Book: Любовь в отеле «Ритц»



Любовь в отеле «Ритц»

Барбара Картленд

Любовь в отеле «Ритц»

Глава 1

1898 год

Граф Катсдэйл пребывал в прескверном настроении.

Лондон он покидал в гневе, измученный страшными болями в спине, из-за которых любое движение причиняло ему невыносимые страдания.

«По крайней мере, — сказал он себе, — вот повод испробовать новое средство».

Всю дорогу граф не переставал поносить английскую медицину и всех ее представителей и занимался этим всю дорогу, пока ехали через Ла-Манш, а потом и от побережья до Парижа.

Вильма, дочь графа, сопровождавшая его в этом путешествии, привыкла к вспышкам отцовского гнева и поэтому почти не обращала на них внимания.

А камердинер Герберт за долгие годы службы у графа научился не произносить ни слова, пока буря не стихнет. Когда они подъезжали к Парижу, граф обратился к дочери и слуге с такими словами:

— Итак, вы оба — запомните хорошенько: поскольку я не желаю, чтобы хоть одна живая душа узнала, что граф Катсдэйл похож на сломанную куклу, с этого момента я — полковник Кроушоу, а леди Вильма — мисс Кроушоу.

А так как он уже напоминал им об этом по крайней мере дюжину раз, Вильма подумала, что ни она, ни Герберт при всем желании не смогут забыть его требования.

В Париже они остановились в роскошном доме, принадлежавшем виконту де Сервезу. Виконт был старинным; приятелем графа, и тот, когда бывал в Париже, почти всегда останавливался в этом доме.

Сейчас виконта не было в городе.

Но в своем ответном письме, он писал, что будет только рад, если граф воспользуется его домом на улице Сент-Оноре.

Вильма никогда раньше не бывала здесь. Она восхищалась убранством комнат и восторгалась тем, что все помещения были освещены новым способом — электролампами.

— Приятно убедиться, папа; — обратилась она к отцу, — как абсолютно правильно поступили мы, приняв решение использовать электричество для освещения дома, ведь, полагаю, французы больше соображают в электричестве, чем мы.

В ответ граф только сверкнул глазами.

Ему помогли устроиться на кровати так, чтобы он мог дать покой своей больной спине.

Утром, когда Вильма принесла отцу газеты, он был в более благодушном настроении.

— Папа, посмотри, это же здорово, — сказала она. — Вчера состоялось открытие нового отеля «Ритц», и, похоже, буквально все знатные и известные особы, о которых мы когда-либо слышали, присутствовали на этом открытии.

— Л ненавижу гостиницы! — пробурчал граф.

— Я знаю, папа, но газеты пишут, будто отель «Ритц» значительно отличается от любой другой, существующей или существовавшей гостиницы. Вы только подумайте, в каждом номере есть отдельная ванная комната!

На мгновение показалось, что граф признал достойным подобное новшество.

Но он тут же отметил:

— Принц Уэльский вполне доволен пребыванием в Бристоле, где имеется только одна ванная комната на этаже.

Вильма не слушала. Она продолжала читать газету.

По-французски она читала столь же свободно, как и по-английски. После долгой паузы она продолжила:

— Представьте себе! На открытии были Вандербильды, а также великие князья Михаил и Александр, а еще прекрасная королева Фоли-Берже. Мне кажется, я что-то слышала о ней раньше.

— Если и так, то вам все же не следует интересоваться ею! — мгновенно отреагировал граф.

— Почему? — удивилась Вильма.

Граф немного помолчал, подбирая слова, потом произнес:

— Это куртизанка, и должен признать — великая куртизанка, но тем не менее ее имя никогда не могло бы упоминаться в разговорах вашей матери или вашей бабушки.

Вильма рассмеялась:

— Вы же знаете, папа, что с вами мы можем говорить обо всем, и для меня это самая большая радость на свете.

Взгляд графа смягчился:

Он и в самом деле очень любил свою дочь и понимал, что ее красота вряд ли позволит ему еще долгое время удерживать девушку при себе, особенно теперь, когда она начала выезжать в свет.

Хотя теперь, забрав Вильму из Лондона в июне, он лишил ее возможности присутствовать на наиболее значительных балах сезона.

Впрочем, казалось, что она совсем не переживала по этому поводу.

Ее и в самом деле гораздо больше интересовала поездка в Париж, нежели посещение вечеров и балов, тщательно подготовленных матерями ее сверстниц.

Снова углубившись в чтение газеты, она воскликнула:

— Там были и англичане — герцог Мальборо, герцоги Портлендский, и Сьюзерлендский, и Норфолкский, и все с женами!

— А вот это и впрямь что-то новенькое! — согласился граф. — В мое время, отправляясь в Париж, оставляли жену дома.

Вильма засмеялась:

— Теперь уже вы, папа, говорите то, чего не должны были бы говорить при мне!

— Ты сама меня вынудила, — парировал граф. — А сейчас главное — постараться, чтобы никто из этих господ не прознал, что я здесь. У меня нет ни малейшего желания давать им повод для насмешек и издевательств надо мной только потому, что я впервые за столько лет свалился с лошади.

— Да ведь все объяснимо, папа, — успокоила его Вильма, — если учесть, насколько необуздан нрав у Геркулеса. Но вам непременно надо было ехать только на нем.

Граф понимал, как она права.

Он нисколько не сомневался, что для него будет детской забавой укротить жеребца, купленного у приятеля, — тот не сумел справиться с норовистым скакуном.

К несчастью. Геркулес — несомненно, великолепный жеребец, — вздумал догнать в парке оленя. Граф, застигнутый врасплох, вылетел из седла.

Вильма знала, в какой степени гордился ее отец своей репутацией непревзойденного наездника, и понимала: он действительно будет чувствовать себя униженным, если кто-нибудь из его приятелей восторжествует над графом, который, как говорят французы, «hors de combat»— «выбыл из строя».

— Никто не узнает о вас, папа, — успокоила она, — и я буду очень внимательна и не забуду, что я — мисс Кроушоу. В конце концов я не покривлю душой, поскольку это одно из ваших имен.

Граф принадлежал к очень старинному роду, чьи корни восходили к временам еще до правления Тюдоров.

Кроушоу было одним из родовых имен его предков и сохранялось веками.

Он часто пользовался им, когда, путешествуя, покидал страну.

Особенно если не желал, чтобы британское посольство поднимало шумиху вокруг его имени или чтобы в своей вечной погоне за титулами его преследовали иностранцы.

По никогда раньше он не был так заинтересован сохранить свое инкогнито.

С ужасом представлял он, как Мальборо, чье остроумие могло соперничать только со злобностью, станет издеваться над его нынешним унизительным состоянием.

Отец казался таким подавленным, что Вильма подошла к кровати и, наклонившись, поцеловала его в щеку.

— Не стоит унывать, папа! — убеждала она его. — Я уверена, что этот человек сотворит с вами чудо, и вы скоро опять сможете ездить верхом, как и прежде, вызывая восхищение и зависть у всех, кто вас видит.

— Ты хорошая девочка, Вильма, — Сказал граф. — А этого проклятого жеребца я укрощу, чего бы это мне ни стоило.

Вильма знала, что спорить бесполезно.

И она вернулась к описанию открытия отеля «Ритц».

Газеты сообщали, как поразило каждого присутствующего то, что они увидели там.

И так как Цезарь Ритц вызвал подобную сенсацию, все без исключения издания посвятили его карьере немало газетных полос.

Рассказывалось и о том, как ему в голову пришло построить отель, столь непохожий на все остальные.

Из газет Вильма узнала, что Цезарь Ритц родился в швейцарской деревушке Нидервальд в 1850 году.

Он был тринадцатым ребенком в большой крестьянской семье, которая не отличалась особым достатком, однако очень гордилась своей родословной.

На каменной печи в гостиной их дома было изображение пики, и именно оно теперь воспроизводилось на почтовой бумаге отеля.

Цезарь смотрел за козами и коровами своего отца, занимавшего пост деревенского старосты.

Само селение насчитывало около двухсот жителей. Мальчик посещал местную школу. Его отец находил это занятие пустой тратой времени. Однако мать Цезаря была честолюбива в отношении своих детей.

Сам же Цезарь, несмотря на свой юный возраст, уже точно знал, чем бы ему хотелось заниматься в жизни.

Когда ему исполнилось двенадцать, его послали в Сион изучать французский язык и математику.

Ему не терпелось достичь своей цели, и он стал учеником официанта, подающего вино.

Прочитав это, Вильма подняла глаза на отца и сказала:

— Очаровательная история жизни Цезаря Ритца напечатана в «Le Jour», папа. Думаю, вы с удовольствием прочтете ее.

— Я не интересуюсь прислугой и официантами, — ответил граф.

— Но он теперь весьма значительная особа, — возразила Вильма, — хотя было время, когда ему приходилось драить и натирать полы, да и бегать вверх-вниз по лестницам с багажом и лотками.

— Я не могу понять, почему бы тебе не почитать о чем-нибудь более серьезном, — пробурчал граф.

Казалось, он во всем хочет найти повод для недовольства.

— Сейчас мы находимся в Париже — наиболее цивилизованном городе мира, а ты тратишь время на всю эту чепуху о каком-то там владельце гостиницы.

Вильма засмеялась.

Она знала, что отец, беседуя с ней, всегда считал своим долгом ей противоречить, и это превращало их разговоры в захватывающее состязание.

Они постоянно придерживались диаметрально противоположных мнений и старались сделать все возможное и невозможное, чтобы разгромить друг друга в споре.

— Что ж, мне остается только сказать, — произнесла она, — что я бы с удовольствием побывала в отеле «Ритц»и сама убедилась бы, насколько он отличается от тех гостиниц, в которых нам доводилось останавливаться. Вы только вообразите себе, папа! Никаких тяжелых гобеленов, плюша или бархата, так как мсье Ритц утверждает, что они собирают пыль.

— Я бы подумал, что сие место напоминает армейские казармы! — прорычал граф.

Дочь не отвечала, погруженная в чтение. Затем она воскликнула:

— Как вы думаете, о чем здесь говорится?

Граф не ответил, но она продолжила:

— «Удобные стулья для столовой были доставлены только накануне, но, когда они прибыли, мсье Ритц обнаружил, что стопы слишком высоки.

» Их необходимо вернуть, чтобы обрезать ножки!«— вскричал он.

Жена согласилась с ним, но, когда он выбежал во двор, фургон, доставивший стулья, уже отъехал довольно далеко. Ритц бежал за ним под дождем и кричал вдогонку:» Надо отпилить по два сантиметра от ножек каждого стола и вернуть столы назад не позднее, чем через два часа!«Ему пытались объяснить, что это невозможно, но он настоял на своем. Официанты как раз заканчивали накрывать вновь доставленные столы, когда начали прибывать первые кареты с гостями».

— Ему следовало бы позаботиться обо всем заранее, а не оставлять все на последнюю минуту, — неодобрительно отметил граф.

— А меня эта история просто очаровала, — не соглашалась Вильма. — Пожалуйста, ну, пожалуйста, папа, прежде чем мы покинем Париж, сводите меня посмотреть отель «Ритц».

— Чтобы встретить там кого-нибудь из знакомых? — спросил граф. — Даже не думай об этом! Как только мне будет лучше, мы возвратимся в Лондон, и ты будешь танцевать на балах.

Вильма не отвечала.

Она размышляла над тем, как бы ей хоть немного посмотреть Париж, прежде чем они вернутся в Лондон.

Девушка уже даже составила список мест, которые хотела бы посетить.

Этот список открывался Дувром и заканчивался Аквариумом в Булонском лесу.

Трудность заключалась в том, чтобы найти кого-то, кто мог бы сопровождать ее. Ведь выходить одна она не могла.

Отец так решительно настроен был не допустить ни малейших сплетен, касающихся полученных им повреждений, что даже не позволил ей взять с собой горничную.

А Герберта, конечно, невозможно будет заставить покинуть своего господина.

«Я что-нибудь придумаю», — неуверенно пообещала она себе и продолжила читать об отеле Ритца.


Вскоре приехал врач, считавшийся большим специалистом по лечению травм позвоночника, о котором говорили, что он добивается непревзойденным результатов своим методом. Звали его Пьер Бланк.

Вильма первой встретила его. В совершенстве владея французским, она поведала о постигшем отца несчастье и попыталась объяснить врачу, насколько важно для графа было сесть в седло и что сделать это он намерен как можно скорее.

— В Англии граф считается непревзойденным наездником, — добавила она, — и именно поэтому он не хочет, чтобы кто-нибудь узнал о том, что с ним случилось.

— Я могу понять это, мадемуазель, — сказал врач, — и я обещаю вам — граф скоро поправится, а потом и вовсе забудет о том, что когда-то получил столь неудачную травму.

Он говорил это настолько уверенно, что Вильма была заворожена.

— Я надеюсь, вам удастся убедить отца в скором выздоровлении. Ему так не нравится чувствовать себя калекой.

Пьер Бланк развел руками.

— Кому это может понравиться? Особенно когда ты в Париже.

— Теперь я отведу вас наверх, — сказала Вильма.

— Но прежде чем мы поднимемся, мадемуазель, — прервал ее Пьер Бланк, — вы должны пообещать мне заставить вашего отца безоговорочно следовать моим предписаниям.

— Я постараюсь, — пообещала Вильма с некоторым сомнением.

— Это самое важное для него — отдыхать после каждого сеанса лечения, который я буду проводить, — подчеркнуп Пьер Бланк. — Как правило, пациенты сразу же засыпают. По если ваш отец не будет спать, ему все же необходимо неподвижно лежать на спине. При этом никто и ничто не должно беспокоить или волновать его. Вы меня понимаете, мадемуазель?

— Конечно, мсье, — ответила Вильма, — и я обещаю вам, что папин покой будет строго охраняться, и никто и ничто не нарушит его.

— Это как раз то, что требуется, — воскликнул Пьер Бланк. — А теперь, мадемуазель, я готов осмотреть моего пациента.

Вильма повела его наверх, в комнату, которую занимал отец. Это была очень удобная и самая большая комната во всем доме.

Она знала, хотя сам отец никогда не признался бы в этом, он считал часы, ожидая визита Пьера Бланка.

Как только мужчины обменялись рукопожатием, Вильма оставила их и стремительно спустилась вниз.

Теперь она была свободна и надеялась, что, может быть, ей удастся выйти и хоть немного, пусть совсем чуть-чуть, посмотреть на Париж.

Она задумалась, не попросить ли кого-нибудь из служанок сопровождать ее.

Но все они были средних лет или совсем старые, и девушка решила, что им вряд ли захотелось бы сопровождать ее на прогулке после того, как они проработали все утро.

«Но я должна выйти, должна!»— говорила она себе.

Неожиданно дверь открылась, и седовласый слуга (Вильма успела узнать, что он служил у виконта тридцать лет) объявил:

— Господин Цезарь Ритц желал бы видеть вас, мадемуазель.

Девушка была сильно удивлена и в какой-то момент подумала, не шутка ли это.

Но вслед за слугой в комнату вошел невысокий темноволосый мужчина, действительно оказавшийся Цезарем Ритцем. Не было никакой ошибки, на газетных иллюстрациях он выглядел именно таким: высокий лоб, зачесанные назад волосы и длинные свисающие вниз усы.

Па пороге стоял владелец знаменитого отеля собственной персоной.

Вильма не спускала с вошедшего ошеломленного взгляда все время, пока тот пересекал комнату, затем гость вежливо поклонился ей и заговорил:

— Простите мне мое вторжение, мадемуазель, но я вынужден обратиться к вам с огромной просьбой. Я никак не предполагал, что в доме кто-то живет, и только сейчас узнал о том, что вы и ваш отец имели честь остановиться здесь.

— Мы прибыли позавчера, — пояснила Вильма.

— Слуга только сейчас сообщил мне это, — ответил Цезарь Ритц, — а я, в свою очередь, обязан объяснить вам причину моего появления здесь.

Он казался очень взволнованным, как будто боялся, что она может отказать ему в том, о чем он собирался просить.

— Может быть, вы присядете, мсье Ритц, — предложила Вильма. — Я как раз читала в газете о вашей бесподобной гостинице.

Говоря это, она указала гостю на ближайшее кресло. Цезарь Ритц сел и заговорил:

— Мне повезло, очень повезло. Понимаете, мадемуазель, где-то в глубине души я опасался, что те, на кого я так рассчитывал, не приедут. Но они приехали! Почти все, кого я пригласил. И именно это и создало для меня новую проблему.

— Проблему? — переспросила Вильма.

— Да, И как раз она-то и привела меня сюда, — ответил Цезарь Ритц.

— Расскажите же мне, в чем дело, — заторопила его Вильма.

Цезарь перевел дыхание и стал рассказывать:

— Я не мог и мечтать об этом, я никогда не был столь самонадеянным, чтобы представить себе, что так быстро будут заказаны все номера. Мадемуазель, хотите верьте, хотите нет, но в гостинице не осталось ни одного свободного места!

Вильма подумала, насколько сейчас этот человек был похож на возбужденного школьника, и она, улыбаясь, сказала ему:

— Я так рада за вас, мсье, ведь это, должно быть, большое счастье — узнать, что ваша упорная и напряженная работа оценена по достоинству.

— Я и в самом деле очень счастлив, — сказал Цезарь Ритц. — Но есть одна загвоздка, а я поклялся себе, что, когда открою отель «Ритц», он станет самым совершенным отелем в мире и все в нем будет безупречно.



— Я читала об открытии отеля в газетах, и мне кажется, все там — само совершенство.

— Почти; к сожалению, есть одно упущение, — признался Цезарь Ритц.

— Какое же? — спросила Вильма.

— Для спальных комнат гостиничных номеров в качестве образца я использовал одну из люстр, находящихся в этом доме. Честно говоря, сам виконт де Сервез и показал ее мне как одну из наиболее привлекательных моделей, виденных им когда-либо.

— Поэтому вы взяли ее за образец и скопировали для своего отеля, — сказала Вильма.

— Именно так и было! — ответил ей Цезарь Ритц. — Но во время установки одна люстра разбилась.

— Какая досада! — воскликнула Вильма.

— Да, именно так, — согласился Цезарь Ритц, — и это не имело бы такого большого значения, если бы тот номер, где это произошло, не предназначался для графа Гастона де Форэ, весьма влиятельного лица здесь, в Париже. Он должен занять свой номер сегодня вечером.

Он остановился, затем продолжил:

— Мне больше негде его поместить, совсем негде! И в его спальне нет люстры.

Он произнес это с таким отчаянием в голосе, что Вильма с трудом удержалась от смеха.

— Что ж, могу ли я чем-нибудь помочь вам, мсье? — только спросила она.

— Я рассчитывал, когда направлялся сюда, — начал объяснять ей господин Ритц, — что виконт, у которого я служил столько лет и который всегда поощрял меня в моих честолюбивых планах и стремлениях, не откажет мне в одолжении и разрешит позаимствовать одну из люстр отсюда — только до тех пор, пока не будет доставлена люстра, заказанная мною взамен разбитой. Пожалуйста, мадемуазель, ну, пожалуйста, будьте великодушны и позвольте мне взять одну люстру на те несколько дней, которые понадобятся на изготовление и получение с фабрики замены, уже заказанной мною.

Вильма улыбнулась:

— Ну конечно, мсье, с большим удовольствием. Я уверена, их здесь предостаточно, и вы можете выбрать ту, которая вам подходит.

Цезарь Ритц захлопал в ладоши.

— Мерси, мерси, мадемуазель, вы — больше, чем сама доброта! Я не могу выразить свою благодарность вам! Как мог бы я поселить графа в номер с недоделками, в номер, где посреди потолка в спальне была бы вместо люстры дыра?

Вильма встала.

— Пойдемте посмотрим, какая люстра вам подойдет, — сказала она.

Она направилась к двери, и Цезарь Ритц предупредительно распахнул перед ней дверь. Так как необходимая ему люстра предназначалась для спальни, она подумала, что люстры в гостиной и парадных комнатах были бы слишком велики для этой цели.

Она поднялась по лестнице и открыла дверь одной из незанятых спален.

С потолка свисала изящная люстра с шестью светильниками в форме шара, точно такая же, как и в ее комнате.

Взглянув на потолок. Цезарь Ритц от восторга захлопал в ладоши.

— Как раз такую мне и надо, именно их я и заказал, — заговорил , он, — правда, она не приспособлена для электрического освещения, но это легко исправить.

Я уверен, господин виконт будет в восторге, когда я верну ему ее готовую к использованию для электрического освещения, как и большинство светильников в его доме.

— Я поразилась, как умело были переделаны некоторые люстры в доме, — заметила Вильма. — Но одновременно с электрическим освещением виконт по-прежнему использует свечи, ведь их свет более соответствует некоторым помещениям.

— Вы не видели мое освещение, — ответил ей Цезарь Ритц. — Я потратил уйму времени, мадемуазель, выбирая наиболее привлекательный, на мой взгляд, цвет. Ведь освещение очень важно, особенно для красивых женщин.

— Я что-то читала об этом, — проговорила Вильма.

— День заднем, — продолжал объяснять господин Ритц, — я часами работал с электриком, проверяя эффект, получаемый от различных оттенков освещения на лице моей жены.

Жестикулируя, он продолжал:

— В конце концов я решил, что лучше всего она выглядела при тончайшем сочетании абрикосового и розового оттенков, и именно такое освещение я использовал во всем отеле.

— Это замечательно! — воскликнула Вильма. — Как бы мне хотелось увидеть это!

— Почему бы нет? — ответил Цезарь Ритц. — Я очень польщен и с радостью покажу вам, мадемуазель, чего я достиг в осуществлении своей мечты.

Заметив, как загорелись глаза Вильмы, он сказал:

— Поедем со мной, мадемуазель, поедем со мной сейчас же! Думаю, вы не будете удивлены, узнав, что я привез с собой электрика, который снимет эту люстру прямо сейчас. Он ждет меня снаружи.

Вильма замерла. Она знала — поступать подобным образом нельзя. Но ее отцу необходимо спокойно лежать после процедуры, поэтому он вряд ли сможет узнать о том, что она покидала дом.

Какое-то мгновение она колебалась. Затем, не справившись с таким большим искушением, произнесла:

— Зовите вашего электрика, мсье, а я пойду надену шляпку, чтобы отправиться вместе с вами.

— Очень любезно с вашей стороны.

Он поспешил вниз по ступенькам, больше похожий на мальчишку, нежели на мужчину солидного возраста.

Электрик на удивление быстро снял люстру, и к тому времени, как Вильма вышла из своей комнаты. Цезарь Ритц уже ожидал ее в холле.

У ворот стояла очень удобная карета, запряженная парой лошадей.

Электрик забрался на козлы рядом с кучером, а Вильма и Цезарь Ритц устроились в карете.

Только когда они повернули уже на Вандомскую площадь, девушка решилась заговорить:

— Надеюсь, вы правильно поймете меня, мсье, если я скажу, что было бы ошибкой с моей стороны встретить кого-нибудь из лондонских знакомых. Мой отец ни за что не хотел бы, чтобы кто-нибудь из его друзей узнал о его пребывании в Париже. С ним произошел небольшой несчастный случай, и он здесь проходит курс специального лечения.

Чтобы подчеркнуть важность сказанного ею, она добавила:

— Ему не позволяют принимать никаких посетителей, а мне было бы весьма неловко отказывать людям в приеме.

— Да, конечно, мадемуазель, я все понимаю, — успокоил ее Цезарь Ритц. — Мы не будем останавливаться у главного входа со стороны Вандомской площади, я тоже планировал подъехать к заднему двору.

Вильма сообразила, что и ему было бы лучше войти с черного входа, так как и он не хотел, чтобы кто-либо узнал, как владелец отеля был вынужден заимствовать люстру для своего «совершенного» детища.

Когда они вышли из кареты. Цезарь Ритц поспешил провести ее вверх по боковой лестнице на второй этаж.

— Я хочу показать вам один из самых лучших номеров в отеле, — сказал он, — который, на наше счастье, не будет занят до сегодняшнего вечера. Гости, занимавшие его, покинули отель сегодня утром.

Вильма уже успела по достоинству оценить широкие коридоры, стены которых вместо бумажных обоев были покрыты краской.

Рисунок ковра был традиционным, а цвета — яркими и привлекавшими внимание.

Цезарь Ритц провел ее в огромные апартаменты, окна которых выходили на Вандомскую площадь. Вильму потрясло их великолепие. Стены украшали только массивные зеркала. Как она и читала в газетах, не было даже намека на плюш или бархат, никаких ненужных украшательств наподобие рюшей или безвкусных оборок на занавесах.

— У меня не будет деревянных кроватей, — объяснял Цезарь Ритц, показывая Вильме спальню. — Металл намного гигиеничнее.

Как она и ожидала, свет в комнатах был розовато-абрикосовый. Действительно, при таком освещении любая женщина будет выглядеть вечером наилучшим образом.

В комнатах были встроенные шкафы, а в гостиной расставлены большие удобные кресла.

Повсюду стояли цветы; экзотические фрукты в вазах ожидали гостей.

— Все прекрасно, мсье, все просто великолепно! — восклицала Вильма.

Чтобы попасть в номер, в котором не хватало люстры, они проделали довольно длинный путь по коридору.

Во всех остальных номерах люстры крепились к потолку элегантными шелковыми шнурами.

В том номере, куда они вошли, с потолка тоже спускался шнур, но без люстры.

— Теперь я еще лучше понимаю, почему вы так отчаянно нуждались в люстре, которую одолжили у виконта, — отметила Вильма.

— Я должен благодарить за все вас, мадемуазель, — галантно произнес Цезарь Ритц. — Если бы вы отказались помочь мне, я бы сел у вас на пороге и плакал!

Вильма рассмеялась:

— Мы не могли бы допустить этого, ведь вы — король всех отелей и гостиниц и самый известный человек во всем Париже.

Она обратила внимание на то, что Цезарь Ритц пришел в восторг от ее похвал.

Тем более на французском они звучали даже лучше, чем по-английски.

Их разговор прервал электрик, который принес складную лестницу. Он установил ее в центре комнаты. Следом за ним вошли двое слуг. Они поддерживали люстру, пока электрик укреплял ее на потолке.

Вильме приходилось и дома наблюдать за работой электриков, когда они монтировали освещение. И теперь она отметила, что этот человек действовал более умело, чем его английские коллеги.

Она все еще любовалась его работой, когда кто-то вошел в номер и что-то зашептал Цезарю Ритцу на ухо.

— Мадемуазель, простите, но я вынужден оставить вас, поскольку мне необходимо отлучиться по делам. Я вернусь так скоро, как только смогу, — обратился он к Вильме.

— Конечно, мсье, — согласилась она. — Мне здесь вполне хорошо.

Он поклонился ей и поспешно вышел. Вильма продолжала наблюдать за тем, как электрик монтировал люстру.

Закончив подсоединение проводов, он спустился с лестницы и сказал:

— Я должен сходить за лампочками, мадемуазель.

Когда он ушел, Вильма внимательно осмотрела люстру.

Она заметила несколько грязных отметин на основном плафоне, видимо, оставленных руками тех, кто нес люстру.

Ей пришло в голову, что Цезарь Ритц наверняка будет огорчен этим.

Судя по тому, что писали о нем в газетах, да и из его слов было ясно, что он был настоящим фанатиком в вопросах чистоты.

И она решила вытереть грязные пятна.

Оглядевшись вокруг, девушка увидела приоткрытую дверь в ванную комнату.

Заглянув туда, она обнаружила фланелевое полотенце, приготовленное для ожидаемого постояльца.

Ванная показалась ей очень изысканной из-за обилия зеркал в ней.

Краны раковины и ванны были позолоченными.

Вильма вернулась в спальню и уже собиралась подняться по лестнице, когда сообразила, что ей будет мешать шляпка. Сняв шляпку, она положила ее на стул вместе с перчатками и взобралась на лестницу.

Слегка потерев пятна, девушка с радостью обнаружила, что они легко удаляются. По сама люстра оказалась достаточно пыльной. Вильма уже почти закончила очищать внутреннюю поверхность шара, когда голос снизу произнес:

— Какой хорошенький ангелочек спустился с Небес, чтобы озарить мой путь, когда я в этом больше всего нуждаюсь.

Вильма посмотрела вниз и увидела, что там стоит щеголевато одетый человек и разглядывает ее.

На вид ему можно было дать лет тридцать — тридцать пять. Скорее всего он был французом.

Выражение его глаз и манера говорить заставили ее занервничать.

— Я… Я всего лишь вытирала пыль с люстры, мсье, — ответила она.

— Несомненно, именно так вы полируете звезды, мерцающие в небе, — заметил француз.

И снова то, как он произнес эти слова, заставило Вильму почувствовать неловкость, она отвела от него взгляд и торопливо проговорила:

— Я… Я уже… закончила…

— Значит, я могу помочь вам спуститься на землю, — сказал он, подходя ближе.

Он поднял руки кверху, как будто хотел поддержать ее, но Вильма поспешно пробормотала:

— Нет, нет… Я не нуждаюсь в помощи. Только не держите меня…

— Именно это, мой очаровательный ангелочек, я и хочу сделать, — сказал француз. — Вы спустились с неба прямо в мою комнату, почему же я должен отказаться от дара, преподнесенного мне богами?

Вильма догадалась, что это граф Гастон де Форэ.

Говоря эти слова, он протянул вверх руку, и она почувствовала, как его рука коснулась ее лодыжки.

Вильма поняла, что если покинет лестницу, то окажется в объятиях графа.

— Пожалуйста… оставьте меня в покое, мсье, — сказала она сердито. — Вы не имеете права!

— Позвольте мне объяснять вам, какое право я имею, — заметил граф. — Я хочу, и скажу вам, хочу куда сильнее, чем чего бы то ни было в последнее время, прижать вас к себе.

Уверенный тон, которым он говорил эти слова, испугал Вильму. Она поняла — спустись она хоть на одну ступеньку ниже, и у него появится возможность исполнить задуманное.

Девушка была в ужасе, понимая, что, как только граф сможет обнять ее, он попытается ее поцеловать.

Она никогда не попадала в подобную ситуацию прежде и понятия не имела, как следует поступить.

— Уходите, мсье, — попросила она. — Мне хотелось бы спуститься вниз и… покинуть… комнату.

— Но именно это я непременно помешаю вам сделать, — ответил ей граф.

Его пальцы, обхватившие ее лодыжку, сжались крепче, и она подумала, что он собирается стянуть ее с лестницы.

Вцепившись в верхнюю перекладину, Вильма отчаянно закричала:

— Помогите! Помогите!

Но при этом она отчетливо понимала: ни электрик, ни господин Ритц, не могли вернуться так скоро.

Она почувствовала, как рука мужчины переместилась чуть выше по ее ноге, и снова закричала.

— Помогите мне, кто-нибудь, помогите! О, пожалуйста… помогите мне!

От сильного испуга девушка инстинктивно кричала по-английски.

И тут к своему крайнему удивлению и чрезвычайному облегчению она услышала, как чей-то голос спросил по-английски:

— Я не ошибся, действительно ли моя соотечественница нуждается в помощи?

В дверях появился мужчина, и граф обернулся на голос.

— А, это вы, Линворт! — воскликнул он. — Что вы здесь делаете?

— Как видите, появился, чтобы спасти девушку от беды, — ответил тот. — Насколько я понял, Форэ, вы снова принялись за свои штучки.

— Это мой номер, и вы не имеете никакого права входить в него! — резко парировал граф, сердито глядя на человека, стоящего на пороге комнаты.

Вильма проворно соскользнула с лестницы, держась в стороне от французского графа.

Затем она побежала к двери, опасаясь, что он помешает ей уйти.

Но выскочить в коридор ей не удалось, потому что в дверях стоял высокий, широкоплечий англичанин.

Он взял ее за руки и сказал:

— Теперь вы в совершенной безопасности. Я, как Белый Рыцарь, спас вас от Дракона.

Он говорил это, дерзко посматривая на графа, — словно бы поддразнивал его.

— Когда-нибудь я расквитаюсь с вами, Линворт, — пригрозил ему граф де Форэ.

— Сомневаюсь, господин граф, — ответил ему англичанин, — но, само собой разумеется, я готов принять любой ваш вызов.

При этих словах он отвернулся и, взяв Вильму под руку, повел ее по коридору.

И лишь на приличном расстоянии от апартаментов графа, Вильма вспомнила:

— Моя шляпка! Я оставила там мою шляпку!

Англичанин вытащил из кармана ключ и открыл дверь на противоположной стороне коридора.

— Ждите меня здесь, пока я схожу за ней, — сказал он ей. — Тут вы будете в полной безопасности.

Без колебаний Вильма вошла в его номер. Ничего больше не сказав, он закрыл за ней дверь, и она услышала, как ключ повернулся в замке.

Она оказалась в уютной гостиной, мало чем отличающейся от гостиной в апартаментах.

Девушка еще не совсем опомнилась от пережитого ужаса.

В случившемся она винила только себя.

Во-первых, ей вообще не следовало приезжать в отель «Ритц».

И потом было большой ошибкой остаться одной в номере и тем самым дать повод графу, столь неожиданно появившемуся в своих апартаментах, принять ее за одну из служащих Цезаря Ритца.

«Папа пришел бы в ярость!»— подумала она.

Вильма испытывала чувство безмерной благодарности к англичанину, спасшему ее.

Послышался шум отпираемой двери.

Минутой позже в гостиную вошел англичанин, держа в руке ее шляпку.

— Ваш поклонник, — сказал он со смешком в голосе, — желал сохранить эту шляпку в качестве сувенира, но я сумел отобрать ее у него.

— Спасибо… О, благодарю вас! — воскликнула Вильма. — Я так благодарна вам за… спасение.

Глава 2

Маркиз Линворт прибыл в Париж под влиянием внезапного порыва.

Это был красивый, приятный в общении молодой человек, который любил жизнь и наслаждался ею во всех ее проявлениях, особенно когда рядом не было докучливых родственников, постоянно подталкивающих его к женитьбе.

Когда-то в молодости он пережил несчастную любовь.

Тот случай заставил его принять решение не вступать в брак до тех пор, пока он не достигнет действительно преклонного возраста и не возникнет необходимость обзавестись наследником.

Но сейчас маркиз только-только перешагнул тридцатилетний рубеж, старость казалась ему чем-то очень далеким, и он не торопился с решением этой проблемы, Но он был единственным ребенком в семье. И это означало, что не только мать с бабушками и дедушками, но также его многочисленные тетушки, дядюшки и кузины — все вместе, так или иначе, настаивали на его женитьбе.

Чем больше настойчивости проявляли они в этом вопросе, тем упорнее придерживался он принятого решения, полагая, что наверняка умрет от тоски в обществе любой женщины, если пробудет с ней достаточно долго.

В особенности это почему-то относилось к тем из них, кого его многочисленная родня полагала подходящими на роль маркизы Линворт.



Маркиз был весьма опытным наездником, отличным игроком в поло, искусным стрелком.

Владея десятью тысячами акров земли, требующими внимания и заботы, он не испытывал проблем, чем себя занять, и проводил время так, как ему нравилось.

Разумеется, в его жизни было отведено место и для женщин, только это были совсем не потенциальные невесты, не те девушки, которых он встречал на балах, — неуклюжие, пугливые, неловкие и застенчивые.

Свои любовные похождения — или, как говорят французы, affairs de coeur — маркиз обставлял с чрезвычайной тщательностью и действовал столь осторожно, что в большинстве случаев великосветские сплетники и сплетницы могли лишь подозревать его, но никаких конкретных поводов для критики у них не было.

Так уж сложилось, что все те дамы, которые поочередно влюблялись в него, оказывались замужними, и в этом-то состояла главная трудность.

Ведь влюбленная женщина, как правило, очень ревнива и всегда ведет себя как собственник.

За эти годы маркиз вполне овладел искусством вовремя исчезать, как только любовная интрига, по его собственным словам, начинала выходить из-под контроля.

Именно такой момент и наступил сейчас.

Привязанность к нему леди Максвелл становилась все более очевидной для публики, и следовательно, пора было выпутываться из этой ситуации, начинавшей уже тяготить его, к тому же об их связи стали поговаривать в свете.

Линворт прекрасно понимал, как не просто это будет сделать.

К тому же он не желал покидать Лондон в разгар сезона, по крайней мере до тех пор, пока это не станет абсолютно необходимым.

Считаясь одним из самых завидных женихов среди прочих неженатых мужчин его возраста, он был желанным гостем в самых знатных домах.

Принц Уэльский включал его в список приглашенных на все балы, устраиваемые в Мальборо-хаус.

— Черт бы их всех побрал, — жаловался сам себе маркиз. — Почему я должен куда-то скрываться, когда у меня нет никакого желания покидать Англию?!

На комоде в спальне лежало любовное послание леди Максвелл.

Ему не нужно было читать письмо, чтобы узнать его содержание, он и так знал, чего от него хотят.

Линворт подумал, как до чрезвычайности неосторожно и глупо с ее стороны посылать с любовной запиской к нему домой одного из слуг своего мужа (судя по ливрее, грума).

Ведь в этом случае их любовная связь будет обсуждаться не только в лакейской лорда Максвелла, но и неизбежно станет предметом разговоров среди собственных слуг маркиза. Хорошо известно, что сплетники из людской быстрее ветра распространяют новости о любовных историях господ от дома к дому.

Он еще не успел вскрыть письмо, полученное от леди Максвелл, как наверх принесли еще одно.

На этот раз письмо было от его матери.

Маркиз торопливо распечатал его, желая поскорее узнать, о чем пишет ему мать.

Он прочел строчки, написанные слабым, но четким почерком:

Дорогой мой,

Мне сильно нездоровится, и я хотела бы увидеть вас, по возможности поскорее. Я знаю, что вам будет сложно приехать ко мне немедленно по получении письма, но если бы вы смогли навестить меня сегодня или хотя бы завтра, я была бы вам очень признательна.

Вся моя любовь заключена в вас, мой дорогой сын, и для меня будет несказанным удовольствием увидеть вас.

Ваша любящая мать,

Мюриэль Линворт.

Маркиз задумчиво смотрел на написанное, по выражению его лица было заметно, насколько сильно он взволнован.

Он знал о нездоровье матери и предполагал, что доктора могли настаивать на операции и, возможно, хотели бы положить ее в больницу.

Конечно, она ждала этого с ужасом.

Он отложил письмо и обратился к камердинеру:

— Пришлите ко мне мистера Ваттерворта, немедленно.

Ваттерворт был его секретарем и замечательным человеком, который занимался всеми вопросами, касающимися частной жизни маркиза.

Он управляй домом в Лондоне и внимательно следил за состоянием дел в имении маркиза в Ньюмаркете, а также за охотничьим домиком в Пейчестере.

Он держал постоянный контакт со своим визави, другим чрезвычайно компетентным организатором, заботящимся о доме и огромном поместье Пинхолл в Оксфордшире.

Маркиз был уже почти одет, когда на пороге комнаты появился слегка запыхавшийся Ваттерворт.

— Вы посылали за мной, милорд? — спросил он.

— Да, Ваттерворт, — ответил маркиз. — Я получил письмо от матери, в котором она просит меня приехать повидаться с ней. Позаботьтесь, чтобы мой фаэтон был готов через час, и отмените все мои встречи на сегодня.

Мистер Ваттерворт заглянул в записную книжку.

— У вашей светлости сегодня ленч с графиней Грэй и обед в Мальборо-хаус вечером.

Маркиз на мгновение задумался, потом сказал:

— Полагаю, мне следует вернуться к обеду в Мальборо-хаус, поскольку его королевское высочество всегда ужасно недоволен, если его приглашенные меняют планы в последний момент.

Мистер Ваттерворт кивнул:

— Я сообщу графине, что вы не сможете присутствовать. Стоит ли послать цветы ее светлости?

— Да, конечно, — согласился маркиз. — Пошлите корзину с орхидеями.

Она к ним очень неравнодушна.

Он мог бы назвать немало других женщин, которые обожали орхидеи.

«.Главным образом потому, — подумал он цинично, — что это самые дорогие из доступных цветов».

Мистер Ваттерворт сделал пометки в своем блокноте и спросил:

— Это все, милорд?

Маркиз поколебался, затем будто мимоходом сказал:

— Пошлите также несколько орхидей леди Максвелл и передайте, что я не смогу нанести ей визит сегодня во второй половине дня, как было договорено ранее.

— Очень хорошо, милорд.

Мистер Ваттерворт вышел из комнаты.

Маркиз бросил последний взгляд на свое отражение в зеркале. Он был совсем не глуп, чтобы не понимать, насколько он красив, а если говорить честно, невероятно красив.

По сейчас его лоб пересекала глубокая морщина, а губы были сурово сжаты.

Он вспоминал, какой требовательной и несносно-капризной леди Максвелл была накануне вечером.

Графиня Девонширская давала бал.

Маркиз и леди Максвелл обедали в разных компаниях.

Когда маркиз прибыл в Девоншир-хаус и вошел в бальную залу, Джоан Максвелл с восторженными возгласами сразу же направилась к нему.

Маркиз знал, что ее поведение не прошло незамеченным, ведь на балу присутствовали вдовы и матроны, у которых не было иного занятия, чем наблюдать за гостями.

Не осталось без внимания и выражение ее глаз, когда она почти бесцеремонно брала его за руку.

И позже, во время танца, она прижималась к нему гораздо откровеннее, чем допускали приличия.

В зеркале маркиз увидел отражение бледно-голубого благоухающего духами конверта с письмом леди Максвелл, все еще лежавшего нераспечатанным там, где он оставил его.

Какое-то мгновение он колебался.

Затем вышел из спальни, так и не прикоснувшись к письму. Он ничего не сказал своему камердинеру, но, когда хозяин ушел, Баркер пересек комнату и, усмехнувшись, подумал: «Ну вот, еще одну в отставку! Давно пора!»

Маркиз был бы несколько озадачен, доведись ему узнать, какой острый интерес вызывают его любовные истории у домочадцев и слуг.

Они производили тщательную оценку каждой новой возлюбленной и бывали настроены очень критически по отношению к ним.

Если они считали, что леди недостаточно хороша для их хозяина, они молились, чтобы он сменил курс и огляделся вокруг.

Леди Максвелл была красива, никто не мог бы отрицать этого.

Но все же еще прежде, чем сам маркиз столкнулся с проявлением ее характера, слуги в Пин-хаусе на Парк-лейн уже знали, что она импульсивна, несдержанна, а время от времени даже истерична.

— Ничего хорошего ему от нее ожидать нельзя, сущая правда! — дворецкий говорил Баркеру, и тот был с ним согласен.

Теперь Баркер поднял письмо и переложил его подальше от глаз хозяина на столик у окна.

— Если про него забудут, тем лучше!

Ее светлость получит свои орхидеи как слабое утешение взамен самого его сиятельства, — заметил он уже вслух.

Маркиз прошел в комнату для завтрака, окна которой выходили в сад.

Завтрак уже ожидал его на столе.

Комната для завтрака была небольшой и изысканно декорированной.

Ее оставили в том же самом виде, как она была задумана самим Адамсом, великим архитектором и декоратором середины восемнадцатого столетия.

Подобно многим другим помещениям в Пинхаусе, эта комната служила совершенным фоном владельцу дома и идеально соответствовала ему.

Нельзя было не признать, что маркиз Линворт гораздо больше походил на щеголя времен Регентства, нежели на представителя 90 — х.

Он наслаждайся едой, как всегда по утрам предпочитая обслуживать себя за столом самостоятельно. Тишина в комнате для завтрака давала ему возможность спокойно подумать.

В такие моменты его раздражало и нервировало присутствие рядом даже самых искусных слуг.

Покончив с завтраком, маркиз прошел в свой кабинет.

Как он и ожидал, мистер Ваттерворт оставил для него на столе кое-какие счета.

Там же лежали несколько ранее продиктованных им писем и груда приглашений.

С них он и начал.

Те из них, что он желал принять, маркиз помечал большой буквой «Д», те, от которых хотел отказаться, — буквой «Н».

Затем он внимательно перечитал письма и подписал их. После этого он занялся счетами и подписал часть из них, которые должны были быть оплачены немедленно.

Если что-то вызывало у него вопросы, он откладывал счета в сторону, чтобы обсудить их с Ваттервортом.

Во всем был четкий порядок, и в таком же строгом порядке маркиз организовал жизнь своих поместий и содержал конюшни со скаковыми лошадьми.

Многие из его приятелей и знакомых удивлялись:

— Понять не могу, Линворт, как тебе удается достигать такого совершенства во всем, что ты делаешь.

— Только благодаря четкой организации, — отвечал на подобные вопросы маркиз.

И хотя смеялся при этом, так оно и обстояло на самом деле.

Закончив с корреспонденцией, он позвонил секретарю.

Мистер Ваттерворт поспешил войти в кабинет.

— Л подписан чеки на оплату за новые строения, возводимые в Нине, — обратился к нему маркиз. — Однако мне хотелось бы, чтобы вы сами убедились, что все в порядке, прежде чем отсылать их.

— Все уже проверено, милорд, — ответил мистер Ваттерворт.

— Великолепно! — удовлетворенно заметил маркиз. — В таком случае я смогу осмотреть новые помещения, когда в очередной раз поеду туда.

С этими словами он вышел из кабинета. Фаэтон уже ожидал его у парадной.

Дежурный лакей в холле подал ему цилиндр и перчатки.

В фаэтон были впряжены новые лошади, из тех, что он приобрел меньше месяца назад у приятеля, испытывавшего срочную надобность в наличных деньгах.

В упряжке они великолепно дополняли друг друга, и было очевидно, что они в хорошей форме.

Линворт вспомнил, как его друг чуть не плакал от необходимости расстаться с ними.

При этом он сказал маркизу:

— Раз уж я вынужден с ними расстаться, предпочитаю продать их тебе.

Тогда я буду спокоен, ведь о них хорошо позаботятся.

— Это я тебе обещаю, Эдуард, — ответил ему маркиз, — а как только твои материальные проблемы уладятся, даю слово, я позволю тебе выкупить их обратно.

Его друг, обремененный огромными долгами после смерти отца, пылко произнес:

— Именно таких слов можно было ожидать от тебя! Спасибо, старина! Мне остается только надеяться, что я смогу выбраться из этого болота, в которое попал сейчас.

— Ты знаешь, я всегда готов помочь тебе, если могу, — ответил на его слова маркиз.

В знак благодарности тот слегка ударил его по плечу.

Теперь, забравшись в коляску и разбирая поводья, маркиз предвкушал удовольствие, которое получит, управляя великолепными лошадьми, купленными у друга.

Грум запрыгнул в коляску позади хозяина, и они тронулись.

Им потребовалось немногим более часа, чтобы доехать до дома его матери, расположенного вблизи Уолтона, на Темзе. Рядом находилось селение под названием Брэй.

Это был весьма милый дом, в который леди Линворт перебралась после смерти мужа.

Она говорила, что никогда не любила Доуэр-хаус в поместье Пин.

К тому же ей хотелось жить поближе к Лондону, чтобы друзьям было легче навещать ее.

Сын нашел для нее этот дом и перевез сюда все те вещи, которыми мать дорожила еще со времен своей свадьбы, когда ей только-только исполнилось восемнадцать.

Брак родителей оказался счастливым, несмотря на большую разницу в возрасте супругов.

Единственное, что омрачало их счастье, — у них был только один ребенок.

А им хотелось иметь по крайней мере полдюжины.

Впрочем, их сын Верной полностью возмещал им отсутствие других детей, оправдывая все их надежды.

В школе он был первым и пользовался любовью взрослых и одноклассников.

В Оксфорде его блестящие способности тоже не остались незамеченными.

А когда юноша поступил в королевскую гвардию то, по мнению матери, там не было более способного и умелого офицера.

Разумеется, королева Виктория, известная своей слабостью к красивым мужчинам, выделяла молодого маркиза.

Придворные в Виндзорском замке судачили между собой, будто благодаря ее расположению ему многое сходило с рук.

Старые слуги, перебравшиеся вслед за госпожой из Пинхолла, с нескрываемым нетерпением ожидали приезда маркиза, и парадная дверь гостеприимно распахнулась, как только коляска подъехала к дому.

Лакей расстелил на ступеньках красный ковер.

Старый дворецкий, возраст которого приближался уже к семидесяти, вытянулся наготове в дверях.

— Добро пожаловать, милорд, добро пожаловать! — приветствовал он господина. — Какое счастье дожить до того дня, когда мои старые глаза могут снова увидеть ваше сиятельство!

— Рад видеть вас, Доулиш, — сказал маркиз. — Как ее сиятельство?

— Ждет не дождется вашего сиятельства, — ответил Доулиш.

Говоря это, старый дворецкий медленно поднимался по ступенькам лестницы.

Маркиз старался не обгонять его.

Когда они вместе поднялись на верхнюю площадку, Доулиш уже слегка запыхался.

Маркиз немного задержался, чтобы дать ему возможность первым подойти к двери в комнату матери.

Он знал, как расстраиваются старые слуги, если все формальности не соблюдены должным образом.

Доулиш постучался в дверь.

Похоже, горничная прислушивалась к звукам в коридоре, поскольку открыла дверь сразу же.

— Его сиятельство к ее сиятельству, — объявил Доулиш.

Горничная шире распахнула дверь и склонилась в церемонном поклоне, пропуская в комнату маркиза.

Центральное место в изысканно убранной комнате занимала кровать с балдахином. Вдовствующая маркиза лежала, откинувшись на расшитые галуном подушки.

Ее седые волосы были уложены в элегантную прическу.

Лицо леди Линворт все еще хранило следы былой красоты, выделявшей ее некогда среди камеристок ее величества королевы.

— Верной! — воскликнула она, протягивая к сыну руки. — Я так страстно желала увидеть тебя!

— Я приехал, мама, как только получил ваше послание, — ответил ей маркиз.

Он наклонился и поцеловал мать в обе щеки.

Затем он присел на край кровати и нежно взял ее руки в свои.

Горничная вышла, закрыв за собой дверь, и они остались наедине.

— Расскажите мне, мама, чем вы расстроены? — обратился он к матери.

— Боюсь, мой дорогой, у меня не очень хорошие новости от докторов.

Пальцы маркиза крепче сжали ее ладони.

— Что же случилось? — спросил он.

Маркиз знал о нездоровье матери в последние два года.

Доктора, однако, заверили его, что поводов для особенного беспокойства нет и нет никаких оснований предполагать, что ей не суждены еще долгие годы жизни.

— Боюсь, это все из-за сердца, — ответила маркиза. — А поскольку сэр Вильям строго определил для меня, что я могу делать и чего не могу, то я почувствовала необходимость сообщить об этом и тебе.

— Безусловно, я должен всегда быть в курсе, — сказал маркиз. — А вы, мама, со своей стороны, должны неукоснительно соблюдать его указания.

Он наклонил голову и поцеловал ее руки:

— Вы знаете, я не смогу быть счастлив без вас, и, следовательно, вы должны заботиться о себе, хотя бы и только ради моего блага.

Маркиза тихонько рассмеялась.

— Ты можешь быть уверен, я так и поступлю, тем более если ты меня об этом просишь. Но теперь и я хочу, чтобы ты сделал кое-что для меня.

— А именно? — спросил маркиз.

Он задал вопрос с осторожностью, ибо подозревал, что ответ ему хорошо известен.

Маркиза нерешительно проговорила:

— Ты ведь знаешь, мой дорогой мальчик… больше всего на свете мне бы хотелось подержать на руках твоего сына, прежде чем я умру, поэтому я пригласила принцессу Хельгу Виттенбергскую погостить у нас.

Пораженный услышанным, маркиз не спускал глаз с матери, словно не мог понять смысл ее слов:

— Принцессу Хельгу? — переспросил он. — Но почему ее?

После длинной паузы маркиза произнесла едва слышным голосом:

— Потому, мой дорогой, я полагаю, она будет тебе… превосходной женой.

— Но я не принадлежу к королевскому роду, и я ни на минуту не могу предположить, будто герцог Виттенбергский может рассматривать меня в качестве будущего зятя. — Маркиз говорил довольно резко.

Он и в самом деле был поражен словами матери.

Конечно, он предполагал, что она начнет умолять его найти себе достойную жену, но никогда даже на миг не мог представить себе, что она будет сама, лично, организовывать его предстоящую женитьбу.

— Великий герцог заезжал ко мне в свой последний визит в Англию месяц тому назад, — объяснила маркиза. — Я говорила с ним относительно Хельги, ведь, если ты помнишь, она — моя крестница.

Она подняла на сына глаза, но он не произносил ни слова, и она продолжила:

— Великий герцог отметил, с каким интересом он всегда следит за твоими успехами на скачках.

Маркиз по-прежнему хранил молчание, и, выждав некоторое время, его мать проговорила не так уверенно:

— Я не могу припомнить теперь, кто из нас — он или я — первым сказал, что вы с Хельгой можете составить хорошую пару. Во всяком случае, вчера я получила от него письмо, в котором он пишет, что конфиденциально уже обсудил этот вопрос со своими государственными советниками.

Маркиз пошевелился, но ничего не сказал, и мать продолжила:

— Все они сошлись на отсутствии причин, по которым принцесса должна непременно выйти замуж за представителя королевского рода, тем более третий сын великого герцога создал прецедент, женившись на испанской аристократке некоролевской крови.

Если бы мать бросила в него бомбу, то и тогда маркиз не смог бы удивиться больше, чем теперь, или, вернее, прийти в больший ужас.

Он знал великого герцога Фридриха Виттенбергского и находил его хотя и вполне приятным, но несколько глуповатым человеком.

Он вспомнил, как гостил в его доме.

Это было года три назад, и среди многочисленных сыновей герцога он встречал рослую, ничем не примечательную девушку.

В то время он не обратил на нее особенного внимания.

Ему никогда и в голову не могло прийти, что его мать попытается сама устроить его брак, тем более в его возрасте.

Сам же он всегда отказывался даже рассматривать возможность такого шага.

А теперь тот факт, что речь идет о принцессе Хельге Виттенбергской, еще более усугублял положение маркиза.

Он хорошо помнил строгие правила, всегда соблюдавшиеся в этом небольшом немецком герцогстве, и особый порядок, царивший там.

Семейство великого герцога было очень ограничено в своих пристрастиях и практически лишено всех развлечений, вполне доступных молодежи английской королевской семьи.

Те два дня, что маркиз провел во дворце великого герцога, он безумно скучал.

Он не смог бы вообразить себе ничего страшнее, чем перспектива проводить постоянно какую-то часть своей жизни в этом дворце, где все присутствующие должны были замирать в почтительном молчании, когда говорил сам великий герцог.

Маркиз перевел дыхание.

Он собрался было сказать, что ничто не может заставить его жениться на принцессе Хельге, как его мать заговорила дрожащим от волнения голосом:

— Это сделало бы меня такой… счастливой, дорогой мой сын, если бы ты остепенился, и у тебя появился бы наследник. Тебе уже больше тридцати… И поскольку сэр Вильям сказал… я должна быть очень осторожна, если я хочу увидеть своих внуков…

Маркиз с трудом сдержал готовые сорваться слова. Усилием воли он заставил себя говорить спокойно:

— Для меня это большая неожиданность, мама, но надеюсь, мне дадут возможность хотя бы увидеться с принцессой прежде, чем будет официально решено, что я должен жениться на ней.

— Конечно, конечно! — Маркиза сказала это даже слишком поспешно. — Я просто позвала их погостить здесь с матерью. Кроме того, она также посетит несколько балов в Лондоне. Так что, если ты пригласишь ее, она может остановиться и в Лин-хаус.

Маркиз понял, насколько это увеличивает вероятность заключения брачного контракта — больше, чем что бы то ни было.

— Я полагаю, мама, было бы ошибкой… — начал он, но маркиза воскликнула:

— О, пожалуйста, дорогой мой Вернон, не создавай трудностей! Я всем сердцем мечтаю о вашей встрече, и я знаю, ты влюбишься в нее. У вас будет красивая свадьба — я должна буду встать на ноги ради этого дня, — и если мне суждено будет умереть, я умру счастливой!

Маркиз понимал, что не может спорить с матерью сейчас, когда она выглядит такой больной.

Все это означало для нее так много — ведь она говорила это со слезами на глазах.

И опять с трудом он заставил себя спокойно спросить ее:

— И когда планируется их приезд?

— В письме великого герцога сказано, что принцесса Хельга с матерью прибудут ко мне через десять дней. Сначала они побудут здесь, потом я попрошу наших друзей принять их в Лондоне. Ну а затем они отправятся в Лин-хаус.

Маркиз сжал зубы, но сказал только:

— Кажется, вы все уже запланировали и предусмотрели, мама!

Маркиза улыбнулась.

— Твой отец всегда утверждал, будто ты унаследовал свои организаторские способности от меня. Я горжусь тем, как я подобрала пару, достойную тебя, и, конечно же, того положения, которое твоя жена займет в обществе.

Маркиз встал с кровати и подошел к окну.

Он стоял, разглядывая сад, который на какое-то мгновение показался ему преисподней.

Мать захлопывала за его спиной двери темницы.

Вряд ли он сможет избежать этого брака, не вызывая скандала.

Просто отказаться — означало оскорбить малый королевский двор и навлечь на свою голову гнев королевы Виктории.

Следовательно, ему не остается ничего иного, как предложить руку принцессе Хельге почти сразу же после ее приезда сюда.

Не обернувшись, он громко сказал:

— Сначала я понял твои слова так, что договоренность была только между вами и великим герцогом, но если он спрашивал совет у своих государственных советников, значит, все стало уже общеизвестным фактом в герцогстве.

— Нет, нет, безусловно, нет, — уверила его маркиза. — Великий герцог сообщил мне в своем письме (к тому же это он мне обещал еще до своего отъезда), что он обсудил этот вопрос со своим кабинетом только в общих чертах.

Маркиз все еще не двигался, и она продолжила:

— Убеждена, он не называл никаких имен, а только обсудил с ними возможность брака принцессы Хельги с английским аристократом, находящимся на второй ступени после королевского рода, учитывая факт женитьбы ее брата на женщине некоролевской крови.

Видимо, мать и правда верила, что все так и происходило.

Оставалось только надеяться на совпадение ее версии с действительностью.

Но именно в этом он и не мог быть уверен.

Глядя в окно невидящим взором, он думал, что попал в капкан.

Никто, кроме его матери, не мог бы организовать все столь ловко и умело.

— Я предполагала, что тебя может огорчить мое вмешательство, дорогой мой, — произнесла маркиза после долгого молчания, — но я не могу считать ни одну девушку достаточно хорошей для тебя, если она не принадлежит при, этом к королевскому роду, и я знаю, твой отец чувствовал бы то же самое.

— Лично я никогда не страдал подобным самомнением, — : едко заметил маркиз.

Затем, опасаясь причинить матери боль, поправился.

— Я уверен, вы хотели для меня самого лучшего, — сказал он. — Но для меня это удар, ведь вы знаете — я не имею никакого желания жениться на ком бы то ни было!

— Я знаю, любимый, — ответила маркиза, — но леди Максвелл наносит слишком много вреда твоей репутации, и это делает меня совсем несчастной.

— Наносит вред? — переспросил маркиз. — Что вы имеете в виду?

— О, мой дорогой, ведь она открыто говорит о ваших отношениях, а твоя тетушка сообщила мне, будто она всем рассказывает, как отчаянно и страстно тебя любит.

Голос маркизы стал резким, когда она продолжила:

— Ни одна женщина с хорошим происхождением, обладающая хоть каким-то чувством собственного достоинства, не говорила бы подобные вещи, и я не могу выносить этого, раз затронуто твое имя.

Она помолчала немного и добавила:

— Я не могу допустить, чтобы твою репутацию порочила столь надоедливая и болтливая женщина. Когда я была девушкой, считалось недопустимым обсуждать подобным образом любовные истории.

— Сейчас тоже! — согласился маркиз, подумав при этом, что вся эта история с леди Максвелл определенно была ошибкой.

Эта мысль пришла ему в голову еще вчера ночью.

Он понимал теперь, что должен был расстаться с ней давным-давно, когда она только начинала афишировать их отношения на публике.

Маркиз, однако, слишком привык к обожающим взглядам женщин.

Он и правда был обманут красотой леди Максвелл и думал, она будет вести себя так, как предполагалось, должна себя вести любая светская женщина в подобной ситуации.

С той самой минуты, когда она стала нарушать так называемые приличия, ему следовало отойти в сторону.

Вместо этого он начал увещевать ее.

И не смог сопротивляться, когда она выказала ему свое обожание со всей страстью, в которой нельзя было усомниться.

— Я люблю вас, я люблю вас. Вернон! — повторяла она много раз. — Как можете вы быть таким чудным, умным, со столь блестящими способностями и при этом оставаться простым смертным?

Невозможно было не поверить в ее искренность, столько чувства заключалось в ее словах.

А какой прекрасной она выглядела в этот момент!

И вместо того чтобы предупреждать ее об осторожности и осмотрительности, он лишь поцеловал ее.

А теперь, когда он меньше всего ожидал этого, подобное поведение леди Максвелл побуждает его мать предпринимать столь поспешные и опрометчивые шаги.

— Видишь ли, дорогой мой, — говорила маркиза своим нежным голосом, — с тех пор как ты возмужал, женщины то и дело влюблялись в тебя, но никогда раньше не случалось по-настоящему скандальной истории, а с леди Максвелл подобное, вероятно, произойдет.

— Ерунда! — возразил маркиз.

— Скандал неизбежен, раз она столько болтает, — настаивала его мать. — Твоя тетушка полагает, что слухи непременно дойдут до королевы Виктории, и это уже только вопрос времени. Ее величество скорее всего будет чрезвычайно рассержена, особенно учитывая то положение, которое лорд Максвелл занимает при дворе.

С этим доводом маркиз не мог не согласиться.

И он мысленно снова проклинал самого себя, позволив всему зайти так далеко.

Он подумал, а сможет ли мать забыть свой замысел о его бракосочетании с принцессой Хельгой, если он даст обещание немедленно прекратить всякие отношения с леди Максвелл.

Но решил, что подобный разговор сейчас только расстроит ее. Едва ли она могла бы написать принцессе и ее матери об отмене визита, раз уж приглашение было послано заранее.

Как будто прочитав его мысли, маркиза сказала:

— Ты увидишь, дорогой мой сын, все обернется как нельзя лучше. Я хочу, чтобы ты женился на девушке равного с нами происхождения, которая по заслугам удостоится чести стать хозяйкой замка Лин и занять то положение, какое так долго занимала я сама.

— Вы действительно были его достойны, мама, — машинально произнес маркиз.

— Твой отец очень гордился мной, и скорее река потекла бы вспять, нежели я стала бы причиной скандала, который мог расстроить его!

— Мет, конечно, нет, — согласился маркиз. — Вы были идеальной женой, точно так же, как вы всегда были безупречной матерью по отношению ко мне.

— О, мой дорогой мальчик, именно это я и хотела от тебя услышать! — воскликнула маркиза. — Когда ты был ребенком, я часто говорила тебе: «Мама знает лучше», и ты должен верить мне, когда я и теперь говорю тебе: именно я знаю, как поступить лучше.

Маркиз не отвечал.

Он просто вернулся к ее кровати и сел там, где сидел прежде.

— Вы, бесспорно, дали мне повод для серьезного размышления, мама, — сказал он, — но сейчас я хочу, чтобы вы подумали о себе. Вы должны неукоснительно слушаться сэра Вильяма, и я попрошу его сообщать мне о результатах его осмотров. Я буду очень сердит на вас, если вы начнете делать слишком много, или станете излишне уставать.

— Я не буду, — пообещала маркиза, — но мне бы хотелось чувствовать себя достаточно хорошо, чтобы встать и развлечь принцессу, а ты должен обещать мне освободиться от всех обязательств на ту неделю.

Она остановилась, потом добавила:

— Когда она переедет в твой дом, тебе необходимо будет пригласить всех твоих знакомых, чье общество подходит ей.

Маркиз не отвечал.

Он просто представил, что большинство его друзей, подобно ему самому, найдет общество Виттенбергов скучным.

Он поцеловал мать.

— Уверен, вы позаботились, чтобы мне накрыли внизу ленч, — сказал он, — а я пойду пройдусь и взгляну на сад, заодно проверю хорошо ли садовники снабжают вас овощами и фруктами.

— Они все ждут не дождутся тебя, мой дорогой, — сказала ему мать, — и не забудь навестить миссис Виггинс на кухне. Она будет очень расстроена, если ты уедешь, не заглянув к ней.

— Я хорошо помню миссис Виггинс, — улыбнулся маркиз. — Она часто готовила мне восхитительные хрустящие пончики, когда я был мальчишкой.

Маркиза рассмеялась.

— Полагаю, ты их получишь во время ленча. Миссис Виггинс никогда не забывает твое любимое кушанье.

Маркиз снова поцеловал мать и направился к двери.

Спустившись по лестнице, он вышел в парк и прошел через зеленую лужайку, которая спускалась к реке.

Линворт думал, что даже от самого ярого своего врага не мог бы получить известие, более ужасное, чем то, которое приготовила ему мать.

Он стоял, глядя на реку.

Утки плавали около берега, ожидая, когда их будут кормить.

По у него перед глазами стояла только картина предстоящей ему унылой череды лет. Тоска скучных разговоров, вроде тех, что он успел наслушаться во время визита к отцу принцессы.

Затем он представил себе невыразительное лицо самой принцессы, которая тогда была еще ребенком.

Он задавался вопросом, не похорошела ли она с годами, но эта возможность представлялась ему весьма сомнительной.

Пусть даже она и похорошела внешне, но если вспомнить, каковы ее отец и мать, то вряд ли можно надеяться, что дочь в интеллектуальном отношении смогла превзойти своих родителей.

— Я не могу сделать этого! Я не могу! — вслух произнес маркиз.


На обратной дороге в Лондон он вспомнил о неразрешенной еще проблеме отношений с леди Максвелл.

От одной только мысли, что, избавившись от необходимости проводить часы, а то и целые дни напролет с леди Максвелл, он приобретет свободу всего на десять дней, Вернону уже становилось плохо.

Она начнет плакать и умолять его не покидать ее.

Из своего прошлого опыта он знал — неизбежны слезы, взаимные обвинения и непрестанные возгласы:

— Что я сделала? Почему вы больше не любите меня? Почему? Почему? Почему?

Подобное ему доводилось слышать сотни раз.

Его пробирал озноб при мысли о неизбежности бессмысленной, бурной и удручающей сцены.

Только вернувшись домой, Линворт случайно нашел решение проблемы.

Дома он сразу прошел в свой кабинет, поскольку за время его отсутствия могла поступить срочная почта. И он не ошибся.

Поверх книги для записей лежало несколько конвертов. Он сразу же увидел записку с пометкой: «ОЧЕНЬ СРОЧНО».

Он догадайся, что она пришла от Джоан Максвелл.

Это было равносильно прикосновению к обнаженному нерву, поэтому он отвернулся от стола. Напротив него, у камина, на низком табурете аккуратной стопкой лежали газеты.

Вспомнив, что за весь день он еще не видел ни одной газеты, маркиз машинально взял «Морнинг пост». Он равнодушно открыл газету, вовсе не интересуясь ее содержанием.

Ему только хотелось отвлечься от письма, лежавшего на столе, от звуков материнского голоса, все еще звучащих в голове.

В разделе ЗАРУБЕЖНЫЕ НОВОСТИ он прочел, почти не вникая в текст:

ОТЕЛЬ «РИТЦ» ОТКРЫВАЕТСЯ В ПАРИЖЕ В ЧЕТВЕРГ. ВСЕ ОБЩЕСТВО СТЕКАЕТСЯ НА ВАНДОМСКУЮ ПЛОЩАДЬ, ГДЕ РАСПОЛОЖЕН САМЫЙ БОЛЬШОЙ ОТЕЛЬ В ЕВРОПЕ ЦЕЗАРЯ РИТЦА.

Затем вернулся к заголовку.

При этом в его сознании будто произошел щелчок.

— Еду в Париж, — решил он, — завтра же утром!

Глава 3

Большую часть пути в Париж маркиз провел в беспокойных думах о своем будущем.

Он пытайся отвлечься от этих размышлений тем, что строил планы своего приятного времяпрепровождения в Париже, но было невозможно избавиться от чувства подавленности.

Не раз бывал он в этом городе с тех пор, как впервые попал в Париж сразу же по окончании Оксфорда.

Тогда он в компании со своим близким другом испытал на себе все прелести этого самого веселого города в мире.

Париж для него всегда был средоточием развлечений — радости бытия и наслаждения самой жизнью, — всего того, что он не находил в Англии.

Поезд быстро набирал скорость, оставив Кале далеко позади.

По мере приближения к Парижу маркиз задавался вопросом, кого из тех многочисленных куртизанок, что он знавал в прошлом, удастся ему разыскать теперь. В целом мире не было женщин столь экзотичных и восхитительных, как парижские кокотки. Конечно, они опустошали карманы мужчин, но те настолько наслаждались их обществом, что даже не задумывались о расходах.

Немало их знавал и сам Линворт.

Каждая казалась особенной, каждая — по-своему привлекательна.

Он все же решил предоставить выбор судьбе и посмотреть, с кем из них она столкнет его у «Максима».

Ресторан «Максим» был местом встреч для всех, кто ждал от Парижа удовольствий особого рода.

Мистер Ваттерворт послан телеграмму в отель «Ритц», сообщив о приезде маркиза.

Поэтому Линворт не был удивлен тем, что когда он наконец достиг Вандомской площади, сам Цезарь Ритц встречал его.

— Это большая честь для нас, милорд, — приветствовал он его. — Мой сегодняшний вечер был бы неполон без вас.

Маркиз пожал ему руку и пожелал удачи, хотя и не особенно стремился принимать участие в открывающихся празднествах.

Он знал, что там скорее всего встретит своих многочисленных французских и английских приятелей, которые непременно начнут соблазнять его модными развлечениями.

Цезарь Ритц провел его по лестнице в номер.

Маркиз поспешил сообщить Ритцу, что на этот вечер у него уже есть приглашение.

— Мне очень жаль, милорд, — сказал Цезарь Ритц. — Я потрясен количеством людей, принявших мое приглашение, но для вас я специально оставил место.

— Я хочу насладиться вашей великолепной гостиницей, — ответил ему маркиз, — не отвлекаясь на выслушивание болтовни людей, подобных тем, с которыми я сталкиваюсь слишком часто в Англии и слишком редко во Франции.

Цезарь Ритц рассмеялся:

— Понял вас, милорд, и завтра вы сможете получить удовольствие от самого прекрасного обеда, который вы когда-либо ели, а мои повара когда-либо готовили.

Маркиз зашел в ванную комнату, дверь в которую открывалась прямо из спальни, и принял ванну.

Он оценил позолоченные краны, зеркала и обилие представленных там туалетных аксессуаров.

Когда он спускался вниз, гости уже собирались к ужину.

Маркиз решил для себя, что у него нет никакого желания встретить кого-нибудь из Мальборо или Портлэндов.

Из газет он знал об их прибытии на открытие отеля.

Не желал он столкнуться и с красавицей герцогиней Морни, поскольку та наверняка будет со своим мужем.

Так же как и с герцогиней Роуэн, с которой был когда-то близок.

Поэтому он решил не появляться до поры до времени в ресторане отеля. Вместо этого он пообедал у «Максима».

Как всегда, там оказалось полно мужчин, как и он ищущих развлечений, а также самых известных и дорогих кокоток Парижа.

Маркиз обратил внимание на одну из них, весьма привлекательную особу.

Она, казалось, просто сгорала от желания применить все свое искусство, чтобы доставить ему удовольствие.

Да, вне всякого сомнения, она была чертовски очаровательна. Вернувшись в «Ритц» на рассвете, маркиз с удовольствием отметил, что, во всяком случае, хотя бы на несколько часов ей удалось заставить его забыть о будущем.

Его разбудил Баркер, который рассказал ему, какой огромный успех имел вечер, состоявшийся в отеле накануне.

Камердинер рассказывал о нем со всеми подробностями. К своему удивлению, маркиз отметил, насколько Баркер был расстроен тем, что его хозяин пропустил такое событие.

Линворт не спеша одевался.

Он решил направиться в Булонский лес.

Лизетта, еще до того, как он распрощался с ней накануне ночью, предложила составить ему компанию, если он заедет за ней в полдень.

И вот он уже направлялся к ее изящному дому, расположенному на неприметной улочке недалеко от Триумфальной арки.

Горничная, одетая в весьма кокетливую униформу, пропустила маркиза в дом, сказав, что мадам ожидает его в своей спальне.

Маркиз поднялся по лестнице, той самой, по которой он спустился всего несколько часов назад.

Он нашел Лизетту перед зеркалом — она красила ресницы.

— Бонжур, мой рыцарь! — сказала она. — Вы счастливы сегодня?

— Вы сделали меня очень счастливым этой ночью, — ответил маркиз. — Я подумал, не отправиться ли нам вместе в Булонский лес, как вы и предлагали.

— Конечно, я с удовольствием поеду с вами, — обрадовалась Лизетта, — и у кого еще будет такой красивый и завидный спутник, как у меня?

Она протянула маркизу руку, и он поцеловал ее. И все-таки он не мог не отметить, что воздух в спальне был довольно затхлый, а с духами Лизетта немного переборщила.

— Я буду ждать внизу, — сказал он.

— Ну конечно, — ответила она, — там, в гостиной есть шампанское.

«Для французских кокоток весьма характерно, — подумал маркиз с улыбкой, — всегда иметь наготове шампанское в серебряном ведерке со льдом».

Вино оказалось отличным и хорошего сбора, к нему подали небольшие бутерброды с паштетом.

Однако маркиз не был голоден, ведь он превосходно позавтракал в отеле.

Он огляделся вокруг.

Огромные корзины цветов на столе и на камине, окна, распахнутые навстречу солнечному дню, — все это создавало восхитительную картину.

Он знал, Лизетта спустится лишь тогда, когда оденется с иголочки и добавит к своему наряду драгоценности, а на лицо будет тщательно наложена косметика и пудра.

Никогда в жизни не позволит она ни одному мужчине увидеть ее вне спальни неприбранную.

Маркиз подумал, что такого правила никогда не будет придерживаться его предполагаемая жена, и тут же вспомнил, насколько скучной и неуютной оказалась его спальня во дворце Виттенбергов.

А потом мысленно прошелся по другим комнатам дворца — обстановка в них была унылой, громоздкой, тусклой и мрачной.

Занавеси были отделаны оборками и тяжелой бахромой, все диваны обтянуты бархатом или каким-то другим тяжелым материалом.

Он почувствовал внезапный ужас, представив, что какая-то женщина, как только она станет носить его имя, задумает изменить Нин.

«Ведь Нин безупречен в том виде, каков он есть», — подумал он про себя.

Линворт видел, что даже принц Уэльский испытывал некоторую зависть к тому комфорту и элегантности, которые он находил в Лине.

Комнаты были обставлены с тем бесподобным вкусом, который культивировался во времена Регентства принцем Уэльским, будущим королем Георгом IV.

Маркиз ни минуты не сомневался, что с легкой руки принцессы Хельги в дом начнется вторжение всех этих викторианских салфеточек.

Вместе со всем этим беспорядочным нагромождением оборок, сборок и рюшей, по его мнению, ужасающе уродливых.

Возможно, она, подобно королеве, захочет развесить сотни фотографий своих родственников.

Может статься, она даже потребует расставить кругом эти уродливые цветы, которые сейчас в моде, а ведь он поклялся себе никогда не иметь их ни в одном из своих домов.

Поскольку даже мысль о принцессе расстраивала его, он был почти благодарен Лизетте, когда спустя несколько минут та присоединилась к нему.

Она выглядела, решил он, весьма щегольски.

Плотно облегающее фигуру платье подчеркивало ее тонкую талию и линию груди.

Не было никакого сомнения — она и не думала скрывать того, кем была на самом деле.

Что ж, сейчас маркиз как раз старательно бежал от всего, что могло бы быть названо «благопристойным».

Лизетта направилась к нему.

Затем она повернулась кругом так, чтобы ее платье закружилось, приоткрыв кружева нижней юбки.

— Как я выгляжу? — спросила она чарующим ласковым голосом, которому не смог бы сопротивляться ни один мужчина. — Я вам нравлюсь?

— Вы мне очень нравитесь, — ответил маркиз, — а теперь позвольте мне продемонстрировать вас всем тем мужчинам в Булонском лесу, которые будут завидовать мне из-за такой спутницы.

— Так же как все женщины захотят выцарапать мне глаза, потому что я — с вами! — рассмеялась Лизетта.

Она бросила ему соблазнительный взгляд из-под длинных ресниц.

Маркиз улыбался, когда они спускались по ступенькам.

Он помог ей забраться в фаэтон, нанятый им в платной конюшне, услугами которой маркиз всегда пользовался, приезжая в Париж.

Там можно было взять самые современные кареты и там держали первоклассных лошадей.

Он знал, что они никогда не предложат ему что-нибудь второсортное.

Вот и сейчас он правил на редкость красивой парой.

Фаэтон, под стать одному из своих теперешних седоков, был несколько ярок, но и это вполне соответствовало настроению маркиза.

Солнце сияло.

Булонский лес пестрел всадниками и знаменитыми парижскими кокотками в каретах.

Каждый предпочитал показывать свои достоинства на свой собственный манер.

Такой обычай был характерен исключительно для этого города, и подобное больше нигде не встретишь.

Выезд одной из кокоток мог оказаться весь белый: лошади, карета, одежда — все сверкало белизной. Единственное исключение — кучер и лакей прибыли из Центральной Африки.

Другая не менее известная куртизанка вывозила с собой двух голубых королевских пуделей, чьи ошейники усеивали настоящие драгоценные камни.

Собаки сидели напротив нее, спиной к лошадям.

Ее шляпку украшало такое безумное количество перьев, какого не могла позволить себе ни одна женщина.

А нить жемчуга, который, как полагали, преподнес ей король, была такой длинной, что достигала колен.

Она всегда выезжала в одиночестве, если не считать ее пуделей. Ни один мужчина никогда не приглашался сопровождать ее в Булонский лес.

Многих куртизанок маркиз уже встречал раньше.

Были здесь и новенькие, Лизетта показала ему их. О каждой она отпускала забавные, а то и слегка ядовитые замечания.

Когда они остановились для ленча, маркиз подумал, что он просмеялся почти все утро.

Вот и опять он смог на время позабыть о своем будущем. После ленча они возвратились в дом Лизетты, где предались любовным утехам, прежде чем Линворт решил вернуться в отель.

— Вы пообедаете со мной сегодня вечером, Лизетта? — спросил он, одеваясь.

Маркиз стоял перед зеркалом искусной работы, в золотой раме, украшенной резными купидонами.

— Увы, мон шер, и несмотря на то, что мне хотелось бы этого больше всего на свете, я уже обещала присутствовать на приеме, запланированном очень давно. Само собой, я была бы счастлива, если бы мы пошли туда вместе.

Маркиз покачал головой:

— Сейчас мне не нужны никакие приемы в Париже, и если вы не можете обедать со мной, я предпочту пообедать в одиночестве.

— Если бы в одиночестве! — сказала Лизетта. — Я испытываю ревность при мысли, как легко вы сможете найти мне замену.

— Это было бы невозможно, — галантно ответил на ее выпад маркиз.

Покидая дом Лизетты, он, однако, решил, что хорошенького понемножку.

Лизетта была одной из наиболее привлекательных представительниц своей профессии.

Но все же было бы ошибкой переусердствовать. Даже изысканный паштет из гусиной печенки в слишком большом количестве может приесться.

«Пообедаю один, — сказал он себе, — и сосредоточусь на еде. Полагаю, в Париже появились новые блюда, с которыми нужно будет познакомить моего повара в следующий раз, когда буду в Нине», Он передал поводья груму и вошел в отель.

Когда Линворт проходил мимо стойки в вестибюле, консьерж почтительно поклонился ему, как одному из самых уважаемых клиентов.

Неспешным шагом маркиз направился к винтовой лестнице. Он отметил, что часть посетителей все еще выходила из ресторана.

Многие из них, нарядно одетые, собирались там, где должны были подать чай.

Он не имел никакого желания столкнуться с кем-нибудь из знакомых. Они обязательно поинтересовались бы, почему он оказался в Париже в разгар лондонского сезона. Он ускорил шаги, чтобы остаться незамеченным.

Потом снова медленно пошел по коридору к своему номеру.

Как раз когда он почти был у цели, ему послышался женский голос, кричавший по-английски:

— Помогите мне… кто-нибудь! О… пожалуйста… помогите мне!

Этот крик отчаяния заставил маркиза остановиться.

Он заглянул в приоткрытую дверь номера, из которого доносился звук.

К своему удивлению он увидел там графа Гастона де Форэ — своего старого недруга. Маркиз даже обрадовался возможности помочь кому-нибудь спастись из лап этого человека.

По правде говоря, их пути уже не раз пересекались.

Они оба интуитивно невзлюбили друг друга с того самого момента, как их познакомили.

Во время своего предыдущего визита в Париж маркиз увел у графа из-под носа одну весьма хорошенькую актрису.

Ивонн как раз начала пользоваться успехом в Фоли-Берже, и хотя она уже выступала раньше в провинции, парижскую сцену молоденькая актриса покоряла впервые.

Многие мужчины стремились выступить в роли ее покровителя, но, обладая здравым смыслом типичной француженки, Ивонн не спешила останавливать свой выбор на ком-нибудь из них.

Граф де Форэ являлся, безусловно, наиболее значительным среди ее поклонников и, бесспорно, самым богатым.

Несколько раз она позволила ему пригласить ее на ужин.

Но несмотря на его весьма пылкий натиск, Ивонн еще не сдала своих позиций.

Он уже предложил ей квартиру в более фешенебельном районе, чем тот, где она жила в то время.

Тем не менее она все еще не принимала окончательно его предложения.

Когда появился маркиз, граф был немедленно забыт, что, естественно, привело последнего в ярость.

И он обрушил свой гнев на своего соперника, который покорил актрису и принял ее в свои объятия.

По маркиз только смеялся и, кстати, провел в Париже целый месяц, хотя сначала намеревался пробыть всего несколько дней. Он находил все это приключение очень забавным.

Когда он уезжал, Ивонн, вопреки всем правилам, плакала и цеплялась за него, говоря:

— Как я могу отпустить тебя? Все изменится, когда ты уедешь.

— Ты знаешь, что я должен вернуться в свою страну, где у меня полно обязательств, — объяснял ей маркиз, — но я никогда не забуду, какой восхитительный месяц мы провели с тобой.

— И я никогда не смогу забыть тебя! — рыдала Ивонн.

Всю обратную дорогу в Англию он думал о своей очаровательной протеже, хотя какая-то часть его сознания уже властно напоминала ему, что пришло время возвращаться к своим обязанностям и своим лошадям.

В Лондоне его к тому же ожидали друзья, люди с положением как в политике, так и в искусстве и спорте.

Несомненно, будут и женщины, в его жизни всегда появлялись женщины.

Кроме того, ему предстояла встреча и серьезный разговор с министром иностранных дел.

Да и с членами жокейского клуба он будет часами обсуждать лошадей.

«Хорошенького понемножку»— так говорил он себе не раз в этой жизни.

Лишь несколько дней после возвращения домой Париж держал его воспоминаниями, однако все уходило в прошлое, и только Англия и все связанное с ней являлось тогда для него важным и интересным, и это было в настоящем.

Теперь, увидев злобу на лице графа при его появлении, воспоминания об Ивонн вернулись к нему снова.

Он легко мог понять, что в тот раз смешал французу все карты.

И сейчас он не удивился, обнаружив, как Гастон де Форэ добивается другой очень хорошенькой, а если говорить правду, то просто красивой молодой женщины.

Она стояла на лестнице.

Пока они с графом обменивались колкостями, девушка соскользнула вниз с похвальной быстротой. В дверях она присоединилась к своему защитнику.

Уводя ее прочь, Линворт обратил внимание на ее молодость и отметил, что она вся дрожит.

Потом его новая знакомая вспомнила об оставленной в номере графа шляпке.

И опять маркиз обрадовался представившейся возможности еще раз высказать графу свое отношение к нему.

Он всегда недолюбливал де Форэ.

Ему легко было представить себе, что молодой англичанке, не привыкшей к сомнительным комплиментам, отвешиваемым графом, этот человек показался чудовищем.

Закрыв Вильму в своей гостиной, маркиз медленным шагом вернулся в номер графа.

Тот не находив себе места, явно не оправившись еще от ярости. Когда маркиз вошел, граф спросил его по-французски:

— Господи, что вам теперь здесь надо?

— Ничего более бесценного, чем шляпка леди, лежащая вон на том стуле, — ответил ему маркиз.

Граф оглянулся, увидел шляпку Вильмы и резко бросил маркизу:

— Вы ничего отсюда не возьмете!

Если барышня желает вернуть принадлежащие ей вещи, пускай приходит сама!

— И вы действительно полагаете, что способны помешать мне помочь ей, если я решил это сделать? — удивился маркиз.

Произнося эти слова, он подошел к стулу и взял с него шляпку девушки.

При этом он заметил, как синхронно с его действиями граф сжал кулаки.

— Думаю, вы не в самой хорошей бойцовской форме! — отметил маркиз.

Граф и сам уже подумал об этом, поскольку маркиз был и выше ростом, и более крепкого сложения, поэтому только передернул плечами, отвернулся и отошел к окну.

— Выйдите вон, Линворт, — крикнул он, — и не возвращайтесь! Я всегда надеялся, что никогда больше не буду иметь несчастье опять встретиться с вами.

— Взаимно, — ответил маркиз, — и советую вам держаться подальше от молоденьких англичанок, которые не в состоянии понять извращенные вкусы иностранцев, подобных вам.

Высокомерный тон его слов задел и рассердил графа настолько, что тот смог только грубо прорычать что-то в ответ.

Маркиз весело смеялся, направляясь по коридору к своей двери, держа в руках шляпку Вильмы.

Когда он вошел в гостиную своего номера, он увидел девушку, сидящую в одном из кресел. Бледная как мел, она в изнеможении откинулась на спинку, и он понял, что она в состоянии шока.

Услышав, как он вошел в комнату, она стремительно выпрямилась, как будто все еще боялась чего-то.

— Все в порядке, — сказал маркиз. — Вот ваша шляпка, хотя граф и не имел никакого желания расставаться с ней.

— Спасибо… вам, — смогла выдавить Вильма.

Она попыталась было встать с кресла, но он движением руки остановил ее.

— Советую вам, — сказал он, — отдохнуть здесь еще несколько минут, иначе вы можете столкнуться с графом, который сейчас похож на свирепого тигра, лишенного добычи!

Он старался говорить весело и беспечно, чтобы заставить Вильму засмеяться.

Вместо этого она судорожно сжала руки, и в глазах ее он мог заметить страх.

— Скажу вам, что я придумал, — продолжил он. — Вижу, здесь есть бутылка шампанского на столе с приветственным посланием от Цезаря Ритца. Оно не такое холодное, каким должно быть, но мы с вами выпьем по бокалу и я уверен; от этого вам станет лучше.

Он не стал дожидаться, пока Вильма заговорит, открыл шампанское и наполнил два бокала, стоящих на столе вместе с чашей с фруктами.

Маркиз взял один из бокалов и поднес его Вильме.

— Я… Думаю… мне не стоит… пить… здесь… сейчас… — немного неуверенно попыталась отказаться она.

— Вздор! — прервал ее маркиз. — Вы в Париже, и шампанское здесь можно пить в любое время дня или ночи, особенно когда вы в этом нуждаетесь.

Вильма сдавленно рассмеялась.

— Выглядит весьма по-французски — пить шампанское в это время дня, когда следовало бы пить чай.

— Вы в Париже! — сказал маркиз.

— Понимаю и благодарю вас… Глупо было с моей стороны так испугаться.

— В сущности, вы правильно осознали опасность, — заметил маркиз. — Позвольте мне предупредить вас — граф Гастон де Форэ является тем человеком, встречи с которым вам стоит избегать где бы то ни было.

Он придвинул стул к ее креслу и спросил:

— Вы на самом деле разбираетесь в электрическом освещении?

— Я — да… Немного, — ответила Вильма, решив, что, возможно, и хорошо бы притвориться перед маркизом служащей мсье Ритца.

Ее отец, однако, был бы разъярен, узнай он об оскорблении, нанесенном графом де Форэ.

А теперь еще она потягивала шампанское в номере, принадлежащем маркизу.

— Если вы скажете мне ваше имя, — сказал маркиз, — мы сможем считать, словно нас официально представили друг другу.

— Меня зовут Вильма.

— И это все?

— Нет.

На мгновение Вильма задумалась, не сочинить ли ей еще какое-нибудь имя.

Но потом решила, что фамилия «Кроушоу» ничего ему о ней не скажет и он никогда не узнает правды.

— Кроушоу, — произнесла она громко.

— А я — маркиз Линворт, — представился он. — Ну а раз вы англичанка, вам, возможно, доводилось слышать о моих скаковых лошадях.

— Конечно, — вскричала Вильма. — Звездный Свет выиграл Дерби в этом году.

— Это оказалось большим триумфом для меня, и я очень этим гордился, — сказал маркиз. — А вы живете в Париже?

— Пет, я только… я здесь ненадолго, — ответила Вильма.

— Видимо, Цезарь Ритц попросил вас помочь ему привести в порядок его люстры, полагая, будто англичане понимают в электричестве больше, нежели французы.

— Па мой взгляд, дело обстоит как раз наоборот, — заметила Вильма.

— Тут, несомненно, я должен снять шляпу перед вашими превосходными знаниями. — Маркиз улыбнулся. — Я проводил электричество в небольшой части помещений в моем доме в Англии, но по прибытии сюда я начал понимать, насколько у Цезаря Ритца освещение лучше.

— Это оттого, что цвет, который он выбрал. — розово-абрикосовый, — сказала Вильма. — Он рассказывал мне, как часами экспериментировал, чтобы добиться такого эффекта, ведь освещение должно украшать женщин.

Маркиз расхохотался:

— Только француз мог придумать такое, признаюсь, ничего подобного мне и в голову не пришло бы.

Вильма еще раз пригубила шампанское, потом поставила свой все еще почти полный бокал.

— Кажется, мне надо идти, — сказала она.

— Неужели вы так спешите? — спросил ее маркиз. — А мне столько хотелось спросить у вас. К примеру, я уверен, вы могли бы помочь мне решить проблему, как приспособить мои старинные и очень ценные серебряные канделябры для электрического освещения.

Вильма испугалась, что ее познаний вряд ли хватит, и, дабы не попасть впросак, она одним духом выпалила:

— У мсье Ритца работает самый знающий из электриков, он как раз подключал провода к люстре в комнате графа и вышел за лампочками. Он должен вот-вот вернуться туда.

— Думаю, мне не стоит больше выводить из себя графа, с тем, чтобы дать электрику спокойно завершить свою работу, — сказал маркиз. — Когда он закончит, дверь будет закрыта, и вы спокойно минуете его номер.

Вильма не испытывала никакого желания снова столкнуться с графом.

Она слегка вздрогнула, и это не скрылось от глаз маркиза.

Он отпил большой глоток шампанского, затем сказал:

— Надеюсь, вы не разгуливаете по Парижу без сопровождения? Если так, то вы непременно будете попадать во всякого рода аналогичные истории.

— Я приехала сюда не одна, так как мсье Ритц был достаточно любезен, чтобы сопровождать меня сюда. Сейчас он, должно быть, уже ищет меня.

Говоря это, она подумала, что теперь-то уж маркиз точно утвердится в своей догадке о некоторой ее причастности к оснащению электричеством отеля Ритц.

И точно, его последующие слова показали ей — она не ошиблась.

— Раз ваша работа на сегодня окончена, — предложил он, — вы можете расслабиться, и мы поговорим теперь о вещах, интересующих нас обоих.

Вильма не смогла удержаться от легкого смешка:

— Вы имеете в виду лошадей?!

— Ну разумеется, — подтвердил маркиз, и в его глазах мелькнул озорной огонек, — о чем еще могут говорить два англичанина?

— Расскажите мне о претендентах на победу, — попросила Вильма.

Маркиз не отказал себе в удовольствии рассказать ей о лошадях — фаворитах, тренирующихся в его конюшнях, заметив при этом, насколько искренним был ее интерес.

Раньше большинство знакомых ему женщин ограничивались лишь поздравлениями за бокалом вина.

Когда же речь заходила об обсуждении качеств, достоинств и проблем выведения породы, дамы весьма проворно старались перевести разговор на себя.

С Вильмой все было по-другому.

Он скоро помял, как много девушка знала о лошадях, их разведении и содержании, но все же была готова завороженно слушать все, о чем он хотел ей рассказать.

Он поднялся, чтобы подлить ей шампанского.

По тут, словно он разрушил чары, казалось, околдовавшие их, Вильма сказала:

— Мне действительно уже надо идти.

Мой отец неважно себя чувствует, и мне не хотелось бы надолго оставлять его одного.

— Очень жаль слышать это, — сказал маркиз. — Я как раз только задал себе вопрос: а не могли бы мы продолжить наш разговор во время ужина?

Вильма посмотрела на него, широко раскрыв глаза от удивления.

Он понял, что она и подумать не могла, будто он предложит ей нечто подобное.

— Мы не станем ужинать здесь, если это смущает вас, — сказал он, — но я знаю очаровательное уютное местечко на южном берегу, где восхитительно готовят, и ни вы, ни я не встретим там знакомых.

— Это… очень любезно с вашей стороны, но, естественно, я не могу….

— Почему нет? — спросил маркиз.

Задавая свой вопрос, он догадывался, что она борется сама с собой.

Было бы заманчиво принять приглашение молодого человека, и все же подобный шаг вступал в противоречие с общепринятым понятием о поведении юной девушки, только начинающей выезжать в свет.

— У меня такое чувство, — заговорил маркиз, — словно в Париже вы не так давно и еще ни разу не видели его вечером.

Она вопросительно посмотрела на него, но ничего не произнесла в ответ, и он продолжил:

— Я бы хотел покатать вас по Сене.

На мой взгляд, нет более красивого зрелища, нежели игра фонтанов на площади Согласия под куполом звездного неба.

Вильма затаила дыхание.

Она так стремилась увидеть все это.

И она знала, что никто другой не предложит сопровождать ее.

— А мне… действительно можно? — спросила она, обращаясь скорее сама к себе, нежели к маркизу.

— Обещаю вам, — сказал он, — отвезти вас домой, как только вы скажете. Просто мне самому очень хотелось бы побывать там и посмотреть на это зрелище, к тому же оказаться первым, кто покажет его вам.

Вильма колебалась и, казалось, совсем растерялась.

— Вы и правда считаете, все будет… правильно? — спросила она. — Тогда я могла бы выйти около девяти…

К тому времени ее отец уже отобедает.

После обеда ему необходим отдых, а потом он ляжет.

— Меня это вполне устроит, — сказал маркиз, — где мы встретимся?

«Это, — подумала Вильма, — несомненно, проблема». Если она попросит его подъехать к дому, где они остановились, может оказаться, что он знаком с виконтом. Кроме того, Герберт, несомненно, сообщит обо всем ее отцу.

— А могу я, — спросила она, — встретиться с вами здесь… у служебного входа?

— Разумеется, если так вам предпочтительнее, — согласился маркиз.

Про себя он подумал, что, возможно, она стыдилась дома, где остановилась. Может статься, она очень бедна.

Однако наметанным взглядом опытного человека, он определил — ее платье, безупречно сидевшее на ней, было не из дешевых. Новая знакомая становилась таинственной.

Если и существовало на свете что-то, доставлявшее маркизу удовольствие в жизни, то как раз встреча с чем-то поразительным и непредвиденным.

Вспух он сказал:

— В девять часов я буду ждать вас внизу у черного хода. Обещаю вам, там не окажется никаких драконов, способных напугать вас! Должен ли я подчеркнуть, с каким чрезвычайным нетерпением ожидаю нашего совместного вечера?

— Спасибо, спасибо, — сказала Вильма. — А теперь, если вы будете так любезны, и только взглянете, закрыта ли дверь в номер графа, я пойду поищу мсье Ритца.

Она протянула маркизу руку, и он пожал ее.

Она затем надела шляпку, лишь мельком взглянув на свое отражение в зеркале.

Наблюдая за ней, маркиз отметил, что отсутствие излишнего жеманства придавало ей еще большую привлекательность.

Она и правда сильно отличалась от знакомых ему женщин.

«Видимо, она еще слишком молода, — объяснил он себе и тут же подумал:

— И слишком миловидна, чтобы самостоятельно разгуливать по Парижу».

Он отметил беспечность ее семьи, если таковая у нее имелась, не проявляющей осторожности и не заботящейся о девушке.

Но вслух он ничего не сказал и только открыл перед ней дверь.

Затем выглянул в коридор.

Все двери были закрыты, и он сказал:

— Вы в совершенной безопасности, но мне следует поспешить!

Вильма улыбнулась ему.

— Вы были очень любезны, но, пожалуйста… не могли бы вы просто подождать, пока я не дойду до конца коридора на случай, если граф появится из своего номера.

Она нервничала.

Маркиз почувствовал — она действительно боится графа.

— Я прослежу за вами, пока вы не скроетесь из виду, — пообещал он ей.

Вильма шла по коридору так стремительно, что маркизу казалось, ее ноги едва касаются пола.

Он проследил за ней, пока она не превратилась в совсем маленькую фигурку в конце коридора.

Затем, как он и ожидал, она остановилась и помахала ему рукой, потом, не задерживаясь, исчезла за углом.

Глава 4

Когда Вильма подошла к выходу на боковую лестницу, по которой поднималась сюда, то увидела Цезаря Ритца, торопливо поднимающегося по ступенькам.

Она подождала, пока тот достигнет верхней площадки. Заметив ее, он воскликнул:

— О, мадемуазель, я так виноват перед вами. Вы должны простить меня.

Возникла такая неразбериха, и разобраться в ней мог только я.

— Я не сомневаюсь в этом, — сказала Вильма, — но теперь, мсье, мне пора домой.

Он оглядел коридор, как будто раздумывая над чем-то, и тогда девушка добавила:

— Граф Гастон де Форэ уже прибыл.

— Прибыл? — воскликнул Ритц. — По он предупреждал меня, что раньше семи часов здесь не появится!

Вильма ничего не ответила и начала спускаться по лестнице.

Цезарь Ритц последовал за ней, бурча себе под нос нечто нечленораздельное.

Его карета ждала внизу. Он помог девушке забраться внутрь и стал устраиваться рядом.

Тут Вильма обратилась к нему:

— Я уверена, мсье, вам так много еще предстоит сделать здесь, в отеле, а я могла бы вернуться самостоятельно.

— По это было бы просто невежливо, я не могу допустить, чтобы меня обвинили в дурном тоне, — возразил он строго. — Вы оказали мне огромную услугу, так как же могу я проявить непочтительность и не проводить вас, дабы лично убедиться, что вы благополучно вернулись в дом виконта?

Вильма не отвечала.

Она подумала, как потрясен был бы Цезарь Ритц, узнай он о поведении графа и его намерениях в отношении нее.

«Мне здорово повезло, что маркиз проходил мимо той открытой двери. Иначе граф… поцеловал бы меня».

Она снова вздрогнула от воспоминаний, но затем вынудила себя сосредоточиться на том, о чем рассказывал ей Цезарь Ритц.

А тот перечислял гостей, прибывших на ленч в отель, и тех, кто заказал себе столики на ужин сегодня вечером.

При других обстоятельствах Вильма не отказалась бы от возможности оказаться за одним столом с такими знаменитостями, но ужин с маркизом все же больше воодушевлял ее, хотя она видимо, поступала и не правильно.

Когда карета доставила их обратно к дому виконта, она еще раз поблагодарила Цезаря Ритца за приглашение осмотреть отель.

Он, в свою очередь, снова поблагодарил ее за люстру.

Войдя в дом, она обнаружила Герберта у дверей отцовской спальни и спросила его:

— Как папа? Хочет ли он повидаться со мной сейчас?

— Его сиятельство… то есть я хотел сказать, полковник, спит, — ответил Герберт, — сдается мне, хорошее это дело для него, лучше и не придумаешь после такого лечения.

— Остается надеяться, что оно действительно пойдет ему на пользу, — сказала Вильма.

— Этот доктор Бланк известный человек, как я понимаю, — сказал Герберт, — а чем скорее мы сможем вернуться в Англию, тем лучше!

Вильма промолчала.

Она думала о том волнующем зрелище, которое должен являть собой Париж, особенно вечером, когда она увидит его при свете звезд.

Потом она отправились к себе в комнату, прилегла на кровать и стала читать книгу.

Немного погодя, по дороге на кухню, где он собирался заказать хозяину ужин, к ней заглянул Герберт сообщить, что отец проснулся.

Вильма пробежала по коридору и вошла в комнату отца.

Лицо его показалось ей бледным, но зато он улыбнулся, когда она подошла к его кровати.

— Как вы, папа? — спросила она.

— Устал, — ответил граф. — Однако спина болит уже не так сильно, как раньше.

Вильма от радости даже вскрикнула:

— О, папа! Именно это я и надеялась услышать! Но вам следует отдыхать, как рекомендует господин Бланк, и ни о чем не волноваться.

Она посидела с графом, пока тот съел немного супа и чуть-чуть рыбы.

Затем он отставил в сторону тарелку со словами:

— Больше не имею никакого желания ничего есть. По правде говоря, я сильно устал, и мне необходимо уснуть.

Герберт убрал поднос.

Вильма поцеловала отца, пожелав ему спокойной ночи.

— Я уверена, вы будете чувствовать себя лучше завтра утром, папа, — сказала она.

— Надеюсь, так и будет, — ответил граф. — Мне хотелось бы показать тебе Париж, но это невозможно, пока я нахожусь в своем нынешнем состоянии.

— Конечно, папа. Только не волнуйтесь об этом, вам следует думать только о вашем выздоровлении, — сказала Вильма.

Возвращаясь в свою комнату, девушка чувствовала себя виноватой.

Но как могла она отказаться от возможности увидеть хоть небольшой уголок Парижа?

Кроме того, она была совершенно уверена, что маркиз позаботится о ней должным образом.

Она надела изящное и достаточно дорогое платье, а сверху набросила бархатный плащ цвета сапфиров.

Ее кожа от этого стала казаться поразительно бледной. Девушка тревожно рассматривала себя в зеркале.

Ей так хотелось надеяться, что маркиз не сочтет ее одетой уныло и немодно по сравнению с шикарными и нарядными француженками.

Спускаясь вниз, Вильма мысленно решала, как ей лучше добраться до отеля «Ритц».

Ей не хотелось, чтобы слуги заметили что-нибудь необычное в ее поведении.

Увидев пожилого дворецкого в холле, девушка обратилась к нему с вопросом:

— Я обедаю с друзьями и обещала встретиться с ними на рю Камбон. Будьте любезны, вызовите мне фиакр. И не могли бы вы послать со мной одну из горничных?

— Я сам провожу вас, мадемуазель, — ответил дворецкий.

— Нет-нет, что вы, у вас и так много забот, — запротестовала Вильма. — Уверена!

Мария с удовольствием проедется со мной.

Мария была горничная средних лет, приставленная к ней.

Дворецкий согласился с таким решением и послал одного из лакеев за фиакром, а сам пошел позвать Марию с кухни.

Пока та искала свой капор и платок, чтобы накинуть на плечи, фиакр был уже у дверей.

Вильма забралась в него и назвала кучеру номер дома на рю Карбон.

Она надеялась, пожилому дворецкому будет невдомек, что там расположен служебный вход в отель «Ритц».

Фиакр тронулся, и Мария обратилась к госпоже:

— Для меня это настоящий праздник, мадемуазель. Мне всегда казалось, ездить гораздо интереснее, чем ходить пешком, но извозчики в Париже дороговаты для таких, как я.

— Что ж, тогда завтра вы непременно должны сопровождать меня в походе за покупками, — заметила Вильма.

Мария явно была в восторге.

Вильма решила таким образом отвлечь мысли горничной от того, где и с кем обедает ее госпожа.

Она была убеждена: французские слуги ничуть не менее любопытны, чем английские, когда речь идет об их господах.

А ей надо было во что бы то ни стало избежать сплетен и слухов, которые могли дойти до отцовских ушей.

«Со временем я все расскажу папе о маркизе Линворте, — решила девушка, — но сейчас этого делать не стоит — его это сильно расстроит. Не сомневаюсь, папа встречал его на скачках, а значит, маркиз наверняка относится к числу тех, кто, согласно папиному же желанию, не должен узнать о его падении с лошади».

Фиакр остановился у служебного входа отеля «Ритц». Вильма заволновалась, увидев каких-то джентльменов в вечерних костюмах, входящих внутрь.;.

Она никак не ожидала, что многие пользуются этим входом наравне с парадным подъездом со стороны Вандомской площади.

Дав Марии денег, чтобы та могла расплатиться за поездку, она вышла из экипажа и попросила кучера вернуться к тому дому, откуда они приехали.

Как только фиакр отъехал, Вильма не очень уверенно, чувствуя в душе легкую тревогу, поднялась по ступенькам и вошла в отель.

Внутри был небольшой холл, ни в коей мере не напоминавший внушительный вестибюль, расположенный со стороны парадного подъезда отеля.

Но и здесь стояли удобные стулья, и все помещение было украшено изысканными цветами.

На свое счастье, она сразу увидела маркиза и поспешила к нему.

Приветствуя ее, он произнес:

— Вы пунктуальны, а это совсем необычно для столь красивой женщины!

Подобным комплиментом он одарил бы любую из тех, с кем собирался пообедать. Поэтому очень удивился, когда Вильма зарделась от его слов.

— Моя карета ждет нас, — сказал он, — и если вы не желаете присоединиться к той толпе, торопящейся оккупировать гостиничный ресторан, то думаю, чем скорее мы уедем отсюда, тем будет лучше.

— Да, пожалуйста, давайте выйдем отсюда поскорее, — согласилась Вильма.

Спустя некоторое время они уже отправились в путь. Маркиз с удобством расположился в карете, облокотись на подушки сиденья.

Вильма же, наклонившись вперед, восторженно разглядывала из окна парижские улицы, на которых уже зажглись фонари.

Глядя на ее профиль, маркиз подумал, что он совсем не покривил душой, когда говорил ей комплимент, девушка действительно была очень красива.

Вильма же испытывала непередаваемое восхищение от увиденного, и даже совсем позабыла залюбовавшись Парижем, что следует проявить хоть немного вежливости и поговорить со своим спутником.

Для маркиза подобное поведение дамы было весьма непривычным.

С ним рядом сидела очаровательная молодая женщина, находившая куда более интересными и привлекательными те улицы, по которым ехала карета, нежели его самого.

Так они и ехали в тишине, пока маркиз не произнес:

— Мы подъезжаем к Лувру, и я полагаю, это то место, которое вам непременно надо посетить, пока вы в Париже.

— Я думала об этом, — ответила Вильма, — и, конечно, я страстно желала бы посмотреть коллекцию живописи Лувра.

Только мне пока не с кем прийти сюда.

Она произнесла эти слова настолько простодушно, что маркиз понял — у нее и в мыслях не было просить его сопровождать ее.

— Я думаю, мы можем сделать так, — сказал он, — мы составим список мест, которые вы хотели бы посетить, а я добавлю к нему те, какие, на мой взгляд, тоже могли бы заинтересовать вас.

— Очень любезно с вашей стороны, но я не знаю, как долго мы с отцом пробудем здесь.

Лошади подъехали к мосту через реку, и девушка взволнованно воскликнула:

— Вот я и увидела Сену! Мне кажется, она еще красивее, чем все те восторженные снова, что пишутся о ней в книгах, а их в последнее время все больше и больше!

Маркиз рассмеялся:

— Наверное, вы правы, но не хотите ли вы сказать, что прочитали огромное количество книг о Париже, хотя никогда не бывали здесь прежде?

— Ну да, я прочла их множество, — ответила Вильма. — Моя учительница французского обычно рассказывала об этом городе так, словно это земной рай, небеса обетованные.

Маркиз довольно бесстрастно отметил про себя, как по-разному воспринимают один и тот же Париж разные люди.

Но вслух подобным наблюдением он мог бы поделиться с более искушенной женщиной, нежели его юная спутница.

Очутившись на другом берегу реки, карета углубилась в узкие извилистые улочки. Вильма предположила, что это была старая часть Парижа.

Наконец они остановились перед весьма скромным рестораном.

Линворта здесь, должно быть, очень хорошо знали, ибо владелец приветствовал их весьма экспансивно.

Затем они были проведены к удобному столику, огороженному с обеих сторон наподобие стойла для лошадей.

Предполагалось, видимо, что обедающие за такими столиками могли бы чувствовать себя весьма уединенно. По потолку и стенам проходили деревянные балки, а стекла в оконных створках были граненые.

— Должно быть, это очень старое здание! — сказала Вильма, когда они устроились за столом.

— Оно существовало еще до Революции, — объяснил маркиз. — Я люблю обедать здесь и подумал, что вам тут тоже должно понравиться.

— Мне нравится, правда, нравится! — призналась Вильма. — Очень уютно и вместе с тем необычно.

Маркиз заказал несколько блюд и попросил принести бутылку шампанского.

Затем он обратился к девушке:

— Теперь мы можем поговорить, и я хочу, чтобы вы рассказали мне о себе.

— Я бы лучше поговорила о вас или, скорее, о ваших лошадях.

— Мне казалось, мы уже исчерпали эту тему, — отметил маркиз.

— Тоща расскажите мне о своем доме. Когда я собиралась на эту встречу, то мне пришло в голову, не видела ли я его изображение в одном из журналов, кажется, он был построен братьями Адамс.

— Вы совершенно правы, — сказал маркиз, — и я всегда старался сохранить комнаты в том виде, как они были когда-то задуманы.

— Было бы ужасно, если бы вы переделали их, — заметила Вильма. — Безусловно, вы не стали заполонять их всеми этими безделушками, столь обожаемыми некоторыми нашими современниками.

— О Боже, разумеется, нет — Голос его звучал решительно.

Во время этого диалога маркиз невольно вспомнил, каких именно новшеств в своем доме он с тревогой ожидал от принцессы, которая должна была стать его женой.

И он мысленно пообещал себе, если его вынудят, сражаться со всей немецкой нацией, но не позволить им испортить самый совершенный во всей Англии дом в палладианском стиле?

— А теперь поведайте мне о ваших картинах, — попросила его Вильма.

Почти против воли маркиз начал говорить о картинах, которые приобрел для пополнения унаследованной им коллекции.

Они уже успели закончить ужин, и тут он сообразил, что почти весь вечер рассказывал только о себе.

Вильма сумела заставить его сделать это почти так же ловко, как накануне Лизетта вынуждала его произносить любовные речи.

— Но теперь ваша очередь, — сказал он, когда им принесли кофе. — Расскажите мне о том, чем вы занимаетесь дома.

— Вы ведь уже знаете ответ на свой вопрос, — сказала Вильма, — езжу верхом и, конечно, до последнего года, училась.

— Полагаю, весьма успешно, — заметил маркиз. — Ну а помимо той помощи, что вы оказываете отцу в его опытах с электричеством, каковы ваши личные планы на будущее?

Вильма подумала, как рассердился бы ее отец, доведись услышать ему, что маркиз говорит о нем словно о простом дельце или ремесленнике.

Вильма бесхитростно ответила:

— Мне еще очень многому необходимо научиться, но больше всего я хотела бы путешествовать.

— А как насчет замужества? — поинтересовался маркиз.

— Я об этом еще не думала.

— Вздор! — резко возразил маркиз. — Все юные девицы мечтают о замужестве, наверняка и у вас есть несколько предупредительных воздыхателей, осыпающих вас комплиментами и цветами.

— За все время я получила только два букета — один от славного старичка, которому я напоминала его внучку, а другой букет прислал тот, с кем я танцевала на балу. Он желал увидеться со мной еще раз, но я отказалась, так как с трудом переносила его общество.

Тут он рассмеялся:

— Печально, но, возможно, по вашем возвращении в Англию все пойдет по-другому. Вы овладеете искусством француженок флиртовать с мужчинами, и ваши английские друзья будут находить это неотразимым.

Все это он говорил несколько фальшивым, насмешливым тоном, пока вдруг не обнаружил, как вопросительно смотрит на него девушка.

— Мне всегда было любопытно, — сказала она, — что подразумевается под словом «флиртовать». Однажды я спросила об этом маму, но по ее словам так называют «вульгарное поведение в обществе», и достойная женщина никогда не должна вести себя подобным образом.

— Ну тогда вам просто нельзя флиртовать, — уступил ей маркиз, — но если вы пробудете б Париже достаточно долго, вам будет довольно сложно избежать этого.

— К счастью, у меня нет ни одного знакомого француза, — отметила Вильма, — конечно, если не считать графа, но он ужасен! Я и сейчас думаю, насколько же мне повезло… вы проходили мимо и… спасли меня.

— А как вы думаете, от какой угрозы я вас спас тогда? — поинтересовался маркиз.

Вильма вся вспыхнула, потом едва слышно прошептала:

— Он… он попытался бы… поцеловать меня.

— И это было бы столь ужасно? — допытывался маркиз.

— Разумеется, да! — запальчиво заявила Вильма. — Он был столь омерзителен. И мне было так… так страшно, пока я не услышала, как вы говорите по-английски.

— Боюсь, в Париже вы встретите много мужчин, подобных графу, — заметил маркиз. — Но мне не хотелось бы, чтобы вас так пугали, поэтому вы должны быть очень осторожны, принимая приглашения.

— Ну, это просто, — пробормотала Вильма. — Л не буду принимать никаких приглашений в Париже, значит, со мной будет все в порядке.

— Но вы приняли мое приглашение, — несколько сухо напомнил ей маркиз.

— Но вы-то англичанин, — объяснила Вильма, — и я знала, что могу довериться вам.

— Но почему вы были так уверены в этом? — задал вопрос маркиз.

Немного подумав, она объяснила:

— Когда вы сталкиваетесь с людьми, у вас сразу же возникает какое-то ощущение, вызванное их присутствием, их внутренним миром. Не важно, что они говорят, важно, как вы их воспринимаете.

Маркиз был поражен.

— Именно в это всегда верил я, — произнес он, — но никогда не встречал женщину, которая облекла бы это в столь ясную и простую форму.

— Порой я встречала таких людей, что уже первые ощущения, связанные с ними, говорили мне — тут нечто неладное, нехорошее. Вот и когда граф только заговорил со мной, я уже почувствовала — от него исходит угроза, и он опасен.

— Постарайтесь держаться от него подальше, — предостерег ее маркиз. — Вам необходимо быть в «Ритце» завтра?

— Нет, нет, конечно, нет, — ответила Вильма.

— Значит, люстра в спальне номера графа была последней, — задумчиво произнес маркиз, словно отвечая своим мыслям.

— Да, самая последняя, — согласилась Вильма. — Господин Ритц сам сказал мне, что во всех комнатах теперь полный комплект и порядок.

— Значит, теперь вы вернетесь в Англию? — поинтересовался маркиз.

— Боюсь, что да, как только отцу станет лучше.

Ей удалось ловко перевести разговор на другую тему, поскольку она чувствовала себя очень неуютно под этим перекрестным допросом, и они снова заговорили о Нине и других владениях маркиза.

Когда в конце концов они покинули ресторан, на улице их ждала карета.

Верх ее был откинут, и маркиз спросил Вильму:

— Вы не замерзнете?

— Нет, что вы, сегодня очень теплая ночь.

От маркиза не укрылось восторженное выражение ее глаз.

Лошади тронулись, и вскоре карета выехала на набережную Сены.

В ночном небе Парижа уже сияли звезды, вдоль моста горели фонари, а темные воды реки отражали свет небесных и земных светил.

Наблюдая за Вильмой, маркиз снова с удивлением отметил, что девушка опять, казалось, забыла о его присутствии.

Ее так захватило увиденное зрелище, что она даже не старалась поддерживать беседу со своим спутником.

Ему было более привычно, когда женщины вели себя иначе. Оказываясь с ним в карете, они придвигались все ближе и ближе к нему, затем, как правило, касались своей рукой его руки и маняще поднимали к нему лицо.

Но Вильма смотрела на реку, на огни фонарей и на звезды.

Маркиз говорил себе, что такого с ним раньше не случалось, и никогда еще ему не было так хорошо.

Когда они достигли площади Согласия, маркиз попросил кучера остановиться, чтобы Вильма могла полюбоваться фонтанами, которые выбрасывали в ночное небо струи воды, переливавшиеся в свете фонарей всеми цветами радуги и опадавшие вниз сверкающими водопадами.

Величественный обелиск, привезенный из Египта, деревья, окружавшие площадь, создавали прекрасную и вместе С тем полную таинственности картину.

Ни маркиз, ни Вильма не проронили ни слова, пока наконец девушка не заговорила тихо и восхищенно:

— Это так прекрасно… так великолепно! Но мне кажется все это нереальным, как в сказке!

— То же самое я думал о вас, — откликнулся маркиз.

Она посмотрела на него, и, ему показалось, что звезды отражаются в ее глазах.

— Если бы я могла стать частью всего этого, — сказала она, — тогда я ничего больше не просила бы для себя в этой жизни, только возможности остаться в этой прекрасной сказке навсегда!

— Мне думается, вы так или иначе всегда будете жить в сказочном мире, — отозвался маркиз.

Он приказал кучеру трогать, и они дважды объехали вокруг площади Согласия, прежде чем направиться на Елисейские поля.

Карета медленно поднималась по Елисейским полям, пока не достигла Триумфальной арки, которую, как объяснил маркиз Вильме, задумал еще Наполеон Бонапарт, но ее торжественное открытие состоялось на тридцать лет позже, во времена царствования Луи Филиппа.

Только когда лошади повернули назад, Вильма выдохнула:

— Теперь я увидела Париж!

— Не весь, — поправил ее маркиз. — Есть еще много мест, которые я хочу показать вам.

— И мне бы хотелось многое увидеть, — согласилась она, — но я не должна посягать на ваше время. Уверена, у вас много других дел и встреч с намного более значительными людьми, чем я.

Она говорила искренне, и маркиз не уловил в ее словах притворства.

— Вряд ли я найду себе более интересное занятие, чем возможность показать вам Париж, — сказал он. — Завтра утром я отвезу вас покататься в Булонский лес, думаю, вам такая прогулка покажется занятной, а затем мы составим план на вторую половину дня. Перед нами широкий выбор различных удовольствий.

— Вы действительно… У вас и правда есть для этого свободное время? — спросила Вильма.

— Думаю, все можно устроить.

— Нy, если так, то я не могу представить себе ничего более восхитительного.

О, благодарю вас… еще раз благодарю вас? Мне кажется, я всю жизнь только и буду благодарить вас.

Маркиз подумал, что никогда еще никто не благодарил его с такой идущей от самого сердца искренностью.

Вряд ли девушка была бы ему более благодарна, получи она в подарок бриллиантовое ожерелье.

Когда они спускались от Триумфальной арки вниз по Елисейским полям, он спросил ее:

— Где вы остановились?

Вильма слегка запнулась, потом честно ответила:

— Номер двадцать пять в предместье Сент-Оноре.

Маркиз поднял брови:

— Да ведь это, кажется, дом одного из моих друзей?!

— Виконт сейчас в отъезде, — быстро сообразила Вильма.

— А вы с отцом исправляете электрическое освещение в его доме, — подметил маркиз.

Вильма не опровергла его предположение.

Она решила, что ей удалось сделать так, чтобы маркиз не подумал, будто они с отцом гостят в доме виконта.

— Теперь по крайней мере я знаю, куда могу заехать за вами завтра утром, — заметил маркиз, когда они подъехали к дому виконта. — Скажем в половине двенадцатого? Или для вас это слишком рано?

Вильма рассмеялась:

— Я всегда просыпаюсь рано. Честно говоря, я люблю кататься верхом до завтрака.

— Я тоже, — сказал маркиз. — Может быть, когда-нибудь в Англии мы сможем покататься верхом вместе.

Однако, сказав это, тут же засомневался.

Он мог себе представить, какая волна слухов прокатится в Лондоне, если он пригласит Вильму в Нин и будет ездить с ней на верховые прогулки до того, как она начнет работу по переделке его канделябров.

Девушка же в тот момент думала, как здорово было бы пригласить маркиза в их дом. И хотя лошади ее отца вряд ли сравнились бы с лошадьми маркиза, все же и в их конюшнях было два-три жеребца, верхом на которых он выглядел бы великолепно. Да и барьеры показались бы ему вполне достойными для состязания.

Но потом она сказала себе, что, как только они с отцом покинут Париж, она больше никогда не увидит маркиза Линворта, Она вспоминала теперь — он упоминался в разделе светской хроники как постоянный гость в том обществе, в которое ее родители не бывали приглашены, в первую очередь, конечно же, на балах, устраиваемых самим принцем Уэльским.

В числе присутствующих там всегда перечислялись признанные красавицы, без которых невозможно было и представить подобные приемы.

Те же балы, куда приглашалась Вильма, хотя и их пока было не так уж много в ее жизни, устраивались, как правило, вдовами высокопоставленных аристократов большей частью для своих внучек, ровесниц Вильмы.

Она могла предположить, что для сливок общества, к коим принадлежал и маркиз, посещение подобных мероприятий воспринималось как нечто на редкость скучное и утомительное.

Об их развлечениях Вильма читала только в газетах.

Вряд ли она когда-нибудь сможет посетить балы, устраиваемые графиней Уорвик.

И уж совсем невероятно, что ей могли бы прислать приглашение в Мальборо-хаус.

«После нашего возвращения в Англию я уже никогда не встречусь с маркизом», — сказала она себе.

Вслух же девушка произнесла:

— Если вы вполне уверены, что вы не заскучаете со мной, я с превеликим удовольствием поеду с вами завтра в Булонский лес.

— Тогда я с нетерпением буду ожидать нашей прогулки, — ответил ей маркиз.

Они приближались к дому виконта.

Неожиданно маркизу пришло в голову, что будь сейчас рядом с ним любая другая женщина, он непременно поцеловал бы ее на прощание, пожелав доброй ночи.

Он подумал, как, целуя Вильму, ощутит мягкость, нежность и невинность ее губ.

Из ее слов он давно сделал вывод: ее никто никогда еще не целовал.

И неожиданно для себя почувствовал, как страстно желает оказаться тем первым мужчиной, кто поцелует ее.

По девушка настолько была напугана эпизодом с графом, что дотронься он до нее теперь, это совсем лишит ее душевного равновесия и тогда она скорее всего исчезнет, и он никогда больше не увидит ее.

Пет, такого наказания за свой поцелуй он не желал.

Тем более что теперь, когда лошади уже остановились у дома виконта, он отчетливо осознавал — у него давно не было ничего лучше сегодняшнего.

Ни разу на протяжении всего вечера: ни когда они ехали в карете, ни когда ужинали в ресторане, не почувствовал он скуки.

Ни разу за все время не вспомнил ни о принцессе, ни о том мрачном будущем, ожидавшем его впереди.

«Юность очаровательна и обольстительна сама по себе»— такие слова слышал он однажды от одного старика.

То, чем порадовала его Вильма, и было как раз этим «очарованием юности».

Волнующим и чистым, как красота далеких звезд над площадью Согласия.

И совсем не похожим на удовольствие, доставленное ему прошлой ночью Лизеттой.

Карета остановилась, маркиз вышел из нее первым.

Протянув руку девушке и помогая ей сойти вниз, он задержал ее руку в своей и подумал, что действительно очень сильно хочет снова увидеть Вильму.

Ему не хотелось, чтобы она просто исчезла из его жизни.

Лакей позвонил, и заспанный слуга открыл дверь.

— Спокойной вам ночи, Вильма, — сказал маркиз.

— Спокойной ночи, милорд, — отозвалась она, — и еще раз спасибо вам за удивительный, чудесный вечер. Я никогда не смогу его забыть.

— Сказка еще не закончилась, — улыбнулся в ответ на ее слова маркиз. — Я буду здесь завтра в половине двенадцатого.

По ее светящимся глазам, обращенным к нему, он понял — именно эти слова она и хотела от него услышать.

Затем она вошла в дом, а маркиз вернулся в карету.

Когда карета тронулась, девушка остановилась в дверях и помахала ему рукой, при этом свет, падавший из открытой двери за ее спиной, освещал ее светлые волосы и казался ореолом над ее головой.

«Восхитительное зрелище», — думал маркиз всю дорогу домой.

Он не отказался бы иметь такую картину в своей галерее.


Вильма прошла в холл и, прежде чем подняться по лестнице, поблагодарила лакея.

Поднявшись наверх, она увидела Герберта, выходящего из комнаты ее отца.

— Папа не спит? — спросила она его.

Камердинер отрицательно покачал головой.

— Спит, как младенец. — ответил он. — Этот доктор Бланк — он делает чудеса своими руками.

— Полагаю, папа будет чувствовать себя лучше завтра, — сказала Вильма.

— Ну а вы-то как, хорошо провели время с друзьями-то, мисс Вильма? — поинтересовался Герберт.

И поскольку он знал девушку с детства, она понимала — его интерес искренен.

— Провела время замечательно… ну просто замечательно! — сказала она. — Завтра утром я собираюсь поехать на прогулку в Булонский лес, но было бы лучше, если бы вы не упоминали об этом в разговоре с папой, потому что он за меня волнуется.

— Его сиятельство разволнуется, только если подумает, вдруг как эти друзья ваши прознают, что он не так тверд в седле, как думал-то, — заметил Герберт.

Такое о своем хозяине мог позволить себе сказать только старый Герберт, так как с его стороны подобное высказывание не было ни наглостью, ни предательством.

Вильма расхохоталась.

— Мы должны сделать все, дабы папина гордость не пострадала, — сказала она уже серьезно, — и не забывать, что никто не должен знать наше настоящее имя.

Герберт презрительно фыркнул.

— Вам-то и ломать комедию! По мне — так все это ужасная глупость, но меня-то никто не спрашивает!

Вильма пошла к себе в комнату.

Она велела Марии не дожидаться ее возращения, поэтому разделась сама, без ее помощи.

Но когда, глядя в зеркало, Вильма расчесывала свои длинные волосы, она вдруг задалась вопросом, а не нанесли ли ей оскорбление.

Маркиз ни на мгновение не усомнился, будто она всего лишь дочь какого-то электрика. Ему даже в голову не пришло, что она может быть кем-то другим.

Он воспринимал ее как дочь мастерового, работающую со своим отцом и получающую за это вознаграждение.

Она, правда, была рада его заблуждению, благодаря которому он не задавал ей щекотливых вопросов.

Вместе с тем во всем этом было что-то оскорбительное.

Она принадлежала к одному из старейших семейств графства. И все же маркиз не разглядел в ней леди благородного происхождения.

Герберт назвал все это «ломанием комедии», и действительно так оно и было с самого начала.

Вильма подумала, как было бы прекрасно, если бы маркиз сразу сказал, не может такого быть, чтобы она выполняла столь черную работу.

А он просто принял на веру ее слова.

Он, конечно, посчитал, что единственной причиной, по которой Вильме не хотелось сталкиваться со всеми этими щеголями в отеле «Ритц», было ее нежелание выглядеть хуже на их фоне.

— Как посмел он так подумать обо мне? — спрашивала она себя.

Но, с другой стороны, если бы он видел в ней девушку из знатной семьи, он никогда не пригласил бы ее поужинать с ним наедине.

И не повез бы ее кататься, не было бы тогда столь очаровательной ночной поездки при свете звезд.

«Видимо, за все в жизни приходится платить, так или иначе, — философствовала Вильма. — Совершенно очевидно, хотя маркиз поразил меня, я, конечно, не произвела на него никакого впечатления».

Да, несомненно, он сделал ей пару комплиментов.

По теперь ее интересовало, действительно ли он говорил то, что думал, в тот момент, когда произносил их.

У нее было неловкое ощущение, словно он воспринимает ее как дитя, маленькую девочку, и ему доставляет удовольствие быть добрым с ней.

Совсем по-другому обстояло дело в Лондоне, где она произвела сенсацию, впервые появившись на балах в нынешнем сезоне.

Но тут она вынуждена была признаться себе, что для той произведшей сенсацию дебютантки сезона сейчас она вела себя крайне предосудительно.

Особенно с таким известным и выдающимся человеком, как маркиз.

«Само собой разумеется, вечер был бы намного более скучным, если бы пришлось пригласить еще двоих провести его с нами, — решила она, — но все-таки мне бы хотелось, чтобы и в нынешней ситуации он хоть как-то дал понять, что считает меня чем-то больше, чем просто дочерью электрика».

Она отдернула занавески и стала смотреть на звезды.

И снова ощутила в себе невыразимый восторг.

Именно такое чувство она испытывала, когда видела перед собой красоту фонтанов на площади Согласия.

И еще тогда, когда они с маркизом желали друг другу спокойной ночи и он пообещал, что сказка еще не окончилась.

«Я увижу его завтра», — утешила себя Вильма.

И уже лежа в кровати, сказала себе, что ничто другое не имеет никакого значения.

Глава 5

Пьер Бланк заехал проведать графа в одиннадцать часов.

В половине двенадцатого приехал маркиз.

Вильма знала, что она спокойно может покинуть дом, так как в это время отцу не потребуются ее услуги.

Как только мсье Бланк покинет его, он сразу же уснет.

День был прекрасный, в голубом небе ярко светило солнце.

Вильма надела самую очаровательную из своих шляпок, сочетавшуюся с ее элегантным нарядом, который она долго выбирала для этого случая.

Ей показалось, хотя она и не была в этом уверена до конца, что маркиз одобрительно посмотрел на нее, когда она выходила из парадной двери.

На этот раз он ждал свою спутницу в фаэтоне, еще более щегольском и нарядном, чем тот, в котором накануне он возил кататься Лизетту, да и пара лошадей в упряжке была получше.

Грум, устроившийся на небольшом сиденье сзади, помог девушке забраться в фаэтон.

— Доброе утро, Вильма, — поприветствовал ее маркиз. — Надеюсь, вы хорошо спали?

— Мне снилась площадь Согласия, — ответила она, — и Триумфальная арка.

Маркиз улыбнулся, представив, как любая другая женщина сказала бы, что ей снился только он.

Но он уже начал привыкать к мысли, что в глазах этой девушки он каждый раз уступал свое первенство прекрасному Парижу.

Когда они повернули в направлении Булонского леса, Вильма сказала:

— Как здорово отправиться с вами на прогулку! Мне кажется, вы правите гораздо лучше, чем это могут французы.

— Ценю вашу похвалу, — сказал маркиз. — Надеюсь, так оно и есть.

По как только они оказались на месте, Вильма обнаружила, что в Булонском лесу у маркиза нашлось немало конкурентов.

Там было много французов на новеньких фаэтонах последних моделей, проносившихся с огромной скоростью.

Другие, наоборот, ехали медленно, дабы позволить седокам беседовать со своими друзьями, прогуливающимися пешком.

Когда Вильма заметила кокоток в их фантастических каретах, ее глаза раскрылись от удивления.

Маркиз понимал, насколько она была поражена их видом.

Однако она не произнесла ни слова, пока не обратила внимания на весьма привлекательную женщину в открытой карете, которая была окружена несколькими нарядно и даже щегольски одетыми мужчинами.

— Кто это? — спросила Вильма.

— Это Прекрасная Отеро, — ответил маркиз.

— Отец сказал, мне не следует о ней говорить, — машинально выпалила девушка.

— А почему? — поинтересовался маркиз — Он считает, что ни моя бабушка, ни моя мама никогда бы не стали упоминать ее имени, — простодушно объяснила Вильма.

Маркиз улыбнулся ее словам.

Когда они проезжали мимо. Прекрасная Отеро помахала маркизу, и он снял шляпу в ответ.

— Вы с ней знакомы? — спросила Вильма, дождавшись, пока они отведут.

— Эта женщина — выдающаяся танцовщица и выступает в «Фоли-Бержер».

— О, как бы я хотела увидеть ее! — воскликнула Вильма.

Маркиз снова улыбнулся:

— Полагаю, ваш отец не одобрил бы и ваше посещение «Фоли-Бержер».

— Почему? — поинтересовалась Вильма.

Маркиз молча правил лошадьми. Потом сказал:

— «Фоли-Бержер» уникален даже для Парижа. Сейчас это место превратилось в театр-варьете и является одним из самых знаменитых мест во всем театральном мире.

Вильма подумала, насколько впечатляюще все это звучит.

— И Прекрасная Отеро танцует в этом варьете?

— Да, она там танцует, и танцует бесподобно.

— Но тогда почему мне не подобает говорить о ней? — недоумевала Вильма.

Маркиз подумал, что прямо ответить на вопрос девушки было бы ошибкой.

Никогда до Вильмы не встречал он женщин, с которыми так легко, как с ней, было беседовать на любые отвлеченные темы, словно рядом с ним мужчина.

Но, несмотря на широкие познания Вильмы, он ясно понял, что в вопросах любви и сексуальных отношений она была совершенно наивна.

Не получив ответа на свой вопрос, девушка мельком взглянула на своего спутника и спустя минуту проговорила:

— Видимо, мне не подобает касаться этого предмета, но с отцом мы беседуем обо всем на свете. С моей стороны было непозволительно позабыть о существовании ряда запретных тем. Мне следовало бы помолчать.

— Смею надеяться, я отношусь к той же категории собеседников, что и ваш отец, — заметил маркиз, — и поэтому мы можем обсуждать все, не чувствуя при этом неловкости.

— Даже Прекрасную Отеро? — спросила Вильма.

— Думаю, о ней и так слишком много говорят без нас с вами, стоит ли нам присоединяться к этому хору голосов, — холодно сказал маркиз. — Может быть, лучше я расскажу вам о Кара Пеонсии, которая прославилась своим трюком — раскачиваться под куполом, держась зубами за трапецию?

Тут Вильма расхохоталась так, что совсем забыла про Прекрасную Отеро.

Маркиз же тем временем задумался над тем, как отреагировала бы его юная спутница на новую моду — нескромность, доходящую до неприличия.

Парижские студенты, изучающие искусство, несколько лет назад сняли «Мулен Руж», чтобы отметить там свой традиционный «Бал Четырех Искусств».

На балу две девицы стали сравнивать свои ноги, а скоро и другие присутствующие включились в соревнование.

Неожиданно одна из натурщиц, весьма гордившаяся своими прелестями, вскочила на стол, уверенная в своей победе.

Мона, так звали девушку, не видела ничего плохого в своем поступке.

Но после того как в тот вечер она скинула с себя всю одежду, утром следующего дня ее вызвали в полицию. Вместе с другими девицами, последовавшими ее примеру, она предстала перед судьями.

Их оштрафовали на несколько сотен франков и дали время для уплаты штрафа.

Наказание было не слишком серьезным, но подобная сумма значила непомерно много для обитателей Латинского квартала, и двумя днями позже там разгорелся бунт.

Заголовки газет по всему миру кричали о событиях в Латинском квартале.

Спустя год убогий маленький мюзик-холл на рю де Мартирс уже каждый вечер собирал толпы народа, и все потому, что там можно было посмотреть, как женщина раздевается донага.

Таково было начало.

И хотя «Фоли-Бержер» не заходил столь далеко, однако те, кто выступал там, тоже демонстрировали довольно обнаженной натуры.

«Пожалуй, было бы ошибкой с моей стороны везти Вильму в» Фоли-Бержер «, — решил маркиз.

Тем не менее любопытно бы взглянуть на ее реакцию.

Они проехали по всему Булонскому лесу, побывав и в самых уединенных его уголках, и там, где толпилась прогуливающаяся и разъезжающая в своих экипажах публика.

Затем Линворт пригласил Вильму на ленч в ресторан, расположенный на берегу Сены.

Зал ресторана находился на третьем этаже, и сидя у окна, Вильма могла видеть проплывающие вверх и вниз по реке баржи.

Она любовалась чайками, прилетавшими с моря, и солнцем, отражавшимся в речных водах.

Ее сердце замирало от восторга.

Маркиз точно предугадал ее настроение.

Он сомневался, что раньше какая-нибудь другая женщина, из тех, что он приводил в этот ресторан, хотя бы раз посмотрела в окно.

Все они не спускали глаз только с него.

— Я убеждена: Париж — самый красивый город в мире, — сказала Вильма, оторвавшись наконец от вида за окном, чтобы сосредоточиться на еде. — И я никогда в жизни не пробовала ничего более вкусного, чем здешние кушанья.

— Я всегда думал об этом же, бывая в Париже, — подтвердил маркиз. — И хотя мой повар бесподобно готовит, французы умудряются каким-то образом превратить любое блюдо в произведение искусства.

— Вы нашли точные слова, — воскликнула Вильма, — я постараюсь запомнить их.

— И это все, что вы будете вспоминать обо мне по возвращении в Англию? — поинтересовался маркиз.

— Пет, конечно же, нет! — возразила Вильма. — С вами было так восхитительно побывать всюду и поговорить об интересующих меня вещах, ведь с женщинами о многом не поговоришь, им это просто неинтересно.

Маркиз улыбался, глядя на нее.

— Полагаю, большинство из них, — сказал он, — занимает только тема любви, а именно об этом, я чувствую, вы знаете меньше всего.

— Я никогда ни в кого не была влюблена, — призналась Вильма, — но думаю, любовь должна быть… чем-то изумительным, сравнимым разве что с возможностью прикоснуться к звездам или добраться до луны.

— Некоторые считают, любовь похожа на раскаленное, расплавленное солнечное ядро, — заметил маркиз.

Вильма на мгновение притихла. Затем призналась:

— Мне не очень понятно такое сравнение. Что вы имеете в виду?

— Когда вы выйдете замуж, — попытался пояснить маркиз, — ваш муж научит вас. Это нечто такое, что трудно объяснить словами, но можно почувствовать сердцем.

— И несомненно… душой, — на одном дыхании выпалила Вильма. — Я знаю, любовь… частица души человека.

Маркиз подумал, как ей удается всегда придумать что-то оригинальное, но, конечно, она была права.

Хотя сам он глубоко сомневался, была ли когда-нибудь затронута его собственная душа, если вспомнить о любом из его многочисленных любовных приключении с красивыми женщинами.

Окончив ленч, они вышли из ресторана, и маркиз сказан:

— Я планировал отвезти вас домой, но давайте сначала съездим, посмотрим на Эйфелеву башню, а завтра, может быть, вы захотите подняться на нее.

— С превеликим удовольствием, — согласилась девушка. — Но вы действительно не заняты и сможете потратить на меня свое время и завтра?

— Думаю, я смогу все уладить, — как и в прошлый раз успокоил ее маркиз.

Вильма пролепетала что-то похожее на изъявление восторга, а потом проговорила:

— Когда вчера я молилась на ночь, я не знала, как благодарить Бога за ваше появление в моей жизни. Мне было бы так тоскливо всего лишь иметь возможность отправиться по магазинам с кем-нибудь из горничных, пока папа спит, и если бы не вы, я совсем не знала бы, куда мне пойти.

— ; Мы еще не побывали в Лувре, — заметил маркиз, — но я оставляю посещение музея на дождливый день.

— , А если такового не случится?

— Тогда, без сомнения, нам придется заставить себя забыть о сияющем солнце, поскольку Лувр необходим нам для нашего самообразования.

Манера, в которой он произнес эти слова, рассмешила девушку.

Да и потом, пока они ехали к Эйфелевой башне, она постоянно смеялась над рассказами маркиза.

И еще Вильма находила удовольствие в том, что и сама смогла заставить его смеяться над ее шутками.

Было уже около четырех часов, когда они повернули назад к предместью Сент-Оноре.

— У меня на примете есть особенное место, где мы могли бы поужинать сегодня вечером, — сказал маркиз. — Вы увидите, насколько превосходно там готовят, а сам ресторан совсем не изменился еще с дореволюционных времен.

— Неужели вы правда снова приглашаете меня поужинать?

— Едва ли было бы любезно с вашей стороны позволить мне ужинать в одиночестве, когда никто не будет смешить меня, — запротестовал маркиз.

— Но я даже представить себе не могу, почему вы так добры и внимательны ко мне, — сказала Вильма. — Я не настолько глупа, чтобы не понимать, сколько прекрасных дам, остановившихся в отеле» Ритц «, сочли бы за счастье принять ваше приглашение поужинать вместе.

— Им придется обойтись без моего общества, — заметил маркиз, — к тому же, не забывайте, я обязан позаботиться о вас.

Утром, в тот момент, когда в Булонском лесу они проезжали мимо Прекрасной Отеро, среди мужчин, окруживших ее экипаж, он приметил графа Гастона де Форэ.

Вильма не заметила его.

Маркиз же обратил внимание, как напрягся граф, увидев, кому приветливо помахала Прекрасная Отеро.

При этом граф пронизывающим взглядом оглядел Вильму.

Понимая, насколько Вильма все еще боится графа, маркиз подстегнул лошадей и с облегчением отметил, что девушка не обратила внимания на этого человека.

Поэтому сам он не стал упоминать его имени ни во время дальнейшей поездки, ни во время их ленча.

Прибыв в предместье Сент-Оноре, маркиз подъехал к парадному входу дома виконта.

Когда лошади совсем остановились, Вильма что-то достала из своей сумочки и смущенно обратилась к нему:

— Я… вчера я написала вам записку… мне хотелось выразить вам свою благодарность за вашу доброту и внимание ко мне. Видимо, нет смысла отправлять ее в отель» Ритц «, если я могу передать вам ее из рук в руки… вот она…

—  — Ваше первое любовное послание, — заметил маркиз машинально, но еще прежде, чем девушка запальчиво ответила ему, он сообразил, что невольно заставил ее смутиться и покраснеть.

— Это не совсем точно передает… значение моего письма к вам.

Грум уже спрыгнул, готовый помочь девушке выйти из экипажа.

Она поднялась по ступенькам и помахала рукой маркизу.

Он приподнял в ответ шляпу, потом тронул лошадей и осторожно направил их по оживленной дороге в сторону Бандомской площади.

У дверей отеля он остановился. Грум обошел фаэтон, чтобы принять от него поводья.

Передавая поводья груму, маркиз попросил его:

— Поблагодарите от меня своего хозяина за присланных им лошадей и скажите, что мне было приятно и легко управлять столь великолепной парой.

— Он будет рад вашим словам, мсье, — сказал грум, — но наши лошади не могут сравниться с гнедыми кобылками графа де Форэ.

— А ты их видел? — спросил маркиз.

— Да они ведь стояли у того дома, от которого вы как раз отъехали, мсье, — объяснил грум. — Я думал, вы их заметили там.

Маркиз внимательно посмотрел на него.

— Около дома виконта? — переспросил он, словно надеясь удостовериться, что грум ошибся.

— Пуда, мсье. Я знаю графского кучера, а он говорил мне, будто его господин всего месяц как купил тех гнедых.

Маркиз решительным движение выхватил вожжи из рук грума.

— Залезай, — резко бросил он ему.

Развернув лошадей, он направил фаэтон обратно, стараясь ехать как можно быстрее.

Вскоре он уже был около дома виконта, и мог сам убедиться, что грум не обманывал его.

Рядом с домом, укрытая в тени дерева, стояла превосходная пара гнедых лошадей. Маркиз обратил внимание на ливрею конюха, сидевшего на козлах.

Сомнения не было — то был экипаж графа де Форэ.

Не дожидаясь, пока грум поможет ему, маркиз сам соскочил с фаэтона и с силой дернул звонок. Одновременно он стукнул дверным молотком.

Дверь открыл слуга.

В тот момент, когда маркиз вошел в холл, он услышал крик Вильмы.


Вильма рассталась с маркизом с ощущением волшебной нереальности происходящего с ней, как если бы и впрямь она жила сейчас в сказке, о которой они говорили. Все проведенное вместе время было окутано чарами.

Булонский лес, наполненный изысканно одетыми дамами, бесподобными лошадьми с их великолепными наездниками, вполне мог служить декорацией пьесы на сцене» Друри-Лейн «, в Лондоне.

Ничто не могло бы сравниться красотой с Сеной, которой она любовалась за ленчем.

Так же как не с чем было сравнить ее восхищение Эйфелевой башней, возносящейся в небо над их головами.

Она с интересом слушала рассказ маркиза об открытии башни, на котором ему довелось присутствовать.

» Я снова увижу его вечером «, — подумала она, провожая взглядом фаэтон маркиза.

Она зашла в дом, и слуга закрыл за ней дверь.

— Вас ждет какой-то господин, мадемуазель, — предупредил он ее.

Она подумала, что, возможно, это доктор Бланк желает переговорить с ней о том, как продвигается печение отца.

Машинально она сняла шляпку, украшенную элегантными перьями, и положила ее на стул.

Слуга открыл ей дверь в гостиную.

На ходу поправляя прическу, она размышляла над тем, какие новости о здоровье отца ей предстоит услышать В дальнем конце гостиной, а это была довольно большая комната, спиной к ней стоял мужчина.

Только пройдя половину разделявшего их расстояния, она сообразила, что он был ей незнаком. Когда она приблизилась, незнакомец обернулся, и она с ужасом узнала в нем графа де Форэ.

Она остановилась как вкопанная.

Граф показался девушке еще более неприятным, чем в прошлый раз. Она по-прежнему опасалась встречи с ним, тем более с глазу на глаз.

— День добрый, прекрасный ангелочек! — приветствовал ее граф.

— Но почему… Как вы здесь оказались? — заговорила Вильма. — Как… вы нашли меня?

— О, мне пришлось проделать довольно большую розыскную работу, — ответил граф, — но я же должен был возвратить вам кое-что, оставленное вами в моей спальне.

При этих словах он показал девушке ее перчатки.

По правде говоря, она про них забыла и вспомнила только теперь. А тогда, в отеле, когда маркиз отправился за ее шляпкой, она совсем упустила из виду попросить его забрать также и перчатки.

И вот теперь граф отыскал.

Как будто отвечая на ее немой вопрос, граф объяснил:

— Цезарь Ритц проявил осторожность и убеждал меня, будто бы понятия не имеет, где вы остановились, но я засомневался в правдивости его слов.

— Но тогда как… — начала было Вильма.

— Тот электрик, которому вы помогали с люстрой в моем номере, — перебил ее граф, — оказался мне значительно более полезен. Он сообщил мне, откуда доставили люстру, и как же я был удивлен, когда понял, что это дом моего старинного приятеля виконта.

— Спасибо, что вернули мне перчатки, — сумела выговорить Вильма, — а теперь, извините меня… но мне надо подняться наверх и посмотреть, как там мой отец…

— Не так поспешно! — сказал ей граф. — Возможно, это и удивит вас, мой красивый ангелочек, но я не мог отделаться от мыслей о вас с тех пор, как обнаружил вас в моей спальне. Честно говоря, я мечтал о вас!

— Мне трудно в это поверить, мсье.

— Что ж, тогда я должен попробовать убедить вас, — сказал граф. — Для чего и предлагаю вам присесть рядом со мной и доставить мне удовольствие своим обществом.

Он огляделся вокруг и добавил:

— Вижу, вы неплохо устроились в отсутствие виконта!

Вильма напрягалась, сообразив, что, как и маркиз, граф де Форэ считает ее занятием установку электрического освещения у знатных особ.

Своей репликой он намекал, будто они с отцом воспользовались отсутствием виконта и занимают лучшие комнаты без разрешения хозяина.

Это было чрезвычайно грубо с его стороны.

— Я нахожу ваши слова оскорбительными, мсье, — сказала она, — и могу только просить вас оставить меня одну, поскольку есть дела, требующие моего внимания.

— Разве можно представить что-нибудь важнее моего общества, — заявил граф, — мне есть о чем потолковать с вами, причем в ваших же интересах.

— Для меня сейчас важнее всего отдых, — парировала Вильма.

В этот момент она отчаянно пыталась найти способ избавиться от непрошеного гостя.

Девушка была уверена, что отец спит наверху, в своей комнате, а слуги вряд ли посмеют помешать их разговору. В любом случае для них будет странной и непонятной необходимость убедить графа покинуть дом, если тот не захочет этого сам.

» Я должна каким-то образом заставить его уйти, — убеждала себя Вильма, — но мне бы хотелось избежать сцен «.

Усилием воли ей удалось произнести более приветливо:

— Было очень любезно с вашей стороны, мсье, вернуть мне мои перчатки, но, я полагаю, вы примете во внимание мое утомление после длительной прогулки и необходимость отдохнуть после нее.

— А что, если мы отдохнем вместе? — спросил граф. — Не могу поверить, будто вы откажете мне в праве на отдых и не разделите со мной те удобства, которыми пользуетесь сами.

Он явно поддразнивал ее своими шутками, но девушка не в состоянии была находить их забавными.

Она отошла к камину, сняла перчатки и положила их на столик.

Она почти физически ощущала на себе взгляд графа, в глубине темных глаз которого затаилось то самое выражение, так напугавшее Вильму в прошлый раз.

— Вы восхитительно изящны! — сказал граф. — С первого мгновения, как я увидел вас парящей в небесах, я захотел, чтобы вы стали моей.

— Вы напугали меня, — ответила ему Вильма. — Я была очень благодарна господину маркизу, когда он помог мне избежать общения с вами.

— Будь он проклят! Он всегда вмешивается в мою жизнь! — воскликнул граф.

Они говорили по-французски, и граф, произнося последнюю фразу, грубо выругался.

Вильма знала, что он не стал бы выражаться подобным образом при даме из общества.

Она молчала, поэтому граф продолжил:

— Выслушайте меня внимательно. Я хочу, чтобы вы принадлежали мне, и для этого не пожалею ничего. По правде говоря, отныне вам не придется зарабатывать на жизнь своим трудом. Вы меня понимаете?

В ответ Вильма только пронзительно и напряженно посмотрела на него.

Какой-то момент она вообще не могла вникнуть в смысл его слов.

И все же интуитивно она понимала, насколько оскорбительны были его предложения, обращенные к ней.

Пока она пыталась подобрать слова для ответа, граф уже приблизился к ней.

— Вы не сможете убежать от меня, — сказал он, — я буду крепко держать вас в своих объятиях, ведь я собирался сделать это сразу же, как увидел вас в первый раз.

С быстротой, которой он от нее не ожидал, Вильма резко отпрянула в сторону.

Она хотела было добежать до двери, но он загораживал ей дорогу.

Поэтому она обошла его стороной и оказалась у окна.

— Уходите! — потребовала она. — Оставьте меня! Я не до конца понимаю вас, но вполне уверена, что ваши слова оскорбительны для меня'.

— Вы действительно думаете, будто я оскорбляю вас, — переспросил граф, — когда единственное мое желание — поцеловать вас? Обещаю, мои поцелуи покажутся вам захватывающим, и отныне вы уже не будете пытаться удрать от меня.

— Нет, именно это я твердо намереваюсь сделать, — отрезала Вильма, при этом сделав движение к двери, но он оказался проворнее.

Он стоял прямо у нее на пути и раскрывал ей свои объятия. По выражению, появившемуся на его лице, и настороженному оживлению в глазах можно было догадаться, что он даже испытывал удовольствие от ее попыток оказать ему сопротивление.

Он жаждал одержать победу — сломить ее, заставить признать свое поражение.

Она как-то слишком отчетливо осознала все происходящее, и ужас, охвативший ее душу, когда он впервые коснулся ее в номере отеля» Ритц «, внезапно подступил снова.

Но сейчас все было намного страшнее, поскольку дверь оказалась закрыта.

Нет сомнения, никто не услышит, если она будет звать на помощь.

Может, она смогла бы разжалобить его?

— Пожалуйста…. Пожалуйста… мсье… — начала она как-то бессвязно умолять графа, вся дрожа.

Но тот подходил все ближе и ближе.

Граф двигался медленно, словно наслаждался возникшей отсрочкой исполнения своих желаний. В то же время он, кажется, хотел запугать девушку.

— Ты моя! — бормотал он, и его бормотание напоминало глухое ворчание зверя.

Она предприняла отчаянную попытку убежать, но было слишком поздно. Он поймал ее в свои объятия, грубо притянул к себе, и тут она закричала.

Тогда он еще крепче прижал ее к своей груди. Его рот искал ее губы, но ему не удавалось поймать их, так как девушка продолжала отчаянно вертеть головой из стороны в сторону.

У нее потемнело в глазах, так она была испугана.

Руки графа стальным обручем сжимали ее.

С ужасом она сознавала — еще несколько секунд, и она полностью окажется во власти де Форэ.

И в тот момент, когда он прижал ее к себе так близко, что она едва могла дышать, Вильме показалось, словно она слышит голос маркиза. Тот говорил по-английски:

— Что, черт возьми, происходит здесь?

Да, это опять был ее спаситель, и он снова пришел ей на помощь.

Граф все еще не отпускал ее, но маркиз схватил его за шиворот и попытался заставить его освободить девушку.

Потом сильным ударом кулака сбил графа с ног, добиваясь, чтобы тот совсем выпустил Вильму.

Вильма покачнулась, но сумела удержаться на ногах.

Почти ничего не различая перед собой, она протянула руки к маркизу. Граф в это время попытался подняться с пола.

— Вы ударили меня, Линворт, — прошипел он, — и, ей-богу, вы мне за это заплатите!

— Кто-то должен был остановить вас, вы вели себя как доисторическое животное! — холодно ответил ему маркиз.

С усилием графу удалось встать.

— Я требую удовлетворения! — сказал он. — Или, может быть, вы настолько трусливы, что побоитесь принять мой вызов?

— Я встречусь с вами там, где вы пожелаете. — Маркиз говорил спокойно. — Вам надо только назвать место, и я преподам вам урок, который вы никогда не сможете забыть.

Граф поправил свой сюртук.

— Отлично, — сказал он, — и не вините меня, милорд, если вы пострадаете и, я надеюсь, сильно!

— Я жду от вас информации о месте нашей встречи, — сказал маркиз. — Полагаю, в Булонском лесу завтра на рассвете.

— Вовсе нет, — прорычал граф, — мы встретимся сегодня вечером в одиннадцать часов в моем саду, освещенном электрическими лампами, в которых знает толк сия капризная молодая особа.

— Не вмешивайте ее в наши дела, — предостерег его маркиз.

— Это невозможно, принимая во внимание тот факт, что она-то и является призом, за который мы деремся! — заявил граф. — Более того, я настаиваю на ее присутствии на поединке, ведь там она встретит своего господина!

Маркиз никак не отреагировал на его слова, и де Форэ сказал самым мерзким тоном, на какой был только способен:

— Жду вас в одиннадцать часов, если, конечно, вы не пойдете на попятную!

— Вы можете рассчитывать на мое присутствие, — сказал маркиз, — а рефери, полагаю я, вы обеспечите сами.

— Естественно, — согласился граф и направился к двери. Тут он обернулся, посмотрел на Вильму и проговорил:

— Оревуар, мой прекрасный ангелочек.

После сегодняшнего вечера некому будет мешать осуществлению моей мечты, и вы наконец станете моей, я ведь так давно этого хочу.

Он вышел из гостиной, хлопнув дверью.

Только когда он ушел, Вильма бросилась к маркизу.

— Вы не должны… драться с ним на дуэли… вы не должны… Нет! — кричала она полным ужаса голосом. — Он злобный и… коварный и он не остановится ни перед чем! Пожалуйста… ну, пожалуйста… не делайте этого… ради меня!

Она вцепилась в него, подняв кверху молящий взор. От переполнявших ее чувств на глаза выступили слезы.

Очень медленно и осторожно маркиз обнял девушку.

— Неужели вы думаете, что я позволил бы какой-то свинье, вроде этого мерзавца, получить возможность завоевать вас?

Теперь он говорил с ней совсем иначе, не так, как когда-либо прежде.

Вильма вопрошающе посмотрела на него.

Как бы в ответ на этот взгляд, он крепче обнял ее и прижался к ней губами.

Он поцеловал ее осторожно и нежно, ведь для нее этот поцелуй был первым в жизни.

Ее губы дрожали.

Но, как он и ожидал, они были такими мягкими и податливыми, нежными и невинными.

Он почувствовал, как Вильма затрепетала в его объятиях и, сама того не сознавая, крепче прижалась к нему.

Теперь его губы стали более требовательными, страстными и властными.

Казалось, раскрылось небо, и божественное сияние окутало их обоих.

Она была так потрясена, так напугана угрозами графа, обращенными к маркизу, что не могла думать ни о чем другом.

Ее страшил настрой графа и его нешуточные обещания уничтожить своего соперника.

Теперь, когда восторг от поцелуев маркиза охватил все ее существо, она не могла сомневаться в своих чувствах к нему.

Это была любовь, проникающая в каждую клеточку ее тела, в каждую каплю ее крови.

Любовь давала ей ощущение невыразимого восторга, который она никогда и не мечтала испытать.

Словно частицы красоты реки Сены; мерцающих звезд, площади Согласия и чудо общения с маркизом слились воедино в ее отношении к нему.

Но чувство ее было таким большим, таким всеобъемлющим, что она не смогла бы описать его.

Казалось, эмоции пульсируют в ее сердце, нет, сказала бы она себе, в ее душе.

Лишь только маркиз оторвался от ее губ, она смогла заговорить, и голос ее звучал с переливами, словно пение птиц:

— Я люблю вас… Я люблю вас… Я никогда… не подозревала, какая она… любовь!

— И я люблю вас, — откликнулся на ее слова маркиз, — но я боялся говорить с вами об этом, боялся испугать тебя, милая моя девочка.

— Вы… Вы любите меня? Вы на самом деле… любите меня?

— Я говорю правду, — сказал маркиз, — никогда раньше, ни к кому не чувствовал я ничего подобного.

И он снова поцеловал ее, ведь и у него не находилось слов, чтобы выразить всю полноту своих чувств.

Для нее же сказанное им явилось частью того таинства любви, о котором он как-то говорил с ней. Тем самым» раскаленным солнечным шаром «.

Вильме показалось, комната словно завертелась вокруг нее с головокружительной скоростью, и тогда маркиз усадил ее на диван и присел рядом, обняв за плечи.

— Как можно быть такой невероятно красивой? — спросил он. — И при этом так сильно отличаться от всех остальных, что невозможно отыскать слова, чтобы описать вашу красоту?

Вильма склонила голову к его плечу и прошептала:

— Я и предположить не могла насколько любовь чудесна…

— Я научу тебя всему, что связано с любовью, моя дорогая, — сказал маркиз, — и для меня это будет самыми волнующими моментами моей жизни.

Он почувствовал, как девушка вздрогнула:

— Вы не должны участвовать в этой дуэли с этим ужасным человеком! Я знаю, он намерен искалечить вас… Возможно, даже убить! — быстро проговорила она.

— Это — вопрос чести, сокровище мое. И поэтому я должен принять его вызов.

Он поцеловал ее в лоб и продолжил:

— Могу ручаться вам, что я не боюсь подобных разгильдяев! И если ему придется походить ближайшие несколько месяцев с рукой на перевязи, то только по своей собственной вине!

Вильма с мольбой подняла на него глаза.

— Прошу вас… ну, пожалуйста… давайте убежим отсюда… забудьте о нем, — умоляла она.

— Я страстно желаю убежать с вами, — сказал маркиз, — но сначала я должен поступить как джентльмен и одновременно преподать этому мерзавцу урок, который он никогда не забудет!

— Но прощу вас… — начала было Вильма.

Маркиз поцелуем зажал ей рот, и она не смогла договорить.

А когда он целовал ее, невозможно было даже думать ни о чем другом.

В ее душе пели ангелы, все озарял небесный свет, и упоительный восторг уносил их в небо.

Глава 6

Долгое время они сидели, обнявшись, потом маркиз сказал:

— Я должен переодеться, любимая, а затем я заеду за вами, и мы отправимся куда-нибудь поесть. Думаю, мы оба вполне заслужили хороший ужин.

Вильма вздрогнула. Она не могла отогнать мысль, что этот ужин мог стать для них последним.

Маркиз снова стал целовать ее.

Наконец он поднялся с дивана, она не протестовала. Только подумала, насколько он был красив, и как сильно она полюбила его.

Он направился из комнаты, но у двери обернулся:

— Я вернусь за вами в девять часов, и все это время буду считать минуты до того момента, когда снова смогу поцеловать вас, милое мое сокровище.

Линворт увидел, как засветились ее глаза, словно в них отразились солнечные лучи.

Усилием воли он заставил себя выйти из гостиной и притворить за собой дверь.

Вильма закрыла лицо руками.

Возможно ли это? Неужели все правда, и маркиз полюбил ее так, как она его?

Все, казалось, произошло столь стремительно.

Она с трудом верила, что все происходящее не было сном, и она, очнувшись, не очутится в Лондоне, а Париж не окажется всего лишь видением.

Вильма поднялась наверх повидаться с отцом, но ей все же не хотелось сообщать ему о случившемся.

Да, она знала, он всегда восхищался лошадьми маркиза.

И кроме того, можно с уверенностью предположить, как отец будет доволен тем, что она нашла человека, которого по-настоящему полюбила и который любил ее.

По как раз сейчас ей было трудно говорить с кем-нибудь об этом.

Ее ощущения были так новы, так бесценны для нее, казалось, будто живой драгоценный камень пульсировал в ее груди.

Герберт дежурил у комнаты отца.

— Вы пришли слишком поздно, мисс, — объявил он. — Его сиятельство, то есть хочу сказать полковник, ждал-ждал вас, но теперь он заснул. Так, я думаю, не надо вам беспокоить-то его сейчас, раз ему лучше, чем когда-либо.

— Я так рада, — сказала Вильма, — и конечно же, не буду тревожить его сон, если он спит.

— Спит, да-да, спит, как и сказал этот француз, а он-то ведь сказал, что обязательно надо господину спать, чтобы лечение было на пользу, да и время шло быстрее.

Вильма улыбнулась и пошла в свою комнату. Там она распахнула платяной шкаф и стала выбирать себе наряд. Все платья были хороши, но ей хотелось такое, чтобы оно своей красотой соответствовало самой изумительной ночи в ее жизни.

И тут она вспомнила о событии, которое должно было произойти в одиннадцать часов.

Сразу же вернулся страх. Вильма опустилась на колени около кровати и начала пылко молиться за спасение маркиза.

Она знала очень немного о дуэльных поединках, за исключением, пожалуй, того, что в Англии они были запрещены по распоряжению королевы Виктории.

Однако, по слухам, передаваемым шепотом, тайные дуэли все еще продолжались.

Порой один из дуэлянтов бывал тяжело ранен.

— Пожалуйста… о господи, пожалуйста… — молилась девушка, — пусть пострадает граф… не маркиз.

Она молилась, пока не раздался стук в дверь. Это Мария пришла помочь ей.

— Повар хочет знать, мадемуазель, будете ли вы ужинать дома, — спросила Мария.

— Нет, я ухожу, — ответила Вильма. — Но если отцу накроют ужин к восьми, я посижу с ним.

— Я думаю, ему подадут даже в половину восьмого, — сказала Мария.

— Тогда я посижу с ним, — решила Вильма.

С большим трудом Мария организовала для хозяйки ванну.

Лакей принес баки с горячей водой, ванну установили перед камином, хотя в нем и не было огня.

Вильма погрузилась в наполненную благовониями воду.

Медленно, без всякой спешки она вытерлась, затем занялась прической, доставившей ей много хлопот, потом, наконец, выбрала платье.

Это было ее любимое платье, его приобрели для самых значительных балов сезона в Лондоне, на которые ей так и не довелось попасть, поскольку она отправилась с отцом за границу.

Пока Мария помогала ей одеться, Вильма мечтала о том, как чудесно было бы танцевать на балу с маркизом.

Больше всего на свете ей хотелось сейчас снова оказаться в его объятиях, снова ощутить вкус его поцелуев.

» Я люблю его! Я люблю его!«— мысленно обращалась она к своему отражению в зеркале.

Когда она вошла в спальню отца, тот уже не спал.

Тем не менее он не только не обратил внимания на ее особенный наряд, но и не поинтересовался, где она собиралась обедать.

Он просто сказал ей, что чувствует себя лучше, но очень утомлен:

— Зато спина больше не причиняет мне никакой боли, и это — самое главное!

— О, папа, я так рада! — воскликнула Вильма. — Скоро вы опять сможете сесть в седло.

— Я укрощу этого жеребца, даже если он меня погубит! — пробурчал граф.

— Уверена, господин Бланк не рекомендовал бы вам начинать с такого буйного… — начала Вильма, но поняла — отец ее не слушал.

Она была уверена — что бы ему ни советовали, он будет поступать так, как считает нужным.

К концу ужина граф почти уже спал.

Она нежно поцеловала его.

Девушке очень хотелось рассказать ему о назначенной на эту ночь дуэли. Но тогда он наверняка запретил бы ей присутствовать при этом.

Она знала: в Лондоне ничего подобного не могло бы произойти с ней.

Там все были бы потрясены, если бы узнали, что она собирается присутствовать на дуэли между двумя молодыми людьми, к тому же дерущимися из-за нее самой.

Но здесь, в Париже, никто даже не догадается о том, кто виновница происходящего.

Более того, сами дуэлянты знают ее только под вымышленным именем.

» Для них я всего лишь помощница специалиста по электричеству!«— добавила она про себя с улыбкой.

Ей казалось, маркиз обрадуется, когда узнает о ней все.

» Он любит меня такой, какая я есть, а ведь я всегда боялась, что именно со мной никогда ничего подобного не случится «.

В Лондоне Вильму воспринимали лишь как дочь очень богатого графа, и светские дамы указывали на нее своим сыновьям исключительно по этой причине, а она оказалась слишком проницательна, чтобы не понять этого уже во время своего первого бала.

И безбородые юнцы танцевали с ней не потому, что видели в ней очаровательную девушку, а потому лишь, что она была леди Вильма Дэйл.

— Я расскажу маркизу, кто я на самом деле, после того как поединок закончится, — решила она.

Было очень трудно сохранять спокойствие в ожидании назначенного времени.

В тот момент, когда часы в зале пробили девять, она услышала шум колес на улице.

Девушка взяла с кресла свой бархатный плащ и накинула его на плечи.

Когда маркиз вошел в зал, она уже была готова и ожидала его.

— Я знал, вы не заставите меня ждать вас, — улыбнулся он.

Он взял ее за руку, провел по ступенькам вниз и помог забраться в закрытую карету.

Как только лошади тронулись, он обнял ее.

— Прошла целая вечность с тех пор, как я целовал вас, — произнес он и, нежно прижав ее к себе, поцеловал.

Весь мир потерял для Вильмы всякое значение.

На свете был только он и любовь, которую она испытывала к нему.

Небольшой ресторан в Пале-Рояль — Grand Vefour — оказался даже более привлекателен, чем она ожидала.

По словам маркиза, ресторан этот существовал еще до революции.

Стены были декорированы искусно выполненными, украшенными цветами панелями. В зале между большими окнами стояли удобные красные диваны.

Посетителей в ресторане было немного.

Вильма предоставила выбор блюд и шампанского маркизу.

Только когда официант оставил их, он взял ее руки в свои и заговорил:

— Наконец мы одни, ведь мне столько еще надо обсудить с вами, любимая моя.

По сначала позвольте мне сказать, что вы сейчас еще красивее, чем когда я оставил вас несколько часов назад.

Его взгляд заставил Вильму затрепетать.

Ее пальцы дрожали в его ладонях.

— Я всегда легко мог представить себе красивую женщину, но как можно быть настолько прекраснее любого воображаемого образа? — спросил маркиз. — Иногда я боюсь, как бы вы не оказались сном.

— Я как раз испытывала подобное чувство этим вечером… — откликнулась на его слова Вильма. — Я боялась проснуться и оказаться не в Париже, а в Лондоне, и обнаружить, что вы — только часть моих снов!

— О нет, я не сон, я очень, очень реален! — уверил ее маркиз. — И я смогу доказать это позже.

Подали заказанные блюда, и хотя они оказались восхитительно приготовлены, Вильма едва ли ощущала их вкус.

Все, что она действительно воспринимала, были серые глаза маркиза, смотревшие на нее с любовью.

Ей хотелось запомнить каждое обращенное к ней слово и навсегда сохранить их в душе, как бесценный дар.

Когда ужин был почти завершен и им подали кофе и коньяк для маркиза, он сказал:

— Я хочу поговорить с вами очень серьезно, дорогая моя.

Вильма подняла глаза, и он продолжил:

— На случай, если сегодня вечером со мной произойдет нечто неблагоприятное, я составил завещание, которое было засвидетельствовано Цезарем Ритцем и моим камердинером. Согласно этому документу, вы получаете значительную сумму…

Вильма даже вскрикнула.

— Вы не должны говорить подобных вещей! Как вы можете вообразить, пусть даже на мгновение, что вы… будете., вы — погибнете?

— Мы должны отдавать себе отчет в этом, — ответил маркиз. — Всякое может случиться, и мне невыносимо думать, что если это произойдет, то вам, моя любимая, придется зарабатывать себе на жизнь или, того хуже, оказаться в положении, когда придется принять деньги от человека подобного графу.

Вильма смотрела на него, не понимая.

Тогда он произнес изменившимся голосом:

— Я люблю вас! Я люблю вас больше, чем когда-либо в жизни любил кого бы то ни было! Но я не могу жениться на вас!

Вильма затаила дыхание.

Она никогда бы не подумала, никогда не смогла бы даже представить себе, что он будет говорить нечто подобное.

— Мне очень хочется, больше всего на свете хочется назвать вас своей женой, — продолжал он, — и один Бог знает, как я желаю, чтобы вы были со мной сейчас и навсегда, — но это невозможно!

Вильма все еще не могла произнести ни слова, лишь взглянула на него, пытаясь вникнуть в смысл сказанного.

— Я прибыл в Париж, так как моя мать задумала женить меня на принцессе Хельге Виттенбергской.

Он остановился, потом гневно заговорил снова:

— Я не знаю ее. Я видел ее только однажды, когда она была совсем ребенком, и я не имел никакого желания жениться ни на ней, ни на ком бы то ни было вообще, пока не встретил вас. Но ее пригласили в Англию, а меня поставили в такое положение, когда я просто вынужден буду просить ее руки.

В голосе его звучало отчаяние.

Вильма не могла говорить, она только продолжала молча пристально смотреть на него, не отводя глаз и думая, что все услышанное было каким-то кошмаром.

Они долго молчали.

Потом Вильма спросила чуть слышно, как будто голос ее шел откуда-то издалека;

— Это значит… Вы хотите сказать мне… Теперь, после сегодняшнего вечера… Я буду… я никогда больше не смогу увидеть вас?

— Конечно, нет. Я и не думал говорить этого, — стремительно отреагировал маркиз. — Я только пытался сказать вам, как я люблю вас и хочу сделать вас частью моей жизни. Я не могу потерять вас. — Тут он гневно повел плечами и продолжил; — Я страстно желаю нашей близости, но нам нельзя будет всегда быть вместе.

Он крепче сжал ее руки в своих, прежде чем продолжить:

— Я как-нибудь постараюсь устроить все таким образом, чтобы вы находились подле меня, будь то в Лондоне или в имении.

Он остановился и улыбнулся ей.

— Иногда мы сможем тайно ездить в Париж или еще куда-нибудь, куда нам вздумается. Все, чего я прошу, — вашего доверия и любви ко мне, такой же сильной, как моя.

Постепенно Вильма начала осознавать задуманное им.

Ей показалось, словно земля разверзлась под ее ногами, дабы обнажить ту темную пропасть, в которую она падала.

В груди она ощутила боль, похожую на предсмертную агонию.

Какая-то часть ее существа словно была стиснута ледяными глыбами и пришла в оцепенение. Девушке казалось, что все услышанное сейчас — лишь дурное наваждение.

— Мы будем счастливы — я знаю, мы будем счастливы! — почти исступленно повторял он. — Я сделаю все, милая моя; вы никогда не будете сожалеть, что позволили мне заботиться о вас и защитить от домогательств со стороны мужчин, подобных графу.

Наконец до девушки дошел весь смысл слов маркиза. И тут же молнией сверкнула мысль о том, как мало предложение маркиза отличалось; от того, что силой навязывал ей граф.

Дрожащим голосом она смогла выговорить:

— Насколько я поняла ваши слова… вы не можете позволить себе жениться на мне… я недостаточно хороша для вас.

— Нет, все совсем не так, — запротестовал маркиз. — Вы слишком хороши, слишком красивы, слишком чисты для любого человека. Но в моем положении главы рода я обязан следовать правилу, по которому» голубая кровь» должна сочетаться только с «голубой кровью». Я не могу позволить себе попрать семейное имя и традиции рода, поддерживаемые и уважаемые в течение столетий.

Вильма плотно сжала губы.

Она подумала, что поступит правильно, если сейчас же поднимется с дивана, на котором сидела, и покинет своего спутника.

Если он питал такое уважение к древним традициям своей семьи, то и у нее была своя гордость.

Но при этом Вильма понимала: именно сейчас она не может позволить себе действовать таким образом.

Ведь этим вечером ему предстояло защищать ее честь, сражаясь на дуэли с графом де Форэ.

И поступи она сейчас, как велит ее гордость, он потеряет душевное равновесие и может промахнуться.

Тогда, если дуэль кончится плохо, в его смерти будет только ее вина.

«Я не должна ничего ему отвечать…

Мне нужно промолчать»! — сказала она себе.

— Мы продолжим наш разговор завтра, — предложил маркиз. — Время идет, а мне надо еще заехать за другом, согласившимся быть одним из моих секундантов.

И словно в ответ на тайные опасения Вильмы, пояснил:

— Вы не знаете его, а он вас. Он как раз прибыл из Рима, где работал в нашем посольстве в течение более чем двух лет.

— Он не расскажет о происходящем?.. — все еще пребывая в замешательстве, сумела задать вопрос Вильма.

Маркиз отрицательно покачал головой.

— Питер — сама осмотрительность.

Может быть, эта черта у него от его дипломатической работы, да и, кроме того, мы всегда были близкими друзьями.

Говоря это, маркиз дал знак официанту, чтобы тот принес счет.

Счет был уже готов, и, расплатившись, Линворт поднялся из-за стола.

Затем маркиз помог девушке накинуть на плечи ее бархатный плащ, и они направились к карете, ожидавшей их в двух шагах от дверей ресторана.

Как только они тронулись, Вильма почувствовала, как маркиз обнял ее.

Впервые ей захотелось воспротивиться его объятиям и поцелуям.

Он предал любовь, которую она подарила ему. Она подумала, что, поменяйся они местами и будь он только простым клерком, для нее это не имело бы никакого значения.

Она любила бы его с той же силой, как и теперь. Но тут здравый смысл подсказал ей, что это не совсем так.

Семья девушки всеми доступными им средствами попыталась бы предотвратить ее брак с человеком, стоящим, в их понимании, ниже на ступеньках социальной лестницы.

И без слов маркиза она знала — его семейство поведет себя так же.

Они выбрали ему в невесты принцессу королевской крови. Разве они смогут принять в свою семью, как бы пылко он ни умолял их об этом, дочь электрика, работающего на Цезаря Ритца.

Маркиз притянул ее ближе.

— Не бойся, моя дорогая, — сказал он, — и не стоит тебе так волноваться обо мне. Обещаю тебе — я смогу позаботиться о себе, а когда это неприятное дело окажется позади, мы забудем о нем и снова испытаем тот невыразимый восторг, то счастье, какое чувствовали сегодня днем.

Вильма была настолько напугана предстоящей дуэлью, что совсем забыла о своих собственных чувствах.

— Вы будете осторожны… очень, очень осторожны? — умоляла она. — И не будете… ведь не будете рисковать?

— Риск есть всегда, когда дерешься на дуэли, — ответил маркиз. — Но я не льщу себе, утверждая, будто я отличный стрелок, и я уверен, стреляю я намного лучше де Форэ, ведущего весьма распутный и беспорядочный образ жизни, который вовсе не способствует твердости руки.

Вильма надеялась, что так оно и было.

В то же время она предчувствовала — граф станет вести себя словно свирепое животное, которое, по словам маркиза, он и напоминал.

— Он ненавидит вас! — Она говорила громко, почти кричала. — И я знаю: он намеревается искалечить вас.

— Вы не должны так расстраиваться, — снова повторил маркиз. — Все в руках божьих, одному ему известен исход дела, и, конечно, ваши молитвы, моя любимая, поддержат меня и оградят от зла.

— Я буду молиться, знайте, я буду горячо молиться. Но граф — само воплощение дьявола., я ощущаю, как от него исходит зло.

Ей еще многое хотелось сказать, но маркиз прижал ее к себе и стал целовать.

Он выпустил девушку из объятий, только когда карета подъехала к отелю «Ритц».

— Питер ожидает меня здесь, — пояснил маркиз. — Его фамилия Хэмптон, это его отец возглавляет палату лордов.

Не успел он договорить, как дверца кареты открылась, и в нее забрался очень красивый высокий молодой человек.

— Я ожидал вас. Верной, — сказал он, — время уже поджимает.

— Что ж, вот мы и здесь. Позволь мне представить тебя Вильме Кроушоу.

Питер Хэмптон уселся напротив них и протянул девушке руку.

Уже одно его рукопожатие сказало ей — перед ней искренний и благородный человек, которому она могла доверять, как и его другу.

— Л предупредил Питера, — заговорил маркиз, — что, вопреки всем правилам, вы приглашены на поединок. Хотя если быть точным, то таково было условие моего противника, настаивавшего на вашем присутствии.

— Так легче, чем ожидать, сидя дома… гадая, когда и как все закончится, — пробормотала Вильма.

— Согласен с вами, — сказал Питер Хэмптон, — и я не спущу глаз с де Форэ.

О нем ходят всякие неприятные рассказы. Последний раз, когда он дрался на дуэли, его противник был между жизнью и смертью несколько месяцев.

Вильма не удержалась и вскрикнула от ужаса, а маркиз торопливо перебил друга:

— Ты не должен пугать Вильму! Она и так очень расстроена самим фактом дуэли;

— Не удивлен, — сказал Питер Хэмптон, — и со своей стороны я очень постараюсь быть тебе полезен.

В его голосе слышалось лукавство, он словно хотел подчеркнуть, что маркиз был слишком большим и сильным, чтобы нуждаться в чьей бы то ни было помощи.

В темноте кареты Вильма протянула руку маркизу, и его пальцы нежно пожали ее.

Вскоре экипаж подкатил к дому графа де Форэ, расположенному как раз за Енисейскими полями. Прекрасный особняк окружали деревья.

Почти сразу за чугунными воротами, в которые они прошли, начинался огромный сад.

Лишь теперь, когда они приехали на место, Вильма заметила, что у отеля «Ритц»к ним, помимо Питера Хэмптона, присоединился еще один человек, забравшийся на козлы рядом с кучером.

Он показался ей похожим на камердинера, поэтому она не удивилась, когда маркиз представил его:

— Это — Баркер, он приглядывает за мной еще с тех пор, когда я был ребенком, и упорно не одобряет дуэли.

— Истинно так, милорд, — согласился Баркер. — Ваше сиятельство сильно ошибается, принимая участие в таком поединке.

Он говорил, подумала Вильма, как рассерженная нянюшка. Маркиз рассмеялся:

— Баркер всегда ожидает худшего.

Дай ему волю, он обернет меня в вату и поместит под стеклянный колпак!

— Самое место для тебя, — поддразнил его Питер Хэмптон. — Ну а где же наш хозяин?

Появившийся слуга скороговоркой пробормотал приглашение следовать за ним.

Он не провел их в дом, а, обогнув одно крыло дома, показал дорогу на задний двор.

Там росло множество деревьев, а пышные цветущие кустарники обрамляли зеленую лужайку. Вильма подумала, что, возможно, эта лужайка предназначалась для игры в шары.

Это уединенное место, словно нарочно было приспособлено для дуэли.

Кусты и деревья скрывали все происходящее на площадке от любопытных глаз, даже со стороны самого особняка.

В дальнем конце лужайки девушка заметила графа, стоящего там вместе с тремя мужчинами.

Следуя за маркизом, Вильма почти физически ощутила, как де Форэ наблюдает за ней.

Она чувствовала в душе все возрастающую ненависть к нему.

Ей захотелось как-нибудь досадить ему, заставить его почувствовать себя неуютно от ее слов.

Однако пока они с Питером Хэмптоном остановились. Маркиз пошел вперед один, и они только наблюдали за ним.

Баркер стоял чуть поодаль.

В этот момент зажглись электрические фонари. Вильма отметила, как умело была освещена вся лужайка для игры в шары.

Фонари были установлены таким образом, чтобы никого не ослеплять, но на самой площадке было светло, как днем, а вокруг — непроглядная тьма.

Вильма обратила внимание на то, с каким интересом оглядывается вокруг Питер Хэмптон.

Обменявшись рукопожатием с пожилым человеком, который, видимо, был рефери, маркиз, возвратился к ним.

— Они стремятся закончить все, как можно быстрее, — сказал он, — и это меня устраивает.

Граф не сделал ни одного движения, чтобы приблизиться к Вильме или к Питеру Хэмптону.

Рефери обменялся с ними рукопожатием, затем вышел на середину лужайки.

На земле лежали два дуэльных пистолета, и рефери пригласил маркиза выбрать любой из них.

Тот, не спеша, тщательно исследовал пистолеты.

Наконец он протянул один из них Питеру, чтобы тот подержал его, пока маркиз будет снимать свой пиджак.

Пока маркиз готовился, рефери пригласил Вильму присесть на стул, установленный как раз за тем местом, где стоял он сам.

— Это так необычно, мадемуазель, — сказал он тихим голосом, — чтобы дама присутствовала при подобном мероприятии.

— Я понимаю, — призналась ему Вильма, — но я не смогла отказаться, и, если говорить откровенно, мне и не хотелось отказываться.

Рефери, оказавшийся весьма милым человеком, приветливо улыбнулся ей.

— Какая жалость, что мы не встретились при более приятных обстоятельствах, — сказал он галантно.

Вильма смотрела на маркиза и Питера, переговаривавшихся о чем-то вполголоса.

Взглянув в дальний конец лужайки, она поняла о чем — они обратили внимание на черную рубашку графа.

Откуда-то из дальних закоулков ее памяти всплыл когда-то слышанный рассказ о дуэлянтах, испытывающих страх и неуверенность в себе и тогда из предосторожности надевающих неприметную одежду.

Маркиз же совершенно очевидно не имел намерения переодеваться и приехал в том же самом виде, в каком ужинал.

Его рубашка казалась ослепительно белой на фоне темных кустов.

Посмотрев на него, Вильма ощутила, как беспокойно забилось ее сердце.

— Вы готовы, мсье? — обратился рефери к маркизу.

— Я готов! — ответил маркиз спокойно.

При этом он подошел к Вильме, сидевшей за спиной рефери со сложенными на коленях руками. Он бережно взял ее руку и поднес к губам.

— Я люблю вас! — сказал он тихо.

Она попыталась остановить дрожь, но заговорить с ним так и не смогла.

Какое-то мгновение они только смотрели друг другу в глаза. Потом маркиз отошел от нее и встал перед рефери.

Граф присоединился к своему противнику. Одновременно его секунданты, оба еще очень молодые люди, пересекли лужайку и стали на противоположной стороне.

Два дуэлянта стояли перед рефери, а он обратился к ним спокойным и тихим голосом:

— Вы будете стоять спиной друг к другу, до тех пор, пока я не дам сигнал начать движение. Тогда вы пойдете размеренным шагом в разные стороны, при счете «десять» вы можете повернуться и произвести выстрел.

После паузы он добавил:

— Целиться можно не выше плеча вашего противника.

Мужчины встали спиной друг к другу.

Маркиз был на голову выше графа, атлетического телосложения, но тем не менее казался очень гибким.

Рефери дал сигнал, и они начали расходиться.

В этот момент Вильма, будучи не в силах усидеть, встала со стула и стала смотреть на маркиза.

— Один… два… три. — Рефери начал считать.

И тут, словно голос свыше подсказал ей это, она внезапно перевела взгляд на графа.

Он производил страшное впечатление в своей черной рубашке и черном шелковом шейном платке.

— Пять… шесть… семь… — монотонно произносил рефери.

Оба противника почти достигли противоположных концов лужайки для игры в шары.

— Девять!.. — произнес рефери. не успел он сказать «девять», как Вильма увидела, что граф повернулся.

В тот же миг она закричала.

Ее крик прозвучал в тишине внезапно, заставив маркиза инстинктивно обернуться.

За ту долю секунды, которую заняло это движение, он увидел, что де Форэ уже стоит к нему лицом, и тогда маркиз выстрелил.

Пистолет графа разрядился в то же самое мгновение.

Услышав крик Вильмы, маркиз слегка отодвинулся в сторону.

Пуля графа, очевидно, была пущена с таким расчетом, чтобы поразить противника в спину.

Но вместо этого она лишь слегка задела руку, разорвав белый шелк рубашки.

Вильма бросилась к раненому.

Когда она подбежала, то увидела кровь, уже просочившуюся через рубашку. Маркиз левой рукой зажимал рану.

— Какой позор! — громко прокомментировал рефери.

— Проклятый мошенник! — Питер Хэмптон неистовствовал, подбежав к другу. — Он обернулся на счет «девять»!

— Я знаю, — откликнулся маркиз, — но крик Вильмы спас меня.

Баркер, камердинер маркиза, ничего не говорил. Он молча вытащил бинт и кусок ваты из своего кармана и уже оказывал своему хозяину первую помощь.

— Вы лучше бы присели, милорд, — сказал он.

— Со мной все в порядке, — ответил ему маркиз. — Слава Богу, это только царапина!

При этих словах он посмотрел на противоположный конец лужайки и замолчал.

Вильма и Питер Хэмптон проследили за его взглядом и увидели графа, лежащего на земле.

Двое его секундантов склонились над ним, и Питер Хэмптон сказал:

— Вы, должно быть, попали в него, Верной.

— Надеюсь, что это так, — ответил маркиз. — Этот человек — обманщик и жулик, я слышал о его непорядочности и прежде, но никогда не предполагал, что он настолько подлый.

— Кажется, вы ранили его в грудь, — сказал Питер Хэмптон. — Пойду выясню.

Он поспешно отошел, а Вильма заметила, как маркиз слегка качнулся.

В тени деревьев пряталась деревянная скамейка, несомненно, используемая игроками в шары для отдыха.

— Идите сюда и сядьте, — сказала она. — Даже незначительная рана может вызвать шок.

— Это очень верно, мисс, — поддержал ее камердинер, — а его сиятельство теряет много крови.

Действительно, кровь уже просачивалась через вату и повязку.

Чувствуя некоторую слабость. Вернон позволил Вильме подвести его к скамейке.

Он сел, а камердинер тут же достал другой бинт, чтобы повязать его поверх уже пропитавшейся кровью первой повязки.

Вильма молчала и только заботливо держала руку маркиза.

А он смотрел туда, где в дальнем конце площадки стоял Питер.

Спустя несколько минут тот возвратился, по дороге прихватив пиджак маркиза. Верной посмотрел на него вопросительно.

— Ваша пуля попала ему ниже плеча, — пояснил Питер, — и он в плохом состоянии. Они собираются отнести его в дом и послать за доктором.

Маркиз молча кивал.

— Мне показалось, — продолжал говорить Питер, — де Форэ преднамеренно не позаботился о присутствии здесь доктора, так что, если бы он выстрелил вам в спину, а именно это он намеревался сделать, вы непременно бы умерли.

— Я думаю, мне следует отправляться домой, и пусть кто-нибудь из вас позаботится пригласить доктора для меня, — сказал маркиз, — на случай, если моя рана нуждается в нескольких стежках.

Вильма понимала, что он храбрится.

Ведь выглядел Верной очень бледным.

Видимо, он страдал от боли, которая только-только начинала сказываться.

Он не просил о помощи, но когда они шли обратно к карете, девушка видела, что маркизу с большим трудом удается идти прямо без посторонней поддержки.

Они уселись в карету, и Питер дал указания кучеру.

— Я попросил кучера остановиться у британского посольства, — объяснил он. — Я знаю доктора, который лечит посла, будем надеяться, он не заставит нас ждать.

— Я рассчитываю, он будет помалкивать о виденном, — сказал маркиз. — Мне не хочется, чтобы о мисс Кроушоу говорили в связи с дуэлью.

— Конечно, — согласился Питер, — и я гарантирую, что ему можно доверять.

Они быстро добрались до отеля «Ритц». Теперь маркиз был совершенно бледен и с трудом держался на ногах.

Его камердинер настоял, чтобы он оперся на его плечо, скрывая свою запачканную кровью руку под пиджаком, накинутым на плечи.

Затем они как можно быстрее направились к лестнице.

— Не отпускайте карету, Питер, — сказал маркиз, прежде чем он вошел в дверь, — и отвезите мисс Кроушоу домой.

Вильма промолчала.

Она боялась, что они могли сначала завезти ее домой, и тогда она ничего бы не узнала о результатах посещения доктора.

Когда они достигни номера маркиза, Вильма осталась ждать в гостиной, пока Баркер раздевал хозяина и укладывал его в постель.

Ей трудно было усидеть на месте, она ходила по комнате взад и вперед и отчаянно молилась, чтобы Верной не слишком сильно страдал.

Она знала — если в рану попала грязь, у раненного могла подняться высокая температура.

Не успел камердинер сообщить девушке, что маркиз уложен в постель, как появился Питер Хэмптон с доктором. Это был пожилой человек, производивший впечатление весьма знающего специалиста.

Питер Хэмптон представил их друг другу, и доктор вошел в спальню маркиза.

Вильме показалось, будто прошло несколько часов, прежде чем появился Питер со словами:

— Все в порядке. Рана не такая опасная, как мы боялись, но Верной потерял много крови, и он будет чувствовать слабость еще день или два.

Вильма с облегчением вздохнула.

— Я уверена: все, в чем он нуждается, так это в отдыхе, — сказала она. — А теперь, может быть, вы будете столь любезны, чтобы отвезти меня домой.

— Именно это я и собирался вам предложить, — ответил Питер. — Но не хотели бы вы сначала пожелать спокойной ночи Вернону?

Вильма жаждала этого больше всего на свете. Но при этом она понимала, что посольский доктор будет ошеломлен ее появлением в спальне чужого ей мужчины.

— Если вы намереваетесь возвратиться сюда, — сказала она, — передайте ему мои самые горячие пожелания скорейшего выздоровления.

Питер Хэмптон улыбнулся ей.

— Непременно, — заверил он, — и я твердо знаю, что не пройдет и сорока восьми часов, как Верном восстановит свои силы.

Он открыл перед ней дверь номера.

Вильма посмотрена на закрытую дверь спальни.

«До свидания, моя любовь», — прошептало ее сердце.

Глава 7

Вернувшись домой, Вильма сразу же прошла в свою спальню, где ее ждала Мария.

Она не задавала госпоже никаких вопросов, а та молчала, пока горничная, уходя, не пожелала ей спокойной ночи.

— Спокойной ночи, Мария, — ответила ей Вильма.

Когда дверь закрылась, девушка прилегла на подушки.

Она попыталась проанализировать все произошедшее с ней.

Ее мечтам и ее счастью пришей конец.

Слова маркиза о том, что он никогда не сможет жениться на ней, причем не только из-за неизбежной помолвки с принцессой Хельгой, но и учитывая разницу в их социальном положении, эти слова ранили Вильму, и боль пронизывала ее насквозь, нахлынув, точно штормовая волна.

Ей трудно было допустить мысль, будто он и не задумывается, как может она, при всей своей образованности и явно полученном воспитании, оказаться дочерью простого, пусть и квалифицированного мастера.

Потом она вспоминала, как спасла Вернона от гибели.

Что ж, по крайней мере, думала она, ей удалось весьма убедительно доиграть свою партию в том, что начиналось как игра.

Но эта игра обернулась для нее прекрасной сказкой.

А вот теперь и сказка подошла к концу.

Медленно одна за другой из глаз по щекам покатились слезы.

Мало-помалу ледяная глыба, мешавшая ей дышать и заставлявшая ее почти физически ощущать какое-то оцепенение, растаяла.

Теперь она твердо знала — маркиз для нее потерян.

Любовь, озарившая ее небесным светом, оказалась только мечтой, сном.

— Но я люблю его! Я люблю его! — рыдала она.

Никогда больше она не будет прежней.

Каким волшебством были наполнены ее ежедневные встречи с маркизом!

Говорить с ним, сидя наедине за ленчем или ужином, кататься по Булонскому лесу, смотреть на ночной Париж.

А для него все это было лишь обыкновенным, будничным эпизодом.

Но она-то словно побывала в раю и услышала пение ангелов.

Именно такой Вильма и представляла любовь.

По любовь к этому человеку, родившаяся в ее сердце, совсем не походила на его чувства к ней.

Снова и снова размышляя над его словами, она вдруг поняла, что он причислял ее к той же категории, к какой принадлежала и Прекрасная Отеро.

Женщина, имя которой отец запретил ей даже произносить вслух.

И граф де Форэ относился к ней так же.

Весь ужас дуэли между двумя мужчинами, дравшимися на поединке за право обладания ею, впервые ясно предстал перед ее глазами, охватив все ее существо.

— Как могла я допустить такое? — спрашивала она себя. — Как могла я… смотреть на все это?

Ее невинность и непорочность не позволили ей до конца осознать смысл их слов и намерений тогда, тогда они говорили, что сражаются за нее.

Но теперь маркиз представил все предельно ясно и понятно.

Он желал сделать ее своей любовницей, в то время как будет женат на другой женщине.

Она плакала и плакала, не в силах успокоиться, чувствуя, как погружается в пучину охватившего ее отчаяния.

Не было в ней больше чистоты и порядочности, она запачкана и унижена всем происшедшим с ней.

— Во всем виновата я сама, — всхлипывала девушка. — Мне следовало сказать… маркизу, кто я… сразу же, как он спас меня от графа.

И Вильма вспомнила слова нянюшки, что одна ложь влечет за собой другую.

Она сама позволила ему поверить, будто помогает своему отцу с электрическим освещением в резиденции виконта.

Так плакала она до полного изнеможения.

Только когда солнце уже показалось над горизонтом, девушке удалось заснуть.

Она и не заметила, как Мария заглянула в ее комнату и ушла, не решившись будить свою барышню.


Когда наконец Вильма очнулась ото сна, то увидела, что занавески подняты и солнечный свет проникает сквозь окна в комнату.

— Жаль будить-то вас, мадемуазель, когда вы такая усталая, — сказала Мария, — но мсье Бланк хочет сказать вам кое-что о вашем батюшке до того, как уйдет.

Вильма села на постели.

— Сколько же сейчас времени? — спросила она.

— Половина одиннадцатого, мадемуазель.

— Боже мой! Неужели так поздно? — воскликнула Вильма.

Она вскочила с кровати.

Мария принесла ей домашнее платье, которое, конечно, было намного приличнее пеньюара.

«В конце концов он все-таки доктор, — подумала Вильма, — поэтому ему можно показаться в домашнем».

Она стянула свои длинные волосы атласной лентой и спросила:

— А где он сейчас, господин Бланк?

— В будуаре, мадемуазель, — ответила ей Мария.

Будуаром она назвала комнату, смежную со спальней отца.

Вильма поспешила туда по коридору.

Пьер Бланк стоял у окна, когда она вошла.

— Бонжур, мсье, — сказала она. — Прошу прощения, но я так поздно легла вчера, что в результате проспала слишком долго.

— Так всегда бывает в Париже, мадемуазель, — ответил Пьер Бланк. — Я хотел побеседовать с вами о вашем отце, поскольку мне больше не придется приходить сюда.

Вильма удивленно взглянула на доктора;

— Означает ли это, что папа уже вылечился?

Ей казалось, такое еще невозможно, но Пьер Бланк утвердительно кивнул.

— Все позвонки уже вправлены, — сказал он, — и проблем со спиной больше не должно возникнуть, если ваш отец будет осторожен хотя бы в течение месяца.

— Удивительно, как вам удалось так скоро вылечить его, — сказала Вильма, — мы вам очень благодарны.

— Болезнь вашего отца не была столь уж сложной, если сравнить с теми, с которыми мне приходилось сталкиваться, — отметил Пьер Бланк. — При падении несколько позвонков сместилось, но, к счастью, ничего не было повреждено.

— И с ним теперь действительно все в порядке? — спросила Вильма, еще до конца не веря в отцовское выздоровление.

— Как я уже сказал, он должен быть осторожен, и я предупредил его о необходимости воздержаться от верховой езды как минимум на шесть недель!

— Будет сложно удержать его так долго! — заметила Вильма.

— Полагаю, ваш отец достаточно разумный человек, чтобы понять: ослушаться моего предостережения — означает для него вернуться к той мучительной боли, от которой он страдал, прибыв сюда, — сказал Пьер Бланк.

— А как же испытываемое им чувство усталости, какое сопровождало ваше лечение?

Пьер Бланк улыбнулся.

— Чувство усталости или, скорее, сонливость были по большей части вызваны теми травяными настойками, которые я давал своему пациенту.

Вильма выразила удивление, а он продолжал:

— Важно было, как можно надежнее обездвижить его, но заставить такого активного человека соблюдать неподвижность, дабы не усугубить его состояние, задача не из легких.

— Понимаю, — заметила Вильма.

— Постарайтесь, чтобы ваш отец двигался как можно меньше и, как я уже сказал, держался подальше от конюшни по крайней мере шесть недель.

— Л постараюсь, обещаю вам, — заверила его Вильма, — и еще раз большое вам спасибо. Мне не хватает слов, чтобы выразить свою благодарность вам.

Они обменялись рукопожатием, и француз заторопился, по-видимому, к другим пациентам, которые ждали его.

Проводив его, Вильма пошла в спальню отца.

Он сидел в кровати, почти оправившийся после болезни, и читал газеты.

— Доброе утро, Вильма! — сердечно приветствовал ее граф. — Полагаю, ты принесла мне хорошие новости.

— Новости у меня и правда хорошие, — сказала Вильма, целуя отца. — Я так рада, что твое лечение уже закончено, и очень, очень благодарна мсье Бланку.

— Этот человек чрезвычайно умен и искусен, похвалы в его адрес не оказались преувеличенными, — сказал граф.

Он опустил газету.

— Теперь мы можем вернуться в Англию, боюсь, тебе и так пришлось пропустить слишком много балов по моей вине.

— Разве это имеет хоть какое-нибудь значение, папа? — сказала Вильма.

— Имеет, и очень большое, ведь это твой первый сезон, — граф очевидно пытался найти убедительные аргументы, — и твои поклонники еще ждут тебя.

У Вильмы чуть было не вырвалось признание, что единственный поклонник, интересующий ее, находился в Париже и был для нее недосягаем.

По в то же время она ясно понимала — самым лучшим выходом для нее сейчас стало бы возвращение в Лондон вместе с отцом, причем уехать следовало как можно скорее.

Ведь для нее просто невыносимо будет признаться маркизу в обмане.

Хуже этого могли быть только его извинения за то, что он посчитал ее принадлежащей к другому, более низкому социальному слою.

Все эти мысли пронеслись у нее в голове, но вслух она только сказала:

— Так мы и поступим с тобой, папа.

Мы отправимся в Англию завтра же, но поскольку вам следует соблюдать осторожность и беречь себя, мы должны попробовать заказать отдельное купе в спальном вагоне.

Какое-то время в комнате стояла тишина. Потом граф произнес:

— Неплохая идея. Узнай, сможешь ли ты все это устроить и есть ли такой вагон на экспрессе.

— Я постараюсь, папа, — пообещана Вильма.

Она нагнулась и поцеловала отца в щеку:

— Как прекрасно будет снова вернуться в Англию и… возможно, забыть все случившееся в Париже.

Она произнесла это словно про себя, ни к кому не обращаясь, но граф ответил ей:

— Я чрезвычайно доволен тем, что решился приехать сюда. Не думаю, будто в Англии нашелся бы кто-нибудь, кто сделал бы для меня больше, чем Пьер Бланк.

Вильма вернулась в свою комнату и быстро оделась.

Затем послала за дворецким, который объяснил ей, что именно он всегда занимался организацией поездок виконта.

Он обещал незамедлительно отправиться на Северный вокзал и, если ему удастся, приобрести для них отдельное купе на экспресс до Кале.

Вильма поблагодарила его и предупредила об их желании уехать на следующий день.

Дворецкий выглядел взволнованным.

— Это может оказаться сложной задачей, мадемуазель. Они предпочитают, чтобы купе заказывали хотя бы задень, поскольку их количество ограничено.

— В любом случае попытайтесь устроить наш отъезд как можно скорее, — попросила Вильма.

Только она успела дать ему все необходимые инструкции, как объявили о приходе Питера Хэмптона.

— Доброе утро, мисс Кроушоу! — поприветствовал он ее. — Верной попросил меня сообщить вам свежие новости о состоянии его здоровья, которое, в целом, удовлетворительно.

Вильма вздохнула с облегчением.

— Я так рада, — сказала она. — Я очень волновалась.

— Доктор первым делом заехал к нему этим утром, — продолжал Питер Хэмптон, — и хотя рана воспалена, температура у Вернона не поднялась слишком высоко и должна упасть в течение следующих двадцати четырех часов.

— Он… ему больно? — поспешно спросила Вильма.

— Раны, подобные этой, всегда неприятны, — объяснил Питер Хэмптон, — но доктор дал ему какое-то снотворное, и я уверен, завтра наш раненый будет чувствовать себя лучше.

— Как вы думаете, мы могли бы сделать для него еще что-нибудь? — несколько нерешительно спросила Вильма.

— Ручаюсь вам, у него есть все, чего он только пожелает, — ответил Питер Хэмптон. — Цезарь Ритц был очень обеспокоен его состоянием и послал ему фрукты и цветы и Бог знает, что еще!

— Я считаю его добрейшим человеком, — сказала Вильма.

Питер Хэмптон оглядел комнату.

— Верном говорит, вы — знаток в электричестве. Это вы позаботились об освещении в этом доме?

Возникла пауза, поскольку девушка не знала, как ей ответить:

— Пет, не я, и, боюсь, маркиз оценивает слишком высоко мои способности.

— Ну, я посчитал ваше появление на дуэли вчера вечером весьма храбрым поступком, — отметил Питер, — и без сомнения, это вы спасли Вернона от тяжелого ранения, если не от смерти.

— Неужели можно было вести себя так непорядочно, как граф? — возмутилась Вильма. — Разве ничего нельзя сделать, чтобы не позволить ему поступать подобным образом с другими людьми!

— Относительно этого вы можете не волноваться, — заверил ее Питер. — Я намерен добиться, что в будущем никто никогда не станет драться с ним на дуэли.

— Но каким образом вы думаете сделать это? — спросила Вильма.

— Я собираюсь сообщить британскому послу о позорном поведении графа де Форэ, и еще я совершенно уверен в позиции рефери. Он — достаточно уважаемая фигура в обществе и непременно расскажет о происшедшем тем представителям французской знати, которые весьма щепетильно относятся к соблюдению правил, формальностей и подобного рода вещей.

— Отлично! Так и надо! — с негодованием сказала Вильма.

— Я с вами согласен, и когда граф окажется изгнанным из круга всех, кто имеет вес во французском обществе, у него просто не будет возможности вести себя столь мерзко и отвратительно.

Он поглядел на часы и воскликнул:

— Если я хочу застать посла до ленча, я должен спешить!

— Благодарю вас за визит, — сказала Вильма, — и, пожалуйста, передайте маркизу, что я надеюсь на его скорейшее выздоровление.

— Я передам ему ваши слова, — заверил Питер.

Вильма проводила его до парадной двери. Она заметила, что Хэмптон смотрел на нее с явным восторгом.

Прощаясь, он задержал ее руку в своей дольше необходимого:

— До свидания, мисс Кроушоу. Я полагаю, я смогу заглянуть к вам снова завтра и принести новости относительно состояния нашего больного?

— Я надеюсь, вы так и поступите, — ответила Вильма, — и спасибо еще раз за ваш сегодняшний приход.

Она проводила взглядом его карету, затем возвратилась в гостиную.

Девушка подумала о том, что если они с отцом уедут завтра, то ей следует написать маркизу. Она должна объяснить ему невозможность их дальнейших встреч.

— Все кончено… Кончено! — сказала она самой себе и, усевшись за секретер, стоящий у окна, взяла ручку.


Вильма успела написать совсем немного, когда ее позвали к ленчу, накрытому наверху.

Графу хотелось побыть в ее обществе.

Она взглянула на написанное. Потом порвала все на мелкие кусочки и бросила в корзину для бумаг.

Поднявшись наверх, она увидела отца на ногах. Он был в халате и уже перебрался в примыкавшую к спальне гостиную — будуар.

В центре комнаты стоял стол, накрытый на двоих.

Увидев дочь, граф воскликнула — Смотри, дорогая, я хожу, но Герберт отказался принести мне одежду и требует, чтобы я вернулся в постель сразу же после такой безумной выходки, как ленч с тобой!

Вильма рассмеялась.

— Вы же знаете, нам всем приходится повиноваться Герберту, — сказала она, — тем более он, как всегда, прав, папа. Пьер Бланк дал также и мне строгие инструкции относительно того, как вы должны вести себя, когда вернетесь в Англию.

— Нет ничего хуже, чем болеть и терпеть всех этих ворчливых женщин, деспотичных слуг и докторов, раздающих указания направо и налево! — ворчал граф.

Было ясно, однако, насколько он доволен, что встал на ноги.

И они отпраздновали это событие бокалом шампанского.

— Я попросила дворецкого заказать нам отдельное купе, — рассказала отцу Вильма, — но он говорит, могут возникнуть трудности, учитывая срочность заказа.

— Я думаю, ему все удастся, вопрос ведь только в цене, — усмехнулся цинично граф.

И он оказался прав.

Когда дворецкий возвратился, он объяснил Вильме, как, с большими трудностями и раздавая щедрые чаевые, ему все же удалось получить купе.

Зато места, которые он достал, были в вечернем экспрессе, добирающемся до Кале за ночь.

Вильма подумала, что для отца, возможно, как раз будет лучше поспать в поезде.

По крайней мере он отдохнет перед оставшейся частью пути, которая могла быть не такой спокойной, учитывая предстоящий переезд через Ла-Манш, а потом еще несколько часов в поезде от Дувра до вокзала Виктории.

Она поблагодарила дворецкого за старание, уверенная, что отец, уезжая, обязательно щедро одарит его за все труды.

Затем она пошла в свою спальню, чтобы там снова и снова пытаться начать свое письмо.

Наконец ей удалось подобрать сердечные и откровенные слова. Она медленно перечитала написанное.

Сказка подошла к концу. Трудно выразить всю мою благодарность за вашу доброту, проявленную ко мне во время моего пребывания в Париже.

Я никогда не смогу забыть красоту площади Согласия и буду помнить Булонский лес и наш восхитительный обед в «Гран Вефоур».

Спасибо вам за эти мои воспоминания, и я желаю вам счастья.

Вильма.

Она положила письмо в конверт и оставила на секретере, решив передать его через Питера Хэмптона, когда тот зайдет утром следующего дня.

Теперь ей еще следовало купить кое-какие подарки своим друзьям в Англии.

Тем, кто скучал без нее на балах и званых ужинах, которые она пропустила.

Ей хотелось купить нечто особенное для тетушки, представившей ее ко двору.

Когда позже днем Вильма разговаривала с отцом, она предложила ему не ехать в их лондонский дом, а сразу же отправиться в поместье.

— Но как же твои балы и вечера? — нахмурился граф.

— Мне совсем не хочется их посещать, папа. Мне бы больше хотелось побыть с вами, особенно когда вам станет невмоготу обходиться без верховой езды.

Она увидела упрямое выражение на отцовском лице и быстро добавила:

— Вы должны слушаться указаний доктора. Так что мы будем гулять в саду, удить рыбу в озере, чего мы не делали уже очень-очень давно.

Она сделала паузу на мгновение и затем продолжала:

— Я уверена, вам хотелось бы многое усовершенствовать в поместье. Вот и представилась возможность исполнить задуманное и дать необходимые указания.

Граф, прекрасно понимавший дочь, положил ей руку на плечо.

— Ты хорошая девочка, Вильма, — сказал он, — и, лишив тебя радостей летнего лондонского сезона, я обещаю устроить для тебя осенью самый большой и самый прекрасный бал, о котором только можно мечтать.

Сказанное им заставило девушку почувствовать себя виноватой.

Настоящая причина того, почему ей не хотелось возвращаться в Лондон, была в отсутствии всякого желания танцевать с молодыми людьми, к которым она не испытывала ни малейшего интереса.

Ей казалось, теперь любое сравнение всегда будет в пользу маркиза.

Кроме того, она опасалась возможности столкнуться с ним на каком-нибудь особо модном и многолюдном балу.

А подобной встречи, говорила она себе, необходимо избегать любой ценой.

В поместье Вильма чувствовала бы себя спокойнее. Ведь было совсем невероятно, чтобы они могли случайно встретиться в графстве.

Девушка думала, что, доведись им снова увидеться, ей понадобятся все силы, чтобы удержаться от желания броситься Вернону на шею и умолять его о поцелуе.

«А именно этого он и не захочет больше, если узнает, кто я есть на самом деле, — сказала она сама себе. — Так или иначе, он женится на принцессе».

Днем Вильме удавалось храбриться, но когда наступила ночь, она плакала, уткнувшись лицом в подушку.


Как она и ожидала, Питер Хэмптон появился около полудня.

— Я прибыл, чтобы сообщить вам самые свежие новости, — сказал он.

— Надеюсь, его сиятельству лучше, — церемонно произнесла Вильма.

— Он плохо спал. Его камердинер жаловался, что маркиз провел беспокойную ночь, и его рана очень болезненна.

— Так он еще не встает? — спросила Вильма.

— Конечно, нет! — ответил Питер Хэмптон. — Доктор запретил ему вставать в течение по крайней мере двух-трех дней.

Именно это Вильма и хотела бы услышать.

Она еще немного побеседовала с Питером. Потом отдала ему письмо, лежавшее на секретере.

Прежде чем откланяться, Хэмптон предложил Вильме пообедать с ним, но она отказалась.

— Очень любезно с вашей стороны пригласить меня, — ответила девушка, — но моему отцу сейчас лучше, и он скорее всего пожелает побыть в моем обществе.

— Мое предложение останется в силе и на завтра, — предупредил Питер Хэмптон, — если, конечно. Верной все еще не будет в строю.

Вильма подумала, что у него и в мыслях не было бы предложить ей провести вечер тет-а-тет, знай он ее настоящее имя.

Вот и ему в голову не приходило, будто она могла быть кем-то, кроме дочери электрика. Питер уехал.

Вильма знала, что завтра, когда он снова заедет сюда, они с отцом уже покинут гостеприимный дом виконта и будут в дороге.

По мнению Герберта, граф должен был не вставать с постели до самого последнего момента, а Вильма рассчитала: им следует отправляться на Северный вокзал приблизительно в семь часов.

После ленча она пробовала читать, чтобы занять время. Но страницы расплывались перед глазами, и она не в состоянии была понять ни слова.

Она глубоко вздохнула и подошла к открытому окну. За окном виден был небольшой садик, примыкавший к задней части дома.

Он не шел ни в какое сравнение с садом графа де Форэ, где проходила дуэль.

Питер Хэмптон рассказал, что де Форэ на самом деле в плохом состоянии, но ей не удалось почувствовать сострадание к нему. Она знала: даже если он и страдал, то его муки были наказанием за то, как он намеревался поступить с маркизом.

Она не смогла удержаться, и глаза ее наполнились слезами при одной только мысли о Верноне.

Сквозь слезы, как в тумане, она смотрела на сад. В этот момент послышался шум открывающейся двери.

— Мсье маркиз Линворт желал бы видеть вас, мадемуазель, — услышала она голос слуги.

Вильма повернулась.

Это было невероятно, но перед ней и в самом деле стоял маркиз.

Его рука была на перевязи, и выглядел он очень бледным. Но во всем остальном он по-прежнему был красив и столь же элегантен, как всегда.

Слуга прикрыл за ним дверь.

Мгновение никто из них не двигался.

Они просто стояли и смотрели друг на друга.

Вильме показалось, будто вся комната заполнилась ослепительным светом.

Маркиз медленно направился к ней.

Когда он подошел совсем близко, девушка едва слышно, каким-то не своим голосом произнесла:

— По почему вы здесь? Я думала…

Ведь доктор не разрешил вам вставать…

— Я не смог оставаться в постели, — маркиз говорил глубоким проникновенным голосом, — потому что, когда я получил ваше письмо, то сразу понял — вы уезжаете.

— Но как вы догадались? — вымолвила Вильма.

— Мне кажется, нам с вами всегда было легко понимать друг друга без слов.

Она подняла на него глаза, страшась или, может быть, стесняясь встретить его взгляд.

Тогда он медленно произнес:

— Я приехал, любимая моя, просить вас оказать мне честь стать моей женой.

На мгновение у Вильмы перехватило дыхание, и она застыла не в состоянии пошевелиться, глядя на него в замешательстве.

Заметив это, он сказал:

— Простите меня! Как мог я быть таким глупцом и не понять сразу, что ничто в жизни не имеет для меня значения, кроме вас? Я люблю вас, я желаю вас! Вы уже принадлежите мне, поскольку я принадлежу вам!

— Но… но… — пыталась что-то проговорить Вильма, но маркиз обнял ее.

— Никаких «но», — сказал он. — Мы поженимся, что бы ни говорили вокруг.

Он коснулся ее губ, и девушке почудилось, словно она растворяется в его объятиях.

Она чувствовала, что он прав, и они действительно были двумя частями одного целого, и их нельзя было разделить.

Когда наконец маркиз оторвался от поцелуев и поднял голову, она выговорила:

— Вам нельзя было приходить сюда… ведь вам велели не вставать с постели.

— Но тогда я мог бы потерять вас! — удивился маркиз. — И вы еще не сказали мне, моя любимая, как скоро вы станете моей женой.

Вильма прижалась к его плечу.

— Я люблю вас! — промолвила она.

— Это единственное, что может иметь для меня значение, — сказал маркиз.

Ей хотелось еще что-то ему сказать, но, когда она повернула к нему лицо, он снова начал целовать ее.

Своей здоровой рукой он все крепче и крепче прижимал ее к себе.

Девушке казалось, она слышит вокруг ангельское пение и видит небесный свет, озаривший комнату.

В этот момент они вдруг услышали, как открылась дверь.

Вильма быстро отодвинулась от маркиза, недоумевая, кто бы мог помешать им. Оглянувшись, она увидела, как в комнату вошел незнакомый ей мужчина.

Он был средних лет, красивый. Казалось, какой-то ореол значительности и благородства окружал его. Незнакомец направился было к ней, но тут заметил маркиза и воскликнул.

— Боже правый! Линворт! Не думал встретить вас здесь! Я уже слышал, хотя и прибыл всего лишь час назад, о вашем ранении на дуэли.

— Кто же мог рассказать вам об этом? — спросил маркиз.

— Ваш рефери, ведь он доводится мне родственником! — объяснил незнакомец. — Не похоже на вас позволить противнику одержать верх над вами!

Тут он обратился к Вильме:

— Вы, должно быть, моя гостья. Мне необходимо извиниться за свое отсутствие, не позволившее мне лично приветствовать вас и вашего отца сразу, когда вы прибыли.

Вильма ошеломленно слушала этого человека. Потом сообразила, что это, по всей вероятности, виконт Сервез, неожиданно вернувшийся в Париж.

С усилием она сумела проговорить:

— Моему отцу уже лучше. Мы чрезвычайно благодарны вам за оказанное нам гостеприимство на то время, пока он проходил курс печения.

— Я знал: Бланк не может не справиться, — заметил виконт. — Но слуги утверждают, будто вы уезжаете уже сегодня вечером.

— Папа стремится вернуться в Англию как можно скорее, — объяснила Вильма.

— Я полагаю, он скучает по своим лошадям, — усмехнулся виконт.

Он повернулся к маркизу и снова обратился к нему:

— Я уверен, вы с Катсдэйлом нашли много общего, особенно когда речь заходила о лошадях. Я сам был восхищен, услышав, как вы выиграли Дерби, а о победе графа на скачках «Две тысячи гиней» говорил весь Лондон.

Вильма заметила удивление на лице маркиза. Но прежде чем он смог что-нибудь произнести в ответ, виконт уже обращался к ней:

— Я только схожу наверх, леди Вильма, сообщу вашему отцу о своем приезде. Не уходите, Линворт, мы выпьем по бокалу шампанского. Я чувствую, вы заслуживаете его после битвы!

Он засмеялся над собственной шуткой, покидая комнату.

Только когда дверь за ним закрылась, маркиз спросил:

— О чем это он? Я ничего не понимаю.

— Я сейчас… я все объясню, — заторопилась Вильма. — Мой… мой отец прибыл в Париж для лечения, так как с ним произошел… несчастный случай во время верховой езды.

Она заколебалась, говорить ли дальше, но поскольку Верной не проронил ни слова, продолжила:

— Он не хотел… чтобы кто бы то ни было узнал о его падении с лошади и поврежденном позвоночнике. Поэтому мы путешествовали под вымышленными именами — или, точнее сказать, под одним из наших имен, без титула.

Она чувствовала, как у нее путаются снова.

Маркиз смотрел на нее удивленно и, ей казалось, не собирался скрывать своего негодования. Она не ошиблась.

— Как можно было обманывать меня? — спросил он. — Почему вы не сказали мне, кто вы?

Вильма опустила глаза и, не глядя на него, проговорила:

— Папа настаивал… он не хотел бы встречаться ни с кем из своих знакомых здесь, чтобы они не потешались над столь неловким падением с лошади. Когда вы предположили, будто он — электрик, а я помогаю ему, я не посмела разубеждать вас…

— Тогда что же вы делали на той лестнице в спальне де Форэ? — спросил маркиз.

— Одна из новых люстр была разбита при доставке в отель, и господин Ритц приехал сюда попросить, не может ли он позаимствовать одну из люстр в доме виконта, которые он использовал в качестве модели.

Она виновато взглянула на маркиза, сердито смотревшего на нее.

— Тогда же он пригласил меня поехать с ним и самой посмотреть на его отель. Потом… пока электрик уходил за лампочками, я смывала грязные пятна, зная, как будет расстроен господин Ритц, увидев их.

Она поглядела на маркиза из-под ресниц. Он все еще казался сердитым, и она поспешно продолжила:

— Господин Ритц ушел, так как его позвали уладить кое-какие вопросы, а пока я был одна… вошел граф в спальню и принял меня, как потом и вы, за… работницу.

— Вы утверждаете, — сказал маркиз, — будто все остальное произошло только потому, что вы пытались помочь Цезарю Ритцу.

— Все кажется очень глупо теперь, когда вы… так сердитесь, — пробормотала девушка, — но Ритц был так горд всеми своими комнатами…

Маркиз молчал, и, подождав немного, она взмолилась:

— Пожалуйста, простите меня… Мне хотелось все рассказать вам, но потом… когда вы предложили…

Она не могла больше говорить, и маркиз закончил предложение за нее:

— Когда я, думая, будто вы — дочь мастера по электричеству, предложил вам стать своей любовницей! Но уж тогда-то вы могли мне все сказать?

Вильма отодвинулась к окну и стала к нему спиной.

— Я знаю, мне так и следовало поступить, — сказала она, — но, если бы я рассказала вам все… получилось бы, словно я навязываюсь вам.

— И вместо этого вы были готовы покинуть меня, оставить, уйти и забыть меня, — парировал маркиз.

— Я никогда не смогла бы забыть вас… — сказала Вильма.

В комнате стало тихо.

Потом он сказал: , — Теперь я понимаю, мне следовало бы сообразить: вы просто не могли быть дочерью обычного мастера-электрика.

Сможете ли вы когда-нибудь простить мне мою глупость? И пожалуйста, окажите любезность дать мне ответ на предложение, ради которого я пришел к вам.

Вильма ощутила, как забилось ее сердце.

— Вы… хотите… получить ответ? — только и смогла спросить она.

Маркиз протянул руку и повернул девушку лицом к себе.

— И правда, вы ведь уже ответили мне своим поцелуем, и вы станете моей женой. Только теперь все окажется гораздо проще, чем я предполагал.

— А вы действительно… любите меня так сильно, что готовы были противостоять своей семье и каждому, кто ужаснулся бы, узнав о вашем бракосочетании с дочерью… электрика?

— Конечно, да! — заявил маркиз. — Боюсь, и сейчас еще нас ждут препятствия. Но я знаю, моя милая, я просто не смогу жить без вас. Так или иначе, с того момента, как вы спасли меня от верной гибели на дуэли, моя жизнь оказалась в ваших руках.

Вильма прижалась к его плечу.

— Я думаю, это Бог подсказал мне не спускать глаз с графа, а не смотреть на вас. Я чувствовала, он замышлял какую-то пакость, но я не могла даже представить, будто он опустится до такой низости, как стрелять в спину… и убить вас!

— Мам не стоит больше о нем волноваться, — сказал маркиз. — Питер сообщил обо всем британцам, а рефери уже позаботился о том, чтобы подвергнуть графа остракизму со стороны всех порядочных французов.

Он прижал Вильму к себе и продолжил:

— Теперь мы можем поговорить и о нас самих, и поскольку я женюсь не просто на очень красивой, но и на очень знатной девушке, нам нет причин беспокоиться.

— А как же… принцесса?

Маркиз пожал плечами:

— Я не просил ее стать моей женой, а если я окажусь уже помолвлен, даже почти женат на другой, в момент ее посещения Англии, ей придется подыскать мужа в другом месте.

— А не возникнет никаких… проблем… неприятностей, если вы не сделаете ей предложения?

— Если и возникнут, сомневаюсь, что кто-то рискнет высказать мне претензии лично, — успокоил ее маркиз, — а увидев вас, моя милая, они наверняка сами поймут, почему я предпочел вас принцессе.

При последних словах он расхохотался. Потом поцеловал Вильму, как целовал раньше, но еще настойчивее, с большим желанием.

Словно подтверждая свою решимость устранить какие бы то ни было препятствия к своей женитьбе.


Виконт спустился позвать всех наверх:

— Ваш отец, сударыня, настаивает, чтобы все мы перешли к нему в гостиную. Он жаждет увидеть вас, Линворт, и мне кажется, ему не терпится поговорить о ваших лошадях.

— У меня есть для него значительно более важный разговор! — заметил маркиз.

Виконт оглядел их обоих и сказал:

— Думаю, я могу догадаться о его теме… Или я слишком тороплю события?

— Вильма согласилась выйти за меня замуж, — гордо объявил маркиз, — и мы не собираемся тянуть с этим.

Виконт похлопал приятеля по плечу.

— Мои поздравления! — сказал он. — Теперь, познакомившись с леди Вильмой, я понимаю, почему вы так торопитесь!

Они вместе поднялись наверх, и Вильма, поддерживаемая маркизом под руку, чувствовала, как снова возвращается в свою сказку, которая, оказывается, еще не закончилась.

С той минуты, когда Вильма увидела выражение глаз маркиза, она поняла — на самом деле сказка только начиналась.

Виконт, словно чувствуя, что должен принять участие в разыгрывавшемся действии, громогласно объявил, открывая дверь в будуар, где граф уютно расположился в удобном кресле:

— А вот и мы! Кстати, ваша дочь и Линворт имеют сообщить вам нечто очень важное.

Вильма выпустила руку маркиза и подбежала к отцу.

— Не сердитесь, папа, — попросила она, — но я встретила маркиза, в то Бремя как вы были заняты лечением, и мы очень, очень счастливы.

— О чем ты говоришь? Что все это значит? — недоумевал граф.

Маркиз подошел к креслу.

— Ваша дочь, милорд, пообещана выйти за меня замуж, — сказал он, — и я надеюсь, вы дадите нам свое благословение.

— Вы, несомненно, получите его, — заверил его граф. — Я всегда надеялся, что она поступит настолько благоразумно, чтобы выйти замуж за человека, который мне понравится, а как я могу не одобрить ее выбор, когда ваши лошади продолжают обставлять моих на скачках!

Маркиз рассмеялся:

— Если вы позволите мне жениться на Вильме, — сказал он, — я думаю, мы сможем договориться и не конкурировать между собой, а выставлять своих лошадей только против других конюшен в стране.

— Естественно, я дам согласие, — ответил граф с лукавым блеском в глазах.

Двое старших подняли бокалы шампанского за молодую пару и пожелали им всяческих благ.

Потом Вильма сказала отцу:

— Я думаю, папа, Вернону следует вернуться в отель «Ритц»и лечь. Доктор велел ему не вставать с постели по крайней мере два дня, а он оказался здесь вопреки указаниям врача.

— Вовсе не обязательно возвращаться в Ритц. — Виконт опередил графа. — Оставайтесь здесь, Линворт, тогда мы сможем вместе поужинать, даже если вам с графом легче оставаться в домашнем платье.

— Но мы с отцом предполагали завтра уехать, — вмешалась Вильма.

— Чепуха! — опять виконт не дал графу и рта раскрыть. — Я не могу позволить себе отпустить своих гостей так быстро. Мне хочется поговорить с вашим отцом о скачках, лошадях, и само собой разумеется, ваш жених присоединится к нашей беседе.

Он замолчал, потом посмотрел на графа и обратился к нему:

— Погостите у меня ну хотя бы еще дня два. Мне действительно хотелось бы этого.

Граф развел руками:

— Как я могу отказаться, когда вы уже проявили ко мне столько участия?

— Я скажу дворецкому отменить наш заказ на купе на завтрашний поезд, — сказала Вильма, — но мне все-таки кажется, Вернону необходимо лечь. У него еще высокая температура.

Виконт встал.

— Лучше послушайтесь хорошего совета, Линворт, и ложитесь в постель — сказал он. — Вы можете выбрать любую из многочисленных спален в этом доме.

Я пошлю к Ритцу за вашим багажом.

Сказав это, он вышел из комнаты, а Вильма положила руку на плечо своего жениха.

— Вы хотите, чтобы мы остались в Париже? — спросила она.

— А вы думаете, я позволил бы вам отправиться в Лондон без меня? — вопросом на вопрос ответил он. — Куда бы вы ни отправились, я буду следовать за вами.

— Мне есть, что обсудить с виконтом, поэтому меня вполне устроит, если мы побудем здесь еще дня два, — сказал граф и направился в свою спальню.

Он почти дошел до двери, как вдруг остановился, словно какая-то мысль осенила его:

— О, между прочим, «Le Jour» сообщает о смерти от внезапного сердечного приступа великого герцога Виттенбергского. Вы, верно, помните, Линворт, его лошадь выиграла Большой приз в прошлом году.

Когда граф покидал будуар, ему и в голову не могло прийти, что от этих слов маркиз застыл на месте и напряженно смотрел ему вслед, будто не в силах осознать услышанное.

Он обнял Вильму и подумал, что судьба или, может быть, его молитвы преподнесли ему невероятную удачу.

Он едва сумел уверовать в случившееся.

Если великий герцог умер, о визите принцессы Хельги в Англию, не могло быть и речи.

Точно так же само собой отпадало рассмотрение вопроса о предполагаемом замужестве принцессы по меньшей мере на год, коль скоро она должна была носить траур по отцу.

Итак, он был полностью свободен от любых обязательств в этом вопросе.

Прижимая Вильму, он ощущал себя самым счастливым человек в целом свете.

— Я люблю вас, дорогая моя, — сказал он. — Я люблю вас так сильно, что уверен, мне не будет душевного покоя в минуты расставания. Убедите вашего отца, что нам надо немедленно пожениться! По правде говоря, лучше всего сделать это сразу же по прибытии в Англию!

Вильма потянулась к нему и поцеловала.

— И я желаю нашей свадьбы, — сказала она, — но, думаю, нам надо подождать, пока заживет ваше плечо… иначе слишком многие станут задавать ненужные вопросы, почему у вас рука на перевязи…

— Единственный вопрос, на который я собираюсь отвечать, — перебил ее маркиз, — почему я полюбил вас? Ответ на него прост — вы само совершенство!

— Пожалуйста… никогда не переставайте считать так, — попросила Вильма, — а что касается меня… для меня в мире нет других мужчин, кроме вас.

Тут Верной поцеловал ее, и она еще раз убедилась в правоте своих слов.

Она жила им, дышала им, и прав был он, когда называл ее и себя одним целым. Вильма знала — все на свете ищут свою любовь, но не каждому дано найти ее.

Его поцелуи становились все более страстными и требовательными, и она почувствовала, что их любовь неизбежна и неодолима, она как сама вечность.

Каждая ее клеточка пела — его поцелуи творили с ней чудо.

Она чувствовала, как неистовый восторг, подобно солнечным лучам пронизывающий все ее существо, передается ему.

— Голубка моя, любимая моя! Я искал тебя всю мою жизнь! — прошептал маркиз.

И тогда остался только ослепительный свет любви, дарованной им Богом.

Свет, которому предстоит оберегать, направлять и вдохновлять их, сколько бы они ни прожили на этом свете.


home | my bookshelf | | Любовь в отеле «Ритц» |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 2.3 из 5



Оцените эту книгу