Book: Маска любви



Маска любви

Барбара Картленд

Маска любви


Все подробности событий последних дней независимости Венеции, описания тюрьмы для рабов в Тунисе и обычаев берберских пиратов соответствуют действительности.

В 1792 году Франция объявила войну Австрии, и через четыре года Республика Венеция получила свой смертный приговор из рук Наполеона Бонапарта. Людовико Манин был последним дожем.

В течение трех столетий берберские пираты, или корсары, грабили корабли, наводя ужас на все Средиземноморье.

В 1634 в городе Алжире находилось свыше двадцати пяти тысяч рабов-христиан, и флот берберов насчитывал свыше ста пятидесяти кораблей.

«Христиане сегодня дешевы», — возглашали торговцы на рынках; а самых красивых пленниц обычно отправляли в Константинополь к султану.

Только в 1830 году, когда французы оккупировали Алжир, эта чудовищная торговля прекратилась.

Глава 1

— Так мы идем танцевать или нет? Или ты всю ночь собираешься здесь стоять?

Женщина говорила раздраженно, но ее глаза под черной бархатной маской с жадным восторгом следили за толпой, веселящейся на площади Святого Марка.

Пестрота ярких костюмов гуляющих поражала разнообразием, а маски позволяли сохранить инкогнито, и даже родные не узнали бы их.

— Здесь слишком много народа, — без всякого энтузиазма ответил мужчина, — и вдобавок слишком душно.

— Много народа? — возмутилась женщина. — После всех этих недель кошмарной качки, когда вокруг только и есть, что тоскливое серое море!

Герцог Мелфорд стоял со скучающей миной — под маской это было все равно не заметно.

Он уже тысячу раз слышал эти упреки и в очередной раз пожалел, что пригласил любовницу поехать в Венецию.

Герцог надеялся, что очаровательная спутница скрасит однообразие путешествия, но она умудрилась превратить поездку в настоящий кошмар.

— Нет, ты только посмотри, что он делает! — воскликнула Одетта, переключив свое внимание на новый объект и на время забыв свои упреки.

С самого верха колокольни спускался канат и по нему съезжал вниз головой акробат, держась за веревку ногами.

Все замерли и смотрели вверх — но вот акробат благополучно достиг земли, и толпа в восторге захлопала. Но вокруг было столько других демонстраций силы и ловкости и столько забавных номеров, что просто разбегались глаза.

Кого здесь только не увидишь: такие забавные ряженые! — медведи и черти с рогами и хвостами, акробаты на ходулях и всадники на деревянных лошадках.

Были и дервиши, и клоуны, и Шуты.

Была цыганка, предсказывающая судьбу, и кружевница Кьодджа.

Арлекины отплясывали в обнимку с хорошенькими Коломбинами, и оборванные мальчишки крутили сальто.

Толпа сама по себе была зрелищем, когда все эти люди в полосатых платьях, в нарядах, расшитых блестками, остроконечных колпаках и тюрбанах, с фальшивыми носами, хлопали и свистели, и то и дело покатывались от хохота, когда расфуфыренные франты обменивались остротами.

И над всем этим весельем звучала музыка.

В центре площади танцевали сотни людей, и Одетта потянула герцога за руку.

— Идем, — крикнула она, — я хочу танцевать!

— Почему нет, красавица? — вмешался незнакомец в маске, и вот уже Одетта унеслась в вихре танца, оставив любовника в одиночестве.

Исчезновение дамы не взволновало герцога.

Он бывал в Венеции и раньше и знал, что карнавалы, в общей сложности занимающие до шести месяцев в году, — здесь только предлог для непрерывного веселья и праздника, когда все условности и приличия отбрасывались в сторону.

Венеция — город наслаждений, город любви — предалась легкомыслию до такой степени, что невозможно было оставаться серьезным в этом похожем на сказку месте, где удивительная яркость воздуха словно украшала купола, дворцы и башни своим великолепным сиянием.

На площади, перед многочисленными кафе, посетители пили вино и сплетничали, а по зеленой глади лагуны и окрестным каналам скользили гондолы с яркими балдахинами и развевающимися вымпелами.

— Могу я… поговорить с вами, милорд? — проворковал тихий голосок. Герцог обернулся и увидел, что рядом стоит какая-то женщина.

Было трудно догадаться, как она выглядит, ибо незнакомка носила маску, а ее волосы под маленькой треугольной шляпой скрывала кружевная накидка, падающая на плечи.

Но губы были видны сквозь прорезь маски — прелестные и почти детские губы.

— Почту за честь, — сказал герцог.

Девушка говорила по-английски, поэтому он ответил на том же языке.

— Мы не могли бы где-нибудь… присесть?

— Ну конечно, — ответил он.

Предложив незнакомке руку, герцог повел ее по площади. Благодаря своему высокому росту, он легко прокладывал дорогу в толпе, пока не увидел кафе, где вроде бы были свободные места.

Герцог выбрал столик в глубине, у самых стен «Кареты Счастья», где было потише. Все предпочитали сидеть как можно ближе к гуляющим и танцующим на площади.

Девушка села, и герцог подозвал официанта.

— Что будете, — спросил герцог, — вино или шоколад?

— Пожалуйста, шоколад. Сделав заказ, герцог повернулся к своей спутнице.

Она очень молода, решил он, а еще ему показалось, хотя он мог ошибаться, что глаза девушки смотрят на него сквозь черную маску с легкой тревогой.

— Вам, наверно, кажется очень странным, милорд, что я так обратилась к вам, — сказала она своим взволнованным голоском, — но мне так… страстно хотелось поговорить с вами… об Англии.

— Об Англии? — удивленно переспросил герцог.

— Я тоскую по дому, — ответила девушка.

Герцогу стало смешно. Он не ожидал услышать такое в Венеции, да от кого — от англичанки!

— Вы не наслаждаетесь этим весельем? — спросил герцог, показывая рукой на карнавал.

— Я его ненавижу! — заявила незнакомка.

Герцог поднял под маской брови, и девушка быстро добавила:

— Но я не хочу говорить о себе. Я хочу узнать, сияют ли золотом нарциссы в лондонских парках, по-прежнему ли великолепны лошади на Роттен-Роу, и кричат ли уличные торговцы «Душистая лаванда», когда приносят из деревни свои корзины.

В юном голосе слышалось легкое волнение, и герцог понял, что все, о чем говорила девушка, для нее очень важно.

— Вы не назовете мне ваше имя? — спросил он.

Девушка замерла, и герцог тут же добавил:

— Только имя, конечно! Я прекрасно понимаю, что все мы остаемся инкогнито во время карнавала. Но вы знали, что я англичанин.

— Да, знала, — ответила девушка. — Я увидела вас в гондоле на Большом канапе, и один человек сказал мне, кто вы.

— По-моему, меня водят за нос, — пошутил герцог.

— Возможно, — ответила девушка, — поэтому, я скажу, что меня зовут Катериной.

— Замечательное венецианское имя, — заметил герцог, — однако вы англичанка.

— Наполовину англичанка. Мой отец был венецианцем, но я всю жизнь жила в Англии. Я приехала в Венецию только три недели назад.

— Так вот почему вы скучаете по дому, — догадался герцог.

— Я люблю Англию! — страстно воскликнула девушка. — Я люблю в ней все. Лошадей, людей и даже климат!

Герцог засмеялся.

— Вы действительно пристрастны. Но Венеция очень красива.

— Она как детская игрушка, — пренебрежительно сказала Катерина, — а ее люди — дети. Они целыми днями играют, и никто не говорит серьезно.

— А зачем вам быть серьезной в вашем возрасте?

— Понимаете, я интересуюсь вопросами, до которых венецианцам явно нет никакого дела.

Девушка глубоко вздохнула и, поставив локти на стол, опустила подбородок на руки, так что герцог заметил длинные, тонкие аристократические пальцы.

— Когда я жила в Англии, — тихо сказала она, — люди, приходившие в наш дом, говорили о политике, о книгах и спектаклях, о научных открытиях и изобретениях. Это было так интересно! Но здесь все говорят только о любви.

В юном голосе послышалось презрение, немало позабавившее герцога.

— Когда вы станете постарше, — сказал он, — вы несомненно найдете любовь такой же интересной и захватывающей, какой ее находят большинство представительниц вашего пола.

Герцог говорил слегка насмешливо, и это заставило Катерину посмотреть на него.

— А любовь может быть захватывающей?

— Если ты действительно влюблен.

В тоне герцога прозвучала циничная нотка, которую девушка не могла не заметить.

— Вы не ответили на мой… вопрос, — медленно проговорила она.

— О нарциссах? — спросил герцог. — Когда я уезжал, они цвели вокруг моего дома в деревне словно золотой ковер, и их маленькие желтые трубы были видны по всему Лондону: в саду Беркли-сквер, в Сент-Джеймс-парке и в огромных корзинах торговцев на улицах.

— Так я и думала! — заметно волнуясь, воскликнула Катерина. — А потом расцветет сирень — лиловая и белая, и колокольчики под миндальными деревьями будут ронять свои цветы на зеленые лужайки.

Она легко вздохнула.

— Увижу ли я когда-нибудь снова зеленые лужайки?

— Немногие, — заметил герцог, — променяли бы эти каналы, эту площадь, эту голубую лагуну и солнце Венеции на туманы, дождь и холод Лондона.

— Я бы променяла! — быстро заявила Катерина.

— Вы надолго приехали в Венецию? — поинтересовался герцог.

— Навсегда! — прозвучал трагический ответ.

— Со временем вам понравится этот город, — пророчески изрек герцог. — Смена обстановки всегда тяжела. Но уже через год вы будете наслаждаться карнавалами и смеяться над их легкомыслием, не говоря уж о бурных приключениях, которые всегда занимают большую часть праздника.

Говоря это, герцог не мог не удивляться, как столь юная особа оказалась без дуэньи, насколько он знал, для молоденьких девушек дуэньи обязательны даже во время карнавала.

Замужние женщины наслаждались свободой, которую не встретишь, пожалуй, нигде в Европе. Скрытые домино и масками, они ходили куда угодно и говорили с кем угодно, оставаясь неузнанными.

Сплетни всегда были полны самых скандальных приключений, которые произошли в кафе, на лагуне и даже в церквах.

Мужчины в маскарадных костюмах входили в женские монастыри когда хотели. Все барьеры были сняты. Не было ни богатых, ни бедных, ни полиции, ни факкини[1]. Не было больше ни законов, ни законодателей.

Существовал только Его Величество Маска, и кто бы стал бунтовать против столь волнующего, столь неотразимого соблазна? Фактически, как сказал один известный венецианец: «Весь мир очарован венецианским карнавалом».

— Вы долго пробудете здесь? — спросила Катерина герцога.

— Нет, недолго.

— Значит, сами вы не наслаждаетесь!

— Это совершенно неоправданное предположение с вашей стороны, — холодно возразил герцог. — Я нахожу Венецию очень интересной, но, возможно, я, как и вы, не расположен сейчас к такому легкомыслию.

— Вы вернетесь в Англию, — проговорила Катерина, — друзья обрадуются вам, и вы снова будете обсуждать с ними столько важных тем.

— Откуда вы знаете, что я не просто любитель, игрок, искатель приключений — словом, тот, кого вы явно презираете?

— Когда мне показали вас вчера, то сказали, что вы необычайно умны и приехали для серьезного разговора с Советом Десяти.

Герцог окаменел. Его глаза настороженно посмотрели сквозь маску на Катерину.

Совсем не это он ожидал услышать на карнавале, да тем более от женщины.

Герцог действительно приехал в Венецию по просьбе британского премьер-министра, мистера Уильяма Питта, для обсуждения секретных политических дел с Советом, который управляет Венецией.

Герцогу просто не повезло: он прибыл после начала карнавала, а не неделей раньше, как собирался.

Но сначала шторм в Бискайском заливе, а потом небольшой ремонт яхты на Мальте задержали его дольше, чем он рассчитывал.

И все же герцог никак не думал, что кто-то за пределами Совета знает о том, что его визит — нечто большее, чем визит искателя приключений.

Он изумленно молчал, и Катерина занервничала.

— Наверное, мне не следовало этого говорить! Наверное, цель вашего визита — тайна!

— Я полагал, что да, — ответил герцог.

— Тогда обещаю, что никому ничего не скажу. Вам вовсе не нужно бояться, что из-за меня у вас будут неприятности.

— Едва ли из-за вас у меня могут быть серьезные неприятности, но все же вам лучше не делиться ни с кем своими догадками о цели моего визита.

— Клянусь хранить полное молчание обо всем, что касается вас, — пообещала Катерина. — Я знаю, это было нехорошо, искать вас на карнавале, но мне так хотелось поговорить с вами.

Герцог удивился, но спросил только:

— Вы ведь пришли не одна?

— Нет, конечно, не одна, — ответила девушка. — Со мной моя горничная. Она ждет в гондоле под первым мостом от площади.

— Тогда лучше проводить вас к ней, — сказал герцог.

— Я должна идти? — огорчилась Катерина. — Я не могу выразить, что значит для меня просто слышать ваш голос, слышать английскую речь, знать, что я с кем-то с… родины.

Девушка всхлипнула, и герцог спросил:

— Англия действительно так много значит для вас?

— Она для меня — счастье, безопасность и чувство причастности, — ответила Катерина. — Здесь я иностранка, мне нет места в их жизни, в их интересах — ни в чем, что они считают важным.

— Вы привыкнете, — сказал герцог в утешение.

— Хотелось бы верить вам, — промолвила девушка. — Но, милорд, у меня нет никакого желания обременять вас моими бедами. Лучше скажите мне, принц Уэльский по-прежнему устраивает свои блестящие и экстравагантные приемы в Карптон-Хаус?

— Его королевское высочество по-прежнему расточителен.

— И король все гневается на него?

— И отказывается оплачивать его долги, — улыбнулся герцог.

— А люди все так же говорят о миссис Фитцгерберт?

— Ну конечно! А чего вы ожидали?

— Все это так знакомо, — вздохнула Катерина. — А какие спектакли шли в Друри-лейн, когда вы уезжали из Лондона?

Герцог описал последнюю оперу, на которой он присутствовал. Он рассказал Катерине о новом певце, который произвел фурор в Воксхолл-гарденз. Потом описал пару гнедых, которых купил в апреле на конном рынке Татерселз, и которые оказались самыми лучшими в Гайд-Парке.

Катерина внимала каждому его слову.

Ее рот приоткрылся, и грудь под дорогими кружевами бурно вздымалась, будто слова герцога возбуждали ее.

Пальчики девушки были стиснуты так, что костяшки побелели, а глаза сквозь прорези маски жадно ловили его взгляд.

За всю свою жизнь герцог не встречал никого, кто слушал бы его с таким вниманием. Помимо воли чувствовал себя польщенным, но вместе с тем было смешно, что все, что бы он ни сказал, так жадно поглощается.

Закончив, наконец, свой довольно долгий рассказ, герцог поднес к губам бокал вина. Его внимательная слушательница расслабилась и глубоко вздохнула, точно в экстазе.

— Спасибо, — тихо проговорила она. — Я не могу выразить, как я вам благодарна! Я запомню каждое ваше слово. Я буду думать обо всем, что вы рассказали, и это поможет мне. Поможет вынести то, что суждено вынести!

Герцогу стало любопытно.

— Могу я помочь вам? — спросил он и тут же подумал, а не поторопился ли он с этим предложением.

— Вы ничем не можете помочь, милорд, — ответила Катерина, — но я признательна за вашу доброту. А теперь я хотела бы попросить… если это не слишком вас затруднит, не будете ли вы так любезны проводить меня до моста, где ждет моя горничная? Мне как-то страшно идти туда одной.

— Я провожу вас, — сказал герцог, отмечая про себя, что девушка благоразумно думает, что это может быть опасно.

К вечеру шум на площади стал намного громче, и весельчаки в маскарадных костюмах вовсю подшучивали друг над другом.

Кто-то привел туда живого слона, белое конфетти сыпалось словно снег, и уже зажигались гирлянды цветных фонарей, протянутые от столба к столбу.

Обезьянки плясали на шарманках, в сотнях балаганов толпились зрители, а на площади все играла музыка и все кружились и кружились в танце.

Юбки дам взвивались множеством оборок, домино распахивались, открывая струящиеся каскады шелка.

Смех звучал все громче и громче, почти заглушая оркестр.

Держа Катерину под руку, чтобы она не потерялась в толпе, герцог выбрался из ярко расцвеченного волшебства площади в сумрак улицы, ведущей к каналу.

Когда они подошли поближе, герцог увидел под мостом много гондол. Все они были ярко украшены, некоторые — принадлежащие богатым семьям — отличались изысканной резьбой, а гондольеры носили шелковые куртки, короткие бриджи, длинные чулки, красные кушаки и красные шапочки.

Катерина явно не рассчитывала, что герцог будет провожать ее до самой гондолы.

Она остановилась наверху лестницы, спускающейся к каналу, и герцог, не желая смущать девушку, не стал долее навязывать ей свое общество.

— Спасибо, — снова сказала Катерина тем же робким, прерывающимся голоском. — Спасибо, милорд! Я была так счастлива сегодня.

— Для меня честь познакомиться с вами, — ответил герцог. — Позвольте пожелать вам счастья.

В этот момент на мост высыпала шумная толпа масок. Герцог знал, какой грубой и нахальной бывает подвыпившая толпа гуляк, он схватил Катерину за руку и оттащил подальше от лестницы в тень соседнего дворца.

Они встали под аркой. Маски, буяня и насмешничая, задираясь и толкая всех, кто попадался на их пути, наконец благополучно прошли мимо.



— Теперь вы понимаете, — строго сказан герцог, — что такой молодой девушке, как вы, крайне неблагоразумно приходить одной на карнавал. Вам нужно сопровождение для защиты.

— Я понимаю.

Катерина посмотрела на него, и в сумерках герцог различил блеск ее глаз в прорезях маски и чуть подрагивающие губы.

— До свидания, Катерина, — сказал он тихо.

Девушка не шевельнулась, и тогда герцог привлек ее к себе и поцеловал в губы.

Ее рот был очень нежным, сладким и невинным, и почти минуту герцог удерживал Катерину в своих объятиях.

Эта минута доставила ему наслаждение, которого он не ожидал. Уже много лет герцог не встречал женских губ, которые были бы так беззащитны и так нежны под его губами. Потом он отпустил девушку.

Несколько мгновений Катерина стояла совершенно неподвижно, подняв к нему лицо. Потом повернулась и, не сказав ни слова, побежала к лестнице.

Оставшись под аркой, герцог смотрел, как девушка спускается по ступеням к каналу, и только когда она исчезла из виду, медленно пошел назад к площади Святого Марка.

Веселый шум обрушился на него со всех сторон. Герцог постоял пару минут, созерцая площадь, затем решительно прошел сквозь толпу к причалу и, подозвав гондолу, велел отвезти его к дворцу Тамьяццо.

Затянув песню, гондольер повел свое хрупкое суденышко по подернутой рябью воде Большого канала.

Все гондольеры пели во время карнавала, и все песни их быпи о любви.

Карнавал после праздника Вознесения традиционно был самым веселым и самым блестящим из всех карнавалов.

Именно в праздник Вознесения дож исполнял обряд обручения с морем, и это торжество одновременно являлось празднованием славной победы на Барбароссой.

Венеция сражалась за Папу Александра III, который в благодарность дал дожу кольцо и сказал:

— Пусть потомки помнят, что это море — ваше по праву победителя и подвластно вам, как жена — мужу.

Торжественная церемония обручения совершалась ежегодно, начиная с 1177 года.

Дож, плывущий над толпой в своих парадных носилках, под звуки свирелей и труб, в сопровождении блестящей процессии послов, грандов и сенаторов, поднимался на борт огромной галеры под названием «Буцентавр» и плыл по усыпанной цветами лагуне в Сан-Николо дель Лидо.

Развевающиеся флаги и штандарты, пеоты благородных семей, украшенные гирляндами и флажками, золоченые весла, гондольеры в красных и небесно-голубых костюмах, пышно одетые мужчины и женщины, шелка и бархат, звенящие колокола и кричащие толпы — все это представляло собой великолепное зрелище.

Но герцог был рад, что пропустил его. Его не интересовала такого рода помпа.

Дворец, куда стремился герцог, находился совсем недалеко. Это оказалась величественная резиденция. Слуги, которые помогли ему выйти из гондолы, носили затейливые ливреи, расшитые золотой тесьмой.

Направляясь по коридорам к гостиной, герцог отметил, что все здесь так же великолепно, как и в других дворцах Венеции.

Дзанетта Тамьяццо считалась первой куртизанкой в Венеции. Она была изысканно красива, показаться в ее обществе уже почиталось за честь, и ее так восхваляли, и так перед ней заискивали, будто она из королевской семьи.

Когда объявили о приходе герцога, Дзанетта стояла в громадной гостиной на втором этаже своего дворца, беседуя с полудюжиной кавалеров — все известных фамилий.

Увидев входящего герцога, куртизанка подбежала к нему, протягивая руки.

— Mon cher[2], — воскликнула она по-французски, так как в Венеции французский язык считался шиком, — я слышала, что вы приехали, и я с таким нетерпением ждала вас!

Герцог одну за другой поднес ее белые руки к своим губам.

— Мне следовало прийти к вам раньше, — сказал он, — но меня как назло задержали.

— Но теперь вы здесь, — улыбнулась Дзанетта, — и что может быть прекраснее?

Она представила герцога остальным джентльменам, и те смерили его оценивающими взглядами, спрашивая себя, насколько серьезный соперник этот новый гость.

Герцог познакомился с Дзанеттой в Париже и увез ее с собой в Лондон. Какое-то время венецианка принимала его покровительство, пока снедавшая ее страсть к путешествиям не заставила Дзанетту покинуть Лондон и вернуться на родину.

— Вы выглядите еще красивее и элегантнее, чем раньше, — сказала она герцогу, глядя снизу вверх на его лицо с четкими, почти классическими чертами в обрамлении темных, ненапудренных по последней моде волос, завязанных сзади черным бантом.

— Вы мне льстите. И позвольте напомнить вам, Дзанетта, что это я должен говорить комплименты.

— Англичане не понимают таких тонкостей, — вмешался один из джентльменов.

— Вот тут вы ошибаетесь, — ответил герцог. — Мы не говорим комплиментов, если они неискренни, но когда говорим, мы говорим от чистого сердца, и потому я могу сказать совершенно чистосердечно, Дзанетта, что Вы самая красивая женщина в Венеции, если не во всей Европе.

Дзанетта захлопала в ладоши от удовольствия, а окружающие ее джентльмены явно скисли. Потом она сказала герцогу:

— Я должна поболтать с вами, я должна столько услышать, ведь прошло уже больше трех лет, как мы не виделись. У вас найдется для меня немножко времени?

— Для вас у меня целая вечность, — ответил герцог.

Дзанетта засмеялась и, повернувшись к остальным своим гостям, по очереди протянула им руку.

— Вы должны идти, друзья мои. Герцог — это тот человек, который занимает особое место в моем сердце. Если не ошибаюсь, он не задержится в Венеции, и, как вы сами понимаете, раз мне представилась возможность похитить у него часок-другой, мне не следует откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня.

Молодые люди посмотрели на герцога с неприкрытой ревностью, но делать нечего, пришлось им откланяться.

Когда они ушли, Дзанетта велела слугам подать вино и говорить всем, что ее нет дома.

Потом она взяла герцога за руку и усадила рядом с собой на удобный диван.

— Что привело вас сюда? — спросила куртизанка.

— Удовольствие, — ответил англичанин, — и, конечно, желание увидеть вас!

— Я приму такое объяснение, хотя уверена, что это неправда! — усмехнулась Дзанетта. — Когда я услышала о вашем прибытии, я узнала, что вы не один.

Герцог промолчал, и она спросила:

— Вы женились?

— Нет, нет! — воскликнул герцог. — Я уже говорил вам, Дзанетта, что никогда не женюсь. Брачные узы не по мне, я предпочитаю свободу — это куда веселее.

— Значит, ваша спутница…

— Просто ошибка. Мы все совершаем их!

— Верно, — согласилась Дзанетта и с этой минуты больше не вспоминала об Одетте.

Они еще долго разговаривали, а когда подошло время ужина, перешли в маленький, уютный будуар, где был накрыт стол на двоих, и свечи отбрасывали мягкий свет на красивые и очень выразительные глаза Дзанетты.

Эта венецианка отличалась умом и к тому же обладала сочувствием и пониманием, перед которыми мало кто из мужчин мог устоять.

Также не было сомнений, что она использует все свои женские хитрости и чары, чтобы привлечь мужчину.

Они не спеша поужинали, а когда наконец встали, герцог привлек к себе Дзанетту.

Она обольстительно улыбнулась ему, ее влекущие губы явно жаждали его губ.

— Ты очень красива, — глухо сказал герцог.

— А ты абсурдно хорош, — ответила куртизанка.

Дальнейшие слова были не нужны. Губы герцога слились с ее губами. Твердые и страстные, они встретили пылкий ответ, и англичанин понял, что Дзанетта по-прежнему способна пробуждать в нем желание, как никакая другая женщина.

Но когда ее губы жадно раскрылись под его губами, герцог вдруг вспомнил мягкость и невинность губ Катерины.

«Готов поклясться, что я первый мужчина, поцеловавший ее», — подумал он.

Тут Дзанетта обхватила руками его шею, соблазнительно прижалась к нему всем телом, и опьяняющая страсть поглотила их обоих.

Глава 2

— Доброе утро, Катерина, ты мне нужна.

Катерина сделала книксен, здороваясь с дедом, и прошла по роскошному ковру салона к столику у окна, за которым завтракал дож.

Людовико Манин прекрасно выглядел для своих лет, и улыбка, которой он наградил внучку, показала, что в молодости он был неотразимо обаятелен.

Несмотря на свое высокое положение, ибо как глава Республики он был монархом, Людовико Манин по-прежнему обращал внимание на хорошеньких женщин.

Он с удовольствием посмотрел на Катерину, отмечая, что бледно-зеленое платье выгодно оттеняет рыжее золото ее волос, типично венецианских. Однако в противоречии с остальным в ее внешности были голубые глаза, создающие поразительный контраст с волосами, и эти голубые глаза ни на минуту не позволяли родственникам девушки забыть о ее английской крови.

— Я должен кое-что сказать тебе, Катерина, — начал дож, но только девушка приготовилась внимательно слушать, как их прервали.

Франческо Манин вошел в комнату, и при виде дяди у Катерины как обычно сжалось сердце — так он был похож на ее отца.

— Доброе утро, папа, доброе утро, Катерина, — сказал Франческо. — Превосходный день для карнавала, но в это время года все дни превосходны.

Поцеловав Катерину в щеку, он уселся за стол рядом с отцом.

— Это правда, папа, что ты созвал заседание Коллегии на это утро?

— Да, правда, — ответил дож, — и сенаторы крайне раздражены, что должны отказаться от увеселений карнавала, чтобы опять выслушивать герцога Мелфорда с его поучениями, которые я лично нахожу на редкость скучными.

— Поучениями? — воскликнул Франческо. — Да кто ему дал право вас поучать!

— Ну, возможно, я несколько преувеличил, — улыбнулся дож. — Пожалуй, он не столько поучает, сколько предупреждает, и я бы даже сказал, умоляет.

— О чем? — с любопытством спросил Франческо.

— По-видимому, британский премьер-министр, мистер Питт, получил секретную информацию, что Франция может объявить войну Австрии. Он боится, что, если это произойдет, наша независимость окажется под угрозой. Лично я считаю, что это предположение довольно нелепо!

— Конечно, нелепо, — согласился Франческо. — а что думает Синъория?

Он имел в виду Совет Десяти, Консилъо дей Дъечи, возможно, самый важный орган в правительстве.

— Они согласны со мной, что мистер Питт излишне встревожен положением во Франции. Там может произойти революция, но это еще не значит, что они начнут войну.

— Разумеется, нет! — воскликнул Франческо. — А кроме того, даже если такая катастрофа и случится, наша независимость может быть выгодна обеим сторонам.

— Именно этот довод я и привел герцогу, — сказал дож.

— Ты мог бы добавить, что у нас нет возможности ни с кем сражаться, — заметил Франческо.

Он встал из-за стола и беспокойно заходил по комнате.

— Это унизительно, папа. Когда-то мы были великой державой. Мы правили на море, и одно имя Венеции вызывало образ победы!

— Это было в пятнадцатом веке, — охладил его дож, — но в 1540 году мы потеряли четырнадцать наших островов в Греческом архипелаге. Тридцать один год спустя султан отнял у нас Кипр, а в 1645 — Кандию. Теперь у Республики не осталось ничего, кроме прибрежных областей Истрии и Далматии.

Он помолчал и с горечью добавил:

— Десять лет назад мой предшественник сказал Большому Совету: «У нас нет ни сухопутных сил, ни морских сил, ни союзников».

— Ладно, что толку жалеть о прошлом, — резко сказал Франческо. — Но одно совершенно ясно, и ты можешь сказать это герцогу. Мы не в состоянии воевать и не собираемся этого делать! А теперь давай поговорим о более приятных вещах.

Франческо снова сел за стол, и дож показал Катерине, которая слушала их стоя, чтобы она тоже села.

Девушка неслышно опустилась на высокий бархатный стул рядом с дедом.

Она уже позавтракала у себя в спальне и решила, что ее дядя тоже успел позавтракать, потому что сейчас он взял только большой персик с золотого блюда в центре стола.

— А знаешь, — усмехнулся Франческо, очищая персик золотым ножом, украшенным драгоценными камнями, — что-то я сомневаюсь, будет ли благородный герцог так убедителен в своей речи нынче утром.

— Почему нет? — спросил дож.

— Потому что он провел эту ночь с Дзанеттой Тамьяццо.

— У него хороший вкус, — заметил дож. — Она очень красивая женщина.

— Похоже, они старые друзья, — сообщил Франческо. — Я был там, когда он прибыл, и Дзанетта прогнала меня и несколько других аристократов, как будто мы лакеи, которые ей больше не нужны!

В его голосе звучало негодование, и Катерина поняла, что Франческо задет оказанным герцогу предпочтением.

Девушка слушала внимательно, догадываясь, что её дед и дядя говорят так откровенно при ней, потому что не воспринимают ее всерьез.

— В том, что касается женщин, герцог явно Казанова, — продолжал Франческо. — Кажется, я уже говорил тебе, папа, что он привез с собой на яхте любовницу. Ее зовут Одетта, и австрийский посол не отходил от нее весь вечер.

— Где ты их видел?

— На приеме в каза Доффино[3]. Там было очень забавно. Женщины собрались весьма выдающиеся.

По дожа, как будто, мало интересовали сплетни сына, и Франческо, не доев персик, встал.

— У меня встреча, отец, так что оставляю тебя с Катериной. Жаль, что она так мало может участвовать в карнавале. Но на следующий год она будет замужем, и все будет совсем иначе.

— Как раз об этом я и хотел с ней поговорить, — сказал дож.

— Тогда я ухожу, — Франческо улыбнулся и не спеша вышел из салона.

Катерина вопросительно посмотрела на деда.

— У меня для тебя хорошие новости, дитя мое, — объявил тот, — очень хорошие новости.

— Какие, дедушка? — беспокойно спросила Катерина.

— Я устроил твой брак. Катерина сжала руки на коленях.

Этот нервный, судорожный жест означал, что она полностью владеет собой и думает, прежде чем сказать.

— С… кем? — выговорила она после минутного молчания.

— С маркизом Соранцо.

— С тем… стариком… который обедал у нас… три дня назад? — не веря своим ушам воскликнула девушка.

— Думаю, я должен разъяснить тебе, Катерина, — медленно сказал дож, — что мне было непросто найти тебе мужа.

— Я… понимаю, — тихо вымолвила его внучка.

— Когда твой отец оставил нашу семью, чтобы жениться на твоей матери, и он сам, и все его будущие потомки потеряли право на принадлежность к аристократии.

— Папа объяснил мне это много лет назад, — сказала девушка. — В Англии, конечно, все по-другому.

— Совсем по-другому, — резко согласился дож. — Английскому пэру нисколько не хуже от того, что он отдаст свою руку крестьянке, но в Самой Безмятежной Республике патриций, вступивший в неравный брак, лишает не только своих детей благородного звания, но и самого себя кресла в Большом Совете — Мадджор Консилъо. — Я знаю это, — повторила Катерина.

— Но и твой отец, и твоя мать умерли, — продолжил дож. — Ты моя внучка, и ты приехала в Венецию в то время, когда я занимаю высшую должность в государстве.

Он остановился, словно ожидая, что Катерина скажет что-нибудь, но так как девушка молчала, опустив глаза, дож продолжил:

— Тем не менее, было очень трудно найти кого-нибудь для тебя. Молодые аристократы, чьи имена значатся в «Золотой Книге», хорошо осознают свое знатное положение. Они выбирают себе жену, когда та еще учится в монастырской школе, жену патрицианку, как они сами, и которая принесет большое приданое.

Молчание.

Катерина знала, что ее дед говорит правду. «Золотая Книга», содержащая имена всех аристократических семей, тщательно пересматривалась каждый год.

В Венеции насчитывалось меньше четырех сотен благородных семей, и во всех этих семьях — всего около двадцати пяти сотен мужчин. Для брака аристократа требовалось разрешение Большого Совета, а он редко одобрял союз с женщиной более низкого социального положения.

— Может, мне было бы лучше… не выходить… замуж, — тихо промолвила Катерина.

— Я думал об этой возможности, — сказал дож. — Но, к счастью, ты очень красива, и маркиз — патриций самых голубых кровей и представитель одного из старейших родов Венеции — попросил твоей руки.

— Он… стар… очень стар, — проговорила Катерина, и в ее голосе прозвучало что-то вроде ужаса.

— Я признаю, что маркиз не в первом расцвете молодости, — согласился дож, — но ты, возможно, помнишь слова англичанки, леди Мэри Уортли Монтегю, которая сказала, когда посещала нас: «В этой стране нет стариков ни по платью, ни по галантности!»

Дож улыбнулся, но когда Катерина не ответила, продолжил:

— Маркиз был женат дважды, но ни одна из его жен не подарила ему наследника, к которому перешли бы его титул, его богатство и его огромные поместья вокруг Венеции. Тебе очень повезло, Катерина, что он готов смотреть сквозь пальцы на мезальянс, совершенный в браке твоим отцом, готов забыть, что твоя мать была простолюдинкой, и сделать тебя своей женой.

— Я не могу… выйти за него… дедушка.

Она почти прошептала эти слова, но дож услышал их.

— Я уже объяснил тебе, — строго произнес он, — какая ты счастливая. Ты выйдешь замуж за маркиза и скажи спасибо, что благодаря своему положению я смог устроить такую выгодную партию. Торжественная помолвка состоится сегодня вечером.

С этими словами дож встал из-за стола.



— Но, дедушка… пожалуйста, выслушайте меня… пожалуйста, — взмолилась Катерина.

Но дож, казалось, даже не слышит ее. Он вышел из салона с достоинством, которое было неотъемлемой частью его должности, и Катерина осталась одна, глядя на дверь, которую закрыл за ним лакей.

А потом в отчаянии закрыла лицо руками!

Оставив салон, дож прошел по мозаичному мраморному полу под резными позолоченными потолками туда, где ждала его свита.

Он надел расшитую эмблемами тунику, сверкающую золотом и серебром, и остроконечную корону — драгоценный золотой рог главы Республики.

Во время карнавала и в торжественных случаях появление дожа всегда обставлялось весьма театрально: во главе процессии несли восемь ярких штандартов с гербом Венеции, далее шпи спуги с зажженными свечами и музыканты, трубящие в серебряные трубы.

Людовико Манин сел в свое кресло-носилки из золотой парчи, над его головой подняли парадный балдахин, офицеры в великолепной форме принесли меч в ножнах, и вся процессия направилась по широким коридорам дворца в Зал Большого Совета.

Одиноко посидев какое-то время в салоне для завтраков, Катерина поднялась по лестнице, чтобы найти Анчиллу, жену своего дяди Франческо, которая нравилась ей больше всех других венецианских родственников.

Очень веселая и привлекательная Анчилла Манин была на много лет моложе своего мужа, поэтому Катерина имела больше общего с ней, чем с любой из остальных своих теток.

Лежа в резной и расписной кровати с пологом, — достаточно роскошной и дорогой, что впору принадлежать королеве, — Анчилла выглядела очаровательно на фоне огромных подушек из розового шелка, обшитых бесценным кружевом.

У нее были четкие черты лица, нежная кожа и изысканная элегантность, характерная для венецианских дам. Так же как они и в отличие от французских современниц Анчилла чрезвычайно взыскательно относилась к уходу за своим телом.

Все венецианки любили принимать ванны с добавлением благовоний — мускуса, мирры, впрочем, использовали и травы, например — мяту.

Анчилла пользовалась различными кремами, чтобы смягчать свои маленькие белые руки, а вечером накладывала на лицо модные примочки, сделанные из полосок телятины, вымоченной в молоке.

Она только что допила шоколад и, когда камеристка доложила о приходе Катерины, весело протянула ей руку в перстнях.

— Ты очень рано, Катерина, но я рада видеть тебя.

— Я хочу поговорить с вами, тетя Анчилла.

При этом девушка посмотрела на трех камеристок, которые прибирали комнату и расставляли бесчисленные туалетные принадлежности на туалетном столике, выполняя приказы своей госпожи, следующие один за другим сплошным потоком.

— Это что, секрет? — спросила Анчипла.

— Да, — сказала Катерина, — пожалуйста, уделите мне немного времени.

— Ну конечно, дорогое дитя, — добродушно ответила Анчилла.

Отослав горничных, она сказала:

— Я не тороплюсь и, откровенно говоря, я немного утомлена, потому что вернулась домой почти на рассвете.

— А что вы делали, что пришли так поздно? — спросила Катерина.

Легкая улыбка тронула красные губы ее тети.

— У меня тоже есть свои секреты, Катерина, но эта ночь в лагуне была очень романтичной.

Катерина охотно поверила этому. Она знала, что после балов, концертов, театров, ассамблей и всех прочих развлечений карнавала многие венецианские дамы уходили со своими кавалерами на гондолах.

Скрытые от посторонних глаз в фелъце, закрытой кабинке гондолы, они уплывали далеко на середину лагуны, и кто знает, что происходило там под чарующей луной.

— Так что ты хочешь рассказать? — спросила Анчилла. — Уж не влюбилась ли ты?

— Нет-нет, ничего подобного, — быстро сказала Катерина, — но дедушка только что сообщил мне, что я должна выйти замуж за маркиза Соранцо.

— Значит, папа уговорил-таки его! — воскликнула Анчилла, сжимая свои хорошенькие ручки. — Как замечательно, Катерина! Ах, какая же ты счастливая! Я не верила, что это возможно, но раз все устроено, то это просто чудесно!

— Но я говорила с ним лишь однажды, и он… старый.

Анчилла пожала плечами:

— Ну и что?

— Но я… не люблю его. Как я могу любить человека, который настолько старше меня?

— Любить своего мужа? Анчилла в притворном ужасе развела руками.

— Как ты можешь быть такой буржуазной? Вообразить такое! Мое дорогое дитя, вижу, придется мне объяснить, что брак в Венеции — это только формальность. Мужчина женится, потому что хочет, чтобы его имя и его собственность перешли к его детям.

— Но папа и мама любили друг друга, — прошептала Катерина.

— И что им это дало? — резко возразила Анчилла. — Своей любовью твой отец только испортил себе всю жизнь! Конечно, я никогда не встречалась с ним, но Франческо часто рассказывал мне, как все были шокированы, когда он женился на твоей матери и отрезал себя от семьи и от собственного наследства.

Она посмотрела на лицо Катерины и сказала:

— Но давай не будем говорить об этом, все уже забыто. Ты должна быть счастлива, очень-очень счастлива, что выходишь замуж за такого важного человека! И, конечно, когда ты станешь замужней женщиной, мы выберем тебе чичисбео.

Катерина удивленно посмотрела на тетку, и Анчилле снова пришлось объяснить:

— Ты, должно быть, поняла, хотя и приехала сюда совсем недавно, что каждая леди в Венеции, а по сути, каждая женщина, имеет кавальере сервенте, или чичисбео. Ну, например, ты знаешь, что Паоло — мой чичисбео?

— Я удивлялась, почему он все время с вами, — неловко сказала Катерина.

— Не имеет значения, кто женщина — знатная дама, как я, или богатая горожанка. Никакой дамский дом невозможен без чичисбео.

— А дядя Франческо не против?

— Конечно, не против! Он счел бы верхом вульгарности повсюду появляться со мной, говорить мне комплименты, сопровождать меня на Площадь или шептать ласковые словечки мне на ухо. Анчилпа хихикнула.

— На самом деле Франческо безумно влюблен в мадам дю Каже. Хотя я сомневаюсь, что это увлечение продлится долго.

— А синьор Паоло… вы любите его? — спросила девушка.

Анчилла жеманно рассмеялась.

— Право, Катерина, ты не должна задавать мне такие смущающие вопросы. Паоло — мое второе я; нет ничего, что он не сделал бы для меня: и ленту мне завяжет, и лиф зашнурует, и даже наденет подвязку!

Она вздохнула от удовольствия.

— Но он — кавальере, что значит джентльмен, и никакой муж, даже Франческо, не позволил бы себе показаться настолько глупым, чтобы ревновать к чичисбео.

У Катерины стал совсем несчастный вид.

— И если я… выйду замуж, я должна буду найти… кого-то, кто будет так ухаживать за мной? — спросила она.

— У тебя будет богатый выбор, и уверяю тебя, когда ты станешь женой маркиза, ты найдешь жизнь очень интересной и веселой! Анчилла всплеснула руками.

— Он страшно богат, Катерина, он подарит тебе самые сказочные драгоценности, самые чудесные платья! Он позволит тебе делать все, что ты захочешь. Никогда не забывай поговорки: «седина в бороду, а бес в ребро».

Катерина ничего не сказала, и Анчилла спросила:

— Твоя помолвка сегодня?

— Да, — коротко ответила девушка.

— Тогда мы должны найти тебе новое и очень красивое платье. Знаешь, когда обручается дочь аристократа, дож надевает ей на шею роскошное жемчужное ожерелье, которое она должна носить в течение года после свадьбы.

Анчилла выжидательно посмотрела на Катерину, но так как девушка молчала, пояснила:

— Ожерелье — это подарок ее родителей, но в твоем случае жемчуг даст твой дедушка.

Катерина прошептала, как она благодарна, и ее тетя продолжила:

— Жених подарит тебе кольцо, называемое рикордино, а еще у тебя будет Свадебная корона.

— Что это?

— Вуаль ты наденешь завтра, на венчание, а сегодня вечером будешь в огромной тиаре. Она сделана в виде цветочного венка из алмазов и жемчуга.

С завистью в глазах Анчилла добавила:

— Ах, как бы я хотела поносить ее! Это одно из Сокровищ Дожей. Алмазы огромные, а жемчужины не меньше голубиного яйца!

Анчилла позвонила в золотой колокольчик, и горничные тотчас вернулись в комнату.

— Мне нужна портниха, парикмахер, модистка, перчаточница и торговец веерами. Велите всем им немедленно прийти сюда.

Горничные присели в реверансе и бросились выполнять приказ своей госпожи.

— Мы собираемся потратить кучу денег, малышка Катерина, — с ликованием воскликнула ее тетя, — и когда придет Паоло, — а он должен прийти с минуты на минуту, — он посоветует нам, что выбрать. У Паоло самый безупречный вкус, а сегодня вечером на помолвке ты должна ослепить всех своей красотой — и, конечно, своими драгоценностями.

Весь остальной день Катерине казалось, что она лишилась собственной воли и стала марионеткой, которую наряжают и украшают в угоду тем, кто тянет за ниточки.

Синьор Паоло, чичисбео ее тети, с охотой взялся помогать им. Но Катерине он не понравился.

Было в нем что-то женское. Разве стал бы настоящий мужчина уделять столько внимания положению мушки на подбородке дамы или тратить почти час, выбирая кружевные веера для ее приданого?

В то же время синьор Паоло был готов удовлетворить малейшую прихоть Анчиллы. Он пользовался всеми возможностями говорить ей комплименты и подносить ее белую ручку к своим губам.

«Неужели я была бы счастлива с человеком, который не делает ничего полезного, а только день за днем расточает комплименты да изрекает банальности?» — спросила себя Катерина.

Она поймала себя на том, что думает о герцоге, как он спорит с Коллегией, сообщает им об опасениях мистера Питта по поводу равновесия сил в Европе, и находит их, как предсказал Франческо, глухими к его предостережению и непреклонными к его мольбам.

К вечеру, подумала Катерина, герцог поймет, что его миссия провалилась, и будет готов вернуться в Лондон.

При мысли об оставленной ею Англии, где она так счастливо жила почти восемнадцать лет своей жизни, девушка забыла о болтовне и суете вокруг нее.

Для нее вдруг словно перестали существовать и платье, которое подгоняла по ней портниха со своими помощницами, и парикмахер, завивающий и укладывающий ее золотые волосы, и непрекращающиеся увещевания ее тети полюбоваться Свадебной короной, которую принесли в Катеринину спальню, чтобы девушка посмотрела.

Да, это было изумительное ювелирное изделие. На солнце, льющемся в комнату через большие окна Дворца, алмазы сверкали почти ослепляюще, а жемчужины казались такими же полупрозрачными, как легкая дымка, висящая над лагуной.

Но Катерина смотрела на корону, а видела только старое, морщинистое лицо маркиза.

Сам по себе невысокого роста, он казался девушке просто гномом по сравнению с рослыми англичанами, к которым она привыкла.

Маркиз был внимателен к ней за званым обедом у дедушки, и Катерина подумала тогда, что с его стороны очень любезно потратить столько времени на разговоры с юной девушкой, с которой он, скорей всего, не имеет ничего общего.

Катерина надеялась, что маркиз расскажет ей много интересного об истории Венеции, ведь он настолько старше ее!

Но старик только передал самые последние сплетни о людях, которых она не знала, и чьи имена были для нее пустым звуком, не имеющим ни смысла, ни значения.

Он довольно ехидно посмеялся над скандалом, касающемся жены одного из Совета Десяти, и крайне клеветнически, — насчет этого у девушки не возникло сомнений, — отозвался о неком молодом мужчине, который вызвал его неприязнь.

Проведя час в обществе маркиза, Катерина пришла к выводу, что он ей не нравится, и после обеда ухитрилась избежать общения с ним, хотя видела, что старик смотрит на нее с другого конца комнаты, и подозревала, что он не прочь еще поговорить.

А теперь она должна выйти за него замуж!

Нет, это неправда, подумала Катерина. Но прожив три недели в Венеции, она узнала, что брак для девушки абсолютно необходим.

Долгом каждого отца и каждой матери было найти приемлемую партию для своих детей, а особенно для дочерей.

Образование девочек доставляло очень мало хлопот. Девушки выходили из монастырской школы только для брака, и поскольку вопроса о любви не стояло, почти сразу, как церемония заканчивалась, пускались в светскую жизнь.

Но незамужняя женщина была обузой, досадой, лишним ртом, воплощением неудачи со стороны ее родителей.

Помолвка, как поняла Катерина, являлась по-настоящему волнующим событием, предшествующим свадебной церемонии.

Сама свадьба проходила не так пышно, хотя в ее случае, так как она должна венчаться во Дворце Дожей, церемония будет более официальной и намного более великолепной, чем большинство других свадеб в Венеции.

— Думаю, сегодня вечером ты уже сможешь выбрать себе чичисбео, — говорила Анчилла. — Венеция будет знать о твоей помолвке, и все самые достойные и интересные мужчины придут сюда, чтобы посмотреть на тебя.

— А посмотрев раз, посмотрят снова! — возгласил Паоло, манерно всплескивая руками.

— Это верно, — согласилась Анчилла. — Твое платье выглядит потрясающе, Катерина, и когда я смотрю на тебя, то не могу понять, почему я, истинная венецианка, родилась не с золотыми волосами, а с черными.

— Черными, как вороново крыло, — воскликнул Паоло, — и столь же прекрасными!

Катерина думала, что тетя посмеется над его театральными манерами, но Анчилла только жеманно взмахнула ресницами.

«Неужели и мне придется вести себя так день за днем? — спросила себя Катерина. — Да я бы возненавидела человека, который ждет, что я отвечу на подобную банальность».

Ей вдруг стало тошно от всей этой процедуры, от тети с ее чичисбео, от суетящихся вокруг слуг, от мысли о ждущем ее старом маркизе и молодых мужчинах Венеции, прихорашивающихся, чтобы привлечь ее внимание!

— Я ненавижу их, я ненавижу этот брак! — страстно прошептала девушка.

С трудом она вырвалась от них и убежала из спальни, чтобы хоть немного побыть одной.

Но попробуйте найти уединенное место во Дворце Дожей, где, кажется, все комнаты заняты либо теми, кто живет здесь, либо людьми, ищущими аудиенции у дожа или его свиты.

Словно интуитивно почувствовав, где она найдет покой и минутку, чтобы собраться с мыслями, Катерина направилась в библиотеку.

Великолепно украшенная, она была не такая большая, как Либрериа веккъя[4], расположенная напротив, через маленькую площадь, но все же очень внушительная.

Девушка уже видела ее и знала, что, когда у нее появится время, она найдет, что почитать. В одном Катерина не сомневалась: у нее никогда не будет недостатка в книгах.

Она не ошиблась, думая, что здесь никого не будет. Только старик-библиотекарь дремал в углу, а в воздухе стоял запах пыли, кожи и старости, неизбежный, когда книги хранятся в течение столетий.

Катерина прошла вдоль стены, глядя на великолепно переплетенные тома.

«Столько мудрости! Столько истории! — подумала она. — Но для венецианцев это ничего не значит! Все, чего они хотят, — это смеяться и наслаждаться любовью».

Девушка вздохнула.

«Неудивительно, — мысленно сказала она себе, — что они утратили свое величие, что Венеция больше не морская держава! Им теперь важнее решать, где женщине носить мушку, нежели править миром!»

Выражение ее лица стало презрительным.

— Они заслуживают быть побежденными! — произнесла Катерина вслух.

И неожиданно поймала себя на том, что думает о нарциссах, цветущих словно золотой ковер вокруг дома герцога или горящих как золотые трубы под кустами в Сент-Джеймс-парк.

По серебряной глади пруда там плавают утки, разведенные Карлом II, а вдалеке видны шпили и крыши Уайтхолла! А превыше всего этого — ощущение безопасности, такое английское и совсем-совсем не венецианское.

Катерина всхлипнула.

— Ах, папа, ну почему ты умер и оставил меня одну? — прошептала она. — Как я буду жить здесь всю жизнь со стариком, которому только и нужно, чтобы я подарила ему сына, и развлекаться с чичисбео, который будет говорить мне слащавые и глупые комплименты?

Слезы подступили к глазам, и девушка прислонилась к книжной полке, чтобы почувствовать под щекой мягкую кожу.

«Что мне делать? — спросила она себя. — Что мне делать?»

Будто ожидая найти ответ, Катерина сняла книгу с полки.

Открыв ее, девушка обнаружила, что книга написана на французском.

Она машинально перевернула страницу, и вдруг одна фраза бросилась ей в глаза. Фраза, которую Катерина легко смогла перевести, и которая словно была ответом на ее вопрос:

«Только трус отступает перед трудностями, принимая их за неизбежность!»

Катерина долго смотрела на эти слова. Потом закрыла книгу и поставила ее обратно на полку.

— Спасибо, — тихо сказала она и, повернувшись, вышла из библиотеки.

Глава 3

Герцог проснулся и потянулся на удобной кровати, которую очень придирчиво отбирал для своей яхты.

Хотя герцог не любил мишуру на морских судах, он твердо решил, что его корабль, на который он не только потратил огромные деньги, но и на котором проводил непомерное количество времени, должен быть самым роскошным и современным судном, когда-либо выходившем с английской верфи.

Он спал всего несколько часов, потому что до окончания игры оставался в казино. Храмами любви и роскоши назвал их один знаменитый венецианец, и все аристократы в городе, — и сенаторы, и молодое поколение, считали особым шиком иметь свое собственное казино.

— Это то же самое, — объяснил герцогу тот же венецианец, — как для француза иметь свой petite mai-son[5] в Париже. Скажу больше, мы стали такими беспутными в Венеции, что здесь есть даже небольшие тайные казино для знатных дам!

Первоначально азартные игры находились в ведении государства, и великий Ридольто оставался в деле до 1774 года со все возрастающей популярностью.

Но Синьории пришлось лицом к лицу столкнуться с тем неприятным фактом, что сенаторы продают мебель, картины и предметы искусства, а часто даже собственные дворцы, чтобы расплатиться с карточными долгами.

Совет Десяти счел, что патриции порочат образ аристократа, вымаливая у ростовщиков денежные средства, на которые могли бы жить, а скорее всего, снова вернуться к карточным столам.

Игру запретили, хотя потеря дохода от нее нанесла огромный удар по финансам Венеции. Один автор писал об этом:

«Все венецианцы — жертвы ипохондрии; евреи ходят с лицами кислыми, как лимон, лавки пустуют, изготовители масок голодают, а джентльмены, которые привыкли сдавать карты по десять часов в день, находят, что их руки теряют ловкость. Очевидно, никакое государство не может существовать без помощи порока».

Впрочем, эти страдания скоро кончились. Карточные игры возобновились — только уже нелегально — в кафе, в задних комнатах парикмахерских, в частных домах, и, наконец, появились казино.

Красиво меблированные и украшенные, они располагались по большей части в лабиринте улочек вблизи Святого Марка.

Конечно, казино были идеальным местом для любовных свиданий, но главной оставалась игра, и огромные суммы переходили там из рук в руки каждый вечер во время пото или фараона — самых популярных в Венеции карточных игр.

Герцог, будучи опытным игроком, выигрывал весь прошлый вечер и теперь, лежа в постели, подумал, что это было приятным окончанием его визита.

Ничто больше не удерживало его в веселом и фривольном городе, и герцогу вдруг страстно захотелось снова оказаться в Англии со своими лошадьми и со своими друзьями.

Что касается переговоров с Коллегией, его миссия не удалась, но герцог и не ждал успеха.

По крайней мере он сделал все от него зависящее, чтобы выполнить поручение мистера Питта, и что бы ни случилось в будущем, венецианцы не смогут пожаловаться, что их не предупредили.

Когда герцог подумал о беззаботных, любящих удовольствия людях, которых он встретил здесь, в Венеции, он пророчески почувствовал, что очень скоро их ждет неприятное пробуждение к реальности. Но лично он ничем больше помочь не может.

Он протянул руку и властно позвонил в колокольчик.

Почти тотчас же открылась дверь, и Хедли, камердинер, служивший у герцога уже много лет, вошел в каюту.

— Доброе утро, милорд, — поздоровался он, отдергивая занавески на иллюминаторах.

— Передай капитану, — сказал герцог, — пусть немедленно готовится к отплытию.

— Слушаюсь, милорд, но мадам еще не пришла.

Герцог сел в постели.

— Ты уверен? — спросил он. — Я спросил ночного вахтенного, когда вернулся около четырех утра, и он сказал, что мадам уже на борту.

— Возможно, он ошибся, милорд, — ответил камердинер, — или мадам снова сошла на берег. В Венеции никто, похоже, не ложится спать до завтрака.

— Да, возможно, так и было, — согласился герцог.

Он говорил спокойно, но в действительности здорово рассердился. Это так похоже на Одетту, подумал герцог, отсутствовать, когда она нужна ему.

Он предупредил ее накануне, что намерен покинуть Венецию в самое ближайшее время, хотя не решил еще, когда именно.

«Одетта не обрадуется», — с гримасой подумал герцог, расхаживая по каюте.

В очередной раз он сказал себе, что был глупцом, взяв любовницу в плавание. Можно не сомневаться, что ее неизбежные жалобы и бесконечные стоны отравят ему все обратное путешествие.

Проектируя свою яхту, герцог подумал и о ванной комнате.

Воду приходилось качать вручную, но по крайней мере он имел возможность с помощью своего камердинера ежедневно принимать ванну, когда стояли жаркие дни.

Чистота не числилась среди добродетелей многих известных джентльменов в окружении принца Уэльского, хотя его королевское высочество так же привередливо относился к своей персоне и своему белью, как и к своей внешности.

Но герцог всегда был исключительно чистоплотен, и сейчас, нежась в ванне, решил, что как только они выйдут в открытое море без нечистот, которыми полна лагуна, он поплавает.

В отличие от большинства своих современников он был сильным пловцом, и хотя принц Уэльский только-только познакомился с морским купанием в Брайтоне, герцог плавал с детства.

Однако он прекрасно понимал, что вода в Венеции опасна для здоровья.

Дома на каналах стояли словно корабли с разноцветными парусами на усыпанных цветами палубах. Они выглядели романтично и поэтично, их стены снизу на фут заросли нежным зеленым мхом, что казалось особенно романтичным, когда гондолы скользили между портьерами бархатистой зелени.

Но, увы, сточные устройства были очень примитивными, и все помои просто выливались из окон в канал, сносились течением в лагуну, а оттуда в море.

Приняв ванну, герцог оделся со своей обычной скрупулезной тщательностью: его галстук являл собой триумф точности, сюртук сидел без единой морщинки, а сапоги ослепительно сияли — к чести усердного Хедли.

Завтрак был подан в салоне, обставленном с великолепным вкусом. Изящную старинную мебель дополняли несколько морских картин из деревенской усадьбы герцога.

Было еще самое начало дня, так как герцог привык вставать рано. Но он уже несколько раз смотрел на свои золотые часы, думая, как быть с Одеттой, пока не услышал ее голос на верхней палубе.

Герцог намеренно продолжил завтрак, пока дверь салона не распахнулась и не появилась она — видение в вечернем платье с бриллиантовым колье, сверкающем на шее в утренних лучах солнца.

— Ты очень поздно, — заметил герцог, медленно вставая, — или следует сказать — рано?

— Что происходит на палубе? — резко спросила Одетта. — Такое впечатление, будто ты готовишься выйти в море.

— Так и есть! И раз ты вернулась, мы отплываем немедленно.

Одетта крикнула так, что в салоне зазвенело:

— Ты хочешь сказать, что покидаешь Венецию?

— И немедленно! — отчеканил герцог.

Он равнодушно посмотрел на нее и удивился, почему это прежде он находил ее привлекательной.

Впрочем, Одетта была по-своему неповторима. Наполовину француженка, она пленяла мужчин своим пикантным и соблазнительным личиком: уголки ее алых губ загибались вверх, а глаза чуточку косили.

Она не была красавицей, но обладала несомненным очарованием, и как танцовщицу кордебалета оперного театра, ее высоко ценили все денди с Сент-Джеймс-стрит.

Но герцог увел ее прямо у них из-под носа, что тогда казалось ему почти подвигом.

Теперь же он ясно понял, что это была пустая победа, и Одетта больше нисколько его не интересует.

— Неужели ты всерьез хочешь вернуться в Англию и снова терпеть это тяжкое и смертельно скучное плавание, даже не повеселившись как следует в самом очаровательном городе мира? — страстно воскликнула Одетта.

— С меня и этого веселья хватит, — ответил герцог. — Ты видела карнавал, Одетта, и поверь, еще одна такая неделя покажется тебе крайне утомительной.

— Я не поеду! — взорвалась танцовщица. — Ты слышишь? Я не поеду! Я наслаждаюсь здесь, я пользуюсь успехом! Я не уеду, пока не буду готова ехать.

Наступило молчание. Одетта вызывающе посмотрела на герцога, и ее темные глаза засверкали от гнева, встретив непреклонное выражение в серых глазах любовника.

— Конечно, — проговорил он медленно, — ты вольна делать, что пожелаешь. Если хочешь остаться, оставайся, но я возвращаюсь в Англию.

— Значит, я не поеду с тобой! — яростно ответила Одетта. —Я переберусь в отель, но вряд ли мне придется долго торчать там!

— Охотно верю, — — отозвался герцог, — и, конечно, ты должна позволить мне платить за твое жилье, пока ты не найдешь кого-то другого, кто будет заботится о тебе.

— Я не поеду! — отрезала танцовщица. — Этой ночью меня осыпали такими комплиментами, и столько джентльменов заверяли меня в своей преданности, что, уверяю тебя, я очень скоро найду кого-нибудь настолько же щедрого, каким, я ожидала, будешь ты, и бесконечно более приятного.

С этими словами Одетта выбежала из салона.

Герцог с циничной улыбкой на губах последовал за ней, направляясь в свою каюту, где находился письменный стол и хитроумный тайник, в котором он держал свои деньги и ценности.

Закрыв дверь каюты, герцог нажал на потайную пружину в резной деревянной панели, которыми были обшиты стены. Панель отодвинулась, открывая сделанный по особому заказу тайник.

Он был так хорошо спрятан, что никому и в голову бы не пришло, что в стене что-то есть.

Герцог отпер золотым ключом дверцу и извлек большую пачку банкнот и несколько золотых соверенов. После чего, заперев тайник и вернув на место панель, он сел за стол, чтобы выписать чек.

Герцог проявил щедрость не только потому, что мог позволить себе это, но и потому, что такова была его натура.

Кроме того, сказал себе герцог, он сам виноват, что общение с Одеттой на пути в Венецию не оправдало ожиданий.

Ему следовало лучше разбираться в людях, ему следовало знать, что веселое, живое создание из кордебалета не вынесет тягот морского путешествия, и что привлекательное лицо — не компенсация за банальный разговор.

«Я учту на будущее, — сказал себе герцог с кривой улыбкой, — что никогда не следует пересаживать женщин из одной среды в другую».

При этом он вспомнил Катерину и то, с какой печалью девушка говорила ему, как она тоскует по Лондону, и как она несчастлива в Венеции.

— Это только подтверждает мою мысль, — произнес он вслух.

— Вы что-то сказали, милорд?

Герцог удивленно поднял голову: он не слышал, как Хедли вошел в каюту.

— Не тебе, Хедли, — ответил он добродушно, — я говорил себе, что от женщин одни неудобства. Капельку поразвлечься с ними — и хватит; хорошенького, как говорится, понемножку.

Камердинер не удивился цинизму своего хозяина, он привык к этому.

Хедли был с герцогом с тех пор, как в шестнадцать лет того сочли достаточно взрослым, чтобы иметь личного камердинера, и слуга часто забывал, что его светлость уже унаследовал титул своего отца, и по-прежнему обращался к нему: «господин Валериус».

— Есть женщины и женщины, милорд, — заметил он.

Герцог засмеялся.

— Ты уже говорил это, Хедли, но мне все что-то попадаются одни и те же. Мадам Одетта действительно уходит с яхты?

— Да, милорд.

— Тогда не задерживай ее. Думаю, нам будет гораздо лучше без женских капризов.

— Уверен в этом, милорд, — согласился Хедли.

Он повернулся к двери, но не успел взяться за ручку, как дверь распахнулась и вошла Одетта.

Она переоделась и выглядела очень изысканно в розовом атласном платье и капоре, отделанном перьями того же цвета.

— Я ухожу немедленно, — заявила танцовщица. — Все, что мне нужно, я собрала. Остальной хлам из моей каюты можешь выбросить за борт или отдать следующей дуре, которая примет твое приглашение прокатиться на яхте по залитому солнцем морю!

Она почти выплюнула эти слова в герцога, а потом добавила:

— Какой-нибудь добрый джентльмен, конечно, обеспечит меня новым приданым, в котором я так сильно нуждаюсь.

Поскольку герцог истратил несколько сотен фунтов на ее одежду, прежде чем они уехали из Лондона, ее упрек был, мягко говоря, несправедлив.

Но герцог понял: Одетта уязвлена тем, что он даже не пытался уговорить ее остаться с ним, — как была уязвлена на пути в Венецию, когда герцог находил другие интересы, помимо ухаживания за ней двадцать четыре часа в сутки.

Одетта сочла себя оскорбленной.

И она не была бы женщиной, если бы не захотела отомстить герцогу умалением его щедрости, хотя знала в глубине души, что в этом он превосходит всех, чьим покровительством она наслаждалась в прошлом.

Хедли тактично вышел из каюты, и герцог, сидя за столом, сказал:

— Резкие слова совершенно излишни, Одетта. Я признаю, что ошибся, просив тебя быть моей гостьей. Но ведь мы неплохо провели с тобой тот месяц в Лондоне. И я знал, что, если оставлю тебя в Англии, ты, конечно же, не будешь в жалком одиночестве ждать моего возвращения.

Комплимент несколько смягчил гнев Одетты.

— Должна признать, ты можешь быть очень обаятельным, когда захочешь, — ответила она. — Но в душе, Валериус, ты пират. Ты забираешь у женщины все, что у нее есть, а потом сбегаешь в поисках следующей жертвы.

— Думаю, ты слишком сурова ко мне, — усмехнулся герцог.

— Смейся сколько хочешь, — разозлилась Одетта, — но это чистая правда. Никакой женщине не удержать тебя: мы слишком быстро тебе надоедаем. Все, что я могу сказать, помоги боже твоей жене, когда она у тебя будет!

— Не волнуйся, — парировал герцог, — я никогда не женюсь.

Одетта засмеялась:

— Какой удар для всех трепещущих сердец бомонда! Бедняжечки не спят ночами, придумывая, как им довести тебя до алтаря!

— Они будут разочарованы! — отрезал герцог. — А теперь, Одетта, позволь мне выразить тебе признательность за то счастье, пусть и краткое, что было у нас с тобой. Здесь довольно большая сумма наличными и чек, который будет принят, как ты хорошо знаешь, в любой солидной банковской конторе по всей Европе.

Одетта взяла банкноты и запихнула их вместе с золотыми соверенами в атласную сумочку, висящую у нее на руке.

Затем она прочитала чек и сказала уже мягче и немного удивленно:

— Я должна поблагодарить тебя за это.

— Совсем не обязательно, — ответил герцог.

Одетта снова посмотрела на чек и нерешительно спросила:

— Ты действительно расстроен тем, что я не еду с тобой?

Она явно колебалась в своем решении уйти, и герцог сказал поспешно — даже слишком поспешно для вежливости:

— Нет, Одетта, я не прошу тебя изменить решение. Оставайся в Венеции, наслаждайся. Я вполне понимаю твои чувства. Это очаровательный город для тех, кто видит его впервые.

Одетта нехотя убрала чек в сумочку.

— Мне жаль, Валериус, что все так кончилось. Ты очень привлекательный мужчина, но только на суше.

Герцог засмеялся.

— Что мне всегда нравилось в тебе, Одетта, так это твоя прямота. Позволь ответить тем же комплиментом: ты восхитительная, соблазнительная и совершенно обворожительная на terra firma[6].

Одетта протянула руку. Герцог поднес ее к губам и спросил:

— Есть кому позаботиться о тебе? Танцовщица кивнула:

— Австрийский посол должен зайти за мной в полдень. Я дам ему знать, где я буду.

— Тогда тебе надо поспать, — посоветовал герцог. — Даже карнавал замирает в этот утренний час.

— У меня здесь гондола, — сказала Одетта.

— Тогда позволь проводить тебя до нее. Уверен, Хедли уже отнес туда твой багаж.

Он последовал за Одеттой к трапу и вверх на палубу.

Яхта была пришвартована к пирсу, и герцог увидел, что рядом с ней, покачиваясь на волнах прилива, стоит большая и роскошная гондола с гербом и флагом Австрийского посольства.

Герцог без лишних слов помог Одетте перейти в гондолу, поцеловал ей руку на прощанье и смотрел, как лодка уходит по воде, сияющей золотом в лучах солнца.

Венеция выглядела чудесно этим ранним утром, и герцог постоял минуту, любуясь на красоту ее шпилей и куполов в колышущейся полупрозрачной дымке, которая преобразила все ее великолепие в сказочное видение.

И невольно герцог подумал, не упускает ли он чего-то? Чего-то такого прекрасного, что в самой тонкости своей недоступно его пониманию?

Но потом сказал себе, что хоть Венеция и красива, она по сути своей анахронизм.

Это греза, в которую человек погружался как в сон, но для реальных людей, для мужчин, стремящихся к жизни, а не к очарованию, существовал внешний мир.

Герцог вернулся на яхту. Он знал, что капитан ждет только его приказа, чтобы отдать швартовы и поднять паруса.

— Мы уходим немедленно, капитан Бринтон, — распорядился герцог и, не дожидаясь неизменного «есть, милорд», спустился вниз.

Хедли уносил из салона посуду для завтрака.

— Вы закончили, милорд? — спросил он.

— Сейчас мне не требуется ничего, кроме ветра в лицо и ощущения свободы, — ответил герцог и пошел в свою каюту.

Убрав бумаги, он запер ящик стола и поднялся на палубу.

Герцог всегда любил смотреть, как его корабль выходит из гавани. Что могло быть грациознее и красивее, чем движение «Морского ястреба», когда паруса поставлены, и первый порыв ветра наполняет их со звуком, похожим на щелчок хлыста.

Проход между судами в гавани и теми, что стоят на якоре в лагуне, требовал искусной навигации. Но капитан Бринтон был очень опытным моряком, как и большинство его команды.

Их было сорок человек, — именно столько требовалось для большой и созданной для скорости яхты герцога, — и скоро они уже шли на фордевинде, а оставшаяся далеко позади Венеция казалась просто жемчужиной на горизонте.

Прошло, наверно, часа два, прежде чем герцог вернулся в свою каюту.

Он решил заняться докладом, пока переговоры, которые он вел с коллегией, еще свежи в его памяти, с тем чтобы мистер Питт знал точно, что говорилось.

Герцог сел за стол, вытащил из ящика несколько плотных листов бумаги и выбрал одно из больших белых перьев, которые Хедли всегда держал для него хорошо очинёнными.

Море было спокойным, яхта шла ровно, так что писать не составляло труда, и герцог уже закончил два листа, когда услышал какой-то шорох.

Звук был еле слышным, даже странно, как это он привлек внимание герцога сквозь плеск воды о борт и свист ветра в парусах.

Однако герцог услышал его и поднял голову.

Ему показалось, что звук идет из большого расписного шкафа у стены, в котором Хедли держал его одежду.

Герцог увидел этот шкаф в магазине на Сент-Джеймс-стрит и сразу понял, что он не только хорошо подойдет для яхты, которая тогда как раз обставлялась, но и будет радовать его своим видом.

Шкаф был французской работы, с прелестными рисунками экзотических птиц на филенках и с изящной резьбой, типичной для мастеров, прославившихся своим искусством в прошлом, семнадцатом, веке.

«Уж не крыса ли забралась на борт?» — спросил себя герцог.

Эта опасность существовала всегда, когда судно стояло в гавани, и герцог настоятельно требовал, чтобы любой его корабль был очищен от крыс. В отличие от многих судовладельцев он не считал этих тварей неизбежными членами корабельной команды.

Обеспокоенный этой мыслью, герцог встал и открыл дверцу шкафа.

Не увидев ничего, кроме аккуратного ряда одежды на вешалках, он уже собрался снова закрыть шкаф, как вдруг ему показалось, что на дне есть что-то необычное.

Он открыл вторую дверцу и застыл от изумления. В углу шкафа сидела женщина.

С минуту оба молчали. Затем герцог спросил резко:

— Какого дьявола вы здесь делаете?

— Я… «заяц»… милорд, — ответила незваная гостья, и по голосу герцог понял, что она совсем еще девочка.

Встав без его помощи, незнакомка вышла из шкафа. Герцог недоверчиво уставился на нее.

На девушке было платье из серебряной и белой парчи, великолепное и очень дорогое, а на шее переливалось ожерелье из безупречного жемчуга.

Ее рыже-золотые волосы были того натурального цвета, которым больше всего восхищались и которого больше всего добивались венецианские дамы, но, что удивительно, глаза незнакомки были голубые. Яркая чистая голубизна неба летним днем.

Затем таза герцога перешли с очень красивого овального личика девушки к тому, что она держала в руках.

Герцог даже представить себе не мог, что в одном предмете соберется столько богатства.

Он увидел тиару, сделанную в виде венка цветов, но венка, который был почти короной. Каждый цветок состоял из огромных алмазов, пересыпанных жемчужинами настолько крупными, что они казались почти нереальными.

— Кто вы и что здесь делаете? — спросил герцог.

— Простите… меня, — ответила девушка, — но я не могла… оставаться в Венеции.

Когда она заговорила, герцог не только вспомнил нерешительную мягкость ее голоса, но и узнал ее рот.

— Катерина!

— Да, — ответила девушка.

— Вы сошли с ума! — воскликнул он. — Прийти вот так на мою яхту! Как вы могли поступить столь опрометчиво? Кроме того, вас же будут искать.

Тут корабль слегка накренился, и герцог сказал почти грубо:

— Вам лучше сесть и рассказать мне правду. Кто вы?

Все еще держа в руках изумительное сокровище из алмазов и жемчуга, Катерина села на стул возле стола.

Теперь герцог увидел на ней еще и очень ценную брошь, и бриллиантовый браслет, а на левой руке — бриллиантовое кольцо настолько большое, что казалось слишком тяжелым для ее пальчика.

— Мне нужна правда, — повторил он, так как девушка молчала. — вы украли все эти безделушки, которые принесли с собой?

Его голос был жестким, а глаза испытующе смотрели ей в лицо.

— Нет… не совсем, — ответила Катерина, — они… мне их дали.

— В качестве подарков? — спросил герцог.

— Полагаю… Свадебную… корону… мне дали… взаймы.

— Невеста! — воскликнул герцог. — Так вы сбежали со своей свадьбы?

— С помолвки, — ответила девушка. — Я не могла выйти за него… это… это невозможно! Он стар… очень стар, и в нем есть… что-то, что… пугает меня.

Это звучало совсем по-детски, и глаза герцога, темные от подозрения, немного смягчились, и он сказал уже не так грозно:

— Вы еще не назвали мне вашу фамилию.

— Манин, — ответила Катерина.

Герцог остолбенел.

— Дож говорил мне вчера, что у него в семье свадьба. Вы не… его дочь?

— Его внучка.

— Бог мой!

В восклицании герцога звучало и удивление и ужас.

— Это безумие! — вскричал он. — Вы действительно говорите мне, что сбежали с помолвки, устроенной для вас дожем, что спрятались здесь, на моей яхте и принесли с собой драгоценности, принадлежащие Сокровищнице?

— Только Свадебную корону, — быстро ответила Катерина. — Она была у меня на голове, и я бы сняла ее, если бы… вспомнила о ней. Только когда я сидела в… шкафу, я почувствовала неудобство и поняла, что она… там.

— А остальные драгоценности?

— Жемчуг подарил мне дедушка, а кольцо и остальное… они от… человека, за которого мне велели… выйти замуж.

— Кто он?

— Маркиз Соранцо.

— Старинный венецианский род, — прокомментировал герцог. — Ладно, Катерина, надеюсь, вы сможете объяснить свою выходку, когда вернетесь домой, потому что я намерен немедленно повернуть яхту и доставить вас обратно в Венецию.

Катерина вскочила.

— Нет, вы… вы не сделаете этого! Я не могу… вернуться!

— Боюсь, что выбора нет, — сурово ответил герцог.

Катерина положила Свадебную корону на стол перед собой.

— Я могу оплатить проезд. Возьмите ее… возьмите все мои драгоценности, только отвезите меня с собой в Англию. Я не вернусь… чтобы выйти за этого… человека.

Герцог вздохнул.

— Катерина, у вас истерика. Я не могу и не буду принимать участие в вашем безрассудном бегстве от семьи, и не собираюсь отвечать за вас.

— Вы не можете быть таким бессердечным, таким жестоким, — запротестовала девушка. — Вы не отвезете меня… назад, вы не поступите так предательски!

— При чем тут предательство? — рассердился герцог. — Вы должны понимать, что вы еще очень молоды, а дедушка знает, что для вас лучше всего. Если вас действительно пугает тот человек, за которого вы должны выйти замуж, то, я уверен, ваш дед найдет кого-нибудь другого.

Катерина всхлипнула.

— Нет… Дедушка с величайшим трудом нашел… кого-нибудь, кто женился бы на мне, вот почему они все ждут, что я буду так благодарна… буду пресмыкаться с благодарностью, потому что эта высохшая старая обезьяна готова… сделать меня своей… женой.

Она снова всхлипнула и как-то душераздирающе трогательно добавила:

— Он не хочет меня… ради меня. Ему нужен только… сын.

— Именно по этой причине женятся большинство мужчин, Катерина, — терпеливо сказал герцог.

— Но не когда им шестьдесят! — воскликнула Катерина. — Это ужасно… противно! Когда он… посмотрел на меня и… дотронулся до меня, я поняла, что скорей… умру, чем стану его женой.

Герцог вздохнул.

— Мне жаль вас, Катерина, но многие девушки испуганы перед свадьбой. Это вполне естественно. Я уверен, что вы найдете своего мужа добрым и нежным и вскоре будете наслаждаться жизнью, как все остальные хорошенькие леди в Венеции.

— Наслаждаться? — презрительно спросила Катерина. — С чичисбео —мужчиной, который не мужчина? С человеком, который готов целыми днями изрекать банальности и только и делать, что обсуждать, какого цвета лента предпочтительнее или куда приклеить мушку! Да как бы я могла терпеть такую глупость, такое совершеннейшее скудоумие?

— Боюсь, это ваши трудности, — жестко сказал герцог. — Но я должен повернуть яхту, Катерина, и вернуть вас к вашим дедушке и бабушке.

— А я не вернусь! — закричала Катерина. — Как вы не понимаете, что я сбежала, и они никогда не простят меня? Даже если я вернусь, вряд ли они… примут меня! И даже если примут… я не могу. — выйти… за него! Не могу.

Ее голос дрогнул.

Затем, посмотрев на суровое и непреклонное лицо герцога, она сняла с шеи свое жемчужное ожерелье, сдернула с пальца кольцо и бриллиантовый браслет с руки и отстегнула брошь, которая скрепляла лиф ее платья.

— Возьмите все и высадите меня в ближайшем порту. Все равно, где… Я сама позабочусь о себе… я найду работу… я согласна делать что угодно, лишь бы не выходить замуж за этого отвратительного старого маркиза.

Герцог с улыбкой посмотрел на сверкающие драгоценности.

— Неужели вы пытаетесь подкупить меня, Катерина? Уверяю вас, я не продаюсь.

Девушка стояла неподвижно, ее страдающие глаза умоляли его без слов.

С минуту герцог смотрел на нее, понимая, как она прекрасна, и невольно вспоминая, какими нежными были ее губы.

Потом сказал тихо, но твердо:

— Мы возвращаемся, Катерина.

Девушка вскрикнула, словно зверек, попавший в капкан, и кинулась к открытой двери, а через пару секунд герцог услышал, как она взбегает по трапу.

В первый момент он удивился, не забыла ли девушка, где находится.

Потом вскочил на ноги и бросился за ней, и уже выбегая на палубу, услышал крик: «Человек за бортом!»

Матросы бежали на ту сторону корабля, откуда Катерина бросилась в море.

Герцог взглянул на ее серебряное платье, колышущееся на волнах, на ее белое и мокрое лицо, ее рот, ловящий воздух, и понял, что девушка не умеет плавать.

Он скинул сюртук и прыгнул в воду. Герцог доплыл до Катерины и успел схватить ее в тот самый момент, когда девушка в третий раз показалась на поверхности и больше не задыхалась, не кашляла, а была почти без сознания.

Поддерживая ее одной рукой, герцог поплыл к кораблю. Матросы спустили веревочную лестницу, и так как Катерина совсем не могла двигаться, боцман принял ее у герцога, и вдвоем они кое-как подняли девушку на палубу.

— Поверните ее лицом вниз, — приказал герцог, перелезая через перила.

Катерина лежала в луже воды, ее золотые волосы разметались по плечам, платье намокло и обвисло.

Герцог встал на колени рядом с ней и увидел, что вода сочится из ее рта, и она снова в сознании.

Подняв девушку на руки, он понес ее вниз по трапу в освобожденную Одеттой каюту.

— Бренди! — бросил герцог идущему следом Хедли, и когда тот побежал выполнять приказ, поставил Катерину на ноги.

«Она похожа, — подумал герцог, — на мокрого щенка, который попал под дождь».

Ее волосы прилипли к щекам, лицо было бледным, а руки безвольно висели. Девушка моргала, и на концах ее длинных ресниц дрожали капельки воды.

Герцог стоял рядом с ней, удерживая ее за плечи, пока Хедли не вбежал в каюту с бокалом бренди в руке.

Герцог взял у него бокал и поднес к Катерининым губам.

— Пейте медленно, — сказал он. Девушка нерешительно сделала глоток и содрогнулась, когда огненная жидкость обожгла ей горло.

— Еще немного! — скомандовал герцог, и Катерина через силу глотнула.

— Я… я сожалею, — выговорила она наконец.

— Сейчас вы снимете эту мокрую одежду, и быстро, — велел герцог. — Потом поедите.

Хедли положил несколько банных полотенец на край кровати и, не дожидаясь приказа, вышел из каюты.

— Вы слышали, что я сказал, Катерина? — спросил герцог. — Бы немедленно переоденетесь. Я не хочу, чтобы вы заболели.

— Почему вы… не дали мне… утонуть? — прошептала девушка. — Я… не боюсь… умереть.

— Ради Бога, не говорите чепухи! — вспылил герцог.

— Если вы… отвезете меня… назад, я… убью себя.

При этих словах Катерина подняла глаза на герцога, и он удивился, откуда в таком маленьком и хрупком создании взялась такая решимость.

Не дождавшись ответа, девушка сказала:

— Я… не шучу!

— Черт побери! — воскликнул герцог. — Любая взбалмошная женщина запросто может довести мужчину до пьянства, и вы не исключение!

— Вы… позволите мне… остаться… с вами? — еле слышно спросила Катерина.

— Мы поговорим об этом, когда вы переоденетесь. А сейчас поторопитесь! Если я чего действительно не люблю, так это нянчиться с больной женщиной.

Девушка все еще смотрела на него, и герцог увидел проблеск надежды в ее тревожных глазах. Было в ней что-то крайне трогательное, и герцог сдался.

— Я не поверну яхту, пока мы не обсудим этот вопрос. Вы это хотите услышать?

Катерина просияла.

— Спасибо… спасибо вам, — прошептала она.

Герцог убрал руку с ее плеч.

— Я ничего не обещаю, но мы поговорим, прежде чем я поверну назад. А пока делайте, что я сказал. Выбирайтесь из этих мокрых юбок.

Глава 4

Катерина медленно вошла в салон и на мгновение остановилась в дверях, глядя на герцога, который ждал ее на диване у стены.

Герцог встал и, когда девушка приблизилась, понял по выражению ее глаз, что она испугана.

Катерина надела одно из выброшенных платьев Одетты — из голубого муслина, с белой кружевной косынкой на плечах по моде, введенной миссис Фитцгерберт, и с широким белым поясом, подчеркивающим тоненькую талию девушки.

Платье было великовато ей, и поэтому она казалась в нем более хрупкой и незрелой, чем в своем собственном платье.

Ее волосы, еще немного влажные от морской воды, блестели словно золотая канитель в солнечных лучах, бьющих в иллюминатор.

Катерина подошла к герцогу.

— Не хотите ли сесть? — спросил он.

Девушка послушно села на край стула, стоящего перед диваном. Ее пальцы сцепились — движение, которое герцог запомнил с того раза, когда они беседовали на площади Святого Марка.

— Я думал о ситуации, которую вы создали, Катерина, и прежде чем мы обсудим что-либо еще, я хочу услышать правду: почему вы спрятались на моей яхте, и почему вашему деду было трудно устроить ваше замужество.

Герцог помолчал, и его глаза смотрели холодно, когда он добавил:

— Я хочу услышать правду — истинную правду!

По натуре герцог не был жесток, но мог стать очень безжалостным, когда ему в чем-то перечили.

Он был исключительно умен и пользовался большим влиянием в палате лордов. Его талант государственного деятеля признавался как премьер-министром, так и большинством его собратьев-пэров.

Хотя герцог охотно наслаждался слабым полом — о его бесчисленных романах ходила масса сплетен, — его политический облик был незапятнан, и герцог намеревался и дальше сохранять его таким.

Поэтому он решил, пока ждал Катерину, что отнюдь не собирается ввязываться в скандал, к которому не имеет никакого отношения, но который может иметь далеко идущие последствия для его карьеры, если подумают, что герцог похитил внучку дожа.

Ему было жаль Катерину.

Герцог видел, как она красива, и, довольно странно, поймал себя на том, что не может забыть сладость ее губ, когда, поддавшись порыву, поцеловал ее той ночью у канала.

Но это, сказал себе англичанин, недостаточная причина, чтобы впутываться в ее личные дела.

Он по-прежнему с трудом мог поверить, что у девушки хватило смелости, а скорее даже ума, спрятаться на его яхте.

Мало того, она принесла с собой сокровище, которое вошло в историю Венеции и почиталось веками.

Герцог подумал, что будь он человеком здравомыслящим, он повернул бы назад без дальнейших церемоний.

Если бы Катерина устроила истерику или попыталась снова броситься за борт, он запер бы ее в каюте до тех пор, пока не передал бы беглянку ее деду.

Но вместе с тем герцог понимал, что их возвращение в Венецию может вызвать неудобные осложнения.

Прежде всего, дож несомненно спросит, почему Катерина выбрала яхту герцога, и не встречались ли они прежде?

В тот день, когда это случилось, дож предлагал герцогу свое гостеприимство, от которого англичанин отказался.

У него уже были друзья в Венеции, к тому же герцог твердо решил, если удастся найти кого-нибудь, кто позаботился бы об Одетте, навестить Дзанетту Тамьяццо.

Вечер, проведенный в кругу семьи дожа, был не особенно ему по вкусу, и герцог ухитрился самым дипломатичным образом отказаться от этого приглашения.

Теперь его светлость спрашивал себя, как он объяснит свое знакомство с Катериной? А кроме того, он чувствовал легкие угрызения совести, за то, что поцеловал девушку, прощаясь с ней у канала.

«Конечно, — сказал себе герцог, — всему виной атмосфера карнавала». Но он знал, что это не совсем правдивый ответ.

Истинная причина заключалась в том, что он нашел ее мягкий, запинающийся голос привлекательным. Ему было лестно, что девушка так внимательно его слушала, а изгиб ее юных, нетронутых губ был просто неотразим.

«Нет, — подумал герцог. — Возможно, для Катерины правильнее было бы вернуться в Венецию. Но что касается меня, то возвращение вызовет больше разговоров и сплетен, чем я готов выдержать».

Вывод, к которому пришел он перед тем, как Катерина появилась в салоне, оказался крайне досадным.


Герцог излишне оптимистично вообразил, что с уходом Одетты он избавится от бурных сцен и упреков, от жалоб и женских хитростей, и предвкушал, как останется один на пути домой.

Решение проблемы уже пришло ему на ум, но герцог хотел сначала послушать Катерину и утолить свое любопытство насчет подоплеки ее поведения.

— Я жду правду, Катерина.

— С чего мне… начать? — нервно спросила девушка.

Глядя на нее, герцог подумал, что никогда еще не видел такого изумительного контраста голубых глаз с натурально темными ресницами и венецианским золотом волос.

Лицо девушки было очень бледным от того испуга — она испытала сильное потрясение, когда бросалась в море, и, видимо, ее очень беспокоил исход их разговора.

«Она красива, — сказал себе герцог, — утонченно, почти завораживающе красива, но в данный момент мне нет до этого дела».

— Думаю, все началось двадцать один год назад, — заговорила Катерина тихим, нерешительным голосом, — когда в 1770 году мой английский дедушка приехал в Венецию.

— Как его звали? — поинтересовался герцог.

— Симеон Уоллес, — ответила Катерина, — он… он был художником.

— Конечно! — воскликнул герцог. — Я слышал о нем.

— Король приобрел две его картины, и принц Уэльский купил много его работ до того, как дедушка умер в прошлом году.

— Он был очень известным художником, — заметил герцог.

— Дедушка дружил с сэром Джошуа Рейнольдсом и мистером Гейнсборо, — рассказывала дальше Катерина, — а в последние годы жизни работал с Джоном Зоффани.

Ей показалось, что герцог хочет что-то сказать, но он промолчал, и Катерина продолжила:

— Конечно, дедушка был не так хорошо известен, когда приехал в Венецию. Он хотел учиться живописи у Каналетто и Гварди, и они встретили его с распростертыми объятиями.

Девушка вздохнула. Казалось, она изо всех сил выбирает слова, желая произвести впечатление на герцога.

В этот момент дверь каюты открылась, и вошел Хедли с подносом.

— Прошу прощения, — вздрогнув, сказал герцог. — Мне следовало дать вам подкрепиться, прежде чем начинать разговор. Вы, должно быть, очень устали.

— И немножко проголодалась, — с улыбкой призналась Катерина.

Хедли поставил поднос на стол, прибитый к полу, и девушка, виновато взглянув на герцога, прошла через салон.

На подносе стояло несколько блюд. Катерина положила понемногу с каждого из них на свою тарелку. Но когда еда оказалась перед ней, аппетит куда-то пропал.

Поэтому она ограничилась горячим шоколадом с рогаликом, испеченным этим утром и доставленным на борт перед самым отходом яхты.

Откинувшись на спинку дивана в другом конце салона, герцог наблюдал за девушкой.

«Она грациознее Одетты, хоть та и прошла хорошую школу в кордебалете», — подумал он.

Катерина обладала врожденной грацией. Было наслаждением наблюдать за движениями ее рук и ее тела, за тем, как она пьет маленькими глотками и как наклоняет голову.

Словно почувствовав его взгляд и смутившись, девушка быстро допила шоколад и вернулась на стул рядом с герцогом.

— Я больше не хочу. Я… продолжу?

Катерина так напряжена, подумал герцог, будто она на скамье подсудимых борется за свою жизнь, а он — судья.

— На чем я… остановилась? — нервно спросила девушка.

— Ваш дедушка, Симеон Уоллес, прибыл в Венецию, — подсказал его светлость.

— Мой отец, как вы, наверно, догадались, был старшим сыном Людовико Манина. Дедушка стал уже сенатором, и о нем говорили как об одном из самых выдающихся членов Большого Совета. Но его сын Николетто, мой будущий отец, не оправдал его надежд.

Слушая Катерину, герцог все больше удивлялся той чрезвычайной интеллигентности, с которой она рассказывала о событиях, по сути являющихся историей ее жизни, и неожиданно для себя обнаружил, что увлечен ее рассказом.

Наблюдая за выразительным личиком девушки и видя быстрые движения ее рук, герцог легко представлял себе все события, разворачивающиеся перед ним, словно на панорамных картинах, так любимых венецианцами.

Николетто Манин слыл человеком умным с того самого момента, как поступил в Университет в Падуе, где все молодые венецианские дворяне завершали свое образование.

Он выделялся среди сверстников не только своей доблестью в учении, но и своими идеями, многие из которых были революционными даже для студента.

Отец много раз увещевал его, корил за излишнюю прямоту, а больше всего за то, что он пропагандировал свои идеи в ярких критических статьях, которые публиковались в «Гадззетта Венета» и «Оссерваторе».

Венеция первой в мире начала издавать свою газету, а в восемнадцатом веке их выпускалось там великое множество.

Но «Оссерваторе», издающаяся литераторами, людьми учеными, имела большое влияние, и статьи Николетто стали обращать на себя внимание и вызывать толки среди видных деятелей Сената.

Наконец, из любви к отцу, Николетто бросил политические сочинения и, уйдя из университета, обратился к театру.

Спустя короткое время он исполнился уверенности, что его истинное призвание — живопись. Раз ему не позволяют писать, он сможет выразить себя посредством кисти и палитры!

Вскоре он начал вращаться в мастерских великих венецианских художников, которых было очень много.

И братья Гварди, и Каналетто полюбили его. И когда Симеон Уоллес прибыл в Венецию, он неизбежно должен был встретиться с Николетто Манином.

Но Симеон Уоллес приехал не один, он привез с собой свою дочь Элизабет.

Элизабет Уоллес была красива очень по-английски. Светловолосая, с яркими голубыми глазами и необыкновенно обаятельная, эта девушка очаровывала всех, кто с ней знакомился. Николетто Манин не стал исключением.

Не прошло и месяца после их встречи, как он обратился к Большому Совету за разрешением жениться на ней.

Несмотря на поддержку его отца, который понимал, как много это значит для сына, Совет отклонил прошение. Николетто сказали, что они не видят никаких особых причин, по которым им следует разрешить брак патриция с иностранкой без всяких благородных связей.

Николетто умолял. Он уговаривал каждого сенатора по отдельности, но они остались непреклонны.

На тот момент в высшем обществе Венеции существовала определенная тенденция против введения простых людей во дворянство. Да и Николетто своими откровенными статьями, конечно же, не покорил сердца тех, кого критиковал.

Когда Симеон Уоллес решил оставить Венецию и забрать с собой дочь, Николетто уехал вместе с ними.

Они с Элизабет поженились в Лондоне, и поскольку английское общество не столь непреклонно, как венецианское, то вскоре они нашли себя в очаровательном и интеллектуальном кругу, и Николетто смог возвыситься как живописец.

Тесть представил его английским художникам, и молодого венецианца сразу покорил стиль Ричарда Косуэя, особенно его миниатюры.

Николетто не пытался стать великим мастером, но сосредоточился на написании миниатюр и делал это настолько хорошо и настолько лестно, что все хотели иметь его работы.

Наконец, королева заказала ему написать портреты своих детей, и Николетто стал модным.

Они с Элизабет не были богаты, но жили безбедно и, что важнее, будучи умными, образованными и веселыми людьми, они словно притягивали в свой дом людей схожих интересов и ума.

Знаменитый драматург Ричард Бринсли Шеридан, выдающийся политик Чарлз Джеймс Фокс и близкие друзья молодого принца Уэльского часто собирались в студии Николетто Манина, засиживаясь за разговорами до раннего утра.

Бот так Катерина и выросла, находя беседу интереснее танцев, остроумие занимательнее комплиментов, а построение фразы таким же чарующим, как новое платье или дорогая лента для волос.

— Папа, бывало, говорил, что остроумное слово подобно сверкающему драгоценному камню и гораздо больше красит женщину.

По мере того как Катерина продолжала рассказ, герцог узнал, что за трагедия коснулась ее жизни. Сначала умерла ее мать от затяжной болезни, которую доктора не смогли определить, а минувшей зимой скончался от простуды ее отец.

Когда девушка осталась сиротой, один из друзей отца связался с венецианским послом в Лондоне, и тот помог отправить ее к деду, избранному дожем Венеции два года назад.

В голубых глазах Катерины заблестели слезы, когда она вспоминала, как ей не хотелось расставаться с Лондоном. Но письма из Венеции велели ей ехать немедленно, и она пустилась в путь на корабле под венецианским флагом.

Катерина замолчала. «Вид у герцога не слишком то сочувственный», — с отчаянием подумала она.

— Продолжайте, — спокойно сказал англичанин. — Теперь я начинаю понимать, почему вашему деду было трудно найти вам жениха.

— Папа, конечно, не только сам лишился своего дворянского звания, но и своих детей лишил права войти в высшее общество, — сказала Катерина. — Когда я приехала в Венецию и стала жить во дворце со своим дедушкой, мне совершенно ясно дали это понять. А еще я поняла, что никому из моих родственников я не нужна.

Ее голос задрожал.

— Все были слишком заняты собственной жизнью и не имели времени для какой-то девчонки, которую никогда прежде не видели, и чей отец совершил мезальянс, — ужасный, по мнению моей бабушки, догарессы.

— Она была не рада вам? — спросил герцог.

— Она так и не простила своего сына и, думаю, пыталась забыть его, — ответила Катерина. — Я стала неудобным напоминанием о том, что он сделал и как запятнал честь семьи. Как и дедушка, она сочла, что лучше всего выдать меня замуж как можно скорее.

— И вы согласились с этим?

— Что еще… я могла сделать?

В ее юном голосе проскользнуло что-то беспомощное, но герцог заставил себя забыть о жалости.

— Все же дедушка нашел вам жениха, — решительно заметил он.

— Да, маркиз Соранцо согласился жениться на мне, — подтвердила девушка. — Но я уже говорила вам, что он старик, ему почти шестьдесят лет, и он уже имел двух жен! Когда дедушка сказал мне о нем, я пришла в ужас. Я умоляла не принуждать меня к такому гибельному браку, но дедушка и слушать не хотел.

Потом Катерина рассказала герцогу, как пошла в библиотеку и нашла те слова во французской книге, которые произвели на нее такое сильное впечатление.

— Они заставили меня… почувствовать, — медленно сказала она, — что я могу… бороться, что я могу как-то избавиться… от этого брака. Я подумала, может, попробовать уговорить старика сказать дедушке, что он… ошибся и хочет взять назад свое предложение.

Девушка вздохнула.

— Я знаю, это было очень наивно с моей стороны; маркиз ни за что не согласился бы на такое! Это было бы оскорблением дожу после того, как он уже дал слово.

Помолчав, она через силу продолжила:

— Я вернулась в свою спальню. Моя горничная волновалась, потому что мне давно пора было одеваться! Я надела то платье из белой и серебряной парчи, которое выбрана для меня моя тетя, а потом Свадебную корону. Посыльный прибыл с подарками от моего будущего… мужа.

— Уверен, они были великолепны, — сухо сказал герцог.

— Думаю, обе его… жены носили их, — ответила Катерина, — потому что тетя все восклицала, как она восхищалась ими… раньше.

Затем Катерина описана помолвку, которая происходила в Зале Большого Совета.

Этот зал, восстановленный в семнадцатом веке после Великого Пожара, вмещал сотни гостей. Именно там дож давал торжественные обеды для приезжих королей и знаменитостей.

Тем вечером в зале собрались личные друзья и родственники дожа и догарессы, чтобы отпраздновать помолвку их внучки.

На столах стояла золотая посуда, золотые украшения и огромные золотые канделябры. Двести гостей сели обедать, тогда как остальные, менее важные, были приглашены на более позднее время. Обед состоял из двенадцати перемен, и каждая перемена вносилась в зал под звуки гобоя, скрипки и клавесина. Пока гости ели, играл оркестр, и теноры пели арии из последних оперетт.

Дож облачился в торжественную пурпурную мантию, а маркиз был великолепен в сюртуке из расшитого бархата. Сюртук, немного старомодный, но очень искусно сделанный, весь сверкал от драгоценных камней на золотом шитье.

Катерина получила столько поздравлений, столько добрых пожеланий, что начала чувствовать, что она будет очень злой и бесчувственной девушкой, если не будет признательна за такое внимание и доброту.

«Возможно, я стану хорошей женой маркизу, — подумала она про себя. — Может, он будет… добр и любезен со мной… и, как все венецианские мужья, перестанет, в конце концов, интересоваться женой и позволит мне жить своей жизнью».

По мере того как блюда сменяли друг друга, она пришла к мысли, что могла бы увлечься живописью или плетением кружев.

Учителей в Венеции больше чем достаточно, а если она будет полностью занята, ей не придется терпеть чичисбео или по три-четыре часа в день прихорашиваться перед зеркалом.

«Надо быть благоразумной, — думала она. — Для меня нет другой жизни, кроме как здесь, и надо мужественно переносить несчастья».

Когда обед закончился, столы убрали, заиграла музыка, и как только прибыли новые гости, все стали танцевать.

Танцы занимали такое же большое место в венецианской жизни, как смех, и Катерину окружили бесчисленные партнеры, ждущие своей очереди, чтобы потанцевать с ней.

Позже, она не совсем поняла, как это случилось, девушка обнаружила, что стоит на балконе с видом на лагуну, а рядом стоит ее будущий муж.

Из зала доносилась очень романтичная музыка, и лагуна под звездами с крадущейся по небу луной выглядела необыкновенно красиво.

Фонари гондол отражались в воде, а направо от дворца светились окна в домах на Большом канале.

Глядя на лагуну, Катерина увидела большой корабль, медленно выходящий из гавани с началом отлива.

Его паруса были наполнены ветром, в иллюминаторах и на палубе горели огни.

Невольно девушка спросила себя, не герцог ли это уходит на своей яхте, и как только подумала о нем, так снова вспомнила его губы и неописуемый восторг первого в ее жизни поцелуя.

«Он возвращается в Англию», — подумала Катерина и почувствовал а, как внезапно сжалось сердце.

— Vous etes tres belle, ma petite[7].

Голос маркиза заставил ее вздрогнуть: девушка почти забыла, что он рядом.

— Molto grazie[8], — ответила она по-итальянски, как обычно подумав, что венецианцы только потому так обожают французский, что считают его шикарнее своего родного языка. Маркиз взял ее руку.

— Вам нравятся мои подарки? — спросил он, глядя на большое бриллиантовое кольцо, надетое у нее на среднем пальце.

— Они очень красивы, — ответила Катерина, стараясь не вздрагивать от прикосновения его руки. Неизвестно почему, но его пальцы были холодными и влажными.

— Завтра поблагодарите меня.

С этими словами маркиз взял ее руку и поцеловал ладонь.

Его сухие губы двинулись по ее мягкой коже. Но вдруг девушка почувствовала острый кончик его языка, и в тот же миг ужасное отвращение пронзило ее, как отравленная стрела.

Все в ней восстало, ей было противно, как никогда в жизни!

Катерина попыталась отнять руку, но маркиз держал крепко. Девушка посмотрела в его глаза и испугалась так, что сдавило горло.

В лунном свете она ясно увидела их жуткий блеск, который даже в своей невинности распознала как похоть.

Тонкие губы старика раздвинулись в развратной улыбке, а между ними желтели его гнилые зубы.

С бессвязным восклицанием Катерина отпрянула от него.

— До завтра, — мягко сказал маркиз, а девушке показалось, будто дикий зверь зарычал.

— Мы должны… вернуться к… гостям, — пролепетала она и, прежде чем старик успел помешать, быстро вошла в зал и чуть ли не бегом устремилась прочь от него, пробираясь среди танцующих пар.

Она совершенно не представляла, куда идет. Девушкой овладел панический ужас, придавший ей решимости бежать.

Не имеет значения, куда, лишь бы этот гадкий старик не смог преследовать ее.

С отчетливостью, обострившей каждый ее нерв, Катерина поняла, что не может выйти за него замуж. Это совершенно невозможно!

Она не могла позволить ему даже еще раз дотронуться до нее, и, не сознавая того, что делает, девушка терла руку, будто могла стереть ужас его поцелуя.

Вот и большие расписные двери зала. Не задумываясь, Катерина побежала вниз по широкой мраморной лестнице.

В зале у входа она увидела сложенные на столах и стульях плащи, шляпы и маски гостей.

И среди них, словно кто-то помогал ее бегству, лежало много домино.

Очень неразумно ходить по улицам во время карнавала без маскарадного костюма, потому что это привлекает внимание, и такой человек, скорей всего, будет оскорблен весельчаками за неподчинение духу карнавала.

Слуги, приставленные к одежде, болтали между собой. Улучив момент, когда они не видели, Катерина быстро взяла домино и маску.

В темном уголке она закуталась в плащ, чтобы не видно было платья. Домино оказалось велико для нее, но девушка поглубже надвинула капюшон на голову и надела маску.

После чего смело и без колебаний пошла к двойным дверям.

Два лакея услужливо распахнули их перед ней. Они не узнали Катерину, да им и в голову не могло прийти, что невеста захочет убежать с помолвки.

На площади Святого Марка веселье было в полном разгаре.

Звучали шум, музыка и смех. Клоуны дразнили толпу, и то и дело раздавались громкие возгласы — зрители следили, как акробаты все выше и выше карабкаются друг на друга, строя живую пирамиду, которая казалась уже высотой с колокольню.

Девушка проскользнула незамеченной по боковой улочке и, словно ведомая инстинктом, направилась к берегу.

Она слышала на днях, как люди говорили о великолепии яхты герцога, и знала, где та стоит.

В ее несчастье яхта означала для Катерины кусочек Англии и человека, который был добр к ней, и с кем ей не было страшно.

Торопливо шагая по грубым булыжникам причала в своих белых атласных туфлях, девушка в первый раз спросила себя, что она скажет герцогу?

Вдруг он откажется слушать ее мольбы об убежище? Вдруг он даже не позволит ей подняться на корабль?

Катерина нашла яхту. Сходни были спущены, а на другом конце палубы виднелся ночной сторож.

Так ничего и не придумав, девушка поднялась на борт. Сторож увидел ее, но остался сидеть, как сидел, и Катерина поняла, что он принял ее за ту даму, подругу герцога.

Дойдя до трапа, девушка спустилась внутрь. Она знала куда идти, ведь яхта герцога не слишком отличалась от шхуны, которая доставила ее в Венецию.

Было легко угадать, в какой стороне находятся хозяйские каюты. Катерина открыла первую дверь, увидела разбросанную женскую одежду и снова ее закрыла.

Теперь следующая дверь. По тишине на корабле девушка догадалась, что герцог еще на берегу, а увидев пустую каюту и нетронутую постель, уже не сомневалась в этом.

В каюте горела свеча, и Катерина быстро огляделась. Открыв дверь справа от себя, она обнаружила, что та ведет в ванную комнату. Потом девушка увидела расписной шкаф.

Примостившись в его дальнем углу и закрыв за собой дверцу, она сказала себе, что если повезет, ее не обнаружат до тех пор, пока яхта не отчалит.

Катерина чувствовала, что долгое ожидание, голод, жажда и боль затекшего тела лучше необходимости вернуться во дворец, чтобы снова увидеть маркиза и ощутить его прикосновение.

Девушка уселась и закрыла глаза.

«Пожалуйста, Господи, не дай никому найти меня, — взмолилась она. — Пожалуйста, позволь мне остаться здесь до тех пор, пока мы не будем в море».

Откинув голову, Катерина почувствовала, как Свадебная корона ударилась о деревянную стенку шкафа.

Девушка нетерпеливо одернула ее с головы и, устроившись как можно удобнее, чтобы не страдать от судорог, сидела, прислушиваясь к возвращению герцога на яхту.

Катерина умолкла, а немного погодя очень тихо добавила:

— Я надеялась… что вы… не найдете меня… несколько дней.

— Вы бы очень проголодались к тому времени, — заметил герцог.

— Это не… имело значения, — ответила Катерина. — Теперь вы знаете… почему я это сделала.

Герцог беспокойно пошевелился.

— Я понимаю ваше затруднительное положение, — сказал он, — но и вы должны понимать, Катерина, и, возможно, лучше, чем кто-либо другой, что я приезжал в Венецию не ради собственного удовольствия.

— Я знаю, — ответила девушка. — Но если сенат остался равнодушен к тому, что вы сообщили им, почему вас должно беспокоить их мнение обо мне?

— Потому что подобного рода дела могут вызвать международный инцидент. Сенат, несомненно, пожаловался бы на мое поведение британскому правительству, и я бы предал доверие премьер-министра, если бы совершил что-нибудь настолько предосудительное, — то есть если бы помог внучке дожа бежать от того, что считают ее долгом.

Его голос звучал жестко, и Катерина заморгала, будто герцог ударил ее.

— Вы не отвезете меня… назад? — спросила она еле слышным шепотом.

— Это было моим первым намерением, — ответил герцог, — но у меня возник другой план.

Катерина напряженно слушала.

— В данный момент меня не устраивает возвращение, поэтому я думаю как о себе, так и о вас. Я доставлю вас в Неаполь — для меня это будет не слишком большой крюк.

В его тоне сквозило равнодушие.

— Там я передам вас венецианскому послу, а дальше поступайте, как знаете. Я оставлю вам достаточно денег, чтобы обеспечить вашу независимость хотя бы на некоторое время.

Герцог говорил очень решительно, и Катерина молчала минуту, прежде чем съязвить:

— Решение политика!

— Что вы хотите этим сказать?

— Это только видимая уступка, но в действительности она нисколько не влияет на осуществление вашей главной цели.

Помолчав, девушка сказала обвиняющим голоском:

— И эта цель — отделаться от меня!

Герцог поднял брови. Катерина казалась очень маленькой, хрупкой и женственной, и было немного удивительно слышать такие слова из ее нежных уст.

Так мог бы говорить мужчина, но вот внезапно она повела себя совершенно по-женски.

Встав со стула, Катерина бросилась на колени перед герцогом.

— Пожалуйста, — взмолилась она, — пожалуйста, возьмите меня с собой в Англию! У меня есть… родственники, которые позаботятся обо мне. Я не доставлю вам хлопот, никто даже… не узнает, что я на вашей яхте. Я буду оставаться в своей каюте в каждом порту, в которые мы зайдем, и я уверена, что если вы велите своей команде молчать, они не проболтаются.

— Пожалуйста… пожалуйста, — умоляла девушка, обеими руками схватив герцога за руку. — Вы же знаете, что в Лондоне у меня будет достаточно денег. Мне не нужна ваша помощь… Вообще ничья не нужна. Я пойду к моим… родственникам, и они… позаботятся обо мне.

— Почему вы не пошли к ним раньше? — спросил герцог.

Катерина заколебалась, подыскивая слова.

— Они не… богаты, — сказала она наконец. — Я не хотела быть обузой, и еще я подумала, что будет… правильно, если я навещу… семью моего отца.

— В этом есть смысл, — допустил герцог.

— Вы… отвезете меня… в Англию? Казалось, герцог размышляет над этим, но по его решительно сжатым губам Катерина поняла, что он все еще думает о возможном скандале и неприятностях, в которые может быть вовлечен.

— Клянусь вам всем святым, что когда я буду в безопасности в Англии, я никогда и никому не открою, что даже знакома с вами. Это будет только… наша тайна. И я не буду вам мешать! Я знаю, вы считаете женщин помехой, но я сумею не надоедать вам.

— Вы определенно донимаете меня! — воскликнул герцог. — Это самая запутанная и потенциально опасная ситуация, в которую, я когда-либо попадал.

Он стряхнул с себя цепляющиеся руки Катерины и встал.

Девушка не сводила с него глаз, а герцог, нарочно не глядя в ее сторону, беспокойно перешел в другой конец салона, чтобы сесть как можно дальше от нее.

— Вам следовало… дать мне… утонуть, — тихо проговорила Катерина. — Это решило бы… дело для нас обоих.

— Это истеричный и чересчур драматичный подход, как вы прекрасно знаете, — раздраженно ответил герцог. — И осмелюсь предположить: вы понимали, когда бросались за борт, что вас спасут.

Боль вспыхнула в глазах Катерины. Краска хлынула ей в лицо и тотчас угасла, оставляя девушку еще бледнее, чем прежде.

Ну почему он чувствует себя так, будто ударил маленькое и беспомощное создание, которое не может постоять за себя, удивился герцог.

Было в Катерине что-то детское и беззащитное. Его светлость вспомнил, что имел дело только с искушенными женщинами, вполне способными позаботиться о себе.

— Боже всемогущий! — простонал он. — За что мне это наказание? Почему я должен терпеть капризы непредсказуемых женщин?

— Простите, — прошептала Катерина.

Герцог явно рассердился, но он пришел в еще большую ярость, когда увидел, что ее голубые глаза наполнились слезами.

— Черт побери! — воскликнул он. — Теперь мы плачем! Вы пойдете на любые уловки, чтобы добиться своего?

Глава 5

Гнев герцога лишил Катерину последних душевных сил. Она залилась слезами и выбежала из салона.

Герцог привстал со стула. Он вдруг испугался, что девушка снова побежит на палубу и бросится в море.

Но услышав, как захлопнулась дверь ее каюты, герцог облегченно вздохнул.

И тогда ему стало стыдно!

«Да, Катерина очень молода, но ведь уже достаточно взрослая, — убеждал себя англичанин, — чтобы прекрасно понимать всю безответственность своего поступка».

Но совесть уколола его, когда герцог вспомнил собственные слова, произнесенные на площади: «Могу я помочь вам?»

Он сразу пожалел об этих словах, хотя они и были всего лишь обычным выражением сочувствия.

Но теперь герцог подумал, что, возможно, Катерина неверно истолковала его жест, хотя и не напомнила ему о том, что он говорил.

«Все это смешно, — спорил герцог сам с собой. — Как внучка дожа она будет иметь гарантированное положение в венецианском обществе, пусть даже ее отец своим браком с простолюдинкой и лишил себя и своих наследников членства в Большом Совете. А если маркиз пугает ее, что ж, как все женщины, она быстро научится справляться со своим мужем».

Но в то же самое время все в нем противилось идее, что такая утонченная девушка, как Катерина, выйдет замуж за старика — старика, чья похотливость уже оттолкнула ее.

Снова подумав о женщинах, которых он знал, герцог честно признался себе, что очень редко общался с юными созданиями и, следовательно, имеет весьма неполное представление о чистоте и невинности.

Все женщины, с которыми он флиртовал, и которые соглашались отдать ему свое сердце и свое тело едва ли не прежде, чем он просил их об этом, были искушенными, самоуверенными дамами бомонда.

Герцог попытался вспомнить, когда в последний раз беседовал с молоденькой девушкой при какой-либо интимности, и обнаружил, что не может отыскать в памяти ни одной женщины, которая не была, как выражались он и его современники, «на должной высоте».

Все это лишь подкрепило его убежденность, что нужно как-то избавиться от Катерины, и чем скорее, тем лучше.

При попутном ветре до Неаполя идти не так уж долго. Герцог в любом случае собирался заходить в Мессину, но он знал, что в Мессине нет венецианского посла, которому он мог бы поручить девушку.

Он даст ей денег, довольно крупную сумму — достаточную, чтобы обеспечить ее независимость.

Если Катерина убежит снова, прежде чем ее сопроводят обратно в Венецию, то это будет не его забота и не ляжет тяжестью на его совести.

По крайней мере, он на это надеется! У герцога возникло неприятное чувство, что в Катерине и ее затруднительном положении есть что-то, что будет трудно выкинуть из головы.

Бросившись на кровать в своей каюте, Катерина горько зарыдала в подушку.

Когда же слезы немного утихли, девушка спросила себя, почему ее так опустошил гнев герцога? Ведь она ждала этого. Еще ночью, когда, прячась в шкафу, Катерина услышала, как герцог ложится спать, она поняла, что он страшно рассердится, когда найдет ее.

Катерина была не настолько глупа, чтобы не сознавать, что ее исчезновение вызовет скандал. Но этот скандал раздуется до гигантских размеров, если станет известно, что она уехала из Венеции именно с герцогом.

Англичанин был очень крупной фигурой в обществе, а для ее деда — еще и фигурой политической важности, потому что прибыл в Венецию в качестве личного посланца от премьер-министра Великобритании.

Конечно, в ее обстоятельствах предосудительно становиться «зайцем», но ноги сами привели Катерину на пристань, где стояла яхта герцога.

Девушка доверяла ему с той первой минуты, когда увидела его в гондоле на Большом Канале и спросила у деда, кто это.

Они стояли у окна, но не во Дворце Дожей, а во дворце сестры дожа, двоюродной бабушки Катерины, которая попросила навестить ее.

Эту пожилую леди с острым язычком боялось почти все светское общество Венеции из-за ее любви к сплетням — казалось, ни один скандал не ускользал от ее внимательных ушей.

— Это англичанин, герцог Мелфорд, — ответил дож Катерине.

— Он очень красив, — прошептала девушка.

— Мелфорд! — воскликнула ее двоюродная бабушка. — Кажется, мне знакомо это имя! Ну конечно, это тот beau[9], в которого безумно влюбилась Дзанетта Тамьяццо, когда жила в Париже! Все говорили об этом, потому что до появления Мелфорда она была любовницей герцога Орлеанского — очень завидное положение для дамочки ее сорта!

— Но она предпочла Мелфорда, — сказал дож со смешком.

— Да, — подтвердила его сестра. — Дзанетта уехала с ним в Англию, и весь Париж смеялся над растерянностью герцога Орлеанского, который не привык оставаться в дураках.

— Не очень дипломатично, — заметил дож.

— Зато в высшей степени удовлетворяюще, — ответила сестра.

Катерина не заговаривала больше о герцоге, но все время думала о нем, и теперь, лежа на кровати, с мокрым от слез лицом, девушка сказала себе, что в ту самую минуту влюбилась в него!

Тогда она еще не знала, что это любовь. Она знала только, что страстно хочет снова его увидеть, и ей невыносимо сидеть взаперти во дворце дожа, когда герцог, конечно же, наслаждается карнавалом.

«Ранним вечером, — сказала себе Катерина, — все соберутся на площади Святого Марка».

Вся Венеция стекалась туда во время карнавала, за исключением юных девушек, как она, которым полагалось оставаться дома под надзором дуэньи — из опасения, что они непременно попадут в беду.

Катерина подкупила горничную, — пообещав ей золотую брошь, о которой та мечтала, — чтобы она раздобыла ей маску и традиционную кружевную накидку, табарро, которой венецианки покрывают голову и плечи.

Незаметно выскользнув из дворца, они наняли гондолу, и та перевезла их на другую сторону площади Святого Марка.

Немного испуганная собственной смелостью, Катерина смешалась с толпой, спешащей по узкой улочке к площади.

А оказавшись на площади, почти сразу увидела герцога.

Нельзя было не узнать его высокий рост или, сказала она себе, его гордую посадку головы, или его широченные плечи под маскарадным домино.

Протиснувшись поближе, девушка услышала, как герцог говорит с Одеттой по-английски, и поняла, что не ошиблась.

Позже, когда он поцеловал ее в тени той арки, Катерина поняла, что любит этого человека. Вернее, она поняла это еще до прикосновения его губ, вызвавшего удивление и восторг, какого она никогда не знала и даже не представляла, что такое возможно.

Она любила его голос, его сильные руки, твердый очерк губ под черным бархатом полумаски и волевой подбородок.

Герцог был всем, что Катерина мечтала в некий день найти в мужчине.

Живя с отцом и матерью в Лондоне, она встречала множество людей, в том числе мужчин самых разных социальных положений.

Конечно, многие из них льстили ей, говорили комплименты и даже, когда представлялась возможность, пытались поцеловать «хорошенькую девчушку».

Но Катерина вполне могла постоять за себя, когда дело касалось друзей ее отца. Она смеялась над их комплиментами, уклонялась от их поцелуев, а эти люди были слишком умны и хорошо воспитаны, чтобы пугать или обижать ее.

И все же, она не была бы женщиной — к тому же наполовину венецианкой, — если бы не мечтала о человеке, которого однажды полюбит, и который полюбит ее.

Увидев герцога в гондоле, Катерина поняла, что он — ее идеал того, как должен выглядеть мужчина, и когда герцог поцеловал ее, девушке показалось, будто он вынул ее сердце из ее груди и забрал его себе.

«Я люблю его, но он ни в коем случае не должен этого узнать, потому что видит во мне одну лишь помеху и хочет избавиться от меня».

Эта мысль вызвала бы новый поток слез, не скажи себе Катерина строго, что если она будет продолжать плакать, то герцог еще больше разъярится.

Обычно девушка не теряла самообладания, но бессонная ночь, эмоциональная реакция на мысль о браке и страх перед женихом ослабили ее защиту.

Она встала с кровати и умылась — таз был привинчен в углу каюты.

Рядом с тазом, в специальном держателе, стоял серебряный кувшин со свежей водой — роскошь, которой немногие наслаждаются, будучи в море.

Катерина смыла слезы и уже причесывалась перед туалетным столиком, когда в дверь постучали.

— Avanti![10] — сказала она по-итальянски, забыв, что слуги на корабле — англичане.

По когда дверь открылась, оказалось, что там стоит герцог.

Обе его руки занимали Катеринины драгоценности, и герцог сначала положил их на кровать, а потом закрыл дверь.

— Я принес их вам, Катерина, Потому что они ваши, и я научу, как их надежно сохранить.

Герцог пересек каюту и, открыв стенную панель, показал девушке тайник, похожий на тот, что он установил в своей каюте, только поменьше.

— Не говорите о нем никому, — предупредил герцог, — даже Хедли. Я подумал, что вы захотите иметь свои драгоценности при себе. Вот ключ.

Его тон и выражение его глаз сказали Катерине, что это в некотором смысле извинение за ту резкость, с какой герцог говорил с ней в салоне.

— Спасибо, — поблагодарила девушка.

— Обед будет только через полтора часа. Я иду на палубу, и позвольте дать вам совет: поскольку вы провели довольно беспокойную ночь, было бы разумно лечь и, если удастся, поспать.

— Я… посплю, — ответила Катерина.

Герцог молчал, глядя на нее, и у девушки возникло ощущение, что он подыскивает слова.

— Нам потребуется около шести дней, чтобы дойти до Неаполя, — сказал наконец герцог, — если не будет встречного ветра. Я предлагаю в течение этого времени не возвращаться больше к данной теме, которая вас явно огорчает. Отложим этот вопрос до тех пор, пока снова не окажемся в порту. Вы согласны?

Катерине показалось, что герцог больше думает о собственном удобстве, чем о ее. В то же время девушка поняла, что нельзя бесконечно спорить и воевать по поводу ее будущего.

Если герцог намерен оставить ее в Неаполе, что пользы сердить его в эти немногие дни, которые Катерина проведет с ним? Ведь тогда под конец он будет еще больше рад избавиться от нее, чем даже сейчас.

— Мы не будем… говорить об этом, — кротко согласилась девушка.

— А теперь ложитесь и отдыхайте, — приказал герцог. — Хедли сообщит вам, когда одеваться к обеду, так что у вас будет время навести красоту.

Герцог улыбнулся, и у Катерины сердце подпрыгнуло от радости.

Его голос больше не был ни сердитым, ни раздраженным.

Девушке даже показалось, что на лице герцога отразилось восхищение, когда он посмотрел на ее волосы. Возможно, он даже заметил, как голубое платье подчеркивает голубизну ее глаз.

Герцог ушел из каюты, и Катерина легла на кровать, снова вспоминая прикосновение его губ. Узнает ли она еще когда-нибудь тот восторг, что охватил ее в объятиях герцога…

Вышло так, что Катерина не присоединилась к герцогу за обедом.

Когда герцог спустился вниз, Хедли сообщил ему, что постучался к девушке, а не получив ответа, заглянул внутрь.

— Юная леди крепко спит, милорд.

— Тогда пусть спит. Истерика всегда утомляет, и отдых пойдет ей на пользу.

— Ночной вахтенный глубоко огорчен, милорд, что принял мисс Катерину, когда та поднялась на борт прошлой ночью, за мадам Одетту.

— Легко ошибиться, когда юная леди носит маску, — ответил его светлость. — Передай вахтенному, пусть забудет весь этот инцидент.

— Он будет очень признателен, милорд, — почтительно сказал Хедли.

Герцог с аппетитом пообедал, а потом удалился в свою каюту продолжить отчет для мистера Питта.

Он был так поглощен своим сочинением, что писал до самого вечера, а когда закончил, то обнаружил, что пора переодеваться к ужину.

Герцог и в море не отступал от своего правила всегда появляться безупречно одетым, и ужин был официальным событием, даже когда герцог ужинал один.

Приняв ванну, он облачился в великолепно сшитый бархатный сюртук, который с его белыми панталонами выглядел достаточно шикарно для любого soime[11], на котором герцог, несомненно, был бы самым красивым из всех джентльменов.

Его галстук был шедевром сложности, и бесценный изумрудный брелок с вырезанными в нем инициалами герцога, сверкал на цепочке для часов, когда его светлость вошел в салон.

Катерина ждала его и почтительно встала при его появлении.

В серых глазах англичанина блеснуло веселье, когда он увидел, что девушка выбрала платье Одетты, за которое он заплатил весьма порядочную сумму у одной из самых дорогих портних на Бонд-стрит.

Сшитое из бледно-зеленого атласа и тюля, с широкими юбками, из-за которых тонкая талия Катерины казалась еще миниатюрнее, оно имело узкий лиф, открывающий мягкие изгибы ее маленьких грудей.

Обнаженные плечи девушки были ослепительно белыми, и по контрасту ее глаза казались ярко-голубыми, а волосы сияли неописуемым великолепием.

— Вы отдохнули? — спросил герцог.

— Мне стыдно, что я так долго спала, — ответила Катерина.

— Не стоит извиняться. Возможно, это лучшее, что вы могли сделать.

Они сели на диван. Хедли принес герцогу бокал мадеры, а Катерина заявила, что ей ничего не нужно.

— Вы выглядите очень нарядно, — сказал герцог, сообразив, что девушка, должно быть, изрядно потрудилась, чтобы уложить волосы по последней моде, как носят лондонские красавицы.

— Вы не против, что я надеваю платья, которые висят в моей каюте? — с тревогой спросила Катерина. — Я нечаянно услышала как леди, их владелица, сказала, что это Вам и их надо выбросить.

— Я рад, что они хоть как-то пригодились, — ответил герцог.

Катерина засмеялась.

— О, они очень пригодились. Ваш камердинер в отчаянии по поводу состояния моего единственного платья. После того как оно макнулось в море… ох, боюсь, мое платье никогда уже не будет таким, как раньше.

— Макнулось! — насмешливо повторил герцог. — Кто научил вас такому выражению?

— На корабле, который вез меня в Венецию, было несколько детей. Они и обогатили мой лексикон.

— Сегодня, когда вы рассказывали историю вашего прибытия, мне пришло в голову, что у вас хорошее понимание слов. Вы никогда не думали, что, как и ваш отец, могли бы писать?

— Я написала несколько стихотворений, — призналась Катерина.

— Тогда вам следует продолжать, — добродушно сказал герцог, — и, возможно, в один прекрасный день ваши мемуары вызовут большой интерес.

— А ваши должны быть такими же занятными, или, правильнее сказать, такими же скандальными, как мемуары Казановы, — находчиво ответила Катерина.

Герцог поднял брови.

— Кто говорил вам об этом в высшей степени безнравственном джентльмене?

Катерина улыбнулась.

— Его книга была запрещена в Венеции десять лет назад, но все, разумеется, прочли ее! У моей горничной имелся экземпляр, и очень жаль, что я сбежала именно теперь, потому что она обещала одолжить мне его.

— Эта книга определенно не для ваших глаз, — строго сказал герцог.

Но хотя его голос звучал возмущенно, в глазах прятался смех, когда Катерина сказала:

— А по-моему, он всего лишь записал на бумаге то, о чем все венецианцы говорят днем и ночью — о своих любовных приключениях!

Герцог хотеп было ответить, но в этот момент Хедли объявил, что ужин готов, и они перешли к столу, где свечи в серебряном канделябре отражались в граненом хрустале бокалов с выгравированным гербом герцога.

— Вы живете в большой роскоши, милорд, — заметила Катерина, когда Хедли с двумя стюардами подали им на серебряных блюдах, тоже с гербом герцога, самые восхитительные и экзотические яства.

— А что плохого? — спросил герцог. — Вы, вероятно, думаете, что все англичане склонны видеть некую особую добродетель в неудобствах и ненужных лишениях. Я готов терпеть такое, только когда этого нельзя избежать.

— Звучит очень практично, — ответила Катерина, — но я хотела бы знать, как каждый из нас повел бы себя, если бы пришлось испытать настоящие трудности. Как, например, человеку, затерянному посреди Сахары или вынужденному годами жить на необитаемом острове в Тихом океане.

— Очень увлекательная мысль, — сказал герцог. — А ваш страдалец непременно должен быть один, или ему позволен компаньон?

— Думаю, возможен компаньон.

— И как осторожно надо выбирать его! — воскликнул герцог.

— О да, — согласилась Катерина, — иначе им станет не о чем говорить после первых же суток.

— И бедняге останется слушать только жалобы и упреки, — добавил герцог, вспоминая об Одетте.

— Мне думается, он мог бы открыть нечто удивительное, на что раньше не находилось времени, — сказала Катерина.

— Что именно? — поинтересовался герцог.

— Неизмеренную глубину своей собственной натуры и натуры своего компаньона. Папа всегда говорил, что мы используем лишь десятую часть того знания, что скрыто внутри нас. Я всегда думала, что было бы весьма заманчиво открыть, хотя бы для себя, остальные девяносто процентов.

Позже вечером, готовясь ко сну, герцог невольно вспомнил это утверждение Катерины.

Было и много другого, сказанного девушкой, что он нашел интригующим и что, к его удивлению, пробудило в нем интерес.

Герцог прежде не помнил ужина с такой прелестной женщиной, как Катерина, без разговоров о любви, без понимания, что она заигрывает с ним и сознательно пытается завлечь всеми доступными ей средствами и женскими уловками.

Но Катерина говорила интересно и отстраненно. В то же время ее идеи отличались оригинальностью, которая не только удивила герцога, но и доставила ему такое удовольствие, какого он меньше всего ожидал от этого вечера.

«Одно совершенно ясно, — подумал герцог, лежа в темноте в своей каюте, — девушка унаследовала ум и своего отца и деда».

Как правило, очень умные или хорошо осведомленные женщины настораживают мужчин, но интеллект Катерины, казалось, лишь усиливает ее привлекательность и подчеркивает почти невероятную красоту ее лица.

Герцог всегда находил, что классически красивые женщины не волнуют его чувств. Он любовался ими бесстрастно, как любовался бы красивой скульптурой или великолепной картиной.

Но когда доходило до близости, он слишком часто убеждался, что все они — лишь пустая скорлупа, и под этой красотой нет ничего, кроме непомерного самомнения и способности слышать одни лишь комплименты.

«Катерина необычна, — признал герцог перед тем, как заснуть, — очень необычна».

На следующий день ярко светило солнце, «Морской ястреб» весело летел по Адриатическому морю, а вдали громоздились высокие горы Албании.

Большую часть времени герцог провел на палубе и ненадолго остановил яхту, чтобы поплавать. Позже он нашел Катерину в салоне, где она с головой погрузилась в чтение.

— Вы не идете на палубу? — спросил герцог. — Немного свежего воздуха вам не повредит.

— Я бы с удовольствием, — робко ответила девушка, — но мне не хотелось беспокоить вас.

— Я покажу вам удобное место, где нет ветра, — пообещал его светлость.

Он проводил Катерину на палубу, и ей вынесли кресло, чтобы она могла любоваться темно-изумрудной зеленью и лазурной голубизной моря и слушать крики чаек, кружащих над головой.

«Эта девушка определенно не доставляет хлопот», — сказал себе герцог в конце дня, когда снова переодевался к ужину.

Он даже поймал себя на том, что с нетерпением ждет их совместных трапез.

Герцог вполне оценил тактичность Катерины. В отличие от Одетты девушка ничего не требовала от него и, по-видимому, вполне соглашалась читать, не ожидая, чтобы он все время проводил возле нее.

Его светлость вовсе не собирался затруднять себя ради этого неотвязного «зайца».

В то же время ему было приятно сознавать, что Катерина как будто очень рада быть с ним, когда герцог хотел этого, и прикладывает все усилия, чтобы заинтересовать и развлечь его.

— Очень приятная юная леди, милорд, если позволите мне это сказать, — заметил Хедли, по новой моде завязывая его галстук.

— Почему ты так говоришь? — с любопытством спросил герцог.

— Видите ли, милорд, когда мисс Катерина обращается к людям, сразу чувствуется, что она из высшего класса. Некоторые из гостей вашей светлости, не буду говорить, кто именно, задирают нос с высокомерием, на которое не имеют права. Но меня, милорд, не обманешь. Окалина хорошо видна даже под внешним блеском золота.

Герцога всегда забавляло философствование Хедли.

— И ты считаешь, что мисс Катерина благородного происхождения? — спросил он.

Из осторожности герцог не упоминал фамилию девушки, потому Хедли и стюарды знали ее просто как «мисс Катерину».

Герцог сразу решил, что опасно сообщать кому-нибудь ее настоящее имя.

— Мисс Катерина — леди, милорд, — ответил Хедли, — несомненно по рождению и очевидно по тому, как она говорит. Я никогда бы не ошибся насчет этого.

— Нет, конечно, нет, — согласился герцог. — Я всегда доверял твоему чутью, Хедли. И ни разу не припомню, чтобы ты дал маху.

— Я высоко ценю вашу похвалу, милорд, — с достоинством сказал камердинер.

Герцог знал: в том, что касается Катерины, Хедли прав. Она имела очаровательную манеру просить, а не приказывать, и, разговаривая с командой, не была ни снисходительной, ни излишне фамильярной.

Именно этого Одетта так и не сумела достичь, чем раздражала герцога всякий раз, когда он слышал ее разговор со слугами.

Закончив одеваться, герцог понял, что собрался удивительно рано. Неожиданно ему пришла в голову мысль, что он спешит, потому что хочет поболтать с Катериной.

«Похоже, я начинаю убеждаться, что от пребывания в море человек чувствует себя довольно одиноким», — объяснил себе герцог, но знал, что это не совсем так.

Проснувшись на следующее утро, они обнаружили, что в южных пределах Адриатики бушует шторм. Море вокруг стало бурным, а небо — пасмурным.

К концу дня погода совсем испортилась.

На парусах взяли рифы, но все равно корабль жутко бросало ветром, и герцог казался обеспокоенным, когда пришел в салон ужинать.

Этим вечером на столе не было канделябров, а вместо бокалов стояли стаканы в специальных подставках, не позволяющих им упасть со стола.


Катерина улыбнулась, когда герцог воскликнул:

— Я ожидал, что буду ужинать в одиночестве!

— Я очень хороший моряк, милорд.

— Тогда вы разительно отличаетесь от большинства представительниц вашего пола, — заметил герцог.

— Я скорее наслаждаюсь штормом, — призналась Катерина. — в нем есть что-то дикое и будоражащее. Чувствуешь, словно должна слиться со стихиями в борьбе за свободу — не только свободу тела, но и свободу души.

— Что вы имеете в виду? — спросил герцог.

К этому времени он уже привык к загадочным высказываниям девушки. Ему нравилось видеть серьезное выражение в ее голубых глазах и морщинку на белом лбу, когда она старалась отыскать нужные слова для выражения своих чувств.

После ужина они еще долго беседовали, а когда наконец пошли в свои каюты, их швыряло качкой от стенки к стенке.

— Надеюсь, завтра станет тише, — сказал герцог.

— Кажется, ветер вот-вот лопнет от натуги, — ответила Катерина. — Как жаль, что еще кое-кто из наших напыщенных друзей не может сделать то же самое!

Герцог еще смеялся, когда закрылась дверь ее каюты.

«У нее есть чувство юмора, — подумал он, — а как мало женщин могут похвастаться этим!»

На следующее утро чаяния герцога начали сбываться.

По-прежнему дул штормовой ветер, но море понемногу утихало, и капитан уже не так тревожился, как накануне.

— Нас здорово снесло с курса, милорд, — сказал он герцогу, — Я ничего не мог поделать с этим, кроме как стараться удержать корабль. Счастье еще, что он такой крепкий. Готов держать пари, что не одно судно пошло ко дну за последние сутки.

— Где мы? — спросил герцог. Капитан развернул карту, и герцог увидел, что их снесло от Адриатики далеко на юг через Ионическое море.

— Придется возвращаться, если мы по-прежнему намерены идти через Мессинский пролив в Неаполь, — заметил герцог.

— Это точно, милорд, — согласился капитан Бринтон, — но это трудно сделать при северном ветре.

— Ну, он спадает, — оптимистично сказал герцог.

— Я поверну корабль при первой возможности, — пообещал капитан. — Но было бы легче не возвращаться к Мессине, а пройти между Мальтой и Сицилией.

— Мне не очень хочется снова заходить на Мальту, — медленно проговорил герцог.

Ему пришло в голову, что будет не так-то просто объяснить присутствие Катерины гроссмейстеру ордена Святого Иоанна, у которого герцог гостил на пути в Венецию.

— Я подумаю, — торопливо добавил он. — Когда пойдете на запад, дайте мне знать, и мы вместе наметим новый курс.

— Есть, милорд.

После полудня ветер по-прежнему дул с севера, и, хотя капитан все время продвигал корабль в нужном направлении, он не добился больших успехов.

Катерина вышла на палубу в длинном шерстяном плаще, который нашла в гардеробе в своей каюте.

Одетта носила этот плащ на пути из Англии, и герцог узнал его.

Синий, цвета мантии Мадонны, он особенно шел к темным волосам танцовщицы, но на Катерине смотрелся просто потрясающе.

«Она похожа на святого с византийской мозаики», — подумал герцог, глядя, как девушка осторожно идет по палубе, держась обеими руками за поручень, чтобы не унесло за борт. Ее личико было обращено к небу, а волосы золотыми завитками развевались вокруг лба.

Герцог подошел к ней.

— Ветер стихает, — сказала ему Катерина. — Мне кажется, к закату даже солнце проглянет.

— Надеюсь, вы правы, — ответил герцог. — Но мы далеко отклонились от курса, и из-за этого наше путешествие станет намного длиннее, чем я ожидал.

При этих его словах глаза девушки вдруг засияли, а ее губы тронула легкая улыбка.

Неожиданно герцог все понял. Катерина нисколько не возражала, если их путешествие затянется. Она страшилась того момента, когда «Морской ястреб» придет в Неаполь и герцог осуществит свою угрозу оставить ее там. Чем позже они дойдут до этого города, тем счастливее она будет!

Но девушка ничего не сказала. Отвернувшись, она смотрела на море, потом закричала:

— Я вижу корабль!

— И правда! — воскликнул герцог. На горизонте виднелись очертания большого двухмачтового судна.

Герцог оставил Катерину и пошел поговорить с капитаном.

— Капитан, впереди корабль. — Я вижу его, милорд, — довольно мрачно ответил капитан, поднося к глазу подзорную трубу.

— Большая шхуна, — сообщил он, — намного больше, чем наша, милорд, но она слишком далеко — не видно, что там за флаг.

— Вы ведь не боитесь, капитан? — спросил герцог.

— На мой вкус, мы слишком сильно отклонились от курса, милорд, и слишком близко подошли к тем дьяволам-грабителям.

— Надеюсь, вы чересчур подозрительны, — ответил герцог.

Он вернулся к Катерине.

— Похоже, мы приближаемся к этому кораблю, — сказала девушка.

— Или он подходит к нам? — спросил герцог. — Капитан немного обеспокоен.

— Обеспокоен?

Герцог не ответил, и она спросила:

— Вы не думаете, что… это не может быть одно из… берберских пиратских судов?

— Нет, конечно, нет.

Но что-то в тоне герцога заставило Катерину быстро взглянуть на него.

— Я много слышала о них, когда была в Венеции, — объяснила она, — и, конечно, на пути из Англии офицеры и пассажиры кое-что рассказывали.

— Не стоит так тревожиться, — успокаивающе ответил герцог. — Сегодня власть пиратов намного слабее, чем в прошлом веке, и все европейские страны имеют договоры, дающие им право беспрепятственно ходить по Средиземному морю.

— Да, но мне говорили, что пираты то и дело нарушают эти договоры, захватывают христианские корабли, грабят их, а пассажиров и команду берут в плен.

Голос Катерины слегка дрожал от страха, и герцог заметил это.

— Ну вот, теперь вы капризничаете, — сказал он. — Гораздо вероятнее, что это дружественный корабль.

— А нельзя нам от него убежать? — спросила Катерина.

— Именно это мы и пытаемся сделать, — резко ответил герцог и оставил ее, чтобы еще раз поговорить с капитаном.

Глава 6

Капитан изменил курс, и в первую минуту Катерине показалось, что идущий впереди корабль продолжает свой путь на север.

Потом она увидела, что он тоже изменил направление.

Герцог вернулся к ней.

— Ступайте в свою каюту, — тихо сказал он, — и заберите из тайника все свои драгоценности, кроме Свадебной короны. Спрячьте их в лиф платья.

В его голосе, звучал приказ, и Катерина, не задавая лишних вопросов, побежала вниз.

Золотой ключ от тайника девушка хранила приколотым к платью. Отстегнув его, она нажала на потайную пружину в обшивке, а после этого отомкнула спрятанную дверцу.

Свадебная корона стояла в глубине тайника, завернутая в тонкую, почти прозрачную, ночную сорочку, принадлежавшую Одетте. Эта сорочка оказалась единственной вещью в каюте, способной защитить жемчужины от ударов при качке и при этом достаточно мягкой, чтобы не повредить хрупкий лабиринт алмазных цветов.

Остальные драгоценности — брошь, кольцо, браслет и жемчужное ожерелье — лежали рядом с короной, и Катерина торопливо сунула их в корсаж своего платья из вышитого муслина с бархатными лентами и прикрыла белой косынкой — фишю, — отделанной кружевом.

Твердые драгоценности неприятно давили на кожу, но девушка знала, что герцог не попросил бы спрятать их, если бы это не было важно.

Она снова закрыла тайник и поспешила на палубу.

Теперь стало видно, что на преследующей их шхуне развевается голландский флаг!

На палубе были матросы, но не очень много. Казалось, они тянут за снасти, регулируя паруса, и выполняют обычные задачи корабельной команды.

Но Катерина заметила, что герцог напряжен, а капитан не отрывается от подзорной трубы.

Они снова изменили курс и поставили еще один парус, но тот корабль подходил все ближе и ближе. А когда он подошел на расстояние мушкетного выстрела, голландский флаг исчез.

Мачты и ют одновременно украсились флагами всех цветов с вышитыми полумесяцами, звездами, скрещенными мечами и другими эмблемами.

Как только появились флаги, на палубу выбежало множество солдат, все с мушкетами, которые они нацелили на команду «Морского ястреба».

Сам пиратский корабль тоже вооружен, поняла Катерина, заметив пушки.

Как только солдаты замерли, готовые стрелять, раздался крик: «Meno pero, meno pero!»

Катерина знала, что это значит: «Сдавайтесь, собаки!» — традиционный клич мусульман при захвате корабля.

Девушка не вскрикнула. И не шевельнулась. Она стояла рядом с герцогом, словно парализованная. То, что происходило перед ее глазами, казалось чем-то нереальным, словно в ночном кошмаре.

Затем прозвучал голос герцога:

— Мы должны сдаться. Сопротивляться бессмысленно. Все против нас. Но я клянусь, что все вы будете выкуплены.

По яхте пронесся шепот благодарности. Но по выражению отчаяния на лицах команды Катерина поняла, что для них мучительно поднять руки над головой и даже не пытаться сразиться с врагом.

Матросы в тюрбанах, потрясающие ятаганами на борту пиратского корабля, держали наготове крюки. Этими крюками они зацепили перила «Морского ястреба», и часть солдат спрыгнули на яхту.

Один из них явно был офицером. Катерина догадалась, что это ага янычаров, которые и предоставляли военные отряды мусульманским кораблям.

— Янычары, — сказал ей кто-то на пути в Венецию, — вербуются из левантинцев и обычно говорят по-французски.

Герцог, должно быть, знал это, потому что когда ага в длинном сюртуке, в шляпе с пером и с мечом на поясе подошел к нему, англичанин сказал по-французски внушительным голосом:

— Мы британцы, месье, и я слышал, что моя страна имеет договор с вашей страной.

— Договор, — ответил янычар на том же языке, — касается торговых судов. А это, если не ошибаюсь, частная яхта.

— Вы правы, — подтвердил герцог. — Тем не менее я считаю, что, беря нас на абордаж, вы нарушаете наше право свободного прохода в Средиземном море.

— У вас нет никаких прав, — резко возразил янычар, — так что считайте себя и свою команду моими пленниками.

Катерина чуть слышно вздохнула, но герцог остался невозмутим.

— Я дворянин, мое имя герцог Мелфорд, и я чрезвычайно богат.

На лице янычара мелькнула усмешка.

— В нашем деле, месье, очень необычно, чтобы кто-то признавал себя богатым.

— Я говорю правду, и я намерен заплатить любой выкуп, не только за себя и за свою жену, но и за моих людей. Поэтому я просил бы вас обращаться с ними хорошо.

Янычар ничего не ответил. Тогда герцог сказал, понизив голос, так что только ага и Катерина могли его слышать:

— В моей каюте есть тайник, который очень трудно найти. Там лежит большая сумма денег, и если вы возьмете половину себе прежде, чем капитан поднимется на борт, полагаю, он ничего не заподозрит.

Янычар остался неподвижен, но Катерина увидела, как алчно заблестели его глаза.

— Почему вы предлагаете мне это, месье? — спросил он после паузы.

— Я прошу взамен только одного: чтобы мне и моей жене разрешили плыть на нашей яхте туда, куда вы там собираетесь нас отправить.

Глаза янычара повернулись к Катерине. С минуту он смотрел на нее, потом сказал герцогу:

— Вы благоразумны. Я согласен, но надо поторопиться.

Герцог повернулся к трапу, и ага сказал другому янычару — по-видимому, своему заместителю:

— Я хочу посмотреть на бумаги этого пленника, не разрешай остальным подниматься на борт, пока я не скажу.

Не дожидаясь ответа, ага вслед за герцогом и Катериной спустился по трапу и вошел в каюту герцога.

Янычар закрыл за собой дверь, и герцог, вытащив из кармана золотой ключик, открыл тайник в стене.

Катерина увидела там много денег. Янычар быстро набил карманы банкнотами и золотом, но забрал не все, оставив вполне приличную сумму.

— Закрывайте, — приказал он, — и когда капитан спросит вас о тайнике, покажите его, но с неохотой.

— Я так и сделаю, — ответил герцог. — А вы даете слово, месье, что мы с женой останемся на яхте, пока не придем в порт?

— Я это устрою, — пообещал янычар, — но вас, конечно, будут сторожить. Я не могу позволить себе лишиться такого ценного трофея.

Он говорил с издевкой, и Катерину это возмутило. Затем ага широко распахнул дверь каюты и вышел, крича:

— Добыча! Крупная добыча! Нам везет! Пусть остальные правоверные поднимаются на борт.

Катерина повернулась к герцогу и в первый раз заговорила.

— Они… причинят нам боль? — шепотом спросила она.

— Я думаю, не физически, — ответил герцог. — Мы более ценны им живые, но мусульманская тюрьма не очень приятное место, если не сказать больше. — Сколько времени… потребуется, чтобы нас… выкупили? — нервно спросила Катерина.

Прежде чем герцог успел ответить, раздался такой грохот, что стало невозможно слышать друг друга.

Дикого вида берберы с огромными ножами на поясах затопали вниз по трапу. Они выглядели такими свирепыми, такими ужасающими, что Катерина непроизвольно подвинулась ближе к герцогу и схватилась за его руку.

— Все в порядке, — сказал он успокаивающе, — они не войдут сюда. Каюта хозяина — это прерогатива капитана.

Катерина увидела, как пираты ринулись в ее каюту и вышли, нагруженные платьями, принадлежавшими Одетте, столиками, матрасом и одеялами с кровати, стульями и даже ковром с пола.

С криками и воплями они понесли все это на палубу, а другие тем временем грабили салон.

Катерина растерянно наблюдала за ними через открытую дверь, когда в проеме появился еще один мужчина. Наверно, капитан, подумала девушка.

По сравнению с остальными пиратами он казался выше, крупнее и свирепее, а когда капитан прошел большими шагами в каюту, Катерина поняла, что он турок.

— Ага сказан мне, что ты дворянин, — грубо обратился капитан к герцогу.

Он говорил по-французски с сильным акцентом.

— Это верно, — ответил герцог.

— И ты богат?

— Да.

— Значит, мы получим за тебя хорошую сумму.

— Я слышал, можно устроить выкуп, — бесстрастно сказал герцог, словно речь шла о каком-то товаре.

— Правда! — сказал капитан. — А содержимое этой каюты — мое, и все деньги, которые есть у тебя при себе, и те, что спрятаны здесь.

— Я всегда считал, — заметил герцог, — что в соответствии с Кораном одна пятая должна идти Аллаху.

Турок прищурился.

— Это мое дело! — закричал он. — Давай показывай, где держишь свои ценности! Или я должен тебя пытать?

— Незачем меня пытать, — ответил герцог, — но в то же время я бы не хотел, чтобы кого-то обманом лишили его доли добычи, например той, что должна идти на содержание порта и, конечно, бею.

Капитан остро взглянул на герцога. Катерина почувствовала, что он слегка озадачен такой хорошей осведомленностью христианина в правилах грабежа.

Видимо, чтобы спасти свое лицо, турок агрессивно закричал:

— А ну, выкладывай, что у тебя есть! Для начала я заберу часы.

Герцог вытащил из жилетного кармана часы с цепочкой и брелоком и передал их капитану.

И в этот момент, словно бы случайно, хотя Катерина не сомневалась, что герцог сделал это нарочно, он уронил на пол каюты золотой ключик от тайника.

— Что это? — спросил капитан. Герцог медленно поднял ключик.

— Показывай, где твои деньги, собака! — проревел капитан.

Не отвечая, герцог подошел к стене, отодвинул панель и открыл тайник для капитана.

Точно так же, как до него янычар, капитан запихивал банкноты в карман, пока тайник не опустел.

Потом, оглядев герцога, потребовал:

— Давай сюда кошелек и кольцо. Герцог снял с пальца золотое кольцо-печатку и вытащил из карманов сюртука несколько соверенов.

— Это все, что у меня есть, — хладнокровно произнес он.

На минуту Катерина испугалась, что капитан настоит на обыскивании герцога. Глаза двух мужчин встретились, но спокойное превосходство герцога победило.

Капитан оглядел каюту.

— Все это мое, — громко заявил он.

Герцог ничего не ответил, и, словно угадав нужный момент, в дверь вошел янычар.

— Эти двое пленников слишком ценные, — сказал он капитану, — поэтому я решил, что они должны плыть на этом корабле, а не на вашем, как обычно. Я, конечно, оставлю солдат сторожить их, чтобы они не выбросились из иллюминаторов.

— Да уж постарайся, — ответил капитан. — На этом суденышке мало поживы.

— Мало денег? — спросил янычар нарочито незаинтересованным тоном.

Капитан покачал головой.

— Очень мало. Люди вроде него носят при себе банковские чеки, которые для нас бесполезны.

— Да, действительно, — сочувственно согласился янычар.

Когда капитан ушел, ага повернулся к герцогу.

— Мы придем в Тунис не раньше завтрашнего вечера, — сказал он. — До тех пор при вас будет находиться солдат, и вы не выйдете из каюты.

— Вы объясните ему, что нам можно ходить в ванную комнату?

— Ванная комната? Это что-то новое! — воскликнул янычар.

Ага прошел через каюту и открыл дверь. С минуту он смотрел на ванну, потом рассмеялся.

— Англичане всегда были помешаны на мытье! Оно лишает их мужественности!

Язвительно засмеявшись, ага вышел из каюты, чтобы через секунду вернуться с солдатом.

Янычар отдал распоряжения по-арабски, и Катерина не поняла, что он сказал.

Солдат, угрюмого вида человек, молча кивнул, что понял приказ.

Когда офицер ушел, он неприятно уставился на герцога и Катерину, из-за чего девушке стало страшно.

Потом, ни слова не говоря, он сел на пол прямо перед дверью, скрестил ноги и вытащил из-за пояса длинную трубку.

— Не думаю, что он будет докучать нам, — спокойно сказал герцог.

— Он, что, все время будет здесь сидеть? — спросила Катерина.

— Радуйтесь, что нас не отвели в трюм пиратского корабля, — ответил герцог. — Пленников, почти обнаженных, загоняют туда, как овец в загон. Из-за жары многие умирают от жажды, а оставшиеся в живых часто заболевают оспой.

— Обнаженных! — в ужасе воскликнула Катерина. — Пираты крадут их одежду?

— Все, что у них есть! Захваченных в плен мужчин обычно трясут вниз головой за ноги на тот случай, если они проглотили свои деньги.

— Какое зверство!

— Очень точное слово для берберских пиратов! — жестко сказал герцог. — Они грабят, пытают и убивают, и вместо того, чтобы объединиться против них, торговые страны мира, такие как Англия, Голландия и Франция, платят этим головорезам за защиту, и эта гнусность продолжается!

— И никто не дает им отпор? — спросила Катерина.

— Орден Святого Иоанна ведет бесконечную войну с Мальты. Но хоть рыцари и захватывают корабли мусульман и бомбардируют их гавани, одни они недостаточно сильны, чтобы поставить негодяев на колени.

— Значит, никто не спасет нас, — удрученно прошептала Катерина.

— Только деньги, — мрачно ответил герцог.

Наверху началось движение. Люди забегали туда-сюда, а минутой позже раздался хлопок ветра в паруса, и корабль снова отправился в путь. Катерина села на кровать.

— Куда нас… везут? — спросила она.

— В Тунис, а там нашу команду продадут как рабов.

— Рабов?

— В руках у этих варваров томятся тысячи и тысячи рабов-христиан.

— А что будет с… вами и… со мной? — спросила девушка.

— Надеюсь, дела сложатся лучше, чем обычно, — медленно проговорил герцог, и Катерина поняла, что он осторожно подбирает слова. — Насколько я знаю, в Алжире, Тунисе и Триполи — главных местах, из которых орудуют берберские пираты, — есть постоянно проживающие консулы от всех стран.

— А у этих консулов есть какая-нибудь власть? — спросила Катерина.

— Полагаю, очень незначительная. Я слышал, как министр иностранных дел говорил об этом всего год назад. Он жаловался, как трудна работа английского консула, и как их унижают бей и паши — в большинстве своем необразованные марроканцы, которых интересует лишь вымогательство денег у христиан.

— Выкупами?

— И, конечно, продажей их кораблей и груза.

Катерина глубоко вздохнула.

— Постарайтесь не бояться, — мягко сказал герцог. — Вы же знаете, что я буду защищать вас всеми способами, какими только смогу.

— Вы сказали… янычару, что я ваша… жена.

— У меня была причина так сказать.

Катерина ждала, что герцог даст ей прямое объяснение, но он заговорил о другом:

— При захвате корабля с женщинами практически всегда обращаются хорошо. Мусульмане почитают женщин, и мужчина, оскорбивший женщину, рискует получить палочные удары по пяткам. Как вы заметили, вас не попросили отдать любые ценности, какие могли бы быть на вас.

— Да, я удивилась этому, — сказала Катерина. — Как жаль, что вы не дали мне спрятать ваши деньги.

— Если у вас не отберут драгоценности, нам хватит и их, — ответил герцог. — Когда недавно я получил сведения о пиратах, я мало спрашивал об их обращении с пленницами. Мне и в голову не приходило, что я окажусь в подобной ситуации с женщиной на борту!

Катерине очень захотелось спросить, а не приходило ли ему в голову, что они могут столкнуться с пиратами, когда он плыл в Венецию с Одеттой?

Но потом она подумала, что они были достаточно благоразумны, чтобы держаться близко к берегам Франции и Италии. Ведь только потому что корабль сбился с курса во время шторма, они и попали в такую неприятную ситуацию.

— Янычар был добр, — заметила девушка, благодаря бога, что они по-прежнему на яхте.

— К счастью, он оказался продажным! — ответил герцог.

— Он лучше других!

— Думаю, все молодые турки в Леванте жаждут стать янычарами в Берберии, — сказал герцог. — Янычарам разрешается жениться на марроканских аристократках. Они обладают большой властью и живут в удобных домах с множеством рабов-христиан.

— А какую часть добычи получают они сами? — спросила Катерина.

— Только полтора процента, — ответил герцог. — Вот почему я предложил ему деньги. Пять процентов для Аллаха; из оставшегося половина идет владельцам пиратского корабля, хотя следовало бы отдавать ее государству, и половина — команде.

— А каюта хозяина — капитану, — добавила девушка.

— Точно! Большая часть награбленного довольно честно делится под мачтой, куда уволокли содержимое вашей каюты.

Катерина вздохнула.

— К счастью, у меня мало что было.

Герцог не ответил. Он стоял у иллюминатора, глядя на море.

Несмотря на его спокойный тон, Катерина знала, что герцог глубоко взволнован тем, что произошло, и он, как и любой человек, беспокоится о будущем.

С усилием, потому что она боялась больше, чем смела признаться даже себе, девушка сказала:

— Раз мы должны больше суток сидеть взаперти в этой каюте с нашим стражем, я хочу спросить… у вас случайно нет с собой колоды карт?

— Карт? — изумленно переспросил герцог, будто в жизни не слышал ни о чем подобном.

Катерина улыбнулась.

— Если мы все время будем пугать себя, представляя, что с нами случится, когда мы достигнем места назначения, это не принесет никакой пользы, — сказала она. — Есть множество вопросов, которые я хочу задать, но, по-моему, сейчас нам лучше отвлечься. Сыграть в пикет или любую другую игру, какую хотите. Отец научил меня почти всем карточным играм.

Герцог недоверчиво воззрился на нее, а потом рассмеялся.

— Я никогда еще не встречал женщину, настолько непредсказуемую, как вы, — сказал он. — У меня такое чувство, что вы неестественная. В эту минуту вам следовало бы лить слезы на моем плече.

— Именно этого мне и хочется, — призналась Катерина, — но как-то… неловко делать это перед… публикой.

При этих словах она взглянула на солдата, который теперь дымил своей вонючей трубкой.

— Боюсь, мы будем по горло сыты табачным дымом, пока доберемся до Туниса, — заметил герцог.

— Я тоже об этом думала, — сказала Катерина, — но вряд ли мы сумеем объяснить ему, что невежливо курить в присутствии дамы!

Герцог снова засмеялся и, подойдя к столу, выдвинул ящики.

— Уверен, у меня где-то была колода.

В конце концов он отыскал ее у задней стенки нижнего ящика.

— Нам повезло, что Хедли не положил их в салон. А вы, случайно, не играете в шахматы?

— Конечно, играю, — ответила Катерина. — А что?

— Да я только что вспомнил, что купил в Венеции шахматы.

Герцог пошел к расписному шкафу и вытащил большую коробку. Положив ее на кровать, он развернул бумагу, и Катерина увидела зеленый кожаный футляр с красивым тиснением по итальянской моде.

Когда герцог открыл его, чтобы достать резные фигуры из слоновой кости, явно очень старинные, девушка ахнула от восторга.

— Я увидел их в лавке, — объяснил герцог, — и не смог устоять.

— Они изумительны! — воскликнула Катерина. — Но вы так удивленно спросили, не играю ли я в шахматы, что мне просто не верится, что они предназначались для одной из ваших… подруг.

— Нет, конечно, — согласился герцог. — Я купил их для коллеги по политической деятельности. Мы с ним часто играем в шахматы, и я знал, что он оценит такую изысканную работу.

— Вы интересуетесь политикой? — спросила Катерина.

— Очень.

— Тогда меня удивляет, что вы приехали в Венецию советовать им вооружаться против возможного вторжения Франции в Австрию, но не подумали, что в этом случае произойдет в Англии.

— А что произойдет? — с любопытством спросил герцог.

— Я абсолютно убеждена, что если на континенте начнется большая война, то рано или поздно Великобритания будет втянута в нее! А мы почти так же не готовы воевать, как и венецианцы.

Герцог не сводил глаз с ее лица. Он заметил, что девушка говорит так, будто она целиком и полностью англичанка, но ничего не сказал, и Катерина продолжила:

— Наши корабли нуждаются в ремонте и переоснащении, у нас очень маленькая регулярная армия, а наши солдаты давно уже недовольны задержками в получении жалования и условиями, в которых им приходится служить.

— Откуда вы это знаете? — спросил герцог.

— Я слышала, как знающие люди говорили об этом, я внимательно слушала дебаты в палате общин, и кроме того, я читаю газеты.

— Вы изумляете меня, — сказал герцог, — но, действительно, все, что вы сказали — правда! Нам необходимо перевооружаться. Донесения из Европы, как признает мистер Питт, очень зловещи.

— А вы? Вы пытаетесь помочь? — спросила Катерина.

— Каким образом? — не понял герцог.

— Вы ведь владеете большими землями, — объяснила Катерина. — Если нам придется воевать, и даже если мы окажемся в блокаде, нам понадобится больше продовольствия, чем наши фермеры поставляют нам в данный момент.

Герцог так заинтересовался этой идеей, что напрочь забыл о шахматах, которые положил на кровать.

Они проговорили больше двух часов, обсуждая международную ситуацию, прежде чем, наконец-то, расставили шахматные фигуры и начали битву умов.

Бремя обеда давно прошло, оба проголодались, и герцог, не имея часов, догадался, что должно быть уже около семи.

— Нас хоть покормят? — спросила Катерина.

— Понятия не имею, — ответил герцог.

Солдаты сменились. Их новый страж не курил, но он жевал чеснок и имел неприятную привычку сплевывать. Катерине страшно хотелось намекнуть ему, что эта практика не улучшит ковер, ставший теперь собственностью капитана.

За окном уже смеркалось, когда какой-то бербер принес им две лепешки пресного хлеба.

Он принес их в своих грязных руках, бросил на пол перед солдатом и очевидно сказал ему, что это для его узников.

Солдат кивнул на хлеб, и Катерина подобрала лепешки.

Они выглядели как большие плоские оладьи, и передав одну герцогу, Катерина с сомнением посмотрела на свою.

— Они вполне съедобные и очень сытные, — успокоил ее герцог. — Было бы разумно поесть немного, если сможете забыть, что за руки их испекли, и как их сюда доставили.

— Пожалуй, я слишком голодна, чтобы привередничать, — сказана Катерина. — Я все время думаю об обеде, которым мы могли бы наслаждаться, если бы ваш шеф-повар не сидел в трюме у пиратов.

Герцог не ответил, и она предложила:

— Попробуем притвориться, что это — телячья вырезка, тушеная со сливками, вином и грибами. Или ваша светлость предпочитает молодого голубя, фаршированного куриной печенкой?

— Вы раздразниваете мой аппетит, — запротестовал герцог.

— Закройте глаза и представьте, что вы едите что-то вкусное, — посоветовала Катерина. — Тогда этот отсыревший хлеб легче пройдет в горло.

Взяв два бокала, девушка прошла через каюту к ванной комнате. Она надеялась, что там есть свежая вода, и не ошиблась.

На полу стояли два больших бидона, приготовленных для ванны герцога. Катерина налила из одного из них в бокалы и вернулась к герцогу.

— Шампанское, милорд, или этим вечером вы пьете кларет?

Герцог улыбнулся ей, беря бокал.

— Чувствую, мы очень не скоро снова отведаем вина, — сказал он. — Как вы знаете, оно запрещено пророком Мухаммедом.

— Ну, я надеюсь, вода там незаражена, — сказала Катерина. — Папа всегда говорил мне, что в восточных странах воду для питья нужно сначала вскипятить.

— Полагаю, человек может привыкнуть ко всему, — с кривой улыбкой ответил герцог.

Потом он поднял бокал.

— Я начинаю думать, Катерина, что если мне придется сидеть в тюрьме, то вы будете самым приятным компаньоном из всех знакомых мне женщин.

Катерина посмотрела на него, удивляясь комплименту. Потом стремительно покраснела и потупилась.

Губы герцога дрогнули. Он собирался что-то сказать, но солдат в углу комнаты снова шумно сплюнул на ковер, и герцог передумал.

Стало темнеть, и герцог сказал после того, как они закончили еще одну партию в шахматы:

— Вам нужно лечь и поспать. Надеюсь, вас не слишком смутит, если я разделю постель с вами. Есть стул, но, боюсь, он покажется крайне неудобным, если проводить на нем ночь.

— Нет, конечно, нет! — воскликнула Катерина. — Мы оба должны поспать, сколько сможем. И я в любом случае не могла бы раздеться в присутствии этого человека, — и она неловко взглянула на плюющего солдата.

В отличие от первого стража, у этого были наглые глаза, и Катерина не раз ловила на себе его неприятный взгляд, хоть солдат и притворялся безразличным.

— Идите и умойтесь, — предложил герцог. — А я сниму сюртук и надену халат. Я также намерен снять сапоги.

— Это очень разумно, — согласилась Катерина, — но у меня, увы, нет ничего, что я могла бы надеть на ночь.

Уединившись в ванной комнате, она сняла платье, вымылась и, снова одевшись, вернулась в каюту.

Снаружи почти стемнело, и свет в каюту почти не проникал, но девушка увидела, что герцог, как и сказал, снял свой галстук и надел длинный парчовый халат.

Он также откинул покрывало из темно-красного дамаста, и Катерина легла на одеяла, головой на украшенную монограммой льняную подушку.

— Нам придется всю ночь оставаться в темноте? — спросила она с легкой дрожью в голосе.

У нее мороз пробегал по коже при мысли о том, что в углу каюты сидит солдат, которого она не видит.

Только Катерина это спросила, как в коридоре раздались шаги. Дверь открылась, и в каюту просунулась рука, держащая маленький свечной фонарь.

Солдат взял его и поставил перед собой на пол.

Фонарь давал очень мало света. Но тени с ним стали четче и казались теперь угрожающими.

Герцог лег на другую сторону кровати.

«Как странно, — подумала Катерина. — Мы лежим здесь бок о бок, пленники самых свирепых пиратов в мире, и по-прежнему разговариваем вежливо и ведем себя так, будто мы совершенно чужие!»

Ей вдруг страстно захотелось повернуться к герцогу и спрятать голову на его плече.

Девушка вспомнила, какими сильными были его руки, когда он обнимал ее в ту первую ночь, когда они познакомились! Потом он поцеловал ее в губы!

«Должно быть, это был просто внезапный порыв, — подумала Катерина, — дань карнавальному настроению».

С тех пор герцог определенно не выказывал никакой любви к ней. Вначале он казался сердитым и раздраженным, а потом не более чем добрым и внимательным.

«Возможно, — сказала себе девушка, — теперь, когда он видит меня без маски, он находит меня непривлекательной».

Она никогда толком не видела Одетту и только слышала ее голос, когда сидела в шкафу, но создала для себя ее мысленный портрет.

Темноволосая и обворожительная, возможно, шаловливо-пикантная, несомненно, соблазнительная и очень искушенная.

«Почему он должен восхищаться мной?» — спросила себя Катерина и с ненавистью подумала о своих голубых глазах и совершенстве своих мелких черт лица.

Ей также хотелось знать, как выглядит Дзанетта Тамьяццо. Девушка слышала, как многие говорили о ее красоте и привлекательности.

Герцог был ее покровителем, и Катерина отлично понимала Дзанетту, которая охотно оставила герцога Орлеанского ради мужчины настолько привлекательного, настолько красивого и настолько неотразимого.

«Я люблю его», — сказала себе Катерина в темноте и всем своим существом почувствовала, что герцог от нее всего в нескольких дюймах, его широкие плечи, казалось, занимают больше его половины кровати.

«Я люблю тебя! Я люблю тебя!!!» — прошептала она в своем сердце и подумала, что какие бы лишения, какие бы страдания ни пришлось им пережить в Тунисе, по крайней мере, они будут вместе.

Она сможет говорить с герцогом, сможет видеть его и приложит все усилия, чтобы и дальше развлекать и интересовать его.

Она нарочно предложила сыграть в карты, чтобы герцог осознал, что она именно тот компаньон, какой нужен в подобной ситуации.

Из того, что она слышала раньше, Катерина не сомневалась, что Одетта жаловалась бы и, возможно, из-за своего низкого происхождения вопила бы от страха и рыдала при мысли о том, что ждет впереди.

«Что бы ни случилось, — сказала себе Катерина, — я должна вести себя с достоинством. Я должна помнить, что люди, в которых течет благородная кровь, сгорали на кострах без единого крика, терпели невыразимые пытки, но не предавали своих товарищей, умирали, но не отрекались от своей веры!»

Девушка молилась, чтобы ей хватило мужества быть столь же храброй, если понадобится, молилась, чтобы герцогу никогда не было стыдно за нее!

Катерина отчаянно хотела, чтобы герцог восхищался ею. Когда он поднял за нее тост с бокалом воды из ванной комнаты, девушка почувствовала странную нервную дрожь.

«Возможно, я все же нравлюсь ему капельку», — утешила она себя.

— Вы в порядке?

Голос герцога испугал ее. Но не успела Катерина ответить, как его ладонь накрыла ее руки.

— Мне невыносимо думать, что это по моей вине вы оказались здесь и в такой опасной ситуации, — сказал он тихо.

— По вашей вине? — удивленно спросила девушка, стараясь не дать волнению, которое охватило ее при прикосновении руки герцога, отразиться в ее голосе.

— Если бы я отвез вас обратно в Венецию, как должен был сделать, — ответил герцог, — вы были бы сейчас в безопасности во дворце вашего деда.

— Не думаю, что вы… поверите мне, — сказала Катерина, — но я… предпочитаю быть… здесь.

Глава 7

— Мы входим в гавань, — сообщил герцог, стоя у иллюминатора.

Катерина похолодела от страха.

Было трудно весь день не говорить герцогу, как она беспокоится и как страшится той минуты, когда они прибудут в порт и нужно будет оставить яхту.

Сейчас, оглядывая каюту, девушка подумала, что, несмотря на присутствие солдата, она служила им безопасным убежищем.

Катерина знала, что герцог не преувеличивал, описывая ужасы трюма, в котором держали их команду на корабле пиратов.

Герцог спас ее от этого. По теперь настал момент, когда они должны встретиться лицом к лицу со своими пленителями.

Все истории, которые девушка слышала о банъо — берберских тюрьмах для рабов, — пронеслись в ее памяти, вызывая желание кричать.

Но Катерина знала, что должна быть храброй! Она не вынесла бы презрение в глазах герцога, если бы своим поведением напомнила ему, что он не хотел брать ее с собой, но она навязалась ему.

Оба мало спали этой ночью. Катерина удалилась в ванную комнату, чтобы умыться, а вернувшись в каюту, обнаружила, что герцог переоделся.

Он надел чистую льняную рубашку с вышитой монограммой, так же искусно, как это сделал бы Хедли, повязал свой хрустящий белый галстук и сменил сюртук.

Герцог выглядит так, подумала Катерина, будто собрался пройтись по Сент-Джеймс-стрит, встречаясь с приятелями по дороге в клуб.

Сравнивая себя с ним, девушка остро осознала, что ее платье помялось, и фишю не выглядит таким свежим, как в первый день, когда она надела его.

Все же Катерина радовалась, что платье Одетты великовато ей, иначе не удалось бы спрятать драгоценности, а так бугорки от жемчуга закрывались фишю.

— Я собираюсь записать имена всей моей команды и их описание, так что когда я пошлю деньги для выкупа, освободить их будет нетрудно, — сказал ей утром герцог.

— Беда в том, — продолжил он, сев за стол, — что в берберском флоте, как я полагаю, огромная нехватка квалифицированных людей, поэтому им предложат много соблазнов, или даже применят силу, чтобы оставить у себя парусного мастера или человека, имеющего опыт в кораблестроении.

Герцог составил список. Потом сказал Катерине как бы между прочим:

— Может, вы бы сохранили его для меня!

Он встал из-за стола, и девушка поняла, что герцог хочет, чтобы она спрятала список в платье к остальным ценностям.

Потом они играли в шахматы и разные карточные игры, чтобы не думать о том, что ждет впереди.

Но это было не так-то просто. Часто возникали более долгие, чем нужно, паузы, прежде чем герцог ходил пешкой, или Катерина замирала в нерешительности над картой, когда в действительности ее мысли убегали вперед, и она пыталась представить, что может случиться, когда они достигнут Туниса.

И вот они в порту, и девушка с трудом сдержалась, чтобы не броситься к герцогу и не спрятаться в его объятиях.

Катерина скрыла вдруг охвативший ее страх, что их могут разделить. Герцог сказал, что она его жена, но поверят ли ему? А вдруг их в любом случае поместят в разные тюрьмы?

Ее лицо было очень бледным, когда герцог отвернулся от иллюминатора и протянул ей руку.

— Вы очень храбрая, Катерина, — тихо сказал он, и когда девушка подала ему руку, поднес ее к губам.

«Он просто любезен», — подумала Катерина, но от прикосновения губ герцога ее всю обдало жаром.

Неожиданно над головой грянул пушечный выстрел, за ним — второй, третий и загрохотали мушкеты.

Катерина испугалась.

— Что… происходит?

— Все в порядке, — ответил герцог. — У пиратов так принято объявлять о своем успехе, когда они входят в гавань с добычей!

Гром пушек стих. Теперь слышались голоса, выкрикивающие приказы, шум падающих парусов, и вскоре яхта пришвартовалась к молу.

Ни герцог, ни Катерина не разговаривали. Казалось, им больше нечего сказать друг другу, они могли только ждать и спрашивать себя, что будет дальше.

Довольно долгое время они оставались в каюте со своим стражем, который менялся несколько раз в течение дня. Солдат удобно сидел, скрестив ноги и привалившись к двери.


Бормотание голосов наверху все продолжалось. Но вот, наконец, дверь открылась, и на пороге каюты появился янычар.

— Я пришел отвести вас на берег, — сказал он герцогу по-французски.

— Мы готовы, — ответил герцог. В этот момент возникла помеха.

Капитан сбежал по трапу и, протолкнувшись мимо янычара, ворвался в каюту.

— Вы не пойдете на берег, пока я не увижу, что он у меня украл! — заорал он во всю мощь. — Выкладывай все из карманов и снимай сюртук.

Чуть поколебавшись, герцог с гордой неторопливостью снял свою голубую визитку и протянул ее капитану.

Здоровяк обшарил грязными руками внутренние карманы, затем бросил сюртук на кровать.

Оглядев герцога, он понял, что у того нет других карманов, так как англичанин носил плотно облегающие панталоны, которые только что вошли в моду среди щеголей Сент-Джеймса.

— Удовлетворены? — ехидно спросил ага.

— Нельзя доверять этим христианским собакам, — ответил капитан.

— Он признался, что богат, — напомнил ему янычар.

— Ладно, — выдавил турок, — можешь увести их.

Герцог потянулся за сюртуком.

— Обойдешься и без него, — прорычал капитан, одновременно выхватывая у Катерины ее плащ, который она повесила на руку.

Было слишком жарко, чтобы надевать его, но когда капитан отобрал плащ, девушка пожалела, что не накинула его на плечи.

Но спорить не было смысла. Янычар показал рукой на выход, и они пошли впереди него по проходу и вверх на палубу.

Герцог говорил Катерине, что трофеи с корабля, за исключением того, что находится в хозяйской каюте, складываются под мачтой и делятся среди команды. Но девушка не ожидала найти такое пестрое скопление.

Она увидела платья Одетты, мебель и диванные подушки из салона. Матрасы и одеяла из ее каюты, картины, тарелки, подвесные койки для команды, даже кастрюли и сковороды из камбуза.

Все это лежало огромной грудой, вперемешку с одеждой, явно отобранной у команды.

Но разглядывать было некогда. Они спустились на причал, и девушка посмотрела на гавань с изобилием судов, пришвартованных к молу или стоящих на якоре.

В этот момент показалась лодка, на веслах идущая к берегу. Лодка, набитая мужчинами, которых Катерина узнала.

Они стояли, держась друг за друга, чтобы не упасть за борт, и все были раздеты до пояса.

Герцог тоже увидел их, и по его напряженным губам стало ясно, что он чувствует.

Но они ничего не могли сделать, кроме как продолжать идти по пристани с янычаром позади и солдатами по бокам.

Вскоре они подошли к высокой каменной стене, в середине которой были двойные двери, укрепленные большими медными гвоздями. Баньо, догадалась Катерина.

Двери были открыты и охранялись двумя солдатами. Внутри оказался обширный двор, окруженный, к удивлению девушки, стойлами.

Во дворе стояло множество столов, за которыми сидели моряки и солдаты. Все курили и пили что-то, очень похожее на вино.

Герцог говорил, что мусульмане не притрагиваются к алкоголю, но Катерина вспомнила, что среди солдатов и моряков есть люди самых разных национальностей.

В конце двора напротив главных ворот стояло большое здание, и девушка сразу поняла, что это и есть тюрьма.

Чтобы попасть туда, им пришлось пройти мимо столов с пьющими вино пиратами, мимо десятка полуголых рабов, чинящих брусчатку, и нескольких зажиточных торговцев в богатых одеждах.

Все как по команде уставились на Катерину, одни оценивающе, другие похотливо, а третьи с шуткой на губах — конечно, сальной, догадалась девушка, даже не понимая того, что говорилась.

Она гордо выставила подбородок и устремила взгляд прямо перед собой, хотя ей страшно хотелось уцепиться за герцога для ободрения.

Окна тюрьмы были заперты на засов, а дверей было три. Янычар повел их к левой.

Узкий дверной проем вел в темноту, освещенную единственным фонарем, висящим под низким потолком. Из темноты дохнуло запахом сырости, ветхости и, как показалось Катерине, страха.

Спустившись по дюжине каменных ступеней, они оказались в длинном, выложенном каменными плитами коридоре, по обеим сторонам которого виднелись двери. Вероятно, темницы.

Появился бербер, грубый и грязный на вид, с большими ключами, висящими на поясе. Янычар приказал ему что-то по-арабски, и тюремщик открыл первую дверь в коридоре.

— На ночь вы останетесь здесь, — сообщил янычар. Его голос показался неестественно громким и зловеще отразился от каменных стен. — Завтра вас отведут к бею, там объясните, кто вы, и он назначит выкуп.

— Я понял, — спокойно сказал герцог, — и я должен поблагодарить вас, мсье, за вашу доброту. Я прекрасно понимаю, что наше путешествие сюда могло быть гораздо неприятнее.

— Надеюсь, ваш выкуп пройдет быстро, милорд, — вежливо ответил янычар, повернулся и вышел.

Тюремщик захлопнул за ним дверь камеры, и они услышали, как ключ повернулся в замке.

Фонарь в камере давал достаточно света, чтобы разглядеть широкую деревянную скамью у одной стены — единственную мебель в этой темнице.

Окон не было, и Катерина подумала, что свеча в фонаре не будет гореть долго.

Она села на край скамьи, ее голубые глаза на бледном лице были большими и испуганными. Герцог подошел к двери и посмотрел в решетчатое окошко.

Он стояп там, пока не раздались шаги возвращающегося тюремщика.

Катерина даже спышапа, как звенят ключи у того на поясе.

— Ты говоришь по-французски? — спросил герцог.

— О чем ты хочешь говорить? — ворчливо спросил тюремщик на том же языке.

— Деньги — всегда интересная тема, — ответил герцог.

— Тебе оставили деньги?

— Я могу заплатить за все, что ты сделаешь для меня, — сказал герцог. — Можешь привести сюда одного из отцов-редемптионистов, которые, я слышал, помогают узникам?

— Что ты мне дашь, если я приведу его прямо сейчас? — спросил тюремщик.

— Бриллиант, — ответил герцог.

— Правда?

— Правда.

— Тогда я пошел за отцом. Но если ты обманешь меня, пожалеешь.

— Ты получишь свою плату, — сказал герцог.

Он прислушивался до тех пор, пока не убедился, что тюремщик поднялся по лестнице, потом повернулся к Катерине.

— Дайте мне вашу брошь. Девушка вытащила из-за корсажа брошь. Она была теплая оттого, что так долго лежала на ее груди. Герцог осмотрел брошь.

— Наверно, будет легче вынуть камень из браслета. Я смогу поддеть его булавкой от броши.

Катерина подала ему браслет.

— Кто такие отцы-редемптионисты? — спросила она.

— Они принадлежат к католическому ордену, основанному в средние века для организации выкупов, — ответил герцог. — Они единственные люди здесь, которым мы можем доверять.

— И они… помогут… нам?

— Уверен, помогут.

С некоторым трудом герцог извлек из браслета один из бриллиантиков поменьше. Затем вернул браслет и брошь Катерине.

— Дадите мне список? — спросил он. — Хорошо, что я не положил его в карман сюртука.

Передавая герцогу листок, Катерина посмотрела на его тонкую льняную рубашку.

— Вы же замерзнете, — обеспокоенно сказала девушка.

— Думаю, холод будет наименьшей из наших бед, — сухо заметил герцог.

Катерина только-только успела сунуть драгоценности в корсаж, как послышались голоса и шаги. Дверь отперли, и высокий мужчина в монашеской рясе вошел в камеру.

— Я привел отца, — многозначительно сказал тюремщик герцогу.

Герцог положил ему на ладонь бриллиантик. Тюремщик посмотрел на камень, и его глаза жадно заблестели.

— Вы отец-редемптионист? — спросил герцог по-французски.

— Да, — ответил священник на том же языке.

— Очень любезно с вашей стороны прийти сюда по моей просьбе, отец, — сказал герцог. — Я слышал, вы можете помочь нам.

— Помогать узникам неверных — главная задача отцов-редемптионистов, ими на себя возложенная, — ответил священник.

— Английский консул сейчас в Тунисе? — спросил герцог.

— Он здесь, но он в тюрьме.

— В тюрьме?!

— Консулов теперь заставляют заползать в присутствии бея под деревянный барьер! — воскликнул отец-редемптионист. — Английский консул возмутился и его бросили в темницу, пока не извинится.

— Не могу поверить! — воскликнул герцог.

— Я помогу вам, если сумею, — спокойно сказал священник.

— Я герцог Мелфорд, — представился ему герцог. — Я очень богат и хочу организовать выкуп для себя и для моей жены, а также для всей моей команды. Вот список их имен и занятий.

— Благоразумно ли объявлять, что вы богаты? — спросил отец-редемптионист. — Это намного увеличит цену вашего выкупа.

— Это меня не беспокоит, — ответил герцог, — лишь бы выбраться отсюда. Скажите, отец, сможет ли кто-нибудь из вашей общины немедленно, как только выкуп будет установлен, отправился за деньгами на Мальту или в Англию?

— Мальта намного ближе, — удивленно сказал отец-редемптионист. — Вы можете получить деньги оттуда?

— Глава ордена — мой личный друг, — ответил герцог. — Он знает, что все деньги, которые он потратит от моего имени, будут возвращены ему.

— Тогда с вашим выкупом не должно быть трудностей, — сказал отец-редемптионист. — Я только надеюсь, что это будет столь же легко в случае вашей жены.

— Что вы имеете в виду? — резко спросил герцог после минутного молчания.

— Не хочу вас пугать, но бей Хамуда с большой неохотой позволяет молодым и хорошеньким женщинам покидать Тунис, — медленно проговорил священник.

— Не понимаю! — воскликнул герцог. — Я слышал, что мусульмане считают женщин священными, и любой мужчина, посягнувший на женщину, будет наказан.

— Это верно для большинства мусульман, — согласился отец-редемптионист, — но бей — сам себе закон, и он не истинный мусульманин.

—Вы хотите сказать, что он может забрать мою жену себе? — спросил герцог, и Катерина услышала в его голосе ужас.

— Давайте надеяться, что поскольку мадам — замужняя женщина, и поскольку вы готовы заплатить за нее большой выкуп, то он не заинтересуется ею, — сказал священник. — Но девственницы — это совсем другое дело.

Наступила тишина.

— Расскажите, что происходит с девственницами, — попросил наконец герцог.

— Как вы, я думаю, знаете, милорд, — начал отец-редемптионист, — утром ваших людей отведут на невольничий рынок, где их продадут тому, кто предложит самую высокую цену. Дороже всего ценятся искусные ремесленники и молодые женщины.

Он помолчал.

— Огромная цена полагается за выкуп аристократа, такого, как вы, мальтийского рыцаря или очень красивой женщины. Когда торги по каждой жертве заканчиваются, бей решает, возьмет он пленника себе или позволит давшему наивысшую цену владеть им — или ею.

Священник посмотрел на Катерину и отвел взгляд.

— Бей в любом случае имеет право на одного пленника из восьми и, естественно, отбирает лучших, как ваша светлость может догадаться.

Герцог не ответил, и отец продолжил:

— Пленных мужчин, обычно полуобнаженных, осматривают на рынке, но женщин могут осматривать более интимно за закрытыми дверями.

Он снова взглянул на Катерину.

— Если пленницы девственницы, бей выбирает одну для себя, а остальных отправляют в Константинополь, где султан платит за них хорошие деньги, особенно за белокурых.

— Невероятно! — воскликнул герцог. — Неужели такое гадкое и варварское поведение все еще существует в современном мире?

— Мы часто спрашиваем себя о том же, — со вздохом ответил отец-редемптионист. — Но ничего нельзя сделать, пока пиратство не побеждено, и берберские корабли по-прежнему угрожают Средиземноморью.

В этот момент герцог почувствовал, как маленькая холодная рука коснулась его ладони. Его пальцы сжались, и он сказал спокойно:

— Я прошу вас, отец, обвенчать нас.

Глаза отца-редемптиониста подобрели, и на губах появилась слабая улыбка.

— Я надеялся, милорд, вы осознаете всю важность этого.

При этом он посмотрел на левую руку Катерины, и девушка поняла, что священник, должно быть, заметил, что у нее нет обручального кольца.

— Я охотно обвенчаю вас. Но есть одна трудность.

— Что за трудность? — спросил герцог.

— Я могу совершить обряд, который будет иметь силу, — ответил священник, — только если один из вас крещен в католической вере.

После минутной тишины Катерина, заговорив первый раз после того, как отец-редемптионист вошел в камеру, тихо сказала:

— Я католичка.

— В таком случае, я готов обвенчать вас, — сказал отец-редемптионист, вытаскивая требник из рясы. — Поскольку это смешанный брак, церемония будет короткой. Вам нужно кольцо.

Катерина посмотрела на герцога, спрашивая его взглядом, не достать ли ей из-за корсажа большое бриллиантовое кольцо?

Герцог чуть заметно покачал головой, и, немного подумав, девушка вынула шпильку из волос.

Герцог скрутил ее в кольцо.

— Назовите ваши имена, — попросил отец.

— Валериус и Катерина, — ответил герцог.

— Встаньте на колени.

Они опустились перед священником на колени, и, произнеся короткую молитву по-латыни, отец-редемптионист спросил герцога:

— Валериус, хочешь ли ты взять в жены присутствующую здесь Катерину?

— Хочу, — ответил герцог.

— Катерина, хочешь ли ты взять в мужья присутствующего здесь Валериуса?

— Я… хочу, — тихо сказала Катерина.

Вслед за отцом-редемптионистом они принесли клятву:

— Клянусь любить тебя и оставаться с тобой в радости и горести, в богатстве и бедности, в болезни и здравии, пока смерть не разлучит нас.

Произнося эти слова, Катерина всем своим существом молилась, чтобы сделать герцога счастливым.

Затем священник соединил их руки и сказал по латыни:

— Ego conjungo vos in Matri-monium.

Герцог положил скрученную шпильку на требник, и отец благословил кольцо.

— Повторяйте за мной, — сказал он герцогу, и тот повторил своим глубоким голосом:

— Этим кольцом я беру тебя в жены, почитаю тебя своим телом, и наделяю тебя всем своим имуществом.

Герцог надел кольцо на палец Катерины. После чего священник благословил их, перекрестив над головой со словами:

— Dominus Deus omnipotens benedicat Vos.

Они встали.

— Будьте счастливы, дети мои, — с глубокой искренностью пожелал редемптионист. — Я помолюсь за вас.

— Мы очень благодарны вам, отец. Мы увидим вас завтра? — спросил герцог.

— Я пойду с вами во дворец бея, милорд, — ответил священник. — А пока узнаю, кто из моих братьев готов немедленно отправиться на Мальту от вашего имени, и займусь списком, который вы мне дали.

Он посмотрел на листок.

— Когда ваших людей продадут, я буду поддерживать связь с их покупателями, и как только прибудет выкуп, мы их вытащим.

— Не могу выразить, как я вам благодарен, — ответил герцог.

Отец постучал в дверь камеры, и та тотчас открылась. Катерина поняла, что тюремщик подслушивал снаружи.

Священник вышел в коридор, сказал что-то тюремщику по-арабски и направился к лестнице.

Тюремщик не запер дверь. Вместо этого он вошел в камеру и спросил герцога, понизив голос:

— Вы богаты?

— Да, как, я полагаю, ты слышал, — ответил герцог.

— Вы можете платить мне и дальше за любые мои услуги?

— Я сделаю тебя очень богатым, если устроишь нам побег.

Тюремщик замахал руками.

— Невозможно! Это слишком трудно. Ворота баньо запираются на ночь.

— Нет ничего невозможного! — резко возразил герцог. — У тебя наверняка есть друзья, которые тоже хотят денег. Если проведешь нас на корабль, который доставит нас на Мальту, твоя награда будет очень большой.

Катерина видела, что бербер думает о словах герцога, пытаясь сообразить, как заработать обещанное богатство.

— Подумай об этом, — сказал герцог, так как тюремщик молчал, — и помни, что я говорю правду. Я обещаю, что ты будешь богат — очень богат — в тот день, когда мы с женой сбежим отсюда.

— Тюремщик — бедный человек, месье, — захныкал тюремщик. — Вы не наградите меня еще за то, что я уже сделал для вас?

— Ты достаточно вознагражден, — ответил герцог, — этот бриллиант — высшего качества. Но я могу дать тебе еще лучшие бриллианты. Я могу сделать твою жизнь настолько легкой, что тебе никогда не придется работать — но не раньше, чем мы освободимся из тюрьмы.

— То, о чем вы просите, трудно, очень трудно, — пробормотал тюремщик.

Тут кто-то позвал его, и он быстро вышел из камеры, закрыл за собой дверь и повернул ключ в замке.

— Ахмед! Ахмед! — снова раздался крик, и они услышали, как тюремщик отвечает, взбегая по каменным ступеням.

Герцог повернулся к Катерине. Он все еще держал девушку за руку.

Теперь он посмотрел на золотую шпильку, скрученную в подобие вечного круга — символа нерасторжимости союза тех, кого соединила церковь.

— Странная свадьба, Катерина, — произнес герцог своим глубоким голосом.

— Я… боюсь, — ответила девушка, — боюсь… того, что рассказал нам отец-редемптионист.

— Я тоже боюсь, за тебя.

— Если бей заберет меня… от… вас, — прошептала Катерина, — я должна… умереть.

— Я знаю, — быстро ответил герцог, — но мы можем только молиться, что он не заинтересуется тобой как замужней женщиной.

Он обнял ее и притянул к себе.

— Я буду очень нежен, — сказал он мягко.

Катерина дрожала, но не от страха, а от необычного волнения.

Она подняла к герцогу свое личико, и он посмотрел в ее голубые глаза, как смотрел в тот раз, когда обнимал ее в тени дворца.

— Я так и не смог забыть, какими сладкими были твои губы. Я первый мужчина, поцеловавший тебя?

— И… единственный, — ответила Катерина.

Девушка забыла, что находится в темнице. Она забыла свой страх того, что ждет ее завтра. Она сознавала лишь неистовое волнение, охватившее ее.

Катерина уже чувствовала его однажды, в тот раз, когда стояла так близко к герцогу и знала, что его губы под черной маской совсем рядом с ее губами.

Герцог привлек ее к себе и медленно, очень медленно, словно боясь испугать, отыскал ее рот.

Его поцелуй был настолько нежен, будто он прикасался к чему-то столь же хрупкому и слабому, как цветок.

Затем, когда инстинктивно и бессознательно девушка придвинулась ближе, когда герцог почувствовал, как ее губы трепещут под его губами, его поцелуй стал более настойчивым.

Неописуемый восторг захлестнул Катерину, словно ее вдруг окутало сияющим облаком счастья.

Весь мир был забыт. Остался только герцог, чудо его поцелуя и этот восторг, для которого не хватало ни слов, ни мыслей.

Девушке казалось, будто она ожила, и все, чего она так страстно желала и о чем мечтала, сбылось.

Его прикосновение было невыразимой радостью, и обжигающее пламя возбуждения побежало по ее жилам.

Герцог поднял голову и хрипло сказал:

— Ты красива — очень красива.

Затем он снова целовал ее, более требовательно, более страстно, и, почувствовав своим телом, как бьется его сердце под тонкой рубашкой, Катерина поняла с ощущением счастья, что волнует его.

Губы герцога перешли от ее рта к щекам. Он поцеловал ее глаза, а когда коснулся ее мягкой шеи, девушку пронзила сладостная дрожь — неизъяснимое, волшебное ощущение, которого она никогда прежде не знала.

Поцелуи герцога становились все более страстными, и Катерина как будто стала частью его и не имела больше собственной личности.

Он прижимал ее к себе все крепче и крепче, так что девушка уже почти не могла дышать, и ей казалось, что герцог требует и ее сердце и ее душу, и она отдала их бесповоротно.

Его рука отвела в сторону фишю, чтобы он мог поцеловать мягкость ее белых плеч, а затем его губы двинулись ниже, пока не нашли ложбинку между ее грудей.

И когда все существо Катерины уже вибрировало, как музыкальный инструмент, в ответ на касание губ и руки герцога, вдруг раздался страшный взрыв, который потряс все здание!

Этот оглушительный, ужасающий грохот, казалось, остановил саму их жизнь!

Снова раздался тот же звук, а потом еще раз — сокрушительный, яростный, посягающий на сознание как смертельный удар.

Все еще прижимая к себе Катерину, герцог поднял голову.

— Что… это? — спросила она. Его ответ был заглушён еще одним разрушительным взрывом, и вся тюрьма снова сотряслась.

Катерина отчаянно цеплялась за герцога, когда в замке лязгнул ключ, и дверь камеры распахнулась.

— Идемте, месье, идемте скорее! — закричал тюремщик. — Это большая удача! Нас бомбардируют, и ядро пробило стену баньо.

Глава 8

Во дворе тюрьмы стоял кромешный ад.

Снаряд с корабля, который бомбардировал их, поджег несколько стойл, и хотя тяжелые деревянные двери все еще были заперты, в стене рядом появилась большая дыра, через которую уже сбегали рабы.

Пока герцог и Катерина стояли в дверях, озираясь по сторонам, в дальний конец баньо попало еще одно ядро.

Стены затряслись. Герцог схватил девушку за руку и потащил ее прочь от здания, чтобы не задело падающими камнями.

— Быстрее, месье, следуйте за мной! Vite! Vite! — заторопил их тюремщик.

Держа Катерину за руку, герцог побежал за ним через двор, крича на бегу во весь голос:

— К «Морскому ястребу»… к «Морскому ястребу»!

Катерине показалось, что она слышит в ответ голоса, но трудно было что-то разобрать в этой общей какофонии криков, воплей, рушащихся стен и треска пламени с грохотом орудий в придачу.

Когда они подбежали к пролому, герцог поднял Катерину на руки и перенес через разбитые каменные глыбы.

Снаружи, на булыжной дороге, ведущей к причалам, он снова поставил ее на землю и еще раз прокричал:

— К «Морскому ястребу», к «Морскому ястребу»!

После чего, следуя за тюремщиком, который намного опередил их, они побежали по неровной мостовой к гавани.

Катерина уже не цеплялась за герцога, а подхватила свои широкие юбки, чтобы двигаться быстрее.

Но герцог держался рядом с ней, и теперь казалось, что сзади бегут еще люди, но было слишком темно, чтобы понять, рабы это или солдаты.

Добежав до причалов, тюремщик остановился, и герцог с Катериной догнали его.

— Где ваш корабль, месье? — спросил он.

В свете полыхающей шхуны герцог увидел, что «Морской ястреб» больше не пришвартован к молу.

Он оглядел гавань и наконец обнаружил, что его яхта стоит на якоре на некотором расстоянии от причала, но к счастью вне линии огня от атакующего судна, которое перекрывало вход в гавань.

— Вон моя яхта, — сказал герцог тюремщику по-французски, показывая туда пальцем.

В этот момент голос рядом с ними сказал:

— Придется плыть, милорд.

— Капитан Бринтон! — воскликнул герцог. — Рад видеть вас!

— Я здесь, милорд! — крикнул кто-то еще, и Катерина узнала Хедли, а за ним послышались и другие голоса, говорящие по-английски.

— Нельзя терять времени! — резко сказал герцог. — Мы должны попасть на корабль.

Затем он спросил тюремщика:

— Ты идешь с нами или предпочитаешь, чтобы я вознаградил тебя сейчас?

— Я пойду с вами, месье, — ответил тюремщик. — Если я останусь, я поплачусь жизнью за то, что дал вам сбежать.

Пока он говорил, капитан, Хедли и еще несколько мужчин прыгнули в воду и быстро поплыли к яхте.

Катерина тронула герцога за руку.

— Вы должны оставить меня. Уходите, быстрее.

— Не будьте глупышкой! — резко возразил герцог. — Садитесь ко мне на спину.

Он нагнулся, и Катерина без споров забралась к нему на спину, как ребенок, которого согласились прокатить по саду.

— Держитесь за мои плечи, не за шею, — приказал герцог, — не то задушите меня.

Едва девушка уселась, как он бросился в море и поплыл.

От холодной воды у Катерины перехватило дыхание. Но девушка не испугалась. Она была с герцогом, он не бросил ее, и только это имело значение.

Катерина сосредоточила внимание на том, чтобы держать руки, как велел ей герцог, на его плечах, сопротивляясь желанию крепко сжать их вокруг его шеи.

Девушка сразу поняла, что герцог — сильный пловец и что даже с ней на спине он доберется до яхты — если, конечно, их никто не увидит.

Благодаря свету от горящей шхуны им хорошо было видно. Куда плыть. Но тот же свет позволял и пиратам легко заметить их.

Потребовалось совсем немного времени, чтобы отплыть подальше от пристани, но Катерина каждую секунду ожидала услышать щелкание мушкета.

Корабль у входа в гавань все еще стрелял, и теперь во вспышках его орудий Катерина отчетливо увидела огромные кресты на каждом из его парусов.

По крестам девушка поняла, что это корабль ордена Святого Иоанна.

Они с герцогом приближались к яхте, когда одно из ядер, не долетев до цели, упало в воду рядом с ними.

Фонтан воды высотой с мачту поднялся и упал, накрыв Катерину с головой, ослепив брызгами.

— Вы в порядке?

Это был голос герцога, спокойный и надежный, и услышав его, Катерина только крепче сжала руки на его плечах и ответила:

— Я… в порядке.

— Мы почти доплыли.

Капитан с остальными, кто приплыл к яхте раньше них, уже спустили веревочную лестницу и кричали герцогу, чтобы он взял немного левее.

Герцог ухватился за лестницу, и тот же самый старшина, который помогал втащить Катерину на борт, когда она пыталась утопиться, снова помог ей забраться на палубу.

Она только-только нашла равновесие, а герцог уже перелезал через перила.

— Ступайте вниз, — приказал он, и Катерина, путаясь в мокрых юбках, облепивших ноги, побежала к трапу. Внизу было темно, но девушка ощупью дошла до своей каюте.

Здесь иллюминаторы впускали достаточно света, и она увидела, что каюта совершенно пуста. Бее исчезло, не осталось ничего, кроме голых стен. Катерина заглянула в каюту герцога. Тоже пусто, как она и ожидала. Пираты забрали все.

И все равно это казалось возвращением домой, и если Бог останется добр к ним, они спасутся!

Девушка услышала плеск поднимающегося якоря, быстрый топот ног над головой, хлопанье распускаемых парусов и голос капитана, отдающего приказы.

Удастся ли им выбраться, и хватит ли людей на борту, чтобы управлять «Морским ястребом»?

Впереди герцога их плыло вроде бы довольно много, но вряд ли им повезло настолько, чтобы вся команда сбежала из баньо.

Еще один громкий взрыв эхом прокатился по пустой каюте, и Катерина удивилась, почему береговые пушки не отвечают залпам с корабля ордена?

С внезапно похолодевшим сердцем девушка поняла, что когда яхта пойдет из гавани, орудиям на входе в нее будет очень легко попасть в «Морского ястреба».

Катерина подумала, что даже теперь, когда они вырвались из баньо, шансы на спасение по-прежнему ничтожны.

Наверняка их будет видно в пламени горящей шхуны, и орудия будут наведены на них, так что в любой момент они тоже могут оказаться в огне.

Больше того, на корабле ордена Святого Иоанна могут подумать, что они — вражеское судно, а попадание одной из их больших пушек, несомненно, пустит яхту ко дну.

Стоя в каюте, мокрая от макушки до нижних юбок своего муслинового платья, Катерина вдруг почувствовала невыносимый ужас и лихорадочно принялась молиться.

Она молилась с напряженностью и пылом, с какими не молилась еще ни разу в жизни, даже когда просила Бога избавить ее от брака с маркизом.

Девушка молилась за герцога, не за себя. Молилась, чтобы он остался цел и невредим среди грозящих им бед.

И во время своей молитвы Катерина услышала свист ветра в парусах и поняла, что судно движется.

Настал самый опасный момент, когда им придется идти сквозь строй береговых батарей и пушек христианского корабля.

Девушка опустилась на колени и закрыла лицо руками.

Каждый нерв ее был напряжен, и каждый грохот пушки, бомбардирующей гавань, заставлял ее вздрагивать от страха, что ее цель — они сами.

Тем не менее, яхта продолжала идти.

Спустя долгое время, когда орудия прекратили, наконец, стрелять, и наступила тишина, Катерина открыла глаза. В каюте было совершенно темно. Никакой свет не проникал в иллюминаторы, и девушка видела только их очертания на фоне ночного неба.

Добравшись до одного из них, Катерина посмотрела наружу и поняла, что они в море. Не было видно ни гавани, ни горящего корабля.

И такое абсолютное облегчение охватило ее, и такая накатилась слабость, что девушка не могла больше стоять. Она осела на пол и обнаружила, что повторяет снова и снова:

— Спасибо… Господи… спасибо…

Тремя часами позже, когда на дальнем небосклоне занималась заря, герцог сказал:

— Думаю, капитан Бринтон, мы сделали это!

— Полагаю, сделали, милорд, — с удовлетворением ответил капитан. — Но всегда есть возможность, что мы столкнемся с еще одним из этих дьяволов-грабителей, или они пошлют корабль в погоню за нами.

— Значит, надо поставить все паруса, какие возможно, — сказал герцог. — Конечно, в пределах безопасности.

— У нас не хватает людей, милорд, — ответил капитан. — Но здесь нет ни одного человека, кто откажется работать, даже валясь с ног от усталости, любая работа лучше, чем мерзкая тюрьма, из которой мы только что вырвались.

— Плохо было? — спросил герцог.

— Хуже будет только в аду! — мрачно ответил капитан.

— До Мальты не больше двух дней пути, — сказал герцог. — Но придется обойтись почти без отдыха и, если не сумеем поймать рыбу, без еды.

— Мы справимся, милорд.

Оба мужчины были обнажены по пояс, как и вся остальная команда.

У них отобрали все, кроме штанов. Герцог, который работал так же усердно как его люди, чтобы вывести корабль из порта, сбросил свою рубашку и галстук.

Он также снял сапоги, чтобы ноги не скользили, когда он бегал по палубе или взбирался на мачты.

Сейчас герцог стоял на капитанском мостике, глядя на работающих вокруг матросов.

— Сколько нас всего, капитан? — спросил он.

— С вами восемнадцать, милорд. И это считая то ничтожество, которого ваша светлость привел с собой.

— Мой тюремщик! — улыбнулся герцог. — Если бы не он, меня бы здесь не было.

— Надеюсь, милорд, он работал раньше на корабле и будет нам полезен, — с сомнением сказал капитан.

— Ему придется быть полезным, — ответил герцог.

Он взял свою рубашку и галстук и спустился по трапу.

В утреннем свете его глазам предстал пустой салон и настежь распахнутая дверь его каюты. Катеринина каюта была закрыта.

Герцог осторожно постучал и открыл дверь. Платье и нижние юбки девушки сохли, разложенные на полу. Сама она, одетая в прозрачную ночную рубашку Одетты, лежала в углу каюты и спала.

Ее руки были сложены под щекой, а волосы золотым сиянием рассыпались по плечам.

Она выглядела очень юной и очень счастливой.

Герцог постоял, глядя на девушку, потом положил рубашку и галстук на пол рядом с ее одеждой и вышел из каюты, закрыв за собой дверь.

Спустя два часа, когда солнце уже стояло в небе огненным шаром и команда вытирала пот со лба, герцог снова спустился вниз.

Он постучал в дверь каюты Катерины, услышал ее крик: «Войдите», и, войдя, увидел, что она уже оделась.

При виде его глаза девушки слегка расширились, и герцог понял, что в одних обтягивающих панталонах он, должно быть, выглядит необычно.

— Мы в безопасности! Мы спаслись! — вскричала Катерина задыхающимся голоском.

— Если счастье нам не изменит, мы дойдем до Мальты без происшествий, — ответил герцог.

— Я едва могу поверить, что это… правда, — прошептала девушка.

— Я тоже, — согласился герцог. — Нам повезло! Корабль ордена уничтожил береговые батареи еще до того, как начал бомбардировать гавань.

— А я все удивлялась, почему они не… стреляют в нас! — воскликнула Катерина.

— Нам очень повезло, — повторил герцог. — Но у нас не хватает людей, только восемнадцать человек вместо сорока, и что важнее, корабль полностью выпотрошен. Фактически нам нечего есть.

Катерина посмотрела на него широко открытыми глазами, и герцог добавил:

— Поэтому я и спустился, чтобы попросить вашу бриллиантовую брошь.

— А вы не боитесь, что покажетесь с ней слишком нарядным? — спросила девушка.

Герцог увидел озорство в ее глазах и засмеялся.

— Я хочу использовать булавку вместо рыболовного крючка.

— Она определенно полезна, — улыбнулась Катерина.

Девушка вытащила из-за корсажа золотой ключик, отодвинула панель и отперла тайник.

— Когда я открывала его ночью, то страшно боялась, вдруг пираты обнаружили мою корону.

— Я отдал бы это ваше сокровище за половину быка! — заметил герцог.

Он взял бриллиантовую брошь и осторожно вынул из нее булавку. Катерина увидела, что на конце булавки есть петелька, которой она и крепилась к броши.

— Плохо то, что у нас нет наживки, — вздохнул герцог. — Боюсь, нелегко будет заманить рыбу одним только блеском золота!

— Может, это будет очень женственная рыбка, — предположила Катерина, и герцог снова засмеялся.

Он посмотрел на ее волосы, падающие по плечам, и девушка сказала немного смущенно:

— Морская вода, как мы обнаружили раньше, не улучшает внешний вид платья. И к сожалению, пираты не оставили мне ни гребня, ни щетки для волос.

— Вы выглядите прелестно, — ответил герцог. — Вы это хотели услышать?

Он посмотрел ей в глаза, и Катерина залилась румянцем.

— Я должен вернуться к работе, — пробормотал герцог, словно разговаривая сам с собой. — Слава Богу, у нас есть вода! У меня были бочки, вделанные в корпус таким образом, что их трудно было снять. И за это мы должны быть чрезвычайно благодарны судьбе.

Один из матросов уже расплел веревку, и герцог, согнув булавку в виде крючка, привязал к ней довольно тонкую лесу.

Катерина поднялась за герцогом на палубу и смотрела, как он забрасывает крючок за корму и разматывает лесу.

Велев девушке сесть, герцог зажал веревку в ее ладони.

— Как почувствуете рывок, сразу зовите меня, — сказал он.

На солнце было жарко, но Катерина терпеливо сидела и ждала.

Раз или два ей показалось, что леса дергается, но это были только волны. Когда девушка подтягивала веревку, то видела, что на булавке ничего нет, лишь золото пляшет на воде.

Катерина знала, что занятые своими делами матросы тем не менее наблюдают за ней, и понимала, что многие из них мало или совсем ничего не ели за последние сутки и, конечно же, очень голодны.

Девушка страстно хотела что-нибудь поймать. Теперь она поняла, что чувствуют рыбаки, когда сидят на берегу реки или ручья, жадно ожидая клева.

А, кажется, что-то попалось!

Катерина резко подтянула лесу и увидела на крючке совсем маленькую рыбку.

Рыбка была так мала, что девушка даже расстроилась. Но торопливо подошедший герцог радостно воскликнул:

— Вот то, чего мы ждали, — наживка! Теперь можно и рыбу ловить.

Он разделил рыбешку на три части. Одну нацепил на крючок и снова забросил его в море.

Наживка тут же исчезла, и герцог стал осторожнее, насаживая на крючок только по маленькому кусочку, чтобы наживка не кончилась раньше, чем они что-то поймают. И наконец — победа!

Трехфунтовая рыбина была эффектно вытащена на палубу, а следом за ней — вторая. Герцог подозвал Хедли.

— Думаю, ты можешь начинать готовить их, пока мы надеемся на большее, — сказал он. — Даже один кусок поддержит людей.

— Предоставьте это мне, милорд.

— Думаю, я буду полезнее, помогая Хедли, — предложила Катерина.

— Да, конечно, — согласился герцог. — Матросы могут ловить рыбу по очереди, для них это будет отдыхом.

Катерина отправилась на кухню. В Тунисе, уходя с корабля, она видела, что пираты забрали все кастрюли и сковородки. Но как-то с помощью стекла Хедли зажег огонь, и оказалось, к счастью, что решетка гриля намертво вделана в плиту, поэтому ее и не сняли.

Хедли выпотрошил рыбу, вытащил кости и положил филе на решетку.

— Мы поделим их честно, мисс, ведь даже кусочек поддержит жизнь голодающему человеку.

— Вы очень голодны? — спросила Катерина.

— Я бы не отказался от тарелки ростбифа с морковью, мисс, — пошутил Хедли.

Остальной день Катерина и Хедли готовили. Рыба ловилась то хорошо, а то вообще никак. Иногда попадалась дюжина подряд, а потом бывал час без клева.

Как только рыба испекалась, Катерина раздавала ее поровну среди всех мужчин на корабле.

Они с Хедли тоже получали свою долю, и проголодавшаяся Катерина нашла, что это даже вкусно.

Им не из чего было пить, поэтому приходилось зачерпывать воду из бочек руками. Но по крайней мере они не страдали от жажды, хотя к трем часам солнце пекло почти невыносимо.

Герцог уже был слегка загорелым, но теперь, казалось, его кожа темнеет час за часом. Он не сгорел, как некоторые другие, у кого покраснели носы и стали лупиться плечи еще до того, как солнце начало садиться.

Когда почти стемнело, Катерина вдруг поняла, что очень устала.

Она весь день работала и сейчас поймала себя на том, что надеется никогда больше не увидеть рыбу! Она также поняла, что ее платье, мало того что мятое и сморщенное от соленой воды, стало еще и очень грязным.

Но она слишком устала, чтобы переживать из-за этого. Она видела, как некоторые из матросов в течение дня внезапно валились на палубу, спали десять минут, снова вставали и продолжали работать.

— Думаю, мне лучше пойти вниз, — сказала она Хедли.

— Сегодня рыбы больше не будет, мисс, — ответил камердинер. — Я пойду скажу, чтобы они вытащили этот драгоценный крючок и берегли его как зеницу ока. Мы же не хотим потерять его за ночь.

— Не хотим, — согласилась Катерина.

— Идите, мисс, и приятного сна, — сказал Хедли. — А если оставите платье за дверью, я постираю его к утру.

— Как? — удивилась девушка.

— Пополощу его за бортом, мисс. Оно не станет выглядеть как с Бонд-стрит, но будет чистым!

Катерина засмеялась. Но сделала, как предложил Хедли.

Снова она надела тонкую ночную сорочку Одетты и легла на пол.

Герцог был занят, когда Катерина уходила с палубы, и она не сказала ему, что идет вниз.

Теперь девушка пожалела, что не попрощалась с ним. Но только она подумала об этом, как ее глаза закрылись, и она уснула.

Проснувшись через пару часов, Катерина поняла, что несмотря на темноту, деятельность наверху продолжается. Герцог будет работать с остальными, подумала она.

Девушка спросила себя, сколько людей его положения могли бы подать такой пример морской практики. Катерина заметила в течение дня, что нет работы, которую он не умел бы делать.

Девушка спала недолго, но ум ее был ясным, и она больше не чувствовала себя слишком усталой, чтобы думать.

Теперь она снова вспомнила прикосновение его губ, его сердце, бьющееся у ее груди, его голос, когда он сказал ей, что она красива.

— Я люблю его… я люблю его, — прошептала Катерина и подумала о своем колечке из шпильки, которое положила в тайник рядом с остальными драгоценностями.

Затем, так же явственно, как если бы герцог был с ней в каюте, она услышала его голос, говорящий:

— Я никогда не женюсь!

Он говорил это Одетте, и в его тоне звучала непоколебимая уверенность.

— От женщин одни неудобства! Нам будет гораздо лучше без их капризов.

— Любой из взбалмошных женщин хватит, чтобы довести мужчину до пьянства, и вы не исключение!

Эти фразы одна за другой всплывали в ее памяти, и герцог снова и снова повторял:

— Я никогда не женюсь! Я никогда не женюсь!

Катерина всхлипнула.

«Откуда он мог знать, — подумала девушка, — что зря жертвует своей свободой, что мы спасемся!»

Слезы набежали у нее на глаза.

Но Катерина сказала себе, что сейчас не время для женской слабости. Завтра, как все на корабле, она должна работать. Ей необходимо поспать, а все личные проблемы пусть ждут до Мальты.

На следующий день Катерина готовила рыбу вместе с Хедли, пока не поймала себя на том, что работает автоматически, едва сознавая, что делает.

Поначалу девушка была слишком брезглива, чтобы руками отрывать рыбью голову, пальцем вскрывать брюхо и удалять кости.

Но вскоре она делала это так же хорошо, как Хедли.

Час за часом они пекли рыбу, поддерживая огонь только досками от палубной надстройки, и даже отрывали куски деревянных бортов там, где это не угрожало мореходным качествам судна.

До Катерины часто доносился голос герцога — он подзадоривал матросов, разговаривал и шутил с ними, и подбадривал тех, кто уже начинал слабеть.

Не было никаких сомнений, что все отчаянно устали.

«Морскому ястребу» требовалась команда в сорок человек, и для восемнадцати управлять им было нелегким делом. Особенно, если учесть, что они стремились использовать каждый порыв ветра и идти как можно быстрее.

Но хотя герцог говорил радостно, Катерина знала, что он то и дело оглядывается назад, не покажутся ли горизонте паруса!

Как и капитан, он боялся, что пираты, зная, что такая богатая добыча в виде аристократа сбежала, не колеблясь пошлют вдогонку свои самые быстрые корабли.

Однажды Катерина увидела, как герцог присел на палубу и тотчас уснул.

Ей страстно захотелось подбежать к нему и устроить его поудобнее, но она сдержалась.

А через четверть часа он снова был на ногах, и когда один из парусов запутался в снасти, именно герцог занялся им, быстрее других поднявшись на мачту.

Тюремщик еще накануне свалился от слабости, а поскольку особой пользы от него не было, на него возложили ловлю рыбы, с чем он справлялся довольно успешно.

Они уже определили точное количество наживки, необходимое для того, чтобы рыба не могла забрать ее, не проглотив крючок.

Иногда попадалась крупная рыбина, почти три фунта весом, но средняя была намного меньше, что означало больше работы для Катерины и Хедли.

И это герцог в конце концов отправил девушку вниз, как раз когда солнце погружалось в пламенеющее море сияния.

Катерина чувствовала себя смертельно усталой, и герцог, который пришел на камбуз без объявления, только взглянул на ее бледное лицо и резко сказал:

— Идите в свою каюту, Катерина, вы сделали достаточно.

— Я должна помочь с этой последней рыбой.

— Делайте, что вам говорят, — твердо велел герцог. — Никто не голоден. А если голоден, то сможет сам приготовить себе еду. Меню несколько ограничено, но по крайней мере оно позволило нам удержать вместе душу и тело!

— Вы, наверно, тоже устали, — сказала Катерина.

— Мы все устали, но завтра мы уже должны достичь Мальты.

Он улыбнулся ей и сказал мягко:

— Спасибо, Катерина.

И поднес ее руку к своим губам.

— Она вся в рыбе, — запротестовала девушка.

— Мы почистимся, прежде чем войти в гавань, — пообещал герцог, и Катерина пошла вниз.

На следующий день показалась Мальта — сначала просто темным пятном на горизонте.

— Земля! — закричал один из матросов, и все побежали к тому борту «Морского ястреба». Катерина присоединилась к герцогу.

— Это Мальта, — сказал он тихо. По удовлетворению в его голосе девушка поняла, что значит для него увести яхту от Туниса в безопасность.

Когда часом позже они приближались к острову, Катерина увидела, что герцог в своей белой рубашке и столь же элегантно, как если бы он находился в Лондоне, повязанном галстуке выглядит почти так же, как всегда.

Его лицо потемнело от загара, но только руки выдавали следы тяжелого труда. Ладони покрылись волдырями, ногти были сломаны, а пальцы кое-где испачканы смолой, которую не удалить без мыла.

Но даже без сюртука герцог выглядел элегантным и чрезвычайно импозантным.

А вот о себе Катерина этого сказать не могла. Ее платье, несмотря на частые погружения его Хедли в морскую воду, выглядело ужасающе грязным, а фишю превратилось просто в тряпку.

Девушка ничего не могла поделать и со своими волосами, ибо без щеток или гребня было невозможно привести их в какое-либо подобие порядка.

Но Катерина сказала себе, что внешний вид не важен. Они живы — вот что важно! Живы и свободны!

Даже сейчас девушка с трудом могла поверить, что они спаслись от ужасов баньо, а что касается ее, то от еще худшего ужаса, который ждал ее у бея.

Но лежа минувшей ночью без сна, Катерина думала о герцоге и спрашивала себя, что скажет ему, когда они будут одни и смогут поговорить о том, что случилось.

«Я не могу удерживать его — я не должна», — сказала себе девушка.

Мальта приближалась, и они уже видели шпили церквей, вырисовывающиеся на фоне неба.

Катерина решилась.

— Я должна… сказать вам кое-что… милорд.

Они с герцогом столпи одни у перил.

— Что? — спросил он, не сводя глаз с лежащего впереди острова.

— Я… не… католичка.

Герцог стоял неподвижно, как изваяние.

— Я… солгала, потому что… боялась.

— Вы говорите, что наш брак недействителен? — спросил герцог через минуту.

— Вы… свободны.

Герцог хотел что-то сказать, но Катерина быстро заговорила:

— Возможно, вам будет затруднительно объяснить мое… присутствие на яхте, и я бы не хотела, чтобы… гроссмейстеру… назвали мою настоящую… фамилию.

Помолчав, она продолжила словно через силу:

— Я подумала этой ночью, что вы могли бы сказать, будто я ваша родственница… например, кузина, которую вы нашли… в затруднительном положении в Венеции! Моя дуэнья заболела… и вы сочли, что будет лучше… отвезти меня… домой на своей яхте.

— Вполне правдоподобная история, — согласился герцог. — Мы не долго пробудем на Мальте — ровно столько, чтобы заново обставить яхту и нанять матросов.

— А потом… отправимся дальше… в Неаполь! — произнесла Катерина почти шепотом.

Герцог промолчал. А немного погодя сказал:

— Моя фамилия — Форд; вы, следовательно, будете моей кузиной, Катериной Форд. Я уверен, что вы сможете остановиться у сестры гроссмейстера, графини де Бревиль. У нее прелестный дворец в Валетте.

— Спасибо, — тихо сказала Катерина. — Если яхта идет на верфь… возможно, лучше вам… присмотреть за этим.

С этими словами она протянула герцогу золотой ключик от тайника, и герцог взял его.

— Думаю, всем нам нужны обновки, — сказал он, — и вы, Катерина, получите большое удовольствие, покупая нарядные платья. Со своей стороны, в благодарность за все, что вы сделали, я отдаю свое состояние в ваше полное распоряжение.

Герцог сказал это с улыбкой, но девушка чувствовала, что он говорит серьезно.

Катерина заставила себя засмеяться.

— Я не… разорю вас, милорд!

Глава 9

— Какое наслаждение видеть вас, милорд! Вы нас совсем забыли, — сказала графиня де Бревиль, протягивая руку.

— Вы должны простить меня, мадам, — ответил герцог, — но я был крайне занят новым убранством яхты и покупкой рыбной лавки.

— Рыбной лавки! — изумленно повторила графиня.

— Для человека, которому мы с Катериной обязаны нашим спасением из тюрьмы.

— Тогда он в самом деле заслуживает вашу благодарность!

— Он получил ее, — сказал герцог, — и можно ли мне оправдать свое отсутствие еще и тем, что я только что вернулся из летнего дворца гроссмейстера в Бераде.

— Надеюсь, мой брат хорошо заботился о вас, — с улыбкой сказала графиня.

— Его доброта неистощима. А как Катерина?

— Поскольку мы не ждали вас, то Катерина в данный момент в городе, примеряет последнее из своих платьев. Знаете, ей оказалось очень трудно угодить!

— Трудно? — с сомнением переспросил герцог.

— Боюсь, милорд, вы были чересчур суровы с девушкой, — промолвила графиня, искоса взглянув на него. — Вам меня не обмануть, я легко могу догадаться, почему вы забрали Катерину из Венеции!

— Неужели? — удивленно воскликнул герцог.

— Конечно, — ответила графиня. — Все дело в affaire de coeur, который вы не одобряете! В таких обстоятельствах Катерина, естественно, очень несчастна.

Герцог нахмурился и медленно спросил:

— Почему вы думаете, что она несчастна?

— Ну-ну, милорд, не пытайтесь меня провести, — пожурила его графиня. — Вы прекрасно знаете, что девушка глубоко влюблена. Вы можете не одобрять того beau, который покорил ее сердце, но уверяю вас, Катерина любит по-настоящему и отчаянно страдает.

— Вы уверены?

— Мой дорогой герцог, я еще ни разу не встречала прелестную девушку, которая не интересуется красивыми платьями, у которой нет аппетита и которая плачет по ночам в подушку, если ее сердце не разбито. Вы должны простить Катерину и быть добрее к ней на пути домой.

— Я сделаю все, что в моих силах, — обещал герцог.

Он прошел через великолепный салон графини с его сверкающими люстрами и бесценной французской мебелью и посмотрел в сад. Но едва ли герцог заметил его красочные цветы и играющие фонтаны.

Графиня наблюдала за ним с легкой улыбкой на губах.

— У Катерины мягкий нрав, — сказала она через минуту, — и я уверена, что она оправится от этого неудачного романа. Но помните, милорд, молодежь очень ранима.

— Так вы говорите, Катерина не купила те платья, что я присмотрел для нее? — спросил герцог.

— Вы просили меня купить ей все, что она потребует, — ответила графиня, — но ее требования положительно скудны! У мадам Рашель, которую я уговорила приехать сюда из Парижа, самая восхитительная коллекция платьев. Любая женщина была бы от них в восторге, но Катерина — исключение.

Герцог ничего на это не ответил. Поблагодарив графиню за гостеприимство по отношению к девушке, он попрощался и, уходя, сказал:

— Вы передадите моей кузине, что мы отплываем послезавтра? Благодаря службам гроссмейстера все, что мне требовалось, поставлено в рекордный срок.

— Вы не дождетесь возвращения Катерины? — спросила графиня. — Мне бы хотелось, чтобы вы сами ее увидели.

— Сожалею, но не могу, — ответил герцог, — потому что обедаю в Зале.

Зал Святого Михаила и Святого Георгия в Судебном дворце был одним из самых впечатляющих зданий, что герцогу доводилось видеть.

Хотя рыцари Святого Иоанна на Мальте имели отдельные auberges[12] для каждой национальности в разных частях Балетты, они были вынуждены обедать в Зале не меньше четырех раз в неделю.

Присоединившись к ним, герцог подумал, что более красочного собрания нигде в мире не найти.

Великолепие стен, увешанных красным дамастом и превосходными зеркалами, фриз, расписанный учеником Микеланджело, длинные столы, ломящиеся от золотых и серебряных сосудов, которые рыцари собирали в течение столетий, были совершенно уникальными.

Гроссмейстер — Эмануэль-Мари де Роан-Полдюк — председательствовал за обедом, а позже герцог, по личному приглашению рыцарей Кастиля и Леона, отправился в их красивый барочный замок, чтобы побеседовать с одними из самых выдающихся умов ордена.

Обсуждались политические вопросы, которые, герцог знал, будут особенно интересны мистеру Питту. Рыцари путешествовали по всей Европе и знали сокровенные тайны большинства государств лучше, чем любой посол или министр иностранных дел.

Фактически эта беседа оказалась более яркой и содержательной, чем все, что герцог слышал в палате лордов.

Уже светало, когда он попрощался с хозяевами и вышел на бледно-золотистый свет, в котором великолепные дворцы с их изящной резьбой и историческими скульптурами казались дворцами из волшебной сказки.

Идя по узким улочкам, часто представлявшим собой просто длинные лестницы, под балконами с яркими цветами, герцог подумал, что Мальта — одно из самых романтических мест, где ему доводилось бывать.

В этот утренний час вокруг было мало людей, и тени лежали еще густые и темные. В тишине спящего города слышалось только пение птиц да одинокий звон церковных колоколов, зовущих к ранней мессе.

Герцог как раз проходил мимо знаменитой церкви Святого Иоанна с ее двойными Западными Башнями — самой необычной и одной из самых впечатляющих церквей в христианском мире, — когда узнал хрупкую фигурку, поднимающуюся по ступеням.

Он остановился в тени какого-то здания, наблюдая, как Катерина проходит между колонн и исчезает внутри храма.

Ее голову закрывал черный кружевной шарф, но герцог был уверен, что никакая другая женщина не может идти с такой грацией.

Он подождал несколько минут, затем вошел в темноту церкви, едва нарушаемую мерцанием лампадок и свечек, горящих перед статуями святых.

Ее изящно расписанный потолок всегда вызывал у него восхищение, но сейчас герцог посмотрел по сторонам, спрашивая себя, где же девушка.

В церкви было очень тихо, и герцог терпеливо выжидал. А когда уже начал думать, что ошибся и на ступеньках была не Катерина, то увидел ее выходящей из бокового нефа.

Девушка медленно шла по проходу, и герцог отступил в тень, чтобы Катерина его не заметила.

Ее голова была опущена, и когда девушка приблизилась, герцог увидел, что она плачет. У выхода Катерина повернулась к алтарю преклонить колени, и большая входная дверь тихо закрылась за ней.

Герцог решительно зашагал по проходу в глубь церкви.


Из исповедальни вышел священник, старик с добрым лицом.

— Могу я отнять у вас минуту, отец? — спросил герцог.

— Ну конечно, сын мой, — ответил священник.

Он посмотрел на исповедальню, которую только что оставил.

—Я не католик, — сказал герцог, — но мне нужна ваша помощь.

— Мы всегда готовы помочь тем, кто нуждается, — ответил священник.

Он указал на резную скамью. Герцог сел, и священник опустился рядом с ним.

— Я хочу, чтобы вы сказали мне, — попросил герцог, — какое существует положение, когда католик, женившийся на протестантке, пожелает расторгнуть брак?

Герцогу показалось, что священник быстро взглянул на него, прежде чем ответить:

— Если обряд был совершен католическим священником, союз нерасторжим, разве что в очень исключительных обстоятельствах.

— Каких? — спросил герцог.

— Брак может быть аннулирован только Святым отцом в Риме. Требуется много лет и очень убедительные причины, чтобы такая просьба была удовлетворена. Должен также добавить, что это чрезвычайно дорого.

— А если эти двое не живут вместе, — спросил герцог, — может ли католик жениться снова?

— Это было бы смертным грехом, влекущим за собой отлучение от церкви, — ответил священник. — Невозможно поверить, чтобы католик даже помыслил бы о таком!

Герцог встал.

— Спасибо, отец, это все, что я хотел узнать. Позвольте предложить вам в знак моей благодарности пожертвование для бедных Мальты, а также благодарственное пожертвование за избавление от опасности.

Он вручил священнику большую сумму денег и вышел из церкви.

Солнце играло на воде, почти ослепляя своим сиянием, когда «Морской ястреб» вышел из гавани в открытое море.

Катерина стояла на палубе рядом с герцогом и махала друзьям, которые сегодня встали рано, чтобы проводить их.

Впереди яхты шел корабль ордена, каждый из его больших парусов нес восьмиконечный крест.

— Можно не бояться, что нас снова захватят в плен, — сказал герцог. — Гроссмейстер предоставил нам эскорт до Гибралтара.

Катерина повернула голову.

— Гибралтара? — недоверчиво переспросила она.

— Это наш первый порт захода, — ответил герцог.

Катерина молчала, и он добавил:

— Я подумал, что Неаполь — это лишний крюк, а мне надо как можно скорее попасть домой.

Герцог увидел вопрос в глазах девушки, но отвернулся и, глядя вдаль, подумал, как же им повезло, что они идут домой, а не сидят в темнице в тунисском баньо.

Катерина выглядела очень красивой этим утром, но герцог заметил, что за неделю она похудела и под глазами легли маленькие темные тени, которых не было, когда они уходили из Венеции.

Платье девушки было очень простым, почти что пуританским, но оно шло ей.

Из синего муслина, без всякой вышивки и украшений, и с таким же синим кушаком, оно застегивалось спереди на перламутровые пуговки, а низкий вырез лифа закрывало гладкое белое фишю.

На самом деле и цвет, и строгость платья являлись идеальной оправой для сияния Катерининых волос и бледной полупрозрачности ее кожи.

Но герцог мог понять, что графиня, которая любит пышные наряды и украшения и как все француженки обожает вычурность, нашла бы такую простоту неподходящей.

Они шли уже далеко в море, и Мальта быстро таяла на горизонте. Герцог отвернулся от перил.

— Пойдемте осмотрим яхту, — предложил он. — У меня есть что показать вам.

— С удовольствием, — ответила Катерина.

Но герцог видел, что девушка взволнована известием о том, что они не идут в Неаполь.

Они спустились по трапу и вошли в салон.

Катерина ахнула от восторга. Салон был отделан в бледно-зеленых тонах. Ковер имел более темный оттенок, чем стены, а диваны, мягкие подушки и занавески на иллюминаторах были цвета весенней листвы.

На стенах висели французские гравюры в золотых рамках, и повсюду стояли цветы, присланные им друзьями с Мальты.

— Здесь очень приятно, — восхищенно проговорила Катерина.

— Я надеялся, что вам понравится, — сказал герцог.

Катерина, похоже, не выдержала:

— Вы… возьмете меня… в Англию?

— Если вы желаете ехать со мной. Я хочу сказать вам две вещи, Катерина. Во-первых, на следующий же день после нашего прибытия в Валетту отец-редемптионист выехал в Тунис с деньгами для выкупа остальной команды.

— О, я рада! Я так рада! — вскричала Катерина.

— Во-вторых, я узнал, что один из мальтийских рыцарей отправлялся вчера в Венецию. Я послал с ним Свадебную корону и жемчужное ожерелье обратно вашему дедушке. И письмо с объяснением.

Катеринино лицо потемнело, а глаза расширились от изумления.

— Он также передаст остальные драгоценности маркизу Соранцо.

— Как вы могли? — гневно спросила Катерина. — Эти драгоценности — все, что у меня было! Вы не имели права распоряжаться ими! Они были мои!

— Они не были на самом деле вашими, — поправил ее герцог. — Свадебную корону вам дали на время из Сокровищницы, а прочие драгоценности вы получили обманным путем.

— Но это… все, что у меня… было!

— Я дам вам любые деньги, какие нужно.

— Я не хочу брать… ваши деньги! У меня нет никакого желания быть… благодарной за… банковский чек!

При этом Катерина вспомнила, как герцог обеспечивал Одетту, и он понял, почему девушка пришла в ярость при мысли стать еще одним объектом его щедрости.

— Если вы не позволите помочь вам, — сказал он спокойно, — то что вы будете делать, когда окажетесь в Англии?

— Я… пойду в… монастырь.

— Монастыри для католиков! Краска затопила бледные щеки Катерины. Не дожидаясь, когда девушка найдет объяснение для того, что, он не сомневался, было обмолвкой, герцог сказал:

— Пойдемте, я хочу показать вам остальные каюты.

Как будто не сумев найти слов, чтобы отказать герцогу, Катерина последовала за ним.

Он открыл дверь своей каюты, и девушка вошла. Совсем недавно эта каюта казалась ей безопасным убежищем, хоть их и стерег днем и ночью солдат.

Катерина огляделась и задохнулась от изумления.

Прежде эта каюта была великолепно обставлена, но преимущественно в мужском стиле. Кровать была из красного дерева, а покрывало и портьеры — из темно-красного дамаста.

Но теперь над кроватью висел полог из голубого шелка и белого муслина, падающий с венчика из золотых ангелов и собранный по бокам в большие складки.

Покрывало было из бесценного мальтийского кружева, а занавески на иллюминаторах и мягкий ковер оказались синими, как мантия Мадонны.

— Как красиво, — воскликнула Катерина. — Как восхитительно красиво!

— Я надеялся угодить вам, — ответил герцог.

С этими словами он повернулся к расписному шкафу, в чем-то похожему на тот, в котором девушка пряталась, когда сбегала из Венеции.

Герцог открыл дверцы, и вместо сюртуков Катерина увидела на вешалках платья: простые муслиновые, заказанные ею у мадам Рашель на Мальте, и дюжину других, которые она тогда отказалась покупать.

Эти платья, сшитые из золотой и серебряной парчи, кружев и бархата, атласа и тафты, газа и тюля, поражали своим великолепием, а их яркие цвета завораживали, как радуга.

Девушка молча стояла, недоуменно глядя на них.

Тут герцог взял ее левую руку в свою и, прежде чем Катерина успела понять, что происходит, надел ей на палец золотое обручальное кольцо.

— Этим кольцом я беру тебя в жены, — сказал он мягко.

Потом добавил к нему еще одно кольцо, с огромным сапфиром, синим, как море, и окруженном бриллиантами.

— Неужели ты думаешь, что я позволил бы тебе носить драгоценности, подаренные другим мужчиной? — спросил герцог.

Катерина подняла к нему лицо, и они посмотрели в глаза друг другу. И замерли, не в силах пошевелиться.

Но вот внезапный порыв ветра заставил «Морского ястреба» накрениться, и чтобы удержать равновесие, Катерина схватилась за герцога. Тот поднял девушку на руки и посадил на кровать так, чтобы она опиралась на подушки.

— Я хочу поговорить с тобой, и лучше нам устроиться поудобнее.

Катерина смотрела на него испуганно и встревоженно, но когда герцог улыбнулся своей неотразимой улыбкой, сердце так и подпрыгнуло у нее в груди.

Герцог снял свой элегантный серый сюртук, бросил его на стул и сел на кровать лицом к девушке.

Его белая льняная рубашка с монограммной короной напомнила Катерине ту, в которой он был одет, когда держал ее в объятиях в тунисской тюрьме.

— Когда я впервые встретил тебя, Катерина, — сказал герцог своим глубоким голосом, — ты носила маску. Я думаю, пора тебе снять эту маску, которой ты пыталась обмануть меня.

— Не… понимаю, что вы… имеете в виду, — нерешительно сказала девушка.

— Думаю, понимаешь, — настаивал герцог. — Когда мы ужинали вместе на этом корабле в тот первый вечер, как оставили Венецию, ты сказала, что хочешь знать, как любой из нас повел бы себя, если бы нам пришлось столкнуться с настоящими трудностями. Помнишь?

— Помню, — прошептала Катерина.

— И ты сказала, — продолжал герцог, — что при таких обстоятельствах человек может открыть нечто удивительное, что иначе никогда бы не обнаружил.

Он помолчал и посмотрел на Катерину, а потом сказал очень спокойно:

— Я открыл, что ты не только самая храбрая, самая очаровательная и самая вдохновляющая спутница, какую только можно пожелать во время опасности, но и что ты любишь меня.

Катерина ахнула. Она вспыхнула и опустила глаза.

— Я подумал, что это любовь, когда держал тебя в своих объятиях в той ужасной тюремной камере, —сказал герцог, — но я убедился в этом, когда ты предложила оставить тебя, пока я плыву к безопасности. Он коснулся рукой золота ее волос.

— Я стал еще более уверен, когда ты сказала мне, что наш брак не имеет законной силы, потому что ты не католичка. Ты солгала, Катерина, чтобы я чувствовал себя свободным. Только любовь могла заставить тебя совершить такую великодушную глупость.

Катерина дрожала и ничего не говорила. Ее ресницы казались почти черными на фоне бледных щек.

— Посмотри на меня, Катерина, — приказал герцог.

Девушка не смогла этого сделать, и спустя минуту он приподнял ее голову за подбородок.

— Посмотри на меня! — властно потребовал он. — Я хочу рассказать, что я открыл в себе.

При его прикосновении Катерина задрожала и со страхом подняла на него свои голубые глаза.

— Я обнаружил, — медленно сказал герцог, — что я безумно, безгранично, непреодолимо влюблен, как не был влюблен еще ни разу в жизни!

Сначала Катерина не поняла полного значения этих слов.

Затем, как заря разгорается на небе, ее лицо просветлело, в ней вспыхнул внутренний свет, от которого ее глаза засияли почти невероятной красотой.

— Вы… любите… меня? — прошептала девушка так тихо, что герцог едва услышал.

— Я люблю тебя, — уверенно ответил он.

Его губы непреодолимо двинулись к ее губам, и когда герцог поцеловал ее, Катерине показалось, будто каюта закружилась вокруг них, и облака сияния, которые окружали их однажды, в баньо, окутали ее снова.

— Я люблю тебя, моя дорогая, — повторил герцог. — Ты — все, что я стремился найти в женщине, но каждый раз разочаровывался.

Он снова отыскал ее губы, и Катерина подумала, что нельзя познать такое счастье и не умереть от его чуда.

Девушка почувствовала, как чувствована раньше, когда герцог целовал ее, что ничто больше не имеет значения, что у нее нет ни мыслей, ни чувств, ни желаний, кроме желания принадлежать ему, быть частью его.

— Ты так красива! Так невероятно, неслыханно красива, и ты моя, Катерина, — моя жена!

Девушка спрятала лицо на его плече. Герцог поцеловал ее волосы, а потом услышал, как она говорит нерешительно:

— Я… боюсь.

— Меня?

— Нет… конечно, нет!

Катерина подняла голову, и герцог подумал, что никогда еще не видел, чтобы женщина выглядела такой счастливой, такой сияющей от радости любви.

— Что же тогда пугает тебя, моя маленькая любовь?

Девушка колебалась, и герцог догадался, что она пытается отыскать слова для выражения своих мыслей.

— То, что я… наскучу тебе, — прошептала она. — Ты всегда… любил опытных… искушенных женщин. Я так боюсь, что… рядом с ними я покажусь… нестоящей. Ты… научишь меня, как… возбуждать тебя? Герцог рассмеялся.

— Такой урок совершенно излишен, моя драгоценная. Ты уже возбуждаешь меня до грани безумия! Но то, что я чувствую к тебе, так отличается от того, что я чувствовал в прошлом!

Его губы коснулись ее лба.

— Видишь ли, моя любимая, возбуждение — это то, чего я всегда требовал от женщин, — они должны возбуждать меня! Но то, чего я хочу сейчас, — это возбуждать тебя, что, я полагаю, я и делаю.

Катерина прошептала что-то невнятное.

— Но это — самое малое из того, что мы чувствуем друг к другу. Когда нас венчали, я стоял на коленях на том тюремном полу и знал, что слова, которые я повторял за отцом-редемптионистом, целиком и полностью искренни.

Герцог почувствовал, как девушка шевельнулась в его руках, и сказал очень глубоким и серьезным голосом:

— Я поклялся любить тебя, если ты будешь больна, и если бы дела пошли хуже, чем они были в тот момент, я бы по-прежнему любил тебя. Я говорил серьезно. Я знал, что любовь, которую я чувствую к тебе, священна, и наш союз благословлен Богом.

Он еще крепче обнял Катерину.

— Никто из нас не знал в тот момент, что принесет будущее, но мы обвенчаны, моя дорогая, так же неоспоримо, как если бы эта церемония проходила в самом великолепном кафедральном соборе мира. И я знал, что Бог благословляет нас.

— Я тоже… это чувствовала, — призналась Катерина, — но потому что я любила тебя так… сильно, всем своим существом, мне было… невыносимо сознавать… что ты женился на мне только ради того… чтобы спасти меня от… бея.

— Я решил жениться на тебе задолго до того, как мы попали в Тунис, — ответил герцог. — Я думаю, моя дорогая, что мы предназначены друг для друга с самого начала времен, и теперь мы вместе до конца наших дней.

Катерина вскрикнула от счастья. Потом подняла лицо, и герцог снова нашел ее губы.

— Я люблю тебя! Я обожаю тебя, — воскликнул он. — Неужели ты думала, что, обещав любить и оставаться с тобой, я позволил бы тебе ускользнуть?

— Я хотела… принадлежать… тебе. Я хотела быть… твоей, — прошептала Катерина, — но я не хотела, чтобы ты… думал, будто я… поймала тебя.

— Но именно это ты и сделала! — с улыбкой ответил герцог. — Ты поймала, пленила, поработила меня своей несравненной прелестью и сумасшедшим очарованием. И мне никогда не освободиться из этого плена.

Девушка рассмеялась от совершеннейшего счастья, и герцог снова поцеловал ее.

Сначала его губы были очень нежными, потому что святость вещей, только что сказанных ими друг другу, вызвала в нем почти благоговейный страх.

Но когда герцог почувствовал, как Катерина дрожит в его объятиях, когда ее рот прильнул к его рту, и он увидел пламя в ее глазах, вторящее огню его глаз, его поцелуи стали более страстными.

Он поцеловал ее глаза, ее щеки и жилку, бьющуюся на ее белой шее. Он отбросил фишю с ее плеч и расстегнул перламутровые пуговки платья.

— Ты моя! Мое сердце, моя душа, моя жизнь! — яростно воскликнул он.

И тогда Катерина поняла, что они — одно неразделимое целое, вместе в мире настолько прекрасном, настолько совершенном, что он и есть часть Божественного.

— Я люблю… тебя, я люблю… тебя! — попыталась она сказать, но губы герцога забрали слова с ее губ.

А высоко над ними упругий ветер наполнял паруса. «Морской ястреб» безмятежно шел к Англии.

Примечания

1

носильщики (ит.).

2

Мой дорогой (фр.)

3

в доме Доффино

4

Старая или Старинная библиотека (ит.).

5

домик; маленький бордель (фр.)

6

суша, твердая земля (лат.).

7

Выоченькрасивы,моякрошка(фр.)

8

Большое спасибо (ит).

9

денди, красавчик (фр)

10

Войдите (ит.).

11

званый вечер (фр.)

12

постоялый двор, гостиница, приют; (фр.).


home | my bookshelf | | Маска любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу