самом деле думает так? — спросила Сабина.

— Может быть, я была недостаточно добра к нему, — быстро сказала леди Тетфорд. — У Артура много хороших качеств. В этом я уверена, и ты способна помочь ему измениться.

— Каким образом?

— Ты можешь сделать его более человечным, а может быть, даже внушишь ему, что женщин следует любить и ценить.

Сабина смотрела на нее с сомнением:

— Мне никогда и в голову не приходило, что я могу чему-то научить Артура. Я, наоборот, надеялась, что он меня многому научит.

— Артуру самому очень многому надо учиться, — возразила леди Тетфорд. — Но если он тебя любит в достаточной мере, то все возможно. Я уверена, что любовь может изменить даже самого безнадежного человека. Может быть, моей самой большой ошибкой или даже самым тяжким грехом было то, что я вышла замуж за отца Артура, не любя его. Понимаешь, я тогда очень мало знала о любви. Не догадывалась, какое это прекрасное, могущественное чувство.

— Как бурное море, — ласково сказала Сабина, вспомнив слова цыгана.

— Да, это правда, — согласилась леди Тетфорд. — Любовь и правда похожа на бурное море, а еще больше на неугасимый огонь. Пламя очищает и сжигает, оно может создать и разрушить.

— Вы думаете, что Артур любит меня именно так? — спросила Сабина тихо.

Леди Тетфорд колебалась какое-то мгновение, но потом ответила:

— Я не думаю, что смогу дать однозначный ответ на твой вопрос. Только ты сама способна на него ответить.

Сабина подняла голову и поцеловала леди Тетфорд в щеку.

— Спасибо, что рассказали мне о себе, — сказала она. — И я очень рада, что вы все-таки нашли свое счастье, пусть хоть и ненадолго.

Леди Тетфорд вздохнула:

— С тех пор годы тянутся очень медленно, но моя память остается со мной. Для любой женщины этого достаточно.

Она ласково поцеловала Сабину и встала.

— Пойдем, выберем платье, которое ты наденешь вечером.

Тебе следует выглядеть привлекательно, но, может быть, слегка подавленно.

В ее голосе прозвучало еле заметное злорадство, когда она « говорила последние слова, и Сабина вдруг начала смеяться.

— Что тебя так развеселило? — поинтересовалась леди Тетфорд.

— Сама идея выглядеть уныло во всех этих прекрасных нарядах, которые вы мне привезли из Парижа, — ответила Сабина. — Кроме того, у меня нет никакого желания выглядеть унылой и подавленной. Я хочу выглядеть красивой и волнующей, чтобы Артур восхищался мною.

— Нам надо постараться заставить его воспринять тебя именно так, — улыбнулась леди Тетфорд.

— Да, нам надо постараться заставить его, — повторила Сабина.

Она думала об этом тремя часами позже, спускаясь по лестнице, одетая в белое муслиновое платье, украшенное черной бархатной тесьмой. Это был самый простой наряд в ее гардеробе, но он обладал той элегантностью и изяществом, которое достигается только волшебством парижских портных. Сабина знала, что выглядит в нем прелестно и что у нее в этом платье необыкновенно красивая фигура.

Она слышала, что несколькими минутами раньше приехал Артур, и Мария пришла из комнаты леди Тетфорд сказать, чтобы Сабина спускалась вниз, а ее светлость придет чуть попозже.

С бьющимся сердцем Сабина вошла в гостиную и увидела Артура, стоявшего возле камина. Он весьма элегантно выглядел в своем вечернем костюме с белой гарденией в петлице.

Сабина медленно пересекла комнату, направляясь к нему.

Он ничего не сказал, не сделал ни одного движения, пока она шла, и Сабина нервно сжала перед собой руки. Ей показалось, что она забыла, какой Артур высокомерный и сдержанный.

Он вел себя так, словно не замечал ее присутствия, и Сабина почувствовала себя маленькой и беспомощной.

— Пожалуйста, Артур, поверьте, мне… очень жаль.

Слова тихо сорвались с ее губ, и после этого наконец он повернулся, с подозрением глядя на ее щеки. Увидев, что на них нет ничего искусственного и что мягкий, бледный цвет ее кожи абсолютно натуральный, он произнес:

— Вот так-то лучше.

Он говорил с высокомерным одобрением школьного учителя, а не любящего человека.

— Вы больше не… сердитесь?

Это прозвучало, как вопрос испуганного ребенка.

— Я был очень сердит сегодня днем, вам это хорошо известно.

— Я знаю и очень… сожалею. Если бы мне пришло в голову, что вы заметите, я не стала бы… этого делать.

— Я замечаю все, что касается вас, — ответил Артур.

Как будто внезапно исцелившись от плохого настроения, он обнял ее за плечи и притянул к себе.

— Вам следует еще многому научиться, чтобы отличать хорошее от дурного. Вы мало видели, всегда жили очень простой жизнью, поэтому я не могу обвинять вас за то, что вы сделали ошибку. Кроме того, здесь, без сомнения, вина моей матери. Но позвольте мне все прояснить с самого начала. Вы понравились мне с первой нашей встречи. Мне не нужна в жены разряженная французская кукла. Я хочу взять в жены обычную английскую деревенскую девушку, которой смогу доверять, которой будет достаточно того, что у нее есть муж, и нет необходимости привлекать чье-то внимание.

— Я понимаю, — ответила Сабина тихо. — Но мне все равно очень нравятся мои замечательные новые платья. Право же, вам не могло показаться красивым то ужасное белое платье, которое было на мне, когда мы встретились в первый раз.

Оно совсем мне не идет. Кроме того, я ношу его уже третий год.

— Мне оно показалось замечательным, — упрямо ответил Артур. — В нем вы выглядели настоящей леди, вот что мне понравилось в вас.

— Разве я теперь не похожа на леди? — спросила Сабина, с некоторой долей лукавства, которое она не смогла полностью скрыть.

— Вы выглядите прекрасно, — сказал Артур. — Но мне больше нравилась ваша прежняя прическа. Она не была такой причудливой.

— Вчера в казино один француз постоянно говорил о «La belle Anglais», красотке-англичанке. Я долгое время не могла понять, что он имеет в виду меня.

— Пошел он к черту! — взорвался Артур. — Эти лягушатники все одинаковые. Им нельзя доверять, когда дело касается женщин. Вы не должны слушать комплименты подобного рода.

Вы вообще не должны слушать никаких комплиментов, если уж на то пошло. Это не по-английски, вам это хорошо известно.

— А мне нравятся комплименты, — честно призналась Сабина. — Мне их раньше никто не делал.

— А они вам и не нужны, — заметил Артур сварливо.

Потом он посмотрел на нее сверху вниз, наклонил голову и поцеловал ее в щеку.

— Вы выглядите замечательно. Вы это хотели услышать?

— Да, конечно, — улыбнулась Сабина. — Спасибо, что вы мне это сказали.

Он притянул ее к себе и опять поцеловал в щеку.

— Тогда все в порядке, — сказал он. — Теперь, когда я здесь, у вас больше нет необходимости слушать французов, друзей моей матери. Насколько мне известно, это своего рода коллекция самого разнообразного сброда.

— Мне они показались приятными людьми. Кроме того, они были очень добры ко мне, — пробормотала Сабина.

Она не смогла удержаться от того, чтобы не высказать неодобрения того, что он критически говорит о своей матери при ней. Но Артур, похоже, не слушал ее.

— Не люблю зарубежные страны и никогда не любил, — сказал он напыщенно. — Но что я еще больше терпеть не могу, так это всяких даго, бродяг, которые живут в них.

Глава пятая


— Vingt-neuf, noir et impair.1.

Артур протянул руку, чтобы забрать выигрыш.

— Вы выиграли! — взволнованно воскликнула Сабина.

— Это не имеет значения, — ответил он холодно. — Я не одобряю людей, которые играют всерьез. Игра — это только развлечение.

Тем не менее глаза его взволнованно блестели. Через несколько минут он опять выиграл. До этого момента Артур стоял за столом, но потом сел на свободный стул и, несмотря на все его деланное безразличие, Сабина видела, что ее жених полностью сосредоточился на игре.

Она отошла от его стула, а он даже не заметил, что его невесты уже нет сзади. Она прошла в другой конец зала, где, судя по шуму и разговорам вокруг, играла леди Тетфорд при поддержке своих друзей.

Сабина за время пребывания в Монте-Карло успела узнать, что леди Тетфорд не любит разговаривать во время игры, поэтому она немного постояла рядом, а потом опять ушла.

Казино постепенно заполнялось народом. Стали подъезжать те, кто поздно обедает. Веселые, крепко подогретые вином мужчины курили сигары. А женщины в сверкающих в лучах ламп драгоценностях переходили от стола к столу и выглядели, как веселые напыщенные павлины, а иногда и как хищные птицы.

Сабина чувствовала себя одиноко. Казалось, никому нет до нее дела, всех интересует только вращающееся колесо рулетки или масть карты. Если бы у нее были деньги, ей бы тоже хотелось испытать судьбу и выиграть несколько франков в рулетку. Но леди Тетфорд никогда не предлагала ей попробовать, а что касается Артура, то он будет шокирован и немало удивлен, если узнает, что она хочет играть.

Девушка немного понаблюдала за завсегдатаями казино, послушала их, выяснив, что разговаривают они не меньше, чем на полудюжине различных языков, а потом, побродив по залу, обнаружила дверь, которая вела на террасу. Одетый в ливрею служитель поклонился ей и сказал по-французски:

— Сегодня прохладно, мадемуазель. Вам не мешало бы накинуть на себя что-нибудь, если вы хотите погулять по саду.

— Я только хочу глотнуть немного свежего воздуха, — улыбнулась Сабина.

Она пошла вниз по ступенькам, ведущим в сад, который ярко освещался перед входом в казино, а потом полностью исчезал в темноте под тенью высоких пальм.

Желтый диск луны висел над морем. Сабина постояла несколько минут, любуясь красотой ночи. Ей вдруг так захотелось, чтобы рядом был кто-нибудь, с кем она могла бы поговорить, рассказать о тех странных чувствах, которые в ней вызывает окружающая красота.

Ей даже пришло в голову, что, может быть, стоило вернуться в казино и позвать Артура. Что, если лунный свет так же магически подействует на него, как и на нее? Но, задавая себе вопрос, она заранее знала ответ. Артур только подумает, что она слишком впечатлительна и глупа.

Сабина вспомнила прошлую ночь, когда она разговаривала с цыганом. Но тут же решительно отмела эту мысль. Она не должна о нем думать. Это было не правильно, и девушка чувствовала себя виноватой, что вспоминает так часто о человеке, который был обыкновенным бродягой, и познакомилась она с ним благодаря простой случайности.

Стараясь избавиться от мыслей, Сабина медленно шла по саду. Она миновала клумбу, цветы на которой наполняли ночной воздух тяжелым, экзотическим ароматом. Когда дорожка повернула за деревья, она вдруг увидела скамейку и силуэт человека, четко вырисовывавшегося на фоне более светлого неба. Его рука была поднята. Увидев это, Сабина сразу поняла, что он собирается сделать.

Это был «Сад самоубийц». Она много слышала о нем. Папа рассказывал, что епископ Гибралтара написал письмо в «Тайме», где возмущался тем, что Монте-Карло представляет огромную опасность духовному здоровью людей, еще он писал о тех потерянных жизнях глупых, безрассудных игроков, теряющих чувство самосохранения, садясь за стол в казино, чтобы испытать судьбу.

Это был один из них! Сабина с ужасом смотрела на него, страх парализовал ее до такой степени, что она не могла двинуться с места. Девушка чувствовала, что у нее напрягся каждый нерв, когда она ждала звука выстрела. Потом вдруг, собравшись с силами, Сабина бросилась вперед.

Маленькая и хрупкая, как могло показаться на первый взгляд, девушка обрушилась всей тяжестью на руку мужчины.

Она буквально сбросила со скамейки ошеломленного ее атакой незнакомого человека.

Он вскрикнул и вскочил на ноги, хотя Сабина продолжала держать его за руку.

— Проклятие! Что это значит? — воскликнул он по-английски, тогда как Сабина, задохнувшись от волнения, повторяла:

— Вы не должны этого делать! Не должны!

Она стояла, вцепившись ему в руку, и вдруг ее взгляд упал на предмет, который он держал. Это было не то, что она вообразила. Не пистолет, а длинный, узкий футляр для сигар, очень напоминавший в темноте смертоносное оружие, которым он как будто бы собирался вышибить себе мозги.

Сабина медленно отпустила его руку, чувствуя, как в лицо бросилась краска. Она начала бормотать:

— Мне так жаль… но я думала… думала.

— Что вы думали? — сердито поинтересовался англичанин.

— Что… что у вас пистолет в руке, — прошептала Сабина пристыженно. — Пожалуйста, простите меня. Я думала, вы хотите лишить себя жизни.

Он заметил, что она очень смущена, и какое-то время переводил взгляд с нее на свой футляр для сигар. Потом до него наконец дошло, и он начал хохотать.

— Выпорите меня розгами, если это не шутка! — воскликнул он.

— Мне очень… жаль, — бормотала Сабина. — Но я слышала так много рассказов о том, что… случается в этом саду, и, когда увидела, как вы подносите какой-то предмет к голове, я представила себе…

— Что я собираюсь вышибить себе из пистолета мозги из-за того, что мне не дают здесь кредита? — расхохотался англичанин.

— Не знаю, что вы могли подумать обо мне, — сказала Сабина. — Я могу только извиниться, сэр, и надеюсь, что вы забудете этот глупый инцидент.

Она повернулась и собралась уходить, но англичанин остановил ее.

— Не оставляйте меня, — взмолился он. — Действительно, мне следует быть обязанным вам за то, что вы попытались спасти мне жизнь. Немного нашлось бы людей, которые обратили бы на такой факт внимание. Кроме того, вы англичанка, и мне так хотелось бы, чтобы вы остались и немного поговорили со мной. Мне до чертиков надоела моя компания.

— Но я полагаю, мне следует вернуться в казино, — ответила Сабина, чувствуя себя очень неловко. — Мой жених может подумать, что со мной что-то случилось.

— Могу я узнать его имя? — поинтересовался англичанин. — Возможно, я с ним знаком.

— Это лорд Тетфорд, — ответила Сабина.

— Тетфорд? — воскликнул молодой человек. — Вы имеете в виду Артура? Мы же вместе с ним учились в Итоне! Его там называли Занудой.

— Моего жениха зовут Артур, — обиженно произнесла Сабина.

— Господи! Старый добрый Зануда наконец женится! — ликовал молодой человек. — Мои поздравления ему за то, что он выбрал себе такую очаровательную сообразительную невесту. Если бы я и правда замыслил то, что вы подозревали, моя жизнь точно была бы спасена!

— Только, пожалуйста, не говорите Артуру, что я совершила такой глупый поступок, — взмолилась Сабина. — Он не поймет. И, конечно же, решит, что я лезу не в свои дела.

— Не в свои дела? — фыркнул молодой человек. — Неужели он ожидал, что вы будете спокойно прогуливаться рядом с человеком, лежащим в луже собственной крови? Никогда добросердечная женщина не позволит себе такого. Но, если вы просите, я не скажу ему ни слова.

— Давайте поскорее забудем мою глупость, — попросила Сабина.

— Я так и сделаю, если вы мне скажете свое имя.

— Сабина Вэнтедж.

— Никогда его не забуду. Но что мы стоим, если можно присесть, — предложил англичанин, указывая на скамейку.

— Полагаю, мне лучше вернуться, — заколебалась Сабина.

— Останьтесь еще хотя бы на несколько минут. Позвольте мне по крайней мере представиться. Меня зовут Шеринэм.

— Виконт Шеринэм? — воскликнула Сабина. — Конечно, я теперь вспомнила вас. Мы встречались на балу в Лондоне три года назад. Нас представили друг другу, но вы тогда так и не пригласили меня танцевать.

— Правда? Но почему?

— Не знаю, — улыбнулась Сабина. — Наверное, вам не понравилось, как я выгляжу.

— Полнейшая ерунда! Я… я имею в виду, даже при таком освещении видно, что вы необыкновенно хорошенькая! Неужели я был тогда таким тупицей, что упустил возможность пригласить вас потанцевать, если мы встретились?

— Но так и было на самом деле, — настаивала Сабина. — Я помню все очень хорошо. Хотя в то время у меня был несколько другой вид. Во-первых, не было красивой одежды. Проще говоря, я была безвкусно одета, и поэтому, наверное, вам не захотелось меня приглашать.

— Господи! Не могу в это поверить! — воскликнул лорд Шеринэм. — Тем не менее мы с вами встречались. Это делает нас старыми друзьями, так ведь? Друзья уже почти три года.

Зануда не посмеет отрицать, что мы с ним знакомы.

— Я уверена, что теперь вам лучше не называть его Занудой, — предостерегла Сабина. — Ему это явно не понравится.

Не задумываясь над тем, что делает, Сабина села на скамейку. Виконт Шеринэм устроился рядом. Он был очень элегантным и приятным молодым человеком. Воротничок у него был высокий, как того требовала мода, а вечерний костюм облегал его фигуру так плотно, что, казалось, был его второй кожей.

— Он просто не поймет, с кем разговаривает, если я назову его Артуром, — ответил молодой человек на замечание Сабины. — Его назвали Занудой за то, что он вечно ворчал по тому или иному поводу. Его постоянно все не устраивало. Кроме того, он был ужасным ханжой, если мне не изменяет память.

— Вам не следует говорить таких вещей! — воскликнула Сабина.

В то же время она не могла удержаться от улыбки. У молодого англичанина была очень забавная манера разговаривать.

Он приподнял брови и сказал:

— Надеюсь, вы не хотите, чтобы я лгал. Кроме того, парни обычно не обращали внимания на клички. Я знаком с одним армейским полковником, так его в школе называли Прыщом.

Это прозвище до сих пор за ним сохранилось. Надо сказать, они необыкновенно прилипчивы.

— А как же называли вас? — поинтересовалась Сабина.

— У меня было прозвище Шерри, — ответил он жизнерадостно. — Я подозреваю, что им лень было придумывать что-то более грубое. Надеюсь, вы меня тоже будете называть Шерри.

— Мне кажется, это будет звучать слишком фамильярно, — возразила Сабина. — А теперь мне действительно надо идти.

Она поднялась, и виконт Шеринэм сделал то же самое.

— Я вас провожу, — предложил он. — Вам не следует ходить в таком месте одной, вы должны быть осторожнее.

— Все заняты игрой, чтобы мне уделить хоть немного внимания, — улыбнулась Сабина.

— Он, наверное, ослеп! — воскликнул виконт Шеринэм. — Тем не менее я рад этому обстоятельству. Вы не вышли бы одна и не встретились со мной, если бы Зануда выполнял свой долг как следует.

— А вы играете? — спросила Сабина.

— Я не очень увлекаюсь этими заграничными азартными играми, — ответил он. — Кроме того, мой французский весьма плох, я никогда не понимаю, что там бормочет крупье. Честно говоря, мне очень трудно уследить за игрой.

Сабина засмеялась.

— Зачем же вы тогда сюда приехали? — спросила она.

— Привез сюда свою мать на отдых. Она была больна, а отец слишком занят в Палате Лордов, чтобы отлучиться из Лондона. Кроме того, я никогда раньше не был в Монте-Карло. Мне захотелось посмотреть на это известное место. И, должен сказать, оно меня разочаровало, Я ожидал большего.

— Не могу поверить! Вы не можете так говорить.

Сабина стояла перед виконтом и с изумлением смотрела на него. Они вышли из тени деревьев на лунный свет. Она выглядела прелестно при таком освещении, а слабый ветерок, дующий с моря, слегка растрепал ее золотистые локоны.

— Это замечательное место, — настаивала девушка. — Разве вы не чувствуете, что оно полно магического очарования?

Мне кажется, что за каждым углом нас ждет увлекательное приключение. Здесь не может быть скучно, однообразно, как в обычных прозаических местах. Этот город похож на чудесную волшебную сказку, которая так внезапно сделалась явью, что ты невольно становишься ее частью.

— Все звучит так замечательно, когда вы об этом говорите, — признал виконт Шеринэм. — Возможно, в приключении за углом, о котором вы так прекрасно рассказали, мы встретимся вновь.

Как вы думаете?

— Мне кажется, то, что произошло сегодня вечером, и было приключением, — серьезно ответила Сабина. — Если говорить точнее, это было бы очень большим приключением, если бы вы на самом деле собирались совершить самоубийство. Но так как это…

Она отвернулась и покраснела.

— Я все-таки так глупо себя чувствую, — пробормотала она.

— Не стоит, — заметил виконт Шеринэм. — Нет абсолютно никаких причин считать себя глупой. Никто не узнает о происшествии. Это будет наш общий секрет, ваш и мой.

— Да, конечно, пусть это будет наш с вами секрет, — согласилась Сабина.

Они вместе вошли в казино. Жара после ночной прохлады показалась им на мгновение невыносимой. А потом, когда вокруг них сомкнулась толпа, Сабина бросила взгляд на своего нового друга и обнаружила, что он смотрит на нее с неподдельным восхищением.

— Вы совершенно правы, это увлекательное приключение, — сказал он. — Что касается нашей прежней встречи и того факта, что я отказался с вами танцевать, то это, наверное, не правда. Я никогда не забыл бы такую девушку, как вы.

— И тем не менее это правда, — ответила Сабина. — Просто мне кажется, я с тех пор изменилась немного.

— Это было три года назад? Не верю, что за такой короткий срок с вами могли произойти столь значительные перемены, только если в Лондоне не был совершенно другой человек. А что вас заставило пойти на помолвку с Занудой? Он настолько скучен, бедняга! С вашей внешностью вы могли выйти замуж за более достойного человека.

Он говорил настолько искренне, что Сабина не могла на него сердиться.

— Вам не следует говорить таких вещей, — серьезно упрекнула она его, но в то же время подумала, что виконт очень забавный.

Артур сидел за тем же столом, за которым она его оставила, но сейчас удача изменила ему, и большая кучка монет, лежавших перед ним, растаяла до нескольких золотых луидоров.

— Артур, я случайно встретила вашего старого друга, — сказала Сабина.

Он поднялся из-за стола, положил оставшиеся деньги в карман и медленно повернулся к ней.

— Вам не повезло? — спросила она.

— Всего лишь потерял немного денег из тех, что выиграл, — ответил Артур. — Тем не менее, как я вам уже говорил, это не может иметь никакого значения. Игра всего-навсего глупый и очень дорогой способ времяпрепровождения. По всем законам, если подсчитать, игрок не может быть победителем.

— Вот и ты. Зануда! Ворчишь, как всегда, — сказал виконт Шеринэм, хлопнув Артура по спине и протягивая руку.

— Привет, Шерри! А что ты здесь делаешь? — спросил Артур.

— Сопровождаю свою мать. Никогда не ожидал увидеть тебя в этом вертепе разврата.

— Я здесь с их королевскими высочествами, — несколько помпезно, как показалось Сабине, ответил Артур.

— О Господи! Это не для меня, — воскликнул виконт Шеринэм. — Если и есть единственная вещь, которую я не могу переносить, то это двор. Слишком уж там много церемоний, на мой взгляд.

— Ты всегда был безалаберным парнем, — холодно заметил Артур. — Я считаю его королевское высочество необыкновенно близким мне по духу, и, позвольте заметить, очень уважаю его и безмерно восхищаюсь.

— Ах, Зануда, ты совсем не изменился, — вздохнув, заметил Шерри. — Ты точно так же разговаривал в Итоне, а мы тебе поддавали за это, помнишь?

— А ты, Шерри, остался таким же глупым и непоследовательным, каким был в юности, — ответил Артур резко. — Тебе не кажется, что пришло время повзрослеть?

— Зануда, не пытайся поссориться со мной. Это бессмысленно. Кстати, я хотел тебя поздравить с помолвкой. Твоя невеста мне об этом рассказала.

— Значит, ты уже познакомился с Сабиной?

— Познакомился? Как бы не так! Я знаю Сабину уже несколько лет, — ответил виконт Шеринэм. — Три года, если быть точнее. Мы познакомились на балу в Лондоне.

— Неужели? — холодно произнес Артур.

— Вы оба должны обязательно прийти к нам на обед. Мы с мамой остановились в отеле «Париж». Довольно уютное местечко, надо признать. И кухня вполне сносная.

— Мы, несомненно, увидимся, — заметил Артур.

Он кивнул на прощание и быстро направился прочь, потянув за собой Сабину.

— Где вы встретили этого молодого болвана? — спросил он, когда они отошли подальше.

— В саду, — ответила Сабина.

— Крайне безответственный молодой человек. Он мне никогда не нравился, — сердито сказал Артур.

— Да? А мне он понравился. Виконт такой забавный.

— В таком случае, ваше чувство юмора значительно отличается от моего.

— Но, Артур, это так замечательно встречаться с самыми разными людьми. Мой папа всегда говорит, что все они и составляют окружающий нас мир.

— Но есть категория людей очень утомительных, — возразил Артур. — Я надеюсь, очень надеюсь, Сабина, что их королевские высочества попросят, чтобы вас им представили. Я, конечно, говорил с ними о нашей помолвке и просил у них разрешения объявить о ней публично. Думаю, когда они узнают, что вы здесь, то обязательно пошлют за вами. Это будет огромная честь для нас.

— Да, конечно, — согласилась Сабина. — Но я буду очень нервничать.

— Для этого нет никаких причин, — попытался ее успокоить Артур. — Я расскажу вам, что точно нужно делать, и если вы будете следовать моим указаниям, все пройдет хорошо.

— Они пригласят и вашу маму? — спросила Сабина.

— Совершенно определенно, нет! Ни за что!

Ответ был резким, и Сабина поняла, что повела себя бестактно. Ее мысли были заняты предстоящими волнениями, и теперь она почувствовала себя неловко, вспомнив, какие натянутые отношения у леди Тетфорд с Артуром.

Ей следовало бы замять этот разговор, но вместо этого, поддавшись своему обостренному чувству справедливости, она сказала:

— Ваша мама была очень добра ко мне.

— Моя мама — невыносимая женщина, — ответил Артур. — Я надеюсь, что вы не задержитесь здесь надолго.

— Но, Артур, я не хочу возвращаться так скоро! — воскликнула Сабина.

— Вы должны мне позволить самому решать, что для вас лучше, — холодно ответил Артур. — Существует множество вещей, которые вы не понимаете, моя дорогая Сабина.

— Эти вещи касаются вашей мамы? — поинтересовалась девушка. — Думаю, что все понимаю. Она рассказала мне о своей жизни и о том, почему вы так к ней относитесь.

— Она не имела права совершать подобные поступки! — воскликнул сердито Артур.

— Но разве она должна спрашивать у вас разрешение на то, следует ли ей говорить о чем-то или нет?

— Я не желаю обсуждать подобные вопросы, — перебил ее Артур. — Это просто неприлично со стороны моей матери, рассказывать о своих предосудительных поступках. Если бы возникла необходимость, я бы сам рассказал вам об этом. Ну раз уж так случилось, пожалуйста, забудьте все, что она вам наплела. И не говорите об этом никому, пожалуйста. Особенно вашим родителям. Мне стыдно, очень стыдно, что вам рассказали… об этом позоре, который тяжким бременем лег на всю мою семью.

— Но, Артур, здесь нет ничего неприличного или позорного, — стала спорить Сабина. — Человек, которого ваша мама любила, умер.

— Вы успокоитесь наконец или нет? — Лицо Артура исказилось от ярости. — Недопустимо уже то, что вы узнали обо всем, но еще хуже, что вы еще и обсуждаете это со мной! Если я услышу еще хоть слово, мне придется немедленно отправить вас к вашим родителям.

Они оба помолчали какое-то время.

— Я… я не люблю, когда мне угрожают, — наконец тихо, но решительно сказала Сабина.

— Тогда научитесь быть благоразумной, — буркнул Артур. — Больше мы не будем говорить на эту тему. Вы здесь в гостях у моей матери, но спрашивать совета вы должны только у меня, и именно я должен делать вам замечания по поводу вашего поведения.

Сабина почувствовала, как у нее в душе поднимается волна обиды. Из-за этого ей хотелось возражать Артуру, спорить с ним, говорить какие-то слова, о которых она наверняка пожалеет, как только откроет рот.

Но, к счастью, их прервали. Подошел какой-то пожилой господин, желавший поговорить с Артуром и познакомить их со своей женой и дочерью. Девушка была очень хорошенькой, темноволосой, одетой по самой последней моде.

— Сесилия очень довольна своим приездом сюда. — Услышала Сабина слова пожилого господина.

Ей с первого взгляда понравилась подвижная маленькая брюнетка. После того, как они вместе поужинали, девушки пошли в гардеробную, чтобы забрать свои вещи.

— Есть у нас какая-нибудь возможность встретиться завтра? — спросила Сесилия.

— Не сомневаюсь, что есть, — ответила Сабина. — Я попрошу леди Тетфорд пригласить вас на чай. Уверена, что она будет очень рада, если вы придете.

— Это было бы прекрасно! — обрадовалась Сесилия. — Если у меня не будет возможности поговорить с кем-нибудь из девушек моего возраста, я просто сойду с ума.

— Почему? Что случилось? — спросила Сабина.

— Я не могу вам здесь рассказывать, — ответила Сесилия. — У меня нет уверенности, что вы сможете мне помочь. Мне вообще никто не сможет помочь. Но будет таким облегчением, поделиться с человеком, который может посочувствовать!

В ее в голосе прозвучало столько еле сдерживаемых эмоций, что Сабина инстинктивно взяла девушку за руку, чтобы хоть как-то ее успокоить.

— Вы очень расстроены, — сказала она. — Я не ошиблась?

Сесилия кивнула:

— Ужасно. Но я обо всем расскажу вам завтра. Пригласите меня на чай, если вам удастся все это организовать. Если нет, позвольте мне прийти завтра днем к вам и попросить навестить нас. Хотя мы остановились в отеле, и мама будет сидеть вместе с нами, значит, это безнадежно. Мы сможем говорить о чем угодно, но только не о том, что имеет отношение к делу.

— Я сделаю все, что смогу, — пообещала Сабина, когда они подошли к двери казино. Сесилия вместе с родителями перешла дорогу к отелю, а Артур повез ее на виллу «Мимоза».

— Расскажите мне об этих людях, — попросила Сабина, когда они остались одни в экипаже.

— Сэр Эдвард Мейсон очень умный финансист, — ответил Артур. — Он поздно женился, и Сесилия их единственный ребенок. Он ее буквально боготворит, мне кажется.

— Мне хотелось бы, чтобы она пришла завтра на чай» если это возможно, — сказала Сабина.

— Отличная идея, — одобрил Артур. — Сэр Эдвард бывал мне полезен несколько раз в самых различных ситуациях. Уверен, его бы порадовало, если бы вы с Сесилией подружились.

Они добрались до виллы, и пока экипаж подъезжал к парадному входу, Сабина сказала:

— Интересно, почему вы предпочли остановиться не здесь, у вашей мамы, а в отеле?

— У меня не было ни малейшего желания останавливаться под крышей моей матери, — резко ответил Артур, и Сабина поняла, что опять совершила ошибку.

— Простите меня, — пробормотала она. — Спокойной ночи.

Он поцеловал ее в щеку и, сойдя на землю, помог выбраться из экипажа.

— Спокойной ночи, Сабина.

В присутствии слуг он не стал ее целовать, и Сабина, не оглядываясь, вошла в дверь.

Поднявшись наверх, в свою комнату, она посмотрела на часы и убедилась, что еще нет двух. Сабина была одна в вилле, ведь леди Тетфорд должна была вернуться не раньше своего обычного часа — вскоре после трех.

Девушка подошла к окну и отодвинула занавеску. В саду было очень тихо. Она немножко постояла, надеясь, что опять услышит звуки скрипки. Но вокруг была тишина, а в ее сердце… пустота.

Через некоторое время она опять задвинула штору и стала раздеваться, не переставая вслушиваться в звуки ночи в надежде, что скрипка все-таки заиграет снова. Но этого не произошло. Сабина представила цыганского короля сидящим около костра со своими людьми и наблюдающим за танцующей девушкой, чьи длинные волосы струящейся волной стремятся к огню. Он считает красивой ее золотистую кожу, темные блестящие глаза и высокие скулы.

Сабина посмотрела в зеркало на свое собственное отражение.

Какая все-таки она бледная! Ее кожа кажется почти прозрачной, а волосы тусклым отражением золота в серьгах цыганки.

Она вздохнула и выключила свет. Какой смысл думать об этом? Цыганский король далеко, а ей следует думать об Артуре. Но как только ее глаза закрылись, ей опять послышался мелодичный, низкий голос, говоривший: «Цыгане все делают за дружбу или за любовь».


Утро началось с письма, принесенного на подносе вместе с завтраком. Какое-то мгновение Сабина смотрела на него, размышляя, кто ей мог написать. Потом взяла конверт и вскрыла, прежде всего взглянув на подпись. Оно было от Сесилии.


Пожалуйста, не забудьте, что вы обещали сегодня встретиться со мной. Я в отчаянии, иначе не стала бы вас просить об этом.


— Что это ее так беспокоит? — вслух спросила себя Сабина. И потом, как только леди Тетфорд проснулась, она быстро направилась в ее комнату.

— Могу я пригласить мисс Сесилию Мейсон сегодня на чай? — спросила она после того, как поприветствовала хозяйку дома.

— Конечно, девочка. Кто она такая?

— Ее отец — друг Артура, и мне кажется, что она несчастна. Она сказала, что ей хотелось бы поговорить со мной.

— Попроси ее прийти к четырем часам, и вы сможете побыть одни, — сказала леди Тетфорд. — Я пообещала навестить виконтессу Этьенн де Абранте. Обычная встреча пожилых дам, на которой молоденькой девушке было бы скучно. Тебе будет гораздо приятнее провести время с твоей ровесницей.

— Как вы добры! Я сейчас же ей напишу! — воскликнула Сабина.

— А теперь давай решим, что ты наденешь сегодня вечером, — сказала леди Тетфорд.

— Вечером?

— Да. А что, разве Артур тебе ничего не сказал? Сегодня костюмированный бал во дворце. Князь Монако попросил меня устроить обед для него. Я надеялась, что Артур будет с нами, но думаю, он придет с королевской семьей. Это, конечно, досадно, потому что получается, что нам будет не хватать мужчины, если только я не придумаю, кого можно пригласить для этой роли. Нужен симпатичный молодой человек.

Сабина колебалась мгновение, но потом сказала:

— Мы можем попросить виконта Шеринэма? Я встретила его прошлой ночью в казино. Мы познакомились с ним три года назад в Лондоне на балу.

— Конечно, мы можем попросить его! — воскликнула леди Тетфорд. — я хорошо знаю его мать, леди Чеверон. Она моя давняя приятельница. Я слышала, что она приехала в Монте-Карло, но не знала, что ее сын тоже тут.

— Он вместе с Артуром учился в Итоне.

— Да, я знаю, — ответила леди Тетфорд. — Но мне кажется, они никогда особенно не ладили.

Сабина улыбнулась:

— Виконт сказал, что Артура там называли Занудой, он до сих пор так его зовет. Не думаю, что Артуру это нравится.

— У меня нет сомнений, что его это просто бесит, — засмеялась леди Тетфорд. — Но не имеет значения, мы пригласим его на обед, и у нас получится четное число присутствующих. А теперь беги, детка, и напиши записку мисс Мейсон. А Бейтс попросит лакея передать оба приглашения.

— Спасибо вам огромное! — воскликнула Сабина.


Сабина провела утро с Марией, примеряя маскарадный костюм, который леди Тетфорд привезла из Парижа, но он требовал довольно значительных переделок. Она должна была предстать Персефоной. Так как Ворт делал костюм богини весны, он оказался слишком прозрачным, и леди Тетфорд и Сабина сообразили, что это вызовет у Артура яростный протест.

— Он очень красивый, но… — начала Сабина с сомнением, а леди Тетфорд закончила:

— Но очень, очень нескромный! Мария добавит несколько ярдов шифона под юбку и чем-нибудь прикроет плечи. Ты выглядишь великолепно, детка, хотя, если появишься в таком виде, это вызовет шквал протестов у моего обожаемого сына.

Мария вышла из комнаты, чтобы подобрать нужный материал, а Сабина, прижав к груди букетик весенних цветов, спросила:

— Почему вы позволяете ему быть таким диктатором?

— Это не моя вина, — со вздохом ответила леди Тетфорд. — Он точно такой же, как его отец. Иногда, когда я закрываю глаза, мне так и слышится скрипучий голос моего бывшего мужа, отметающий все законы, все протесты других людей, безапелляционный, никому не позволяющий себе возражать. Только его мнение было правильным. Многие дети бывают похожими на своих родителей, и Артур не исключение.

— Но разве вы не могли изменить его? Сделать более понимающим? — спросила Сабина.

— Я пыталась, но потерпела фиаско, — ответила леди Тетфорд. — а теперь это твоя задача, детка. Нет ничего невозможного для женщины, которая любит и любима. Я виню себя за то, что недостаточно любила своего мужа, чтобы оказаться способной смягчить его суровый, ущербный взгляд на жизнь.

Надеюсь, ты преуспеешь в этом с Артуром, ведь любовь может многое преодолеть.

Сабина ничего не ответила, потому что вернулась Мария.

Пока на ней подкалывали булавками, подгоняли и примеряли платье, Сабина стояла, рассеянно глядя в сад. Неожиданно на нее нахлынула тоска, и на душе стало очень тревожно.

— Все, мадемуазель, я закончила, — наконец сказала Мария, вынимая изо рта несколько булавок и втыкая их игольницу в виде сердца, которую носила на поясе.

— Просто замечательно, Мария! — воскликнула Сабина, глядя на розы, фиалки, нарциссы и незабудки, разбросанные по лифу и обвивающие юбку из мягкого зеленого газа снизу доверху, как будто цветы росли из земли, на которой она стояла.

— Мадемуазель просто великолепна, — с восторгом воскликнула Мария.

— Надеюсь, что так подумают все. Я никогда раньше не была на костюмированных балах, — сказала ей Сабина.

— А вот и маска. Посмотрите, она из зеленого бархата. Я пришила маленькие розочки по углам, а завязываться она будет вот этими серебристыми ленточками сзади, на затылке.

— Что за удовольствие, когда тебя никто не узнает? — заметила Сабина. — И как можно танцевать с человеком, не зная, был он представлен тебе или нет?

— На это никто не обращает внимания, мадемуазель. В этом весь смысл костюмированного бала. Только в двенадцать часов ночи вы снимаете маски и тогда узнаете, с кем флиртовали весь вечер.

— Мария, в твоем описании это звучит еще более интригующе, чем на самом деле, — засмеялась Сабина. — Кроме того, мы все равно просто приклеены к своим компаниям, а там все знают, кто кем будет. Лорд Тетфорд, например, предстанет в костюме восемнадцатого века. Думаю, он в нем будет выглядеть весьма впечатляюще.

— Вы правы. Этот костюм должен очень пойти господину.

Мария произнесла эти слова довольно холодно, что не ускользнуло от Сабины. Она хорошо знала, что Мария не любит Артура. И это можно было понять. Она была предана своей хозяйке и не могла спокойно смотреть на то, как сын делает ее несчастной.

Но восторг от нового платья и предвкушение праздника отогнали прочь мысли об Артуре и конфликте между ним и его матерью. Она даже забыла, что к чаю придет Сесилия со своими проблемами, поэтому, как только гостья приехала, первыми словами Сабины были:

— Вы собираетесь сегодня на бал? Что вы наденете?

— Я буду в костюме пастушки, — ответила Сесилия. — Но меня это не особенно интересует, потому что я не хочу идти на бал. Если папа разрешит, то я охотно отправлюсь пораньше спать.

— Но почему? — удивилась Сабина.

— Именно по той причине, из-за которой я просила вас пригласить меня на чай, — ответила Сесилия. — Не знаю почему, но когда я увидела вас в казино прошлой ночью, мне показалось, что вы единственный человек, который может мне помочь. Я не встречалась ни с одной своей ровесницей с тех пор, как уехала из Англии две недели назад. Как только нас познакомили, я почувствовала, что вы добрая и понимающая девушка.

— Расскажите же мне наконец, в чем дело, — взмолилась Сабина, но, поймав предупреждающий взгляд Сесилии, поняла, что в комнату вошел лакей с чайными принадлежностями.

Они говорили об одежде и бале, пока наконец серебряный поднос с чайником, заварочным чайничком и чайницей не был установлен на невысоком столике рядом с диваном. Потом лакей принес трехъярусную подставку для кексов и булочек, которую установил около столика. Кроме этого, присутствующие могли закусить бутербродами с маслом, тонкими сандвичами и печеньем. Еще на стол были поставлены джем и мед.

— Ну все! — воскликнула Сабина с облегчением, когда за лакеем закрылась дверь. — Теперь начинайте рассказывать с самого начала.

Ей показалось, что она опять дома и слушает одну из своих сестер. Если они разлучались хотя бы на несколько часов, за это время всегда появлялась проблема, которую следовало обсудить, или хотя бы немного пошептаться.

— Вы такая славная! — воскликнула Сесилия. — Не знаю. зачем я взваливаю на вас свои горести.

— Почему бы и нет, — возразила ей Сабина. — Мы должны быть рады возможности помочь друг другу.

В то же время она понимала, что если Сесилия может ей довериться, сама она не откроет свои беды новой приятельнице. Была в ней какая-то врожденная гордость и внутренняя сдержанность, не позволявшия говорить об Артуре с малознакомой девушкой. Однако Сабине очень хотелось это сделать, ведь ей тоже был нужен совет по поводу ее собственного жениха. Ах, если бы тут была мама или Гарриет! Но Сесилия начала говорить, и Сабина отогнала свои мысли прочь, чтобы выслушать с открытым сердцем откровения расстроенной девушки.

— В прошлом месяце мне исполнилось восемнадцать лет, — начала Сесилия. — Я вижу, вы удивлены, потому что я выгляжу старше, но это произошло из-за того, что мне пришлось слишком много путешествовать с папой. Он банкир, и я объехала с ним всю Европу. Мы жили и в Германии, и в Париже, и в Амстердаме, и в Мадриде. Я вынуждена была заниматься такими делами, которыми девушки в моем возрасте еще обычно не занимаются. Но это не значит, что я чувствую по-другому. Мне тоже хочется полюбить, выйти замуж и иметь детей, как и любой другой.

— Да, конечно, я понимаю.

— Я была уверена, что вы меня поймете. Поэтому я хочу попросить у вас совета. Может быть, вы мне подскажете, что делать? Понимаете, папа хочет, чтобы я вышла замуж за человека, которого я не люблю.

— Зачем? — удивилась Сабина, — Это связано как-то с его банковскими делами, — ответила Сесилия. — Вопрос разрастания их концернов. После нашего брака они становятся партнерами в одном большом банковском объединении. Я не совсем разбираюсь в финансовых делах, но этот господин папин друг. Однажды этот человек пришел к нам в Лондоне в гости и влюбился в меня. Он на Двадцать пять лет старше. На двадцать пять лет! Я его не люблю, и никогда не смогу полюбить, но папа говорит, что я должна выйти за него замуж.

— Даже если вы не любите его? — воскликнула Сабина.

— Да. Потому что это хорошо для его финансовых дел.

Папа достаточно богат, но, полагаю, каждому хочется иметь еще больше денег. Он говорит, что этот брак сделает меня одной из самых богатых женщин мира. Но я не хочу быть богатой. Я хочу любить того, кого пожелаю; хочу найти человека, который полюбит меня из-за меня самой, а не из-за выгоды, которую принесет мое богатство. Мне хочется, чтобы рядом был молодой мужчина, который мог бы посмеяться со мной, которому нравились бы те же самые вещи, что и мне. А вместо этого я должна выходить замуж за человека, который мне в отцы годится.

— Но ведь они не могут вас заставить! — возмутилась Сабина.

— Они меня именно заставляют, — ответила Сесилия. — Как вы не понимаете? Вам повезло, вы выходите замуж за молодого, симпатичного человека, которого любите и который любит вас. А я? Я должна стать женой мужчины, который мне совершенно безразличен и которого я видела всего лишь два раза в жизни. Когда он приедет сегодня вечером, это будет лишь наша третья встреча. Мне придется стать его женой, позволять дотрагиваться до себя, целовать. Меня начинает тошнить при одной только мысли об этом.

Голос Сесилии сорвался, и она заплакала горькими, безнадежными слезами.

— Я никогда не думала о браке… с этой точки зрения, — сказала наконец Сабина тихо.

— Вы не думали, потому что с вами не должно этого произойти, — продолжала Сесилия. — А я думаю все время о том, что значит остаться совершенно одной с человеком, чье имя я даже слышать не могу. И он будет владеть мной, моим телом и душой, потому что он мой законный муж. Родителям хорошо говорить о выгодах такого брака, о преимуществах богатой жизни и о том, как прекрасно владеть домами и драгоценностями.

Но что все это значит, если я не люблю этого человека, он мне даже не нравится, а у него будет право делать со мной все, что ему заблагорассудится. Обнимать меня, целовать и…

Сесилия неожиданно замолчала и закрыла лицо руками.

— Я не могу даже заставить себя произнести это вслух, — сказала она. — А ведь именно это со мной и должно произойти. Вы можете себе представить тот миг, когда больше некуда скрыться? Когда женщина поймана, захвачена в плен и заперта, как узник, в спальне с чужим мужчиной. Вы можете себе это представить?

Сабина побледнела.

— Нет… нет… — прошептала она. — Нет… Я не могу даже… думать об этом!

Глава шестая


Леди Тетфорд вошла в гостиную и сбросила с плеч соболиный палантин с дюжиной хвостиков на концах. Сабина сидела около окна с книгой в руках. Она не читала, а просто смотрела на сад неподвижным взглядом, не видя ни свисающих гирлянд красной герани, ни голубого гелиотропа. Короче говоря, она не видела ничего, полностью погрузившись в свои мысли. Она так в них углубилась, что не слышала, как вошла леди Тетфорд. Прежде чем заговорить, женщина наблюдала за Сабиной несколько секунд.

— Ты очень серьезна сегодня, — наконец сказала она.

Сабина вздрогнула и вскочила на ноги.

— Простите, я не слышала, как вы пришли.

— Все нормально, детка. Я задержалась, но рассчитывала, что твоя подруга будет все еще здесь.

— Нет. Сесилия ушла около получаса назад, — ответила Сабина.

— У тебя озабоченный вид, — заметила леди Тетфорд. — Какие-то проблемы?

— Нет, нет, конечно, нет, — ответила Сабина так поспешно, что женщина какое-то мгновение смотрела на нее испытующим взглядом, прежде чем пересечь комнату, подойти к камину и позвонить в колокольчик.

— Надо разжечь камин, — сказала она. — Сегодня весь день было тепло, но под вечер стало немного прохладнее. Трудно себе представить, что в Англии идет снег.

— Правда? — спросила Сабина. — А откуда вы знаете?

— Я прочла об этом в газетах сегодня утром, — ответила леди Тетфорд. — Идет снег, и немного подморозило. Здесь это кажется таким странным.

— Так и есть, — согласилась Сабина. — Создается впечатление, что Монте-Карло вообще находится в другом мире.

Она говорила спокойно, но в ее голосе не было слышно обычного восторженного оживления. Леди Тетфорд опять бросила на нее задумчивый взгляд.

— Ты думаешь о сегодняшнем вечере? — спросила она после недолгой паузы.

— Да, конечно, — вежливо ответила Сабина. — Мария закончила мое платье, и я надеюсь, вам понравится, когда я надену его.

— Не сомневаюсь, — сказала леди Тетфорд. — Я хочу, чтобы ты стала первой красавицей на балу.

— Не думаю, что у меня есть хотя бы один шанс, — возразила Сабина. — Достаточно того, что я смогу побывать там, увидеть дворец, гостей. Это очень интересно…

Но что она хотела сказать, осталось невыясненным, потому что вдруг распахнулась дверь, и в комнату вошел Артур. В руке у него была газета. Не обращая внимания на Сабину, он направился прямо к матери. Ткнув пальцем в какой-то параграф, Артур спросил:

— Ты это читала? — Голос у него был резкий и грубый, и Сабина сразу поняла, что он очень рассержен.

Леди Тетфорд подняла брови.

— Добрый вечер, Артур! Кажется, я не услышала, как ты поздоровался со мной или с Сабиной.

— Ты читала это, мама?

— Минуточку, дорогой. Я только найду свои очки. Бейтс! — позвала она, повысив голос. Через мгновение в дверях появился дворецкий. — Я звонила, чтобы разожгли огонь в камине. Попроси заодно Марию принести мне очки. Должно быть, я забыла их наверху.

— Сию минуту, леди.

В комнату быстрым шагом вошел лакей и разжег огонь. До тех пор пока не вернулся Бейтс с очками леди Тетфорд на серебряном подносе, никто не произнес ни слова.

Только когда дворецкий и лакей вышли из гостиной, леди Тетфорд вынула очки из футляра и надела их. Артур стоял все это время не шевелясь, будто замороженный. Он не двигался и по-прежнему молчал, но выражение лица вполне ясно передавало его чувства.

Сабина опять опустилась на стул, на котором сидела до прихода леди Тетфорд. Девушка старалась держаться в тени, интуитивно чувствуя, что происходящее касается только матери и сына, она здесь ни при чем. Тем не менее ее глаза расширились от беспокойства, и без того почти прозрачное лицо побледнело еще больше. Сабина чувствовала волнение и страх, она так сильно стиснула руки, что через несколько минут пальцы побелели от напряжения, — И что тебя здесь беспокоит? — спокойно спросила леди Тетфорд Артура и взяла газету. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы взглянуть на параграф, который указал сын.

Но она не стала читать его. Вместо этого она сняла очки и сказала:

— Я уже это читала утром. Газету нам приносят каждый день.

— Ты знаешь, о чем здесь говорится? — спросил Артур, едва сдерживаясь.

— Конечно, — ответила леди Тетфорд. — Вряд ли можно придумать что-то новое, рассказывая о костюмированном бале.

Об этом пишут уже не первую неделю.

— В статье упоминается твое имя, как одной из хозяек обеда.

— Ну и что? — спросила леди Тетфорд и с вызовом посмотрела на сына.

— Это невозможно! Неужели ты не понимаешь? — сказал Артур, понизив голос. — Там будут принц и принцесса Уэльские.

— Я прекрасно понимаю, что бал дается в их честь, — спокойно ответила леди Тетфорд.

— В этом все и дело, — отчеканил Артур. — Поэтому ты должна понять, что не можешь там присутствовать.

Леди Тетфорд усмехнулась, отложила газету в сторону и поудобнее устроилась в кресле.

— Мой дорогой Артур, — сказала она. — То, что ты пришел сюда с газетой, меня не удивило. Я в общем-то ожидала чего-то подобного, когда ты не сообщил о бале ни мне, ни Сабине. Ты, видимо, слишком глуп, если решил, что мы только от тебя можем узнать о том, что сегодня ночью во дворце будут присутствовать их королевские высочества и ты. Весь Монте-Карло обсуждает каждую деталь праздника, включая, конечно, и список гостей.

— Тем больше поводов для тебя понять деликатность своего положения, — резко воскликнул Артур.

— Какого положения? — нарочито спокойно спросила леди Тетфорд.

Артур сделал жест рукой, который выдавал его крайнее возмущение и негодование.

— Перестань играть со мной! — бросил он зло. — Я не ребенок. Неужели ты думаешь, дома кто-нибудь поверил, что ты уехала за границу только для того, чтобы поправить здоровье? Так могла бы поступить королева, потому что она не связана с обществом и никто не посмеет осуждать ее. Но наши друзья не настолько глупы. Тебя видели в Париже, Многие люди встречали тебя там. Их, конечно, должно было заинтересовать, почему ты никогда не возвращалась в Англию, почему уехала так поспешно и так долго отсутствовала.

— Они тебя спрашивали об этом? — поинтересовалась леди Тетфорд.

— Нет, такого именно вопроса мне не задавали, — ответил Артур. — Но они спрашивали, как ты себя чувствуешь, и мне приходилось им врать, отвечая, что доктора считают полезным для тебя оставаться жить в теплом климате.

— Но мы сейчас как раз и находимся в теплом климате, — улыбнулась леди Тетфорд.

Артур растерялся:

— Ты понимаешь, у них создалось впечатление, что ты не в очень хорошем состоянии.

Леди Тетфорд рассмеялась.

— Короче, полуинвалид! — воскликнула она. — Ты случайно не сообщил им, что я разъезжаю в инвалидной коляске?

— Здесь нет ничего смешного, — грубо прервал ее Артур.

— Почему бы и нет? С одной стороны, это даже забавно, — ответила леди Тетфорд. — Но несмотря на то что ты, мой дорогой сын, не умеешь врать, и к тому же очень глуп, ты не мог ожидать, что я вместо бала улягусь на диван и откажусь от приглашения. Нет, Артур! Согласись, ты поступаешь недопустимо, выставляя меня больной, когда я таковой не являюсь.

— Я запрещаю тебе приходить на бал сегодня вечером, — надменно заявил Артур.

— Запрещаешь? Мне? — Леди Тетфорд подняла брови. — Давай-ка проясним ситуацию. Я не намереваюсь слушаться чьих бы то ни было указаний и меньше всего запретов своего собственного сына. Кроме того, даже если бы я уступила твоему абсолютно бессмысленному вопиющему требованию, как бы мне удалось оправдаться перед князем?

— Князем? — спросил озадаченный Артур. — Каким князем?

— Хозяином сегодняшнего бала, — ответила леди Тетфорд. — Князь Шарль попросил меня два месяца назад организовать обед для части гостей.

— Он попросил тебя? Ты его знаешь? — удивленно спросил Артур.

Леди Тетфорд откинула голову и засмеялась весело и искренне, как показалось Сабине.

— Ах, Артур, Артур! Как же ты глуп! — воскликнула она. — Конечно же, знаю. Он мой очень хороший друг. Кстати, князь обедал здесь три или четыре дня назад, и мы обсуждали приготовления к балу, который доставил тебе столько забот.

— Я и представить себе не мог, — пробормотал Артур.

— Конечно, нет, — сказала леди Тетфорд. — Ты ведь уверен, что только твое мнение обо мне, как о блуднице, женщине, изгнанной из общества, единственно верное. Ты и представить себе не можешь, что у других людей может быть совершенно противоположное ко мне отношение.

Артур внезапно встал и начал нервно расхаживать по комнате взад и вперед, как будто не мог справиться с внутренним волнением.

— Что я теперь скажу их королевским высочествам? — спросил он. — Не дай Бог, им попадется где-нибудь на глаза твое имя. Я не говорил, что моя мать здесь живет.

— Если они спросят, ты можешь им просто объяснить, что забыл о существовании матери, женщины, которая, как ни прискорбно, пока еще способна передвигаться на собственных ногах. Бедный Артур, как это все ужасно для тебя!

— Чертовски неприятная ситуация! Почему ты оказалась здесь в то самое время, когда приехали их высочества?

— Я что-то не могу понять, почему я должна уезжать из собственного дома, в котором провожу большую часть года, только для того, чтобы угодить тебе, — парировала леди Тетфорд. — Кроме того, не вижу причин, по которым может произойти что-то ужасное. Почему, собственно говоря, среди огромного количества гостей, которых князь Шарль пригласил на бал, их королевские высочества обязательно должны заметить мое ничем не примечательное имя? А если такое случится, ты можешь им объяснить, что, к твоему удивлению, в старой кляче все еще теплится жизнь.

— Ты над всем готова смеяться, — сварливо заметил Артур.

— Я смеюсь, потому что у меня уже нет слез, чтобы плакать, когда вспоминаю, что ты мой единственный сын, которым я так гордилась, — тихо ответила леди Тетфорд.

Наступила тишина, а потом Артур с виноватым выражением лица, как показалось Сабине, повернулся к ней.

— Я не знал, что буду иметь удовольствие видеть вас сегодня вечером, — сказал он. — Надеюсь, что вы не откажетесь со мной потанцевать.

— Мне так хочется попасть на этот бал! — бесхитростно призналась Сабина.

Девушка чувствовала себя очень смущенной из-за того, что ей пришлось присутствовать при таком неприятном разговоре между матерью и сыном. Сейчас она встала и с удивлением заметила, что у нее дрожат руки.

Леди Тетфорд отвернулась к письменному столу и взяла с него листок бумаги, на котором ее крупным красивым почерком были записаны имена гостей, приглашенных на обед.

— Этот обед я устраиваю по просьбе князя Шарля, — сказала она. — Видишь ли, мы обе ожидали, что ты будешь обедать с нами сегодня вечером. Но так как ты ничего не сказал о бале ни мне, ни Сабине, я решила, что тебя не будет, поэтому пригласила виконта Шеринэма занять твое место.

На секунду Сабина подумала, что последует шквал протестов от Артура. Но ошиблась. Вместо этого он прочитал список гостей, удивившись лишь нескольким именам. Потом протянул листок назад матери.

— Возможно, я… должен извиниться перед тобой, — пробормотал он.

Слова, казалось, с трудом срывались с его губ. И Сабина, хотя и знала Артура совсем недолго, поняла, каких огромных усилий ему стоило заставить себя произнести их.

— Нет нужды извиняться, — сказала леди Тетфорд сухо. — Мне совершенно безразлично, что ты можешь сказать или сделать. Поскольку за последние десять лет ты мне ясно дал понять, что обо мне думаешь.

Она опять отвернулась, и хотя ее голос звучал все так же холодно, Сабина подозревала, что глаза ее наполнились слезами.

— Ты ведь не могла ожидать, что я… — сказал Артур и почти сразу остановился. — Нет смысла начинать все сначала.

— Действительно, нет никакого смысла, — согласилась леди Тетфорд.

— В таком случае увидимся вечером.

Он колебался какое-то мгновение, не зная, как лучше проститься с матерью, которая сидела, отвернувшись к столу, а также с побледневшей Сабиной, пытавшейся унять дрожь. В конце концов он с трудом натянул на лицо кривую улыбку.

— Мне очень жаль, Сабина, — сказал он, — что вам пришлось присутствовать при неприятном семейном разговоре. Но, раз уж вы теперь почти член нашей семьи, лучше вам сразу узнать все самое плохое про нас.

— Да, конечно… я понимаю, — промямлила Сабина.

— Тогда до свидания. И оставьте для меня несколько танцев.

Я должен буду исполнять свои обязанности, но постараюсь находиться с вами столько, сколько окажется возможным.

— Спасибо, — ответила Сабина.

Он несколько секунд подержал ее руку в своей, а потом оглянулся на мать. Леди Тетфорд все еще сидела к ним спиной, делая вид, что увлечена чем-то, лежавшим на столе. Артур подождал секунду, явно чувствуя себя неловко, потом, не говоря ни слова, вышел.

Когда за ним захлопнулась дверь, у Сабины появилось абсурдное желание окликнуть его и сказать, что он не может вот так уйти, оставив свою мать несчастной, обиженной, оскорбленной. Леди Тетфорд, конечно бы, сказала, что ей нет до этого никакого дела, но Сабина очень хорошо понимала, что каждое злое, несправедливое слово было ей как нож в сердце.

Девушка подумала о том, сколько страданий выпало на долю этой несчастной женщины за все долгие годы, когда сын ненавидел ее только за то, что она подчинилась зову своего сердца. Сабина вспомнила своих родителей. Какие у них замечательные отношения! Как начинает светиться лицо леди Эвелин, когда в комнату входит отец! А его первые слова при появлении дома, ее имя или вопрос к детям, где мама?

Они любят друг друга. Так же, как, наверное, леди Тетфорд любила мужчину, с которым сбежала и который потом умер Теперь Артур — единственное, что у нее осталось. Сабина подумала, что если бы Гарри заговорил когда-нибудь так с их мамой, как это делал Артур, то все в их доме посчитали бы, что наступил конец света.

— Мама, ты не представляешь себе, что значит быть дома! — воскликнул Гарри, когда вернулся последний раз из поездки. — Я так скучал, что временами мне казалось невыносимым жить вдали от вас всех.

— Но, Гарри, ты же говорил, что обожаешь военно-морской флот? — с беспокойством спросила мама.

— Все это так, но до тех пор, пока не вспоминаю о доме, — ответил Гарри.

Сабина и сестры всегда знали, что мама любит Гарри больше всех остальных детей. Гарриет была папиной любимицей, хотя Сабине иногда казалось, что с тех пор, как она выросла, он стал любить ее больше. Но относительно маминой привязанности сомнений ни у кого не было.

— Между матерью и сыном всегда существовала особая глубокая связь, — сказала однажды их старая няня после того, как Гарри вернулся в морскую школу и леди Эвелин побежала наверх и закрылась в своей спальне.

— Ты имеешь в виду, что мама любит Гарри больше, чем нас? — спросила тогда Ангелина. Она была еще маленькой, и в ее больших карих глазах появились слезы.

— Конечно, — твердо ответила няня. — Ив этом нет ничего необычного. Матери всегда больше любят сыновей, а отцы — дочерей. Таков закон природы, против него не пойдешь.

Сабина часто думала об этих словах и нисколько не сомневалась в них. Человек не может идти против природы. Но сейчас ей казалось, что Артур и его мать разрушали какие-то добрые принципы, в которые она верила с тех пор, как была ребенком. Родной дом для нее был безопасным, надежным местом, и она считала, что так должно быть у каждого.

Девушка долго смотрела на дверь, через которую ушел Артур, потом импульсивно бросилась к леди Тетфорд и нежно взяла ее за руку.

— Мне очень жаль, — ласково сказала она.

— Не жалей меня, — ответила та напряженным голосом. — Единственная вещь, которую я не переношу, это когда меня жалеют. Он был таким славным маленьким мальчиком…

Леди Тетфорд отняла свою руку у Сабины и вышла из комнаты. Девушка слышала, как она медленно поднимается по ступенькам в сопровождении шелеста шелковой юбки, похожего на тихие вздохи.

Конфликт в гостиной и откровения Сесилии всего за несколько часов погрузили Сабину в депрессию. Она вдруг так заскучала по дому, по рукам и губам своих близких, по теплу, окружавшему ее там, по ощущению надежности и защищенности от мира и его несчастий!

Монте-Карло казался сказочным местом, когда она приехала сюда, но сейчас чуть ли ни за каждым поворотом ее ожидали какие-то проблемы, трудности, неприятности. А вспоминая об Артуре, Сабина чувствовала, что ее начинает бить дрожь из-за его несдержанности, злости и грубости, когда он разговаривал с матерью.

Теперь она точно знала, что боится его. А если быть откровенной с самой собой, то этот страх присутствовал с самого начала, хотя она уверяла себя, что это из-за того, что он старше ее. Тридцатилетний мужчина, конечно, отличался от тех мальчишек в деревне, с которыми она танцевала и каталась верхом. Кроме того, Артур жил в мире, о котором она почти ничего не знала.

По всей видимости, все это вместе могло послужить причиной того, что девушка чувствовала себя очень неловко и скованно в его присутствии. Сейчас, в первый раз за все это время, Сабина подумала, что таких ощущений слишком много.

Она не понимала его так, как, ей казалось, понимает других людей, с которыми ей приходилось общаться. Оставшись одна в комнате, девушка задала себе вопрос, который уже давно таился у нее в подсознании.

Почему Артур хочет на ней жениться? Он не похож на влюбленного или же выказывает свои чувства очень странным, своеобразным способом.

«У меня так мало жизненного опыта, — подумала Сабина. — И я так мало знаю о мужчинах и их чувствах. Мне казалось, что любовь нельзя не заметить…» Она внезапно остановилась, потому что вспомнила о человеке, чьи темные глаза зажигались неподдельным восхищением, когда он смотрел на нее, а голос становился еще нежнее и проникновеннее, когда он говорил о любви, не важно на каком языке, французском или английском.

Сабина сделала непроизвольный жест, как будто отгоняя мысль прочь.

— Я, должно быть, сошла с ума, если позволяю себе думать о таких вещах, — сказала она вслух. Потом, чувствуя, что ей больше не хочется углубляться в этот вопрос, стала собираться на бал.

Задолго до того, как Сабина спустилась вниз, чтобы подождать гостей, которые уже должны были собраться к обеду, чтобы услышать слова одобрения, и уверений — у нее уже не было в этом сомнений — в том, что ее платье будет иметь успех.

Весенние цветы, вышитые на мягком материале, похожем на газ, сами по себе были восхитительны. Но с ее длинными волосами оттенка белого золота, распущенными по плечам и подхваченными венком из подснежников, обнаженными и ничем не украшенными руками и шеей и мягкой драпировкой, спускающейся с плеч воздушной волной, она знала, что выглядит замечательно и совсем не похожа на себя в обычной повседневной одежде. Сабина почти поверила, что депрессию сменило радостное волнение, как будто она выбралась из мрачных порталов подземного мира на яркий солнечный свет, в царство смеха и веселья.

Лорд Шеринэм сидел рядом с ней за обедом и заставлял ее снова и снова смеяться, отпуская забавные замечания о присутствующих.

— Можете выпороть меня, но до тех пор, пока я сегодня вечером не увидел вас, никогда не думал, что маскарадный костюм может так украсить человека, — говорил он Сабине. — На большинстве людей надеты неаккуратные парики и костюмы, которые им совершенно не подходят. Во что, интересно, будет одет наш Зануда?

— Я не скажу вам, — ответила Сабина. — Вы опять станете говорить что-нибудь нелицеприятное о нем, да еще так, что я буду смеяться, а потом чувствовать себя предательницей по отношению к собственному жениху.

— Если у Зануды есть хоть капля воображения, то он оденется в Дона Гуана и будет выискивать самых хорошеньких девушек в зале. Почему вы решили выйти за него замуж? Неужели нельзя было меня дождаться?

— Я уже говорила, что у вас был такой шанс три года назад, но вы отвернули от меня свой нос, — засмеялась Сабина.

Ей до сих пор не верилось, что она может себя так легко чувствовать с модным молодым аристократом. С лордом Шеринэмом было очень просто разговаривать, пожалуй, как могло бы быть с Гарри. Итак, они дружелюбно подшучивали и флиртовали друг с другом до тех пор, пока не пришло время ехать во дворец.

Около виллы «Мимоза» стояли в ожидании пять экипажей, чтобы отвезти гостей леди Тетфорд. Сабина обнаружила себя в одном экипаже с хозяйкой виллы, лордом Шеринэмом и герцогом де Гизом, который был самым важным гостем на обеде.

Дворец находился на другой стороне гавани, около большого ущелья, которое отделяло древний город Монако от фривольной элегантности современного Монте-Карло. Сабина забыла о разговорах и даже перестала прислушиваться к тому, о чем беседуют остальные пассажиры. Она разглядывала глубокие пропасти, полные таинственных теней, пока они поднимались по узкой, извилистой дороге, карабкавшейся на массивную скалу, на которой размещался старинный дворец.

Снаружи стояли солдаты, одетые в красно-бело-голубые мундиры, с оружием в руках. Внутри гостей ожидали прекрасные залы, украшенные золоченым орнаментом и освещенные хрустальными люстрами, чей свет отражался от ослепительно сверкающих драгоценностей гостей, уже собиравшихся по приглашению князя.

У Сабины закружилась голова от великолепия дворца, но потом она забыла об этом от изумления, когда увидела танцующих людей в необычных пестрых костюмах. Там были и тореадоры, и крестоносцы, и клоуны, и короли. Повсюду встречались также пастушки, арлекины, восточные правители, рабыни из гаремов и придворные из каждого периода истории.

И еще множество замысловатых, замечательных женских костюмов, эпоху и стиль которых Сабине было трудно определить, скрывающих красоту и очарование своих хозяек.

На всех были маски, кроме хозяина бала, князя Монако Шарля III, который встречал гостей, постоянно продолжавших прибывать. Он был уже немолодым человеком, чуть подслеповатым, но находил доброе слово для каждого гостя, которого узнавал. Когда леди Тетфорд представила ему Сабину, князь сказал:

— Я очень рад познакомиться с вами, мисс Вэнтедж. Ваша будущая свекровь — мой близкий друг.

Сабина смущенно пробормотала что-то в ответ, и они прошли в зал, где собирались гости.

Оркестр, одетый в красочные гусарские костюмы, играл вальс, и Сабину сразу закружил в танце виконт Шеринэм. В этот момент в дверях она увидела Артура и вдруг почувствовала, что не хочет ни видеть его, ни разговаривать с ним. Ей было трудно объяснить этот факт даже самой себе, но она не могла избавиться от ощущения, что Артур обязательно испортит легкое удовольствие вечера, лишит веселья и радости, которые она испытывала, танцуя с виконтом.

— Давайте осмотрим дворец, — предложила она виконту и увлекла его к двери в противоположном конце зала, увидев, что Артур внимательно разглядывает присутствующих в зале.

Они нашли лестницу, которая вела в открытый внутренний дворик, а оттуда в сад. Расположенный на одном из склонов скалы, он оказался таинственным тенистым местом. Под высокими акациями и эвкалиптами были разбиты большие клумбы, засаженные розмарином и фиалками, рядом росли кусты жасмина и мирта. На деревьях заботливые руки развесили китайские фонарики, чтобы освещать путь к небольшим беседкам, увитым розами и жимолостью.

Из сада открывался вид на гавань, и сейчас Сабина в первый раз увидела, на какой огромной горе был построен Монте-Карло. В каждом из окон элегантных белых вилл мерцали огни. При сумеречном свете было видно, как они уступами располагались на скалах, окруженные апельсиновыми и лимонными садами, в которых золотые плоды висели на деревьях, напоминая яркие фонарики на темно-зеленых ветках.

— Как красиво! — воскликнула Сабина.

Искренние слова, казалось, вырвались из самой глубины ее сердца.

— И вы тоже необыкновенно красивы, — сказал виконт Шеринэм. — Слишком красивы, чтобы сердце мужчины оставалось спокойным. Проклятие, если бы я был Занудой, схватил бы сейчас вас, увез отсюда и закрыл в замке, чтобы никто не мог вас видеть, кроме меня!

Сабина засмеялась.

— Не думала, что вы так романтичны, — поддразнила она его.

— Это только здесь. Как правило, в обычных условиях я не испытываю таких эмоций, — признался виконт. — Наверное, местное жаркое солнце ударило мне в голову.

Они нашли скамью на краю сада и сели, глядя на гавань, располагающуюся внизу.

— Вот что я вам скажу, — неожиданно произнес он. — Нам не помешало бы немного выпить. Подождите немного, пока я схожу, поищу официанта и попрошу его принести нам шампанского. Нет ничего приятнее, чем вести приятную беседу с бокалом в руке в обществе прекрасной девушки, слушающей тебя. Я когда-то прочел стихотворение об этом, там как раз что-то говорилось о кувшине вина и о любви.

— Наверное, это что-то из Омара Хайяма, — рассмеялась Сабина.

— Не знаю точно, кто написал. Но, по-моему, в этом стихотворении много смысла, — заявил виконт. — Так вы меня подождете? Не представляю, как я всю ночь прохожу в этом неудобном костюме.

Он был одет в костюм средневекового придворного кавалера. Положив около нее на скамью свою шляпу с пером, виконт исчез в темноте. Девушка смотрела на воду, освещенную луной, полностью поглощенная своими мыслями. Неожиданно она услышала за своей спиной шаги и решила, что это вернулся Шеринэм.

— Вы очень быстро обернулись, — воскликнула она, но тут же поняла, что это не виконт, а человек, одетый в белую рубашку с длинными рукавами, украшенную вышивкой. Из-за широкого красного пояса, обвязанного вокруг его талии, торчал кинжал с украшенной драгоценностями рукоятью.

— Вы не потанцуете со мной? — спросил ее по-английски очень хорошо знакомый голос.

— Как вы здесь оказались?

— Здесь так много людей в маскарадных костюмах, — ответил он. — Кто догадается, что я простой цыган, одетый в свою обычную одежду?

— А вдруг вас поймают?

— Этого не случится. Я, словно Золушка, исчезну до того, как часы пробьют двенадцать и гости снимут маски. Вы потанцуете со мной?

— Нет… я не знаю. Как мы можем?

— Никогда не думал, что вы испугаетесь, — сказал он. — Вы не побоялись отправиться одна на поиски помощи, когда ваш экипаж сломался. Не испугались ехать по верхней Корнишской дороге. Неужели вам сейчас страшно?

— Нет, конечно, нет, — воскликнула Сабина. — Дело не в этом. Я о вас беспокоюсь.

— А не о себе? Не того ли вы боитесь, что выяснится, что вы танцуете с цыганом?

— Конечно, нет, — опять с жаром воскликнула девушка. — Я не отношусь к снобам.

В ее голосе было столько гнева, что он улыбнулся и, взяв ее руку, поднес к губам.

— Вы еще не сказали, что рады меня видеть.

— Я так удивилась… и испугалась. Как вы проникли сюда?

Он указал в дальний конец сада, где в тени пряталась высокая стена, огораживающая сад.

— Я вскарабкался на стену.

— Но зачем?

— Чтобы увидеть вас.

— Вы знали, что я приду сюда?

— Конечно. Сегодня здесь весь Монте-Карло.

— А зачем конкретно вам надо было меня увидеть?

— Мне было очень интересно узнать, во что вы будете одеты. Должен сказать, я очень любопытен. Большинство моих соплеменников точно такие же. Именно поэтому мы всю свою жизнь путешествуем, ищем различные места, самых разных людей, стремимся к приключениям.

Сабина подняла руку, чтобы остановить его.

— Послушайте, — сказала она. — В любой момент может, вернуться виконт Шеринэм. Если вы хотите потанцевать со мной, нам надо немедленно пройти в зал.

— Тогда пойдемте.

Цыган протянул руку, и она вложила в нее свою. Он повел ее по тропинке, параллельной той, по которой они с виконтом пришли в сад из дворца. Китайские фонарики освещали им путь, пролегавший мимо струй сверкающего в их свете большого фонтана. Они опять вышли во внутренний дворик и поднялись по лестнице в зал.

Только здесь Сабина повернулась к своему партнеру. Его маска была гораздо больше, чем ее, и закрывала половину лица.

Но она чувствовала, что может прочесть выражение его глаз, устремленных на нее. Девушка задрожала, когда он положил ей руку на талию и увлек в толпу танцующих гостей. А потом она вдруг перестала бояться.

Это произошло не только из-за того, что он выглядел, как все. Его костюм вполне мог сойти за маскарадный и казался даже более приличествующим случаю, чем костюмы других людей. Главное было в твердости его руки, прикосновении пальцев, от чего она себя почувствовала, как и раньше, полностью защищенной и в безопасности.

Они кружились по залу. Волосы Сабины густой волной струились у нее за спиной. Цыган был великолепным танцором, и Сабине показалось, что она не танцует, а летит вместе с ним, подчиняясь каждому его движению.

— Вы все еще боитесь? — спросил он.

— Нисколько, — ответила она откровенно.

— Интересно, какое бы последовало наказание, если бы меня здесь поймали? — произнес он задумчиво. — Возможно, я получил бы год тюрьмы. Кстати, мне говорили, что тюрьмы в Монако очень комфортабельные.

— Пожалуйста, будьте осторожны, — взмолилась Сабина.

Но ее партнер только смеялся и кружил ее в танце.

Как и любая другая женщина, она не могла не задать вопрос, который крутился у нее на языке.

— Вам нравится мое платье?

— У меня не было времени рассмотреть что-нибудь, кроме ваших волос, — ответил он. — В первую ночь, когда мы с вами встретились, я подумал, что это самое прекрасное, что мне только приходилось видеть, но сегодня, когда я обратил внимание, как они струятся по вашим плечам, мне захотелось… — Он заколебался на мгновение, а Сабина, глядя ему в глаза, спросила, чуть дыша:

— Что вам захотелось?

— Поцеловать их, — ответил он. — Спрятать в ваших волосах лицо, ощутить их нежную шелковистость под своими пальцами.

Сабина внезапно почувствовала, что ей не хватает воздуха.

В горле пересохло, ей показалось, что в нем застрял шершавый комок. Она опустила глаза и покраснела. Девушка знала, что не должна слушать его. Ей следовало сказать, что он не должен говорить такие вещи, но почему-то у нее не получалось. Она ощущала только руку на своей талии, которая так крепко ее держала, что почти причиняла боль.

Но потом вдруг закончилась музыка. Они стояли, глядя друг на друга. Люди двигались вокруг, разговаривали и смеялись. Но им казалось, что они одни в своем собственном мире, в котором, кроме них, никто больше не существовал, просто мужчина и женщина вместе на краю вечности.

— Мне кажется, что вы меня околдовали, — хрипло сказал цыган. — Вокруг вас существует какая-то аура, которая лишает меня сил думать о чем-нибудь другом. Сегодня я пришел сюда, потому что должен был вас увидеть, я больше не мог ждать.

Его слова заставили тело Сабины затрепетать. Говорить она не могла, только смотрела ему в глаза как загипнотизированная.

Потом до нее донесся голос, как будто бы издалека, приведший ее в чувство.

— Наконец-то, Сабина! Я вас везде ищу. Ума не мог приложить, куда вы исчезли. Ее королевское высочество милостиво известило меня о своем желании, чтобы вас представили.

Сабина глубоко вздохнула. Какое-то мгновение она вообще не могла понять, кто с ней разговаривает, стоя рядом, но потом медленно повернула голову и посмотрела на Артура.

— Ее… королевское высочество, — тупо повторила она.

— Да. Пойдемте скорее. Она в дальнем конце зала на возвышении. Господи, где вы прятались все это время?

— Я была… здесь, — пробормотала Сабина, запинаясь.

Потом оглянулась на цыгана, но тот уже ушел, толпа поглотила его. И теперь они стояли с Артуром одни в центре зала.

— Не забывайте называть ее «ваше высочество» и кланяйтесь так низко, как только сможете, — наставлял ее Артур, пока они шли в конец зала, где на возвышении стояли принц и принцесса Уэльские рядом с хозяином бала, окруженные членами королевской свиты.

На принце не было маскарадного костюма, только поверх вечернего костюма был надет Орден Подвязки. Принцесса была в платье ее любимого розовато-лилового оттенка. На голове красовалась высокая корона из аметистов и бриллиантов. Она была великолепна, Сабина чуть не ахнула, настолько ее поразила прелесть и необыкновенная красота овального лица принцессы — датчанки, чье неповторимое очарование завоевало восхищение всех англичан.

Когда они подошли ближе, девушка увидела, что принц, веселый и приветливый, разговаривает с красивой дамой, одетой в костюм королевы Шотландии. Сабина сразу ее узнала, но Артур понял, в чем дело, только когда они вплотную приблизились к августейшим особам. Сабина почувствовала, как он весь напрягся.

— Вас так давно не было в Англии, леди Тетфорд, — произнес принц немного гортанным, низким голосом.

— Десять лет, ваше высочество. Зимой я живу в Монте-Карло, а летом в Париже.

— Ну что ж, наша потеря обернулась для них выигрышем, — сказал принц. — Но мы скучаем без вас. Королева только пару дней назад вспоминала вас. Она очень сожалеет, что вас нет при дворе, да и мы тоже.

— Благодарю вас, сэр.

Леди Тетфорд поклонилась, а Сабина посмотрела сквозь опущенные ресницы на Артура. Выражение его лица было настолько красноречиво, что Сабина чуть не расхохоталась. Только потому, что она услышала, как Артур торжественным помпезным голосом представляет ее принцессе, ей удалось сдержать эмоции.

Глава седьмая


Принцесса Уэльская оказалась даже красивее, чем Сабина могла себе представить по всем описания, которыми пестрели газеты. Ее очарование и грация превзошли все ожидания. Каждое движение было таким плавным, что все окружающие женщины казались неуклюжими. А ее улыбка околдовывала любого человека, которого она ею одаривала.

Сейчас принцесса улыбалась Сабине, которая поднималась из глубокого поклона.

— Значит, это ваша невеста, лорд Тетфорд, — сказала она с приятным акцентом. — Вы счастливчик. Мне кажется, что вы не нуждаетесь в наших пожеланиях счастья.

— Благодарю вас, ваше высочество, — ответил Артур.

— В то же время и принц, и я очень сердиты на вас, — продолжила принцесса.

— Сердиты, ваше высочество? — в смятении переспросил Артур.

— Да, конечно. Вы не сообщили нам, что ваша матушка живет в Монте-Карло. Мы только сегодня за обедом узнали от князя Шарля, что она не только здесь живет, но у нее самый красивый сад на всем побережье. Почему вы это держали от нас в секрете?

— Это не секрет, ваше высочество, — промямлил Артур. — Я не думал, что вам это будет интересно.

— Вы ошиблись. Нас это, конечно же, интересует, — возразила принцесса. — Королева часто вспоминает вашу матушку и очень без нее скучает. Принц и я обязательно найдем время, чтобы посмотреть ее сад и виллу, тогда мы сможем в подробностях рассказать обо всем ее величеству, когда вернемся домой.

— Это большая честь для моей матери, ваше высочество.

— Тогда вы должны это для нас устроить, лорд Тетфорд, — заявила принцесса, потом повернулась к Сабине и сказала:

— Скажите мне, мисс Вэнтедж, когда вы намереваетесь сочетаться браком с лордом Тетфордом?

— В июне, сударыня.

— В таком случае я надеюсь, что вы пригласите нас с принцем на свадьбу, — улыбнулась принцесса.

Сабина пробормотала слова благодарности и опять поклонилась, потому что принцесса отвернулась и заговорила с кем-то другим. Она чувствовала руку Артура на своей, когда они проходили через толпу танцующих гостей. Потом они вышли из зала к лестнице, ведущей в сад.

— Их королевские высочества необыкновенно добры, — сказал Артур. — Давайте выйдем в сад ненадолго. Здесь так жарко.

Сабина внезапно почувствовала нежелание опять проходить мимо цветов и китайских фонариков, поскольку теперь там ее уже не ждет цыганский король. Но ей не удалось быстро придумать удачное объяснение, почему она не хочет идти в сад, и пришлось последовать за ним вниз по лестнице, потом через внутренний дворик и, наконец, в тенистый, благоухающий сад.

Артур провел ее к ближайшей беседке. Сабина села на скамью, на которой лежали мягкие подушки.

— Все очень хорошо прошло, — сказал он с одобрением в голосе, и Сабина поняла, что Артур был сверх меры доволен собой и добротой принцессы.

— Они действительно приедут на нашу свадьбу? — спросила Сабина.

— Я всегда надеялся, что раз я состою при дворе, они окажут нам честь своим присутствием, — ответил Артур. — Но сказать наверняка невозможно до тех пор, пока они конкретно не попросят пригласить их.

— Мне… это кажется ужасным, — пробормотала Сабина.

— Нет никаких причин беспокоиться, — ободряющим тоном заявил Артур.

— Но из-за этого наша свадьба становится таким важным событием, — запротестовала Сабина. — Меня бросает в дрожь при одной только мысли о том, что они будут присутствовать.

— А я лично был бы очень доволен, — сказал Артур.

Он немного помолчал, а потом продолжил:

— Я чувствую, что последние несколько дней вы здесь не очень счастливы, Сабина.

Девушка хотела возразить, но, взглянув ему в лицо, освещенное китайским фонариком, с изумлением обнаружила, что Артур смущен. И, судя по всему, хочет извиниться перед ней.

— Мне не хотелось вовлекать вас в конфликт между мной и моей матерью, — продолжал он. — Но, возможно, это к лучшему, и вы больше не будете оставаться в неведении насчет наших отношений.

— Ваша матушка была очень добра ко мне, — сказала Сабина.

— Конечно, я и не ожидал, что она поступит по-другому, — ответил Артур. — В конце концов, именно мама настаивала на вашем приезде сюда.

— Но вы же видели, как прекрасно все для меня сложилось? — спросила Сабина.

— Я очень рад, что вы здесь развлеклись, — сказал Артур тоном, не терпящим возражений. — Но после того как мы поженимся, вы больше не будете встречаться с моей матерью.

— Но я хочу с ней встречаться, — запротестовала Сабина. — Она такая добрая, славная и очень, очень великодушная.

Артур на мгновение сердито поджал губы.

— Мне кажется, вы не совсем понимаете, — сказал он. — Для меня и нее невозможно поддерживать отношения, обычные для матери и сына.

— Но почему? Почему? — спросила Сабина. — Ведь уже давно все кончено.

— Я никогда не прощу того, что она сделала, никогда! — сказал Артур горько.

— Я вижу, на вас не произвело впечатления, что никто ничего не узнал, судя по тому, как с ней был добр принц, — сказала Сабина.

— Это, конечно, большое облегчение, — согласился Артур. — Но неужели вы не можете понять, через что мне пришлось пройти за все эти годы? Постоянно думать, что скажут люди, о чем они шепчутся за моей спиной, ждать, что в один миг моя карьера при дворе может рухнуть из-за того, что моя мать связалась с женатым человеком. Да, женатым!

В его голосе было столько страсти и гнева, что Сабина почувствовала страх. Но потом с мужеством, которого она в себе не подозревала, девушка тихо сказала:

— Она была счастлива. Это тоже нельзя сбрасывать со счетов.

— Счастлива? — взорвался Артур. — Как человек может быть счастлив, если он делает что-то неприличное, не правильное? Если из-за него может возникнуть скандал, который непременно повлияет на его родных и близких? Как в случае с моей мамой.

— Но ведь на вас ничто не повлияло, — возразила Сабина.

— Это произошло, благодаря счастливому стечению обстоятельств, а не потому, что она не заслуживала осуждения, — фыркнул он.

— Но теперь этот человек мертв, — настаивала Сабина. — Никто уже ничего не узнает. Вам давно пора было простить ее и все забыть.

— Боюсь, что для меня это невозможно, — ответил Артур. — Будь моя воля, я бы никогда больше ее не увидел, но из-за завещания я вынужден был подчиниться ее желанию, привезти вас сюда и позволить вам жить с ней.

Машинально, не спрашивая разрешения, как будто эмоции заставили его забыть хорошие манеры, Артур достал из футляра сигару и зажег ее. Сабина смотрела на его профиль и понимала, что он кипит от гнева, и даже простой разговор о матери заставляет его пальцы дрожать от тщательно скрываемой ярости.

Девушка почувствовала, что злость слишком сильна, чтобы она могла с ней бороться, и ее причины слишком сложны, чтобы можно было понять состояние Артура. Сабина могла только сказать, что чувствует себя испуганной и угнетенной от ненависти в голосе Артура и холодного блеска в его глазах, когда он говорит о матери. И тем не менее какое-то врожденное упрямство заставляло ее продолжать спор, хотя она знала, что было бы гораздо лучше согласиться с ним или просто замолчать.

— Артур, — спросила она вдруг. — Почему вы решили жениться на мне?

Он повернулся к ней, положив руку за ее спиной на спинку скамьи. В первый раз за все время слабая улыбка искривила его губы.

— Потому что я люблю вас, Сабина. Разве вы этого не знаете?

— Вы сказали мне это, когда предлагали стать вашей женой, — ответила Сабина. — Но если вы меня действительно любите, как говорите, неужели вы не понимаете, что чувствовала ваша мама к человеку, за которого не могла выйти замуж?

Артур убрал руку со спинки и сел прямо.

— Послушайте, Сабина, — начал он резко. — Я не знаю, что за истории понапридумывала моя мать. И всегда предпочитал не вдаваться в подробности ее интрижки, которая могла полностью испортить мне жизнь. Могу уверить вас, что такая любовь, как вы ее называете, не имеет ничего общего с тем чувством, которое мы испытываем друг к другу. Больше того, я требую, чтобы вы раз и навсегда прекратили говорить о позорной связи моей матери и об этом человеке, который имел наглость отлучить ее от собственного дома, друзей и от Королевского двора, конечно. Как вы сказали, все уже давно кончено, слава Богу. Никаких серьезных последствий, к счастью, безрассудное эгоистичное поведение моей матери не принесло. Тем не менее она нас больше не должна беспокоить. Когда мы поженимся, я ни при каких обстоятельствах не приглашу ее в наш дом и никогда не стану гостем в ее доме.

Сабина вздохнула.

— Я не могу вас понять, — сказала она.

— В таком случае не надо и пытаться, — заявил Артур. — Ну хватит. Давайте поговорим о чем-нибудь более приятном.

Вы сегодня замечательно выглядите, Сабина.

— Вам понравилось мое платье? — спросила она.

— Оно прелестно. Роль Персефоны очень вам подходит.

Хочу признаться, вопреки моим ожиданиям, что на костюмированных балах всегда царит ужасная скука, сегодня я получил истинное удовольствие.

— Вам приятно быть со мной? — спросила Сабина.

— Дорогая девочка, что за странный вопрос? — улыбнулся Артур. — Разве я стал бы просить вас выйти за меня замуж, если бы не хотел находиться рядом с вами? Откровенно говоря, я влюбился в вас в первый же вечер, когда увидел. Вы выглядели совсем не так, как остальные девушки на этом скучном вечере. Кроме того, вы мне гораздо больше нравились в том простом скромном платье, чем в этих вызывающих, излишне экстравагантных нарядах, которые моя мать привезла вам из Парижа. Я хочу, чтобы моя жизнь была простой, Сабина. Мне нужна жена, которая будет предана мужу и не станет тратить время на соревнование с другими женщинами по части приобретения новой одежды и шляпок, в результате чего станет чем-то вроде манекена для демонстрации модной одежды.

— Но, Артур, неужели вы не хотите, чтобы я была хорошо одета и выглядела привлекательно для вас? — спросила Сабина.

— Привлекательность, если вы имеете в виду слишком большое количество одежды и драгоценностей, обычно приводит к распущенности, Сабина, — ответил Артур. — Я хочу, чтобы вы оставались самой собой, такой, какой вы были в первые дни нашего знакомства. Вы выглядели очаровательно, как я помню, в тот день, когда мы играли в крокет.

— Но, Артур… — начала было Сабина — и замолчала. Какой смысл спорить? Как ему объяснить, что платье, надетое на ней в тот день, было когда-то маминым, а потом его для нее перешила деревенская портниха? Оно было немодным и безвкусным, и она знала это, но ей просто больше нечего было надеть в тот день, поскольку на то платье, в котором Сабина была накануне, она пролила кофе.

Сабина почувствовала, что начинает злиться из-за того, что он предпочитает ее прежнюю, в ужасных безвкусных платьях, нынешней, в прекрасных модных вещах, привезенных из Парижа. А потом вдруг все встало на свои места, как часто с ней бывало, когда она пыталась разобраться в других людях. Сабина все поняла.

Артуру нужна была жена, являвшаяся полной противоположностью его матери, которую он ненавидел. Каким-то одному Богу известным образом обычная сыновняя любовь превратилась в яростную, всепоглощающую ненависть. Он готов был критиковать и осуждать все, что делала леди Тетфорд.

Если она красиво, со вкусом одевалась, значит, его жена должна носить тусклые немодные платья. Если его мать любила драгоценности, то на его жене не должно было быть никаких украшений.

Теперь Сабина поняла, почему Артур выбрал ее, ничем не примечательную, никому не известную дочь деревенского пастора, а не одну из прекрасно одетых аристократок, с которыми он встречался при дворе. Сабина вдруг почувствовала себя униженной и оскорбленной. Выходит, ничего личного в его выборе не было. Она просто оказалась не столько символом того, что ему нравится, сколько протестом против того, что ему не нравится.

Артур вдруг выбросил свою сигару и опять положил руку на спинку скамьи.

— Сабина, мы будем очень счастливы, вы и я, — сказал он. — Мне многому придется вас научить, но вы ведь хотите учиться?

Вы только должны мне доверять, не сомневаться, что все сказанное мной, правильно. Тогда у нас не будет ни конфликтов, ни ссор.

Он улыбнулся и добавил:

— У меня обычно не такой уж плохой характер, как в эти несколько дней.

Он мог быть очень приятным, когда хотел этого, но Сабине вдруг захотелось чего-то большего, хотя она и сама себе не смогла бы объяснить, чего именно. Может быть, какой-то уверенности, понимания и поддержки, которые смогли бы дать точный ответ на болезненные вопросы, не оставляющие ее в покое.

— Будем ли мы счастливы? Вы действительно уверены, что мы будем счастливы?

Это был словно крик ребенка, нуждающегося в успокоении и утешении. В ответ Артур взял ее рукой за подбородок и заглянул в глаза.

— Вы сделаете меня очень счастливым, — сказал он. — Я уверен в этом.

Он нежно ее поцеловал, и инстинктивно руки девушки потянулись к нему. Она хотела, чтобы Артур ее обнял, убедил в том, что он прав. Еще раз уверил, что любит ее, а она его, и они вместе проживут долгую, счастливую жизнь.

Но в ответ на ее порыв Артур убрал руку с ее подбородка и отодвинулся.

— Мы не должны вести себя, как какие-нибудь простолюдины Том, Дик или Гарри, — заявил он надменно. — Мне кажется, что нам пора вернуться в зал. Нельзя забывать, что я сопровождаю их высочеств сегодня.

— Да, давайте вернемся, стало довольно холодно, — согласилась Сабина.

Когда она говорила, ее била дрожь. Она чувствовала себя побежденной и очень разочарованной. Сабина не знала, что с ней происходит, она только чувствовала, что все ее естество нуждается в чем-то недосягаемом, в чем-то бесплотном, что она не могла даже высказать словами.

Они вернулись в зал молча. Но в тот самый момент, когда Сабина появилась, около нее оказался виконт Шеринэм. Он с упреком сказал:

— Ну вот и вы наконец. Вы понимаете, что я уже пропустил половину обещанных мне танцев?

— Неужели, Шерри? Мне очень жаль, — засмеялась Сабина.

Не успев договорить, она поняла, что назвала виконта его прозвищем, и по тому, как Артур нахмурился, поняла, что его это взбесило, и он, конечно, счел ее поступок слишком фамильярным.

— Мисс Вэнтедж была со мной в саду, — заявил он подчеркнуто официально.

— Ладно, Зануда, — доброжелательно сказал Шеринэм. — Я бы тоже пользовался каждой свободной минуткой, чтобы побыть наедине, если бы у меня была такая возможность.

Артур бросил на него взгляд, полный оскорбленного достоинства, и направился к возвышению, с которого королевская пара все еще приветствовала друзей.

— Что его так расстроило? — спросил Шерри, обнимая Сабину за талию и увлекая ее в толпу танцующих гостей.

— Мне кажется, ему не понравилось, что я назвала вас «Шерри».

— О Господи! Зануда стал слишком большим для своих ботинок. Служба при дворе, должно быть, повлияла на его голову. Он называл меня Шерри с двенадцати лет. Неужели ваш жених считает, что его жена должна соблюдать все эти дурацкие формальности по отношению ко мне?

— Думаю, что именно этого он и ожидает, — сказала Сабина тихо. А потом, подумав, что не совсем прилично обсуждать с виконтом Артура за его спиной, она начала ему рассказывать о Сесилии.

— Мне бы хотелось, чтобы вы встретились с ней, — сказала девушка. — Она такая славная! Я уверена, что она обязательно вам понравится.

Виконт насмешливо на нее посмотрел.

— Всегда повторяется одна и та же история, — сказал он. — Как только девушка оказывается помолвленной, она начинает думать, что все остальные должны сделать то же самое. Слишком поздно знакомить меня с хорошенькими девушками. Вы прекрасно знаете, что я влюблен в вас.

— Боже мой, Шерри, что за чепуху вы несете?

— Это правда, — сказал он. — Не перестаю думать о вас с нашей первой встречи. Даже перестал спать ночами.

— Это происходит не потому, что вы думаете обо мне, — засмеялась Сабина. — Просто вы засиживаетесь в казино до утра.

— Ну, значит, не могу спать, когда возвращаюсь домой.

Все думаю, почему я не познакомился с вами первым? Полагаю, мы не сможем вместе сбежать?

— Нет, Шерри, конечно, не сможем. Артур будет в ярости.

Кроме того, я ведь в вас не влюблена.

— А в Артура вы влюблены?

На этот вопрос Сабина не знала ответа и после небольшой паузы, покраснев, проговорила:

— А почему тогда я выхожу за него замуж?

— Кроме любви, существует еще множество причин для замужества, — заметил Шерри. — Но если вы хотите знать мое мнение, любовь — лучшая из них.

— Конечно, вы правы, — согласилась Сабина.

Пока она говорила, ей вдруг так захотелось полюбить кого-нибудь так, как это было у леди Тетфорд. Чтобы быть готовой отдать за любовь все. Любить так, как до сих пор любят ее мама и папа, когда при виде друг друга у них загораются глаза и светятся лица. Их непреодолимая потребность друг в друге видна в каждом кризисе, в любом повседневном деле, какой бы незначительной ни была проблема.

Да, конечно, она влюблена в Артура. А кто на ее месте не влюбился бы? Он такой симпатичный, такой важный и по-своему очень привлекательный. Но все-таки чего-то в нем не хватало. Был ли это тот неугасимый огонь, о котором рассказывала леди Тетфорд, или такая любовь, о которой столь много и часто она слышала от цыгана?

С этого момента ее мысли поменяли направление. Был ли он все еще в зале? Сабина забыла о Шерри и искала среди танцующих пар смуглую кожу под черной маской, высоко поднятую темноволосую голову, гибкое, сильное тело, словно созданное для танца. Но его нигде не было видно. Один раз ей показалось, что она заметила вышитую белую рубашку с длинными рукавами, но тут же, почувствовав, что сердце сделало скачок и забилось где-то в горле, она поняла, что ошиблась.

Этот человек был гораздо меньше ростом и носил длинные, темные усы.

— О чем вы думаете? — спросил вдруг Шерри, и Сабина осознала, что он довольно долго молчал.

— Правильно было бы ответить, что, конечно, о вас, Шерри, — ответила она со смехом. — Но на самом деле я думала о себе.

— Эгоистка, — упрекнул он ее. — А теперь предлагаю выбраться из этой толпы и поискать шампанского. Стало очень .жарко, чтобы танцевать.

— Зато на улице становится холоднее, — заметила Сабина, вспомнив, как ее била дрожь, когда она была в саду с Артуром.

— На вас слишком мало надето, вот в чем дело, — глубокомысленно заявил Шерри. — Бокал вина быстро все приведет в норму.

Он повел ее в другую комнату, где располагался стол, уставленный самыми изысканными блюдами, и где между гостями сновали официанты, предлагая им шампанское.

Сесилия выглядела обворожительно. Она беседовала с человеком, одетым в костюм венецианского дожа. Он был высокий, манеры аристократичные. В то же время было очевидно: мужчина далеко не молод. И Сабина догадалась, что это тот самый банкир, которого родители Сесилии прочили ей в мужья.

Сесилия представила его как мистера Рокдейла, а Сабина, в свою очередь, познакомила их с Шерри.

— Сабина целый вечер говорила мне о вашей красоте, — галантно сказал тот Сесилии. — Она превозносила ее до таких высот, что можно было подумать, что вы божественно красивы. Но теперь, когда мы встретились, я понимаю ее восторг.

— Какая прекрасная речь, — улыбнулась Сесилия.

А Сабина вдруг обнаружила, что между ней и мистером Рокдейлом завязался разговор.

— Это ваш первый визит в этот дворец, мисс Вэнтедж?

— Да. Я вообще в первый раз во дворце, каком бы то ни было. Так уж случилось.

— В таком случае вы выбрали отличное место для первого раза, — сказал мистер Рокдейл. — Я всегда думаю, когда приезжаю сюда, какой великолепный контраст составляют темные скалы, дворец и крепость, все серое и очень, очень старое, стоящее тут не менее шести веков, с празднично разукрашенным миром по другую сторону ущелья, который мы называем Монте-Карло. Он словно одет в шутовской наряд, эфемерный, как радуга.

— Как у вас это поэтично звучит! — воскликнула Сабина.

— Но и наполовину не так поэтично, как это есть на самом деле, — ответил мистер Рокдейл. — В один прекрасный день люди напишут историю о рискованном предприятии, которое задумал француз Бланк, и о том, как ему удалось воплотить его в жизнь. Уверен, что это будет более волнующе, чем любой Роман. Вы можете себе представить, что только в этом году в Монте-Карло побывало более ста тысяч гостей? Хотя только несколько лет назад крупье стояли на улице с подзорными трубами и смотрели, не появится ли на горизонте какой-нибудь дилижанс, везущий нескольких драгоценных игроков.

— А вы здесь бывали раньше?

— Да, бывал, — ответил мистер Рокдейл. — Князь Шарль — мой давний друг, и я имел честь несколько раз давать ему советы по поводу различных финансовых вопросов, возникающих время от времени. Прежде всего касающихся казино, но был повод и посерьезнее, когда в Монте-Карло возник бунт среди жителей Монако.

— Бунт? — удивилась Сабина. — Им не нравились казино?

— Просто они не думали, что начнут быстро получать прибыль. Как и во всем остальном мире, люди здесь оказались очень алчными.

— Вы говорите так, как будто думаете, что все люди страдают от этого недостатка, — упрекнула его Сабина.

— Но согласитесь, большинство, — возразил ей мистер Рокдейл. — Никому из нас не бывает достаточно власти, денег или привязанности. Мы всегда хотим больше.

— Наверное, вы правы, — согласилась Сабина задумчиво.

— Вместо слова «привязанность» можно сказать «любовь», — добавил мистер Рокдейл. — Мы все хотим любви. Богатые и бедные, молодые и старые. Она похожа на солнечный свет, и тот, кто ее лишен, сидит в темноте.

Сабина внимательно на него посмотрела. Он улыбался, но серые глаза были серьезны.

«Он мне нравится, — подумала Сабина. — Раз мистер Рокдейл мне нравится, то, очевидно, если он любит Сесилию, она будет счастлива с ним».

Сесилия тем временем смеялась и вовсю флиртовала с виконтом. Повернувшись к Сабине, она спросила:

— Вы еще не ужинали? Пойдемте тогда вместе вниз.

Сабина забеспокоилась:

— Я даже не знаю, рассчитывает ли Артур, что я буду его ждать.

— Нет, не рассчитывает, — перебил ее виконт. — Он был среди королевской процессии. Я видел целую толпу, Зануда тоже там был среди них. Они ушли из зала минут двадцать назад.

— Тогда все в порядке, — улыбнулась Сабина.

— Пошли скорее, я голодна как волк, — сказала Сесилия.

Она взяла Сабину за руку и повела ее по длинному коридору, украшенному великолепной коллекцией картин, по направлению к банкетному залу. Двигаясь быстрым шагом, девушки оторвались на несколько мгновений, от своих партнеров по ужину, и Сабина тихо спросила.

— Я надеюсь, вам понравился виконт Шеринэм?

— Виконт просто очарователен, — ответила Сесилия. — Но он очень молодой.

— Молодой? — удивилась Сабина. — Но ему столько же лет, сколько и Артуру!

— Ну и что? Мне кажется, что мужчины постарше отличаются от молодых людей тем, в них нет утомительного энтузиазма и предпочтения говорить только о себе.

Сабина посмотрела на нее с изумлением, потом улыбнулась.

— Мне тоже мистер Рокдейл показался обаятельным человеком, — сказала она.

Ужин оказался веселым и приятным. Шеринэм и Рокдейл старались перещеголять друг друга, рассказывая различные забавные истории, а Сабина и Сесилия так хохотали, что у них даже заболели бока. На другом конце банкетного зала, где ужинала королевская свита, среди которой был и Артур, царила совсем другая атмосфера. Люди ели сдержанно и почти не разговаривали. Сабина, пару раз взглянувшая туда, поблагодарила Бога, что она не настолько титулованная особа, чтобы присутствовать на том конце стола в качестве гостя.

Но, порадовавшись, Сабина тут же вспомнила, что скоро наступит день, когда она, как и Артур, будет вынуждена суетиться вокруг их королевских высочеств. Ей вдруг представилось, как вечер за вечером она должна будет вести беседы с людьми, с которыми у нее нет ничего общего, когда везде будет присутствовать официальная сдержанность, нагоняющая откровенную скуку, отсутствие жизни во всем, что говорится и делается.

Ей приходилось слышать рассказы о том, какая скука была при дворе Виндзоров. Хотя принц Уэльский был не прочь повеселиться, в большинстве случаев ему приходилось на людях вести себя сдержанно и официально.

Сабина вдруг почувствовала, что завидует Сесилии и мистеру Рокдейлу. Он рассказывал о людях, — которых ему приходилось встречать в путешествиях. Они хохотали, когда он описывал подмеченные им сценки из жизни в Германии и России.

Как будет отличаться жизнь Сесилии от ее жизни! И все-таки только сегодня после обеда она была против своего замужества и рассказывала Сабине, сколько ее ждет несчастий, если она станет его женой. Конечно, мистер Рокдейл был гораздо старше Сесилии, но в то же время Сабина видела, насколько он интересный человек и как много знает. А мудрость и опыт могут быть очень полезными для молодой девушки.

Мистер Рокдейл продолжал рассказывать о разных странах, пока Сабина не спросила его:

— А вам приходилось бывать в Венгрии?

— Конечно, — ответил он. — У меня очень много друзей среди венгров. Они весьма приятные, добрые, жизнелюбивые. люди. Венгры любят хорошее вино, прекрасную музыку и красивых женщин.

— В это я могу поверить, — сказала Сабина. — Я… однажды встретила венгра. Он наговорил много приятных, восхитительных вещей, но мне стало интересно, можно ли ему верить, говорит ли он правду?

— Если он говорил все эти вещи вам, то можете верить каждому его слову, — галантно заметил мистер Рокдейл.

Сабина покраснела:

— Я не это имела в виду. Мне было интересно…

— Не заговаривают ли они просто зубы, как это делают ирландцы? — закончил за нее мистер Рокдейл. — Мне трудно ответить на этот вопрос. Если только таким образом: у венгров очень яркие и сильные эмоции. Они все делают, привлекая и сердце, и разум. Если они ненавидят, то со всей страстью и силой. Если любят, то безумно. Вы это хотели узнать?

— А кто этот венгр? — спросил виконт, внимательно прислушивающийся к разговору. — Черт, я, кажется, начинаю уже ревновать!

— Да нет, это просто посторонний человек, — ответила Сабина, но не смогла удержаться, чтобы не покраснеть.

Сесилия усмехнулась и спросила:

— А Артур знает о нем? Тогда это ему надо ревновать, а не виконту Шеринэму.

— Вы из мухи делаете слона, — запротестовала Сабина. — Я только спросила мистера Рокдейла о характере венгров в целом.

— Чепуха! — воскликнула Сесилия. — Но мы больше не будем мучить вас, я сама не люблю, когда меня терзают всякими расспросами.

— Я вспомнил еще кое-что, — сказал мистер Рокдейл.

Сесилия надула губы, но она смеялась, и в глазах у нее появился свет, которого раньше Сабина не замечала.

«Судя по всему, у меня нет нужды о ней беспокоиться, — подумала она. — Сесилия просто излишне драматизировала ситуацию, не разобравшись толком в себе».

Они продолжали разговаривать и смеяться, не заметив, что свита принца и принцессы Уэльских покинула банкетный зал.

Прошло около получаса, когда Сабина за своей спиной обнаружила Артура.

— Моя мать уехала домой некоторое время назад, — сказал он холодно. — Она хочет заглянуть в казино. Я пообещал ей, что доставлю вас домой, как только вы пожелаете.

— Вы хотите ехать сейчас? — спросила Сабина.

— Становится поздно, — ответил он, глядя на часы над камином.

— Чепуха, Зануда. Не порти нам вечер, — вмешался Шерри. — Лучше садись, выпей вина. Мистер Рокдейл рассказывает такие смешные истории, что мы за бока держимся.

— Мне кажется, Артур, вы не знакомы с мистером Рокдейлом, — поспешно сказала Сабина.

Мужчины обменялись рукопожатиями, и наконец под давлением Шерри Артур все-таки сел за стол. Но с его приходом веселье увяло. Раньше беседа текла рекой без всяких усилий, каждый хотел высказаться. Не успевал замолчать один, как тут же начинал говорить другой. Теперь же разговор пошел с трудом.

Артуру и в голову не Пришло, что он помешал их веселью.

Он стал рассказывать о планах королевской семьи на следующий день, и Сабина со стыдом заметила, как Шерри подавил зевок.

— Я думаю, вы правы, Артур, и мне действительно лучше поехать домой.

Было совершенно очевидно, что Артур только этого и ждал.

Сабина подала руку мистеру Рокдейлу и виконту, поцеловала в Щеку Сесилию и, забрав накидку, пошла с Артуром через прекрасный мраморный холл к выходу. На улице около огромных дверей стояли солдаты гвардейской стражи. Еще один часовой находился около тяжелой пушки, направленной на море.

Сабина села в экипаж, и лакей в напудренном парике укрыл ей ноги меховой накидкой.

— Это был замечательный вечер, — сказала она, когда карета тронулась.

— Я рад, что вам понравилось, — сказал Артур. — Хотя не могу не заметить, что вам следовало найти кого-нибудь более достойного для танцев, чем этот бездельник Шеринэм.

— Вы несправедливы к Шерри, — заметила с упреком Сабина. — Я думала, вы друзья, раз вместе учились в Итоне.

— Да, мы учились вместе, и я регулярно встречаюсь с ним в Лондоне, — признал Артур. — Но Шеринэм безалаберный молодой человек, бесцельно тратящий время.

— А чем вы предлагаете ему заняться? — спросила Сабина.

— Тем, чем занимаются другие молодые люди в его годы, Возьмите меня, например, — ответил Артур.

— Но у вас были особые возможности, — возразила Сабина. — Ваш отец был при дворе. Вы пошли по его стопам.

— Да, в какой-то мере это правда, — согласился Артур. — Но я горжусь, что сам сделал карьеру. У отца не было такого положения, как у меня в его возрасте.

— Вам понравился мистер Рокдейл? — спросила Сабина, пытаясь перевести разговор на менее щекотливую тему.

— Я едва его видел, — ответил Артур. — Кто он? Вы что-нибудь о нем знаете?

— Практически ничего, — ответила Сабина. — Кроме того, что он собирается жениться на Сесилии Мейсон и что он банкир, как и ее отец.

— О Господи! Вы имеете в виду, что это тот самый Рокдейл? — воскликнул Артур. — Почему вы мне ничего не сказали? Принц только вчера вечером о нем вспоминал. Мне и в голову не могло прийти, что он тоже приехал в Монте-Карло.

— Он что, действительно друг его королевского высочества? — спросила Сабина.

— У них довольно близкие отношения, — уклончиво ответил Артур. — Я должен немедленно поставить принца в известность, что мистер Рокдейл приехал. Вы не знаете, где он остановился?

— Нет, боюсь, что нет.

— Это наверняка отель «Париж». Хорошая новость. Принц будет доволен. Мне только хотелось бы, чтобы вы немного подробнее рассказали мне о нем, чтобы я мог быть уверен, что здесь нет ошибки, прежде чем устраивать ему встречу с принцем.

— Я произнесла его имя достаточно ясно, — пробормотала Сабина.

— Да, но имя Рокдейл ничего не значит. Кроме того, я не ожидал его обнаружить с вами в одной компании.

— Не сомневаюсь.

Почему Артур всегда вынуждает ее защищаться и чувствовать себя полным ничтожеством? Сабина порадовалась тому, что они с виконтом провели несколько часов в обществе мистера Рокдейла, и то, как тот старался развлечь и рассмешить их, значило, что он относился к ним с достаточным уважением и считал их людьми, достойными внимания.

Лошади поднимались в гору к Монте-Карло, когда Сабина протянула руку и дотронулась до руки Артура.

— Я очень хотела бы быть для вас полезной, — сказала она мягко. — Мне хотелось бы вести себя правильно, чтобы вы гордились мной.

Артур взял ее за руку и рассмеялся.

— Не думаю, что вы можете мне помочь, Сабина, — шутливо ответил он. — Ботинок сшит не на ту ногу. Но если вы будете делать то, что я хочу, и слушать, что вам говорят, надеюсь, мы с вами прекрасно поладим.

Сабина едва сдержала вздох. Это был не тот ответ, которого она ожидала.

Когда они подъехали к вилле, Артур поцеловал ее на прощание, пожелал спокойной ночи и помог выйти из экипажа.

— Вы не хотите войти? — спросила она. Почему-то ей не хотелось, чтобы он уходил и оставлял ее одну.

— Моя дорогая, в такой поздний час? — воскликнул он, явно шокированный. — Мы не должны забывать о вашей репутации. Разве нет?

— Да, конечно, — ответила грустно Сабина.

Она прошла в дверь, предупредительно открытую лакеем, Артур сел в экипаж, и Сабина услышала, как он уехал.

— Ее светлость еще не вернулась? — спросила она дворецкого.

— Нет, мисс. Она встанет из-за стола еще через полчаса.

— Спокойной ночи, Бейтс.

— Спокойной ночи, мисс.

Сабина медленно поднималась по лестнице. Она не знала, почему чувствует себя одинокой, и подумала, что, наверное, от усталости. Может быть, это была запоздалая реакция на слишком большое количество бессонных ночей.

Девушка открыла дверь спальни. Свечи были зажжены около кровати и на туалетном столике. Ивонна предлагала подождать ее, но Сабина отказалась. Ей было неприятно думать, что девушка, которая целый день работала, будет сидеть час за часом, ожидая, пока она соизволит явиться.

Сабина закрыла за собой дверь. Пламя свечей колебалось от ветерка, дувшего из открытого окна. Мягкие атласные шторы были не задернуты. Она подумала, что сегодня не станет смотреть на луну. Кроме того, Сабина догадывалась, что в саду никого не будет. Цыган, наверное, ушел к своим людям, протанцевав с ней танец. Он сказал, что это была единственная причина его прихода во дворец.

Мистер Рокдейл говорил, что венгры любят с большой страстью. Она могла в это поверить. Когда цыган говорил о любви, его голос становился глубже, мелодичнее, в нем появлялась такая волнующая нотка, от которой сердце Сабины начинало биться быстрее, а дыхание учащалось.

Когда она вошла в комнату, ее взгляд упал на подушку: там что-то лежало. Девушка бросилась к кровати. Это был букет алых роз, только что распустившиеся бутоны. Когда она подняла цветы, их аромат наполнил комнату. Потом Сабина вдруг заметила в букете небольшую карточку. На ней было написано всего два слова размашистым четким почерком: «Для Персефоны».

Сабина долго стояла, глядя на карточку, а потом спрятала лицо в розах. Цыган, должно быть, прокрался в сад, забрался по деревянной лесенке и положил ей на подушку букет. Она подумала, какому риску он подвергал себя. Если бы его поймали, то немедленно арестовали бы как грабителя, который пробрался в дом, чтобы украсть что-нибудь. Никто бы не поверил, что у него была другая цель.

Мысль о том, что цыган был в ее спальне, заставила сердце девушки забиться быстрее. Он стоял здесь и, наверное, представлял себе, как она спит. А может быть, думал о том, как она вернется с бала и найдет его подарок, что почувствует. Сабина закрыла глаза и позволила себе вспомнить его голос и то чувство, незнакомое, пугающее, когда он сказал, что хочет зарыться лицом в ее волосах.

Интересно, догадывается ли он, какая буря чувств бушует в ней? Почему, почему он заставляет ее чувствовать себя так, словно в ее жилах бурлит вино, а не кровь?

Все ли женщины чувствуют то же самое, когда общаются с ним? Неужели никто не может противостоять его магнетизму?

Тому странному волнению, которое так тревожило, но и околдовывало в то же время? Сабина посмотрела на розы. Какие они прекрасные! И ей показалось, что она поняла, как он их выбирал.

Розы в бутонах! Красные розы были символом любви с незапамятных времен. Может быть, он имел в виду, что в ней пробуждается любовь? Но если это так, то к кому именно?

Глава восьмая


Сабина сидела в саду одна. Она спряталась от солнца под крышей маленькой беседки, расположенной в конце живописной тропинки, вьющейся среди розовых кустов, поражающих многоцветием красок; распространяющего по саду приятный запах розмарина и живой изгороди из очень красивого растения, названия которого она не знала. За ее спиной находилась стена, сверху донизу увитая красной геранью, что составляло удивительный контраст с почти слепящим голубым небом.

Головокружительный простор переливающегося разными оттенками бирюзового моря стремился к туманному горизонту.

Леди Тетфорд еще не вставала, но Сабина почувствовала, что не может потратить даже час на то, чтобы поспать или сидеть в четырех стенах своей спальни, когда вокруг такая красота. Она вышла в сад, взяв с собой письма из дома, которые пришли с утренней почтой.

Девушка уже прочла их один раз, но на скорую руку, потому что они выезжали с леди Тетфорд, и она предпочла не заставлять экипаж ждать ее. Теперь у нее было время внимательно изучить их, смакуя каждое слово веселого письма Гарриет и полного любви, длинного послания мамы, в котором описывалось все, что произошло дома со времени ее отъезда.

Стоило ей только развернуть плотно исписанные листы бумаги, как она представила себе лица родных. Мама сидит за письменным столом, слегка склонив голову, пытаясь подобрать нужное слово, чтобы точнее выразить свои мысли. А Гарриет, не задумываясь, быстро пишет на листе бумаги, который она достала из ящика письменного стола, в котором они всегда хранили свои учебные принадлежности, и где постоянно царил беспорядок, сколько мама ни ругалась.

Гарриет писала, что очень скучает, но Сабина знала, что ее сестра не может долго грустить и буквально через несколько минут будет кипеть от волнения и восторга по поводу чего-то, случившегося в течение дня, или того, что должно произойти в будущем.

Сабина опустила письмо на колени и вздохнула. Она тоже очень скучала по Гарриет. Было так приятно находиться рядом с человеком, которого любишь, с которым можно поделиться любым секретом, разделить с ним минуты отчаяния и радости, случающиеся каждый день и делающие жизнь нескончаемым приключением.

Если бы Гарриет была здесь, она смогла бы увидеть красоту Монте-Карло, встретить забавных, приятных людей, которыми леди Тетфорд окружила себя. Она могла бы побывать на вечеринках, балах и в казино. Как бы ей здесь все понравилось! И какой успех имела бы здесь ее красивая сестричка!

Но Сабина подумала, что это ничего. Скоро она выйдет замуж и уж тогда проследит, чтобы Гарриет хорошо проводила время. Теперь ни одна из ее сестер не будет представлена ко двору тетей Эдит, как это произошло с ней. Гарриет остановится у нее, она даст ей красивую одежду и найдет важного и интересного мужа. Но Гарриет никогда не выйдет замуж за человека, который ей не понравится. В этом Сабина была уверена. Ее сестра была слишком решительна и своевольна, чтобы принимать даже самое заманчивое предложение, пока не убедится, что сможет любить и уважать этого человека.

Мысли Сабины от Гарриет перешли к ней самой. Она опять взяла в руки письма. Даже простое прикосновение к ним вызывало тоску по дому. Бесполезно было притворяться, что эта красота и все мыслимые развлечения могут заменить любовь и уют родного очага.

Девушка вспомнила большую, бедно обставленную гостиную. Сестер, собравшихся около камина, и отца, читающего вслух книгу. Свою спальню, которую она делила с Гарриет, их узкие, покрытые белыми покрывалами кровати, стоящие бок о бок. Окно, выходящее на пастбище, где их упитанный пони с удовольствием щиплет сочную зеленую траву. Стоило ей только подумать об этом, как захотелось плакать.

Как она глупа! Сабина раздраженно одернула себя, недовольная своей глупостью и неблагодарностью, и подняла голову. К тому месту, где она сидела, направлялся лакей. Девушка собрала письма и встала ему навстречу.

— Что случилось, Джеймс? — спросила она, когда лакей подошел ближе, ожидая сообщения, что леди Тетфорд ждет ее.

— Вас хочет видеть один джентльмен, мисс.

— Джентльмен? — воскликнула Сабина. — Он назвал свое имя?

— Нет, мисс. Но он спрашивал именно вас и просил не беспокоить леди Тетфорд.

— Кто это может быть? — гадала Сабина. Виконт наверняка назвал бы свое имя.

— Джентльмен одет в форму офицера военно-морского флота, мисс, — добавил Джеймс.

— Военно-морского флота? — Сабина уставилась на лакея изумленными глазами. Этого не может быть! Или все-таки может?

— Я бегу в дом, Джеймс, — сказала она и пошла через сад таким быстрым шагом, что иногда переходила на бег.

Около дома она оглянулась на Джеймса, шедшего за ней следом.

— Джентльмен ждет в гостиной, Джеймс?

— Да, мисс.

Сабина перебежала через лужайку, сократив путь, и вошла в гостиную через открытое французское окно. Около камина стоял высокий мужчина, одетый в форму офицера военно-морского флота. Сабине было достаточно одного взгляда, чтобы издать радостный вопль и броситься вперед с руками, готовыми к объятиям.

— Гарри! Гарри! Почему ты ничего не сообщил? Надо было меня предупредить, что ты приезжаешь.

Гарри нежно обнял сестру и с удовольствием поцеловал ее в обе щеки. Потом отстранил от себя и осмотрел с ног до головы, обратив внимание на сияющие глаза, модно уложенные волосы и голубое платье, украшенное кружевами. В конце осмотра Гарри сложил губы трубочкой и свистнул.

— Ты выглядишь замечательно! — воскликнул он.

— Ты, правда, думаешь, что я хорошо выгляжу? — потребовала подтверждения Сабина.

— Я с трудом узнал тебя, — ответил он. — Ты совсем не похожа на прежнюю Сабину. Мне следует поклониться тебе, или ты предпочтешь, чтобы я поцеловал тебе руку?

— Не будь глупцом! — засмеялась Сабина. — Я осталась такой же, как прежде. Это леди Тетфорд подарила мне модные наряды вместо старых. Но давай перестанем говорить обо мне.

Рассказывай скорее, как у тебя дела. Почему ты оказался здесь?

— Мой корабль стоит в порту, — ответил Гарри.

— Твой корабль? — воскликнула Сабина. — Как хорошо!

Но почему ты не предупредил меня, что собираешься в Монте-Карло?

— Мы сами не знали до вчерашнего дня, — ответил Гарри. — Мы пришли около полудня. Но, честно говоря, сестричка, я не знал, будешь ли ты рада меня видеть или нет.

— Что ты имеешь в виду, Гарри? — спросила удивленная Сабина.

— Ну, ты сама должна понимать. Мама написала мне и рассказала, как ты была хороша на балу вместе с Артуром и леди Тетфорд, где тебя представили принцу и принцессе Уэльским. Я не очень подхожу для такой жизни, ты знаешь, поэтому боялся, что опозорю тебя.

— Опозоришь меня? Послушай, Гарри, мне еще не приходилось слышать подобной чепухи за всю мою жизнь. Если хочешь знать, когда лакей пришел сообщить о твоем приходе, я перечитывала письма от мамы и Гарриет, и от всего сердца желала, чтобы они были здесь, со мной. Конечно, я прекрасно провожу время, но это совсем не то, что быть со своей семьей.

— Ты все такая же, сестричка, — одобрительно улыбнулся Гарри. — Несмотря на то что выглядишь, как леди с обложки модного дамского журнала.

Гарри был очень похож на отца. Такой же высокий, красивый, с открытым, откровенным взглядом, делавшим его еще более привлекательным. Простота и честность обеспечивали ему доверие многих людей и делали примером для подражания для детей. Сабина подумала, что в форме военно-морского флота Гарри выглядит потрясающе красивым. Но она слишком хорошо знала своего брата, чтобы говорить ему такое. Он или очень смутится, или велит ей замолчать.

— Как тебе Монте-Карло? — спросила она. — Ты здесь бывал раньше?

— Нет, никогда, — признался Гарри.

Потом, к удивлению Сабины, он подошел к двери и проверил, закрыта ли она.

— На самом деле, Сабина, — сказал он тихо, — у меня неприятности.

Он выглядел несчастным. Сабина взяла его за руку и подвела к дивану, стоящему около окна. , — Садись и рассказывай, что случилось.

— Мне очень стыдно, — произнес он.

— Гарри! Что случилось?

Гарри сглотнул слюну и выдавил:

— Я проиграл немного денег в казино.

— Когда? — спросила Сабина.

— Прошлой ночью. Я сошел на берег с парой наших офицеров. Мне хотелось попытаться увидеть тебя, но поскольку я не знал, как меня примут, мы решили сначала поужинать в маленьком ресторанчике, а потом пошли в казино. Я совсем не собирался играть. Клянусь тебе, Сабина! У меня даже и в мыслях такого не было. Но потом я посмотрел, как легко достаются там деньги! Это меня потрясло.

— Я могу это понять, — кивнула Сабина. — Многих людей это поражает.

— Но игра опасное увлечение, теперь я понял это, — сказал Гарри тихо.

— Сколько ты проиграл? — спросила Сабина.

— Не знаю, имею ли я право сказать тебе.

— Не глупи, Гарри. С этим уже ничего нельзя поделать.

— Ну, довольно много.

— Сколько? — потребовала Сабина.

Гарри глубоко вздохнул:

— Около сотни фунтов.

Какое-то мгновение Сабина могла только смотреть на него молча. Потом, когда к ней вернулся дар речи, она растерянно повторила:

— Сто фунтов!

— Я все знаю. Не надо на меня так смотреть, сестричка. Я был круглым дураком, конечно, но есть еще кое-что похуже.

— Еще хуже? — воскликнула Сабина.

— Да, гораздо хуже. Понимаешь, сначала я немного выиграл, а потом стал проигрывать, но был абсолютно уверен, что сумею вернуть деньги. У меня кончились наличные, и я выписал чек. Мне позволили это сделать, потому что я офицер Королевского военно-морского флота.

— Но, Гарри, у тебя на счету в банке нет ста фунтов! — воскликнула Сабина.

— Да, я знаю. Конечно, у меня нет такой суммы. Как я уже говорил тебе, у меня не было сомнений, что мне удастся вернуть деньги, но — не удалось.

Сабина всплеснула руками.

— Ты хочешь сказать, что они попытаются обналичить чек, а на счету…

— А на счету ничего нет, — угрюмо продолжил Гарри.

Он сидел, обхватив руками голову.

— Я, должно быть, сошел с ума. Кроме того, мы изрядно выпили. Я думал, что сейчас обману их, а потом отыграю деньги и верну чек. Я потерял свой офицерский чин.

— Гарри, неужели все так плохо?

— Конечно. Офицеры не должны опускаться до того, чтобы выписывать ничем не подкрепленные чеки. А если они это делают, значит, их ждет наказание.

— Но… но что скажет папа?

— Неужели ты думаешь, что меня это не беспокоит?.? — сказал Гарри несчастным голосом.

— Он этого не переживет! — воскликнула Сабина. — Да и мама тоже. Они так гордились тобой, Гарри. Я знаю, что ты всегда хотел пойти в кавалерию, но не стал поднимать шум, когда у папы не оказалось достаточно средств. А потом у тебя так хорошо пошли дела, они оба восхищались твоей смелостью и доблестью.

— Не трави мне душу, Сабина, — попросил хрипло Гарри.

— Мы должны сделать все, чтобы они не узнали об этом, — сказала Сабина. — Да и почему они должны узнать, если мы вернем чек до того, как казино пошлет его в банк?

— Но где мы возьмем сто фунтов? — спросил Гарри.

— Мне придется попросить… у Артура, — медленно сказала Сабина.

— Ты думаешь, это возможно? Нет, я не имею права просить тебя это делать. Было бы несправедливо заставлять тебя краснеть и испытывать из-за меня стыд. Но я… не знаю, что мне делать.

— Конечно, я должна попросить Артура, — твердо сказала.

Сабина. — Сто фунтов для него сущий пустяк. Ведь он так богат. Кроме того, Артур не захочет скандала, если собирается жениться на мне.

— Я обязательно верну ему их. Клянусь, что верну! — с пылом воскликнул Гарри. — Это, конечно, займет сколько-то времени, но я непременно что-нибудь придумаю.

— Сто фунтов, — сказала Сабина, вздохнув. — Для нас это все равно что миллион. Нам больше некого попросить, кроме… Артура.

— Ты не думаешь, что он не захочет дать деньги? — спросил Гарри.

— Нет, я уверена, что он меня поймет, — ответила Сабина с некоторым сомнением. — В конце концов, он никогда не знал, что значит бедность, когда люди не могут делать то, что другим дается… так легко.

Гарри вздохнул.

— Как хорошо ты меня понимаешь! — воскликнул Гарри. — Всегда и везде одно и то же. Я всегда оказываюсь самым бедным из моих друзей. Я никогда не ел какой-то особой еды, никогда не делал того, чем занимались мои друзья. Поверь мне, я не ворчу, Сабина. Прошлой ночью я повел себя, как полный дурак. Мне не верилось, что можно оказаться таким неудачником.

— В конце концов в выигрыше всегда остается банк, — сказала Сабина. — Я слышала, так говорили те люди, которые живут здесь и ходят в казино каждый день.

— Но ведь некоторым парням везет, — возразил Гарри. — Там за столом был один человек, который ставил максимальную сумму на одно число и три раза подряд выигрывал. Мне показалось, что и я так смогу, но, как ты уже знаешь, у меня не получилось.

— Бедный Гарри! Я думаю, что никто в нашей семье никогда не будет иметь много денег.

— Ты будешь богатой.

— Думаю, да, — ответила Сабина. — Хотелось бы мне, чтобы с тобой это все произошло после того, как я вышла бы замуж, тогда мне не пришлось бы просить Артура.

Гарри испытующе посмотрел на нее:

— Послушай, Сабина. Я вижу, тебя очень расстраивает то, что надо просить денег у Артура. Тогда не надо к нему обращаться, я постараюсь как-нибудь выкрутиться. Напишу папе и расскажу ему честно, что произошло. Надеюсь, что он как-нибудь поможет мне.

— Сто фунтов! Где он возьмет столько денег? Если только не пойдет просить у сквайра или не обратится еще к кому-нибудь Но ты ведь знаешь, что он скорее умрет, чем это сделает. Единственное, что еще остается, это продать лошадей, но ты ведь не хочешь, чтобы он это сделал.

— Продать лошадей! — ахнул Гарри. — Нет, папа никогда этого не сделает.

— Он пойдет на это, если станет вопрос о твоем спасении, — рассудительно возразила Сабина. — Но до этого не дойдет, Гарри. Папа будет так страдать не из-за лошадей, а из-за того, что его сын оказался настолько глуп, что позволил втянуть себя в подобную авантюру. Ты знаешь это.

— Да, знаю, сестричка. Но моряку иногда хочется немного развлечься, а я не был на берегу несколько месяцев, и красивой девушки не видел около полугода. Ты ведь знаешь, мы были в походе близ побережья Африки. Все это время видели только негров да злющих москитов, чей укус похож на удар бильярдного шара.

— Бедняга! Я очень хорошо понимаю, что ты сейчас чувствуешь, и обязательно поговорю с Артуром. Не сомневаюсь, все будет хорошо.

— Когда ты намереваешься увидеться с ним? — спросил Гарри.

— Он придет в четыре часа.

— И ты его попросишь?

— Сразу, как только он придет.

— А что мне делать? уйти пока или подождать?

Сабина подумала недолго.

— Мы с тобой пойдем прогуляемся и посидим в саду, — решила она наконец. — А я предупрежу Джеймса, чтобы он позвал меня, когда приедет Артур. Ты подождешь меня там.

Артур даст денег, ты пойдешь в казино и заплатишь долг, а они при тебе порвут чек.

— Звучит прекрасно, — ответил Артур. — Но нам надо подождать, что скажет по этому поводу Артур.

— А сейчас пошли в сад, — предложила Сабина, — и поговорим о чем-нибудь другом, а не об этих проклятых деньгах.

Хотелось бы мне, чтобы ты не выбрасывал их на ветер за карточными столами.

— Да и мне хотелось бы того же! — с отчаянием воскликнул Гарри. — Ты вполне уверена, что сможешь попросить у Артура денег?

— Мне это неприятно, конечно, — честно сказала Сабина, — но у нас нет другого выхода.

— Я все думал и думал, — пробормотал Гарри. — Когда понял, что натворил, то чуть было не выбросился за борт, в море.

— Всю жизнь это пугало в виде денег висит над нашей жизнью, — вздохнула Сабина. — Не думаю, что богатые люди понимают, насколько они счастливы, что им не надо бессонными ночами думать о том, как бы рассчитаться с долгами.

— Говорят, что деньги — это проклятие, — заметил Гарри. — Но я не отказался бы иметь немного денег. — Он обнял Сабину и привлек ее к себе. — Ты молодец, сестричка, и всегда такой была. Мне противна мысль, что я втягиваю тебя в разрешение своих проблем.

— Я очень бы обиделась на тебя, если бы ты мне не рассказал, — сказала Сабина. — Разве члены одной семьи, когда дела идут плохо, не должны стараться помочь друг другу?

— Как я уже говорил, ты молодец, — повторил Гарри. — Должен сказать тебе, что мне невыносимо было думать, что придется обращаться за помощью к папе.

— Бедный папа, он никогда бы не смог тебя понять! — сказала Сабина. — Мама совсем другое дело. В ее семье все были игроками. И наш дед, и прадед, который проиграл все состояние семьи. — Сабина вдруг замолчала и прижала к губам пальцы. — Гарри, а ты не думаешь, что это у тебя в крови?

— Я абсолютно уверен, что нет, — ответил Гарри. — Скажу больше, сестричка. Если ты меня вытащишь из этой переделки, я больше никогда в жизни не сяду играть. Обещаю тебе.

— Никогда?

— Клянусь! — Он поднял руку, как делал когда-то в детстве, давая торжественные клятвы.

— Я верю тебе, — засмеялась Сабина. — А теперь пошли в сад.

Она провела два счастливых часа, разговаривая с Гарри, но когда ее позвал Джеймс, сообщив, что приехал Артур, побледнела и еле передвигала ноги, возвращаясь в дом.

Пообещать Гарри, что она попросит у Артура помощи, было совсем несложно, совсем другое дело разговаривать с самим Артуром. Сабина пыталась убедить себя, что он обязательно поймет и поведет себя так, как любой человек в их семье, когда нужна помощь кому-то, кто попал в беду. Но в глубине души очень боялась, что реакция Артура окажется совсем другой.

Она не стала входить в гостиную через французское окно, как это сделала, когда пришел Гарри, а пошла в обход. Во-первых, потому что такой путь занимал больше времени, а во-вторых, потому что это выглядело более официально. Итак, Сабина прошла по дорожке и вошла в виллу через дверь в сад.

Она немного задержалась в холле, поправляя волосы перед зеркалом, а потом, чувствуя, как у нее похолодели руки и ноги и засосало от страха под ложечкой, вошла в гостиную.

— Здравствуйте, Сабина.

Артур стоял возле окна, глядя на залитый солнцем сад.

Когда Сабина вошла, он повернулся и протянул к ней руки.

Девушка приблизилась и подставила щеку для поцелуя.

— Я должен извиниться перед вами, что задержался на несколько минут, — сказал Артур. — Его королевское высочество попросил меня посидеть с ним после ленча. И мы заговорили о таких интересных и важных вещах, что я потерял счет времени.

Вне всякого сомнения, в голосе Артура звучало удовлетворение собой, и у Сабины появилась надежда. Артур явно пребывал в очень хорошем настроении.

— Расскажите мне подробнее, — попросила она. — Что вы обсуждали?

— Боюсь, что в таком случае предам доверие его высочества, если поделюсь с кем-нибудь важной информацией, — ответил Артур. — Вам не следует выпытывать у меня секреты.

Приближенные королевского двора должны быть очень сдержанными, Сабина. И когда мы поженимся, я могу случайно обронить какую-то фразу, касающуюся моей службы при дворе. Учтите, вы никому и никогда не должны рассказывать об этом, даже своим родным.

— Конечно, я понимаю, — сказала Сабина.

— Вы будете осторожны? — спросил Артур.

— Да, обещаю.

— Отлично. А теперь расскажите мне, какие у вас планы на сегодняшний вечер.

— Прежде чем мы поговорим об этом, — тихо начала Сабина, — я хочу попросить вас кое о чем, Артур.

— О чем именно? — поинтересовался Артур.

— Это очень важно для меня, — пробормотала Сабина. — Один из членов моей семьи… попал в беду.

— В беду? — резко спросил Артур. — Какую именно?

Его голос прозвучал довольно холодно, а во взгляде появилась настороженность, которой раньше не было.

— Это Гарри, — сказала Сабина.

— Гарри? Я думал, ваш брат в море.

— Его корабль сейчас здесь, в порту.

— Ах, да. Я видел его сегодня утром. Мне кажется, что командование узнало, что его королевское высочество находится в Монте-Карло. Поэтому очень разумно, чтобы флагман его флота стоял на рейде где-нибудь поблизости. Я теперь вспомнил, как вы рассказывали, что ваш брат служит на нем.

— Да, я рассказывала вам, — ответила Сабина. — И помните, я показывала вам как-то раз фотографию, и вы сказали, что он очень симпатичный и ему идет морская форма?

— Боюсь, что таких деталей я не помню, — сухо ответил Артур. — Но это не имеет значения. Расскажите мне, что случилось.

— Гарри пошел вечером в казино… — пробормотала Сабина.

— Ну и что?

— Боюсь… он проиграл некоторую сумму. Довольно много денег.

— Неужели? Чтобы теперь рассчитаться, ему придется долго отдавать из своего жалованья. Я понимаю, что офицерам флота не слишком щедро платят.

— Гарри собирается отдать каждый пенни, — поспешно сказала Сабина. — Но, к несчастью, он не может это сделать сразу. Это займет некоторое время, может быть, даже годы.

— В самом деле! — заметил Артур. — Боюсь, ему это покажется очень обременительным.

— Пожалуйста, постарайтесь понять! — с отчаянием воскликнула Сабина. — Те деньги, что он проиграл, надо вернуть немедленно.

— Сколько он проиграл? — спросил Артур.

— Около сотни фунтов, — ответила Сабина.

Она не могла смотреть ему в глаза, называя цифру. Сейчас ей сумма показалась гигантской, гораздо страшнее, чем когда она ее услышала от Гарри. Сто фунтов! Почти столько они тратили на питание дома за целый год. Это было больше, чем папа заплатил за всех своих лошадей. Хотя, надо учесть, что покупали они их постепенно.

Артур долго молчал, потом сказал:

— Его командование решит, что он слишком увлекся игрой. Вы должны передать ему мои соболезнования по поводу неудачи. Или мне лучше сказать — глупости?

Сабина подняла на Артура глаза.

— Пожалуйста, Артур… помогите нам.

— Помочь вам? — спросил он. — И чего вы ждете от меня?

— Гарри выписал в казино чек. Он был уверен, что сможет отыграться и вернуть деньги, а вместо этого… все потерял. У него в банке нет такой суммы. Если выяснится, что чек выписан на… несуществующую сумму, он будет обесчещен и не сможет сохранить свое звание. Пожалуйста, не дайте этому случиться!

— Вашему брату следовало подумать об этом раньше, — холодно ответил Артур.

— Он увлекся. Они плавали близ побережья Африки в течение шести месяцев. Я могу себе представить, как это произошло. Они хорошо пообедали, немного больше, чем следовало, выпили. А выиграть в рулетку показалось так легко! Он думал, что выиграет много денег, а вместо этого все потерял.

— Я вижу, вы ему сочувствуете, — кисло заметил Артур.

— Я знаю, что он очень глупо поступил, — сказала Сабина. — Но мы не можем рассказать папе о беде, в которую попал Гарри.

Это убьет его.

— Сомневаюсь, — холодно заметил Артур. — Родители редко умирают из-за плохого поведения детей.

— Но у папы тоже нет таких денег, — объяснила Сабина. — Вы ведь знаете, насколько мы бедны и как скромно живем.

Пожалуйста, Артур, одолжите Гарри денег. Он обязательно вам их вернет. Я точно знаю, что вернет.

— Я поставил себе за правило много лет назад никогда не одалживать денег, — ответил Артур. — Мой отец поступал точно так же. «Если одалживаешь деньги, теряешь друга» — вот что он мне говорил, и я с ним полностью согласен.

— Но Гарри не просто обычный друг, — заплакала Сабина. — Он будет вашим шурином.

— Я понимаю это, — сказал Артур. — И это одна из причин, по которым я очень не хочу ввязываться в такое сомнительное дело. Вы должны понять, Сабина, и я хочу прояснить все с самого начала. Я ведь женюсь на вас, а не на вашей семье.

— Что вы хотите сказать?

— Говоря откровенно, я хочу, чтобы вы учли. Влюбился я в вас и хочу, чтобы вы стали моей женой, но это не значит, что я позволю, чтобы Гарриет, Мелани, Ангелина и еще одна ваша сестра, не помню, как ее зовут, висели на моей шее всю оставшуюся жизнь, кроме того, что я еще должен финансировать вашего брата.

Сабина побледнела. Какое-то мгновение она не могла говорить, потом все-таки спросила еле слышно:

— Вы хотите сказать, что я не должна буду видеться со своей семьей?

— Нет-нет, конечно, нет, — сказал Артур раздраженно. — Конечно, вы будете видеться со своей семьей через разумные промежутки времени, когда нам это будет удобно. Но я не желаю, чтобы они жили вместе с нами или на нашей шее. И конечно, я не позволю, чтобы вы проводили слишком много времени, улаживая их проблемы, в ущерб моему комфорту и благосостоянию.

— Но, разумеется, я не стала бы такого делать, — возразила Сабина.

— Я не уверен в этом, — сказал Артур подчеркнуто четко. — Ваша семья всегда много значила для вас. Они до сих пор были вашей главной заботой и занимали первое место в ваших привязанностях. Теперь все должно измениться. Вы будете моей женой, и я хочу, чтобы прежде всего вас заботили мои интересы, мой дом, мои дела. У вас останется не так много времени на кого-нибудь еще и на какие-то посторонние дела. Вы меня понимаете?

— Да… да, Артур.

— Теперь, что касается вашего брата Гарри. Мне очень жаль, что эта ужасная ситуация вынуждает меня изменить своим принципам.

Хмурое лицо Сабины прояснилось.

— Значит ли это, — спросила она, едва дыша, — что вы… поможете ему?

— Это значит, что я вынужден помочь ему, — сухо ответил Артур. — Гарри мой будущий шурин, и я не могу допустить, чтобы из-за него в Королевском военно-морском флоте разгорелся скандал. Под нажимом обстоятельств и против моей воли, хочу заметить, я дам ему денег, чтобы он заплатил долг. Но он мне их обязательно вернет. Потому что это происшествие должно стать для него хорошим уроком и сейчас, и в будущем.

— Конечно, он вернет их! — воскликнула Сабина. — О, Артур! Как я смогу отблагодарить вас за вашу доброту?

Артур фыркнул.

— «Доброта» здесь вряд ли уместное слово, — сказал он. — Вы меня поставили в очень неловкое положение, Сабина. И надеюсь, что понимаете это.

— Сейчас я могу только понимать, что вы были добры и великодушны с Гарри, — ответила Сабина. — Он в отчаянии, и мы никогда бы не стали просить вас, если бы нашлась хотя бы еще одна возможность занять сто фунтов.

— Я скажу этому молодому глупцу все, что о нем думаю, — заявил Артур. — Где он?

— В саду, — ответила Сабина. — Но, пожалуйста, Артур, не будьте с ним слишком суровы. Он прекрасно понимает, насколько был глуп, и очень сожалеет, что доставил столько хлопот и переживаний. Он вернет вам все до последнего пенни, если вы только дадите ему время…

— Я поставлю свои собственные условия, — перебил ее Артур. — А теперь пообещайте мне, Сабина, что вы запомните мои слова. Я женюсь на вас, а не на вашей семье.

— Да, я слышу вас, — тихо сказала Сабина и поплотнее сжала губы, чтобы не вырвались слова протеста, которые уже вертелись на кончике языка. — Мне позвать Гарри?

— Немного позже, — ответил Артур. — Я надеюсь, ему не повредит, если он еще немного помучается. Мне надо подумать, каким должен быть мой ответ.

— Я надеюсь, вы нас не подведете, — сказала Сабина нерешительно.

— В этом случае меня вынуждают обстоятельства, — ответил Артур. — Но уверяю вас, Сабина, в других ситуациях я не буду таким щедрым и великодушным. Фактически я, по-моему, ясно дал понять, что ваша семья не должна приходить ко мне с протянутой рукой за милостыней. Я, конечно, богатый человек, но отнюдь не дурак.

Сабина гордо возразила ему:

— Мои близкие никогда не думали, что могут рассчитывать в этом плане на вас, и уж тем более просить милостыню они никогда не будут.

Артур засмеялся.

— Итак, мои слова задели вашу гордость, не так ли? — спросил он. — Простите, Сабина, но у меня практичный взгляд на жизнь. Я не так глуп, чтобы не понять, что ваши родители, имея пятерых неустроенных дочерей и сына, которому еще надо помогать, очень рады тому, что их старшая дочь нашла богатого мужа.

— Я думаю, что мои мама и папа хотели бы видеть нас скорее счастливыми, чем богатыми, — парировала она.

— И если наше счастье немного позолочено, то это еще лучше, — заметил Артур цинично.

Сабина вдруг потеряла терпение и топнула ногой.

— Вы не имеете права так говорить! — воскликнула она. — Если бы вы только знали, какой папа добрый и бескорыстный человек! Он никогда не думает о деньгах и всегда готов отдать последний фартинг нуждающемуся. Если бы он сейчас услышал, что вы сказали, он потребовал бы, чтобы я немедленно ехала домой.

Артур опять засмеялся, потом обнял Сабину и прижал ее к себе.

— Я не знал, что у вас есть характер, — улыбнулся он. — Может быть, вы хотите, чтобы я извинился перед вами за то, что рассердил вас?

— Вы говорили… жестокие и… злые вещи, — ответила Сабина. Ее голос сорвался, и из глаз потекли слезы.

— Не плачьте, — сказал Артур. Он неожиданно наклонился и прижался к ее губам. Долгое время она оставалась его пленницей. Когда он наконец отпустил ее, Сабина почувствовала, как кровь прилила к щекам.

— Пришлите ко мне этого игрока, — сказал он.

Сабина, стараясь не встречаться с ним глазами, повернулась и быстро выскочила через французское окно в сад. Гарри выглядел очень подавленным и обеспокоенным и мерил шагами дорожку за живой изгородью из фуксии. Сабина видела, что у него вырвался вздох облегчения, когда он заметил, что она направляется к нему.

— Что он сказал? — спросил Гарри.

— Все будет в порядке, — ответила Сабина, всхлипнув. — Но, Гарри, не говори ему ничего, как бы он тебя ни провоцировал и как бы ты ни рассердился.

— Тебе было очень неприятно? — спросил он.

Сабина кивнула.

— Проклятие… — начал он.

Сабина взяла его за руку.

— Послушай, Гарри! Что бы он ни говорил, ты должен молчать. Ты должен вытерпеть. У нас нет другой возможности достать сто фунтов, понимаешь? Пообещай мне, что не скажешь ничего, кроме «спасибо».

— Но если он обидел тебя… — начал Гарри.

— Пообещай мне, — настаивала Сабина. — Прошу тебя, будь благоразумным, Гарри. Если я смогла вытерпеть все ради твоего спасения, то ты тем более должен выдержать. Слишком много поставлено на кон.

— Хорошо, Сабина.

Он сжал ее руку, а потом, ссутулившись, пошел к вилле.

Сабина оглянулась, в поисках скамьи, села на нее и прижала руки к лицу. Ее сердце буквально кровоточило от гнева и обиды, но она не смогла дать слезам волю, они так и остались невыплаканными.

— Я — дура, — сказала она громко. А потом, когда стала доставать носовой платок, вдруг поняла, что находится в той самой беседке, где разговаривала во вторую ночь после своего приезда в Монте-Карло с цыганским королем.

Она помнила его слова и низкий мелодичный голос. Как отчетливо она помнит теплую твердость его руки и прикосновение мягких губ к ладони. Сабина вздохнула, и вдруг слезы сами собой ручьем полились из глаз по щекам…

Тем не менее, когда через двадцать минут появился Гарри, она была совершенно спокойна. По выражению его лица и по тому, как были стиснуты его челюсти, Сабина сразу поняла, что он в воинственном настроении. Как только брат подошел ближе, она нетерпеливо воскликнула:

— Все в порядке? Дал он тебе денег?

Гарри кивнул, но какое-то время не мог заставить себя вымолвить ни слова. Потом, усевшись рядом с Сабиной, он вытянул ноги и засунул руки в карманы.

— Ну и ну! Я бывал во многих неловких ситуациях в своей жизни, но ничего подобного мне не приходилось видеть.

— Ты ничего ему не сказал? — спросила Сабина.

— Хорошо, что ты заставила меня пообещать тебе, что я буду молчать, — ответил он. — Раз или два у меня было огромное желание съездить ему по физиономии, но тогда я вспоминал, что ты мне сказала.

— Гарри, ты, наверное, сошел с ума!

— Сошел я с ума или нет, но это доставило бы мне огромное удовольствие.

— Он дал тебе денег?

— Да, он одолжил мне сто фунтов, и я должен их вернуть через год.

— Через год? — воскликнула Сабина. — Но ведь это оставит тебя без средств…

— Практически без жалованья, — закончил за нее Гарри. — Но это будет мне уроком! Он очень ясно дал мне понять, что сейчас самое необходимое для меня — это урок.

— Это жестоко. Очень жестоко, но по крайней мере мы можем ничего не сообщать папе.

— Я все время об этом думал, — сказал Гарри. — И повторял про себя, не переставая: «Сабина, папа. Папа, Сабина».

— Больше не думай об этом, — быстро сказала Сабина. Просто забудь. Деньги у тебя есть. Это самое главное.

Гарри вдруг выпрямился и, повернувшись к Сабине, взял ее за плечи.

— Послушай, сестричка, — сказал он. — Ты любишь этого человека?

Вопрос застал Сабину врасплох. Какое-то мгновение ее голубые глаза смотрели в карие глаза брата, но потом она отвернулась и высвободилась из его рук.

— Перестань обо мне беспокоиться, Гарри. На сегодня эмоций больше чем достаточно. Я больше не желаю говорить ни о себе, ни об Артуре. Ты спасен, а все остальное не имеет значения.

— Я думаю о тебе, — сказал он мягко.

— Думай о чем-нибудь другом, пожалуйста, — взмолилась она, а потом добавила вполне жизнерадостным тоном:

— Со мной все в порядке, и я абсолютно счастлива, Гарри. Я ведь не вмешиваюсь в твою жизнь, вот и тебе не надо этого делать.

— Подумай, Сабина, прошу тебя.

— Я уже подумала, — ответила девушка. — Я очень много думала, и разговоры сейчас мало что могут изменить.

Гарри пожал плечами:

— Ну что ж. Тогда все хорошо. Я, наверное, пойду.

— Пожалуйста, останься. Давай попьем чая, — предложила она и быстро добавила:

— Но я… забыла. Артур ушел?

— Да, он ушел. И просил тебе передать свои сожаления по поводу того, что не может остаться, так как обещал покататься верхом с ее королевским высочеством.

Сабина почувствовала огромное облегчение.

— Тогда ты можешь остаться на чай, — сказала она слабым голосом. — Леди Тетфорд всегда пьет чай около пяти часов.

Ты останешься, Гарри?

— Прости меня, Сабина, но я не могу остаться. Я чувствую себя несколько потрясенным, и, наверное, мне не обойтись без чего-нибудь более крепкого, чем чай. Кроме того, я обещал встретиться с нескольким людьми.

— Хорошо, Гарри. Я понимаю, Конечно, Сабина понимала, что ему хотелось как можно скорее уйти из этого дома. Она встала на цыпочки, обняла его за шею и прошептала:

— Береги себя, Гарри, дорогой, — А ты себя, — ответил он.

— Я увижу тебя завтра?

— Я зайду после ленча, если ты будешь Одна, — пообещал Гарри. — И если нас отпустят на берег.

— Да, хорошо. В такое время, как ты сегодня пришел, я обычно бываю одна.

Гарри поцеловал ее, и они рука об руку пошли к вилле.

Сабина попрощалась с ним около парадного входа, а потом бегом бросилась наверх, в свою комнату, чтобы быстро умыться и убрать следы слез. У леди Тетфорд острый глаз, а у Сабины не было сил объяснять кому-то, что произошло, тем более матери Артура.

Этим вечером они спокойно обедали дома. Присутствовали только двое из друзей леди Тетфорд. Позже они планировали, как всегда, пойти в казино, но у леди Тетфорд разболелась голова, и она решила лечь в постель.

— Я, наверное, съела что-то неподходящее, — сказала она. — С этим всегда надо быть осторожным, но я действительно чувствую себя неважно. Ты простишь меня, Сабина, если мы сегодня ляжем спать пораньше?

— Ну, конечно, — ответила девушка. — Кроме того, я и сама хотела бы лечь спать пораньше. У меня ведь нет привычки к такому количеству развлечений. Дома мы всегда ложились спать в десять часов.

Оба гостя засмеялись и стали делать комплименты по поводу ее свежего вида, говоря, что час до полуночи стоит двух после полуночи. Вскоре они ушли, а потом и леди Тетфорд, зевая, отправилась наверх, в свою спальню.

— Я попрошу Марию, чтобы она дала мне немного настойки опия, — сказала она. — Вообще-то я не одобряю, когда его принимают, но мне нужно как следует выспаться, а завтра я; буду в порядке.

— Тогда я надеюсь, что вы хорошо выспитесь, . — сказала Сабина, целуя ее с чувством.

— Спокойной ночи, детка, — ответила леди Тетфорд. Затем она положила руку на плечо Сабины и сказала:

— Я не говорила тебе еще, как я рада, что ты здесь. Твое присутствие заставило меня понять в первый раз, как я одинока была до твоего приезда.

Она улыбнулась и пошла в свою спальню, оставив Сабину тоскливо смотреть ей вслед. Какая она замечательная женщина! Какая добрая и понимающая! Если бы только Артур был таким же! Мужчины и женщины очень отличаются друг от друга, подумала Сабина. И она была не права, когда обижалась и жаловалась, ведь Артур оказался достаточно добр и дал Гарри деньги, в которых он так нуждался.

Сабина вошла в спальню и закрыла дверь, потом сняла красивое, искусно вышитое платье, которое надевала к обеду, и переоделась в голубой муслиновый пеньюар, сшитый дома перед ее отъездом. Она села за туалетный столик, намереваясь вытащить шпильки из прически, когда раздался стук в дверь.

— Что случилось? — спросила она.

— Вас хочет видеть лейтенант Вэнтедж, мисс.

— В такой час? — воскликнула Сабина, но потом вспомнила, что еще нет одиннадцати.

Она встала и открыла дверь. Там стоял дворецкий Бейтс.

— Лейтенанту очень нужно с вами встретиться, мисс. Я сказал ему, что вы отдыхаете, но у него дело чрезвычайной важности, — Я сейчас спущусь к нему, — ответила Сабина. Она запахнула пеньюар, затянула потуже поясок и пошла в гостиную.

Гарри ждал ее там, меряя шагами комнату взад и вперед.

Она сразу заметила на его лице выражение ужаса.

— Что случилось?

В ответ Гарри подошел и взял ее за руки.

— Я погиб.

— Погиб? Что ты имеешь в виду?

— То, что я сказал. Сегодня ночью я напишу отцу. Но, я подумал, что сначала должен рассказать тебе.

— В чем дело? Что случилось? — Сабина чувствовала, как у нее от дурного предчувствия замирает сердце. — Гарри, не тяни, скажи скорее, что произошло.

— Я не могу.

— Не можешь мне сказать? Что ты имеешь в виду? Почему не можешь?

Гарри тяжело опустился на один из стульев, закрыл лицо руками и громко застонал.

— Я не могу поверить, что это со мной случилось.

Сабина опустилась около него на колени.

— Гарри, ты должен немедленно мне рассказать, что с тобой случилось, — потребовала она.

Гарри отнял руки от потрясенного несчастного лица.

— Я потерял деньги, — коротко ответил он.

— Потерял?

Сабине показалось, что слово застряло у нее в горле.

— Да, потерял.

— Но как ты мог? Это невозможно! Расскажи мне все с самого начала!

Гарри сделал глубокий вдох и издал звук, подозрительно напоминающий рыдание, прежде чем ответить.

— Как тебе известно, из этого дома я вышел с деньгами. Я был очень благодарен тебе за то, что ты выручила меня. Хотя в душе у меня бушевал огонь из-за слов, которые мне сказал будущий шурин по поводу моего поведения. Я знаю, что был дураком, никто не знает это лучше, чем я сам, но он меня сильно оскорбил. Я думал, что встречусь с друзьями, выпью немного, а потом сразу пойду в казино.

Я встретил их, как мы и договаривались. Мы выпили по паре стаканчиков, а потом они захотели пойти на набережную, поискать там развлечений. Это грубо и вульгарно, леди не положено об этом слушать, но дело в том, что там мы встретили двух женщин определенного сорта и вступили с ними в разговор. Короче, мы предложили им провести с нами вечер, и все отправились обедать.

Я, конечно, не забывал о деньгах, и не истратил ни пенни из них, как и обещал. У меня оставалось пять шиллингов перед тем, как я пришел к тебе. Я отдал их друзьям и объяснил, что больше не могу заплатить. Но они были при деньгах и предложили угостить меня. Все было забавно, но не переходило границ приличия. Так что ничего плохого это не предвещало. Женщины были определенного сорта, с которыми я, конечно, не стал бы знакомить тебя или маму, но они казались довольно приличными и были хорошо одеты. Слишком хорошо, я бы сказал.

— Продолжай, — попросила Сабина, едва дыша.

— Мы пошли обедать в небольшой ресторанчик, который они хорошо знали. Там неплохо кормили, и довольно дешево.

Потом они предложили сходить в казино, и мы все отправились туда. Женщины оставили нас ненадолго, сказав, что им надо в дамскую комнату. Их не было довольно долго, и мы стали шутить по этому поводу, гадая, что они там делают и говорят ли о нас. «Мне кажется, они дают нам время соскучиться, — предположил один из моих друзей. — Я выбираю блондинку». Тут я понял то, о чем не задумывался раньше. У нас был один лишний мужчина, и это был я. Поэтому я сказал, что не могу с ними остаться, что у меня дела, и собрался уходить. В этот момент, я сунул руку в карман, где лежали деньги, которые мне дал Артур. Их там не оказалось.

— Не оказалось?! — с ужасом повторила Сабина.

— Да, деньги исчезли, — подтвердил Гарри. — Сначала я проверил все свои карманы. Даже снял китель, чтобы не оставалось сомнений, но их нигде не было, они испарились так же, как и женщины.

— Ты имеешь в виду, что они их украли? — спросила Сабина.

— У меня нет сомнений. Чтобы добраться до ресторанчика, мы нанимали экипаж, а поскольку нас было пятеро, то сидели мы в нем довольно тесно. Ты ведь знаешь подобных женщин, хотя откуда тебе знать. Они всегда очень шумные, развязные, хватают за руки, обнимают за шею. Они могли их вытащить в один из таких моментов во время поездки.

— Гарри! Что же ты наделал!

— Мне теперь ничего не остается, — ответил он. — Ты не можешь еще раз просить Артура. Кроме того, я больше не позволю тебе этого. Да и потом, из того, что он сказал, совершенно очевидно, что он больше мне ничего не даст.

— Но, Гарри, ведь должен же быть какой-то выход. Может быть, стоит обратиться в полицию?

— Неужели ты думаешь, что они станут мной заниматься?

Да и разве они поверят, что у меня с собой была такая огромная сумма? Во-вторых, мне неизвестны даже настоящие имена женщин. Одна была блондинка, а вторая — темноволосая, чем-то похожая на цыганку. Это все, что мне о них известно. Так что с полицией ничего не получится. Я сегодня пойду к нашему капитану и подам рапорт об отставке, а потом напишу обо всем папе.

— Подожди! — воскликнула Сабина. — Ты сказал, что одна из девушек была цыганкой?

— Я не знаю точно, — ответил Гарри хмуро. — У нее были темные волосы, кожа золотистого оттенка и большие круглые серьги в ушах. Ты представляешь себе такой тип женщин. Я сам предпочитаю светловолосых девушек.

— Но как ее звали? — спросила Сабина. — Пожалуйста, Гарри, подумай. Может быть, ты вспомнишь, как они называли друг друга?

— Она называла себя Катиша, — ответил Гарри. — Вторая — Мими. Та была гораздо симпатичнее.

— Симпатичные они или уродины не имеет никакого значения, — нетерпеливо сказала Сабина. — Если Катиша цыганка, я попытаюсь кое-что сделать.

— Что ты задумала?

— Не важно, — ответила Сабина. — У меня нет времени на объяснения. Но ты пока не станешь ничего предпринимать.

Не пойдешь к капитану и не будешь писать папе, пока я не скажу тебе, что нет никакой надежды. Ты мне обещаешь это?

— Что ты собираешься делать?

На мгновение у него в голосе и в глазах мелькнул лучик надежды, но тут же пропал.

— Не беспокойся, Сабина, — продолжил он. — Здесь уже ничего нельзя сделать. Я величайший дурак, который когда-нибудь ступал по земле. Этот человек, за которого ты собираешься выходить замуж, все правильно обо мне сказал. Он был абсолютно прав. Я причиняю столько неприятностей себе и людям, что теперь не остается ничего, кроме как смириться.

Ну, я пойду. Мне только нужно было, чтобы ты знала правду.

— Послушай, Гарри, — сказала Сабина. — У меня есть идея. Мне кажется, я смогу вернуть эти деньги. Может быть, у меня получится.

— Но как? — спросил Гарри.

— Я не собираюсь тебе это рассказывать, — ответила Сабина. — Дай мне подумать. — Какое-то время она молчала, прижав пальцы к вискам, потом сказала:

— Гарри, ты должен привести мне лошадь.

— Лошадь? — с изумлением переспросил Гарри.

— Да. Думаю, ты найдешь подходящую в той конюшне, где леди Тетфорд держит свой экипаж. Она обещала, что позже мне обязательно надо будет покататься верхом, и даже привезла из Парижа амазонку. Леди Тетфорд считает, что любой ребенок нашей мамы обязательно захочет покататься верхом.

— Тебе нужна лошадь сейчас, так поздно? — спросил Гарри, все еще не понимая, что хочет сестра.

— Ты должен сделать это так быстро, как только сможешь, — сказала Сабина. — Но нельзя, чтобы ее привели к парадному входу. Жди меня около дальней стены сада, где она выходит к нижней дороге. Ты понимаешь, что я имею в виду?

— Думаю, да, — ответил Гарри. — Но, Сабина… — Пожалуйста, Гарри, не спорь со мной сейчас и не задавай вопросов. Ступай и приведи лошадь. Кстати, позаботься о том, чтобы на ней было женское седло. Я встречу тебя на нижней дороге через четверть часа.

— Лошадь не довезет нас обоих, — возразил Гарри. — Хотя одному богу известно, куда ты собираешься.

— Ты не поедешь, в любом случае, — заявила Сабина — а будешь ждать, когда я вернусь назад, Гарри. Это может занять час или два, возможно, три. Я не знаю. Иди и найди своих друзей. Делай что хочешь, только не трать больше денег.

— Можешь не сомневаться, этого я больше не сделаю, — ответил юноша. — Потому что у меня их просто нет. Но послушай, сестричка, я не могу позволить тебе отправляться бог знает куда ночью одной.

— Это не так далеко, — ответила Сабина. — Но, Гарри, если мне удастся вернуть деньги, пообещай, что ты их понесешь прямо в казино.

— Неужели ты думаешь, что я идиот? — спросил Гарри. — Хотя, конечно, думаешь, потому что я и есть идиот. Но мне никогда не приходило в голову, что я могу попасть в такую переделку! Наверное, это произошло потому, что я никогда раньше не бывал в таких местах.

В его голосе было столько детского, трогательного, что Сабина инстинктивно протянула руки и обняла его.

— Нас ведь это не сломает, Гарри. Правда?

— Не знаю, сестричка. Надежды остается немного…

— Приведи мне лошадь, — перебила его Сабина. — И держи на удачу пальцы скрещенными. — Она поцеловала его и повернулась к двери. — Только никому ни слова, — прошептала девушка. — Ни одна душа не должна об этом знать!

— Можешь не сомневаться, — сказал Гарри. — А как насчет парня, за которого ты собираешься замуж? Бог знает, что он подумает.

— Конечно, Артур ничего об этом знать не должен! — воскликнула Сабина. Ее бросило в дрожь, когда она представили себе, что было бы, стань ему известно, что она задумала.

Но потом Сабина независимо вздернула подбородок. — Мы будем верить, что чудеса возможны до последнего момента, Гарри. У меня есть надежда, что… один человек, может быть, спасет тебя.

Глава девятая


Сабина на цыпочках прошла вдоль балкона, стараясь держаться в тени из страха, что ее кто-нибудь может увидеть. Могли еще не спать слуги. Или, что еще хуже, леди Тетфорд может стоять около окна. Тем не менее девушка дошла до узкой деревянной лесенки и стала спускаться, обнаружив, что это нелегкая задача — ходить в длинной юбке от костюма для верховой езды.

Амазонка, которую леди Тетфорд привезла ей из Парижа, выглядела бы странно во время охоты на английских полях, но это был очень модный костюм. В подобные наряды одевались прелестные француженки, и если бы у Сабины было время посмотреть на себя в зеркало, она смогла бы убедиться, что он ей очень идет. Но девушка собиралась в спешке.

Она натянула на себя отделанную кружевами рубашку и бархатный жакет с красивым вырезом, который выгодно подчеркивал тонкую талию. Не глядя на свое отражение, она надвинула на голову треугольную шляпку, украшенную длинным страусиным пером.

Надев перчатки, Сабина осмотрела комнату, потом задула свечи. Спускаясь с лестницы, она вспомнила, что у нее нет хлыста. Оставалось надеяться, что Гарри приведет такую резвую лошадь, которая не заметит его отсутствия. — У нее ушло не больше нескольких секунд на то, чтобы отыскать дорогу через залитый лунным светом сад, спуститься по каменным ступенькам, а потом по длинной тропинке пробежать между источающими душистый аромат цветочными клумбами. Здесь было гораздо темнее из-за теней, которые отбрасывали кипарисы и оливы.

Сабина заставила себя идти медленнее, выбирая путь с большей осторожностью, пока наконец не оказалась около стены.

Она оглянулась в поисках какой-нибудь подставки под ноги и обнаружила выступающий камень. Девушка с трудом подвинула его к стене, потом взобралась на него и, наконец, смогла увидеть дорогу по ту сторону сада. В течение некоторого времени она с отчаянием вглядывалась в темноту, но никого не видела, потом неожиданно заметила Гарри, нервно расхаживавшего по дороге немного дальше, чем она ожидала. Рядом с ним стоял грум, державший под уздцы лошадь.

— Гарри!

Сабина позвала брата, но так тихо, что тот не услышал.

Тогда она вместо того, чтобы еще раз его окликнуть, издала длинный негромкий свист, которым они пользовались в детстве, пытаясь привлечь внимание друг друга.

Гарри тотчас поспешил к стене.

— Это ты, Сабина?

— Да, я здесь. Трудность состоит в том, что мне нужно как-то перебраться через стену.

— Карабкайся наверх, — посоветовал Гарри. — Потом ты прыгнешь, а я тебя поймаю.

— Это не так просто, — ответила Сабина. Ее раздражало и смешило одновременно предположение брата, что она может с легкостью взобраться на стену, как когда-то в детстве, неотягощенная длинными юбками и элегантной одеждой, слишком узкой, чтобы заниматься гимнастическими упражнениями.

Тем не менее девушка не собиралась рассказывать Гарри о своих трудностях, потому что это могло занять много времени, а им надо было спешить. В конце концов ей удалось вскарабкаться на стену, правда, с чувством отчаяния она несколько раз слышала, как трещало ее платье.

— Вот молодец! — воскликнул Гарри. — Я был уверен, что ты справишься. А теперь прыгай.

— Я не собираюсь делать ничего подобного, — ответила Сабина. — Ты или не сможешь меня поймать, или мы оба упадем в пыль. Подойди ближе и очень осторожно снимай меня.

Гарри сделал так, как она ему сказала. Сначала крепко ухватился за ее ноги ниже коленей, потом стал постепенно опускать ее вниз, пока Сабина наконец не оказалась на земле.

— Слава Богу! Я сделала это! — воскликнула она, глядя на него и улыбаясь. Ее лицо покраснело от усилий, глаза сияли.

— На тебя совсем не похоже устраивать суету по поводу какой-то стены, сестричка, — упрекнул ее Гарри. — Мне не раз приходилось видеть, как ты очень ловко оказывалась по другую сторону и более внушительных препятствий. И потом, я бы запросто тебя поймал, ты легкая, как перышко.

— Я внизу, вот что главное, — сказала Сабина. — Кстати, давай пока потише, нас может кто-нибудь услышать. Я вижу, ты нашел лошадь.

— Неплохое животное, — заметил Гарри. — Пришлось потрудиться, пока я отыскал одну лошадку, не такую медлительную, как старый мул. Но мне пришлось сказать хозяину конюшни твое имя, иначе он не соглашался дать мне лошадь.

Сабина вздохнула с отчаянием:

— Ой, Гарри, я совсем забыла, что тебе нужно было какоенибудь поручительство. — Потом девушка пожала плечами. — Хотя ладно. Не имеет значения. В любом случае он не скажет леди Тетфорд до завтрашнего дня, что я выезжала верхом. Кроме того, он может вообще ничего ей не говорить.

— Мы попросим его держать это в тайне, когда ты вернешься, — предложил Гарри. — Сейчас мне не хочется ничего ему говорить, это будет выглядеть подозрительно.

— Да, ты прав, — согласилась Сабина.

— Я вообще не знаю, правильно ли поступаю, — продолжал Гарри. — Ты не сказала мне, куда собираешься и что намереваешься делать. Позволь мне ехать с тобой, сестричка.

Сабина покачала головой:

— Пет, Гарри, я не могу этого разрешить. Тебе нужно только доверять мне и молиться, чтобы у меня получилось помочь тебе.

— Если у тебя ничего не выйдет, я погиб.

На лице Гарри отразилось такое отчаяние, что Сабина погладила его по руке.

— Нет, Гарри, не думай об этом, — сказала она. — Я должна все уладить. Я должна.

Они подошли к лошади, и Сабина посмотрела на нее оценивающим взглядом. Она сразу поняла, что животное прекрасное, хорошо накормленное, полное сил, что заставляло его беспрестанно двигаться и переступать ногами.

— Человек в конюшне сказал, что эту лошадь он не стал бы рекомендовать женщине для поездок верхом, — сказал Гарри. — Я думаю, ему приходилось подсаживать не одну француженку с цыплячьим сердцем. Откуда ему знать, с каким азартом ты скачешь впереди всех по полю, когда гончие берут след.

Сабина улыбнулась и подавила вздох.

— Ты заставил меня заскучать по дому, Гарри, но охота уже не была прежней с тех пор, как ты уехал.

— Если бы ты знала, как я скучаю по дому, — сказал юноша. — Если бы только… — Он замолчал. Слова затихли в темноте, но Сабина знала, что осталось недосказанным. «Если бы я был в кавалерийском полку».

Именно туда стремилось его сердце. Но говорить об этом сейчас не было смысла, да и вряд ли такой момент мог наступить когда-нибудь. Она мечтала, что после замужества как-нибудь попросит Артура заплатить за Гарри, чтобы он мог заняться любимым делом. Но после того, что случилось сегодня, стало ясно: ее мечта была глупостью с самого начала.

— Помоги мне, Гарри, — попросила она напряженным голосом, почувствовав внезапный страх, о причине которого не хотела размышлять. Он послушно подсадил ее в седло. Сабина расправила юбку и взяла в руки поводья.

— Где мне тебя встречать? — спросил он.

— Жди меня здесь через два часа, — ответила она. — Я могу приехать позже, но ты не беспокойся. Я не знаю, сколько это займет времени.

Она уже собралась ехать, но рука Гарри удержала ее за поводья.

— Пожалуйста, поменяй решение, Сабина, и позволь мне ехать с тобой. Я не должен этого допустить. Подумай, что бы сказал папа.

— Я и еду для того, чтобы папа ничего не узнал, — ответила Сабина и поехала по дороге в гору раньше, чем Гарри успел сказать еще хоть слово.

Лошадь была в хорошей форме и хотя все время норовила пуститься вскачь, однако быстро поняла, что нежные пальчики, управляющие ею, принадлежат опытному наезднику, и когда они выехали из города, пустилась в спокойный, легкий карьер.

По дороге им встретилось несколько экипажей, заполненных людьми, направляющимися в казино или возвращающимися домой с одного из множества вечерних развлекательных мероприятий, устраиваемых в княжестве. Сабина быстро миновала их. Где было возможно, девушка отворачивалась, чтобы ее случайно кто-нибудь не узнал в ярком лунном свете. Но когда она проехала мимо последней виллы, дорога стала пустынной, и Сабина оказалась верхом на лошади в дикой, незаселенной местности.

Она поднималась в гору с тех пор, как оставила Гарри. Но сейчас Сабина, наконец достигла верхней Корнишской дороги.

Здесь можно было уже ехать быстрее, и она ощущала, как сильный ветер с моря, дувший в лицо, трепал ее волосы.

Было так приятно снова сидеть на спине лошади, и если бы не серьезная миссия, предстоявшая ей, она бы в полной мере насладилась верховой прогулкой. Сабина вдруг ощутила упоительное чувство свободы. В том, что она была совершенно одна в дикой, прекрасной местности, когда далеко внизу плескалось великолепное море, а впереди возвышались величественные скалы, было какое-то необъяснимое волшебство.

Сейчас ей стало легче понять цыган, объяснить себе, почему они ненавидят стены и предпочитают жить ближе к земле, под звездным небом.

Лошадь скакала галопом, и Сабина вдруг поняла, что беззвучно молится. Слова, знакомые с детства, срывались с губ.

Она молилась о том, чтобы цыганский король помог ей, чтобы удалось вернуть деньги и спасти Гарри от бесчестья.

Девушка старалась не думать, что произойдет, если цыган откажется или не сможет вернуть деньги. Она не позволяла себе даже на секунду обратиться к мыслям об Артуре и о том, что он сказал сегодня днем.

Выражение лица Гарри, когда он возвращался к ней из дома, запечатлелось у нее в сознании. Разве они смогли бы еще хоть раз положиться на милость Артура?

Сабина подумала, что она скорее бы предпочла ехать куда угодно или нырнуть на любую глубину за помощью, чем еще раз обратиться к нему.

И только один раз у нее мелькнула мысль, что она, должно быть, сошла с ума, если едет одна ночью так далеко просить помощи у человека, который всего несколько дней назад был ей совершенно незнаком. Луна вышла из-за облаков, и Сабина на мгновение придержала лошадь, заставив ее двигаться чуть медленнее. Почувствовав внезапно панику, девушка задала себе вопрос, правильно ли она поступает. Ей вдруг вспомнилась первая ночь, как цыганский король встал со своего места у костра и подошел к ней, испуганной, растерянной, понимающей, что танцующая девушка смотрит на нее враждебно, а на сотнях подозрительных лиц, повернутых к ней, читается один и тот же вопрос, зачем она пришла.

Он действительно выглядел, как король, гордо проходя через толпу своих соплеменников. И с того момента она не сомневалась, что может доверять ему. Когда же цыган вел ее назад к экипажу, поддерживая и помогая выбрать безопасный путь, Сабина почувствовала, что он силен не только физически, в нем еще присутствовали надежность и уверенность.

С внезапно забившимся сердцем девушка отбросила прочь все сомнения и страхи. Она правильно сделала, что поехала, сейчас она была в этом уверена.

Перед ней был небольшой подъем, а когда она его миновала, местность с правой стороны неожиданно стала гораздо протяженнее. С той первой ночи, когда у экипажа соскочило колесо по пути в Монте-Карло, ей больше не приходилось здесь бывать. К ее удивлению, костер находился на совсем небольшом расстоянии. Ей хорошо было видно яркое пламя на фоне черного неба и искры, взлетающие вверх, похожие на небольшой фейерверк.

Сабина натянула поводья. Если это были те цыгане, которых она искала, то они, очевидно, переместились поближе к Монте-Карло по сравнению с той ночью. Если это не они, то не окажется ли этот табор опасным и не таким заслуживающим доверия, как тот, который ее выручил, когда она нуждалась в помощи? Впрочем, костер был такой же, какой Сабина видела прежде. Ей не оставалось ничего другого, как подъехать ближе, чтобы убедиться, те ли это цыгане, которые ей были нужны, но просто по воле случая оказавшиеся гораздо ближе, чем она ожидала.

Сабина с трудом могла разглядеть крыши кибиток. Несколько раз на фоне пламени появлялись силуэты людей. Она повернула лошадь по направлению к костру и медленно поехала по высокой траве. И — словно повторялась та ночь — она опять услышала музыку. Та же самая безудержная мелодия в исполнении гитары и скрипки. И теперь, когда девушка подъехала ближе, ей показалось, что она опять видит сон, который ей уже снился раньше. Тот же полукруг из кибиток, толпа цыган, сидящих вокруг костра, и та же девушка, кружащаяся в танце, с волной темных волос и с золотыми украшениями, сверкающими в свете огня при каждом ее движении, Сабина тихо подъехала ближе, и опять, как в прошлый раз, танцующая девушка резко остановилась, не отрывая взгляда от Сабины, появившейся из темноты. Ее лошадь задергала головой, как будто испугавшись костра.

На этот раз Сабина заговорила первой.

— Добрый вечер, — сказала она по-французски. — Мне надо поговорить с вашим королем.

Несколько мгновений было тихо, а потом девушка ответила. Что она сказала, Сабина понятия не имела, поскольку она говорила на совершенно незнакомом языке, который ей вряд ли приходилось слышать раньше. Но в смысле высказывания сомневаться не приходилось. Цыганка подошла к Сабине совсем близко. Она явно осуждала ее, оскорбляла, приглашала других цыган посмотреть на Сабину. Ее мысль ясно передавалась взмахами рук, горящими глазами и презрительной гримасой. Почему она к ней так относилась, и чем Сабина заслужила такой прием, девушка не могла понять. Но мужчины и женщины, сидевшие вокруг костра, явно взволнованные речью цыганки, стали подниматься и подходить ближе и ближе. В конце концов Сабина, сидящая верхом на лошади, оказалась со всех сторон окруженной цыганами. А девушка все еще продолжала ругаться, показывая на нее длинными смуглыми пальцами. Ее лицо и тело выражали всю полноту ненависти и явное желание, чтобы Сабина ушла.

Музыка замолчала. Казалось, что все слушают молодую цыганку. И единственный звук, который можно было услышать, кроме ее восклицаний, было одобрительное бормотание остальных цыган.

— Но я должна поговорить с ним. Я должна, — старалась Сабина перекричать пламенную речь цыганки.

— Уходи! Ступай прочь! Уходи!

Сабина не понимала слов, но не сомневалась в том, что цыгане говорили ей именно это. Теперь ей показалось, что темноглазые люди подошли еще ближе. Она видела, как один из них протянул руку к уздечке. И в первый раз за все время она подумала, что они могут причинить ей зло.

И в тот момент, когда страх сковал ее и кровь отлила от лица, от чего она почувствовала слабость, дверь одной из кибиток по ту сторону костра открылась, и оттуда вышел цыганский король. Он остановился на небольшой площадке перед ступеньками, ведущими на землю.

Несколько мгновений молодой человек оглядывался вокруг, обеспокоенный шумом, не понимая еще, что его вызвало.

Потом один из цыган увидел его и что-то сказал, из-за чего те люди, которые стояли в непосредственной близости от него, повернули к королю головы. Это движение передалось остальным, ослабило напряжение, и цыгане обратили внимание на короля.

Только девушка-цыганка, не видя, что происходит, поглощенная своим гневом, продолжала что-то выкрикивать высоким звонким голосом. Но Сабина заметила того, кто ей был нужен, и, прежде чем цыгане сообразили, что она собирается сделать, направила лошадь вперед сквозь толпу цыган и подъехала прямо к кибитке. Сидя на лошади, она была с ним почти одного роста.

— Сабина, зачем вы приехали сюда?

Он говорил с ней по-английски, и она ответила ему на том же языке.

— Я вынуждена была приехать. Мне нужна помощь.

Он наконец понял, что произошло, и Сабина в первый раз увидела сердитое выражение на его лице, когда он смотрел на своих людей. Цыган произнес только несколько коротких фраз, но его тон и резкий голос ясно давали понять Сабине, что он ругал их. Мужчины выглядели смущенными, им явно было стыдно, а женщины опустили головы, прикрыв длинными ресницами глаза.

Только виновница возникшего конфликта стояла, высоко подняв голову, молча обжигая взглядом Сабину. Ее глаза, казалось, горели от сдерживаемой ненависти. Руки с множеством звенящих браслетов были презрительно скрещены на груди.

Тогда цыган заговорил с ней.

Было сказано только одно слово, но Сабина, даже не зная языка, поняла, что он прогоняет ее. И как только оно было произнесено, самоуверенность девушки мигом испарилась. Темные волосы упали на лицо, и она тут же ушла из света костра, скрывшись в тени кибиток.

Когда Сабина спешилась с его помощью, к лошади тут же подскочил цыган.

— Мне необходимо поговорить с вами, — сказала она, едва совладав с голосом.

— Вы окажете мне честь, посетив мое жилище? — спросил он.

— Конечно, — ответила она.

Он помог ей подняться по ступенькам, и они прошли через замысловато разукрашенную дверь. Кибитка была небольшой, и все-таки она поражала комфортом. По обе стороны были зажжены две лампы, на стульях лежали мягкие подушки, а диван, стоявший в дальнем конце, был накрыт великолепным покрывалом, расшитым золотом. Там находился также полированный письменный стол с инкрустацией, на котором цыган что-то писал, а пол был устлан мягким ковром.

Сабина с изумлением рассматривала обстановку, а потом заметила, что цыган, закрыв дверь, наблюдает за ней.

— Я и мечтать не мог, что когда-нибудь увижу вас здесь, — сказал он мягко.

Она немного покраснела, услышав, каким тоном было это сказано.

— Пожалуйста, не считайте меня эксцентричной, — сказала она. — Я никогда бы не осмелилась явиться сюда таким образом, если бы не дело чрезвычайной важности.

— Мне очень жаль, что мои люди вас напугали.

— Эта… эта девушка, которая танцевала, — спросила Сабина. — Почему она меня так ненавидит?

Наивность вопроса вызвала легкую улыбку у него на губах.

— Разве вы недостаточно чувствуете себя женщиной, чтобы ответить на этот вопрос? — спросил он.

Сабина вопрошающе смотрела на него, потом вдруг почувствовала, как краска прилила к щекам.

— Вы имеете в виду, что она… лю… — Она не договорила. — Мне это в голову не пришло, — добавила Сабина через некоторое время.

— Садитесь, — сказал он спокойно. — Позвольте мне предложить вам немного вина.

— Спасибо, мне не хочется, — ответила Сабина. Но он наполнил хрустальный бокал из золотой, покрытой узором фляги и протянул ей.

— Выпейте немного, — приказал он.

Ей показалось, что легче подчиниться, чем начинать протестовать. Сабина отпила немного из бокала, потом поставила его на стол. Сняв с головы шляпу, она попыталась пригладить взлохмаченные волосы.

— Что вы можете обо мне подумать… — начала она, но он перебил ее:

— Я подумаю, что вы такая же красивая, как и в ту первую ночь. Тогда волосы, растрепанные ветром точно так же обрамляли ваше лицо, как и сегодня.

Сабина улыбнулась, услышав его слова, но тут же обо всем забыла, кроме причины, приведшей ее сюда.

— Пожалуйста, не надо говорить обо мне. Мне надо вам кое-что рассказать.

— Я слушаю, — сказал цыган.

— Мне нужна ваша помощь, — начала Сабина. — Я никогда еще в жизни не нуждалась так в помощи. Пожалуйста… обещайте, что поможете мне, если сможете.

— Зачем вы это говорите? — спросил он. — Вы же знаете, что я готов служить вам и всегда полностью в вашем распоряжении. Приказывайте.

Его голос, казалось, отражался от стен кибитки, и Сабина, как зачарованная, смотрела ему в лицо. Ей почудилось, что она плывет в полной темноте к яркому слепящему свету, что огромные волны подхватили ее и несут вперед, и сопротивляться им у нее нет сил. Но потом девушка заставила себя, продолжить.

— Я вынуждена была прийти… но помощь нужна не мне, — пробормотала она, — а моему брату Гарри.

— Вашему брату? — переспросил цыган. — Мне казалось, что вы всегда беспокоились о сестрах Гарриет, Мелани, Ангелине и Клер. Все они должны много выиграть с вашим замужеством.

— Они все находятся в Англии, — ответила Сабина. — А Гарри здесь, в Монте-Карло. Его корабль вчера прибыл в порт, а сегодня он пришел навестить меня. — Она вздохнула. — Толь-, ко, пожалуйста, поймите правильно. Он молодой человек. Ему всего двадцать один год. Кроме того, они очень долго были в море, плавали близ африканского побережья, и он не видел белых-женщин и вообще никаких развлечений целых шесть месяцев.

Сабина замолчала, чувствуя, что не в силах продолжать.

После небольшой паузы цыган мягко сказал:

— Вы не хотите мне рассказать, что случилось?

— Я пытаюсь это сделать, — ответила девушка. — Но мне нужно, чтобы вы поняли… потому что кое-кто не смог понять, что Гарри на самом деле вовсе не такой плохой или глупый.

Он просто молодой, и еще у него очень мало денег, гораздо меньше, чем у других офицеров на корабле. Ему нечасто выпадает возможность развлечься.

— Я очень хорошо вас понимаю, — спокойно сказал цыган. — Когда человек молод, вполне естественно, что ему хочется быть веселым и беззаботным.

Сабина одарила его благодарной улыбкой.

— Я чувствовала, что вы сможете понять, — сказала она.

— И что же ваш брат такого натворил, что заставило вас так переживать? — спросил цыган. — Наверное, проиграл деньги в казино?

— Как вы догадались? — воскликнула Сабина.

— Это делают многие, приезжающие в Монте-Карло;

— И Гарри не исключение, — вздохнула Сабина. — Он проиграл… вы будете в ужасе… около ста фунтов!

— Вы хотите меня попросить одолжить ему денег? — поинтересовался цыган.

Сабина гордо выпрямилась на стуле.

— Нет, нет, конечно, нет! Мне и в голову не приходило просить дать или даже одолжить денег человеку, которого вы совсем не знаете, тем более такую огромную сумму. Пожалуйста, не думайте, что я пришла ради этого. Кроме того, я понимаю, что у вас не может быть таких больших денег.

— Не все цыгане бедные.

— Но сто фунтов — это целое состояние! Я не за этим пришла к вам. Когда Гарри рассказал мне, что проиграл деньги и выписал чек, который не может быть оплачен при предъявлении в банк, потому что у него почти ничего нет на счету, я пошла к своему… жениху, лорду Тетфорду.

— Это было очень разумно. И дал он вашему брату денег?

— Да… он… дал Гарри… денег, — ответила Сабина, не сознавая, что то, с каким нежеланием слова вырывались у нее и как потемнели глаза, сразу выдало, насколько неприятна была эта процедура.

— В таком случае у вашего брата есть деньги, — сказал цыган. — Я не понимаю, чем еще могу помочь.

— Мой жених дал Гарри денег, и он положил их в карман.

Брат собирался идти прямо в казино, заплатить долг и попросить вернуть чек, который он выписал накануне ночью, но встретил пару своих друзей, и они отправились поразвлечься в порт. Там они на беду познакомились с двумя женщинами и пригласили их на обед. И только когда они уже пообедали, и женщины ненадолго вышли, Гарри понял, что у него из кармана исчезли деньги. Вся сумма, которую ему дал Артур, я имею в виду, моего жениха, его так зовут.

— Исчезли? Вы хотите сказать, что те женщины украли их?

— Думаю, да. Они ушли в дамскую комнату и больше не вернулись.

— Понятно!

— И тут я подумала, что, может быть, вы нам сможете помочь, — продолжала Сабина. — Гарри сказал, что одна из девушек была блондинкой, но вот другая — темноволосая, похожая на цыганку, и зовут ее Катиша. Я подумала… подумала, что, может быть, вы ее знаете и заставите, если она цыганка, вернуть… деньги, которые она украла.

— Понятно. Вот, значит, зачем вы пришли ко мне.

— Ну, конечно. Неужели вы не понимаете, что, кроме вас, у нас во всем мире не осталось человека, который может нам сейчас помочь? Если вам не удастся вернуть деньги, вы не представляете, как все будет ужасно!

— А что тогда произойдет? — спросил цыган.

— Гарри сегодня придется написать папе и рассказать, что он натворил. Но поскольку он не может просить родителей найти такую сумму — им просто негде взять столько денег, — ему придется писать рапорт об увольнении.

Сабина говорила довольно спокойно, но в глазах у нее было такое трагическое выражение, что разрывалось сердце.

— Вы имеете в виду, что у вас нет никого, кто может дать или одолжить сто фунтов?

— Нет больше ни одного человека, у которого мы могли бы просто попросить об этом, — ответила Сабина. — А что касается одолжить, это тоже невозможно. Понимаете, Гарри пообещал вернуть деньги, которые он одолжил у моего жениха, в течение года. Это значит, что у него абсолютно ничего не останется для себя, он будет отдавать все свое жалованье.

— Я понял из ваших слов, что лорд Тетфорд дал ему эти деньги.

— Он дал их ему, — ответила Сабина, — но, конечно, Гарри должен их вернуть.

— Да, деньги даны в долг на довольно жестких условиях.

— Артура очень разозлил Гарри, — сказала Сабина тихо. — Он… не хочет ничего делать… для моей семьи.

— И поэтому вы пришли ко мне.

— Как вы думаете, вам удастся помочь нам? — спросила Сабина, стиснув руки. — Пожалуйста, я прошу вас, скажите, что сможете. Не знаю, что будут делать папа и мама, когда услышат, в какую беду попал Гарри. Они так им гордятся! Гарри их единственный сын, и у него все так хорошо складывалось. Он получил повышение по службе гораздо раньше, чем большинство молодых людей его возраста. Известие, что Гарри с позором покидает флот, ужасно огорчит их. Пожалуйста, помогите нам!

Цыган наклонился и взял Сабину за руки.

— Послушайте, Сабина, — сказал он. — Вы не должны меня умолять. Я хочу вам помочь, и обязательно помогу.

— Правда? Спасибо вам! Спасибо! — воскликнула Сабина. — Если бы вы только знали, что для меня значит слышать такие слова! У меня было предчувствие, что вы не оставите нас в беде.

И я не ошиблась.

— А почему у вас было такое предчувствие? — спросил цыган.

— Я не знаю, — ответила девушка. — В вас есть что-то… и всегда было, из-за чего мне казалось, что я могу вам доверять и что вы всегда сможете меня понять.

— А другие люди не поняли вас, судя по всему? — спросил он.

Сабина отвела взгляд и отняла свою руку.

— Другие люди… слишком нетерпимо относятся к человеческим слабостям и глупости.

— Возможно, они не понимают и других вещей. Например, как прекрасны вы, когда улыбаетесь, как необыкновенно трогательны, когда печальны. Вы знаете, что у вас темнеют от испуга глаза, а когда вы радуетесь, они так сияют, что меняется все ваше лицо.

Сабина вздохнула и встала.

— Я должна… идти, — поспешно сказала она. — Может быть, вам тоже следует пойти, чтобы найти Катишу? Вы не сможете ее заставить сразу отдать деньги?

— Вы собираетесь уходить, потому что вам действительно надо, — спросил цыган, — или потому, что боитесь меня слушать?

— Боюсь? — спросила Сабина тихо.

— Да, боитесь, — ответил он. — Вы бежите, Сабина, потому что ваше сердце просит остаться.

Сабина стояла очень тихо. Она не отвечала ему, не отводя глаз от перчаток, которые теребила в руках.

— Вам нечего мне сказать? — спросил он взволнованно.

Она вдруг повернулась к нему, бледная, с дрожащими губами.

— Да, у меня есть что сказать вам, — ответила она. — Верхнее… попросить.

— О чем?

— Пожалуйста… не дайте мне влюбиться в… вас.

Это был крик, вырвавшийся из глубины сердца, подобно крику ребенка, испугавшегося темноты. Несколько мгновений никто из них не двигался. Цыган просто стоял, глядя на нее, потом тихо сказал:

— Не запоздала ли ваша просьба?

Девушка опустила глаза.

— Да, Сабина, уже поздно, — продолжал он. — Слишком поздно поворачивать время вспять, забыть, что мы встретились по воле случая, притворяться, что не стояли рядом и не разговаривали, не смотрели в глаза друг другу и не читали там то, что боялись произнести наши губы. И мне кажется, моя дорогая, если бы вы были честны с собой, то признали бы, что уже любите меня немного.

— Нет! Нет! — прошептала Сабина.

— Вы совершенно уверены в этом? — спросил он. — Поклянитесь, глядя мне в глаза, что с момента нашей первой встречи я ничего не значу для вас, что вы никогда не думаете обо мне и никогда не хотели меня увидеть вновь. Скажите мне это твердо, без колебаний, и я уйду из вашей жизни, чтобы никогда больше не возвращаться.

— Я… не хочу вас просить… об этом, — пробормотала Сабина.

— Но вы просите меня не позволять вам влюбиться, — продолжал цыган. — А я вам говорю, что уже поздно. Подумайте, я не прикасаюсь к вам, а вы дрожите, словно находитесь в моих объятиях. Ваше сердце бьется быстрее, и дыхание участилось, как будто я сейчас коснусь ваших губ. Я не трогаю вас, но уверен, что в глубине сердца вы этого хотите.

Она быстро подняла голову в последней попытке протеста, но когда посмотрела на него, в ее распахнутых глазах горел свет, который нельзя было спрятать ни за какими словами. Он сказал ему правду вместо нее. Несколько мгновений она могла только дрожать, потом по телу разлилась приятная теплота и понимание того, что он прав. Это было так прекрасно и волнующе, как будто цыган и правда держал ее в своих объятиях.

Потом мир замер, как и они сами, словно их чувства существовали отдельно от полностью забытых тел. Наконец все-таки человеческое начало взяло верх, и он упал перед ней на колени, припав губами к ее платью.

— Я люблю вас, Сабина, — сказал цыган. — Я готов вечно служить вам и обещаю, что никогда не коснусь вас против вашей воли. Потому что моя любовь слишком сильна, и я знаю, что мы много значим друг для друга. Я никогда не поцелую вас до тех пор, пока вы не попросите меня об этом словом или жестом. Но я был бы слепым, глухим и недостойным любви, если бы не чувствовал в этот момент, что вы меня хоть немного любите, как бы вы ни пытались это отрицать.

— Я… мы не можем… не должны, — бормотала Сабина.

— Вы не должны, имеется в виду, — возразил цыган. — И все-таки — почему? Я мужчина. Я люблю вас. Конечно, не в моих силах предложить вам такую же жизнь и положение, как лорд Тетфорд, но я могу вам дать счастье.

— О пожалуйста, — взмолилась Сабина. — Вы не… понимаете. — Она закрыла лицо руками и отвернулась от цыгана, продолжавшего стоять перед ней на коленях. Потом девушка опустилась на стул с поникшей головой.

— Дорогая моя, я заставил вас плакать! — воскликнул цыган. — Глупец, как я мог, ведь мое единственное желание, чтобы вы были счастливы.

— Я , я думаю, что плачу от счастья, — ответила Сабина. — Потому что вы так добры, так хорошо ко мне относитесь. Если бы только мы встретились на несколько месяцев раньше. Но сейчас. слишком поздно.

Цыган встал и с любопытством посмотрел на ее опущенную голову.

— Почему слишком поздно? — спросил он.

— Из-за… очень многих вещей, — ответила девушка. — Мама… так обрадовалась нашей помолвке… из-за девочек.

— Гарриет, Мелани, Ангелина и Клер, — сказал цыган.

— Да… из-за всех моих сестер, — подтвердила Сабина. — Я знаю, что Артур не намеревается что-то делать для них, когда мы поженимся, но, может быть, мне удастся изменить его решение. Как бы то ни было, я смогу им отдавать свои вещи… одежду и деньги, если у меня они будут. Возможно, он позволит им приезжать иногда. Девочки и мама рассчитывают на это!

— И конечно, это будет совсем не то, если мы им предложим гостеприимство цыганского табора.

Сабина вспыхнула и отняла от лица руки.

— Все не так! — сказала она с жаром, — Вы не должны думать, что основная причина в том, что вы цыган, и я стыжусь этого. Я бы гордилась, если бы стала… — Она замолчала, а цыган наклонился к ней.

— Произнесите это, — настойчиво попросил он. — Скажите слова, которые я так жаждал от вас услышать.

— Я не должна, — возразила Сабина. — Как вы не понимаете? Мы даже думать об этом не должны. Я помолвлена с Артуром… и должна выйти за него замуж. Кроме того, Гарри должен ему… сто фунтов.

— Дорогая моя девочка, — мягко сказал цыган. — Неужели вы думаете, что какая-то жалкая сотня фунтов имеет значение, когда речь идет о целой жизни? Давайте уедем вместе.

Позвольте мне научить вас любить, жить, чувствовать. Научить тому, что значит настоящее счастье. Этому вас не научит ни один англичанин и вообще ни один человек в мире, кроме меня, потому что мы предназначены друг другу.

— Вы не должны… искушать меня, — прошептала Сабина. — Не надо меня просить о таких вещах. Я вовсе не сильная и не хорошая. Напротив, я слабая, безвольная и… плохая, если хотите знать. Мне все время хочется делать то, что я не должна. Я хочу… быть с вами. Хочу слушать то, что вы говорите. Хочу… чтобы вы прикасались ко мне.

Цыган вдруг отвернулся от нее.

— Вам надо идти, Сабина, — сказал он. — Есть границы, за которые мужчина не должен переступать, и я должен вести себя так, как полагается. Я люблю вас! Неужели вы думаете, что мне не хочется прижать вас к себе, покрыть лицо поцелуями, целовать ваши губы, глаза, шею, распустить волосы и тоже их целовать? Я люблю вас! А любовь — это не слабое анемичное чувство, каким сделали его англичане. Для меня любовь — могущественная сила, толкающая людей на отчаянные поступки. Это то, ради чего человек может голодать, украсть, драться и даже умереть. На мой взгляд, любовь должна быть такой. А сейчас вы должны идти, Сабина, а то я могу забыть, что вы моя гостья, которой я должен предложить лишь свое гостеприимство.

В голосе цыгана прозвучало столько эмоций, столько рвущейся наружу внутренней силы, что Сабина могла только слушать как зачарованная. Она чувствовала, что ее сердце готово вырваться из груди, что по телу разливается жар в ответ на его признание. Конечно, она любила его! Теперь Сабина знала точно, это любовь пробуждалась в ней, как разгорающееся пламя. Но потом, когда она уже колебалась и думала, что никакая сила в мире не сможет остановить ее желание броситься ему в объятия и предложить свои губы для поцелуев, даже мысли о которых вызывали у нее дрожь, цыган резко распахнул дверь.

Прохладный, ночной воздух ворвался в кибитку, отчего заволновалось пламя в лампах.

— Пойдемте!

Это было уже не предложение, а приказ. Цыган, не глядя на нее, протянул руку, чтобы помочь сойти со ступенек. Сабина машинально взяла со стола перчатки и шляпу, сознавая, что находится в заторможенном состоянии, и, не находя в себе сил ни думать, ни говорить, позволила ему свести себя по ступенькам на землю, где ее ждала лошадь.

Цыган помог девушке взобраться в седло с почти равнодушным видом, как ей показалось. Потом он отдал приказ, и через несколько секунд вернулся молодой парень, ведя крупного черного жеребца. Это было замечательное животное, похожее по изгибу грациозной шеи на арабского скакуна. На нем было седло, украшенное серебром, и стремя, тоже изготовленное из полированного серебра.

Цыган ловко вскочил в седло, отдал еще несколько приказов своим людям, и они вместе с Сабиной отправились в путь.

По мере того как лошади удалялись от лагеря, Сабина чувствовала, что невероятное напряжение спало, дыхание стало спокойнее и только тело буквально пело от необыкновенного удовольствия. Она сознавала, что едет рядом с ним, смотрела на его гордо поднятую голову и думала, что он кажется одним целым с конем, как человек, который с детства привык ездить верхом.

Что он сейчас думает о ней? Не только об отказе принять его любовь, но и о том, что она так цепляется за свою помолвку с Артуром. Возможно, в глубине сердца он упрекал ее за снобизм. Наверное, он думал, что она только из-за того, что может дать ей положение жены Артура, отказывается выйти замуж за бродягу-цыгана, человека, у которого нет постоянного дома. Конечно, он не понимает, что если бы она была свободной и у нее не было семьи, она осталась бы у него уже сегодня и никогда больше не вернулась в Монте-Карло.

Вот что такое любовь! Чувство, которое разрывает на части, сжигает тело, разум и душу. И все-таки — как она могла забыть о том, какую боль мог причинить ее поступок семье? И каких возможностей лишит их?

Гарриет рассчитывает приехать в Лондон, а мама словно помолодела со времени ее помолвки с Артуром. Это потому, что она стала меньше беспокоиться о будущем, и ей не надо экономить каждый фартинг, чтобы сшить для Гарриет несколько нарядных платьев, в которых она сможет отправиться в Лондон.

Сабина вдруг подумала об Артуре, о том, каким холодным грубым голосом он разговаривал с ней сегодня днем. Она вздрогнула и инстинктивно подъехала ближе к цыгану. Как будто почувствовав, о чем девушка думает и что в этот миг ощущает, он заговорил с ней в первый раз с тех пор, как они выехали из лагеря. Сабина смотрела на него в лунном свете, на темные волосы, открывавшие высокий красивый лоб. На непривычные глазу англичанки черты лица, красивого и располагающего к доверию. На рот, говорящий о великодушии, и темные глаза, в которых горел огонь, разожженный страстью, бушующей у него внутри.

— Мы едем рядом, — сказал цыган низким мелодичным голосом, от которого каждый раз начинали играть ее эмоции, как музыкальный инструмент, реагирующий на прикосновение рук настоящего мастера. — Бок о бок, Сабина. Значит ли это что-нибудь для вас? Для меня это воплощение мечты и надежда на то, что счастье возможно.

Глава десятая


Сабина пошевелилась и проснулась, а в следующее мгновение на нее водопадом нахлынули мысли и воспоминания.

Прошлая ночь была так богата событиями, но ей хотелось думать только о поездке верхом в темноте рядом с цыганом.

У них не было необходимости разговаривать. То, что они находились рядом и понимали, о чем каждый из них думает, исключало всякую необходимость в словах. Для Сабины было удовольствием просто ехать рядом с ним, чувствовать его силу и надежность. Было так замечательно знать, что ей достаточно протянуть руку, чтобы коснуться его, что она под его защитой и ей ничего не страшно!

Только когда впереди засияли огни Монте-Карло, она сказала:

— Мне показалось, что ваш табор переместился с тех пор, как я первый раз была у вас.

Он повернул голову и улыбнулся, глядя ей в лицо.

— Мне хотелось быть как можно ближе к вам, — ответил он.

Сабина подумала, что этому наверняка есть другое объяснение, но слышать такие слова было очень приятно. Они поехали дальше, и наконец на пересечении дорог, где располагалась первая вилла, едва заметная среди высоких зеленых деревьев, цыган придержал лошадь.

— Я должен вас оставить, моя дорогая, — сказал он. — Но чуть позже мы встретимся. Где я смогу вас найти?

— Я сказала Гарри, чтобы он меня ждал на дороге около виллы, — ответила Сабина.

— Я приеду туда, — ответил он, потом наклонился и взял ее руку. На ней были надеты перчатки для верховой езды. Он отвернул верхнюю часть одной из них и поцеловал обнаженную кожу запястья. Сабина почувствовала, как по телу пробежала дрожь, но, прежде чем она успела сказать хоть слово или хотя бы спросить, что он собирается делать, цыган пришпорил лошадь и скрылся в темноте на извилистой дороге, которая, как было известно Сабине, вела вниз к морю, в порт.


Девушка продолжала свой путь в более быстром темпе. Во многих виллах все еще светились окна, а на расстоянии Сабина видела ярко освещенное казино. Она подумала, что в этот момент в прекрасном здании играют люди, полностью сконцентрировавшись на вращающемся колесе рулетки или на масти карты, чувствуя, как напряжен каждый нерв. Игра многим доставляла удовольствие, хотя существовало очень много неискушенных, неопытных людей, для которых несколько часов в казино могли закончиться трагедией.

Но никому не дано защитить людей от самих себя. Гарри получил свой урок. Он был очень суровый, и ему еще много месяцев не удастся забыть его. Потом вдруг ее как огнем опалило, когда она сообразила, что брат пока еще не спасен. Да, цыганский король обещал найти Катишу и заставить ее отдать деньги, что позволит Гарри выбраться из ямы унижения и бесчестья, в которой он сейчас находится. Сабина подумала, не рано ли она так уверовала в то, что цыгану все удастся уладить.

Но она ничего не могла с собой поделать и доверяла ему. Он, не мог ее подвести.

Когда Сабина подъезжала к вилле «Мимоза», она улыбалась. Миновав ворота, девушка проехала вниз по дороге. Гарри вместе с человеком, который привел лошадь, ждал ее в тени деревьев. Когда она появилась в поле их зрения, к ней сразу подбежал грум и забрал у нее поводья. Мгновение спустя рядом с ней был Гарри.

— Все в порядке?

Он едва дышал от волнения, и она увидела по темным кругам под глазами, как нелегко дались ему страдания последних часов.

— Думаю, что все будет хорошо, — ответила она тихо.

Он помог ей спешиться, и грум увел лошадь.

— Ты не достала деньги? — спросил он.

Она покачала головой:

— Нет. Но один человек принесет их нам, я знаю. У меня нет сомнений на этот счет.

— А кто этот человек?

— Кое-кто, кого я встретила, когда только приехала сюда, — ответила Сабина уклончиво.

— Это, конечно, мужчина, — предположил Гарри.

Сабина не ответила. Что-то в ее лице и в напряженном поведении было необычным и заставило Гарри спросить:

— Что он значит для тебя?

Сабина вздохнула:

— Почему ты меня об этом спрашиваешь?

— Потому что ты ведешь себя очень таинственно и странно, — ответил Гарри. — Потому что он готов тебе помочь.

Послушай, сестричка, ты не попала в какую-нибудь неприятность?

— Неприятность? Какую неприятность? — спросила Сабина рассеянно.

Гарри внимательно посмотрел ей в глаза.

— Если ты меня об этом спрашиваешь, могу предположить, что ты влюбилась в него.

— Что заставляет тебя делать такие предположения? — спросила Сабина, стараясь говорить беззаботно, но краска, бросившаяся в лицо, выдала ее.

— Не нужно меня обманывать, — сказал Гарри. — Ты никогда не умела это делать, и, по-моему, совсем запуталась. Я помогу тебе, если смогу.

Сабина протянула руку и коснулась его щеки.

— Дорогой Гарри. Мы всегда делились друг с другом всеми нашими секретами, но этот я не могу рассказать. Тебе трудно будет меня понять.

— Откуда тебе это известно? Ты просто мне не доверяешь.

— Это не так, — возразила Сабина. — Но я не могу, клянусь тебе, говорить об этом. Он мой друг. Это все, что я могу сказать. И когда он приедет сюда, ты должен хорошо отнестись к нему. Пожалуйста, пообещай мне.

Позже она поняла, что не было нужды требовать от брата каких-то обещаний, потому что Гарри, посмотрев на цыганского короля, судя по всему, не нашел в нем ничего странного или неприемлемого для друга его сестры. Правда, в первый момент, получая от цыгана пачку банкнот, он был настолько переполнен чувствами, что мог только бормотать «спасибо» и снова и снова повторять, как он ему благодарен.

— Итак, вам удалось их вернуть! — воскликнула Сабина. — Я была уверена, что у вас получится.

— Вы действительно их забрали у Катиши, сэр? — спросил Гарри. — После того, как уехала Сабина, я вспомнил, что ошибся насчет нее, потому что в экипаже рядом со мной сидела блондинка, поэтому более вероятно, что деньги взяла она.

Цыганский король улыбнулся:

— Может быть, не будем задавать вопросов? Деньги ваши, только это имеет значение, ведь так?

— Да, конечно! — воскликнул Гарри.

— Могу я посоветовать, если вы не сочтете это за наглость, чтобы вы немедленно отнесли деньги в казино и рассчитались с долгом?

— Я иду прямо сейчас. Но как я смогу отблагодарить вас за то, что вы для меня сделали?

— Мне не нужны никакие благодарности, — ответил цыган.

— Но я чувствую, что должен вам сказать… — начал Гарри, однако цыган его перебил:

— Вы только смущаете меня. Лучше поспешите, пока ваш чек не отправился в Англию. Убедитесь, что он уничтожен и постарайтесь больше не садиться за стол в казино, пока находитесь на службе.

— Я не совсем еще сошел с ума. Второй раз со мной такого не случится, — сказал Гарри. — До свидания, сэр. До свидания, сестричка. Мне и в голову не могло прийти, что сегодняшний ужасный день может закончиться так хорошо.

Сабина поцеловала его, и он быстро пошел по дороге. Девушка проводила его взглядом, а потом, повернувшись к цыгану, обнаружила, что он наблюдает за ней.

— Как мне отблагодарить вас? — спросила она мягко.

— Мне не надо благодарностей, — ответил он. — Я очень горд, что вы пришли ко мне в трудную минуту и именно мне доверили честь помочь вам.

От звука его голоса Сабина смутилась и отвела взгляд, уставившись на стену за его спиной, возле которой они стояли.

— Я должна идти, — пробормотала девушка. Вместо ответа цыган вдруг поднял ее на руки, и мгновение спустя она уже сидела высоко на гладких камнях.

— Не двигайтесь, пока я не помогу вам, — сказал он. Легко перепрыгнув через стену и оказавшись в саду, он протянул руки и опустил девушку на землю. Какое-то мгновение они были очень близко друг от друга. Ей даже показалось, что она слышит, как бьется его сердце. У Сабины закружилась голова от острого желания прильнуть к нему всем телом. Ей так захотелось, чтобы он приник к ее губам. Никогда раньше она не испытывала подобного желания. А потом вдруг она оказалась свободна, и они уже стояли на небольшом расстоянии друг от друга между стволами деревьев, словно лунный свет воздвиг между ними непреодолимую призрачную преграду.

— Мне совсем не хочется говорить вам, что пора идти, — тихо сказал цыган. — Но вы устали. У вас было столько проблем и переживаний сегодня. Для одного дня слишком много эмоций. Теперь вам надо лечь в постель и уснуть.

От его слов Сабина почувствовала, что ей хочется плакать.

— Но теперь все в порядке, — сказала она.

— Все ли? — спросил он, приподняв брови.

Сабина знала, что он думает о своей любви к ней и о том, что она помолвлена с Артуром. Девушка опустила голову, а цыган сказал:

— Но я решил, что на сегодня хватит переживаний. Иногда в жизни наступает миг, когда очень трудно что-то решить, и мы разрываемся между разумом и сердцем. И здесь, моя маленькая любовь, вам предстоит самой найти свой путь. Нет, не надо сейчас ничего говорить, — остановил он Сабину, когда та хотела ему ответить. — Есть еще одна вещь, которую мне хотелось бы сказать, прежде чем я уйду. Никогда больше не рискуйте своей жизнью, отправляясь меня искать в темноте по опасной дороге. Если я понадоблюсь, вам только стоит выйти на балкон со свечой в руке. Привяжите платок, который я вам сейчас дам, к балюстраде, и через час я буду здесь.

— Вы хотите сказать, что кто-то будет наблюдать за мной?

— Всегда. Вы не увидите его, так что не бойтесь. Но здесь неподалеку будет находиться человек, который немедленно сообщит мне, что вы хотите меня видеть.

Не переставая говорить, он снял с шеи шелковый платок и передал ей в руки. Она почувствовала его пальцы сквозь мягкую ткань, и подумала с внезапной радостью, что у нее теперь будет что-то, принадлежащее ему. Вещь, которую он носил, и она касалась его тела, вещь, которую она сможет теперь хранить, как драгоценность.

— А теперь — спокойной ночи, — мягко сказал цыган.

Он взял ее за руку и снял с нее перчатку. Потом посмотрел на ее ладонь.

— Хотите, я прочту ваше будущее? — спросил он. — Вы сейчас стоите на перепутье. Перед вами две дороги, и только вы, Сабина, можете решить, по какой из них пойти.

Она попыталась что-то бормотать по поводу того, что не может решать, но потом почувствовала, что его губы целуют сначала ладонь, потом каждый пальчик в отдельности и, наконец, теплый, обжигающий поцелуй на запястье, где проходит тонкая голубая вена.

— Я люблю вас, — сказал он мягко. — Не думайте сегодня ни о чем, кроме того, что я люблю вас.


Сабина засыпала с этими словами на губах, а, проснувшись, заметила, что всю ночь лежала, прижав его платок к щеке.

Был день, и солнечный свет, проникавший в окно, заливал всю комнату. Она старалась убедить себя, что теперь все покажется другим. Прошлая ночь была просто сном, волнующим, необыкновенным сном, при мысли о котором, ее кровь быстрее побежала в жилах. Но сегодня она должна на все посмотреть с другой точки зрения.

Как она могла хоть на секунду представить себе, что может выйти замуж за цыгана, спрашивала себя Сабина. За человека, о котором она ровным счетом ничего не знает. Может быть, если выяснить все поподробнее, у него дюжина таких жен в таборе.

Сабина вдруг всхлипнула и уткнулась лицом в платок. Все было бесполезно, ей не удастся очернить его даже в своих глазах. Она его любила. Любила все, связанное с ним. То, как он двигался, как говорил, прикосновения его рук, теплую настойчивость губ. Ей трудно было представить себе что-то более прекрасное и волнующее, чем находиться в его объятиях, позволять целовать лицо и волосы, как он этого хотел. По ее телу пробегала дрожь только от одной мысли об этом. Но потом, хотя она все еще учащенно дышала полуоткрытым ртом, чувствуя, как взволнованно бьется сердце, Сабина нашла в себе силы вернуться к реальности.

Она помолвлена с Артуром, живет в доме его матери, носит прекрасную одежду, подаренную леди Тетфорд в качестве приданого. Дома ей собирают подарки к свадьбе, а мама строит планы на будущее. Неужели она совсем сошла с ума, если собирается все повернуть назад? Нарушить слово, опозорить семью, стать в глазах своих родных и всех остальных людей такой, о ком говорят осуждающим шепотом.

— Это безумие, безумие, безумие! — повторяла Сабина опять и опять, но в ушах звучал низкий, мелодичный голос, говоривший: «Я люблю вас!»

— Почему это случилось именно со мной? — спросила Сабина. А потом подумала, что без этого она никогда бы не узнала, что значит любить по-настоящему. Она искренне верила, что любит Артура. В первые дни после приезда в Монте-Карло ей казалось, что она самая счастливая девушка в мире, потому что выходит замуж за такого серьезного, красивого, на редкость подходящего молодого человека. Что заставило ее измениться за такое короткое время? Теперь она знала ответ.

Любовь.

Сабина раньше думала, что такая любовь бывает только в книгах. Но те бульварные романы, которые они с Гарриет тайком читали, не раскрывали и самой малой части правды о странном чувстве, которое меняет мир вокруг тебя, когда любимый рядом. Они не объясняли состояния, когда трудно дышать, когда кажется, что ты находишься на грани обморока и в то же время счастлива, потому что ощущаешь прикосновение любимого человека. Ей и в голову не могло прийти, что она будет тосковать по теплу губ мужчины или чувствовать, как будто у нее внутри бушует пламя, разожженное его словами, а простой взгляд вызывает дрожь в теле.

— Я люблю его!

Сказав это, Сабина подошла к окну — и тут же отошла, вспомнив, что на ней только ночная рубашка, а где-то, скрытая зеленью, наблюдает невидимая пара глаз, ожидающих сигнала, чтобы сообщить цыгану, что она желает его видеть.

Разве может такое случиться, спрашивала она себя. Может ли быть правдой, что она, Сабина Вэнтедж, старшая дочь викария Коблфорда, плохо одетая, непривлекательная девушка, которая, приехав в Лондон, была всеми отвергнута, сейчас находится в Монте-Карло, помолвленная с одним человеком, влюбленная в другого, на перепутье дорог, под наблюдением цыган, как сказал ей цыганский король?

Что же ей делать? А что она могла еще сделать, кроме того, как выйти замуж за Артура, что, собственно, от нее и ожидалось?

Весь этот день Сабина провела как во сне. Она каталась с леди Тетфорд по Монте-Карло. Ездила с ней в гости, потом после обеда опять выходила за покупками, пила чай с несколькими друзьями хозяйки дома, а когда вернулась домой на виллу, обнаружила записку, что Артур заедет за ними без четверти восемь.

Девушка все это время чувствовала себя, словно зритель, смотревший странную пьесу, где действие происходит вокруг него. Но сейчас, в первый раз за день, услышав имя Артура, она ощутила, как реальность обрушилась на нее.

— А куда мы сегодня собираемся? — спросила она.

— Мы обедаем сегодня у князя Ивана из России, — ответила леди Тетфорд. — Он очаровательный мужчина и обязательно тебе понравится. Князь недавно построил в Монте-Карло роскошную виллу. Она поражает своим великолепием.

— Вы давно его знаете? — спросила Сабина.

— Уже несколько лет, — ответила леди Тетфорд. — Он один из немногих моих друзей, которых Артур, как ни странно, считает достойными общения. — В ее голосе послышалось небольшое напряжение, но она улыбнулась. — Я не должна позволять себе расстраиваться, — заметила она. — Нужно помнить, что человек должен ко всему относиться философски, особенно к капризам собственных детей.

— Артур пойдет с нами? — спросила Сабина.

— Да. Когда я сказала князю, что ты остановилась у меня и помолвлена с Артуром, он пригласил нас всех на обед. Мне очень хочется, чтобы ты познакомилась с ним. Люди говорят, что он обладает особым шармом и может очаровать любого.

Мне очень интересно узнать твое мнение о князе.

«Что такое шарм?» — подумала Сабина. Интересно, посчитала бы леди Тетфорд, что у цыганского короля тоже есть шарм?

Совершенно очевидно, что у своего сына она его не находит.

Сабине так нужно было в этот момент посоветоваться с кем-то старше ее и мудрее.

Девушка чувствовала себя слишком молодой, беспомощной и совершенно неопытной. Что она знала о мужчинах? Сабина не имела представления о том, по каким меркам нужно их оценивать, и со своей неопытностью могла совершить непоправимую ошибку, считая мужчину очень привлекательным и культурным только потому, что он романтичен.

И все-таки она была уверена, что кем бы он ни был по рождению и по воспитанию, в нем безошибочно угадывался джентльмен. Гарри, судя по всему сразу это почувствовал и инстинктивно говорил ему «сэр». И это был не просто жест благодарности за то, что цыган принес ему деньги, юноша воспринимал его как старшего и авторитетного человека.

Но Гарри тоже был молодым и неопытным. А что бы подумал Артур о ее друге-бродяге? Она вздрогнула, представив себе, что будет, если Артур узнает о цыгане. У него наверняка было бы ледяное выражение лица и злобное осуждение в голосе.

Сабина поспешно начала одеваться. Ей необходимо было избавиться от своих мыслей и опять вернуться в отрешенное состояние, в котором она пребывала сегодня целый день. Но это оказалось невозможным. Проблемы прошлой ночи сами собой возникали у нее в голове. Она стояла на перепутье. Какой путь ей выбрать?

Вилла князя, как и сказала леди Тетфорд, была великолепна. Со стороны в ней не было ничего претенциозного, излишне вычурного. Но как только Сабина пересекла порог, она поняла, что такого великолепия ей не приходилось видеть ни в одной вилле или доме, где ей приходилось бывать. Полы были устланы прекрасными персидскими коврами, повсюду слоновая кость и нефрит из Китая, шелк и украшения из Японии, сандаловое дерево из Аравии. А по всем стенам были развешаны великолепные картины, бесценные иконы, ажурные хрустальные светильники, от которых было невозможно оторвать взгляд. Сабине показалось, что сказки из книг «Тысяча и одна ночь» стали реальностью.

Но все это было лишь фоном для князя Ивана. Высокий, красивый мужчина с тонкими аристократическими чертами лица и усталыми темными глазами, которые как будто загорались, когда он улыбался, тоже, казалось, сошел со страниц волшебной сказки. Его гостеприимство и приветливость помогали гостям чувствовать себя свободно и раскованно, независимо от того, какими характерами они обладали, и несмотря на то что общество собралось многонациональное.

Это был большой прием. Сабина заметила, что в банкетном зале накрыт огромный стол. Она обрадовалась, когда обнаружила, что Шеринэм тоже приглашен. Он тут же подошел к ней, как только они приехали, хоть Артур и бросал на него сердитые взгляды и всем своим видом давал понять, что не желает видеть виконта.

— Перестань злиться, Зануда, — сказал он Артуру, не обращая внимания на его холодное отношение. — Я все равно собираюсь поболтать с Сабиной, нравится тебе это или нет.

— Я тебе этого не запрещал, — угрюмо буркнул Артур.

— Лучше этого не делать, — ответил виконт. — Я все равно не обратил бы на это внимания. Ты прямо как собака на сене, Зануда. Припоминаю, что ты и в Итоне всегда был таким же.

Никогда не одалживал своей биты для крикета или мяча, когда я просил тебя.

— Не уверена, что мне нравится сравнение с крикетной битой или мячом, — засмеялась Сабина.

— В то время это были самые любимые вещи Артура, — сообщил Шеринэм. — А сейчас у него есть вы, и он собирается так же поступать с вами. С ним надо быть построже.

Сабина умоляюще посмотрела на Артура, но тот явно был не в настроении шутить, и хотя виконт продолжал язвить и веселиться, Сабина заметила, что из-за настроения Артура беседа шла с трудом и почти прекратилась, когда их пригласили за стол. К ее удовольствию, Шеринэм сидел справа от нее, и обед с огромным списком блюд пролетел быстро и весело.

— Что это с Занудой сегодня? Он выглядит, как медведь с больной головой, — сказал виконт.

— Пожалуйста, называйте его Артуром, — попросила Сабина. — Его передергивает каждый раз, когда вы называете его Занудой. Я уверена, что его это бесит.

— Артура? Нет, с ним что-то не так.

— Разве что-то случилось? — встревожилась Сабина.

— О Господи! Неужели он всегда такой? Вы хотите сказать, что он всегда смертельно скучен, и в этом все дело? Всегда?! С ума сойти!

— Шерри, вы не должны при мне говорить такие вещи, — упрекнула его Сабина.

— Какие вещи? — Он замолчал. — Нет, не надо говорить это сейчас.

— Говорить что? — спросила Сабина.

— То, что я собирался сказать, — ответил виконт загадочно.

Больше она ничего не смогла из него вытянуть, потому что была вынуждена повернуться к человеку, сидевшему справа от нее и ответить на его вопросы.

Когда обед был закончен, дамы вышли в гостиную, примыкавшую к великолепной оранжерее, где играл оркестр и журчал, переливаясь в свете ламп, фонтан среди крупных экзотических цветов. Сабине было так интересно, что она почти не слушала, о чем разговаривают остальные. Когда к ним присоединились мужчины, она подняла голову и обнаружила, что рядом с ней стоит Шеринэм. Девушка не заметила, как он подошел, полностью поглощенная своими мыслями.

Виконт отвел ее в сторону якобы для того, чтобы показать орхидеи, но когда они оказались достаточно далеко от посторонних ушей, он сказал:

— Не сердитесь, Сабина, но Артур пьян.

— Пьян? — воскликнула девушка. — Вы имеете в виду, что Артур слишком много… выпил?

Шеринэм усмехнулся:

— Этот порок обычно не относится к его недостаткам, — сказал он. — То, что он слишком напыщенный, чванливый и действует всем на нервы, заметил даже князь Иван. А каким он может быть ханжой временами! Короче, мы с князем сговорились.

— Сговорились о чем? — спросила Сабина.

— Мы решили напоить Артура. Когда дамы ушли, князь стал произносить тосты. А пить под тост по-русски — значит, полностью опустошить свой бокал. Князь велел слугам наполнить бокал Артура до краев, тогда как у нас было налито понемногу. Конечно, Артур сделал так, как положено. В результате все-таки оказалось, что ничто человеческое ему не чуждо.

— Шерри, как вы могли так глупо поступить? — сердито сказала Сабина. — Это расстроит леди Тетфорд. Более того, Артур завтра будет страшно зол на вас.

— А откуда он узнает, что это я придумал? — беззаботно заметил Шеринэм. — Он ведь думает, что мы все выпили одинаковое количество. Вы же не выдадите нас, правда?

— Если бы я могла! — ответила Сабина. — Он очень плохо выглядит?

— Посмотрите сами, — предложил виконт. — На ногах он пока держится.

— Я не хочу смотреть, — поспешно ответила Сабина.

Она внезапно почувствовала, что сильно нервничает и боится. Но прежде чем она толком поняла, что происходит, Шеринэм увлек ее в дальний угол оранжереи, где стояла скамейка для влюбленных, наполовину скрытая цветами.

— Давайте здесь посидим, — предложил он. — Мне нужно с вами поговорить.

— О чем? — спросила Сабина.

— Выходите за меня замуж.

— Если это шутка, то не смешная… — начала Сабина, но потом поняла, что Шерри говорит вполне серьезно.

— Вы не должны выходить замуж за Артура, — продолжал виконт. — Он никогда не сделает вас счастливой! Мне еще не приходилось встречать девушку, которая бы мне так нравилась. Выходите за меня замуж, Сабина! Мы с вами будем очень хорошо жить.

— Мне, конечно, очень приятно это слышать, Шерри. Но я не люблю вас и не верю, что вы любите меня.

— Но это так. Кроме того, вы же выходите замуж за Артура, не любя его.

— Откуда вам известно, что я не люблю его? — спросила Сабина довольно вяло.

— Бог дал мне глаза, — ответил Шеринэм. — Никто не может любить Артура! И не воображайте себе, что он любит вас. У него есть одна страсть, это он сам. И так было всегда.

Выйти за него замуж, значит стать рабыней или ковриком под дверями. Кроме того, он жуткий сноб. Терпеть не могу снобов.

— Вы не должны говорить такие вещи, — попыталась протестовать Сабина.

— Выходите за меня замуж. Я обязательно сделаю вас счастливой, — взмолился виконт.

— Вы же знаете, я не могу этого сделать, — ответила Сабина. — И если говорить откровенно, Шерри, вам нужна не такая девушка, как я.

— Если не вы, то такой вообще не существует на свете, — возразил Шеринэм. — Я буду просить вас об этом, пока вы не выйдите замуж.

— Ах, Шерри, Шерри! Вы так добры ко мне и очень мне нравитесь, но наступит день, и вы обязательно влюбитесь по-настоящему в какую-нибудь замечательную девушку. Я очень буду рада за вас. На самом деле рада.

— Что вы имеете в виду, говоря, что я влюблюсь по-настоящему? — спросил Шеринэм. — Я ведь люблю вас.

Сабина покачала головой:

— Нет, это не совсем так.

— Откуда вам это известно? — спросил Шеринэм.

Сабина как раз придумывала какой-нибудь приемлемый ответ, когда вдруг увидела Артура, направляющегося к ним.

Он шел, слегка покачиваясь, но в его приближении явно чувствовались целенаправленность и решительность. Было очевидно, что он ее искал.

— А, вот вы где, — сказал он сердито. Речь у него явно была более замедленной, чем обычно.

— Да, я здесь, Артур, — спокойно ответила Сабина.

— Вы немедленно идете домой. Вы меня слышите? Немедленно! — Он почти кричал. — Я не желаю, чтобы вы здесь сидели с этим парнем, который был бездельником в Итоне и остался таким и сейчас. Оставьте его немедленно и пошли со мной.

— Но, Артур… где ваша мама? — спросила Сабина.

— Она уехала в казино, — ответил Артур. — И сказала, что если вы захотите, можете к ней присоединиться. Короче говоря, я отвезу вас домой. Все эти игры в казино — неподходящее зрелище для молодой девушки.

— Но послушай, Зануда… — начал Шеринэм.

Сабина протянула руку и остановила его.

— Я сделаю то, что он хочет, — сказала она мягко. — Пойдемте, Артур! Давайте уйдем прямо сейчас!

Сабина попрощалась с князем, забрала накидку и стала спускаться по лестнице вместе с Артуром к экипажу, ожидавшему их.

Она села на мягкое сиденье, и когда Артур устроился рядом с ней, кучер накинул им на ноги меховое покрывало. Дверь закрылась, и экипаж тронулся в путь.

И в этот момент, к изумлению Сабины, Артур повернулся и грубо привлек ее к себе.

— Я не желаю, чтобы ты флиртовала с этим парнем, Шеринэмом! Ты слышишь меня? — спросил он. — Ты принадлежишь мне, давай проясним это с самого начала. Ты принадлежишь мне!

Он наклонил голову и прижался к ее губам. Она была так удивлена и ошеломлена, что какое-то время могла только дрожать, не находя в себе сил сопротивляться. Но когда он прижал ее еще крепче, настолько, что она уже не могла дышать, Сабина попыталась вырваться, хотя все было бесполезно.

— Ты моя! — не переставал он повторять, грубо целуя ее, пока она не вскрикнула от боли. — Ты моя, и я не собираюсь останавливаться из-за твоих глупых капризов.

Он стиснул ее еще сильнее. Невероятным усилием Сабине удалось отвернуть лицо в сторону, и его поцелуй пришелся ей в щеку. Его растерянности хватило всего на пару секунд, потом он взял ее рукой за подбородок и с силой опять повернул лицо так, чтобы мог найти ее губы.

— Нет, Артур, пожалуйста, нет… Артур, мне больно.

Сабина была очень испугана, но он на это не обращал внимания.

— Ты принадлежишь мне! — повторял он. И опять поцеловал ее так грубо, что она почувствовала, как на губах выступила кровь.

— Мне следовало тебя избить за то, как ты вела себя сегодня! — сказал он свирепо. — И в один прекрасный день я так и сделаю!

— Артур… отпустите меня.

Сабина слышала, как затрещало ее платье. Она почувствовала, как его руки, грубые, безжалостные схватили ее за плечи и он опять впился в ее губы, захватив в плен, лишив воли, своей силой вынудив ее быть совершенно беспомощной.

С величайшим облегчением Сабина услышала, что экипаж остановился около виллы.

— Я зайду сегодня! — заявил Артур, продолжая ее держать, и только поднял голову, чтобы посмотреть, где они находятся.

— Нет, Артур!

— Мне надо поговорить с тобой, — сказал он, но Сабина видела, как потемнели от страсти его глаза.

Сабина почувствовала, что больше не может это терпеть.

Лакей открыл дверь.

— Вы не можете войти, Артур, — воскликнула она. — Я устала… я очень хочу спать.

Она знала, что в ее голосе слышатся истеричные нотки. Но это уже не имело значения. Главное было избавиться от него.

— А я настаиваю, — услышала она его слова, а потом опять свой голос.

— Нет… нет, я устала.

Она вдруг рванулась, и Артур от неожиданности выпустил ее. Выбравшись кое-как из экипажа, Сабина зацепилась за дверь и оторвала оборку от платья. Бегом она бросилась к открытой двери.

— Я иду спать… Бейтс, — задыхаясь, проговорила Сабина дворецкому, ожидавшему в холле. — Я очень устала и никого не хочу видеть. Понимаете? Я не хочу, чтобы меня кто-то беспокоил. Кто бы меня ни спрашивал.

Бейтс посмотрел через открытую дверь на экипаж, откуда с трудом выбирался Артур.

— Я понимаю, мисс. Вас никто не побеспокоит, обещаю.

Сабина в это время уже поднялась до середины лестницы.

Она вбежала в комнату, захлопнула за собой дверь и закрылась на ключ. Потом, прислонившись к двери, стала прислушиваться, что происходит внизу. Ей были слышны голоса: громкий, сердитый Артура, и тихий, полный достоинства Бейтса. Слов расслышать было невозможно, но после нескольких мгновений тишины, Сабина услышала звук захлопывающейся двери и еще после небольшой паузы стук колес отъезжающего экипажа. Потом наступила тишина.

Девушка отошла от двери и тяжело опустилась на стул около туалетного столика. Она закрыла лицо руками и поняла, что они ледяные и дрожат мелкой дрожью. Несколько мгновений Сабина не меняла положения, потом отняла от лица руки и посмотрела на себя в зеркало. Ее лицо было совершенно белым, только огромные глаза выделялись на нем. В свете свечей был виден оторванный от лифа кусок кружевной оборки и красные следы на плечах и над локтями, где руки Артура хватали ее.

Сабина потрогала пальцами кровоточащий рот и, взяв носовой платок, стала лихорадочно тереть губы и щеки, как будто было возможно стереть его поцелуи. Ей казалось, что она до сих пор ощущает грубые прикосновения его рта. Конечно, он был пьян, и все-таки она не могла считать это оправданием. В его поцелуях не было любви, только желание удовлетворить свои потребности, что даже при всей своей неискушенности она сумела понять.

Теперь Сабина знала, что она ненавидит Артура. Девушка некоторое время смотрела расширившимися глазами на свое отражение, потом вскочила и побежала к тумбочке около кровати, где в самом дальнем уголке ящика она спрятала белый шелковый платок, который ей дал цыганский король накануне ночью. Сабина приложила его к щекам и губам, целуя мягкую ткань и, чувствуя, что это приносит ей облегчение.

— Я не могу выйти замуж за Артура… не могу, — произнесла она, прислушиваясь к тому, какой странный, дрожащий у нее голос. Она опять посмотрела на платок. Вот и наступил момент, когда ей необходимо решить, каким путем идти дальше! Сабина поспешно взяла с туалетного столика подсвечник, как будто опасаясь, что передумает.

Больше Сабина не колебалась. Отодвинув штору, она вышла на балкон. Несколько мгновений девушка постояла, держа подсвечник высоко над головой, потом поставила его и привязала платок к балюстраде. Вокруг было тихо. Она подождала немного, вглядываясь в темноту, в саду не было заметно никакого движения. Существовала ли на самом деле эта пара глаз, наблюдающая за тем, появится ли ее сигнал, или ей это только приснилось?

Сабина подождала еще. Ничего не происходило. Постояв еще немного, она вернулась в комнату и поставила подсвечник на место. Сейчас ей казалось, что стены, которые недавно она считала надежным убежищем, стали для нее тюрьмой. Ей, конечно, было страшно, но это был не всепоглощающий страх.

Просто она словно стояла на высокой скале, а внизу видела, как плещутся волны.

Сабина взяла кружевную шаль из шкафа и набросила ее себе на плечи, потом вышла на балкон и спустилась по деревянной лестнице в сад. Если он придет, ему надо будет миновать фонтан и беседку. Но ей лучше дожидаться его в саду, чем в доме.

Теперь, когда уже прошло какое-то количество времени, Сабина вновь почувствовала полную отрешенность от жизни, в какой пребывала целый день. Она могла только ждать, больше ни на что не осталось сил. Девушка сидела не шевелясь, прислушиваясь к тому, как у ее ног тихонько журчит фонтан, а на пальмах о чем-то шепчутся листья с ночным бризом.

У нее болели руки, и Сабина понимала, что завтра на них будут синяки, но не это было главным, а то, что у нее в душе поселился ужас. Ужас и ненависть к Артуру. Причем такие сильные, каких раньше ей не приходилось испытывать ни к кому на свете. Сейчас даже ее семья не казалась такой важной для нее. Все ее существо заполнял страх перед одним мужчиной и любовь к другому.

Время тянулось медленно, очень медленно, пока она вдруг не услышала на расстоянии топот конских копыт. Потом топот стих, и через минуту Сабина увидела, что он идет ей навстречу через залитый лунным светом сад.

И в этот момент все ее несчастья, страх, унижение, испытанное недавно, нерешительность и сомнения оказались такими незначительными по сравнению с облегчением и переполняющей сердце радостью, когда она увидела его, спешащего к ней.

Она побежала по дорожке, протянув к нему руки и уронив шаль, которая прикрывала ей плечи. Сабина больше ни о чем не могла думать. Он был здесь, и она теперь в безопасности. А потом он обнял ее именно так, как ей этого хотелось. Она прижималась к нему, зная, что в его руках она защищена от всех опасностей и ей больше ничего не грозит.

— Ты пришел… пришел, — шептала она. — Обними меня… обними покрепче. Не позволяй мне уйти.

— Что с тобой, моя дорогая? — спросил он. — Что тебя так расстроило? Что случилось?

— Прижми меня к себе покрепче, — расплакалась девушка.

Ей казалось, что она вдруг попала в рай. Она и представить себе не могла, что мужчина может быть одновременно таким сильным, нежным и заботливым.

— Я так боялась, — прошептала она, — что этого человека, который должен наблюдать, как ты обещал, не окажется на месте. И никто не сообщит, что я нуждаюсь в тебе.

— Но я здесь, — ответил он мягко. — Я пришел так быстро, как только смог.

— Ты ведь не уйдешь опять, правда? — спросила она. — Ты не оставишь меня?

Сабина подняла голову, и он увидел, какие испуганные у нее глаза и как заострились черты ее лица.

— Я никогда тебя больше не оставлю, — ответил он тихо, — если ты сама меня об этом не попросишь. Мы будем вместе столько, сколько ты захочешь.

— Пообещай мне, что ты не позволишь ему… больше трогать меня? Никогда… больше.

— Кто тебя обидел? — начал он. И тут увидел красные пятна у нее на плечах и оторванную оборку платья. — Кто посмел тебя тронуть? — Его голос зазвенел от гнева.

— Я не могу… выйти за него замуж, — зарыдала Сабина. — Я не могу. У меня больше нет сил делать все правильно. Сейчас я знаю, что не могу… выйти замуж за Артура… что бы ни говорили люди.

Она посмотрела ему в лицо, по ее щекам текли слезы.

— Позаботься обо мне, — попросила она. — Пожалуйста… позаботься обо мне. Я больше не могу… бороться с собой, потому что… люблю тебя!

Глава одиннадцатая


Цыган подхватил девушку на руки и понес через сад к скамье в беседке, где они сидели в первую ночь. Там он ее усадил, хотя она пыталась протестовать, и прижал к себе.

— Нам нужно поговорить, дорогая моя, — сказал он нежно.

— Мне больше нечего сказать, — пробормотала она. — Я приняла решение. Увези меня с собой. Прямо… сейчас.

— Ты действительно готова уехать со мной прямо сейчас? — спросил он.

— Я уже сказала тебе, — ответила Сабина. — Я не могу здесь больше оставаться.

Цыган помолчал немного. Но когда она посмотрела на него, чтобы понять, почему он молчит, на его лице появилась едва заметная складка между бровей.

— Ты собираешься бежать со мной только для того, чтобы избавиться от человека, с которым помолвлена? — спросил он. — Или потому, что хочешь быть со мной?

— Потому что я хочу быть с тобой! — воскликнула Сабина. — Как ты можешь задавать такие вопросы? Я ведь уже сказала, что… люблю тебя.

Сабина была очень смущена, но нашла в себе силы произнести эти слова. Она понимала, что они раскроют ему всю глубину ее безудержного, так неожиданно нахлынувшего чувства, которое настолько поглотило ее, что все остальное стало казаться мелким, не имеющим значения.

— Если бы ты знала, что для меня значит услышать эти слова, — сказал цыган тихо. — Я мечтал об этом с первой минуты, как увидел тебя. Надеялся, что ты ответишь на мое чувство и поймешь, как много мы значим друг для друга.

Он взял обе ее руки и покрыл их поцелуями. А Сабина, затаив дыхание, запрокинула голову, надеясь, что ее любимый наконец приникнет к ее губам, но он слегка отстранился от нее.

— Когда ты счастлива, твои глаза сияют, как звезды, — прошептал он. — А сегодня за этим сиянием я вижу искры зарождающегося пламени. Скоро, очень скоро, моя любимая, я разожгу из них костер. И ты поймешь, что хочешь меня так же сильно, как я тебя.

— Увези меня отсюда прямо сейчас… немедленно, — взмолилась Сабина. Но он покачал головой и опустил ее руки на колени.

— Сейчас я не буду касаться тебя, — сказал он. — Если я сделаю это, то потеряю способность говорить и действовать разумно. Я больше всего на свете хочу прижать тебя к себе, ощутить вкус твоих губ. Но сначала мне надо кое-что тебе сказать.

— Что? — спросила Сабина испуганным шепотом.

— Я не хочу воспользоваться твоим отчаянным положением, — сказал он. — Я люблю тебя, Сабина, и готов положить свою жизнь у твоих ног, посвятить ее твоему счастью. Мне хочется служить тебе, как ты этого заслуживаешь, обожать и любить тебя, пока я дышу. Но именно поэтому мне необходимо убедиться, что ты отдаешь себе отчет в том, что делаешь. В конце концов ты ведь еще ребенок.

Сабина попыталась протестовать, но цыган поднял руку, и она замолчала.

— .Ты ребенок, — повторил он. — Не только по возрасту, но и по отсутствию опыта. Я старше тебя на десять лет, Сабина. И поэтому лучше знаком с человеческой натурой, особенно женской. Я не стану притворяться, что в моей жизни было мало женщин. Я любил их, некоторые из них любили меня, но никто и никогда не значил для меня столько, сколько ты. Это момент, которого ждет каждый мужчина! Момент, к которому он стремился много лет, выбирая самые разные пути. Каждый мужчина в сердце имеет свое представление о женском совершенстве. Что касается меня, то я нашел свое.

Сабина глубоко вздохнула. Его слова, тон и выражение лица делали мир стоящим того, чтобы жить.

— Кроме того, — продолжал цыган, — я никогда не забуду, что ты пришла ко мне, от всего отказавшись.

— От всего? — спросила Сабина еле слышно.

— От всего, — повторил цыган, — что имело для тебя значение до сих пор. Тебе пришлось делать выбор, моя любовь', между мной и твоей семьей. Глупо было бы думать, что их обрадует тот факт, что их дочь, которую так хорошо воспитали, холили и лелеяли в тиши английской провинции, неожиданно сбежала с бродягой-цыганом, которого большинство людей презирают и оскорбляют.

— Они… поймут, — пробормотала Сабина. — Я заставлю их понять.

В ее тоне не было уверенности, и цыган это уловил, а потому продолжил:

— Есть еще много вещей, которыми тебе придется пожертвовать, — сказал он. — Приемы и балы, от которых ты только что научилась получать удовольствие. Красивая одежда, которая так восхищает тебя и в которой ты в первый раз в своей жизни осознала свою красоту. Если ты уйдешь со мной, моя любовь, эти прекрасные наряды с оборками и кружевами придется оставить здесь.

— Неужели ты думаешь, что они на самом деле так много для меня значат? — спросила Сабина. — Я радовалась им, потому что надеялась, что они сделают меня привлекательнее, но когда я надевала их, мне всегда хотелось, чтобы ты меня в них увидел.

— Моя любимая! — воскликнул цыган. Он поднял руки, как будто хотел обнять Сабину, но тут же опустил их, сумев справиться с собой. — Это еще не все, что я должен тебе сказать, — продолжал он. — Ты всю свою жизнь спала в мягкой постели, а теперь придется спать под звездным небом или в кочевой кибитке. У тебя не будет места, которое можно назвать домом, нет друзей среди моих людей. А теперь скажи мне, девочка, сможешь ли ты от всего этого отказаться без сожаления?

— Если ты меня любишь, — ответила Сабина, — все остальное не имеет для меня значения.

Он обнял ее и поднял голову к небу.

— Пусть небеса станут свидетелями того, что я клянусь служить тебе вечно!

В его голосе было столько торжественности, что, казалось, они находятся в церкви. Потом он долго смотрел в лицо Сабины и наконец в первый раз прильнул к ее губам.

Сабину пронзило такое чувство восторга, что ей показалось, она не сможет его перенести. Оно захватило ее, завладело каждой ее клеточкой, отняло у нее душу, которая покинула ее через полуоткрытые губы и стала его собственностью. А потом, объединившись с его душой, души покинули их тела и устремились к далеким звездам. Мир вокруг них был забыт, они остались одни в каком-то странном прекрасном раю. Мужчина и женщина, неразделимо связанные любовью.

Радость и волнение переполняли Сабину. Она что-то пробормотала и спрятала лицо у него на груди.

— Я люблю тебя, Сабина! Я люблю тебя! Ты женщина, ребенок и ангел в одном лице. Моя любовь к тебе достигает самых больших глубин моря и высот неба, и все-таки этих сравнений недостаточно. Посмотри на меня!

Это было похоже на приказ, но Сабина не поднимала головы, потому что больше не была бессмертной. Она снова стала человеком и очень стеснялась страсти, которую он разбудил в ней. Поскольку девушка не смотрела ему в глаза, цыган нежно поднял ее подбородок рукой.

— Такая маленькая девочка, — пробормотал он. — И держит мою жизнь в своих детских ручках.

Вдруг раздался какой-то звук, как будто с дерева упал плод или вспорхнула птица. Сабина вздрогнула.

— Давай уйдем отсюда, — сказала она. — Вдруг кто-нибудь сейчас появится здесь и остановит нас?

— Ты все еще боишься? — спросил он.

— Нет, но я хочу быть с тобой и чувствовать себя в безопасности, — ответила Сабина.

— Потому что ты чувствуешь, что еще можешь изменить свое решение, — сказал он.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Сабина.

— Я имею в виду, моя дорогая, что ты не должна приходить ко мне раньше, чем завтра вечером. Мне тяжело тебя отпускать, не выполнив твою просьбу. Но мне следует быть сильным ради нас обоих. Как я тебе уже говорил, ты стоишь на перепутье, но здесь не должно быть ошибки, ты должна выбрать правильную дорогу. Это должен быть твой собственный выбор без какого-либо давления и принуждения. И без сожаления!

— Но я никогда не изменю своего решения. Я уже говорила тебе об этом. Выбор сделан, и я не откажусь от своего слова.

— И все-таки я даю тебе время еще раз все обдумать и решить, — ответил цыган. — Сегодня в воздухе витает магия, Сабина, неистовая, сумасшедшая магия, которая влияет на нас обоих. Когда взойдет солнце, возможно, какая-то ее часть исчезнет. И ты увидишь меня таким, какой я есть на самом деле — цыган, о котором говорят, что он носит свой дом на спине. Тебе это подходит? Не сейчас, когда ты молодая, а потом, когда начнут седеть твои волосы, а в глазах погаснут звезды. Ты и тогда будешь довольна своим выбором? Не соверши ошибки, Сабина. Потом я уже не позволю тебе уйти. Если ты уйдешь со мной сейчас, это навсегда.

— Я никогда не захочу оставить тебя.

— Я хочу, чтобы ты почувствовала это завтра, когда взойдет солнце и осветит твою комнату, проникнув через окно.

Когда ты увидишь свои прекрасные наряды в шкафу, когда одна служанка принесет тебе в постель завтрак, другая в это время приготовит ванну, а третья поможет тебе одеться. Очень часто самые незначительные вещи, которыми мы жертвуем во имя любви, оказываются более болезненной потерей, чем нечто серьезное.

— Как ты плохо обо мне думаешь! — возмутилась Сабина.

— Я считаю тебя замечательной, — ответил он. — Ты так многогранна. С одной стороны, ты женщина, с другой, ребенок, а кое в чем вообще дитя. Именно поэтому тебе удалось завладеть моим сердцем. Если бы ты сегодня не пришла ко мне, я остался бы опустошенным и одиноким навсегда. Человеком, потерявшим способность любить, человеком без сердца.

— Я приду к тебе… ты ведь это знаешь.

Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, и Сабине показалось, что она стала старше за это время. Она увидела в его взгляде все то, что он хотел ей сказать. Она видела все трудности, неудобства и страдания, которые ждут ее впереди. И все-таки ей хотелось уйти с ним. Сабина понимала, что будут минуты одиночества, что она будет тосковать по знакомым ей людям, по женщинам ее привычного круга общения, по людям своей крови. Но ее не покидало чувство, что все жертвы стоят того.

Цыган как будто прочел ее мысли, и в словах больше не было нужды. Через минуту он сказал:

— Ну что ж, завтра в десять часов вечера тебя будет ждать экипаж по ту сторону стены, но прежде ты найдешь в своем шкафу платье и головной убор цыганской невесты. Ты больше ничего не должна с собой брать. Все, что тебе принадлежит, необходимо оставить. Ты привезешь мне себя, и этого достаточно. А тебе тоже должно быть достаточно только меня.

— Ты будешь меня ждать в экипаже? — спросила она.

Он покачал головой.

— Нет, меня там не будет. Ты приедешь в табор одна. В любой момент своего путешествия у тебя будет возможность передумать. Тогда достаточно будет одного слова кучеру «назад». Он получит инструкции. Услышав это слово, он отвезет тебя к вилле, и больше я никогда тебя не побеспокою.

— Это жестоко, — сказала Сабина, всхлипнув. — Ты не доверяешь мне?

— Моя любовь, мое дыхание, именно потому, что я тебе доверяю, я и иду на такой риск. Я ставлю на кон все, свои надежды на счастье, веру в то, что твоя любовь ко мне настоящая, неиссякаемая, вечная. Но я должен быть справедлив к тебе. Нельзя не учитывать твое воспитание, ведь из-за того, что ты англичанка, я для тебя всегда буду иностранцем, поэтому мой долг дать тебе шанс передумать. Если ты приедешь, любимая, как мне хочется верить в глубине сердца, тогда я поклянусь перед Богом, что сделаю тебя счастливой, и ты никогда не пожалеешь о том, что все бросила.

— Я обязательно приеду, — сказала Сабина.

Он взял обе ее руки в свои.

— Я не стану тебя больше целовать, — сказал он хрипло, — иначе вся моя решимость моментально улетучится. Если бы ты только знала, чего мне стоит не сжать тебя сейчас в объятиях и не увезти отсюда! Обладать тобой, пока у меня есть шанс.

Сделать тебя навечно своей, вместо того чтобы давать тебе возможность проверить себя. — Его голос внезапно сорвался, а в глазах заполыхал огонь. — Я люблю тебя, Сабина. Люблю так, как никогда еще ни один мужчина не любил женщину. Я хочу тебя. О Господи! Как я хочу тебя сейчас, немедленно, как мою жену, мою женщину, мою королеву!

Он наклонил голову, и Сабина почувствовала страстные, обжигающие поцелуи на своих руках, а потом, прежде чем она успела что-нибудь сообразить, цыган оставил ее и ушел. Он двигался грациозными кошачьими движениями, проходя по саду. Девушка попыталась окликнуть его, но голос не повиновался ей, и цыган исчез в тени деревьев, оставив ее одну.

Сабина медленно поднесла к губам руки. Ей казалось, что все ее тело поет от радости, и когда она наконец оказалась в спальне, она прежде всего упала на колени перед кроватью и поблагодарила Бога за то чудо, которое он ей подарил.

Ей казалось, что она ни за что не сможет уснуть, но, должно быть, усталость оказалась сильнее, чем Сабина предполагала, и задолго до того как она перестала прокручивать события сегодняшнего вечера, крепко уснула.

Сабина проснулась с чувством, что должны произойти необыкновенные события. А когда все вспомнила, выбежала на балкон. Неужели это правда, что он приходил к ней, и что сегодня ночью он ее увезет и сделает своей женой? Она не могла поверить, что это не сон, пока не увидела шелковый платок, все еще привязанный к балюстраде, который она оставила, как сигнал. Сабина поднесла его к губам и вернулась в комнату.

Чем же занять эти долгие часы до вечера, подумала девушка. Сейчас для нее ничего не имело значения. Все ее существо было готово к переменам, а все остальное казалось мелким и незначительным. Теперь даже мысль об Артуре не волновала ее. Когда Сабина оделась, она села за письменный стол и стала сочинять ему письмо.

Ей было нетрудно найти слова, чтобы сообщить бывшему жениху, что она его больше не любит и поэтому не может стать его женой. Гораздо труднее было написать леди Тетфорд. Мать Артура была так к ней добра, и Сабина была уверена, что теплые чувства, которые эта женщина к ней испытывала, вовсе не были связаны с ее отношениями с Артуром. Ей было очень трудно высказать свое сожаление. Конечно, это было неблагодарностью с ее стороны, но с этим ничего нельзя было поделать, и она должна была написать правду. В конце письма она написал следующее:


Я люблю так же, как и вы когда-то, поэтому надеюсь, что вы в очередной раз сможете меня понять. Ни весь мир, ни даже люди, которыми я дорожу, не могут сейчас для меня значить больше, чем счастье стать его женой.


Она закончила оба письма и замкнула их в ящике стола, от которого у нее был ключ. Потом приступила к письму маме.

Это была самая трудная задача. Она знала, что это известие будет для родителей шоком. Они будут расстроены и поражены. В первый раз за то время, как она проснулась, девушка чувствовала, что на ее радостном ожидании появилась легкая тень. Что мама подумает о ней?

Она так гордилась ее помолвкой с Артуром! Сабина чувствовала, что даже папа, хотя и не говорил ничего по этому поводу, понимал, какие социальные преимущества предлагал ей брак с Артуром. После стольких лет унижений, когда их или игнорировали, или просто прагматично использовали Бертрамы и остальные богатые семьи их округи, редко снисходившие до того, чтобы приглашать дочерей викария в гости, появилась надежда на перемены к лучшему.

Лицо Сабины было бледным и несчастным, когда она начала писать письмо. Вскоре по щекам покатились слезы, а когда она снова и снова пыталась написать фразу: «Простите меня, пожалуйста», девушка уже рыдала.

Она только что закончила письмо, когда стук в дверь прервал ее. Мария сообщила, что леди Тетфорд хочет ее видеть.

Сабина поспешно вытерла слезы и отправилась в спальню к леди Тетфорд, которая все еще лежала в кровати посреди разбросанных вокруг газет и с пачкой наполовину распечатанных писем в руке.

— Доброе утро, Сабина, — улыбнулась она. — Я только что получила письмо, где сообщается, что их королевские высочества окажут мне честь, приехав на чай в субботу во второй половине дня. Там еще упоминается, что они желают осмотреть мой сад, о котором так много слышали.

— Как замечательно! — воскликнула Сабина, и тут же вспомнила, что ее уже здесь не будет.

— Ты должна надеть новое голубое платье, которое вчера доставили из Парижа, — улыбнулась леди Тетфорд. — Их королевские высочества привезут с собой нескольких человек из своей свиты, а я приглашу князя Шарля, так у нас получится небольшой прием.

— Это прекрасно, — сказала Сабина тихо.

Интересно, расскажет ли леди Тетфорд принцу и принцессе о том, что с ней произошло, или нет. Можно было себе представить, что они придут в ужас. Может быть, из-за ее плохого поведения Гарриет не позволят быть представленной ко двору. Нет, она не должна думать о таких вещах! Сабина постаралась стряхнуть начинавшие одолевать ее сомнения, заставив себя слушать леди Тетфорд, рассказывавшую о подготовке к субботе.

— Артур придет к чаю, — сказала женщина. — По крайней мере он мне это сказал вчера ночью. На сегодняшний вечер у меня нет никаких планов. Может быть, ты хотела бы чем-то заняться?

— Собственно, ничем особенным, — быстро ответила Сабина.

— Вот и хорошо, — сказала леди Тетфорд. — Честно говоря, у меня сегодня с утра легкая мигрень, и обычно головная боль становится к вечеру еще сильнее. Давай тогда ничего не будем планировать на сегодня. Если я почувствую себя лучше, мы можем сходить в казино; а если дела мои будут хуже, ты уж прости меня, если мы ляжем спать пораньше.

— Мне кажется, это будет лучше всего, — ответила Сабина, изо всех сил стараясь, чтобы ее голос звучал натурально. — Мы поздно вернулись вчера.

— Но ты такая молодая! Я совершенно уверена, что чувство усталости тебе незнакомо, — сказала леди Тетфорд. — Мне кажется, что единственным испытанием за то, что я поздно ложусь спать, являются эти головные боли. Вроде бы нет никаких причин, по которым я страдаю от них весной, и все-таки они меня исправно мучают.

— Почему бы вам не остаться сегодня в постели? — предложила Сабина.

— Нет, я не могу. У меня слишком много дел, — ответила леди Тетфорд. — Мне надо посмотреть, что там с цветами в саду и приготовиться к субботе. Принцесса обожает цветы, и я хочу, чтобы гостиная выглядела, как беседка, увитая розами.

Кроме того, мне необходимо поговорить с поваром. Он придет в необычайное волнение, узнав о визите королевских особ.

Совершенно очевидно, что леди Тетфорд была так озабочена предстоящим визитом, что не заметила рассеянности Сабины и того, что она бледна, а глаза ее как будто немного потемнели, словно от сильного внутреннего волнения.

К чаю приехал Артур. Как раз перед его появлением Сабина почувствовала, что ее охватил страх. Она сознавала, что не сможет перенести еще одну неприятную сцену, еще одно противостояние в тот момент, когда нервы так напряжены, а все ее существо сосредоточено на том, что должно произойти вечером.

Когда он вошел в комнату, как обычно элегантный и неотразимый, Сабине показалось, что она его видит в первый раз. Ей пришло вдруг в голову, что совершенно необъяснимо, как она могла даже в минуты помутнения рассудка представить себе, что может быть с ним счастлива. Она видела холод в его глазах, тонкую презрительную линию губ., упрямый подбородок. Артур останется таким же упрямцем, даже когда постареет. И проживи он хоть сто лет, никогда не поймет, что такое любовь.

Артур вел себя так, словно вчера ничего не случилось и он ни в чем не виноват. И, напротив, с его стороны было актом великодушия вообще заговорить на эту тему.

— Терпеть не могу приемы, которые устраивают русские аристократы! — сказал он раздраженно. — Кроме того, я должен попросить вас, Сабина, видеться с Шеринэмом как можно реже. Я не могу одобрить его в качестве друга моей будущей жены.

— А мне он нравится, — ответила Сабина, осмелевшая достаточно, чтобы высказывать свое мнение, потому что понимала, что уже послезавтра у нее не будет нужды выслушивать приказы Артура.

— В таком случае мне придется изменить ваш вкус, — сухо заметил Артур.

— Кроме того, — продолжала Сабина, — я считаю ошибкой, когда муж или жена пытаются выбирать друзей друг для Друга.

— Вы считаете это ошибкой? — поразился Артур. — Право же, Сабина, вы забываетесь. Но так или иначе я не собираюсь спорить по этому поводу. Когда мы поженимся, Шеринэм не будет приглашаем к нам в дом, а потому будет лучше, если вы не станете с ним общаться и сейчас.

— Я, кажется, уже сказала вам, Артур: мне он нравится, — продолжала протестовать Сабина.

Артур встал и прошел через комнату к окну.

— Я с самого начала знал, что вам не следовало сюда приезжать. Вы очень изменились, Сабина. Вы стали совсем другой, не такой, как тогда, когда мы встретились с вами впервые.

— Вы предлагаете расторгнуть нашу помолвку? — спросила Сабина еле слышно.

— Я ничего такого не имел в виду, — твердо ответил Артур. — Но думаю, что вы всегда обязаны помнить, какое я занимаю положение. Поэтому вы должны пообещать мне, что когда станете моей женой, будете меня слушаться.

— Когда я стану вашей женой, я учту это, — спокойно ответила Сабина.

— Вы молоды и наивны, — продолжал Артур высокомерно. — Вам придется все решения, как бы они ни были серьезны, оставлять мне. И вы поймете, что это к лучшему и что такое положение вещей оправдано.

— Ну что ж, это будет видно потом, — сказала Сабина.

— Разумеется.

После этого разговора к ним присоединилась леди Тетфорд, поэтому продолжать беседу стало невозможно. Перед уходом Артур поцеловал Сабину в щеку, и она подумала, что это произвело на нее не больше впечатления, чем если бы ее поцеловал каменный истукан. Она больше его не боялась — ни его грубости, ни его похоти, испытанной ею вчера ночью в экипаже. Больше он ей не сможет навредить. Она собирается сбежать от него туда, где ему никогда ее не найти. Сабина чувствовала, как цепи, связывающие ее с ним наконец порвались, оставив ее свободной, словно ветер, дующий беззаботно с моря.

День тянулся своим чередом, Сабина почти молилась, чтобы головная боль леди Тетфорд помешала приглашению на обед гостей или ее решению поехать в казино. В последнем случае она решила сослаться на головную боль у нее самой.

Но, к счастью, ей не пришлось лгать. В шесть часов вечера леди Тетфорд объявила, что будет обедать в постели.

— Немного супа, Бейтс, и, пожалуй, все, — сказала она дворецкому. — Когда у меня мигрень, лучше воздержаться от излишнего количества пищи. Я постараюсь уснуть как можно раньше, и буду молиться, чтобы завтра все прошло хорошо.

Прости меня, детка, что сегодня тебе придется поскучать.

— Я вовсе не буду скучать, — возразила Сабина.

Она проводила леди Тетфорд до спальни и с чувством поцеловала ее.

— Мне очень жаль, что вы страдаете, — сказала она. — Если бы я могла вам помочь.

— Ты помогаешь мне уже тем, что находишься здесь, — ответила леди Тетфорд. — Сегодня тебе предстоит скучный вечер, но у меня достаточно книг, чтобы ты могла почитать, или у тебя будет возможность написать пару писем.

— Не беспокойтесь обо мне, — ответила Сабина. — И спасибо вам большое, дорогая леди Тетфорд. Я не знаю, как вас благодарить за то, что вы были так ко мне добры.

— Глупое мое дитя, ты уже достаточно поблагодарила меня, — засмеялась леди Тетфорд. — Хотелось бы мне, чтобы сегодня вечером я для тебя была более веселой компанией. Спокойной ночи, Сабина.

— Спокойной ночи, — ответила Сабина так тихо, что ни леди Тетфорд, ни Мария не услышали ее, и вышла из комнаты.

Время тянулось очень медленно. Она пообедала одна. Дождавшись Бейтса и лакея Джеймса, Сабина сообщила им, что ей больше ничего не потребуется сегодня вечером, и ушла в свою спальню. Ее сердце колотилось как бешеное. Скоро наступит час, когда она должна будет уйти. Скоро она его увидит опять, опять почувствует прикосновение его рук и губ…

Сабина замкнула дверь и подошла к шкафу, помедлив немного. Она была почти уверена, что платья, которое ей обещали, там нет. Что экипаж не будет ее ждать. Скорее всего она просто вообразила все это — его обещание, его любовь, те чувства, которые он в ней пробудил.

Внезапно решившись, Сабина резко открыла дверцу шкафа и с облегчением, чуть не потеряв сознание, увидела яркую юбку, расшитую золотом, черный, бархатный жилет и белую блузку, тоже очень красиво вышитую. Сабина положила одежду на кровать. У нее не было сил даже подумать, как все это попало в ее шкаф. Она знала одно: свое обещание он выполнил. Значит, и экипаж будет ее ждать, и в конце поездки она найдет его.

Девушка быстро переоделась. У нее ушло достаточно времени на то, чтобы правильно надеть множество нижних юбок.

Головной убор лежал на полке в шкафу. Это был венок, сплетенный из золотых нитей, украшенный полудрагоценными камнями и цветными лентами, спадавшими ей на плечи.

Одевшись, Сабина посмотрела на себя в зеркало и улыбнулась. Она совсем не была похожа на цыганку. Ее кожа была слишком белой, а золотистые волосы явно раскрывали северно-европейское происхождение. Она вспомнила женщин, которых видела вокруг костра в лагере, их бронзовую кожу, длинные темные волосы, сверкающие темные глаза и атмосферу чего-то дикого, неизведанного. Сабина вдруг почувствовала страх. Примут ли они ее или возненавидят за то, что она явилась незваной среди них и украла любовь их короля.

Она вспомнила девушку, танцевавшую около костра, обиженную и мрачную, которая явно отнеслась к ней враждебно в первый раз, а во второй ужасно разозлилась, увидев Сабину. Вдруг она будет поджидать ее в темноте с длинным острым кинжалом, который каждая цыганка держит наготове? Сабина вздрогнула при этой мысли, но потом вспомнила, что рядом с ней будет он, готовый защищать ее, свою любовь, свою жену, свою королеву, как он сказал. Ничего плохого не может случиться.

Она подошла к письменному столу, повернула в замке ключ и достала из ящика письма, которые написала утром. Сабина положила их стопкой на стол, обратив внимание, что на письме, написанном маме, слеза, упавшая на слово Коблфорд, размазала его. Сабина подумала, что это символично. Он уходит из ее жизни, но ей никогда не удастся вычеркнуть родные места из своей памяти. Их большой серый обветшавший особняк, с вытертыми коврами на полу, требующими ремонта стенами, населенный людьми, которых она так любила, как и многое другое, что в совокупности называлось ее домом.

Да, она все оставляет в прошлом, лишает себя любви родителей, ранит их гордость и, возможно, разрывает все нити, связывающие ее с близкими. И все-таки сейчас это не было для нее главным. Сабина любила. Она стремилась к нему. Он для нее сейчас значил все, целый мир.

Потом, когда девушка положила письма, ей вдруг пришло в голову, что она даже имени своего любимого не знает. Она вспомнила, как папа часто повторял, что когда придет время, он сам обвенчает ее в маленькой деревенской церкви, где ее крестили и куда она ходила с тех пор, как себя помнит.

Сабина часто представляла себя стоящей около алтаря в белом платье, с кружевной фатой, закрывающей лицо. Она даже слышала свой голос, повторяющий слова: «Я, Сабина, беру тебя в мужья…» А теперь не знает имени человека, за которого выходит замуж уже сегодня. Это трудно себе представить, но это так. Сабина всегда в мыслях называла его королем, а в их разговорах как-то не возникало необходимости спрашивать у него имя.

Сабина спрашивала себя, может быть, у нее помутился рассудок, если она готова вот так убегать куда глаза глядят, жертвуя всем, что ее окружает, с человеком, чье имя она не знает даже сейчас, в последний момент? А если бы и знала, если бы ей сказали, что это сам дьявол? Все равно она ушла бы к нему.

Это была любовь! Это было бурное море, о котором говорил он. И огонь, который мог уничтожать и созидать, как говорила ром я для тебя была более веселой компанией. Спокойной ночи, Сабина.

— Спокойной ночи, — ответила Сабина так тихо, что ни леди Тетфорд, ни Мария не услышали ее, и вышла из комнаты.

Время тянулось очень медленно. Она пообедала одна. Дождавшись Бейтса и лакея Джеймса, Сабина сообщила им, что ей больше ничего не потребуется сегодня вечером, и ушла в свою спальню. Ее сердце колотилось как бешеное. Скоро наступит час, когда она должна будет уйти. Скоро она его увидит опять, опять почувствует прикосновение его рук и губ…

Сабина замкнула дверь и подошла к шкафу, помедлив немного. Она была почти уверена, что платья, которое ей обещали, там нет. Что экипаж не будет ее ждать. Скорее всего она просто вообразила все это — его обещание, его любовь, те чувства, которые он в ней пробудил.

Внезапно решившись, Сабина резко открыла дверцу шкафа и с облегчением, чуть не потеряв сознание, увидела яркую юбку, расшитую золотом, черный, бархатный жилет и белую блузку, тоже очень красиво вышитую. Сабина положила одежду на кровать. У нее не было сил даже подумать, как все это попало в ее шкаф. Она знала одно: свое обещание он выполнил. Значит, и экипаж будет ее ждать, и в конце поездки она найдет его.

Девушка быстро переоделась. У нее ушло достаточно времени на то, чтобы правильно надеть множество нижних юбок.

Головной убор лежал на полке в шкафу. Это был венок, сплетенный из золотых нитей, украшенный полудрагоценными камнями и цветными лентами, спадавшими ей на плечи.

Одевшись, Сабина посмотрела на себя в зеркало и улыбнулась. Она совсем не была похожа на цыганку. Ее кожа была слишком белой, а золотистые волосы явно раскрывали северно-европейское происхождение. Она вспомнила женщин, которых видела вокруг костра в лагере, их бронзовую кожу, длинные темные волосы, сверкающие темные глаза и атмосферу чего-то дикого, неизведанного. Сабина вдруг почувствовала страх. Примут ли они ее или возненавидят за то, что она явилась незваной среди них и украла любовь их короля.

Она вспомнила девушку, танцевавшую около костра, обиженную и мрачную, которая явно отнеслась к ней враждебно в первый раз, а во второй ужасно разозлилась, увидев Сабину. Вдруг она будет поджидать ее в темноте с длинным острым кинжалом, который каждая цыганка держит наготове? Сабина вздрогнула при этой мысли, но потом вспомнила, что рядом с ней будет он, готовый защищать ее, свою любовь, свою жену, свою королеву, как он сказал. Ничего плохого не может случиться.

Она подошла к письменному столу, повернула в замке ключ и достала из ящика письма, которые написала утром. Сабина положила их стопкой на стол, обратив внимание, что на письме, написанном маме, слеза, упавшая на слово Коблфорд, размазала его. Сабина подумала, что это символично. Он уходит из ее жизни, но ей никогда не удастся вычеркнуть родные места из своей памяти. Их большой серый обветшавший особняк, с вытертыми коврами на полу, требующими ремонта стенами, населенный людьми, которых она так любила, как и многое другое, что в совокупности называлось ее домом.

Да, она все оставляет в прошлом, лишает себя любви родителей, ранит их гордость и, возможно, разрывает все нити, связывающие ее с близкими. И все-таки сейчас это не было для нее главным. Сабина любила. Она стремилась к нему. Он для нее сейчас значил все, целый мир.

Потом, когда девушка положила письма, ей вдруг пришло в голову, что она даже имени своего любимого не знает. Она вспомнила, как папа часто повторял, что когда придет время, он сам обвенчает ее в маленькой деревенской церкви, где ее крестили и куда она ходила с тех пор, как себя помнит.

Сабина часто представляла себя стоящей около алтаря в белом платье, с кружевной фатой, закрывающей лицо. Она даже слышала свой голос, повторяющий слова: «Я, Сабина, беру тебя в мужья…» А теперь не знает имени человека, за которого выходит замуж уже сегодня. Это трудно себе представить, но это так. Сабина всегда в мыслях называла его королем, а в их разговорах как-то не возникало необходимости спрашивать у него имя.

Сабина спрашивала себя, может быть, у нее помутился рассудок, если она готова вот так убегать куда глаза глядят, жертвуя всем, что ее окружает, с человеком, чье имя она не знает даже сейчас, в последний момент? А если бы и знала, если бы ей сказали, что это сам дьявол? Все равно она ушла бы к нему.

Это была любовь! Это было бурное море, о котором говорил он. И огонь, который мог уничтожать и созидать, как говорила леди Тетфорд. Любовь очистила ее от всех ненужных желаний, непомерных амбиций и снобизма. У нее осталась единственная потребность — принадлежать человеку, которого она любила.

Какое имеет значение то, что постелью у нее теперь будет твердая земля, что у нее не останется ни одного красивого платья, что ей придется отказаться от всего и от всех, кто до этого момента казался ей главным в жизни. Она его любила, и эта любовь была непреодолимой, всепоглощающей.

Сабина посмотрела на часы над камином. Десять! Она торопливо задула свечи. Бросив последний взгляд на свое бледное лицо, почти прозрачное от напряжения, девушка на цыпочках вышла на балкон, прошла к деревянной лестнице и осторожно спустилась по ступенькам в сад. Пробежав по дорожке между деревьями, она оказалась около стены. Еще раз отыскав камень, с помощью которого ей удалось забраться на стену, Сабина посмотрела вниз. Там ее ждал экипаж, запряженный двумя лошадьми.


Сабине много на чем приходилось ездить за свою жизнь, но никогда она не путешествовала с большим удовольствием, чем в экипаже, присланном цыганским королем. Она подумала, что лошади, запряженные в него, наверное, такие же, как и те, на которых он ездит сам. Крутой подъем по верхней Корнишской дороге нисколько их не утомил. Несколько раз, когда экипаж начинало раскачивать из стороны в сторону, ей приходилось за что-нибудь хвататься, чтобы не упасть на пол.

В такой скорости было что-то необыкновенно волнующее.

Она чувствовала, что лошади уносят ее от цивилизации, среди которой она до сих пор жила, к примитивной жизни, ожидавшей ее. Через открытое окно морской бриз овевал разгоряченные щеки Сабины и трепал цветные ленты, украшавшие ее головной убор, Сейчас, когда они отъехали далеко от города, кучер выкрикивал странные фразы на незнакомом языке, подгоняя лошадей, а потом запел протяжную мелодичную песню, как будто связанную с необычным путешествием.

Его голос уносился в темноту, а лошади галопом скакали по неровной дороге. Сабине временами казалось, что ее носит по волнам в бурном море.

Цыган продолжал петь, а Сабина вдруг увидела впереди себя целое море огней. Она не могла сообразить, что это такое, пока они не подъехали ближе. Это оказалась процессия цыган с зажженными факелами.

Экипаж резко остановился, дверца распахнулась, и молодой цыган на ломаном французском языке пригласил ее выйти. Сабина послушалась и обнаружила, что ей надо пройти через коридор, образованный горящими факелами. Сегодня ночью ни у кого не было сомнений, что она приедет. В мерцающем свете девушка увидела, что каждый человек, державший факел, улыбается. Белые зубы сверкали на фоне темной кожи и ярких глаз, смотревших на нее не сердито, а с восхищением и нескрываемым удовольствием.

Сабина медленно шла между ними, а потом поняла, что те люди, мимо которых она проходила, следовали за ней, опять образуя процессию, которая двигалась к большому костру.

И тут она увидела, что он ее ждет. Сабина почувствовала, как сердце сделало безумный скачок в ее груди, ей было трудно сдержать себя и продолжать медленно идти ему навстречу.

Он стоял возле костра, и она заметила, что его одежда гораздо более нарядная, чем обычно. Белая рубашка была украшена прекрасной золотой вышивкой, драгоценные камни сверкали на руках и в ушах, а также на рукояти кинжала, который был наполовину виден из-за красного пояса, обмотанного вокруг талии.

Она шла к нему, и наконец он тоже направился к ней. Восторг и удивление на его лице заставили девушку потупиться.

— Ты пришла!

Сабина протянула к нему руки. Она сейчас так нуждалась в его силе, поддержке.

— Я… пришла.

Цыган почувствовал, как дрожат ее пальцы, сжимая их.

— Моя мечта осуществилась! Моя любовь! Мое сердце! Моя жизнь! — воскликнул он. И от этих слов Сабина почувствовала, как откликнулось горячей волной ее тело.

Потом он повернулся к цыганам, собравшимся вокруг них, и что-то громко крикнул. Его слова улетели в темноту. Эхо несколько раз повторило их, а потом вернуло назад. Сабина не понимала того, что он говорил, но подумала, что он представляет ее своему табору. Его слова были встречены громкими восторженными криками мужчин и женщин. Потом старый цыган с длинной бородой, на шее которого висела золотая цепь, украшенная драгоценными камнями, как Сабина сообразила, предназначенная специально для подобных церемоний, подошел к ним с ножом в руке.

Девушка старалась сдержаться и не вскрикнуть или не задрожать, когда он сделал надрез на ее запястье. Она увидела, как потекла кровь, а потом такой же надрез был сделан на руке ее избранника. Старик соединил их руки и связал их, а потом сказал над ними какие-то слова.

Когда церемония была закончена, им принесли глиняный кувшин, полный вина. Старый цыган протянул его сначала Сабине, и она сделала из него глоток, затем то же самое сделал ее жених. Потом, в сопровождении восторженных криков кувшин был торжественно разбит о землю. Люди стали собирать осколки, один из них дали в руки Сабине.

— До тех пор пока мы будем хранить эти осколки, — тихо сказал цыган, — наша любовь останется неизменной, такой, как сейчас.

— Я никогда не потеряю свой, — прошептала Сабина.

— А я свой, — пообещал он. — Как и тебя, моя любимая.

Потом их полили водой из такого же кувшина, сопровождая ритуал определенными жестами. Сабина поняла, что таким образом их очищают от темных сил. Наконец церемония была закончена. Им развязали руки, но цыган, не выпуская пальцы Сабины, повел ее к импровизированной скамье у костра.

Музыка, которая тихо играла с той минуты, как Сабина приехала, сейчас зазвучала во всю мощь. Дюжина танцоров, мужчин и женщин, бросилась в круг. Их танец, странно волнующий, темпераментный и зажигательный, не мог оставить равнодушными остальных цыган. Они хлопали в ладоши, энергично трясли плечами и подпевали.

В это время им стали разносить вино. Сабине подали большой золотой кубок, украшенный драгоценными камнями и такой древний, что у Сабины не возникло сомнений, что это — большая ценность.

— В первый раз, когда ты была здесь, мое сердце, — сказал цыган, — ты рассказывала, что читала что-то насчет церемониальных кубков, которые хранятся веками. Это один из них.

Потом на золотых блюдах подали свежие фрукты, на украшенных драгоценными камнями больших тарелках принесли необычную вкусную еду, приготовленную над открытым огнем. Сабина везде видела кубки и кувшины разных размеров и форм, поражавшие глаз своим великолепием. И все-таки ни музыка, ни песни, ни танцы не могли отвлечь ее от мужчины, сидевшего с ней рядом. Она чувствовала, что он смотрит на нее, не отводя взгляда от ее лица, губ и изгиба белой шеи.

— Моя жизнь, моя любовь, моя душа, — пробормотал он, и Сабина задрожала от глубины страсти, слышавшейся в его голосе.

Танцоров стало больше, музыка заиграла еще громче. Сейчас уже почти не осталось наблюдателей, все люди от души праздновали радостное событие — свадьбу своего короля. Пламя костра поднималось выше и выше, пока жар от него не стал почти невыносимым, и Сабина подняла руку, чтобы прикрыть глаза.

В этот момент цыган встал.

— Пошли, — сказал он, Она с удивлением посмотрела на него, но послушалась. Он повел ее прочь от костра мимо стоявших полукругом кибиток, к деревьям, росшим на небольшом расстоянии от лагеря.

— Куда мы идем? — спросила она.

— Туда, где ты и я сможем побыть одни, — ответил он, и девушка затрепетала от его слов.

— Мои люди будут танцевать до тех пор, пока их держат ноги, — сказал он. — Нет ничего на свете, что цыгане любили бы больше свадеб.

Сабина чувствовала, что ей нет нужды говорить ему что-то. Сейчас, когда ее глаза привыкли к нежному свету луны, она уже могла разглядеть, куда он ее ведет. Деревья были высокими, а под ними мягкий песок. Пахло смолой и хвоей и еще чем-то, что она не могла распознать, пока они не подошли к поляне между деревьями. Миновав груды валежника и еловых ветвей, образующих надежную стену, Сабина увидела перед собой такую необычную спальню, какую и представить себе не могла.

Посередине находилось огромное ложе, покрытое белой медвежьей шкурой. На нем лежали атласные и шелковые подушки самых разных цветов и оттенков. В серебряном свете луны все это приобретало необыкновенный сказочный вид.

На земле лежал ковер, но потолком служило звездное небо с вырисовывающимися силуэтами деревьев на его фоне, охраняющими их покой. И вдруг Сабина заметила, что и ковер, и ложе, все, начиная с валежника, было усыпано лепестками цветов.

Она узнала многие из них, но все равно оставалось еще множество прекрасных запахов, которые ей не удавалось вспомнить. Осмотревшись, девушка повернулась к цыгану и забыла обо всем, кроме того, что он рядом.

— Моя жена!

Он очень тихо сказал эти слова, обнял и поцеловал ее так, как обещал это сделать. Его губы медленно перемещались с ее глаз на щеки, оттуда на голубую жилку, лихорадочно бившуюся на шее, оттуда на небольшую ямочку на локте, потом на ладони. Цыган усадил ее на ложе, покрытое мягким мехом, снял с нее венок и освободил волосы от шпилек. Они рассыпались по плечам, и он стал целовать их, зарываясь в них лицом, пытаясь сквозь их пелену отыскать ее губы.

— Я люблю тебя! Господи, как я люблю тебя!

Сабина слышала его голос, страстный, триумфальный и чувствовала, как ее тело отзывается на призыв. Она полностью отдалась прикосновению его нетерпеливых рук, желанию его губ. Теперь она точно знала, что все было правильно, что никаких сожалений не будет. Это была жизнь, это была любовь, это было настоящее счастье!

Сабина не думала о времени. Она знала только, что ее тело отвечает на его прикосновения, как музыкальный инструмент отвечает на прикосновения рук опытного мастера. Он посмотрел ей в лицо и сказал:

— Твои глаза похожи на сверкающие звезды, и я обещаю, что так будет всегда.

Потом он ее опять целовал, и Сабина чувствовала, что сгорает в огне страсти, которая, похоже, готова была сжечь их обоих. Она чувствовала, что их сердца бьются в унисон, а тела находятся так близко, что кажется, будто у них одно сердце на двоих, и она слышит его стук, пока любимые губы настойчиво и нежно ищут ее губы. Неожиданно он оторвался от нее и встал, глядя на небо.

— Что случилось? — спросила она.

— Я люблю тебя! — ответил он. — Я люблю тебя, мое сердце, и хочу попросить тебя доверять мне и дальше.

— Доверять тебе? — спросила она.

— Да. Ты не поймешь сейчас, почему я прошу тебя это делать, но доверяй мне так же, как ты делала это раньше. Достаточно ли ты меня для этого любишь?

— Ты же знаешь, что да, — ответила она. — Ты же знаешь что я так тебя люблю, что в мире перестали существовать все, кроме тебя.

— Я молил Бога, чтобы ты мне это сказала, — воскликнул он. — А теперь, моя дорогая, любимая, драгоценная жена, я собираюсь отправить тебя обратно.

На мгновение Сабине показалось, что она не совсем правильно его поняла. Медленно, не узнавая собственного голоса, она спросила:

— Отправить меня… обратно? Куда?

— На виллу, — ответил он. — Завтра никто и не узнает, что ты была здесь. Но я прошу тебя доверять мне. Все будет хорошо. Я тебе обещаю.

— Как… но… я не понимаю, — бормотала Сабина.

Она отбросила с лица волосы, но он опять ее обнял и поцеловал.

— Я люблю тебя, — сказал цыган. — И это все, что ты должна понимать. То, что я люблю тебя.

Он отпустил ее и, протянув руку, взял кувшин с вином, стоявший около ложа. Налив бокал, он протянул его Сабине.

— Выпей это, — сказал он тихо.

— Пожалуйста, объясни… ты должен мне все объяснить. Я хочу понять, — просила Сабина.

— Сначала выпей это, — ответил он.

Она была так поглощена своими мыслями, что послушно подчинилась его команде. Только допив последний глоток вина, она поняла, что с вином что-то не так. Она почувствовала, что у нее закружилась голова, и хотела спросить его, что он ей дал, но цыган обнял ее. Его губы не позволили задать этот вопрос.

Кроме того, внутри нее возник страх и странные сомнения, поскольку ее сознание заслонил туман, мышцы онемели, она чувствовала только дрожь от прикосновения его губ. А потом ее поглотила темнота, из которой, как ей показалось, возврата не будет.

Глава двенадцатая


Сабина медленно выходила из глубокого тяжелого забытья. Ей казалось, что она пробирается через густое плотное облако. Сначала появилась настойчивая мысль, что это она сама, Сабина, но никаких других мыслей и ощущений не было.

Она как росток, пробивающийся из-под земли к солнцу, потихоньку проникла в ее сознание.

Медленно, очень медленно туман стал рассеиваться. Наконец к сознанию добавилась память. Потом, как удар молнии, возникли воспоминания, перевернув ей душу.

Сабина открыла глаза. Она была в спальне с белыми стенами на вилле «Мимоза», которую занимала с тех пор, как приехала в Монте-Карло. Какое-то мгновение девушка не могла поверить, что это правда. Она опять закрыла глаза, чтобы избавить себя от созерцания зеркала в резной раме, картин на стенах, мягких портьер из персикового оттенка камки. Все ее существо готово было кричать от отчаяния: «Где он? Где же он?»

Сабина опять открыла глаза. Украшенная позолотой комната сейчас казалась самым глубоким и темным казематом в каком-то осажденном замке, настолько страшно и невыносимо было ее видеть. Может быть, ей это снилось? Или все-таки все происходило на самом деле?

Девушка вдруг поняла, что ее тело завернуто во что-то: в большую разноцветную шаль из тонкой шелковистой шерсти.

Ее руки были прижаты к бокам. Когда она попыталась высвободить их, то заметила, что ее расшитая золотом юбка и бархатный корсаж исчезли. На ней были только белая вышитая блузка и несколько нижних юбок, зашуршавших, когда она двинулась.

Кто-то снял с нее туфли, видимо, для того, чтобы ей было удобнее. Но в этот момент больше ничего не могло примирить Сабину с жизнью. Она посмотрела на яркие юбки и протянула руку, как будто хотела дотронуться до них. Но вместо этого с рыданием, вырвавшимся из самой глубины сердца, Сабина уткнулась лицом в подушку, стараясь избавиться от воспоминаний прошлой ночи.

Она опять пережила странную церемонию в свете танцующего пламени и нашла все еще болевшую ранку на своем запястье. Прижав к ней губы, Сабина почувствовала вкус крови — его крови и… своей!

Они поженились, и она, став его женой, пошла за ним в темноту леса, где нашла странную и прекрасную спальню под соснами.

Не переставая рыдать, девушка вспомнила, как лежала в его объятиях на белой медвежьей шкуре, слыша звуки цыганской музыки. Ей тогда не верилось, что может существовать такое счастье. Ей до этой ночи не было ведомо, что ее тело способно испытывать такие мучения, такой взрыв эмоций, накатывающий волна за волной, оставляя ее почти бездыханной. Все ее естество жаждало его прикосновения, его поцелуев, приятной тяжести рук на своем теле.

Она ему принадлежала, сама предложила свое тело и душу, но он не воспользовался этим. Почувствовав острую боль в душе, Сабина стала задавать себе вопросы, почему он не взял ее, когда было совершенно очевидно, что они оба этого страстно желали?

Почему? Почему он так повел себя тогда? И почему отправил ее назад? Она размышляла, прижав еще крепче лицо к подушке, чувствуя себя униженной.

Он получил ее и решил, что она не стоит того, чтобы владеть ею. Сабина предлагала себя и была отвергнута. Но, будучи глубоко несчастной, она вспоминала его слова. «Только доверяй мне, — сказал он. — Только доверяй!»

Что он имел в виду? Почему он так настойчиво это повторял? Она ушла к нему, отказалась от всего. Была готова отказаться от любви и уважения своей семьи, отреклась от множества благ, которые обещал ей брак с Артуром. И нужна ей была взамен только возможность любить и быть любимой.

Сабина чувствовала, как по щекам побежали слезы. Слезы разочарования, полного отчаяния. Что теперь с ней будет? Ничего хорошего, судя по всему. Она его любила. Любила так сильно, что позови он ее, она босиком пошла бы на край света, лишь бы быть с ним рядом, слышать его голос, видеть его лицо.

Сейчас Сабина ощущала себя в аду, таком темном, что сравниться с ним может только забытье.

Через некоторое время она подняла голову, и, чувствуя головокружение, пошла к столу, чтобы налить себе стакан воды.

Ощущая ее прохладный вкус на языке, она вспомнила тот бокал вина, который он предложил ей ночью. В нем явно находились какие-то травы, какое-то цыганское зелье, от которого она впала в такое глубокое забытье.

Сабина поставила стакан и сбросила с себя шаль, но потом снова подняла ее и приложила к лицу. Она была мягче шелка, поскольку была соткана из шерсти овец, которых разводят в странах Южной Европы. Цыганский король не был к ней совсем равнодушен, если побеспокоился, чтобы она не замерзла.

Его ли руки принесли ее сюда? Или, чтобы не утруждать себя, он поручил это кому-нибудь другому?

— Я больше никогда его не увижу! — воскликнула Сабина с отчаянием. Но ей не верилось. Он любил ее, в этом у нее не было сомнений. Разве что любовь быстро прошла.

Хотя что она знала о любви? Сабина прижала руки к лицу и почувствовала, как сквозь пальцы опять потекли слезы.

— Мама! Мама! — бормотала она, как ребенок, попавший в беду, который знает, что только один человек в мире всегда придет на помощь и защитит.

Но не успела Сабина произнести эти слова, как вспомнила кое-что еще. Она посмотрела на письменный стол. Ее писем не было! Она оставила их там, сложив в стопочку, письма ее маме, леди Тетфорд и третье — Артуру. Письма исчезли!

Сабина подошла к двери и толкнула ее, дверь оказалась заперта. Она сама повернула ключ накануне вечером, прежде чем выйти на балкон и сбежать по деревянной лестнице в сад.

Выходит, в ее комнате никого не было с тех пор. Никто не видел человека, который на рассвете принес ее сюда, уложил на кровать, а потом ушел, оставив одну.

Одна! Это слово болью отозвалось в ее сердце. Он ушел, и больше она не сможет быть с ним. Интересно, цыгане уже свернули свой лагерь? Их кибитки, наверное, уже мчатся к новым неизведанным горизонтам, оставив только пепелище, бывшее когда-то костром. Найдет ли она там что-нибудь еще, если попытается вернуться на верхнюю Корнишскую дорогу?

— Я не перенесу этого! Где мне взять сил, чтобы жить дальше?

Сабина бросилась на кровать, но плакать больше не могла, слез не осталось. Даже ее отчаяние потеряло остроту, вместо него наступило равнодушное отупение и пришла в голову мысль, что жизнь должна продолжаться, хотя в ней не осталось никакого смысла. Ей хотелось умереть, но смерть не наступит так легко. Ей хотелось броситься на его поиски, но только ветер знает направление, в котором уехал табор.

— Господи, помоги мне!

Это был крик, вырвавшийся из самой глубины ее сердца.

Призыв к Богу, причем самый отчаянный, на какой только способен человек. Ей сейчас нужно было, чтобы только у нее хватило гордости, чтобы она могла рассердиться на него за то, что он так много обещал, а потом обманул ее доверие. Сабина чувствовала себя очень несчастной от того, что она брошенная женщина. Жена, лишившаяся мужа.

Девушка медленно повернула руку так, чтобы была видна кровоточащая ранка на запястье. Она не отрывала от нее взгляда.

— Я люблю его. Я люблю его. Я люблю его.

Она повторяла эти слова снова и снова, пока ее не отвлек бой часов, стоящих на камине. Девушка подняла голову и, к своему удивлению, увидела, что уже час дня. Сабина медленно поднялась на ноги. Интересно, почему никто не пришел, чтобы разбудить ее? Может быть, леди Тетфорд дала указание, чтобы ее не будили, пока она не позвонит?

Леди Тетфорд! Артур! Мама! Девочки! Они опять существуют в ее жизни. Она только прошлой ночью думала, что все эти люди остались в другой жизни навсегда. Шаркая ногами, как древняя старуха она подошла к шкафу. Вынув оттуда свой пеньюар, она стащила с себя белую, вышитую блузку и цветные нижние юбки. Вместо этого надела чистую ночную рубашку и пеньюар. Потом открыла дверь и позвонила.

Ивонна появилась через несколько секунд.

— Вы сегодня заспались, мадемуазель, — жизнерадостно воскликнула она, отодвигая шторы и впуская в комнату солнечный свет. Сабина ничего не ответила, и девушка продолжила:

— Леди Тетфорд предложила, чтобы сегодня вам принесли сегодня ленч в постель. Она думает, что вы будете не очень бодро чувствовать себя из-за такого долгого сна. Поэтому я, как только услышала ваш звонок, сразу сказала повару, чтобы он приготовил еду.

— Ее светлость хочет меня видеть?

Сабина услышала свой голос как будто издалека, ей показалось, что слова произнесла какая-то незнакомка. Приходилось начинать сначала жить жизнью, которую она оставила.

Ей придется заниматься теми же самыми делами, которыми она занималась до прошлой ночи, до того, как поверила, что все изменится.

— Нет, леди Тетфорд уехала в гости, — ответила Ивонна. — Она оставила вам записку, мадемуазель, где советует вам сегодня как следует отдохнуть, потому что вечером вы едете на очень важный прием.

— Прием? — спросила Сабина вяло, как будто никогда раньше не слышала этого слова.

— Да, мадемуазель, и я думаю, что ее светлость хотела бы, чтобы вы выглядели наилучшим образом. Ложитесь пока в постель, а после еды постарайтесь опять уснуть.

Сабина все сделала так, как ей посоветовала Ивонна. Она была слишком измучена, чтобы спорить или сопротивляться, даже просто предпринять что-то и хоть как-то унять ноющую боль в сердце. Ивонна перестелила простыни, взбила подушки, поставила на кровать маленький столик и через несколько минут внесла поднос, заставленный всевозможными вкусными блюдами.

— Постарайтесь что-нибудь съесть, мадемуазель, — посоветовала она, когда Сабина покачала головой, чувствуя, что только один вид еды вызывает тошноту.

В конце концов она, чтобы успокоить Ивонну, проглотила несколько ложек супа. Потом служанка унесла поднос.

— Повар будет очень разочарован, мадемуазель, — упрекнула ее Ивонна. — Он всегда старается изо всех сил, чтобы угодить, и если блюда возвращаются в кухню нетронутыми, он очень огорчается.

— Мне очень жаль, — вздохнула Сабина. Ей стоило немалых усилий что-то сказать, и хотя она выдавила из себя эти слова, это все равно было не правдой. У нее не было сил, чтобы кого-то жалеть.

Сабина чувствовала, что ее разум сжигают вопросы, стремительно возникающие один за другим. Что она сделала не так? Может быть, ненароком обидела его? Или, хуже того, вызвала у него отвращение, сама не понимая этого? Возможно, он ее хотел только тогда, когда она была для него недосягаема?

Или из-за того, что она с готовностью и желанием позволила себя целовать, готова была и на большее, перестала казаться ему привлекательной? И опять, хотя эта мысль заставляла страдать еще больше, вспоминала его слова: «Доверяй мне. Только доверяй мне!»

Почему, почему она не с ним? Сабина оставалась в постели, позволяя всем этим вопросам, на которые не могла найти ответов, тесниться в ее бедной усталой маленькой головке, пока в конце концов не уснула. Ей снилось, что он рядом. Сабина опять чувствовала себя под его защитой, как всегда, когда он был близко. Он держал ее за руку, и все остальное не имело значения.

Должно быть, Сабина проспала несколько часов. Когда она проснулась, в комнату вошла Ивонна.

— Вы проснулись, мадемуазель? — воскликнула она. — Это замечательно. Сейчас вы себя почувствуете лучше. Посмотрите, я вам принесла чай, а повар приготовил специально для вас маленькое печенье. Оно буквально на один укус, но если вы попробуете его, то сразу почувствуете себя лучше. Это очень плохо, так долго отказываться от еды.

— Я постараюсь, — пообещала Сабина. Она уже немного успокоилась. Сон казался таким реальным, в нем не было страха, только покой, полный покой от того, что он был там.

К удовольствию Ивонны или все-таки по причине голода она выпила чай и съела несколько штучек печенья, которое повар специально для нее приготовил. Сабина как раз доедала последний кусочек, когда в комнату вошла леди Тетфорд.

— Ты лучше себя чувствуешь, детка?

Сабина удивилась вопросу, и леди Тетфорд пояснила:

— Ивонна сказала мне, что ты очень устала, и я решила, что лучше тебе сегодня оставаться весь день в постели. Для тех, кто не привык, наша жизнь кажется очень утомительной.

— Да, конечно, — пробормотала Сабина.

— Но хватит лениться, — продолжала леди Тетфорд. — Мы сегодня собираемся вечером на очень большой прием, и я хочу, чтобы ты выглядела великолепно.

— Да, — ответила Сабина механически. В какой-то момент она уже решила сказать леди Тетфорд правду, что не может идти ни на какой прием, где бы и кем бы он ни устраивался.

Она хотела признаться, что сделала прошлой ночью, что решила уйти из дома и никогда не возвращаться. Но потом на нее нахлынуло чувство безнадежности. Как она могла рассказать или объяснить что-то, если у истории не было конца, она его сама не знала. Поэтому девушка предпочла промолчать.

Кто мог бы понять, чем он был для нее и как много значил?

Как глупо и нелепо прозвучали бы слова: «Я убежала с цыганом». А на самом деле для нее все это было так важно. Она нашла человека, которому поверила, который стал ее другом с самого начала. Она страстно полюбила этого человека, а потом потеряла. Он неожиданно пришел в ее жизнь и так же неожиданно ушел из нее, и не осталось ничего, подтверждающего, что он существовал, кроме ее горестных воспоминаний.

Это правда, подумала Сабина. Ее сердце разбито, и та часть его, которую он возродил к жизни, мертва. Она знала, что больше ей не суждено испытать подобных ощущений. Ее сердце и чувства заледенели. Теперь она не могла чувствовать ничего, даже отчаяние, не могла проливать слезы, как в тот момент, когда узнала, что он оставил ее.

— Мария немного подогнала одно платье, как раз под тебя, — сказала леди Тетфорд. — Я берегла его для особого случая. Но хочу, чтобы ты надела его именно сегодня. Когда будешь готова, зайди, пожалуйста, ко мне в комнату. Я хочу кое-что тебе подарить.

— Я приду сразу, как только оденусь, — вяло ответила Сабина.

Ивонна приготовила для нее ванну, добавив в воду душистое масло. От этого аромата девушке захотелось плакать. Он ей напомнил запах цветочных лепестков, которыми было усыпано ложе в лесной спальне. Но после минутного всплеска эмоций она опять перестала что-либо чувствовать. Вновь ничего больше не имело значения.

— Я умерла, — сказала Сабина своему отражению в зеркале немного позже. Она пробормотала эти слова очень тихо, но Мария, которая вместе с Ивонной раскладывала платье на кровати, спросила:

— Мадемуазель что-то сказала? О, это великолепно! Самое красивое платье, которое мадемуазель когда-нибудь надевала!

Мария говорила это, расправляя белые кружева, каскадом спадающие от тонкой талии девушки с турнюра на пол небольшим шлейфом. Тугой корсаж плотно облегал нежные выпуклости ее фигуры, а тонкие кружева на белоснежных плечах были почти такого же цвета, как и ее кожа. Мария подняла волосы высоко на затылок и заколола черепаховыми шпильками. На верхушке каждой из них переливалась бриллиантовая звезда.

— Ее светлость настаивала, чтобы сегодня вас причесали именно так, мадемуазель, — объяснила служанка.

Сабина едва слышала ее голос. Все, что она видела, это пустоту в своих глазах, которые казались слишком большими для бледного, осунувшегося лица. Она действительно была так бледна, что казалось, того и гляди потеряет сознание. Леди Тетфорд, вошедшая в комнату, воскликнула:

— О Господи, детка! Ты так долго одевалась, что я уже решила, с тобой что-то случилось! Ты себя хорошо чувствуешь?

— Да, со мной все в порядке, — ответила Сабина равнодушно.

— Марии придется сегодня вечером нанести на твои щеки немного румян, — сказала леди Тетфорд, критически оглядывая девушку.

— Они подумают, что я привела на прием привидение. — Леди Тетфорд подождала минутку, надеясь, что Сабина что-нибудь скажет по этому поводу, но когда та промолчала, добавила:

— Артур с нами не пойдет, так что не волнуйся, что кто-то заметит их на этот раз. Это только для того, чтобы ты выглядела наилучшим образом.

— Спасибо, — пробормотала Сабина.

— У меня есть для тебя подарок. Я приготовила его к твоей свадьбе, но хочу, чтобы ты надела его сегодня.

Сказав это, леди Тетфорд открыла бархатный футляр, который держала в руках. Внутри лежало бриллиантовое ожерелье. Оно было сделано в форме звезд, одинаковых по размеру и по изысканной красоте, кроме одной, самой большой, расположенной в середине ожерелья. Она достала его и надела девушке на шею. Ожерелье засверкало, заискрилось, переливаясь в лучах солнечного света.

Сабина тупо смотрела на него, вспоминая, что кто-то недавно говорил, что ее глаза похожи на сияющие звезды. Теперь она подумала, что этот огонь был разрушающий, на ее лице не осталось света, оно теперь выражало только пустоту и тоску.

— Мадемуазель никогда еще не была такой красивой! — воскликнула Мария. Ивонна тоже ее поддержала. — Она как сказочная принцесса!

Сабина ничего не сказала, но подумала, что ей все равно и хочет она только одного, быть женой цыгана. Она не хотела ни дорогих нарядов из Парижа, ни бриллиантовых ожерелий, ни звезд в волосах. Ей нужна была неровная твердая дорога под ногами, шум колес цыганской кибитки и осознание, что рядом с ней мужчина, которого она любит и который любит ее.

Девушка вдруг поняла, что леди Тетфорд ждет, и вспомнила, что еще не поблагодарила ее за ожерелье. Она дотронулась до него пальцами и почувствовала холодную твердую поверхность камней. Вот на что будет теперь похожа ее жизнь с Артуром.

— Спасибо. — Ей с трудом удавалось протолкнуть между губ слова, и она тихо добавила. — Вы так добры.

Леди Тетфорд, казалось, хотела что-то сказать или спросить, все ли с девушкой в порядке, но потом передумала.

— Мы должны идти, — сказала она довольно резко. — Нам далеко ехать.

Ивонна подала Сабине накидку и помогла в нее завернуться.

— Будьте осторожны с этим замечательным платьем, мадемуазель, — напомнила Мария, когда девушка повернулась, чтобы идти к двери.

Сабина промолчала. «Мне нужно было простое сукно, а вы предлагаете мне шелк и кружева», — хотелось ей ответить. Но какой в этом был смысл? Кто поймет то, о чем она говорит?

Он ушел, и теперь осталась только причиняющая острую боль пустота, которая будет с ней до конца ее жизни.

В экипаже на колени леди Тетфорд и Сабины кучер накинул меховую полость, чтобы не замерзли ноги, одетые в бальные туфельки. Она давала чувство тепла и защищенности. Затем кучер помог им завернуться поплотнее и закрыл дверь. Лошади резво отправились в гору. Солнце только начинало садиться в море, но пока они ехали, наступили сумерки, и лишь алая черта горизонта напоминала теперь о минувшем дне.

Они проехали, наверное, уже около часа, прежде чем леди Тетфорд сказала:

— Ты так и не спросила меня, куда мы едем.

— Нет, конечно, нет, — ответила Сабина. — Это так невежливо с моей стороны.

— Да нет, дело не в невежливости, — возразила леди Тетфорд. — Просто отсутствие любопытства несколько необычно для тебя.

— Простите меня, — извинилась Сабина.

— Но я думаю, когда мы туда приедем, в тебе проснется интерес, — сказала леди Тетфорд, — Потому что там мы встретимся с замечательным большим моим другом. Княгиня Ракоши лет тридцать назад была одной из красивейших женщин Европы. Сейчас она постарела и не всегда чувствует себя хорошо, но по-прежнему красива и не растеряла былого очарования, перед которым когда-то никто не мог устоять.

Сабина что-то пробормотала в ответ. Ее не интересовала княгиня, с которой они должны были встретиться. Ее больше заботило, вернется ли к ней когда-нибудь способность хоть чем-то интересоваться. Покажется ли что-нибудь опять смешным, волнующим, или навсегда останется этот кусок льда в груди вместо сердца. Может быть, теперь даже Артур перестанет казаться ей столь ненавистным. Ей просто будет все равно, что он сказал или сделал, и она не будет содрогаться от отвращения, чувствуя прикосновения его рук.

— У княгини есть замок в горах, — продолжала леди Тетфорд. — Ей нравится здешний климат, поэтому она проводит большую часть года в этих местах. И, само собой, у нее здесь множество друзей.

— Да, конечно, — пробормотала Сабина, потому что почувствовала, что должна что-нибудь сказать, Леди Тетфорд вздохнула и замолчала. Стало почти совсем темно, но Сабина вдруг заметила более темные силуэты, вырисовывавшиеся на фоне неба. Это был замок, окруженный прекрасными садами, и разводной мост, по которому они проехали в большой внутренний двор.

Слуги моментально подбежали к экипажу и открыли дверцы. Ступени, ведущие к большим дверям в готическом стиле, были покрыты коврами. Поднявшись по ним, они оказались в холле с колоннами. Появились служанки, которые провели их в специальную комнату, где на стенах были развешаны большие зеркала и стоял туалетный столик, на котором были разложены золотые щетки и расчески, инкрустированные драгоценными камнями. Там женщины могли привести себя в порядок после долгой дороги.

Сабине было неинтересно смотреть на это все. Она неподвижно стояла, пока служанки снимали с нее накидку. Кто-то расправил на ее платье оборки, кто-то искусными пальцами поправил прическу. Она мимоходом заметила в зеркале сверкающие звезды ожерелья на своей шее, розовый румянец на бледных щеках и огромные потемневшие глаза, которые даже ей самой показались полными боли. Леди Тетфорд сказала:

— Ты выглядишь обворожительно, моя дорогая. Пойдем.

Она пошла в холл, Сабина двинулась за ней. Сейчас их сопровождали слуги, одетые в ливреи, в напудренных париках.

Они вели их по длинному коридору, увешанному великолепными картинами. В конце его находились огромные двойные двери. Они распахнулись, и Сабина увидела перед собой огромный зал, заполненный людьми.

Ей бросилось в глаза множество люстр, в которых горели сотни свечей, великолепные вазы, полные цветов, чей экзотический аромат, казалось, наполнял весь зал. А потом она заметила, что у каждой женщины на голове диадема, а у мужчин на фраках и военной форме сверкают ордена.

Вообще блеск драгоценных камней и бриллиантов на всех собравшихся был так силен, что ослепил Сабину, пока она послушно шла за леди Тетфорд по мягкому ковру в конец зала, где в ожидании замерла незнакомая женщина.

Она была, как заметила Сабина, необыкновенно красива.

Ее великолепный наряд поражал, а в волосах, поднятых над высоким лбом, сверкала диадема из бриллиантов и жемчуга.

Такие же камни каскадом опускались по всему платью от шеи и до самой талии женщины.

Она радостно вскрикнула при виде леди Тетфорд и протянула к ней обе руки.

— Моя дорогая подруга, — сказала она мягким, мелодичным голосом. — Сегодня счастливейший день для меня.

Княгиня поцеловала леди Тетфорд и повернулась к Сабине, с интересом глядя на нее.

— Это Сабина, княгиня, — просто сказала леди Тетфорд.

Девушка опустилась в низком поклоне. Потом женщина стала пристально вглядываться в лицо девушки, что очень ее удивило.

— Я так рада вас видеть, Сабина, — ласково сказала она.

Помедлив немного, все еще не отпуская руку девушки, она-то смехом добавила:

— Я полагаю, вы знакомы с моим сыном Михелем.

Сабина машинально подняла голову. Рядом с принцессой стоял молодой мужчина, одетый в белую форму, с голубой лентой через плечо. Он ничего не говорил и не двигался, но Сабина вдруг уставилась на него, приоткрыв рот.

Это был он! В мире не могло существовать второго такого человека. Она не могла ошибиться в выражении его глаз, чертах лица, контуре губ.

Потом, когда комната закружилась у нее перед глазами, а пол закачался под ногами, девушка почувствовала, как стал таять ледяной комок у нее в груди, а это значило, что она опять возвращается к жизни. Ему, наверное, показалось, что Сабина сейчас потеряет сознание, потому что она вдруг почувствовала, что он держит ее за руки. Девушка оперлась на него, черпая у любимого человека силу и умиротворение, совсем как в сегодняшнем сне.

— Моя маленькая возлюбленная, разве я не просил тебя верить мне? — спросил он.

— Это правда? Это на самом деле… ты? — прошептала она.

— Об этом я тебе и говорил, когда ты пришла ко мне прошлой ночью, — сказал он мягко.

Больше времени на разговоры у них не было. Княгиня повернулась к ним, заговорила с сыном, и Сабина обнаружила, что ее ладонь лежит на его руке и они идут к центру зала.

Гости кланяются им, когда они проходят мимо, а потом присоединяются к процессии. Так они молча, торжественно шли по длинным коридорам замка, где через каждые двенадцать ярдов стояли лакеи с золотыми подсвечниками в руках, в которых горели свечи.

Сабина не спрашивала и даже не интересовалась, куда они идут. Она только прислушивалась к тому, как замирает от восторга ее сердце от сознания того, что он рядом, что держит ее руку. Откуда-то издалека донеслись звуки органа и завораживающие голоса поющих мальчиков.

Потом Сабина увидела перед собой открытые двери часовни и поняла, куда они направлялись и почему гости шли за ними. Остро пахло ладаном. Около золотого запрестольного экрана горели высокие свечи. Священник, облаченный в рясу, ждал их, стоя перед двумя белыми атласными подушечками.

Они бок о бок медленно поднимались по ступенькам, а когда оказались наверху, опять запел хор мальчиков. Казалось, что это поют ангелы. Звуки заполняли часовню и гулким эхом отражались от куполообразного свода. Гости расселись по скамьям за их спиной.

— Я, Сабина, беру тебя, Михеля, в законные мужья. В горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и во здравии…

Она слышала свой голос, произносящий эти прекрасные слова. И когда он надевал ей на палец золотое кольцо, она помнила о маленькой ранке на своем запястье. За последнее время случилось так много всего, что она с трудом осознавала, в каком порядке происходили события.

Она помнила, что ее поцеловала княгиня, а леди Тетфорд сказала, что все понимает и не сомневается, что Сабина будет счастлива.

— Михель пришел ко мне сегодня утром, — сказала она. — Я знаю его с тех пор, как он еще был ребенком. И у меня нет сомнений, как и у тебя, что вы судьбой предназначены друг для друга.

Потом был большой банкет, на котором Сабине предлагали множество великолепно оформленных и очень вкусных блюд. Тосты произносились один за другим. Со своих мест поднимались гости, каждый последующий был выше рангом и увешан большим числом знаков отличия, чем предыдущий.

Если бы рядом с ней не было Михеля, и если бы он не шептал ей на ухо волнующие, приятные слова, Сабина могла бы подумать, что все это ей пригрезилось.

Каждый раз, когда ей казалось, что это сон, она чувствовала, как ее сердце делает скачок или она сама вздрагивает от прикосновения рук любимого. Михеля не забывал говорить ей согревающие душу слова, от которых постепенно оттаивало ее сердце.

Когда застолье закончилось, гости перешли в зал для танцев, где играл цыганский оркестр. Мелодия была настолько заразительна, что даже самые серьезные гости не могли устоять на месте.

Михель обнял Сабину за талию и закружил ее в танце, как в ту ночь во дворце во время костюмированного бала. Сейчас они не разговаривали, в словах не было нужды.

Сабине казалось, что ее чувства обостряются с каждой минутой, когда он находится рядом. Удовольствие от того, что она с ним танцует, что его рука лежит на ее талии, что его глаза смотрят ей в лицо, было непередаваемым. Все это казалось чудом, неожиданно свалившимся на нее неизвестно откуда.

Продолжая танцевать, Михель увлек Сабину из зала в другую комнату, в которой была маленькая лестница. Там он прижал ее к своей груди и, глядя на нее с улыбкой, сказал:

— Я думаю, мое сердце, что здесь мы с тобой можем укрыться.

Они поднялись по лестнице наверх, и он открыл дверь в комнату с высоким потолком. В большом камине горел огонь, его свет освещал огромную четырехугольную кровать с резными серебряными столбиками, поддерживающими балдахин из бирюзового атласа, украшенную страусиными перьями, и застланную покрывалом из белого горностая, отороченного черным соболем.

Когда же ее глаза привыкли к полумраку, Сабина вдруг увидела свои вещи. Ее ночная рубашка и пеньюар лежали на стуле около камина, а комнатные бархатные тапочки, окаймленные лебяжьим пухом, которые леди Тетфорд подарила ей всего несколько дней назад, стояли на коврике перед камином.

Но она больше ничего не хотела видеть, кроме мужчины, стоявшего рядом и не сводившего с нее глаз. Сверкая бриллиантами на шее и в волосах в свете огня, она вошла в комнату и повернулась к нему:

— Почему ты мне не сказал?

— Моя красавица! — ответил он. — Надо ли мне объяснять свое глупое желание, чтобы меня любили ради меня самого?

— Но я бы любила тебя, кем бы ты ни был! — воскликнула Сабина.

— Как я мог быть уверен? Если бы ты узнала, что я князь, история нашей любви вряд ли закончилась бы так хорошо.

— Но почему… Зачем ты притворялся цыганом? — спросила Сабина.

— Я не притворялся, — ответил он. — Я фактически законный король одного из цыганских племен. Мой прапрапрадед много лет назад женился на цыганке, королевской дочери.

Она была единственной дочерью в семье, и их сын, мой прадед, стал, конечно, цыганским королем. С тех пор в нашей семье появилась традиция на три недели или на месяц раз в году оставлять роскошную жизнь и уходить с табором, куда бы его не занесла бродячая цыганская жизнь.

Я побывал во многих интересных местах и видел множество замечательных вещей вместе с моими верными цыганами.

Но в этом году из-за того, что моя мама не очень хорошо себя чувствовала, я настоял, чтобы мы остановились неподалеку от Монако. Может быть, это интуиция мне подсказала, что я должен находиться здесь и ждать, когда ты появишься. Наверное, это была судьба. Вернее, зов судьбы. И ты просто не могла не прийти ко мне, моя любимая.

— Если бы только я знала, — вздохнула Сабина.

— Не кажется ли тебе, что это бы все испортило? — спросил он. — Ты можешь себе представить, что это значило для меня, когда ты пришла ко мне прошлой ночью, отказавшись от всего, что тебе дорого, зная, что взамен ничего не получишь, кроме любви?

— И все-таки ты отослал меня… назад, — сказала Сабина.

В ее голосе прозвучал упрек, потому что она вспомнила те страдания и тоску, которые испытала, когда проснулась утром в своей комнате.

— Я отнес тебя назад, — поправил он ее, — потому что хотел, чтобы мы были связаны всеми узами, которые только существуют. Ты дважды вышла за меня замуж, Сабина. Теперь назад пути нет.

— Как будто мне это нужно, — ответила она. Ее глаза сверкали, как звезды в свете яркого пламени.

— Не надо на меня так смотреть, — сказал он хрипло. — Если ты не перестанешь, я прикоснусь к тебе, а если я это сделаю, мы забудем обо всем, что я должен тебе сказать, обо всех объяснениях, которых ты от меня ждешь.

Ей польстила власть, которую она имеет над ним, и, наверное, она не была бы настоящей женщиной, если бы не спросила лукаво:

— Значит, в конечном итоге ты все-таки меня хочешь?

— Через несколько минут, — ответил он, — я собираюсь отбросить прочь все твои сомнения. Я буду доказывать тебе свою любовь, моя душа, пока ты не попросишь пощады. Но пока позволь мне сказать тебе еще пару вещей. Первое — я сегодня утром говорил с лордом Тетфордом.

— Ты видел… Артура? — В голосе Сабины прозвучал ужас, — Да! Я сказал ему, что ты принадлежишь мне.

— Что он сказал? Он был очень… сердит?

Глаза князя сверкнули, когда он отвечал.

— Это не то слово. Он был в ярости, но еще больше изумлен тем, что ты предпочла меня ему. Что нашелся человек, который, по твоему мнению, мог оказаться лучше, чем он.

— Он не возражает против того… что я ушла?

— Я думаю, что твое поведение только лишний раз убедило его в правоте своего отношения к слабому полу. Но давай больше не будем попусту тратить время на разговоры о нем. Он теперь для тебя не имеет никакого значения. А я буду ревновать тебя к каждому мужчине, даже к этому самовлюбленному лорду Тетфорду, если он будет отнимать твое внимание у меня.

— Я даже думать о нем не хочу, — прошептала она. — Я только хочу быть уверена, что ты действительно рядом со мной… и что я… принадлежу тебе.

— Я заставлю тебя в это поверить, и у тебя больше никогда не возникнет сомнений по этому поводу. Но есть еще одна вещь, которую бы мне хотелось тебе сказать. Ты ради меня отказалась от своей семьи, маленькая Сабина, или думала, что отказываешься. Так вот, я возвращаю ее тебе. Гарри переходит в кавалерийский полк, как он всегда и хотел. Я ему уже об этом сказал сегодня, и с этого момента он счастливый, беззаботный молодой человек, так как, кроме этого, его больше не тревожат никакие долговые обязательства перед твоим бывшим женихом. А Гарриет, Мелани, Ангелина и Клер приедут сюда и останутся с нами. Когда они подрастут, моя любовь, ты сама представишь их королеве в Лондоне и нашему королю, моему двоюродному брату, в Будапеште. Я хочу, чтобы они все были счастливы, если это принесет счастье тебе.

— Как ты добр! — воскликнула Сабина. В ее глазах появились слезы. Повинуясь импульсу, она протянула к нему руки.

И на этот раз он не стал ждать. Михель прижал девушку к груди со страстью, наконец вырвавшейся из-под строгого контроля. Он нашел ее губы, и они слились в долгожданном поцелуе, таком прекрасном, что вряд ли можно найти слова, чтобы описать его.

Наконец он оторвался от нее и, глядя на губы, жаждущие еще поцелуев и полузакрытые от страсти, которую он в ней пробудил, глаза, сказал:

— Я так ждал этой минуты! Тебе никогда не понять, моя мечта, ставшая реальностью, чего мне стоило прошлой ночью отказаться от обладания тобой, когда я держал в руках твое тело, когда мы лежали с тобой под звездным небом, а твои прекрасные волосы накрывали нас подобно пушистому облаку.

Он протянул руку и вытащил из прически бриллиантовые шпильки, удерживающие ее. Волосы тяжелой волной упали Сабине на плечи, а потом она почувствовала, как его пальцы расстегивают пуговицы на платье. Через несколько мгновений он поднял ее на руки, прижав к груди, и сквозь пелену волос пытаясь найти ее губы.

— Ты моя, — прошептал он. — Моя, по законам Божеским и человеческим. Моя цыганская жена, моя любовь, моя жизнь, моя королева!

1

Двадцать девять, черное и нечет (фр.). — Примеч. пер.


home | my bookshelf | | Плененное сердце |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу