Book: Найти свою звезду



Найти свою звезду

Барбара Картленд

Найти свою звезду

Глава 1

1894 год

Маркиз Оукеншоу сладко зевнул. В Сент-Джеймском дворце было душно, а утренний прием оказался длиннее обычного.

Принц Уэльский пребывал в приподнятом настроении, а потому подолгу беседовал почти с каждым, кого ему представляли. Не раз его беззаботный смех слышался под низкими сводами зала.

Для маркиза все происходившее уже давно было не в диковинку. Вот почему на него не произвели особого впечатления ни пышность обстановки, ни торжественное появление доблестных воинов и моряков, блестящих дипломатов и министров, которые один за другим появлялись в роскошном зале.

Маркиз погрузился в размышления. Ему пришло на ум, что сегодняшнее утро выдалось на удивление солнечным — совершенно необычное дело в январе. Будь его воля, он предпочел бы отправиться в свое имение, в одиночестве покататься верхом по парку или посостязаться с кем-нибудь из друзей.

Мысли маркиза блуждали далеко… Вдруг он с удивлением обнаружил, что утомительный прием, к счастью, окончен и принц Уэльский направляется к выходу.

Маркиз поспешил за ним, отмечая про себя, что фигура принца с каждым годом становится все внушительнее и, если так пойдет дальше, вскоре ему придется сменить свои «экстравагантные туалеты» (выражение самого его высочества) на другую одежду.

Сам маркиз был человеком совершенно другого склада.

Страстный поклонник верховой езды, маркиз всегда пребывал в отличной форме.

Но для того чтобы сохранять эту форму, ему зачастую приходилось ограничивать себя в еде, особенно во время обильных пиршеств во дворце Мальборо или, как сегодня, на приеме у принца Уэльского.

Его снова одолела зевота. А пожалуй, подумалось маркизу, многочасовое сидение за роскошно накрытым столом утомляет не меньше, чем затянувшийся прием во дворце или выполнение других обязанностей.

Обращаясь к маркизу, принц сказал:

— Я надеюсь, Вивьен, что вы отобедаете со мной сегодня. Принцесса в отъезде, и я собираюсь не только угостить своих закадычных друзей славным обедом, но и предаться развлечениям при блеске вечерних огней.

Слова принца не вызвали у маркиза никакого энтузиазма. Значит, им предстоит в очередной раз отправиться на какое-нибудь театральное представление, которые так любил принц, после чего они посетят какое-нибудь увеселительное заведение, где высокого гостя и его друзей всегда принимали с распростертыми объятиями.

«А ведь я уже стар для подобных эскапад, — с раздражением произнес про себя маркиз, — да и принц, признаться, тоже».

Однако его королевское высочество находил неизменное удовольствие в посещении театра, а очарование так называемых дам полусвета вызывало в нем такой же прилив энтузиазма, как у какого-нибудь юного офицера.

— Звучит заманчиво, сэр, — кривя душой произнес маркиз.

Принц хохотнул. Они начали спускаться по древним дубовым ступеням Сент-Джеймского дворца, по которым ноги августейших особ ступали вот уже без малого четыре столетия.

У выхода принца ждала карета, в которой ему предстояло преодолеть небольшое расстояние до дворца Мальборо.

Карета тронулась с места. Маркиз и другие придворные, которым полагалось присутствовать при отъезде принца, по этикету склонили головы и с облегчением выпрямились, только когда карета наследника престола исчезла из виду.

— Ну вот, все позади, — обратился к маркизу один из придворных. — Слава Богу, теперь можно снять этот неудобный костюм;

— Давно жду этого момента и намереваюсь последовать вашему примеру, — отозвался маркиз.

С этими словами он направился было к своей собственной карете, стоявшей неподалеку, когда его собеседник вдруг сказал:

— Кстати, Оукеншоу, чуть не забыл — министр иностранных дел интересовался, можете ли вы зайти к нему в министерство сегодня до ленча.

— А в чем дело? — резко бросил маркиз.

— Не имею представления. Но зная его светлость, могу предположить, что речь идет о неотложном деле, которое надо было выполнить еще вчера.

Маркиз невесело усмехнулся.

Лорд Розбери, наделенный многочисленными талантами, связями и богатством, мог бы, по свидетельству близко знавших его людей, достичь своего теперешнего высокого положения, даже не прилагая той энергии и не обладая таким искушенным умом, которые делали его во многих отношениях человеком поистине замечательным. Это мнение о министре иностранных дел разделял и маркиз.

Мистер Гладстон называл лорда Розбери человеком будущего.

Когда его назначили министром иностранных дел, талант оратора снискал ему чрезвычайную популярность по всей стране, коей немало способствовало и то, что лорд держал превосходных скаковых лошадей, неоднократно выходивших победителями на скачках.

Неудивительно, что в число своих ближайших друзей лорд Розбери включил и маркиза Оукеншоу. Правда, маркиз был намного моложе, однако обоих мужчин объединяли любовь к верховой езде и утонченное чувство юмора, позволявшее им смеяться не только над своими современниками, но и — что гораздо важнее — над собой.

Пока карета маркиза, запряженная парой безукоризненно вышколенных лошадей, мягко покачиваясь на рессорах, приближалась к министерству иностранных дел, ее владелец размышлял о том, зачем лорду Розбери, с которым они вместе обедали всего несколько дней тому назад, понадобилось вызывать его столь срочно.

Сам маркиз предпочел бы вначале заехать домой, на Гросвенор-сквер, и переодеться, но раз лорд Розбери высказал пожелание видеть его как можно скорее, было бы неучтиво заставлять его светлость ждать.

Как только карета маркиза остановилась у здания министерства иностранных дел, один из многочисленных личных секретарей лорда Розбери поспешил навстречу гостю со словами:

— Доброе утро, ваша светлость. Министр будет чрезвычайно признателен вам за то, что вы сочли возможным прибыть к нему незамедлительно.

— Доброе утро, Каннингхем, — отозвался маркиз, уже знакомый с этим молодым человеком. — А в чем причина такой поспешности?

— Я думаю, его светлость сам захочет ответить на ваш вопрос, — с важностью произнес мистер Каннингхем.

И он двинулся по коридорам с высокими потолками, указывая путь маркизу. Подчеркнуто аффектированным жестом распахнув дверь кабинета шефа, секретарь громко провозгласил:

— Ваша светлость, к вам маркиз Оукеншоу!

Лорд Розбери издал радостный возглас и встал.

— Благодарю вас за то, что вы пришли, Вивьен, — сказал министр. — Должен заметить, вы выглядите весьма импозантно. Как прошел прием?

— Даже скучнее, чем обычно, — ответствовал маркиз.

Он сел на предложенный ему стул напротив стола, за которым вновь разместился лорд Розбери.

— Еще раз благодарю вас за то, что пришли. Надеюсь, Стэнхоуп сказал вам, что дело срочное.

— А что случилось? — спросил маркиз. — Неужели разразилась война в Европе или русские вторглись в Индию?

— К счастью, ничего подобного не произошло, — с улыбкой ответил лорд Розбери. — Просто мне нужна ваша помощь в Сиаме1 .

— В Сиаме? — удивленно воскликнул маркиз. — Но мне казалось, что там уже все в порядке.

— Так оно и есть… или будет очень скоро, — поправился лорд Розбери. — И тем не менее я просил бы вас отправиться в Бангкок с миссией доброй воли.

Маркиз откинулся на стуле и расхохотался.

— Должен вам заметить, Арчибальд, что вы — человек совершенно непредсказуемый. Я мог бы ожидать, что вы попросите меня поехать в Париж или Каир, но никак не в Сиам.

Глаза лорда Розбери заискрились весельем. Он поудобнее уселся на стуле и продолжал:

— Я вовсе не жду, что вы сломя голову поспешите туда. Может быть, вы отправитесь на своей яхте (насколько я понимаю, сейчас она обрастает ракушками от бездействия)? Это будет вполне комфортабельное путешествие. Вы могли бы бросить якорь там, где в прошлом году французам удалось разместить свои канонерки.

— Я слышал об этом, — заметил маркиз. — Тогда по этому поводу было много шума. Однако мне казалось, что, после того как мы послали туда парочку военных кораблей, все утихло.

— Это правда, — вынужден был согласиться лорд Розбери. — Как я и ожидал, Вивьен, вы на редкость хорошо информированы.

Воцарилось молчание. Некоторое время министр внимательно изучал красивого молодого человека, сидевшего напротив него, и вдруг сказал:

— Почему вы, с вашими обширными знаниями и недюжинными способностями, не хотите играть более заметную роль в политике? Вы нам очень пригодились бы.

Маркиз улыбнулся, и с его лица наконец исчезло несколько хмурое выражение, с которым он вошел в кабинет лорда Розбери.

— Наверное, ответ прост, — произнес он полушутливо. — Дело в том, что, на мой взгляд, тягучие речи, произносимые в палате лордов, так же скучны, как и их авторы.

Лорд Розбери засмеялся:

— Ну хорошо, я не буду пытаться привлечь вас в парламент, если вы поможете мне, как делали уже неоднократно, вне его стен.

— Так вы действительно хотите, чтобы я отправился в Сиам немедленно?

— Если у вас нет возражений, — ответил лорд Розбери. — Впрочем, я, кажется, догадываюсь о причинах вашей неохоты. Она действительно так обворожительна?

— О да!

Отвечая министру, маркиз подумал, что леди Брэдуэлл и в самом деле очаровательна. Эта молоденькая вдова была самой прелестной женщиной из всех, кого он когда-либо встречал.

Обычно его любовные истории — многочисленные и страстные — длились недолго. Рано или поздно маркиза начинало утомлять их однообразие.

В свои тридцать три года он все еще оставался холостяком по той простой причине, что до сих пор не встретил женщину, с которой захотел бы навеки связать жизнь.

В подавляющем большинстве амурных историй маркиза вопрос о женитьбе вообще не стоял.

Самые блестящие и остроумные светские красавицы, которые с лестной для маркиза настойчивостью пытались привлечь его внимание, оказывались — по мере того как он ближе узнавал их — поразительно одинаковыми, и вскоре их пустые разговоры и примитивные взгляды утомляли его настолько, что он начинал зевать.

— Побойся Бога, Вивьен! — воскликнул ближайший друг маркиза Гарри Прествуд не далее как неделю назад. — Чего, черт возьми, ты хочешь? Чего ищешь? И если уж на то пошло, в чем провинилась перед тобой Дейзи?

Гарри имел в виду леди, единодушно признанную первой красавицей. Как и множество других женщин, она отдала свое сердце маркизу.

У графини был снисходительный муж, предпочитавший жить в деревне, а не в Лондоне, и после десяти лет брака закрывавший глаза на развлечения своей жены, коль скоро они не задевали его доброго имени.

У маркиза была устойчивая репутация беспутного малого, более подходящая для эпохи правления Георга IV, а не королевы Виктории. Даже если женщина всего-навсего появлялась с ним в обществе, этого было достаточно для возникновения всевозможных сплетен.

Зная это, сам маркиз был очень осторожен, ибо понимал, что и он, и Дейзи слишком известны в свете, а значит, как только их связь будет замечена, она, несомненно, вызовет сенсацию.

А вот Дейзи настолько потеряла голову от любви к маркизу, что о них начали судачить. Наконец маркиз, раздосадованный бесконечными фривольными намеками друзей и обилием сплетен, распускаемых злыми языками, решил положить конец затянувшейся и начавшей утомлять его связи.

При желании маркиз мог вести себя весьма решительно и даже быть безжалостным. Как только он приходил к какому-либо решению, его уже не могли поколебать ни слезы, ни упреки, ни мольбы.

— Как ты смеешь так поступать со мной? — вскричала Дейзи, когда маркиз объявил ей, что, по его мнению, они должны видеться гораздо реже.

— Боюсь, ничего другого нам не остается, — ответствовал маркиз.

— Но я люблю тебя! — упорствовала Дейзи. — Я тебя просто обожаю. Мне и в голову не могло прийти, что я способна на такую любовь.

— Это, конечно, очень лестно, — произнес маркиз, — но тем не менее ты не можешь погубить свою репутацию. Что скажут в свете? Что подумает принц?

Дейзи застыла в безмолвном отчаянии. Ее прекрасные голубые глаза наполнились слезами. Казалось, она все еще не могла понять, что маркиз всерьез решил отказаться от нее.

— При чем тут принц? — наконец спросила она. — Ты прекрасно знаешь, что он никогда не скажет обо мне дурного слова.

— Вчера за обедом принцесса спросила меня явно с намеком, когда твой муж возвращается в Лондон, — продолжал маркиз.

Дейзи промолчала.

Она понимала, что восстановить против себя принцессу означало бы погубить себя в глазах общества. И хотя Дейзи не думала, что красавица Александра может стать ее врагом, тем не менее она никогда не вела себя настолько дружелюбно, как того хотелось бы Дейзи.

Маркиз, осознавая, что сумел задеть чувствительную струну в сердце любовницы, спокойно продолжал:

— Я хотел бы поблагодарить тебя, Дейзи, за то счастье, что ты принесла мне. Надеюсь, мы навсегда останемся друзьями.

Произнося эти слова, маркиз понимал, что говорит неискренне, но что еще он мог поделать?

Правда заключалась в том, что его не беспокоила репутация Дейзи, а просто графиня, как это часто случалось, уже не привлекала маркиза так, как в начале их знакомства.

Сам маркиз не смог бы объяснить, почему все женщины, поначалу вызывавшие его интерес, очень скоро надоедали ему. Они произносили одни и те же тривиальные слова, так что в конце концов маркиз мог угадать, что скажет очередная его пассия, еще до того, как она раскрывала рот.

Разумеется, он не хотел, чтобы женщина была слишком умной. Боже упаси! На свете нет ничего более ужасного, чем синий чулок.

Однако факт остается фактом — Дейзи могла зажечь его тело, но мысленно маркиз подвергал суровой критике все те банальности, которые она произносила в его присутствии, несмотря на то, что они произносились самыми соблазнительными устами на свете.

— Черт побери! — в сердцах жаловался он Гарри. К этому разговору друзья возвращались не раз и не два. — Я никогда не женюсь.

— Обязательно женишься, — возражал Гарри. — Тебе нужен наследник, да и, говоря откровенно, замок только выиграет от того, что во главе стола будет сидеть хозяйка.

Слова друга вызвали у маркиза большее удивление, чем если бы у его ног взорвалась бомба.

— Не хочешь ли ты сказать, — грозно спросил он, — что я плохой хозяин?

— Лучшего и представить себе невозможно, — успокоил его Гарри. — Но, знаешь, хоть ты и превосходно умеешь принять гостей, иногда хочется видеть напротив тебя за столом прекрасную женщину, украшенную знаменитыми бриллиантами Оукеншоу. Кстати, она могла бы появляться в этих драгоценностях и на открытии парламента.

Маркиз откинул голову и от души расхохотался.

— Ты говоришь в точности то же, что и моя мать! — воскликнул он. Хотя в глубине души понимал, что друг прав…

Предполагалось, что в конце концов маркиз непременно женится и его жена станет хозяйкой в замке, в лондонском доме и в остальных многочисленных поместьях семейства. Кроме того, она заняла бы подобающее место и при дворе.

В то же время маркиз не мог не думать о скуке, которая его ждет, если ему придется выслушивать пошлости из уст какой-нибудь молоденькой девушки за завтраком, затем за ленчем и, наконец, за обедом — и так всю жизнь. Жуткая перспектива!

— Я не могу пойти на это — и не пойду! — решительно говорил он себе.

Окончательно избавившись от Дейзи и по обыкновению постаравшись смягчить горечь разрыва щедрым подарком от Картье, маркиз тут же начал оглядываться вокруг в поисках нового объекта внимания.

Но никто не попадался ему на глаза вплоть до прошлой недели, когда на званом обеде у члена парламента, которого маркиз, как правило, игнорировал, он очутился за столом рядом с женщиной, ему не знакомой. Звали ее леди Брэдуэлл.

Разумеется, ее внешность была выше всяких похвал, иначе эту даму не посадили бы рядом с маркизом.

Однако оставалось загадкой, почему до сегодняшнего дня красота леди Брэдуэлл не была по достоинству оценена обитателями дворца Мальборо.

— Где вы скрывались до сих пор? — поинтересовался маркиз.

— Я жила в Париже, — ответила дама, — а в последний год носила траур.

— Это многое объясняет. Произнося эти слова, маркиз имел в виду, что это объясняет не только то, почему он до сих пор не встречался с леди Брэдуэлл, но и ее изысканную манеру одеваться и говорить, а также отражать его авансы с искусством, которым, увы, ни в коей мере не обладали англичанки. Маркиз был сильно заинтригован и через два дня в очередной раз начал охоту, которая, как он знал по своему предыдущему опыту, не будет долгой и в исходе которой нисколько не сомневался.

Нельзя сказать, что маркиз страдал излишним самомнением, однако он не мог не сознавать, что любая женщина, на которой останавливается его взор, рано или поздно наверняка уступит его домогательствам, оказав для начала чисто символическое сопротивление, тешившее ее гордость.

Леди Брэдуэлл, однако, не только крайне заинтриговала маркиза, но и успешно противостояла его натиску с изобретательностью, которой он никак не ожидал от женщины.



Короче говоря, маркизу пока не удалось достичь своей цели, и, хотя в успехе он нимало не сомневался, отъезд в данный момент никак не входил в его планы.

Неожиданно маркизу пришло в голову, что раз у леди Брэдуэлл нет

мужа, ее нетрудно будет уговорить отправиться в путешествие вместе с ним — разумеется, в обществе компаньонки, как того требуют приличия. Белух же он произнес: — И когда, по вашему мнению, Арчибальд, я должен отплыть с этой «миссией доброй воли», как вы изволили выразиться? И что конкретно я должен делать?

Заметив улыбку на лице министра и лукавый огонек в его глазах, маркиз понял, что лорд Розбери не только обрадован его уступчивостью, но и отчасти догадывается о ее причинах.

— На ваш первый вопрос я отвечаю — как можно скорее, — произнес лорд Розбери. — Что же касается второго… Поскольку вы знаете, что происходит в Сиаме, вас не удивит, если я попрошу развеять опасения сиамского короля по поводу соглашения, достигнутого Великобританией и Францией в прошлом году.

И с улыбкой продолжал: — Бы должны постараться убедить его величество, что это соглашение не только не нанесет ущерба его стране, но, напротив, укрепит ее независимость.

— Если я вас правильно понял, — произнес маркиз, — метрополии — Британия в Бирме и Франция в Лаосе — намереваются использовать Сиам как буферное государство.

— Совершенно верно, — подтвердил министр. — Однако после всех неприятностей, которые происходили в последнее время и виной которых чаще всего были французы, король Чулалонгкорн, естественно, опасается за будущее своей страны.

— Надеюсь, мне удастся его убедить, — заметил маркиз. — Я всегда считал — впрочем, так же, как и вы, — что Чулалонгкорн — один из величайших королей нашего века и его имя, несомненно, войдет в историю.

Министр кивнул.

Оба собеседника одновременно вспомнили о том, как начиналось правление короля. Он провозгласил, что дети рабов с рождения считаются свободными людьми, и таким образом постепенно освободил от рабства всех своих подданных.

Король ввел в стране современную почтовую службу, построил железные дороги и вместо местных феодальных баронов, которые обладали слишком большой властью, сам назначил губернаторов, непосредственно подчинявшихся королю.

Когда несколько лет назад маркиз посетил Сиам, король как личность произвел на него большое впечатление, равно как и проводимые им реформы. Особенно ему запомнились слова Чулалонгкорна:

— Все дети нашей страны начиная с моих собственных и кончая детьми бедняков должны иметь равный доступ к образованию.

Король был глубоко убежден, что Сиам не может оставаться в зависимости от западных держав, а одним из путей к освобождению считал продвижение по пути прогресса.

В то же время короля очень беспокоило то, что Великобритания полностью контролировала Бирму, а Франция усиливала свое влияние в Индокитае.

В прошлом году произошел неприятный инцидент, когда французские канонерки вошли в реку Чао-Прая, намереваясь продвигаться дальше к Бангкоку, и обстреляли тайские форты.

С обеих сторон имелись потери. Однако в настоящее время враждебность как будто утихла.

— Итак, я хотел бы, — продолжал министр иностранных дел, — чтобы вы заверили короля в неизменной дружественности Великобритании. По моему мнению, Вивьен, никто не справится с этой задачей лучше, чем вы.

— Вы мне льстите, — заметил маркиз, — и я уверен, что делаете это для того, чтобы добиться своего. — Он вздохнул. — Хорошо, я поеду, но только в подходящей компании.

— Я понимаю это так, — улыбнулся лорд Розбери. — Поездка зависит от того, примет ли приглашение ваша нынешняя пассия. — И после паузы добавил: — Я уже давно знаю вас, Вивьен, и что-то не припомню, чтобы хоть раз женщина вам отказала.

— Когда-нибудь это случится в первый раз.

— Уверен, что не теперь. — Лорд Розбери поднялся со своего места. — Сейчас я должен идти — у меня совещание. Может быть, вы составите мне компанию во время завтрашнего ленча? Я мог бы поподробнее ознакомить вас с ситуацией в Сиаме и снабдить письмами к королю, а также к капитану Генри Майклу Джонсу, кавалеру «Креста Виктории», нашему министру и генеральному консулу в Бангкоке.

— Меня не покидает неприятное ощущение, что вы оказали на меня давление, — пожаловался маркиз. — Если моя миссия не удастся, клянусь вам, Арчибальд, что больше никогда не соглашусь выполнять ваши просьбы. За то время, что вы являетесь министром иностранных дел, я и так изрядно помотался по свету, причем каждый раз вы посылаете меня в те края, куда по собственной воле я никогда бы не поехал.

— Чепуха! — воскликнул лорд Розбери. — Вы знаете не хуже меня, что вам доставит огромное удовольствие на время покинуть дворец Мальборо с его интригами и томительными многочасовыми трапезами, во время которых, как я не раз замечал, вы пребывали в самом скверном расположении духа. И кто знает, возможно, в далеких краях вы наконец найдете ту экзотическую орхидею — или сверкающую звезду, — по которой томится ваше сердце.

Маркиз уставился на собеседника непонимающим взглядом:

— А кто сказал, что мое сердце томится?

— Это и так видно, — с улыбкой заметил лорд Розбери. — У вас есть все, Вивьен, — прекрасная внешность, положение в обществе, богатство… Нет лишь одного, а именно это важнее всего на свете.

— Что вы имеете в виду? — вызывающе спросил маркиз, заранее уверенный в ответе.

— Любовь, — тихо ответил лорд Розбери.

Маркиз уже собирался было возразить, что меньше всего на свете ему нужна любовь — он прекрасно обойдется и без нее, — как вдруг вспомнил, что жена лорда Розбери умерла всего четыре года назад и, по убеждению его друзей, он с тех пор так и не оправился от этой утраты и был глубоко несчастным человеком.

Вместо этого маркиз сказал:

— Я всегда думал, что, путешествуя в одиночестве, быстрее достигнешь цели.

— Довольно банальное замечание. Странно слышать его из ваших уст, Вивьен, — сухо заметил лорд Розбери. — Хотя, разумеется, все зависит от того, какова цель.

Маркиз по достоинству оценил скрытый смысл сказанного. Дело в том, что лорд Розбери часто советовал ему использовать свои выдающиеся способности на достойном поприще, а не тратить их попусту, как это было свойственно маркизу.

После небольшой паузы министр произнес:

— Когда вы вернетесь, мы с вами обсудим кое-что. Я намерен сделать вам еще одно, более серьезное предложение.

Маркиз удивленно поднял брови и спросил:

— Что бы это могло быть?

— Сейчас я предпочел бы умолчать об этом, — уклонился от прямого ответа лорд Розбери. — Однако я уже упомянул о вас ее величеству, и ей моя идея пришлась по душе.

— Я полагаю, — медленно произнес маркиз, — что речь идет о должности губернатора?

— А может быть, о посте более высоком. Одним словом, возвращайтесь назад поскорее — не стоит вам долго томиться в глуши.

Маркиз поднялся со стула.

— Я с удовольствием разделю завтра с вами ленч, Арчибальд, — сказал он. — Постарайтесь доказать мне, что это путешествие действительно необходимо, а то как бы я не отказался в последнюю минуту.

— Вы до сих пор ни разу меня не подводили, — возразил министр. — А вообще-то я жалею, что из-за недостатка времени не могу поехать вместе с вами, иначе, вне всякого сомнения, без колебаний вступил бы на путь, который, возможно, поможет вам отыскать свое золотое руно.

Мужчины направились к двери. У порога лорд Розбери положил руку на плечо маркиза.

— Я абсолютно уверен, Вивьен, что она с радостью примет ваше приглашение. Даже с огромной радостью! Будем надеяться, что она не надоест вам хотя бы до вашего возвращения.

— Ваш цинизм меня изумляет! — воскликнул маркиз.

Рассмеявшись, они покинули кабинет и вышли в коридор.


Тарина Уортингтон робко позвонила в дверной колокольчик дома номер 115 по Белгрейв-сквер и застыла в нервном ожидании. Вскоре дверь распахнулась. На пороге стоял лакей в ливрее.

Навстречу посетительнице из глубины холла выступил дворецкий. Тарина тихо произнесла:

— Я хотела бы видеть леди Брэдуэлп.

— Вам назначено, мадам?

— Боюсь, что нет, — ответила Тарина. — Бы не могли бы передать, что кузина ее светлости мисс Тарина Уортингтон хочет ее видеть.

— Слушаюсь, мисс. Враждебная манера дворецкого изменилась, как только Тарина произнесла слово «кузина». Он величественным шагом двинулся по коридору и, распахнув двери, пригласил ее войти в небольшую гостиную.

— Я доложу ее светлости, что вы здесь, мисс, — произнес он.

Тарина огляделась. Она находилась в квадратной комнате с высокими потолками, обставленной мебелью, которая свидетельствовала скорее о богатстве, нежели о хорошем вкусе, и вдруг заметила свое отражение в зеркале.

Теперь ей стало понятно, почему дворецкий был готов отослать ее прочь, не позволив войти в дом.

Дешевое черное платье, которое Тарина купила после смерти отца, при ярком солнечном свете выглядело изрядно поношенным.

Пальто, без которого, к сожалению, нельзя было обойтись, ибо на улице стояла зима, в течение многих лет носила мать Тарины, и оно явно пришло в негодность.

«Да, — с печальной улыбкой призналась самой себе девушка, — я выгляжу как пугало».

Она не могла позволить себе истратить много денег на траурный наряд, ибо после похорон отца располагала слишком скромной суммой. Когда кончатся эти деньги, ей, вероятно, придется голодать.

«И как папа ухитрялся сводить концы с концами?» — в отчаянии задавала себе вопрос Тарина.

Она продала все, что имела, но ей удалось выручить не больше нескольких фунтов.

Девушка нервничала в ожидании свидания с кузиной, которую не видела уже два года. Чтобы хоть как-то улучшить свой вид, Тарина поправила дешевую шляпку.

За последнюю неделю у нее не было времени вымыть голову, и поэтому волосы утратили тот рыжеватый блеск, который, как говаривала мать Тарины, девушка унаследовала от своих австрийских предков.

— Как забавно, Тарина, — как-то сказала ей мать, — что рыжеватые волосы, характерные для уроженцев Вены и неизменно вызывающие восхищение окружающих, не проявлялись в нашей семье в течение двух поколений и вот появились вновь.

— Моя прабабушка была красавицей? — спросила Тарина.

— Так мне говорили, — ответила мать. — И к тому же очень талантлива. У нее был великолепный голос, и, судя по ее дневникам, в Вене ее часто приглашали на приемы. Дважды она пела в Шенбруннском дворце для императора Франца Иосифа и императрицы Елизаветы, у которой, кстати, тоже были рыжие волосы.

— Как ты думаешь, у меня тоже был бы хороший голос, если бы я имела возможность учиться? — поинтересовалась Тарина.

Мать улыбнулась.

— Не знаю, дорогая, — ответила она. — В церкви ты поешь замечательно, но ведь это отнюдь не то же самое, что суметь очаровать большую аудиторию. — Она помолчала, а затем продолжала: — В одном ты можешь не сомневаться — нам с папой было очень нелегко собрать те деньги, что мы платим за твои уроки, и на большее рассчитывать невозможно.

Тарина не раз замечала, что, когда она счастлива, волосы у нее будто светятся, а когда плохо себя чувствует или чем-то огорчена, замечательная рыжина куда-то исчезает и волосы становятся тусклыми. Они словно отражают ее настроение и состояние духа.

Сейчас из-под шляпки виднелось лишь несколько прядей, а вот кожа, всегда отличавшаяся замечательной белизной, под лучами зимнего солнца казалась прозрачной.

Глаза, которые временами могли приобретать зеленый, а временами — серый оттенок, потемнели от беспокойства и тревоги, снедавших девушку.

— А что, если — страшно подумать! — кузина Бетти откажется принять меня? — прошептала Тарина в испуге. — Что мне тогда делать? Куда идти?..

Дверь распахнулась.

— Ее светлость ждет вас, мисс, — провозгласил дворецкий.

— Благодарю, — откликнулась Тарина.

Она последовала за ним через холл и начала подниматься по лестнице на второй этаж.

Сквозь открытую дверь Тарина увидела огромный зал для приемов, в котором стояли стулья и диваны в стиле Людовика XIV, а на полу лежал ковер довольно блеклого оттенка. Обстановку дополняли несколько строгих канделябров.

Однако Тарина смогла окинуть зал лишь беглым взглядом, ибо дворецкий повел ее дальше.

Они дошли до конца коридора, и провожатый Тарины распахнул перед нею дверь комнаты, которая, как поняла девушка, была будуаром хозяйки.

Тарина была знакома с подобным помещением лишь понаслышке, со слов матери, и всегда страстно желала увидеть будуар своими глазами. Это, без сомнения, был именно он. На окнах висели бледно-голубые парчовые шторы, а на полу стоял шезлонг того же цвета.

Вся обстановка комнаты создавала впечатление изысканной женственности, которое усиливали внушительных размеров вазы с садовыми гвоздиками. Они наполняли воздух будуара неземным благоуханием и многократно отражались в висевших на стенах огромных зеркалах, обрамленных золочеными рамами.

Комната была пуста. Тарина начала оглядываться в поисках кузины, но тут дверь в другом конце будуара распахнулась и кто-то вошел.

С легким замешательством девушка двинулась навстречу, и в тот же миг вошедшая воскликнула:

— Тарина! Я просто не верю своим глазам! Что ты делаешь в Лондоне?

Тарина подошла поближе.

— О Бетти… Как мило с твоей стороны принять меня.

— Разумеется, я рада видеть тебя, — откликнулась леди Брэдуэлл. И тут же с тревогой добавила: — Но почему ты в черном?

— Месяц назад умер папа.

— О, какое горе! А я даже не знала… Тебе будет очень его не хватать.

— Даже больше, чем ты думаешь. Теперь, когда он умер, я, как ты понимаешь, должна сама зарабатывать себе на жизнь.

— Бедное дитя! — сочувственно произнесла леди Брэдуэлл. — Давай сядем, и ты мне обо всем расскажешь.

Она села на уголок дивана, а Тарина поместилась рядом.

Глядя на кузину, девушка подумала: «Какая Бетти красавица! С ней никто не сравнится».

Белокурые волосы и голубовато-зеленые глаза делали леди Брэдуэлл похожей на женщин с картин Фрагонара2. Тарина не сводила с кузины восхищенного взгляда.

— Какая ты очаровательная, Бетти! Гораздо красивее, чем была… Но что-то в тебе изменилось.

Леди Брэдуэлл улыбнулась:

— Так все говорят. Это потому, что я какое-то время жила в Париже. После смерти мужа один из его родственников, который всегда хорошо ко мне относился, предложил мне пожить у него.

— Я с огорчением узнала о смерти твоего мужа, — сочувственно откликнулась Тарина. — Л знаю, что папа писал тебе…

— Да, он написал мне прекрасное письмо, — подтвердила леди Брэдуэлл. — Но должна сказать тебе откровенно — потеря мужа меня не печалит.

— О Бетти! Что ты такое говоришь?! — в ужасе воскликнула Тарина.

Леди Брэдуэлл вздохнула:

— Последний год перед смертью муж тяжело болел. Какая скука была ухаживать за ним, если бы ты только знала! И вообще он был со странностями. А что ты хочешь — он ведь был старше меня на целых сорок лет!

— Да, я знаю, — отозвалась Тарина. — Но все вокруг считали, что это очень удачный брак, а твой муж — весьма влиятельный человек.

— Наверное, он по-своему старался быть милым со мной, — признала Бетти. — Но понимаешь, Тарина, я обожаю вечера и балы, а вместо этого мне приходилось сидеть дома и развлекать друзей Артура — таких же стариков, как и он сам. До сих пор у меня не было возможности как следует повеселиться. — Глаза леди Брэдуэлл наполнились слезами. Справившись с собой, она продолжала: — Как все-таки чудесно очутиться в Лондоне! Быть независимой, поселиться в таком богатом доме, иметь великолепные, самые модные наряды!

— И кучу поклонников, которые обожают тебя! — добавила Тарина.

— Разумеется, — подтвердила Бетти. — Я здесь признанная красавица. А скажи, Тарина, как ты думаешь…

Прошедших лет как будто не бывало, как будто Бетти снова семнадцать и она на правах старшей делится с пятнадцатилетней Тариной, которую считает еще ребенком, своими полувзрослыми тайнами, а та внемлет ей так же восхищенно, как в былые дни…

— Так что случилось? — спросила Тарина, когда Бетти запнулась.

— Меня пригласили, — с расстановкой ответила та, — отправиться в путешествие на яхте… вместе с маркизом Оукеншоу.

— На яхте? — изумленно переспросила Тарина. — А ты умеешь ходить под парусом?

— Это не имеет ровно никакого значения, — безапелляционно возразила Бетти. — Главное, что маркиз — признанный красавец, загадочный мужчина и, по-моему, он волочится за мной.

— Как чудесно! Как восхитительно! — вскричала взволнованная Тарина. — Как ты думаешь, он сделает тебе предложение?

Бетти усмехнулась:

— Бот это как раз маловероятно. Он убежденный холостяк — в этом, во всяком случае, здесь уверяли меня все до одной женщины.

Тарина удивленно посмотрела на кузину:

— Но я не понимаю…

Бетти бросила быстрый взгляд на девушку и продолжала:

— Конечно, я могу попытаться убедить маркиза изменить свои принципы. Пока же я буду его гостьей, а все бывшие пассии просто умрут от зависти!



«И что же тут хорошего?» — подумала Тарина, однако она слишком любила кузину, чтобы высказывать свое неодобрение вслух. Вместо этого девушка проговорила:

— Я так рада за тебя! А когда ты уезжаешь?

— Да прямо сейчас! То есть через два дня. Тарина, я просто не представляю, как за это время можно успеть собраться!

Девушка улыбнулась:

— К твоим услугам наверняка масса людей, которые помогут тебе.

— Мне надо бы обновить гардероб, хотя что можно успеть за такое короткое время! Слава Богу, что я кое-что привезла с собой из Парижа. На эти платья я истратила целое состояние!

Тарина взглянула на Бетти. На ней было платье из дорогого шелка, к тому же украшенного настоящей ручной вышивкой. «А ведь на деньги, что ушли на этот наряд, — с грустью отметила про себя девушка, — я могла бы безбедно прожить целый год».

Впрочем, она тут же выкинула из головы эту мысль и сказала:

— Не сочти меня навязчивой, Бетти, но я пришла к тебе за… рекомендацией.

— За рекомендацией? Изумление в голосе Бетти заставило Тарину улыбнуться.

— Дорогая, да будет тебе известно, что у папы не было никаких денег, кроме небольшого жалованья, поэтому теперь я должна сама зарабатывать себе на жизнь.

— О Тарина, как мне жаль тебя! — сочувственно воскликнула Бетти. — Это, должно быть, ужасно… Но как же ты собираешься зарабатывать?

— Поступлю в гувернантки, — спокойно объяснила Тарина. — Ни на какую другую работу я не гожусь. А так как я еще слишком молода, мне, очевидно, придется иметь депо с маленькими детьми.

— То есть, иными словами, тратить свои природные способности — а ведь твой отец считал, что по уму ты ничуть не уступаешь мужчинам, — на то, чтобы возиться с сопливыми капризными детьми? — с негодованием вскричала Бетти. — Но, Тарина, это же несправедливо!

— Ничего, я справлюсь, — твердо произнесла девушка. — Но дело в том, Бетти, что я не смогу получить достойное место без хорошей рекомендации, а кроме тебя, мне не к кому обратиться.

— Дорогая, да я напишу о тебе целую поэму! С такси рекомендацией ты везде будешь принята с распростертыми объятиями.

— Большое тебе спасибо, — с облегчением проговорила Тарина.

— Только вначале я покажу тебе мои платья, продолжала Бетти. — На каждом из них написано «Сделано в Париже»! И еще новый гардероб, который я купила специально для них.

С этими словами Бетти встала и в сопровождении кузины направилась в соседнюю комнату. Это была спальня, и она произвела на Тарину еще большее впечатление, чем будуар.

Там стояла огромная кровать, задрапированная шелковыми занавесями, которые со всех четырех сторон поддерживали резные золоченые ангелы.

Поверх кружевных простынь лежало покрывало, подбитое горностаем. В центре каждой из кружевных подушек, отделанных голубой атласной лентой, красовалась крупная монограмма.

Тарина оглядывала спальню с восхищением и некоторым замешательством. Даже в самых смелых мечтах она не могла себе представить подобной роскоши и великолепия. Так вот как, оказывается, живут богатые светские дамы!

— Спальню и будуар я велела отделать заново, — объяснила Бетти. — А теперь дошла очередь и до гостиной. Сейчас она выглядит ужасно — такая же нудная и претенциозная, как и мой покойный муж.

Она лукаво взглянула на кузину из-под полуопущенных ресниц, проверяя, какое впечатление произвели ее слова. Тарина, понимая, что Бетти хочет шокировать ее, не могла сдержаться:

— Ты не должна так говорить!

— Но ведь это правда. Ах, Тарина, какое счастье наконец избавиться от мужа! Он всегда разговаривал со мной так, будто я слабоумная, а после медового месяца — о нем мне просто страшно вспомнить! — ни разу не сделал мне комплимента.

Эти слова Бетти произнесла с такой искренней болью, что Тарина, повинуясь внезапному порыву, обвила ее руками и с чувством произнесла:

— Не надо расстраиваться, дорогая! Ты такая красавица, что маркиз обязательно женится на тебе. А может быть, ты встретишь очаровательного принца и станешь править в какой-нибудь крохотной европейской стране… Я о них часто читаю в газетах.

Бетти рассмеялась:

— Ты как будто рассказываешь волшебную сказку!

— А ты и есть принцесса из волшебной сказки, — подтвердила Тарина. — Ты и выглядишь как настоящая принцесса.

— Просто потому, что моя фея-крестная — я имею в виду графиню — купила мне платье Золушки. В этом гардеробе только часть их, а остальные занимают всю соседнюю комнату.

С этими словами Бетти подошла к бело-голубому гардеробу, который изумительно вписывался в интерьер, Яркий солнечный свет падал на многочисленные зеркала, висевшие на стенах и многократно отражавшие все это великолепие.

Бетти уже собиралась открыть шкаф, но в это время в дверь постучали.

— Кто там? — спросила она.

— Это я, миледи.

— Войдите, Бейтс.

На пороге стоял тот самый дворецкий, который провел Тарину наверх.

— Прошу прощения, миледи, но у меня дурные вести.

— Дурные вести? — переспросила Бетти. — А что случилось?

— Это насчет Джонс, миледи. С ней плохо.

— Это еще что такое? Что с ней произошло?

— Она доставала что-то тяжелое из шкафа на лестнице, миледи, — пояснил Бейтс, — не смогла удержать равновесия и упала со ступенек.

— О Боже! — воскликнула Бетти. — Она ранена?

— Боюсь, миледи, что она сломала ногу.

У Бетти вырвался стон.

— Сломала ногу! Боже мой, бедная Джонс, как мне ее жаль! — Она помолчала, а потом задумчиво добавила: — Но что же я теперь буду делать без нее?

Глава 2

Обернувшись к дворецкому, Бетти сказала:

— Передайте Джонс, что я навещу ее позже. Надеюсь, у нее уже побывал доктор?

— Да, миледи, и сказал, что зайдет еще раз завтра. Мне кажется, Джонс сейчас спит.

— В ее положении это самое лучшее, — одобрила Бетти. — Через полчаса мы с мисс Уортингтон будем пить чай. Подайте его в будуар.

— Слушаюсь, миледи. Дворецкий поклонился и вышел из комнаты.

Бетти взглянула на Тарину. Чувствовалось, что она встревожена.

— Вообрази мое положение! — воскликнула она. — Моя горничная подвела меня именно тогда, когда я больше всего в ней нуждаюсь! Придется подыскать кого-нибудь на ее место, но боюсь, что это почти невозможно. — Немного помолчав, она продолжала: — Надо упаковать вещи, хотя большую их часть Джонс уже уложила. А вот что касается новой горничной… Ну разве я в состоянии найти другую в такой спешке, да еще чтобы она умела как следует ухаживать за моей одеждой и знала, как меня причесывать?

И она воззрилась на шкафы с платьями, как будто ожидала ответа именно от них.

— А знаешь, — рискнула предложить Тарина, — я, пожалуй, смогла бы уложить вещи, если тебе это хоть чуточку поможет.

— Вообще-то, наверное, с этим могли бы справиться и служанки, — задумчиво произнесла Бетти.

Вдруг она обернулась к кузине. Чувствовалось, что ее осенила новая мысль.

— Тарина! — воскликнула Бетти. — А ведь, помнится, ты прекрасно причесывала меня до моего замужества. И, по-моему, ты очень хорошо шьешь.

Тарина удивленно взирала на кузину, силясь понять, к чему она клонит.

Нерешительно, как будто боясь обидеть девушку, Бетти спросила:

— Ну как, поедешь со мной? Или я слишком многого у тебя прошу?

— Поеду ли я с тобой на яхте? — уточнила Тарина.

— Вот именно, — подтвердила Бетти. — Но мне неудобно просить маркиза пригласить тебя в качестве еще одной гостьи.

— Разумеется! Об этом не может быть и речи, — запротестовала Тарина. — Но, если хочешь, я могла бы отправиться с тобой в качестве горничной или просто служанки.

У Бетти отлегло от сердца, и она от души произнесла:

— Ничего другого я от тебя и не ожидала, но, по правде говоря, моя просьба слишком нескромная. Да еще в то время, когда ты ищешь место…

— Да, конечно, — подтвердила Тарина, — поэтому я и пришла к тебе. А разве может быть более чудесная работа, чем служить у тебя, да еще и иметь возможность отправиться за границу!

Бетти села на стул у камина и задумалась.

— Надо все тщательно обдумать, — решила она. — Но понимаешь, Тарина, я в отчаянии — просто в отчаянии!

— Я тебя понимаю. А ведь ты должна выглядеть наилучшим образом, чтобы очаровать маркиза.

«Как будто есть на свете мужчина, которого моя кузина не сумела бы очаровать», — добавила Тарина про себя.

Даже несмотря на тревогу, Бетти выглядела прелестно.

В ее волосах играли солнечные лучи, и она походила на сказочную принцессу, всю в розовом, белом и золотом, еще больше, чем прежде, достойную кисти Фрагонара.

— Ты должна подробно объяснить мне, чем занимается горничная, когда не прислуживает тебе, — попросила Тарина. — Я уверена, что в этом нет ничего сложного.

— Здесь, в доме, трудности наверняка бы возникли, — возразила Бетти. — Я думаю, нам не удалось бы одурачить слуг. Маркизу же я говорила, что возьму с собой Джонс. Он не возражал. — Помолчав, она добавила: — Кстати он сказал, что остальные дамы будут путешествовать без горничных, потому что те, по его словам, ненавидят море.

Тарина рассмеялась:

— Так оно и есть! Помнится, много лет назад твоя мать жаловалась, что Эштон, ее горничная, отказалась ехать вместе с нею в Париж.

— Совершенно верно! — воскликнула Бетти. — И хотя для мамы это создало дополнительные неудобства, в то же время поездка без Эштон была намного приятней, чем с нею.

— Мне кажется, слуги вообще ненавидят всяческие перемены и переезды.

— Бот потому-то я и наняла француженку. Они такие непоседы!

— Ты говоришь, француженку? А я думала…

Бетти рассмеялась:

— Ты удивлена, потому что слышала, как мы называли ее «Джонс». На самом деле эту девушку зовут Жанзе. Вообрази, что сделали слуги с ее именем! Они начали было звать ее «Джонзи». Этого я не могла вынести и в конце концов остановилась на «Джонс». Так я и слугам велела ее называть.

Тарина усмехнулась:

— Разумное решение, вне всякого сомнения, хотя, как видишь, меня оно сбило с толку.

— Ну, тебя-то мы будем звать Жанзе, — успокоила девушку Бетти, — а так как по-французски ты говоришь гораздо лучше меня, никто ничего не заподозрит. И то, что по виду ты отличаешься от обычной горничной, тоже можно объяснить тем, что ты француженка.

— Надеюсь, что отличаюсь! — воскликнула Тарина.

Обе рассмеялись. Но через минуту, снова став серьезной, Бетти сказала:

— И все-таки, дорогая, ты уверена, что не возражаешь против поездки со мной в качестве прислуги?

— Возражаю?! — Тарина даже задохнулась от переполнявших ее чувств. — Да я просто в восторге! Должно быть, ангел-хранитель привел меня в твой дом как раз в нужный момент.

Заметив, что кузина собирается что-то возразить, девушка быстро добавила:

— А теперь проявим благоразумие и приступим к работе. Расскажи мне подробнее, что я должна делать.

— Нужно упаковать еще один чемодан, — откликнулась Бетти, — но в этом тебе помогут служанки. И не говори им, что едешь со мной в качестве горничной. Пусть они думают, что ты — гостья маркиза.

Наступила неловкая пауза, затем Тарина, запинаясь, промолвила:

— Вряд ли они в это поверят, Бетти. Посмотри, как я выгляжу! Ты не могла бы… дать мне хоть чуточку денег?.. Совсем немного, просто чтобы купить себе еще одно платье, поприличней…

— Только одно?.. — начала было Бетти, но тут же осеклась. Только сейчас она обратила внимание на одежду кузины и воскликнула: — Ах, Тарина, как же я не подумала об этом! Мне уже давно следовало бы поспать тебе какие-нибудь свои платья. Мне даже в голову не приходило… А ведь у меня масса нарядов, которые я уже не ношу, и…

Внезапно она умолкла, а через секунду вскрикнула, как будто впервые пораженная этой мыслью:

— Но ведь ты в трауре! А впрочем, я кое-что придумала…

Тарина, ничего не понимая, уставилась на кузину.

— Я сама целый год носила траур, — пояснила Бетти. — Ты ведь знаешь этих французов — они так скрупулезно соблюдают все условности, что в течение года после смерти близких напоминают ворон. И так до самой последней минуты, пока срок скорби не истечет!

Насмешливая речь Бетти заставила Тарину улыбнуться, хотя, казалось, предмет разговора к этому не располагал.

— Но мне все-таки удалось немного схитрить, — продолжала Бетти, — и я носила платья не черного, а бледно-лилового цвета. Они отлично подойдут для жаркой сиамской погоды, а что касается черных платьев, то лучшего наряда для горничной и не придумаешь. Настоящая француженка будет выглядеть шикарно даже в дерюге!

Тарина засмеялась. Однако ее все еще терзали сомнения, и она спросила кузину:

— Неужели все это правда? Прямо не верится! Я как будто очутилась в сказке!

— Действительно, так уж совпало, — согласилась с ней Бетти, — но как бы то ни было, у меня два огромных чемодана набиты черными платьями. Я привезла их с собой из Парижа и уже собиралась отослать в какой-нибудь благотворительный фонд. Не сомневаюсь, дорогая, что в них ты будешь выглядеть очаровательно!

— А вот этого от горничной как раз и не требуется, — сухо заметила Тарина.

— Ну, не вечно же будет продолжаться наше путешествие! — воскликнула Бетти. — Когда мы вер немея, ты поступишь гувернанткой в какое-нибудь богатое семейство, наверняка очаруешь старшего сына, выйдешь за него замуж, и вы будете жить долго и счастливо.

— Вряд ли, — с сомнением в голосе произнесла Тарина. — Мне вполне достаточно того, что у меня появится хотя бы одно новое платье, в котором не стьдно показаться на людях.

— Я отдам тебе все свои траурные наряды, — заверила ее Бетти, — и впредь обещаю, моя дорогая малышка кузина, никогда не быть такой эгоисткой! Все наряды, которые мне надоели, станут твоими. Ручаюсь, что ни одна гувернантка в Англии не будет одета лучше тебя!

«Но не совершим ли мы таким образом роковую ошибку?» — тут же спросила себя Бетти.

Ведь, хорошо одетая, Тарина сумеет привлечь к себе внимание не только старшего сына, но и отца семейства, где она будет служить. Еще неизвестно, к каким последствиям это может привести…

Впрочем, Бетти тут же успокоилась, решив, что над этой проблемой еще будет время подумать. Пока же важно одно — Тарина станет прислуживать ей на яхте, а уж она-то сумеет сделать так, чтобы Бетти выглядела как можно соблазнительней и привлекательней. Маркизу не удастся ускользнуть от нее!

По мнению практичной Тарины, пора было приступать к своим новым обязанностям. Она встала, сняла пальто и шляпку и положила их на стул у стены.

— Прежде всего, — обратилась она к кузине, — пока твоя прическа в идеальном порядке, я должна посмотреть, как именно Джонс укладывает тебе волосы. Ведь сама я занималась этим очень давно. К тому же сейчас ты изменила прическу, и она мне нравится больше.

И в самом деле, волосы, зачесанные назад и открывавшие лоб леди Брэдуэлл, были собраны в узел на затылке, а небольшая золотистая челка чудесным образом подчеркивала голубизну ее очаровательных глаз.

Бетти села на диван, а Тарина несколько раз обошла ее кругом, внимательно изучая, и наконец вынесла решение:

— Я уверена, что смогу сделать не хуже.

У Бетти вырвался вздох облегчения.

— У тебя в руках всегда все спорилось. Помнишь, как мы разыгрывали рождественские спектакли для наших родителей? Ты тогда была и автором, и режиссером, и костюмером… Да и играла в сто раз лучше меня!

— От тебя требовалось только одно — выглядеть красавицей. И ты ею и была, — великодушно заметила Тарина. — Опыт наших спектаклей будет как нельзя кстати — благодаря им я наверняка сумею сыграть роль твоей горничной без особого труда. Скажи, я должна делать реверанс?

Бетти рассмеялась:

— Джонс для этого слишком неуклюжа. Но она, насколько мне помнится, кланялась моему мужу и графине. Так что при встрече с маркизом и его высокородными гостями ты, наверное, должна сделать реверанс.

Тарина с минуту размышляла, а потом предложила:

— А что, если я буду есть у себя в каюте?

— Постараюсь это устроить, — пообещала Бетти. — Думаю, сложностей тут не возникнет. Наверняка так бы поступила и Джонс. Она ни за что не согласилась бы разделить трапезу с командой яхты.

— Однако, судя по твоим рассказам, эта девушка — просто какое-то пугало! И как это тебе пришло в голову взять ее в горничные?

— Дело в том, что она отлично знает свое дело. И в этом ей отдавала должное сама графиня. И именно она во что бы то ни стало вознамерилась подыскать мне француженку вместо той горничной, что я привезла с собой из Англии.

— Надеюсь, что на меня тоже жаловаться не придется… миледи, — подражая простонародному выговору, скромно заметила Тарина.

Кузины рассмеялись.

— Как хорошо, что ты едешь со мной! — воскликнула Бетти. — Должна признаться, что маркиз немного пугает меня. Конечно, в Париже я вращалась в высшем свете и встречалась со многими очаровательными людьми, однако это отнюдь не то же самое, что очутиться лицом к лицу с чванливыми обитателями дворца Мальборо!

— Они и впрямь так высокомерны? — спросила Тарина.

— Они смотрят свысока на всех, кто не принадлежит к их кругу избранных, — пояснила Бетти, — и преисполнены чувства собственного величия.

— А кто приглашен на яхту в качестве гостей?

— Пока не знаю, — ответила Бетти, — но думаю, старые друзья маркиза, в обществе которых он наверняка не будет скучать. Говорят, на него очень легко нагнать скуку.

— И в самом деле есть от чего испугаться! — согласилась Тарина. — А ты уверена, что получишь удовольствие от подобного путешествия?

— Ну конечно! Это гораздо важнее, чем его чувства.

Пораженная новой мыслью, Бетти энергично продолжала:

— Мне невероятно повезло. Маркиз по праву считается самым блестящим холостяком в высшем свете, и женщины буквально преследуют его по пятам. — Помолчав с минуту, она пустилась в воспоминания: — Вчера вечером я наблюдала, как красавица леди де Грей так и ластилась к нему, да еще на глазах своей соперницы, маркизы Лондондерри. Можно было подумать, что эти светские дамы того и гляди вцепятся друг другу в волосы, как две базарные торговки!

Тарина в изумлении воззрилась на кузину:

— Но мне казалось, что леди де Грей и маркиза… замужние дамы.

Она вспомнила, что видела их портреты в «Журнале для женщин».

Этот журнал читала мать Тарины, а после ее смерти девушке иногда удавалось полистать его, одалживая У богатых дам своего прихода.

Наступила неловкая пауза. По-видимому, Бетти поняла, насколько неискушена ее кузина в нравах высшего общества, и потому перевела разговор на другую тему:

— Ну, ладно, Тарина, хватит сплетничать. У нас еще полно работы. Сейчас я позову Робинсон. Это моя главная служанка. — Поколебавшись с минуту, она добавила: — Я скажу ей, что ты поможешь мне упаковать остальные туалеты, а потом слуги уложат вещи в чемодан.

— Хорошая мысль, — одобрила Тарина.

— А пока я скажу дворецкому, что ты остаешься, и распоряжусь разместить твой багаж.

— К сожалению, я приехала без багажа.

— Без багажа? — удивилась Бетти. — Ты что, оставила свои вещи в деревне?

— Нет, все, что у меня есть, я привезла с собой в Лондон, — пояснила Тарина. — Но я планировала поступить так: взять у тебя рекомендацию и немедленно отправиться в бюро по найму прислуги на Маунт-стрит. Мне говорили, что это весьма солидное учреждение.

— Но теперь в этом нет необходимости, — заметила Бетти.

— Бот почему, — продолжала Тарина, — я оставила свой багаж, впрочем не такой уж и большой, на Паддингтонском вокзале.

— Я сейчас же пошлю за ним лакея.

С этими словами Бетти направилась в будуар, где двое слуг под руководством дворецкого накрывали стол к чаю.

Такого количества серебра Тарина еще никогда не видела. Все выглядело необыкновенно роскошно, а при виде блюд с сандвичами и всевозможными сладостями она поняла, что очень проголодалась.

Ведь она выехала из прихода, куда сегодня должен был прибыть новый викарий, в шесть часов утра, на ближайшей станции села на поезд, а приехав в Лондон, направилась прямиком к кузине на Белгрейв-сквер. И за все это время у нее маковой росинки во рту не было..

Как будто угадав, о чем думает кузина, Бетти сказала:

— Ты наверняка очень голодна после такого долгого путешествия. Мне следовало подумать об этом раньше.

И, не дожидаясь ответа Тарины, приказала дворецкому:

— Принесите вареное яйцо для мисс Уортингтон и передайте миссис Пил, что моя кузина остается у меня. И еще пошлите Джеймса или Фрэнка на Паддингтонский вокзал за багажом мисс Уортингтон,

— Слушаюсь, миледи.

Как только дворецкий и слуги вышли из комнаты, Тарина, обращаясь к кузине, воскликнула:

— Не могу поверить, что это не сон! Когда я ехала к тебе, то боялась, что ты не примешь меня, и тогда мне даже негде было бы переночевать.

Бетти дружеским жестом похлопала Тарину по руке.

— Мне так жаль, что ты потеряла отца, — с искренним чувством произнесла она. — Ты ведь знаешь, как я любила дядю Дэвида. Узнай я обо всем раньше, непременно побеспокоилась бы о твоей судьбе.

— Я очень тронута твоим вниманием. Ты для меня словно добрая фея из сказки.

Что бы ни случилось в будущем, — твердо сказала Бетти, — знай, что ты всегда можешь положиться на меня. Я никогда не забуду, как тепло отнеслась ко мне тетя Луиза после смерти моей матери. Да и тебя я всегда считала не кузиной, а родной сестрой.

— Как ты красива и добра, моя дорогая… сестренка, — тихо проговорила Тарина, еле сдерживая слезы. Бетти пожала руку девушки и сказала:

— Ну-ну, перестань, а то я тоже расплачусь и у меня потекут ресницы.

Ничего не понимающая Тарина в изумлении воззрилась на кузину:

— Потекут ресницы? Что ты имеешь в виду?

— Не будь наивной, Тарина!. Ты ведь помнишь, что у меня никогда не было таких черных ресниц. Я подкрашиваю их — совсем чуть-чуть — краской для волос. Но, разумеется, об этом никто не должен знать.

— Получается отлично! Даже не заметно, что они подкрашены.

— Именно к этому я и стремлюсь, — пояснила Бетти. — Общество осуждает женщин, которые используют румяна и пудру: это считается вульгарным. Но поверь мне — все светские дамы пудрятся, когда их никто не видит, и втирают румяна в щеки и губы. — Она улыбнулась и продолжала: — Когда я решила подкрашиваться, то первое время терла губы лепестками герани. Теперь же я обращаюсь к театральному костюмеру — она продает специальную косметику для актрис.

Тарина внимательно изучала лицо кузины, а потом произнесла:

— На мой взгляд, у тебя всегда была великолепная кожа, и, по-моему, она совершенно не изменилась.

— Если бы ты увидела меня наутро после бала, ты наверняка изменила бы свое мнение!

Обе рассмеялись.

— Можешь не волноваться, я твоих секретов не выдам, — заверила кузину Тарина. — Но вот другим, в особенности маркизу, совершенно незачем о них знать.

Наступило молчание. Казалось, Бетти размышляет над словами девушки. Затем она сказала:

— Маркиз в основном вращается в обществе прекрасных, образованных женщин, гораздо старше меня, так что я уверена, он сумеет отличить орхидею от маргаритки.

— Если под маргариткой ты разумеешь себя, — заметила Тарина, — то, на мой взгляд, это не слишком удачное сравнение. Ты не маргаритка, а прекрасная роза. Ты — само совершенство! Вот какого мнения должен быть о тебе маркиз.

— Он пресыщен женщинами, а потому относится к ним весьма критически, — заметила Бетти, — так что нам придется изобрести какой-нибудь хитроумный способ заинтересовать его, привлечь к себе внимание. Вся надежда на тебя, Тарина, — ты всегда была гораздо умнее меня.

Тарине пришло в голову, что, если верить словам кузины, этот маркиз — испорченный и чрезвычайно неприятный субъект. «Интересно, что Бетти нашла в нем?» — подумала девушка.

Но тут она вспомнила о лорде Брэдуэлле, покойном муже кузины. Он был не только стар, но еще и безобразно чванлив и скучен. Разве мог такой человек составить счастье молодой и добродушной Бетти?

— Зачем она вышла замуж за этого старика? — спросила Тарина у отца, когда Бетти отбыла в свадебное путешествие.

Новобрачная выглядела прелестно, но, к сожалению, жених был настолько стар, что годился ей в дедушки.

Викарий, который, кстати сказать, был исключительно хорош собой, только вздохнул.

— Остается надеяться, дорогая, что они будут счастливы, — сказал он с грустью. — Богатство всегда таит в себе непреодолимый соблазн, но, вступая на путь, усыпанный розами, не следует забывать о шипах. Они подчас ранят очень больно…

Тарина прекрасно поняла, что хотел сказать ее отец, и в ответ со вздохом заметила:

— Мне так хочется, чтобы Бетти была счастлива!

— И мне тоже, — сказал викарий. — Будь она моей дочерью, я бы настоял на более длительной помолвке и не допустил такой неприлично поспешной свадьбы. Она ведь даже не успела толком разобраться в том, что означает вступление в брак.

Сейчас, оглядываясь назад, Тарина поняла, что хотя родители Бетти, приходившиеся ей дядей и тетей, жили в огромном доме и владели изрядным количеством земли, они были далеко не богаты.

Вот почему перспектива выдать дочь замуж за губернатора графства — человека с высоким служебным положением и к тому же чрезвычайно богатого — привела их в восторг.

— Ты только подумай — у Бетти будет все, что она только пожелает! — захлебываясь от радости, сказала Тарине тетя Алиса, мать Бетти. Но когда кузина вернулась из свадебного путешествия, Тарина, взглянув на нее, поняла, что та вовсе не счастлива, а богатство и знатность ее мужа отнюдь не компенсируют его человеческих недостатков.

Вот почему сейчас, вспомнив прошлое, Тарина сочувственно сказала Бетти:

— Дорогая Бетти, ты так добра ко мне! Обещаю, что сделаю все, что в моих силах, чтобы в будущем ты испытала настоящее счастье.

— Но я и так вполне довольна и счастлива, — возразила Бетти. — Если бы ты знала, Тарина, как чудесно иметь такую кучу денег и ни перед кем не отчитываться в том, как ты их тратишь!

Тарина хотела было возразить, что никакие деньги на свете не способны принести той радости, что дарит нам любовь.

Но потом подумала, что высказать столь сокровенные мысли значило бы обнажить перед кузиной свою душу, и сочла за лучшее промолчать. Еще ей пришло в голову, что, если этот избалованный женским вниманием маркиз вздумает играть чувствами Бетти, ему не поздоровится.

Лишь одна Тарина знала, что у ее кузины не только нежная, но и весьма чувствительная натура.

Будучи от природы существом чрезвычайно импульсивным, она быстро привязывалась к людям, которых едва знала, что, по мнению Тарины, было весьма опрометчиво. Внимательно слушая рассказы кузины о маркизе, Тарина пришла к выводу, что он, в отличие от Бетти, слишком искушенный и избалованный человек и наверняка не помышляет о женитьбе на ней.

Когда-то давно, когда обе они были еще девочками, Тарина мечтала, что ее красавица кузина выйдет замуж за какого-нибудь молодого деревенского сквайра. Они будут вместе охотиться, принимать участие во всех событиях графства и находить радость в деревенской жизни. Теперь же, глядя на Бетти, Тарина поняла, что ее кузине — настоящей красавице — было суждено блистать в Лондоне, а не похоронить себя в глуши.

Ничего о том, что происходит во дворце Мальборо, Тарина, разумеется, не знала, но даже в их скромный приход, где она жила, порой доходили вести о принце Уэльском и его развеселой жизни.

Молва постоянно связывала имя принца с разными женщинами. Когда-то это было страстное увлечение признанной красавицей Лили Лэнгтри, потом леди Брук, а в последнее время он обратил внимание на миссис Кеппель.

Не обошлось без сплетен и о его визите в Париж, куда принц ездил в одиночестве, так как принцесса Александра в то время находилась в Дании в гостях у своих родственников.

Многие слухи, доходившие до Тарины, были ей непонятны, но тем не менее девушка была уверена в одном — такое поведение недостойно принца не только потому, что он — наследник престола, но и потому, что он женатый человек.

Однако до сей поры все это мало занимало Тарину, ибо она не предполагала, что когда-нибудь ей придется близко столкнуться с людьми, о которых шла речь.

Не приходило ей в голову и то, что Бетти, ее обожаемая кузина, окажется в обществе столь высокопоставленных особ.

Теперь же она понимала, что избалованные и порочные светские щеголи наверняка обратят внимание на молодую женщину, недавно похоронившую старого, вечно брюзжащего мужа, а потом некоторое время прожившую в Париже, в аристократическом французском обществе, скованном всевозможными условностями.

Тарина съела приготовленное для нее яйцо и теперь пила чай, поглощая огромное количество сандвичей и изысканных сладостей, при этом внимательно прислушиваясь к тому, что говорила ей Бетти.

Не имея до сих пор такой благодарной слушательницы и вынужденная поэтому хранить в душе невысказанные чувства, Бетти взахлеб повествовала Тарине об оглушительном успехе, выпавшем на ее долю на первом же балу, куда она попала по возвращении в Лондон.

С того дня приглашения сыпались одно за другим, и вскоре она была приглашена во дворец Мальборо, что вообще-то для человека мало известного в лондонском свете было чрезвычайно необычным.

— Принц Уэльский одаривал меня комплиментами, — хвасталась Бетти, — принцесса Александра была чрезвычайно мила, а со сколькими важными людьми я познакомилась… Просто со счета сбилась! — Бетти улыбнулась при этом воспоминании и продолжала: — Когда я вернулась домой, у меня просто голова шла кругом. Лишь наутро я вспомнила, что, кажется, маркиз Оукеншоу пригласил меня на обед, и с трудом заставила себя поверить, что все это правда, а не волшебная сказка!

— Наверное, ты была восхитительна на этом балу! — воскликнула увлеченная рассказом Тарина.

— Ну, конечно, — согласилась Бетти. — Кстати, ты мне напомнила, что платья так еще и не уложены! Пойдем, Тарина, пора приниматься за дело, а то мы и до послезавтра не соберемся.

И она позвонила в маленький золотой колокольчик, стоявший на чайном столике. Дверь открылась, и на пороге появился лакей.

— Скажите, чтобы Робинсон немедленно пришла ко мне в спальню, — распорядилась Бетти. — Джеймс отправился за багажом мисс Уортингтон?

— Да, миледи. Должно быть, он скоро вернется.

— Сообщите мне, когда он придет.

— Слушаюсь, миледи.

Слуга вышел, закрыв за собой дверь. Бетти обратилась к Тарине:

— Мне кажется, милочка, что из всего багажа тебе пригодятся разве что какие-нибудь дорогие для тебя мелочи, а одежду, если она выглядит так же, как то, что на тебе сейчас, смело можно будет выбросить.

Тарина удивленно вскрикнула:

— Но это же расточительство!

— Ты наверняка изменишь свое мнение, когда увидишь те платья, что я приготовила для тебя. Впрочем, распаковывать их все нет никакой необходимости. Хватит одного — в нем ты поедешь. И еще у меня есть бездна всевозможных шляп — ты сможешь выбрать себе по вкусу. — Вскочив с места, Бетти протянула Тарине руку. — Пошли скорей! Мне кажется, что на наших глазах начинает разыгрываться пьеса, в которой мы станем главными героинями. А ведь, помнишь, когда-то ты была умелым режиссером!

Весело рассмеявшись, кузины рука об руку направились в спальню Бетти.


Маркиз был хмур. Больше всего на свете он ненавидел вмешательство в свои тщательно продуманные планы, а именно это сейчас и происходило.

Накануне вечером во дворце Мальборо лорд Розбери отвел его в сторонку. «Интересно, что он мне скажет?» — подумал маркиз.

— Когда вы отплываете, Вивьен? — спросил лорд Розбери.

— Завтра.

— Отлично! — обрадовался министр. — Я хотел бы просить вас еще об одной услуге.

Маркиз притворно застонал:

— Только не это!

— Боюсь, что у меня нет иного выхода, и надеюсь, что не слишком обременю вас.

— Я уже предчувствую недоброе.

— Я сообщил премьер-министру, что вы согласились отправиться в Сиам. Он чрезвычайно вам благодарен и, поскольку вы плывете на яхте, хотел бы просить оказать ему услугу.

— Так речь, как я понимаю, идет о двух просьбах? — поинтересовался маркиз суховатым тоном.

— На самом деле об одной, — пояснил лорд Розбери.

— Я весь внимание.

— У премьер-министра есть родственница, которая направляется в Индию. Он был бы вам чрезвычайно благодарен, если бы вы любезно согласились доставить эту даму с комфортом.

Маркиз поджал губы. Он уже тщательно продумал состав своих будущих гостей и не имел ни малейшего желания в последний момент приглашать человека, который, возможно, плохо впишется в компанию, да к тому же просто навязан ему.

У него промелькнула мысль: а нельзя ли отговориться тем, что все каюты уже заняты и выполнить просьбу не представляется возможным? Однако странный огонек в глазах лорда Розбери заставил маркиза спросить:

— И кто же эта докучливая путешественница?

Да, маркиз не ошибся — на губах министра заиграла многозначительная улыбка, и он ответил:

— Это дама, которая едет к своему мужу в Калькутту… Леди Миллисент Карсон!

Маркиз издал короткий смешок.

Он понимал, что министр иностранных дел специально обставил свою просьбу такой загадочностью, ибо для него наверняка не было секретом, что леди Миллисент Карсон хорошо знакома маркизу.

Более того — почти целый год она преследовала его с завидной настойчивостью.

Однако потом ее мужа отправили с дипломатической миссией в Россию, леди Миллисент последовала за ним и, естественно, рассталась с маркизом. Недавно же она вновь вернулась в Англию.

Маркиз не скучал по ней — на это он был не способен. Тем не менее, узнав, что вскоре им опять предстоит увидеться, он не мог не предвкушать, как при первой возможности невинный флирт перерастет в более тесные отношения.

Маркиза не удивило, что леди Миллисент, узнав о его поездке в Сиам, проявила мудрость и не обратилась к нему напрямую, а передала свою просьбу через премьер-министра и министра иностранных дел.

Тонкий ход, без сомнения, и маркиз по достоинству оценил его. С иронической улыбкой он заметил:

— Вы прекрасно понимаете, Арчибальд, что я не могу не выполнить приказ властей предержащих, хотя и отданный в завуалированной форме!

Министр рассмеялся:

— Сознайтесь честно, Вивьен, ведь вы не откажете Миллисент в гостеприимстве, хотя по прибытии в Калькутту вас могут ожидать кое-какие сложности. Но, если не ошибаюсь, вам случалось выходить с честью и из более затруднительных ситуаций.

Маркиз, который не терпел никаких намеков на свой успех у прекрасного пола, нахмурился и сказал:

— Не имею ни малейшего представления, о чем вы толкуете. Как бы то ни было, я уверен, что на борту «Морской сирены» найдется каюта для леди Миллисент.

— Весьма подходящее название для яхты, — не без иронии заметил министр. — Благодарю вас за гостеприимство, Вивьен. Я уверен, что премьер-министр будет в восторге от вашего предложения.

— Моего предложения! — усмехнулся маркиз.

Больше он на эту тему не размышлял, и лишь дома, давая наставления своему секретарю по поводу неотложных дел на следующий день, маркиз задумался о том, не помешает ли присутствие леди Миллисент его увлечению леди Брэдуэлл.

Обе эти женщины были замечательно хороши собой — каждая в своем роде богиня — и при этом нимало не походили одна на другую.

Леди Миллисент была высокого роста, темноволосая и темноглазая. Блеск этих глаз, а также несколько вызывающая манера держаться и соблазнительные формы могли свести с ума любого мужчину.

Мнение маркиза о леди Брэдуэлл весьма походило на мнение Тарины. Для него эта дама олицетворяла изысканную женственность, столь мастерски запечатленную Фрагонаром в его романтической живописи. В то же время маркиза чрезвычайно интриговала та искушенность — не слишком обычная для такой молодой особы, — которую он привык приписывать только француженкам.

— Ясно одно, — признался маркиз самому себе, — скучать во время путешествия мне не придется, по крайней мере поначалу.

Более того, с появлением в числе гостей леди Миллисент их число становилось четным.

Помимо леди Брэдуэлл маркиз пригласил двух своих друзей, которых по справедливости считал добродушными и легкими в общении людьми и к которым испытывал искреннюю привязанность.

Леди Лорейн и ее муж не были богаты, и маркиз, любя их обоих, понимал, насколько они ценят его гостеприимство.

Вот почему ни в деревне, ни в Лондоне он почти никогда не устраивал вечеров, куда бы не были приглашены эти люди.

Знал маркиз и то, что Элспет Лорейн обладает счастливой способностью сгладить любую неловкость и, без сомнения, блестяще справится с ролью хозяйки.

Ее муж превосходно играл в бридж, был остроумным рассказчиком, умевшим позабавить своих слушателей, — словом, на взгляд маркиза, принадлежал именно к тому типу людей, общество которых он всегда ценил.

То же относилось и к Гарри Прествуду, неизменному спутнику маркиза, который значил в его жизни гораздо больше любого другого приятеля.

Гарри постоянно находился в стесненных денежных обстоятельствах, ибо его отец, восьмой баронет, уже в весьма преклонных годах неожиданно пристрастился к игре.

Это случилось после того, как баронет вследствие неудачного падения с лошади во время охоты оказался прикованным к постели.

— Когда мой отец умрет, — в отчаянии восклицал Гарри, обращаясь к маркизу, — будет чудом, если от всего наследства у меня останется хоть шиллинг! Так что было бы только справедливо, если бы он выдал его мне прямо сейчас, и дело с концом!

— Неужели ты не можешь удержать его от такой безрассудной игры? — спросил маркиз.

— Каким образом? — В голосе Гарри звучала безнадежность. — Каждую минуту он жалуется, что больше не может ездить верхом или покинуть инвалидное кресло, в котором с помощью слуг передвигается из спальни и обратно. А когда его одолевает скука, он ставит на самую медленную скаковую лошадь или вкладывает средства в сомнительные компании — словом, любым доступным способом растрачивает наше и без того далеко не баснословное состояние.

— А ты разговаривал с адвокатами?

— Они тоже ничего не могут с этим поделать. Пока отец жив, деньги принадлежат ему. Маш дом — который, кстати сказать, разваливается по частям, ибо денег на ремонт нет, — а также земля переходят ко мне по праву майората3, при которой она переходит полностью к старшему из наследников), а вот деньги — это собственность отца!

Маркиз, искренне привязанный к Гарри, решил исследовать вопрос более подробно, прибегнув к услугам своих собственных адвокатов и, разумеется, не ставя в известность баронета.

То, что выяснили адвокаты маркиза, в точности соответствовало тому, что он уже слышал от Гарри.

Сэр Роджер, который и в самом деле имел право по собственному разумению потратить свое состояние, уже по уши увяз в долгах.

— Подумать только, он участвует в любой лотерее, о которой услышит, будь они трижды прокляты! — в отчаянии жаловался Гарри. — И, по-моему, ни разу не выиграл даже бутылки эля!

— Мне так жаль тебя, Гарри, — сочувственно произнес маркиз.

— Мне и самому себя чертовски жаль! — энергично воскликнул Гарри. — Если бы у меня не было тебя, Вивьен, клянусь Богом, я плюнул бы на все, уехал в Австралию или Канаду и стал лесорубом!

— Может быть, когда твой отец умрет, ты сможешь как-то поправить дела.

— Сомневаюсь, — возразил Гарри. — Да и дом, наверное, отремонтировать уже не удастся — на это нужны тысячи, а их у меня нет.

Маркиз искренне сочувствовал другу, но вместе с тем он прекрасно знал, что тот чертовски горд.

Однажды он предложил Гарри денег взаймы. Тот с негодованием отверг помощь.

— Если ты думаешь, что я собираюсь жить за твой счет, как те бессовестные нахлебники, что каждый день толкутся у твоих дверей, ты глубоко ошибаешься! — воскликнул он. Голос Гарри дрогнул, но он справился с собой и продолжал: — Я люблю тебя, Вивьен, и всегда любил, еще с той поры, как мы мальчишками учились в Итоне. Но я не желаю быть объектом твоей благотворительности и вообще быть обязанным кому бы то ни было, даже тебе! Прошу тебя запомнить это раз и навсегда.

Маркиз не стал перечить другу, а лишь заметил, что ему приятно общество Гарри и что он хотел бы видеть его у себя каждый день.

Это означало, что Гарри отныне не нужно было беспокоиться о том, где поесть. Кроме того, он мог в любое время пользоваться превосходными лошадьми маркиза.

Хотя у Гарри была собственная крохотная и тесная квартирка неподалеку от Пиккадилли, он редко бывал там. Чаще всего он останавливался в охотничьем домике маркиза в Лестершире или отправлялся вместе с ним в Шотландию, половить рыбу или пострелять куропаток.

В обществе было известно, что маркиз и Гарри — неразлучные друзья, поэтому, приглашая одного, хозяева непременно приглашали и другого.

Многие хозяйки были рады заполучить на свои вечера этих холостых красавцев, и лишь маменьки, имевшие богатых дочерей на выданье, всеми силами старались отвлечь их внимание от Гарри Прествуда.

Зная, что в настоящий момент сердце друга абсолютно свободно, маркиз не слишком заботился о том, кого именно из дам пригласить для него.

Теперь, в связи с некоторыми изменениями в составе гостей, ничто не мешало Гарри, по мнению маркиза, заняться либо леди Миллисент, либо леди Брэдуэлл — хотя бы до Калькутты.

А после отплытия из Калькутты он сам сосредоточит все свое внимание на Бетти Брэдуэлл, чувства которой — в этом маркиз был совершенно уверен — к тому времени вполне определятся.

«Итак, все, что ни делается, — к лучшему», — подумал маркиз.

И все же сознание того, что его принудили пригласить леди Миллисент на борт «Морской сирены», несколько омрачало настроение молодого человека.

Отправляясь вечером спать, он подумал, что, хотя в настоящий момент и не склонен покидать Англию, все же путешествие на Восток может оказаться тем восхитительным приключением, на которое намекал министр иностранных дел.

«Кто знает, может быть, я и в самом деле найду там экзотическую орхидею или звезду», — размышлял маркиз.

И тут же рассмеялся, ибо это показалось ему совершенно невероятным.

Глава 3

На пути в Саутгемптон Тарина чувствовала себя героиней пьесы, которую могла бы сочинить сама.

Дома после смерти матери, пытаясь хоть какого вести хозяйство и имея в помощницах лишь туповатую деревенскую девчонку, она порой ощущала себя ужасно одинокой. Чтобы какого скрасить свою жизнь, она придумывала разные истории.

Как правило, это были приключения. В мечтах Тарина путешествовала по экзотическим местам земного шара.

За обедом она порой задавала вопросы отцу, стараясь побольше узнать о той стране, куда занесла ее фантазия.

У викария, чрезвычайно начитанного человека, в юности много странствовавшего по свету, было немало книг на интересовавшие Тарину темы, повествующих о далеких краях. Часто они вдвоем подолгу засиживались за увлекательной книгой.

Благодаря этому Тарина узнала об обычаях и нравах самых отдаленных стран.

Сиам всегда казался девушке загадочной, волнующей и, наверное, самой «восточной» страной, непохожей даже на своих ближайших соседей.

Но и в самых смелых мечтах Тарина не могла вообразить, что у нее появится реальная возможность побывать в этой стране.

Тарина ехала в удобном вагоне второго класса, место в котором для нее как для горничной заказал секретарь маркиза, но ей казалось, что она путешествует на сказочном ковре-самолете.

И только одна тревога не оставляла Тарину — она надеялась, что джинн, стараниями которого она отправилась в Сиам (а это, без сомнения, был сам маркиз), окажется не злым, а добрым волшебником. Из рассказов Бетти девушка вынесла впечатление о маркизе как об очень неприятном, испорченном и, как выразилась кузина, «чванливом» человеке, который — в этом Тарина была абсолютно уверена — не понравится ей с первого взгляда. Бетти была в таком волнении от перспективы оказаться среди гостей маркиза, что не в состоянии была говорить ни о чем другом.

— Ты знаешь, я слышала о нем, еще будучи в Париже, — поведала она Тарине. — Французы чрезвычайно высокого мнения об англичанах, имеющих хороших лошадей. Но еще больше их внимание привлекают члены благородных семейств, занимающие высокое положение в обществе.

Тарина рассмеялась:

— Мама говорила, что французы — ужасные снобы.

— Так оно и есть! — охотно согласилась Бетти. — Как бы то ни было, во Франции я была знакома только с аристократами, и среди них попадались молодые и весьма пылкие.

— Неужели никто из них не захотел жениться на тебе? — полюбопытствовала Тарина.

— Только один, — со вздохом призналась Бетти. — Ведь я не католичка, а большинство французов женаты. — Она рассмеялась и добавила: — Я уверена, что даже если бы приняла предложение того безбородого юнца, его отец, мать и другие родственники ни за что бы не допустили свадьбы!

— Не слишком приятная перспектива тебя ожидала, — согласилась Тарина. — А вообще-то я считаю, что ты будешь счастлива только в браке с англичанином.

— Я тоже так думаю, — многозначительно произнесла Бетти.

Видя, что кузина при этом лукаво улыбнулась, Тарина поняла, что она имеет в виду маркиза.

Оставалось надеяться, что этот человек окажется лучше, чем представлялся ей по рассказам.

На вокзале Ватерлоо Тарина узнала, что для гостей маркиза к поезду будет прицеплен специальный вагон.

Когда она в сопровождении лакея направлялась в соседний вагон, ей бросились в глаза две красивые дамы в соболях и несколько джентльменов, одетых в пальто с меховыми воротниками.

Накануне выпал снег, и было очень холодно. «Как хорошо, что Бетти дала мне меховое пальто!» — подумала Тарина.

Перед отъездом Тарина распаковывала у себя в спальне чемоданы, которые ей презентовала кузина, и нашла среди множества платьев вполне подходящее черное. Но что же она наденет сверху?

Придя в комнату Бетти, Тарина сказала:

— В том чемодане, который ты мне дала, все так превосходно упаковано, что мне не хочется рыться в поисках пальто. Может быть, твоя служанка помнит, куда она его положила?

— В этом нет никакой необходимости, — возразила Бетти. — У меня есть как раз то, что тебе нужно.

Она перешпа в соседнюю спальню и достала из шкафа изумительное дорожное пальто, подбитое мехом черного горностая. Спереди оно было оторочено горностаевой опушкой.

Великолепно сшитое пальто наверняка было баснословно дорого.

— Но я не могу взять его! — запротестовала Тарина.

— Не глупи! — оборвала ее Бетти. — Я все равно не буду больше его носить. Я купила это пальто прошлой зимой для поездки во Францию, и даже французы находили, что оно изумительно. Так что не возражай.

Тарина была в восторге от такого изысканного подарка. Она тут же примерила пальто и увидела, что черный цвет не только подходит для ее нового положения горничной, но и превосходно оттеняет белоснежную кожу и рыжие волосы.

Однако со свойственным ей благоразумием Тарина решила, что как раз меньше всего ей нужно привлекать к себе внимание.

С этой целью она решительно скрутила волосы в тугой узел на затылке и выбрала для поездки самую неприметную из шляпок Бетти.

Но все эти ухищрения, по мнению Тарины, были недостаточны. Она все еще не могла отделаться от мысли, что выглядит не так, как должна выглядеть горничная. Утешало одно — гости маркиза, удивленные ее нарядами, будут знать, что она француженка, и именно этим объяснят для себя ее необычный внешний вид.

Но все же тревога не покидала Тарину, и накануне поездки она сказала Бетти:

— Мне кажется, дорогая, что самым разумным будет сказать, что я наполовину француженка, наполовину англичанка, — на тот случай, если кто-нибудь спросит об этом.

— Зачем? — поинтересовалась Бетти.

— Потому что постоянно говорить с акцентом очень трудно. Я могу сбиться, — пояснила Тарина. — А так я всегда могу сказать — хотя вряд ли кому-нибудь это будет интересно, — что мой отец француз, а мать — англичанка, а сама я много лет прожила в Англии.

— Ну что же, вполне разумное предложение, — согласилась Бетти. — Какая ты умница, Тарина! Я уверена, что ты превосходно справишься со своей ролью.

— Постучи по дереву! — умоляющим тоном произнесла Тарина.

— Мне самой удача не помешает, — заметила Бетти. — Ты тревожишься о том, как справишься со своей ролью, а я нервничаю из-за своей.

— Не вижу для этого никаких оснований, — категоричным тоном изрекла Тарина. — Среди гостей маркиза наверняка не будет второй такой красавицы, как ты.

— Дело не в том, как я выгляжу, — возразила Бетти, — а в том, что этих людей связывают общие воспоминания, у них одинаковые вкусы и даже шутки, известные им одним и непонятные непосвященным. — Взглянув на кузину, чтобы удостовериться, что та следит за ходом ее мысли, Бетти продолжала: — Я чувствую себя чужой в их среде, незваной пришелицей — словом, ощущение такое, как будто я — новенькая в классе. Тарина рассмеялась: — В таком случае почему бы тебе не остаться в Лондоне, где ты уже имеешь грандиозный успех, и не принять приглашения, которыми буквально завален твой письменный стол?

— Мой ответ прост, — сказала Бетти.

— И каков же он?

— Из-за маркиза Оукеншоу!


Теперь, вспоминая об этом разговоре в поезде, который двигался среди заснеженных полей, Тарина не могла отделаться от неприятного ощущения того, что, по всей вероятности, Бетти ожидает глубокое разочарование.

Возможно, потому, что в жилах Тарины текла не только австрийская, но и кельтская кровь, а может быть, потому, что девушка много времени проводила в одиночестве, она обладала некой интуицией — отец обычно называл это «проницательностью», — которая помогала ей проникать в глубь вещей, не довольствуясь тем, что лежит на поверхности.

— Мы недостаточно используем свою проницательность, — любил повторять викарий. — С развитием цивилизации люди стали ленивы. В далеком прошлом человек, подобно животному, чувствовал угрожающую ему опасность и больше доверял тому, что видел в душе другого, чем услышанным от него словам.

— А ты сам, папа, стараешься проникнуть в души людей?

— Да, дорогая, стараюсь, — ответил викарий, — и подчас ужасаюсь тому, что вижу.

Именно это внутреннее чувство подсказывало Тарине, что если маркиз и в самом деле таков, каким описывала его Бетти, то он не стоит тех стараний, которые кузина прикладывает, чтобы понравиться ему.

«Неужели он не видит, какое Бетти милое, очаровательное, неиспорченное и доброе существо? — с возмущением говорила себе преданная Тарина. — В таком случае чем раньше она забудет его, тем лучше!» «И вообще, — продолжала рассуждать девушка, — раз маркиза привлекают искушенные и эксцентричные женщины, ему стоит обратить свой взор на кого-нибудь другого».

Правда, сама она не совсем понимала, каковы искушенные, эксцентричные женщины, но, будучи девушкой начитанной, знала, что на свете полно коварных Далил4, а также соблазнительных Лилит5, готовой смутить покой Адама, пребывающего в раю.

Мало того — из многочисленных книг, составлявших библиотеку ее отца, Тарина также знала, что на свете существуют сирены, ведьмы, волшебницы и злодейки. Эти книги принадлежали ее отцу, а до этого — дедушке, и когда Тарине пришлось продать их, сердце ее обливалось кровью.

Так как в большинстве своем тома были очень старыми, покупатель, к которому обратилась девушка, назвал их «старомодными».

Он предложил Тарине такую смехотворную сумму, что она уже подумывала, не оставить ли книги себе.

Но тут несчастная девушка вспомнила, что у нее нет ни места, ни денег, чтобы хранить эти бесценные сокровища.

Даже если вновь назначенный викарий или какой-нибудь фермер, живущий по соседству, предложит ей для этого свой амбар, крысы, мыши и постоянная сырость очень скоро приведут их в негодность.

Тяжелее всего Тарина переживала потерю библиотеки отца.

Как много долгих часов провела она за чтением! Книги служили ей окном в неведомый мир, повествовали о вещах, которые ей вряд ли доведется увидеть, и эти рассказы, осев в памяти, стали частицей собственного опыта неискушенной молодой девушки.

«Интересно, а есть ли на яхте хоть какие-нибудь книги?» — подумала Тарина и решила, что вряд ли.

Если маркиз увлекается спортом, он скорее всего не большой охотник до чтения.

Слуги маркиза заблаговременно поставили рядом с Тариной большую корзину с провизией, и, когда пришло время ленча, девушка отдала должное вкусной еде.

Путь до Саутгемптона предстоял неблизкий. «Интересно, что поделывает сейчас Бетти?» — думала Тарина, уверенная, что кузина не меньше ее самой взволнована путешествием в Сиам, хотя волнение это совсем другого рода.

Что касается Бетти, то она, глядя на леди Миллисент Карсон, испытывала легкую досаду — ибо великолепные светские красавицы всегда повергали ее в смущение.

Когда маркиз приглашал Бетти в путешествие, она решила — да и его недвусмысленные взгляды говорили, несомненно, о том же, — что именно она, Бетти, является объектом его внимания.

Поэтому немудрено, что, когда незадолго до отхода поезда в вагон вошла леди Миллисент, Бетти уставилась на нее с изумлением и тревогой. Она так же, как и Тарина, видела леди Миллисент на платформе, причем вместо того, чтобы присоединиться к остальным гостям маркиза, дама предпочла отойти в сторонку вместе с высоким молодым человеком приятной наружности, который, несомненно, тоже не принадлежал к числу приглашенных на яхту.

Казалось, эти двое так увлечены беседой, что, когда леди Лорейн предложила войти в вагон, Бетти была абсолютно уверена, что леди Миллисент не последует за остальными.

И вот двери уже начали закрываться; кондуктор стоял наготове, держа в одной руке свисток, а в другой — красный флажок, и в это время леди Миллисент присоединилась к гостям маркиза, причем с таким видом, будто вышла на сцену перед огромной аудиторией.

Маркиз, который уже сел рядом с Бетти, немедленно встал, а леди Миллисент воскликнула:

— Умоляю вас, найдите мне удобное место! Ненавижу ехать на колесе, а сегодня я к тому же изрядно устала.

Маркиз подвел капризную даму к удобному креслу — вагон был устроен таким образом, что напоминал миниатюрную гостиную, — и, к досаде Бетти, сел рядом с нею.

— Я счастлив представившейся мне возможностью заботиться о вас до самой Индии, — галантно произнес маркиз.

Теперь Бетти знала, куда именно направляется леди Миллисент. Так как любопытство все еще снедало ее, она продолжала прислушиваться к беседе. Вскоре Бетти услышала ответ дамы:

— Я чрезвычайно благодарна вашей светлости и непременно напишу мужу о том, как вы были добры ко мне.

Бетти издала легкий вздох облегчения.

Итак, леди Миллисент замужем!

Это привело Бетти в такой восторг, что она невольно улыбнулась и даже не заметила, как место рядом с ней занял красивый молодой человек.

— Меня зовут Гарри Прествуд, — представился он. — Я — старый друг Вивьена.

— Он говорил о вас.

Бетти подумала, что Гарри Прествуд — чрезвычайно симпатичный молодой человек, и вскоре между ними уже завязалась непринужденная беседа.

— Расскажите о себе, — попросил Гарри. — Вивьен говорил, что вы жили во Франции. Это, несомненно, сделало ей честь, но нанесло ущерб Англии.

Бетти улыбнулась, и на ее щеках появились премилые ямочки.

— Какой очаровательный комплимент! — воскликнула она. — Но я рада, что снова в Англии, а еще больше — тому, что отправляюсь в это чудесное путешествие, где нас наверняка ждут удивительные открытия.

Гарри рассмеялся:

— Почему вы так считаете?

— Ну а как же иначе? Ведь мы плывем в Сиам, страну экзотики и загадок!

— Представьте, я думаю о том же, — заметил Гарри. — Надо признаться, что я никогда не был в Сиаме — так же, как и вы.

— Вот и прекрасно! — обрадовалась Бетти. — Значит, мне не придется краснеть, если я задам какой-нибудь глупый вопрос. Я уверена, что в Сиаме масса достопримечательностей, которые непременно нужно увидеть.

В голосе Бетти звучала такая милая непосредственность, что Гарри заметил:

— Вот, по-моему, самый верный подход к делу! Я устал от людей, на которых все вокруг наводит тоску, которые давно успели всем пресытиться. К несчастью, наш благородный хозяин принадлежит к их числу.

— Но тут есть и некоторое преимущество — он наверняка сможет ответить на все наши вопросы, — возразила Бетти.

— Для этого требуется только одно — задавать их.

В глазах Гарри появилась лукавая усмешка. Однако взгляды, которые он бросал на Бетти, свидетельствовали о таком откровенном восхищении, что молодая дама почувствовала себя уверенней и уже не так волновалась.

Она и в самом деле выглядела прелестно, о чем не преминула упомянуть Тарина, когда кузины покидали Белгрейв-сквер. На Бетти было дорожное платье в точности того же цвета, что и ее глаза, а поверх него — темно-синяя накидка, подбитая и отделанная соболями.

Изящные ушки Бетти украшали сапфиры, а на пальце сверкало кольцо с большим камнем.

— Вы похожи на статуэтку из дрезденского фарфора! — неожиданно воскликнул Гарри.

И снова на щеках Бетти появились очаровательные ямочки, как всегда, когда она улыбалась.

— Наверное, вам говорили это уже десятки раз.

— И даже сотни!

Гарри рассмеялся:

— И теперь вы ждете, что я скажу что-нибудь оригинальное.

— Умираю от желания услышать это!

В другом конце вагона леди Миллисент бросала на маркиза взгляды из-под полуопущенных век. Ее глаза чуточку косили, что придавало ей особое очарование.

— Я начинаю думать, — сказала она многозначительно, — что это перст судьбы. Надо же было так случиться, что мы уезжаем из Англии вместе именно сейчас!

— Что вы имеете в виду? — поинтересовался маркиз.

— Когда я узнала о том, что Родерику предстоит отправиться в Индию, — пояснила дама, — я в отчаянии думала, что больше никогда вас не увижу.

— И это вас беспокоило?

— Больше всего на свете я ненавижу бросать книгу, первые страницы которой меня заинтриговали! — многозначительно произнесла леди Миллисент.

— У нас впереди целых три недели для того, чтобы выяснить, что же случилось в следующей главе.

— Много это или мало, зависит от вас.

— Мне кажется, это зависит от нас обоих, — возразил маркиз.

Леди Миллисент бросила на него вызывающий взгляд и соблазнительно улыбнулась.

И снова, как и раньше, маркизу пришло в голову, что едва ли найдется на свете женщина столь же прекрасная, чувственная и так похожая на сирену. Она волновала и возбуждала его.

Когда же он взглянул на леди Брэдуэлл, то не мог не отметить, что ее бело-розовая кожа и чистота, которой светился весь ее облик, напоминают ему очаровательный цветок.

И снова — в который раз! — маркиз мысленно уподобил себя Парису в окружении прекрасных богинь.

К тому времени, как путешественники достигли Саутгемптона, где их уже ожидала «Морская сирена», маркизу стало ясно, что, каковы бы ни были его собственные намерения, ему будет чрезвычайно трудно избежать общества леди Миллисент.

И если джентльмен еще не был до конца уверен в том, чего же ему хочется, то уж в намерениях дамы сомневаться не приходилось.

Маркиз был совершенно уверен, что, проникнув к нему на яхту в качестве гостьи, леди Миллисент сделает все от нее зависящее, чтобы они стали любовниками еще до того, как яхта достигнет Калькутты.

В принципе маркиз ничего не имел против подобного развития событий. Его волновало только одно — как поступить с Бетти Брэдуэлл, которая нравилась ему ничуть не меньше, если не больше, чем леди Миллисент.

Но он тут же утешился, вспомнив, что после того, как леди Миллисент покинет яхту, им предстоит плыть в Сиам. А там впереди еще долгое путешествие домой, так что Бетти вполне может подождать.

Удобно разместив гостей по каютам, маркиз вместе с Гарри удалился в свой кабинет рядом со спальней.

— Должен заметить, Вивьен, — обратился Гарри к другу, — что на сей раз ты превзошел самого себя: пригласить двух таких очаровательных женщин!

— Я сам доволен собой, — признался маркиз.

— Они обе прелестны, — продолжал Гарри, — но если леди Миллисент, как мне представляется, могла бы претендовать на роль злодейки, то леди Брэдуэлл — это, без сомнения, чистый ангел.

Маркиз рассмеялся:

— Я рассчитываю на тебя, Гарри. Ты наверняка сумеешь занять одну из них, пока я буду занят другой.

— Увы, такова моя судьба, — шутливо пожаловался Гарри. — Но на этот раз, Вивьен, я с большим удовольствием сыграю ту роль, что ты мне уготовил.

— Тысяча благодарностей! — саркастически заметил маркиз. — Мне и в голову не приходило, что подобная роль тебе не по вкусу.

— На этот раз я не возражаю, — сказал Гарри. — Но мне так часто приходилось выслушивать твоих отвергнутых возлюбленных, рыдавших у меня на плече, что я понял — на роль жениха я претендовать не смею! Как, впрочем, и на роль шафера…

— Бедняжка Гарри! В следующий раз я непременно приглашу кого-нибудь специально для тебя.

— Спасибо, но вряд ли стоит стараться, — сухо ответствовал Гарри. — По прошлому опыту я убедился, что, когда мы с тобой вдвоем, представительницы прекрасного пола не сводят глаз с тебя, а на меня обращают взоры, только если ты ими не интересуешься.

Маркиз снова от души рассмеялся, а затем сказал:

— Не будь таким занудой, Гарри! Ты ведь знаешь, что я всегда на тебя рассчитываю. И, кроме того, не я пригласил леди Миллисент. Ее мне просто-напросто навязали.

— Да знаю, знаю! — перебил друга Гарри. — Но помни: эта дама — искусная охотница и, если она наметит тебя в жертву, тебе не удастся легко отделаться.

Маркиз ничего не сказал, а лишь цинично ухмыльнулся.

Смысл его улыбки был совершенно ясен для Гарри. Он знал, что, какую бы настойчивость в отношении его друга ни проявила та или иная женщина, он всегда сумеет увернуться и избежать приготовленной для него западни.

Маркиз поднялся со стула и обратился к другу:

— Хватит болтать о женщинах, Гарри. Лучше я покажу тебе яхту. Ты ведь еще ее не видел, а до обеда у нас есть время, чтобы подняться на мостик и посмотреть, как мы будем отплывать из гавани. — С удовольствием, — охотно согласился Гарри. — И позволь мне заметить, предваряя твой вопрос, что я считаю «Морскую сирену» великолепным судном! От души поздравляю тебя с этим новым приобретением.


Если Гарри был восхищен яхтой маркиза, то для Тарины знакомство с ней явилось подлинным открытием.

Она даже представить себе не могла, что яхта может быть такой большой, удобной и красивой.

Раньше Тарина часто мечтала, как было бы хорошо отправиться в плавание. Ее отец, немало поплававший в юности, любил забавлять дочь рассказами о всевозможных приятных и неприятных сюрпризах подобных путешествий.

С того момента, как Тарина ступила на борт «Морской сирены», ее не покидало ощущение, что это не яхта, а маленький, превосходно обставленный уютный домик.

«Разница лишь в том, — думала Тарина, — что дом этот движется по волнам, а не стоит на месте».

«Морская сирена» сошла со стапелей всего месяц назад. По словам Бетти, маркиз тщательно выбирал каждую деталь обстановки и оборудовал яхту приспособлениями, которыми не располагало до сей поры ни одно судно.

Со станции Тарина ехала в карете вместе с камердинером маркиза. От него она узнала, что маркиз собственноручно руководил строительством и отделкой яхты.

— Его светлость — человек взыскательный, — с гордостью объявил камердинер. — Ему нужно, чтобы все было по высшему разряду, и горе тому, кто его ослушается!

— Требования маркиза и впрямь высоки, — с улыбкой заметила Тарина.

— Еще бы! — согласился с ней камердинер. — А вот что вы скажете, когда увидите другие его приобретения… — Он заговорщически подмигнул Тарине и добавил: — Что называется, попал в яблочко!

— Что вы имеете в виду? — удивленно спросила девушка.

— А то, что ваша хозяйка — просто раскрасавица, — ответил слуга, — а уж его светлость знает в этом толк.

Тарина напряженно замерла. Ей показалось, что, говоря о маркизе, камердинер был не слишком почтителен.

«Впрочем, — подумала она, — наверное, слуги всегда судачат о своих хозяевах в таком тоне».

— Кстати, — продолжал камердинер, — меня зовут Хант. Я вот интересуюсь — а как мне вас-то называть? Ведь вы, как я слыхал, француженка.

— Может быть, просто «мамзель»?

— Это можно, — согласился Хант. — А вы вроде не похожи на обычную горничную. Наверное, потому, что вы из страны лягушатников.

Опасаясь, что слуга углубится в эту нежелательную для нее тему, Тарина поспешно сказала:

— Не могли бы вы, мистер Хант, рассказать мне о гостях вашего хозяина? На вокзале Ватерлоо, перед тем, как зайти в вагон, я видела двух совершенно очаровательных дам.

Хант, которому не терпелось продемонстрировать, что он посвящен в дела маркиза, с готовностью откликнулся на эту просьбу.

— Большинство — старинные друзья хозяина, — начал он, — кроме леди Миллисент Карсон — с ней его светлость знаком не так давно — и, разумеется, вашей хозяйки. — Наступило молчание, после чего камердинер со смехом добавил: — Ну и удивился же я, когда леди М. в последний момент оказалась среди гостей! Я-то думал, что его светлость увивается вокруг вашей хозяйки. Вроде бы все было на мази, и вот на тебе!

До этой минуты Тарина была полна решимости не задавать слишком много вопросов о маркизе.

Она знала, что слуги не прочь посудачить о господах и, как говорила ее мать, от них ничего невозможно скрыть. Однако, по мнению девушки, это еще не причина, чтобы совать свой нос в дела, которые ее не касаются.

Но, услышав слова камердинера, Тарина поняла, что леди Миллисент представляет реальную угрозу интересам Бетти, и потому решила задать еще один вопрос:

— А кто отец леди Миллисент?

— Граф Халл, — ответил камердинер, — а ее муж — сэр Родерик Карсон. Он состоит на дипломатической службе.

Тарина округлила глаза:

— Так она замужем?

— Конечно, замужем, — ответил Хант. — Его светлость никогда не имеет дела с девушками.

Вначале это показалось Тарине очень странным, но потом она решила, что маркиз, которому уже не так мало лет, должно быть, находит молодых незамужних барышень скучными.

— Надеюсь, — продолжал Хант, — что его светлость никогда не женится. Самого он предпочел бы остаться холостяком, но вот его родственники буквально одолевают его просьбами о женитьбе и наследнике. — Он коротко хохотнул. — Ну прямо мелодрама в театре, доложу я вам!

— А как вам удалось узнать обо всем этом? — полюбопытствовала Тарина.

— Мне иногда случается прислуживать за столом, — пояснил Хант, — если нет других слуг, особенно когда его светлость выезжает в свой охотничий домик в Шотландии. — Ухмыльнувшись, он добавил: — Господа ведут себя так, будто мы, слуги, глухие и слепые. Но у меня-то всегда ушки на макушке. Столько забавного порой услышишь, ну просто умора!

— Так вы полагаете, что ваш хозяин никогда не женится?

— Наверное, рано или поздно он попадется-таки на крючок, — ответил Хант, — но только какой-нибудь уж очень ушлой бабенке.

Он снова рассмеялся, а у Тарины от его слов упало сердце.

Если маркиз не собирается жениться, зачем же он пригласил Бетти в это путешествие?

«Он передумает… просто обязан передумать!» — уговаривала она себя. И все же внутренний голос подсказывал девушке, что Бетти ждет жестокое разочарование — маркиз наверняка и на этот раз избежит брачных уз.

Однако, услышав от Бетти, что, по словам маркиза, отведенная ей каюта — самая большая и удобная на яхте, не считая, разумеется, его собственной, — Тарина вновь воспряла духом.

Каюта и впрямь была прелестна. Там стояла кровать, задрапированная голубыми шелковыми занавесями, как будто специально выбранными для того, чтобы оттенить синие глаза Бетти и ее белокурые волосы.

Яркий ковер — красные розы в сочетании с синими лентами — и стенные шкафы заставили обеих кузин вскрикнуть от восторга.

— Как мог мужчина додуматься до таких удобств? — недоуменно спросила Тарина.

Она начала распаковывать один из чемоданов Бетти, уже внесенный в каюту. Два остальных пока оставались в коридоре.

Бетти тем временем прилегла на кровать, прислонившись к подушкам.

— Слава Богу, что у меня хватит платьев на все путешествие! — воскликнула она. — Самые лучшие я начну надевать сразу же, пока леди Миллисент с нами. Сразу видно, что эта женщина — просто змея-искусительница!

Тарина и сама так думала, но поспешила успокоить кузину:

— Ты не должна тревожиться. В конце концов она — замужняя женщина и плывет в Индию к своему мужу.

— . Но она уже пытается украсть у меня маркиза! — возразила Бетти.

Тарина в изумлении уставилась на кузину:

— Но разве это возможно? Она же замужем!

Наступила неловкая пауза, а затем Бетти неуверенно произнесла:

— Ну, она может просто… флиртовать с ним. Даже для замужней женщины это не грех.

— Нет, грех! — категоричным тоном возразила Тарина, доставая из чемодана очередное платье и вешая его в шкаф.


Спустившись с мостика, чтобы переодеться, маркиз услышал смех, доносившийся из соседней каюты, куда он намеренно поместил леди Брэдуэлл.

Смеялись молодо, задорно и очень искренне.

Вслушиваясь в эти звуки, маркиз подумал, что они очень отличаются от неестественного смеха леди Миллисент и других искушенных светских дам, с которыми молодой человек привык проводить время.

Ему всегда казалось, что они специально практикуются дома, чтобы придать своему смеху музыкальность и обольстительность.

Сейчас же маркиз слышал безыскусный смех двух молодых веселых существ. Так смеются, когда человека переполняет радость жизни.

На секунду он удивился, что Бетти Брэдуэлл не одна, но тут же вспомнил, что она привезла с собой горничную.

Какая досада, что он согласился!

Маркиз всегда считал служанок обузой во время такого длительного путешествия. Пожилые служанки страдали от морской болезни и были всем недовольны, а молодые отвлекали команду от работы.

Но Бетти так мило упрашивала его, что в конце концов маркизу пришлось уступить, тем более что горничная леди Элспет Лорейн была слишком стара, чтобы сопровождать свою хозяйку в такой поездке.

Но, отступив от собственного правила один раз, маркиз вовсе не собирался делать еще одно исключение, поэтому, когда секретарь сообщил, что и леди Миллисент просит разрешения взять с собой горничную, маркиз твердо ответил, что на яхте нет больше свободных кают.

Горничная гораздо быстрее доберется до Индии на обычном пароходе, добавил он, и к тому же сможет взять с собой большую часть багажа ее светлости.

Не оставалось сомнений, что леди Миллисент раздосадована этим отказом.

Но маркиз справедливо полагал, что, если горничная леди Брэдуэлл получит щедрые чаевые, она вместе с Хаитом согласится прислуживать и леди Миллисент.

Камердинеру и раньше доводилось прислуживать дамам, которых маркиз приглашал на свои яхты, чьи команды составляли тщательно отобранные и обученные стюарды.

Однако Тарина была сильно расстроена и встревожена, когда Бетти сказала:

— Да, кстати, маркиз интересовался, не смогла бы ты прислуживать и леди Миллисент. Она не взяла свою горничную — то, между нами говоря, просто подарок судьбы. Я ответила ему, что ты согласна.

— Разумно ли это? — засомневалась Тарина.

— А что тебя беспокоит? — удивилась Бетти.

— А вдруг я сделаю что-нибудь не так? Вдруг она догадается, что на самом деле я никакая не горничная?

— Вряд ли, — уверенно произнесла Бетти. — Ты такая сообразительная, шустрая, что наверняка быстро поймешь, что от тебя требуется, и сделаешь все как надо.

— Дай Бог, чтобы ты оказалась права!.. — Взглянув на часы, Тарина добавила: — Пожалуй, я сейчас же пойду и спрошу, не нужно ли ей чего-нибудь, а твои вещи распакую позже. Что ты хочешь надеть сегодня вечером — серебристое платье или голубое кружевное?

— Пожалуй, кружевное, — подумав, ответила Бетти. — Мне почему-то кажется, что леди Миллисент наверняка наденет что-нибудь сверкающее, чтобы еще, больше походить на змею-искусительницу.

Тарина, с неспокойным сердцем, вышла из каюты Бетти и направилась в конец коридора, где, как ей было известно, помещалась леди Миллисент.

Каюты дам были расположены в одном крыле, по обе стороны длинного коридора, в конце которого находились апартаменты маркиза. Они занимали все пространство кормы и состояли, как позднее узнала Тарина, из просторной спальни, небольшой уютной гостиной и вместительной ванной комнаты, где маркиз мог, если пожелает, заниматься гимнастикой.

Однако в настоящий момент мысли девушки были заняты исключительно леди Миллисент. В ответ на свой робкий стук Тарина услышала властное:

— Войдите!

Она открыла дверь и, вспомнив наставления Бетти, сделала реверанс.

— Могу я помочь вам, миледи? — спросила Тарина.

— Разумеется! — резко бросила леди Миллисент. — Ведь мне не позволили взять горничную.

Дама сидела на стульчике перед вделанным в стену туалетным столиком с зеркалом. На ней было изысканное неглиже кроваво-красного шелка, отделанное каскадом кружев и множеством крошечных бархатных бантиков.

— Что миледи будет угодно? — спросила Тарина, входя.

Девушка сразу поняла, что каюта Бетти гораздо лучше каюты, отведенной леди Миллисент, хотя в них было и много схожего.

Широкая кровать не была задрапирована шелковыми занавесями, вместо этого рядом с ней на стене висела большая картина с изображением корабля. На других стенах тоже висели картины. В каюте не было ни иллюминаторов, ни стенных шкафов.

Одним словом, как показалось Тарине, каюта леди Миллисент была отделана в спартанском духе, в отличие от того восхитительного гнездышка, куда маркиз — наверняка намеренно — поместил Бетти.

— Надеюсь, вы умеете укладывать волосы? — спросила леди Миллисент таким тоном, что было ясно: лично она в этом очень сомневается.

— Я постараюсь сделать все, что в моих силах, — ответила Тарина, — если миледи объяснит мне, какую прическу она обычно носит.

— Пока мне нужно от вас только одно — привести мои волосы в порядок. Они изрядно примялись под шляпкой, — проговорила леди Миллисент. — А вот завтра вам придется заново причесать меня. Тогда и посмотрим, на что вы способны.

Тарина ничего не ответила. Вместо этого она начала приводить в порядок прическу леди Миллисент: в соответствии с последней модой волосы дамы были стянуты на затылке в тугой узел, а на лоб спадала легкая пушистая челка.

Тарина решила, что ей не составит труда сделать такую прическу. Леди Миллисент сидела молча и не выражала ни одобрения, ни недовольства.

Когда же Тарина помогла миледи облачиться в изумрудно-зеленое платье, украшенное блестками, она была вынуждена признать, что леди Миллисент выглядит великолепно. Она и в самом деле, как подметила Бетти, была похожа на змею-искусительницу.

Шею миледи украшало изумрудное ожерелье, сделанное со вкусом и явно очень дорогое.

Экипированная достойным образом, леди Миллисент, высоко подняв голову и стараясь ступать осторожно, ибо яхта уже шла полным ходом, выплыла из каюты, шурша шелковыми нижними юбками, и направилась к трапу, намереваясь подняться на палубу.

Теперь Тарина могла вернуться к Бетти.

— Как ты долго! — с упреком произнесла Бетти.

— Ее светлость оказалась дамой весьма требовательной, — объяснила Тарина. — Мне пришлось настоять на том, что сначала я обслужу тебя.

— Она, должно быть, совершенно несносна, — высказала предпопоженив Бетти. — Когда я ее вижу, то чувствую себя школьницей.

— Чепуха! — возразила Тарина. — Выше нос, дорогая. Тебе отлично известно, что ты в тысячу раз милее ее, и, кроме того, ты не замужем. Чего же бояться? Ведь у миледи есть муж, который ждет ее в Калькутте.

Бетти рассмеялась и поцеловала Тарину в щеку.

— Как хорошо, что ты поехала со мной, дорогая! — воскликнула она.

— Даже если она осмелится флиртовать с маркизом, — продолжала Тарина, следуя ходу собственных мыслей, — ты сумеешь отомстить, начав флиртовать с мистером Прествудом. Хант, камердинер маркиза, доложил мне, что этот джентльмен холост и, по его мнению, он самый лучший среди друзей хозяина.

— Такая рекомендация, несомненно, очень ценна! — шутливо заметила Бетти, и кузины рассмеялись.

Следуя совету Тарины, Бетти, войдя в салон, направилась не к маркизу, который в это время был занят беседой с леди Миллисент, а к Гарри Прествуду.

— Счастлив снова видеть вас, — сказал молодой человек. — А то я уже начал опасаться, не настигла ли вас морская болезнь.

— О нет! — возразила Бетти. — Причина моего опоздания в том, что мне пришлось на время уступить леди Миллисент свою горничную, — добавила она, понизив голос.

Глаза Гарри сверкнули лукавым огоньком.

— Это, наверное, еще хуже, чем на время уступить мужа!

Бетти раздумывала, как бы поостроумнее ответить, но вдруг заметила, что маркиз несет ей бокал шампанского.

— Я давно собирался сказать, что до сих пор в этом салоне недоставало именно вас! — галантно произнес он.

— Какой комплимент! — насмешливо парировала Бетти. — Только я почему-то уверена, что вы придумали его совсем недавно — должно быть, когда принимали ванну перед обедом.

Маркиз рассмеялся:

— Я всегда знал, что француженки умеют достойно принимать комплименты, а вы ведь жили во Франции.

— Но все равно осталась англичанкой, — возразила Бетти. — А французов я, честно говоря, побаиваюсь.

Он снова рассмеялся, а Гарри сказал:

— Твоим словам, Вивьен, на этот раз и в самом деле недостает той изысканности, которой ты всегда славился.

Маркиз в шутливом отчаянии поднял руки.

— Сдаюсь! Если вы оба решили нападать на меня, мне ничего не остается, как искать утешения в другом месте, — сказал он.

Он отошел к леди Миллисент. Леди Лорейн, которая сидела рядом и слышала этот разговор, заметила:

— По-моему, маркизу пойдет на пользу, если вы, леди Брэдуэлл, будете время от времени его поддразнивать. Мне иногда кажется, что Вивьен относится к себе слишком серьезно.

— Вы совершенно правы, — заметил Гарри. — Но беда не в том, что он сам себя принимает всерьез, а в том, что так делают другие.

Леди Лорейн, понизив голос, продолжала:

— Я считаю, Гарри, что Вивьен общается в основном с людьми гораздо старше себя и забывает, что еще молод. Ему надо больше веселиться. Когда я слышу циничные нотки в его голосе и вижу насмешливую улыбку, мне становится за него тревожно.

— Согласен с вами, — произнес Гарри. — Я думаю, благодаря леди Брэдуэлл, ее молодости и красоте мы все станем больше смеяться, петь и даже танцевать.

— Она и в самом деле похожа на безоблачное синее небо, которое, я надеюсь, мы увидим, когда доплывем до Средиземного моря, — сказала леди Лорейн.

— Ваши слова смущают меня, — попыталась отшутиться Бетти. — Теперь, если мне не удастся развеселить нашего хозяина и заставить его петь и танцевать, вы наверняка скажете, что я не оправдала ваших надежд.

— Ни в коем случае! — галантно запротестовал Гарри.

Взглянув на него, Бетти увидела в глазах молодого человека искреннее восхищение. «Какой приятный джентльмен!» — подумала она.

Теперь Бетти была уверена, что, несмотря на присутствие леди Миллисент, путешествие сулит ей радость.

Глава 4

Проснувшись, Тарина увидела, что ее туфли скользят по полу каюты, и поняла: на море разыгрался шторм.

Первой ее мыслью было, сумеет ли она выдержать испытание морской стихией, затем она подумала, что, должно быть, она спала непростительно долго для горничной.

Взглянув на часы, девушка поняла, что проспала дольше, чем намеревалась, — очевидно, потому, что накануне очень устала.

Сыграло свою роль и волнение от предстоящего путешествия.

Вчера стюард принес ей в каюту поднос с восхитительным обедом. Как и ожидала Тарина, повар маркиза готовил отменно. Все блюда были так вкусны, что девушка съела гораздо больше, чем привыкла есть дома.

Затем, разложив вещи Бетти, Тарина направилась в свою каюту и распаковала один из чемоданов, подаренных ей кузиной еще на Белгрейв-сквер.

Судя по красивому черному платью, которое Тарина надела еще вчера, она ожидала, что и другие наряды окажутся ничуть не хуже, но ей и в голову не могло прийти, что Бетти, для которой истек срок траура, отдаст ей все, что носила прежде.

В чемодане лежали шелковые нижние юбки всевозможных оттенков лилового цвета и прелестные ночные рубашки цвета пармских фиалок, а также белое нижнее белье, обшитое кружевами и украшенное фиолетовыми лентами.

Тарина знала, что в то время было модно украшать лентами буквально все — подушки, сорочки, платья.

Но она совершенно не ожидала увидеть их на изысканных шелковых или тончайших батистовых ночных рубашках Бетти, а так как даже самая крошечная лиловая ленточка напоминала кузине о ненавистном трауре, Бетти твердо решила больше никогда не надевать эти вещи.

Распаковывая все это богатство, Тарина все время повторяла про себя: «Как мне повезло! Благодарю тебя, о Господи, за то, что ты так добр ко мне…»

Ей казалось, что покойная мать с улыбкой наблюдает за ней и радуется, что у дочери наконец появились такие же прелестные наряды, какие в молодости были у нее самой, до того, как она вышла замуж за бедного священника, которого страстно полюбила.

Мать никогда не раскаивалась в своем выборе, но иногда в ее словах сквозило сожаление о том, что Тарина лишена не только красивых вещей, но и возможности бывать на роскошных балах и приемах, участвовать в увеселениях знати и, конечно, быть представленной королеве.

— Я и так вполне счастлива, мама, — мягко возражала матери Тарима.

Однако со смертью матери в жизнь девушки пришло тоскливое одиночество. Конечно, у нее был отец, но, убитый горем, он почти не обращал внимания на дочь. Только тогда Тарина поняла, каким дорогим человеком была для нее мать, подруга детства и отрочества, и временами чувство невосполнимой утраты было столь мучительным, что вызывало почти физическую боль.

Покончив с распаковкой чемоданов, Тарина надела ночную рубашку из тончайшего шелка, вырез и низ которой были украшены несколькими рядами великолепных валансьенских кружев.

«В таком наряде я могла бы появиться даже на балу», — подумала Тарина, взглянув на себя в зеркало.

Но тут же вспомнила, что выступает в роли горничной и должна одеваться соответственно. Впрочем, если бы в тот момент кто-нибудь увидел Тарину, то ни за что бы не поверил, что перед ним служанка.

К счастью, видеть ее было некому — ни господ, ни любопытных горничных.

Отправляясь спать, Тарина чувствовала себя сказочной принцессой. Уже засыпая, она бормотала себе под нос нечто среднее между хвалебной песней и благодарственной молитвой Господу, который надоумил ее обратиться к кузине Бетти.

«Теперь у меня в жизни все будет хорошо. Я обязательно буду счастлива!»

С этими словами она попыталась уснуть.

Однако волнение было слишком велико, и сон все не шел. Вот почему сегодня Тарина встала слишком поздно. Она решила, что обязательно попросит Ханта или кого-нибудь из стюардов стучать по утрам в дверь ее каюты — негоже горничной так долго валяться в постели.

Однако спешить, как оказалось, было некуда. Когда Тарина пришла в каюту Бетти, она увидела, что кузина все еще в постели и не собирается вставать.

— Уйди, Тарина, прошу тебя! — простонала Бетти. — Если ты думаешь, что я могу встать, ты ошибаешься.

— Тебе плохо, дорогая? — участливо осведомилась Тарина.

— Нет, но наверняка станет плохо, если я сделаю хоть малейшее движение, — слабым голосом отозвалась Бетти. — Я останусь в постели, думаю, что остальные гости поступят так же.

— Но все же мне, наверное, стоит пойти и поинтересоваться, не нуждается ли в моей помощи леди Миллисент.

— Надеюсь, ей не лучше, чем мне! — злорадно произнесла Бетти.

Она хотела было рассмеяться, но потом решила, что это вызовет очередной приступ морской болезни, и в изнеможении закрыла глаза — даже слабый свет, пробивавшийся из-под голубых занавесок, которыми были задрапированы иллюминаторы, раздражал бедную путешественницу.

Тарина покинула каюту, осторожно прикрыв за собой дверь, и направилась к леди Миллисент.

На стук никто не ответил. Немного подождав, девушка вошла внутрь.

Не оставалось никаких сомнений, что ее светлость спала глубоким сном. Приглядевшись, Тарина заметила на ночном столике рядом с кроватью маленькую подозрительную бутылочку.

Она поняла, что это лауданум или какое-нибудь другое снотворное.

Тарина знала, что светские дамы частенько прибегают к помощи подобных снадобий. Ее мать была яростной противницей этой вредной привычки.

Когда-то у Бетти была гувернантка, у которой училась и Тарина. Эта девушка страдала от приступов головной боли.

Обычно во время очередного приступа гувернантка выпивала столовую ложку лауданума и ложилась в постель. Девочки знали, что в течение нескольких часов они будут предоставлены сами себе, ибо мисс Гордон раньше не проснется.

Поняв, что ее услуги в ближайшее время явно не понадобятся, Тарина вышла из каюты и аккуратно закрыла за собой дверь. Итак, она свободна!

Не успела она сделать и нескольких шагов, как увидела стюарда, который, с трудом сохраняя равновесие, двигался по проходу.

— Доброе утро, мамзель! — обратился он к Тарине. — Не угодно ли позавтракать? Если, конечно, вы в состоянии есть!

— Должна признаться, что я очень голодна, — ответила Тарина.

Стюард ухмыльнулся.

— Сию минуту принесу ваш завтрак, мамзель! — пообещал он.

Тарина направилась к себе, заправила постель и немного прибрала каюту.

В кормовой части яхты, по замыслу маркиза, размещались десять отдельных кают, четыре из которых, как и каюта, отведенная Тарине, были сравнительно небольших размеров.

В соседней, не занятой гостями, стояли пустые чемоданы.

Каюта Тарины была очень уютной и, как показалось девушке, премилой: односпальная кровать, как у Бетти и леди Миллисент, и встроенные шкафы.

В каюте имелся гардероб, туалетный столик с зеркалом, несколько маленьких шкафчиков и умывальник.

Стены, выкрашенные светло-зеленой краской, напоминали Тарине о море.

Через некоторое время на пороге каюты появился стюард, неся поднос с завтраком — яичница с колбасой и беконом. И хотя порция была весьма внушительная, стюард счел нужным сказать, что, если Тарина голодна, он может принести еще.

Дома она ела, как правило, гораздо меньше. А ведь, помимо основного блюда, на подносе стояли мед и джем, горячие булочки и тосты, а в довершение всего — бананы и мандарины.

— Бот доберемся до теплых краев, и вы сможете полакомиться клубникой, — сказал стюард таким тоном, будто обещал ребенку сладкое.

— В январе? — изумилась Тарина.

— Ну да. Сами увидите, — пообещал стюард. — А в Индии попробуете манго.

Вскоре он ушел. Тарина не могла скрыть своего восторга. Вокруг столько интересного, а она сидит на месте!

Ей захотелось посмотреть на море. Даже в каюте было слышно, как волны бьются о яхту.

Отец часто рассказывал Тарине о том, в какие штормы ему доводилось попадать в Бискайском заливе. Правда, девушка надеялась, что эта буря окажется на такой уж опасной, но не посмотреть на разбушевавшуюся стихию было бы непростительно.

— Ты представляешь, папа, — произнесла Тарина вслух, как будто обращаясь к отцу, — со мной происходят все те удивительные приключения, о которых ты мне рассказывал! Жаль только, что тебя нет со мной!

При мысли об отце у Тарины заныло сердце. Как ей недоставало его сейчас! Его волнующие рассказы будили воображение, заставляли думать… Теперь всего этого нет.

Вероятно, большинство людей сочли бы жизнь в глухой деревне с отцом слишком скучной для молодой девушки, у которой к тому же не было подруг.

На деле все обстояло иначе. Как только викарий оправился от потери супруги, он все свое свободное время стал уделять дочери. Тарина и теперь с восторгом вспоминала каждую минуту, проведенную в обществе отца.

Он разговаривал с дочерью, как с равной, почти как со сверстницей, а так как был человеком весьма умным и начитанным, умел придать обсуждению любого предмета блеск и остроту.

— О папа, если бы ты был сейчас рядом со мной! — снова произнесла Тарина вслух. — Ты наверняка сумел бы рассказать мне многое о Сиаме. Ну а по пути — о Средиземном и Красном морях и о Суэцком канале.

Дело в том, что отец Тарины в свое время присутствовал на церемонии открытия Суэцкого канала.

Тогда он только что окончил университет и поступил на службу в одно богатое семейство в качестве наставника. Родители молодого человека, которого опекал отец Тарины, решили, что путешествие в Египет пойдет сыну на пользу.

Оно принесло пользу и молодому наставнику. Тарина помнила, с каким волнением описывал отец эту величественную церемонию, на которой присутствовала принцесса Евгения. Всех охватило особое волнение, когда процессия кораблей с развевающимися флагами медленно двинулась по Суэцкому каналу.

— Как хорошо, папа, что ты рассказал мне об этом! — снова мысленно обращаясь к отцу, произнесла Тарина. — Но прежде всего мне надо увидеть само море.

И она достала из гардероба меховое пальто.

О том, чтобы надеть шляпку, разумеется, не могло быть и речи: дул слишком сильный ветер. Вот почему Тарина извлекла из чемодана черный шифоновый шарф и покрыла им голову. Завязанный на прелестной шейке девушки, он превосходно оттенял ее свежее, милое личико.

Затем она застегнула пальто на все пуговицы, подняла воротник и направилась к трапу.

Тарина рассуждала так — еще слишком рано, поэтому маловероятно, что она кого-нибудь встретит на палубе.

Наверное, большинство гостей маркиза, так же, как она сама, позавтракают в своих каютах — если, конечно, смогут проглотить хоть кусочек.

Уже в первый день Тарине хватило нескольких беглых взглядов, чтобы понять устройство яхты, и, поднявшись по трапу, она без труда нашла дверь, ведущую на палубу.

Из-за сильного ветра открыть ее было не так-то легко, но все же Тарине это удалось. Когда она вышла на простор, восторг от величественного зрелища, открывшегося перед ее глазами, заставил девушку замереть.

Яхта уверенно прокладывала путь по морю, покрытому белыми барашками, — так обычно описывают это дети, и, хотя дул порывистый ветер, сквозь серые тучи уже пробивались редкие лучи солнца.

Картина была поистине волшебной. Б течение нескольких минут Тарина наблюдала за разбушевавшейся стихией, а потом осторожно двинулась вдоль палубы.

Она старалась держаться поближе к надпалубным сооружениям, пока не нашла место, откуда были хорошо видны громадные волны, перекатывавшиеся через корму яхты, упрямо продвигавшейся вперед.

Подойти ближе к поручням девушка не рискнула: каскад брызг обрушивался на палубу.

Прислонившись к какой-то пристройке, Тарина долго стояла и смотрела на волны. От порывов ветра ее кудрявые волосы выбились из-под шифонового шарфа.

Тарина чувствовала приятное возбуждение. Казалось, морские волны смывают все ее страхи. Она больше не страшилась того, что кто-нибудь вдруг найдет ее здесь.

«Я ничего не боюсь!» — радостно сказала себе девушка.

Б это время яхта попала в водоворот гигантской волны и накренилась так сильно, что Тарина с трудом устояла на ногах. Ей даже пришлось прислониться к стене.

В это время она услышала голос:

— Что вы здесь делаете? Вы ведь наверняка понимаете, что это опасно!

Повернув голову, Тарина увидела мужчину и почему-то сразу догадалась, что перед ней маркиз.

Он выглядел в точности так, как она себе представляла, только был еще красивей и импозантней.

От носа ко рту маркиза шли небольшие складки — следствие привычки насмешливо кривить губы, а его серые глаза, о которых Тарина уже слышала от Бетти, были остры, как лезвие ножа.

На минуту девушка потеряла дар речи — так неожиданно было появление маркиза и так привлекательна его внешность.

— Кто вы? — требовательным тоном спросил он. — Я подумал, что это леди Брэдуэлл.

В это мгновение Тарине уже удалось овладеть собой. Понимая, что в данной ситуации реверанс будет выглядеть нелепо, она просто ответила:

— Простите, милорд. Мне казалось, что я никому не помешаю, если просто посмотрю на море.

— Так вы — горничная леди Брэдуэлл, — как будто рассуждая сам с собой, произнес маркиз.

— Да, милорд.

Тарине и в голову не могло прийти, что ее вид — великолепные рыжеватые волосы, контрастирующие с белоснежной кожей лица, — так же, как изысканный наряд, состоявший из мехового пальто и дорогого шифонового шарфа, никак не вязался с обликом той, за кого она пыталась себя выдать.

— А вы, как я вижу, хороший моряк, — одобрительно заметил маркиз.

— Надеюсь, милорд. Правда, я впервые совершаю морское путешествие.

Маркиз улыбнулся, и с его лица исчезло ехидное выражение.

— Впервые! — повторил он. — Ну и что вы думаете обо всем этом?

He заботясь о том, какое это может произвести впечатление, Тарина сказала первое, что ей пришло в голову:

— Я вслушиваюсь в «мелодию в прибое волн кипящих».

Произнося эти слова, девушка смотрела не на маркиза, а на морские волны, бушующие у кормы, поэтому не могла видеть удивленного выражения его лица.

— «И то, чем был, и то, к чему иду я, я забываю с ней наедине», — докончил цитату маркиз. — Вы это чувствуете?

— О да! — в восторге воскликнула Тарина. — И еще:

«В себе одном весь мир огромный чуя,

Ни выразить, ни скрыть то чувство не могу я» 6.

Для Тарины такой обмен цитатами был не внове — она часто занималась этим с отцом.

Изумлению маркиза не было границ — потрясенный, он молча смотрел на девушку.

Наконец, удивленная молчанием маркиза, Тарина повернула к нему голову. В ее широко распахнутых глазах, казалось, отражались глубины морских вод.

— Вижу, что Байрона вы знаете хорошо, — заметил маркиз. — Как бы то ни было, волнение на море усиливается, и мне кажется, вам следует спуститься вниз, причем очень осторожно.

— Конечно, милорд, — охотно согласилась Тарина.

Для того чтобы вернуться тем же путем, каким она попала сюда, ей нужно было пройти мимо маркиза. Он вежливо посторонился, чтобы дать девушке дорогу.

В это время налетевшая на яхту волна заставила его покачнуться, и Тарина инстинктивным движением протянула руку, пытаясь помочь маркизу устоять на ногах.

Впрочем, в этом не было необходимости — он тут же выпрямился. Видя это, Тарина поспешно направилась к двери.

Маркиз последовал за нею и, когда девушка уже ступила на трап, сухо произнес:

— Я вижу, вы ищете приключений. Тем не менее мне бы не хотелось, чтобы вас смыло за борт. Кто знает, сумели бы мы в таком случае спасти вас.

— Обещаю вашей светлости, что впредь буду вести себя осторожно. Мне не терпится увидеть Сиам, оказаться за бортом не входит в мои планы, — ответила Тарина. Держась за поручень трапа, она отвесила вежливый поклон и добавила: — Благодарю вас за заботу о моей жизни. Она и впрямь начинает представляться мне величайшей ценностью.

С этими словами девушка начала осторожно спускаться вниз и снова, уже в который раз, не могла видеть изумленного выражения лица маркиза.

Только возвратившись в каюту и сняв насквозь промокшее пальто, Тарина задумалась над тем, что состоявшаяся беседа и в самом деле была несколько необычной. Странно, что она говорила в таком тоне с незнакомцем, да к тому же маркизом.

«Наверное, мне вообще не следовало отвечать ему», — с тревогой подумала Тарина.

Но появление маркиза застало ее врасплох, и она совершенно не думала о том, что скажет, — просто говорила первое, что приходило на ум.

Тарина с удивлением вспомнила слова Бетти о том, какой страх перед маркизом она испытывает. Почему-то Тарине он вовсе не показался таким уж страшным.

Затем девушка вспомнила, что она маркизу не ровня. В его глазах она просто служанка, которой не церемонясь можно приказать спуститься вниз, причем таким тоном, каким маркиз ни за что бы не позволил себе говорить со своими гостями.

«Хорошо бы найти такое место на палубе, где меня никто не увидит, — решила Тарина. — не могу же я не выходить на воздух целых два месяца!»

Потом девушка мысленно вернулась к величественной картине морской стихии, и тут ей вспомнилось, как легко маркиз угадал цитату из «Чайльд-Гарольда».

«Он, должно быть, очень начитан, — решила Тарина. — А интересно, есть ли книги на яхте?»

Она продолжила распаковывать вещи. Каждое платье приводило Тарину в восторг и восхищение. Правда, ей казалось, что все эти вещи слишком хороши для нее… В это время раздался стук в дверь.

— Войдите! — крикнула девушка. На пороге стоял Хант.

— Доброе утро, мамзель, — приветствовал он Тарину. — Я слыхал, вы выходили на палубу и чуть не угодили в беду?

— Кто вам сказал? — спросила Тарина.

— Хозяин. Он сказал, что вы могли упасть за борт. А он вовсе не желает останавливать яхту и вылавливать вас из воды.

— А что, он и в самом деле поступил бы так, если бы кто-нибудь оказался за бортом? — поинтересовалась Тарина.

— По мне, лучше оставить вас рыбам на съедение! — поддразнил ее Хант.

— Наверное, мне и в самом деле не следовало выходить на палубу, — после некоторого раздумья произнесла Тарина, — но мне хотелось взглянуть на море, а никому из леди я была в тот момент не нужна.

— Я смотрю, вы тут самая большая любительница моря.

— А что, все остальные страдают от морской болезни?

— Ну нет! Хозяин и мистер Прествуд держатся молодцом. Правда, лорд Лорейн сказал, что не хочет подвергать опасности сломанную ногу, и остался у себя в каюте, а ее светлость попросила меня принести ей что-нибудь почитать.

Тарина округлила глаза.

— А что, на яхте есть книги?

— Сколько угодно! — с гордостью доложил Хант. — У хозяина целая каюта набита ими.

Тарина от восторга захлопала в ладоши:

— О, пожалуйста, мистер Хант, раз уж вы все равно пойдете за книгами для леди Лорейн, не могли бы вы принести что-нибудь и на мою долю? Мне так хочется почитать!

— Конечно, принесу, — с готовностью отозвался Хант. — А чего

бы вы хотели — про какое-нибудь жуткое убийство или, может быть, про любовь? Таких книг у его светлости почти нет.

— Больше всего меня интересует описание стран, где мы будем проплывать, — ответила Тарина. — Вы не знаете, есть ли у его светлости что-нибудь о Сиаме?

— Наверняка есть, — уверенно сказал Хант.

— Еще мы пройдем Италию, Африку, Грецию, Египет и Индию, прежде чем достигнем Сиама, — добавила Тарина.

— Подождите, — взмолился Хант, — я всего этого не упомню. Но, кажется, я понял, что вы имеете в виду.

— Вот и хорошо. Пожалуйста, найдите мне что-нибудь об этих странах, — снова повторила свою просьбу Тарина.

— А на каком языке вы предпочли бы читать?

Тарина вовремя вспомнила, что она играет роль француженки, и после некоторого раздумья произнесла:

— Это не имеет значения. Я с легкостью читаю и по-английски, и по-французски. А вот арабского или сиамского не знаю!

Хант ухмыльнулся:

— Мне кажется, когда приспичит, вы сумеете объясниться. Я сам всегда так поступаю, когда еду куда-нибудь с его светлостью. А уж если особа, с которой я беседую, к тому же хорошенькая, она мгновенно понимает язык любви.

Тарине показалось, что последнее замечание слуги несколько отдает бесцеремонностью, поэтому она напустила на себя строгий вид, выпрямилась и безупречно вежливым тоном произнесла:

— Я буду вам чрезвычайно признательна, мистер Хант, за любые книги, которые вы сумеете достать. И, разумеется, обещаю обращаться с ними очень бережно.

— Да уж постарайтесь, — усмехнулся Хант, — а то ведь его светлость голову с меня снимет! По-моему, он не ожидает, что кто-то из его гостей любит читать.

У Тарины промелькнула мысль, что после недавней беседы с нею маркиз не был бы слишком удивлен, узнав о ее любви к чтению. Однако опасаясь, что он может быть недоволен тем, что она пользуется его книгами, она попросила:

— Только, пожалуйста, мистер Хант, не говорите его светлости о моей просьбе. А я без книг просто пропаду — ведь нам предстоит такое долгое путешествие!

— Не тревожьтесь, мамзель, — успокоил ее Хант, — я принесу вам все, что вы пожелаете. А если его светлость подумает, что книги предназначаются леди Лорейн, я его разубеждать не стану.

Улыбнувшись Тарине на прощание, камердинер вышел из каюты, и вскоре она услышала, как он удаляется по коридору.

«Славный человечек!» — подумала Тарина.

На мгновение у нее мелькнула мысль: а не слишком ли предосудительно она вела себя со слугой? Да еще и заставила его тайком взять у хозяина книги… Ее мать наверняка бы осудила такой поступок.

А вот отец понял бы. И, успокоив себя этой мыслью, Тарина стала с нетерпением ждать возвращения Ханта.

Буря продолжалась три дня, и лишь на четвертый, открыв глаза, Тарина увидела, что яхта движется по спокойной воде, а волны не бьются в иллюминаторы ее каюты, как прежде.

Все эти дни Бетти решительно отказывалась вставать с постели, а леди Миллисент большую часть времени спала.

Благодаря такому счастливому стечению обстоятельств у Тарины появилось много свободного времени, и она делила его между разговорами с Бетти, когда та чувствовала себя лучше, и чтением.

Хант быстро привык к тому, что буквально через несколько часов после того, как он приносил Тарине очередную книгу, она посылала его за новой.

Не имея достаточно четкого представления о том, что именно интересует девушку и какие книги имеются у хозяина, он брал первое что попадалось под руку, используя для этого время, когда маркиз был на мостике или в салоне.

Вот почему на Тарину обрушилась забавная смесь французских романов, всевозможных путеводителей и серьезных научных трудов по восточным религиям.

Не удивило девушку и обилие поэзии в библиотеке маркиза — она хорошо помнила их разговор на палубе во время шторма.

Но все же это как-то не вязалось с тем представлением о характере маркиза, которое составила Тарина на основании услышанного от Бетти. «Вообще-то он мог подбирать библиотеку, исходя не из собственного вкуса, а желая угодить своим гостям», — подумала Тарина.

Как бы то ни было, она была очарована трудами по восточным религиям и жалела лишь о том, что рядом нет отца — уж с ним-то она могла бы обсудить все, что прочна!

Отец часто говорил, что, будучи христианином, тем не менее считает буддизм наиболее справедливой из всех существующих религий. Теперь, когда Тарина одолела несколько толстенных томов, посвященных буддизму, у нее возникло множество вопросов, ответ на которые она страстно желала получить.

По просьбе девушки Хант нашел ей укромное местечко на палубе, где, по его мнению, никто из гостей маркиза не мог бы ее потревожить.

По его словам, гости, желавшие подышать воздухом, обычно предпочитали сидеть на корме, под тентом, защищающим от солнца.

Тарина была в восторге — у нее появилась возможность читать, и притом на свежем воздухе! Воспитанная в деревне, она ненавидела подолгу сидеть взаперти.

Как только море немного успокоилось и Бетти оправилась от недомогания, она начала приставать к кузине с расспросами.

— Расскажи-ка мне, что происходит на яхте.

— На мой взгляд, ничего примечательного, — ответила Тарина. — Хант говорит, что маркиз и мистер Прествуд в основном проводят время на мостике. Они завтракают и обедают вместе, а другие гости предпочитают оставаться в каютах. Если бы не этот шторм, — рассуждала Бетти, — я непременно воспользовалась бы возможностью быть рядом с маркизом. Но как только я пытаюсь встать, у меня начинает кружиться голова. Правда, морской болезни у меня вроде бы нет, но все равно это очень неприятно.

— Лучше оставайся в каюте, — посоветовала Тарина. — Какой смысл показываться маркизу на глаза с зеленым лицом, да еще борясь с приступами тошноты? И они рассмеялись. — Как бы то ни было, — с удовлетворением заметила Бетти, — но леди Миллисент на сей раз не удалось меня обскакать!

— Да уж! Она спит мертвым сном, — подтвердила Тарина. — Правда, когда просыпается, тут же начинает командовать: «Принесите то», «Подайте это». А потом глотает ложку своего лекарства — моя мать наверняка назвала бы его «дьявольским снадобьем» — и снова погружается в сон.

— А что, она очень хороша? — с завистью спросила Бетти.

Тарина хихикнула:

— Как бы не так! Она мажет лицо каким-то жиром, а волосы стягивает сеткой, чтобы не растрепать прическу.

— Бот жалость, что маркиз этого не видит! — злорадно воскликнула Бетти.

Вскоре яхта достигла Гибралтара. Море совершенно успокоилось, а солнце, радуя путешественников, светило вовсю.

Однако воздух был еще прохладен, и, когда Бетти объявила, что сегодня встанет с постели и будет завтракать в салоне, Тарина убедила ее надеть теплое шерстяное платье — кстати сказать, оно очень шло леди Брэдуэлл — и на всякий случай взять с собой меховую накидку из шиншиллы.

Бетти выглядела прелестно. Прическа, которую сделала ей Тарина, была так хороша, что не хотелось ничем закрывать ее. Правда, и изумительная шляпка, украшенная голубыми лентами, была очень к лицу Бетти. Она сейчас впрямь походила на статуэтку из дрезденского фарфора, как ее однажды назвал Гарри Прествуд.

— Дорогая, да ты просто красавица! — воскликнула Тарина, оглядев кузину. — Ни один мужчина и не посмотрит на змею-искусительницу вроде леди Миллисент, если рядом будешь ты.

— Надеюсь, что так, — сказала Бетти. — И еще надеюсь, что долгие часы разлуки только разожгли любовь маркиза!

— Не сомневаюсь, — уверенным тоном отозвалась Тарина.

Бетти медленно двинулась по коридору, а Тарина вернулась в каюту, чтобы немного прибраться.

Вскоре туда же пришли два стюарда. Они принялись застилать постель. Тарина решила пойти к себе, чтобы не мешать им.

Не успела она переступить порог своей каюты, как в дверях появился Хант.

— Ее светлость требует вас к себе, — возвестил он и скрылся.

Тарина направилась в каюту леди Миллисент.

— Мне сказали, что леди Брэдуэлл уже встала, — резко произнесла дама, не успела Тарина войти.

— Да, миледи.

— Я собираюсь сделать то же самое. Посмотрим, сумеете ли вы как следует уложить мне волосы.

К тому времени, как Тарина закончила одевать и причесывать леди Миллисент, стало ясно, что выглядит она исключительно элегантно, но, к сожалению, характер ее светлости оставлял желать лучшего.

Она была резка и ко всему придиралась, однако — ив этом Тарина с грустью призналась самой себе — выглядела леди Миллисент бесподобно.

На миледи было зеленое платье, а поверх него — изысканная накидка, подбитая мехом горностая. «Каков бы ни был нрав ее светлости, — с сожалением констатировала Тарина, — надо отдать ей должное — у нее прекрасное лицо и великолепная фигура».

Не поблагодарив горничную за услуги и вместо этого дав ей массу новых поручений, леди Миллисент вышла из каюты, внушительная, как морская волна, сметающая все на своем пути.

Глядя вслед удалявшейся по коридору леди Миллисент, Тарина не могла сдержать вздох.

Она почему-то была уверена, что Бетти не сумеет одержать верх в предстоящем соперничестве, а вот леди Миллисент добьется своей цели, чего бы ей это ни стоило.

Воспользовавшись тем, что все гости отправились на завтрак в салон, Тарина решила обменять те три книги, что принес ей накануне Хант, на новые.

Она прошла по коридору, открыла дверь в апартаменты маркиза и, как и ожидала, увидела в спальне Ханта.

— Вы не будете возражать, мистер Хант, если я верну те книги, что вы принесли мне вчера, и возьму новые? — спросила она.

— Неужто вы уже все прочли? — удивился камердинер. — Просто не верится!

— Все до единой, — подтвердила Тарина. — Я вообще быстро читаю.

— Или быстро читаете, или немножко привираете.

Тарина ничего не ответила, и Хант понял, что был излишне фамильярен. Желая загладить возникшую неловкость, он сказал:

— Конечно, берите все что душе угодно! А заодно объясните мне поточнее, что вас интересует, и в следующий раз я уж для вас постараюсь.

Не желая больше тратить время на пустую болтовню со слугой, Тарина решительно направилась в соседнюю со спальней комнату.

Войдя туда, девушка не смогла сдержать восхищенного возгласа.

По правде говоря, она не очень поверила Ханту, когда тот хвастался, что у его хозяина сотни книг.

Теперь же ей представился случай убедиться, что камердинер не лгал, и она отдала должное конструкторским способностям маркиза, который, задумывая планировку яхты, отвел три стены своих апартаментов под библиотеку.

Книги и в самом деле занимали все пространство от пола до потолка. При виде этого богатства Тарине показалось, что она очутилась в сказочной пещере Аладдина.

Поглощенная созерцанием многочисленных томов, девушка даже не обратила внимания на изящный письменный стол и дорогую мебель, обитую красной кожей.

Она видела только одно — книги, книги, сотни книг! Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы убедиться, что именно они-то ей и нужны.

В отличие от книг ее отца, которые книготорговец назвал старомодными и которые и в самом деле были изданы очень давно, библиотеку маркиза составляли новейшие публикации по самым разным предметам, интересовавшим Тарину.

Обводя полки восхищенным взором, девушка чувствовала себя как человек, напавший на золотоносную жилу.

Понемногу приходя в себя и осознавая, что упускает драгоценное время, Тарина наконец выбрала три книги — поэтический сборник, книгу, посвященную Египту, и том под названием «Мифы и божества Индии».

Ей на глаза попалось также несколько книг о Сиаме, но девушка решила, что они могут подождать.

Самое главное — суметь забрать их в отсутствие маркиза. Каким наслаждением для Тарины было сознание того, что на яхте имеется такое множество книг! А уж она-то найдет время, чтобы перечитать их все.

Унося в каюту свою «добычу», Тарина радовалась в предвкушении счастливых часов.

«Интересно, — подумала девушка, — сам маркиз подбирал свою библиотеку или отдал распоряжение секретарю и тот просто-напросто закупил в соседней книжной лавке самые последние издания?»

Но, как бы то ни было, в одном Тарина не сомневалась — свидание с кузиной, которого она так страшилась и которое оказалось таким приятным, уже принесло девушке ощущение счастья. Сейчас же, находясь на борту «Морской сирены» и имея в своем распоряжении массу книг и время для чтения, она чувствовала себя просто на верху блаженства.

«Я могу читать сколько душе угодно, — в упоении повторяла девушка про себя, — вместо того, чтобы, подобно Бетти и леди Миллисент, соперничать из-за мужчины, который, как мне кажется, равнодушен к обеим».

Внутреннее чувство подсказывало Тарине, что она угадала истину.

Она сама не сумела бы объяснить, что навело ее на эту мысль, но почему-то теперь, после личного знакомства с маркизом, девушка была уверена — он никогда не женится на Бетти. Что же касается леди Миллисент, он, разумеется, охотно пофлиртует с ней, но не более того. «Чего же он ищет? — недоуменно задавала себе вопрос Тарина. — Чего ему не хватает в жизни, при его-то богатстве?»

И туг же молнией промелькнул ответ, как будто внутренний голос подсказал его Тарине…

«Даже если и так, — решительно оборвала она свои рассуждения, — меня это совершенно не касается».


Средиземное море встретило путешественников необычной для этого времени года жаркой погодой. Вода была синей, как одеяние мадонны, и спокойной.

Яхта быстро продвигалась на восток. Сидя на корме под тентом, Бетти с грустью размышляла о том, что леди Миллисент полностью присвоила себе права на маркиза.

Во время завтрака она обращалась исключительно к нему, а когда он предложил всем своим гостям выйти после еды на свежий воздух, сумела занять его разговором и отвести в сторону.

Рядом с Бетти появился Гарри Прествуд и, будто специально желая отвлечь ее от невеселых мыслей, произнес:

— Вы с каждым днем хорошеете, леди Брэдуэлл! Может быть, мы отбросим формальности и я буду называть вас «Бетти»?

— Ну конечно, — с улыбкой ответила она, — да и мне будет удобнее обращаться к вам просто «Гарри».

— Буду счастлив! — откликнулся молодой человек. — А теперь, когда мы договорились об обращении, позвольте мне еще раз сказать, как вы прекрасны.

На сей раз в голосе Гарри была та нотка искренности, которая отличала этот комплимент от сказанного им во время первого знакомства с Бетти — подобные ни к чему не обязывающие любезности ей доводилось слышать от галантных французов.

— Мне приятны ваши слова, — сказала она весело, а потом, задумавшись, добавила: — Но это всегда казалось мне несправедливым.

— Что именно? — спросил удивленный Гарри.

— То, что хорошеньким женщинам легче живется на свете.

— Не всегда.

Она взглянула на него удивленно, и молодой человек принялся разъяснять свою мысль:

— Гувернантки, продавщицы, горничные — словом, девушки, занимающие подчиненное положение в обществе, часто вынуждены терпеть домогательства своих хозяев исключительно из-за того, что они хорошенькие. Иногда это кончается плачевно.

— Наверное, вы правы, — согласилась Бетти. — Но думать об этом слишком грустно.

— А зачем вам об этом думать? — удивился молодой человек. — Все, что вас окружает, должно быть таким же прекрасным, как и вы сами. Мне было бы чрезвычайно огорчительно видеть вас печальной, испуганной или расстроенной.

— Я тоже надеюсь, что мне больше не придется испытывать ни печали, ни страха…

— Вы были счастливы в замужестве?

Наступила пауза, а затем Бетти с усилием проговорила:

— Мне не хотелось бы касаться этой темы.

— Я получил именно тот ответ, которого ждал.

— Но сейчас я счастлива.

— Вы говорите о своей жизни вообще или имеете в виду данную минуту?

Рассмеявшись, Бетти лукаво ответила:

— И то, и другое!

Снова наступило молчание, которое нарушил Гарри.

— В вас есть нечто такое, — сказал он, обращаясь к своей собеседнице, — что делает вас непохожей на других женщин, которых часто можно встретить на любом званом вечере, балу или светском рауте.

— Я рада, что непохожа на других, но в чем именно это выражается?

— Я сам как раз и пытаюсь разгадать эту загадку, — сказал Гарри, становясь серьезным, — и вот что пришло мне в голову. Вы — хорошая, неиспорченная женщина, а это большая редкость в том обществе, где я обычно вращаюсь.

Бетти удивленно взглянула на молодого человека:

— Я рада, если это так, но мне все же непонятно, как можно сразу отличить хорошую женщину от дурной?

— Дело не в их поведении, — задумчиво произнес Гарри, объясняя свою мысль не столько Бетти, сколько самому себе, — а в том, что у них на уме. Мне почему-то кажется, что ваши помыслы чисты и прекрасны, что вы не способны ненавидеть и никогда — вольно или невольно — не солжете тем, кто вам дорог.

От неожиданности Бетти даже вскрикнула:

— Надеюсь, что нет, и не могу поверить, что на свете действительно существуют такие ужасные женщины!

Гарри улыбнулся, а затем подсел поближе к Бетти и тихо сказал:

— Забудем о других женщинах, поговорим лучше о вас…

Глава 5

Стоя у иллюминатора в своей каюте, Тарина наблюдала за тем, как гости маркиза удаляются по причалу, к которому только что пришвартовалась «Морская сирена».

Вначале она увидела Бетти и в очередной раз отметила, как хороша ее кузина. Потом взгляд девушки упал на леди Лорейн. Эту милую, добрую даму с приятной улыбкой и нежным голосом Тарина никогда не забудет.

Она оказывала леди Лорейн лишь кое-какие мелкие услуги, но они неизменно принимались с благодарностью и одобрением, которые трогали Тарину до слез.

— Вы такая хорошенькая, — как-то сказала ей леди Лорейн. — Я уверена, что вы могли бы найти себе более интересное занятие, чем служить горничной.

— Я довольна своим положением, — мягко возразила Тарина.

— Ну что же, в таком случае лучшего и желать нельзя, — с улыбкой произнесла леди Лорейн. — Позвольте еще раз поблагодарить вас, мадемуазель, за то, с каким искусством вы привели в порядок мое платье.

За дамами, осторожно спускавшимися по трапу, следовали мужчины. Первым шел Гарри Прествуд, за ним — лорд Лорейн, а замыкал шествие маркиз.

Всякий раз, когда Тарина сталкивалась с этим человеком, ее не покидало ощущение, что он отличается от остальных обитателей яхты. Более того — он оказывал на нее какое-то магическое воздействие, хотя девушка и не сумела бы объяснить, какое именно.

Неведомая сила влекла ее к маркизу. Когда она слышала его голос, то чувствовала, что ее будто пронизывают таинственные токи. «Что со мной творится?» — задавала себе недоуменный вопрос Тарина.

И даже не видя маркиза, она постоянно ощущала его присутствие на яхте.

Виделись они и в самом деле редко, но воздействие сильной личности маркиза девушка испытывала на себе постоянно.

Тогда она решила, что будет лучше вообще избегать его, и старалась не появляться на палубе, когда там прогуливался маркиз — в одиночестве или в компании своих друзей.

Даже за книгами Тарина заходила в его кабинет лишь тогда, когда была уверена, что маркиз обедает или спустился на берег — так случалось всякий раз, когда яхта заходила в очередной порт.

Красное море встретило путешественников такой невыносимой жарой, что Бетти и другие гости предпочитали в безделье лежать под тентом.

— Даже разговаривать неохота, такая жара, — пожаловалась кузине Бетти и, подумав, добавила: — А впрочем, у леди Миллисент всегда находятся темы для бесед с маркизом.

Тарина ничего не ответила. В последнее время у нее появилось ощущение, что Бетти, как это ни странно, вовсе не досадует на леди Миллисент за то, что та овладела вниманием маркиза.

Вскоре произошло событие, которое повергло Тарину в шок и заставило круто изменить мнение о маркизе.

В тот день стояла немыслимая жара. Солнце палило нещадно, и в воздухе не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка. Когда компания отправилась в салон обедать, Тарина поняла, что больше не сможет просидеть взаперти ни минуты. Поднявшись на палубу, она вспомнила, что Хант в свое время показал ей укромное место, где она могла бы сидеть и читать.

Это место было на достаточном расстоянии от части палубы, накрытой тентом, поэтому Тарина решила, что уж здесь-то гости маркиза ни за что не увидят ее.

Стояла дивная ночь. Все небо было усыпано звездами. Они отражались на гладкой поверхности воды, лишь слегка волнуемой движением яхты. Неспешно продвигаясь вперед, она оставляла за собой фосфоресцирующий след.

Картина была так хороша, что, заглядевшись, Тарина, совсем потеряла счет времени.

Затем она подняла голову и начала смотреть на звезды. Казалось, они тоже внимательно изучают девушку и даже посылают некий тайный сигнал обитателям крошечного островка под названием Земля, затерянного в глубинах мироздания.

«Вокруг такая красота! Почему же люди умудряются ее испортить?» — подумала Тарина, завороженная великолепием того, что предстало ее взору.

В небе медленно плыла бледная луна, заливая все вокруг волшебным сиянием, которое вместе с блеском далеких звезд и отливающей серебром морской водой делало эту ночь поистине фантастической.

Тарина была погружена в свои мысли. Ей вспоминалось все то, что она прочла во время путешествия. Она чувствовала, что ее дух стремится слиться с чем-то во Вселенной, это «что-то» пока было трудно определить, но оно составляло часть ее самой.

Вдруг, очнувшись от грез, девушка поняла, что уже, должно быть, очень поздно — до нее не доносилось ни звука, и она догадалась, что все давно ушли спать.

Она встала, потянулась, чтобы размять затекшие от долгого сидения члены, и не спеша пошла по палубе, которая, судя по всему, в это время должна была быть пустой. Тарина не успела сделать и нескольких шагов, как вдруг увидела неподалеку от нее, там, где кончается тент, две фигуры.

Она поспешно отступила в тень и прислонилась к палубной надстройке, надеясь, что здесь ее не заметят.

Оказалось, что на палубе стояли маркиз и леди Миллисент. Тарина услышала, как маркиз сказал:

— Вот та звезда, что я собирался показать вам.

В его голосе девушка вновь почувствовала те странные, волнующие нотки, которые всегда оказывали на нее магическое воздействие.

С этими словами маркиз протянул руку к небу, а леди Миллисент томным голосом произнесла:

— Меня интересуют не звезды, а вы, Вивьен.

И она мягко привлекла его к себе.

В тот вечер на леди Миллисент было ажурное платье с блестками — Тарина сама помогала миледи надеть его перед обедом, — и сейчас, залитая светом луны и звезд, она вся сверкала, как будто только что возникла из морской пены.

В первый раз в жизни Тарина увидела страстный поцелуй мужчины и женщины.

Глядя на маркиза и леди Миллисент, слитых в любовном объятии, она почувствовала, как у нее защемило в груди. Никогда раньше она ничего подобного не испытывала.

Наконец маркиз оторвался от леди Миллисент, и Тарина услышала ее слова:

— Вы всегда действуете на меня возбуждающе, Вивьен. Но мне недостаточно просто обнимать вас… Так что не мешкайте, мой прекрасный возлюбленный!

Ее голос дрожал от плохо скрываемой страсти.

Она повернулась и начала спускаться вниз с той грацией, которая делала ее, на взгляд Тарины, похожей на змею, уползающую в темноту.

Маркиз еще на некоторое время остался на палубе, потом снова поднял голову к небу.

В этот момент яхта, должно быть, слегка изменила курс, и лунный свет упал как раз в то место, где, притаившись, стояла Тарина.

Маркиз увидел, что глаза девушки широко раскрыты от удивления.

Пораженный, он застыл, не в силах двинуться с места. Тарина почувствовала, что слова застряли у нее в горле.

Придя в себя, маркиз тихо сказал:

— Наверное, вы поднялись на палубу, чтобы полюбоваться звездами. Вот и смотрите вверх, а не вниз.

Слова прозвучали отрывисто, словно приказ, но в то же время у Тарины было странное ощущение, что в них содержится некая мольба. Однако она не могла понять, о чем и почему маркиз умоляет ее.

Она не проронила ни звука, и вскоре маркиз повернулся и направился туда, где за минуту до этого скрылась леди Миллисент.

Вернувшись к себе в каюту, Тарина заметила, что дрожит. Она была шокирована, более того — оскорблена.

Теперь она понимала, как глупо и наивно с ее стороны было не замечать, что леди Миллисент вовсе не флиртует с маркизом. Оказывается, они любовники!

«Но как, как она может так себя вести? — спрашивала себя Тарина. — Она же замужем!»

То, что она увидела на палубе, было так странно, так удивительно, так не похоже на то, с чем девушка сталкивалась до сих пор, живя в приходе, что щеки ее и сейчас горели от смущения и гнева.

Неужели ей это не приснилось, неужели она и вправду видела свидание любовников?

«Как я могла быть такой дурой! — укоряла себя Тарина. — Мне следовало знать, что для дам вроде леди Миллисент не существует нравственных преград…»

То, что произошло на палубе, словно открыло Тарине глаза, и многое из того, что было для нее прежде загадкой, стало ясным как божий день.

Ей припомнились сплетни про принца Уэльского, то неодобрение, с которым ее отец всегда говорил о дамах, пользовавшихся благосклонностью его высочества… Да и у Бетти порой вырывались довольно откровенные замечания.

Правда, видя неискушенность кузины, леди Брэдуэлл тут же меняла тему разговора, но выражение ее лица говорило о многом.

Так, значит, они любовники!

Это слово Тарина привыкла ассоциировать с Ромео и Джульеттой или с героями любовных романов, которыми она зачитывалась с отрочества, не отдавая себе, впрочем, отчета в том, что на самом деле оно означает.

Неужели замужняя женщина вроде леди Миллисент, которая едет в Индию к мужу, может лечь в постель с посторонним мужчиной? Эта мысль мучила, не давала Тарине покоя.

Такое поведение недопустимо! Лежа без сна в своей каюте, Тарина думала, что Бетти не пристало водить компанию с этими безнравственными людьми.

И вдруг Тарину молнией прожгла мысль о том, что ведь и Бетти может сыграть в жизни маркиза такую же роль, какую пока играет леди Миллисент!

«Неужели она на это способна?» — в ужасе задавала себе вопрос Тарина.

Правда, она тут же вспомнила, что Бетти не замужем. У девушки отлегло от сердца.

Значит, маркиз может жениться на ней. Да она и сама этого хочет и наверняка простит ему эту слабость — увлечение леди Миллисент.

Однако все это так ужасно, так унизительно для Бетти!

Боясь даже услышать шаги маркиза, направляющегося в каюту леди Миллисент, девушка заткнула уши.

«Это ужасно, безнравственно! Папа наверняка был бы шокирован таким поведением!» — как заклинание, повторяла Тарина.

Сама она была так потрясена, что не смогла уснуть до утра.

Через несколько дней яхта достигла Калькутты, и, к радости Тарины, леди Миллисент покинула судно.

Как ни странно, на Бетти эта новость не произвела особого впечатления, и девушка сочла за благо не обсуждать с кузиной эту тему.

Вообще Бетти вела себя как-то странно — была тиха и задумчива. Тарина даже подумала, что кузина не совсем здорова.

— Может быть, ты не будешь сегодня вставать? — предложила она, войдя утром к Бетти и обнаружив, что та очень бледна.

— Ну что ты! — запротестовала кузина. — Я уже встаю.

— Но ты выглядишь очень усталой, дорогая.

— Это от жары, — томным голосом проговорила Бетти. — Говорят, что завтра будет прохладнее.

И действительно, как только задул прохладный юго-западный ветер, стало свежее, но тем не менее Бетти оставалась непохожей на себя — реже смеялась и часто пребывала в задумчивости.

«Очевидно, — думала Тарина, — она страдала от неверности маркиза. Но теперь, когда эта ужасная леди Миллисент наконец покинула яхту, все наверняка наладится».

Как-то к Тарине обратилась леди Лорейн с просьбой зашить ей платье.

— Мне не хотелось просить вас об этом раньше, мадемуазель, — объяснила леди Лорейн своим мягким, приятным голосом, — ведь вам приходилось прислуживать леди Миллисент. Но если бы вы смогли починить мое платье, я была бы вам очень благодарна. Должна признаться, что сама я не в ладах с иглой.

— Конечно, я с удовольствием сделаю это, миледи, — ответила Та-рина. — У меня теперь и в самом деле много свободного времени.

— Мне доводилось слышать, что леди Миллисент — весьма требовательная дама, — с улыбкой заметила леди Лорейн.

— Весьма! — подтвердила Тарина.

Б голосе пожилой леди слышалось неодобрение не только требовательностью, но и предосудительным, на взгляд Тарины, поведением темноглазой сирены.

— Зато отныне у нас будет славная, уютная компания, — продолжала леди Лорейн, как будто рассуждая сама с собой. — А леди Миллисент вносила некоторую дисгармонию в наш кружок.

Тарина хотела было поделиться с собеседницей своими наблюдениями и мнением о характере и поведении леди Миллисент, но потом решила, что вряд ли горничная имеет право на такую фамильярность.

Захватив платье леди Лорейн, девушка отправилась к себе в каюту.

Через день яхта достигла реки Чао-Прая. Тарина пришла в восторг при виде этого зрелища, но поделиться своими эмоциями могла лишь с Хантом.

Из книг, взятых в библиотеке маркиза, ей было известно, как важна для Сиамского королевства эта водная артерия, которую западные географы называли «Менам», что значит «Большая вода».

Благодаря владению этой рекой правители Аютии сумели завоевать территорию, составляющую в настоящий момент государство Сиам.

Яхта медленно продвигалась вверх по реке, по направлению к Бангкоку. Тарина с интересом оглядывала многочисленные джонки, корабли и баржи, сновавшие по водной глади во всех направлениях.

Внимательно осмотрев берег, она поняла, почему король Сиама так встревожился, когда в прошлом году французские канонерки вошли в реку и открыли огонь по прибрежным селениям.

Деревянные домишки стояли прямо в воде на сваях, и, конечно, их обитатели могли пострадать от действий французов.

Яхта причалила к берегу, и перед Тариной открылся вид на отдаленные храмы и дворцы Бангкока. Да, этот город поистине был способен вызвать восторг и восхищение!

Теперь все ее мысли были заняты тем, как бы попасть на берег, увидеть вблизи все это великолепие.

Однако Хант заверил ее, что, пока маркиз будет занят переговорами с королем Сиама, она сумеет осмотреть все городские достопримечательности.

— Надеюсь, что так и будет, — заметила Тарина.

Она вышла на палубу рано утром, когда все обитатели яхты еще спали. Меж тем река уже ожила: туда-сюда сновали джонки и баржи, а над этой картиной всеобщей суеты безмятежно возвышался роскошный королевский дворец.

Через некоторое время Тарина увидела, как маркиз, облаченный в белые брюки и голубую куртку, спускается по трапу на берег, и вдруг ей страстно захотелось быть рядом с ним.

Девушка знала — об этом ей поведала кузина, — что маркиз и его гости приглашены во дворец на встречу с королем Чулалонгкорном.

Предполагалось, что после завтрака у его величества гостям покажут все красоты Бангкока.

— Как вам повезло, ты даже не представляешь! — вздохнула Тарина, стыдясь овладевшего ею чувства зависти.

Разумеется, ей не пристало сожалеть о чем-либо. То, что Тарине довелось побывать в Сиаме — стране, куда ее не уводило даже самое смелое воображение, — и так, без сомнения, было большой удачей.

Пусть она не увидит знаменитого правителя этой страны, но зато может сколько угодно любоваться великолепной рекой и сверкающими золотыми пагодами Бангкока.

Как только маркиз с компанией скрылись из виду, Тарина выбежала на палубу, чтобы поближе рассмотреть лодки, проплывавшие мимо яхты, и людей на берегу. Погода стояла великолепная, только, пожалуй, немного мешала излишняя влажность теплого тропического воздуха.

Во время путешествия Тарина прочла столько книг о Сиаме, в каждой из которых упоминалось о дружелюбии здешних обитателей, что ничуть не удивилась, заметив, что и впрямь все люди, включая детей, весело улыбаются.

Некоторые даже махали ей руками, проплывая мимо в джонках, и Тарина с радостью отвечала на их приветствия.

В это время к ней подошел Хант и сказал:

— Как только управлюсь с делами, мамзель, могу пойти с вами на берег. Вижу, что вам этого до смерти хочется!

— Ну конечно! — воскликнула Тарина. — Я умираю от любопытства. Можно, я буду задавать вам вопросы?

— Конечно, — разрешил Хант. — А для начала могу сообщить, что мы сейчас находимся прямо напротив Восточного отеля, в котором обычно останавливаются всякие шишки. — Указав на величественное здание, он добавил: — Если хорошенько присмотреться, то за деревьями наверняка можно увидеть принцев, лордов и других богачей!

Тарина, рассмеявшись, взглянула в ту сторону, куда показывал камердинер, и ее взору предстал отель в окружении кокосовых пальм.

— Говорят, что его построил какой-то капитан, — продолжал Хант, — специально для путешествующих по морям. Выходит, для нас с вами, только, сдается мне, мы вряд ли туда попадем.

— И когда же он был построен? — поинтересовалась Тарина.

— Да уж давненько, лет сто назад. Вас еще тогда и на свете не было.

Тарина засмеялась.

— А вот если бы вы увидели короля… — мечтательно произнес Хант. — Он мужчина что надо — ведь у него семьдесят семь детей!

— Не может быть! — воскликнула Тарина.

— Провалиться мне на этом месте! — убежденно сказал Хант. — Причем из них тридцать два сына.

Незаметно подошло время ленча. Спустившись к себе в каюту, Тарина обнаружила, что поднос с едой уже поджидает ее.

На этот раз кок приготовил один из своих шедевров, который в холодном виде был ничуть не хуже, чем в горячем.

Правда, было слишком жарко, и девушка поела совсем немного. Когда она снова вышла на палубу, Ханта там не было. «Должно быть, он еще завтракает», — решила Тарина.

В ожидании камердинера она решила обменять книги.

На опустевшей яхте было тихо. Войдя в апартаменты маркиза, Тарина направилась в кабинет. Бот она, эта сокровищница, хранящая столько замечательных произведений, которые скрасили девушке долгое путешествие и многому научили!

Тарина чувствовала, что благодаря прочитанному она стала совершенно другим человеком, совсем не таким, каким была в Англии.

Войдя в кабинет, она издала восхищенный возглас — ее взору предстали три картины, две из которых помещались на стульях, а одна — на письменном столе.

Тарине хватило одного взгляда, чтобы понять, что это такое. Из книг, посвященных Сиаму, она знала, как выглядят великолепные росписи, украшавшие стены буддийских храмов и носившие название «джатака».

Часто эти росписи служили иллюстрациями к древним преданиям и легендам, уходящим корнями в те времена, когда в Индии еще не существовало буддизма.

Когда Тарина читала об этой живописи, ей и в голову не могло прийти, что она сама сможет когда-нибудь увидеть джатаки, — ведь они находились в основном не в Бангкоке, а в храмах, расположенных в отдаленных провинциях страны.

И вот перед ней тщательно выполненные репродукции древнейших росписей!

Сделанные в изящной манере, в какой обычно пишутся миниатюры, они в то же время были достаточно велики, чтобы дать представление о том, как выглядят оригиналы на стенах буддийского храма.

Как правило, эти росписи изображали мифические существа и различные божества и должны были не только развлекать зрителя, но и учить его.

Репродукции, представшие взору Тарины, без сомнения, прославляли мужество, любовь, доброту, мудрость, терпение и истину.

В них содержалось некое мистическое начало, к которому невольно влекло сердце и душу девушки.

Всматриваясь в эти удивительные картины, она пыталась понять, что хотел сказать их безымянный автор, чему он учил и продолжает учить всех буддистов на протяжении столетий.

Дверь в кабинет открылась. «Это, должно быть, Хант», — подумала Тарина, немного раздосадованная тем, что он прервал то состояние молитвенного восторга, в которое она была погружена.

— Как они прекрасны! — воскликнула она.

— Я знал, что они вам понравятся, — услышала девушка у себя за спиной.

Тарина вздрогнула и обернулась. Перед ней стоял маркиз.

Застигнутая врасплох, она смотрела на маркиза во все глаза, забыв в эту минуту ту роль, которую играла до сих пор.

Солнечные лучи, пробивавшиеся через иллюминатор, зажгли золотым сиянием ее чудесные волосы. В этот момент девушка выглядела так, словно сама сошла с восточной миниатюры.

Из-за жары на Тарине было не привычное черное платье, которое, по ее мнению, приличествовало горничной, а одно из бледно-лиловых, подаренных ей Бетти. Кузина считала, что в них Тарине будет удобно в жаркую погоду.

Превосходно сшитое платье выгодно подчеркивало тонкую талию девушки, облегало стройные бедра и спадало к ногам каскадом шелка и тончайшего шифона.

Видя, что маркиз с некоторым изумлением оглядывает ее, Тарина попыталась овладеть собой и с усилием пролепетала:

— Извините, пожалуйста…

Маркиз вошел в кабинет и закрыл за собой дверь.

— Я полагаю, вы пожаловали сюда, чтобы поменять книги, — произнес он ровным тоном. — Вы ведь всегда это делали в мое отсутствие.

— Как вы догадались?

— На леди Лорейн это не похоже. Да и вряд ли, прочтя за короткое время такое множество книг, она осталась бы в совершеннейшем неведении относительно их содержания.

Тарина перевела дыхание:

— Прошу простить… Наверное, с моей стороны было неслыханной дерзостью брать книг без спросу… Но я боялась, что, если спрошу разрешения, вы откажете мне.

Давая эти неуклюжие объяснения, Тарина понимала, что любому слуге и впрямь было совершенно непозволительно так вести себя. В попытке спасти положение она добавила:

— Только я очень прошу вас — не гневайтесь на вашего слугу! Во всем виновата только я одна. Конечно, с моей стороны было очень нехорошо брать книги тайком, но они так много значат для меня…

— Вам они на самом деле понравились? — поинтересовался маркиз.

Глаза Тарины засветились восторгом, придав девушке еще большее очарование.

— Я как раз недавно размышляла над тем, что благодаря книгам, прочитанным на яхте вашей светлости, я… очень изменилась.

— Изменились? Что вы имеете в виду?

— Из ваших книг я многое узнала. Как говорил мой отец, передо мной открылись новые горизонты.

Наступило молчание, которое нарушил маркиз:

— А сейчас вы пришли в восторг от моих картин, не так ли?

Тарина перевела взгляд на миниатюры и ответила:

— О да! Они прекрасны. Я читала о джатаках, но никогда не думала, что мне доведется когда-нибудь увидеть их.

— А теперь, когда вы их видите, что вы о них думаете? — снова спросил маркиз.

Тарина помолчала, стараясь собраться с мыслями, а потом медленно сказала:

— Я знаю, что на протяжении столетий эти картины учили людей. Но то, чему именно они учат, очень трудно определить словами.

Маркиз подошел поближе к девушке, и они вдвоем стали рассматривать джатаку «Темия». Эта картина была выполнена в превосходной цветовой гамме и изображала множество людей в самых разных положениях.

Каждая человеческая фигурка была как бы отдельной миниатюрой, но в то же время их объединяло некое общее начало. Чем больше Тарина всматривалась в джатаку, тем яснее становился для нее ответ на поставленный маркизом вопрос.

— Мне кажется, — задумчиво начала она, — что эти изображения нужно постигать не глазами, а чувствами или, вернее сказать, душой…

Маркиз молча слушал, а потом тихо сказал:

— Вы очень точно выразили то, что я сам тщетно пытался определить.

— Так вы понимаете, что я хочу сказать? — вдохновенно вопросила Тарина. — Эти старинные картины говорят с нами на своем особом языке, и нам нужно научиться постигать его.

Снова наступило молчание, и вдруг маркиз резко спросил:

— Кто вы?

Тарина вздрогнула от этого неожиданного вопроса.

Видя, что она не торопится с ответом, маркиз продолжал:

— Мне известно, что здесь, у меня на яхте, вы появились в качестве горничной леди Брэдуэлл, но мне хотелось бы знать, кто вы на самом деле. — Помолчав с минуту, он добавил: — Я, например, не верю, что вы француженка, хотя вы и выдаете себя за нее.

Тарина хотела было ответить, как они и уславливались с Бетти, что ее отец был французом, а мать — англичанкой.

Но она совершенно не умела лгать, поэтому, вместо того чтобы дать маркизу вразумительный ответ, покраснела до корней волос, чувствуя, что этим вьщает себя еще больше.

— Я уверен, что существует вполне разумное объяснение того, зачем леди Брэдуэлп взяла вас с собой, — продолжал маркиз. — Но меня интересует другое — почему вы так отличаетесь от остальных моих гостей и почему, глядя на эти миниатюры, вы чувствуете в точности то же, что чувствую я.

— Это действительно так? — спросила Тарина. — Не могу поверить, что вы…

Она запнулась, в ту же минуту поняв, что ее дальнейшие слова могут показаться невежливыми.

— …Что я могу чувствовать то же, что и вы? — докончил за нее маркиз. — Полагаю, ваша недоверчивость имеет под собой все основания. Дело в том, что, когда я был в этих краях четыре года тому назад, в одном из буддийских храмов я встретил художника, который делал репродукции с настенных росписей. Тогда же я попросил его сделать копии и для меня. — Немного помолчав, маркиз с улыбкой продолжал: — Сам я совсем забыл, что сделал такой заказ, но жители Сиама — очень трудолюбивые и обязательные люди, к тому же не замечающие течения времени. Четыре года для них проходит, как одно мгновение. Не успели мы вчера вечером пристать к берегу, как мой художник уже принес свою работу.

— Я чрезвычайно рада, что мне удалось увидеть эти картины.

— Я так и думал, — с расстановкой произнес маркиз. — Но все же мне хотелось бы получить ответ на свой вопрос.

— Я полагаю, милорд, что в этом нет никакой необходимости. Мне кажется, вам вообще не следует замечать меня.

— Чепуха! — резко бросил маркиз. — Как я могу не замечать вас? Да я постоянно ощущаю ваше присутствие, даже если вы находитесь в другом месте!

Тарина не сводила с маркиза изумленного взгляда и вдруг, повинуясь минутному порыву, воскликнула:

— Неужели вы чувствуете по отношению ко мне то же, что…

Она умолкла, понимая, что ее дальнейшие слова могут прозвучать слишком откровенно, и маркиз сам закончил за нее эту фразу:

— …вы чувствуете по отношению ко мне!

Переведя взгляд на картины, он задумчиво произнес:

— По-моему, в дальнейших объяснениях нет нужды. Я прочел все книги по буддизму — а их у меня великое множество, — ив каждой говорится, что наше нынешнее существование — не единственно возможное.

Наступило молчание. Маркиз как будто обдумывал что-то. Собравшись с мыслями, он не торопясь продолжал:

— Вы не отрицаете, что мы оба неким таинственным образом ощущаем присутствие друг друга. Мне кажется, это происходит потому, что мы уже встречались в какой-то другой жизни, и наши души, обладающие большей проницательностью, чем наши глаза, знают об этом.

— Вы и вправду верите во все это? — спросила Тарина.

— Я в этом просто уверен, — подтвердил маркиз, — да и вы, я полагаю, тоже.

Взволнованная девушка отвела взгляд и сказала:

— Мы с отцом часто говорили на эту тему. Он считал буддизм единственно правильной и логически совершенной религией и полагал, что человек, проникнувшийся буддийской философией, непременно поймет, насколько она близка традиционным христианским ценностям.

Маркиз улыбнулся:

— Ну а теперь, я полагаю, настало время, чтобы вы наконец рассказали мне, кто вы такая. Не могли же вы и в самом деле сойти с одной из этих чудных картин, чтобы позабавить и озадачить меня!

— Прекрасное объяснение! — одобрительно заметила Тарина. — И не будем больше об этом… Давайте, милорд, оставим все как есть. — Заметив, что маркиз собирается что-то сказать, она поспешила добавить: — Так как не приходится рассчитывать на то, что я снова стану частью этой восхитительной джатаки, буду весьма признательна, если ваша светлость сочтет возможным доставить меня домой тем же способом, каким я попала сюда.

Только в этот момент Тарине впервые пришло в голову, что раз маркиз вернулся с прогулки, то за ним вскоре прибудут и остальные, и она торопливо сказала:

— Я должна идти. Наверное, ее светлость уже вернулась и ждет меня.

— Не спешите, — удержал ее маркиз. — Леди Брэдуэлл и остальные придут не скоро: им обещали показать королевский дворец. Я же видел его раньше и, как только закончил переговоры с королем, вернулся на яхту.

— В следующий раз я буду осторожнее! — пообещала Тарина. — Еще раз прошу прощения у вашей светлости за то, что воспользовалась библиотекой без разрешения.

Маркиз нетерпеливым жестом отмел ее извинения:

— Мой кабинет к вашим услугам в любое время, так же, как и мои картины.

Услышав эти слова, Тарина не могла скрыть своей радости.

— Благодарю вас от всего сердца! — прочувственно произнесла она. — Я не просто любуюсь джатаками — мне кажется, они завораживают меня! У меня такое чувство, что, глядя на них, я постигаю нечто более значительное, чем если бы прочла гору книг о буддизме.

В словах девушки слышался такой восторг, что маркиз, разумеется, не мог оставить его без внимания.

— И все же я хотел бы получить ответ на свой вопрос, — властно произнес он. — Откуда вы узнали обо всех этих вещах? Мне еще ни разу не доводилось обсуждать подобные темы с женщиной.

Тарина решила, что в данном случае можно сказать правду.

— Мой отец был ученым, специалистом по классической филологии, милорд, — начала она свои объяснения. — За свою диссертацию по восточной философии он получил степень доктора в Оксфордском университете.

— Как же ваш отец, дав вам такое прекрасное образование, допустил, чтобы его дочь стала горничной?

— Мой отец умер, милорд!

— Так вот почему вы в трауре! — произнес маркиз вполголоса, словно обращаясь к самому себе. — Ну что ж… Позвольте выразить свое восхищение вашим необыкновенно изысканным и, несомненно, дорогим нарядом.

Тарина уловила в голосе маркиза какую-то странную нотку, но не поняла, на что он намекает. И все же его поведение почему-то задело ее, и девушка с достоинством произнесла:

— Каждый раз, надевая одно из этих чудесных платьев, я благодарю Господа за то, что у меня теперь есть такие красивые и дорогие вещи.

Почему-то в этот момент Тарине вспомнилась сцена свидания маркиза и леди Миллисент, свидетельницей которого она невольно оказалась. Девушка прекрасно помнила то чувство отвращения, которое охватило ее, как только она поняла, какие отношения связывают этих людей.

И странное дело — Тарина негодовала не только на леди Миллисент за то, что та вела себя недостойным для замужней дамы образом. Ее почему-то задевало и поведение маркиза…

Должно быть, он догадался, о чем она думает, — глаза Тарины были слишком выразительны, — потому что вдруг резко бросил:

— Я ведь говорил вам, что нужно смотреть на звезды, а не на их искаженное земное отражение.

Прекрасно понимая, к чему относятся его слова, и не пытаясь скрыть своей догадки, Тарина после минутного колебания тихо сказала:

— Мне кажется, дурные поступки разрушают ту красоту, что Господь даровал нам…

— Но он же создал нас всего лишь слабыми людьми, — возразил маркиз. — Вы еще очень молоды и потому не можете снисходительно относиться к человеческим слабостям. Когда вы станете старше, то поймете, что человеку свойственно вечно стремиться к счастью.

Тарина сокрушенно вздохнула.

— Вы правы, — тихо сказала она. — Я и сама знаю, что очень невежественна и, наверное, глупа…

— Ни одно из этих определений к вам не подходит, — запротестовал маркиз. — Но вы должны постараться сохранить собственную чистоту. Нельзя прикоснуться к грязи и не испачкаться.

Тарина устремила на маркиза недоуменный взгляд.

— Людей портят не только их поступки, но и мысли, — пояснил он. — То, о чем вы сейчас думаете, глубоко вам чуждо. Да и мои картины учат вас совсем не этому!

— Вы правы… — задумчиво произнесла Тарина и, подумав, убежденно добавила: — Ну разумеется, вы абсолютно правы! Я и сама должна была догадаться об этом…

— Так вы обещаете мне выкинуть из головы все, что вас тревожит?

— Я… попытаюсь, — запинаясь, произнесла девушка, — но иногда это не такого легко…

— Это всегда нелегко, — веско заметил маркиз. — Но если бы все на свете доставалось нам легко, то человеку было бы не к чему стремиться, не за что бороться!

Тарина даже вскрикнула от изумления:

— Вы, разумеется, правы! Как только человек достигает цели, перед ним открывается новая. Как глупо с моей стороны, что я совершенно забыла об этом!

— А почему, как вы считаете, вы об этом забыли?

— Мне было страшно…

При этих словах Тарина вспомнила, в какое отчаяние повергла ее кончина отца, особенно когда она обнаружила, что осталась практически без всяких средств к существованию.

Как горячо она молилась, отправляясь в Лондон, чтобы кузина Бетти помогла ей!

И вот как раз в тот момент, когда она меньше всего этого ожидала, в жизни девушки сверкнул светлый луч надежды. Это произошло, когда кузина предложила ей отправиться вместе с нею в путешествие. Тьма рассеялась, все вокруг снова стало веселым и радостным.

— Путешествие, таящее в себе удивительные открытия! — как бы про себя произнесла Тарина.

Маркиз вздрогнул. Он отлично помнил, что именно эти слова произнес министр иностранных дел, обращаясь к нему с просьбой отправиться в Сиам. Помнится, лорд Розбери добавил, что, возможно, Вивьен найдет там звезду, которую тщетно ищет.

Слишком взволнованный таким совпадением, чтобы продолжать разговор с Тариной, маркиз решительно встал и направился к книжным полкам. С самой верхней из них он достал несколько книг.

— Вы наверняка еще не читали их, — сказал он. — Когда прочтете, мне будет интересно услышать ваше мнение. И я рад буду узнать, что дали эти книги вашему уму, а еще больше — вашей душе.

Тарина послушно взяла книги. Что-то подсказало ей, что течение их беседы нарушено и сейчас маркиз желал бы, чтобы она покинула его каюту.

Прижимая томики к груди, девушка направилась к двери. На пороге она остановилась, поклонилась маркизу и сказала:

— Благодарю вас, милорд, благодарю от всего сердца…

Выйдя из кабинета, она тихонько затворила дверь и потом поспешно, почти бегом, направилась к себе в каюту.

Тарину не покидало ощущение, что она спасается бегством от чего-то значительного и даже угрожающего, что надвигается на нее и от чего, как она в душе догадывалась, ей уже не будет спасения.

Девушке стало страшно. Она чувствовала, как у нее сильно колотится сердце. Ей казалось, что только что с ней произошло нечто таинственное, даже мистическое, что повергло в смятение ее невинную душу и взбудоражило все чувства.

Как она осмелилась так говорить, и с кем? С самим маркизом!

Как могла она настолько обнажить перед ним свои самые сокровенные мысли и чувства?

А его вопросы… Почему он задавал их? Неужели он и вправду считает, что между ними существует какая-то таинственная связь? А ведь порой ей самой так казалось…

«Нет, этого не может быть! — убеждала себя Тарина. — Это сон, наваждение, он не мог этого сказать!»

Она в изнеможении бросилась на кровать и попыталась собраться с мыслями. Но все так перепуталось, что ей казалось, будто она силится найти разгадку головоломки и не знает, с чего начать.

Одно Тарина знала твердо — маркиз совершенно не похож на того человека, образ которого она нарисовала в своем воображении, основываясь на словах Бетти. Более того, девушка почему-то была уверена, что истинную цену маркизу не знает никто, кроме нее самой.

Если она не ослышалась и он действительно произнес эти удивительные слова, тогда то, что говорят о маркизе в свете, представляя его неким вконец испорченным и циничным волокитой, не пропускающим ни одной юбки, просто ложь.

Этот портрет, возможно, представлял собой только одну половину его существа, в то время как другая, резко отличная от первой, была скрыта от посторонних глаз.

«А ведь человек и впрямь своеобразное соединение злых темных и светлых небесных сил», — подумала Тарина.

Только теперь она поняла слова отца. Он любил повторять, что в каждом человеке борются Бог и дьявол и каждый из нас сам волен выбирать дорогу, по которой будет шагать по жизни.

Погруженная в мысли о маркизе и о том, какое необыкновенное притяжение испытывают они друг к другу — подумать только, ведь она ощущает его с первой минуты, как ступила на борт «Морской сирены»! — Тарина вдруг с ужасом вспомнила, что ведь это благодаря Бетти она находится здесь. Как могла она так забыться, так некрасиво вести себя по отношению к кузине!

Ведь Тарине отлично известно, что Бетти, ее дорогая кузина, которую девушка любит всей душой и которой обещала помочь, страстно желает стать женой маркиза.

— Надеюсь, они будут счастливы, — сказала Тарина вслух.

При этих словах она испытала такую душевную муку, что даже себе самой не смела признаться в ее причине…

Глава 6

Всю ночь Тарина не сомкнула глаз.

Лежа без сна, она думала о маркизе и о тех удивительных приключениях, которые выпали на ее долю с тех пор, как она покинула Лондон.

Не успели первые лучи солнца коснуться речной глади, как девушка встала и подошла к иллюминатору. На ее глазах черное ночное небо постепенно меняло цвет от темно-серого до совсем светлого.

При этом она вспоминала слова маркиза: «Смотрите на звезды!» Погруженная в размышления, Тарина вздрогнула, когда услышала за спиной какой-то легкий шорох, и обернулась к двери.

К удивлению Тарины, на попу лежала записка — ее, очевидно, только что просунули под дверь.

Она быстро схватила ее и увидела четкий, прямой почерк, который, без сомнения, принадлежал маркизу.

«Если вы не спите, — гласило послание, — то не хотите ли поехать со мной на Плавучий базар? Приходите к пристани у Восточного отеля».

Первым чувством Тарины было изумление, а затем ее охватило радостное возбуждение.

Она, конечно, слышала о Плавучем базаре, этом уникальном явлении Бангкока. Однако зная, что торговля там начинается очень рано, девушка никак не предполагала, что увидит его своими глазами.

Тарина поспешно умылась и, долго не раздумывая, достала из гардероба первое попавшееся под руку платье.

И только взглянув на себя в зеркало, чтобы причесаться, она заметила, что надела прелестное хлопчатобумажное платье, которое Бетти наверняка привезла из Парижа.

Фасон был очень необычен, а дополнительное очарование этому наряду придавала ажурная вышивка, сквозь которую были продернуты лиловые ленточки.

В этом простом и милом платье, делавшем честь вкусу Бетти, скрывалась какая-то особая привлекательность.

Тарина постаралась причесаться покрасивее. Приглаживая перед зеркалом волосы, она вспомнила, что Бетти подарила ей небольшую шляпку, которая наверняка подойдет к этому платью.

Шляпка из белого муслина тоже была изысканно украшена лиловыми лентами. «Как раз подходящий наряд для молодой девушки», — решила Тарина.

А может быть, он ей уже не по возрасту, вдруг засомневалась она. Несомненно было одно: такой наряд слишком хорош для простой горничной.

Но времени переодеваться уже не было, и, схватив перчатки, девушка поспешно вышла из каюты.

В коридоре было пустынно и тихо — должно быть, все еще спали.

Тарина вышла на палубу. Никого из слуг она не увидела, но дверь была открыта, и девушка догадалась, что ее отпер маркиз.

Спустившись по трапу, она уже через несколько шагов очутилась в саду, примыкавшем к Восточному отелю.

Тарина была уверена, что пристань, о которой говорилось в записке, находится на другом краю сада. Пройдя по дорожке, по обеим сторонам которой росли кокосовые пальмы, она вскоре, как и ожидала, увидела маркиза. Он уже ждал ее.

Пока Тарина подходила к маркизу, он быстрым взглядом окинул ее платье и шляпку. Девушке хотелось бы думать, что его взгляд выражает восхищение, но полной уверенности в этом у нее не было.

Подойдя к маркизу и слегка запыхавшись от быстрой ходьбы, Тарина сказала:

— Спасибо, что пригласили меня! Мне так хотелось взглянуть на Плавучий базар, но я считала, что это вряд ли возможно.

— Думаю, он вам понравится, — высказал предположение маркиз. — Пойдемте, лодка уже ждет нас.

Лодка, о которой шла речь, выглядела довольно необычно. До сих пор Тарина ни разу такой не видела. Они с маркизом сели впереди, а на корме расположились два гребца и рулевой, которых отделяла перегородка, сделанная по центру лодки. Создавалось ощущение, что Тарина и маркиз сидят как бы в отдельном отсеке и могут спокойно разговаривать, не опасаясь быть услышанными.

Лодка неторопливо двинулась вниз по реке. День постепенно вступал в свои права, отгоняя ночь. Первые лучи солнца уже окрасили горизонт.

На небе виднелись лишь несколько звездочек, да и те угасали. Это был тот волнующий, таинственный момент между тьмой и светом, когда, кажется, природа замирает, готовясь к новому дню, полному тревог, но сама река уже жила полной жизнью.

Множество лодок и лодочек, не похожих одна на другую, покинули места своей ночной стоянки и заполнили все водное пространство. В довершение всего по реке сновали паромы, на которых жители Сиама направлялись на работу.

Некоторое время прошло в молчании. Наконец маркиз сказал:

— Я не мог уснуть всю ночь. Вспоминая наш разговор, я не мог отделаться от ощущения, что все это очень необычно.

— Наверное, ваши картины навеяли нам такие мысли, — робко заметила Тарина.

— То есть они хотят побудить нас искать их истинный смысл. Вы это имеете в виду? — спросил маркиз.

— Да, мне кажется, что каждый, кто на них смотрит, должен стремиться к поиску истины, — ответила девушка.

Снова наступило молчание, которое опять нарушил маркиз:

— Как вас зовут?

— Тарина.

— Какое странное имя! Но оно вам идет. Никогда раньше не встречал женщины с подобным именем.

— Его носила моя прабабушка. Она была австрийкой.

Маркиз улыбнулся:

— Вот почему у вас такие рыжие волосы! Значит, я был прав, когда усомнился в том, что вы француженка.

Боясь, что сейчас последует вопрос, почему же в таком случае у нее французская фамилия Жанзе, и не желая отвечать на него, Тарина отвернулась и стала осматривать берега.

Из деревянных домишек, стоявших в воде на сваях, выходили женщины, чтобы развесить выстиранное белье.

Ребятишки махали пассажирам проплывавших лодок, а самые смелые мальчишки плескались в воде, забравшись на плотик, сделанный из нескольких связанных между собой дощечек.

Все люди приветливо улыбались.

Тарина заметила:

— Какая счастливая страна! Ведь люди здесь бедны, это сразу видно, но они всегда веселы и довольны жизнью. А ведь, в сущности, так и должно быть.

— Да, жизнь прекрасна, — многозначительно подтвердил маркиз.

Тарина поняла, что он хотел сказать — не надо думать ни о чем гадком и дурном. Он уже говорил ей об этом.

Чтобы достичь той части реки, где, собственно, и располагался Плавучий базар, путешественникам потребовалось довольно много времени, но оно пролетело для Тарины как одно мгновение. Дело в том, что, пока лодка в числе многих других медленно продвигалась к так называемому клонгу, то есть узкому притоку основного рукава реки, девушка не сводила глаз с берегов. Все, что представало ее взору, было так интересно и необычно!

Но вот наконец клонг стал сужаться. По обоим его берегам виднелись домики на сваях. К каждому примыкала дощатая веранда, а на уровне воды была расположена небольшая площадка со ступенями, по которым можно было подняться наверх, в дом.

Но больше всего Тарину поразило количество лодок. Клонг буквально кишел ими.

В каждой сидел один человек — мужчина или женщина — в плетеной шляпе и управлял лодкой с помощью длинного весла. Все лодки были до краев наполнены товаром, главным образом фруктами и овощами.

На светло-зеленом фоне огурцов, ананасов и фасоли пламенели красная редиска и клубника. Тут же виднелись огромные спелые дыни и грибы самого причудливого вида.

С одних лодок продавали различную хозяйственную утварь — горшки, кастрюли и сковороды, с других — мясо, рыбу и домашнюю лапшу, а с некоторых — даже уголь. С восходом солнца влажная жара, подобно гигантской морской волне, обволокла все вокруг, и продавцы раскрыли огромные зонтики, чтобы уберечь товар от порчи.

Лодка, в которой находились Тарина и маркиз, медленно продвигалась вперед. Рядом шла бойкая торговля, и вообще все было так интересно, что Тарина не знала, куда ей смотреть — направо или налево. Ни разу в жизни ей не доводилось видеть такого захватывающего зрелища, как Плавучий базар в Бангкоке.

Продавцы нахваливали свой товар, покупатели, стремясь купить подешевле, громко спорили, добиваясь уступки — черта, свойственная всем восточным базарам, — но при этом каждый не терял доброго расположения духа, а на лицах людей постоянно можно было видеть приветливую улыбку.

Завороженная Тарина не сводила глаз с открывающегося вокруг великолепия и чувствовала себя, как ребенок, которого впервые взяли в цирк.

Чтобы получше все рассмотреть, она сняла шляпку, и ее роскошные рыжеватые волосы чудесно заиграли в ярком утреннем свете. Поглощенная своими наблюдениями, Тарина даже не заметила, что маркиз не сводит с нее глаз.

Они пробыли на Плавучем базаре достаточно долго и, кажется, успели осмотреть все, заслуживавшее интереса. Наконец Тарина со вздохом сказала:

— Никогда не думала, что на свете существует зрелище столь привлекательное и необычное.

— Я не сомневался, что вам понравится, — откликнулся маркиз.

Лодка двинулась в обратный путь. По мере того как разгорался день, голоса продавцов и покупателей становились все громче, солнце сияло на небосклоне, заливая все кругом ярким светом и придавая базару еще большее очарование, чем рано утром.

Наконец суденышко достигло основного рукава реки.

— У меня нет слов, чтобы выразить свою благодарность! — с чувством сказала Тарина. — Ведь вы помогли мне увидеть нечто незабываемое, типично сиамское.

При этом она посмотрела на маркиза, и ее поразило выражение его лица. До этого он никогда не смотрел на нее так.

Наступило молчание, которое и рушил маркиз:

— Так что же теперь с нам будет, Тарина?

На секунду девушке показалось что она ослышалась.

Однако выражение лица маркиз; настолько ясно выдавало то, о чем он думает, что Тарина поспешно отвела глаза и пролепетала:

— Я… не понимаю вас…

— А мне кажется, отлично понимаете, — возразил маркиз. — Могу признаться, что этот вопрос мучил меня всю ночь.

— Если вы настаиваете на ответе, милорд, то я могу сказать одно — ничего.

— Зачем вы это говорите? — строго спросил маркиз.

Тарина с минуту колебалась, а затем тихо сказала:

— Вы прекрасно знаете, что мне не следовало быть сейчас здесь, рядом с вами… Если бы об этом стало известно гостям вашей светлости, то наверняка пошли бы толки, пересуды…

— Им вовсе не за чем знать об этом, — возразил маркиз. — И все же я хочу получить ответ на свой вопрос.

Тарина молчала. Через некоторое время маркиз сказал:

— Вы прекрасно знаете, что я не могу вас потерять. Мне хотелось бы говорить с вами, узнать, почему джатаки вызывают в вас те же чувства, что и у меня, и почему мы так схожи во взглядах на многие вещи. Но, пока мы оба остаемся на яхте, нам действительно невозможно встречаться. Тарина все еще не решалась взглянуть на маркиза, и ему снова пришлось самому нарушить молчание:

— Вы понимаете, какого рода предложение я хочу вам сделать, но не решаюсь.

На мгновение Тарина почувствовала себя озадаченной.

Но уже через минуту, поняв, что хотел сказать маркиз, она с негодованием произнесла:

— Не хотите ли вы сказать, что… Нет, вы не должны так думать!

Ее голос прервался, слова были еле слышны. И вдруг она услышала, как маркиз обращается к ней резким тоном, которого она никогда еще не слышала:

— Откуда у вас это платье?

Тарина удивленно посмотрела на него. Ей показалось, что этот вопрос не имел никакой связи с предметом их разговора.

Но резкость тона маркиза и то странное выражение его лица, которое она уже не раз наблюдала за эти два дня, ясно дали ей понять, что от красоты и сияния Плавучего базара она опять возвращается к суровой действительности.

Перед глазами девушки возникла картина — маркиз страстно целует леди Миллисент.

В ушах стоял голос миледи, которая назвала маркиза своим «прекрасным возлюбленным» перед тем, как покинуть палубу.

Она вся напряглась. Должно быть, по выражению ее лица маркиз угадал то состояние, в котором в тот момент находилась Тарина, потому что быстро сказал:

— Я не хотел шокировать вас. Но я настаиваю на ответе. Итак, откуда у вас это платье?

Ошеломленная его требовательным тоном и собственными мыслями, Тарина, не раздумывая долго, тихо ответила:

— Это подарок друга…

— Я так и предполагал, — иронично заметил маркиз.

В его голосе чувствовались циничные нотки. Когда Тарина поняла, на что он намекает, она прямо задохнулась от гнева:

— Как вы смеете думать обо мне дурно? Вы, человек, у которого такие прекрасные, возвышающие душу вещи, как джатаки, и в то же время позволяете себе так гадко обо мне думать!

Тарина не представляла себе в точности, что означает, если мужчина платит за ее платья. В одном она была уверена — маркиз ставит ее на одну доску с леди Миллисент. Он предполагает, что у нее есть любовник, каковым он сам был для леди Миллисент!

— Если я ошибся, прошу меня простить, — извиняющимся тоном произнес маркиз.

Его голос утратил и цинизм, и требовательность, которые он еще так недавно позволял себе в разговоре с Тариной.

— Разумеется, вы ошиблись! — с негодованием подтвердила девушка. — Более того — я нахожу оскорбительным и унизительным то, что вы осмелились так думать обо мне!

— А вы не задавались вопросом — каким образом вам так легко удалось проникнуть в мои мысли? — неожиданно спросил маркиз. — И почему я, в свою очередь, без труда читаю ваши мысли?

Тарина молчала. После некоторой паузы маркиз ответил себе сам:

— Теперь вы поняли, почему я спросил, что же теперь с нами будет? Не можем же мы просто взять и разойтись, когда между нами уже обнаружилось так много общего и, без сомнения, обнаружится еще больше, если мы продолжим наши отношения!

— Не будем говорить об этом, — попросила Тарина.

— Но что же мне делать? — требовательным тоном поинтересовался маркиз.

Не раздумывая, Тарина произнесла первое, что ей пришло в голову: — Вы пригласили Бе… леди Брэдуэлл в это путешествие… Она считает, что вы поступили так потому, что намереваетесь жениться на ней.

— Жениться на ней? — переспросил маркиз.

В его голосе слышалось такое неподдельное изумление, что Тарина, в свою очередь, удивленно посмотрела на него.

Наконец, осознав смысл сказанного, она вскрикнула от ужаса:

— Что вы хотите сказать? Неужели вы намеревались?..

Она была не в силах продолжать. Безжалостная действительность вторглась в наивные представления девушки о жизни, и в мгновение ока они были разрушены.

Тарине уже не требовались слова маркиза для подтверждения своей догадки. Она поняла, что он собирался стать любовником Бетти и только присутствие на яхте леди Миллисент нарушило его планы.

«Но ведь Бетти не могла так поступить!» — в отчаянии убеждала себя Тарина.

Однако ей припомнилось, в каких выражениях Бетти говорила о маркизе. Да, сомнений быть не могло — кузина ни единым словом не обмолвилась о том, что собирается выйти замуж за маркиза.

— Но это невозможно! — воскликнула Тарина, пораженная тем, что вдруг так ясно представилось ей. — Это дурно, безнравственно! Она никогда бы так не сделала…

— Я уже говорил вам, — мягко произнес маркиз, — что в мои намерения вовсе не входило шокировать вас.

— И все же я шокирована! — задыхаясь, произнесла Тарина. — Да, прежде чем я ступила на борт вашей яхты, я ничего не знала о светской жизни, но теперь… Однако у меня есть чувство собственного достоинства, и никто никогда не отнимет его у меня!

Она дрожала. Ее переполняли противоречивые чувства, и казалось, вот-вот из глаз девушки хлынут потоки слез.

В одно мгновение ее наивность, грезы юности были грубо попраны. Она словно разом повзрослела.

Тарине казалось, что она в одночасье очутилась в чуждом, пугающем мире, которого она не понимала и который наводил на нее ужас.

Маркиз каким-то внутренним чутьем догадался, о чем она думает. Взяв ее руку в свои, он мягко сказал:

— Простите меня. Мне вовсе не хотелось расстраивать вас. Я вел себя как эгоист, думал только о себе. Но в одном вы правы — я даже представить себе не мог, что вы так чисты и наивны.

— О нет, теперь уже нет! — дрожащим голосом произнесла Тарина.

— Я ведь уже не раз говорил вам — смотрите на звезды, а не на их искаженное отражение.

— Именно это я и пыталась сделать. Но теперь, когда я знаю, сколько на свете дурного, звезды потеряли для меня свое былое очарование.

Маркиз сжал ее руку:

— Мне кажется, вы не очень внимательно изучали мои картины. Ведь в них принца всегда преследуют злые духи, и только в последний момент ему удается спастись благодаря вмешательству святой девы.

Тарина молчала.

Она понимала, что маркиз говорит ей. Конечно, это нехорошо, что он держит ее руку, но почему-то ей вовсе не хотелось освободить ее.

Мир, полный пугающих загадок, внезапно открылся перед Тариной — недаром она обладала «проницательностью», как говорил ее отец, — и о существовании этого мира она до сих пор даже не подозревала.

Перед ней вдруг возник образ леди Миллисент, ее темные, чуть раскосые глаза, рот, искривленный в соблазнительной улыбке, манера двигаться, делавшая ее так похожей на змею-искусительницу.

Маркиз не сказал этого прямо, но Тарина догадалась сама — леди Миллисент была искушением, перед которым он был не в силах устоять.

Тем не менее миледи покинула яхту, и сердце маркиза вовсе не было разбито.

— Мне кажется, — произнес маркиз, внезапно вторгаясь в ход мыслей Тарины, — что вы и есть та самая святая дева, которая послана мне судьбой. Именно вы призваны помочь мне преодолеть все дьявольские искушения и вновь вернуться на путь добродетели.

В его голосе чувствовались искренние нотки, и Тарина рискнула поднять голову и взглянуть на него, чтобы убедиться, что он не шутит.

— Но у меня нет никакого права вторгаться в вашу жизнь, — тихим голосом возразила она. — Ваша жизнь принадлежит только вам, и только вы сами можете изменить ее…

Маркиз покачал головой:

— Вы ошибаетесь. В жизни каждого мужчины есть женщина, которая вдохновляет и ведет его, подобно звезде. И если в поисках этой путеводной звезды он порой сбивается с истинного пути и может пасть жертвой искушений, грехи в конце концов простятся ему.

— Кем же?

— Думаю, следовало бы ответить «Богом», — серьезно сказал маркиз, — но в данном случае я прошу прощения у вас, Тарина.

— За что же? За то, что вы хотели мне предложить?

— Нет, за те сомнения, что я невольно заронил в вашу душу. Если бы я заранее знал, какая вы на самом деле, я бы скорее дал отрубить себе правую руку, чем позволил бы осквернить существо столь чистое и непорочное.

Теперь слова и тон маркиза разительно отличались от той манеры, в какой он до этого говорил с Тариной. Она взглянула на него с удивлением, а он вдруг спросил:

— Не правда ли, вас еще никто ни разу не целовал?

— Конечно, нет! — с негодованием отвергла такое предположение Тарина, снова отворачиваясь от маркиза.

Ей бы следовало отнять свою руку, но он не отпускал ее.

— Я так и думал, — сказал маркиз. — Давайте начнем сначала. Предоставьте все мне. Я сумею найти способ устроить так, чтобы нам не разлучаться, хотя, должен признаться, в настоящий момент мне ничего не приходит в голову.

— А как же леди Брэдуэлл?

Наступило молчание. После некоторой паузы маркиз тихо сказал:

— Давайте раз и навсегда внесем ясность в этот вопрос — я слишком долго был холостяком и не намерен менять свое положение.

«Как будет разочарована Бетти!» — подумала Тарина, но, увы, она понимала, что не в силах что-либо предпринять.

Однако оставалась еще одна опасность. Тарина боялась, что на обратном пути Бетти может пойти по стопам леди Миллисент.

И тут же уверила себя, что это невозможно.

Нет, Бетти вовсе не такая! Конечно, она упоминала о неком парижском графе и итальянском князе, но почему-то Тарина была уверена, что ни один из них не был ее любовником.

Возможно, она флиртовала с ними, что было вполне объяснимо — ведь Бетти такая хорошенькая! Правда, в глазах ее отца даже такое поведение было предосудительным для замужней женщины, с сожалением призналась себе Тарина.

Она чувствовала себя маленьким ребенком, заблудившимся в лесу и внезапно оказавшимся без поддержки родных и друзей.

Вот почему она судорожно ухватилась за руку маркиза, ища в нем защиты от бушующего моря взрослой жизни.

— Мне так страшно! Я не понимаю, что со мной творится…

У нее перехватило дыхание. Но маркиз догадался, что хотела сказать девушка. Ласково взглянув на нее, он тихо произнес:

— Предоставьте все мне. Я сумею найти выход! Вы должны мне верить!

«А ведь еще недавно я считала, что этому человеку нельзя доверять!» — молнией промелькнула мысль, но почему-то сейчас, сидя рядом с маркизом и держа его за руку, Тарина верила ему.

Словно некие таинственные токи передавались от одного к другому и пронизывали все существо Тарины.

Взглянув на маркиза, она поняла, что он чувствует то же, что и она. А раз так, решила про себя девушка, она не могла ему не верить.

Он наверняка найдет выход! Он сумеет сделать так, что ей не о чем будет тревожиться…

И, словно отвечая на ее мысли, маркиз тихо произнес:

— Все будет хорошо, поверьте мне!

— Я вам верю, — запинаясь, сказала Тарина. — Но мне так страшно… Теперь, после смерти отца, я совсем одна на свете…

— Сейчас мы вернемся на яхту, — продолжал маркиз спокойным тоном. — Приходите и смотрите на мои картины, как только вам захочется. С их помощью я постараюсь сказать вам то, что пока не умею выразить словами.

Тарина глубоко вздохнула, но на этот раз с облегчением.

Ей вдруг пришло в голову, что если бы сейчас маркиз заключил ее в объятия и прижал к сердцу, она чувствовала бы себя в полной безопасности.

И в ту же секунду таинственные флюиды пронизали все ее существо и передались маркизу через их сплетенные руки.

Новое чувство теснило грудь Тарины, наполняло новым смыслом биение ее растревоженного сердца.

Вот впереди показался причал Восточного отеля. И только в это мгновение Тарина поняла, что за новое чувство овладело ею… Это была любовь!

Оно пришло внезапно, когда девушка меньше всего ожидала этого, и захватило ее всю. Отныне вся жизнь Тарины будет подчинена этому сладостному чувству…


Утром за завтраком маркиз не появился. На вопрос Бетти: «Что с ним?» — один из стюардов объяснил, что его светлость приказал подать себе завтрак в каюту.

Это показалось Бетти очень непохожим на маркиза и потому забавным, и она с улыбкой взглянула через стол на Гарри Прествуда, ожидая, что и его насмешила эта прихоть друга.

Однако вопреки ее ожиданиям в этот момент Гарри смотрел не на нее, а на лодки, которые проплывали мимо яхты, причем так пристально, как будто никогда в жизни не видел ничего более интересного. С тех пор как яхта пришвартовалась в Бангкоке, трапеза обычно проходила на открытом воздухе, на корме, где над палубой был натянут тент для защиты от палящего солнца.

Хотя Бетти порой тоже с любопытством наблюдала за суденышками, сновавшими по реке, сейчас ее почему-то раздосадовало то обстоятельство, что какие-то лодки привлекали Гарри больше, чем она

Та завтраком сидели только они двое. Неожиданно Бетти со стуком опустила на стол вилку и нож негромко позвала:

— Гарри!

Не поворачивая головы, он бросил короткое:

— Да?

— Что случилось?

— А почему вы решили, что что-то случилось?

— Но я же вижу! С тех пор как мы прибыли в Бангкок, а вернее сказать, даже раньше, вы как будто избегаете меня. В чем я провинилась, что я такого сказала или сделала, что вы на меня обиделись?

— Ничего подобного.

— Но я же вижу, что с вами что-то произошло.

— Мне не хотелось бы говорить об этом.

— А я настаиваю! — не сдавалась Бетти. — Пока мы плыли по Средиземному морю, Суэцкому каналу и Красному морю, мы с вами прекрасно ладили — или по крайней мере мне так казалось. И вдруг вас словно подменили.

Гарри упорно хранил молчание, и через некоторое время Бетти, потеряв терпение, воскликнула:

— Прошу вас, объясните мне, в чем дело. Меня это очень беспокоит, я прямо сама не своя.

Только после этих слов Бетти Гарри повернул наконец голову от реки и, взглянув на нее, спросил:

— Это правда?

— Ну конечно, правда! Как вы можете быть таким… жестоким?

Голос Бетти дрогнул. Неожиданно Гарри встал из-за стола и сказал:

— Мне надо поговорить с вами, но только не здесь.

— Тогда где же?

— Там, где нам никто не помешает. Бросив быстрый взгляд на берег, он неожиданно предложил:

— Пойдемте со мной, только, ради Бога, скорее, пока Лорейны не спустились к завтраку.

Бетти с изумлением уставилась на него:

— Как, прямо так, не переодеваясь?

— Мы ненадолго пройдем в сад, так что шляпа вам не понадобится.

Тон, которым Гарри произнес эти слова, не допускал никаких возражений, и Бетти не стала перечить, а молча повиновалась.

Вслед за Гарри она миновала палубу и по трапу спустилась на пристань.

Пристань упиралась в ворота, за которыми начинался сад, принадлежавший Восточному отелю.

Открыв ворота, Гарри пропустил Бетти вперед. В этот ранний час в саду не было ни души.

Они двинулись по тенистой дорожке к уединенному месту среди цветущих кустарников и высоких деревьев. Можно было поручиться, что здесь их не заметит никто из случайных прохожих, разве что кто-нибудь специально придет сюда же.

Посреди зарослей кустарника стояла деревянная скамеечка. Бетти села на нее, а рядом разместился Гарри.

Ей показалось, что он сел не так близко, как мог бы, и она вопросительно посмотрела на своего спутника.

Но он, ничего не объясняя и все так же упорно, как на яхте, избегая Бетти, не сводил взгляда с реки.

— Так в чем же дело, Гарри? — спросила наконец Бетти.

— А вы не знаете?

— Не имею ни малейшего представления.

Он глубоко вздохнул:

— Я отправляюсь на родину с первым же судном или по суше.

Гарри говорил резко и отрывисто. Бетти с недоумением уставилась на него.

— Но почему? — спросила она. — Что случилось?

— Мне казалось, что вы и сами догадываетесь.

— Нет, я ничего не понимаю! Почему вы так изменились? О Гарри, в чем я провинилась перед вами?

Это был крик ребенка, которого незаслуженно обидели. Гарри обернулся к Бетти:

— Ради всего святого, дорогая, не говорите со мной так! Я этого не вынесу…

Бетти все еще с недоумением смотрела на него, а Гарри продолжал:

— Я люблю вас! Мне казалось, что вы сами могли бы догадаться… И если вы думаете, что я смогу как ни в чем не бывало плыть вместе с вами на «Морской сирене» и не сойти с ума или не выброситься за борт, вы глубоко заблуждаетесь!

— Так вот в чем, оказывается, дело! — воскликнула Бетти с восторгом. — Но почему же вы раньше мне не сказали? Я тоже люблю вас, Гарри! Я уже давно влюбилась в вас и очень страдала, видя, что вы ко мне равнодушны…

— Равнодушен? — переспросил Гарри с мукой в голосе.

Шагнув к Бетти, он взял ее руки в свои и покрыл поцелуями.

— Я обожаю вас! Я вас боготворю! Если бы вы знали, через какие адские муки я прошел… Видеть вас, такую изысканно-прекрасную, и знать, что у меня нет ни единого шанса, что вы никогда не будете принадлежать мне!..

— Но почему вы так говорите?

— Потому что вы предназначались Вивьену. И еще потому, что мне нечего предложить вам.

— Нечего?

Гарри с такой силой стиснул руки Бетти, что у него побелели пальцы.

— Неужели вы полагаете, что если бы я мог предложить вам выйти за меня замуж, я не сделал бы этого в первые же дни нашего знакомства?

Бетти не отвечала, и он продолжал: — И не только потому, что я никогда не встречал женщины красивее, но и потому, что все в вас так же прекрасно, как и ваше лицо, — вы милы, очаровательны, отзывчивы… — Помолчав немного, он со вздохом произнес: — Я мог бы говорить о вас бесконечно! И все же я вынужден покинуть вас, ибо не в силах выносить этого…

— Но почему? Почему? — в отчаянии вскрикнула Бетти.

Гарри отпустил ее руку и невидящим взглядом уставился на реку. Затем, немного успокоившись, он ответил:

— У меня нет ни гроша за душой! Мой отец наделал чудовищные долги, и после его смерти мне предстоит до конца своих дней выплачивать их… Если бы не Вивьен, я, наверное, уже давно умер бы с голоду или сидел в долговой яме!

У Бетти вырвался крик ужаса.

— Но должен же быть какой-то выход!

— Если вы скажете какой, я так и поступлю.

Бетти промолчала, и Гарри продолжил свои объяснения:

— С тех пор как я понял, что люблю вас, я провел много бессонных ночей, вынашивая самые сумасшедшие планы, которые позволили бы мне предложить вам руку и сердце.

Бетти сочувственно вздохнула, но не произнесла ни слова, и Гарри удрученно продолжал:

— Увы, горькая правда такова — у меня нет ни гроша. Я могу жить только за счет друзей, чего я ни в коем случае не намерен допустить, особенно в отношении Вивьена, или подметать улицы. Больше я ни на что не пригоден!

В его словах слышалось такое непритворное душевное страдание, что у Бетти сжалось сердце, и она сочувственно пожала ему руку.

— Прошу вас, Гарри, не надо отчаиваться!..

— Как же я могу не отчаиваться? Ведь я люблю вас! — с мукой в голосе произнес он. — О Господи, ну почему такое случилось именно со мной? Я знавал многих женщин. Не буду утверждать, что был к ним совершенно равнодушен, но ни одну из них мне не хотелось назвать своей женой, ни с одной не хотелось связать навсегда свою жизнь. И вот я встретил вас!..

Наступило молчание, затем Бетти тихо сказала:

— Я знаю, Гарри, вы очень гордый… Однако должна вам сказать, у меня будут кое-какие средства, даже если я вторично выйду замуж.

— Я уже думал об этом, — отозвался Гарри. — Но неужели вы хотите, чтобы, вступив в брак, я потерял всякое уважение к себе? А ведь именно так и произойдет, если я буду жить на средства жены, не располагая своими собственными.

— Но уверяю вас, Гарри, у меня не так уж много денег! — поспешила заверить его Бетти. — После смерти мужа мне досталось порядочное наследство, но только на правах доверительной собственности. Если я второй раз выйду замуж, то буду иметь лишь четверть этой суммы.

— Даже если бы речь шла о нескольких шиллингах, я все равно не мог бы их принять, не имея равной суммы, — возразил Гарри. — А кроме того, как я могу обречь вас на жизнь, лишенную привычного для вас комфорта? У вас не будет восхитительных нарядов, которые придают вам еще большее очарование!

— Неужели вы полагаете, — спросила Бетти, — что все это будет иметь для меня хоть какое-нибудь значение, когда вы будете рядом со мной? О мой дорогой, да с вами я проживу счастливо даже в шалаше! Еще никогда в жизни я не испытывала подобных чувств…

Ее проникновенный тон тронул Гарри до глубины души.

Вздохнув от полноты чувств, он привлек Бетти к себе, и их уста слились.

Он целовал ее с неистовой силой, нежно и в то же время страстно. Прошло довольно продолжительное время, затем Гарри нетвердым голосом произнес:

— Дорогая, как я вам благодарен за то, что вы только что сказали! Но увы, я вынужден ответить «Нет!». Это решение окончательно и бесповоротно.

— Но почему? — недоумевала Бетти. — Почему?

— Вы имеете огромный успех в свете, — ответил Гарри. — Наслаждайтесь жизнью и забудьте о существовании несчастного по имени Гарри Прествуд, который будет любить вас до конца своих дней!

— Гарри, опомнитесь! Я этого не вынесу, — взмолилась Бетти. — Я хочу, чтобы мы были вместе, и не хочу вас терять!

— Вы еще очень молоды, — возразил Гарри, — и наверняка встретите на своем жизненном пути мужчину, которого полюбите. И он вас… О, как невыносимо думать об этом!

— Когда я овдовела, — задумчиво произнесла Бетти, — то решила, что больше никогда не выйду замуж. Мой брак был несчастливым… Но теперь, встретив вас, Гарри, больше всего на свете мне хотелось бы стать вашей женой. И поверьте, деньги не имеют для меня никакого значения!

— А дня меня имеют, — возразил Гарри. — Вы так молоды, так прекрасны! Разве я могу ввергнуть вас в нищету? А каким унижением будет для вас сознание того, что ваш муж вынужден быть нахлебником у своих друзей, иначе он просто умрет с голоду! — Он глубоко вздохнул. — Моя дорогая, любимая, единственная, вы должны подумать о себе. Сейчас мы вернемся на яхту, и я намерен попросить у Вивьена денег, чтобы добраться до Англии, — долг, который я вряд ли когда-нибудь смогу отдать. С первым же пароходом я отправлюсь на родину — наверное, так будет дешевле, чем путешествовать по суше.

— О Гарри, не говорите так! — взмолилась Бетти. — Прошу вас, не покидайте меня, останьтесь! Хотя бы еще немного, чтобы мы могли спокойно все обсудить…

— Это невозможно, дорогая, — возразил Гарри. — Я слишком люблю вас. Видеть вас ежедневно и знать, что вы никогда не станете моей… Какая мука!

— Но предположим на минуту, — запинаясь, вполголоса произнесла Бетти, — что вы твердо решили уехать… А что, если я последую за вами? Вам не обязательно жениться на мне, но зато мы будем вместе…

Наступило молчание, а затем Гарри возмущенно воскликнул:

— Вы не должны так говорить! Неужели вы думаете, что мне самому не приходило это в голову? Но я в ту же секунду устыдился своих собственных мыслей! — Он снова взял ее за руку. — Вы ведь не леди Миллисент, Бетти. Вы слишком чисты и прекрасны. — Не сводя с нее глаз, Гарри продолжал: — Вы созданы для того, чтобы стать женой достойного человека, матерью его детей. Мне страшно даже подумать, что вы станете частью того испорченного, безнравственного света, куда хотел вовлечь вас Вивьен!

— Ему никуда не удается меня вовлечь! — с негодованием возразила Бетти. — Я хочу быть с вами…

— Я чрезвычайно благодарен вам, дорогая, за то, что вы только что предложили, — растроганно продолжал Гарри, — но снова вынужден повторить «Нет!». Вы даже не представляете себе, до какой степени вы не похожи на тех женщин, в обществе которых привыкли вращаться мы с Вивьеном. И я не позволю вам ступить на путь греха! С этими словами Гарри начал нежно, палец за пальцем, целовать руку Бетти, а затем ее ладонь.

— Но предположим, — тихо сказала Бетти, — что, когда вы уедете, я стану такой же, как леди Миллисент, — испорченной и безнравственной?

Гарри внимательно посмотрел ей в глаза.

— Обещайте мне, дорогая, что вы никогда этого не сделаете, — с расстановкой произнес он. — Поклянитесь всем, что для вас свято, поклянитесь вашей любовью, что вы всегда останетесь такою, как сейчас, пока не встретите достойного человека, в сердце которого займете то же место, что теперь занимаете в моем!

— Обещаю, — прошептала Бетти, — но только мне не нужно искать такого человека. Единственный мужчина, который безраздельно царит в моем сердце, — это вы, Гарри! И я уверена — словно сам господь Бог вселил в меня эту уверенность! — что я никогда не полюблю никого другого!

Гарри привлек Бетти к себе и поцеловал.

Это был уже не тот поцелуй, что раньше. В нем было не меньше страсти, но появилось и нечто новое — обожание и поклонение, которые Гарри испытывал к любимой. С трудом выпустив Бетти из своих объятий, он невесело усмехнулся и сказал:

— Вот мы и попрощались, моя дорогая! Больше я не прикоснусь к вам до самого отъезда и даже не осмелюсь заговорить наедине. Помните, о чем я просил вас. Что бы ни случилось с вами в будущем, знайте — если вы когда-нибудь поступите дурно, вы оскверните тот священный образ, который навеки запечатлен в моем сердце и в моей душе!

— О Гарри, не говорите так! умоляющим тоном произнесла Бетти. По ее лицу струились слезы, и она даже не делала попытки их вытереть. — Я люблю вас! Люблю…

— Я тоже люблю вас и буду любить до конца дней своих.

Сказав это, Гарри несколько минут пристально вглядывался в лицо любимой, словно хотел навсегда запечатлеть в душе ее милый образ.

Затем он резко повернулся и быстрыми шагами пошел к выходу, оставив Бетти в саду одну.

Глава 7

Как только путешественники вернулись на яхту, Тарина поспешила к себе в каюту. Казалось, привычный мир вокруг нее рушится и она не в силах этому помешать.

Девушка твердо знала только одно — она любит маркиза всем сердцем и не мыслит себе жизни без него.

В то же время разум подсказывал Тарине, что предложение, сделанное ей маркизом, безнравственно по своей сути. Нет, на это она никогда не пойдет!

От всех этих противоречивых мыслей у нее голова шла кругом. Тарина чувствовала, что ее сердце вот-вот разорвется.

— Я люблю его! — страстно шептала она. — Но увы, он никогда не поймет, что я не могу поступить так, как леди Миллисент! Что сказали бы папа и мама?..

По правде говоря, девушка не до конца поняла, в чем именно состояла суть предложения маркиза, но одно она знала точно — он желает, чтобы она уподобилась леди Миллисент.

Ей припомнились слова маркиза о том, что любовь похожа на звезду, свет которой доходит до земли в искаженном виде. Да, он был прав! Тарина попыталась найти оправдание маркизу — ведь она любила его! — но, увы, скоро поняла, что греху нет и не может быть оправдания.

В такие нелегкие минуты Тарина всегда вспоминала отца. Вот он-то наверняка не только сумел бы объяснить дочери, что ее тревожит, но и подсказал бы достойный и разумный выход.

Но отца уже нет в живых, она осталась на свете одна-одинешенька и должна рассчитывать только на себя. Ей не к кому обратиться за помощью и остается лишь молиться и уповать на Господа.

Но даже искренне вознося молитвы и прося наставлений у Господа, Тарина чувствовала, что сердце впечет ее в совершенно другом направлении, и причиной тому была любовь.

«Но как могло случиться, что я полюбила его? — задавала себе недоуменный вопрос Тарина. — Это произошло так быстро, так внезапно!»

Однако в глубине души она знала — это произошло вовсе не вдруг. Нет, с самой первой минуты, как она увидела маркиза, ее влекло к нему с какой-то таинственной силой, а его голос странным образом посылал некие флюиды ее сердцу. И оно ответило на эти божественные токи. Тарина чувствовала, что даже если они с маркизом больше никогда не увидятся, они уже мистическим образом связаны. Такую таинственную связь в буддизме обычно называют «колесом реинкарнаций».

Мысленно она обращалась к джатакам, как маркиз и советовал ей, и чувствовала, как ее душа раскрывается навстречу их мудрости.

«Раз он понимает свои картины так же, как и я, — спорила сама с собой Тарина, — значит, он должен осознавать, что я не могу сделать того, что он хочет».

Но стоило ей вспомнить, как они с маркизом сидели рядом в лодке, направляясь на Плавучий базар, и у нее начинало щемить сердце. Да, возможно, они больше никогда не увидятся, но это теперь ничего не значит — они уже и так навеки связаны друг с другом.

— Что мне делать? — в отчаянии восклицала девушка. — О мама, что же мне делать?

Увы, ответа не было… Через некоторое время, взглянув на часы, Тарина поняла, что ей пора идти к Бетти.

Она сняла шляпку, привела в порядок волосы, даже не посмотрев на себя в зеркало, и медленно двинулась по коридору в каюту кузины.

Шторы были подняты, и сквозь иллюминаторы каюту заливало яркое солнце. Войдя внутрь, Тарина увидела, что Бетти уже проснулась.

Пока Тарина прибирала вещи, Бетти не проронила ни слова. Тогда девушка рискнула спросить сама:

— Тебе что-нибудь нужно?

— Нет, ничего, — устало ответила кузина.

По голосу Бетти чувствовалось, что она чем-то огорчена, и хотя Тарину это очень удивило, она решила воздержаться от вопросов, боясь, что они еще больше расстроят кузину.

Она попросила стюарда принести для леди Брэдуэлл кувшин с горячей водой, что тот и исполнил.

Молодой человек пребывал в благодушном настроении и был не прочь полюбезничать с хорошенькой горничной, но Тарине вовсе не улыбалось выслушивать его пошлые любезности, и она поспешно отослала его прочь.

Помогая Бетти совершить утренний туалет, Тарина внезапно придумала, как ей поступить.

«Я должна уехать, — решила она. — Какой смысл оставаться здесь и противостоять маркизу, если я заранее знаю, что все равно буду побеждена?»

Бетти пребывала в молчаливом настроении, и кузины почти не разговаривали. Вскоре Бетти оделась и вышла на палубу к завтраку, а Тарина вернулась к себе в каюту. Еще раз обдумав свое решение, она пришла к выводу, что оно верно. Ей действительно необходимо уехать.

«Я не могу оставаться здесь! Каждый день видеть маркиза, слышать его голос и в конце концов… согласиться на его предложение? Ни за что!» — твердо решила Тарина.

Из-за своей неопытности девушка не до конца понимала, чего именно хочет от нее маркиз. Она только знала, что у богатых аристократов вроде него есть привычка оказывать «покровительство» молодым хорошеньким актрисам и танцовщицам, которые в итоге становятся их любовницами.

Из книг Тарине также было известно, что многие французские короли имели фавориток — красавиц, занимавших видное положение при дворе.

Но когда она читала о маркизе де Помпадур и мадам де Ментенон, сыгравших столь выдающуюся роль в истории Франции, она воспринимала эти рассказы лишь как увлекательное чтение. Ей ни на секунду не могло прийти в голову, что когда-нибудь она сама окажется в подобной ситуации.

Точно так же, читая о крестовых походах или о других событиях, происходивших много веков назад, человек не может до конца проникнуться мыслями и чаяниями своих далеких предков.

Правда, когда Тарина вместе с отцом знакомилась по книгам с обычаями и религиозными верованиями экзотических стран или читала о красоте Гималаев, все это она представляла вполне наглядно.

Очевидно, разница объяснялась тем, что Тарина выросла в небольшом тихом приходе, а все ее знакомства с лицами мужского попа ограничивались несколькими пожилыми джентльменами — приятелями отца. Вот почему все так или иначе относящееся к сфере чувств пока оставалось для неискушенной девушки тайной за семью печатями.

Тарина не имела ни малейшего представления о том, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они остаются одни.

Неожиданно ей пришло в голову, что сцена на палубе, разыгравшаяся между маркизом и леди Миллисент, когда Тарина поняла, что они любовники, так шокировала ее потому, что ей была неприятна именно роль маркиза во всей этой истории.

Хотя к тому времени она лишь несколько раз видела его мельком и только однажды разговаривала с ним, Тарина чувствовала, что этот человек значит для нее очень много. Только теперь она поняла — поведение мужчины, который занимается любовью с замужней женщиной, возмутило ее до такой степени просто потому, что этим мужчиной был маркиз, а не посторонний человек, до которого Тарине не было никакого дела.

Обладая острым умом, девушка умела бесстрашно взглянуть правде в глаза и не роптать.

Что означает для нее любовь к маркизу? Только одно — это все равно что любить звезду, далекую и недоступную. Недаром он сам предлагал ей обратить свой взор к звездам.

Значит, если она останется на яхте, ей суждено томиться от любви и безысходности, то есть заведомо обречь себя на душевные страдания. Но существует и другая опасность, возможно, даже более значительная, — поддавшись чувству, она может в конце концов уступить и подарить маркизу то, что он так жаждет. А ведь это большой грех, раз они не женаты.

«Нет, я во что бы то ни стало должна уехать!» — твердо решила Тарина.

Вероятно, ее решение продиктовано слабостью. Но ведь в таком состоянии, как сейчас, — ослепленная любовью, — она вполне может поддаться минутному порыву и совершить поступок, о котором впоследствии будет горько сожалеть.

«Я должна набраться мужества и выполнить то, что решила, — уговаривала себя Тарина, — хотя, видит Бог, мне больно расставаться с ним!»

Свою силу девушка черпала у своих предков, одни из которых героически сражались за свободу родной земли, а другие, подобно ее отцу, вели борьбу со злом на стороне добра.

И вот теперь, в этой непростой ситуации, Тарина неожиданно обнаружила в себе черты, о существовании которых даже не подозревала. Итак, она приняла окончательное решение. Надо только дождаться, пока Бетти вернется с завтрака, и попросить у нее немного денег на дорогу.

По реке вверх и вниз сновало множество разнообразных судов, и Тарина была уверена — на одном из них она наверняка доберется до Англии, и притом не введя свою кузину в слишком большие расходы.

Но тут девушке пришло в голову, что ведь Бетти захочет услышать от нее какие-нибудь объяснения такого внезапного отъезда. Не говорить же, в самом деле, кузине правду!

Да, об этом Тарина не подумала. Она села на кровать и погрузилась в размышления о том, под каким благовидным предлогом могла бы отправиться домой, не раскрывая Бетти истинной причины — что она сломя голову спасается бегством от маркиза и от своей любви.

«Бетти любит его, — рассуждала Тарина, — и хотя он сказал, что намерен и впредь оставаться холостяком, он вполне может влюбиться в нее».

Ей казалось невероятным, что какой-нибудь мужчина может остаться равнодушным к Бетти, такой красавице и к тому же прекрасному человеку.

Чутье подсказывало Тарине, что дело не только в красоте. Разве Бетти, если бы она увидела джатаки, чувствовала бы то же, что она сама, когда вдвоем с маркизом они любовались его картинами?

Это родство душ, эти неведомые, таинственные токи, что пронизывали их обоих, выделяли Тарину и маркиза среди других людей.

«И при этом, — гордо подумала девушка, — он — знатный человек, маркиз Оукеншоу, а я — всего-навсего горничная или по крайней мере являюсь таковою в его глазах».

Снова маркиз представился Тарине далекой звездою, смотреть на которую опасно.

— Что же мне делать? — в отчаянии воскликнула девушка. — Папа, милый, подскажи…

И вдруг вместо голоса отца ей почудился глубокий голос маркиза: «Доверьтесь мне».

До сих пор, пока Тарина сидела в каюте и размышляла, на яхте царила тишина, но сейчас из коридора до нее донесся шум шагов — это, должно быть, Бетти возвращалась к себе после завтрака.

Кажется, кузина очень спешила. Вскоре Тарина услышала, как хлопнула дверь. Внутреннее чутье подсказывало девушке, что тут что-то неладно.

Она вскочила с постели и быстро направилась к Бетти и, даже не постучав, вошла внутрь.

В каюте она увидела Бетти. Та лежала ничком на кровати и рыдала так, что, казалось, ее сердце вот-вот разорвется.

— Дорогая, в чем дело? — с тревогой спросила Тарина. — Скажи мне, что тебя так расстроило?

Бетти не отвечала, а продолжала горько плакать. Присев рядом с кузиной, Тарина обняла ее за плечи.

— Ты не должна так рыдать, — обратилась она к Бетти. — Ты заболеешь, если будешь так плакать. Что же все-таки случилось?

В течение нескольких минут от Бетти невозможно было добиться вразумительного ответа. Наконец, кое-как овладев собой, она пролепетала сквозь слезы:

— Г-гарри уезжает…

— Гарри?

— Да! И я больше никогда его не увижу… — всхлипывала Бетти. — А я люблю его, Тарина! Если бы ты только знала, как я его люблю…

— Ты говоришь — Гарри? — переспросила недоумевающая Тарина, но Бетти, явно не слыша ее, продолжала сквозь рыдания:

— Я хотела поехать с ним, но он… он не разрешил! А я даже не представляю, как мне жить дальше! Без него мне жизнь не мила…

Снова из глаз у нее хлынул поток слез. Тарина, озабоченная и встревоженная, но тем не менее не потерявшая присутствия духа, привлекла кузину к себе и сказала:

— Ну-ну, дорогая, успокойся. Расскажи мне, что произошло, и, может быть, я сумею тебе помочь.

— Мне никто не поможет! — в отчаянии крикнула Бетти. — Он меня любит, и я его люблю! Ах, Тарина, лучше бы я умерла…

И она снова горько заплакала. Ее тело содрогалось от рыданий.

Чем Тарина могла утешить свою некогда веселую, беззаботную кузину? Ей оставалось только успокаивающе поглаживать ее по плечу и бормотать нечто невразумительное. Да, такого поворота событий она никак не ожидала!

Ей-то всегда казалось — да и сама Бетти не раз говорила об этом, — что предметом ее воздыханий был не кто иной, как маркиз. И вот неожиданно оказывается, что кузина влюблена в… Гарри Прествуда!

За время путешествия Тарина не раз видела этого молодого человека прогуливающимся по палубе. Он казался ей чрезвычайно приятным и красивым джентльменом. Да и Бетти в самом начале поездки не раз забавляла кузину рассказами о том, как весело она проводит время с Гарри Прествудом и какие милые комплименты он ей говорит.

В глубине души Тарина даже радовалась, что благодаря ухаживаниям Гарри Бетти не терзается мыслями о неверности маркиза, который предпочел ей леди Миллисент.

Она считала, что со стороны мистера Прествуда было весьма тактичным отвлечь внимание Бетти от недостойного поведения своего друга.

Только теперь Тарина вспомнила, что с тех пор, как яхта отплыла из Калькутты, Бетти сделалась сама на себя непохожа — отчего-то загрустила и с каждым днем становилась все печальнее.

— Ах, Тарина, что же мне делать? — в отчаянии обратилась к ней Бетти.

Тарина ласково уложила кузину на подушки и сказала:

— Во-первых, я принесу холодной воды, и ты умоешься, а то у тебя глаза красные. А во-вторых, ты должна обещать мне больше не плакать.

— Мне теперь не важно, как я выгляжу! Ведь Гарри все равно меня не видит, — с грустью произнесла Бетти. — Ах, Тарина, если бы ты только знала, как я его люблю! Да я бы пешком пошла за ним хоть до самой Англии, но он-то этого не хочет…

— А ты говорила ему об этом?

— Ну конечно! Он сказал, что тоже любит меня и будет любить всю жизнь. А еще он говорит, что, несмотря на это, мы не должны больше видеться… Но, Тарина, я не вынесу разлуки с ним!

Голос Бетти дрогнул. По щекам снова заструились слезы.

Исчерпав все способы утешения, Тарина решила заняться хоть чем-нибудь полезным. Она принесла кувшин с холодной водой и маленькую губку и положила все это рядом с постелью кузины.

Поскольку расстроенная Бетти была не в состоянии что-нибудь делать, Тарине пришлось самой умыть ее и вытереть мягким полотенцем, но не успела она порадоваться, что, кажется, кузина успокоилась, как слезы хлынули с новой силой.

— Я говорила ему, что согласна жить даже в шалаше, — рыдала Бетти, — только бы мы были вместе, а он… он не хочет! О Гарри, Гарри, я ведь умру без тебя!


Вернувшись из сада, Гарри направился прямиком в кабинет маркиза.

Тот сидел за столом и что-то писал. Увидев вошедшего друга, он коротко бросил:

— Я занят!

— Мне нужно тебе кое-что сказать. Это очень важно! — настойчиво произнес Гарри.

Отложив ручку, маркиз внимательно посмотрел на своего друга. Вопреки обыкновению его лицо было хмуро и неприветливо.

— Что случилось? — спросил он. Поколебавшись несколько мгновений, Гарри ответил:

— Я пришел к тебе, Вивьен, чтобы одолжить немного денег. Я намереваюсь вернуться на родину с первым пароходом или же по суше — в общем, наиболее дешевым способом. Может статься, что я смогу вернуть свой долг не скоро.

Он выговорил все это с видимым усилием — похоже, слова давались ему с трудом.

Маркиз в изумлении уставился на приятеля.

— Если я правильно тебя понял, ты собираешься нас покинуть, — наконец произнес он. — Но почему? Что произошло?

— Я не хотел бы ничего объяснять, — ответил Гарри. — Я просто прошу тебя одолжить мне денег. Ты знаешь, что я стараюсь делать это как можно реже.

Маркиз откинулся в кресле: — Неужели ты полагаешь, что меня удовлетворит такой ответ? Мы старинные друзья, Гарри, и ты знаешь — если с тобой приключилась какая-нибудь беда, я всегда приду тебе на помощь.

— Если бы со мной и в самом деле приключилось несчастье, я непременно поставил бы тебя в известность и рассчитывал бы на твое сочувствие и поддержку. Но в данном случае ты ничего не в силах предпринять, кроме как выполнить то, о чем я тебя прошу.

— Ну, не будь же таким глупцом, Гарри! — воскликнул маркиз. — Конечно, я одолжу столько, сколько ты попросишь. Но ведь ты мой друг, и я вправе просить тебя объяснить, почему это мое общество стало вдруг тебе до такой степени неприятно, что ты бежишь сломя голову.

— Дело вовсе не в этом, и тебе это отлично известно, — возразил Гарри. — Как бы то ни было, Вивьен, я должен ехать, и как можно скорее. Другого выхода у меня нет.

Наступила пауза. Казалось, маркиз о чем-то напряженно размышляет. Наконец он спросил:

— Скажи, пожалуйста, а не связан ли случайно твой поспешный отъезд с Бетти Брэдуэлл?

— Я уже говорил тебе, что предпочел бы не распространяться об этом.

— Не увиливай! Я знаю тебя достаточно хорошо, — продолжал рассуждать маркиз, — и заметил, что до Калькутты ты был весьма увлечен этой дамой, а потом, как ни странно, явно к ней охладел.

— Но ведь ты сам просил меня развлечь ее, пока дарил свое внимание другой, — возразил Гарри. — Ты — мой ближайший друг, и, разумеется, я постарался выполнить твою просьбу.

— И не заметил, как влюбился?

Гарри промолчал, но выражение его лица не оставляло никаких сомнений в том, что маркиз правильно угадал причину странного поведения друга.

Улыбнувшись, Вивьен сказал:

— Отлично! Я просто в восторге! А если тебя беспокоит, что ты ведешь себя нечестно по отношению к другу и всякая подобная чепуха, то спешу заверить — эти терзания напрасны. Я считаю, что Бетти Брэдуэлл и в самом деле красавица, но как женщина она меня вовсе не интересует.

К удивлению маркиза, после этих слов выражение мрачного отчаяния не исчезло с лица Гарри. Вместо этого он упрямо повторил:

— Я должен уехать, Вивьен.

— Но почему? Она что, отвергла тебя? Не страшно, на обратном пути ты можешь попытать счастья еще раз.

Гарри пересек кабинет и остановился у иллюминатора.

— Наверное, мне лучше сказать тебе всю правду, Вивьен, — решительно произнес он. — Бетти — единственная женщина, которую я хотел бы видеть своей женой. Но мои обстоятельства известны тебе лучше, чем кому бы то ни было. Значит, мне остается только одно — исчезнуть из ее жизни как можно скорее.

— А ты уверен, что и в самом деле так любишь ее? — осторожно спросил маркиз.

— Да, уверен так же, как в том, что я живу и дышу и что без нее будущее для меня мрачнее ада!

— Но тогда… — начал маркиз. Гарри резко обернулся:

— Неужели ты полагаешь, что я уже не перебрал в уме все варианты? Да, я знаю — у нее есть кое-какие средства, но я ни за что не прикоснусь к ним! Да, я знаю, что мог бы поступить к тебе на службу, стать управляющим одного из твоих имений, но разве такой жизни заслуживает светская красавица вроде Бетти? — Он помолчал, ожидая возражений маркиза, но когда таковых не последовало, продолжал сам: — Какое я имею право обречь ее на жизнь, которую влачат твои многочисленные прихлебатели, выпрашивающие у тебя гроши? Принудить ее бороться с нуждой, стремиться хоть как вести хозяйство, не имея достаточного количества слуг, и растить наших детей, не имея средств, чтобы заплатить за их образование?

— Но зато вы будете счастливы вместе, — мягко возразил маркиз.

— А ты подумал о том, что я при этом буду чувствовать? Видеть, как она надрывается от непосильной работы и не имеет даже относительного комфорта, не говоря уже о том, к которому привыкла? И кто знает, не начнет ли она со временем ненавидеть меня, когда сравнит это жалкое существование с жизнью блестящей светской красавицы, каковой она была до того, как вышла за меня замуж…

— И ты все это сказал Бетти?

— О, она просто ангел! Она уверяла меня, что готова жить в шалаше, лишь бы мы были вместе, — мечтательно произнес Гарри, и лицо его засветилось нежностью. — Бот какова она! Да я готов целовать землю у ее ног за то, что она так не похожа на всех этих светских львиц. Нет, она совсем другая! .

— И ты готов из-за своей дурацкой гордости пожертвовать тем, что не так уж часто встречается на свете, — большой, настоящей любовью? — сухо произнес маркиз.

— Но что же я могу сделать?

— Я уверен, что есть другой выход.

— И какой же, по-твоему? Ты не хуже меня знаешь, что после смерти отца на меня обрушится лавина его долгов, с которыми я вынужден буду расплачиваться, пока сам не умру!

— Положись на судьбу, — посоветовал маркиз. — Мне кажется, что с твоей энергией и умом, Гарри, ты наверняка найдешь выход из положения.

— Да ты с ума сошел? — И вдруг, пораженный новой мыслью, он подозрительно уставился на Вивьена и спросил: — А почему ты до сих пор не предложил того, чего я больше всего ожидал в данных обстоятельствах?

— Я тебя не понимаю.

— Я ждал, что ты скажешь: «Не упускай того, что посылают тебе боги. Пусть Бетти будет твоей, а о будущем не тревожься!»

— А и в самом деле, почему ты не хочешь так поступить?

— Да потому… — Голос Гарри зазвенел от волнения. Помолчав немного, он со всей серьезностью продолжил: — Потому, что я слишком люблю Бетти и не хочу, чтобы она уподобилась леди Миллисент Карсон и десяткам других женщин, с которыми мы с тобой так весело проводили время, но которые ничего для нас не значили. — Он перевел дыхание и добавил: — Бетти — чистая, неиспорченная, юная. Она даже не представляет себе до конца, какой может быть любовь между мужчиной и женщиной. А я слишком люблю ее, чтобы низвести до положения светских красавиц, в обществе которых мы с тобой, помнится, развлекались и о которых забывали тут же, как только они нам наскучивали.

Монолог Гарри звучал так страстно, что чувствовалось — молодой человек вложил в эти слова всю душу. И тут же, смущенный собственным пафосом, он обернулся к иллюминатору и сказал обычным тоном:

— Ради всего святого, Вивьен, одолжи мне денег, и я уеду!

— Разумеется, я дам тебе столько, сколько ты попросишь, — с расстановкой произнес маркиз, — но еще раз повторяю — на мой взгляд, ты делаешь ошибку. Если Бетти любит тебя так же сильно, как ты ее, значит, вы оба приносите напрасную жертву.

— Это касается только нас с нею. По словам и тону Гарри маркиз понял, что терпение его друга на пределе, и решил больше не злоупотреблять им.

Дав понять, что препирательства окончены, маркиз открыл ящик стола и достал чековую книжку.

— Я дам тебе тысячу фунтов, — предложил он, — и, ради Бога, не торопись с отдачей долга?

Гарри молчал. Не дождавшись ответа, маркиз продолжал:

— Надеюсь, неудобства путешествия на борту какого-нибудь грязного пароходишка образумят тебя и в одном из портов, где остановится наша яхта, мы увидим тебя среди встречающих.

— Думаю, что ты увидишь меня только дома, в Англии, — возразил Гарри резко. — Я постараюсь разобраться, удастся ли мне спасти хоть крохи того огромного состояния, которое так безрассудно промотал мой драгоценный родитель.

Маркиз еще раз убедился, что дальнейшие уговоры и споры ни к чему не приведут, и счел за лучшее промолчать.

Выписав чек на тысячу фунтов, он поставил свою подпись и положил бумагу на стол.

Оторвавшись наконец от иллюминатора, Гарри нехотя, словно через силу, подошел к столу и протянул руку, чтобы взять чек.

И вдруг в то самое мгновение, когда молодой человек уже занес руку над столом, в дверь постучали.

— Войдите! — крикнул маркиз. В дверях появился один из стюардов.

— В чем дело, Дженкинс? — отрывисто спросил маркиз.

— Каблограмма для мистера Прествуда, милорд. Ее только что принесли из британского посольства. Наверное, что-то очень срочное!

С этими словами стюард пересек каюту, передал Гарри депешу и вышел, осторожно прикрыв за собой дверь. Гарри в недоумении и тревоге уставился на каблограмму.

— Есть только одна причина, из-за которой мне прислали бы телеграмму сюда, в Бангкок, — наконец тихо сказал он.

— Ты полагаешь, что твой отец умер? В таком случае мы немедленно отправляемся обратно, в Англию, — с сочувствием проговорил маркиз.

Медленно, надеясь отдалить неизбежное, Гарри развернул листок, который держал в руке.

Маркиз не сводил глаз с друга и по выражению его лица тотчас же догадался, что новости плохие.

Гарри прочел каблограмму, затем перечел еще раз, как будто желая убедиться, что правильно понял ее содержание, и вдруг издал крик, от которого, казалось, содрогнулись стены.

Швырнув каблограмму маркизу, он бросился вон из кабинета и устремился куда-то по коридору.

В течение нескольких минут маркиз, ошеломленный таким странным поведением друга, в недоумении смотрел ему вслед.

Затем, понемногу придя в себя, он взял со стола депешу, оставленную Гарри, и начал читать. Каблограмма гласила:

«Сиам, Бангкок,

Британская дипломатическая миссия.

Яхта «Морская сирена»,

маркизу Оукеншоу

(для Эдварда Прествуда,

эсквайра).

Настоящим с глубоким прискорбием извещаем Бас, что Ваш отец, сэр Роджер Прествуд, баронет, вчера скончался от сердечного приступа, вызванного полученным им известием, а именно — сообщением о том, что он выиграл главный приз в Южноамериканской лотерее, стоимость которого равна приблизительно двумстам тысячам английских фунтов. Похороны состоятся в субботу. Просим Бас возвратиться на родину как можно скорее, ибо Ваше присутствие крайне необходимо для решения многочисленных неотложных вопросов, связанных с наследством.

С неизменным уважением,

Мэйхью, Мартин и Мэйхью».

Так же, как и Гарри, маркиз перечел депешу дважды, чтобы удостовериться, что он правильно понял ее смысл. Затем, поднявшись с места, пошел разыскивать друга.


В глазах Бетти еще сверкали слезы, но безутешные рыдания уже утихли.

Тарина направилась к туалетному столику, чтобы поставить туда кувшин, и услышала за спиной вздох Бетти и ее горестное восклицание:

— Так что же мне делать, Тарина? Я просто в отчаянии… Если бы ты знала, как я несчастна!..

Она не успела закончить фразу, как дверь в каюту распахнулась и на пороге появился Гарри.

Он молча смотрел на Бетти, которая, придя в себя от удивления, уже протягивала ему руку и нежно говорила:

— Гарри, это ты?

Он продолжал молчать и все не сводил глаз с Бетти.

Наконец, сделав над собой усилие, он подошел к постели и сел рядом с любимой, все так же неотрывно смотря на нее.

Трогательным жестом скрестив на груди руки и подняв на Гарри полные слез глаза, Бетти, казалось, обращается к нему с безмолвной мольбой. Молчание становилось тягостным. Наконец Гарри сказал охрипшим от волнения голосом:

— Все в порядке, дорогая! Скажи же мне скорее, когда мы поженимся?

— О Гарри!

Восклицание, вырвавшееся у Бетти, было подобно радостной утренней песне жаворонка, взмывающего в небо.

— Мой отец умер, а вместо долгов оставил мне огромное состояние!

От избытка чувств у Бетти перехватило дыхание. Она не могла вымолвить ни слова, ибо снова заплакала, но на сей раз это были слезы радости.

Гарри нежно прижал ее к груди — казалось, он все еще не верит, что отныне ничто не сможет разлучить его с Бетти.

Изумленная Тарина так и застыла с кувшином в руке, глядя на влюбленную пару. Она думала про себя: «Какое чудо, что все так хорошо устроилось! И надо же, в самый последний момент, когда, казалось, не осталось никакой надежды… Не иначе как ангел-хранитель спас Бетти!»

— Я люблю тебя! — страстно шептал Гарри. — Мы поженимся прямо здесь, в Сиаме, и немедленно. Отныне никаких проблем. Нас ожидает безоблачное счастье!

— Я все еще не могу в это поверить… — пролепетала Бетти, и голос ее снова дрогнул.

— Но это правда? Я покажу тебе каблограмму, в ней все сказано. Теперь, моя дорогая, моя единственная, мы всегда будем вместе! Перестань же плакать, прошу тебя…

С этими словами он наклонился к Бетти, и их губы слились в нежном поцелуе.

Только тут до Тарины дошло, что, пожалуй, ей следует оставить влюбленных наедине, и она осторожно, стараясь не привлекать к себе внимания, направилась к двери.

Но не успела она сделать и нескольких шагов, как ее окликнула Бетти:

— О, Тарина, не уходи! У нас не может быть никаких секретов от Гарри… Давай расскажем ему, почему ты здесь и вообще кто ты такая на самом деле!

Тарина с готовностью вернулась и села рядом с кузиной.

— Сейчас важно только одно, дорогая, — отныне ты будешь счастлива, и это просто чудесно!

С этими словами она поцеловала Бетти в щеку, а Гарри спросил:

— А что это за страшная тайна, которую вы от меня скрывали?

— Дело в том, — начала объяснять Бетти, — что Тарина на самом деле моя кузина, которую я очень люблю и надеюсь, что и ты ее полюбишь.

— Я уверен, что со временем так и будет, — убежденно произнес Гарри, — но пока, дорогая, для меня не существует на свете никого, кроме тебя.

И они нежно взглянули друг на друга. Эти взгляды говорили сами за себя.

Тарина решила, что уж теперь-то самое время покинуть наконец каюту Бетти, и снова направилась к выходу. И лишь в этот момент, взглянув на дверь, она поняла, что слова ее кузины слышали не только она и Гарри.

На пороге стоял маркиз и, судя по ироничному блеску его глаз, явно наслаждался разыгравшейся перед ним мелодраматической сценой.

При виде его у Тарины перехватило дыхание и сердце сильнее забилось в груди. Не в силах вымолвить ни снова, она стояла и не сводила глаз с маркиза.

Выйти из каюты она теперь не могла — ведь он преграждал ей путь. Что касается Бетти и Гарри, то они ничего не замечали вокруг, целиком поглощенные друг другом.

— Мне кажется, Тарина, что мы тут лишние, — негромко вымолвил маркиз.

Посторонившись, он дал ей пройти, вышел вслед за нею сам и тихонько затворил дверь.

Стоя в коридоре, Тарина пребывала к нерешительности. Что ей теперь делать, куда идти? Видя ее замешательство, маркиз сказал:

— Пойдемте! Мне нужно поговорить с вами.

И снова у Тарины сладко защемило в груди. Она послушно направилась вслед за маркизом в его кабинет, где знакомые ей джатаки все так же лежали на стульях и столе и, казалось, посылали какие-то неведомые сигналы.

Войдя в кабинет, она обернулась к маркизу и услышала его слова:

— Итак, ваша страшная тайна наконец раскрыта — вы кузина Бетти Брэдуэлл!

— Д-да, — запинаясь, ответила девушка.

— А зачем же вы играли роль ее горничной?

Тарина робко посмотрела на маркиза. Неужели он сердится на нее за это?

— Когда мой отец умер, я осталась совсем без средств… и решила поехать в Лондон, чтобы найти работу.

Маркиз удивленно поднял брови, но ничего не сказал, и Тарина продолжала:

— Но ведь без рекомендации на хорошее место не поступишь. Бот я и придумала обратиться к Бетти. Правда, я не видела ее больше двух лет — она жила за границей, — но я знала, что она мне не откажет.

— А вместо этого она сама вас наняла.

— Как раз в этот день ее горничная сломала ногу, вот мы с Бетти и решили, что это судьба — отправиться вместе в Сиам.

Маркиз рассмеялся:

— Как все просто! А я-то ночи не спал, все ломал голову, придумывая причины, почему вы выдаете себя за другую и при этом одеты так, как ни одна горничная не может себе позволить!

— Все эти наряды отдала мне Бетти. Она носила их, когда была в трауре.

— Весьма простое объяснение, — признал маркиз, — и совершенно не похожее на то, которое я себе вообразил, мучаясь и терзаясь ревностью.

Слова маркиза заставили Тарину густо покраснеть.

— Ну вот, наконец мы и расставили все точки над i, — с улыбкой произнес маркиз. — А поскольку Бетти и Гарри, как я понял, собираются немедленно пожениться прямо здесь, в Бангкоке, я не вижу причин, почему бы и нам не последовать их примеру.

Тарине показалось, что она ослышалась. Потом ей пришло в голову, что она, должно быть, неверно истолковала слова маркиза, и, чтобы удостовериться, она, запинаясь, спросила:

— Вы хотите, чтобы я… вышла за вас замуж?

— Я сказал, что хочу жениться на тебе! — подтвердил маркиз. — Ты ведь помнишь — я просил тебя довериться мне. Вот я и нашел выход!

— Но, помнится, вы утверждали, что хотите навсегда остаться холостяком и не имеете намерения жениться ни сейчас, ни в будущем…

— Да, так оно и было, пока я не встретил тебя.

Воцарилось молчание. Маркиз стоял неподвижно, а Тарина не смела поднять на него глаза. Поколебавшись с минуту, она спросила дрожащим голосом:

— Вы просите меня выйти за вас замуж только потому, что узнали, что Бетти — моя кузина?..

Маркиз улыбнулся:

— Мне следовало бы догадаться, что, обладая острым, аналитическим умом, ты выскажешь именно такое предположение. Для того чтобы доказать, что ты ошибаешься, я покажу письмо, которое только что написал министру иностранных дел лорду Розбери.

Письмо и впрямь лежало на столе. Маркиз писал его в тот момент, когда к нему пришел Гарри. Оно было почти готово, не хватало лишь подписи.

Взяв бумагу со стола, маркиз протянул ее Тарине. Она колебалась, не зная, брать или не брать письмо, и тогда он сказал:

— Прочти! Я хочу, чтобы ты прочла его.

Она повиновалась. Письмо гласило:

«Дорогой Арчибальд,

В этом письме Вы найдете отчет о моих переговорах с королем Сиама. Надеюсь, теперь у Вас не будет основания для беспокойств по этому поводу.

Мне также удалось убедить Его Величество посетить Англию, а возможно, и некоторые другие европейские страны в самом ближайшем будущем. В ответ на высказанные Его Величеством сомнения относительно целесообразности такого визита я постарался уверить его, что в Англии он найдет самый теплый прием.

Что касается лестных для меня предположений, которые Вы высказали накануне моего путешествия, — забудьте о них! Поездка в Сиам и в самом деле оказалась «путешествием, полным удивительных открытий». Я действительно нашел звезду, которую так долго искал, и теперь собираюсь жениться.

По причинам, о которых я предпочел бы не распространяться в этом письме — я выскажу их Вам как-нибудь в другой раз, — я намерен отказаться от любого поста, который Вы сочтете возможным предложить мне. В настоящее время меня влечет лишь один «пост» — счастливого новобрачного.

С наилучшими пожеланиями Вам и Вашему семейству.

Ваш…»

Когда Тарина прочла письмо, маркиз, к ее удивлению, взял у нее из рук бумагу и, неторопливо разорвав ее, бросил клочки на пол.

— Теперь мне придется написать министру другое письмо, — объяснил он. — Я напишу, что с радостью приму его предложение, а моя жена поможет мне надлежащим образом исполнять мои обязанности — помимо того, разумеется, что сделает меня счастливым.

С этими словами маркиз обнял Тарину и привлек ее к себе.

— Надеюсь, дорогая, — сказал он, — что на это у тебя нет возражений.

Тарина подняла глаза на маркиза:

— Но это невозможно! Вы не можете жениться на мне…

— Но почему? Мне казалось, что ты меня любишь.

— Так оно и есть. Я люблю вас всем сердцем… Но вы же сами сказали, что не намерены жениться.

— Действительно, в течение многих лет я всеми силами уклонялся от брачных уз, — подтвердил маркиз. — Но в то утро, когда мы ездили на Плавучий базар, я понял, что не могу жить без тебя. А как еще мы могли бы быть вместе? Только поженившись.

Он наклонился, чтобы поцеловать Тарину, но она изо всех сил уперлась руками ему в грудь и сказала:

— О, прошу вас, подождите!.. Я действительно люблю вас, более того — у меня какое-то странное чувство, что я уже давно принадлежу вам. Но все же я не уверена… мне кажется… — От волнения ей не хватало слов. Справившись с собой, она продолжала: — Словом, я считаю, что вы не можете на мне жениться.

— У тебя есть другое предложение? Как еще мы можем быть вместе? — поинтересовался маркиз.

— Но я боюсь… Вы — светский человек, привыкший к легким победам. Мне кажется, я ничего для вас не значу.

Маркиз от души рассмеялся.

— А вот теперь ты говоришь глупости, дорогая, — весело возразил он. — Ты не хуже меня знаешь, что мы думаем одинаково, чувствуем одинаково, мыслим одинаково. Одним словом, мы — одно целое! Да-да, Тарина, мы давно принадлежим друг другу, и вряд ли женитьба сделает нас более близкими людьми в духовном отношении. — Он сделал паузу и продолжал: — Но в то же время, дорогая, ты нужна мне не только как святая дева, но и как земная женщина. Я не могу и дальше делать вид, что тебя не существует, когда чувствую, что ты — моя вторая половина, неотъемлемая часть моей жизни, ныне и навеки.

Тарина глубоко вздохнула и собиралась что-то возразить.

Не дожидаясь этого, маркиз властным жестом привлек девушку к себе и приник наконец к ее губам. У Тарины перехватило дыхание. Она поняла, что и сама давно жаждала этого поцелуя, но даже в самых смелых мечтах не могла себе представить, каково это на самом деле.

Губы маркиза были крепко прижаты к ее губам, и от этого нежного и в то же время властного прикосновения все ее существо словно я подумал, что ты — дух или ведение, а не живой человек из плоти и крови.

Нагнувшись к Тарине, он поцеловал ее и продолжал:

— Потом я решил, что никогда не видел существа прекраснее и изысканнее, и понял, что само небо послало мне тебя.

Тарина ничего не ответила, а вместо этого спрятала голову на груди у маркиза. Он продолжал вспоминать:

— Теперь-то я знаю, что ты — земная женщина. И запомни, дорогая, — я часто не мог устоять перед искушениями, которые посылала мне судьба, но обещаю тебе — из меня получится образцовый муж. — Он нежно улыбнулся Тарине и добавил торжественным тоном: — Ты так прекрасна, любимая! С тобой меня связывает нечто такое, чего я никогда раньше не испытывал ни с одной женщиной. Клянусь, больше никаких искушений! Можешь мне поверить…

— Надеюсь, что так и будет, — сказала Тарина. — Я тоже люблю тебя всем сердцем, всей душой! И постараюсь доказать, что я действительно та звезда, которую, как ты говоришь, ты искал всю жизнь, а не ее искаженное земное отражение.

Маркиз рассмеялся — так неожиданно прозвучали его собственные слова в устах Тарины.

— Дорогая, ты — воплощенная женственность, — сказал он, снова став серьезным. — Ты даже не представляешь себе, насколько ты прекрасна! Да мне не хватит всей жизни, чтобы выразить словами то, что я чувствую!..

Тарина отвела смущенный взгляд и посмотрела на картины, стоявшие на полу. Неожиданно она сказала:

— Но все-таки я боюсь…

— Боишься? Чего же?

— Я ведь простая девушка. Я совершенно не представляю себе той жизни, которую ты ведешь. Вряд ли я сумею сделать тебя счастливым…

В ответ маркиз крепко прижал Тарину к себе, так что у нее перехватило дыхание, и сказал:

— О, Тарина! Да я преклоняюсь перед твоей наивностью, неиспорченностью и чистотой. В самом деле, мне нужно будет многому научить тебя, но и самому придется учиться у тебя. Словом, мы будем божественно счастливы, уверяю!

Подведя Тарину к джатакам, маркиз сказал:

— Ты как-то заметила, что эти картины призваны просветить не только наши умы, но и души. И вот я чувствую, как мой дух окреп и стал сильным. Более того — с тех пор, как я познакомился с тобой, жизнь обрела для меня новый смысл.

— Это правда? — недоверчиво спросила Тарина.

— Мне кажется, внутренний голос подскажет тебе, если я солгу.

Она вздохнула:

— Как мне приятно слышать от тебя такие слова! То, что ты чувствуешь, глядя на джатаки, в точности совпадает с тем, что чувствую я… Мне кажется, и мой отец, будь он сейчас здесь, с нами, сказал бы, что мы правильно поняли смысл этих картин.

Маркиз снова обнял Тарину и сказал:

— Когда я впервые увидел твою кузину, я подумал, что на свете нет женщины прекраснее ее. Но теперь я знаю, что ошибся. Ты гораздо красивее Бетти, потому что красиво не только твое лицо, но и душа. Тарина вскрикнула от удивления:

— Возможно ли это? Ты говоришь именно то, что мне хотелось бы услышать! Как ты угадал?

— Сам удивляюсь, — шутливо ответил маркиз. — Одно знаю твердо — никогда до сих пор я не испытывал того, что испытываю сейчас.

— Господи, как я счастлива! — вздохнула Тарина. — Я должна вечно благодарить судьбу за то, что она не дала нам с тобой пройти мимо друг друга! — Она немного помолчала, а потом торжественно произнесла: — Да, это судьба, или карма, как ее называют на Востоке. Именно моя карма привела меня в нужный момент к Бетти. Она как раз тогда готовилась к путешествию на «Морской сирене» и была в восторге от твоего приглашения!

Маркиз ничего не сказал, а лишь мягко прикоснулся губами к щеке Тарины.

Чувствовалось, что ему не слишком приятно вспоминать обстоятельства, которые привели Бетти Брэдуэлл на его яхту, и, чтобы отвлечь Тарину от этих мыслей, он поцеловал ее.

И снова Тарина почувствовала себя на седьмом небе от счастья. Любовный восторг захватил обоих, оторвал от земли и увлек к звездам…


Когда маркиз и Тарина объявили Гарри и Бетти, что собираются пожениться, те просто остолбенели.

Первым пришел в себя Гарри.

— Просто не верится! — вскричал он. — Лучшей новости и не придумаешь! — Он обернулся к Тарине: — Поздравляю вас! Вы сумели поймать самого увертливого и осторожного холостяка, которому до сих пор счастливо удавалось избегать всех расставленных на его пути ловушек!

Маркиз рассмеялся.

— Ты смущаешь Тарину, — шутливо произнес он. — И потом, это вовсе не она поймала меня, а, наоборот, я ее!

Бетти обняла Тарину и поцеловала.

— Ах, дорогая, как чудесно! — вымолвила она. — Мы с Гарри так счастливы, что нам хочется, чтобы все вокруг тоже были счастливы.

— Только так и можно чувствовать себя в Сиаме, — заметил маркиз.

— В Стране улыбок! — добавила Тарина.

— Итак, первым делом нам нужно пойти в британское посольство, — вернул всех к действительности практичный Гарри, — и узнать, когда и где мы можем пожениться.

— Я не думаю, что тут возникнут какие-нибудь сложности, — сказал маркиз. — А поскольку ты, Гарри, хочешь побыстрее вернуться в Англию, нам нужно покончить с формальностями как можно скорее!

— Как чудесно, что мы с Тариной выйдем замуж именно здесь, в Сиаме! — воскликнула Бетти. — Меня беспокоит только одно — найдутся ли у нас достаточно красивые платья, чтобы удовлетворить взыскательный вкус двух самых привередливых женихов на свете…

— Дорогая, что бы ты ни надела — или чего бы не надела, — я буду в восторге! — прошептал Гарри ей на ухо.

Бетти покраснела и взглянула на жениха. Казалось, нет в мире в эту минуту двух более счастливых людей.

Наблюдать за влюбленными, когда влюблен сам, — занятие довольно утомительное, поэтому маркиз, стремящийся как можно скорее оказаться наедине с Тариной, увлек ее к себе в кабинет.

По пути он остановил стюарда, оказавшегося в этот момент в коридоре, и приказал:

— Заложите карету. Она должна быть готова через полчаса — мы едем в британское посольство.

— Слушаюсь, милорд!

Как только стюард отправился выполнять приказание, маркиз вместе с Тариной скрылся в кабинете и закрыл дверь.

— У меня есть еще полчаса, чтобы сказать, как я люблю тебя! — объявил он.

Взглянув на обрывки письма, лежащие на полу, Тарина предложила:

— А может быть, мне лучше оставить тебя одного? Ты ведь собирался написать лорду Розбери другое письмо.

— Это не к спеху.

Обняв ее и прижав к груди, маркиз потребовал:

— Ну а теперь признайся честно — тебе не стыдно, что ты заставила меня так волноваться?

Тарина ответила ему недоуменным взглядом. Маркиз поспешил объясниться:

— Тебе прекрасно известно, что я занимаю довольно высокое положение в обществе, не только как глава старинного рода, но и как президент, патрон или попечитель десятка различных организаций. Естественно, меня волновало то, что мои родственники могут не одобрить моего выбора.

— А ты абсолютно уверен, что теперь… они одобрят его?

— Я уже говорил тебе, дорогая, что готов пожертвовать всем, лишь бы ты стала моей женой. Но сейчас все упростилось. Я знаю, что отец Бетти был весьма почтенным сельским сквайром, а ее и твоя мать принадлежали к семье почти столь же старинной, как и моя собственная.

— Но как тебе удалось все это выяснить? — изумленно воскликнула Тарина.

— Будучи человеком весьма педантичным — это мое незыблемое правило в жизни, — я люблю знать все о людях, которыми дорожу, — с расстановкой произнес маркиз.

Тарина слегка отодвинулась и посмотрела ему в глаза.

— А если бы я действительно оказалась никому не известной француженкой мадемуазель Жанзе? Что тогда?

— Я все равно бы женился на тебе, — ответил маркиз, — потому что люблю тебя и не могу потерять девушку столь чистую, совершенную и прекрасную, которая к тому же настолько близка мне духовно. — И со вздохом облегчения добавил: — Но боги оказались милостивы ко мне, дорогая — ведь всегда приятнее плыть по течению, чем против него.

— Но неужели ты действительно был готов жениться на… «мисс Никто»? — допытывалась Тарина.

— Я ведь уже ответил тебе. Никто еще не вызывал во мне таких чувств, как ты. Пока я не встретил тебя, я и не подозревал, что любовь — это поистине дар Божий! Неужели ты думаешь, что я отказался бы от счастья?

Как только маркиз произнес эти слова, у Тарины исчезли остатки сомнений. Приблизившись к нему, Она обвила руками его шею и пролепетала:

— Я люблю тебя! Но я не могу подарить тебе ничего, кроме своей любви… Разве этого достаточно?

Маркиз понял, что для Тарины этот вопрос действительно очень важен. Приняв серьезный вид, он ответил:

— Только это мне и нужно. — И шутливым тоном, хотя и имея в виду нечто значительное, добавил: — Мы с тобой так счастливы, дорогая, что можем осчастливить весь остальной мир. Ведь не всем же повезло так, как нам!

Именно этого ответа Тарина и ждала. Ее глаза засветились радостным светом, и, так как ей не хватало слов, чтобы выразить свое счастье, она просто посмотрела на маркиза сияющими от счастья глазами.

Поцелуй длился так долго, что у обоих перехватило дыхание. Когда к Тарине наконец вернулся дар речи, она попросила:

— Пожалуйста, научи меня всему, что я должна знать в качестве твоей жены!

Маркиз молчал, и она продолжала:

— Я ведь могу совершить какой-нибудь промах, и тебе будет стыдно за меня…

Он заглянул ей в глаза и сказал:

— Я научу тебя любви, дорогая, я буду защищать тебя и заботиться о тебе, так что ты не совершишь ни единой ошибки. — И торжественным тоном добавил: — Что значит соблюдение светских условностей по сравнению с твоим даром дарить любовь! Я почувствовал это сразу, как только увидел тебя…

И маркиз снова страстно поцеловал Тарину. Наконец они разжали объятия, и он заметил:

— Карета будет здесь через несколько минут, дорогая. Пойди надень шляпку, и мы отправимся в ювелирную лавку. Тебе, должно быть, известно, что Бангкок славится своими драгоценностями. Вот почему по дороге в посольство я намерен остановиться и купить тебе самое красивое кольцо. Оно навеки свяжет меня с тобой!

— Звучит весьма заманчиво, — признала Тарина, — но мне кажется, что прочнее всего меня свяжут с тобой не сиамские или любые другие драгоценности, а твои поцелуи…

Маркиз решил тут же удостовериться в ее словах, но Тарина с лукавой улыбкой, озарившей ее лицо, как солнце, уже выскользнула из его кабинета.

С минуту он стоял неподвижно и смотрен вслед невесте, затем подошел к джатакам.

— У меня такое чувство, что я околдован, — произнес он вслух, обращаясь к картинам.

И ему почудилось, что джатаки ответили в один голос:

— Мы помогли тебе найти свою звезду!..

Примечания

1

Сиам — официальное название Таиланда до 1939 г . и в 1945 — 1948 гг. — Здесь и далее примеч. перев)

2

Фрагонар, Оноре (1732 — 1806) — французский живописец и график, в творчестве которого изящество рококо сочетается с верностью натуре и тонкостью световоздушных эффектов

3

Майорат (от пат. major — старший) — в феодальном и буржуазном праве форма наследования недвижимости (прежде всего земельной собственности)

4

Далила — в библейской мифологии филистимлянка, возлюбленная Самсона. Зная, что его необыкновенная физическая сила таится в длинных волосах, остригла спящего Самсона и позвала филистимлянских воинов, которые ослепили его и заковали в цепи

5

Лилит — ночной дух, являющийся спящим мужчинам в образе прекрасной женщины и соблазняющий их. В Талмуде упоминается как первая жена Адама

6

Дж. Г. Байрон. «Паломничество Чайльд-Гарольда». Песнь четвертая, строфа 178. Перевод В. Левина.


home | my bookshelf | | Найти свою звезду |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу