Book: Любовь — азартная игра



Любовь — азартная игра

Барбара Картленд

Любовь — азартная игра

Примечание автора

В конце восемнадцатого — начале девятнадцатого столетия, особенно во времена Регентства, азартные игры приобрели небывалую популярность.

Игорный клуб Уотьера, в котором красавчик Брумель президентствовал несколько лет подряд, пользовался дурной славой: там играли ночи напролет, молодые щеголи пускали по ветру целые состояния и родовые поместья.

Страсть к азартной игре доходила до того, что ставки делались не только на лошадей, но и на что угодно, вплоть до движения мух по стене.

Конечно, все это было следствием безделья и скуки.

Второй лорд Олвэнли, известный щеголь, «прославился» больше других: он унаследовал не то шестьдесят, не то семьдесят тысяч фунтов стерлингов и тотчас принялся их проматывать, и очень скоро по уши увяз в долгах. Его состояние буквально таяло за игорным столом.

Чарльз Джеймс Фокс, блестящий, остроумный политик из партии вигов, сын очень богатого отца, получил блестящее образование — он обучался в Итоне, Оксфорде и объездил всю Европу. Но, к сожалению, юноша рано заинтересовался азартными играми, и этот интерес скоро превратился во всепоглощающую страсть, из-за которой он постоянно залезал в долги.

В двадцать пять — двадцать шесть лет он мог всю ночь напролет играть в кости, а затем выступать в палате общин с речью. Однажды он просидел за игорным столом с вечера до пяти утра и проиграл одиннадцать тысяч фунтов стерлингов — сумму по тем временам баснословную.

Но все это меркнет по сравнению со ставками генерала Блюхера. Посетив Лондон после отступления Наполеона из Москвы, он потерял в Карлтон-Хаусе двадцать пять тысяч фунтов стерлингов, то есть, войдя в игорный дом состоятельным человеком, покинул его почти без средств к существованию.

Глава 1

1817 год

Идона вернулась из сада с корзиной, полной нарциссов.

Девушка размышляла, как вплести их в венок, чтобы положить на могилу отца.

Родители дали ей скандинавское имя, означающее «Богиня весны», и, вероятно, поэтому она так трепетно относилась к весенним цветам, любила их больше пышных летних роз или осенних хризантем.

Ей часто вспоминалась легенда о Нарциссе, услышанная в раннем детстве от матери.

Девочка словно видела наяву молодого прелестного юношу на берегу лесного озера. Залюбовавшись собственным отражением, он попытался дотронуться до него, упал в воду и утонул.

Идона вспоминала, как она в ужасе вскрикнула, когда мать дошла до этого трагического момента, но леди Овертон, улыбнувшись, продолжила:

— Эхо — юная нимфа, безответно влюбленная в Нарцисса, — вместе с сестрами-нимфами, рыдая, прибежала к озеру, чтобы вынуть тело, но оно исчезло.

— Как грустно… — пробормотала Идона.

— Только белый цветок плавал на тихой глади воды… — продолжала мать. — И до сих пор можно услышать голос Эхо, зовущей Нарцисса.

Легенда захватила воображение Идоны, хотя тогда ей было лет шесть или семь.

Оставшись одна в саду или гуляя по лесу, она кричала и, слыша, как многократно повторяет эхо ее собственный голос, думала: это девушка зовет утонувшего Нарцисса.

Подойдя к красивому черно-белому дому в стиле Тюдор, она забыла о цветах и обратила мысли к тому, для кого они были собраны.

После смерти отца прошла неделя, но Идона все еще не могла поверить, что она больше никогда его не увидит.

Никогда больше он не подойдет к ней — красивый, немного легкомысленный, в высокой охотничьей шляпе, чуть сдвинутой набок, из-под которой виднелись темные волосы.

Отличный наездник, владелец хороших, хотя и не самых лучших, лошадей, он давал фору всем участникам охоты, даже владельцам великолепных животных. В поле он всегда был удачливее всех.

— Как же я потеряла тебя, папа? — шепотом спросила дочь.

Идона вошла в дом через дверь, ведущую из сада, и направилась в комнату, уставленную вазами и кувшинами, которая так и называлась — цветочная.

Именно здесь садовники, горничные, а в последние годы — они с матерью занимались цветами, составляя букеты, аромат которых наполнял комнаты, вытесняя затхлость веков, которую Идона ощущала в других домах.

Она поставила корзину на стол из сосновых досок в середине маленькой цветочной.

«Нарциссы, — думала она, — такие нежные, такие красивые, точно звездочки, упавшие с неба, и жаль ломать стебли, чтобы прикрепить к венку».

И Идона решила поставить их на могилу отца в низкой вазе: пусть стоят, как и на столах в гостиной. Не успела она вынуть из корзины первый нарцисс, как раздался резкий стук в дверь.

«Наверное, старый Эдам не слышит, — подумала она, — бедняга стал совсем глухой, а миссис

Эдам в этот утренний час убирает постель наверху и протирает коридоры».

В последний год Идона частенько все делала сама: не было денег платить слугам, при матери их было гораздо больше.

Единственным утешением стало то, что отца привезли из Лондона, чтобы похоронить на церковном дворе, где покоились его предки. Его положили рядом с матерью.

Идоне трудно вспоминать о матери без слез даже теперь, два года спустя после ее смерти.

В ту зиму, когда умерла мать, — настолько морозную, что сколько бы дров они не жгли, большой дом оставался неуютным и холодным, — весь мир для отца распался на куски.

Все вместе они были необычайно счастливы — так казалось не одной Идоне, а многим вокруг. Люди говорили: «Овертоны похожи на семейство из доброй сказки».

Конечно, думала Идона, на свете нет другой такой замечательной женщины, как ее мать. Идона словно увидела их рядом: мать — небольшого роста, очень приятная, женственная, и отец — высокий, красивый, немного легкомысленный, но настоящий мужчина.

Они не были богаты, но жили более или менее комфортно на пособие леди Овертон. После ее смерти отец и дочь были потрясены — оказалось, что теперь у них нет не только любимой жены и матери, но и денег.

Да, деньги были от ее отца, графа Хэмпстедского, ожидавшего в свое время, что дочь выйдет за кого-то поважнее, чем «обедневший баронет», как он называл Овертона.

И хотя за многие годы их совместной жизни стало ясно, что дочь счастлива с Ричардом Овертоном, граф не изменил своего мнения.

Оправившись после удара от смерти жены, первое, что отец сказал Идоне, было:

— Итак, моя куколка, нам придется потуже затянуть пояса и самим добывать себе средства, чего раньше мы никогда не делали.

Удар следовал за ударом; больше всего Идона боялась, чтобы отец не потерял рассудок.

Он не из тех, кто пытается утопить свое горе в вине, но он вымещал свое отчаяние на лошадях — гонял их по полям до густых сумерек, заставлял совершать дикие прыжки. Изможденные животные в темноте едва могли дотащиться до конюшни.

И тогда же, что на отца было совершенно не похоже, он стал оставлять ее в одиночестве, неделями пропадая в Лондоне.

Они жили недалеко, к северу от столицы, и, к несчастью, от дома до клуба «Сент-Джеймс» можно было доехать на лошади меньше чем за полтора часа.

Идона понимала: отец бежит из пустоты дома в компанию друзей, чтобы забыться. Но разве их теперешнее финансовое положение могло позволить подобные увеселения?

В этом мире он жил до женитьбы, холостяком.

И хотя всегда, по его словам, был очень бедным по сравнению с друзьями, но благодаря красоте и свободе он вполне хорошо устраивался, не слишком часто запуская руку в собственный карман.

Друзья сэра Ричарда восторженно приветствовали его возвращение.

Все постарели, как и он, но у них были взрослые сыновья, способные оценить хорошего наездника, отличного стрелка, умеющего наслаждаться жизнью. Разве сравнить такого мужчину со скучающими, циничными денди и щеголями, окружавшими принца-регента?

Сэр Ричард умел рассмешить, а смех в обществе ценился больше, чем материальное благополучие.

Но как ни старался отец экономить деньги, Идона понимала: такой образ жизни им не по средствам.

К восемнадцати годам она уже научилась обращаться с деньгами и взяла на себя все обязанности по дому, позволяя отцу наслаждаться лондонской жизнью.

Режим экономии в первую очередь заставил распрощаться с большинством садовников, кроме самых старых, согласных работать за символическую плату, так как им все равно некуда податься. Из слуг по дому она оставила лишь старую чету — Эдама и его жену.

Осталась и няня, которая давно уже стала членом семьи и без которой Идона не могла себе представить собственной жизни.

Когда отец бывал дома, именно няня хозяйничала на кухне: его любимые блюда у нее получались не хуже, чем у опытного повара, с которым тоже пришлось проститься.

Но шли месяцы, Идона с отчаянием понимала: еды, какой бы вкусной она ни была, и лошадей, которых она умела держать в хорошей форме, было недостаточно, чтобы отец проводил время в доме, полном призраков прошлого.

Лежа в большой постели в комнате, известной как комната Королевы, он невыносимо тосковал по жене, и его единственным желанием было поскорее уехать отсюда.

— Я должен отправиться в Лондон, Идона, — сказал он ей через неделю после смерти матери. — Я не вынесу этой тишины.

Идона не спорила, замечая, сколько страдания было в глазах отца, когда он смотрел на портрет матери, и как он избегал входить в маленькую гостиную леди Овертон.

Но именно в этой комнате сидела Идона, когда уезжал отец, потому что среди элегантной французской мебели, обтянутой бледно-голубой парчой, она чувствовала — мать где-то рядом.

«Что я могу сделать, мама?» — спрашивала она после отъезда отца. Он отправился в хорошем костюме, который, как он признался, достался ему даром, и по пиратскому блеску в его глазах Идона поняла, что отец едет развлекаться.

«Если откровенно, мама, папе действительно здесь нечего делать. Лошади постарели, а приобрести новых мы не можем себе позволить».

Идона истратила все деньги, предназначенные на хозяйство на несколько недель, чтобы угодить отцу и кормить его повкуснее. А значит, теперь ей придется очень сильно экономить.

— Мисс Идона, — без обиняков заявила ей няня, — так больше нельзя, дорогая. Мы и при жизни твоего отца еле сводили концы с концами, а теперь он покинул нас — упокой, Господи, его душу! — так что тебе надо выяснить, на что нам жить дальше. А то месяц-другой — и мы все окажемся на погосте.

Обычное дело — няня всегда высказывала вслух то, о чем Идона думала.

Она вышла из кухни в сад, пытаясь заставить себя мыслить ясно и четко, и решила послать за поверенным отца в Барнет.

«Вообще-то, — подумала девушка, — это следовало сделать еще несколько дней назад».

Она тяжело переживала смерть отца и, как натура чувствительная, ничего не делала, с какой-то детской верой надеясь, что рано или поздно все само собой уладится.

Но никуда не денешься — надо продолжать жить, и ей придется узнать, что же все-таки произошло в Лондоне.

То, что отца могли застрелить на дуэли, казалось невероятным. Идона всегда полагала, что дуэли между джентльменами — скорее акт чести, они редко кончались смертью или серьезными ранами.

Даже отличный стрелок обычно ранил противника в руку. При виде первой крови считалось, что честь восстановлена, и поединок прекращался.

Отец был прекрасным стрелком, и было невероятно, что он не выиграл дуэль. И, кроме этого, не верилось, что противник именно хотел убить его.

Домой отца привезли двое друзей; они сказали, что он умер мгновенно: пуля попала в сердце.

Зная, что он живет недалеко от Лондона, они привезли его в закрытой карете.

Тело отца отнесли наверх и по указанию Идоны положили на большую, закрытую пологом кровать, на которой он всегда спал.

Прежде чем Идона пришла в себя и могла расспросить как следует, что произошло, или хотя бы узнать их имена, они уехали, сообщив лишь, что отец убит на дуэли.

Позже она упрекала себя за то, что не поговорила с этими джентльменами, но в тот миг она была настолько потрясена, что мысли путались и она плохо соображала.

Доктор, которого она знала еще с детства, засвидетельствовал смерть отца.

Он тихо и сочувственно рассказал Идоне, что отец не страдал. Действительно, на его лице застыла слабая улыбка, будто происходящее развлекало его.

«Как ты мог оставить меня, папа?» — задавала вопрос Идона, целуя на прощание отца в холодную щеку.

Этот вопрос она снова и снова задавала себе.

Теперь, направляясь к двери, чтобы открыть, она думала, что, должно быть, поскольку сама она ничего не предприняла, мистер Маккомбер, поверенный отца, не дожидаясь, когда за ним пошлют, решил приехать, полагая, что в его услугах есть необходимость.

Однако, открыв дверь, Идона увидела незнакомого мужчину лет сорока, с седыми висками, поразительно похожего на Маккомбера.

— Это Овертон-Мэнор? — спросил он, четко выговаривая слова.

— Да, — ответила Идона.

— Дом покойного Ричарда Овертона?

— Да.

— Я хочу поговорить с тем, кто отвечает за дом в данный момент.

— Я его дочь, Идона Овертон. Мужчина удивился и сказал:

— В таком случае, мисс Овертон, я хотел бы поговорить с вами.

— Конечно, — ответила Идона. — Пожалуйста, входите.

Она не стала закрывать дверь, впуская яркое весеннее солнце. Идона прошла в гостиную, приглашая посетителя за собой.

Комната была очень нарядная, вся в цветах, как было всегда — и при отце, и при матери.

На столике у камина стояли первые нарциссы и примулы; казалось, они внесли в комнату солнце и весну.

Наверное, незнакомец заметил потертый ковер, выцветшие парчовые шторы, подкладку которых давно уже следовало заменить. Но Идона не обращала на это внимания: она видела любимые вещи матери — старинные зеркала на стенах, портреты предков Овертонов, смотревших словно из глубины веков. Фарфоровые вещицы не были ценными, но мать любила их, и они для нее значили так много…

— Может быть, вы сядете? — спросила она гостя.

Мужчина сел; она опустилась напротив него.

Он положил кожаный портфель на колени, и Идона вдруг испугалась: этот человек принес ей дурные вести!

Ощущение было настолько сильным, что, когда он собирался начать говорить, девушка испуганно спросила:

— А для чего вы хотели меня видеть?

— Я думаю, мисс Овертон, мне лучше сперва представиться, — сказал мужчина. — Меня зовут Лоусон, я поверенный маркиза Роксхэма.

Идона, не ожидавшая услышать ничего подобного, казалась озадаченной.

— Маркиза Роксхэма? — повторила она. — Но зачем он послал вас сюда?

— Насколько я понимаю, — медленно и немного напыщенно продолжал мистер Лоусон, — в общих чертах суть дела вам уже известна…

— Что вы имеете в виду?

— Ваш отец играл с маркизом в «Уайтс-клубе» и проиграл ему имение, известное как Овертон-Мэнор, со всеми прилегающими к нему территориями, домами и фермами.

Мистер Лоусон вынул из портфеля бумагу и зачитал подтверждение сказанному.

Прежде чем он продолжил, Идона, задыхаясь, перебила его:

— Вы хотите сказать, отец проиграл свой… дом?

— Ставки были очень высоки, мисс Овертон: его светлость поставил пятьдесят тысяч гиней против ставки вашего отца.

— Не могу поверить! — воскликнула Идона. — И вы говорите… папа проиграл?

Впервые за все время какое-то сочувствие промелькнуло в голосе мистера Лоусона. Он ответил:

— К несчастью для вас, мисс Овертон, это так.

— Все? Я не могу… поверить… что он проиграл… все.

— Ставки записаны. И вы должны понять, я лишь исполняю свою обязанность; она заключается в том, чтобы сообщить вам, что имение является собственностью его светлости маркиза Роксхэма. И более того — находящиеся в Овертон-Мэнор конюшни, словом, все живое и неживое.

Идона понимала: соглашаясь на такие ставки, отец думал о лошадях, но не могла поверить — как он мог поставить на карту так много? Все! Абсолютно все!

В голове девушки промелькнуло — выиграй он, как надеялся, пятьдесят тысяч гиней, они роскошно прожили бы многие годы!

Такая сумма — огромное искушение. После выигрыша для него началась бы другая жизнь, та, о которой он мечтал: прекрасные лошади, бега, собственный дом в Лондоне.

Но он проиграл!

И в первый раз у Идоны в голове возникла догадка, и нерешительно, смущенно она спросила:

— Скажите мне, пожалуйста… эта дуэль, в которой участвовал мой отец, произошла сразу после того… как он узнал, что проиграл все, что имеет… маркизу Роксхэму?

Голос ее дрожал, и мистер Лоусон, взглянув на нее, ответил:

— Я слышал, мисс Овертон, что, уходя из клуба, он оскорбил одного из его членов, известного как прекрасный стрелок.

Идона вздохнула.

Теперь ей было понятно — отец искал смерти. И она представила себе, как его противник поднимает пистолет, а отец изменяет принятую на дуэли позу и намеренно разворачивается навстречу пуле.

Идона молчала, и, выдержав паузу, мистер Лоусон сказал:

— Я выражаю свое сочувствие, мисс Овертон, но, к сожалению вынужден сообщить вам столь мрачные известия.

— Я благодарна вам за откровенность. Может быть, вы мне скажете, что маркиз намерен делать с домом и с имением? — Она секунду помолчала и добавила: — Его светлость, конечно, обеспечит людей, которые живут в домах на нашей земле?

— Я думаю, вы сами увидите: его светлость хоть и нелегкий человек, но справедливый, — сказал Лоусон. — Он владеет множеством имений, обретенных за игорным столом, и большей частью они для него обуза.



— Тогда зачем он их выигрывает? — резко спросила Идона. — Он наверняка понимает, что выиграть чей-то дом, в котором живут люди, а до них жили их предки, — значит создать невыносимые трудности для тех, кто… вынужден от него зависеть и надеяться на него.

Голос девушки дрожал, и мистер Лоусон тоже испытывал смущение. Стараясь не смотреть на Идону, он сказал:

— Я пришел лишь выполнить свои обязанности. Мне нужно осмотреть все, что здесь есть, и думаю, мне лучше встретиться с вашим управляющим.

Усилием воли Идона заставила себя сдержать слезы и ответила:

— Здесь нет управляющего. После смерти отца я распоряжаюсь домом и имением. Оно небольшое.

— У вас три фермы.

— Они все перешли к фермерам, которые многие годы их арендуют.

— У вас есть деревня.

— Но не все дома в ней наши. Несколько домов и гостиниц платят нам ренту, но она невелика, так как они не слишком доходные — стоят не на главной дороге.

Мистер Лоусон записал. И задал еще вопрос:

— У вас есть лошади в конюшне?

— Шесть. Три кобылы на пастбище, они вскоре должны жеребиться, — ответила Идона.

Мистер Лоусон сделал пометки, указав число отцовских собак, уже очень старых, из которых лишь одна годилась для охоты.

— А теперь займемся домом, мисс Овертон.

Идона вздохнула.

— Неужели даже мебель матери и ее портрет больше не мои?

— Боюсь, именно так.

Идона стиснула руки, чтобы не заплакать. Ее гордость, о которой она, пожалуй, и не подозревала до сего момента, не могла позволить ей этого.

— Но, я полагаю, мои личные вещи принадлежат мне?

Помолчав, мистер Лоусон ответил:

— Я уверен, если вы поговорите с его светлостью, он будет великодушен. Но по закону они принадлежат ему, как и вы сами.

Повисла тишина. Испуганно и удивленно смотрела Идона на мистера Лоусона, словно силилась, но не могла понять смысла услышанного.

После невероятно долгой паузы она сказала голосом, совершенно не похожим на ее собственный:

— Вы сказали, что я… теперь… собственность его светлости?

— Ну, если строго следовать условиям ставки, тому, как она была оформлена, — медленно проговорил мистер Лоусон, — то все живое, принадлежавшее сэру Ричарду Овертону и в доме и вне его, переходит к его светлости.

— А как это можно применить к… человеку, людям?..

— Ребенок по закону является собственностью родителей, хотя в определенных обстоятельствах если он достиг двадцати одного года, это может не действовать, об этом можно спорить.

— Я… я не… не верю! — воскликнула Идона.

— Даже если вы обратитесь в суд, вряд ли у вас есть хоть один шанс доказать, что вы не являетесь собственностью маркиза, потому что, как я уже говорил вам, ему принадлежит поместье, в том числе и все живое, населяющее его.

Идона поднялась и подошла к окну. Яркими лучами врываясь в комнату, солнце сверкало на ее волосах.

— Это… невозможно. Совершенно…

После некоторого молчания мистер Лоусон продолжал:

— Я рассказал вам, мисс Овертон, как ситуация выглядит с точки зрения закона. Но я думаю, маркиз пойдет вам навстречу и позволит покинуть имение с тем, чтобы жить с кем-то из родственников.

Однако в тоне поверенного угадывалось сомнение в том, что его хозяин поступит именно так. Идона поняла: ему просто хотелось немного поддержать ее.

Она повернулась к нему:

— Как же мой отец мог совершить столь неразумный поступок, согласиться на такую ставку, чтобы в случае проигрыша лишиться абсолютно всего?

Мистер Лоусон не ответил, и Идона спросила:

— А кто записал ставку? Не могу поверить — неужели отец включил все эти пункты!

Мистер Лоусон молчал, и Идона продолжала:

— Пожалуйста, скажите мне… Я хочу знать правду.

— Но вы же понимаете, мисс Овертон, я не присутствовал при игре, — ответил он. — Но поскольку формулировка та же, что и в других случаях, которые я вел от имени его светлости, могу предположить, что именно он диктовал условия.

— Я так и знала, — сказала Идона. — Папа никогда бы не поступил так дурно и жестоко, не включил бы меня и все, что есть в поместье, в ставку этой сумасшедшей, идиотской игры!

Она осеклась, снова повернулась к окну и, глядя на дикий, неухоженный, но очень красивый сад, подумала, что отец, не в силах избежать последствий своего неразумного поступка, решил умереть.

Сейчас Идона невольно вспомнила улыбку на его губах и поняла: он решил уйти из жизни, смеясь над теми, кто торжествовал, видя, как он потерял все.

«Но я-то все еще здесь!» — хотелось закричать ей.

Внезапно ее охватило отчаяние, она почувствовала беспомощность, испуг…

— Что мне… теперь делать?

Вопрос прозвучал чуть слышно, но поверенный маркиза понял его и сочувственно покачал головой:

— Мне бы очень хотелось помочь вам, мисс Овертон, — признался он, — но единственное, что я могу, — это отложить оформление документов до тех пор, пока его светлость сообщит о своих намерениях в отношении этого поместья.

— Вы думаете, он сюда приедет? Мистер Лоусон пожал плечами.

— Честно говоря, не знаю. Иногда его светлость, выиграв что-то особенное или что-то очень его интересующее, сразу приезжает взглянуть на новую собственность. Вот, например, в прошлом месяце он выиграл арабских скакунов.

— А… в других случаях?

— Иногда пройдут месяцы, прежде чем он проявит интерес к выигрышу…

— И что тогда… будет с нами?

— Согласно инструкциям его светлости, относящимся к такого рода собственности, меня снабжают деньгами на содержание имения. Вся рента отныне станет собираться от имени маркиза, и, конечно, никакие средства на фермы или надворные строения не будут расходоваться без его разрешения.

Сейчас мистер Лоусон говорил коротко и по-деловому. Идоне казалось, что он зачитывал смертный приговор имению. Приговор, не подлежащий обжалованию.

Потом, наблюдая, как мистер Лоусон собирал бумаги в портфель, она сбивчиво заговорила:

— Я надеюсь, вы понимаете, что трое слуг в доме и я сама… поскольку нам надо есть… а отец не оставил денег… лишь долги… может, его светлость учтет это?

— Я полагаю, если его светлость разрешит, то вы сможете продать некоторых лошадей и кое-какие вещи, чтобы расплатиться с долгами вашего отца, мисс Овертон.

Идона не стала возражать, хотя понимала, что единственное, что можно продать, — это мебель матери и несколько картин.

— Что касается вас самих, вы, конечно, будете включены в список, и пока его светлость не даст указаний, что делать с домом — сдать в аренду или продать, — ваше проживание будет оплачиваться. Я могу лишь надеяться, мисс Овертон, что его светлость прочтет мои рекомендации и приедет сюда как можно скорее.

Идона чувствовала, что он и сам не особенно верит в то, что маркиз прислушается к его рекомендациям.

Ну что ж, хотя она отныне и собственность маркиза Роксхэма, но в данный момент — леди и хозяйка дома.

— Позвольте, мистер Лоусон, — сказала она, — предложить вам рюмочку шерри.

— Спасибо, — ответил мистер Лоусон, — но прежде чем вернуться в Лондон, я должен посетить все три фермы и деревенские дома. Я был бы благодарен, если бы вы показали мне главные комнаты в доме. Все смотреть не обязательно, поскольку мне известно их количество.

Он поднялся и вслед за Идоной направился в гостиную, одновременно служившую и кабинетом отца, и библиотекой.

Наконец, хотя ей было ужасно трудно это сделать, она открыла дверь гостиной матери.

Она знала, мистер Лоусон должен оценить французскую мебель, и не сомневалась, что он отметит ее в блокноте тотчас, как уедет.

Между окнами красовались два замечательных резных зеркала: мать с удовольствием смотрелась в них; над мраморным камином висели миниатюры, изображавшие дедушку, бабушку, прадедушку и прабабушку отца.

Идона явственно услышала голос отца, уверявший мать десять лет назад:

— Самое подходящее место для миниатюр, дорогая. Мы с ними никогда не расстанемся, и если у нас не будет сына, Идона станет любить их, как я.

— Конечно, дорогой, — ответила мать. — Если у нее появится брат, она не будет возражать, что он всегда будет жить в этом доме, как и пять предыдущих поколений Овертонов. К тому же он будет такой же привлекательный, как ты.

Отец тогда рассмеялся.

И хотя Идоне было всего восемь лет, она помнила, как отец обнял и поцеловал маму.

Ей показалось тогда, что комната озарилась солнечным светом. То был свет их счастья.

В голове мелькнула мысль, что не надо бы показывать мистеру Лоусону эту комнату, а после его ухода спрятать кое-какие вещи, чтобы они не попали к маркизу.

Потом Идона сказала себе: она — Овертон, и гордость не позволит ей тащить что-то тайком из дома. Карточный долг — долг чести, и ни один джентльмен не станет уклоняться от него.

Она показала мистеру Лоусону еще две комнаты, которыми они никогда не пользовались, потом проводила его к выходу. На улице поверенный маркиза сел в карету, запряженную парой лошадей. Его сопровождали двое слуг в ливреях, на блестящих пуговицах которых был изображен герб маркиза Роксхэма.

Девушка вздрогнула точно от прикосновения холодной руки, но, взяв себя в руки, спокойно сказала:

— До свидания, мистер Лоусон.

— До свидания, мисс Овертон, — ответил он. — Я хотел бы выразить восхищение вашим мужеством и умением властвовать собой. Жалею, что не оказался для вас гонцом с добрыми вестями.

Глубокая искренность звучала в его голосе. И Идона поняла, что не в его правилах было говорить подобное. В ответ на его слова Идона лишь печально улыбнулась. Слуга закрыл дверцу, и поверенный маркиза Роксхэма отбыл со двора.

Давно затих цокот копыт, а Идона все стояла неподвижно.

Потом она закрыла лицо руками и прошептала:

«О Боже! Что мне теперь делать?..»

Глава 2

По-весеннему светило солнце, на деревьях набухали почки, зеленели поля; Идона ехала верхом и думала, что никогда прежде все вокруг не казалось ей таким красивым, как сейчас.

Конечно, это оттого, что теперь каждый прожитый день она воспринимала как драгоценность, словно это был последний день в ее жизни.

А по ночам ей не давали уснуть вопросы, на которые она не знала ответа: что решит маркиз, отправит ли в дальнюю деревню, где она никого не знает, разрешит ли остаться в доме?

Все относились к Идоне с почтением и уважением. Когда она ехала по сельской улице, деревенские жители махали ей, выбегали перекинуться словом.

Две недели прошло с тех пор, как мистер Лоусон объявил, что ее дом отныне принадлежит маркизу Роксхэму, как, впрочем, и она сама, и все имущество.

Иногда ей казалось, что это кошмарный сон, который, несомненно, кончится; она откроет глаза и увидит, что все как прежде.

Почти каждую неделю привозили деньги, и Идона чувствовала себя служанкой маркиза, которой, без сомнения, и была в его представлении. Что-то вроде Эдама и его жены или няни.

Хотя никто и не говорил об этом вслух, все в доме не меньше Идоны беспокоились о том, что с ними будет, когда появится новый владелец.

Слуги были очень старые и страшились оказаться в работном доме. Но если новый хозяин их выгонит, то куда им еще деваться?

«Он должен дать Эдаму и его жене домик. Он должен!» — твердила себе Идона.

Но не только супруги оказались без крыши над головой, но и сама Идона с няней. Девушка старалась не думать о том, что их ждет.

Она старалась занять себя и принялась разбирать сперва отцовские вещи, потом вещи матери.

Идона не удивилась, найдя множество записок и писем, которые родители писали друг другу.

Когда отец уезжал на распродажу лошадей, на бега или скачки, он всегда оставлял жене письмецо со словами о том, как он будет считать часы до встречи.

Мать, уходя в деревню или в лес, делала то же самое на случай, если он вернется без нее.

Записки были очень трогательные, и, хотя Идона старалась не читать интимные признания, их просто невозможно было не заметить.

В других ящиках она нашла милые пустяки, накопившиеся за многие годы: программки балов, первая маленькая весенняя розочка, засушенная матерью для отца, по одной розе из букетов, которые он дарил ей на каждую годовщину свадьбы, с ярлычком — указанием года на стебле.

Все это было так трогательно, что на глаза девушки наворачивались слезы.

И она снова и снова думала о том, что ее родители были счастливы вместе, несмотря на бедность.

«Не забывайте меня, — просила про себя Идона, — я одна на свете, мне страшно без вас!..»

Иногда, оставшись в абсолютно темной гостиной, она воображала, что мать рядом, она утешает ее, просит не волноваться.

Каким-то чудом все уладится в конце концов.

Успокоившись, она ложилась в постель и засыпала. А утром снова охватывало беспокойство, и Идона понимала — ничто самой собой не уладится.

Глупо на это надеяться, ей следует самой позаботиться о своем будущем.

«Но как?» — спрашивала она себя в большой спальне, той самой, где в давние времена принц Чарльз после казни отца Чарльза I прятался от войск Кромвеля.

Но ни тени предков, ни призраки старинного дома не помогали девушке, и, носясь по полям верхом на Меркурии, которого она считала своей собственностью, она думала: не лучше ли ей вообще куда-нибудь убежать?

Но Идона не была уверена, что это достойный выход из положения, что где-то вдали ей будет легче и проще. Кроме того, не может же она бросить на произвол судьбы Эдама с женой, конюха Нэда, престарелых арендаторов и их покрытые соломой дома, не поборовшись за них!

А вдруг маркиз захочет всех выгнать и поселить там своих людей? И в доме тоже?

От этой мысли Идона ужасно разволновалась и принялась все чистить и убирать, чтобы в случае приезда маркиз не мог сказать, что за домом не следили как подобает.

В лицо дул ветерок, солнце слепило глаза, и она подумала, что хорошо бы умчаться за горизонт и больше никогда не возвращаться.

По крайней мере тогда не надо будет ни о чем беспокоиться или страшиться человека, которому по закону она теперь принадлежит.

«Не верю, это не может быть правдой!» — повторяла она снова и снова.

Но невозможно было заподозрить мистера Лоусона в обмане и уж по крайней мере насчет того, что карточный проигрыш отца является долгом чести, от которого ни один настоящий джентльмен не станет отказываться. Размышляя над своей жизнью, она не заметила, что едет в сторону леса, столь любимого, но в котором она так редко бывала.

Этот огромный лес, который перерезала дорога, называли « охотничьим ».

Именно про «охотничий» лес говорил отец с наступлением сезона охоты на лису:

«Может, в другом лесу мы ничего не найдем, но в этом одну-другую — наверняка».

Идона любила весенний лес, когда на полянках появляются первые цветы: анемоны, примулы, колокольчики.

Скоро лес оживет, прилетят птицы; рыжие белки, затаившись в гуще листвы, станут наблюдать, как она проезжает под деревьями.

Думая об «охотничьем» лесе, Идона доехала до дороги и впереди под деревьями увидела четырех лошадей.

Она растерянно смотрела, размышляя, чьи они и почему здесь. Впрочем, лесничего у них нет, никто лес давно не охраняет.

Две лошади были привязаны к упавшему дереву, а две другие спокойно щипали траву, явно не собираясь никуда убегать.

Идона перебирала в уме возможные варианты, но ни один не годился.

Для браконьеров — очень рано. Но даже если это и они (а такое случалось, ведь отец не мог позволить себе держать лесничих), то это местные, и они бы пришли пешком.

Потом Идона подумала: может, они из других частей графства и приехали расставить силки на птиц или на кроликов?

«Но кто бы они ни были и что бы они ни делали, я должна их выдворить. Сейчас не время для охоты, и, узнай об этом папа, он бы рассердился».

Идона повернула в чащу леса, спешилась, привязала Меркурия к дереву. Но она не хотела, чтобы незнакомцы увидели ее прежде, чем она выяснит, кто они такие. Вот поэтому она тщательно спрятала лошадь за кустами рододендронов.

Идона вошла в лес и по тропинке, идущей параллельно дороге между деревьями, направилась к лошадям.

Вокруг тишина, нигде никого.

Она прошла довольно много и уже подумала, что наездники уехали, пока она привязывала Меркурия.

Но тут же услышала голос и остановилась.

Мужской голос доносился от самой дороги.

Идона прислушалась и уловила еще один, тоже мужской. Он отвечал первому.

Она осторожно, стараясь не шуметь, продвигалась вперед, ибо внутренний голос подсказал ей, что эти люди не должны ее заметить.

Прячась за кустами и толстыми стволами деревьев, Идона сделала еще несколько шагов и снова услышала голоса, но как будто вдали.

Осторожно выглянув из зарослей, увидела пыльную дорогу, над которой, словно образуя тоннель, сплелись ветки деревьев.

Идона услышала грубый мужской голос:

— Вот этого хватит, передние лошади сразу свалятся.

— Зачем всех-то портить? — возразил другой. — А ведь так и выйдет, если первые две завалятся. Они едут на четверке получше наших.

Первый рассмеялся:

— Уж это точно, а дамочка там, я тебе скажу, охо-хо-хо! А цацки на ней… Их бы я пощупал.

— Пощупал! Не тяни лапы вперед всех. Поровну, ясно?

Идона затаилась и, всматриваясь сквозь листву, догадалась, что это разбойники устраивают засаду.



Они привязали веревку к деревьям по обеим сторонам от дороги с тем, чтобы, когда подъедет экипаж, поднять ее и преградить путь.

Две передние лошади споткнутся и упадут, сильно повредят колени, а может, и переломают ноги.

Как сказал один разбойник, задние, может, и устоят и останутся целы, но испугаются.

Идона уже слышала о подобном трюке, который использовали разбойники в другой части графства.

Надо отдать должное разбойникам: место для преступления они выбрали с умом — дорога здесь сильно сужалась и с обеих сторон близко подступал лес.

У жертвы было мало шансов отбиться от неожиданных налетчиков.

Очень медленно и осторожно Идона повернула назад, размышляя, кого бы позвать на помощь.

По этой дороге редко кто проезжал, разве что соседи по поместью, поэтому упоминание о женщине с украшениями удивило Идону.

Вскочив на Меркурия, который, как ей показалось, с упреком поглядел на хозяйку за то, что она привязала его за поводья и тем самым лишила возможности пощипать зеленой травы, Идона поскакала из леса.

Совершенно ясно, что те, кого ждали бандиты, должны появиться с севера.

Сначала Идона решила выехать к верхней части дороги и предупредить путешественников, но вдруг вспомнила о «Дог энд Дак».

Это была маленькая гостиница за пределами отцовских владений, стоящая в деревушке поблизости от «охотничьего» леса.

Хозяина гостиницы Джима Барли она знала с детства.

Часто они с отцом и матерью заезжали в его гостиницу после охоты.

Отец обычно заказывал кружку эля или домашнего сидра, матери Джим Барли приносил чашку чая, Идоне — стакан молока.

Иногда их угощали ячменными лепешками, только что из печи, или фруктовыми пирожными.

Идона приняла решение — ехать к Джиму Барли и рассказать про разбойников.

Вскоре она уже въезжала в выложенной галькой двор старой гостиницы, выкрашенной в черное и белое, как их дом.

Соломенная крыша требовала ремонта, но окна сверкали чистотой, и Идона была уверена — в яслях конюшни есть свежее сено.

Проезжая по двору, она увидела перед входом потрясающую карету.

Ничего более современного и красивого Идона еще в жизни не видела!

В карету была впряжена четверка лошадей, прекрасно подобранных по масти и, без сомнения, отличных кровей.

Идона понимала: если она не предотвратит нападение, бедные животные сильно пострадают, а ведущая пара может даже погибнуть. Мысль об этом была невыносима.

Идона торопливо спешилась и повела Меркурия в конюшню.

Поставив Меркурия в стойло, она вернулась во двор, пытаясь решить, кому сказать о готовящемся нападении: слугам или самому хозяину.

У заднего входа в гостиницу кучер разговаривал с хорошенькой горничной в чепце, может быть, дочерью Джима Барли.

Идоне не хотелось мешать их беседе, и, кроме того, она подумала, что кучер ей просто не поверит.

Поэтому Идона вошла в холл гостиницы, где зимой обычно топился камин.

Сейчас камин не горел, холл был пуст, и она решила, что владелец экипажа находится в гостиной.

Джим Барли очень гордился своей гостиной. Едва ли какая-нибудь еще деревенская гостиница могла похвастать подобной.

Вообще-то поначалу маленькая комната предназначалась для конторы или даже склада.

Потом в ней прорубили окно с видом на сад, поставили кресла и обеденный стол.

Джим Барли хвастался, что в такой гостиной не грех принимать и дворян.

Все еще не решив, не лучше ли ей встретиться сперва с Джимом Барли, Идона прошла по узкому коридору, ведущему в гостиную.

Дойдя до двери и не услышав голосов, она открыла дверь, посмотреть — есть ли кто.

Комната показалась пустой, но открыв дверь шире, Идона испугалась, увидев почти за дверью, у окна, мужчину, смотревшего в сад.

Когда мужчина обернулся, Идона поняла: это хозяин экипажа.

Экипаж замечательно хорош собой, и хозяин под стать.

Идона никогда не видела такого красивого, элегантного мужчины.

Темные волосы касались плеч — прическа, как рассказывал отец, введенная в моду принцем-регентом.

Галстук, завязанный неимоверно сложным узлом, ослеплял белизной, как и уголки воротничка, поднимавшиеся выше подбородка.

На мужчине были белые бриджи и гессианские сапоги, начищенные так тщательно, что казалось, в них отражается вся комната.

Идона посмотрела ему в лицо, и у нее перехватило дыхание.

Глубокие складки залегли от носа ко рту, отчего выражение его лица было циничным и одновременно высокомерно-скучающим. Идоне показалось, что именно так должен выглядеть Люцифер.

И прежде чем воображение унесло ее дальше, мужчина резко спросил:

— Что вы хотите?

Смущенная его внешностью, Идона с трудом вспомнила о причине своего приезда сюда.

Слегка вздернув подбородок, робея, она сказала:

— Сэр, вы владелец экипажа, который во дворе?

— Я.

— Тогда я должна вас предупредить.

— Предупредить меня? — резко спросил джентльмен. — О чем?

— Когда вы выедете отсюда, как я понимаю, вы направитесь по дороге на юг? Так вот, при въезде в лес на вас собираются напасть четверо разбойников.

— Разбойники? — повторил джентльмен. — А откуда у вас такая уверенность? И если они там, как вы узнали, что они собираются напасть на меня?

Следуя моде, он говорил медленно, бесстрастно и нараспев, с презрительным выражением лица и с усмешкой в глазах.

Идона подумала — он не поверил ей и в чем-то заподозрил. Она даже пожалела, что вмешалась во все это и не предоставила джентльмена его судьбе.

Потом ей стало жаль лошадей, и она быстро сказала:

— Разбойники перекинули веревку через дорогу. Когда ваш экипаж подъедет, они ее поднимут, и ведущие лошади упадут.

— Старый трюк, — заметил джентльмен. — И в то же самое время очень эффективный.

— Я подумала, стоит сказать вам об этом, — добавила Идона.

— И за это, как я полагаю, я должен заплатить? — заметил джентльмен.

Идона сперва не поняла, что он имеет в виду, но когда он вынул из кармана кошелек, она негодующе заявила:

— Нет-нет, конечно, нет! Я пришла лишь потому, что считала своим долгом предупредить вас об опасности. И никаких других мыслей у меня не было, уверяю вас.

— И в то же время, я уверен, вы не откажетесь от возможности купить себе ленты для волос или новое платье, чтобы ослепить местных щеголей.

Идоне показалось, что джентльмен насмехается над ней, и она сердито сказала:

— Если вы намерены меня оскорблять, сэр, мне лучше уйти.

Она поклонилась и хотела уйти, но в это время очень быстро — чего она никак не ожидала от него — джентльмен протянул руку и закрыл дверь.

— Не так скоро, — сказал он. — Вы говорите, разбойники ожидают меня, но где?

— Примерно в четверти мили вниз по дороге на юг, — сказала Идона. — А теперь я хочу уйти.

Джентльмен сделал два шага и загородил спиной дверь.

— К чему спешить? Не вижу причины для этого. И мне странно, что такая хорошенькая девушка живет в этакой глуши, да еще и не хочет наряжаться.

Идона понимала — он смеется над ней, но вдруг заволновалась, вспомнив, как выглядит.

Она ездила на лошади ради собственного удовольствия и никогда не надевала шляпу для верховой езды, а просто забирала волосы и закрепляла на затылке.

Ее вьющиеся волосы растрепались на ветру, и сейчас она была похожа на настоящую Богиню Весны.

На ней была старенькая белая блузка, искусно заштопанная няней, чуть тесноватая в груди.

Под стать ей была и зеленая юбка для верховой езды, которую она носила без жакета, слишком узкого и потертого на швах.

Из-под полуопущенных век джентльмен изучал Идону; его взгляд, казалось, пронзал ее насквозь, и девушка неожиданно ощутила робость.

Никогда раньше она не испытывала такого смущения.

Ей захотелось убежать, но джентльмен все еще загораживал дверь.

— Позвольте выразить вам мою благодарность. С этими словами он вынул пять золотых соверенов и протянул девушке.

— Представьте себе, что вы можете на них купить, — продолжал он. — Без сомнения, местный красавчик, с которым вы встречаетесь вечерами после работы, будет петь вам такие дифирамбы, которых вы еще не слышали.

— Я уже сказала, сэр, — ответила Идона, — ваш тон оскорбителен! И мне лишь остается надеяться, что разбойники сумеют преподать вам урок, который запомнится надолго.

Идона рассердилась; ее глаза от возмущения стали темно-голубыми, как альпийские цветы. Сама того не подозревая, она стала еще красивее.

— Но, может, мне отблагодарить вас по-другому? — спросил джентльмен.

Он протянул руки и, к ее удивлению, привлек к себе.

Когда Идона осознала, что он собирается ее поцеловать, она принялась отчаянно бороться, и, к его удивлению, не безуспешно. Вырвавшись из его объятий, она отскочила в другой конец комнаты.

Оглянувшись, Идона заметила на столе грязные тарелки и пустые бокалы от вина.

Мужчина не двигался. Идона настороженно смотрела на него, размышляя, как бы убежать отсюда. Сердце ее учащенно билось.

Она не могла понять, но какой-то магнетической силой он притягивал ее.

Потом в дурном предчувствии она прижала руки к груди — ей стало тяжело дышать, — но в этот миг открылась дверь, и вошел Джим Барли со счетом в руке.

Пропуская его, джентльмен вынужден был отойти от двери; Идона выскочила в коридор и, не останавливаясь ни на секунду, — во двор, мимо экипажа, в конюшню, где стоял Меркурий.

Когда она оттаскивала лошадь от яслей с сеном и разворачивала, чтобы оседлать, кто-то стоял у входа в конюшню и наблюдал за ней. Идона оглянулась: о Боже — джентльмен, от которого она только что убежала!

Идона испуганно посмотрела на него.

Какое-то время стояла напряженная тишина. Потом, растягивая слова, он проговорил, но уже другим, не таким, как прежде, тоном:

— Извините меня, я думаю, нам не стоит ссориться…

Идона молча перевела взгляд на Меркурия, а джентльмен продолжал:

— Я прошу вас показать, где меня ждут разбойники. Согласитесь, они не должны уйти безнаказанно и впредь продолжать свое гнусное дело.

— Я… я уже сказала, где они, сэр.

Идоне хотелось говорить ледяным тоном, но голос звучал молодо и страстно.

— Вы знаете не хуже меня, — ответил джентльмен, — что мы не сможем устроить им засаду без вашей помощи. Одно неосторожное движение, и они убегут. А потом в другой день они так же подстерегут другого, ничего не подозревающего путешественника, которому не повезет, как мне, и его никто не предупредит об опасности.

— Я не понимаю, что… я могу сделать.

— Вы можете проводить меня к тому месту, где они готовят засаду, и… вдохновлять своим присутствием.

Идона снова уловила насмешку, но зато в тоне не было прежнего презрения.

Она решила, что покажет место, где спрятались разбойники, и сразу вернется домой, чтобы не участвовать в дальнейших событиях.

— Хорошо, сэр, — сказала она, — но предлагаю не ехать в вашем экипаже — именно его-то они и ждут.

— А я и не собираюсь, — ответил джентльмен. — Подождите здесь, я предупрежу своих людей, что мы поедем верхом.

Он ушел, и Идона тотчас упрекнула себя в том, что ввязалась в это дело. Если у нее есть хоть капля здравого смысла, то надо предоставить противного, неблагодарного джентльмена самому себе.

Пока Идона обдумывала, как ей лучше исчезнуть отсюда, он вернулся.

— Итак, мы едем, — объявил он, — но учтите: как только вы довезете нас до места, отходите и держитесь в стороне.

Он умолк, но так как Идона ничего не ответила, добавил:

— Но и вы можете оказаться в опасности, хотя вряд ли. Я дам вам пистолет на всякий случай. Вы когда-нибудь стреляли?

— Да, я умею стрелять, — ответила Идона. Стрелять ее научил отец, когда она достаточно повзрослела, чтобы держать оружие, и Идона понимала, что хотя ей как девушке это и не нужно, но тем самым заменяет отцу сына, которого у него не было и о котором он мечтал.

Сопровождая отца на охоте в дождь и ветер, Идона с трудом выискивала куропаток на картофельных полях.

Вообще-то ей не хотелось никого убивать, но так нравилось бродить с отцом по лесу!..

Идона взяла маленький аккуратный пистолет и спросила:

— Он заряжен?

— Конечно. Будьте осторожны: нам ни к чему несчастный случай.

— А его и не будет, по крайней мере по моей вине, сэр, — произнесла Идона с гордостью и тут же пожалела, снова увидев насмешку в его глазах и искривленные в ухмылке губы.

Он опять смеялся, и девушка почувствовала, что ненавидит его. Если разбойники перехитрят и у него ничего не получится, пускай, он получит по заслугам.

Идоне казалось, хотя она и не знала почему, что этот человек привык быть победителем — всегда и во всем. В любой ситуации, несмотря ни на какие препятствия, он достигает цели.

В тот самый момент, когда они готовы были выйти, раздался шум.

И в конюшню вплыло нечто. Видение. Грациозное, красивое. Идона смотрела не веря собственным глазам.

Видение было в платье из розового атласа, с длинной мантильей.

На голове — высокая шляпка с перьями в тон ткани.

На шее — ожерелье из жемчуга и бриллиантов, сверкающее даже в полумраке конюшни.

— Что происходит? Так мы едем или нет? — спросило видение.

— Да, дорогая, но я вынужден попросить тебя подождать в гостинице, пока не улажу кое-какие дела.

Разглядев Идону в полутьме конюшни, незнакомка проговорила:

— Если это мешает продолжению поездки, я не потерплю. Что ты с ней здесь делаешь, хотела бы я знать?

— Дорогая Клэрис, — голос джентльмена звучал невыразимо скучно, — не делай из себя большую дуру, чем ты есть на самом деле.

— Ты меня не обманешь! Ты флиртуешь тут с этой женщиной, и если она немедленно не уберется отсюда, я выцарапаю ей глаза!

Она сделала движение в сторону Идоны, и та подумала: «Да, Клэрис, без сомнения, прелестна, но до ужаса вульгарна!»

Голос ее звучал резко, а речь выдавала человека, не слишком обременившего себя образованием. Лицо можно было назвать красивым во многом благодаря румянам на щеках, помаде на губах и искусно подведенным глазам.

— Веди себя прилично, — потребовал джентльмен. — Женщина, которую ты оскорбляешь, спасает тебя. Не будь ее, ты бы могла навсегда расстаться с украшениями.

— Мои украшения! — вскрикнуло Видение.

— Да, твои украшения, — повторил мужчина. — Четыре разбойника с большой дороги горят желанием освободить тебя от побрякушек. Так что помалкивай, возвращайся в гостиницу, закажи бокал вина и жди, пока я расчищу дорогу.

— Ты действительно хочешь сказать, что бандиты намерены сорвать с меня ожерелье, — спросило Видение, — заполучить жемчуга, кольца и шкатулку с драгоценностями?

— Да, именно так и будет, — твердо заявил он, — если ты не станешь вести себя как следует.

— Могу сказать тебе то же самое, — парировало Видение. — Но думаю, ты меня все же не обманываешь.

— Возвращайся в гостиницу, — велел джентльмен, — если ты не хочешь потерять вместе с украшениями и жизнь.

Она вскрикнула и, подхватив юбки, вылетела из конюшни, пересекла двор и исчезла в гостинице.

От обмена грубостями, при котором ей пришлось присутствовать, у Идоны захватило дух, но джентльмен как ни в чем не бывало сказал:

— Поехали, лошади готовы. Я жду.

Он пошел вперед, и Идона увидела, с какой невероятной скоростью, говорившей о большом опыте и долгой практике, кучер выпряг лошадей из упряжки и оседлал.

Джентльмен вскочил в седло, надвинул шляпу поплотнее и жестом, совершенно не похожим на просьбу об одолжении, позвал Идону в путь.

Она направила Меркурия по дороге, потом свернула в поле, как и первый раз. Доехав до места, где стояли четыре лошади, они увидели, что две по-прежнему привязаны, а две пасутся.

Впервые после отъезда из гостиницы джентльмен подъехал к Идоне.

— А теперь скажите мне, где они?

Идона объяснила, как незаметно подъехать с двух сторон.

Мужчина подошел к старшему кучеру и вынул часы из жилетного кармана.

— Даю тебе четыре минуты, Гудвин, чтобы добраться туда. Я знаю, ты справишься с двумя мерзавцами, если сможешь подобраться к ним сзади.

Как только я разберусь на своей стороне дороги, я присоединюсь к тебе.

— Хорошо…

— Отправляйся и делай, как я сказал.

Кучер исчез из виду, и Идона поняла: он сможет незаметно подкрасться к разбойникам, ожидающим экипаж, тот самый, что стоит во дворе гостиницы.

Джентльмен молчал, Идона тоже не произнесла ни слова, понимая, что в тихий день в лесу звук голоса разносится далеко.

Потом он вынул часы из кармана еще раз и кивком дал сигнал другим слугам — они должны двигаться к лесу. Один пошел вправо от четверки лошадей, другой — влево.

Идона видела, как они исчезли за деревьями.

Потом она решила, что не может просто так стоять и ждать, и стала подбираться поближе, понимая, что внимание разбойников сосредоточено на дороге, по которой вот-вот, по их подсчетам, должен появиться экипаж.

Идона спешилась.

Меркурий торопливо опустил голову и принялся щипать траву, а она вошла в лес, держа наготове пистолет и прислушиваясь — не стреляет ли кучер, ушедший первым.

Было так тихо — ни единого звука, — что Идона забеспокоилась. Но тут — один за другим тишину разорвали громкие хлопки.

Она увидела, как вскочили разбойники, захваченные врасплох появлением джентльмена.

Первым выстрелом он ранил одного в ногу, тот упал. В это время кучер выстрелил во второго, и тот с криком повалился на землю.

Джентльмен подошел к разбойникам и, наставив на них пистолет, сказал:

— Бросайте оружие!

Один из них выронил пистолет, падая, второй послушно кинул оружие на дорогу.

— Вы останетесь здесь, пока вас не заберут солдаты. А потом за все преступления вас повесят. И поделом.

В это время Идона, уже подошедшая совсем близко, увидела, как с другой стороны дороги в джентльмена целится третий разбойник.

Не раздумывая, Идона выстрелила.

Казалось, оба выстрела прозвучали одновременно. Идона увидела, что разбойник выронил пистолет и упал лицом в землю. Пуля, выпущенная из его пистолета, ударилась о камень на другой стороне дороги. Пройди она чуть выше, она бы поразила цель.

Джентльмен, поняв, что произошло, резко повернулся к Идоне.

— Я не велел вам влезать в это дело! — сказал он.

Потом взял у нее пистолет и — уже мягче — добавил:

— И все же я вам очень благодарен. Спасибо. Вы спасли мне жизнь.

Глава 3

Идона промолчала, а он продолжал:

— Я прослежу, чтобы этих проходимцев как следует связали. А потом вы мне скажете, как добраться до ближайшего магистрата или — еще лучше — до Главы судебной власти графства.

Он подошел к разбойнику, раненному в ногу, который отчаянно ругался в то время, как кучер крепко вязал его по рукам и ногам.

Идона немного постояла в нерешительности, потом подумала, что у нее нет никакого желания встречаться с лорд-лейтенантом[1].

Он не пришел на похороны отца и даже не прислал ей соболезнования.

Этот человек ей никогда не нравился. У нее было ощущение, что он осуждает ее отца. Вдруг Идона совершенно ясно представила себе картину: она объясняет ему, как оказалась вовлеченной в заговор грабителей против путешественника.

Девушка развернулась и кинулась, петляя между деревьями, к полю и дальше, к тому месту, где оставила Меркурия.

Увидев ее, конь поднял голову; Идона вскочила в седло и, не оборачиваясь, пустила лошадь галопом.

Только отъехав на приличное расстояние, она заметила, как колотится сердце и как трудно ей дышать. И вдруг до нее дошло, что она убила человека!

При этой мысли она вздрогнула. Как могла она, ни разу не поднявшая руки на птицу или кролика, убить человека!

Потом Идона стала рассуждать: ведь если бы не выстрелила она, то джентльмен, пусть даже он не вызывал у нее ни малейшей симпатии, был бы убит, а разбойники ушли бы безнаказанными и продолжали заниматься своим гнусным делом.

Она ехала быстро и, когда увидела свой дом в плотном окружении деревьев, почувствовала себя в безопасности.

Она поставила Меркурия в конюшню, повесила поводья, седло и решила взглянуть, все ли в порядке и не забыл ли Дэн дать им сена и воды.

Но вдруг, к своему удивлению, она увидела, что два последних стойла, обычно пустовавшие, заняты лошадьми.

Она подошла поближе: лошади очень породистые, превосходные, гораздо лучше, чем были у ее отца.

Ничего не понимая, Идона выскочила из конюшни, пробежала через выложенный камнями двор к боковой двери, ведущей на кухню.

По каменному коридору, куда выходили двери маслодельни, кладовой, судомойни, которые в прошлом использовались, а сейчас закрыты, потому что не было слуг убирать там и заниматься ими, она дошла до кухни и остановилась как вкопанная.

У печи стоял незнакомый мужчина и беседовал с няней, сидевшей на стуле возле дощатого стола.

Няня поднялась со словами:

— А вот и мисс Идона! Слава Богу, вернулась! Я уж забеспокоилась, куда ты пропала.

— А что случилось? В чем дело? — спросила девушка.

К ее удивлению, вместо ответа няня подошла к ней, взяла за руку и вывела в коридор.

— Я хочу поговорить с тобой, — сказала она. — Давай-ка перейдем куда-нибудь в другое место.

— Но почему? И кто этот человек? — спросила Идона.

Няня не ответила, она потащила Идону по коридору в господскую половину дома.

Совершенно ошарашенная, Идона подчинилась няне, и лишь когда они оказались в гостиной и дверь за ними закрылась, она спросила:

— Что такое, няня? Почему этот человек здесь? И чьи лошади в конюшне?

Ее голос дрожал, она и сама знала ответ — это связано с маркизом Роксхэмом.

И, словно прочитав мысли девушки, няня сказала:

— Не нервничай, мисс Идона. Рано или поздно его светлость должен был появиться, чтобы посмотреть на свои владения.

Идона вздохнула:

— Ты говоришь, сюда едет маркиз? Няня кивнула:

— С час назад прискакали двое.

— Двое? А где другой?

— Он ушел на ферму купить продуктов: видно, из того, что есть в доме, ничего не подходит для его светлости.

— Ты хочешь сказать, он собирается здесь обедать?

— Его светлость останется на ночь, — ответила няня. — Его сопровождает дама, так что надо приготовить две спальни.

Внезапная догадка осенила Идону.

Она посмотрела на няню широко раскрытыми глазами и не своим голосом проговорила:

— Ты сказала, его светлость едет с дамой?

— Так сказали его люди. Я отправила Эдама наверх — приготовить комнату хозяина и соседнюю.

— О нет! — прошептала Идона.

Но, к сожалению, именно этого она и ожидала. Маркиз, как новый владелец, захочет спать в спальне хозяина дома, а дама, сопровождающая его, в комнате матери.

Конечно, Идона поняла, что уже видела маркиза, и он произвел на нее крайне неприятное впечатление.

И все-таки она спасла ему жизнь!

И поскольку она хотела убедиться, что ее догадка верна, она спросила:

— А что за люди приехали?

— Говорят, верховые его светлости, он всегда их посылает вперед. Один повар, а другой прислуживает милорду в путешествиях.

«Верховые», — подумала Идона.

Конечно, у него были слуги, и, остановившись на ленч в гостинице, он послал их вперед, чтобы они все приготовили к его с дамой приезду.

Идоне хотелось кричать от мысли, что Видение с вульгарным голосом, обвешанное бриллиантами, станет спать в комнате матери!

Потом, взяв себя в руки, совершенно спокойно, несмотря на то, что внутри все дрожало, Идона сказала няне:

— Я думаю, нам ничего не остается, как достойно принять их.

— Да уж, конечно, тебе, мисс Идона, ничего не остается, кроме как постараться быть приятной! — резко сказала няня. — Не хуже моего знаешь, если его светлость выкинет тебя на улицу, тебе некуда будет податься, как и всем нам.

Со вздохом Идона сказала:

— Хорошо, я пойду наверх и переоденусь.

— Я уже подумала об этом и достала одно из последних платьев ее светлости — муслиновое, она его перед смертью надевала. Я знаю, ты не хотела бы трогать ее вещи, но их все равно уже вынесли из комнаты. И потом, его светлость, когда увидит тебя в нем, поймет, что по рождению и воспитанию ты — леди. И что относиться к тебе нужно как к леди.

В голове у Идоны мелькнуло: хорошо, что няня не слышала, как маркиз разговаривал с ней!

Идона и сама понимала, что если она хочет что-то выиграть для себя и, что еще важнее, для людей, зависящих от нее, она должна ясно дать понять ему с самого начала, что она не пустое место.

На какой-то момент мужество изменило ей, и она подумала, что не сможет встретиться с маркизом и самое лучшее — ускакать на Меркурии и не появляться, пока он не уедет.

Потом она вспомнила, что от нее зависит будущее няни и Эдама с женой, стариков в деревне, фермеров, доверившихся ее отцу в надежде, что он позаботится о них, когда они не смогут платить ренту.

Она взяла няню за руку.

— Пойдем, поможешь мне, — сказала она. — Я очень боюсь, няня, и ты совершенно права: мне нужно надеть мамино платье, оно придаст мне силы.

Руки у няни были очень холодные, и Идона поняла: старушка испугана не меньше нее.

Идона вошла к себе в спальню и вдруг подумала, что, возможно, ей осталось здесь спать всего несколько ночей.

И даже если ей разрешат — на что она надеялась и о чем молилась — остаться в доме, его светлость вправе потребовать лучшие комнаты для своих гостей.

Идона попыталась успокоить себя, что, может, маркиз просто приехал посмотреть на карточный выигрыш и, увидев дом, поймет, что по сравнению с остальными его домами этот не так уж и хорош? Девушка пожалела, что как следует не расспросила мистера Лоусона о владениях маркиза, но была уверена: его семейное поместье — не чета ее небольшому дому.

Вряд ли маркизу захочется жить здесь, в таком запущенном и невзрачном доме, единственное достоинство которого — возраст.

Помогая Идоне снимать одежду для верховой езды, няня без устали рассказывала, как она удивилась, когда появились незнакомые люди, сказали, кто они такие и зачем приехали.

— Подумать только, его светлость захотел тут остановиться… Вот уж не думала! И совсем не могу взять в толк, зачем он возит за собой кашевара!

Идона и сама никогда раньше не слышала про такое, но решила, что очень разумно: ведь в большинстве домов маркиза накормили бы разваренной бараниной, жесткими голубями и пережаренной говядиной.

— Знаешь, мисс Идона, если он тут и заночует, то завтра непременно уедет. А то, что с ним дама, для тебя очень хорошо, — прошептала няня. — Уж поверь, я знаю, что говорю.

Идона чуть не рассмеялась. Когда здесь появится Видение, няня поймет, что она ошибалась относительно того, что это «очень хорошо».

У Идоны все еще теплилась надежда, что, возможно, противный джентльмен, которому она спасла жизнь, не маркиз Роксхэм. По ее представлениям он должен быть мужчиной средних лет.

Идоне казалось, что это логически вытекает из рассказа мистера Лоусона: раз маркиз выиграл столько разных домов, значит, давно играет в азартные игры.

Она с опозданием корила себя за то, что не расспросила поверенного о человеке, который отныне владеет не только отцовским имением, но и ею самой! Тогда, ошарашенная сообщением и испуганная, она старалась не вникать в подробности…

Ей казалось, что все сказанное мистером Лоусоном — неправда, что такого не могло быть.

И вот настал день расплаты. Мысли Идоны прервал голос няни:

— Какая ты хорошенькая в этом платье!

Идона подошла к зеркалу.

Платье матери, конечно, очень отличалось от хлопчатобумажных платьев, из которых Идона давно выросла.

Оно не было дорогим, но очень стильным. У матери Идоны был отличный вкус, который проявлялся во всем, в том числе и в одежде.

Белое, с мягкой оборкой у шеи, с высокой, по моде, талией, длинными рукавами, также с оборками, и прямой юбкой, платье было очень милым. На Идону из зеркала смотрела стройная, элегантная девушка. Идона удивилась: как гармонично задумано платье — оборка по низу подола не утяжеляет его, а придает ему необыкновенную воздушность.

И сама девушка казалась такой же легкой, как нимфа, которую в детстве она пыталась разглядеть в тумане над озером.

Няня заставила Идону сесть за туалетный столик и привести в порядок волосы.

Лучи солнца, лившиеся в окно, золотили мягкие кудри Идоны.

— Ну вот и все, дорогая. Иди и сядь в гостиной. Эдам, наверно, закончил уборку в комнате хозяина. Я пошлю его вниз — пускай ждет в холле.

Идона встала, и няня, посмотрев на нее, вздохнула:

— Давай-ка не расстраивайся. Отец с матерью смотрят на тебя сверху, и я сама молюсь, чтобы тебя миновали несчастья. Бог даст — все обойдется.

— Да, няня. Я тоже молюсь… — прошептала Идона.

Няня, пряча слезы, поспешила к двери спальни, и через минуту Идона услышала, как она зовет старого Эдама.

Девушка стала медленно спускаться по скрипучей лестнице. Внизу, в холле, стояли красивые цветы. Только вчера Идона собрала огромные букеты нарциссов и поставила их в три вазы.

Она коснулась пальцами цветов, точно они могли придать ей мужества, и вдруг с горечью поняла, что джентльмен, которого она ждет, принял ее за служанку и предложил пять гиней.

Идону внезапно охватил гнев: как бы она ни выглядела, как бы ни была одета, но в ней не распознали леди и не поняли, что в ее жилах течет такая же благородная кровь, как и в его!

Но потом она усмирила свой гнев, резонно рассудив, что леди не ездят верхом без сопровождения, леди не станут носиться по лесу и предупреждать путников о засадах.

«Может, он удивится, увидев меня?»

И в этот момент Идона услышала стук колес и голоса у двери.

Ее охватила паника, она с трудом заставила себя остаться на месте, не убежать и не спрятаться.

Ее взгляд упал на портрет одного из предков, и девушка сказала себе: она ничем не хуже его светлости и не позволит ему испугать ее.

В этот момент открылась дверь, и Эдам старческим голосом объявил:

— Маркиз Роксхэм и леди!

Идону не удивило, когда маркиз вошел первым. Как она и ожидала, он оказался тем самым джентльменом, что так непочтительно вел себя в гостинице «Дог энд Дак».

Она с удовлетворением заметила его изумление, когда, осмотревшись, он узнал ее.

Идона медленно сделала два шага ему навстречу, и он вынужден был пройти свою часть пути до нее. Идона присела в реверансе.

Пока она думала, с чего начать разговор, маркиз сказал:

— Так вот вы кто! А я-то удивлялся, почему вы столь внезапно исчезли.

— Я надеюсь, ваша светлость проделал остаток пути без всяких происшествий?.. — сумела проговорить Идона спокойно и вежливо.

Голубые глаза девушки прямо смотрели маркизу в лицо. Он изучал ее из-под опущенных век довольно дерзко, и в ее душе поднялась волна такого гнева, какого она не испытывала ни разу в жизни.

Следом за маркизом появилась дама, словно чувствовала, что может пропустить нечто важное. Резким голосом она заявила:

— Ну дорогой, я и не подозревала о существовании таких опасностей. Чем скорее мы вернемся в наш дорогой старый Лондон, тем счастливее я буду.

Поскольку Идона решила, что маркиз невежлив, не представив свою даму, она сама протянула ей руку и сказала:

— Здравствуйте! Я уверяю вас, на наших дорогах нападения крайне редки.

— Мне от этого не легче! — резко заявило Видение.

— Я уверена, милорд, — сказала Идона, — этот случай необычный. Мисс… — она помолчала, вопросительно глядя на маркиза.

— …Клэрис Клермонт, — подсказал он. — Вы, конечно, слышали о ней?

Идона удивленно посмотрела на него, а он продолжал:

— Мисс Клермонт выступает в Олимпии. Она пользуется на лондонской сцене большим успехом.

— Это правда, — быстро подтвердила Клэрис Клермонт, — и мне нравится находиться там, где меня ценят. Только ты мог затащить меня сюда силой.

— Ты говоришь неправду. Я предложил тебе загородную резиденцию; ты сама хотела устраивать здесь по воскресеньям приемы.

— Да, и чтобы разбойники грабили моих гостей? — взвизгнула Клэрис Клермонт. — Не смешно! Нет уж, после сегодняшнего приключения я и шага не сделаю дальше Челси! Так что покупай мне дом там, и я закачу такие вечера, что весь город только и будет говорить о них.

Идона в ужасе слушала актрису, не отрывая от нее глаз.

Как могла прийти маркизу такая ужасная мысль — отдать дом, принадлежавший ее семье со времен Тюдоров, вульгарной актрисе вроде Клэрис Клермонт?

Да, она красива, бесспорно. Но бедная мама пришла бы в ужас от ее манеры говорить!

Идона никак не могла понять: почему маркиз захотел сделать такой подарок актрисе?

Она лишь молилась, чтобы Клэрис не передумала, и чтобы маркиз уехал отсюда вместе с этой актрисой, и чтобы забыл думать о доме, об имении. Тогда они смогут жить здесь как и прежде.

Пока эти мысли проносились в голове Идоны, маркиз не спускал с нее глаз. Она заметила, что он наблюдает за ней, и у нее возникло неловкое чувство, будто он читает ее мысли. Но этого не может быть, успокоила себя девушка.

Дверь открылась, вошел слуга в ливрее с серебряным подносом, на котором стояли бутылка шампанского и бокалы.

— Шампанское! — воскликнула Клэрис Клермонт. — Как раз то, чего мне хочется! После всего пережитого мне просто необходим бокал шампанского!

— Я думаю, если кто и заслуживает шампанского, так это мисс Овертон, — заметил маркиз. — Если бы не она, возможно, меня сейчас бы не было в живых, Клэрис. А если бы на нас напали, ты точно осталась бы без ожерелья.

— Зачем ты опять пугаешь меня, ведь теперь все позади? — капризным тоном сказала Клэрис, взяв бокал с вином. — Я возвращаюсь в Лондон. И никогда больше — никогда, запомни, милорд! — я не позволю тащить меня на такую «охоту».

Идоне предложили шампанского, но она покачала головой.

— Я думаю, вы совершаете ошибку, — сказал маркиз. — Нам следует выпить, во-первых, за вас, мисс Овертон, за то, что вы спасли нас, и, во-вторых, — за будущее.

Услышав последние слова, Идона бросила на маркиза быстрый взгляд. Потом сказала:

— Как раз это меня очень беспокоит, милорд.

— Тогда давайте надеяться, что мы мирно разрешим и этот вопрос после стольких неприятностей, из которых сумели достойно выйти.

Но оптимизма в его голосе Идона не слышала. Не желая больше спорить, она взяла бокал с подноса и отпила маленький глоток шампанского, которое последний раз пила на Рождество, когда еще была жива мать.

Маркиз поднял бокал.

— За будущее! — сказал он.

— За это я тоже выпью! — закричала Клэрис Клермонт. — За мой большой дом в Лондоне, за рубиновое ожерелье, о котором я тебе говорила, обязательно с браслетом, слышишь?

Маркиз промолчал и посмотрел на нее с плохо скрываемым презрением. Идона поставила бокал и сказала:

— Я уверена, мисс Клермонт, вы не откажетесь сесть.

Она указала на диван у камина. Как же отвратительно со стороны маркиза привести в дом такого откровенно невоспитанного человека, выпрашивающего дорогие украшения и подарки. Мать была бы в шоке.

— Мне бы хотелось, — сказал маркиз, когда Клэрис Клермонт уселась, — осмотреть дом. Это гостиная?

— Да, милорд.

— Мой поверенный Лоусон, которого я отправлял сюда, рассказывал о неплохой мебели в одной из гостиных.

Идона с трудом заставила себя ответить:

— Да… милорд.

— Я бы хотел взглянуть.

— Что касается меня, я больше никуда не пойду, кроме своей спальни, — заявила Клэрис Клермонт. — Я хочу отдохнуть перед ужином и навести красоту. Для тебя, дорогой.

Она встала и положила руки на грудь маркиза, заглянула ему в глаза, откинула голову и раскрыла губы, как бы приглашая.

Клэрис выглядела очень соблазнительно, но, с точки зрения Идоны, слишком нескромно.

Она никогда не видела, чтобы женщина так фамильярно обращалась с мужчиной. Да, ее отец и мать говорили друг другу нежности, но ничего подобного словам Клэрис Идона никогда от них не слышала.

Клэрис Клермонт изображала любовь, а между ее родителями была любовь; от них исходило сияние, не уступающее солнечному.

— Ты права, иди и полежи, — сказал маркиз. — Я уверен, ты будешь ослепительна за ужином.

— Можешь ставить соверен, — бросила Клэрис. Ее руки скользнули на плечи маркиза, потом она

обвила его за шею и притянула к себе его голову.

К полному изумлению Идоны, она поцеловала его в губы и сказала:

— Пока меня не будет, не шали, или я устрою тебе веселенькую жизнь.

Не ожидая его ответа, она быстро пересекла комнату, и перья на ее шляпке затрепетали, когда она бросила Идоне:

— Скажите служанке, чтобы показала, где спальня, и помогла мне раздеться.

— Боюсь, это может сделать только моя старая няня, — ответила Идона, следуя за ней. — Она очень умелая, прислуживала еще моей матери.

— Да уж лучше бы ей оказаться такой. Если бы не его сиятельство, я бы взяла с собой горничную, но он пообещал, что здесь слуги найдутся.

К счастью, няня ждала внизу, у лестницы, словно почувствовала, что понадобится.

— О няня! — Идона предостерегающе посмотрела на старушку. — Это мисс Клэрис Клермонт, известная актриса. Она хочет отдохнуть перед ужином. Я знаю, ты ей поможешь.

Клэрис Клермонт уже поднималась по лестнице, раскачивая бедрами.

— Я надеюсь, мой багаж уже принесли и мой саквояж с косметикой? — бросила она, не оборачиваясь.

— Все ваши вещи наверху, мадам, — ответила няня, торопясь за ней.

Идона вернулась в гостиную.

По выражению лица няни было совершенно очевидно, что гостья ей не нравится, но Идона надеялась, что все обойдется и Клэрис Клермонт не начнет куражиться над старой женщиной или устраивать, как угрожала, веселую жизнь для всех.

Маркиз, с бокалом шампанского в руке, рассматривал портрет отца.

Идона подошла к нему, и он сказал:

— Теперь я понимаю, на кого вы похожи.

— Я думала, я больше похожа на мать.

— А она… умерла?

— Да, она умерла. Но папа жил здесь, пока вы… не убили его.

Она не собиралась этого говорить, слова вылетели сами собой, прежде чем она успела сообразить.

Повисло неловкое молчание, а потом маркиз сказал:

— Вы действительно обвиняете меня в убийстве отца?

— Если бы вы не искушали его абсурдной игрой, он был бы жив, — ответила она.

— Азартная игра, в ней может участвовать любой.

— Но большинство людей не ставят на карту все, включая, как я понимаю, и свою дочь.

И снова замолчали. Потом маркиз, медленно растягивая слова, проговорил:

— Лоусон сообщил, что в поместье живет дочь сэра Ричарда. Но ваш отец так молодо выглядел и так был хорош собой, что я представлял себе ребенка.

— А какая разница? — спросила Идона. — Как вообще можно включить в ставку людей?

— Честно говоря, когда бумага была составлена, — ответил маркиз, — и мне ее показали, я больше думал о лошадях…

Прежде чем Идона нашла, что ответить, он спросил:

— А у вас есть какие-нибудь средства?

— Нет, конечно, нет. Если бы они были, я бы заплатила отцовские долги.

— Стало быть, он оставил долги? — поинтересовался маркиз.

— Я уверена, мистер Лоусон вам сказал, что папа не только занимал наличные, но и все наше имение в долгах. Мы не могли больше брать в банке, и папа распродал большинство вещей в доме.

В голосе Идоны чувствовалось страдание, и это не осталось незамеченным для маркиза.

— Покажите мне мебель, о которой говорил мистер Лоусон, — сказал он.

Подавленная, она повела его по коридору в гостиную матери.

Полуденное солнце проникало сквозь окна, наполняя комнату ослепительным светом.

Пахло цветами, которые Идона поставила здесь накануне. Из тонкого аромата весенних цветов явственнее всех чувствовался запах белых фиалок.

Миниатюры, висевшие по обе стороны камина, как и французская мебель, столь любимая матерью, сияли на солнце.

Идона заметила, что маркиз огляделся, как ей показалось, разочарованно; на его лице появилась презрительная усмешка.

Эта мебель так много значила для нее, а он… В сердце Идоны вдруг поднялась волна ненависти, и она пожалела, что не дала разбойникам убить маркиза. Она понимала, что думать так грешно, но ничего не могла с собой поделать.

— Но вы все же спасли меня, — тихо проговорил маркиз.

Девушка уставилась на него, не веря себе: неужели он прочитал ее мысли?

— Вы… что, знаете… о чем я думаю? — спросила, запинаясь, она.

— Все слишком очевидно, мисс Овертон. Может, я снова должен поблагодарить вас за спасение?

Идона смущенно отвернулась, а он насмешливо предложил:

— Вы можете воспользоваться возможностью и попросить меня, о чем хотите. Для меня будет делом чести выполнить вашу просьбу.

— Вы действительно так считаете? — спросила она.

А потом, увидев цинично скривившиеся губы, добавила:

— Нет, нет, это нехорошо!.. Я поступила как должно поступить любой христианке в подобных обстоятельствах, я вам уже говорила, и мне не нужно никакого вознаграждения.

— Вы совершенно уверены? Вам не кажется, что вы ведете себя глупо или, лучше сказать, непрактично?

Идона помолчала, а потом сказала:

— Я собиралась попросить вашу светлость об одном — позаботиться о стариках, которые живут в доме. Я имею в виду слуг: конюха, который здесь работает тридцать лет… двух стариков-садовников и, конечно, всех, кто уже не в состоянии работать.

— А что вы ждали от меня? Что я, по-вашему, должен был сделать? — спросил маркиз. — Выбросить их в канаву и дать умереть голодной смертью?

Идона сцепила пальцы и проговорила:

— Пожалуйста… я не хочу вас сердить, я просто хочу, чтобы вы поняли, как много значат для меня эти люди.

— И больше вы ничего от меня не хотите? Идона беспомощно развела руками и взглянула на портрет матери над камином.

— Насколько я понимаю, это ваша мать, — сказал маркиз. — Вы очень похожи на нее. А как вы думаете, что попросила бы она на вашем месте?

Впервые за все время Идона улыбнулась:

— Мама всегда верила, что люди добры и справедливы. И я думаю, милорд, она как раз и положилась бы на вашу доброту и справедливость.

Маркиз уставился на Идону, точно подумал, что ослышался.

Потом проговорил:

— Вы еще не сказали мне, чего бы хотели лично для себя?

Идона тяжело вздохнула:

— Я, конечно, не могу ничего требовать, но если бы вы разрешили мне остаться в этом доме, я была бы очень счастлива.

— Одна?

— Но у меня есть няня, она со мной со дня рождения, и одна супружеская пара, которая присматривает за домом. — Идона посмотрела на маркиза умоляющим взглядом. — Они очень боятся, что вы их выгоните и им придется идти в работный дом.

— А сколько вам лет? — поинтересовался маркиз.

Ей показалось, что вопрос не имеет отношения к теме разговора, но она послушно ответила:

— Восемнадцать с половиной.

— И вы считаете, что вас устроит жизнь здесь? Или есть местный красавчик, вскруживший вам голову?

— Такое предположение вы уже высказывали, — тихо сказала Идона. — И я отвечаю: никого нет.

Маркиз приподнял брови, будто не веря ей.

— Я была год в трауре после смерти матери, а потом мы оказались в трудном материальном положении, и я не могла позволить себе развлечений. Папа часто ездил в Лондон. Но я была счастлива здесь. Мне нравится кататься верхом, заниматься домом.

Ей показалось: маркиз смотрел на нее из-под полуопущенных век и не верил.

— Я нахожу вас совершенно удивительной, мисс Овертон. И, конечно, думаю, что с вашей стороны большая ошибка ездить верхом в одиночестве, как сегодня. Если бы разбойники поняли, что вы их подслушивали, последствия для вас могли быть самыми плачевными. Как, впрочем, и для меня.

Идона засмеялась:

— Очень сомневаюсь, что разбойники заинтересовались бы мною. У меня нет ни денег, ни дорогих украшений.

Маркиз насмешливо скривил губы, догадавшись, что она не поняла намека. И сказал:

— Разбойники или не разбойники — словом, вам не следует скакать в одиночестве. Я думаю, что такой молодой особе, как вы, не следует оставаться в доме, который теперь принадлежит мне.

— Я… я не понимаю…

— Тогда позвольте мне изложить суть яснее, — ответил он. — Поскольку этот дом мой, я могу приезжать или нет, но если вы останетесь здесь, пойдут всякие разговоры.

Идона смутилась.

— Вы хотите сказать, — начала она, — что станут говорить, будто я у вас на содержании?

— Совершенно верно!

Идона вспомнила, что маркиз предлагал этот дом Клэрис Клермонт, но та предпочла дом в Челси. И он собирается купить ей тот дом. И она будет в нем жить…

И тут Идона все поняла. Ну какая она глупая!

Она никогда не понимала, что люди имеют в виду, рассказывая шепотом о джентльменах в Лондоне, сопровождающих красивых женщин, которых не принимали в обществе.

Сейчас Идона вспомнила, как отец говорил своему другу вскоре после возвращения из столицы:

— Я видел в один из вечеров Квекса. Он стал хозяином Крум-Фоксхаус.

— Слышал, — ответил друг.

— И он завел, — продолжал отец, — хорошенькую любовницу, красотка, каких поискать! Лицо ангельское, язык дьявольский. Квекс очень ею гордится.

— Ничего удивительного. Но скоро это приобретение наскучит ему, — ответил друг. — Они все ему быстро надоедают.

Оба рассмеялись, а сейчас Идона вспомнила этот разговор и с ужасом поняла, кем была Клэрис Клермонт для маркиза.

Девушка не понимала до конца последствия подобной связи, но была абсолютно уверена, что он может купить этой женщине дом, может целовать ее при незнакомых людях и тем не менее никогда не предложит ей стать его женой.

И если бы она, Идона, продолжала жить в доме, который ей больше не принадлежит, ее тоже могли бы отнести к разряду таких женщин, как Клэрис Клермонт.

Она в ужасе вскрикнула. Потом, взглянув на маркиза, наблюдавшего за ней, снова подумала, что он, должно быть, читал ее мысли.

Глава 4

Идона спускалась к обеду с дурным предчувствием. В глубине души она надеялась, что маркиз не захочет, чтобы она обедала вместе с ним и с Клэрис Клермонт.

Они вышли из гостиной матери в библиотеку, потом направились к большой гостиной.

— Когда у вас обед? — спросил маркиз.

— При отце мы обедали в семь тридцать. Но если вы хотите позже…

— В семь тридцать меня устраивает, — перебил ее маркиз.

Остановившись у двери гостиной, Идона нерешительно сказала:

— Может, вы предпочитаете обедать с мисс Клермонт наедине, тогда я могу поесть у себя в комнате…

— Вы полагаете, что это я так хочу или это ваше желание?

В его тоне она услышала агрессивность и поспешно ответила:

— Я хочу… сделать так, как вы предпочитаете, милорд.

— Поскольку это еще ваш дом, мисс Овертон, я полагаю, что я ваш гость, а вы — хозяйка.

Идона покраснела: она решила, что он снова смеется над ней. Оглядев гостиную, она сказала:

— Я буду вам очень благодарна, если вы сразу поставите меня в известность относительно дальнейшей судьбы этого дома. Полагаю, вы понимаете, что мне крайне трудно находиться в неведении.

Произнеся это, она прошла через комнату к большой вазе с желтыми нарциссами.

Маркиз наблюдал за ней, потом, поскольку он ничего не ответил, она повернулась к нему, уверенная, что он смотрит на нее из-под полуопущенных век с тем циничным выражением лица, которое ей больше всего не нравилось.

Он продолжал молчать, и она спросила:

— Что-то не так?

— А почему вы так решили?

— У меня ощущение, что вы собираетесь мне сказать… что-то такое… что меня очень взволнует.

— Вы пытаетесь быть такой же проницательной по отношению ко мне, как я к вам? — спросил маркиз.

— Я думаю, — быстро сказала Идона, — не столько о себе, сколько о людях, чья жизнь зависит от вашего решения.

— В данный момент меньше всего я озабочен ими, — ответил маркиз. — Я думаю о вас. И если бы ваш отец был жив, именно этого он бы ждал от меня.

Маркиз посмотрел на портрет сэра Ричарда, и вдруг Идону пронзила, как мечом, мысль о том, что если он ее куда-то отошлет из дома, она уже никогда больше не увидит портретов отца и матери!..

Маркиз, точно следуя собственным мыслям, сказал:

— Вы говорили, что ваш отец безрассудно отдавался азартным играм. А ведь если бы он выиграл, у вас было бы совершенно другое отношение и к играм, и к выигрышам.

Он произнес это так, будто хотел в чем-то обвинить Идону. Она ответила:

— Дело не в том, кто выиграл. Просто я считаю, что нельзя ставить на карту все и вся.

— Вы говорите это из ханжества?

— Но я действительно думаю, что это противоречит здравому смыслу, — ответила она. — Вы можете себе позволить потерять пятьдесят тысяч фунтов, хотя, полагаю, ими можно гораздо лучше распорядиться. Но папа не имел права рисковать абсолютно всем.

Ее голос дрогнул на последнем слове, и она повернулась к окну, чтобы маркиз не увидел ее повлажневшие глаза.

Маркиз пересек комнату и встал у нее за спиной.

— Никто из нас, какой бы умный ни был, не способен повернуть часы назад. Что случилось, то случилось, и сейчас надо искать из создавшегося положения самый лучший выход для вас, — сказал маркиз.

— Ну, может, я смогу жить в каком-нибудь другом доме в имении? Тогда ни у кого не будет оснований интересоваться мною.

— Да похоже, что и сейчас вами мало кто интересуется, — заметил маркиз.

Она подумала, что он намеренно так груб с ней, и напряженно проговорила:

— Да, у меня никогда не было много друзей, но меня любили родители, и это самое главное. И я… вполне довольна!..

Идона говорила горячо, потому что ей казалось: маркиз смеется над ней. Она добавила:

— Мне кажется, вы стараетесь меня убедить, что я беспомощна и неумела, но, может, когда-нибудь, милорд, я вас удивлю.

— Да вы меня уже удивили, — ответил он. — Никогда раньше не встречал женщину, которая так ловко обращается с оружием. У вас к тому же молниеносная реакция.

— Да, и все же мне неприятно сознавать, что я убила человека, пусть даже разбойника, — сказала Идона.

— Весьма похвально!

Перехватив его насмешливый взгляд, Идона почувствовала, что ненависть к этому человеку охватила ее с новой силой.

Она отвернулась от маркиза, понимая, что каким-то непонятным образом ему удается читать ее мысли.

— Ну, а сейчас послушайте о планах относительно вас.

Идона напряглась, продолжая смотреть в окно, как солнце опускается за древние дубы.

— Поскольку вы теперь моя собственность и моя подопечная, я увезу вас в Лондон и дам возможность посмотреть на жизнь общества, которое вы намерены презирать.

Идоне показалось — она ослышалась.

Она повернулась к нему и удивленно посмотрела.

— Что? Что вы сказали?..

— Вы уже слышали. Я введу вас в свет, а потом уже все будет зависеть только от вас — утонете вы или выплывете.

— А как я могу… как это возможно…

— Да очень просто. Вас станет опекать моя бабушка, и поскольку она скучает, как и я, уверен, ее это немного развлечет.

Идона вздохнула:

— Нет, нет, конечно, нет! Как я могу согласиться на такое абсурдное, такое смешное предложение? Я была бы очень тронута таким предложением, если бы не понимала, что вы просто смеетесь надо мной. Вы рассчитываете, что по неопытности я совершу много промахов и ошибок и тем самым дам вам повод посмеяться надо мной.

Маркиз криво усмехнулся:

— Вы навыдумывали такого, чего я вовсе не имел в виду. Просто, я полагаю, вам стоит занять место в обществе, достойное ваших родителей.

— Но каким образом? — сердито спросила Идона. — Мне нужны платья, на которые у меня нет денег, и масса других дорогих вещей, которые я просто не в состоянии перечислить, поскольку не слишком разбираюсь в этом.

Лишь после того как Идона это сказала, она увидела улыбку на губах маркиза и вспомнила Клэрис Клермонт, выпрашивающую у него рубиновое ожерелье и браслет.

Девушка вскрикнула:

— Нет! Как вообще вы могли допустить, что я пойду на то, чтобы быть вам обязанной за платья и все остальное!

И, прежде чем он успел ответить, она добавила:

— Папа потерял все, но не гордость! И именно она позволила ему умереть, смеясь над теми, кто стал бы потом выражать ему сочувствие. И у меня есть гордость, милорд, вы не вправе у меня отнять ее!

— К сожалению, мисс Овертон, гордость — вещь несъедобная. И я думаю, невелика разница между тем, что я плачу за еду, которой вы питаетесь, и одежду, которой вы прикрываете наготу.

Идона обескураженно смотрела на маркиза, не в силах произнести ни слова.

Потом отвернулась к окну — с единственным желанием: избавиться от него, убежать подальше, на край света, чтобы он никогда не отыскал ее!

Да, надо просто оседлать Меркурия и ускакать далеко, а там — пока неизвестно каким образом, — попытаться выжить.

Маркиз прервал ее панические размышления.

— Ну это будет слишком глупо, уверяю вас. Мне придется послать людей с Боу-стрит[2] на поиски. И будьте уверены: они найдут вас и вернут.

Снова он прочитал ее мысли. И не совсем придя в себя от изумления, Идона слабым голосом, как будто жизнь покинула ее, спросила:

— А что я… могу сделать?

— Вы должны делать то, что вам говорят, — сказал маркиз. — Я знаю, как будет лучше для вас. Вот и все.

Он помолчал и добавил:

— И не вздумайте меня ослушаться. Я же, в свою очередь, обещаю: слуги, конюхи — словом, все, кто живет здесь, будут обеспечены, как вы просили.

Идона повернулась к нему с сияющими глазами.

— Правда? — спросила она. — Действительно так и будет?

— Я всегда говорю правду, — ответил маркиз. — И если я даю слово, я ожидаю, что и вы сдержите свое.

Идона смотрела на него и думала: как сделать так, чтобы он отказался от своих планов на ее счет.

Потом, увидев выражение его глаз, прямую линию губ, квадратный подбородок, Идона поняла, что сколько бы она его ни умоляла, даже на коленях, он все равно поступит по-своему. Еле слышно она спросила:

— Я дам вам… слово. Но зачем вы это делаете?..

— А вы уже ответили на этот вопрос. Мне будет забавно наблюдать за вашим поведением в большом мире, куда вы попадете из этого древнего, обветшалого дома.

И тогда, не в силах сдержаться, она с рыданиями выбежала из комнаты.

Идона переодевалась, когда вошла няня, и одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять, что она переживала.

— Если бы ее светлость знала, кто сегодня разляжется в ее постели, она бы в гробу перевернулась, — качала головой старушка. — Какой срам! Привезти в дом такую неприличную женщину!

— Он думал, что я ребенок.

— Так ты и есть ребенок, можно ли тебя сравнить с этой старой ведьмой?! — сердито фыркнула няня. — Трясет своими ожерельями да еще рассказывает мне, откуда они взялись. — Потом, спохватившись, что напрасно говорит все это Идоне, няня прикусила язык, не желая выболтать остальное, и закончила другим тоном: — Тебе не надо переодеваться. И не приведи Бог сесть за один стол с этой! Только через мой труп!

— Я не хотела идти, но его светлость настаивает. Ты же знаешь, няня, мы не можем его раздражать.

— Это еще что такое? Чего он ждет от тебя, а?.. Идона знала, как старушка переживает за нее, и решила рассказать ей самую малость.

— Его светлость уже согласился, что Эдам и его жена, ты, все живущие здесь будут обеспечены. Ты ведь понимаешь, как это важно!

Няня вздохнула:

— Уж это правда, мисс Идона. А что же он хочет взамен?

— Ну, чтобы я подчинялась, вернее, слушалась его.

Она не стала подробно рассказывать о разговоре с маркизом.

Идона надела свое единственное вечернее платье, которое няня смастерила сама. Девушка любила надевать его, когда ужинала с отцом.

Платье очень простое, из самого дешевого муслина. Няня постаралась, чтобы платье было модного, по ее представлениям, фасона: высокая талия, достаточно низкий вырез, подходящий для вечера.

Идона понимала, какой простушкой покажется она на фоне Клэрис Клермонт. Девушка вынула фиалки из вазочки на туалетном столике и прикрепила к платью. А потом, когда няня причесала ее, приколола крошечные букетики к волосам.

Она была полна решимости не позволить маркизу подавить ее волю и гордость, даже несмотря на то, что вынуждена его слушаться.

Он такой властный, такой своенравный!.. Ей казалось — если не сопротивляться ему всеми силами, он просто втопчет ее в землю, и она перестанет существовать как личность.

Открывая дверь в гостиную, она надеялась оказаться первой.

Но маркиз уже стоял спиной к зажженному камину и казался еще красивее, чем прежде.

В вечернем наряде, с белым галстуком, в длинных черных узких брюках, изобретенных принцем-регентом, он смотрелся пришельцем из другого мира.

Она испугалась, что он станет смеяться над ее стараниями украсить себя, и пожалела, что приколола фиалки в волосы и к платью.

Но она гордо подняла подбородок и, подойдя к маркизу, присела, уверенная, что его внимательный, изучающий взгляд уже отыскал в ней кучу недостатков.

— Вы выпьете шампанского? — спросил он. Она увидела, что слуги поставили серебряный поднос на столик. На нем стояло серебряное ведерко со льдом для шампанского, которое не вынимали со времен дедушки. И у нее в голове мелькнула мысль, что, вероятно, отец не нашел ведерко, иначе он бы его обязательно продал.

Идона взяла бокал, протянутый маркизом.

— Я полагаю, невежливо не попросить вас рассказать историю дома и ваших предков. Я отдаю должное возрасту дома, но больше всего его красоте. Атмосфера комнаты, в которой я сплю, — удивительная, я раньше не ощущал ничего подобного.

Идона изумленно подняла брови: он пытается быть любезным. Она ответила:

— Может быть, сегодня ночью вас посетят духи прошлого.

— А вы верите в призраки?

— Конечно, — ответила Идона. — Их здесь много, и я их часто вижу.

— Так, вы думаете, я и поверю? Она засмеялась:

— Это не зависит от того, верите вы или нет. Дом часто посещают духи с тех пор, как здесь останавливался Чарльз II, когда прятался от солдат Кромвеля.

— А что произошло?

— Леди Овертон, прятавшая здесь Чарльза, влюбилась в него. А он бежал во Францию. Она, конечно, понимала, что они не могут быть вместе. Не в силах пережить разлуку, она умерла. Ее похоронили в семейной усыпальнице.

— Печальная история, — заметил маркиз. — И вы думаете, с вами такое может случиться?

— Надеюсь, нет.

— Уверен, как все женщины на свете, вы верите, что в один прекрасный день встретите замечательного принца, который влюбится в вас с первого взгляда, вы выйдете за него замуж и заживете счастливо.

Идона подумала, что, несомненно, именно этого ей бы и хотелось.

И снова он прочел ее мысли.

— Прекрасные мечты!.. На самом деле жизнь не такова. И любовь, позвольте вам сказать, мисс Овертон, как правило, — разочарование.

— Может быть, вы делаете выводы на основе собственного опыта. А мои родители были по-настоящему счастливы друг с другом. Мама наперекор семье вышла замуж за отца, и хотя мы были очень бедны, она никогда не жалела.

— Ну, значит, им несказанно повезло.

— Я думаю, суть в том… — Идона подыскивала слова поточнее, — что они не определяли цену того, что делают, как, вероятно, вы и ваши знакомые. Они просто любили друг друга, все остальное считая совершенно неважным.

— Если вы собираетесь ориентироваться на такие необычайно высокие идеалы, я хочу вас предупредить — вы непременно разочаруетесь. Довольствуйтесь доступным. Заполучите мужчину с деньгами, приличным положением, по уровню подходящего вам. Зачем желать большего?

— Но я хочу большего, — ответила Идона. — Гораздо большего! Я хочу, выходя замуж, любить всем сердцем и чтобы меня любили. Мне не важно, будет ли нам трудно, сможем ли иметь лошадей, украшения, слуг, шампанское. Мы будем принадлежать друг другу, а это более драгоценно, чем все остальное, что способен предложить нам мир.

Она говорила слегка нараспев; глаза сверкали от воспоминаний о счастье родителей. Идоне казалось, что даже девочкой она замечала радостный свет, исходивший из их сердец.

Едва Идона замолчала, как открылась дверь, и появилась Клэрис Клермонт. Она была настолько живописна, что девушка молча взирала на нее.

Платье из зеленого газа украшали перья; волосы золотистого цвета ярко сверкали.

Глаза актрисы были подведены черным, ресницы густо покрыты тушью, а губы — алой помадой.

Клэрис была очень хороша, правда, чрезмерно ярка.

Она ринулась к маркизу:

— О чем тут разговор? Про что драгоценное? Если кто-нибудь и отхватит драгоценности, то уж не беспокойся, это буду я!

Клэрис подозрительно посмотрела на Идону, как будто опасалась ее.

— Мы говорили не об украшениях, Клэрис, а о том, что мисс Овертон находит более ценным, — сказал маркиз.

— Да? И что это может быть?

— Чувства.

— Ах, это!.. — протянула Клэрис Клермонт. — Что касается меня, то скажу откровенно: я люблю больше дело, чем слово. А в дело входят и подарки!

— Ничего другого я не ожидал от тебя услышать, — усмехнулся маркиз.

Он подал ей бокал шампанского, она выпила до дна и заметила:

— Мне ужасно хотелось шампанского. От этого дома меня пробирает дрожь. А старуха, которая меня одевала, сказала — тут есть призраки. А я их боюсь не меньше, чем разбойников. Конечно, мой красавчик, надеюсь, ты меня защитишь?

Она протянула пустой бокал, и маркиз снова его наполнил.

Потом, как будто догадавшись, что Идона смотрит на нее, сказала:

— Красивый, да? Но смотри, ни о чем таком не думай. Он мой, и держи от него руки подальше!

Идона почувствовала, как покраснела, и облегченно вздохнула, когда открылась дверь, и старый Эдам объявил:

— Обед подан… мисс Идона.

Перед тем как назвать ее имя, он сделал паузу, не уверенный, к кому обращаться — к ней или к маркизу.

— Что ж, придется мне одному сопровождать двух красивых леди на ужин.

С этими словами маркиз предложил правую руку Идоне, а левую — Клэрис.

Идона испугалась — сейчас актриса устроит сцену ревности, но та взяла маркиза за руку, тесно прижалась щекой к его плечу, оставив след пудры на его камзоле.

В гостиной горели все свечи и, кроме Эдама, находились еще двое слуг.

Конечно, все было не так, когда Идона обедала с няней вдвоем.

На первое подали суп из свежих грибов, собранных деревенскими ребятами. Затем на столе появились: форель, выловленная в озере, нога молодого барашка и несколько жирных голубей, которых Идона разрешала стрелять в лесу.

Она подумала, не заведет ли снова маркиз лесничих. А может, если Клэрис Клермонт отказалась принять дом и имение в подарок, он подыщет себе другую любовницу, и та станет устраивать вечера в этом старом доме?..

Идону одолевали разные мысли, и еда казалась совершенно безвкусной.

Особенно ее мучила мысль, что женщина вроде Клэрис, разодетая в пух и прах, накрашенная, как кукла, будет ходить по комнатам, где ее предки жили и умирали, оставляя след в истории Англии.

Как бы неприязненно она ни относилась к маркизу, но была вынуждена признать, что он свободно, раскованно сидит во главе стола, словно всегда занимал это место.

Идона же чувствовала себя крайне неуверенно. Весь ее мир перевернулся вверх дном; она ловила себя на том, что испытывает чувство страха перед неизвестным. Раньше с ней такого не было.

И не призраки пугали ее, а живые люди, которых ей предстояло встретить и с которыми, она не сомневалась, у нее нет ничего общего.

«Боже, позволь мне остаться здесь, где мне все знакомо!» — молилась Идона.

Вдруг она поймала на себе взгляд маркиза. Неужели он снова прочел ее мысли?

К её удивлению, он со знанием дела заговорил о своей коллекции картин и о других семьях, собиравших портреты предков, как и Овертоны.

— Очень жаль, что у вашего отца не было сына! В этом случае дом перешел бы к нему, а не ко мне.

— Да, мама тоже всегда сожалела, что Бог не послал им сына, — кивнула Идона. — Когда я была маленькая, то молилась, чтобы у меня родился братик, а если нет, чтобы Бог превратил меня в мальчика.

Маркиз рассмеялся:

— Этого молитвой не добьешься. А вы считаете, что молитвой можно получить то, чего хочешь?

— Во всяком случае, иногда сбывается то, о чем молишься, — сказала она тихо, вспомнив, что он пообещал помочь людям, о которых она так беспокоилась.

— Мне интересно, — заметил он, — а через год вы будете думать о себе или все еще о тех, кто камнем висит у вас на шее?

— Надеюсь, через один год или через двадцать лет я все равно буду чувствовать одинаковую ответственность за людей, которые от меня зависят, — быстро ответила Идона.

Увидев удивление в глазах маркиза, она стала ждать его колких возражений. Конечно, он сейчас рассмеется. Вдруг с облегчением она услышала голос Клэрис:

— Ну знаете ли, мне надоели разговоры о картинах, которых у меня нет, о домах, которых я не хочу.

Давайте лучше обо мне. Ты собираешься поддержать мою следующую пьесу? Я на тебя рассчитываю.

— Подумаю. Но сперва я хотел бы ее прочитать.

— Пьеса настоящая, — уверила его Клэрис, — и у меня прекрасная роль, а поскольку я замечательно выгляжу в бриджах, я произведу фурор.

Идона посмотрела на нее через стол, словно не веря собственным ушам.

Как может женщина, даже на сцене, появиться не в юбке, а в бриджах?

Клэрис словно прочитала ее мысли и сказала маркизу:

— О Боже, ухожу, ухожу! Я шокирую твою деревенскую мышку. Давай прямо утром вернемся в Лондон и немного развлечемся перед моим завтрашним выступлением?

— Ты права, Клэрис, ты здесь не ко двору. Он произнес это не как комплимент, и она сказала:

— Да уж правда. Но нечего злиться, я не из тех, кто любит кувыркаться в первоцвете с соломой в волосах. — Потом посмотрела на Идону и добавила: — Я все это оставляю скромницам, которые смотрят на меня свысока, но которые никоим образом не способны заработать то, что могу я.

Идона встала:

— Я думаю, мисс Клермонт, мы должны оставить его светлость наедине с портвейном.

— Пожалуйста, уходите, а я посижу. Я не оставлю его, пока вы тут рядом. И вообще никогда, на всякий случай. — Она подвинула стул поближе к маркизу и просунула руку ему под локоть. — Если бы у нас хватило ума, мы бы остались в той приятной маленькой гостинице. Там такая миленькая спальня с кроватью на четырех столбиках и матрас из гусиных перьев. Мы бы гораздо лучше провели время, чем тут со всеми этими привидениями, которые будут на нас пялиться.

Идона не слушала. Она прошла через гостиную, и медленно, с достоинством вышла.

Но едва дверь закрылась, она бросилась бежать.

Она летела по коридору мимо гостиной, мимо библиотеки отца, не переводя дух, до самой гостиной матери.

Идона вбежала в нее, захлопнула дверь. Сквозь закрытые шторы последние лучи заходящего солнца заливали комнату золотом.

Девушка бросилась на диван, зарылась лицом в шелковую подушку и зарыдала.

Слезы, которые она с трудом сдерживала с того самого момента, когда от мистера Лоусона услышала о проигрыше отца, полились потоком.

Идона плакала навзрыд, как ребенок, ее душило отчаяние.

Потом, немного успокоившись, она услышала, как открылась дверь, и подумала, что, наверное, это старый Эдам или няня.

Она слушала шаги: кто-то остановился возле дивана, Идона поняла — это не слуга, а маркиз.

Девушка подняла голову с подушки, но так, чтобы он не видел ее лица.

Она едва узнала голос маркиза, когда он сказал:

— Не ожидал найти вас в слезах. До сих пор вы так мужественно вели себя.

— Я… не мужественная, я… боюсь, — прошептала она.

— Меня?

— Да. Вас и всего… Мне страшно — я не смогу жить в Лондоне; все… станут смеяться надо мной.

— Уверяю вас, никто не посмеет.

Маркиз так близко сел рядом, что она вздрогнула.

Идона почувствовала, как он сунул ей в руку платок, и только тогда посмотрела на маркиза.

Тончайший батист источал аромат духов, и девушка сразу вспомнила об отце. Слезы с новой силой хлынули из глаз.

Невероятным усилием воли она заставила себя перестать плакать и сказала:

— Извините меня.

— Не за что извиняться, — ответил маркиз. — У вас был очень утомительный день. Идите отдыхать и положитесь во всем на меня. Иногда все совсем не так плохо, как нам кажется. Я думаю, вы и сами это поймете, не сейчас, после. Попытайтесь поверить — я сделаю как лучше для вас.

Маркиз сидел спиной к окну и видел ее мокрые ресницы, заплаканные щеки и дрожащие губы.

— Вы очень молоды, — сказал он, словно рассуждая сам с собой, — но разум подскажет вам, что я поступаю правильно, хотя мои планы не совпадают с вашими желаниями.

Идона долго смотрела на него, потом сказала:

— Я думаю, я сужу не с точки зрения разума, а с точки зрения чувств.

— Совершенно верно, — согласился маркиз. — И если вы после сумеете доказать мне свою правоту, тогда найдем другое решение.

Идона вздохнула:

— У меня действительно будет выбор? Если будет трудно… невозможно… выдержать, я смогу вернуться домой?

— Когда представится случай, мы об этом поговорим, — пообещал маркиз.

— Спасибо… Спасибо!.. Сейчас мне лучше, и я очень сожалею, что убежала и расплакалась. Это слишком по-детски. А как вы догадались, где я?

— Я подумал, что, как и большинство детей, вы побежали искать маму.

Идона удивленно посмотрела на маркиза.

Она никак не ожидала услышать ничего подобного, она думала, он просто не способен такое сказать, как, впрочем, и понять.

Она не нашлась, что ответить, а он протянул руку и помог Идоне встать.

— Пора спать. Утро вечера мудренее.

Это был приказ, и Идона подчинилась.

Глава 5

Идона оглядывала залитую светом гостиную. Маркиз сидел во главе стола с двумя блистательными красавицами по сторонам. Идоне все казалось нереальным, как в театре.

С тех пор как она появилась в Роксхэм-Хаусе, у нее было ощущение, что она спит, а ходит и говорит — как кукла, которую маркиз дергает за веревочки.

Его бабушка, вдовствующая маркиза, оказалась совершенно не такой, как она ожидала.

После их вечернего разговора маркиз выехал из их имения утром рано, как только Клэрис Клермонт была готова отправиться в путь.

После его отъезда Идона узнала, что он оставил указание: им с няней отбыть в Лондон на следующее утро, когда за ними прибудет экипаж.

Няня с гораздо большим нетерпением ждала перемен, чем Идона.

— Его светлость прав, — заявила она твердо, — хотя он и привез ту разукрашенную дамочку, он понимает, что ты леди и должна занять подобающее место в обществе. Вспомни, что этого так хотела твоя мать!

— Я не хочу никакого места в обществе! — ответила Идона.

Но няня не слушала, а лишь продолжала рассуждать, как были бы рады ее родители, если бы знали, что ее представят в Лондоне вдовствующей маркизе.

— А откуда ты о ней знаешь? — удивилась Идона.

— Я держу ухо востро, — улыбнулась старушка. — И все слушаю, не то что некоторые.

Идона подавила смешок, а няня продолжала:

— Слуги говорили, что ее светлость сильно уважают, и раз у его светлости нет жены, то она хозяйка всех домов, которые есть у его светлости. Он развлекает самых главных и важных персон во всем королевстве и самого принца-регента.

Идона не стала говорить, что принц не самая уважаемая персона; она слышала, как отец рассказывал о его связи с миссис Фитцгерберт и с другими женщинами.

Но няню невозможно было остановить, и Идона в конце концов перестала вникать в ее слова.

Едва она увидела маркизу, ей показалось, она чем-то напоминает ее мать.

Когда та поздоровалась с ней, у Идоны возникло странное ощущение, что у этой женщины на Беркли-сквер она может чувствовать себя, как дома.

Наутро маркиза послала за лучшими портнихами на Бонд-стрит.

— Ты шагу не ступишь за порог дома, пока я не одену тебя так, как считаю нужным.

Идона заволновалась:

— Пожалуйста, мадам, но хоть минуту послушайте меня.

— Конечно, — ответила маркиза.

— Его светлость сказал, что мне нужны новые платья. Но я знаю, мама была бы очень шокирована тем, что мужчина платит за мои вещи.

Глаза маркизы заискрились:

— Мой внук тратит кучу денег на разных женщин, но я впервые вижу, что он это делает бескорыстно. И не могу позволить тебе отказать ему в его великодушии — это очень для него полезно.

Она произнесла это таким тоном, что Идона рассмеялась. А потом сказала:

— Но вы знаете, мадам, это же… неприлично.

— Ничего подобного, — покачала головой маркиза. — Для всех — ты под моим крылом, и я отвечаю за то, как ты выглядишь. А кто оплачивает, совершенно не важно. И Богу известно, что уж Шолто может себе это позволить!

Идона хотела продолжить спор, но поняла, что это бесполезно.

Кроме того, няня верно сказала: если бы маркиз не оплатил ее платья, то откуда бы они взялись?

— Твой батюшка был очень легкомысленный, — заявила она. — Теперь ничего не поделаешь. Неприятность есть неприятность, как на нее ни поглядеть. Уж лучше, мисс Идона, благодари Бога, что нас не выкинули на улицу подыхать с голоду.

Мысль о такой возможности словно пронзила Идону. Ну что ж, как сказал бы ее отец, дареному коню в зубы не смотрят.

От платьев, выбранных для нее маркизой, захватывало дух. Ни о чем подобном она и мечтать не могла.

Стройная фигурка Идоны позволила выбрать несколько платьев, и некоторые подошли отлично.

Вслед за платьями появились шляпки, украшенные цветами, лентами, изящными кружевами. Все это буквально преобразило девушку.

Идону, правда, несколько волновало то, что все платья были прозрачные и оттого, на ее взгляд, нескромные.

Маркиза рассмеялась, узнав об ее страхах.

— Завтра вечером ты увидишь платья пооткровеннее твоих. На молоденьких они выглядят великолепно, девушки в них — ну просто настоящие сильфиды, а толстые старухи в таких нарядах ужасно смешны. Женщины в возрасте должны бы понимать, что, одеваясь подобным образом, выставляют себя на посмешище.

Маркиза вообще-то была добрая женщина, но иногда отпускала такие замечания, что Идона радовалась, что они относятся не к ней. Но слушать эти замечания было очень забавно.

На второй день, когда маркиза решила, что у Идоны достаточно платьев для появления на публике, они отправились на Роттен-Роу. Девушка заметила любопытные взгляды — люди явно спрашивали друг друга про нее.

Дома маркиза заявила:

— Ну вот, к вечеру все будут знать, кто ты. Станешь новой звездой.

У Идоны сердце от страха бешено забилось; дрожащим голосом она спросила:

— Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду, — ответила та, — что завтра бал в Девоншир-Хаусе, его устраивает красавица, герцогиня Джорджиана. Но я уверена, ты будешь успешно соперничать с ней в красоте.

Идона решила, что маркиза шутит. Когда после чая в гостиной появился маркиз, Идона почувствовала неловкость. Маркиз вошел как всегда со скучающим выражением лица. Он держал в руках лист бумаги.

— Мне вручили список гостей, — сказал он бабушке. — И в нем нет Роузбел. Я почти уверен, она мне говорила перед отъездом в прошлый четверг, что вернется вовремя ради девонширского бала.

— Ну что ж, это так похоже на Роузбел — взбудоражить всех.

— Нам надо подыскать еще одного мужчину, — сказал маркиз. — Я собираюсь пригласить Ворчестера отобедать с нами.

— А ты абсолютно уверен, что Роузбел приедет? В этот момент дверь гостиной распахнулась, и веселый певучий голос воскликнул:

— Я вернулась! У меня было преотличное путешествие! Замечательное, но утомительное.

В комнату ворвался, как показалось Идоне, небольшой вихрь, но оказалось, что это очень хорошенькая молодая женщина.

Она была в лиловом платье, рыжие волосы оттеняли прозрачность кожи, длинную шею украшало ожерелье из аметистов и бриллиантов.

Женщина пронеслась по комнате, расцеловала маркизу в обе щеки, потом повернулась к маркизу:

— Ну как ты, дражайший Шолто? Как всегда, плохо себя вел?

— Ну естественно, — протянул маркиз. — Да, но мы как раз говорили о тебе.

— Я польщена. А это кто?

Девушка посмотрела на Идону, а маркиза объяснила:

— Это, Роузбел, новая подопечная Шолто. Мисс Идона Овертон. А это леди Роузбел Вестерн!

Роузбел рассмеялась, и показалось — зазвенели колокольчики.

— Подопечная Шолто! И такая юная! Я думаю, он очень ненадежный опекун.

— А вот и ошибаешься! — сказал маркиз. — Я чрезвычайно серьезно отношусь к своим обязанностям.

И Роузбел снова рассмеялась. А потом сказала Идоне:

— Не верь ни единому слову. Это волк в овечьей шкуре. Но только мало кого ему удается обмануть.

Идона смутилась, заметив, как они обменялись насмешливыми взглядами. Шутки и веселье не смолкали до тех пор, пока девушки не пошли переодеваться наверх.

Идона вошла к себе, а леди Роузбел — следом.

Она, судя по всему, собиралась поговорить, и няня тактично вышла.

Леди Роузбел уселась на край кровати, сняла модную шляпку и кинула на пол.

— А теперь скажи правду, почему ты здесь? — спросила она. — Должна быть веская причина, поскольку я никогда не замечала за Шолто, чтобы он знал о существовании молодых, незамужних девушек.

Идона удивленно смотрела на нее.

— Они тебе не объяснили, что я вдова? Мой муж погиб в сражении с французами, и я, конечно, не должна так говорить, но для меня это самое лучшее, что могло произойти.

Идона ошарашенно молчала. И Роузбел объяснила:

— Это правда. Во всем виновата его красивая форма. Он в ней был неотразим. А мой папа, настоящий диктатор, заявил мне, что у нас с ним ничего общего быть не может. — Она вздохнула. — О дорогая, как глупы иногда родители! Если бы отец сказал мне, что я должна выйти замуж за Джорджа, я бы тотчас отказалась. Но запретный плод сладок.

— А почему вы здесь живете? — спросила Идона, пытаясь привести в порядок свои мысли.

— А тебе никто ничего не сказал? — изумилась леди Роузбел. — Я кузина Шолто, и когда мы еще были детьми, наши родители решили, что мы непременно должны пожениться, когда вырастем. Имение моего отца граничит с имением Шолто. Мне сказали, что я обязательно должна выйти за него, и, как ты понимаешь, конечно же, я заупрямилась и вышла замуж за беднягу Джорджа, а он оказался потрясающе скучным. Но через месяц, когда кончится траур по матери, я готова выйти замуж за самого благородного маркиза.

Идона едва не задохнулась. Но самое главное, она никак не могла понять, почему восприняла сообщение Роузбел как неожиданный удар?

Леди Роузбел встала и подошла к зеркалу.

— Представь себе, как хороша я буду в изумрудах Роксхэма на открытии парламента и на балах! Я люблю бриллианты, сапфиры и бирюзу. А рубины пусть остаются в их шкатулках.

И тут Идона вспомнила, как Клэрис Клермонт просила подарить ей рубиновое ожерелье с браслетом.

Она с отчаянием подумала, что ничего не понимает. Ну как маркиз может покупать дом в Челси для другой женщины, если он обручен с кузиной?

Может быть, в высшем свете так и положено?

— Мне надо идти одеваться, — нехотя отходя от зеркала, сказала леди Роузбел. — И если, как говорит маркиза, это твой первый бал, я обещаю проследить, чтобы все самые выгодные холостяки пригласили тебя на танец.

Она подхватила с пола шляпку и, раскачивая ее за ленты, вышла из комнаты.

Идона смотрела ей вслед, и ей казалось, что она в каком-то нереальном мире.

Няня помогла Идоне одеться, а горничная, присланная маркизой, причесала ее. Идона взглянула на свое отражение в зеркале и увидела незнакомую молодую женщину, которую раньше она не встречала.

Платье, выбранное маркизой для первого бала Идоны, было настолько великолепно, что казалось, оно создано для того, чтобы им любоваться, а не носить.

Оно словно было соткано из серебра, а поверх надета прозрачная туника, усеянная блестящими бриллиантовыми каплями.

Простые, классические линии тем не менее были очень сложны по крою. Платье облегало Идону, и казалось, она только что вышла из воды.

Единственным украшением Идоны было несколько серебристых лент в волосах, серебристые перчатки с капельками бриллиантов.

Идона спускалась вниз по лестнице в гостиную и размышляла, одобрит ли маркиз ее наряд, а вдруг он решит, что платье слишком вызывающее?!

Когда Идона вошла, маркиз стоял у камина вместе с несколькими джентльменами. Ни маркизы, ни Роузбел еще не было.

Идона остановилась, раздумывая, не уйти ли ей, но в этот момент маркиз подошел к ней и в своей обычной манере насмешливо сказал:

— В отличие от большинства представительниц прекрасного пола вы очень пунктуальны. Позвольте представить вас друзьям.

Но прежде чем последовать за ним, Идона посмотрела на него снизу вверх и шепотом спросила:

— Я выгляжу… хорошо? Это… то, что вы ожидали?

Ее голос дрожал. Маркиз окинул девушку взглядом и ответил:

— Вы выглядите прекрасно, и я уверен, очень многие мужчины еще скажут вам сегодня об этом.

Это прозвучало отнюдь не как комплимент, но она ощутила поддержку, когда он повел ее по гостиной, представить гостям.

После того как все собрались, включая маркизу, появилась леди Роузбел, и Идона почувствовала, как та затмила всех присутствующих.

Поскольку она находилась в трауре, платье было очень бледным, цвета пармской фиалки, подол и рукава которого украшали крупные букеты этих цветов. Такой же букет был прикреплен спереди, у очень низкого декольте.

Кроме того, платье украшали бархатные фиолетовые ленточки, ниспадавшие до самого пола.

Каждый букетик фиалок украшали бриллианты. Бриллианты сверкали и на шее, и на запястьях, и на ленте в рыжих волосах. Леди Роузбел была прехорошенькой, и Идона подумала: «Вот настоящая леди в отличие от вульгарной и яркой Клэрис Клермонт».

Роузбел подошла к маркизу и взглянула на него, приготовясь сказать что-то дерзкое. «Вот какие женщины ему нравятся», — пронеслось в голове Идоны.

Потом она попыталась представить, какой бы ее хотела видеть мать, и стала беседовать с гостями, умело поддерживая разговор. С самого появления в Девоншир-Хаусе она обратила на себя внимание, и ее программка на три четверти была заполнена, когда она кончала танцевать первый танец.

Вечера в Девоншир-Хаусе слыли самыми роскошными в Лондоне. Там собирались все знаменитости.

И когда Идоне указывали на известных людей, она думала, что ей повезло — ведь она может увидеть людей, о которых читала в газетах или в дамском журнале.

Она танцевала уже в третий раз, хотя никак не могла понять, почему так вышло, с одним и тем же джентльменом, с которым ее познакомила леди Роузбел.

Его звали граф Баклифф, и, кружась в танце, Идона чувствовала некоторое смущение от его комплиментов.

А еще она чувствовала, что он держит ее немного крепче и немного ближе, чем было удобно для танца, и с облегчением сделала последнее па. Когда танец кончился, он увлек ее через открытые стеклянные двери на террасу.

С террасы открывался вид на сад, украшенный разноцветными китайскими фонариками, свисавшими с деревьев.

— Никогда бы не подумала, что в центре Лондона может быть такая красота! — призналась она.

— Хотите, прогуляемся? — предложил граф. Они спустились в сад и пошли по выложенной

гравием дорожке, вдоль которой тоже висели фонарики.

Взглянув на звезды, сверкавшие сквозь листву деревьев, Идона почувствовала себя как в сказке.

Звуки оркестра, игравшего в отдалении, аромат цветов, новое платье — не фея ли волшебница явилась к ней в образе маркиза и перенесла ее во дворец прекрасного принца?

Идона погрузилась в свои мысли и не заметила, что граф привел ее в беседку, освещенную одним-единственным фонариком.

Они опустились на деревянную скамью с разбросанными на ней подушечками; граф положил руку на спинку скамьи и повернулся к Идоне, чтобы лучше видеть ее лицо.

Он заговорил:

— А теперь, моя дорогая, расскажите о себе. Я очень заинтригован, почему вы с маркизом Роксхэмом и почему вы живете в доме на Беркли-сквер.

— Меня опекает его бабушка, вдовствующая маркиза, — поспешно ответила Идона.

— Но это не ответ на мой вопрос. Возможно ли, что мой друг Шолто влюбился в вас?

Идона вздрогнула и удивленно посмотрела на него.

— Нет, конечно, нет! — торопливо сказала она. — Как вы вообще можете такое предположить?

— Однако все говорят, что вы его подопечная.

— Это правда.

— Где же он столь внезапно обрел такое прекрасное создание?

Идона смутилась; она не собиралась рассказывать графу о своем отце или о ситуации, в которой она не могла не подчиниться приказу маркиза ехать в Лондон.

Вместо этого Идона сказала:

— Я бы хотела послушать вас, милорд. Расскажите мне, есть ли у вас скаковые лошади. Мне кажется, я встречала ваше имя в спортивных газетах.

— Ничто из того, чем я владею, не сравнится с вами по красоте и привлекательности, — ответил граф и подвинулся чуть ближе.

Идона забеспокоилась.

— Я думаю, милорд, нам лучше вернуться, — быстро проговорила она. — Я обещала следующий танец.

— Спешить незачем, — сказал граф. — Я хочу первым сказать вам, что вы не только самое милое создание, которое я видел в последние годы, но и то, что больше всего на свете я хочу вас поцеловать.

Идона в ужасе вскрикнула, но он уже обнял ее и притянул к себе.

Она отталкивала его, вырывалась, но он только сильнее прижимал ее.

Идона закричала в испуге:

— Нет! Нет! Оставьте меня, ах оставьте!

Она боролась, но безуспешно, и вот уже она почувствовала его губы на своей щеке.

— Нет! Нет! — снова закричала она. — Пожалуйста, отпустите меня. Пожалуйста!

В этот момент кто-то заслонил свет, проникавший из сада.

Даже не глядя, Идона поняла, что это маркиз.

Объятия графа ослабли; она вскочила с сиденья, оттолкнув его.

— Я очень сожалею, мой дорогой Эйден, — сказал маркиз с сарказмом, — что вынужден прервать эту интимную сцену, но Его Королевское Величество уже здесь, и бабушка хочет представить ему Идону.

Граф взглянул на маркиза. Казалось, с его губ готова была сорваться грубость. Но он промолчал.

Идона уткнулась маркизу в плечо.

Он не обнял ее, а просто взял за руку и повел из беседки в сад.

Когда они отошли на приличное расстояние и их никто не мог услышать, Идона сказала:

— Спасибо, спасибо, вы спасли меня! Я так испугалась!..

— Вы поступили непростительно. Зачем вы пошли в сад с Баклиффом? — строго спросил маркиз, и она поняла: он серьезно раздражен. — О вас и так уже идут разговоры, что вы танцуете с ним слишком часто.

— Я… не знала, что это нехорошо… И не думала, что джентльмен может вести себя так странно, он ведь только познакомился со мной.

Маркиз промолчал, а она, всхлипнув, сказала:

— Я ведь говорила, что стану совершать ошибки. Я ничего не знаю, и лучше бы вы меня оставили в деревне!..

— Но вы уже здесь, — бросил маркиз, — и будьте осторожнее. И никогда — повторяю, никогда! — не ходите в сад с мужчиной наедине. А особенно с таким, как Баклифф.

— Я сожалею… мне очень жаль… — печально бормотала Идона. — Можно я пойду домой?

— Конечно, нет! — резко ответил маркиз. — Вы будете вести себя как ни в чем не бывало. Поправьте волосы, сделайте счастливое лицо — вы наслаждаетесь первым балом.

Как в тумане, Идона подняла руки к волосам, которые немного растрепались, пока она боролась с графом.

Когда они подошли к лестнице, ведущей в зал, и она взглянула на маркиза, то увидела, что он хмур и раздражен.

— Пожалуйста… простите меня! — принялась она умолять его. — И вообще говорите мне, что делать. Я бы не хотела… чтобы вам было стыдно за меня.

Она обратила к нему лицо; в ее глазах была мольба, губы дрожали.

Ей показалось, маркиз что-то собрался ответить, но услышала его привычный насмешливый голос:

— Идите и не стройте из себя дурочку!.. Они вошли; маркиз подвел ее к бабушке, беседовавшей с мужчиной, одетым в форму посла.

— Я сказал Идоне, бабушка, чтобы она находилась подле тебя между танцами. И еще, ты сама знаешь — дебютантке нехорошо танцевать больше одного раза с одним и тем же партнером. Или прогуливаться в саду с любым незнакомцем…

Сперва маркиза удивилась, а потом доброжелательно закивала.

— Иди садись рядом со мной, Идона, и позволь мне представить тебе сэра Чарльза Стюарта, нашего самого известного дипломата — посла в Париже…

— …городе, в котором я с нетерпением жду вас, желая как следует развлечь, ваше сиятельство, — галантно подхватил сэр Чарльз, — в тот самый миг, как вы почувствуете, что готовы пересечь канал.

— Ловлю на слове! — рассмеялась маркиза. Потом сэр Чарльз откланялся, а она сказала Идоне:

— Что ты такого сделала, детка? Мой внук в ярости!

— Это было… очень глупо с моей стороны, — с несчастным видом сказала Идона, — но я пошла в сад с… графом Баклиффом, и он… испугал меня.

— Баклифф! — воскликнула маркиза. — Ну ты могла совершить что-то и похуже, чем заманить в ловушку самого престижного жениха!

Не ожидая ответа Идоны, маркиза продолжала:

— Он был женат, но его жена умерла четыре года назад, и сейчас только о том и говорят, кто займет ее место. Если граф сделает тебе предложение, считай, что ты вытянула счастливый билет.

— Я уверена… что его сиятельство… не имел подобных намерений, — быстро ответила Идона.

А про себя добавила, что после сцены в беседке он не просто не нравится — он ей противен.

Но в это самое мгновение она увидела, как граф Баклифф направляется через зал в ее сторону. Девушка быстро проговорила:

— Я не хочу с ним танцевать. Пожалуйста, мадам, помешайте ему как-нибудь!..

По лицу маркизы Идона поняла, что бабушка весьма довольна вниманием графа и наверняка не помешает ему пригласить девушку на танец. К счастью, один из друзей остановил его, а Идона без всяких извинений вскочила и выбежала из зала.

Она в панике огляделась, желая найти хоть одно знакомое лицо, и с облегчением увидела маркиза, который разговаривал с мужчиной, увешанным наградами.

Идона медленно направилась к ним и уже почти подошла, когда собеседник маркиза повернулся к очень приятной леди, коснувшейся его руки.

Идона обрадовалась — она может поговорить с маркизом.

— Пожалуйста, помогите. Граф снова хочет меня пригласить, а ваша бабушка думает, что я должна… принять приглашение.

— А вы хотите отказать?

Маркиз говорил таким тоном, будто ему это не нравилось.

— Я боюсь его!.. — прошептала Идона. — Он противный, и даже если бы он захотел сделать мне предложение, я не приняла бы его.

Маркиз удивленно вскинул брови:

— Едва могу поверить.

Теперь пришла очередь Идоны удивиться.

— Как вы можете… Неужели вы считаете, что я способна выйти замуж за едва знакомого мужчину!

Потом, как будто заранее зная ответ, Идона продолжала:

— Вы действительно думаете, что я могу выйти замуж за человека, пусть даже очень богатого и с положением, без любви? Я скорее буду мыть полы и останусь старой девой, чем выйду замуж без любви!..

Она говорила очень страстно, а маркиз смотрел из-под опущенных век, будто подозревал ее в неискренности.

Затем он сказал:

— Полагаю, вы очень устали, так что позвольте, мисс Овертон, сопровождать вас на ужин. Вам надо подкрепиться.

Глаза Идоны засияли.

— О, благодарю, вас! Но вы уверены, что не хотите сопроводить кого-нибудь другого?

— Вас, — ответил маркиз и предложил ей руку. Внизу в большой столовой Идона попросила его

помочь ей с выбором блюд, поскольку они ей были незнакомы. Она отказалась от садовой овсянки, считая, что маленьких птичек нельзя убивать, но согласилась на небольшого лобстера. Затем съела холодный мусс, пытаясь определить, из чего он, чтобы потом объяснить няне.

Они с маркизом говорили о еде; Идона рассказала о любимых блюдах отца, которые они научились готовить сами, когда не смогли держать дорогого повара.

— Да, пожалуй, вы самая подходящая жена для бедняка, — сказал маркиз таким голосом, что Идона решила: он снова над ней смеется.

— Мама считала, что какие бы материальные затруднения ни переживала семья, папа должен хорошо питаться и быть довольным.

— А почему же она так считала? — поинтересовался маркиз.

— Я думаю, все очень просто — она любила его. В общем-то, она, конечно, переживала, что мы небогаты, но вовсе не из-за того, что не могла позволить себе роскошных платьев, нет, ей очень хотелось, чтобы у папы все было.

— Но поскольку в данный момент у вас нет мужа, которого надо любить и о котором надо заботиться, что вы хотите для себя?

Идона улыбнулась:

— У меня есть все, что только можно пожелать. До вашего приезда я была в отчаянии, я беспокоилась, что Эдам с женой, Нэд, который ухаживает за лошадьми, и другие, живущие в имении, могут оказаться на улице без средств к существованию.

— А теперь?

— Вы были так добры, гораздо добрее, чем я могла даже мечтать, но я не хочу больше обременять вас, тем более сейчас, когда вы собираетесь жениться.

Маркиз помолчал. Потом резко спросил:

— А кто сказал, что я собираюсь жениться?

— Леди Роузбел сказала мне, что вы обручены, и я надеюсь, вы будете очень счастливы.

Маркиз ничего не ответил, и Идона поругала себя за несдержанность — может, она поступила опрометчиво, сказав это маркизу, может, обручение держится в секрете до окончания траура леди Роузбел?

Она хотела было извиниться, но кто-то подошел к ним и заговорил с маркизом.

По дороге домой маркиза сказала:

— Ты имела большой успех, моя дорогая, и я горжусь тобой. Все были заинтригованы подопечной Шолто, о которой никто раньше не слышал. Очень важно, чтобы ты никому не объясняла истинную причину своего появления в его жизни. И держи в тайне смерть отца на дуэли.

— А я никому ничего не рассказываю.

— Очень разумно с твоей стороны. …Когда Идона приехала в Лондон, они говорили о ее траурном наряде, маркиза твердо заявила, что она не собирается представлять обществу девушку, похожую на черную ворону.

Идона обрадовалась — ее отец не выносил женщин в черном и запретил ей носить траур по матери.

Сама Идона тоже воспринимала траур как фарс; она была уверена, что ее мать, ушедшая в иной мир, смотрит на нее с небес, а в один прекрасный день все они снова окажутся вместе.

Они почти доехали до Беркли-сквер, когда маркиза сказала:

— Кстати, Идона, граф Баклифф спросил разрешения заехать к нам завтра днем и повезти тебя покататься в парк. Я дала согласие.

Идона вскрикнула:

— О, пожалуйста, мадам! Я не хочу ехать с графом! Конечно, мило с его стороны пригласить меня, но, пожалуйста, откажите ему от моего имени.

Маркиза удивленно посмотрела на девушку.

— Я надеюсь, ты не будешь ко всем женихам относиться так же? Но если ты надеешься выйти замуж за моего внука, позволь заметить — они с леди Роузбел тайно помолвлены.

— Да, я знаю, — ответила Идона. — Леди Роузбел рассказала мне, и, конечно, я никогда не думала о его светлости в этом смысле.

— Тогда уверяю тебя, следующий по важности после Шолто идет граф Баклифф. Поверь, очень глупо не принять его ухаживаний. — Маркиза помолчала и добавила: — Судя по всему, он очарован тобой, так что играй умно, моя дорогая. И не глупи.

Прежде чем она смогла еще что-то добавить, экипаж остановился возле дома на Беркли-сквер, и лакеи поспешили расстелить красный ковер…

Лежа в постели, Идона думала, что каким бы выгодным женихом не был этот граф, он ей не нужен.

Он ей не нравится. И очень сильно не нравится.

Однако утро началось удачно.

Идона неважно спала, мучительно пытаясь найти повод не ехать с графом и не рассердить маркизу, но после завтрака принесли большую корзину орхидей с запиской.

«Извините меня, прелестная дама, что я не смогу заехать за вами, как собирался. Я забыл о своей договоренности сопровождать Его Королевское Величество в Уимблдон.

Но я страстно надеюсь, что вы будете добры ко мне завтра, когда я приеду в Роксхэм-Хаус в два часа.

До завтра.

Преданный Вам, восхищенный Вами

Баклифф».

Идона облегченно вздохнула, прочитав записку, оставила орхидеи в прихожей и ушла.

Днем она каталась с маркизой, вечером не ожидалось никакого приема, стало быть, они ужинают дома.

Идона переодевалась в простое, но очень милое платье, выбранное маркизой, когда вошла леди Роузбел и дала няне понять, что намерена поговорить с Идоной наедине.

— Слушай, Идона, я хочу попросить кое-что для меня сделать.

— Конечно, — ответила Идона.

Леди Роузбел огляделась, точно боялась чужих ушей.

— Когда ужин закончится, я скажу, что устала и хочу пораньше уйти. Никто не удивится, маркиза не сидит допоздна, а у его светлости найдутся свои дела.

Идона с интересом ждала продолжения, и леди Роузбел сказала:

— Как только все разойдутся и ты останешься одна, я хочу, чтобы ты прошла в мою комнату, легла в постель и спала до моего возвращения.

— Возвращения? — спросила Идона. — А куда ты идешь?

Леди Роузбел засмущалась:

— Ну, это мое дело. Пожалуйста, Идона, сделай, а?.. Мне надо кое с кем встретиться. Я должна. Но если маркиз заподозрит мое отсутствие, он устроит скандал и ее светлость тоже.

Идона изумленно посмотрела на леди Роузбел и спросила:

— Ты встречаешься с каким-то мужчиной? С особенным мужчиной?

— Очень, очень особенным! Сегодня вечером я должна быть с ним непременно. Вот я и боюсь, как бы маркиза или кто-нибудь из горничных не заглянули в мою спальню и не увидели, что она пуста.

Идона удивленно посмотрела на нее А леди Роузбел усмехнулась.

— Ты не знаешь, что за интриги плетутся в доме. Шолто, конечно, дозволяется делать все, что он хочет. Он — мужчина. Но поскольку маркиза считает, что я недостаточно хороша для ее драгоценного внука, она постоянно пытается меня на чем-то подловить.

— Но… ты же собираешься за него замуж!..

— Конечно, собираюсь, — быстро сказала Роузбел, — я тебе говорила: мне очень хочется носить роксхэмские изумруды, и к тому же во всем обществе нет другого мужчины, столь значительного и богатого, как Шолто.

Наступила тишина, и потом Идона неуверенно сказала:

— Наверное, я не должна это говорить, но… ты любишь кого-то другого?

Она думала, леди Роузбел разозлится на нее, но та улыбнулась, и ее глаза засияли.

— О Идона, ты представить себе не можешь, какой он замечательный, какой прекрасный и как мы любим друг друга!

— Так почему ты тогда не выйдешь за него замуж?

— Потому что он бедный. А у меня мало собственных денег. Их будет чуть больше, когда отец умрет, но все равно это не деньги. — Она всплеснула руками и сказала: — А как я могу экономить, урезать, отказывать себе в красивых платьях? Ведь я в них так всем нравлюсь! Могу ли я сидеть в глуши, нянчить детей, а не блистать в обществе?

— Но если ты любишь его, то сможешь.

— Нет, нет! — воскликнула Роузбел. — Он мне постоянно твердит об этом, но не пытайся меня искушать. Я должна видеть его! Для меня страдание сидеть здесь взаперти и смотреть, как все на задних лапках ходят вокруг Шолто, будто он персидский шах. Как бы я хотела быть вместе с Джастином!

Идона молчала, а леди Роузбел продолжала:

— Пожалуйста, пожалуйста, ну сделай это для меня! Конечно, я не думаю, что они что-нибудь заподозрят, но в этом доме никогда ни в чем нельзя быть уверенной. Даже если подкупить ночного сторожа, он тоже может проболтаться подружке-горничной, и пошло-поехало! Со скоростью света!

Она помолчала, потом почти шепотом попросила:

— Идона, пожалуйста, помоги мне. Если и ты попадешь в такое положение, то можешь рассчитывать на меня.

— Надеюсь, я никогда не окажусь в подобном положении, — ответила Идона. — Но если все откроется, что будет со мной?

— Ничего не откроется. Ты ляжешь в мою постель, задернешь занавеси с обеих сторон, а в комнате будет свет только от камина.

— А если они приглядятся, подойдут поближе, рассмотрят цвет волос?

— Все, что они увидят, — это что кто-то лежит на кровати. Уверяю тебя, они не будут подходить близко, я ведь могу заподозрить их в шпионстве. Хотя я знаю, что они следят за мной, и меня это бесит. Но как мне с этим справиться?

— Понятно. Ну что ж, хорошо. Я приду в твою комнату, когда никого поблизости не будет.

Роузбел вскинула руки, обняла Идону за шею и поцеловала.

— Ты просто ангел!.. — пропела она. — Я никогда этого не забуду. Ты сама влюбишься и поймешь мои чувства.

Она умчалась, а няня вернулась помогать Идоне готовиться ко сну.

— Ну, а сейчас что ее светлость надумала? — поинтересовалась няня.

— А почему ты считаешь, что она что-то надумала? — удивилась Идона.

— Да я же вижу, какая она бездельница, и всегда чего-то устраивает. Один Бог знает, каково придется его светлости, когда он на ней женится.

Идона не удивилась проницательности няни. Она вспомнила слова матери: «Слуги знают все. Бесполезно пытаться что-то скрыть от них».

— А почему ты думаешь, что он все же женится на леди Роузбел?

— Да я совсем не уверена. Ей сильно повезет, если она заполучит его, — сказала няня. — Знаешь, как его зовут — «верткий холостяк», это я от его слуги слыхала. Он говорит — все как одна незамужние женщины из общества вешаются ему на шею. Да и замужние тоже. И всегда так было. Ну не со дня рождения, конечно, а как только он чуток подрос. — Няня усмехнулась.

Решив, что она и так сказала слишком много, няня пошла к гардеробу.

Идона не могла понять, отчего же ей стало вдруг грустно? «Наверное, я зря пообещала Роузбел выполнить ее просьбу».

Но в глубине души Идона понимала: дело не только в этом.

Глава 6

За ужином Идоне было веселее, чем она ожидала, но домокловым мечом висело обещание, данное Роузбел.

Маркиз пригласил двух приятелей поужинать с ними, чтобы получились пары. Все смеялись, шутили.

Идоне казалось, будто она присутствует на спектакле, поставленном по веселой классической комедии, одной из тех, что они читали с матерью.

Маркиза пригласила женщин наверх, оставив мужчин беседовать за портвейном. Роузбел деланно зевнула и сказала:

— Я так устала! Эти бесконечные вечеринки утомляют. И как здорово, что сегодня можно пораньше лечь спать!

— Но ведь ты всегда говорила: ложиться спать до зари — попусту тратить время! — резко бросила маркиза.

— То было в дни ранней юности. — Роузбел покраснела, закрыла глаза и откинулась на спинку дивана.

Идона почувствовала, что леди Роузбел переигрывает.

В это время маркиза вынула из редикюля карточку.

— Знаешь ли ты, Идона, что прибыл большой букет орхидей от графа Баклиффа.

Идона была смущена:

— Да, мадам. Я знаю. Он прислал с ним и письмо.

— Письмо? — переспросила маркиза. — А где оно?

— Наверху, — сказала девушка, чувствуя, что краснеет.

Маркиза посмотрела на карточку и усмехнулась: — Довольно откровенно. Сделав паузу, прочла:

«Очаровательной женщине, пленившей мое сердце».

Роузбел открыла глаза и сказала:

— О, это уже кое-что!

— Я тоже так считаю, — согласилась маркиза. — Ты оказалась умнее, чем я думала. Ничто так не возбуждает мужчину, как попытка женщины скрыться, но… не слишком далеко.

Они с Роузбел рассмеялись, а Идона сказала:

— Не хочу я от графа никаких цветов, и вообще мы слишком мало знакомы, чтобы писать такие слова…

Маркиза положила карточку на полированный столик подле себя.

— В общем, дитя, ты должна понять: формальности и условности, столь важные у вас в провинции, в Лондоне отступают, особенно когда дело касается такой важной персоны, как граф.

— Вы совершенно правы! — воскликнула Роузбел, прежде чем Идона открыла рот. — Ты только подумай — станешь хозяйкой одного из самых прекрасных домов в Англии, ну не совсем такого, как у Шолто, но почти… Мне говорили, у Баклиффа замечательные драгоценности.

— Да, верно, я помню, как последняя жена графа надевала их, впервые появившись в Карлтон-Хаусе. Она сверкала, как рождественская елка, и казалось, просто сгибалась под тяжестью диадемы.

Слушая их, Идона побледнела и наконец сказала:

— Пожалуйста, мадам, выслушайте меня.

— Да я знаю, что ты скажешь. Если снова начнешь твердить то же, что и по дороге из Девоншир-Хауса, я просто рассержусь. Это же смешно!

— Нет, пожалуйста, не сердитесь, — попросила Идона, — но я не хочу принимать ухаживания графа Баклиффа, и мне бы не хотелось, чтобы и вы поощряли его к этому…

— Я тут совершенно ни при чем, — сказала, помолчав, маркиза. — Совершенно уверена: он поведет себя как подобает воспитанному мужчине и попросит у моего внука, как у опекуна, твоей руки. И Шолто, конечно, согласится. С большим удовольствием.

Услышав эти слова, Идона почувствовала, как что-то сдавило ей грудь, и она едва могла вздохнуть.

Девушка понимала: маркиза права, и маркиз, конечно, с удовольствием избавится от нее.

Пока Идона в панике думала, как поступить, маркиза продолжила:

— Кстати, и с приданым все решится без труда. Мы купили достаточно платьев и всего необходимого.

— А когда выйдешь замуж, — возбужденно защебетала Роузбел, — граф повезет тебя в Париж. Этой зимой туда все собираются — посмотреть, что осталось в этом городе наслаждений после того, как Наполеон Бонапарт все перевернул вверх дном.

— Вчера вечером граф Чарльз Стюарт мне рассказывал, что сейчас там уже жизнь идет своим чередом. Я уверена, Эйден Баклифф повезет Идону в Париж, и она будет блистать среди смуглых француженок. Он мне сам сказал, что она ни на кого не похожа, будто упала со звезды, — сказала маркиза.

Роузбел рассмеялась:

— Он так и сказал? Вот интересно! Правда, Идона, ты очень умная девочка. Тебе до полной победы осталось совсем немного. Мне он никогда не делал ни единого комплимента.

Маркиза посмотрела на нее, как показалось Идоне, осуждающе. И сказала:

— У тебя есть один недостаток, Роузбел, — ты бегаешь за мужчинами. Я всегда говорила, что мужчины — охотники. Я вообще-то рассердилась на Идону, когда она стала прятаться от Баклиффа, но скорее всего это его и заинтриговало.

— Нет, нет!.. — бормотала Идона. Но ее никто не слушал.

Маркиза и Роузбелл говорили о том, какое высокое положение могла бы занять Идона, выйдя замуж за графа, поскольку принц-регент — его друг, и о том, что граф, должно быть, захочет устроить свадьбу в Карлтон-Хаусе, что его жена займет традиционное положение при дворе, как все графини Баклифф в последние три столетия.

Идона слушала этот разговор — и не могла пересилить страх перед графом. Ужас охватил ее при воспоминании о том, как он хотел поцеловать ее.

Идона снова чувствовала прикосновение рук графа и его губы на щеке.

В нем было нечто, отчего по коже ее бежали мурашки, будто она коснулась скользкой жабы.

Она решила, что скорее умрет, чем разрешит ему снова дотронуться до нее.

«Ну что мне делать? Что делать?» — спрашивала она себя.

— Долго же вы сидели за столом! — сказала Роузбел подошедшему маркизу. — В общем-то, я собираюсь идти спать.

— Спать? — удивился маркиз. — А ты не заболела?

— Нет, я просто устала.

— Такого я от тебя еще не слышал, — заметил маркиз.

— Приближается старость! — рассмеялась Роузбел. — И чтобы не заснуть тут, за разговором, что тебе явно не понравится, пойду-ка я в объятия Морфея.

— Ну что ж, если тебя так непреодолимо влечет к нему, — саркастически усмехнулся маркиз, — как можно тебе мешать?

Она снова зевнула и поднялась со словами:

— Завтра вечером снова бал, и обещаю, что буду блистать и танцевать с каждым, пока звезды будут сиять на небе.

Роузбел кокетливо всех оглядела и улыбнулась.

— Не забудьте, Чарльз, — сказала она, — я обещала вам первый вальс.

— Вы слишком добры ко мне, — ответил джентльмен. — Я очень польщен. И стану считать часы.

Роузбел протянула ему руку для поцелуя, потом пожелала спокойной ночи маркизе и Идоне.

Склонившись к девушке, она слегка сжала ее плечо.

Маркиз довел ее до двери; она взяла его под руку и сказала:

— Если бы ты действительно без меня скучал и хотел, чтобы я осталась, я бы, конечно, так и сделала.

Услышав это, Идона затаила дыхание, понимая, что Роузбел рискует. А вдруг маркиз попросит ее остаться?

Однако он лишь улыбнулся и сказал:

— Иди спать. Зевающая женщина и у меня вызывает зевоту.

Роузбел вскрикнула, изображая ужас:

— Нет, ни в коем случае! Это недопустимо! Иди лучше поговори с Идоной, воспользуйся шансом. Очаровательный граф скоро уведет ее от нас.

Маркиз промолчал, но Идона заметила, что он нахмурился и повернулся к гостям, сидевшим у камина.

— Что за разговоры насчет Баклиффа? — спросил он, но не у Идоны, а у маркизы.

В ответ она подала ему карточку, вынутую из букета орхидей.

Когда маркиз прочитал записку, сердце Идоны забилось: она была уверена, что он рассердится.

Он прочитал ее еще раз, вникая в каждое слово, потом подошел к камину и кинул ее в огонь.

— Это все, что ты намерен сказать? — поинтересовалась маркиза.

— Я думаю, не стоит подгонять события.

— Если ты полагаешь, что граф Баклифф действует безрассудно, то я хочу заметить, что любая девушка, отказывающая самому богатому и самому завидному жениху, просто ненормальная.

Идона понимала, что маркиза заботилась о ее благе, и почувствовала, как краска заливает ее лицо.

Не зная, как скрыть свое смущение, и мучаясь от этого, она с облегчением услышала слова маркиза, обращенные к одному из гостей:

— Ты готов сразиться со мной в биллиард, Чарльз?

Потом маркиз повернулся к бабушке:

— Я знаю, ты скоро пойдешь спать, бабушка, так что я желаю тебе спокойной ночи.

С этими словами маркиз в сопровождении Чарльза направился к двери. Их друг последовал за ними.

— Буду наблюдать за вашей игрой. Итак, делайте ставки, господа.

Когда дверь за ними закрылась, маркиза посмотрела на Идону.

— Конечно, мы не столь привлекательны, как биллиардные шары.

Она поднялась, и Идона вместе с ней.

— Я тоже хочу пойти спать. Никак не могу привыкнуть к городскому распорядку. У нас все не так. Сегодня я снова проспала.

— Ну ничего, привыкнешь, — ответила маркиза. Они медленно поднимались по лестнице. Няня помогла Идоне раздеться, и когда девушка

легла, то ее охватили дурные предчувствия. Скоро надо идти в спальню Роузбел, вероятно, она уже уехала из дома.

Маркиз никуда не ушел, как предполагала Роузбел, он был в биллиардной в задней части дома, но, похоже, ни о чем не подозревал.

Идона очень боялась подвести Роузбел, но, с другой стороны, ей было неприятно от мысли, что она обманывает маркиза: он так добр к ней!

Интересно, какой возлюбленный у Роузбел и почему, если она его так сильно любит, она не может найти в себе мужества разделить с ним бедность?

Идона подозревала, что это вовсе не та бедность, которую она познала со своими родителями. Скорее всего не будет роскоши, ожидавшей Роузбел в браке с маркизом.

Она снова подумала о графе. Идона вспомнила все, что говорили о нем маркиза и Роузбел, и снова пришла к выводу, что даже с домами, лошадьми, несметными богатствами и всеми драгоценностями мира он ей противен.

Наконец Идона решила, что может покинуть свою спальню. Она встала, выглянула из-за двери — пуст ли коридор. Дом погрузился в тишину ночи.

Босиком, в одной ночной рубашке она проскользнула в комнату Роузбел, через две комнаты от ее.

Комната была пуста. Ярко горел камин; на кровати лежала ночная рубашка, приготовленная горничной.

Днем Роузбел упомянула, что она отпустила горничную, которая вернется только к утру.

Идона плотнее задернула шторы вокруг кровати, задула свечу и легла.

Постель очень удобная, пуховые подушки были нежными, как летние облака.

Идона лежала на боку, спиной к двери, натянув одело до самого подбородка. Даже если кто-то и заглянет в комнату, то ничего не заподозрит.

Она подумала о маркизе: будет ли он счастлив с Роузбел, если ее любит.

И в то же время, по какой-то неясной причине, ей не хотелось, чтобы он оказался несчастлив. А поскольку Роузбел любит другого, совершенно ясно, что именно так и случится.

«Он очень добр ко мне, очень. И мне бы хотелось, чтобы он нашел женщину, которая полюбила бы его самого, а не его положение и богатство. За его сарказмом скрывается доброе сердце».

Идона не могла бы ответить, откуда это ей известно, но ведь он смог понять ее чувства к Эдаму и его жене, к Нэду, няне, старикам, живущим в усадьбе, и к дому.

Ее все еще пугала мысль, что Клэрис Клермонт могла бы стать хозяйкой дома и устраивать там вечера с вульгарной, шумной, разноцветной толпой много пьющих людей, которые испортили бы все, что так ценила в доме ее мать.

Идона подумала, в каком бы шоке пребывали предки Овертонов, взирая на происходящее с портретов в старинных рамах.

Потом ей стало интересно — нашел ли маркиз дом для Клэрис в Челси, как обещал, и как часто он навещает ее, и почему он предпочитает быть с ней, а не с Роузбел? Странно, у него две женщины одновременно. Идона никак не могла понять этого.

По своей наивности и неопытности она предположила, что мужчина чувствует себя более важным и значительным, когда опекает известную актрису, и ему завидуют больше, чем владельцу лошади, победившей на бегах.

Конечно, окажись она на месте Роузбел, она бы негодовала, что он интересуется кем-то еще.

«Наверное, я очень скучная, старомодная провинциалка, — подумала Идона, засыпая.

Сквозь сон она услышала легкий шум. Сердце тревожно забилось.

По звуку она поняла, что поворачивается ручка двери, и если это не маркиза, то по ее приказанию горничная заглянула убедиться, как и предполагала Роузбел, спит ли она в своей кровати.

Усилием воли Идона заставила себя лежать тихо, крепко закрыв глаза.

Но потом она испугалась: легкие шаги приближались к кровати. Для горничной это уж слишком. Но что же ей делать?

Идона сжала веки покрепче, успокаивая себя тем, что при слабом свете камина невозможно рассмотреть лицо, если не подойти вплотную, или цвет волос.

И тут, несмотря на то, что она лежала с закрытыми глазами, Идона поняла, что кто-то стоит возле кровати и пристально смотрит на нее.

Ее сердце быстро застучало, но она все еще надеялась, что вошедший постоит, увидит, что она спит, и уйдет.

Потом кто-то сел на край кровати, и чьи-то руки оказались у нее на плечах.

В этот момент она поняла, кто это, и страх пронзил ее, как молния.

Прежде чем она сообразила, что делать, она почувствовала на своих губах губы маркиза.

Она не могла поверить в реальность происходящего.

Он целовал ее. Идона понимала, что надо сопротивляться, бороться, но как? Руки маркиза прижимали ее к кровати.

Сначала он целовал нежно, потом его поцелуи стали настойчивыми, требовательными.

Маркиз обнял ее, и странное, невероятное ощущение охватило девушку, как будто с ее души свалился камень.

Она ощутила что-то новое, неведомое, неизвестное.

Как будто она смотрела на звезды или бродила по лесу, и феи окружали ее.

Нет, все же это было нечто иное, более сильное, более живое и прекрасное чувство.

Жаркие губы маркиза обжигали Идону; ей казалось, их соединяет не только поцелуй, но огонь самой жизни.

Все странно, незнакомо и прекрасно.

Словно загипнотизированная, она не пыталась даже пошевелиться, но все внутри нее пульсировало.

Потом в камине обрушился уголек, пламя вспыхнуло, ярко осветив комнату, и маркиз поднял голову.

Секунду, показавшуюся вечностью, Идона смотрела на него огромными от изумления глазами, прежде чем заставила себя сказать:

— Пожалуйста… я… не Роузбел.

— Вижу, — ответил маркиз. — В таком случае что вы делаете в ее постели?

Он поднялся, убрал руки с ее плеч. Идона видела его лицо в отблеске огня и думала, что, наверное, он безумно сердится.

— Я… прошу прощения… Пожалуйста… простите меня.

Потом ей показалось, что его губы скривились в ухмылке, и вдруг она поняла, что он не удивился, найдя ее в этой комнате, а просто притворился, что удивлен.

— Вы… знали! — обвиняюще сказала она. — Вы знали… что это я, и… поцеловали меня.

Маркиз помолчал, а потом ответил:

— Ну, скажем, я подозревал.

— Тогда вы не имели… права… так поступать! Маркиз перебил ее:

— Если вы взяли на себя смелость сыграть роль моей невесты, значит, должны принимать и последствия своего поступка.

Идона ощущала внутреннюю дрожь и вместе с тем огромную радость, которую нельзя было выразить словами.

Она только боялась, что маркиз глубоко презирает ее за этот поступок, и готова была разрыдаться.

Идона приподнялась на подушке и проговорила:

— Да, я знаю, мне не следовало этого делать, но вы должны были меня разбудить.

— Полагаю, я так и сделал. И очень эффективно.

Она поняла — маркиз снова смеется. В наступившей тишине Идона спрятала руки под одеяло, нервно сцепила пальцы и спросила:

— Вы очень злитесь на Роузбел?

— С ней я разберусь завтра, — ответил маркиз. Он проговорил это весьма мрачно.

— О, пожалуйста, — взмолилась Идона, — не сердитесь на нее очень, она доверилась мне, сказала, что ей надо уйти, а я ее подвела! Это я виновата.

Казалось, маркиз не слышит.

— Вы когда-нибудь раньше целовались?

— Нет! Конечно, нет!

— А почему так горячо вы говорите «нет»? — насмешливо спросил маркиз. — Большинство молоденьких женщин любит целоваться.

Идона вспомнила, как вчера вечером граф Баклифф пытался поцеловать ее, и вздрогнула.

— Да забудьте вы про это! — резко бросил он.

— Я бы хотела, но я его боюсь.

— Об этом поговорим завтра. Но сейчас надо вернуться в свою спальню и выспаться, чтобы никто больше не мешал.

— Но, Роузб… — начала Идона, но поняла, что говорить что-либо бесполезно: ее отсутствие все равно обнаружено, и она ничего не может изменить.

Идона посмотрела на маркиза и сказала:

— Я вернусь, но, пожалуйста, или выйдите, или отвернитесь.

Ей показалось, маркиз удивился, и она объяснила:

— Я пришла сюда в ночной рубашке.

Она сперва подумала, что он рассмеется, но он сидел и смотрел на нее. Потом сказал:

— Вы так юны для этой сложной жизни, полной интриг. И все они в итоге кончаются ложью, уловками, от которых кто-то обязательно страдает.

Несомненно, он имеет в виду, что она не подходит для этой жизни. Идона умоляюще посмотрела на него и сказала:

— Я же вам говорила, мне лучше остаться в деревне, чтобы не наделать ошибок. Все это ужасно…

Неожиданно маркиз улыбнулся.

— А я-то думал, что у тебя большой успех!.. — удивленно протянул он. — И даже, может, слишком большой.

Конечно, снова намек на графа Баклиффа, а она-то надеялась уговорить маркиза спасти ее от притязаний графа.

Маркиз поднялся и подошел к окну, отдернул штору и посмотрел поверх деревьев, покрытых листвой, серебряной от лунного света.

Идона быстро выбралась из постели, пересекла комнату и открыла дверь.

— Спокойной ночи, милорд, — сказала она. — Мне жаль, очень жаль, что я сделала нечто, с вашей точки зрения, недопустимое.

И, не дожидаясь ответа, поспешила в свою спальню.

Огонь в камине почти погас, когда Идона нырнула в постель, накрылась одеялом и снова ощутила невероятный восторг при воспоминании о поцелуе маркиза.

«Так вот значит что такое поцелуй! А почему никто раньше не говорил мне, как это прекрасно? Так замечательно!»

Она подумала, что ведь и родители наверняка испытывали то же самое, целуясь. Они же любили друг друга.

И вдруг Идона нашла ответ на свой вопрос. Такой восторг переживаешь лишь тогда, когда целует человек, которого ты любишь.

Она все еще не решалась признаться себе, но потом, как будто прочитала это на стене ее спальни, поняла — она любит маркиза.

Конечно, это любовь, ведь она парила в небесах, в ее сердце звучала музыка, а мир казался удивительно прекрасным.

Да, это любовь. Иначе разве могла бы она испытать такое облегчение, увидев его в беседке?

Да, это любовь. Иначе разве могла она уткнуться ему в плечо, хотя он ни о чем и не догадывается? И разве не любовь заставила ее спасти маркиза от разбойников? Не рука ли любви навела ее пистолет на того, кто готовился убить его там, на дороге?

«Откуда же это? Как я угадала, что полюблю столь значительного и прекрасного человека, как он?» — спрашивала себя Идона.

И вдруг молнией мелькнула мысль: маркиз обручен с Роузбел. Он скоро женится!

И вдруг все вокруг померкло, тоска стиснула сердце.

Идона села в постели.

«Как могу я теперь здесь оставаться? И видеть их вместе?»

И что еще хуже, маркиза будет настаивать, чтобы она приняла предложение графа Баклиффа, а он непременно сделает ей это предложение.

И чего ради ее опекуну отказывать столь подходящему претенденту на ее руку, коль его самого она не интересует?

Мысль о том, что она ему безразлична, что он поцеловал ее лишь в наказание за обман, вызвала у нее в душе настоящую бурю. Идона почувствовала, как на глазах выступили слезы, и подумала, что так же, должно быть, сочится кровь из ее раненого сердца.

— Я люблю его! Я люблю его! — сказала она громко. И поняла, как безнадежна ее любовь, она навсегда останется неразделенной.

— Я не вынесу этого! — произнесла она.

И тут же поняла, что ей делать. Идона встала с постели и принялась одеваться.

Так как она понятия не имела о том, что стало с одеждой, в которой она приехала в Лондон, то облачилась в прекрасный новый костюм для верховой езды, который маркиза купила ей для прогулок в Роттен-Роу.

Она даже не подошла к зеркалу, чтобы взглянуть, как сидит на ней костюм, надетый в первый раз; ее это не интересовало сейчас. Надо скорее найти шляпу с газовой вуалью и перчатки, убранные няней в специальный ящичек. Из-под пышной юбки виднелись носки изящных ботиночек.

Потом как во сне Идона подошла к столу и написала письмо. Ему, маркизу.

«Милорд, я ухожу. Пожалуйста, не сердитесь на меня больше, чем вы уже сердитесь. Но у меня нет никакого желания встречаться завтра с графом Баклиффом. Надеюсь, вы дадите ему понять, что не знаете, куда я уехала, чтобы он не отправился меня искать.

Надеюсь, вы и леди Роузбел будете очень счастливы. Пожалуйста, простите меня за все ошибки и за мою глупость. Ваша светлость, я знаю, согласится — я не гожусь для жизни в обществе, которое всегда пугало меня.

Остаюсь ваша, со смирением и извинениями,

Идона».

Не перечитывая, она оставила письмо на постели, где его наверняка найдут.

Потом, открыв дверь, быстро пошла по коридору.

Она не пошла через холл, где мог оказаться кто-нибудь из слуг, а через дверь в задней части дома вышла в сад и добралась до конюшни.

Там стоял знакомый запах сена и лошадей. Идона нашла конюха, спавшего в стогу, потрясла его за плечо, и он испуганно вытаращил на нее глаза.

— Все в порядке, не шуми, — велела Идона. — А то разбудишь кого-нибудь. Его светлость разрешил мне взять Тандерера, так что оседлай его, пожалуйста.

Она знала: это самая быстрая из всех лошадей маркиза. Он заплатил за нее астрономическую сумму, и не зря. Лошадь оправдывала каждый заплаченный пенни.

Но сейчас Идона думала только об одном: как бы поскорее уехать! Она была просто уверена, что маркиз догадается, куда она отправилась, так что сможет забрать Тандерера или послать за ним конюхов. Но ее он не найдет.

Улицы были тихи и пустынны, заря только занималась, звезды гасли.

Идона была уверена, что легко найдет дорогу домой, потому что помнила, что в фаэтоне маркиза они ехали прямо, никуда не сворачивая, до самой Беркли-сквер.

Тандедер был полон сил. Это была самая быстрая и замечательная лошадь, на которой ей когда-либо приходилось сидеть; к тому же Тандерер был послушен и управлять им было легко.

Они выбрались за город, Идона направила Тандерера в сторону полей. По дороге он легко перемахнул через несколько изгородей и сделал это так грациозно, что Идона поняла, почему мужчина иногда любит лошадь больше, чем женщину.

Даже мимолетная мысль о маркизе отзывалась в сердце болью, которая, она знала, станет еще сильнее, превратится в нестерпимую муку. Но у нее не было другого выхода, кроме как убежать.

Могла ли она, любя маркиза, жить на Беркли-сквер? И как было бы унизительно, если бы он догадался о ее чувствах к нему?

— Я люблю его! — произнесла она громко, и ветер подхватил ее слова.

Тандерер навострил уши, и она снова ощутила на губах поцелуй маркиза и огонь, зажженный в груди этим поцелуем.

Глава 7

Идона приехала домой рано, когда солнце только поднималось. Стекла золотились от первых лучей, и девушке казалось — все радуется ее возвращению.

Она въехала на двор и услышала, как Меркурий принялся бить копытом и тихо ржать, почуяв хозяйку.

Идона спешилась, из конюшни вышел Нэд и остолбенел, уставившись на нее.

— Ой, а мы вас и не ждали, мисс Идона!

— Я приехала на лошади его светлости, Нэд.

— Превосходное животное! — оценил Нэд.

— Он донес меня из Лондона как на крыльях, — ответила Идона. — Его светлость, я думаю, сегодня сам приедет за ним, но кто бы ни приехал, говори — меня нет, и ты не знаешь, где я.

Нэд пытался понять:

— Вы уезжаете?

— Да, — твердо сказала Идона. — Я уезжаю. Нэд приготовил пустое стойло для Тандерера, а она пошла поздороваться с Меркурием.

Он так обрадовался, так тыкался мордой, что она подумала: если даже никто ее больше не любит, то у нее есть Меркурий, он будет любить ее всегда.

Она долго пробыла у него, потом прошла в дом и удивила Эдама с женой. Они завтракали, и при виде Идоны едва не уронили ложки от удивления.

Идона сказала им то же самое, что и Нэду, — приехала на лошади маркиза, но сейчас же отправляется дальше.

Они ей, конечно же, поверили, ведь Идона так замечательно выглядела в новом дорожном платье.

Выпив чашку чая, перекусив на кухне, она пошла наверх, в свою спальню.

Боже, как же не похож ее старый, уютный дом на роскошный особняк маркиза!

Пожалуй, впервые Идона посмотрела на свой дом отстраненным взглядом. Да, с точки зрения маркиза, это настоящая бедность.

— Но это мой дом, и мне некуда больше идти. Она уже решила, что делать, чтобы маркиз не заставил ее вернуться в Лондон, где, без сомнения, ей придется выйти замуж за графа Баклиффа.

Идона сняла красивое платье и повесила подальше в шкаф. Потом надела старенькое платьице, которое носила уже не один год.

Посмотрела в зеркало и усмехнулась: увидел бы ее в нем граф! Наверняка прекратил бы ухаживания.

Идона спустилась по лестнице и вышла в сад.

Она сказала Эдаму, что за ней должен приехать экипаж, и если он не появится тотчас после завтрака, то она пойдет ему навстречу по дороге.

Она знала, что ни Эдам, ни его жена не будут следить за ней: при всем желании они не в силах выйти из дома.

А может, было бы лучше всего, если бы маркиз поселил ее в маленьком деревенском домике? Почему она раньше не подумала и не предложила ему это?

«Слишком поздно. Я никогда больше не сумею с ним поговорить. И даже не услышу его насмешек».

Идона пыталась успокоиться, говоря себе, что он чрезмерно насмешлив, циничен и придирчив. Но что она может сделать с собой — она его любит!

Закрыв за собой калитку, она пошла дальше через сад. Никто не должен ее видеть, все должны поверить, что ее нет дома.

По дороге из Лондона она составила план и детально продумала его. Она обманет маркиза, он поверит, что она уехала на край света, и никогда не найдет ее!

Идона тут же горько возразила себе, что он и не попытается искать, если только граф Баклифф не подтолкнет его к этому.

Она миновала сад, старый мостик через ручей, потом оказалась в парке и подошла к высокому дереву. Это было особенное дерево.

В детстве Идона любила лазить по деревьям, и отец построил для нее домик на этом дереве, остроумно назвав его вороньим гнездом. Она любила сидеть там и наблюдать.

Осторожно она влезла на дерево; оно уже состарилось, кора засохла. В деревянном полу появились щели, а в соломенной крыше — дырки, через которые заливал дождь. Вот маленький деревянный столик, за которым она поила чаем кукол. А вот два стула, на которых она усаживала друзей, деревенских сверстников.

К. своему удивлению, Идона совершенно забыла про книги, которые любила здесь читать. Как дороги они ей были!

Страницы загнулись от сырости, переплет выцвел, но взяв их в руки, она снова почувствовала себя девочкой, у которой все хорошо и нет причин для беспокойства.

И бояться нечего, в любой момент можно побежать к маме.

День был в разгаре, когда она посмотрела в сторону дороги и увидела, как и ожидала, экипаж.

Скорее всего маркиз отправил одного из своих конюхов за Тандерером и велел спросить, дома ли она.

Сквозь ветки деревьев Идона наблюдала за приближающимся экипажем, и с удивлением увидела не только конюха, но и няню с багажом.

Она смотрела и не верила собственным глазам, но потом поняла: маркиз вычеркнул ее из своей жизни.

Что ж, она это ожидала, но, правда, не так быстро.

Отправив няню обратно с вещами, он ясно дал понять, что Идона не годится для жизни в обществе.

Но одно дело говорить так о самой себе, и совсем другое понять, что и маркиз так думает и даже не протестует против ее бегства из Лондона.

Итак, маркиз умывает руки, она остается без денег, без крыши над головой, предоставленная самой себе.

Будущее рисовалось ей бесконечно туманным.

А может, побежать, остановить экипаж, не дать ему уехать обратно на Беркли-сквер без нее? Сказать, что передумала и готова вернуться?

Она могла бы поскакать на Тандерере, если бы захотела, а няне просто не надо было бы выходить из экипажа, вот и все.

Потом Идона печально покачала головой — если она так поступит, то маркиза снова возьмется за свое, и очень скоро появится граф Баклифф.

«Бесполезно, — грустно вздохнула Идона, — если бы даже граф предложил мне весь мир и небеса, я бы все равно отказалась. Я лучше умру с голоду, чем выйду за него замуж».

Конечно, маркиза и маркиз сочтут, что она просто глупа, но они не в силах приказать ей выйти замуж за нелюбимого.

«И вообще, как я могу кого-то еще любить, если я люблю маркиза?» — спросила она себя.

Как ужасно осложнилась ее жизнь! И теперь, что бы она ни делала, — все пойдет не так.

Какое найти решение и избавить себя от позорного возвращения в Лондон с извинениями за побег?

И всякий раз, стоило ей лишь представить дом в Лондоне, а в нем — маркиза, Идона тут же ощущала на себе горячие руки графа, его твердые губы.

Нет, ей лучше умереть с голоду!

Скорее всего именно это ее и ожидает.

С няней будет все в порядке. Она станет получать деньги от маркиза каждую неделю, как Эдам и его жена, Нэд и все старики.

Но если она уйдет из дома, ей не от кого ждать помощи.

В Лондоне казалось все так легко — она убежит и спрячется в имении, маркиз не найдет ее. Она откроется только Эдаму и Нэду, но уже после того, как ее перестанут искать.

Теперь Идона поняла, как ее мечты далеки от реальной жизни.

Ей надо что-то есть.

Конечно, слуги не выдадут ее намеренно, но могут сделать это по ошибке.

И няня. Как и маркиза, она тоже подумает, что глупо не принимать предложение богатого человека, и уж няня постарается употребить все свое влияние и вернуть Идону в Лондон.

«Что же мне делать?» — спрашивала себя Идона.

Голова шла кругом, ответа не было ни на один вопрос.

Даже самой себе она не признавалась, что очень хотела, чтобы маркиз стал искать ее. Она всматривалась в дорогу в надежде увидеть его в одном из красивых фаэтонов, запряженных четверкой лошадей.

Или верхом. А когда Идона представила его на красавце Тандерере, она почувствовала, как сердце переворачивается у нее в груди, — таким он ей нравился больше всего.

Потом на дороге появился экипаж. Он направлялся в сторону Лондона; в нем сидел только кучер, а рядом ехал конюх на Тандерере.

Тандерер вставал на дыбы, брыкался, выказывая свою независимость.

Наблюдая за ним, она вспомнила, как еще сегодня утром наслаждалась его стремительным галопом.

И вновь, с трудом, она сдержалась, чтобы не остановить слуг маркиза и не вернуться с ними в Лондон.

Поздно. Да она просто не успеет! Пока слезет с дерева, добежит до дороги, они будут далеко.

«Слишком поздно!» — кричало все вокруг, и Идоне казалось, что она слышит слова няни.

«Как постелешь, так и поспишь!»

«Да, вот так я и посплю, — сказала себе Идона со вздохом. — У меня такое чувство, что спать будет неудобно».

Она сидела в вороньем гнезде до середины дня. На что надеялась? Чего ждала? Перед кем было скрывать правду? Самой себе она могла признаться, что ждала маркиза.

«Может, потом когда-нибудь, — горько подумала она, — он и пойдет к мистеру Лоусону или еще к кому-то выяснить, не знают ли они, где я. Но это так, для очистки совести, а потом он все равно женится на леди Роузбел».

Дневная жара спала, когда она медленно возвращалась домой по шаткому мостику, через разросшиеся кусты сада.

Хотелось есть, и, может, позднее она пойдет на кухню и чего-нибудь попросит.

Что ж, придется признаться, что она солгала, если ее спросят, почему она не уехала.

Идона прошла, как в детстве, в маленькую гостиную матери. Как бы ей хотелось, чтобы все пережитое за последнее время было просто сном!

Сейчас она увидит мать за столом, склонившуюся над неоплаченными счетами или сидящую перед камином с шитьем и рабочей корзинкой.

Столько воспоминаний связано у Идоны с этой комнатой, залитой солнечным светом! Она прошла по коврику у камина, посмотрела на портрет матери.

— Помоги мне, мама! Я так одинока, и мне так страшно! — молила она. — Я не знаю, что делать.

Она ждала, когда ей покажется, что мать посмотрит на нее и может даже ответит.

И вдруг в тиши комнаты раздался голос:

— Может быть, лучше послушаешь меня? Идона вздрогнула, как от выстрела. Потом вскрикнула, повернулась и увидела сидящего на подоконнике маркиза.

Она решила, что это галлюцинация, и сверхчеловеческим усилием воли удержала себя и не бросилась ему в объятия.

Он здесь! Он приехал! Он беспокоился и искал ее!

Сердце запело от радости, но разум напоминал, что маркиз Роксхэм обручен с Роузбел и его приезду найдется весьма прозаическое объяснение.

Идона стояла, молча смотрела на него, а он спросил:

— Почему ты убежала после того, что я сказал тебе прошлой ночью?

Все, что она помнила из прошлой ночи, — это его поцелуй. Идона покраснела и отвернулась.

Маркиз медленно встал с подоконника и подошел к ней.

Она не смотрела на него, но знала, как он хорош в костюме для верховой езды и в сверкающих сапогах.

— Вы действительно здесь? — спросила она. — Я не видела, как вы приехали.

— Я догадался, что если ты меня увидишь, то станешь прятаться, — признался маркиз. — Но был уверен: если у тебя на душе нерадостно, то обязательно придешь в эту комнату, к матери.

Она вспомнила, как в прошлый раз он нашел ее рыдающей на диване, и, отвернувшись, сказала:

— Не могу понять, почему вы поехали за мной. Я объяснила причину своего отъезда.

— Ты не хочешь выходить замуж за Баклиффа. Мне это понятно, но прежде чем бежать, надо было поговорить со мной.

Идона вздохнула:

— Да я заранее знала, что вы скажете. Я все это слышала от маркизы и леди Роузбел.

Произнеся последние слова, она перевела дыхание и спросила:

— А как леди Роузбел? Она очень расстроилась, узнав, что вы меня нашли в ее спальне? Вы очень рассердились на нее?

— В данный момент она меня не волнует, — ответил маркиз. — Я думаю о тебе.

— Я…я… извините…

— За что?

— За доставленные вам волнения. Я только сейчас поняла, что здесь очень трудно спрятаться, чтобы никто не знал…

Она умолкла, а потом, заметив, что он ждет, добавила:

— Ну, я даже не подумала о том, что мне нужно чем-то питаться, а денег у меня нет.

Маркиз улыбнулся:

— План был обречен на провал с самого начала. Кстати, ты не имела права ехать на Тандерере одна.

А вдруг разбойники захотели бы его отнять? Что бы ты делала?

— Я… я и не подумала… Но я знаю, Тандерер уйдет от кого угодно.

— В любом случае никогда больше так не делай. Идона хотела сказать — вряд ли у нее еще раз появится возможность ехать на Тандерере.

Она стояла и смотрела в сторону, чувствуя, что маркиз рядом и не сводит с нее глаз.

Идона молчала, и маркиз сказал:

— Мне кажется, если, конечно, я правильно читаю твои мысли, ты жалеешь о столь поспешном бегстве.

— Я… я должна была уехать.

— Из-за страха, что я захочу выдать тебя за Баклиффа? Да как ты могла подумать, что я стану заставлять тебя силой идти замуж за человека, который тебе противен?

Глаза Идоны засветились.

— Правда? Вы действительно бы так не сделали?

Она подняла глаза и увидела странное выражение, которого раньше никогда у маркиза не видела.

Ей было трудно смотреть на него и в то же время она не могла отвести глаз.

— В общем-то, — тихо сказал маркиз, не растягивая привычно слова, — у меня нет намерений давать разрешения тебе выходить за кого-то замуж, кроме… меня.

Идона подумала, что ослышалась.

Непонимающим взглядом она посмотрела на него, а он привлек ее к себе. Она дрожала, но не сопротивлялась, и он понимал — дрожь не от страха.

— Ты мне говорила, что выйдешь замуж только за того, кого полюбишь. И тебя не интересует его положение. Это все еще правда?

Идона вздохнула.

Она хотела сказать, что отчаянно любит его и, кроме него, ни за кого замуж не пойдет. Никогда!

Маркиз, будто зная ответ на свой вопрос, тихо проговорил:

— Значит, ты должна выйти за меня. И не спорь.

Он все еще прижимал ее к себе, потом прикоснулся губами к ее губам, и ей казалось, что она летит, а в сердце звучит божественная музыка.

Он целовал Идону, пока ей не стало казаться, что она касается звезд руками, все ее тело ожило, и это было так прекрасно, что захотелось умереть, чтобы никогда не расставаться с удивительным чувством.

А потом ей захотелось жить, чтобы он целовал ее снова и снова, и она сама прижалась к нему теснее.

Наконец маркиз поднял голову и сказал дрогнувшим голосом:

— И как ты осмелилась убежать от меня? Как посмела испугать меня так, как я не пугался никогда в жизни? Я не могу тебя потерять.

— Я… люблю тебя!

И добавила взволнованным шепотом:

— Но, Роузбел!..

— А Роузбел собирается выйти за того, кого любит. Я не намерен на ней жениться, хотя многие пытались устроить наш брак.

— Но ведь Роузбел… не хотела бы… жить в бедности, — пробормотала Идона, желая понять, что произошло.

Маркиз улыбнулся, как будто это не важно, а его губы касались щеки Идоны, когда он сказал:

— Я все устроил. Чтобы она смогла принять предложение лорда Рока — я отдал ему одно имение и дом.

Идона радостно воскликнула:

— Значит, Роузбел будет счастлива! Как я рада! Я так рада!..

— А теперь, когда я освободился от всех проблем, что ты собираешься делать со мной? — спросил маркиз.

Он почувствовал, как Идона задрожала.

— Ты, вероятно, понимаешь, раз ты спасла мою жизнь, ты теперь ответственна за меня навсегда.

— А как это?

Она чувствовала, что не может говорить связно, потому что все ее существо было переполнено незнакомыми ощущениями, совершенно прекрасными, которых она никогда прежде не знала.

Маркиз изобразил кривую усмешку и сказал:

— Ты знаешь ответ, но я понимаю: каждая женщина хочет, чтобы предложение руки и сердца было сделано по всей форме.

— Руки и сердца? — пробормотала она. — Вы действительно говорите, что я могу выйти за вас замуж?

— Во всяком случае, я намерен на тебе жениться, — заявил маркиз. — И все готово.

— Я люблю тебя, но думаю, мне не стоит выходить за тебя замуж.

— Почему?

— Но ты такой необыкновенный, такой важный, а я боюсь общества, в котором ты живешь.

— Ты говорила мне, что ты хотела бы выйти замуж только за того, кого любишь, и что скорее будешь мыть полы или останешься старой девой, чем выйдешь замуж за нелюбимого только из-за его положения в обществе.

— Это правда, — согласилась Идона.

— Тогда, если ты меня любишь, какое значение имеет мое положение?

— Я люблю тебя, но я не думала, что ты об этом догадываешься.

Маркиз счастливо рассмеялся.

— Я подозревал, дорогая, я умею читать твои мысли. И подозревал до того, как вчера ночью поцеловал тебя. А когда поцеловал, то понял — ты даешь мне ту любовь, которую я искал всю жизнь и которой не надеялся найти.

— Правда? На самом деле? — спросила Идона. Его слова поразили ее, она не ожидала услышать их от маркиза.

— Каждая женщина, с которой я встречался до сих пор, больше интересовалась моими титулами и богатством, чем мной.

— Ну ты же знаешь, мне это не важно, — выразительно подчеркнула Идона.

— Ты довольно ясно дала это понять, убежав сегодня утром, — сказал маркиз. — И поскольку я не хочу тебя потерять, мы поженимся сегодня в шесть вечера.

Идона удивленно посмотрела на него:

— Что ты сказал? В шесть часов?

— Я чувствую, с моей стороны было бы ошибкой ждать. Ты найдешь у няни свадебный наряд, он готов. А викарий ждет нас в церкви, той самой, возле которой покоятся твои предки.

— Я не могу поверить, что это возможно, что я могу выйти за тебя замуж. А что подумают твои друзья? А твоя бабушка?

— А разве это имеет значение? И вообще разве что-то имеет значение, если мы нашли друг друга? Что может быть важнее любви, о которой ты всегда говорила и которая, пока я тебя не встретил, я был уверен, вообще не существует.

— Я… действительно тебя люблю! — воскликнула Идона. — Я люблю тебя так отчаянно, что уйти от тебя или оставить тебя — подобно смерти. Но вдруг я тебя подведу, вдруг ты будешь со мной несчастлив?

Маркиз нежно улыбнулся:

— Поцелуи заставляют нас парить в небесах, так что нам не о чем беспокоиться.

Он снова стал целовать ее и целовал до тех пор, пока Идона не почувствовала, что покинула тело и улетела на небеса.

Потом маркиз сказал:

— Иди и приготовься. Мне жаль расставаться с тобой даже на минуту, я хочу тебя целовать бесконечно, но мы продолжим, когда ты станешь моей женой.

Идоне хотелось задать тысячу вопросов, но она подчинилась ему, импульсивно поцеловав его в щеку. Он протянул к ней руки, но она ускользнула.

Добежав до дверей, обернулась. Солнце из окна упало на волосы Идоны; они засверкали золотом, а глаза сияли любовью.

Маркиз смотрел ей вслед: никогда раньше он не встречал девушку красивей.

Ровно без десяти шесть Идона спускалась по лестнице в холл, где ждал ее маркиз. На ней было белое платье, которое, как решила няня, больше всех привезенных из Лондона подходило для этого случая.

Идону украшала вуаль из брюссельских кружев и венок, который леди Овертон надевала на свадьбу, как и многие невесты не одного поколения Овертонов до нее. Идона воплощала в себе все, что маркиз хотел видеть в своей жене.

Он любил ее не только за красоту, но и за робость, неуверенность, проглядывающие на лице сквозь сияние любви.

Это была как раз такая свадьба, о которой он мечтал всегда, но думал, что она невозможна.

Маркиз помог Идоне сесть в экипаж и положил букет белых орхидей ей на колени. Их взгляды встретились, и он понял — ее чувства настолько сильны, что выразить их словами невозможно.

Всю дорогу до церкви они молчали. Маркиз держал ее за руку. Лошади остановились, и маркиз тихо проговорил:

— Я люблю тебя, дорогая.

По его телу пробежала дрожь, подобно волне прилива.

Священник ждал.

Алтарь был украшен белыми лилиями, звуки органа очень тихи, в церкви никого не было.

Когда Идона встала на колени рядом с маркизом и священник благословил их, она была уверена: ее мать и отец смотрят на них с небес, и они счастливы за дочь, нашедшую такую же любовь, которую познали они и которая дала им все, чего они желали.

Возвращаясь из церкви, маркиз целовал пальцы Идоны один за другим.

— Я думаю, моя драгоценная, хотя это и очень необычно, но мы лучше начнем наш медовый месяц у тебя в доме.

Она удивленно посмотрела на него и спросила:

— Ты хочешь сказать, мы остаемся здесь? Я думала…

— Я говорил тебе, что в первую ночь, когда я спал в спальне твоего отца, я уловил какую-то удивительную атмосферу, которой больше нигде не встречал. И теперь я знаю — это атмосфера любви, и я хочу, чтобы именно в ней началась наша супружеская жизнь.

Идона восторженно воскликнула:

— Как я счастлива! Как прекрасно! Не обижайся, но я предпочла бы свой дом. Даже с тобой в твоем большом доме я бы чувствовала себя немного чужой.

— Ты привыкнешь, — пообещал маркиз. — А здесь нам ничто не помешает.

Он помолчал, прежде чем сказать:

— Поговорим об этом позже, но мы должны обязательно привести в порядок этот старый дом, вернуть ему прежний блеск и сохранять его как место, где мы всегда можем уединиться и говорить друг другу о любви.

Глаза Идоны сияли от радости. Она сказала:

— Только ты мог такое придумать! Замечательно! — И еле слышно добавила: — Получается, ты меня выиграл в азартной игре.

— А любовь и есть азартная игра, — тихо ответил маркиз. — Я выиграл самое драгоценное в мире — тебя.

Слезы счастья мешали Идоне произнести хоть слово.

Она поняла, что его деликатность подсказала ему устроить ужин не в большой столовой, где она бы вспомнила об ужине с Клэрис Клермонт, а в будуаре — между спальней хозяина и комнатой Чарльза II.

Этой комнатой редко пользовались, но, к удивлению Идоны, именно там, среди цветов, был накрыт стол.

Маркиз привез из Лондона гвоздики, розы, орхидеи.

Комната стала похожа на сад, и Идона почувствовала, что он как бы поместил ее на очаровательный необитаемый остров, где нет никого, кроме них.

Но прежде чем они приступили к ужину, он открыл шкатулку и вынул необычайной красоты бриллиантовое ожерелье.

— Свадебный подарок моей любимой, — объяснил маркиз. — Я не покупал его. Оно принадлежало моей матери и было ее любимым украшением. Я всегда знал: никто, кроме моей жены, его не наденет.

Идона коснулась пальцами сверкающих камней.

— Оно очень красиво. Как только я смогу тебя отблагодарить?

— Я потом тебе скажу, как, — улыбнулся маркиз.

За ужином им прислуживали слуги маркиза. А повар приготовил блюда, вкуснее которых Идона никогда не ела.

Идона никак не могла поверить, что маркиз рядом и что все это не сказка, которую она рассказывала сама себе и в которую верила.

— Нет, все это правда, — сказал нежно маркиз, догадавшись о ее мыслях.

И она рассмеялась:

— Если ты всегда сможешь читать мои мысли, мне незачем вообще что-то говорить. И люди подумают, что я немая.

— Я многое хочу сказать тебе и многое услышать от тебя, — ответил маркиз, — но у нас полно времени на это — вся жизнь.

— И ты уверен, что я не надоем тебе за столь долгий срок?

Она спросила полушутя-полусерьезно. А маркиз решил, что она имеет в виду женщин вроде Клэрис Клермонт.

— Все другие женщины остались в моем прошлом. Та, о ком ты думаешь, уже нашла другого, он покупает ей дом, который не купил я.

— А рубиновое ожерелье? — спросила Идона.

— Я подарил ей его как прощальный подарок, — сказал маркиз. — Но, в общем-то, такого рода вопросы тебе не следует мне задавать.

— А почему? — спросила Идона.

Маркиз догадался — она не поняла, и рассмеялся.

— Хотя ты можешь меня спрашивать о чем угодно, дорогая. Но я хочу, чтобы ты поверила — в моей жизни больше не будет никаких Клэрис Клермонт. И слава Богу, никто не станет меня заставлять жениться на Роузбел или еще на ком-нибудь.

Идона протянула ему руку через стол.

— А если бы в то утро я не умчалась на лошади в лес, чтобы избежать встречи с тобой? Я ведь думала, ты старый, ужасный, и я очень боялась маркиза Роксхэма, который стал владельцем нашего дома и имения.

— А вместо этого ты не только не возненавидела меня, но и спасла мне жизнь.

— Ты знаешь, когда я сегодня думала о том случае и боялась, что больше никогда тебя не увижу, я поняла: уже тогда я любила тебя.

Маркиз тихо вздохнул, и Идона продолжала:

— Наверное, какие-то неведомые силы сделали так, чтобы мы встретились. Но я сначала не поняла.

— И самое главное, чтобы они удержали нас вместе, — сказал маркиз. — Не позволили нам потерять друг друга.

Он взял ее на руки.

Идона думала, маркиз собирается ее поцеловать, но вместо этого он понес ее в комнату отца.

Там было все как всегда, только в вазах по обе стороны кровати и на столе подле окна стояли белые орхидеи и лилии.

Горели две свечи, ярко пылал огонь в камине.

Маркиз, глядя на Идону сверху вниз, сказал:

— Я люблю тебя, дорогая, и не собираюсь пугать, но пойми: этой ночью я хочу быть к тебе еще ближе, чем прошлой.

— Ты вчера ушел… ночью… а я поняла… как сильно тебя люблю, — тихо призналась Идона.

Она подумала, маркиз зацелует ее, но вместо этого он расстегнул ожерелье, прикоснулся к ее губам, потом к шее.

Ощущения, совершенно незнакомые, охватили Идону. Она почувствовала, как внутри разгорается пламя в ответ на его поцелуй, опаливший губы. Она не замечала, что он снимает с нее платье.

Неожиданно — она даже вскрикнула от удивления — маркиз положил ее на подушки.

Ей вдруг вспомнилось, как в детстве она рассматривала балдахин над головой и резные украшения на столбиках.

И камин тогда казался другим, совсем не таким, если смотреть на него из кровати.

Потом Идона поняла — она лежит в кровати, в которой спало столько предков! Сколько любовных ласк видела эта комната! Эта мысль для нее сейчас имела особый смысл, и Идона думала — маркиз чувствует это.

Они поддерживали ее сейчас, благословляли, и не только отец и мать, а многие поколения тех, чья кровь течет в ее венах; они молились за ее счастье.

Потом пламя разгорелось еще сильнее, жарче, сердце Идоны едва не выскочило из груди, когда крепкое тело маркиза тесно прижалось к ее нежному, разгоряченному телу.

— Я люблю тебя, я даже не думал, что можно кого-то так сильно любить. Теперь ты моя и не убежишь от меня никуда и никогда.

— И как ты только мог подумать, что я куда-то от тебя способна убежать? — прошептала Идона. — Подумай: еще сегодня утром я была самой несчастной на свете, а благодаря тебе мир преобразился.

Маркиз поднялся на локте, чтобы смотреть на нее, любоваться освещенным лицом.

— И чем ты так отличаешься от других женщин, которых я знал раньше? — спросил он.

— Я думаю, на это можно найти миллион ответов, — улыбнулась Идона. — Во мне нет ничего, что тебя интересовало в прошлом.

— И что мне в конце концов наскучило, — усмехнулся маркиз. — Настоящий ответ, дорогая, в том, что ты не только красивая и умная, но и очень добрая.

Он вздохнул и продолжил:

— Наверное, я слишком многого жду от женщины: любви — бескорыстной, скорее отдающей, чем берущей.

— Я отдам тебе все, что ты только захочешь! — страстно проговорила Идона. — Правда, у меня ничего нет. Ничего, кроме собственного сердца.

Последние слова она произнесла робко и сразу спрятала лицо на груди маркиза.

Он взял ее за подбородок сильными пальцами и заглянул в глаза:

— Я хочу твое сердце, хочу отчаянно. Я хочу твои мысли, твои сны, я знаю, ты веришь мне. Я хочу твою душу. Все это ты должна мне отдать. На меньшее я не согласен.

— Они твои! Они твои! Все твое!

— Но я хочу и еще кое-что.

— А что?

— Твое замечательно красивое тело. Которого, я знаю, не касался ни один мужчина до меня. Ты дашь мне его?

— Оно твое!

— Значит, оно мое навсегда.

Маркиз целовал ее — сначала нежно, а потом все более страстно, разжигая ее поцелуями.

Его губы становились требовательными, настойчивыми, а прикосновения рук вызывали странные ощущения, о существовании которых она не подозревала.

Сердце его билось напротив ее сердца, иони слились в блаженстве, снизошедшем с небес. И когда маркиз целовал ее снова и снова, она слышала музыку…

Комнату наполнял аромат цветов; здесь было так красиво, как нигде на свете.

— Я люблю тебя!

Она не сказала этих слов, но их отстукивало ее сердце, и этот стук летел к его сердцу и соединялся с его биением.

Примечания

1

Глава судебной и исполнительной власти в графстве — примеч. ред.

2

Боу-стрит — улица в Лондоне, на которой расположено здание главного полицейского суда. — Примеч. ред.


home | my bookshelf | | Любовь — азартная игра |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу