Book: Милый муравей



Дункан Кайл

Милый муравей

Автор выражает благодарность многим великодушным и сведущим западным австралийцам: Паулин Жиллет и Дороти Паркман, Тиму и Энн Ли-Стир, Биллу и Джуди Бэмфорд, а также ювелирам Биллу и Джильет Инвуд и многим-многим другим.

Глава 1

Здесь все благословенно. Прекрасная природа — нетронутая, первозданная, скажут вам (но это не совсем так). Безмятежная жизнь (в какой-то степени, да). Но среди тех, благословенных, обитают и паук с красной спиной, и большая белая акула, и ядовитые змеи, коричневая и тигровая, и москиты, и существо оззи-моззи — не доводись вам узнать, как он кусается!

Итак, Перт — обычный город на краю света, с населением более миллиона жителей. Он центр штата размером с Европу, кишащий убийцами, среди которых животные, растения, минералы — они в воздухе и в воде, а среди убийц, живущих на суше, случаются и люди.

Эх, как же не хочется выходить на улицу, где свирепствует солнце. Как же оно палит, ребята! По телевизору бесконечно крутят рекламу машин, купальных костюмов, соусов, бифштексов, пива и постоянно напоминают о раке кожи. Ну и конечно же про всякие брызгалки, лампы и жидкости, способные защитить вас (не слишком-то надейтесь) от Оззи-моззи, который так сладко в сумерках ведет свою мелодию, но кусается подобно Шер-Хану[1]. Увы, даже в раю свои недостатки. Многие скажут, что Перт — рай или вроде того, но, шагая по Баррак-стрит в тот день, когда все это началось, я думал совсем иначе. Температура была 36 градусов, умножьте на два, прибавьте тридцать и получите 102 по Фаренгейту. Тротуары, стены, мостовая и сама земля, много дней вбиравшие в себя жару, теперь щедро ее отдавали.

Я брел вдоль домов по направлению к своей конторе. Думаю, на Баррак-стрит было не меньше 110 — 115 градусов. Рубашка прилипла к спине, брюки — к ногам, а ступни хлюпали в мокрых от пота туфлях. По глупости я выпил за ленчем две кружки пива и был подобен теперь старому башмаку, обмусоленному резвым щенком. Высокие здания давали немного тени, иногда ощущалось подобие легкого ветерка. Навстречу не спеша шла пара аборигенов: защищенные от солнца пигментом и многовековой эволюцией, они даже не потели, и жара была им нипочем. Но мне лично не хотелось бы иметь кожу другого цвета даже здесь, под Южным Крестом.

В трех или четырех ярдах от нашего офиса сидел еще один абориген... Как только я подошел к вращающейся двери, он оказался прямо передо мной — впрочем, они еще и не то умеют.

Хотя на двери висела табличка «Справки. Пожалуйста, позвоните», абориген сунул конверт мне в руки и исчез.

Стоя с конвертом в руке, я оглянулся: ни на той, ни на другой стороне улицы его не было, а спрятаться вроде было негде, значит, он уже успел уйти. Я уже говорил, эти люди могут проделывать удивительные штуки. К примеру, абориген может пройти сотню миль по жаре без глотка воды. Разве не удивительно?

На конверте были написаны адресат и обратный адрес:

Дж.Р.Дж. Макдональду, эскв. «Макдональд и Слаутер», юридическая фирма. Ст. Джордж-Террас, Перт, Западная Австралия.

Дж.Р.Дж. Макдональд, основатель фирмы, был приблизительно ровесником Альфреда Великого, или, может быть, Ричарда III, или Джорджа Вашингтона и уже давно отдыхал на Абрахамском кладбище; его партнер Генри Силас Слаутер также не один десяток лет предавался праздности в своей могиле. Фирма называлась теперь «Макдональд, Слаутер, Николас, Трамбл и Памински». Никого из них не было, а я не был никем из них. Мое имя Джон Клоуз и мне тридцать лет, рост шесть футов, четыре фунта избыточного веса. На поле партнеров я самый младший игрок. Выше меня еще девять человек, и никого из них не зовут Макдональдом или Слаутером. Кто есть, так это М. Б. (хотя лучше, если бы его не было). Когда-то незаконнорожденный босоногий мальчишка из городка, что на сотню миль южнее, повзрослев, взял себе фамилию по названию этого городка и стал Миллером Банбери. Ублюдок по рождению, муж единственной дочери покойного Трамбла, он так ублюдком и остался.

Я стоял возле закрытого окошка, когда подошла Шарлин, открыла его, улыбнулась мне, показав два ряда крупных белых зубов и продемонстрировав не менее акра загорелой кожи (думаю, все было именно в такой последовательности).

— Этот конверт для мистера Макдональда, Шарлин. Проследи, чтобы он попал по назначению.

— Хорошо, — ответила Шарлин, снова одарив меня улыбкой и рассеянно скользнув по конверту глазами.

В лифте я мрачно размышлял, сколько понадобится времени, чтобы этот конверт достиг моего стола. Движение началось, когда Шарлин взяла его, чтобы передать Миллеру Банбери. Потом его секретарша, брезгливо посмотрев на желтый конверт с отпечатками пальцев аборигенов, возьмет его стерильными щипчиками и нераспечатанным положит на поднос. Так будет и дальше. Наша фирма привыкла иметь дело с изящной бумагой и солидными клиентами. А такой конверт, может быть, и вскроет какая-нибудь секретарша, но вряд ли.

Полагаю, злополучный конверт будут перебрасывать от одного к другому не менее десяти дней. Он пройдет через много рук, побывает и у чемпиона Олимпийских игр по плаванию, давно уже располневшего и занимающегося теперь разведением арабских лошадей. (О! Наша компания претерпела много изменений со времен Макдональда и Слаутера!) Попадет он и к элегантной Марии Н. Брайт, альпинистке со светскими замашками, номер восемь из главенствующей Десятки. При этом она, конечно, наденет белоснежные перчатки, очень нервная особа. В свое время я заметил, что ей покровительствует сам. Миллер Банбери.

И вот день настал.

Я даже забыл о начавшемся в два часа матче в крикет между Новой Зеландией и Западной Австралией, все, включая меня, были приглашены выпить шампанское с Мэннингом Майнингом. Какая досада...

Конверт был помят и потрепан, и из желтого он стал грязно-коричневым, его так и не распечатали. Словно опытный хирург, я уверенно вскрыл его, действуя хромированным ножом, который привезла мне как сувенир из Куала-Лумпур моя последняя секретарша.

Внутри лежал сложенный вчетверо бланк завещания, такой можно свободно купить в почтовом отделении или магазине канцелярских товаров, если, конечно, надо составить завещание, не прибегая к дорогостоящим услугам фирм, подобных «Макдональду и Слаутеру».

Сам бланк был не желтым, а неуловимо зеленоватым. Наверху значилось: «Завещание», проведены пунктирные линии для внесения имени и даты, на обратной стороне даны указания, как следует составить завещание. Я развернул лист.

Это мое последнее завещание и волеизъявление...

Мэри Эллен Эммет

Стринджер Стейшн, Западная Австралия

составлено 8 октября тысяча девятьсотсорок первого

года от Рождества Христова.

Этим Мэри Эллен отменяла «все составленные ранее завещания» и назначала "сестру Джейн Эммет и йоркширский «Пенни-банк» своими душеприказчиками. Все имущество Мэри Эммет оставляла «любимой сестре, Джейн Эммет, и ее детям, если они есть».

Ниже стояли подписи двух свидетелей: размашистым, но отчетливым почерком — X. Нейсмиш, Х.О. Второй, оставивший едва различимые завитушки, звался Билли Одна Шляпа.

Перечитывая текст, я старался понять, что можно из него почерпнуть. Наверное, в это время дергал себя за нижнюю губу: я часто так делаю, когда глубоко о чем-то задумываюсь.

Ну, ладно. Я ничего не знаю о Стринджер Стейшн, но в Австралии любое место, называющееся «стейшн», означает недвижимость, поэтому сестра Мэри Эллен, если она, конечно, еще жива, вероятно, получит неплохое наследство. Йоркширский «Пенни-банк» был мне тоже неведом. О самом Йоркшире, естественно, я наслышан — игроки в крикет: Хаттон, Сатклиф, Бойкотт, Боувс, Верити, Трумэн, Хирст, Родео... Знаменитые имена. Среди них был также Эммет. Том Эммет.

Следовательно, Мэри Эллен Эммет была англичанкой.

Что еще? Билли Одна Шляпа, очевидно, пастух-абориген — ставлю один доллар. X. Нейсмиш из Христовой Общины, обладатель красивого почерка, не из тех, что подпирают любой забор загона своей послушной паствы.

Следующий вопрос.

Почему на конверте значатся имена мистера Макдональда и мистера Слаутера?

Ответ: вероятно, существовала договоренность с кем-то из основателей нашей фирмы.

После чтения письма, очевидно, прямой путь в архив. К полкам, где лежат скоросшиватели, покрытые многолетней пылью.

В те годы неплохо умели работать. Бумаги, можно сказать, сами прыгнули в мои жаждущие руки.

Эммет, Мэри Эллен, незамужняя. При посредничестве «Макдональда и Слаутера» она приобрела дом номер 14 на Чалмерс-стрит, Фрео. По странному совпадению я знал Чалмерс-стрит и даже несколько недель назад был там у старого школьного приятеля, поэтому хорошо помнил эти дома в викторианском стиле, с мрачным серым фасадом.

В 1921 году она заплатила сто-двадцать пять фунтов, отправив чек, выписанный йоркширским «Пенни-банком». Тогда ей было... упоминается ли где-нибудь ее возраст? Вот, дата рождения — 5 декабря 1898 года. Значит, умерла она уже в почтенном возрасте, дом же покупала молодой леди.

Из тонкого скоросшивателя я узнал кое-что еще: менее чем через год после покупки она продала дом за сто двадцать фунтов. «Макдональд и Слаутер» вновь участвовали в сделке. Затребовали себе грабители пятнадцать фунтов. Итак, в этой затее по торговле недвижимостью она потеряла достаточно денег, после чего ни о каких сделках больше не говорится. Только сегодня, шестьдесят лет спустя, имя Мэри Эллен Эммет возникло вновь.

У меня появилась здравая мысль порыться еще и в городском архиве. Можно было послать туда кого-нибудь из наших студентов. Но со времен моей молодости многое изменилось. Молодежь не любит такую работу:, пачкать руки, дышать архивной пылью. Они стараются как-нибудь улизнуть или без толку околачиваются там полдня, а потом возвращаются и сетуют, что ничего не обнаружили. Но и самому уж очень не хотелось выходить на опаленные знойным полуденным солнцем улицы Перта.

Мои пальцы исполнили на столе какой-то замысловатый танец, после чего я раскрыл «Западную Австралию» — местную газету, которая давно и тщетно пытается охватить на своих страницах местность, соответствующую ее названию. Задача практически невыполнимая, так как территория занимает площадь полторы тысячи миль в длину и тысячу в ширину, где на севере — крокодилы и муссоны и океан — на юге. И всего вдоволь: пустыни, алмазы, залежи бокситов, титановый песок, пшеница, золото...

У «Западной Австралии» был свой газетный архив. В течение многих лет увлеченные люди делали вырезки, систематизировали и нумеровали их.

Полный надежд, я позвонил в редакцию: может быть, хоть раз Стринджер Стейшн упомянута на страницах газеты.

— Не вешайте трубку... Извините. О Стринджер Стейшн ничего нет.

Затем я вспомнил о Христовой Общине, этом скромном интеллигентном самоотверженном братстве, что с безграничной верой и активностью борется с дьяволом во всех его проявлениях. Слышал, что там тоже есть свой архив. К счастью, в справочнике был их телефонный номер.

Вперед! Не унывай! Крути диск телефона — и тебе ответят.

— Я адвокат Джон Клоуз. Мы получили письмо, в котором как свидетель завещания упоминается один из членов вашего братства.

— Вы хотите знать, где он сейчас живет?

— Скорее всего жил. Бумага датирована 1941 годом. Имя этого человека Нейсмиш.

— Вы не знаете его, мистер Клоуз? — после небольшой паузы произнес голос.

— Я?

Наступила выразительная тишина, настаивающая на том, что я должен его знать. Потом голос в трубке сказал:

— Отец Нейсмиш умер всего несколько недель назад. Вы не ошиблись в его возрасте. Ему было 93 года.

У меня в голове зазвучали колокольчики, пробуждающие память.

— Мы говорим о святом из Бангл-Бангла, не так ли?

— Так его любили называть журналисты. Имеющаяся у вас подпись, мистер Клоуз, должна быть подлинной. Вряд ли кто-нибудь осмелится подделать подпись отца Нейсмиша.

— Вам случайно не известно, посещал ли отец Нейсмиш когда-нибудь Стринджер Стейшн?

Мой собеседник рассмеялся:

— За семьдесят лет, мистер Клоуз, отец Нейсмиш не один раз побывал в каждом отдаленном уголке Австралии. Он ходил пешком, ездил на лошади и даже на верблюдах.

— Не вел ли он какой-нибудь дневник?

— У отца Нейсмиша не было никакого имущества, — мягко ответил голос в телефонной трубке, — он жил аскетом и проповедовал бедность.

— О. — Я не нашелся, что ответить.

— По всей видимости, вам стоит поискать в городском архиве, — посоветовал голос.

В этот день голова была занята другими событиями: исчез продавец нового магазина, на берег была выброшена огромная акула и т. д. Я сделал записи в ежедневнике. Кроме того, занес отчеты о проделанной работе в коммутатор. Нет, это вовсе не бесполезное устройство, подобные системы часто применяются в юридических конторах, иначе к концу недели в делах начинается полная неразбериха. Просто у нас помехой этому, как и большинству здравых идей, является Миллер Банбери, похожий на ядовитого паука, притаившегося на своей паутине в темпом углу. Он нажимает пару кнопок — и такое ощущение, будто он вес время стоит у тебя над душой.

Так и случилось на следующее утро.

— Бр-р-р, — раздалось по внутренней связи.

— Да? — ответил я.

— Что там насчет Стринджер Стейшн? — Банбери никогда не начинал разговор со слов «Добрый день. Говорит Банбери». Он вечно брюзжит и ворчит. Банбери мог бы написать книгу под названием «Привила брюзжания и ворчания». Его нос смотрит в небо, и мне кажется, что его позвоночник оканчивается поросячьим хвостом.

— Дело записано в журнал.

— Чертова чепуха! В задницу все! И что это еще за каракули: «...доставлено неизвестным аборигеном»?

Я объяснил ему, что сейчас в Перте нехватка юристов, и у меня есть два предложения о работе, и что в Западной Австралии, как известно мне, нет недостатка в судебных делах, а фирма «Макдональд и Слаутер» не что иное, как соковыжималка, и не следует требовать от меня быстрой работы. Но даже и в такой форме Банбери ничего объяснить невозможно, он сразу же начинает поучать вас, как надо жить и относиться к работе.

— Чертовы дураки, — брюзжал он, — нацарапай его чертово имя.

— Вы знаете что-нибудь о Стринджер Стейшн?

— Слышал.

— Мне бы очень помогло, если бы вы рассказали мне, что вам известно.

— Ленивый ублюдок, сам хорошенько поработай, сам!

Клац. Трубка легла на рычаг.

А пошел ты! В конце концов, небо голубое, светит солнце, только вот между мной и солнцем сидит в засаде Банбери. Когда-нибудь, наконец, партнеры его вышвырнут. Однажды это непременно произойдет. А потом Банбери их по одному перестреляет, а может быть, забодает. (Ходят же слухи, что его отец, которого он никогда не видел, — племенной бык из Арнхем-Лэнда!)

Ладно, хватит! Надо беречь время и нервы. В Лондон я лечу в следующий понедельник — на ближайшие дни не было билетов.

Ну ладно, значит, сейчас можно заняться городским архивом.

— Шарлин, вызови мне, пожалуйста, такси.

— Хорошо, мистер Клоуз, — быстро ответила она и подняла телефонную трубку.

Ехать было недалеко, но в поездке каждый цент на счету. Все еще стояла жара, но новые машины были оборудованы кондиционерами, и в них не так ощущалось пекло.

В городском архиве быстро отыскали нужные сведения. Западная Австралия занимает территорию около миллиона квадратных миль, и при населении всего в полтора миллионов найти оставленный человеком след не очень трудно.

— Стринджер Стейшн, почтовое отделение 19448, Кунунурра, — ответила служащая, просмотрев какие-то бумаги. Потом уточнила: — Зарегистрировано на имя Мэри Эллен Грин.

— У меня написано Эммет, -заметил я. — Мэри Эллен Эммет.

— Мэрри Эллен Грин, урожденная Эммет, — ответила девушка. — Молодой человек, полагаю, сейчас в Кунунурре очень жарко.

— Как возле ворот.

— Каких ворот?

— Тех, что являются вратами ада.

— О, этих! Но там еще жарче.

— Так что насчет Стринджер Стейшн?

— Владение площадью восемьдесят две квадратные мили, — ответила девушка и достала карту.

— Вы мне дадите ее копию?

— Только вы должны ее вернуть.

— Мы все кому-то что-то должны, — философски заметил я.

— Я целиком с вами согласна, — ответила девушка.

Вернувшись и офис, я занялся родственниками Мэри Эммет Грин. Вряд ли кто-нибудь из них отыщется здесь, в Австралии: она завещала все состояние сестре, живущей в Англии. Но проверить необходимо, благо у нас есть телефоны, радиотелефоны и прочие чудеса техники, распространенные в Западной Австралии. Я набрал номер телефонной службы.

— Да, в Стринджер Стейшн есть радиосвязь, но вот уже долгое время ею никто не пользовался, — ответила телефонистка. — С тех нор как умерла миссис Грин.

— Кто сказал вам о ее смерти?

— Не вешайте, пожалуйста, трубку, проверю.

Я приготовился к долгому ожиданию, но девушка вернулась довольно быстро.

— Отец Нейсмиш лично позвонил и сообщил об этом. Он находился там в момент се смерти, совершил захоронение и подписал заключение о смерти.

— Разве священник это делает?

— Прежде, чем стать священником, отец Нейсмиш был врачом, — сухо ответила девушка. — Странно, что вы об этом не знаете.



— Должно быть, просто вылетело из головы.

— Он похоронил ее и поехал дальше.

— После чего умер сам.

— Да, вы правы. Какой был человек! Представляете, похоронил ее, и даже могилу выкопал сам. И это в его-то девяносто лет, да еще в Кунунурре.

— Может быть, эта тяжелая работа и убила его, — предположил я.

— Убил его какой-то негодяй в автомобиле. Никто не знает, кто он, потому что эта скотина даже не остановилась. Святой отец переходил дорогу южнее Касерины. Боже мой, это была единственная асфальтированная дорога на тысячи миль, и он погиб, переходя ее.

Поблагодарив девушку, я повесил трубку. Как это я пропустил сообщение о смерти отца Нейсмиша, наверняка об этом и писали и говорили, — он был довольно известным человеком. Пролистав свой ежедневник, я понял: в то время я был в десятидневном пешем походе, а под кустами и эвкалиптами не лежали газеты, телевидение же и подавно отсутствовало. Правда, я брал с собой двухволновый приемник, но старался по возможности не включать его, наслаждаясь оторванностью от мира.

Хорошо, с этим ясно. Ясно и то, что Стринджер Стейшн находится в Богом забытом месте и не жил там никто, кроме старой женщины и нескольких аборигенов. А когда женщине пришло время умирать, рядом с ней — благодарение Богу — оказался старый священник, исполнивший и роль диагноста, давшего заключение о смерти, и могильщика, и даже коронера. После чего он сам быстренько отправился на свою встречу с Создателем. Странно, что он погиб, пересекая единственное на тысячи миль шоссе. Хотя, может быть, и нет в этом ничего странного. Как-то по пути от Дарвина на юг я видел на шоссе немало раздавленных змей и кроликов, а однажды даже сбитого верблюда, его ноги были задраны вверх, и издали невозможно было понять, что это такое. Все они тоже переходили единственное на тысячи миль шоссе.

Итак, что у меня есть? Главный вопрос, как нашлись эти бумаги? В Кунунурре отец Нейсмиш, без сомнения, имел дело с завещанием, которое он подписал много лет назад. Потом он отправился на восток и его сбила машина, но бумаги-то скорее всего были с ним?

Я постучал пальцами по столу. Коронер в Кунунурре «без сомнений» признал, по его словам, «сообщение отца Нейсмиша о том, что, прибыв на Стринджер Стейшн, тот обнаружил миссис Грин умирающей от старости и общего изнеможения». Старый священник остался и ухаживал за ней, потом проводил ее в последний путь. Вначале он даже колол ей пенициллин, хотя было ясно, что миссис Грин умирает. Похоронив ее, священник отправился в Кунунурру и там успел отдать в нужные руки все бумаги, прежде чем какой-то негодяй сбил его. Все верно.

Кроме...

И тут существовало огромное кроме.

Почему, когда все шло как по Кокеру[2], появился некий абориген, вручивший мне завещание на ступенях офиса «Макдональд и Слаутер» и не сказавший при этом ни слова? Свидетельство о смерти, вердикты коронера, все бумаги были на месте, кроме самого завещания.

Где-то далеко, к северу отсюда, существует свыше восьмидесяти квадратных миль земли, на которой никто не живет, которую никто не обрабатывает, но которая кому-то принадлежит. Кому же?

О'кей, подумал я. Призовем на помощь логику. Отец Нейсмиш пришел, увидел умирающую старую леди и остался с ней. Она умерла, он похоронил ее. Оглядевшись, он обнаружил, что вокруг никого, за исключением нескольких пастухов-аборигенов, их жен и детей. А еще нашел завещание, или миссис Грин сама успела сказать о нем.

Интересно, правильно ли я размышляю?

Что он сделал потом? Завещание — ценный документ. Если достопочтенный отец Нейсмиш пошел в Кунунурру, взяв с собой все бумаги, то почему не взял завещание и не удостоверился, что оно попало в надежные руки?

Ответ: он сделал то, что должен был сделать.

И все же почему — должен? Все остальные бумаги попали в Кунунурру и прошли процедуру регистрации — все, кроме завещания. А завещание попало в коричневые руки, в карман аборигена, а другой — а может быть, десятый или двадцатый — абориген вручил мне конверт и исчез, не произнеся ни слова.

Восемьдесят две квадратные мили земли.

Много земли. Много денег.

С которыми боролся отец Нейсмиш.

Я выдвинул правый нижний ящик стола — и как мой предшественник, а он использовал его как подставку для ног, — с удовольствием водрузил на него свои ноги и задумался. Старик был священником и ее духовником. Может быть, когда он добрался до Стринджер Стейшн, миссис Грин, еще в сознании, дала отцу Нейсмишу соответствующие инструкции о завещании или обратилась с просьбой... Могла миссис Грин сказать: «Только не Кунунурра»?

Да, могла. Но почему? Может быть, она опасалась, что ее завещание попадет в грязные руки? Так вполне могло быть.

И причиной этого могло быть только одно — уверенность, что эти руки, заполучив завещание, уничтожат его и лишат ее наследников и преемников законного наследства.

Но я вовсе не был уверен, что я прав, хотя при этой версии все факты выстраивались в одну вполне логичную цепочку.

Возникал еще один вопрос, вполне профессиональный для юриста: в случае, если Мэри Эллен Грин, урожденная Эммет, умерла бы, не оставив завещания, ктомог бы претендовать на ее наследство?

Наша фирма часто занимается подобными делами. Каждые пять минут консультаций стоят пятьдесят австралийских долларов, таким образом, час стоит шестьсот долларов. Кому-то это покажется дорого, но если клиент знает, что при получении наследства его ожидает крупная сумма, то обычно не скупится.

Чем я сейчас располагаю? Где-то должны быть документы, удостоверяющие новых владельцев, я их должен найти. Следует приступить к обычному процессу подтверждения завещания, но прежде надо поискать наследников, начиная с йоркширского «Пенни-банка», если он, конечно, еще существует.

Я телеграфировал в Лондонскую адвокатскую контору, которая часто помогала нам в подобных делах. У них работал партнер из Австралии по имени Грег Такер, филиал банка был в самом Йоркшире. Для юристов это несложная работа, потому я надеялся на скорый ответ.

Пока все шло нормально. Начало было положено.

Глава 2

Чтобы знать, что такое двадцатичетырехчасовой перелет, надо испытать его на себе. Понедельник — Перт, вторник — Лондон, и вы совершенно выпотрошены. Спиртное, еда, дремота, из которой вываливаешься каждые пять минут. Одним словом, приземляешься далеко не в лучшей форме и, пошатываясь, выбираешься, наконец, из железного брюха самолета.

Тут же служащая аэропорта поинтересовалась, не я ли мистер Клоуз, и протянула записку. Меня хотел видеть мистер Такер. Чего мне в этот момент определенно не хватала, так это сильной дозы Грега Такера. По-своему он был неплохим парнем. Мы оба родом из Олбани, только произносили мы это слово по-разному: я — на австралийский манер — говорил «ол», а Грег произносил «Оулбани». Мы познакомились в Западно-австралийском университете, где Грег слыл суперангличанином, поскольку, не родившись в свое время в Англии, делал все, чтобы его считали англичанином.

А вот и он, одетый, как и положено в феврале: котелок, пальто на вельветовой подкладке, блестящие черные ботинки, в руке зонт-трость. Но думаю, так он одевался в любое время года.

— Привет, старик, — приветствовал меня Грег. — Позволь мне пожать твою руку.

— Как ты узнал?

— Позвонил в твою фирму. И мне сообщили номер рейса. — Грег, по своему обыкновению, пристально посмотрел на меня. — Должен сказать, к моему удивлению, они там довольно квалифицированные.

Честно говоря, я почти ничего не замечал вокруг, так как был далеко не в лучшей форме, и только теперь смутно разглядел стоящую рядом девушку, но проклятый австралиец тут же взыграл во мне:

— Кто бы говорил о квалификации, ты, чертов ублюдок!

Грег снова посмотрел на меня. Слабая улыбка тронула губы Грега.

— Позвольте представить мистера Клоуза из Австралии. Джон, это Джейн Стратт.

— Добрый день, Джейн, — сказал я, повернувшись к ней и протянув руку. — Вы его девушка?

В ответ я поймал на себе ее ровный спокойный взгляд.

— Прошу прощения, Джейн. Нравы в этих колониях... — проронил Грег.

Он, очевидно, заметил, что в данный момент я полуживой, и сделал здравое предложение встретиться позднее в Кенсингтон-Хилтон, где я должен был остановиться на пару ночей.

Итак, я добрался туда, привел себя в порядок и, выйдя, чтобы присоединиться к Грегу и мисс Стратт, чувствовал себя уже не так скверно.

В аэропорту Джейн Стратт была в плаще, а сейчас — и темно-зеленой униформе с погонами. На сиденье рядом с ней лежала фуражка с кокардой.

— Капитан Джейн Стратт, — представилась она. При моем появлении Грег поднялся с места. — И вовсе не его девушка, — добавила она.

— Да. Прошу прощения. Это, конечно, не извиняет меня, но мы с Грегом...

— Я уже встречала австралийцев, мистер Клоуз. Ничего страшного, поверьте!

— Итак, мы начнем все сначала, — сказал Грег. — Кофе? Так вот что произошло, — продолжал он, — йоркширский «Пенни-Банк» стал частью нового Йоркширского банка. Я разговаривал с сотрудниками, и они быстро предоставили мне сведения относительно держателя счета и его наследников.

— Джейн Эммет? — спросил я.

— Джейн Эммет — во втором поколении. В первом — ее отец, Генри Эммет, в третьем — ее дочь, и в четвертом...

— В четвертом, и последнем, — живо подхватила капитан Стратт, — я.

— Внучка Джейн Эммет, — пояснил Грег.

— Почему же «в последнем»? — поинтересовался я у девушки.

Она засмеялась.

— От Альдершота до Йоркшира очень далеко.

— Но вы совсем не это хотели сказать.

— В следующий раз, мистер Клоуз.

— Как вы думаете, — спросил Грег, он, очевидно, куда-то спешил, — могу я вас покинуть и предоставить вам в дальнейшем действовать самостоятельно?

— Меня это вполне устраивает, — заметил я.

— И меня тоже, — отозвалась Джейн.

Грег положил на столик деньги и ушел, взяв с меня обещание позвонить ему перед отъездом.

Глядя в удаляющуюся спину Грега, мисс Стратт сказала:

— Он изъяснялся очень загадочно. Сказал, что вы еще в аэропорту должны были сообщить мне о какой-то моей выгоде.

— Меня всегда поражал подход англичан к делу. Скажите, как я должен обращаться к вам — сэр, мадам, мисс, миссис?

Она пожала плечами:

— Да хоть ваше превосходительство.

— Капитан. Я буду называть вас капитаном. Так дело вот в чем, капитан: у меня на руках завещание. Грег вам говорил о нем?

— Да. Его оставила моя внучатая тетя, сестра бабушки Джейн.

— Вы когда-нибудь встречались с ней?

— Нет. Кажется, она уехала отсюда сразу после воины, еще до моего рождения.

— Ваша бабушка умерла?

— Да.

— Когда это произошло?

— В 1972 или 1971 году.

— Сколько у нее было детей?

— Только моя мама.

— Она жива?

— Мама умерла в прошлом году, — покачала головой Джейн.

— У вас есть братья или сестры?

— Моему брату было десять лет... Он нашел на пляже бомбу, оставшуюся с воины, и взорвал ее. Поэтому осталась только я одна.

— Все эти сведения, конечно, будут проверены.

Джейн засмеялась.

— Мистер Такер сказал — «тщательно проверены».

— Это в стиле мистера Такера. А сейчас, капитан...

— Зовите меня Джейн.

— Спасибо. Я не хочу вас сильно обнадеживать, но если вы окажетесь единственной родственницей, то ферма и все остальное — ваше. Если же у Мэри Эллен Эммет где-то отыщется давно пропавший сын... — Я пожал плечами.

— Лучше сразу знать о всех неприятных возможностях... — сказала Джейн. — Но что я буду делать с фермой?

— Владеть, как и многие другие люди. Кстати, у меня нет никаких сведении о других родственниках, и в завещании все оставлено вашей бабушке.

— Что означает — «ферма и все остальное»? Животные?

— Все.

— Я ничего не знаю о животных, — поежилась она.

— Возможно, вы пожелаете продать ферму.

— Так сразу я не могу решить. А она большая, эта ферма?

— Все относительно, — ответил я. — Свыше восьмидесяти квадратных миль. Это к северу от Перта. Очень красивые места.

Девушка сидела не шевелясь и даже, кажется, не моргая. До нее только сейчас стало доходить, что если все это реальность, то она очень богата.

— Это, кажется, называется первородство, если наследство идет но женской линии, как у меня: от внучатой тети — к бабушке, от бабушки — к маме, от мамы — ко мне.

— Да, вы правы.

— Ой, но я совсем ничего не знаю. А сколько акров в восьмидесяти двух квадратных милях?

— В одной квадратной миле — шестьсот сорок акров, — если верить моему калькулятору.

— Но это значит пятьдесят две тысячи акров! Господи, как много!

— Совсем небольшая австралийская ферма.

Джейн посмотрела на меня, подняв брови.

— Вы хотите узнать что-то еще? — спросил я.

— Только то, что вы сами мне скажете. Я не осмеливаюсь спрашивать.

— При объявлении наследства всегда возникают два деликатных вопроса, — помог я. — Первый — цена недвижимости и второй — наличные деньги.

— Продолжайте.

— Я не могу вам ответить.

— Почему?

— Стринджер Стейшн еще не оценивали.

— Не подумайте, что я корыстна. Совсем нет. Просто всегда думала, что сестра бабушки Джейн давно умерла, и никогда не надеялась...

— ...На получение наследства и наличные деньги? Может, в Стринджер Стейшн и есть какая-то сумма, хотя в это мало верится. Возможно, в каком-то банке есть счет, но это надо еще проверить. Побеседовав с вами, я выполнил свои обязанности по информированию ближайшего родственника. Теперь надо навести соответствующие справки, официально подтвердить, что других родственников не существует. Эта процедура может продлиться несколько недель, а возможно, даже месяцев.

— О! — Она выглядела разочарованной.

— Но скорее всего это не так долго. Когда ваши права как единственного наследника подтвердятся, банки ознакомят вас со счетами. У вас хорошее будущее. Что вы предпочитаете коллекционировать — меха или автомобили?

— Не говорите мне об автомобилях. Два дня назад я попала в аварию...

— Столкновение?

— Да, какой-то идиот капрал не справился с управлением.

— Вас не ранило?

— Нет. Видели бы вы, как он выпрыгнул из машины и пустился наутек! Мужчина называется!

— Ну не все же мужчины такие, — запротестовал я.

— Чертово меньшинство! — Ее глаза мрачно сверкнули. — Я ему устрою, этому капралу.

— Будьте снисходительны, у вас же такая радость!

— Снисходительной? Да я готова убить ею!

— Какая у вас машина?

— "Даймлер В-8" 1969 года.

— Так ото почти антиквариат! И сами за ней ухаживаете?

— Да, я почти восстановила его, на это ушло почти два года. Вот почему так обидно.

— Вы сможете купить себе две новых.

Мы заказали ленч, и у меня так разыгрался аппетит, словно это был ужин. Затем портье закачал такси, и Джейн уехала. Предварительно мы условились, что она позвонит мне на случай, если у меня появятся какие-нибудь новости. Один из наших работников-студентов в настоящее время обзванивал банки в поисках счетов.

Добравшись до своего номера в гостинице, я рухнул в постель и попытался заснуть, по не смог: очень устал, меня одолевали разные мысли. Феминистка, думал я о Джейн. Инженер-механик по образованию, самоуверенная, упрямая, привыкшая командовать... Помоги, Господи, пастухам-аборигенам, когда этадевушка доберется до Стринджер Стейшн, — они будут так же улепетывать от нее, как тот капрал.

* * *

После этого я провел несколько прекрасных деньков в Италии. Природа будто собрала здесь все самое лучшее: альпийский снег и австралийское солнце, холодный и чистый воздух Лыжные прогулки были великолепны. Я загорал, ел и пил, как никогда в жизни, будто подсознательно накапливал силы, к чему-то готовясь. Хорошо еще, что не знал к чему...

Едва сойдя на лондонскую мостовую, я позвонил Грегу:

— Привет, старик! Как дела?

— Как долетел, Джон? — вопросом па вопрос ответил Грег. — Ты располагаешь каким-то временем?

— У тебя проблемы?

— Джейн Стратт, она в госпитале.

— Что с ней?

— Авария. Ушибы и перелом лодыжки. Она в армейском госпитале в Альдершоте, и...

— ...Согласно одному из твоих чудесных английских обычаев я обязан ее там посетить. Мой клиент в госпитале, следовательно, я должен туда идти?

— Она хочет поговорить с тобой.

— О чем?

— Такое дело... Я получил известия из Перта. Нашли два банковских счета. На сто двадцать тысяч и на восемьдесят тысяч долларов. Она хочет обсудить это с тобой.

— Она осведомлена о наших поминутных гонорарах? Плюс городской налог плюс отложенный полет плюс...

— Сделай девушке одолжение.

— Доложи об этом Миллеру Банбери, — посоветовал я. — О'кей. Я сообщу в «Кантас». Задержусь на день-другой. Где я могу остановиться?

Грег предложил один из отелей, но я забраковал его, арендовал машину, сунул уставшие ноги в ботинки (увы, не лыжные) и направился в Альдершот, претендующий на звание города. Здесь все было цвета хаки: машины, грузовики, униформы, указатели. Но простыни в госпитале оказались белыми.

— Я благодарна, что вы приехали в такую даль, — сказала, увидев меня, Джейн. Она хорошо смотрелась в бело-голубом халатике. На ней, пожалуй, не было никаких отметин аварии, кроме гипса, охватывающего лодыжку. Протянув мне в знак приветствия руку, она поморщилась.



— Больно? — спросил я.

— С каждым днем все меньше.

— Грег сказал — столкновение?

— Да, в городе. Торопилась, стала переходить дорогу и вдруг обнаружила себя... сидящей на асфальте. Если бы не успела так быстро отпрыгнуть...

За последнее время это уже второй инцидент, участницей которого она невольно оказалась — женщина-водитель и женщина-пешеход, — подумал я.

— В обоих случаях не было моей вины. — Джейн будто прочитала мои мысли.

— Это вы так говорите.

— Я бы подала на него в суд, если бы сумела найти, — мрачно сказала Джейн. — И если бы знала хоть одного мало-мальски умного юриста.

— По всему миру на дорогах происходят аварии, — поспешил я успокоить ее. — Слишком много аварий.

— И мужчин — тоже, — ответила она.

— Есть приятное известие. Грег, наверное, уже сообщил вам о деньгах на счетах, не так ли?

— Сказал только, что есть маленькая приятная новость, сказал, что об остальном расскажете вы.

— Есть двести тысяч приятных новостей. И все они из Австралии. В пересчете на английские хорошие новости это больше восьмидесяти тысяч.

— Боже мой! Я богатая! В самом деле богатая! — воскликнула Джейн, вскинув обе руки, но тотчас же сморщилась от боли и медленно опустила их.

— Я бы сказал, будете богаты.

Она присвистнула, а я чуть не подскочил от неожиданности. Женщины обычно не свистят, не правда ли? Но Джейн это шло.

— Вот что я хотела еще спросить... — Она колебалась. — Я лежала здесь и думала, как мне хотелось бы поехать и посмотреть на ферму, на Стринджер Стейшн. У меня есть месяц отпуска, я могла бы его использовать и...

— Подтверждение завещания всего лишь формальность. Если не возникнет никаких вопросов, выдается заключение, известное как «общая форма». В противном случае назначается настоящая проверка.

— Появились какие-нибудь вопросы?

— Насколько мне известно, нет.

Джейн, как ребенок, радовалась свалившемуся на нее богатству.

— Мне оченьхочется поехать. Я купила атлас, нашла на нем это место, Кунунурру, оно словно на краю света. Сколько еще пройдет времени, пока закончатся все формальности?

— Вот вернусь и займусь этим вопросом. Посмотрим, что можно сделать.

— Спасибо.

— В Кунунурре тепло.

— Вы имеете в виду — жарко?

— Совершенно верно. Там не место для английских леди с нежной белой кожей, тем более в начале марта.

— Я выдержу, — ответила она с вызовом.

— Даже ящерицы прячутся в тень, когда начинается жара. Почему бы не подождать. Тем более что должна еще зажить ваша нога.

Джейн с сомнением посмотрела на нее.

— Врачи сказали, на это уйдет недели три, а то и целый месяц.

— Отлично, вот и используйте свой отпуск, чтобы окрепнуть и окончательно поправиться.

Хмурость ее как рукой сняло. Передо мной снова была молодая жизнерадостная девушка. Стройная, независимая, уверенная в себе.

— Что вы имеете против мужчин? — дружелюбно спросил я.

Она подняла на меня глаза.

— Уже один тон чего стоит, когда вы произносите слово «мужчина»...

— И вы удивлены? Один разбил мою машину, другой сбил меня, и я сломала ногу. И оба сбежали.

— А вы... вы сможете прожить без них? Одиноко не будет?

Джейн Стратт рассмеялась:

— Я заметила, вы тоже были удивлены, увидев меня в форме. Считается, что женщине не место в армии, женщина не должна заниматься техникой, потому что может поломать свои длинные ноготки. А я признаю борьбу только на равных.

— И мужчины не могут одолеть вас?

— Обычно они проигрывают.

— А вы, как правило, на коне?

— Как правило.

Достав блокнот и ручку, я попросил:

— Давайте-ка вернемся к делу. Расскажите мне о вашей семье. В течение нескольких секунд она смотрела на меня так, будто предлагала сразиться.

— Мэри Эллен и Джейн Эммет сестры, так? — спросил я. — Других сестер или братьев не было?

— Был еще один брат, но он погиб в первую мировую войну.

— Вы это сможете доказать?

— Он погиб семьдесят лет назад. Разве нужны доказательства?

— Не сердитесь, я хочу ускорить дело, поймите же.

— У меня где-то лежат его медали. Одной его наградили посмертно. Его имя записано в Книге Памяти. Этого достаточно?

— Полагаю — да. Детей не осталось?

— Он погиб, ему и девятнадцати не исполнилось. Он, правда, был женат, и, если и успел стать отцом каких-нибудь незаконнорожденных, мы об этом никогда не слышали.

— Расскажите о сестрах.

— Мэри Эллен на год старше Джейн. Они обе служили сестрами милосердия в конце войны во Франции, ухаживали за ранеными, потом уехали в Австралию.

— Продолжайте.

— Жили в местечке... каком-то Фри... Дальше не помню.

— Во Фриментле?

— Совершенно верно! Работали вместе, думаю, у них был свой дом.

— Действительно был. Его купила Мэри Эллен.

— Мама рассказывала мне, что они собирались купить дом вместе, но... женщина не всегда хочет жить одна...

— Адам, — сказал я, — старик Адам собственной персоной. Мужчина, между прочим.

Джейн нахмурилась:

— Бабушка рассказывала, что этот человек был пьяницей. Однажды его принесли в госпиталь совершенно не державшегося на ногах, он где-то поранился. Не помню, в чем там дело, да это и не важно. Бабушка не смогла его удержать, а Мэри Эллен смогла. Сестры были очень дружны, а этот человек разъединил их. Он женился на Мэри Эллен, а бабушка вернулась домой. Мужчину звали... Подождите, я сейчас вспомню....

— Грин, — подсказал я.

Джейн покачала головой:

— Нет, Стринджер, вот как. Теперь я понимаю, почему ферма называется Стринджер.

— Вполне возможно. Продолжайте же!

— Он был нехорошим, жестоким человеком, этот Стринджер. Бабушка рассказывала, он пил и был заядлый игрок.

— Во что он играл?

— Во все и на все. Бабушка говорила, что из-за своей пагубной страсти он мог разориться.

— Так и случилось?

На лице Джейн промелькнуло подобие улыбки.

— Нет. Через год он даже выиграл ферму. Я забыла название... Когда подбрасывают монету...

— Это называется ту-ап, старинная австралийская игра. Вы думаете, он выиграл именно Стринджер Стейшн?

— Восемьдесят две квадратные мили! Боже! Могу себе представить, что было с человеком, который ее потерял!

— Вероятно, он тогда напился. Что дальше?

— Не помню точно, но кажется, этот парень Стринджер продолжал закладывать и через пару лет умер.

— Но тогда кто был этот Грин? Ведь накануне своей кончины Мэри Эллен носила фамилию Грин? Миссис Грин...

— Бабушка никогда не рассказывала об этом. Мэри Эллен писала редко, за пятьдесят лет всего несколько писем, и все. По-моему, Грин пришел однажды на ферму и...

Не знаю, как все это рисовалось Джейн. Но я-то хорошо себе представляю английскую ферму: крытый соломой дом, ворота из жердей — и незнакомец, постучавшийся однажды в дверь. Джейк не имела представления о масштабах страны, о которой мы говорили. Для начала надо заметить, что Стринджер Стейшн совсем неподалеку от края Большой Песчаной пустыни, поэтому случайный прохожий там почти обречен на гибель от жары и жажды.

В моем представлении все выглядело несколько иначе: одинокая вдова, на тысячи миль кругом никого, кроме аборигенов. И как-то появился мужчина, скорее всего рабочий, ищущий подходящее занятие или что-то в этом роде. Она предложила ему остаться. Потом он женился на своей хозяйке и купил пивоварню. Скорее всего он — белый, межрасовые браки были тогда крайне редки...

— Приедете в Перт, позвоните и зайдите ко мне, — сказал я. — Посоветую, что нужно будет предпринять в зависимости от обстоятельств. Словом, посмотрим, что я еще смогу для вас сделать.

— Видите этот гипс, мистер Клоуз? Я его ненавижу!

— Напрасно. Он блокирует перелом.

— Не уверена, что не испытываю ненависти и к перелому.

— Можно задать вам еще один вопрос?

— Почему я пошла в армию? Да?

— Угадали!

— А вы знаете какой-нибудь иной способ для женщины сделать карьеру?

— Но может случиться война...

— Да, может, если вы, мужчины, допустите.

— Справедливо, — заметил я. — Итак, увидимся через месяц в Перте, когда вы приедете вступать во владение наследством.

Но мне пришлось встретиться с ней гораздо раньше. Отель, рекомендованный Грегом, оказался самым неспокойным изо всех отелей, в которых я когда-либо останавливался. Клацанье машин, работающие всю ночь агрегаты, даже улыбки служащих казались какими-то вымученными. В два часа ночи я проснулся от подступающей к горлу тошноты, подумал, отчего бы это, и снова задремал. Час спустя снова очнулся от болей в животе, меня вырвало, а еще через час я уже лежал на операционном столе: у меня удаляли аппендицит.

На следующий день ко мне пришел Грег, неся пакет с двумя бутылками шампанского.

— По-моему, в данном случае это более подходяще, чем какие-то розы.

Грег протянул мне телекс от Банбери, в котором говорилось, что тот получил выгодное предложение относительно Стринджер Стейшн и моя задача — немедленно уговорить мою клиентку продать ферму.

— "Немедленно" — отличное слово! — сказал я. — Банбери не привык разбрасываться словами, но зато — минимум информации. От кого поступило предложение? Я имею в виду...

— Я понял, — ответил Грег. — Как думаешь, она продаст?

— Она злится, что не может сегодня же улететь в Австралию. Нет, не продаст. Я буду удивлен, если это произойдет. Что бы ты сделал на ее месте? Восемьдесят две квадратных мили пастбища, подумать только!

— Она молода, — рассудительно заметил Грег.

— Тридцать, как и мне.

— Хорошо образованна и очень независима. Хочет сделать карьеру. По-моему, она предпочтет комфорт здешней цивилизации проживанию, например, рядом с крокодилами и другой местной фауной.

— Мисс Стратт девушка независимая, привыкшая самостоятельно принимать решения и, по-моему, склонная к приключениям. Или она мне такой показалась?

— Мистер Банбери придет в ярость, — только и сказал Грег.

— Даже Банбери должен иногда смириться с реальностью.

— Ты осмелишься ему это сказать? Хотелось бы мне посмотреть на тебя в тот момент.

— А что мне Банбери? В конце концов, я всегда могу найти другую работу.

— А он, может быть, и прав, ты об этом не подумал?

— Подумал. Если через год или два она захочет продать ферму, то продаст. Хотя сомневаюсь.

— Согласен. Но есть еще кое-что.

— Что же?

— Об этом, когда ты выздоровеешь.

— Да говори теперь!

Некоторые привычки Грега, его чисто английские эффектные манеры раздражали людей вроде меня. Вот и сейчас...

— В чем дело, Грег?

— Я имел в виду, когда ты окончательно поправишься.

— Я убью тебя!

Грег заулыбался:

— Скеффингемы, слышал такую фамилию?

— Что с ними?

Семья Скеффингемов владела в Англии невероятным состоянием, а в Австралии — рудниками, где добывали алюминий.

— Цена на него падает, — сказал Грег.

— Ты хочешь сказать, что необходимо пересматривать договор?

— Скеффингемы не единственные, кто владеет бокситовыми рудниками. Бокситов сейчас добывают слишком много, больше, чем нужно во всем мире.

— И цены, естественно, падают. Но на сколько?

Грег почти приблизил свою ладонь к полу, оставив крохотный зазор:

— На столько.

— О!

— Рудники останавливаются.

— Это правда?

— Полагаю, близко к тому. Надо сбросить и как можно скорее больше половины, или рудники встанут. Остальное пойдет на продажу.

— Почему ты не хочешь этим заняться?

— Ты же знаешь эту семью, не так ли? Они скорее согласятся с юридически образованным австралийцем, у которого умные глаза, чем поверят такому черному жуку, — выразительно посмотрел на меня Грег.

В наше время операция аппендицита уже не считается чем-то серьезным. На следующий день меня подняли с кровати, и очень скоро я переехал в свой отель, где еще три дня продолжал бездельничать, смотреть телевизор. Окончательно встав на ноги, я решил заняться делом Скеффингемов. Если бы они были пожилыми седовласыми леди, скромно живущими на небольшие средства, я бы, разумеется, обращался с ними очень бережно. Но, высокомерные и самоуверенные, какими являются иные англичане, они по-прежнему считали Австралию дикой нецивилизованной колонией. Однако это не помешало им разбогатеть за ее счет. Все оттуда — и ничего туда. Поэтому во мне пробуждалось чувство жесткости по отношению к членам этой семьи.

За время моей болезни пришло несколько телеграмм от Банбери, выражающих его личную заинтересованность в деле Стринджер Стейшн. Однако я по-прежнему их игнорировал. А Банбери явно был заодно с компанией, разрабатывающей рудники Скеффингемов, и уже один этот факт разводил нас в разные стороны. Уладив дело со Скеффингемами, я вернулся к переговорам с Джейн Стратт. Она уже выписалась из госпиталя и жила на базе.

— Почему вы для полного выздоровления не использовали свой отпуск? — спросил я, позвонив ей по телефону.

— Тому есть две причины, — ответила она. — Здесь куча работы, а во-вторых, я хочу сохранить свой отпуск. Вы сейчас звоните мне из Перта?

— Нет, из Харрогейта. Почти местный звонок. Вечером я буду в Лондоне. А для чего вы бережете свой отпуск?

— Для Австралии, конечно, — засмеялась Джейн. — И жду ваших рекомендаций.

Во время моею отсутствия к Перте наверняка дела не стояли на месте. И если Банбери настаивал, чтобы Джейн Стратт продала ферму, значит, в ее правах на владение наследством не было уже никаких сомнений.

— Как вы теперь ходите? — поинтересовался я.

— Можете за меня не волноваться. Боль бывает только при перегрузках.

— Чтобы решиться на поездку, вы должны быть уверены в своем здоровье. Завтра в Лондоне вы не откажетесь со мной пообедать? Солдатам не полагается рапортовать и спрашивать позволения?

— У меня автоматическое разрешение. К тому же сегодня пятница, а завтра суббота. В какой лондонской гостинице вы остановились?

— Место называется Селфридж.

— Там есть магазин. Отлично. Я куплю там себе туфли.

— Здесь не продают таких ботинок, которые подойдут для Австралии.

— Ботинки я куплю себе в Перте. А сегодня мне нужны туфельки к новому голубому платью.

Глава 3

За обедом я сказал Джейн о предложении Банбери. Она покачала головой:

— Ни за что в жизни, коббер[3].

Я объяснил, что это слово редко употребляется в нынешней Австралии, не чаще, чем пробковый шлем.

— Сколько мне предлагают за ферму? — поинтересовалась Джейн.

— не знаю, — честно признался я. Джейн подняла на меня глаза:

— Интересное предложение.

— По-моему, о цене где-то упоминалось, я пока всего лишь сообщил вам, что такое предложение сделано.

— Полагаю, цена должна быть немаленькой, — заметила Джейн.

— Может быть.

— Почему только может быть?

Я подумал, как бы разъярился Банбери от слов, которые я собираюсь сказать.

— Вероятно, какой-то ловкий пройдоха сделал это предложение в надежде, что наивная английская леди скажет: «Милые денежки», — и ухватится за него.

— Но разве вы не помогли бы мне?

— Я лично, или вы имеете в виду адвокатов?

— Вы прекрасно меня поняли.

— Капитан, не слишком-то далеко заходите в своих мечтах об этой ферме, — спокойно ответил я. — Стринджер Стейшн — это, конечно, звучит весьма романтично, но в действительности это проклятый тяжёлый труд и убийственный для европейцев климат, даже проживающих в Австралии в третьем поколении. Если вы хотите оставить себе ферму, нужно найти крепкого парня, который помогал бы вам.

— Почему парня?

— Как хотите, — пожал я плечами. — Можете собрать целый коллектив феминисток, только не удивляйтесь, когда разоритесь.

— Вы уже решили, что я феминистка? — улыбнулась Джейн.

— Вы производите именно такое впечатление.

— Я часто ссорюсь с людьми, подобными вам...

— Вы хотите сказать — с мужчинами, подобными мне? — прервал я ее.

— Совершенно верно. Я слишком хорошо знаю ваше мнение на этот счет, Джон Клоуз! «Какой из вас инженер, дорогуша, вы же обломаете свои коготки! Зачем вам в армию, милая, это не для девушки! Слушайте, когда вам говорят! Вы собираетесь в Австралию? Там не место женщине...» Я, конечно, не феминистка, но если у меня есть силы и желание, почему бы и не взяться за какое-то дело?

— Хочу предупредить: вам не понравится в Австралии.

— Почему?

— Потому что однажды, попав там на какую-нибудь вечеринку, вы обнаружите, что в одном углу комнаты сидит хозяин со своими приятелями, а все женщины — в другом.

Джейн с улыбкой покачала головой:

— Они даже вместе не могут быть столь ужасными, как вы!

— Вот увидите, я из самых интеллигентных к воспитанных.

На следующий день я вернулся в Перт.

Джейн прилетела три недели спустя рейсом британской авиалинии, проходящей через Гонконг.

Аэропорт Перта, полдень, солнце стояло над головой, я отбрасывал тень на два дюйма шире моей ноги. На площади толпы народа. Австралийцы, особенно новые австралийцы, бурно приветствовали прибывающих. Одним рейсом прилетает около четырехсот пассажиров, каждого встречают как минимум четыре человека. Таким образом, собралось довольно много народа, и я с неохотой присоединился к ним. Моя голова все еще была занята перевариванием последних указаний Банбери.

— Заставьее продать, — ворчливо приказывал он.

— Она не хочет. Так и сказала. Дело в том, что мисс Стратт пришла в голову мысль самой управлять фермой.

— Она не сможет. Ей не позволят.

— Кто?

— Коренные австралийцы, дурак чертов! Дни англичан подходят здесь к концу.

— Кстати, кто сделал предложение о продаже?

— "Кардж и К°" из Аделаиды.

— Сколько?

Банбери подошел ко мне вплотную и показал зубы — это было какое-то жалкое подобие улыбки.

— Достаточно.

— Почему закрутилась эта игра?

— Ее здесь не хотят, ей не позволят. Это все. Тебе понятно?

— Что ж, вполне ясно даже мне.

— Пусть она почувствует себя здесь неуютно. Относись и ты к ней недружелюбно...

— И заставь продать, — продолжал я. — Это желание животноводов?

Австралийские животноводы, достаточно ловкие, расторопные, еще сто лет назад присвоившие здесь себе довольно большие площади земли, считаются теперь местной аристократией, и с ними приходилось считаться. Такое огромное количество земли и денег — вместе и в общих интересах, — конечно, мощная сила. Некоторые из этих феодалов живут на севере Западной Австралии.

— Заставь ее продать ферму и уехать, даже если для этого потребуется подложить ей в ботинок скорпиона.

Будь я проклят, если послушаюсь, подумал я. И будь я проклят, если понимаю, почему он так дергается. Конечно, он всегда был англофобом, но при этом не выступал против кого-то конкретно. У Банбери голова вечно забита взрывоопасными идеями, и эта, вероятно, одна из них.

Джейн еще не появилась. На таможне не любят торопиться, можно просидеть и целый день. Было уже два с половиной часа пополудни, когда наконец вышла сияющая Джейн и протянула мне свою инженерскую руку.

