Book: Неотразимый мужчина



Неотразимый мужчина

Барбара Картленд

Неотразимый мужчина

Глава 1

Лорд Мельбурн зевнул.

После этого он понял, что причиной тому была не усталость, а скука. Ему наскучили пухлые купидоны, смотрящие на него с каминной полки, атласные занавески, украшенные шелковыми бантиками и кисточками, и наскучила сама комната — душная и жаркая.

Взгляд скользнул по лежавшему на кресле плащу, сшитому из очень дорогой голубой материи, по муслиновому шарфу, небрежно брошенному среди бутылочек с ароматной водой и баночек с лосьонами и кремами, переполнявших туалетный столик. При мысли о том, что он должен встать и начать приводить себя в порядок, его вновь охватила скука.

— Tu es fatigue, Mon Cher?1 — послышался позади него мягкий голос.

Он повернул голову, увидел обращенные к нему черные глаза, недовольно надутые розовые губки и понял, что все это тоже наскучило ему.

О том, что любовница наскучила ему, его светлость догадался в самый неподходящий момент. Она лежала напротив него на украшенных кружевами подушках, и на ней были надеты лишь рубиновое ожерелье, на которое он потратил целую кучу денег, и красные атласные шлепанцы, гармонировавшие с украшением.

С саркастической усмешкой он вспомнил о том, как преследовал ее всего месяц назад. Пикантность его ухаживаниям придавало то обстоятельство, что мадемуазель Лиана Дефрой еще колебалась, принимая решение — кого ей выбрать себе в покровители: маркиза Кроули или сэра Генри Стэйнера.

Маркиз занимал более высокое положение в свете, но сэр Генри Стэйнер был, несомненно, богаче.

Оба они готовы были к подвигам, оба числились членами Коринфского кружка, группировавшегося вокруг принца Уэльского, и оба были завсегдатаями Карлтон-Хаус.

Тот факт, что лорд Мельбурн увел Лиану, так сказать, прямо из-под их аристократических носов, не только доставил ему самому чувство удовлетворения, но и чрезвычайно развеселил принца Уэльского, который заявил, что лорд становится просто неотразим, когда ведет дела сердечные.

Вот эта самая «неотразимость» и привела лорда Мельбурна к нынешнему состоянию: он задумчиво сидел, хмуря брови, и невероятно скучал. Погоня заняла слишком мало времени, а покорение оказалось чересчур легким.

Он хотел бы снова оказаться в своем полку, сражаться, побеждать в битвах и отправлять на тот свет бесконечное число французов. Проклятое перемирие, сетовал он, заставило его вернуться к гражданской жизни, и он мог сказать о ней только одно — это была сплошная скука.

Он сделал движение, чтобы подняться, но к нему протянулась маленькая трепещущая рука Лианы.

— Non, non! — воскликнула она. — Не уходи. Еще слишком рано, а ведь нам многое нужно сказать друг другу, tu comprends?2.

Она находилась так близко, что губы ее почти касались его губ. Запах ее духов раздражал его. Раньше он казался ему слишком сладким и тошнотворным, а сейчас — тяжелым и вызывающим отвращение.

Он высвободился из ее цепляющихся рук и встал.

— Мне надо пораньше лечь спать, — сказал, протягивая руку к своему шарфу. — Завтра я уезжаю в деревню.

— В деревню? — слегка визгливо повторила Лиана. — Но почему? Почему ты оставляешь меня одну? C'est la folie!3 В Лондоне так весело, здесь много, как ты сказал, pour t'amuser4. Почему же ты хочешь отправиться туда, где нет ничего, кроме грязи?

Его светлость повязал шарф опытной рукой мужчины, привыкшего обходиться без помощи камердинера.

— Мне надо повидать старого друга моего отца, — ответил он. — Я должен был уехать еще на прошлой неделе, но ты. Лиана, заставила меня изменить свое благоразумное решение, и я остался в Лондоне. А теперь мне надо исполнить свой долг.

— C'est impossible!5 — запротестовала Лиана, приподнимаясь на кровати. Рубиновое ожерелье на шее блеснуло в свете свечей в такт ее движению. — Ты забыл о том, что сегодня состоится представление, на которое мы все были приглашены, tout le Corps de Ballet? Там будет очень весело и, я думаю, весьма забавно. Тебе это понравится.

— Сомневаюсь, — пожав плечами, сказал лорд Мельбурн, надевая свой плащ.

Он остановился на секунду и взглянул на нее — на ее длинные, до пояса, волосы цвета воронова крыла, на маленькое пикантное личико со вздернутым носиком и большим ртом, который казался ему восхитительным еще несколько недель назад. Она была талантливой танцовщицей и умела очень искусно использовать свой талант.

Но теперь, глядя на нее, он поразился, как он мог вообще выдерживать эту пустую болтовню, театральные всплескивания руками, пожимания плечиками, а также огромные приклеенные ресницы и кокетливые манеры, которые должны были сделать ее загадочной.

Но лорд Мельбурн обнаружил, что в ней не было никакой загадки.

Она подняла на него глаза и почти машинально отметила про себя, насколько он был красив. Даже если бы сейчас он находился не один, а в окружении других интересных и родовитых мужчин, то все равно выделился бы на их фоне.

И не только его внешность, как считали многие женщины до нее, была так привлекательна, подумала она, и не только квадратный подбородок или серые пронзительные глаза, которые будто видели женщин насквозь и вызывали в них жуткое ощущение, будто он ищет в женщинах что-то более ценное, чем просто внешнюю красоту.

Нет, внезапно поняла Лиана: это были суровые морщины, идущие от носа ко рту, изгиб его губ, которые, казалось, даже в моменты наслаждения насмехались над жизнью, и внезапные искры в глазах, заставляющие уловить его усмешку даже тогда, когда меньше всего ее можно было ожидать.

Да, он был неотразим, и с улыбкой на лице она протянула к нему руки.

— Не задерживайся в деревне, — сказала ласковым голосом. — Я буду ждать тебя. Mon brave, c'est ce que tu desires, n'est-ce pas?6.

— Я не уверен в этом, — медленно произнес лорд Мельбурн и в тот миг, когда он произносил эти слова, понял, что совершил ошибку…

Сцена, которая последовала далее, была шумной, неприятной и вместе с тем неизбежной. Он оставил Лиану рыдать на подушках и недоумевал, спускаясь по узкой лестнице, почему он никогда не мог завершить дело так благопристойно, как делали это другие мужчины из его окружения. Они расставались со своими любовницами очень легко — вопрос решался просто: либо с помощью денег, либо пары-тройки бриллиантов. И никаких проблем.

У него же расставание проходило со слезами, взаимными обвинениями, протестами и неизбежными заунывными восклицаниями: "Что я тебе сделала?..

Почему я больше не нравлюсь тебе?.. У тебя есть кто-то еще?"

Он предвидел все вопросы, они были очень хорошо известны ему.

Когда лорд закрыл за собой красиво отделанную желтую дверь, захлопнув ее с такой силой, что медный дверной молоток издал громкое «тара-ра», он пообещал себе, что больше никогда в жизни не будет таким дураком, чтобы обеспечивать свою любовницу собственным домом.

Оказывать покровительство балетной танцовщице, вывозить ее на прогулки в парк, предоставить ей собственный экипаж и пару лошадей в обмен на то, что она будет хранить показную верность, пока будет длиться любовная связь, было престижно и модно.

Но если другие мужчины расставались со своими дамами полюбовно и без излишних сложностей, то у лорда Мельбурна все было совсем иначе.

Его преследовали рыдания и разрывающие сердце письма с мольбами объясниться и с упрямым отказом поверить в его охлаждение.

На улице его ждал возок — закрытый и неброский экипаж, который использовался по ночам для подобных визитов. Кучер удивился столь раннему появлению своего господина и поднял кнут. Молодой симпатичный лакей шести футов ростом, захлопнув за его светлостью дверцу экипажа, вновь занял место на запятках кареты и тихонько проронил сквозь зубы:

— Похоже, что все это закончилось!

— Не может быть, — откликнулся кучер. — Ведь не прошло еще и месяца.

— Все кончилось, — повторил лакей уверенно. — Я знаю, какой у него бывает взгляд, когда он расстается с женщиной.

— Зачем ему эти француженки, — заметил кучер. — Предпоследняя была англичанка, и сейчас она высоко взлетела.

— Она надоела ему за три месяца, — не без удовлетворения отметил лакей. — Хотелось бы знать, почему они так быстро надоедают ему.

Его светлость, сидя в карете, задавал себе точно такой же вопрос: почему вдруг неожиданно, без всяких причин, очередная женщина теряла для него свою привлекательность?

Ему нравилось появляться с Лианой перед своими друзьями. Он брал ее с собой в игровые залы, в апартаменты Олбани, любил прогуливаться с ней в парках и садах. Казалось, она затмевает собой всех женщин, встречавшихся на ее пути. Она была весела, энергична, ее отличала необыкновенная живость, joie de vivre, которая влекла любого заговорившего с ней мужчину.

«Ах ты, проклятый счастливец», — сказал как-то сэр Генри Стэйнер лорду Мельбурну, и тот, услышав в голосе друга нотки зависти, почувствовал некоторое удовлетворение.

Сейчас ему хотелось бы знать, подберет ли сэр Генри объедки с его стола. Но если этого не сделает Стэйнер, все равно найдется дюжина других желающих соперничать между собой за право получить благосклонность француженки, которая пленяла воображение множества самых привередливых и избалованных молодых аристократов.

«И все же я больше не хочу ее», — думал лорд Мельбурн. Он вытянул ноги и положил их на противоположное сиденье кареты.

— К черту все! — сказал громко. — К черту всех женщин!

Он знал, что легкое чувство вины по поводу только что разыгравшейся сцены было абсурдно. Ведь именно Лиана нарушила правила игры.

Предполагалось, что взаимоотношения между джентльменом и его любовницей должны были иметь под собой чисто коммерческую основу. Оба наслаждались обществом друг друга, и в обязанности женщины входило вести себя и выглядеть как можно более обворожительно и любыми возможными способами вытягивать наибольшую плату за свою благосклонность. Но речь ни в коем случае не шла о любви, сердечном трепете или поруганных чувствах.

Однако, едва дело касалось Неотразимого Мельбурна, все правила выбрасывались за борт. Неотразимым его прозвали еще в детстве. Даже родственники с трудом вспоминали его настоящее имя.

Это прозвище он получил в тот день, когда впервые появился в атласных штанах до колен, и в свои шесть лет умудрился носить их с таким видом, что у одного из друзей его отца вырвалось восклицание:

— Бог мой, да ведь он уже просто неотразимый мужчина!

Имя прижилось, и ни у кого больше не возникало сомнений, что оно было самым подходящим. Принц Уэльский, следуя установленной им моде, носил такие же простые, но хорошего покроя плащи, с особым изяществом, как и он, повязывал шарфы и перенял его нелюбовь к показному ношению драгоценностей и прочим щегольским атрибутам.

Это имя подходило его владельцу еще и по другим причинам: никто в стране не мог так искусно управлять каретой или фаэтоном, никто не мог лучше его держаться в седле, никто не способен был стрелять с такой необыкновенной меткостью и уложить одним ударом кулака кого угодно с профессиональным мастерством.

Неотразимому Мельбурну подражали, ему завидовали, он был самым непревзойденным мужчиной в Лондоне.

Однако, когда его светлость вышел из экипажа на площади Беркли и вошел в холл своего лондонского дома, лицо его омрачало недовольство. Он отдал шляпу и трость дворецкому.

— Я отбуду в Мельбурн завтра утром в половине десятого, Смитсон, — сказал он. — Распорядитесь подготовить мне фаэтон с высоким передком и скажите Хоукинсу, чтобы он погрузил багаж и выехал вперед меня на повозке. Но только пусть возьмет что-нибудь покрепче, а не ту старую колымагу, на которой отправился в прошлый мой отъезд в поместье.

— Слушаюсь, милорд, — ответил дворецкий. — Не соизволит ли ваша светлость получить письмо?

— Письмо? — удивился лорд Мельбурн, беря конверт с протянутого ему серебряного подноса.

Еще не дотрагиваясь до письма, он уже знал, от кого оно пришло. Нахмурясь, лорд пересек холл и направился в библиотеку, где обычно проводил время в одиночестве.

Камердинер поспешил, чтобы открыть перед ним дверь, и лорд прошел в длинную, уставленную книжными полками комнату. Украшенная колоннами из ляпис-лазури и резными позолоченными карнизами, библиотека была одной из красивейших в Лондоне.

— Прикажете подать вина, милорд? — спросил камердинер.

— Нет, ступай, — ответил лорд Мельбурн.

Когда за слугой закрылась дверь, он постоял минуту, задумчиво глядя на конверт в своей руке.

Он очень хорошо знал, от кого пришло это письмо, однако не мог ответить на вопрос, сможет ли оно решить те проблемы, которые мучили его в экипаже.

Должен ли он жениться? Будет ли это состояние более приятным или, по крайней мере, более спокойным, чем бесконечная смена хныкающих и ноющих потаскушек?

Медленно и, казалось, даже неохотно он открыл письмо. Почерк леди Ромины Рамси был элегантен и даже изыскан, но всякий, кто мало-мальски разбирался в таких делах, сказал бы, что сквозь мелкие строчки, написанные ее тонким пером, проглядывала решимость. Письмо было коротким.


"Мой дорогой непредсказуемый кузен!

Я предполагала, что ты захочешь увидеть меня сегодня вечером, но была обманута в своих ожиданиях.

Мне очень много надо сказать тебе. Приходи завтра в пять вечера, в это время мы сможем побыть наедине.

Твоя Ромина".


В письме не было ничего такого, что могло бы вывести лорда из себя, но неожиданно он скомкал его в руке и бросил в пылающий камин.

Лорд ясно понял в этот момент, чего хотела от него Ромина Рамси, так же как прекрасно знал, что она уже давно намеревалась выйти за него замуж.

Седьмая вода на киселе, она злоупотребляла своим отдаленным родством, пытаясь вовлечь его в свой узкий круг друзей еще задолго до того, как он сам решил, хочет этого или нет.

Такое грубо-откровенное намерение было неприятно ему. Леди Ромина — самая блестящая женщина в аристократическом обществе Карлтон-Хаус. Такой красавицы свет не видел многие годы, поэтому леди Ромину по праву называли Несравненной.

Ее выдали замуж еще почти девочкой, выдали поспешно, потому что родители беспокоились, как бы ее красота не натворила бед. И не ее вина в том, что Александр Рамси, достопочтенный и невероятно богатый сквайр, свернул себе шею во время охоты совсем незадолго до того, как Ромине исполнилось двадцать три года.

Не дождавшись окончания траура, юная вдова приехала в Лондон, купила дом, нашла себе в качестве компаньонки пожилую даму, не придавая особого значения мнению света. Она была прелестна, жива, остроумна, и она была богата. Любой мужчина мог только мечтать о такой жене. Но она поставила себе цель выйти замуж за Неотразимого Мельбурна.

И ему было известно об этом, как никому другому.

Он был слишком опытен, слишком искушен в женском поведении, чтобы не понять всех тонко спланированных ею уловок: то ей требовался его совет, то она хотела услышать его мнение, то просила, как родственника, сопровождать ее на королевском приеме или спонсировать ее — и все это потому, что у нее не было мужа, который мог бы позаботиться о ней.

Она плела вокруг него сеть, как старательный и хитрый паук, но, говорил он себе, его еще не поймали. Может быть, это и в самом деле был выход из положения, может быть, это именно то, в чем он так нуждался, но сам он еще ни в чем не был уверен.

Ромина выглядела бы потрясающе в его драгоценностях. Она придала бы обществу за его столом, так же как и деревенскому поместью, неоспоримую элегантность.

Он слышал, как дыхание учащенно вырывалось из ее полуоткрытых губ, когда они оставались одни, видел, как глаза ее страстно темнели, а кружева волнами вздымались на груди, когда он целовал ей руку, желая покойной ночи.

Он уже был готов сдаться ее соблазнительному призыву, ее молчаливому приглашению, которое читал в ее глазах, и неизбежной просьбе пройти с ней в глубину дома, когда она устраивала у себя прием.

Сквозь открытую дверь ее спальни виднелись зажженные свечи, но Неотразимый Мельбурн, покоритель женских сердец, никогда не отказывающийся от ласки хорошеньких дам, не поддавался леди Ромине.

Приманка в устроенной западне была слишком очевидной. А он терпеть не мог делать то, чего от него настойчиво ждали, ненавидел участвовать в мероприятиях, продуманных до Мелочей, с заранее известным финалом.

«Ко всем Чертям, мне самому нравится охотиться за дичью!» — буркнул он себе под нос, выходя из дома леди Ромины с ясным осознанием сделанного ему предложения. Он отверг его и на этот раз, но неожиданно понял, что поступил по-хамски.

Они открыто ничего не сказали друг другу, но оба почувствовали себя дуэлянтами. Она предприняла наступление, стараясь загнать его в угол, а он сражался не за свою жизнь, но за свою свободу.

Языки пламени лизали письмо леди Ромины, и, когда оно совсем исчезло в огне, лорд Мельбурн вновь повторил: «К черту всех женщин! Мне будет лучше, если я избавлюсь от этой толпы!»

Однако, несмотря на столь драматические переживания, его светлость спал хорошо. И когда на следующее утро он восседал на козлах своего высокого фаэтона, любуясь, как солнце играет на серебряной уздечке, прекрасно сочетающейся с мастью запряженной лошади, то с удивлением обнаружил, что находится в превосходном настроении.



Какое облегчение, подумал он, ехать прочь из Лондона. Вчера он засиделся допоздна, выпил слишком много вина и наговорил массу чепухи. Даже остроумная перепалка за карточным столом и блестящий прием, устроенный в Карлтон-Хаус, меркли на фоне этих излишеств.

Было радостно осознавать, что он управлял самыми дорогими и породистыми лошадьми, равных которым невозможно было найти ни в одной конюшне, что его новый фаэтон с высоким передком был легче и пружинистее, чем тот, который был сделан по заказу для принца Уэльского, и что он снова ехал в Мельбурн.

Было нечто такое в его деревенском доме, что всегда приводило в восхищение, и, если ему и не удавалось посещать его так часто, как он того желал, само осознание того, что он есть, приносило ему удовлетворение.

Большой дом, почти полностью переделанный его отцом по проекту братьев Эдэм, стоял на месте старого и менее импозантного особняка, в котором жили поколения Мельбурнов со времен нормандского завоевания Англии.

Все детство он любовался садами, пышными кустарниками, озерами, лесами и бесконечными полями, тянущимися к голубым Чилтернским горам.

Мельбурн! Именно в эту пору надо было видеть Мельбурн, когда чудо весны преображало сады в сказочный мир, наполненный цветением и ароматом.

Ему было неприятно вспоминать о реальной причине поездки в деревню — необходимости посетить сэра Родерика Вернона. Ближайший сосед и старый друг отца, сэр Родерик составлял неотъемлемую часть его детства.

Не проходило и дня, чтобы сэр Родерик и его сын Николас не приезжали в Мельбурн или Неотразимый не сопровождал бы своего отца в Прайори. Два пожилых джентльмена спорили по поводу своих земель, ссорились из-за границ владений, но вместе с тем оставались верными друзьями, пока отец лорда Мельбурна не скончался в возрасте шестидесяти четырех лет.

Сэр Родерик продолжал здравствовать, и лорд Мельбурн, едучи в фаэтоне, подсчитал, что сейчас ему должно быть около семидесяти двух лет. Он вспомнил недавние слухи о том, что старику в последнее время стало хуже, и подумал, а вдруг его уже нет на свете.

Почему-то внутренний голос подсказывал ему, что он не должен ехать в Прайори раньше, чем его пригласят туда. Письмо было очень настоятельным, но оно показалось ему не столь уж и важным из-за притягательности Лианы и из-за множества общественных обязанностей, которые он должен был выполнять.

Он попытался вспомнить сейчас содержание письма. Оно было написано женщиной, о которой он никогда не слышал прежде, — Клариндой Вернон. Кто она такая?

У сэра Родерика не было дочери, и, когда лорд Мельбурн последний раз посещал Прайори, там не было никого, кроме самого старика, сетующего на то, что сын его Николас очень редко покидает Лондон, чтобы посетить земли, которые ему предстоит унаследовать.

Николас разочаровывал своего отца. В Лондоне он попал в дурное общество, и лорд Мельбурн на самом деле очень редко видел его — а если и видел, то делал все возможное, чтобы не оказаться с ним рядом и не вступить в близкое общение.

С Николасом случались какие-то неприятные истории, но лорд Мельбурн не мог сейчас их припомнить. Он знал определенно лишь одно: его не заботила больше судьба его друга детства, ведь они не общались с тех пор, как оба покинули Оксфорд.

Что же писала эта женщина в своем письме?


"Мой дядя, сэр Родерик Верной, болен, он очень хочет видеть Вашу светлость. Умоляю Вас приехать к нему при первой возможности.

Нижайший поклон, Кларинда Вернон".


Это письмо мало о чем говорило ему, за исключением того, что старик находился в тяжелом состоянии.

«Мне надо было поехать еще на прошлой неделе», — сказал лорд Мельбурн сам себе и подхлестнул лошадей, будто еще было не слишком поздно, чтобы наверстать упущенное время.

Он не остановился в Мельбурне по дороге, хотя страстно этого желал, но поскакал прямо в Прайори.

Поездка из Лондона заняла менее двух часов, но он въехал в старинные железные ворота, не испытывая ни чувства удовлетворения от быстрой езды (его лошади даже не перегрелись), ни какой-либо приятной усталости.

Вдоль дороги стояли старинные дубы, и ветви их образовывали зеленый туннель. Неожиданно лорду Мельбурну показалось, будто впереди кто-то движется навстречу ему.

Это была женщина, сидящая верхом на лошади, и почти бессознательно он отметил, что она едет прямо посередине дороги и не собирается уступать место встречному экипажу.

Затем, к его удивлению, она направила лошадь в сторону и остановилась, ожидая его приближения и, видимо, надеясь, что он тоже придержит своих коней.

Она ожидала его с заметной настойчивостью, которая вызвала у него явное раздражение. Она даже не подняла руки, просто ждала, и у него возникла абсурдная мысль объехать ее стороной по траве и двинуться дальше. Но все-таки, повинуясь ее молчаливому приказу, он натянул вожжи.

Она не спеша подъехала к нему и остановилась у передка. Но фаэтон его был так высок, что, даже сидя на лошади, дама смотрела на него снизу вверх.

С первого взгляда он был поражен ее прелестью.

Но, будучи искушен в тонкостях женской одежды, отметил старое и вышедшее из моды платье, хотя потрепанный зеленый бархат, из которого оно было сделано, очень эффектно подчеркивал белизну ее кожи.

Трудно даже представить себе женщину со столь белой кожей, подумал лорд Мельбурн, но когда взглянул на ее волосы, то сразу все понял. Они были рыжего, почти красного цвета, но через секунду уже показалось, что они не красного, а золотого цвета, он сразу не мог понять.

Таких волос лорд никогда в жизни не видел и даже не мог себе вообразить: золото спелой пшеницы, оттененное яркими отблесками пляшущих языков пламени. Небрежно собранные в пучок на затылке, они, казалось, горели на солнце. На женщине не было никакой шляпы.

Она была очень маленького роста, и на ее маленьком круглом личике с небольшим выдающимся подбородком резко выделялись огромные глаза. Странные глаза были у этой девушки — темно-синие, цвета штормового моря, а ведь рыжим волосам обычно соответствуют карие глаза с зелеными крапинками.

«Прелестна, невероятно прелестна», — сказал лорд Мельбурн сам себе и приподнял шляпу. Не успел он это сделать, как девушка на лошади произнесла холодным голосом, без тени улыбки:

— Вы — лорд Мельбурн?

— Да.

— Меня зовут Кларинда Верной. Я писала вам.

— Я получил ваше письмо, — ответил лорд Мельбурн.

— Я ждала вас на прошлой неделе.

Ее слова прозвучали как обвинение, и лорд Мельбурн напрягся.

— Сожалею, но обстоятельства не позволили мне тотчас же покинуть Лондон, — ответил он.

— Однако еще не поздно, — сказала она.

Он удивленно поднял брови.

— Я должна поговорить с вами наедине.

Он посмотрел на нее с недоумением: они и так уже были одни. Потом он вспомнил о груме, стоящем на запятках его фаэтона.

— Джеймс, — сказал он, — пройди вперед к лошадям.

— Слушаюсь, милорд.

Грум соскочил на землю, прошел вдоль экипажа и взял лошадей под уздцы.

— Поговорим так или мне нужно сойти на землю? — спросил лорд Мельбурн.

— Не надо, оставайтесь на месте, главное, чтобы ваш слуга ничего не услышал.

— Он ничего не услышит, — ответил лорд Мельбурн, — а если и услышит, то это — надежный человек.

— То, что я сейчас вам скажу, не предназначено для ушей слуг, — заметила Кларинда Верной.

— Тогда лучше я сойду на землю, — сказал лорд Мельбурн.

Не дожидаясь ответа, он ловко спрыгнул с фаэтона. После долгого сидения лорд с удовольствием стал разминать затекшие ноги.

— Не желаете, чтобы Джеймс подержал на поводу и вашу лошадь?

— Кингфишер не убежит, — ответила она и спрыгнула с седла с такой легкостью, что, казалось, она парила в воздухе.

Она перекинула повод через луку седла и направилась по дорожке в тень одного из старинных дубов.

Лорд Мельбурн последовал за ней.

Она и в самом деле была очень миниатюрна и теперь казалась ему даже меньше, чем когда сидела верхом на лошади. Он прикинул, что ее талию, даже в плохо сидящей одежде, можно легко обхватить двумя ладонями, а ее волосы вспыхивали перед ним на солнце, будто блуждающие болотные огоньки, заманивающие человека в предательскую трясину.

Он нашел забавным выдуманное им сравнение.

«Какого черта, я становлюсь романтиком», — подумал лорд.

Он и в самом деле не предполагал, что может обнаружить в Прайори что-либо изысканное, необычное или истинно прекрасное.

Кларинда Верной остановилась под одним из дубов.

— Мне нужно поговорить с вами перед тем, как вы увидите моего дядю, — сказала она, и теперь лорд Мельбурн увидел, что она очень нервничает.

— Он болен? — спросил лорд.

— Он умирает, — ответила она. — Я думаю, он держится только потому, что хочет увидеть вас.

— Простите меня. Если бы вы более ясно изложили ситуацию в письме, я приехал бы гораздо раньше.

— Я не хотела отвлекать вашу светлость от развлечений, пока положение дяди не прояснилось окончательно.

В ее голосе прозвучала нотка сарказма, и лорд взглянул на Кларинду с удивлением. После некоторой паузы она продолжала:

— То, что я сейчас скажу, возможно, будет сложно для вашего… понимания. Но ради моего дяди вы должны согласиться с его волей.

— И чего же он хочет? — спросил лорд Мельбурн.

— Мой дядя, — ответила Кларинда, — хочет лишить наследства своего сына Николаев. Он оставляет Прайори и все земли… мне. И потому, что это очень много для него значит, и потому, что он умирает, им овладело еще одно желание, и ничто не может его изменить.

— Какое желание? — спросил лорд Мельбурн после того, как она сделала паузу.

— Чтобы вы… заключили… со мной… брак…

Теперь ее голос явно дрожал от нервного напряжения, а на щеках появился яркий румянец. Лорд Мельбурн был так поражен, что на секунду утратил дар речи. Но прежде, чем он успел что-нибудь сказать, Кларинда быстро произнесла:

— Все, о чем я вас прошу, — дать свое согласие.

Дядя Родерик умирает, может быть, он скончается утром. Не спорьте с ним, не доставляйте ему ненужного расстройства, соглашайтесь со всем, о чем бы он ни попросил. Это сделает его счастливым, и это ничего не будет значить… для вас.

— Я не думаю, что такие вещи решаются в одну секунду, — начал лорд Мельбурн, первый раз в жизни выбитый из колеи лишь одними словами.

Кларинда Верной взглянула на него снизу вверх, и ему почудилась жгучая ненависть в ее взгляде.

— На самом деле, ваша светлость, вы не должны бояться, что я потребую выполнения вашего обещания после смерти дяди, — сказала она, — и уверяю, что не вышла бы за вас, даже если бы вы были единственным мужчиной в целом свете.

В ее голосе было столько страсти, что, казалось, она сотрясала воздух между ними. И не успел лорд Мельбурн собраться с мыслями, не успел подобрать нужных слов и даже толком осознать происходящее, как Кларинда тихо свистнула.

Жеребец послушно подбежал на ее зов, она легко, без посторонней помощи, вспрыгнула в седло и помчалась в сторону поместья бешеным галопом, будто следом за ней гнались все исчадия ада.

Глава 2

В тишине звучал неуверенный слабый голос сэра Родерика, затем он затих. Врач наклонился, пощупал пульс старика и тихо сказал лорду Мельбурну:

— Он должен теперь поспать несколько часов.

— Я приду позже, — ответил лорд Мельбурн и встал.

Он тихо прошел через спальню и открыл дверь.

Снаружи, к своему удивлению, лорд обнаружил камердинера, приникшего ухом к замочной скважине.

Когда слуга увидел перед собой лорда Мельбурна, то мгновенно выпрямился, посмотрел на него секунду, казалось, с нескрываемой наглостью, а затем сломя голову помчался по коридору.

Лорд Мельбурн удивленно поднял брови и стал медленно спускаться по лестнице. В холле он постоял с минуту в нерешительности, и тогда дворецкий выступил вперед:

— Мисс Кларинда ожидает вас в гостиной, милорд.

— Благодарю, — ответил лорд Мельбурн.

Когда он шел к гостиной, то попутно отмечал, что дом находится в очень плачевном состоянии и нуждается в реконструкции. Шторы на окнах были ветхими, ковры — потрепанными, обивка кресел истертой. Но в то же время картины на стенах и мебель представляли собой очень большую ценность.

Кларинда сидела за письменным столом у окна.

Сквозь открытые ставни светило солнце, и в его лучах волосы девушки, казалось, были окружены огненным ореолом.

Она вскочила на ноги, увидев входящего лорда Мельбурна, и в ее огромных темно-синих глазах мелькнуло враждебно-настороженное выражение.

На лице ее, однако, был написан немой вопрос.

— Ваш дядя уснул, — сказал лорд Мельбурн.

— Вы пообещали ему сделать то, что он… просил?

Казалось, она не смогла сдержать вопроса, сорвавшегося с ее губ.

— Мы обсудили это дело, — ответил лорд Мельбурн.

Он почувствовал, что она испытала облегчение хотя бы оттого, что он сразу не отказался выполнить обращенные к нему просьбы. Затем, направляясь к камину, он произнес:

— Я понял, что на самом деле вы не приходитесь племянницей сэру Родерику.

— Нет, — ответила она, — моя мать в первый раз была замужем за капитаном Патриком Уорделлом из гренадерской гвардии. Его убили в бою еще до того, как я родилась. — Она помолчала немного и, так как лорд Мельбурн безмолвствовал, продолжила:

— Когда моя мать вышла замуж за брата сэра Родерика, он принял меня как свою дочь и поменял мою фамилию на Верной. Я считала его своим отцом, и, так как у него не было собственных детей, я думала, что он частенько забывал о том, что я — не родной его ребенок.

Ее голос смягчился, когда она говорила об этом, и лорд Мельбурн отметил про себя его нежную музыкальность.

На ней уже не было того старого зеленого костюма, в котором он увидел ее в первый раз. Теперь она была одета в простое муслиновое платье, вышедшее из моды и потерявшее вид от многочисленных стирок. Но, несмотря на свою одежду, она по-прежнему была очаровательна, и при взгляде на нее, как и в прошлый раз, у него перехватывало дыхание.

Ее волосы, которые так странно привлекали его, не требовали укладки в модную прическу. Они красиво обрамляли нежный овал ее лица, и неожиданно лорд заметил, что ресницы у Кларинды были очень черными. «Наверное, в ней течет ирландская кровь», — подумал он.

Кларинда, будто досадуя на то, что лорд Мельбурн разбудил ее самые теплые воспоминания о приемном отце, вновь заговорила с ним прежним, холодным и жестким, тоном:

— Мне надо кое-что обсудить с вами.

Она взяла со стола и протянула ему большой лист бумаги.

— Что это? — спросил лорд Мельбурн, прежде чем взять его из ее рук.

— Это гарантия, — ответила она, — не попасться в брачную ловушку, чего вы так очевидно боитесь.

— Вы подозреваете, что я боюсь оказаться в этом завидном положении? — спросил он, и неожиданные огоньки загорелись в его глазах.

— Меня не интересуют чувства вашей светлости, холодно ответила Кларинда. — Я хочу напомнить вам еще раз, что меня волнует только одно: я хочу, чтобы мой дядя, который был так добр ко мне все прожитые вместе годы, умер спокойно.

— Сэр Родерик очень переживает по поводу своего поместья, — заметил лорд Мельбурн.

— Поместье — это все, о чем он думает, о чем заботится, что любит, — почти страстно произнесла Кларинда. — Но сын обманул его надежды. Неужели вы не понимаете, как тяжело ему будет умирать с мыслью о том, что дело всей его жизни будет разрушено или брошено на произвол судьбы? А он, как я понимаю, очень любил вас, когда вы были еще мальчиком.

Она произнесла эти слова так, что было невозможно усомниться в ее чувствах. Губы лорда Мельбурна слегка дрогнули, когда он взглянул на лист бумаги, который она протягивала ему. Там было написано:


"Я, Кларинда Верной, клянусь, что ни при каких обстоятельствах не потребую от лорда Мельбурна помолвки со мной или женитьбы на мне после того, как мой дядя, сэр Родерик Верной, скончается. Для заверения сего прилагаю свою руку.

Вторник, 2 мая, 1802 года".


Внизу стояла подпись Кларинды, а еще ниже — безграмотные подписи двух слуг. Она увидела, что лорд Мельбурн внимательно разглядывает их, и быстро сказала:

— Они не разобрали ничего, кроме моей подписи.

— Это по-деловому, — одобрил лорд Мельбурн. — Ну а если я соглашусь исполнить вашу просьбу, тогда, надеюсь, вы изложите причину вашей ко мне неприязни?

Кларинда чуть не подскочила на стуле, и румянец залил ей лицо.

— Я не готова обсуждать этот вопрос сейчас, милорд.

— Тогда скажу я, — продолжал лорд Мельбурн. — Раз вы так откровенно выразили свои чувства, я тоже имею право на объяснение.

— Я думаю, что в этом нет необходимости… — начала Кларинда, но в это время дверь отворилась и в комнату вошел некий джентльмен.

Он был очень молод, но одет по последней моде: высокий воротник почти касался его подбородка, шарф был повязан элегантным узлом, а светлые волосы так тщательно уложены, что, очевидно, это потребовало массы времени и труда.

Он пересек комнату, позвякивая драгоценными часами, свешивающимися из кармана его жилета, и поднял руку Кларинды для поцелуя.

— Я принес тебе цветы, — сказал он, протягивая другой рукой букет.



— Орхидеи! — воскликнула Кларинда. — Это такая редкость!

Молодой человек улыбнулся.

— Я потихоньку срезал их, когда мой отец отвернулся в сторону, — признался он. — Ты знаешь, как ревностно он следит за оранжереей с орхидеями.

— О, Джулиан, ты не должен был этого делать! воскликнула Кларинда. Потом, вспомнив о правилах приличия, она повернулась в сторону лорда Мельбурна:

— Позвольте представить вам мистера Джулиана Вилсдона, милорд. Познакомься, Джулиан, это лорд Мельбурн, наш ближайший сосед, о чем тебе хорошо известно.

Очевидно, молодой человек вовсе не заметил лорда Мельбурна, когда вошел в комнату, так как все его внимание было сосредоточено на Кларинде. Мгновение он недоверчиво смотрел на лорда, а затем воскликнул:

— Что здесь делает этот мужчина? Ты ведь всегда говорила, что не желаешь видеть его у себя в доме. Он тебя расстроил?

— Нет, нисколько, — быстро произнесла Кларинда. — У меня нет времени, Джулиан, объяснять тебе волеизъявление дяди Родерика, касающееся лорда Мельбурна. Он находится здесь по конкретной надобности, и я умоляю тебя забыть о том, что я когда-то говорила тебе о нем.

— Но я определенно не могу этого сделать! — ответил Джулиан Вилсдон.

— Может, вы просветите меня, что значат все эти любезности? — спросил лорд Мельбурн, и в его глазах блеснула насмешливая искра. — Особенно те, что касаются меня, ведь я до сих пор еще в неведении. — — Я знаю только то, милорд, — резко бросил Джулиан Вилсдон, — что у мисс Верной есть веские основания не общаться с вашей светлостью.

— Прошу тебя, Джулиан, пожалуйста, — прервала его Кларинда. — Уверяю, что лорд Мельбурн находится здесь по приглашению. Сэр Родерик настоятельно пожелал его увидеть. Я все объясню тебе позже. Умоляю, уйди и снова приходи днем.

— Возможно, мне самому придется объяснить вам, мистер Вилсдон, — произнес лорд Мельбурн, растягивая слова. — Я приехал, чтобы обсудить вопрос о нашей помолвке с мисс Верной.

— Помолвке! — почти закричал Джулиан Вилсдон. — Это не правда, этого не может быть! Как вы осмелились коснуться доброго имени мисс Верной!

Клянусь, милорд, если вы будете насмехаться над ней, я выставлю вас вон!

В глазах лорда Мельбурна блеснула явная насмешка. Джулиан Вилсдон был тонким, хрупким юношей.

Его светлость был силен, широкоплеч и могуч. И прекрасно осознавал этот контраст.

Кларинда тоже четко видела разницу между двумя мужчинами, поэтому поспешно схватила юношу под руку и повела к двери.

— Умоляю тебя, Джулиан, ведь он сделает из тебя лепешку, — упрашивала она. — Уверяю: то, что сказал его светлость, — всего лишь исходный факт, остальное я объясню тебе позже. Но не сейчас. Жди меня, если хочешь, и, когда его светлость уедет, я тебе все расскажу.

Бросив через плечо прощальный взгляд, исполненный ненависти, Джулиан Вилсдон позволил Кларинде увести его из гостиной. Лорд Мельбурн слышал, как они спорили в холле, но через несколько минут Кларинда вернулась одна.

— Я должна… принести свои извинения, — сказала она тихим голосом.

— Я вижу, у вас очень пылкий обожатель, — заметил лорд Мельбурн, — и весьма грозный соперник.

— Не надо пытаться унизить меня, милорд, — резко ответила Кларинда. — Было бы не правильно посвящать в суть дела Джулиана до того, как вы переговорите с моим дядей. Теперь Джулиан просто взбешен, и мне будет очень нелегко успокоить его оскорбленные чувства.

— Я думаю, что весь мир не должен знать о том, что ваш замысел — не более чем притворство, — сказал лорд Мельбурн. — Кто-то может рассказать вашему дяде, что его пытаются одурачить.

Кларинда умоляюще сложила руки.

— Вы не правы, милорд. Мы действительно должны изобразить помолвку, и никто не должен заподозрить, что она — лишь временное средство. Как только дядя умрет, вы меня больше не увидите.

— Это очень жестокое условие, — улыбнулся лорд Мельбурн. — Мне наше знакомство кажется весьма приятным.

— Вы шутите, милорд, — оборвала его Кларинда. Уверяю вас, только вы один можете подействовать на моего дядю. Его отчаянные попытки сохранить имение заставили меня согласиться на его предложение.

— А теперь давайте продолжим разговор с того места, на котором он прервался, — предложил лорд Мельбурн. — Позвольте мне задать вам очень простой вопрос, мисс Верной: почему вы так меня не любите и почему, скажите на милость, ваша ненависть так велика, что вы обсуждаете свои чувства с другим вашим соседом, мистером Джулианом Вилсдоном?

Он увидел, как краска залила ее лицо, а ресницы стыдливо затрепетали.

— Мне действительно не следовало обсуждать вашу светлость с кем бы то ни было, милорд, — сказала она, — и я прошу у вас прощения. Я безрассудно доверилась Джулиану, но он был единственным человеком, с кем я общалась последние месяцы — с тех пор, как дяде стало очень плохо.

— Вы были здесь совсем одни? — удивился лорд Мельбурн.

— Да, одна, — ответила Кларинда. — Когда я приехала сюда в первый раз, с дядей жила его сестра, но она умерла, и не было никого, кто мог бы занять ее место. Не думайте, что я жалуюсь. Мой дядя — очень интересный человек. Я помогала ему управлять поместьем, но на самом деле я не была столь сведуща в делах, как он. Вы, наверное, уже поняли, что дядя сам исполнял должность управляющего в течение многих лет, предпочитая самостоятельно решать каждодневные проблемы, а не возлагать их на какого-то постороннего человека.

— А почему он так трепетно относился к своим землям? — спросил лорд Мельбурн.

— Я думаю, что после того, как Николас покинул его, это единственное, что у него осталось, — тихо ответила Кларинда. — Он любит свое поместье. Тратит каждый пенс на то, чтобы реконструировать фермы, осушать болотистые земли, выращивать новые культуры, покупать современные орудия труда. Это его ребенок, его чадо, — он готов отдать за него всю свою жизнь. — В ее голосе послышались теплые чувства, но вдруг она сменила тему разговора и быстро произнесла:

— Однако вашей светлости это не интересно. Врач сказал мне, что дядя с трудом протянет еще день или два. Позвольте ему умереть счастливым, а потом вы сможете вернуться в Лондон к своим развлечениям.

— Я благодарю вас за ваше обещание, — сказал лорд Мельбурн с ноткой сарказма в голосе.

— Но ведь именно этого вы хотите? — спросила Кларинда. — Я поняла, что ваша светлость мало интересуется деревней, иначе вы не приезжали бы в Мельбурн так редко. А ведь ваше поместье — и больше, и лучше, чем наше.

— Я вижу, вы прекрасно осведомлены о моих передвижениях, — учтиво заметил лорд Мельбурн. Но какое же из моих злодеяний повергло вас в такую ярость?

Она уловила насмешку в голосе и увидела ее на его лице, каким бы циничным и невозмутимым оно ни казалось. Ему на самом деле было все равно, что она в действительности о нем думала, но его серые глаза внимательно вглядывались в ее лицо, и она чувствовала себя неловко под этим пронзительным взглядом.

— Итак, — поторопил он ее, — могу ли я узнать от вас о своих прегрешениях?

Он увидел неожиданную вспышку гнева в ее глазах. Это было почти невозможно, подумал он, — не вывести ее из себя, не заметить меняющегося выражения ее чувствительного маленького личика или не увидеть, как сердито вздергивается вверх ее миниатюрный подбородок.

— Позвольте мне высказаться откровенно, милорд, — сказала она, отворачиваясь от него и проходя к окну. — Я не собираюсь обсуждать ваше поведение ни теперь, ни когда-либо еще. Оставляю вас наедине с вашей совестью. Я не желаю находиться в вашей компании, нас свело лишь причудливое стечение обстоятельств.

— Как печально, — стараясь вторить ее тону, проговорил лорд Мельбурн, — что столь приватные обстоятельства вынуждают вас иметь дело с мужчиной, которого вы ненавидите больше всех на свете.

Кларинда повернула к нему свое лицо.

— Да, это правда, милорд, и я не побоюсь признаться. И в то же время я благодарна вам за помощь, которую вы оказываете дяде Родерику.

— Помощь, которую я собираюсь оказать, — поправил ее лорд Мельбурн. Он сделал паузу, потом продолжал:

— Почему я не могу узнать правду перед тем, как действовать дальше?

— Я не буду говорить об этом, — упрямо заявила Кларинда.

Их глаза встретились, и минуту они не отрываясь смотрели друг на друга. Он ясно ощущал, что от нее исходит ненависть и что ее все больше охватывает страх. Неожиданно он рассмеялся.

— Поступайте как знаете. Мне будет забавно увидеть, как долго вы сможете терпеть мои комплименты, и, возможно, время от времени я буду подзадоривать вас, чтобы узнать о ваших истинных намерениях.

После этих слов лорд Мельбурн отвесил ей очень элегантный поклон.

— А теперь я поеду обратно в Мельбурн, — сказал он. — Я сказал врачу, что вернусь позже, когда к вашему дяде приедет его адвокат. А до тех пор, мисс Верной, остаюсь вашим покорным слугой.

Кларинда сделала реверанс. Он открыл перед ней дверь, но перед тем, как пройти в холл, приостановился на секунду и сказал:

— Да, кстати, я только что вспомнил, что забыл вам кое о чем сказать. Когда я вышел от вашего дяди, то натолкнулся на лакея, подслушивающего в замочную скважину. Я не знаю, желаете ли вы, чтобы ваши слуги знали обо всем, что говорится между господами наедине.

К его удивлению, лицо Кларинды стало бледным как мел, и она быстро прошла мимо него в холл. Поспешно подойдя к старому дворецкому, стоящему у дверей, она спросила его тихим голосом:

— Бейтс, где Уолтер?

Старик в нерешительности помолчал, затем ответил:

— Я готовлюсь провожать его светлость, мисс Кларинда, поэтому не могу сказать вам, куда уехал Уолтер.

— Уехал? — воскликнула Кларинда.

— Я видел, — продолжал дворецкий, — что он вывел лошадь из конюшни и куда-то помчался на ней галопом.

— Не думаешь ли ты, что он отправился в Лондон, к мистеру Николасу? — спросила Кларинда прежним тихим голосом, но лорд Мельбурн услышал ее слова.

— Боюсь, что это так, мисс Кларинда.

Лорду Мельбурну показалась, что лицо ее стало еще бледнее.

— Мы ничего не можем поделать, — пробормотала она вполголоса, — но я не хотела бы, чтобы мистер Николас узнал об этом так скоро.

С трудом вернув себе самообладание, она повернулась к гостю.

Лорд взял ее руку в свою и почувствовал, как она трепещет. Он ничего не мог сказать в присутствии дворецкого, поэтому сел в ожидающий его фаэтон и направил лошадей в сторону Мельбурна.

— Что за фантастическое утро! — произнес он тихо.

При виде своего дома лорд почувствовал, как всегда, трепет собственника. Большой серый каменный дом с массивными колоннами при входе и с искусно спроектированными флигелями смотрелся потрясающе на темно-зеленом фоне деревьев. Зеркальная гладь раскинувшегося перед ним озера придавала ему еще большее очарование.

Лорд Мельбурн ехал по главной аллее. Скульптуры, украшающие крышу, ярко выделялись на фоне голубого неба, белые голуби кружились над переливающимися под солнечными лучами окнами, и все это накладывало сказочный отпечаток на окружающий пейзаж и добавляло чувству собственника поэтическую окраску.

«Если бы я мог найти такую же прекрасную женщину, как мой Мельбурн», — подумал он с внезапной сентиментальностью.

Неожиданно перед его взором возникло маленькое овальное личико, обрамленное золотисто-рыжими волосами, каких в жизни своей он никогда не видел.

«Какого черта она ненавидит меня?» — " задал он сам себе вопрос.

Войдя в большой холл, украшенный греческими скульптурами, со светло-зелеными стенами (этот цвет братья Эдэм особенно любили, потому что он как бы увеличивал пространство), лорд Мельбурн был встречен радостным лаем охотничьих собак и тщательно подобранными словами приветствия, произнесенными мажордомом.

— Приготовьте ленч через полчаса, — сказал лорд Мельбурн, — и пошлите за майором Фостером.

— Майор Фостер уже здесь, милорд, — ответил мажордом. — Когда мы узнали от Хоукинса о готовящемся визите вашей светлости, я сообщил майору, и он посчитал, что ваша светлость захочет его увидеть.

— Совершенно верно, — ответил лорд Мельбурн и пошел к библиотеке, где, как он знал, ждал его управляющий.

Майору Фостеру было уже за пятьдесят, он с детства работал в огромном поместье Мельбурна, а позже управлял им — за исключением того времени, когда служил в армии. Его военная карьера складывалась блестяще, пока он не был ранен и отправлен в отставку.

Он слегка прихрамывал, но в остальном рана не причиняла ему беспокойства. Майор Фостер был — и об этом лорд Мельбурн прекрасно знал — самым надежным и опытным управляющим, о котором мог мечтать любой помещик.

Лорд Мельбурн протянул свою руку, и майор, пожимая ее в ответ, почтительно произнес:

— Я очень рад видеть вашу светлость. Прошло довольно много времени после вашего последнего визита.

— Я думал о том же, когда ехал по главной аллее, — ответил лорд Мельбурн. — Никогда не видел такой красоты.

— Вы будете еще более обрадованы, милорд, когда увидите сельскохозяйственные отчеты, — воодушевился майор Фостер.

— Я их обязательно прочту, — ответил лорд Мельбурн, — но сейчас задам вам несколько других вопросов. Скажите, чем занимается Николас Верной?

— До вас дошли какие-то слухи, милорд? — удивился Фостер.

— Я только что приехал от сэра Родерика, — ответил лорд Мельбурн. — Это истинная причина моего приезда: он лишил своего сына наследства.

— Я не удивлен, — сказал майор Фостер. — Об этом ходили скандальные слухи, и я намеревался посоветоваться с вашей светлостью относительно этого дела в ваш ближайший приезд.

— Что все это значит? — воскликнул лорд Мельбурн, направляясь через комнату к подносу с напитками и наполняя себе бокал.

— Вы помните Пещеры в поместье Вернона? — неожиданно спросил майор Фостер. — Они ведут в Чилтернс и первоначально, насколько я помню, использовались римлянами. В течение многих веков они разрабатывали эти подземные лабиринты неоднократно, и хотя вы посещали эти места, когда были мальчиком, сейчас о них почти все забыли.

— Конечно, я их помню, — сказал лорд Мельбурн. — Мы с Николасом частенько исследовали их со свечами, пугая друг друга в темноте. Я помню, что всегда приходил в ужас при мысли о том, что не смогу найти дорогу обратно. Какая польза может быть от них сейчас?

— Я слышал, — спокойно сказал майор Фостер, — что мистер Верной открыл в них Клуб Адских Огней.

— Бог мой! — воскликнул лорд Мельбурн. — Вы, должно быть, шутите! Ведь сэр Фрэнсис Дэшвуд, который держал Клуб Адских Огней в Северном Викомбе, умер одиннадцать лет назад, и еще перед его смертью подобные клубы были запрещены законом.

— Это на самом деле так, — сказал майор Фостер, — поэтому Николас Верной держит информацию о своем клубе в секрете. До меня дошли слухи о нем около года назад, но я не мог поверить в такую чепуху и подумал, что это сплетни деревенских кумушек.

Местные жители говорили о том, что в Пещерах ведутся какие-то работы, и я узнал, что на них используются нуждающиеся в трудоустройстве добровольцы из расформированных воинских частей. Сначала я было подумал, что там ремонтируются дороги, но ходили еще и другие разговоры.

— О чем? — настойчиво спросил лорд Мельбурн.

— Говорили о женщинах, брошенных в фургоны, о каретах с гербовыми щитами, которые проследовали ночью через деревню и свернули на заброшенную дорогу, ведущую к Пещерам.

Майор Фостер на минуту замолчал.

— Рассказывайте дальше, — поторопил лорд Мельбурн.

— Потом разразился местный скандал, — продолжил майор Фостер. — В деревне есть некая девушка, известная по имени Простушка Сара, воспитанница старой миссис Хаггинс. Ваша светлость, может быть, помнит ее, потому что она почти полвека выкармливала чужих детей.

— Я помню, моя мать говорила о ней, — сказал лорд Мельбурн. — Она неодобрительно отзывалась об этой женщине и почти была уверена в том, что некоторые из детей, оставленных на ее попечение, были заморены ею и тайно похоронены в саду за домом.

— Может быть, это так, — допустил майор Фостер. — Но Сара, которая, очевидно, была любимым ребенком, выросла. Ее прозвали Простушка, потому что ей явно недоставало ума, хотя никто не замечал за ней никаких признаков лунатизма или чего-нибудь подобного.

— А она хорошенькая? — усмехнувшись, спросил лорд Мельбурн.

— Очень, — сказал майор Фостер, — что объясняет интерес, проявленный к ней мистером Николасом Верноном.

— Так что же произошло? — поинтересовался лорд Мельбурн.

— Я могу пересказать вашей светлости только слухи, которые дошли до меня и которые я могу припомнить, — ответил майор Фостер. — Сару увезли в Пещеры. Она вернулась назад с дикими историями о том, что там происходило: о джентльменах и женщинах, одетых в монашескую одежду, о странных церемониях, которые подозрительно походили на самые безобразные оргии, устраиваемые сэром Фрэнсисом Дэшвудом. Поэтому я решил прояснить этот вопрос.

— И что вам удалось узнать?

— Один человек, который очень хорошо знал Николаев Вернона, — продолжал майор Фостер, — рассказал мне о том, что Николас чрезвычайно интересовался Адскими Огнями Пещер в Западном Викомбе. Конечно, он был всего лишь школьником, когда умер сэр Фрэнсис и Пещеры были закрыты, но после окончания Оксфорда он предпринял невероятные усилия, чтобы исследовать их, и множество раз ездил на вершину горы — к мавзолею, который построил сэр Фрэнсис. Он досаждал местным жителям в окрестностях Западного Викомба своими расспросами о том, что происходило в Пещерах.

Они считали его очень назойливым и старались отделаться от него, но Николас оказался весьма настойчивым.

— Вы думаете, он хотел последовать примеру сэра Фрэнсиса? — задумчиво спросил лорд Мельбурн.

— Боюсь, что да, — ответил майор Фостер.

— А в деревне недовольны тем, что Простушку Сару втянули в такие неприятности? — заметил лорд Мельбурн.

— Не столько тем, что ее вовлекли, — сказал майор Фостер. — Скандал разразился после того, как исчез ее ребенок.

— Ее ребенок? — воскликнул лорд Мельбурн.

— Она клялась, что отец ребенка — Николас Вернон, — объяснил майор Фостер. — Но через месяц после рождения ребенок исчез, и Сара обезумела.

Она, хотя и не в полном уме, любила дитя по-своему и была, я уверен, вполне хорошей матерью. Когда она потеряла младенца, она бродила по окрестностям, как безумная, и обвиняла Николаев Вернона в том, что он принес ребенка в жертву Пещерам.

— Бог мой! — воскликнул лорд Мельбурн.

— Поднялся такой шум, что самые уважаемые жители деревни, во главе с викарием, отправились к сэру Родерику. Было очевидно, как рассказывали они впоследствии, что сэр Родерик не был особенно удивлен информацией о Пещерах. Но когда разговор коснулся ребенка, он испытал шок, а затем пришел в ужас.

Он написал своему сыну Николасу о том, что лишил его наследства, и велел никогда более не возвращаться в Прайори.

— Чтo и произошло! — воскликнул лорд Мельбурн. — А, черт! Фостер, я с трудом могу поверить, что такие вещи происходят в наши дни.

— По-моему, мистер Николас Верной всегда был неприятным молодым человеком, — сказал майор Фостер. — Должен признаться, милорд, я никогда его не любил, но представить себе не мог, что он способен так низко опуститься.

— А сейчас Пещеры закрыты? — спросил лорд Мельбурн.

— Об этом мы не знаем, — сказал майор Фостер. — Никто не желает нарушать границы владений, чтобы узнать, существует ли в этих Пещерах какое-нибудь заведение или нет. Я предполагаю, что мистера Николаев не было в этих местах около месяца. А если он здесь и был, то мне об этом неизвестно. — После короткой паузы майор Фостер добавил:

— Но ведь вы видели сэра Родерика, милорд. Он говорил с вами об этом?

— Говорил, но очень коротко, — ответил лорд Мельбурн. — Однако скоро я увижу его снова.

Не желая посвящать управляющего в свой разговор с сэром Родериком, лорд стал говорить о делах, касающихся собственного поместья. А так как тема была неисчерпаема, ленч пришлось отложить. Поездка в Прайори также была перенесена на более позднее время.

Дворецкий Бейтс открыл перед ним дверь и, принимая перчатки и шляпу, сообщил:

— Мисс Кларинда находится, в кабинете, милорд.

В данный момент она занята.

Когда лорд Мельбурн направился к ступенькам, чтобы подняться наверх, к сэру Родерику, он услышал резкий и развязный голос, который, возвышаясь от гнева, раздавался из кабинета, находящегося в другом конце холла. Это был голос мужчины, и, поймав взгляд камердинера, обращенный на закрытую дверь, лорд спросил:

— Кто находится у мисс Кларинды?

— Один из фермеров, милорд, — грубый человек с необузданными манерами.

Лорд Мельбурн прошел через холл и открыл дверь кабинета. В этот момент мужчина говорил:

— Давайте мне денег, или я пойду наверх и потребую их у сэра Родерика. Я знаю, что я прав! Или давайте мне денег, или вам будет еще хуже.

Лорд Мельбурн сделал несколько шагов вперед.

Кларинда сидела за большим письменным столом в центре комнаты. Этот стол явно не предназначался для женщины, поэтому Кларинда выглядела очень маленькой и хрупкой.

Перед ней стоял большой плотный мужчина, темноволосый и смуглый, он говорил с акцентом, который, заметил лорд Мельбурн, был более присущ обитателям Биллингсгейта, чем жителям деревни.

— Могу ли я чем-нибудь помочь? — спросил лорд.

Мужчина, стоящий спиной к двери, быстро обернулся. Выражение его лица было агрессивным и даже свирепым, но при появлении лорда Мельбурна оно мгновенно изменилось и стало подобострастным.

— Я прошу только то, что мне причитается, сэр, — сказал он угрюмо.

— Не только то, что причитается, а гораздо больше, и вы об этом хорошо знаете, — возразила Кларинда. — Вы получили тридцать фунтов от поместья три недели назад на починку инвентаря, и когда на прошлой неделе я приехала к вам, то увидела, что инвентарь был неисправным, а от денег не осталось и следа.

— А материал я на что должен был купить? — грубо спросил мужчина.

— Я не видела также никакого материала, — ответила Кларинда.

— Ну нет, мне надо поговорить с сэром Родериком насчет денег, — сказал крестьянин.

Лорд Мельбурн ясно почувствовал, что в этих словах прозвучала не просьба, а угроза.

— В связи с тем, что сэр Родерик не совсем хорошо себя чувствует, — сказал лорд Мельбурн, — завтра я пошлю моего управляющего, майора Фостера, на вашу ферму. И он сообщит мисс Верной о том, имеете ли вы право требовать дополнительных средств.

— О, я вполне имею право, — сказал мужчина. — Мистер Николас знает об этом.

— Тогда, я полагаю, вы должны изложить свои требования мистеру Николасу Вернону, — оборвал его лорд Мельбурн, — так как у меня есть подозрение, что вы не только плохой фермер, но и вообще не тот, за кого вы себя выдаете. И я не удивлюсь, если сыщики с Боу-стрит заинтересуются, почему вы оказались в наших краях.

Как только лорд произнес эти слова, мужчина преобразился на глазах. Сначала, казалось, он был готов броситься на лорда Мельбурна, но затем его решимость рассыпалась в прах и, украдкой поглядывая на дверь, он вкрадчиво произнес:

— Я понял вас, сэр. Не надо посылать никого на ферму. А я оттуда уберусь.

— Я тоже так думаю, — сказал лорд Мельбурн. — И чем скорее, тем лучше. Мой управляющий приедет и посмотрит, сдержали ли вы свое обещание.

Неизвестно, слышал ли мужчина последние слова лорда. Он уже бросился к двери, резко захлопнул ее за собой, и были только слышны его торопливые удаляющиеся шаги по вестибюлю.

Лорд Мельбурн взглянул на Кларинду и увидел, что, несмотря на ее усилия сохранить свое достоинство, она была готова расплакаться.

— Как вы узнали о том, что он — не тот, за кого себя выдает?

— Но ведь это вполне очевидно, что он — не деревенский житель, — ответил лорд Мельбурн.

— Его прислал сюда Николас два месяца назад, — объяснила она, — и я не осмеливалась беспокоить дядю Родерика, потому что он тяжело болен. Я разрешила ему заниматься хозяйством, хотя понимала, что это ошибка. С тех пор он постоянно требовал от меня денег.

— А на какой ферме он хозяйничал? — спросил лорд Мельбурн.

— На той, которая расположена у Овражьего Дна, — ответила она.

Он кивнул.

— Я знаю это место. Я скажу Фостеру, чтобы он нашел вам приличного арендатора.

— Мне не хотелось бы доставлять вашей светлости лишних хлопот, — тихо сказала Кларинда.

— А есть ли еще в поместье люди, присланные Николасом?

Она колебалась секунду.

— Вам лучше об этом сказать, — заметил он мягко.

— Есть еще один, — ответила она, — кроме Вальтера — лакея, которого вы видели сегодня утром. Николас настоял, чтобы мы приняли его на службу.

— И что это за человек?

— Он пришел дней десять назад и попросил сдать ему в аренду ферму у Медвежьей Берлоги около Пещер.

Когда она произнесла эти слова, то румянец покрыл ее щеки, и лорд Мельбурн понял, что она слышала о Пещерах.

— Кто этот человек?

— Он выглядел очень странно, — сказала Кларинда. — Скорее он походил на священника, чем на фермера. С ним были еще какие-то двое мужчин.

Возможно, его родственники, я не знаю. Как бы то ни было, Николас прислал мне письмо с настоятельной просьбой передать ему ферму. Кто-то сообщил ему, что она свободна.

— И вы отдали ферму? — поинтересовался лорд Мельбурн.

— А что еще я могла сделать? — спросила Кларинда. — Я не могла обсудить кандидатуры новых арендаторов с дядей Родериком из-за состояния его здоровья, в то же время у меня не было полномочий отказывать Николасу. И этот мужчина въехал на ферму, я полагаю, дня три назад.

— Он вам не понравился? — спросил лорд Мельбурн.

— В нем было что-то ужасное, — сказала она, слегка содрогнувшись. — Я не могу объяснить почему, но он внушил мне страх.

— Я велю Фостеру взглянуть и на эту ферму, — сказал лорд Мельбурн.

— Я не хотела бы злоупотреблять добротой вашей светлости, — сказала Кларинда, — но в этом деле мне не обойтись без помощи.

— Я вижу, вам не по душе мое покровительство.

Поэтому обещаю, что больше не воспользуюсь вашей слабостью.

На мгновение она гордо вскинула голову, будто он оскорбил ее, но затем сказала:

— Полагаю, вы правы, милорд, насчет моей слабости. Когда видишь, как вы противостоите людям, подобным мужчине, который только что убрался отсюда, или тому, который въехал на ферму у Медвежьей Берлоги, понимаешь, насколько безнадежно быть женщиной.

— Вы предпочли бы быть мужчиной? — спросил лорд Мельбурн, думая о том, как необыкновенно женственно выглядит она. Ее огромные глаза были наполнены тревогой, уголки губ слегка опущены, а белоснежная накидка трепетно вздымалась на ее груди.

— Я ненавижу это состояние, если хотите знать! — воскликнула она с неожиданной страстью. — Я желала бы быть мужчиной — мужчиной, который мог бы бороться с такими мерзкими типами, вроде этих арендаторов, который мог бы управлять ими. Мужчиной, которому не надо было бы льстить, интриговать, просить милости из-за того, что он слишком слаб, чтобы требовать их.

Лорд Мельбурн цинично рассмеялся.

— Когда вы будете немного постарше, — сказал он, — вы поймете, уверяю вас, что хорошенькой женщине гораздо легче получить желаемое, чем мускулистому мужчине.

Он говорил почти ласково — просто потому, что был очарован ее прелестью. Она с удивлением взглянула на него, и на секунду их глаза встретились.

Затем она резко отвернулась и сказала убийственно холодным тоном:

— А в отношениях с вами, милорд, я особенно хотела бы быть мужчиной.

Глава 3


Лорд Мельбурн проснулся с ощущением сладостного предчувствия, какого не испытывал с детства.

Сначала он удивился, так как не мог понять, где он находится; но затем, глядя на резную спинку своей огромной кровати, вырисовывающуюся в брезжащем сквозь занавески свете, он понял, что находится в Мельбурне.

Одновременно ощутил, что чувствует себя великолепно, и осознал, что давно уже не просыпался по утрам со столь ясной головой.

Вчера он отправился спать пораньше и думал, что долгое время будет лежать без сна, но, как только его голова коснулась подушки, он тотчас же заснул. Лорд не ожидал, что на второй день пребывания дома у него будет столько дел.

Проникший сквозь окно ветерок всколыхнул занавески, и золотой луч солнца на секунду осветил комнату. Солнечный яркий луч напомнил ему о волосах Кларинды, и лорд поймал себя на мысли, что думает о ней.

Лорд Мельбурн не был особенно тщеславным человеком, но был бы глупцом, если бы не замечал, что при виде его на лицах женщин любого возраста появляется особенное мягкое выражение, а их глаза ищут его ответного взгляда.

И только полный дурак (а лорд Мельбурн вовсе им не был) мог не видеть того, что стоило ему сделать женщине комплимент или посмотреть на нее восхищенным взглядом, как в глазах у дамы появлялся возбужденный блеск. Когда же он подносил руку дамы к своим губам, ее губы приоткрывались и сквозь них начинало вырываться учащенное дыхание.

И эта девица, это неискушенное дитя, которое не видело ничего в своей жизни, смотрит на него с неприкрытой ненавистью и говорит с ним ледяным голосом, который может сравниться лишь с холодным ветром, дующим из Сибири!

Почему она ненавидит его? Что кроется за ее враждебностью?

Лорд Мельбурн вынужден был признать, что все это его сильно заинтриговало.

Он думал, что деревня очень скоро ему надоест и его вновь потянет в Лондон, в компанию его друзей, к клубным развлечениям, вечеринкам и игорным заведениям, которые они так часто посещали.

Но теперь он знал, что не покинет Мельбурн до тех пор, пока не найдет ответов на все волнующие его вопросы.

Его интересовала не только Кларинда. Вчера днем, после того как он провел некоторое время с сэром Родериком, они с майором Фостером поехали взглянуть на Пещеры. Уже много лет лорд Мельбурн не ездил по этой дороге, и сейчас он заметил, что она была отремонтирована и расширена.

В прежние времена даже одну лошадь было очень трудно провести сквозь деревья и кусты, спускающиеся с Чилтернских гор к самой кромке полей, засеянных пшеницей.

Теперь же узкая тропинка превратилась в такую широкую дорогу, что по ней могла бы проехать карета, запряженная четверкой лошадей, а когда они доехали до самих Пещер, то увидели перед входом большой подъездной круг, засыпанный гравием.

Сам вход был явно переделан. Лорд Мельбурн взглянул на майора Фостера.

— Это стоило денег, — сказал он.

— Все исполнено в лучших традициях Дэшвуда, — пробормотал майор Фостер.

Оба они стали разглядывать большие кованые ворота, на которых висел внушительных размеров замок. По обеим сторонам входа были укреплены кольца, готовые принять горящие факелы, вокруг росли тисы, некоторые из них явно были высажены здесь недавно, другие стояли в кадках, и весь воздух был пропитан искусственностью, так отличавшейся от дикости покрытых ежевикой полей, которые лорд Мельбурн помнил с детства.

Через некоторое время они обнаружили огромную кучу мела, который, очевидно, был выкопан из самих Пещер, и площадку для стоянки экипажей.

Не заметив больше ничего интересного, они поскакали к одинокому фермерскому домику, стоящему в двухстах ярдах от входа в Пещеры посреди покрытых буйной растительностью полей, обильно засеянных еще ранней весной.

— Фермер, который возделывал это поле почти сорок лет, умер в прошлом месяце, — сказал майор Фостер. — Полагаю, сейчас это место свободно.

— Мисс Верной сообщила мне, что в течение последних трех дней сюда должен был приехать новый арендатор, — сказал лорд Мельбурн. — Николас Вернон прислал какого-то человека из Лондона.

— Еще какого-нибудь подонка! — воскликнул майор Фостер. — Вы оказались правы, милорд, насчет того человека. Когда вчера я приехал на ферму, его уже и след простыл. Теперь там нет никого.

— Я знал, что он так поступит, — сказал лорд Мельбурн. — Как только я увидел его, у меня возникло подозрение, что этого типа, похоже, ищут сыщики с Боу-стрит.

— Бог знает, где Николас Верной находит таких людей, — пробормотал майор Фостер.

Не успели они подъехать к ферме, как оба разом натянули поводья лошадей: дверь дома открылась, и навстречу им вышел странного вида человек, одетый в очень старую и ветхую сутану.

Лорд Мельбурн понял сразу, почему Кларинда сказала о том, что этот человек похож скорее на священника, чем на фермера. Он был плотного сложения, и выражение его бритого лица свидетельствовало о хорошей жизни. Голова его была почти лысой, а редкие сохранившиеся волосы были тронуты сединой.

Лорд Мельбурн уловил что-то очень неприятное во взгляде его узеньких, обведенных темными тенями глазок.

— Что вы желаете? — спросил мужчина голосом воспитанного человека.

— Я — лорд Мельбурн, ваш сосед, — ответил лорд Мельбурн, — а это майор Фостер, мой управляющий.

Полагаю, вы — новый арендатор?

— Вы имеете какое-нибудь право на эти земли? спросил человек в сутане.

— Нет, — ответил лорд Мельбурн. — Мы приехали нанести обычный визит вежливости.

— Это совсем не обязательно, — ответил человек, — поэтому мне остается пожелать вам всего хорошего, джентльмены. У меня нет времени, чтобы попусту тратить его на визитеров.

При этих словах он повернулся и ушел в дом. После того как дверь захлопнулась, лорд Мельбурн взглянул на майора Фостера.

— Очаровательные манеры, — сказал он с сарказмом. — И какого дьявола он здесь делает?

— Полагаю, — ответил майор Фостер, — что только мистер Николас Верной сможет ответить на этот вопрос.

Лорд Мельбурн взглянул в сторону Пещер.

— Мне не нравятся мои собственные подозрения по поводу него, — сказал он, обращаясь по большей части к самому себе.

Они поскакали в сторону главной дороги.

— Что же мне со всем этим делать? — вслух размышлял лорд Мельбурн. — Вы можете сказать, что это не мое дело, но ведь сэр Родерик тяжело болен, Николас Верной лишен наследства, а эта девушка, какие бы ни были у нее цели и намерения, одна в Прайори, и я чувствую, что должен взять на себя определенную ответственность.

— Причем огромную ответственность, милорд, если вы разрешите мне так выразиться, — ответил майор Фостер. — Вы пользуетесь очень большим влиянием в графстве. И вы не должны допустить, чтобы этот скандал имел продолжение.

— Я понимаю, о чем вы говорите, — ответил лорд Мельбурн. — Но в то же время не могу утверждать что-либо, не имея доказательств. У нас есть только сообщение деревенской девицы, которая известна своей странностью, что она принимала участие в каких-то оргиях и подозревает, что сын одного из самых крупных наших землевладельцев похитил ее ребенка. И вы, Фостер, так же как и я, прекрасно понимаете, что слухи не могут служить доказательством в суде.

Майор Фостер вздохнул.

— В самом деле, милорд, у нас нет ничего лучшего, чем это.

— У нас должны быть более весомые доказательства, — настойчиво сказал лорд Мельбурн. — Выясните, Фостер, когда Николас Верной собирается устроить очередную пирушку в Пещерах. И если я сильно не ошибаюсь, об этом нам может сообщить тот потрепанный батюшка, которого мы только что оставили на ферме у Медвежьей Берлоги.

— Скажите мне, ради всего святого, — воскликнул майор Фостер, — зачем Николасу Вернону потребовался священник?

Лорд Мельбурн взглянул на своего управляющего и собрался было ответить на его вопрос, но затем передумал.

— Я убежден, — сказал он вполне серьезно, — что простые размышления по поводу происходящего нам не помогут. Нам нужны факты, Фостер, факты для доказательства того, что творится что-то неладное.

Он опустил руку и крепко взялся ею за седло.

— Обещаю вам, что я пойду к лорду-лейтенанту, главе исполнительной и судебной власти в графстве, чтобы обрести поддержку закона. Я приведу войска, если нужно. Но я должен иметь вполне определенные доказательства против Николаев Вернона, иначе я стану для всех посмешищем.

Лорд Мельбурн говорил уверенно и действовал, как он считал, осмотрительно. И в то же время он понимал, что все это его чрезвычайно занимало.

Остаток дня лорд полностью провел с главным конюхом, который хотел показать ему годовалых жеребят и настаивал на том, чтобы его светлость осмотрел в соседней конюшне нескольких лошадей, предназначенных на продажу.

После двухчасового упорного торга лорд Мельбурн приобрел, наконец, трех прекрасных многообещающих верховых жеребцов, в результате чего он возвратился домой в прекрасном расположении духа.

На следующее утро, одеваясь с помощью камердинера, лорд подумал, что, возможно, майор Фостер сообщит ему сегодня новую информацию о Пещерах, а когда он спускался по лестнице к завтраку, то признался самому себе, что давно уже ничто не вызывало у него такого интереса, как ситуация в Прайори.

— Сегодня хорошее утро, Ньюман, — сказал он своему камердинеру, принимая от него блюдо с телячьими отбивными, украшенными сливками и свежими грибами.

— Рад видеть вашу светлость в добром здравии, ответил Ньюман.

Он был самым старым слугой, который служил еще отцу лорда Мельбурна.

— Мне следовало бы приезжать в деревню почаще, — сказал лорд Мельбурн, — это явно идет мне на пользу.

— Мы были бы очень рады видеть вас, милорд, ответил Ньюман, и лорд Мельбурн знал, что он сказал чистую правду.

Отведав еще несколько блюд и похвалив повара, лорд Мельбурн направился к парадной двери, перед которой его ждала оседланная лошадь.

Это был черный жеребец, с белыми щетками на передних ногах, великолепный скакун арабских кровей, которого лорд Мельбурн купил в Таттерсэллзе шесть месяцев назад. Он отправил жеребца в деревню и почти забыл о его существовании.

Сейчас лорд смотрел на него оценивающе, с удовольствием осознавая, что ему придется приложить немало усилий, чтобы справиться с этим животным.

Жеребец вставал на дыбы, и два грума еле сдерживали его, пока лорд Мельбурн садился в седло.

— Сарацин застоялся, милорд, — заметил один из грумов, но его слова были излишни, потому что жеребец, брыкаясь и вставая на дыбы, уже скакал по главной аллее, делая все возможное, чтобы доказать свое превосходство человеку, который — и жеребец это инстинктивно ощущал — мог его покорить.

Лорд Мельбурн направил Сарацина через парк, проверяя его галоп, к ужасу кроликов, попрятавшихся в свои норы, и поскакал к Глубокой Лощине, которая была традиционным местом, где объезжали молодых скакунов.

Глубокая Лощина лежала между поместьем Мельбурна и владением сэра Родерика. Она состояла из обширных густых лесов и пятидесяти акров некультивируемой земли, но посредине ее проходила заросшая травой дорога, любимая обеими семьями еще с давних времен.

Однако до сих пор вопрос о принадлежности этой земли был не решен. На одних старинных картах Глубокая Лощина находилась на территории поместья Мельбурна, на других — во владениях Прайори.

Лощина была яблоком раздора с тех пор, как лорд Мельбурн себя помнил, но теперь; с улыбкой триумфатора, он вспоминал о том, что вчера сэр Родерик предложил ему Глубокую Лощину в подарок.

Он, конечно, мог показать свое превосходство сэру Родерику и сказать, что давно считает эту землю своим владением, но понимал, что не имеет никакого права говорить об этом до тех пор, пока сэр Родерик сам не вынесет окончательного решения по поводу своих земель.

Лорд Мельбурн знал, что этот дар был почти что подкупом. Но в то же время ему было приятно его принять, потому что таким образом навсегда решался вопрос о подлинном владельце этого участка земли.

Сарацин закусил удила и изо всех сил старался перейти на бешеный галоп. Хотелось бы посмотреть, думал лорд Мельбурн, скача на жеребце между деревьями, на что способно его новое приобретение, если умело обуздать его непомерную энергию и направить ее в нужное русло.

Когда он подъехал к дороге, лежащей между двумя поместьями, то обнаружил, что находится на ней не один. С того конца, по направлению к нему, двигалась верховая фигура в зеленом костюме. Лорду сразу же стало понятно, что Кларинда увидела его в тот самый момент, когда он увидел ее, и хотя между ними было достаточно большое расстояние, он был уверен в том, что при виде его губы ее сжались, а глаза потемнели от гнева.

Ему показалось, что она почти инстинктивно по-1 вернула, чтобы избежать с ним встречи. Ударив хлыстом свою лошадь, она пустила ее вдоль дороги галопом, явно прилагая массу усилий для того, чтобы поскорее скрыться от сверкающих глаз лорда.

Она поскакала так быстро, что выиграла значительное преимущество, прежде чем лорд Мельбурн, надвинув покрепче свою высокую шляпу, ринулся за ней в погоню.

Было так радостно ощущать холодный утренний ветер на своем лице, слышать топот бьющих о землю копыт и испытывать возбуждение от погони, в которой — он знал — ему должна достаться победа.

Лошадь Кларинды была хорошей породы — сэр Родерик никогда не держал плохих лошадей, — но у нее не было мощи Сарацина и его арабских кровей. В то же время Кларинда сумела воспользоваться его замешательством и умчаться достаточно далеко, и — что было еще важнее, думал лорд Мельбурн, наблюдая ее впереди, — она была прекрасной наездницей.

На Кларинде не было шляпы, и ее волосы, переливаясь в утренних лучах солнца, развевались по ветру и обвивали ее шею вместе с зелеными лентами банта.

Ему показалось, что впереди колыхался флаг, зовущий его за собой.

Он пришпорил Сарацина с такой решимостью, будто собрался участвовать в гонках, высшей ставкой которых был непреодолимый соблазн.

Он поравнялся с Клариндой только после того, как они проскакали три четверти всей дороги. На мгновение он увидел ее глаза: они сияли, несмотря на невероятное напряжение сил. Тогда он понял, что она жаждала победить его в этой гонке.

Некоторое время их лошади мчались бок о бок, но Кларинда, невероятно напрягшись, сумела вновь его обогнать. Однако, очень быстро поняв, что дальше уйти ей было невозможно, потому что впереди виднелся конец дороги, она начала натягивать поводья.

Лорд Мельбурн тоже стал сдерживать жеребца, и лошади их наконец остановились на самом краю Глубокой Лощины. Оба всадника тяжело дышали, на щеках Кларинды выступили яркие пятна румянца.

Почти театральным жестом лорд Мельбурн снял с головы шляпу.

— Приветствую амазонку! — воскликнул он.

Возбужденная погоней, она улыбнулась ему неподдельной улыбкой. Ее глаза, казалось, излучали солнечный свет. Затем она вызывающе сказала:

— Вы пересекли чужие владения, милорд.

— Могу сказать вам то же самое, — ответил он. Вы нарушили мои границы.

— Эта земля принадлежит Прайори со времени правления Генриха VIII, — возразила она.

— Это лишь ваше заявление, но я его не признаю, — ответил он. — Однако что касается реального положения дел, то со вчерашнего дня эта земля бесспорно принадлежит мне.

Она бросила на него быстрый взгляд.

— Дядя Родерик отказался от нее в вашу пользу? спросила она и добавила почти презрительно: Слишком большая цена за те мелкие услуги, которые вы готовы ему оказать.

— Вы хотите спровоцировать меня, — весело сказал лорд Мельбурн, — но не надо быть маленьким тигренком. Позвольте лучше сделать вам комплимент, мисс Верной, по поводу вашей верховой езды.

Никогда не видел, чтобы женщина так прекрасно держалась в седле.

На секунду ему показалось, что она была польщена его словами. Но пошатнувшаяся стена, которую она воздвигла между ними, устояла, и Кларинда произнесла ледяным тоном:

— Я не нуждаюсь в вашем одобрении, милорд.

Полагаю, вы зайдете к моему дяде сегодня днем. Он ждет вашего прихода.

Она повернулась, не дослушав его последних слов, и поскакала по покрытой травой дороге, исчезающей между деревьями, по направлению к Прайори. Лорд Мельбурн проводил ее взглядом, на его лице играла улыбка.

Но все-таки, когда он скакал назад в Мельбурн, он испытывал досаду оттого, что не мог понять — и сто раз он уже задавал себе этот вопрос, — почему она так решительно была против него настроена.

Живя здесь, в Прайори, тихой и спокойной жизнью, она вряд ли могла общаться с дамами из высшего общества, чьим вниманием он был одарен.

Более того, он не мог себе представить, чтобы какая-нибудь из этих высокопоставленных женщин стала бы вести доверительные беседы с деревенской девушкой, которая, в чем он уже смог убедиться, никогда не покидала спокойных и безопасных мест, окружающих Прайори.

Он узнал от лорда Родерика, что Кларинде всего лишь девятнадцать лет. Она жила в Прайори уже четыре года. За это время она не завела никаких знакомств, не выезжала даже в общество местной знати, не говоря уж о высшем лондонском свете.

Лорд Мельбурн узнал и еще кое-что из своего разговора с сэром Родериком. Как многие старые люди, сэр Родерик был невероятно скуп. Он был богатым человеком, но не мог позволить себе тратить деньги на что-нибудь еще, кроме своего любимого поместья.

И теперь лорду Мельбурну стало ясно, почему мебель в доме была так стара и ветха и почему Кларинда так очевидно нуждалась в обновлении своего гардероба.

Лорд понимал в человеческой природе больше, чем сам о том подозревал, и знал, что старые люди зачастую становятся либо безумно расточительными, либо необыкновенно скаредными.

Сэр Родерик принадлежал к последней категории, и если он действительно собирался оставить все свое состояние Кларинде, то она, несмотря на то что не имела в настоящее время ни пенни, должна была стать богатой наследницей.

Однако существовало немало проблем, спокойно размышлял лорд Мельбурн, которые требовали решения. В то время как он потворствовал настойчивой идее сэра Родерика о том, что два поместья должны быть объединены в одно, а Мельбурны породниться с Вернонами, он прекрасно понимал, что беспокойство старика о Кларинде занимает лишь второстепенное место по отношению к тревоге о собственных землях.

Старик не мог вынести мысли о том, что поместье не будет содержаться в надлежащем порядке и о нем не будут заботиться так, как он, — отдавая всю свою душу и сердце. Он собирался бороться за Прайори до своего последнего дыхания: Кларинда была лишь средством достижения этой великой цели.

— Хотелось бы мне знать, что будет с девушкой? спросил лорд Мельбурн самого себя и пожал плечами.

После смерти сэра Родерика он уже не станет вмешиваться в эти дела, и она вряд ли обратится к нему за советом. Но в то же время он не мог отделаться от ощущения, что Николас Верной сыграет в этой ситуации не лучшую роль.

В других обстоятельствах ему разумнее всего было бы жениться на приемной племяннице его отца. Между ними не было никакой родственной связи. Но из поведения Николаев лорд Мельбурн заключил, что тому не следовало жениться вообще, а тем более на изысканной и неискушенной Кларинде.

Когда лорд Мельбурн ехал через парк, он поймал себя на мысли о том, что представляет, как чудесно выглядела бы Кларинда в новом модном наряде. Он был готов держать пари, что она получила бы титул «Несравненная» на балу в честь святого Джеймса.

Даже всеми признанная красота леди Ромины теперь казалась ему тяжеловесной и грубой рядом с хрупкостью этого маленького точеного личика и полупрозрачностью чистой и белой кожи.

— Столь прекрасная девушка, и при этом — богатая наследница! — громко произнес лорд Мельбурн и снова глубоко задумался: ведь с ней может случиться черт знает что.

Майор Фостер ожидал его в доме с пачкой статистических отчетов, но лорд Мельбурн отложил их в сторону.

— Какие новости? — спросил он, и майор понял, что конкретно имел в виду лорд.

— Вчера вечером я зашел к викарию, — ответил майор Фостер. — Он сказал мне, что Простушка Сара так обезумела от горя, потеряв своего ребенка, что поговаривают о том, не пора ли сдать ее в психиатрическую больницу.

— Бедняжка! — воскликнул лорд Мельбурн. — Но в то же время мне с трудом верится в то, что Николас, который все-таки был рожден джентльменом, мог совершить столь чудовищный поступок.

— Я тоже не могу в это поверить, — согласился майор Фостер. — Я также навел справки о том странном человеке, с которым мы разговаривали у Медвежьей Берлоги. Викарий ответил мне, что у него есть основания предполагать, что имя этого человека — Торнтон и что он действительно священник.

— Почему викарий так думает? — спросил лорд Мельбурн.

— По-видимому, он вспомнил скандал, который разразился три года назад в церковном приходе возле Бэконсфилда. Крестьяне стали выражать недовольство, и приходской священник исчез. Викарий, будучи достаточно проницательным человеком, сказал, что арендатор фермы по описанию очень похож на исчезнувшего батюшку.

— А вот это нам тоже надо будет доказать, — сказал лорд Мельбурн. — Викарий высказал лишь свою догадку. Может быть, он прав, но в то же время у него нет достаточных оснований, и вы хорошо об этом знаете, Фостер.

— Конечно, милорд, поэтому я буду продолжать наводить справки.

— Надеюсь, вам удастся раздобыть информацию.

Им надо было обсудить так много вопросов, что лорд Мельбурн сильно удивился, когда объявили, что ленч подан.

После того как лорд хорошо поел и нашел, что еда была замечательно хороша, а он уже было думал, что его французский повар в Лондоне избаловал его своей кухней и никакие другие блюда не могли прельстить его, он поднялся наверх, чтобы переменить одежду.

Фаэтон ждал у порога, и лорд отправился в Прайори в прекрасном настроении, с предчувствием чего-то нового и с ощущением внутреннего довольства, которое, возможно, имело какое-то отношение к превосходному кларету, выпитому им за ленчем.

Он не торопил своих лошадей, греясь в солнечных лучах и наслаждаясь видом окружающих его полей.

Он думал о том, что в лесах Прайори, возможно, гнездится множество фазанов и какую знатную охоту на куропаток можно устроить здесь осенью.

Стрелять куропаток можно, конечно, и в Мельбурне, подумал лорд, но захочет ли принц Уэльский быть его гостем, если он пригласит его и в Прайори.

В то время как он размышлял над этим вопросом, позади послышался стук копыт, и лорд Мельбурн, повернув голову, с удивлением увидел, что его нагоняет элегантная карета с ливрейным кучером на передке.

Ему показалось, что он где-то уже видел такую ливрею, но затем подумал, что ошибся, пока карета не поравнялась с его фаэтоном и красивое женское лицо не выглянуло из опущенного окна.

— Добрый день. Неотразимый! — воскликнула леди Ромина и подождала, пока ее лакей откроет дверь экипажа.

Ошеломленный лорд Мельбурн бросил вожжи своему груму и спрыгнул как раз вовремя, чтобы помочь сойти ее светлости.

— Моя дорогая Ромина, — сказал он, поднимая ее пальчики к своим губам, — во имя Всевышнего, скажите, что вы здесь делаете?

— Я полагала, что вы удивитесь, увидев меня здесь, — ответила она. — Но разве вы не подумали о том, что мне будет интересно знать, что здесь происходит?

— О чем бы вы хотели знать? — воскликнул он.

— О, Неотразимый, не надо темнить! — ответила она, бросив кокетливый взгляд через плечо, в то время как они шли к парадному подъезду. — Я приехала в Мельбурн почти сразу же после вас и узнала, что вы только что отправились в Прайори. И тогда я вспомнила, что сэр Родерик был давним поклонником моей мамы, и решила навестить его. Однажды я уже приезжала сюда много лет назад, когда была ребенком. Думаю, что он не забыл меня.

— Сэр Родерик очень болен. Более того, скажу прямо: он умирает, — ответил лорд Мельбурн. — Но вы не объяснили мне, Ромина, почему так неожиданно вы примчались из Лондона.

Она взглянула на него, и ее глаза на секунду сузились."

— А какой реакции вы ожидали от меня, — спросила она жестким тоном, — если Николас Верной широко оповестил всех о том, что вы обручились с никому не известной особой по имени Кларинда?

Лорд Мельбурн на секунду утратил дар речи. Он вспомнил подслушивающего лакея, который немедленно бросился в Лондон, услышав его первый разговор с сэром Родериком. Конечно, Кларинда была права. Этот человек помчался разыскивать Николаса и конечно же рассказал ему о том, что он услышал.

А теперь Николас Верной, как и предчувствовал лорд, поднял тревогу.

В то же время он не знал, что сказать леди Ромине.

— Я думаю, мой дорогой Неотразимый, вы должны рассказать мне все, — сказала она тихим вкрадчивым голосом.

Он знал ее слишком хорошо, чтобы не понимать, что под кажущейся мягкостью ее слов бурлил бешеный океан.

— Послушайте меня, Ромина, — сказал он. — Как я вам уже говорил, сэр Родерик находится при смерти. Поезжайте в Мельбурн и ждите меня там. Я скоро приеду обратно и дам вам необходимые объяснения.

Но даже произнеся эти слова, лорд Мельбурн со все возрастающей злостью подумал о том, что вряд ли ко времени своего возвращения домой он найдет какое-нибудь объяснение, а тем более — разумное.

Когда под давлением Кларинды он очутился в этом дурацком положении, он ни на мгновение не мог представить себе, что их притворная помолвка коснется кого-нибудь еще, а тем более выйдет за пределы Прайори.

Но Николас разболтал о ней всему Лондону, и леди Ромина примчалась в Мельбурн, чтобы поднять шум, застав его врасплох, потому что у него не было наготове никаких объяснений. Лорд Мельбурн почувствовал, что в груди у него поднимается волна гнева против автора этой глупейшей неразберихи.

Все это происходит по вине Кларинды, черт ее побери! Если ей захотелось разыграть спектакль, она могла бы продумать его более тщательно. Тогда бы в нем не было подслушивающего лакея, а Николас Вернон вел бы себя более предсказуемо.

— Ждите меня в Мельбурне, — сказал он леди Ромине, хотя знал, что эту команду она и не подумает выполнять.

— Я хотела бы посмотреть на ту молодую женщину, которая собирается стать моей новой родственницей, — сказала она. — Почему, мой Несравненный, вы так скрытничаете? Ведь все-таки вы — мой кузен. И мисс Кларинда Верной, кто бы она ни была, станет моей кузиной после вашей свадьбы.

Кроме того, я просто сгораю от желания увидеть ее и узнать, как ей удалось так быстро завладеть вашим вниманием.

Леди Ромина не была дурочкой, и лорд Мельбурн прекрасно об этом знал. Она вряд ли поверила бы в рассказ о любви с первого взгляда и прекрасно понимала, что у истории с помолвкой есть какая-то тайная подоплека. И бог знает, подумал лорд, что мог наговорить об этом Николас Верной.

Ему ничего не оставалось делать, как сказать довольно нелюбезным тоном:

— Хорошо, если вы желаете, идите и познакомьтесь с мисс Верной, но уверяю вас, Ромина, что нет никакой необходимости в том, чтобы вы вмешивались сейчас в мои дела.

— А разве я когда-нибудь вмешивалась? — спросила она ласковым голосом. — Ведь я желаю только одного — чтобы вы были счастливы, мой дорогой кузен.

Она не стала пояснять, почему она так жаждет его счастья, однако ее намерение стало вполне ясным, когда она положила свою белую руку поверх его руки и обратила к нему свое прекрасное лицо.

Одетая по последней моде, в высокой шляпе с качающимися перьями, в имперского покроя платье, красиво подчеркивающем ее изысканную фигуру, и в длинной мантилье — леди Ромина была несказанно хороша. Трудно было представить себе более обворожительную женщину. Однако взгляд лорда Мельбурна был холоден и спокоен, когда он шел по направлению к гостиной.

Комната была пуста, и лорд Мельбурн, сопровождаемый леди Роминой, вышел через стеклянные французские двери на террасу, пронизанную теплыми лучами солнца и наполненную ароматом роз и жимолости. И вдруг неожиданно, с чувством крайнего изумления, лорд увидел стоящую среди роз Кларинду.

Но она была не одна. Рядом с ней стоял Джулиан Вилсдон и, склонив к ней голову, держал ее в объятиях.

Мгновение лорд Мельбурн не мог пошевелиться, но через секунду леди Ромина весело рассмеялась.

— Бедняга Неотразимый! — сказала она. — Не успела состояться ваша помолвка, как вы уже пожинаете лавры!

Услышав звук ее голоса, Джулиан Вилсдон и Кларинда испуганно отпрянули друг от друга. Джулиан уставился на лорда Мельбурна, а Кларинда, вскрикнув, как испуганное дитя, бросилась бежать прямо через клумбы с розами и скрылась за кустами сирени.

Секунду лорд Мельбурн колебался, но затем, не говоря ни слова леди Ромине, повернулся и быстро пошел вслед за Клариндой.

Он не знал, зачем идет, но когда он обошел кусты сирени, за которыми скрылась Кларинда, то обнаружил тропинку. С каменным лицом, сжав губы, он пошел по ней и вскоре увидел Кларинду, стоящую в увитой розами беседке, перед которой находились потрепанные ветрами и непогодой солнечные часы.

Он подошел к ней и увидел, что она все еще не могла отдышаться после такого быстрого бега. Он посмотрел на нее сверху вниз и прежде, чем она успела что-то сказать, схватил ее за плечи.

— Как вы посмели! — взорвался он, и в его голосе послышался страшный гнев. — Как вы посмели дурачить меня! Вы попросили меня участвовать в какой-то безумной затее, чтобы помочь своему дяде, и после этого наносите мне оскорбление, выставляя напоказ своего любовника не только передо мной, но и перед моими друзьями!

Он был в таком бешенстве, что стал трясти ее за плечи, и от этого неистового напора золотисто-рыжие кудри Кларинды упали ей на лоб и разметались по плечам.

— Вы были грубы со мной во всех отношениях, — сказал он. — Я думал, что у вас есть на это какое-то моральное право, но ваше поведение дает мне полное основание сомневаться в этом.

Он стал трясти ее снова, но, несмотря на свой гнев, все-таки осознавал, как в эту минуту она была хороша — большие изумленные глаза ее глядели на него снизу вверх, влажные губы полуоткрылись, а на щеках алел яркий румянец.

Тогда очень грубо, потому что ярость все еще бушевала в нем, он сжал ее в своих объятиях.

— Если вы жаждете поцелуя, — промолвил он резко, — получите его от мужчины, который имеет на это полное право.

И прежде чем она успела вскрикнуть, она почувствовала его губы на своих губах и его поцелуй — жестокий и почти мучительный. Внезапно он осознал мягкость и сладость ее губ и стал целовать ее более нежно и не столь властно.

Его гнев исчез, и он почувствовал непреодолимое желание возбудить в ней ответную страсть, возникавшую у каждой женщины, которую он когда-либо целовал.

Его поцелуи были искусны, настойчивы, продолжительны. Но вдруг — невероятно! — лорд Мельбурн почувствовал, что после бурной безуспешной попытки освободиться от него Кларинда стала неподвижной и бесчувственной в его руках.

Она была так тиха, что он с удивлением поднял голову. И тогда она, изогнувшись всем телом, в мгновение ока высвободилась из его объятий. Минуту смотрела на него потемневшими от гнева глазами, а затем медленно и холодно произнесла:

— Боюсь, милорд, что ваши развязные любовные манеры не подойдут для здешних мест, какой бы успех они ни имели в Лондоне. Если у вас возникла безотлагательная потребность найти женщину, то в деревне есть множество незатейливых девиц, которые с удовольствием примут ваше предложение.

Она говорила без малейшей запинки, и было вполне очевидно, что она заранее приготовила эту речь. Но вдруг кровь вновь прихлынула к ее щекам, глаза загорелись, и она топнула ногой.

— Если бы только я была мужчиной, — закричала она, словно бросая в него слова, — я бы убила вас за это!

И прежде чем он смог ей ответить, она бросилась бежать сквозь кусты. Сначала ее фигурка еще мелькала среди ветвей, но через несколько секунд она окончательно исчезла из виду.

Лорд Мельбурн помедлил немного, глядя на то место, где только что она стояла, и странное выражение появилось на его лице.

Его гнев исчез, и теперь он думал только о Кларинде, неподвижно замершей в его руках, о нежности ее губ и, с изумленной горечью понимал, что не вы, звал в ней никаких ответных чувств, кроме ненависти.

Никогда ни одна женщина, которую он целовал, не отворачивалась от него с неприязнью, ни одна женщина за всю его жизнь не отвергала страстного призыва его губ.

И сейчас ему было тяжело осознавать то позорное положение, в которое он своим неукротимым порывом поставил себя сам.

Он не хотел оскорблять Кларинду и никогда не собирался применять к ней силу, даже в моменты дикой ярости. Но она чертовски разозлила его своим поведением, и это все произошло на глазах у Ромины, которая, со своим острым язычком и недалеким умом, из возникшей ситуации раздует большую историю.

Кроме того, честно признаваясь самому себе, он понимал, что не только гнев заставил его целовать Кларинду. Было что-то непреодолимо влекущее в полуоткрытых губах, в прелести повернутого к нему лица, в блеске солнца, играющего в ее волосах, в невероятной белизне кожи и в румянце, вспыхнувшем на ее щеках от его внезапного порыва.

Без сомнения, ему не надо было вести себя так.

Теперь она будет ненавидеть его еще больше, чем прежде, и, бог знает, он это заслужил. «Ваши развязные любовные манеры». Хороша фраза! Похоже, она заранее подготовила ее — после того как стала ненавидеть, узнав нечто о его прошлом. Теперь же у нее было достаточно оснований для того, чтобы испытывать к нему неприязнь.

Он понял, что она преднамеренно решила отвечать ледяной холодностью на его поцелуи и оставаться неподвижной в его объятиях. Но все-таки гнев переполнил ее, и она не смогла сдержать своего негодования.

Однако теперь-то он знал, что в своей ярости, обрушившейся на него, она была гораздо прекраснее, чем тогда, когда держала себя в руках.

Вся ситуация, однако, была настолько запутанной, что он не видел простого и ясного выхода. И кроме того, его ждала Ромина, и бог знает, что он должен ей сказать, чтобы еще более не ухудшить положения.

Лорд Мельбурн, нахмурившись, медленно направился обратно к розарию. На террасе никого не было, но когда он вошел в гостиную, то увидел ожидающего его Джулиана Вилсдона.

При появлении лорда Мельбурна молодой человек расправил свои плечи и смело взглянул в его лицо, но было видно, что он все равно очень нервничал.

— Я должен принести вам свои извинения, милорд, — сказал Вилсдон тихим голосом.

Лорд Мельбурн удивленно поднял брови.

— Я не хочу, чтобы вы думали, будто мисс Верной вела себя неподобающим образом, — продолжал Джулиан, — на самом деле все было не так, как предположила ваша гостья. Смешно сказать, она подумала, что я целовал ее.

— Тогда, возможно, вы потрудитесь объяснить, что же вы в действительности делали, — предложил лорд Мельбурн.

— Я говорил ей «до свидания», — сказал Джулиан с несчастным видом. — Мой отец заставил меня, против моей воли, пойти служить в армию. Сегодня мне надо уезжать. Я люблю Кларинду и поэтому пришел с ней попрощаться.

Лорд Мельбурн промолчал, и через секунду Джулиан продолжил:

— Я вел себя, конечно, не по-мужски, милорд, но я не мог удержаться от слез. И когда прикоснулся своей щекой к щеке Кларинды, как брат прикоснулся бы к сестре, она не оттолкнула меня. И больше ничего не было — я говорю вам правду, потому что мне не хотелось бы, чтобы вы засомневались в чистоте и совершенстве этой замечательной девушки.

При своих последних словах Джулиан повернулся к двери, и лорд Мельбурн почувствовал, что сам едва сдерживает свои искренние чувства.

— Спасибо, Вилсдон, я премного обязан вам за ваше объяснение, — сказал он тихо.

Затем, осознавая, как унизительно, наверное, было извиняться этому мальчику — а ведь Джулиан действительно едва вышел из мальчишеского возраста, — он добавил мягко:

— Желаю тебе удачи в армейской службе. Ты будешь наслаждаться ею, даже если сейчас тебе это очень трудно себе представить. Клянусь тебе, что самые счастливые дни я провел в своем полку.

— Хочу надеяться, что вы окажетесь правы, милорд, — сказал Джулиан Вилсдон упавшим голосом и вышел из комнаты, тихо закрыв за собой дверь.

Лорд Мельбурн постоял несколько секунд, ожидая, пока Джулиан покинет дом, а затем прошел из гостиной в холл. У дверей стоял Бейтс.

— Леди Ромина Рамси велела передать вам свой поклон, милорд, и попросила сообщить вашей светлости, что будет ждать вас в Мельбурне.

— А я, в свою очередь, последую сразу же за ее светлостью. Передайте сэру Родерику мой сердечный привет и скажите ему, что неожиданный гость нарушил мое намерение посетить его в назначенное время.

Но сегодня, позже к вечеру, примерно за час до обеда, я вернусь обратно.

— Хорошо, милорд.

Лорд Мельбурн поколебался мгновение, затем добавил:

— И скажите мисс Верной, что я буду глубоко признателен, если она соизволит пригласить меня к себе на обед сегодня вечером. Потому что, когда я вернусь от сэра Родерика домой, обедать мне будет уже поздно.

— Я сообщу об этом мисс Кларинде, милорд, — сказал дворецкий. — Надеюсь, вашей светлости понравится наше угощение.

Когда лорд Мельбурн шел к своему фаэтону, глаза его блестели. Он был уверен, что Кларинда придет в ярость при мысли о том, что ей придется принимать его у себя. Но он знал, что обед у сэра Родерика будет весьма подходящим поводом, чтобы отослать леди Ромину обратно в Лондон.

И он также не мог отрицать того, что снова хочет видеть Кларинду.

Глава 4


Кларинда достигла спасительного убежища своей спальни и захлопнула за собой дверь.

Она постояла секунду, прижав руки к пылающим щекам и ощущая, как бешено бьется сердце. Она была в такой ярости, какую не испытывала никогда в жизни.

— Как он посмел! Как он посмел! — вскричала она и топнула ногой — так, будто перед ней стоял сейчас лорд Мельбурн. Затем быстрым шагом прошла через комнату, бросилась на кровать и зарылась лицом в подушку.

Ведь она знала, что это должно случиться, знала, еще когда сэр Родерик в первый раз заставил ее написать письмо лорду Мельбурну с просьбой приехать в Прайори.

Она предвидела нечто подобное, но действительность превзошла все ее ожидания.

Она не представляла себе, что губы мужчины могут быть такими жесткими и грубыми, как у лорда Мельбурна, когда он начал осыпать ее первыми поцелуями.

Но она даже не могла вообразить, что те же губы могут стать нежными, страждущими и даже трепетными.

Теперь она знала, что это такое — целоваться!

Его светлость вел себя развязно, как она того и ожидала, но она была готова к этому! Поэтому заранее составила речь, которую повторяла про себя сотни раз, потому что в любой момент, рано или поздно, могла — нет, должна была! — встретить своего ближайшего соседа.

— Презренный тип! — громко сказала она. — Я ненавижу его! Ненавижу!

Когда она произнесла это, то поняла, что ненависть, которую испытывала к нему последние четыре года, стала более сильной и более реальной, потому что он сумел разозлить ее уже непосредственно своими собственными усилиями.

И не столько его слова, сколько странный взгляд серых глаз, проникающий в самое сердце, заставил ее ощутить свою слабость и неуверенность в себе.

Тогда, в первый раз, когда он вошел в комнату, невероятно красивый и безупречно одетый, она ощутила себя ничтожной в своем поношенном платье, с небрежно уложенными волосами и особенно ясно осознала, как безнадежно далеко она отстала от светского общества.

Почему он привел ее в такое смятение? Она чувствовала, что сэр Родерик проживет недолго, и тогда лорд Мельбурн уедет обратно в Лондон и она никогда больше не увидит его.

— Я ненавижу его, ненавижу, — повторяла она снова, вспоминая, как он ее целовал.

Она вытерла губы, но знала, что никогда не сможет полностью стереть память о первых поцелуях, которые под конец стали почти сладостными.

От этих мыслей у нее возникло странное чувство — она подумала, что если подпадет под власть его поцелуев, то потеряет саму себя.

Она не знала точно, что это означало: просто чувствовала себя заключенной в объятия его сильных рук и такой маленькой и слабой, что была не в силах противостоять.

Он, казалось, чего-то требовал от нее, что-то хотел получить, что-то отобрать и сделать навсегда своим. У нее было тревожное ощущение, что это ее сердце.

— Он не имел права дотрагиваться до меня! — гневно говорила она вслух, но все-таки в глубине души признавала, что она сама спровоцировала его на столь бурный гнев.

Она признавала, что ему, наверное, было досадно видеть ее с Джулианом, и он ведь не знал, что она всего лишь утешала несчастного молодого человека, который готов был расплакаться оттого, что ему приходилось прощаться с ней.

Уже одно это могло рассердить его светлость, но Кларинда понимала, что присутствие его подруги при этой сцене повергло его просто в унизительное положение. Она слышала голос женщины и ее смех — притворный светский смех, отметила она про себя презрительно, — вспомнила, как промелькнула высокая шляпа с летящими перьями, длинная мантилья из ярко-алого шелка. Больше она не видела ничего, потому что повернулась и бросилась бежать, ища убежища в зарослях кустарника.

При этой мысли лицо ее разгорелось огнем. Как она могла поступить так глупо!

Она должна была сохранить спокойствие, пойти и поприветствовать новую гостью в Прайори и объяснить, что Джулиан — ее старый друг и он пришел попрощаться, уходя в армию.

— Почему, — спрашивала она себя страдальчески, — почему я не могла вести себя как леди, а не как ребенок?

Она вновь спрятала лицо в подушку, сгорая от стыда за содеянное. Она говорила себе, что должна простить лорду Мельбурну его гнев, но он целовал ее — а этого она никогда не сможет ему простить.

— Он неразборчив в средствах, когда дело касается женщин, — говорила она самой себе.

Вспомнила тихий голос Джессики, рассказывающей ей, как она боролась с ним, пока у нее не иссякли силы и она не смогла больше противостоять ему.

Позже она боролась с собственным сердцем, чтобы не влюбиться в него, но не смогла совладать со своими чувствами.

Кларинда вспомнила тот ужас, который охватил ее, когда Джессика Тэнсли рассказала ей свою историю.

Кларинде в то время было пятнадцать лет, Джессике незадолго до этого исполнилось семнадцать, она выступала дебютанткой в светском обществе и уже была представлена их величествам.

Джессика была хорошенькой девушкой, с темными волосами, изогнутыми бровями и слегка раскосыми темными глазами. Но так как она выросла в деревне, то подружкой ее стала Кларинда, и Джессика хвасталась ей своими многочисленными победами, рассказывая истории о высшем обществе, о светских раутах, маскарадах, ассамблеях и балах — о том мире, где джентльмены подстерегают хорошеньких женщин, будто дичь, за которой они охотятся. Кларинда слушала ее с широко раскрытыми глазами.

Однажды Джессика рассказала ей, как она встретила лорда Мельбурна и что он вызвал у нее восхищение помимо ее собственной воли.

— После этого я влюбилась, — сказала она со слезами на глазах. — Я не могла с этим ничего поделать!

Я бросилась к его ногам и умоляла жениться на мне, но он только рассмеялся. Да, он смеялся, Кларинда, а я лежала, с разбитым сердцем и покинутая, и лишь мои длинные волосы, спадающие с плеч, прикрывали мою наготу.

Кларинда чувствовала, что в этот самый драматический Момент исповеди Джессика позволяла себе поэтическую вольность, потому что ее волосы никогда не дорастали ниже плеч. Но, несмотря на это, история о жестокости лорда Мельбурна так ее потрясла, что возникла стойкая ненависть к мужчине, который обошелся с молодой и невинной девушкой столь безжалостным образом.

— Я отдала ему мое тело, мое сердце, мою душу, — рыдала Джессика. — Но я не могла ничего с собой поделать.

— Но кто-нибудь из женщин отказывал ему? — спросила она Джессику.

— Ни одна, — ответила та, — потому что ему невозможно противостоять. Именно поэтому его прозвали в Лондоне Неотразимым, ведь он, Кларинда, действительно неотразим. Бедные слабые женщины не могут устоять перед его магнетизмом, и над любой из них он обретает неоспоримую власть.

Джессика покинула Прайори и уехала в Лондон, чтобы вновь отдаться развлечениям и веселью, а Кларинда осталась в деревне и думала о том, как она будет себя вести, если, к своему несчастью, повстречает лорда Мельбурна.

Она никак не должна реагировать на него — говорила она самой себе. Мужчине, целующему женщину, нелегко будет ощутить ледяной айсберг в своих руках. Речь, заготовленная для него, была наполнена презрением, и Кларинда повторяла ее снова и снова, пока не выучила наизусть.

Теперь она признавалась самой себе, что произнесла ее блестяще, за исключением концовки, когда вышла из себя и вспыхнула от гнева. Возможно, это произошло потому, что так непредсказуемо и невероятно изумила ее нежность его поцелуев.

В своих предположениях о его возможном поведении она никак не допускала, что он может быть разгневан. Он крепко держал ее в своих объятиях, но не собирался заниматься с ней любовью, как с Джессикой.

Та боролась с его непреодолимой страстью, но никак не с гневом.

Кларинда вспомнила, как грубо он ее тряс. Она подумала, что завтра, наверное, на ее плечах появятся синяки.

Сейчас ей хотелось бы знать, кто была его гостья и что они с Джулианом сказали друг другу, когда оказались одни. Кларинда почувствовала, что снова покраснела. Как она могла проявить такую бестактность и броситься бежать? Ей хотелось бы знать, как объяснит лорд Мельбурн ее поведение той леди и находятся ли они еще в гостиной или уже покинули дом?

Когда она гадала о том, что произошло дальше, в дверь спальни постучали. Она села на кровати, напряженная и испуганная. Потом поняла, что лорд Мельбурн, если бы захотел войти в комнату, не стал бы стучать так робко.

— Входите! — закричала Кларинда.

Дверь открыл Бейтс, камердинер.

— Его светлость передает вам поклон, — провозгласил он, — и возвращается в Мельбурн. Его светлость просил сообщить вам о том, что он собирается приехать к сэру Родерику сегодня вечером и будет премного вам обязан, если вы пригласите его на обед. Для него будет слишком поздно обедать в Мельбурне после того, как он вернется от сэра Родерика.

Кларинда на секунду ошеломленно смотрела на Бейтса. Как мог лорд Мельбурн позволить себе напроситься в гости в Прайори после того, как он себя вел!

Но, слегка вздернув подбородок, она сказала себе, что не боится его.

— Хорошо, Бейтс, — сказала она. — Прикажи повару приготовить обед для услады его светлости.

— Слушаюсь, мисс Кларинда, — ответил Бейтс, но затем, с некоторым колебанием, спросил:

— Полагаю, я должен сообщить вам, мисс, что кучер леди Ромины Рамси сказал мне, что ее светлость примчалась в Мельбурн потому, что мистер Николас услышал о помолвке его светлости. И он стал бушевать, словно его обожгли огнем, как сказала горничная ее светлости.

Кларинда слегка вскрикнула.

— О, Бейтс, я надеюсь, мистер Николас не приедет сюда, чтобы расстраивать сэра Родерика.

— Надеюсь, нет, мисс, — ответил Бейтс, прежде чем закрыть за собой дверь.

Когда он ушел, Кларинда подумала о Николасе, и в глазах ее появился страх. Николас в этот момент «бушует, словно его обожгли огнем», так как узнал, что его лишили наследства и что она, Кларинда, станет владелицей Прайори.

При мысли о Николасе тело охватила дрожь. Она ненавидела лорда Мельбурна, но ее чувства к Николасу были совсем иного рода. Недоверие к нему омрачало ей жизнь с тех пор, как она впервые увидела его.

Оно появилось еще в те дни, когда она впервые приехала в Прайори после смерти ее отца и матери, погибших в дорожной катастрофе. Двухколесный экипаж, которым управлял Лоуренс Верной, столкнулся с почтовой каретой, и более легкая повозка не устояла — она покатилась по крутому склону и упала в каменистое русло горного потока. Когда подоспели спасатели, Лоуренс Верной и его жена были уже мертвы.

Сэр Родерик Верной приехал к ним в дом и увез Кларинду в Прайори. Он был добрый человек, и скоро она искренне полюбила его.

Николас был в то время за границей, но, когда он вдруг неожиданно появился в доме — размашистым шагом вошел в гостиную, — она сперва обрадовалась ему, потому что подумала, что этот взрослый и изысканный молодой человек будет ее товарищем. Но вскоре, встречаясь с ним, она стала чувствовать смятение — особенно когда он пристально смотрел на нее и будто ненароком дотрагивался до ее по-девичьи незрелого тела.

Она стала замечать за собой, что начала сторониться его. Избегала его общества и старалась найти оправдание, чтобы не оставаться с ним наедине.

Однажды ночью, после того, как легла уже спать, она услышала, что кто-то открывает дверь ее комнаты. Она подумала, что это экономка или кто-нибудь из женской прислуги. Но в свете свечи, горящей в изголовье кровати, она увидела Николаев, прокрадывающегося в комнату, и по выражению его лица, как наивна она ни была, догадалась, что он замышляет что-то недоброе.

Он все ближе и ближе подходил к ее кровати, блеск его глаз заставил ее пронзительно закричать.

Ее ужас был инстинктивным — но инстинкт подсказал, что над ней нависла опасность.

На ее крик в комнату прибежал сэр Родерик. Она вскочила с кровати и, горько рыдая, бросилась к нему на шею, однако шумные лживые оправдания Николаса не произвели на отца никакого впечатления.

Сэр Родерик уже слышал немало историй о том, как обращался его сын с молодыми женщинами. Он слышал о дочери фермера, у которой теперь родился ребенок, и о других бесчисленных скандалах, которые время от времени достигали его ушей.

Но проникновение Николаев в комнату Кларинды вызвало у сэра Родерика небывалый гнев. И когда Николас после полугодового отсутствия вновь вернулся в Прайори, он уже мало обращал внимания на Кларинду, только время от времени посмеивался над ней, называя «кукушкой в чужом гнезде». Но она была очень осторожна, по возможности старалась не попадаться ему на глаза и никогда не оставалась с ним наедине.

Затем, три месяца назад, он приехал домой, когда его отец был уже серьезно болен.

— Мне нужны деньги, — резко сказал он Кларинде. — Сколько их у тебя припрятано?

— У меня нет денег, — ответила Кларинда.

— Мне не нужны твои грошовые побрякушки, — сказал он грубо, — у тебя есть доступ к арендной плате и другим доходам имения.

— Но их нельзя трогать! — пыталась уговорить его Кларинда.

Он вырвал ключ из ее рук, в то время как она старалась его спрятать, открыл сейф и выгреб все, несмотря на то что она пыталась остановить его.

— Расскажи насчет этого какую-нибудь сказку моему отцу, — глумился он, зная о том, что она не будет расстраивать тяжелобольного сэра Родерика.

На следующее утро, когда, к облегчению Кларинды, Николас объявил, что уезжает в Лондон, она застала его в библиотеке с картиной в руках. Это был Ван Дейк, который, как говорил сэр Родерик, являлся большой фамильной ценностью и передавался из рода в род по наследству.

— Что ты делаешь? — спросила она, прежде чем поняла, что происходит на самом деле.

— Беру то, что мне принадлежит или очень скоро будет моим, — ответил он.

— Но ты не имеешь права брать это, пока отец твой жив, — запротестовала она.

Он посмотрел на нее жестким взглядом, однако губы его скривились в улыбке.

— Ты не сможешь мне помешать!

— Конечно нет — ведь я не имею на это никакого права, — ответила она, — но ты должен понимать, что этого нельзя делать, даже если когда-нибудь эта картина будет принадлежать тебе.

— Маленькая жеманница! — воскликнул он.

Николас положил картину и встал перед Клариндой.

— Я думаю, что, пожалуй, было бы очень мудро жениться на тебе, — сказал он медленно. — Ты бы неотлучно жила здесь и присматривала за поместьем, что, как я вижу, тебе хорошо удается, а я бы развлекался в Лондоне. Я уверен, ты была бы очень удобной женой.

— У меня нет никакого желания выходить за тебя замуж, — быстро ответила Кларинда, — кроме того, я сомневаюсь, что ты способен говорить серьезно.

— Я вполне серьезен! — ответил Николас. — Да, это хорошая мысль. Ты сильно повзрослела за последние годы, Кларинда, и стала такой привлекательной. Этот взгляд недотроги — как он очарователен!

Его глаза сузились, когда он произносил эту фразу, и Кларинда внезапно ощутила опасность. Она повернулась и направилась к выходу из библиотеки, но он схватил ее за руку.

— Девственница! — тихо сказал он сам себе, будто мысль об этом внезапно пришла ему в голову.

— Пусти меня, — сказала она с неожиданным ощущением страха.

— Бойся меня, — попросил он. — Ну, почему бы и нет? Страх зачастую эффективно стимулирует наши желания.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — сказала Кларинда. — Пусти! Ведь твой отец, наверное, нуждается во мне.

— И я тоже! — пробормотал Николас. — И я тоже!

Он отпустил ее руку, она выбежала из комнаты и, удаляясь от него прочь, чувствовала, что боится этого человека так, как никогда в своей жизни не боялась никого.

Очень скоро после этого до нее стали доходить скандальные слухи о Николасе. Сначала она не догадывалась, откуда они исходят, но, судя по замечаниям, которые высказывали слуги, а также по тому, что сэр Родерик был необычайно добр к ней, она поняла, что Николас совершил непростительный грех или преступление.

Это не удивило ее, она всегда знала о его порочности и вновь вспоминала тот ужас, который охватил ее, когда Николас пришел к ней в комнату или когда застал ее в библиотеке и заговорил о женитьбе.

Возможно, все мужчины порочны, думала она.

Возможно, все мужчины испорчены, безжалостны, грубы. Она ненавидела Николаев и ненавидела лорда Мельбурна. Если они так одинаковы в своих сексуальных проявлениях, то не лучше ли женщине, соблюдая все правила приличия, держаться от всех них подальше?

Кларинда вновь и вновь повторяла про себя, что она ненавидит лорда Мельбурна, но все-таки, будучи женщиной, она не могла удержаться от того, чтобы не приодеться как можно лучше к обеду.

Выбор нарядов оказался не слишком велик. У нее было три вечерних платья, что уже несколько лет висели в гардеробе. Сэр Родерик купил их после того, как привезенные из родного дома платья стали ей до неприличия тесны.

Сэр Родерик терпеть не мог тратить деньги на что-нибудь еще, кроме своего любимого поместья. И Кларинда слишком любила его, чтобы досаждать просьбами о деньгах. Ведь она знала, что ему будет жаль потратить на ее наряды даже одно пенни.

Сейчас, однако, она желала, чтобы у нее было что-то очаровательное и модное, что могло бы потрясти лорда Мельбурна. Ведь она знала, как элегантно он будет одет к обеду. Было поразительно, как умудрялся он одеваться по последней моде, но вместе с тем не выглядеть щеголем.

Она подумала о том, что Джулиан казался ей хорошо одетым лишь до того, как она увидела лорда Мельбурна. Она никогда не могла представить себе, что плащ на мужчине может сидеть так ладно, без единой складки, а шарф можно повязать столь изысканно, что он будет казаться естественным, а не искусственным украшением.

Кларинда разочарованно взглянула на три простых платья, из которых должна была выбрать одно.

Наконец она остановилась на бледно-зеленом, которое, она знала, подчеркивало белизну ее кожи и яркость рыжих волос. К этому простому платью, сшитому сельским портным, Кларинда добавила несколько атласных лент.

Когда она была готова, то взглянула на свое отражение в зеркале. Вынув две белые розы из вазы, стоящей на туалетном столике, она прикрепила их к платью и подумала о том, что у нее нет никаких украшений, которые могли бы скрасить простоту ее наряда.

Она оделась гораздо быстрее, чем ожидала, и увидела, что до приезда лорда Мельбурна остается еще целый час. Она поняла, что ощущает не только робость, но и странное волнение при мысли о том, что вновь увидит его. Он был ей врагом, но мысль сразиться в словесном поединке пробуждала в ней боевой задор.

Он сумел поцеловать ее насильно, но он не сможет заставить ее признаться, почему она столь страстно ненавидит его. Она знала, что это раздражает его и ставит в тупик, но в ее загадочном молчании была неуловимая месть.

«Жизнь все-таки интересна и не столь скучна и бедна событиями», — думала она, сбегая вниз по ступенькам.

Она решила, что будет прибираться в гостиной, что обычно забывали делать горничные, и увидит, сочтет ли Бейтс нужным достать для гостя бутылочку лучшего бренди, имеющегося у сэра Родерика.

Она открыла дверь в гостиную и остановилась в неподвижности, охваченная ледяным страхом. На коврике перед камином, рядом с каким-то мужчиной, стоял Николас.

— Добрый вечер, Кларинда, — сказал Николас.

При звуке его голоса и под его взглядом она почувствовала внутреннюю дрожь, но горделиво подняла голову.

— Почему ты здесь? — сумела она выговорить через секунду.

— Я приехал повидать тебя, — ответил Николас. Бейтс сказал мне, что ты переодеваешься к обеду, поэтому я приказал ему не беспокоить тебя. Ты спустилась вниз быстрее, чем я ожидал.

— Мы не ждали тебя, — сказала Кларинда, чувствуя, что говорить более откровенно в присутствии незнакомца было бы неприлично.

Николас перехватил ее взгляд, брошенный на человека, стоящего радом с ним, и сказал:

— Джеральд, позволь представить тебе племянницу моего отца. Сэр Джеральд Кеган — мисс Кларинда Верной. Кларинда скоро будет моей женой.

На мгновение Кларинда потеряла дар речи, затем, запинаясь, она произнесла:

— Это не п-правда! Почему ты… говоришь т-такие… в-вещи?

— Потому что это скоро будет правдой, — ответил Николас. — Я приехал за Тобой, Кларинда. Сегодня вечером мы поженимся.

— Ты, должно быть, сошел с ума, — возмутилась Кларинда. — Ты прекрасно знаешь о том, что я никогда не выйду за тебя замуж.

Николас посмотрел на нее.

— Я всегда думал, что ты очень опасна, Кларинда, — но твои происки мало значат, потому что когда ты станешь моей женой, то и поместье станет моим, как, впрочем, и твоим.

Кларинда сделала глубокий вдох.

— Послушай, Николас, — сказала она. — Я знаю о том, что твой отец лишил тебя наследства — он завещал все земли мне. Но уверяю тебя, я не собираюсь ими владеть. Они принадлежат тебе по праву, и я намеревалась передать тебе большую часть из того, что дядя Родерик оставляет мне. Мне нужно всего лишь несколько домов в деревне для пожилых людей и отправленных на покой рабочих поместья, а также небольшой дом — тот, что называется Четырехскатным, — для меня. Вот все, что мне нужно. Остальное — твое.

Николас скривил губы.

— Ты очень сговорчива, когда тебя загоняют в угол, Кларинда, но я уверяю тебя, что мой вариант гораздо лучше. И я считаю, что споры здесь неуместны.

— Неужели ты и вправду думаешь, что я соглашусь выйти за тебя замуж? — спросила Кларинда, и теперь в ее голосе сквозила нескрываемая ненависть.

— Я думаю, что потом ты будешь благодарна мне за это, — сказал Николас, и что-то зловещее прозвучало в его тоне. — Как ты думаешь, Джеральд?

Кларинда быстро взглянула на джентльмена, будто ждала от него помощи.

Сэр Джеральд Кеган был мужчиной примерно сорока лет, и Кларинда подумала, что никогда прежде не видела более порочного лица. Под глазами у него были припухшие круги, а его взгляд был столь красноречив, что даже неопытной Кларинде стало понятно, что этот человек погружается в пучину разврата и разложения.

И она поняла, что помощи от такого человека не дождется.

— Мисс Верной будет очень замечательная… жена, — сказал сэр Джеральд в ответ на вопрос Николаса. Он помедлил перед тем, как произнести слово «жена», будто думал совсем о другом.

— Бери свой плащ, Кларинда, — сказал Николас, — мой экипаж уже ждет.

— Я не поеду с тобой, — сказала она, поворачиваясь, чтобы уйти, но Николас схватил ее за руку.

— А теперь послушай, Кларинда, — сказал он. — Сейчас ты поедешь со мной в Пещеры. Я думаю, ты о них уже слышала.

Он почувствовал, как она напряглась, и увидел внезапный ужас в ее глазах.

— Когда наше собрание к вечеру завершится, я намереваюсь сделать тебя моей женой, — продолжил он. — Множество молодых женщин, посвященных в тайну нашего общества, не удостоились такой чести.

Но ты — исключение, потому что являешься наследницей моего отца.

— Что ты говоришь? — спросила Кларинда тихим испуганным голосом. — Отпусти меня, Николас, ты не должен этого делать.

— А я сделаю это, — сказал он. — Никто не может лишить меня прав, данных мне от рождения. Нет, Кларинда, я не такой дурак, как вы могли подумать с моим отцом. А теперь тихо пойдем — или ты хочешь, чтобы я лишил тебя чувств? Я думаю, у тебя пропадет охота сопротивляться, когда я волью в твое белое горлышко вот это.

С этими словами он указал на маленький пузырек, который достал из кармана сэр Джеральд Кеган. Это была черная склянка, в которой аптекари обычно хранят яды. Кларинда тихо вскрикнула от ужаса.

— Выбирай, что ты хочешь, — сказал он.

Кларинда почувствовала себя крайне беспомощной. Этого не может быть! Этого не должно произойти! Кто ей поможет? Она вспомнила о том, что лорд Мельбурн собирается приехать на обед, но ведь до этого Николас может уже увезти ее.

— Выбирай, — сказал Николас резким голосом, потому что она безмолвствовала. — Поедешь ли ты добровольно, или я волью в тебя одурманивающее зелье?

— Я поеду… не надо… зелья, — запинаясь, произнесла Кларинда. — Я поеду… с тобой.

— Я так и думал, что ты согласишься, — сказал он с улыбкой триумфатора.

Он отпустил ее руку, и Кларинда незаметно огляделась вокруг в поисках выхода. Губы Николаев искривились в усмешке.

— Я очень хорошо бегаю, хотя и не имею хорошей подготовки. И если ты сейчас поднимешь крик — кто придет сюда, кроме старого Бейтса, которого я могу уложить без всяких усилий, или хихикающей экономки, которую я забыл соблазнить в свой прошлый приезд?

Кларинда чувствовала, что готова закричать, но внутренняя гордость не позволила ей этого сделать.

Николас получил бы большое удовлетворение, увидев, что она потеряла над собою контроль.

— Я сказала… что пойду… с тобой, — сказала она. — Я не собираюсь… бежать.

— Тогда пойдем, — сказал Николас.

Насмешливым жестом он предложил ей свою руку.

Она приняла ее и поняла, что ощущали французские аристократы, идя на гильотину.

Когда они дошли до двери гостиной, Николас сказал:

— Ты можешь послать человека за своей накидкой.

Я не могу позволить тебе самой сходить за ней, потому что у тебя могут возникнуть глупые мысли о побеге.

Они прошли в холл, где у парадной двери стоял Бейтс. Кларинда увидела беспокойство и тревогу на его лице. Она уже была готова с ним заговорить, когда увидела наверху лестницы Розу, свою горничную, которая приехала с ней в Прайори из родного дома.

Кларинда повысила голос.

— Роза! — воскликнула она. — Пожалуйста, принеси накидку из моей спальни — ту, что с капюшоном.

— Хорошо, мисс Кларинда, — ответила Роза.

В ее голосе послышалась дрожь, и Кларинда поняла, что оттого, что Николасу было запрещено появляться в Прайори, слуги знали, что само его присутствие было грубым нарушением воли хозяина дома.

Роза вскоре поспешно вернулась с накидкой и подошла к Кларинде, по обе руки которой стояли Николас и сэр Джеральд. Кларинда повернулась к Розе спиной, чтобы та помогла ей одеться, и произнесла:

— Мои розы плохо держатся, приколи их покрепче.

Роза стала прикалывать цветы на платье, а Кларинда, улучив момент, когда Николас слегка отвернулся от нее, шепнула:

— Скажи его светлости о Пещерах.

После этого, завернувшись в накидку и высоко подняв голову, она прошла через холл к центральной двери и вышла к ожидающему снаружи экипажу. Она будто оцепенела — все происходящее казалось нереальным и было похоже на кошмарный сон.

Экипаж был большой и роскошный — краем сознания отметила про себя Кларинда. Заднее сиденье было широким, и двое мужчин уселись по обе стороны от. нее. Николас — по правую, сэр Джеральд — по левую.

Она чувствовала себя заключенной, а они были ее стражниками. Кларинда также понимала, что сэр Джеральд специально сел как можно ближе к ней и прижался к ее ноге своим коленом. Она испытывала к нему отвращение и вновь почувствовала страшную опасность, исходящую от этих двоих мужчин.

— Должен поздравить тебя, дорогая Кларинда, — сказал Николас, когда лошади тронулись с места, — с тем, что ты проявила замечательное самообладание.

Я был поражен твоей выдержкой.

— И я тоже, — согласился сэр Джеральд.

С этими словами он протянул руку, взял Кларинду за подбородок и повернул ее лицо к себе.

— Она хорошенькая, очень хорошенькая, — сказал он. — Очень жаль, Николас, что я не смогу быть первым. Ведь, полагаю, ты не захочешь уступить мне своих прав хозяина и не отдашь мне привилегию посвятить это привлекательное создание во все прелести любовной науки.

Кларинда, тряхнув головой, попыталась освободиться от его рук, но он был слишком силен.

— Кларинда будет моей женой, — ответил Николас.

Сэр Джеральд взглянул на него.

— У тебя может измениться настроение к концу ночи, — сказал он. — Вспомни, что произошло с той, последней, когда другие покончили с ней.

— Кларинда будет моей женой, — повторил Николас.

— Но она сейчас так чиста, так восхитительна, так желанна, — пробормотал сэр Джеральд.

Он склонился к Кларинде, цепко держа ее за подбородок своими пальцами. Она поняла, что он собирается поцеловать ее, и в ужасе отпрянула от его толстых губ, грубого лица и похотливых масленых глаз.

— Оставь ее! — резко сказал Николас. — Она — посвященная. Она — единственная чистая и нетронутая, и в этом мы можем не сомневаться. Сегодня вечером Он придет к нам, я в этом убежден.

Сэр Джеральд с неохотой отпустил Кларинду. Она не поняла, о чем они говорили, но почувствовала, что каждое их слово источает зло. Ей захотелось кричать и кричать не переставая.

Оцепенение, охватившее ее, как плотное облако, когда она садилась в карету, постепенно сменялось ужасом, который наполнял все ее существо и мог дойти до крайнего предела — и тогда, она знала, ее самообладание может рухнуть в один момент. И только осознание того, что Николас не колеблясь мог влить ей в горло отвратительное зелье, заставляло ее хранить неподвижность и молчание.

Одна лишь надежда на побег, о котором в отчаянии думала Кларинда, помогала ей сохранять рассудок.

Может быть, лорд Мельбурн спасет ее. Каким образом он сможет это сделать, она не могла себе представить, но чувствовала странное успокоение, вспоминая его силу, квадратный подбородок и мужественный рот.

Она видела, как решительно он обошелся со скандальным арендатором, которого прислал в Прайори Николас, и чувствовала, что точно так же он может разделаться и с самим Николасом. И кроме того, она не раз слышала о том, что никто не мог сравниться с лордом Мельбурном в каком-либо мастерстве. И не его ли доблестные успехи в стрельбе, боксе и верховой езде постоянно возбуждали в ней еще большую ненависть?

Они неумолимо двигались вдоль большой дороги, и она старалась припомнить все, что слышала о Клубе Адских Огней, но в эти мгновения память отказывала ей. Потом пришло в голову, что вход в Клуб разрешен только его членам. А как же лорд Мельбурн ее спасет, если ему не разрешат войти?

С замирающим сердцем она подумала о том, что, даже если он призовет на помощь местных жителей, для нее это будет слишком поздно. Она была наивна и несведуща, но все-таки смутно понимала, почему об оргиях, которые происходили в подобных клубах, люди говорили полушепотом.

Роза рассказывала ей, что Простушка Сара родила ребенка, отцом которого считали Николаев. Ребенок через некоторое время был украден и, как поговаривали, погиб в Пещерах. Услышав об этом, Кларинда испытала такой шок, что больше не хотела об этом ничего знать.

Но теперь она жалела о том, что не выслушала этой истории до конца. Возможно, было бы лучше, если бы она была заранее подготовлена к тому, что ее ожидало. Теперь ей приходилось только догадываться о тех ужасах, которые ей предстояло испытать в мрачных подземельях.

Они свернули с главной дороги и теперь ехали по известняковому тракту, который вел прямо к Пещерам. Кларинде когда-то давно приходилось здесь бывать. Сквозь окно блеснул свет на ферме у Медвежьей Берлоги, и при виде его она поняла, почему Николас пригласил туда нового арендатора.

Тот мужчина был священником, и Кларинда теперь не сомневалась в правильности своих предположений. Именно он собирался их обвенчать, если Николас действительно намеревался осуществить свою угрозу и устроить свадьбу после окончания некой тайной церемонии.

Почему, почему этот человек, имя которого стало ей невыносимо, пригрозил подвергнуть ее унижению и поруганию, причем совсем не словесному? Потом она поняла, что Николас никогда не простит ей того, что она украла, как он считал, его наследство.

Он никогда не заботился о своем доме, не проявлял ни малейшего интереса к поместью. Но оно означало деньги — деньги для извращенной жизни в Лондоне, деньги, которые он тратил на порочные развлечения и азартные игры, деньги, которых ему всегда не хватало, потому что он моментально проматывал их.

Неожиданно Кларинда повернулась к нему.

— Николас, — сказала она, — поверь: все, что твой отец завещал мне, будет твоим. Я даю тебе слово, что подпишу любую бумагу, какую ты захочешь. Я не возьму ни одного пенни из твоих денег. Пожалуйста, не делай этого. Отпусти меня, я тебя умоляю.

— С какой стати? — возразил Николас. — Даже если и вниму твоим мольбам, чего, впрочем, не собираюсь делать, я не желаю разочаровывать своих друзей. Как расстроятся все, если узнают, что ты не будешь участвовать в церемонии — в том общем экстазе, который Сатана дарует всем, кто поклоняется Ему!

Неужели он действительно верил в этот вздор?

Кларинда изумилась, а затем вспомнила, что однажды слышала о том, будто сатанисты — такие же пылкие фанаты, как и пуритане.

Лошади замедлили шаг, приближаясь ко входу в Пещеры.

— Неужели ты действительно… веришь, — прошептала она, — что сможешь вызвать… самого дьявола?

— Он придет к нам сегодня ночью, я уверен в этом, — ответил Николас, и в его голосе послышались сумасшедшие нотки, которых она прежде никогда не слышала.

Глава 5


Возвращаясь домой, лорд Мельбурн не торопился и не погонял лошадей. Ему требовалось время, чтобы обдумать ответы на вопросы, которые непременно должна была задать ему леди Ромина.

В его груди постепенно поднималась волна раздражения — ведь он оказался в такой ситуации, когда вынужден давать объяснение по поводу того, что еще совсем недавно считал своим личным делом. В то же время он признавал, что, если слухи заставили Ромину примчаться к нему из Лондона, она имеет определенное право на объяснение.

Кроме всего прочего, нравилось ему это или нет, их имена связывали вместе, и он знал, что на ассамблеях святого Джеймса держали пари, удастся ли Ромине привести его к алтарю до конца этого года.

— Пропади все пропадом, я хочу остаться холостяком, — сказал он самому себе, а затем поймал себя на мысли, что думает о Кларинде и о том, как нежны были ее губы, когда он их целовал.

Он готов был поспорить, что это был ее первый поцелуй. У него не было никакого сомнения в ее неопытности, и он подумал, что первый раз в своей жизни целовал столь юную и неискушенную девушку.

Обычно он имел любовные связи с замужними женщинами — в основном потому, что ему легко было принимать от них благосклонность. Кроме того, он, как и многие его товарищи, считал этих женщин «тертыми калачами», которые не будут докучать ему просьбами об обручальном кольце в качестве компенсации за отданную добродетель.

Мало кто из замужних женщин рискнул бы поднять скандал из боязни быть осужденной обществом.

Мало кто из них, неосторожно выдав сведения о любовнике, захотел бы навлечь на себя супружеский гнев, который мог бы вылиться в дуэль.

Но Ромина к таким женщинам не относилась вспомнил с неудовольствием лорд Мельбурн. Она была вдовой. И хотя, несомненно, принадлежала к клану искушенных женщин, не было никакого сомнения в том, что она хотела выйти замуж, и прежде всего — за него.

Как нежны, как невероятно нежны были губы Кларинды, и даже если она не отвечала на его поцелуи, все равно он постарается сделать все возможное, чтобы заставить ее сдаться.

Все женщины, которых он знал, так страстно отдавались его поцелуям, что порой он сам еще не успевал как следует воспылать. Но ярость в глазах Кларинды и гнев в ее голосе красноречиво свидетельствовали об эмоциях, которые она испытывала к нему.

— Быть может, мне надо стать постарше, — сказал он сам себе, скривив в усмешке губы. Или, может быть, Кларинда относится к тем женщинам, которых он прежде не встречал — холодным и бесстрастным?

В это он не мог поверить, подобное было невозможно с таким цветом волос. Он вспомнил ее выразительное лицо, горящие большие глаза, которые так ярко отражали все ее переживания, и голос, в котором порой слышалась глубокая страсть. Нет, Кларинда не была холодной — но только не в отношении его.

Когда он направил лошадей к большим воротам Мельбурна, по обеим сторонам которых стояли на страже геральдические львы, то почувствовал успокоение, несмотря на разрушенный миф о его неотразимости, в который он сам уже почти поверил.

Первый раз в жизни он встретил женщину, которая не сочла его неотразимым, женщину, которая смогла оставаться холодной и неподатливой в его объятиях и бесчувственной под его поцелуями.

Но в любом случае — почему это так его волнует?

Как только сэр Родерик покинет сей мир, его участие в этом деле автоматически прекратится: она избавится от него, а он — от нее. У него нет никакого желания, говорил он себе, вмешиваться не в свое дело.

Нет! Он вернется обратно в Лондон, окунется, как всегда, в развлечения и забудет эту скучную деревенскую девушку, испытывающую к нему абсурдную ненависть, которую она не желает обосновать.

Но в то же время приводило в ярость то обстоятельство, что его любопытство не было удовлетворено! Он знал, что это будет раздражать его постоянно, как бы ни старался он забыть Кларинду.

Поместье Мельбурна выглядело очень красиво в солнечных предзакатных лучах. По голубому небу плыли облака, повсюду на землю ложились глубокие тени. Озеро, казалось, было наполнено расплавленным серебром, ветер гулял среди бело-лиловых кустов сирени и сбрасывал розовый цвет с миндальных деревьев.

Картины природы были захватывающе прекрасны, но впервые лорд Мельбурн, подъезжая к своему дому, не замечал окружающей красоты. Его мысли были заняты совсем другим.

— Леди Ромина ожидает вас в голубой гостиной, милорд, — доложил мажордом, когда лорд вошел в холл.

— Я не буду обедать дома, — сказал лорд Мельбурн, — и уеду часа через полтора. Прикажи подать к этому времени крытую карету и двух лошадей.

— Слушаюсь, милорд.

Лорд Мельбурн прошел через холл в голубую гостиную. Ромина с утомленным видом лежала на софе, откинув голову на атласную подушку. Она была уже без шляпки и мантильи и выглядела очень привлекательно в полупрозрачном газовом платье, подчеркивавшем изгибы ее фигуры. Ее алые губки были слеша надуты, а в выражении глаз таился намек на готовые пролиться слезы. Ее трепетная белая ручка взметнулась в его сторону.

— Неотразимый, дорогой, как мило, что ты вернулся так быстро.

— Не стоит об этом говорить, — ответил лорд Мельбурн.

Он склонился к ее руке, но не дотронулся до нее губами. Потом выпрямился и, опершись о камин, посмотрел на нее сверху вниз.

— Я знаю, о чем ты собираешься меня спросить, — сказал он, — но, честно говоря, Ромина, я не могу дать тебе сейчас никаких объяснений. Через день или два, возможно, я смогу что-нибудь сказать, но сейчас мне нечего.

Она всплеснула руками.

— Ты жесток ко мне. Ты говоришь, что я не должна была сюда приезжать, но тогда бы я извелась в Лондоне от тревоги, беспокойства и горя, от того, что ты не доверяешь мне. О, мой дорогой кузен, почему ты не хочешь мне все рассказать?

— Не стоит об этом говорить, — ответил лорд Мельбурн.

— Ты уклоняешься от истины, — сказала она с обвинительной ноткой в голосе. — И ты, и я понимаем — случилось что-то неладное. Но я не буду к тебе приставать, мне это слишком трудно делать. Ответь мне, пожалуйста, только на один вопрос — и, пожалуйста, будь откровенен: между нами… все кончено?

В ее голосе послышался легкий всхлип. Она отвернула лицо в сторону, будто старалась спрятать от него свои слезы.

— Ты знаешь, на свете есть множество вещей, существование которых я не готов признать, — сказал лорд Мельбурн. — Между нами никогда ничего не было, Ромина, кроме, как мне казалось, теплой дружбы.

— Может быть, с твоей стороны это и была теплая дружба, — ответила она, — но с моей стороны было нечто совсем другое.

— Если это правда, — сказал лорд Мельбурн, — то сейчас не время и не место обсуждать этот вопрос.

Пожалуйста, исполни мою просьбу. Не заставляй меня давать тебе никаких объяснений, которых в данный момент у меня нет. На этой неделе я тебе все без труда объясню.

— Почему, почему ты от меня что-то скрываешь? — спросила Ромина, повышая голос. — Кто эта деревенская девица, эта плохо одетая и невоспитанная молодая женщина, которая если и не овладела твоей фантазией, то, по крайней мере, втянула тебя в ситуацию, которая озадачила и даже привела в смятение твоих друзей — таких, как я?

— Я полагаю, что мои друзья, такие, как ты, даже не слышали об этом, — ответил лорд Мельбурн. — Это местная проблема, которая не должна выходить за пределы ворот Прайори и Мельбурна. Она касается воли умирающего человека, и это все, что я могу сказать тебе в настоящий момент.

— Если бы ты рассказал мне обо всем лично, — ответила леди Ромина, — я, конечно, была бы польщена твоим доверием и помогла бы тебе, если нужно. Но так как мистер Николас Верной, кого я едва знаю, объявил о твоей помолвке в моей собственной гостиной, когда я принимала гостей, я не могла остаться равнодушной и примчалась сюда, чтобы задать тебе вопросы.

— Ты сможешь задать их мне, когда я вернусь в Лондон, — сказал лорд Мельбурн с холодной ноткой в голосе.

— А когда это произойдет? — спросила леди Ромина. — Я обратилась в Мельбурн-Хаус, и там мне ответили, что ждали тебя еще вчера. Когда я еще раз осведомилась о твоем приезде сегодня утром, то узнала, что ты еще не вернулся. Тогда я почувствовала, что должна сама поехать в Мельбурн и выяснить, какая важная причина заставляет тебя так долго находиться в деревне.

Лорд Мельбурн промолчал в ответ, и через секунду леди Ромина уже мягко продолжала:

— Успокой меня. Неотразимый, скажи мне что-нибудь утешительное. Скажи, что наши отношения остались такими же, как всегда, и что ты любишь меня, в конце концов, — хотя бы немного.

— Я не совсем понимаю, о чем ты, — уклончиво ответил лорд Мельбурн. — Как уже говорил, я испытываю к тебе одни лишь дружеские чувства. Ведь нам всегда было приятно в обществе друг друга. Надеюсь, наше общение будет продолжаться.

Леди Ромина поднялась с софы и направилась к нему. Когда она подошла совсем близко, то протянула к нему свою руку.

— Ты знаешь, — сказала она нежно, — что мне мало одной дружбы.

Он не дотронулся до нее — только посмотрел сверху вниз на ее красивые темные волосы, трепещущие на щеках ресницы и жаждущие алые губы.

— Я думаю, Ромина, — сказал он мягко, — что тебе пора возвращаться в Лондон. Я не буду обедать дома, а перед обедом в гостях у меня назначена встреча. У меня действительно нет времени что-либо сейчас обсуждать.

Она придвинулась к нему еще ближе и дотронулась до него рукой.

— А не думаешь ли ты, — сказала она очень ласково, — что я слишком утомлена, чтобы возвращаться сегодня вечером в Лондон? Пожалуй, я останусь в Мельбурне вместе с тобой. Не будет ли мое присутствие тебя компрометировать?

Взгляд его светлости стал жестким, а складки вокруг рта, казалось, приобрели еще более циничные очертания, когда он произнес:

— Ни в коей мере, моя дорогая Ромина. Если ты желаешь остаться здесь, я отдам необходимые распоряжения. У моего управляющего, майора Фостера, которого, возможно, ты помнишь, есть замечательная жена, и она составит тебе компанию, если я попрошу ее об этом. Фостеры развлекут тебя за обедом, а я, если не вернусь слишком поздно, — а скорее всего, так оно и будет, — сыграю с тобой партию в карты.

Леди Ромина, решительно отвернувшись от лорда Мельбурна, сказала с раздражением в голосе:

— Я не буду доставлять тебе такие неудобства. Я вернусь в Лондон и надеюсь, что обещанные тобой объяснения не заставят себя долго ждать. Но бог знает, что подумают твои друзья, узнав о твоей помолвке.

Они будут изумлены, что сердце самого убежденного и блестящего холостяка попалось в сети не умеющей одеваться и вести себя девицы.

— И скольким людям сказал об этом Николас Вернон? — спросил лорд Мельбурн резким голосом.

Леди Ромина пожала плечами.

— Понятия не имею, — ответила она. — Откуда мне это знать?

— Но как он тебе об этом сказал? — спросил лорд Мельбурн. — Я даже не представлял, что вы с ним знакомы.

Однако прежде, чем леди Ромина успела ответить, дверь открылась, и дворецкий в сопровождении двух лакеев внес серебряный поднос с чаем, кофе и множеством печений и сладостей, который они водрузили на столик возле софы торжественно и, как подумалось лорду, раздражающе медленно.

— Я надеюсь, ты не забыл. Неотразимый, что я просила принести что-нибудь перекусить? — улыбнулась леди Ромина. — Я покинула Лондон рано утром и лишь легко позавтракала.

— Прошу прощения за то, что сам этого не предусмотрел, — ответил лорд Мельбурн.

Дворецкий и лакеи тщательно и скрупулезно расставили все по местам и покинули комнату. Леди Ромина открыла коробку чая «Королева Анна».

— Могу я предложить тебе что-нибудь. Неотразимый? — спросила она, сознавая, что выглядит очень привлекательно, занимаясь чисто женским делом.

— Спасибо, Нет, — ответил лорд Мельбурн.

— Позволь сказать тебе откровенно. Неотразимый, — произнесла леди Ромина сладчайшим голосом, — я всегда думала о том, что в Мельбурне тебе нужна хозяйка. Это такой прекрасный дом, но он требует женских рук. Более того, когда ты соберешься жениться, если у тебя будет для этого достаточно благоразумия, ты должен выбрать женщину, которой был бы нужен только ты, а не твои деньги или титул.

— Эти мысли приходили мне в голову, — ответил лорд Мельбурн.

Леди Ромина насыпала чай в заварочный чайник и налила в него кипятка из большого серебряного чайника.

— Я действительно голодна, — сказала она, протягивая руку за тонким рассыпчатым печеньем, которое выглядело так воздушно, что, казалось, его могло унести дуновение ветерка. — Пойми, Неотразимый, — продолжала она, — если ты не вернешься завтра, то пропустишь бал, который дает Принни в Карлтон-Хаус, и это его очень расстроит, потому что он невероятно любит тебя, о чем ты прекрасно знаешь.

— Он устраивает очередной шумный раут? — спросил лорд Мельбурн самым бесстрастным тоном.

— Да, конечно. Он хочет показать всем несколько новых картин. И он будет очень уязвлен, если не увидит тебя.

Лорд Мельбурн подошел к окну и взглянул на озеро. Солнце уже зашло, облака затянули небо, и вдруг по газонам и водной глади застучал сильный дождь.

В этом ненастье было нечто прекрасное, и, глядя в окно, лорд Мельбурн подумал о том, что он хотел бы бесконечно пребывать в Мельбурне, а не толкаться в душной толпе, которая наполнит Карлтон-Хаус завтрашним вечером.

Он будто ясно видел всех гостей принца — усыпанные драгоценностями дамы в полупрозрачных платьях, мужчины с навешенными знаками отличия, слышал непрекращающийся гул громких голосов, взрывы звонкого смеха — зачастую недоброго, порой злого.

Он знал их всех, каждого — по имени, но неужели действительно мог называть их своими друзьями?

Что они значили для него? Неожиданно он почувствовал, что его охватывает скука — скука, которую он так часто испытывал. И, поразмыслив, он понял, что скуку навеяла на него Ромина.

Лишь совсем недолго он считал, что может жениться на ней. Разумность этого шага была всем очевидна.

Он даже представлял, что на свадьбе будет присутствовать принц и, возможно, он милостиво соизволил бы благословить невесту.

Празднование свадьбы было бы всеобщим. Любой человек одобрил бы этот брак. Но теперь лорд знал, что этого никогда не случится. Ромина наскучила ему, как наскучили до этого многие другие женщины. Она была прекрасна, но он чувствовал, что за ее красотой ничего не стояло. Впрочем, что еще можно было ждать от женщины? Чего он искал? Почему постоянно разочаровывался в них?

Он посмотрел на льющий за окном дождь, увидел вздымаемую ветром рябь на поверхности озера, и внезапно его охватило желание выйти на улицу и ощутить на себе бушующую стихию. Он захотел избавиться от мягких белых рук и уступчивых тел, от ласковых голосов и томящихся взоров.

Он жаждал бороться, он жаждал чего-то достичь — того, что потребовало бы от него неимоверных усилий. Но зачем и почему — он этого не знал. Неожиданно он осознал, что Ромина встала из-за чайного столика и остановилась перед ним.

— Мы могли бы быть так счастливы, дорогой мой Неотразимый, — сказала она почти неслышно. — Если только ты перестанешь уклоняться и пытаться уйти от неизбежного.

Последние слова заставили лорда Мельбурна напрячься и сказать почти резко:

— Ты не ответила на мой вопрос, Ромина. Как ты узнала от Николаев Вернона, что я обручен с племянницей его отца?

— Вчера вечером он пришел ко мне в дом, — проговорила леди Ромина почти автоматически, осознавая, что момент излияния чувств упущен и она уже больше не сможет воспользоваться им.

— Я понятия не имел, что ты с ним знакома, — снова сказал лорд Мельбурн.

— О, я встречалась с ним мимоходом в разных местах, — ответила леди Ромина. — Он не относится к числу молодых людей, которые меня привлекают, несмотря на свои довольно пикантные, безрассудные и непредсказуемые манеры.

Она бросила на лорда Мельбурна взгляд из-под ресниц, надеясь увидеть проявления ревности.

— Продолжай, — поторопил ее лорд.

— Я принимала нескольких гостей, — сказала леди Ромина. — Среди них были леди Шеллзбороу, Оливия Найтли, обе — твои подруги, а также Джон Дэвис, лорд Даун и сэр Джеральд Кеган.

— Этот посторонний человек! — воскликнул лорд Мельбурн. — Зачем ты пригласила его?

— Несравненный мой, он очень богат и устраивает множество изумительных балов. Конечно, он не производит особо благоприятного впечатления. Мне всегда казалось, что в нем есть что-то зловещее. Оливия считает, что он — самый развращенный человек, которого она когда-либо встречала в жизни, и клянется — хотя я не думаю, что она вполне понимает, о чем говорит, — что он сатанист.

— Продолжай, — резким голосом сказал лорд Мельбурн.

Неожиданно он насторожился, словно охотник, который увидел след. Его скуку будто рукой сняло — он понял, что ему предстоит преследовать добычу.

— Мы все разговаривали, — продолжала леди Ромина, — когда неожиданно нам объявили о прибытии Николаев Вернона. Я была крайне изумлена, когда увидела его в своем доме. Никогда прежде он не заходил ко мне.

— И что он сказал?

— Он склонился к моей руке, извинился за вторжение и сказал, что давно собирался засвидетельствовать мне свое почтение, но не имел точного адреса. У меня, конечно, было подозрение о том, что настоящая причина его визита крылась совсем в другом, но мне ничего не оставалось делать, как улыбнуться и предложить ему присоединиться к моим гостям. Потом я нечаянно услышала, как он тихо сказал сэру Джеральду Кегану: «Мне сказали, что я могу вас здесь найти».

— Что он еще сказал? — настойчиво спросил лорд Мельбурн.

— Ты ведь знаешь. Неотразимый, что у меня очень тонкий слух. Когда я прошла через комнату позвонить слуге в колокольчик, который висел совсем недалеко от них, я услышала, как Николас Верной продолжал:

«Я устраиваю специальное собрание следующей ночью. Случилось нечто, что настоятельно этого требует». — «Следующей ночью?» — спросил сэр Джеральд тем неприятным голосом, который, я не знаю почему, всегда заставляет меня содрогаться.

— Что еще он сказал? — нетерпеливо спросил лорд Мельбурн.

— Он сказал, — продолжала леди Ромина:

— "Я буду там, Николас". — «Я должен сказать другим, — сообщил ему Николас Верной, — и обещаю тебе, Джеральд, что это будет особенное собрание. Возможно, мне понадобится твоя помощь, поэтому поехали вместе». — «А наша Венера — она хороша?» — спросил сэр Джеральд. «Ты найдешь ее прелестной и совершенно нетронутой», — ответил Николас.

Лорд Мельбурн молчал, и леди Ромина продолжила:

— Потом они собрались уезжать, и Николас Вернон, поднося к своим губам мою руку, неожиданно громко сказал: «Я покидаю вас, миледи, но прежде, чем уехать, хотел бы поделиться с вами информацией, которая, думаю, будет вам интересна».

Он взглянул на меня своими темными глазами, и у меня возникло ощущение, что он явно недоброжелательно настроен ко мне, что он желает уязвить меня и причинить мне боль. «Какой информацией?» — спросила я. «Только что я узнал о том, — ответил он, — что ваш кузен обручен с племянницей моего отца — Клариндой Вернон». — «Какой кузен?» — спросила я, и во время произнесения этих слов я уже знала, каков будет ответ. «Да, ваш кузен, лорд Мельбурн, — сказал он, — чье поместье граничит с моим. Я увижу его завтра и могу передать от вас поздравления».

Леди Ромина помрачнела.

— Он был преднамеренно жесток. Неотразимый, я это поняла. Он старался выставить меня дурочкой в глазах моих друзей. Он знал, что о нас с тобой ходят определенные разговоры, и старался унизить меня.

— И что ты ответила? — спросил лорд Мельбурн.

— На секунду я потеряла дар речи, — ответила леди Ромина, — и тогда он направился к двери, затем оглянулся и рассмеялся отвратительным издевательским смехом — этот смех я с трудом могу описать. «Да, они обручены, — сказал он, — но это ненадолго».

— Ты уверена, что он сказал именно эти слова? — спросил лорд Мельбурн, и тон его был резок и настойчив.

— Да, вполне, — ответила леди Ромина. — Я очень точно рассказываю тебе о том, что произошло.

— Тогда слушай, — сказал лорд Мельбурн с решимостью в голосе. — Мне сейчас же надо ехать. Отправляйся в Лондон, у меня нет времени, чтобы тебя проводить. Я не могу сейчас тебе ничего объяснить, но уверяю, что речь идет о крайне важном деле.

— Почему, Неотразимый, почему? — вскричала леди Ромина, и голос ее поднялся до пронзительной ноты.

Не сказав ни слова в ответ, лорд Мельбурн покинул комнату, и леди Ромина внезапно осознала, что осталась в голубой гостиной одна.

Лорд Мельбурн поспешно шел через холл.

— Экипаж, — приказал он дворецкому, — немедленно подайте экипаж.

— Я приказал подать его к шести часам, милорд, — ответил тот.

— Я должен уехать сейчас, — сказал лорд Мельбурн. — Пошлите за ним кого-нибудь.

Дворецкий щелкнул пальцами, и один из лакеев бросился к входной двери и заспешил в сторону конюшни.

— Вы не желаете переодеться, милорд? — поинтересовался дворецкий.

— Нет, — ответил лорд Мельбурн, — у меня нет времени.

Он надел свою шляпу и стал ждать у дверей, нетерпеливо постукивая ногой, пока из конюшни спешно не прибыла закрытая карета.

Лорд почти сбежал по ступенькам и достиг двери экипажа прежде, чем лакей успел ее открыть.

— В Прайори, — скомандовал он кучеру, — и поскорей!

Застоявшиеся лошади были полны сил, и им потребовалось сравнительно мало времени, чтобы преодолеть расстояние между двумя имениями. Лорд Мельбурн весь путь сидел в напряжении — несмотря на то что подушки сиденья были очень комфортными и мягкими.

Когда они тронулись, он подумал, что было бы весьма разумно взять с собой майора Фостера. Но затем безошибочный инстинкт бывалого солдата, детально разрабатывающего операцию, подсказал ему, что в первую очередь надо убедиться в том, что Кларинда все еще находится в Прайори.

Сама мысль о том, что ее уже не могло быть там, казалась абсурдной, но что-то с ужасающей ясностью говорило ему, что она в страшной опасности.

Невероятным казалось и то, что Николас, который все-таки был рожден джентльменом, мог вовлечь Кларинду в свой развратный и непристойный Клуб Адских Огней. Но ведь он сказал Джеральду Кегану: «Она прелестна и нетронута».

О скольких знакомых женщинах Николас мог сказать такие слова?

Лорд Мельбурн также знал о том, что женщина, которая должна участвовать в церемонии Черной Мессы, приравнивалась к Венере. Обычай требовал, чтобы она была чиста и целомудренна.

Лорд Мельбурн подумал о сэре Джеральде Кегане, и его кулаки непроизвольно сжались. Тот был распутником в самом худшем смысле этого слова, человеком с такой испорченной репутацией, что, несмотря на богатство, он не был допущен в гостиную ни одной знатной дамы.

Он вспомнил о том, что сэр Джеральд слыл любителем очень молоденьких девушек. Он слышал, что в клубе мужчины посмеивались над тем, что сэр Джеральд был завсегдатаем борделей, поставлявших своим клиентам свеженьких деревенских девиц, которых рекрутеры коварно подкарауливали при прибытии почтовой кареты на конечную станцию в Лондоне.

Наивная девушка приезжала в Лондон в поисках работы и тут же страшно терялась от шума и множества людей. Поэтому она была рада, когда ей предлагала помощь почтенная женщина средних лет, которая так быстро доставляла ее в бордель, что девушка не успевала опомниться.

В таких пресловутых заведениях и удовлетворялись извращенные вкусы джентльменов наподобие Джеральда Кегана и Николаев Вернона. Оба они, по мнению лорда Мельбурна, были подлыми натурами, людьми без принципов, совести и чести.

Он так стиснул кулаки, что суставы пальцев побелели. Теперь он очень хорошо знал, что означало неприятное выражение глаз Николаев, которое описала леди Ромина. И теперь он, как никогда, был уверен в том, что слухи о Пещерах Адских Огней не были преувеличены.

Сейчас он узнал, кто финансировал это заведение.

Богатство Кегана было отдано в распоряжение Николаса для проведения раскопок и строительных работ, для закупки необходимой обстановки и, конечно, еды и вина, требующихся в огромных количествах для тех субъектов, которые собирались вступить в члены этого пресловутого клуба.

Именно на деньги Кегана из Лондона доставлялись целые фургоны женщин. Женщин, которые были готовы на все ради золота и выполняли все непристойные требования джентльменов, способных платить так же, как финансируемый Кеганом Николас.

— Боже, если бы я мог знать об этом раньше! — воскликнул лорд Мельбурн.

Но в то же время он понимал, что, как он уже говорил майору Фостеру, ему нужны были доказательства для того, чтобы действовать.

«Но возможно, — спросил его тихий внутренний голос, — но возможно, что доказательством была лишь сама Кларинда?»

«Это смешно, это немыслимо!» — отвечал ему здравый смысл, и все же инстинкт подсказывал лорду, что Кларинда находится в смертельной опасности.

Она была наивна и прелестна и, несомненно, навлекла на себя ненависть Николаев Вернона, потому что стала наследницей земель и состояния, которых он был лишен.

"Почему я не смог предугадать того, что могло случиться? — спрашивал себя лорд Мельбурн. — Я бы забрал ее из Прайори, где ее некому защитить, кроме умирающего дяди и нескольких старых слуг.

Я должен был охранять ее сразу же после того, как тот подслушивающий лакей умчался с донесением в Лондон!"

Он уже забыл о том, что говорил себе, будто все это его не касается; забыл, что не хотел вмешиваться в чужие дела; забыл, что только сегодня утром он решил, что сразу же после кончины сэра Родерика его роль будет исчерпана и он не будет больше интересоваться дальнейшей судьбой Кларинды.

Теперь он знал, что должен спасти ее, спасти от столь страшной опасности, что он даже не мог ясно представить ее себе или описать словами.

Лошади скакали очень быстро, но он погонял их из открытого окна кареты.

— Быстрей, — командовал он кучеру, — еще быстрей!

Они пронеслись по главной аллее Прайори с такой скоростью, что карету швыряло на ходу, словно в бушующем море. Не успела она остановиться у подъезда, как лорд Мельбурн, опередив лакея, выскочил из нее и бросился к дверям.

У входа уже стоял Бейтс.

— Слава богу, что вы приехали, ваша светлость!

— Что случилось? Где мисс Кларинда? — требовательно спросил лорд Мельбурн.

Тут же выбежала Роза, слезы текли по ее щекам, а глаза были красны от слез.

— О, ваша светлость, мистер Николас ее увез. Она шепнула мне, когда я надевала на нее накидку: «Скажи его светлости о Пещерах».

— Пещеры, — повторил лорд Мельбурн. Он знал, что услышит о них. — Давно ли они уехали? Пошла ли с ним мисс Кларинда по своей воле?

— Мне показалось, что у нее не было выбора, — ответила Роза. — С мистером Николасом был еще один джентльмен средних лет, который был похож — пусть ваша светлость простит меня — на развратника.

— Я знаю, о ком ты говоришь, — коротко бросил лорд Мельбурн.

— Мисс Кларинда была очень бледна, — продолжала Роза. — Она высоко держала голову, но, я уверена, ей было очень страшно. Она нашла предлог, что розы на ее платье плохо держатся, и, когда я наклонилась к ней поближе, смогла шепнуть мне эти слова, но я видела, что руки ее так дрожали, что она вряд ли. смогла бы сама закрепить цветы на месте.

— Как давно они уехали? — спросил лорд Мельбурн.

— Примерно полчаса назад, — ответил Бейтс.

Не говоря ни слова, лорд Мельбурн повернулся, быстро сошел по ступеням и сел в карету.

— Куда прикажете? — спросил кучер.

— Свернешь направо, когда мы выедем из ворот, — сказал лорд Мельбурн, — потом проедешь мили две по дороге, а дальше я покажу тебе, где свернуть. И поторапливайся!

— Слушаюсь, милорд.

Лошади рванули с места, и лорд Мельбурн откинулся на сиденье кареты. Тот, кто был вместе с ним на войне, увидев его лицо, сразу же понял бы, что лорд находится в состоянии страшного напряжения.

Когда битва становилась чересчур жаркой и его подчиненные понимали, что их жестоко теснят, они всегда знали — лорд Мельбурн сумеет изменить тактику боя, найти другие подступы или предложить блестящий ход, который часто превращал поражение в победу.

Но теперь лорд Мельбурн понимал, что эта ситуация была совсем другой — настолько необычной, что на какой-то момент его мозг отказался работать и погрузился в состояние полной опустошенности. У него не было ни малейшей мысли о том, как надо действовать, или даже предположений относительно первых шагов.

Он прекрасно понимал, что клубы, подобные тому, который открыл Николас в известковых пещерах, существовали в атмосфере чрезвычайной секретности, потому что члены их боялись огласки. Эти клубы также были очень богаты — потому что обычно снабжались сверх всякой меры денежными средствами вновь вступивших. Поэтому проникнуть внутрь — либо тайком, либо с применением силы было очень сложно.

Он видел вход в Пещеры, когда приезжал сюда с майором Фостером, и знал, что один человек, вооруженный пистолетом, сможет удерживать легион захватчиков на подступах к Пещерам без малейшего труда.

Не было никакого смысла просто добраться до этого места и потребовать Кларинду. Они закроют ворота и будут смеяться над его попытками спасти ее.

И никакие сокровища мира не помогут ему пройти мимо стража ворот, если он — верный слуга Николаса Вернона.

Он вспомнил, насколько резко отказался священник разговаривать с ним, и понял с неожиданным чувством подавленности, зачем понадобился священник и почему Николас настоял на том, чтобы он поселился на ферме у Медвежьей Берлоги. Отлученный от церкви священник, который будет служить Черную Мессу и, если нужно, обвенчает новобрачных!

Что касается Кларинды, то у него едва хватало духа думать о ней. Он представлял себе, какие страдания она, должно быть, испытывает, — ведь она была так молода, так беззащитна, неопытна.

Она никогда даже в страшных снах не могла вообразить себе растленных мужчин, поклоняющихся Сатане, мужчин, в которых не осталось ни капли благопристойности и для которых невинная целомудренная девушка значила совсем иное, нежели для других.

«Боже, спаси ее!» — тихо произнес лорд Мельбурн, и эта молитва вырвалась из самой глубины его сердца.

Глава 6


Когда экипаж остановился, Николас и сэр Джеральд Кеган достали из своих сумок черные маски и надели их на себя.

Это придало им такой зловещий вид, что Кларинда остро почувствовала: еще немного — и она потеряет контроль над собой и закричит.

В один отчаянный миг, когда сходила со ступенек кареты, ей подумалось, что она может убежать. Но она знала, что Николас не впустую хвастался, когда говорил, что умеет хорошо бегать, и та же гордость, которая пришла на помощь в Прайори, подсказала ей, что не следует унижать себя лишь затем, чтобы быть пойманной на глазах у слуг.

— Мы приехали рановато, — заметил сэр Джеральд Кеган, когда они вышли наружу.

Николас огляделся вокруг и увидел лишь несколько экипажей и большой крытый фургон, поставленный несколько в стороне от Пещер.

— Через некоторое время здесь не будет хватать места, — ответил он. — Почти все, с кем я говорил, сказали, что будут присутствовать при столь знаменательном событии.

Он взял Кларинду за руку, когда произносил эти слова. Из прорезей маски блеснули его глаза, и ей показалось, что перед ней не человек, а готовый пожрать ее демон.

— Свадьбу Хозяина, — язвительно произнес он, желают отпраздновать все члены клуба.

Она не сделала ни малейшей попытки ответить. Ей показалось, что голос будто умер в ее пересохшем горле. Никогда прежде она не испытывала такого страха, который охватил ее, когда Николас провел ее через железные ворота. Около них за столом сидел человек в униформе.

Кларинда бросила взгляд на пистолет, висевший у него на ремне, и поняла, что он предназначен для непрошеных гостей. Она в отчаянии подумала о том, что лорд Мельбурн никогда не сможет пройти мимо этого стража ворот.

— Ваши пропуска, джентльмены, — потребовал человек в униформе, а затем добавил:

— Я знаю вас, мистер Верной.

Однако он протянул руку к сэру Джеральду, который достал что-то из кармана своего жилета, показал охраннику и спрятал обратно.

Потом они стали спускаться по проходу, который, как знала Кларинда, был вырублен в известняковой скале. Вдоль него на всем пути стояли лакеи.

Повсюду висели красные занавеси, пол был покрыт ковром, но потолок оставался белым и голым, и случайно на красном ковре под своими ногами Кларинда обнаружила маленький кусочек извести, упавший сверху. Он будто напоминал пришедшим сюда людям о том, что они находятся глубоко под землей.

Дорогу освещали факелы, закрепленные в канделябрах, похожих то ли на ухмыляющиеся маски каких-то чудовищ, то, ли на что-то непристойное, но Кларинда так и не смогла понять, что они все-таки изображали.

Затем проход резко пошел вниз, послышался шум голосов, Николас повернул влево и повел ее к двери, занавешенной шторами, сквозь которые можно было увидеть достаточно большую комнату.

В центре ее стояла женщина, и у Кларинды блеснул проблеск надежды, когда она увидела на ней одежду монахини. Но, услышав, как Николас фамильярно обращается к ней, она внимательнее вгляделась в лицо предполагаемой монахини. Оно было грубым и сильно накрашенным: глаза подведены черной тушью, а губы размалеваны ярко-красной помадой.

— Добрый вечер, Молли, моя дорогая, — сказал Николас. — Я надеялся, что ты останешься здесь надолго. Я привел тебе самую очаровательную Венеру, какую ты еще никогда не видела.

С этими словами он подтолкнул Кларинду вперед, и на нее устремился жесткий взгляд женщины.

— Достаточно хороша, — сказала она вульгарным голосом. — Но все они поначалу бывают хорошенькими.

— Приготовь ее для церемонии, — приказал Николас. — Скажи, что ее ожидает, и предупреди о том, чтобы она себя хорошо вела. Если впадет в истерику, дай ей успокаивающее средство.

При этих словах он отвернулся и посмотрел на сопровождающего его сэра Джеральда.

— У вас есть все необходимое, Джеральд, — сказал он. — Передайте это Молли.

— Я так и думала, что сэр Джеральд приедет сегодня вечером, — сказала Молли почти вызывающе. — И какую же роль вы будете сегодня играть, мой прекрасный джентльмен, или мне не надо задавать вопросов?

— Увы, сегодня мне предстоит играть лишь вспомогательную роль, — ответил сэр Джеральд. — Хозяин настаивает на своих правах. Но возможно, к концу вечера он станет более великодушным.

— Нет, — твердо сказал Николас. — Я уже говорил тебе, почему я намереваюсь быть первым. Но у меня нет времени, чтобы тратить его на пустые разговоры. Занимайся своим делом, Молли. А мне надо за всем присмотреть. Сегодня будет самая знаменательная ночь в истории клуба, она останется в памяти его членов на всю оставшуюся жизнь.

Нотки сумасшедшего возбуждения вновь прозвучали в его голосе. Затем он повернулся и вышел из комнаты. Сэр Джеральд улучил момент и сунул черный пузырек с наркотиком в руку Молли. Затем он тихо сказал:

— Не трать его на девчонку, если сможешь. Мне это самому может понадобиться.

Послышался звон монет, и Кларинда увидела, что вместе с пузырьком он вкладывает в руку Молли несколько соверенов.

— Будь хорошей девочкой, — сказал он Кларинде, — и делай то, что скажет тебе наша аббатиса. Будет очень жаль, если ей придется влить в тебя успокаивающее средство, чтобы притупить сознание.

Ведь в процессе церемонии тебе предстоит испытать незабываемые ощущения.

Его губы под маской искривились в злобной усмешке, и Кларинда почти инстинктивно отпрянула от него, но натолкнулась на черное одеяние аббатисы.

Когда сэр Джеральд исчез, Кларинда испуганно прошептала:

— Помоги мне… пожалуйста, помоги… Если у тебя есть хоть капля жалости в сердце… пожалей меня, потому что меня привезли сюда против моей воли. Если ты поможешь мне бежать, я дам тебе денег… Много денег. Пятьсот фунтов… тысячу, это сейчас не имеет значения. Когда мой дядя умрет… Он — отец мистера Вернона… Я буду очень богата. Я дам тебе все, что ты пожелаешь… Помоги мне выбраться отсюда.

Молли посмотрела на нее, и Кларинда уловила на ее накрашенном лице недоброе выражение. Это была женщина средних лет, и жизнь, которую она вела, отложила определенный отпечаток на ее внешности.

Когда-то, очевидно, она была хороша. На лице еще сохранились следы былой красоты. Но их затмевали грубая и неровная кожа, мешки под глазами и отвислый подбородок.

— Я знаю, какие ты испытываешь чувства, дитя, — сказала она. — Я прошла через это много лет назад — тогда я была даже моложе, чем ты, — мне было чуть больше тринадцати, и я была чиста и невинна. Но они увезли меня в Пещеры в Западный Викомб. Я помню, что на коленях умоляла сэра Фрэнсиса Дэшвуда смилостивиться надо мной и отпустить меня.

— Тогда ты понимаешь мое состояние, — с надеждой в голосе сказала Кларинда. — Пожалуйста, помоги мне… помоги.

Женщина, называемая Молли, покачала головой.

— Это безнадежно, дорогая, — ответила она. — Даже если бы ты предложила мне миллион золотых гиней, я не смогла бы помочь тебе выбраться отсюда. И не потому, что мне не нужны деньги, но потому, что ни одна женщина не могла покинуть Пещеры, если только ее не сопровождал джентльмен.

— Ты уверена в этом… вполне уверена? — спросила Кларинда задыхающимся голосом.

— Так же, как в том, что я здесь стою, — ответила Молли. — И джентльмены, которые явились сюда, пришли лишь с одной целью — и ты знаешь, в чем она состоит.

— Но я не знаю, — ответила Кларинда. — Мистер Верной сказал, что вы должны мне рассказать о том, что меня… ожидает. И мне хотелось бы… знать.

— Лучше тебе об этом не знать, — ответила Молли. — Послушай моего совета, выпей то, что находится в этом пузырьке, хотя сэр Джеральд и не велел делать этого. По правде сказать, я не выношу этого человека, несмотря на то что он щедро тратит свои деньги, когда это доставляет ему удовольствие.

— У меня нет никакого желания лишать себя сознания, — запротестовала Кларинда.

— Тогда выпей чего-нибудь горячительного, дорогая. От джина тебе полегчает, уверяю. Сейчас я дам тебе стакан.

— Нет… нет! — закричала Кларинда. — Я не хочу… ничего! Скажи мне, что я должна буду делать?

— Отслужить Черную Мессу — я полагаю, ты слышала о ней? — спросила Молли.

В глубине своего сознания Кларинда догадывалась о том, что могло происходить в Пещерах. Она когда-то читала, что Екатерина Медичи, жена Генриха II, участвовала в церемонии Черной Мессы для того, чтобы разрушить любовь своего мужа к Диане Пуатье.

Она прочитала описание этой церемонии на французском языке и подумала тогда о том, что если бы книга выходила в Англии, то все это было бы описано не так образно и не столь откровенно.

«Черная Месса»! Теперь, без всякой подсказки, она знала, какую роль ей предстояло сыграть. Венера была обнаженная женщина, которую клали на алтарь и над которой совершали богохульную мессу.

Эта мысль, будто вспышка, озарила ее сознание, и она почувствовала, что ее оставляют силы и ей становится, дурно при мысли о том, что ее может ожидать.

Дрожа всем телом, она прижала руки к своему лицу, будто хотела стереть весь тот ужас, который предстал перед ее мысленным взором.

— Тебе лучше выпить, дорогая, — сказала Молли, принеся стакан, наполовину наполненный неразбавленным джином, и протягивая его трепещущей Кларинде. — Они возьмут тебя, когда окончится служба, и первым будет Хозяин. Но к тому времени они в большинстве своем будут пьяны или одурманены наркотиками, и тебе необходимо немного выпить — истинно тебе говорю.

— То, что мне сейчас нужно, так это совсем не наркотики, — ответила Кларинда тихим голосом.

Теперь она знала, что если к моменту окончания службы она не будет спасена, то ей останется только одно — умереть.

На столах были ножи, подумала она. Она завладеет одним из них и убьет себя еще до того, как ее обесчестят.

Вполне ясно она представила себе то место на теле, в которое надо будет вонзить нож, чтобы смерть наступила мгновенно. Она вспомнила, как ее приемный отец рассказывал о том, каким образом победивший гладиатор убивал побежденного, когда римский император опускал книзу большой палец руки.

Это же место на теле выбирали и японцы, когда, совершая харакири, они падали на свой меч. Любым путем она добудет нож и убьет себя, прежде чем Николас или кто-либо другой дотронется до нее.

Похоже, с принятием этого решения Кларинда обрела новые силы. Она отняла руки от лица.

— Скажи мне, — сказала она Молли, — что будет… сначала?

— Ты снимешь одежду, дорогая, — ответила Молли, — и я надену на тебя белое одеяние Венеры. Когда они будут обедать, ты будешь сидеть у подножия алтаря. Никто из мужчин не притронется к тебе, ты предназначена для самого Сатаны.

На секунду Кларинда затрепетала.

— Неужели… неужели эта церемония действительно вызовет… магические силы… подземного мира? — спросила она.

Молли выдавила из себя смешок.

— Даже если это и так, то я ни разу не видела и не слышала ни одной из них! — ответила она. — Но те, кто выпил достаточно много спиртного или одурманил себя наркотиками, клялись, что видели картины потустороннего мира.

Кларинда вздохнула с облегчением, к тому же она знала, что ей не следовало даже в мыслях допускать подобные вещи. Если ей суждено было спастись, то лишь одно могло спасти ее — сила добра. Николас и ему подобные развращенные личности, которые вызывали темные силы для удовлетворения своей похоти, не имели права насмешничать над Богом.

«Я должна молиться, — подумала она, — молиться, как никогда, до тех пор, пока Господь своей милостью не пришлет лорда Мельбурна, чтобы меня спасти».

Но она видела вход в Пещеры и поэтому не могла представить себе, как ее спаситель сможет проникнуть через него. Ужас по-прежнему цепко охватывал ее, однако Кларинда чувствовала, что, несмотря на это, она уже справилась с собой и не была на грани обморока, как несколько минут назад.

Послушно, без всякого протеста, она пошла в угол зала вместе с Молли и начала снимать свою одежду.

В этот момент в пещеру вошли другие женщины.

Почти все они были одеты в сверкающие блестками вечерние платья, от всех них исходил запах дешевых духов, и все они без умолку переговаривались громкими вульгарными голосами. Все были молоды и достаточно привлекательны, но лица их были сильно накрашены. Они постоянно хихикали и смеялись от предвкушения того, что ожидало их впереди.

На многих из них были монашеские сутаны, а под ними не было почти ничего. Их обнаженные ноги открывались при ходьбе, а яркие туфли странно сочетались с суровой темной одеждой — точно так же, как их красные губы и пронзительные алчущие взгляды.

В то время как Молли помогала Кларинде раздеваться, аббатиса болтала не умолкая:

— Здесь не так хорошо, как в клубе сэра Фрэнсиса Дэшвуда, — говорила она. — У него там банкетный зал и внутренний храм в самой глубокой части горы.

Там протекает ручей, наполненный «нечестивой» водой, как назвали ее братья. В этом ручье новички принимают крещение. Все там устроено на более высоком уровне, но здесь мы имеем возможность собраться все вместе. Они не жалеют денег, когда дело касается еды и напитков.

Кларинда в ответ промолчала, и Молли продолжала болтать:

— Из Лондона привозят все, включая слуг. Мистер Верной говорит, что им завязывают глаза, чтобы они не знали, куда идут. Но, держу пари, кто-нибудь из них бросил украдкой взгляд-другой, ведь рано или поздно это может им пригодиться.

Когда Кларинда была полностью раздета, Молли накинула поверх ее головы длинную белую греческую тунику из тонкого шелка. Это одеяние, с замешательством подумала Кларинда, плохо скрывало ее наготу.

На талию Кларинды Молли повязала золотой пояс, а затем распустила ее волосы, которые пламенеющим шелковым облаком упали на ее плечи и спину, и поверх ее головы повязала золотую ленту.

— Какие замечательные у тебя волосы, дорогая! — воскликнула она. — У меня в молодости тоже были длинные волосы, хотя не такого красивого цвета, как у тебя. Но это было так давно.

— Зачем ты… занимаешься этим? — спросила Кларинда, ощутив в ее голосе простую человеческую грусть.

Губы Молли искривились в улыбке.

— Деньги! Какие еще другие причины могут быть для женщины моего возраста? Чем старше ты становишься, тем ниже опускаешься. Долгая жизнь предстоит лишь женщине, которая смогла привлечь самого респектабельного мужчину в Сент-Джеймсе. — Она недобро усмехнулась, затем продолжала:

— Не надо думать о плохом — ведь у меня еще есть в запасе несколько лет жизни.

— Я дам тебе деньги, — сказала Кларинда, делая последнюю попытку спасти себя. — Ты будешь жить в достатке остаток своих дней, и тебе больше никогда не придется работать в местах, подобных… этому. У тебя будет свой дом. Ты будешь жить комфортно, ты сможешь красиво состариться.

Видя, что Молли колеблется, Кларинда настойчиво прошептала:

— Неужели здесь не найдется джентльмена, который сможет помочь мне? Или которому нужны деньги?

— Именно об этом я сейчас сама и подумала, — ответила Молли. — Но, видишь ли, дорогая, я не знаю, кто они такие. На всех маски, потому что они не хотят, чтобы их узнали. Я знаю, конечно, мистера Вернона, потому что он нанял меня. Я знаю сэра Джеральда, он завсегдатай того публичного дома, в котором я работаю. Но другие! Может быть, я и встречала их, но, когда они одеты в такую одежду и носят такие маски, все кажутся одинаковыми. Большинство из них слишком богаты, чтобы нуждаться в деньгах, остальные же предвкушают острые ощущения, которые им предстоит испытать сегодня вечером, и не променяют их ни на что на свете.

— Я… понимаю, — сказала Кларинда, и ее голос стал безжизненным, словно у нее отобрали последнюю надежду.

Ей показалось, будто Молли слишком резко разрушила ее планы.

— Ты очень хорошенькая, — сказала она. — Скажу тебе одно: в клубе не было еще Венеры, которая была бы так хороша.

— И что происходит с ними — после этого? — запинаясь, спросила Кларинда.

— Если ты будешь задавать вопросы, тебе от этого не станет легче, — резко ответила Молли.

— Какие вопросы она задает? — раздался голос со стороны двери, и Молли с Клариндой увидели, что занавески раздвинулись, и в них появился Николас.

Кларинде показалось, что он выглядел невероятно страшным в кроваво-красном одеянии монаха с накинутым на голову капюшоном. Сквозь прорези маски злобно сверкали его глаза.

— Пойдем, — сказал он, — зал полон, пир начался. Братья смогут увидеть красоту Венеры, чья непорочность призовет сегодня к нам нашего Хозяина.

Он протянул к ней руку, и лишь нечеловеческим усилием Кларинда заставила себя вложить в нее свои холодные пальцы.

Она хотела было еще раз попросить его о пощаде, но в свете факелов, освещавших гардеробную, в которой они находились, она увидела расширенные зрачки его глаз. Мрачные, как черный агат, они были устремлены на нее, и она без слов поняла, что Николас находится под действием каких-то наркотиков.

Нет никакой надежды, подумала она, что он снизойдет к ее мольбе, поэтому в сердце своем вернулась к своим молитвам.

«Помоги мне… Господи… Помоги», — молилась она и понимала, что только эта молитва помогает ей сдерживать себя. Иначе она закричала бы или попыталась безуспешно бежать.

«Мне надо сохранить ясную голову и беречь силы, чтобы убить себя», — подумала она.

Потом из гардеробной комнаты ее вывели в тот же проход, по которому они с Николасом спустились.

Они спускались все глубже в чрево земли, и внезапно перед ними открылась огромная пещера, предназначенная для проведения церемоний. Она была округлой, почти правильной формы. Ее стены, как и коридор, были задрапированы красным бархатом, а в железных канделябрах горели толстые свечи. По кругу вдоль стен, а также в небольших альковах, прикрытых занавесками, стояли диваны.

В центре зала были расставлены столы, покрытые кружевными скатертями, они были сервированы столовым серебром и хрустальными бокалами. Лакеи в напудренных париках и золотых ливреях подносили блюда, разливали вино и обслуживали гостей, рассевшихся за столами. Рядом с каждым мужчиной сидела женщина.

Многие из монахинь, как заметила Кларинда, уже скинули свои монашеские одеяния и сбросили покрывающие головы платки. Они распустили волосы, и у некоторых женщин лишь они одни прикрывали телесную наготу.

В зале стоял гул голосов, перемежаемый взрывами грубого смеха, но при появлении Кларинды с Николасом возникла неожиданная тишина.

Однако, когда они прошли в центр большой пещеры к алтарю, сооруженному под высокой аркой с выгравированными на ней магическими знаками, толпа слабо зашевелилась. Алтарь, как заметила Кларинда, находился справа от спускающегося вниз прохода.

Ей не было никакой нужды разглядывать огромное перевернутое распятие, большие черные свечи или белую мраморную плиту алтаря, достаточно длинную и широкую, чтобы на ней поместилось обнаженное женское тело. Она и так знала о том, что ее ждет!

Посреди шести широких ступеней, ведущих к алтарю, она увидела золотое кресло наподобие трона, на котором, она знала, ей предстояло сидеть в течение мессы.

Медленно и почти в полной тишине Николас вел ее к этому месту.

Она старалась не замечать взглядов мужчин, пристально смотрящих сквозь свои маски на ее наготу, едва прикрытую белым одеянием. Она старалась молиться, старалась не думать о перевернутом распятии над своей головой, старалась помнить о том, что зло, царящее здесь, имеет не сверхъестественное, а обычное человеческое происхождение — оно живет в сердцах и мыслях собравшихся в этом зале людей.

Когда, наконец, она уселась в приготовленное для нее кресло, Николас отвесил ей издевательский поклон.

— Позволь, Кларинда, еще раз выразить свое восхищение по поводу твоего самообладания, — сказал он, — Ты достойна всяческой похвалы за то, что проявляешь такое послушание. Я вижу, что принял действительно мудрое решение жениться на тебе после того, как нас посетит Хозяин.

— Я ничего не говорила тебе, Николас, — ответила Кларинда и с облегчением почувствовала, что голос ее звучит твердо и бесстрашно. — Знай, что все твои деяния — это зло, порок и богохульство.

Она с вызовом взглянула на него, но когда услышала его смех, то поняла, что ее слова не произвели на него никакого впечатления.

— Скоро ты изменишь свое мнение, — сказал он, и будешь меня благодарить.

Подтекст этих слов был невыразимо ужасен.

Затем Николас оставил ее, и она увидела, что он подсел за столик к наиболее развязно ведущим себя женщинам; двое их кавалеров были уже сильно пьяны.

Кларинда огляделась. По обе стороны от нее стояли две жаровни, на которых тлела магическая трава.

Она вдохнула запах дыма и поняла, что это сильный наркотик. Она почувствовала, как он затуманивает ей голову и мысли теряют свою остроту.

Она была уверена в том, что травяная смесь состоит из белладонны, болиголова, вербены и мандрагоры, и приказала себе не терять ясности ума, иначе могла утратить решимость осуществить задуманное.

Прямо перед ней стоял столик с экзотическими блюдами. Время от времени к нему подходили гости, но Кларинду интересовал лишь серебристый блеск, возникающий тогда, когда они резали еду. Она увидела ножи. Один из них, с тонким, остро отточенным лезвием, пронзит ее тело без особых усилий.

Она должна им как-нибудь завладеть. Но она знала, что ей необходимо дождаться того момента, когда реакция пользующихся ножами мужчин и женщин будет настолько притуплена действием напитков и экзотического аромата, что они не смогут ей воспрепятствовать.

«Господи, помоги мне… Пожалуйста, Господи… помоги», — молилась она.

Когда шум пьяных голосов усилился, а женские взвизги стали звучать еще громче, Кларинда перестала смотреть на развернувшиеся перед ней разгульные сцены и подняла глаза к неокрашенному известняковому потолку.

«Я не хочу смотреть… Я не хочу смотреть… — говорила она про себя. — Это слишком низко. Это зрелище устраивают мужчины и женщины, которые отбросили все человеческие нормы поведения… и опустились ниже…животных».

Она сложила руки и произнесла молитву — молитву, которую повторяла всю свою жизнь перед тем, как лечь в постель, молитву, которой научила ее мать, когда она была крошечным ребенком. И когда прекрасные знакомые слова принесли ей некоторое утешение, она начала молиться за то, чтобы ее спасли.

Она знала, что только лорд Мельбурн сможет ее освободить, потому что никто больше не знал о том, где она находится. Никто, кроме него, не был способен придумать какой-нибудь план по ее спасению, как бы сильно ни было желание ее спасти.

«Господи, пошли его… Пошли его вовремя, — молила она, — и если ты не позволишь мне умереть быстро, позволь мне умереть достойно, без всяких криков, без всякого рыдания… от испытываемой боли. Помоги мне, Господи… Пожалуйста, помоги».

Ей показалось, что молитвы унесли ее далеко ввысь и подняли над разгулом, творящимся вокруг, и только через некоторое время она вновь обратила свое внимание на то, что происходило вокруг.

В какой-то момент она поняла, что сейчас должна начаться месса. Она уже видела священника — мужчину, которому сдали в аренду ферму у Медвежьей Берлоги. Она обратила на него внимание потому, что он был одет не в монашескую сутану, а в красную мантию. Даже в маске нетрудно было узнать его по лысой голове и многочисленным складкам пухлого подбородка.

Но священник все еще выпивал в дальнем конце пещеры, и она увидела, что многие мужчины, закончив свой обед, бродили по залу, ссорясь из-за женщин или совершая непристойные действия.

Некоторые уже дрались между собой, один «брат» уже лежал, растянувшись на полу, и его откинувшаяся в сторону сутана обнажала залитую вином рубашку и сверкающую в огне свечей бриллиантовую булавку, скрепляющую шарф.

Затем среди всеобщего буйного разгула Кларинда заметила высокую фигуру, пьяно шатающуюся среди столов и направляющуюся, похоже, прямо к ней. Она увидела, что человек держал в руках несколько бутылок, одну из них он нетвердым движением приложил к губам, но другие тоже не отпускал, будто от жадности хотел выпить больше всех.

Подойдя к ней совсем близко, он споткнулся, и она нервно вжалась в кресло, боясь, что он упадет прямо на нее. Как только она сделала это движение, она услышала знакомый голос, который очень тихо произнес:

— Готовься бежать.

На секунду она не могла поверить в то, что эти слова не послышались ей. Затем поняла с внезапным замиранием сердца, что ее молитвы были услышаны.

Лорд Мельбурн был здесь! Он смог проникнуть в Пещеры, надел маску, красную мантию и был теперь похож на одного из «братьев».

Говоря с Клариндой, он, пошатываясь, пытался выпрямиться. Внезапно молниеносным движением он бросил все три бутылки в большую жаровню, находящуюся слева от алтаря.

Под воздействием вылившегося чистого спирта вспыхнуло ослепительное пламя, а затем бутылки начали лопаться, со звуком пистолетных выстрелов разбрасывая вокруг себя осколки стекла. Находящиеся поблизости в страхе стали прикрывать свои головы.

При первых же звуках взрывов лорд Мельбурн повернулся, схватил Кларинду за руку, помог ей сойти по ступенькам, и они побежали в сторону выхода.

Перед этим в другую жаровню он бросил остававшиеся у него в руках самые большие бутылки.

Снова вспыхнули языки пламени, они ослепили всех, включая Кларинду, поэтому она ничего не видела, но лишь чувствовала, что ее с невероятной скоростью тащат по изгибающемуся вверх коридору, ведущему к единственному выходу из Пещер.

Она чуть не упала оттого, что ее ноги запутались в белом одеянии, но не успела издать легкий вскрик, как почувствовала, что ее подхватили сильные руки, и лорд Мельбурн, крепко прижав ее к груди, бешено помчался по покрытому ковром наклонному проходу.

Она чувствовала, как бьется его сердце, и знала, что из-за своего высокого роста ему приходится наклонять голову, а в таком положении бежать было очень трудно. Но никто не встретился им на пути, пока они не достигли железных ворот и не услышали за собой рев голосов.

Кларинда услышала этот звук очень отчетливо, и ее охватил безумный страх. Она вспомнила человека с пистолетом, который проверял людей на входе, и поняла, что лорд Мельбурн не сможет себя защитить, держа ее на руках.

Но охранник на входе находился в полусонном состоянии. Он посмотрел на джентльмена в маске и женщину, желающих уйти, и не сделал никаких попыток воспрепятствовать этому.

И только когда они промчались мимо, он медленно поднялся на ноги и повернул свою голову в сторону кричащего человека, бежавшего вслед за ними.

Кларинда слышала истерический визг Николаев, пробиравшегося вверх по узкому коридору.

— Останови их, будь они прокляты! Останови их, придурок! — орал он.

Снаружи было темно, но при свете вспыхивающих огней можно было разглядеть недалеко от входа карету лорда Мельбурна, лакея, стоявшего у открытой двери, и нетерпеливо бьющих копытами лошадей.

Лорд Мельбурн буквально бросил Кларинду на заднее сиденье, прыгнул в карету сам, и в ту же секунду кучер взмахнул кнутом, а лакей с ловкостью и быстротой обезьяны вспрыгнул на козлы.

Когда они рванули с места, сзади послышались крики и раздались два пистолетных выстрела, эхо которых утонуло во тьме. Одна пуля застряла в корпусе экипажа.

Они еще слышали голос Николаев, выкрикивающего непристойные ругательства. Затем раздался жуткий визг, высокий и пронзительный, будто завизжало животное, охваченное болью, но вскоре лошади, набирая скорость, унесли их так далеко, что уже ничего не было слышно, и Кларинда поняла, что она спасена.

Сначала не могла в это поверить. Ужас, который она испытала, был так силен, что он все еще держал ее в своих тисках. Казалось, что все это ей снится. Она спасена, твердила она себе, спасена от страшного оскорбления или от самоубийства, спасена от такого отвратительного надругательства, о котором было даже страшно подумать.

Она спасена… спасена… спасена.

Но когда она глубоко вздохнула, чтобы поблагодарить своего спасителя, ее самообладание рухнуло.

Слезы, которые она сдерживала весь вечер, хлынули, словно грозовой дождь, и, не понимая того, что делает, она рванулась к лорду Мельбурну и уткнула свое лицо в его плечо.

Он снял маску, сорвал красную сутану и обнял ее.

Обливаясь слезами и содрогаясь от рыданий, она дрожала всем телом — с головы до пят.

Он крепче прижал ее к себе. Но, почувствовав, как она холодна — и не только от наготы, но от перенесенного страха и страданий, подобрал упавший на пол кареты плед и потеплее укутал ее.

Она едва понимала, что он делает или что с ней произошло. Она могла только рыдать с такой силой, что, казалось, готова была выплакать все имеющиеся у нее слезы.

— Все хорошо, — сказал он нежно, — вы спасены.

Не плачьте, Кларинда, никто никогда теперь не тронет вас, никто не обидит. Вы спасены!

Она не могла вымолвить ни слова в ответ, она могла лишь рыдать, безрассудно и беспомощно, до тех пор, пока не промочила своими слезами насквозь его плащ.

Он знал, что самое большее, что может сделать для нее в этот момент, это нежно ее обнять. Он не мог поверить в то, что женщина может так беспомощно трепетать и так отчаянно рыдать у него на груди.

Наконец, когда карета уже подъезжала к Прайори, она, запинаясь, вымолвила со слезами в голосе:

— Вы пришли… Я молилась… и молилась… Но не думала… что Господь… вас пошлет.

— Но Он послал меня, — ответил лорд Мельбурн ласково, — и вы больше не должны бояться, Кларинда.

Он почувствовал, как ее маленькая рука вцепилась в отворот его плаща.

— Николас! — выдохнула она. — Он приедет… за мной, он… будет преследовать нас… Он убьет… вас.

— Не бойтесь, — твердо ответил лорд Мельбурн. — Я спас вас, Кларинда, и буду охранять. Вы слушаете меня? Я буду защищать вас от Николаев или от кого бы то ни было. Он больше никогда не притронется к вам.

— Вы не понимаете, — задыхаясь, вымолвила она, — он — злой… он — порочный… он верит во власть тьмы… Он думает, что может вызвать… дьявола. Он у… убьет вас, чтобы вернуть… меня обратно.

— Положитесь на меня, — сказал лорд Мельбурн. — Клянусь вам, Кларинда, вы не будете больше бояться.

Но даже когда лорд говорил ей эти слова, он понимал, что ужас, который она испытала, слишком глубоко проник в ее сознание и до нее едва доходит смысл сказанного. Он чувствовал, что она все еще дрожит в его руках, как птица, пойманная в ловушку.

— Поверьте мне, Кларинда, клянусь вам, что ничего больше не случится, — уговаривал он ее.

— Я… не понимаю, — бормотала она и снова начинала плакать, но не слезами облегчения. Она вновь переживала тот ужас, который, казалось, был самым реальным ощущением, испытанным ею за прошедший вечер.

Карета подъехала к главному входу Прайори. Лорд Мельбурн взял Кларинду на руки и, крепко прижимая ее к себе, вышел наружу. Он пронес ее в холл, где их ожидали Роза и Бейтс с побледневшими взволнованными лицами.

— С мисс Клариндой все в порядке, — сказал им лорд Мельбурн тихим голосом. — Она лишь очень напугана. Я отнесу ее наверх.

Он понес ее по ступенькам в спальную комнату, Роза прошла вперед, чтобы открыть дверь. Он нежно положил ее на кровать, но Кларинда вцепилась в него руками.

— Он придет… за мной… Я знаю, — простонала она. — Не оставляйте… меня… Пожалуйста, не оставляйте… меня.

Очень мягко лорд Мельбурн высвободил из ее пальцев свой плащ и, взяв Кларинду за подбородок, повернул ее лицо к себе.

— Послушайте, — сказал он, — послушайте меня внимательно, Кларинда. Я оставлю вас совсем ненадолго. Здесь останутся мужчины, чтобы охранять вас, и они убьют всякого, кто приблизится к вам. Вы понимаете это? Николас никогда не появится рядом с вами, обещаю вам это.

— Он убьет… вас, — прошептала Кларинда.

— Это я убью его, — сказал лорд Мельбурн решительно.

Его слова поразили ее, и она устремила на него широко открытые глаза. На секунду она перестала плакать.

— Вы так храбро себя вели, — сказал он тихо, — так замечательно, мужественно. Перестаньте плакать, положитесь на меня.

Она лежала очень тихо, вглядываясь в его лицо.

Она ясно видела его в свете горящих свечей — квадратный подбородок, твердый рот, решительный и жесткий взгляд. Затем она еле слышно проговорила:

— Вы… уверены в этом?

— Вполне, — ответил он.

Она протянула к нему свою руку, будто пытаясь его удержать, но он уже повернулся к Розе:

— Оставайся вместе со своей хозяйкой всю ночь.

Закрой дверь и забаррикадируй ее мебелью. Вас будут охранять, но другие меры предосторожности не будут лишними. Ты поняла?

— Да, милорд, — ответила Роза.

— Не уходите… Умоляю… Не уходите, — просила Кларинда.

Он вернулся обратно и положил свою руку на ее ладонь.

— Вы должны понимать — я делаю то, что необходимо, — сказал он, — и никто лучше меня не знает об этом.

Затем он вышел из комнаты и услышал, как за ним закрывают дверной замок.

— Бейтс, ты держал когда-нибудь в руках пистолет?

— Я пять лет служил в армии, милорд.

— И мой выездной лакей тоже, — сказал лорд Мельбурн. — Покажи мне, где ваш хозяин хранит оружие.

Он говорил на ходу, направляясь к входной двери.

— Джеймс! — позвал он. — Ты мне нужен.

Лакей быстро вбежал в дом, и Бейтс повел их к маленькой комнате, которая находилась при входе.

В ней хранилось множество оружия для спорта и охоты. Лорд Мельбурн взял охотничье ружье и мушкет и протянул их Бейтсу и лакею.

— Зарядите их, — сказал он. — Встаньте наверху лестницы перед спальней мисс Кларинды и стреляйте в любого, кто войдет в дом. Не вступайте в переговоры, не раздумывайте — и не промахивайтесь.

— Слушаюсь, милорд, — почти в один голос ответили мужчины.

Лорд Мельбурн открыл коробку, в которой хранились спортивные пистолеты сэра Родерика. Он взял один из них, зарядил патронами, а затем сказал Джеймсу:

— Положи эту коробку в карету.

— Вы приедете обратно, милорд? — спросил Бейтс.

— Я приеду обратно, — жестко ответил лорд Мельбурн, а затем, ни слова не говоря, спустился по ступеням и сел в экипаж.

Глава 7


С улицы доносилось пение птиц, в оконном стекле мягко жужжала пчела. Кларинда лежала в кровати, слушала эти звуки, а затем открыла глаза.

Солнце проникло сквозь оконный переплет и почти ослепило ее. Она огляделась вокруг и с изумлением увидела резные столбики кровати, на которой лежала, голубые драпировки на окнах, позолоченные зеркала и оправленные в золотые рамы картины.

— Где я? — спросила она вслух.

Мгновенно перед ней появилась Роза.

— О, мисс Кларинда, вы проснулись! — воскликнула она.

— Да, я проснулась, — медленно ответила Кларинда. — Мне кажется, я очень долго спала.

— Пять дней, мисс, — сказала ей Роза.

— Пять дней? — Кларинда почти онемела. — Но почему? И где я нахожусь?

— Вы находитесь в Мельбурне, мисс. Его светлость посчитал, что будет лучше привезти вас сюда — чтобы вы не пугались, когда очнетесь.

— Я была больна? — спросила Кларинда.

Роза покачала головой:

— Нет, мисс, вы только страдали от перенесенного шока, так сказал врач. Вы все плакали и плакали, и он дал вам снотворное. Затем он сказал — или это сказал его светлость, — что вам лучше ничего не знать, пока все это не будет кончено.

Кларинда приподнялась на подушке.

— Что не будет кончено?

— Похороны, мисс.

— Так дядя Родерик умер — вскричала Кларинда. — Я должна была быть там, я должна была быть с ним!

— Вам не следует себя расстраивать, мисс, — ответила Роза. — Хозяин умер очень тихо на следующий день после того, как лорд Мельбурн вас спас. Он ничего не знал о том, что случилось, ему никто ничего не говорил, его светлость проследил за этим.

— Когда его похоронили? — спросила Кларинда тихим голосом.

— Вчера днем, мисс, и мистера Николаев тоже.

Кларинда привскочила на кровати, ее глаза расширились.

— Николас… тоже умер?

Она еле сдержала громкий крик.

— Неужели… это его светлость?..

— Нет, нет, — быстро перебила ее Роза. — Это не его светлость убил Николаев. Его убила Простушка Сара.

— Простушка Сара?

Кларинда взглянула на свою служанку с крайним изумлением.

— Да, мисс, она убила мистера Николаев, как я поняла, когда он выходил из Пещер. Она поджидала его, спрятавшись в дубовой роще. Она вонзила нож в его спину не один, а множество раз.

— Итак, Николас мертв, — тихо сказала Кларинда.

— Его светлость хотел рассказать вам об этом сам, мисс, — сурово заметила Роза. — Доктор сказал, что если вы очнетесь, то сможете сегодня встать. Но будет лучше, если вы сделаете это после завтрака.

Я сейчас его принесу, мисс. Вы будете гораздо лучше чувствовать себя, если что-нибудь покушаете.

Роза вышла из комнаты, и Кларинду ослепили солнечные лучи. Значит, Николас мертв! Она с трудом могла в это поверить.

Ужас, который она испытала в Пещерах, снова наполнил ее душу. Она была спасена — спасена, казалось, чудесным образом, и она не могла представить себе, как лорду Мельбурну удалось это сделать.

Она будто слышала звук взрывающихся винных бутылок и чувствовала, как он схватил ее за руку и стащил вниз по ступенькам алтаря, она помнила тот ужасный бег по коридору и крики Николаев за спиной; а в конце всего — когда они уже были в карете — пистолетные выстрелы, эхо которых разносилось в ночи.

Кларинда закрыла лицо руками. Сможет ли она когда-нибудь забыть те ужасные часы, когда она принимала решение: если лорд Мельбурн не придет на помощь, ей придется убить себя?

И вот он спас ее — мужчина, которого она ненавидела, мужчина, которого в течение четырех лет она крайне презирала. А ведь ей предстоит выразить ему свою благодарность, подумала она. Но какие слова она для этого найдет — она даже не могла себе вообразить.

Потом она вспомнила, как рыдала у него на руках, и ей стало стыдно оттого, что он видел ее такой слабой и беспомощной. Если бы ей удалось сохранить самообладание до приезда домой! Она вспомнила о том, как умоляла его остаться с ней, и краска залила ее лицо.

Когда Роза одела ее и красиво уложила волосы, Кларинда решительно направилась к лестнице, несмотря на то что в груди ее необъяснимо сильно билось сердце и она испытывала небывалый стыд и смущение.

Она никогда не представляла себе, что убранство дома может быть таким великолепным. Большая, покрытая ковром лестница была очень живописна, над витиеватыми золотыми столиками висели позолоченные зеркала, фамильные портреты и огромные хрустальные люстры вызывали восхищение, а изысканный цвет стен искусно гармонировал со всей обстановкой.

Позже она узнала о том, что большая часть мебели была специально спроектирована для Мельбурна братьями Эдэм. Отполированное золото диванов и каминных стульев, казалось, соперничало по красоте с изысканными формами канделябров, висящих на бледно-зеленых стенах. На них также размещалась коллекция картин, о непревзойденности которых Кларинде уже приходилось слышать.

Ей хотелось замедлить шаг, чтобы полюбоваться домашней обстановкой лорда Мельбурна, но она знала, что прежде она должна найти его самого, даже несмотря на то, что испытывала какой-то необъяснимый страх перед встречей.

Когда лакей открыл перед ней дверь, она увидела стены, уставленные рядами книг, и комнату, настолько гармонично спроектированную, что на секунду у нее перехватило дыхание. Затем она увидела у камина высокую фигуру элегантного мужчины и осознала, что этот человек всегда заставлял ее чувствовать себя маленькой и незначительной.

Он, как всегда, был изысканно одет, и она сразу же застыдилась своего поношенного платья. Все, что она хотела сказать, казалось, испарилось из головы. Она стояла перед ним, словно проглотив язык, и только смотрела на него большими, широко открытыми глазами, не имея понятия о том, что в этот момент ее золотисто-огненные волосы сверкают в солнечных лучах столь ослепительно, что она похожа на маленькую богиню, сошедшую с Олимпа.

— Вам уже лучше?

Она уже забыла о том, как глубок его голос и как пронзительны его серые глаза. Ей казалось, что он изучает каждую деталь ее внешности — бледность щек, тонкие черты лица, которое немного осунулось с тех пор, как он в последний раз ее видел. Казалось, он почувствовал, как бьется ее сердце, и заметил внезапно появившуюся дрожь в ее руках.

— Со мной все в порядке, — ответила Кларинда тихим голосом.

Он протянул к ней руку.

— Пройдите и сядьте, — предложил он, и его тон был настолько мягким, что Кларинда, не зная почему, почувствовала, что сейчас заплачет.

«Это ужасное снотворное отняло у меня силы», — сказала она самой себе.

Она заставила себя подойти к нему и сесть на краешек дивана. Кларинда взглянула на него снизу вверх и подумала о том, какой он высокий и что даже большое пространство комнаты не уменьшило его роста.

— Вы, наверное, были удивлены, когда обнаружили себя в Мельбурне? — неожиданно спросил он.

— Я была изумлена, — ответила Кларинда. — Каким образом вы привезли меня сюда?

— Вы представляете собой не такую уж тяжелую ношу, — ответил он с улыбкой. — Вас завернули в одеяло, поэтому вы не испытали никаких болезненных ощущений.

— Моя служанка дала мне понять, что вы посчитали мое пребывание здесь более безопасным, чем в Прайори, — сказала Кларинда.

— Это действительно так, — ответил он.

Затем она задала вопрос, который все время готов был сорваться с ее губ, и теперь она не смогла удержаться:

— Как вам удалось спасти меня? Даже сейчас я с трудом могу поверить в то, что мои молитвы были услышаны.

— Вы молились, чтобы я пришел? — спросил он тихим голосом.

— Я молилась так, как никогда в жизни. Я молилась о том, чтобы Господь послал вас ко мне, сказала она, — и чтобы вы придумали, как меня спасти.

— Все, что случилось, было ответом на ваши молитвы, — ответил лорд Мельбурн, — потому что уверяю вас — когда я услышал о том, что вас увезли, я даже не представлял, как могу проникнуть в Пещеры, не будучи членом клуба.

Кларинда всплеснула руками.

— Я тоже об этом думала, — сказала она, — но все же, не знаю почему, я чувствовала, что вы сможете найти выход. Если бы вы не…

Она запнулась.

— Если бы я не смог?.. — спросил лорд Мельбурн.

— Я бы убила себя, — ответила она просто. — Я знаю, как это можно сделать, и не было никакого труда добыть нож.

Он сел рядом с ней.

— Я хочу, чтобы вы забыли о том, что случилось в тот вечер, — сказал он, и его голос был очень серьезен. — Этого не смогла бы выдержать ни одна женщина, и все же хочу сказать вам, что, когда я увидел ваше обращенное кверху лицо, я с трудом поверил в то, что кто-нибудь — кто-нибудь во всем мире — смог бы вести себя так же мужественно, как вы.

Было нечто в его голосе, что заставило ее смутиться больше, чем прежде. Кровь прихлынула к ее щекам, и она спрятала от него свое лицо.

— Я старалась не смотреть на то, что творилось вокруг меня, — ответила она, — я старалась только молиться.

— Я чувствовал, что вы должны были это делать, — сказал он.

— Но как… как вам удалось проникнуть внутрь? — спросила Кларинда. — Я должна знать об этом.

— Этот вопрос я задавал себе сотню раз, — признался лорд Мельбурн, — когда стоял перед Пещерами и смотрел на то, как подъезжают гости. Но когда я увидел, что перед тем, как войти, они надевают маски, я понял, что нашел ответ на мой вопрос.

— Я не понимаю, — сказала Кларинда.

— Я ждал до тех пор, пока не узнал гербовый щит на одной карете. Она принадлежала, я вспомнил, одному молодому аристократу, безмозглому юнцу, обремененному долгами, который проиграл в карты почти все свое наследство и участвовал во всех безумных авантюрах, требующих больших денег. Я отозвал его в сторону и предложил достаточно большую сумму денег взамен его маски и членского билета.

— И он согласился? — затаив дыхание, спросила Кларинда.

— Его надо было еще немного уговаривать, — ответил лорд Мельбурн, слегка усмехнувшись.

— Вы хотите сказать, что заставили его отдать вам то, что нужно? — вскричала Кларинда.

— Я думаю, что к тому времени, когда он приехал в Лондон и получил обещанные деньги, он уже испытывал ко мне благодарность, — ответил лорд Мельбурн. — Вечер все равно был испорчен после того, как я вас похитил.

— Вы так умны… так умны, — сказала Кларинда.

— Возможно, именно ваши молитвы мне снова помогли, — предположил лорд Мельбурн. — Потому что, когда я проник в глубину Пещер и увидел вас, сидящую в центре зала, я не мог себе представить, каким образом я должен справиться с более чем сотней мужчин, чтобы спасти вас.

— И тогда вы подумали о бутылках с вином.

— С бренди, превосходным бренди! — поправил ее лорд Мельбурн с улыбкой. — Он очень хорошо горит, а горящие бутылки, понял я, отвлекут внимание тех, кто и так уже был в полубессознательном состоянии от выпитого.

— А вы не думали, что кто-нибудь может вас узнать? — с замиранием сердца спросила Кларинда.

— Меня это беспокоило, — согласился лорд Мельбурн, — но этого не случилось.

— А когда вы оставили меня дома, — спросила Кларинда, — что было потом?

— Я собирался вызвать Николаев на дуэль, — ответил лорд Мельбурн, и его голос помрачнел. — И если бы он, как джентльмен, не принял моего вызова, я пристрелил бы его как бешеную собаку. Но я опоздал.

— Роза сказала, что его убила Простушка Сара.

— Возможно, именно его крик мы слышали, когда удалялись от Пещер, — задумчиво сказал лорд Мельбурн. — Когда я вернулся обратно, последние гости спешно уезжали в Лондон, боясь скандала и предстоящих неизбежных расспросов.

— И там оставался только Николас? — спросила Кларинда.

— Он был уже при смерти, — ответил лорд Мельбурн, — но я не хотел, чтобы вы были замешаны в это дело, поэтому положил Николаев в свою карету и привез в Прайори.

— Вы привезли его в Прайори? — как эхо повторила Кларинда с ужасом. — Но как вы могли?

— Это был его дом, — ответил лорд Мельбурн. — Врач вашего дяди осмотрел его, но ему уже ничем нельзя было помочь. Он умер через час после того, как я привез его. — Его светлость сделал паузу, затем продолжал:

— Таким образом мне удалось предотвратить судебное расследование того, что случилось тем вечером. Я поклялся, что нашел его, израненного ножом, на главной аллее Прайори. И вам, Кларинда, лучше всего забыть о том, что случилось с вами в тот вечер.

Она ничего не ответила ему, и через несколько секунд он мягко сказал:

— Постарайтесь и забудьте об этом. Не будет никакой пользы, если вы будете мучить себя воспоминаниями. Все прошло. Забудьте об этом, как о кошмарном сне, который не причинил вам никакого зла, лишь только испугал.

— Я постараюсь, — прошептала она. Затем, сделав усилие, подняла к нему свое лицо:

— Но сначала я должна поблагодарить вас.

Он встал.

— Я не хочу, чтобы вы делали это. Ваши благодарности только смутят меня, потому что я начну корить себя за то, что не смог предвидеть, что вас попытаются вовлечь в столь непристойные дела.

— Но как вы могли предвидеть это? — озадаченно; воскликнула Кларинда.

— Я мог предвидеть это, потому что слышал о Пещерах и сборищах, которые устраиваются в Клубе Адских Огней, потому что осознал — вы были правы, и мужчина на ферме у Медвежьей Берлоги был священником, и потому что я был дураком, так как не понимал, что Николас Верной никогда не простит вам того, что вы получили его наследство.

Лорд Мельбурн говорил со злостью в голосе. Затем он резко сказал:

— Но обо всем этом тоже надо забыть. Вы не должны это вспоминать, Кларинда, и вы это прекрасно понимаете, ни в разговорах со мной, ни с вашими слугами. Они все должны быть предупреждены, что если обмолвятся кому-нибудь о том, что случилось — той ночью, то будут немедленно уволены без всякого рекомендательного письма.

— Я понимаю, — тихо сказала Кларинда. — Но ведь вы спасли не только меня, вы не позволили опорочить фамилию Верной.

— Я сделал все, что было в моих силах, — признался лорд Мельбурн.

— А что стало с Простушкой Сарой? — спросила 1 Кларинда.

— Она утопилась, — ответил лорд Мельбурн. А это значит, что не будет никакого судебного расследования. И это дело тоже закрыто — оно никого больше не должно интересовать.

Кларинда вздохнула так глубоко, будто вздох ее исходил из самых глубин души.

— Благодарю вас, милорд, — сказала она. — Я благодарю вас глубоко и искренне.

— А теперь мне хотелось бы сменить тему разговора и поговорить совсем о другом, — сказал лорд Мельбурн. — Вы чувствуете себя достаточно хорошо?

— Да, конечно, — ответила она. — Я вполне пришла в себя. И окончательно поняла, почему вам хотелось видеть меня в бессознательном состоянии последние пять дней, но это было совсем не обязательно. У меня достаточно мужества для того, чтобы присутствовать на похоронах моего дяди.

— Я не хотел подвергать вас столь тяжелому испытанию, — сказал лорд Мельбурн.

В его голосе послышались собственнические нотки, и это заставило Кларинду поднять на него глаза.

— Дядя Родерик был готов к этому? — спросила она.

— Да, — ответил лорд Мельбурн. — И он оставил, как вы хорошо знаете, Прайори и все свое значительное состояние вам, Кларинда. Теперь вы очень богатая и очень знатная молодая женщина.

Кларинда поднялась с дивана и подошла к окну.

Она постояла возле него, глядя на озеро, а затем произнесла:

— Я никогда не рассчитывала на все эти деньги.

Большую часть из них я собиралась отдать Николасу и оставить небольшую сумму только для себя и Розы, чтобы поселиться в маленьком домике в поместье. Я думала, мы сможем жить там тихо и спокойно.

— Боюсь, что сейчас это невозможно, — сказал лорд Мельбурн.

— Почему бы и нет? — ответила она. — Я откажусь от денег, и вы сможете владеть нашим поместьем. Оно граничит с вашим, и вы сможете управлять им лучше, чем я. В любом случае этого хотел дядя Родерик.

— Неужели вы думаете, что я смогу принять столь ценный подарок? — спросил лорд Мельбурн. — Нет, Кларинда, насчет вас у меня совсем другие планы.

Она повернулась и взглянула на него.

— У вас есть планы относительно меня? — спросила она. — Полагаю, милорд, вы уже забыли о том, что после смерти моего дяди вы становитесь свободны вы можете вернуться к своим лондонским развлечениям. Когда я просила о вашей помощи, я не ожидала, что вы будете вовлечены в столь ужасную историю. Я очень и очень благодарна вам за все, что вы сделали, но все закончилось. Спасибо вам, но теперь мы должны попрощаться.

— Могу ли я спросить вас, что вы намереваетесь делать? — поинтересовался лорд Мельбурн.

— В настоящий момент я собираюсь жить в Прайори, — ответила она.

— Одна?

Это слово прозвучало словно пистолетный выстрел.

— Со мной будут Роза и другие слуги.

— Но вы знаете так же, как и я, — резко сказал лорд Мельбурн, — что вам не следует жить в Прайори без присмотра пожилой дамы. Вы не только богаты, Кларинда, вы очень хороши собой. И вы прекрасно понимаете, что эти атрибуты могут повлечь за собой определенные проблемы.

— Это смешно, — с жаром начала Кларинда.

Но когда она поймала на себе взгляд лорда Мельбурна, то осеклась.

— Я сама найду себе компаньонку, — сказала она почти смиренно.

— У вас есть кто-нибудь на примете? — спросил лорд Мельбурн.

— Нет, — призналась она.

— Очень хорошо, — ответил он. — Но пока не нашлась подходящая кандидатура, у меня есть другое предложение.

— В чем оно состоит? — спросила Кларинда.

— Вы должны поехать в Лондон, — ответил он. — Я уже просил свою бабушку с материнской стороны, вдовствующую маркизу Слейд, присмотреть за вами в Мельбурн-Хаус. В своем новом состоянии вы можете занять подобающее место в светском обществе. У вас, Кларинда, есть возможность увидеть больше, чем вы видели за все прошедшие годы.

— Мне кажется, вы сошли с ума! — воскликнула Кларинда. — Неужели вы искренне верите в то, что сможете устроить мою жизнь, что я приму заботу вашей бабушки или выполню другие ваши пожелания?

— Я ожидал, что вы выразите подобное отношение, — сказал лорд Мельбурн самым бесстрастным голосом. — Но я боюсь, Кларинда, что у вас нет выбора.

— У меня… нет… выбора?

Эти слова, казалось, еле прорвались сквозь нахлынувшее на нее изумление.

— Нет, — ответил он. — Наша помолвка, которая дала возможность сэру Родерику умереть спокойно, с верой в сохранность своего поместья, как я и обещал, расторгнута. Но ваш дядя сделал одну оговорку в своем завещании — признаюсь, по моему совету, — что, пока вы не достигнете совершеннолетия или не выйдете замуж, я буду вашим опекуном.

На мгновение Кларинда была так ошеломлена, что сразу не смогла ответить. Затем, заикаясь от гнева, она воскликнула:

— Вы заставили дядю Родерика… назначить вас… моим опекуном? Как вы могли… это сделать… как вы могли вмешаться, как могли… унизить меня… приняв на себя… такие полномочия?

— Эти полномочия, — сурово ответил лорд Мельбурн, — я готов сложить с себя в любой момент, Кларинда, и передать их либо вашему мужу, либо кому-нибудь, кто будет лучшим опекуном, чем я. Вы только назовите имя этого человека, и я немедленно сложу с себя полномочия в его пользу. Кого вы можете предложить?

Кларинда нетерпеливо отвернулась и еще раз взглянула в окно.

— Я никого не знаю, — сказала она сердито, — но вас я… не хочу.

— Это весьма очевидно, — сказал лорд Мельбурн, — однако уверяю вас, Кларинда, я бы не принял на себя обязанности вашего опекуна, если бы не чувствовал, что вы крайне нуждаетесь в заботе.

— Это только потому, что теперь я богата, — обронила Кларинда. — Когда я была бедна, никто не беспокоился обо мне.

— Ну почему же, я ведь беспокоился о вас с того момента, как вас узнал, — ответил лорд Мельбурн.

В его голосе прозвучала насмешливая нотка, и Кларинда почувствовала, что краснеет.

— Я была груба… и неблагодарна… — со стыдом сказала она. — Пожалуйста… считайте, что я не произносила… этих слов.

— Конечно, я забуду о них, но лишь при условии, что вы выслушаете о моих планах. Боюсь, Кларинда, что, несмотря на вашу неприязнь ко мне, у вас нет другой альтернативы, поэтому вам придется принять мои предложения.

Кларинда отошла от окна и снова села на диван, будто он вынудил ее это сделать.

— Я привезу вас в Лондон, — объяснил лорд Мельбурн, — потому что вы должны расширить свой жизненный горизонт — в ваших же интересах. Вы познакомитесь с девушками своего возраста и с мужчинами, которые, несомненно, найдут вас очень привлекательной.

В его голосе прозвучало что-то холодное и даже саркастическое, что заставило Кларинду бросить на него быстрый взгляд.

— Моя бабушка поможет вам купить подходящие наряды для того, чтобы дебютировать в свете.

— Но я ведь должна быть в трауре в связи с кончиной моего дяди Родерика, — прервала его Кларинда.

— Об этом он тоже написал в своем завещании, — ответил лорд Мельбурн. — Он особо отметил, что никто не должен носить траур после его смерти или пребывать в состоянии скорби какой бы то ни было период.

— Все это сделали вы! — воскликнула Кларинда. — Вы знали, что если я буду носить траур, то не поеду в Лондон.

— Наоборот, именно дядя настоял на этом пункте своего завещания, потому что он думал о возможных расходах, — ответил лорд Мельбурн.

И снова, почувствовав, что она была груба, Кларинда залилась румянцем.

— Я думаю, — продолжал лорд Мельбурн, — что ваше представление о светском обществе изменится.

— Сомневаюсь, — пылко ответила Кларинда. — Я знаю вас и знала Николаев — двух респектабельных джентльменов, которые не расположили ко мне высший свет — если я правильно называю то общество, в которое вы направляетесь.

Она помедлила, ожидая реакции, но, не дождавшись ни слова в ответ, продолжала:

— Я знаю, что мне, как женщине, пристало бы стремиться посещать балы, маскарады и ассамблеи. Но я не хочу общаться с людьми, которые приходят в восторг от подобных развлечений. Я хочу остаться здесь, в деревне, где не буду чувствовать себя неприкаянной, где джентльмены наподобие вашей светлости не заставят меня испытывать неловкость из-за моего простого платья и немодной прически.

Снова она помолчала, словно ожидая его ответа, а затем произнесла:

— Я хочу жить спокойно, без опасения, что делаю что-то не так, без необходимости вести вежливые беседы с людьми, с которыми у меня нет ничего общего.

Она говорила горячо, напряженно сжимая руки.

Но потом поняла, что лорда Мельбурна ее протест едва тронул.

— Если после нескольких месяцев пребывания в Лондоне вы скажете мне то же самое, — сказал он мягко, — тогда мы пересмотрим ваши планы на будущее.

— Вы думаете, что сможете делать со мной все, что захотите? — с возмущением воскликнула она. — И полагаете, что я ничего не скажу в ответ? Но, кроме всего прочего, именно мои деньги будут потрачены на всю эту чепуху.

— Будем надеяться, что ваши деньги научат вас вести себя так, как подобает разумной женщине, а не истеричной школьнице, — ответил лорд Мельбурн.

Ей показалось, будто он ударил ее, и, видя, как он поднимается с места, она обрушилась на него с безотчетным гневом:

— Я ненавижу вас, вы этого не понимаете? Пусть кто-нибудь, кто-нибудь другой будет моим опекуном… но не вы! Я ненавижу вас, я презираю вас! Я никогда не забуду и никогда не прощу того, что вы сделали с моей подругой.

— С вашей подругой? — спросил лорд Мельбурн.

Его глаза на мгновение блеснули, когда он понял, что вынудил ее сказать то, о чем он давно хотел узнать.

— Да, с моей подругой — Джессикой Тэнсли! — закричала Кларинда. — И теперь вы говорите мне о том, что я должна ехать в Лондон, чтобы общаться с такими джентльменами, как вы!

— Джессика Тэнсли! — повторил лорд Мельбурн. — Это странно, но никогда в жизни я не слышал этого имени.

— Как вы можете произносить подобные слова? — гневно вскричала Кларинда. — Как вы смогли сказать такую ложь — вы хотели обмануть меня! Вы невыносимый человек, крайне и абсолютно невыносимый человек, и поэтому я вас ненавижу!

Она отвернулась, когда говорила эти слова, а затем выбежала из комнаты, потому что не хотела, чтобы он видел слезы на ее глазах — слезы отчаяния и гнева.

Лорд Мельбурн долго стоял в комнате, не двигаясь и повторяя про себя: «Джессика Тэнсли». Затем громко воскликнул:

— Клянусь, я даже не слышал о такой женщине!

Кларинда поплакала у себя наверху несколько минут, затем решительно вытерла слезы и послала за Розой.

— О, мисс! — вскричала Роза, войдя в ее комнату. — Его светлость сказал, что вы едете в Лондон сегодня днем? Это потрясающе! Вы, наверное, волнуетесь, мисс Кларинда?

— Нет, не волнуюсь, — сердито ответила Кларинда. — Потому что остаюсь здесь, в деревне.

— О, мисс Кларинда, но вам будет грустно и тоскливо в Прайори. Мне кажется, что над этим местом нависла зловещая тень. После смерти хозяина и мистера Николаев, поверьте мне, мысль о Прайори вызывает у меня содрогание. Мне хотелось бы увидеть Лондон. И слуга его светлости обещал мне как-нибудь вечерком показать в городе красивые места.

— Ты уже уложилась? — спросила Кларинда.

— Да, в общем-то у нас немного вещей, мисс Кларинда, — чистосердечно ответила Роза. — А миссис Фостер — та леди, которая заботилась о вас с тех пор, как вы находитесь здесь, сказала, что нет смысла брать с собой много, потому что бабушка его светлости хочет купить для вас все новое. Ее светлость стара, но мне сказали, что она имеет очень большое влияние и пользуется повсеместно громадным уважением.

— Я боюсь… Я боюсь. Роза! — воскликнула Кларинда.

— Теперь, мисс Кларинда, вы не должны бояться ничего. А почему вы боитесь — ведь сэр Родерик не раз повторял, что никто лучше вас не умеет преодолевать препятствия.

— Я могу преодолеть то, что мне понятно, — ответила Кларинда, — но мне страшно войти в новый мир, где все мне незнакомо, где я буду делать ошибки на каждом шагу.

— Вы не будете делать никаких ошибок, потому что ее светлость будет за вами присматривать, твердо сказала Роза. — Кроме того, мисс Кларинда, в Мельбурне все сказали, что такой хорошенькой молодой леди еще никто в своей жизни не видел. Что за дело прятать ваше красивое личико в деревне, где никто, кроме овощей на грядке, его не увидит? Вы сможете жить здесь сколько угодно, когда станете старой и некрасивой.

Кларинда неожиданно рассмеялась:

— Ты думаешь обо мне или о себе. Роза?

— Я думаю о нас обеих, если сказать по правде, мисс, — ответила Роза. — Я уже не так молода, и это, быть может, мой последний шанс поехать куда-нибудь и кого-нибудь повстречать. А почему бы и нет? Ведь даже когда мы приехали в этот дом, то я обнаружила, что в нем находится около тридцати слуг-мужчин! Тридцать мужчин, мисс! Это дает женщине реальный шанс!

Кларинда снова засмеялась.

— Возможно, я глупая. Роза, — сказала она. — Но я отказывалась ехать, когда его светлость предлагал мне это.

— И это после того, как он спас вас, мисс? — воскликнула Роза. — Вы ведете себя не совсем благодарно! В ту ночь его светлость поистине был великолепен. Он приказал мне оставаться с вами всю ночь. Он поставил старого Бейтса и своего лакея около ваших дверей с пистолетами и велел им стрелять в каждого, кто войдет в дом. И они бы сделали это!

Глаза Розы блеснули, словно она наслаждалась кровопролитной сценой.

— И после того как сэр Родерик умер на следующий день, — продолжала она, — все в доме пошло бы кувырком, если бы его светлость не взял на себя ответственность. Он командовал, как генерал, — сделать то, сделать это. Клянусь, мисс Кларинда, вы бы почувствовали гордость, если бы были там и видели, как все было организовано — без всякой суеты и каких-либо недоразумений.

Кларинда промолчала, и через минуту Роза продолжила свою речь:

— И вы, мисс, не должны быть такой неблагодарной. Вам следует быть с его светлостью более любезной.

— Я очень благодарна лорду Мельбурну и стараюсь вести себя с ним любезно, — согласилась Кларинда. — Но, Роза, почему он так расстраивает меня?

— Я думаю, это потому, что вы никогда не общались с джентльменами, — сказала Роза, — только с мистером Николасом, но он не в счет, и, конечно, с мистером Вилсдоном, который слишком молод. Когда вы приедете в Лондон, мисс, вы будете иметь большой успех, вот увидите.

— Я не хочу никакого успеха, — сказала Кларинда, но ее слова прозвучали неубедительно даже для нее самой.

Они должны были отправиться в дорогу сразу же после ленча. Выйдя на улицу, Кларинда обнаружила, что ей предстоит ехать в Лондон в карете его светлости. Она была легкой и пружинистой, но с закрытым верхом, и Кларинда надеялась, что лорд Мельбурн, может быть, пригласит ее сесть вместе с ним в его высокий фаэтон. Но, возможно, оттого, что она была так груба и несговорчива с ним, он не пригласил ее составить ему компанию, и почти в отчаянии она без посторонней помощи уселась в карету.

Когда перед отъездом они с лордом завтракали в овальной столовой, вместе с ними находились майор Фостер и его жена, и у Кларинды не было возможности поговорить с лордом Мельбурном с глазу на глаз.

Она хотела извиниться перед ним, а также задать несколько вопросов о его бабушке, но для этого не было никакой возможности.

Высунувшись из кареты, она помахала рукой Фостерам, бросила прощальный взгляд на Мельбурн и только после этого увидела, что лорд на своем фаэтоне мчится уже далеко впереди.

«Он мог бы взять меня с собой», — вздохнула она, но уныло призналась самой себе, что только по своей вине была лишена его общества.

Она бы удивилась, если бы узнала, что вдовствующая маркиза Слейд сделала за это выговор своему внуку, когда он прибыл в Мельбурн-Хаус, располагавшийся на площади Беркли, по меньшей мере на полчаса раньше ее.

— Как ты мог допустить. Неотразимый, чтобы бедная девочка ехала в Лондон в одиночестве? — вопрошала маркиза. Она сидела совершенно прямо, высоко держа голову и развернув плечи.

Маркиза имела вид чрезвычайно строгой старой дамы, но внимательный наблюдатель мог бы заметить огонек в ее глазах и понять, что она обладает тонким чувством юмора, который всегда ценил ее внук, и проницательностью, державшей женскую часть родни в постоянном напряжении.

— Кларинда некоторым образом рассердила меня, — ответил лорд Мельбурн. — Я два часа потратил на то, чтобы объяснить ей, почему она должна поехать в Лондон.

— Она не хотела ехать? — воскликнула маркиза с некоторым удивлением.

— Действительно не хотела, — ответил лорд Мельбурн. — Она терпеть не может высшее общество, хотя никогда не видела его и ничего о нем не знает.

— У нее куриные мозги? — съязвила вдовствующая маркиза.

— Не думаю, — ответил лорд Мельбурн. — Последние несколько лет она почти одна управляла Прайори — а это, вы знаете, бабушка, очень большое поместье, — и Фостер сказал мне, что там царит полный порядок. Она также вела счета, что говорит о ее математических способностях.

— Не говори мне о таких ужасных вещах — о женщине с коробкой мозгов вместо головы! — воскликнула маркиза. — Клянусь тебе, Неотразимый, если ты собираешься навязать мне какую-нибудь интеллектуальную серую мышь, я сбегу из дома сегодня же вечером.

— Кларинда — не серая мышь, — ответил лорд Мельбурн. — Она — самое прекрасное создание, которое я когда-либо видел. Она чистая и неискушенная девушка. Она обладает мужеством, которое почти не встречается у женщин, и она упорно ненавидит меня.

— Неужели ты говоришь правду? — с изумлением воскликнула маркиза. — Неужели ты хочешь сказать мне. Неотразимый, что на свете существует девушка, которая не считает тебя самым притягательным мужчиной?

— Подожди, и ты получишь ответ, когда увидишь Кларинду, — с улыбкой ответил лорд Мельбурн.

— Тогда почему, — спросила бабушка, — почему, во имя небес, ты нянчишься с этой девицей, если она не проявляет к тебе никакого интереса, и ты, со своей стороны, вероятно, тоже?

— Могу я объяснить это чувством долга, бабушка?

Тем чувством, в недостатке которого ты меня так часто обвиняешь!

— Должна сказать. Неотразимый, что иногда ты меня очень сильно удивляешь.

— Очень этому рад, — нежно заметил внук, — потому что скажу тебе, бабушка, что ты всегда удивляешь меня. Никто, кроме тебя, не мог бы так быстро откликнуться на мою просьбу о помощи, никто, кроме тебя, не приехал бы сюда, не зная, что его ждет, однако готовясь принять участие в любой моей авантюре.

— Я не могу понять, почему это так удивляет тебя, — быстро ответила бабушка. — Уверяю, жизнь в Кенте столь скучна и однообразна — люди беспрестанно говорят о вишневых деревьях, а тетя Матильда без конца жалуется на то, что страдает от астмы. На свете существует одна вещь, которую я не могу выносить, — это болящие женщины.

— Думаю, не только это, — улыбнулся лорд Мельбурн. — А теперь Мельбурн-Хаус — в твоем распоряжении, бабушка. Скажи, собираешься ли ты устроить бал для Кларинды?

— Сначала мне надо посмотреть на девушку, — осмотрительно ответила бабушка. — Не собираюсь протежировать непривлекательное создание, если только ты не упадешь передо мной на колени, и тогда я пообещаю тебе это.

— Уверяю, что у меня не будет причины падать перед тобой на колени, — сказал лорд Мельбурн. — И кроме того, как я уже говорил, Кларинда — очень богатая молодая особа, и это заметно облегчает твою задачу.

— Это значит, что все лондонские охотники за деньгами будут осаждать наш дом, — резко ответила бабушка. — Не одобряю и презираю этих скользких типов, которые стремятся жениться на женщине из-за ее богатства.

— Я надеюсь, ты не подпустишь их близко, — смеясь, заметил лорд Мельбурн.

— Думаю, что это входит в обязанности опекуна, — обронила вдова. — Ты не должен темнить. Неотразимый! Ты так же, как и я, не хотел бы, чтоб в соседнем имении поселился неприятный человек.

— Ты очень хорошо все понимаешь, бабушка, и тонко чувствуешь опасность, — согласился лорд Мельбурн. — Я буду честен с тобой и скажу, что такая мысль приходила мне в голову.

— Надеюсь, ты не собираешься сам жениться на девушке? — спросила вдова, лукаво взглянув на своего внука. — Я жду не дождусь, когда ты, наконец, устроишь свою жизнь. И эта черноволосая кокетка, леди Ромина Рамси, которая называет себя твоей кузиной, мечтает о том же самом.

— Разве от тебя можно что-нибудь скрыть? спросил лорд Мельбурн с улыбкой. — Но уверяю тебя, что после того, как Кларинда разгневалась на меня за то, что я осмелился предложить себя в качестве ее опекуна, я побоюсь, даже если захочу, вступать с ней в какие-либо другие отношения.

— Ну что же, несомненно только одно, — уверенно сказала вдова, — если эта неискушенная малышка способна противостоять твоей хваленой неотразимости, если она не желает запускать в тебя свои коготки, как другие безликие создания, преследующие тебя табуном, то она, должно быть, необычная девушка.

— Весьма необычная, в чем скоро ты сама убедишься, — ответил лорд Мельбурн, и в это время открылась дверь и дворецкий объявил громовым голосом:

— Мисс Кларинда Верной, милорд.

Глава 8


— Поистине, ты имеешь успех! — заметила вдовствующая маркиза, когда они с Клариндой вошли в холл Мельбурн-Хаус и увидели, что их ожидает обилие цветов.

Роскошные букеты стояли на столах, а вдоль стен на мраморном полу выстроились корзины с цветами.

Воздух был наполнен ароматом. В букетах виднелись визитные карточки.

— Как они милы! — воскликнула Кларинда. — Но в то же время я чувствую, что они отдают дань уважения не мне, а вам, мадам, и вашему внуку.

Маркиза улыбнулась:

— Повторяю тебе — ты имеешь большой успех.

А как тебе понравился вчерашний бал?

— Он был восхитительным! — ответила Кларинда. — Я никогда не думала, что для меня устроят такое великолепие. И я действительно была бы неблагодарной, если бы не наслаждалась каждым его мигом.

Вдовствующая маркиза направилась к лестнице.

— Я, пожалуй, пойду прилягу, — сказала она, — и тебе, Кларинда, тоже следовало бы отдохнуть. Помни, сегодня вечером мы обедаем в Карлтон-Хаус!

— Я не забыла об этом, — ответила Кларинда. — Но, несмотря на то что мы так поздно ложимся, я совсем не устала. Признаюсь, что и утром я поздно встаю.

— Ты начинаешь вести светский образ жизни, — сказала маркиза. — Сознайся, что не так уж и трудно забыть деревенские манеры.

— Я начинаю это понимать, — призналась Кларинда с улыбкой.

Они медленно поднимались по лестнице, потому что у вдовы болела нога — она страдала от ревматизма и не могла передвигаться быстро.

— Сколько предложений тебе сделали вчера вечером?

— Только два, — ответила Кларинда, — и оба сделали мужчины, которые, я убеждена, интересуются моим состоянием, но не мной.

— Я думаю, что знаю, кто эти люди, — улыбнулась маркиза. — И что ты ответила им?

— Я отделалась шаблонными фразами, — ответила Кларинда. — Сказала, что польщена их предложением, и посоветовала обратиться к моему опекуну. Она коротко засмеялась. — Я знаю, что его светлость обойдется с ними гораздо строже.

— Вот зачем нужен опекун, — согласилась маркиза, — и в этом отношении мой внук чрезвычайно загружен несколько последних недель. Мне говорили, что мистер Фредерик Харли ежедневно досаждает ему просьбами быть более снисходительным к его исканиям.

— Но он ужасно маленький! — воскликнула Кларинда. — Как он посмел подумать о том, что я могу стать его женой!

— Мужчины, желающие вступить в брак, имеют очень большое самомнение, — сказала вдова, — но скажи мне, что сказал тебе вчера герцог Кингстон?

— Он не делал мне предложения, если вы это имели в виду, — ответила Кларинда. — Я танцевала с его милостью два или три раза и нашла, что он слишком много о себе думает.

— И не без некоторых оснований, — заметила вдова, продолжая подниматься по ступеням.

— Почему? — спросила Кларинда.

— Его милость, без сомнения, — самый выгодный жених в стране, — объяснила маркиза. — Его мать, принцесса королевской крови, дала ему особое положение не только в Бэкингемском дворце, но и в европейском дворе. Кроме того, герцог владеет обширными землями в Англии, дюжиной прекрасных домов, и он хорош собой.

— Он очень большой и навязчивый, — тихо сказала Кларинда.

— Если он сделает тебе предложение, это будет триумф! — размышляла маркиза. — Конечно, дитя, я не питаю на этот счет большой надежды. Амбициозная матушка пасет своего сынка с тех пор, как он покинул Итон, и в тридцать пять лет он все еще остается холостяком!

— Может быть, он ждет свою настоящую любовь? — предположила Кларинда.

Вдова рассмеялась.

— Максимум, чего он ждет, — это подходящую принцессу, — ответила она. — Как ты уже сказала, герцог имеет о себе очень высокое мнение. Но в то же время я хочу заставить его броситься к твоим ногам, чтобы только увидеть выражение зависти, ненависти и злости на лицах великосветских мамаш, чьи дочки находятся на выданье.

— Не думаю, что у них будет повод для волнения, — улыбнулась Кларинда, — я вполне уверена в том, что герцог пригласил вчера вечером меня танцевать лишь из обычной вежливости.

— Очень уж ты скромна, — колко заметила вдовствующая маркиза. — Все, кто присутствовал на балу, в один голос говорили о том, что ты — самая очаровательная дебютантка не только этого, но и любого другого сезона.

— Это все потому, что вы выбрали мне такое прекрасное платье, — сказала Кларинда. — Если бы они видели меня в моей старой одежде, которую я носила дома, они не проявили бы такого энтузиазма.

Вдовствующая маркиза не сказала ничего, пока они не поднялись наверх, затем взглянула на нее оценивающим взглядом.

Кларинда была одета по последней моде: муслиновое платье ладно облегало ее стройную фигуру, голубые атласные ленты, обхватывающие маленькие груди, превосходно сочетались с тесьмою и перьями, украшавшими высокую шляпу. В таком наряде Кларинда была невероятно хороша.

— Как вы думаете, — спросила она тихо, не глядя на маркизу, — понравился ли бал его светлости?

— Я думаю, что мой внук весьма успешно справился с ролью хозяина дома, — ответила вдова. — А разве он не высказал тебе своего восхищения?

Она взглянула на Кларинду своим проницательным взглядом и заметила, что легкий румянец вспыхнул на щеках девушки.

— Его светлость сказал мне дежурный комплимент, когда готовился принимать гостей, — призналась она, — но он не пригласил меня танцевать.

— Мне всегда говорили, что мой внук крайне не любит скакать по танцевальному залу.

— Он танцевал с леди Роминой, — ответила Кларинда.

— Если он и делал это, то, я уверена, не по своей инициативе! — воскликнула вдовствующая маркиза. — Дело здесь не обошлось без напористого и требовательного создания, без претенциозной и превозносимой до небес дамы! В мое время женщины ждали, когда их выберут, они не заставляли мужчин чувствовать себя дичью, стремящейся спастись в норе.

Кларинда не удержалась и рассмеялась. Она всегда восхищалась чувством юмора вдовствующей маркизы.

— Леди Ромина выглядела прекрасно, — заметила она.

— Смотря на чей вкус, — колко ответила маркиза. — Иди спать, дитя. Мне хотелось бы, чтобы завтра ты выглядела наилучшим образом. Ведь тебе предстоит в первый раз посетить Карлтон-Хаус.

Кларинда послушно пошла в свою комнату, но не стала сразу звать Розу. Она села и стала смотреть на себя в зеркало — на свои золотисто-рыжие волосы, которые, выбиваясь из-под шляпы, обрамляли ее лицо, на белизну кожи, оттеняемую бледно-голубым платьем.

Казалось невероятным, подумала она, что это та самая Кларинда Верной — девушка, стыдившаяся своей поношенной одежды, которая годами не обновляла свой гардероб, так что ей приходилось латать и штопать старые платья.

Сейчас ее шкаф был полон новых нарядов разнообразных фасонов и расцветок — и все они были очень дорогими и отвечали требованиям самой последней моды.

Но, несмотря на испытываемую радость, Кларинда не могла забыть тех мук, которые она претерпела в первую неделю своего пребывания в Лондоне. Ей приходилось стоять часами, в то время как портнихи булавками закалывали вокруг нее материю. Девушка ездила из магазина в магазин, и вдовствующая маркиза покупала ей — несмотря на протесты и чувство вины оттого, что она тратит на себя такие деньги, — казалось, целое море шляпок, сумочек, накидок, туфелек, перчаток и шалей.

Однако результат, пришлось признать, был потрясающим. Она была признана несомненной красавицей с первого же появления в обществе.

Но, несмотря на то что она старалась быть циничной и говорила себе, что все так любезны с ней из-за ее наследства, она не могла не признать, что блестящий фасад общества в целом очарователен и светская жизнь была наполнена разнообразными развлечениями.

У нее не было времени для самоуглубленных размышлений. Если она не ездила по магазинам и не занималась уроками танцев, у них с маркизой все равно был занят каждый час.

Они посещали не только балы. Они бывали на приемах и ассамблеях, присутствовали на небольших вечерах, где гости беседовали и слушали музыку, а также на ленчах и обедах. Сами они тоже принимали многочисленных гостей, которые, приходя засвидетельствовать свое почтение маркизе, бросали на Кларинду восхищенные взгляды.

— Когда джентльмены делают мне комплименты, — сказала она маркизе вскоре после своего приезда в Лондон, — не могу отделаться от чувства, что они насмехаются надо мной. Я не привыкла к лести.

— Ты должна научиться с благодарностью принимать знаки восхищения, — увещевала ее маркиза.

— Я стараюсь, — соглашалась Кларинда, — хотя иногда мне очень хочется смеяться. Когда молодые люди начинают восхвалять мои брови или форму моего носа, я не могу не чувствовать, насколько по-идиотски это звучит.

— Ты к этому привыкнешь, — мудро ответила маркиза, и после месяца пребывания в Лондоне Кларинда признала, что та была права.

Она стала находить, что комплименты, которые ей шептали на ушко каждый вечер, принимать вполне легко, для нее стало привычным видеть восхищенные взгляды мужчин, когда они подносили к губам ее руку, она научилась уклоняться от брачных предложений, особенно тех кавалеров, которые были слишком настойчивы или толстокожи, чтобы понять намек.

Ее удивляло лишь одно — она очень редко видела лорда Мельбурна. Она никак не могла понять, почему мужчина, являющийся не только хозяином дома, но и, более того, ее опекуном, так мало общается с ней.

Они встречались только в присутствии других людей — либо его бабушки, либо пришедших на обед гостей. И даже тогда, когда он сопровождал их с бабушкой на какой-нибудь прием, он никогда не садился с ней рядом и не приглашал танцевать — и это казалось Кларинде совершенно необъяснимым.

Она была очень зла на лорда Мельбурна, когда только приехала в Лондон, и думала, что будет постоянно гневаться на него, рассерженная его собственническим отношением к ней. Она думала, что будет, словно на шпагах, пикироваться с ним колкостями и вести с ним словесную дуэль.

Ситуация же была полностью противоположной и даже в некоторой степени удручающей, но у нее не было случая даже поспорить с ним о чем-нибудь.

Он всегда был с ней бесстрастно учтив, и она вполне осознавала, что должна быть благодарна ему за тот комфорт, которым она наслаждалась в Мельбурн-Хаус. Но со временем она стала понимать, что именно благодаря его стараниям они никогда не остаются одни.

Однажды его бабушка передала от него записку.

Именно таким образом Кларинда узнала от него, что, если некий малоподходящий претендент попросит ее руки, она должна только сказать джентльмену, что ему надо обратиться к ее опекуну, и тогда лорд Мельбурн разрушит его брачные планы.

Тогда Кларинда поняла, что единственный способ отреагировать на это сообщение лорда Мельбурна состоит в том, чтобы послать ему ответную записку.

Поэтому каждое утро, перед тем как окунуться в круговорот дневных развлечений, она писала своим элегантным почерком на листе бумаги:


«Лорд Вильмонт зайдет к вам сегодня днем, милорд; я не желаю принимать его предложение».


Или:


«Капитан Чарльз Каддингтон, возможно, будет просить разрешения вашей светлости повидать меня наедине; пожалуйста, предотвратите это, если возможно».


Лорд Мельбурн никогда не отвечал, но Кларинда обнаружила, что молодые люди, которых она не любила, больше не появлялись у них в доме и не делали попыток приблизиться к ней, когда встречали ее на различных вечерах.

Она чувствовала, что лорд Мельбурн весьма ревностно относится к своим обязанностям опекуна, но он явно не желал общаться с ней с глазу на глаз.

Перед своим приездом в Лондон именно этого она и желала; но теперь проявляемое им равнодушие уязвляло ее, даже если она не признавалась в этом самой себе.

Когда она была готова к обеду в Карлтон-Хаус, Роза, оглядев ее, воскликнула с восхищением:

— Вы выглядите превосходно, мисс Кларинда! Сегодня вы даже более красивы, чем вчера на балу! Слышали бы вы, как вами восхищались, мисс.

Кларинда посмотрела на свое отражение в зеркале. Он? была в платье бледно-зеленого цвета, какими бывают почки ранней весной, и на секунду ей показалось, что в этом наряде, усеянном, словно каплями росы, крошечными бриллиантами, она похожа на нимфу, вышедшую из мельбурнского озера.

Затем она вспомнила, что тоже была в зеленом платье, когда Николас увез ее в Пещеры. Она слегка вздрогнула. Может быть, зеленый цвет приносит несчастье? Это чушь, сказала она самой себе.

— Я очень горжусь тобой, дитя, — сказала маркиза, когда они спустились по лестнице.

Лорд Мельбурн ожидал их в холле. Он был невероятно красив в своем голубом вечернем костюме.

На груди его сверкали награды, полученные во время службы в армии.

Кларинда взглянула на него, надеясь увидеть искру восхищения в его глазах. Она была уже довольно опытна, чтобы распознать то особое выражение во взглядах мужчин, которое скрывало отблески чувственного пламени.

Но лорд Мельбурн был занят тем, что смахивал пылинку со своего рукава, и вообще он обращался более к бабушке, чем к своей подопечной.

— Нам не следует опаздывать, — сказал он. — Ведь вы знаете, что принц настаивает на том, чтобы его обеды начинались вовремя, особенно когда за ними следует большой прием.

— У нас есть еще масса времени, — справедливо заметила вдовствующая маркиза, — и мне хотелось бы услышать, что думает Кларинда о Карлтон-Хаус.

— Конечно, это ее первый визит, — сказал лорд Мельбурн. — И я забыл об этом. Надеюсь, она не ждет от него слишком многого — в противном случае она будет разочарована.

— Но ведь любые впечатления для меня так волнующи! — воскликнула Кларинда, удивляясь, почему он говорит о ней в третьем лице.

— Вы найдете приемы Принни невыносимо шумными и неизменно утомительными, — произнес лорд Мельбурн усталым голосом. — Если бы я мог избежать подобных мероприятий, то непременно сделал бы это.

— Я надеюсь, вы идете туда не только из-за меня, — робко высказалась Кларинда.

— Нет, конечно, — ответил лорд Мельбурн. — Принц настаивал на моем присутствии. Во время своих приемов он хочет видеть вокруг себя самых близких друзей.

Ответ лорда Мельбурна был столь исчерпывающим, что Кларинда надолго замолчала.

Карлтон-Хаус, однако, произвел на нее гораздо большее впечатление, чем она того ожидала. С того момента, как они вступили под коринфский портик, она почувствовала, что глазеет, будто деревенский зевака, на порфировые колонны в холле, желтые китайские драпировки, украшающие гостиную, на бюсты, статуи, грифонов и урны.

Она была так ошеломлена серебристыми стенами обеденной комнаты, поддерживаемыми колоннами из красного и желтого гранита, что поначалу не могла ни есть, ни вести разговор с джентльменами, сидящими по обе стороны от нее.

Обед длился долго — подавали многочисленные французские блюда на посуде из чистого серебра, но после его окончания гостей ожидали другие изумительные вещи.

После розовой атласной комнаты, украшенной цветочными фестонами, и примыкающей к ней передней с фризами, на которых были изображены сфинксы, окружающие Минерву, следовала огромная оранжерея с буфетной стойкой, скрипящей под тяжестью золотых украшений.

Огромные столы были расставлены в саду, где били миниатюрные фонтаны и струились каскады воды. В водоемах плескались золотые и серебряные рыбки.

Феерические лампы и китайские фонарики освещали ровно подстриженные газоны.

Кларинде было в новинку смотреть на гостей, более колоритных, чем персонажи знаменитых картин из коллекции хозяина дома. Женщины, одетые в платья из атласа, газа или муслина с высокими талиями, старающиеся показать все изгибы своих стройных фигур, украшенные диадемами и ожерельями, были не менее картинны, чем мужчины в своих белых, до колен, штанах и атласных плащах, украшенных знаками отличия из драгоценных камней.

Никогда, даже в своих самых невероятных фантазиях, Кларинда не могла вообразить, что где-нибудь на свете может быть так прекрасно, так весело и так шумно! И что было еще более восхитительным — так это то, что она ни секунды не могла постоять рядом с вдовствующей маркизой, потому что ее беспрестанно приглашали танцевать.

Было очень жарко, а тысячи горящих свечей еще больше нагревали воздух. Лорд Мельбурн выскользнул из элитного кружка приближенных, толпящихся вокруг принца, и нашел тихое место у окна, где уселся играть в карты с тремя своими товарищами. Он был очень удивлен, когда обнаружил за своей спиной маленькую фигурку и услышал тихий голос:

— Не отвезете ли вы меня… домой, милорд?

Он с удивлением взглянул вверх, затем встал со стула.

— Отвезти вас домой, Кларинда! — воскликнул он. — Еще нет и часа ночи. Никто не уходит с вечеров в Карлтон-Хаус до рассвета.

— Мне хотелось бы лечь спать, с вашего позволения, — настаивала Кларинда. — Но я никак не могу найти вашу бабушку.

Лорд Мельбурн изучающе взглянул в ее лицо, затем положил карты на стол.

— Сожалею, джентльмены, — сказал он своим партнерам по игре, — но я понадобился своей подопечной.

— Как бы мне хотелось, чтобы ей понадобился я! — воскликнул один из джентльменов, но Кларинда уже отвернулась от карточного стола.

Лорд Мельбурн последовал за ней.

— Что случилось? — спросил он, когда их уже никто не слышал.

— Я не могу сказать вам об этом… здесь, — ответила она, — но, пожалуйста, не говорите ничего… вашей бабушке. Я должна уехать… Я должна.

Лорд Мельбурн очень быстро нашел вдовствующую маркизу, которая сидела со своими старыми подругами в одном из салонов, отозвал ее в сторону и сказал, что Кларинда захотела уехать домой. Через невероятно короткое время они уже ехали в карете в сторону площади Беркли.

— Ты, может быть, нездорова, что захотела уехать так рано, — сказала вдовствующая маркиза Кларинде. — Но я очень довольна тем, что уезжаю от жары и оглушающей болтовни.

— У меня немного болит голова, — призналась Кларинда.

— Это неудивительно, — ответила маркиза, — прошлой ночью ты очень поздно легла спать. Два больших приема — один за другим — выдержит не каждый.

Когда они приехали в Мельбурн-Хаус, маркиза вздохнула.

— Должна признаться, я рада возможности лечь в кровать пораньше, — сказала она. — Пойдем, Кларинда! Вели Розе принести тебе стакан молока, оно поможет тебе уснуть.

— Я бы лучше выпила стакан лимонада, — сказала Кларинда и умоляюще взглянула на лорда Мельбурна.

— Вы можете выпить его в библиотеке, — предложил он. — Обещаю, Кларинда, что я вас долго не задержу.

— Чем скорее дитя пойдет спать, тем лучше, — сказала маркиза.

Она стала подниматься вверх по лестнице, а Кларинда прошла с лордом Мельбурном в библиотеку.

Большая, уставленная книгами комната казалась холодной после непомерной жары в Карлтон-Хаус, и лорд Мельбурн приказал слуге разжечь огонь. Затем он прошел к подносу с напитками, чтобы налить Кларинде лимонаду.

Она взяла у него из рук стакан и поставила его на столик около дивана. Слуга вышел из комнаты, и она произнесла с колебанием в голосе:

— Я совершила один очень плохой… поступок… вы на меня рассердитесь… и ваша бабушка тоже..;

— Может быть, вы сядете? — спросил лорд Мельбурн.

Кларинда будто не заметила дивана, на который он указал, и опустилась на коврик перед камином.

Лорд расположился в глубоком кресле. Он выглядел невероятно элегантным, когда сидел и смотрел на нее.

Отблески разгорающегося пламени вспыхивали на ее волосах и делали их похожими на маленькие языки огня, охватившие ее склоненную голову. Ее переливающееся зеленое платье волнами вздымалось вокруг нее, а обнаженные плечи были мраморно белы в свете свечей, горевших в серебряных подсвечниках.

— Что же вы сделали? — спросил лорд Мельбурн, и голос его был мягок.

— Я оскорбила… герцога… Кингстона, — ответила Кларинда. — Я поступила не правильно, и я больше не буду вести себя… таким неподобающим образом… Но я предупреждаю вас, что вы никогда не сделаете из меня… светской дамы.

— Как же вы его оскорбили? — спросил лорд Мельбурн.

— Мне трудно об этом вам… говорить, — сказала Кларинда, — потому что ваша бабушка лишь сегодня сказала мне, какая это важная персона. Она очень высокого мнения о… его милости, и она пришла в восторг от того, что вчера он пригласил меня танцевать. И вот я нанесла ему оскорбление… и он, может быть, уже сказал принцу о том, как отвратительно я себя вела. Я уверена, что теперь меня больше не пригласят в Карлтон-Хаус.

— И вас это очень волнует? — спросил лорд Мельбурн.

— Пожалуй, нет, — ответила Кларинда. — Но это расстроит вашу бабушку, которая… так добра ко мне, и это, может быть… доставит неприятности вам.

— Так что же вы сделали? — снова спросил лорд Мельбурн. Но прежде, чем Кларинда успела ответить, сказал:

— Начните сначала. Герцог пригласил вас на танец?

Кларинда кивнула.

— Да, — ответила она. — Когда я танцевала с другими джентльменами, я видела, что его милость стоял в стороне и смотрел на меня. Затем он подошел ко мне и настоял на том, что следующий танец будет его, несмотря на то что я обещала его другому.

— Я уверен, что герцог был очень настойчив, саркастически заметил лорд Мельбурн.

— Он не был настойчив, он был повелителен, поправила Кларинда. — Казалось, он узурпировал право танцевать со мной.

— Итак, вы танцевали с ним, — поторопил ее лорд Мельбурн.

— В этом случае у меня не было выбора, — ответила Кларинда. — Он почти силой вывел меня на танцевальную площадку. Было очень жарко и тесно, и когда он перестал танцевать, я была рада.

— Поэтому вы пошли в сад, — сказал лорд Мельбурн, так как знал о неизбежном продолжении подобных историй.

Кларинда снова кивнула. Склонив голову, она смотрела на языки пламени. Наступила недолгая пауза, затем лорд Мельбурн произнес:

— И что случилось?

Из-за сильного смущения Кларинда стала говорить с запинкой:

— Он хотел… поцеловать меня… Я не знаю, может быть, это было глупо… Но я… испугалась. Он такой огромный, я подумала, что он сейчас схватит меня…

И тогда я побежала к буфетным стойкам. Вы знаете, они были расставлены по всему саду. Но около них было очень мало людей… И я подумала, что он может схватить меня и утащить… куда-нибудь, поэтому я…

Ее голос затих.

— Что вы сделали? — спросил лорд Мельбурн.

— Я схватила… вазу… с фруктовым… салатом, — сказала несчастным голосом Кларинда, — и бросила… прямо в него.

На мгновение воцарилась тишина, затем лорд Мельбурн откинул назад голову и громко захохотал.

— От вас, Кларинда, можно ожидать чего угодно! — воскликнул он. — Если бы я только мог видеть в этот момент лицо его милости!

Кларинда не сводила с него глаз.

— Вы не… сердитесь? — спросила она.

— Ничуть, — ответил лорд Мельбурн. — Он это заслужил.

— Но… ваша бабушка?

— Я сильно сомневаюсь в том, что моя бабушка или кто-либо другой узнает о том, что случилось, если только вы сами не расскажете обо всем, — сказал лорд Мельбурн. — Ни один мужчина не захочет выглядеть дураком, а его милость очень печется о своем достоинстве.

— Как вы думаете, он расскажет… принцу? — спросила Кларинда.

— Нет, — ответил лорд Мельбурн. — Я абсолютно убежден в том, что он никому об этом не расскажет.

Он, должно быть, выглядел очень глупо. Не каждому мужчине доводилось быть увешанным фруктовым салатом!

Кларинда глубоко вздохнула.

— Надеюсь, что вы окажетесь правы, — сказала она. — Мне было так… стыдно. Это все мой ужасный темперамент. Вы ведь знаете, на что я способна, когда меня… охватывает злость.

— Да, конечно! — многозначительно промолвил лорд Мельбурн, и она покраснела.

Секунду он сидел и смотрел на нее, затем спросил:

— Ив этот вечер у вас больше не было приключений?

— Лорд Карлосс сделал мне предложение, — тихо ответила она. — Я сказала ему прийти завтра, чтобы встретиться с вами.

— Джонни Карлосс! — сказал лорд Мельбурн. — Он порядочный малый, спортсмен и к тому же очень богат. Ему определенно не нужны ваши деньги. Вы заинтересовались им?

— Нет, — ответила Кларинда.

— Почему? — спросил лорд Мельбурн.

— Он слишком незрелый, — ответила она.

— Бог мой, о чем вы говорите?! — в изумлении воскликнул лорд Мельбурн.

— Я сказала, — повторила Кларинда, — что он слишком незрелый.

— Да понимаете ли вы значение этого слова? удивился лорд Мельбурн. — Джону Карлоссу двадцать семь лет. А вам — я думаю — всего девятнадцать.

— Простите, если мое мнение покажется вам слишком смелым, — ответила Кларинда, — но его светлость признался мне, что за год он не прочитал ни одной книги. Вы думаете, что он хороший спортсмен, — не сомневаюсь, что он прекрасно умеет править лошадьми, но он ни малейшего представления не имеет о том, что надо делать, если одна из них растянет на ноге связки. Он никогда не интересовался родословными своих скакунов, он знает только об их победах и поражениях. И несмотря на то что он частенько посещает Ньюмаркет, он даже не знал о том, пока я не сказала ему, что ипподромы появились во времена правления Чарльза II.

— Вы думаете, что вашему будущему мужу необходимо знать эти вещи? — спросил лорд Мельбурн, и веселые огоньки блеснули в его глазах.

— А разве будущие муж и жена не должны иногда вести интеллектуальные беседы? — ответила Кларинда.

— Моя бабушка опасалась, что вы относитесь к тем женщинам, которые имеют коробку мозгов вместо головы, — ответил лорд Мельбурн. — Я начинаю думать, что она была права.

— Меня так воспитали, и я ничего не могу с этим поделать, — пылко ответила Кларинда.

— Не буду ли я слишком дерзок, если спрошу, где вы получили образование? — поинтересовался лорд Мельбурн.

— Мой отец, Лоуренс Верной, чье имя я ношу, был очень образованный человек.

— Я не знал об этом, — заметил лорд Мельбурн.

— Он думал только о своих книгах, и поэтому мы были так бедны, — объяснила Кларинда. — Он решил сделать из меня начитанную личность. К двенадцати годам я прочитала всю классику, я могу повторить наизусть все великие монологи из пьес Шекспира, а к пятнадцати годам, когда отец погиб, я уже знала латынь и греческий.

— На самом деле так обучают мальчиков, — сказал лорд Мельбурн.

— Точно так, — согласилась Кларинда. — И потому что у него не было сына, отец учил меня скакать верхом и стрелять.

— Стрелять! — воскликнул лорд Мельбурн.

Она взглянула на него с веселыми искорками в глазах.

— Я частенько думала о том, чтобы посоревноваться с вашей светлостью в стрельбе на болотах в Прайори — там, где водятся бекасы, — сказала она.

— Я принимаю ваш вызов, — ответил он быстро, но тогда мы устроим еще одно соревнование — в северо-западном уголке Мельбурна — там, где летают дикие утки.

— Я часто ходила с сэром Родериком охотиться на куропаток, — сказала Кларинда, — и в последний раз подстрелила пятнадцать штук… — Она запнулась. Не хочу хвастаться, милорд, это может уменьшить мои шансы!

Лорд Мельбурн засмеялся. Потом сказал:

— Что касается стрельбы, то многие из претендентов на вашу руку в этом отношении могут составить вам компанию. Но вы говорили о вашем образовании. Что было после пятнадцати лет?

— У дяди Родерика, в отличие от отца, были совсем другие интересы, — сказала Кларинда. — Мне кажется, я знаю все мельчайшие детали военных действий, предпринятых Мальборо, и так как дядя интересовался войнами, я прочитала ему по этой теме все имеющиеся у нас книги на французском языке. Мы также изучили историю Франции и не пропускали ни одного сведения, касающегося Наполеона. — Она сердито вздохнула. — Вы, наверное, с прискорбием узнаете о том, что я говорю по-немецки и слушаю итальянские оперы без перевода?

— Бабушка этому непременно ужаснется! — воскликнул лорд Мельбурн.

— Это несправедливо, — обиделась Кларинда. — Ведь вами она гордится!

— Что вы имеете в виду?

— Ведь она не возражает против того, что у вас есть мозги, — запальчиво сказала Кларинда.

— А откуда вы знаете, что они у меня есть? — спросил он.

— Вы получили ученую степень в Оксфорде, — ответила Кларинда, — и когда я однажды сидела на обеде рядом с генералом сэром Дэвидом Дандэсом, он сказал мне, что если бы вы не ушли из армии, то со своим гениальным тактическим чутьем имели бы все шансы стать верховным главнокомандующим.

— Сэр Дэвид мне польстил, — возразил лорд Мельбурн.

— А не думаете ли вы, — неожиданно спросила Кларинда, — что именно потому вы так скучаете с дамами, о ваших связях с которыми ходит молва, что они невероятно глупы?

— Кто сказал, что я скучаю? — резко спросил лорд Мельбурн.

Кларинда рассмеялась.

— Вы полагаете, что об этом никто не знает? Я слышала, как под лестницей слуги заключали пари, насколько долго вы будете волочиться за очередной юбкой! Никто даже и не думает о том, что это может продолжаться более месяца.

— Кларинда! — воскликнул лорд Мельбурн громовым голосом. — Как вы можете повторять сплетни слуг! Вы даже не знаете, что означает выражение «волочиться за юбкой», а повторяете его!

— Но вы же скучаете, это правда! И не потому, что я слышала, как об этом сплетничали слуги. Когда мы недавно были в опере — а вы знаете, что ложи там разделены только занавесками, — я услышала разговор двух джентльменов. Один из них сказал: «Посмотри на эту хорошенькую маленькую птичку третья справа, темненькая, с зелеными глазами она меня очень интересует». Другой мужчина ему ответил: «Ты должен поторопиться, Гери, я видел, как Неотразимый Мельбурн беседовал с ней прошлым вечером». — «О черт! — воскликнул первый мужчина. — Он всегда обходит меня на поворотах. Он увел у меня из-под носа Лиану. Клянусь, я расквитаюсь с ним за это». — «Но он никогда не увлекается надолго, — ответил ему другой мужчина. — И я нахожу это очень полезным для тех, кто не так богат, как ты или Неотразимый. Хорошенькие маленькие птички бывают так потрясены после того, как Неотразимый начинает с ними скучать и вскоре отпускает их на волю, что небогатые мужчины, вроде меня, могут спокойно подобрать их по весьма сходной цене».

— Кларинда! — сказал лорд Мельбурн еще более сердитым голосом. — Скажите мне, а включало ли ваше прекрасное образование хороший шлепок по мягкому месту?

— Отец всегда говорил, — скромно ответила Кларинда, — что мужчина, который употребляет грубую силу вместо того, чтобы использовать свой разум, обыкновенный простофиля.

— Простофиля или нет, — мрачно сказал лорд Мельбурн, — но если вы заведете меня слишком далеко, то будете об этом очень жалеть.

Она взглянула на его лицо — увидела квадратный подбородок, заметила тлеющий гнев в его глазах и сдалась.

— Вы меня потрясли, милорд, — сказала она тихо, — и я больше не хочу, чтобы это повторилось.

Румянец вспыхнул на ее щеках, когда она вспомнила, что было с ней после этого потрясения.

— Не надо было слушать подобные разговоры, — с укором сказал лорд Мельбурн тоном человека, чье терпение испытывалось уже не один раз.

— Как я могла их не слушать? Может быть, вы хотите сказать, что не надо было их вам пересказывать?

— Нет, я не это имел в виду! — свирепо прервал ее лорд Мельбурн. — Я хочу, чтобы вы были откровенны со мной. Я ненавижу, когда мне лгут. Но я почему-то чувствую, Кларинда, что вы не будете обманывать меня.

— Конечно, не буду! — с вызовом ответила она. — А почему я должна лгать?

— Для этого у вас нет никакой причины. Я верю, что вы говорите мне правду! Но ко всем чертям, вам не следует слушать болтовню о «маленьких птичках» и подобных им созданиях. Ведь вы — неискушенная дебютантка!

— Не по своей охоте, как вы хорошо знаете, — парировала Кларинда. — Но не будем говорить обо мне.

Ведь мы говорили о вас — почему так легко вами овладевает скука?

— Я не хочу обсуждать подслушанные разговоры, — решительно оборвал ее лорд Мельбурн.

— Но вы очень часто скучаете, разве не так, милорд? — настаивала Кларинда. — И я этому не удивляюсь. Вы были правы только в одном: светское общество оказалось более интересным, чем я того ожидала. Но я твердо убеждена в том, что большее число людей, его составляющих, невероятно глупы.

— Вы говорите так, будто стары и мудры, как Мафусаил, — ответил лорд Мельбурн, и веселые огоньки блеснули в его глазах.

— Иногда я и чувствую себя такой, — согласилась Кларинда. — На прошлом банкете я наблюдала за одним молодым человеком, играющим в карты. Он выиграл небольшую сумму, но вероятность того, что он выиграет еще больше, продолжая играть, была очень мала. Однако он остался за карточным столом, играл и играл, пока не потерял все, что у него было. Не думаете ли вы, что это было до смешного глупо?

— Я беспокоюсь за вас, Кларинда, — сказал лорд Мельбурн. — Если вы будете оставаться столь критичной, то мы с бабушкой никогда не найдем вам жениха.

Наступила пауза, затем Кларинда спросила самым смиренным голосом:

— Вы же не заставите меня… выйти замуж за того, кого я не люблю?

— Конечно нет! — с уверенностью ответил лорд Мельбурн. — Я никогда не стану навязывать вам кого бы то ни было!

— Тогда я наберусь храбрости и скажу, что, какое бы значительное положение ни занимал в обществе джентльмен, я никогда не выйду замуж за него без любви.

— А вы знаете, что такое любовь? — спросил лорд Мельбурн.

— Нет. А вы?

Она взглянула на него озорными глазами, словно еще раз хотела подразнить. Но увидела в его ответном взгляде такое выражение, что сразу же затихла.

Они смотрели друг на друга, на их лицах вспыхивали отблески пламени, и Кларинде показалось, будто нечто, доселе ей неизвестное, мелькнуло между ними. Это «нечто» возбудило странное чувство в глубине ее сердца. Оно было волнующее, трепещущее и мешало дышать.

— Кларинда, — очень мягко спросил лорд Мельбурн, — может быть, мы будем друзьями?

Секунду она продолжала смотреть на него широко открытыми темно-синими глазами, отблески огня освещали ее лицо, играли на волосах, скользили по полуоткрытым губам. Потом, почти с усилием, она отвернулась от него.

— Нет, нет! — вскричала она. — Есть нечто, что… останавливает меня, что всегда будет… останавливать, и вы знаете, что это такое.

— Джессика Тэнсли, — сказал очень тихо лорд Мельбурн.

— Да… Джессика, — прошептала Кларинда.

Затем, прежде чем он успел шевельнуться, она вскочила на ноги и стремительно, словно испуганный олененок, выбежала из комнаты.

Глава 9


— Я думала, что сегодня мы поедем в парк, — сказала Кларинда вдовствующей маркизе, когда они сели в открытый экипаж на площади Беркли.

— Я тоже собиралась прогуляться в парке, — ответила вдовствующая маркиза, — но утром я получила записку от герцогини Девоншир с приглашением на чай.

Ее милость так настаивала, что я подумала, что было бы неучтиво не откликнуться на ее гостеприимство.

— Я в восторге оттого, что вы согласились, — ответила Кларинда. — Мне давно хотелось увидеть Девоншир-Хаус.

— Перед тобой откроется страница истории, — ответила маркиза. — Род Девонширов играл огромную роль в истории страны на протяжении многих поколений, так что этот дом сфокусировал в себе все значительные политические и исторические события.

— Я обратила внимание на герцогиню в Карлтон-Хаус, — сказала Кларинда. — Она очень красива.

— И она — заядлый игрок, — сухо сказала маркиза.

— Удивительно, что заставляет людей так лихорадочно играть в азартные игры, — сказала Кларинда почти что самой себе, а затем добавила:

— Я знаю ответ — это потому, что они скучают.

При этих словах она подумала о лорде Мельбурне и об их разговоре, состоявшемся прошлым вечером.

Он был удивительно мягок, подумала она. Она ожидала, что он будет злиться на нее, но вместо этого нашла в нем понимание и даже веселое отношение к тому, что случилось.

Однако в то же время Кларинда надеялась, что маркиза ничего не слышала о ее выходке. Уж она-то вряд ли посчитала бы забавным, что с герцогом Кингстоном обошлись столь бесцеремонным образом.

Кроме того, с волнением думала Кларинда, если маркиза узнает о том, что его милость пытался поцеловать ее, она, для дальнейшего удовлетворения своих амбиций, посчитает, что он должен будет сделать ей официальное предложение.

— Как вы думаете, кто будет на чае у герцогини? спросила Кларинда, втайне опасаясь, что маркиза угадает ход ее мыслей.

— Понятия не имею, — ответила маркиза. — А кого конкретно ты надеешься встретить?

Она взглянула на Кларинду проницательным взглядом, когда задавала этот вопрос, и Кларинда еле сдержалась, чтобы не сказать о том, что она никого не желает встретить, — она лишь не желает снова увидеть одного человека, а именно — герцога Кингстона.

Роскошная резиденция Девонширов находилась совсем недалеко от Мельбурн-Хаус. Лошади свернули в кованые железные ворота с золотыми наконечниками и остановились у портика, украшавшего парадный вход.

— Похоже, сегодня здесь будет мало народу, — сказала, выходя из кареты, маркиза, оглядываясь вокруг в поисках других экипажей.

Кларинда ничего не ответила. Она с трепетным благоговением поднималась в приемный зал по огромной извилистой лестнице, на площадке которой стояла гигантская мраморная статуя.

Повсюду висели огромные фамильные портреты Девонширов, и очередной член семьи, казалось, был еще прекраснее и величественнее, чем предыдущий.

Когда Кларинда с маркизой поднялись по парадной лестнице, они очутились в роскошно меблированном салоне, обращенном в сад, где герцогиня принимала своих гостей.

С золотисто-рыжими волосами, розово-белой кожей и точеными чертами лица, Джорджина, герцогиня Девонширская, была еще более прекрасной, чем на портретах, запечатлевших ее для потомков.

Протянув руки к вдовствующей маркизе, она пошла к ней с невероятной грациозностью и расцеловала пожилую даму в обе щеки.

— Я в восторге оттого, что вы пришли, мадам, — соловьем заливалась она. — И я жажду увидеть дебютантку этого сезона, о которой так много говорят, — подопечную вашего внука.

Она протянула руку к Кларинде, которая сделала глубокий реверанс.

— Проходите и расскажите мне, как вы наслаждаетесь успехом, — сказала она с отработанной любезностью, и Кларинда подумала, что ни у одной женщины никогда не встречала таких выразительных глаз.

Герцогиня представила Кларинду нескольким именитым гостям. Затем, повернувшись к высокому красивому молодому человеку, которого назвала «племянником моего мужа», сказала:

— Джордж, удели внимание мисс Верной и покажи ей сад. Я убеждена, что ей будет интереснее посмотреть на цветы, которые особенно хороши этим летом, чем слушать скандальные сплетни, доставляющие удовольствие только нам, старым подружкам.

Кларинда не могла не улыбнуться, услышав, что герцогиня причислила себя к «старым подружкам».

Она была настолько жива, улыбка ее была так ослепительно молода, а движения так легки, что она казалась молодой девушкой.

Но Кларинда постеснялась высказать этот комплимент и послушно последовала за молодым джентльменом, черты лица которого напоминали ей одного из Кавендишей. Они спустились по лестнице и прошли в сад;

— Вы хорошо проводите время в Лондоне? — задал молодой человек традиционный вопрос.

— Очень хорошо, — ответила Кларинда, — но я не хотела бы жить в городе круглый год. Я скучаю по свободной деревенской жизни. Я хотела бы скакать на лошади, не опасаясь постоянно — как это происходит в парке, — что я нарушу общепринятые правила. Я скучаю по тишине садов, лугов и полей.

— Вы очень необычны, — сказал он. — Большинство женщин с ненасытной жаждой стремятся посещать балы, вечера и другие увеселительные собрания, проходящие в Лондоне, однако лично я с вами согласен — хорошего понемногу!

Оба они рассмеялись, будто он сказал что-то очень смешное. Затем, оглядывая окружающую их красоту — цветущие клумбы, красиво подстриженные тисы, ровные газоны, огромные дубы и старинные липы, — Кларинда воскликнула:

— Если бы я сейчас была в деревне!

Она сняла перчатку с правой руки и дотронулась до бархатистого лепестка белой розы.

— Это действительно оазис в шумном городе, который с каждым годом становится все больше и больше, — улыбнулся мистер Кавендиш. — Мне часто думается о том, что скоро для садов не останется места и тем, кто захочет в них погулять, придется скакать много миль.

— Это будет трагедией, — сказала Кларинда, — если такой огромный особняк, как Девоншир-Хаус, который я видела много раз с тех пор, как приехала в Лондон, исчезнет с лица земли. В нем сочетается величественность и изящество.

— Я вижу, вы понимаете такие вещи, — искренне признал мистер Кавендиш. — Тогда разрешите мне, мисс Верной, спросить…

О чем он хотел спросить, Кларинда так никогда и не узнала, потому что в этот момент она услышала за собой шаги. Она обернулась и, широко открыв глаза, замерла в страхе. Перед ней стоял герцог Кингстон, который, нервно подумала она, показался ей еще более огромным, чем прежде.

Он возвышался перед ней и словно давил на нее всей своей массой.

Он был безукоризненно одет, однако лицо его раскраснелось, будто он очень торопился. Он поклонился Кларинде и положил свою руку на плечо мистера Кавендиша.

— Ваша тетушка просит вас прийти, дорогой мальчик, — сказал он. — Вы ей срочно нужны в салоне.

— Спасибо, ваша милость. Я тотчас же иду к ней, ответил мистер Кавендиш.

Он отвесил Кларинде поклон. По выражению его глаз она поняла, что он очень расстроен из-за того, что им не удалось продолжить разговор.

— Ваш покорный слуга, мисс Верной, — галантно произнес он.

Затем он пошел по зеленому газону, оставив Кларинду наедине с герцогом.

«Все это было подстроено», — подумала она и нервно взглянула на герцога.

— Я думаю… что должна… принести вашей милости… извинения, — начала она, но прежде, чем она договорила, он взял ее за руку — за ту, с которой была снята перчатка.

— У вас в душе горит огонь, — прогудел он своим громовым голосом, — а я люблю женщин с огоньком.

Мне следовало бы разгневаться на ту проделку с фруктами, которую вы устроили в Карлтон-Хаус прошлым вечером! Но вы поразили мое воображение с первого взгляда, и мне ничего не остается больше делать, как вас полюбить. , — Пожалуйста… ваша милость, — смущаясь, просила Кларинда, пытаясь вырвать у него свою руку.

— Вы восхитительны! — сказал герцог. — Я не могу поцеловать вас здесь, потому что вокруг слишком много народу, но я скажу вдовствующей маркизе, чтобы завтра вечером она привезла вас ко мне на обед.

— Это… невозможно. Я уверена… что мы уже приглашены в другое место! — вскричала Кларинда, ощущая, что каким-то необъяснимым образом он подавляет ее, рушит ее сопротивление и заставляет чувствовать себя слабой и беззащитной.

— Мы с вами должны осуществить множество планов, Кларинда, — улыбнулся герцог. — Я уже говорил с принцем, и он сказал, что второе июля как раз ему подойдет, потому что он еще не уедет в Брайтхелмстоун. Будете ли вы готовы к этому времени? Предупреждаю, что я буду очень нетерпеливым женихом.

— Я не понимаю… о чем вы… говорите, — отчаянно запротестовала Кларинда.

— Я говорю о нашей свадьбе, — ответил герцог. — Это будет грандиозное празднество, Кларинда. На нем будет присутствовать королева, а также король, если его величеству позволит здоровье. Принц, естественно, будет шафером на нашей свадьбе.

— На нашей свадьбе! — почти задыхаясь, вскричала Кларинда. — Боюсь, ваша милость… что вам придется обсудить этот вопрос… с моим опекуном.

— Вы соблюдаете все общепринятые условности, дорогая моя, — сказал герцог, — и за это я вас люблю.

Мне как раз нужна такая жена. Но уверяю вас, что я тоже соблюдаю все условности! Я уже говорил с лордом Мельбурном, и он дал свое согласие на наш брак.

— Он… дал… свое… согласие! — Кларинда почувствовала, что еле выговаривает слова.

— Конечно! И теперь на нашем пути нет никаких препятствий, поэтому давайте вместе осуществлять наши планы. Я с нетерпением, с большим нетерпением жду того момента, когда смогу заключить вас в свои объятия.

— Я не могу… я не могу… в это поверить, — начала Кларинда, заикаясь от волнения.

— Ведь я люблю вас, — прервал он ее, — дражайшая моя, это правда. Я полюбил вас с первого взгляда.

— Но… я не могу… — старалась выговорить Кларинда.

— И теперь, когда я получил ваше согласие выйти за меня замуж, — продолжал герцог, — я немедленно возвращаюсь на площадь Беркли, чтобы сообщить вашему опекуну, что церемония состоится второго июля и что вы к этому времени будете готовы; и даже если его высочество не одобрит этой даты, я не смогу более ждать.

Он поднял к губам ее руку, которую все это время не отпускал, и она ощутила на своей мягкой коже его горячий, властный и жадный рот.

Вскрикнув, будто пойманная дичь, Кларинда отпрянула от него и бросилась бежать через сад.

С улыбкой на губах он провожал ее взглядом.

— Так молода, так неиспорченна, — сказал он громко. — Так сладостно будет ее покорить.

Стыдливость Кларинды возбудила его воображение, и он медленно шел к дому, весьма довольный самим собой.

Кларинда добежала до парадных дверей и увидела, что кареты лорда Мельбурна рядом с подъездом нет. Она знала, что кучер, предвидя долгое ожидание хозяев, может быть, прогуливает лошадей.

Она отвергла предложение слуги нанять ей кеб и сказала:

— Я пройдусь пешком.

Не обращая внимания на изумленное выражение его лица, она быстро пересекла двор и вышла на площадь Пикадилли.

Когда она свернула с площади по направлению к Мельбурн-Хаус, то бросилась бежать. Подобрав подол, не обращая внимания на удивленные взгляды прохожих, она изо всех сил мчалась по длинной улице, ведущей к площади Беркли.

За пять минут она достигла Мельбурн-Хаус, и, как только дотронулась до дверного молотка, лакей тотчас же открыл ей дверь.

Она промчалась мимо него и, увидев в холле мажордома, с удивлением смотрящего на нее, с трудом произнесла:

— Его… светлость — здесь?

— Полагаю, его светлость в библиотеке, мисс, — ответил мажордом, и Кларинда, не ожидая, когда слуга проводит ее, бросилась через холл и распахнула дверь.

Она захлопнула ее за собой и остановилась, прислонившись к стене из полированного красного дерева. От спешки она не могла перевести дыхания.

Ее шляпка сбилась назад и удерживалась лишь двумя лентами, завязанными под подбородком. Ее волосы были растрепаны ветром, щеки горели, а кружева буйно вздымались и опускались на груди.

Лорд Мельбурн сидел за столом и писал. Он с удивлением, подняв брови, уставился на Кларинду, а затем медленно поднялся на ноги. Но прежде, чем он успел что-либо сказать, Кларинда закричала, еле переводя дыхание:

— Вы… лгали мне! Вы нарушили… свое обещание.

Я не думала… что вы можете быть столь подлы… столь двуличны… после того, что вы сказали… прошлой ночью… Но вы… лгали… и теперь он сюда придет… Я клянусь вам… что не сделаю… этого… что бы вы мне ни сказали — я не выйду… не выйду за него замуж!

Она остановилась, потому что не могла отдышаться, и лорд Мельбурн, глядя на нее в изумлении, медленно произнес своим самым бесстрастным тоном:

— Могу я поинтересоваться причиной этого необъяснимого взрыва?

— Он собирается приехать… к вам… сейчас, — повторила Кларинда. — Он собирается все это устроить… второго июля… но я не хочу… выходить замуж… за него! Вы слышите меня? Я не хочу… выходить за него замуж! Если вы потащите меня… в церковь… Я клянусь… что скажу «нет», когда предстану… перед алтарем.

— Не будете ли вы так добры пояснить мне, кто сюда едет? — спросил лорд Мельбурн.

— Будто вы… не знаете… кто! — презрительно вымолвила Кларинда. — Герцог Кингстон… Его милость будет здесь… в любую минуту!

Лорд Мельбурн пересек комнату и с благородной неспешностью позвонил в колокольчик. Немедленно дверь за спиной Кларинды открылась, и в дверном проеме появился мажордом.

— Если кто-нибудь сюда приедет, — сказал лорд Мельбурн, — то меня нет дома и я буду не раньше шести часов.

— Слушаюсь, милорд.

Дверь снова закрылась.

— Вы выглядите очень неопрятной, Кларинда, холодно сказал лорд Мельбурн. — Возможно, вы желаете привести себя в порядок, прежде чем мы продолжим разговор.

Кларинда подняла руки, дернула за ленточки своей шляпки, и дорогостоящий головной убор упал на пол.

— Нет! — гневно ответила она. — Моя внешность не имеет… никакого значения. Я желаю знать… почему вы нарушили… ваше обещание… уже через несколько часов после того, как дали его.

Почему вы хотите… отдать меня замуж за человека, которого я не только… не люблю, но которого… боюсь.

Она уже слегка отдышалась, но все равно с трудом выговаривала слова, и лорд Мельбурн, подойдя к подносу с напитками, налил ей стакан лимонада.

— Может, вы сядете, — сказал он мягко, — и давайте обсудим все спокойно.

— Я не хочу… выходить за него… замуж, — проговорила Кларинда сквозь стиснутые зубы.

Она взяла стакан с лимонадом из рук лорда Мельбурна и стала жадно пить.

— Может, это будет нескромный вопрос, — сказал лорд Мельбурн, и веселые огоньки блеснули в его глазах, — но ответьте мне, почему вы так запыхались? Не оттого ли, что бежали всю дорогу от Девоншир-Хаус?

— Мне надо… было… обогнать… его милость, — объяснила Кларинда.

— Я всегда считал, что герцог слишком высоко ценит своих лошадей, — колко заметил лорд и улыбнулся.

— Не смейтесь… надо мной! — в бешенстве вскричала Кларинда. — Вы обманули меня… пообещав не навязывать мне… никого… и теперь вы даете свое согласие… на мой брак… с герцогом.

— Я не давал никакого согласия, — сказал лорд Мельбурн.

Кларинда взглянула на него, и в ее глазах возникло подозрение.

— Но его милость… сказал мне, что вы… дали свое согласие!

— Я разрешил его милости просить вашей руки, — поправил ее лорд Мельбурн. — Этого я не отрицаю, Кларинда. Он, как вы знаете, вполне подходящий жених, и не в моей власти без всякой причины не позволять кому бы то ни было делать вам предложение. Но вы вполне свободны, чтобы принять или отвергнуть любое из них.

— Но он… сказал мне… — начала Кларинда.

— Герцог, и это неудивительно, имеет о себе очень высокое мнение, — мягко сказал лорд Мельбурн, — и он даже представить себе не может, что какая-нибудь женщина, особенно такая малоизвестная, как вы, Кларинда, может ему отказать.

— Значит, я не должна… выходить… за него замуж? — слабым голосом спросила Кларинда.

— Что касается меня, то я вас к этому не принуждаю, — ответил лорд Мельбурн.

— Тогда… скажите ему… об этом! — попросила Кларинда. — Потому что, я знаю, его милость не будет… слушать меня.

— Если вы предоставляете мне полномочия отказать герцогу, я сделаю это, — сказал лорд Мельбурн, хотя думаю, что, если отказ прозвучит из моих уст, герцог с трудом в него поверит.

Кларинда поставила стакан с лимонадом на столик и обхватила свою голову руками.

— Я знаю, я не должна была… убегать из… Девоншир-Хаус, — смиренно сказала она. — Ваша бабушка… рассердится на меня, но я была… так напугана…

— И так разгневана на меня, — добавил лорд Мельбурн.

— Я думала, что вы… меня предали.

— Неужели вы действительно подумали, что я могу заставить вас выйти замуж за этого громогласного болтуна! — воскликнул лорд Мельбурн.

Она остановила на нем взгляд своих широко открытых глаз.

— Я думала, что вы… как и ваша бабушка… хотите, чтобы я… вышла замуж за богатого и знатного мужчину.

— Я хочу, чтобы вы были счастливы, — ответил лорд Мельбурн, — но я бы не был вашим опекуном, Кларинда, если бы не указал вам на преимущества такого брака.

Кларинде показалось, что он уже пожалел о той пренебрежительной манере, в которой совсем непроизвольно стал говорить о герцоге. Лорд прошелся по комнате, затем сказал:

— Вы понимаете, что вы отказываетесь не только от самого жениха, но и еще от многого другого? Вступив в этот брак, вы приобрели бы необычайно высокое положение в обществе, Кларинда. Вы были бы приближены к королевской семье, как никто другой.

Вы стали бы непомерно богаты; и всюду, где бы вы ни появились, вы вызывали бы всеобщую зависть, поклонение, восхищение. И нигде, я уверен, в нашей стране не нашлось бы такой девушки, которая не ухватилась бы за возможность стать женой его милости Кингстона.

— Но я… не люблю его, — тихо сказала Кларинда.

— И вы думаете, что это важнее всего остального? — спросил лорд Мельбурн.

Он испытующе посмотрел на нее своими серыми, пронизывающими насквозь глазами. Его взгляд проникал в глубину ее сердца и души, словно хотел найти там то, что не лежало на поверхности.

— Я не могу… позволить ему… дотронуться до меня, — прошептала она.

— Тогда я, с вашего позволения, откажу его милости в его любезном предложении, — твердо сказал лорд Мельбурн. — Не волнуйтесь, Кларинда, я обещаю вам, что он не будет вас снова беспокоить.

— Но ваша… бабушка, — запинаясь, выговорила Кларинда.

— Я поговорю и с бабушкой, — сказал лорд Мельбурн. — Она так же, как и я, хочет, чтобы вы были счастливы, Кларинда. К сожалению, как и большинство людей ее возраста, она придерживается обычной земной точки зрения, что главное в браке — это любить и быть любимым.

Кларинда глубоко вздохнула, выражая безмолвное облегчение, которое принесли ей слова лорда Мельбурна. Затем взглянула на него с легкой улыбкой и мягко сказала:

— Я прошу… прощения.

— За что? — спросил он.

— За то, что была с вами груба, — ответила она. Мне кажется, что мне всегда приходится извиняться перед вами, милорд, когда мы остаемся одни.

— Возможно, вы сами это провоцируете, — сказал он.

— Нет, все это происходит из-за вас, — ответила она.

Наступило молчание. Она знала, что он смотрит на нее, и покраснела. Нервным движением она пригладила волосы и поправила кружева на груди.

Внезапно она очень ясно ощутила тишину, которая возникла между ними, — и эта тишина была наполнена непонятным для нее значением. Охваченная смущением, не глядя на него, Кларинда быстро начала говорить:

— Я думала о вас прошлой ночью, милорд.

— Обо мне? — переспросил лорд Мельбурн.

— Я думала о нашем разговоре, — сказала Кларинда. — В основном… о вашей… скуке.

— Вы приняли эту проблему слишком близко к сердцу.

— Я думала о том, — продолжала Кларинда, — что, в то время как я скрывала свои интеллектуальные способности, вы не имели никакого резона скрывать свои, и поэтому могли бы заниматься многими интересными для вас вещами, которые заняли бы ваше время.

— В настоящее время я полностью занят вами, — ответил он.

Кларинда нахмурилась:

— Я говорю серьезно, милорд.

— Прошу прощения, если мои слова прозвучали легкомысленно, — ответил он, — но это действительно так.

— Я говорю о вашей жизни вообще, — сказала Кларинда. — Вы знаете так же хорошо, как и я, что вам предстоит заниматься мной недолгое время. Вскоре я покину Лондон и вернусь в деревню. И чем вы будете заниматься тогда?

— Тем, чем занимался до сих пор, — развлекать себя.

— Вас, может быть, удивит, — сказала она, — но меня это беспокоит.

— Я глубоко благодарен вам за то, что вы так трепетно относитесь ко мне, — сказал лорд Мельбурн с поддельной смиренностью.

— Не надо выводить меня из себя! — вспыхнула она. — Разве вы не понимаете, что я хочу вам помочь? Я думала над вашей проблемой и нашла по меньшей мере одно или два решения. Не желаете ли их выслушать?

Лорд Мельбурн уселся в кресло рядом с ней, и в глубине его глаз блеснули веселые огоньки. Он, однако, произнес вполне серьезным тоном:

— Я вновь прошу прощения, если вдруг выскажусь легкомысленно. Я очень опасаюсь лекарства, которое вы можете прописать против случайных вспышек непреодолимой скуки.

— Я думала прежде всего о том, — сказала Кларинда, — чем вы можете заняться в Мельбурне.

— В Мельбурне? — удивился его светлость, подняв брови. — Не думаете ли вы, что я буду реконструировать свой дом после того, как мой отец так превосходно отделал его? Или вы думаете, что Фостер не вполне хорошо справляется со своими обязанностями?

— Я уверена, что мистер Фостер превосходный управляющий, — ответила Кларинда, — однако он ведет хозяйство тем консервативным старинным способом, который был в ходу еще при вашем отце.

Он никогда не будет вводить каких-либо новшеств без вашего разрешения или, я убеждена, без вашей инициативы.

— И какие же нововведения вы предлагаете? спросил лорд Мельбурн.

Кларинде показалось, что в его тоне прозвучали враждебные нотки, будто он негодовал, что она обнаружила какие-то недостатки в его поместье.

— Это, конечно, лишь мои собственные мысли, сказала она с трепетом, — я уверена, что ваша светлость придумает что-нибудь гораздо лучшее.

— А что вы конкретно предлагаете? — спросил лорд Мельбурн тоном человека, сильно сомневающегося в пользе такого разговора.

— В первую очередь, — сказала Кларинда, глядя в сторону, — я бы посадила новый лес в северо-западном углу поместья. Старые посадки пришли в упадок и требуют вырубки. Они занимают около двухсот акров земли, и вам было бы совсем не трудно выбрать там место и построить лесосеку, а затем проложить короткую просеку к главной дороге. Кроме того, рядом находятся гранитные шельфы, а ведь в той части поместья давно пора возводить новые постройки.

Наступило недолгое молчание, затем лорд Мельбурн спросил:

— А что еще?

— Любой высокопоставленный человек, с которым я говорила после своего приезда в Лондон, продолжала Кларинда, — как, например, генерал сэр Дэвид Дандэс, считает, что перемирие с Наполеоном возникло лишь на то время, пока он перевооружает армию. И если война возобновится, то страна будет крайне нуждаться в продовольствии. Если вы вырубите кустарники на землях к востоку от Овражьего Дна и осушите болота, вы получите примерно две тысячи акров земли, которые сможете использовать под посевы.

— Что за черт! Откуда вы все это знаете? — воскликнул лорд Мельбурн. — Прошу прощения за мои выражения, Кларинда, но вы удивляете меня.

— Я всегда интересовалась землями Мельбурна, — ответила Кларинда, — и не могла не сравнивать улучшений, которые происходили у нас каждый год, с застойным положением ваших земель. Дядя Родерик и я частенько думали о том, что вы управляете поместьем немного старомодно.

— Хорошо, я определенно подумаю над вашими словами, — резко сказал лорд Мельбурн. — Что-нибудь еще?

— Может быть… вам не понравится… эта мысль, — запинаясь, произнесла Кларинда, — но я слышала, что в прошлом и позапрошлом году вы выигрывали все скачки либо в Ипсоне, либо в Эскоте. А вы никогда не думали о том, что вместо того, чтобы держать лошадей в Ньюмаркете, который находится от Лондона гораздо дальше, чем Мельбурн, вам было бы гораздо удобнее и дешевле тренироваться дома? Ведь дорога вдоль Глубокой Лощины вполне подходит для скачек галопом!

Она взглянула на лорда Мельбурна в первый раз после того, как заговорила с ним, и увидела по выражению его лица, что последнее предложение вызвало у него интерес.

— Вы предоставили мне очень много информации для размышления, Кларинда, — сказал он после секундного молчания.

— Я еще… не закончила, — ответила она.

— Может быть, уже достаточно? — спросил он.

— Еще немного, если вы пожелаете выслушать, ответила она. — Вы — член палаты лордов. Вы никогда не думали о том, что срочно требуется составить законопроект, который воспрепятствовал бы тринадцатилетним или четырнадцатилетним девочкам заниматься проституцией?

Лорд Мельбурн выпрямился на своем кресле.

— Кто рассказывал вам о таких вещах? — спросил он.

— Никто, — ответила Кларинда. — Я вижу все собственными глазами. Я вижу их, стоящих на Пикадилли, — этих маленьких несчастных созданий с накрашенными лицами, откровенно старающихся привлечь внимание джентльменов, проходящих мимо.

— Утонченная леди не должна замечать таких вещей, — непререкаемым тоном заявил лорд Мельбурн.

— А утонченный джентльмен — должен? — парировала она. — Ведь надо что-то делать с ними; и я также считаю, что надо издать закон, который запрещал бы мальчикам моложе пяти лет чистить дымоходы. Я вижу таких мальчиков каждый день. На их ногах большие ожоги, а на перемазанных лицах — следы от слез. Мне стыдно, что такие жестокости допускаются в цивилизованной стране.

Лорд Мельбурн встал и прошел к окну.

— Вы правы, Кларинда, — через секунду сказал он. — Конечно, вы правы. Но нас вырастили бездушными, или большинство из нас просто не способно мыслить. И вы хотите, чтобы я сказал об этом в палате лордов?

— Возможно, здесь ничего не поделаешь, — ответила Кларинда, — но я продолжаю надеяться, что мужчина с такой головой, как ваша, милорд, сможет обратить внимание общественности на те страдания и нищету, которые живут в каждом уголке Лондона.

Здесь столько богатства, столько роскоши и в то же время — бедность и жестокость, которые ужаснули меня с первых же дней моего приезда.

— А мне казалось, вы наслаждались жизнью, Кларинда.

— Да, — ответила она, — но хотя ваша бабушка сочтет это достойным сожаления, в то же время я не могла не размышлять.

— Коробка с мозгами, что ни говори, — заметил лорд Мельбурн.

— Точно, — согласилась Кларинда.

Она посмотрела на часы и встала.

— Ее светлость может вернуться в любую минуту, милорд, и я знаю, что герцог скажет ей о том, что я убежала, потому что он собрался приехать к ней, чтобы пригласить нас завтра к себе на обед. Когда бабушка выслушает вас, то, может быть, разгневается на меня и определенно расстроится. Может быть, вы постараетесь ей все как следует объяснить?

— Обещаю вам, что сделаю все возможное, — сказал лорд Мельбурн. — Не беспокойтесь, Кларинда.

Я уверен, что моя бабушка — так же, как и я, — хочет лишь одного — чтобы вы были счастливы.

В его голосе послышалась теплота, и Кларинду охватило смущение.

— Спасибо… милорд, — сказала она мягко, — и еще раз… пожалуйста… простите меня за то, что я была… груба.

Кларинда вышла из комнаты, не дожидаясь ответа, и на мгновение остановилась на верхней площадке лестницы. Она закрыла руками лицо и почувствовала такое облегчение, будто ее согрели солнечные лучи. Теперь она особенно остро ощутила, как боялась того, что ее насильно выдадут замуж за герцога.

Затем она позвонила в колокольчик, чтобы вызвать Розу. Ей было уже известно от герцогини, что сегодня вечером состоится грандиозный заключительный бал сезона. Ожидались еще и другие балы, но этот, устраиваемый графом и графиней Гетерингтон в их особняке в Парк-Лейн, должен был быть, за исключением того, что состоялся в Карлтон-Хаус, самым блестящим и самым значительным из тех, на которые приглашалось светское общество.

Маркиза выбрала для Кларинды особое платье из белого газа. Его легкие оборки вышиты бирюзой.

Бирюзовыми крошечными бусинками были вышиты также кружева, закрывающие ее плечи, и маленькие белые туфельки.

— У меня есть для тебя подарок, — сказала маркиза, когда Кларинда довольно боязливо вошла в ее комнату, прежде чем спуститься к обеду.

— Подарок для меня, мадам? — воскликнула Кларинда.

Она думала, что ее встретят упреками. Но из слов маркизы она узнала о том, что лорд Мельбурн снял с нее трудную задачу и теперь ей не придется объясняться с герцогом по поводу его неудачного брачного предложения.

— Этот подарок, я надеюсь, тебе понравится, сказала маркиза, открывая коробочку на своем туалетном столике и протягивая ее Кларинде.

Кларинда увидела ожерелье на черном бархате, сделанное из бирюзы и бриллиантов, такой же браслет и крошечные серьги, выполненные в форме цветка.

— О, мадам, неужели это действительно мне? — воскликнула Кларинда.

— Я собиралась подарить тебе это для того бала, который ты будешь устраивать сама, — сказала маркиза, — но потом подумала, что этот гарнитур очень подойдет к твоему сегодняшнему платью, поэтому дарю его сейчас.

— О, спасибо! Большое спасибо! — вскричала Кларинда. — Ничего более изумительного я никогда не видела в своей жизни, и это — мои первые драгоценности.

— Я довольна, что они понравились тебе, дитя, — улыбнулась маркиза.

— Как я смогу отблагодарить вас за все, что вы сделали для меня? — спросила Кларинда. — Вы ко мне так добры, и я не могу выразить, как хорошо мне рядом с вами. Иногда мне казалось, будто моя мама снова находится рядом со мной.

— Вряд ли я могла бы услышать от кого-нибудь более теплые слова, — сказала маркиза. — Спасибо тебе, дитя. А теперь надень свои украшения и постарайся сделать все, чтобы выглядеть еще лучше, чем всегда.

Кларинда была весела и счастлива, когда спустилась к гостям, которых маркиза пригласила к обеду.

Большинство из них она уже знала. Кларинда была в таком прекрасном расположении духа, что ей казалось, будто со времени ее пребывания в Лондоне это был самый чудесный обед.

Когда он окончился, гости толпой вышли на улицу и направились к ожидающим их экипажам. Кларинда садилась в карету вместе с маркизой и услышала, что та тихо охнула от боли, когда опускалась на мягкие подушки.

— У вас снова болит нога, мадам? — спросила она.

Маркиза кивнула.

— На прошлой неделе мне приходилось много стоять, — сказала она. — Не беспокойся обо мне, Кларинда, но если боль усилится, я отправлюсь спать пораньше. А мой внук отвезет тебя домой.

— Я найду для вас кресло, как только мы войдем в бальный зал, — пробормотала Кларинда.

Гетерингтон-Хаус, расположенный в Парк-Лейн, был большим старинным домом, источающим очарование. В отличие от других домов, которые посещала Кларинда, в нем был не один бальный зал, а целых четыре. Два зала — смежных, два других имели собственные оркестры.

Гости могли переходить из одного зала в другой, слушать разную музыку, танцевать разные танцы. Это новшество забавляло даже самую избалованную и привередливую публику.

Неудобство Гетерингтон-Хаус, отметила про себя Кларинда, состояло в том, что нелегко было найти своего партнера по танцам. Многочисленные комнаты и извилистые коридоры были так переполнены людьми, что было трудно даже передвигаться.

Но в то же время Кларинда отметила, что цветочный орнамент помещений был необыкновенно красив, а чайная комната, стилизованная под мавританский шатер, была просто исключительной.

Кларинду после ужина не смог найти ее партнер по танцам, и она в одиночестве пошла по коридору.

Неожиданно она увидела леди Ромину Рамси, которая выглядела, подумала Кларинда, еще более привлекательно, чем всегда. Платье из темно-красного газа едва скрывало ее стройную фигуру, на иссиня-черных волосах красовалась огромная диадема из рубинов и бриллиантов, рубиновое ожерелье будто пылало на белой коже ее шеи, огонь драгоценных камней, казалось, подчеркивал соблазнительный блеск ее глаз.

— Ах, мисс Верной, я вас ищу! — воскликнула она, увидев Кларинду.

— Ваша светлость ищет меня? — с удивлением спросила Кларинда.

Она была уверена в том, что леди Ромина не любит ее, потому что признанная красавица подчеркнуто игнорировала ее с момента приезда в Мельбурн-Хаус.

— Да, конечно, — ответила леди Ромина. — Здесь находится ваш старый друг, который хотел бы вас повидать. Он знал, что вы были в чайной комнате, и попросил меня об одолжении привести вас к нему.

И вот я разыскиваю вас.

— Я не думала, что могу здесь встретить своих старых друзей, — нерешительно сказала Кларинда, удивляясь тому, почему Ромина так ласково щебечет с ней.

Она чувствовала себя очень неуютно оттого, что не могла понять этой неожиданной смены ее настроения.

— Теперь, когда вы имеете такой успех, вы не должны игнорировать тех, кто знал вас еще до вашего приезда в Лондон, — укоряющим тоном сказала Ромина. — Ваш друг, который ждет вас, сказал мне, что познакомился с вами в деревне.

Удивленное выражение исчезло с лица Кларинды.

Конечно, она знала, кто это был. Это Джулиан! Джулиан Вилсдон приехал в Лондон. Возможно, он оставил армию.

На минуту она удивилась тому, почему он попросил леди Ромину найти ее, затем подумала, что, возможно, он растерялся в таком большом обществе. Она вспомнила, что он познакомился с леди Роминой в Прайори в тот день, когда она так глупо сбежала.

— Я знаю, о ком вы говорите, — с улыбкой сказала Кларинда.

— Я предполагала, что вы угадаете, — ответила леди Ромина, — но, возможно, вас ожидает сюрприз, поэтому не спрашивайте меня, правильно вы угадали или нет. Пойдемте со мной, я проведу вас к нему.

Она взяла Кларинду за руку, вывела из коридора и повела по узкому проходу, который был отмечен надписью «для частного пользования». Кларинда подумала, что леди Ромина, возможно, знает графа и графиню Гетерингтон очень близко и поэтому ей разрешено, даже присутствуя на таком большом приеме, Проходить в их личные апартаменты.

Проходом, очевидно, редко пользовались, он был не освещен, но леди Ромина, казалось, знала дорогу. В конце его она открыла дверь, и перед взглядом Кларинды предстало маленькое уютное помещение, предназначенное, вероятно, для экономки или гувернантки.

— Спасибо, что вы были так любезны и привели меня сюда, — сказала она леди Ромине и вошла в комнату.

На секунду ей показалось, что она пуста. Затем кто-то закрыл за ней дверь и повернул ключ в замке.

Она повернулась и онемела от ужаса, когда увидела, что не Джулиан, улыбаясь, стоял перед ней. Это был сэр Джеральд Кеган.

Глава 10


Леди Ромина не была особенно глупа, но она была чрезвычайно тщеславна.

Это неудивительно, потому что ее стали баловать и восхвалять сразу же после того, когда она встала со школьной скамьи, и поэтому она начала верить, что ее красота является волшебной палочкой, которая поможет ей добыть все, что угодно.

Решив выйти замуж за лорда Мельбурна, она считала, что его явная неохота делать ей предложение есть не что иное, как мальчишеское упрямство, заставлявшее его не отдавать свою холостяцкую свободу без сопротивления.

Она знала, что привлекает его физически, и была убеждена в том, что рано или поздно он будет обожать ее страстно и всем сердцем, как и все другие мужчины, которые кидались к ее ногам, умоляя о благосклонности.

Но лорд Мельбурн был уклончив, и потому привлекал ее все больше. Однако, несмотря на это, она решила, что рано или поздно он уступит велению своего сердца и сделает ей предложение.

Отчасти она понимала его нежелание связывать себя узами с одной женщиной. Его любовные похождения были всем известны, и леди Ромина не питала насчет этого никаких иллюзий. Она знала, что ей нелегко будет добиться от него верности.

Но в то же время — говорила она себе, слегка пожимая белыми плечами, — все это не имеет особого значения. Когда он женится на ней, то займется тем, что будет ограждать ее от поклонников, и если он и бросит взгляд на какую-нибудь другую женщину, то она все же будет хозяйкой Мельбурна и женой, носящей его имя.

Леди Ромина уже достаточно долго вращалась в светском обществе и считала, что любовь — это нечто большее, чем страсть. Она знала, что женщины вступают в брак в основном для того, чтобы обрести социальное положение и богатство.

Лорд Мельбурн мог дать ей то, чего она желала в жизни. У нее были свои деньги, но она знала, что молодые красавцы Сент-Джеймса будут превозносить ее лишь до тех пор, пока она будет хороша собой. Она же хотела, чтобы ее муж имел высокое звание и непоколебимое положение в обществе.

Действительно, она очень разволновалась, когда узнала от Николаса Вернона о помолвке лорда Мельбурна с незнакомой девицей. Но когда она увидела Кларинду, то поняла, что за этой загадочной и необъяснимой ситуацией кроется иная причина.

Когда о свадьбе перестали говорить и лорд Мельбурн стал опекуном Кларинды, леди Ромина сказала себе, что все это дело возникло из-за того, что два поместья — Прайори и Мельбурн — имели общую границу, а интерес Неотразимого к деревенской девице она объяснила лишь одним словом — «обязанность».

Леди Ромина, конечно, была чрезвычайно раздосадована тем, что Кларинда стала пользоваться невероятным успехом и ее назвали «самой прекрасной дебютанткой сезона». Но информаторы леди Ромины, которых было немало, сообщили ей, что лорд Мельбурн почти не обращает внимания на свою подопечную, никогда не танцует с ней на балах, не ездит с ней в своем высоком фаэтоне и никогда не ведет с ней никаких интимных бесед.

Также ей сообщили о том, что он интересуется новой «юбкой» в Королевском балете и дважды в неделю обедает у кого-нибудь из своих старых подружек.

Появился слух, будто у него возродилась старая любовь, которая, по общему мнению, должна была угаснуть.

«Нет, — говорила леди Ромина самой себе, — Неотразимый не может интересоваться этой скучной девицей».

Она знала, что, несмотря на то что Кларинда живет в его доме — в большей степени из-за того, что там гостит его бабушка, — он меньше общается с ней, чем раньше.

Но что было еще более важным — так это то, что Кларинда могла выйти замуж и таким образом исчезнуть с ее пути. И тогда, подумала леди Ромина, она бы возобновила свою атаку на Неотразимого, используя самые чувствительные стороны его натуры, и, несомненно, добилась бы победы.

Когда она оставила Кларинду в комнате гувернантки, находящейся в конце служебного коридора в Гетерингтон-Хаус, то сказала себе, что помогла девушке свернуть на верный путь. Сэр Джеральд Кеган, может, и казался зловещим некоторым женщинам, но он был необыкновенно богат, и, если бы собрался жениться, на что было похоже, Кларинда, возможно, проявила бы мудрость и приняла его предложение.

В любом случае это было уже делом сэра Джеральда — убедить юную крошку в том, что он — самый желанный муж, тем более что большинство дебютанток ее возраста имели склонность к мужчинам значительно старше себя.

Улыбаясь, леди Ромина вышла из неосвещенного коридора и взглянула на прикрепленную на стене табличку с надписью «для частного пользования». Вряд ли кто-нибудь помешает им, подумала она. Сэр Джеральд, несомненно, будет благодарен ей за то, что она устроила ему свидание тет-а-тет, которого он так пылко жаждал.

Она была в курсе того, что сэр Джеральд чрезвычайно щедро благодарит за оказанные услуги, и подумала о том, сможет ли попросить у него большую бриллиантовую брошь в форме бабочки, которую она видела в витрине магазина на Бонд-стрит.

У леди Ромины была ненасытная страсть к драгоценностям, и ее любовники, несмотря на то что она старалась сдержанно выражать свои склонности, считали, что она слишком пристрастна к вещественному выражению их нежных чувств.

«Да, — решила она, — я определенно попрошу сэра Джеральда подарить мне эту прелестную бабочку».

В толпе, которая прохаживалась взад-вперед по коридору, она увидела приближающуюся к ней фигуру, и ее сердце забилось сильнее. Увидев лорда Мельбурна, любой человек сразу бы понял, почему он был прозван Неотразимым. Он обладал такими чертами, которые сразу выделяли его среди других — где бы он ни появился.

Сегодня он выделялся из толпы не только своим элегантным оливково-зеленым плащом и искусно повязанным белоснежным шарфом. Было еще что-то необыкновенно привлекательное в посадке его головы, развороте плеч и особенно — в выражении его лица.

«Разве может мужчина быть еще более красивым и физически привлекательным?» — спросила себя леди Ромина.

Буквально растолкав людей, она подошла к лорду Мельбурну и встала перед ним. Она смотрела на него снизу вверх нежным взглядом, ее алые губы призывно улыбались.

— Где же вы были весь вечер. Неотразимый? спросила она, и каждое ее слово звучало так соблазнительно, будто имело скрытый подтекст. — Я искала вас — я жаждала вас видеть.

— Я играл в карты, Ромина, — ответил лорд Мельбурн. — Позвольте сделать вам комплимент. Вы очень хорошо выглядите.

— Пойдемте потанцуем, — предложила леди Ромина.

— Сожалею, что не смогу быть вам полезным, ответил он, — хотя убежден, что у вас нет недостатка в партнерах. Я ищу Кларинду.

— Я хочу с вами танцевать, — запротестовала леди Ромина. — Мы так редко виделись в последние дни — или вы хотите побеседовать со мной в саду? Мне надо о многом вам сказать.

— В другое время, Ромина, — твердо ответил лорд Мельбурн. — Только что я получил записку от своей бабушки — она просила меня присмотреть за моей подопечной.

— Разве вам больше нечем заняться, кроме как играть роль заботливой няньки? Вам это не идет, — заявила леди Ромина. — Пойдемте и потанцуем, а затем я скажу вам, где вы сможете найти Кларинду.

— Сначала скажите мне об этом, — ответил лорд Мельбурн, — а затем, возможно, я приму ваше приглашение.

В его голосе прозвучала нотка сарказма.

— Вы сегодня не очень любезны, — произнесла леди Ромина, надувая губки, — поэтому я накажу вас и не скажу, где находится ваша подопечная. И кроме того, вам нет нужды беспокоиться о ней — ее сейчас очень хорошо развлекают, уверяю вас.

— С кем она сейчас? — Голос лорда Мельбурна был очень резок.

— С тем, кто — я убеждена — делает ей сейчас предложение. Если она примет его, вы будете свободны, Неотразимый, и сможете уделять мне чуть больше внимания, чем весь прошедший месяц. Должно быть, это очень утомительно для вас — нести ответственность за девушку, которая только что встала со школьной скамьи. Но вскоре, я убеждена, ваши трудности закончатся.

— С кем находится Кларинда и где? — нетерпеливо потребовал ответа лорд Мельбурн.

— Я уже сказала вам, что ее очень приятно развлекают, — ответила леди Ромина. — Разве женщина не испытывает наслаждение, когда мужчина кладет свое сердце к ее ногам? И вы не найдете ее. Неотразимый, как бы вы ни старались, поэтому не надо быть таким скучным. Пойдемте и потанцуем со мной.

— Кто с ней? — повторил свой вопрос лорд Мельбурн, но теперь в его голосе прозвучала ярость. Его жесткий и решительный тон заставил Ромину вскричать:

— Вы ведете себя абсурдно по отношение к этой девице! Оставьте ее в покое, я уверена, там ей будет гораздо веселее, чем с нами!

Говоря эти слова, леди Ромина дотронулась своими пальчиками до руки лорда Мельбурна.

— Давайте побеседуем с вами, как в былые времена, — сказала она мягко, и ее голос прозвучал с призывностью сирены.

Неожиданно лорд Мельбурн взял леди Ромину за руку. Это была маленькая, красивой формы рука с длинными тонкими пальчиками.

Леди Ромина расстегнула верхнюю часть длинной белоснежной перчатки, и когда она делала это, то в свете свечей на ее безымянном пальце блеснуло бриллиантовое кольцо.

— Где Кларинда? — повторил лорд Мельбурн.

Когда они говорили, то постепенно отодвигались от толпы в сторону дверного проема, ведущего в приемную залу, в которой не было почти никого, за исключением нескольких пар в дальнем углу.

— Я не собираюсь вам говорить, — ответила леди Ромина раздраженно. — Вы становитесь утомительны.

Неожиданно она остановилась и закричала:

— Вы обижаете меня!

Лорд Мельбурн, держа ее за руку, стал медленно и неумолимо сжимать ее пальцы.

— Что вы делаете. Неотразимый? Мне больно!

— Это значит, — ответил он, — что если сию минуту вы не скажете мне, где находится Кларинда, то, клянусь вам, Ромина, я сломаю вам пальцы. Вы будете не совсем привлекательно выглядеть с забинтованной рукой, к тому же будете терпеть от этого значительные неудобства в течение всех последующих недель.

— Вы сумасшедший! — зашипела она на него. — Абсолютно сумасшедший!

— Вполне возможно, — ответил он. — Где Кларинда?

Мгновение казалось, что леди Ромина будет сопротивляться ему, но, когда он сжал ее пальцы еще крепче, она вскрикнула еще раз.

— Она в конце того коридора, который идет от чайной комнаты, — задыхаясь, вымолвила она. — Там будет первый поворот направо — на нем написано «для частного пользования», и в конце прохода находится комната.

— Благодарю вас, — усмехнувшись, сказал лорд Мельбурн.

Произнеся эти слова, он повернулся и пошел прочь.

Она смотрела ему вслед, лицо ее исказила гримаса гнева, она сжимала пальцы левой руки и чувствовала, что они стремительно опухают.


Изумление Кларинды при виде сэра Джеральда Кегана сменилось ужасом, когда она поняла, что он закрыл на замок дверь комнаты, куда привела ее леди Ромина.

— Мне кажется… что произошла… какая-то ошибка, — заикаясь, вымолвила она. — Я думала… что найду здесь… мистера Джулиана Вилсдона.

— Здесь нет никакой ошибки, — ответил сэр Джеральд, и ей показалось, что он выглядит еще более развращенным и порочным, чем тогда, когда они с Николасом увезли ее из Прайори в Пещеры.

— У меня нет желания… разговаривать… с вами, сэр, — сказала Кларинда.

— А у меня есть желание заняться делом, а не пустой болтовней, — ответил сэр Джеральд.

Увидев выражение его лица и неожиданную улыбку на губах, Кларинда почти инстинктивно сделала шаг назад. Ее охватила дрожь, но она почувствовала, что не должна показывать ему своего страха.

— Нам… не о чем… разговаривать, — сказала она. — Мне хотелось бы забыть… нашу последнюю… встречу. Будьте добры… откройте дверь.

— Я не открою вам дверь, — ответил сэр Джеральд, — пока вы не возместите мне того, что отняли у меня в ту ночь в Пещерах.

— Я не… понимаю, — сказала Кларинда.

— А я полагаю, что вы должны понимать, — ответил он. — Я уверен, что вам было хорошо известно о том, что я не позволил бы Николасу Вернону насладиться вами после того, как месса подошла к концу. Я договорился с Молли о том, что перед тем, как начнется служба, она добавит в его вино то самое зелье, которое предназначалось для вас. Тогда бы я занял его место на службе и, когда она окончилась, вы стали бы моей, Кларинда.

— Но я… была… спасена, — запинаясь выговорила Кларинда.

— Да, вы были спасены, — согласился сэр Джеральд, — и лишили меня моих прав. Именно их я требую сейчас осуществить.

Он сделал к ней шаг, и Кларинда снова отступила.

— Вы… сумасшедший? — испуганно спросила она. — Вы не должны вести себя… подобным образом… здесь… в частном доме… на балу, где находится множество… людей… Вы ведь знаете о том, что если… я закричу — кто-нибудь придет мне на помощь.

— Это очень неприятно, — ответил сэр Джеральд, — но, если вы закричите очень громко, моя дорогая, я приму решительные меры. Я лишь обхвачу вашу хорошенькую белую шейку своими руками и сожму ее так крепко, что голосок умрет в вашем горлышке. Вы даже сами его не услышите!

Он улыбнулся так, что ей стало дурно, потому что было видно, насколько сильно он возбудился от своих слов.

— Это будет немного болезненный процесс, — продолжал он, — потому что я не собираюсь лишать вас чувств. Я не люблю заниматься любовью с бесчувственными женщинами и также предпочитаю, чтобы они не молчали.

— Вы… безумец! — вскричала Кларинда.

— Не совсем, — ответил сэр Джеральд. — Вы — Венера, вы предназначались в жертву Сатане как непорочная дева. Я дал себе слово, что буду вашим учителем, вашим руководителем в познании радостей любви, и не допущу, чтобы меня лишили этого.

— О каких любовных радостях вы говорите — о тех, что являлись частью ваших порочных и богохульных развлечений? — с гневом спросила Кларинда. — То, что я видела, было… низостью, и тот… разгул, который я наблюдала в Пещерах, заставил меня почувствовать стыд за мужчин, которые были рождены джентльменами, — за тех образованных и цивилизованных мужчин, которые опустились до животного состояния.

Сэр Джеральд рассмеялся.

— Когда вы сердитесь, вы выглядите еще привлекательнее, Кларинда, — сказал он, — и у вас есть мужество! Вы вели себя очень Храбро, когда мы с Николасом привезли вас в Пещеры. И теперь соберитесь с духом, потому что я сделаю вас моей — у вас нет никакого выхода.

В его ласковом тоне прозвучала безграничная угроза. Он не делал никаких движений, но Кларинде показалось, будто он придвинулся поближе и уже тянет к ней свои руки.

Неимоверным усилием она собрала свою волю в кулак и, высоко подняв голову, произнесла:

— Прошу вас, сэр, ведите себя… прилично… Мне хочется верить, что вы… лишь пугаете меня… Ни один мужчина, имеющий хоть каплю чести… не оскорбит беззащитную женщину… Отпустите меня, умоляю вас… И мы забудем об этом… разговоре навсегда.

— Хорошо сказано, — одобрил он. — Вы — самая доблестная женщина, которую я когда-либо встречал.

Но вам это не поможет, дорогая, потому что я страстно желаю вас. Ни одна Венера прежде так не привлекала меня.

Его взгляд скользнул по ее телу.

— Очень жаль, — продолжал он, — что служба тогда была прервана. У Мельбурна хватило ума утащить вас у нас из-под носа, но сейчас его здесь нет и дверь заперта на ключ. Подойди, Кларинда, пойми, что ты побеждена; клянусь, у тебя нет никакого выхода. Посмотри на меня, и ты увидишь, что я говорю правду.

Она была так напугана, что послушалась его и посмотрела ему в глаза — темные глаза, наполненные вожделением. В их глубине горел устрашающий огонь.

Кеган смотрел на нее так, что Кларинду охватил стыд, будто она стояла перед ним обнаженной.

Внезапно она увидела, что глаза его расширились, стали огромными и повелевающими.

— Иди ко мне, — сказал он ласково, — иди.

Его голос был негромок, но она почувствовала, что звук его завибрировал по всему ее телу.

Неожиданно она осознала, что с ней происходит.

Она двигалась к нему — шла так, как он говорил, — глядя ему в глаза, от которых не могла отвести своего взгляда. Он гипнотизировал ее. Она поняла это, но с паническим ужасом ощутила, что не может ему противостоять. И когда она почувствовала, что ее сознание начинает меркнуть, то начала молиться:

— Боже… помоги мне.

Это была та молитва, которую она множество раз повторяла в Пещерах. Она спасла ее тогда, она была услышана — появился лорд Мельбурн и вызволил ее из рук сатанистов.

— Боже… помоги мне, помоги.

И молитва будто освободила ее от губительного магнетизма сэра Джеральда — она почувствовала, что может отвести от него взгляд, и тотчас же поняла, что больше ему неподвластна.

Она побежала через комнату и, отодвинув диван, встала за его спинку. Она стояла, вцепившись пальцами в мягкую ткань, и ужас сотрясал все ее тело.

Сэр Джеральд засмеялся. Это был смех сексуально возбужденного мужчины, который знал, что объект его притязаний очень скоро будет в его руках.

Он медленно двинулся к ней, глядя ей прямо в глаза, и она знала, что еще больше возбуждает его своим сопротивлением. Просить о пощаде было бесполезно.

Она могла лишь держаться от него на расстоянии и не даваться в руки.

Он приблизился к дивану, и Кларинда снова собралась бежать.

— Подойди ко мне, Кларинда, — сказал он, — ты не сможешь бегать от меня долго. Рано или поздно ты окажешься в моих руках. Ты — словно птичка, пойманная в сети. Ты можешь биться и трепыхаться, но тебе не удастся вырваться на волю.

— Оставьте меня! — в отчаянии закричала Кларинда.

— Неужели ты думаешь, что я могу забыть о такой Венере, как ты? — говорил он. — О твоем белом теле, просвечивающем сквозь прозрачное одеяние! У тебя восхитительная фигура, моя дорогая, а нежность твоих губ должна быть еще более восхитительной. Я хочу тебя, Кларинда, а то, чего я хочу, я получаю!

Он сделал движение, будто хотел зайти за диван, и, когда она бросилась от него в сторону, он изменил направление и, протянув свою длинную руку, схватил ее за плечо.

Она тихо вскрикнула, когда он грубо прижал ее к своей груди. Затем он впился в нее губами и заглушил ее крик. У нее возникло такое гадливое чувство, что она почти перестала дышать.

Она ощущала, что его толстые, твердые, жестокие и жадные губы затягивают ее в такую липкую грязь, от которой она никогда не сможет очиститься. Она постаралась вырваться от него, но это было невозможно. Он держал ее словно клещами, его губы буквально впивались в нее, и она даже не могла шевельнуться в его объятиях.

Затем она почувствовала, что он слегка отстранил ее, а потом бросил на диван. Она пронзительно закричала, когда упала на мягкие подушки и почувствовала, как он обрушился на нее всей тяжестью своего тела.

Она снова закричала, и он снова впился в нее губами. Она пыталась бороться с ним и скинуть его с себя, но все было бесполезно.

Она испытала некий изумленный ужас, когда поняла, что страстное желание довело его до такой точки кипения, что для него теперь не существовало ничего, кроме его собственного вожделения.

Она чувствовала, как его рука добралась до ее груди и разорвала тонкую ткань платья. Затем, с отчаянием осознавая, что сейчас умрет от ужаса, она услышала неожиданный грохот.

На секунду сэр Джеральд напрягся, не поднимая головы и не отрывая от нее своих губ. Но грохот повторился, и дверь рухнула, слетев с петель.

Сэр Джеральд поднял голову, и, когда лорд Мельбурн ворвался в комнату, он оторвался от Кларинды и встал на ноги.

Мгновение двое мужчин смотрели друг на друга, а затем лорд Мельбурн нанес ему удар в челюсть. Это был удар профессионала — лорд обучался боксу у превосходных мастеров.

Сэр Джеральд пошатнулся, и лорд Мельбурн нанес ему еще один сокрушительный удар, и тогда сэр Джеральд отлетел в дальний конец дивана.

— Как ты посмел ударить меня! — в ярости закричал сэр Джеральд. — Если ты хочешь драться, Мельбурн…

— Я дерусь с джентльменами, а не с подонками, — ответил лорд Мельбурн и ударил его снова.

Сэр Джеральд был крупным мужчиной, и он не был трусом. Он поднялся на ноги, но лорд Мельбурн, словно ангел мести, нанес ему двойной удар сначала правой, а затем левой рукой.

Сэр Джеральд, шатаясь, отступил к камину и схватил тяжелую кочергу. Он двинулся на лорда Мельбурна, высоко держа свое оружие и рыча, словно загнанный в угол дикий зверь. С невероятной ловкостью лорд Мельбурн уклонился от обрушившегося на него железа и правой рукой нанес сэру Джеральду апперкот в подбородок, отчего тот буквально взлетел в воздух.

Затем лорд нанес удар левой рукой, а потом — снова удар и еще один удар, и сэр Джеральд отступал, пока не уперся спиной в стену и не сполз по ней на пол. Он сидел, вытянув перед собой ноги и безжизненно склонив голову набок.

Глаза его были полуприкрыты, из носа и рта стекала кровь.

Лорд Мельбурн стоял над ним, сжав кулаки. Его лицо было искажено яростью.

— Вставай, чертова свинья, — сказал он, — я еще не покончил с тобой.

Но сэр Джеральд не мог двигаться. Лорд Мельбурн огляделся вокруг. На соседнем столике стояла большая ваза с розами. Он выбросил из вазы цветы и плеснул воду в лицо сэра Джеральда.

Мгновение казалось, что душ не произвел на того никакого действия. Затем сэр Джеральд медленно открыл глаза.

— Ты слышишь меня? — спросил лорд Мельбурн. — Тогда слушай внимательно. Если ты не покинешь эту страну в течение сорока восьми часов для того, чтобы больше сюда никогда не возвращаться, я тебя арестую. У меня есть неопровержимые доказательства, что ты участвовал в финансировании и строительстве Клуба Адских Огней в Пещерах в поместье Вернона. Я не пускал эти доказательства в ход, потому что не хотел, чтобы мисс Верной участвовала в разоблачении этой грязной истории. Но сейчас ее имя не требуется упоминать, потому что я собрал достаточно много других улик и смогу убедительно их представить.

Лорд Мельбурн сделал паузу, а затем стал говорить более медленно и четко:

— Вам также могут быть предъявлены обвинения в соучастии в убийстве месячного младенца, чья мать клянется, будто его принесли в жертву в Пещерах.

Тело младенца было найдено зарытым в поле недалеко от Пещер, и оно может быть предъявлено в деле, возбужденном против вас. Если вас сочтут виновным, вы знаете, какое вас ждет наказание.

Лорд Мельбурн взглянул на сэра Джеральда со смесью презрения и отвращения на лице.

— Вы заслуживаете виселицы, — сказал он. — Но я даю вам шанс. У вас есть сорок восемь часов для того, чтобы покинуть Англию навсегда. Если вы вернетесь, вас будет ждать ордер на арест.

Лорд Мельбурн сделал паузу, ожидая от сэра Джеральда ответа, но глаза избитого мужчины бессильно закрылись, и он окончательно сполз на пол, растянувшись во всю длину.

И тогда лорд Мельбурн повернулся к Кларинде.

Она сидела на диване с широко открытыми глазами, напуганная, но без единой слезинки на лице, сжимала на груди разорванное платье, и лорду Мельбурну показалось, что она боялась пошевелиться, будто находилась во власти страшного ночного кошмара и никак не могла проснуться.

Он протянул ей руку и помог подняться.

— Пойдемте, Кларинда. Я отвезу вас домой.

— Да, — почти неслышно прошептала она, — пожалуйста… отвезите… меня… д-домой.

Он подумал о том, что ее разорванное платье обратит на себя всеобщее внимание, и оглядел комнату.

На спинке кресла висела небольшая вышитая шаль с длинной бахромой. Он взял ее, сложил треугольником и накрыл плечи Кларинды.

Она не сказала ничего, только дрожащими руками стянула шаль на груди. Затем он взял ее под руку, вывел из комнаты и двинулся по темному проходу, пока оба не вышли в коридор, все еще наполненный прогуливающимися людьми, покинувшими чайную комнату.

Они шли быстро. Некоторые гости старались заговорить с лордом Мельбурном, но он не обращал на них внимания. Когда достигли парадных дверей, лорд кликнул свой экипаж.

И лишь когда лошади тронулись, Кларинда издала невнятный звук и, высвободив свою руку, с бешеной силой ухватилась за него.

— Я… боюсь, — вымолвила она.

В ее голосе слышался ужас, подавлявший готовые пролиться слезы, и лорд Мельбурн крепко сжал ее пальцы.

— Мы поговорим, когда приедем домой, — успокоил ее он. — Вы пережили шок, Кларинда, но все закончилось, и этот человек никогда больше не побеспокоит вас, обещаю это.

Она ничего не ответила; всю оставшуюся дорогу они ехали в молчании. От Парк-Лейн до площади Беркли было совсем недалеко, и лошади лорда Мельбурна очень быстро преодолели это расстояние.

Лорд Мельбурн помог Кларинде выйти из экипажа и, поддерживая ее под руку, провел через холл в библиотеку. Он отказался от помощи слуг и сам налил ей маленькую рюмку бренди.

— Мне… это… не нужно, — пыталась отказаться она, но, увидев выражение его лица, поднесла рюмку к губам.

Огненная жидкость просочилась в горло. Она чуть не задохнулась, но знала, что бренди поможет ей растопить ледяной страх, тяжелой глыбой лежавший в ее груди.

— Спасибо… больше не надо… пожалуйста, — сказала она и отдала ему наполовину выпитую рюмку.

— Простите меня, Кларинда, за то, что это случилось, — сказал лорд Мельбурн:

— Но Кеган уедет из страны. Он побоится судебного преследования.

— Вы… не понимаете, — произнесла Кларинда, сжимая руки.

— Что я не понимаю? — мягко спросил лорд Мельбурн.

Казалось, ей трудно подобрать слова, чтобы объяснить ему. Ее лицо было очень бледно, а глаза, словно темные омуты, наполнены болью. Ему показалось, что она хотела, но не могла заплакать, потому что находилась в тисках жуткого страха. Глядя на нее, он вспомнил лица мужчин, которые первый раз попали под вражеский огонь. Такое же выражение, как в глазах Кларинды, было и в их глазах, когда они видели, как рядом погибают товарищи. Лорд Мельбурн почувствовал, что должен сказать ей что-то успокаивающее, должен ободрить ее, чтобы рассеять этот напряженный и отчаянный взгляд.

— Вы спасены, Кларинда, — сказал он. — Вы никогда больше его не увидите. Вы должны поверить мне — клянусь, я защищу вас от него.

— Но вы… не сможете… защитить меня… от других, — сказала Кларинда.

Секунду он не мог понять, о чем она говорит.

— От других? — переспросил он.

— От мужчин в масках… в Пещерах, — сказала она. — Разве вы не понимаете… Я была Венерой…

Меня должны были принести… в жертву… Поэтому сэр Джеральд… захотел, чтобы сегодня вечером… я стала Венерой… которую у него увели.

В первый раз она тихо всхлипнула.

— Они будут… подкарауливать меня… Я не смогу… скрыться от них… И где бы я теперь ни была… я буду бояться… потому что я не знаю… кто они… Я никогда не видела их… без… масок.

Лорд Мельбурн глубоко вздохнул. Затем сел рядом с Клариндой на диван и взял ее за обе руки.

— Послушайте меня, Кларинда, — сказал он. — Теперь я знаю, чего вы боитесь, я все понял. Но к счастью, имеется выход из создавшегося положения — и он очень простой.

Она взглянула на него, и он увидел, что в ее глазах блеснула искра надежды.

— Выход состоит вот в чем, — продолжал лорд Мельбурн. — Чего хотят все эти мужчины, если они действительно так же порочны, как Кеган, — в чем, впрочем, я сомневаюсь? Они хотят принести в жертву Сатане Венеру — чистую непорочную девушку. Но если вы выйдете замуж, они больше не будут интересоваться вами. И не только потому, что вас будет защищать муж, но и потому, что вы больше не будете годиться на роль Венеры. Поняли?

Она глубоко вздохнула, и он почувствовал, как ее пальцы сжали его руку. Затем она совсем по-детски произнесла — и в голосе ее уже не было прежнего ужаса:

— Но у меня… нет… мужа.

— Это очень легко поправить, — сказал лорд Мельбурн.

Ее пальцы ослабели и соскользнули с его руки, и он понял, что после всего пережитого у нее наступил крайний упадок сил.

— Идите спать, Кларинда, — сказал он мягко. Здесь, дома, вы находитесь в полной безопасности, и вы знаете об этом. Моя комната — недалеко от вашей.

Я оставлю дверь открытой — на случай, если вам станет страшно и вы захотите меня позвать. Но вы знаете так же хорошо, как и я, что здесь вас никто не потревожит. Спите спокойно, а завтра мы обсудим наши дальнейшие планы.

— Я не смогу… ходить… ни на какие балы, — всхлипнула Кларинда, — я не смогу ходить куда бы то ни было… потому что могу встретить… мужчин… подобных ему.

— Может быть, мы поедем в деревню? — предложил лорд Мельбурн.

— В Прайори?

По тону ее голоса он понял, что мысль о Прайори также пугала ее.

— В Мельбурн, — ответил он.

— Правда? — спросила она, и на лице ее, как признак возвращения к жизни, появился слабый румянец.

— У нас нет никаких препятствий, — ответил он. — Утром я скажу об этом бабушке, и еще до ленча мы будем на месте.

— Если бы мы… могли поехать… сегодня, — прошептала она.

— Я думаю, это очень расстроит бабушку, — сказал лорд Мельбурн. — Я искал вас на балу, Кларинда, для того, чтобы сказать, что она уехала домой пораньше.

Ее мучает ревматизм, и, если сейчас она спит, мне не хотелось бы ее беспокоить.

— Нет, нет… я даже думать об этом… не буду, — сказала Кларинда.

— Может быть, вы хотите, чтобы Роза легла спать в вашей комнате? — спросил он.

Она покачала головой:

— Нет, это… не имеет… смысла… Я не хочу говорить Розе о том, что случилось… Я не хочу говорить об этом… никому.

— А вам и не нужно рассказывать об этом, — сказал лорд Мельбурн. — Позвольте мне помочь вам подняться наверх и дойти до кровати.

— Нет, нет, я не… больна, — ответила она. Я только… была… глупа, но… — Она посмотрела на него немного жалким взглядом. — Вы оставите свою дверь… открытой?

— Даю вам слово, — ответил он, — и вы сами это хорошо знаете, что никто не осмелится обидеть вас, когда я здесь.

Он довел девушку до двери ее комнаты.

— Спокойной ночи, Кларинда, — сказал очень нежно. — Спите спокойно и ничего не бойтесь. Утро вечера мудренее, и мы вместе найдем правильное решение.

Она доблестно попыталась улыбнуться ему и сделала реверанс. Это был очень глубокий реверанс, будто таким образом она хотела выразить ему свое благоговение. И когда она привстала, то неожиданно взяла его за руку.

Суставы на его пальцах припухли и кровоточили от яростных ударов, которые он нанес сэру Джеральду. Она прижала их к своим губам, но, увидев его потемневший взгляд, которого она не смогла понять, открыла дверь и проскользнула в комнату.

В семь часов утра, когда вдовствующая маркиза завтракала в своей комнате, в ее дверь постучали.

Она с раздражением взглянула на дверь, потому что любила завтракать в одиночестве, и долго раздумывала, отвечать ей или нет, так как проснулась этим утром от сильной боли и не хотела видеть никого на свете, пока ее боль не утихнет и к ней не вернется доброе расположение духа.

— Войдите, — сказала она неохотно и с изумлением увидела на пороге не кого-то из старших слуг, как ожидала, а своего внука, одетого с безупречной элегантностью, которая всегда радовала ее глаз.

Она заметила, однако, что у него был утомленный вид, а под глазами виднелись темные круги, будто он не спал всю ночь. Это удивило ее, потому что она была осведомлена о том, что они с Клариндой вернулись домой достаточно рано.

— Доброе утро, бабушка, — сказал лорд Мельбурн.

— Почему так рано. Неотразимый! — воскликнула бабушка. — Никогда не думала, что удостоюсь чести видеть тебя во время завтрака!

— Я сам уже позавтракал, — ответил лорд Мельбурн, — и я знаю, бабушка, что вы любите пребывать в одиночестве, когда поют петухи. Но мне необходимо с вами поговорить.

— Я думаю, что лишь дело огромной важности смогло поднять тебя с уютной постели в такой неподходящий час — если только ты не собрался посетить фабрику или отправиться на скачки, — заметила маркиза.

— Ни то ни другое, — ответил лорд Мельбурн. — Около половины одиннадцатого мы собираемся уехать в Мельбурн, и я думаю, мадам, что у вас масса времени, чтобы подготовиться к поездке.

— И ты называешь это «массой времени»? — улыбнулась маркиза. — Откуда возникло столь внезапное решение?

Лорд Мельбурн отвел взгляд в сторону, и она поняла, что он подбирает подходящие слова.

— Прошедшим вечером случилась одна неприятность, которая расстроила Кларинду, — ответил он. — И у нее больше нет желания посещать балы или какие-нибудь другие увеселительные мероприятия.

Надо принять какое-то решение, и лучше это сделать в деревне.

— Я полагаю, что она согласится принять предложение одного из воздыхателей, которые в томлении бродят вокруг нашего дома последние несколько недель, — заметила маркиза. — Может быть, это будет герцог?

Лорд Мельбурн покачал головой.

— Нет, бабушка. Боюсь, что разочарую вас, это будет не герцог.

— Тогда я больше не буду гадать, — сказала маркиза. — Считаю, что очень разумно увезти Кларинду именно сейчас, когда она имеет невероятный успех, когда она провозглашена не только самой красивой дебютанткой всех сезонов, но также самой очаровательной и имеющей самые изысканные манеры дебютанткой — за исключением, конечно, того случая, который произошел вчера в Девоншир-Хаус.

— Его милость несколько перестарался в своих ухаживаниях, — объяснил лорд Мельбурн.

— Очень жаль… — начала маркиза, но, взглянув в лицо своего внука, запнулась.

Она не видела у него такого горестного взгляда со дня смерти его матери, которую он обожал. И теперь, как и тогда, горькие складки вокруг его рта заставили ее обнять внука и крепко прижать к себе.

— В чем дело. Неотразимый? — мягко спросила она.

— Я надеюсь, — сказал он медленно, стараясь не выказывать своих чувств, — что смогу устроить дела Кларинды в течение нескольких дней, и тогда, бабушка, я уеду за границу.

— За границу! — повторила маркиза, повышая тон. — Почему, великий боже, ты собираешься уехать за границу?

— У меня есть большое желание вновь увидеть Париж и, возможно, Рим, — ответил лорд Мельбурн.

— Красивые слова! — воскликнула бабушка. Но ты знаешь, я не люблю, когда мне морочат голову подобными фантазиями! В чем настоящая причина?

— Не надо до нее докапываться, бабушка, — попросил лорд Мельбурн. — Не надо вникать очень глубоко.

Просто я не хочу больше оставаться здесь после того, когда будущее Кларинды будет устроено.

— Надеюсь, ты счастливо устроишь ее жизнь, — сказала маркиза. — Меня всегда огорчает, когда я вижу, что такие хорошенькие девушки, как Кларинда, так несчастны в любви.

— В любви! — воскликнул лорд Мельбурн. — Разве Кларинда кого-нибудь любит?

— Конечно, она влюблена, — обронила маркиза. — Разве ты не понимаешь. Неотразимый, что не влюбленная девушка не будет отвергать предложения таких женихов, как герцог Кингстон, и не будет каждую ночь плакать в подушку.

— Кларинда плачет по ночам? — спросил лорд Мельбурн. — Я знал, что она была расстроена прошлой ночью…

— Я не имею понятия о том, что она делала прошлой ночью, — продолжала маркиза, — но Роза говорит, что почти каждую ночь ее подушка бывает мокра от слез и она беспричинно плачет, когда остается одна. Женщины, Неотразимый, льют слезы тогда, когда их сердце томится по мужчине!

— Но по кому она плачет? — в изумлении воскликнул лорд Мельбурн.

— Я думаю, что тебе это должно быть известно лучше всех, — укоризненно произнесла маркиза. — Определенно она плачет не по одному из тех джентльменов, которые предлагали ей свою руку и сердце бессчетное количество раз. Если некоторые из них и обращались к тебе за помощью по этому вопросу, то у меня они просили содействия неоднократно!

— О черт! Но в кого она, может быть влюблена? воскликнул лорд Мельбурн с нарастающей злостью, потому что эта загадка начала выводить его из себя.

— Я прощаю тебе твои несдержанные выражения, — холодно сказала маркиза, — так как полагаю, что ты имеешь весьма непосредственное отношение к счастью Кларинды. Роза убеждена, что в этого мужчину Кларинда влюбилась еще в деревне.

— Но это невозможно! — возразил лорд Мельбурн. — Единственный, кого она знала, так это Джулиан Вилсдон — мальчишка, который был едва старше ее, Николас Верной, который умер, и…

Внезапно он замолчал, и на лице его появилось немного глупое выражение, пока в голову не пришла внезапная мысль. Мысль эта была столь потрясающа, что он сел и застыл в оцепенении, словно превратился в камень.

Маркиза не произносила ни слова, только смотрела на него своими проницательными умными глазами, пока он, словно кто-то толкнул его, не вскочил на ноги. И она знала, что разговор их окончен.

— Ваш покорный слуга, бабушка, — сказал он. Я надеюсь, вы будете готовы к половине одиннадцатого. Вы с Клариндой поедете в карете, я сяду в свой фаэтон.

— Я соберусь к этому времени, — ответила маркиза, — и надеюсь, что этот скорый отъезд из Лондона, который, впрочем, я не одобряю, по крайней мере, решит проблему, мучающую Кларинду по ночам.

— Я искренне желаю того же, — ответил лорд Мельбурн.

Она увидела внезапно блеснувший огонек в его глазах, который никак не соответствовал торжественности тона и разгладил горькие складки на его лице.

Он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь.

И когда маркиза осталась одна, она коротко рассмеялась, будто ее развеселила какая-то понятная только ей шутка.

Глава 11


Кларинда мчалась галопом по дороге вдоль Глубокой Лощины и ощущала необыкновенную радость оттого, что она снова скачет верхом на лошади, тем более взятой из конюшен лорда Мельбурна.

Она ускользнула от всех сразу после ленча, почувствовав желание побыть одной и решив никому не говорить, куда она направляется. Она хотела посетить Прайори, и, хотя знала о том, что ни маркиза, ни лорд Мельбурн не пожелают сопровождать ее, она испытывала легкое чувство вины оттого, что не посвятила их в свои планы.

Кларинда провела почти бессонную ночь после того, как оставила лорда Мельбурна в библиотеке. Она беспокойно металась на постели и беспрестанно переворачивалась с боку на бок, вновь и вновь переживая минуты страха и унижения, когда была не в силах высвободиться от сэра Джеральда и беспомощно лежала под его телом.

Теперь, словно наяву, она слышала голос лорда Мельбурна, который говорил ей, что единственный способ спастись, единственный способ избавиться от опасных мужчин в масках, видевших ее в роли Венеры, состоит в том, чтобы выйти замуж!

Она доскакала на лошади до конца дороги и вспомнила бешеные скачки в то утро, когда она пыталась скрыться от лорда Мельбурна и он догнал ее на Сарацине, жеребце арабских кровей.

Она ненавидела его, но в этом противоборстве было что-то необыкновенно волнующее.

Подумав об этом, она свернула с дороги и направила лошадь по узкой извилистой тропинке, ведущей сквозь лес к буйной зелени, окружавшей Прайори.

Она вдыхала свежий сельский воздух, которого не было в Лондоне; все деревья были покрыты густой листвой, а живые изгороди из шиповника и жимолости так пышно разрослись, что были непроходимы для человека.

Кларинда вспомнила, что она испытала после того, как лорд Мельбурн победил ее в той скачке.

Ее ненависть была непомерна. В течение четырех лет она страстно ненавидела мужчину за то, как он обошелся с ее подругой, Джессикой Тэнсли. Ее чувства были чисты и бескомпромиссны.

Но может быть, после того, как он вызволил ее из Пещер, подумала Кларинда, ей стало трудно продолжать его ненавидеть. Может быть, это случилось немного раньше — в тот момент, когда он тряс ее и неистово целовал, потому что увидел в объятиях Джулиана Вилсдона.

Она никак не могла забыть его поцелуев — сначала страстных, почти жестоких, затем — неожиданно нежных, зовущих, уговаривающих, будто вынимающих из груди ее сердце.

Она вспомнила о том, что решила оставаться холодной и неподвижной в его объятиях, но его поцелуи вывели ее из себя, и она вырвалась от него, охваченная страхом, потому что боялась не столько его, сколько саму себя.

Кларинда немного всплакнула.

— Ax, боже мой, — произнесла она вслух, — почему это со мной случилось?

Прошлой ночью она плакала в подушку, как плакала много ночей подряд, — и не только потому, что чувствовала безнадежность, уязвимость и страх. Еще она знала — какой бы большой успех ни имела она в обществе, она никогда не найдет своего счастья ни с одним из тех мужчин, которые просили ее руки.

Как она могла выйти замуж за кого бы то ни было, если неизменно и безнадежно любила мужчину, для которого, несомненно, она не значила ничего и который, кроме того, вовсе не любил ее?

Она полюбила лорда Мельбурна еще до того, как они уехали в Лондон. Но когда он стал явно игнорировать ее, старался никогда не оставаться с ней наедине, не приглашал танцевать ни на одном из балов, она поняла, что внутри ее возникла пустота, которую не могли заполнить льстивые комплименты, источаемые другими мужчинами.

Она боролась против такого предательства своей подруги, ночь за ночью обвиняя себя в вероломстве, лицемерии, слабости и нерешительности.

Но сколько бы она ни осуждала себя, сколько бы ни изводила упреками, факт оставался фактом: стоило ей увидеть широкие плечи лорда Мельбурна на каком-нибудь светском рауте, или мельком взглянуть на него, поднимающегося по лестнице в Мельбурн-Хаус, или посмотреть на него, сидящего в конце длинного стола за обедом, как сердце ее сжималось в груди.

Она чувствовала, как перехватывает дыхание и дрожь пробегает по телу, и это была несомненная, истинная любовь!

«Боже, не дозволяй мне любить его, пожалуйста, прошу тебя, Боже, не дозволяй», — молила она, но, произнося эти слова в темноте своей спальни, она знала, что было уже слишком поздно!

Она знала теперь, что любила его, когда он пришел в Пещеры спасать ее, любила, когда он держал ее, обливающуюся слезами, в своих сильных руках. Она любила его, когда просила не уходить после того, как он поднял ее по лестнице и положил на кровать!

И теперь она должна выйти замуж за кого-то еще должна выбрать мужа среди многих искателей ее руки, когда сердце ее безвозвратно и навсегда отдано мужчине, который не интересуется ею.

Возможно, с отчаянием думала Кларинда, что, если бы она вела себя по-другому, он заинтересовался бы ею. Затем вспомнила, что все женщины, которыми он увлекался, были темноволосыми. Такой была леди Ромина со своими иссиня-черными, элегантно уложенными локонами, такой была Лиана Роза говорила, что она француженка и что у нее темные волосы.

Она также подозревала, что множество других красивых женщин тоже были прежними подругами лорда Мельбурна. Об этом говорили их злобные и завистливые взгляды, обращенные в ее сторону. Об этом говорили более или менее скрытые намеки бабушки на то, что когда-то эти женщины занимали определенное место в жизни лорда Мельбурна. И все они были брюнетками!

Прошлой ночью Кларинда не могла уснуть до полного изнеможения. И только перед самым рассветом она погрузилась в сон, но каким кошмарным он оказался! Ей снилось, будто она снова попала в руки сэра Джеральда, а толпящиеся вокруг мужчины в масках смеются и глумятся над ее беспомощностью.

Она проснулась с приглушенным вскриком и почувствовала, что вся дрожит. Сон был настолько похож на явь, что она выскользнула из кровати в темное пространство и открыла дверь в коридор.

Свечи слабо горели в серебряных подсвечниках, и в конце коридора, куда выходили двери всех спален, она могла видеть дверь комнаты лорда Мельбурна.

Она была приоткрыта. Комната была освещена изнутри, и Кларинда знала, что он не спит — караулит ее сон, как и обещал.

Она почувствовала, что страх ее исчез. Она очень тихо закрыла свою дверь и скользнула обратно в кровать. Она лежала и думала о нем — о том, как сильно и безнадежно его любит, — до тех пор, пока второй раз за эту ночь не разрыдалась горько и отчаянно.

Если бы маркиза заметила круги под ее глазами и бледность лица, когда они уезжали в деревню, ей нечего было бы сказать.

Кларинда знала, что лорд Мельбурн уже выехал вперед. Она хотела ехать вместе с ним в его фаэтоне, "ощущать ветер на своем лице и знать, что даже если он не любит ее, то все равно в это мгновение находится рядом с ней.

«Я люблю его», — шептала она и знала, что охвачена непреодолимым желанием скорей приехать в Мельбурн, чтобы снова увидеть его.

Теперь, когда Кларинда скакала в Прайори, она думала о том, избавится ли когда-нибудь от той боли, которую причиняла ей малейшая мысль о нем. Боль пронзала ее, словно удар ножа, но иногда она смешивалась со странным чувством восторженного исступления, — как бы ни были велики страдания, они еще больше воспламеняли ее любовь.

Кларинда была так глубоко погружена в свои мысли, что не заметила, как очутилась в Прайори. Перед ее взором возникло длинное невысокое здание елизаветинских времен, наполовину скрытое деревьями, с остроконечными фронтонами, облицованными красным кирпичом. Это красивое здание было очень хорошо ей знакомо — это был ее дом.

Но почему-то Кларинда натянула поводья и ощутила внезапное желание повернуть в Мельбурн и не входить в этот дом, в котором она жила четыре года.

Она поняла, какую замкнутую жизнь вела в Прайори. Однако лорд Мельбурн заставил ее поехать в Лондон. Он настоял на том, чтобы она расширила свой жизненный горизонт — стала общаться с людьми и имела возможность блистать в светском обществе.

Он был прав, подумала она, он всегда прав! Ей нравился Лондон, даже несмотря на то, что она была изумлена и опечалена тем равнодушием, которое проявлял к ней лорд Мельбурн с того момента, когда они достигли площади Беркли.

Однако ничто человеческое ей не было чуждо, и она наслаждалась ощущением своей красоты, поклонением мужчин и даже шумным одобрением женщин.

Но теперь Кларинда трезво смотрела в лицо реальности. Жизнь будет невыносима, если она не выйдет замуж! Она не сможет жить спокойно в глуши Прайори, потому что будет испытывать постоянный страх оттого, что мужчины в масках, знающие, кем она была, рано или поздно придут за ней.

Она не сможет вернуться в Лондон и посещать балы, потому что все время будет думать о том, что мужчина, пригласивший ее на танец, может быть одним из тех, кто видел ее в роли Венеры в Пещерах.

Даже лорд Мельбурн не мог избавить ее от этого страха.

Кларинда доехала до главной аллеи, спешилась и повела свою лошадь на поводу по тенистому туннелю, образованному могучими ветвями старинных дубов.

С горечью она подумала о том, что все здесь напоминало ей о лорде Мельбурне. Именно здесь она впервые увидела его, сидящего на козлах своего фаэтона, — он выглядел невероятно привлекательным в своей высокой шляпе, лихо сдвинутой набок, и в белоснежном шарфе, красиво подчеркивающем загорелую кожу его лица.

«Если бы я могла знать, что полюблю его», — сказала самой себе Кларинда, подавляя рыдание.

Если бы тогда она смогла забыть о своей ненависти и доброжелательно поприветствовать его, возможно, история их бурных отношений была бы совсем другой.

«Почему я не стала его другом, когда он просил меня об этом?» — задавала она себе вопрос.

Она признавалась самой себе, что постоянно помнила об истории с Джессикой Тэнсли также и потому, что боялась вступать с ним в задушевные разговоры, — ведь тогда бы он догадался, что она любит его.

А это унижение она не смогла бы вынести.

Она не могла позволить ему догадаться о том, что поддалась его обаянию, так же как многие другие женщины. Он был Неотразимым Мельбурном — мужчиной, который овладевал сердцами женщин до такой степени, что они теряли свое достоинство, благоразумие и вели себя подобно леди Ромине — принимали соблазнительный вид, призывно надували губки и старались ненароком прикоснуться к нему.

Кларинда почувствовала дрожь.

«Я не должна думать о нем… Не должна», — говорила она самой себе.

Но как бы она ни старалась, его лицо все время стояло перед ее глазами.

Она подъехала к большой, обитой гвоздями дубовой двери, которая сохранилась еще с первой постройки дома, и с удивлением обнаружила, что она открыта. Старый конюх Нед поспешил взять ее лошадь под уздцы, а на пороге появился Бейтс.

— Добро пожаловать домой, мисс Кларинда, — сказал он.

— Разве вы ждали меня? — спросила с удивлением Кларинда.

— Конечно, мисс. Его светлость заехал к нам по дороге в Мельбурн и сказал, что сегодня вы приедете. Мы так рады видеть вас, мисс Кларинда, и, осмелюсь сказать, вы выглядите еще прекраснее, чем всегда.

Кларинда, улыбаясь, поняла, что Бейтс никогда не видел ее в таком модном бархатном платье и с такими искусно уложенными волосами, на которых красовалась высокая шляпа с развевающейся зеленой вуалью.

— Я так рада, что приехала сюда! — ответила она. — Все ли здесь в порядке?

— Все, мисс Кларинда. Мы поставили цветы в комнаты, чтобы они не выглядели пустыми.

— Спасибо, Бейтс, — сказала Кларинда.

Через холл она прошла в гостиную. Она уже забыла о том, как мала и низка была эта гостиная, и чувствовала, что сравнивает ее с роскошными комнатами Мельбурна. Она также обратила внимание на обветшавшие портьеры и потрепанные ковры. Если она приедет сюда жить, она поменяет всю мебель в комнатах! От этой мысли у нее внезапно перехватило горло.

Как она будет жить здесь одна? А если даже с мужем? И кто он будет?

Из гостиной она прошла в кабинет, где часто сидел ее дядя. Она вспомнила, как долгими вечерами она вслух читала ему книги, а иногда, утомленный и больной, он засыпал в кресле, и тогда она читала самой себе. Она не понимала тогда, как одинока была, какую замкнутую жизнь вела в Прайори!

— Что же мне делать, как дальше жить? — вслух спросила Кларинда.

Она подошла к окну и взглянула на цветник с благоухающими розами. Она вспомнила, как Джулиан Вилсдон прижался к ней своей щекой, потому что был так несчастен, и о том, как она побежала от лорда Мельбурна, когда он увидел их.

— Что же мне делать? — спросила она снова.

В этот момент она услышала, как позади нее открывается дверь, и подумала, что это, может быть, Бейтс принес напитки и закуски. Но она услышала голос, который провозгласил:

— Леди Мак-Дугалл, мисс Кларинда.

Кларинда обернулась с удивлением и, взглянув на видение в голубой тафте и в высокой шляпке с голубыми развевающимися перьями, издала возглас изумления:

— Джессика! Как ты здесь оказалась?

— Я ожидала, что ты удивишься, увидев меня здесь, — сказало видение, — но, когда проезжала мимо твоих ворот, направляясь в Лондон, все же решила заглянуть к тебе.

— Это такой сюрприз! — воскликнула Кларинда, целуя Джессику в щеку и отмечая про себя, что, несмотря на то что она все еще была хорошенькой со своими темными волосами и раскосыми глазами, она чуть располнела и стала выглядеть старше. — Ты замужем? — спросила она.

Джессика элегантно села на диван.

— Я замужем уже более трех лет, — ответила она. — Мне следовало бы написать тебе, Кларинда. Это мое упущение, но мой муж — сэр Фингэлл Мак-Дугалл — живет в Шотландии, и мы поженились в величайшей спешке, потому что ему надо было срочно возвращаться на Север. Поэтому я не пригласила тебя на свадьбу.

Ты не читала о ней в «Журнале для леди»?

— Нет, конечно! Дядя Родерик не держал в доме такого фривольного чтива, — ответила с улыбкой Кларинда.

— Мои родственники, которых я навестила, сообщили мне, что твой дядя умер, — сказала Джессика. — Я выражаю тебе соболезнование, дорогая, для тебя это было такое горе. Но ты выглядишь прекрасно! Ты все еще живешь здесь? — Сейчас — нет, — ответила Кларинда. Затем, не глядя на свою подругу и чуть поколебавшись, она сказала:

— Сейчас я гощу… в Мельбурне. Ты знаешь, это поместье граничит с нашим. Дядя Родерик… назначил… лорда Мельбурна… моим опекуном.

— Твоим опекуном? — воскликнула Джессика. — Бог мой, Кларинда, ты счастливая девушка! Как это прекрасно! Я всегда восхищалась лордом Мельбурном. Он такой красивый, такой необыкновенный.

Я страстно желала познакомиться с ним!

Наступила секунда гнетущего молчания. Кларинда словно замерла.

— Мне кажется… ты меня не правильно поняла, Джессика. Мой опекун — это лорд Мельбурн.

— Я все прекрасно поняла, — улыбнулась Джессика. — Неотразимый Мельбурн! Как я желала познакомиться с ним, когда была дебютанткой!

— Но… Джессика, ты говорила мне… что он… обольстил тебя… ты умоляла его… жениться на тебе… и он отказался! Ты рассказывала мне обо всем… очень подробно. Ты рассказывала… как сильно… любила его… и вдруг он снова… вызывает… твое восхищение.

Джессика Мак-Дугалл откинула назад голову и расхохоталась.

— И ты поверила во все эти фантазии! Смешная маленькая Кларинда! Теперь я вспомнила, что рассказывала тебе все эти нелепые сказки, а ты сидела на моей кровати и слушала, широко открыв глаза и веря каждому моему слову. Я придумывала подобные истории о каждом привлекательном мужчине, с которым была знакома или даже, как в случае с лордом Мельбурном, которого вовсе не знала. Но я видела лорда на балах и находила его потрясающим.

— Ты хочешь сказать… что все, что ты говорила мне… было… не правдой? — тупо спросила Кларинда.

— Конечно, все это были выдумки! — воскликнула Джессика. — Как ты могла поверить в такую чепуху? Но если ты поверила мне — значит, я прекрасно рассказывала эти истории, ведь я всегда воображала, что если бы родилась в другой семье, то стала бы великой актрисой.

— Я думаю… что тебе бы это удалось, — прошептала Кларинда.

При этих словах она поднялась и постояла секунду, держась за спинку кресла. Она почувствовала, что ей необходимо было на что-нибудь опереться.

— Как удивительно, что ты — подопечная лорда Мельбурна, — задумчиво сказала Джессика. — Могу сказать, Кларинда, что тебе сильно повезло. Если бы я так не спешила, то обязательно попросила бы тебя представить меня лорду Мельбурну, но все равно я его скоро увижу, потому что обещала приехать на его свадьбу.

— Его… свадьбу? — как эхо, повторила Кларинда.

— Да, конечно, — ответила Джессика. — Когда я ехала через Лондон, то одну ночь провела у леди Ромины Рамси — она родственница моего мужа — и та сказала мне, что у них с лордом Мельбурном возникло взаимное влечение и они решили пожениться наступающим летом. Надеюсь увидеть тебя на свадьбе, Кларинда, и тогда мы сможем посплетничать вволю.

А сейчас я спешу.

— Ты должна… ехать? — спросила Кларинда, с трудом соображая, что она говорит.

— Сегодня вечером в Лондоне будет устроен прием в мою честь, и я очень тороплюсь.

— Но не хочешь ли ты… немного… перекусить? спросила Кларинда.

Ее голос звучал сдавленно и, казалось, доносился откуда-то издалека.

— Нет, спасибо, дорогая, — ответила Джессика. Я позавтракала со своими друзьями около часа назад, а сейчас должна уже быть в дороге.

Джессика крепко обняла Кларинду — и та ощутила шуршание шелка, экзотический запах духов, мягкость напудренной кожи. Джессика, направляясь к двери, болтала не переставая — о детях, муже, поездке в Шотландию и о лондонских друзьях. Кларинда с трудом понимала, о чем она говорит, и Джессика, наконец отправилась восвояси.

Кларинда стояла и будто во сне смотрела ей вслед.

Потом она даже не могла вспомнить, как сама покинула Прайори, и с изумлением ощутила, что уже скачет по дороге в Мельбурн, чувствуя, что разум отказывается ей служить.

Она домчалась до большого дома, оставила лошадь в конюшне и, войдя в дом через боковую дверь, поднялась по лестнице. Очутившись в своей спальне, тотчас же позвонила Розе.

— Хорошо ли вы покатались?.. — спросила Роза и осеклась. — Что случилось, мисс Кларинда? Вы выглядите так, будто повстречали привидение!

— Со мной… все в порядке, — ответила Кларинда.

— Выпейте немного бренди, мисс. Что с вами произошло? Вы были бледны сегодня утром, по правде говоря, но сейчас выглядите еще хуже. Вам надо лечь!

Вам надо отдохнуть! Эти пиршества в Лондоне каждую ночь — не слишком ли много их было для вас! А сегодня еще вы зачем-то отправились в Прайори. Там столько всего произошло, о чем я не хотела бы вспоминать, и это истинная правда.

Кларинда почти не слышала ее слов. И только когда Роза хотела уложить ее в постель, она воспротивилась.

— Мне надо спуститься вниз, — сказала она, — мне необходимо видеть лорда Мельбурна.

Кларинда произнесла эти слова с такой решимостью, что Роза не сказала больше ничего. Она принесла из шкафа одно из самых красивых платьев Кларинды, помогла ей переодеться, а затем уложила ей волосы в той изысканной манере, которой восхищался весь Лондон.

Кларинда сидела не шевелясь, словно кукла. И только когда Роза закончила с ней заниматься, она отвернулась от зеркала, в которое смотрела неподвижным потухшим взглядом, и медленно пошла вниз по лестнице. Она чувствовала, что сердце бешено стучало у нее в груди, а руки были холодны как лед.

Она инстинктивно предполагала, что лорд Мельбурн должен находиться в библиотеке, и, когда ей открыли дверь, увидела, что предположения ее верны — лорд Мельбурн сидел за большим письменным столом, находящимся в центре комнаты.

Секунду она помедлила в дверях. Затем произнесла вполне твердым, как ей самой казалось, голосом:

— Мне бы хотелось поговорить с вашей светлостью… если это… удобно.

— Конечно, Кларинда, — ответил лорд Мельбурн.

Он отодвинул бумагу, на которой писал, и поднялся из-за стола. — Я как раз хотел послать за вами, Кларинда. Мне надо кое о чем вам сообщить — я отказываюсь быть вашим опекуном.

— Вы отказываетесь? — воскликнула Кларинда.

— Да, — сказал он. — У меня больше нет желания им быть.

Она почувствовала внезапную боль, потому что поняла, что он больше не хочет нести за нее ответственность. Это было неудивительно. Если он собрался жениться, то больше не хотел усложнять свою жизнь заботами о ней, особенно после всех тех волнений, которые она доставила ему за последние несколько недель.

Увидев, что она безмолвствует, и, возможно, чувствуя ее волнение, лорд Мельбурн сказал:

— Прошу прощения, Кларинда, но вы хотели поговорить со мной. Даю вам слово первой.

Она немного прошла в комнату и остановилась у камина, нервно ломая пальцы и окидывая отрешенным взглядом длинные ряды книг в ярких переплетах и огромную вазу с тепличными цветами, стоящую перед ней на столе.

— Вы хотели мне что-то сказать, — поторопил ее лорд Мельбурн, и в его голосе прозвучали странные нотки.

— Д-да… — пробормотала Кларинда.

— Так почему бы вам не начать? — спросил он. И может быть, нам лучше сесть? Так будет гораздо удобнее.

— Я… лучше… постою, — ответила Кларинда. Я пришла… извиниться… перед вами… милорд.

— Снова? — спросил он, слегка скривив губы.

— На этот раз… я оказалась виноватой… больше… чем когда-либо еще, — сказала Кларинда.

— Больше? — спросил он.

— Гораздо… гораздо… больше.

— Что случилось? — спросил он. — Мы не пробыли в Мельбурне и нескольких часов.

— Я была… в Прайори.

— И это расстроило вас? — Его голос был резким.

— Нет, не… Прайори, — ответила Кларинда, — но…

Джессика Тэнсли… заехала… когда я… была там.

Она почувствовала, что лорд Мельбурн неожиданно успокоился.

— Джессика Тэнсли?

— Теперь она… леди Мак-Дугалл. Она проезжала… мимо ворот!

Возникло ужасающее, как показалось Кларинде, молчание, которое она была не в силах нарушить. Она знала, что лорд Мельбурн ожидает продолжения, но не могла вымолвить ни слова. Однако совсем неожиданно слова все-таки сорвались с ее уст:

— Она сказала… что никогда… не была с вами… знакома — Я говорил вам, что никогда ее не видел, — ответил лорд Мельбурн.

— Я вам… не верила, — сказала Кларинда. — Как я могла… знать… что она… все это придумала? Она плакала… она говорила мне, что… умоляла вас… стоя на коленях… жениться на ней… а вы… смеялись! Это звучало так… правдоподобно… Я поверила ей… конечно… Я поверила ей!

— И что же теперь прикажете делать? — спросил лорд Мельбурн.

— Она сказала… что вы… восхищали ее, — чуть слышно ответила Кларинда.

— И вы поверили ей? Как вы могли подумать обо мне такое? Как вы могли так оскорбить меня? Неужели решили, что у меня нет чести, неужели допустили, что я могу соблазнить девушку или насильно навязать себя женщине, которая не хочет меня? Я не Кеган! Неудивительно, что вы ненавидели меня, Кларинда, если думали, что я на это способен.

— Она рассказывала… так… правдоподобно, — с несчастным видом пробормотала Кларинда. — Она сказала мне, что всегда… желала… быть… актрисой.

— И вы хотите сказать, что мы ссорились, противостояли друг другу, что вы постоянно ненавидели меня лишь из-за того, что эта недалекая, легкомысленная и восторженная девица заморочила вам голову своими фантазиями? — насмешливо спросил лорд Мельбурн.

— Я думала… что должна быть… верна своей подруге. Я была глубоко… потрясена… тем, что она мне рассказала, — ответила Кларинда.

В ее голосе послышалось рыдание, и она прошла к окну.

— Хотелось бы мне повидать мисс Джессику Тэнсли, или как она теперь зовется, — мрачно сказал лорд Мельбурн.

— Вы… увидите ее, — ответила Кларинда. — Она сказала мне… что скоро приедет… на вашу… свадьбу.

— Мою свадьбу? — изумился лорд Мельбурн.

— Да. Она — родственница леди Ромины… И она гостила у ее светлости… в Лондоне.

Наступило долгое молчание. Кларинда сжимала свои пальцы так, что они побелели.

— Позвольте прояснить одну вещь, прежде чем дальше будем запутываться с помощью неиссякаемого воображения вашей подруги, — строго сказал лорд Мельбурн. — Я не собираюсь жениться на леди Ромине Рамси. Послушайте внимательно, что я вам скажу, Кларинда. Я никогда не делал предложения леди Ромине и не собираюсь его делать.

На мгновение Кларинда почувствовала, как у нее отлегло от сердца. Ей показалось, будто выглянуло солнце и тьма, окутывавшая ее с тех пор, как она посетила Прайори, рассеялась.

Она стояла у окна, скрывая от лорда Мельбурна свое лицо, и услышала, как он сказал:

— Но буду откровенным с вами, Кларинда, и скажу, что я все-таки собираюсь жениться. И в самое ближайшее время.

Солнце скрылось. Казалось невероятным, что в середине дня комната погрузилась во тьму.

«Значит, у него есть кто-то еще», — подумала Кларинда.

Именно поэтому он не обращал на нее никакого внимания в Лондоне. Потому что все это время любил другую женщину.

Женщину, которую она никогда не видела, о существовании которой даже не подозревала.

Теперь она со всей ясностью поняла, почему он общался с ней только как опекун, почему не стремился остаться с ней наедине и не приглашал танцевать.

Он был влюблен, возможно, так же, как и она, и это был конец всему!

Она почувствовала, что готова разрыдаться от горя, что готова кинуться к нему и просить заключить ее в объятия, как той ночью, когда он увозил ее из Пещер, или просто взять ее за руку, как прошлым вечером, когда они ехали из Гетерингтон-Хаус на площадь Беркли.

Тогда она вцепилась в его пальцы, ощущая их силу и тепло. Она знала, что он здесь, рядом с ней, знала, что снова он спас ее от невыразимого унижения, и даже в состоянии крайнего ужаса верила, что он спасет ее, как спасал до этого.

Он сражался за ее честь. Она видела его лицо, охваченное гневом, когда он свалил с ног сэра Джеральда, а затем снова и снова наносил ему удары. Она верила в то, что он делал это ради нее. Но теперь она знала, что была для него лишь поруганной женщиной.

В гневе лорда Мельбурна не было ничего личного, только рыцарское отношение к даме, которым он всегда обладал и которое заставило ее усомниться в рассказах Джессики с самого первого момента их встречи с лордом.

«Если он женится, я никогда больше его не увижу», — с отчаянием подумала она.

Но, собрав остатки гордости — той гордости, которая не позволила ей кричать и пытаться бежать, когда Николас вез ее к Пещерам, — она высоко подняла голову и произнесла не совсем решительно, но вполне отчетливо:

— Позвольте… поздравить вас… ваша светлость…

Я надеюсь… вы… будете счастливы.

Как только она это произнесла, она поняла, что сказала чистую правду. Она любила его так сильно, что хотела для него счастья — даже если ей предстояло провести в одиночестве и терзаниях всю оставшуюся жизнь.

— Спасибо, — тихо ответил лорд Мельбурн.

Она подумала, что он скажет что-нибудь еще, но потому, что боялась разрыдаться или броситься к нему на шею, поспешно произнесла ослабевшим голосом:

— Если ваша светлость собирается… жениться… то что же станет со мной… если у меня не будет… опекуна?

— Я подумал об этом, когда составлял бумагу о сложении своих полномочий, — ответил лорд Мельбурн. — Как я уже говорил вам прошлым вечером, Кларинда, вам настоятельно надо выйти замуж.

— Но нет такого мужчины… за которого… я бы хотела… выйти замуж, — поспешно проговорила Кларинда.

— Ни одного?

Она покачала головой. Она стояла к нему спиной и почувствовала, как он подошел ближе… Затем услышала его слова:

— И все-таки вы влюблены.

— Как вы можете об этом… знать… — начала она. — Это… не правда.

— Кларинда, повернитесь и посмотрите мне в глаза.

Она снова покачала головой:

— Н-нет.

— Посмотрите на меня, Кларинда, — настойчиво сказал он. — Вы же не хотите, чтобы я заставил вас это сделать?

Она упрямилась секунду, но затем, побоявшись, что он дотронется до нее и ее самообладание рухнет, повернула к нему свое лицо. Он стоял ближе, чем она ожидала. Она взглянула в его глаза и увидела в них такое выражение, которое заставило ее затрепетать.

Очень быстро она опустила ресницы, и черными тенями они легли на ее бледные щеки.

— Вы однажды обещали мне, Кларинда, — очень медленно произнес лорд Мельбурн, — что никогда не будете мне лгать. Ответьте мне снова на вопрос: вы влюблены?

— Д-да.

Он едва услышал ее.

— Тогда все становится гораздо проще, — заметил лорд Мельбурн. — Этот счастливый джентльмен — кто бы он ни был — станет вашим мужем и, естественно, вашим опекуном, Кларинда.

— Я не могу… выйти… за него… замуж, — прошептала Кларинда.

— Вы хотите сказать, что он не делал вам предложения, — уточнил лорд Мельбурн. — Но в этом нет никакой проблемы. Назовите мне только его имя, и, если его нет в длинном списке тех, кто уже просил вашей руки, я с ним поговорю. Я уверен, что в очень скором времени смогу устроить вашу свадьбу.

— Н-нет… нет! — закричала Кларинда. — Вы… не понимаете!

— Чего я не понимаю? — спросил лорд Мельбурн тоном человека, разговаривающего с капризным ребенком.

— Он… не интересуется… мной.

— Вы уверены в этом? — спросил лорд Мельбурн.

— Вполне… уверена.

— Мне хотелось бы убедиться в этом самому, сказал лорд Мельбурн. — Вам так много морочили голову, Кларинда, что я не могу положиться на вашу интуицию. Посмотрите, например, насколько вы не понимаете меня или как вы поверили ложным россказням Джессики Тэнсли. Скажите мне имя этого счастливца. Уверяю вас, что без всякого труда я смогу убедить его упасть к вашим ногам.

— Нет… нет, — просила Кларинда, отвернувшись снова к окну. — Пожалуйста… не давите на меня, милорд… Я не могу… об этом… вам сказать… Я справлюсь с собой… Я сама найду себе… опекуна… или кого-нибудь, кто будет присматривать за мной. Я не хочу… замуж. Я останусь… в Прайори… Как и хотела сделать после смерти дяди Родерика.

— Вы думаете, что будете счастливы там? — удивился лорд Мельбурн.

— Вам не стоит… беспокоиться обо мне… милорд, — сказала Кларинда, — я как-нибудь… все устрою… сама.

— Для меня это звучит не совсем убедительно, — медленно произнес лорд Мельбурн. — Понимаете, Кларинда, за последние несколько недель я в величайшей степени проникся вашими проблемами. Поэтому не мог оставить вас без присмотра и помощи, и перед тем, как заняться собственными делами, я хотел бы найти вам мужа.

— Я не хочу… никакого… мужа, — запротестовала Кларинда, и теперь у нее прорезался голос. — Нет такого мужчины… за которого я хотела бы… выйти замуж, такого мужчины… я не встретила в Лондоне, поэтому, пожалуйста, не думайте… об этом.

— Может быть, я ошибаюсь, Кларинда, — медленно сказал лорд Мельбурн, — но, наверное, вы влюбились в того, с кем познакомились еще в деревне?

На мгновение Кларинда застыла в холодном оцепенении.

— Что… заставило вас… подумать… об этом? — спросила она уклончиво, видя, что он ожидает от нее прямого ответа.

— Я полагаю, что знаю всех Мужчин, которые ухаживали за вами в Лондоне, — ответил лорд Мельбурн, — но лишь один заставляет вас плакать по ночам. Кто он, Кларинда?

— Это не правда… Кто сказал вам… такие вещи? — спросила она прерывисто и закрыла глаза.

Затем слегка вздрогнула, потому что его рука легла ей на плечо и он повернул ее к себе.

— Зачем вы продолжаете лгать? — спросил он. — Посмотрите на меня, Кларинда!

Секунду она сопротивлялась, затем открыла глаза, наполненные слезами, и посмотрела ему в лицо.

— Моя бедная, несчастная, любимая девочка, нежно сказал он, от волнения перейдя на «ты». — Я был жесток, что так дразнил тебя, но ты заставила меня столь тяжело страдать последние недели, что я решил немного наказать тебя.

Мгновение она не отрываясь смотрела на него, слезы блистали в ее глазах, и ей казалось, что она видит сон.

— Неужели ты действительно могла подумать, что я мог жениться на ком-либо еще? — спросил лорд Мельбурн. — Или позволить тебе выйти замуж за кого-нибудь, кроме меня?

— О чем… вы… говорите? — прошептала Кларинда.

Ее охватило странное волнующее чувство — это чувство заставило ее трепетать, но не от страха.

— Я говорю о том, что люблю тебя, душа моя, и что я чуть не обезумел от этой любви. Мне кажется, что ни один мужчина не страдал так, как я, в те последние недели, когда я видел, как кавалеры ухаживают за тобой, делают комплименты, добиваются твоего расположения и просят твоей руки, в то время как я даже не осмеливался смотреть на тебя.

— Но вы… игнорировали… меня, — прошептала она. — Вы никогда… не говорили… со мной… никогда… не приглашали… танцевать.

— Разве ты не понимаешь, любовь моя, — спросил он, — что, если бы я дотронулся, мне захотелось бы обнять тебя и целовать, как это было уже один раз?

Мне было невыносимо тяжело видеть тебя такой привлекательной и знать, что ты не для меня.

Его пальцы до боли сжали ее плечо.

— Как ты могла воздвигнуть такой невероятный, такой смехотворный барьер между нами? Я не спал ночами и ходил по своей комнате, повторяя слова «Джессика Тэнсли? Джессика Тэнсли?» — пока они не оставили рубец на моем сердце. Я думал, что, может быть, встречал ее в далеком прошлом, но память ничего не подсказывала мне. Она стояла, словно ангел с горящим факелом, между мной и моей надеждой на счастье. Как могла ты быть такой простодушной, Кларинда, что поверила ей?

— Простите… меня… пожалуйста… простите.

Она смотрела на него снизу вверх, ее губы слегка приоткрылись, и сквозь них вырывалось учащенное дыхание. Она была столь восхитительно красива, что он издал звук, наполовину похожий на стон, наполовину — на возглас триумфатора, и крепко сжал ее в своих объятиях.

Он целовал ее неистово и страстно, с отчаянием человека, который думал, что чуть было не потерял самое дорогое существо на свете.

И когда через долгое время он оторвал от нее свои губы и взглянул в ее лицо, то увидел, что оно горело ярким румянцем и вместе с тем светилось так, как он прежде никогда не видел.

— Я люблю тебя, — сказал он охрипшим голосом. — О боже мой, как я люблю тебя! И подумать только, ведь всего лишь прошлой ночью, после того, как мы расстались с тобой, я решил уехать за границу.

— За границу! — вскричала она. — Но почему?

— Потому что я не мог более оставаться рядом с тобой и не держать тебя в своих объятиях, не целовать, как сейчас, и не просить твоей руки, — ответил он. — Если бы ты могла представить, Кларинда, что я испытал, так страстно желая тебя и думая о том, что моя любовь безответна. Я испытывал муки, веря в то, что ты и вправду ненавидишь меня.

— Я перестала ненавидеть вас, как только узнала.

И я… любила вас… Я любила вас так сильно… что боялась саму себя.

— Но ты все же верила своей дурной обманщице-подружке?

— Я думала… что вы… не любите… меня, — ответила Кларинда. — Я думала, что буду одной из тех женщин, которые любили вас, которые находили вас… неотразимым и которые… Надоедали вам.

Она вздрогнула и посмотрела ему в лицо.

— Я боялась, что я тоже… наскучу вам, — сказала она.

Он так сильно сжал ее в объятиях, что она вскрикнула от боли.

— Никогда не думай об этом, — сказал он пылко. — Мы никогда не наскучим друг другу, это просто невозможно, и я скажу тебе почему.

Он поцеловал ее в лоб.

— Во-первых, любимая моя, потому, что у тебя восхитительные — хотя моя бабушка считает это достойным сожаления — мозги. И мы с тобой будем разговаривать, спорить и, возможно, даже ругаться — до конца нашей жизни.

Он поцеловал ее в глаза.

— Во-вторых, моя самая обожаемая, ты уже изложила мне планы, выполнение которых потребует от меня значительных усилий на долгие годы. По твоему совету я намереваюсь заняться политикой, и если ты, как жена политика, будешь жаловаться на свою долю, то исключительно по своей вине.

Он поцеловал ее в губы, прежде чем она успела что-нибудь сказать, и произнес:

— И последнее, моя хорошая, я обожаю тебя так, как не обожал никого в своей жизни. Я никогда не думал, что способен так любить. Ни к одной женщине я не испытывал таких чувств, как к тебе. Я считаю, что в сердце каждого мужчины есть святое место, где он хранит мечту об идеальной женщине. Ты заняла это место, Кларинда, и там останешься навсегда. Моя любовь, моя путеводная звезда, мое вдохновение, и самое большее — моя жена!

Он снова коснулся ее губ, и его поцелуи были нежны и даже благоговейны. Потом он мягко спросил:

— Ты этого хотела от меня, Кларинда?

— Ты знаешь, что да, — прошептала она. — Ты знаешь, что все, что я хочу, — это твоей любви… потому что. Неотразимый, я люблю тебя так, что ничто в мире больше… для меня не существует… Есть только моя любовь… Я не могу думать ни о чем другом. Я знаю только то, что мое сердце отдано тебе…

И я хочу быть твоей женой… и принадлежать… тебе.

— И когда ты готова выйти за меня замуж? — спросил лорд Мельбурн. — Может быть, сегодня вечером?

— Р-разве это… возможно? — выдохнула Кларинда.

— Очень легко, — ответил он. — Лишь сегодня утром бабушка сказала мне одну вещь, и мне стало ясно, что твоя ненависть ко мне не так пугающе велика, как я об этом думал. Поэтому перед тем, как уехать из Лондона, я получил специальное разрешение…

— О, как… прекрасно! — выдохнула Кларинда.

— И мы можем обвенчаться сегодня вечером в частной часовне. Ты согласна? — спросил он.

— Больше всего на свете я хочу стать твоей женой, — ответила Кларинда, — и быть в безопасности.

— Ты всегда будешь в безопасности в моих объятиях, любимая, — сказал он. — И больше никогда не испытаешь ужаса и страха — ни днем ни ночью. Ты будешь всегда рядом со мной, и, если какой-нибудь мужчина пристально посмотрит на тебя, клянусь, я убью его. Ты — моя, слышишь? Ты — моя!

Он крепко обнял ее и стал покрывать лицо страстными и властными поцелуями. Мир наполнился солнечным светом и странной музыкой, которая вознесла их на небеса. Они стали одним неразрывным существом, соединенным любовью, которая, Кларинда знала это, будет с ними навсегда.

Когда он поднял голову, то впервые увидел, что глаза ее наполнились страстью, которую он в ней возбудил, и в глубине ее взгляда разгоралось пламя, разжегшее в нем еще более жаркий огонь.

— О, дорогой, — прошептала она трепетно, глубоко дыша, — может быть, я не буду оригинальной, но я нахожу тебя… неотразимым.

— Разве это не счастье? — ответил он. Его голос был преисполнен желания, но в глубине его она уловила веселую нотку. — Ведь и я нахожу тебя, моя любимая, душа моя, сердце мое, — потрясающе неотразимой!

1

Ты устал, дорогой? (фр.)

2

Ты понимаешь? (фр.)

3

Это безумие! (фр.)

4

Развлечений (фр.).

5

Это невозможно! (фр.)

6

Мой славный, ведь это все, чего ты хочешь. Не так ли? (фр.)


home | my bookshelf | | Неотразимый мужчина |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.6 из 5



Оцените эту книгу