Book: Невеста короля



Барбара Картленд

Невеста короля

От автора

Во время франко-прусской войны, на переговорах, состоявшихся в 1870 году, было выдвинуто предложение об объединении немецких земель, пограничных с Австрией. На конференции в Мюнхене, где обсуждались условия объединения, были представлены Пруссия, Бавария и Вюртемберг. Когда встал вопрос о названии нового государства, Бисмарк высказал пожелание о восстановлении титула императора, и 18 января 1871 года в Зеркальном зале Версальского дворца король Пруссии Вильгельм Фридрих I был провозглашен императором.

В новый рейх вошли четыре королевства, пять великих герцогств, тринадцать герцогств и княжеств и три вольных города. Остальная Европа в ужасе трепетала.

Глава первая

1875 год

— Зошина, да очнись же ты!

Девушка вздрогнула и оторвала глаза от книги.

— Ты меня? — спросила она.

— Я тебя зову-зову! — возмутилась ее сестра Эльза.

— Прости, я зачиталась.

— Конечно! Как всегда. Фрейлейн говорит, ты портишь глаза и ослепнешь раньше, чем состаришься.

Зошина рассмеялась мелодичным и мягким смехом.

— Хотя фрейлейн должна бы нас учить, она всегда находит самые невероятные препятствия на нашем пути к знаниям.

— Ну, это же понятно, — заметила Теона, которая раскрашивала акварелью картинки в журнале мод. — Фрейлейн сама знает так мало, что боится, как бы мы не поняли это, если углубимся в науки.

— Ты слишком жестока, — заступилась Зошина.

— Жестока она или нет — это сейчас не важно, — назидательно произнесла Эльза, — но, если ты не поспешишь вниз, тебя ждут неприятности. Папа хочет тебя видеть.

— Папа зовет меня?! — изумилась Зошина. — Что же ты молчишь!

— А что я, по-твоему, пытаюсь сказать? Приходила Маргит и сказала, что папа зовет тебя к себе в кабинет. Как ты понимаешь, ничего хорошего от этого ждать не приходится!

Зошина чуть слышно вздохнула:

— Интересно, какое его распоряжение я забыла выполнить. Никак не могу вспомнить!

— Ничего, скоро узнаешь! — заметила сестра. — Вот уж счастье, что он не за мной послал.

Зошина встала и направилась через всю классную комнату к зеркалу, которое стояло на каминной полке.

Приводя в порядок волосы, девушка оценивающе взглянула на свое отражение. Она была красива, но сейчас в ее больших серых глазах застыл испуг.

Зошина отчаянно пыталась сосредоточиться и вспомнить, когда же она успела что-то натворить или какое поручение забыла исполнить.

Но, что бы это ни было, сейчас она не сомневалась, что ее ждут неприятности. На ее беду, последние дни отец к тому же страдал от подагры.

Зошина уже было направилась к выходу, но тут двенадцатилетняя Каталин, которая до сих пор молчала, подняла на нее глаза:

— Удачи тебе, Зошина. Жаль, мне нельзя пойти с тобой.

— Ну, тогда папа еще больше рассердился бы, — благодарно улыбнулась сестренке Зошина.

Выйдя из классной комнаты, девушка поспешила к парадной лестнице дворца. Длинные, бесконечные коридоры верхнего этажа зимой не отапливались.

Вообще-то эрцгерцог Фердинанд Лютцельштайнский жил на довольно широкую ногу. Это производило впечатление и раздражало даже самых значительных из его вассалов, которые справедливо подозревали, что именно им приходится оплачивать всю эту роскошь.

Но об удобствах своих детей он не слишком беспокоился и вообще уделял им минимум внимания. Они понимали, что не имеют права рассчитывать на большее, поскольку имели несчастье появиться на свет девочками, когда их отец так ждал сына.

Эрцгерцог был горько разочарован и клял судьбу, не подарившую ему наследника.

— Ты его любимица, — твердила Каталин Зошине. — Ведь ты лишь первое разочарование. Эльза второе, Теона — третье. Ну а меня он ненавидит так, что я диву даюсь, как это он сразу не разорвал меня на мелкие кусочки и не разбросал их по ветру, забравшись на зубчатую стену дворца.

Каталин была склонна к мелодрамам и, вероятно, потому, что страдала от недостатка привязанности к ней родителей, постоянно воображала, что безумно влюблена в кого-нибудь из молоденьких придворных или офицеров охраны.

Они с Зошиной отличались от двух других сестер.

Те научились смотреть на вещи более практично. Это позволяло им воспринимать жизнь в их семье со всеми ее сложностями и выпадавшими на их долю мелкими, но утомительными лишениями как неизбежную причуду судьбы.

— Будь у меня выбор, я предпочла бы родиться дочерью лесника, — однажды сказала сестрам Теона, — а не принцессой крови. В конце концов, в жизни принцесс нет ничего привлекательного.

— Получишь все, когда вырастешь, — заметила Зошина.

Теона только рассмеялась:

— Ну и что получила ты? Да на твоем «первом балу» тебе пришлось танцевать с самыми дряхлыми и невыносимо скучными вельможами во всем герцогстве. А с тех пор мама и вообще не заботится о твоих развлечениях. Не велика радость сидеть в гостиной, где она принимает жен советников, и слушать их разговоры о благотворительности или еще о чем-нибудь столь же нудном. Умереть можно от скуки!

Зошина вынуждена была признать, что действительно эти приемы не слишком украшали и разнообразили ее жизнь.

Однако она давно привыкла терпеливо выслушивать чопорную, церемонную и лишенную смысла беседу, которую только и допускал дворцовый этикет.

— Последнее время погода стоит холодная, — обычно, согласно протоколу, начинала разговор мать.

— О да, ваше королевское высочество.

— Я часто говорю эрцгерцогу, что направление ветров в это время года крайне изменчиво.

— Так оно и есть, ваше королевское высочество.

— Все мы облегченно вздохнем с наступлением теплой погоды.

— О, мы только этого и ждем, ваше королевское высочество.

Зошина их не слушала. Мысленно она уносилась в мир своих фантазий, где люди разговаривали об интересных вещах и блистали остроумием.

Мысленно ей даже случалось взбираться на Олимп и там среди древнегреческих богов и богинь размышлять над вечными вопросами, ответы на которые человечество искало веками.

Эрцгерцогиня пришла бы в ужас, узнав, насколько хорошо осведомлена ее старшая дочь о жизни греческих богов и их поведении, весьма далеком от дворцового этикета.

Не меньше удивилась бы она и доведись ей узнать, что Зошина неплохо изучила французских авторов, благодаря которым получила представление о литературных течениях во французской литературе периода Второй империи.

Дворцовую библиотеку начал собирать еще прадед Зошины. Библиотека почиталась одним из сокровищ Лютцельштайна, и поэтому нынешнему правителю, эрцгерцогу Фердинанду, приличествовало поддерживать ее в надлежащем состоянии, чему способствовали средства, к счастью, ежегодно выделяемые парламентом на ее содержание.

В добавление к тысячам уже накопленных книг приобретались и новые, а принцессе Зошине легко удавалось убедить пожилого библиотекаря включать в список книг, которые он заказывал, и те, которые особенно хотелось бы прочитать ей.

— Я не уверен, что ее королевское высочество одобрила бы ваш выбор, — пытался иногда возражать он, когда Зошина упрашивала его заказать книги какого-нибудь писателя, чья несколько сомнительная слава достигла даже пределов Лютцельштайна.

— Вам нечего опасаться, сударь, — успокаивала его девушка. — У мамы нет времени для чтения, поэтому она вряд ли когда-нибудь раскритикует новые поступления в библиотеку.

При этих словах она улыбалась, смотритель библиотеки улыбался в ответ и соглашался на все, о чем просила его прелестная принцесса.

Зошина наконец добралась до зала и поспешила к двери отцовского кабинета.

Эта величественная комната внушала трепет. Стены, отделанные темными деревянными панелями, на окнах тяжелые бархатные шторы с бахромой, массивная старомодная мебель.

Все четыре принцессы от души ненавидели эту комнату, поскольку именно здесь отец читал им нотации, порицал за их проступки, и здесь они, трепеща от страха, ждали, когда в приступе ярости он обрушится на них с гневными выкриками:

— Прочь с моих глаз! Все! С меня довольно! Один Бог знает, почему мне суждено терпеть этих глупых, капризных женщин. Почему не суждено мне было стать отцом смышленого умницы сына!

После этой кульминации они с несказанным облегчением убегали из кабинета, хотя сердца еще долго колотились у них в груди, а губы пересыхали от ужаса.

Почему-то нигде во дворце девочки не чувствовали себя в безопасности, кроме, пожалуй, своей классной комнаты.

«И чем это я могла рассердить папу?» — гадала Зошина.

При этом незаметно для себя самой она непроизвольным движением слегка вскинула свою хорошенькую головку, открыла дверь и вошла в кабинет.

Как и ожидала Зошина, отец сидел у камина в своем любимом кресле с высокой спинкой.

Летом камин не топили. Зошина часто удивлялась, почему в этой комнате никогда не было цветов, хотя бы для того, чтобы замаскировать ими зияющий черный зев камина, который придавал еще больше мрачности и без того угрюмой обстановке кабинета.

Эрцгерцог сидел, положив на специальную скамеечку перед креслом изуродованную подагрой, забинтованную левую ногу, и у Зошины слегка екнуло сердце, таким суровым и грозным показался ей отец.

Она подошла к нему, все еще отчаянно пытаясь вспомнить, что же такого она натворила, но неожиданно отец приветливо посмотрел на нее и улыбнулся.

В молодости эрцгерцог был необыкновенно красив, и все его четыре дочери унаследовали эту редкую красоту. Чертами лица они походили на прабабушку-гречанку, а все остальное досталось им от матери их отца, венгерки по происхождению.

— В нас течет кровь трех разных народов, — как-то сказала Зошина сестрам, — но у нас хватило ума взять лучшее у всех трех.

— Будь мы и вправду умны, мы бы не родились в Лютцельштайне, — возразила Каталин.

— Почему же? — спросила Эльза.

— Если бы у нас был выбор, разве мы не предпочли бы Францию, Италию или Англию?!

— Ах, вот ты о чем! — воскликнула Эльза. — Ну, тогда я выбрала бы Францию. Я слышала, как весело в Париже.

— Наш посол говорил папе, что расточительность и возмутительные нравы Второй империи скомпрометировали ее перед всем миром.

— Теперь этому пришел конец! — заметила Теона. — Но, держу пари, французы все равно могут развлекаться в свое удовольствие. Определенно нам следовало бы родиться во Франции!


— Присядь, Зошина. Я хочу поговорить с тобой.

Девушка послушно опустилась на диван подле отца, и он долго разглядывал дочь. Так долго, что она уже стала терзаться вопросом, не нашел ли он какой-нибудь изъян в ее платье или в новой прическе.

Наконец эрцгерцог снова заговорил:

— У меня есть для тебя новость, Зошина, которая, возможно, удивит тебя. Но в твоем возрасте ты должна бы уже и ожидать этого.

— Какая же это новость, папа?

— Ты выходишь замуж!

Сначала Зошине показалось, будто она ослышалась.

Но затем ее глаза от удивления стали такими огромными, что казалось, они только и жили на ее миниатюрном личике. Эрцгерцог продолжил:

— К моему удовольствию, надо сказать, большому удовольствию, переговоры нашего посла, графа Ксаки, завершились весьма плодотворно. Я непременно вознагражу его надлежащим образом.

— Вы хотите сказать… вы хотите сказать, папа… что… что граф… договорился о моем… замужестве?

— По моему поручению, естественно, — подтвердил эрцгерцог. — Но, если честно, я должен признать, что первое предложение по поводу этого союза поступило от регента Дьера.

Зошина озадаченно смотрела на отца. Тогда он торжественно произнес:

— Ты, моя дорогая дочь, выходишь замуж за короля Георгия!

— Но… папа, я никогда не… видела его. Почему вдруг… ему пришло в голову… жениться на мне? — едва выдохнула потрясенная Зошина.

— Именно это я и намереваюсь объяснить тебе, поэтому изволь слушать внимательно.

— Я постараюсь… папа.

— Ты, несомненно, знаешь, — начал эрцгерцог, — что меня последнее время сильно волнует возрастающая мощь Германской империи.

— О да, папа, — пробормотала Зошина. Хотя отец никогда не обсуждал с ней никаких государственных дел, она помнила, как лет пять назад все во дворце только и говорили об этом. Тогда политика канцлера Пруссии, Отто фон Бисмарка, привела Европу к франко-прусской войне, и это, казалось, угрожало независимости Лютцельштайна.

Пруссия долго готовилась к войне, и Бисмарк сумел воспользоваться ситуацией так, чтобы формально агрессором выступила Франция.

В июле 1870 года она объявила войну Пруссии, Баварии и другим южно-немецким королевствам и княжествам, которые поддерживали Пруссию. Исход войны был предрешен. В январе следующего года, после 131-дневной осады голодающий Париж открыл ворота врагу.

Небольшие южные герцогства и королевства, не втянутые в эту войну (в том числе Лютцельштайн и Дьер), надеялись на то, что более крупная Бавария защитит их от посягательств Бисмарка.

Однако король Людвиг Баварский, всегда непредсказуемый, заболел и не нашел в себе сил сопротивляться давлению представителя Пруссии.

Все это сейчас вспомнилось Зошине, и она уже не удивилась, когда отец сказал:

— Сейчас особый исторический момент. Необходимо отстоять независимость Лютцельштайна и Дьера, чтобы сохранить баланс сил в Европе.

Он сделал многозначительную паузу и продолжил:

— С одной стороны — ослабленная Австрия, с другой — безвольная Бавария и Германия, с каждым днем набирающая силу, готовая и нас вовлечь в железные сети своей несуразной империи.

— Понимаю, папа, — пробормотала Зошина.

— Я вовсе не жду от тебя понимания в подобных вопросах! — с внезапным раздражением прервал дочь эрцгерцог. — От тебя требуется только слушать. Союз, скрепленный браком между королем Дьера и моей дочерью, развязал бы руки политикам обоих наших государств.

Зошине хотелось бы объяснить отцу, что она действительно прекрасно понимает сложившуюся обстановку, но она не решалась и только кивала.

— Ну, скажи же что-нибудь! Ты хоть улавливаешь смысл того, что я сказал? Боже мой, был бы у меня сын! Уж он разобрался бы в ситуации! — снова неожиданно рассердился герцог.

— Я понимаю, зачем нужен этот брак, папа, — проговорила наконец Зошина. — Но я спрашивала вас не об этом. Я спрашивала, действительно ли король… желает жениться именно на мне.

— Конечно, он желает жениться на тебе! — прогремел эрцгерцог. — Поскольку он мужчина и к тому же монарх!

— Мне все же кажется, папа, что нам с королем… следовало бы… встретиться, прежде чем принимать окончательное… решение, — осторожно и тихо заметила Зошина.

— Встретиться? Конечно, вы встретитесь! — резко оборвал ее эрцгерцог. — Именно это я и собирался сообщить. Если ты прекратишь прерывать меня, Зошина, я, может, наконец все же доберусь до сути дела.

— Простите… папа.

— Мы договорились, что ваша свадьба должна произойти чем скорее, тем лучше, и стать предупреждением Германии о том, что не следует ей вмешиваться в наши дела. И потому мы должны все обставить надлежащим образом. Я договорился о государственном визите твоей бабушки в Дьер. Она возьмет тебя с собой.

Зошина просияла.

— Я поеду с бабушкой в Дьер, папа? Как это замечательно!

— Жаль, я сам не могу туда поехать. Мы с твоей матерью предпочли бы поехать сами, но, как видишь, проклятая нога не позволяет мне этого, — сказал он, морщась от боли.

— Вам очень больно, папа? — живо откликнулась дочь. Эрцгерцог с трудом выносил боль и едва сдерживался, чтобы не выругаться при дочери.

— Я не желаю говорить о своей болезни. Речь не о ней. Ты будешь сопровождать бабушку в ходе государственного визита, в конце которого официально будет объявлено о твоей помолвке.

— Предположим… папа, мы с королем… не понравимся друг другу? Нам все равно придется… пожениться? — нерешительно спросила Зошина после короткого молчания.

Отец свирепо посмотрел на нее:

— Ничего глупее ты сказать не могла! Какое имеет значение, понравитесь вы друг другу или не понравитесь? Это же политический вопрос. Я тебе, кажется, все уже объяснил, если только ты вообще меня слушала!

— Я слушала вас, папа. Но все-таки… Политический это вопрос или нет, но замуж-то за короля предстоит выходить мне!

— И считай, что тебе крайне повезло! — взорвался эрцгерцог. — Бог ты мой, у меня четыре дочери, которых надо как-то сбыть с рук. Ты что, воображаешь, будто я в состоянии найти всем вам царственных особ в мужья?!

От этих слов у Зошины перехватило дыхание, и она решилась:

— А может… папа, стоит подумать об… Эльзе? Ей непременно… хочется… выйти замуж, а я была бы абсолютно… счастлива остаться здесь с… вами и с мамой.

Краска бросилась в лицо эрцгерцогу.

— Как ты смеешь спорить со мной! Как ты смеешь даже предполагать, что можешь ослушаться меня! Ты должна на коленях благодарить Бога за то, что у тебя есть отец, который заботится о тебе и даже обеспечивает тебе трон. Короли, между прочим, не валяются на каждом шагу!

Он буквально задыхался от гнева:

— Ты будешь делать все, как я сказал! Ты отправишься в Дьер с бабушкой и постараешься понравиться королю… Надеюсь, ты меня поняла?!



— Да, папа… Но…

— Никаких «но». Я не собираюсь слушать твои бредни. После всего, что я сделал для тебя, я обнаруживаю, что лелеял змею на своей груди! Ты неблагодарна и к тому же глупа до безобразия! — При этих словах голос герцога сорвался от крика, он поперхнулся, закашлялся и на некоторое время умолк. — В целом герцогстве не найти девчонки, которая не пришла бы в восторг от возможности стать женой короля. А ты еще выискиваешь отговорки и выражаешь недовольство! Боже! И кого же ты желаешь себе в мужья — архангела Гавриила?

Зошина, зная всю безнадежность попыток дальнейшего разговора, поскольку никакие слова на отца в такие минуты не действовали, поднялась с места.

— Простите… если я рассердила вас… папа, — еле слышно пробормотала она, — и спасибо вам за… вашу заботу обо мне…

Она присела в реверансе и покинула кабинет отца. Вслед ей неслось:

— Неблагодарная, глупая как пробка! И почему я должен страдать с такими детьми?

Зошина закрыла за собой дверь и пошла по коридору, радуясь, что может больше не слышать его ругательств.

— Мне следовало промолчать, — корила она себя, прекрасно понимая всю тщетность своих попыток подвергнуть малейшему сомнению план отца. Это всегда только раздражало его. Но на сей раз отец застал ее врасплох.

«Болезнь раздражает его, — думала девушка. — Ведь он не может сам отправиться с государственным визитом, а он с удовольствием поехал бы. Впрочем, мне-то с бабушкой будет несравненно веселее».

Герцогиню Софию, герцогиню-мать, все четыре внучки обожали и ею восхищались.

Ее традиционное венгерское обаяние очаровало за годы ее правления большую часть жителей Лютцельштайна.

Правда, при дворе существовала и группа придворных, которая находила королеву-мать легкомысленной, слишком независимой и чересчур открытой.

Ей давно перевалило за шестьдесят, а она все еще смеялась, казалось, чаще многих. В ее небольшом дворце в пяти милях от города жизнь всегда казалась Зошине наполненной радостью и весельем.

Девушка прошла через холл и направилась к лестнице. В этот момент из полумрака ей навстречу выступил граф Ксаки, посол в, Дьере.

Теперь это был уже пожилой человек, но Зошина знала его всю жизнь. Она поняла, что он, видимо, поджидал ее, желая поговорить, и направилась к нему, протягивая руку.

— Какое счастье встретить вас, ваше превосходительство! — воскликнула она. — Я и не знала, что вы возвратились домой.

— Я вернулся всего два дня назад, ваше королевское высочество, — ответил он, наклоняясь, чтобы поцеловать ей руку. — Полагаю, герцог уже сообщил вам новости, которые я передал ему?

— Отец только что говорил со мной об этом, — ответила Зошина, надеясь, что посол не слышал гневных выкриков отца.

— Тогда мне есть что показать вам, — сказал граф с улыбкой.

Зошина прошла за ним в приемную, где обычно важные персоны ожидали аудиенции эрцгерцога.

Граф подошел к столу и открыл стоявшую на нем шкатулку. Внутри оказался небольшой кожаный футляр, который он и протянул девушке.

Еще не открыв его, она знала, что найдет там миниатюрный портрет короля Дьера.

Темноволосый и темноглазый король в белом мундире, украшенном знаками отличия, несомненно, был красив и импозантен.

— Я подумал, вам захочется посмотреть на него, — пробормотал посол.

— Это очень любезно с вашей стороны, ваше превосходительство. Я гадала, каков он, но, по правде говоря, хотя я и не стала говорить этого папе, не слишком ли он молод для женитьбы?

— Его величество достигнет совершеннолетия через месяц. С этого момента он получит возможность править без регента, поэтому и премьер-министр, и тайный совет считают крайне важным, чтобы король был женат к тому моменту, когда его дядя передаст ему бразды правления. Они надеются, что жена сможет поддержать молодого короля.

— Его дядя долго был при нем регентом? — спросила Зошина.

— Да, целых восемь лет. Королю едва исполнилось двенадцать, когда его отец умер и его дядя был назначен регентом. Принц-регент, надо признать, управлял Дьером очень хорошо, соблюдая интересы своего племянника. Благодаря его стараниям Дьер теперь богатая страна. Ваше королевское высочество ни в чем не будет там нуждаться. К тому же, по крайней мере на мой взгляд, вам посчастливится жить в одном из прекраснейших мест в мире.

В голосе посла было столько теплоты, что Зошина с удивлением посмотрела на него.

— Ваше королевское высочество, не сочтите меня нелояльным к Лютцельштайну, — заторопился граф, — но так уж случилось, что моя мать родом из Дьера. Это одна из причин, почему я с таким восторгом принял назначение послом в эту страну.

Зошина еще раз посмотрела на миниатюру.

— Я спрашивала отца… действительно ли король хочет жениться именно на мне, но отец только рассердился… Можно… задать вам тот же самый… вопрос С этими словами она подняла глаза на графа, и он подумал, что любой мужчина охотно женился бы на такой красивой и милой девушке.

Граф всегда считал Зошину исключительной девочкой и не сомневался, что с ее умом, красотой и обаянием, которому невозможно противиться, она заставит любую страну, где станет править, поверить, что на ее долю выпала неимоверная удача, и в то же самое уверует любой мужчина, которому она станет женой.

Зошина терпеливо ждала ответа.

— Ваше королевское высочество! Я осмелился взять с собой в Дьер вашу миниатюру, так как предполагал, что король непременно пожелает на нее взглянуть. И по той же причине я привез вам его портрет.

— И что сказал его величество? — тихо спросила Зошина.

— Этого я не знаю. Все переговоры относительно вашего брака проходили с регентом. Я передал ему миниатюру, и она непременно попадет в руки его величества.

Зошина не могла скрыть свое разочарование. Ей бы хотелось уже сейчас знать, как отнесся король к ее портрету.

— Я понимаю, — тактично заметил граф, поскольку такт был частью его профессии, — что вашему королевскому высочеству трудно представить возможность брака с кем-то, кого вы ни разу даже не видели, хотя вы, несомненно, правильно понимаете, насколько выгоден этот союз с точки зрения интересов и Лютцельштайна, и Дьера.

— Я… принимаю как должное тот факт, что мне по рождению подобает… некоторое… положение… — нерешительно произнесла Зошина, — но поймите и вы…

Она остановилась, прекрасно понимая, что не сумеет выразить словами (а если и сумеет, какой в этом толк?!), насколько ей не хочется быть простой пешкой в большой политической игре, когда речь идет о ее судьбе. Неужели ей не суждено хоть что-то значить для человека, которому предстоит стать ее мужем.

— Расскажите мне о короле, — сменила она тему раньше, чем посол успел ответить на ее реплику.

— Вы видите сами, король очень красив, — начал граф, и Зошина почувствовала, что он слишком тщательно подбирает слова. — Он молод, но этот недостаток время легко исправляет, а пока король наслаждается жизнью… в полной мере.

— Что вы имеете в виду?

Она заметила, что на этот ее вопрос графу было нелегко ответить. Он явно колебался, прежде чем произнес:

— Все молодые люди, освободившись от опеки своих наставников и гувернеров, с восторгом бросаются в омут светских развлечений, и король в этом ни в коей мере не исключение. Но я думаю, ваше королевское высочество, было бы ошибкой с моей стороны слишком распространяться на эту тему. Лучше, если вы обо всем составите свое собственное суждение. Не стоит вам отправляться в Дьер с предвзятым мнением.

Зошине показалось, что посол почувствовал некоторую неловкость, словно пытался выпутаться из довольно трудной ситуации. Но почему? Она так этого и не поняла, но постаралась трезво оценить обстановку: «Он хочет, чтобы король понравился мне, и боится, как бы своими отзывами не вызвать у меня предубеждение против этого человека».

Девушка снова посмотрела на миниатюру. Да, король был красив.

— ..только… очень молод, — словно размышляя вслух, снова проговорила Зошина.

— На три года старше вас, ваше высочество, — заметил посол, — и те, кто близко знаком с ним, убеждали меня, что во многом он придерживается прежних взглядов на правление, что совсем неудивительно, если учесть, как давно он царствует.

— Но ведь до сих пор всю работу за него выполнял регент! — вспыхнула Зошина.

— Я думаю, принц Шандор очень старался, чтобы король нес большую часть официальных обязанностей, от которых он мог бы быть и освобожден.

— А каково отношение его величества к существованию регентства? Его не раздражает, что кто-то управляет страной вместо него?

— На этот вопрос, ваше высочество, я ответить не могу. Мое знакомство с принцем-регентом не дает мне повода предположить, что кто-то может не признавать его авторитета, но нельзя быть ни в чем уверенным, когда речь идет о молодежи. В одном я уверен: его величество с удовольствием освободится от всех ограничений, кроме парламента, как только достигнет совершеннолетия.

— Но он может посчитать и жену… подобным ограничением.

Граф улыбнулся:

— По-моему, принцесса, ни один мужчина не сочтет вас ограничением для себя.

Зошина положила миниатюру на шкатулку.

— Благодарю, ваше превосходительство, за вашу доброту. Вы поедете со мной и герцогиней-матерью в Дьер?

В голосе девушки графу послышалась просьба. Да и ее взгляд красноречиво говорил ему, о чем она думает. Его присутствие рядом с ней в чужой стране, конечно, должно было казаться принцессе поддержкой и утешением.

— Я поеду с вашим королевским высочеством, — заверил он, — и не сомневайтесь, я всегда готов быть полезным вам: в любое время и во всем, что вы только пожелаете.

— Спасибо, граф! — Зошина протянула ему руку и, ничего не сказав больше, покинула приемную, стремительно пересекла мраморный холл и начала подниматься по лестнице. Дойдя до ее середины, она еще больше заторопилась и по коридорам уже бежала. В классную комнату она буквально ворвалась.

Лица всех сестер обратились к ней с тревогой, и Зошина поняла, что тяжело дышит, словно с трудом сдерживая сердце, готовое выскочить из груди.

— Ну, что случилось? — первой опомнилась Эльза.

— Папа очень сердился? — спросила Теона.

Зошина молчала, пытаясь отдышаться. Каталин подпрыгнула и подбежала к сестре.

— Ты расстроена, Зошина? — спросила она, обняв старшую сестру за талию. — Но, дорогая, мы же любим тебя, и, как бы ни сердился папа, мы все постараемся утешиться тебя.

Зошина обняла Каталин за плечи.

— Со мной все… в порядке, — произнесла она, все еще с трудом переводя дыхание, — но, по правде говоря, я пережила настоящее… потрясение.

— Неужели? — воскликнула Эльза. — Что же случилось?

— Не… знаю, как… и сказать вам.

— Но ты должна нам рассказать, — сказала Каталин. — У нас же все общее. И любые потрясения тоже.

— Сейчас… никто… мне не поможет.

— Почему же?

— Меня… выдают… замуж.

— Замуж? — одновременно вскрикнули все три сестры. — Не может быть!

— Судя по тому, как говорил папа… боюсь… дело решенное!

— И за кого тебя собираются выдать? — поинтересовалась Теона.

— За короля Дьера, Георгия.

Сестры, потрясенные, замолчали. Потом Каталин воскликнула:

— Так ты станешь королевой! Ой, Зошина, это же чудесно! Мы все сможем навещать тебя и даже жить у тебя! Наконец-то мы уедем отсюда!

— Королева! О, небо! Как же тебе повезло! — воскликнула Эльза.

Зошина вернулась на свое любимое место у окна.

— Я никак не могу… поверить в это, — заговорила она тихо, — хотя так сказал и так решил папа. Но все кажется мне таким… странным. Мне, право же, не по себе при мысли о браке с человеком, которого я никогда в жизни не видела и о котором так мало… знаю.

— Зато я кое-что о нем знаю, — проговорила Теона.

Все трое повернулись к ней.

— Откуда ты можешь о нем знать?

— Как-то я была в комнате, где мамина фрейлина разговаривала с графиней Ксаки. Не то они забыли про меня, не то не обращали внимания на мое присутствие. Вот я и услышала весь их разговор.

— И что они говорили? Расскажи же нам! — торопила сестру Эльза.

— Графиня сказала, что нрав у короля необузданный и он вечно попадает в какие-то передряги. Потом она рассмеялась и сказала: «Я часто думаю, как повезло эрцгерцогу, хотя он и не догадывается об этом. Ведь у него нет сына и ему не приходится держать его в рамках!»

— Откуда ей знать… — начала было Эльза, но оборвала себя на полуслове:

— Ну да, графиня ведь замужем за нашим послом в Дьере!

— Я только сейчас говорила с послом, — призналась Зошина. — Он показал мне миниатюру короля.

— Ну и какой он? — заволновались сестры.

— Очень красивый и, если судить по портрету, кажется скорее серьезным, чем распущенным.

— Трудно судить о человеке по портрету, — заметила Теона.

— Если он… кутила и повеса, — задумчиво проговорила Зошина, — его, наверное, именно поэтому и хотят… женить… чтобы больше он не попадал во всякие истории… скандалы…

Такой поворот событий явно озадачил и заставил задуматься девушку. Каталин подошла к ней и уселась рядом на подоконник:

— Если дело в этом, ты окажешь на него положительное влияние. Похоже, ты права. Именно поэтому им и надо, чтобы ты вышла за него замуж.

— Положительное… влияние? — пробормотала Зошина.

— Ну конечно! Как в романах: герой — повеса, прожигатель жизни, любитель женщин, все его осуждают. Но появляется очаровательная героиня, и он понимает, что, кроме нее, ему никто не нужен.

Старшие сестры рассмеялись.

— Каталин! Какая ерунда, у тебя в голове сплошные фантазии!

— Это не ерунда и не фантазии, это правда! — горячо запротестовала Каталин. — Помяните мое слово, Зошина превратит этого повесу и распутника в великолепного короля. К концу жизни ее канонизируют, и в каждой церкви в Дьере установят ее статуи!

Эльза и Теона весело смеялись, Зошина, сделав над собой усилие, присоединилась к ним.

— Это все сказки. Но мне, кажется, по-настоящему… страшно… ехать… в Дьер.

— Чего тебе бояться! — снова заговорила Каталин. — Там ты отлично проведешь время. Мне всегда было интересно, а какие они, повесы, на самом деле? Как проводят время? А как называют… даму, если она… ну… вроде повесы?

— Никак, — ответила ей Эльза. — Мужчина может считаться и кутилой, и повесой, и гулякой. Но если женщина позволит себе хоть частицу того, что вытворяет такой мужчина, ее осудят, назовут порочной и на порог никуда не пустят.

— Я полагаю, — задумалась Каталин, — ее даже могут бросить в темницу или на съедение собакам, как Иезавель.

Тут не выдержала и расхохоталась даже Зошина.

— В таком случае пусть уж лучше меня канонизируют, — смеялась она. — Но, по правде сказать, мне жаль, что я не могу остаться здесь. Я сказала папе, что король, может быть, предпочел бы жениться на Эльзе.

Сестра даже вскрикнула.

— Уж я бы тотчас же согласилась! Ради бога, Зошина, не притворяйся, будто тебе неохота стать королевой! Учти, если ты захватишь единственного свободного короля, имеющегося на примете, а я вынуждена буду довольствоваться каким-нибудь бедным дальним отпрыском королевского рода, я умру от зависти!

— Возможно, король влюбится в тебя, когда вы встретитесь в Дьере, — мечтательно проговорила Каталин, обращаясь к Эльзе, — и пригрозит отречься от престола, если ты не согласишься стать его женой. Тогда все будут счастливы.

— Вот чудеса! — заметила Эльза. — Сидим мы в классной комнате, никуда не выходим, ни с кем из мужчин не видимся, кроме титулованных старцев, которые приезжают к отцу, и вдруг — раз — Зошина становится королевой Дьера. Вот уж действительно самая замечательная новость за долгие годы нашего затворничества!

— Папа сказал, что я… неблагодарная. Наверное, так оно и есть, — задумчиво произнесла Зошина. — Но только я хотела бы… сначала полюбить, а уж потом… выходить замуж.

При этих словах девушки затихли. Молчание прервала Теона:

— Нам всем этого хочется! Но на это у нас мало надежды.

— Очень немного, — согласилась Эльза. — Это кара за то, что мы родились в королевской семье. Всем нам суждено выйти замуж за того, за кого велят, и при этом еще делать вид, что это мечта всей нашей жизни.

Каталин склонила головку набок:

— С папой совершенно невозможно договориться. Это, наверное, потому, что он не хотел жениться на маме. Вот его до сих пор и тяготит и этот брак, и вся семья.

— Каталин! Как ты можешь говорить такие вещи?! — возмутилась Эльза.

— Не понимаю, что ты возмущаешься, — запротестовала Каталин. — Все знают, каким красавцем был папа в молодости. Я уверена, он мог бы жениться на ком угодно, даже на самой королеве Виктории, если бы только захотел.

— Для нее он был слишком молод, — заметила практичная Эльза.

— Не важно, на ком-нибудь еще, в кого был влюблен.

— Может статься, он действительно был страстно влюблен в какую-нибудь красавицу не королевской крови, а эти невыносимые члены Совета вынудили его взять в жены маму.

— Давайте прекратим этот разговор. Не стоит нам говорить подобные вещи, — остановила сестер Зошина. — Мне-то от этого все равно не легче.



— Ох, я рассуждаю как эгоистка, — спохватилась Каталин. — Прости меня! Но ведь мы понимаем твои чувства, правда, девочки?

— Да, конечно, мы все понимаем, — согласились Эльза и Теона.

— Хорошо хоть, что он молод и красив, — продолжала Теона. — Если тебе будет уж очень трудно, ты должна утешаться тем, что он мог оказаться еще и старым, и безобразным!

Зошина чуть слышно вздохнула и выглянула в окно. Она попыталась убедить себя, что сестра права. Все могло сложиться еще хуже.

Но Зошина чувствовала, что ее мучит несбывшаяся мечта о любви, о той несказанной встрече, с которой для нее должна была начаться замечательная новая жизнь.

Все прочитанные книги убеждали ее в непреходящей ценности любви.

Даже древние греки воспевали это чувство. Любовь пронизывала всю их философию, всю жизнь. И для богов, и для простых смертных не было ничего важнее любви.

Любовь становилась причиной войн, но она же побуждала к великим делам, вдохновляла на создание прекраснейших шедевров искусства, делала простых смертных не менее величественными, чем боги, которым они поклонялись.

Зошина думала, что ее желание развить свой ум, узнать как можно больше, ее стремление к совершенству — все было вызвано тайной верой в то, что однажды появится человек, который полюбит ее и будет гордиться своей любимой.

Теперь эти мечты оказались бесплодным честолюбием.

Ведь и в самом деле: как в размеренной, тихой и обыденной жизни, которую дочери эрцгерцога Лютцельштайна вели в своей классной комнате, могли они забыть о своей принадлежности к королевской крови, которая роковым образом определяла их будущее.

И хотя Зошина иногда неожиданно для себя вспоминала, что ее брак — дело государственной важности, ей и в голову никогда не приходило, что ей уготовано выйти замуж за незнакомца.

Все станет свершившимся фактом, прежде чем она хотя бы попытается все обдумать. У нее не будет возможности с кем-нибудь из близких обсудить этот шаг, она не сможет отказаться от будущего мужа, если действительно невзлюбит его.

«Какая же я была глупая», — подумала девушка про себя, но она знала, что будь она хоть трижды другой, это ничего не изменило бы.

Глубоко в сердце эти мысли оставляли горечь и боль.

— В конце концов, если все окажется слишком… ужасно… — решила она, — я всегда могу… умереть!

Но ей совсем не хотелось умирать. Она мечтала прожить все отпущенное ей на земле время, узнать мир, а больше всего, хотя она едва осмеливалась признаться в этом даже себе самой, ей хотелось найти любовь, о которой она мечтала.

Глава вторая

Столицы Лютцельштайна и Дьера находились не слишком далеко друг от друга, но между ними простиралась гористая местность, и поэтому поезду, в котором они ехали, предстояло преодолеть трудный и долгий путь.

Однако путешествие оказалось настолько увлекательным, что теперь, оглядываясь назад, Зошина готова была примириться даже с бесконечными приготовлениями.

Сначала ей было невдомек, зачем вдруг потребовалось столько новой одежды, пока она не сообразила, что все это — часть ее приданого.

Это сразу же лишило наряды их привлекательности для девушки.

Но поскольку сестры безумно волновались, когда заказывались всевозможные платья, костюмы, шляпки, зонтики, перчатки и, конечно, тонкое и изысканное нижнее белье, то и Зошина волей-неволей втягивалась в эти хлопоты.

Времени на подготовку оставалось совсем мало, и ее очень утомляли примерки. К счастью, Эльза, хотя и была на пятнадцать месяцев моложе, фигурой и комплекцией мало отличалась от старшей сестры и нередко соглашалась заменить Зошину.

Правда, каждая примерка будила в Эльзе откровенную зависть к сестре, так что Зошина еще и оправдывалась в том, что ей приходится выходить замуж.

— Это же нечестно! Ну почему всегда все достается старшим! — негодовала Эльза. — Мало того, что из всех нас папа всегда предпочитал именно тебя…

— Это еще мягко сказано! — вставляла неуемная Каталин.

— ..так ты и замуж выходишь первой, да еще за короля! — закончила Эльза.

— Можешь еще добавить, что она самая красивая из нас, — заметила Теона, — уж это-то — сущая правда.

— Если бы вы только знали, как бы мне хотелось, чтобы ничего этого не было, — не выдержала Зошина в конце концов, в сотый раз выслушав причитания Эльзы.

— Ошибка в том, — вмешалась опять Каталин, — что тебя выдают за европейца. Если бы папа догадался остановить свой выбор на мусульманине, например арабе или египтянине, он смог бы сбыть с рук нас всех четверых одновременно!

Эта шутка заставила девочек от души расхохотаться, но обида Эльзы ясно говорила, что этот брак, который и сам по себе пугал Зошину, еще и отдалял ее от собственной семьи.

Однако не в ее силах было что-нибудь изменить. Оставалось только радоваться нарядам и одобрению со стороны родителей.

Эрцгерцогиня проявляла столь необычную приветливость, что Теона не выдержала и отметила:

— Если бы у мамы всегда было такое хорошее настроение, как сейчас, мы могли бы попросить ее устроить для нас танцы или хотя бы пригласить кого-нибудь из друзей на чай.

— Сомневаюсь, что она согласилась бы! — возразила Эльза. — Солнце сияет сейчас только потому, что Зошине предстоит стать королевой.

Действительно, их мать как будто бы была довольна, и Зошину явно удивляло это, поскольку эрцгерцогиня никогда не проявляла никакого честолюбия, когда дело касалось ее дочерей.

Потом ее внезапно, поразила странная мысль. Неужели все дело в том, что замужество дочери означает ее отъезд из дома, а значит, во дворце станет на одну женщину меньше.

Дети редко смотрят на своих родителей как на обычных людей.

И Зошина только в последний год стала воспринимать свою мать не только как незыблемый авторитет, но и как женщину, со всеми чувствами, присущими слабому полу.

Лишь совсем недавно к ней пришло острое и осознанное понимание того, как ревниво мать любит ее отца, как собственнически оберегает эту свою любовь.

Герцог со своей стороны, как казалось Зошине, никогда не выказывал особой привязанности к жене, хотя и был предельно учтив на людях и считался с ее мнением в семейном кругу.

Теперь Зошина ясно понимала, что союз ее родителей — яркий пример брака, заключенного исходя из государственных интересов.

Но в глазах матери за почти ледяной холодностью Зошина научилась видеть несчастную женскую судьбу.

Оглядываясь назад, девушка вспоминала, что на дворцовых приемах, которые им позволяли наблюдать с балкона тронного зала или с галереи бального зала, ее отец, стоило завершиться официальной части приема, всегда выделял самую привлекательную женщину и танцевал с ней или беседовал в продолжение всего остального вечера.

Тогда Зошина не находила ничего особенного в том, что отец вальсирует с посторонней дамой, обнимает ее тонкую талию, и глаза его партнерши при этом искрятся почти так же ярко, как драгоценные камни в ее волосах.

Теперь Зошина думала, что мать настойчиво желала ограничить контакты мужа с другими женщинами. Поэтому так редки были праздники и приемы у них во дворце.

И она понимала, как бесит отца, что подагра лишила его возможности даже ездить верхом по утрам в обществе одного грума.

Зошина не сомневалась, что теперь ему не удавалось развлекаться с друзьями, что он, хоть иногда, позволял себе раньше.

Вечно погруженная в книги или грезы, Зошина не слишком интересовалась жизнью в доме, но сейчас она смутно припоминала какие-то мимолетные намеки на увлечения отца, из которых она давно могла бы понять, что у него есть и другие интересы, далекие от семьи.

«Бедная мама! думала Зошина. — Ей, вероятно, было невыносимо трудно скрывать свою ревность».

При этом горькая мысль о собственной участи невольно приходила девушке в голову. Ведь и она сама могла оказаться в таком же положении.

Хорошо было Каталин говорить о предполагаемом благотворном влиянии сестры на короля. А что, если это ей не удастся?

Если ей придется провести всю жизнь с тем, кто с трудом выносит ее, предпочитая своей королеве других женщин?

Когда по ночам она думала об этом, девушка стискивала руки и молилась с жаром, который пугал даже ее саму, о том, чтобы ей не пришлось ехать в Дьер.

Она предпочла бы вообще не выходить замуж ни за короля Георгия, ни за любого другого неизвестного ей мужчину.

Но одновременно Зошина понимала, как отчаянно две маленькие страны стремятся сохранить свою независимость.

Напористость прусской армии и поведение завоевателей во Франции обострили патриотические чувства жителей Лютцельштайна, осознавших, что их собственная судьба может быть в одночасье решена немецким вторжением.

Зошина помнила, как ужаснулся весь Лютцельштайн, когда почти пять лет назад король Людвиг Баварский сдался без всякого сопротивления и принял «приглашение» Пруссии вступить в федерацию.

Бисмарк действовал ловко и хитро. Он предложил Баварии частичную независимость: ей предлагалось сохранить железнодорожную и почтовую систему, ограниченный дипломатический статус в отношениях с зарубежными странами, некоторую степень военной, юридической и финансовой автономии.

Зошина часто слышала историю о том, что даже предлагалось совместное или поочередное управление всем союзом прусским и баварским монархами.

Это побудило жителей Лютцельштайна надеяться на лучшее. Но тут заговорили о том, что прусский король принял титул императора объединенной Германии.

Когда представитель Пруссии нанес визит королю Людвигу Баварскому, тот лежал в постели, страдая от мучительного приступа зубной боли.

Он чувствовал себя так ужасно, что попытался уклониться от обсуждения государственных вопросов. Но все же его сумели убедить подписать письмо своему дяде, королю Вильгельму I Прусскому, в котором содержалась просьба принять на себя звание императора.

Негодование и ярость охватили тогда весь Лютцельштайн и докатились до Дьера.

Зошина помнила, как гневался отец, как несколько недель во дворце то появлялись, то куда-то уезжали мрачные и подавленные члены Совета.

Наверное, тогда и возникла впервые идея объединить Лютцельштайн и Дьер посредством брака между ней и королем. Теперь девушка с тоской думала, что, возможно, ее отец и регент Дьера ждали, пока она и король Дьера достигнут совершеннолетия и можно будет осуществить давний план союза двух стран.

И сколько бы роскошных нарядов ей ни шилось, ей была уготована судьба королевы-марионетки, управляемой чужими руками!

«Наверное, король чувствует себя так же, как я», — подумала Зошина, но эта мысль не принесла ей никакого утешения.

Она представляла себе их обоих на золотом троне, с коронами на головах. Что-то вроде детской заводной игрушки. А отец вместе с членами Совета и с регентом Дьера поворачивают ключик, и игрушечные король и королева вместе с троном крутятся и крутятся, пока завод не кончится.

«Будь я достаточно глупа, — размышляла про себя Зошина, — я не интересовалась бы политикой, делала бы то, что мне скажут, и была бы всем довольна!»

Она вспомнила, как одна из гувернанток ворчала на нее:

— Я не могу взять в толк, принцесса Зошина, почему вы все время задаете столько вопросов!

— Мне нравится учиться, фрейлейн, — отвечала Зошина.

— Но вам следует ограничиться предметами, полезными для женщин!

— И какими же?

— Цветы, картины, музыка и, конечно, умение очаровывать мужчин, — ответила фрейлейн с кроткой застенчивой улыбкой.

Зошина не удивилась, когда вскоре после этого разговора герцогиня заметила, что эта гувернантка, весьма привлекательная особа, кокетничала с одним из офицеров караульной службы.

Ее тут же уволили. С тех пор их гувернантки всегда оказывались уже в возрасте и, как правило, весьма некрасивыми.

Сейчас Зошине приходило в голову, что не только гувернантки, но и фрейлины ее матери, все женщины, подолгу находившиеся при дворе, никогда не отличались приятной внешностью.

Она уже не сомневалась, что это делалось преднамеренно, из-за чрезмерного интереса ее отца к представительницам прекрасного пола.

— Неужели мама и ко мне его ревнует? — думала Зошина. — Это же просто невероятно!

Как-то она спустилась в кабинет, чтобы показать отцу новое платье, сшитое специально для официального визита. Герцог осмотрел дочь и одобрительно заметил:

— Что ж, хоть мне и пришлось быть отцом четырех дочерей, но по крайней мере все они бесспорные красавицы!

Зошина улыбнулась ему:

— Спасибо, папа. Я рада угодить вам.

— И ты угодишь Дьеру, иначе им придется иметь дело со мной! Ты красавица, моя девочка, и, я думаю, никто в этом не усомнится.

В этот момент в кабинет вошла эрцгерцогиня. Зошина с улыбкой повернулась к ней, но выражение лица матери заставило ее застыть на месте.

— Достаточно, Зошина, — резко сказала та. — Нет никакой необходимости утомлять отца. Не забывай, что красота — это только первое поверхностное впечатление. Лишь качества твоего характера могут повлиять на твое положение в будущем.

Ее слова не оставляли сомнений в том, какой до боли обделенной чувствовала себя ее мать. Девушка вышла из кабинета, впервые начав понимать, почему так складывались взаимоотношения в их семье.

Когда Зошина бывала свободна от обсуждения и примерки нарядов, она много размышляла о том, как важно было для нее общество сестер.

Ей казалось, что минуты, которые остались им быть вместе, словно песок в песочных часах текут и текут. Вот-вот она покинет классную комнату, и ничто уже никогда не повторится, все изменится.

Одна Каталин, казалось, понимала, что творится у старшей сестры на душе. Как-то, когда все они уже легли спать, девочка пробралась в ее комнату и села рядом на кровати:

— Ты ведь несчастна, Зошина, да?

— Тебе не следует бродить по дому так поздно, — машинально произнесла Зошина.

— Но я хочу поговорить с тобой.

— О чем?

— О тебе.

— Почему?

— Я ведь чувствую, как ты боишься, и понимаю — чего… Я бы чувствовала так же, будь я на твоем месте.

Каталин слегка поморщилась:

— Эльза и Теона действительно хотели бы стать королевами. Им совсем не важно, какой ценой, — лишь бы надеть на голову корону. Но ты-то другая!

Зошина не могла удержаться и рассмеялась. Каталин, эта не по годам развитая малышка, оказалась гораздо чувствительнее, чем другие ее сестры, и искренне, хотя и по-детски, сочувствуя старшей сестре, понимала ее гораздо лучше.

— Со мной все будет в порядке, прелесть моя, — сказала Зошина, погладив сестренку по руке. — Вот только мне жалко покидать вас всех. Боюсь, мне не с кем там будет так смеяться и веселиться.

— И я бы тоже волновалась, — заявила Каталин. — Но как только король влюбится в тебя, все уладится.

— А если нет? — Зошина вдруг заговорила с Каталин как с ровесницей.

— Тогда тебе самой придется попытаться полюбить его, — серьезно сказала Каталин, — иначе у этой истории так никогда и не будет счастливого конца, а я не вынесу, если у тебя все сложится, как у папы с мамой.

Зошина удивленно посмотрела на сестру:

— Что ты имеешь в виду?

— Они же несчастливы, это всем видно, — ответила Каталин, — и няня однажды сказала мне, что папа очень любил кого-то в юности, но он не мог жениться на той девушке, она не принадлежала к королевскому роду.

— Няня не должна была говорить тебе подобные вещи!

— Няня любила говорить о папе, ведь она его еще на руках носила. Она его обожала, только и говорила о том, какой он замечательный!

Зошина знала, что это правда. Няня состарилась во дворце. Она была уже старенькой, когда девочки появились на свет.

Зная, что подобные вопросы предосудительны, Зошина не смогла сдержать любопытство:

— А няня не говорила, кто была та девушка, которую папа любил?

— Если и говорила, я забыла, — ответила Каталин. — Но она была очень красивой, и папа любил ее так сильно, что все боялись, что он отречется от престола.

— Откуда ты все это знаешь? — поразилась Зошина.

— Няня обожала болтать с другими старыми служанками, а ведь никто из них никогда особо не любил маму. Они говорили об этом всякий раз, когда забывали, что я могу их слышать.

Это Зошина легко могла себе представить. Няня оставалась неутомимой сплетницей до самой старости. А работала она почти до восьмидесяти лет и умерла спустя два года после того, как покинула дворец.

— А вдруг король Георгий так же, как папа, влюблен в кого-нибудь, на ком не может жениться. Тогда тебе, Зошина, придется немало постараться, чтобы очаровать его и заставить забыть о ней ради тебя.

— Уверена, он еще слишком молод, чтобы вообще хотеть жениться.

Зошина словно заранее защищалась от подобных мыслей.

— Боюсь, когда его называют необузданным повесой, подразумевают множество женщин в его жизни, — возразила Каталин. — Но, возможно, они для него — лишь мимолетный каприз, как, бывало, говорила наша няня о чьих-нибудь увлечениях.

— Каталин, я даже представить себе боюсь, что сказала бы мама, услышав твои рассуждения.

— Могу тебя заверить, что она никогда не услышит от меня ничего подобного. Я ведь только хочу предостеречь тебя. Тебе следует приготовиться ко всему, в том числе, возможно, и ко многому странному и непонятному для тебя. Кто его знает, что там творится, в Дьере.

— Странно, что ты предостерегаешь меня!

— Вовсе нет. Видишь ли, дорогая моя Зошина, ты так ужасно непрактична! Ты всегда витаешь где-то далеко, в своей сказочной стране, и ты ждешь от реальных людей сходства с теми, о ком читаешь, и веришь, будто они все похожи на тебя.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я же знаю, какие книги ты читаешь. Все это книги о выдуманных людях, которые, совсем как ты, добрые, хорошие, храбрые, стремящиеся к духовному просвещению. Люди на самом деле совсем не такие.

Зошина с нескрываемым удивлением посмотрела на младшую сестру.

Каталин рассмеялась:

— Честно говоря, это не совсем мои слова и даже не мои мысли. Но все это сущая правда. Так говорила о тебе фрау Вебер секретарю папы, а я слышала их разговор.

— Фрау Вебер! — воскликнула Зошина.

Теперь она поняла, откуда Каталин набралась таких рассуждений. Фрау Вебер очень отличалась от всех остальных гувернанток, перебывавших у сестер.

Эта дама попала в затруднительное положение и появилась во дворце по рекомендации герцогини-матери.

Она была очень умна и получила блестящее образование. Ее муж, дипломат, рано умер, а после его смерти она оказалась в весьма стесненном положении и, как Зошина поняла позже, совершенно убитая горем.

Герцогиня-мать, которая всегда помогала всем, кто обращался к ней, решила, что фрау Вебер сумеет забыть свои горести в окружении стольких девочек.

Так фрау Вебер оказалась гувернанткой ее внучек.

Зошина сразу же почувствовала, насколько новая классная дама отличалась от всех, кто преподавал им прежде, и она потянулась к фрау Вебер, как цветок тянется к солнцу. Фрау Вебер направляла свою воспитанницу так, как никто никогда не делал раньше. И Зошина от души радовалась этому. Однако ее радость оказалась недолгой.

Старинный приятель мужа фрау Вебер прибыл в Лютцельштайн с дипломатической миссией, сопровождая премьер-министра Бельгии, и возобновил знакомство с вдовой старого друга.

Когда спустя две недели он уехал, Зошина узнала, что фрау Вебер снова выходит замуж.

— Значит, вы покинете нас! — воскликнула она.

— Боюсь, что это так, — ответила девочке фрау Вебер, — но, надеюсь, я буду счастлива с человеком, которого знаю уже много лет.

Эрцгерцогиня пришла в необычайное раздражение, узнав об уходе фрау Вебер.

— Это очень плохо для девочек, когда приходится так часто менять гувернанток, — раздраженно говорила она супругу.

— Едва ли мы можем ожидать, что бедная женщина откажется от возможности удачного брака ради сомнительной привилегии пребывания с нами, — пожал плечами герцог.

— Эгоизм и нежелание думать о других распространились в наши дни сверх всякой меры, — последовал недовольный ответ.

Зошина плакала, когда фрау Вебер уехала. А когда появилась новая гувернантка, поняла, что вряд ли когда-нибудь встретит воспитательницу, которая будет всерьез озабочена их образованием.

Вспомнив о фрау Вебер, Зошина задумчиво произнесла:

— Жаль, я не могу сейчас посоветоваться с фрау Вебер.

— Она же в Бельгии, — резонно заметила Каталин.

— Я знаю, это невозможно. Но как было бы приятно поговорить с кем-то, кто тебя понимает.

— Но я же тебя понимаю! Ты только должна поверить, что все будет хорошо, и так и будет! Наши мысли имеют магическую силу. Вовсе не обязательно тереть лампу Аладдина или размахивать волшебной палочкой. Надо только сосредоточиться на своем желании.

— Ну а этому-то кто, ради всего святого, тебя научил?

— Не помню, но я всегда знала, что это так, — спокойно ответила Каталин. — Это, наверное, вроде молитвы. Ты хочешь, и хочешь, и хочешь до тех пор, пока внезапно твое желание не исполняется!

Зошина обняла младшую сестренку и крепко прижала ее к себе:

— Ой, Каталин, как же я буду тосковать без тебя! Когда ты рядом, даже самые невозможные вещи кажутся вполне достижимыми.

— Но ведь действительно всего можно достигнуть! В этом-то все и дело! Помнишь, как папа не пускал нас на ярмарку лошадей, а потом вдруг взял и передумал? Так вот, этого добилась я!

— И как же?

— Я внушала и внушала ему, что он должен нам разрешить. Я внушала ему, когда знала, что он спит, я внушала ему наше желание, когда знала, что он один и никто не мешает ему сосредоточиться на моем желании. И наконец он неожиданно сказал: «Почему бы вам и не поехать? Вам не помешает посмотреть на породистых лошадей!» И мы поехали!

Зошина рассмеялась:

— Ох, Каталин, если верить тебе, все так просто! И что же мне желать для себя?

— Любящего мужа! — не задумываясь, ответила Каталин.

Зошина снова засмеялась. Каталин заставляла ее все, что происходило, воспринимать как приключение… Поезд герцога тронулся в путь, на платформе остались три осиротевшие хрупкие фигурки, которые махали ему вслед.

— До свидания, дорогая бабушка! — простились все трое с герцогиней-матерью, затем по очереди обняли Зошину.

— Ты прекрасно проведешь там время, — сказала Теона.

— Как жаль, что не я на твоем месте, — с завистью произнесла Эльза.

А Каталин, крепко обняв Зошину за шею, прошептала:

— Надо только сильно этого желать, и все обязательно сбудется. Думай об этом все время, пока будешь там, а я буду желать за тебя этого здесь.

— Я буду, — пообещала Зошина. — Жаль, что тебя не будет рядом со мной!

— Я буду посылать тебе мои мысли каждую ночь, — заверила сестру Каталин. — Они пролетят через горы, и ты всегда найдешь их утром на подушке.

— Я буду с нетерпением ждать их, так что ты уж не забудь про свое обещание.

— Никогда, — клятвенно заверила ее Каталин.

Зошина махала из окна. На перроне толпились придворные и их жены, согласно протоколу обязанные провожать мать герцога в столь важную (как они уже знали) поездку.

Отъезд лучшего поезда страны представлял собой весьма эффектное зрелище, а так как эрцгерцог почти не покидал дворец и крайне редко пользовался своим великолепным железнодорожным составом, люди собрались у путей, чтобы поглазеть на него. И Зошина долго стояла у окна и махала всем собравшимся, пока бабушка не велела ей сесть около нее, чтобы они могли поговорить.

— Мне не так уж часто предоставлялась возможность видеть тебя, дорогая моя девочка, — сказала герцогиня-мать. — Должна сказать, ты очень хороша в этом наряде. Я рада, что ты выбрала розовый. Я уверена, что этот цвет приносит счастье.

— А вам, бабушка, очень идет ваш любимый синий цвет.

Старой герцогине было приятно это слышать. Она все еще была красива, хотя ее когда-то восхитительные с рыжеватым отливом волосы давно поседели, а ее лицо, которое когда-то стремились запечатлеть многие известные художники, теперь покрывали морщины.

Но черты лица все еще хранили былую красоту, фигура не утратила грациозности, а улыбка, по мнению Зошины, оставалась по-прежнему неотразимой.

— Ну, дорогая моя, — продолжала бабушка, — полагаю, отец рассказал тебе, насколько важен наш визит.

— Да, он мне сказал, бабушка, — ответила Зошина.

Что-то в ее голосе заставило королеву-мать внимательнее всмотреться в лицо внучки.

— Мне кажется, милое мое дитя, тебя не так радуют предстоящие события, как должны бы.

— Я стараюсь, бабушка, но мне все же хотелось бы, чтобы кого-нибудь интересовало мое отношение к этому союзу. Хотя я понимаю, видимо, крайне глупо с моей стороны было бы даже надеяться на это.

— Это совсем не глупо, — ответила герцогиня-мать, — это вполне естественное желание, и я понимаю, какое волнение, а возможно, даже страх ты испытываешь.

— Я знала, вы меня поймете, бабушка.

— Я часто думаю, что это варварская традиция — вынуждать людей вступать в брак из соображений политической целесообразности. И при этом им даже не дают возможности высказать свое мнение, хотя речь идет именно об их судьбе.

Зошина внимательно посмотрела на бабушку и спросила:

— А с вами все случилось так же, бабушка?

Вдовствующая герцогиня улыбнулась:

— Мне очень повезло, Зошина. Очень, очень повезло! Разве тебе никто никогда не рассказывал, как произошло мое замужество?

— Нет, бабушка.

Зошина заметила, как лукавая улыбка чуть тронула губы старой герцогини и задержалась в уголках ее глаз.

— Твой дедушка, тогда наследный принц Лютцельштайна, прибыл в гости к моему отцу. Предполагалось, что он сделает предложение моей старшей сестре.

Зошина широко открыла глаза от удивления, но промолчала.

— Мне тогда только исполнилось шестнадцать, — продолжала герцогиня-мать, — и я с восторгом ждала визита такого важного гостя, как наследный принц.

Она задумалась на мгновение, словно восстанавливая в памяти события того далекого времени.

— По какому-то капризу или из озорства я твердо решила увидеть гостя раньше всех. Поэтому я отправилась верхом к тому месту, где, как я знала, принц должен был проезжать, согласно заранее разработанному маршруту.

— И что же дальше, бабушка?

— Я объехала почетный караул солдат, выстроившихся вдоль улиц, и приблизилась к границе с другой стороны. Я заранее узнала, что королевский кортеж Лютцельштайна находившийся в пути несколько дней, предполагалось разместить в гостином дворе уже в пределах королевства моего отца, чтобы гости могли отдохнуть и привести себя в порядок, прежде чем въедут в столицу.

Зошина, захваченная рассказом, наклонилась вперед, не спуская глаз с бабушки.

— Я потом часто спрашивала себя, как у меня хватило безрассудства или отваги на такой возмутительный поступок, — задумчиво проговорила герцогиня, — но я спряталась за деревьями и ждала, пока принц и его окружение не вышли из гостиницы. Они смеялись и переговаривались между собой. Лошадей уже собирались седлать.

— А вы, что вы тогда сделали?

— Я поскакала галопом прямо на них. Помню, на мне был зеленый бархатный костюм для верховой езды и небольшая треуголка с зелеными перьями, которая, как я считала, очень мне шла. Я натянула поводья и остановилась прямо перед принцем.

— Добро пожаловать, сир! — сказала я, и он удивленно посмотрел на меня. — Тогда я заставила свою лошадь опуститься на колени и поклониться ему. Сама я оставалась в седле, подняв кнут в приветствии, как это делают цирковые наездники!

— Ох, бабушка! Они, должно быть, не могли прийти в себя от изумления. Это же все походило на сказку!

— Именно так, все было как в сказке! Твой дедушка сразу влюбился в меня! Он пригласил меня поехать ко дворцу моего отца вместе с ними.

— И вы согласились?

— Ну нет! Я знала, что меня и так ждали неприятности. Я поехала назад одна, если не считать моего грума, который ждал меня за деревьями.

— А дальше?

— Когда принц приехал во дворец, его ждала встреча с моей сестрой. Но он спросил моего отца: «Насколько я понимаю, у вашего величества есть еще одна дочь?» «Да, вы правы, — ответил отец, — но она еще слишком мала для участия в церемонии чествования вашего высочества». «Разве она не сочтет обидным, если ее не пригласят?» Твой дедушка, как видишь, сразу проявил настойчивость.

— И вам разрешили присутствовать?

— Это не входило в планы моих родителей, но, по настоянию принца, я спустилась к обеду. Помню, как я ужасно волновалась, но еще большее волнение я испытала, когда перед самым своим отъездом принц объявил моему отцу, что желает взять в жены меня.

— Ой, бабушка, ничего удивительнее я никогда не слышала! — воскликнула Зошина. — Почему мне никогда никто раньше этого не рассказывал?

— Думаю, ваша мама сочла, что не стоит сеять столь крамольные мысли в головах своих дочерей.

— Эта история ужасно понравилась бы Каталин. Как бы мне хотелось рассказать ей.

— Ну, Каталин-то ее уже слышала, — заметила герцогиня-мать.

И в ответ на удивленный взгляд Зошины пояснила:

— Очевидно, она услышала что-то от няни, та ведь любила посудачить, и попросила меня рассказать ей, как все было на самом деле.

— И вы рассказали?

— Да, я все ей рассказала, но взяла с нее обещание держать все в секрете. Я должна была считаться с мнением твоей матери.

— Я рада, что вы мне это рассказали. Может быть… — Зошина не договорила.

— Я знаю, о чем ты подумала: может быть, король Георгий полюбит тебя с первого взгляда, как это случилось со мной, — договорила за нее бабушка. — Ох, дорогая моя, надеюсь, так все и будет!

— Но если я не полюблю его?

— Никогда не настраивай себя на плохое. Не сомневайся, и ты полюбишь его, в этом я совершенно уверена.

Не дожидаясь ответа Зошины, она потрепала внучку по щеке:

— Ты очаровательное создание, дитя мое, и ты скоро узнаешь, что красота — отличное средство для достижения желаемого и здорово помогает идти по жизни своим путем.

Зошина рассмеялась:

— Каталин убеждала меня концентрировать свою волю, чтобы достичь желаемого, вы говорите мне, что вся сила в красоте…

— А в сочетании воля и красота непреодолимы! — решительно произнесла герцогиня-мать. — Так что тебе не стоит волноваться, дорогая моя.

Им недолго пришлось поговорить между собой: как только они пересекли границу и въехали на территорию Дьера, поезд стал останавливаться на каждой станции, где герцогиню Софию приветствовали местные градоначальники.

А когда поезд вновь трогался, на его пути выстраивался народ, который приветствовал гостей, и герцогиня София с внучкой почти не отходили от окна, махая в ответ.

— Люди радуются, что видят вас, бабушка, — заметила Зошина.

— И тебя тоже, — откликнулась старая герцогиня.

— Вы хотите сказать, все уже знают, что я должна выйти замуж за их короля?

— Я совершенно уверена в этом. Весь Дьер только и говорит, что о твоем приезде, и все делают собственные выводы. Честно говоря, если бы ты слушала последнее приветствие, надо сказать прескучное, то градоначальник мусолил только одну тему: каким замечательным предзнаменованием может стать наш визит!

В словах старой герцогини настолько причудливо соединялись удивление, ирония и восхищение, что Зошина рассмеялась:

— Ой, бабушка, вы все превращаете в шутку! Жаль, что не вы выходите замуж за короля Дьера.

— Возраст у меня, к сожалению, уже неподходящий, приходится все же это учитывать, — заметила герцогиня-мать. — И ты прекрасно знаешь, дорогая моя, что на месте короля Дьера мог оказаться какой-нибудь другой король или, возможно, и не король вовсе.

— Этого ужасно боится Эльза! — заметила Зошина.

— Мы уж постараемся подыскать ей царствующего монарха, но их не так-то много, если только она не предпочтет одного из тех, чья страна входит в состав Германской империи.

— Никто из нас этого не хочет, — возразила Зошина.

— Думаю, что нет, — согласилась герцогиня-мать. — Эти мелкие дворы до крайности окостеневшие и чопорные. Там дыхнуть-то нельзя, чтобы не нарушить протокол. Я уверена, ни одной из вас это не пришлось бы по вкусу! Должна сказать, те обязательные визиты, которые мне приходилось отдавать с твоим дедушкой, превратились бы в настоящую пытку, если бы только мы не смеялись до упаду, когда оставались одни, над всем, что происходило вокруг.

— Дедушке, должно быть, очень повезло, что он женился на вас. А что бы было, если бы вы не набрались смелости отправиться посмотреть на него?

— Я часто думала об этом. Кто угодно мог стать королевой Лютцельштайна, и, возможно, ты, дорогая моя, не была бы такой очаровательной и живой, если бы не моя венгерская кровь!

— Я тоже так думаю, и я уверена, что именно благодаря венгерской крови все мы так хорошо сидим в седле.

— Венгры — прирожденные наездники, — подтвердила герцогиня-мать. — Я часто дразнила твоего деда тем, что он влюбился не в меня, а в мою лошадь, тем более что она умела вытворять роскошные трюки.

— А что отвечал дедушка?

Взгляд герцогини-матери потеплел.

— Ты еще слишком молода, и мне не стоит рассказывать тебе это, но настанет день, и ты узнаешь, какие слова находит мужчина, если он хочет сказать женщине о своей любви.

Станции становились все чаще, народу тоже все прибывало. Холмы и долины, заснеженные горные вершины вдали, серебристые реки убеждали Зошину, что посол был прав, утверждая, что Дьер — одно из самых красивых мест на Земле.

Озера и замки, которые они проезжали, наводили на мысли об истории Дьера. Постепенно местность становилась все более населенной, они приближались к столице.

Зошина почувствовала, как неистово застучало ее сердце. Фрейлины засуетились вокруг герцогини-матери, подавая ей то перчатки, то сумочку, то предлагая взглянуть на себя в зеркало. Зошина невольно подумала о том, как выглядит она.

И хотя она знала, как идет ей розовое платье, девушка внезапно почувствовала себя неловкой и незаметной рядом с величавой элегантностью своей бабушки.

«Я должна все сделать правильно», — отчаянно приказала она себе.

Поезд начал замедлять ход, и на них стала медленно надвигаться переполненная платформа.

— Ты готова, моя дорогая? — спросила герцогиня-мать. — Я выйду первой, а ты следуй за мной. Король и, я полагаю, принц-регент будут встречать нас сразу у двери вагона.

Зошина хотела было ответить, но слова, казалось, застряли у нее в горле. Поезд замер. Фрейлины поднялись с мест, и Зошина увидела, как король и регент в сопровождении нескольких других придворных прошли мимо окна к двери их вагона.

Не суетясь, герцогиня-мать удостоверилась, что ее платье приведено в порядок, и минуту постояла молча, сосредоточенно.

Затем герцогиня София медленно, немного загадочно улыбаясь, направилась к выходу.

Зошине казалось, что у нее ноги словно приросли к земле, и только значительным усилием она заставляла их повиноваться.

Герцогиня-мать, опираясь на протянутые со всех сторон руки, спустилась на платформу. Почти ничего не видя от волнения, Зошина спустилась следом и секундой позже услышала молодой мужской голос:

— Добро пожаловать в Дьер, мадам! Это огромная честь для меня — иметь удовольствие принимать вас здесь в качестве своей гостьи.

Голос прозвучал почти по-мальчишески. В следующую же минуту герцогиня-мать отступила в сторону, и Зошина присела в глубоком реверансе.

Какое-то время она не решалась поднять глаза, но тут снова раздался высокий голос короля:

— Добро пожаловать в Дьер! Для меня большая честь иметь удовольствие принимать вас в качестве своей гостьи.

Девушка подняла глаза. Король был красив и очень похож на свой миниатюрный портрет, но художник не передал выражение глаз короля, которое она заметила сейчас. Он смотрел на нее явно с неудовольствием и даже с неприязнью.

Впечатление было мимолетным. Прежде чем она сумела рассмотреть короля, он повернулся к графу Ксаки, который стоял за ней, и Зошине пришлось двинуться дальше.

Она услышала, как герцогиня-мать сказала:

— Я хочу представить вам свою внучку, принцессу Зошину.

Зошина снова присела в реверансе, уже потом сообразив, что перед ней принц-регент Шандор.

Она никак не могла забыть выражение, с которым король посмотрел на нее. Неприятно забилось сердце. Его неприязненный взгляд потряс девушку до глубины души, и ей не удавалось сосредоточиться ни на чем другом.

Но тут она ощутила крепкое рукопожатие и услышала:

— Я в восторге, ваше королевское высочество, что вижу вас, и я искренне надеюсь, что мы сумеем сделать посещение Дьера радостным для вас.

В искренности этих слов сомневаться не приходилось.

Зошина неожиданно сообразила, что понятия не имеет, как выглядит регент, и подняла глаза на него.

Она воображала, что регент, раз он приходится королю дядей и занимает эту должность уже несколько лет, должен быть стар или по крайней мере не первой молодости.

Но красивому мужчине, который все еще крепко держал ее руку, не могло быть больше тридцати трех — тридцати четырех лет.

В этом человеке чувствовалась уверенность в себе, которой не было у короля. Почему-то эта уверенность прибавила Зошине бодрости, так необходимой ей в тот момент.

Выражение, мелькнувшее в глазах короля, уже не так пугало девушку, словно принц-регент успокоил ее и прибавил твердости духа. Герцогиня-мать приветствовала премьер-министра и еще кого-то из сопровождавших короля должностных лиц, Зошина же какое-то время пыталась следовать за ней.

Ее рука все еще лежала на ладони регента, и он, словно догадавшись о ее чувствах, сказал:

— Нас всегда выводит из душевного равновесия необходимость приветствовать сразу целое море новых людей, но я могу уверить вас, ваше королевское высочество, что все они с тем же восторгом и воодушевлением встречают вас, как и я.

Зошина нашла в себе силы, чтобы проговорить:

— Вы… очень… добры ко мне.

— Нам всем бы хотелось, чтобы вы почувствовали наше к вам расположение, — ответил регент. — А теперь позвольте представить вас премьер-министру. Он жаждет с вами познакомиться.

Зошину представили еще множеству важных персон, затем король занял место подле герцогини-матери, и все двинулись к зданию вокзала. Зошина в сопровождении регента следовала за ними. У входа они остановились, и оркестр заиграл сначала национальный гимн Лютцельштайна, затем Дьера. Теперь все четверо стояли в один ряд, и Зошина смогла украдкой взглянуть на короля. Он стоял, напряженно выпрямившись и, как ей показалось, всем своим видом показывая, что все происходящее ему предельно надоело. Когда отзвучали государственные гимны и они направились к открытой карете, уже ожидавшей их, король зевнул, прежде чем уселся рядом с герцогиней-матерью спиной к вознице, в то время как Зошина и регент устроились напротив них.

Как только карета тронулась, сопровождаемая восторженными приветствиями толпы, Зошина заметила круги под глазами у короля и сказала себе, что это, должно быть, следы бессонной ночи накануне.

«Каталин права, — подумала она. — Он безудержный повеса, и, наверное, он думает, что стоит ему жениться на мне, как я сразу попытаюсь ограничить его в подобных удовольствиях. Вот почему он уже заранее отнюдь не испытывает ко мне никакой симпатии».

Эта мысль подействовала на нее настолько угнетающе, что на какую-то минуту она забыла даже о необходимости приветливо кивать толпе.

Потом она поняла, что женщины в основном разглядывали именно ее и приветствовали скорее ее, чем бабушку. С усилием она заставила себя отвечать на приветствия. При этом она заметила, что король снова посмотрел на нее, и у нее не осталось сомнения, что выражение его глаз не изменилось.

Похоже, его неприязнь к ней, если так определялось его чувство, только нарастала.

Глава третья

Зошина оглядела столовую, и ей стало жаль, что сестры этого не видят.

Все здесь сильно отличалось от темной, мрачной и угрюмой комнаты, где они обедали во дворце ее отца.

Свет от золотых канделябров падал на роскошное столовое серебро. Стол, огромный мраморный камин и несколько мраморных колонн были декорированы орхидеями.

Зошине показалось, что эта комната вполне могла появиться прямо из волшебной сказки. Остальная часть дворца, которую ей уже успели показать, тоже производила сказочное впечатление.

Когда она впервые увидела дворец, возвышавшийся над городом, ослепительно белый, освещенный солнечными лучами, которые отражались в стеклах его окон и золотом куполе центральной части дворца, она задохнулась от восторга.

В голове у нее пронеслась шальная мысль, что если ей доведется жить окруженной подобной красотой, это немного утешит ее за то, что ей придется стать женой человека, который ненавидит ее.

Но даже когда она любовалась освещенными солнцем горными вершинами или лесами, раскинувшимися позади дворца, или деревьями, которые обрамляли аллеи, воспоминание о неприязненном выражении на лице короля заставляло сжиматься от боли ее сердце.

Незаметно разглядывая короля, сидевшего напротив нее, Зошина подумала, что волосы у него гораздо темнее, чем на портрете.

К тому же король был очень смугл, а глаза казались почти черными, может, потому, что его взгляд, изредка останавливаясь на девушке, был чрезвычайно мрачен.

Зошина вспомнила, как дома сестры, когда сердились друг на друга, говорили:

— Не хмурься и не смотри на меня черными глазами!

Именно таким казался ей взгляд короля.

Когда они подъехали ко дворцу и поднялись по лестнице, устланной красной ковровой дорожкой, вдоль которой выстроился почетный караул солдат в парадной форме, Зошина на время забыла обо всем, кроме красоты величественного здания.

Фрау Вебер когда-то заинтересовала свою ученицу архитектурой и научила различать стили.

Конечно, они начали с греков, и Зошина восторгалась красотой Акрополя, несравненной симметрией и красотой Пантеона. римляне тоже восхитили ее, а когда они достигли выдающихся творений Роберта Адама, возведенных в восемнадцатом столетии, ей ужасно захотелось, хотя она и не осмеливалась произнести это вслух, снести дворец отца и воздвигнуть на его месте нечто иное, более достойное королевской резиденции.

Здесь же уже существовал дворец, который словно воплощал все ее представления о красоте, объединял все, что ее когда-либо восхищало.

Художественно оформленные внутренние помещения оставались полными воздуха. Их не загромождали рюши, бахрома, кисти. И кругом были яркие светлые тона, всегда вызывавшие в девушке радостные чувства.

— Насколько я поняла, сегодня здесь соберется совсем небольшое общество, — сказала герцогиня-мать, когда они направились в отведенные им комнаты, чтобы переодеться к обеду. — Завтра состоится большой банкет в мою честь. Но хотя они не говорят об этом открыто, и в твою, дорогая моя девочка.

Зошина промолчала, и герцогиня София продолжала:

— Сегодня вечером ты встретишься только с близкой родней короля, хотя, я полагаю, будет еще премьер-министр с женой.

То, что бабушка назвала небольшим обществом, на самом деле насчитывало человек тридцать, которые сидели за столом в малой столовой, где обычно обедал король.

По правую руку от короля села герцогиня-мать, по левую — Зошина.

Слева от Зошины сидел принц-регент, а дальше очаровательная темноволосая женщина с блестящими глазами. Они доверительно беседовали, видимо, о чем-то забавном.

«Мне не следует сидеть и уныло молчать, — подумала Зошина. — Отец всегда говорил: „Нет ничего скучнее за обедом, чем женщина, поглощенная содержимым своей тарелки больше, нежели собеседниками. Не так уж важно, о чем вы говорите, но ради всего святого, поддерживайте беседу!“

Чувствуя неловкость от того, что король ни словом не обмолвился с ней с того момента, как они сели за стол, Зошина все же решилась:

— Думаю, сир, ваш дворец — один из самых красивых в Европе!

Король не сразу обернулся к ней, возникла неловкая пауза, и на какое-то мгновение девушка подумала, что он намеревается просто игнорировать ее. Но тут он ответил:

— Вам, видимо, нетрудно угодить. Я намеревался заняться перестройкой дворца и наметил немало изменений. Его требуется отделать заново.

— О нет! — невольно вырвалось у Зошины. Ей так все понравилось в этом дворце!

И тут же она поняла, какую ошибку допустила. Король так и впился в нее хмурым взглядом черных глаз.

— Если вы полагаете, будто кто бы то ни было сможет помешать мне, как только я получу право распоряжаться всем, вы очень ошибаетесь, — резко и так явно враждебно проговорил король, что Зошина испугалась:

— О… прошу вас… поверьте, вы не правильно меня поняли… я вовсе не это имела в виду. Просто дворец показался мне таким… красивым, что я не могу… и представить себе, что в нем еще можно улучшить!

Зошина так смутилась, что ее слова, казалось, натыкались друг на друга, и девушка с трудом подбирала их. Король снова с неприязнью отметил:

— Как же вам легко угодить!

После этого он демонстративно отвернулся и заговорил с герцогиней-матерью. Зошина перевела дух. Все, что произошло, оказалось даже хуже, чем она ожидала. Девушка попыталась убедить себя, что, возможно, и проявила бестактность, но вовсе не хотела расстроить его.

Тут к ней обратился принц-регент:

— Я слышал, вы восхищаетесь дворцом. Мне это чрезвычайно приятно!

— Я нахожу его прекрасным.

— Мне тоже так кажется.

Принц-регент показался ей очень добрым и понимающим человеком. Она тихонько, чтобы никто, кроме регента, ее не услышал, попыталась объясниться:

— Я вовсе не… хотела досадить… его величеству. Я просто не могу представить… что здесь можно улучшить. Дворец такой красивый.

Регент улыбнулся.

— Мы, очевидно, мыслим одинаково, — сказал он. Ей показалось, что он хотел ее успокоить.

Опасаясь поставить принца-регента в неловкое положение дальнейшим обсуждением этой темы, Зошина сделала над собой усилие и сказала:

— Граф Ксаки рассказывал мне, как красив Дьер, но даже поэту не под силу передать ту красоту, которую я увидела сегодня.

— Вы любите поэзию?

— Да, очень. Но я знаю, некоторым она кажется… скучной, — сказала Зошина, подумав при этом о короле. Она почему-то не сомневалась, что король вряд ли любитель поэтического творчества.

— Мне кажется, поэзия подобна музыке, — заметил регент. — Она способна передавать наши чувства или наши мысли, когда обычные слова оказываются бессильны.

— Удивительно, что и вы так считаете, — с неожиданной горячностью произнесла Зошина. — Иногда, когда я вижу что-то очень красивое, я понимаю, насколько немыслимо было бы даже пытаться описать это, и только музыка или поэзия могли… бы выразить… переполняющие меня… чувства.

Ей показалось, что в глазах принца-регента мелькнуло удивление, но, возможно, ей это только показалось.

Потом, решив, что этот-то человек сможет понять ее правильно, Зошина спросила:

— Могу я попросить вас?..

— Без всякого сомнения.

— Пока я здесь, не мог бы кто-нибудь рассказать мне о Дьере и его жителях? — Она замолчала, а затем торопливо договорила:

— Я имею в виду не просто историю страны, я говорю о реальных человеческих судьбах… то, что невозможно… найти в… книгах.

Принц-регент не ответил, и Зошина решила, что он ее не понял. Она попыталась объяснить свою просьбу поподробнее:

— Вот мне никто раньше не говорил, как красив дворец и какие яркие краски вокруг, и люди на улицах тоже одеты в яркие цвета. Боюсь, если и дальше мне никто ничего не станет рассказывать, я пропущу что-то самое важное.

Регент по-прежнему молчал, и, выждав секунду, девушка заговорила снова:

— Я думала… мне казалось, вы… поймете… меня.

— Я все понял, — наконец произнес он. — Я все отлично понял. Только никто никогда еще не просил меня ни о чем подобном.

— Может, вы… считаете, это… излишним… любопытством с моей стороны, — пробормотала Зошина.

— Я ни в коей мере не могу позволить себе так думать, — ответил регент. — Ведь именно это и должно вас интересовать.

У нее возникло странное чувство, что он собирался добавить, «но я не ожидал этого от вас», однако предусмотрительно не закончил фразы.

— Пока вы гостите здесь, — продолжил регент, прежде чем она успела ему ответить, — я приложу все старания и, полагаю, сам сумею описать кратко людей, с которыми вам предстоит встретиться, и те места, которые вы посетите.

И уже с легким смешком он добавил:

— Возможно, я не столь красноречив, как некоторые из наших ученых-историков. Да и не столь несдержан, как биографы наших выдающихся граждан. Но, смею надеяться, мои рассказы будут и короче, и информативнее.

— Если бы… о! право… я буду вам очень… благодарна. Но я не хотела бы надоедать вам…

— Вам это никогда не удастся! — ответил регент с улыбкой. — Ну а сейчас позвольте мне немного рассказать вам о людях, собравшихся за этим столом. Начнем с премьер-министра.

При этих словах он взглянул мимо Зошины на другой край стола, и ей почудилось, что его взгляд намеренно скользнул мимо короля, сидевшего рядом с нею.

Описывая вкратце премьер-министра, принц-регент своими комментариями не только смешил ее, но действительно несколькими штрихами великолепно набросал портрет этого государственного мужа.

Затем регент в нескольких словах столько поведал об одной из тетушек короля, что Зошине показалось, что она прочитала об этой даме целый роман.

Он сделал «наброски» еще с двух вельмож за столом, потом замолчал, но она не удержалась и нетерпеливо попросила:

— Спасибо, спасибо, но продолжайте же! По вашим описаниям я представляю этих людей так ярко и реально. Вас очень интересно слушать, и хочется познакомиться с ними со всеми. Пожалуйста, не останавливайтесь!

— Я с удовольствием бы продолжил, — ответил регент, — однако…

При этих словах он бросил взгляд на короля, и Зошина сообразила, что совершила непростительную ошибку, увлекшись разговором с принцем и игнорируя собеседника, сидевшего, по другую руку от нее. Это было явное нарушение этикета.

«Но королю совсем неинтересно беседовать со мной», — чуть не проговорила она в свое оправдание. Но тут девушку осенило, что скорее всего принц-регент хочет поговорить с другой своей соседкой, той красивой яркой женщиной.

— Простите… — робко произнесла. — Я злоупотребляю вашим вниманием.

Она повернулась к королю и увидела, что тот неотрывно разглядывает основание канделябра, который стоял перед ним, словно видел его впервые.

Поскольку он явно не выражал желания говорить с ней, Зошина понимала, что ей необходимо сделать над собой усилие. Собравшись с силами, она нерешительно начала:

— Интересно… ваше величество, а какие планы у нас… на завтра. Я знаю, вечером предполагается… банкет…

— Тогда вы знаете даже больше, чем я! — холодно буркнул в ответ король. — Неужели вы полагаете, что я имел хоть какое-нибудь отношение к этому абсурдному ажиотажу, связанному с вашим приездом?

Зошина постаралась не заметить его откровенную грубость.

— Я полагаю, государственные визиты и этот… в том числе… для вас — обычное явление, сир, но я еще никогда не участвовала… ни в одном… и все вызывает у меня восторг!

— Восторг! — воскликнул король. — Да все это — смертельная тоска от начала и до конца. Единственное, что, может быть, слегка развеет скуку, так это костюмированный бал-маскарад.

В его голосе наконец-то послышался хоть какой-то интерес, и Зошина заторопилась:

— Маскарад! Это же замечательно! Он пройдет во дворце?

— Бог мой! Нет, конечно! Его устраивают для простонародья, а не для нас. Предполагается, что мы усядемся на своих позолоченных тронах и вовсе не будем принимать в нем участия.

— Какая жалость! — воскликнула Зошина. — Я ни разу не бывала на маскарадах, но я столько о них слышала! Наверное, это очень забавно, когда не знаешь, танцуешь ты с графом или свечным мастером, королем или трубочистом!

Она надеялась рассмешить короля или хотя бы заставить его улыбнуться, но он неожиданно повернулся к ней и серьезно посмотрел прямо ей в глаза. При этом Зошине показалось, что выражение его лица изменилось.

— Так вы советуете мне отправиться на маскарад? — спросил король.

— Возможно, конечно, я ошибаюсь, сир, но у меня такое… чувство, что вы-то уже бывали… на маскараде.

Он внимательно посмотрел на нее, словно не совсем был уверен в том, как воспринимать ее слова, но потом нашелся:

— Вы хотите заманить меня в ловушку! Я не собираюсь отвечать на подобный вопрос.

— Я совсем не пыталась заманивать вас куда-либо. Просто, если бы я оказалась на вашем месте, я непременно бы отправилась на маскарад.

Король ничего не ответил, и, выждав немного, Зошина заговорила снова:

— Если подумать, история сохранила массу рассказов о королях, которые путешествовали по своим владениям в переодетом виде. Франциск Первый, например, каждый вечер выходил из замка и бродил по городу, смешиваясь с толпой, чтобы пообщаться… со своими подданными.

Она сдержалась и не произнесла «с красивыми женщинами», как упоминалось в одной довольно своеобразной французской биографии, попавшей ей когда-то в руки. Говорить подобные вещи было бы нескромно, да и неразумно.

— И кто такой этот Франциск Первый? — поинтересовался король.

— Король Франции, сир, он правил в 1515 году.

— Никогда о нем не слышал, но, вероятно, он поступал весьма разумно.

— Вы интересуетесь историей?

— Нет, нет и еще раз нет! — воскликнул король. — Вот уж унылое и скучное занятие» Правда, мне никогда ничего занятного о королях не рассказывали, тем более ничего вроде этого упомянутого вами весьма поучительного факта.

— Никто из преподавателей не сообщает нам подробности личной жизни представителей королевских родов, — заметила Зошина. — Их приходится находить в книгах.

— У меня нет времени на чтение, — решительно отрубил король. За этим последовало молчание.

Зошина подумала, что с ним действительно очень трудно. Возможно, с ним могла бы поладить только Каталин.

Она была способна болтать с кем угодно, независимо от того, отвечают ей или нет, слушают ее или нет, и всегда умудрялась подыскать новую тему для разговора.

Зошина вздохнула с явным облегчением, заметив, что ее бабушка отвернулась от премьер-министра и заговорила с королем.

И тут же, не в силах подавить свой интерес, Зошина обратилась к принцу-регенту.

— Расскажите мне о том господине с огромными усами, — попросила она.

Глаза ее собеседника заблестели, когда он начал жизнеописание этого усача, одного из самых грозных генералов в армии Дьера.

После обеда дамы перешли в прелестный салон, и Зошина оказалась рядом с одной из тетушек короля. Та болтала обо всех членах семьи, рассказывала о таких деталях их личной жизни, о которых — Зошина в этом почему-то не сомневалась — принц-регент наверняка не стал бы упоминать в разговоре с гостьей.

— Вон та женщина с крашеными рыжими волосами — моя кузина Лилли, — сообщила она. — Лет десять назад она была очаровательна, но теперь она замужем за невыносимо скучным господином. К тому же он глух и все понимает только с третьего раза, а сам все время кричит. В его присутствии я чувствую себя как на плацу.

Зошина рассмеялась, но тут принцесса тихонько поинтересовалась:

— А каково, прелестное дитя, ваше мнение о моем племяннике Георгии?

Такого вопроса Зошина не ожидала и нашлась не сразу. Но принцесса ждала ответа, и девушка проговорила:

— Я почему-то не представляла… его величество таким… смуглым и черноволосым.

Тетушка короля удивленно подняла брови:

— Разве никто не рассказывал вам, что его мать родом из Албании?

— Нет, — ответила Зошина.

— Ох, дитя мое, вижу, вам многое еще предстоит узнать. Мой братец, прежний король, был старшим из восьми детей своего отца, но в его собственной семье рождались, к несчастью, только девочки. Первая жена родила ему четырех дочерей.

— Совсем как у моего папы! — заметила Зошина.

— Именно так! И это сильно огорчало его.

Зошина едва не повторила «совсем как папу», но посчитала это нескромным.

— Когда его жена умерла, — продолжала принцесса, — вы не можете себе даже представить, как заволновались премьер-министр и члены Совета: мой брат вдруг решительно заявил о своем намерении жениться снова на албанской принцессе, о которой никто из нас до этого ничего не слышал.

— Какой сюрприз для всех! — пробормотала Зошина.

— О да! Тем более что мы всегда считали албанцев странными людьми, больше всего похожими на обыкновенных цыган!

В голосе принцессы звучало столько презрения, что Зошина удивленно посмотрела на свою собеседницу.

— Однако мой брат, король, дождался наследника! Его вторая королева родила ему сына.

— Он, наверное, был счастлив, — сказала Зошина, представив, в какой восторг привело бы ее отца известие о рождении продолжателя рода и наследника трона.

— Можете себе представить, — продолжала принцесса, — как баловали Георгия всю его жизнь. Мой брат не мог надышаться на него вплоть до самой своей смерти, а его жена, по-моему, вообще влияла на сына отвратительно.

Если король наполовину албанец, решила Зошина, это объясняет не только цвет волос и смуглость кожи, но и необузданность его нрава.

Как будто уловив ход мыслей девушки, принцесса сказала:

— Вы должны проявить понимание, дорогая моя, и завоевать доверие Георгия. Я надеюсь, впрочем, как и дорогой Шандор, что если молодой король остепенится и примет уготованные ему судьбой обязанности, из него выйдет неплохой правитель.

Воспользовавшись упоминанием о принце-регенте, Зошина сказала:

— Я ожидала, что его высочество окажется значительно… старше.

Принцесса улыбнулась:

— Так кажется, поскольку он дядя Георгия. Но Шандор — самый младший из нас, восьми детей. Теперь он мой единственный брат, и, конечно, до рождения Георгия мы все полагали, что он будет следующим королем Дьера.

Зошине хотелось спросить, сильно ли принца Шандора расстроило появление нового наследника престола, но она решила, что интересоваться этим бестактно.

— Мне остается только сказать, что вы не только очень красивы, моя прелесть, но именно такая, какой все мы надеялись вас увидеть.

— Спасибо… вам, — поблагодарила ее за теплые слова Зошина, внезапно смутившись.

Прежде чем они заговорили о чем-нибудь еще, в комнату начали входить мужчины.

На следующий день герцогиня-мать все утро принимала депутации граждан Дьера, потом предстоял обед в мэрии, который устраивали градоначальник и муниципальные должностные лица в честь высоких гостей.

Снова они ехали в открытой карете, запряженной шестеркой белых лошадей, и жители города выстраивались вдоль дороги, еще восторженнее, чем в первый день, приветствуя их.

Рано утром герцогиня-мать с одной из своих фрейлин прислала Зошине записку, в которой сообщала внучке цвет своего наряда — бледно-розовато-лиловый — и предлагала девушке надеть белое платье с кружевами и шляпку с венком из белых роз.

— Я выгляжу словно невеста, — заметила Зошина, зайдя в спальню бабушки, прежде чем они спустились вниз.

— Но ты же ею скоро и станешь, — ответила вдовствующая герцогиня Лютцельштайна.

Слова бабушки вызвали дрожь у Зошины, которая почти забыла в водовороте новых событий и встреч, что неприветливый и непонятный король, вероятно, станет ее мужем.

Накануне, укладываясь спать, она обдумывала его поведение вечером и решила, что он напоминает неотесанного подростка, которого трудно воспринимать как взрослого мужчину.

Зошине всегда казалось, что ее муж сумеет защищать и оберегать ее, на его мнение она сможет полагаться, его советов будет искать. С ним она уверенно сможет следовать по пути их совместной жизни.

Но король Дьера был совсем не таким человеком. Похоже, весь остаток жизни ей придется потратить, пытаясь разговорить его. Эта перспектива казалась просто ужасной, особенно после того, как король продемонстрировал ей, насколько неприятным в общении он может быть.

Однако девушка попыталась найти ему оправдание. В конце концов, они были совершенно незнакомы друг с другом.

Зошина догадывалась, что Георгию ненавистна сама мысль о женитьбе, поэтому он заранее невзлюбил ту, что прочили ему в жены.

Да, лучше было бы дождаться, пока он повзрослеет.

Тут она вспомнила, какие события торопили их брак.

«Неужели ему все это не объяснили?» — спрашивала себя Зошина. Но она не сомневалась в том, что принц-регент, конечно, сделал это.

«Принц Шандор умен, — думала девушка. — Умен, образован и очень начитан. По крайней мере хоть с ним можно поговорить».

Что будет, когда регент оставит свой пост?

Будет ли он прозябать в бездействии или для него уже приготовлено новое место, например, в правительстве?

Но она даже не предполагала, кто мог бы ответить ей на этот вопрос.

Король казался сумрачным и скучающим всю дорогу до ратуши, где их ожидал прием.

Он не пытался заговорить ни с герцогиней, ни с кем-нибудь еще, и Зошина, приветствуя горожан, которые бурно выражали свой восторг при виде нее, решила, что ей остается только не обращать на него внимания.

«Он нагонит тоску на кого угодно! — думала она. — Не возьму в толк, почему его раздражает радость этих людей».

К счастью, на приеме ей отвели место между премьер-министром и канцлером казначейства.

Вот тут и пригодились те краткие, но емкие характеристики новых для нее людей, которые сообщил ей регент накануне вечером. Ее собеседников приятно удивило, что она в курсе, сколько у кого из них детей, и знает, что жена премьер-министра — француженка.

Скоро между ними завязалась оживленная беседа. Оба государственных мужа с удовольствием отвечали на вопросы Зошины о Дьере. Чувствовалось, насколько им приятен ее интерес к их стране.

— Спасибо, огромное вам спасибо! — от души поблагодарила девушка премьер-министра. — Благодаря вам обед прошел великолепно, и я никогда этого не забуду.

— О, это вы сделали его незабываемым для меня, ваше высочество. И со своей стороны могу поручиться, что гостеприимство Дьера окажется столь же безграничным, как наши симпатии, — ответил премьер-министр.

Зошина улыбнулась ему, и он сказал себе, что она самая красивая девочка из всех принцесс, которых ему довелось в жизни видеть.

Прощаясь с принцем-регентом, премьер-министр не преминул заметить:

— Я могу только поблагодарить вас и поздравить с вашим выбором. Вы проявили гораздо больше мудрости, нежели я. Отныне я готов, если того потребует ситуация, никогда больше не подвергать сомнению ваше мнение, особенно когда дело касается женщин!

В глазах регента мелькнул лукавый огонек.

— Должен ли я говорить, как я рад, что не допустил роковой ошибки в этом вопросе?

— Теперь я заявляю категорически, что это было невозможно, — торжественно произнес премьер-министр.

Регент, все еще улыбаясь, поспешил вниз по лестнице, чтобы занять свое место в королевской карете.

Когда они вернулись во дворец, герцогиня-мать объявила о своем намерении пройти прямо в отведенные ей апартаменты.

— Я надеюсь, Георгий, вы проводите меня, — обратилась она к королю. — У нас не было возможности побыть с вами наедине и поговорить по душам с самого нашего приезда. Наконец нам предоставляется долгожданный шанс.

Зошина не заметила по лицу короля, что он расценивает подобный шанс для себя как долгожданный, но ему ничего не оставалось, как согласиться.

Сняв шляпку, Зошина поспешила присоединиться к ним. Пожилая герцогиня и мрачный юнец уже ждали ее.

Зошина присела, а бабушка сказала:

— Сейчас я сделаю то, что обычно делать не принято Но поскольку никто, кроме нас, об этом не узнает, мы можем на время отступить от правил дворцового этикета. Я хочу, чтобы вы поближе узнали друг друга, и поэтому я собираюсь оставить вас одних, без любопытных свидетелей.

Она одарила короля и Зошину своей знаменитой улыбкой и стремительно, что явно не соответствовало ее возрасту, вышла из гостиной, закрыв за собой дверь.

Король молчал. Зошина украдкой взволнованно посматривала в его сторону.

Он поднялся, пересек комнату и остановился, глядя в окно. В комнате воцарилась неловкая тишина, которую девушка осмелилась прервать:

— Бабушка… всегда старается сделать все… насколько возможно… проще и легче.

— Легче! — почти выкрикнул король. — Я не вижу ничего ни простого, ни легкого в вашем треклятом пребывании здесь и в этом, черт бы его побрал, браке!

Зошина вздрогнула. Раньше ни один мужчина не осмелился бы употребить подобные выражения в ее присутствии.

— Вам настолько… ненавистен… этот союз? — запинаясь, спросила она.

— Ненавистен? Конечно! Я ненавижу саму мысль об этом! — огрызнулся король. — У меня нет никакого желания жениться. Все, чего я хочу, это быть свободным… Свободным от приказов, свободным от указаний с утра до ночи. От этих вечных предписаний: как поступать, куда идти.

— Я могу… понять вас, — пробормотала Зошина, — но разве вы не знаете, почему возник вопрос о… нашем… браке?

— Я знаю только то, что они называют его причиной, — заявил король, — но правда-то в другом. Этот мой дядюшка Шандор хочет, чтобы кто-то занял его место подле меня, кто-то, кто будет управлять мной, как всю жизнь делал он.

— Уверена, вы ошибаетесь, — воскликнула Зошина, — иначе они никогда не выбрали бы меня!

— Именно поэтому они выбрали вас, — взорвался король. — Всем известно, что ваша мать вертит вашим отцом, что Лютцельштайн — настоящее бабье царство.

— Но это же ложь! — запротестовала Зошина. — Тот, кто наговорил вам все это, обманул ваше величество, это просто вздор!

Король расхохотался резким неприятным смехом.

— Это именно так, известно вам об этом или нет, — сказал король, резко оборвав смех. — Но если вы думаете, будто вам удастся управлять моей страной, клянусь, вы горько заблуждаетесь.

— У меня нет никакого желания управлять чем бы то или кем бы то ни было, — сказала девушка, но, видя, что король не верит ей, торопливо добавила:

— Я вовсе не хотела… выходить замуж… Мне просто… велели, сказали… что так надо.

— Думаете, я поверю этому? Да нет на свете такой женщины, которая не жаждала бы нацепить корону.

— Возможно, я исключение. Я всегда хотела только… любить того человека, за которого выйду замуж.

— Любовь — дешевый товар… — презрительно фыркнул король. — Вон сколько кругом женщин, но никто не женится на них. О нет! Брак устраивают члены Совета или, как в моем случае, дядюшки.

По его тону Зошина догадалась о его неприязни к принцу-регенту.

Ноги отказывались держать ее, и она опустилась в кресло.

— Как… же нам быть теперь? Что же нам делать?.. — беспомощно спросила она.

— Что делать? — с издевкой переспросил король. — Что нам говорят, то и делать, конечно! Дядюшка Шандор все аккуратненько устроил. А премьер-министр и все остальные, кто пресмыкается перед ним, обращаются со мной, словно с дрессированной обезьяной: «Прыгайте через кольцо, ваше величество!», «А теперь кувырок, ваше величество!», «Покачайтесь на трапеции, ваше величество!». Вы что, воображаете, что я могу отказаться делать то, что мне диктуют?

Зошина судорожно сжала руки.

— Я знаю, это кажется… несправедливым… и, возможно, жестоким, — тихо и нерешительно заговорила она, — но угроза… исходящая от Германской империи… очень реальна!

— Это так они говорят, — угрюмо парировал король. — Лично мне совершенно наплевать, втянут нас немцы в свою империю или нет. Может, мы стали бы богаче, чем теперь.

— Нет! Нет! — вскричала Зошина. — Как вы можете говорить подобные вещи? Мы должны сохранить свою независимость. Мы не можем допустить, чтобы нами правил прусский император!

— Меня он оставит на троне.

— Но только до тех пор, пока вы станете выполнять его приказы, — запротестовала Зошина. — Вас раздражает ваша зависимость сейчас, но это ничто по сравнению с немецкой кабалой.

— Ну вот вы и заговорили, совсем как дядюшка Шандор, — издевательски перебил ее Георгий. — Я думаю, эти бездельники-политики придумывают много всяких страхов. Лучше бы они делом занимались!

— Но ведь это правда, — упорствовала Зошина. — Я и сама читала газеты и слышала, как мой отец говорил о немецкой угрозе. Нельзя допустить, чтобы Лютцельштайн и Дьер стали частью Пруссии!

— Я хочу одного: получать от жизни удовольствия. Если бы я попытался вмешиваться в политику, меня тут же остановили бы. Так какой же толк мне тратить свое время и пытаться разобраться в происходящем?

Зошина только вздохнула. Эти рассуждения были достойны заносчивого грубияна школьника. Ее не покидало ощущение, что король сердит на весь мир. Он будет злиться, какими бы словами она ни пыталась убедить его, он не захочет оценить серьезность создавшейся вокруг их стран ситуации и никогда не поверит, что будущая жена абсолютно не склонна манипулировать ни им, ни кем бы то ни было еще.

Девушка поднялась и, пройдя через комнату, подошла к другому окну.

Освещенные солнечными лучами снежные шапки, венчающие горы, сияли ослепительной белизной на фоне синего неба. Ей чудилось, будто она различает бурные потоки, берущие начало с ледников.

Река, протекавшая через город, казалась серебряной полоской, уходящей за горизонт.

— Дьер — удивительно красивая страна, — задумчиво произнесла Зошина, — и это ваша страна. Она принадлежит вам!

Король снова расхохотался:

— Вы так думаете? Но правит-то страной дядюшка Шандор. Все, от премьер-министра до последнего чистильщика сапог, знают это.

Его голос звучал презрительно и язвительно:

— Неужели вам до сих пор не рассказали? Ведь я неудачный последыш, сын албанской цыганки, которую и пускать-то в Дьер не следовало!

— Вы король, — возразила Зошина. — В вашей власти заслужить любовь и уважение своих подданных. Если вы это сделаете, если сохраните свободу вашей страны, вы сможете заслуженно гордиться собой.

Король засмеялся, на сей раз искренне:

— Ну вот вы и заговорили так, как от вас ждут: «Вы должны стать хорошим королем!», «Будьте добры к вашим людям!», «Они полюбят вас!», «Вы обязаны поступать правильно!» — Он вскинул руки, явно передразнивая кого-то.

— Дядюшка Шандор не промахнулся. Какой молодец! Выбрал подходящую «юбку»… для Дьера. Кто мог лучше подходить для этого, нежели принцесса, которая выросла в Лютцельштайне?

Зошина почувствовала, что начинает терять терпение.

— Я думаю, вы напрасно оскорбляете меня! Если бы я могла поступать согласно своим желаниям, я вернулась бы в Лютцельштайн и сообщила отцу, что отказываюсь выходить замуж за человека, который не верит ни одному моему слову!

— Ах, так у вас и характер имеется! Отлично! Это все-таки лучше, чем сладкоречивые проповеди.

Зошина сообразила, что была почти столь же невежлива с ним, как и он с ней.

— Простите… — искренне извинилась она. — У меня нет никакого желания читать проповеди… И уверяю вас, я вовсе не намерена принуждать вас к тому, чего вы сами не хотите делать.

— Я же знаю! Вы обязательно попытаетесь неволить меня, и, конечно, «ради моей же пользы». — Снова в голосе Георгия послышалась язвительная ирония. — Именно так всегда говорит дядюшка Шандор: «Это требуется ради твоей же пользы!» Если хотите знать, мне до смерти надоел этот мой дядя и все ему подобные! Я хочу, чтобы меня оставили в покое! Я хочу наслаждаться жизнью, проводить время со своими друзьями, ухаживать за женщинами и добиваться расположения тех женщин, которых выбираю сам… И позвольте мне уведомить вас, раз и навсегда… вы не в моем вкусе!

Зошине хотелось ответить, что он-то уж и вовсе не в ее вкусе, но это прозвучало бы слишком по-детски.

Она молча стояла у окна, ничего не видя вокруг себя. Все казалось ей нереальным и бессмысленным. Этот разговор больше напоминал какой-то кошмарный сон.

— И вот еще, — король говорил громко, почти кричал, — если нам все же придется пожениться, а я не представляю себе, как мне выпутаться из этой истории, с того самого момента, как я стану настоящим королем и смогу отослать дядюшку Шандора прочь от двора, я буду поступать по-своему, а вы живите как хотите!

С этими словами он пересек гостиную и вышел, громко хлопнув дверью.

Зошина закрыла лицо руками и не веря тому, что случилось с ней, и виня во всем себя.

«Ну как же так? Ну зачем же я его расстроила? Почему, ну почему он был так раздражен?» — спрашивала она себя.

Пальцы ее, да и вся она дрожали.

Девушка не могла поверить, что король мог вести себя с ней столь отвратительно грубо.

Никогда в жизни ни один мужчина, кроме, пожалуй, отца, не говорил с ней так язвительно и насмешливо. В ушах у нее все еще раздавался издевательский голос короля.

«Как же я могу выйти замуж за такого человека?» — думала она, и при этой мысли ее охватывал панический страх.

Неожиданно дверь открылась, и слуга объявил:

— Его королевское высочество, принц-регент, ваше высочество!

Зошина сжала руками подоконник. Она не могла повернуться. Она не могла предстать перед регентом в таком смятении, но и не поворачиваясь, она чувствовала, что, войдя в комнату, он остановился на пороге, глядя на нее с удивлением.

Девушка слышала, как закрылась дверь, и спустя мгновение раздался голос вошедшего, тихий и сдержанный:

— Что-то случилось? Почему вы одна? Я видел, как отсюда выходил король.

Зошина попыталась заговорить, но от волнения голос не слушался ее. Так она и стояла — молча, не оборачиваясь. Принц Шандор подошел к ней.

— Вижу, вы расстроены, — мягко заговорил он, — мне очень жаль, если король чем-то встревожил или огорчил вас.

Голос его был так добр, что Зошина почувствовала, как глаза ее наполнились слезами.

— Он ненавидит меня! Он… очень… злится на вас… Ведь, если бы не вы… меня бы здесь не было! — сама того не желая, пробормотала девушка.

Может, ей показалось, но ее слова поразили принца-регента.

— Неужели король сказал, что ненавидит вас! Он так сказал?

— Я… я не могу повторить все сказанное им, но его… возмущает… ваше желание женить его, и он считает, что вы специально выбрали меня… чтобы… я руководила им… он сказал… как моя мать… моим отцом.

Последние слова вырвались у Зошины против ее воли, при этом слезы потекли у нее по щекам.

Она надеялась, что регент не заметит этого, и упорно смотрела на горы вдали, хотя сейчас почти не различала их из-за слез.

Регент подошел к ней и теперь стоял рядом, глядя на нее. Почему-то ей казалось, что она должна замереть, затаить дыхание, лишь бы он ничего не понял и не увидел ее слез.

— Мне так жаль, — подавленно проговорил он наконец, — что этому суждено было случиться именно с вами.

— Пожалуйста… можно мне… уехать домой? Возможно, вы сумеете… найти для короля кого-нибудь еще? — переборов страх, с трепетом выговорила девушка.

— Вы же знаете, это невозможно. И как бы жестоко для вас это ни звучало, от вашего брака зависят судьбы наших двух стран, а это много важнее той приязни или неприязни, которые испытывает отдельный человек.

— Но… король этого не… осознает, — прошептала Зошина.

— Ему следовало бы уже давно это понять, — резко произнес регент. — Ему не раз разъясняли создавшуюся обстановку.

— Он хочет быть… свободным.

— Именно свободы он лишится, если попадет под власть императора Вильгельма.

— Я говорила ему… об этом… но он не захотел меня слушать.

— Думаю, он упрямился от обиды, — вздохнул регент.

— Вам непременно надо было… Вы не могли бы… позволить ему… самому выбрать себе жену. Возможно, он… влюбился… бы в одну из моих сестер, если бы приехал к нам в… Лютцельштайн.

Регент не отвечал, и, не выдержав затянувшегося молчания, она повернулась к нему. Их взгляды встретились.

Сквозь слезы девушка не могла понять, что выражали глаза принца.

— Мне очень… жаль, но я… потерпела неудачу. Вы же сами видите… я…

— Вовсе нет, — перебил ее регент. — Это моя ошибка, но даже теперь, когда я увидел вас, я не уверен, что сумел бы найти другой выход.

Заметив, что Зошина не понимает его, он попытался объяснить:

— Я не ожидал, что вы окажетесь такой.

— Я неподходящая невеста?

Ее вопрос прозвучал так трогательно, что регент заторопился:

— Да нет же, вы само совершенство! Вот только ситуация сложилась такая, что вас ни в коем случае не следовало вовлекать в нее. Я сам не понимаю, как я раньше не догадался выяснить… Не подумал об этом… Но я ведь никогда не видел вас!

— О чем вы не… подумали?

— О том, что вы можете оказаться такой ранимой, так тонко чувствующей и такой умной девушкой.

— И как вам… удалось… понять это сейчас? — с удивлением спросила Зошина.

— Разве вы забыли? Мы же беседовали с вами, — в свою очередь удивился регент.

— Тогда, если вы… составили обо мне такое мнение… почему же… я не подхожу?..

Принц молчал, и Зошина подумала, что он не ответит на ее вопрос, но он, словно собравшись с духом, наконец произнес:

— Я думал, вы будете похожи на свою мать!

У Зошины перехватило дыхание.

— Король сказал… все знают… это мама правит Лютцельштайном, и у нас там… бабье царство.

— Он не имел права высказываться подобным образом, — поморщился принц-регент.

— Но ведь вы-то… и вы думаете… именно так?

— Я этого не говорил.

— Но это правда? Я понятия об этом не имела. Папа всегда казался таким властным и мне, и моим сестрам, что нам и в голову не приходило, что кто-то в… Лютцельштайне может противостоять ему.

Она еще не успела договорить, как ее осенило: возможно, такое властное поведение отца по отношению к дочерям и было вызвано именно тем, что жена слишком часто вынуждала его соглашаться с решениями, которые, по существу, принимала она.

Но даже теперь Зошине трудно было поверить в это.

И как она могла, сидя в классной комнате, вообще что-нибудь узнать о царивших в стране порядках?

Они с сестрами слишком боялись отца и редко, чтобы не сказать никогда, высказывались в присутствии родителей.

Вероятно, того же хотел регент для Дьера, так что король не ошибался в своих догадках.

Ее выбрали, потому что надеялись: она окажется столь же решительна и настойчива, как эрцгерцогиня Лютцельштайнская, и заставит короля подчиняться правилам, чему тот всячески противился.

— Ничего подобного… у меня не получится… — растерянно прошептала девушка.

— Теперь-то я это понял, — сказал регент, словно читая ее мысли. — Но уже слишком поздно.

— Почему?

— Премьер-министр и кабинет дали свое согласие на ваш брак с королем. Члены совета, с которыми вы встречались, от вас просто без ума. Они уверены, что вы не только прекрасны, но и умеете сострадать. Вас обязательно полюбит страна, а это крайне важно.

— А как… же… король? — Ей с трудом дались эти слова, но все же она их произнесла.

— Я заставлю короля вести себя в рамках приличий, — решительно заверил ее регент.

— Нет, нет… прошу вас! — воскликнула Зошина. — Не провоцируйте его на то, чтобы идти вам наперекор! Я и так его раздражаю. Если он узнает, что я жаловалась вам, это только… еще больше осложнит… положение.

— Как же мне поступить? — Девушке показалось, что этот всегда уверенный в себе человек чувствует себя так же беспомощно, как она.

— Лучше всего… оставьте все… как есть, — попросила она. — Я постараюсь… очень постараюсь… сделать так… чтобы он… начал доверять мне. Возможно, тогда он станет вести себя… иначе.

«Словно король — это дикий зверь, которого мне предстоит приручить», — подумала она. Первое, чего ей предстояло добиться, — избавить короля от опасений, будто она пытается удерживать его в клетке.

Но ведь король — не зверь. Он мужчина. А Зошина ничего не знала о мужчинах.

Каждая частичка ее тела протестовала против необходимости иметь дело с тем, кто проклинал свое знакомство с ней и глумился над ней. Те слова, которые он запальчиво бросал ей, заставляли девушку вздрагивать уже при одном воспоминании.

Видимо, все ее чувства отражались на ее лице, и регент не выдержал:

— Простите меня, умоляю вас, простите меня. Теперь, только теперь я слишком ясно вижу, что я натворил, но я не знаю, как распутать этот узел.

В его словах слышались искреннее сожаление, и симпатия, и сострадание, которые были ей сейчас так необходимы.

— Вы ничего… не можете… исправить, — постаралась взять себя в руки Зошина. — Я понимаю… я должна все сделать сама… Только, пожалуйста, помогите мне и… если можете… придайте мне мужества… Я… боюсь.

Безотчетно она протянула ему руку, и он сжал ее в своих ладонях.

— Никогда не встречал такой храброй, такой замечательной девушки! — тихо выговорил принц-регент.

Глава четвертая

Зошине показалось, что она целую вечность смотрела ему в глаза. Очнувшись, она каким-то далеким, глухим голосом прошептала:

— Благодарю вас.

В этот момент дверь открылась, и на пороге появилась герцогиня-мать.

Она с удивлением увидела, как принц-регент выпустил руку Зошины, и спросила:

— А где же Георгий? Я думала, он здесь.

— У него назначена аудиенция, о которой он совсем забыл, мадам, — нашелся регент.

— Как это на него похоже! — заметила герцогиня-мать. — Но, кажется, с тех пор, как я видела его в последний раз, он очень переменился к лучшему. Поздравляю вас, Шандор. Я знаю, скольких трудов это вам стоило.

Тут она взглянула на Зошину, и по выражению ее лица девушка догадалась, что бабушка упустила из виду присутствие внучки в комнате.

После неловкой паузы герцогиня-мать произнесла уже совсем иным тоном:

— Уверена, милое мое дитя, самое лучшее для тебя сейчас, — это позволить себе отдохнуть перед вечером. Мне хочется, чтобы ты выглядела как можно лучше на сегодняшнем банкете.

— Я пойду прилягу, бабушка. — Зошина присела в реверансе и поцеловала бабушку в щеку. Потом она сделала реверанс регенту, но так и не нашла в себе сил взглянуть ему в лицо.

В спальне ее ждала программа предстоящих мероприятий, оставленная для нее на секретере адъютантом из тех, кому было поручено заботиться о них во время их визита.

В программе перечислялись мероприятия, на которых им предстояло присутствовать, список важных особ с указанием их званий, с которыми были запланированы встречи.

Зошина рассеянно взяла программу, но мысли ее витали где-то далеко.

Решив все же уточнить, в котором часу ей следует быть готовой сегодня вечером, она прочла:


«11:30. Ее величество герцогиня София и ее высочество принцесса Зошина посещают женский монастырь.

14:30. Ее величество герцогиня София присутствует на торжественном открытии нового Ботанического сада.

19:00. Его величество король, ее величество герцогиня София, ее высочество принцесса Зошина и его высочество принц-регент обедают с кавалерами ордена святого Миклоша».


К их числу, как уже знала девушка, относились самые знаменитые дворяне Дьера. Следующая запись заставила ее судорожно вздохнуть:


«11:00. Прием у премьер-министра, на который соберутся все члены парламента. Торжественное объявление о предстоящем бракосочетании короля».


Зошина положила программу и, пройдя на другой конец спальни, села на скамеечку перед туалетным столиком.

Ей показалось, что она видит свое отражение в зеркале со сверкающей короной на тщательно уложенных по последней моде волосах.

Именно для этого приехала она в Дьер. Отныне это ее будущее.

Слезы навернулись ей на глаза, и Зошина закрыла лицо ладонями.

Как же смириться с этим? Нет, не с тем, что ей предстоит стать королевой этих милых и дружелюбных жителей Дьера! Как смириться с мыслью, что она станет женой их короля?

Она чувствовала себя в ловушке, из которой не было выхода. Ей, словно белке в золоченом колесе, предстояло всю жизнь бегать в нем до самой смерти.

И тут она снова как будто услышала слова принца-регента: «Никогда в жизни не встречал такой мужественной, такой прекрасной девушки!»

«Я должна быть мужественной», — подумала Зошина.

Как и ожидалось, парадный банкет поражал своим великолепием.

В банкетном зале дворца больше трехсот гостей разместилось за столом. Парадный обед предполагал восемь перемен блюд, к каждому из которых подавалось особое вино.

Герцогиня-мать, бесспорно, царила среди приглашенных, такое величественное впечатление она производила.

На герцогине Софии было расшитое стразами платье, драгоценности из коллекции украшений царствующего дома Лютцельштайна, включая пятиярусное бриллиантовое ожерелье.

Зошине казалось, что сама она рядом с бабушкой кажется незаметной и даже блеклой.

Для нее выбрали бледно-голубое, цвета утреннего неба, платье с тюлевым шлейфом, который, словно морская волна, тянулся за ней. Глаза ее казались огромными на взволнованном личике.

В связи с предполагаемым браком герцогиня отдала дочери одну из тех диадем, которые сама давно не носила, считая недостаточно великолепными для царствующей особы.

Диадема была выполнена в виде венка из бриллиантовых и бирюзовых цветков, которые поблескивали, отражая свет огромных хрустальных люстр. Ожерелье и браслеты с бриллиантами и бирюзой дополняли наряд девушки. Сама того не подозревая, Зошина походила в нем на Весну Боттичелли.

Одеваясь, девушка пожалела, что сестры не могут ее видеть. Особенно Каталин. Уж младшая сестренка не удержалась бы и наговорила всяких забавных вещей, как она и сделала еще перед отъездом Зошины из Лютцельштайна.

— Ты будешь похожа на оперную примадонну! — воскликнула тогда Каталин. — Только вот грудь у тебя маловата, чтобы совсем сойти за певицу! Но короля ты убьешь наповал своей красотой, стоит ему увидеть тебя.

«Что ж, этого по крайней мере уж точно не произойдет!» — подумала Зошина.

Ей оставалось только надеяться, что принц-регент сочтет ее наряд соответствующим той роли, которую ей предстояло сыграть, и, возможно, если она приложит все свои старания, она сумеет заставить короля вести себя с ней вежливо.

В какой-то мере она понимала, насколько его раздражала постоянная опека дяди. В конце концов, не могло не вызывать негодования, что страной правит не тот, кто является в действительности королем, а другой, пусть и достойный человек.

Зошина вспомнила, как ее мать всегда настаивала, чтобы дочери не принимали участия ни в каких торжественных или праздничных событиях. Они допускались только на особые церковные службы или могли с балкона наблюдать и приветствовать прохождение какой-нибудь процессии.

Теперь, когда мысль, что мать распоряжалась всем в Лютцельштайне, прочно овладела умом ее дочери, Зошина припоминала множество случаев, когда мать не допускала, чтобы девочки получили какое-нибудь удовольствие даже тогда, когда отец охотно разрешал им это.

«Правительство под бабьей юбкой!» — прошептала она, гадая, как ей заставить короля понять, что она не имеет никакого желания управлять кем-то, а меньше всего им.

«Мне надо узнать людей, — размышляла Зошина, — и, как сказал регент, сделать все, чтобы они полюбили меня».

При мысли, какие планы строили все, кто задумал их свадьбу, девушку охватывала паника. Стране предстояло зависеть от своей молодой королевы, на которую возлагалась миссия положительно влиять на короля.

«Но я-то теперь уверена: что бы я ни предложила, он примет прямо противоположное решение, хотя бы только чтобы досадить мне и остальным», — думала она.

Потом Зошина вспомнила советы Каталин.

«Мне надо заставить его прислушиваться ко мне, значит, я должна желать этого очень сильно».

Вот только применима ли на практике теория Каталин, когда речь идет о повседневной жизни.

Но она вспомнила, как верила ее сестренка в волшебную силу нашей воли, способной воплотить желания в жизнь.

«Мне надо твердо и страстно желать, чтобы король поверил: я не враг ему, я не стану ему мешать, во мне он найдет сочувствие и понимание», — убеждала себя Зошина.

Но, по правде говоря, она могла только молиться.

«Бог поможет мне», — шептала девушка, понимая, как она слаба, и зная, что может полагаться только на высшую силу, способную творить чудеса.

Когда они шли вместе с бабушкой по коридору, направляясь в банкетный зал, герцогиня София со свойственной ей добротой подбадривала внучку:

— Ты прелесть, дорогая моя! Все в Дьере очарованы твоей красотой и твоим обаянием, и я очень горжусь тобой, детка.

— Спасибо, бабушка.

— О чем говорил с тобой Шандор, когда я зашла в комнату?

Герцогиня София не могла скрыть своего любопытства, но Зошина не решилась пересказать ей содержание их беседы.

Чуть замявшись, она ответила:

— Его королевское высочество говорил со мной о короле, бабушка.

— Я так и думала. Не сомневаюсь, вы с Георгием скоро обнаружите много общего между собой. В конце концов, вы почти одного возраста. Ему явно необходима молодая спутница жизни, ведь на него возложено столько серьезных обязанностей!

Зошина подумала про себя, что бабушка во всем права, вот только спутница королю нужна совсем другая.

Перед банкетом она с ужасом обнаружила, что, поскольку король выступал в роли хозяина, а они с бабушкой были почетными гостями, ее место за столом снова оказалось рядом с королем.

Обед начался, и Зошина на какой-то момент забыла обо всем, настолько ее поразило великолепное убранство помещения и стола.

Экзотические цветы, столы, сервированные бесподобной красоты столовым серебром и золотой посудой, огромные хрустальные люстры с сотнями свечей освещали все это великолепие.

Кроме них, в качестве уступки прогрессу, в зале стояли газовые светильники под круглыми стеклянными колпаками. Видимо, за исключением особых случаев, банкетный зал освещался газом.

В этот вечер сияние свечей подчеркивало красоту и изысканные туалеты дам, хотя, на взгляд Зошины, женщины Дьера значительно превосходили всех, кого ей доводилось видеть до сих пор.

Да и мужчины не уступали им: высокие, широкоплечие, с выразительными, тонко очерченными лицами. Чем-то они напоминали принца-регента. Видимо, это был национальный мужской тип красоты.

Сам принц-регент опять сидел по левую руку от нее. Заметив, как изумленно она оглядывается вокруг, он, словно угадав ее мысли, заметил:

— Осматриваетесь?

Девушка с улыбкой повернулась к нему, и принц увидел, как восторженно сияют ее глаза.

— Все здесь так красиво! — воскликнула Зошина. — Я думала о том, какие же красивые люди здесь, в Дьере.

— Вы перехваливаете нас! Уверен, герцогиня-мать отнесла бы наши достоинства на счет преобладания венгерской крови в наших жилах!

— Несомненно, это справедливо, — согласилась Зошина.

— Благодаря нашим венгерским предкам, — продолжал принц-регент, — в Дьере много рыжеволосых и белокожих.

Зошине хотелось сказать: «Жаль, что король унаследовал внешность своей матери и совсем не похож на отца». Но вместо этого она переменила тему:

— Я никогда раньше не бывала на банкетах. У меня такое ощущение, будто я участвую в каком-то романтическом представлении на сцене театра.

Зошина вспомнила, как Каталин сравнивала ее с оперной примадонной, и ей пришло в голову, что сестренка назвала бы принца-регента исполнителем главной мужской партии, если бы могла его сейчас увидеть.

Как и король, принц был в белом парадном мундире с тяжелыми золотыми эполетами и золотой вышивкой по воротнику.

Мундир короля украшали традиционные монаршие знаки отличия. Регент заслужил свои ордена на поле боя.

Часть наград Зошина узнала. Она видела их при осмотре оружейной палаты во дворце.

Поведение принца-регента, почтение, с которым относились к нему люди, говорило о том, что он был отличным боевым командиром. В нем чувствовался прирожденный лидер.

Регент назвал ей нескольких знаменитостей среди гостей, но потом она вежливо повернулась к королю, как того требовал этикет и ее положение.

Зошина никак не могла придумать, о чем заговорить с ним, не рискуя снова вызвать его раздражение.

— Вы устраиваете балы во дворце? Это великолепная зала для танцев. — Дворцовые балы показались ей самой нейтральной темой для разговора.

— Балы у нас бывают, но они всегда нагоняют на меня невыносимую скуку, — ответил король угрюмо, а затем, помолчав, добавил:

— Но я скоро все изменю.

— Как было бы весело устроить бал, — сказала Зошина, стараясь попасть в тон собеседнику.

— Ничего веселого, когда все гости — старики да старухи, из которых песок сыплется! — возразил король, со свирепой неприязнью оглядывая собравшихся за столом.

Зошина была готова предостеречь его, сказав: «Будьте осторожны, они могут услышать вас», — но вовремя сдержалась. Король непременно счел бы ее предостережение поучением или выговором и разозлился бы.

— Но ведь у вас, сир, наверняка есть множество друзей среди ваших сверстников, которые обожают танцевать, так же, как и я.

— Да, у меня есть друзья, — ответил король. — Но неужели вы полагаете, будто мне разрешают приглашать их сюда? О нет! Мои друзья недостаточно хороши для дядюшки Шандора!

Зошина украдкой вздохнула. Авторитет дяди — это была самая больная тема для молодого повесы.

Возникла пауза. Она никак не могла придумать, о чем же с ним говорить. Но тут король сказал:

— Если вы хотите танцевать и встретиться с моими друзьями, я могу взять вас с собой сегодня вечером.

— Взять меня с… собой? — переспросила Зошина. — А куда?

— На маскарад.

— Маскарад? Сегодня вечером будет маскарад?

Тот кивнул и с необычным для него воодушевлением ответил:

— О! Там все будет совсем иначе, чем здесь! Там я встречаюсь со своими друзьями, и там нет места всем этим церемониям.

Зошина удивленно посмотрела на него, и Георгий продолжал:

— Хватит у вас духу отправиться развлекаться со мной, или вы слишком боитесь ослушаться свою гувернантку?

В голосе его слышалась нескрываемая издевка, он не сомневался, каков будет ее ответ.

— А что вы… предлагаете?.. — почти шепотом спросила Зошина.

— Вам придется ускользнуть отсюда, как только все улягутся спать, — ответил король. — Для меня это обычное дело.

— И вы возьмете… меня с собой… на маскарад?

— Держу пари, у вас духу не хватит!

Он бросал ей вызов. Надо было решаться на авантюру, сродни тем проделкам, на которые подзадоривали ее сестры, особенно Каталин. Сама она всегда побаивалась участвовать в таких выходках.

— Держу пари, вам не хватит храбрости пройти по парапету или лазать по крышам!

Ну да! Все это всегда вызывало у нее если не страх, то опасение. И все же часто скрепя сердце Зошина заставляла себя участвовать в подобных забавах, лишь бы сестры не обвиняли ее потом, что она только портит всем удовольствие.

Но сейчас замышлялось нечто более серьезное, и она не сомневалась, что герцогиня София придет в полное негодование, если станет известно о том, что ее внучка покидала дворец без положенного сопровождения.

И все же это был шанс, которого она от души желала, шанс заставить короля почувствовать, что она понимает его и сочувствует его трудностям.

Король скривил губы в циничной усмешке. Он не скрывал презрительной уверенности, что Зошина слишком труслива, чтобы, презрев условности, принять его приглашение.

Девушка заподозрила подвох. Может, он предлагал эту авантюру, лишь бы подразнить ее? Но она уже решилась:

— Я пойду… с вами! Если вы уверены… что наше исчезновение никто не… обнаружит. Иначе, не сомневаюсь, бабушка будет вне себя… Да и принц-регент рассердится.

Король расхохотался:

— Держу пари, так оно и будет! По правде говоря, он остановил бы меня, если бы заподозрил хоть что-нибудь.

— Вы ведь не раз проделывали такие трюки?!

— Десятки раз! — похвастался король. — И никто ни разу не поймал меня на этом!

Зошина слегка содрогнулась от страха при мысли, что это произойдет на этот раз, но вслух только произнесла:

— Какой вы храбрый! А вдруг нас узнают?

— Мы же будем в масках.

— Откуда же я возьму маску?

— Я об этом позабочусь, — заверил ее король, — если только вы уверены, что у вас хватит мужества пойти со мной.

На взгляд Зошины, это был довольно примитивный способ доказывать свое мужество. Но ей действительно нужно было набраться смелости. Подобная выходка могла принести ей массу неприятностей, если бы о ней стало известно.

— Я пойду… с вами! — снова повторила она, хотя голос ее немного дрожал. — Но, пожалуйста, нам следует быть очень осторожными и удостовериться… никто не должен увидеть нас.

— Если вы будете все делать, как я вам велю, и во всем меня слушаться, все пройдет гладко, но только не жалуйтесь потом, если вам не понравится там, снаружи вашей золоченой клетки.

Снова он насмехался над ней. Правда, на этот раз немного добродушнее. Зошине показалось, что король очень рад ее согласию принять его приглашение. Вскоре она узнала, что именно его так радовало.

— Мы надуем дядюшку Шандора! Он-то думает, что отлично распланировал ваш визит! Ладно-ладно, я готов доказать ему, что он ошибается!

— Но вы не… скажете ему… ничего… после? — забеспокоилась Зошина.

— Чтобы выслушать еще одну из его бесконечных лекций? Я же не дурак. Но как же я буду торжествовать свою победу над ним! Я его перехитрю и обставлю!

Король снова сел на своего любимого конька. Власть дяди превратилась для него в некую навязчивую идею. Как только Георгий касался этой темы, с ним становилось невозможно разговаривать. Вслух она сказала:

— Вы сообщите мне детали… позже. Сейчас мне следует поговорить с принцем-регентом.

— Я обо всем позабочусь, это уж мое дело, — ответил король.

Зошина повернулась к принцу-регенту, который ждал возможности заговорить с ней.

— Завтра я хочу показать вам картины монахинь женского монастыря, расположенного высоко в горах. Мне они кажутся превосходными.

— Я с превеликим удовольствием посмотрю их, — согласилась Зошина.

— В этом женском монастыре живет несколько удивительно талантливых женщин. Одна из них пишет стихи. Я отдал издать их и один экземпляр обязательно занесу вам. Возможно, вы сегодня перед сном почитаете их. Я убежден, вам они покажутся очень трогательными.

— Как любезно с вашей стороны! — воскликнула Зошина. — Я ведь люблю поэзию.

— Мы с вами уже заметили, что поэты часто могут сказать нам то, что невозможно выразить никаким другим способом. Может статься, однажды… кто-то… посвятит свои стихи вам.

У Зошины возникло странное ощущение, словно он чуть было не произнес: «Я посвящу свои стихи вам», — но она убедила себя, что ошиблась.

Регент вдруг процитировал:

+++

В ночи огнями весь Брюссель сиял,

Красивейшие женщины столицы

И рыцари стеклись на этот бал.


— Лорд Байрон! — засмеялась Зошина и продолжила:

+++

Сверкают смехом праздничные лица -

В такую ночь все жаждут веселиться.


Она внезапно остановилась, поскольку дальше шли строчки:

+++

На всем — как будто свадебный наряд,

Глаза в глаза готовы раствориться,

Смычки блаженство томное сулят.


Принц-регент понял ее замешательство и поспешил на выручку:

— О! Вы очень начитанны.

— Хотелось бы, чтоб это было так, но мне всегда приходилось самой выбирать себе книги, и я чувствую огромные пробелы в своем образовании. Любой стоящий преподаватель счел бы меня невеждой.

— Полагаю, знания, которые мы сами добываем, повинуясь нашему желанию узнать как можно больше, всегда более глубоки, нежели те, которые мы получаем, руководствуясь подсказкой даже самого опытного преподавателя.

— Вы стараетесь успокоить меня. Но для меня настоящая радость сознавать, насколько безгранично само знание. Ведь нет никакой возможности когда-либо достичь его предела.

— Итак, вы намереваетесь учиться всю жизнь?

— Как и вы! Разве я не права?

— Откуда подобная уверенность?

Зошина задумалась, подбирая слова:

— У меня такое чувство, что вы всегда смотрите куда-то за горизонт и вы не сомневаетесь, что за ним вам откроются еще более далекие горизонты, и так без конца. Вы напоминаете мне Улисса.

Она так и не поняла, почему вдруг ей захотелось это сказать ему. Все произошло как-то неожиданно, словно слова сами слетели с ее губ.

— Все, что вы сказали, — истинно, — произнес наконец принц-регент, немного помолчав, словно осмысливая ее слова. — Но никто никогда прежде не пытался понять это во мне.

— Я рада, что оказалась первой.

Их взгляды встретились, и у Зошины возникло странное чувство: она почти не знала этого человека, и ей столько еще предстояло узнать о нем, столько увидеть и почувствовать… Она испытывала легкое возбуждение. Так всегда бывало, когда она держала в руках новую книгу, предвкушая часы вдохновенного чтения.

Но сейчас открытая впервые книга казалась знакомой, она уже знала многое из того, что ожидало ее на этих страницах.

Неожиданно девушка подумала, что, если бы она могла все время проводить с принцем-регентом, она не только узнала бы много нового и интересного, но и получила бы ответы на многие свои вопросы.

Но не это было главным. Зошина чувствовала, что оба они думают одинаково. Ведь и она, как и Шандор, тоже всегда смотрела вдаль.

Но в тот самый момент, когда ее душа стремилась раскрыться навстречу этому необыкновенному человеку, она услышала голос короля:

— Вам пора бы снова обратить свое внимание на меня!

— Простите, сир, — торопливо извинилась Зошина. — Я не хотела мешать вашей беседе с бабушкой.

— Она только и делала, что читала мне мораль по поводу того, что я должен делать, а чего не должен. — Его красивое лицо исказилось гримасой.

Зошине стало смешно. Он опять вел себя как непослушный маленький мальчишка.

Словно не желая терять времени на всякие скучные пустяки, король понизил голос:

— Я все продумал. Как только вы пожелаете всем доброй ночи, сразу же отправляйтесь в свою комнату, но не раздевайтесь.

— А что мне сказать моей горничной?

— Избавьтесь от нее как-нибудь. Иначе… — Он замолчал, оглядывая ее наряд. — Наверное, вам лучше переодеться в какое-нибудь другое платье, попроще, ну и, конечно, без шлейфа. Если вы собираетесь танцевать, на него обязательно наступят.

— Я так и сделаю.

— И ждите, пока в дверь не постучат.

— Мне открыть на стук?

— Да. Это будет один из моих адъютантов. Мы можем доверять ему. Он замечательный веселый парень и ни разу не выдал меня. Он займет очень важное положение при дворе, как только я получу власть.

Зошина кивнула, и король продолжал:

— Он приведет вас ко мне, а затем мы выйдем из дворца. Никто и не заметит, как мы уедем.

— Как же это нам удастся? — спросила Зошина, вспомнив часовых на посту, которых она видела у каждой двери, когда входила во дворец.

— А это уж моя забота, — ответил король с нескрываемым удовлетворением.

Зошина поняла, что он очень доволен ее решением последовать за ним.

«Это будет моим единственным оправданием, если у меня возникнут неприятности», — решила она.

Но тут же девушка с болью подумала, что, как бы ни оправдывала она свое потворство прихоти короля, принц-регент будет разочарован и огорчен ее предосудительным поведением. Особенно после всех тех лестных слов, которые он успел сказать ей.

Однако Зошина продолжала убеждать себя, что было бы крайне глупо не попытаться использовать хоть малейшую возможность установить с королем более дружеские отношения.

«Если я откажусь сейчас, он никогда больше мне этого не предложит, — думала она, — и мы окажемся в состоянии вечной вражды».

Банкет тянулся бесконечно. Когда все получили удовольствие от изысканных блюд, начался обмен речами.

Сначала премьер-министр приветствовал герцогиню Софию и Зошину, затем принц-регент сказал несколько в меру проникновенных, остроумных и забавных слов.

После него с четверть часа монотонно басил канцлер. От внимания Зошины не укрылось, что все это время король не только беспокойно ерзал на стуле, но все время знаком подзывал лакеев, требуя вновь и вновь наполнить его бокал.

«Конечно, он слишком молод, для него все это чересчур утомительно», — думала Зошина, чувствуя себя неизмеримо взрослее этого юноши, хотя он и был на три года старше ее.

Потом звучали еще речи, ни в одной из которых не было сказано ничего нового, что не мешало им тянуться мучительно долго.

Зошина понимала, что выступали наиболее значительные в стране персоны. Но она вздохнула с облегчением, увидев, что встает ее бабушка, и сообразив, что ее речь будет завершающей.

Раздались бурные аплодисменты. Своим певучим, хорошо поставленным голосом герцогиня София поблагодарила всех за гостеприимство, оказанное им в Дьере, и отметила, какое великолепное впечатление они с внучкой получили от всего, что видели в этой стране, и от тех милых и приятных людей, которых им довелось встретить.

— Наше восхитительное пребывание здесь еще не завершено, — сказала она, — и я не могу выразить вам, с каким нетерпением я и, уверена, принцесса Зошина ждем, что принесет нам завтрашний день, и тем более завершающую наш визит встречу в парламенте.

Это был намек на предстоящее оглашение помолвки Зошины с королем Георгием.

По выражению лиц слушателей и взглядам, которые устремились на нее, Зошина поняла, что все прекрасно уловили скрытый смысл слов герцогини.

Девушка почувствовала, как краска прилила к ее щекам, и почти инстинктивно обернулась, чтобы посмотреть на короля.

Тот откинулся в кресле, явно изнывая от тоски, совершенно безразличный ко всему, что было сказано.

Скорее всего он вообще пропустил намек герцогини мимо ушей.

Ей захотелось как-то подтолкнуть его, чтобы заставить показать, что он доволен предстоящей помолвкой.

Но и на этот раз она сдержалась, понимая, какую бурю вызовет любое ее вмешательство. Поэтому Зошина ограничилась тем, что улыбнулась сама.

Речь герцогини Софии подошла к концу, все поднялись со своих мест, аплодировали, восхищенно кричали:

— Браво! Браво!

— Слава богу, конец! — проговорил король, когда герцогиня София села, допил свой бокал и поднялся, давая понять всем, что банкет завершен.

Сидевшие за главным столом встали первыми, и, выходя из банкетного зала, герцогиня София обратилась к королю:

— Восхитительный прием, Георгий! Большое спасибо за такое гостеприимство. Замечательные блюда! Я наслаждалась каждой минутой банкета!

Король не отвечал, и, выдержав паузу, герцогиня продолжила:

— Но, должна признать, я все-таки немного утомилась. Думаю, Зошина, нам следует отправиться к себе и лечь спать. У нас столько всего запланировано на завтра.

Все пожелали друг другу доброй ночи, и, когда Зошина присела в реверансе, король пробормотал, почти не разжимая губ:

— Поторопитесь!

Она слегка кивнула, чтобы показать, что слышала его слова.

Но, пожелав бабушке доброй ночи и уже направляясь в свою комнату, девушка спрашивала себя, не сошла ли она с ума, если собирается покинуть дворец ночью.

Такого даже Каталин с ее неуемной готовностью к самым неимоверным выходкам не выдумывала, и Зошина легко могла представить суровую отповедь своей матери. Та непременно указала бы дочери, что ее долг был отказаться от крайне предосудительного приглашения короля и немедленно сообщить о нем бабушке.

«Но он только этого и ждет, — рассуждала Зошина. — И тогда он возненавидит меня уже окончательно, раз и навсегда. Сомневаюсь, заговорит ли он со мной вообще после этого».

Она нервничала и боялась. Настолько, что больше всего на свете ей хотелось отказаться от этой затеи.

Ее горничная, приехавшая с ней из Лютцельштайна, тайком зевала и явно не одобряла столь позднего возвращения своей госпожи.

— Дома мы так поздно не ложимся, ваше высочество, — приговаривала она, помогая Зошине выбраться из ее платья.

— Ты устала, Гизелла, я понимаю. Можешь отправляться спать. Я сама управлюсь со всем остальным.

— Но я сделаю все что положено, ваше высочество! — поспешила заверить ее горничная.

— В этом нет никакой нужды. К тому же мне надо написать письмо папе, чтобы отдать его послу утром. Тогда он успеет отправить мое послание с дипломатической почтой. Ты можешь идти, ты же знаешь, я обычно сама укладываюсь дома.

Гизелла и в самом деле с трудом держалась на ногах и после недолгих уговоров сдалась:

— Хорошо, ваше высочество, я воспользуюсь вашим разрешением. Я не притворяюсь, такое позднее время не для меня. Я совсем не привыкла ложиться так поздно!

— Конечно, Гизелла. Но ты замечательно справляешься. У тебя столько хлопот с моим бесконечным переодеванием. Доброй тебе ночи!

— Доброй ночи и вам, ваше высочество! — Гизелла вышла из комнаты, и Зошина с облегчением тихо вздохнула.

Все оказалось значительно легче, чем она ожидала. Подойдя к платяному шкафу, девушка выбрала одно из самых простых вечерних платьев. С некоторыми усилиями ей все же удалось самой застегнуть его.

Дома, когда Гизелла была слишком занята, чтобы обслуживать всех принцесс, сестры всегда помогали друг другу, и Зошина снова почувствовала, как она невыносимо тоскует без Каталин.

«С каким удовольствием она ринулась бы в подобную авантюру, — думала Зошина, вспоминая младшую сестренку. — Да и с королем Каталин поладила бы намного лучше меня, окажись она здесь, я уверена».

Однако она прекрасно знала, что подобные желания тщетны, поэтому, одевшись, уселась на стул с высокой жесткой спинкой в напряженном ожидании.

Ей казалось, что время ползет слишком медленно. На мгновение она засомневалась, а не подшутил ли король над ней. Может, он и не собирался брать ее с собой?

Потом она снова заволновалась о том, что будет, если их поймают и с позором вернут во дворец часовые.

Ее ждет тогда нешуточный гнев бабушки, но хуже всего — ей предстоит встреча с принцем-регентом, который будет глубоко разочарован в ней.

Незаметно она перешла к воспоминаниям о том разговоре, который завязался у них за столом.

«Я с удовольствием потанцую, — думала Зошина. — Но я получила бы не меньшее удовольствие, если бы мы с принцем-регентом читали друг другу стихи, угадывая, каких поэтов цитирует каждый из нас».

Еще неплохо было бы расспросить его, читал ли он те книги, которые недавно читала она, и если да, то каково его впечатление.

Особенно о последнем романе Густава Флобера. А может, он будет шокирован тем, что она читала эту книгу? В этот момент раздался стук в дверь.

Стук был такой тихий, что Зошина сначала подумала, не показалось ли ей.

Но все-таки она вскочила, подбежала к двери и, повернув позолоченную ручку, слегка приоткрыла дверь.

За дверью стоял человек, которого девушка сразу узнала. Это был один из адъютантов короля, сопровождавший его во время посещения ратуши.

Тогда она подумала, что он намного моложе остальных. И на нее он смотрел не то чтобы дерзко, но и без обычного для свиты почтения.

Сейчас молодой человек с усмешкой кивнул, не произнося ни слова. Зошина тихо выскользнула из комнаты в коридор.

Адъютант даже не подумал закрыть за ней дверь и сразу устремился вперед, очевидно не сомневаясь, что девушка последует за ним.

Она действительно так и сделала. Ей пришлось почти бежать, чтобы не отстать от него.

Кругом было тихо, часть светильников не горела, но адъютант старался по возможности оставаться в тени, двигаясь вдоль противоположной стены.

Они находились в той части дворца, в которой Зошина еще не бывала. Она предположила, что в этой стороне находятся покои короля.

Но сопровождающий вывел ее к какой-то заброшенной лестнице и начал спускаться, пока они не оказались в узком, почти темном коридоре, где Зошине снова пришлось спешить, чтобы не отстать от своего провожатого.

Они шли мимо закрытых дверей. Видимо, за ними располагались пустующие помещения.

Потом последовал еще один спуск, и Зошине показалось, что они попали в подземелье. Видимо, это были дворцовые подвалы.

Там, при свете двух мерцающих свечей, она увидела короля.

— Как вы дьявольски долго! — недовольно пробурчал он.

— Я спешил изо всех сил, сир, — оправдывался адъютант, — но это слишком далеко.

— Я уже думал, что вы решили подставить меня, — сказал король Зошине.

— Нет, зачем же!

— Ну ладно! Надевайте это, и пошли, — сказал он, сунув ей какой-то сверток.

Она удивленно посмотрела на него, потом догадалась, что это домино, маскарадный костюм.

По правде говоря, она никогда не видела настоящего домино, но они с Теоной когда-то рассматривали картинки, изображавшие карнавал в Венеции. На этих картинках горожане в домино и масках гуляли по городу. Никем не узнаваемые, они, наверное, наслаждались полной свободой, которая допускалась во время карнавала.

Король уже надел домино, хотя и не накинул капюшон на голову. Его адъютант надевал свое.

— Как здорово! — воскликнула девушка. — Но, пожалуйста, помогите мне. Я ведь не знаю, как его надо носить.

— Тут нет ничего сложного! — пренебрежительно заметил король, словно она сказала какую-то глупость. — А вот маска. Анталь подыскал вам обшитую кружевами, она лучше скрывает лицо.

Зошина сообразила, что Анталем звали адъютанта, и бросила на него благодарный взгляд. Тот уже надел карнавальный костюм, и теперь его совершенно невозможно было узнать.

Постепенно она начала избавляться от своих страхов.

Надев маску и натянув капюшон на голову, Зошина подумала, что их действительно будет трудно узнать среди остальных участников карнавала.

— Пора идти! — нетерпеливо приказал король. Теперь он шел впереди, Зошина за ним, а Анталь замыкал шествие.

Немного погодя они остановились у двери, которую открыл Анталь.

Дверь распахнулась тихо, не скрипнув, по-видимому, ее совсем недавно смазывали, и перед путниками открылся лестничный пролет.

Одной рукой Зошина приподняла подол платья, другую протянула королю.

— Пожалуйста, помогите мне, — попросила она. Он нехотя взял ее за руку и довольно бесцеремонно потянул вверх по ступенькам.

В тени деревьев стояла карета.

Король взобрался в нее, девушка поднялась за ним и села рядом, спиной к вознице. Анталь уселся напротив.

Карета, запряженная двумя лошадьми, тронулась, и король, откинувшись назад, со смехом спросил:

— Ну, вы все еще сомневаетесь в моих способностях покидать дворец, когда мне заблагорассудится? И ведь никто об этом и не догадывается!

— Вы так умно придумали воспользоваться выходом из подвала, сир!

— Запомните! Здесь нет никаких церемоний. Мои друзья называют меня Дьердь.

— Я… постараюсь.

— Он Анталь, — король махнул рукой в сторону адъютанта, — да и для вас лучше выбрать другое имя. «Зошина» — уж слишком необычно для Дьера. Это вызовет подозрения.

— Можно звать меня Магдой. Это тоже одно из моих имен.

— Подходяще, — не слишком любезно согласился король, — но, думаю, Маги будет не так помпезно.

Зошина подумала, что так ее имя будет звучать слишком простонародно, но возражать не решилась.

— Хорошо. Я стану откликаться на «Маги». А там будет много народу?

— Все мои друзья. Они небось не могут взять в толк, какого дьявола я опаздываю. Я еле дождался, когда эти болтуны прекратят бубнить! Клянусь, я обязательно запрещу все эти речи.

— И правильно, — подхватил Анталь. — Надо вообще издать закон, чтобы каждый, кто произнесет речь, тут же ссылался, хотя бы на год!

— Вот это мысль! — воскликнул король. — И чем скорее я издам такой закон, тем лучше!

— Но вам придется разрешить выступления в парламенте, — не удержалась Зошина.

— Если я не обязан буду слушать их, пусть болтают друг перед другом хоть до умопомрачения! — ответил король.

Но Зошина уже не слушала его. Они выехали за пределы дворцового парка и оказались на улице, освещенной газовыми фонарями, как все самые важные магистрали в столице. По улице гурьбой шли люди.

Было поздно, и она почему-то ожидала, что большая часть горожан уже спит, но улицы оказались переполнены. Многие прохожие нарядились в забавные костюмы и несли на палках бумажные плакаты или держали в руках вертушки.

— Как здесь празднично! — воскликнула девушка.

— Погодите, — заверил ее король. — Там, куда мы направляемся, еще лучше, чем здесь.

Неожиданно где-то совсем рядом раздался взрыв, и Зошина вздрогнула от неожиданности, но тут же увидела, как на фоне темного неба вспыхнул фейерверк.

— Какая прелесть! — воскликнула она, наблюдая, как множество сверкающих звездочек медленно опускаются на землю.

Король не ответил, а его адъютант достал бутыль и стал наливать вино в бокал. Зошина удивилась.

— Анталь, да ты гений! — воскликнул король. — Меня замучила жажда, пока я ждал вас в винном погребе, где все кругом заперто.

— Не так уж долго осталось ждать. Скоро мы сможем открыть все, что сейчас заперто от нас, — ответил Анталь.

— Ты прав! Держу пари, мой проклятый дядюшка придерживает все лучшие вина для себя! — пробурчал король. — Я-то знаю, у него где-то припрятана целая партия токайского!

— Вероятно, он собирается отпраздновать им ваше совершеннолетие, — ухмыльнулся адъютант.

— Отпраздновать? — Король расхохотался. — Ты же знаешь, не будет он ничего праздновать. Ведь для него это означает, что он будет должен распрощаться с дворцом.

— Ну, мы выпьем за его отъезд, и скатертью ему дорога!

Король поднял свой бокал.

— Прощай, дядюшка Шандор! — сказал он. — Надеюсь, мы больше не увидимся!

Адъютант короля снова ухмыльнулся. Зошина подумала, что не следовало бы королю вести себя подобным образом, тем более при адъютанте из своей свиты.

Очевидно, именно Анталь подстрекал короля на все эти выходки, которые и так были свойственны его необузданному нраву. Жаль, что никто не подумал приблизить к королю кого-нибудь поспокойнее и поразумнее.

«Наверное, — подумала она, — принц-регент решил, что будет лучше, если король станет общаться со своими сверстниками».

Король допил вино и не слишком любезно предложил Зошине:

— Хотите выпить?

— Нет, спасибо, — ответила она. — Я не чувствую жажды.

Адъютант ухмыльнулся:

— Жажда тут ни при чем. Ну же, давай, Маги, глотни из моего бокала. Глоток вина взбодрит тебя. Истина в вине, это мудро сказано.

Он расхохотался, а Зошина вся сжалась.

Как смел он обращаться к ней столь фамильярно?

Но она постаралась убедить себя, что сейчас перед юношей вовсе не будущая королева, а простая девушка Маги, которая собирается повеселиться на карнавале со своими кавалерами.

Анталь, не дожидаясь ее согласия, сунул ей бокал, из которого только что пил сам.

Не смея отказаться и не желая, чтобы король заметил ее неудовольствие, девушка отпила немного. Вино было приятно на вкус, но довольно крепкое.

— Так-то лучше! — одобрил Анталь, забирая у нее бокал. Он поднес его к губам и опрокинул в себя все, что в нем еще оставалось.

Король тоже осушил свой бокал.

— Мы почти на месте, — сказал он. — Тут-то у нас будет предостаточно выпивки, если Лайош об этом позаботился.

— Если он все еще ждет нас, — заметил Анталь.

— Он знает, что такого веселья я не пропущу.

Зошине на какой-то миг показалось, что у него заплетается язык, но она поспешила уговорить себя, что ошиблась.

Карета остановилась, Анталь отбросил пустую бутылку, король первым выбрался из кареты, и Зошина с легким замиранием сердца увидела огромную толпу и услышала, как где-то слишком громко играет музыка.

Глава пятая

Веселая и возбужденная толпа двигалась медленно.

Большинство в ней были крестьяне, с изумлением глазевшие по сторонам. Но попадалось и множество таинственных фигур в домино и масках, которые входили в огромный дверной проем, освещенный газовыми фонарями, украшенный флагами.

Зошина немного волновалась и старалась держаться поближе к королю, который протискивался сквозь толпу туда, где, как она предполагала, находился пивной зал.

Что-то подобное было и у них в Лютцельштайне, хотя, естественно, ей никогда не доводилось там бывать. Она слышала, что в таких залах часто устраивались танцы и простой люд развлекался там.

Завернувшись в домино и опасаясь отстать от короля, который двигался очень быстро, девушка прошла в дверь и оказалась в просторном помещении, где толпилась уйма народу, очевидно, в ожидании вновь прибывших.

Шум стоял невообразимый, а оркестр, игравший где-то внутри, совсем оглушил Зошину. Послышались крики: «Дьердь, Дьердь! Вот и ты наконец!» Несколько человек поспешили им навстречу, протягивая руки королю. Они обменивались с ним энергичными рукопожатиями и дружески похлопывали его по спине.

— Мы уже отчаялись дождаться тебя, — говорили они. — Все уже в сборе, кроме тебя, Дьердь!

Они поднялись на несколько ступенек, Зошина и Анталь шли следом.

Спустя несколько секунд открылась дверь в широкую галерею, и девушка поняла, что для них приготовлен большой, но отдельный кабинет.

Она вздохнула с некоторым облегчением, радуясь, что ей не придется сразу же окунуться в толпу танцующих в зале под ними и у нее будет какое-то время, чтобы понаблюдать за теми, кого король называл своими друзьями.

Но при виде их Зошина оторопела от неожиданности.

Многие из мужчин стянули маски с лица, и они болтались у них на шее. Все это была молодежь, но явно не подходящая для общения отпрыска королевского рода.

Зошина старалась не придираться, но молодые люди вели себя вульгарно и грубо. Ей не приходилось сталкиваться ни с чем подобным прежде.

— Дьердь! Дьердь! — ликующе приветствовали они появление короля. — Мы думали, что так и не дождемся тебя!

— Ничто не могло лишить меня удовольствия быть здесь сегодня вечером, — ответил король.

— Выпей с нами. Лайош принес шампанского. Ты ведь присоединишься к нам?

— Держу пари, вы уже прикончили без меня уйму бутылок, — вскричал король, — но, увидите, я догоню вас!

Кто-то подал ему бокал, он наполнил его до краев, сделал большой глоток и только тогда крикнул кому-то:

— Налейте Анталю, и Маги тоже. Она со мной. — При этом он ткнул пальцем в Зошину, которая в тот момент, совершенно ошарашенная, разглядывала женщин. Те, перегнувшись через перила галереи, приветствовали своих знакомых внизу, в танцзале. Она не сразу заметила их, когда вошла, и теперь никак не могла прийти в себя.

Женщины в свою очередь тоже заметили появление их компании и радостно приветствовали Дьердя.

Большинство из них сняли маски, если они вообще когда-то были на них. Глаза у всех были сильно накрашены, как и волосы, преимущественно ярко-рыжие.

Неестественно красные губы, напудренные лица, нарумяненные щеки делали этих дам похожими на голландскую куклу, любимицу Каталин.

Небрежно накинутые домино не скрывали платьев с весьма откровенными вырезами, почти обнажавшими грудь.

— Дьердь! Ты здесь! Мы тебя так ждали! — Их визгливые голоса сливались в бессвязный гомон.

Они целовали короля и Анталя, оставляя следы помады на лицах мужчин. На Зошину никто не обращал внимания, и она постаралась отодвинуться в сторонку.

Но тут один из подвыпивших мужчин, держа бутылку шампанского, обратился к ней;

— Выпей, Маги. Ты совсем трезвая, так нельзя, это плохо.

Решив, что лучше не спорить, она взяла у него бокал и подождала, пока тот наполнит его шампанским.

— Ну а теперь радуйся жизни! Интересно, какая ты там, под маской?

Он потянулся было к ней, намереваясь сдернуть маску, но Зошина испуганно увернулась, с ужасом представив, что будет, если молодой человек проявит настойчивость. Но как раз в эту минуту король крикнул:

— Эй, Лайош, я умираю от жажды. Вино-то у тебя еще осталось?

— Не бойся, Дьердь! — отозвался тот. — Вина у меня хватит, чтобы загрузить целый корабль!

— Это хорошо! — заметила одна из белокурых женщин, обнимавшая короля за шею. — Ведь он у нас не развеселится, пока не наполнится до краев, так ведь, красавчик?

При этом она целовала короля, хотя его больше интересовало содержимое бокала, который он непрерывно опустошал и наполнял снова. Стараясь не попасться на глаза Лайошу, Зошина проскользнула вдоль перил галереи и устроилась у самой стенки.

Теперь она могла посмотреть вниз на танцующих. Ничего подобного она никогда раньше не видела.

В одном углу играл огромный оркестр, не меньше ста музыкантов. В другом — от одной стены до другой протянулась длинная стойка бара.

За стойкой женщины в национальных костюмах наполняли большие фарфоровые кружки пивом и передавали их прямо над головами тех, кто уселся у стойки.

Танцующие или стремительно двигались по кругу, или танцевали в обнимку, тесно прижавшись друг к другу, что показалось Зошине совсем уж неприличным.

Некоторые из мужчин были настолько пьяны, что передвигались по залу шатаясь или висли на партнершах, часто падая.

Женщины в зале выглядели еще более фривольно и вульгарно, чем наверху.

Зошине и в голову никогда не приходило, что ей представится такой уникальный случай увидеть нечто подобное. Она старалась впитать каждую деталь того зрелища, что разворачивалось перед ней.

— Ты уже все выпила? Так пойдем, потанцуем внизу! — услышала девушка голос Лайоша и, испуганно вздрогнув, попыталась отказаться:

— Лучше… лучше я останусь здесь с… Дьердем!

— Не выйдет! Он уже танцует. Ну, давай же! Разве не за этим ты сюда пришла? — грубо настаивал он, и Зошина не сомневалась, что, изрядно выпив, он хочет покрасоваться перед друзьями.

— Я думаю, может… — Не дав ей договорить, Лайош резко толкнул ее к выходу, так что из бокала, который она держала в руке, выплеснулось шампанское.

Пугливо озираясь вокруг, Зошина судорожно прикидывала, кто бы мог избавить ее от унизительной необходимости танцевать с этим типом.

Но король исчез из виду, да и Анталь куда-то подевался. За столом остались только какие-то подвыпившие мужчины. Они продолжали возлияния, оглушительно хохоча над шутками одного из них.

Ей ничего не оставалось, как позволить Лайошу вытащить ее в коридор. Она едва успела поставить почти пустой бокал на стол.

Когда они спускались по лестнице, Зошина заметила, что Лайош держится за перила, чтобы не упасть.

Грохот внизу, казалось, еще усилился, когда они смешались с толпой. Пахло пивом, дешевыми духами, человеческим потом.

Оркестр заиграл венский вальс, и Лайош неистово вертел ее по кругу, то и дело теряя равновесие. Да и Зошине удавалось удерживаться на ногах, только крепко вцепившись в его руку.

Они наталкивались на другие пары, и те кричали им, что надо смотреть, куда двигаешься. Впрочем, на эти окрики Лайош вообще не обращал внимания.

Все это было так неприятно, что Зошина могла только горько сожалеть о своем согласии ввязаться в эту дикую авантюру короля.

Не успела она подумать о нем, как Дьердь и белокурая девица, висевшая на нем, оказались у них на дороге.

— Вот славная забава! — крикнул король, выделывая немыслимые па вокруг Лайоша и Зошины. — Но, проклятье, как тут жарко!

— Как всегда, — отозвался Лайош, — но у нас полно шампанского, можно и освежиться!

— Ты славный малый, Лайош! Когда-нибудь я вознагражу тебя, помяни мое слово.

— Не забудь! Ты обещал.

И хотя он был пьян, в его голосе ясно слышалось, что он пользуется слабостями короля, чтобы достичь каких-то своих целей.

Зошина с ужасом подумала, какие последствия для страны могут повлечь за собой эти на первый взгляд ребяческие забавы короля.

Благодаря своему увлечению историей девушка знала о случаях, когда монархи попадали в зависимость от бесчестных людей, которые умели снискать их благосклонность. Она представляла, сколько из этих подвыпивших веселящихся молодых людей вынашивают планы давления на молодого короля, стоит только тому получить полную власть.

Страшно подумать, но до этого оставались какие-то две недели.

Неудивительно, что принц-регент надеялся на влияние жены, зная, что сам он больше не сможет участвовать в политической жизни.

Но Зошина сознавала, что не в ее силах отстранить от короля подобных «друзей».

Оркестр заиграл какую-то быструю мелодию, и король на ходу бросил Лайошу:

— Вперед! Поскакали! До той стены!

Зошина ничего не поняла, а король помчался диким галопом к бару, в противоположный конец зала, раскидывая всех, кто попадался на его пути.

К ужасу девушки, Лайош последовал примеру короля и потащил ее за собой. При этом и Лайош, и король кричали во все горло, предупреждая танцующих о своем приближении.

Двигаться таким диким и несуразным способом было не только трудно, но и опасно.

У Зошины уже болела спина от столкновений с теми, кто не успел от них увернуться, а Лайош так грубо тянул ее за руку, что девушка чувствовала резкую боль в суставе.

— Пожалуйста… умоляю вас… не так… быстро! — задыхаясь, проговорила она.

Но Лайош не обращал на нее никакого внимания, пока не догнал короля, который к тому времени застрял со своей партнершей в толпе, ожидавшей своей очереди у стойки бара.

— Пива, вот чего я хочу! — потребовала девица. — Пива! Я умираю от жажды после такой скачки!

— Хочешь — значит, получишь! — воскликнул король. — Давай же, Лайош.

Он повернулся к бару, но тут подошли его приятели, которые пили с ним наверху.

— Зачем тебе это, Дьердь? — спросил один из них. — Ведь у нас шампанское там, наверху.

— Ката хочет пива, — заявил король, — и я тоже!

— И мы хотим! — хором подхватили его приятели. — Пива! Пива! Проследи, чтобы нас обслужили!

— Мы об этом позаботимся, — пообещал король. — Ну же, парни, очищайте проход для меня!

Двигаясь по обе стороны от короля, его приятели кулаками принялись раскидывать остальных.

Поскольку удары сыпались сзади, большинство посетителей не успевало сообразить, в чем дело, пока они не оказывались откинутыми в сторону. Некоторые, получив удар кулаком по затылку, оставались лежать на полу.

Все началось столь стремительно, что Зошина не успела и рта открыть. Женщины из компании короля восхищенно хохотали и воплями поддерживали своих «героев»:

— Бей их! Так их! Пива нам, пива, мы хотим пива! Пива! Пива!

Но тут те, кто стоял у самой стойки, поняли, что позади них происходит какая-то заваруха.

Зошина увидела выражение лица самого высокого парня и поняла — беды не миновать.

Ударом кулака он сбил с ног одного из приятелей короля. Это послужило сигналом для других.

Завязалась драка.

Некоторые, получив удар в спину, не особо разбираясь, очухавшись, принимались колотить тех, кто оказывался поблизости.

Немного погодя в драку включились даже те, кто сначала не участвовал в потасовке. Но все слишком много выпили и соображали одинаково плохо.

Грохот стоял неимоверный. Зошина увидела, как один из друзей короля выхватил кружку с пивом у кого-то из рук и изо всех сил запустил в длинный ряд бутылок, расставленных на полках бара.

Раздался звон стекла, барменши закричали.

Это словно подстегнуло других, пивные кружки полетели то в одного посетителя, то в другого.

Большое зеркало треснуло посередине, и барменши выбежали из-за стойки бара, подальше от опасности.

Как только мужчины поняли, что бар оказался без присмотра, все бросились туда за уцелевшими бутылками. Один из них получил пустой пивной кружкой по лицу. Кровь потекла у него по щеке.

Охваченная ужасом, зажатая в толпе наблюдавших за дракой, Зошина не могла даже пошевелиться. Она дрожала от страха в ожидании, чем кончится это побоище, когда кто-то подхватил ее на руки.

Перепуганная девушка начала вырываться, но этот человек прошептал:

— Все в порядке! Не волнуйтесь! Я вытащу вас отсюда. Она подняла голову, увидела лицо в маске, и в этот момент большая часть фонарей, освещавших пивной зал, погасла.

В толпе кто-то закричал. При свете оставшихся фонарей ее спаситель пронес Зошину на руках, стараясь отойти подальше от танцевального круга.

Но не успел он это сделать, как раздались выстрелы.

Они следовали один за другим, и Зошина испуганно вздрагивала каждый раз. Но тут почувствовала, что ее поставили на ноги.

Дверь открылась, кто-то подтолкнул девушку к выходу, и она оказалась в кромешной темноте.

Из-за двери опять послышались выстрелы. Зошина пошарила перед собой в темноте руками и обнаружила рядом, совсем близко, своего спасителя. Он был намного выше нее ростом.

— Кто… вы?» — спросила Зошина дрожащим от страха голосом, подняв лицо вверх. Должно быть, как раз в этот момент он наклонился над ней… Их губы встретились.

Зошина замерла, но прежде, чем она сделала хоть малейшее движение, прежде чем закончила фразу, его руки обняли ее, а его губы прижались к ее губам.

Словно молния пронизала все ее тело. Невыразимый, неописуемый восторг охватил ее. Ничего подобного она не испытывала никогда и даже представить себе не могла.

Это было так замечательно, так возвышенно. Именно таким она представляла себе свой первый поцелуй, и все же действительность превзошла самые смелые ее мечты, так прекрасно было это совсем новое для нее чувство.

Его руки обнимали ее все крепче, и если бы в этот миг ей суждено было бы умереть, смерть не испугала бы ее. Ведь ничего чудеснее этого поцелуя уже не могло быть.

Зошина чувствовала, как дрожь пробегает по ее телу. Чудо этого поцелуя было даровано ей Небом. Время остановилось. Сколько длился их поцелуй? Несколько секунд или несколько столетий, она не знала.

Девушка помнила только одно: когда человек, державший ее в своих объятиях, поднял голову, она без раздумий, почти не осознавая, что говорит, выдохнула:

— Я… люблю… вас! — И, услышав свой голос, поняла: это правда.

Да, к ней пришла любовь! Именно такая, какую она ждала! О такой она молилась. И вот это случилось, когда она меньше всего ожидала.

Зошина и сейчас еще дрожала, но уже не от страха, а от восторга, повторяя:

— Я люблю вас… Я люблю вас!

В ответ она не услышала ни слова, но он крепко прижимал ее к себе, и она чувствовала, как неистово колотится его сердце.

Внезапно он отпустил ее.

— Не… покидайте… меня! — вскрикнула Зошина, испугавшись, что останется одна.

— Не двигайтесь. Я должен отыскать дорогу.

Она замерла, а он на ощупь искал в темноте дорогу. Потом с противоположной стороны этой, видимо, небольшой комнатки открылась дверь. Из пивного бара все еще доносился адский шум.

Из приоткрытой двери появилась полоска света, и девушка смогла разглядеть силуэт принца-регента.

Не закрывая дверь, он возвратился к ней и сказал:

— Мы можем выйти этим путем.

С этими словами он обнял ее за плечи, и она снова задрожала от его прикосновения.

Принц помог ей дойти до двери, и Зошина увидела, что они находятся в узком проходе, освещенном единственным газовым фонарем.

Продолжая слегка обнимать ее за плечи, принц-регент быстро вел ее прочь от входа в пивной зал.

Оттуда все еще доносились крики, визг, выстрелы.

Наконец они наткнулись на запертую на засов дверь, принц-регент отодвинул его, и они вышли на воздух.

Здесь не было фонарей, но звезды в небе светили так ярко, что Зошина разглядела груды мусора, пустых бутылок и огромную гору деревянных бочек.

Еще несколько шагов — и перед ними оказались приоткрытые железные ворота, через которые они вышли на дорогу. С противоположной стороны от нее был пустырь, заросший кустарником и редкими деревьями.

Регент посмотрел налево, там их ожидал закрытый экипаж. Еще несколько секунд — и он помог Зошине подняться в карету, затем сел сам.

И тогда, словно почувствовав, что больше нет необходимости ни в каком маскараде, она стянула с себя домино и сняла маску.

Принц-регент сделал то же самое, потом странным, неузнаваемым голосом произнес:

— Простите меня! Я могу только просить у вас прощения!

— За… что?

— За мое поведение. Вы так измучили меня, что я попросту потерял голову. Я могу лишь смиренно просить вашего прощения, если вы пожелаете, — на коленях умолять вас о нем.

— Вам… незачем… просить у меня прощения, — неуверенно пробормотала Зошина.

Она поняла, что он просит прощения за поцелуй, но теперь она знала, что его поцелуй был самым замечательным событием в ее жизни. Ничего совершеннее не было и не могло быть.

— Но я виноват перед вами! Я считал себя цивилизованным человеком, способным контролировать свои чувства, а оказалось, что я немногим лучше, чем те бандиты, которые исступленно палят из пистолетов, когда возбуждены.

— Бандиты! — воскликнула Зошина, слегка вздрогнув.

— Вы в полной безопасности. Они бы вас не тронули. Это только избыток возлияний заставляет их начать пальбу, особенно в пылу драки!

Принц Шандор проговорил все это тем же бесстрастным голосом, каким беседовал с ней на банкете, и, почувствовав, что он отдаляется от нее, Зошина повернулась к нему, пытаясь разглядеть его лицо в темноте кареты, и выговорила:

— Я… люблю вас!

— Вы не должны говорить так.

— Разве… это… нехорошо?

— Ужасно, и мне некого винить в этом, кроме себя.

— Я знаю… теперь я знаю… я полюбила вас с самого своего… приезда в Дьер… Как давно это было!.. Мне все время хотелось говорить с вами… слушать вас…

Принц-регент застонал, как от боли, и прервал ее:

— Вы не должны этого говорить. Не мучайте меня.

— Но почему? Почему?

— Вы же сами знаете ответ. И у меня есть одно-единственное оправдание. Когда я узнал сегодня вечером, куда вы направились, я думал, я сойду с ума от страха за вас.

— Я очень… испугалась… но тут… появились вы.

— Как вы могли быть так легкомысленны, что позволили королю взять вас с собой в подобное заведение?

— Это был… единственный способ… мне так показалось… завоевать его симпатию и доверие… Вы… же сами хотели этого.

— Так вы думали обо мне?

— Я… мне хотелось… сделать вам приятное, — призналась Зошина.

Хотя она плохо видела принца в мимолетных отблесках уличных фонарей, Зошине показалось, что он судорожно сжал кулаки.

Не выдержав его молчания, она заговорила сама:

— Вы… поцеловали меня… Со мной еще ни разу не происходило ничего прекраснее… А для вас… разве для вас это ничего не значит?

— Я не стану отвечать на ваш вопрос, я не смею. О, дорогая моя, этого нельзя было допускать, никак нельзя.

— Неужели вы… вы жалеете… жалеете, что подарили мне поцелуй?

— Не жалею, но стыжусь.

— ..меня?

— Нет, конечно. Мне стыдно за себя.

— Но… разве вам… есть чего стыдиться?

— Всего, — с отчаянием произнес принц и замолчал.

— Но разве теперь, когда я… люблю вас… я все равно должна выйти замуж… за короля? — едва слышно спросила Зошина. Так тихо, что он с трудом различил ее слова.

— Вы не только должны выйти замуж за короля, — резко ответил регент. — Вы должны забыть обо мне.

— Я не смогу… Никогда не смогу… никогда… никогда! Это… невозможно. Я знаю теперь: вы тот, о ком я… всегда… мечтала… тот, кого я… надеялась однажды… встретить.

— Мы встретились, мы нашли друг друга, но… слишком поздно.

— Но… почему же… поздно. Я же… еще не жена… короля.

— Но вам придется стать его женой.

— Почему? Ведь я же… люблю вас, а не его?

— Потому что наша любовь безнадежна.

— Наша любовь? — переспросила Зошина. — Значит, и вы… любите меня, хоть немного?

Принц-регент не отвечал. Подождав немного, девушка попросила:

— Ответьте же… Я должна… знать.

— Да, да, я люблю вас! — Эти слова словно помимо воли сорвались с его губ. — Как еще я могу относиться к вам, если для меня вы само совершенство?

Он глубоко вздохнул.

— Ваша красота заставила мое сердце биться сильнее с того самого момента, как я впервые увидел вас. Но дело не только в красоте. Ваша беззащитность, нежность, обаяние, ваша умная маленькая головка… И мы с вами так понимаем друг друга!

— Именно поэтому я люблю вас! — воскликнула Зошина. — Вы понимаете меня… как никто, никогда не… понимал прежде и как никто никогда больше… не сможет понять.

Принц Шандор молчал. Она снова заговорила дрожащим от волнения голосом:

— Я не могу… выйти замуж за короля! Вы не знаете… как он вел себя сегодня вечером… Он столько пил… и эти его… друзья…

— Я знаю, знаю! — перебил ее регент.

— Вы знаете? Вы знаете, какой он? Вы знаете о них?

— Конечно, я все знаю.

— Он думает, будто обманывает всех, покидая дворец…

— Я знаю все. Знаю, куда он направляется, знаю всех, с кем он общается. Но я ничего не могу с этим поделать. Еще две недели, и он будет волен вести себя, как ему заблагорассудится, и проводить время с теми, кто ему нравится.

— Неужели вы… действительно думаете, что я смогу… остановить его? — прошептала Зошина.

— Нет, теперь, когда я узнал вас, — нет, — признался регент. — Я сам себя ввел в заблуждение, я вообразил, будто вы окажетесь совсем другой. Внушил себе, что вы сможете управлять им и заставите его поступать так, как полагается, как ему следует.

— Я с этим… не… справлюсь… — начала было Зошина, но регент перебил ее:

— Бесполезно обсуждать это. Дело зашло слишком далеко. Премьер-министр и кабинет знают о цели вашего визита. В той или иной мере об этом знает весь Дьер. Во всех газетах пишут о значении этого брака для укрепления независимости наших двух стран.

Зошина изо всех сил стиснула руки.

— Я понимаю… все, о чем вы… говорите, — сказала она, — но… я хотела бы выйти… замуж… только за вас. — Регент закрыл лицо руками. — А если бы… если бы мы были… обычными людьми? Пожалуйста, ответьте!.. Тогда… вы захотели бы… взять меня в жены?

— Неужели вам и вправду необходимо задавать мне этот вопрос? Вы же знаете: если бы это было возможно, если бы мы были обыкновенными людьми, я подхватил бы вас на руки и унес туда, где мы могли бы остаться одни. И тогда я сумел бы доказать вам, как я люблю вас, — пылко произнес регент глубоким, прерывающимся от волнения голосом. Зошина поняла, как сильно он страдает.

— Я всегда… буду… помнить… ваши слова, — тихо произнесла девушка.

— Для вас лучше забыть меня и все, связанное со мной.

— А вы… Вы забудете меня?

— Это совсем другое.

— Нет… не может быть. Мне никогда… не удастся забыть вас… Мне трудно выразить словами то, что я чувствую, но… я не только… принадлежу вам, я… словно частица вас. — Зошина немного поколебалась, но все же добавила:

— Возможно, когда-нибудь… в каком-нибудь другом воплощении… мы сможем быть друг с другом, не знаю… Я знаю только одно: я мечтала о вас, я ждала вас… всю мою жизнь.

— Так же, как я искал вас. О любимая, ну почему это должно было случиться с нами?

Он с горечью усмехнулся:

— А я-то считал свою жизнь полной и насыщенной: ведь я служил своей стране. Думал, что я уже миновал опасность влюбиться в общепринятом смысле этого слова. Но когда я увидел вас… — Он вдруг замолчал.

— Что тогда?

— Я почувствовал, как мое сердце несколько раз словно перевернулось в груди. Вы шагнули мне навстречу, словно озарив все вокруг невиданным светом.

— Это… правда? Жаль, я не могу признаться в том же. Когда я коснулась вашей руки, я всего лишь почувствовала в вас своего защитника. Ваше прикосновение придало мне мужества.

— Только Богу ведомо, как я хотел бы защитить вас, — тихо проговорил принц-регент. — И с той самой минуты я все сильнее любил вас. Ваше лицо все время стоит у меня перед глазами. Повсюду я слышу только ваш голос.

Зошина протянула ему руку.

— Прошу вас… возьмите меня с собой! — взмолилась она. — Разве нельзя нам уехать… и жить в какой-нибудь другой стране, где никто не будет знать нас… где мы сможем быть… вместе?

Регент так крепко сжал ее пальцы, что кровь отхлынула от них.

— Я мог бы отправиться с вами куда угодно, — сказал он. — Но вы же знаете, как это знаю и я: мы с вами слишком значительные персоны, чтобы просто исчезнуть. Любой скандал сыграет на руку Германии, и бог знает какая ситуация может сложиться вокруг наших стран.

«У него на все есть ответ», — беспомощно подумала Зошина. Каждое прикосновение принца заставляло ее трепетать, она едва дышала. Они были так близки, но его слова разъединяли их.

В окно кареты она увидела впереди огни дворца и торопливо проговорила:

— Я должна еще раз увидеться с вами наедине… мне надо поговорить с вами…

Регент только покачал головой:

— Нам не о чем больше говорить, нам ничего не остается, как только проститься!

— Я не могу… я не могу!

— Я уеду отсюда, — печально возразил ей принц-регент. — Когда вы вернетесь в Дьер на свое бракосочетание, меня здесь уже не будет.

Зошина вскрикнула, как раненый зверь:

— Куда же вы?..

— Куда угодно!

— Но… как же я?.. Вы должны помочь мне…

— Неужели вы думаете, я смогу оставаться здесь, зная, что вы стали женой другого?! — В его голосе было столько боли, что Зошина на мгновение смолкла.

— Как же… я, как же… я… справлюсь… без вас?

— Вы справитесь. Вы же умница, а ваше женское чутье подскажет вам, как поступать в том или ином случае.

— Этого недостаточно! Мне нужны вы… Я хочу быть с вами… Мне нужна ваша любовь… я хочу любить вас, — не помня себя восклицала девушка.

Дворец был совсем близко, и при свете фонарей, окружавших его, Зошина увидела, как Шандор закрыл глаза и на лице его отразилась смертельная мука. Он прижал ее руку к губам и очень мягко и тихо произнес:

— Прощай, моя любовь, моя единственная любовь!

Глаза у Зошины наполнились слезами, и слова застряли в горле.

Карета проехала мимо парадных дверей, объехала огромное здание и остановилась у бокового входа, который Зошина никогда раньше не замечала. Часовых там не было.

Регент вышел из кареты, вынул ключ из кармана и, открыв дверь, пропустил Зошину вперед.

Когда они оказались в небольшом холле, он снял с ее плеч домино.

— Идите прямо по этому коридору до лестницы. Поднимитесь на второй этаж. Оттуда вы уже знаете дорогу. Нас не должны видеть вместе.

Зошина повернулась к нему. Горел только один светильник, но она отчетливо видела боль в его глазах и резкие складки у рта.

Они постояли, глядя друг на друга. Ей нечего было больше сказать, не о чем молить его. У них не было будущего, не было даже надежды. Зошина беспомощно отвернулась и пошла в никуда. В темноту. Отныне всегда ее будет окружать беспросветная тьма.

Она уже почти миновала холл, как внезапно принц-регент догнал ее.

Он повернул ее лицом к себе и сжал в своих объятиях. Сердце подпрыгнуло у нее в груди. А он уже целовал ее, целовал неистово, страстно, требовательно.

Сначала ей было больно, но и боль, которую он причинял ей, казалась чудом, она упивалась ею. Зошина затрепетала в его объятиях и вся, ликуя, прижалась к нему.

Принц замер. Его поцелуи стали ласковее, мягче. В них было столько нежности! Но эта нежность покоряла настоятельнее, чем сила. Такие чувства были так новы для нее.

Она перестала ощущать свое тело, а ее душа принадлежала ему, стала частью его души, они были неделимы.

Божественная любовь осияла их. Возвышенная и совершенная любовь. Зошина чувствовала, как Бог благословлял их и предназначал друг другу.

Эта любовь поглотила ее целиком. Любовь оказалась могущественнее, величественнее, чем она себе воображала.

Любовь была в каждом их вздохе, в каждой мысли, в каждом ударе их сердец.

«Я люблю! Я люблю!» — хотелось ей сказать, но в словах не было никакой нужды.

Зошина знала, принц чувствовал то же самое. Как бы ни пытался рок разделить их, они оставались единым целым.

Но вот принц-регент разжал объятия, резко повернул девушку и чуть подтолкнул в том направлении, куда она шла, когда он остановил ее.

На какое-то время она потеряла способность думать и ничего не видела вокруг себя, все еще пребывая в том божественном состоянии духа, которое Шандор пробудил в ней.

Потом она услышала, как где-то рядом открылась и закрылась дверь. Он покинул ее. Оставил совсем одну.

Зошина вспомнила, куда он велел ей идти, медленно ступила в темный переход и пошла к лестнице. Она любила его и не могла ослушаться.

Глава шестая

Госпиталь, расположенный в женском монастыре, глубоко тронул их души. Они проходили через тихие с высокими потолками помещения, где жили монахини, которые приветливо встречали гостей. Зошине рассказали, что это была идея принца-регента: женщины, посвятившие себя облегчению страданий ближних, получили возможность, благодаря устройству госпиталя, помогать своим подопечным непосредственно в стенах монастыря.

Теперь все в Дьере она воспринимала несколько иначе. Везде и всюду она видела влияние человека, которого полюбила.

Необузданный нрав и безответственность короля заставили ее понять, что именно регент привел свою страну к преуспеванию, поддерживал в ней порядок, сделал счастливыми ее граждан.

Мать-настоятельница монастыря рассказывала, что о больных и престарелых в Дьере заботились намного лучше, чем в любой другой стране Европы, а детская смертность существенно сократилась за годы его регентства.

Принц-регент по-настоящему заботился о жителях своей страны. Его интересовали все стороны их жизни. Зошина не сомневалась, что в Дьере не так уж много безработных, а на производстве внедряются прогрессивные методы.

Премьер-министр был, бесспорно, хороший политик, но за пределами кабинета не имел особого влияния.

Именно на принца-регента последние годы ложилось выполнение многих задач, с которыми он справлялся именем короля.

И именно регент пытался обеспечить стабильность страны и после своего ухода.

Когда Зошина видела все достигнутое им и думала о том, что все это может пойти прахом, как только король получит власть, ей хотелось кричать о несправедливости системы, которая возводит на трон никчемного человека только по праву рождения. Когда в Лютцельштайне она слышала о необузданном нраве короля, Зошина и представить себе не могла, что это может значить для страны.

Вспоминая о поведении короля на маскараде, о фамильярности его друзей, о женщинах сомнительного поведения, которые окружали его, она чувствовала себя беспомощной и замирала от ужаса при мысли о замужестве, на которое была обречена.

Прошлой ночью, добравшись до своей комнаты, она могла думать только о принце-регенте и замирать от восторга, вспоминая его поцелуи.

Шандор подарил ей небесное блаженство, разбудил в ней такое море чувств, о которых она и не подозревала. Какое-то время она была не в силах по-настоящему осознать, что ей предстоит потерять его.

Зошина впервые полюбила, а его ответное чувство само по себе казалось ей чудом из чудес.

Войдя в спальню, она увидела книгу у себя на прикроватном столике и поняла, как принц-регент узнал, что она покинула дворец.

Это был сборник стихов той монахини, о которой он ей рассказывал.

Зошина поняла, как все произошло. Принц Шандор вспомнил о своем обещании только перед сном. Подумав, что, возможно, Зошина еще не спит, он послал своего слугу к Гизелле.

Гизелла скорее всего объяснила, что ее высочество еще пишет письмо, поскольку собирается отправить его утром с дипломатической почтой в Лютцельштайн.

Слуга регента, желая исполнить данное ему поручение, упросил Гизеллу, несмотря на поздний час, отнести книгу принцессе.

Старая служанка, ворча, что ей не дают выспаться, все же отправилась к своей госпоже и обнаружила, что спальня пуста.

Девушка отчетливо представляла, какая за этим последовала паника: Гизелла рассказала слуге регента, тот — своему господину, ну а принц-регент, знавший о том, куда направился король, догадался об остальном.

Зошине оставалось только надеяться, что регент взял с Гизеллы обещание хранить молчание. Когда ее горничная появилась утром, девушка убедилась в этом.

— Как же вы могли так меня напугать, ваше высочество?! — укоряла ее Гизелла. — Что вам стоило сказать мне, что намереваетесь уйти вчера вечером?

— Король пригласил меня сопровождать его на прием, — оправдывалась Зошина. — Но, пожалуйста, не говори ничего бабушке. Герцогиня сочла бы эту поездку слишком поздней для меня.

— Его высочество принц-регент просил меня никому ничего не рассказывать, — призналась Гизелла, — но мой долг велит мне доложить об этом по возвращении в Лютцельштайн.

Гизелла обожала Зошину, и девушка не сомневалась, что угроза была пустой.

— Никому ты не наябедничаешь, Гизелла! К тому же, хотя и слишком поздно, я вернулась целой и невредимой.

При этом она подумала, что в этом нет заслуги ни короля, ни ее самой. Ее могли сбить с ног или разбить ей лицо бокалом или кружкой, а ее спутник не обратил бы на это никакого внимания.

Интересно, волновался ли он вообще, когда она исчезла. У Зошины возникло неприятное ощущение, что король слишком много выпил и вряд ли вообще помнит, что брал ее с собой на маскарад.

С невообразимым облегчением она узнала, что его величество не предполагает сопровождать их в госпиталь. Зошина не сомневалась, что вряд ли он успел прийти в себя после вчерашнего загула. Однако девушка не совсем четко представляла себе, как может чувствовать себя мужчина после столь бурно проведенной ночи. Ее интересовало, всегда ли, покидая по ночам дворец, Георгий предавался пьяному буйству, подобному вчерашнему.

Вспоминая все, что происходило у нее на глазах, Зошина не находила объяснений, зачем королю или его приятелям понадобилось ввязываться в драку и при этом вести себя так нагло. Казалось, все они вели себя в соответствии с заранее намеченным планом.

Она где-то читала о мюнхенских студентах, которые имели обыкновение провоцировать в пивных заведениях беспорядки, которые потом стихийно прокатывались по всему городу, переходя в настоящие погромы. Неужели нечто подобное свойственно всем молодым людям определенного возраста?

Если так, то подобные задиры должны были вызывать негодование остальных граждан.

Что, если жители Дьера узнают, что их король — один из заводил и главарей такой банды юнцов?

Все это было выше всякого понимания, и, осматривая женский монастырь, приветливо улыбаясь детям, разговаривая с монахинями и восхищенно расхваливая все увиденное, девушка не переставала перебирать в памяти картины вчерашних событий, настолько они потрясли ее воображение.

В последней палате находились новорожденные. Мать одной из девочек, незамужняя женщина, умерла при родах.

— Как это печально! — воскликнула Зошина, когда ей рассказали об этом.

— Взгляните, какое замечательное дитя, ваше высочество, — сказала монахиня, взяв девочку из кроватки и передавая Зошине.

Девушка посмотрела на хорошенькое личико и задумалась о судьбе маленькой сиротки.

— Не беспокойтесь, с ней все будет хорошо, — поторопилась успокоить монашенка, словно читая мысли принцессы. — Ее возьмут в семью. Всегда находятся женщины, которые не могут иметь детей, но мечтают о ребенке. Да и семьи с детьми иногда ничего не имеют против усыновления еще одного.

— Как хорошо, что она не попадет в сиротский приют, — сказала Зошина.

Девушка вспомнила, как однажды они с матерью посещали такой приют, и он запомнился ей как мрачное, унылое, лишенное любви место.

Но, держа на руках девочку, Зошина внезапно с ужасом подумала: став королевой, она обязана будет обеспечить трон наследником.

Она любила детей, и сестры привыкли жить в большой семье, но на месте отца ее детей в мечтах всегда оказывался человек, с которым они любили друг друга.

Теперь же мысль о семье, где король-забулдыга будет ее мужем и отцом ее детей, настолько потрясла девушку, что минуту-другую она молча смотрела на девочку у себя на руках, ничего не видя вокруг.

Зошина плохо представляла себе, что означает близость мужчины и женщины, но эти отношения казались ей неким таинством.

Но оказаться в подобной роли рядом с королем?..

Вчера вечером принц Шандор целовал ее, и она чувствовала, что готова умереть от счастья, подаренного ей. Она не сомневалась, что все происходившее между ними освящено их взаимной любовью.

Иметь от него ребенка было бы счастьем. Но ребенок другого, особенно ребенок короля! Какая низость! Эта мысль вызвала у нее омерзение до дрожи.

«Я не смогу… не смогу!» — думала Зошина.

Она передала девочку снова монахине. Та забеспокоилась:

— Ваше высочество, вам плохо? Вы побледнели.

— Со мной все в порядке, спасибо, — успокоила ее Зошина. — Просто сегодня слишком жарко.

— Вы правы, ваше высочество, — улыбнулась монахиня и смущенно добавила:

— Я чувствую, эта крошка получила ваше благословение, побывав у вас на руках. Не сочтете ли вы предосудительным, если мы дадим девочке ваше имя?

— Сделайте милость, мне будет очень приятно! — ответила Зошина.

Она еще раз взглянула на ребенка. Не придется ли этому маленькому созданию когда-нибудь испытать страдания своей тезки? Не заставят ли ее когда-нибудь пожертвовать всем прекрасным и совершенным, что есть в жизни, ради блага своей страны?

Но Зошину уже ждала герцогиня София, и она постаралась отбросить эти мысли и отвернулась. Ей казалось, что она оставляет последние, изодранные в клочья останки своей мечты «у кроватки малютки-сироты, которую собирались назвать в честь принцессы Зошины из Лютцельштайна.

Обед прошел спокойно и занял не слишком много времени, поскольку днем герцогине предстояло еще открывать Ботанический сад, тоже основанный принцем-регентом.

Ботанический сад, первый в стране, уже принес Дьеру европейскую известность.

Принц-регент обратился во все страны с просьбой прислать ему экземпляры растений, характерных для флоры этих стран, чтобы расширить представления жителей Дьера о растительном мире планеты.

— Меня несказанно воодушевило все, что я увидела в Королевском ботаническом саду в Кью, — рассказывал принц-регент герцогине Софии. — Там не только выращивают растения, но и рассылают их повсюду. Вот я и подумал, а не завести ли нам нечто подобное.

— Какая блестящая идея, Шандор! — похвалила его старая герцогиня. — Впрочем, все ваши идеи оригинальны и прогрессивны.

Возможно, подобный комплимент герцогиня София могла произнести и из простой вежливости, но Зошина чувствовала, что на сей раз бабушка действительно восхищается и говорит искренне.

Принц-регент ждал их к обеду в одном из салонов. Зошина сначала от смущения не смела поднять на него глаза, но, справившись со своими чувствами, она все же взглянула на принца Шандора. Темные круги у него под глазами ясно сказали ей, что принц не спал всю ночь после их расставания. Он и сейчас, казалось, изо всех сил избегал говорить с нею, пока они не прошли в столовую. Но король не спустился к обеду, и регенту пришлось занять место во главе стола. Герцогиня София села справа от него, Зошина — слева.

Принц вел себя достаточно непринужденно, но Зошина чувствовала, в каком напряжении он пребывал. Как и она, Шандор чувствовал неумолимое приближение того момента, когда на заседании парламента будет объявлено о ее помолвке.

Мысль эта темной, грозовой тучей висела над ними, и ни очаровательная комната, ни прекрасный дворец уже не вызывали в девушке восхищения. Ей представлялось, как комнаты дворца заполняют дерзкие и пошлые приятели короля, как по его указанию изящество интерьера уступает место аляповатости в угоду низменным вкусам новых придворных.

Где будет ее собственное место, Зошина угадать не могла. Как на вчерашнем маскараде, она оказывалась лишней, случайной. Ею легко было пренебречь, о ней легко было забыть.

«Но зачем?! Я не могу! Не могу!» — твердила про себя Зошина.

Девушка думала, что даже ради принца Шандора, ради того, чтобы добиться его уважения, она не сможет продолжать этот фарс, который мог привести только к мучительному попранию всех ее идеалов.

Но и она, и регент вели себя за обедом так, словно все шло своим чередом.

«Он так хорошо владеет собой. Наверное, он не испытывает тех чувств, которые терзают меня», — с отчаянием думала Зошина.

Но, подняв глаза, она неожиданно увидела, как он смотрит на нее, и прежде чем Шандор успел отвести взгляд, она поняла, что он страдает не меньше ее.

С того момента желание облегчить муки любимого человека заставляло Зошину стараться не привлекать внимание принца к ее собственным чувствам.

Она знала без слов, что любовь возбуждала в нем желание защитить и утешить любимую. Но ее чувство к нему было так сильно, что девушка не хотела усугублять страдания любимого.

И все-таки каждый удар ее сердца, каждый вздох сопровождались единственной мыслью: «Я люблю вас! Я люблю вас!»

Ей чудилось, что часы на камине отбивали в такт эти слова и приглушенные голоса сидевших за столом вторили им. Зошина даже испугалась, что может произнести их вслух.

Наконец обед завершился, и они с бабушкой надели шляпы, взяли перчатки и зонтики и направились вниз, где их уже ожидали кареты. Тут герцогиня словно впервые заметила отсутствие короля.

— Разве Георгий не едет с нами? — спросила она у принца-регента.

— Нет.

— Почему же? По программе он должен выступать с речью на открытии Ботанического сада.

— Я знаю, — ответил регент, — но он отказался.

— Как можно позволять ему подобные выходки! — возмутилась герцогиня-мать. — Полагаю, все сочтут очень странным его отсутствие, ведь благодаря вам Ботанический сад уже успел приобрести международную известность.

Принц-регент понизил голос, чтобы те, кто сопровождал их, не могли расслышать его слова.

— Георгий говорит, что сегодня последний день его свободы и он намерен провести его так, как сам пожелает.

Сначала герцогиня-мать не поняла.

— Вы имеете в виду объявление о помолвке? Но разве большинство мужчин не устраивают свои холостяцкие «мальчишники» только накануне самой свадьбы?

— Я говорил ему об этом, но он заупрямился и потребовал, чтобы его оставили в покое вплоть до завтрашнего утра.

Герцогиня-мать лишь недовольно повела плечами:

— Ну что ж! Обойдемся без него, но я обязательно скажу ему, насколько это невежливо по отношению не только ко мне, но и к вам, Шандор.

Зошина подумала, что последнее замечание герцогини Софии скорее всего только порадует короля, который спит и видит, как бы досадить дядюшке.

Впрочем, недовольство и тревога герцогини Софии имели под собой почву. Отсутствие короля, несомненно, должно было привлечь внимание иностранных дипломатов.

Почему же принц-регент не вынудил короля появиться на церемонии? Наверное, излишние возлияния вчерашней ночи сделали совершенно невозможным появление Георгия перед публикой.

Так или иначе, но было уже поздно что-нибудь менять, и они уселись в карету. В связи с отсутствием короля место Зошины оказалось подле бабушки, спиной к вознице, принц Шандор сел напротив.

Фрейлины герцогини и придворные ехали за ними в трех каретах. По дороге Зошина узнала, что их ожидали не только сотрудники Ботанического сада, но и премьер-министр и послы тех стран, которые прислали растения для нового сада.

Сады и парки Дьера украшали удивительные цветы, но успехи специалистов-садоводов казались просто непревзойденными.

Особенное впечатление производили альпийская горка, необыкновенные орхидеи, прекрасные азалии.

Когда они стояли возле орхидей, принц-регент повернулся к ней и едва слышно прошептал:

— Вы сами как этот цветок.

Ей показалось, будто время остановилось, а все вокруг исчезло. В этот миг существовал лишь он, лишь его глаза. Зошина не нашлась, что ответить. На какую-то долю секунды она будто ощутила себя в его объятиях. Но потом он отвернулся и заговорил о чем-то самом обыденном с женой градоначальника.

«Мы принадлежим… друг другу, мы все еще… принадлежим друг другу», — думала девушка, пытаясь вникнуть в рассказ одного из садовников. Но с таким же успехом он мог говорить с ней на языке хинди.

Ботанический сад был необыкновенно красив, но для Зошины существовал только Шандор. Его одного она видела, только его голос слышала.

Осмотр завершился. День близился к вечеру. Завтра она оставит Дьер и, возможно, никогда больше не увидит принца Шандора.

«Куда… же вы уедете? Как я смогу… отыскать вас? Как же я смогу… жить без… вас?» — мысленно кричало все существо девушки.

Когда они вернулись во дворец, она присела в реверансе и пошла по лестнице вслед за бабушкой, не позволив себе оглянуться и посмотреть, не провожает ли он ее взглядом.

Их ожидал еще званый ужин, который устраивали в честь почетных гостей кавалеры ордена святого Миклоша.

Но когда они с герцогиней Софией снова спустились по лестнице, в зале не было никого, кроме фрейлины и гофмейстера.

— Несомненно, его величество едет с нами, — не то утвердительно, не то вопросительно произнесла герцогиня София.

— Его величество шлет свои извинения, мадам. Сегодня вечером вас принимает князь Владислав. Его высочество принц-регент встретит вас в доме князя, — почтительно произнес гофмейстер.

Вдовствующая герцогиня Лютцельштайнская удивленно приподняла брови, но промолчала, и только когда они уже тронулись в путь в закрытой карете, сказала словно сама себе:

— Я нахожу поведение его величества непостижимым. Князь Владислав, насколько я знаю, является самым крупным землевладельцем и одним из наиболее важных персон в Дьере. Надеюсь, его не оскорбит отсутствие короля на столь важном мероприятии.

— Я уверен, ваше величество, его величество король принесет извинения князю, — поспешил успокоить ее гофмейстер.

Этот пожилой придворный, насколько знала Зошина, прожил во дворце много лет и служил еще предыдущему монарху.

Герцогиня улыбнулась ему, словно хотела смягчить свои слова:

— Когда принц-регент сложит с себя полномочия, у вас дел прибавится.

Гофмейстер покачал головой:

— Я сдаю дела, мадам, как и большинство моих коллег.

— Сдаете дела! — воскликнула герцогиня-мать. — Разумно ли это?

— С нашей точки зрения, это единственно верное решение. Лучше уйти самим, чем ждать, когда нас всех выгонят.

Герцогиня София была ошеломлена словами пожилого придворного, но Зошина уже знала о намерении короля окружить себя своими приятелями.

Она могла только еще раз с ужасом представить картину хаоса, который они создадут повсюду.

Дом князя Владислава своим великолепием напоминал королевский дворец, но внутри господствовало смешение вкусов и стилей.

Впрочем, Зошина почти не смотрела по сторонам. В огромном зале для приемов, уже полном гостей, она увидела принца-регента рядом с хозяином дома, и ее сердце отчаянно заколотилось в груди.

Ее любимый напомнил девушке средневекового рыцаря, поскольку, как все присутствовавшие мужчины, был в парадном мундире рыцарского ордена святого Миклоша.

Для нее он был красивее всех.

Зошина шла за бабушкой. Она надеялась, что действительно напоминала цветок, с которым сравнил ее Шандор. На ней было платье из бледно-зеленого тюля с вышитыми букетами подснежников.

На голове — венок из тех же цветов, который она решила надеть на этот раз вместо диадемы.

Ее наряд нечаянно подчеркивал всю прелесть юности, наивности и удивительной чистоты девушки. Откуда ей было знать, что сердце принца-регента даже застенчивый взгляд ее глаз пронзал словно ножом. Никогда больше он не сможет обнять ее. При мысли об этом Шандор испытывал неимоверные страдания.

Обед оказался превосходным, общество собралось образованное, короткие полные глубокого смысла речи блистали остроумием.

Чуть позже зазвучала музыка, на фоне которой продолжалась увлекательная беседа. Когда пробило одиннадцать часов, герцогиня-мать поднялась с искренним чувством сожаления.

— Наш последний вечер в Дьере, — услышала Зошина ее слова, обращенные к князю, — оказался самым приятным. Мне остается только поблагодарить ваше высочество за замечательно проведенное нами время.

— Это было большой честью — принимать вас у себя, мадам, — ответил князь. — Смею надеяться, что для принцессы это был первый, но далеко не последний визит.

— Я тоже на это надеюсь, ваше высочество, — вежливо ответила Зошина.

При этом она отчетливо представила себе, каким унылым и скучным покажется королю посещение гостеприимного дома князя. Она не сомневалась, что он, как и сегодня, постарается при всякой возможности отказываться от приглашений.

Зошине хотелось бы спросить у принца-регента, каким образом ей поступать в подобных обстоятельствах.

Следует ли проявлять решительность и отправляться в гости одной или лучше играть роль покорной жены, общаясь только с теми, с кем было весело королю? Невыносимо думать о том, что придется терпеть дерзость и панибратство королевских собутыльников ночь за ночью!

Зошина постаралась успокоить себя тем, что он не сможет принимать их всех во дворце. Вряд ли он решится на подобную вольность, слишком возмутительную даже для него.

Возможно, со временем у нее появятся собственные друзья, люди типа князя Владислава, который, несмотря на свой возраст, сохранял мужское обаяние и оставался интересным собеседником.

Ее пугала необходимость самостоятельно принимать подобные решения, а после разговора с гофмейстером Зошина со страхом спрашивала себя, останется ли во дворце хоть один разумный и строгих правил человек.

На ее счастье, когда они уже направлялись к парадной двери, она узнала, что принц-регент сопровождает их.

Гофмейстер пересел в другую карету. Принц-регент занял место напротив дам, и Зошина чувствовала, что, если забыть про осторожность, можно, протянув руки, коснуться его.

«Как же я боюсь! — хотелось ей сказать. — Боюсь завтрашнего дня, боюсь объявления о моей помолвке с королем, боюсь безысходности, которую принесет это объявление, боюсь того времени, когда вернусь в Дьер уже невестой».

Сердце ее плакало и рвалось к принцу Шандору. И хотя принц старался не смотреть на нее, девушка не сомневалась, что его переполняют такие же чувства.

У дворца в ожидании проезда кортежа собрались толпы простых горожан.

— Я думаю, мы не станем входить через парадный вход, мадам. Но если бы вы и ее высочество появились на балконе, это доставило бы большое удовольствие тем, кто несколько часов ждал вашего появления.

— Мы непременно так и поступим, — согласилась герцогиня-мать.

Зошина подумала, что это очень разумная мысль. Людям будет приятно увидеть именитых гостей, которые с балкона приветствуют жителей столицы.

Королю такое никогда бы не пришло в голову, подумала Зошина, но тут же упрекнула себя за очередную придирку.

Они вышли из кареты у боковых дверей, которые использовались во время формальных церемоний теми, кого ждал прием в тронном зале. От дверей начинался широкий коридор, застланный красной ковровой дорожкой. Герцогиня прошла вперед, за ней последовали. Зошина и принц-регент. В это же время к дверям подъехала вторая карета. Из нее вышли гофмейстер и все остальные.

Герцогиня-мать уже подходила к огромным расписным с позолотой дверям, ведущим в тронный зал.

Но внезапно оттуда послышались громкие голоса, взрывы смеха, пистолетные выстрелы.

Это было так неожиданно и страшно, что герцогиня-мать остановилась и оглянулась на принца-регента.

— Что могло произойти, Шандор? — спросила она. — Кто может стрелять во дворце?

Встревоженный регент быстро обошел ее и открыл одну половинку дверей в тронный зал.

И герцогиня, и Зошина последовали за ним, чтобы заглянуть внутрь.

Зал освещали газовые светильники. Король восседал на троне, и при первом взгляде на него становилось ясно, насколько он пьян.

Белоснежный китель, распахнутый на груди, был залит вином, ноги вытянуты. Не то на ручке трона, не то у него на коленях восседала та самая девица, которую Зошина видела с ним накануне вечером. Она была, пожалуй, еще пьянее, чем ее король.

Юбка задралась у нее выше колен, а лиф платья спустился с одного плеча, обнажив грудь.

На полу перед ними, на красных бархатных подушках, сброшенных с позолоченных кресел и стульев, возлежали приятели короля.

И мужчины, и женщины были те же, что провели с королем предыдущую ночь.

При всей своей наивности Зошина понимала, что вся эта пьяная компания на бархатных подушках вела себя до крайности непристойно. Мужчины скинули сюртуки, а некоторые даже рубашки.

Эта картина предстала перед ней на какую-то долю секунды. Король поднял свободную руку, в которой блеснул пистолет. Георгий выстрелил в один из газовых светильников, и осколки стекла разлетелись по полированному полу. За этим выстрелом последовали еще два, сопровождаемые поощрительными выкриками его приятелей.

Очередной разлетевшийся на осколки газовый светильник вызвал победные возгласы, слившиеся в единый вопль.

Принц-регент резко захлопнул дверь.

— Его величество лично развлекает своих друзей, — сказал он, не в силах скрыть раздражения.

Дальше по коридору все шли, храня молчание. Гофмейстер проводил королеву-мать и Зошину в приемную на втором этаже, лакеи открыли огромное окно в центре залы, и они обе вышли на балкон, освещенные светом газовых фонарей.

Люди, стоявшие внизу, увидели их, и толпа зашумела, как морской прибой, размахивая шляпами, флажками, платками.

В другое время это взволновало бы Зошину и доставило бы ей искреннюю радость. Но сейчас девушка никак не могла прийти в себя.

Когда она наконец добралась до своей спальни, она чувствовала себя физически совершенно разбитой. Безобразная сцена в тронном зале так и стояла у нее перед глазами.

Друзья короля показались ей еще более отталкивающими, чем накануне. Зошина испытывала отвращение не только к ним, но и к себе самой только потому, что стала свидетелем их разнузданности и бесстыдства.

Гизелла закончила свои дела и оставила ее одну. И тут девушка поняла: ей хочется исчезнуть, спрятаться от всего, чему она не может противостоять, от тех, кто научился не замечать происходящего на их глазах.

«Как он может? Как может человек, тем более король, находить удовольствие в подобной мерзости?» — не могла успокоиться Зошина.

Опухшее лицо Георгия с полузакрытыми глазами, его безвольно полуоткрытый рот, перепачканная и измятая одежда, эта женщина у него на коленях снова и снова вспоминались ей.

Казалось, она теперь никогда не сможет забыть отвратительную картину, которую наблюдала какую-то долю секунды: полуобнаженные женщины, голые мужские спины, опрокинутые бутылки вина, катающиеся по полу. Ужасно, отвратительно, пошло. Ей было стыдно за короля, за человека, который мог так опуститься, хотя судьбою ему было предначертано стать монархом прекрасной страны. И еще больший ужас охватил девушку при мысли о ее собственной причастности к судьбе этой страны.

— Его жена! — прошептала она. — О небо! Как я могу стать его женой, если я ненавижу и презираю его?

Ответа она не знала. Уткнувшись в отчаянии лицом в подушку, Зошина думала, что даже Бог оставил ее.


Всю бессонную ночь она металась, пытаясь избавиться от угнетавших ее мыслей.

Никакие попытки проявить силу воли не помогут ей изменить короля. Теперь она отлично это сознавала. Идея малышки Каталин, будто слова, поступки, настойчивые пожелания исправят Георгия, скорее всего вычитана из книжки, а в жизни так не получается.

Зошину действительно слишком глубоко потрясло ее первое столкновение с разнузданными нравами. Она не в силах была ни думать, ни рассуждать. Одна мысль тоскливо глодала ее — убежать прочь.

Часы отстукивали время, и она говорила себе, что вот уже скоро наступит утро злосчастного дня, когда объявят ее помолвку с этим грязным существом, которое она видела восседавшим в непотребном виде на принадлежавшем ему троне.

И вскоре после этого она станет женой короля, и, пожалуй, ей еще придется соперничать с женщинами, которым король явно отдает предпочтение.

«Как же мне быть? Что же мне делать?» — снова и снова спрашивала себя Зошина и не находила ответа.

Она не могла спать, она задыхалась. Подойдя к окну, девушка раздвинула шторы.

Было еще очень рано, и силуэты гор лишь начинали вырисовываться на фоне неба. Солнце, поднимаясь из-за них, освещало окрестности еще бледным неверным светом. Звезды еще слабо мерцали на предутреннем небе.

Толпа давно разошлась, и за окнами дворца царила глубокая тишина. Город спал.

А Зошине казалось, что стены дворца давят ее. Она подумала, что, наверное, так чувствует себя зверь в капкане.

«Мне надо подумать! Я должна!» — твердила она.

Но в голове крутились и путались смутные образы, и среди них — пьяное лицо ее будущего мужа. Она видела его везде, куда бы ни переводила взгляд. Едва ли сознавая, что делает, движимая одним исступленным желанием оставить дворец и ненавистного ей человека, Зошина направилась к гардеробу.

Первым ей на глаза попался костюм для верховой езды, который в Дьере так и не довелось надеть.

Она привыкла справляться самостоятельно, поэтому ей не потребовалось много времени, чтобы надеть костюм, отыскать летние сапоги, шляпу и перчатки.

Часы показывали начало пятого.

С каждой минутой небо светлело, звезды тускнели и гасли.

Зошина вышла из спальни в коридор.

Она знала, что ночной лакей дежурит на своем посту в холле. У парадной двери наверняка стояли на часах гвардейцы.

Где располагались конюшни, Зошине показывали, и она сразу направилась к ним.

Дверь бокового входа была заперта, но ключ торчал в замке, и ценой некоторых усилий девушке удалось отодвинуть засов.

Она оказалась в саду. Вдалеке виднелись крыши конюшен.

В них тоже все замерло до утра. Она распахнула двойные двери главного здания конюшен и наткнулась на молодого конюха. Он потянулся, протер глаза, зевнул и, увидев Зошину, явно удивился.

— Я хочу покататься верхом. Пожалуйста, оседлайте мне лошадь.

Конюх промолчал и поспешно ретировался. Она слышала, как он позвал кого-то, вероятно, главного конюха.

Понимая, что ее появление в столь ранний час должно вызвать переполох, девушка была твердо намерена поскорее умчаться прочь от дворца. Осматривая стойла, она обнаружила великолепного черного жеребца.

Ничего лучше ей в жизни не доводилось видеть. Она открыла дверь в денник и приласкала коня. Тут вернулся молодой конюх, а с ним — конюх постарше.

— Доброе утро! — заговорила Зошина. — Я принцесса Зошина. Мне бы хотелось прокатиться верхом.

— Конечно, ваше высочество, — приветливо ответил пожилой конюх, — но этот жеребец, пожалуй, великоват для вас.

Зошина улыбнулась ему:

— Но именно на нем я желала бы прокатиться.

— Хорошо, ваше высочество, но груму, которого я пошлю с вами, трудновато будет держаться рядом с Шаму.

— Его так зовут? Что ж, вашему груму придется постараться. Не сомневаюсь, прогулка мне понравится.

Пожилой конюх с сомнением посмотрел на Зошину, но он знал свое место и не посмел спорить.

Послав мальчугана за кем-то по имени Ники, он сам начал седлать Шаму, быстро и ловко.

Зошина вышла на воздух.

Скоро ей вывели оседланного Шаму, и тут же появился грум на жеребце, который явно уступал Шаму по всем статьям. Старик помог ей забраться в седло.

— Только помните, ваше высочество, — все же решился он предупредить девушку. — Шаму — самый быстрый в нашей конюшне. Он принадлежит его высочеству принцу-регенту, и тот утверждает, что никогда раньше у него не было такого жеребца.

Зошина подумала, что они с Шандором оказались едины даже в выборе лошади.

Ничего не ответив конюху, она тронула коня. Ники последовал за ней.

Она смутно представляла себе окрестности, но тут тропинка расширилась, и Ники поспешил поравняться с ней.

— Я покажу вашему высочеству хорошую дорогу! — радостно сказал он. — Мы пересечем реку, и окажемся в предгорной степи. Не могу вообразить лучшего места для лошадей, чем здесь, в Дьере.

Юноша показывал ей дорогу и, не умолкая ни на минуту, рассказывал о местах для верховых прогулок вокруг города, о том, какие лошади есть в дворцовой конюшне. Но Зошина его не слушала, погруженная в свои мысли.

Она не могла избавиться от них, не могла заставить себя даже оглядеться по сторонам.

Шаму послушно отзывался на каждое ее движение.

А Ники все говорил и говорил. Когда они добрались до открытого места, она почувствовала, что не может больше выносить этого.

Тут ее осенило, и, не особенно раздумывая, девушка вытащила кружевной носовой платочек из кармана и выпустила его из рук. Платочек подхватило ветром. Зошина натянула поводья.

— Мой платочек, — сказала она. — Я его уронила!

— Я принесу его вам, ваше высочество, — с готовностью предложил Ники.

Зошина взяла уздечку его коня, а он соскользнул на землю и побежал к носовому платку, который белел на зеленой траве. И тогда она пришпорила Шаму, не выпуская поводьев лошади своего провожатого.

Девушка нарочно сделала вид, будто Шаму заартачился и перестал ее слушаться. Только проскакав галопом почти четверть мили, она отпустила другую лошадь.

Затем Зошина снова пришпорила Шаму, и они с невероятной скоростью помчались по мягкой траве, окруженные ароматами луговых цветов.

Она скакала, пока Шаму сам не замедлил темп. Обернувшись назад, Зошина не увидела ни Ники, ни его коня, даже город пропал из виду.

Только горы вздымали свои вершины над ней, а кругом простиралась безлюдная зеленая долина. Она казалась бы совсем безжизненной, если бы не птицы, которые взмывали вверх из-под копыт Шаму.

«Наконец я могу подумать, — твердила Зошина, — подумать, как мне поступить».

Она снова пустила Шаму рысью, но в голове у нее по-прежнему царил полный хаос.

И так и сяк обдумывала она выход из ловушки, в которую угодила, но вместо ясного решения проблемы все становилось только запутанней.

Существовала угроза со стороны Германской империи и надежда сохранить независимость не только Дьера, но и ее родного Лютцельштайна.

Зошина слишком хорошо представляла себе ярость отца и матери, если она возвратится домой, отказавшись выполнить свое предназначение.

Чутье подсказывало ей, что скорее всего все равно ее заставят повиноваться.

И сможет ли она вынести потерю уважения и восхищения принца-регента?

Он любит ее, но он посвятил всю жизнь своей стране.

Зошина понимала, что сближения Дьера и Лютцельштайна особенно желают британцы, так как королева Виктория старалась сохранить на континенте баланс сил.

«Как же я могу подвести всех этих людей?» — спрашивала себя несчастная девушка.

Но тут она вспомнила пьяного короля и его омерзительных друзей, готовых заграбастать и положение при дворе, и деньги, но при этом разрушающих все, что принц-регент создавал последние восемь лет.

Девушке казалось, что она должна сдержать лавину голыми руками.

Между тем она все ехала и ехала куда-то вдаль. Прошел не один час, прежде чем Зошина, словно внезапно очнувшись, заметила, как высоко поднялось солнце. Стало жарко, и ее начала мучить жажда.

Она сняла плащ и перекинула его через седло.

Осмотревшись вокруг в поисках воды, девушка подумала, что поближе к горам можно найти прохладный и чистый горный ручей, родник или водопад.

Она направила коня к поросшему соснами склону горы, увенчанной снежной шапкой.

«Какая же красивая страна Дьер, — подумала она, — но как отвратителен ее будущий правитель».

Если бы рядом был принц-регент, она сказала бы ему: «Прекрасны виды все, но только мерзок человек», — и он бы понял ее.

И Зошина снова повторила про себя: «Я люблю его! Я его люблю!»

Глава седьмая

Становилось все жарче. Вероятно, лучше было попытаться отыскать путь к реке, которая где-то пересекала долину.

Она была уже у самого подножия гор. Кругом лежали огромные валуны и множество мелких камней, принесенных сюда во время схода лавины.

Но воды нигде не встречалось.

Зошина подумывала, не вернуться ли ей в город, но все в ней сопротивлялось новому столкновению с неразрешимыми проблемами, которые ждали ее во дворце.

Она знала, что решение существует, но никак не могла его найти.

«Не могу я… вернуться», — шептала девушка.

В то же время она прекрасно понимала, что Ники должен был уже сообщить о случившемся, и скорее всего принц-регент давно выслал кого-нибудь на поиски.

«Он… сердится на меня», — подумала Зошина, и от этой мысли легкий холодок пробежал по ее телу.

Но даже его гнев был бы лучше, чем жизнь без любимого с ненавистным ей королем.

Зошине казалось, что эта ненависть и отвращение к нему, столь несвойственные ее натуре, унижали ее. Она теряла чувство собственного достоинства и словно опускалась до его уровня.

«Нет, я не смогу жить такой жизнью и никогда не смогу уподобиться подружкам короля».

Снова ее поглотили те же мучительные переживания, которые преследовали ее всю ночь, не давая ни на миг заснуть.

Губы у Зошины пересохли, жажда становилась нестерпимой.

Объехав огромный валун, она увидела прямо перед собой легкий дымок, поднимающийся вверх.

Она послала Шаму вперед, надеясь, что найдет там лесорубов.

Подъехав ближе, она увидела костер, вокруг которого собрались цыгане.

В Лютцельштайне тоже часто встречались цыгане, и сестры всегда интересовались их жизнью, а Каталин находила в ней особую романтику.

Зошина даже пыталась изучать язык цыган, но он оказался слишком трудным для нее, а от фрау Вебер девушка узнала историю этого народа.

В Лютцельштайне преобладали венгерские цыгане. И Зошина предположила, что и в Дьере должны кочевать их собратья.

Подъехав к Их костру, она убедилась, что облик цыган, черные волосы и глаза, очень напоминали тех, кого она встречала в Лютцельштайне.

Сидевшие у костра мужчины стали медленно подниматься, изумленно рассматривая подъехавшую всадницу.

Чтобы успокоить их, она поспешила произнести на их языке приветствие, означавшее «добрый день».

— Latcho Ghes! — сказала девушка.

Цыгане заулыбались.

— Latcho Ghes! — неслось со всех сторон, но остальное она понять уже не смогла.

Спешившись и ведя Шаму за повод, Зошина подошла к костру и попросила:

— Не могли бы вы дать мне немного воды?

При этом она подтвердила свою просьбу жестами. Цыгане зашумели, и одна из женщин поспешно схватила бурдюк и отлила из него воды в кубок, сделанный из рога антилопы.

На вкус вода оказалась чуть солоноватой, но Зошина была слишком измучена жаждой, чтобы привередничать. Она выпила все, и женщина снова наполнила кубок.

Тогда Зошина показала на Шаму, понимая, что конь измучен жаждой не меньше ее. И снова цыгане догадались, о чем она просит, и один из пожилых мужчин взял у нее из рук уздечку и отвел коня туда, где их собственные лошади были привязаны рядом с огромной выдолбленной тыквой, наполненной водой.

Зошина стояла, наблюдая за жеребцом, и тут одна из женщин на немыслимой смеси языков предложила ей поесть.

Тогда только девушка заметила, что над костром висел большой горшок, в котором цыгане готовили себе пищу.

Там, видимо, тушилось мясо молодого оленя или газели.

Зошина охотно приняла приглашение. Жажда ее больше не мучила, но голод уже давал о себе знать.

Она не завтракала, а судя по тому, как высоко поднялось солнце, близился полдень.

Ей положили в деревянную миску кусок мяса и даже достали откуда-то старинную серебряную ложку, хотя сами они ели руками, подбирая соус черным крестьянским хлебом.

На ложке был выгравирован какой-то замысловатый герб. Возможно, не так давно она входила в столовый набор знатного дворянина.

Мясо, приправленное травами, было удивительно вкусно.

Зошина пожалела, что бросила заниматься языком и теперь могла изъясняться лишь отрывочными фразами, сопровождая их пантомимой.

Она поняла, что цыгане перекочевывали к востоку, и предположила, что они вскоре покинут Дьер, поскольку никогда и нигде не задерживаются надолго.

Женщины с огромными темными глазами были очень красивы, дети, смуглые, очень живые, — прелестны.

Мужчины казались суровыми, угрюмыми и неприветливыми. Видимо, к ней отнеслись с подозрением, поскольку ее никто не сопровождал.

Они посматривали на нее и о чем-то перешептывались, словно ждали какого-нибудь подвоха.

Она попыталась объяснить, что приехала из города и собирается возвратиться домой. Чтобы показать, что им нечего опасаться ее, Зошина посадила к себе на колени маленького мальчика и позволила ему играть жемчужными пуговицами на жакете ее костюма для верховой езды.

Один из цыган что-то шепнул той женщине, которая первая пригласила девушку поесть с табором. Та улыбнулась и кивнула. После этого цыган встал, окинул Зошину все тем же подозрительным взглядом и направился куда-то прочь.

Зошина уже собралась сказать, что ей пора возвращаться, но цыганка вытащила чашу, налила туда кипящую воду из очень старого чайника и поднесла ей.

— Чай, — сказала она, — чай.

Зошина взяла чашу из рук цыганки и пригубила незнакомый на вкус, но очень приятный напиток.

Она не могла различить, какие травы входили в его состав, тем более что туда добавили меду.

Окружавшие ее цыгане пришли в восторг от того, что ей понравился чай, и когда она допила его до конца, предложили ей еще, но она только покачала головой:

— Мне надо ехать!

Зошина поискала глазами Шаму, и ей вдруг показалось странным, что расстояние от костра до того места, где его привязали вместе с цыганскими лошадьми, так увеличилось.

Ей совсем не хотелось двигаться, она никак не могла заставить себя подняться на ноги.

Цыгане наблюдали за ней, и ей показалось, что они смотрят на нее иначе, чем раньше.

На мгновение ей показалось, что она знает почему, но прежде чем девушка сумела удержать эту мысль, лица цыган расплылись и отступили куда-то далеко, так же, как Шаму.

«Мне надо подняться! Мне надо ехать!» — попыталась приказать себе Зошина.

Но вместо этого почувствовала, как погружается куда-то в темноту, в которой уже не было никаких Мыслей…


— Проснись же, ну проснись, Зошина! — Голос раздавался откуда-то издалека. — Зошина!

Она узнала этот голос. Волна неслыханного счастья обдала все ее существо.

— Зошина!

Теперь голос звучал громче и требовательнее. Девушка улыбнулась этому знакомому до боли голосу и с усилием открыла глаза.

Она различила его лицо совсем близко от себя и очертания головы. Свет падал сзади него. Неудержимое счастье нахлынуло на нее, она пробормотала:

— Я люблю… вас… Я… вас люблю!

— Бесценное мое сокровище, любимая моя! — выдохнул принц-регент. — Я думал, мне уже не суждено отыскать вас, но, кажется, с вами все в порядке. Они не сделали вам ничего плохого?

Он говорил с нею, он был так близко! Разве могла она в этот миг думать о ком-то, кроме него? Все остальное не имело для нее никакого смысла.

— Я люблю… я люблю вас! — повторила она.

И он не смог побороть себя. Зошина почувствовала прикосновение его губ, и сердце рванулось из ее груди. Ей казалось, она тает в его объятиях.

Пусть только он прижимает ее к себе, пусть целует, и пусть это никогда не кончится. Но принц отстранился и заговорил сдавленным голосом:

— Я уже думал, я потерял вас! Как вы могли решиться на такое безумие? Зачем вы поехали одна?

Тут только Зошина начала что-то вспоминать и бессвязно забормотала:

— Цыгане!.. Они… дали мне… какой-то… чай… Может, они… что-то подмешали туда?

— Ну да! — отозвался Шандор. — Если бы мы не встретили их с Шаму, нам бы никогда не найти вас.

— Шаму? — не поняла девушка.

— Они украли коня, но, к счастью, я сразу же узнал его, встретившись с табором.

Зошина постаралась заставить себя соображать.

Она лежала в какой-то пещере на сене, рядом был принц-регент. Он опустился на колено, поэтому она могла различать его профиль при свете, проникавшем в пещеру.

На земле подле нее лежало седло Шаму и уздечка. Понимая, как ей трудно собраться с мыслями, Шандор пояснил:

— Цыгане решили напоить вас тем, что у них называется «сонный чай». Они оставили тут седло Шаму и его уздечку, чтобы никто не узнал, откуда он, и тронулись в путь. К счастью, мы натолкнулись на них. Если бы они не привели нас сюда, моя любимая, прошло бы немало времени прежде чем вас нашли бы.

— Простите… меня… мне очень жаль, — пробормотала Зошина.

— Когда этот юноша, грум, возвратился во дворец и рассказал мне, как вы умчались одна, я пришел в ужас. Он был уверен, что это Шаму во всем виноват, но я почувствовал, что все произошло по вашему желанию.

— Он… все говорил… говорил… А мне хотелось… подумать.

Девушка взглядом умоляла его понять ее, и, когда он улыбнулся в ответ, ей показалось, будто пещеру осветило солнце.

— Я понимаю, — пробормотал Шандор, — но нельзя же так рисковать!

— Но… вы же… нашли меня.

— Нашел, и я благодарю Бога за это. А теперь, если вы в силах, я отвезу вас домой.

— Домой? — Впервые с момента этой встречи она по выражению глаз регента поняла, что все их проблемы и обрести никуда не делись.

— Я… я не могу… вернуться.

— Вы должны. У вас нет выбора, — тихо и печально проговорил принц-регент, и она поняла, что это правда. Выбора у нее не было.

— Но как вы… можете говорить… мне это?! — прошептала Зошина, и он понял, что она вспомнила о короле и его возмутительном поведении.

— Я заставлю его вести себя прилично, — резко произнес принц-регент.

— Он не… станет вас… слушать.

Регент вздрогнул и крепко стиснул зубы. Помолчав, он решительно произнес:

— Я найду способ заставить его.

Но Зошина была уверена, что король не обратит внимания ни на какие требования.

Как только дядя потеряет власть над ним, король отстранит его от дел, и бывший регент уже не сможет изменить ситуацию.

Наверное, принц Шандор догадался, о чем она думает. В его глазах застыла страшная боль. И девушка поняла, что все это значило для него.

Он любил свою страну, любил ее жителей, он понимал их нужды и их желание сохранить независимость от Германии.

Он охотно отдал бы жизнь за это на поле битвы, и ему было тяжело жить, зная, что он не может защитить Дьер.

И он сражался против самого себя, против своих чувств, желаний, своей любви.

И, почувствовав его боль, его страдание, Зошина словно сразу повзрослела. Она поняла, что не смеет усугублять их, жалуясь и цепляясь за него.

— Мы возвратимся, — сказала она, заставив голос не дрожать. В нем не осталось ни колебаний, ни страха.

Они молча посмотрели друг на друга. Принц-регент бережно поднес ее руку к губам и поцеловал.

Затем он поднялся на ноги, подошел к выходу из пещеры, позвал одного из солдат, поджидавших его там, и попросил забрать седло Шаму и уздечку.

Зошина встала, стряхнула с юбки сухие травинки, подняла шляпку с вуалью с земли и направилась к выходу из пещеры.

Выйдя, она увидела, что цыгане отнесли ее довольно высоко в горы. Если бы регент не разбудил ее, она могла бы проспать в пещере всю оставшуюся часть дня и ночь.

В голове все еще гудело, но легкий ветерок освежал ее. Девушка глубоко вздохнула. Ей повезло, что регент и шестеро его гвардейцев нашли ее так быстро.

Черная гладкая спина Шаму блестела на солнце. Его серебряная уздечка вернулась к нему, заменив грубую веревку, которую надели на него цыгане.

Зошина надела шляпку, увидела, как подтянули подпруги у седла Шаму, и спросила:

— А где цыгане?

— Я отпустил их, как только они привели меня сюда, — улыбнулся принц Шандор.

— Вы позволили им уйти? — удивилась Зошина.

— Если бы я арестовал их, это вызвало бы ненужные толки и сплетни. Пришлось бы объяснять, почему вы в такой ранний час покинули дворец, почему, как только справились с Шаму, не повернули его обратно.

— Вы… очень… мудро рассудили.

— Я стараюсь, — со вздохом сказал принц-регент. — Но я так боялся, что никогда не отыщу вас. Я и представить себе не мог, какой грозной может казаться цветущая горная долина. Ведь я любил ее всю жизнь.

— Теперь я… в безопасности, — с легкой улыбкой попыталась успокоить его Зошина.

Но она понимала, что это не правда. Ей грозила опасность, которая была куда страшнее того, что с ней сделали цыгане. Но какой смысл было говорить об этом? По крайней мере, думала девушка, судьба подарила ей радость поездки с принцем Шандором. Еще целый час, а может, и больше…

Она не знала, как далеко они находились от дворца. Солдаты ехали сзади, не мешая их беседе.

— Мне так хотелось этого — отправиться с вами на верховую прогулку, — сказала Зошина, убедившись, что солдаты ее не слышат.

— У меня никогда не хватало времени на удовольствия, — задумчиво проговорил регент. — Но мне тоже хотелось этого. А еще хотелось танцевать с вами и показать вам свой дом.

Зошина вопросительно взглянула на него, и Шандор пояснил:

— У меня есть дом, который принадлежал еще моему отцу. Для меня это самое прекрасное место, поэтому мне так хотелось видеть вас там.

Она поспешила спросить:

— А где это?

— В долине, очень напоминающей эту, со всех сторон окруженной горами. Дом построен на берегу теплого озера.

— Теплого? — удивилась Зошина.

— В нем бьют горячие источники, и я могу купаться в озере и зимой, и летом.

— Какая прелесть! — воскликнула Зошина.

Их взгляды встретились, и она подумала, что ничто не могло быть лучше: плавать с Шандором в озере и видеть над их головами синее небо и солнце, отраженное в воде.

Какое-то время они ехали молча, потом девушка не выдержала:

— Когда-нибудь я… смогу побывать в вашем доме. Какая несбыточная надежда! Дом принца Шандора — последнее место, которое пожелал бы посетить король, а королеве едва ли будет удобно посещать человека, удаленного королем от дел.

Но ей не хотелось, чтобы Шандор погрузился в печальные размышления.

— Я буду… мечтать о вашем… доме у… теплого озера. Так я буду чувствовать себя… ближе к вам. Вы словно будете рядом, как тогда, когда вы… будили меня.

— И я буду думать о вас. Уж это никто не сможет отнять у нас.

— Никто! — решительно воскликнула Зошина.

Ей казалось, что до дворца еще очень далеко, но его шпили и башни города довольно скоро предстали перед ними.

Она взглянула на принца-регента и догадалась, что он тоже думал о том, что их ждет во дворце.

Предстояло объясниться с герцогиней Софией, да и все остальные, несомненно, ждали объяснений.

— Предоставьте все мне, — сказал принц-регент. — Шаму понес вас, вы потеряли дорогу, цыгане приняли вас у себя в таборе, и они показали бы вам обратную дорогу, если бы мы не нашли вас раньше.

— А гвардейцы подтвердят ваш рассказ? — спросила Зошина.

— Это моя личная охрана, из моего полка, — ответил принц-регент с гордостью.

Зошина подумала, что она не ошиблась: солдаты любили своего командира и с гордостью последовали бы за ним.

— Хорошо, что вы защищаете цыган.

— Я не хочу, чтобы жители Дьера боялись или преследовали их, как в соседних странах.

— Это… ужасно.

— Вы все правильно чувствуете. Я всегда старался, чтобы был мир между нашими людьми, а цыгане — тоже наши люди.

— Я уже… говорила вам, вы очень… мудры.

Он улыбнулся ее похвале, но оба подумали о короле, отнюдь не отличавшемся мудростью.

Он уже умудрился восстановить против себя не только придворных, но и простой люд.

«Я должна заставить его понять гибельность подобного поведения», — думала Зошина, в очередной раз ощущая свою беспомощность. Георгия ей не убедить. Для него не существовало ничего, кроме собственного удовольствия.

Близость дворца давила на них, и они ехали в полном молчании, тем более что гвардейцы подъехали ближе, когда процессия вступила на улицы города.

Слышались только цокот копыт, звон уздечек и, как казалось Зошине, биение ее сердца.

Девушка страшилась всего, что ждало ее впереди.

И лишь одно воспоминание царило над всеми страхами: Шандор целовал ее! Это был невероятный восторг, настоящее чудо близости. Они принадлежали друг другу, и ничто не имело значения, кроме торжества их любви.

Ей хотелось бы сказать Шандору об этом, сказать, сколько он значит для нее, как она восхищается им!

Но сейчас это было немыслимо. Зошина только повернулась к нему, взгляды их снова встретились, и она не усомнилась ни на секунду, что и он тоже вспомнил их поцелуй.

Они въехали во дворцовый парк по задней подъездной аллее. Там их встретили двое часовых, стремительно вытянувшихся по стойке «смирно».

Потом они проехали по аллее цветущего кустарника, где розовые и белые лепестки устилали землю перед ними.

Как будто последние остатки дурмана улетучились, вернув ей полную ясность мысли, Зошина спросила очень тихо, так, чтобы ее мог расслышать только принц-регент:

— Как же… теперь? Ведь я… пропустила… церемонию в парламенте?

— Полагаю, ее отложили. Предоставьте мне решить все проблемы.

— Мне бы хотелось… чтобы так было всегда…

Шандор не ответил и даже не повернул голову в ее сторону. Зошина подумала, что, возможно, он не расслышал ее последних слов.

Они спешились у бокового входа во дворец, и когда они вошли туда, девушке неудержимо захотелось взять принца за руку.

Ей казалось, что, если бы она могла держаться за него, ей было бы легче выдержать упреки бабушки и недовольство премьер-министра.

Она понимала, что члены парламента сочли крайне невежливым ее поведение по отношению к ним. Девушка решила принести самые искренние извинения каждому из них и пообещала себе никогда больше не позволять себе столь необдуманных поступков.

Они довольно долго шли по длинному коридору, пока не достигли центральных покоев дворца.

Навстречу им поспешил кто-то из адъютантов.

— Стража на крыше издали заметила вас, сир, — обратился он к принцу-регенту. — Премьер-министр ожидает вас в приемной.

Без слов поняв, что ей не избежать немедленной расплаты за свое поведение, Зошина последовала за регентом в приемную, когда лакеи распахнули перед ними двойные двери. Она увидела премьер-министра и герцогиню Софию в дальнем конце комнаты.

Чувствуя себя набедокурившей девочкой, Зошина направилась к ним.

Принц-регент шел рядом. Премьер-министр направился им навстречу.

Зошина отчаянно искала слова, подходящие для выражения извинений и сожалений.

Как ни странно, премьер-министр смотрел только на принца-регента.

Принц Шандор остановился. Похоже, он был тоже удивлен.

— К моему глубокому сожалению, сир, — начал премьер-министр глухим голосом, — я приношу вам плохие новости.

— Плохие новости? — Принц-регент явно не ожидал услышать ничего подобного.

— Несколько часов назад, — продолжал премьер-министр, — нам сообщили, что его величество оказался втянутым в бесчинства, имевшие место вчера вечером в центре города.

Принц-регент напрягся, но не произнес ни слова.

— Осколком стекла его величеству перерезали яремную вену. Это случилось, вероятно, поздно ночью. Когда его величество обнаружили утром, он уже истек кровью.

В комнате воцарилась тишина. Казалось, ни принц Шандор, ни Зошина не могли ни шелохнуться, ни даже дышать.

Но тут премьер-министр громко провозгласил:

— Король умер! Да здравствует король!

Он опустился на колено и поцеловал руку принца-регента.


Зошина пересекла комнату, выглянула в окно и вскрикнула от восторга.

Перед ней расстилалась великолепная панорама. Высокие горы и долина у их подножия белели, покрытые снегом. Озеро, над которым стоял этот огромный дом, отражало стальное зимнее небо.

Над озером клубился прозрачный туман, который образовывался, когда горячий пар, поднимавшийся от воды, смешивался с холодным воздухом.

Все окружающее казалось сказочным, нереальным. Будто продолжением волшебного чуда, ощущение которого переполняло ее.

Сзади подошел муж, и она повернулась к нему:

— Как же здесь красиво… Даже лучше, чем вы рассказывали мне! О Шандор, неужели все это правда?

— Правда, моя любимая, разве ты забыла, что ты моя жена?

— Как же могу я… забыть? Мне казалось, эти месяцы вынужденного ожидания никогда не кончатся, и может случиться, что… вы забудете обо мне!

— Это невероятно, но я испытывал нечто подобное. Эти семь месяцев тянулись, как семь столетий, но я не осмелился сократить этот срок, — улыбнулся он в ответ.

Зошина засмеялась:

— Папа и так был шокирован, что не назначили традиционный год после помолвки.

Король улыбнулся снова:

— Я проявил небывалое красноречие, убеждая всех, что стабильность важнее традиционного протокола. Парламенты обеих стран согласились со мной, поэтому твоему отцу пришлось сдаться.

— Вы хотите сказать… маме! — озорно заметила Зошина. — Но ей-то хотелось поскорее избавиться от меня. Она только обрадовалась сокращению сроков.

— Не могу в это поверить.

— Но так оно и есть. Каталин сказала, что я невероятно похорошела от счастья, которое переполняло меня. Мама просто не могла больше переносить мое присутствие.

— А отчего ты была так счастлива? — серьезно спросил король.

— Ну… вы же знаете! Я же была влюблена… неистово, безумно влюблена в того, за кого мне суждено было выйти замуж!

Она говорила с такой страстью, что король обнял ее и крепко прижал к себе.

Потом снял с ее волос капюшон, отороченный лисьим мехом, и стал расстегивать горностаевую шубку.

В ней Зошина ехала по улицам, которые заполняли приветствовавшие их толпы людей, когда молодожены направлялись к железнодорожной станции, где специальный королевский поезд поджидал их, чтобы увезти к дому Шандора у озера.

На последнем участке этого пути их ждали сани, запряженные двумя великолепными лошадками, которые понесли их по заснеженной дороге с такой скоростью, что дух захватывало. Зошине показалось, что их несла колесница богов.

Откинувшись на шелковые подушки, укрытая меховой полостью, она крепко держала за руку короля, и все, что случилось после приезда в Дьер, казалось ей сном.

Когда она вернулась в Лютцельштайн вместе с бабушкой, ей было трудно притворяться, будто она сожалеет о гибели короля Георгия. О самой его смерти постарались не сообщать всю правду. Только очень немногие посвященные знали, что король и его друзья покинули дворец совершенно пьяные и возбужденные до предела, твердо намереваясь устроить погром в пивном зале, где люди отдыхали после рабочего дня.

Когда герцогиня-мать с внучкой возвратились в Лютцельштайн, Зошина была согласна ждать, зная, что ее будущее внезапно обещало ей лучезарное счастье.

Ее сестры, Эльза и Теона, нерешительно спрашивали:

— Теперь, когда король умер, что же будет дальше? Одна только Каталин, как всегда, на все знала ответ.

— В Дьере будет другой король, и Зошина выйдет замуж за него.

Девочка не преминула заметить, как просияло лицо старшей сестры. Зошина, не в силах скрыть свои чувства, словно светилась от счастья.

— Так ты влюблена, Зошина! — сказала Каталин, как только они остались вдвоем.

— Да, Каталин… влюблена!

— В того, кто станет новым королем, да? — не унималась Каталин. — Значит, все мои пророчества сбудутся. Ты любишь его, а он — тебя, и вы будете жить счастливо всю жизнь.

— Все оказалось не так… просто… как тебе кажется.

Зошина с трудом верила, что кошмар кончился, хотя и надеялась, что Каталин права. Надо только подождать.

Газеты объявили о смерти короля. Зошина не сомневалась, что Германия постарается воспользоваться этим, чтобы навязать свои притязания Дьеру.

Но вскоре речи нового короля, в которых он заявлял о своей приверженности идее независимости Дьера, произвели такое впечатление, что германский посол помрачнел.

— Все теперь наладится, папа, — восхищенно сказала Зошина отцу.

— О чем это ты? — удивился он.

— Шандор будет противостоять Германии так, как не был способен это делать Георгий. Теперь мы в безопасности, и Лютцельштайн, и Дьер. Германия не заставит нас войти в свою империю.

— Ну что ты можешь знать о таких вещах? — машинально спросил эрцгерцог, по привычке пытаясь показать свою власть над дочерью. Но потом неожиданно добавил:

— Может, ты и права. Я всегда считал этого юнца слишком молодым, чтобы быть королем, а судя по рассказам бабушки, Шандор — настоящий король.

— О да, папа! — воскликнула Зошина. Ей почему-то хотелось поделиться своим счастьем с отцом, она протянула ему руки и сказала:

— Мне так повезло, папа. Он именно такой, каким следует быть королю, и я люблю его и постараюсь помогать ему всем, чем только смогу.

Эрцгерцог не мог прийти в себя от удивления и не сразу нашел слова:

— Ты хорошая девочка, Зошина. Жаль, ты не мальчик, но, мне кажется, я смогу гордиться тобой в будущем.

— Я хочу, чтобы ты гордился мной, папа. — Она наклонилась и поцеловала отца в щеку, но, услышав голос матери за дверью, стремительно отошла в другой конец комнаты.


С того момента, как Зошина сошла с поезда на вокзале в Дьере, где ее встречал король Шандор, она знала: теперь у нее есть собственное сказочное королевство.

Ее снова сопровождала герцогиня София, так как ни мать, ни отец не могли оставить страну. С ними отправились и все ее сестры, причем младшая пребывала в состоянии невероятного возбуждения с того самого момента, как поезд отошел от перрона вокзала в Лютцельштайне. , До свадьбы оставался еще день, и король устроил торжественный банкет во дворце.

Речей на этом банкете не произносилось, только король приветствовал собравшихся за столом гостей. Когда они вошли в освещенный свечами банкетный зал, Зошине показалось, будто все вокруг нее сияет и искрится от счастья.

Кругом были расставлены цветы, канделябры сияли на столе, а на галерее оркестр играл венские вальсы.

Вокруг были только счастливые лица. Даже пожилые члены Совета, все те, кого убедили остаться на посту, радостно улыбались.

Возможно, все эти люди знали, что теперь в их стране все будет в порядке, ведь на трон вступил настоящий король, способный справедливо управлять ими, и королеву он выбрал себе под стать.

— Ты должна обещать мне одну вещь, — сказала Каталин перед тем, как они отправились спать.

— И какую же? — удивилась Зошина.

— Когда ты выйдешь замуж, ты подберешь для Эльзы, Теоны, и непременно для меня королей, таких же красивых и милых, как Шандор!

Зошина рассмеялась:

— Это не так легко, но я постараюсь. Впрочем, тебе-то до этого еще далеко.

— Всего каких-то четыре года, — заявила Каталин. — Бабушка вышла замуж в шестнадцать.

— Четыре года — немалый срок. И сначала надо выдать замуж Эльзу.

— Мы займемся этим, как только ты вернешься из свадебного путешествия.

— Но у меня могут найтись дела и поважнее, — поддразнила сестру Зошина.

— Семейные дела — прежде всего, — горячо возразила Каталин. — Ну, пока у тебя не появятся свои дети.

Зошина почувствовала, что, если бы Шандор оказался в тот момент рядом, она покраснела бы до корней волос.

Но, оставшись одна, она от всего сердца возблагодарила Бога. Она выходила замуж за человека, которого любила. Ее больше не мучили страхи и тревожные опасения.

Венчание в огромном кафедральном соборе было красивым и трогательным. Любая невеста мечтает о такой церемонии. Эта свадьба отличалась только тем, что лишь немногие будущие королевы отваживались венчаться в декабре.

— Будет очень досадно, если у тебя покраснеет от холода нос, — возмутилась Каталин, когда Шандор первый раз сказал Зошине, что он больше не в силах переживать разлуку и начинает приготовления к свадьбе накануне Рождества.

— Мне все равно, как я буду выглядеть, — ответила Зошина. — Единственное мое желание — быть с Шандором. Ураган, гроза — мне все безразлично, только бы стать наконец его женой.

Заснеженный Дьер показался ей еще красивее. Шандор объяснил ей, что огромные печи в каждой комнате его дома у озера согревают дом даже в сильные морозы.

— И не стоит забывать о теплых подземных источниках. Плавать вы сможете даже на Рождество.

— Мама была бы потрясена, узнав о купании в любое время года!

Король внимательно посмотрел на нее:

— Отныне важно не то, что говорит ваша мама, а то, что говорю я. А мне бы хотелось, чтобы вы плавали зимой. Обещаю вам, я смогу позаботиться о вас в любое время года. А зимой я смогу крепче обнимать вас, чтобы согреть в своих объятиях.

Он произнес это с такой страстью, что ее сердце перевернулось в груди, и, заглянув в его глаза, она поняла, как сильно он желал ее близости.

Теперь они были женаты и прибыли в свой дом у озера, где собирались провести медовый месяц. Шандор все спланировал: и венчание ранним утром, и не очень продолжительный прием, и их незаметный отъезд.

Зошина попросила сестер быть хозяйками на празднике, и все три девушки с азартом и воодушевлением приняли на себя эту почетную роль в отсутствие старшей сестры.

— Вы должны сделать так, чтобы все прошло великолепно и никто не счел наше с Шандором отсутствие невежливым. Нам бы очень хотелось добраться до его дома у озера уже к вечеру.

— Конечно, вам этого хотелось бы! Ведь вам надо наконец остаться наедине и поведать друг другу о своей любви, — как всегда патетически произнесла Каталин, но на сей раз Зошина согласилась с ней.

Ей хотелось именно этого. Хотелось поскорее остаться наедине с Шандором. И вот теперь они были вдвоем, и она не могла подавить трепет от его близости.

После венчания ей стало казаться, что рядом с ней другой человек. Намного сильнее, красивее и взрослее, чем тот, кого Зошина знала до сих пор. И ее неудержимо тянуло к нему.

— Я люблю… вас! — проговорила девушка, когда Шандор наклонился к ней, не отводя глаз от ее лица.

— И я обожаю тебя, моя милая! Мне многому предстоит научить тебя, ведь в любви ты не столь хорошо осведомлена, как я.

— Но я буду очень… старательной ученицей, — прошептала Зошина.

— Какая же ты милая. Ты само совершенство!

Он поцеловал ее и целовал еще долго, пока неожиданно не оказалось, что солнце село и все вокруг окутали сумерки.

Они молча сидели при свечах, не спуская друг с друга глаз. Им не нужны были слова, они чувствовали и мыслили одинаково.

Когда обед закончился, она подумала, что Шандор поведет ее обратно в салон, где она еще не успела осмотреть картины и мебель из коллекции его отца, которой позавидовали бы лучшие музеи мира.

Но он обнял ее за плечи и повел по резной лестнице вверх и дальше, по коридору, который вел в его личные комнаты.

Ее комната соединялась общим будуаром с его спальней, но перед обедом она не успела все там осмотреть. Тогда она только поспешила переодеться, чтобы поскорее оказаться снова вместе с ним.

Шандор открыл дверь будуара, и Зошина восхищенно вскрикнула.

Рождественские елки, серебряная мишура, цветные шары украшали комнату.

На двух елках горели крошечные свечки, они отважно сверкали, напоминая крохотные язычки костра на фоне зелени елей. Под елками лежали груды подарков, обернутых в серебристую бумагу и перевязанных красными ленточками.

— Какая прелесть! — воскликнула Зошина. — И это все для меня?

— Ты моя рождественская невеста, и я не сомневался, что ты обрадуешься всему этому, как может только ребенок радоваться сказке наяву, — нежно и ласково проговорил он, и Зошина порывисто прижалась щекой к его плечу. — Сегодня вечером, любимая моя, ты еще только дитя, еще не женщина, вот почему я хочу быть для тебя принцем из сказки.

— Мне… так хочется быть… королевой вашего сердца! Шандор, как же все замечательно… волшебно. Я только боюсь… вдруг я… проснусь и окажется… все это только сон…

— От этого сна тебе никогда не пробудиться. Ни ты, ни я не ожидали такой счастливой развязки, но нам следовало больше верить в свою судьбу. Волшебные истории всегда заканчиваются счастливо.

Он обнял Зошину и стал целовать, пока ей не показалось, будто свет свечей стал расплываться в ее глазах. Но свет ее сердца разгорался все ярче.

«Я люблю вас! Я люблю вас!» — хотелось ей кричать, но он властно не отпускал ее губы.

— Можно мне посмотреть подарки? — спросила она, когда смогла наконец заговорить.

— Завтра…

— Но их… так много… Жаль, я не подумала об этом. У меня для вас… гораздо меньше.

— Ты можешь подарить мне единственный подарок, но самый желанный.

— Какой же?

— Себя.

Девушка вспыхнула и уткнулась ему в плечо.

Шандор поцеловал ее волосы.

— Я люблю тебя! Боже, как я люблю тебя! — Теперь он не прятал свою страсть, глаза его горели внутренним огнем.

На мгновение они оба замерли, но он снова заговорил неожиданно охрипшим голосом:

— Я обожаю тебя, я преклоняюсь перед тобой! Я боготворю тебя, любимая моя, но я нестерпимо, неистово желаю тебя! Я ждал этого так долго.

— Я… тоже, — выдохнула Зошина.

Шандор резко притянул ее к себе, но тут же взял себя в руки и проговорил:

— Я буду очень нежен, прелесть моя, моя невинная маленькая девочка. Но ты моя, моя, как это было предначертано. Моя навечно, навсегда.

— Я хочу быть вашей… О Шандор!.. Любите меня и научите… любить вас… как вы хотите быть… любимым.

Вряд ли он до конца расслышал эти слова. Не выпуская невесту из своих объятий, король толкнул дверь будуара и увлек девушку в спальню.

Там горели только крошечные рождественские свечки. Они мерцали на каминной доске и на столе. Комната, с огромной резной кроватью под балдахином, казалась окутанной таинственными чарами.

Зошина посмотрела на Шандора, чувствуя, что он чего-то ждет, и он улыбнулся, словно прочитав ее мысли:

— Никаких горничных сегодня, моя очаровательная, милая маленькая жена. Только ты и я.

И он снова целовал ее, целовал, расстегивая и снимая с шеи ожерелье, целовал, снимая алмазные звездочки с волос, потом — большую брошь с лифа ее платья.

Шандор помог ей расстегнуть и само платье, а когда оно упало к ее ногам пенистым тюлевым облаком, вымолвил:

— Какая же ты красивая, безукоризненно совершенная! Неужели и мне надо бояться, что я только сплю и вижу тебя во сне?

— Я… настоящая! — Ей было трудно говорить, она дрожала от волнения. Словно огненные всполохи пробегали по ее телу.

И все же его взгляд смущал Зошину, и она застенчиво попыталась прикрыть грудь руками. Он понял это и постарался успокоить ее:

— Ангел мой, я не испугаю тебя, но между нами не должно существовать никаких преград, никакого стеснения. Ведь ты моя, а я твой. Разве это не так?!

Зошина, чуть не плача от волнения, прижалась к нему:

— Я… ваша… вся… ваша!

Король издал ликующий возглас и подхватил жену на руки.

Зошине показалось, Шандор несет ее в неведомую волшебную страну, где ее ждет лучезарное, невероятное счастье, где никогда не надвигается тьма, не существует страха, где есть только он и ничего больше.

— Я люблю… тебя! — прошептала Зошина, когда голова ее опустилась на мягкую подушку.

Шандор крепко обнял ее и прижимал все крепче и крепче. Больше они не существовали порознь, они стали единым целым.

Она была невестой не короля, но человека, чье сердце было ее сердцем, а душа — ее душой. Этому человеку судьбой предназначалось отныне и навсегда править миром, принадлежавшим лишь им обоим. Миром их любви.


home | my bookshelf | | Невеста короля |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 2.9 из 5



Оцените эту книгу