— Как поездка?

— Такой же полет, как и все другие. Не хуже и не лучше. Ой, посмотрите-ка, какое солнце!

Положив ее вещи в багажник, я открыл перед Джейн дверцу автомобиля. Потом завел мотор и включил кондиционер. Машина завелась с двух оборотов, и мы тронулись в путь.

— В первую очередь — дело, — сказал я. — У вас есть общая форма утверждения завещания. Сейчас я действую как администратор, согласно принесенной присяге.

— Что это значит?

— Это значит, что завещание утверждено. Хотя оценка имущества еще не проведена. Как у вас с деньгами?

— Нормально. Бабушка после своей смерти завещала мне дом, но я его продала.

— Вам придется здесь немного задержаться.

— Я не тороплюсь.

— В Перте вы пробудете два-три дня, чтобы оглядеться. Потом начнутся наши приключения. Вас это устраивает?

— Наши, говорите вы?

— Ну, вы же не можете ехать одна.

— Звучит заманчиво. — Джейн посмотрела по сторонам. — Как красиво!..

— Удивительное место, — заметил я. — Один из самых удаленных городов мира — на краю миллиона квадратных миль, — а вы попробуйте припарковать машину.

— Вам не нравится Перт?

— Нет, я люблю его, — ответил я. — Просто мне не нравится то, что с ним происходит. Небольшая кучка самых богатых людей захватила целый штат и делает фактически то, что им удобно и нужно.

Я не старался ни в чем убедить ее, она выглядела слишком счастливой и умиротворенной. Пока я вел машину мимо гигантских деревьев, ища место, где бы ее можно оставить, Джейн любовалась солнцем и блеском воды реки Суон. Затем мы прошли к ресторану, расположенному в Кингс-парке, одном из здешних мест, что успокаивают душу. Я был в достаточной степени австралийцем, чтобы показать Джейн красоты своей страны. Поэтому мы уселись за столик, стоящий среди больших деревьев в тени виноградной лозы, откуда открывался вид на город и реку, по которой медленно и величаво проплывали яхты, сновали юркие лодки и неторопливо ходил паром. Все, что мы заказали на обед, было местное: от авокадо, ананасов и бананов до мяса даров океана и белого виноградного вина. Вокруг все было сочно-зеленым и блестело от влаги. Воздух казался абсолютно прозрачным, виднеющиеся вдали очертания зданий — ясными и четкими. Если вам нужна идиллическая картина, лучшего места не сыщешь.

— Где, — спросила Джейн, хрустя вкусными сухариками особого приготовления, — где та красная пыль, о которой так часто говорят?

— В понедельник, — ответил я, — вы увидите столько красной пыли, что этих воспоминаний вам хватит на всю жизнь.

Итак, в понедельник мы сели в самолет компании «Ансет», выполняющий рейсы до Дарвина (Северная территория), с остановками в старом порту Брум, в Дерби и Кунунурре, куда мы, собственно, и летели. Почему «мы»? На это было две причины: во-первых, Банбери сказал мне по телефону: «Докажи этой англичанке, что Австралия не для проклятых англичан»; во-вторых, север есть север, там могут возникнуть дела, связанные с выполнением завещания. Мэри Эллен Грин могла иметь в Кунунурре иди Виндхэме своего адвоката. Возможно, остались счета за продажу продовольствия в Стринджер Стейшн.

По мере того как мы летели на север, земля становилась все более грязно-красной, а час спустя ландшафт, простирающийся в бесконечность, был уже сплошь багровым. Благословенная вода всегда смягчала жару аэропортов. В Бруме это был Индийский океан, в Дерби — Кинг-Саунд — тоже много воды, а в Кунунурре нас встречает озеро Кей, вдали же виднеется рукотворное озеро Эргиль. Все выглядит очень красиво и заманчиво.

Но — жара!!

Она бьет по голове подобно дубинке. Пару минут назад капитан пробубнил ворчливым голосом, что температура 34 градуса и над Кунунуррой яркое солнце и чистое небо. Звучало привлекательно. Но если умножить названное число на два и прибавить к результату тридцать, получите 98 градусов по Фаренгейту плюс палящее солнце. Я посмотрел, как Джейн шагнула из атмосферы кондиционированного воздуха на раскаленное шоссе, и сам с неохотой вышел следом из относительного комфорта в духоту.

— Скорее! — приказал я. — В здании будет прохладнее.

Там нас ожидала не только прохлада, но и невысокий седой мужчина, он быстро вычислил нас, оглядев всех прибывших, и, протянув руку, подошел.

— Джон Клоуз? Добрый день. Я Блэй Стейнби, — представился он.

Мы познакомились, пожали друг другу руки. Это был пилот, предоставленный нам авиакомпанией.

Разговаривая, Стейнби сильно гримасничал. Улыбка не сходила с его губ, демонстрируя зубы, число которых было, однако, невелико.

— Вы англичанка, леди? Я тоже. Очень приятно встретить соотечественницу, к тому же такую красивую. Выпейте немного, — продолжал болтать он. — Вода, кока, пиво. И стойте в укрытии. Не позволяйте этому яркому золотому ублюдку добраться до вашей кожи. — Он повернулся ко мне: — Когда отлет?

— Мы можем лететь хоть сейчас, — ответила за меня Джейн. — Здесь нас ничто не держит.

Стейнби с сомнением посмотрел па нее и вопросительно — на меня. Я кивнул:

— Кстати, это новая владелица Стринджер Стейшн.

Стейнби покачал головой:

— Вы очень упорная, леди. Чувствую, Стринджер Стейшн ждут перемены.

— Вы знаете Стринджер Стейшн?

— Нет, ни разу не приземлялся там. Она никогда не покидала ферму, старая миссис Грин.

— Совсем?

— По крайней мере я об этом не слышал, хотя живу здесь двадцать три года, еще с тех времен, когда Кунунурра была маленьким детенышем. — Стейнби снова показал свои редкие зубы. — Городок совсем молодой, основан в шестидесятых.

— А как с продовольствием? — поинтересовался я. — Не знаете, каким образом она получала...

— Здесь, парень, все всё знают. Там есть один коренной австралиец — абориген. По-моему, он что-то вроде управляющего. Ездил туда-сюда на грузовике. Очень старый.

— Человек или грузовик?

— Мужчина, ему, может, около пятидесяти. Грузовик — старый. Я кое-что взял для вас в самолет: продукты, воду. Вы пробудете там пять дней?

— Верно.

* * *

Нам предстояло лететь на шестиместном самолетике, довольно простой конструкции. Но лично мне никогда не казалась плодотворной идея использования таких хрупких конструкций в самолетах. Но надо признаться, в перелете на небольшие расстояния они довольно удобны, хотя меня, признаюсь, и смущает использование в небе керосина. Я предпочитаю дизели, но здесь их нет.

Стринджер Стейшн — наиболее отдаленная часть бескрайних пастбищ, которые простираются между самой северной точкой Австралии и границей Большой Песчаной пустыни на западе и Новым Южным Уэльсом на востоке. Естественно, не вся эта земля покрыта вечно зеленеющей травой, местами попадается настоящая саванна. Это прекрасное место для выпаса скота, конечно, тех его видов, которые приспособились к жаре.

Мы находились в воздухе чуть больше часа, и Стейнби, державший на коленях карту, кивнув налево, сказал:

— Теперь — добро пожаловать на Стринджер Стейшн.

Мы с Джейн смотрели вниз, пока Стейнби вел самолет по широкому кругу, показывая Джейн ее владения. Первое, что мы увидели, были стада. Испуганные шумом винта, они разбегались. Уже после того, как самолет описал круг, стал виден дом, крытый потемневшим от старости железом, и невысокие постройки, окружающие его. Среди них выделялся ветряной насос, лопасти которого вращались, что уже само по себе было хорошим признаком. Больше мы ничего не увидели, да и что еще может быть на ферме, кроме стада и жилища?

— Где вы будете садиться? — спросил я Стейнби, не обнаружив на земле взлетной полосы.

Тот коротко взглянул на меня и отвернулся.

— Не переживай, парень.

И минуту спустя самолет, прокатившись по твердой земле, остановился в сотне метров от главного дома.

Стейнби выключил мотор, посмотрел на нас и торжественно произнес:

— Стринджер Стейшн, леди и джентльмены.

Наш багаж, который он помог нам извлечь из самолета, был невелик: чемоданы с одеждой плюс еда, которую он купил для нас. Мы несли свои вещи, а Стейнби — продукты, и все это сложили возле дверей дома. Обливаясь потом, я поинтересовался, где здесь вода.

— У нас есть десятигаллонная емкость, — ответил Стейнби. — В самолете. Они здесь неплохо жили. Видите ту ветряную мельницу?

— Согласен, но...

— О да, но!.. — засмеялся Стейнби. — Встретимся через пять дней.

И Стейнби улетел.

С первого взгляда было заметно, что Стринджер Стейшн в запущенном состоянии.

— Тут, по-видимому, давно никто не живет, — предположил я.

Джейн посмотрела на меня, на ее лице мелькнуло подобие улыбки.

— Вы думаете, я ожидала увидеть свежевыкрашенный забор?

— Посмотрите сюда. Должно быть, это здание не успели достроить.

— Или оно уже давно начало разрушаться, — добавила она.

— Позвольте мне, — сказал я и, повернув ручку, толкнул незапертую дверь, потопал пару раз ногами, на случаи, если внутри поселилось что-то ползающее или шевелящееся.

— Зачем вы это делаете?

— Единственно хорошее, что можно сказать относительно австралийских змей, — они очень нервные, поэтому всегда стараются скрыться. Не надо лишать их такого шанса.

— Они все так поступают?

— Кроме королевской коричневой. Эта очень опасна.

— Она может оказаться и здесь?

Я кивнул:

— Не удивляйтесь, если встретитесь с ней где-нибудь на ферме. Но надеюсь, в доме ее нет.

Я прислушался: характерного шелестящего звука и в самом деле не последовало, поэтому, оставив Джейн за дверью, шагнул внутрь.

Хаос! Эта просторная комната, очевидно, когда-то служила хозяевам кухней. Ставни закрыты, но даже при скудном свете, проникавшем в открытую дверь, видно, что чайники и кастрюли, разбитые, брошены на пол, опрокинуты стулья, снятые со стен картины как попало лежали на столе и на полу. Дверца старой плиты распахнута, подносы и сковороды вытащены, а обрывки двух разорванных картинных полотен разбросаны по полу. Совершенно выпотрошенный радиоприемник также валялся на полу.

Я посмотрел в дверной проем на то, что некогда служило спальней, — там грудились вспоротые матрасы. Разглядывая это варварское разорение, я вдруг услышал приглушенный вскрик Джейн, резко повернувшись, увидел, что она стоит в дверном проеме. А за ней, чуть поодаль, — человек с ружьем в руках, дуло которого направлено прямо на девушку.

Глава 4

Я повернулся, и ствол ружья тут же переместился и мою сторону. Мужчина был настоящим великаном, мне не доводилось видеть таких ни разу в жизни. Огромная широкополая шляпа прикрывала ею голову. Нас разделяло около двадцати футов. Я пошел навстречу, не совсем представляя себе, что делать дальше.

— Ты... выходи! — повелительно произнес человек, не отрывая от меня взгляда.

— Надо выйти, Джейн.

— Я новая хозяйка Стринджер Стейшн, — скачала Джейн и шагнула вперед.

Мизансцена изменилась мгновенно: великан бросил ружье, стащил шляпу с головы и стоял, смущенно потупясь, комкая ее в руках.

— Я извиняюсь, мисас, — снова и снова повторял он.

— Кто ты такой? — спросила Джейн в лучшем армейском стиле. — И что ты делаешь на моей земле?

— Билли, — пролепетал он.

— Повтори. Более отчетливо.

— Билли Одна Шляпа, — как можно яснее произнес он.

— Почему ты здесь?

— Я туг живу, мисас.

Джейн обернулась в мою сторону и кивнула: Стейнби, кажется, говорил про какого-то аборигена.

— Ты что-то вроде управляющего? — уже мягче задала вопрос Джейн.

— Да, мисас.

Джейн сделала шаг вперед и протянула ему руку:

— Вы хорошо помогали миссис Грин, я слышала. Надеюсь, будете так же помогать и мне?

Это был момент, достойный кисти великого художника: гордая белая девушка и абориген-великан пожимают друг другу руки.

— Здравствуйте, мисас, рад встретить вас на Стринджер Стейшн.

— Я чужеземка и совсем ничего не знаю о ферме.

— Добро пожаловать, мисас. Ваш муж тоже. — Он смотрел на нее, покачивая головой.

Я засмеялся, а Джейн улыбнулась и уточнила:

— Это не мой муж. Билли.

— Я что-то вроде полиции, — пояснил я.

— Что произошло в доме? — поинтересовалась Джейн.

— Расскажите, только не здесь, на солнцепеке. Давайте зайдем в дом и приготовим чай, — предложил я.

Металлический чайник был изрядно помят, но дырок в нем не обнаружили, баллон с газом, хранящийся в специальной кладке, тоже уцелел. Пока закипала вода, Джейн расспрашивала аборигена о его семье. Я отправился на поиски чашек и нашел лишь старые, покрытые пятнами металлические кружки, — от всего, что бьется, остались одни черепки.

— Кто это сделал и когда? — спросил я, приступая к чаепитию. Как и все люди его племени, Билли был застенчив и малоразговорчив. И не сразу нам удалось расшевелить его.

— Четверо на самолете, — он показал на небо, — оттуда. Сломали дверь, прошли через дом, все поломали.

Я подумал, что, может быть, и сам Билли с приятелями-аборигенами однажды забрались сюда в поисках спиртного и, ничего не найдя, пришли в ярость, все разгромив. Они любители заглянуть в бутылку. Но я ошибся.

— Били меня, жену, двух мальчиков, — продолжал Билли.

— Били тебя? Почему?

— Старался остановить их. Они сказали — прочь. Повалили на землю и били.

— Когда же это случилось?

— Три недели...

— Кто они? — спросила Джейн.

Билли пожал плечами:

— Ты их не знаешь?

— Незнакомцы, — лаконично ответил Билли.

Абориген оказался человеком спокойным, по-английски говорил только в случае крайней необходимости. Ныне в Австралии аборигены входят даже в состав правительства, есть они и в милиции и среди спортсменов, но это с недавнего времени. Попадаются и такие, которые выступают против белых, не принимая их в силу своих традиций.

Я начал задавать вопросы, будто полицейский: попросил описать мужчин, цвет самолета и т. д.

Джейн же интересовало, что им было нужно в Стринджер Стейшн.

Билли не знал.

— Может быть, все же спиртное? — предположил я.

— Нет, — покачал головой Билли.

Были ли они здесь когда-нибудь раньше? Нет. С тех пор, как учинили разгром, — тоже нет.

Отложив беседу, мы решили заняться делами, в данный момент более необходимыми.

— Генератор, Билли?

Тот показал мне на одно из стоящих рядом сооружений. Обнаружился в нем и древний американский дизель с пустым баком, следовательно, бесполезный. По счастью, в сарае оказался запас топлива, и после того, как я влил в дизель несколько галлонов горючего, он сразу же с готовностью заработал, к моей великой радости, — крутить вручную старый дизель при такой жаре не слишком-то весело. Ветряной насос, лопасти которого свободно вращались, обещал набрать большую емкость воды.

Казалось, все оставалось в рабочем состоянии. Я пошел доложить об этом хозяйке, которая пыталась навести хоть какой-то порядок в доме.

— Загадочно, — сказала Джейн. И наморщила лоб.

— Загадочно?

— Вы так не думаете?

— Вы имеете в виду место, или страну, или дом, или что-то еще?

— Все в порядке, сказали вы? — Джейн посмотрела на меня, — Все в порядке, за исключением дома. Генератор работает, вода есть, а здесь все разрушено.

— Есть и нечто более загадочное.

— Что именно?

Я предложил Джейн выйти из дома.

— Посмотрите вокруг.

Джейн послушно огляделась.

— Что видите?

— Вы прекрасно знаете что. Старые, облупленные строения, сломанные заборы, дикие стада скота.

— Стада всегда бегают свободно, Джейн.

— Ну, ладно; — Джейн сложила руки на груди. — В чем же проблема?

— Эта ферма может приносить очень большой доход, — пояснил я. — Две тысячи долларов, по меньшей мере.

Возможно, такие деньги и можно было выручить, если бы за фермой был соответствующий уход. Может быть. Позже мы это проверим. А пока я отправился осматривать постройки. В обитом жестью сарае, где было жарче, чем в духовке, я обнаружил грузовик, включил мотор, и старая «тойота», заурчав, завелась.

Выключив его, я пошел дальше и обнаружил кладовую для продуктов, но сейчас там хранилось лишь немного маиса. Вполне возможно, Мэри Эллен держала кур, которые, как я полагаю, разбежались, поскольку в металлической сетке было больше дыр, чем самой сетки. Ни ограды, ни кур и, естественно, ни яиц.

В четырех-пяти сотнях ярдов от дома стоял трейлер. Я решил, что люди, которые стоят и сидят в тени баобаба неподалеку от трейлера, вероятно, семья Билли. Они что-то оживленно обсуждали, активно жестикулируя. Скорее всего нас: новую мисас, которая выглядела очень самоуверенно, и ее прирученного мужчину. Я сначала решил подойти, взяв с собой Билли, чтобы получить побольше информации, но передумал. Было слишком жарко идти пешком, но не менее жарко и ехать на машине. Завтра утром можно будет предпринять такую поездку. Рано утром.

А сейчас я открыл следующую дверь. Открыл — это легко сказать. Старая амбарная дверь еле держалась на перекосившихся петлях, и с меня уже сходил седьмой пот, пока я приподнимал, а потом толкал ее внутрь. За дверью оказалась часовня — старая молельня с двумя грубыми скамьями и алтарем, на стене — изображения Христа и Девы Марии, на аналое — Библия. Несмотря на сплошную пыль вокруг, появилось ощущение умиротворенности, какое возникает в пустых церквах. Мысленно я представил себе пожилую леди и престарелого священника и ту нехитрую службу, которую он должен был служить во время своих редких визитов сюда.

Это было умилительно. Выйдя из часовни и обойдя вокруг здания, я увидел то, что тронуло меня еще больше.

— Тут могилы.

Пока меня не было, Джейн разыскала лестницу, приставила к стене дома и, забравшись на нее, осматривала в бинокль окрестности. Жара наконец начала понемногу спадать.

— Покажите мне, — попросила Джейн.

Могилы было три, расположенных позади часовни под сенью огромного камня, возвышавшегося позади них на десять или двенадцать футов.

— Мэри Эллен Эммет, — прочла Джейн, стоя на коленях перед небольшим холмиком, обложенным плоскими камнями. В головах стоял деревянный крест, на котором написано имя и дата смерти, рядом — черепки керамического горшка, из которого торчало два сухих стебелька, бывших когда-то цветами.

БИЛЛ СТРИНДЖЕР

любимый муж Мэри Эллен

умер второго ноября 1923 года

на 40-м году жизни

Это был человек, выигравший Стринджер Стейшн. Не то разоренное, опустевшее место, которое мы увидели сейчас, а ферму Стринджер Стейшн, какой она была шестьдесят лет назад, с новыми, радующими взгляд постройками. Человек, который выиграл ферму в игру ту-ап. На следующей могиле тоже лежал камень, но более крупный, уже начавший по краям разрушаться. Надпись, сделанная золотыми буквами, гласила:

Священной памяти Джона Джозефа Грина — возлюбленного мужа Мэри Эллен Грин, умершего в сентябре 1971 года в возрасте 76 лет.

Могилу обрамляли продолговатые черные камни. Все это навевало грусть.

* * *

Солнце на этой географической широте садится очень быстро, и сразу после шести часов вечера мы плотно закрыли ставни, повесив на окна противомоскитные сетки, и занялись приготовлением обеда из того скудного ассортимента продуктов, которые оставил нам Стейнби.

— Интересно, какую пищу готовила себе Мэри Эллен? — спросила Джейн.

— Тушеное мясо и дампер[4] или свежее мясо со своей фермы.

— Что такое дампер?

— Вид хлеба, который можно приготовить в били[5].

О били Джейн уже знала, но она задала мне еще массу других вопросов о жизни на таких вот отдаленных фермах. Я ответил, на какие только смог. Вырос я в городе, и, хотя часто ходил в пешие походы, образ жизни на таких фермах был мне тоже не слишком-то известен.

После ужина Джейн решила заняться составлением генеалогического древа своей семьи, и мы сели за расшатанный стол на таких же расшатанных стульях.

— Представьте, прожить шестьдесят лет на одном месте, — задумчиво проговорила Джейн.

— Да, в аду и то веселее.

— О, как вы можете!

— В конце концов, тал: хоть есть компания. Есть с кем поговорить, — защищаясь, ответил я.

— У нее был супруг, насколько вы помнить. Здесь.

— Да. Даже целых два. И жизнь, которая с готовностью как бы говорила им: «Добро пожаловать».

— Вы считаете, они не были счастливы? — с огорчением в голосе спросила Джейн. Она хотела, чтобы люди, лежавшие там, возле часовни, были при жизни счастливы. — Представьте себе, они привыкли к этому месту. У людей так бывает, — продолжала она упорствовать.

— А вы не думаете, что здесь можно заскучать? Шестьдесят тоскливых лет на одном и том же месте. Господи, подумать только! У нее было столько денег, Джейн. Да эта ферма. Все ее. Если бы она вдруг захотела жить в Перте или Париже, не важно где, она могла бы уехать туда. Но она оставалась. QED[6]. Хотя, может быть, но он не хотел жить в Перте...

Сняв закипевший чайник, я протянул Джейн кружку горячего крепкого чая.

— Попейте.

Джейн опустошила полкружки.

— Вы хоть когда-нибудь видели ее?

В ответ — отрицательный жест.

— Тогда выбросьте из головы нею эту романтическую чепуху. Она не ближе нам, чем капитан Кук.

— И все-таки...

— А мы сами сейчас так далеко ото всех, что у нас нет даже радио.

Что вернуло ее наконец из романтических грез на землю. Несколько мгновений она пристально смотрела на меня, потом бодро сказала:

— Давайте поищем другой чайник, этот скоро развалится, а ведь мистер Стейнби появится только через пять дней.

— Стейнби — это хорошо. А вот что нам делать, если снова появятся те?

— Вы думаете, это возможно?

Я пожал плечами:

— Зачем они прилетали сюда?

— Наверное, посмотреть, нельзя ли что-нибудь украсть. Если они это уже нашли и взяли, мывсе равно никогда не узнаем, что именно. Зачем же им снова возвращаться?

— Вы необычная женщина. — Я рассмеялся.

— Почему?

— У людей существует общая нормальная реакция на любое вторжение. Они дрожат от страха, особенно женщины. Это же преступление против человека!

— Против мужчин?

— Против человечества в целом, включая и женщин? Вас это не бросает в дрожь?

— Это же мой дом.

— Теперь ваш.

— Да, но это не мой дом.Может быть, в этом дело?

— Может быть.

— И все же вы считаете, они вернутся? — настаивала Джейн.

— Или вернутся, или они собираются сделать что-то другое.

— Что вы имеете в виду?

— Послушайте, мы здесь оторваны от мира. Да, сравнительно недалеко находится Бурке, там есть все службы: врачи, прилетающие на вертолетах, полиция. Если происходит что-то серьезное, они быстро оказываются на месте. Но мы не сможем их вызвать. Нет связи.

— Итак, если они вернутся?..

— Вокруг нас восемьдесят с лишним квадратных миль, а мы — как иголка в сене. Остается надеяться, что никто не появится в ближайшие несколько дней.

— И все-таки я не вижу причины, из-за которой им понадобится сюда возвращаться, — продолжала настаивать Джейн. — Здесь нет ничего такого...

— Неверно, — ответил я и сам поразился своей мысли. — Здесь есть мы.

Глава 5

Во второй спальне мы не обнаружили никаких тюфяков — ни распотрошенных, ни целых. Комната была маленькой, в ней стояла только узкая армейская кровать с пружинной сеткой, покрытой старинным домотканым пледом, да висело изображение Девы Марии. По всей видимости здесь спал отец Нейсмиш во время своих визитов. Плед укладывался прямо на сетку и, вероятно, был как раз тем тюфяком, который устраивал отца Нейсмиша, привыкшего спать на одеяле под звездами.

Распотрошенные тюфяки мы выбросили за дверь с намерением сжечь их на следующий день, а Джейн решила последовать примеру отца Нейсмиша и постелила себе плед.

При всей первобытности ночлега спал я отлично, и Джейн сказала, что тоже хорошо выспалась.

Было шесть утра, и температура, по моему предположению — барометр-термометр неизвестные тоже разбили, — пока не поднялась выше двадцати трех градусов по Цельсию. Джейн стала кипятить воду, я отправился за машиной. Старый мотор завелся сразу же, едва я добавил топлива. Мы не собирались далеко отъезжать, ведь здесь надо быть очень осторожным. Всегда. Итак, я залил бак и подъехал за Джейн к самым дверям дома. Она уже протягивала мне чашку чая и бисквит. Две минуты ушло на завтрак, и мы тронулись в путь. За рулем сидела Джейн.

— Может, нам стоит заехать за Билли, чтобы он посоветовал нам, с чего начать? — предложил я.

— Пусть поспит, — ответила Джейн. — Я просто хочу немного познакомиться с окрестностями. Детали изучим позднее.

Все механизмы старушки «тойоты» скрежетали и громыхали, хотя Джейн очень осторожно вела ее по твердой земле. Но первое наше открытие относилось не к фермерству, а к авиации. Мы обнаружили вдруг самолет, летящий высоко в небе в направлении, параллельном нашему движению. Утреннее солнце отражалось от его серебристого корпуса. В ярко-синем прозрачном воздухе безоблачного неба самолет, должно быть, на высоте около девяти тысяч футов, был отчетливо виден.

— Интересно... — сказала Джейн.

— Что интересно?

— Самолет. Вы узнаете его?

Я с недоумением взглянул на нее:

— Нет.

— Отличительные знаки его очень необычны. Это старый скоростной «лайтнинг».

— Какой-какой?

— Американский. Ну, еще времен Второй мировой войны. Двухмоторный, два лонжерона хвостовой формы. Видите их?

— Я их вижу, но вы-то откуда все это знаете?

— Это одна из самых известных моделей, — засмеялась Джейн. — Когда-то они меня интересовали, самолеты.

Я с сомнением посмотрел на нее:

— Со времен Второй мировой? Прошло больше сорока лет, к ним... трудно достать детали.

— Что он все-таки здесь делает, в этом месте? — взволнованно спрашивала Джейн, в то время как самолет, покачивая элегантными крыльями, начал разворачиваться.

— Следите за дорогой, капитан, — посоветовал я, — а за самолетом буду наблюдать я.

Самолет развернулся и исчез из поля зрения, но, спустя секунды, пролетел вдруг над нами с таким страшным грохотом, что мы инстинктивно вжали головы в плечи. Взблеснув на солнце, он взмыл вверх и опять исчез.

— Странно, — протянула Джейн.

— Что именно?

— Вы заметили какие-нибудь особенности?

— Честно говоря, нет.

— Серебристо-алюминиевый цвет, — продолжила Джейн. — Нет ни знаков отличия, ни маркировки, ни наут.

— Что такое «наут»?

— В тех местах, откуда я приехала, — ответила Джейн, не сводя с меня глаз, — это означает «ничего».

— Обсудим.

Джейн засмеялась:

— Слава Богу, экзамены закончились!

Если бы мы знали, что они только начинаются!

* * *

Мы продолжили свой путь. Земля в этом месте оказалась необычной. Ровная и плоская на первый взгляд, на самом деле она оказалась неровной и бугристой. Я подумал, что ее можно сравнить с лицом пожилой женщины, кажущимся издалека гладким, а вблизи — изборожденным морщинами. По моим предположениям, глубина попадавшихся впадин не составляла и пятидесяти футов, но при необходимости в них можно было бы довольно комфортно разместить и целую армию. Наша «тойота» то поднималась, то скользила вниз по бороздам, расположенным подобно клеткам кроссворда. На дне канав виднелись русла ручьев, протекавших в сезон дождей.

— Но где же вода? — спросила Джейн.

— Полагаю, в траве. Здесь очень много травы. Правда, не как на ваших английских лугах. В это время года она жухнет и высыхает, но привыкший к жаре скот отлично пасется на ней.

— И ничего не вырастает, кроме этого вот животного! — Джейн кивнула на оказавшуюся вблизи машины корову, которая резко обернулась на шум и, поспешно взобравшись на холм, исчезла из виду.

— Очень проворная!

— И совсем не жирная, — добавила Джейн.

Она, конечно, ничего не знала о жизни домашнего скота, как, впрочем, и я, но уже начала ломать себе над этим голову. Домашние животные на Стринджер Стейшн были как на подбор стройными и поджарыми, быстрыми на ноги, с чуткими ноздрями. Они уже издалека видели наше приближение и стремглав уносились прочь: очевидно, они не привыкли медленно пережевывать жвачку, равнодушно глядя перед собой.

— В Австралии клеймят коров или это делают только на Диком Западе? — поинтересовалась Джейн.

Мне припомнилась реклама пива в Перте: шестеро потных мужчин ставят тавро на одного теленка, а потом открывают шесть холодных банок пива.

— Да, они клейменые.

— А здесь — нет. — Джейн уже успела и это разглядеть своим дотошным взглядом. — По крайней мере, я еще не видела ни на одной такого клейма.

Лично мне это было безразлично — я ведь не торговец скотом. Но, присмотревшись, понял, что она права.

— Неклейменые называются чистошкурными, — пояснил я.

— На них и не будут ставить клеймо?

— Как я понимаю, вы совершенно законно этим интересуетесь. Выжигание клейма происходит раз в году. Собираете свой скот и помечаете его, пока это не сделал вместо вас сосед. Это даже считается здесь региональным видом спорта и обеспечивает определенных людей работой.

— Разве здесь нет заборов?

— В Австралии, леди, есть заборы всех видов, некоторые из них тянутся на полторы тысячи миль, некоторые — лишь на тысячу.

— А некоторые, — добавила она, — вообще никуда негодные.

Снова справедливое замечание. Мы ехали вдоль границы владений, проходящей чуть левее от нас: покосившийся, ржавый забор с громадными дырами в слабо натянутой сетке.

— Немного запущен, — заметил я.

— И совсем обветшал. За годы и годы!

— Удивляюсь, как еще здесь уцелел какой-то скот. Вероятно, соседи — очень честные люди.

Развернув машину, мы отправились обратно, некоторое время ехали молча, потом Джейн спросила:

— А где всему этому можно научиться?

— Вы хотите сказать, фермерству?

Джейн кивнула.

— Есть хороший сельскохозяйственный колледж. Но не торопитесь. Вы только одним глазком взглянули и уже собираетесь забросить свою карьеру. Не будьте такой импульсивной.

— Я хозяйка этого места и чувствую ответственность за него, — сказала она.

— Факты свидетельствуют...

— Мне тридцать. Я знакома с жизнью, спасибо.

— В Австралии сельское хозяйство очень разнообразное. Здесь выращивают все, начиная от бананов и кончая крупным рогатым скотом. Проблема в том, чтобы найти сегодня покупателя на все это изобилие товара, когда англичане входят в Общий рынок. Мы торгуем с арабами и нашими новыми друзьями — японцами, но они не могут купить столько, сколько мы можем продать. Результат — пожалуйста, налицо.

— Накопление, — пожала она плечами.

— Реки вина и горы пшеницы в Европе. А здесь — банкротство. У нас есть фермеры, которые ходят пешком, потому что не могут заплатить за проезд. Вам, несомненно, выпала удача — досталась ферма. Но сумейте правильно распорядиться этим наследством.

— Я верю в свою удачу и ферму.

— Позвольте предположить, что произойдет, — попросил я слова. — Послушайтесь опытного искателя счастья. Вы потратите уйму денег на восстановление заборов и откорм скота, но это будет как вода в песок, — всего недостаточно. Возьмете заем у мистера Черрибла из банка «Беневолент», и он назначит вам двадцать процентов. Вы попадете в тупик, будете полумертвой от работы, а когда прогорите, банк лишит вас права пользования землей и отберет эти угодья. Прощай, наследство!..

— Что это с вами? Вчера вы не были столь энергичны в своих выводах.

— Я отлично себя чувствую. Слишком много впечатлений. Пастбища, коровы, овцы...

— Дело не в этом, — мрачно ответила Джейн, — а в вашем боссе. Он хочет, чтобы я продала ферму, и вы стараетесь меня в этом убедить.

Я вспомнил о Миллере Банбери и стал размышлять над своими словами. Каждое из них было истинной правдой. Даже знающие и опытные люди уперлись бы в стену — люди, знакомые с землей и местным климатом. Джейн Стратт, поддавшаяся всего лишь первому впечатлению, не знает ничего ни о работе, ни о жизни в Австралии. Она недостаточно образована и морально не подготовлена к подобному труду. Физически не подготовлена к нашему климату и абсолютно не представляет, что за жизнь ее здесь ожидает.

— Забавно, — сказал я. — Но Миллер Банбери, как ни странно, — хотя это последнее, чего он желал бы, — может оказать вам добрую услугу.

— Давайте, — предложила Джейн, словно не замечая моих слов, — остановим машину и побежим наперегонки вон до того гребня. И обратно.

— Мне не надо ничего вам доказывать, вы сами убедитесь вскоре, — сопротивлялся я.

— Думаю, надо. Выходите же!

Кондиционированный воздух в машине — естественный душный снаружи. Жара. Бежать примерно с милю. Безумие! Джейн уже вышла из машины. Пусть бежит, а я медленно побреду сзади, ощущая, как пот ручьями стекает по телу. Тут даже негде укрыться. Внезапно я услышал ее крик и поднял голову. Джейн мчалась назад ко мне, а в нескольких ярдах позади, угрожающе выставив рога, за ней гналась корова. Потом корова приостановилась, не спуская глаз с девушки. Джейн тоже слегка замедлила бег, вытирая лицо и часто оглядываясь через плечо.

— Господи, да это даже не бык! — с раздражением произнесла она.

— Она опаснее, чем парень.

— Корова?

— Своего рода... женщина. К тому же у нее теленок.

Джейн окинула меня хмурым взглядом — действительно хмурым — и быстро забралась в машину. Корова наблюдала, как мы проезжали мимо, и ни на миллиметр не посторонилась. Оглянувшись назад, я увидел, как она удовлетворенно помахивает хвостом.

— Эти животные очень независимые, — объяснил я.

Джейн усмехнулась:

— Вроде меня?.. Вопрос состоит в том, правильно или нет то, чего я хочу? Продать ферму, получить деньги и вернуться обратно на службу ее величества. Это один вариант. Или — как вы мне тут изобразили — стать должником банка...

— Мне сдается, один вариант привлекательнее другого.

— Еще увидим! — воскликнула она, опять не замечая иронии. — Эй, посмотрите-ка вон туда!

Я обернулся на ее жест.

* * *

Это оказался круглый бассейн около ста метров в диаметре. Сейчас в нем воды было немного, но след на берегу свидетельствовал, что в сезон дождей она поднималась довольно высоко. От водной глади отражались солнечные лучи.

— Подобная штука, — сказал я, — должна добавить к общей цене фермы еще несколько сот долларов.

— Как красиво! — воскликнула Джейн.

— Смотрите не продешевите, капитан Стратт.

— Очень красиво! — Опять не обращая внимания на мои слова, повторяла Джейн. — Как вы считаете, это естественный водоем?

Мы подошли ближе. Бассейн оказался ни естественным, ни новым, но был сработан на совесть. Внимательно приглядевшись, мы увидели, что самая высокая отметка уровня воды находится на высоте около двадцати футов от сегодняшнего, и насыпь, напоминающая плотину, выглядела очень основательной: земляной вал приблизительно пятьдесят ярдов в длину и тридцать футов в высоту, затвердевший под лучами солнца. И хотя миллионы трещинок испещряли его поверхность, они не приносили никакого вреда: утечки воды не было.

— По-моему, это очень ценная недвижимость, — заметила Джейн.

— Я уже сказал вам об этом.

— И как же они это соорудили?

— Я как раз собирался спросить у вас о технических мелочах.

Джейн своим инженерным глазом окинула водоем.

— В Англии в 1840 — 1850 годах существовали громадные артели чернорабочих из ирландцев, которые возводили железнодорожные насыпи. Это сооружение отдаленно напоминает плотину.

— В Австралии подобные сооружения строили каторжники.

— Каторжники не могли сделать этуплотину!

— Согласен.

— Но в таком случае кто? — простодушно спросила она. — Может быть, аборигены?

— Вряд ли.

— Вы уверены?

— Абсолютно.

Джейн прошлась вдоль плотины, внимательно разглядывая ее.

— Мы рассуждаем, как дилетанты, — произнесла она минуту спустя. — Это сделано машиной.

— Вы имеете в виду — бульдозером?

— Может быть, какой-то черпалкой.

— Джейн, послушайте! Это место, этот клочок земли, на котором мы сейчас стоим, отовсюду настолько удален, что в равной степени можно удивляться всему, в том числе и бассейну, вырытому бульдозером в центре Земли.

— И все-таки... Джон, постойте!

Меня это не остановило.

— Перт — самый отдаленный город мира. Ближайший к нам город — Аделаида, между ними тысяча двести миль. Сейчас мы на тысячу миль севернее Перта и на чертовски большом расстоянии даже от Кунунурры. А вы толкуете тут о каких-то бульдозерах!

— Был здесь бульдозер, — настаивала она. — Спорим?

— По средним австралийским стандартам, я не слишком азартный человек. Но...

— Вы можете позволить себе потерять сотню долларов? — хитро произнесла Джейн.

— Согласен на пять, — ответил я. — Если вы можете себе позволить потерять их, то я с удовольствием позволю себе их приобрести. — Жара нарастала, солнце обжигало плечи. — Куплю себе холодного пива и, может быть, угощу вас.

Джейн протянула руку:

— Пять долларов, так?

— Да нет, пять сотен! Бульдозеры! — уточнил я, искренне рассмеявшись.

Итак, мы заключили пари. По моим предположениям, ближайший бульдозер находился не менее чем в ста милях отсюда, где-то возле реки Орд или в Кунунурре. Перевезти его сюда очень трудно и дорого. Но вода, несомненно, представляла ценность.

— Я, конечно, не уверен, но возможно, именно вода не позволяет вашим стадам разбегаться. Холодная вода в доступном месте.

Джейн скорчила гримаску, спросила:

— Как по-вашему, другие животные тоже здесь пьют: кенгуру и так далее?

— Все, включая змей. Края плотины могут оказаться и за домом.

— А я хотела поплавать.

— Некоторые из них тоже плавают, — мрачно заметил я.

Мы отправились в обратный путь. Утро было в самом разгаре, и Джейн с удовольствием оглядывала окрестности. Пока ехал к часа два, молчали, посматривая по сторонам.

Подъезжая наконец к дому, Джейн отпустила рычаг, успокоив тем самым рычащую машину, и спросила:

— Ну, каково ваше мнение?

— По-моему, в первую очередь вам надо выключить кондиционер, иначе через тридцать секунд батарея сядет. Никогда не забывайте делать это.

— Хорошо. Так что вы все-таки скажете?

— У меня недостаточно знаний, чтобы составить какое-то мнение.

— Не портите мне настроение!

— Ну ладно. Как мне кажется, ферма Стринджер Стейшн, может быть очень давно, была классным местом.

— Это значит хорошим? Но я чувствую, что так будет опять! — с некоторым превосходством говорила Джейн.

На ленч мы открыли консервы, сделали салат и чай. Потом я вытаскивал из дома всякий хлам и сломанные вещи.

— Нет. Нет, не это, и это тоже нет, — то и дело повторяла мне Джейн.

Особенно в отношении личных вещей. На мое предложение выбросить весь накопившийся хлам, Джейн возразила:

— Но это единственная возможность хотя бы немного узнать мне Мэри Эллен! Если мы все выбросим, от нее ничего не останется.

Поэтому все ветхие вышитые картинки снова вернулись в грубо сколоченные шкатулки и коробку с принадлежностями для рукоделия. Мэри Эллен не обладала талантом художника или дизайнера, но умелой и аккуратной мастерицей несомненно была. Очевидно, с удовольствием занималась вышиванием — да и что было еще делать на Стринджер Стейшн в течение двадцати тысяч длинных вечеров? В рисунках, как правило, она оставляла свои воспоминания.

— Посмотрите! — воскликнула Джейн, протягивая мне кусок полотна.

— Что это?

— Трактир в Торнтрне, откуда мы все родом. Все точно, хотя Мэри Эллен видела его в последний раз, когда ей исполнилось двадцать лет.

— Ностальгия — сильное чувство.

— М-м-м, — пробормотала Джейн. — Интересно!

— Что?

— Насколько я помню, этот трактир называется «Грин Мен». Хотя, возможно, в ее времена название было совсем другим и изменилось уже позднее.

Пока Джейн разбиралась с рукоделием, я продолжал выносить сломанные стулья и другие покореженные предметы. Некоторые вещи вполне можно было бы отремонтировать. Но неизвестные, посетившие Стринджер Стейшн, очень постарались, были жестоки и настойчивы. Размышляя подобным образом, я не обращал внимания на слова Джейн, полагая, что она разговаривает сама с собой. Старьевщики в Перте могли бы склеить кое-какие деревянные детали, а потом продать какие-то по довольно высокой цене как раритеты эпохи короля Эдуарда или королевы Виктории. Когда гостиная обрела если и не идеальный вид и носила следы нашей недавней уборки, я вдруг подумал: интересно, а где находится в настоящий момент управляющий Билли Одна Шляпа? И тут же уколол Джейн:

— Ваши служащие избегают вас.

— Должно быть, они видели, как мы утром уезжали, — резонно ответила она.

— А также и то, как мы вернулись часа полтора назад.

— Да, любопытно, чем занимается этот Билли.

— Полагаю, ничем.

— А я полагаю, что он помогал Мэри Эллен, — сердито ответила Джейн.

— Возможно.

— И до самого конца ухаживал за ней.

— Может быть.

— Мне он показался неплохим человеком. Конечно, я не слишком-то много знаю аборигенов, но...

— Мне он тоже показался хорошим человеком, хотя я тоже не много знаю о них. Хочу предупредить вас — я юрист.

— Юрист, которого интересует Билли Одна Шляпа? Почему?

— Меня мучает мысль. Когда я вновь услышу бормотание Билли, возможно, она исчезнет.

— Поэтому давайте пойдем и повидаемся с ним, — предложила Джейн. Сложив вышивку в коробку, она направилась к двери.

— Шляпа, — напомнил я.

Джейн подняла ее с пола. Шляпа была с плоской тульей и широкими полями. Примерив, Джейн посмотрелась в зеркало.

— Я похожа на Джона Уэйна.

— Скорее на Джека Ячменное Зерно. — Я покачал головой и едва успел увернуться от пролетевшего мимо ботинка.

Джейн рассмеялась. Я следом за ней тоже. Это было, как мне показалось, довольно опасное состояние для двух тридцатилетних холостяков.

После этого мы долго не смеялись.

Глава 6

Хотя «топота» и стояла в тени, внутри она все равно напоминала духовку. Открыв дверцу, я повернул ключ. Мотор заработал, а я сразу включил кондиционер. Джейн сказала, что такая тщательно продуманная последовательность вряд ли необходима. Я ответил, что, конечно, дело вкуса, но мне не нравится сидеть на раскаленной решетке для жарки мяса. Лично я предпочитаю, чтобы мой зад был лучше сырым, чем полуподжаренным.

Я взглянул в сторону небольшого лагеря Билли Одна Шляпа: виднелся трейлер и несколько навесов вокруг. Все это, подумалось, слишком скромно для управляющего. Но глупо делать преждевременные выводы относительно аборигенов и их жилищ, поскольку многие из них не желают обитать в помещениях и не будут, как бы их ни заставляли.

Вот вам маленький деревянный домик, говорили миссионеры, здесь плита, а это ванная. Но наши чистокровные аборигены, принадлежащие к древнейшей на планете расе, в течение сорока тысяч лет спавшие под открытым небом, под звездами, обладающие всем необходимым: знаниями, инстинктами и пигментацией, — отвечали: «Спасибо за дерево и воду». Потом крушили дом и с удовольствием танцевали возле костра. Как их за это только не называли. Например, неблагодарными. Их невозможно приучить к цивилизации, говорят всезнающие. И они способны выпить столько, сколько вмещает пивная бочка, будь у них вместо животов эти самые бочки. На мой взгляд, дело же все в том, что аборигены просто не доверяют белому человеку и, увы, имеют на то причины.

Подъехав поближе к лагерю Билли Одна Шляпа, Джейн дала два коротких сигнала, возвещая о своем прибытии. Я ожидал, что тут же высунутся любопытные головы, но головы не появились. Остановив машину, Джейн дала еще один, на сей раз более настойчивый властный сигнал, долженствующий означать: «Приказывает капитан Стратт».

Но и на сей раз ничего не изменилось. Тогда, выключив мотор, мы вышли из машины. Лагерь был пуст, фургон — тоже. Даже костер не горел.

— Вы испугали их.

Джейн серьезно посмотрела на меня:

— Куда они ушли?

— Куда-то...

— И вы не удивлены?

— Нет. Я и не претендую на то, чтобы понять.

— Здесь многое нужно понять?

Я прочитал вступительную лекцию о Мечтаниях, которые являются сущностью невероятно древней культуры; о глубоком мистицизме аборигенов; об удивительно однобоком их развитии, которое тем не менее дало им возможность изобрести такие вещи, как бумеранг и томагавк, когда никто о них еще ничего и не слышал; и об отсутствии в их обиходе колес, которые уже были известны всему миру; об их вечной кочевой жизни...

— Вы считаете, — уточнила Джейн, когда я закончил, — что они пошли — как это сказать — просто прогуляться?

— Не обязательно. Здесь произошли довольно серьезные события. Одно из них — ваше появление. Может быть, они хотят немного посовещаться по этому поводу?

— Но где же все-таки они могут быть?

Я пожал плечами:

— Страна большая, и эти парни знают ее.

— Вы хотите сказать, их невозможно отыскать?

— Они вернутся.

— Когда — вот вопрос. У нас есть день или два.

— Успокойтесь, тем более что вы ничего не можете с этим поделать.

Джейн никак не хотела поверить в то, что я говорил, и уже собиралась спорить, но в это мгновение мы услышали характерный звук летящего самолета. Одновременно повернувшись, обнаружили и его, идущего на снижение. Самолет приземлился позади дома, примерно в том месте, где нас высадил Стейнби.

Мы повернули назад, к дому. Через лобовое стекло было видно, как два человека вышли из самолета и остановились. Джейн направила машину к месту ее парковки в тени, выключила мотор, и мы пошли навстречу неожиданным гостям.

Более низкорослый и старший из них, вытерев о штаны руку, протянул ее Джейн, одарив при этом улыбкой:

— Вы, должно быть, мисс Стратт. Я Джим Проктер, один из ваших соседей. Добрый день!

— Здравствуйте, — ответила Джейн.

— А это мой кузен Гарри.

После рукопожатий Проктер продолжал:

— Слышал, вы приехали, поэтому решил лично приземлиться и представиться.

— Благодарю, — сказала Джейн и спросила: — Вы — сосед близкий?

— Мы здесь все соседи, здесь случается и так, что соседи живут на расстоянии до двух сотен миль. Я как раз из таких. Я слышал, вы из Старой Страны?

Когда он произнес эту фразу, я сразу понял, что Проктеру за пятьдесят: выражение «Старая Страна» не в ходу у молодых австралийцев. Хотя Проктер выглядел намного моложе. Его кузен, худой и молчаливый, пробормотал лишь слова приветствия и замолчал. Мы пригласили их пройти, в дом. Я пошел взять из холодильника пива, а Джейн стала извиняться за неприбранную комнату.

— Погуляла тут компания собутыльников, пока никого не было? — спросил Проктер, оглядываясь по сторонам.

— Вы считаете, здесь побывала пьяная компания? — спросил я.

Проктер кивнул:

— Похоже на то. Пили, пили, а потом начали все крушить. Вы из семьи фермеров?

— Да, конечно.

— Старая миссис Грин, верно, ваша... твоя тетя?

— Внучатая тетя, — уточнила Джейн, — но я не фермер, хотя во время прогулки даже я увидела, сколько нужно тут всего делать.

Проктер с одобрением закивал:

— Прежде Стринджер была процветающей фермой. Упадок начался после смерти ее мужа. Она не виновата, ей самой уже было семьдесят.

— Ферма снова станет процветающей, — пообещала Джейн.

— Отлично, мисс Стратт. — Проктер засмеялся. — Но вам придется вложить сюда кругленькую сумму.

— Я сделаю все, что в моих силах.

Проктер покачал головой, что, очевидно, на сей раз означало одобрение.

— Не скажу, что вы первая женщина, от которой я слышу подобное. Желаю вам удачи.

— Спасибо.

— Еще одно, мисс. Не угробьте себя этой работой. А то будет плохо. Вы мисс, верно? Еще не замужем?

— Нет.

— Надо основательнее представить вам Гарри, — сказал он и пояснил: — Гарри — холостяк.

Джейн улыбнулась:

— В доме мой жених. Боюсь, ему это не понравится.

— Не повезло Гарри, — огорченно заметил Проктер.

Все это время сосед казался веселым и дружелюбным. Сейчас он стал вдруг серьезным.

— Позвольте мне сказать вам честно, мисс Стратт, без обиняков. Я бы хотел купить у вас ферму. Поверьте, здесь слишком много работы для одинокой женщины. У мужчины все-таки есть жена, которая ухаживает за домом, пока он занят на земле и с животными. Правда, вы сильная, крепкая здоровьем и, как я успел заметить, настойчивая. Может быть, у вас все и пойдет удачно, но если поймете, что не сможете...

— Думаю, что смогу, — прервала его Джейн.

— Или если поймете, что не хотите больше этим заниматься, просто дайте знать Джиму Проктеру.

— Вы хотите сказать — прежде, чем кому-либо другому?

— Верно, — улыбнулся он.

— Не обещаю, что продам. — С ответной улыбкой Джейн протянула ему руку. — Спасибо, что приземлились познакомиться со мной, спасибо за предложение.

Проктер и его кузен сели в самолет, который через несколько минут растворился в небе. Я повернулся к Джейн:

— Кто этот парень с ним, как думаешь?

— Этот кузен Гарри, он был альтернативой... — ответила она. — Что вообще скажете об этих двоих?

— С Проктером, по-моему, все в порядке, а вот Гарри особенно не рассмотрел.

— Я чувствовала себя тыквой на сельскохозяйственной выставке, когда эти двое на меня уставились. И, наверное, про себя назначали цену: классная жена в комплекте с фермой... Или рождественский поросеночек с розеточками в ушах!.. — Гнев переполнял ее.

— Одно слово — мужчины! — закончил я вместо нее.

* * *

А два часа спустя мы попали в большую беду. Она началась с появления на горизонте другого самолета. Помню, я тогда еще подумал, что нам, наверное, стоит установить плату за полеты над Стринджер Стейшн. Улыбаясь этой мысли, вышел посмотреть, кто из соседей снова решил оказать нам внимание. Пока я разглядывал небо, ко мне подошла Джейн и встала рядом. И несколько мгновений спустя мы увидели шестиместный, тоже весьма простой конструкции самолет. Я лениво наблюдал за его снижением.

— И на этом нет каких-либо опознавательных знаков! — внезапно воскликнула Джейн. — Мне это не нравится.

— Быстро в машину, — приказал я, подумав, что это могли быть как раз те самые люди, которые уже наведывались на Стринджер Стейшн и разнесли все тут в щепки.

Пока блестевший на солнце самолет разворачивался в воздухе, мы помчались к машине. Он в это время коснулся уже земли и покатился в нашем направлении в тот момент, когда Джейн поворачивала ключ зажигания.

— Куда? — спросила Джейн.

— Не важно!.. Куда-нибудь, где труднее будет нас преследовать.

Мы выехали из тени на открытую местность. Машина и самолет летели теперь по земле в одном направлении, но его скорость начала снижаться, тогда как наша, наоборот, увеличивалась. Если бы мы смогли оторваться на двадцать — тридцать ярдов, все было бы в порядке: на самолете трудно преследовать автомобиль. И они, конечно, были к этому готовы. Когда мы, обгоняя, промчались мимо них, я увидел с правого борта открытое окно и угрожающе торчавший оттуда ствол ружья. Секундой позже пуля пробила нам переднее колесо. Но Джейн все же удалось выровнять машину, и наша старенькая «тойота» рванула вперед на трех шинах. Неизвестно, как далеко нам удалось бы уехать, но тут же вторая пуля пробила еще одно колесо. Машина завихляла и стала крениться на бок.

Самолет отстал от нас, но не намного. Мы распахнули дверцы и помчались в сторону дома. Нам оставалось еще пятьдесят ярдов или чуть больше, когда резкий щелчок остановил нас: пуля прошла между мной и Джейн. Раздался второй выстрел. Кто бы ни держал в руках ружье, он, несомненно, умел им пользоваться, подумал я. Эти два выстрела были предупредительными. Следующий может быть прицельным. Поэтому мы остановились и повернули потные лица к приближающемуся самолету. Он двигался под углом к нам: очевидно, чтобы стреляющий не попал в винт. Наконец самолет, проехав еще немного вперед, остановился. Из-за вращающегося пропеллера не было видно ни пилота, ни пассажиров, но потом дверь открылась, и в ее проеме показался человек; он спрыгнул с крыла и обошел его.

Его вид бросил нас в дрожь. В черном колпаке с отверстиями для глаз, как у террористов на современных фотографиях, рука в черной перчатке, держащая ружье, нацеленное в точку где-то между мной и Джейн. Если принять во внимание, что он уже попал в две шины, стреляя из самолета в двигающуюся машину, то можно представить, как неуютно становилось от мысли, что ствол ружья теперь был направлен прямо на нас.

Пропеллер замедлил движение, защелкал и остановился. На землю один за другим спрыгнули трое. На них были такие же черные колпаки и черные перчатки, как и на первом, все были одеты в джинсы и грубые полотняные рубашки. Двое держали пистолеты, а третий — короткоствольное ружье. Это напоминало вторжение пришельцев из космоса.

Ружье дернулось в сторону, приказывая нам двигаться. Посмотрев на Джейн, я увидел, что она колеблется.

— Мы должны, — сказал я, и Джейн слегка кивнула, ее лицо напоминало застывшую маску.

Еще взмах ружья — приказ идти по направлению к «тойоте». Когда мы подошли к машине, голос произнес:

— Снимайте колеса.

— Кто вы и куда мы собираемся? — крикнул я.

— Заткнись! Снимай колеса.

Это была ужасная работа. Стояла страшная жара, а на нас не было шляп. Пот стекал по рукам и лицу. Вскоре вся одежда промокла. Все, к чемумы прикасались, было раскалено. Поднимать домкратом грузовик — тяжелая работа при любой-то температуре, а тут требовалось еще открутить множество гаек и болтов. Хорошо хоть, все трое ушли в тень дома, оставив нас одних. Конечно, они были абсолютно спокойны: ружье еще в воздухе показало нам, на что способно.

Джейн работала так же упорно, как и я, может быть, даже с большим остервенением. Внезапно в ее голосе прорвалось отчаяние:

— Надо что-то делать!

— Мы ничего не можем.

— А что, если я заведу машину?

— Я видел, они вытащили ключ.

— Ну и что? Если приподнять капот, можно замкнуть цепь.

— Ради Бога, не надо! — запротестовал я.

Но она все же попробовала. Едва ей удалось немного приподнять капот, тут же над ней просвистела пуля, и Джейн торопливо опустила крышку.

— Они не собираются убивать нас. Иначе они бы это уже сделали. Нам надо подождать, — сказал я.

Но сам я в сказанное не верил. Незнакомцы, их маски, самолет без всяких знаков, набор оружия — все это не оставляло надежды.

Скорее всего Джейн тоже мне не поверила.

— Черт побери, прекрати успокаивать меня! — шипела она. — Думай.Почему мы снимаем с «тойоты» колеса? Потому что им нужен грузовик! Зачем он им понадобился? Каким будет ответ?

Ответа у меня не было. Была лишь скоба в руке да маслопровод в футе от моего носа.

— Если я соединю это с этим, — спросил я, — что потом?

— Могут выйти из строя тормоза, — ответила Джейн. — Но не вижу, что это нам даст.

С трудом я поднял переднее колесо, — оно было чертовски тяжелым. Но в моем затуманенном мозгу мелькнула мысль:

— Если мы испортим самолет, они завязнут здесь.

Джейн взглянула на меня.

— Контролирующие поверхности, — сказала она.

— Что?

— Створки, руль — все крепится на шарнирах. Если хорошенько садануть по рулю, у них будет много осложнений.

— Хорошая идея, — сказал я, посмотрев на инструменты.

Когда наконец мы закончили отвинчивать колеса, я засунул за пояс ремня двадцатидюймовый ломик. Медленно, еле передвигая ноги, мы отправились назад к дому. Наш путь лежал примерно в десяти ярдах от самолета. Можно постараться незаметно несколько сократить расстояние, а поравнявшись с ним, Джейн должна упасть в обморок, что вполне естественно для белокожей женщины, да вдобавок только что прилетевшей сюда. Это должно отвлечь их внимание от меня, а я тем временем вытащу ломик и кину его в руль.

Совсем обессиленные, мы приближались к самолету. Бандиты в тени наблюдали за нами. С яркого света смотреть на то, что делается в тени, трудно, но мне показалось, я заметил блеснувшие стекла бинокля.

Тем временем мы почти подошли к самолету, до его хвоста оставалось не более пятнадцати ярдов. Сломать его — и они наверняка завязнут здесь. Им придется проделать долгий путь до Кунунурры на старой «тойоте», там их могут заметить и опознать.

Десять ярдов.

— Давай! — сказал я Джейн.

Она упала, а я выхватил инструмент и побежал к самолету, но не успел преодолеть и шести ярдов, как раздался свистящий звук пули, попавшей в мой ломик. Руку пронзила боль, и я уронил лом. Следом за выстрелом раздался властный голос:

— Вперед! И без фокусов!

Да у нас больше и не было сил ни на какие фокусы. Меня под неусыпным оком пришельцев послали к грузовику принести проколотые шины, потом мы с Джейн начали, их ремонтировать. Одному мне бы это ни за что не удалось сделать. Я обливался потом, руки ныли, особенно та, в которой был зажат лом. А Джейн, кажется, умела все. У нее были хорошие руки и необходимые знания.

Нас мучила неизвестность положения, оно было устрашающим.

— Можно взять немного воды? — тихо попросил я.

— Нет, и отойди от крана.

Джейн работала примерно с час, потом тоже попросила напиться. Ей тоже отказали.

Мы были грязные, измученные, а они сидели и наблюдали. Один время от времени посматривал на часы.

И вдруг приказ:

— Встать!

Было тридцать пять минут шестого.

— Куда мы собираемся?

Никакого ответа. Нам связали руки тонкими веревками и тщательно проверили их надежность. Потом запихнули в багажное отделение грузовика, а трое наших мучителей уселись на сиденья. Через несколько минут мы тронулись в путь, как мне показалось, на юг.

— Куда нас везут? — пробормотала Джейн.

— Не представляю.

На самом деле я представлял себе многое, но обнадеживающего в этом, увы, ничего не было. Единственное, что было неплохо, — так это кондиционированный воздух. И к ночи станет еще прохладнее.

* * *

Нас куда-то везли в течение долгих бесконечных часов. Снаружи было светло, второй день полнолуния, тем не менее я так ничего и не смог увидеть, так как сидел на полу багажника связанным. Но одно мое предположение оказалось верным: мы и в самом деле направлялись на юг. «Тойота» прыгала по ухабам, а мы вместе с ней. Связанные веревками, не могли ни сесть поудобнее, ни защититься от постоянной тряски на неровностях дороги. Со временем стало ясно, что колеса катятся уже по иной поверхности: иногда слышался скрип песка, а потом и потрескивание сланцев.

Сопровождавшая нас троица не разговаривала, мы с Джейн тоже молчали. Было слышно, как открывают банки пива, зажигают спички, ощущался дым сигарет, кроме этого — ни звука. Я даже начал зевать. Очень хотелось спать, но куда там. Мы были связаны, стиснуты, измучены, все в синяках, но самым страшным была жажда. Я вспомнил, как в последний раз пил холодное пиво с нашим ранним посетителем Джимом Проктером. Подсчитал, что мы без жидкости уже около четырнадцати часов, половина из которых прошла под палящим солнцем.

Ответом на мои просьбы было молчание или грубое:

— Заткнись!

Наконец я возмутился:

— Послушайте, мы уже четырнадцать или пятнадцать часов без воды! Ради Бога...

— Воды нет.

— Пожалуйста!

— Заткнись!

Вскоре начало светать. «Тойота» остановилась, и послышался плеск горючего, переливаемого из запасных канистр в бензобак, и, хотя я прекрасно понимал, что льется не вода для питья, звук плещущейся жидкости увеличивал страдания. Остановка была короткой, и мы снова тронулись в путь. Но сейчас под колесами слышалось лишь шуршание песка. Страшная мысль пронзила меня: я понял, куда нас везут.

Солнце взошло, и его тепло стало доставать нас. Снова включили кондиционер.

Прошло еще два длинных часа, и мы остановились. Задние двери широко распахнулись, солнце ослепило нас.

— Выходите!

Медленно, с трудом мы выползли наружу. По моим подсчетам, мы были в пути около пятнадцати часов, выехали в шесть вечера, а сейчас девять утра. Ноги не разогнуть, руки затекли и нестерпимо болели.

Джейн находилась в таком же состоянии. Мы стояли как пьяные, шатаясь и раскачиваясь из стороны в сторону, ноги не повиновались и отказывались стоять прямо. Я попробовал еще раз попросить воды, но из моего горла вырвалось лишь подобие карканья. Его не услышали. Двое наших мучителей озабоченно посматривали по сторонам, один достал бинокль. Третьего не было видно. Вскоре послышался звук удара металла, потом бульканье воды, затем в уши ворвался новый звук — звук летящего самолета.

Один бандит сказал второму:

— Вовремя!

Второй с удовлетворением засмеялся.

Я посмотрел на Джейн. Она стояла, щурясь на солнце, и была в полном недоумении, но ноги уже крепче держали ее: восстанавливалась циркуляция крови.

— Зачем он опорожняет радиатор? — спросила она.

Звук льющейся воды прекратился. Мы услышали шаги по песку. Что-то скользнуло по моим рукам, веревка была разрезана. Человек в перчатках и колпаке направился к Джейн, разрезав связывающие и ее веревки.

Самолет, без опознавательных знаков, похожий на тот, что прилетел на Стринджер Стейшн накануне, сел невдалеке. Трое бандитов подбежали к нему, взобрались на борт, и самолет взмыл вверх. Я надеялся, что песок засосет колеса, но под песком, вероятно, были камни. Самолет поднялся легко и повернул на север.

Мы остались одни.

— Думаю, вы знаете, где мы находимся, — прошептала Джейн.

Я пытался собрать немного слюны, чтобы ответить, но не смог.

— Думаю, да, — прошептал я, чувствуя, как слова царапают горло. — В Большой Песчаной пустыне.

— Без воды и пищи, — добавила она.

Мои часы показывали 9.30, в это время суток солнце еще не поднялось высоко, и возле грузовика было немного тени. В два часа дня ее не будет нигде, даже под машиной.

— Скажите мне... — попросила Джейн.

В моем кармане нашлась шариковая ручка. Если невозможно говорить, буду писать. Бумага? Там же, в кармане, я отыскал квитанции за бензин.

«Без воды можно прожить два дня», — написал я.

Джейн посмотрела на меня широко открытыми глазами, взяла ручку и написала: «Уже прошло 19 часов».

Я кивнул.

«Мы можем вернуться назад?» — «Нет шляп, нет воды, жара возрастает». — «Нас далеко увезли?»

Я пожал плечами. Как пройти бесчисленное количество часов?

* * *

Это как раз один из тех случаев, когда знание опасно. О Большой Песчаной пустыне я знал. В Западной Австралии даже дети рассказывают страшные истории о пустыне и приговаривают: «Без воды ты мертвец». И мы были к тому близки. Двести миль пешком по пустыне невозможно пройти без соответствующего снаряжения. У нас же не было ничего — ни воды, ни карты, ни компаса.

Но капитан Стратт ничего этого не знала. Армейским уставом в ее голову было вбито другое — приказ выжить. В то время как я беспомощно озирался по сторонам в поисках тени, чтобы хоть там умереть спокойно, она деловито и целеустремленно копалась внутри грузовика, словно терьер в кроличьей норе.

В первый раз Джейн вынырнула с парой банок из-под пива: к сожалению, пустых, в них осталось только шесть капель. Но эти шесть капель были прекрасны! Затем последовала вторая находка: старый пакет для удобрений из плотного черного пластика. Джейн нашла его под одним из сидений и с триумфом показала мне. Я спросил себя, как он мог там очутиться, — на Стринджер Стейшн уже давно не пользовались удобрениями.

Теперь, пока солнце не вошло в силу, надо было завести «тойоту». Кто не видел старых кинофильмов, где солдаты вручную пытаются завести армейский грузовик? Но такое было возможно в старые добрые времена, с менее совершенной техникой, где такие рычаги существовали. У «тойоты» же не было такой ручки, да и будь она, не смогли бы мы ее крутить. Поэтому я поднял крышку капота, соединил проводки и помолился. И она, слава Богу, завелась. Я быстро прыгнул в кабину, отогнал машину на десять футов и снова молил Бога, чтобы она не подвела.

А солнце продолжало свою работу, и это должно было нам помочь. К счастью, мы знали точно, в каком месте вода из радиатора ушла в песок. Мы вырыли яму, закрыли ее листом пластика, подставив под него банку из-под пива — она несколько узка, но ничего другого у нас не было, — если придавить пластик таким образом, чтобы углубление находилось как раз над ней, образующийся пар будет оседать на пластике и капать в банку. Если в этом месте есть вода, мы ее получим. А мы знали, что вода есть.

Сказанное выше — довольно известно: пары воды при конденсации снова образуют воду.

В конце-то концов...

Капля за каплей...

Одна капля за пятнадцать минут.

Температура достигла 100 градусов по Фаренгейту и продолжала подниматься. Небо было ярко-синим, в волнах жары колыхалось марево. Мы ничего не пили с тех пор, как вчера позавтракали, за исключением шести капель пива на двоих.

Лежа в тени, мы потели, теряя последнюю драгоценную влагу. Есть нам не хотелось. Хотя ощущение пустого желудка довольно неприятно, но это не смертельно. Вы можете прожить без пищи около месяца, если, конечно, есть вода.

Через пару часов я начал серьезно беспокоиться. Если бы мы напились воды прежде, чем нас здесь бросили, можно было бы спокойно ждать, пока вода соберется. Но наш организм был наполовину обезвожен, и воды требовалось много. Я посмотрел на Джейн, боясь увидеть страшные признаки: пожелтевшую кожу, запавшие глаза. Очень хотелось знать, сколько собралось воды, но трогать наш «перегонный куб» было нельзя. Процесс надолго остановится, если какой-нибудь идиот в нетерпении поднимет крышку.

Прошло еще четыре часа. Мы набрали треть банки — по два хороших глотка. Но драгоценную влагу надо цедить, пить ее медленно, чтобы успеть увлажнить рот и горло. Потом мы поставили банку на прежнее место, забрались под грузовик и стали ждать, когда спадет жара. Мы решили с началом сумерек тронуться на северо-восток в надежде отыскать хоть какую-нибудь дорогу, может быть, путь, по которому через континент из Кимберли на юг гнали скот. Если нам удастся ее найти, появится надежда: такие маршруты всегда проходят мимо водоемов с расстоянием между ними в день пути. Кроме того, мы рассчитывали собрать еще хоть немного воды и снова порыться в «тойоте». Порылись. Но там ничего не оказалось.

— У нас есть шанс? — тихо и беспомощно прошептала Джейн, собираясь в путь.

Я выдавил улыбку:

— Это единственный шанс, какой у нас есть.

На самом деле никакого шанса у нас не было. Ни малюсенького. Воды, дающей силу, чтобы идти, не хватит и до утра. А потом не будет никакой тени, где можно укрыться от жары.

Чтобы выжить, нам нужны две вещи: прохладная норка с каким-нибудь животным, достаточно неповоротливым, чтобы мы смогли его поймать, и достаточно большим, чтобы им можно было утолить голод. Кролики не для нас, а вот змею можно попробовать. Вторая — это дорога, по которой гнали скот. Если даже мы ее найдем, без еды и воды и это счастье может оказаться непосильным.

Чтобы долго идти, необходимо есть.

Повернувшись спиной к нашему грузовику, мы тронулись в путь, нарушив все правила выживания в пустыне. И первое из них гласило: оставайтесь возле машины, потому что, когда вас будут искать, ее заметят быстрее. Но мы знали, что нас искать никто не собирается.

Второе правило: используйте воду, имеющуюся в машине, тень машины, запасы продовольствия.

В нашей не было ни воды, ни запасов.

Ждите, советует Золотое Правило. С настойчивостью и упорством.

Но мы знали, что умрем, если будем ждать. Поэтому и пошли. Другого шанса у нас не было.

Уже через пять минут я почувствовал, как мы ослабели от жажды. Хотя солнце село и его сменила луна, жара не спадала. Пустыня — на севере Австралии. Температура могла еще долго держаться, превышая девяносто градусов по Фаренгейту. А тем временем влага покидала наши тела. Но на этом этапе решительность еще не покинула нас, да и что же еще нам оставалось делать? Одна нога поднималась и ставилась перед другой. Шаг за шагом. Мы шли по песку, покрывающему камни на четыре-пять дюймов. И идти было чертовски тяжело.

По обоюдному согласию мы не разговаривали: наши гортани и без того были пересушены. Размышления помогали немного отвлечься от мучительной ходьбы, и мой мозг наконец заработал.

Почему мы очутились здесь? Почему группа негодяев увезла нас от Стринджер Стейшн и безжалостно бросила умирать в одной из самых жарких в Австралии, а может быть и во всем мире, пустынь? Я уже мог ответить на этот вопрос. С трудом передвигая ноги, я размышлял о происшедшем. Джейн Стратт — новая владелица Стринджер. Австралиец же, который с ней, — просто городская тряпка. Они отправились любоваться красотами экзотической страны. Так могла бы выглядеть вся эта романтическая история. У них не было с собой достаточно ни еды, ни питья. Произошла авария, и в результате — смерть. Такое ведь нередко случалось, поэтому никого особенно не удивит.

Когда понадобится, найдут их «тойоту», неподалеку от нее — тела, и Стринджер Стейшн будет продана желающему...

Пока я рассуждал таким образом, мы продолжали тащить вперед наши измученные тела по отвратительной неровной поверхности, отливающей при свете луны и звезд драгоценным серебром. Много смертей довелось увидеть этим звездам в Большой Песчаной пустыне, и, вероятно, скоро они увидят еще две.

Хотя Джейн я не стал говорить об этом.

Глава 7

Время шло. Ни прохладной пещеры, ни медлительного съедобного создания. Большая Песчаная пустыня — место серьезное, здесь выживают лишь змеи, ящерицы да скорпионы, но и тех мы не встретили. Земля была плоской, поэтому шанс отыскать какую-нибудь пещерку равнялся нулю. Становилось прохладно. Пустыня все "больше остывала, и ночью нас пронизывал холод, лишая последних сил.

Часа через два, когда нам стало уже совсем плохо, мы решили остановиться и выпить по глоточку воды. Банка от пива, заткнутая пробкой из бумаги, была втиснута в нагрудный карман моей рубашки. С болью в горле я предупредил Джейн, чтобы она не делала сразу большой глоток. Она кивнула и осторожно чуть-чуть отхлебнула из банки. Еще не больше двух таких крошечных глотков, и вода кончится совсем. Тогда мы побредем на встречу со смертью.

Я упал раньше Джейн — нет, не потерял сознание, а споткнулся о едва заметный бугорок. Оказалось, что подняться с колен почти невозможно.

— С тобой все в порядке?

Как-то естественно мы перешли на «ты». Я покачал головой.

— Вода? — Слова Джейн были как шелест, силы в ней едва теплились.

— Господи, вода!

Пощупав карман, я услышал слабое плескание воды в банке.

— Порядок!

Хотя о каком порядке могла идти речь?

Мы продолжали слабеть. К полуночи будет уже тридцать шесть часов, как мы не ели, и у нас воды не больше чайной ложки. Посмотрев в лицо Джейн, освещенное серебряным лунным светом, я увидел запавшие глаза и воспаленную кожу ее красивого лица. Мой вид, вероятно, был не лучше, а еще хуже: ведь женщины, как известно, вообще более жизнестойки, чем мы, сильный пол.

Через полчаса после нашей полуночной остановки я упал, но с помощью Джейн мне удалось встать на колени. Это было похоже на внезапный приступ гриппа, когда вы неожиданно так слабеете, что не в состоянии двигаться, силы покидают и рассудок и тело.

Джейн подошла и взяла у меня банку с водой. Воды было меньше чайной ложки. Можно было еще пожевать и влажную бумажную пробку, которой была заткнута узкогорлая банка.

— Отдыхать, — бормотал я и с удовольствием позволил своему телу снова упасть, чтобы земля приняла на себя вес моего тела, сняв нагрузку с моих измученных ног.

— Один час... спать, — прошелестела Джейн, и я мгновенно заснул, сознавая, что сон этот может стать последним, но совсем не заботясь об этом. Приятно, и все тут...

* * *

Во сне я почувствовал чье-то прикосновение. Это Джейн толкала меня, пока не разбудила. Я весь дрожал и трясся от холодного ночного воздуха, и, возможно, холод-то и заставил работать мой рассудок.

Мы лежали у дюны в несколько футов высотой. Джейн к чему-то прислушивалась, склонив голову набок и показывая пальцем в неопределенном направлении.

— Слышишь? — прошептала она.

Сначала я ничего не услышал, потом решил, что это слуховая галлюцинация. Слух и рассудок, объединившись, создали его.

Но это былои продолжалось, потом затихло. Наступила страшно долгая пауза, прежде чем все возобновилось. Едва слышно. Какой-то слабый металлический звук.

Где-то, очевидно, играл магнитофон. Запись какой-то поп-группы: бесконечные безумные удары по барабанам и звуки гитары, которые в нормальном состоянии я слушать избегал.

Теперь эти звуки показались мне райской музыкой.

Посмотрев на Джейн, я прошептал:

— Это правда? Мне не приснилось?

Джейн кивнула. Она сидела на земле и тоже дрожала от холода.

Я попытался подняться, но не смог. Попробовал еще раз.

Джейн удалось встать лишь на колени. И все.

Я хотел крикнуть, но горло издало лишь шипение. Джейн тоже молчала. Жара и пыль Большой Песчаной пустыни, нехватка воды и соли сделали нас безмолвными. Помощь — какая-то помощь — была там,за дюной! Какая — мы не знали, но она была там. И из-за того, что у нас не было сил крикнуть, проползти сотню ярдов, забраться на десять футов вверх по дюне, мы можем упустить ее. Говорят, отчаяние придает силы, но с нами этого не случилось.

Меня сотрясали рыдания, и даже не было слез, настолько организм был обезвожен. Слабо, но со злостью я ударил кулаком по песку, задев нашу банку с водой. Она покатилась, я успел подхватить ее, спасая единственное, что у нас было, — последние три-четыре капли.

И вдруг осенило: колокольчик!

Пошарив вокруг руками, превратившимися словно в старые тряпки, я нащупал три крошечных камушка, сунул их в банку и начал трясти. Вскоре банку забрала Джейн. У нее получалось лучше.

Перестав стучать, она прислушалась. Все так же до нас доносились звуки ударника и гитар, но так издалека! О Господи, подумал я, эта музыка заглушает наш слабенький колокольчик.

Джейн снова и снова трясла банку. Потом я обнаружил в кармане ключ от квартиры и стал стучать им по банке. Получилось более громко. Выбив ди-ди-ди-ди-дади, я остановился и прислушался. Потом постучал еще раз и еще...

Снова прислушался. Тишина. Ни звука ударника, ничего.

Да-ди-ди-да-да-да-да снова выстукивал я.

Тишина.

Тишина, которую внезапно прорезал яркий желтый свет и донесшиеся вдруг откуда-то слова:

— Кто здесь?

Сил ответить не было. Джейн подняла банку и опять постучала.

Счастье! Клянусь. Это было настоящее счастье. Вы можете каждый год выигрывать Кубок Мельбурна, но вы не будете так счастливы, как мы тогда. Трудно поверить, но эти парни оказались норвежцами!Из всех людей, которые могли бы находиться в четыре часа утра в центре Большой Песчаной австралийской пустыни, оказались норвежцы! Мы просто сияли от счастья. Нам выпала немыслимая удача. Эти парни остановились здесь всего на час, и через десять минут они пошли бы дальше своей дорогой, а мы остались бы на своей. Финал мы предвидели: белые кости на желтом песке...

Это были группы НАТО — командос, проходящие учения в условиях тропиков. До этого они прошли по джунглям Малайзии, а теперь совершали бросок через пустыню — переход длиной в триста пятьдесят миль от Эйти-Майл-Бич до Гордон-Дауна, с минимальными остановками. Отдых — пять минут каждый час и один час после восьмичасового движения. Шли они только ночью, в дневное время прятались от солнца. У солдата, стоявшего на часах, был магнитофон. Если кому-то хочется, почему бы и не носить с собой дополнительный груз во время марш-броска через пустыню? Группа, чью мелодию мы услышали, называлась «Кусок мяса», она-то и спасла нам жизнь.

Невероятно, но счастье продолжалось. Мы были среди людей. Вы бы не успели произнести «Нильс Нильсен», а нас уже напоили водой и напичкали солевыми таблетками. Мы сжевали их запасные пайки, а потом нам помогли влезть в свитера и спальные мешки. И хотя наше появление не было предусмотрено программой, люди оставались людьми, да, кроме того, мы оказались для них интересным объектом для изучения. Как заметил капрал, мы оказались именно в таком положении, какого они учились избегать, и наш опыт дорогого стоил.

Жажда и жара быстро изнуряют, с каждой минутой человек теряет все больше сил. К счастью, процесс реабилитации происходит с такой же скоростью. Впрочем, если, конечно, все еще обратимо... Если бы мы провалялись у дюны до утра, проведя под открытым небом еще несколько часов, восстанавливать силы пришлось бы долго. Если бы вообще пришлось.

Нас взял на свое попечение молодой норвежский офицер, стройный и сильный спортсмен, с первого взгляда можно было определить, что он отличный лыжник. Когда мы поели и вдоволь напились горячего чая, он начал задавать вопросы. Ему надо было решить, как с нами поступить, поскольку он не имел права оставить нас со своей группой, а бросить нас на произвол судьбы тоже не мог.

Офицера звали Андерсон, младший лейтенант Андерсон. Когда я прокаркал, что Джейн Стратт — капитан, тот был весьма удивлен и быстро отсалютовал в знак приветствия.

Андерсон держался очень тактично, хотя ощущалось, что не слишком доволен нашим присутствием. Он и его люди в течение нескольких месяцев готовились к учениям, частью которых являлся этот бросок, и необходимость прервать его, пусть даже временно, осложняла положение.

— Откуда мы приехали? Дело в том, что эта леди — англичанка, а я...

— Стринджер Стейшн, двести миль на север, — отрапортовала Джейн.

Принимая во внимание особый склад военного ума, я предоставил ей право вести разговор, а сам просто слушал, давая отдых горлу и ублажая его чаем. Довольно скоро они во всем разобрались. Андерсон не только умел ориентироваться по звездам, у него были с собой хорошие карты, секстант и современные электронные устройства. Он мог с точностью до дюйма определить местонахождение. Был у него и радиопередатчик. Кого-то или что-то можно вызвать сюда, чтобы забрать нас. Но кого и откуда? — спрашивал Андерсон, напоминая, что мы в нескольких сотнях миль откуда бы то ни было.

Итак, сейчас, когда мы спаслись от неминуемой смерти, то столкнулись с небольшой бюрократической проблемой: кто делает, сколько и кто платит? Андерсон может дать нам немного еды и воды, связаться по радио со своей базой на побережье или с австралийской армией в Гордон-Дауне. Может быть, вызвать вертолет, а может быть, это для нас дорого? Он многое мог, но не в состоянии отвезти нас куда-нибудь, помочь отыскать «тойоту» или дать нам для нее воды.

В конце концов Джейн заявила, что надо вызвать вертолет и она за него заплатит. Но даже и это не решало всех проблем. А «тойота»? Не бросать же просто так в центре Большой Песчаной пустыни несколько тысяч баксов в виде четырехколесного автомобиля? Тем более если это единственный транспорт на отдаленной заброшенной ферме. Нам нужно забрать «тойоту» и отогнать ее на Стринджер Стейшн.

И вновь мы оказались в безвыходном положении. На этот раз возникли трудности материально-технического характера. Следующая проблема состояла в том, как отыскать «тойоту». Если оставить ее здесь хоть на несколько дней, она может исчезнуть навсегда. Нет, ее никто не украдет, просто при сильном ветре пустыня поглотит машину. А если мы вернемся на Стринджер Стейшн без «тойоты», придется пригонять грузовик, возможно, из Кунунурры. Но цены, цены, цены!.. У Джейн, конечно, были деньги. Для меня же и аренда вертолета на один-два часа была непосильной. Вопрос был и в том, какого черта мы вдвоем будем делать с «тойотой», если даже доберемся до нее.

Строго говоря, материально-техническое обеспечение обязано «обеспечивать» солдат, но никак не владельцев ферм и юристов. Но все офицеры действующих армий хорошо натренированы в стремлении победить. Поэтому эти двое — Джейн и Андерсон — спорили еще около получаса и все-таки пришли к решению.

Лейтенант Андерсон арендует по радиосвязи вертолет, который должен: захватить сорок галлонов воды; захватить сорок галлонов топлива; лететь согласно маршруту номер 6, сделав об этом особую пометку на карте; во время полета (пожалуйста) поискать глазами «тойоту», оставленную приблизительно в нескольких милях южнее маршрута, ссылка на карту; если «тойота» будет обнаружена, забрать с места, указанного на карте, двух пассажиров и высадить их вместе с водой и топливом возле «тойоты»; привезти шесть бутылок шампанского (австралийского).

Мы собирались возвращаться на Стринджер Стейшн на «тойоте»!

Парни, летающие на такие дальние расстояния, о которых нам и не снилось, обладают большими возможностями. Пилот Джордж просит, чтобы Билл привез ему емкости с водой, потом берет у Ала топливо и заезжает к Бобу, у которого лавка, за шампанским. Попробуйте-ка за короткое время проделать такие штуки в вашем городе.

Приблизительно через полтора часа появился вертолет. Пилот сообщил, что нашел нашу «тойоту», поэтому еще до начала жары мы пили со своими спасителями на прощание шампанское и заливали в «тойоту» воду и горючее, причем у каждого из нас внутри было такое количество жидкости, какое несколько часов назад нам и не грезилось.

Я попросил пилота, чтобы тот передал Стейнби из Кунунурры, что мы ждем его, как и договорились.

Итак, мы ехали обратно на север. Теперь у нас был компас. Кроме того, виднелись еще и следы нашей «тойоты», когда мерзавцы везли нас сюда, рассчитывая на нашу верную гибель.

Когда мы пересекли границу пустыни и поехали по пастбищам, следы шин почти исчезли. Но нам они были уже и не нужны. Спустя еще какое-то время на горизонте показались крыши Стринджер Стейшн. Джейн вздохнула, сидя за рулем.

— Устала? — спросил я.

Она улыбнулась:

— Я была бы счастлива сидеть за рулем этого зверя до конца моих дней. После нашего похода вести машину так прекрасно и так легко.

Слегка перекусив, мы легли спать.

На следующее утро, встав на рассвете, не стали беспокоиться об утреннем чае, хотя он и считается в Австралии священной традицией, а вместо этого выпили огромное количество воды, наслаждаясь волшебными ощущениями: вот вода смачивает горло, а вот омывает желудок... Затем мы поели бекона с яйцами и отправились на прогулку, во время которой обнаружили возвращение Билли Одна Шляпа.

Где он был все это время? Сам Билли об этом не заговаривал, а мы не спрашивали. Сейчас нам нужно было совсем другое: узнать, кто пытался прикончить нас.

Почему мы не обратились в полицию? Это легче сказать, чем сделать, когда радиосвязи нет, а полиция находится в далекой Кунунурре. Вот когда мы там будем, тогда и увидимся с полицией. Подадим жалобу, что было нападение, что жестокие негодяи бросили нас в безводной пустыне, что перед этим на ферму приезжали еще какие-то люди и перевернули в доме все вверх дном. Ясно, что четверка ублюдков, приземлившихся на Стринджер Стейшн, по чьему-то указанию собиралась уничтожить нас.

— Послушай, Билли, — сказала Джейн, — хочу рассказать тебе, что с нами произошло.

Билли Одна Шляпа слушал, раскрыв от изумления рот.

— Такие же люди избили меня.

— У тебя есть какая-нибудь идея относительно того, кто они такие?

Билли покачал головой.

— Пойдем в дом. Билли, — предложила Джейн. — Надо поговорить.

Вода закипела, мы разлили по кружкам чай. Это было необходимо для беседы, а Джейн решила узнать всю историю Мэри Эллен и Стринджер Стейшн, и только один Билли мог рассказать ее. Хотя он был очень дружелюбен по отношению к нам, все же ни разу он не произнес два слова там, где мог сказать одно, или вовсе не говорил, если можно ответить жестом.

— Билли, где ты родился?

Он, оказывается, родился здесь — мы внимательно следили за волнообразным движением его руки, охватывающей Стринджер Стейшн. Потом, взглянув на дверь, он показал на свой маленький лагерь: там и живет, где родился.

— Сколько тебе лет. Билли?

Он думает, что ему пятьдесят один.

— Билли, как звали Мэри Эллен, когда ты был еще мальчиком?

— Стринджер, — сказал он, — как и ферму.

Ей (Билли называл ее мисас) много лет служил его отец, тоже Билли, но Билли Две Лошади, — тоже управляющий. Еще на ферме работали несколько пастухов из тех, которые обычно скитаются с места на место. Только когда мисас совсем состарилась, она перестала быть — Билли снова и снова повторял это слово — требовательной. Мисас была требовательна к лошадям, здоровью, к детям, которые должны быть всегда опрятными. Она была очень требовательной, когда дело касалось чистоты.

Наконец мы услышали всю историю целиком. Рассказанное Билли мы соединили с тем, что было известно самой Джейн.

Мэри Эллен Эммет, родом из Торнтона — деревни близ Брэдфорда в Йоркшире, — познакомилась со Стринджером, а потом вышла за него замуж. Стринджер был тем самым игроком, который выиграл в ту-ап эту ферму. Мэри Эллен уехала вместе с ним на север, а ее сестра, не одобрившая этот брак, разгневанная, вернулась на родину.

Стринджер умер в 1923 году.

— То ли его укусила змея, то ли от грога, — пояснил Билли.

Дальше, любезный читатель, вы можете дополнить его биографию по своему усмотрению: слабовольный человек любил заглянуть в бутылку, особенно ни на что не обращал внимания и ничему не противился. Его укусила змея...

Итак, он умер, а она осталась одна управлять фермой с помощью Билли Две Лошади. Потом, через двенадцать лет, в середине 30-х годов, появился ее второй муж. По словам Билли Одна Шляпа — с востока. Билли, конечно, был тогда совсем маленьким. Да, именно так: мужчина приехал с востока. Из Сиднея или Мельбурна.

— Он был болен, — сказал Билли. — Человек Грин был сильно болен, когда отец Билли нашел его где-то в пустыне и принес на Стринджер Стейшн, и мисас ухаживала за ним, пока тот не поправился. А потом она сделалась мисас Грин и они вместе трудились на ферме.

— Они куда-нибудь уехали?

— В Виндхэм.

Так называлось место, где, после того как была построена плотина на реке Орд, выросла Кунунурра.

Джейн подумала, что Мэри Эллен с появлением второго мужа обрела счастье после почти пятнадцати одиноких лет жизни на ферме.

Они долго прожили вместе, Мэри Эллен и Грин. Около тридцати лет.

— Питом он умер, — сказал Билли. — Однажды упал и умер.

Судя по всему — от сердечного приступа, и Мэри Эллен снова осталась одна. К этому времени она уже полвека владела Стринджер Стейшн.

— По-моему, они однажды приезжали в Англию. Сразу после войны, — сказала Джейн.

Билли вспомнил, что она «долго отсутствовала», но в те дни его самого здесь не было, его позвала, потребовала к себе родовая община. Какое-то посвящение, долгие переходы, секретные обряды. Они до сих пор сохраняются в родовых общинах. Обряды, которым больше тысячи лет.

В конце разговора Джейн попросила его принести нам ружье. Билли пообещал.

Вот такая история.

Вечером, когда мы занимались приготовлением ужина, я вдруг вслух подумал:

— На долю Мэри Эллен выпало немало испытаний.

Джейн поджала губы:

— Считаю, она была чересчур импульсивна. Знаешь, я видела ее фотографии. Она стоит в одежде медсестры, очень чопорная, руки сложены вот так. Но, несомненно, она стремилась к какой-то цели.

— Ты имеешь в виду ее первого мужа? Импульсивная по отношению к нему?

— Я имею в виду обоих. Первый раз она захватила игрока, правда игрока удачливого. И во второй раз ее мольбы были снова услышаны: ей была сниспослана блуждающая родственная душа. Кажется, она очень умело связала обещаниями их обоих. Странно, — продолжала Джейн, — но у меня в голове вырисовывается очень ясная картина. Стринджер...

— Не подводи черту, — попросил я. — Мы еще многого не знаем.

Джейн согласно кивнула:

— Что-то ускользает... Что за человек был этот Грин, очутившийся на отдаленной ферме? Откуда он? Прожил здесь тридцать лет и никуда не выезжал. Довольно необычно, если не сказать больше.

— Случается, люди сами сажают себя под замок, — ответил я. — Посмотри вокруг повнимательнее, таких немало. Не любят мир и стараются отгородиться от него. Я мог бы назвать тебе подобных людей, живущих в Перте. Людей состоятельных. И что любопытно, Грины жили абсолютно мирно. Но не успела она уйти в мир иной, как начали происходить эти странные события: нападение, избиение Билли, попытка покончить с нами.

— Мне кажется, — медленно сказала Джейн, — здесь, в Стринджер Стейшн, есть что-то такое, и это «что-то» хочет кто-то получить. Или это «что-то» здесь было...

— Ты думаешь — что?

— Думаю, или саму ферму, или... что-то еще.

— Но что может скрываться за этим твоим «что-то еще»?

— Откуда я знаю? — пожала плечами Джейн.

— Это — земля, — уверенно решил я. — Она владела ею в течение шестидесяти лет, захотела остаться в ней и после смерти. Она умерла, и земля эта стала доступна.

— Она недоступна.

Я засмеялся.

— Но что-то здесь есть, — задумчиво говорила Джейн. — Кто-то что-то искал и, судя по всему, не нашел.

— Ты хочешь сказать, это «что-то» — еще здесь?

— Завтра поищем. У нас остался день до возвращения Стейнби.

Но удивительные вещи, происходившие весь день, еще не кончились. Подумав, что Билли позабыл о своем обещании, я уже хотел гасить в своей комнате лампу, когда раздался стук в дверь. Очевидно, Билли вспомнил, подумал я, и, как обещал, принес ружье. Открыв дверь, я и в самом деле увидел перед собой Билли, но он принес не обещанное ружье. На полу возле его ног, опираясь стволом о треножник, стоял пулемет.

Глава 8

Это был легкий пулемет — мрачный, голубовато-черный и смертоносный, защита, более чем достаточная, от небольшой группы убийц. Принеся с собой три магазина к пулемету. Билли показал мне, как он работает.

— Кто показал тебе,как он работает? — спросил я его.

— Старый Человек Грин.

— Откуда мистер Грин его принес?

Взглянув на меня глубокомысленно. Билли изрек загадочное:

— Завтра.

Прежде чем отправиться спать, я установил пулемет в гостиной под столом, стволом к двери. Безопасность прежде всего. Едва я услышу жужжание мотора самолета, шум подъезжающей машины или какой-нибудь иной настораживающий звук, пулемет застрочит. И Джейн, без сомнения, прекрасно справится с этим пулеметом. Утром после завтрака она продемонстрировала свое умение быстро собирать и разбирать пулемет.

— Женщин-солдат обучают стрельбе из этой штуковины? — не переставал удивляться я.

Вскоре подошел Билли, с одобрением кивнул на пулемет, потом вышел за дверь и завел «тойоту», приглашая нас. Он выглядел важным и каким-то официальным, словно гид в Тауэре, а не абориген, выполняющий обязанности управляющего на отдаленной австралийской ферме. Он разительно изменился по сравнению со вчерашним днем, и мы с Джейн молча и покорно последовали за ним. Было ясно, что скоро все раскроется.

Около двух миль Билли молча вел «тойоту» по равнине, потом мы спустились по естественному склону оврага и, прежде чем остановиться, проехали по его дну еще примерно метров сто пятьдесят.

Билли вышел и подождал нас, держа в руке маленький фонарь. Присоединившись к нему, мы увидели за его спиной расщелину. Билли знаком пригласил войти в кромешную тьму пещеры.

— Посвети немного, — попросил я. После солнечного света здесь почти ничего не было видно.

— Сюда. Смотрите. Здесь, — указывал Билли.

Если в мой предсмертный час кто-нибудь спросит, какой был самый удивительный момент в моей жизни, я назову этот, не только неожиданный — поразительный. Тонкий луч фонаря в руке Билли осветил темно-зеленый боевой танк. Армейский танк с чертовски огромной орудийной башней.

Я грубо выругался про себя — кратко, одним словом.

А Джейн удивленно воскликнула:

— Боже мой! «Шерман»?

Двадцать минут спустя, когда нам удалось вернуть отвисшие челюсти на место, мы забросали Билли вопросами. На вопрос, откуда танк, мы получили ответ:

— С войны. И кроме того. Старый Человек Грин пользовался им.

— Пользовался им? Каким образом?

Все еще продолжая стоять у входа, Билли так направил луч света, чтобы мы смогли увидеть переднюю часть танка. Большая пластина, приваренная к двум рукояткам, превратила танк в бульдозер.

— Теперь мы знаем, как был сделан тот водоем, — сказала Джейн.

Это был единственный ответ, который мы получили, а вопросов же возникало множество, и одного «с войны» было, конечно, недостаточно, чтобы объяснить присутствие здесь страшной боевой машины.

— Он сможет двигаться? — поинтересовался я.

— Возможно, если залить свежее горючее, — ответила Джейн.

Мы ходили вокруг, издавая возгласы удивления. В дальнем конце пещеры были сложены магазины для пулемета, в ящиках лежали снаряды. Осторожно вскрыв один из них, Джейн пояснила, что ее интересует, хорошо ли упакованы эти снаряды и в каком они состоянии.

— Ну и как?

— Мне бы не хотелось их трогать, — озабоченно ответила девушка.

— Знала ли мисас про этот танк? — в раздумье проговорил я.

— Должна была, — сказала Джейн. — Она же не могла не знать, с помощью чего выстроена плотина.

Спустя полчаса или чуть более мы вышли из пещеры с массой недоуменных вопросов. Я подумал, что хотя бы на один из них Билли ответит.

— Билли, она знала о танке и обо всем, что там?

Билли кивнул.

— Она когда-нибудь сюда приходила?

Еще кивок. Она приходила сюда много раз, не сосчитать сколько. У мисас был пони, тоже очень старый, сейчас он уже умер. Почти до самой смерти мисас разъезжала на пони, запряженном в маленькую повозку.

— Думаешь, она могла здесь что-нибудь спрятать? — спросила меня Джейн.

— Джейн, — взволнованно сказал я, — ты права: здесь что-то есть.

— Так давай поищем.

Вернувшись в пещеру, мы начали ее внимательно осматривать. Она служила и гаражом и мастерской; вдоль одной стены тянулся длинный металлический стеллаж, на котором лежали какие-то детали и пара тисков. Тут же стояло устройство, работающее как генератор света, и, конечно, в неисправном состоянии. Зато нашлась парафиновая лампа, к счастью исправная, и при ее свете мы начали поиски.

Мы обнаружили описание конструкции танка, помещенное в прозрачный пластиковый пакет. Капитан Стратт решила, что это мы оставим для забавного чтения перед сном. И больше — ничего! На полке стояли еще обыкновенные консервные банки, набитые гвоздями, болтами и гайками, лежало несколько гаечных ключей. Отовсюду я сметал пыль и песок, надеясь найти что-то важное для нас, но ничего... Обернувшись, посмотрел на танк: он был мощный, как скала, и такой же огромный. По крайней мере, таким он мне казался. Сейф? У него крепкая броня, но трудно представить себе пожилую леди, залезающую в танк. Зато капитан Стратт...

В этот момент меня окликнула Джейн. Пока я так размышлял, она уже забралась на него. Крышка люка была откинута, и она скользнула вниз. Через какое-то время выбралась оттуда со словами:

— Там ничего нет. — И добавила: — Не хмурься.

Но я и в самом деле начал хмуриться. Был здесь какой-то секрет: на ферме ли, здесь ли, в этой пещере. И это из-за него нас чуть не убили. Что это, где спрятано, как догадаться о нем — сплошная загадка.

И все же, стоя в этой пещере возле древнего танка, освещенного светом парафиновой лампы, я чувствовал, что тайна где-то здесь, близко. Знаете такую детскую игру «холодно — горячо»? Так вот сейчас я чувствовал — «тепло».

— Ты не будешь против, если я залезу туда еще раз? — спросил я Джейн и, взяв у Билли фонарь, скользнул внутрь танка, прежде чем Джейн успела ответить.

И забравшись внутрь, поразился: пролезть туда было не так-то легко, хотя я худощав, да и внутри оказалось очень тесно. Полагаю, те из нас, кто никогда сам не бывал в танке, а лишь видел его на экране, вряд ли знают, что в кино весь внутренний интерьер снимается в павильоне. Теперь я один заполнил этот танк, и уж прямо не знаю, как эти Шерманы полагали запихнуть сюда пятерых.

Осветив фонарем пространство вокруг себя, я поискал потайные места, но ничего не нашел. Пошарил рукой под двумя сиденьями, там тоже ничего не было. Но я почему-то не спешил вылезать.

— Джон!

— Да? — Я посмотрел наверх: Джейн свесила голову в открытый люк.

— В руководстве по управлению танком написано, что в нем есть какой-то встроенный ящик. Позади тебя, чуть левее, да, здесь. Там должна быть крышка. Может быть, там, внутри?..

Я едва не вывернул себе плечо. Крышка была на петлях, тяжелая и поддающаяся с явной неохотой, а под рукой не оказалось ничего; что можно было бы использовать как рычаг. Но когда Джейн сказала: «Вылезай, я попробую сама», — мои силы мгновенно удвоились. Крышка крякнула и открылась. Направив фонарик, я осветил... коллекцию болтов и гаечных ключей, которые наполовину скрывали что-то, что я не мог разглядеть.

— Что там? — в нетерпении крикнула Джейн. — Давай сюда!

Джейн протянула ко мне руки, и я, передав ей какое-то непонятное устройство, стал карабкаться наружу, поддерживая находку. Я не испытывал ничего, кроме разве охотничьего азарта, правда, с примесью легкого разочарования.

— Ну? — спрыгнул я вниз.

Джейн положила эту вещь на скамейку.

— Похоже на агрегат для изготовления моделей, — сказала она. — Может быть, Старый Человек Грин конструировал игрушечные паровозики?

— Странное место для работы нашел он.

— Да, довольно необычное.

— Что же он здесь изготавливал?

— Ну, по крайней мере, не запасные части для танка.

— Но для чего-то этот прибор ему понадобился. Давай заберем его с собой.

— Зачем? — недоуменно спросила Джейн. — Это просто маленький токарный станок. Ты можешь найти себе и получше.

— И все-таки... я что-то чувствую! — Моя рука сделала замысловатый неопределенный жест.

— О, знаменитая мужская интуиция! — насмешливо произнесла Джейн. — Ты уверен, что тебе нужен этот прибор?

Мы вынесли его из пещеры и поставили в «тойоту». Всю обратную дорогу Джейн в основном рассуждала о том, что Старый Человек Грин мог делать на этом станке. Джейн не имела представления о мини-машиностроении, как, впрочем, и я.

— Билли, ты не видел, мистер Грин работал в пещере? — спросил я.

В ответ покачивание головой:

— Не знаю, я не ходил туда.

— Но сегодня же ты ходил... — начала было Джейн.

— Нет, — уточнил я. — Сегодня он только стоял у входа.

— Почему? — недоумевала Джейн.

Билли снова покачал головой, а я предположил:

— Возможно, это священное для аборигенов место. Верно, Билли?

Тот согласно кивнул, а Джейн поинтересовалась:

— Какое? Почему?

Билли покачал головой.

— Не спрашивай, — попросил я. — Не наше это дело — интересоваться их священными тайнами.

— Извини.

— Она невежественная англичанка, Билли. Ты должен простить ее. Со временем она научится.

Билли улыбнулся. Некоторое время мы ехали молча, а потом Билли, сопровождая свою речь характерными для него жестами, нередко заменяющими слова, начал говорить, и, по-моему, даже слишком речисто.

— Мистер Грин, — сказал Билли, — работал там много раз. Много раз. Он приходил на целый день, потом на другой день.

— Что он здесь делал? Какие-то вещи?

Билли пожал плечами, потом улыбнулся:

— Делал шум. Курил сигары и делал шум.

— Какой это был шум?

Билли издал звук на высоких тонах:

— И-и-и-и-и-и.

— Токарный станок, — догадалась Джейн.

— Ты помнишь еще что-нибудь про мистера Грина?

Билли кивнул.

— Ходил прогуляться, — сказал Билли.

У меня возникает иногда опасение, что в моем изображении Билли Одна Шляпа выглядит просто законченным идиотом. Но можно не сомневаться, с его разумом все в порядке. То, что ему надо делать, или то, что он хочет делать. Билли делает так же, как и все остальные: скажем, мастерски водит машину. Но в числе того, чего он делать не желает, — чрезмерная разговорчивость. По крайней мере, так может показаться белому человеку. Насколько я знал, соплеменники зовут его Билли Болтун. Необходимо помнить, что аборигены являются представителями такой древней культуры, которая существовала задолго до того, как Моисей спустился с горы. Им нравится такая жизнь, и они не желают ее менять. То, что мы принуждаем их измениться, свидетельствует не в нашу пользу.

— Мистер Грин часто прогуливался?

— После сезона дождей.

— Как долго длится этот сезон?

Билли пожал плечами:

— Три-четыре недели.

— Каждый год? — уточнила Джейн.

Билли утвердительно кивнул.

— Ты ходил вместе с ним на эти прогулки?

— Прогуливался один.

— Он ходил пешком или ездил на машине?

— Верблюд, — уточнил Билли. — Мул, лошадь.

* * *

Джейн занималась приготовлением салата на ленч, когда послышался звук приближающегося самолета. Он не из наших любимых! Я настороженно выглянул, чтобы посмотреть, кто это, прежде чем этот кто-то на самолете без опознавательных знаков заметит наш автомобиль и очень удивится. Но это оказался Стейнби, которого мы ожидали только завтра. Я спрятал пулемет в своей спальне и сказал Билли, чтобы тот забрал его и спрятал, когда мы улетим. Мне не хотелось, чтобы Стейнби увидел пулемет, поскольку если я встречал старого сплетника, то это был именно Стейнби, а я вовсе не желал, чтобы наш пулемет оказался когда-нибудь в руках незваных визитеров.

— Здравствуйте, — произнес Стейнби извиняющимся тоном. — Филлер хочет, чтобы завтра я отвез его в Брум, оттуда в Хедленд, потом в Том-Прайс, после чего в Маунт-Магнет, а затем в Перт. Я вернусь обратно через пять дней, целых пять дней. Куча денег, представляете себе? Поэтому прилетел раньше и подумал: может, мы сумеем сговориться? Хочу сказать, все будет честно — вы меньше заплатите мне за рейс. Идет?

— Если мы улетим сегодня?

Стейнби явно уловил в моем голосе больше радости, нежели огорчения.

— По рукам?

— Ну? — Я посмотрел на Джейн.

— Помнится, это я оплачивала рейс, — сказала она.

— Совершенно верно, — торопливо согласился я. — На вашем месте, мистер Стейнби, я бы спросил мисс Стратт.

— Прошу прощения, леди, — извинился Стейнби, — но вы слышали о моем предложении, не так ли?

— Вы разговаривали с ним, — холодно заметила Джейн.

— Я думал, что он...

— Нет.

— И правильно.

— Что вы себе позволяете?..

Джейн снова на глазах превратилась в самоуверенного капитана Стратт. Я забавлялся, слушая их разговор, и с трудом сдерживал улыбку. Очаровательно, не правда ли?

Но ей не удалось сбить с толку Стейнби.

— Послушайте, милая, — подлизывался Стейнби. — Разве деньги бывают лишними? Как насчет того, чтобы снизить цену на пятьдесят баксов?

— Сто, — сказала Джейн, — и я выброшу эту тарелку с овощами и жареными яйцами.

— Семьдесят пять и два яйца?

И они ударили по рукам.

Стейнби заставил нас мигом собраться. Он был похож на ходячее руководство для коммивояжеров: сначала приближаетесь к нужной цели, затем пожимаете руки, и лишь потом предлагаете товар, после чего двигаетесь в сторону нового покупателя. Он знал, что мы прилетели на Стринджер Стейшн практически без багажа, значит, мог предположить, что и в обратную дорогу повезем мало вещей и сборы не займут много времени. Честно говоря, я совсем не сожалел, что уезжаю на день раньше. В мои намерения не входило возвращаться сюда, а если я когда-нибудь и вернусь, то только вместе с хорошим радиопередатчиком. С меня достаточно.

Мою голову занимала другая проблема. Не так давно я говорил о том, что ввожу в заблуждение моих читателей по поводу Билли Одна Шляпа. Но еще хуже обстоят дела с описанием Джейн, потому что она очень красивая девушка, и нескольких дней, проведенных в ее обществе, мне хватило, чтобы влюбиться. Оставаться вдвоем на Стринджер Стейшн, имея сопровождающим одного Билли, было бы прекрасно. Но я солиситор[7], и моя профессия имеет свои правила, одно из которых не рекомендует делать пассы возле наследницы, когда чернила, подписавшие утверждение завещания, еще не просохли.

Итак, через полчаса мы уже летели обратно. Стейнби был отличным летчиком и не болтал лишних пустяков, вроде: входите, садитесь, взлетаем, полет... Когда самолет достиг нужной высоты и Стейнби смог немного отвлечься, Джейн, перекрикивая шум мотора, спросила:

— Вы слышали когда-нибудь об аэропланах без опознавательных знаков?

— Аэропланах? — улыбаясь, обернулся он. — Только англичане называют сейчас самолеты аэропланами, а все остальные, включая австралийцев, говорят аэрокрафты, как проклятые янки. Значит, говорите, без опознавательных знаков?

— Да. Вообще без каких-либо знаков. Вообще без ничего!

— Где вы видели такой?

— Пролетал однажды над Стринджер Стейшн. «Лайтнинг».

— Да, есть тут один такой. Может быть, два.

— Это разрешено, без опознавательных знаков?

— Нет, но их хозяев трудно выловить. Всего таких самолетов, кажется, штук шесть. Хорошо известен «спитфай», есть еще два «лайтнинга», один из которых вы, вероятно, видели, потом... сейчас припомню... еще один американский, типа «грумман» сам никогда его не видел. О, еще «тайфун». Вот вроде и все. Да, еще поговаривают о «джэп зеро», но, кажется, его никто не встречал.

— Откуда они здесь?

Стейнби снова осклабился.

— Все осталось после войны. С немцами, японцами. Вы слишком молоды, чтобы помнить о ней.

— После войны?

— Ну, когда японцы были на Тиморе, достаточно было пересечь море, чтобы оказаться на СТ.

— СТ?

— Прошу прощения, это Северная территория. Как вам должно быть известно, японцы бомбили Дарвин и Брум, и все были уверены, что они перейдут в наступление. Чтобы дать им отпор, решили перевезти на север военную технику. Танки, аэропланы в ящиках, которые в случае необходимости можно быстро собрать. Но это не понадобилось, а со временем стало ясно, что и не понадобится: они так и не перешли в наступление. Все силы были брошены в другое место, в Новую Гвинею. Какую-то технику забрали, а что-то осталось здесь.

— Вы хотите сказать, что правительство Австралии просто бросило ее? — недоуменно спросила Джейн.

— Слышал, будто они забыли, куда ее свезли, — ухмыльнулся Стейнби. — А может, были слишком заняты. Во всяком случае, через три или четыре года после окончания войны большинство оставшейся техники исчезло.

— Вы хотите сказать, ее украли, не так ли?

Стейнби рассмеялся:

— Техника была, с позволения сказать, приспособлена к мирным делам, как там говорится: «Перекуем мечи на орала». В данном случае танки — на бульдозеры. А знаете, это совсем несложно, просто требуется много сварочных работ. Половина плотин на наших фермах, расположенных на СТ, сделана именно танками.

— И американцы не искали свою потерянную технику?

— Нет, леди. Они жаждали поскорее вернуться домой.

— И эти самолеты до сих пор летают? А откуда взялся «спитфай»?

— Многие давно этим интересуются. Он не был у американцев на вооружении, верно. Но я сам лично видел «спит».

— Вы знаете, кто летает на них? — спросил я. Это мог быть один из тех «лайтнингов», который участвовал в нашем похищении. И если так...

— Никто этого не знает. Страна большая, отыскать трудно.

— А если с помощью радара?

— Это чертово чудовище под названием радар! Но он есть только у военных — вооружение, принадлежащее АНЗЮС[8], поэтому воробьи вроде меня и летают свободно. Ребята на радарах ищут в основном китайцев да русских. Всего-то и надо опуститься до трехсот футов, и радар вас потеряет. Вот кто-то и держит «спит» у себя в амбаре и катается на нем в свое удовольствие. Молодые развлекаются тем, что пролетают прямо над головами фермеров. Смешно глядеть на перепуганных людей. Затем взмывают вверх и исчезают. «Джандакот» завален жалобами.

— "Джандакот" — это частная авиакомпания возле Перта, — пояснил я Джейн.

— Там есть музей авиации. В нем самая разнообразная информация, если вас это интересует.

Стейнби был прекрасным организатором. Прежде чем отправиться за нами, он заказал два места на дневном сверхзвуковом самолете, летящем из Кунунурры в Перт. Я сказал, чтобы он аннулировал их: у нас были еще кое-какие дела в Кунунурре.

— Ладно, — сказал он. — Вы хотите остановиться где-нибудь здесь?

Отказавшись от его рекомендаций, мы нашли небольшой мотель с плавательным бассейном и кондиционерами.

Здесь был телефон, и я взялся обзванивать все местные банки, чтобы узнать, не открывала ли в них счет миссис Грин или, может быть, арендовала сейф. Все отвечали «нет», кроме одного. Миссис Грин имела открытый счет в Перте, о котором я уже знал, а также сейф. Вызвав такси, я отправился в банк, оставив облачившуюся в купальник Джейн загорать с книгой возле бассейна.

Пока я ехал, мне рисовалась такая картина: коммивояжёр, остановившийся переночевать в нашей гостинице, увидел возле бассейна очаровательную девушку и, делая попытку познакомиться с ней, спрашивает: «Что вы читаете, дорогая?» — «Справочник по боевым танкам», — отвечает та...

Служащий банка был очень осторожен: оглядев меня, тщательно проверил удостоверение, потом послал охранника принести ежегодный юридический справочник и, позвонив в Перт, дал Шарлин мое подробное описание.

— У вас длинные ресницы? — сухо спросил он.

Я похлопал перед ним глазами, чтобы он убедился сам, после чего мы наконец спустились в подвал, и он открыл сейф. Внутри лежал небольшой синий пакет.

Больше ничего.

Я увидел британский паспорт, выданный в 1947 году Мэри Эллен Грин. Служащий положил его в конверт, и я ушел.

Вернувшись в отель, я надел плавки и спустился в бассейн.

— Привет! — Джейн подняла на меня глаза. — Ну как, повезло?

— Да, — Я протянул ей конверт. — И все?

— Давай посмотрим.

Паспорт ни разу не продлевался, поэтому через пять лет утратил силу. С фотографии на нас смотрела Мэри Эллен, ее лицо нельзя было назвать очаровательным, но оно было красивым для ее возраста: седеющие волосы, высокие скулы, ясные глаза, прямой нос.

В то время ей было около пятидесяти, на столько она и выглядела. Джейн долго смотрела на фотографию, потом сказала:

— Она выглядела так же и в двадцать.

— Неужели?

Джейн игнорировала мое замечание и пролистала странички паспорта.

— Только одна длительная поездка. Здесь нет штампа об отъезде из Австралии и прибытии в Англию.

— Мэри Эллен была британской подданной.

— В те годы все австралийцы являлись британскими подданными?

— Нет. Либо австралийскими, либо британскими.

— "Интересно, она так и сохранила подданство Англии?

— У нее было двойное гражданство. Мэри Эллен до конца своих дней оставалась англичанкой.

— Черт! — внезапно воскликнула Джейн.

Резиновая полоска, шедшая по корешку паспорта и прикрепленная в месте, где содержались сведения о сделанных прививках: желтая малярия, оспа и т.д., — внезапно лопнула, и в руки Джейн посыпались бумаги. Собирая их, она с улыбкой прочитала одну:

— Каюта 147. «Астурия».

— Они плавали в Англию?

Джейн перевернула страницу.

— Нидерланды. Она была в Голландии. Порт прибытия — Хук.

— Они, — поправил я. — Не одна же она путешествовала?

— Не знаю, здесь только ее паспорт. Может, она беспокоилась, чтобы ее паспорт не потерялся, потому и хранила его в сейфе? Но почему нет паспорта Грина? Где он?

— Потерян или выброшен, — сказал я. — Зачем его хранить, если Грин умер много лет назад?

— Или украден, — спокойно добавила Джейн.

— Не могу представить себе зачем. Паспорт был действителен до 1952 года. Грин умер в 1971-м. Сейчас его использовать нельзя. Возможно, ей не хотелось ворошить воспоминания о счастливых днях, и она сожгла этот паспорт.

— Хм-м. Звучит неубедительно. — Джейн нахмурилась. — Все же мы очень мало о нем знаем. У нас нет их брачного свидетельства, фотографий.

— Есть шанс, что в департаменте, где выдаются паспорта, осталась его фотография.

— И, помимо этого, мы знаем, что его звали Джон Джозеф Грин и умер он в 1971 году.

— Нам известно больше.

— Что еще?

— Когда они поженились, он был или холостяк, или разведен.

— Может быть, он двоеженец?

— Не старайся тщательно отыскивать других отпрысков, — посоветовал я. — Думай об утверждении завещания.

— Ты сказал, что все уже мое, что все подписано и так далее...

— Это тебе не поможет, если найдутся законные сыновья.

— Давай надеяться, что не найдутся. Так зачем же они ездили в Голландию?

— Я там никогда не был. Расскажи мне.

— Тюльпаны, сыр, беспошлинное спиртное и сигареты...

— Они отправились туда на чертовски огромном лайнере. Между прочим, я не заметил на ферме признаков того, что они оба любили выпить. Ни пустых бутылок, ни пепельниц.

— Я уверена, что она не пила.

— Почему ты так уверена?

— Они были методистами, Мэри Эллен и моя бабушка. Трезвенность внушалась им с раннего детства и так глубоко и серьезно, что это осталось на всю жизнь. Когда им было шесть лет, они дали обет. Я видела его, он висел у бабушки в небольшой деревянной рамке.

— Он обязывал, этот обет?

— Да, дело чести. В Австралии не так?

— Подобное здесь крайне редко, Джейн. Раз уж мы заговорили на эту тему, как насчет того, чтобы выпить пива?

Мы сидели в тени, но все равно было очень жарко.

— Не думаю, что когда-нибудь откажусь от пива.

Когда я вернулся с двумя ледяными бутылками, обернув их салфетками, чтобы не отморозить руки, Джейн сказала:

— Из Голландии они отправились в Бельгию.

— Большая прогулка?

— Могу понять, почему они туда поехали. У нее был брат, он погиб в Сомме.

— Я думал, это во Франции.

— Это во Фландрии. Знаешь, есть французская Фландрия и бельгийская. Они поехали на его могилу.

— Возможно, ты права.

— Порт Хук. Странно.

— Почему?

— Очень неудобно туда добираться, если ты находишься в Йоркшире.

— Может быть, они не были в Йоркшире? Ведь легче ехать из Лондона.

— Ну да.

— Значит, они отправились из Лондона.

* * *

При всех заботах мы были достаточно легкомысленны. Ужас безводной пустыни остался позади, хотя не настолько, что его можно было игнорировать. Все еще существовала загадка, связанная со смертью Мэри Эллен Грин, — очевидно, тайна, довольно важная для убийц. До тех пор, пока мы не постигнем природу того, что нам грозило, мы не сможем себя защитить.

Глава 9

На следующее утро мы улетели в Перт. Я нудно ворчал насчет мест, которые нам достались, но все же с удовольствием смотрел в окно на реку Суон, освещенную солнечными лучами, высокие стройные здания, выстроившиеся вдоль террас на ее берегах. Мысли о Миллере Банбери мгновенно стерли улыбку с моего лица. Я совсем забыл о предстоящей встрече с этой старой скотиной, и не было никаких шансов избежать ее. В офисе меня остановит Шарлин, а потом вломится Банбери и разорвет на части, требуя ответа на вопрос: согласна ли англичанка Джейн продать ферму и если нет, то почему?

Вот я и старался оттянуть момент встречи. Взяв капитана Стратт, багаж и руководство по танкам, я отвез все это в «Кингс-Амбассадор», уютный отель на Хай-стрит, где, как мне казалось, она будет в относительной безопасности. Токарный станок я спрятал на чердаке в доме моего друга (его жена решила, что я сошел с ума, но вопросов не задавала). Потом отправился в свой офис. Встретившаяся в холле Шарлин улыбнулась своей лучезарной улыбкой и поплыла мне навстречу.

— Мистер Банбери хочет меня видеть тотчас? — предупредил я ее распоряжения.

— Верно, — сказала Шарлин и процитировала шефа: — «Сразу же, как только вернется».

— Где он?

— Ах! — мечтательно произнесла Шарлин, без сомнения, вспоминая свой замечательный отпуск. — В Перте была масса денег из Малайзии, часть их утекла, как я полагаю, в карман Банбери.

— Когда он вернется?

— Через несколько дней.

Кот из дома — мыши в пляс... Так или иначе, на моем столе не было срочных дел: я долго отсутствовал, и всем неотложным занимались мои коллеги, остальное подождет.

* * *

Я поднял было телефонную трубку, но передумал. «Воздержись», — сказал я самому себе, отправился домой и позвонил оттуда.

Первым делом я набрал номер Боба Коллинза, суперинтенданта полиции в отставке, отца жены моего брата. Боб — англичанин, много лет назад приехал в Западную Австралию и остался здесь.

— Сядь, — сказал я, — и слушай.

Я начал рассказывать. Боб не перебивал, потом сказал:

— Чертовски странно. А правовая позиция?

— Простая, но довольно необычная. С наследством Джейн все в порядке, поскольку существует завещание. Но у нее нет никаких родственников, она последняя в своем роду, ни кузена, ни дяди, ни тети, нет даже троюродного брата.

— А в случае ее смерти?

— Все идет государству — bona vacantia, если уж ты хочешь точное определение по-латыни. Хотя по правде говоря, Боб, думаю, штат в любом случае заберет землю. На том основании, что ее не возделывали много лет.

— А эта твоя девушка тоже возделывать ее не собирается?

— Она инженер и женщина. Боб. Она ведь не скотовод.

— И она тоже забросит землю?

— Трудно сказать.

Боб Коллинз рассмеялся.

— Итак, она в опасности только потому, что является последней в роду. А если бы у нее было десять братьев, разбросанных по свету?

— Полагаю, их могли бы переловить одного за другим.

— Хотя это довольно сложно.

— Поэтому быстро женись на ней.

— Эй! Кто, я?

— Спаси ее жизнь, парень. Сколько Клоузов разбросано по всей Австралии? На свадьбе Мэри их было, по-моему, около тысячи.

— Тебе показалось, потому что ты оплачивал счета.

— И все обожают шампанское. Где сейчас младший?

— Ян? Он уже два года с экспедицией в Антарктиде.

— И до него трудно добраться, понимаешь, что я имею в виду?

— Боб, эта мысль никогда не приходила в голову ни мне, ни ей.

— Ты хочешь спасти ее жизнь?

— Не ценой же своей собственной.

Боб рассмеялся.

— Как она выглядит?

— Довольно хорошенькая.

— Тогда за чем же остановка?

— Профессиональная этика, — сказал я. — Давай-ка поговорим о другом.

— О чем?

— Где ты обычно проводишь отпуск?

— В...

— Я знаю, знаю.

— Отличное место, чтобы сделать предложение. Хочешь арендовать его?

— Все в твоих руках, Боб. Да, если я тебя попрошу, ты мог бы сделать для меня одно дело?

Я заручился согласием Боба и едва положил трубку, как зазвонил телефон.

— Мистер Клоуз, вашу клиентку зовут Джейк Стратт? — это был голос Шарлин.

— Да.

— На почту пришел пакет на ее имя. Из Англии.

— Хорошо. Я его заберу.

* * *

У меня был «рейнджровер», конечно, не такой надежный, как старая «тойота» на Стринджер Стейшн, но довольно ходкий и не подбрасывающий вас так, что вы отбиваете себе зад. Взяв с собой небольшой чемоданчик со сменой одежды и умывальными принадлежностями, я поехал к гостинице. Припарковав машину возле «Кингс-Амбассадор» и прихватив полученный на почте пакет, я поднялся к Джейн.

— О, хорошо, — сказала она, беря в руки ножницы. Как было указано на таможенной квитанции, это были личные бумаги. — Письма Мэри Эллен к моей бабушке, — пояснила она. — Я попросила, чтобы их выслали.

— А где они были?

— У одного старого друга хранился мой портфель со всяким семейным барахлом: фотографии, свидетельства о рождении. И они, эти письма. — Джейн вытащила бумаги и держала в руках небольшую стопку писем в бледно-голубых выцветших конвертах.

Всего около дюжины — не слишком частая связь между любящими сестрами, если принять во внимание срок, хотя Джейн называла еще меньшее число, когда упоминала о них.

Она уселась за чтение, а я тем временем вскипятил воду, заварил чай и сел в ожидании, когда и меня позовут посмотреть их. Меня не позвали, поэтому, естественно, пришлось о себе напомнить.

— О, извини, — сказала Джейн.

Это были письма тридцатых годов, когда Мэри Эллен после смерти Стринджера жила одна и описывала, как она боролась с засухой, жаловалась на пастуха-дезертира.

Вдруг Джейн воскликнула:

— Вот, она пишет о Грине! Рождественское письмо от декабря 1942 года.

"Дорогая Джейн! Бог знает, когда ты получишь это письмо! Возможно, если оно дойдет, ты будешь осуждать меня за то, что я хочу тебе сказать. Дело в том, что я снова выхожу замуж, а причина в том, хотя я не жалуюсь (почему я должна жаловаться, если во многом другом я так удачлива), что порой мне бывает очень одиноко здесь.

Я должна рассказать тебе о нем, потому что он будет твоим зятем. Его зовут Джон Джозеф Грин, он моих лет, родился в местечке под названием Пиктон, что недалеко от Сиднея. Если ты посмотришь на карту, моя дорогая, то увидишь, что это в трех тысячах километрах отсюда, я там ни разу не была, и в такой поездке нет смысла. Как и многие другие, вся его семья умерла в 1919 году во время эпидемии инфлюэнцы. Он одинокий, как и я, очень красивый и спокойный мужчина. Мы с ним неплохо подходим друг другу, и, кроме того, он хорошо помогает мне на ферме. Джон много путешествовал по Австралии, он что-то вроде исследователя, но теперь хочет осесть на одном месте. Мы вполне устраиваем друг друга, и ты можешь не беспокоиться за меня. Ты не должна думать, что я глупая и романтичная, поскольку в свои сорок лет выхожу замуж, — я это делаю обдуманно и осознанно.

(Я заметил, что упоминаний о том, что Грина привел Билли-старший, в письме не было.)

Скоро мы должны пожениться. Я надеюсь, это случится, когда странствующий священник, отец Нейсмиш, нанесет сюда свой следующий визит.

Я представляю, как ты поднимаешь брови, и слышу, как ты говоришь: «Мэри стала католичкой?» Нет, конечно! Просто отец Нейсмиш — очень хороший человек, иезуит, и проводит свою жизнь, служа Богу в отдаленных местах. И что еще более важно, он может обвенчать нас. Если бы не он, нам пришлось бы совершать очень неудобную поездку.

Надеюсь получить твое благословение и пожелания добра.

Джейн, я уверена в Джака и буду счастлива с ним".

— Что значит Джака? — спросила Джейн.

— Прозвище, что же еще? Подобно тому, как я зову тебя Ойлкен Стратт.

— Не задирайся! Джака — сокращенное от Джон, да?

— Получается так.

Мы продолжили чтение писем. Я, конечно, ничего не нашел в них, поскольку читал уже после Джейн. Вдруг она сказала:

— Слушай!

— Я весь внимание.

— Это письмо она написала в 1970 году. Обыкновенное письмо, ничего особенного, но здесь есть постскриптум. Слушай: «Джейн, я никогда не интересовалась твоим финансовым положением, но теперь, когда твое здоровье стало уже не таким крепкий, не хочу, чтобы ты испытывала лишения, поскольку имею больше, чем мне необходимо для собственных нужд. В йоркширском „Пенни-банке“ в Брэдфорде я открыла счет на твое имя. Когда тебе понадобится, используй эти деньги. Если они тебе не нужны, все равно пусть лежат, и пожалуйста, не позволяй твоей гордости протестовать, потому что, хотя я не рядом с тобой, я всегда думаю о тебе!»

— Еще деньги, — пошутил я. — Наследство делается все больше и больше.

Джейн печально улыбнулась:

— Я должна просто жить и наслаждаться ими.

— Я скажу тебе, что мы сделаем.

— Сейчас, дай только я прочитаю последнее письмо.

Быстро пробежав его глазами, она отложила листок в сторону.

— Ничего особенного. Так что же мы сделаем?

— Мы отправимся в департамент, где ведется запись всех землевладельцев, чтобы посмотреть, кто соседствует с фермой Стринджер Стейшн. А потом мы их всех проверим.

— Может быть, с этим лучше справится полиция?

Я рассказал Джейн про Боба Коллинза.

— Ты можешь поддерживать с ним контакт. Полиция обо всем знает, но сейчас от нее мало толку.

Джейн подошла к окну, из которого открывался вид на реку Суон, в водах которой играли солнечные лучи. Несколько минут понаблюдав за течением, она восхитилась:

— Удивительное место! — И, помолчав, добавила: — Как ты думаешь, эти ужасные люди знают, что мы не погибли?

— Наверняка знают.

— Но как? Они же не могли узнать про солдат-норвежцев!

— Если бы мы просто проехали через Кунунурру, одно дело. Но мы задержались там, звонили по телефону, загорали. Конечно, им известно, что мы остались живы.

— И они знают, что мы вернулись в Перт?..

— Да. И поэтому мы не останемся здесь.

— О Боже! Снова путешествовать. Куда же мы отправимся после регистрационной палаты?

— У моего друга здесь неподалеку есть коттедж.

— Он знает, что ты с молодой особой женского пола?

— Собственно говоря... знает.

— Это для него привычно?

— Он думает, что я собираюсь жениться на тебе, — сказал я, чувствуя себя в этот момент омерзительно.

Естественно, это ее как громом поразило. После взрыва возмущения («Если бы я хотела выйти замуж, думаешь, я до сих пор бы этого не сделала?») последовал сарказм («Как благородно с моей стороны удостоить ее такой чести!»). Затем пошли оскорбления в адрес юристов Перта, которые настолько беспомощны, что позволяют неизвестным особам даже похитить себя! Ее глаза метали молнии, ноздри трепетали.

— Ну почему все так? — отбушевав, спросила она наконец.

— Потому, — ответил я, — что у меня тут около тысячи всяких тетей, дядей и кузенов!

— И всей этой тысяче хочется запустить свои жадные австралийские лапы в моиденьги?!

— Знаешь, — вымолвил я, ошарашенный, после некоторого раздумья, — ты похожа на... австралийское насекомое.

— Уж не имеешь ли ты в виду этого... оззи-моззи? Что ж, благодарю за комплимент!

— Да, здесь водится муравей, который так называется. И он выделяет такой... медовый нектар, деликатес, что ли, на редкость вкусный. У этого насекомого сладенькое тельце, зато кусачая и вредная головка. Естественно, все желают заполучить сладкую часть и никто не хочет головку... Ты, Джейн, напоминаешь мне этого милого муравья, только в человеческом обличье. Никогда не забывай об этом!.. Да, мои многочисленные родственники встали бы стройными рядами на защиту твоей безопасности... А ты... ты подумала...

Считаю, что на ее «почему?» я ответил вполне достойно, и она понемногу начала остывать.

Джейн была очень обидчива, как, впрочем, все современные независимые женщины. Конечно, я находил в ней массу прочих достоинств, за исключением, пожалуй, ее нетерпимости к одной-единственной вещи: при малейшем намеке на то, что ее кто-то начинает опекать, она буквально взрывалась от обиды. По отношению ко всему другому отличалась сдержанностью манер, интеллигентностью, трезвостью в оценках, уравновешенностью.

Выяснение отношений задержало нас на добрых полчаса, поэтому посещение регистрационной палаты откладывалось на другое время. Вместо этого я отвез ее в Мандереч[9] и потом на обед.

Джейн, к которой вернулись ее рассудительность и спокойствие, спросила:

— Почему прибрежная зона отдыха Перта так далеко?

Вопрос следовал за вопросом. Пройдя сквозь облако москитов, облепивших яркую вывеску ресторана, мы уже изрядно чесались, но, несмотря на это, чувствовали себя превосходно. Мандереч — отличное место для рыбной ловли. Вся экзотическая рыба и многое другое было для нее в диковинку, и вскоре она уже рассуждала об экспорте австралийской фауны для стола англичан. Красное вино вызвало аналогичные стремления. Как я уже говорил, мы получили от еды массу удовольствия, однако о женитьбе больше не разговаривали.

Мне хотелось все-таки увезти Джейн на пару дней в тихое местечко под названием Дейвсвилл, где находился коттедж Боба. И я увез ее туда.

К коттеджу можно было добраться по воде и по суше. Боб, большой любитель ловли креветок и крабов, имел две моторные лодки. Одна часто использовалась для развлечения гостей, вторая, более мощная, спускалась на воду, когда внуки Боба изъявляли желание прокатиться на водных лыжах. Голубой «коммодор», стоявший возле коттеджа, предназначался для прогулок по окрестностям.

Пропустив Джейн в дом, я тщательно закрыл за собой дверь и разбрызгал повсюду специальную жидкость в надежде, что она убьет всех моззи. Необходима была осторожность: я знал манеру Боба всюду развешивать сетки: незваный гость, влезший в окно, тотчас обнаружит себя запутавшимся в нескольких милях прочной нейлоновой тюрьмы, которая падала с потолка. Однажды я выполнял для Боба роль подопытного кролика. Если вы попались, то попались крепко, а если будете барахтаться и стараться освободиться, то лишь ухудшите свое положение; если же останетесь хладнокровным, вы все равно обречены, потому что сеток слишком много, и для каждой из них Боб приспособил специальные веревки. Только если у вас в руке нож, стоит попробовать разрезать нити и выбраться, но если он находится, скажем, у вас за поясом, то вытащить его вам уже не удастся: сетки только туже будут обтягивать вас при каждом следующем движении. Точное повторение ситуации с мухой, очутившейся в сетях паука.

Однажды я сказал Бобу: «Что, если в роли незваного гостя окажется обыкновенный мальчишка, который попадет в твои сети и умрет от голода?» Но у Боба была твердая позиция: во-первых, чужакам здесь нечего делать; во-вторых, на каждой внешней стене дома висят таблички: «Осторожно — частная собственность умело защищена». И эти надписи, должно быть, работали, потому что погибших в сетях пока еще не было обнаружено.

Все это я объяснил Джейн, но не продемонстрировал. Я всего лишь показал ей, что холодильник работает и наполнен продуктами, что их много еще и в чулане. А в замаскированном шкафу в комнате Боба хранятся полицейский пистолет и охотничье ружье. В деревянных домах такие секретные шкафчики устроить довольно просто.

— Ну, до утра, думаю, все будет в порядке, — бодро улыбнулась Джейн.

И на этом мы разошлись спать по своим комнатам.

На следующее утро, прежде чем выехать в Перт, я постучал в ее дверь, окликнув по имени. Ответа не последовало. Повторение не дало результата. Тогда я обшарил весь дом. Все было в порядке, сети висели на своих местах, но Джейн нигде не было. Коттедж окружали семь или восемь акров земли, покрытой кустарником. Я покричал ей из двери, не беря в расчет эти пространства. Потом, надев ботинки, вышел из дома и начал рыскать, подобно охотничьей собаке. Я искал ее следы, думал об австралийских змеях, нервных и пугливых. Дайте им шанс, и они уйдут с вашей дороги. Но наступите на змею — и тотчас расплатитесь за это. Обшарив кусты, я заторопился к воде, решив, что Джейн, вполне возможно, отправилась на утреннее купание, и услышал металлический звук небольшого работающего мотора. Джейн стояла в лодочном домике с набором инструментов и смазкой в руке.

— Снова Ойлкен Стратт, — сказал я, — и босиком.

— Просто проверила моторы. Маленький не заводился, сейчас все в порядке. Зато большой работает как шелковый и совершенно бесшумный. А что плохого в том, что я босиком?

Я объяснил ей, что такие прогулки могут быть чреваты встречей с тигровой змеей, что в этой части Австралии встречаются гадюки, и, если я еще раз увижу ее без обуви, пусть она в дальнейшем заботится о себе сама. Мы двинулись обратно к коттеджу. Джейн послушно шла сзади меня, ступая в мой след. Змей мы не увидели.

Позавтракав, я выбрал себе дорогу на север через Пэйньярру — небольшой городок, похожий на многие другие, но имеющий в своей истории одно темное пятно. Именно здесь произошло последнее массовое убийство аборигенов. Погибло человек пятьдесят или около того. Приехав в Перт, я оставил машину на стоянке в конце Веллингтон-стрит, там ее наверняка никто не найдет, никто даже и не посмотрит в ту сторону.

Такси до регистрационной палаты. Телефонный звонок в Дейвсвилл. Джейн ответила, что читает про конструкцию танков и уже неплохо разбирается в этом. Я принялся за работу. Через два часа я уже знал земли, которые граничили со Стринджер Стейшн, знал и их владельцев. С записями в кармане я взял такси до дома моего бывшего преподавателя.

Том Кендрик в свои восемьдесят был стройный как тростник и такой же прямой. У него были два увлечения: одно — физическое, другое — интеллектуальное. Первое — это ежедневное плавание в бурунах Скарбороу-Бич (которые легко могут затянуть в воронку, или у вас может свести ноги, чего, кстати, с ним самим никогда не происходило), а второе — это история Западной Австралии, куда его привезли из Глазго еще младенцем и которую он глубоко полюбил на всю жизнь.

— Входи, Джон Клоуз, — сказал он. — Какую проказу ты задумал на сей раз?

— Никакой проказы на этот раз, сэр.

* * *

Кендрик принадлежал к тем учителям, которые просят своих бывших учеников называть их по имени, но я не знал никого, кто называл бы его иначе, чем сэр.

— Рассказывай. — Кендрик налил себе чаю и принюхивался к нему, смотря на меня сквозь поднимающийся от чашки пар.

Я поведал ему о пяти владельцах и арендаторах, сказал, что мне нужно знать больше. Он посоветовал, во-первых, сходить в регистрационную палату, во-вторых, порыскать в новой библиотеке. Кендрик нахмурился, когда я нахально сказал, что будет быстрее, если я спрошу у него самого обо всем этом.

— Ну спрашивай!

Я начал с фамилии Севери.

— Генри Севери?

Я отрицательно покачал головой:

— Джордж.

— Да, конечно. Генри умер, верно? Они оба происходят из старинного западно-австралийского рода. Мы говорим о Матильде Стейшн?

— Да, в правом нижнем углу.

— Хорошие люди. Живут там Бог знает с каких времен, пионеры. Ты читал «Короли в зеленых замках» Мэри Дюрак?

Я читал.

— Семья Севери похожа на ее героев — работящие и интеллигентные.

— Возможно, — заметил я и со всей деликатностью, на какую был способен, спросил: — Один из них может оказаться не очень хорошим человеком?

— Севери?

— Да.

— Ты завяз в противозаконных действиях?

— Не я, сэр. Кое-кто еще.

— Этот кто-то не Севери.

Я с пониманием кивнул.

— Следующая фамилия Аззи.

Кендрик взглянул на меня.

— Вспоминай сам. Ты должен знать про Аззи.

Аззи приехал в Западную Австралию после войны как иммигрант из Италии. На строительстве он сделал миллионы, потом расширил свой бизнес, и миллионы принесли, в свою очередь, новые миллионы.

— Он честный человек?

— Никто из сделавших миллионы не может быть честным человеком. Тут можно говорить лишь о степени честности.

— И?

— Он жульничает по мелочам. Слышал, Аззи приобрел ферму для одной из своих дочерей.

— Для которой — статистки или ветеринара?

Две прекрасные дочери синьора Аззи часто фигурировали на страницах газет.

— А ты как думаешь?

— Для ветеринара.

Кендрик помотал головой:

— Нет, для статистки. Для ветеринара он строит отель.

— Где он сам сейчас?

— В Квинсленде, на этом ужасном Золотом Побережье.

Для Тома Кендрика Квинсленд и вся Восточная Австралия — далекие, Богом забытые места.

— Как по-вашему, с ним все в порядке?

— Там находится сам Аззи, его жена и две незамужние дочери. Пока существует развивающееся строительство, я бы вычеркнул его из твоего списка. Кто следующий?

— Некто по фамилии Никсон. «Никсон ленд и грейзинг корпорейшн».

— Там, где председателем Плохой Билли Никсон?

— Нет, Вильям. Я не знаю о Плохом Билли.

— Это было еще до тебя.

Том Кендрик смотрел перед собой печальным взглядом. Все еще поднимающийся от чашки парок закручивался вокруг его длинного носа. Кендрик вздохнул и сделал глоток чая, приводя в порядок свои мысли.

— Никсоны жили возле границы с Шотландией. Они были приграничными грабителями — воровали скот. Один из них стал президентом Соединенных Штатов. Ты помнишь это, Джон Клоуз?

— Да, помню.

— И что с ним стало? Плохой Билли был поначалу профессионалом, отличным бухгалтером. Потом стал дрожать над каждым шиллингом и сделался ростовщиком. Он выселял за неуплату вдов и обирал сирот. Фермеров делал банкротами.

— Почему я о нем никогда не слышал?

— Не могу себе представить. Хотя нет — это было в тридцатые годы. Потом война. Может быть, он уже умер, он ведь старше меня.

— Председатель — Вильям, и еще один Вильям есть в правлении. — Я посмотрел свои записи.

— Объегоривают стариков.

— Они мошенники? Вы уверены?

— Я этого не говорил. Где зарегистрирована компания?

— В Сиднее.

— Плохой Билли отправился туда во время войны. Там были деньги. Нет, не мошенники. Слишком умны, чтобы их в чем-то уличить, работают в рамках закона. Жадные, грубые люди. На целую тысячу подобных ему ни у одного не найдется и крупицы совести.

— Нортроп? — Это была следующая фамилия.

— Ничего мне не говорит, — ответил Кендрик. — Владения большие?

— По максимуму.

— Собственность компании?

— Нет, это компания частная. Дочерняя. Все умело запрятано.

Кендрик пришел в раздражение, стал щуриться.

— Знаешь, это возраст. Человек забывает имена. Может он быть американцем? В те времена появилось большое количество американцев. Всюду. В животноводстве, полеводстве, металлургии...

— Вы это не одобряете? Том Прайс тоже американец. Том Прайс — основатель горнорудной промышленности.

— И конечно, народный благодетель. Я не люблю их культуру, гитары, ужасный английский, на котором они говорят. Похоже на смесь слащавых лирических песен и обдуманно затемненных финансовых актов. Твой человек, возможно, американец.

— И наконец последний. Экзотическое прозвище. Они зовутся «Рог и копыто. Пастушеская Скотоводческая».

Том Кендрик улыбнулся:

— Я был не уверен в Нортропе, а «Рог и копыто» я знаю. Мясо для гамбургеров американским тинэйджерам. (Готов отдать несколько долларов, чтобы только услышать, как Том Кендрик произносит слово «тинэйджеры».) Мясо для людей с испорченным вкусом.

— Кажется, вы не слишком-то жалуете американцев.

— Они искусные фермеры, всегда вкладывают деньги в воду и удобрения, даже пасут свои стада с вертолетов. Однажды я разговаривал с преподавательницей младшего класса, у нее был ученик, который мог на память сказать, за какую цену и в какой день что-то было продано, но он не мог правильно ответить, сколько будет пятью пять. Джон, я нахожу отдельных американцев наиприятнейшими людьми, но мир, который они создали, умственно неуравновешен.

— И что насчет компании «Рог и копыто»?

— Огромнейшая компания, со всем отсюда вытекающим.

Кендрик, улыбаясь, откинулся назад.

— Ты думаешь, Джон Клоуз, что я скис и стал похож на вчерашнее молоко, оставленное на солнце? Просто, понимаешь, мое поколение хоть и мельком — именно мельком, — но видело лучший мир, лучший. Представь себе это. Представь, что ты хочешь набрать дюжину бесчестных, агрессивных, морально неустойчивых людей, людей, которые готовы сделать все что угодно, лишь бы только стать богаче. Людей, подобных Плохому Билли Никсону, который из-за мизерного долга безо всяких колебаний и угрызений совести выгонял из домов вдов с детьми. Где бы ты сейчас набрал дюжину подобных людей? В тюрьмах? Нет, потому что средний заключенный — человек не слишком умный. Ну, нашел бы ты там одного. Стал бы ты искать среди школьных учителей? Нет. Ты будешь искать — и должен там искать — среди членов правлений корпораций, потому что именно туда идут подобные люди. Подумай об этом, пока будешь сидеть за рулем.

— Я поеду на такси. Вы позволите, я позвоню?

Пока я ожидал машину, мы продолжали нашу дружескую беседу.

— Куда девался тот, лучший, мир?

Кендрик с некоторым удивлением посмотрел на меня.

— Это началось, наверное, сразу же после Второй мировой войны, естественно. Некоторое время все выглядело так, будто мир идет вперед, к лучшему, но потом взыграла людская жадность, особенно среди юристов.

Поддавшись внезапному импульсу, я спросил, не знает ли он о Мэри Эллен Эммет, ставшей потом Стринджер, потом Грин.

— Конечно слышал, — ответил Том Кендрик. — Женщина, выигравшая Стринджер Стейшн, так?

— Стейшн выиграл ее муж. Он умер, а она вышла потом замуж за человека по фамилии Грин. Она прожила шестьдесят с лишним лет на границе Кимберли.

— Грин, — нахмурился он.

— Джон Джозеф. Она называла его Джака.

Несколько минут он раздумывал, потом покачал головой.

Кендрик интересный, удивительный собеседник. И всегда был таким. Подгоняет вас своими рассуждениями и заставляет усомниться в собственных.

Спустя чуть больше часа я уже вернулся в Дейвсвилл. Джейн сидела на веранде, уютно устроившись в шезлонге. Рядом с ней стояло охотничье ружье Боба. Я нарочно тихо стал подкрадываться к ней. Мне оставалось до нее дойти ярдов десять, когда Джейн почувствовала мое приближение, мгновенно схватила ружье и, передернув затвор, направила на меня его дуло.

— Ты умеешь стрелять? Это ведь охотничье ружье.

— Практиковалась.

— Стреляла? Здесь?

— В обращении с ним. От выстрелов всегда слишком много шума, не так ли?

— Верно, — сказал я и поведал ей об оценках Тома Кендрика соседей по ферме.

— Мне кажется, — заметила Джейн, — Плохой Билли Никсон — наш человек. Или его сын. Плохой Билли Второй. Или Нортроп... Что же мы будем делать дальше, мистер Главный Советник?

— Немного подумаем.

Джейн улыбнулась:

— Не знаю, удивит ли тебя, если я скажу, что хочу что-нибудь делать!Уже достаточно насиделась на заднице без движения. Тебе хорошо. Это твоя чертова страна, и ты знаешь, как все тут происходит. А я не знаю, поэтому каждый раз должна спрашивать.

— Что вам хотелось бы сделать, капитан?

— Поймать этих свиней, которые отвезли нас в пустыню и бросили там.

— Мне тоже этого хочется. Есть какие-нибудь идеи?

— Я могу стать наживкой.

— Продолжай.

— Как называется этот парк в Перте, где есть ресторан?

— Кингс-парк.

— Королева посетила его тридцать с лишним лет назад, — фыркнула Джейн. — Так вот, мы дадим в газете объявление, где будет сказано, что Джейн Стратт приглашает возможных покупателей встретиться с ней возле... Как называется это дерево?

— Какое?

— Огромное.

— Эвкалипт.

— Они могут встретиться с ней возле огромного эвкалипта и предложить свои цены. Ну как?

— Соберется весьма подозрительная компания.

— На это я и надеюсь.

— Я не о том. Все проститутки и сутенеры в Западной Австралии ежедневно публикуются в колонке личных объявлений.

— Рискну, — сделав гримаску, сказала Джейн. — Ты будешь там и защитишь меня.

Глава 10

«СТРИНДЖЕР: Д. Стратт готова обсудить будущее с интересными партнерами. Пятница, 13.30, эвкалипт, Кингс-парк».

Мы составили текст объявления как можно туманнее, даже не указали, что Стринджер — это животноводческая ферма. Случайным идиотам, перечитывающим частные объявления в поисках божественных знаний, эти слова ни о чем не скажут. Не указано, кто такая Джейн и в чем суть дела, нет номера телефона. Просто пятница, 13.30. В любую пятницу во время ленча в Кинге-парке бывает огромное количество людей.

Объявление должно выйти в среду. Конечно, нет гарантии, что те, для кого это предназначается, заметят его.

У нас было в запасе два свободных дня, и мы решили до пятницы ничего не делать, только отдыхать, и отправились в туристическую поездку. Я показал Джейн шестидесятиметровый эвкалипт в Пембертоне, на который, если хватит безумия, вы можете взобраться, пользуясь деревянными перекладинами, прикрепленными к стволу. Пока мы смотрели на дерево, двое юных лунатиков уже залезли довольно высоко, красуясь перед своими подружками, которые с интересом смотрели на это мазохистское восхождение.

— Ты тоже полезешь? — спросила Джейн.

— Нет, с меня хватит, — ответил я и показал ей место, откуда однажды свалился, когда брал приступом это дерево. Мне было около восемнадцати, и на молодую леди, бывшую со мной, своей безумной смелостью я не произвел должного впечатления.

Мы наблюдали за двумя девушками, которые то хихикали, то от страха приоткрывали рты, когда мне вдруг пришла в голову одна идея.

— Представь себе, что ты должна описать свою внешность, — сказал я.

— Зачем?

— Просто так, сделай это.

— Ну, — Джейн недоуменно пожала плечами, — рост пять футов и семь с половиной дюймов, вес восемь стоунов[10], каштановые волосы, светло-карие глаза. Возле правого уголка рта родинка, на левом колене — шрам, результат игры в хоккей.

— Почти все это они знают, — сказал я. — Они уже тебя видели. Надо изменить твою внешность. Ты окажешься слишком уязвимой в Кинге-парке.

— Ты сказал, что будут толпы народа.

— Да, но все-таки посмотри на этих двух девушек.

На них были белые шорты и яркие тенниски, большие солнцезащитные очки с цветными стеклами, на ногах — пляжные босоножки на ремешках. Обе блондинки, натуральные или крашеные.

— Таких в парке будет множество.

— Я не подросток.

— Конечно, ты не подросток, но в шортах будешь казаться вдвое моложе.

С трудом, но мне удалось ее убедить, и она согласилась. Мы отправились в Банбери, чтобы перекрасить ее волосы, купить шорты и тенниску. Пляжные босоножки Джейн надеть отказалась, потому что ремешки соскальзывали с ног. Была куплена и бейсбольная кепка. В «Оптике» на Биг-стрит Джейн приобрела шикарные солнцезащитные очки из розового пластика. Таким образом она перестала быть капитаном Стратт в хорошо отутюженных, сшитых на заказ костюмах. Естественно, Джейн хмурилась, разглядывая себя в зеркале, слегка смущаясь, но со стороны выглядела не более чем двадцатилетней и казалась привлекательной австралийкой, а не явной англичанкой. Ну а мне пришлось нелегко. Я перерыл весь гардероб Боба и отыскал шляпу с огромными полями, потом старые холщовые шорты, должно быть, принадлежащие его внуку, и джемпер с дыркой. Но даже в солнечных очках я все еще оставался похожим на самого себя. Поэтому Джейн перекрасила мне волосы в темно-каштановый цвет.

В пятницу мы припарковали машину в Мандерече и поехали в Перт на автобусе, всю дорогу думая о том, кто окажется в числе наших покупателей. Добрые соседи или их уполномоченные? Похитители или их представители? Большое количество жителей штата, для которых слово «Стринджер» не является загадкой, не явились бы туда: слишком значительно расстояние и затраты на дорогу.

Мы продумали, насколько смогли, все, до мелочей. Половина второго пятницы — хорошее время. В Кинге-парке в эти часы бывают разные люди: те, что уже завершили рабочую неделю, те, что поздно ходят на ленч, любители пикников, туристы, загорающие. Все они проходят по авеню Памяти, толпятся возле ресторана, бистро и автомобильной стоянки. Возле большого дерева будет тише, но при желании мы всегда сможем смешаться с толпой. С другой стороны, так же может сделать и кто-то еще. Если что-то окажется не так, мы надеялись на большое количество людей вокруг. Когда же это произошло...

Приехав на пять минут раньше назначенного времени, мы с Джейн курсировали на такси по авеню и посматривали, что делается около дерева. Там были только дети, разглядывающие надпись и трогающие массивный ствол. И никого больше. Проехав чуть вперед, мы развернулись и двинулись обратно. Наше такси было металлического голубого цвета, похожее на множество других, с затемненными стеклами. По-прежнему не появилось ни одного человека, который бы стоял и явно ожидал кого-то. Мы сделали новый круг, потом еще один. Проехав четвертый раз, снова никого не увидели. На часах было 13.42.

— Стоп, — сказал я.

Расплатившись с водителем, мы прошли назад к ресторану, обошли его, потом мимо стоянки, направляясь к дереву, и там остановились. Мне об этом эвкалипте все уже известно: вес, рост, дата посадки, поэтому, пока Джейн читала табличку, я огляделся по сторонам. Какой-то человек в бежевом костюме стоял в глубокой тени под исландской сосной, спокойно разглядывая нас. Ясно, что из такси мы не могли его заметить. Встретившись со мной взглядом, он пошел по направлению к нам. Приблизившись, человек спросил:

— Стринджер?

— Кто вы? — поинтересовался я.

— Сосед. Вообще-то я представитель соседа, Джорджа Севери. Он собирался приехать сам, но ему срочно пришлось вылететь в Канберру. Почему все обставлено столь таинственно?

Я назвал себя и сказал:

— Есть проблемы. Я интересуюсь ценами.

Он ответил, что цену можно обговорить.

Повернув голову, я заметил еще одного человека, приближающегося к нам со стороны дороги, явно американца. Он говорил низким голосом, который, кажется, многие из них отрабатывают специально.

— Кто эта леди?

— Она мой клерк, — ответил я.

Американец назвался Бредом Доланом из довольно известной, как он сказал, компании «Рог и копыто» в Кимберли и спросил, что я собираюсь обсудить.

— Цены, — пояснил я.

— Нет нужды затягивать деловой разговор, — сказал он. — Берете количество гектаров и умножаете на...

— Джон! — раздался позади меня бодрый женский голос, который я сразу узнал. Мария Н. Брайт, сияющая как луна, свежая как бутон, стоящая на две ступени выше меня в фирме «Макдональд и Слаутер».

— Мария! — обернувшись, воскликнул я, за несколько лет так и не узнавший, как она любит, чтобы ее называли. Я всегда говорил Мэри, тогда как другие произносили ее имя на разные лады, но она никогда никого не поправляла. И, видя в этом ее личную тайну, я никогда не спрашивал. — Кого ты представляешь?

Мария одарила меня своей ослепительной улыбкой.

— Фирму. Партнеров.

— Дайте мне свою карточку, — попросил в нетерпении Долан, — и скажите, когда мы сможем все обсудить.

Для этой цели у меня были с собой карточки, поэтому я протянул одну Долану, другую — представителю Севери, который так и не назвал своего имени. Он и сейчас не сделал этого, просто взял визитную карточку, пробормотав «До свидания», повернулся и ушел. Я наблюдал за ним, пока он уходил, потом осмотрелся по сторонам в надежде увидеть других читателей нашего объявления, но никого не было.

Мария тем временем очаровывала Джейн. Она, как всегда, была одета во все хрустящее и чистейшее: знаете, туфли-часы-сумка-и-подобранная-в-тон-всему-шляпа. Шляпа, которую вы больше ни у кого не увидите, которых не так уж и много. Как, впрочем, не так много и таких, как сама Мария. Еще в ранней молодости она поняла, что закон — это путь наверх, и начала подниматься. Теперь же у нее появились и планы, связанные с политикой.

Кстати, Мария близкий друг и компаньон мистера Дикси Макераса, занимающегося недвижимостью и строительством, обладающего миллионами, которых у него больше, чем у меня носков, и живет она вместе с ним в современном дворце на улице миллионеров. Это, должно быть, похоже на жизнь в львиной клетке, но у каждого свои вкусы.

— Я одна из партнеров Джона, — говорила она между тем Джейн. — Мы будем волноваться за него, если он потеряется в лесу. — Мария говорила изречениями, к тому же полными эмоций. — Вы, должно быть, наследница, ведь вы явно не его клерк.

Джейн кивнула, проговорив «Здравствуйте», протянула руку, которую Мария очень изящно пожала своей обтянутой кружевной перчаткой рукой, едва коснувшись своими пальцами, будто опасаясь, что их случайно сломают.

— И мы ни разу не видели его за эти дни, — продолжала Мария.

— Возможно, в этом моя вина, — заступилась за меня Джейн. — Он помогает мне.

— Ну что ж, — неопределенно сказала Мария и обернулась ко мне: — Джон, позвони в офис.

— Хорошо.

— Иди, — улыбнулась Мария. — Позвони сейчас. Мы пока поболтаем.

Я направился к телефону, находящемуся в ресторане, набрал номер. Шарлин сообщила, что мне пришло письмо из Англии.

— Что я должна с ним сделать?

— Я сам заберу его.

— Ой, мистер Клоуз?

Австралийки имеют тенденцию заканчивать каждую фразу более сильной интонацией. Такая манера речи даже выражение «светит солнце» превращала в вопрос. Но у Шарлин действительно был ко мне вопрос. У нее часто возникали вопросы, обычно они касались холостых мужчин.

— Вы знаете Ричи Франклина?

— Я знаком с его братом.

— Ричи красивый?

— Вы хотели бы делить своего мужа с игрой в гольф, Шарлин?

— Он один из таких?

— Четыре брата, — сказал я, — и каждый — заядлый игрок в гольф. Сорок четыре лунки в субботу и воскресенье. В рабочие дни — в девять утра, еще до завтрака, и в шесть вечера. Я удивлюсь, если вы вообще его сможете увидеть.

— Какая досада!

Непринужденная болтовня продолжалась еще с минуту, затем я повесил трубку и направился к месту, где оставил Джейн и Марию. Но сейчас Мария стояла одна.

— Где она? — спросил я.

— Ушла, и очень спешила, — ответила Мария.

— Какой дорогой? — воскликнул я, оглядываясь по сторонам, но Джейн нигде не было видно.

— Она уехала на такси, — пояснила Мария. — Остановила машину, сказала: «Вы должны извинить меня», подбежала и быстро нырнула в нее. — Мария прикрыла глаза рукой в кружевной перчатке. — Здесь один наиболее вероятный путь, поворот за башней ведет прямо в город.

— Она сказала, куда поехала?

— А она должна была?.. — вопросом на вопрос ответила Мария.

Я не стал ничего объяснять. Хотя с годами у меня прибавилось уважения к способностям Марии, все же я не испытывал ни малейшего желания говорить с ней о своих трудностях.

— Я могу быстро подбросить тебя, моя машина — на стоянке.

— Пожалуй, на такси будет быстрее, — отказался я.

Мария слегка пожала плечами и больше не настаивала.

Глава 11

Мне удалось быстро остановить такси — быстрее, чем обычно можно сделать в парке, но это мне особо не помогло. Я не мог вскочить в машину и сказать: «Жми на газ», как делали люди в тридцатых годах, потому что в Кинге-парке скорость движения ограничена и нарушать ее не полагается. Водитель старательно соблюдал все правила, а я знал, что каждая секунда все дальше уносит от меня Джейн. В голове бился вопрос: какой черт заманил ее в машину? В Австралии она никого не знала, за исключением пилота и тех негодяев, которые бросили нас в пустыне. Кто же смог уговорить ее, ведь она знала, что опасность в любом случае очень велика? Я ломал голову над ответом, а потом пришел к выводу: никто. Мария не заметила, что в машине кто-то был. Она не сказала, что такси остановилось, кто-то открыл дверцу и... Ничего подобного. Я повторил про себя слова Марии, они звучали так: «Она остановила такси (то есть рядом, на дороге) и, сказав: „Вы должны извинить меня“, побежала и вскочила в машину».

Так сказала Мария.

Нет, никто не мог завлечь Джейн. Тем более что она уже убедилась: кто-то охотится за ней.

Может быть, она увидела кого-то или что-то, так напугавшее ее, что она решилась на поспешное бегство? Возможно. Но это объяснение имело все тот же изъян: Джейн не знала никого, кроме Стейнби. О, плюс еще Билли Одна Шляпа, но Билли, естественно, не мог появиться в Кинге-парке.

Решив, что лучше что-нибудь делать, чем не делать ничего, я поехал в свой офис, чтобы забрать письмо. С первого взгляда трудно было рассмотреть смазанный почтовый штемпель, поэтому я просто сунул письмо в карман, сел в такси, ожидавшее меня у входа, и поехал дальше по Террас. Потом расплатился, выскочил из машины и поймал другую. Чтобы добраться до Дейвсвилла, мне надо было сесть в автобус до Мандереча. В нем я сидел, кипя от негодования, пока он плелся в южном направлении. Забрав оставленную нами в Мандерече машину, я как полоумный помчался в Дейвсвилл.

Но Джейн там не было.

Налив себе выпить, я сел в кресло, барабаня пальцами по подлокотнику и неотрывно глядя на телефон. Потом налил еще.

Телефон по-прежнему молчал. В доме стояла тишина, если не считать моих присвистываний и вздохов. Ничего не происходило. Произошло одно — Джейн исчезла!

Джейн видела, как я пошел к ресторану, и почти тотчас же села в проходившее такси и уехала. Не оставила ни записки, ни намека — ничего.

Это было непостижимо. Тем непостижимее, что я уже знал о разумности Джейн, ее практичности, ее трезвой голове. Кроме того, Джейн по природе своей была очень вежлива и обязательна. Но она уехала, не передав мне ни словечка, мне — единственному другу во всей Австралии, к тому же — ее поверенному! Я ничего не понимал, не помогли и два стакана чистого шотландского виски. Просидев в Дейвсвилле около двух часов, я вдруг вспомнил о письме. Ругая себя последними словами, вытащил его из кармана и разорвал конверт. Письмо было из йоркширского банка, филиала в Брэдфорде. В нем говорилось: «Счет, первоначально открытый миссис Мэри Эллен Грин на имя сестры, миссис Стратт, переведенный на миссис Грин после смерти ее сестры, стал частью состояния миссис Грин и, следовательно, принадлежит мисс Стратт. На счету находится семьдесят восемь тысяч фунтов». Управляющий детально сообщал, какие и когда банк делал инвестиции — миссис Грин просила в них вкладывать деньги, если они не будут востребованы. Таким образом, не без законной гордости управляющий сообщил, что с помощью банка за эти пятнадцать лет десять тысяч превратились в семьдесят восемь. Неплохо.

Итак, Джейн стала еще богаче.

Когда уже начало смеркаться, я позвонил Марии Брайт, поговорив вначале со слугой-филиппинцем, потом с дворецким-филиппинцем, прежде чем к телефону подошла сама Мария.

Сообщив, что Джейн все еще не вернулась, я опять спросил:

— Сказала ли Джейн что-то перед отъездом? Или, может быть, оставила мне какое-то послание?

— Джон, если бы была записка, я бы отдала ее тебе. О таких вещах не забывают. Как можно!

— Надеюсь.

— Ты слишком переживаешь. Возможно, она встретила друга или что-то в этом роде.

— У нее здесь нет друзей.

— Ну, мало ли...

— Ты не слышала, какой адрес она назвала водителю?

— В таком-то шуме? Я была от нее довольно далеко. Нет, я не слышала. Не надо так волноваться!

— Я боюсь, она...

— Джон, ты влюбился в нее? Не хитри. Конечно, ты влюблен. Вот почему ты так переживаешь! Вдруг она увидела красивого австралийского парня и ушла с ним, не так ли?

— Нет, вовсе нет! У меня есть причина для беспо...

— Мужчиныне было, я ручаюсь, — сказала Мария. — Такси было пустое.

— Ты уверена?

— Совершенно.

— Никто за ней не последовал в машину?

— Там всегда очень оживленно, и ты прекрасно это знаешь, Джон. Я ничего не заметила.

— А те двое, с которыми я разговаривал?

— Они ушли. Сама это видела. Джон, что с тобой? Я слышала о ревнивцах, но ты, должно быть, хуже всех. Просто больной. Она вернется, когда захочет.

Я усмехнулся в ответ. В глазах Марии Брайт я был покинутым влюбленным — чокнутым.

— Подумай еще вот над чем, — продолжала Мария. — Она англичанка и тоскует по родине. Она просто уехала туда, куда возвращаются все англичане. Разве такое невозможно?

— Мало вероятно.

— Джон, мне ясно, что я должна поговорить с тобой как твой датский дядюшка-тетушка — кто угодно...

Я подумал, что шутки, даже такие хилые, как эта последняя, вовсе не в манере Марии.

— Ну говори.

— Возможно... Слушай, я, конечно, понимаю, что говорить подобные вещи брошенному любовнику...

— Я нелюбовник!

— Фактически — возможно, — согласилась она. — Ты ее любишь — вот причина, по которой ты потерял рассудок. А может быть, существует кто-то еще, кто ее тоже любит? Кто-то в Англии. У нее есть обратный билет?

— Да.

— Значит, она улетела туда.

— У нее есть багаж, и он все еще здесь.

— Тогда она вернется, — успокоила Мария. — Ни одна девушка не уедет, оставив на произвол судьбы свои любимые вещи. Поверь мне.

Я усмехнулся.

— Будь терпеливым, пещерный человек.

После звонка в «Кингс-Амбассадор» я выяснил, что Джейн там не зарегистрирована.

Итак, теперь Джейн стала обладательницей почти четверти миллиона фунтов, или полумиллиона австралийских долларов, что делало ее отличной мишенью для немалого количества преступников.

Я мысленно вернулся к тем двум мужчинам, которые приходили на эту встречу. Бред Долан из компании «Рог и копыто» и второй, даже не назвавший своего имени, но сказавший, что представляет семейство Севери. Логически они были главными подозреваемыми. Оба интересовались Стринджер Стейшн, оба были мне незнакомы, оба не вызывали безоговорочного доверия с первого взгляда. Но мне почему-то не верилось, что они замешаны в похищении. Потому что если человек приехал с намерением похитить Джейн, он действовал бы хитрее: встал бы где-нибудь не на виду и не приближался бы к нам, а выжидал момент. В конце концов, мы сами объявили о себе. И до сих пор я не мог понять, как сработала ловушка.

Я позвонил Севери в Кимберли и узнал, что их парень, конечно, несколько немногословен, но он очень хороший человек и т. д. и т. п. По его словам выходило, что во всей Западной Австралии нет человека лучше его представителя, он — ангел. Поблагодарив, я повесил трубку и набрал номер фирмы «Рог и копыто», где мне сказали, что мистер Долан отдал компании двадцать три года безупречной службы.

Куда теперь?

Боб Коллинз. Он не пришел в восторг и называл меня разными словами типа «идиот» и «клоун». И еще употребил прилагательные типа «безголовый» и «тупой», составляя из них различные варианты словосочетаний.

— Ты женился на ней?

— Нет.

— Завещание написано?

— Нет.

— Тогда я не представляю себе, какие у тебя шансы.

— Шансы чего?

— Чего? — загремел он. — Господи! Вернуть ее назад, живой или мертвой. Ты хоть представляешь себе, какую площадь занимает наш штат?

Потом Боб сказал, что позже приедет и мы посоветуемся.

— Полицию использовать не стоит. Она не поможет. Конечно, может быть, ты станешь счастливее, если объявишь о ее исчезновении, а может быть, из-за того, что ты юрист, они отнесутся серьезнее, но...

— Черт побери! А если сказать о нашей первой «поездке» — на грузовике в сердце Большой Песчаной пустыни?

— Улики, — сказал Боб. — Их нет, понимаешь? Нет.Что есть? Есть пропавшая девушка. Есть люди, похитившие ее. Есть два с половиной миллиона квадратных километров земли, территория Западной Австралии, и побережье протяженностью в двенадцать с половиной тысяч километров. Откуда мы начнем поиски? С какого места начнет искать полиция?

— Не знаю, что тебе ответить...

— Надо собрать все! Улики плюс то, что мы уже знаем. Плюс то, что ты предполагаешь, Джон, и можешь до конца продумать. Старая полицейская пословица гласит: что ты имеешь — это все,что ты имеешь.

— Не слишком-то много.

— Другая древняя истина, Джон: «Существует всегда больше, чем ты думаешь, если ты действительно думаешь!» Так ты хочешь, чтобы я приехал?

— Завтра, — ответил я. — Рано утром. А пока — я буду думать.

Выпив еще виски, я уселся, готовый к решительным действиям. Пустой лист бумаги упал мне на колени, так же пусто было у меня в голове. Я никак не мог сосредоточиться и сидел, тупо разглядывая чистый лист, побуждая мозг к активным действиям, к которым тот никак не желал приступать. Около одиннадцати вечера я решил принять горячий душ, потом, глубоко вздохнув, включил холодную воду. После чего выпил чашку кофе, прокручивая в голове события, произошедшие в те дни на Стринджер Стейшн. Мой измученный мозг, неуклюжий и заторможенный, наконец-то очнулся и восстановил все, даже самые мельчайшие детали, которые были до поры до времени скрыты в самых глубоких тайниках моего сознания.

Я начал записывать все, что казалось необъяснимым. Несколько моментов следовало занести на бумагу в первую очередь. После автомобиля, сбившего Джейн в Англии, пришел черед вышивки, которая раньше висела на одной из стен в доме на Стринджер. Перед моими глазами, подобно фрагменту кинофильма, предстала сцена: Джейн держит в руках сломанную рамку, пытается расправить находившуюся в ней вышивку. «Странно», — говорит она...

Что странного? Что она еще сказала? Вот что: «Я узнала. Здесь изображен трактир, который стоит на моей родине. Я думала, он называется „Грин Мен“, но возможно, так было не всегда». Имелось в виду, когда Мэри Эллен была молодой, или что-то в этом роде. Сосредоточившись, я старался вспомнить картинку, изображенную на вышивке, на которую тогда едва посмотрел. Там было название... Если бы я мог только вспомнить!

Но я не мог. Не мог больше ничего припомнить, что имело бы отношение к этой сцене. Перед моим внутренним взором вставало серое каменное здание, белые окна, зеленый фон, окружающий этот дом, но название...

Я двинулся дальше, тщательно обдумывая каждую деталь тех событий, которые начались с приездом Джейн. И чем больше я размышлял, тем беспокойней мне становилось. Казалось, не было никакого ключа или отправной точки во всей этой странной истории.

А Джейн тем временем была Бог знает где!

Задремав в кресле, я проснулся в три часа ночи, дрожа от холода, с оставшимся в памяти незаконченным сном в виде какого-то вестерна. Я даже знал название «фильма» — "Сыновья сыновей рэнджменов[11]", где была масса тарабарщины. Рухнув в постель, моментально уснул, а проснулся уже в тепле и уюте, терзаясь при этом от чувства ужасной вины, что я здесь сплю, в то время как Джейн...

В то время как она погибла? Потому что сказанное Бобом — абсолютная правда. Западная Австралия — такое место, где трудно обнаружить не только человека, но и тело. Несколько лет назад произошел такой случай: у трех девушек, путешествующих на стареньком автомобиле, сломался мотор. И именно на таком участке дороги, где какое-то транспортное средство можно увидеть раз в несколько дней. Девушки оставили записку и, очевидно, решили пойти пешком — все вместе. С тех пор никого из них больше не видели. И следов никаких не осталось: ни могильных холмов, ни одежды, ни костей — ничего.

Я уже был абсолютно уверен, что Джейн похищена. Кто бы это ни был, он знал, где мы вчера находились, и в соответствии с этим составил свой план. Враг похитил Джейн и собирался ее убить. Он уже делал такие попытки и раньше. Но я почему-то был уверен, несмотря на все очевидные факты, что Джейн жива. Наличие головоломки с изменением названия трактира подсказывало мне, что Джейн была не просто наследницей Стринджер Стейшн, а ключом к разгадке всех тайн.

Боб, как только вошел, сразу накинулся на меня с вопросом:

— Что-нибудь вспомнил?

Я описал ему инцидент с вышивкой.

Он в раздражении раздувал ноздри.

— Ради Бога! Вышивка! Будь посерьезнее.

— В ней что-тозаключено, — настаивал я.

— Может быть. Но ты, ты, чертов болван, не можешь сказать, что именно! Верно?

Я посмотрел на него, и мне показалось, что он вот-вот ударит меня. Но Боб держал себя в руках. Полагаю, ему много раз приходилось держать себя в руках. Но не всегда это удавалось.

— Ты спал?

— Немного. Мучили чертовски глупые сны.

— Ты их помнишь?

— Только один. Не сон, а какой-то вестерн.

— Расскажи.

— Было название. Было много лошадей. Перестрелка. Все перемешалось. В общем, абсурд.

— Помнишь название?

— "Сыновья сыновей рэнджменов".

— Что-нибудь это означает? Ничего не напоминает?

— Ничего. С какой стати?

— Просто шанс, — сказал Боб. — Я беседовал по утрам со множеством людей. Иногда во сне они могли вспомнить такие вещи, которые давно позабыли. Но глубоко в подсознании остаются следы. Ладно, забудь об этом. Что еще?

— Есть несколько писем со Стринджер Стейшн, написанных самой миссис Грин.

— Где они?

— В «Кингс-Амбассадоре» на Хай-стрит. Сданы на хранение под расписку.

Боб удовлетворенно кивнул.

— Что еще?

— Еще старый механизм или что-то в этом роде, Джейн не смогла определить. Стоит на чердаке дома Пита Экроуда на юге Перта.

— Поехали!

Боб вел машину, как и большинство полицейских, быстро, уверенно, внимательно. «Коммодор» просто глотал мили. У меня было при себе удостоверение поверенного, оформленное Джейн, поэтому проблем с руководством гостиницы и выдачей небольшого плоского чемодана не возникло.

Мы отвезли вещи Джейн к Бобу, живущему на юге Перта. И когда поставили все на пол в его мастерской-кабинете, он спросил:

— Два момента. Кто-нибудь знал, что вы находитесь в Дейвсвилле?

— Нет.

— Вы ждали какие-нибудь письма, известия?

— Нет. Но можно позвонить на почту.

Я вспомнил о Томе Кендрике и сказал об этом Бобу.

— Он имеет отношение к делу?

— Да.

— Позвони ему. — Боб указал на телефон.

— Мне никто не ответил. Кендрик мог быть, как я полагаю, на пляже.

— Какой второй момент? — напомнил я.

— Трактир, — сказал Боб. — Как он называется?

— Уверен, что она сказала «Грин Мен».

— Ты до сих пор так и не вспомнил название трактира на вышивке?

— Нет. Откуда?

— Ты видел сон «Сыновья сыновей рэнджменов». А Рэнджмен — это анаграмма[12] Грин Мен.

— Издеваешься?

Боб ткнул в мою сторону ручкой:

— Старайся! Вопрос: почему? Почему старая леди... как ее звали?

— Мэри Эллен Грин.

— Хорошо. Почему она изменила название? Кстати, это она сама вышивала?

— Думаю, да. Доказательств нет, но кто еще мог? За шестьдесят лет на ферме никого не было, кроме мужей.

— О'кей. Она вышила это и изменила название. Почему — на вышивке?

— Бог знает...

— Бог советов не дает, — мрачно сказал Боб. — Есть какая-то причина. Она новая, эта вышивка?

— Я едва взглянул на нее.

— Не старая и выцветшая?

— Нет. Она висела в комнате, большой, затемненной. На нее не падал солнечный свет.

— О'кей. Мы не знаем даже, когда именно это было сделано, где-то между двадцатыми и восьмидесятыми годами, рамки слишком широки. Правильно?

Я кивнул.

— Известно, что в действительности в том месте, откуда она приехала, есть трактир? В Брэдфорде?

— Нет, не в самом городе, — ответил я. — Какой-то пригород.

— Припомни, что говорила Джейн, любую чертову мелочь.

— Там родились Бронте[13], — сказал я.

Боб пощелкал пальцами.

— Говарт. Они, помнится, из Говарта, но это же не Брэдфорд. Ты уверен?

Подойдя к книжным полкам, он взял третий том энциклопедии.

— Бронте, Бронте, Бронте... — Боб поднял голову и посмотрел на меня. — Они родились в Торнтоне, близ Брэдфорда. У тебя заработали мозги, Джон. Говори, что мы знаем сейчасиз того, чего не знали до этого.

— Может быть, эта вышивка была сделана недавно. Миссис Грин начала стареть и просто ошиблась в датировании.

— Может быть, — сказал Боб. — Но я так не думаю. Что еще нам известно?

— Фамилия ее второго мужа — Грин.

— Я не забыл. Она изменила название трактира, который не видела со времен своей молодости. Она сделала это, вышивая картинку.

— И что дальше?

— Ты хоть раз был на аукционах? О нет — ты же юрист, не так ли? И вся твоя вера в правах и законах. Ты пойдешь на аукцион, юный Джон Клоуз, и найдешь там вышивку, и похожую и не похожую на ту. Вышивка бывает на подушках, в виде девизов и просто в виде образцов или деталей.

— Эта была в рамке.

— Расскажи подробнее.

— Деревянная рамка, разломанная негодяями и валявшаяся на полу.

— Стекло?

— Разбито.

— Но оно вообще было?

— Да.

— Значит, ни моль, ни сырость не могли повредить картину, — констатировал Боб.

— Это не религиозный трактат...

— Раз она была защищена, значит, сохранилась в прежнем виде. Рамка была из твердой древесины?

— Эбеновое дерево, — ответил я.

— Эбеновое дерево, — повторил Боб. — Плюс стекло. Плюс подложенная сзади дощечка.

— Почему ты придаешь этому такое значение?

Боб помолчал.

— Скажи-ка мне вот что. Знала ли Мэри Эллен Грин, кто будет ее наследником? О да, должна была знать.

— Это важно?

— Сейчас все важно, парень. — Боб мрачно посмотрел на меня. — Думай! Как она могла узнать?

— О'кей, — согласился я и поднял руку, останавливая его. Боб выглядел очень воинственно. — Это могло произойти так: старая Мэри Эллен жила на огромном расстоянии от кого бы то ни было. Ее единственная сестра умерла в начале семидесятых, дом в Англии был продан. Мэри Эллен написала своей сестре за полвека всего несколько писем. Она не любила писать.

Единственная родственница, которая у нее оставалась, — это Джейн Стратт, но они никогда не встречались и не общались. Джейн могла умереть или просто исчезнуть...

— Как сейчас, — вставил Боб.

Пропустив это мимо ушей, я продолжил:

— Поэтому Мэри Эллен могла только предполагать,что ее внучатая племянница станет ее наследницей.

— Подожди. Но при этом она знала, что единственный человек из ее кровной родни, кто мог бы стать ее наследником, — девушка. Не мужчина.

Я озадаченно кивнул:

— Да. Но что это нам дает?

— Скольких мужчин ты знаешь... — задумчиво проговорил Боб, — кто посмотрел бы дважды на вышитое изделие? Женщины, да. Им понятно, что это такое. Они рассматривают стежки, знают, сколько туда вложено труда и усердия.

— Продолжай.

Боб оскалил зубы.

— Что скажешь на это? Она норовистая была штучка, наша миссис Грин: одинокая и самостоятельная. У нее была какая-то важная информация, которую она хотела передать. Будучи единственной владелицей большого участка земли — а земля всегда большая ценность, — она знала, что другие животноводы хотели бы получить эту землю и один или два из них люди непорядочные. Когда ей стало известно, что ее наследницей будет женщина...

Не обязательно, — возразил я. — Джейн могла в ранней молодости выйти замуж, заиметь детей, потом попасть в автомобильную катастрофу и погибнуть. И обо всем этом Мэри Эллен могла и не узнать.

— Так могло быть, но не стало. Есть еще управляющий банком, в котором открыт счет, забыл? Она могла узнать от него. Получается вот что: женщина указывает на что-то другой женщине, и это указание находится в стежках, потому что ни один мужчина не посмотрит дважды на кусок вышивки. А внучатая племянница посмотрит, и Мэри Эллен было об этом известно.

— Не все женщины умеют вышивать, — сопротивлялся я. — Фактически...

Боб перебил меня:

— Нет на свете такой женщины, которая бы не потрогала и не рассмотрела вышивку. Ей не обязательно уметь самой делать стежки. Просто, увидев такую вещь, она будет ее рассматривать. И что-то заметит.

— Так и вышло.

— Джейн сказала: «Странно». Итак, послание есть?

Я кивнул.

— Что оно из себя представляет?

— "Грин Мен" и «Рэнджмен»?

— Именно. Итак, Мэри Эллен знала, что ее наследнице будет известна фамилия ее второго мужа — Грин. Возможно, она и хочет этим сказать, что это одно и то же?

— Что означает «рэнджмен»?

— А я откуда знаю? В Австралии, насколько мне известно, нет пастухов. Вот в Америке есть погонщики, что-то вроде ковбоев.

Мы еще немного поговорили на эту тему, но ни к какому выводу так и не пришли. Боб выстрелил еще одним из своих забавных высказываний: «Если то, чем ты занимаешься, не приносит пользы, двигайся дальше».

— Давай-ка посмотрим все остальное, — сказал Боб.

Я уже почти пересек комнату, чтобы взять чемодан Джейн, как внезапно остановился и, почти не думая, сказал:

— Все может быть гораздо проще.

— Возможно, но как?

— Для того чтобы узнать, где послание, ты должен предварительно еще что-то понять.

Боб щелкнул пальцами:

— Анаграмма?!

Глава 12

— Где-нибудь есть еще какие-то буквы? — тут же спросил Боб.

— В чемодане. Две полоски с буквами.

Словно охотничий пес. Боб подскочил к чемодану, откинул крышку, порылся и вытащил две ленты с вышитыми на них буквами.

— Как по-твоему, что они обозначают?

Две ленточки: на первой три буквы, на второй — четыре. Это не были слова. Просто, будто пробуя стежки, кто-то вышил несколько красивых букв.

— Смотри, — сказал Боб, раскладывая их на столе.

GAD и MA RS

— Марс, — быстро предложил я. — Бог войны, или планета, или шоколад.

— Я тоже знаю толк в подобных играх, — сказал Боб. — Гад — это тот, кто не приходит к нам на помощь. Почему здесь пропущены буквы и какие буквы здесь могут стоять?

Чтобы сэкономить время, я оторвал чистый лист бумаги и в столбик выписал на нем все буквы алфавита. Мы начали подставлять буквы в пробелы на лентах. ГОАД, ГЛАД, ГРАД получилось у нас, все слова означали реальные предметы, вещи, даже если одно из них было аббревиатурой. На второй ленте вышло только МАЙРС или МАУРС, что напоминало статьи глоссария[14], но таковых в словаре Боба не оказалось.

Что мы только не делали! Снова и снова перемешивали буквы с обеих полосок и в недоумении смотрели на полученные результаты. Мы получили ДАГМАРС и долго думали, кто такой был Дагмар и жили ли когда-либо в Кимберли норвежцы. У нас выходили РАГМАДС, и ДРАМГАС, и САДГРАМ, и РАГСДАМ, и САМ ГРАД (кто бы это мог быть?) и другие бессмысленные комбинации типа АМСДАРГ, АРСМДАГ и СМАРАГД.

Все это заняло довольно много времени, а у нас его не было, и мы чувствовали себя виноватыми, что занялись игрой при таких трагических обстоятельствах.

Мы оба думали, что, решив загадку «Грин Мен» — «рэнджмен» и выяснив, что Мэри Эллен использовала анаграмму, мы быстро справимся с головоломкой.

Но теперь нам уже казалось, что никакой головоломки не существовало, порядок букв произволен и они ничего не означают. Поэтому, решив придерживаться полицейской пословицы, мы двинулись дальше.

Паспорт.

Основные факты о нем я уже знал. Одна длительная поездка в Старую Страну, или домой, как наверняка говорила миссис Грин, потом по Европе. Боб внимательно вникал во все детали.

— Голландия, — сказал он.

— И Бельгия и Франция тоже.

— Нам известно, куда и зачем?

— У Мэри Эллен был брат, погибший в первую мировую в битве на реке Сомме.

— Во время войны погибло больше полумиллиона человек. Чей-то брат, сын, дядя. Но вряд ли кто-то ездил на Сомму через Голландию.

— А как бы поехал ты?

— Через Кале или, возможно, Булонь. А здесь, — он показал на небольшую пачку бумаг, — Антверпен.

— Где? Я не видел.

— Счет из ресторана. Кафе «Антуан» в Антверпене. Поищи-ка карту, Джон. Там на полке стоит атлас.

Мне приходилось бывать несколько раз в Европе, практически каждый год, с тех пор как мог себе это позволить, но эти земли я не посещал ни разу. Толстым пальцем Боб водил по маршруту: Амстердам, Антверпен, Сомма, Париж, Казн.

— Очень странная поездка для тех дней. В чем ты видишь загадку?

— Могу понять, почему она отправилась во Фландрию, — посетить могилу брата. И в Париж — расходы невелики, а Париж — это Париж! В обеих войнах пострадал Казн, Антверпен сильно бомбили и Амстердам тоже... — Голос Боба следовал за его пальцем, что в общем-то для него нехарактерно.

— Давай дальше.

— Листки и обрывки бумаги, — сказал Боб, складывая все в стопку. — Отметки о прививке оспы, желтой лихорадки. Счет из ресторана. Знаешь, чего не хватает?

— Нет.

— Эта страница незаполненная.

Заголовок «Обмен валюты для нужд путешествия»... чья-то надпись красными чернилами «Основная норма». И все.

— В те годы позволяли вывезти из Британии только пятьдесят фунтов стерлингов. Контроль был очень строгий.

— Для австралийцев тоже?

— Она была англичанкой.

— Но Грин не был англичанином. Что ты пытаешься понять?

— Это действительно идея, — задумчиво сказал Боб. — Я воевал в тех местах в 1945-м, поэтому, может быть, я скорее пойму. Что, по-твоему, общего у этих мест?

Я задумался.

— Каэн и Сомма, — сказал я. — И там и там шли бои, только во время разных войн.

— Еще?

— Амстердам, Антверпен и Париж — это столицы.

— Неправильно. Париж — да. Столица Голландии — Гаага, столица Бельгии — Брюссель.

— Итак?

— Старею, — сказал Боб Коллинз, — и становлюсь тупым.

— Расскажи, о чем ты?!

— Не имею никакого желания выглядеть дураком. — Он покачал головой.

— Никогда не понимал твоего тщеславия.

Боб уставился на меня. Я почти видел, как у него в голове ворочались мысли.

— Боб?

Он игнорировал мое присутствие, поэтому, не допущенный к его мыслительному процессу, я отправился к книжным полкам. Открыв том энциклопедии, я нашел Амстердам и Антверпен. Оба — порты, оба — крупные торговые города с длинной историей, красивыми домами, отличными галереями искусств и музеями. Несколько слов в описаниях этих городов были одинаковыми: «крупный коммерческий центр» и «огромные океанские лайнеры», но не они вдруг привлекли мое внимание. Было еще одно слово. Я неуверенно прошептал:

— Алмазы?

Боб, стоявший в противоположном конце комнаты, поднял голову и посмотрел на меня. Он по-прежнему щурился, его разум, как, впрочем, и мой, пытался осмыслить новые возможности.

Боб медленно произнес:

— Стринджер находится от Аргайла вовсе не в миллионе миль.

Я кивнул. Аргайл-Филд — новый вклад Западной Австралии в мировые запасы алмазов. И довольно большой вклад. Нет, не большой — огромный. Долгое время считалось, что в Австралии нет алмазных месторождений. Но они, оказывается, есть. Даже больше, чем в Южной Африке. Месторождение было обнаружено сравнительно недавно на севере штата.

Прошло, может быть, около минуты. Боб шумно выдохнул и резко вышел из своего транса.

— Не может быть! Это просто чертово совпадение! — сказал он с присущей ему обычной практичностью.

— Объясняет, откуда деньги, — заметил я.

— Тоже верно!

— И то, почему кто-то так отчаянно...

— И почему старуха была так хитра со своим посланием, — словно прочитав мои мысли, добавил Боб. Потом помолчал и сказал: — Но...

— Что «но»?

— Есть два вида месторождений: россыпь — когда алмазы находятся на дне реки или пересохших водоемов; и алмазная «трубка» — цилиндрическая масса вулканического агломерата, в котором встречаются алмазы. Нигде поблизости от Стринджер Стейшн россыпных месторождений нет, поэтому оно может быть только алмазной «трубкой». Старуха и ее муж не бродили вдоль берегов рек и водоемов, собирая пустячную гальку. Это мог быть только рудник. Такой, как Аргайл.

— Ты неплохо информирован.

— Я полицейский, хоть и бывший. Алмазы — большая ценность, сам понимаешь.

— Но ты сомневаешься, потому что в этом случае слишком многое стало бы ясно.

— Идем дальше, — сказал он.

— Подожди. Что, если?..

— Что, если это пустая трата времени? Пошли дальше. Я хотел бы узнать немного больше о Джоне Джозефе Грине. Что нам известно?

— Не так уж и много. Родился в Пиктоне, Новый Южный Уэльс. Приехал в Стринджер на верблюде, по-моему, в тысяча девятьсот тридцать каком-то. По другой версии, его, полуживого, нашел в пустыне и принес на ферму отец Билли. Мэри Эллен выходила его, и, женившись на ней, он остался на ферме до конца жизни.

— Жизнь, полная разнообразия, — с иронией сказал Боб. — Это все? Думаю, верблюд нам кое-что дает. Можно считать, он путешествовал по пустыне.

— Мы не знаем, где он путешествовал. Есть еще одно, — сказал я. — Билли Одна Шляпа, житель Стринджер Стейшн, абориген, работающий там управляющим, сказал, что Грин обычно ходил прогуливаться.

— Он что-нибудь объяснил?

Я покачал головой.

— Сказал только, что тот уходил раз в год после сезона дождей и отсутствовал примерно месяц. И так, пока не состарился.

— На чем?

— Что ты имеешь в виду?

— На чем уезжал? Всегда на верблюде?

— Билли сказал, и на муле тоже.

— Что-нибудь еще?

— Его жена в письмах называла Грина — Джака.

— Джака. — Боб произнес имя несколько раз, как бы пробуя на вкус, как дегустатор вина. — Уменьшительное от Джаккеро, может быть, так?

— Возможно. Но я никогда не слышал такое уменьшительное.

Боб состроил гримасу.

— Ты молод. Был в свое время один Джэкер, капитан английской крикетной команды. Еще Стенли Джексон. Сэр Стенли Джексон.

— И все-таки, — сказал я и направился к телефону.

На этот раз Том Кендрик оказался дома и мягко выговорил мне:

— Я пытался дозвониться тебе в офис, молодой Джон Клоуз, а тебя не только не было там, но сотрудники даже не могли сказать, когда тебя ожидают и где тебя можно найти.

— Знаю, — ответил я. — Все объяснить сейчас очень сложно, но...

— Я выполнил твою просьбу в отношении Джона Джозефа Грина. Провел пару расследований. — Он замолчал.

— Это крайне важно, сэр.

— Да? Ну ладно. Говорит ли тебе что-нибудь фамилия Ласситер?

Я знал двух Ласситеров, один из которых — киногерой. Конечно, это не он.

— Ласситер с рудной жилы? Этот? — спросил я.

— Верно.

— Он, Грин, был связан с Ласситером? — Я буквально запищал от удивления, потом сказал своим обычным голосом: — Несомненно, это было очень давно?

— Не явно связан, нет.

Я любил Тома Кендрика и обычно получал удовольствие от его легкой педантичности, но сейчас я был готов его задушить.

— Пожалуйста, — попросил я. — Мне крайне необходимо это знать.

— Ох уж это нетерпение! Или у тебя нечто большее, чем простая нетерпеливость?

— Немного больше. Я не могу вам сейчас всего объяснить, сэр, мы...

— Все, что у меня есть, это просто вырезки из газет, — сказал Кендрик. — Я сделал с них копии. Хочешь, вышлю их тебе по почте?

— Я сам тотчас же приеду за ними, сэр.

— Поторопись, пожалуйста. Я собираюсь на прогулку.

Боб сказал, что лучше поехать ему, потому что кто-нибудь может следить за мной, и если это так, то мы окажем Кендрику медвежью услугу. Кроме того, если кто-нибудь, достаточно глупый, решит следовать за Бобом по улицам Перта, он легко сможет вычислить «хвост» и оторваться. Уже почти в дверях Боб резко обернулся:

— Что мы еще не обговорили? У тебя есть, что мне сказать?

— Тысячу вещей, — мы были слишком заняты.

— Говори главное. Я внезапно почему-то почувствовал, что ты знаешь что-то очень важное.

Я быстро рассказал ему. Боб кивал головой и произносил «м-м-м». Когда же я дошел до танка и пулемета, он не слишком удивился. Я спросил почему.

— Потому что знаю и о военных танках, превращенных в бульдозеры, и о самолетах без опознавательных знаков тоже. Полиции все это известно. Они могут не знать их местонахождения, но об их существовании им известно. Джон, здесь все, что ты привез со Стринджер Стейшн?

— Да, — ответил я, но, спохватившись, сказал: — Нет.

— Чего тут не хватает?

— Руководства по управлению танком. Джейн взяла его, чтобы, как она сказала, читать перед сном.

— Где оно?

— В Дейвсвилле.

— Погоди. — Боб открыл дверь и заглянул в гараж. — Эл оставил свою «мазду». Я возьму ее, а ты бери «коммодор» и мчись в Дейвсвилл. Вернешься обратно вместе с руководством.

— Собираешься водить танк? — спросил я, не обращая внимания на его суперинтендантские манеры.

Боб ухмыльнулся:

— Не впервой. Руководство толстое?

— Примерно как два тома твоей энциклопедии.

— Чертовски отличное место, чтобы спрятать еще один лист бумаги.

* * *

Я быстро ехал в южном направлении, опасаясь преследования, потому, не отрывая глаз от зеркала, следил за едущими сзади машинами. Три раза какие-то автомобили близко подъезжали ко мне и держались на такой дистанции, как мне казалось, довольно долго, но потом сворачивали. И каждый раз я боялся, что за мной следят. И каждый раз это оказывался вполне естественный поворот на ответвление шоссе. К тому же австралийцы не Бог весть какие сыщики, особенно если надо следить за быстро едущей машиной, когда их легко можно обнаружить.

Тогда я подумал о другом. Увидев желтую надпись полицейского самолета, который с воздуха следил за соблюдением правил дорожного движения и летел чуть правее впереди меня, я вспомнил тот самолет без опознавательных знаков и выстрелы, которые из него раздались. У наших врагов есть самолет! Очень просто следить за машиной, когда ты находишься выше ее и несколько позади, в этом случае тебя ни увидеть, ни услышать. Дважды за время пути я останавливал машину, быстро выпрыгивал из нее и смотрел в небо.

Ничего. Просто нервничаю. Это от напряжения. Исчезновение Джейн, ужасное чувство вины, что до сих пор ничего не сделано, чтобы ее найти, плюс несколько дней стресса. Я дурак. Это сказал Боб, и сказал правильно.

Однако к коттеджу я подъехал, соблюдая осторожность. Не исключено, что наши враги тоже знали о его существовании — возможно, от Джейн. Они могли ее заставить сказать. Поэтому я не свернул на подъездную аллею, а припарковал машину в сотне ярдов в стороне от коттеджа и пошел пешком, решив двигаться вдоль зал и на ч оттуда, спрятавшись в кустах, какое-то время последить за ломом. На воде не было катеров, возле дверей — машин. Все в порядке.

Подойдя ближе, я оглядел двери и окна, выходящие в сторону залива, потом медленно стал обходить дом. Южная сторона была в порядке. Около стены, которая выходила на дорогу, ничего подозрительного тоже не заметил.

Отлично. Я вставил в замок ключ, открыл дверь и вошел. И остановился в маленьком холле, принюхиваясь. Что-то витало в воздухе. Слабый, но... запах нечистот? Я бесшумно проскользнул в комнату Боба, вытащил из потайного шкафчика пистолет, взвел курок и открыл дверь в гостиную.

Справа от меня за дверью внезапно раздалось то ли чье-то ворчанье, то ли хрюканье. Я быстро шагнул назад, не веря сказкам, что деревянная дверь защищает от пули, как много раз показывали в вестернах. На самом деле, если вы прячетесь за деревянной стеной, а кто-то в эту стену из ружья стреляет, пуля пробивает, не только стену и вас, но и еще дюжину человек, стоящих за вами.

Снова послышалось слабое, измученное хрюканье. И мне уже не было нужды принюхиваться: я все понял. Да, я все уже понял, однако с трудом справился с волнением, когда, толкнув дверь, переступил порог.

Он попал в одну из сетей Боба, очень эффективно, и ясно, что уже давно. Человек обыскивал комнату, чувствуя себя в полной безопасности, когда на него вдруг упали какие-то веревки. Решив скинуть их (с виду это было сделать нетрудно), он уронил на себя сеть. Стал барахтаться в ней, упал и запутался еще сильнее. Он лежал на полу на левом боку, а его спеленутые ноги находились на сиденье кресла. Должно быть, как он упал, так и остался. Пленник попытался шевельнуться, пока я разглядывал, его, и не смог. От него отвратительно несло вонью испражнений. Его собственных. Когда я посмотрел на пленника, послышался неопределенный звук, скорее всего он просил воды.

Его отекшее красное лицо было поделено на квадратики, каждый площадью в один дюйм, выпиравшие из прочной нейлоновой сетки. Нити прорезали его нос, видимо, когда он пытался выбраться, и нос кровоточил.

Я мог видеть только одну руку с вывернутой кистью и туго обтянутыми нейлоном пальцами. В ней ничего не было. Вторая подвернулась под него, и мне хотелось убедиться, что и в ней тоже ничего нет и она также крепко привязана. Для этого необходимо спустить с кресла его ноги, а его самого повернуть, но мне вовсе не улыбалось получить внезапный пинок ногами в лицо. Посмотрев по сторонам, я увидел старую трость, сунул ее под колени узнику и повернул. Он закричал от боли, но теперь его ноги лежали на полу, и я увидел вторую руку. В ней был пистолет. Спасибо сетке, пистолет был тоже в силках, да так, что дуло его смотрело скорее на своего владельца, чем на меня, но я не был уверен, знал ли об этом он. Принеся из кухни ножницы, я встал ногой на руку с пистолетом, сильно придавив ее к полу, и сделал разрез, достаточный, чтобы вытащить оружие.

После этого принес кувшин и стал тонкой струйкой лить воду в его открытый рот. Он действительно был в ужасном состоянии: наверное, много дней без воды, стиснутый судорогами...

Разрезав сетку, стягивающую его ноги, я сказал:

— Вставай.

Он не смог подняться.

— Тогда ползи.

Но он не мог и этого. Судя по времени. Боб должен был вот-вот вернуться домой.

Я позвонил ему и доложил:

— Ты поймал рыбку.

— Живую, но не способную двигаться, да? — Я услышал удовлетворение в его голосе.

— Действительно не может двигаться. Не мертвый, но и живым его не назовешь. Ни стоять, ни ползти. Есть пистолет, но я его отобрал.

— Еду, — крикнул Боб и повесил трубку.

Боб приедет через час. Перекатив нашего пленника на старый коврик, я перетащил его из гостиной в холл, потом выволок за дверь. Уже на траве сделал еще несколько надрезов, и это позволило ему немного шевелиться. А когда он смог встать, я сделал еще пару разрезов, и пленник вылез из сетки. Потом я подтянул шланг от поливальной установки и велел парню отмыть свою одежду и себя. Когда тот стаскивал последние обрывки сети, его лицо снова стало кровоточить. Эта процедура наверняка была болезненной, но он выполнял ее с видимым удовольствием. Пленник постепенно приходил в себя, и силы его восстанавливались, как когда-то у меня в пустыне. Поэтому, отойдя подальше, я направил на него пистолет Боба, а его оружие забросил далеко в кусты.

Я никогда не встречал его. Да если бы и встречал... Разве можно узнать человека, чье лицо сплошь состоит из одних кровоточащих квадратиков? Полагаю, ему было около тридцати, прямые черные волосы, рост примерно шесть футов, карие глаза. И голый. Вся его одежда лежала рядом — джинсы, рубашка, трусы, носки и туфли. Прежде чем стирать свои джинсы, он сунул что-то в носок.

— Брось сюда, — приказал я.

— Что бросить?

Я посмотрел на него. Он начал дрожать и выглядел совсем жалким.

— Твой бумажник, — ответил я. — Брось его сюда.

* * *

Боб, должно быть, мчался, как в Судный день. Он сидел за рулем автомобиля своего сына «Мазда-828» и уже сворачивал на подъездную аллею, когда я открывал бумажник...

— Этот парень? О'кей, давай посмотрим, кто он такой. Вот его водительское удостоверение. Три судимости. Джон, выключи-ка воду. Джек Гантон.

Гантон, голый и дрожащий, повернулся к Бобу. Их разделяли тридцать лет, но сейчас этого не было видно.

— Кто твой босс? — спросил Боб.

Молчание.

— Откуда ты?

Молчание.

— Где женщина, которую вы похитили?

Мотание головой плюс явное непонимание.

— Хорошо, — сказал Боб. — Это мой коттедж. У меня есть семья, и мне нравится, когда мои сыновья, дочери и внуки приезжают сюда. Они здесь в безопасности. Я не люблю негодяев вроде тебя, которые врываются без разрешения. Поэтому я расскажу тебе, что сейчас произойдет. Ты выкладываешь нам все, что тебе известно. В этом случае я отдаю тебя в руки полиции, вместо того чтобы сделать то, что мне очень хочется. А знаешь, чего мне хочется?

Молчание.

— Этот залив, вот здесь, всегда полон огромных голубых крабов. Я собираюсь набросить на тебя сетку — у меня ее много — и положить на отмель. У тебя есть шестьдесят секунд. Зачинай отсчитывать, Джон.

Боб пошел в гараж и, когда я досчитал до тридцати семи, вернулся с большим рулоном нейлоновой сетки.

— Вот что я сделаю, — сказал Боб. — Я ударю тебя по ногам и замотаю вокруг эту сетку.

Я считал: «...сорок два, сорок три», когда парень закричал:

— Ради Бога! Не надо!

— Я не стану, — утешающе произнес Боб, — если ты скажешь все, что я хочу знать.

— Скажу все! Да! — У парня появилось огромное желание говорить.

Беда состояла в том, что он мало знал. Это был пьяница, бродяга, преступник, сидевший раз в тюрьме во Фримантле и еще в кое-каких подобных заведениях, он только что вернулся с работ в Новой Гвинее и встретил в пивной парня. Парень искал себе в компанию двух-трех человек, которые не стали бы копаться в предлагаемой работе, лишь бы за нее хорошо платили.

— Кто этот парень? Его имя?

— Не знаю. Просто Блэки.

— Где он живет?

— Не знаю. Встречаюсь с ним в пивной.

— В какой?

— Не знаю название. На Хай-стрит.

— Хай-стрит длинная. Где именно?

— Если ехать с Малла, то слева.

— Как Блэки выглядит?

— Черные волосы. Усы.

— Так выглядит здесь каждый третий мужчина. Мне нужно более подробное описание, — мрачно заметил Боб. — Ты когда-нибудь видел крабов, которые собираются здесь, в заливе? Они огромные. Клешни — как кусачки для проволоки. Даже акулы стараются сюда не заплывать.

— Носит светло-коричневые ботинки, — сказал Гантон. — Высокие.

— А шляпу? Или без шляпы? Какие брюки? Курит? Что именно? В какое время ты с ним встретился?

Блэки не носит шляпу. Блэки плешивый. И все время, когда Гантон видел его, на нем были застиранные джинсы и летный жилет. Блэки курит самокрутку. Если они встречаются, то всегда в шесть часов.

— Сколько ему лет?

— Около сорока.

— Давай дальше! Уверен, ты знаешь больше.

Но знал он совсем немного. Блэки послал его в Дейвсвилл, чтобы тот посмотрел, что можно найти в доме. Гантон влез через окно, которое осталось незапертым, и тотчас же запутался в сетках.

Я пошел запереть окно («На этот раз точно, Джон. Все эти чертовы окна»), в это время Боб велел Гантону быстро одеваться. Потом надел на него наручники и заставил забраться в багажник «мазды».

— Увидимся дома, — сказал мне Боб. — Вот бумаги от старика Кёндрика.

Бросив коричневый конверт рядом с собой на сиденье «коммодора», я завел мотор и уехал. Боб тронулся сразу же после меня, направившись в Мандереч в полицейское отделение, чтобы сдать Гантона и сделать заявление.

Спустя час я уже сидел в мастерской-кабинете Боба и вскрывал конверт Тома Кёндрика...

Глава 13

В конверте было два листка бумаги, копия вырезанной из газеты истории, опубликованной в 1942 году в «Санди мейл» в Аделаиде, Южная Австралия. Военное время. Заголовок, бросающий в дрожь.

ИСТОРИЯ ЛАССИТЕРА ПОВТОРЯЕТСЯ?

*

Золотоискатель исчез во время своей поездки по пустыне

*

Прошел год с тех пор, как мы брали интервью у пропавшего вскоре после этого золотоискателя

Далее следовал текст. Мне хватило нескольких мгновений, чтобы просмотреть его и вздрогнуть от заголовка:

ЗОЛОТО

Если на Стринджер Стейшн есть золото, то все, что уже произошло, — только начало. Золото заставило людей броситься на запад, так же, как они бросились в Калгурли и Кулгарди почти столетие назад. Они громко требовали лицензий, называемых «Права старателей», огораживали свои участки земли, дрались, пили и умирали. Дни «золотой лихорадки», казалось, уже закончились, но временное затишье продлится до того момента, когда найдут новое месторождение. И оно будет найдено. Скорее всего — в Западной Австралии, где в любое время можно отыскать залежи каких-нибудь полезных ископаемых. В любой день может прийти какой-нибудь человек и сказать, чтобы взвесили и оценили большой, найденный им самородок. Подобные самородки находило множество людей даже в наши дни: «Рука веры» — в 1980 году в Виктории, «Золотой орел» — чуть больше пятидесяти лет назад в Ларкенвилле; тысяча двести тридцать пять унций. Миллион долларов сегодня. И еще больше их лежит под землей, и все верятв это.

Есть ли золото на земле, принадлежащей Джейн? Может ли стать Стринджер Стейшн новым Калгурли?

Почему бы и нет?

Второе, что бросает в дрожь, — фамилия Ласситер.

Кто он? Я расскажу вам.

Ласситер был золотоискателем и однажды пришел из жаркой центральной части Австралии весь в красной пыли, громко смеясь от счастья: он нашел большую золотоносную жилу. Как вы понимаете, люди часто делали подобные заявления и до него, но им не верили, а Ласситеру поверили, потому что он принес с собой немного найденного золота. Совсем чуть-чуть, но говорил о тоннах.

И тут же выяснилось, что Ласситер наткнулся на эту жилу, почти заблудившись. Он не знал, где очутился. Потом он заболел. Выздоровев, решил, что его находка — всего лишь результат бреда, одна из фантазий, вызванных лихорадкой. Но ведь он принес золото...

Ласситер снова бросился на поиски этих залежей, но не сумел их отыскать. Он не помнил места, и не было ни карты, ни какого-либо ориентира, который смог бы ему помочь.

В течение нескольких лет ученые пытались извлечь факты, которые могли таиться где-то в дальних уголках его памяти. Его подвергали различным испытаниям, применяли гипноз. Между тем не теряющие надежду золотоискатели бросились на охоту, двигаясь по каким-то только им ведомым меткам, которые, как они считали, оставлены Ласситером. Они искали, искали, и некоторые нашли. Но не золотоносную жилу Ласситера.

Наконец, сам он снова решил отправиться на поиски своего золота. Теперь в его экспедиции были лошади, верблюды и даже самолет. Ничего хорошего из этого не вышло. Самолет разбился, беда следовала за бедой. В конце концов все его помощники вернулись. Он остался один, а потом исчез навсегда, и больше его никто никогда не видел.

Много лет спустя в пустыне под камнями была обнаружена табакерка со спрятанными в ней бумагами. Оказывается, Ласситера захватило одно из племен аборигенов, странствующих по Центральной Австралии. Они не причинили ему вреда, однако от себя не отпустили. Он был вынужден странствовать вместе с ними, совершая быстрые, по многу миль в день, переходы от одного водоема к другому. И все же он ухитрился делать на клочках бумаги записи и прятать их.

Конечно, Ласситера уже давно нет в живых. Но с тех пор люди стараются отыскать золотоносную жилу, на которую некогда он наткнулся. Для этого используются самые современные методы обнаружения золота, вплоть до самолетов с металлоискателем на борту. Но все бесполезно.

Итак, что же нашел Джака Грин? Было ли это месторождение, обнаруженное Ласситером, или что-то совсем другое?..

Я начал читать...

"Суббота, Аделаида.

Уже прошел год с тех пор, когда мы последний раз видели Джака Грина, золотоискателя, заявившего пять лет назад о том, что он нашел «небольшие, но богатые» залежи золота где-то в глубине покрытой красной пылью Центральной Австралии.

Прошел уже год с тех пор, когда смелый Грин со своим караваном, состоящим из двух лошадей и двух верблюдов, отправился на запад, держа путь в пыльную и жаркую пустыню Гибсона в поисках золота, которое однажды мельком увидел и вновь потерял.

Последний, кто видел Грина, был Гарри Грэхем, работающий на телеграфе. Грин оглянулся и помахал ему на прощанье рукой; Грэхем помахал ему в ответ.

И вот с тех пор ничего. Ни весточки, ни следа, никто из путешественников его тоже не встречал. Грин исчез.

Поэтому сейчас возникает много разных вопросов.

Жив лион? Или Джака Грин умер от болезни, жары, голода и жажды в этих страшных бескрайних пустынях Центральной Австралии?

Может, он до сих пор ищет свое золото?У Джака Грина была мечта, ставшая явью. Он всегда говорил, что грезит о том дне, когда найдет золото. И он нашел его, но потерял. Грин провел в пустыне большую часть своей жизни. Как никто другой, он знал секрет, как выжить в ней. А может быть, Грин еще жив и до сих пор разыскивает свой «маленький пакетик золота», как он обычно говорил, который «принесет сотням людей комфортабельную жизнь».

Может быть, он попал в плен? Ведь захватило же в плен много лет назад странствующее племя аборигенов знаменитого золотоискателя Ласситера и не отпустило до самой его смерти. Может быть, та же участь постигла и Джака Грина?

Читателей должно заинтересовать, что между Грином и Ласситером немало общего. Оба с востока, из Сиднея. Оба искали только золото, оба нашли его и потеряли из-за болезни, свалившей их в момент триумфа.

И теперь, когда Грин исчез и в течение года о нем ничего не было слышно, вероятно, можно провести и последнюю печальную параллель: оба отдали свои жизни золоту, погоне за ним.

Год назад, покидая Аделаиду, Грин дал интервью журналисту «Санди мейл», где говорилось, что он был настроен довольно оптимистично. "Я очень хорошо помню маршруты последних переходов, — рассказывал он, — и планирую следовать точно по моему старому пути. Надеюсь отыскать следы. Может быть, остатки костра или пустую табакерку, которую когда-то выбросил.

На этот раз я намерен отыскать свое золото. Я уже заявлял, что его будет достаточно для того, чтобы сделать комфортной жизнь сотен людей. Если я найду это золото, то буду первым из них. Остальные пойдут по моим следам".

Читатели зададутся вопросом: что за человек был этот Джака Грин, отправившийся один в опасную пустыню Центральной Австралии, зная непереносимый климат, убивший многих славных путешественников, но твердо веря в то, что он найдет залежи золота, лишь мелькнувшие однажды перед его изумленными глазами?

Грин был невысокого роста — пять футов и семь дюймов, но человек крепкого сложения и недюжинной силы; обладал притом силой воли и твердым характером. Многие желали участвовать в его последней экспедиции, но не все выдержали — повернули назад. Грин однажды сказал, что не хочет оставаться ни перед кем в долгу, поэтому перестал пить пиво и даже курить, в течение двух лет откладывал каждый пенс, который получал, работая механиком на фабрике в Аделаиде. Накопив достаточно средств, купил лошадей, верблюдов, провизию и отправился в свою последнюю экспедицию.

Это случилось год назад...

Дон Гей".

Я начал перечитывать статью, когда зазвонил телефон.

— Боб? — спросил голос.

— Его сейчас нет, — ответил я.

— Это его сын?

— Нет, всего лишь друг. Боб скоро будет. Что-нибудь передать?

— Передайте, что звонил Рик Муир. Пусть позвонит, у меня для него кое-что есть.

— Хорошо.

Повесив трубку, я снова принялся перечитывать статью и подумал, что сказал бы ее автор, Дон Гей, узнай он, что Грин не только не погиб, но прожил в полной безвестности еще тридцать лет на севере Западной Австралии. Гей был убежден, что он погиб. «Грин мечтал о жене и ферме с пасущимися стадами» — так грустно мне было читать строки статьи Гея.

...Эти его ежегодные отлучки с фермы Стринджер Стейшн... Для чего они совершались? Во имя данных им когда-то и невыполненных обещаний? Или, может быть, его свободный дух угасал под гнетом монотонного существования и требовал время от времени разрядки? Но в это как-то не верилось. Меня преследовала неотвязная мысль, что Джака нашел свое золото и решил никому об этом не говорить. Никому, кроме жены. Из процитированных репортером слов Грина было ясно, что тот высоко ценил «комфортную жизнь». И нашел способ достичь ее.

Боб вернулся, и я тотчас дал ему статью. Когда он кончил чтение, я рассказал ему о своих соображениях. Боб покусывал губы, в сомнении качал головой.

— Тебе что-то не нравится? — спросил я.

— Твоя идея о комфорте на ферме, парень. Ты считаешь жизнь на Стринджер Стейшн полной удобств и удовольствий?

— Не для меня, конечно.

— Большинство людей мыслят примерно так же. Хотя знаешь что? Предположим, он нашел золото где-нибудь в пустыне между Элис и Кимберли.

— Это, должно быть, недалеко от его дома. Он обычно исчезал на месяц. Только на месяц.

Боб кивнул.

— Несколько дней туда, несколько дней там, несколько дней обратно. Он ездил, чтобы что-то там взять. Но незолото, можешь быть уверен.

— Почему ты так думаешь?

— Один верблюд и, может быть, навьюченный мул. Не смеши меня!

— Тебе звонил парень, — сказал я. — Номер записан в блокноте на столе.

Боб поднял трубку и набрал номер.

— Рик? Это Боб. — Он внимательно слушал, потом сказал: — Спасибо.

Положив трубку на место, подошел ко мне:

— Полицейский самолет приземлялся на Стринджер Стейшн. Там пусто. Нет даже аборигенов. Где же она может быть?

— У нас осталась только одна ниточка, — ответил я.

— Пивная, где Гантон встретился с Блэки? — уточнил Боб.

Я кивнул в ответ, и Боб сказал:

— Гантон сейчас в тюрьме. Завтра состоится суд.

Боб занялся руководством по танкам Шермана, медленно и внимательно просматривая каждую страницу. А я задумался, анализируя все имеющиеся у нас факты. Кстати, станок, который мы привезли со Стринджер Стейшн, мы так и не осмотрели до сих пор. Да еще эти чертовы буквы, наверняка содержащие в себе какой-то намек на секрет, заключенный в Стринджер Стейшн: ферма оказалась настолько ценной, что кто-то ради овладения ею решился даже на похищение или убийство. Я не мог придумать ничего нового. Грин, отправившийся на поиски золота, может быть, нашел что-то еще? Что именно? Да что угодно, от алмазов до долларов, которые перевозил потерпевший катастрофу самолет, летящий из Дакоты и доставлявший деньги на американскую базу. Все это могло быть в реальности и дать Грину желанный комфорт. И, кстати, могло быть погружено на пару вьючных животных.

Но не золото! (Если только он не нашел большой слиток, подобный «Золотому орлу».) Потому что оно обычно встречается в виде небольших вкраплений в тяжелых породах, если конечно, это не золотая россыпь, и для того чтобы их извлечь, потребуется специальное механическое и химическое оборудование.

Механическое. Тут мне пришла в голову мысль, что я слишком поверхностно осматривал станок, привезенный со Стринджер Стейшн и стоящий сейчас на полу посреди комнаты Боба. Он был фута три высотой и оканчивался сверху неким подобием стола: плоский верх с двумя или тремя отверстиями, назначение которых было совершенно непонятно. Этот стол был установлен на прочном стальном каркасе, очевидно, предохранявшем его от колебаний.

Обойдя вокруг станка, я подозвал Боба, попросив и его взглянуть. Мы оба стояли, как истуканы: ничего, что указывало бы на цели его применения, никакой маркировки типа «Дж. и С. Смит, чугунолитейные заводы, Сидней, Австралия», что могло бы подтолкнуть нас мыслить в правильном направлении.

— Камнедробилка? — предположил Боб.

Я повернул этот загадочный станок на бок. Небольшой электрический моторчик, покрытый пылью, был привинчен под столом: Красная и черная кнопки для включения и выключения мотора. Больше ничего. Снова и снова осматривая его со всех сторон, я так ничего и не обнаружил. Оставалось посмотреть его днище. Где-то же должна быть какая-то табличка с указанием изготовителя. Еще одна — такая же, какая была когда-то на этом столе и держалась на шурупах или заклепках. Теперь я понял, откуда появились эти отверстия: заклепки вырваны, и табличка исчезла.

Раздосадованный, я повернул станок на другую сторону, и мы с Бобом, стукнувшись лбами, одновременно бросились рассматривать его. Минуту-другую мы дружно трясли головами, оправляясь от удара. Потом осторожно, все еще видя перед собой мерцающие звездочки, я наклонился вперед и сказал:

— Здесь что-то есть.

— Не вижу, — ответил Боб.

— Это затерто.

Все было покрыто пылью, сквозь которую просвечивала полоска, сделанная из какого-то непонятного металла.

— Дай тряпку, — попросил я.

Когда я все начисто вытер, перед нами возникла полоска длиной в несколько дюймов, над которой явно кто-то поработал напильником.

— Ставлю доллар. Здесь было имя изготовителя, — сказал Боб.

— Было, да сплыло, — разочарованно ответил я. — Наверное, кто-то основательно потрудился до нас.

— Ничего страшного. Есть много способов определить, что же это за имя. Начнем с простейшего.

Боб положил лист бумаги на поблескивающую поверхность и начал заштриховывать ее карандашом — так дети переводят на бумагу изображение, монетки. На листе проступили какие-то едва заметные каракули, и это было хоть что-то. Все остальное было старательно отшлифовано напильником.

— Еще более загадочно, чем эти чертовы письмена, — в ярости сказал я.

— Кажется, похоже на Дуббин, — сказал Боб.

— Нет, — ответил я, вглядываясь в листок. — В Дуббине две буквы "б". Это не то.

— Тогда, может быть, Дудин?

— Нет, — задумчиво сказал я. — Посмотри повнимательнее. Первая и третья буквы "Б" или "Р". Поэтому может быть Бубин. Рубин, Бурин... Чертовы игры! — воскликнул я. — Что за дьявольщина!

— Думаешь, какая-то фамилия?

— Ну! — сказал я.

— Давай-ка посмотрим телефонный справочник.

— Ты считаешь, что эта штука была изготовлена в Перте?

— Нет. Но в телефонной книге есть длиннющий список фамилий, которые хоть подскажут нам...

— Подожди!

— Что?

— На бумаге еще что-то проступило. Правда, очень слабо. Посмотри — в верхнем правом углу.

Карандаш наш снова заработал. Что-то «проявилось» в виде отдельных точек, оставшихся от другой маркировки. Напильник стер почти все буквы, но так как все же они скорее выпирали над поверхностью, чем были вдавлены, кое-что осталось.

На заштрихованной графитом бумаге читалось, хотя и не очень четко, другое слово: Белы.

Телефонный справочник подсказал нам две комбинации: Рурин и Рубин. Больше подходящих фамилий в нем не оказалось.

— Но ведь в этом справочнике указаны не все существующие фамилии, — сказал я.

— Здесь их двести тысяч!

— Однако нет ни Брежнева, ни Горбачева, — парировал я.

— Ты прав. С чего бы имтут быть?

— Ну довольно, давай-ка ближе к делу.

— Итак, мы предположительно имеем фамилию изготовителя этого станка: Рурин или Рубин, живущий где-то в Бельгии, — сказал я. — Верно?

Боб кивнул.

— Теперь достань справочник «Желтые страницы», — попросил я, — и найди мне телефон бельгийского консула.

— Разве здесь есть бельгийское консульство? — удивился Боб, перелистывая новый справочник. — Надо же! — Его палец уперся в строчку. — Есть и консул и даже торгпред. Террас, шестнадцать.

— Номер телефона?

Торгпред Бельгии перезвонит позже в «Макдональд и Слаутер», ответила секретарша. Я сказал, что в данный момент нахожусь в другом месте, и оставил номер телефона Боба.

— Хорошо, — ответила она. — А каким именем вы интересуетесь? Какой фирмой? — Девушка говорила с легким французским акцентом.

— Рубин или Рурин, — сказал я. — Или тот, или другой. Кажется, они изготавливают оборудование.

— Я могу сказать вам, — ответила девушка и засмеялась. — Это Рубин, Очень старая компания и довольно известная в своей области.

— И что же это за область?

— Изготовление станков для шлифования и резания. Рубин всегда занимался изготовлением инструментов.

Я почувствовал, как у меня сжало желудок. Амстердам и Антверпен, подумал я, так много общего, включая изготовление инструментов.

— С каким видом материалов работают станки, изготовляемые Рубином?

— С драгоценными камнями, — ответила девушка.

* * *

Мало-помалу секреты начали раскрываться.

Мэри Эллен Эммет /Стринджер/ Грин, очевидно, была необычайно умной женщиной. Перед ней стояла цель: передать необходимую информацию так, чтобы любители совать нос в чужие дела не смогли ни о чем догадаться, и она должна была найти такой способ, чтобы оказаться понятой только ее внучатой племянницей. Почему она просто не послала Джейн письмо? Возможно, она это сделала, но в то время Джейн была уже далеко от родного дома. Довольно трудно отыскать женщину среди шестидесяти миллионов человек, проживающих в Британии, особенно нелегко, если ты стар, поездка до почты и обратно занимает целый день, а твой адвокат находится от тебя на таком же расстоянии, как Лондон от Вены или Мадрида. Мэри Эллен, по всей видимости, знала, что, когда завещание будет получено, за дело возьмутся юристы и Джейн найдется. Поэтому Мэри Эллен могла рассуждать так: Джейн отыщут и сообщат о наследстве, таким образом для нее будет приоткрыт вход в тайну, и его сможет обнаружить только одна Джейн.

Теперь мы знали о Грине, «рэнджмене», исчезнувшем в пустыне и объявившемся год спустя на Стринджер Стейшн. Грин, который был старателем, нашел что-то такое, для чего ему понадобилось привезти из Бельгии станок для резания и полировки. Значит, он нашел драгоценные камни? Это точно!

Но вот какие?

* * *

Мы снова вернулись к анаграмме: буквы, беспорядочно вышитые на двух полосках, буквы, из которых, возможно, складывается название камней, найденных на самой Стринджер Стейшн или где-то поблизости.

G AD и MA RS

Чушь какая-то. Я снова начал выстраивать эти буквы по кругу, в столбик, в строчку, овалом, и как только не писал. Меня не оставляла надежда, что случайно подобранная комбинация вызовет в мозгу какой-то импульс.

Ничего не получалось. Я снова уставился на буквы со все возрастающим отчаянием и уверенностью в том, что Мэри Эллен Эммет была слишком умна для меня.

Всего семь букв. Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь. И все. Надеюсь, несложно будет сделать в уме нужные вычисления. Я сделал. Получилось пять тысяч сорок всевозможных комбинаций из семи букв, чтобы только написать их, понадобится несколько часов. Жаль, что у меня не было соответствующим образом запрограммированного компьютера. Я тут же вспомнил Дона Фрисона, который работал на университетском компьютере — огромной машине, обладающей большими возможностями. Однажды он рассказывал, что они могут задавать машине двадцать видов различных программ.

Дон был моим старым приятелем, поэтому я тотчас же позвонил ему.

Мне ответил женский голос. Английский голос. Было сообщено, что Дон сейчас на востоке и вернется только завтра. Я объяснил, что мне нужно и какой я жду помощи на что женщина холодно и официально ответила, что компьютер не предназначен для выполнения работ со стороны, если это не одобрено руководством... и т. д. и т. п. В таких ситуациях я обычно бываю крайне нетерпелив, начинаю ругаться и угрожать, после чего приобретаю врага на всю жизнь. Но сейчас я был кроток. В современных компьютерах имеются словари, поэтому, если запустить в него наши семь букв, он составит из них все возможные комбинации, сверит их с имеющимся словарем, после чего отбросит варианты, которые отсутствуют у него в памяти, и выдаст лист с оставшимися словами. Как-то вечером, сидя в баре. Дон пытался объяснить мне все это, но я был уже не в состоянии что-то понимать. Люди, помешанные на компьютерах, не могут даже поверить, что вам может быть совсем не интересно слушать об этих системах, их достоинствах и недостатках, — настолько это интересно им самим. Загнав как-то раз Дона в угол, я стал долго и нудно рассказывать ему о гражданских правах и правонарушениях, завещаниях и прочей ерунде, стараясь показать ему, каким нудным порою бывает он сам. Но Дон, по-моему, этого не понял...

— Когда он завтра приедет, вы не могли бы передать ему мою просьбу? — спросил я.

— Естественно.

— Скажите ему, что у меня есть очень важная анаграмма, которую надо срочно решить. Запишите, пожалуйста, эти буквы: г-а-д-м-а-р-с. Мне надо знать, какое слово из этих всех букв можно составить.

— Наша машина не предназначена для решения кроссвордов, мистер Клоуз, — важно сказала англичанка.

— И передайте мистеру Фрисону, что я с удовольствием заплачу, какой бы результат он ни получил.

— А какие гарантии?

— Мы давние приятели, — ответил я, — у нас с ним одинаковое представление о порядочности. И если он не получит этой записки и ему не передадут, насколько это для меня важно, у вас будут серьезные неприятности. Гарантирую.

— Все будет передано.

— Ну и как? — спросил Боб.

— Одна из этих женщин.

— Каких?

Я поднял руки в отстраняющем жесте.

— Ты имеешь в виду англичанок? — скорчив мину, спросил он. — Ты только что напоролся на холодное английское непонимание, не так ли? Вот причина, парень, по которой я эмигрировал оттуда много лет назад. Ты вышел победителем в этом разговоре?

— Поживем — увидим.

— А идея использовать компьютер довольно интересная.

Я поднял трубку, набрал телефон своего офиса и попросил подозвать Марию. Пришлось поговорить с двумя женщинами, прежде чем я добрался до нее.

— Надеюсь, я не оторвал тебя от важных дел?

— Нет, — ответила она. — Я только что собиралась тебе позвонить. Просто хотела удостовериться, что ты нашел ту английскую леди, которую так легкомысленно потерял. Должна сказать, она очень привлекательна, поэтому можно понять, почему ты так переживал.

— Я не нашел ее, — ответил я. — Она...

— Не нашел? И даже следа?

— Да, Мария, даже следа...

— Это печально.

— Это хуже чем печально!

— Не могла же она просто исчезнуть?

— Как видишь, могла.

— Чем я могу тебе помочь?

— Постарайся припомнить еще раз все, что она сказала, направляясь к такси.

— Но я уже обо всем говорила тебе. Имей в виду, что там ничего странного не было.

— Пожалуйста, Мария. Повтори еще раз.

— Ну, хорошо. Увидев такси, она сразу же сказала: «Вы должны извинить меня», потом, перебежав газон, села в машину. Вот как все было. Просто невозможно поверить, что... Джон, у тебя появилась какая-нибудь идея относительно того, где она может находиться?

— Нет.

— Но ты хоть обратился за помощью? К полиции, детективам?

Мне не хотелось говорить ей, что вместо детективов и полиции я обратился за помощью к отставному копу, моему дальнему родственнику, поэтому покривил душой, отвечая:

— Да, но это не помогло. Наш штат слишком большой. Очень сложно искать.

— Бедный Джон! Бедная девушка! Джейн, верно?

— Да.

— Желаю удачи! И если я чем-нибудь смогу помочь... Да, Джон, я звонила тебе домой, но там никто не отвечал. Где можно разыскать тебя?

— В данный момент — у моего друга, — ответил я, давая номер телефона Боба, и повесил трубку.

Уже наступил вечер. Дневной свет исчез, как исчезла и Джейн, подумал я. Она скрывается или ее скрывают где-то в огромных пустынных просторах Западной Австралии, настолько бескрайних, что было бы явной глупостью пытаться искать вслепую. То же самое, что обнаружить иголку в стоге сена, даже не зная, с какой стороны к нему подступиться.

И все-таки эта информация где-то здесь, в Перте! Этот город — сердце, центр Западной Австралии, составляющей треть континента. Здесь есть все: суды, регистрационные отделы, правительство, корпорации, финансовые магнаты.

Если Стринджер Стейшн будет менять владельца, то придется соблюсти все формальности. Если какой-то владелец лицензии заявит о находке золота, алмазов, урана, бокситов или еще чего другого, это должно быть зарегистрировано здесь.Наверняка в Перте хранится часть тайны, я уже в этом не сомневался.

Подойдя к окну, я смотрел на башни, подобно указующим перстам устремленные в ночное небо. Возможно, это «что-то» лежит в сейфе одного из тысяч городских офисов. Возможно, внезапно осенило меня, даже и в моем офисе кто-то знает что-то очень важное, а может быть, владеет какими-нибудь справками или документами о Стринджер Стейшн...

— Я поехал в офис, — заявил я Бобу.

Деловая часть Перта, особенно ночью, удивительно красива и выглядит весьма миролюбиво. Благоухающий от обилия зелени и цветов воздух, тихие улицы. Вы можете легко припарковать машину, выйти из нее и вдыхать нежную смесь цветочного аромата и воды, что делает его, по крайней мере для меня, одним из самых приятных городов мира. Выйдя из голубого «коммодора», я достал из кармана три ключа: от входной двери, запасного (пожарного) выхода и кабинета. Мой кабинет приветствовал меня привычным рабочим хаосом, разбросанными по столу бумагами. Одна корзина для бумаг была переполнена, другая — абсолютно пуста.

С чего начать? Со Стринджер Стейшн, с чего же еще? Но скоросшивателя с этим делом здесь не оказалось. Я уже начал паниковать, но вспомнил об отделе регистрации. У меня был ключ и от этой двери, поэтому найти документы не составило особого труда. Все бумаги на месте — все бумаги я видел и раньше. Но раньше я просматривал их мельком, прочитывая лишь казавшиеся мне важными, и подшивал в папку. На этот раз буду читать все. Все.И очень внимательно. Усевшись в кресло и положив ноги на выдвинутый ящик стола, я постарался сосредоточиться.

Сосредоточиться! Я прочитал всего несколько слов, как на бумаге начало возникать лицо Джейн. Посмотрел в окно и увидел в стекле ее отражение. Старательно читал каждое слово, но понимал лишь суть десятой части. Тогда я сказал себе, что ее жизнь, может быть, зависит от того, что я сейчас делаю. Меня начали терзать мысли, что она, возможно, уже не жива. Но в глубине души я чувствовал, я знал, что это не так. Она должна быть жива, хотя бы потому, что — кроме нее — никому не разгадать тайну трактира в далеком Торнтоне. Джейн должна остаться в живых. Но где, где ее искать?..

Приковав все внимание к папке с документами о Стринджер Стейшн, я стал их перечитывать заново, с начала до конца, и не нашел ничего, что могло бы мне помочь. И вдруг, закрывая папку, обнаружил даты поступления документов, выписанные на небольшой квитанции, прикрепленной к скоросшивателю. Первая дата — 1922 год, когда Мэри Эллен переехала жить на Стринджер Стейшн. Стринджер выиграл ферму в ту-ап, и название фермы было вполне законным и обоснованным.

Но кто-то же владел ею раньше! Тот человек, который проиграл ферму. Шестьдесят лет — это две моих жизни, но для истории подобный срок ничего не значит. Как фамилия того человека, который владел фермой и оказался таким дураком, что отдал ее, проиграв в ту-ап? Я просматривал заметки на полях, переворачивал страницы, тщательно изучая оборотные стороны каждой из них. Это должно быть здесь — это папка Стринджер Стейшн! Я вновь посмотрел на ярлык, перевернул его и увидел:

«Смотри также: Эммет М.Э. и Диксон Дэвид».

Эммет М.Э. меня не интересовала, все бумаги Мэри Эллен были уже подшиты, но вот этот Дэвид Диксон... Он был владельцем фермы, которая наверняка досталась ему по наследству от отца. Дэвид Диксон — тот идиот, который за одну ночь потерял все свое состояние. И несомненно, потом всю жизнь ругал себя последними словами.

Но о чем это говорит?

Я уже готов был вот-вот рехнуться. Взяв в руки этот чертов гордиев узел, я вертел его так и сяк, где-то чуть распускал, где-то разматывал, но так и не мог, по примеру Александра Македонского, нанести по нему решающего удара.

Диксон Дэвид в возрасте двадцати девяти лет унаследовал Диксон Стейшн. Тут же стояла его подпись.

Диксон Стейшн — вот как называлась ферма в течение пятидесяти лет, пока не так упали в игре монетки, и ферма стала Стринджер Стейшн, которая, к чести второго мужа Мэри Эллен, не изменилась на Грин Стейшн. Но не мог же дух Дэвида Диксона унести Джейн? В документах было написано, что Диксон умер в 1925 году, сейчас ему было бы сто лет.

Я помчался обратно к Бобу, опять проезжая по мосту Нарроус и любуясь прекрасным безлюдным ночным городом. Но едва я начинал думать о Джейн, как у меня на глаза навертывались слезы, и я спешил включить радио, чтобы отвлечься и хоть немного различать дорогу. Один из этих противно-слащавых голосов, принадлежащий некоему существу среднего рода с американо-австралийским акцентом, сказал, что сейчас в память та-тата-та, для тебя, бабушка, для тебя, дедушка, и т. п. прозвучит последняя песня Каунта Джона Маккормака «Когда улыбаются ирландские глаза».

Я раньше никогда не слышал этой песни, а мои скупые слезы тут же превратились в Ниагарский водопад, и я срочно настроился на другую волну, слушая диктора, бодро передающего какие-то объявления. Но в ушах по-прежнему звучал голос Маккормака, и поэтому я подъехал к Бобу, все время видя на лобовом стекле лицо Джейн и в страшной безнадежной тоске, сжирающей мое сердце. Надо мной расстилались бескрайние небеса, вдали брезжил горизонт, и где-то там была Джейн.

Где? Как мне отыскать ее?

Где?

Глава 14

Утро началось пронзительным телефонным звонком, ворвавшимся в мой сон. Я услышал, как Боб поднял трубку, кому-то что-то отвечал, потом сказал:

— Спасибо.

Через полминуты, уже одетый, он ворвался ко мне в комнату, чтобы сказать:

— Гантон последний в списке дел, которые сегодня слушаются в суде. Надеюсь, это будет совсем поздно, — и замолчал, загадочно улыбаясь.

— Почему это так важно?

— В шесть часов Гантон встречается со своим боссом, этим парнем Блэки, так?

— Да.

— Конечно, Блэки может и не появиться там, хотя я так не думаю.

— Может быть, Гантон должен предварительно ему позвонить? Ну не самому Блэки, конечно, а кому-нибудь, кто ему передаст.

— Не думаю. Я уже разговаривал с Гантоном.

— У Гантона будет адвокат, суд может отложить дело.

— Это все выяснится, когда он появится, то есть довольно поздно. В наших интересах, чтобы вся эта история не попала в дневные газеты, на телевидение или на радио, откуда Блэки может все узнать. Надо, чтобы Блэки был сегодня в шесть часов в баре.

— Да, — ответил я, чтобы что-нибудь ответить.

Чувствовал я себя отвратительно. В моем мозгу происходила странная работа: кусочки и обрывки разнообразной информации никак не желали соединяться в единое целое. Джейн отсутствовала уже почти сорок восемь часов, а я еще ничего не сделал, чтобы помочь ей. Я не только не знал, где ее искать, но даже не имел представления, в каком направлении начинать поиски. Тупо просидев за столом около часа, так и не сумев втиснуть в себя завтрак, я удовольствовался лишь чашкой кофе...

Второй телефонный звонок раздался в 8.30. Это звонила бестолковая, но очаровательная Шарлин, пожелавшая узнать, не подскажет ли ей Боб, где меня разыскать.

— Он здесь. — Большая ладонь Боба зажала микрофон. — Тебя молодая леди.

— Какой черт дал тебе этот номер? Откуда ты его узнала? — заревел я в трубку. Если что-то известно Шарлин, это известно всему Перту.

— Ой, мистер Клоус, я раньше встречалась с Джимом Коллинзом, поэтому знаю, что вы и мистер Коллинз — большие друзья...

— Ладно, — сказал я.

— Я позвонила просто наугад.

— Хорошо. В чем дело?

— Ну, у меня здесь парень. Он, — ее голос понизился до шепота, — абориген!

— Говори дальше!..

— Его имя Билли Одна Шляпа, и он вас знает. Мистер Клоуз, вам известен Билли Одна Шляпа?

— Да, Шарлин. Поэтому прежде всего ты должна посадить мистера Одна Шляпа в такси и отправить вот по этому адресу. — Я продиктовал адрес Боба.

— Сделаю это прямо сейчас.

— Хорошая девочка.

— Всегда.

— Что всегда?

— Всегда хорошая, — сказала Шарлин. — И не верьте, если будут говорить иначе.

* * *

Он приехал двадцать минут спустя — большой, черный, покрытый пылью человек, чувствовавший себя уверенно на Стринджер Стейшн и такой неловкий и неуклюжий в городе со своей одной шляпой в руках.

Я настороженно замер, зная, что многие австралийцы — а Боб мог принадлежать к их числу — презирали аборигенов. И совершенно необоснованно: культура коренных австралийцев была примитивной, но настолько древней, что Китай, Древний Египет или Древняя Греция выглядели по сравнению с нею младенцами. Сорок тысяч лет были попраны в течение двух столетий. Их землю разворовали, бездумно разрушили места их поклонении. Аборигены по своему положению стали напоминать индейцев в Северной Америке. Многие из них подались в города, к бутылкам. Они живут в резервациях, «делают» какие-то деньги и пьют. Поэтому, когда полицейский в Перте встречает пьяного аборигена, он обращается с ним с брезгливым презрением, поскольку нередко встречает таких. Однако некоторые чистокровные аборигены, наподобие Билли, остались верны родовым традициям и продолжают жить на севере, подальше от городов и спиртного.

Боб Коллинз оказался на высоте. Он протянул Билли руку и пригласил пройти в комнату.

— У вас вид человека, которому надо восстановить силы и освежиться, — сказал Боб. — Не слишком рано для пива?

— Воды, — покачал головой Билли.

— Может быть, кофе или чая?

— Воды, пожалуйста.

С водой у нас проблем не было.

— Что тебя привело сюда? — спросил я.

— Они снова приехали, — ответил Билли.

— Кто?

— Четверо. Те же.

— Что они делали?

— Сказали, чтобы я уходил.

— Почему — объяснили?

Билли покачал головой:

— Сказали, чтобы я быстро уходил со Стринджер. Тотчас же! Или они изобьют меня, мою жену и детей.

— И не назвали причины?

Билли сделал отрицательный жест рукой.

— Сказали, «тойота» моя. Бери и уходи.

— Что ты ответил?

— У меня работа, я управляющий, мисас Стратт сказала мне.

— Это верно.

— Они ударили меня, босс. И велели мне уходить. У них были ружья. Я ушел. Отвез семью в Кунунурру. Пришел сюда повидаться с мисас.

— Где сейчас твоя семья?

— У нас есть друзья, — просто ответил Билли. — Семья будет в порядке.

— Как ты сюда добрался? На «тойоте»?

Билли покачал головой:

— На попутных машинах.

— И сколько же ты ехал?

— Три дня.

Очевидно, Билли с семьей уже уехали, когда приземлился полицейский самолет. Поэтому на Стринджер Стейшн никого и не было.

— Билли, ты узнал кого-нибудь из них?

— Нет, босс.

— Жаль.

— Но видел их вещи.

— Какие вещи?

— Ботинки. Один человек носит высокие ботинки. Делает сам себе сигареты. Их босс.

— Волосы черные?

Билли кивнул.

— Джинсы?

Кивок.

Блэки, подумал я и спросил:

— Ты не видел там, на ферме, мисс Стратт?

— Нет, босс.

— Ты считаешь, что они держат Джейн где-нибудь там? — спросил меня Боб.

— Возможно, раз они прогнали Билли с фермы.

— Может быть, попросить полицию еще раз приземлиться там? — спросил Боб.

— Они наверняка это учли, — ответил я и повернулся к Билли: — Что еще они тебе говорили? Я имею в виду, что они ответили, когда ты сказал, что мисс Стратт назначила тебя управляющим?

— Ты не управляющий, сказали они. И скоро у мисас не будет Стринджер.

— Скоро? Ты уверен, что они сказали «скоро»?

Билли кивнул:

— Скоро у нее не будет Стринджер.

— Они не пояснили почему?

Билли покачал головой.

— Они ее похитили, — сказал я. — Они увезли мисс Стратт и где-то спрятали. Мы стараемся найти место, куда ее увезли. Но думаю, будь она тут, она хотела бы, чтобы я сказал тебе: с твоей работой все в порядке. Работа у тебя есть. О'кей?

— Мисас Стратт, о'кей, босс. Билли поможет найти. Билли — хороший следопыт.

Как жаль, подумал я, что на улицах города невозможно обнаружить чьи-то следы, оставь она их. Билли непременно привел бы нас прямо к Джейн.

— Спасибо, — сказал я. — И еще одно. Они прилетели на Стринджер на самолете?

— Да, босс.

— На нем были какие-то надписи?

Билли покачал головой:

— Никаких.

* * *

Трудно предугадать, сколько времени будет продолжаться слушание дела в суде. Пьяницы, признающие свою вину, занимают у магистрата минуту или две.

Но пьяницы иногда нанимают профессиональных защитников, произносящих убедительные длинные речи. В таком случае дело может продлиться и полчаса. В наших интересах, чтобы Гантона оставили под стражей. Устраивало нас и то, что он стоял последним в списке рассматриваемых дел. К тому времени репортеры уже должны разойтись. Гантону будет предъявлено обвинение в незаконном проникновении на чужую территорию с целью совершения преступления, а не с целью грабежа. Нам не очень хотелось, чтобы Бобу как свидетелю пришлось разъяснять работу сложной системы его сеток, потому что при этом наверняка у пишущей братии потекли бы слюнки, а Блэки был бы немедленно уведомлен, что на встречу с Гантоном надеяться нечего.

Я физически не усидел бы в суде без всякой пользы в ожидании, когда состоится рассмотрение дела Гантона, в то время как Джейн, которой я до сих пор ничем не помог, еще один лишний день томится в заточении.

Поэтому Боб отправился туда один, а я остался расспрашивать Билли, который прожил на Стринджер Стейшн всю жизнь. Он должен был знать все, что происходило на ферме, и мог таким образом дать мне в руки тоненькую ниточку, подсказавшую бы мне, где искать Джейн.

Но получилось не так, как я рассчитывал. После длительных расспросов удалось выяснить лишь одно: Билли делал то, что ему говорил сначала босс (так Билли называл Грина), пока тот не умер, потом — то, что говорила мисас (Мэри Эллен). Он выполнял указания и как всякий верный слуга нуждался в них. Билли нанимал странствующих пастухов, ремонтировал ограждения, выжигал тавро, выполнял всякую другую работу, но только после приказа. Работы было не то чтобы много, с годами же ее сделалось совсем мало.

После смерти Джака делать было почти нечего. Мэри Эллен к тому времени состарилась и плохо следила за фермой, поэтому, естественно, все начало приходить в упадок. По словам Билли, почти все время она проводила в доме среди книг или за вышиванием.

Я представил себе Мэри Эллен, предающуюся воспоминаниям о прошлом, привыкшую к одиночеству, домашнему рукоделию. И вот однажды ей пришло в голову, что ее внучатой племяннице надо каким-то образом передать необходимое сообщение, которое она решила вышить, вместо того чтобы писать письмо, и оставить в доме — вместо того чтобы послать в Англию.

— Билли, миссис Грин писала когда-нибудь письма?

— Да, босс.

— Кто отвозил их на почту?

— Билли, босс.

— Кому она писала?

Билли подумал и сказал:

— Не смотрел.

— Ты мог бы прочитать хотя бы адрес?

Билли с гордостью сказал, что Мэри Эллен научила его многому: готовить, заправлять машину. Читать он умеет хорошо. Тоже благодаря ей.

— Ты привозил обратно из Кунунурры почту для миссис Грин?

— Да, босс. Одно или два письма в год.

— И все?

Он сказал, что да, все. Такое трудно себе представить, ведь многие из нас получают по почте во сто крат больше всякой чепухи. Но может быть, поскольку она долго жила одна, то не имела кредитных карточек... Нет, но у нее же были банковские счета.

— Ты знаешь, кто писал ей?

Он нахмурился и посмотрел в дальний угол комнаты, где стоял стол, потом взглянул на меня, прося разрешения. Я кивнул, и он, взяв со стола ручку и бумагу, нарисовал по углам листка какие-то закорючки.

— Авиапочта? Аэроплан?

Билли кивнул.

Итак, она более-менее регулярно получала письма авиапочтой. Йоркширский банк, можно не сомневаться.

Взволнованный и несчастный, я переключил свое внимание на Джака Грина и его поездки, которые были относительно регулярными. Эти поездки, сказал Билли, длились около месяца, «от луны до луны».

— Билли! Возвращаясь, он привозил с собой что-нибудь?

Билли Одна Шляпа покачал головой. Джака Грин возвращался на верблюде, ведя за собой лошадь, навьюченную припасами. Ничего тяжелого.

— Как он выглядел, возвращаясь домой? — спросил я. — Он был грустным или счастливым? Каким?

— Счастливым, потому что вернулся домой.

— Он привозил жене подарки?

— Давал ей что-то.

— Всегда?

— Маленькую кожаную сумочку.

— Что в ней было?

Билли пожал плечами.

— Ты знаешь место, куда он ходил?

— Нет, босс.

— Ты мог бы его сейчас отыскать?

— Как, босс? — удивился Билли.

— Найти старую дорогу по каким-нибудь следам?

Билли несколько секунд молча смотрел на меня, потом его голова качнулась, а в глазах неожиданно засветился юмор.

— Сможешь, Билли?

— Мистер Грин очень любил бобы. Может быть, его «следы» все еще там?

Я не стал ничего уточнять: у следопытов свои секреты. Я полагал, что в пустыне скорее сохранятся железные котелки. Но бобы?.. Правда, тут я мог и ошибаться.

* * *

Нашу беседу несколько раз прерывали. Сначала из Мандереча позвонил Боб и сказал, что определенно дело Гантона будет рассматриваться во второй половине дня. Потом Мария опять хотела узнать, есть ли какие-нибудь новости. После нее раздался звонок Шарлин, сообщившей, что Банбери вернется из своей поездки на следующей неделе и что он очень интересуется исходом дела Стринджер Стейшн, но не имеет в виду Джейн, пропавшую после его отъезда, а беспокоится о сохранности австралийской земли и о скорейшей репатриации нежелательной здесь англичанки.

А я по-прежнему чувствовал себя беспомощным. Чертовски нетерпеливый, доведенный до отчаяния, готовый кого угодно просить защитить ее, сам я не в силах был что-либо предпринять. Теплилась лишь слабая надежда, не более, и все, что оставалось, — это терпеливо ждать. Сегодня вечером, если повезет, в пивную придет человек, известный нам как Блэки. Если придет и мы сумеем незаметно проследить за ним, он может вывести нас на верные следы. С другой стороны, его в пивной может и не оказаться, и это вполне вероятно, если он вдруг узнает об аресте Гантона.

День перевалил на вторую половину. Билли, свернувшись калачиком, спал на коврике в комнате Боба. Я ходил из угла в угол, сварил себе несколько чашек кофе и не прикоснулся ни к одной. Время тянулось медленно, секунды казались часами, а минуты — вечностью. В полдень я позвонил Дону Фрисону в университет и узнал, что он не приехал сегодня утром, как обещал, потому что задерживается в Сиднее до шести вечера, следовательно, будет в Перте только в девять. Проклятая англичанка! Она описывала мне ненужные мелочи, произнося при этом каждое слово садистски медленно, заставляя меня то и дело ее переспрашивать, и не скрывала удовольствия, это чувствовалось по ее голосу. Повесив трубку, я выругался и дал зарок: когда отыщется Джейн, сделать все, чтобы ее соотечественницу немедленно уволили с работы и выгнали из страны.

На часах было уже без двадцати пять, когда снова позвонил Боб и сказал, что Гантон в данный момент под стражей и, к счастью, в зале не появилось ни одного репортера. Боб сейчас в пути, постарается найти стоянку на Хай-стрит и будет ждать меня внутри «Крайтона», где подаст мне незаметный сигнал, который я должен буду повторить в знак того, что его понял. Ясно?

Ясно, парень!

Глава 15

Боб, должно быть, как всегда, примчался на машине. Ровно в шесть он появился возле пивного бара. Я сидел в глубине в укромном местечке, откуда имел возможность наблюдать за залом. Бар постепенно наполнялся людьми, которые решили по дороге домой зайти сюда, выпить кружку пива и перемолвиться словом с приятелем. Я сидел, читая «Ньюс», то и дело поглядывая на часы и осматривая помещение в поисках Блэки. Волосы черные, плешивый, усы, высокие светло-коричневые ботинки, летный жилет, застиранные джинсы. Скручивает сам себе сигареты... Кто-то сочтет это описание слишком общими — таким может оказаться каждый второй. Может. Но в определенных местах: провинциальных городках или в настоящих рабочих пивнушках. Но не здесь. В это время суток в «Крайтоне» собиралась совсем иная публика: люди были одеты для работы в офисах или для походов по магазинам, некоторые, можно сказать, даже щеголевато. Мужчины в рубашках с галстуками, женщины — в хорошо отутюженных платьях. Среди такой публики трудно не заметить человека средних лет в высоких ботинках и вытертых джинсах.

Я тоже не чувствовал себя слившимся с толпой. В солнцезащитных очках я казался себе полнейшим дураком, но они были необходимы: могло оказаться, что Блэки — один из тех четверых, что бросили нас в пустыне, и он мог узнать меня, что совсем не входило в наши планы. Снаружи, припаркованный на Хай-стрит, стоял голубой «коммодор» Боба. Вот он-то точно не выделялся из общей массы машин, даже радиотелефон в нем был запрятан подальше.

В соответствии с приказом я читал газету. «Что ты должен делать (это инструкции Боба), так это действительно читать. Не притворяйся, а читай. Но держи голову и все тело в таком положении, чтобы, поднимая глаза — а ты должен двигать только глазами, — одним взглядом охватывать все помещение. Будешь делать это через каждые двадцать секунд». Посмотрев на часы, я обвел глазами зал (наверное, уже в сотый раз) и заметил, как Боб слегка кивнул, поймав мой взгляд. Секундой позже я посмотрел в зал.

Блэки стоял, прислонившись спиной к стене. Он выглядел именно так, как описал его Гантон: усы, жидкие черные волосы, ботинок мне не было видно. Пока я его рассматривал, он пошарил в кармане и достал оттуда пакет с табаком. Когда сигарета была готова, Блэки посмотрел на дверь, оторвался от стены, подошел к стойке и заказал кружку пива. Проглотив ее, он взял вторую и вернулся на прежнее место у стены, откуда мог видеть весь зал и входную дверь. Через десять минут, в течение которых он стоял довольно спокойно, я заметил, что Блэки стал посматривать на дверь, потом направился еще за одной кружкой пива, и в этот момент Боб просигналил, что будет ждать меня около бара в машине, и исчез за дверью.

Блэки ждал. Он выпил еще пива, сделал две сигареты и через каждые две минуты посматривал на часы. Внешне спокойный, он явно был теперь взбешен. В 18.40 Блэки снова отошел от стены, еще раз оглядел зал и направился в комнату с табличкой "М".

Тут-то я вышел и сел в машину рядом с Бобом.

Поймать такси оказалось совсем легко, час пик прошел, а время окончания спектаклей и вечерних киносеансов, когда на улицы вываливаются толпы народа, еще не наступило. Не проявляя никаких признаков волнения или нервозности, Блэки спокойно стоял на одной из самых деловых улиц Перта и ожидал, пока мимо проедет свободная машина.

— И не боится, что его узнают, — сказал я.

— А чего ему бояться? О том, что Гантон под стражей, он не знает. У него и в мыслях нет, что за ним могут следить.

С тяжелым взглядом, сильными плечами и руками, Блэки выглядел грубым и походил на злодея из мультфильмов.

Белое такси, остановившееся перед Блэки, рвануло вперед. Какое-то время мы оставались на месте, потом Боб нажал на газ, и наша машина помчалась, держась на расстоянии от белой, но и не теряя ее из виду. Такси проехало Баррак-стрит, свернув на Веллингтон, потом снова помчалось налево на Риверсайд, потом сделало правый поворот, и обе машины очутились во Фримантле, вылетели одна за другой налево, на Хакетт-Драйв. Оттуда вела прямая дорога на Недлендс и Делкейт. Район богачей. Каждый дом тут стоил пять-шесть миллионов, вряд ли сфера деятельности Блэки имела отношение к этим домам. Начало темнеть, и улицы почти опустели.

— Я рискну, — сказал Боб, — иначе они заметят наши фары.

Он свернул при первом же повороте направо, потом на следующем — налево и выехал на перекресток как раз в тот момент, когда его пересекло преследуемое нами такси. Мы ехали еще примерно около километра, прежде чем белое такси остановилось. Боб проехал мимо и встал в темноте, ожидая, пока уедет машина.

У Боба не было зеркала дальнего вида, а то, которое лежало за солнцезащитным щитком, было таким маленьким, что годилось разве что для женщин, которые увидели бы в нем только свои губы.

— Схожу посмотрю. Подойдешь, когда подам сигнал, — сказал я и повернул назад по темному тротуару. Вокруг стояли дома, не хоромы миллионеров, располагавшиеся вдоль авеню Параде, но очень добротные большие дома, окруженные солидными участками земли и скрытые от посторонних глаз зарослями деревьев и кустарников. Такси свернуло к дому № 26. Широкие темные ворота напоминали огромный рот, и в сгущавшихся сумерках я разглядел подъездную аллею, огибающую кусты и ведущую к светлому зданию примерно в сорока ярдах впереди.

Если Блеки жил здесь, мои шансы допросить его были очень невелики. К тому же он мог оказаться не один. С другой стороны, если с ним кто-то есть и они будут разговаривать, можно подслушать и узнать что-нибудь о Джейн. Переборов себя, я сделал первый шаг по гравию, который тотчас же противно заскрипел у меня под ногами. Пришлось отпрыгнуть в кусты и прокладывать новую дорогу к дому, за который кто-то выложил не менее четверти миллиона, а если из дома открывается красивый вид еще и на реку, то и больше.

Конечно, до сих пор мы еще ничего не узнали. Но сейчас я находился возле дома № 26 на какой-то улице, и вскоре многое прояснится. Подъездная аллея раздваивалась: правая развилка шла вокруг дома, левая сворачивала в гараж. Из открытых дверей струился свет. Возле дома стоял фургон. Послышались еле слышные голоса внутри дома, затем они начали постепенно приближаться. Послышались чьи-то шаги. Люди забрались в фургон. Я насчитал троих плюс две сумки и что-то на колесах, что тоже подняли в фургон.

Заднюю дверь фургона заперли на ключ, захлопнули дверцы кабины, взревел стартер. Свет в доме исчез, двери были, закрыты. Теперь горели только фары фургона, который, набирая скорость, поехал к воротам.

Пока он проезжал мимо меня, мне удалось заметить номер. Потом фургон остановился в кустах. Кто-то вышел из машины и отпер задние двери. Подобравшись поближе, я, к своему ужасу, увидел Боба, идущего к фургону с высоко поднятыми руками, позади него шел человек. В нем я узнал Блэки. Боб забрался в фургон, и двери за ним захлопнулись. Машина выехала за ворота.

Я побежал следом. «Коммодор» стоял прямо возле ворот. Боб, должно быть, устал меня ждать и решил подъехать ближе к дому № 26. Едва фургон повернул в сторону, я запрыгнул в машину. К счастью, ключи зажигания оказались на месте. Мотор заурчал, и «коммодор» рванул вперед...

* * *

Иногда какие-то действия вы начинаете выполнять совершенно механически, по подсказке интуиции. Фургон мог поехать куда угодно, и, пока я садился в машину Боба, заводил ее, я мог вообще потерять его из виду. От одной этой мысли меня бросало в дрожь. Впереди был поворот на Стирлинг-Хайвей. Мне не удалось различить цвета фургона (в темноте все кошки серы), но я отлично запомнил его габариты и номер, поэтому преследовать его на шоссе будет несложно, пусть даже «коммодор» немного отстанет. По моим предположениям, они должны выехать на трассу. Так и оказалось. Фургон мчался теперь в южном направлении вдоль Митчелл.

На трассе движение было довольно оживленным, поэтому я мог без опаски приблизиться к фургону. Через три-четыре мили на Саус-стрит будет Т-образный перекресток. Поворот направо выведет вас к южному побережью, налево — к Лимингу или — О Господи! мелькнула мысль — к аэропорту Джандакот.

Они свернули налево!..

Я сделал то же самое. Подождал, пока огни фургона исчезнут из виду, и сделал поворот налево.

Дорога была извилиста, но в ночи на ровной местности красные огни фургона были заметны издалека. Еще два поворота, и он подъехал к аэропорту.

Припарковав машину, я побежал вперед.

И тут же, конечно, наткнулся на забор. В Западной Австралии просто необходимо огораживать аэропорты от проникновения кенгуру, иначе у вас всегда в перспективе неприятная возможность встретиться с этим животным в момент взлета — со всеми вытекающими отсюда последствиями. Забор был из сетки, поэтому мне хорошо был виден фургон, стоявший от меня в нескольких сотнях ярдов в тени ангара рядом с двухмоторным самолетом.

В этот час в Джандакоте рейсов немного. Это вам не аэропорт Перта между рекой Суон и холмами, с которых каждые две минуты взлетают огромные самолеты. Джандакот предназначен для частных полетов. Множества маленьких «сеснас» и «пайперс» и нескольких древних «ДС-3», один из которых стоял почти между мной и двухмоторным самолетом. И все же мне хорошо было видно, как через пару минут четверо мужчин забрались в самолет. Одним из них был Боб со связанными за спиной руками, другой толкал перед собой тележку на колесах с каким-то багажом. Заработал один мотор, потом второй, как раз в этот момент один из мужчин взял поклажу с тележки и поднял на борт, держа ее на руках поперек...

Господи! Это была вовсе не тележка! Человек вошел в полосу света, и стало видно, что это кресло на колесах, закрытое каким-то колпаком: он внес кого-тона борт самолета!..

Я бросился назад, завел мотор, стал шарить в машине в поисках ружья Боба, намереваясь остановить «коммодор» где-нибудь, где он помешает самолету взлететь, тот затормозит и потом... Затея безумная, но я и был на грани безумия...

Ружья в машине не оказалось.

А самолет уже двигался по взлетной полосе. Едва я успел заметить регистрационный номер на борту, как он взмыл в ночное небо, увозя с собой Боба и мою милую Джейн. Кто еще мог сидеть в этом кресле и кого могли увозить на этом самолете вместе с Бобом? Только Джейн! Джейн накачали наркотиками?.. Или она ранена?..

Теперь можно было начать действовать, и существовали такие дела, которые нужно выполнить немедленно. В департаменте регистрации воздушных полетов дежурного офицера нет. Но, к счастью, я знаком с одним парнем, работающим на башне в Джандакоте: он знал все самолеты, принадлежащие аэропорту, знал, какой каким рейсом летит.

— Твин-Бич, — сообщил он. — Арендован компанией «Тип-топ майнинг», базирующейся, по-моему, на востоке в Вуллонгонге, штат Новый Южный Уэльс. О'кей?

— Больше чем о'кей, и спасибо тебе!

Надо сделать еще один звонок, но у меня кончились монетки, да и дело предстояло более важное, чем звонок Дону Фрисону. Запрыгнув в «коммодор», я полетел назад, в город. Надо бы, конечно, позвонить в полицию, но самолет настолько просто спрятать в бескрайних пустынях Западной Австралии, что полиция окажется беспомощной, по крайней мере пока не выяснится, в каком направлении искать. А вот это-то как раз и неизвестно.

* * *

Дом № 26 по-прежнему был погружен в темноту. Хотя сейчас мне уже кое-что известно о нем: он стоял на Толлер-роуд. Сейчас...

Сейчас я снова по кустам неслышно пробирался к дому. Ночь выдалась холодная и тихая, деревья едва качали верхушками, отделанные лепниной окна казались мне глазами, наполненными злобой. Где-то на соседнем участке хлопнула дверца машины, на другом залаяла собака. Мною овладело вдруг чувство одиночества и опустошенности.

Осторожно, ярд за ярдом, обошел я вокруг дома. Похоже, внутри никого не было: ни звука, ни света, ни малейшего движения — ничего. Осмелев, быстро перебежал узкую тропинку и, подобравшись к французскому окну, заглянул внутрь. Хаос! Старые газеты, разбросанные по полу, грязная посуда, полная объедков. Обстановка очень старая, кругом царит запустение.

Сам дом выглядел так же. Подобное впечатление на меня произвело жилище на Стринджер Стейшн. По всей видимости, и в этом месте долгое время жили старики.

На всех дверях и окнах — замки и задвижки. Все заперто. Я не мог попасть в дом, но скоро обнаружил, что в гараж дверь не заперта. Она открывалась на лестницу, ведущую вниз. Рядом с дверью был выключатель. Сделав несколько глубоких вдохов, я собрался с силами и вошел, прихлопнув за собой дверь, включил свет и начал спускаться по ступеням...

Подвал оказался сухим, с толстыми каменными стенами. Одна сторона подвала обшита панелями из твердой древесины. Тяжелая деревянная дверь, укрепленная болтами, — поистине средневековая картинка. Внутри от пола до потолка высились стеллажи для хранения винных бутылок; тут же брошены надувной матрас, одеяло, чуть подальше стоит стол, на нем валялось несколько журналов, пустые бутылки, рядом пара кресел. В углу установлен биотуалет.

У меня не возникло сомнений: ее держали здесь.

Из подвала лестница вела прямо в дом. Там та же картина запустения, всюду мусор. Я обошел каждую комнату и не нашел ничего, что могло бы мне в чем-то помочь. Потом выглянул в окно на лестничном пролете и увидел узкую тропинку, вьющуюся меж кустов и ведущую к кирпичной стене на южной границе сада. Выйдя из гаража, я пошел по этой тропинке. Она кончалась возле тяжелых литых ворот, закрывавших кирпичный свод в стене. Ворота были заперты.

У меня возникло вдруг странное чувство, будто я со всем этим уже был давно знаком, какое-то чутье, какое-то не испытываемое доселе знание. И вдруг я понял, что больше не боюсь. Ничего.

* * *

Вскоре я вернулся в свой офис в «Макдональд и Слаутер», где мог воспользоваться всеми имеющимися в ее распоряжении возможностями. Солиситоры, работающие на судах, всегда водят знакомство с копами, и Питер Кноулес был среди моих знакомых. Запустив свой компьютер, он через несколько секунд сообщил, что фургон зарегистрирован на имя компании «Типтоп майнинг» в Вуллонгонге, недалеко от Сиднея. Спасибо Питу.

Знакомы ли юристы с брокерами? Конечно. Если у юристов есть мозги, они водят знакомство с людьми самых разных профессий. Моего приятеля звали Джим Линдсей. Он уже заработал миллион долларов, но не собирался покидать свой стол, пока на земном шаре еще работает хоть одна биржа. Он был очень богатым и очень уставшим. Когда я позвонил, Джим, как всегда, оказался на месте.

— Что тебе известно о «Типтоп майнинг»? — спросил я.

— "Типтоп"? — вяло повторил он. — Сейчас посмотрю. Да, восточная компания, основана два года назад, зарегистрирована в Сиднее.

— Кто ее директора?

— Дж. Смит, как здесь сказано, и А. Джонс. Секретарь Т. Браун. Чаевые будут?

Я ответил, что с меня причитается ужин, и отправился в отдел регистрации, где в нише возле окна хранились карты изысканий. Стринджер Стейшн не единственная недвижимость, сменившая владельца под внимательным оком «Макдональд и Слаутер»; через руки фирмы в свое время прошла половина Перта, поэтому были предприняты попытки составить ведомости по датам.

Дом № 26 по Толлер-роуд занимал участок земли площадью два (точка) семь десятых акра, (переход на десятичные дроби был еще не закончен); против имен владельцев мистера и миссис Альфред Грей стояла пометка "у" — «умерли». Дата смерти — три месяца назад. Однако недвижимость была арендована. Кем?

«Типтоп майнинг».

Интересно, загадочно и, возможно, просто невероятно.

Я сидел, обхватив голову руками, думая о Джейн Стратт, о Бобе, о своей чертовой беспомощности, трусах и глупцах вроде меня, которые завлекают людей в опасные ситуации и ничего не делают, чтобы помочь им, потому что куда бы глупец ни повернулся, всюду натыкается на проклятую кирпичную стену и падает на задницу...

Итак, я видел их, эти кирпичные стены, одна из них имеет арку, перекрытую коваными воротами. Почему там было два участка земли и два дома, соединенные подобным образом?

Снова документы, ведомости. Кто является владельцем недвижимости, к которой вела узкая извилистая тропинка?

Ведомости мне ответили. Я все знал, знал имя. Даже не одно имя, много имен крутилось у меня в голове, подобно разноцветным мячикам в игре бинго[15].

Сейчас уже все соединялось в единое целое. Все.

Кроме...

Один последний телефонный звонок.

Мистер Фрисон оказался дома. Мистер Фрисон, оказывается, уже пропустил мои буквы через компьютер, который выдал всего одно слово, казавшееся удивительно неправдоподобным и невероятным.

СМАРАГД[16].

— Смарагд? — переспросил я.

— Эй, ты не знаешь, что оно означает? — насмешливо спросил Дон.

— Нет.

— Так посмотри.

У нас в фирме «Макдональд и Слаутер» был краткий оксфордский словарь английского языка. Слово «смарагд» отыскалось во втором томе.

Итак, смарагд был именно тем, из-за чего все это началось.

Теперь я знал. И знал, как мне удалось это узнать. Но каким образом узнала тасторона?

СМАРАГД...

Глава 16

Сегодня уже три дня... Я молился, чтобы Джейн была жива, чувствовал себя больным и каждой клеточкой своего тела желал, чтобы Джейн была жива. Джейн не представляла себе, чтоона знала, и этот факт должен хранить ее. Так я твердил себе, пока ехал на север в направлении Гнангаре, где меня должен был дожидаться Билли Одна Шляпа, остановившийся у друзей в культурном комплексе для аборигенов. Джейн, рассуждал я, такая же, как и все: голова набита всякими фактами. Один или два из них представляют для кого-то другого большую ценность. К примеру, ей известно, что название трактира не «Рэнджмен», а «Грин Мен». Джейн знала, что название изменено, ей хватило одного взгляда, чтобы сказать: «Странно!»

Существовали и другие факты. Мэри Эллен, внучатая тетка Джейн, одинокая старуха, с подозрительностью относящаяся к окружающим, спрятала секрет за барьером, который игроки в гольф называют «местное знание», хотя в данном случае все проще простого и находилось на виду, там, куда кто угодно мог зайти и найти это. Но если вы не знаете, скажем, о смарагде, ваша находка ничего не даст вам.

Итак, сейчас оставалась одна задача: местонахождение смарагда. Этого я не знал. Но не знали и враги. Только Джейн должназнать или может объяснить что-нибудь, иначе весь план, выстроенный Мэри Эллен, не имеет точки отсчета, а значит, и смысла. Но такого не должно быть, потому что рано или поздно Джейн Стратт в старом доме на Стринджер Стейшн могла пройти мимо чего-то и сказать себе: «Странно», и тогда она стала бы обладательницей того, что миссис Грин хотела скрыть ото всех остальных.

Запутано, но верно.

Они должны оставить ее в живых, потому что, если они этого не сделают, секрет будет навсегда потерян. О, они могут вырвать из Джейн слово «Торнтон» и даже могут привезти в Австралию какого-нибудь старика — уроженца тех мест, обладающего энциклопедическими знаниями. Но держу пари, это вовсе не поможет им. Потому что окончательная разгадка заключена где-то в отношениях между сестрами, в Джейн. Где-то в семейной истории, связанной со Стейшн, или в слухах, которые из всех людей, живущих на планете Земля, может распознать только одна Джейн.

Умная старая женщина на случай непредвиденных обстоятельств окружила свой секрет защитной стеной. Сейчас и возникли эти непредвиденные обстоятельства, а стена до сих пор еще держится.

Я в это верил! И надеялся на это!

Билли Одна Шляпа вышел, держа в руке недоеденную лепешку и храня на лице многовековое терпение.

— Собирай свои вещи, Билли, — сказал я. — Мы отправляемся на Стринджер Стейшн.

Он одарил меня присущим ему долгим взглядом, кивнул и исчез, возвратившись обратно через тридцать секунд с пластиковым пакетом в руке. Потом влез в машину и сказал:

— О'кей, босс.

«Коммодор» двинулся в южном направлении.

— Там может быть опасно, — предупредил я.

Билли повернул ко мне свою большую голову и спросил:

— Но мы должны сделать это?

— Да. Если сможем.

Наступило молчание. Билли вертел головой по сторонам, рассматривая быстро мелькающие за окном автомобиля окрестности. А я жал на газ, гоня машину по Ваннер-роуд, с нее на трассу, потом на Саус-стрит и к Джандакоту.

Светящаяся стрелка указывала на место парковки в конце дороги. Выключив мотор, мы с Билли направились к ожидавшему нас самолету. Двумя часами ранее, когда я позвонил, чтобы узнать, как мы можем быстро добраться до Кунунурры, парень, отвечавший по телефону, предложил мне «леар». Но как платить, рассуждал я. Да ладно, как-нибудь! Расплачусь! Время слишком дорого, а этот «зверь» летел как пуля.

Через несколько минут мы были уже в небе. К этим минутам прибавьте три часа до Кунунурры. Если бы мы жаждали выпить, пожалуйста: «Только обслужите себя сами, сэр». Или если бы захотели сандвич? «Серебряный поднос, ароматная шотландская семга, накрахмаленные салфетки»... Очень любезный пилот.

* * *

Билли Одна Шляпа спал. Естественно, это был не первый мой полет на реактивном самолете. Но, находясь в этом сверкающем «звере», который должен преодолеть расстояние, в тысячу четыреста миль за три часа, как я приказал,я и то испытывал необычные ощущения. А что уж говорить тогда о Билли, преодолевающем теперь за одну минуту расстояние в восемь миль и первый раз летящем на самолете... Но Билли был невозмутим. Он спал, заснув в тот же момент, как только мы поднялись в воздух.

Я сильно устал, но сон не шел ко мне. Неприятный контраст. Сижу в мягком кресле, потягиваю чай и стараюсь занять свой мозг вычислениями, к которым, впрочем, не проявлю особого интереса. За одним исключением, а именно: вечером я находился в Перте, а утром должен быть на Стринджер. Смогу ли сделать все, как надо?..

Смогу. Оставалась одна поездка на грузовике. Билли дорогу знал.

* * *

Не стану утомлять вас рассказом об этой поездке. В полуночной Кунунурре не было никого и ничего, кроме голубых огней башни контроля и ночных такси с красными огоньками сигарет на передних сиденьях. Они собрались возле аэропорта в ожидании пассажиров с «леара», то есть нас. Мы с Билли загрузили в такси весь прилетевший с нами багаж: крепкие спиртные напитки и коктейли, арахис и миндаль, пиво и несколько бутылок южноавстралийского шампанского плюс сандвичи с ароматной семгой. Живой или мертвый, я должен буду за это расплатиться.

Через пятнадцать минут мы добрались до нашей «тойоты». Билли оставил ее у друзей на время, пока находился в Перте. Я любовно обошел ее и пересчитал колеса. Потом положил в нее емкости для топлива и, несколько смущенный, обнаружил, что со всех сторон на меня направлены благожелательные взгляды. Жена и дети Билли, его друзья удивительно сердечно отнеслись ко мне; было много улыбок и рукопожатий. Потом мы с Билли со всеми попрощались, у нас оставалась невыполненной еще одна задача; запастись бензином. Когда мы ехали из аэропорта, водитель такси рассказал, где можно его отыскать, поэтому через несколько минут мы оказались возле заправочной станции, где тучный скучающий мужчина слушал поп-музыку.

— Люди, которым приходится уезжать таким чертовски неприятным вечером, — сказал он нам, — всегда покупают топливо, прежде чем покинуть город. С тех пор как путешественники стали брать про запас целые трейлеры горючего и покупать его чуть ли не целую тонну, я всегда держу станцию открытой. У меня осталось не очень много, но вам много, наверное, и не надо.

Билли уже развернул грузовик к выходу, когда я заметил вывеску «Дары садов».

Молодые пальмы, бананы, несколько томатов, много миндальных деревьев и даже горшки для цветов. Одинокий мужчина уже успел включить музыку.

— Можете достать немного сетки?

Мужчина сказал, что она где-то у него была, но придется подождать минуту-другую. Он ушел и, вернувшись с целым рулоном, спросил, сколько мне надо. Весь рулон. Это полезная вещь, прочная. Лучше больше, чем меньше.

Теперь в дорогу! Мы выехали за город, и начались ухабы. В сезон дождей рытвины размывает, и они заполняются грязью. В остальное время года эта грязь затвердевает, словно цемент, и словно ждет, когда вы проедете по ней. Вы двигаетесь как кенгуру: прыжок, еще прыжок, еще один... Это вам не комфортабельная прогулка, а с Билли Одна Шляпа в качестве компаньона, который больше молчит, такую поездку веселой не назовешь.

Когда меня не подбрасывало, я думал. Во мне крепла уверенность, что в Джандакоте в инвалидном кресле была Джейн, одурманенная наркотиками или раненая. Так или иначе, беспомощная. Значит, Джейн жива, значит, ее куда-то везли.

Скорее всего дело происходило так: похитители держали Джейн в Перте, в том самом доме № 26. Кто-то надеялся, что Джейн могла знать какие-то важные мелочи, и они существовали, конечно, но не в том виде, в каком ожидали ее тюремщики. И продолжались вопросы и допросы, которые так и не дали нужного результата. Потому что эти важные мелочи могли всплыть в памяти Джейн только в доме Мэри Эллен, среди вещей, принадлежавших старой леди.

Поэтому они должны отвезти ее на Стринджер Стейшн. Верно? Верно! Могли ли они отвезти ее туда сразу? Сомнительно. Они должны были послать кого-нибудь на Стринджер Стейшн, чтобы убедиться, что там — никого: ни представителей власти, ни полиции, ни меня. И только тогда отвезти ее в дом и разложить перед ней всякие мелочи и кусочки, которые помогут что-нибудь извлечь из ее памяти.

Между ухабами и прыжками, пока «тойота» шла ровно, я все прокручивал в голове, что мы уже сделали и что предстоит сделать. Люди, похитившие Джейн, могут быть там, но могут и не быть. Джейн окажется там завтра. Скорее всего. Но мы должны приехать туда первыми.

Как только появимся на Стринджер Стейшн, наша с Билли работа будет заключаться в одном — спасении жизни Джейн. Вот что самое главное. Не ее знания, не ее богатство. Мы должны вырвать ее у врагов и обеспечить безопасность. И большую часть поездки я провел в размышлениях над тем, как это сделать.

* * *

Мы приехали еще до рассвета и оставили машину примерно в миле от дома, который при лунном свете казался тихим и темным. Но я смотрел на него настороженно: этот спокойный спящий дом может оказаться набитым вооруженными до зубов бандитами. И сейчас, Может быть, они уже встревожены отдаленным шумом грузовика, и во всех окнах уже угрожающе торчат ружья, поджидая нашего приближения. Но при этом дом будет выглядеть точно так же спокойно. И кто для кого приготовил ловушку?

Несколько минут мы сидели с выключенным мотором, всматриваясь вдаль. Но ничего не увидели — ни огней, ни малейшего движения. Почему здесь должен кто-то быть в этот предрассветный час? Билли терпеливо сидел рядом, позади него лежало ружье.

— Как ты думаешь, там кто-нибудь есть?

— Думаю, нет, босс.

Я думал так же, но уверенности, разумеется, не было и у меня. Правда, ни машин, ни самолетов не видно, но грузовик легко спрятать в сарае, а если у вас есть самолет, нет ничего проще, как высадить людей и улететь.

Еще ни разу в жизни я не испытывал такого сильного желания чего-то не делать, как сейчас. Но надо было двигаться, причем двигаться без промедления... Бывает, вы долго наблюдаете за чем-то, и ничего не происходит. Тогда вы начинаете смело уверять себя, что ничего так и не произойдет. И так долго это себе говорите, что начинаете в это верить. А тихий слабый голосок внутри вас, нашептывающий, что все может быть иначе, попросту игнорируете. Так получилось и со мной. В конце концов за несколько минут до того, как солнце начало выкарабкиваться из тумана, я заставил себя наконец двинуться с места. Билли Одна Шляпа тоже вылез из машины, пошел проверить свое жилище и собрать пулемет, если он все еще был цел в том месте, где Билли его спрятал.

Я отправился прямо к главному дому. С предосторожностью, на какую только был способен, подойдя к окнам, заглянул в гостиную, две спальни и кухню; Стекло в ванной было закрашено. Дом казался совершенно пустым, и я открыл дверь. И в этот самый момент из маленькой спальни вышел человек в маске, держа в руках направленное, на меня ружье.

— Привет, парень! — сказал он. — Садись вон на тот стул и начинай привязывать свои ноги к его ножкам, рядом лежит нарезанная веревка.

Под маской не была видна торжествующая улыбка, но она слышалась в его голосе.

Я послушно сел и начал себя привязывать. Не очень туго и не слишком быстро, но все же привязывать, осторожно оглядываясь по сторонам в поисках чего-нибудь, что может помочь в таком положении. Через минуту стало ясно, что ничего такого рядом нет.

— Ты один? — Мне хотелось прощупать обстановку.

— Этого более чем достаточно, — ответил он и загоготал.

— Когда приедет Босс?

— Скоро.

Завязав узлы, я снова посмотрел по сторонам, сначала небрежно, потом более внимательно, стараясь понять, что же произошло здесь после того, как мы с Джейн уехали. Все изменилось, мой взгляд упал на вышитую в починенной рамке картину, где был изображен трактир. «Грин Мен» — «Рэнджмен». Картина висела на стене. Тут мне кое-что стало ясно.

— Ты не слишком-то похож на домохозяйку, — сказал я своему охраннику.

— Не взыщи уж, парень.

— Смотрю, ты поработал суперклеем?

— Поговори еще, я заклею рот и тебе, — ответил он.

— Такой большой сильный парень, как ты, и ходит по дому с веником и влажной тряпкой. Ты что, нанялся домработницей? Держу пари, я знаю, как это с тобой случилось. Босс сказал, что нужно вычистить этот дом, подмести, вымыть, то есть сделать таким, каким дом был при жизни старой леди. Потом Босс осмотрелся по сторонам, и его взгляд упал на тебя, он и сказал:

«Вот ты! Поедешь туда и приберешь!» Его пальцы буквально впились в ружье.

— Ты молодец, парень, — продолжал я. — Должно быть, здесь все так и было, когда в доме жила эта старая дама. У тебя просто талант к такой работе. Ты, наверно, и думаешь и рассуждаешь как та старуха.

Он с расстановкой сказал:

— Думаю, ты не удивишься, если я скажу, что могу застрелить тебя в любой момент, как только захочу.

— Так велел Босс?

— Велел. А сейчас, — сказал парень, — возьми еще два куска веревки и сделай сначала узел на своем правом запястье, потом на левом, а затем начинай привязывать эти концы к ножкам стула.

Я подчинился. Человеку в такой ситуации больше ничего не остается делать. Интересно, знал ли он, что Билли Одна Шляпа тоже на Стринджер. Возможно. Но на случай, если все-таки бандиту ничего не известно, я старался не молчать, чтобы, когда к дому подойдет Билли, он услышал голоса. Поэтому стал спрашивать, умеет ли он вышивать и где покупает нитки, как часто красит волосы и какой стиральный порошок предпочитает для стирки своего кружевного нижнего белья, провоцируя его таким образом на разговор. И мне показалось, что он не догадывается о присутствии здесь Билли. Мой охранник сидел на стуле, глядя на меня, и ни разу не подошел к окну, ни разу не повернул голову, чтобы прислушаться: будто замер в одном положении.

Было очень неудобно сидеть, становилось все труднее поднимать голову, чтобы посмотреть на него, а боль в спине скоро стала настолько сильной, что вскоре я уже не мог думать ни о чем другом.

Парень спокойно разглядывал меня, было видно, что его забавляют и развлекают мои мучения.

— Ты раньше уже связывал людей?

Он покачал головой:

— Зачем? Они сами себя связывают, парень.

— Умно, — заметил я. — Если заставить человека самого себя связать, он не сделает это слишком добросовестно. Но потом, когда начинает болеть спина, он постарается выпрямиться, и узлы затягиваются.

— Блестяще, — ответил он и поднялся. — Ты все правильно понял.

Мой охранник был крупным парнем, и стул, на котором он сидел, поскрипывал.

— Клей плохо схватился, — заметил я.

— Выдержит.

Он починил почти все, что было поломано за два налета, один из которых произошел еще до нашего с Джейн появления на Стринджер Стейшн, а другой — после. Может быть, и не все было склеено достаточно удачно, но в целом комната выглядела, должно быть, так же и при жизни Мэри Эллен. Все разложено по местам, кое-что даже принесено из кучи хлама с улицы.

Парень пошарил по карманам — жест типичного курильщика — и ничего не нашел, при каждом его движении стул недовольно поскрипывал. Слабое место?

Когда мы первый раз приехали на Стринджер Стейшн, все стулья были поломаны, абсолютно все. Следовательно, стул, на котором он сидел, склеен или сбит, но, так или иначе, он был не слишком прочен.

Я незаметно для него присмотрелся. В местах соединения углов явных трещин не было, что наводило на мысль о стяжке...

Ничего не найдя в карманах, парень решил терпеть. Три или четыре минуты спустя стул под ним снова заскрипел.

— Сиди тихо, — сказал охранник и пошел в другую спальню, громко топая ботинками по деревянному полу. Я разглядывал стул и думал о том, что раз Билли до сих пор не появился, значит, на то была какая-то причина, и этот стул — мой единственный шанс.

Парень вернулся, держа в одной руке сигареты и спички, а в другой — ружье. Остановившись в нескольких футах от меня, он презрительно бросил:

— Цыпленок, приготовленный для жарки!

Потом он сделал несколько шагов и повернулся спиной к стулу, собираясь сесть. Еще сильнее втянув голову, я подпрыгнул, перевернулся и рухнул, целясь в него ножками моего стула.

Вместе с болью я почувствовал сильный и глухой удар, когда моя голова грохнулась об пол, услышал треск, когда стул врезался в моего охранника.

Тишина. Неудача, подумал я. Провал. И старался повернуть голову, чтобы посмотреть в дуло ружья, которое, по моему предположению, должно вот-вот извергнуть из себя смертоносную пулю. Но не смог.

В большой теплой комнате по-прежнему стояла тишина, если не считать свистящего дыхания и какого-то ворчания. Словно оправдываясь, я сказал:

— У меня был спазм, поэтому я свалился.

В ответ возле меня послышалось ворчание, и секунду спустя оно повторилось. Затем раздался крик, полный боли.

Неужели моя идея сработала? Я извивался, стараясь сделав такое движение, не слишком болезненное для себя, чтобы увидеть, что же произошло. Ответом на мои извивания был вопль боли, а потом свистящая мольба: двигайся тише.

Привязанный к стулу, лежащий в нелепой позе боком на полу, не способный сделать хоть какое-то движение, я оказался победителем.

— Развяжи любой узел, до которого можешь достать, — сказал я наудачу и через несколько минут почувствовал, как его пальцы заскользили по веревке, связывающей мою правую руку с правой ногой. Это сопровождалось хрипами и стонами, но в конце концов узел ослаб, я вытащил руку и положил ее на пол, чтобы восстановить кровообращение. После чего смог повернуться вправо и увидел, что возле меня растекается красная жидкость.

Его кровь? Может быть. Трудно поверить, но со мной все было в порядке, за исключением боли в спине и затылке.

— У тебя течет кровь.

— Знаю, — прохрипел он.

— Где?

— Нога! Моя нога! Что-то проткнуло мне бедро. Я как ублюдок истекаю кровью, даже чувствую, как она пульсирует. Будь осторожнее, когда начнешь двигаться!

Я слегка пошевелился, и он снова вскрикнул.

— У тебя есть нож?

— Да, — ответил он.

— Перережь еще один узел, только быстрее.

Немедленное повиновение, и страдальческий голос:

— Поторапливайся, ради Христа!

Я поднялся с той скоростью, какую позволяла мне болевшая согнутая спина, и повернулся к нему. Довольно ясно можно было представить себе произошедшее: он тяжело упал на свой стул, тот развалился, и кусок старого дерева, твердый и острый, как шпага, пронзил ему бедро. Парень оказался прав насчет пульсирующей крови, — по-видимому, задет крупный кровеносный сосуд.

Если вас обучали в западно-австралийских школах оказанию первой помощи, вы должны уметь накладывать жгут.

К счастью, веревка и кусок дерева оказались под рукой, поэтому мне удалось быстро остановить кровь. Я сдернул с его лица маску, оно было мертвенно-бледным от шока и потери крови.

— Здесь есть аптечка первой помощи?

Он слабо кивнул.

— Где?

Он произнес что-то вроде «буфет», и я нашел ее. Вытащив щепотку корпии, заложил в рану, посыпал ее пенициллиновой пудрой и туго забинтовал. Но трудно было назвать такую помощь эффективной, парню явно теперь необходим врач, и как можно скорее, если его вообще можно еще спасти.

* * *

Спустя час послышались звуки приближающегося самолета. Он в полузабытьи лежал на полу, а я подошел к окну и увидел, как приближался самолет, как приземлялся. Такой же шестиместный, без опознавательных знаков. Дверца открылась, и оттуда вышла Джейн, по-прежнему в шортах и тенниске, как и в Кинге-парке. Осторожно спустившись по лестнице, она остановилась. Я схватил ружье, валявшееся на полу. Но выстрел мой был бы наверняка сомнительной точности, поскольку расстояние между нами составляло не менее двухсот ярдов: вряд ли кому-то я мог помочь, а тем более Джейн, потому что человек, шедший следом за ней, держал в руке пистолет.

Увы, я оказался не готов к подобной ситуации. У меня в голове промелькнула мысль, что если застрелить главного бандита, то остальные сдадутся сами. И я уже готов был стрелять, но когда они вышли из самолета, оказалось, все они в масках, и было невозможно определить, кто из них главный. Поэтому я стоял и смотрел, как они, ведя перед собой Джейн и держа ее под прицелом, направляются к дому. Снова проклятая беспомощность!

Слишком поздно мне пришла в голову идея о запасном выходе, откуда можно было неожиданно ворваться в дом и перестрелять их. Но, подбежав к двери, я обнаружил, что она заперта, а ключа в ней нет.

Я тупо подумал, что теперь не смогу защитить Джейн, и остался ожидать их прихода, посматривая в сторону жилища Билли Одна Шляпа, где не заметно никакое движение. Какого черта? Что случилось с Билли? И где этот чертов пулемет?

Глава 17

Мое положение не изменилось: как был пленным, так и остался. Я так ничего и не добился, если не считать полуживого поверженного противника.

Дверь распахнулась, и на пороге возник человек.

— Эй, привет, Берт! — крикнул он.

Я мог с легкостью прихлопнуть его как муху, но позади него стояли еще трое, а с ними Джейн.

Увидев меня, она вздрогнула и издала слабый вскрик облегчения, потом подошла, крепко обняла и поцеловала. И я вынужден был сказать:

— Они и меня захватили.

— Ты знаешь, из-за чего это все?

— У меня есть пара предположений.

В этот момент что-то, скорее всего дуло пистолета, уперлось мне в спину, и голос позади спросил:

— Что с Бертом?

— Диагноз — обжорство, — сказал я. — Сел на стул, и тот развалился под ним. Его нужно отправить в больницу, — я показал на большую лужу крови на полу, — иначе он может умереть.

— Пойду дам сигнал Боссу, — сказал человек и, выйдя за дверь, выстрелил из ракетницы. Несколько секунд спустя в уши ворвался звук летящего самолета, грохот работающих моторов, который просто оглушил, когда самолет шел на посадку.

— Это «лайтнинг». Он шел параллельным курсом, пока мы летели сюда, — сказала Джейн.

— Откуда?

Джейн пожала плечами:

— Откуда-то с севера. Я точно не знаю. С какого-то ранчо.

— Стейшн.

— Да, Стейшн. Очень большая ферма.

Грохот Моторов снаружи то стихал, то усиливался, будто пилот забавлялся, то уменьшая, то увеличивая количество оборотов. Наконец все стихло, послышались шаги, и дверь открылась.

Вошел Босс. Такой же, как и у всех, колпак на голове, хлопчатобумажная рубашка, джинсы, но не застиранные, а сапоги из нежной телячьей кожи, доходящие до колена, были просто великолепны.

— Вы несете за все это ответственность? — спросил я.

— Полнейшую, — сказал он и усмехнулся.

— Босс... — Один из бандитов отозвал его в сторону и показал на Берта. До нас доносилось невнятное бормотание, потом Босс повысил голос:

— Лично меня не волнует, будет ли этот тупой кретин жить, или умрет от потери крови. Делайте что хотите: можете показать его врачу, можете отвезти к реке или бросить где-нибудь на шоссе. Только — быстро назад. Ясно?

Двое вынесли Берта из дома, один скоро вернулся. Второй, наверное, полетит с ним. По-прежнему численное преимущество на их стороне, и я ничего не мог придумать. А Билли где-то пропал вместе с пулеметом.

Босс сел на стул, поставив ноги в лужу крови, и сказал, будто председательствующий на митинге:

— Итак, нам всем известно...

— Не мне, — прервал я его выступление. — Мне ничего не известно.

— Известно. Иначе бы вас здесь не было.

Босс шумно перевел дух, явно раздраженный.

— Слушайте все, — сказал он. — Я должен наконец сказать.

— Повторите еще раз, — попросила Джейн.

— Где-то здесь, — он обвел комнату рукой, — находится то, что я называю ключом к разгадке тайны. Старуха чертовски хитро обделала это дельце, и только один человек в мире может это понять. Теперь этот человек здесь и останется здесь, пока мы не узнаем, где это спрятано.

— Почему она должна вамговорить об этом? — спросил я.

— Потому что, — ответил Босс, — у нее это единственная возможность остаться в живых, получить унаследованные деньги и вернуться в Англию.

— Минуя полицию?

— Верно. Стоит ей только дать согласие продать Стринджер Стейшн — и она вернется домой с вырученными от продажи деньгами и со всем своим наследством. Вот и все. Честно, не так ли?

— Ты находишь это честным? — спросил я Джейн.

— Я не люблю, когда на меня давят.

— Но есть и другая сторона монеты, — добавил Босс. — Западная Австралия настолько велика и пустынна...

— Что никто не найдет нас? — продолжил я.

— Никто даже не споткнется о ваши кости, — ответил он. — Вы оба станете обедом для динго[17]. Сегодня вечером или завтра. Поэтому начинайте искать и соображать.

— Что делать мне? — спросил я.

— Думаю, вы отлично понимаете, что для меня вы представляете такую же ценность, как использованная жевательная резинка. Поэтому лучше сидите тихо.

— Хорошо, — согласился я.

* * *

Джейн начала поиски. У меня не было сомнений, что Босс убьет меня, он просто вынужден отложить это лишь потому, что моя смерть выбьет Джейн из колеи, а это не в его интересах. Для цели, которую он преследует, Джейн должна сохранять светлую голову и быть слегка испуганной: в этом случае ее интуиция и восприятие окружающего будут работать на нужном уровне.

Он явно испытывал напряжение, не сомневаясь, что Джейн беспрекословно примет все его условия, и явно ожидая, что вот-вот что-то прояснится, что Джейн, схватив в руки какую-то вещь, подпрыгнет на месте с радостным криком «Эврика!».

Но она этого не сделала. Джейн начала перебирать картины и вышивки, фотографии, развешанные по стенам, брала их в руки, переворачивала, смотрела, нет ли на обороте каких-то надписей, вынимала картонку, на которой вышивка или фотография держалась.

Это продолжалось довольно долго, и Босс не выдержал:

— Кто это?

— Моя бабушка, когда она была еще совсем молодой, — ответила Джейн.

— Что здесь?

— Белая роза, вышитая на синем фоне.

— Почему белая?

— Это эмблема Йоркшира, бабушка там родилась.

— Покажите. — Он долго смотрел и наконец изрек: — Похожа на обыкновенную маргаритку.

— И тем не менее это роза, — твердо стояла на своем Джейн. — Белой розой награждали команду Йоркшира, победившую в игре в крикет.

И все началось сначала. Ясно, что Джейн со всем вниманием отнеслась к поставленной задаче, но так ничего и не нашла. Джейн не знала, что именно она ищет, а все были уверены — Мэри Эллен оставила что-то такое, что узнать или-понять могла только Джейн.

Но вот что это было, никто из нас, в том числе и сама Джейн, не имел ни малейшего представления.

Она могла только продолжать искать и надеяться.

Босс мог только следить и ждать, а он этого не любил.

Босс — человек, привыкший повелевать и получать немедленный результат от исполнения своих команд. Чтобы это понять, не требовалось Даже видеть его лицо: это читалось в его жестах, в каждом движении его длинного напряженного тела. Часа через полтора он отошел от стены, о которую опирался, и сказал:

— Давайте попробуем другой способ.

— Она еще не исчерпала этого, — встрял я.

— Не важно. Может быть, если мы узнаем все...

О чем? — спросила Джейн.

— Об этом месте под названием Торнтон.

— Но вы уже все знаете о нем, — сказала она. — Вы же говорили, что послали туда своего человека и уже получили от него сообщение. Даже заставили меня его читать. Около пятидесяти страниц, такая скука! Население, статистика, земля и так далее.

— Расскажите мне, что знаете вы, -приказал Босс.

Джейн пожала плечами:

— Я уехала оттуда больше десяти лет назад, а Мэри Эллен жила там шестьдесят лет назад.

— Опишите Торнтон.

Она так и сделала. Джейн вряд ли сомневалась, что ее жизни угрожает опасность. Было ясно, что этот человек и не собирается выполнять свои обещания и конечно Же ее не отпустит, потому что, как только он это сделает, Джейн пойдет в полицию и его арестуют по обвинению в похищении.

Но, внезапно подумал я, он до сих пор считает, что нам неизвестно его лицо. Относительно Джейн это, возможно, так и было, но я-то знал, кто он. Только Боссу это было неведомо, отсюда и весь этот маскарад.

...Значит, существует пласт, обнаруженный, по всей видимости, Старым Человеком Грином. С изумрудами. Но официально заявлено об этом не было, я уже проверял в Перте: Грин нигде не записан. Итак, есть где-то пласт пегматита — матричного материала, в котором обычно находят кристаллы. Если Босс узнает где, то не выпустит Джейн, пока не выкупит лицензию «Права старателей», а потом сделает заявление, представит его на рассмотрение и получит эксклюзивные права на добычу камней. Тогда конец всему. Если Джейн потом заявит: «Этот негодяй украл мой прииск», над ней только посмеются.

К тому же она могла и не знать, кто скрывается под маской, и ей будет совсем невозможно что-то доказать.

Так он мог быпоступить. Его проблема была в существовании свидетеля. А моя — в том, что этот свидетель — я сам. Только убив меня, он выйдет сухим из воды.

Мне должно чертовски повезти, чтобы выбраться живым из этой ситуации.

* * *

А Джейн между тем рассказывала:

— Этот городок не намного больше деревни. Расположен на крутом холме, примерно в полумиле от Брэдфорда. Из Брэдфорда все дороги ведут в гору. Вообще-то Торнтон не считается горным поселением, а вот соседняя деревушка — та действительно стоит на вершине горы.

— Расскажите мне, где вы жили. О своей семье.

— Предки обитали там долгое-долгое время. Моя прапрабабушка, жившая на Сторр-Нейтс в Торнтоне, была знакома с несколькими людьми, которых крестил еще в начале двадцатых годов прошлого столетия сам Патрик Бронте.

Джейн рассказывала так, словно перед ней была группа экскурсантов, а Босс задавал вопросы, точно прокурор, ведущий перекрестный допрос в Верховном суде. Наконец ему это надоело, и он сказал Джейн:

— Продолжайте смотреть вещи! — А помощникам: — Следите за ними обоими, — и улетел.

* * *

А Джейн продолжила осмотр вещей: подходила к ним, брала в руки. И ничего не говорила. Меня поразило вот что: первое — она была — что совсем на нее не похоже — удивительно покорной; и второе — я не находился среди тех объектов, на которые она обращала внимание.

Почему? Может быть, она уже о чем-то догадывалась? Это казалось невероятным. Мне казалось, что, когда Джейн обнаружит секрет Мэри Эллен, зазвонят колокола, а она сама резко отпрянет от этого предмета, широко раскрыв глаза, как это бывает в комиксах. Но, подумав, я решил, что все это вздор. Она была упрямая, находчивая и сдержанная. А в данный момент — скромная и покорная.

* * *

Через полтора часа вернулся Босс, широко распахнул дверь, прямо с порога спросив:

— Ну, нашли?

— Не имею ни малейшего представления! — ответила Джейн.

— Господи, вы провели здесь столько часов!

Джейн едва заметно улыбнулась:

— А мне они показались месяцами.

— И ничего? Ни намека, ни ключа?

— Я думаю, — сказала Джейн, — если Мэри Эллен хотела оставить сведения, понятные только мне, она должна была оставить их на видном месте.

Босс помолчал. Потом зло ухмыльнулся:

— Должна была! Но как она могла определить такое место для вас? Она могла ожидать, что вы вообще только сунете сюда свой английский нос и вернетесь в Перт.

— Мэри Эллен с таким же английским носом прожила здесь шестьдесят лет, — сухо заметила Джейн.

— Да, но...

— Я думаю, — продолжила Джейн, — возможно, она считала, что мне следует заработать это,или, может быть, это нечто такое, что я могла бы определить только постепенно.

— Что значит «определить постепенно»?

— Я не знаю, — призналась Джейн. — Действительно не знаю. Но думаю так: она оставила мне эту ферму.

— Плюс прииск. Пустяковое дополнение.

— Но ферма — это главное. Мэри Эллен прожила здесь много лет, и ясно, что она любила Стринджер Стейшн. В любое время можно было продать ферму и уехать отсюда, но она не сделала этого. Может быть, ей хотелось, чтобы и я осталась здесь, хотя бы на какое-то время, на несколько недель или месяцев, как следует узнала бы Стринджер Стейшн. Мэри Эллен знала, что я сразу же замечу вышитый ею трактир, так оно и получилось. Остальное прояснится постепенно. И последняя мелочь...

— Ради Бога! — воскликнул Босс. — Вы хотите провести здесь полгода? Считаете, что она этого хотела?

— Мэри Эллен ничего обо мне не знала, не так ли? Не знала, какого человека я могла бы привести с собой. Я не замужем, но могла бы выйти замуж за какого-нибудь слизняка. Поэтому не хотела, чтобы онэто нашел, присвоил и, бросив меня, сбежал.

— Чепуха! — отмахнулся Босс.

— Нет, не чепуха! Это важная мелочь, которой как раз и не хватает, чтобы добраться до сущности загадки, — сказала Джейн. — Она адресована очень обдуманно интеллигентной женщине.И эта существенная мелочь, я уверена, относится к тому миру, в котором обитают женщины.

— К кухне, что ли? — спросил Босс. — Это же и есть настоящий женский мир.

И она даже не плюнула ему в лицо, невозмутимо выслушала это и всего лишь сказала, подняв на него глаза:

— Если вы предпочитаете так думать, сэр, пожалуйста.

Джейн произнесла эти слова мягко и кротко. Ну, просто мисс в викторианском стиле, покорная власти. Как скажете, сэр...

Господи! — сказал Босс измученным голосом. — Давайте хоть поедим немного.

Он вышел и через несколько минут вернулся с двумя коробками. В одной были пирожные и еще какие-то кондитерские изделия, в другой — холодное пиво, которое пришлось очень кстати. Наступил полдень, и в доме стояла жара. Босс открыл окно и распахнул дверь, чтобы создать хоть какое-то подобие ветерка.

Потом снова уселся, все время держа Джейн в поле своего зрения. Двое его помощников, явно в полусонном состоянии, замерли лениво, почти неподвижно, лишь иногда приоткрывая глаза и потягивая пиво. Джейн подошла к раковине и посмотрелась в покрытое пятнами ржавчины старое зеркало, висевшее над нею, когда Босс внезапно сказал:

— Коврики.

Джейн обернулась, держа в одной руке кусок пирога, а в другой — банку пива. Выражение ее лица было тем, прежним, как в последний раз в парке, и я почувствовал желание зааплодировать.

— Да, я видела, — сказала она, и я не выдержав хлопнул в ладоши.

— Заткнись! Помни, что я сказал, — разозлился Босс.

Джейн произнесла кротким голосом:

— Если вы думаете, что они могут быть картами, я с вами согласна. Но два из них уже осмотрены, на них ничего нет. Третий же весь в засохшей крови, и я не намерена до него дотрагиваться, пока он не будет чистым.

— Так выстирайте его, вон раковина. Женская работа, не так ли? — Он засмеялся.

— А если потечет краска? — спросила Джейн. Она наклонилась и приподняла уголок. Этот коврик был самодельный, тряпичный, примерно пять футов на три, и две трети его были испачканы кровью.

— Ну и пусть. Кого это волнует.

— Вы редкий идиот, каких я еще не встречала, — спокойно сказала Джейн, и в тот же момент он вскочил на ноги.

— Не забывайся, ты, английская сука, или я...

— Уйдете ни с чем, — холодно ответила Джейн. — Учтите вот что: основной цвет коврика — синий. Предположим, Мэри Эллен сама его сделала, и более того, сделала в виде карты, обозначив, например, какие-то места красным. Красное видно вот здесь и здесь, и если его постирать, синяя краска потечет, а, красное смажется. Вы разрушите всю карту, вы — тупица!

— Зато я никого не убил, — прорычал Босс. — Пока еще. А ваш проклятый адвокатишка уже это сделал.

— В любом случае я сомневаюсь, что это карта. Хотя, конечно, все может быть. У вас есть двое здоровых мужчин, которые сидят, бездельничая. Почему бы вам не послать одного из них удалить эту кровь?

Сквозь прорези в маске его глаза сверлили Джейн.

— Это мог бы сделать и мистер Клоуз. А я тем временем продолжу поиски.

Босс перевел взгляд на меня.

— У этого мистера, возможно, где-нибудь спрятано ружье. Я не верю этому ублюдку ни на грош. Нет, пойдешь ты. — Это относилось к одному из его людей, который с трудом сдерживал зевоту. — Возьми этот чертов коврик и отстирай его. — Босс посмотрел на Джейн. — Как он должен это делать?

— Подержит в течение часа в холодной воде, а потом осторожно прополощет в проточной, пока вся кровь не смоется.

— Ты слышал, что сказала леди?

Тем временем Джейн продолжала изучение множества разнообразных предметов; даже старая сковорода была просмотрена на случай важных сведений. Вышивка шелковыми нитками с изречением «Каждый дом — Божий дом» с подписью «Мэри Джейн Эммет, 1870 год» была вынута из рамки и, вероятно впервые за много десятилетий, тщательно и серьезно рассмотрена.

— Дайте сюда, — послышался голос Босса.

Джейн протянула ему вышивку.

— Кто такая Мэри Джейн?

— Ее мать.

— Чья мать?

— Мать Мэри Эллен. Я сомневаюсь, что она была втянута в это дело, поскольку умерла более шестидесяти лет назад.

Босс заворчал и раздраженно махнул рукой:

— Продолжайте.

* * *

Так оно все и шло. Час за часом. Если какие-нибудь события и происходили, то наподобие тех, что я уже описал. В доме становилось все жарче, и это действовало как снотворное. Зевая, я сидел на полу под окном, два помощника Босса, тоже зевая, сидели на столе, положив на колени ружья. Один Босс не зевал, продолжая наблюдать за Джейн, которая передвигалась как-то механически от одного предмета к другому.

Потом мы пили чай. С сахаром, но без молока. Джейн сидела с эмалированной чашкой в руке, отставив мизинец, явно раздраженная. Она была вынуждена работать на него, и, возможно, уже несколько дней. Временами Босс готов был избить ее, но ему нужны были ее мозги, поэтому он не решался ее тронуть. Это была ее единственная защита. И Джейн пользовалась этим.

Около пяти часов, когда свет за окном начал терять свой ослепительный блеск, кое-что произошло.

— На что вы сейчас смотрели? — спросил Босс.

— Я бы сказала, что это картонная коробка с мастикой разных цветов. Бронзовая, серебряная... — ответила Джейн.

Бог знает, что вывело его из себя. Внезапно произошел взрыв, и Босс совершенно переменился. Минутой ранее это был просто грубиян, упрямый, раздражительный бизнесмен, ожидающий результатов и поддающийся кое-каким убеждениям. Сейчас он был в бешенстве, сквозь грубость прорывалась звериная жестокость.

— Ты, проклятая английская сука! — заревел он. — Ты уже знаешь!

Джейн спокойно покачала головой:

— Нет.

— Ты знаешь, что делаешь. Ты уже все поняла и решила перехитрить меня, выбраться отсюда, забрав с собой то, что обнаружила. — Он махнул рукой в мою сторону. — И этого чертова болвана!

— Нет, — сказала Джейн. — Это неправда.

— Хотя чертовски умно! Ты уже знаешь это чертово указание, ты, английская корова! Я это вижу, чувствую. Хорошо же, но ты мне скажешь...

— Ничего нет, — отрицала Джейн. — На самом деле, честно, ничего нет.

— Ты скажешь мне, я обещаю это! Чертовы красотки! Больше хлопот, чем... — Он резко подошел к двери. — Выведите ее отсюда и не забудьте этого проклятого стряпчего!

На нас направили ружья, последовала команда: «Быстро!» В дверях я пропустил Джейн перед собой и двинулся следом. В пятидесяти ярдах стоял его самолет — алюминиевое туловище без опознавательных знаков блестело на солнце. Подойдя, Босс взобрался на него, откинул крышку, закрывающую кабину, порылся там и вытащил, держа за ручку на крышке, желтый ящик. Потом закрыл кабину и зашагал к нам.

— Отведите их туда, в часовню! — Он резко мотнул головой.

Идя рядом со мной, Джейн сказала:

— Он полагает, что Мэри Эллен там что-то спрятала?

— Сомневаюсь, — ответил я, — он придумал что-то дьявольское.

Так оно и было.

С трудом открыв дверь, он встал в проходе, глядя на нас.

— Видите эти две скамьи?

— Трудно не видеть, — ответил я.

Если не считать аналоя, на котором лежала Библия, да изображений Христа и Девы Марии, смотревших друг на друга с противоположных стен часовни, скамьи были единственной обстановкой.

— Берешь каждую, — приказал мне Босс, — ставишь торчком и прислоняешь к стене.

— Зачем?

— Делай что говорят.

Я подчинился и выполнил то, что от меня требовали. Потом Босс сказал:

— Удостоверься, что они не упадут.

— Это и мне под силу, — сердито сказала Джейн, но я ей не позволил.

— Все в порядке? — спросил Босс. — Залезайте на них.

— Куда?

— На верхний край. Каждый на свою скамью.

Джейн повернулась к нему.

— Сидеть, стоять или что? Вы сумасшедший!

— Стоять лучше, — засмеялся он. — Давайте залезайте.

— Не собираюсь этого делать, — заявила Джейн.

— Ну, ладно. Если не хочешь, тогда я проделаю несколько дырок в твоем приятеле, например, нашпигую его спину свинцовой дробью...

Джейн подошла к перпендикулярно стоящей скамье. Сиденье ее было около пяти футов длиной с тремя грубыми подлокотниками, два по краям, один посередине. Сейчас они превратились в подобие лестницы. Подлокотники представляли собой деревянную плоскость в полтора дюйма толщиной, площадью примерно два фута на восемнадцать дюймов.

— Вперед!

Мы с Джейн переглянулись и подчинились.

— Принесите сюда две жестяные кружки и две ложки, понятно? — приказал Босс своим помощникам. — И быстро! Бегом, бегом!

Когда те вернулись, каждому из нас было выдано по кружке и ложке.

— Для чего это? — спросил я.

Босс засмеялся.

— Набатный звон, — сказал он, — может пригодиться при ваших одиноких размышлениях...

Выйдя из часовни, он быстро вернулся с желтым ящиком, взятым из самолета, поставил его посередине, привязал к ручке на крышке длинную веревку и вышел из часовни, держа веревку за другой конец. Потом закрыл за собой тяжелую дверь и крикнул через нее:

— Не сводите глаз с коробки!

— Что там, Джон? — испуганно спросила Джейн. Но, полагаю, она сразу догадалась.

Мы смотрели на длинную веревку, идущую от коробки в дверной проем. Веревка начала натягиваться, и крышка коробки открылась. Босс еще сильнее потянул за веревку, коробка опрокинулась, и оттуда что-то вывалилось. При тусклом свете это выглядело толстой, скрученной в кольцо веревкой, но веревка сама по себе не извивается.

— Увидели? — крикнул Босс. — Знаете, что это? Королевская коричневая. Один из моих парней изловил ее недели две назад.

— Заберите отсюда эту чертову тварь! — крикнул я. — Вы не имеете права! Она действительно старалась!

— Она знает и не хочет говорить, — проревел он. — Поэтому расскажу я. Знаете, мисс Стратт, что говорят про королевскую коричневую змею? Говорят, если она тебя укусила, первое, что ты должен сделать, это оглянуться по сторонам и найти тенистое дерево. Потом пойти под дерево и закурить сигарету. Три первые затяжки станут твоей последней радостью. На четвертую времени уже не будет. Итак, когда вы будете готовы мне что-нибудь сообщить, стучите ложками по кружкам.

— А если эта чертова змея ее укусит? — крикнул я. — Что тогда? Тогда вы никогда не найдете ответа! Никогда!

Но он только издал лающий смех и ушел.

* * *

Это было совсем не смешно, скажу я вам. Какое-то время мы сидели, скованные страхом, боясь пошевельнуться и не сводя глаз с коричневой змеи.

— Что она будет делать? — нарушила молчание Джейн, высаженная на маленький деревянный островок и находившаяся примерно в пяти или чуть меньше футах от земли.

— Я вырос в городе, поэтому не слишком-то в них разбираюсь, — признался я.

— Ты говорил, что австралийские змеи ядовитые, но пугливые. Сказал, что они не тронут, если сильно шуметь. Стены этой часовни из гофрированных листов, поэтому мы сможем наделать много шума.

— Джейн, — тихо сказал я.

— Что?

— Ничего из этого не выйдет. Коричневые змеи — исключение. Особенно — королевская коричневая. Она агрессивная и очень быстрая.

— Она самая ядовитая, да?

— Не самая, но почти...

— Что же нам делать?

— Они совсем глухие, зато очень чувствительные к вибрации. Они движутся в поисках еды и тепла, у них дефицит тепла.

— А мы с тобой — и еда, и тепло сразу, — обреченно пошутила Джейн. — О Господи, я даже боюсь туда взглянуть. Что она там делает?

— Пока ничего. Свернулась и лежит. Джейн, ты и в самом деле ничего не обнаружила? Самый легкий выход для нас — что-нибудь сказать ему. Дай же ему какой-нибудь ключ!

— Господи, да я бы сказала ему сию же секунду, если бы хоть что-нибудь знала, но не знаю! Боже, меня трясет!

В часовне было почти темно, только выкрашенные белой краской стены делали тьму не совсем кромешной. Я перевел взгляд с Джейн на земляной пол и увидел, что коричневое кольцо зашевелилось: маленькая плоская головка поднялась на фут над кольцом и медленно двигалась в нашем направлении. Сколько времени эта тварь пробыла в коробке? Если змея была теплой, когда ее туда засунули, значит, она и сейчас теплая, а следовательно, активная.

Мы в ловушке. Босс не выпустит нас, пока Джейн не сообщит нужные ему сведения. А у Джейн их не было.

Я прошептал, потому что вы начинаете шептать, когда оказываетесь лицом к лицу с подобным существом:

— Можешь ты сказать ему хоть что-то, любой факт, что-нибудь, во что он поверит?

— Когда он обнаружит обман, то придет в еще большее бешенство. И мы снова окажемся здесь, — ответила Джейн.

— Мы должны попробовать!

— Да, хорошо. Это ужасно. Ой, Джон. — В этот момент ее голос перешел от шепота в приглушенный, полный ужаса визг.

Потому что королевская коричневая двигалась теперь явно в нашем направлении.

Глава 18

Мое сердце подпрыгнуло, словно подвешенный на резинке груз. Я видел, что змея ползет к моему насесту. Это была большая змея, хотя, конечно, абсолютно не важно, какой величины змея вас укусит. К тому же маленькие змеи иногда бывают более ядовиты, чем большие. Взять, к примеру, гадюку. Если бы это была она! Гадюки короткие, толстые и не умеют взбираться вверх. Эта же змея была около десяти футов длиной, а наши ноги отстояли от пола футов на пять, не более. Залезть выше нам было некуда.

Я обливался холодным потом и дрожал от страха: голые руки не оружие против ядовитых змеиных зубов. Змея может долго держать голову отведенной в сторону от вас, выжидая удобного момента для броска, потом ее зубы мгновенно проткнут одежду и кожу. Вы наверняка слышали множество историй, как отчаянные парни хватали змею за хвост, размахивали ею, будто кнутом, и ударяли о землю гак, что маленькая змеиная головка расплющивалась. Я и не помышлял о подобном героизме, и не было поблизости ничего, что можно бы использовать как оружие. Забраться куда-нибудь и найти спасение под крышей?! Но там не было ничего, за что можно зацепиться. Или было? Часовня невысока, и в смутном свете мне померещилась вверху какая-то перекладина, тянущаяся во всю длину часовни. Но даже если бы и можно было туда забраться, что было совершенно невероятно, пришлось бы висеть на руках, и это оттянуло бы конец совсем ненадолго.

— Джон! — внезапно крикнула Джейн.

Пока я безнадежно рассматривал потолок, Джейн, должно быть, взглянула вниз. Змея, по неизвестной причине, изменила свое направление, отложив намерение подобраться к моей скамье. Сейчас она ползла к Джейн.

Я безумным взглядом обвел часовню: изображения Христа и Девы Марии, аналой, скамьи, на которых мы стояли. Ничего, что можно использовать против змеи. Она могла беспрепятственно расправиться с нами по очереди. Сильная боль в момент укуса, потом смерть. Сначала кто-то один из нас, потом второй.

Первая — Джейн!

Потому что плоская голова уже оторвалась от пола и поднималась все выше, изучая основание скамьи, на которой находилась Джейн, потом поднялась еще, к среднему подлокотнику скамьи, исследуя его, и потянулась вверх.

Я вспомнил про ложку и кружку у меня в руках. Надо позвать на помощь.

Но прежде, чем я успел это сделать, раздался резкий удар по стене, и голос Босса спросил:

— Веселье уже началось?

— Ради Бога, выпустите нас отсюда! — взмолились мы оба.

— Могу лишь подтолкнуть змею, если она медленно двигается, — сказал он и засмеялся. Потом его ботинки протопали обратно; он ушел, не обращая внимания на наши с Джейн крики.

Пока Босс забавлялся своими садистскими играми, я по-прежнему не сводил со змеи взгляда. При гулком ударе по стене она мгновенно опустила голову на уровень пола и спряталась в угол, образуемый спинкой скамьи и сиденьем, и, насколько можно было видеть, сейчас лежала там, свернувшись. Разглядеть ее было трудно: коричневая скамья, коричневая змея — серый пол.

— Что мы можем сделать? — Голос Джейн дрожал и прерывался от страха.

— Мы можем лишь надеяться, что она останется там же, где и сейчас.

Но она там не осталась. Известно, что в ядовитых зубах королевской коричневой змеи столько яда, что хватит, чтобы умертвить пару тягловых лошадей. И эта страшная тварь начала медленно выползать из своего укрытия.

Тогда Джейн бросила в нее свою жестяную кружку и, вероятно, попала, так как та на секунду убрала голову. И тут же снова начала подниматься, изучая кружку, исследуя запах, при этом она распрямила кольца, протянувшись почти до середины скамьи Пройдя подлокотник, она задержалась. Возникла надежда, что она свернется на образовавшейся полке, но нет, голова по-прежнему двигалась вверх. Оставалось не более пары футов, когда гибкий чувствительный язык коснется Джейн, ощутив тепло ее кожи...

Сейчас все было поздно: поздно стучать ложкой по кружке или кружкой по железной стене и звать на помощь, потому что если кто-нибудь и придет на помощь, то не сможет пристрелить змею, не ранив Джейн.

Я прыгнул. Это не было тщательно рассчитанное действие или демонстрация героизма, просто внезапное озарение: если моя скамья упадет на змею, там, где ее хвост вытянулся на полу, если это случится...

Прижавшись к стене, я в момент прыжка сильно оттолкнул скамью от стены, направляя ее тяжесть на змею. Скамья упала, как падают срубленные деревья, и ударила змею, но не убила.

Все последующее мелькало очень быстро. Приземлившись на ноги, я снова прыгнул, чтобы схватить Библию, и бросил ее в змею, этим только замедлив ее продвижение. Потом поднял аналой, держа его за основание, в этот момент змея остановилась и подняла голову. Позади нее виднелась Джейн, она раскачивала свою скамью, готовясь повторить мой маневр.

И в эту секунду слева от меня раздался скрип и скрежет открываемой двери. Рассвирепевшая змея, подняв голову еще выше, издала жуткое шипение.

Из дверного проема вылетел какой-то клубок и упал на змею, которая начала корчиться и извиваться, опутанная чем-то более гибким, чем она сама.

В дверях показался Билли Одна Шляпа.

— Билли ходил прятаться, — извиняясь, сказал он. — Билли ждал.

* * *

Билли был огорчен. Мы с Джейн, нет нужды говорить, — совсем наоборот. Только что он продемонстрировал нам свою ловкость и умение. Пока разъяренная фурия, шипя, пыталась освободиться от прочной нейлоновой сетки, которая опутала ее, Билли набросил на нее еще несколько слоев и занес над змеей палку, собираясь прикончить тварь.

— Билли, ты мог бы положить ее обратно в ящик? — спросил я.

Посмотрев сначала на меня, Билли перевел взгляд на шевелящуюся кучу из сетки и змеи.

— Да. Могу.

— Ой, не надо рисковать! — попросила Джейн.

Билли улыбнулся.

— Легко, — сказал он и, взяв змею чуть пониже головы, поднял и положил вместе с сеткой в коробку. Крышка захлопнулась, все это длилось мгновение.

Билли вывел нас наружу и показал на одного из помощников Босса, распластавшегося на земле у дальней стороны часовни. Должно быть, абориген бесшумно подкрался и ударил его деревяшкой. Но расспрашивать Билли было некогда.

— Они не узнают, что мы на свободе, — сказал я, — пока кто-нибудь из них не подойдет, чтобы еще раз позлорадствовать.

— Что ты надумал сделать со змеей? — спросила Джейн.

— Бросим коробку в окно, крышка откроется, вот и все.

Джейн кивнула:

— И перестреляем их из ружья, когда они будут выбегать?

— Что-то вроде этого.

— Да, но у них есть ружья, — сказала Джейн, — а змея спеленута как младенец. Они убьют ее и потом...

— Мы ударим первыми.

При свете луны было видно, как сверкнули ее глаза.

— Там три человека?

— Полагаю, да, — ответил я.

— Ну, — сказала она, — я не собираюсь убивать трех.

— Они сами напросились.

— Может быть, — ответила Джейн и неожиданно ухмыльнулась: — Но, с другой стороны, ведь они погибнут в борьбе. Пошли!

Нам нужно было добраться до «тойоты», которая стояла в четырехстах ярдах от дома, и откатить ее еще ярдов на сто, прежде чем завести мотор.

Грузовик завелся как всегда: сначала кланк-кланк-кланк, потом дах-дах-дах, а затем раздался такой громкий звук, которого, по-моему, было достаточно, чтобы разбудить всех дремлющих пьяниц от Стринджера до Сиднея. Я посмотрел на дом, ожидая увидеть Босса и его помощников, торопящихся на шум. Но их не оказалось.

— Странно, — сказал я.

— Сверхсамонадеянность, — сказала Джейн, состроив одну из своих гримасок. — Они передают друг другу по очереди бутылку, вот что они там делают.

Джейн моментально взяла на себя все: управление машиной, инициативу и командование.

Она остановила грузовик в трехстах ярдах от юго-западного угла дома, позади небольшого бугра, и с очаровательной гримаской обратилась к Билли:

— Позволь мне, пожалуйста, взять твое ружье.

— Для чего? — спросил я, глядя на залитую лунным светом картину: мирный дом Стринджер Стейшн и два самолета на расстоянии пятидесяти ярдов от него.

— Ты помнишь эти вестерны, где люди стреляют друг в друга, находясь под прикрытием дверей и стен? — спросила Джейн.

— Да.

— Такое в общем-то невероятно. Но оно, — она подняла ружье, — может стрелять с такой силой, что пробьет не только оконную раму, а и стены, и пуля пролетит через весь дом. Сколько у нас патронов. Билли?

— Сколько сумел унести, мисас. Дома много.

— Теперь, — сказала Джейн, — постараемся сделать все очень красиво.

Расположившись на земле, она скорректировала огневую позицию, подняла голову и выстрелила по дому. В это же мгновение там погас свет.

— Ушла в землю, — пробормотала Джейн и снова нажала на спуск.

Тотчас послышался звон стекла.

— Хорошо, — сказала Джейн и выстрелила в третий раз.

— Куда ты целишься?

— В нижний правый угол, они должны быть там.

— Ты неплохо стреляешь с такого расстояния.

— Ветра нет, луна светит, — ответила Джейн. — Да и вообще я всегда метко стреляла.

Затвор клацнул, и она выстрелила еще раз. Пуля, по всей видимости, попала в кастрюлю или сковороду, потому что мы ясно услышали характерный звук, а потом послышался свист ответного выстрела.

— Они не знают, куда стрелять, — весело сказала Джейн. — Не могут определить, где мы. Сейчас им придется выбежать из дома, другого выхода у них нет.

— К самолетам, ты хочешь сказать?

— Да.

— И что потом?

— Они улетят. Улетят прочь с моейземли, — с ударением произнесла Джейн. — Они знают, что мы на свободе и вооружены. Что им еще останется!

— Они могут вернуться.

— Если останутся в живых.

— Ты же не хочешь никого убивать.

— Да. — Джейн посмотрела на меня и улыбнулась. — Но они вторглись в мои владения и играют тут в грязные игры. Это надо пресечь. Итак... — Она снова прицелилась и выстрелила.

Раздался еще один ответный залп, и наступила тишина. Через несколько мгновений из-за угла кто-то выглянул. Потом один, а за ним и остальные, пригибаясь, побежали к самолету. Джейн не стреляла. Грохот моторов оглушил нас, самолет начал разворачиваться и готовиться к взлету. В этот момент Джейн подняла голову и снова выстрелила, потом, улыбаясь, поднялась на ноги.

— Куда ты целилась? — спросил я.

— Никуда, просто прибавила им скорости, — ответила она, — кем бы они ни были.

Мы смотрели на самолет, поднимающийся в ночное небо.

— Ты знаешь кого-нибудь из них?

— Они все время были в масках. Мне позволялось видеть только комнату, в которой меня держали. Иногда завязывали глаза. — Джейн посмотрела на меня. — А тызнаешь?

Джейн слушала мой рассказ, приоткрыв рот и покачивая головой, а потом сказала:

— Он испытает шок, когда мы внезапно появимся в Перте в компании парней в синей форме, верно?

Я покачал головой:

— Мы не можем этого делать, Джейн. После того как он похитил тебя, они захватили Боба. Боб все еще в их руках, но где — я не знаю.

— Так вот кто это был! Слушай, когда меня привезли на какую-то ферму, там в подвале был кто-то еще, я слышала, как двое из них об этом говорили. Только где это?

Посмотрев на горизонт и отыскав две скользящие звездочки на темно-синем небе, я махнул рукой примерно на северо-запад:

— Это там. Сорок миль или около того.

— Интересно, — вдруг сказала Джейн.

— Что тебе интересно?

— А почему бы и нет? — Джейн подошла к скрытой за холмом «тойоте» и села на водительское место. — Прошу на борт, джентльмены.

— Куда мы едем, капитан? — спросил я.

— Надо взглянуть, — ответила Джейн, — на этот танк.

* * *

Я уже позабыл, каким большим он был. В этой пещере он выглядел просто колоссальным, похожим на какой-то агрегат из фантастических фильмов.

Первой проблемой был свет. Я бесчисленное множество раз дергал за веревку стартера маленького генератора, но тот даже не чихнул. В нашем распоряжении оставался только ручной фонарь.

— Билли! — сказала Джейн. — Ты не против съездить к дому и привезти свежего горючего?

— Нет, мисас.

— Там сейчас никого нет. Ой, нет... там этот человек, которого ты оглушил.

— Да, мисас. — Билли ждал инструкций.

— Привяжи его к чему-нибудь, — сказала Джейн, — на длинной веревке и поближе к воде.

Билли кивнул и, забрав ружье, ушел. Минуту спустя я побежал за ним вдогонку и, нагнав, попросил не забыть прихватить с собой пулемет.

Вернувшись назад в пещеру, я застал Джейн за разглядыванием моторной части танка, она подсвечивала себе фонариком.

— Ты наверняка не сможешь его завести. Его последний раз заводили лет пятнадцать — двадцать назад. Все спрессовалось, как на клею!

— Если мотор был должным образом законсервирован, почему бы ему не завестись? У тебя есть какая-нибудь бумага и ручка?

— Нет.

— Ну ладно, не важно, — ответила Джейн. — Я просто хочу делать все по порядку. Если бы мне пришлось временно выводить из строя мотор, то на месте мистера Грина я в первую очередь осушила бы радиатор. Так?

— Это крышка радиатора?

— Да.

— Радиатор пуст.

Джейн удовлетворенно кивнула.

— Потом проверила бы картер и залила туда консистентное масло.

— Все в порядке, масло есть.

— Но какое? Это важно, — сказала Джейн и обвела лучом фонаря пещеру, останавливаясь несколько раз на цилиндрах и бочонках. Потом подошла к маркированному белой краской бочонку и подняла его.

— Пустой, — удовлетворенно сказала Джейн, — марка «Еалтекс» — это значит, здесь было консистентное масло, его-то он и вылил в картер.

— Пока все идет хорошо?

— Просто отлично, — ответила Джейн. — Старый Человек Грин знал, что делать. Теперь топливный бак... Он должен быть полным.

Я открыл крышку:

— До краев. Ты не уместишь там и двух лишних капель.

— Это потому, что его заполняли ночью. Все было холодное и в сжатом состоянии, иначе так бы не получилось.

— Ты не думаешь, что топливо могло выдохнуться за столько лет?

— Нет. Посмотри, воздушный фильтр закрыт.

— Что теперь?

— Теперь нужно найти подходящее масло. Спустим старое и зальем в картер новое. — Джейн посветила фонариком. — Здесь есть специальный болт. Сейчас я достану гаечный ключ.

Билли вернулся через двадцать минут, и к этому времени масло было полностью заменено. Джейн встретила Билли, держа в руках два кабеля с металлическими зажимами на концах. Кабели были такой длины, что хватило бы протянуть их от танка до «тойоты», — вероятно, так они и использовались.

— Ты принес воду? — спросил я.

Билли посмотрел на меня как на сумасшедшего. Чистокровный абориген никогда не забудет про воду.

Мы наполнили радиатор.

Джейн суеверно скрестила пальцы, когда мы с Билли подсоединяли зажимы к аккумуляторам грузовика и танка.

— О'кей, Билли, — крикнула Джейн. — Включай!

Стартер «тойоты» заработал.

Нет, мотор танка не взорвался, только раздалось ворчанье и похрюкиванье, когда начал медленно поворачиваться большой дизель. Под давлением ноги Билли мотор грузовика стал рычать еще громче. Больше ничего не изменилось.

Но потом...

Внезапно...

Брр-ру-аркх, брур, брр. После первого оглушительного прокашливания раздались такие ужасающие рычание и грохот, будто их производила стая голодных львов. С проворством обезьяны Джейн забралась в танк и уселась на место механика.

Теперь оставалось вывести эту гору металла из пещеры.

Когда наконец это было выполнено, — не без проблем, конечно, но нет нужды на них останавливаться, — я спросил Джейн:

— Что ты собираешься делать с этой штуковиной?

— По-моему, — холодно ответила она, — надо немного попыхтеть, немного подымить и сровнять его дом с землей.

— Но помните ли вы, мадам, что на вашем танке нет пушки?

— Зато есть плоскость, как у бульдозера. Смотри. — Она ударила по ней кулаком. — Поэтому, когда доберемся до его «места», мы чертовски хорошо там поработаем. Если Боб Коллинз там, сначала потребуем его выдачи. А если там сам Босс... — Джейн замолчала. — Кстати, кто он? Я даже не знаю его имени. Ктоон?

— Залезай в свою золотую карету, Золушка, — сказал я, — расскажу тебе всю историю по дороге.

Глава 19

Но, находясь внутри танка в нескольких дюймах от работающего двойного дизеля, невозможно вести беседу. Вы наверняка видели фильмы про танкистов, где у каждого на голове шлемофон. Я пытался кричать, а Джейн — расслышать. Но скоро она улыбнулась и пожала плечами. У нас еще будет время поговорить.

В поле зрения показался дом Стринджер Стейшн, и Джейн остановила танк. Потом соскользнула вниз и подошла к Билли, едущему позади на «тойоте».

— Где ты. Билли, его оставил?

Он его запер в часовне, где мы сидели в компании со змеей, связав ему за спиной руки и привязав их к лодыжкам. Билли в свое время много раз поступал подобным образом с коровами, когда ставил тавро. Сняв с бандита колпак и осветив фонарем его лицо, мы обнаружили, что это Блэки. Он был грязный, заросший черной щетиной.

— Ты проиграл, а мы выиграли. Как тебе нравится идея провести десять долгих лет в тюрьме? — спросил я.

— У вас нет против меня никаких доказательств, — прохрипел он.

— Ты находишься на земле, принадлежащей этой леди.

— Я заблудился. — Он оскалился в усмешке, обнажив черноватые зубы, видимо, из-за них он и получил свою кличку.

— Я солиситор, — сказал я, — офицер при суде, а эта леди — армейский офицер. Мы оба готовы присягнуть, что ты соучастник нескольких преступлений, включая два похищения, две попытки убийства и так далее. Ну и как ты находишь свои шансы, парень?

— Вообще-то это была его идея, — сказал Блэки.

— Чья?

— Босса. Он сказал, что все это просто шутка. Что со мной будет, если я оставлю его и присоединюсь к вам?

— Мы еще подумаем о твоей судьбе, — сказала Джейн. — Ты поедешь связанным в «тойоте», как ехали и мы недавно. И если у нас возникнут с тобой какие-нибудь проблемы, тебя просто переедет танк. Случайно, конечно.

Это заявление заставило Блэки широко раскрыть глаза, тем более что Джейн говорила очень резко.

— Давайте, — приказала она, — запихните его в машину, и поедем.

Мы тронулись в путь, держа курс на северо-запад. Я успел сбегать в дом и захватить с собой несколько листков бумаги и ручку. Если в танке Джейн, меня не услышит, то буду писать, а она — читать.

Этим мы и занялись, пока старый монстр продвигался на северо-запад. Через несколько миль перед нами вырос проволочный забор, и Джейн остановила танк, взяла бумагу и ручку и написала: «Забор мой или его?» Я внимательнее присмотрелся, заметил свежие столбы и новую проволоку и понял, что этот забор не является завещанным имуществом, принадлежавшим Мэри Эллен.

«Его». — «Хорошо, — написала Джейн и направила танк на изгородь. — Может быть, его коровы эмигрируют на мою ферму?»

Джейн крушила столбы и проволоку на протяжении двух миль. В ответ на вопросительно поднятые мною брови крикнула мне в ухо:

— Маленькая месть.

Часа через три, уже после полуночи, мы подъехали к большой ферме.

* * *

Вокруг темнота, самое глухое время ночи, когда всем богобоязненным существам полагается спать". Хотя грохот, который мы производили, мог разбудить и мертвого. Въехав во двор, мы остановились и поглядели в смотровую щель: нигде никакого движения. А если и были какие-то звуки, мы заглушали их своим грохотом.

Потом вдруг распахнулись двери строения, стоящего рядом с главным домом, на мгновение нас ослепил свет фар, и мимо танка на огромной скорости промчалась машина.

— Что за черт?

— "Мерседес", — сказала Джейн. — Мы не сможем его догнать. И не видно, кто сидел внутри.

— Три человека или четыре. Я разглядел силуэты.

— Узнал кого-нибудь?

— Да нет, конечно.

— Все население, как ты думаешь?

— Думаю, да.

Не хотелось покидать танк, два дюйма стальной брони очень утешают, если опасаешься сидящего где-то снайпера. Копируя бег пехотинца во время атаки, я обежал танк и взял ружье в «тойоте», которую вел Билли.

Мы с Билли вытащили Блэки из машины и спросили у него:

— Здесь еще есть кто-нибудь?

— Не знаю, парень.

— Бледно-голубой «мерседес» только что удрал, мчась, как гончая собака, в нем были трое или четверо.

— Значит, никого не осталось. Только пастухи, живущие в сарае.

— И больше никого?

— Никого нет, парень, — кивнул он.

— Кроме заключенного.

Блэки посмотрел на меня.

— Заключенного? Какого заключенного?

— Того, которого ты захватил в Перте. Где он?

Блэки молчал.

— Вспомни, на чьей ты сейчас стороне.

— В конце конюшен, — сказал он, — есть постройка без окон. Твой приятель там.

Туда мы пошли во вторую очередь. Первым делом осмотрели дом: он был богатым и совершенно безлюдным. Мы так перепугали их, что они даже не выключили видеомагнитофон, на экране шел старый фильм с участием Пресли. Можно было представить себе, что кто-то, услышав вдалеке грохот нашего танка, убавил звук, чтобы убедиться, что это ему не почудилось, а потом сбежал, забыв обо всем.

Затем мы отправились освобождать Боба. Он тоже слышал приближение танка, догадался, кто это, и ждал.

* * *

Боб попросил виски и оказался не одинок в своем желании, которое вовсе не трудно было исполнить. Расположившись в мягких креслах, мы потягивали виски, и я признался, как у меня отлегло от сердца, когда увидел Боба живым.

— Даже эта банда не решилась пойти на убийство полицейского, хотя и бывшего, — сказал Боб. — Все они хотели узнать какое-то обозначение на карте, но мне об этом абсолютно ничего не было известно. Кстати, где расположена эта чертова ферма, на которой мы сейчас находимся?

— Тебе не сказали?

— Нет. Но мы ехали на север.

— Ты узнал кого-нибудь из них?

— Нет. Они все время были в этих колпаках с дырками для глаз. Первое время я думал, что это ИРА".

— Тебя били?

— Слегка, ничего серьезного. Тебе известно, что все это означает?

— Да, расскажи, — поддержала Боба Джейн. — Мне тоже любопытно. Начни с так называемого Босса. Кто он в обычной жизни?

О, такой счастливый случай выпадает редко: парень, которому все известно, отвечает на вопросы непосвященных. Я уселся поудобнее, сделал глоток виски и начал:

— Сейчас мы находимся на ферме с названием Северная Вершина. Владелец фермы — частная компания. А история эта началась не с получения тобой, Джейн, наследства, а гораздо раньше.

Возглас Джейн неожиданно прервал мое гладкое повествование.

— Чтоб мне провалиться! — воскликнула она. — Боже, какая же я тупица!

Она обвела гостиную полубезумными глазами, что-то бормоча при этом.

— Север, — сказала она и добавила: — Ручку и бумагу.

Получив то и другое, Джейн села за стол и сказала:

— Дайте мне немного подумать, — и начала рисовать.

Джейн изобразила прямоугольник с отрезанным углом.

— Это гостиная в доме на Стринджер Стейшн, так?

— Ну, похоже, — ответил я.

— Правильно. Теперь... — Мы с Бобом склонились над ней с двух сторон, затаив дыхание. Джейн провела черточку на предполагаемой стене своего плана. — Вот здесь висит вышивка с трактиром, верно? Которая указывает на север.

— Относительно чего?

— Относительно кого-то, стоящего посередине комнаты.

— Допустим, что так.

— Но это так или нет на самом деле?

Мы пустились в рассуждения, принимая во внимание ветер, рассвет и закат, пытались вспомнить расположение звезд и наконец пришли к выводу, что это и в самом деле должен быть север.

— Хорошо, — сказала Джейн. — Это «Грин Мен». Теперь... что находится на южной стене?

— Такая забавная штука, — ответил я, — вышивка с надписью посередине. Ты знаешь, что она означает?

— Не совсем, — прошептала Джейн. — Подожди, а что на восточной стене?

— Несколько вещей... изображение Христа.

Джейн покачала головой.

— Нет, не то.

— Розы. Она вышивала розы.

— Ты уверен, что они именно на этой стене?

— Минутку, — сказал я. — Вспомни, что многие из этих вещей были сорваны и сломаны. Мы не знаем, висят ли они на своих прежних местах.

Джейн слабо улыбнулась.

— Все в порядке. По крайней мере, большинство из них висит там же, где и раньше. Я сверяла размеры рамок с оставленными ими невыцветшими обоями на стенах. Итак, там были розы!

— Да.

Джейн посмотрела на меня сияющими глазами и сказала:

— Получилось!

Послание?

— Так или иначе, это послание. — Забавляясь, она переняла мой недавний лекторский тон. — Джентльмены, позвольте представить вам городок Торнтон. — Джейн провела небольшую черту посередине гостиной. — Здесь находимся мы. Здесь, — показала она, — «Грин Мен», а тут лежит то, что известно как Концы Четырех Дорог. Перекресток, где встречаются четыре дороги, вот и все, но название перекрестка именно такое. — Джейн помолчала. — А сейчас, джентльмены, позвольте привлечь ваше внимание вот к этому — к розам. Когда-то в Торнтоне жила еще одна семья Эмметов, Том Эммет и его жена Мерси. Они жили на вилле «Роза» на Сторр-Хайтс[18]. Место очень ветреное, и они вырастили изгородь из буков, чтобы защитить свои розы.

— Одна стена была пустой, — вспомнил я.

Джейн засмеялась.

— Стена, да. Но не моя голова или голова Мэри Эллен! Есть еще одна дорога! Давай, Джон, спроси меня, куда она ведет?

— Куда ведет дорога, Джейн?

— Чет-Хилл. И это уже совершенно не пустое место, верно?

— Я ничего не видел.

— Это южная стена, Джон. Чет-Хилл[19].

— На юг от Стринджер Стейшн! Вот оно, послание! На Сторр-Хайтс есть дельф.

— Что?

— Дельф. Яма на одной стороне холма. Там когда-то была каменоломня. Том Эммет разбил там сад.

— Итак, мы имеем Чет-Хилл и яму на одной стороне холма. Там где-то есть камни, так?

— Так. И вот что мне интересно, — сказала Джейн. — Как ты догадался об изумрудах? Хотя это может подождать. Где здесь находится Чет-Хилл?

— Билли живет здесь всю свою жизнь.

— Тогда он должен знать. — Джейн распахнула дверь и крикнула: — Билли!

— Да, мисас? — откликнулся он из темноты и тотчас появился в дверях.

— Ваши люди давали какому-нибудь холму название?

— Корроборри? — добавил я вопросительно и прикусил язык, так как увидел, что улыбки Билли как не бывало и он нахмурился.

— Ты расстроил его, — обвинила меня Джейн. — Что означает слово, которое ты только что произнес?

— Просто слово на языке аборигенов, означающее место для танцев.

— Тогда почему он уходит?

— Потому что их культура для них священна. Извини, Билли. Это вырвалось нечаянно.

Но он уже ушел.

Джейн догнала его.

— Билли, миссис Грин оставила мне послание относительно места, куда мистер Грин обычно отправлялся во время своих прогулок. Оно находится на расстоянии семидневной поездки на лошади. Мне бы хотелось его найти. Ты поможешь мне? Пожалуйста!

Билли не хотел иметь с этим никакого дела. Сначала. Но Джейн, офицер и леди, умела убеждать, и она добилась своего. Мне же было стыдно — из-за жадности, которой нередко страдают белые, — перед Билли, хранителем потаенных мест своего племени. Сама земля была для него священна и чудесна, полна мистической энергии. Много тайных мест было осквернено за двести лет, земля украдена, развращена культура. Время Мечты и Радужная Змея осмеяны, а племена рассеяны. Может, место, названное мной, было одной из тайн его племени, предназначавшееся для старейшин, для посвящений, для священных танцев. Такие места поклонения были в десять раз старше самого Рима и в двадцать раз старше Мекки.

Поэтому Джейн говорила, а Билли слушал, хмурясь и время от времени покачивая головой, но иногда неохотно кивал в ответ.

Мне не было слышно, что она говорила Билли, да и не хотелось слушать. И я мысленно вернулся к Торнтону и Стринджер Стейшн.

Самолет!

Босс улетел со Стринджер Стейшн, когда Джейн обстреляла свой собственный дом. Скорее всего он должен был вернуться сюда. Но сейчас здесь самолета явно нет. Босс улетел со Стринджер Стейшн на одном самолете, а старый «лайтнинг» остался на Стринджер!

Там ли он сейчас? Водят самолет двое: он сам и еще один из его команды. Проще простого Боссу именно сейчас, в это самое время, добраться до Стринджер и поднять его в воздух.

Выйдя из дома, я подошел к «топоте», открыл заднюю дверь и спросил Блэки:

— Где Босс держал свои маленький шестиместный самолет?

— В сарае, помеченном красной краской. Он использовал его как ангар, — охотно разъяснил тот.

Захлопнув дверцу машины, я пошел искать сарай. Возможно, «сессна» все еще здесь, а Босс с теми, на «мерседесе». Но сарай оказался пуст. В дальнем конце его бросалась в глаза надпись, сделанная красным на белом фоне, — «Осторожно. Склад боеприпасов». Дверь была закрыта на висячий замок. Сбив замок ломом, валявшимся неподалеку, я распахнул дверь и вошел внутрь. Там стояли деревянные ящики двух размеров — для снарядов и для пулеметов.

— Радиотелефон поломан, — заметил Боб.

— Итак, хотя и с танком, мы безоружны.

— А он, вероятно, намерен нас атаковать, — вставила Джейн.

— У него нет выбора, — сказал Боб, — раз его личность установлена. Здесь, в бумагах, стоит его имя. Владелец этого места Дикси Макерас.

— Но почему человек, который владеет всем этим, хочет...

— Потому что ему это нравится. Потому что он богат, а желает быть еще богаче, — ответил я. — А мы все еще здесь и не знаем, что нам делать. А он там, в кабине своего самолета, пусть и времен Второй мировой, но самолет его может и летать и стрелять.

— Чертовски хорошая машина этот самолет, — восхитился Боб. — Мне однажды довелось наблюдать их налет, они сбросили две тысячи бомб.

Джейн явно через силу засмеялась:

— Надеюсь, он не захватил с собой хотя бы парочку.

— Итак, — сказал я, — объявляется военное положение, а вы двое у нас солдаты.

— По темноте мы отсюда уйдем, — сказала Джейн.

— Куда?

— Мистер Одна Шляпа великодушно согласился показать нам куда.

Джейн, должно быть, заметила мои нахмуренные брови, потому что добавила:

— Мы с ним сейчас очень хорошо понимаем друг друга.

Мы все влезли в «тойоту». Блэки решено было оставить там, где до этого держали Боба. Был хлеб, сыр, двадцать литров воды.

В любом случае кто-нибудь его вскоре найдет. Тот, кто выйдет победителем. Если победит Макерас, значит, придет он, если мы — то полиция.

Танк тоже было решено оставить. Если Макерас пролетит над фермой, он обязательно расстреляет танк, использовав при этом припасы, которых, если это случится, не останется для нас. Он даже не сможет пополнить свой запас, потому что перед самым уходом я разжег среди ящиков с боеприпасами небольшой костер из дерева и парафина. Скоро здесь будет очень шумно.

Конечно, мы могли бы пойти и другим путем: выбраться отсюда, сообщить в полицию, подождать, пока Макерас не будет пойман, а потом уже искать прииск.

Но мы решили довериться Билли. В данный момент только он знал, куда нам идти. Джейн сидела за рулем, Билли — рядом с ней, мы с Бобом расположились сзади. У каждого из нас было ружье, но в сравнении с хорошо оснащенным самолетом наше оружие выглядело не опасней, чем пилочки для ногтей...

Глава 20

— Почему? — спросила Джейн — нет, даже не спросила, а заорала, стараясь перекричать шум мотора «тойоты». — Почему, если человек богат, он может позволить себе все это? Почему?

Было шесть часов утра. Над землей разливался солнечный свет, делалось теплее и ярче, а мы все прыгали-прыгали-прыгали. На ровных местах Джейн пыталась немного увеличить скорость, но, Боже, как же медленно мы ползли!

Наклонясь вперед, я прятал подбородок и держался подальше от спинки переднего сиденья, которая каждую минуту грозила выбить мне зубы.

— Тебе ничего не напоминает имя Дикси, Джейн?

— Нет.

— Это уменьшительное от Диксон.

— Не пойму что-то!

— Он был когда-то владельцем Стринджер Стейшн. Тогда ферма называлась. Диксон Стейшн. Тот самый парень, который проиграл ее Стринджеру.

— Это же было почти сто лет назад!

— В тысяча девятьсот двадцатом году. Не так уж и давно.

— Какое отношение имеет Макерас к этому Диксону? — Джейн на миг обернулась ко мне.

— Внук, — ответил я. — Родился в бедности и, полагаю, так и не изжил обиды. Дедушка растратил все, что должно было достаться внуку. Это все досталось кому-то другому. Сначала самому Стринджеру, потом Мэри Эллен, потом Грину, потом снова Мэри Эллен и, наконец, тебе. К этому времени он уже сам разбогател и, заметь, сделал свои деньги во время бума на недвижимость. Он беспринципен и идет на все, любыми путями добиваясь того, что, по его мнению, должно принадлежать ему.

— Он мог предложить Мэри Эллен купить у нее ферму после смерти Грина?

— Мог. Возможно, и предлагал. Но Мэри Эллен, наверное, была упрямая леди. Ей, думаю, просто нравилось жить здесь. А помимо этого, Мэри Эллен решила все оставить тебе — факт, о котором Дикси знал.

— Но как он?.. — начала Джейн и не договорила. — А эта женщина, Мария...

— Мария с обязательным "я" на конце, — уточнил я. — Мария Н. Брайт делит с ним жизнь, кров и массу маленьких секретов, хранящихся обычно на дне глубоких коробок и в скоросшивателях юридических фирм.

— Ты думаешь, она могла знать про завещание?

— А почему бы и нет? Если Макерас заезжал к Мэри Эллен и предлагал ей продать ферму — а так оно, конечно, и было, — то Мэри Эллен наверняка сказала ему, что у нее совсем другие намерения. Я отлично представляю себе эту картину, а ты?

— Я тоже, — сказала Джейн.

— Слушай, — спросил я, — когда тебя похитили в Кинге-парке, как это произошло?

Джейн обернулась.

— Только ты ушел к телефону, Мария начала нервничать и как-то странно себя вести. Потом сказала, что ей что-то попало в глаз, стала копаться в сумочке, уронила ее и все рассыпала. Я бросилась собирать все это, а тут подъехала машина, и меня в нее затащили. Все случилось в один момент, я очутилась в машине лицом к полу, не видя никого и ничего. Меня куда-то привезли и сразу сунули в подвал. И эти бандиты были все время в своих дурацких колпаках.

— А как вела себя Мария Н. Брайт?

— Не знаю. Наверное, была занята своим глазом.

— А мне она сказала, что ты сама побежала к машине. Что-то у нее и в самом деле не в порядке со зрением.

— Скорее — с совестью.

— Ее отец — свободный журналист Брайт, вечно полупьяный подписывал свои статьи разными именами. Один из его псевдонимов — Дон Гей.

— Не слышала о таком.

— Он автор статьи об исчезнувшем золотоискателе Джакки Грине. Несколько лет назад она была опубликована в «Санди мейл» в Аделаиде. Из наших материалов Мария узнала, что Мэри Эллен вышла замуж за Джона Джозефа Грина... Понимаешь? Вот и она поняла.

— Господи! Какие сложности, какие титанические усилия! И к чему? Ведь его ферма в десять раз больше.

— Он из породы стяжателей, — пояснил я, — а им всегда да мало. Но есть и еще одно обстоятельство. Несколько лет назад никто не предполагал, что в Австралии могут открыть алмазы. Но потом их нашли, и оказалось, что это одно из богатейших на земле месторождений, а теперь вот — изумруды.

— Наверное, это было неглубокое залегание, раз его обнаружил одинокий старатель.

— Верно. Месторождение было настолько богатым, что даже поверить трудно. Мария Н. Брайт приходила в восторг от предвкушения стать владелицей крупного прииска. Она обожает камни, особенно изумруды, как-то связывает с ними свое имя. "Буква "и" в моем имени Мария означает «изумруд».

— Но как они узнали про изумруды?

— Полагаю, — ответил я, — что Мэри Эллен носила кольцо или, может быть, брошь с этим камнем. Вспомни, ведь она и Джака все делали своими руками, научились даже гранить камни, мастерили оправы, учились этому в Бельгии и Голландии. Особенно дорого ей все это стало после смерти Грина, это так понятно — сентиментальные воспоминания. Эй, Билли, миссис Грин носила камни?

— Да, — откликнулся он. — Зеленые.

— Где?

— Руки, — ответил Билли. — И здесь. — Его большая черная рука показала на шею.

— И когда Макерас увидел это, его одолела жадность.

— Кто-нибудь, возможно, и подбивал его на это...

— О, Мария — великая мастерица в таких делах!..

Время от времени я смотрел в окно, пытаясь изловчиться так, чтобы видеть побольше неба. Каждая клеточка моего тела чувствовала, что Макерас где-то неподалеку. Ведь для того, чтобы остаться на свободе и иметь возможность наслаждаться своим богатством, он должен был непременно избавиться от нас. И вполне мог это сделать; у него два самолета: один из них развивает большую скорость и очень эффективен при нападении, другой же, «сессна», имея небольшую скорость, очень удобен для слежки.

Вполне возможно, что Макерас, находясь и теперь в «сессне», медленно летит следом за нами, подобно парящему орлу, а звук летящего самолёта заглушен работающим мотором «тойоты». За нами легко следить, ориентируясь по пыльному следу от машины. А когда мы доедем до того заветного места, вот тут Макерас и начнет атаку. Немудрено, что в подобных обстоятельствах такие мысли быстро превращаются в навязчивую идею. Скоро я уже физически ощущал, как он, словно ворон, кружит над нами. И сказал Джейн, чтобы она остановила машину. Она остановила, а я вылез и уставился в кобальтовое небо, щурясь от яркого солнца.

Прислушался, отошел на сотню метров и снова прислушался. Ничего, кроме звука работающего мотора нашей машины. Но страх по-прежнему оставался.

— Выключи мотор! — крикнул я, на что Боб Коллинз ответил:

— Не будь идиотом.

Он был прав: если вы в тысяче миль от ближайшего населенного пункта, выключать мотор крайне неразумно, он может потом и не завестись.

— Что все это значит? — поинтересовалась Джейн.

После моих объяснений все стали посматривать на небо, старательно прислушиваясь. Но никто ничего не увидел и не услышал.

— Ему незачем лететь рядом с нами, — сказала Джейн. — Он может следить издали по хвосту пыли.

— Вполне возможно.

— Давайте немного постоим, — предложила Джейн, — и если он следует за нами, мы его увидим.

— Ни минуты, — решительно возразил Боб и снова был прав: солнце уже поднялось достаточно высоко, а что такое палящий зной, нам было прекрасно известно. Поэтому мы двинулись дальше по этой зеленой местности, такой характерной для Кимберли. Петляли между голыми каменистыми выступами и глубокими впадинами, размытыми в сезон дождей бегущими ручьями в течение многих десятилетий. Сверху это выглядело бы как множество вельветовых зеленых подушек, положенных рядом друг с другом.

Однажды, когда Джейн повернула машину, огибая огромный валун, мне показалось, что я увидел самолет, хотя сквозь запотевшие стекла за самолет можно было принять и птицу.

Только Билли не заботила эта проблема. Он внимательно следил за дорогой и указывал легким движением кисти очередной поворот, часто, казалось, без всякой на то необходимости. Например, когда нам предстояло съехать в один из зеленых оврагов, он настойчиво показал Джейн: «Левее, левее, левее», — и через полмили оказался плавный удобный спуск, тогда как со всех сторон были только крутые обрывы. Билли обладал удивительной памятью. По его словам, он был здесь всего два раза еще ребенком. И сорок лет спустя оказалось, что он все еще помнит каждый холм и овраг и может заранее о каждом из них предупредить.

Мы ехали уже около семи часов, когда наконец Билли показал на холм футах в двухстах впереди.

— Ты хочешь сказать, что мы приехали? — с облегчением спросила Джейн.

Билли улыбнулся и сказал, что это Гора Бесед: она принадлежит не его племени, а другому, живущему южнее, с которым приходилось постоянно вести переговоры, чтобы избежать войны.

Через три-четыре минуты мы подъехали ближе. Джейн остановила машину, я вылез и с удовольствием распрямился, осмотревшись по сторонам. Чет-Хилл (будем называть его так) имел оригинальное строение. С трех сторон его окружали невысокие скалы, создававшие впечатление, что это — искусственная гряда, построенная людьми для защиты, подобно земляным валам в средневековой Европе. На самом деле все обстояло совсем не так: здесь потрудилась только природа.

Легко понять, почему воины-аборигены столь заботливо оберегали это место: любой прибывший сначала появится на вершинах скал, прежде чем подойдет к самому холму.

Я рассказал о своих наблюдениях и снова забрался в машину. Объехав скалы, мы остановились в глубокой складке, поросшей кустарником, между грядой и холмом. Скала и кусты в какой-то степени прикрывали машину, но оба наши солдата — Боб и Джейн — посчитали это недостаточным, и мы стали собирать, валежник, чтобы укрыть им «тойоту» от непрошеных любопытных глаз.

Это было необходимо, но солнце уже палило нещадно, и, обливаясь потом, мы тащили к машине ветки, когда неожиданно послышался гул самолета, и над нашими головами пролетела шестиместная «сессна».

Хуже того — из бокового окна на нас обрушился шквал пуль.

Глава 21

Слава Богу, все мимо, никого не ранило. Пролетев над нами, «сессна», медленно разворачиваясь, готовилась к следующей атаке. Мы помчались ближе к холму под защиту деревьев, а я буквально прирос к стволу большого эвкалипта.

Потом самолет снова низко пролетел над оврагом, осыпав нас градом пуль, вонзавшихся в землю и деревья, срезавших ветки у кустарника. Макерас был один, он стрелял из пулемета, выставленного в боковое окно с левой стороны. С маниакальным упорством он снова пошел на разворот, изготавливаясь к новой атаке.

— Никто не ранен? — спросил я, но гул самолета заглушил мой голос, и ответа не последовало.

Набрав полные легкие воздуха, я крикнул:

— Джейн!

Услышав или почувствовав мое беспокойство, она чуть выглянула из своего укрытия и помахала рукой, в то время как впереди нас «сессна» вновь делала левый поворот, чтобы в очередной раз атаковать нас. Боже, вот это был огонь! На этот раз пуля вонзилась в дерево чуть выше моей головы, и на меня посыпались обломки коры и щепки. Впервые пуля прожужжала так близко, что не хотелось бы услышать такой звук еще раз.

Считаю это истинным чудом, но мы остались живы и даже никого не ранило. Наша «тойота», припаркованная в таком месте, где Макерас не мог ее достать, не сломав себе предварительно шеи, тоже осталась цела и невредима.

Больше Макерас не атаковал нас, звук мотора резко усилился, самолет взмыл вверх и направился в сторону дома.

Оставив спасительное дерево, я вышел на солнце. То же самое сделал Билли, потом Джейн, и, наконец, самым последним появился Боб, держась за кусты и прыгая на одной ноге. Мы увидели бледное лицо и кровь, запятнавшую правую брючину. Рано мы радовались и подводили итоги.

— Кость, — пробормотал он, пока я усаживал его. — Должно быть, пуля ударилась обо что-то и срикошетила в меня.

— Я за аптечкой, — уже на бегу крикнула Джейн.

Сидя на земле. Боб, хотя и морщась от боли, с интересом рассматривал рану.

— Выглядит не слишком большой, да? — криво усмехнулся он. — Но боюсь, повреждена кость. И еще одна ранка — пуля прошла навылет.

Джейн умело оказала первую помощь: обработала рану, посыпала порошком пенициллина и, подложив шинки из веток, туго перебинтовала.

— Сиди здесь, — сказал я, усаживая друга спиной к дереву.

Боб послушно прислонился к шершавому стволу и сказал:

— Ищите этот чертов прииск и давайте быстрее уезжать отсюда.

— Куда теперь идти. Билли? — спросила Джейн.

Тот покачал головой и, как обычно, красноречиво, пожал плечами.

— Это, должно быть, что-то вроде пещеры или открытая разработка на одной из сторон холма, — настаивала Джейн.

— Не знаю, мисас.

— Давайте поищем. Пойдем в противоположных направлениях и на разной высоте, — предложил я.

Так мы и сделали. Идя рядом с Джейн, я размышлял о том, как скоро вернется Макерас. Словно услышав мои мысли, она спросила меня как раз об этом.

— Давай считать. Мы ехали семь часов со скоростью тридцать пять миль в час. Следовательно, проделали путь в двести пятьдесят миль. Если «сессна» летит со скоростью сто двадцать или сто тридцать миль в час, значит, Макерасу понадобится около двух часов, чтобы долететь до Стринджер Стейшн.

— И затем вернуться на «лайтнинге»?

— Скорее всего так.

— И как скоро?

— Ну, это тебе известней. Какая у него скорость?

Максимальная около четырехсот пятидесяти. Значит, всего полчаса на обратный путь. Если он вернется с парой пушек на борту, то разнесет нас в клочья.

— Еслион вернется. А может быть, и нет. Он богатый, у него много недвижимости за границей. Может быть, он просто спустил пар. Хотя едва ли. Этот безумец не смирится с поражением. Тем более что он — австралиец.

— Да. — Она мужественно улыбнулась и посмотрела на часы. — У нас осталось около двух часов. Давай лучше займемся делом. Иди вон по той терраске, а я пойду прямо.

Наш путь лежал выше линии деревьев, на жестком солнцепеке. И мне подумалось, что пегматит вряд ли залегает так высоко и что здесь Джака Грин никогда бы его не нашел.

Когда стоишь на вершине холма и смотришь по сторонам, возникает ощущение, нередкое для человека, находящегося в Австралии, что, может быть, до тебя ничья нога не ступала по этому самому месту. Да, конечно, где-то здесь бродил Джака Грин и еще много поколений аборигенов, но может быть, они ходили там или вон там? Здесь же — до меня — человека не было.

Мы искали замаскированный вход в пещеру или какое-нибудь подобие тропинки. Вы скажете, какая тропинка, если Джака Грин пятнадцать лет как умер, и вы будете неправы. В Австралии природа столь нетронута и первозданна, что следы вторжения, отметины остаются надолго, а Грин, я уверен, предпочитал пользоваться одной проложенной им самим тропинкой.

По пути мы с Джейн часто махали друг другу, обменивались улыбками, пожимали плечами, перекликались. В тот самый момент, когда я, стоя на выступе скалы, собирался подать ей один из таких знаков, неожиданно вдруг покачнулся, упал и покатился вниз, нет, не ушибся, только поцарапался, в основном пострадало мое самолюбие. Джейн мигом подбежала ко мне.

— Сядь, переведи дух, — сказала она. — Смотри, у тебя кровь.

Действительно, на левом предплечье оказалась глубокая царапина.

— Сидеть некогда; он может скоро прилететь.

Мы обмотали рану носовым платком.

— Потуже, чтобы не сполз.

— Хорошо. Послушай, давай поищем еще здесь, — сказала Джейн. Но ей чем-то не понравилась повязка, и она сняла с раны платок. — Подожди. Обо что ты мог так пораниться? Как будто ножом разрезало.

— Должно быть, зацепился за колючку.

— Не думаю, — ответила Джейн и, завязав мне руку, начала карабкаться на то место, откуда я свалился. На полпути она остановилась возле куста, осторожно запустила руку в колючку и что-то вытащила. — Банка от консервов, — сказала она. — Мясо с бобами. Смотри сюда, изготовлено фирмой Хейнца. — Джейн показала на чудом сохранившуюся голубую этикетку. — Уверена, это след, оставленный Джака. — Джейн весело улыбнулась. — Помнишь, что говорил Билли? Джака любил бобы.

Я хмыкнул.

— Давай посмотрим выше, — скомандовала Джейн.

Мы полезли вверх. Первые несколько ярдов это было делать довольно легко, но потом, достигнув почти вертикального уступа футов четырех высотой, стало труднее. Я прыгал, карабкался, сбивая в кровь пальцы, и когда наконец взобрался на него, Джейн была уже там.

— Слушай, а как они выглядят, эти пегматиты?

* * *

Ее вопрос вернул меня в детство, в классную комнату. Там стоял Том Кендрик и укоризненно смотрел на меня. Я никогда не любил геологию и не считал ее нужным предметом, но в школе существовала иная точка зрения: раз Западная Австралия так богата полезными ископаемыми, ты должен хорошо разбираться в них.

— Пегматит — это... э... порода вулканического образования... э... цвет розовый и белесо-серый.

Джейн шла вдоль гребня.

— Бело-розовый, — крикнула она, — подойдет?

— Что, какие-нибудь признаки рудника?

— Нет. — Джейн остановилась и посмотрела назад. — Знаешь, мне кажется, вся эта гряда состоит из пегматита. В каком он бывает виде?

— Не помню. Пошли дальше.

— Господи, посмотри, как красиво!

Джейн смотрела на камень размером с футбольный мяч, расколотый посередине, на расколе он светился разноцветными огоньками, на ярком солнце множество кварца и кристаллов слюды сияли синим, зеленым и розовым цветами. Подобное можно увидеть только в ювелирном магазине или в пещере Аладдина.

Разработку Джака Грина мы нашли в полусотне шагов от этого места. Там, где начинался пологий спуск с вершины, мы заметили забавное явление: как будто великан, проходя мимо, невзначай наклонился и зачерпнул в горсть немного холма, совсем немного, и при этом образовалось подобие пещеры — футов шесть или семь у основания и футов пятнадцать в глубину холма. Вокруг валялось множество камней, в глубине пещеры лежал брезентовый сверток, перевязанный веревкой.

— Ваш прииск, моя леди, готов к осмотру.

Джейн легко спрыгнула вниз, быстро огляделась по сторонам и засмеялась.

— Даже не представляю себе, что сейчас ищу.

— Сейчас в тебе говорит просто любопытство. Поиск же заключается в том, что с помощью кирки ты извлекаешь кристаллы.

— Понятно, — сказала Джейн и начала осматривать камни. — Джон, добыча!

Это был кусок породы размером с крикетный мяч, в котором был вкраплен крошечный пегматит.

— Как ты думаешь, это не изумруд?

— Не знаю. Может быть. Ну все, насмотрелась?

— Нет еще. Интересно, что в брезенте.

Джейн развязала веревку и развернула сверток, в котором оказались лопата, кирка и молоток.

— Чтобы не таскать туда и обратно — рационализация. — Она снова, завернула инструменты. — О'кей, теперь идем обратно.

Неслышно ступая босыми ногами по острым камням, подошел Билли Одна Шляпа. Его ботинки, связанные шнурками, болтались у него на плече. Он молчал и казался подавленным.

— Нашли, мисас?

Джейн выбралась из пещеры и подошла к нему:

— Я не подведу тебя, Билли.

Я не стал расспрашивать, что она имела в виду. Мы двинулись вниз. Макерас на своем «лайтнинге» может вернуться уже через час, а в том, что он вернется, сомнений почти не оставалось. Надо было думать, как спасаться.

Для этого необходимо надежно спрятать «тойоту», без которой нам крышка. И — позаботиться о хорошем убежище для себя.

Мы перегнали «тойоту» на другое место и, изнемогая от жары, плотно укрыли ветками. А рассуждали так: если он заметит ее раньше, так и будет бить по тому месту. Но, можно надеяться, она теперь в относительной безопасности.

Что касается нас, то против хорошо оснащенного боевого самолета, который, несмотря на прошедшие сорок лет, оставался быстрым и очень опасным, у нас были только ружья. И почти не оставалось времени. Билли Одна Шляпа сказал, что он не видел, когда искал то место, ничего, что могло бы послужить для нас укрытием. А может быть, и видел, да не сказал.

Значит, оставался только рудник. Но он высоко. Что делать с Бобом? Пропрыгать четыреста ярдов вверх на одной ноге, когда вторая сломана, — это вам не прогулка на пикнике. Сможет ли Боб это вынести?

— Клянусь, что осилю! — заверил он нас.

Одна рука Боба — на плече Билли, вторая — на моем, остается вопрос: какой выбрать путь? Пройти полосу деревьев и карабкаться вверх по камням или двигаться по дну оврага и лишь потом идти круто вверх? Второй вариант давал возможность укрыться в деревьях, если Макерас налетит раньше. Итак, мы подняли Боба и тронулись в путь. На нас с Билли приходилось около двухсот фунтов живого веса: Боб был любителем бифштексов, пива и прочего и худобой не отличался. Мы буквально обливались потом. Впервые я увидел у Билли капли пота на лице, и то не от жары, а от груза.

— Если мы живыми доберемся до дома, то первым делом я тебя взвешу, а потом сядешь на диету! — предупредил я Боба.

Но на шутки и разговоры у нас не оставалось времени. Боб скакал и скакал вперед, каждый раз морщась от боли. И когда мы прошли около сорока ярдов, сказал:

— Все, ребята, дайте передохнуть.

Через несколько минут мы снова продолжили нелегкий путь.

— Джейн!

— Здесь! — послышался издалека ее голос; она, должно быть, поднималась по диагонали. — Нужна помощь?

— Нет! — крикнул я. — Просто проверка.

Джейн тащила оружие, что было не намного легче. Мы уже почти несли Боба, стараясь двигаться как можно быстрее. Впереди оставалось еще не менее полпути, относительно плоского, когда Боб снова остановил нас:

— Слушайте!

Ошибиться было невозможно: вдалеке различался гул самолета. Скорость такова, что всего несколько секунд — и мы превратимся в отличные мишени на открытом безлесном склоне. Мы отчаянно прибавили шаг, а слух все ловил далекий звук, который делался все ближе и ближе. Наши мучения были ужасны, но хуже всех приходилось Бобу: его сломанная нога при каждом шаге ударялась о землю, — он уже не мог держаться вертикально. Мы взяли его под мышки и потащили вверх почти волоком. Оставалось сорок футов... тридцать пять... шаг, еще шаг... тридцать...

Затем на нас обрушился страшный грохот, мы инстинктивно прижались к земле, когда Макерас на своем «лайтнинге» буквально разорвал небо над нашими головами.

— Бросьте меня, — прошептал Боб во внезапной тишине, когда самолет оказался на другой стороне холма.

— Не будь дураком!

— Уходите вы оба!

Макерас эффектно объявил своим жертвам о прибытии и теперь поднялся довольно высоко, должно быть, чтобы лучше увидеть всю картину целиком.

— Уходите!

Я с сомнением смотрел на Боба, а гул усиливался, «лайтнинг» приближался к нам. Как мы сможем?..

— Уходите! Не отдавайте этому ублюдку еще две жизни, — кричал Боб. — Идите!

Я не мог и стоял, несчастный и беспомощный. И тут Билли молча нагнулся, и Боб оказался на его плече, а ноги свесились на спину Билли. Билли был крупным мужчиной, не атлет, конечно, да и возраст — ему чуть больше пятидесяти, но, осторожно ступая, он делал шаг за шагом по склону холма.

Макерас не мог не видеть нас — маленькие фигурки на зелено-коричневом фоне, но почему-то не обращал внимания. Почему? Поднявшись выше, я уже видел выступ рудника. А внизу, в овраге, пули поднимали пыль. Должно быть, Макерас обнаружил «тойоту» и бил по ней.

Рядом со мной Билли, весь мокрый, тяжело дыша, с усилием тащил на себе Боба. Я брел следом, еле передвигая ноги и хватая ртом воздух. Позади нас в овраге шквал огня прекратился, «лайтнинг» же взмыл в небо и улетел.

В голове была только одна мысль — поскорее добраться до укрытия. Билли, собрав последние силы, сделал рывок, и они с Бобом оказались в пещере. За ними туда ввалился и я.

В пещере уже сидела Джейн и хладнокровно перезаряжала ружье.

— Боб, ты в порядке? — спросила она.

— Бывало хуже, — ответил Боб. — Что ты собираешься делать с этой штуковиной?

— Я не собираюсь, я в него стреляла, — засмеялась Джейн.

— Ты шутишь?

— Это вовсе не так сложно! Он пролетает на расстоянии ста пятидесяти ярдов. Отличная мишень. — Она прислушалась. — Возвращается. Он идет на нас!

Вылетев с правой стороны, самолет сделал широкий поворот и помчался в нашем направлении. Все прижались к земле. Джейн все-таки послала пулю в самолет, но, к сожалению, не попала. Тотчас послышался треск пулемета, и на наше укрытие обрушился шквал огня. Ударяясь о камни возле входа, пули рикошетом летели в пещеру.

Лежа на земле. Боб сказал:

— Ему придется делать чертовски острый угол, или он врежется в холм.

— В следующий раз я в него попаду, — пообещала Джейн. — Он меня не достанет, а я не промахнусь!

— Он вернется. Наше счастье, что мы защищены сверху, но в следующий раз надо всем лечь на землю, чтобы не попасть под пули, — сказал я.

Мы ждали. И все повторилось, и снова, отлетая рикошетом, пули жужжали в пещере над нашими головами. Прошло несколько секунд, но они показались нам такими долгими.

— Уж на третий раз, но все равно достану! — азартно крикнула Джейн.

Ситуация стала смертельно опасной. Мне казалось, что в следующий раз самолет сделает больший поворот и, просчитав высоту нашего укрытия, пошлет пули прямо в пещеру. Мы же находились в таком маленьком замкнутом пространстве, что спрятаться было некуда и защитить себя нечем.

Если только...

Как всегда в это время суток, начинал дуть легкий бриз.

— Спички!

Все трое в недоумении посмотрели на меня.

— Быстро! — крикнул я, осознавая, что это скорее всего наш последний шанс.

— Вот, босс, — сказал Билли и протянул мне зажигалку.

Макерас уже выпрямлял самолет, готовясь к новой атаке, когда я выскочил из укрытия и помчался вниз в сторону деревьев, стоящих сотней футов ниже, вжимая голову в плечи и стараясь удержаться на ногах.

Макерас открыл огонь. Я слышал жужжание пуль над моей головой, одна обожгла руку... потом я сжался в комок и кубарем покатился вниз, пока меня не остановил густой сухой кустарник. Очень удачно, он-то мне и был нужен. Сухостоя в Австралии очень много, а по сухой земле огонь бежит особенно быстро.

Я начал поджигать кусты, превращая в сплошную полосу огня. За моей спиной уже поднимался дым, земля под ногами стала горячей. Бежать, бежать с факелом из веток и поджигать все новые и новые заросли кустарника. Пожалуй, Макерас успеет еще раза два атаковать пещеру, прежде чем его прогонит дым. Кажется, я громко молился, прося Бога, чтобы Макерас или промахнулся, или врезался в вершину, или...

А он уже опять развернулся и летел мне навстречу, грозно выставив пулемет, поливая огнем деревья и кустарники. Видимо, Макерас понимал, что это его последний налет, — ветер поднимал дым все выше, окутывая им вершину холма.

Как все было дальше, я не видел детально: мне мешала стена дыма. Видел только, как «лайтнинг» внезапно закачал крыльями, накренился, потом выровнял полет и проскочил вершину холма лишь потому, что Макерас успел вовремя почти вертикально задрать нос самолета.

Потом только слышался шум моторов, работающих в каком-то странном режиме. Я побежал вниз, минуя полосу деревьев, перебрался по дну оврага и стал карабкаться на каменистую гряду. Добравшись до верха, увидел, что самолет идет на снижение в четверти мили от меня, там, где зеленая подушка казалась наиболее ровной.

«Лайтнинг» быстро снижался. Слишком быстро, с удовольствием подумал я. Не выпустив шасси, Макерас бросил самолет брюхом на землю, выпустив тормозной парашют.

Самолет остановился.

Но не загорелся. Пока еще.

Макерас не выходил.

Глава 22

Что заставило меня бежать к самолету? Не было ли это временным помешательством? Самолет стоял носом в мою сторону, следовательно, пулемет и пушка смотрели прямо на меня. Ему стоило только нажать кнопку...

Но сумасшедшим оказался не я один. За спиной слышался топот бегущих ног и отчаянный голос Джейн:

— Подожди! Подожди же меня!

Но я не остановился, а бежал туда с единственной надеждой успеть вытащить Дикси Макераса, пока самолет не загорелся. Это не было альтруизмом — я жаждал передать его в руки полиции, страстно хотел увидеть его на скамье подсудимых.

Когда вы сидите перед экраном телевизора и смотрите на состязание спринтеров, расстояние в четверть мили кажется вам сущей чепухой. Но бежать по открытой местности в обычной одежде под палящим солнцем и преодолеть несколько спусков и подъемов, прежде чем добежать до самолета, не ожидая от него ничего хорошего, чертовски трудно.

Было опасение, что самолет вот-вот загорится. Удивительно, что он до сих пор не вспыхнул, что топливо, вытекающее из пробитого трубопровода или бака, не воспламенилось от жара моторов.

И раз Макерас там, а он должен быть там, пристегнутый к своему креслу, то почему не нажимает на спуск? Последние пять минут у него была отличная мишень.

Вопросы следовали один за другим: почему не загорелся самолет, почему Макерас не стреляет, почему он остается в кабине, может быть, погиб при аварии?

Все это время позади раздавались крики Джейн, просящей подождать ее, но я не обращал на них внимания. Счет шел уже на секунды. Может быть, последние секунды жизни Макераса. Или моей. Меньше всего мне хотелось, чтобы Джейн оказалась возле самолета, готового каждую секунду вспыхнуть. А потом начнут взрываться боеприпасы.

Итак, собрав последние силы, я бежал вперед. Горло пересохло и болело, сердце гулко бухало где-то высоко, под горлом, а ноги подгибались.

Уже сейчас до меня доносился запах бензина, и было понятно, что достаточно одной искры...

Сумасшествие!

Но я бежал и видел теперь, как, сидя в кабине, он махал рукой, подавая какие-то знаки.

Наконец, обойдя самолет и держась подальше от пулемета и пушки, я подбежал к крылу. «Лайтнинг» глубоко врезался в песок, пропеллеры причудливо изогнулись. Я на мгновение остановился, пораженный мертвой тишиной, какой мне прежде никогда не доводилось слышать. Было ощущение, что молчание это должно нарушиться, и очень резко.

И оно нарушилось.

Из кабины раздался жуткий вопль.

Я вскочил на крыло и заглянул в ветровое стекло кабины. Когда пытался отодвинуть или поднять на петлях дверь кабины, мне казалось, что он продолжает махать мне. И только справившись с дверью, увидел это и понял, почему прозвучал страшный вопль и чем было на самом деле то, что я принял за помахивание рукой.

Дикси Макерас неподвижно сидел на своем месте с вытаращенными глазами, широко открытым ртом и судорожно сжатыми пальцами, а его горло обвивала королевская коричневая змея! Пальцы Макераса, вцепившись в извивающееся тело ядовитой твари, словно все еще пытались разжать смертельное кольцо. Кажется, можно было видеть, как зубы Змеи пронзили шейную артерию и яд проникал в его кровь. Дикси Макерас мертв! Джейн все-таки догнала меня.

— Вытаскивай его оттуда, ради Бога! — воскликнула она.

— Поздно.

Тут она увидела тело змеи, обвившее шею жертвы на манер грязного галстука. Тварь подняла голову, из открытой пасти показался узкий тонкий язык. Джейн мигом спрыгнула на землю и припустилась бежать, потом остановилась, ее безудержно начало рвать. Я подошел к ней, поднял и повел подальше от самолета, все еще бормоча что-то, что обычно говорят в таких ситуациях, когда вдруг раздался треск и после секундной паузы послышался «ввамп» — это взорвался самолет. Все было кончено. Макерас мертв, и я мысленно поблагодарил коричневую змею, так неожиданно пришедшую нам на помощь. Мы стояли и смотрели на горящие обломки. История завершилась! Нас ждали другие дела, которыми следовало заняться, и мы пошли назад к руднику Джака Грина, к Билли Одна Шляпа и к раненому Бобу...

* * *

Все было ясно, за исключением нескольких деталей, которые мне надо было уточнить, поскольку это было дело юриста.

Все мы скоро вернулись в Перт благодаря нашей «тойоте», Стейнби и воздушной авиации Западной Австралии. У меня было время задать Билли пару вопросов, на которые я надеялся получить ответ.

Первый касался того дня, когда мне в руки попал конверт с завещанием Мэри Эллен, доставленный, если вы помните, аборигеном, который потом словно растворился в воздухе.

— Ах да, он сделал это. — Билли едва заметно улыбнулся.

— Расскажи мне.

— Мисас умерла. Священник похоронил ее, потом ушел, — сказал Билли.

— А потом?

Он посмотрел на меня.

— Конверт послали мне?

— Да, — кивнул он. — Мисас сказала, когда умрет, послать ее бумаги.

— Так ты и сделал?

Он кивнул:

— Да.

По словам Билли, у него был друг, который ездил от Кунунурры до Перта и обратно. Он и взял эти бумаги. Второй друг живет в Гнангаре. Это и был тот человек, который передал пакет и удивительным образом исчез. Мистер Билли Одна Шляпа снова улыбнулся.

— Билли, почему миссис Грин не послала бумаги сама?

Улыбка исчезла.

— Человек приходил повидать мисас, — сказал Билли. — Много раз приходили — он и другие. Она боялась, что ферму украдут, когда она умрет. Дала бумаги Билли. Мисас верила Билли.

— И правильно делала, — ответил я.

— О чем это вы беседуете? — спросила Джейн.

В этот момент мы находились в здании аэропорта в Кунунурре.

— Ничего особенного, просто болтаем.

— По-моему, вы оба очень серьезные, — заметила она.

— Серьезные? Тебе показалось. Хочешь холодного вкусного пива? — спросил я и купил пива. Ей, себе, Бобу Коллинзу и Билли. И в этот момент кто-то неподалеку сказал довольно громко:

— Взгляни, этот ублюдок покупает дикарю пиво!

К сожалению, в Западной Австралии немало людей, думающих подобным образом. Я не видел, кто это сказал, но Джейн видела. Вы не успели бы произнести «Джек Робинсон», как она, сделав три больших шага, оказалась перед этим парнем и изо всей силы ударила его по щеке. Наш разговор с Билли, таким образом, прервался.

Той же ночью мне удалось поговорить с ним еще раз. Мы ждали в больнице, пока Бобу осмотрят ногу и сделают рентген. В коридоре был задан вопрос номер два:

— Скажи мне, каким образом десять футов коричневой змеи оказались в самолете?

Билли ответил, что два года назад в Кунунурре он смотрел как-то телевизор. Показывали самолет, а в самолете была змея. Он вспомнил об этом, когда клал змею в коробку.

— Поэтому, когда босс послал меня из пещеры на Стринджер Стейшн, я положил коробку в самолет.

Позади кресла пилота было место, куда эта коробка хорошо вписалась.

— Да, — сказала Джейн, когда услышала это. — Теперь понятно, как змея туда попала,но каким образом она выбралась из коробки, да еще в такой нужный момент?

— Ты знаешь, я уже думал об этом. Щеколда на крышке, наверно, не была закрыта. Или Билли сам ее открыл. Пока самолет стоял на месте, змея лежала спокойно. И даже когда «лайтнинг» взлетел, это был относительно ровный полет. А когда Макерас начал делать виражи, атакуя нас, коробка упала, крышка откинулась, и — добро пожаловать, мисс Змея!

— Господи, в моей памяти никогда не изгладится эта картина, — поежилась Джейн.

Да. Даже теперь иной раз стоит закрыть глаза, видишь Дикси Макераса с королевской коричневой змеей на шее.

* * *

На следующее утро мы вошли в офис. Шарлин встретила меня своей знаменитой улыбкой и сообщила две новости.

Первая имела форму обручального кольца с бриллиантом, сияющим как прожектор электропоезда.

— Довольно быстро, Шарлин.

— О да. — Шарлин улыбнулась еще шире. — Уверена, вы знаете моего Симона. Он брат Брюса Фернаби.

— Еще один игрок в гольф.

— Что поделаешь, — ответила она и добавила: — Мистер Банбери желает видеть вас. Как только вы появитесь.

* * *

Он стоял возле окна, напоминая Кинг-Конга, готового вот-вот ударить себя лапой в грудь, и уже рычал.

— Кто все эти люди? — проревел Банбери. — У меня здесь не вечеринка!

— Позвольте мне представить капитана Джейн Стратт, одного из клиентов нашей фирмы.

Банбери показал свои зубы в угрожающей гримасе.

— Она наследовала Стринджер Стейшн в Кимберли от своей внучатой тетки, миссис Мэри Эллен Грин, — пояснил я.

Наступила пауза. Затем Банбери проскрипел:

— Слышал. Вы сознаете, что обязаны продать Стринджер Стейшн австралийцу?

— И не помышляйте об этом, — ответила Джейн.

— На вашем месте, — проворчал Банбери, — я крепко призадумался бы. В один прекрасный день эта земля превратится в республику, и англичане станут здесь не слишком популярны. Будучи на вашем месте, я продал бы ферму и поспешил с этим.

— А я не продам. Никогда, — сладким голосом произнесла Джейн.

— Вы же не сумеете работать в этих местах, — гремел Банбери. — Вы вредны для фермы, а ферма вредна для вас. Возвращайтесь к себе в Англию — этой ферме нужен настоящий хозяин-австралиец!

— Она и достанется настоящим австралийцам, — холодно ответила Джейн. — Я обращаюсь к вашей фирме с просьбой помочь в образовании Товарищества аборигенов на базе Стринджер Стейшн.

— Господи Иисусе! — пробормотал Банбери, сверкнув на меня глазами. — И ты готов за это взяться?

— Конечно!

— Тогда проваливай отсюда и делай это где-нибудь в другом месте!

Так я и поступил, а Банбери лишился сразу двух партнеров. Двух, потому что Марии Н. Брайт среди нас тоже уже не было. Говорят, теперь она где-то в Бразилии, где тоже водятся чудаки, но это только слухи.

Я не стал устраиваться в другую фирму, решив вместо этого открыть собственное дело. Первой моей работой было придание товариществу правового и юридического статуса. Сейчас Билли уже подбирает людей для работы в Товариществе аборигенов. Кроме того, я зарегистрировал открытое Грином месторождение, участок отмечен и оформлен по всем правилам с соответствующими документами.

А Джейн уезжала домой. Мой Милый Муравей улетал.

Это был удар.

Она уж и об отставке заявила, собираясь всерьез заняться обретенной наконец фермой и изумрудами. Но совсем скоро я услышал слова, которые повергли меня в уныние.

— Подумай сам, — сказала она, — сколько затрат потребует этот изумрудный бизнес: платить австралийцам за труд на прииске, за проезд в такую даль и обратно. А чего будут стоить бунгало, кондиционеры и плавательные бассейны — все, что необходимо им для нормальной жизни... Сколько хлопот, сколько людей, сколько шума!

Я тупо молчал, не зная, что сказать ей на это. Подобное было так не похоже на деятельную, энергичную Джейн.

Потом, глядя куда-то вдаль, она произнесла:

— У Мэри Эллен все это было как-то иначе...

И тут, кажется, я наконец понял. Поэтому, провожая ее к самолету, сказал:

— Почему бы нам не поехать туда зимой, прихватив по кирке и лопате, и не посмотреть, что мы сможем там накопать?

— Ты хочешь сказать, только ты и я?

— Именно так.

Джейн улыбнулась, обещала хорошенько подумать и написать.

Примечания

1

Шер-Хан — тигр из сказки Р. Киплинга «Маугли».

2

Эдвард Кокер (1631 — 1675) — автор учебника арифметики в XVII в.

3

Коббер (австрал.) — приятель. Австралийский язык — это семья языков (их свыше 600), на которых говорят коренные жители Австралии.

4

Дампер — пресная лепешка, испеченная в золе.

5

Били — походный котелок.

6

QED (Quod erad demonstrandum) (лат.) — «Что и требовалось доказать».

7

Солиситор — в Великобритании адвокат низшего ранга, не имеющий права вести дела в высших судах. Выполняет также функции юрисконсульта.

8

АНЗЮС — тихоокеанский пакт безопасности (Австралия, Новая Зеландия и США),

9

Мандереч — прибрежная зона отдыха.

10

Стоун — английская мера веса, равняющаяся 6,35 кг.

11

Рэнджмен (англ.) — пастух.

12

Анаграмма — слово или словосочетание, образованное перестановкой букв, составлявших другое слово.

13

Бронте — английские писательницы, сестры Шарлотта, Эмили, Анна.

14

Глоссарий (лат.) — толковый словарь устарелых и малоупотребительных слов или выражении к какому-либо тексту, преимущественно древнему.

15

Бинго — игра типа лото.

16

Смарагд — изумруд.

17

Динго — дикая австралийская собака.

18

Хайтс (англ.) — возвышенность, холм.

19

Хилл (англ.) — холм.


home | my bookshelf | | Милый муравей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу