Book: Молитва любви



Молитва любви

Барбара Картленд

Молитва любви

ОТ АВТОРА

В большинстве древних домов, построенных во времена Тюдоров, можно обнаружить потайные двери и тайные комнаты священников.

Королева Мария, католичка по вероисповеданию, преследовала протестантов, а королева Елизавета, взойдя на престол, начала преследование иезуитов, которые всерьез начали опасаться за свои жизни.

Семьи, придерживавшиеся католического вероисповедания, предоставляли священникам убежище в своих домах в потайных комнатах, пока готовилась переправка последних на континент. СлужВы проводились в тайниках священников под страхом смертной казни через повешение.

Тайникам вновь нашлась работа, когда войска Кромвеля охотились за роялистами. Отметим, кстати, такой любопытный факт, что обычно о существовании в доме тайника было известно только главе семьи и его старшему сыну.

В большинстве старых домов, естественно, водятся привидения. В детстве я десять лет прожила в печально известном «доме с привидениями» в Сомерсете. Когда кто-нибудь поднимался по лестнице, он обязательно слышал шаги впереди себя и за спиной, что нагоняло изрядный страх.

После этого я всегда просила освятить свои собственные дома. Однажды после освящения моего дома на Кэмфилд-плейс я узнала, что Беатрис Поттер, которая жила здесь в детстве, встречала привидений в коридорах и гостиной.

В настоящее время у меня только одно привидение — мой коккер-спаниель, которого пришлось усыпить из-за раковой опухоли, появившейся у него, когда он был еще щенком. Поскольку это случилось после освящения дома, песик так и остался со мной.

Его видели многие, но никто не испугался, ведь песик остался с нами только потому, что любил нас и был счастлив в этом доме.

Он упомянут в «Великих привидениях Англии», потому что автор этой книги, нанося мне визит, рассказала, как ей надоели рассказы о призраках с головой под мышкой и какая это была радость обнаружить нечто новое!

Таким образом, мой коккер-спаниель занимает важное место не только в нашей жизни, но и в помыслах тех, кто, подобно мне, верит, что смерти нет.

Глава 1

— Теперь вам все ясно, Джина? Вы должны приехать в «Башни», как только все вещи будут собраны.

— Да… дядя Эдмунд.

— Вы сядете в дилижанс до Бедонбери, а мой экипаж встретит вас на повороте с главной дороги.

— Да, дядя Эдмунд.

— Вас, конечно, будет сопровождать ваша няня, — продолжал лорд Келборн, — но после этого ей придется уехать. В «Башнях» для нее нет места.

Джина набрала в грудь воздуха. Затем она с усилием произнесла:

— Дядя Эдмунд, может быть, можно устроить так, что нянюшка останется со мной? Она была с папой и мамой с моего рождения.

— Ей давно пора на покой, — ответил лорд Келборн, — к тому же в восемнадцать лет вам уже не требуется присмотр няни.

Он откашлялся и добавил:

— Собственно говоря, я уже решил, что вы будете делать, когда переедете к нам с тетушкой.

Последовала пауза. Дядя явно ожидал от Джины вопроса, и она спросила:

— Что… именно, дядя Эдмунд?

— Очень многое нужно сделать по дому, а когда вы с этим закончите, то будете помогать мне в организации миссионерской деятельности на Востоке. Я еще не нанял секретаря для этой цели, хотя надеюсь, что найду подходящего человека в Лондоне.

Джина пробормотала что-то, но громко говорить не осмелилась, и дядя продолжал:

— С каждым годом моя работа приносит все больше плодов, что доставляет мне большое удовольствие. Вы будете нести свет Евангелие тем, кто пребывает во тьме, и таким образом поможете и своей собственной душе.

В голосе его послышались восторженные нотки. Уловив это, Джина поняла, почему ее дядюшку называли «пэром-проповедником».

Дядя взял со стола пачку каких-то бумаг и сказал:

— Разумеется, перед отъездом из Лондона вам следует приобрести черное платье. Я был глубоко удивлен, увидев, что вы не носите траура.

— Платье, которое я надела вчера на… мамины похороны, — теплое, — объяснила Джина, — ведь… сейчас так холодно и… достать что-нибудь другое просто… не было времени и…

Она замолчала. Она собиралась сказать, что папа с мамой не любили траур, но осознала: дядя этого не поймет.

— Я полагал, — сказал дядя наставительно, — вы столь опечалены потерей матери, что вам даже в голову не может придти надеть не траурное платье!

Он подождал немного, ожидая услышать извинения Джины, но она промолчала, и он добавил:

— Мы с вашей тетушкой настаиваем, чтоВы вы проявили уважение к ушедшим, оставаясь в трауре в течение года. Впоследствии, полагаю, вы сможете перейти на серый и лиловый цвета.

— Я… я поняла, дядя Эдмунд.

Лорд Келборн посмотрел на часы.

— Я должен идти, — сказал он. — У меня встреча с епископом Лондонским, я не могу опаздывать.

— Конечно… дядя Эдмунд.

Лорд Келборн направился к выходу из комнаты. Его племянница подбежала к двери и открыла ее перед лордом.

— Мы с тетей ожидаем вас в четверг, самое позднее в пятницу. Узнайте на станции время прибытия вашего дилижанса и известите меня. Я не хотел Вы, чтобы мои лошади стояли на дороге лишнее время.

— Конечно… конечно, дядя Эдмунд.

Нянюшка, ожидавшая в холле, отворила входную дверь.

Лорд Келборн посмотрел на нее, понял, кто это, и, казалось, собрался что-то произнести.

Но передумал и, выйдя за порог, пересек тротуар и сел в ожидавший его старомодный экипаж.

Когда коляска, запряженная парой прекрасных чистокровных лошадей, тронулась, Джина вернулась в холл.

Нянюшка закрыла дверь, и тут девушка бросилась к ней с возгласом:

— О няня, я этого… не вынесу! Я не могу ехать в «Башни»… не могу… не могу!

Стоило ей заговорить, как слезы, которые она с таким достоинством сдерживала со вчерашних похорон матери, хлынули у нее из глаз.

Нянюшка обняла Джину.

— Не плачьте, милая, — проговорила она. — Вы ничего не можете с этим поделать.

— К-как мне со всем этим справиться? — спросила Джина. — Они не позволят тебе… остаться… со мной!

Ее речь звучала почти бессвязно, но она почувствовала, как напряглась няня.

— Я… не могу… потерять тебя… не могу! — рыдала Джина. — И все равно… жить в «Башнях» — это то же самое, что… жить в аду!

— Не говорите так! — возмутилась няня. — Не надо говорить такие ужасные вещи, ведь вам больше некуда податься!

Взяв себя в руки, Джина вытерла слезы тыльной стороной ладони и прошла в гостиную.

Они сняли этот дом сравнительно недорого, когда мать Джины, Элизабет Борн, была вынуждена приехать в Лондон на операцию.

Дом на тихой улице в Ислингтоне был весьма уютен и неплохо меблирован.

Семейный врач не был удовлетворён состоянием здоровья миссис Борн и посоветовал ей проконсультироваться у хирурга с Харли-стрит.

Ожидалось, что операция пройдет легко, однако Элизабет Борн умерла на операционном столе.

Для Джины это было не только огромное потрясение. Это означало конец ее счастья.

В детстве она никогда не была несчастной, ей никогда не было страшно или грустно.

Она жила с родителями в милой усадьбе, в небольшой деревушке в десяти милях от Лондона.

Они были бедны, потому что благородный Реджинальд Борн был младшим сыном второго лорда Келборна.

Его брат, который был старше на пятнадцать лет, по традиции унаследовал дом и большую часть состояния их отца.

Однако Реджи наслаждался жизнью с самого дня своего ни кем не ожидаемого рождения.

Он блистал красотой, был великолепным спортсменом, а его друзья оставались верны ему всю жизнь.

К неудовольствию отца и старшего брата, он женился на девушке, в которую был влюблен.

Она происходила из одной из лучших семей графства, но за ней давали очень маленькое приданое.

Все считали, что Реджи женится на богатой наследнице или на дочери знатного вельможи, ведь он был так красив.

Тем не менее он был безумно счастлив со своей избранницей.

Они были весьма привлекательной парой и, по общему мнению, «душой общества», поэтому друзья давали им то, чего сами они не могли себе позволить.

Их приглашали охотиться с лучшими сворами английских гончих.

Реджи был превосходным стрелком. Он также был членом команды по игре в поло. Капитан команды предоставлял ему своих пони, так как Реджи был незаменим.

Джина не могла припомнить ни дня, когда их усадьбу не навещали Вы лондонские друзья родителей.

Часто за супругами Борн присылали экипаж с приглашением прибыть в Лондон на бал, прием или другое мероприятие, на котором они обязательно должны были присутствовать. Год назад на скачках с препятствиями отец Джины упал с лошади. Лошадь рухнула на него сверху, и он погиб.

С этого момента все изменилось. Сначала просто невозможно было поверить, что столь жизнелюбивый человек мертв.

Джина очень быстро поняла, что ей придется заботиться о матери, так как после случившегося та была абсолютно неспособна заботиться о себе сама.

Потеря мужа не только добела Элизабет Борн до полного отчаяния.

Теперь она желала только одного — как можно скорее воссоединиться с ним. У нее не было сил продолжать жить без него.

Поначалу Джина весьма разумно говорила себе, что время — лучший доктор. Она надеялась, что мать справится с потрясением и сноба станет самой собой.

По Элизабет Борн начала медленно угасать.

Она не жаловалась, не смущала тех, кто приходил навестить ее, стонами и жалобами.

Она просто не замечала собеседника, словно была далеко-далеко.

Даже наедине с дочерью Элизабет Борн становилась, казалось, бесплотной и только отчасти воспринимала обращенные к ней слова.

В конце концов Джина обратилась к врачу, старому другу семьи, и тот осмотрел ее мать.

После осмотра он очень серьезно поговорил с Джиной.

— Как вы знаете, — сказал он, — ваша мать никогда не жалуется и думает только о вашем отце. Полагаю, периодически ее мучают сильные боли, и, откровенно говоря, мне это совсем не нравится. Джина встревожилась.

— Что вы предлагаете, доктор Эмерсон? — спросила она.

— Я назначу ей лекарство, — ответил врач, — но если ее состояние не улучшится, необходимо проконсультироваться у одного из моих коллег.

Элизабет Борн, однако, не согласилась с его мнением, и Джина с доктором Эмерсоном смогли настоять на своем лишь некоторое время спустя, когда — как впоследствии думала Джина — было уже поздно.

В конце концов ее мать вынуждена была признать, что боли заметно усилились, и семья переехала в Лондон, сняв дом в Ислингтоне, рекомендованный им друзьями.

Тем не менее Джина не осознавала, насколько серьезным было положение дел.

Па следующий день после проведения операции в частной клинике пришло известие о смерти Элизабет Борн. Получив его, Джина почувствовала, что закончилась не только жизнь ее матери, но и ее собственная.

Она написала дяде и сообщила ему дату похорон. Она понимала, что теперь он стал ее опекуном и непременно продаст усадьбу ее отца.

О том, чтобы жить там одной, не могло быть и речи: дядя никогда Вы не разрешил ей этого, к тому же Джина не могла этого себе позволить. Ее отец тратил все содержание, которое выделял ему старший брат, до последнего пенни и вдобавок наделал немало долгов.

«Что мне делать, о Господи, что мне делать?» — молилась Джина.

Она знала ответ задолго до того, как дядя сообщил ей о своих намерениях относительно ее будущего.

В «Башнях» Джина была всего дважды в жизни, но эти поездки она вспоминала с ужасом, несмотря на то что тогда ее сопровождали родители.

— Боюсь, на Рождество нам придется уехать, дорогая, — сказал однажды за завтраком ее отец, распечатав письмо.

— О нет! Мы не можем! — воскликнула мать.

Тогда отец ответил:

— Матушка пишет, что мой отец очень болен. Врачи говорят, что он не протянет больше двух месяцев.

Миссис Борн вздохнула.

— В таком случае нам придется выполнить свой долг, но Джине это будет тяжело.

Девочке тогда было только десять лет, но она хорошо запомнила и унылые окрестности поместья, и холод взаимоотношений его обитателей.

По утрам и вечерам вся семья собиралась на молитву.

Разговор редко отклонялся от главной темы — занятий дядюшки, или, как выражался отец Джины, его усилий «помешать туземцам где-нибудь на островах наслаждаться жизнью».

Во второй раз Джина побывала в поместье в четырнадцать лет. На сей раз ей вместе с матерью пришлось помогать тетушке, новой леди Келборн.

Они шили платья, известные под названием «Матушка Хаббардс», предназначенные для того, чтобы прикрывать наготу чернокожих красавиц из далекой восточной страны.

Молитвы звучали не только утром и вечером, но и перед едой, и продолжались они так долго, что блюда успевали остыть прежде, чем лорд Келборн приступал к трапезе, возблагодарив за нее Господа.

Семья Борн пробыла в «Башнях» только три дня, но Джина помнила, как ее отец говорил, что эти три дня были подобны трем векам непрерывной скуки, и надеялся больше никогда не возвращаться в поместье.

«Я не смогу вести такую жизнь год за годом», — говорила себе Джина.

Ей хотелось умереть и соединиться с родителями. Она не сомневалась, что, где Вы они ни были, они были счастливы и веселы.

Девушка подумала, что от дяди с его отношением к смерти только и можно было ожидать требования носить траур целый год.

Отец и мать всегда говорили, что для христианина, верующего в бессмертие души, соблюдать траур — чистое лицемерие.

— Когда пойдешь на мои похороны, дорогая, — шутил Реджи Борн, обращаясь к жене, — ты просто обязана будешь украсить прическу розовыми розами, как в первый раз, когда я увидел тебя и понял, что нет на земле существа прекраснее тебя!

Мать Джины засмеялась.

— Только представь себе, как все будут шокированы! По не говори о смерти, я не хочу и слышать об этом!

— Где Вы я ни был, — ответил отец, и Джина запомнила его слова, — я никогда не расстанусь с тобой, и даже в нашем следующем воплощении мы будем вместе.

Вспоминая об этом разговоре, Джина подумала, как шокирован был Вы ее дядюшка, услышав слова ее родителей.

Она знала: дядя твердо верил в то, что за грехи, совершенные на земле, неизбежно следует наказание в геенне огненной, и лишь безгрешные души после смерти воспаряют к вратам рая.

Сам дядюшка был абсолютно уверен в том, что будет желанным гостем на небесах, и не скрывал своего раздражения по поводу отношения своего брата и невестки к смерти.

Во время похорон он, судя по выражению его лица, несколько уныло молился за душу своего брата. Джина со страхом думала, что дяде доставит немалое удовольствие «спасение» ее от того, что он считал «проклятием».

«Лучше мне уйти в монастырь», — сказала она себе.

Но тут же она вспомнила, что люди набожные осуждают любое наслаждение жизнью.

Джине хотелось прожить жизнь так же весело, как это сделали ее родители.

Она сидела в гостиной и вытирала слезы.

— Я пойду и приготовлю вам чашечку чаю, — сказал няня. — Вы не хуже меня знаете, что слезами горю не поможешь!

Джина не ответила, но она знала, как сильно няня переживает за нее и за их будущее.

Няне совсем недавно исполнилось пятьдесят лет. У нее не было ни малейшего желания отправляться на покой.

После пребывания у одних хозяев в течение двадцати лет найти новое место в таком возрасте непросто.

«Я не могу… потерять ее… не могу!» — в отчаянии подумала Джина.

Вернулась няня с чашкой чая. Джина выпила чай, чтобы сделать няне приятное, а та сказала:

— Я знаю, милая, вам тяжело придется! Но ваши папа с мамой будут вам помогать, где Вы они ни были, и, думаю, все сложится не так уж плохо!

— Будет еще хуже! — воскликнула Джина. — Если Вы ты осталась со мной, мне по крайней мере было Вы с кем поговорить. Может быть, мы даже смогли Вы веселиться потихоньку, когда никто не слышит. Но без тебя…

Она всплеснула руками, и это было красноречивее любых слов.

Больше ей нечего было сказать. Она подошла к окну и посмотрела на узкую улочку и ровные ряды маленьких аккуратных домиков.

— Если Вы бы смогли остаться в Лондоне, — произнесла няня у нее за спиной, — друзья хозяина позаботились Вы о вас, я-то точно знаю.

— Вместо этого мне придется отправиться в Глостершир, в самую глушь, — ответила Джина, — где не встретишь никого моложе восьмидесяти!

Ее отец часто шутил, что его брат родился стариком, и в благочестии с ним могли сравниться только люди гораздо старше него.

— Почему ты совсем не похож на своих родственников? — однажды спросила мужа Элизабет.

— Думаю, я подменыш! — ответил он. — Мы с Эдмундом совсем разные. Моя матушка клянется, что я появился на свет, смеясь!

— Уверена, что она права, — сказала Элизабет. — И что Вы с нами ни случилось, дорогой, мы над этим только посмеемся.

Так они и поступали, подумала Джина. Они смеялись, когда приходили счета на сумму большую, чем ожидалось.

Они смеялись, когда протекала крыша, когда подгорал обед, когда случались тысячи мелких неприятностей, которые разозлили Вы любого.

Для Реджи и Элизабет жизнь была шуткой, и Джина смеялась вместе с ними. Но теперь она осталась одна.

Няня отнесла пустую чашку на кухню. Когда она ушла, Джина окинула взглядом комнату, размышляя, что она должна взять с собой.



Увидев у камина мамину корзиночку для шитья, Джина чуть не расплакалась.

Слезы навернулись у нее на глаза и при виде миниатюры с изображением отца, стоявшей на письменном столе, с которой Элизабет Борн никогда не расставалась.

На диване лежала вышитая китайская шаль. Ею укрывалась мама, отдыхая после обеда.

Рядом — кружевная подушечка, которую Джина подкладывала ей под голову.

Наверху хранилась одежда Джины.

Платья, хоть и были поношенными и стоили недорого, все же выглядели нарядно.

По Джина знала, что ей не позволят их носить — среди них не было ни одного черного.

Теперь счастья не было и в помине.

Все в усадьбе родителей — занавеси, кобры, подушки, покрывала — переливалось самыми яркими красками.

Любимые цвета ее матери: голубой, розовый, нежно-зеленый, как весенние почки, — словно отвечали цветам в саду, которые так любила мать Джины.

Джина подумала, будет ли новый владелец усадьбы так же счастлив, как и они.

Ей казалось, что усадьбу купил кто-то из местных. Собственно говоря, она думала об одном человеке средних лет с молоденькой женой, который всегда поглядывал на дом семейства Борн с завистью.

Кто Вы ни был новым владельцем усадьбы, все деньги, полученные за нее, пойдут на уплату огромных долгов отца Джины и тех, что наделали они с матерью с легким чувством вины.

Лорд Келборн дал ясно понять, что его поверенные получили соответствующие наставления.

Не спросив Джину, он приказал собрать все ее вещи и отослать их в «Башни».

Джине хотелось протестовать против того, что дядя ни о чем ее не спросил и даже не дал ей возможности поехать домой и самой со всем разобраться.

Но она ничего не сказала — по сравнению со смертью матери все казалось несущественным.

Теперь у нее не было выбора — она должна была поехать в «Башни», как ей и было сказано, и похоронить себя там до второго пришествия. Все ее будущее представлялось одной сплошной серой, безотрадной массой, и не было надежды, что какое-нибудь чудо нарушит эту убийственную монотонность.

Оглядев комнату, Джина вдруг заметила на софе, рядом с китайской шалью, свежий номер «Таймс». Она внезапно осознала, что уже дня три не читала газет, и, подойдя к софе, взяла «Таймс» в руки. Это напомнило ей об отце, который всегда настаивал, чтобы она была в курсе политической ситуации. Она всегда читана редакторскую статью в «Морнинг пост» и вместе с отцом просматривала спортивные страницы, чтобы узнать, кто победил на скачках. Большинство владельцев этой газеты были приятелями ее отца.

Взяв «Таймс» в руки, Джина обнаружила, что газета открыта на странице «Работа для вас». Это напомнило ей, как ее дядя, будучи в Лондоне, искал себе новую секретаршу.

Она вздрогнула, осознав, что теперь ей придется помогать дяде в его миссионерской деятельности, скучной и неприятной до ужаса. Джина знала, что ей придется иметь дело с множествами жалобных писем от всяких губернаторов и прочих официальных лиц, которым ее дядя старался навязать дополнительных миссионеров, считая, что нынешнего их количества маловато для безупречного исполнения миссии.

Во время последнего визита в «Башни» Джина видела там кипы религиозных трактатов и инструкций к молитвам, которые рассылались лично миссионерам. Каждое такое послание дядя сопровождал письмом с вопросами насчет того, сколько насчитывается новообращенных, сколько проводится богослужений, сколько человек их посещает и сколько младенцев окрещено за последнее время. Вопросник казался бесконечным и, как подумала тогда Джина, требовался дяде для демонстрирования своей власти. Он вмешивался в дела людей, которых ни разу в жизни не видел, и инструктировал их, как правильно вести миссионерскую деятельность. «Вряд ли он имеет право делать это», — подумала она вслух. Но дяде она этого не могла сказать, боясь его гнева.

Просматривая колонки «Работы для вас», Джина наткнулась на нечто ее заинтересовавшее. Она внимательно прочла это объявление: «Требуется молодая леди в компаньонки семнадцатилетней девушке. Удобное и приятное проживание в деревне. Обращаться к секретарю, Инглтон-Хаус, Парк-Лейн, Лондон».

Джина прочла объявление еще раз, и еще — казалось, это был ответ на ее отчаянный крик о помощи. Впервые с того времени как уехал ее дядя, Джина ощутила робкую надежду. Уставившись в газету невидящим взглядом, она спрашивала себя, зачем ей насиловать себя и ехать в «Башни», сама мысль о чем ей противна, если вполне можно найти работу.

Прошлой ночью, утопая в слезах и безуспешно пытаясь заснуть, она уже подумывала о том, не стать ли ей учительницей. Но, даже не наводя справок, Джина понимала, что для подобной работы она не только слишком молода, но и слишком привлекательна. К тому же она прекрасно помнила, на что была похожа ее гувернантка. Кроме того, образование Джина получила от двух местных учительниц, каждая из которых по полгода жила в имении. Ее отец в конце концов не вынес их устрашающего вида и заявил, что хочет любоваться своей дочерью, не отягощенной парочкой «старых вешалок».

— Ты не должен так говорить, дорогой, — возразила мужу мать Джины. — Ведь мисс Доусон обладает умом.

— Но она такая зануда! — ответил отец. — Я пытаюсь быть с ней обходительным, но всякий раз, когда она входит в комнату, мне кажется, что уже месяц, как идет дождь.

Его жена засмеялась, а мисс Доусон отказали от места.

Другая гувернантка была поприличнее, но она сама не захотела оставаться — ей было слишком скучно в деревне.

Джина помнила, что обеим женщинам было где-то около сорока. Глянув на себя в зеркало, она поняла, что никто не доверит ей детей по причине ее исключительной молодости. Вот почему от мысли стать гувернанткой Джине пришлось отказаться. Но это было нечто иное.

С газетой в руке Джина побежала на кухню.

— Смотри, нянюшка, посмотри на это! Я хочу взяться за эту работу, и, может, мы туда поедем.

— Зря только время теряете, мисс Джина!

— Ну откуда ты знаешь? — возразила Джина. — Кто не рискует, тот не пьет шампанского. Нет уж, нянюшка, мы туда поедем. По крайней мере узнаем, как выглядят дома на Парк Лейн. Мне всегда хотелось посмотреть. Заставить нянюшку сделать так, как ей хотелось, не заняло у Джины больше десяти минут.

— Я не позволю вам ввязываться в неприятности, мисс Джина, чтоб вы там себе не думали, — сказала нянюшка напоследок.

— Ну какие могут быть неприятности, если я собираюсь приглядывать за девушкой всего на год моложе меня?

Нянюшка сдалась. Джина подозревала, что наиболее веским аргументом стало то, что в объявлении требовали «леди».

Одевшись не в черное (Боже, что стал Вы говорить дядя?!), а в синее платье и шляпку с ленточками того же цвета. Джина, а с ней и нянюшка доехали до Парк Лейн. Инглтон-Хаус представлял собой большое внушительное здание, с отдельными воротами для въезда и выезда и портиком у главного входа.

— Если вас мое мнение интересует, — ворчала нянюшка, пока экипаж подъезжал к дому, — это просто трата времени. И, что важнее, трата денег.

— По крайней мере этот домик симпатичнее, чем «Башни», — возразила Джина.

— В объявлении говориться, что жить-то придется в деревне. — Нянюшка предпочитала, чтоб последнее слово оставалось за ней.

Открыв дверцу, лакей вопросительно посмотрел на вышедшую Джину, которая сказала:

— Я по объявлению в «Таймс».

Теперь в его взгляде, как ей показалось, появилась некоторая доля удивления. Наконец он проговорил:

— Значит, вы приехали к мистеру Уодкинсу, мисс.

Он пробел Джину через холл, по коридору, открыл дверь и пропустил девушку в кабинет, который, как она поняла, занимал секретарь. В кабинете стоял большой письменный стол и множество шкафов.

— К вам тут леди, сэр, — сказал лакей, — по объявлению.

Лакей слегка тянул слова, и Джине показалось, что даже он не считал, что она подходит для этого места.

Она приблизилась к стопу, из-за которого встал мужчина. Джине подумалось, что он выглядит именно так, как и должен выглядеть секретарь. Легкий налет седины на висках, на носу очки, обеспокоенное выражение лица, свойственное человеку, в чьи обязанности входит решать множество проблем. Секретарь с удивлением посмотрел сначала на Джину, затем на нянюшку, которая стояла чуть позади Джины. На нянюшке было скромное серое платье и черная шляпка под цвет перчаток.

— Вы по объявлению? — вопросил мистер Уодкинс с явно заметным удивлением.

— Я прочла его в «Таймс» примерно час назад, — ответила Джина, — и сразу же приехала узнать, не подойду ли я на это место.

Говоря это, она подумала, что лучше было Вы сказать: «Приехала узнать, не подойдет ли мне эта работа». Но было уже поздно… и Джина робко добавила:

— Это моя… э-э-э… няня… Она со мной.

Мистер Уодкинс указал Джине на стул перед столом, и на другой чуть поодаль для нянюшки.

— Почему Вы вам обеим не присесть? — вежливо предложил он и сам сел на стул.

— Моя фамилия — Уодкинс, — сообщил он, садясь, — и я надеюсь, вам известно, что я являюсь секретарем графа Инглтона.

Джина широко раскрыла глаза: хоть она и не слышала никогда о графе Инглтоне, но подумала, что если граф — владелец скаковых лошадей, то она могла читать о нем в спортивных страницах.

Мистер Уодкинс взял в руки перо, и Джина поняла, что он жаждет услышать ее имя.

— Джина Борн, — представилась она. И тут же девушке пришло в голову, что если она получит это место, сообщать об этом дяде будет большой ошибкой. Дядя придет в ужас при одной только мысли, что она работает на кого-то, а не на него, и будет настаивать на немедленном увольнении.

Пока мистер Уодкинс записывал, Джина успокоила себя тем, что Борн — фамилия распространенная.

— Каким Вы бестактным вам не показался мой вопрос, — поднял глаза секретарь, — но тем не менее, не соблаговолите ли вы сообщить, сколько вам лет?

— Восемнадцать, — ответила Джина. Это мистер Уодкинс тоже записал и сказал:

— Я думаю, что пока его сиятельство дома, мне будет всего лучше сказать ему, что вы здесь. Я не знаю, намерен ли он выезжать сегодня, и если намерен, то я заодно справлюсь, примет ли он вас сегодня или перенесет встречу на завтра.

— Да, так будет лучше, — согласилась Джина.

Захватив свою записную книжку, мистер Уодкинс вышел из кабинета. Джина с улыбкой обернулась к нянюшке, подумав, что если из этой затеи ничего не выйдет, то будет хотя Вы о чем вспомнить, особенно имея неприглядную перспективу обитания в «Башнях». И она сказала себе: «Если меня не возьмут сюда, я постараюсь найти другое место. Уж лучше мыть посуду или полы натирать, чем жить под одной крышей с дядей Эдмундом!»


Мистер Уодкинс быстро миновал коридор, холл и, открыв дверь, вошел в кабинет графа. Это была уютная комната с застекленными книжными полками и картинами Стаббса на стенах.

Граф сидел в кресле, вытянув ноги к камину. Он просматривал спортивные страницы в «Монинг пост». Увидев вошедшего секретаря, граф произнес:

— Вчера Фавершем выиграл два к тридцати в Сандауне. Я здорово сглупил, не дав моим лошадям участвовать в забеге.

— Раз вы так говорите, милорд, — начал Уодкинс, — то как вы, несомненно, помните, Хьюлитт настоятельно советовал вам придержать Мэглай до скачек в Эскоте.

— Что мне не нравится в Хьюлитте, так это его осторожность, — заметил граф, с раздражением отбросив газету. — Уодкинс, вы подготовили мои письма для подписи? Я еду в город.

— Я предполагал, что вы захотите ехать, милорд. Однако причина моего прихода в том, что вас дожидается соискательница на место по объявлению в «Таймс».

— Так скоро?! — удивился его сиятельство.

— Объявление напечатали в сегодняшнем номере, милорд.

— А я и забыл проверить, — признался граф. — Ну, какова она из себя?

Вопрос застал Уодкинса врасплох. А его сиятельство быстро добавил:

— Если она страшна как черт и говорит на кокни, то я слишком занят и не смогу ее принять.

— Напротив, милорд, она молода и симпатична. Я даже позволю себе сказать, красива.

— А она тянет на леди?

— Несомненно.

Граф убрал ноги с каминной решетки и встал:

— Чего же мы ждем? Я хочу посмотреть на нее!

— Она пришла в сопровождении няни.

— Няни?! — поперхнулся граф.

— Наверное, мне следовало сказать, «в сопровождении старой доброй нянюшки»? — Уодкинс позволил себе улыбнуться.

— Боже мой! — Граф расхохотался. — Вам не слишком-то понравилось мое решение, а я докажу, что оно не так уж плохо. Если конечно это создание, описанное вами как «красавица», не собирается сыграть с нами какую-нибудь шутку.

Уодкинс мгновенно посерьезнел:

— Милорд, мне и в голову не могло такое прийти. Предполагая, что ваше сиятельство собирается уходить, я спросил только ее имя и возраст.

— Ну, я не удивлюсь, если кому-то вздумалось посмеяться надо мной, — заметил граф. — Но я все-таки хочу ее видеть. Я быстренько разберусь, шутка это или нет.

— Очень хорошо, милорд, я немедленно пошлю за ней. — Уодкинс уже направился к двери, когда граф добавил:

— А эта нянюшка, или кто она там, пусть сидит там, где сидит.

— Очень хорошо, милорд.

Дверь за Уодкинсом закрылась, а граф подошел к окну, и его суровых губ коснулась легкая улыбка. Глядя на маленький сад, пестрый от цветочных клумб, граф подумал, что по крайней мере он исполняет свой долг, и никто не вправе требовать от него большего.

Однако вскоре вид цветочных клумб на зеленом ковре ухоженной лужайки навеял воспоминания о леди Миртл. Граф надеялся, что ей понравился внушительный букет орхидей, который он отослал ей утром.

Леди Миртл была новой прекрасной дамой, которую его сиятельство удостоил свей благосклонности и которая не далее как вчера вечером, — разумеется после должного сопротивления, — ответила на его настойчивые ухаживания.

Она оказалась в точности такой, какой он и предполагал: весьма страстной, пылкой и бесспорно удовлетворяющей. Помимо всего прочего, его сиятельство тешил себя мыслью о том, что он, попросту говоря, поставил на место герцога Фавершема, и что достойный джентльмен узнает об этом сегодня же.

Герцог не только славился своими любовными похождениями, но и являлся владельцем нескольких скаковых лошадей. Он был извечным соперником графа на мало-мальски престижных скачках. На данный момент оба владельца шли «ноздря в ноздрю» и сказать, кто кого опережал, было нельзя. Однако что касается леди Миртл, тут-то уж его сиятельство мог поздравить себя с безоговорочной победой! Покидая леди Миртл в предрассветные часы, граф знал, что она взволнованно предвкушает, как нынешним вечером они встретятся вновь.

— Пока Артур в отъезде, — промурлыкала она, — и я обещала его светлости отужинать с ним.

— Если вы сделаете это, — заявил граф привлекая ее к себе, — то я буду всю ночь распевать серенады под вашим окном, что, вне всякого сомнения, помешает вашему визитеру. А лучше я попросту пристрелю его при попытке войти к вам в дом.

Если леди Миртл и хотела что-то возразить, это ей не удалось по причине того, что его сиятельство заткнул ей ротик страстным и требовательным поцелуем. Он знал, что на сей раз выиграл Золотой кубок, или, иными словами, заполучил самую восхитительную и притягательную красотку во всем beau monde[1]

«Можно считать, что я квит с Фавершемом, который выиграл у меня на прошлых скачках в Эпсоме», — подумал граф как раз в ту минуту, когда вошел Уодкинс и возвестил:

— Мисс Джина Борн, милорд.

Глава 2


Разглядывая входящую в кабинет Джину, граф приятно удивился. Он знал, что Уодкинс не страдает страстью к преувеличиванию, и вполне ожидал увидеть миловидное личико, но вошедшая девушка была более чем хороша. От графа не ускользнуло, что гостья чувствует себя несколько неловко, и он двинулся ей навстречу, улыбаясь той самой приветливой улыбкой, которую большинство женщин находило неотразимой.

— Рад видеть вас, мисс Борн. Насколько я понимаю, вы пришли по объявлению.

Прежде чем ответить, Джина сделала реверанс.

— Я прочла объявление в «Таймс»… некоторое время назад… Милорд, и я подумала, что, может быть, подойду… — проговорила она слегка неуверенно.

Чтобы девушка почувствовала себя свободнее, граф предложил:

— Садитесь, пожалуйста, и я расскажу вам, что мне требуется.

Если графа внешность Джины порадовала, то и она испытала на его счет такое же чувство. Почти всю жизнь Джина провела в деревне и общалась только с друзьями отца, которые были либо одного с ним возраста, либо старше, и теперь она была приятно удивлена, увидев графа — не только молодого, но и еще красивого. И одет он был весьма прилично.

Когда граф сел рядом с Джиной, она вдруг поняла, что еще не встречала никого столь мужественного и элегантного. Девушка и сама не могла бы выразить в словах свои чувства, но то, что рядом с ней был настоящий мужчина, было вне всякого сомнения, и это ее пугало.

Отец с матерью постоянно брали ее на различные приемы, и поэтому Джина почти никогда не испытывала смущения в обществе, но в графе было что-то подавляющее. Пожалуй, совсем не таким представляла она себе своего работодателя.



Девушка сидела на краешке красной кожаной софы, положив руки на колени, и смотрела на графа, который не мог до конца поверить в реальность происходящего.

Примерно на минуту в кабинете воцарилась тишина. Наконец граф поинтересовался:

— Я надеюсь, вы не разыгрываете со мной какую-нибудь милую шутку?

— Какую шутку? — недоуменно переспросила Джина.

Ее удивление было столь заметным, что граф уже подумал было, что ошибся, однако полной уверенности у него еще не было. После недолгого молчания он продолжил:

— Я хочу сказать, вы не выглядите как человек, которому важно получить работу. И я спрашиваю себя, уж не актриса ли вы, играющая эту роль с легкой руки кого-нибудь из моих приятелей?

Мысль показалась Джине настолько оригинальной, что она не удержалась от смеха, который, надо сказать, прозвучал довольно мило.

— Смею вас уверить, милорд, — проговорила она, — что я очень хочу стать компаньонкой для юной леди, если, конечно, это возможно.

— В таком случае, мне, вероятно, следует извиниться за мои подозрения, — произнес граф.

— Вы, наверное, хотели сказать, что я веду себя не так, как следует себя вести… при приеме на работу… но дело в том… что раньше я не пробовала наниматься на работу.

— А почему вы решили попробовать устроиться на работу сейчас? — поинтересовался граф.

Джина отвела взгляд, и он понял, что она подыскивает подходящий ответ.

— Я сирота… милорд, — наконец решилась она, — и мне на самом деле… некуда идти.

— Ну надо же! — посочувствовал граф. — Однако у вас, вероятно, есть какие-то родственники?

Будучи от природы наблюдательным, граф не мог не заметить, что его гостья слегка вздрогнула.

— У меня нет никого… с кем я могла Вы быть счастлива, — нерешительно ответила Джина.

— И вы надеетесь обрести счастье, став компаньонкой?

Девушка улыбнулась:

— Это зависит прежде всего от того, чьей компаньонкой я стану. Но я думаю, что если это будет девушка моего возраста, то все не так страшно.

Наблюдая за Джиной, граф никак не мог избавиться от своих подозрений, ибо чувствовал: что-то она скрывает. Однако придраться более было не к чему, и граф перешел к делу:

— Позвольте мне объяснить, что от вас требуется. Моя племянница, чьим опекуном я являюсь, живет в деревне, потому что ее состояние не позволяет ей наслаждаться лондонской жизнью.

— Вы хотите сказать, что у нее слабое здоровье? — уточнила Джина.

— Можно сказать и так, — согласился граф, — но на самом деле, по некой причине, которую не могут объяснить ни врачи, ни я, моя племянница слишком апатична и ничем не интересуется.

Легкая тень пробежала по его лицу.

— Я полагаю, что прежде всего ее необходимо вывести из апатии. А тогда я смогу привезти ее в Лондон и представить в свете.

— Я понимаю, — заверила его Джина, — и я чувствую, что смогу помочь ей… если, конечно… вы позволите мне… сделать это.

— Не вижу причины, по которой вы не смогли Вы этим заняться, — сказал граф, — если только вы не находите скучной деревенскую жизнь.

— О нет! — воскликнула Джина. — Я обожаю деревню. Я почти всю жизнь провела там.

Его сиятельство удивленно поднял брови:

— Тогда вам, наверное, нравится верховая езда?

Он заметил луч оживления на лице девушки.

— Можно ли мне надеяться, что я смогу совершать конные прогулки с вашей племянницей? — быстро спросила она.

— О да, разумеется, — улыбнулся граф. — Надеюсь, вам удастся приобщить ее к верховой езде.

Джина подумала, что, если это условие ее найма, она сделает все от нее зависящее, чтобы племянница графа получала от верховой езды такое же удовольствие, как и она сама.

Словно прочтя ее мысли, граф сказал:

— Я полагаю, что «Монастырский очаг» вполне пригоден для сносной жизни в деревне. Как скоро вы сможете туда отправиться?

— О! — восхищенно воскликнула Джина. — Значит ли это, что вы меня нанимаете?

— Ну а почему бы нет? — пожал плечами граф. — Я спешу. Моей родственнице, леди Мэри Инглтон, которая присматривала за нашей подопечной, пришлось уехать. И таким образом, вы займете ее место, если, конечно, ваши рекомендательные бумаги в порядке.

Джина обмерла. Только сейчас до нее дошло, что, откликнувшись на объявление, она и не подумала о рекомендациях. А любой, к кому граф обратится для проверки рекомендаций, удивленно спросит, почему это ее дядя за ней не смотрит.

Джине и в голову не пришло, что беспокойство в ее взгляде говорило само за себя, а его сиятельство решился высказать предположение:

— Я усиленно подозреваю, мисс Борн, что вы от кого-то скрываетесь, и что меня интересует более всего, так это — от кого? По-видимому, здесь не обошлось без мужчины?

Джина глубоко вздохнула и прошептала испуганным голоском:

— Неужели вам так необходимы мои рекомендации?

— Это обычная процедура.

Па мгновение Джине пришла в голову мысль, что ей удастся убедить доктора Эмерсона или еще кого-нибудь из друзей отца и матери сохранить в тайне ее происхождение. Но она тут же поняла, что из этого ничего не выйдет. Она чувствовала себя как Ева, которую изгнали из Рая. «Это абсолютно безнадежно, — подумала девушка. — Мне придется вернуться в „Башни“ и работать на дядю Эдмунда». Ее глаза сделались такими несчастными, что граф спросил:

— Что вас так огорчает? Скажите же, почему вы убежали из дома?

Джина до боли в суставах сцепила пальцы в замок.

— Я… я не могу вам сказать, — проговорила она. — И пожалуйста, поверьте мне… я обещаю… я вас не подведу.

— Итак, насколько я понимаю, вы просите меня предоставить вам убежище, — спокойно подытожил граф. — Бы бежите от кого-то, кто сильно вас напугал.

— Я действительно очень напугана, — призналась Джина.

— А если я решусь вам поверить, можете ли вы обещать мне одну вещь? — спросил граф.

В глазах Джины вновь засветилась надежда.

— Вы… нанимаете меня?

— Только если вы мне пообещаете…

— Все что угодно!

— Если вы попадете в беду, если то, от чего вы бежите, станет для вас действительно опасным, обещайте, что придете ко мне и расскажете всю правду.

— Я обещаю… конечно, я обещаю, — быстро ответила Джина. — И не думайте, в этом нет ничего… позорного… или преступного… просто это меня очень тяготит… это темное пятно в моей жизни, которое делает ее такой жалкой… такой…

Ее исполненный страдания голосок весьма тронул чувствительное сердце графа, и он принял решение.

— Отлично, вы дали мне слово и можете уже завтра отправляться в «Монастырский очаг», если это согласуется с вашими желаниями.

Джина не смогла сдержать радостный возглас.

— О! Благодарю вас! Какой же вы замечательный! Я так вам благодарна, так благодарна!

Ее ликование было столь бурным, что его сиятельство решил впредь вести себя несколько осторожнее и поспешил добавить:

— Разумеется, если вы не уживетесь с леди Элис, вам придется уехать, и без обид.

— Башу подопечную племянницу зовут Элис? — поинтересовалась Джина.

— Леди Элис Хенбьюри, ее отец был маркизом, а ее мать приходилась мне двоюродной сестрой. — Джина не смела перебивать графа, а он тем временем продолжал: — Маркиз, будучи неисправимым любителем приключений, погиб в Турции во время землетрясения, однако перед смертью он успел назначить меня опекуном Элис, потому что матери она лишилась еще ребенком.

— Так, значит, она сирота, как и я? — прошептала Джина.

—: Бот видите, как много у вас общего, — заключил граф, не вдаваясь в подробности о том, что маркиз Хенбьюри при жизни был личностью весьма необузданной и не отличался безупречной репутацией. Он разбрасывал деньги направо и налево, и дочери своей не оставил ничего, кроме внушительной стопы неоплаченных счетов.

Б письме, которое граф прочитал после его смерти, маркиз написал следующее: «Вы достаточно богаты, чтобы оплатить мои счета, а заодно позаботиться и об Элис. Она вырастет настоящей красавицей, и я думаю, вам следует через годик жениться на ней. И если вам повезет с женой так, как мне повезло с ее матерью, то вы счастливчик! А жениться-то вам все равно рано или поздно придется, и никто не сможет сказать, что у Элис в жилах течет менее благородная кровь, чем у вас!» Его сиятельство нашел это письмо неподобающим, но чего еще можно было ждать от Уилли? А потому граф смиренно оплатил счета, которые, надо сказать, тянули на весьма кругленькую сумму, и организовал возвращение Элис из Турции, где та была с отцом, на родину в Англию.

Когда граф впервые увидел Элис, он удивился тому, как сильно девушка похожа на свою мать, которая, не успев выйти из монастырского пансиона, сразу же сразила Лондон своей красотой.

Прожив в обществе Элис в «Монастырском очаге» с неделю, его сиятельство пришел к мысли, что перспектива женитьбы на ней не столь уж плоха. С тех самых пор как граф вышел из-под опеки гувернера, его постоянно донимали настойчивыми советами обзавестись женой. До сих пор ему удавалось успешно избегать брачных уз лишь потому, что условия его жизни не предполагали частого общения с девушками: из Итона он сразу же направился в Оксфорд, потом попал в ряды Кавалерии, где и обретался до двадцати пяти лет, когда наконец унаследовал отцовский титул, щедро подкрепленный внушительным состоянием, которое аккуратный отец сберег для него.

Получив деньги, его сиятельство понял, что значит наслаждаться жизнью. За сравнительно небольшое время его скаковые лошади да и все имение стали гордостью графства.

Получить приглашение на прием в «Монастырский очаг» превратилось для его великосветских соседей в вопрос престижа.

Его сиятельство был талантливым организатором, и ни одна деталь ни разу от него не ускользнула. Он хотел для себя самого лучшего, и для удовлетворения этой своей потребности был готов на все.

А Элис в его великолепную жизнь никак не вписывалась. Когда граф уже решил на ней жениться, он строил радужные планы, как его бабушка, графиня Доваджерская, представит молодую жену ко двору.

Бабушка даже обещалась стать для Элис наставницей на время, пока та жила в «Монастырском очаге». Увы, к моменту приезда бабушки в I имение Элис уже ничто в жизни не интересовало.

Сначала граф решил, что виной тому депрессия, вызванная смертью отца, и, приняв во внимание, что Элис вернулась в Англию в ноябре, предположил, что уже к лету она избавиться от тяжести утраты.

Однако, к великому его удивлению, вместо того, чтобы вновь обрести то, что сам он называл радостью жизни, Элис все сильнее впадала в апатию.

Несмотря на это, она по-прежнему оставалась красавицей, и его сиятельство уже решил, в чем представит ее свету в качестве своей супруги.

Драгоценности Инглтонов были хорошо известны, и никто не мог сохранять равнодушный вид, любуясь бриллиантовой диадемой, более внушительной, чем любое украшение у всех жен пэров на открытии Парламента. Это не говоря уже о сапфировом гарнитуре, равного которому не было во всей Англии.

Но Элис ни в малейшей степени не интересовалась драгоценностями, у нее не было желания даже просто на них посмотреть.

Когда граф приглашал к себе в поместье друзей, Элис появлялась ненадолго в начале ужина, а после поспешно удалялась к себе, пока джентльмены курили трубки, а дамы беседовали о своем в другой комнате. Целыми днями Элис оставалась в своих комнатах, избегая общества графа.

«Что вытворяет эта чертова кукла?» — этот вопрос граф уже устал задавать себе, поэтому задал его своему секретарю, а потом и доктору, правда, в более корректной форме. Мистер Уодкинс выдвинул предположение, что Элис не хватает общества ровесников.

— Что вы хотите этим сказать? — довольно резко поинтересовался его сиятельство у секретаря, который не замедлил пояснить свою мысль:

— Дело в том, милорд, что леди Элис еще не исполнилось и восемнадцати, в то время как вы и ваши друзья в некотором роде старше ее. Его сиятельство даже подумал, что ослышался:

— Уж не хотите ли вы сказать, что она считает нас занудами?

Уодкинс примирительно улыбнулся:

— Отнюдь нет, милорд. Я просто предположил, что у нее могут быть какие-либо интересы, свойственные девушкам ее возраста.

Разговор этот завершился тем, что его сиятельство дал указание поместить в «Таймс» объявление, хотя в глубине души полагал, что это лишь пустая трата времени, ибо был искренне убежден, что на подобное объявление могут откликнуться только старые девы неопределенного возраста.

Был еще, конечно, вариант, что объявление привлечет дамочек, желающих подобраться поближе к графу, а таких — слава Богу! — было предостаточно.

Но даже в самых радужных грезах он не мог надеяться на то, что судьба приведет к нему такую очаровательную девушку.

Представляя ее рядом с Элис, граф не мог удержаться от мысленного сравнения обеих девушек с богинями, снисшедшими к нему с Олимпа.

Красота обеих была самобытна. Элис походила на свою мать — такая же жгучая брюнетка, как впрочем и сам граф, и все Инглтоны. По контрасту с волосами кожа ее казалась ослепительной белизны, а глаза были зеленые, как альпийские луга.

Сидящая же перед графом Джина была золотоволосая, как Аврора[2], глаза ее были цвета летнего неба, и его сиятельство подумал, что появившись в свете вместе, девушки, несомненно, произведут фурор.

Однако в то время как Элис постоянно находилась в состоянии, близком к прострации. Джина, напротив, излучала жизненную силу, словно солнечный луч, играющий всеми цветами радуги в капельке росы.

«Кажется, на меня напало поэтическое настроение», — попробовал подвести итог своим размышлениям граф, но избавиться от мысли, как обе девушки будут смотреться рядом, не смог.

Наконец он позвонил и как можно более нейтральным тоном сказан Джине:

— Все подробности вы сможете обсудить с Уодкинсом. Он же просветит вас относительно денежного содержания. — Он снова протянул руку к звонку, висящему у камина, и Джина быстро произнесла:

— Еще одно слово, милорд…

— Слушаю вас.

— Можно… можно, нянюшка поедет со мной? Она была со мной с тех пор, как я родилась… И она не захотела покинуть меня… даже если б я смогла дать ей пенсию…

— Выходит, у вас совсем нет денег?

— Нет… И я не могу оставить нянюшку. — В ее словах было столько искренности, что граф снова невольно проникся к ней сочувствием.

— Полагаю, ваша нянюшка вполне сможет быть при вас горничной? Если так, то вы можете взять ее с собой.

У Джины стало так легко на душе, что она вся словно засветилась от радости:

— Я просто не знаю, как вас благодарить!

Граф улыбнулся и, в очередной раз протянувшись к звонку, заметил:

— Вы уже заранее уверены, что будете счастливы в «Монастырском очаге», а в то же время, вы не должны забывать о том, что и леди Элис должна быть счастлива с вами.

— Я уверена, что смогу внести радость в ее жизнь, — улыбнулась Джина.

Наконец в ответ на звонок явился мистер Уодкинс. Граф посвятил его в результаты своей беседы с Джиной:

— Мисс Борн готова ехать в «Монастырский очаг» уже завтра утром, ее няня поедет с ней. Известите людей в имении об их приезде и проследите, чтобы они доехали без осложнений.

— Разумеется, милорд, — ответил секретарь.

— Оставляю все остальное на ваше усмотрение, — добавил граф и, обернувшись к Джине, протянул ей руку. — До свидания, мисс Борн, мы еще увидимся, я собираюсь в скором времени посетить имение.

Джина пожала протянутую руку и присела в реверансе:

— Все устроилось, как в волшебном сне. И я сердечно благодарна вам за то, что вы позволили мне взять с собой нянюшку.

Граф прищурился, глядя ей вслед, а на губах Уодкинса играла улыбка: все-таки это все придумал он.

Устраиваясь поудобнее за письменным столом, его сиятельство сказал себе: «Чудеса еще случаются», и стал разрабатывать план совместного вечернего времяпрепровождения с леди Миртл, по-прежнему не в силах избавиться от воспоминаний о редкой красоте Джины.


Сидя в удобном до неприличия экипаже, запряженном великолепными лошадьми, которые везли ее в «Монастырский очаг», Джина уже в сотый раз повторяла:

— Просто поверить не могу в нашу удачу!

— И я тоже, — вторила ей нянюшка, — но вот только, что скажет ваш дядя? Я даже ночь не спала — все волновалась.

— Да откуда он узнает? — успокаивала ее Джина, хотя сама была неспокойна.

Она написала дяде письмо, которое ей показалось весьма удачным. В нем она говорила, что очень хочет поскорее приехать в «Башни» к дяде и тете, но не может сделать это немедленно, поскольку получила приглашение от давней подруги своей матери, от которого не смогла отказаться. «Она всегда была очень добра к матушке, — писала Джина, — и известие о смерти очень огорчило ее. Она упросила меня приехать к ней, чтобы ей было с кем поговорить о старых временах. Я уверена, дядя Эдмунд, что вы не рассердитесь на меня. Однако из-за этого я не смогу приехать к вам немедленно. Я буду писать и сразу же сообщу вам, когда подруга матушки надумает меня отпустить. Передайте тете Эдит, что я нежно люблю ее. Баша племянница. Джина». Письмо было насквозь неискренним, подумала она, но главное — чтобы дядя не слишком беспокоился по поводу ее отсутствия.

Джина надеялась, что пройдет немало времени, прежде чем он всерьез задумается над тем, где она обретается и почему он ничего об этом не знает.

А спустившись утром на улицу и увидев ждавший ее экипаж, Джина вдруг поняла, что нет в мире девушки счастливее ее. Все пожитки Джины и нянюшки уместились в двух дорожных сундуках, которые укрепили на экипаж сзади. Лошади были превосходны, и Джина не сомневалась, что уже к полудню они будут в «Монастырском очаге», который находился в Оксфордшире.


Она не обманулась в своих ожиданиях. После ленча на почтовой станции лошади были заменены новой упряжкой, которая оказалась еще более резвой, чем предыдущая. Джина как раз подумала, что скоро они уже будут на месте, как вдруг экипаж остановился. Девушка выглянула, желая узнать, что случилось, и увидела, что дорога впереди перегорожена: фаэтон одного джентльмена сцепился колесом с повозкой фермера, едущего в другую сторону. Джентльмен был без грума[конюх, мальчик, смотрящий за лошадьми и ему с трудом удавалось сдерживать свою лошадь, и без того беспокойную. Джина мгновенно выскочила из экипажа и поспешила на помощь. Подбежав к лошади, она крепко ухватила уздечку, удерживая лошадь, и принялась что-то ласково говорить ей, как учил отец. Тут и кучер графа опомнился и быстро помог расцепить колеса. Когда все было улажено, джентльмен из фаэтона, чья лошадь уже присмирела, подошел к Джине, с восхищением глядя на нее и не понимая, как такое прелестное создание сумело появиться в нужном месте в нужное время. Подойдя к Джине, джентльмен снял шляпу и спросил:

— Как я могу отблагодарить вас за столь своевременную помощь?

Джина улыбнулась:

— Я поняла, что ваша лошадь напугана и в одиночку вы не справитесь.

— С моей стороны было глупо вести себя столь беспечно, но в сельской местности как-то забываешь о правилах езды по дорогам.

Его слова рассмешили Джину, и она сочла своим долгом заметить:

— Каждый сельский житель думает, что дорога создана исключительно для него.

— Это вы верно подметили. А кстати, я живу тут неподалеку и надеюсь, что и вы в наших местах не проездом.

Это напомнило Джине о цели ее поездки и она беспокойно оглянулась на свой экипаж.

— Я направляюсь в «Монастырский очаг».

— Так это же великолепно! — вскричал джентльмен. — Разрешите представиться, Карстерс — сэр Чарльз Карстерс, ближайший сосед графа Инглтона.

Джина кокетливо улыбнулась:

— А я Джина Борн.

— Обещаю вам, мисс Борн, что мы еще непременно увидимся. Позвольте еще раз поблагодарить вас за то, что вы, как ангел-хранитель, пришли ко мне на помощь.

Его слова несколько смутили Джину, и она, робко улыбнувшись в ответ, поспешила в свой экипаж. Сэр Чарльз сел в фаэтон и слегка отъехал в сторону, чтобы дать дорогу экипажу. На прощание он приподнял шляпу, а Джина помахала ему рукой.

В экипаже нянюшка накинулась на нее:

— Надо быть осторожнее, мисс Джина, беречь себя! Эта лошадь могла вас здорово задеть, такая была бешеная.

— Я и более диких лошадей укрощала, — оправдывалась Джина, — к тому же отец на моем месте сделал бы то же самое.

— Отец ваш был мужчиной! — высказала нянюшка неоспоримую истину.

Не было еще и трех часов пополудни, когда экипаж въехал в массивные золоченые ворота поместья. Проехав через парк, где под вековыми дубами бродили олени, экипаж остановился, и Джина впервые увидела «Монастырский очаг».

Она чуть не вскрикнула от внезапно охватившего ее волнения.

Замок был очарователен: окна сверкали как бриллианты, оттеняя старинную каменную кладку, на которой время оставило свой след. Перед замком расстилалось озеро, окруженное пихтами.

Перед ее отъездом из Инглтон-Хауса мистер Уодкинс сообщил Джине, что — как явствует из самого названия — «Монастырский очаг» некогда принадлежал монашескому ордену. Но после массовых гонений на католиков, устроенных королем Генрихом VIII, замок перешел во владение первого графа Инглтона, который получил его вместе с титулом.

Мать Джины всегда интересовалась старинными домами и передала свое увлечение дочери. Джина не сомневалась: в «Монастырском очаге» обязательно должны быть тайные ходы и коридоры. Мать не раз говорила ей, что для построек времен Тюдоров[3] это обычное дело. Б подобных тайниках в свое время прятались и католические священники, спасающиеся от преследований королевы Елизаветы[4], а после и роялисты, укрывавшиеся от войск Кромвеля[5].

Когда экипаж остановился перед главным входом, Джина увидела — как, впрочем, и ожидала — нескольких лакеев в ливреях с гербом графа Инглтона. Был там и дворецкий, седовласый и величавый, как Папа Римский. Он поспешил встретить Джину. Ее и нянюшку отвели наверх, где одна служанка проводила Джину в ее комнату, а другая отвела нянюшку на половину для прислуги.

Комната Джины была обставлена со вкусом, но ясно было, что это не лучшая комната в замке, не из тех, в которых граф селит своих друзей. Однако Джину это нисколько не расстроило, она все думала, как хорошо, что она в этом чудном замке, а не серых гадких «Башнях».

Поднимаясь по резной дубовой лестнице, она заметила и картины на стенах, и старинную мебель в коридорах. Ей хотелось поближе взглянуть на все эти сокровища, и в то же время она жалела, что ее матери уже нет в живых и ей некому рассказать обо всем.

— Как только вы будете готовы, — прервала ее мысли горничная, — мистер Ньюмен проводит вас к миледи. Она ждет вас в Голубом салоне.

Джина решила, что Ньюмен — это, должно быть, дворецкий. Сняв шляпку, умывшись и пригладив волосы, Джина была готова предстать перед хозяйкой. Ее немного беспокоило, как устроилась нянюшка, впрочем, Джина не сомневалась, что та сама сможет о себе позаботиться. Горничная, которую звали Роуз, отвела Джину к ожидающему ее лакею, тот сопроводил ее к дворецкому, который, в свою очередь, распахнул перед ней двери в Голубой салон. Это была весьма милая комната, не очень большая, но модно обставленная. Названием своим комната была обязана — как позже узнала Джина — портрету над камином, изображавшему четвертого графа Инглтона в детстве, одетого в атласный костюмчик голубого цвета.

Но в первый момент Джина ничего этого не заметила, взгляд ее сразу привлекла находившаяся в комнате девушка.

Леди Элис возлежала на софе подле окна, и шелковая шаль укрывала ее ноги. Она не сделала ни малейшей попытки подняться, когда лакей провозгласил:

— Мисс Борн, миледи!

Идя через комнату, Джина даже подумала, что миледи спит. Но даже в таком состоянии леди Элис была неотразима.

Когда Джина подошла к софе, леди Элис посмотрела на нее и еле слышно прошелестела:

— Рада вас видеть… Мне сказали, что… вы приедете сегодня.

Джина пожала ее холодную вялую руку и присела на стул у софы, не дожидаясь, пока леди Элис догадается ей это предложить.

— Я рада быть здесь с вами в этом доме, мне жаль только, что вы не очень хорошо чувствуете себя.

— Я так устала. — Голос леди Элис донесся будто издалека.

— Я тоже чувствую себя слегка уставшей после такого путешествия, — сочла нужным сказать Джина, — но мне очень хочется услышать историю этого замка и осмотреть его.

Леди Элис ничего не ответила. Она молча смотрела на Джину, и девушке казалось, что даже это удается леди Элис с трудом.

Джина решила предпринять еще одну попытку.

— Мне о многом хочется вас расспросить, но сначала я была бы не прочь поговорить о том, что интересует вас.

После паузы, показавшейся Джине бесконечной, леди Элис с усилием произнесла:

— В библиотеке вы найдете… хранителя… он расскажет вам… о замке.

— Я думала, вам будет приятно самой рассказать мне. Вам ведь нравится жить здесь?

Снова последовала пауза, как если бы леди Элис обдумывала ответ. Наконец она проговорила:

— Мне нравилось жить с папой… А теперь я все время… чувствую себя такой… усталой.

«Похоже, разговор зашел в тупик», — подумала Джина и обрадовалась, когда дворецкий подал чай, который, как он объяснил, был необходим после долгой дороги. Дворецкий поставил чайный столик возле софы, на которой лежала леди Элис. Хозяйка дома не сделала ни малейшей попытки разлить чай, и Джине пришлось заняться этим самой.

— Какой вы пьете чай? С молоком и сахаром? С чем будете пить?

Джина посмотрела на столик. Да, все это сильно отличалось от тех чаепитий, которыми они с нянюшкой вынуждены были довольствоваться в последнее время. Тут были и канапе, и тарталетки, и самые разные пирожные — шоколадные и залитые розово-белой глазурью.

— Что вам подать? — спросила Джина у леди Элис.

— Я не голодна.

Джина попробовала было уговорить леди Элис съесть канапе, но та откусила кусочек и положила остальное обратно на тарелку. Джина же отведала все: и канапе, и тарталетки, и шоколадные пирожные. Она бы съела еще, но решила, что это будет не совсем прилично, учитывая то, что хозяйка все так же лежит и отказывается от еды.

Когда с чаем было покончено. Джина обратилась к предмету, который занимал ее мысли с самого приезда:

— Ваш опекун сказал мне, что если я приобщу вас к верховой езде, то тоже смогу ездить верхом, а я этого очень хочу. — Видя, что леди Элис не выказывает ни тени интереса, Джина поспешила продолжить: — Мой отец был прекрасным наездником, и я всегда ездила с ним. А когда он погиб, мне пришлось продать всех лошадей. А по-моему, в деревне невозможно жить, не ездя верхом.

Джине очень хотелось, чтоб ее слова заинтересовали леди Элис, но цели своей она не достигла. После очередной паузы леди Элис вымолвила:

— Я слишком устала, чтобы ездить верхом.

— Ничего удивительного, вы же совсем ничего не едите, — нашлась Джина. — Если кухарка приготовит вам блюда, которые вы любите, вы быстро обретете силы.

— Когда папа был жив… у меня были любимые блюда… а теперь я слишком устала… — Когда леди Элис произносила свое коронное слово «устала». Джине показалось, что голос навсегда покинул хозяйку.

Девушка принялась лихорадочно соображать, что можно сделать в подобных обстоятельствах. «Надо посоветоваться с нянюшкой», — решила она, чувствуя себя несколько неловко и справедливо полагая, что граф сочтет ее миссию проваленной.

Она еще побеседовала с леди Элис, пока та не сказала, что ей надо пойти полежать перед ужином.

Джина тактично промолчала, не заостряя внимание леди Элис на том, что та и так весь день ничего другого не делала. Она проводила хозяйку наверх и, когда та скрылась в своей комнате, поспешила к себе.

К радости Джины, в комнате ее ждала нянюшка, которая успела распаковать вещи.

— Ой, нянюшка, как хорошо, что ты здесь! Мне так много надо тебе сказать!

— Я такого наслушалась про хозяйку на половине прислуги! Ну в самом деле странно, что это на нее нашло, не успела она приехать сюда.

— А в чем причина? — спросила Джина.

— Не знаю, не знаю. Но если хочешь услышать мое мнение, с этим домом не все чисто.

— Что значит «не все чисто»? — удивилась Джина.

— Горничные только и говорят о привидениях. И уже предупредили меня, что ежели я услышу ночью странные звуки, то не стоит обращать внимания.

Джина рассмеялась:

— Людям нравится верить, что под крышей любого старинного дома, а уж тем более замка, должны непременно обитать два-три призрака.

— Значит, у них есть причины верить, — настаивала нянюшка.

Джина только было собралась посмеяться над ее суеверием, как в дверь постучали. И в комнату, даже не дожидаясь принятого «войдите», зашла женщина.

Девушка сначала опешила, что, может, это еще одна гостья, но тут же поняла, что, если судить по черному шелковому платью и связке ключей на поясе, то перед ней экономка. Для экономки женщина выглядела молодо и довольно неплохо, хотя черты ее лица казались несколько грубоватыми.

— Добрый вечер, мисс Борн, — произнесла экономка. Голос у нее тоже был слегка грубоватый. — Сожалею, что не смогла встретить вас по приезде, но мне пришлось отлучиться в Оксфорд за очередным лекарством для миледи.

Она прошла на середину комнаты и продолжила:

— Если я правильно поняла, его сиятельство прислал вас сюда в качестве компаньонки леди Элис, но я думаю, что это излишне. Миледи нужен только покой.

Пока экономка говорила, Джина заметила, что та не может справиться с охватившим ее при виде гостьи удивлении. Девушке даже почудилось, будто она кожей чувствует исходящую от экономки неприязнь.

— Моя фамилия Денвер — миссис Денвер, — меж тем говорила экономка, — и вам, возможно, не сказали, но именно на мне держится дом и все хозяйство. Так решил его сиятельство, он полагается на меня. — Это моя нянюшка, мисс Тернер, — в свою очередь сказала Джина. — Она со мной всю мою жизнь.

Экономка бросила на нянюшку взгляд, далекий от доброжелательного, и заявила:

— Полагаю, вы сами будете прислуживать мисс Борн, и, таким образом, избавите наших горничных от дополнительных обязанностей.

— Я здесь именно для этого, — спокойно ответствовала нянюшка.

Две женщины одарили друг друга взглядами, ясно свидетельствовавшими, что начало войне положено. После чего миссис Денвер резко повернулась к двери и, уходя, бросила:

— Как только вы здесь устроитесь, мисс Борн, я подробно расскажу вам о распорядке дня, предписанном миледи врачами, в который вы не вправе вносить изменения.

Сделав последнее заявление, экономка покинула комнату, плотно прикрыв за собой дверь.

Джина переглянулась с нянюшкой.

— Честно говоря, подобного я не ожидала. А ведь она совсем не рада нашему приезду.

— Что верно, то верно, — согласилась нянюшка, — с ней надо поосторожнее, мисс Джина. Мне кажется, от нее нечего ждать, кроме неприятностей.

Глава 3

Увидев леди Элис за ужином, Джина поняла, что, спустившись к стопу, та совершила подвиг; она была бледна как смерть, но выглядела весьма аристократично в платье из розового шелка. Когда леди Элис вошла в Голубой салон, Джина невольно воскликнула:

— До чего же вам к лицу это чудное платье! — Ей показалось, что комплимент обрадовал леди Элис, и она продолжила: — Я осмотрелась в этой комнате и поняла, что, чем дольше я нахожусь в «Монастырском очаге», тем больше это место меня завораживает!

— Да, это… чудесное место, — отсутствующе согласилась леди Элис и прилегла на софу.

Джина села с ней рядом.

— Может, вы поделитесь со мной причиной вашей усталости. Граф сказал мне, что врачи не установили, что с вашим здоровьем что-то не так.

— Раньше… я была другой… Когда папа бып жив… мы с ним… могли гулять долго-долго… даже по горам лазили… а теперь… я все время… хочу спать. — Леди Элис говорила очень медленно, казалось, она с трудом шевелит губами.

Ужин был накрыт в Малой столовой, там уже ждали дворецкий и два лакея. От вида горящих свечей в старинных канделябрах, освещавших стол, украшенный цветами, и от обилия изысканных яств Джина пришла в восторг.

Она надеялась, что ее здоровый аппетит не шокировал леди Элис, которая только размазывала еду по тарелке. Даже мышь умерла бы от дистрофии, если б ела столько, сколько она. Однако при слугах Джина воздержалась от комментариев, а когда они с леди Элис остались наедине, она сказала:

— Я просто уверена, что причина вашей усталости кроется в постоянном недоедании. Ваш отец сказан бы вам то же самое; будучи путешественником и исследователем, он прекрасно понимал, насколько человеку необходима жизненная энергия.

— Вы… все правильно говорите… но мне противен… сам вид пищи.

Джина подумала, что этому должна быть причина, но ей не хотелось утомлять леди Элис доводами, поэтому она сменила тему разговора и рассказала о дорожном происшествии с сэром Чарльзом Карстерсом. Леди Элис, казалось, заинтересовалась подробностями, но не успели они поговорить и пяти минут, как она сказала, что ей пора идти спать. Джина проводила ее до комнаты, которую из чистого любопытства решила осмотреть получше: стены были отделаны панелями, полог у кровати был синего цвета и сверху его поддерживали золоченые ангелы.

— Именно такой я и представляла вашу комнату, — сказала Джина хозяйке. — А когда вы просыпаетесь утром, то, наверное, чувствуете себя богиней, возлежащей на седьмом небе.

Впервые со времени их знакомства леди Элис рассмеялась:

— Пока… мы с папой… были в Греции… я часто воображала себя богиней… принявшей образ земной женщины.

— А может, так оно и есть на самом деле? В библиотеке, наверное, полно книг с изображениями богинь, так надо посмотреть, вдруг вы похожи на какую-нибудь из них.

Леди Элис вновь улыбнулась. В комнату тем временем вошла горничная, чтобы помочь хозяйке раздеться. Джина собралась уходить, но неожиданно ее остановил голос леди Элис:

— Не уходите… расскажите мне лучше… о вашем доме.

Джина описала родительский дом, где она была так счастлива. Ее радовало, что леди Элис интересен ее рассказ.

Пока Джина говорила, леди Элис улеглась в постель, а горничная, уходя, напомнила:

— Не забудьте принять лекарство, миледи, а то миссис Денвер рассердится. Я положила его здесь, возле кровати.

Леди Элис рассеянно взглянула на столик, на котором Джина заметила бокал для вина, наполненный какой-то темной жидкостью, в которой играли отблески пламени горящей свечи.

Когда горничная вышла, Джина поинтересовалась:

— Что это за лекарство?

— Миссис Денвер говорит… мне это прописал доктор… отвратительно на вкус… но она говорит… я должна… это принимать.

— Мой отец всегда говорил, что доктора с их лекарствами убивают получше болезней, а мать всегда лечилась только травами.

— Мне только хуже… от этого лекарства… но миссис Денвер следит… чтобы я пила его.

Джина вновь глянула на стакан, и ей пришла в голову одна мысль.

— Вы позволите мне поближе взглянуть на ваше лекарство?

— Да… можете даже попробовать… это просто отрава на вкус… а я пью его… дважды в день.

Джина подошла к столику, взяла бокал и принялась его разглядывать. Жидкость была очень темной, этот цвет напомнил ей о той настойке, которую ее гувернантка употребляла от зубной боли. Гувернантка очень мучилась зубами, и Джина помнила, как она говорила ее матери:

«Я больше не могу терпеть эту боль и хоть я и знаю, что не следует мне этого делать, но я глотну перед сном опийной настойки».

«Неужели вам обязательно пить эту гадость? — всплескивала руками миссис Борн. — Я лишь однажды пила ее, после падения на охоте, а потом чувствовала себя просто ужасно».

«Да, от лекарства иногда страдаешь сильнее, чем от болезни, но у меня уж очень сильно болит зуб».

Джине тогда хотелось помочь гувернантке, поэтому она вызвалась сбегать в буфетную и принесла чистый бокал. Гувернантка налила себе немного опийной настойки из непрозрачной бутылочки, стоящей на умывальнике. Потом разбавила ее водой и, морщась, выпила.

Джина вспомнила все это так живо, что у нее не осталось ни малейшего сомнения: жидкость в бокале леди Элис — не что иное, как опийная настойка. Но она тут же одернула себя, справедливо решив, что ни одному врачу не придет в голову заставлять леди Элис пить подобное дважды в день. Убедившись, что дверь плотно прикрыта, Джина предложила:

— Может быть, сегодня стоит обойтись без лекарства? Тем более вам кажется, что от него только хуже.

— Если я… не выпью… миссис Денвер… разъярится, как фурия… она и дяде Друро доложит, когда он приедет… что я специально не хочу выздоравливать.

Прикинув все «за» и «против». Джина сказала, заговорщически понизив голос:

— А миссис Денвер об этом знать не обязательно.

Леди Элис взглянула на Джину с большим удивлением, а та тем временем взяла бокал и, подойдя к окну, выплеснула его содержимое на улицу, после чего поставила пустой бокал обратно на столик.

Леди Элис усмехнулась:

— А мне подобное и в голову не приходило.

— Теперь посмотрим, как вы будете чувствовать себя утром. Но только никому не говорите об этом, а уж тем более миссис Денвер.

— Разумеется… я никому… не скажу… но я… действительно устала.

— Раз так, спокойной ночи. И с утра тоже не пейте лекарство.

— Пожалуйста… приходите ко мне завтра… как только я проснусь, — умоляюще попросила леди Элис, и Джина поняла, что самостоятельно та не решится выплеснуть настойку в окно.

— Я обязательно приду, — заверила она, — а сейчас спите спокойно.

Задув свечи, Джина покинула комнату леди Элис. Идя по длинному коридору мимо парадных спален, она с удивлением увидела нянюшку, стоящую у одной из дверей.

— Что-нибудь случилось? — удивленно спросила Джина. — Ты меня ждешь?

— Бас переселили в другую спальню, мисс Джина, — ответила нянюшка. — Все вещи перенесли в эту комнату.

Продолжая говорить, нянюшка отворила дверь, и Джина вошла в комнату, которая была не меньше, чем у леди Элис. И хотя до хозяйской ей было далеко, но меблировка была хороша, а стены отделаны дубовыми панелями. Занавески на окнах и балдахин были темно-красные, а стрельчатое окно выходило в сад.

— Почему меня переселили? — недоумевала Джина.

— Я сама удивилась не меньше вашего, — ответила нянюшка. — Эта горничная, Роуз, сказала мне, что миссис Денвер велела ей перенести ваши вещи сюда и что теперь ваша спальня будет здесь.

— Странно это какого, — подумала вслух Джина, вспомнив неприязненное отношение миссис Денвер.

— Просто до этой миссис дошло наконец, что вы настоящая леди, а не младшая служанка, как ей бы хотелось.

Джина засмеялась:

— Какова бы ни была причина, но мне эта комната очень нравится, и мне здесь очень уютно.

Нянюшка промолчала, а Джина, заметив странное выражение ее лица, спросила:

— Что-то не так?

— Не хочу вас пугать, милая, но Роуз говорит, что в этом доме полно призраков, а эту комнату они особенно облюбовали. Говорят, здесь появляется Женщина в Белых Одеждах, и бывает слышно, как стонут узники и младенцы плачут ночи напролет. Джине стало смешно.

— В старинных домах обожают рассказывать такие истории. Мама говорила мне, что когда они с отцом гостили у лорда Ловетта, то все ожидали, что их посетит призрак, наводящий ужас на обитателей дома, однако, к всеобщему разочарованию, он так и не появился.

— А я привидений не переношу. Так-то вот, — не отступала нянюшка.

— Если привидения и вправду существуют, то мне их искренне жаль. Ты только представь, нянюшка, вечно бродить по чужим домам, вместо того чтобы попасть в рай или возродиться в каком-нибудь новом обличье.

Нянюшка, поджав губы, молча помогала Джине раздеваться.

— Главное, еда в этом доме просто великолепная, — продолжала Джина, — а ее никакие привидения у нас не отнимут.

Подтыкая Джине простыни, нянюшка сказала:

— Ну, если вам все-таки станет страшно, отважная мисс, просто позвоните. Говорят, звонок висит неподалеку от моей комнаты, я услышу и прибегу.

— У меня должны быть действительно веские причины, чтобы разбудить тебя посреди ночи после такого тяжелого дня. Если привидения явятся, я справлюсь с ними сама. — Джина обняла нянюшку, поцеловала ее в щеку и добавила: — Спокойной ночи, милая нянюшка, как я рада, что ты у меня есть. И я Бога благодарю за то, что мы с тобой здесь, а не в «Башнях».

— А я благодарна Всевышнему, что нас еще не нашли.

— Я тоже, — согласилась Джина.

— Спокойной ночи, милая.

Когда нянюшка ушла, Джина устроилась на кровати поудобнее. Перина была мягкая, и девушка знала, что после утреннего путешествия, она будет спать как сурок. Перед тем как уснуть, Джина помолилась, прося не только за себя и нянюшку, но и поминая своих родителей. Она была уверена, что они бы поняли, почему она предпочла сбежать и скрываться, чем ехать в «Башни». Она также была уверена, что будь на ее месте отец, он поступил бы точно так же.

— Мама и папа, попросите за меня Господа, — молилась Джина, — и пусть мне суждено будет остаться здесь подольше, и пусть мне удастся помочь леди Элис.

Едва закончив молитву. Джина заснула.


Проснулась она со странным чувством, будто летит сквозь облака. Джина открыла глаза — комната была погружена во тьму, и девушка спросила себя, что могло ее разбудить. Вдруг до слуха донесся странный звук. Сначала ей показалось, что это мыши, и она вся замерла, потому что до смерти боялась мышей.

Мгновение спустя Джина поняла, что звук похож не на мышиный писк, а скорее на бренчание железной цепи, которую волокут по полу. Звук был весьма отчетлив, и после небольшой паузы дополнился столь же отчетливыми стонами.

Девушке очень хотелось спать, и она не сразу осознала, что происходит. А потом ответ пришел сам собой — странные звуки издавало привидение. Неужели раньше в этом замке содержались закованные в цепи узники? Неужели это они до сих пор стонут от непереносимой боли?

Вдруг в тишине явственно прозвучал крик. Женский.

Джина села на кровати. Все было тихо. Она прислушалась, но услышала только испуганное биение собственного сердца. Медленно она выбралась из постели и, не зажигая свечи, на ощупь, пошла к окну. Отдернула занавески. На лужайке и среди пихтовых деревьев, которые она видела по приезде, все было спокойно. Ничто не двигалось.

Вид из окна был таким красивым и умиротворяющим, что все ее страхи исчезли. Может, ей вообще почудились эти странные звуки? А даже если это и привидения, что они ей сделают? Призраки не способны влиять на материальный мир.

Она еще долго простояла у окна. Потом развела занавески пошире и вернулась в постель. Теперь она могла видеть звезды, которые посылали свой слабый свет в ее комнату. Звезды отражались в зеркале на туалетном столике.

— Я не боюсь. Не боюсь я, — сказала себе Джина.

Ворочаясь на простынях, она вдруг снова задумалась, почему ее перевели из одной комнаты в другую. Именно миссис Денвер распорядилась на этот счет.

Та самая миссис Денвер, которую так разозлил приезд Джины.

Та самая миссис Денвер, которая заставляла леди Элис принимать лекарство, сильно напоминающее настойку опия.

«Все это не так просто, — решила Джина, — но мне следует быть осторожной в своих выводах, если его сиятельство всецело доверяет этой Денвер. Она может убедить его отказать мне от места».

Ей вспомнились дядя с тетей, ждущие ее в «Башнях», и уже засыпая, она подумала, что лучше уж жить с привидениями, чем с рьяным наставником миссионеров.


Утром, когда Роуз разбудила Джину, та заметила, что горничная удивилась, увидев отдернутые занавески.

— Разве свет не мешает вам спать, мисс?

— Нет, я проснулась только когда вы зашли меня будить.

— А ночью вас ничто не побеспокоило?

Джина поняла, что вопрос задан неспроста, и ответила вопросом на вопрос:

— А почему вы спрашиваете?

— Да так. Люди, которые ночевали в этой комнате до вас, все жаловались на странные звуки.

— А что за люди?

Роуз поколебалась, но соблазн посплетничать оказался слишком велик.

— Ну, как-то здесь ночевала одна дама — знакомая его сиятельства. Такая красавица! Да и вдова к тому же! Мы уж все загадывали, что его сиятельство на ней женится. — Заметив, что Джина внимательно слушает, Роуз продолжила: — Она уже два дня у нас жила. И вот однажды ночью, это я наверное знаю от ночного лакея, она выскочила из этой комнаты с криками. Это в четыре часа утра! И бегом в покои хозяина — это в конце коридора, — и все кричала «спасите!» да «помогите!».

— Что же ее напугало? — перебила Джина.

— Наутро она всем сказала, что видела привидение. И сразу же стала собираться. Его сиятельство отвез ее в Лондон.

— А чем все закончилось?

— Больше она сюда не вернулась. Другие дамы приезжали. Такие красотки! Потом и леди Элис приехала.

— Она тоже видела привидение?

— Не знаю, она не говорит. Но она в этой комнате и не ночевала ни разу.

— Значит, для своих визитов призраки избрали именно эту комнату? — спросила Джина.

— Лакеи говорят, они иногда видят монахов в Большом зале, — сообщила Роуз. — Они говорят, монахи их дразнят.

Джина старалась получше запомнить все, что ей говорила Роуз. Но решила, что прежде чем пересказывать это нянюшке, ей самой следует разузнать побольше.

Быстро одевшись, Джина направилась к леди Элис, зная, что ее будят позже. Она вошла в ее спальню тихонько, чтобы не разбудить ненароком.

Но миссис Денвер уже была там, она убрала пустой бокал со столика возле кровати и поставила на его место новый, до краев полный темной жидкостью. Увидев Джину, экономка спросила:

— Вы что-то хотели, мисс Борн?

— Миледи просила меня зайти к ней с утра пораньше, — прошептала Джина в ответ.

— Я уже не сплю, — отозвалась с кровати леди Элис.

Миссис Денвер обернулась к ней:

— Сейчас вам подадут завтрак, миледи. А пока выпейте лекарство. Вы же знаете предписания врача. — С этими словами она вышла из спальни.

Подождав, пока экономка отойдет подальше, Джина шепотом спросила у леди Элис:

— Как вы себя чувствуете?

— Слабость еще есть, но, пожалуй… Пожалуй, уже не так сонно, как обычно. — Она с усилием села на кровати.

Джина взяла бокал и, подойдя к окну, повторила вчерашнюю процедуру. Она постаралась, чтобы содержимое бокала попало точно на одну из клумб и чтобы на стене не осталось капель.

Едва она успела поставить стакан на столик, как в комнату вошла горничная с завтраком для леди Элис на подносе.

Джина посмотрела на поднос и несколько удивилась тому, что увидела: ничего горячего, только два ломтика поджаренного хлеба, немножко масла и вазочка с джемом.

— Это все, что вам дают на завтрак? — спросила она у леди Элис.

— Вы же знаете… я не ем… почти ничего не хочу есть, — ответила та.

— Может, сегодня утром все будет по-другому?

Джина налила леди Элис немного чая, заметив, что он слишком слабо заварен. Она размышляла, не предложить ли леди Элис съесть пару яиц всмятку и выпить кофе, который хорошо бодрит после приема опийной настойки. Но потом пришла к выводу, что, если сказать миссис Денвер о пожелании леди Элис изменить утреннее меню, это может навести экономку на подозрения. Миссис Денвер вполне способна догадаться, что леди Элис не выпила положенную дозу лекарства, чем бы оно ни было. Джина посмотрела на девушку, и ей в голову пришла одна мысль.

— Я сейчас вернусь! — С этими словами она выбежала из комнаты и побежала к себе.

Роуз все еще была там, и Джина сказала ей:

— Леди Элис хочет, чтобы я позавтракала вместе с ней. Я знаю, что мне должны подать завтрак в Малой столовой, не затруднит ли вас принести его в комнату миледи?

— Конечно, мисс, — бодро ответила Роуз. — Что вы желаете на завтрак?

— Я очень голодна, — соврала Джина. — Я бы хотела яйца всмятку, если есть. Еще — рыбу и кофе или чай.

— Сейчас я все принесу, мисс. Джина побежала обратно к леди Элис. Пересказав ей свой план, она была удовлетворена, увидев улыбку на лице своей новой приятельницы.

— Все это… напоминает мне пьесу… — произнесла леди Элис. — Мы… как заговорщицы в каком-то… романе.

— Заговорщицы, именно так, заговорщицы, — подхватила Джина, — и рано или поздно мы выведем на чистую воду того подлого злодея, который отравляет вам жизнь, и его, вне всяких сомнений, осудят.

— Неужели вы думаете, что… кто-то хочет меня отравить? — пытливо спросила леди Элис.

— Бот это мы и должны выяснить. Леди Элис откинулась на подушки:

— А ведь мне лучше, мне в самом деле лучше сегодня утром… Только… в горле пересохло… И голова как будто набита ватой.

— Сейчас я вам воды принесу, — сказала Джина, — а то что-то мне этот чай не нравится.

— Вы же не думаете, что… он тоже… отравлен? — спросила леди Элис и, прежде чем Джина успела ответить, добавила: — Почему меня травят?.. Кому это надо?.. Скорее всего… это просто лихорадка… которую я подхватила в Турции… когда была там с папой.

— Будь так, вы бы уже давно выздоровели. Я уверена, если вы хорошо подумаете, то вспомните, что начали чувствовать эту усталость только после того, как вы приехали в «Монастырский очаг».

После минутного раздумья леди Элис сказала:

— Мне… трудно припоминать события… но я думаю, что вы правы.

— Вот почему мы должны оставаться заговорщицами до тех пор, пока вы не станете чувствовать себя так же хорошо, как тогда, когда вы жили с отцом, — решительно заявила Джина и прибавила: — Мы должны быть очень осторожны, чтобы никто не догадался, чем мы занимаемся.

Когда Роуз принесла ее завтрак, Джина поставила его на стол возле себя, поблагодарила горничную и, как только та вышла, разлила кофе в чашки. Она подала леди Элис чашку, уверенная, что именно таким способом ее гувернантка избавлялась от последствий опийной настойки для успокоения зубной боли.

Еще Джина уговорила леди Элис съесть несколько яиц всмятку, и оказалось, что этим утром та съела столько, сколько за последнее время не съедала и за три дня. И пока Джина доедала свою часть, леди Элис допила кофе.

Когда горничные пришли убирать посуду, они нисколько не удивились, увидев, что завтрак леди Элис едва тронут, в то время как порция Джины съедена подчистую, а весь кофе выпит.

Оставшись наедине с леди Элис, Джина сказала:

— А теперь я хочу, чтоВы вы сделали над собой невероятное усилие и поднялись. Вам обязательно надо подышать свежим воздухом. Я просто уверена, что его вам тоже недоставало в последнее время.

— Я была слишком слаба… и не выходила из дома.

— Я собираюсь предложить вам поехать покататься. Я схожу на конюшню и посмотрю, есть пи там какая-нибудь повозка, которой я сама смогу управлять. Тогда мы сможем поехать одни и по дороге поговорим. — Джина улыбнулась и добавила: — пока меня нет, ведите себя как обычно: вставайте медленно, будто во сне. Не забывайте, что вы только что выпили очередную порцию этого гадкого вонючего лекарства, которое не что иное, как яд.

Леди Элис улыбнулась в ответ:

— Не задерживайтесь… и мне очень интересно… кто же этот злодей.

— Рано или поздно мы все выясним. А пока вы должны чувствовать себя как можно лучше и выглядеть как можно обворожительнее для своего Прекрасного Принца. К удивлению Джины, улыбка исчезла с лица леди Эпис.

— Если вы имеете в виду… моего опекуна… То знайте… я не хочу за него замуж.

— Замуж! — вырвалось у Джины.

— Папа давно сказал мне… что хочет… чтобы я вышла замуж за графа… и стала графиней… но я боюсь его. Мысль о возможности такого брака никогда не приходила Джине в голову, ведь леди Элис была так молода и так нездорова. Теперь Джина поняла, почему его сиятельство так озабочен ее здоровьем и почему он так хотел найти кого-нибудь, способного помочь его подопечной. Белух же Джина сказала: — Выйдете вы за него замуж или нет, выглядит он точно как принц, а этот дом вполне смахивает на дворец. — Я была очень счастлива… когда папа был жив… и мы ночевали в палатке… или деревянной хижине. — И все-таки для нормальной жизни эти сооружения несколько маловаты, — весьма прагматично заявила Джина. Ей показалось, что леди Элис все еще хмурится, и она попыталась ее успокоить: — Если его сиятельство — не тот Прекрасный Принц, которого вы ждете, не расстраивайтесь. Вы достаточно красивы, чтобы собрать у ваших ног толпы таких принцев, умоляющих вас выйти за них.

Вам надо только поправиться, чтоб у вас достало сил их выслушивать.

— Теперь я точно убедилась… что попала в сказку, — проговорила леди Элис, — а вы — моя добрая фея.

Девушки дружно рассмеялись, и Джина позвонила горничной леди Элис.

— Я иду на конюшню, и если только лошади не превратились в крыс или мышей, а кареты в тыквы, то мы поедем кататься, как только вы оденетесь.

Леди Элис вновь рассмеялась, а Джина покинула ее и, пробежав по коридору, а потом вниз по лестнице, спросила у лакея в холле, как пройти на конюшню. Отвечая, он не смог скрыть своего удивления.

Только идя в указанном направлении, она поняла, что показалось ему таким странным: во-первых, она была без шляпки, а во-вторых, она пошла на конюшню сама, вместо того чтобы послать слуг. Джина повела себя точно так, как привыкла в доме своего отца. «Им надо привыкать ко мне», — заключила она. А потом ей на ум пришло, что его сиятельство может не разделять ее взглядов и что когда он приедет в «Монастырский очаг» ей придется сдерживать свои порывы.

Когда она вошла в конюшню, то по реакции старшего конюха поняла, что история с лошадью сэра Чарльза Карстерса не только дошла до его ушей, но и была по достоинству оценена.

— Круто вы, мисс, усмирили эту скотину! — с долей восхищения сказал старший конюх.

— Мой отец был очень умелым наездником. И сама умею ездить с колыбели.

Он посмеялся и с гордостью показал ей графских лошадей. Джине они очень понравились, невозможность оседлать одного из них немедленно казалась ей пыткой. Но она знала, что первейшая ее забота — леди Элис.

Когда Джина объяснила старшему конюху, что ей требуется, он отвел ее в огромную каретную, где стояли всевозможные кареты, фаэтоны, двуколки и кабриолеты — все, что только душе угодно. Потом он показал девушке двухместный фаэтон, безусловно, подходящий дня их задумки. Дня фаэтона нужен был пони или не самая большая лошадь.

— Мисс хочет поездить на лошадках его сиятельства?

— Больше всего на свете. Его сиятельство мне разрешил при условии, что леди Элис будет ездить верхом вместе со мной.

По выражению лица старшего конюха Джина поняла, что до него в полной мере дошел смысл ее слов. — Удачи вам, мисс. Ее сиятельству пойдет на пользу кататься.

Джина вернулась в дом и сразу направилась к леди Элис. Та уже была одета. Горничная заботливо снабдила девушку шелковой шалью, чтобы накинуть на плечи, если понадобится.

— Раз вы готовы, — радостно проговорила Джина, — едем немедленно.

Она заметила шляпку на голове леди Элис и тут же сбегала к себе, чтобы тоже надеть шляпку, заботливо приготовленную нянюшкой. Даже не поглядевшись в зеркало, Джина сказала:

Молитва любви.

— Нянюшка, надо помочь леди Элис сойти вниз, чтобы не утомлять ее раньше времени.

Леди Элис спускалась очень медленно, и Джина так и не поняла, притворялась та или действительно еле шла. Они были уже в холле, когда откуда-то из-под лестницы выскочила миссис Денвер.

— Что здесь происходит? Почему вы выходите, миледи? Бы же должны лежать! — Она говорила очень агрессивно, и Джина решила ответить за леди Элис:

— Я думаю, миледи не повредит подышать свежим воздухом. Сегодня такой хороший день, на улице тепло, и мы не поедем далеко.

— А почему вы здесь распоряжаетесь, мисс Борн, даже не посоветовавшись со мной? — вопросила миссис Денвер.

— Л выполняю указания его сиятельства, — ответила Джина, — и я уверена, ему будет приятно узнать, что леди Элис сделала над собой усилие и поехала кататься.

По лицу миссис Денвер было ясно, что она взбешена, но экономка не могла ничего сказать в присутствии Ньюмена и лакеев. С громадным неодобрением она смотрена, как Джина помогает леди Элис сойти по ступенькам и сесть в фаэтон. Укрыв колени леди Элис меховой полостью, Джина взяла поводья и подумала, что ей даже в голову не могло прийти, чем придется заниматься в «Монастырском очаге». Фаэтон тронулся, и Джина хотя и не оборачивалась, но почувствовала, что миссис Денвер в ярости сверлит ее спину взглядом. Подождав, пока фаэтон отъедет на достаточное расстояние, Джина сказала достаточно тихим голосом, чтобы грум, притулившийся на заднем сидении, не услышал:

— Мы на свободе!

— Надеюсь, она… не очень рассердилась… Я ее боюсь.

— Не надо ничего бояться. Просто сядьте поудобней, дышите поглубже и наслаждайтесь солнечным днем.

Они не успели отъехать далеко, когда Джина заметила, что к ним приближается другой фаэтон. Джина сразу поняла, кому он принадлежит и натянула поводья. Мужчина в фаэтоне сделал то же самое. Это был сэр Чарльз, и сегодня с ним ехал грум, который взял поводья, когда его хозяин спрыгнул на землю и подошел к девушкам.

— Я собирался заехать к вам, мисс Борн, чтобы еще раз поблагодарить, — сказал сэр Чарльз, снимая шляпу. — Я вижу, ваш фаэтон не пострадал во вчерашнем происшествии — улыбнулась Джина и, обернувшись к леди Элис, произнесла:

— Позвольте вам представить сэра Чарльза Карстерса, с которым, как вам известно, я познакомилась вчера.

— Очень приятно, — поклонился сэр Чарльз, — мне не раз говорили, что в «Монастырском очаге» обитает настоящая красавица, но мне так и не удалось получить приглашение от графа, когда он был здесь последний раз.

— Его сейчас нет… в замке — ответила леди Элис, — а мисс Борн настояла… чтобы я поехала кататься.

— Тогда мне, видимо, нет смысла ехать в «Монастырский очаг» раз он сейчас пуст, — пошутил сэр Чарльз.

— Может быть… вы заедете в другой день, — предложила леди Элис.

Джина не сомневалась, что леди Элис наслаждается беседой с сэром Чарльзом, и поэтому сказала:

— Раз уж сэр Чарльз все равно собирался к нам в гости может быть, вы пригласите его на ленч?

— Это приглашение доставит мне огромную радость, — быстро проговорил сэр Чарльз.

Джина выжидающе посмотрела на леди Элис, а та робко ответила:

— Я думаю… это хорошая мысль.

— Мы еще немного покатаемся, — сказала Джина, натягивая поводья, — а вы поезжайте в «Монастырский очаг» и скажите Ньюмену, дворецкому, что вы останетесь на ленч. Л уверена, он снабдит вас утренними газетами, чтобы скрасить время в ожидании нашего возвращения.

— Не задерживайтесь, — попросил сэр Чарльз. Он остался стоять у своего фаэтона, когда Джина тронула лошадь. Девушка была уверена, что он не сводит глаз с леди Элис.

Глава 4

Девушки въехали в деревню с маленькими симпатичными домиками, крытыми соломой, и с садиками, пестревшими весенними цветами. Еще там была старинная церковь Нормандских времен с маленькой, увитой плющом пристройкой.

Лошадь, которой Джина управляла, была не только приучена возить фаэтон, но и очень послушна. Это радовало девушку, потому что она не хотела подвергать опасности леди Элис.

Уже на выезде из деревни Джина заметила привлекательный домик, чуть побольше остальных и стоящий на отшибе. Б саду можно было заметить множество ульев. Они-то и навели Джину на мысль, следуя которой она остановила фаэтон у ворот.

— Почему мы остановились? — спросила леди Элис.

— Видите эти ульи? Я думаю, они смогут вам помочь.

— Каким образом?

Джина заметила, как из дома вышел старик. Увидев девушек, он подошел к их фаэтону и поздоровался:

— Добрый день, леди. Могу я вам чем помочь?

— Я подумала, что могу купить у вас сотовый мед, — ответила Джина.

— Можете, можете. Мед у меня очень вкусный. Уверен, вам понравится.

— Я так и думала. Буду вам очень признательна, если вы упакуете нам соты, чтоб мы могли увезти их с собой.

— Не желаете ли сначала попробовать? — предложил старик.

— Очень любезно с вашей стороны, — улыбнулась Джина.

Старик направился в дом, а Джина объяснила леди Элис:

— Я вспомнила, как отец говорил, что лучшее средство от похмелья — сотовый мед. — Леди Элис понимающе кивнула. — И вот я подумала, что мед поможет вывести яд из вашего организма.

Внезапно леди Элис рассмеялась:

— Все, что вы делаете, — это так необычно, так странно… мне все кажется… будто это какой-то сон.

Старик вернулся, неся большую тарелку с пятью разными сортами меда. Он подал девушкам ложечки:

— Попробуйте, леди, и скажите, какой вам больше нравится.

Мед был разных цветов: один светлее, другой более темный. Джина знала, что его собирают осенью. Она попробовала три разных вида и воскликнула:

— Все так вкусно!

Леди Элис попробовала два и сказала:

— Я согласна. Почему бы нам не купить каждого понемногу?

— Прекрасная мысль, — согласилась с ней Джина. — Мы так и сделаем, а когда вернемся в «Монастырский очаг», пошлем кого-нибудь заплатить.

Старик остался доволен.

— Я сейчас принесу вам мед. Для меня ваша покупка — большая честь.

Он снова ушел в дом, оставив Джине тарелку.

— Ешьте как можно больше, — посоветовала Джина леди Элис.

— Я стараюсь, — ответила та, — но он… такой липкий.

Однако при помощи Джины она очистила тарелку. Вернувшийся старик был очень доволен этим обстоятельством. Он положил мед в фаэтон. Джина попрощалась с ним, и лошадь понесла фаэтон обратно в «Монастырский очаг».

Только подъезжая к замку, Джина задалась вопросом, взбесится ли миссис Денвер, узнав, что она что-то купила по собственному почину. Потом она сказала себе, что миссис Денвер — всего лишь экономка, а леди Элис — подопечная графа, которая в один прекрасный день может стать его женой, и не дело экономки в это вмешиваться.

Лакей помог леди Элис выйти из фаэтона и подняться по лестнице. Джина последовала было за ней, но тут с конюшни вернулся грум, и она спросила его:

— Вы скажете главному конюху, что леди Элис очень понравилась прогулка?

— Я скажу, скажу мистеру Бартону, мисс, — ответил грум, взяв под козырек.

Когда Джина вошла в холл, леди Элис уже скрылась в Голубом салоне, и она сказала дворецкому:

— Миледи купила мед в домике на краю деревни. — Было видно, что дворецкий понял, о каком доме идет речь. — Мед в фаэтоне. Не могли бы вы проследить, чтоб его подавали миледи за завтраком. И мне тоже.

— Очень хорошо, мисс.

— К сожалению, у нас не было с собой денег, и я пообещала пчеловоду, что пришлю кого-нибудь заплатить, — добавила Джина с улыбкой.

— Я прослежу за этим, мисс.

— Благодарю вас.

Джина оставила дворецкого и присоединилась к леди Элис в Голубом салоне. По дороге она успела заметить миссис Денвер на верхней ступеньке лестницы. Несомненно, экономка ждала их возвращения и слышала про покупку меда.

Трудно было не прочесть гнев в ее глазах, и по спине Джины пробежал холодок. По она поспешила успокоить себя, ведь миссис Денвер — всего лишь прислуга и не имеет права вмешиваться в дела леди Элис. Впрочем, травить леди Элис настойкой опия экономка тоже права не имела.

Еще вчера Джине пришло в голову, что миссис Денвер очень тщательно должна рассчитывать дозу. Если бы леди Элис получила слишком большую дозу, она впала бы в бессознательное состояние. Бот почему миссис Денвер исправно давала леди Элис немного яду с утра, чтобы та чувствовала себе усталой. А вечером давала уже побольше, чтобы хозяйка спала крепко и беспробудно. «По зачем ей это нужно? Зачем?» Этого Джина не могла понять.

Зачем миссис Денвер понадобилось губить леди Элис, тихую незлобивую девушку, которая за свою жизнь не обидела и мухи? Этот вопрос по-прежнему мучил Джину, и она с облегчением вспомнила, что за ленчем к ним должен присоединиться сэр Чарльз. Значит, хотя бы за ленчем она сможет не думать о леди Элис и ее летаргии.

Сэр Чарльз заметно обрадовался, когда девушки возвратились с прогулки. С легкой руки Джины он все утро провел за чтением газет и теперь делился почерпнутыми новостями:

— Я смотрю, Друро только что одержал еще одну победу. Вчера его лошадь пришла первой и была фаворитом скачек, так что вряд ли кто-нибудь разбогател, поставив на нее.

— У него великолепные лошади, — заметила Джина.

— Я уверен, вам доставит огромное удовольствие прокатиться на них верхом.

— Я с нетерпением жду момента, когда леди Элис поправится и мы сможем кататься вместе, — ответила Джина.

— Неужели вы перенесли болезнь? — спросил сэр Чарльз, поворачиваясь к леди Элис. — Я слышал, вы были в трауре, но все же надеялся, что граф меня вам представит.

— Мне уже… лучше, — улыбнулась леди Элис, и Джина поняла, что именно это она больше всего хотела услышать.

За ленчем леди Элис совершила невероятное усилие и съела почти все, что было на тарелке. Кроме того, попробовав меда, леди Элис испытывала жажду и, помимо простой воды, выпила бокал белого вина.

— Мне бы очень хотелось, — сказал сэр Чарльз, — чтобы вы приехали посмотреть мой дом. Он, конечно, не так хорош, как «Монастырский очаг», но являет собой неплохой образец архитектуры времен королевы Анны.

— Ах, как Вы я хотела его посмотреть! — с энтузиазмом откликнулась Джина.

— И я, — добавила леди Элис.

— Вы просто обязаны нанести мне ответный визит. Может быть, завтра? Или послезавтра?

Джина посмотрела на леди Элис.

— Завтра… нас вполне устраивает, — ответила та, и Джина поняла, как ей хотелось принять это приглашение.

После ленча девушки и их гость перешли в Голубой салон, где сэр Чарльз с видимой неохотой объявил, что ему пора домой. Правда, перед этим он успел рассказать леди Элис о своей семье.

Слушая его, девушка просто расцветала. Теперь Джина больше не сомневалась: в скором времени леди Элис сможет, как и хотелось его сиятельству, поехать в Лондон и быть представленной в обществе. Джина была уверена: в Лондоне леди Элис ждет ошеломляющий успех, ибо вряд ли отыщется еще одна девушка, столь обворожительная в своей странной красоте.

Наконец сэр Чарльз окончательно собрался уходить, и Джина проводила его до входной двери. Его фаэтон ждал перед крыльцом, и, взглянув на повозку, сэр Чарльз проговорил:

— Я бы хотел покатать вас и леди Элис на лошадях, которых недавно приобрел в Таттертсалле.

— О, мы с удовольствием, — заверила его Джина.

Понизив голос, чтобы не услышали слуги, сэр Чарльз добавил:

— Она так прекрасна. Я хочу показать ей столько всего, и мой дом — это только начало.

— Обещаю вам, — приободрила его Джина, — скоро она поправится, и у нее появятся силы для разных новых начинаний.

Сэр Чарльз улыбнулся:

— Только сейчас я вспомнил, что приехал вас поблагодарить за то, что вы сделали вчера, но, попав на ленч с двумя очаровательными дамами, я позабыл, что должен был сказать.

— Сейчас уже поздно, — сказала Джина смеясь, — так что будем считать, что вы сказали все, что должны были сказать.

Сэр Чарльз сел в фаэтон, а Джина вернулась через холл в Голубой салон и возбужденно воскликнула:

— Поздравляю с победой! Только что сэр Чарльз говорил мне, как вы прекрасны.

— Неужели? — с надеждой переспросила леди Элис. — Мне… он тоже показался… милым.

— Он просто очарователен! — воскликнула Джина. — И поездка к нему на ленч, несомненно, нас развлечет.

По улыбке, блуждающей на губах леди Элис, нетрудно было понять, что она ждет этой поездки с нетерпением.

Опасаясь, что леди Элис чересчур утомилась за день, Джина предложила:

— Положите ноги на софу и отдохните. Не следует делать сразу слишком много.

— Я чувствую себя намного лучше… Мне даже не верится. Но вы правы… Лучше я отдохну немного… раз больше нечего делать.

— Весьма разумно с вашей стороны, леди Элис, — одобрила Джина. — И еще…

— О, зовите меня просто Элис… и если можно, я буду звать вас просто Джиной.

— Договорились, Элис, но я собиралась спросить, не возражаете ли вы, если во время вашего отдыха я схожу посмотреть библиотеку?

— Конечно, сходите, — ответила Элис. — Но если я усну… не уходите никуда без меня.

— А, — поддразнила ее Джина, — вы надеетесь, что еще какой-нибудь Прекрасный Принц придет обивать порог?

Девушки рассмеялись. Джина накрыла ноги Элис шалью, лежащей на софе, и помогла ей поудобнее устроиться на подушках. Она уже собралась уходить, когда Элис схватила ее за руку:

— Вы… такая добрая… мне очень повезло… что вы здесь появились.

— Мне самой здесь нравится, — ответила Джина.

С этими словами она вышла из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь. Она направилась по коридору в ту сторону, где по ее представлениям должна была находиться библиотека. Первая дверь, в которую она заглянула, вела в Большой зал, который был неотъемлемой частью внутренней планировки любого дома архитектуры Тюдоров и который раньше служил входом в «Монастырский очаг».

Теперь из зала сделали удобную гостиную, сохранив и огромный средневековый очаг и длиннющий обеденный стол, за которым монахи совершали свои трапезы. Темные дубовые балки под самым потолком явно сохранились здесь с самых древних времен. Стрельчатые окна с витражами, соответствующими по цветам графскому гербу, были сделаны в более поздний период.

Зал был впечатляющим. И Джина поняла, почему слуги уверяли, что видели здесь монахов. В зале до сих пор сохранилась атмосфера былых времен: входившего охватывало чувство заповедности, которое совершенно не возникало, например, в Голубом салоне.

Побродив по залу, Джина поспешила туда, где, по ее мнению, должна была быть библиотека.

Библиотека тоже производила впечатление, хотя тут потолок был вполовину ниже. Сотни книг, стоящие на стеллажах вдоль всех стен, вот, что столь разительно отличало библиотеку от зала.

Джина не удивилась, увидев седовласого старика, что-то пишущего за столом в дальнем углу. Старик поднялся, когда она вошла, а Джина сказала ему:

— Вы, должно быть, хранитель. А я Джина Борн, компаньонка леди Элис.

— Я слышал о вашем приезде, мисс Борн. Надеюсь, вы интересуетесь книгами.

— Очень интересуюсь, — с энтузиазмом ответила Джина. — Не могли Вы вы подсказать мне, где найти книгу с историей этого чудесного замка и его обитателей?

Старик-хранитель, приветливо улыбаясь, сказал:

— На эту тему очень большой выбор.

Он подвел Джину к полке, где стояли книги, написанные в разное время и посвященные «Монастырскому очагу» и графам Инглтонским, выбрал из них две наиболее интересные и подал их девушке. Окинув взглядом корешки остальных книг, Джина подумала, что ей пора возвращаться к леди Элис.

— Я надеюсь, вы не сочтете меня назойливой, если я скажу, что быстро читаю и буду частенько к вам заходить.

— Мне будет только приятно, — с улыбкой заверил ее хранитель.

Прихватив книги, Джина прошла обратно в зал, и одновременно с ней, но из другой двери, туда вошла миссис Денвер.

— Я искала вас, мисс Борн. Мне нужно с вами поговорить.

— Да-да, но я спешу к леди Элис, которую не хочу оставлять надолго.

— Мне кажется, что вы слишком много на себя берете, мисс Борн. Я сама забочусь о леди Элис и считаю, что эта ваша утренняя прогулка, предпринятая без моего ведома, может серьезно повредить ее здоровью.

Интонация миссис Денвер испугала бы любого из слуг, но Джину подобное обращение не беспокоило.

— Когда я покидала Лондон, его сиятельство дал мне предельно ясные указания относительно того, что входит в мои обязанности как компаньонки леди Элис. Я просто делаю то, что он мне велел.

И не дожидаясь возражений миссис Денвер, Джина вышла из зала и, пройдя по коридору, направилась в Голубой салон. Миссис Денвер смотрела ей в спину, задыхаясь от бессильной злобы. Джина сказана себе, что она ничего не может изменить, но решила заботиться об Элис еще сильнее, чем до сих пор. Войдя в салон, Джина увидела, что Элис лежит с закрытыми глазами, а на ее губах играет улыбка. Джина на цыпочках пошла к своему стулу, но Элис открыла глаза: — Я… не сплю. Джина подошла к ней: — Но вы поспали? — Подремала. Это был не тот тяжкий сон, в который я проваливалась после принятия лекарства. Повинуясь внезапному порыву, Джина присела у софы. — Послушайте, — сказала она Элис, — я не хочу вас пугать, но мне кажется, что миссис Денвер — испорченная, злая женщина, которая в силу каких-то непонятных для меня причин хочет отравить вас. — Зато… я знаю причину, — неожиданно сказала Элис. — Знаете? — воскликнула Джина. — И в чем же причина?

— Она влюблена в моего кузена[6] Друро.

Джина недоверчиво уставилась на нее.

— Это правда, — настаивала Элис. — Еще давно папа сказал мне, что мой кузен Друро обладает магнетической притягательностью для женщин. Папа смеялся и говорил, что когда-нибудь кузен вляпается в какую-нибудь нехорошую историю, если не женится на… здравомыслящей девушке… вроде меня. Джина слушала, но ей было трудно поверить в то, что говорила Элис. — Когда мы уехали заграницу, продолжила Элис, — папины друзья сообщали ему в письмах о последних «увлечениях» кузена Друро. Это всегда были красивые женщины. Но кузен интересовался каждой не больше двух месяцев — в новом письме речь обычно шла уже о новой пассии. — Но при чем здесь миссис Денвер?! — воскликнула Джина.

— Вы можете мне не верить, — ответила Элис, — но когда кузен приезжает сюда, она… говорит с ним таким… холодным тоном… но в то же время… начинает так заботиться о своей внешности… ее просто не узнать.

Джине все еще трудно было в это поверить, но именно это объясняло желание миссис Денвер уничтожить Элис.

Теперь, когда у Элис появились силы говорить, она рассказала Джине много интересного, особенно много она говорила о графе.

— Папа по-настоящему восхищался им. Дяде всегда все удавалось, за что бы он ни брался, — говорила Элис, — я даже думаю, что… папа слегка завидовал кузену Друро… У того всегда было столько денег… а мы были бедны… и не могли позволить себе путешествовать с роскошью.

Джина не перебивала, и Элис продолжила:

— Папа восхищался всем, что принадлежало Друро… вот почему он так хотел, чтобы… я вышла за него замуж.

— Было бы так хорошо, если б этот прекрасный дом принадлежал вам, — мягко проговорила Джина.

— Я уже говорила, что кузен Друро меня пугает, и я не хочу… чтобы вы намекали, будто… он — мой Прекрасный Принц, не хочу! — Элис повторила это неожиданно очень настойчиво, и Джина поспешила сказать:

— Я уверена, никто не заставит вас выйти замуж против вашего желания.

— Он мой опекун!

— Да, Элис. Кроме того, он вряд ли захочет взять в жены женщину, которая не любит его, особенно когда вокруг него вьются все эти многочисленные красотки.

— Именно, — улыбнулась Элис. — Надеюсь, что вы правы, Джина.

Немного помолчав, она добавила:

— Возможно… из-за того, что мы с папой много ездили… по разным диковинным странам… я и не хочу жить в этой роскоши… и чувствовать себя важной особой.

— Но ваш отец был маркизом, — напомнила Джина.

— Да, но обедневшим, и во время наших путешествий он называй себя просто «мистер Хенбьюри».

— Расскажите мне о ваших путешествиях, — попросила Джина, которой, вообще-то, интереснее было Вы послушать про его сиятельство, но не хотелось лишний раз напоминать Элис о нежеланном женихе.

Для Элис день был очень напряженный, поэтому Джина предложила поужинать в ее спальне. Элис оценила мысль компаньонки.

— Это значит, что мы… сможем поговорить… ведь слуги будут заходить в комнату только для перемены блюд. В столовой трапезы проходят так скучно… все время приходится следить за своими словами.

— Я скажу Ньюмену о нашем пожелании, а если миссис Денвер вздумает вмешаться, не бойтесь.

— Но… я боюсь, — призналась Элис и вдруг вскрикнула.

— Что случилось?

— Ведь если она заметит, что лекарство не действует, то может… подсыпать мне яд в пищу.

Об этом Джина не подумала и порадовалась догадливости Элис.

— Мы можем избежать этого, если будем есть одно и то же, — наконец сообразила Джина.

— А что… если она и вас попытается убить? — испуганно спросила Элис.

— Тогда уж она точно попадется и ее обвинят в попытке убийства. Она может обманывать графа и докторов, пока дело касается только вас, но уж слишком странное выйдет совпадение, если и я вдруг начну угасать так же, как и вы.

— Да, вы правы. Но я все равно боюсь, Джина… очень боюсь.

— Я смогу защитить вас, — заверила ее Джина.

Однако, несмотря на внешнее спокойствие. Джина и сама несколько побаивалась. Ей казалось, что надо обо всем рассказать графу, но разве граф сможет в это поверить? К тому же Джина считала, что не слишком прилично жаловаться на слуг сразу же по приезде в поместье.

Слуги, надо признать, работали как часы. Придраться к тому, как миссис Денвер ведет хозяйство, было невозможно.

Джина была так ошеломлена своими открытиями, что решила ни с кем, даже с нянюшкой, ими пока не делиться. Ведь если нянюшка обо всем узнает, она не сможет скрыть свою крайнюю неприязнь к миссис Денвер, а это непременно вызовет у последней нежелательные подозрения.

Поднимаясь к себе в комнату, чтобы привести себя в порядок перед ужином. Джина горестно размышляла о том, что в ее жизни черных полос почему-то больше, чем белых.

Ей очень повезло, что она получила место в «Монастырском очаге». Повезло, что нянюшка приехала вместе с ней. Жилось ей здесь очень неплохо, и потом ей нравилась Элис, которая, в свою очередь, тоже хорошо относилась к самой Джине.

Казалось бы все идет прекрасно, и тут — миссис Денвер.

«О Господи, — молила Джина, — не допусти, чтобы она отравила Элис или добилась моего увольнения».

Джина вымученно улыбнулась поджидавшей ее нянюшке, которая, увидев ее, воскликнула:

— Какая вы молодец! Как вам удалось уговорить миледи поехать на прогулку? Все в доме страшно удивились, когда узнали!

— Она выздоравливает, нянюшка, — сказала Джина. — Наверное, потому, что теперь у нее есть сверстница, с которой она может поговорить.

— Верно, верно, — согласилась нянюшка. — Я слышала, что эта леди Мэри Ингл, которая ходила за ней до вас, была старухой за шестьдесят.

— Со мной она даже смеялась, а это, согласись, достижение.

— Я так горжусь вами, милая моя, — просияла нянюшка. — Когда вы приехали, горничная и мистер Ньюмен в один голос мне твердили: так хорошо видеть красавицу мисс в замке, но вряд ли она поможет миледи.

— Ну, так они ошиблись. И я уверена, сэр Чарльз тоже внесет свою лепту в выздоровление леди Элис.

— Довольно милый джентльмен, как я слышала, — вставила нянюшка. — И все говорят о том, какая вы смелая, как помогли ему вчера справиться с лошадью. Эти слова вызвали у Джины улыбку. Беседуя с нянюшкой, она разделась и приняла теплую ванну, воду для которой принесла Роуз. Когда нянюшка помогала ей надевать платье, девушка подумала, что хорошо Вы иметь в гардеробе такой наряд, в котором Элис была на прогулке. Потом Джина сказала себе, что со своего жалованья непременно купит красивый материал, чтобы нянюшка могла сшить из него приличное платье. Хотя — какой в этом смысл? Ведь все равно ее окружение ограничено одной леди Элис.

— Я скоро приду, нянюшка, лягу и почитаю перед сном.

— Я приготовлю вам постель.

Джина направилась в комнату леди Элис. Навстречу ей шла весьма довольная миссис Денвер.

— Надеюсь, вы не засидитесь у миледи долго, — сказала она Джине. — Доктор настаивает, чтобы миледи отдыхала как можно больше. А после вашей сегодняшней прогулки она выглядит очень измученной.

— Ваша забота о миледи весьма трогательна, — отозвалась Джина, стараясь скрыть сарказм, и решительно вошла в комнату, захлопнув за собой дверь.

Элис полулежала на подушках, глаза ее были закрыты, и Джина в ужасе подумала, что миссис Денвер заставила ее принять лекарство силой. Но тут Элис открыла один глаз, а потом и второй. Увидев озабоченную Джину, она рассмеялась.

— Со мной все в порядке, — прошептала она. — Миссис Денвер пришла сюда в надежде найти меня умирающей, ну я и притворилась.

Джина присела на постель.

— Вы поступили очень мудро, Элис.

— Я знаю, именно это вы бы мне и посоветовали.

— Разумеется, но ведь у вас не было времени на размышление.

Элис понизила голос:

— Она опасна, Джина, я знаю, она очень опасна! Я боялась, что, увидев меня, как я лежу здесь с закрытыми глазами, она удушит меня подушкой.

Джина вскрикнула:

— Вы не должны так думать!

— Если б мне не пришлось в свое время жить среди опасных туземцев и непредсказуемых кровожадных арабов, я бы так не говорила.

Джина взяла Элис за руку:

— Что же нам делать? Может, мне прийти спать в вашу комнату?

— Это может вызвать у нее подозрения, она решит, что мы что-то знаем, — возразила Элис, и Джина поняла, что ее новая подруга гораздо умнее, чем кажется на первый взгляд.

— Я знаю, что мы сделаем, — сказала Джина. — Вы запретесь в комнате, а завтра я приду разбудить вас раньше служанки.

— Неплохая мысль, — согласилась Элис. — А сегодня, пожалуйста, останьтесь до того, как миссис Денвер принесет мне лекарство.

— Я думала, она его уже принесла.

— Нет, она заходила узнать, не слишком ли меня измучили бурные события сегодняшнего дня. Увиденное ее вполне удовлетворило.

Девушки рассмеялись. Услышав, что горничная несет ужин, Джина быстро отошла к окну, а Элис закрыла глаза.

Как они и ожидали, не успели горничные унести тарелки, как миссис Денвер вошла с лекарством. Она поставила бокал на столик со словами:

— Не забудьте принять то, что вам прописал врач. Вы знаете, как это важно.

— Мне… лучше… от этого лекарства, — прошелестела Элис. — Сегодня я… чувствовала себя… сносно.

— Я надеялась услышать именно это, — ответила миссис Денвер. — Вот почему так важно продолжать принимать лекарство.

С неудовольствием посмотрев на Джину, она спросила:

— Я надеюсь, вы не собираетесь утомлять миледи разговорами, мисс Борн?

— О нет. Я понимаю, она очень устала.

Удовлетворенная ответом Джины, миссис Денвер вышла из комнаты.

Девушки хранили молчание, пока шаги экономки не стихли в конце коридора. Горничная Элис уже прибралась в комнате и теперь зашла задернуть занавески, хотя на улице еще даже не стемнело.

— Что вы собираетесь делать? — тихо спросила Элис, как только они с Джиной остались одни.

— Я немного почитаю перед сном. Если я понадоблюсь, позвоните, и пусть ваша горничная позовет меня.

— Жаль, что ваша комната далеко. Джина кивнула, тут же сообразив, что это хороший предлог, чтобы попросить миссис Денвер еще раз сменить ей комнату. Она не забыла странные звуки которые слышала прошлой ночью. И хотя она и говорила себе, что ничего не боится, у нее не было ни малейшего желания услышать их снова. «Завтра я сменю комнату», — подумала Джина, а вслух произнесла:

— Если б наши комнаты были рядом, мы смогли бы перестукиваться через стену.

— И вы бы услышали, если я закричу, — добавила Элис.

— Завтра я попрошу перевести меня поближе, — решительно сказала Джина и, повинуясь импульсу, нагнулась поцеловать Элис в щеку. — Вы держитесь молодцом. Ваш отец гордился бы вами.

— Он Вы ни за что не поверил, что подобное может происходить в образцовом доме кузена Друро, — усмехнулась Элис.

— Может быть, когда-нибудь мы все расскажем его сиятельству. Представляю, как он удивится!

— Нет! Этого делать нельзя! — воскликнула Элис. — Он придет в ярость и не поверит ни единому слову. Миссис Денвер его так обхаживает, что любой здравомыслящий человек давно бы уже… взбесился.

Джина ничего не ответила.

Вернувшись к себе, она подумала, что умение Элис находить недостатки у его сиятельства, не станет прочной основой их брака. «Элис так мила, и граф тоже достаточно красив, — размышляла Джина. — Они были бы прекрасной парой. Но она не сможет быть счастлива, если все время будет бояться». Джина похвалила себя за то, что не сказала Элис о странных ночных звуках.


Когда нянюшка ушла, Джина вылезла из постели и взяла кусочек ваты из туалетного столика. Вату она положила рядом с собой, намереваясь заткнуть ею уши перед сном. Потом девушка открыла одну из книг, которую ей дал хранитель, не сомневаясь, что чтение окажется занимательным. Она читала до одиннадцати часов и, закрыв книгу, поняла, что давно уже не читала ничего столь же интересного. Джина прочитала про графа, который прятался в «Монастырском очаге» в течение трех месяцев, а потом смог уехать во Францию, чтобы присоединиться к будущему королю Карлу Стюарту. Графу повезло больше, чем его брату, — того сторонники Кромвеля поймали и повесили. Завтра, решила Джина, она прочтет про следующее поколение графов, и, конечно же, их жизнь будет столь же интересной. Она уже собиралась задуть свечи, когда заметила приготовленную вату. Интересно, спасет ли вата от страшных звуков, производимых привидениями? И тут Джину осенило. Она вылезла из постели, взяла свечу в серебряном подсвечнике, который ей оставила Роуз, задула свечи у кровати и неслышно открыла дверь. Как она и предполагала, большинство свеч в коридоре не горело. Однако света было достаточно, чтобы найти дорогу до комнаты, соседней со спальней Элис. Джина поставила свечу у кровати и убедилась, что постель предусмотрительно застелена в ожидании гостя. Девушка улыбнулась и залезла под одеяло. Задув свечу, она закрыла глаза и сказала себе:

— Если привидения собираются устроить свое обычное представление, то пусть не обижаются, если у них не будет публики.

Глава 5

Утром Джина постучалась к Элис, и та почти сразу же открыла ей дверь. Войдя, Джина спросила:

— Вы хорошо спали?

— Прекрасно! Я снова чувствую себя самой собой.

Джина инстинктивно бросила взгляд через плечо посмотреть, не подслушивает ли их кто-нибудь.

— Я думаю, вам еще следует по-прежнему разыгрывать из себя больную, — сказала она.

— Я уже сыта притворством по горло. Я хочу быть такой, как я есть. И сегодня мы едем на ленч к сэру Чарльзу! — По голосу Элис нетрудно было понять, насколько радует ее это обстоятельство.

— Все-таки будьте осторожнее при миссис Денвер, — предостерегла Джина. — Кстати, я хочу вам кое-что рассказать.

— Что? — поинтересовалась Элис.

— Эту ночь я провела в соседней комнате и теперь должна все прибрать, чтобы никто не догадался.

— Почему?

— У меня возникло подозрение, что некоторые привидения имеют внешность миссис Денвер.

— У вас богатая фантазия, — рассмеялась Элис.

— Не исключено, — согласилась Джина.

Догадка относительно привидений и миссис Денвер возникла у нее после рассказа нянюшки. Ведь та дама, на которой граф собирался жениться, была так напугана, что зареклась возвращаться в «Монастырский очаг». Если, как говорила Элис, миссис Денвер влюблена в графа, то вполне естественно, что она избавляется от соперниц. Но с другой стороны, все это вызывало большие сомнения.

«Невозможно, чтобы граф женился на своей экономке!» — думала Джина. Она была слишком невинна, чтобы предположить, что миссис Денвер могут удовлетворить внебрачные отношения. В любом случае девушка не хотела, чтобы об ее ночной выходке стало известно, и она поспешила к себе в комнату, но прежде расправила простыни и аккуратно застелила постель. Пришедшей нянюшке Джина сказала: — Я буду завтракать в комнате миледи. А ты скажи Роуз, чтобы перенесла мои вещи в комнату по соседству со спальней леди Элис. Она хочет, чтобы я была рядом.

— Миссис Денвер вряд ли понравится такое решение, — предостерегла нянюшка.

— Почему бы ей возражать, если в замке так много свободных комнат?

Джина надела платье и поспешила к леди Элис. Элис уже ждала ее и сразу сказала: — Надеюсь, нам подадут на завтрак что-нибудь существенное. Я ужасно голодна. — Попросите яйца и кофе, — предложила Джина и, увидев испуг на лице леди Элис, добавила: — Ладно, я сама это попрошу. Если миссис Денвер не нравится, что я вмешиваюсь, вряд ли она сможет ненавидеть меня сильнее, чем теперь.

— Она завидует вам, — сказала Элис, — а если граф бросит на вас хотя бы один благосклонный взгляд, она, пожалуй, утопит вас в озере.

Обе рассмеялись этой шутке, но Джина подумала, что тут есть доля правды.

Когда горничная принесла обычный скудный завтрак и слабенький чай. Джина сказала:

— Сегодня миледи хотела Вы на завтрак то же, что и я.

Горничная обрадовалась:

—Вот это правильно, миледи! Если так пойдет и дальше, вы довольно быстро поправитесь.

Горничная поспешно удалилась выполнять указание, а Джина повернулась к леди Элис:

— Хорошо, что слуги недолюбливают миссис Денвер и не станут помогать ей в воплощении дьявольских планов.

— Мне кажется, они не догадываются о том, что происходит, — предположила леди Элис. — А я не понимаю, как я могла быть так глупа и продолжала пить лекарство, от которого мне становилось только хуже.

Во время совместного завтрака Джина уговорила леди Элис съесть немного меда с хлебом.

— Я вот думаю, что бы мне сегодня надеть, — размышляла вслух леди Элис. — У меня есть несколько платьев, которые купила мне леди Мэри, когда я только приехала. Я их еще не надевала.

— Надеюсь, они не черные? — поинтересовалась Джина.

— Нет, — покачала головой леди Элис, — белые и несколько розовато-лиловых. Леди Мэри сказала, что я смогу носить их, когда» со смерти отца пройдет полгода, то есть уже сейчас.

— Покажите их мне, — попросила Джина. Элис открыла шкаф, и Джина увидела несколько симпатичных платьев.

— Какие красивые! — воскликнула она. — Когда мистер Уодкинс выдаст мне жалованье, я куплю себе материала на платье.

Элис посмотрела на Джину:

— Мы примерно одного роста. Почему бы вам не надеть какое-нибудь из моих платьев?

— Но это невозможно!

— Почему?

— Потому что это — ваши платья, а я всего лишь ваша компаньонка.

Леди Элис рассмеялась:

— Не упрямьтесь. Вы моя подруга, и я хочу, чтобы вы хорошо выглядели за ленчем у сэра Чарльза.

Джину не пришлось долго уговаривать. Она прекрасно понимала, что ее наряды казались лохмотьями по сравнению с платьями Элис.

Наконец они отправились к сэру Чарльзу в карете, запряженной двумя великолепными лошадьми из графских конюшен, с кучером и лакеем на запятках. Джина чувствовала себя как в сказке.

Дом сэра Чарльза находился на расстоянии примерно двух, миль от «Монастырского очага». Когда они подъехали, то увидели, сэра Чарльза, ожидающего их на пороге особняка времен королевы Анны. Особняк располагался в прекрасном парке. Джине вдруг пришло в голову, что именно в таком доме мечтала бы жить леди Элис.

— Я очень рад видеть вас! — воскликнул сэр Чарльз. — Я боялся, что в последний момент вы пришлете извинения, сказав, что не сможете приехать.

— Мы очень хотели приехать, — ответила леди Элис. — Ваш дом именно такой, какой я и ожидала увидеть.

Леди Элис была просто очаровательна, и Джина нисколько не удивлялась, что сэр Чарльз не может оторвать от нее глаз.

Внутри дом был так же хорош, как и снаружи. И когда после изысканного ленча они перешли в гостиную, Джина поняла, что ей лучше тактично удалиться: было очевидно, что сэр Чарльз желает поговорить с леди Элис наедине. Вот почему Джина принялась рассматривать картины и, продолжая их рассматривать, вышла из гостиной в комнату напротив. Там тоже висели картины, а французское окно открывалось в парк.

Джина вышла в залитый солнцем парк. Лилии уже расцвели, и вот-вот должны были распуститься тюльпаны и нарциссы, заполняющие собой клумбы, а над головой зеленела сочная листва деревьев. «Интересно, — подумала Джина, — рассердится ли граф, когда узнает, что леди Элис увлечена сэром Чарльзом?»

Что касается чувств сэра Чарльза, то с ними все было ясно. За ленчем он не сводил с леди Элис глаз и внезапно терял мысль на середине предложения. «Это любовь с первого взгляда», — решила Джина и помолилась, чтобы его сиятельство не разрушил все, когда узнает.

Потом ей пришло в голову, что, возможно, она мысленно ускоряет события и ей лишь кажется, что между леди Элис и сэром Чарльзом что-то есть. Джина испугалась, что уже слишком долго гуляет по парку, и она поспешила вернуться в гостиную.

Войдя, Джина увидела, что они все еще разговаривают, и сэр Чарльз держит Элис за руку.

После сэр Чарльз показал им дом, но говорил в основном с леди Элис, и та ему отвечала.

Когда пришло время уезжать, Джина услышала, как сэр Чарльз тихо сказал леди Элис:

— Завтра я приеду в «Монастырский очаг». Я должен вас увидеть. Непременно.

— Я буду ждать, — шепотом ответила леди Элис.

Карета отъехала, и леди Элис махала платочком, пока дом сэра Чарльза не скрылся из виду. Потом она сказала со вздохом:

— Это было… чудесно.

— Я рада, что визит не был вам в тягость, — отозвалась Джина.

— Я еще не встречала никого столь очаровательного и… по-моему, я тоже ему нравлюсь. — Элис говорила неуверенно, ей явно хотелось, чтобы ее убедили.

— Я уверена, вы ему очень нравитесь! — сказала Джина.

Леди Элис посмотрела на Джину, и та ответила на немой вопрос подруги:

— По-моему, он й вас влюблен! Элис судорожно сцепила пальцы.

— Ах, Джина! Если б вы были правы! Как только я увидела его, у меня сразу забилось сердце. Это его я видела в своих мечтах.

Какое-то время они ехали в молчании. Наконец леди Элис испуганно проговорила:

— А вдруг… граф рассердится, когда узнает… про Чарльза?

— Вряд ли он об этом узнает. Его сиятельство живет в Лондоне в свое удовольствие и даже не вспоминает о нас.

Однако на этот раз Джина ошиблась. При подъезде к «Монастырскому очагу» леди Элис внезапно вскрикнула.

— Что случилось? — спросила испуганная Джина.

— Посмотрите, посмотрите туда! — Леди Элис указала в сторону замка. На крыше развевался какой-то флаг.

— Это штандарт графа, — пояснила Элис. — Значит, он в замке.

Элис оказалась права. Когда они вошли в дом, Ньюмен сообщил:

— Приехали его сиятельство, миледи, вы найдете его в кабинете.

Джина знала, что в замке имеется кабинет хозяина, который раньше был кельей отца-настоятеля.

Элис заметно побледнела, и, когда Ньюмен прошел вперед, чтобы распахнуть перед ними дверь, Джина взяла леди Элис за руку и прошептала:

— Приободритесь! Ничего страшного с вами не случится!

Элис слабо улыбнулась, а Джина продолжила:

— Я уверена, его сиятельство обрадуется, увидев, что вам стало лучше. Ведь я здесь именно для этого.

Элис молча стиснула ей руку. Так, рука об руку, они и вошли в кабинет. Увидев графа, стоящего у камина, Джина подумала, что он еще более импозантен и влиятелен, чем ей казалось раньше. Дорожный костюм сидел на нем превосходно. И Джину успокоило то, что он улыбался, когда они вошли.

— Добрый вечер, Элис, — улыбнулся граф. — Рад видеть тебя в добром здравии и похорошевшей.

— Спасибо, кузен Друро, я чувствую себя лучше, — ответила Элис. — И все благодаря Джине.

Шагнув вперед, Джина сделала реверанс и поймала заинтересованный взгляд его сиятельства. Внезапно она поняла, что ей весьма к лицу платье Элис, да и шляпка с камелиями ее не портит. Этот наряд был куда лучше того, в котором она предстала перед графом в первый раз.

Внезапно Джина испугалась, что граф может предположить, будто она воспользовалась слабостью леди Элис, и отказать ей от места. Ей и в голову не пришло, что граф может заметить страх в ее глазах.

После некоторой паузы граф проговорил:

Я должен поздравить вас, мисс Борн, я наслышан о том, как вы уговорили кузину поехать с вами на прогулку. А сегодня, насколько мне известно, вы были в гостях.

Джина надеялась, что его сиятельство узнал все новости от Ньюмена, а не от миссис Денвер.

— По дороге сюда я познакомилась с сэром Чарльзом Карстерсом, — объяснила Джина.

— Об этом я тоже наслышан, — сказал граф. — С вашей стороны было весьма смело броситься усмирять взбесившуюся лошадь.

— Опасность была не слишком велика. А на следующий день сэр Чарльз заехал меня поблагодарить за оказанную помощь.

— Мы приятно провели с ним время за ленчем, — несколько вызывающе произнесла леди Элис.

— Весьма рад, — откликнулся граф. — Чарльз — приятный молодой человек и отличный наездник. — Затем с заговорщицкой улыбкой он обратился к Джине:

— Насколько я понимаю, мисс Борн, вы еще не имели возможности покататься на одной из моих лошадей?

— Я ждала, когда леди Элис сможет составить мне компанию, как вы и говорили мне, милорд.

— Мы договорились с Джиной на завтра, — пояснила леди Элис.

— Тогда поедем все вместе, — предложил его сиятельство.

— И я посмотрю, кто из вас лучше ездит верхом.

Трудно было не заметить огонек радости в глазах Джины.

— Это будет замечательно!

— А пока, — сказал граф, — снимите-ка шляпки, и пусть кузина расскажет мне, как мисс Борн удалось так сильно изменить ее.

Вопрос был неожиданным, и граф несколько удивился, когда вместо ответа леди Элис вопросительно посмотрела на Джину, словно ожидая подсказки. Граф был достаточно умен, чтобы догадаться: здесь что-то кроется. Молчание длилось, и в графе разгоралось любопытство. Наконец Джина сказала:

— Я Вы предпочла поговорить с вами об этом в другой раз, милорд, и если вы хотите, чтобы мы присоединились к вам за чаем, то лучше нам с леди Элис пойти привести себя в порядок.

— Да, так будет лучше, — быстро проговорила леди Элис и, взяв Джину за руку, повернулась к дверям.

— Мы не заставим себя ждать, кузен Друро, — сказала леди Элис на прощание. — Я надеюсь, чай подадут в гостиной.

Девушки так явно стремились поскорее уйти, что его сиятельство проводил их весьма удивленным взглядом. Потом, нахмурившись, он сказал себе, что происходит нечто странное и что следует выяснить, в чем тут дело, и чем раньше, тем лучше.


Пока девушки поднимались к себе, Элис спросила:

— Вы намерены сказать ему правду?

— Мне кажется, спешить не стоит, — ответила Джина и, подумав, добавила: — Если граф не поверит и спросит миссис Денвер, то она непременно заявит, что все это клевета.

— Я понимаю. Может, лучше просто сказать, что мне стало лучше, потому что я общаюсь с вами, а мы ровесницы.

— Да, так будет лучше, — согласилась Джина. — И, в конце концов, вы просто могли почувствовать себя лучше безотносительно чего-либо вообще. Когда они спустились к чаю, то нашли графа в гостиной. Его сиятельство успел сменить свой дорожный костюм.

— Кто будет разливать чай? — спросил он.

— Этим может заняться Джина, — ответила Элис садясь в кресло. — А я хочу услышать от вас последние лондонские новости и описание всех приемов, на которых вы побывали. Его сиятельство удивленно поднял брови:

— В мой последний визит это вас совсем не интересовало.

— Я хочу забыть о том, как чувствовала себя тогда, — улыбнулась Элис. — Но скажите, в чем причина вашего столь неожиданного визита.

— Завтра я устраиваю здесь прием. И обещал приглашенным скачки с препятствиями.

— А дамы участвовать могут? — поинтересовалась леди Элис.

— Нет, это развлечения не для дам, — ответил граф. — К тому же я и подумать не мог, что вы пожелаете принять участие.

Глядя на Элис, он с трудом мог поверить, что это та же самая девушка, которой не то что верхом ездить, говорить было тяжело, когда он последний раз был в «Монастырском очаге». И граф сказал себе, что Джина Борн, должно быть, прибегнула к волшебству, чтобы осуществить столь чудесное превращение. Джина подала графу его чашку и села рядом с леди Элис. Граф отслеживал взглядом все ее движения. Да, сравнивая двух девушек с греческими богинями, он не ошибся. Еще никогда граф не видел вместе двух подобных красавиц. Ему вспомнилось, как однажды один знакомый сказал: «Друро, вы такой счастливчик, что если и свалитесь в шахту, она окажется золотоносной». Он тогда рассмеялся в ответ, но был склонен считать, что судьба действительно благосклонна к нему.

— Вы сможете наблюдать за скачками, — сказал наконец граф. — И если вы, Элис, так хорошо себя чувствуете, в субботу я дам бал, на который приглашу сэра Чарльза. — От его сиятельства не ускользнула радость, промелькнувшая в глазах леди Элис, и он добавил:

— Я пошлю грума пригласить вашего нового знакомого принять участие в скачках.

— Я уверена, сэр Чарльз согласится, — быстро проговорила леди Элис.

Его сиятельство обернулся к Джине:

— Вам нравятся балы?

— Я не была ни на одном, милорд. Но я буду очень рада, если вы позволите мне присутствовать.

— Джина обязательно должна быть на балу! — воскликнула леди Элис. — Без нее бал будет мне не в радость.

— Я и не думал обойти ее приглашением, — улыбнулся граф.

На самом деле, собираясь устроить бал, он не был уверен, что леди Элис сможет там присутствовать. А без леди Элис Джина, естественно, из списка гостей исключалась.

Граф на мгновение задумался, есть ли у Джины соответствующие туалеты. Но, бросив взгляд на ее платье, счел свой вопрос излишним. Впрочем, у обеих девушек были настолько схожие фигуры, что скорее всего, решил граф, Джина носила платье леди Элис.

Размышляя, он смотрел на Джину, и девушка внезапно поняла, что может читать его мысли.

— Я надеюсь, милорд, — сказала она, предваряя вопрос графа, — вас не шокирует то обстоятельство, что леди Элис была достаточно добра, чтобы дать мне одно из своих платьев для поездки на ленч к сэру Чарльзу. К сожалению, после смерти отца я оказалась в слишком стесненных обстоятельствах и мне просто нечего было надеть в гости.

— Как вы догадались, о чем я думаю? — спросил граф.

Джина покраснела:

— Это может показаться странным, но иногда я могу читать мысли других людей. И потом, я понимаю, что это платье слишком хорошо для компаньонки.

— Я действительно думал о том, — признался граф, — есть ли у вас подходящие туалеты для завтрашнего приема и субботнего бала.

— Я помогу Джине, — быстро предложила леди Элис. — У меня много бальных платьев, купленных леди Мэри. Я их еще не надевала. Я люблю Джину как сестру, она была так добра ко мне. Таким образом я смогу отблагодарить ее.

— Я тоже благодарен ей за то, что она помогла вам почувствовать себя лучше и счастливее, — неожиданно сказал граф.

— Значит, вы не возражаете, если она наденет одно из моих платьев? — спросила леди Элис.

— Это ваши платья, вы вольны сами распоряжаться ими, — сказал его сиятельство. — Однако, мне кажется, вам следует заказать еще несколько туалетов.

В его голосе по-прежнему звучало недоумение, и Джина воскликнула:

— О, вы меня смущаете! Я не хочу быть леди Элис в тягость.

— Ничего подобного! — возразила Элис. — И не зовите меня «леди Элис» только для того, чтобы произвести впечатление на кузена Друро.

Граф рассмеялся:

— Раз я здесь, то вам не остается ничего другого, как слушаться меня, потому что я всегда прав.

После чая граф собирался заняться письмами, и девушки поднялись наверх. Джина была рада, что все так хорошо прошло, и, что — самое главное — граф был явно доволен тем, что леди Элис чувствует себя лучше. Поднявшись по лестнице, девушки увидели миссис Денвер. В первое мгновение Джина даже не узнала ее. Как и говорила леди Элис, экономка выглядела совершенно иначе. Ее волосы были уложены в модную прическу, и благодаря этому она казалась моложе и симпатичнее. Она даже подкрасилась: на щеках краснели румяна, на губах — помада, а обычную бледность скрывал толстый слой пудры. Миссис Денвер был была в черном платье, как и подобает образцовой экономке, но на сей раз платье сидело просто великолепно, а на поясе не болталась обычная связка ключей. Когда девушки приблизились, миссис Денвер обратилась к леди Элис:

— Миледи, вам непременно следует немного полежать после столь утомительных занятий. Я оставила ваше лекарство у кровати, подумав, что вы захотите сразу же его принять. Иначе вы будете чувствовать себя слишком усталой и не сможете поужинать с его сиятельством.

— Как мило с вашей стороны! — ответила леди Элис и проследовала в свою комнату.

Идя за ней. Джина чувствовала спиной злобный взгляд миссис Денвер. Уже в комнате, плотно закрыв дверь, Элис сказала:

— Она уверена, что я слишком устала, чтобы ужинать с кузеном Друро. Она всегда это подстраивала в его прошлые визиты.

— И вы не догадывались, что всему виной лекарство?

— Она давала мне такую дозу, что я сразу же теряла сознание.

Джина подумала, что и доктор, и граф должны были быть глупцами, чтобы не догадаться: приступы слабости у Элис наступают не от естественных причин. Но леди Элис была права: граф никогда бы не заподозрил миссис Денвер, которая во всех других отношениях была образцовой экономкой. Выливая лекарство в окно, Джина твердо решила не говорить графу о том, что происходит. Она почти не сомневалась в том, что он ей не поверит.

Перед тем как Джина ушла к себе, чтобы почитать перед ужином, они с Элис выбрали для себя платья.

Обе девушки были в белом, и граф вновь поймал себя на мысли, что обе они похожи на греческих богинь, спустившихся в его гостиную, и попытался представить себе реакцию гостей на завтрашнем приеме. Разумеется, все будут поражены неземной красотой девушек, Миртл скорее всего приревнует к леди Элис, а Джину будет старательно игнорировать. Пожалуй, не следовало приглашать сюда Миртл, но ничего не поделаешь.

Граф был в хорошем расположении духа и изо всех сил старался очаровать Элис и Джину. А когда граф желал кого-либо очаровать, он был чрезвычайно остроумен и привлекателен.

Живой смех и непосредственная реакция обеих девушек неожиданно обрадовали его куда сильнее, чем он ожидал. Элис много путешествовала и видела удивительных людей, таинственные племена, загадочные страны… Джина умела великолепно слушать и обладала живым воображением.

Граф не мог не отметить, что Джина очень начитана и, читая, она проживает жизнь книжных героев. У нее было свое оригинальное мнение по многим вопросам.

Когда Элис и Джина удалились к себе, его сиятельство пришел к мысли, что проведенный с ними вечер оказался гораздо более приятным, чем он ожидал. Таким же приятным, как если бы он провел этот вечер в Лондоне в своем привычном кругу или с любимой женщиной.

«Обе они по-своему хороши и неповторимы, — сказал он себе, — и мне не остается ничего другого, как только гордиться обеими».

Джина проводила леди Элис в ее комнату. Девушки не удивились, увидев на ночном столике еще один бокал с лекарством.

— Ей можно поставить памятник за настойчивость! — заметила Элис.

— Интересно, что она предпримет, если поймет, что лекарство больше не действует? — спросила Джина.

— Вряд ли она решится меня убить, пока здесь кузен Друро, — ответила Элис, — но до его отъезда надо бы все же рассказать ему правду.

Джина не ответила — она сосредоточенно выплескивала лекарство в окно. Затем она поставила пустой бокал на место и повернулась к леди Элис.

— Не будем спешить. Сегодня его сиятельство был в весьма хорошем расположении духа. Если мы скажем ему, что в замке творятся подобные нечестивые дела, это испортит ему настроение.

— Пожалуй, вы правы, — согласилась леди Элис, но в голосе ее прозвучало сомнение.

— Не забудьте запереть дверь, как вчера, — предупредила ее Джина. — Я буду в соседней комнате, и если что-нибудь, не дай Бог, случится, кричите.

— Вряд ли миссис Денвер сможет сюда войти, разве что она залезет в окно или пролезет под дверью.

Девушки весело рассмеялись, и леди Элис позвонила горничной, а Джина, поцеловав подругу, направилась к себе.

В комнате ее уже ждала нянюшка.

— Видели, как прихорошилась миссис Денвер? Безнравственно! Вот как это называется. И почему только его сиятельство не скажет ей об этом?

— Мне кажется, он просто не обратил на это внимания, — ответила Джина.

— Уж она постарается, чтобы он все заметил, — проворчала нянюшка.

Джина была настолько взволнована последними событиями, что ей просто необходимо было с кем-то поделиться.

— Нянюшка! — неожиданно для самой себя сказала она. — Сядь, мне надо с тобой поговорить.

Няня внимательно посмотрела на свою воспитанницу и опустилась в кресло. Джина рассказала ей, что, как ей кажется, лекарство, которым поят леди Элис не что иное, как настойка опия.

— Никогда не слыхала о подобной подлости! — воскликнула нянюшка. — Вам следует немедленно пойти к его сиятельству и сообщить ему, что эта женщина, которая, кстати, сразу показалась мне подозрительной, самая настоящая убийца!

— Я уже думала о том, чтобы все ему рассказать, — покачала головой Джина, — но если он мне не поверит, то, боюсь, мне откажут от места. — Джина задумчиво посмотрела на нянюшку и продолжила: — Мы с леди Элис договорились пока ни о чем не рассказывать, но я хотела, чтобы ты об этом узнала, ведь жизнь леди Элис в моих руках.

— Я все понимаю, милая, но если с миледи что-нибудь, не дай Бог, случиться, вы никогда себе этого не простите.

— Не думаю, что миссис Денвер попытается от нее избавиться каким-нибудь другим способом, она побоится, что ее разоблачат. Но чтобы быть поближе к леди Элис, я вчера спала в комнате, соседней с ее спальней.

— Кто-нибудь знает об этом?

— Нет, рано утром я разбудила леди Элис, а потом вернулась сюда.

— Все это так ужасно! Сегодня ночью вы хотите опять сделать то же самое?

— Да, нянюшка. И в любом случае миссис Денвер не сможет проникнуть в комнату леди Элис.

Нянюшка задумалась.

— Слуги поговаривают, — наконец сказала она, — о потайных лестницах, которые есть в «Монастырском очаге».

Джина удивленно распахнула глаза.

— Ты же не думаешь… — начала она и тут же вздохнула с облегчением. — Нет, все в порядке, в комнате леди Элис на стенах нет панелей, за которыми могут скрываться потайные двери.

— Значит, леди Элис ничего не угрожает, — согласилась нянюшка. — Но вам…

— Если миссис Денвер и захочет что-нибудь мне сделать — в чем я сомневаюсь, — она меня все равно не найдет.

— Ну что ж, будем надеяться. Только я все равно не доверяю этой даме! — фыркнула нянюшка.

— Не беспокойся, нянюшка, просто будь настороже, — улыбнулась Джина. — Теперь, когда я все тебе рассказала, мне стало легче на душе.

— Вы можете на меня положиться, — заверила нянюшка. — Но будьте и сами настороже, я очень боюсь за вас, милая моя.

— Ничего, папенька и маменька будут за меня молиться, — уверенно произнесла Джина.

Она поцеловала нянюшку, и пожилая женщина ушла к себе, что-то бормоча вполголоса. А Джина читала историю графов Инглтонских до тех пор, пока не пришло время пробраться темными коридорами в комнату, соседнюю со спальней Элис.

Глава 6

Наслаждаясь утренней верховой прогулкой по полям, граф с улыбкой посмотрел на Джину.

— А я боялся, что вы упадете с лошади, — сказал он, — но должен вас поздравить, вы прекрасная наездница!

— Не могу счесть это за комплимент, но должна признать — я еще никогда не ездила на такой прекрасной лошади.

— Я знал, что именно это вы и скажете, — ответил граф.

Он оглянулся на леди Элис, оживленно беседовавшую с сэром Чарльзом Карстерсом по дороге к небольшой рощице.

Утром, собираясь на верховую прогулку с графом и леди Элис, Джина не удивилась, увидев в холле неожиданного визитера — сэра Чарльза.

— Я пришел лично поблагодарить вас за приглашение, которое я с удовольствием принимаю, — сказал он графу.

— Замечательно, — ответил граф. — И раз уж вы здесь, может быть, вы присоединитесь к нам на прогулке? Со мною две милые дамы, которым не помешало бы сопровождение мужчин.

Граф не мог не заметить тех взглядов, которые сэр Чарльз то и дело бросал на Элис, а та, хоть и была сдержанна, все равно светилась от счастья.

Все вчетвером они поскакали к беседке, находящейся на другой стороне парка. И как-то так получилось, что сэр Чарльз и леди Элис уехали вперед, а Джина осталась в обществе графа. Когда они повернули лошадей к рощице, в которой скрылись леди Элис с сэром Чарльзом, граф спросил:

— И все же я хотел Вы узнать, Джина, как вам удалось пробудить нашу Спящую Красавицу?

Джина вся внутренне сжалась. Ей было так хорошо и так не хотелось портить дивный солнечный день не то что разговорами, а одним лишь воспоминанием о злобной миссис Денвер.

По граф ждал ответа, и после некоторой заминки Джина попросила:

— Пожалуйста… я сейчас не могу думать ни о чем, кроме этих чудесных лошадей… я никогда не была так счастлива!

— Мне кажется, вы кое-что упустили, — улыбнулся граф.

— Что же?

— Вы ни словом не обмолвились о своем спутнике.

От неожиданности Джина рассмеялась:

— Вы прекрасно знаете, что я вам очень признательна. И потом — разве у кого-нибудь еще есть такие замечательные лошади?

С долей неудовольствия граф отметил, что этот комплимент сильно отличается от тех, что он привык слышать в свой адрес. Женщины типа Миртл никогда не упускали возможности сказать ему, какой он умный, красивый и замечательный. Может быть, Джина считает его стариком? Конечно, ей было бы приятнее отправиться на прогулку с кем-нибудь помоложе. Подобная безрадостная мысль несколько огорчила графа.

Слушая, как Джина говорит о лошадях, он подумал, что она довольно много знает и про лошадей, и про скачки, что было несколько необычно для женщины.

— Вы часто бывали на Классических скачках? — поинтересовался он.

— Никогда, — ответила Джина. — Я была только на тех, что недалеко от дома.

— Тогда я обязательно устрою так, чтобы вы и Элис смогли увидеть собственными глазами, как я выиграю Золотой кубок в Эскоте, — улыбнулся граф.

Джина удивленно посмотрела на него: ведь если леди Элис уже может быть представлена в свете, ее услуги в качестве компаньонки больше не понадобятся. Она вдруг подумала, что со стороны его сиятельства весьма жестоко вселять в нее надежду, ведь ко времени скачек в Эскоте леди Элис прекрасно сможет обойтись без нее.

Ей стало обидно, и она погнала лошадь в лес, оставив графа далеко позади.

А граф смотрел ей вслед и восхищался: за всю свою жизнь он еще не видел женщины, так грациозно управляющейся с лошадью и так красиво смотревшейся в седле. Он восхищался осиной талией Джины, которая казалась ему амазонкой. Да, Джина была отличной наездницей.

«Я должен узнать о ней побольше, — сказал себе граф. — И еще мне непременно надо найти разгадку чудесного исцеления леди Элис».

Ленч прошел шумно и весело. Граф был в отличном настроении, а сэр Чарльз всеми силами старался очаровать Элис. Он рассказывал уморительно-смешные истории о том, как графа принимали местные дворяне, и о том, какие слухи ходили о нем по округе.

— Вообще-то, — вещал сэр Чарльз, — в деревне все уверены, что королева непременно назначит вас сувереном одного из тех Балканских государств, которые постоянно ищут правителя, и свою жизнь вы закончите королем.

— Избави Бог! — в ужасе воскликнул граф. — Единственный пост, на который я могу претендовать при дворе, — это Главный Смотритель За Лошадьми Ее Королевского Величества.

— Для этого вы слишком молоды, — улыбнулся сэр Чарльз.

— У меня еще есть время состариться, — парировал его сиятельство.

После ленча граф предложил отдохнуть от утренней прогулки и покататься в какой-нибудь повозке.

— У меня есть новый фаэтон, — сказал он, — я в нем еще не выезжал. А вы, Чарльз, сможете поехать на моем желто-черном, он очень хорошо сделан, хотя завистники и утверждают обратное.

Сэр Чарльз был согласен на все, что бы ни предложил граф, лишь бы оставаться в обществе леди Элис.

Кататься они отправились уже около трех часов пополудни.

— Я хочу, чтобы вы осмотрели мои владения, — сказал граф Джине. — Или хотя бы ту их часть, которую мы успеем объехать до чая.

— А в котором часу соберутся гости, милорд? — спросила Джина.

— Не раньше шести.

— Это хорошо, — не подумав, сказала Джина.

Граф помог ей сесть в фаэтон, и, когда она посмотрела на него, взгляды их встретились. По необъяснимой причине ни он, ни она не могли отвести друг от друга глаз. Наконец, с некоторым усилием, граф отвернулся, быстро обошел фаэтон и сел на козлы, а Джина, отведя взор, посмотрела на замок. В окне она увидела чье-то лицо. Это была миссис Денвер, которая смотрела на Джину из окна хозяйской спальни и в душе ее был ад.

Лошади тронулись с места. Элис и Чарльз были уже далеко впереди. Теперь, когда они остались одни, Джина была рада, что его сиятельство не расспрашивает ее ни о перемене, произошедшей с леди Элис, ни о чем-либо другом. Теперь он говорил сам. Он рассказывал Джине о тех новшествах, которые ввел в графстве, о тех домах, которые были построены, и о тех землях, которые начали возделываться. Джина долго жила в деревне и потому задавала графу вполне разумные вопросы, чему он был немало удивлен.

Вернувшись с прогулки, Джина и леди Элис поднялись наверх, чтобы привести себя в порядок перед вечерним чаем. Прежде чем пойти к себе, леди Элис сказала:

— Если сэр Чарльз сейчас уедет домой, мне лучше немного прилечь перед ужином.

— Но к ужину он вернется.

— Я знаю. И не хочу, чтобы меня оттеснили на второй план прекрасные гостьи, а особенно — нынешняя пассия кузена Друро. — Так как Джина промолчала, леди Элис продолжила: — Говорят, что леди Миртл по праву считается самой красивой женщиной в Лондоне… — Она помолчала и очень тихо закончила: — Я не желаю, чтобы Чарльз присоединился к общему мнению.

— Невозможно быть красивее вас! — возразила Джина.

— Мне он нравится… очень нравится… а он говорит, что любит меня.

— Как это прекрасно! — воскликнула Джина. — Я уверена, он влюбился с первого же взгляда, как только вас увидел.

— Он так и сказал… но мне страшно… я боюсь, что кузен Друро не одобрит!

Джина несколько удивилась:

— Я не понимаю, если его сиятельство любит леди Миртл, зачем же он хочет жениться на вас?

— Но на ней-то он не может жениться. Она уже замужем. А он хочет…

— Замужем?! Вот как! Мне как-то это в голову не приходило! — воскликнула Джина.

— Ну разумеется, замужем. Мужчины типа кузена Друро не интересуются незамужними, если только их насильно не заставят жениться.

— Но вы говорили, граф сам хочет жениться на вас.

— Это другое дело, — пояснила Элис. — Кузену нужна жена, которая родит ему наследников и, как говорил папа, будет украшать приемы, восседая во главе стола и сверкая знаменитыми фамильными драгоценностями Инглтонов.

Беседуя, они вошли в комнату Элис, и Джина быстро шагнула к открытому окну, словно ей не хватало воздуха:

— Все это так… гадко и… неромантично, — проговорила она.

— Так оно и есть, — ответила Элис, закрывая дверь. — А я хочу выйти за Чарльза. Я знаю, что буду счастлива, живя с ним в его очаровательном доме и слушая, как он снова и снова повторяет, что любит меня.

Джина отвернулась от окна:

— Значит, вы должны этого добиться, — сказала она. — А если случится худшее, значит, вам придется убежать вместе с Чарльзом.

Элис вскрикнула, а потом бросилась к Джине и поцеловала ее в щеку.

— Вы такая умная, Джина! Вы спасли меня от злобной миссис Денвер, а теперь спасаете от кузена Друро. Если мне не удастся выйти замуж за Чарльза, лучше я выпью это горькое снадобье миссис Денвер и умру.

— Вы выйдете за него! Обязательно выйдете! — И Джина чувствовала, что так оно и будет.

Пришла служанка помочь леди Элис переодеться, и Джина направилась к себе. В комнате ее ждала нянюшка:

— Боюсь, сегодня вам не удастся перебраться в комнату рядом со спальней миледи. Кажется, туда собрались поселить кого-то из гостей.

— Ой, как же мне раньше это в голову не пришло? Ну что ж, придется смириться с привидениями.

— Не думаете же вы, что они опять придут?

— Трудно сказать. Ведь я все это время спала в другой комнате. Но мне почему-то кажется, что за этими странными звуками кроется злая воля миссис Денвер.

— Если она, с ее белилами и румянами, — привидение, то я — царица Савская!

Джина рассмеялась.

— Нянюшка, ты такая забавная! Я думала, ты удивишься, увидев экономку в новом обличье.

— Я глазам своим не поверила! Это отвратительно! Все слуги смеются над ней втихомолку.

Джину это не удивило. Однако она поспешила закончить разговор.

Сама не отдавая себе в этом отчета, она хотела увидеть графа, пока он был еще один, и она быстрым шагом вышла из комнаты.

Чай был подан в гостиной, и граф и Джина были одни, и пока она разливала чай и с аппетитом ела пирожное, он неотрывно глядел на нее, и она чувствовала его взгляд. Молчание начало становиться неловким. Наконец граф поставил свою чашку на стол и сказал:

— У нас осталось время до приезда гостей, а мне кажется, вы до сих пор не видели моей картинной галереи.

— Это так, — улыбнулась Джина, — но как вы догадались?

— Если б вы ее видели, вы бы непременно об этом упомянули, — пояснил граф. — Пойдемте туда сейчас.

Они вышли из гостиной и направились в зал. Войдя в зал, Джина сказала:

— Это самая прекрасная, самая изумительная комната, которую я когда-либо видела!

— Вы так считаете? — искренне удивился граф.

— Она не просто великолепна, в ней словно ощущается присутствие монахов, так, как будто их души все еще здесь.

— Когда я был маленьким, мне тоже так казалось, — признался граф, — но потом я счел свои детские ощущения всего лишь игрой воображения.

— Да нет же, — решительно возразила Джина. — Я их почти вижу.

Она говорила очень тихо, и граф подумал, что, услышь он подобное от другой женщины, он воспринял бы эти слова как самую обычную лесть, притворное восхищение его домом, но Джина говорила искренне, и слова ее шли из глубины души.

Они направились дальше и Джина сказала:

— Я чувствую, что этот зал — сердце «Монастырского очага» и что он многое значит в вашей жизни.

Граф ничего не ответил. Они прошли по длинному коридору, миновали библиотеку и оказались наконец в картинной галерее. Это была большая продолговатая комната, на стенах которой висели прекрасные живописные полотна. Свет проникал сюда сквозь высокие стрельчатые окна, и галерея была такой сказочной и романтичной, что Джина, не удержавшись, вскрикнула от восхищения и всплеснула руками.

— Я знал, что вам понравится, — улыбнулся граф.

— Понравится! Да это самая восхитительная галерея в мире!

Граф показывал ей картины и каждая следующая казалась ей еще более прекрасной, чем предыдущая. Не только предки графа собирали коллекцию, сам он тоже позаботился о ее приумножении.

— Моя мать привила мне любовь к картинам, — пояснил он.

— А моя — мне, — улыбнулась Джина. — По столь богатой коллекции я никогда не видела.

В немом восхищении девушка замерла перед особенно изящным полотном Каналетто, и тут чей-то голос грубо разрушил очарование:

— Вас ищут, милорд. Гости приехали.

В дверях стояла миссис Денвер. В первое мгновение Джина даже испугалась, что почти ощутимая злоба, исходящая от экономки, убьет картины.

— Я и не думал, что уже так много времени! — воскликнул граф. — Пойдемте, Джина, нам пора.

С этими словами он направился к выходу из галереи, и Джина проследовала за ним. Когда граф проходил мимо миссис Денвер, экономка сделала реверанс и обожгла его таким взглядом, что Джине вновь сделалось страшно.

Граф вышел, и глаза миссис Денвер злобно впились в Джину. Девушка выскочила из галереи и поспешила догнать графа, сердце ее бешено колотилось. Впрочем, Джина успокаивала себя тем, что миссис Денвер вряд ли решит обойтись с ней так, как с леди Элис, и ей нечего бояться.

Они вошли в зал. Дворецкий доложил его сиятельству, что приглашенные ожидают в гостиной, а Джина поспешила к себе. Она знала, что ей надлежит поступить именно так. Ведь она здесь всего лишь компаньонка и должна знать свое место. Перед ее мысленным взором вновь встало лицо миссис Денвер, и по спине пробежал холодок. Увидев, что в комнате ее дожидается нянюшка. Джина вздохнула с облегчением.

— Камеристка миледи приходила сказать мне, чтоб я выбрала для вас платье на сегодняшний вечер. И я уж постаралась!

Усилием воли Джина отогнала от себя образ злобной экономки.

— Его сиятельство сказал, что я могу пользоваться платьями леди Элис, но я чувствую себя неловко.

— И напрасно! Камеристка только о том и говорит, как изменилась миледи с тех пор, как вы приехали.

— Это правда.

— Все слуги были уверены, что она умрет. И считают, что вы совершили чудо.

Джина вздохнула:

Я думаю, мама и папа помогли мне, нянюшка, но я до сих пор не сказала его сиятельству про миссис Денвер, хотя он очень хочет узнать, как все это произошло.

— Может, и лучше, что вы ничего не сказали. Но скорей Вы уж его сиятельство отослал эту женщину из дома. Это же настоящая ведьма! — возбужденно воскликнула нянюшка.

— Тогда давай будем надеяться, что она сядет на свою метлу и улетит куда-нибудь подальше.

Нянюшка, все еще бормоча проклятия экономке, помогла Джине снять платье. А Джина думала, что «Монастырский очаг» мог бы быть истинным раем, не будь здесь миссис Денвер. «Все тут хорошо за малым исключением», — сказала она себе. Потом легла в постель и, закрыв глаза, стала думать о графе. Сегодня вечером она должна выглядеть так, как никогда, если она намерена соперничать с лондонскими красавицами. «Соперничать? — вдруг поймала себя на мысли Джина. — Соперничать — ради кого?»


Прием оказался именно таким, как и ожидала Джина. Яства были изысканны и превосходны, гости — умны, приятны, и каждый в своем роде интересен. Мужчины, все как один, казались сказочными принцами.

Глядя на графа, сидящего во главе стола на резном стуле с гербом, напоминающем трон, Джина думала, что никто другой не смог бы выглядеть так величественно и так привлекательно.

По правую руку от графа восседала леди Миртл в розовом платье. Она напоминала бы нежный цветок, если Вы не обилие драгоценностей, сверкавших при каждом ее движении. Прочие дамы имели тот же недостаток — они переливались блеском своих диадем, ожерелий, браслетов и подвесок, затмевавших естественную красоту. Джентльмены в черных фраках и белых рубашках с крахмальными воротниками являли собой достойный контраст пестрому женскому калейдоскопу.

Наблюдая как завороженная за гостями. Джина даже не заметила, что его сиятельство не отводит глаз с нее и леди Элис. Обе девушки были в белых платьях, которые леди Мэри выбрала для первого появления Элис в свете. Вместо драгоценностей были цветы. В темных волосах Элис белела хризантема, а в прическу Джины были вплетены орхидеи.

— Ах, мисс Джина, до чего же вы хороши! — воскликнула нянюшка, когда девушка закончила свой туалет. — А эти цветы, что его сиятельство специально прислал для вас, подчеркивают вашу свежесть.

— Его сиятельство? — удивилась Джина. Она видела цветы на туалетном столике и решила, что их принесла нянюшка.

— Его сиятельство прислал их со слугой, — пояснила нянюшка.

Джину охватила какая-то яркая, не знакомая прежде радость. Граф помнит о ней!

Если его сиятельство собирался поразить своих гостей, то в этом он преуспел. Когда он представлял девушек своим друзьям, то по выражению их лиц догадался, что, как и он когда-то, все сравнивают Джину и Элис с греческими богинями. А когда все перешли в гостиную, леди Миртл не отступала от него ни на шаг, чего с ней прежде еще не случалось. Да, граф не ошибся в своих предположениях, что она будет безумно ревновать.

Двадцать человек сидели за столом, сервированным изысканнейшим севрским фарфором. Ярко горели свечи в старинных подсвечниках. И среди этой изысканной роскоши особенно хороши были две девушки, белые, как лилии, среди охапок излишне пышных цветов, которым предстоит вскоре увянуть.

Элис словно стала еще красивее, сидя рядом с сэром Чарльзом Карстерсом. Нетрудно было догадаться, что оба они влюблены друг в друга. Граф нисколько не сомневался, что Элис при ее изумительной красоте могла бы рассчитывать на более выгодную партию. Но, считал граф, любовь превыше всего. И раз уж Элис влюблена, значит, о браке с ней можно больше не думать. Иначе она может просто увянуть так, как это уже едва с ней не произошло. Граф перевел взгляд на Джину. Она очень искренне и рассудительно говорила что-то известному политику. Это был молодой еще человек, которому все прочили блестящее будущее в качестве премьер-министра. Граф специально пригласил его на этот прием — не только потому, что молодой политик был еще и хорошим наездником, но и потому, что он был увлечен дамой, чей муж отбыл на время в Париж. Теперь дама сидела рядом с будущим премьером, но политик больше говорил с Джиной, чем с предметом своей страсти.

После ужина дамы направились в гостиную, и леди Миртл подошла к Джине:

— Простите, мисс Борн, но почему я не видела вас раньше? И как получилось так, что вы здесь, в «Монастырском очаге», ведь получить сюда приглашение всегда было привилегией.

— Я компаньонка леди Элис.

— Компаньонка? — фыркнула леди Миртл и пренебрежительно отвернулась.

Джина с трудом удержалась от смеха, а потом подумала, не стоит ли ей в подобных обстоятельствах удалиться пораньше? Она не слишком хорошо знала, как принято вести себя в подобных обстоятельствах. Но тут в гостиную вошли граф и другие мужчины, и неловкость сразу исчезла. Для гостей постарше принесли столики для бриджа, а для Джины, Элис, Чарльза и еще двух молодых людей были организованы карточные игры попроще. Мужчины делали вид, что всецело захвачены игрой, и это забавляло Джину и Элис.

Около полуночи граф сказал:

— Предлагаю сегодня всем лечь спать пораньше, я не хочу, чтобы те, кто примет участие в завтрашних скачках, попадали от усталости с лошадей.

Гости рассмеялись, а сэр Чарльз тут же поспешил откланяться. После его ухода леди Элис довольно скоро удалилась к себе, а с ней ушла и Джина. Зайдя в комнату Элис, они впервые не увидели на ночном столике бокала с лекарством.

Джина воскликнула:

— Она сдалась!

— Хотела бы я надеяться, — ответила Элис. — Если только она не подложила мне бомбу в кровать и не намазала ядом зубную щетку.

— А я готова поспорить, что она просто уже поняла, что вы любите сэра Чарльза, а он любит вас.

— Ну конечно же, вы правы, Джина, — рассмеялась Элис. — Моя камеристка сказала, что обо мне с Чарльзом шепчутся все слуги.

— Ну, ложитесь спать, и спокойной ночи, — сказала Джина. — Только не забудьте запереть дверь.

Джина не забыла слова леди Элис о том, что миссис Денвер может задушить ее подушкой.

Пришла камеристка, чтобы помочь Элис раздеться, Джина поцеловала подругу и поспешила к себе. Она заранее попросила нянюшку, чтобы та не дожидалась ее.

— А вы сами справитесь? — усомнилась няня.

— Последние пять лет я прекрасно справляюсь сама. Я отлично сама раздевалась дома, смогу это сделать и здесь, — ответила Джина.

Теперь она расстегнула пуговицы, сняла платье и повесила его в шкаф. Джина с нетерпением ждала завтрашних скачек, поэтому быстро задула свечу и легла в постель. День был таким интересным и насыщенным, что Джина заснула сразу, как только ее голова коснулась подушки.

Ей снилось, что она скачет верхом вместе с графом. Но вдруг что-то разбудило ее. Стряхнув с себя остатки сна. Джина решила, что это опять шуточки привидений. Внезапно она почувствовала, что у ее кровати кто-то стоит. Она хотела посмотреть, кто это, — и в этот момент что-то закрыло ей рот. Джина попыталась бороться, но неизвестный ударил ее по лицу и всунул ей в рот кляп. Не успела она высвободить руки из-под одеяла, как кто-то схватил ее и накрепко связал руки за спиной. В отчаянии Джина попробовала отбиваться ногами, но бесполезно — освободиться она не смогла. Потом этот кто-то подхватил ее, и в этот момент Джина догадалась, что на нее напала миссис Денвер.

Комната была погружена во тьму, свет едва пробивался сквозь щель в занавеске. Джину потащили через комнату, и она испугалась, что миссис Денвер хочет выбросить ее из окна. Возможно, экономка догадалась, что именно Джина надоумила леди Элис выплескивать лекарство, и хотела отомстить.

Однако, к ее удивлению, миссис Денвер повернула к обитой панелями стене и протиснулась в какую-то щель. Кругом была кромешная тьма, и Джина поняла, что ее протащили в потайную дверь, замаскированную под панель на стене. Изучая «Монастырский очаг», она совсем забыла про эти потайные ходы.

Девушку охватил леденящий ужас. Ее швырнули на холодный пол, и сквозь тонкую ткань ночной рубашки Джина ощутила грубое дерево. Из непроглядной тьмы до нее донесся голос миссис Денвер.

— Ты останешься здесь, — как змея прошипела экономка, — и здесь ты умрешь. Никто не найдет тебя. А если ты думаешь, что он будет помнить, ты ошибаешься — он забудет, как забыл уже многих других.

Джина отчаянно пыталась что-нибудь сказать, но кляп надежно закрывал ей рот. Экономка ушла. Джина услышала тихие удаляющиеся шаги: на миссис Денвер были либо мягкие тапочки, либо она вообще была без обуви. Потом до Джины донесся скрип — это поставили на место дубовую панель. А потом наступила тишина.

От этой тишины девушке захотелось кричать, кричать, кричать… но кляп мешал ей это сделать. И она поняла, что все безнадежно и что она умрет, как и сказала миссис Денвер.

Тайные ходы никогда не приходили ей на ум, даже когда она советовала Элис запирать дверь. Теперь-то Джина была уверена, что все привидения в ее комнате были делом рук миссис Денвер. Именно так экономка избавлялась от любой женщины, которая могла бы претендовать на роль жены графа.

Джине вспомнился рассказ Роуз о той прекрасной леди, которая, как все думали, непременно станет его женой. Миссис Денвер выгнала ее. И леди Элис обречена была умереть, если бы о ее свадьбе с графом заговорили всерьез, а потом под подозрение попала сама Джина, и экономка замыслила очередное убийство.

Перед ее мысленным взором вновь возникло лицо миссис Денвер, когда та смотрела на нее из окна во время утренней прогулки. И позже — в картинной галерее.

«Как же я не догадалась? Почему мне даже в голову не пришло, что она может со мной сделать?» — спрашивала себя Джина.

Это казалось бессмысленным, невозможным, но это было правдой!

Потом ей вспомнился граф, как он сидел во главе стола, величественный, словно король. Она видела блеск в его глазах, когда он обращался к ней. Она вновь слышала его мягкий голос, когда он благодарил ее за то, что она помогла Элис.

«Я люблю его! — вдруг поняла Джина. — Конечно, я люблю его! Как я могу его не любить? Ведь он самый замечательный мужчина в мире!»

Мгновенная радость сменилась безысходностью. Граф никогда не узнает о ее любви, не узнает, что она умерла в темноте потайных ходов его замка. Джина поежилась на жестком холодном полу. Наверное, здесь некогда прятался настоятель монастыря и даже служил мессу для тех, кто скрывался от религиозных преследований. И может быть, в этой самой комнате давний предок графа, роялист, укрылся от людей Кромвеля. Был ли он похож на Друро? Ждала ли его любящая женщина?

Джине не хотелось умирать, нет, ей безумно хотелось жить, и она начала истово молиться:

— Помоги мне, Господи! Матушка, помоги мне! Я не могу умереть здесь, ведь никто даже не узнает, что со мной случилось!

Она молилась и молилась. Слезы выступили у нее на глазах, но Джина знала: плакать нельзя, иначе она задохнется.

И вдруг Джина почувствовала, что она не одна. Кто-то был рядом, кто-то помогай ей, но этот кто-то был не человек. Может быть, это был настоятель монастыря, который некогда скрывался здесь и усилиями которого в этом месте явственно чувствовалась благодать Господня. Возможно, сами монахи, создавая эти потайные ходы, молились за тех, кто когда-либо окажется здесь, скрываясь от преследований.

Джина явственно ощущала присутствие призраков прошлого, но она не боялась их. Наоборот, ей вдруг стало легче от того, что теперь она не одна.

— Услышьте меня! — позвала она призраков. — Помогите мне! Скажите графу, где я!

Единственный человек, который еще мог знать о тайных ходах, был граф. Возможно, их план передавался от отца к сыну с указанием не открывать никому чужому этой тайны.

И тут Джина словно услышала ответ теней былого. Они призывали ее мысленно обратиться к графу, сказать ему, что она в опасности, просить прийти на помощь.

— Спаси, спаси меня! — молила Джина. — Услышь мои мысли, как я слышала твои. Услышь меня! Приди! Ты нужен мне! Пожалуйста… о, пожалуйста… Вспомни обо мне!

Внезапно ее пронзила страшная догадка. Если сейчас все в доме уже легли спать, его сиятельство скорее всего лежит в постели с леди Миртл, говоря ей между поцелуями, как сильно он ее любит. И значит, ему нет никакого дела до Джины.

Джина вновь погрузилась в бездну отчаяния. Единственное, что ей хотелось, это как можно скорее умереть. Но призраки нашептывали ей, что главное — не терять надежду. Надо уповать на Бога, верить в лучшее и не поддаваться дьявольским искушениям.

«Вы правы, вы правы. Конечно, я буду звать его, и он поймет, что со случилась мной беда».

И Джина снова принялась молиться, молиться всем своим существом: «Спаси меня… спаси… приди… ты нужен мне!»

Глава 7

Этим вечером граф решил, что не стоит предаваться любовным утехам с леди Миртл. Предлагая своим гостям пораньше лечь спать, чтобы завтра быть в хорошей форме для скачек, он в первую очередь обращался к себе. Граф по собственному горькому опыту знал, что обилие напитков и бурные ночи отрицательно сказываются на результатах конных состязаний.

Дамы начали расходиться, и, пожелав каждой доброй ночи, граф заметил, что леди Миртл дожидается его.

— Доброй ночи, Миртл, — сказал он, взяв ее руку в свою.

Она слегка сжала его пальцы, и он понял намек.

— Сегодня мы все слишком устали, — проговорил он. — Но завтра все будет иначе.

На ее лице промелькнули злоба и разочарование. Но граф не собирался делать то, чего он делать не хочет. Поднимаясь в спальню, он не мог избавиться от воспоминания о «двух богинях», как он их окрестил, и о том, как великолепно обе они выглядели сегодня вечером. Все мужчины сочли своим долгом поздравить графа с красавицей кузиной и никто не забыл отметить дивную красоту и прелесть Джины.

«По крайней мере теперь им есть о чем поговорить», — мысленно сказал себе граф, готовясь ко сну.

Он подошел к окну и, посмотрев на луну и звезды, вдруг заметил, что ночное небо очень романтично. Видимо, леди Миртл считает так же. Это сразу испортило ему настроение. Миртл была слишком требовательной, слишком властной. Ее не следовало приглашать на прием, где присутствуют молодые девушки. Элис с Джиной так чисты и невинны.

Граф одернул себя. О чем он думает? Главное сейчас — выиграть скачки. Он лег в постель и мгновенно заснул.

Внезапно что-то разбудило его. Граф недоуменно огляделся, прислушался.

В замке царила тишина, луна лила свой таинственный свет сквозь щели между занавесками.

Граф поймал себя на том, что неотступно думает о Джине.

Он словно наяву видел ее милое личико, ее огромные серые глаза — почему-то широко распахнутые от ужаса. Что могло ее напугать? Что они с Элис скрывали от него? Казалось, неясный силуэт Джины белел в темноте комнаты, она словно звала его.

«Наверное, я схожу с ума», — решил граф, поворачиваясь на другой бок, и закрыл глаза.

Но тревога не оставляла его: Джина явственно звала его, почти неслышно молила о чем-то. Видение было столь неотступно, что граф понял: он не сможет уснуть. За ужином он выпил совсем немного, но все же, скорее всего, галлюцинации были вызваны кларетом.

И все-таки… Граф нехотя встал с постели. Он хотел было надеть халат, приготовленный слугой, но передумал и направился к шкафу за брюками. Потом он быстро надел рубашку, повязал на шею шелковый платок и сунул ноги в мягкие тапочки, вышитые золотой монограммой.

Свою тревогу за Джину граф объяснял тем, что с ней что-то произошло. Возможно, она осталась на улице и не может теперь попасть в дом. Наверное, заглянула перед сном на конюшню посмотреть лошадей или вышла прогуляться в сад. Не важно, где она, главное — ее найти. Граф решительно вышел в полутемный коридор и направился к спальне Джины.

Подойдя к ее двери, он вдруг усомнился. Ничего, если дверь заперта, он немедленно вернется к себе. Граф уже взялся за ручку двери и снова замер: до него явственно донесся умоляющий голос Джины.

Он неслышно отворил дверь. В комнате было темно, и граф вернулся в коридор за свечой.

Теперь он смог как следует оглядеть помещение. Кровать была пуста, белье смято, одеяло валялось на полу.

Граф с недоумением взирал на представшую перед ним картину. В глубокой задумчивости он зажег свечи у изголовья.

И тут его пронзила мгновенная догадка.

Эта комната всегда была известна как «Комната с привидениями», и если призраки напугали Джину, она наверняка убежала к Элис. Граф вспомнил свое недолгое увлечение леди Белтон, которая в ужасе выскочила из этой самой комнаты, взывая о помощи.

Тогда леди Белтон прибежала к графу, бросилась ему в объятия и разрыдалась. История повторяется. Все понятно. Джина испугалась привидений, и, несомненно, сейчас она у Элис.

Взяв свечу, граф вышел из комнаты.

Он остановился у дверей леди Элис и тихонько, чтобы никто не услышал, постучал.

Ответа не последовало, и граф постучал снова.

В комнате послышалось какое-то движение, дверь открылась, и Элис сонно спросила:

— Джина, что случилось?

Тут она разглядела своего ночного гостя.

— Ах, кузен, это вы? Что случилось?

— Джина у тебя? — спросил граф, быстро заходя в комнату: ему не хотелось, чтобы их кто-нибудь услышал.

— Нет, ее здесь нет, — удивилась Элис и встревоженно посмотрела на графа. — Почему… Почему ты ее ищешь?

— Ее нет у себя, и я подумал, что она здесь.

— Нет… — начала Элис и в ужасе воскликнула: — Если ее нет в своей комнате, значит, с ней что-то случилось! Это все миссис Денвер! Спаси ее, пожалуйста, спаси Джину!

Граф уставился на Элис в полном изумлении:

— Что ты такое говоришь?

— Миссис Денвер пыталась убить меня и…

— Убить тебя? — переспросил граф, — О чем ты?

Он зажег свечи у постели кузины.

— А теперь объясни мне наконец, что происходит!

— Миссис Денвер поила меня опийной настойкой, так по крайней мере решила Джина, дважды в день, вот почему я все время хотела спать и не могла ничего есть. А сегодня она не оставила здесь лекарства — значит, она догадалась, что Джина меня спасла — Элис перевела дух и, поскольку граф по-прежнему недоверчиво смотрел на нее, продолжила: — Ты поехал кататься вместе с Джиной, это могло вызвать у экономки подозрения, что ты интересуешься ею.

— Возможно, в этом кроется глубокий смысл, но я не понимаю, почему ты подозреваешь, что миссис Денвер станет что-либо предпринимать?

— Да потому что она влюблена в тебя! Неужели ты не понял?!

— Понял?! Да я и внимания-то не обращал на нее. Она просто хорошая экономка.

— Она тебя любит! — повторила Элис, — И я думаю, это свело ее с ума, вот она и пыталась меня убить!

Прежде чем граф смог вставить хоть слово, Элис воскликнула:

— Ты должен спасти Джину! Ты должен ее спасти! Может, она сейчас тонет в озере или… Сегодня Джина сказала, что я в безопасности, если запру дверь. Миссис Денвер не сможет войти в мою комнату по секретным ходам. Мгновение граф молча смотрел на Элис, отказываясь что-либо понимать. Потом, словно очнувшись, выскочил в коридор и помчался в комнату Джины. Элис, накинув пеньюар, бросилась за ним. Когда Элис вбежала в комнату, граф уже был занят поиском потайной двери — он лихорадочно шарил пальцами по резным панелям, бормоча:

— Забыл… Где же она открывается?

— По-моему, там, вон на той стене. — Элис указала за туалетный столик.

— Кажется, ты права, — сказал граф после секундного размышления. Он напряженно пытался вернуться мыслями в то далекое время, когда мальчишкой изучил все тайные ходы и пугал слуг, неожиданно появляясь перед ними и выдавая себя за призрак. Его отец очень сердился и запрещал подобные выходки. Отец строго велел ему никому не рассказывать про тайные ходы в старой части «Монастырского очага» — никому, кроме своего старшего сына, потому что эти ходы могли быть использованы преступниками или нечестными людьми, желающими подслушать, что говорится в замке.

«Ты хочешь сказать, что потом они смогут шантажировать людей?» — спросил тогда Друро у своего отца.

Подумав, старый граф ответил: «Вполне возможно».

Много позже граф пришел к выводу, что ходами скорее могут пользоваться ревнивые мужчины и женщины, желающие подслушать чужие тайны и сделать их достоянием широкой публики. Вот почему он запретил всем в доме даже упоминать о секретных ходах и оптимистично полагал, что его указание исполняется.

Теперь граф лихорадочно проверял одну резную панель за другой. Элис следила за ним, затаив дыхание. Вдруг раздалось негромкое шипение и панель сдвинулась в сторону.

— Ты нашел вход! — воскликнула Элис.

Граф быстро взял с туалетного столика свечу и шагнул в потайной ход, осторожно прикрывая пламя рукой. Оглянувшись на, Элис, он бросил:

— Оставайся здесь. Там должно быть очень грязно да и опасно для того, кто не знает дороги.

Элис не стала спорить. Кивнув, она села на кровать.

Первое, что увидел граф, был большой кусок муслина, прикрепленный к палке, стоящей у стены. На полу валялась цепь и белая перчатка, набитая чем-то, что делало ее похожей на руку.

Граф стиснул зубы и, не останавливаясь, пошел дальше по узкому коридору. Эти ходы были построены еще в то время, когда строился сам «Монастырский очаг», и здесь царило мрачное ощущение глубокой древности.

Граф осторожно спустился по ступенькам. Ход, изгибаясь, вел в самое сердце замка, к комнате настоятеля. Если детские воспоминания не обманывали графа, там над узким столом, служившим во время службы алтарем, висело старинное распятие. Граф шеп медленно, все время опасаясь, что ветер задует свечу.

Войдя в тайную комнату настоятеля, он по участившемуся биению собственного сердца понял, что нашел.

Джина молилась до тех пор, пока не почувствовало, что ее мольба долетела до графа. Даже если он спал или был очень занят, он просто не мог ее не услышать. Она вспомнила, как ей удавалось прочесть его мысли, а ему — ее. Джина помнила и то чувство странной неизъяснимой близости, которое возникало между ней и графом, когда они оставались наедине, и которое она тогда не могла себе объяснить. Казалось, граф понимает ее, как никто другой.

Если бы тогда она созналась себе в своих чувствах! Но ей так приятно было беседовать с графом, что она даже не успела понять, насколько он хорош собой. Граф казался ей таким же восхитительно-загадочным, как и его замок. Он был неотъемлемой частью «Монастырского очага». И восхищаясь бесценными картинами, Джина не могла не думать о графе. Он незримо присутствовал во всех своих владениях.

Мысленно умоляя его прийти, Джина знала, что призывает его не столько словами отчаяния, сколько своим сердцем. В нем сосредоточился ее мир, и не было ничего, кроме графа и ее любви к нему.

— Спаси меня! Спаси! — твердила Джина.

Вдруг она услышала чьи-то шаги и затаила дыхание.

Вдруг это миссис Денвер возвращается, чтобы убить ее?

Экономка приговорила Джину к медленной смерти, но, может, она передумала и решила действовать наверняка?

Шаги приближались, они были очень осторожными, и Джина уверилась, что это возвращается миссис Денвер.

Внезапно она увидела свет. Когда экономка притащила ее сюда, она сделала свое черное дело в темноте. Наверное, она так хорошо изучила потайные ходы, что передвижение по ним не составляло для нее особого труда.

Шаги стихли, и Джина в ужасе закрыла глаза: сейчас ей в сердце вонзится кинжал!

Но вместо этого кто-то воскликнул:

— О Господи!

Джина открыла глаза — над ней склонился граф.

Ужас сменился ликованием. Он пришел! Он услышал ее!

В слабом свете свечи граф казался ей самим архангелом Михаилом, спустившимся с небес, чтобы спасти ее.

Тем временем граф поставил свечу на столик перед распятием, опустился на колени и освободил Джину от кляпа.

Как только девушка смогла шевелить губами, она еле слышно прошептала:

— Ты услышал меня!.. Я молилась, чтобы ты… услышал меня!

— Я услышал тебя!

Граф онемел, увидев ее в ночной рубашке со связанными руками и кляпом во рту.

Он развязал ей затекшие руки, и Джина попыталась пошевелиться, но тут же вскрикнула от боли.

Граф обнял ее и, сев рядом, прижал к себе.

— Все хорошо, — нежно проговорил он. — Сначала будет больно, это восстанавливается кровообращение.

Джине было трудно говорить и она с трудом прошептала:

— Ты пришел… Ты понял, что мне страшно!

— Я услышал тебя! — ответил граф. — И клянусь, что подобное больше не произойдет!

— Она сказала мне… что я останусь здесь… умирать! — Слезы, которые Джина сдерживала до сих пор, обильным потоком хлынули у нее из глаз, и она уткнулась лицом в плечо графа. Он прижал ее к себе крепко-крепко.

— Все хорошо, — повторил он. — Элис догадалась, в чем дело. А сейчас я унесу тебя отсюда.

Он нагнулся развязать ей ноги и только сейчас заметил, что она плачет. Граф подхватил ее на руки и встал с колен. Очень аккуратно понес он ее по тайному коридору, крепко держа в своих объятиях.

Лишь благодаря чуду ему удалось найти Джину. А ведь он мог и не вспомнить о тайных ходах, на что и надеялась миссис Денвер, или вспомнить, когда было бы уже поздно. Граф осторожно донес Джину до ее спальни. Завидев их, Элис вскочила на ноги и воскликнула:

— Ты нашел ее! О, кузен Друро, ты нашел ее!

— Да, — мрачно кивнул граф. — Развяжи ей ноги, а я схожу за свечой. Он бережно положил Джину на кровать и на мгновение замер, не в силах отвести от нее взгляд. На ее щеках блестели слезы. Она смотрела на него, и ее глаза сказали ему все. Даже сейчас Джина была прекрасна, а слезы делали ее самой неотразимой женщиной в мире.

— Я схожу за свечой, — предложила Элис и поспешно исчезла в тайном коридоре. Она уверенно шла вперед на свет свечи, оставленной графом и, дойдя до тайной комнаты, ужаснулась при мысли, что этот склеп мог стать Джине могилой. В испуге Элис схватила свечу и поспешила обратно. Вернувшись в спальню, она увидела, что граф освободил Джину от веревок и теперь растирает ей ноги, чтобы восстановить кровообращение. Элис поставила свечу у изголовья кровати.

— Джине нельзя оставаться здесь, — решительно сказала она.

— Разумеется, — согласился граф.

— Наверное, ей лучше переночевать в моей комнате, — предложила Элис. — Надеюсь, там миссис Денвер не догадается искать ее. Глаза графа сверкнули гневом, и Элис добавила: — Это ужасная женщина, и если она увидит, что Джине удалось сбежать, она примется разыскивать ее повсюду, чтобы убить.

— Я просто поверить не могу, что все это происходит в моем замке! — воскликнул граф.

— Но ты, Элис, абсолютно права, мы должны действовать крайне осторожно. Вы с Джиной будете сегодня спать в моей комнате, а я — в твоей. Не дожидаясь ответа, граф подхватил Джину на руки. Она отерла слезы и, как ребенок, ищущий защиты у матери, спрятала лицо на его груди.

— Когда Джина начала выпивать эту жидкость в окно, — сказана Элис, — ко мне вернулось здоровье.

Граф со вздохом произнес:

— Ложись спать, Элис, и присматривай за Джиной. Мы обо всем поговорим утром.

Неожиданно Элис встала на цыпочки и поцеловала графа в щеку.

— Ты замечательный кузен, Друро! Я бы не перенесла, если бы с Джиной что-нибудь случилось.

— Я тоже, — невольно вырвалось у графа. И он поспешил добавить: — Заприте за мной дверь и не пускайте никого, а утром я первым приду сюда.

Элис заперла дверь, потом сняла пеньюар и легла рядом с Джиной.

— Я не устаю благодарить Господа, — сказала она, — что кузен Друро нашел тебя. А утром ты должна рассказать мне, как этой мерзкой женщине удалось с тобой справиться.

Потом Элис пришло в голову, что не стоит лишний раз напоминать Джине о пережитом и она добавила:

— Кузен Друро прав, нам надо поспать. Спокойной ночи, Джина. Я уверена, подобное больше не произойдет.

Граф удалился в комнату Элис, запер дверь и лег спать.

Проснулся граф в шесть часов утра. Примерно через час должен был прийти за распоряжениями его слуга. Граф быстро надел то, в чем был вечером, и направился в свою комнату будить Элис и Джину.

Дверь ему открыла Элис. Она выглядела отдохнувшей и казалась совсем юной с ниспадающими на плечи темными волосами.

— Джина еще спит, — прошептала она. — Разбудить ее?

— Да, — кивнул граф. — Не надо, чтобы кто-нибудь узнал, что она спала в моей комнате.

Элис поняла его опасения.

— Если ты перенесешь ее, то, может, она не проснется и поспит до завтрака. — И, подумав, добавила: — Если ты не хочешь, чтобы о ночном происшествии пошли разговоры, мы просто можем сказать, что Джина испугалась привидений и прибежала ко мне.

Граф улыбнулся:

— Весьма разумно. Именно так мы всем и скажем. Я бы не хотел, чтобы кто-либо узнал про миссис Денвер.

— Или впутал бы в это тебя.

Граф ничего не ответил, но очевидно было, что он понимает, до каких размеров сплетники могут раздуть всю эту историю.

Он взял Джину на руки. Девушка была так слаба, что даже не проснулась, а лишь прильнула к нему.

Граф перенес Джину в комнату Элис. Они были одни. Он наклонился и нежно поцеловал ее в губы. По ее телу пробежала дрожь. Джина открыла глаза и, увидев его лицо рядом со своим, сонно пробормотала:

— Я… люблю… тебя! — и тут же снова уснула.

Граф смотрел на нее с неизъяснимой нежностью. Он ушел лишь когда в комнату вернулась Элис.

Было около девяти часов, когда Элис сообщила полусонной Джине, сидящей в кровати, что она велела принести завтрак.

— Мне что, все это приснилось? — спросила Джина.

— Нет, все было на самом деле, — ответила Элис. — Но мы должны молчать о том, что случилось. Кузен Друро не хочет, чтобы кто-нибудь узнал, что мы спали в его постели.

— Он спас меня! — страсть, прозвучавшая в ее голосе, заставила Элис взглянуть на подругу повнимательнее.

— Да, он вас спас, — подтвердила она, — и я полагаю, что вы, Джина, влюблены в моего кузена Друро!

Джина смущенно отвела глаза.

— Точно влюблены! — убежденно заявила Элис. — Это просто замечательно! Ведь теперь я смогу выйти за Чарльза!

Сама мысль о замужестве с Чарльзом была так приятна Элис, что она без умолку говорила об этом за завтраком.

После завтрака нянюшка принесла Джине одежду.

— Мисс Джина испугалась привидений, — пояснила Элис, — но ей неприятно об этом говорить.

— Меня уже ничего не удивляет! — безапелляционно заявила нянюшка. —И я нисколько не удивлюсь, если окажется, что у этих привидений человеческие руки и ноги. Девушки промолчали, и нянюшка продолжила: — Что ж, одно привидение, если ей так уж хотелось им казаться, убралось восвояси. Это просто благословение Господне!

— О чем ты говоришь, нянюшка? — спросила Джина. — Да эта миссис Денвер! Сегодня я слышала, что она собрала пожитки и убралась отсюда.

— Почему она уехала? — невинно поинтересовалась Элис.

— Мистер Ньюмен сказал, что она получила плохие известия о каких-то своих родственниках. Но потом он рассказал мне, что его сиятельство позвал к себе миссис Денвер сегодня в семь утра, а через полчаса она уже покинула дом. Так ей и надо! — Нянюшка пылала гневом, который испытывали и девушки, хотя старались этого не показывать.

— Мы не должны опаздывать на скачки! — воскликнула Джина. — Они начнутся в половине одиннадцатого!


Экипаж отвез девушек к тому месту, где должны были стартовать скачки с препятствиями. Все участники уже сидели в седле. Элис увидела сэра Чарльза и, выскочив из экипажа, бросилась к нему по мокрой от росы траве. Сэр Чарльз снял шляпу и направил к ней свою лошадь.

— Доброе утро, любимая! Вы выглядите восхитительно!

— Ах, Чарльз, у меня прекрасные новости!

— Какие? — Джина любит кузена Друро, и мне кажется, он тоже ее любит. Так что теперь мы можем сказать ему о нас!

Сэр Чарльз просветлел:

— Вы уверены?

— Уверена! Поговорите с кузеном, как только появится возможность!

Чарльз взял ее руки в свои и сжал так сильно, что леди Элис вскрикнула. — О, любимая, простите меня! — воскликнул он. — Я не желал причинять вам боль, но каждый день промедления кажется мне вечностью.

— Мне тоже, — прошептала леди Элис. — Пожалуйста, поговорите с кузеном Друро!

— Обязательно, — заверил ее сэр Чарльз. — Но теперь, когда я завоевал вас, мне незачем участвовать в скачках.

Элис рассмеялась, а Чарльз, поискав взглядом графа, увидел, что тот беседует с Джиной. Его сиятельство был на огромном черном жеребце, которого выбрал для себя на скачки.

Джина смотрела на графа, и ей казалось, что ни один мужчина не может сравниться с ним. Когда он подъехал, сердце ее заколотилось сильно-сильно.

— Как вы себя чувствуете? — заботливо поинтересовался граф. — Не слишком устали? Возможно, вам следовало сегодня полежать?

Джина поняла, что он действительно обеспокоен. Он был так близко! Она так его любила! Джина утратила дар речи.

— Я должен многое сказать вам, — продолжал тем временем граф, — но только наедине. Пообещайте, что не станете себя утруждать.

— Я с нетерпением буду ждать нашего разговора, — неуверенно проговорила Джина.

Граф смотрел на ее губы, и она поняла, что он вспоминает в этот момент их поцелуй. Джина залилась краской.

— Черт бы побрал эти скачки! — воскликнул граф. — Я хочу быть рядом с вами!

Джина рассмеялась:

— Вы просто непременно должны выиграть, иначе все, включая лошадей, будут разочарованы.

Граф улыбнулся:

— Я выиграю их ради Вас! — И он направил жеребца к месту старта.

Скачки были зрелищем весьма интересным, но Элис не видела никого, кроме сэра Чарльза, а Джина — никого, кроме графа. Экипаж отвез девушек к финишу, и они приподнялись с мест, чтобы получше рассмотреть приближающихся всадников.

— Вот они! — воскликнула Элис. Джина увидела, как из-за леса показались два всадника. Прошло несколько минут, всадники подъехали поближе, и Джина поняла, что это сэр Чарльз и граф. Потом из-за леса показались остальные участники скачек. Двое победителей вышли на финишную прямую. Сначала они скакали ноздря в ноздрю. Потом один вырвался вперед. Это был граф. Он первым пересек финишную черту, сэр Чарльз за ним.

Зрители восторженно закричали. А граф и сэр Чарльз остановили разгоряченных скакунов. К финишу подъезжали остальные участники. Элис и Джина переглянулись:

— Наши кавалеры вполне довольны собой! — заметила леди Элис.

— Я знала, что они оба отличные наездники! — подхватила Джина. Она помнила, как граф пообещал, что выиграет скачки ради нее.

Граф подъехал к Джине, и она тихо, так, чтобы слышал только он, сказала:

— Спасибо, это чудный подарок. Я так хотела его получить!

Она протянула ему руку, которую он бережно поцеловал.

— Это всего лишь начало. Я подарю вам куда больше, — прошептал он и отъехал к ожидающим его гостям.

После скачек был подан поздний ленч, продолжавшийся почти до вечернего чая. После ленча Джина направилась в библиотеку. Ей хотелось побыть одной, пока граф развлекает гостей, а Элис не отходит от сэра Чарльза. До прочих же Джине не было никакого дела. Ее мысли были заняты только графом. Ей просто не верилось, что она любит графа — самого замечательного мужчину в мире. И если только она не навоображала лишнего, то он тоже был влюблен в нее.

— О Господи, пусть он полюбит меня хоть немного! Большего мне и не надо!

На самом деле она хотела куда больше, чем решалась себе признаться. Ей хотелось замуж за графа, но ведь она всего лишь компаньонка леди Элис. Наверное, граф относится к ней как к прислуге. Или, возможно, целуя ее прошлой ночью, он лишь видел в ней еще одну податливую красотку.

Из заоблачных высей Джина опустилась на грешную землю. Граф относился к ней, как к очередной красотке, а она подарила ему свое сердце. И Джина поняла, что она больше не может оставаться в «Монастырском очаге». Она не сможет выносить того, что его сиятельство ухаживает за леди Миртл и любезничает с дамами, которые так и пожирают его глазами. И она решилась. «Я скажу нянюшке, что мы должны уехать, — подумала она. — Я поеду к дяде Эдмунду. Мне не место в замке его сиятельства!» Джина ужаснулась, представив, что граф, относясь к ней лишь как к компаньонке, может предложить ей что-либо низкое и постыдное. Она прекрасно понимала, что лондонские светские львы ухаживали за дамами вроде леди Миртл вовсе не из платонических побуждений. Точно так же они волочились и за актрисами из Ковент-Гардена. Джина не до конца понимала суть подобных отношений, но знала, что светские львы на актрисах не женятся. Они лишь проводят с ними время и дарят дорогие подарки. Всем известно, что такие женщины порочны! Люди говорят о них в том же тоне, что нянюшка о миссис Денвер, которая принарядилась, чтобы привлечь внимание его сиятельства. Более всего Джина боялась, что ее светлые чувства будут грубо растоптаны, а графские поцелуи отольются горечью, и она решила уехать немедленно. Джина быстро направилась к себе. Она шла по коридору мимо спальни графа, когда дверь распахнулась и Джина буквально налетела на его сиятельство. Граф с удивлением посмотрел на нее и сказал:

— Я как раз собирался послать за вами!

Он взял ее за руку и увлек за собой в комнату, не забыв закрыть дверь.

— Наконец-то мне выпал случай поговорить с вами наедине. А нам есть о чем поговорить. — Он смотрел в ее глаза и видел в них одновременно страх и счастье. От быстрой ходьбы ее светлые волосы растрепались, и в этот момент она была особенно хороша. — Нам не нужны слова, — прошептал граф и заключил ее в объятия.

Потом он начал страстно целовать ее податливые губы. Поцелуи становились все более настойчивыми и требовательными, его желание усиливалось от близости ее свежего невинного тела. Они задыхались от страсти.

— Что ты со мной сделала? Как я дошел до такого состояния? — бормотал он.

Джина не понимала, о чем он говорит, а он все целовал и целовал ее до тех пор, пока не понял, что она полностью в его власти.

Джина спрятала лицо на груди графа.

— Милая моя! Я мог тебя потерять! Господи, я ведь не смог бы жить без тебя!

В его голосе была такая страсть, что Джина вопросительно посмотрела на него. И тут граф спросил:

— Когда ты выйдешь за меня замуж?

На мгновение Джина замерла, а потом слабым голосом переспросила:

— Вы действительно хотите, чтобы я стала вашей женой?

— Да, ты должна стать моей женой, чтобы я мог заботиться о тебе, быть с тобой и днем, и ночью.

Она молчала, и тогда граф посмотрел на нее и с улыбкой проговорил:

— Никогда не поверю, что ты мне откажешь!

— Я всего лишь компаньонка, — прошептала Джина. — Я думала, вы не захотите на мне жениться.

— Какое это имеет значение? — ответил граф. — Ты самая прекрасная женщина на свете! Вчера я услышал твою мольбу и понял, что мы связаны навеки!

Он привлек ее к себе и спросил:

— Ведь ты не испытывала ничего подобного к другому мужчине?

— О нет! Никогда! Я люблю тебя всей душой! И я хотела убежать, потому что думала, что ты любишь меня недостаточно, и боялась…

— Чего боялась? — переспросил граф.

— Боялась, что ты растопчешь ту великую любовь, какую я питаю к тебе. Я бы этого не пережила!

— Не надо ничего бояться, — прошептал граф. — Мы обвенчаемся на следующей неделе, как только разъедутся гости.

Лицо Джины озарилось счастьем, но потом она неуверенно спросила: — Будет ли брак законным, если мой опекун не даст своего согласия?

— Твой опекун? — переспросил граф. — Кем бы он ни был, он не может не считать меня идеальной партией.

Однако Джина по-прежнему выглядела озабоченной, и граф спросил:

— Ты что-то от меня скрываешь? Кто ты и кто этот твой таинственный опекун?

Поколебавшись мгновение, Джина прошептала:

— Мой опекун — это мой дядя, лорд Келборн. Я в трауре, — продолжила она, — и дядя заставит нас ждать целых двенадцать месяцев.

Граф рассмеялся:

— Милая моя! Я и двенадцати дней ждать не хочу! — Потом, после недолгого размышления, добавил: — Лорд Келборн? Это не тот ли воинствующий миссионер, «пэр-проповедник»?

Джина кивнула:

— Он всегда спорил с моим отцом, и я уверена, он будет против нашей свадьбы.

Граф обнял Джину.

— Я тоже уверен что он будет против, вот почему мы попросим его благословения только после того, как поженимся.

Джина посмотрела на графа и вспомнила, как она сама советовала леди Элис убежать с сэром Чарльзом, если граф не даст разрешения на их брак. Видимо, его сиятельство прочел ее мысли, потому что он сказал:

— Именно так, милая моя! Нет ничего более важного, чем наше счастье! Я готов убежать с тобой, похитить тебя, увезти в какой-нибудь отдаленный уголок, где нас никто не сможет отыскать. Только бы ты стала моей женой!

— Мы что, действительно сможем пожениться без согласия дяди Эдмунда?

— Я не собираюсь с ним спорить. Я просто никому не позволю разрушить наше счастье! — Он улыбнулся Джине и добавил: — Любимая, мы получим специальное разрешение на брак у Архиепископа Кентерберий-ского и обвенчаемся здесь — в часовне, обряд совершит мой капеллан. На церемонии непременно будут присутствовать твои любимые призраки.

Джина не смогла сдержать радостного возгласа. Потом граф еще целовал ее, а она все думала о том, что это он ее спас.

Их любовь была огромна, она заполняла собой целый мир! Ничто не могло ее разрушить!


Граф Инглтон и мисс Джина поженились через три дня, когда гости уехали в Лондон.

Граф ничего не сказал Джине о тех неприятных сценах, что имели место между ним и миссис Денвер, а потом и с леди Миртл.

Миссис Денвер плакала, стоя перед ним на коленях, когда он сказал ей уехать.

Леди Миртл просто онемела от удивления, когда граф сообщил ей, что им следует вести себя осторожнее.

— Мне кажется, — сказал граф, — что кто-то из здешних слуг собирается рассказать о нас твоему мужу.

Леди Миртл побелела:

— Этого не может быть!

— Мы не должны рисковать, — покачал головой его сиятельство.

Леди Миртл стала предлагать варианты тайных свиданий, но граф стоял на своем. В конце концов леди Миртл обвинила его в трусости и уехала, заявив, что больше не намерена его видеть. Этого-то он и добивался.

Наконец-то в «Монастырском очаге» остались четверо совершенно счастливых людей.

По приглашению графа сэр Чарльз приехал в замок, и вместе с леди Элис они обсуждали свадьбу, которая должна была состояться неделей позже.

Мать сэра Чарльза жила неподалеку, и было решено, что леди Элис поедет к ней, чтобы познакомиться с семьей сэра Чарльза.

Граф пообещал Джине, что познакомит ее со своей семьей, когда она станет его законной женой, а то вдруг, увидев его родственников, Джина передумает.

— Ты успокоишься, если я буду постоянно говорить тебе, что ты самый замечательный? — спросила у него Джина и, прижавшись щекой к его плечу, прошептала: — Я уверена, что ты — архангел Михаил, я так решила, когда ты спас меня тогда. А может, ты — греческий бог, сошедший с Олимпа.

— Да, именно так, — ответил граф. — И я женюсь на самой прекрасной из всех греческих богинь, которые когда-либо представали взорам смертных.

— Я люблю тебя, — прошептала Джина. — И до сих пор не могу поверить, что ты тоже меня любишь.

— Мы с тобой настолько одинаково смотрим на мир, что я просто уверен, мы станем самой счастливой парой на свете.

— Боже, как же я счастлива! Когда дядя Эдмунд велел мне приехать в его ужасный дом, похожий на тюрьму, и когда он запретил нянюшке приехать со мной, я была в отчаянии! А если бы я не увидела то объявление в «Таймс»?!

— Я тогда сказан Уодкинсу, что это пустая затея и что я никогда не подберу подходящую кандидатку, но теперь я думаю, что сам Господь Бог свел нас вместе.

— О да! — согласилась Джина. — Я тогда подумала, что мой отец одобрил бы мой поступок. Жить с дядей Эдмундом — все равно, что в аду! И потом, я не хочу быть миссионеркой!

Граф рассмеялся:

— Из тебя Вы вышла отличная миссионерка, ты помогаешь людям обрести счастье! — Он сам удивился своим словам.

Джина обняла его и привлекла к себе.

— Я самая счастливая на всем белом свете! Я так счастлива, что могу поделиться своим счастьем с другими.

— Делись, но знай меру. Я не потерплю, чтобы ты любила кого-то еще!

Теперь рассмеялась Джина:

— Это просто невозможно! Я люблю только тебя! И я хочу повторять это снова и снова, но боюсь тебе наскучить.

— Ты никогда не наскучишь мне! Мы принадлежим друг другу, Джина, ты плоть от плоти моей, а разве может наскучить собственная плоть?

Джина снова рассмеялась:

— Я очень хочу этому верить. Когда я молила, чтобы ты услышан меня, я знала, что ты придешь, потому что нас связывает нечто очень прочное.

— Когда я впервые увидел тебя, я понял: ты — та, кого я искал всю жизнь. Честно говоря, только тобой были заняты мои мысли. Ты являлась мне в видениях, ибо ты похитила мое сердце. — Граф говорил очень серьезно, и Джина не нашлась, что ответить.

А поэтому она просто поцеловала его. Этот поцелуй вновь разбудил огонь в его душе. И граф ответил на ее поцелуй страстно и требовательно, словно бросая вызов всему миру.

Джине казалось, что свадебную церемонию она запомнит на всю жизнь.

Вечером, возлежа на той самой кровати, где Джина и Элис ночевали после чудесного спасения, граф обнял свою жену.

Занавески были отдернуты, и в комнату лился свет звезд. Над вековыми дубами в парке висела луна.

— Завтра, — нежно прошептал граф, — я увезу тебя в другой дом, и мы проведем там наш медовый месяц. Мы там будем абсолютно одни, не считая, разумеется, лошадей.

— Хорошо, что мы остались на эту ночь здесь, — тихо ответила Джина. — Я уверена, это поможет мне избавиться от страхов перед привидениями и воспоминаний о миссис Денвер.

— Я не хочу даже слышать о ней! Я уже приказал переделать «Комнату с привидениями» в будуар, чтобы она больше не была спальней.

— Но ведь сейчас, когда нет миссис Денвер, там совсем не страшно.

— Я не хочу рисковать, — твердо сказал граф. — А если в доме есть другие привидения, то это скорее всего те самые души святых монахов, которые помогли тебе.

— Дорогой! — воскликнула Джина. — Ты такой замечательный! Ты веришь в то же, во что и я!

— Так будет всегда! — прошептал граф. — А теперь скажи, ты по-прежнему любишь меня?

Джина рассмеялась:

— А я тебя хотела об этом спросить! Я так боюсь, что… ты сочтешь меня скучной… или что я сделаю что-нибудь не так.

— Ты прекрасна! Я не могу выразить словами, как я тебя люблю!

— Я могу слушать тебя вечно! Любимый мой, Друро, люби меня! Научи меня любить!

— Скорее звезды упадут с небес или моря пересохнут, чем я разлюблю тебя!

— Я твоя! — воскликнула Джина. — Я твоя!

Граф поцеловал Джину, и их долго сдерживаемая страсть прорвалась наружу. Желание затопило их, как горящая лава. Оно было таким земным и в то же время божественным! Мужчина и женщина слились воедино, и в этот момент у них было одно тело, одна душа, одно сердце.

Это была всепоглощающая любовь на все времена.

Примечания

1

высшем свете (фр.)

2

богиня утренней зари

3

Королевская династия времен абсолютизма в Англии. К этой династии принадлежал и Генрих VIII.

4

Королева Англии, при которой усиленно насаждались догмы англиканской церкви.

5

Предводитель восстания, окончившегося низвержением и казнью короля Карла I.

6

Кузеном (кузиной) в Англии называли не только двоюродных братьев и сестер, но и практически всех дальних родственников. — Примеч. Ред


home | my bookshelf | | Молитва любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу